Book: «Черная смерть». Советская морская пехота в бою



«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Евгений Петрович Абрамов

«Черная смерть»

Советская морская пехота в бою

Купить книгу "«Черная смерть». Советская морская пехота в бою" Абрамов Евгений

Введение

27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Вся героическая история этого рода сил (войск) Российского флота — выдающийся подвиг беззаветного служения Отечеству, до сих пор в полной мере не оцененный ни предыдущими поколениями, ни современниками.

На рубеже XVII–XVIII вв. русское государство, ввиду исторической необходимости борьбы за выход к морям, прилагало все усилия для создания регулярной армии и флота, в том числе морской пехоты. Излагая в 1704 г. свои взгляды на строительство флота, Петр I писал: «…надлежит учинить полки морских солдат (числом по флоту смотря)…».

В начале Северной войны 1700–1721 гг. он, используя исторический опыт боевых действий русских сухопутных войск на море: княжеских дружин и воев, запорожских и донских казаков, стрельцов и солдат пехотных полков, передвигавшихся и сражавшихся на парусно-гребных судах в ходе морских походов, сформировал первый морской полк, ставший родоначальником морской пехоты России как постоянного рода сил Военно-Морского Флота.

С самого начала существования морской пехоты суровые условия службы и специфика боевого применения выделили ее в особый род сил Военно-Морского Флота.

В созданной Петром Великим регулярной морской пехоте воплотились лучшие боевые качества русской армии и флота, с наибольшей силой проявились отличительные национальные свойства великого народа.

Перенося наравне с матросами тяготы и лишения нелегкой корабельной службы, морские пехотинцы, кроме того, участвовали в ожесточенных абордажных боях на море, озерах и реках, требовавших особой отваги и мужества, умения владеть огнестрельным и холодным оружием, под огнем противника высаживаться на берег и сражаться, как армейские пехотные полки.

Боевые действия морской пехоты оказали огромное влияние на исход Северной войны вследствие значительного количества участвовавших войск (около 30 тыс. чел.) и большого размаха десантных действий.

Блестящими образцами боевой деятельности морской пехоты по защите национальных интересов России в Средиземном море явилась первая (1769–1774 гг.), вторая (1805–1807 гг.) Архипелагские экспедиции и Средиземноморский поход Ушакова 1798–1800 гг.

Во время Архипелагских экспедиций, явившимися крупнейшими операциями русского флота, был осуществлен стратегический маневр сил морской пехоты с Балтийского на Средиземноморский театр военных действий. В ходе боевой деятельности в Средиземном море русский флот высадил свыше 60 десантов, основную боевую силу которых составляла морская пехота Балтийского флота.

В ходе сражений Лиманской (Дунайской) флотилии во время русско-турецкой войны 1787–1791 гг. родилась морская пехота Черноморского флота, особо отличившаяся при героическом штурме Измаила, где она, действуя на главном направлении, заслужила высокую оценку Суворова.

Одной из наиболее славных страниц в истории морской пехоты XVIII в. явилось ее участие в Средиземноморском походе Ушакова, когда в результате успешно высаженных десантов были освобождены от французов Ионические острова, южная и центральная Италия, взята штурмом с моря крепость Корфу, заняты Неаполь и Рим.

Таким образом, выдающиеся победы русской морской пехоты в войнах Российской империи XVIII — начала XIX вв. в значительной степени способствовали достижению Россией стратегических целей, что привело к коренному изменению военно-политической обстановки на Балтийском и Средиземноморском театрах военных действий. Славную страницу в историю морской пехоты вписали созданные в 1803 г. морские полки Балтийского и Черноморского флотов.

Сформированный в 1810 г. морской Гвардейский экипаж, единственная часть в истории русского флота, представлявшая собой как корабельную команду, так и гвардейский пехотный батальон, принимал участие почти во всех войнах XIX — начала XX вв. в качестве морской пехоты, умножив ее героические традиции.

Мужество и отвагу проявила морская пехота при обороне Севастополя, Петропавловска-Камчатского, Порт-Артура и на фронтах Первой мировой войны.

Наибольшее развитие морская пехота получила в годы Великой Отечественной войны.

Несмотря на то, что нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов в предвоенные годы неоднократно ставил вопрос перед Генеральным штабом РККА о создании на флоте морской пехоты, к началу войны имелась только одна бригада на Балтийском флоте и по одной роте морской пехоты в составе Дунайской и Пинской военных флотилий.

Отсутствие значительных сил морской пехоты как рода войск Военно-Морского Флота, непонимание ее роли в будущей войне, недостаточная разработанность теории и практики ее развития и боевого применения, а также отсутствие в составе ВМФ специальных десантных кораблей и десантно-высадочных средств явились серьезными упущениями в подготовке флота к войне, что оказало отрицательное влияние на характер боевых действий, особенно в начальном периоде Великой Отечественной войны.

В предвоенном Боевом Уставе Морских Сил (БУМС-37) наиболее полно теоретически и практически были разработаны вопросы обороны баз с морского направления.

В начале войны военно-морские базы Северного, Балтийского и Черноморского флотов, вопреки историческому опыту, не имели должным образом подготовленной сухопутной обороны, в то время как немецко-фашистское командование планировало овладеть ими силами своих сухопутных группировок именно с суши. Поэтому существенное место в боевой деятельности флота в этот период занимала оборона ВМБ совместно с сухопутными войсками.

Следует отметить, что привлекаемые к обороне баз соединения сухопутных войск, не успевшие осуществить мобилизацию и понесшие значительные потери, нередко уступали численности формирований флота, выделенных для обороны военно-морских баз.

Так, оборону маневренной базы Балтийского флота Лиепаи осуществляла стрелковая дивизия численностью 5 тыс. чел. (по другим данным — 7 тыс. чел.), оборонявший Таллин 10-й стрелковый корпус 8-й армии имел в своем составе около 10 тыс. чел., войска отошедшей к Севастополю Приморской армии насчитывали всего около 8 тыс. штыков и сабель.

В этих условиях важную роль сыграли сформированные флотами в ограниченные сроки соединения и части морской пехоты.

К середине июля 1941 г. противник имел на советско-германском фронте 182 дивизии, 14 дивизий находились в резерве. К этому времени в состав Красной Армии входили 212 дивизий и три стрелковые бригады, однако полностью укомплектованными считались только 90 дивизий, т. е. менее половины.

Вследствие крайне тяжелых условий начального периода войны, когда отступавшие войска Красной Армии понесли огромные потери в личном составе и боевой технике, противник овладел значительной частью территории страны, что осложнило проведение мобилизации. Именно в это трудное для государства время, как это не раз было в истории России, особо важную роль стратегического резерва сыграла морская пехота.

В годы Великой Отечественной войны на разных фронтах сражались около полумиллиона моряков, или в переводе на организационно-штатную структуру сухопутных войск — около 60 стрелковых дивизий. Только за первый период войны флот передал на сухопутные фронты 335 875 чел., что соответствовало численности приблизительно 36 дивизий.

В годы войны существовало три разновидности морской пехоты: соединения и части морской пехоты, в наибольшей степени соответствовавшие предназначению этого рода сил флота; морские стрелковые бригады и, наконец, соединения и части сухопутных войск, не имевшие в своих названиях слов «морская» или «морской», но укомплектованные, в основном, моряками и, что самое главное, сражавшиеся как настоящая морская пехота. Непонимание такого подхода к понятию морская пехота, применительно к периоду Великой Отечественной войны, вследствие недостаточно компетентного изучения истории морской пехоты приводит к неправильному пониманию ее сущности и недооценке этого рода сил флота в Великой Отечественной войне.

В годы войны на различных фронтах в составе объединений и соединений сухопутных войск, флотов и флотилий в разное время сражались одна дивизия, 19 бригад, 14 полков и 36 батальонов морской пехоты общей численностью свыше 200 тыс. человек.

Основным предназначением этих соединений и частей являлись действия в составе морских десантов, противодесантная оборона побережья и оборона важных военно-морских баз и островов.

Формирование морской пехоты началось в первые дни войны. Типовыми формами ее организационно-штатной структуры являлись бригада, полк и батальон. Бригада морской пехоты состояла, как правило, из 3–6 батальонов (включая батальон автоматчиков), одного-двух артиллерийских дивизионов (в т. ч. до 1942 г. — минометного батальона), подразделений боевого обеспечения (батальон (рота) связи, разведывательная и саперная роты, рота противотанковых ружей, взвод ПВО и др.), подразделений тылового обеспечения и насчитывала 4–8 тыс. чел. Так, численность 1-й ОБРМП составляла 5090 чел., 2-й ОБРМП — около 6000 чел., 6-й ОБРМП — свыше 8000 чел.

Если принять во внимание, что штатная численность стрелковых дивизий Красной Армии в конце июля 1941 г. была сокращена на 30 % и составляла в среднем около 7500 чел., можно утверждать, что по количеству личного состава бригады морской пехоты иногда соответствовали численности стрелковых дивизий. Боевой состав бригад не был одинаков. Так, 2-я и 5-я ОБРМП, сформированные на Балтийском флоте, имели пять батальонов численностью 1000 чел. каждый, в состав которых входила батарея 76-мм орудий. Кроме того, эти бригады имели в своем составе по одному танковому батальону, что значительно увеличивало их ударную силу. Поэтому в ряде случаев бригадам морской пехоты отводились самостоятельные участки обороны.

Формирование морских стрелковых бригад началось значительно позднее, в ноябре-декабре 1941 г., когда в соответствии с решением Государственного Комитета Обороны от 18 октября 1941 г. было сформировано 25 морских стрелковых бригад (от 61-й до 85-й включительно). В отличие от бригад морской пехоты, морские стрелковые бригады создавались не в составе действующих флотов и флотилий, а в военных округах: Уральском (61-я, 62-я, 63-я, 64-я и 65-я бригады), Приволжском (66-я, 67-я, 84-я и 85-я бригады), Северо-Кавказском (68-я, 76-я, 77-я, 78-я, 79-я, 80-я, 81-я, 82-я и 83-я бригады), Сибирском (69-я, 70-я, 71-я, 72-я и 73-я бригады), Среднеазиатском (74-я и 75-я бригады). На укомплектование этих бригад Военно-Морской Флот выделил 39 052 чел.

Морские стрелковые бригады формировались по штатам отдельной стрелковой бригады сухопутных войск и включали: три стрелковых батальона, отдельный артиллерийский дивизион 76-мм орудий, отдельный противотанковый батальон, отдельный минометный дивизион, подразделения боевого обеспечения (отдельная рота автоматчиков, разведывательная рота, ПТР, взвод ПВО, отдельный батальон связи, саперная рота) и подразделения тылового обеспечения. Численность морской стрелковой бригады составляла около 4500 чел.

Моряки составляли 33–80 % численности личного состава бригад, а остальная часть поступала из запасных формирований Красной Армии, госпиталей и военкоматов. Первоначально почти все командные должности были укомплектованы морскими офицерами, позднее на должности старшего командного состава (командиров бригад, батальонов (дивизионов), а также начальников штабов батальонов и бригад) стали назначаться как командиры ВМФ, так и командный состав сухопутных войск.

Формирование соединений и частей морской пехоты, в т. ч. морских стрелковых бригад, проходило в обстановке большого патриотического подъема. Без преувеличения можно сказать, что флот передал на сухопутные фронты своих лучших представителей, цвет советской молодежи. Следует подчеркнуть, что в морских стрелковых бригадах морские пехотинцы являлись сплоченным цементирующим боевым ядром.

Все это в значительной степени обусловило высокий дух соединений и частей морской пехоты военных лет, вписавших героические страницы в боевую летопись Великой Отечественной войны. Высшим нравственным критерием морских пехотинцев, как во все времена, оставалась их готовность к подвигу, к самопожертвованию во имя выполнения своего воинского долга.

Оценивая вклад морской пехоты в победу в Великой Отечественной войне, нельзя не вспомнить о тех морских пехотинцах, которые в силу ряда причин сражались в соединениях и частях сухопутных войск.

Многие стрелковые бригады, как, например, 4-я, 21-я, 22-я, 42-я, 54-я, 55-я, 91-я, 92-я, 97-я, 143-я и др., дивизии (в 1941–1942 гг. моряки воевали в составе 11 гвардейских и более 30 стрелковых дивизий) имели в своем составе от 1400 до 3800 моряков.

На Ленинградском фронте не было ни одной стрелковой дивизии, в которой бы не сражались моряки. По приказу командующего фронтом для усиления в каждую дивизию было направлено по одной роте моряков.

Военный совет Ленинградского фронта при преобразовании 70-й СД (первой из всех сражавшихся под Ленинградом стрелковых дивизий) в 45-ю гвардейскую указал, что этим высоким званием дивизия обязана сражавшимся в ее составе морякам.

Следует отметить, что 329-й стрелковый полк этой дивизии (командир — участник обороны Таллина подполковник М. И. Заалишвили) в сентября 1942 г. вместе с батальоном 4-й отдельной бригады морской пехоты, форсировавший Неву и героически сражавшийся на ее левом берегу, полностью состоял из моряков Балтийского флота. Плечом к плечу с личным составом морских стрелковых бригад на Северо-Западном фронте в составе 253-й стрелковой дивизии сражались 2500 моряков Черноморского флота и Волжской военной флотилии.

В боях под Сталинградом отличилась 42-я стрелковая бригада 62-й армии, включавшая около 2000 моряков Беломорской ВМБ. В рядах этой же армии защищали город на Волге 2200 моряков 284-й стрелковой дивизии. Упорство и мужество проявили 20 тыс. моряков Тихоокеанского флота и Амурской флотилии, воевавших в составе 2-й гвардейской армии генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского. Только в 86-й гвардейской дивизии этой армии сражались 3764 моряка. Бронебойщик 260-го стрелкового полка этой дивизии краснофлотец И. Каплунов подбил девять танков, за что посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. Другой моряк Тихоокеанского флота старшина 1 статьи В. Г. Зайцев уничтожил более 200 фашистов. Герою Советского Союза Зайцеву принадлежат слова, ставшие девизом защитников Сталинграда «За Волгой для нас земли нет».

Одной из основных задач морской пехоты в первом периоде войны стала оборона военно-морских баз.

Стойкость и героизм проявили морские пехотинцы в обороне Либавы, Таллина, Моондзундских островов, полуострова Ханко, Заполярья, мужественно обороняли Ленинград, Одессу, Севастополь, Керчь, Новороссийск, Туапсе.

В ходе боевых действий за удержание военно-морских баз морская пехота сражалась, как правило, на наиболее трудных участках, на направлении сосредоточения противником основных усилий, там, где требовались особенные стойкость и мужество.

Лиепаю, в пятидневной обороне которой принимали участие отряд морской пехоты и сводный отряд курсантских подразделений, иногда называют второй Брестской крепостью. Здесь уже в начале войны впервые встретились немецкая и советская морская пехота, которую враг с тех пор стал называть «черной смертью».

В те трудные дни рождалась немеркнущая слава советской морской пехоты.

В обороне Таллина с 5 по 28 августа 1941 г. важную роль сыграла 1-я особая бригада морской пехоты, единственная к началу войны регулярная часть этого рода сил, ставшая боевым ядром обороны. Всего для обороны Таллина было сформировано 14 частей морской пехоты общей численностью около 14 тыс. чел. Батальоны бригады до последнего часа сдерживали натиск противника, обеспечивая эвакуацию гарнизона.

С первого дня войны начал свою легендарную, продолжавшуюся пять с половиной месяцев оборону гарнизон полуострова Ханко. Составлявшая основную боевую силу гарнизона 8-я отдельная стрелковая бригада полковника Н. П. Симоняка выполняла задачи морской пехоты. Характерно, что один из ее стрелковых полков был сформирован еще в самом начале обороны из моряков Балтийского флота.

В течение июля-августа 1941 г. сводный десантный отряд под командованием майора Б. М. Гранина в результате успешно высаженных десантов освободил от финнов 19 островов.

Героическая оборона Ханко вошла в историю Великой Отечественной войны как символ беспримерного мужества и стойкости морской пехоты. Не зря защитники Ханко, помня о славной победе петровской морской пехоты 1714 г., называли себя гангутцами. Сами по себе десанты, проводившиеся в условиях стратегической обороны, стали новым явлением в военно-морском искусстве.



Морская пехота Балтийского флота, защищая военно-морские базы совместно с сухопутными войсками и флотом, во многом способствовала сковыванию рвущейся к Ленинграду стотысячной группировки немецких войск.

Устойчивость обороны Ленинграда, особенно в начале блокады, в значительной степени поддерживалась мужеством и стойкостью восьми отдельных бригад морской пехоты, для формирования которых Балтийский флот только в сентябре 1941 г. направил 44 700 чел.

Всего в составе Ленинградского фронта сражались 87 635 моряков. Введенная в бой 11 сентября 1941 г. эвакуированная из Таллина и не успевшая доукомплектоваться 1-я отдельная бригада морской пехоты, несмотря на отсутствие артиллерии и нехватку стрелкового оружия, отразила попытки ударной группировки противника с ходу овладеть Красным Селом, которое несколько раз переходило из рук в руки.

Также мужественно бригада сражалась за Пулковские высоты и Урицк, где она вместе с 6-й отдельной бригадой морской пехоты не дала противнику прорваться в Ленинград через Красное Село — Урицк.

В ночь на 20 сентября 1941 г. входившие в состав Невской оперативной группы 4-я отдельная бригада морской пехоты и 115-я стрелковая дивизия форсировали Неву и захватили плацдарм на ее левом берегу. В самый тяжелый период обороны здесь было сковано до пяти дивизий противника, значительное количество танков, артиллерии и авиации.

Совместные наступательные действия 8-й и 42-й армий Ленинградского фронта, в составе которых действовали 1-я и 6-я ОБРМП, и высадка тактических десантов с 1 по 8 октября 1941 г. дали возможность войскам Невской оперативной группы, где сражалась 4-я ОБРМП, захватить плацдарм на левом берегу Невы в районе Московской Дубровки. Таким образом был сорван замысел немецкого командования соединиться на р. Свирь, где вела боевые действия 3-я ОБРМП, с финскими войсками и на 10 дней задержана переброска предназначавшихся для наступления под Москвой немецко-фашистских войск. В непомерно тяжелых условиях, стоя по пояс в воде, под непрерывным огнем противника создавали оборону на р. Свирь морские пехотинцы 3-й, ставшей в 1944 г. Краснознаменной, бригады морской пехоты.

Навсегда останутся примером мужества, стойкости и отваги морские пехотинцы 4-й отдельной бригады морской пехоты, сражавшиеся на знаменитом «Невском пятачке».

Наряду с этим, ставшим легендарным, участком обороны Ленинграда в героической летописи Великой Отечественной войны особое место занимает Ораниенбаумский плацдарм, где из 60 км общей линии обороны 50 км занимали морские пехотинцы 2-й и 5-й отдельных бригад, 1-го особого лыжного полка и нескольких отдельных частей морской пехоты. Именно здесь родилось название «Малая земля», которое нашло свое продолжение под Новороссийском и на полуостровах Среднем и Рыбачьем, где героически сражались соединения и части морской пехоты Черноморского и Северного флотов. В операции по прорыву блокады Ленинграда «Искра» в январе 1943 г. свои высокие морально-боевые качества показали морские пехотинцы, входившие в состав штурмовых групп стрелковых дивизий 67-й армии Ленинградского флота.

Так, штурмовые группы 136-й СД генерал-майора Н. П. Симоняка, состоявшие из участников обороны Ханко, за пять минут под огнем противника броском по льду преодолели Неву и овладели сильно укрепленным обледенелым левым берегом реки.

Образцы бесстрашия и смелости показали морские пехотинцы 73-й ОМСБ, входившей в состав Волховского фронта. Бригада первой ворвалась в Синявино и закрепилась на его окраине. Солдаты и офицеры переброшенной в 1942 г. под Ленинград из Севастополя 11-й армии Манштейна были потрясены, узнав, что и здесь против них воюет морская пехота.

В начальном периоде войны морская пехота Северного флота, действуя в составе десантов, высаживаемых во фланг и тыл противнику, во многом способствовала срыву наступления 19-го немецкого горно-егерского корпуса «Норвегия» на правом стратегическом фланге советско-германского фронта. Установившаяся здесь линия фронта оставалась стабильной до конца войны.

Для действий на суше в 1941 г. Северный флот сформировал особую бригаду и два полка морской пехоты, а также передал 14-й армии Карельского фронта 16 формирований общей численностью 10 700 чел. Кроме этого, 12-я особая бригада морской пехоты передала в распоряжение 14-й армии пять батальонов, а в ходе Мурманской наступательной операции помогла сорвать готовящееся наступление противника на Мурманск.

Важное значение имело создание в июле 1942 г. Северного оборонительного района (СОРа) численностью около 32 тыс. чел. Его основу составили три бригады и несколько отдельных частей морской пехоты. Боевая деятельность такого особого объединения флота на полуостровах Среднем и Рыбачьем значительно укрепила оборону войск Карельского фронта и способствовала успешному освобождению Заполярья в 1944 г.

Более трех лет лишенные сухопутного сообщения с Большой Землей, в суровых условиях горно-тундровой местности, морские пехотинцы героически защищали северные рубежи.

Нельзя переоценить роль морской пехоты Черноморского флота в обороне Одессы, Севастополя, Новороссийска, Туапсе, Кавказа и придании устойчивости южному стратегическому флангу сухопутного фронта. Железная стойкость морской пехоты Черноморского флота, в составе которой сражались шесть бригад, девять полков, несколько отрядов и 22 батальона, явилась одной из важнейших причин, сорвавших «весеннее» наступление немецких войск 1942 г.

Мужество и стойкость проявили в обороне Одессы три полка и шесть отрядов морской пехоты, одним из которых командовал будущий командир прославленных соединений морской пехоты майор А. С. Потапов, награжденный орденом Ленина.

В проведенном 21–23 сентября 1941 г. контрнаступлении войск Одесского оборонительного района успешно высаженный в составе морского десанта 3-й Черноморской полк морской пехоты соединился с наступающими вдоль побережья в составе 421-й стрелковой дивизии 1-м и 2-м Черноморскими полками морской пехоты. Позднее к ним присоединился выброшенный в тыл противника парашютный десант из состава 3-го полка. Все оставшиеся в живых парашютисты морской пехоты были награждены орденом Красного Знамени, а один из них — орденом Ленина.

Одной из наиболее ярких и героических страниц истории Великой Отечественной войны было участие морской пехоты Черноморского флота в обороне Севастополя. Уже 29 сентября на дальних подступах к городу на Ишуньских позициях вместе с войсками 9-й армии героически сражалась 7-я бригада морской пехоты.

В самое трудное для Севастополя время, когда войска 11-й немецкой армии генерал-полковника Манштейна прорвались на ближние подступы к городу, а отступавшие через Крымские горы войска Приморской армии еще не подошли к нему, морская пехота Черноморского флота отразила попытку противника с ходу овладеть главной базой флота.

В начале обороны гарнизон Севастополя включал, вместе с прибывшей из Новороссийска 8-й бригадой морской пехоты, три полка и 19 батальонов численностью около 23 тыс. чел.

Личный состав соединений и частей морской пехоты при обороне главной базы флота проявил исключительную стойкость, героизм, инициативу, флотское товарищество и готовность к самопожертвованию.

В летопись героев Великой Отечественной войны навсегда вошли имена пяти отважных морских пехотинцев 18-го батальона морской пехоты во главе с политруком Н. Д. Фильченковым, ценой своей жизни отразивших атаку танков противника под Дуванкоем.

На протяжении восьмимесячной героической обороны Севастополя соединения и части морской пехоты сражались на самых ответственных участках, сыграв значительную роль в сковывании трехсоттысячной группировки противника, что не позволило ей принять участие в наступательной операции немецких войск на южном направлении. За ходом обороны следила вся страна, весь мир. Итоги обороны главной базы Черноморского флота были расценены мировой общественностью как политическая и моральная победа советского народа.

После прорыва немецких войск группы армий Листа на Северный Кавказ соединения и части морской пехоты приняли активное участие в обороне ВМБ Новороссийска, Туапсе и Черноморского побережья Кавказа. Особое мужество в боях за Новороссийск проявили 1-я и 2-я бригады морской пехоты, позднее переименованные в 255-ю и 83-ю бригады, а также 137-й отдельный полк морской пехоты.

В сентябре 1942 г. после безуспешных попыток овладеть Новороссийском с ходу, немецкое командование решило нанести удар силами двух пехотных и одной горнострелковой румынской дивизий вдоль побережья на Туапсе с целью соединения с 57-м танковым и 44-м армейским корпусами.

В этой сложной обстановке, выполняя приказ командующего 47-й армией, 83-я и 255-я бригады морской пехоты совместно с частями 77-й стрелковой дивизии в ожесточенных боях не дали противнику прорваться к морю и наголову разгромили 3-ю румынскую горнострелковую дивизию. В этих боях особенно отличились 144-й и 305-й батальоны морской пехоты 83-й БРМП.

Летом 1942 г., когда Туапсе стал важным стратегическим пунктом в обороне Кавказа, в составе Туапсинского оборонительного района сражались 143-й и 324-й отдельный батальоны морской пехоты. В период самых напряженных боев сюда были переброшены также 83-я и 255-я бригады, 137-й полк и 323-й отдельный батальон морской пехоты.

В результате Туапсинской оборонительной операции при активном участии морской пехоты были отражены три попытки немецких войск прорваться к Туапсе и скованы 14 немецких и румынских дивизий, что создало благоприятные условия для перехода в наступление и изгнания противника с Кавказа.

За отличия в боях на туапсинском направлении 83-я и 255-я бригады морской пехоты были награждены орденами Красного Знамени. 83-й бригаде трудящиеся Туапсе вручили Красное Знамя.

Всего в обороне Кавказа приняло участие около 40 тыс. человек морской пехоты. В то время, как соединения и части морской пехоты принимали активное участие в обороне военно-морских баз на приморских направлениях, морские стрелковые бригады действовали на различных участках советско-германского фронта.

В битве под Москвой героически сражались семь бригад: 154-я (1-й Московский отдельный отряд моряков), 62-я, 64-я, 71-я, 74-я, 75-я и 84-я, всего около 40 тыс. человек.

По свидетельству Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, морские стрелковые бригады явились мощным стратегическим резервом, «покрыли себя боевой славой и в значительной степени содействовали общему успеху советских войск».

В конце ноября — начале декабря 1941 г. на пути к Москве находились еще несколько морских стрелковых бригад, но после начавшегося 5 декабря успешного контрнаступления под Москвой они были направлены на другие фронты. Наибольшее количество бригад: 61-я, 65-я, 66-я, 67-я, 72-я, 77-я, 80-я и 85-я, вошли в состав Карельского фронта; 63-я и 82-я бригады после формирования были направлены в Архангельский военный округ; 78-я — в 56-ю армию; 68-я, 76-я и 81-я — в Северо-Кавказский военный округ (позднее они вошли в состав 56-й армии); 79-я — в Севастопольский оборонительный район и 83-я — в 51-ю армию.

Таким образом, созданные летом и осенью соединения и части морской пехоты, а также морские стрелковые бригады не только оказали существенную помощь сухопутным войскам в обороне военно-морских баз, портов и островов, но и создали благоприятные условия для осуществления стратегических наступательных операций. Наиболее сложным способом боевого применения морской пехоты в годы Великой Отечественной войны являлись морские десанты.

Несмотря на отсутствие на флотах и флотилиях специальных десантных кораблей и десантно-высадных средств, существенные недостатки в подготовке и проведении десантов, развитие десантных действий и тактики морской пехоты достигло довольно высокого уровня.

Морские десанты высаживались как в ходе оборонительных, так и наступательных операций. Основными задачами морских десантов являлись: захват плацдармов на занятом противником побережье для дальнейшего наступления на новом операционном направлении (Керченско-Феодосийская, Керченско-Эльтигенская и Петсамо-Киркенесская операции); овладение важными островными районами (Моонзундская, Курильская операции); нанесение ударов во фланг и тыл обороняющейся группировки противника, ее окружение и разгром совместно с наступающими войсками фронта (Новороссийская, Тулоксинская операции); захват портов и военно-морских баз (десант в Линахамари, Сейсин, Расин); сковывание или замедление продвижения наступающего вдоль побережья противника и тем самым стабилизирование оборонительных рубежей Красной Армии (десанты Северного флота в июле 1941 г. в районе Западной Лицы).

По своим целям и составу сил высаженные в годы Великой Отечественной войны десанты можно разделить на оперативно-стратегические, оперативные, оперативно-тактические, тактические и разведывательно-диверсионные.

Всего в годы Великой Отечественной войны флоты и флотилии высадили 125 десантов, в которых участвовало более 250 тыс. человек.

Морская пехота принимала непосредственное участие в 79 десантах, причем в 61 из них она действовала самостоятельно.

В первом периоде войны был высажен 31 тактический десант и проведена Керченско-Феодосийская десантная операция с высадкой оперативно-стратегического десанта в составе двух армий Закавказского фронта и частей морской пехоты Черноморского флота.

На северо-восточном побережье Керченского полуострова в направлении вспомогательного удара в качестве передовых штурмовых отрядов высаживались батальоны 83-й морской стрелковой бригады.

Высадка производилась в чрезвычайно сложных условиях. Авиация не смогла оказать поддержку из-за отсутствия бензина. На море бушевал шторм. У берега образовалась кромка льда, препятствующая подходу судов. Морским пехотинцам пришлось прыгать в ледяную воду.

Тем не менее, морская пехота выполнила поставленную задачу и захватила три плацдарма на берегу.

В передовом отряде основного десанта в Феодосии с катеров высадился хорошо подготовленный штурмовой отряд 9-й бригады морской пехоты в количестве 300 чел., который овладел плацдармом на берегу, что обеспечило успешную высадку соединений и частей 44-й армии.

Опыт самой крупной десантной операции в годы войны показал, что наиболее подготовленными для высадки в первом броске являлись подразделения морской пехоты.

Особого внимания заслуживают действия высаженного 3 февраля 1943 г. отряда майора Ц. Л. Куникова. Отряд численностью всего 250 чел. был сформирован из лучших морских пехотинцев-добровольцев Новороссийской ВМБ, защитников Одессы и Севастополя, участников Керченско-Феодосийской операции. Только ему, предназначавшемуся для высадки в демонстративном десанте, удалось захватить и удержать плацдарм 300 на 400 м.

Героизм и несгибаемое мужество морской пехоты помогли создать знаменитую Малую землю. Высаженные в ночь на 6 февраля 255-я ОМСБР полковника А. С. Потапова, а затем 83-я ОБРМП подполковника Д. В. Красникова закрепили успех отряда Куникова.

К концу марта 1943 г. численность десантной группы 18-й армии, которую возглавлял бывший командир 255-й ОМСБР полковник Д. В. Гордеев, достигла 40 тыс. чел. С образованием такого плацдарма, как Малая земля, были созданы благоприятные условия для освобождения Новороссийска.

В Новороссийской операции 1943 г., явившейся составной частью Новороссийско-Таманской стратегической наступательной операции войск Северо-Кавказского фронта, проведенной совместно с Черноморским флотом, значительную роль сыграла морская пехота. Так, основную боевую силу оперативно-тактического десанта составили 255-я ОМСБР и 393-й ОБМП, героические усилия которых по захвату и удержанию плацдармов в Новороссийске способствовали успешному наступлению восточной и западной сухопутных группировок 18-й армии, в т. ч. наступавшей с Малой земли 83-й ОБРМП подполковника Козлова.

В этих боях отличился 393-й отдельный батальон морской пехоты капитан-лейтенанта В. А. Ботылева, созданный на базе отряда Ц. Л. Куникова.

За проявленные мужество и героизм 83-й ОБРМП и 393-му ОБМП было присвоено наименование «Новороссийских», а капитан-лейтенант Ботылев и командир роты автоматчиков капитан-лейтенант А. В. Райкунов были удостоены звания Героя Советского Союза. Новороссийская десантная операция явилась примером успешного взаимодействия морской пехоты Черноморского флота и сухопутных войск Северо-Кавказского фронта и создала условия для разгрома группировок противника, обороняющего «Голубую линию».

В течение второй половины лета и осенью 1943 г. в ходе наступательных операций на южном стратегическом фланге советско-германского фронта в интересах сухопутных войск для нанесения ударов во фланг и тыл противника и захвата его важных объектов высаживались десанты морской пехоты Азовской военной флотилии и Черноморского флота.



Действия морской пехоты во многом способствовали освобождению Таманского п-ова, что создало благоприятные условия для высадки оперативного десанта на восточное побережье Керченского п-ова.

В ноябре 1943 г. с целью овладения Керченским полуостровом была проведена Керченско-Эльтигенская десантная операция, в которой приняли участие войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской флотилией.

Соединениям 56-й и 18-й армии на время операции придавались части морской пехоты. Так, высаживаемому северо-восточнее Керчи 11-му гв. СК придавался 369-й ОБМП, 318-я Новороссийская СД усиливалась 386-м ОБМП, а 317-я СД — батальоном 255-й ОМСБР. Приданные стрелковым соединениям батальоны морской пехоты применялись в качестве передовых отрядов десанта. На них возлагалось самая трудная задача — захват пунктов высадки.

Особый героизм, мужество и высокое боевое мастерство проявил высаженный рано утром 1 ноября в районе Эльтигена 386-й ОБМП под командованием майора Н. А. Белякова. Высадка проходила под сильным огнем противника. Мотоботы были перегружены до отказа. Люди стояли вплотную плечом к плечу. Даже убитые оставались стоять с обращенными к врагу лицами. В двухстах метрах от берега корабли, имевшие глубокую осадку, сели на мель. Морские пехотинцы двигались к берегу по горло в ледяной воде, периодически накрываемые с головой волнами, что значительно усложняло высадку и замедляло ее темп.

И все-таки батальон ворвался на берег. Успех высадки определили инициативные, смелые действия и самоотверженность личного состава батальона.

Успешно сражался, продвинувшись на 900 м, батальон майора С. Т. Григорьева 255-й ОМСБР. В районе Еникале первыми на берег высадились штурмовые группы 369-го ОБМП.

К 8 ноября на «Огненной земле» Эльтигена в составе группировки, насчитывавшей 3669 чел., сражались 618 морских пехотинцев 386-го ОБМП и штурмового батальона 255-й ОМСБР.

Не хватало медикаментов, одежды, продовольствия. В сутки десантники получали 100–200 г сухарей и полбанки консервов. Сказывалась нехватка боеприпасов, приходилось беречь каждый снаряд, каждый патрон.

Превосходство быстроходных немецких десантных барж в вооружении перед советскими катерами позволило им осуществить блокаду плацдарма со стороны моря.

В 22 ч 6 декабря группа полковника В. Ф. Гладкова, в состав которой входил 386-й ОБМП, неожиданной и стремительной атакой вырвалась из окружения и после 25-километрового броска по тылам вышла на южную окраину Керчи и с боем овладела горой Митридат.

В помощь десанту Гладкова восточнее горы Митридат было высажено около тысячи морских пехотинцев 83-й ОБРМП, которые обеспечили эвакуацию десанта.

Таким образом, батальоны морской пехоты совместно с частями 318-й СД более месяца удерживали плацдарм в районе Эльтигена.

За проявленную отвагу и героизм 13 чел. 386-го ОБМП, в т. ч. его командир майор Н. А. Беляков, были удостоены звания Героя Советского Союза.

В 1943 г., когда инициатива окончательно перешла к командованию Красной Армии, морская пехота использовалась по своему основному назначению — для действий в морских десантах. И только там, где не проводились наступательные операции, морская пехота привлекалась для обороны военно-морских баз.

Почти половина всех десантов Великой Отечественной войны была высажена в 1944 г., что было обусловлено размахом стратегических наступательных операций на приморских направлениях, повышением боевого мастерства соединений и частей морской пехоты.

К сожалению, и в этот период имели место серьезные недостатки в организации высадки некоторых десантов.

Так, в результате неудовлетворительной организации подготовки и высадки почти полностью погиб высаженный в районе Мереюоля в Нарвском заливе десант в составе батальона автоматчиков и стрелковой роты 260-й ОБРМП Балтийского флота. По этому случаю была издана Директива № 39/Ш наркома ВМФ адмирала Н. Г. Кузнецова.

Следует подчеркнуть, что высаженный батальон являлся особой частью морской пехоты. Он был укомплектован наиболее подготовленным личным составом, значительная часть которого участвовала с первых дней войны в обороне Ханко, защищала Таллин и Ленинград. Батальон прошел парашютно-десантную подготовку в учебном центре под Ярославлем и, в сущности, являлся прообразом современных десантно-штурмовых батальонов морской пехоты.

Высаженные с бронекатеров 14 февраля 1944 г. в ледяную воду морские пехотинцы были вынуждены вплавь добираться до берега, где сразу вступили в бой со значительно превосходящими силами противника. Высадка небольшого тактического десанта, не имеющего тяжелого вооружения, без должной подготовки, без тщательной разведки, в районе сильных резервов противника для решения сложной задачи в условиях, когда не обозначился успех наступающих с фронта войск в 1944 г., когда имелся значительный опыт десантных операций, при явно обозначившихся признаках победы, позволяет сделать определенные выводы.

Десант сражался так, как может сражаться морская пехота. Он уничтожил до двух батальонов противника, 15 танков, три самоходных орудия и в назначенный час вышел в указанный район, куда не смогли пробиться части 2-й ударной армии.

Десантом в бессмертие называют высаженный 26 марта 1944 г. Николаевский десант в составе отряда десантников под командованием старшего лейтенанта К. Ф. Ольшанского из 384-го ОБМП Героя Советского Союза майора Ф. Е. Котанова.

В ненастную погоду, в условиях сильного ветра и моросящего дождя отряд на рыбацких лодках скрытно высадился в порту Николаева, где двое суток до подхода частей 3-го Украинского фронта героически отражал атаки пехоты и танков противника.

Против горстки морских пехотинцев было брошено три пехотных батальона, четыре танка, четыре орудия и два миномета. Десантный отряд отразил 18 атак, уничтожил около семисот солдат противника, два танка и четыре орудия. Всем 67 участникам этого десанта, павшим и живым, было присвоено звание Героев Советского Союза.

В честь выдающегося подвига морских пехотинцев под командованием старшего лейтенанта К. Ф. Ольшанского ученые-астрономы назвали одну из малых планет «Ольшания» и увековечили ее в Международном каталоге малых планет под номером 2319.

В течение зимы 1943–1944 гг. морская пехота Черноморского флота неоднократно высаживалась с целью расширения плацдарма на Керченском п-ове. Так, 22 января 1944 г. в порт Керчь был высажен 393-й отдельный Новороссийской батальон морской пехоты им. Ц. Л. Куникова под командованием Героя Советского Союза капитан-лейтенанта В. А. Ботылева.

В Крымской операции 8 апреля —12 мая 1944 г., проведенной войсками 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армией во взаимодействии с Черноморским флотом, участвовали 83-я ОБРМП и 255-я ОМСБР, высаженные на Керченский полуостров в декабре 1943 г. Эти бригады оказали существенную помощь войскам Приморской армии в прорыве обороны противника на Керченском п-ве, освобождении его и Феодосии. Действуя в составе 16-го СК, наступавшего на главном направлении, 83-я ОБРМП и 255-я ОМСБР составляли первый эшелон корпуса.

Морской пехотинец, командир разведвзвода, лейтенант Волонский водрузил Красное знамя на Малаховом кургане.

За умелые боевые действия по освобождению Крыма 83-я ОБРМП была награждена орденом Суворова II ст., 255-я ОМСБР орденом Красного Знамени, а 83-я ОБРМП — вторым орденом Красного Знамени за освобождение Севастополя. В июне 1944 г. в ходе Свирско-Петрозаводской наступательной операции в составе 7-й армии успешно действовали 3-я ОБРМП, 69-я и 70-я ОМСБР и 31-й ОБМП Онежской военной флотилии.

23 июня 1944 г. на побережье Ладожского озера в устье р. Тулоксы был высажен оперативно-тактический десант в составе 70-й ОМСБР под командованием подполковника А. В. Блака с задачей отрезать пути отхода Олонецкой группировки противника и воспретить подход к ней резервов. Закрепившись на плацдарме, бригада в течение трех суток отразила 12 атак превосходящих сил противника, который, стремясь сбросить десант в озеро, ввел в бой четыре пехотных батальона и подразделения двух полков. В самые критические часы боя на плацдарм была высажена 3-я ОБРМП с зенитно-артиллерийским полком и гаубичной батареей. В ходе боевых действий на берегу десант не допустил подхода противника к линии фронта, а его основные силы были вынуждены отступить.

28 июня для содействия войскам Карельского фронта на Петрозаводском направлении был высажен 31-й ОБМП под командованием капитана Молчанова. Батальон сыграл важную роль в предотвращении готовящегося противником разрушения города Петрозаводска.

В августе 1944 г. для форсирования совместно с сухопутными войсками Днестровского лимана и участия в разгроме аккерманской группировки противника из Крыма в район лимана были переброшены 83-я ОБРМП и 255-я ОМСБР.

В результате смелых и решительных действий морской пехоты и сухопутных войск была окружена приморская группировка противника в составе пяти дивизий, составлявших главные силы 3-й румынской армии.

Летом 1944 г. активное участие в десанте с целью освобождения островов Бьёркского архипелага приняла 260-я ОБРМП Балтийского флота.

В октябре 1944 г. в нескольких дерзких и смелых десантах морской пехоты участвовал Северный флот.

В завершающем периоде войны отличилась морская пехота Балтийского флота. Последний десант на советско-германском фронте был высажен 260-й ОБРМП 9 мая 1945 г. для освобождения острова Борнхольм.

В августе 1945 г. после начала боевых действий против Японии морская пехота Тихоокеанского флота составляла основную боевую силу морских десантов, высаженных в Юки, Расин, Сейсин и др. порты Северной Кореи, а также на Южный Сахалин и Курильские острова. За проявленные в боях мужество и героизм 13-я БРМП, 355-й и 365-й ОБМП были преобразованы в гвардейские.

В Великой Отечественной войне морская пехота использовалась на всех театрах военных действий, принимая участие в морских десантах, обороне побережья и военно-морских баз. Ее боевой путь овеян немеркнувшей славой. Морскую пехоту всегда отличали величие духа, несокрушимая стойкость в обороне, яростный, неудержимый порыв в наступлении и презрение к смерти.

Выдающийся русский военачальник и педагог генерал М. И. Драгомиров утверждал, что «только тот и побеждает, кто не боится погибнуть». Суворов говорил солдатам, чтобы они смотрели смерти в лицо. Морская пехота не боялась смерти и потому побеждала.

Туда, где в критические моменты боя нужны были особая дерзость, стойкость и мужество, направляли морскую пехоту.

В годы Великой Отечественной войны выросла блестящая плеяда военачальников морской пехоты. Среди них командиры бригад: генерал-майоры И. К. Кузьмичев, Б. П. Ненашев, Т. М. Парафило, В. В. Рассохин, контр-адмирал С. С. Рамишвили, полковники В. А. Вильшанский, А. В. Гордеев, П. Ф. Горпищенко, В. К. Заойнчковский, М. П. Кравченко, Д. В. Красников, Н. В. Благовещенский, А. И. Мальчевский, В. М. Ржанов, Н. С. Лосяков, А. С. Потапов, В. М. Рогов, А. П. Рослов, В. М. Рогов, И. М. Чистяков, командиры полков: полковник Я. П. Осипов, майоры А. П. Боровиков, В. Ф. Маргелов, командиры батальонов: майоры Герои Советского Союза Д. Д. Мартынов, Ф. Е. Котанов, Н. В. Старшинов, Н. А. Беляков, капитан-лейтенант В. А. Ботылев и др.

Отвагу и мужество морских пехотинцев в их умении воевать не раз отмечали Маршалы Советского Союза Г. К. Жуков, Г. К. Рокоссовский, Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов. Их подвиг запечатлели на своих полотнах художники А. А. Дейнека, Г. В. Нисский, Г. Г. Пузырьков. Боевая деятельность морской пехоты нашла отражение в творчестве известных писателей Л. Соболева, Э. Казакевича, В. Вишневского, «Гвардейцами человечества» назвал морских пехотинцев А. Платонов.

Ушли в историю годы Великой Отечественной войны, но живут овеянные легендами подвиги славной морской пехоты. Они живы в памяти людей, в боевых традициях армии и флота, в названиях улиц, кораблей и судов, в памятниках и обелисках, в кинолентах, книгах и песнях. Современная морская пехота Российского флота свято хранит боевые традиции морских пехотинцев Великой Отечественной войны и с честью их преумножает.

1. Морская пехота Российского флота от Петра Великого до наших дней

Наш строй богатырский железной стеной

Вперед надвигает девятой волной.

Наш крик пред атакой — раскат громовой.

Не смерть — так победа, не мертв — так герой!

Из старой полковой песни морской пехоты

1.1. Создание морской пехоты и ее развитие в ходе Северной войны 1700–1721 гг.

Морская пехота России, 300-летие которой отмечалось 27 ноября 2005 г., прошла долгий героический путь.

Создание русской регулярной морской пехоты, подготовленное экономическим и политическим развитием страны, было связано с борьбой России за выход к Азовскому и Балтийскому морям в конце VII — начале VIII вв.

Элементы морской пехоты появились еще задолго до нашей эры на кораблях флотов древних государств. Формирования «морских солдат» предназначались для высадки на побережье противника и участия в абордажных боях.[1]

С уменьшением роли таранных ударов в морских сражениях все большее значение стал приобретать абордажный бой, исход которого решался рукопашной схваткой.[2] Солдаты размещенных на кораблях римских легионов с помощью абордажных мостиков одержали победу над более сильным карфагенским флотом в первой Пунической войне 264–241 гг. до н. э.[3]

Известны два похода римлян на Британские острова, в результате которых были высажены десанты на побережье Британии.[4]

В VII–X вв. русские князья неоднократно совершали на ладьях морские походы к Черному морю и высаживали десанты на побережье Византии.[5] В этих походах зародились основы боевого применения морской пехоты и сформировались отряды воинов, ведущих боевые действия на границе моря и суши.

Дальнейшее развитие морская пехота получила во время многочисленных походов запорожских и донских казаков в XV–XVII вв., в боях небольших гребных судов с многочисленными и хорошо вооруженными парусными кораблями турок. Используя хорошие маскировочные и маневренные качества своих судов, казаки в условиях ограниченной видимости, особенно в сумерках или ночью, подходили к турецким кораблям и стремительно атаковывали их с разных сторон, заканчивая абордажный бой рукопашной схваткой.[6] Впоследствии эта тактика получила развитие в Северной войне в сражениях галерного флота, на судах которого действовала петровская морская пехота.

Во второй половине XVI в. в составе экипажей кораблей флотилии, созданной по приказу Ивана Грозного, формировались специальные команды стрельцов (морских солдат), ставших прообразом морских пехотинцев.

В 1669 г. первый русский военный парусный корабль «Орел» имел команду 35 чел. из морских солдат (нижегородских стрельцов) во главе с командиром Иваном Доможировым, предназначенную для абордажно-десантных действий и несения караульной службы.[7]

Во время Азовских походов на судах Азовского и Балтийского флотов успешно действовали в качестве частей морской пехоты наиболее боеспособные Преображенский и Семеновский полки, из состава которых был сформирован Морской регимент (полк) в количестве 4254 чел. Командиром четвертой роты числился под именем Петра Алексеева сам Петр I.[8]

В 1701–1702 гг. началась борьба отрядов русской армии, действовавших на небольших гребных судах (стругах, карбасах и др.), со шведскими озерными флотилиями на Ладожском и Чудском озерах.

Эти отряды, формировавшиеся из личного состава проходивших во флоте службу армейских пехотных полков Островского, Толбухина, Тыртова и Шневецова, в результате ряда абордажных боев одержали победу над шведскими флотилиями, состоявшими из крупных парусных кораблей, имевших сильную артиллерию и укомплектованных профессиональными экипажами.[9] Боевые действия этих полков отличались дерзостью, храбростью и решительностью.

По-настоящему оценить роль морских солдат в ходе Северной войны Петр I смог, приняв участие в абордажном бою в мае 1703 г., когда в устье Невы были захвачены два шведских корабля.[10] Важную роль сыграла морская пехота в обороне острова Котлин, где ярко проявились героизм, мужество и отвага полков Толбухина и Островского, вписавших немало славных страниц в боевую историю России.[11]

После обороны Котлина летом 1705 г. вновь встал вопрос о создании на флоте специально подготовленных частей морской пехоты. 16 ноября 1705 г. Указом Петра I был сформирован морской полк. Эта историческая дата стала днем рождения морской пехоты России.

Впервые в военной истории была создана национальная морская пехота, однородная по своему составу, вооруженная лучшим в Европе оружием и обученная на основе единой системы боевой подготовки.

Офицерский состав морской пехоты комплектовался унтер-офицерами лейб-гвардии Преображенского и Семеновского полков, которые обучались, воспитывались и приобретали боевой опыт в ходе Северной войны. Принятые при Петре I указы «О единонаследии» и «Табель о рангах» позволили сформировать офицерский корпус из лучших представителей молодой русской нации, в частности дворянского сословия, как основы самодержавия России. Наиглавнейшее правило Петра I — «в службе — честь» вошло в плоть и кровь офицеров русской морской пехоты XVIII в.

Рядовой состав русской морской пехоты отличался социальной, национальной и религиозной однородностью, что придавало ему характер единого организма, воспитывало чувство патриотизма и воинского долга по защите Отечества. Все эти особенности русской морской пехоты способствовали поддержанию более высокого морального духа личного состава, в отличие от флотов европейских государств, комплектовавшихся по найму и представлявших собой разнообразные по национально-этническому и религиозному составу войска, которые нельзя было ни обучать, ни вести в бой иначе, чем с помощью жестокой муштры.

На протяжении всего исторического процесса развития русской морской пехоты ее предназначение, организационно-штатная структура, формы и способы боевого применения не были постоянными, а изменялись в соответствии с характером вооруженной борьбы и задачами флота, уровнем вооружения и рядом других факторов. Более ста лет (с 1705 по 1813 г.) развиваясь по восходящей линии, она являлась постоянным родом сил русского флота. Двадцать лет (с 1813 по 1833 г.) морская пехота находилась в составе военного министерства, а затем временно прекратила свое существование.

Созданная Петром I регулярная морская пехота впервые была разделена на три разновидности: морскую пехоту корабельного, галерного флотов и адмиралтейский батальон. Такая организационная структура, имевшая в своей основе батальон как тактическую единицу, в наибольшей степени соответствовала предназначению морской пехоты и особенностям ее боевого применения.

Батальоны морской пехоты комплектовались, в основном, опытным личным составом проходивших службу на галерном флоте пехотных полков. Так, для формирования батальона контр-адмирала был выделен батальон одного из самых боевых полков русской армии, участвовавшего в Полтавской битве, — Казанского пехотного полка под командованием майора Кемкова.[12]

Самой многочисленной была морская пехота корабельного флота, состоявшая до 1712 г. из полка, а затем из трех отдельных батальонов численностью по 650–660 чел.[13] По штату 1720 г. это составляло четвертую часть всего личного состава корабельного флота.

Каждый батальон распределялся отдельными подразделениями (командами) по боевым кораблям своей эскадры и сохранял определенную организационно-штатную целостность. Командир батальона, являвшийся старшим начальником морской пехоты в эскадре, находился на флагманском корабле вместе с командующим и мог управлять подчиненными подразделениями, а при высадке десанта возглавлял батальон или часть его при боевых действиях на берегу в соответствии с указаниями командующего эскадрой.

Характерной особенностью тактики морской пехоты было завершение боя на суше стремительным штыковым ударом, а абордажного боя на море — решительной рукопашной схваткой, что способствовало формированию у морских пехотинцев высоких морально-боевых качеств. Наступательная стратегия и активная линейная тактика морской пехоты нашли свое отражение в постановке обучения и воспитания ее подразделений и частей. При этом внимание уделялось не только элементам строя и стрельбе, но и передовым формам и способам ведения боевых действий как в линейном, так и в других боевых порядках.

В составе Балтийского флота петровского времени имелись два независимых друг от друга крупных объединения корабельных сил: парусный (корабельный) и галерный флоты. Каждое из них имело свою морскую пехоту. Кроме того, в составе флота была еще одна разновидность морской пехоты — адмиралтейские батальоны.

Основными задачами морской пехоты корабельного и галерного флотов являлись боевые действия в составе десантов, несение караульной службы на кораблях, участие в абордажных боях и ведение прицельного огня из стрелкового оружия по экипажам и десанту кораблей противника при сближении на дистанции ружейного и пистолетного выстрела.

Понимание особенностей вооруженной борьбы в военно-географических условиях Балтийского моря привело Петра I к созданию самого крупного соединения морской пехоты XVIII в. — десантного корпуса, способного во взаимодействии с галерным флотом решать не только тактические, но и оперативно-стратегические задачи. В 1713 г. корпус имел в своем составе 18 пехотных полков и отдельный пехотный батальон общей численностью около 29860 чел., из которых непосредственное участие в боевых действиях принимали 18690 офицеров и нижних чинов.[14]

Морская пехота, включавшая галерный батальон и прикомандированные к флоту гвардейские и пехотные полки десантного корпуса, действовала в составе абордажно-десантных команд. Гребцами на судах были морские пехотинцы.

В составе экипажа скампавеи, насчитывавшей 150 чел., только 9 являлись моряками (штурман, шкипер, боцман и др.), остальные были офицерами, унтер-офицерами и солдатами морской пехоты. Командовал скампавеей, как правило, старший из находившихся на корабле офицеров морской пехоты.

Убедившись в неспособности союзников датской и саксонской армий активно и согласованно действовать против Швеции, Петр I решил овладеть Финляндией, а затем нанести мощный удар по Швеции через Ботнический залив и принудить ее к заключению выгодного для России мира.

В течение нескольких месяцев велась напряженная подготовка к предстоящей кампании. Петр I и его сподвижники в кратчайший срок создали специальную тактику морской пехоты галерного флота, включавшую порядок посадки войск десанта на суда, переход их морем, высадку десанта и боевые действия на берегу.

2 мая 1713 г. галерный флот с десантным корпусом в составе 16 полков численностью около 16 000 чел. под командованием Апраксина и корабельный флот под командованием Петра I вышли в море и направились в финские шхеры.[15]

В бою при р. Пелкиной 6 октября 1713 г. русские войска атаковали позиции противника с фронта, одновременно совершив глубокий обход их с фланга силами специально выделенного сводного отряда из десяти полков десантного корпуса общей численностью 6000 чел. под командованием генерал-поручика М. М. Голицына, одного из лучших военачальников русской армии.

На рассвете 6 октября, после успешной ночной переправы на плотах через озеро Маллас-Веси, отряд Голицына вышел в тыл укрепленной позиции шведов и стремительно атаковал противника, отступившего в направлении Таммерфорса. Одновременно русские войска атаковали шведов с фронта и при поддержке артиллерии форсировали реку. Противник дважды отбивал атаки русских войск, но после третьей атаки обратился в бегство, потеряв 600 чел. убитыми, 244 чел. пленными и оставив на поле боя восемь орудий.[16]

В бою при р. Пелкиной сводный отряд десантного корпуса впервые применил новые для того времени способы ведения боя в условиях озерно-лесистой местности: глубокий обход фланга противника с переправой на плотах и высадкой десанта в тыл, решительный штыковой удар и атаку колонной.

В кампанию 1714 г. планировалось в тесном взаимодействии армии с галерным и корабельным флотами полностью овладеть Финляндией, занять Або-Аландские острова и создать базу для высадки десантов на территорию Швеции.

В Тверминской бухте галерный флот был вынужден остановиться, так как дальнейший путь ему преградила шведская эскадра адмирала Ватранга. К этому времени находившийся в районе Або отряд Голицына, лишенный поддержки артиллерии галерного флота и не получивший ожидаемых боеприпасов и продовольствия, был вынужден отойти к Поэ-Кирке, где погрузился на оставленные Апраксиным суда и впоследствии соединился с основными силами галерного флота.

27 мая 1714 г. произошло Гангутское сражение, непосредственное участие в котором приняли два гвардейских, два гренадерских, одиннадцать пехотных полков и галерный батальон морской пехоты — всего около 3433 чел., не считая офицеров. На скампавеях этих полков в бою участвовали около 240 моряков.[17]

За два года войны морской пехоте пришлось перенести тяготы и лишения суровых условий Финляндии, быть на краю голодной смерти, бить шведов с плотов, выполнять на скампавеях тяжелую работу гребцов. В Гангутском сражении она участвовала в абордажном бою на море в крайне тяжелых условиях против превосходящих сил противника.

Гангутская победа имела важное военно-политическое значение. Она стала первой морской победой, после которой Россия по праву заняла достойное место в ряду морских держав. Сражение при Гангуте имело и стратегическое значение: был открыт вход галерному флоту в Ботнический залив и созданы условия русскому корабельному флоту для активных действий в южной и средней частях Балтийского моря. Оно также показало значение тесного взаимодействия галерного флота с полками десантного корпуса.

Успешное осуществление прорыва вражеской эскадры стало возможным благодаря искусству и смелости моряков, но победа 27 мая 1714 г. была почти исключительно делом гвардейских и пехотных полков десантного корпуса морской пехоты. Руководил боем авангарда армейский генерал Вейде, удостоенный высшей награды — ордена Андрея Первозванного.

После неудачи мирных переговоров со шведами на Аландском конгрессе 1718–1719 гг. Петр I решил нанести удар по Швеции со стороны Финляндии.

В 1719 г. десантный корпус под командованием генерал-адмирала Апраксина (ок. 20 000 чел.), действуя на побережье от Стокгольма до Норчепинга, высадил 16 десантов в составе от одного до 12 батальонов. Другая часть корпуса под командованием генерал-майора П. П. Ласси (3500 чел.) осуществила высадку 14 десантов в районе между Стокгольмом и Гефле.[18]

Русское правительство рассматривало действия десантного корпуса как средство заставить Швецию, не потерявшую надежду на помощь английского флота, согласиться на мир.

В 1721 г. русский десантный отряд под командованием Ласси вновь высадился на территорию Швеции, где уничтожил 13 заводов, в т. ч. один оружейный, захватил 40 небольших шведских судов и много военного имущества.[19]

Набеги русского галерного флота на побережья Швеции, истощение сил страны и моральная подавленность населения, а также тщетность надежд на английскую помощь и полный провал английской политики запугивания России заставили шведское правительство заключить мир с Россией на продиктованных Петром I условиях.

Дальнейшее развитие тактика морской пехоты получила в ходе Персидского похода 1721–1723 гг., в котором приняли участие 80 рот бывшего десантного корпуса морской пехоты, впоследствии сведенные в 10 полков двухбатальонного состава.[20] Действия этих полков, прославивших русскую морскую пехоту в годы Северной войны, в Дербенте, Баку и Сальянах в Каспийском море, оказали значительное влияние на военно-политическую обстановку в Закавказье и обеспечили безопасность юго-восточных границ России.[21]

Впоследствии в период царствования Елизаветы Петровны в 1743 г. личный состав четырех полков, принимавших участие в Персидском походе, был использован для укомплектования двух морских полков Балтийского флота.[22] Таким образом, в первой половине XVIII в. стало закономерным привлечение ранее проходивших службу во флоте армейских пехотных полков для пополнения частей морской пехоты.

1.2. Морская пехота в войнах Российской империи 1735–1917 гг.

В 1733–1734 гг., в связи с возникшими финансовыми затруднениями, была проведена реорганизация флота и морской пехоты, численность которой сократилась на 700–750 чел. По указу императрицы Анны Ивановны в Балтийском море вместо отдельных батальонов были созданы два полка трехбатальонного состава.[23]

В ходе русско-турецкой войны 1735–1739 гг. из личного состава двух полков Балтийского флота был сформирован сводный батальон морской пехоты в количестве 2145 чел., принявший деятельное участие в осаде и взятии Азова.[24]

Яркой страницей в многообразной деятельности полков было участие 46 чел. (3 офицера и 43 нижних чинов) во второй экспедиции Беринга.

Большое влияние на развитие морской пехоты второй половины XVIII в. оказала Семилетняя война 1756–1763 гг., в которой нашла применение передовая для того времени тактика морской пехоты и были использованы наиболее совершенные ее формы.

В ходе Семилетней войны смелые и решительные действия десанта морской пехоты Балтийского флота предопределили успех сухопутных войск в овладении важной прусской крепостью Кольберг.

Во время осады крепости десант в составе 2012 морских пехотинцев и матросов под командованием капитана 1 ранга Г. А. Спиридова после высадки на берег взаимодействовал с войсками осадного корпуса генерала П. А. Румянцева.[25]

В ночь на 7 сентября 1761 г. десантный отряд под командованием Спиридова в результате смелой атаки захватил располагавшуюся напротив правого фланга русского осадного корпуса прусскую береговую батарею вместе со всеми орудиями и гарнизоном около 400 чел.[26] В этом бою особо отличилась гренадерская рота морской пехоты под командованием лейтенанта П. И. Пущина, считавшаяся лучшим подразделением среди гренадерских частей осадного корпуса.

Блестящим образцом боевой деятельности морской пехоты по защите национальных интересов России в Средиземном море стала первая Архипелагская экспедиция 1769–1774 гг., в ходе которой была осуществлена блокада Дарданелл, а десанты, высаженные на острова Архипелага, побережье Греции и Анатолийское побережье Турции, отвлекли значительные силы турецкой армии с главного Черноморского театра военных действий и оказали помощь греческим повстанцам в борьбе с Турцией.

Абордажные команды морских пехотинцев приняли участие в знаменитом Чесменском сражении.[27]

Во время Архипелагской экспедиции было высажено свыше 60 десантов, основную боевую силу которых составляла морская пехота Балтийского флота.[28]

В соответствии со стратегическим планом войны с 1769 по 1774 г. в Средиземное море было направлено пять эскадр Балтийского флота с десантом более 8000 чел., включая регулярную морскую пехоту Балтийского флота и личный состав лейб-гвардии Преображенского, а также Кексгольмского, Шлиссельбурского, Рязанского, Тобольского, Вятского и Псковского пехотных полков. Эти полки, ранее входившие в состав созданного Петром I десантного корпуса, снова пришли на флот, чтобы с честью выполнить свой воинский долг перед Отечеством.[29]

Эскадры русского флота на Средиземном море в течение нескольких лет самостоятельно поддерживали свою боеспособность, а одержанные ими блестящие победы над более многочисленным флотом противника явились замечательным примером длительных действий крупного морского объединения, включавшего морскую пехоту, вдали от своих баз.

Успешные действия русского флота подняли авторитет России на международной арене и оказали существенное влияние на общий ход русско-турецкой войны 1768–1774 гг.

Используя могущество своего флота, в 1783 г. Россия без войны окончательно присоединила Крым, где была создана главная база Черноморского флота — Севастополь.

В ходе боевых действий Лиманской (впоследствии Дунайской) флотилии во время русско-турецкой войны 1787–1791 гг. родилась морская пехота Черноморского флота, особо отличившаяся при героическом штурме крепости Измаил.[30]

Как известно, Измаил был взят в результате штурма атаковавших его с трех направлений девяти колонн русской армии под командованием Суворова. Шесть из них наступали с суши, а три, в составе которых действовала морская пехота Черноморского флота, — со стороны реки.[31]

По свидетельству Суворова, морские пехотинцы «оказывали удивительную храбрость и усердие». В его рапорте Г. А. Потемкину о взятии Измаила в числе отличившихся упоминались фамилии восьми офицеров и одного сержанта морских батальонов и около 70 офицеров и сержантов Николаевского и Днепропетровского приморских гренадерских полков.[32]

Одной из наиболее славных страниц в истории морской пехоты явилось ее участие в Средиземноморском походе адмирала Ф. Ф. Ушакова 1798–1800 гг. В результате блестяще проведенных десантных операций были освобождены от турок Ионические острова, взята штурмом с моря считавшаяся неприступной крепость Корфу, заняты Неаполь и Рим.

Боевые действия морской пехоты отличались разнообразием тактических форм. Она успешно действовала в составе десантов, особенно при штурме приморских крепостей.

9 ноября 1798 г. объединенная русско-турецкая эскадра под командованием Ушакова блокировала остров Корфу, главную базу французских военно-морских и сухопутных сил в восточной части Средиземного моря. Находившаяся на нем крепость, построенная венецианцами и сильно укрепленная французами, считалась одной из самых мощных в Европе.

Передовой отряд десанта возглавлял командир батальона подполковник Скипор, два других отряда — командиры батальонов майоры Буасель и Бриммер, на кораблях эскадры в готовности к высадке находился резерв десанта. К 10 ч 30 мин. было высажено в общей сложности 2158 чел., включая 730 морских пехотинцев, 610 матросов, 68 артиллеристов и 750 турок.[33]

После падения Видо все силы и средства были сосредоточены для штурма Корфу. Через полтора часа после начала штурма все три укрепленных форта, прикрывавшие подступы к крепости Корфу с суши, были взяты штурмом в результате мужественных и решительных действий десанта.

Адмирал Ушаков высоко оценил действия морской пехоты, сыгравшей важную роль в овладении Корфу. В своих рапортах Павлу I от 21 февраля и 13 марта 1799 г. он докладывал, что «морские войска и их командиры выполняли боевые задачи с беспримерной храбростью и радением».[34]

Получив известие о победе при Корфу, великий русский полководец Суворов восторженно писал: «Великий Петр наш жив! Что он по разбитии в 1714 г. шведского флота при Аландских островах произнес, а именно: природа произвела Россию только одну, она соперниц не имеет, то и теперь мы видим. Ура! Русскому флоту! Я теперь говорю самому себе зачем не был я при Корфу, хотя мичманом!»[35]

Взятие Корфу, мощнейшей по тем временам крепости в Европе, лишь силами флота и морской пехоты вписало еще одну яркую страницу в военную историю России.

Боевая деятельность морской пехоты в составе русского флота серьезно изменила военно-политическую обстановку на Средиземном море.

С потерей Ионических островов Франция лишилась господства в Адриатическом и в восточной части Средиземного морей, а Россия приобрела важную военно-морскую базу Корфу.

В Итальянском походе Суворова и Средиземноморском походе Ушакова проявилось тесное боевое содружество двух выдающихся военачальников, в значительной степени обусловившее успешное боевое применение морской пехоты на приморских направлениях Аппенинского полуострова. Характерно, что в штурме Корфу принимали участие многие морские пехотинцы Черноморского флота, бравшего Измаил.

На основе положений суворовской «Науки побеждать» и созданной им национальной системы боевой подготовки обучались и воспитывались поколения морских пехотинцев. Суворовская система обучения штыковой атаке и прицельной стрельбе имела глубокий воспитательный смысл. В солдате морской пехоты она развивала мужество, смелость, хладнокровие в бою и приучала его к инициативным и решительным действиям.

Способность к штыковому удару являлась нравственным мерилом русской морской пехоты. Недаром под Измаилом и Корфу на направлении главного удара в качестве штурмовых отрядов наступали батальоны морской пехоты — мастера штыкового удара.

Все сказанное позволяет сделать следующие выводы. Напряженная борьба России за национальную независимость в XVIII в. и особенности строительства ее Вооруженных Сил в этот период обусловили своеобразный путь развития и боевого применения морской пехоты.

Заслуга морской пехоты в том, что она своей боевой деятельностью оказала значительное влияние на исход многих войн Российской империи. Восприняв передовую систему обучения и воспитания, она сумела не только развить, но и обогатить ее новым содержанием, доказав непобедимость русской военной школы.

В 1803 г. все отдельные батальоны морской пехоты были сведены в четыре морских полка (три на Балтийском и один на Черноморском флотах), вписавших немало славных страниц в историю морской пехоты.[36]

В ходе второй Архипелагской экспедиции русского флота 1805–1807 гг. в эскадре вице-адмирала Д. Н. Сенявина из батальонов морских полков Балтийского флота был сформирован второй морской полк, героически действовавший в десантах и принявший участие во многих сражениях с Францией 1805–1807 гг. и русско-турецкой войне 1806–1812 гг.[37] Третий морской полк Балтийского флота участвовал в составе десантного корпуса генерал-лейтенанта П. А. Толстого в Ганноверской экспедиции 1805 г.[38]

Созданная в 1811 г. 25-я пехотная дивизия, включавшая две сформированные из морских полков бригады, сражалась на сухопутном фронте в Отечественной войне 1812 г.[39]

Сформированный в 1810 г. Морской Гвардейский экипаж — единственная часть в истории русского военно — морского флота, представлявшая собой как корабельную команду, так и пехотный гвардейский батальон, — принимал участие во всех войнах XIX–XX вв. в качестве морской пехоты, умножив ее героические традиции.[40] Морской Гвардейский экипаж участвовал в боях при Бородино и Красном, вместе со всей русской армией проделал путь от Бородина до Парижа. За мужество и доблесть, проявленные в сражении при Кульме, он получил высшую награду — Георгиевское знамя.

Мужество и отвагу проявила морская пехота при обороне Севастополя, Петропавловска, Камчатского Порт-Артура и на фронтах Первой мировой войны.

В героической обороне Севастополя в 1854–1855 гг. принимали участие 17 морских десантных и стрелковых батальонов, пять из которых были созданы в самом начале обороны из корабельных «стрелковых партий».[41]

В рядах защитников Петропавловска Камчатского, разгромивших англо-французский десант в 1854 г., сражались четыре отряда моряков, сформированные из экипажей фрегата «Аврора» и транспорта «Двина».

Появление во второй половине XIX в. парового броненосного флота и усовершенствование корабельной артиллерии оказали существенное влияние на организацию и боевое применение морской пехоты.

Ушли в прошлое абордажный бой и галерный флот, отпала необходимость использовать морскую пехоту для поражения экипажей кораблей противника огнем из стрелкового оружия. Вместе с тем стала возрастать потребность в морской пехоте для действий в составе десантов и обороны баз флота.

На крупных кораблях русского парового флота второй половины XIX в. для высадки небольших по составу десантов были сформированы десантные взводы, личный состав которых проходил подготовку в специальных стрелковых школах или учебных экипажах. Десантные взводы по назначению и характеру выполняемых задач представляли собой корабельные команды морской пехоты. Но постоянных частей морской пехоты в это время на русском флоте не было.

В русско-турецкой войне 1877–1878 гг. приняли участие сформированные в Петербурге и Николаеве два отряда моряков Балтийского и Черноморского флотов. Эти морские отряды, в составе которых была и «флотская стрелковая рота» как штатная часть морской пехоты, наводили переправы для сухопутных войск, готовили десантно-переправочные средства, охраняли мосты, высаживали тактические десанты и диверсионные группы.

В обороне главной базы Тихоокеанского флота Порт-Артура во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. существенную роль сыграли части и десантные команды, сформированные из личного состава флотского экипажа и кораблей.

В ходе длительной и упорной обороны отважно сражались семь отдельных морских стрелковых батальонов, отдельный десантный отряд моряков, три отдельные морские стрелковые роты и несколько пулеметных команд.[42]

Боевые действия русской армии и флота при обороне Порт-Артура показали необходимость иметь в составе флота штатные части морской пехоты. Главный морской штаб планировал создание одного полка на Балтийском и по одному батальону на Тихоокеанском и Черноморских флотах, но их штаты были утверждены только накануне Первой мировой войны.[43]

В годы Первой мировой войны морская пехота нашла широкое применение в обороне военно-морских баз и островов и в боевых действиях в составе десантов.

В начале войны было сформировано четыре батальона на Балтийском и три на Черноморском флотах. В 1915 г. из четырех батальонов морской пехоты, предназначенных для противодесантной обороны Ревеля и Моонзундских островов, была сформирована «Бригада сухопутного фронта крепости императора Петра Великого», а морской полк особого назначения был преобразован в отдельную морскую бригаду. В этом же году в связи с созданием Або-Аландского укрепленного района Балтийскому флоту был передан сформированный на базе офицерской стрелковой школы полк в составе трех батальонов и пулеметной команды.

В 1916–1917 гг. началось формирование двух дивизий морской пехоты на Балтийском и Черноморском флотах, которое не было закончено до конца войны. В ходе Первой мировой войны утвердилась новая форма вооруженной борьбы — десантная операция и получила дальнейшее развитие тактика морской пехоты. При обороне Моонзундских островов в Балтийском море в 1917 г. совместные действия флота и сухопутных войск приобрели черты противодесантной операции, хотя отсутствие единого командования ограничивало их возможности. Опыт формирования и боевого применения русской морской пехоты в годы Первой мировой войны с полной очевидностью показал не только ее необходимость во флоте, но и важность планомерной и целенаправленной боевой подготовки, наличия системы комплектования, вооружения и обеспечения в соответствии с задачами этого рода сил.

1.3. Развитие и применение морской пехоты в 1917–2005 гг.

В 1917 г. началось зарождение советской морской пехоты. В годы Гражданской войны флот отправил на сухопутные фронта около 75 000 чел., из числа которых создавались формирования, имевшие различную организационную структуру: экспедиционные отряды, полки, батальоны.[44]

Основной формой их боевого применения были действия в составе морских, озерных и речных десантов.

Наиболее крупным соединением в годы Гражданской войны была созданная в 1920 г. в Мариуполе для обороны побережья Азовского моря и ведения боевых действий в составе десантов 1-я морская экспедиционная дивизия, являвшаяся, по существу, дивизией морской пехоты. Успешно высадившись в контрдесанте 24 августа 1920 г., дивизия, наступая в южном направлении во взаимодействии с соединениями и частями 9-й армии, создала угрозу левому флангу десанта генерала Улагая и вынудила противника начать отход, что способствовало в последующем освобождению всей Кубани.[45]

Морские формирования в годы Гражданской войны, не имевшие единой организационной структуры регулярных войск и не подготовленные для выполнения свойственных морской пехоте задач, явились прообразом первого поколения морской пехоты военно-морского флота СССР, создание которой началось в конце 30-х гг., накануне Великой Отечественной войны.

В межвоенный период морские державы не уделяли должного внимания десантным операциям, при этом переоценивались возможности противодесантной обороны и не учитывались возросшие наступательные возможности сухопутных войск.

Положительным явлением для советского военно-морского флота было развитие взаимодействия армии и флота при ведении боевых действий в приморских районах.

В процессе боевой подготовки флотов серьезное внимание уделялось высадке десантов (преимущественно тактических). Впервые в истории военно-морского искусства в 30-е годы были разработаны теоретические основы морской десантной операции, правильность положений которой проверялась в ходе боевой подготовки.

Однако созданию десантных кораблей, формированию и подготовке морской пехоты должного внимания не уделялось. Флоты советского ВМФ перед Второй мировой войной не имели ни одного десантного корабля специальной постройки. Не было в составе флотов и необходимого количества кораблей для артиллерийской поддержки высадки десанта и обеспечения его боевых действий на берегу. Все это в значительной степени ограничивало возможности флота в решении задач по содействию сухопутным войскам и затрудняло его действия при высадке морских десантов в годы Великой Отечественной войны.

Первым шагом на пути к воссозданию морской пехоты как рода сил ВМФ явилось формирование специальной стрелковой бригады Балтийского флота. Датой создания советской морской пехоты следует считать 15 января 1940 г., когда приказом НК ВМФ была создана 1-я особая бригада морской пехоты.[46]

Во время советско-финляндской войны бригада высаживалась в составе десантов на Гогланд, Сескар и другие острова Финского залива. В этой войне приняли участие лыжный отряд морской пехоты и батальоны специального назначения. Особое развитие морская пехота получила в годы Великой Отечественной войны, на фронтах которой героически сражались одна дивизия, 19 бригад, 14 полков, 36 батальонов морской пехоты и 35 морских стрелковых бригад.[47]


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Организация морской пехоты Военно-Морского Флота к началу Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.


В начале войны, когда на советско-германском фронте сложилась крайне тяжелая обстановка, из личного состава флота стали формироваться морские стрелковые бригады, предназначавшиеся для боевых действий на сухопутных фронтах, и бригады морской пехоты для действий в составе морских десантов и обороны военно-морских баз и десантно-опасных участков морского побережья. Морские пехотинцы проявили особую стойкость, мужество и упорство при обороне Одессы, Севастополя, Таллина, Ленинграда, военно-морских баз Заполярья, а также в оборонительных сражениях под Москвой, Сталинградом, Ростовом, в предгорьях Кавказа и других местах.

В сентябре-октябре 1941 г. на Ораниенбаумском плацдарме из 60 км общей линии обороны свыше 50 км удерживали морские пехотинцы.[48]

В сентябре 1941 г. 4-я отдельная бригада морской пехоты, форсировав Неву, захватила и до декабря 1941 г. удерживала знаменитый «пятачок» у Невской Дубровки. Отвагу и дерзость проявила морская пехота, действуя в составе морских десантов, в которых она только в 1941–1942 гг. высаживалась 25 раз. Всего же за годы войны советский флот высадил 125 десантов общей численностью около 240 тыс. чел.[49] Уже на четвертый день войны утром 25 июня на румынский берег Дуная был высажен десант, в первом броске которого действовал взвод морской пехоты ст. лейтенанта М. Козельбашева.

Высокий моральный дух, неудержимый наступательный порыв, дерзость и самоотверженность отличали морскую пехоту при высадке в районе Григорьевки под Одессой, в Керченско-Феодосийской и Новороссийской десантных операциях в 1941–1943 г., в районе Тосно в ходе Усть-Тосненской наступательной операции и в районе мыса Пикшуев в ходе Мурманской наступательной операции в Заполярье в 1942 г.

Пример массового героизма показали морские пехотинцы отряда ст. лейтенанта Ольшанского, высадившиеся в марте 1944 г. в порту Николаев. Ценой своей жизни десантники выполнили боевую задачу и были удостоены звания Героев Советского Союза.

Всего за годы войны это высокое звание было присвоено 200 морским пехотинцам, а разведчик В. Н. Леонов стал дважды Героем Советского Союза.[50]

Во время войны с Японией, благодаря стремительным десантным операциям Тихоокеанского флота, в августе 1945 г. советские войска сумели быстро овладеть Южным Сахалином и Курильскими островами и обеспечить высокие темпы наступления в Маньчжурии. Высадка морских десантов в корейские порты Юки, Расин, Эттин и военно-морские базы Сейсин и Гензан нарушила коммуникации японской Квантунской армии с метрополией, что позволило успешно завершить ее полное окружение и разгром и значительно ускорить окончание Второй мировой войны.

Признанием больших заслуг перед Родиной явилось присвоение почетных наименований десяткам соединений и частей морской пехоты, а также преобразование пяти бригад и двух батальонов морской пехоты в гвардейские. Многие соединения и части морской пехоты стали Краснознаменными, а 83-я и 255-я бригады морской пехоты — дважды Краснознаменными.

Десантные операции, проведенные в годы Великой Отечественной войны и войны с Японией, внесли большой вклад в теорию и практику военно-морского искусства. Тактика морской пехоты обогатилась новыми, более совершенными способами и приемами ведения боевых действий при высадке морских десантов и обороне военно-морских баз.

После окончания войны глобальная стратегия противостояния требовала от СССР развития всех родов сил Военно-Морского Флота, включая морскую пехоту. Однако на развитие военно-морского строительства в послевоенный период наложил отпечаток культ личности И. В. Сталина, повлияло неправильное понимание главой правительства Н. С. Хрущевым и Министром обороны СССР Г. К. Жуковым роли Военно-Морского Флота.[51]

В конце 40-х годов необоснованным репрессиям подвергся ряд ведущих теоретиков Военно-Морского Флота, что в значительной степени задержало развитие теоретической мысли. Негативную роль сыграли частые изменения в руководящем составе ВМФ.

Вследствие принижения роли десантных операций в условиях применения противником ядерного оружия стала считаться возможной высадка только небольших тактических десантов.

В середине 50-х гг. под влиянием бурного развития ракетно-ядерного оружия Н. С. Хрущев высказался за ограничение задач флота и открыто заявил о ненужности морской пехоты, соединения и части которой были расформированы, а большая часть имевших боевой опыт офицеров уволена в запас.[52] Программой военного судостроения на 1955–1964 гг. предусматривалось строительство 12 танкодесантных, 55 больших и 83 малых десантных кораблей. Но она не получила одобрения главы правительства, не считавшегося с мнением руководящего состава ВМФ. Это привело в 1958 г. к прекращению строительства десантных кораблей.

Все эти обстоятельства нанесли большой вред развитию и росту Военно-Морского Флота и морской пехоте в послевоенный период и вызвали отставание от ВМС США, Великобритании и Франции.

В начале 60-х гг. под влиянием опыта локальных войн и серьезных научных исследований новое политическое руководство страны поддержало предложение командования ВМФ о воссоздании морской пехоты.

Второе поколение советской морской пехоты начало свою историю на Балтийском флоте, где в 1963 г. был сформирован отдельный гвардейский полк. В том же году полк морской пехоты был образован на Тихоокеанском, в 1966 г. — на Северном, а в 1967 г. — на Черноморском флотах. В 1967 г. на Тихоокеанском флоте была сформирована дивизия морской пехоты, ставшая первым соединением советской морской пехоты второго поколения.[53]

Началась интенсивная боевая подготовка частей и подразделений морской пехоты к выполнению задач. Высшей и наиболее эффективной формой обучения и важнейшим средством боевого слаживания подразделений и повышения их полевой и морской (десантной) выучки явились учения «Океан» и «Юг-72».

В 1971 г. на Черноморском флоте был создан учебный центр морской пехоты, в котором офицеры и матросы боевых подразделений морской пехоты всех флотов прошли разведывательно-диверсионную подготовку. Качественный и количественный рост советского Военно-Морского Флота позволил ему выйти на просторы мирового океана.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Соединения и части морской пехоты на фронтах Великой Отечественной войны


Получило развитие строительство десантных кораблей различной классификации, отвечающих современным требованиям.

В конце 60-х гг. с верфей сошло 60 малых десантных кораблей, была заложена серия катеров на воздушной подушке типа «Скат» в количестве 30 единиц. В период с 1966 по 1975 г. в строй вошло 14 больших десантных кораблей пр. 1171, составивших основу стратегических десантных сил советского ВМФ.

В 70-е годы было построено большое количество быстроходных средних десантных кораблей, 10 танкодесантных кораблей пр. 775, способных перевозить 12–14 танков и более 200 морских пехотинцев на расстояние до 6000 миль, что позволило натовским военным специалистам сделать вывод о способности советского ВМФ осуществлять наступательные операции.

В конце 70-х гг. произошли изменения в военной доктрине, допускающие в условиях паритета в стратегических ядерных силах противоборствующих сторон возможность создания в СССР флота со сбалансированным соотношением всех родов сил и превращения его, впервые в истории советского государства, в наступательный стратегический вид вооруженных сил.

Постоянное обострение международной обстановки на Ближнем Востоке и необходимость защиты государственных интересов СССР в этом регионе потребовали развертывания 5-й и 8-й оперативных эскадр в Средиземном и Красном морях, в составе которых, начиная с 60-х гг., постоянно несла боевую службу морская пехота.

Морские пехотинцы всех флотов, выполняя боевые задачи на просторах Атлантики, Индийского и Тихого океанов, у берегов Египта, Анголы, Эфиопии, Сомали, Гвинеи, Вьетнама и других стран, проявили героизм и высокую боевую выучку и оказали влияние на политику, международные отношения и дипломатию, способствуя предотвращению или прекращению военных конфликтов.

В 1979–1980 гг. морская пехота Тихоокеанского и Черноморского флотов находились в составе группировки кораблей ВМФ в Индийском океане, Красном и Средиземном морях, обеспечивая ввод советских войск в Афганистан. В ходе несения боевой службы, явившейся новой формой применения морской пехоты и высшей формой поддержания ее боевой готовности, воспитывались высокие морально-психологические и боевые качества, укреплялись испытанные дальними морскими походами дружба и войсковое товарищество. Важным этапом в развитии морской пехоты явилась реорганизация в 1979 г. отдельных полков Северного, Балтийского и Черноморского флотов в отдельные бригады морской пехоты, что значительно повысило боевой потенциал.[54] Началось становление и развитие третьего поколения морской пехоты советского ВМФ.

В бригадах и полках дивизии морской пехоты Тихоокеанского флота были сформированы десантно-штурмовые батальоны, предназначенные, главным образом, для действий в составе морских десантов, высаживаемых на корабельных десантно-высадочных средствах, а также выбрасываемых парашютным и высаживаемых посадочным способами в составе воздушных десантов.

Научно-технический прогресс в военном деле способствовал дальнейшему совершенствованию вооружения морской пехоты и оснащению ее современной самоходной, в основном плавающей боевой техникой, прежде всего дизельными бронетранспортерами БТР-80, самоходными плавающими артиллерийскими орудиями «Нона-С», самоходными 122-миллиметровыми гаубицами «Гвоздика», зенитно-ракетными комплексами «Тунгуска», самоходными зенитно-ракетными комплексами ближнего действия «Стрела-10», переносными зенитно-ракетными комплексами «Игла» и др.

В состав соединений десантных кораблей с 1975 по 1981 г. вошли 20 десантных катеров на воздушной подушке типа «Кальмар», 8 десантных кораблей на воздушной подушке типа «Мурена» и 18 самых больших в мире десантных кораблей на воздушной подушке типа «Джейран», что повысило возможности морской пехоты и значительно увеличило темпы высадки десантов.

В 1978 г. вошел в строй получивший высокую оценку специалистов НАТО первый советский БДК «Иван Рогов», сочетающий качества вертолетоносца и корабля-дока и способный принять на борт усиленный батальон морской пехоты, четыре транспортно-боевых вертолета КА-29, предназначенных для десантирования 16 морских пехотинцев с полной выкладкой и вооружением каждый, огневой поддержки и транспортировки грузов, и два 110-тонных ДКВП типа «Кальмар». Следующий корабль этого проекта «Александр Николаев» был сдан через 4,5 года.

В 1979 г. были успешно проведены испытания пяти десантных экранопланов типа «Дракон», берущих на борт 120 морских пехотинцев или 20 т груза (включая один БТР) и способных перемещаться со скоростью 190 узлов. Планировалось выпустить 120 судов, но неурядицы «перестройки» и следовавший за ней распад государства прервали процесс строительства этих уникальных десантно-высадочных средств в стадии готовности к серийному производству.

В 80-е годы новая организационная структура морской пехоты осваивалась и проверялась в ходе повседневной боевой учебы и на учениях с высадкой крупных десантов «Запад-81», «Запад-84», «Осень-88». В эти годы усложнились задачи морской пехоты, которая в соответствии с новым «Курсом боевой подготовки» стала целенаправленно готовиться для действий в составе воздушных и морских десантов в воздушно-морских и морских десантных операциях.

На флот стали поступать новые, отвечающие современным требованиям десантные корабли на воздушной подушке типа «Зубр», принимающие на борт до 140 морских пехотинцев или три танка, вошел в строй первый в мире ДКВП огневой поддержки «Касатка».

В 1989 г. в связи со значительным сокращением Вооруженных Сил, особенно сухопутных войск, усложнились задачи ВМФ по обороне морского побережья. С учетом опыта Великой Отечественной войны, выявившего уязвимость обороны военно-морских баз со стороны суши, был создан новый род сил ВМФ — Береговые войска, включавший три рода войск: морскую пехоту, береговые ракетно-артиллерийские войска и войска береговой обороны. Основу последних составили переданные из военных округов четыре мотострелковые дивизии, получившие название дивизий береговой обороны.[55]

Проведенные организационные изменения значительно повысили боевые возможности береговых войск, которые стали насчитывать в своем составе около 1500 танков, 1100 орудий и минометов, 2000 боевых бронированных машин, около 150 ПУ БР ОТН и ТН.

Общественно-политическая ситуация конца 80-х — начала 90-х гг. не могла не сказаться на жизнедеятельности морской пехоты, которую стали привлекать для охраны и обороны объектов на территориях бывших советских республик Прибалтики, в Крыму, Азербайджане и Грузии.

Морские пехотинцы оказывали помощь в поддержании правопорядка в Баку, участвовали в эвакуации мирных жителей из Абхазии и разоружении незаконных формирований в Грузии.

В это же время существенным фактором стабилизации положения на Каспийском море, где переплелись интересы ряда государств ближнего зарубежья, стало формирование в составе Каспийской флотилии 77-й отдельной гвардейской Московско-Черниговской ордена Ленина, Краснознаменной, ордена Суворова бригады морской пехоты.

В ходе первого этапа реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации была значительно сокращена численность личного состава соединений и частей морской пехоты, которая, тем не менее, и в этих сложных условиях сумела сохранить свою боеспособность.

Суровым испытанием для российской морской пехоты стали боевые действия во время восстановления конституционного порядка в Чеченской республике в 1994–1996 гг.

Для участия в боевых действиях на Северном Кавказе были привлечены части морской пехоты, входившие в состав морского контингента мобильных сил: 165-й полк морской пехоты Тихоокеанского флота и десантно-штурмовые батальоны Северного и Балтийского флотов. Морские пехотинцы взаимодействовали с сухопутными войсками и частями ВДВ на главном направлении, выполняя наиболее сложные задачи по захвату и удержанию важных административных зданий в Грозном, высот в районах предгорья, мостов, переправ и др. При выполнении задач части и подразделения морской пехоты проявили отвагу, мужество, самоотверженность и высокое боевое мастерство, по достоинству оцененные руководством Министерства обороны и командованием группировки войск в Чеченской республике.

За весь период боевых действий не было ни одного случая невыполнения боевой задачи, оставления рубежа, дома или подъезда, ни один человек не был оставлен на поле боя, не было ни одного «без вести пропавшего». Шестнадцати морским пехотинцам было присвоено звание Героя Российской Федерации, 4913 человек получили боевые ордена и медали.

После возвращения в места постоянной дислокации частей с Кавказа морская пехота продолжала боевую подготовку с учетом приобретенного боевого опыта. Были созданы части постоянной готовности, укомплектованные по штатам военного времени. Однако дальнейшее сокращение Вооруженных Сил повлекло уменьшение численности личного состава морской пехоты, в т. ч. ее наиболее боеспособных частей — десантно-штурмовых батальонов. Ошибочность подобного сокращения показали дальнейшие события.

С октября 1999 г. по июнь 2000 г. морская пехота снова приняла участие в боевых действиях в Чеченской республике. Основные задачи в ходе проводимой контртеррористической операции части и подразделения морской пехоты выполняли совместно с воздушно-десантными войсками в составе тактической группы, возглавляемой начальником Береговых войск Северного флота генерал-майором А. И. Отраковским, удостоенным впоследствии звания Героя Российской Федерации. Действуя в сложных условиях горно-лесистой местности, в т. ч. зимой, днем и ночью, морские пехотинцы снова проявили свои высокие боевые качества: мужество и отвагу, решительность и самоотверженность при выполнении своего воинского долга. Они захватывали и удерживали жилые кварталы, господствующие высоты, блокировали отдельные населенные пункты, железнодорожные, автомобильные магистрали и возможные пути выхода боевиков. В ходе проведения всех этапов контртеррорестической операции командование группировки войск неоднократно отмечало успешные действия частей и подразделений морской пехоты.

Выполняя поставленные задачи, морские пехотинцы неизменно проявляли мужество и героизм, стойкость и товарищескую взаимовыручку. Пять человек были удостоены высокого звания Героя Российской Федерации.

В настоящее время морская пехота Российского флота продолжает оставаться высокомобильным и боеспособным родом войск. Существенным фактором ее боевой готовности к защите Отечества является воспитание личного состава на славных боевых традициях российской морской пехоты, привитие нынешнему поколению морских пехотинцев чувства гордости за службу в овеянных славой соединениях и частях морской пехоты.

2. Развитие морской пехоты в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

Части морской пехоты придавали обороне устойчивость и помогли отразить штурмы противника… На приморских направлениях, а также под Москвой, Тихвином, Ростовом плечом к плечу с сухопутными войсками сражались, проявляя большое мужество и отвагу, части морской пехоты.

Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский

2.1. Формирование частей и соединений морской пехоты в первом периоде войны

Великая Отечественная война явилась тяжелейшей из всех войн мировой истории. Она унесла около 27 млн жизней советских людей. Были превращены в руины 1710 городов и поселков, свыше 70 тыс. сел и деревень.

На протяжении почти четырех лет советско-германский фронт приковывал к себе основную массу сил и средств фашистской Германии. На советско-германском фронте были разгромлены и пленены основные силы фашистского блока — 607 дивизий.

Как известно, важнейшей задачей флота на протяжении всей войны являлось содействие сухопутным войскам на приморских, приозерных и приречных направлениях, где особую роль сыграла морская пехота.

Война застала Вооруженные Силы СССР в процессе развертывания и перехода на новые штаты. К июню 1941 г. в Сухопутных войсках насчитывалось 303 стрелковых, танковых, моторизованных, кавалерийских дивизий, из которых около 25 % находилось в стадии формирования, а численный состав составлял около 80 % от общей численности Вооруженных Сил.[56]

К началу войны из 170 дивизий и двух бригад, дислоцированных в пяти западных пограничных округах, ни одно соединение не было укомплектовано по штату военного времени. При этом 144 дивизии имели численность по 8–9 тыс. чел., 19 — от 600 до 5 тыс. и 7 кавалерийских дивизий в среднем по 6 тыс. чел. Большая часть стрелковых дивизий (СД) не имела штатного боевого состава вооружения и техники.[57]

Вследствие крайне тяжелых условий начального периода войны, когда отступавшие войска Красной Армии понесли огромные потери в личном составе и боевой технике, противник овладел значительной частью территории страны, что значительно осложнило проведение мобилизации.

Именно в это наиболее трудное для государства время, как это не раз было в истории России, особо важную роль стратегического резерва сыграла морская пехота.

В годы Великой Отечественной войны на разных фронтах сражались около полумиллиона моряков, или в переводе на организационно-штатную структуру сухопутных войск — около 60 стрелковых дивизий. Исторический процесс развития морской пехоты в годы войны, как необратимого, направленного и закономерного изменения, не являлся равномерным и одинаковым. Так, наиболее интенсивно морская пехота развивалась в первый период войны и особенно в 1941 г., когда было сформировано большинство соединений. Только за первый период войны флот передал на сухопутные фронты 335 875 человек,[58] что соответствовало численности приблизительно 36 дивизий.[59]

На процесс развития морской пехоты военных лет непосредственное влияние оказывали объективные и субъективные факторы, определяющим из которых являлось экономическое и политическое развитие страны, позволившее изменить количественные и качественные показатели Военно-Морского Флота[60].

Важнейшим из субъективных факторов, оказавшим значительное влияние на развитие морской пехоты, явилась деятельность Государственного Комитета Обороны, Ставки ВГК, наркома ВМФ, ряда известных военачальников, в результате которой был создан и получил развитие этот род сил флота.

Формирование частей и соединений морской пехоты осуществлялось в сложных условиях начавшейся войны, которая потребовала огромного морального и материального напряжения от всего населения страны.

Как уже отмечалось в предыдущих главах, в годы войны существовали три разновидности морской пехоты: соединения и части морской пехоты, в наибольшей степени соответствовавшие предназначению этого рода сил флота; морские стрелковые бригады и, наконец, соединения и части сухопутных войск, не имевших в своих названиях слов «морская» или «морской», но укомплектованных, в основном, моряками и, что самое главное, сражавшихся, как морская пехота.[61]

Представляется необходимым использование именно такого подхода к понятию морская пехота, применительно к периоду войны, так как только он может привести к правильному пониманию сущности и роли этого рода сил флота в Великой Отечественной войне.

Во время войны на различных фронтах в составе объединений и соединений сухопутных войск, флотов и флотилий в разное время сражались одна дивизия, 19 бригад, 14 полков и 36 батальонов морской пехоты общей численностью свыше 230 тыс. человек.[62]

Основным предназначением этих соединений и частей являлись действия в составе морских десантов, противодесантная оборона побережья и оборона важных военно-морских баз и островов.

Первоначально в период стратегической обороны части морской пехоты формировались командованием флотов, а в некоторых случаях и командованием военно-морских баз в связи с угрозой захвата их противником (Лиепая, Таллин, Одесса, Севастополь, Керчь, Новороссийск, Мурманск). При этом, на укомплектование частей обращали личный состав кораблей, учебных отрядов, частей береговой обороны, ПВО, ВВС, строительных частей и др.[63] Как правило, различные формирования — десантные отряды, морские батальоны, сводные полки и другие подразделения и части — создавались в кратчайшие сроки (иногда за 1–2 суток) по примерным штатам, различной численности, вооружались имевшимся в наличии оружием и вводились в бой, чаще всего, без всякой, не говоря уже о специальной, подготовки.[64]

Так, во время обороны Лиепаи из личного состава военно-морской базы было сформировано три отряда морской пехоты, в которые вошли курсанты военно-морских училищ, моряки флотского полуэкипажа, береговых батарей и ремонтирующихся кораблей. В это же время был создан подвижной резерв морской пехоты в составе 800–1000 чел. на 100 автомашинах. Всего в обороне Лиепаи вместе с частями Красной Армии и рабочими-добровольцами приняли участие более 3 тыс. моряков.[65]

Количество формирований морской пехоты, предназначенных для обороны военно-морских баз, в первую очередь зависело от объема решаемых задач. Так, во время обороны Мурманска и Одессы морская пехота усиливала сухопутные войска, а в обороне главной базы Балтийского флота Таллина она составляла основную боевую силу.

В обороне Таллина вместе с частями и соединениями 10-го стрелкового корпуса сражались: 1-я особая бригада морской пехоты (свыше 4 тыс. чел.), отряд курсантов ВВМУ им. М. В. Фрунзе, шесть строительных батальонов, 31-й ОСБ (всего 6550 чел.); части БО, ПВО, ВВС и различных флотских учреждений (11783 чел.); отряды, части и подразделения (от роты до полка), сформированные из личного состава кораблей и береговых частей в период обороны (4248 чел.). Общая численность частей морской пехоты, защищавших главную базу флота, превышала 16 тыс. чел., что составляло более половины всех принимавших участие в обороне Таллина войск (около 27 тыс. чел.).[66]

В начальный период войны пришлось в качестве десантов использовать неподготовленные и не предназначавшиеся для этого в мирное время подразделения и части флотов. Так, 16 июля 1941 г. для усиления высаженного двумя днями раньше 325-го стрелкового полка (СП) был высажен 116-й строительный батальон и 149-я местная стрелковая рота Северного флота общей численностью 715 чел.[67]

В течение всей обороны ВМБ Ханко сформированный из краснофлотцев и старшин береговой артиллерии и красноармейцев пограничной охраны десантный отряд под командованием участника советско-финляндской войны капитана Б. М. Гранина захватил ряд островов шхерного района вокруг базы.[68]

10 августа 1941 г. из частей гарнизона главной базы Северного флота были сформированы 1-й и 2-й стрелковые полки, в январе 1943 г. переименованные соответственно в 125-й и 126-й полки морской пехоты.[69]

Летом 1941 г. стали формироваться части и соединения морской пехоты на Балтийском флоте. 5 июля 1941 г. в соответствии с приказом наркома ВМФ на базе управления военно-морскими учебными заведениями и частей флота, дислоцирующихся в Ленинграде, был создан штаб морской обороны Ленинграда и Озерного района, который приступил к формированию бригад морской пехоты и отрядов моряков.

Только в 1941 г. во исполнение постановлений ГКО и приказов НК ВМФ Балтийский флот передал Ленинградскому фронту 68 664 краснофлотца, командира и политработника, в т. ч. в состав 8-й армии — 13 батальонов, три роты и один отряд (всего 17 157 чел.); в состав Приморской оперативной группы — около 14 тыс. чел.[70]

Таким образом, процесс создания соединений и частей морской пехоты на Балтийском флоте был упорядочен, что оказало положительное влияние на развитие этого рода сил.[71] В июле в Ленинграде, Ораниенбауме и Кронштадте из личного состава кораблей, учебных отрядов и частей береговой обороны началось формирование бригад морской пехоты, которые сразу направлялись на фронт.

22 июля 1941 г. было начато формирование 4-й ОБРМП для действий в составе Ладожской военной флотилии, через два дня закончилось формирование переданной затем в состав 7-й отдельной армии 3-й ОБРМП, 21 августа в Кронштадте была сформирована 5-я ОБРМП, 30 августа — 2-я ОБРМП, а через месяц — 6-я ОБРМП.[72] Всего на Балтийском флоте в годы Великой Отечественной войны были сформированы: одна дивизия, девять бригад, четыре полка и 9 батальонов морской пехоты, общая численность которых с учетом маршевых подразделений и пополнений составила свыше 120 тыс. чел.[73]

В 1941 г. Северный флот сформировал 12-ю особую бригаду морской пехоты и передал для действий на сухопутном фронте 16 различных формирований в количестве 10700 чел. Кроме того, пять батальонов 12-й ОБРМП были переданы временно в оперативное подчинение командующему 14-й армии Карельского фронта[74]. За годы войны Северный флот сформировал три бригады, два полка и семь батальонов морской пехоты общей численностью 33 480 чел.[75]

Значительное развитие в годы войны получила и морская пехота Черноморского флота. Так, уже в начале обороны Одессы 5 августа 1941 г. началось формирование 1-го Черноморского полка морской пехоты, а через три дня был сформирован 2-й Черноморский полк морской пехоты. 21 сентября в районе д. Григорьевка (20 км восточнее Одессы) в составе морского десанта высадился сформированный незадолго перед этим в Севастополе 3-й Черноморский полк морской пехоты.[76]

Одну из наиболее ярких и героических страниц в истории Великой Отечественной войны вписала морская пехота Черноморского флота, защищавшая Севастополь.

На основании приказов Наркома ВМФ № 00256 от 12 августа и № 00292 от 30 августа 1941 г. Черноморский флот сформировал 7-ю, 8-ю и 9-ю бригады морской пехоты.[77]

Первым соединением морской пехоты Черноморского флота явилась сформированная 12 августа 1941 г. в Севастополе 7-я бригада морской пехоты (командир — полковник, позднее генерал-майор Е. И. Жидилов).[78] 29 сентября по приказу командующего Черноморским флотом из состава бригады для оказания помощи сражавшимся на ишуньских позициях войскам 51-й армии были выделены 1-й и 2-й батальоны, позднее переименованные, соответственно, в 1-й и 2-й Перекопские отряды морской пехоты.[79]

Следует отметить, что к концу октября 1941 г. в составе частей и соединений морской пехоты Черноморского флота насчитывалось 35 448 чел.[80]

30 октября 1941 г., когда войска немецкой 11-й армии генерал-полковника Э. Манштейна вырвались на оперативный простор Крымского полуострова, а авангард 54-го армейского корпуса — механизированная бригада Циглера вышла на дальние подступы к Севастополю, создалась реальная угроза овладения противником главной базой Черноморского флота.

В этой критической для Севастополя обстановке, усугублявшейся отсутствием здесь отходивших с боями через Крымские горы войск Приморской армии, морская пехота Черноморского флота отразила попытку противника с ходу овладеть городом.

В крайне сжатые сроки, кроме имевшихся в составе Севастопольского гарнизона 8-й БРМП, 2-го и 3-го Черноморских полков морской пехоты, местного стрелкового полка, 16-го, 17-го, 18-го, 19-го батальонов морской пехоты и батальона морской пехоты Дунайской военной флотилии, из личного состава береговых, авиационных частей и военно-учебных заведений было сформировано еще 14 батальонов морской пехоты (всего 32 батальона численностью около 23 тыс. чел.).[81] Следует отметить, что к началу боев за Севастополь некоторые из перечисленных частей еще не прибыли в базу или не закончили формирование. Позднее в состав Севастопольского гарнизона вошла понесшая значительные потери, но все же насчитывавшая около 2 тыс. чел. и сохранившая артиллерию 7-я БРМП.

7 ноября 1941 г. директивой Ставки ВГК и данной на ее основании директивой командующего вооруженными силами Крыма был создан Севастопольский оборонительный район.[82] В состав четырех секторов этого временного оперативного объединения вошли 7-я и 8-я бригады, 2-й и 3-й Черноморские, 1-й Севастопольский, 2-й Перекопский полки и 10 батальонов морской пехоты.[83]

В это же время активно участвовала в обороне Керчи сформированная там 10 сентября 1941 г. 9-я БРМП (командир подполковник Н. В. Благовещенский).[84] В период с 23 ноября по 16 декабря из состава бригады для пополнения частей и соединений морской пехоты Севастопольского оборонительного района было передано три батальона.[85]

Таким образом, в обороне Севастополя, как это имело место при обороне других военно-морских баз и крупных административно-промышленных центров в годы Великой Отечественной войны, проявилась тенденция пополнения частей и соединений морской пехоты за счет различных формирований флота, и в т. ч. морской пехоты.

В декабре 1941 г. в один из сложных для обороны главной базы флота периодов для усиления сухопутной обороны и создания резервов из частей береговой обороны было дополнительно сформировано пять батальонов и три отдельных роты.[86]

20 декабря, согласно директиве Ставки ВГК, из Новороссийска в Севастополь были перевезены морем 79-я морская стрелковая бригада[87] и 9-я бригада морской пехоты (1500 чел.).[88]

Следует отметить, что в ходе обороны Севастополя некоторые части и соединения, вследствие значительных потерь, расформировывались, переформировывались или создавались вновь. Так, расформированная 10 января 8-я БРМП (1-го формирования) была сформирована 20 января 1942 г. на базе 1-го Севастопольского полка морской пехоты. 14 января 1942 г. был расформирован 2-й, 15 июля — 3-й Черноморские полки морской пехоты. После оставления Севастополя 17 июля 1942 г. закончился короткий, но славный боевой путь 7-й и 8-й (2-го формирования), а двумя днями раньше — 9-й бригад морской пехоты.

Значительное число частей и соединений морской пехоты Черноморского флота было сформировано в 1942 г. в период битвы за Кавказ. Следует отметить, что наименования этих формирований, приведенные во многих научно-популярных изданий, нередко создают путаницу в описании боевых действий морской пехоты указанного периода. Внести ясность может помочь только скрупулезное изучение архивных материалов, в которых иногда также встречаются противоречия. В первую очередь, это касается двух наиболее известных и прославившихся в годы Великой Отечественной войны бригад: 83-й отдельной стрелковой Новороссийско-Дунайской дважды Краснознаменной ордена Суворова бригады морской пехоты[89] и 255-й отдельной стрелковой Таманской дважды Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова бригады морской пехоты.[90]

7 ноября 1941 г. по приказу наркома ВМФ из числа курсантов ВВМУ им. М. В. Фрунзе и ВМУ БО им. ЛКСМУ, добровольцев из плавсостава боевых кораблей: линкора «Севастополь», гвардейских крейсеров «Красный Кавказ» и «Красный Крым», крейсера «Червона Украина», эсминцев «Бойкий» и «Сообразительный», миноносца «Беспощадный», а также личного состава полуэкипажей Новороссийской и Керченской ВМБ была сформирована 83-я отдельная морская стрелковая бригада (1-го формирования).[91] Бригада в составе трех батальонов участвовала в Керченско-Феодосийской десантной операции и боевых действиях на Крымском полуострове. 21 мая по приказу штаба Северо-Кавказского фронта 83-я ОМСБР была переведена на Таманский полуостров, где получила пополнение личным составом 68-й, 76-й, 81-й и 64-й ОМСБР, Новороссийского и Потийского полуэкипажей, а также потопленных кораблей Черноморского флота. В составе 47-й армии бригада с 4 по 10 сентября 1942 г. вела тяжелые оборонительные бои за Новороссийск.[92] После смены бригады и вывода ее в район Кабардинки она вместе с 16-м, 144-м и 305-м батальонами морской пехоты вошла в состав 2-й морской бригады,[93] которая 1 октября 1942 г. была преобразована в 83-ю отдельную бригаду морской пехоты.

Что же касается 255-й отдельной стрелковой бригады морской пехоты, то она получила такое название 27 августа 1942 г., когда была переименована из 1-й отдельной морской стрелковой бригады.[94] В состав бригады вошли 14-й, 142-й и 322-й батальоны морской пехоты.[95]

Всего за годы войны Черноморский флот сформировал шесть бригад, восемь полков и 22 батальона морской пехоты общей численностью около 70 тыс. чел. Следует отметить, что в период с октября 1941 г. по декабрь 1942 г. Черноморский флот передал Красной Армии 54 028 чел, в т. ч. корабельного состава — 18 592 чел., береговой обороны — 19 046 чел., морской пехоты — 11 972 чел., ВВС — 5354 чел.[96]

Одно соединение и пять отдельных батальонов морской пехоты сформировал в годы войны Тихоокеанский флот. Так, в 1942 г. была сформирована 13-я бригада морской пехоты в составе пяти стрелковых батальонов и одного отдельного батальона морской пехоты,[97] а на следующий год — 354-й, 355-й, 359-й отдельные батальоны морской пехоты, вошедшие, соответственно, в состав Островского, Сучанского и Артемовского секторов береговой обороны; 364-й ОБМП Владивостокской военно-морской базы и 365-й ОБМП главной базы Северо-Тихоокеанской флотилии.[98]

Следует отметить, что за мужество и отвагу, проявленные в войне с Японией 13-я бригада, 355-й и 365-й отдельные батальоны морской пехоты были преобразованы в гвардейские.[99]

В годы Великой Отечественной войны обстановка потребовала формировать части и соединения морской пехоты в составе военных флотилий.

В июле 1941 г. в состав Ладожской военной флотилии вошла отдельная стрелковая рота морской пехоты главной базы флотилии, имевшая три стрелковые, пулеметный и минометный взводы (всего 194 чел.), и отдельная стрелковая рота морской пехоты маневренной базы Свирица, воевавшие на Ладоге до своего расформирования в декабре 1941 г.

В это же время флотилии была передана находившаяся в стадии формирования 4-я отдельная бригада морской пехоты.[100]

После создания 22 июня 1941 г. Азовской военной флотилии в ее состав вошли и части морской пехоты. Во время обороны восточной части Азовского моря героически сражались 141-й и 305-й отдельные батальоны морской пехоты Ейской ВМБ, 14-й отдельный и особый батальоны морской пехоты главной базы флотилии (Приморско-Ахтарская), а также рота морской пехоты.[101]

3 февраля 1943 г. в состав вновь сформированной Азовской военной флотилии вошли 384-й и 369-й отдельные батальоны морской пехоты.

В разное время в составе сформированной в октябре 1941 г. Волжской военной флотилии действовали: оперативная группа морской пехоты в составе 1-го и 2-го батальонов морской пехоты, 380-й отдельный батальон морской пехоты, а также 32-й и 33-й батальоны морской пехоты, 20 октября 1942 г. преобразованные, соответственно, в 141-ю и 146-ю роты морской пехоты.[102]

11 сентября 1941 г. по приказу командующего Дунайской военной флотилии в ее составе из береговых подразделений, приданного 8-го инженерного батальона, а также отошедших подразделений Красной Армии был сформирован сводный полк.[103] В период с 23 августа по 5 сентября в районе г. Остер на Десне успешно действовал отряд моряков Пинской военной флотилии. На последнем этапе борьбы за Днепр 14–19 сентября 1941 г. в составе этой флотилии было сформировано еще три отряда, сражавшихся вместе с частями Киевского укрепленного района.[104]

В июле 1941 г. один отряд моряков сражался в составе Чудской военной флотилии.[105] Интересна история 31-го отдельного Петрозаводского батальона морской пехоты Онежской военной флотилии. Сформированный в конце 1941 г. в Ярославле как отдельный специальный десантный батальон морской пехоты он в начале февраля 1942 г. по приказу наркома ВМФ вошел в состав Волжской военной флотилии, получив наименование 31-й ОБМП, а весной этого же года был передан Онежской военной флотилии. В 1944 г. получивший почетное наименование «Петрозаводский», батальон вошел в состав 3-й Краснознаменной бригады морской пехоты, сражавшейся в Заполярье.[106]

В связи с вышеизложенным следует остановиться на организационной структуре и вооружении частей и соединений морской пехоты периода Великой Отечественной войны.

Типовыми формами ее организационно-штатной структуры являлись бригада, полк и батальон. При этом бригада морской пехоты состояла, как правило, из четырех-шести батальонов, отдельного артиллерийского дивизиона 76-мм орудий, отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона 45-мм или 57-мм орудий, отдельного минометного дивизиона 120-мм минометов, отдельного минометного батальона 50-мм и 82-мм минометов; подразделений боевого обеспечения (отдельные роты автоматчиков, разведки, саперная, батальон (рота) связи) и тыловых подразделений (отдельные роты автоподвоза и медико-санитарная). Такую организацию имели по состоянию на 1 января 1943 г. входившие в состав Северного оборонительного района Северного флота 12-я, 63-я и 254-я бригады морской пехоты.[107] Причем все указанные бригады включали четыре стрелковых батальона при штатной численности первых двух бригад 4986 чел., а 254-й БРМП — 5146 чел.[108]

Другой была организационно-штатная структура сформированных летом и осенью 1941 г. бригад морской пехоты Балтийского флота. Так, сформированная из личного состава кораблей, учебных отрядов и частей береговой обороны 2-я отдельная бригада морской пехоты (командир майор Н. С. Лосяков) состояла из пяти стрелковых, танкового батальона, артиллерийского дивизиона, подразделений боевого обеспечения и тыловых подразделений.[109] При этом стрелковые батальоны, численностью около 1 тыс. чел. каждый, имели в своем составе батарею 76-мм орудий, а также подразделения саперов, химиков и связистов.[110]

Таким образом, при формировании бригад морской пехоты на Балтийском флоте за основу была взята организационно-штатная структура 1-й особой бригады морской пехоты.[111] На Черноморском флоте бригады морской пехоты первоначально имели в своем составе по пять батальонов. Однако во всех бригадах, кроме 7-й БРМП, полностью отсутствовала артиллерия. Даже в самом крупном на начало обороны Севастополя соединении — 8-й бригаде морской пехоте не было ни одного артиллерийского орудия. Отсутствие артиллерии, которую не могли заменить даже мощные береговые батареи, отрицательно сказывалось на боевых возможностях частей и соединений морской пехоты.

Следует отметить, что в первый период войны многие бригады, полки и батальоны морской пехоты испытывали серьезные трудности со стрелковым вооружением, инженерным имуществом и средствами связи.

Так, 10 сентября 1941 г. не успевшая доукомплектоваться 1-я бригада морской пехоты БФ (2-го формирования) прибыла на окраину Красного Села, имея 50 % стрелкового оружия, без артиллерии, патронов, гранат и саперных лопат. В течение ночи доставили пулеметы в смазке в разобранном виде. Патроны и гранаты были получены только к 5.00 утра, а к 8.00 утра бригада должна была занять исходный рубеж для наступления. Поэтому боекомплект пришлось выдавать уже под ударами немецкой авиации и артиллерийским огнем противника. Трудно представить более тяжелую обстановку. Однако морские пехотинцы и в этих условиях выполнили боевую задачу.[112]

На вооружении отправляемой на фронт 3-й отдельной бригады морской пехоты БФ (5179 чел.) состояло несколько десятков автоматов, винтовки, 41 противотанковое ружье, 28 станковых и шесть крупнокалиберных пулеметов, двенадцать 50-мм и девять 120-мм минометов и одна рация 5-АК-3.[113] В начале обороны Севастополя 8-я бригада морской пехоты ЧФ, насчитывавшая 37 444 чел., имела 3252 винтовки, 16 станковых, 20 ручных пулеметов и 42 миномета. Имеющиеся в бригаде средства связи, вследствие ограниченного количества кабеля и телефонных аппаратов, могли обеспечить проводную связь только между штабом бригады и штабами батальонов.[114]

Иногда при решении вопросов по оснащению частей морской пехоты стрелковым оружием дело доходило до абсурда. Так, в сентябре 1942 г. по распоряжению Военного совета Закавказского Фронта 137-й полк морской пехоты (2430 чел.) без оружия был срочно направлен на лидере «Харьков» и эсминце «Сообразительный» в распоряжение командующего Новороссийского оборонительного района. Однако, как оказалось, в Новороссийске вооружить полк было нечем, поэтому его пришлось с полпути вернуть в Поти и там решить эту проблему.[115]

Следует отметить, что наибольший боевой и численный состав соединений морской пехоты достигался при их участии в армейских и фронтовых наступательных операциях. Так, высаженная 28 апреля 1942 г. в качестве оперативного десанта в ходе Мурманской наступательной операции 12-я особая бригада морской пехоты СФ насчитывала в своем составе 6235 чел. и имела на вооружении 4775 винтовок, 146 автоматов, 19 станковых, 61 ручной и 11 зенитных крупнокалиберных пулеметов, семьдесят шесть 82-мм минометов и семь 45-мм орудий.[116]

Характерно, что в годы войны не получила особого развития полковая организационно-штатная структура. Причиной явилось недостаточное количество артиллерии и низкая насыщенность пулеметами, ограничивающие боевые возможности полков морской пехоты.

В то же время имело место формирование в разные периоды войны на базе входивших в бригады морской пехоты батальонов временных сводных полков. Так, осенью 1941 г. из батальонов 12-й особой бригады морской пехоты, переданных в оперативное подчинение командующего 14-й армии Карельского фронта, были сформированы 1-й и 2-й сводные полки.[117]

Сводный полк создавался также на базе батальонов 260-й отдельной бригады морской пехоты для действий в составе морского десанта на косу Фрише-Нерунг (Вислинская коса) в ходе Восточно-Прусской наступательной операции[118] и в ряде других случаев.

Заслуживает внимания организационно-штатная структура отдельных батальонов морской пехоты. Так, 384-й отдельный Николаевский Краснознаменный батальон морской пехоты Черноморского флота по состоянию на октябрь 1943 г. насчитывал 53 офицера, 265 старшин и 367 рядовых (всего 686 чел.) и включал две стрелковые, пулеметную роты, роту противотанковых ружей, роту автоматчиков, а также разведывательный и саперный взводы, взвод связи, санитарную часть и хозяйственное отделение[119]. Следовательно, батальон не имел в своем составе артиллерии, что затрудняло ведение им самостоятельных действий на берегу.

Более совершенную организацию имел 31-й отдельный Петрозаводский батальон морской пехоты Онежской военной флотилии, который, по подобию батальонов 1-й ОБРМП Балтийского флота, включал три стрелковые, пулеметную роту, роту автоматчиков, по одной батарее 76-мм, 45-мм орудий, минометную батарею, разведывательный и саперный взводы, взвод зенитных пулеметов, взвод бронемашин, водолазный взвод, санитарный и хозяйственный взводы.[120] Такая отдельная часть морской пехоты могла самостоятельно решать поставленные задачи.

Таким образом, части и соединения морской пехоты, сформированные в составе флотов и флотилии, не имели единой организационно-штатной структуры, что зависело от ряда причин и, в первую очередь, от экономического развития районов их формирования, запасов вооружения и материально-технических средств на флотах и флотилиях, характера решаемых задач и особенностей театра военных действий.

Следует отметить, что в годы войны на базе частей и соединений морской пехоты иногда создавались такие временные оперативные объединения, как оборонительные районы (Севастопольский и Северный оборонительные районы), а также некоторые оперативно-тактические объединения (корпуса).

Значительный интерес представляет сформированный на основании приказа НК ВМФ Союза ССР от 25 июля 1942 г. № 00259 Северный оборонительный район, основными боевыми частями и соединениями которого являлись три бригады морской пехоты (12-я, 63-я и 254-я), а также три отдельных пулеметных батальона морской пехоты (347-й, 348-й и 349-й).[121] На протяжении свыше двух лет в суровых условиях Заполярья это насчитывавшее в своем составе около 32 тыс. чел. оперативное объединение обеспечивало устойчивость правого стратегического фланга советско-германского фронта. На юге такую же роль играл Севастопольский оборонительный район.

После овладения в феврале 1943 г. морской пехотой Черноморского флота плацдармом Мысхако под Новороссийском на Малой земле был образован 20-й десантный корпус 18-й армии Северо-Кавказского фронта. На 20 февраля 1943 г. в состав корпуса входили: 83-я и 255-я отдельные стрелковые бригады морской пехоты, а также 8-я гвардейская стрелковая бригада.[122] Следовательно, основную боевую силу этого оперативно-тактического объединения также составляла морская пехота.

В Петсамо-Киркенесской стратегической наступательной операции 7–29 октября 1944 г. в состав 126-го легкого стрелкового корпуса вместе с 72-й отдельной морской стрелковой бригадой входила и 3-я отдельная Краснознаменная бригада морской пехоты.[123] Следует особо подчеркнуть, что это соединение было единственным из сформированных на Балтийском флоте бригад морской пехоты, которое на протяжении почти всей войны (с 18 июля 1941 г. по 21 января 1945 г.) сохранило свое название.[124]

У частей и соединений морской пехоты в годы войны был различный по протяженности боевой путь. Так, из восьми бригад, сыгравших особо важную роль в обороне Ленинграда, одна (1-я ОБРП (2-го формирования) была расформирована в ноябре 1941 г., две (2-я и 5-я ОБРМП) были в 1942 г. Переименованы, соответственно, в 48-ю МСБР и 71-ю ОМСБР, две (6-я и 7-я ОБРМП) были обращены на формирование 138-й и 72-й стрелковых дивизий, на базе 4-й ОБРМП 24 июля 1942 г. была сформирована просуществовавшая до конца войны 260-я ОБРМП, а 3-я отдельная Краснознаменная бригада морской пехоты 21 января 1945 г. была переименована в горнострелковую бригаду.[125]

Недолгим, но героическим был путь многих частей и соединений морской пехоты Черноморского флота, понесших невосполнимые потери и расформированных в 1942 г. после окончания обороны Севастополя.

Боевые традиции морских пехотинцев Черноморского флота сохранили, преумножили и пронесли через годы войны легендарные 83-я и 255-я стрелковые бригады морской пехоты.

В суровых условиях Заполярья до 1944 г. участвовали в боевых действиях 126-й полк и 254-я бригада морской пехоты, день Победы 9 мая 1945 г. на разных театрах боевых действий встретили прославленные 12-я Печенгская и 63-я Киркенесская Краснознаменные бригады морской пехоты.

За мужество и героизм, проявленные в войне с Японией, были преобразованы в гвардейские 13-я отдельная бригада, 355-й и 365-й отдельные батальоны морской пехоты Тихоокеанского флота.

Формирование морских стрелковых бригад началось значительно позднее — в ноябре-декабре 1941 г.

Уже в первые дни войны руководство страны разработало программу мобилизации сил и средств для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. В соответствии с этим 30 июня 1941 г. был образован Государственный Комитет Обороны, в руках которого сосредоточилась вся полнота власти в стране.

В первые месяцы Великой Отечественной войны ГКО принимал срочные меры к созданию стратегических резервов и укреплению фронтов. Так, 5 октября 1941 г. он принял решение об организации обороны Москвы. В это же время нарком ВМФ получил указание Ставки ВГК подготовить проект решения о формировании стрелковых соединений с включением в их состав военных моряков. Указанные соединения предполагалось использовать на направлениях с наиболее неблагоприятной обстановкой.

Разработанный в Главном штабе ВМФ проект был утвержден постановлением ГКО от 8 октября 1941 г. № 810 сс.[126] Согласно этому документу, для формирования 25 стрелковых бригад флот должен был выделить 35–40 тыс. чел. краснофлотцев, старшин и командиров из личного состава Тихоокеанского, Черноморского флотов, Краснознаменной Амурской и Каспийской флотилий, а также из личного состава центральных флотских учреждений и военно-учебных заведений.[127] 18 октября 1941 г. на основании постановления ГКО приказом НКО № 00110 о формировании стрелковых бригад определялось выделение 37 827 чел., в т. ч. 2359 чел. командно-начальствующего состава[128] (см. таблицу).

Количество личного состава флотов и флотилий ВМФ, выделенного для формирования стрелковых бригад в 1941 г.

Состав Черноморский флот Тихоокеанский флот Амурская Краснозн. флотилия Каспийская флотилия Центральные управления Военно-морские учебные заведения Всего
Начальствующий 29 84 22 24 136 2074 2369
Старшины и курсанты 1202 12 178 983 1975 4982 3368 35 458
Всего 12 041 12 262 985 1999 5098 5442 37 321

В отличие от бригад морской пехоты, стрелковые бригады создавались не в составе действующих флотов и флотилий, а в военных округах: Уральском (61-я, 62-я, 63-я и 65-я бригады), Приволжском (66-я, 67-я, 84-я и 85-я бригады), Северо-Кавказском (68-я, 76-я, 77-я, 78-я, 79-я, 80-я, 81-я, 82-я и 83-я бригады), Сибирском (69-я, 70-я, 71-я, 72-я и 73-я бригады), Среднеазиатском (74-я и 75-я бригады).[129] Поэтому формирование этих бригад осуществлялось на основании приказов командующих округов. Так, 73-я СБР формировалась согласно приказу командующего Сибирским военным округом № 0074 от 20 октября 1941 г.,[130] а 77-я МСБР — приказом командующего войсками Северо-Кавказского округа № 00447 от 27 октября 1941 г.[131] Но были и исключения. В первую очередь это касается сформированной 7 ноября 1941 г. по приказу наркома ВМФ 83-й МСБР[132], а также переименованных из 2-й и 6-й ОБРМП 48-й морской и 71-й отдельной морской стрелковых бригад.[133]

Стрелковые бригады (с 61-й по 85-ю) формировались по штату стрелковой бригады Красной Армии. Следует отметить, что морскими эти бригады стали называться только после приказа НКО от 27 декабря 1941 г. № 0512.[134] Согласно этому штату в состав бригады входили: три отдельных стрелковых батальона, отдельный артиллерийский дивизион 76-мм орудий, отдельный противотанковый дивизион 57-мм орудий, отдельный минометный батальон 120-мм минометов, отдельный минометный батальон 50-мм и 82-мм минометов, отдельные роты: разведчиков, автоматчиков, противотанковых ружей, саперная, медико-санитарная, отдельный батальон связи, авторота подвоза, взвод ПВО крупнокалиберных пулеметов — всего 4334 чел., 149 ручных и 48 станковых пулеметов, 612 пистолетов-пулеметов (ППШ, ППД), 48 противотанковых ружей, восемь 76-мм и двенадцать 57-мм орудий, восемь 120-мм и шестнадцать 82-мм минометов, 178 автомобилей и 818 лошадей.[135]

Следует отметить, что по своему боевому и численному составу бригады отличались друг от друга. Так, например, в 68-й, 71-й, 77-й и 85-й отдельных морских стрелковых бригадах отдельные стрелковые батальоны назывались отдельными морскими (чего не было даже во многих отдельных бригадах морской пехоты) батальонами.[136] В 62-й, 74-й и 77-й бригадах имелись отдельные танковые роты, а в 72-й, 74-й и 77-й — отдельные батареи реактивных минометов.[137]

Среди военных историков до сих пор не существует единого мнения относительно количества моряков в морских стрелковых бригадах, при этом их число определяется в 29–47 и 60–70 %.[138] Следует отметить, что в разное время количество моряков в бригадах не являлось постоянным и составляло от 33,3 (61-я МСБР) до 75 (75-я ОМСБР) и даже до 80 (66-я МСБР) %.[139]

Изучение архивных документов позволило установить, что в 1941 г. было сформировано 12 отдельных морских, 9 морских стрелковых бригад и одна отдельная бригада моряков, а в 1942 г. — шесть отдельных морских и пять морских стрелковых бригад (см. прилож.). Таким образом, все морские стрелковые бригады были сформированы в первый период войны, причем большее их количество (22 бригады) — в наиболее тяжелом для страны 1941 г.

После окончания формирования более половины морских стрелковых бригад действовали на Севере, при этом: 61-я, 65-я, 66-я, 72-я, 77-я, 80-я и 85-я — в составе Карельского фронта; 69-я, 70-я и 73-я — в составе 7-й Отдельной армии и 63-я и 82-я — в составе Северного флота. Пять морских стрелковых бригад и отряд моряков приняли участие в битве за Москву в составе: 1-й Ударной армии (62-я, 71-я и 84-я МСБР); 20-й армии (64-я ОМСБР); Московской зоны обороны (75-я МСБР и 1-й Московский отдельный отряд моряков[140]). Представляет интерес состав этого отряда, включавшего батальон охраны наркомата ВМФ, батальон Московского флотского экипажа, гвардейский флотский дивизион реактивных снарядов, мотоциклетный батальон, танковую роту и батарею 85-мм орудий.[141]

Весной 1942 г. на Северо-Западном фронте сражались 62-я, 71-я 74-я, 84-я и 154-я морские стрелковые бригады.

В этом же году на юге обороняли Донбасс, Крым, Приазовье, а затем участвовали в битве за Кавказ восемь бригад: 62-я, 68-я, 76-я, 78-я, 79-я, 81-я, 83-я и 84-я, при этом, 83-я МСБР (1-го формирования) принимала участие в Керченско-Феодосийской десантной операции (25.12.1941–2.01.1942 г.). Следует отметить, что морские стрелковые бригады, как и бригады морской пехоты, составляли основную боевую силу некоторых оперативно-тактических объединений. Так, весной 1942 г. 3-й гвардейский стрелковый корпус 56-й армии Южного фронта, наряду со 2-й гвардейской СД, включал 68-ю, 76-ю и 81-ю МСБР;[142] в октябре 1943 г. в состав 20-го десантного корпуса 18-й армии Северо-Кавказского фронта вместе с 83-й БРМП и 8-й гвардейской СБР входила 81-я Краснознаменная морская стрелковая бригада;[143] в ходе Петсамо-Киркенесской стратегической наступательной операции принимали участие 126-й (состоявший из 3-й Краснознаменной ОБРМП и 72-й ОМСБР) и 127-й (включавший 69-ю МСБР и 70-ю Краснознаменную МСБР) легкие стрелковые корпуса.[144]

Проведенный анализ развития и боевого применения морских стрелковых бригад доказывает, что они имели не только схожую с бригадами морской пехоты организационно-штатную структуру, но и нередко выполняли свойственные только морской пехоте задачи. Подтверждением этому может служить участие морских стрелковых бригад в морских десантах и десантных операциях. Так, в ходе успешно проведенной Тулоксинской десантной операции (23–27 июня 1944 г.) в составе оперативного десанта были высажены 70-я МСБР и 3-я ОБРМП, по два тактических десанта в 1942 г. и 1944 г. высадила входившая в состав Северного оборонительного района 12-я ОМСБР, один десант в 1942 г. — 82-я ОМСБР. Кроме того, к действиям в составе морских десантов в Керченско-Феодосийской десантной операции (25.12.1941 г. — 02.01.1942 г.) готовились 66-я и 79-я морские стрелковые бригады,[145] 1 августа 1942 г. в районе Ондозеро была высажена десантная группа 85-й МСБР.[146] Морские стрелковые бригады привлекались также для противодесантной обороны. Так, 76-я ОМСБР в период с 21 августа по 18 сентября 1942 г. осуществлялся ПДО участка побережья Азовского моря.[147]

В сражениях за Москву родилась гвардия советской морской пехоты. 5 января 1942 г. 71-я морская стрелковая бригада (1-е формирование) первой из соединений Военно-Морского Флота и второй из стрелковых бригад Красной Армии была преобразована в гвардейскую бригаду. Через два месяца, 18 марта 1942 г., гвардейской стала 75-я морская стрелковая бригада.[148] Преобразование двух морских стрелковых бригад в трудный для страны период начала 1942 г. явилось высокой оценкой боевой деятельности морской пехоты на сухопутных фронтах Великой Отечественной войны и признанием их высокого воинского мастерства.

С 19 июля 1942 г. в составе войск 64-й армии Сталинградского фронта действовала 66-я морская стрелковая бригада (командир — полковник А. Д. Державин), прибывшая сюда с Кавказского фронта.

В это же время на западном берегу Дона начала боевые действия переброшенная с Калининского фронта 154-я морская стрелковая бригада.

МОРСКИЕ ДЕСАНТЫ, ВЫСАЖЕННЫЕ СОВЕТСКИМИ ФЛОТАМИ И ФЛОТИЛИЯМИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941–1945 гг.

Дата высадки Место высадки Состав десанта Время на подготовку десанта Артиллерийская подготовка к высадке десанта Авиационная подготовка к высадке десанта Время высадки десанта Артиллерийская поддержка действий десанта на берегу Авиационная поддержка действий десанта на берегу Характер противодействия противника Результаты высадки десанта
СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ
06.07.1941 г. Губа Неричья (восточный берег губы Большая Западная Лица) Стрелковый батальон (529 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 06 ч 10 мин — 07 ч 00 мин ЭМ — 1, СКР — 3, ТЩ — 2, МО — 3, БА Не проводилась Незначительный артиллерийский огонь противника Десант выполнил поставленную задачу и соединился с 52 сд
07.07.1941 г. Западный берег губы Большая Западная Лица Стрелковый батальон (500 чел.) Без подготовки Не проводилась Не проводилась Днем СКР — 2, МО — 3 9 истребителей Сильное сопротивление пехоты противника после высадки Десант задачу не выполнил и был эвакуирован
14.07.1941 г. Западный берег губы Большая Западная Лица Стрелковый полк и батальон морской пехоты (всего 1600 чел.) 4 часа Не проводилась Не проводилась Днем ЭМ — 1, СКР — 1, СКА — 4 6 самолетов Артиллерийский огонь противника Десант выполнил свою задачу — оттянул на себя часть сил противника и заставил его прекратить наступление на мурманском направлении
28.04.1942 г. Восточнее мыса Пикшуев (губа Большая Западная Лица) 12-я бригада морской пехоты (всего 7165 чел.) 11 суток Не проводилась Не проводилась 00 ч 05 мин — 02 ч 35 мин ЭМ — 1, СКР — 2, МО — 9, 2 батареи БА Несколько самолетов При высадке — слабый минометный огонь, после высадки — сильное сопротивление пехоты артиллерии противника Десант задачу не выполнил и понес большие потери (до 70 %). Остатки десанта были эвакуированы
11.09.1942 г. Мыс Пикшуев Разведывательная рота, рота автоматчиков, саперный взвод (всего 320 чел.) 12-й ОБРМП 5 суток Не проводилась Не проводилась 00 ч 10 мни — 01 ч 00 мин Не проводилась Не проводилась Слабое сопротивление в связи с внезапностью высадки; на берегу — сильное сопротивление Десант задачу выполнил — уничтожил гарнизон и огневые точки противника на мысе Пнкшуев, после чего был эвакуирован.
17.09.1942 г. Мыс Пикшуев Сводный отряд в составе разведроты и разведвзводов батальонов 63-й БРМП; разведотряд штаба СФ; рота автоматчиков, разведрота и группа разведчиков 12-й ОБРМП (всего 683 чел.) 2 суток Не проводилась Не проводилась 22 ч 30 мин — 24 ч 00 мин Катера МО, береговые батареи 8 истребителей Противодействие противника на отдельных участках высадки и в бою на берегу Десант задачу выполнил — уничтожил ДОТы и ДЗОТы противника, нанес потери в живой силе, после чего был снят
17.09.1942 г. Западный берег губы Большая Западная Лица Усиленная разведена 82-й ОМСБР (всего 200 чел.)
11.04.1943 г. Остров Хейнесаари Рота МП (284 чел.) 2 суток Не проводилась Не проводилась Ночью Не проводилась Не проводилась Противника на острове не оказалось Десант занял остров.
09.10.1944 г. Губа Малая Волоковая (южный берег залива Мативуоно) 63-я БРМП и сводный разведотряд (всего 3032 чел.) 1 месяц Батареи береговой артиллерии Не проводилась 23 ч 06 мин — 01 ч 10 мин ЭМ — 1, батареи береговой артиллерии 73 самолета Незначительное противодействие артиллерии противника Задачу десант выполнил — оказал содействие в наступлении войскам 14-й армии на петсамском и киркенесском направлениях
12.10.1944 г. Порт Линнахамари 349-й отдельный пулеметный батальон морской пехоты и отряд 125-го ПМП (разведрота, рота автоматчиков, школа сержантов) — всего 320 чел. 2 суток Не проводилась Не проводилась 22 ч 50 мни — 24 ч 00 мин Корабли, береговая артиллерия Несколько самолетов Сильное противодействие артиллерии и пехоты противника Десант свою задачу выполнил — захватил порт Линнахамари, не допустив его разрушения противником
14.10.1944 г. Мыс Ристиниеми и мыс Нумерониеми Рота МП и разведотряд (всего 250 чел.) Не сколько часов Не проводилась в самолетов 17 ч 00 мин — 17 ч 10 мин Артиллерийская поддержка не проводилась Выделялось 12 самолетов, но их поддержка не потребовалась Противника не оказалось Десант свою задачу выполнил — захватил батарею противника
18.10.1944 г. Залив Суоло-вуоно и мыс Аренсиеми 4-й батальон 12-й БРМП (485 чел.) Несколько часов Не проводилась Не проводилась 06 ч 50 мин — 07 ч 30 мин СКР — 1, БО — 3, МО — 2 16 самолетов Незначительное сопротивление пехоты противника после высадки Задачу десант выполнил — отбросил противника и вышел на государственную границу
23.10.1944 г. Кобхольм-фьорд 3-й батальон 12-й БРМП и отдельный отряд 125-го ПМП (всего 625 чек.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 06 ч 08 мин — 06 ч 30 мин БО — 1, МО — 2, КАТЩ — 3 Не проводилась Сопротивления не было Десант свою задачу выполнил — захватил населенные пункты на побережье Кобхольм-фьорд — Яр-фьорд и организовал оборону
25.10.1944 г. Хольменгро-фьорд Два батальона 63-й БРМП (835 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 04 ч 45 мин — 05 ч 50 мин БО — 1, МО — 4 16 самолетов Сопротивления не было Десант свою задачу выполнил — вышел в назначенный район, чем содействовал войскам 14-й армии в овладении Киркенессом
БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ
10.07.1941 г. Острова Хорсен, Кухгольм и Старкерн (район Ханко) Усиленная стрелковая рота 1 сутки Несколько СКА и МО 3 самолета Ночью СКА и МО 3 самолета Сильное сопротивление артиллерии, обстрел из минометов и пулеметов Десант задачу выполнил — захватил остров
17.07.1941 г. Острова Хестэ, Лонгхольм, Вракхольм и Грислом (район Ханко) Усиленная стрелковая рота 1 сутки СКА и МО Не проводилась Ночью СКА, береговая артиллерия Авиация ВМБ Ханко Артиллерийский и пулеметный огонь противника Десант задачу выполнил — захватил острова
30.07.1941 г. Остров Гуннхольм (район Ханко) Рота (150 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась Ночью СКА, береговая артиллерия, ВМБ Не проводилась Артиллерийский и пулеметный огонь противника Десант задачу выполнил — захватил остров
05.08.1941 г. Остров Рухну Две роты 2 суток Не проводилась Не проводилась На рассвете Корабли к СКА Несколько самолетов Противодействие только со стороны авиации Десант задачу выполнил — захватил остров Рухну
03.10.1941 г. Новый Петергоф Усиленная рота 6-й ОБРМП (225 чел.) Несколько часов Корабли и береговая артиллерия КМОР Не проводилась 04 ч 50 мин ЭМ — 1, МО — 3, береговая артиллерия КМОР Несколько самолетов При высадке сопротивление было Десант задачу не выполнил, дальнейшая его судьба неизвестна
05.10.1941 г. Стрельна Стрелковый батальон (526 чел.) 1 сутки Не проводилась Авиация флота 05 ч 17 мин — 05 ч 55 мин ЛК — 1, ЭМ — 3, КЛ — 2, береговая артиллерия КМОР 116 самолетов Интенсивный пулеметный огонь противника 130 человек были высажены. После высадки связь прекратилась и судьба десанта неизвестна
05.10.1941 г. Новый Петергоф Батальон моряков пехоты (520 чел) 1 сутки Не проводилась Авиация флота Ночью ЛК — 1, ЭМ — 3, КЛ — 2, береговая артиллерия КМОР 116 самолетов Сильный артиллерийско-пулеметный и минометный огонь противника Десант задачу не выполнил, дальнейшая его судьба неизвестна
06.10.1941 г. Стрельна Стрелковая рота (154 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 03 ч 25 мин 03 ч 50 мин Артиллерия кораблей КМОР Не проводилась Сильный артиллернйско-пулеметный и минометный огонь противника Десант задачу не выполнил, дальнейшая его судьба неизвестна
08.10.1941 г. Стрельна Стрелковый батальон (430 чел.) Несколько часов Не проводилась Не проводилась Ночью ЭМ — 2, СКА — 4, железнодорожная батарея Не проводилась Сильный артиллерийско-пулеметный и минометный огонь противника 182 человека не были высажены. Десант понес большие потери и свою задачу не выполнил
23.10.1941 г. Острова Соммарэ и Чернгхольмарне (район Ханко) Усиленная рота моряков 1 сутки Не проводилась Не проводилась Ночью и днем Артиллерия ВМБ Ханко Не проводилась Сильное противодействие артиллерии и гарнизона противника Десант понес большие потери и свою задачу не выполнил
07–10.07.1942 г. Остров Соммерс Батальон моряков (около 500 чел.) 5 суток БКА, МО, СКА Несколько самолетов 01 ч 30 мин — 02 ч 30 мин БКА — 1, ТКА — 6, СКА — 5 Не проводилась Сильный артиллерийско-пулеметный и минометный огонь противника Десант понес большие потери от огня противника, а также 70 человек утонули при высадке (общие потери: 359 убитых, 63 раненых). Десант не выполнил задачу и был разгромлен
19.08.1942 г. Устье реки Тосно Стрелковый батальон и взвод автоматчиков МП (всего 400 чел.) 6 суток Артподготовка в течение 1 часа Несколько самолетов 13 ч 06 мин — 14 ч 56 мин БКА — 6, МО — 1 Несколько самолетов Незначительное сопротивление пехоты противника Десант задачу выполнил, противник отошел
14.02.1944 г. Район деревни Мерикюля Батальон автоматчиков и ср 260-й ОБРМП (всего 517 чел.) 12 суток Не проводилась Не проводилась 03 ч 40 мни — 04 ч 20 мин БКА — 4, МО — 9 Не проводилась Противник оказал сильное сопротивление в ходе высадки Десант задачу не выполнил и был разгромлен противником на берегу
20.06.1944 г. Остров Нерва Усиленная рота МП и стрелковая рота 4 суток Не проводилась Не проводилась 01 ч 00 мин — 07 ч 00 мин Корабли и береговая артиллерия острова Лавенсари Авиация флота наносила удары по кораблям противника в районе высадки Противника на острове не было. Сопротивление оказали корабли и береговая артиллерия материка Десант задачу выполнил — был захвачен остров Нерва
21–27.06. 1944 г. Острова Бьёркского архипелага 260-я ОБРМП (1500 чел.) 5 суток Не проводилась Не проводилась Ночью и днем БКА, МО, береговая артиллерия КМОР Штурмовая авиация Сильное противодействие со стороны береговой артиллерии, пехоты и кораблей противника Десант задачу выполнил — были захвачены острова Бьёркского архипелага
01.07.1944 г. Остров Тейкарсаари Стрелковый батальон и разведывательная рота 260-й ОБРМП 1 сутки Береговая артиллерия Не проводилась 01 ч 35 мин — 04 ч 00 мин Не проводилась Не проводилась Сильное противодействие со стороны береговой артиллерии и пехоты противника Десант задачу не выполнил — полностью был разгромлен противником
04–05.07. 1944 г. Острова Тейкарсаари, Суонионсаари и Равенсаари 224-я стрелковая дивизия (3600 чел.) 2 суток Корабли, артиллерия береговой обороны флота и 59-й армии Авиация флота и Ленинградского фронта 10 ч 06 мин — 11 ч 00 мин Корабли, береговая артиллерия флота н артиллерия 59-й армии Авиация флота и фронта Сильное сопротивление со стороны береговой артиллерии и пехоты противника на острове Тейкарсаари Десант задачу выполнил — острова были захвачены
08.07.1944 г. Острова Койвусаари и Эссаари Усиленный батальон 1 сутки Корабли и береговая артиллерия Не проводилась 10 ч 03 мин Корабли и береговая артиллерия Не проводилась Сильное сопротивление со стороны береговой артиллерии и пехоты противника Десант задачу выполнил частично — захвачен полностью остров Койвусаари и плацдарм на острове Эссаари
16.08.1944 г. Западное побережье Чудского озера 191-я стрелковая дивизия и отдельный пулеметно-артиллерийский батальон 4 суток Не проводилась Две авиадивизии 04 ч 30 мин — 05 ч 20 мин Бронекатера и тендеры Чудской флотилии Авиация флота и фронта Противодействие артиллерии и авиации противника Десант успешно выполнил свою задачу — отбросил противника, захватил плацдарм, на который затем были перевезены войска 2-й ударной армии
22.09.1944 г. Губа Локса Усиленная рота МП 260-й ОБРМП (284 человека) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 14 ч 00 мим Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — захватил порт Локса
23.09.1944 г. Порт Таллин Усиленная рота МП 260-й ОБРМП (231 чел.) Несколько часов Не проводилась Не проводилась 01 ч 30 мин Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — был захвачен порт Таллин
23.09.1944 г. Острова Нарген и Аэгна Рота МП Несколько часов Не проводилась Не проводилась Днем Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — были освобождены от противника острова Нарген и Аэгна
24.09.1944 г. Порт Палдиски Рота МП 260-й ОБРМП Не проводилась Не проводилась 10 ч 00 мни Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — был захвачен порт Палдиски
30.09–24.11. 1944 г. Острова Моонзундского архипелага Два стрелковых корпуса 8-й армии и 260-я ОБРМП (всего более 60 000 чел.) 3 суток Не проводилась Не проводилась Днем БКА, МО, береговая артиллерия Авиация флота и фронта Упорное сопротивление, особенно на островах Эзель и Даго, со стороны гарнизонов острова при поддержке кораблей противника Десант задачу выполнил — все острова архипелага были освобождены
16.04.1945 г. Дамба Циммербуде (район Пиллау) Рота 260-й ОБРМП (100 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась На рассвете БКА — 3 Не проводилась Незначительное сопротивление противника Задача выполнена — уничтожены батареи и гарнизон противника.
26.04.1945 г. Коса Фрише-Нерунг (район Пиллау) Стрелковый полк и два батальона 260-й ОБРМП (1550 чел.) 7 суток Артиллерия армии Авиация флота и 02 ч 07 мин — 09 ч 06 БКА, артиллерия армии Не проводилась Незначительное противодействие артиллерии и пехоты противника Десант задачу выполнил — был уничтожен гарнизон противника и захвачена коса Фриш-Нерунг.
ЛАДОЖСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ
24.07.1941 г. Лункулансаари 1-й батальон 4-й ОБРМП 5 суток Не проводилась Не проводилась 08 ч 15 мии — 12 ч 00 мин КЛ — 2, БКА, МО Не проводилась Сопротивление со стороны береговой артиллерии, пехоты и бронемашин противника Десант задачу не выполнил, понес значительные потери и его остатки были эвакуированы
26.07.1041 г. Остров Мантсинсаари 2-й батальон 4-й ОБРМП 5 суток Не проводилась Не проводилась 06 ч 15 мии — 07 ч 40 мин СКР — 1, КЛ — 2, БКА, МО Не проводилась Высадка без противодействия, но на берегу противник оказал упорное сопротивление Десант хотя и оттянул часть сил противника, но свою задачу полностью не выполнил и был снят
23.09.1941 г. Район Липки — Бугры Две роты моряков (260 чел.) 2 суток Не проводилась Не проводилась 04 ч 00 мин — 09 ч 00 мин КЛ — 2, береговая артиллерия Не проводилась Сильное сопротивление пехоты и артиллерии противника Десант задачу не выполнил, понес потери и был снят
25.09.1941 г. Шлиссельбург — Липки Рота моряков Несколько часов Не проводилась Не проводилась 15 ч 20 мин — 16 ч 00 мин КЛ — 2, БКА, МО, береговая артиллерия Не проводилась Сильное сопротивление пехоты и артиллерии противника Десант задачу не выполнил и был почти полностью уничтожен
25.09.1941 г. Крепость Шлиссельбург (остров Ореховый) Стрелковая рота (130 чел.) Несколько часов Не проводилась Не проводилась Ночью ТЩ — 1, СКА Не проводилась Незначительный артиллерийско-пулеметный огонь противника Десант задачу выполнил — захватил остров Ореховый
23.06–27.06. 1944 г. Устье реки Тулокса 70-я ОМСБР, 3-я ОБРМП, ЗАП, гаубичная батарея 10 суток КЛ — 5, БКА —2, МО — 6 Авиация флота и фронта 05 ч 55 мин — 14 ч 00 мин КЛ — 5, БКА — 2, МО — 6, 144 самолета Сильное сопротивление пехоты, артиллерии и авиации противника Десант задачу выполнил — перехватил дороги и оказал содействие в разгроме олонецкой группировки противника
ОНЕЖСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ
26.06.1944 г. Бухта Лахтинская Рота автоматчиков 31-го ОБМП (104 чел.) 3 суток Не проводилась Не проводилась 04 ч 00 мин — 05 ч 00 мин ТЩ, БКА Не проводилась Высадка без сопротивления со стороны противника Десант задачу выполнил — захватил участок побережья и перерезал шоссейную дорогу на Петрозаводск
28.06.1944 г. Бухта Уйская и г. Петрозаводск 31-й ОБМП (786 чел.) 2 суток Корабли флотилии Несколько самолетов 07 ч 00 мин — 08 ч 00 мин ТЩ, БКА Несколько самолетов Противник оказал активное сопротивление высадке в бухту Уйская; высадка в Петрозаводске без противодействия Десант успешно решил поставленную задачу — остров Б. Климецкий был очищен от противника
ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ
22.09.1941 г. Район деревни Григорьевка 3-й Черноморский полк МП (1900 чел.) и воздушный десант (25 чел.) 7 суток КР — 2, ЭМ — 3 Не проводилась 02 ч 00 мни — 05 ч 10 КР — 2, ЭМ — 4, КЛ — 1, МО — 10 63-я авиационная бригада и 69-й истребительный авиационный полк Слабое сопротивление противника при высадке Десант успешно выполнил задачу — оказал содействие войскам OOР в разгроме двух дивизий противника, остатки которых были отброшены от Одессы
25.12.1941 г. — 02.01.42 г. Керчь — Феодосия 44-я и 51-я армии и части МП, 83 ОБРМП, штурмовые отряды морской пехоты (всего 45 000 чел.) 20 суток КР — 2, ЭМ — 3, только в районе Феодосии Не проводилась Ночью и днем КР — 2, ЭМ — 3 в районе Феодосии; в др. районах — слабая арт. поддержка Слабая авиационная поддержка Сильное сопротивление пехоты, артиллерии и авиации противника Десант задачу выполнил — разгромил часть сил керченской группировки противника и освободил Керченский полуостров
05.01.1942 г. Евпатория Усиленный батальон морской пехоты 5 суток Не проводилась Не проводилась 03 ч 00 мин — 06 ч 00 мин Не проводилась Не проводилась Сильное противодействие противника после высадки Десант задачу не выполнил, был уничтожен
06.01.1942 г. Судак Усиленная рота (218 чел.) 2 суток Не проводилась Не проводилась 00 ч 44 мин — 05 ч 00 мин Не проводилась Не проводилась Сильное противодействие противника после высадки Десант задачу не выполнил, был уничтожен
15.01–16.01. 1942 г. Судак Горнострелковый полк (1500 чел.) 2 суток ЛК — 1, КР — 1, КЛ — 1 (перед высадкой произвели обстрел побережья) Не проводилась 00 ч 44 мин –05 ч 55 мин Не проводилась Не проводилась Сильное противодействие противника после высадки Десант задачу выполнил частично, впоследствии был разгромлен
24.01–25.01.1942 г. Судак Горнострелковый полк (1576 чел.) 3 суток Не проводилась Не проводилась 23 ч 30 мин — 06 ч 00 мин Не проводилась Не проводилась Сильное противодействие противника после высадки Десант задачу выполнил частично, впоследствии был уничтожен
04.02–09.02. 1943 г. Ю. Озерейка — Станичка До двух дивизий (18 000 чел.) отряд МП Ц. Куникова 10 суток КР — 1, ЭМ — 2, КЛ — 2 Авиационная группа 06 ч 30 мин КЛ — 2 в районе Ю. Озерейка; в районе Станичка — береговая артиллерия Не проводилась Сильное противодействие всех сил противника, особенно в районе Ю. Озерейка Десант на главном направлении (Ю. Озерейка) высадить не удалось, был захвачен плацдарм на вспомогательном направлении в районе Станичка — Мысхако
10.09–16.09. 1943 г. Новороссийск 255-я ОМСБР, 393-й ОБМП и два стрелковых полка (всего 8000 чел.) 20 суток Артиллерия береговой обороны флота и 18-й армии Авиация флота н фронта 03 ч 00 мин — 14 ч 00 мин Артиллерия береговой обороны и армии Авиация флота и фронта Противник оказал упорное сопротивление силами пехоты, танков и артиллерии Десант задачу выполнил — оказал содействие войскам 18-й армии в освобождении Новороссийска и в разгроме новороссийской группировки противника
24.09–27.09.1943 г. Благовещенская — озеро Соленон 83-я ОБРМР, 143-й ОБМП 166-й СП (всего 8421 чел.) 3 суток Не проводилась Несколько самолетов МБР-2 03 ч 00 мин — 05 ч 25 мин Не проводилась Не проводилась Сильное противодействие береговой артиллерии, минометно-пулеметный огонь, катера Десант задачу выполнил — захватил плацдарм и во взаимодействии с войсками 18-й армии овладел Таманью
06.10–09.10.1943 г. Коса Тузла Батальон МП (742 чел.) Несколько часов Не проводилась Не проводилась Ночью Артиллерия 18-й армии Полк самолетов Ил-2 Противодействие артиллерийским, минометным и пулеметным огнем, контратаки пехоты противника Десант задачу выполнил — очистил от противника косу Тузла
01.11–11.11.1943 г. Керчь — Эльтиген 18-я и 56-я армии и три батальона МП (всего 85 000 чел.) 19 суток Артиллерия береговой обороны флота, 18-й и 56-й армии Авиация флота и армии 04 ч 50 мин Артиллерия 18-й и 56-й армий и Керченской ВМБ Авиация флота и фронта Сильное противодействие противника Задача была выполнена не полностью, был захвачен лишь плацдарм севернее Керчи, который впоследствии был расширен силами ОПАРМ
08.12.1943 г. Гора Митридат 83-я ОБРМП (780 чел.) 3 суток Не проводилась Не проводилась 06 ч 45 мин Артиллерия 56-й армии и Керченской ВМБ Не проводилась Сильное противодействие противника Десант задачу не выполнил и остатки его были эвакуированы
22.01.1944 г. Керчь Стрелковый полк и два батальона МП (всего 1900 чел.) 6 суток БКА, МО, береговая артиллерия Авиация флага и фронта 23 ч 37 мин — 24 ч 00 мин Артиллерия береговой обороны, 56-й армии, а также БКА и МО Авиация флота и фронта Сильный артиллерийский, минометный и пулеметный огонь противника Десант задачу выполнил — прорвал оборону противника и соединился с частями ОПАРМ
22.08–23.08.1944 г. Западный берег Днестровского лимана Две бригады морской пехоты, один мотоциклетный полк и четыре стрелковых батальона (всего 8000 чел.) 14 суток Не проводилась Не проводилась 04 ч 10 мин — 14 ч 00 мин БКА, МО, береговая артиллерия Авиация флота и фронта Упорное сопротивление артиллерийским, пулеметным и минометным огнем Десант задачу выполнил — разгромил противника, захватил плацдарм и оказал содействие войскам 3-го Украинского фронта в уничтожении приморской группировки противника
ДУНАЙСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ
26.06.1941 г. П/о Сатулноу Рота пограничников 1 сутки Не проводилась Не проводилась На рассвете Корабли флотилии Не проводилась Без противодействия противника Десант задачу выполнил — захватил п/о Сатулноу
26.06.1941 г. Старая Килия 23-й стрелковый полк 1 сутки Корабли и артиллерия дивизии Не проводилась 06 ч 00 мин — 06 ч 30 мин Не проводилась Не проводилась Противник оказал противодействие артиллерийским и пулеметным огнем Десант задачу выполнил — Старая Килия была захвачена
29.09.1944 г. Порт Радуевац Стрелковая рота (120 чел.) 1 сутки БКА — 3 Не проводилась 04 ч 00 мин — 04 ч 10 мин БКА — 3 Не проводилась Противник оказал противодействие артиллерийским и минометным огнем Десант задачу выполнил — порт Радуевац был захвачен
16.10.1944 г. Остров Смедерово Стрелковая рота (100 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась Ночью Не проводилась Не проводилась Высадка без противодействия противника Десант задачу выполнил — овладел островом Смедерово
21.10.1944 г. Остров Ратно Стрелковая рота (100 чал.) 1 сутки БКА — 3, батарея берегового отряда сопровождения (БОС) Не проводилась Ночью БКА — 3, батарея БОС Не проводилась Сильное противодействие артиллерийским и минометным огнем Десант задачу выполнил — овладел островом Ратно
01.12.1944 г. Г. Герьен 16-й БМП 83-й ОБРМП (475 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 00 ч 10 мин — 00 ч 30 мин БКА — 3 Не проводилась Сильное противодействие артиллерийским, минометным и пулеметным огнем Десант задачу выполнил — овладел г. Герьен
04.12.1944 г. Илок и Опатовац Батальон и рота МП, отдельный пулеметно-артиллерийский батальон и два батальона югославов (всего 1522 чел.) 1 сутки БКА, минные катера, артиллерия БОС и 68 ск Не проводилась Ночью БКА, минные катера, артиллерия БОС и 68 ск Не проводилась Противодействие артиллерии, минометов, танков и пехоты противника Десант задачу выполнял — овладел районом Илок — Опатовац
07.12.1944 г. Г. Дунапентеле 144-й БМП 83-й ОБРМП (420 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась Ночью Не проводилась Не проводилась Без противодействия противника Десант задачу выполнил — овладел г. Дунапентеле.
08.12.1944 г. Г. Вуковар Батальон МП, пулеметный батальон, стрелковый батальон и стрелковая бригада югославов (всего более 2000 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 02 ч 50 мин — 07 ч 10 мин БКА, артиллерия БОС Не проводилась Сильное противодействие пехоты и танков противника после высадки Десант задачу не выполнил, понес большие потери и в связи с неуспехом наступления 68 ск был снят
20.03.1945 г. Село Тат Два батальона МП и штрафная рога (всего 866 чел.) 7 суток Артиллерия БОС, 83-й бригады МП и 10 ск Не проводилась Ночью Артиллерия БОС, 83-й бригады МП и 10 ск Не проводилась Высадка при незначительном противодействии противника, затем противник оказал упорное сопротивление Десант задачу выполнил — овладел селом Тат
28.03.1945 Радвань-Моча 83-я ОБРМП (1300 чел.) Несколько часов БКА — 3, минные катера — 6, артиллерия БОС Авиация 5 ВА 16 ч 25 мин — 17 ч 30 мин БКА — 3, минные катера — 6, артиллерия БОС Авиация 5 ВА Упорное сопротивление пехоты и артиллерии противника Десант задачу выполнил — овладел населенными пунктами Радвань-Моча, Виртхов и Пустатин
24.08.1944 г. Жебрияны 384-й ОБМП (285 чел.) 16 часов Не проводилась Не проводилась 04 ч 30 мин — 05 ч 00 мин Дивизион БКА Не проводилась Высадка без сопротивления, но на берету противник оказал сильное противодействие Десант задачу выполнил — овладел Жебрияны, Вилково, а впоследствии Н. Килия и Сулина
29.08.1944 г. Констанца Батальон МП (800 чел.) Несколько часов Не проводилась Не проводилась 23 ч 30 мин — 01 ч 00 мин Не проводилась Не проводилась Высадка без сопротивления противника Десант задачу выполнил — были захвачены порт Констанца и корабли противника
09.09.1944 г. Варна 83-я ОБРМП Несколько часов Не проводилась Не проводилась 22 ч 10 мин Не проводилась Не проводилась Высадка без сопротивления противника Десант задачу выполнил — захватил порт Варна и корабли противника
09.09.1944 г. Бургас 384-й ОБМП (370 чел.) Несколько часов Не проводилась Не проводилась Днем Не проводилась Не проводилась Высадка без сопротивления противника Десант задачу выполнил — захватил порт Бургас
АЗОВСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ
01.05.1943 г. Коса Вербяная Усиленная рота 41-й дивизии НКВД (210 чел.) 3 суток Не проводилась Не проводилась 03 ч 00 мин — 03 ч 25 мин МО — 2 Не проводилась Артиллерийский, минометный и пулеметный огонь противника с берега и катеров. На берегу сильное сопротивление противника Десант задачу не выполнил, понес большие потери, а его остатки пробились к своим войскам
29.08.1943 г. Безымяновка — Веселый Рота МП и стрелковый взвод (всего 207 чел.) 2 суток Не проводилась Не проводилась 23 ч 50 мин — 00 ч 05 мин БКА — 3 Не проводилась Артиллерийско-пулеметный огонь противника. На берегу десант был атакован танками и пехотой противника Десант задачу выполнил — перерезал пути отхода противника и содействовал нашим войскам в овладении г. Мариуполем
16.09.1943 г. г. Осипенко Усиленный батальон МП (800 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 03 ч 00 мин — 03 ч 20 мин Не проводилась Не проводилась Противник отошел из района предполагаемой высадки
25.09–27.09. 1943 г. Голубицкая (район г. Темрюка) Стрелковый полк и батальон МП (всего 1420 чел.) 5 суток Не проводилась Не проводилась 03 ч 36 мин — 05 ч 00 мин Дивизион БКА, МО — 2 Не проводилась Противник оказал сопротивление артиллерийским, минометными пулеметным огнем Десант задачу выполнил — разгромил противника, захватил плацдарм и содействовал нашим войскам в овладении г. Темрюком
10.01.1944 г. Мыс Тархан Стрелковый полк, батальон МП, парашютно-десантный батальон и две роты (всего 3000 чел.) 7 суток БКА — 3, МО — 3, артиллерия береговой обороны и 56-й армии Авиация флота 08 ч 00 мин — 10 ч 30 мин БКА — 3, МО — 3, артиллерия береговой обороны и 56-й армии Авиация флота Сильный артиллерийский, минометный и пулеметный огонь противника, а также сопротивление его пехоты Десант задачу выполнил — разгромил противника и захватил плацдарм. Однако войска ОПАРМ не смогли развить наступление и использовать успех десанта
08.04.1945 г. Г. Орт Стрелковый полк (700 чел.) Несколько часов Не проводилась Не проводилась 05 ч 35 мин — 06 ч 00 мин Не проводилась Слабое сопротивление противника Слабое сопротивление противника Десант задачу выполнил — во взаимодействии с войсками 46-й армии овладел г. Орт
11.04.1945 г. Г. Вена (Венский мост) Стрелковая рота (103 чел.) Несколько часов БКА — 5, минные катера — 7, артиллерия БОС и 80 сд 30 самолетов Днем БКА — 5, минные катера — 7, артиллерия БОС и сд Не проводилась Упорное сопротивление всех сил противника Десант задачу выполнил — содействовал сухопутным войскам в овладении г. Веной
12.04.1945 г. В районе Опатовац — Сотин Стрелковый батальон югославов и части МП (всего 1556 чел.) Несколько часов МН — 2, БКА — 4 Не проводилась 01 ч 50 мин — 03 ч 30 МН — 2, БКА — 4 Не проводилась Противник оказал сопротивление артиллерийским, минометным и пулеметным огнем Десант задачу выполнил — совместно с сухопутными войсками овладел населенными пунктами Опатовац и Ловас
ВОЛЖСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ
31.10.1942 г. С. Латашанка Стрелковый батальон 1 сутки Не проводилась Не проводилась Ночью КЛ — 2, БКА Не проводилась Сильное противодействие артиллерии, минометов и пехоты противника Десант задачу не выполнил и был уничтожен
ДНЕПРОВСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ
26.06.1944 г. С. Здудичи (p. Березина) Две стрелковые роты 1 сутки Не проводилась Не проводилась 20 ч 40 мин — 21 ч 00 мин БКА — 4 Не проводилась Сильное противодействие пехоты и артиллерии противника Десант задачу выполнил — овладел с. Здудичи
28.06.1944 г. Район Скрыгалово и Конковичи Стрелковая рота и взвод моряков (293 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 20 ч 10 мин БКА — 4, плавбатарея — 1, артиллерия сухопутных войск Не проводилась Сильное противодействие минометным и пулеметным огнем Десант задачу выполнил овладел селом Конковичи и отбросил противника в район Новоселки — Петриков
30.06.1944 г. Г. Петриков Стрелковая рота и взвод моряков (293 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 23 ч 25 мин Не проводилась Не проводилась Слабое противодействие противника Десант задачу выполнил — овладел г. Петриков
12.07.1944 г. Г. Пинск Стрелковая дивизия и стрелковый полк (всего 1950 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась 02 ч 45 мин — 03 ч 25 мин БКА — 10, плавбатареи — 4 Не проводилась Сильное противодействие противника после высадки Десант задачу выполнил — овладел г. Пинск
27.04.1945 г. Южнее г. Одерберг Стрелковый батальон (300 чел.) 1 сутки Не проводилась Не проводилась Днем Плавбатареи — 4, БКА — 8 Не проводилась Сильное сопротивление противника Десант задачу выполнил
ТИХООКЕАНСКИЙ ФЛОТ
11.08.1945 г. Порт Юки Батальон МП и разведывательный 1 сутки Не проводилась Не проводилась Днем Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — захватил порт Юки
12.08.1945 г. Порт Расин Батальон МП и две роты 1 сутки Не проводилась Не проводилась Днем СКР — 1, ТЩ — 2, БО — 2 Не проводилась Незначительное противодействие противника артиллерийско-пулеметным Десант задачу выполнил — захватил порт и г. Расин
13.08.1945 г. Порт Сейсин Бригада и батальон МП и две стрелковые роты 2 суток Не проводилась Удары авиации и флота Ночью ЭМ — 1, СКР — 2, МЗ — 1 Три авиадивизии ВВС флота Сильное противодействие пехоты и артиллерии противника Десант задачу выполнил — уничтожил гарнизон противника и захватил город и порт Сейсин
18.08.1945 г. Порт Оденцин Две роты 1 сутки Не проводилась Не проводилась Днем Не проводилась СКР — 1 Слабое сопротивление противника артиллерийско-пулеметным огнем Десант задачу выполнил — захватил город и порт Оденцин
21.08.1945 г. Порт Гензан Батальон МП 1 сутки Не проводилась Не проводилась Днем Не проводилась Не проводилась Слабое сопротивление противника артиллерийско-пулеметным огнем Десант задачу выполнил — захватил город и порт Гензан.
16.08.1945 г. Порты Торо и Эсутору Батальон МП 5 суток Не проводилась 15 самолетов 10 ч 00 мин СКР — 1, ТЩ — 1 15 самолетов При высадке незначительное противодействие, а при действиях десанта на берегу — сильное Десант задачу выполнил овладел портами Торой Эсутору
20.08.1945 г. Порт Маока Стрелковая бригада и батальон МП 5 суток Не проводилась Не проводилась 06 ч 00 мин — 15 ч 00 мин БО — 2, ТШ — 4 Не проводилась Слабое противодействие противника артиллерийско-минометным и пулеметным огнем Десант задачу выполнил — овладел портом Маока
25.08.1945 г. Порт Огомари Три сводных батальона 3 суток Не проводилась Не проводилась Днем Не проводилась Не проводилась Без противодействия Десант задачу выполнил — овладел портам Огомари.
18.08–23.08.1945 г. Остров Сюмусю До усиленной стрелковой дивизии (6000 чел.) 3 суток Артиллерия береговой обороны с мыса Лопатка Не проводилась 04 ч 10 мни — 20 ч 00 мин СКР — 2, МЗ — 1 Не проводилась Сильное сопротивление со стороны войск и артиллерии противника Десант задачу выполнил — овладел островом Сюмусю и принял капитуляцию японского гарнизона
АМУРСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ
09.08.1945 г. Г. Фуюань Стрелковый батальон 25 суток КЛ — 1, МН — 2, БКА — 7 (с реактивной артиллерией) Не проводилась 07 ч 30 мин КЛ — 1, МН — 2, БКА — 7 (с реактивной артиллерией) Не проводилась Незначительное сопротивление противника Десант задачу выполнил — овладел г. Фуюань
10.08.1945 г. Г. Гойцзя Стрелковый батальон 1 сутки МН — 2, БКА — 7 4 самолета 19 ч 25 мин — 19 ч 40 мин МН — 2, БКА — 7 Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — овладел г. Гайцзя
10.08.1945 г. Г. Сахалин Стрелковый батальон Без подготовки Не проводилась Не проводилась 11 ч 45 мин Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — овладел г. Сахалин
10.08.1945 г. Г. Айгунь Усиленный батальон Без подготовки Не проводилась Не проводилась 16 ч 45 мин — 17 ч 03 мин Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — овладел г. Айгунь
10.08.1945 г. Г. Цике Две стрелковые рога Без подготовки Не проводилась Не проводилась 22 ч 00 мин — 02 ч 10 мин Не проводилась Не проводилась Слабое сопротивление противника Десант задачу выполнил — овладел г. Цике
11.08.1945 г. Г. Мохэ Усиленный батальон 1 сутки БКА — 4 Не проводилась 13 ч 59 мин — 15 ч 30 мни Не проводилась Не проводилась Незначительное сопротивление противника Десант задачу выполнил — овладел г. Мохэ
15.08.1945 г. Г. Сусутунь Две стрелковые роты 2 суток Не проводилась Не проводилась 10 ч 26 мин Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — овладел населенным пунктом Сусутунь
16.08.1945 г. Г. Мынгали Две стрелковые роты 2 суток Не проводилась Не проводилась 11 ч 00 мин Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — принял капитуляцию японских войск и овладел населенным пунктом Мынгали
16.08.1945 г. Г. Цзямусы Стрелковый полк 2 суток Не проводилась Не проводилась 05 ч 50 мин 06 ч 30 мин Не проводилась Не проводилась Без сопротивления противника Десант задачу выполнил — овладел г. Цзямусы
17.08.1945 г. Г. Хунхэдао Стрелковый батальон 1 сутки МН — 2, БКА — 3, минные катера — 4 Не проводилась 17 ч 20 мин МН — 3, БКА — 3, минные катера — 4 Не проводилась Незначительное сопротивление противника Десант задачу выполнил — овладел г. Хунхэдао.
18.08.1945 г. Г. Саньсин Два стрелковых полка Несколько часов МН, БКА, минные катера Не проводилась 09 ч 00 мин — 10 ч 00 мин Не проводилась Не проводилась Незначительное сопротивление противника Десант задачу выполнил — овладел г. Саньсин

За проявленные в боях за Сталинград отвагу, мужество, стойкость, высокую организованность и героизм 66-я и 154-я морские стрелковые бригады были преобразованы в 11-ю и 15-ю гвардейские морские стрелковые бригады.

Оценивая вклад морской пехоты в победу в Великой Отечественной войне, нельзя не вспомнить о тех морских пехотинцах, которые в силу ряда причин сражались в соединениях и частях сухопутных войск.

На основе изучения архивных материалов удалось установить, что на базе частей и соединений морской пехоты в годы войны было сформировано шесть гвардейских стрелковых[149] и 15 стрелковых дивизий.[150] Моряки сражались в составе 19 гвардейских стрелковых[151] и 41 стрелковых дивизий.[152] Кроме того, на базе соединений морской пехоты были созданы две гвардейские стрелковые, две стрелковые и четыре горнострелковых бригады.[153] Морские пехотинцы входили в состав двух гвардейских стрелковых и 12 стрелковых бригад,[154] действовавших на сухопутных фронтах.

Следует отметить, что во время войны в действующей армии находилась 121 гвардейская стрелковая дивизия. Таким образом, их пятую часть составляли дивизии, в составе которых сражались моряки.

Как известно, за проявленные в Сталинградской битве мужество и героизм пять стрелковых бригад стали гвардейскими. Из этого числа две бригады (66-я и 154-я) были морские, а в составе двух (97-й и 143-й) сражались моряки.

Многие стрелковые части и соединения сухопутных войск имели в своем составе от 1400 до 3800 моряков.[155] В то же время, некоторые стрелковые полки и бригады почти полностью были укомплектованы личным составом флота. Так, известный на Ленинградском фронте 329-й СП 70-й стрелковой ордена Ленина дивизии был сформирован в августе 1942 г. из двух батальонов морской пехоты, численностью по 1 тыс. чел. каждый.

С 26 сентября по 8 октября 1942 г. полк участвовал в форсировании Невы под Невской Дубровкой и в боях на левом берегу реки на знаменитом «пятачке».

16 октября после тяжелых кровопролитных боев 70-я стрелковая ордена Ленина дивизия за проявленные стойкость и мужество была преобразована в гвардейскую. Высоко оценивая действия морских пехотинцев в составе этого соединения, член Военного совета Ленинградского фронта Т. Ф. Штыков в беседе с членом Военного совета Балтийского флота контр-адмиралом Н. К. Смирновым заявил, что в преобразовании дивизии в гвардейскую основная заслуга принадлежит полку моряков.[156]

Следует отметить, что на Ленинградском фронте не было ни одной стрелковой дивизии, в которой не сражались бы моряки.[157]

Официально не называвшиеся морскими 42-я и 92-я стрелковые бригады состояли из моряков Северного флота и Беломорской военной флотилии.

Действовавшая до августа 1942 г. в составе Северо-Западного фронта 42-я СБР прибыла в Сталинград в разгар ожесточенных сентябрьских боев и вошла в состав 62-й армии генерал-лейтенанта В. И. Чуйкова. Во время следования на Сталинградский фронт бригада получила пополнение в количестве 2 тыс. моряков Беломорской военной флотилии.[158] 42-я СБР героически сражалась в Сталинграде с 5 сентября по 17 октября 1942 г.[159]

1 сентября 1942 г. в г. Сталино Московской области из моряков Северного и Балтийского флотов была сформирована 92-я стрелковая бригада. Следует отметить, что в состав бригады входили около 2500 чел. морской пехоты Северного оборонительного района. Это были закаленные в боях краснофлотцы, старшины и офицеры 12-й, 63-й и 254-й бригад морской пехоты. Перед отправкой на Сталинградский фронт бригада насчитывала 6070 чел.[160]

17 сентября 1942 г. 92-я СБР, переправившись через Волгу, заняла оборону в горящих кварталах Сталинграда рядом с обескровленной в жестоких боях 42-й СБР, которая вместе с другими частями и соединениями 62-й армии мужественно отражала попытки немецких войск прорваться к Волге.

18 октября понесшая значительные потери 92-я СБР получила пополнение в количестве 3166 чел., из которых 2978 чел. составляли моряки Тихоокеанского флота.[161]

В дальнейшем бригада участвовала в наступательных боях по уничтожению окруженных немецких войск под Сталинградом.

После Сталинградской битвы на базе бригады была сформирована 93-я гвардейская стрелковая дивизия. В Составе 281-го СП и других частей этого соединения морские пехотинцы сражались на Курской дуге, освобождали Украину, Румынию, Венгрию, Австрию и Чехословакию.[162]

Следует отметить, что в битве на Волге участвовали более 100 тыс. моряков. В 1942 г. Военно-Морской Флот передал на сухопутный фронт 190 тыс. чел., значительная часть которых была направлена на Сталинградский фронт. Личный состав Тихоокеанского, Северного и Балтийского флотов воевал в составе 42-й, 92-й, 124-й, 143-й стрелковых бригад; 24-й, 33-й, 49-й гвардейских стрелковых, 41-й, 98-й, 192-й, 284-й, 308-й и др. стрелковых дивизий.[163]

Только во 2-й гвардейской армии под командованием генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского сражались около 20 тыс. моряков. Наибольшее их количество входило в состав 33-й (4854 чел.), 49-й (2907 чел.) гвардейских стрелковых и 98-й (3764 чел.) стрелковой дивизий.[164] Можно сказать, что во многих соединениях этой армии каждый второй был моряком.

В составе 65-й армии Донского фронта действовала 27-я гвардейская дивизия (бывшая 75-я МСБР), которая первой прорвала оборону противника и начала развивать наступление из района станицы Клетской в юго-восточном направлении. На заключительном этапе войны 27-я гвардейская Новобугская Краснознаменная ордена Богдана Хмельницкого дивизия штурмовала Берлин, причем некоторые ее части вышли непосредственно к рейхстагу.

Таким образом, морские пехотинцы внесли достойный вклад в разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом. По утверждению командующего 62-й армии генерал-лейтенанта В. И. Чуйкова «они явились костяком, цементом, скрепившим 62-ю армию».[165]

Значительное количество моряков участвовало в боях в составе частей и соединений сухопутных войск на Северо-Западном фронте. 24 апреля 1942 г. на базе 2-й гвардейской стрелковой бригады (бывший 71-й МСБР) была образована 25-я гвардейская стрелковая дивизия. 3 мая этого же года дивизия за мужество и героизм, проявленные в боях на Старорусском направлении, была награждена орденом Красного Знамени.[166] 25-я гвардейская стрелковая Синельниковско-Будапештская Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия прошла славный боевой путь от города Дмитрова до Праги.

Успешно сражалась на Северо-Западном фронте и 253-я СД, в состав которой входил около 2500 моряков Черноморского флота и Волжской военной флотилии и которую называли морской. В конце ноября 1943 г. переброшенная на Воронежский фронт дивизия форсировала Днепр южнее Киева. Следует отметить, что немало моряков до конца войны воевало в составе 253-й стрелковой Калинковичской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии (3-го формирования).[167]

Как показал анализ процесса формирования частей и соединений сухопутных войск на базе соединений морской пехоты, основу стрелковых полков составляли как батальоны, так и бригады морской пехоты. Примером может служить обращение 12 июня 1942 г. по приказу наркома обороны 64-й отдельной морской стрелковой Краснознаменной бригады на формирование 82-й стрелковой Краснознаменной дивизии. Так, на базе 1-го СБ бригады был сформирован 210-й СП, на базе 2-го СБ — 250-й СП и на базе 3-го СБ — 601-й СП. При этом артиллерийский дивизион переформировался в 795-й артиллерийский полк.[168] Таким образом, как и в других, имевших в своем составе моряков, стрелковых дивизиях морские пехотинцы явились цементирующим костяком соединения.

В мае 1943 г. основой для формирования частей 138-й СД стали батальоны 6-й отдельной бригады морской пехоты Балтийского флота. Так, на базе 3-го батальона был сформирован 768-й стрелковый полк. Характерно, что офицеры батальона заняли командные должности в этом полку. Так, начальник штаба батальона майор Н. П. Осипенко стал начальником штаба полка. Командирами батальонов и отдельной роты автоматчиков также были назначены офицеры морской пехоты.[169]

В конце января 1944 г. дивизия приняла участие в боях по окружению и уничтожению противника в районе города Корсунь-Шевченковского, после этого участвовала в освобождении Карпат, Ивано-Франковской области, Закарпатья, а затем Чехословакии.

В составе 138-й стрелковой Карпатской Краснознаменной ордена Суворова дивизии (2-го формирования) многие морские пехотинцы прошли путь от краснофлотцев до командиров подразделений, а бывший краснофлотец 3-го батальона 6-й ОБРМП И. И. Сорокин стал заместителем командира полка.[170]

Нельзя не отметить, что командирами многих созданных на базе соединений морской пехоты стрелковых дивизий становились также морские пехотинцы. Так, первым командиром сформированной на базе 7-й ОБРМП 72-й СД стал генерал-майор Т. М. Парафило, командиром 119-й гвардейской стрелковой дивизии, сформированной на базе 11-й и 15-й гвардейских морских стрелковых бригад, был назначен бывший командир 15-й гвардейской МСБР полковник А. М. Мальчевский. Первым командиром созданной на базе 78-й МСБР 318-й стрелковой дивизии являлся также бывший командир 83-й МСБР (1-го формирования) полковник В. А. Вруцкий.

В ряде случаев стрелковые полки создавались на основе бригад морской пехоты. Так, в сформированной 23 августа 1943 г. 227-й СД 16-го СК генерал-майора К. И. Провалова 777-й стрелковый полк был создан на базе 84-й МСБР,[171] а в 117-й гвардейской стрелковой дивизии 335-й гвардейский Краснознаменный полк — на базе 81-й Краснознаменной стрелковой бригады полковника П. И. Нестерова.[172]

Важной, но, к сожалению, почти не изученной частью боевой деятельности частей и соединений сухопутных войск, в составе которых сражалось значительное количество моряков, является их применение в десантных операциях. Примером может служить Керченско-Эльтигенская десантная операция 1943 г., в ходе которой в составе оперативного десанта вместе с 386-м ОБМП и сводным батальоном 255-й БРМП высаживались части 318-й СД, сформированной на базе 78-й морской стрелковой бригады, и вышеупомянутый 335-й гвардейский Краснознаменный полк 117-й гвардейской СД.[173]

8 ноября 1943 г. на Керченский полуостров были высажены 383-я и 227-я СД 16-го стрелкового корпуса, в составе которых сражалось значительное количество моряков.[174]

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод о том, что командование фронтов стремилось применять в десантных операциях именно такие части и соединения.

Не вызывает сомнения и то, что даже в третьем периоде войны, когда количество моряков в составе частей и соединений сухопутных войск значительно снизилось, морские пехотинцы по-прежнему использовались для решения самых сложных задач.

Так, в 1944 г. Сиваш форсировала сформированная 8 июля 1943 г. на базе 62-й ОМСБР 257-я СД 10-го СК. 7 мая этого же года во время ожесточенных боев при штурме Сапун-горы в Севастополе через боевые порядки 77-й СД были введены состоявшие из морских пехотинцев штурмовые группы 257-й стрелковой Сивашской дивизии, которые через четыре часа овладели гребнем горы.[175]

За мужество и героизм, проявленные в ходе Клайпедской наступательной операции, 943-й СП дивизии был награжден орденом Красного Знамени, 948-й СП — орденом Суворова III ст., 953-й СП — орденом Кутузова III ст., а артиллерийский полк — орденом Александра Невского.[176]

На основании вышеизложенного можно сделать некоторые выводы.

1. Большее количество частей и соединений морской пехоты было сформировано в наиболее тяжелом для страны первом периоде войны.

2. Решающее значение на развитие морской пехоты в годы войны оказали такие факторы, как сложившаяся на приморских флангах советско-германского фронта и на стратегических направлениях театра военных действий оперативно-стратегическая обстановка; состав сил и средств, а также характер действий противника на сухопутном фронте.

3. Создание трех разновидностей морской пехоты в годы Великой Отечественной войны имело важное значение для использования этого рода сил в качестве оперативно-стратегического резерва на различных ТВД.

4. Комплектование морской пехоты воспитанным на боевых традициях лучшим личным составом Военно-Морского Флота определило высокие морально-боевые качества частей и соединений этого рода сил, их высокую боеспособность.

2.2. Особенности боевой подготовки морской пехоты

Боевая подготовка частей и соединений морской пехоты в годы Великой Отечественной войны представляла собой систему мероприятий по обучению и воспитанию личного состава для выполнения задач в соответствии с предназначением этого рода сил флота. Ее целью являлось обеспечение постоянной боевой готовности морской пехоты, повышение ее боеспособности и эффективного боевого применения, при этом содержание обучения и воспитания определялось задачами морской пехоты, боевыми возможностями, особенностями боевого применения и характером боевых действий[177].

Главной особенностью боевой подготовки морской пехоты в годы войны явилось то, что она состояла из двух составных частей: общевойсковой подготовки, проводимой, как и в сухопутных войсках, на основе документов, принятых в Красной Армии, и специальной морской десантной подготовки, осуществлявшейся в соответствии с требованиями флотских документов.

Прежде чем рассмотреть особенности боевой подготовки морской пехоты военных лет, следует несколько слов сказать о сложившемся в начале войны положении с мобилизацией и комплектованием вооруженных сил.

Как известно, огромные потери, понесенные Красной Армией в начальном периоде войны, а также оставление значительной части территории страны серьезно осложнили проведение мобилизационных мероприятий.

Следует отметить, что войска западных приграничных округов вступили в войну, будучи укомплектованными только на 60–70 % от штата военного времени. Под ударами превосходящих сил противника они были вынуждены отступать с тяжелыми боями, неся значительные потери, вглубь страны. За первые три недели ожесточенных боев в действующей армии полностью утратили боеспособность 23 дивизии, а более 70 дивизий потеряли половину своего личного состава и боевой техники.[178]

Только войска Северо-Западного фронта в Прибалтийской оборонительной операции в период с 22 июня по 9 июля 1941 г. потеряли 341 тыс. ед. стрелкового оружия, 2525 танков и САУ, 3560 орудий и минометов, 3500 боевых самолетов.[179] Были трудности и иного порядка. Так, в составе резерва перед войной прошли обучение 5,4 млн чел., а 3,1 млн оказались необученными.[180]

Официальные данные Генерального штаба свидетельствуют, что только среди военнообязанных до 40-летнего возраста число необученных составляло 4010 тыс. чел., то есть треть всех состоящих на воинском учете.[181] Так, в 10-й армии около 65 % личного состава не проходило действительную военную службу.[182]

Значительное количество призванного в армию необученного личного состава пагубно сказалось на боеспособности многих частей и соединений, укомплектованных этим контингентом. В бою эти люди терялись, испытывали страх перед противником, что порождало неоправданные потери в первый период войны.

Руководство страны принимало все необходимые меры для проведения мобилизации и пополнения призванным из запаса личным составом, понесших огромные потери соединений и объединений сухопутных войск. Так, за первые сорок дней войны на фронт было отправлено около 2,5 млн. чел. Следует отметить, что в 1941 г. 1700 тыс. чел. находились в составе 60 дивизий народного ополчения.[183] До конца этого же года в Красную Армию было направлено 420 тыс. бывших заключенных. Приведенные выше сведения позволяют сделать определенные вывод о количестве и качестве призванного в 1941 г. в ряды вооруженных сил состава и сравнить его с личным составом сформированных в 1941 г. частей и соединений морской пехоты.

До настоящего времени существует общепринятое мнение о низкой обученности морской пехоты первого периода войны, незнании ее личным составом тактики общевойскового боя и т. п.

Для того, чтобы внести ясность в существо поставленной проблемы, представляется необходимым более глубоко рассмотреть вопросы комплектования морской пехоты в годы войны.

Прежде всего, следует отметить, что в 1939 г., когда была полностью ликвидирована территориально-милиционная система, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая сроки действительной службы на флоте были доведены до пяти лет, при этом в частях связи и береговой артиллерии — до четырех, а в спецчастях ВМФ — до трех лет.

В 1939 г. был принят новый текст военной присяги. 16 октября 1939 г. приказом наркома ВМФ был введен в действие новый Корабельный устав ВМФ СССР. В этом же году СНК Союза СССР и ЦК ВКП(б) установили День Военно-Морского Флота Союза СССР.[184] Приведенные законодательные акты послужили субъективным фактором в развитии Военно-Морского Флота СССР, в т. ч. повышения уровня боевой подготовки.

Следует отметить, что в 1936 г. был издан «Сборник программ по строевой и общей подготовке краснофлотцев, отделенных командиров и старших специалистов морских сил РККА».[185] В этом важном документе определялись задачи обучения, в т. ч. подготовка «сознательного, смелого, высокодисциплинированного бойца, пригодного для службы на корабле или береговой части и способного действовать на берегу в условиях боевой обстановки».[186] Основными требованиями к подготовке бойца являлись: систематическое воспитание у него волевых качеств, инициативы, решительности, храбрости, готовности к самопожертвованию. Программа предусматривала обучение личного состава флота приемам рукопашного боя, в т. ч. в составе отделения, а также штыковому бою на месте и в движении. Каждый краснофлотец и старшина должен был знать устройство винтовки, ручного и станкового пулемета, уметь оборудовать окоп для стрельбы, стараться в бою как можно быстрее сблизиться с противником, штыком уничтожить его и т. д.[187]

Таким образом, программа предусматривала подготовку личного состава флота к действиям на суше в боевой обстановке.

Говоря о подготовке командных кадров для флота в предвоенные годы, следует отметить, прежде всего, увеличение количества военно-морских училищ. Так, в 1938 г. к существовавшим ВМУ им. Фрунзе в Ленинграде и Черноморскому ВМУ в Севастополе добавилось Тихоокеанское ВМУ во Владивостоке, а в следующем году было открыто Каспийское ВМУ в Баку. В эти же годы в системе военно-морских училищ флота были созданы инженерно-техническое, гидрографическое, хозяйственное и медицинское училища.

В мае 1939 г. ВМУ им. Фрунзе было отнесено к разряду высших учебных заведений первой категории. Через год высшими стали Черноморское, Тихоокеанское и Каспийское военно-морские училища.[188]

В программе обучения всех военно-морских училищ предусматривалось преподавание, помимо строевой и стрелковой подготовки, также и основ тактики сухопутных войск в объеме взвода-роты. Следует отметить, что после советско-финляндской войны 1939–1940 г. общевойсковая подготовка курсантов военно-морских училищ заметно усилилась. С началом Великой Отечественной войны дополнительно были введены тактические занятия на местности, больше времени стало уделяться изучению материальной части стрелкового оружия, минометов и противотанковых средств. Совершенствованию тактической подготовки курсантов в значительной степени способствовало и участие в составе истребительных батальонов в охране тыловых районов от диверсионных групп и воздушных десантов противника.[189]

Важно отметить, что на флот направлялась молодежь с хорошим физическим развитием и хорошей общеобразовательной подготовкой. Школы и учебные отряды укомплектовывались, в основном, призывниками с 7–8-летним образованием. Значительное пополнение флот получил в 1940 — начале 1941 гг. Так, на Балтийский флот пришло служить 35 тыс. чел. 1921 г. рождения.[190]

Необходимо остановиться на организации боевой подготовки в единственном к началу войны соединении морской пехоты — 1-й ОБРМП Балтийского флота. Как уже отмечалось, бригада приобрела боевой опыт в ходе советско-финляндской войны 1939–1940 гг., что бесспорно оказало влияние на организацию боевой подготовки. Так, все тактические учения в этом соединении проводились с боевой стрельбой и полным инженерным оборудованием позиций. Характерно, что личный состав имел высокую морскую десантную подготовку и в совершенстве овладел «техникой посадки на транспорты и высадки десанта на необорудованное побережье».[191] Остается только сожалеть, что 1-я ОБРМП, одно из самых подготовленных и боеспособных к началу войны соединений Вооруженных Сил, было использовано в начале войны не по своему прямому предназначению.

Неблагоприятно складывающаяся для Вооруженных Сил СССР стратегическая обстановка в начальном периоде войны вызвала необходимость срочного формирования частей и соединений морской пехоты.

Рассматривая их комплектование личным составом, следует отметить, что значительное количество краснофлотцев и командиров (около 100 тыс. чел.) направил на сухопутный фронт только надводный флот.[192]

Характерно, что при этом экипажи большинства надводных кораблей были сокращены на 10–30 %. Так, с линкоров было выделено на комплектование частей и соединений морской пехоты в среднем по 500, с крейсеров — по 200, с эсминцев — по 100 чел., главным образом специалистов артиллерийских и минно-торпедных боевых частей.[193] Следует отметить, что комплектование частей и соединений морской пехоты, как это было и в годы Гражданской войны, осуществлялось исключительно на добровольной основе. Так, значительную часть 83-й отдельной морской стрелковой бригады (1-го формирования) составили добровольцы из плавсостава боевых кораблей Черноморского флота: линкора «Севастополь», гвардейских крейсеров «Красный Кавказ» и «Красный Крым», крейсера «Червона Украина», эсминцев «Бойкий» и «Сообразительный» и миноносца «Беспощадный».[194]

В августе 1941 г. 5-й батальон 4-й отдельной бригады морской пехоты Балтийского флота почти полностью был укомплектован моряками крейсера «Аврора» и некоторых других кораблей.[195] 7-я отдельная бригада морской пехоты Балтийского флота была сформирована в сентябре 1941 г. из личного состава линкора, эсминцев, подводных лодок и др. кораблей.[196] Экипажи некоторых кораблей, как, например, эсминца «Карл Либкнехт» Беломорской военной флотилии в полном составе убывали на фронт.[197]

Кроме плавсостава боевых кораблей, на укомплектование частей и соединений морской пехоты направлялся личный состав погибших и поврежденных кораблей, военно-морских училищ, школ, учебных отрядов и других частей флотов.

Система комплектования частей и соединений морской пехоты добровольцами из числа плавсостава и формирований флота в значительной степени способствовала перенесению в морскую пехоту сложившихся на флоте традиций и отношений, прежде всего флотской дружбы, особой морской спайки, имевших глубокие исторические корни.

Флотская дружба воспитывалась самими условиями корабельной службы, где от четких действий каждого матроса и старшины и слаженности всего экипажа зависел успех в бою. Дружба, взаимовыручка, упорство в достижении цели — все это как результат флотского воспитания ярко проявилось в боях на сухопутных фронтах.

Нельзя не отметить высокий патриотический подъем, с которым моряки уходили на фронт. Так, личный состав линкора «Парижская коммуна», крейсеров, эсминцев и других кораблей считали делом чести представлять свой корабль в рядах добровольцев, составлявших костяк частей и соединений морской пехоты. Значительный процент моряков (от 40 до 80) имели морские стрелковые бригады. Так, 75-я ОМСБР, переформированная в марте 1942 г. в гвардейскую бригаду, включала около 75 % моряков,[198] а 66-я морская стрелковая бригада — около 80 %.[199] Причем 66-я МСБР была укомплектована моряками-добровольцами с четырех-пятилетним стажем службы на флоте. При этом, пятую часть ее личного состава составлял командный и рядовой состав сухопутных войск, в основном участники боевых действий.[200]

Следует отметить, что формированию стрелковых бригад, для укомплектования которых использовался личный состав флота, командование военных округов уделяло серьезное внимание. Так, приказ командующего Северо-Кавказским военным округом от 27 октября 1941 г. № 00447 требовал комплектование 77-й СБР осуществить проверенным и подготовленным личным составом.[201] При этом начальник штаба округа должен был организовать комплектование бригады младшим командным и рядовым составом за счет моряков, младших командиров и бойцов, выздоровевших после ранений, а также личным составом, «прошедшим нормальную двухлетнюю службу в РККА из числа „разбронированных из народного хозяйства“».[202]

62-я стрелковая бригада формировалась на Урале специально для участия в обороне Москвы. Она состояла, в основном, из моряков Тихоокеанского флота и Краснознаменной Амурской флотилии. По пути к столице бригада пополнялась личным составом Балтийского флота, а также находившимися в Ярославском флотском полуэкипаже призванными из запаса и поправившимися после ранений моряками.

При этом подбор личного состава и, прежде всего, командиров осуществлялся особенно тщательно. Например, член Военного совета Тихоокеанского флота дивизионный командир С. Е. Захаров и начальник Политического управления флота лично беседовали с каждым идущим на фронт моряком.[203]

Таким образом, части и соединения морской пехоты, в отличие от частей и соединений сухопутных войск РККА, комплектовались подготовленным, прошедшим действительную службу личным составом.

Для укомплектования частей и соединений морской пехоты младшим командным составом — командирами отделений, помощниками командиров взводов и старшинами рот и батарей — выделялась часть старшинского состава и курсантов II и III курсов военно-морских училищ. Кроме того, младший командный состав назначался из числа краснофлотцев, прослуживших два-три года.[204]

Так, в решении Военного совета Уральского военного округа требовалось «должности младшего командного состава строевых частей комплектовать младшим командным и рядовым составом Военно-Морского Флота».[205]

Офицерский корпус морской пехоты в годы войны комплектовался наиболее подготовленными, в основном имевшими боевой опыт и высокую военно-профессиональную подготовку командирами из состава флотов. Именно такими качествами обладали командиры отдельных бригад морской пехоты Балтийского флота генерал-майоры Г. Т. Григорьев, И. Н. Кузьмичев, Б. П. Ненашев, Т. М. Парафило, полковник В. К. Зайончковский, майоры Н. С. Лосяков, А. П. Рослов. На Черноморском флоте прославились его воспитанники командиры бригад морской пехоты генерал-майор Е. И. Жидилов, полковники П. Ф. Горпищенко, В. Л. Вильшанский, командиры полков морской пехоты полковник Я. И. Осипов, подполковник Н. Н. Таран, командиры отдельных батальонов морской пехоты майоры Н. А. Беляков, Ц. Л. Куников, капитан-лейтенанты В. А. Ботылев, А. И. Востриков и др. Многие из них до прихода в морскую пехоту имели большой опыт службы на флоте, командовали частями, преподавали в военно-морских училищах.

На должности старшего командного состава — командиров, начальников штабов и заместителей командиров бригад, полков, отдельных батальонов и дивизионов назначались командиры ВМФ и сухопутных войск соответствующих категорий. Первоначально почти все должности командиров и военных комиссаров бригад занимались морскими офицерами корабельного состава и береговой обороны.

Командирами взводов, батарей, рот и их заместителями, начальниками штабов батальонов, дивизионов и их помощниками в большинстве своем являлись офицеры — выпускники военно-морских училищ. 1 ноября 1941 г. высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе, Тихоокеанское, Каспийское, Черноморское военно-морские училища и военно-морское училище им. Дзержинского произвели досрочный выпуск своих четвертых курсов (всего 2000 чел.).[206]

Другим источником пополнения офицерского корпуса морской пехоты являлись созданные 11 сентября 1941 г. Курсы переподготовки начальствующего состава запаса Военно-Морского Флота, в 1943 г. переименованные сначала в Курсы подготовки и усовершенствования командного состава морской пехоты Военно-Морского Флота, а затем, в этом же году, — в Курсы офицерского состава морской пехоты Военно-Морского Флота.[207] С 1941 г. по 1945 г. названные Курсы произвели 18 выпусков офицеров.[208] В январе 1943 г. на эти Курсы был направлен командир взвода 12-й БРМП Герой Советского Союза лейтенант В. П. Кисляков, обучавшийся в течение шести месяцев по ускоренной программе подготовки командиров рот.[209]

Кроме того, в 1941 г. на флотах были созданы краткосрочные курсы офицерского состава. Такие курсы, размещавшиеся в главной базе Северного флота Полярное, в 1941 г. окончил известный разведчик морской пехоты Герой Советского Союза И. П. Барченко-Емельянов, после войны ставший полковником.[210] На Черноморском флоте в апреле 1943 г. Курсы окончил будущий Герой Советского Союза командир взвода 384-го ОБМП младший лейтенант В. И. Чумаченко.

Всего за период войны Курсы офицерского состава Северного флота подготовили 1451 офицера, в т. ч. 60 командиров батальонов и 109 командиров рот морской пехоты, а от Черноморского флота — 785 офицеров, в т. ч. 433 командира взводов морской пехоты.[211]

В годы войны в Военно-Морском Флоте, как и в Красной Армии, существовала практика присвоения в качестве признания особых заслуг отличившимся в боях сержантам и старшинам первичного воинского звания среднего командного состава. Так, в 1941 г. за умелое командование взводом, храбрость и героизм звание младшего лейтенанта было присвоено на Северном флоте Герою Советского Союза старшему сержанту В. П. Кислякову,[212], старшине 1 ст. А. Г. Торцеву[213] и др.

Напряженная обстановка на фронтах ограничивала время, а нередко исключала подготовку частей и соединений морской пехоты к боевым действиям. Часто не завершив формирование, не получив необходимого по штату вооружения, не говоря уже о слаживании и проведении учений с боевой стрельбой, бригады, полки, батальоны и отряды морской пехоты направлялись на наиболее ответственные участки обороны, а в ходе наступления вводились в бой на направлении главного удара соединений и объединений сухопутных войск.

В лучших условиях находились морские стрелковые бригады, некоторые из которых стали прибывать на Западный фронт в ходе Московской битвы. Так, 66-я бригада была сформирована в течение восьми суток, группа бригад, формировавшихся в Сибирском военном округе, имела на подготовку немногим более месяца. Некоторые бригады готовились значительно дольше (64-я — 64, 76-я — 84 дня).[214] Это время использовалось, в основном, для проведения боевой подготовки.

Следует отметить, что общевойсковая подготовка частей и соединений морской пехоты проводилась на основе приказа НКО от 20.07.41 № 0240 и Программы ускоренной подготовки стрелковых частей РККА (месячный срок обучения).[215] На боевой подготовке морской пехоты в период формирования и выдвижения на театры военных действий отрицательно сказалось отсутствие материальной части: танков, артиллерии, минометов, некоторых образцов стрелкового оружия, противотанковых средств, а также недостаток наглядных пособий и наставлений.

И все-таки, несмотря на серьезные трудности, морская пехота напряженно готовилась к боевым действиям. Вагоны превращались в учебные классы. При прибытии в указанные районы начиналась регулярная боевая подготовка. Так, с 15 ноября 1941 г. в 70-й морской стрелковой бригаде выполнялись стрельбы из стрелкового оружия, а тактические занятия постоянно проводились в поле даже при температуре ниже 30–35°. Тем не менее, обмороженных не было.[216] В это же время личный состав бригады научился ходить на лыжах.[217]

Серьезное внимание уделялось лыжной подготовке и в 64-й ОМСБР, где в каждом стрелковом батальоне имелось по 250 пар лыж.[218]

В боях под Солнечногорском совместно с 24-й танковой бригадой успешно действовал лыжный отряд бригады в количестве 800 чел., имевший опыт боевых действий на лыжах.

Усиленно занималась боевой подготовкой с проведением тактических учений с боевой стрельбой 61-я МСБР.[219]

Характерно, что личным составом флота в морских стрелковых бригадах укомлектовывались боевые подразделения и подразделения боевого обеспечения такие как стрелковые батальоны, артиллерийские дивизионы, минометные батальоны, роты (батальоны) автоматчиков и разведывательные роты. Так, отдельный артиллерийский дивизион 73-й ОМСБР, как и весь боевой состав бригады, состоял, преимущественно, из моряков. При этом командирами взводов и батарей стали молодые лейтенанты, прибывшие с кораблей Тихоокеанского флота и из военно-морских училищ. Следует отметить, что, хорошо знавшие корабельную артиллерию, они без особого труда стали хорошими командирами наземной артиллерии.[220]

Так, в составе 71-й МСБР под Москвой умело сражались выпускники ТОВВМУ им. С. О. Макарова командиры артиллерийских батарей лейтенанты Н. Кузюрин, М. Бородин, П. Шиндов и др. 31 декабря перед огневыми позициями их батарей немцы оставили свыше 10 горящих танков.[221]

Когда в напряженный момент боя на сталинградском направлении в одной из батарей артиллерийского дивизиона 66-й морской стрелковой бригады вышел из строя весь орудийный расчет, к орудию встал воспитанник ВВМУ им. М. В. Фрунзе старший лейтенант В. Перфильев. Он один, действуя за весь расчет, продолжал вести меткий огонь. Больше часа длился кровопролитный бой, победу в котором одержали артиллеристы морской пехоты. Противник был вынужден отойти, потеряв 12 танков.[222]

Приведенные факты свидетельствуют, что значительная часть командиров артиллерийских подразделений морской пехоты имела высокую военно-профессиональную подготовку.

В морских стрелковых бригадах успешно сражались подразделения автоматчиков и разведчиков, почти полностью сформированные из моряков. Так, отдельная рота автоматчиков 64-й МСБР состояла исключительно из моряков Тихоокеанского флота,[223] морскими пехотинцами были укомплектованы отдельные роты автоматчиков и разведчиков 71-й МСБР. 90 % в отдельном батальоне автоматчиков 62-й МСБР составляли также моряки.[224]

Нельзя отрицать тот факт, что в начале боевых действий в частях и соединениях морской пехоты, что имело место и в сухопутных войсках, ощущалась недостаточная подготовка к ведению боя на сухопутном фронте. Однако в скором времени с приобретением боевого опыта положение коренным образом изменилось.[225]

Так, успешные боевые действия морских стрелковых бригад под Москвой показали, что моряки «отлично овладели приемами боя на суше, научились отбивать танковые атаки».[226]

В отчете 1-й ударной армии отмечалось, что бои 71-й МСБР по овладению рядом населенных пунктов и на реке Лама были самыми успешными из всех боев, какие вели части армии в битве за Москву.[227] Это была вполне заслуженная оценка возросшего боевого мастерства морских пехотинцев.

Свою высокую боеспособность части и соединения морской пехоты неоднократно показывали на различных театрах военных действий: в Заполярье, на Северо-Западном фронте, в Сталинградской битве, в горах Кавказа и в Крыму.

Следует отметить, что боевая подготовка в годы войны чаще всего проводилась при выводе частей и соединений в тыл для доукомплектования и отдыха. В это время, как и в предвоенные годы, в основу обучения был положен основной принцип — обучать тому, что необходимо на войне. При этом в диалектически взаимосвязанном процессе обучения и воспитания важное место отводилось воспитанию высоких морально-боевых качеств, таких как мужество, отвага, решительность, смелость, стойкость и стремление выполнить свой воинский долг перед Родиной.

Так, в мае 1942 г. подразделения 76-й МСБР совместно с 63-й танковой бригадой провели тактические учения на тему: «Отражение атаки пехоты и танков в оборонительном бою».[228] В это же время артиллерийский дивизион 76-мм орудий бригады провел боевые стрельбы по макетам танков.[229]

В конце января 1942 г. после передачи своего участка обороны 14-й СД была выведена в район Полярного и Сайда-Губы для доукомплектования, отдыха и боевой подготовки 12-я ОБРМП Северного флота.[230]

Военный совет флота, оценивая действия бригады в боях на Мурманском направлении, отмечал, что ее личный состав проявил высокую стойкость, мужество и отвагу, приобрел богатый боевой опыт.[231]

В период боевой и политической подготовки проводились командно-штабные учения со штабами частей, офицерским составом, тактические учения и занятия с личным составом, в том числе совместные с кораблями Северного флота по посадке (погрузке), высадке (выгрузке) и обратной посадке (погрузке) с целью эвакуации в условиях, максимально приближенных к боевым. При этом широко пропагандировался боевой опыт бойцов и командиров, отличившихся в недавних боях. Кроме того, участники боев вели индивидуальную работу с молодыми морскими пехотинцами, прибывшими на пополнение, подготавливая их к предстоящим боям.

Для офицерского состава были прочитаны лекции: «Тактика немецких войск в Заполярье», «Как действовать в десантной операции», «Воевать не числом, а уменьем» и др.[232]

Следует отметить, что многие прибывшие в бригаду выпускники ВВМИУ им. Ф. Э. Дзержинского и ВВМУ им. М. В. Фрунзе имели хорошую военную подготовку и проводили занятия с командирами взводов и сержантами. Значительную помощь им оказывали офицеры штаба бригады, которые выезжали в подразделения и проводили показные занятия.

Изучив стрелковое оружие, основы тактики и проведя боевые стрельбы, личный состав усиленно занимался морской десантной подготовкой. Причем после посадки на корабли и совершения перехода морем подразделения высаживались на необорудованное побережье и совершали многокилометровые марши в условиях сильнопересеченной местности.[233] При этом личный состав 2–3 дня находился в полевых условиях, ночуя в шалашах и снежных хижинах. После этого проводились двухсторонние учения, завершавшиеся посадкой на корабли под огнем условного противника. Марши, учения, ночевки в тундре в зимних условиях способствовали повышению боевой выучки подразделений в сложных условиях Заполярья.

Следует отметить, что подготовка младшего командного состава бригады, как во всех частях и соединениях морской пехоты, осуществлялось в бригадной школе сержантского состава. Обучение длилось четыре с половиной месяца. При этом серьезное внимание уделялось тактической подготовке, в ходе которой отрабатывались вопросы наступательного боя в условиях горной и сильнопересеченной местности. Курсанты изучали военную топографию, учились ориентироваться на местности в условиях Заполярья, ходить по азимуту.[234]

Особенно напряженно и целенаправленно боевая подготовка в 12-й ОБРМП проводилась в период подготовки к прорыву обороны противника на горном хребте Муста-Тунтури в начале Петсамо-Киркенесской стратегической наступательной операции. Так, марш-броски совершались с полной выкладкой по три-четыре раза за ночь, осуществлялись десятикилометровые переходы со «штурмом» скалистых сопок. На следующую ночь тренировки повторялись.[235]

Последние учения перед наступлением проводились на специально оборудованном участке на полуострове Рыбачьем с боевой стрельбой, преодолением завалов и заграждений, блокировкой дотов и дзотов.[236]

Не менее напряженной была боевая подготовка в частях и соединениях морской пехоты Балтийского флота. Так, в отдельных бригадах морской пехоты в период оборонительных боев на Ораниенбаумском плацдарме она осуществлялась планомерно и регулярно. Особое внимание при этом уделялось изучению тактики действий и вооружения противника, а также изучению местности.[237]

Именно целенаправленная боевая подготовка помогла 5-й ОБРМП успешно провести 10 декабря 1941 г. разведку боем, в результате которой противник был отброшен с передовой позиции, а селение Керново было взято штурмом. Аналогичная операция была осуществлена и 8 января 1942 г.[238]

В ходе обороны плацдарма в частях и соединениях морской пехоты создавались блокировочные группы, отряды разграждения, а также группы снайперов-истребителей и группы истребителей танков. Так, в каждом взводе готовилась группа истребителей танков в составе трех человек.[239]

Серьезное внимание уделялось и морской десантной подготовке. Так, 12–14 сентября 1943 г. штабом Кронштадтского морского оборонительного района на участке Ижорского сектора было проведено двустороннее тактическое учение на тему: «Содействие приморскому флангу наступающих частей Красной Армии высадкой тактического десанта на укрепленное побережье противника». В учении приняли участие все подразделения и части бригады общей численностью несколько тысяч человек с боевой техникой, а также корабли ОВР КМОР и авиация флота. Противника обозначали части Ижорского укрепленного сектора и Приморской оперативной группы.[240] Особенностью обучения морской пехоты в годы войны являлось, кроме морской десантной, горная и парашютно-десантная подготовка. Так, горная подготовка проводилась в частях и соединениях морской пехоты Северного и Черноморского флотов,[241] причем ведению боевых действий обучались не только разведывательные подразделения и части, но и весь личный состав бригад. Например, перед Петсамо-Киркенесской операцией 12-я БРМП занималась горной подготовкой целый месяц. При этом личный состав тренировался в подъеме на обрывистые скалы, учился преодолевать препятствия и т. п.[242]

Парашютно-десантная подготовка проводилась в некоторых частях морской пехоты Балтийского и Черноморского флотов. Так, летом 1943 г. на одном из аэродромов Ленинградского фронта прошел парашютно-десантную подготовку отдельный батальон автоматчиков 260-й ОБРМП. Следует отметить, что командир батальона майор С. П. Маслов имел 50 парашютных прыжков, по нескольку прыжков совершил личный состав батальона[243]. Таким образом, в морской пехоте Балтийского флота была подготовлена особая часть, являвшаяся по существу, прообразом современных десантно-штурмовых батальонов.

На Черноморском флоте непродолжительная по времени парашютно-десантная подготовка проводилась с выделенными в состав воздушного десанта краснофлотцами (23 чел.) 3-го Черноморского полка непосредственно перед выброской в тыл противника в сентябре 1941 г. Из морских пехотинцев был также сформирован отдельный парашютно-десантный батальон Черноморского флота. В январе 1944 г. этот батальон вошел в состав 83-й ОБРМП.[244]

К сожалению, в связи с ограниченным количеством парашютно-десантных подразделений и средств их доставки теория и практика боевого применения морской пехоты в составе воздушных десантов в годы минувшей войны на флоте развития не получила.

Наиболее значительное место в системе боевой подготовки морской пехоты в годы войны занимала подготовка к действиям в составе морских, озерных и речных десантов.

Следует отметить, что основным условием, определявшим характер и объем боевой подготовки частей и соединений морской пехоты, входивших в состав десанта, являлось выделяемое на подготовку время, которое, в большинстве случаев, было непродолжительным. В ходе оборонительных операций на приморских направлениях сжатые сроки боевой подготовки определялись обстановкой, требовавшей срочной высадки десантов. Ограниченное время на подготовку большинства морских десантов в период наступательных операций объяснялись быстрым изменением обстановки на приморских направлениях и недостаточно четким планированием. При этом многие десанты в 1944–1945 гг. часто не планировались заблаговременно и необходимость в них возникала уже в ходе операции.

Анализ боевой подготовки оперативных и большинства тактических десантов, высаженных в годы войны, показал, что полноценная подготовка проводилась, когда задачи на высадку десантов ставились заблаговременно, не менее чем за 6–10 суток до ее начала, что позволяло вовремя довести ее до исполнителей и осуществить боевую подготовку частей и соединений морской пехоты. Основное же количество десантов, особенно в первый период войны, высаживалось без всякой подготовки.

Так, усиленную роту 6-й ОБРМП Балтийского флота, согласно приказу командующего Ленинградским фронтом, планировалось высадить в районе Стрельны в ночь с 1 на 2 октября. Однако вследствие нахождения роты на фронте и невозможности ее прибытия к месту посадки высадка десанта была перенесена на сутки.[245] Разумеется, ни о какой подготовке не могло быть и речи.[246] Несколько часов имели на подготовку десанты, высаженные Ладожской военной флотилией в сентябре 1941 г. в районе Шлиссельбурга.[247]

Недостаточная подготовка выделенных в состав десантов формирований (отряды и морские батальоны Северного флота летом 1941 г.), созданных в сжатые сроки, и подразделений еще не полностью сформированных соединений морской пехоты (4-я ОБРМП Балтийского флота в июле 1941 г.) явилась одной из существенных причин невыполнения ими своих задач (десанты 4-й ОБРМП на острова Лункулансари и Мантсинсари в июле 1941 г.) или переноса высадки на более поздний срок (десант 3-го Черноморского ПМП в районе Григорьевки в сентябре 1941 г.).[248]

Между тем, как свидетельствует опыт успешно высаженных десантов морской пехоты, даже непродолжительная по времени, но умело организованная подготовка давала положительные результаты. Примером может служить упомянутая выше высадка 22 сентября 1941 г. первого на Черноморском флоте тактического десанта в составе 3-го Черноморского полка морской пехоты. Полк был спешно сформирован в Севастополе и не был подготовлен к действиям в составе морского десанта, особенно в ночных условиях. В сложившейся обстановке командование Черноморского флота, даже несмотря на тяжелое положение Одесского оборонительного района, перенесло высадку на пять суток.[249] В это время с подразделениями полка были проведены интенсивные тренировки по посадке на десантно-высадочные средства и высадке с них в воду в непосредственной близи от берега.

Примером целенаправленной и эффективной боевой подготовки частей и соединений морской пехоты является подготовка к самой крупной в Великой Отечественной войне Керченско-Феодосийской десантной операции, в которой приняли участие 83-я отдельная морская стрелковая бригада и штурмовой отряд 9-й бригады морской пехоты Черноморского флота.

Сформированная по приказу наркома ВМФ 7 ноября 1941 г. 83-я ОМСБР 5 декабря этого же года была переброшена в город Темрюк, откуда совершила марш в Тамань. Здесь началась регулярная боевая подготовка бригады к действиям в составе передовых отрядов соединений 51-й армии Закавказского фронта.[250] Подразделения систематически тренировались в быстрой посадке на корабли и высадке на берег; высадочные средства оборудовались для перевозки десанта; на пунктах посадки были сосредоточены необходимые материальные средства; гидрографы составили описание пунктов высадки; командиры кораблей и подразделений десанта, корректировщики огня получили крупномасштабные карты района высадки и план порта, штабами были разработаны необходимые боевые документы.

Важная задача по овладению портом в Феодосии возлагалась на отряд особого назначения под командованием старшего лейтенанта А. Ф. Айдинова, сформированный из наиболее подготовленных краснофлотцев 9-й бригады морской пехоты.[251] Штурмовые группы отряда, как и подразделения 83-й ОМСБР, прошли усиленную подготовку, что обеспечило успешные действия морской пехоты Черноморского флота в Керченско-Феодосийской операции.

Опыт самой крупной в годы войны десантной операции определил необходимость боевой подготовки входивших в состав десантов частей и соединений и, особенно, важность морской десантной подготовки. Высадка десантов как на побережье Керченского полуострова, так и в порт Феодосии со всей убедительностью доказала целесообразность применения в первом броске наиболее подготовленных и боеспособных частей морской пехоты.

Следует отметить, что основными элементами боевой подготовки частей и соединений морской пехоты к действиям в составе морских, озерных и речных десантов являлись тактическая, огневая, разведывательная, морская десантная, физическая, а в ряде случаев — горная и парашютно-десантная подготовка.[252]

Тактическая подготовка включала занятия по действиям в наступлении, в т. ч. в лесисто-озерной, горной и сильнопересеченной местности; в городе по блокировке и уничтожению дотов и дзотов в составе штурмовых групп и др.

В ходе огневой подготовки изучалась материальная часть стрелкового оружия, а также орудий и минометов, приемы и правила стрельбы, выполнялись стрельбы из личного оружия и ручных противотанковых ружей.

На занятиях по разведывательной подготовке изучались тактика действий противника и его вооружение, а также действия подразделений в составе разведывательно-диверсионных десантов и разведывательных групп.

Морская десантная подготовка имела цель совершенствовать навыки личного состава в быстрой посадке на корабли и десантно-высадочные средства и высадке на необорудованное побережье как днем, так и ночью, а также в погрузке и выгрузке боевой техники и материально-технических средств.

Во время физической подготовки отрабатывались приемы рукопашного боя, в т. ч. с оружием, вырабатывалась сила и выносливость, умение переносить тяжелые физические нагрузки.

С точки зрения создания системы боевой подготовки подразделений и частей морской пехоты как особого рода сил флота, предназначенного для выполнения ряда задач, требующих специально подготовки, следует рассмотреть подготовку особого отряда морской пехоты под командованием майора Ц. Куникова к десантной операции в районе Станичка — Южная Озерейка 3–9 февраля 1943 г.

Правильно оценивая роль тактики как основы боевой подготовки, Цезарь Куников отмечал: «Обидно сознавать, но тактика морской пехоты создавалась уже в ходе войны и на каждом фронте своя. Учимся, чаще всего, только на своих ошибках, а как воюют другие, не знаем».[253]

Именно ему, боевому офицеру, первому кавалеру ордена Александра Невского в Военно-Морском Флоте[254] и прирожденному командиру, принадлежит заслуга в создании специальной подготовки морской пехоты.

Когда по указанию штаба Черноморского флота для высадки демонстративного десанта в районе Станички начал формироваться штурмовой отряд, лучшей кандидатуры на должность его командира, чем майор Ц. Куников, было не найти.

К 10 января 1943 г. отряд Куникова был окончательно сформирован. Он включал 190 краснофлотцев, 70 старшин и сержантов, 16 командиров среднего звена и политработников. Отряд состоял из пяти боевых групп, командирами которых были назначены боевые опытные командиры. На должность начальника штаба отряда прибыл капитан Ф. Е. Котанов, будущий командир знаменитого 384-го отдельного Николаевского Краснознаменного батальона морской пехоты, в котором к концу войны в списках, включая командира, числились более шестидесяти живых и павших Героев Советского Союза.[255] Под стать командирам был и личный состав.

По словам самого Куникова, это был «народ — словно на подбор, настоящие морские пехотинцы — защитники Одессы и Севастополя, участники керченского и феодосийского десантов, герои боев в Новороссийске и на Кавказе».[256]

Следует отметить, что отряд имел свыше 20 суток на боевую подготовку. И надо отдать должное его командиру — это время было использовано наилучшим способом. Прежде всего, майором Ц. Куниковым была тщательно разработана система боевой подготовки. При ее составлении использовалось изданное Управлением по использованию опыта войны Генерального штаба Красной Армии описание уличных боев в Сталинграде и в Великих Луках и даже раздобытая где-то командиром отряда книжка о тактике боевых рабочих дружин 1905 г. на Красной Пресне.[257]

По образному выражению одного из ветеранов отряда, учеба «была беспощадной».[258] Это определение вполне соответствовало действительности. Боевая подготовка проводилась в условиях, максимально приближенных к боевым, по 14–16 часов в сутки. Учеба была тяжелой и изнурительной, но никто не роптал и не сетовал на трудности. Все понимали, «чем больше пота в учебе, тем меньше крови в бою».[259] Это несколько перефразированное суворовское правило в годы войны стало определяющим в боевой подготовке морских пехотинцев.

Куниковым была разработана памятка, которую все морские пехотинцы знали наизусть. В ней в доходчивой форме излагался основной порядок действий в бою: «Враг хитер, а ты будь еще хитрее! Враг нахально прет на рожон, бей его еще нахальнее! Идешь в бой — харчи бери поменьше, а патронов — побольше. С патронами всегда хлеб добудешь, если его не хватит, а вот за харч патронов не достанешь. Бывает ни хлеба, ни патронов, бей фашистов их же боеприпасами. Пуля не разбирает, в кого она летит, но очень тонко чувствует, кто ее направляет. Добудь оружие врага и пользуйся им в трудную минуту. Изучи его, как свое, — пригодится в бою».[260]

Днем морские пехотинцы осваивали хождение по скалистому берегу с завязанными глазами, учились стрелять на звук, метать ручные гранаты из любых положений, а по ночам тренировались у крутых обрывов и на мелководье.

Кроме автомата и ручных гранат, десантники имели выкованные из вагонных рессор и заостренные на ручном точиле кинжалы. Это изготовленное по инициативе Куникова холодное оружие предназначалось не только для рукопашного боя, но и для метания в цель. Этим приемом отлично владел сам командир.[261]

Следует отметить, что в отряде были почти все виды трофейного стрелкового оружия и даже немецкое орудие. При этом майор Куников добивался, чтобы весь личный состав, включая медиков и радистов, владел оружием противника.

Все куниковцы были обучены ведению огня из пулемета и противотанкового ружья. Следует отметить, что первым всегда стрелял командир.[262]

Все морские пехотинцы отряда освоили тактику ведения ночного боя небольшими группами, научились блокировать и штурмовать огневые точки противника, взбираться на скалистые обрывы, маскироваться в горных расщелинах, поддерживать визуальную связь, преодолевать препятствия в темное время суток, и особенно в дождливую и ветреную погоду. Каждый краснофлотец знал устройство мин противника, умел их обнаруживать и обезвреживать.[263]

Куников много внимания также уделял усилению вооружения участвовавших в высадке кораблей. Так, он предложил для использования на катерах батальонных минометов усиливать в корме палубу.[264]

Что касается морской десантной подготовки, то посадка на корабли и высадка с них отрабатывались сначала на суше. С этой целью изготавливался в натуральную величину макет палубы сторожевого катера, который имел настоящие сходни. При этом посадка и высадка отрабатывались до автоматизма, что позволило осуществлять посадку на корабли всего отряда за 15 минут, а высадку с полной выкладкой — за две минуты.[265]

Характерно, что занятия проводились на нескольких оборудованных учебных местах. Так, одно подразделение тренировалось в посадке и высадке, другое обучалось подъему на скалу с завязанными глазами, третье занималось изучением немецких мин, четвертое отрабатывало приемы рукопашного боя.

Завершающим этапом боевой подготовки явились тактические учения, в ходе которых отряд в полном составе с оружием и снаряжением (полная выкладка составляла около 30 кг) осуществлял ночью посадку на катера, совершал переход морем и высаживался на незнакомое необорудованное побережье. При этом личный состав прыгал в холодную воду и, ведя огонь на ходу и бросая боевые, только без «рубашки» гранаты, выходил на берег, поднимался по скользким обрывистым берегам и атаковал противника. С ночных учений подразделения возвращались только на рассвете.[266]

Резерв для усиления отряда Куникова планировалось создать за счет подразделений морской пехоты боевых участков ПДО, вследствие чего с середины января личный состав трех боевых участков (более 500 чел.) включился в боевую подготовку по разработанной Куниковым программе. При этом командир отряда получил право контролировать их подготовку.

В это же время в Геленджикской бухте начала боевую подготовку 255-я отдельная бригада морской пехоты, предназначавшаяся для высадки в составе основного десанта в районе Южной Озерейки.[267]

Как известно, только штурмовой отряд майора Ц. Куникова, удостоенного звания Героя Советского Союза, успешно выполнил поставленную задачу и овладел плацдармом на вспомогательном участке высадки. Противник, не выдержав удара морских пехотинцев, бросил свои позиции у уреза воды с десятками дотов и дзотов. Уже в самом начале боя за высадку артиллеристы морской пехоты открыли огонь по нему из четырех трофейных орудий.

Нельзя не отметить, что успех отряда Куникова в значительной степени определила его высокая боевая выучка, ставшая конечным результатом целенаправленной боевой подготовки.

Серьезное внимание уделялось боевой подготовке частей и соединений морской пехоты перед Новороссийской десантной операцией 9–16 сентября 1943 г. В состав готовящегося к высадке оперативного десанта вошли 255-я отдельная бригада и 393-й отдельный батальон морской пехоты, а также 1339-й СП 318-й СД и 290-й СП войск НКВД.[268]

393-й ОБМП был сформирован в Туапсе с 17 по 23 августа 1943 г. Ядро батальона составляли 270 чел. штурмового отряда Героя Советского Союза майора Ц. Л. Куникова. Кроме того, в состав отряда вошли рота Потийской и рота Туапсинской ВМБ. Следует отметить, что 75–80 % личного состава 393-го ОБМП составляли участники боев.[269]

Боевая подготовка батальона, как и остальных десантных войск, началась 19 августа и продолжалась фактически до начала операции. В этот период были выполнены стрельбы из стрелкового оружия, метания боевых гранат, а также проведены тактические учения на темы: «Уличный бой», «Блокировка ДОТа, ДЗОТов и блиндажей противника», «Штурм опорного и населенного пунктов и преследование противника».

В ходе морской десантной подготовки было проведено девять дневных и ночных учений по посадке на десантные боты, катера и барказы с ночным переходом и высадкой на берег. При этом серьезное внимание уделялось совершенствованию тактики действий при бое за пункт высадки. В результате тренировок к началу операции посадка личного состава на десантный бот занимала 50, а высадка на необорудованное побережье — 35–40 секунд.[270]

Что касается 255-й ОБРМП, то она семь месяцев участвовала в боях на Малой земле и имела хорошую подготовку. Однако в связи с получением в начале сентября 1000 чел., в основном необученного пополнения, соединение нуждалось в целенаправленной боевой подготовке.

С 29 августа по 9 сентября 255-я ОБРМП провела в общей сложности десять занятий по огневой и тактической подготовке и четыре тренировки по посадке на суда и высадке на берег, благодаря чему добилась удовлетворительных результатов.[271] Кроме того, бригада и одна рота 393-го ОБМП прошли специальную подготовку на инженерном полигоне 18-й армии.

Как известно, Новороссийская десантная операция явилась одной из наиболее подготовленных и успешно проведенных в годы войны десантных операций, что в значительной степени было обусловлено хорошо организованной боевой подготовкой.

Значительный интерес с точки зрения успешной организации в короткий срок боевой подготовки соединения морской пехоты для высадки в озерном десанте представляет подготовка 70-й ОМСБР к Тулоксинской десантной операции. Следует отметить, что подготовка бригады, несмотря на ограниченное количество выделенного времени, отличалась хорошей организацией и целенаправленностью. В этот период были проведены тренировки и занятия по посадке подразделений и погрузке техники на суда, по пересадке на десантно-высадочные средства и высадке на необорудованное побережье, а также учение по организации взаимодействия частей 70-й ОМСБР с кораблями Ладожской военной флотилии.[272] Кроме того, было проведено учение на тему: «Посадка, переход озером и высадка десанта на необорудованный берег».[273]

Заслуживает внимания и организация боевой подготовки частей и соединений морской пехоты Черноморского флота к форсированию Днестровского лимана в составе специальной группы войск 46-й армии в ходе Ясско-Кишиневской стратегической наступательной операции.[274]

К участию в форсировании лимана готовились 83-я, 255-я отдельные стрелковые бригады морской пехоты и 369-й ОБМП. При этом, боевая подготовка осуществлялась в строжайшей тайне, но в то же время интенсивно и целенаправленно. Так, 83-я ОБРМП готовилась на берегу Хаджибеевского лимана, по природным условиям схожего с Днестровским. Днем и ночью, в темноте и под жгучим солнцем шли тренировки в гребле на весельных лодках. Бригада готовилась скрытно форсировать лиман на 241 десантной лодке, с 13 полуглиссерами, 20 паромами, буксируемыми катерами в самом широком месте.[275]

Морские пехотинцы с честью выполнили поставленную задачу.

Подводя итог вышеизложенному, необходимо сделать следующие выводы:

1. Опыт боевого применения частей и соединений морской пехоты в годы войны со всей убедительностью доказал необходимость проведения систематической, интенсивной и целенаправленной боевой подготовки.

2. В первый период войны, в силу ряда причин и, в первую очередь, отсутствия времени, боевая подготовка морской пехоты проводилась в сжатые сроки или полностью отсутствовала.

3. Особую значимость в годы войны приобрела подготовка частей и соединений морской пехоты к действиям в составе десантов оперативного характера и тактических морских десантов как совместно с сухопутными войсками, так и самостоятельно.

4. Умелая организация системы боевой подготовки командирами всех степеней способствовали успешному выполнению стоявших перед морской пехотой задач.

2.3. Развитие основных способов боевого применения морской пехоты

Одним из самых важных разделов истории отечественной морской пехоты является ее боевое применение в войнах по защите Отечества, принесшее известность и славу этому роду сил (войск). Основы боевого применения морской пехоты закладывались в процессе длительного исторического строительства Вооруженных Сил России, но наибольшее развитие способы боевого применения морской пехоты получили в Великой Отечественной войне.

Боевое применение морской пехоты в годы войны заключалось в организационном использовании в бою (операции) подразделений, частей и соединений этого рода сил флота как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими родами сил Военно-Морского Флота, а также видами вооруженных сил и родами войск в целях выполнения боевых задач.

Способы боевого применения морской пехоты военных лет зависели от предназначения, организационно-штатной структуры ее подразделений, частей и соединений, уровня боеспособности, вида боевых действий и условий боевой обстановки.[276]

Следует отметить, что основными способами боевого применения морской пехоты в годы Великой Отечественной войны являлись: оборона военно-морских баз и приморских плацдармов, противодесантная оборона побережья и действия в морских, озерных и речных десантах.

Как известно, основной задачей флотов в первый период войны было содействие сухопутным войскам Красной Армии в проведении оборонительных операций на приморских направлениях, в которых особое значение приобрела оборона военно-морских баз, островных районов и приморских административно-политических центров.

Следует также подчеркнуть, что в предвоенных взглядах на оборону военно-морских баз имелись серьезные недостатки. Так, несмотря на то, что ее должны были осуществлять сухопутные войска во взаимодействии с флотом, документов, регламентирующих их совместные действия, перед войной разработано не было. Во «Временном полевом уставе» РККА (ПУ-36) и проектах полевых уставов 1940 и 1941 гг. вопросы организации обороны ВМБ не рассматривались, а наставление по совместным действиям сухопутных войск с флотами и военными речными флотилиями появилось только в 1943 г.[277] Во временном наставлении по ведению морских операций (НМО-40) не предусматривалась типовая оборонительная операция военно-морской базы.[278]

Более того, разработанный 5 ноября 1940 г. штабами 8-й армии Прибалтийского особого округа и Балтийского флота план взаимодействия по обороне побережья Эстонской ССР был ориентирован на отражение противника с моря,[279] в то время как планом «Барбаросса» предусматривалось быстрым продвижением сухопутных войск группы армий «Север» на приморском направлении отсечь военно-морские базы Балтийского флота и овладеть ими ударом с суши.

Не лучшим образом складывалась обстановка и на Черноморском флоте. Так, в предвоенные годы задача обороны Севастополя с суши не стояла, вследствие чего оборонительные сооружения на сухопутном фронте отсутствовали. При этом осуществление мероприятий по организации обороны главной базы флота с суши было начато только в феврале 1941 г., когда Военный совет Черноморского флота поставил перед командованием береговой обороны задачу по организации обороны Севастополя с сухопутного направления.[280] На основе опыта штабных и войсковых учений было составлено введенное в действие приказом командующего Черноморским флотом от 27 мая 1941 г. специальное наставление по борьбе с воздушным десантом и обороне главной базы флота с суши.[281] Однако эти запоздалые полумеры уже не могли радикальным образом изменить существующее положение дел.

Вследствие таких взглядов к началу войны ни одна ВМБ, кроме Ханко, не была подготовлена к отражению наступления противника с сухопутных направлений.

Первой военно-морской базой, подвергшейся нападению противника с суши, стала передовая база Балтийского флота Лиепая, находившаяся менее чем в 100 км от государственной границы. Для овладения ею немецкое командование выделило 29-ю пехотную дивизию с частями усиления, в т. ч. двумя ударными отрядами морской пехоты.

Им противостояли пять батальонов 67-й стрелковой дивизии с двумя артиллерийскими полками, развернутые в 15 км южнее Лиепаи.[282] Для обороны города командование военно-морской базы сформировало несколько подразделений морской пехоты из числа курсантов училища ПВО флота, моряков флотского полуэкипажа и базы подводных лодок. Кроме того, из личного состава береговых батарей и ремонтирующихся кораблей был создан резерв в количестве 800–1000 чел.[283] Всего в боях за Лиепаю участвовали около 3 тыс. моряков.

Следует отметить, что под Лиепаей впервые в Великой Отечественной войне встретились советская и немецкая морская пехота. В бою за Гробиню оба ударных отряда немецкой морской пехоты были разгромлены и в последующих боях участия не принимали.[284]

Именно в боях за Лиепаю немцы, встретив упорное сопротивление и понеся существенные потери, стали называть советских моряков «черной смертью»[285].

3 июля командующий 18-й армией генерал-фельдмаршал Г. Кюхлер решил развивать наступление в Эстонии двумя усиленными передовыми отрядами 26-го армейского корпуса. Один из этих отрядов, возглавляемый генерал-майором Ф. Зеле, 7 июля вышел к Вильянди, другой под командованием полковника В. Уллершпергера на следующий день с ходу овладел Пярну, а в ночь на 10 июля занял поселок Марьяма в 60 км от Таллина. В это же время передовые подразделения 217-й ПД вышли к Виртсу, а 61-я ПД развивала наступление на Таллин в направлении Вилянди, Пыльтсама. Кроме того, в тылу 8-й армии начал действовать заброшенный из Финляндии диверсионный отряд «Эрна», состоявший, в основном, из эстонских националистов.[286] Немецкое командование планировало овладеть всей территорией Эстонии в течение нескольких дней. Таким образом, возникла непосредственная угроза выхода немецких войск к Таллину.

Положение осложнялось отсутствием на Пярнуском направлении войск 10-го стрелкового корпуса, т. к. занимавшая оборону на широком фронте 10-я СД не могла обеспечить его прикрытие.

К этому времени в Таллине находилась 1-я особая бригада морской пехоты Балтийского флота. К большому сожалению, боевая деятельность этого единственного в ВМФ к началу войны соединения морской пехоты не нашла должного отражения в отечественной историографии, в то время как короткая, но героическая история 1-й ОБРМП и, прежде всего, ее подвиг в обороне Таллина и битве за Ленинград заслуживают самого серьезного изучения.

На угрожаемое направление по решению Военного совета флота был выдвинут 2-й батальон 1-й ОБРМП (командир-майор А. З. Панфилов) с танковой ротой старшего лейтенанта А. В. Светлова.

К 18 июля усиленный батальон, после совершения комбинированного марша, прибыл в указанный район и скрытно расположился в 1 км сев. Марьяма. В этом же районе сосредоточились выделенные командующим 8-й армии для прикрытия Пярнуского направления части 16-й СД. Для организации взаимодействия морской пехоты со стрелковыми частями в штабе дивизии находился заместитель командира 1-й ОБРМП по строевой части полковник И. Г. Костиков.[287]

Ожесточенные бои за Марьяма продолжались четыре дня. 14 июля командир 217-й ПД, опасаясь полного окружения, сосредоточил все свои резервы южнее Марьяма и под прикрытием артиллерии, частью сил контратаковал батальон морской пехоты, оборонявший поселок, а главными силами нанес удар по двум батальонам 249-го СП 16-й СД, которые, понеся значительные потери, начали отходить. Только после этого противнику удалось начать организованный отход основными силами по шоссе на Пярну.

Таким образом, героические действия морских пехотинцев во взаимодействии с частями 16-й СД не только остановили продвижение немецкой дивизии на Таллин, но и заставили ее отойти к Пярну.

Здесь враг во всей полноте ощутил силу ударов хорошо подготовленной и имевшей боевой опыт советской регулярной морской пехоты. По показаниям пленных, во многих ротах 217-й ПД при отступлении из Марьяма насчитывалось всего по 15–20 чел. и она была выведена для пополнения в резерв.

1 августа в связи с необходимостью усилить юго-западное направление из Таллина в район Марьяма был направлен 3-й батальон 1й ОБРМП, а из Палдиски — два строительных батальона. На их базе был создан Пярнусский боевой участок, который возглавил заместитель командира бригады полковник И. Г. Костиков. В это время 1-й и 2-й батальоны бригады заняли оборонительный рубеж на подступах к Таллину.[288]

Следует отметить, что 3-й батальон являлся лучшим подразделением бригады. Его возглавлял опытный боевой командир капитан В. В. Сорокин, начавший в 1927 г. службу краснофлотцем в Кронштадтском крепостном стрелковом полку и занимавший в нем должности от командира отделения до начальника полковой школы. Батальон проявил мужество и героизм в советско-финляндской войне, участвовал в десантах. Командир батальона, комиссар и командир 2-й роты были награждены орденами Красного Знамени, 7 чел. — орденами Красной звезды, 7 чел. — медалью «За отвагу» и 34 чел. — медалью «За боевые заслуги».[289]

Сводный отряд Костикова, ядро которого составлял батальон морской пехоты, вел активные боевые действия в полосе 60–70 км, сосредоточив основные усилия на наиболее угрожаемых направлениях. 3-й батальон занимал оборону на семикилометровом участке, удерживать который ограниченными силами было крайне сложно. В этой обстановке капитан Сорокин принял решение создать подвижный резерв в составе одной роты на автомобилях, что сыграло важную роль в ходе последующих боев.[290]

14 августа 1941 г. главнокомандующий Северо-Западным направлением возложил оборону Таллина на Военный совет флота (командующий — вице-адмирал В. Ф. Трибуц). Заместителем командующего КБФ по сухопутной обороне был назначен командир 10-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант И. О. Николаев.[291]

К этому времени на удалении 9–12 км от города был подготовлен, насколько это было возможным, главный оборонительный рубеж протяженностью 50 км и глубиной 2–3 км. Силами 10-го СК в 40 км от города был оборудован передовой оборонительный рубеж. Кроме указанных рубежей, началось строительство городских баррикад. Однако начатые с опозданием работы по их сооружению закончены не были.

Следует отметить, что к середине августа понесший значительные потери 10-й СК насчитывал вместе со штабом и тылом около 10 тыс. чел. Такого количества войск для обороны Таллина было недостаточно. Поэтому Военный совет флота принял решение срочно сформировать подразделения морской пехоты общей численностью свыше 16 тыс. чел.[292]

Всего на сухопутном фронте обороны Таллина сражались около 27 тыс. чел., имевших на вооружении около 28 тыс. винтовок, 777 пулеметов, 98 минометов, 64 орудия полевой артиллерии и 13 танков Т-26.[293] Следует отметить, что значительная часть пулеметов, артиллерии и все танки являлись штатным вооружением 1-й ОБРМП.

В период с 15 по 20 августа для усиления обороны главной базы флота было сформировано 14 подразделений морской пехоты. Только 15 августа флот передал на сухопутный фронт сводный полк (1034 чел.) и четыре стрелковых батальона (1486 чел.).[294]

23 августа для улучшения управления войсками фронт обороны Таллина был разделён на три боевых участка: Восточный (полковник Т. М. Парафило), южный (генерал-майор Л. И. Фадеев), Западный (полковник Е. И. Сутурин).

Боевым цементирующим ядром обороны Таллина являлась наиболее боеспособная 1-я особая бригада морской пехоты. Чтобы оценить роль и значение 1-й ОБРМП в обороне Таллина следует учесть, что в период решающих боёв за главную базу флота многие соединения и части 10-го стрелкового корпуса утратили свою боеспособность. Так, в 10-й СД осталась в строю лишь пятая часть ее штатного состава, в основном артиллеристы, 22-я МСД НКВД насчитывала около 600 чел., т. е. ненамного больше, чем в одном 2-м батальоне бригады, 156-й СП 16-й СД имел около 100 чел. Кроме того, по свидетельству начальника политуправления Балтийского флота, некоторые части 10-го стрелкового корпуса проявляли неустойчивость и оставляли занимаемые позиции.[295]

Непоколебимую стойкость, мужество и героизм проявили морские пехотинцы в наиболее тяжелые дни обороны Таллина. Батальоны бригады по 5–6 раз в день отражали атаки превосходящих сил противника. Их контратаки были настолько дерзкими и решительными, что немцы приходили в замешательство и нередко обращались в бегство.[296]

Утром 25 августа морские пехотинцы 2-го батальона при поддержке корабельной артиллерии отразили пять атак крупных сил пехоты и танков противника. При этом командир батальона майор Панфилов проявил личное мужество и храбрость, умело управляя огнем и маневром подразделений.

Батальон удержал занимаемые позиции и не допустил прорыва в Таллин частей 254-й ПД с восточного направления.

В последний день обороны главной базы флота противник пытался ворваться в город в районе Нымме, где занимал оборону 1-й батальон капитана М. Е. Мисюры. Здесь на пути частей 217-й ПД непреодолимой стеной встали пулемётная рота капитана Малгинова и батарея 76-мм орудий лейтенанта Михайлова. Только по приказу вышестоящего командования подразделения батальона оставили занимаемые позиции.

27 августа 1-я ОБРМП получила приказ об оставление города.

Продолжавшаяся 24 дня героическая оборона Таллина имела важное значение для срыва наступления немецких войск на Ленинградском стратегическом направлении.

В общей сложности с учетом частей, оборонявших фланги в районе главной базы флота, было сковано около пяти пехотных дивизий противника численностью около 75 тыс. чел. Следует особо подчеркнуть, что в обороне Таллина, осуществлявшейся силами сухопутных войск и флота, значительную роль сыграла 1-я особая бригада морской пехоты, впоследствии отличившаяся в битве за Ленинград.

Важным оборонительным рубежом на дальних подступах к Ленинграду явилась созданная в 1940 г. на основе советско-финляндского договора военно-морская база Ханко, которую обороняли подразделения и части 8-й отдельной стрелковой бригады (командир полковник Н. П. Симоняк), а также отряды морской пехоты, сформированные из личного состава военно-морской базы и пограничников.[297] В период обороны Ханко умело и дерзко действовали десантные отряды под командованием капитана Б. М. Гранина и майора А. Н. Кузьмина, которые при поддержке авиации, береговой и корабельной артиллерии заняли 19 прилегающих к полуострову Ханко островов и тем самым значительно упрочили положение защитников военно-морской базы, вследствие чего финны были вынуждены перейти к обороне.[298]

Боевые действия защитников Ханко получили высокую оценку советского командования. 27 июля 1941 г. на имя командира военно-морской базы генерал-майора С. И. Кабанова была получена радиограмма от Главнокомандующего войсками Северо-Западного направления К. Е. Ворошилова, в которой отмечалось: «…вдали от основных баз, оторванных от фронта, в трудных условиях и под непрерывным воздействием врага, храбрые гангутцы не только стойко держатся в обороне, но смело наступают, нанося ощутимые удары белофиннам, захватывая острова…»[299]

Гарнизон военно-морской базы Ханко совместно с защитниками островов Моонзундского архипелага сковали в общей сложности около 100 тыс. немецких и финских войск, что явилось ощутимой помощью защитникам Ленинграда.

Таким образом, активные действия морской пехоты, береговой и корабельной артиллерии на дальних подступах к Ленинграду нанесли значительные потери противнику и способствовал выигрышу времени, необходимого для создания оборонительных рубежей на ближних подступах к городу. Уже через месяц после начала войны наступавшим на юге немецко-румынским войскам ценой больших потерь удалось прорваться через Днестр и продолжать развивать наступление на территории Одесской области.

В это время оборона такого крупного промышленного центра, порта и военно-морской базы, как Одесса, приобрела особое значение. Важным событием для обороны города явилось создание Одесского оборонительного района (OOР), в состав которого вошли соединения Отдельной Приморской армии, корабли, береговые батареи, 1-й и 2-й Черноморские полки морской пехоты Одесской военно-морской базы, а в последующем также шесть отрядов моряков, прибывших из Севастополя. На 20 августа 1941 г. войска района насчитывали 34,5 тыс. человек.[300]

Таким образом, для обеспечения согласованных действий соединений и частей морской пехоты, сухопутных войск других сил флота и поддержания устойчивого взаимодействия между ними в обороне военно-морских баз Ставка ВГК впервые создала временное оперативное объединение — оборонительный район. В дальнейшем были организованы Севастопольский, Новороссийский, Туапсинский, Северный (полуострова Средний и Рыбачий) оборонительные районы, вполне оправдавшие себя как одна из форм объединения всех сил армии и флота.

Следует отметить, что 1-й Черноморский полк морской пехоты под командованием полковника Я. И. Осипова 8 августа 1941 г. занял участок обороны в восточном секторе обороны города, в районе Григорьевка, Булдинки, Старая Дофиновка. Здесь же оборонялся и 2-й Черноморский полк морской пехоты под командованием майора И. А. Морозова.

Мужество, стойкость и героизм, проявленные морскими пехотинцами в обороне Одессы во взаимодействии с сухопутными войсками береговой и корабельной артиллерии, сорвали план противника по овладению базой ударом с восточного направления.

С целью облегчения положения войск Одесского оборонительного района 22 сентября 1941 г. в районе деревни Григорьевка (25 км северо-восточнее Одессы) во фланг наступавшим войскам противника был высажен тактический морской десант в составе 3-го Черноморского полка морской пехоты (1920 чел., командир — капитан К. М. Корень). В то же время в тылу румынских войск был выброшен парашютный десант в составе 23 морских пехотинцев 3-го ПМП под командованием майора М. А. Орлова.[301]

Успешные действия морского и воздушного десантов во взаимодействии с частями морской пехоты и сухопутными войсками, наступавшими с фронта, сыграли важную роль в обороне Одессы. Таким образом, в обороне этой базы Черноморского флота морская пехота применялась в составе морского и воздушного десантов.

25 сентября 1941 г. противник вклинился в оборону 51-й Отдельной армии на Перекопских позициях, а 25 октября, имея огромное численное превосходство, ворвался в Крым. Войска армии после ряда безуспешных контратак были вынуждены отойти на Ишуньские позиции.[302]

29 сентября на эти позиции для оказания помощи войскам 51-й армии были переброшены 1-й и 4-й батальоны 7-й бригады морской пехоты, позднее переименованные, соответственно, в 1-й и 2-й Перекопские отряды морской пехоты.

25 октября для усиления войск 9-й и Приморской армий прибыла из Севастополя 7-я бригада морской пехоты, которая уже не могла изменить создавшегося положения.

29 октября противник вырвался на степные просторы Крымского полуострова, а на следующий день вышел на дальние подступы к Севастополю.

К этому времени система сухопутной обороны главной базы Черноморского флота включала три рубежа. Передовой рубеж протяженностью 46 км проходил в 15–17 км от города. В 8–12 км от Севастополя находился главный рубеж обороны, протяженность которого составляла 35 км. В 3–6 км от города был возведен тыловой рубеж обороны протяженностью 19 км.

К началу обороны Севастополя до прибытия войск Приморской армии в гарнизоне города имелись только части и одно соединение морской пехоты в составе: 8-й БРМП, 2-го и 3-го Черноморских полков; 16, 17, 18, 19-го батальонов морской пехоты, батальона морской пехоты Дунайской военной флотилии и 14 батальонов морской пехоты, срочно сформированных из личного состава береговых, авиационных и др. частей, а также военно-морских учебных заведений (всего 32 батальона морской пехоты общей численностью около 23 тыс. чел.).[303]

На протяжении восьмимесячной героической обороны Севастополя части и соединения морской пехоты Черноморского флота сражались на самых ответственных участках, сыграв значительную роль в сковывании трехсоттысячной группировки противника, что не позволило ей принять участие в наступательной операции немецких войск на южном направлении.

После прорыва немецкой группы армий «А» генерал-фельдмаршала В. Листа на Северный Кавказ части и соединения морской пехоты приняли активное участие в обороне военно-морских баз Новороссийска, Туапсе и Черноморского побережья Кавказа. Особое мужество в боях за Новороссийск проявили 1-я и 2-я бригады морской пехоты, позднее переименованные в 83-ю и 255-ю бригады морской пехоты, а также 137-й отдельный полк морской пехоты.[304]

В сентябре 1942 г. после безуспешных попыток овладеть Новороссийском с ходу немецкое командование приняло решение нанести удар силами двух пехотных и одной горнострелковой румынской дивизий вдоль побережья на Туапсе с целью соединиться с 57-м танковым и 44-м армейским корпусами.

В этой сложной обстановке, выполняя приказ командующего 47-й армией, 83-я и 255-я ОБРМП совместно с частями 77-й СД в ожесточенных боях не дали противнику прорваться к морю и наголову разгромили 3-ю румынскую горнострелковую дивизию.[305]

Летом 1942 г., когда Туапсе стал важным стратегическим пунктом в обороне Кавказа, в составе Туапсинского оборонительного района сражались 143-й и 324-й ОБМП.[306] В период самых напряженных боев сюда были переброшены 83-я и 255-я отдельные бригады, 137-й отдельный полк и 323-й отдельный батальон морской пехоты.

В результате успешно проведенной Туапсинской оборонительной операции 25 сентября — 20 декабря 1942 г. при активном участии морской пехоты были отражены три попытки немецких войск прорваться к Туапсе и скованы 14 немецких и румынских дивизий, что создало благоприятные условия для перехода войск Красной Армии в наступление и изгнания противника с Кавказа.[307]

Всего в обороне Кавказа приняло участие около 40 тыс. чел. морской пехоты.

Обобщая вышесказанное, следует отметить, что оборона военно-морских баз стала одним из основных способов боевого применения морской пехоты в первый период войны. Морские пехотинцы проявили стойкость и героизм в обороне Либавы, Таллина, Ханко, мужественно защищали Ленинград, Одессу, Севастополь, Керчь, Новороссийск и Туапсе.

Подготовка противодесантной обороны побережья силами флотов и приморских военных округов начала осуществляться перед войной. С нарастанием военной угрозы был издан ряд руководящих документов: «Положение о взаимодействии войск Красной Армии и Военно-Морского Флота при обороне побережья», директива наркома ВМФ «Временное наставление по ведению морских операций 1940 г.», в которых были определены общие вопросы совместных действий флота с сухопутными войсками при отражении нападения противника на побережье с моря.

По предвоенным взглядам, противодесантная операция складывалась из нескольких этапов, важнейшим из которых являлся следующий: нанесение ударов по десанту противника в районах сосредоточения и пунктах посадки, при переходе его морем, при развертывании сил высадки, а также отражение высадки десанта на побережье.

При высадке противником десанта в нескольких пунктах (участках) противодесантная операция складывалась из действий, занимавших противодесантную оборону войск на каждом из них.

В основу противодесантной обороны (ПДО) был положен принцип взаимодействия всех трех видов вооруженных сил: армии, флота и авиации. При этом считалось, что оборона могла быть успешной лишь в случае быстрых, энергичных и слаженных совместных действий этих видов. Однако в мирное время вопросам практической отработки совместных действий в ПДО уделялось недостаточно внимания. Так, на совместных учениях, проводившихся флотами с войсками приморских округов, основное внимание уделялось высадке десантов на побережье противника.[308]

Перед войной на Северном театре военных действий противодесантную оборону побережья Баренцева моря осуществляли войска приморских округов. Так, за оборону побережья к востоку от Иоканки отвечал Архангельский военный округ, а западнее Иоканки — 14-я армия Ленинградского военного округа. Сухопутные войска указанных округов имели на побережье 33 полевые батареи (112 орудий) калибром от 45 мм до 152 мм (в т. ч. 54 орудия 152 мм).

Следует отметить, что до начала войны морской пехоты в составе Северного флота не было. Имелось лишь семь специальных отдельных рот и объединенная школа БО и ПВО (всего 900 чел.).[309]

В октябре 1941 г. командование Северного флота разработало единый план противодесантной обороны побережья Баренцева моря.[310] В 1941–1942 гг. закончилось укрепление ПДО Беломорской базы,[311] а в мае-июле 1942 г. части 14-й армии в ПДО были заменены 17-м и 18-м отдельными батальонами морской пехоты Северного флота.[312]

12 июля 1942 г., с возложением Ставкой ВПК на Северный флот задачи по обороне полуостровов Рыбачий и Средний, их побережье (протяженностью около 210 км) было разделено на три боевых участка, которые стали обороняться частями и соединениями Северного оборонительного района в составе трех бригад и трех отдельных пулеметных батальонов морской пехоты.[313] Героическим трудом защитников «заполярной крепости» были укреплены старые и созданы новые районы противодесантной обороны, основную боевую силу которой составляли части и соединения морской пехоты Северного флота.[314]

В начале войны возможность высадки морских десантов противника наиболее реальной была на Балтийском театре военных действий. Следует подчеркнуть, что в августе 1940 г. Генеральным штабом было разработано Положение о взаимодействии войск Красной Армии и Военно-Морского Флота при обороне побережья. Основной задачей войск Красной Армии, определенной в этом документе, являлось воспрещение совместно с береговой обороной ВМФ высадки десантов противника на побережье СССР.[315]

В сентябре этого же года был составлен утвержденный командующим 8-й армии Прибалтийского особого военного округа и командующим Балтийским флотом план взаимодействия 8-й армии и Балтийского флота по обороне побережья Эстонской ССР.[316]

Однако уже первые недели войны показали несовершенство разрабатываемых в предвоенные годы планов. В значительной степени этому способствовал неблагоприятный для Вооруженных Сил СССР исход приграничных сражений.

Уже в начале войны для противодесантной обороны побережья стали привлекаться формирования морской пехоты Балтийского флота. Так, 23 июня 1941 г. 1-я ОБРМП по приказу командующего Балтийским флотом заняла оборону побережья Финского залива восточнее и западнее Таллина с задачей не допустить высадки морских десантов противника.[317]

При этом противодесантную оборону побережья бригада осуществляла до середины июля 1941 г.[318]

В начале августа 1941 г. Военный совет Северо-Западного направления, учитывая неблагоприятно складывавшуюся в районе Ладожского озера обстановку, передал в состав Ладожской военной флотилии 4-ю ОБРМП пятибатальонного состава, которая заняла остров Валаам, прилегающие к нему Боевые и Крестовые острова, а также группу островов Хейнесинма и остров Коневец.

Оборона участка западного побережья Ладожского озера от линии фронта до Морье с целью предотвращения попыток обхода противником наших флангов по льду была возложена Военным советом Ленинградского фронта на 23-ю, а участки от Морье к югу — на 8-ю армии. Выделенные для этой цели войска включали части 142-й СД, 8-го пограничного отряда и 4-й отдельный бригады морской пехоты.[319]

В конце августа 1941 г. серьезно осложнилась обстановка в полосе обороны 50-го СК 23-й армии Северного фронта.[320] Этот корпус, составлявший так называемую выборгскую группировку указанной армии, к 26 августа оказался отрезанным от ее основных сил. Более того, противник с целью воспрещения отхода частей и соединений корпуса на Койвисто на рассвете 25 августа высадил десант в составе батальона 45-го пехотного полка на полуостров Лиханиеми. Высадка финского десанта стала возможной вследствие не принятия должных мер командованием корпуса и флота по противодесантной обороне побережья.

Наведя переправу, противник перебросил на Лиханиеми остальные подразделения 45-го пехотного полка со средствами усиления. После этого, развивая наступление на Койвисто, финский десант 25 августа перерезал приморское шоссе и железную дорогу в районе станции Сомме.

Для борьбы с десантом противника был срочно сформирован 3-й отдельный полк морской пехоты в составе двух батальонов 5-й ОБРМП и двух батальонов Выборгского укрепленного сектора.

Упорной обороной и контратаками полк при поддержке корабельной артиллерии и авиации к 29 августа остановил продвижение противника.

Следует отметить, что 43-я, 115-я и 123-я стрелковые дивизии 50-го стрелкового корпуса отходили неорганизованно, при этом управление войсками было потеряно, а артиллерия и минометы брошены.[321]

В сложившейся обстановке 3-й отдельный полк морской пехоты явился единственной боеспособной частью, которая успешно действовала в противодесантной обороне побережья.

Значительный опыт противодесантной обороны побережья был приобретен морской пехотой Черноморского флота при обороне Таманского полуострова и Черноморского побережья Кавказа.

Разработанное накануне войны штабом Черноморского флота «Временное наставление по огневому взаимодействию кораблей флота с сухопутными войсками Одесского военного округа», взятое за основу и другими военными округами на Черноморском ТВД, совместных действий кораблей с армейскими частями при отражении морских десантов противника не предусматривало. Лишь в ходе военных действий, когда возникла реальная угроза высадки десанта противника на побережье, штаб Черноморского флота в спешном порядке разработал специальный документ о совместных действиях кораблей и сухопутных войск при отражении десанта.

Таким образом, в организации ПДО имели место недостатки, которые в случае проведения противодесантной операции могли оказать отрицательное влияние на действия флота и сухопутных войск. В то же время следует отметить, что противник, как стало известно впоследствии, ни в начале воины, ни в последующие периоды не располагал достаточными силами и средствами для проведения десантной операции. Тем не менее, командование ВМФ и командование Черноморского флота на протяжении длительного времени считало возможным проведение такой операции немецкими войсками.

Имеющиеся разведданные о подготовке противника к высадке десанта, ознакомление с опытом проведения Норвежской морской и Критской воздушной десантных операций заставило командование ВМФ и флота уверовать в неизбежность проведения противником десантной операции.[322] Это предвзятое убеждение, возраставшее пропорционально ухудшению положения на сухопутном фронте, привело к усилению напряженности на Черноморском флоте, а также отвлечению значительных сил и средств.

Так, считая возможной высадку десанта на побережье Кавказа, командование ВМФ распорядилось срочно оборудовать аэродромы в Анапе и Сухуми и передислоцировать туда две бомбардировочные эскадрильи. Впоследствии эти авиационные части пришлось возвращать на аэродромы Крыма.[323]

Более того, продолжая считать высадку десанта противником реальной угрозой, командование флота рекомендовало командованию сухопутных войск усиливать инженерное оборудование ПДО на берегу.[324]

Рассматривая участие флотилий в противодесантной обороне, следует отметить, что главной задачей Азовской флотилии летом 1942 г. являлась совместная с войсками 51-й и 47-й армий оборона восточного побережья Азовского моря от высадки десантов противника.[325] Эту задачу флотилия решала путем создания и усовершенствования в инженерном отношении ПДО, приведением в боевую готовность береговых артиллерийских батарей, частей морской пехоты и других сил и средств к отражению десантов.[326]

В целях лучшей организации ПДО все побережье от линии фронта в восточной части Таганрогского залива до м. Пеклы было разделено на четыре района. На восточном побережье моря флотилия имела 14-й (516 винтовок, 13 пулеметов; дислокация Ахтари, Ясенская переправа); 114-й (два миномета, четыре пулемета, 133 винтовки; дислокация Ейск, коса Должанская); 305-й (четыре 76,2-мм орудия, 16 минометов, шесть пулеметов, 735 винтовок; дислокация селения Порт-Катен, Шабельское, Глафировка) отдельные батальоны морской пехоты.[327]

С возложением ответственности за оборону Таманского полуострова на командование Азовской флотилии, Керченская военно-морская база перешла в его оперативное подчинение и свою задачу по обороне побережья решала в тесном взаимодействии с Темрюкской и Новороссийской военно-морскими базами.

Так, противодесантную оборону побережья Таманского полуострова от Анапы до Благовещенской осуществляли части Новороссийской, от станицы Запорожской до Пересыпи (до косы Чушка включительно) — Керченской и от Пересыпи до Курчанского лимана — Темрюкской военно-морских баз. Одновременно командованием Азовской военной флотилии было принято решение всеми силами морской пехоты, береговой артиллерии совместно с Керченской и Новороссийской ВМБ содействовать войскам 47-й армии в обороне Новороссийского, Таманского и Темрюкского участков фронта.[328] 17 августа с образованием Новороссийского оборонительного района участки побережья, ранее обороняемые указанными базами, вошли в его состав под названием 7-го сектора.[329]

В целях лучшей обороны Таманского полуострова в условиях окружения приказом командира Керченской ВМБ от 16 августа 1942 г. было образовано три боевых участка: северный — Пересыпь, коса Чушка, Сенная, Ахтарская (командир участка — командир отдельного батальона морской пехоты майор П. Е. Тимошенко); южный — Сенная (искл.), Тамань, коса Тузла, мыс Панагия, Благовещенская, курган Шаповалки (командир — комендант Таманского укрепленного сектора береговой обороны полковник И. Р. Хвескевич); восточный — гора Гирляная, Возрождения, гора Дубовый Рынок, Соленый, Курган Шаповалки (командир участка — командир 305-го отдельного батальона морской пехоты — майор Ц. Куников).[330]

Северный боевой участок оборонял отдельный батальон морской пехоты, две стрелковые роты которого с приданными двумя 85-мм зенитными орудиями и четырьмя 76-мм орудиями на конной тяге находились в районе Пересыпи, одна стрелковая рота — в районе Кордон Ильича и одна — в поселке Сенная (всего 1000 чел.). На южном боевом участке занимали оборону пулеметная рота, рота морской пехоты Керченской ВМБ и прожекторная рота 46-го ОЗАДН, двухорудийные зенитная и артиллерийская 45-мм орудий батареи. При этом в районе станицы Благовещенская, обороне которой придавалось исключительно важное значение, находился отряд численностью около 300 чел., и по два 152-мм, 76-мм и 45-мм орудия.

Восточный боевой участок оборонял 305-й отдельный батальон морской пехоты с приданными шестью — по два 152-мм, 76,2-мм (зенитных) и 45-мм (на автомашинах) — орудиями.[331]

Следует отметить, что к 1 сентября 1942 г. Керченская ВМБ имела в своем составе около 3700 чел. морской пехоты, около 2500 винтовок, более 100 автоматов, 70 ручных и 60 станковых пулеметов, десять 45-мм, 35–75-мм, два 85-мм, по восемь 130-мм и 152-мм, три 203-мм орудия и восемь 82-мм минометов. Всего в составе базы к моменту высадки противника было не более 5700 чел.

Таким образом, сил для осуществления противодесантной обороны у флотилии было явно недостаточно — всего три батальона морской пехоты и несколько подразделений. При этом они опирались на созданные на побережье укрепления и могли рассчитывать на артиллерийскую поддержку только трех канонерских лодок и 56 орудий береговой артиллерии.[332] По мере приближения фронта к Керченскому проливу противник начал активную подготовку к высадке морского десанта.

Вначале немецкое командование планировало осуществить вторжение на Таманский полуостров основными силами 11-й армии (операция «Блюхер-1»), но впоследствии, в связи с успехами на ростовском направлении, изменило свой замысел. Было принято решение направить 11-ю армию на усиление группы армий «Центр» под Ленинград, а форсирование Керченского пролива (операция «Блюхер-2») осуществить силами 46-й немецкой пехотной дивизии и двух румынских (19-й пехотной и 3-й горнострелковой) дивизий.

В ночь на 2 сентября 1942 г. войска 42-го армейского корпуса противника на 16 паромах «Зибель» и 17 морских паромах начали форсирование Керченского пролива.[333]

Высадив в течение 2 сентября семь батальонов с артиллерией на участке мыс Ахиллеон, Кучугуры, противник начал развивать наступление в направлении Фаталовская, Сенная, Кордон Ильича.[334] Высланная ему навстречу рота 328-го ОБМП не смогла остановить высадившиеся подразделения десанта и отошла в район Сенной.

Следует отметить умелые действия в обороне восточного боевого участка 305-го отдельного батальона морской пехоты. Этому в значительной степени способствовали распорядительность, смекалка и высокое тактическое мастерство командира батальона майора Ц. Куникова. Так, по его инициативе на трехтонные автомашины были установлены четыре 45-мм корабельные орудия. Эти импровизированные самоходные установки скрытно выдвигались к переднему краю и, внезапно открыв огонь, уничтожали огневые средства и танки противника, после чего быстро меняли позицию. Обороняя участок фронта протяженностью около 17 км, морские пехотинцы Куникова мужественно отражали многочисленные атаки превосходящих сил противника. Однако недостаточное количество сил и средств вынудило командование Керченской ВМБ отвести 305-й ОБМП на южный берег лимана Цокур, а остальные части морской пехоты — на последние рубежи обороны Таманского полуострова. Весь день 4 сентября 1941 г. защитники базы отражали атаки противника, а затем были эвакуированы в Геленджик. В последующем сформированные из состава эвакуированных с Таманского полуострова частей пять батальонов морской пехоты приняли участие в боях за Новороссийск.[335]

Следует отметить, что противодесантная оборона Керченской ВМБ, в которой значительную роль сыграли части морской пехоты Черноморского флота, явилась серьезным препятствием для высадки десантов противника.

Приобретенный в обороне Таманского полуострова опыт был использован в организации противодесантной обороны Новороссийской ВМБ. Так, для отражения высадок десантов противника в районе Геленджика были созданы подвижные (на автомашинах) ударные группы численностью 30–40 чел., усиленные пулеметными подразделениями.[336]

Следует отметить, что район побережья от мыса Шеехарик до Джубги был разделен на пять боевых участков, возглавляемых комендантами. При этом руководство противодесантной обороной побережья Военный совет Черноморского флота возложил на бывшего командира 8-й ОБРМП полковника П. Ф. Горпищенко.

В октябре 1941 г. немецкое командование предприняло несколько попыток высадить десанты на побережье в зоне ответственности Новороссийской ВМБ, однако все они были отражены. Так, в ночь на 29 октября подразделения морской пехоты во взаимодействии с береговой артиллерией отразили попытку 30 катеров противника высадить десант в тыл Новороссийского оборонительного района на восточном берегу Цемесской бухты.[337]

В самый напряженный период обороны Новороссийска Военный совет Черноморского флота обратился к наркому ВМФ с просьбой выделить определенное количество морской пехоты в распоряжение командующего флотом для усиления противодесантной обороны побережья.[338] В ответной телеграмме наркома ВМФ было разъяснено, что «держать по всему побережью крайне необходимые войска на случай высадки десанта, которого вы не должны допустить, неправильно».[339]

На этом основании два формируемых по приказу наркома обороны полка морской пехоты (137-й и 145-й) общей численностью около 4711 чел. было приказано использовать для обороны Поти.

Противодесантную оборону побережья от Джубги до Лазаревской осуществляла Туапсинская ВМБ, для чего этот район был разделен на четыре боевых участка, занимаемых частями морской пехоты базы и подразделениями 18-й и 56-й армий.

Во второй половине августа 1942 г., когда противник подошел к перевалам Главного Кавказского хребта, оборона побережья от советско-турецкой границы до Лазаревской стала осуществляться только силами и средствами Потийской военно-морской базы. Вследствие недостаточного количества подразделений и частей морской пехоты противодесантная оборона строилась по принципу создания отдельных узлов сопротивления, прикрывавших основные направления. Следует отметить, что в целях наиболее эффективной организации обороны побережья было разработано наставление по противодесантной обороне Потийской военно-морской базы.[340] Всего в ПДО побережья Азовского моря и Черноморского побережья участвовало около 40 тыс. чел. морской пехоты и личного состава береговой артиллерии.[341]

Таким образом, противодесантная оборона, являвшаяся в ряде случаев составной частью обороны военно-морских баз, стала важным способом боевого применения морской пехоты в годы Великой Отечественной войны.

Наиболее сложным способом боевого применения морской пехоты в годы Великой Отечественной войны являлись морские десанты.

В общепринятом смысле морской десант представляет собой группировку сухопутных войск и морской пехоты, высаживающуюся на обороняемое противником побережье и проводящую наступление с моря на сушу.[342] Десант перевозится на десантных кораблях и транспортных судах. Высадка (выгрузка) с небольших десантных кораблей производится непосредственно на берег, а с крупных кораблей и транспортов — с помощью десантно-высадочных средств, на которые войска пересаживаются (перегружаются) с приходом десантных отрядов в район высадки.[343]

Сложившаяся в годы Великой Отечественной войны на морских театрах военных действий обстановка потребовала высадки значительного количества морских, озерных и речных десантов. Всего в годы войны советские флоты и флотилии высадили 125 десантов, в которых участвовали более 250 тыс. чел. При этом морская пехота приняла непосредственное участие в 88 десантах, в 72 из которых она действовала самостоятельно.[344]

Следует отметить, что высадка морских десантов в исследуемом периоде стала необходимой и наиболее эффективной формой содействия флота сухопутным войскам, ведущим боевые действия на приморских направлениях, в приозерных и приречных районах. По утверждению главнокомандующего ВМФ Адмирала Флота Советского Союза С. Г. Горшкова, «по существу, заново была создана советская школа десантных операций, были определены организация и способы их проведения с привлечением малоприспособленного боевого состава».[345]

В первом периоде войны был высажен 31 тактический десант и проведена Керченско-Феодосийская десантная операция с высадкой оперативно-стратегического десанта в составе двух армий Закавказского фронта и частей морской пехоты Черноморского флота.

В зависимости от хода военных действий Красной Армии на сухопутных фронтах условия высадки и задачи десантов были различными. В связи с этим в развитии десантных операций целесообразно выделить три этапа.

Первый включает десантные операции в период отступления Красной Армии по всему фронту и борьбы за удержание поспешно возводимых рубежей обороны. Он охватывает весь 1941 г. и начало 1942 г.

В этот период десанты высаживались на флангах и в тылу наступавших войск противника с целью отвлечь часть его сил с фронта, замедлить темп его наступления и тем самым обеспечить отходящим войскам Красной Армии возможность закрепиться на оборонительных рубежах.

Характерными чертами высаженных в этот период десантов являлись следующие:

1. Небольшой состав (от роты до полка), отсутствие артиллерии и минометов, противотанковых средств, средств ПВО и неудовлетворительное тыловое обеспечение. По своему составу и вооружению большинство десантов не соответствовали объему поставленных задач, что приводило к их невыполнению.

2. Крайне ограниченное время или полное отсутствие его на подготовку, что обусловливалось, с одной стороны, условиями обстановки, а с другой — стремлением обеспечить скрытность и внезапность высадки.

3. Неудовлетворительная организация управления из-за ограниченного количества или отсутствия средств связи, прежде всего радиостанций, а также низкой обученностью личного состава. В силу указанных причин связь десанта с командованием операцией, как правило, терялась, а судьба десанта долгое время оставалась неизвестной.

4. Отсутствие артиллерийской и авиационной подготовки высадки десанта и поддержки его действий на берегу.

5. Отсутствие десантных кораблей и десантных высадочных средств специальной постройки, оказавшее существенное влияние на успешность высадки большинства десантов и нередко ставившее их под угрозу срыва. Привлекаемые для проводки и высадки личного состава и выгрузки боевой техники корабли, катера различных типов, а также суда и плавсредства гражданского флота не могли обеспечить своевременность доставки десантов и высокие темпы их высадки (выгрузки) на необорудованное побережье, что приводило к неоправданно высоким потерям личного состава и потоплению значительного числа кораблей и судов.[346]

Во втором периоде (начало 1942 — первая половина 1943 г.) основной целью десантных операций являлось содействие сухопутным войскам в прорыве обороны противника, в окружении и уничтожении его отдельных группировок. При высадке десантов в это время было лучше организовано взаимодействие между силами, участвующими в операции, однако взаимодействие между родами сил флота и сухопутными войсками по-прежнему оставляло желать лучшего.

Состав, вооружение и боевая техника частей и соединений морской пехоты, как и в 1941 г., не обеспечивали выполнения поставленной задачи.

Специальная боевая подготовка морской пехоты стала приобретать регулярный характер, в то время как подготовка экипажей, выделенных для участия в десантных операциях кораблей и судов, проводилась недостаточно и в отрыве от подготовки частей и соединений морской пехоты.[347]

Следует отметить, что основные условия успешной высадки десантов в этом периоде, такие как продуманная организация управления, взаимодействия десанта с кораблями, авиацией и береговой артиллерией, продолжали оставаться на низком уровне (1943–1945 гг.).

Третий период совпадает с началом стратегического наступления Советских Вооруженных Сил на всем советско-германском фронте, а также включает войну с Японией. В этот период было высажено около 80 десантов. Такой размах десантных действий явился следствием проведения стратегических наступательных операций на всех приморских направлениях, в приозерных и приречных районах. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны создал благоприятные условия для высадки морских десантов, ставших неотъемлемой частью армейских и фронтовых наступательных операций.[348]

В это время в состав флота начали поступать, хотя и в недостаточном количестве, десантно-высадочные средства отечественной постройки (десантные боты «Проекта-165», десантные самоходные тендеры), стали использоваться трофейные десантные баржи, а также были переданы по ленд-лизу, правда в ограниченном количестве, десантные суда от союзников.[349]

Рассматривая участие морской пехоты в десантных действиях в годы Великой Отечественной войны, следует отметить, что она принимала непосредственное участие во всех десантных операциях и большинстве высаженных десантов. Как уже указывалось, морская пехота участвовала в 88 десантах из 125, что составляет 79 % от общего количества, а в 72 десантах (57 %) она действовала самостоятельно. При этом все шесть высаженных в годы войны оперативно-тактических десантов состояли из соединений морской пехоты. Так, в ходе Мурманской наступательной операции восточнее мыса Пикшуев 28 апреля 1942 г. была высажена 12-я ОБРМП (7165 чел.); в начале Петсамо-Киркенесской стратегической наступательной операции в районе губы Малая Волоковая — 63-я БРМП (3032 чел.); в Тулоксинской десантной операции 23–27 июня 1944 г. в устье реки Тулоксы были высажены 70-я ОМСБР и усиленная 3-я ОБРМП; 21–27 августа 1944 г. на острова Бьеркского архипелага высадилась 260-я ОБРМП Балтийского флота; 28 марта 1945 г. в районе Радвань-Моча на Дунае была высажена 83-я ОБРМП; во время войны с Японией корабли Тихоокеанского флота высадили 13 августа 1945 г. в порт Сейсин 13-ю бригаду морской пехоты.

Нельзя не сказать об участии морской пехоты в оперативно-стратегическом десанте, высаженном в ходе наиболее крупной по целям и масштабам периода Великой Отечественной войны Керченско-Феодосийской десантной операции.

В ночь на 28 декабря 1941 г. на северо-восточном побережье Керченского полуострова в качестве передовых штурмовых отрядов высадились батальоны 83-й отдельной морской стрелковой бригады.[350]

Высадка производилась в чрезвычайно сложных условиях. Авиация не смогла оказать поддержку из-за отсутствия бензина. На море бушевал шторм. У берега образовалась кромка льда, препятствующая подходу судов, вследствие чего морским пехотинцам пришлось прыгать в ледяную воду. Тем не менее, морская пехота выполнила поставленную задачу и захватила три плацдарма на берегу.[351]

В передовом отряде основного десанта в Феодосии с катеров высадился хорошо подготовленный штурмовой отряд 9-й бригады морской пехоты в количестве 300 чел., который также овладел плацдармом на берегу, что обеспечило успешную высадку частей и соединений 44-й армии.[352]

Опыт самой крупной десантной операции в годы войны показал, что наиболее подготовленными войсками для высадки в первом броске являлась морская пехота.

Анализ Керченско-Феодосийской десантной операции и тактических десантов, высаженных в первом периоде войны, позволил пересмотреть предвоенную теорию, подготовить и издать в 1943 г. «Наставление по совместным действиям сухопутных войск с Военно-Морским Флотом и военными речными флотилиями»,[353] в котором обобщался положительный и отрицательный опыт высадки десантов в 1941–1942 гг.

Значительную роль сыграла морская пехота Черноморского флота в десантной операции в районе Южная Озерейка и Станичка под Новороссийском.

Особого внимания заслуживают действия высаженного 3 февраля 1942 г. отряда майора Ц. Куникова. Отряд численностью всего 250 человек был сформирован из лучших морских пехотинцев-добровольцев Новороссийской ВМБ, защитников Одессы и Севастополя, участников Керченско-Феодосийской операции. Только ему, предназначавшемуся для высадки в демонстративном десанте, удалось захватить и удержать плацдарм 300 на 400 м.[354] Героизм и несгибаемое мужество морской пехоты помогли создать знаменитую Малую землю. Высаженные в ночь на 6 февраля 255-я ОБРМП, а затем 83-я ОБРМП закрепили успех отряда Куникова.[355]

К концу марта 1943 г. численность десантной группы 18-й армии, которую возглавлял бывший командир 255-й бригады морской пехоты полковник Д. В. Гордеев, достигла 40 тыс. чел.[356] Следует отметить, что образование такого плацдарма, как Малая земля, создало благоприятные условия для последующего освобождения Новороссийска.

По мере роста количества и повышения интенсивности десантных операций накапливался опыт высадки морских десантов, совершенствовались способы высадки, вырабатывались новые тактические приемы, улучшалась организационная структура и вооружение частей и соединений морской пехоты и их всестороннее обеспечение, развивалось взаимодействие с силами флота и сухопутными войсками, повышалась надежность управления силами высадки и войсками десанта.

В Новороссийской десантной операции 1943 г., явившейся составной частью Новороссийско-Таманской стратегической наступательной операции войск Северо-Кавказского фронта, проведенной совместно с Черноморским флотом, в очередной раз показала свою высокую боеспособность морская пехота. Так, основную боевую силу оперативного десанта составили 255-я ОБРМП и 393-й ОБМП, героические усилия которых по захвату и удержанию плацдармов в Новороссийске способствовали успешному наступлению восточной и западной сухопутных группировок 18-й армии, в т. ч. наступавшей с Малой земли 83-й ОБРМП.[357]

Новороссийская десантная операция, явившаяся примером успешного взаимодействия морской пехоты Черноморского флота и сухопутных войск Северо-Кавказского фронта, создала благоприятные условия для разгрома группировок противника, обороняющегося так называемую Голубую линию.

В течение второй половины лета и осенью 1943 г. в ходе наступательных операций на южном стратегическом фланге советско-германского фронта в интересах сухопутных войск для нанесения ударов во фланг и тыл противника и захвата его важных объектов высаживались десанты морской пехоты Азовской военной флотилии Черноморского флота.[358]

Действия морской пехоты во многом способствовали освобождению Таманского полуострова, что создало благоприятные условия для высадки оперативного десанта на восточное побережье Керченского полуострова, в котором существенную роль сыграла морская пехота Черноморского флота.

В ноябре 1943 г. с целью овладения Керченским полуостровом была проведена Керченско-Эльтигенская десантная операция, в которой приняли участие войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской флотилией.

Соединениям 56-й и 18-й армии на время операции придавались части морской пехоты. Так, 11-му гвардейскому СК, высаженному северо-восточнее Керчи, придавался 369-й ОБМП, 318-я Новороссийская СД усиливалась 386-м ОБМП, а 117-я гвардейская СД — батальоном 255-й ОБРМП.[359] Приданные стрелковым соединениям батальоны морской пехоты применялись в качестве передовых отрядов десанта. На них, как всегда, возлагалась самая трудная задача — захват пунктов высадки.

Особый героизм, мужество и высокое боевое мастерство проявил высаженный рано утром 1 ноября в районе Эльтигена 386-й ОБМП под командованием майора Н. А. Белякова.[360]

К 8 ноября 1943 г. на Эльтигенском плацдарме находились управление, три стрелковых полка, шесть отдельных рот (всего 1947 чел.), медико-санитарный батальон (105 чел.) 318-й СД; 335-й гвардейский Краснознаменный СП 117-й гвардейской СД (731 чел.), противотанковый артиллерийский полк (158 чел.); 386-й ОБМП (386 чел.); штурмовой батальон 255-й ОБРМП.[361] С учетом того, что в составе 318-й СД одним из стрелковых полков являлся бывший 137-й полк морской пехоты, до января 1943 г. носивший это название, а 335-й гвардейский Краснознаменный стрелковый полк 117-й гвардейской СД был сформирован в октябре 1943 г. на базе 81-й стрелковой Краснознаменной морской стрелковой бригады, можно сделать вывод, что большую часть сражавшихся на «Огненной земле» Эльтигена десантных войск составляли морские пехотинцы.

В силу ряда причин сражавшиеся здесь части десанта оказались в крайне тяжелых условиях. Не хватало медикаментов, теплой одежды, продовольствия. В сутки десантники получали 100–200 г сухарей и полбанки консервов. Сказывалась нехватка боеприпасов, приходилось беречь каждый снаряд, каждый патрон.

Превосходство быстроходных немецких десантных барж в вооружении перед советскими катерами позволило им осуществить блокаду плацдарма со стороны моря.

В 22.00 6 декабря группа полковника В. Ф. Гладкова, в составе которой в группе прорыва совместно с 339-м СП действовал 386-й ОБМП, неожиданной и стремительной атакой вырвалась из окружения и после 25-километрового броска по тылам вышла на южную окраину Керчи и с боем овладела горой Митридат.[362]

В помощь десанту Гладкова восточнее горы Митридат было высажено около тысячи морских пехотинцев 83-й ОБРМП, которые обеспечили эвакуацию десанта.[363]

Таким образом, части морской пехоты совместно с частями 318-й СД более месяца удерживали плацдарм в районе Эльтигена. Следует отметить, что в 1943 г., когда инициатива окончательно перешла к командованию Красной Армии, морская пехота использовалась по своему основному предназначению для действий в морских десантах. И только там, где не проводились наступательные операции, морская пехота привлекалась для обороны военно-морских баз.

Почти половина всех десантов Великой Отечественной войны была высажена в 1944 г., что было обусловлено размахом стратегических наступательных операций на приморских направлениях, а также повышением боевой выучки соединений и частей морской пехоты.

Следует отметить, что большинство высаженных в годы войны десантов составляли тактические. При этом опыт применения наиболее поучительных из них может быть использован морской пехотой и в современных условиях.

Наиболее успешным по достигнутым результатам из всех высаженных в первом периоде войны десантов стал тактический морской десант, высаженный 22 сентября 1941 г. Черноморским флотом у деревни Григорьевка в тылу наступавшего на Одессу противника. В результате согласованных действий десанта в составе 3-го Черноморского полка морской пехоты и войск Одесского оборонительного района противник был отброшен от Одессы на 6–8 км и тем самым лишен возможности вести артиллерийский обстрел города.[364]

Десанты Северного флота в июле 1941 г. в районе мыса Пикшуев и в Мотовском заливе, Балтийского флота в октябре этого же года в Петергофе и районе Стрельны хотя и не выполнили поставленную задачу, не были безрезультатными. Они отвлекли значительные силы противника в наиболее сложное для обороны Мурманска и Ленинграда время.

Десанты морской пехоты, высаженные в ходе проведенных советскими Вооруженными Силами наступательных стратегических операций, основной целью имели содействие наступавшим на приморских направлениях войскам в окружении и уничтожении группировок противника и воспрещении его отхода.

В 1944–1945 гг. было характерным использование для высадки тактических десантов быстроходных сторожевых и торпедных катеров, а в отдельных случаях и гидросамолетов. При этом значительную часть высаженных в этот период десантов составляла морская пехота.[365] Так, поучительным по замыслу и его исполнению явился высаженный в октябре 1944 г. в порт Линахамари десант морской пехоты Северного флота. Смелыми и дерзкими действиями при поддержке штурмовой авиации флота морские пехотинцы менее чем за сутки овладели портом.

Однако в случае необходимости применялась и скрытная высадка подразделений морской пехоты.

Десантом в бессмертие называют высаженный 26 марта 1944 г. Николаевский десант в составе отряда десантников под командованием старшего лейтенанта К. Ф. Ольшанского из 384-го ОБМП Героя Советского Союза майора Котанова.

В ненастную погоду в условиях сильного ветра и моросящего дождя отряд на рыбацких лодках скрытно высадился в порту Николаева, где двое суток до подхода частей 3-го Украинского фронта героически отражал атаки пехоты и танков противника.[366]

К сожалению, и в этот период имели место серьезные недостатки в организации высадки некоторых десантов.

Так, в результате неудовлетворительной организации подготовки и высадки почти полностью погиб высаженный 19 февраля 1944 г. в районе Мерекюля в Нарвском заливе десант в составе отдельного батальона автоматчиков и стрелковой роты 260-й ОБРМП Балтийского флота.[367] По этому случаю была издана Директива № 39/Ш наркома ВМФ адмирала Н. Г. Кузнецова.[368]

Следует отметить, что высадка небольшого, не имеющего тяжелого вооружения тактического десанта, без должной подготовки, без серьезной разведки, в районе сильных резервов группировки немецких войск «Нарва» для решения сложной задачи в условиях, когда еще не обозначился успех наступающих с фронта войск, в 1944 г., т. е. уже при наличии значительного опыта десантных операций, при явно обозначившихся признаках победы по меньшей мере вызывает удивление и свидетельствует об уровне подготовки командования и штаба Балтийского флота к проведению десантных операций.

В ходе стратегического наступления Советских Вооруженных Сил в 1944 г. морская пехота Черноморского флота участвовала в десантах в порты Румынии и Болгарии, а морская пехота Дунайской военной флотилии — в порты и населенные пункты на берегах Дуная.

Значительный интерес с точки зрения организации десантных действий в сильно укрепленных шхерно-островных районах противника, обладавших высокой противодесантной устойчивостью, представляет высадка частей 260-й ОБРМП Балтийского флота на острова Бьеркского архипелага.[369]

Примером окружения обороняющегося на полуостровной территории противника высадкой в его тыл одновременно на обоих приморских флангах морского десанта может служить высадка 25 апреля 1945 г. усиленного сводного полка 260-й ОБРМП Балтийского флота во взаимодействии со сводными полками 83-й СД и 13-го СК в ходе Восточно-Прусской наступательной операции на косу Фрише-Нерунг.[370]

В ноябре 1944 г. в ходе Петсамо-Киркенесской наступательной операции для содействия наступающим на приморском направлении войскам 14-й армии Карельского фронта было высажено четыре тактических десанта морской пехоты Северного флота.

В августе 1945 г во время войны с Японией части и соединения морской пехоты Тихоокеанского флота и Северо-Тихоокеанской флотилии высаживались в составе десантов в порты Кореи, Южного Сахалина и на Курильские острова.[371] Десантами морской пехоты были заняты главная военно-морская база японского флота на Курильских островах на острове Шумшу, а также наиболее крупные острова Итуруп и Кунашир.

На основе вышеизложенного представляется возможным сделать некоторые выводы.

Во-первых, формирование, развитие и боевое применение морской пехоты в годы Великой Отечественной войны оказали значительное влияние на исход многих операций, особенно в ее наиболее сложном для страны первом периоде. В годы войны на сухопутных фронтах сражались свыше полумиллиона моряков, или в переводе на организационно-штатную структуру сухопутных войск около 60 дивизий.

Созданные летом и осенью 1941 г. части и соединения морской пехоты прошли сложный боевой путь. Они помогли сухопутным войскам не только выстоять в ходе стратегической обороны, но и создать благоприятные условия для проведения стратегических наступательных операций во втором и третьем периодах войны.

Во-вторых, комплектование частей и морской пехоты наиболее подготовленным личным составом Военно-Морского Флота, лучшими представителями советской молодежи, воспитанными на славных боевых традициях армии и флота, а также интенсивная и целенаправленная боевая подготовка обусловили ее высокую боеспособность и эффективное боевое применение на сухопутных фронтах.

В-третьих, одной из важнейших задач морской пехоты в первом периоде войны стала оборона военно-морских баз. При этом долговременная оборона ВМБ и приморских плацдармов явилась новым видом совместных действий сухопутных войск и сил флота, в котором значительную роль сыграла морская пехота.

В ходе борьбы за удержание военно-морских баз части и соединения морской пехоты использовались, как правило, на наиболее сложных участках обороны, на направлении сосредоточения противником основных усилий.

В-четвертых, в ходе войны для решения оперативно-тактических задач противодесантной обороны с целью воспрещения высадки десантов противника во фланги, тыл приморских группировок войск Красной Армии широко применялась морская пехота. Так, полуострова Средний и Рыбачий на Северном морском ТВД, восточное побережье Азовского моря и Таманский полуостров на Черноморском ТВД, включая приморские города и военно-морские базы, оборонялись, в основном, силами морской пехоты во взаимодействии с кораблями и авиацией.

В-пятых, основным способом боевого применения морской пехоты в годы войны явились действия в составе морских, озерных и речных десантов. Опыт высадки десантов на приморских направлениях, а также в приозерных и приречных районах со всей убедительностью доказал необходимость иметь в составе флотов и флотилий части соединения морской пехоты, как наиболее подготовленный для ведения десантных действий род сил флота.

В-шестых, в ходе Великой Отечественной войны морская пехота оформилась как самостоятельный род сил, что определило ее дальнейшее развитие в составе Военно-Морского Флота.

3. Действия морской пехоты Северного флота в 1941–1944 гг.

…Во всем блеске проявились лучшие качества нашей морской пехоты. Стремительные катера мчались сквозь стену огня. На их палубах, сжимая в руках оружие, находились морские пехотинцы, те самые, что три года дрались в насквозь промерзших скалах хребта Муста-Тунтури, высаживались на берегу. Западной Лицы, участвовали и в других десантах…

Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов

3.1. Участие морской пехоты Северного флота в обороне Заполярья

Боевые действия соединений, частей и подразделений морской пехоты в Заполярье в годы Великой Отечественной войны внесли значительный вклад в развитие тактики боевых действий в горах.

В 1941–1944 гг. в Заполярье сражались входившие в состав Северного оборонительного района (СОР) 12-я, 63-я и 254-я бригады морской пехоты, 181-й отдельный разведывательный отряд СОР, сформированный из лучших разведчиков бригад, 82-я отдельная морская стрелковая бригада, 125-й и 126-й полки морской пехоты главной базы Северного флота.

Морские пехотинцы составляли основу двух легких горнострелковых корпусов, действовавших в составе 14-й армии Карельского фронта и сыгравших важную роль в разгроме 19-го горно-егерского корпуса 20-й немецкой горной армии в Заполярье. В 126-й ЛГСК входили 3-я бригада морской пехоты и 72-я морская стрелковая бригада, а в 127-й ЛГСК — 69-я и 70-я морские стрелковые бригады.

За годы войны Северным флотом были высажены 2 оперативно-тактических и 11 тактических десантов морской пехоты, которые, действуя в сложных условиях горно-тундровой местности, оказали существенное влияние на исход боевых действий.

К началу Великой Отечественной войны немецкое верховное командование сосредоточило в северных районах Финляндии на участках от Ухты до Северного Ледовитого океана крупную группировку войск в составе трех корпусов, объединенных в армию «Норвегия», которая с конца 1941 г. стала именоваться Лапландской, а затем 20-й горной армией.[372]

Перед этой армией стояла задача нанести внезапные удары по советским войскам, расположенным вдоль границы, и базам Северного флота, уничтожить их, захватить Мурманск, Кировскую железную дорогу, овладеть Кольским полуостровом и Архангельском.[373] Одновременно с наступлением на суше немецкое командование предусматривало проведение широкомасштабных операций в Баренцевом море с целью уничтожения кораблей и баз Северного флота и содействия своим сухопутным войскам, а также блокады морского побережья и контроля над морскими коммуникациями Советского Союза на Севере. К началу войны армия «Норвегия» была развернута на исходных плацдармах на линии советско-финской границы. По замыслу наступательной операции немецкого командования под названием «Северный олень», 36-й горнострелковый корпус, нанося удар вдоль железной дороги Куолаярви — Алакуртти, должен был захватить Кандалакшу и отрезать Мурманскую область от центральных районов страны. Ближайшей задачей сосредоточенного на левом фланге в районе Колосйоки, Петсамо, Луостари 19-го горно-егерского корпуса было уничтожение советских войск, оборонявшихся на Мурманском направлении, и овладение Мурманском.

Одновременно с «Норвегией» на Карельском перешейке, Петрозаводском и Медвежьегорском направлениях должна была перейти в наступление финская армия. Для проведения операции в Заполярье были привлечены отборные горно-егерские и гренадерские части, имевшие большой опыт ведения боевых действий в горах Греции, Югославии, Франции, Северной Норвегии и на Крите.[374]

На рассвете 29 июня 1941 г. на мурманском направлении при поддержке сильной артиллерийской группировки и авиации начал наступление немецкий 19-й горно-егерский корпус, имевший в первом эшелоне две горно-егерские дивизии.

Прикрывавшие мурманское направление советские войска под натиском превосходящих сил противника были вынуждены оставить свои позиции и начать отход в восточном направлении. Одна часть войск отходила вдоль побережья Баренцева моря в направлении Полярного и Мурманска, другая — на п-ов Средний, где заняла оборону на рубеже горного хребта Муста-Тунтури и остановила наступление немцев.

Героические защитники полуострова, лишенные сухопутной связи с Большой землей, более трех лет, до осени 1944 г., прочно удерживали оборону.

Противник, развивая наступление в направлении Большой Западной Лицы, 30 июня захватил плацдарм до 10 км по фронту и 6–8 км в глубину. Дальнейшее его продвижение вдоль дороги Печенга — Мурманск создавало реальную угрозу Мурманску и основным базам Северного флота. В результате принятых командованием Северного (впоследствии Карельского) фронта мер советские войска, ведя ожесточенные бои, остановил и продвижение противника на рубеже губы Большая Западная Лица.

В этот сложный для обороны Заполярья период с целью оказания активной поддержки советским войскам в ликвидации плацдарма противника на восточном берегу реки Западная Лица в июле 1941 г. было высажено три десанта Северного флота.

6 июля 1941 г. для содействия 52-й стрелковой дивизии, наносившей контрудар по прорвавшимся на правый берег реки войскам противника, на южном берегу губы Западная Лица был высажен тактический десант в составе стрелкового батальона (550 чел.) 52-й стрелковой дивизии.[375]

7 июля на западном берегу губы Западная Лица для разведки был высажен батальон пограничников.

14 июля для содействия 52-й стрелковой дивизии на западном берегу губы Западная Лица был высажен тактический десант в составе 325-го СП 14-й стрелковой дивизии и батальон морской пехоты. Одновременно с основным десантом высадилась разведывательная группа в количестве 50 человек в районе мыса Пикшуев.[376] 16 июля для усиления десанта высажены еще 715 морских пехотинцев.[377]

В одном из боев 18 июля старший сержант В. П. Кисляков, оставшись один на важной в тактическом отношении высоте, в течение часа до подхода подкрепления сдерживал натиск более 100 солдат противника. 13 августа 1941 г. В. П. Кислякову первому на флоте было присвоено звание Героя Советского Союза.

В бою 2 августа был окружен морской пехотинец И. М. Сивко. Фашисты пытались взять его в плен, но отважный краснофлотец последней гранатой подорвал себя и окружающих его вражеских солдат. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17.01.1942 г. И. М. Сивко было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.[378]

В период третьего наступления немецко-фашистских войск на мурманском направлении флот выделил четыре батальона морской пехоты в подвижный резерв 52-й стрелковой дивизии.

В сентябре 1941 г. в одном из батальонов морской пехоты геройски сражались Георгий Сердюков и Александр Торцев. После ранения командира роты командование принял Сердюков, а раненого политрука заменил Александр Торцев. Выбив немцев с высоты, рота заняла на ней оборону. При отражении атак противника Торцев вел огонь из пулемета. В тот день морские пехотинцы удержали высоту. Действия Сердюкова и Торцева в роли командира и политрука оказались настолько умелыми, что они были оставлены в этих должностях, а Военный Совет 14-й армии присвоил Сердюкову и Торцеву звания младших лейтенантов.

6 ноября рота получила боевую задачу захватить сильно укрепленную противником командную высоту. Громадная скала, возвышавшаяся над всей местностью, на картах получила название «Важная». Сердюков и Торцев повели роту на штурм. Морские пехотинцы карабкались по обледеневшим камням, преодолевали проволочные заграждения, лезли по обрывам и скользким гранитным стенам. Торцев первым поднялся на высоту. Отправив связного с докладом в штаб, он заметил большую группу противника, стремящуюся обойти морских пехотинцев с тыла. Взяв с собой отделение, он скрытно повел его в сторону группы для нанесения внезапного удара с тыла.

Огонь морских пехотинцев внес замешательство в ряды противника, который потерял несколько десятков солдат и офицеров. Против группы Торцева были брошены два взвода солдат. Ряды морских пехотинцев поредели. Вражеская пуля сразила пулеметчика. Тогда раненый Торцев сам лег за пулемет и стрелял, пока не кончились патроны. К этому времени в живых оставался он один. Когда немцы подошли близко, Торцев поднялся во весь рост, бросил гранату и упал, сраженный осколками вражеской мины. Александру Григорьевичу Торцеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В обороне в условиях горной местности особое значение приобрели действия разведывательных подразделений, в том числе лыжные рейды по тылам врага. Разведывательный взвод 12-й ОБРМП в количестве 30 человек в течение двух суток действовал в составе лыжного разведотряда 14-й армии в районе озера Чапр.

В бригадах морской пехоты и в морских стрелковых бригадах имелись разведывательные роты, а в каждом батальоне — разведывательный взвод. Эти подразделения выполняли основные задачи по ведению разведки. Разведывательные десанты высаживались также в составе разведрот бригад, разведвзводов батальонов, а впоследствии — разведывательного отряда штаба Северного оборонительного района (СОР). Военные советы Карельского фронта и Северного флота систематически анализировали работу разведки и давали указания по ее активизации, формах и способах ее ведения.

Примером умелых действий разведчиков в горной местности являются действия разведгруппы 12-й ОБРМП под командованием лейтенанта И. П. Барченко-Емельянова, будущего командира разведотряда СОР, Героя Советского Союза.

В декабре 1941 г. разведгруппа, расположившись на короткий отдых, обнаружила крупный немецкий разведотряд, впереди которого шел дозор. Разведгруппа насчитывала 25 человек и значительно уступала по численности и вооружению противнику. Командир принял решение открыть огонь. Прицельным огнем с короткой дистанции был уничтожен дозор. Но бой был неравным. Установив на прибрежных высотках тяжелые пулеметы, противник под прикрытием их огня начал яростные атаки. Закопавшись в снег и оборудовав укрытия из камней, разведчики мужественно отбивали атаки наседавшего врага. Иногда бой переходил в рукопашные схватки, в ход шли гранаты, но всякий раз немцев отбрасывали назад. Используя численное преимущество, фашисты окружили разведгруппу плотным кольцом.

С наступлением ночи атаки противника ослабли. Это было кстати, так как боеприпасы подходили к концу. Оставалось одно — прорваться с боем. Выбрав подходящий момент, разведчики встали на лыжи и, расстреливая последние патроны, вырвались из кольца. Помкомвзвода сержант Помазов и матрос Скобелкин, видя надвигавшуюся на них плотную цепь немцев, бросили им под ноги оставшиеся гранаты. Бросок был настолько удачным, что никто из солдат противника не поднялся. Попавшийся им через 20 метров немецкий разведчик был убит из нагана. За храбрость и находчивость Помазов был награжден орденом Красного Знамени, а Скобелкин — Красной Звезды.[379]

За разгром немецкого разведывательного отряда в декабре 1941 г. командир разведгруппы 12-ой ОБРМП И. П. Барченко-Емельянов был награжден орденом Красной Звезды.

Зимой 1942 г. личный состав бригад морской пехоты готовился к боям. Регулярно проводились тактические учения на местности. К участию в штабных учениях систематически привлекались командование и штабы батальонов.

На учениях в Кольском заливе, отрабатывалась высадка десантов с моря на занятое противником побережье. Каждое учение тщательно анализировалось. Командный состав морской пехоты приобретал практические навыки и умения в управлении своими частями и подразделениями в горной местности.

С 28 апреля по 10 мая 1942 г. в целях срыва готовящегося наступления противника на Мурманск была осуществлена Мурманская наступательная операция. По замыслу операции главный удар наносили 72-я морская стрелковая бригада и 10-я гвардейская стрелковая дивизия 14-й армии, которые должны были прорвать оборону противника южнее озера Чапр, обойти его правый фланг и во взаимодействии с десантом Северного флота окружить и уничтожить части 6-й горноегерской дивизии западнее реки Западная Лица,[380] в дальнейшем, развивая наступление, выйти в тыл противника, действовавшего у перешейка п-ова Средний, уничтожить его и выйти на участок государственной границы от побережья губы Малая Волоковая до озера Чапр.

Для содействия наступающим войскам 14-й армии и нанесения удара по правому флангу обороны противника на южное побережье Мотовского залива была высажена 12-я особая бригада морской пехоты полковника В. В. Рассохина с задачей разгромить оборонявшиеся на берегу подразделения противника и наступать навстречу главной группировке войск 14-й армии, содействуя ей в разгроме 143-го горно-егерского полка.

С целью ввода в заблуждение противника относительно высадки главных сил накануне в Титовской губе, в 10 км от участка высадки бригады был высажен демонстративный десант в составе 170 чел. разведывательного отряда Северного флота во главе с лейтенантом В. Н. Леоновым. В ночь на 28 апреля 1942 г. 12-я ОБРМП скрытно, без артиллерийской подготовки, произвела высадку в трех пунктах Мотовского залива на участке до 6 км. Бригада насчитывала в своем составе 6235 чел. и имела на вооружении 4775 винтовок, 146 автоматов, 19 станковых, 61 ручной и 11 зенитных пулеметов, семьдесят шесть 82-мм минометов и семь 45-мм орудий.

Застигнутый врасплох противник не смог оказать серьезного сопротивления. К 8 ч. утра бригада захватила пункты высадки, а к исходу 28 апреля, расширив плацдарм по фронту до 7 км и в глубину до 5 км, выполнила свою задачу.

Морским пехотинцам приходилось действовать в исключительно сложных условиях. Командование бригады, учитывая условия горной местности, приняло единственно правильное решение — все необходимое для боя нести на себе. На каждого бойца морской пехоты пришлось по 25 кг груза, включая оружие, боекомплект, снаряжение и продовольствие. Значительное количество личного состава рот привлекалось для переноски боеприпасов к минометам и орудиям, самих минометов и передвижения орудий. На каждый 82-мм миномет, включая боекомплект, выделялось 10 человек, на 45-мм орудие — 30 человек.

Каждый морской пехотинец имел при себе 200 патронов, четыре ручных гранаты, пять сутодач продовольствия сухим пайком. Носимый боекомплект составлял: к станковому пулемету — 3000, к ручному — 1500 патронов. На бригадном пункте находилась половина боекомплекта и пять сутодач продовольствия. Для вывоза раненых имелось 50 оленьих упряжек. С такой выкладкой морская пехота штурмовала укрепленные высоты, проявляя отвагу и мужество, волю к победе и выносливость.

Преодолевая сопротивление противника, в опорных пунктах, бригаде пришлось вести упорные бои за каждый участок траншеи. Особенно труднопреодолимыми препятствиями на пути атакующих морских пехотинцев были доты и дзоты, оборудованные на господствующих высотах, подступы к которым прикрывались двумя-тремя рядами проволочных заграждений, спиралями «Бруно», рогатками и минными полями. В конце второго дня операции 5-й батальон бригады под командованием капитана Хижнякова штурмом взял сильный опорный пункт противника. Успешно действовал и 2-й батальон под командованием капитана Неженцева, уничтоживший почти весь гарнизон на хорошо укрепленной высоте 262,2.

Особенно отличился 4-й батальон под командованием капитана А. Ф. Петрова, в котором взводом разведки командовал будущий Герой Советского Союза лейтенант И. П. Барченко-Емельянов. Батальон внезапной атакой с тыла разгромил один из наиболее мощных опорных пунктов противника. В этом бою морские пехотинцы захватили 6 дотов, 5 дзотов, 6 открытых пулеметных точек, 4 минометные батареи и уничтожили две роты противника.

Апрельско-майская десантная операция по своим особенностям, характеру и условиям явилась одним из тяжелейших испытаний, выпавших на долю морских пехотинцев 12-й ОБРМП. Сохранилось немало свидетельств героизма, мужества и отваги, проявленных морскими пехотинцами в ходе этой операции.

Незабываемой славой покрыл свое имя пулеметчик Петр Шульга. 30 апреля пулеметная рота лейтенанта Карпова, в составе которой воевал Шульга, весь день вела тяжелые бои. Промокшие под сильным снегопадом пулеметчики, поддерживая наступление 2-й роты лейтенанта Герасимовского, упорно продвигались вперед, захватывая позицию за позицией и переходя от рубежа к рубежу. На скатах одной из безымянных высот Шульга прицельным огнем из пулемета уничтожил до десятка солдат перешедшего в атаку противника. После этого он завладел пулеметом противника, но был ранен в ногу. Покинуть роту Шульга отказался. На следующий день 1-я рота лейтенанта Макарова, которой был придан 3-й взвод пулеметной роты, натолкнувшись на сильный оборонительный рубеж противника и понеся большие потери, вынуждена была остановиться.

Днем тяжелых испытаний для пулеметной роты стало 3 мая. Потеряв к этому времени 8 пулеметов из 19, рота вела тяжелый бой за овладение высотой 262,2, на которой противник сосредоточил значительные силы. С рассветом началась атака против левого фланга 3-й роты старшего лейтенанта Ткача, где находился в составе поддерживающего пулеметного взвода Шульга. Поредевшие ряды 3-й роты не сумели противостоять сильному автоматному огню атакующих в уплотненных боевых порядках горных егерей противника. В бою смертью храбрых пал командир взвода Шаров. В этот сложный момент боя Шульга, выждав момент между двумя снежными шквалами, меткими очередями прижал противника к земле и вынудил его отойти, оставив десятки раненых и убитых. Но через 20 минут противник открыл сильный артиллерийский огонь из орудий и минометов. В результате этого налета штаб батальона потерял одного офицера и трех связных. Большие потери понесла пулеметная рота, в которой погибли командир роты лейтенант Карпов и политрук Кокосов.

После огневого налета немцы сомкнутым строем пошли в атаку. Со стороны Петсамо прибыли грузовики с новыми егерскими подразделениями, сразу вступавшими в бой. В этот критический момент во весь рост поднялся Петр Шульга и громко скомандовал: «Героям-пулеметчикам стоять насмерть! Ротой командую я!» После этого, заметив целившегося в него немецкого офицера, застрелил его из трофейной винтовки и, подав команду на открытие огня по противнику, сам стал вести огонь из пулемета.

Бой был упорным и не раз переходил в рукопашную схватку. Когда к вечеру он затих, из 220 пулеметчиков роты в строю осталось 68 человек с шестью исправными пулеметами «Максим». Весь последующий день Шульга с оставшимся личным составом прочно удерживал участок обороны. Тыловые подразделения бригады на оленьих упряжках довольно оперативно доставляли к батальонным пунктам боеприпасы и продовольствие, обратными рейсами забирая раненых и обмороженных.

1 мая резко ухудшилась погода, помешавшая вводу в бой второго эшелона армии — 52-й стрелковой дивизии. Понизилась температура, начались снегопады и метели. Всякое передвижение по дорогам стало невозможным. Ураганный ветер срывал снег с сопок и нес его в лощины. С 28 апреля стало невозможным использование авиации. Целую неделю с 4 по 11 мая свирепствовала пурга. Вихри мокрого снега сменялись холодным ветром, земля покрывалась ледяной коркой, по которой невозможно было передвигаться. Участники тех боев утверждали, что ничего более страшного из пережитого в Заполярье они не видели. Разыгравшаяся стихия доставила людям невероятные лишения и тяготы.

Перед началом операции установились погожие дни, поэтому экипировка морских пехотинцев не предусматривала ни теплой одежды и обуви, ни утепленных палаток, ни печек-«буржуек» для обогрева личного состава и приготовления пищи. Вся местность, где развернулись бои, была изрезана ущельями и гранитными скалами, где по-настоящему укрыться, окопаться и замаскироваться не представлялось возможным. Раненых и обмороженных, орудия и минометы, стрелковое вооружение, боеприпасы и продовольствие морские пехотинцы несли на себе по обрывистым, обледеневшим скалам. Тем не менее, в тыл бригады, хотя и с опозданием, были доставлены валенки, полушубки, брезентовые палатки, жестяные обогревательные печки, сухой спирт для подогревания продуктов и питьевой спирт.

Имея большое превосходство в артиллерии и минометах, противник по-прежнему проявлял активность. И без того малочисленные и обескровленные роты бригады несли потери. Противник стремился в первую очередь уничтожить наши пулеметы. Первому номеру одного из пулеметов прямым попаданием мины в щиток выбило оба глаза, «Максим» замолк. Егеря устремились к нему и были почти у цели, когда Шульга бросился к пулемету и одной длинной очередью, израсходовав всю ленту, скосил цепь противника, уничтожив около четырех десятков солдат. Но слева на высоту пробилась другая группа егерей, ставшая бросать гранаты. Две гранаты бесстрашный пулеметчик отбросил назад, но третья разорвалась. Шульга получил новое ранение, но не покинул поле боя. Оставив пулемет второму номеру, он схватил винтовку, две гранаты, штык и, превозмогая боль, бросился к скале, откуда егеря бросали гранаты. Не обнаружив там противника, Шульга сверху увидел, что его пулемет захвачен и повернут в нашу сторону. Не раздумывая, он бросил вниз две гранаты Ф-1 и скатился вниз. Считанные секунды длилась рукопашная схватка с врагом. Сначала одного, затем другого егеря Шульга прикончил штыком, еще двоих уложил ударами приклада. Набросившегося сзади офицера отважный морской пехотинец свалил ударом приклада в лицо.

10 января 1970 г. в Ленинграде на встрече съехавшихся со всей страны ветеранов бригады боевое знамя внес в зал бывший пулеметчик, кавалер ордена Ленина Петр Гаврилович Шульга.[381]

Воспользовавшись тем, что наступление соединений 14-й армии с юга не получило развития, противник часть сил с этого участка и резервы использовал против подразделений десанта. Позднее, кроме резервов 6-й и 2-й горно-егерских дивизий, противник ввел в бой и свои оперативные резервы. 3–4 мая силами пяти-шести батальонов при поддержке артиллерии он нанес ряд сильных ударов во фланг 12-й ОБРМП и потеснил ее подразделения, действовавшие в районе реки Западная Лица.

Ночью 4 мая части 12-й ОБРМП перешли в наступление, но вскоре были остановлены противником, который, начав контрнаступление, прорвал оборону бригады, но понес большие потери. В последующие дни действия противника сводились к попыткам групп автоматчиков пробиться в расположение бригады. Личный состав 12-й ОБРМП в результате многодневных боев и крайне тяжелых погодных условий был ослаблен физически, понес потери от заболеваний и обморожений, но продолжал героически сражаться, ведя тяжелые оборонительные бои.

5 мая в одном из боев фашисты пытались захватить в плен раненого сапера 1-го батальона Г. Я. Боровкова. Мужественный морской пехотинец подорвал себя последней гранатой, до конца выполнив свой воинский долг.[382]

6 мая на плацдарм был высажен 3-й батальон 125-го горнострелкового полка морской пехоты Мурманского укрепленного района, а 9 мая — 9-й оленелыжный батальон.

Получив подкрепление, бригада прочно закрепилась на новых рубежах обороны. 7 мая, когда обстановка на плацдарме была особенно сложной, дерзкими контратаками отличился батальон под командованием Г. С. Прусенко, который не только остановил продвижение батальона автоматчиков противника, вклинившегося в боевые порядки бригады, но и сумел полностью уничтожить его.

11 мая командующий Карельским фронтом, на основании распоряжения ставки ВГК, дал директиву 14-й армии прекратить наступление и закрепиться на достигнутых рубежах, а Северному флоту эвакуировать и вывести в резерв 12-ю особую бригаду морской пехоты.[383]

На 15-е сутки боевых действий в тылу противника подразделения бригады начали организованный отход с позиций в указанные командованием флота места побережья Мотовского залива, не оставляя ни раненых, ни убитых, ни оружия. Подведя итоги операции, следует отметить, что 12-я ОБРМП поставленную задачу выполнила, продвинулась на 18 км вглубь территории, занятой противником, и достигла Дороги. Только в силу того, что 14-я армия не смогла прорвать немецкую оборону с фронта и не вышла на соединение с бригадой, противник получил возможность использовать резервы 2-й и 6-й горно-егерских дивизий и свои оперативные резервы против бригады, которая вынуждена была перейти к обороне. В ходе упорных и ожесточенных боев в сложных условиях горной местности Заполярья войска 14-й армии во взаимодействии с морской пехотой, кораблями и авиацией Северного флота сорвали готовящееся наступление немецких войск на Мурманск. 22 мая 1942 г. 12-я ОБРМП была передислоцирована на п-ов Рыбачий.

3.2. Боевое применение морской пехоты в составе Северного оборонительного района

На основании приказа Наркома обороны и Наркома ВМФ от 12.07.1942 г. к 31.07.1942 г. был создан Северный оборонительный район (СОР) под командованием героя Ханко генерал-лейтенанта Кабанова, который после ряда переформирований включал 12-ю, 63-ю и 254-ю бригады морской пехоты, 104-й пушечно-артиллерийский полк, 113-й и 145-й отдельные артиллерийские дивизионы береговой артиллерии, 347-й, 348-й и 349-й отдельные пулеметные батальоны морской пехоты.[384]

Создание Северного оборонительного района значительно укрепило оборону советских войск на мурманском направлении. По перешейку полуострова Среднего проходил передний край обороны шириной 5 км. Перешеек оборонялся силами 12-й бригады морской пехоты. Один ее батальон, имея восемь опорных пунктов, оборонял выдвинутую вперед позицию боевого охранения, проходившую по скатам хребта Муста-Тунтури. Два батальона, оборудовавшие шесть ротных опорных пунктов, оборонялись в первом эшелоне. Во втором эшелоне находились стрелковый и пулеметный батальоны, оборонявшие две господствующие высоты.

Морские пехотинцы отважно сражались в составе СОР, защищая п-ова Средний и Рыбачий. Постоянно шли ожесточенные, кровопролитные бои, борьба велась за каждый метр советской земли. Бригады морской пехоты не только прочно удерживали свои участки обороны, но и наносили врагу сокрушительные удары. За период с августа по октябрь 1942 г. противник потерял только убитыми 1467 человек. За это же время было разрушено 56 дотов и дзотов противника, 39 землянок, 12 складов с боеприпасами и продовольствием.[385] Боевые действия на этом участке фронта были настолько активными, что немецкое командование так и не смогло осуществить предусмотренную планом переброску 6-й немецкой горно-егерской дивизии с этого участка фронта на Кавказ.

За проявленную храбрость и мужество все командиры бригад морской пехоты и многие разведчики были награждены орденами и медалями, а 12-я отдельная бригада морской пехоты была удостоена ордена Красного Знамени.

На полуострове Среднем в 1941 г. служил лейтенант Иван Лоскутов, совершивший подвиг, который лег в основу известной поэмы Константина Симонова «Сын артиллериста». Окруженный врагами, он вызвал огонь на себя и чудом уцелел, продолжал воевать, а после войны много лет служил на Дальнем Востоке.[386]

Здесь же в морской пехоте начинал свою службу впоследствии ставший полковником Николай Букин, автор слов известной песни «Прощайте, скалистые горы», которую он посвятил морским пехотинцам Северного флота и которая стала их гимном.[387]

В ночь на 11 сентября в районе мыса Пикшуев был высажен десант для уничтожения опорного пункта противника, артиллерия которого затрудняла морские перевозки в Мотовском заливе. Немцы весной 1942 г. оборудовали на возвышающейся над заливом скале сильный опорный пункт, являвшийся важным звеном в созданной по всему южному побережью Мотовского залива системе укреплений. Оборону на мысе Пикшуев занимала рота егерей с артиллерийской и минометной батареями. Все эти обстоятельства были учтены штабом 12-й ОБРМП при подготовке десанта, в состав которого вошла разведрота старшего лейтенанта А. А. Белозерова и саперный взвод общей численностью 300 человек под командованием майора А. П. Боровикова.

В каждой из групп отряда находились корректировочные посты во главе с офицерами. Весь личный состав усиленно готовился к предстоящим боевым действиям. На специально подобранном участке местности на полуострове Рыбачий морские пехотинцы учились ориентироваться ночью в горах, штурмовать скалистые высоты, маскироваться в горной местности.

Согласно плану десант высадился в двух пунктах. Рота автоматчиков старшего лейтенанта Белозерова и два отделения саперов высадились западнее мыса Пикшуев, рота разведчиков Грачева и отделение саперов — за мысом Пикшуев южнее входа в Мотовский залив. В 4 ч 30 мин обе группы соединились и повели наступление на мыс Пикшуев. К 8 ч опорный пункт противника был полностью уничтожен, после чего десант возвратился в губу Эйна. Отряд майора Боровикова уничтожил 180 и захватил 9 человек противника. Было разрушено 6 дотов, 13 дзотов, 8 складов, 10 землянок, уничтожено 2 орудия и 10 минометов. Морские пехотинцы потеряли 24 человека (убиты и умерли от ран) и 37 человек были ранены.[388]

17–18 сентября была проведена десантная операция в целях уничтожения трех опорных пунктов противника на побережье Мотовского залива. Десант морской пехоты из состава разведывательных подразделений СОР включал сводный отряд 63-й бригады морской пехоты под командованием капитана Буянова и отряд 12-й бригады морской пехоты под командованием майора Боровикова. Одновременно на западный берег губы Большая Западная Лица была высажена усиленная разведрота 82-й отдельной морской стрелковой бригады главной базы флота в количестве 200 человек. Всего было высажено около 890 человек. Удачными были действия только отряда майора Боровикова, который уничтожил более 100 солдат противника, 10 дзотов и склад с боеприпасами.

В бою за опорный пункт «Обергоф» отличилась штурмовая группа в составе трех разведывательных взводов, взвода автоматчиков и двух отделений саперов под командованием лейтенанта М. М. Зуева. При высадке мотобот со штурмовой группой в двухстах метрах от берега сел на мель. Под огнем противника морские пехотинцы вплавь в ледяной воде поплыли к берегу. Восемь разведчиков первыми достигли берега и с лейтенантом Зуевым по водостоку быстро поднялись на высоту к огневым точкам противника, метнули семь противотанковых гранат и бросились в атаку.

После рукопашной схватки немцы оставили высоту. Штурмовая группа уничтожила стрелковый и пулеметный взводы, два пулеметных отделения, взорвала три землянки и два дзота. Получив приказ майора Боровикова прикрыть отход отряда, эта группа огнем своего и двух трофейных пулеметов остановила автомашины с немцами, первая из которых подорвалась на установленной разведчиками противотанковой мине, и под прикрытием огня пулеметов отошла к скалистому берегу, где по отвесным скатам спустилась к ожидавшим ее катерам. Отряд капитана Буянова атаковал опорный пункт «Могильный», но был встречен пулеметным огнем и отошел к месту высадки.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Десанты морской пехоты Северного флота в 1941–1944 гг.


Военный совет Карельского фронта требовал от командиров всех степеней лично заниматься разведкой, комплектовать разведподразделения лучшими бойцами, а командирами назначать смелых и инициативных офицеров.[389] Именно таковыми являлись командиры разведывательных рот А. Я. Юневич, Н. И. Грачев, командиры разведвзводов старшие лейтенанты Г. А. Поярко, М. М. Зуев, И. Д. Федин, лейтенанты А. Т. Рудыкин, А. И. Кравцов и другие. Под руководством опытных командиров, многие из которых были награждены орденами Боевого Знамени, разведчики учились ориентироваться в горной местности днем и ночью, умело маскироваться, изучать повадки врага, засекать время смены постов, период приема пищи солдатами на переднем крае. Их обучали отлично стрелять, владеть ножом в рукопашном бою, переправляться через водные преграды, воспитывали отвагу, самообладание, взаимную выручку и готовность любой ценой выполнить боевое задание.

По всему фронту на перешейке п-ова Средний, на южных берегах Мотовского залива и губы Малая Волоковая отважно действовали разведчики морской пехоты. В январе 1943 г. был образован разведотряд штаба СОР в количестве 120 человек, командиром которого стал получивший звание капитана командир разведроты 63-й бригады морской пехоты А. Я. Юневич. После его гибели в марте 1943 г. разведотряд возглавил старший лейтенант И. П. Барченко-Емельянов.

Важное место в подготовке разведчиков занимала горная подготовка. Так, в ходе операции по взятию «языка» двое разведчиков сумели ночью подняться по отвесной скале на небольшую площадку на вершине хребта Муста-Тунтури, которая находилась в мертвом пространстве перед огневой точкой противника, расположенной выше метров на десять. Бесшумно преодолев этот участок скалы, разведчики обнаружили дзот противника с землянкой. В этом месте противник не ожидал нападения. Размотав доставленный наверх трос, разведчики надежно закрепили оба конца наверху и сбросили его вниз, сделав возможным подъем на скалу остальным десантникам. Командир бригады выделил 29 разведчиков во главе с командиром взвода младшим лейтенантом И. В. Плотниковым, которые стали тренироваться на специально выбранном скальном участке в подъеме по канатам на высоту 20–25 м со снаряжением и оружием в ночных условиях. Через неделю тренировок группа была готова к выполнению боевой задачи.

В одну из ночей разведчики поднялась по скале наверх, уничтожили дзот противника, взяли одного пленного, захватили станковый пулемет и без потерь по канатам вернулись в расположение боевого охранения.

С осени 1941 г. на Карельском фронте зародилось и стало массовым снайперское движение. В каждом соединении и части были созданы снайперские группы и команды. В условиях горно-тундрового района Заполярья под особым контролем снайперов находились горные тропы, перевалы, теснины, долины гор. Успешно действовали снайперы морской пехоты. От их огня противник ежедневно терял от пяти до десяти человек.

Старший краснофлотец второго батальона 12-й Краснознаменной бригады морской пехоты П. И. Белоусов, отличный снайпер, имел на своем счету 71-го фашиста, снайперы третьего батальона бригады Г. А. Безиков — 37, И. К. Дистряков — 34. Главстаршина Л. Г. Чудинов из 1-го батальона уничтожил за летние месяцы 51-го немца, краснофлотцы Н. Я. Кунакбаев и М. П. Колесников — 59 и 47, соответственно, снайпер роты автоматчиков бригады И. В. Загустин — 31, даже санинструктор бригады Маша Митюхина — семерых.

7 мая 1942 г. совершил свой подвиг снайпер 2-го батальона 12-й ОБРМП сержант В. А. Упоров, который, будучи обмороженным, уничтожил более взвода фашистов, за что был награжден орденом Красного Знамени.

3.3. Особенности применения морской пехоты в Петсамо-Киркенесской стратегической наступательной операции

После разгрома основных группировок противника в Карелии, поражения группы армии «Центр» в Прибалтике и выхода из войны Финляндии изменилась обстановка в Заполярье, где укрылся за железобетонными и гранитными укреплениями 19-й горно-егерский корпус 20-й горной армии.

В конце сентября Ставка приказала Карельскому фронту во взаимодействии с Северным флотом освободить Заполярье. За три года немецкие войска создали в горной местности Крайнего Севера мощную глубокоэшелонированную оборону, используя для этого труднопреодолимые реки — Западная Лица, Титовка, Петсамо-Иоки (Печенга), а также гранитные высоты с крутыми скатами и многочисленные озера, связанные между собой короткими протоками.

Оборонительные позиции противника на перешейке п-ова Средний (протяженностью 9 и глубиной 3 км), где оборону занимала морская пехота Северного флота, проходили по горному хребту Муста-Тунтури.

Сильно пересеченный, совершенно лишенный растительности гранитный хребет 350-метровой высоты был опоясан несколькими ярусами минных полей и проволочных заграждений.[390] На высоких обрывах и в ущельях, словно осиные гнезда, располагалось 200 дотов и дзотов и до 800 открытых огневых точек.[391] На вершинах были расположены минометные батареи.

Вторая полоса обороны, созданная на рубеже реки Титовки, так же как и главная, состояла из опорных пунктов и узлов сопротивления, созданных на господствующих высотах по левому берегу реки и вдоль дорог Большая Западная Лица — Петсамо и Большой Кариквишь — Луостари. На перешейке оборону занимала 193-я пехотная бригада, вторую полосу обороняли подразделения 2-й горно-егерской дивизии.[392]

Замысел предстоящей Петсамо-Киркенесской наступательной операции (7 октября — 1 ноября 1944 г.) заключался в прорыве обороны 19-го горно-егерского корпуса на девятикилометровом участке фронта юго-восточнее Луостари силами 14-й армии с последующим развитием успеха на всю глубину оперативного построения войск противника, овладении городом Петсамо (Печенга) и дальнейшим развитием наступления к норвежской границе.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Действия морской пехоты в Петсамо-Киркенесской стратегической наступательной операции (1944 г.)


Главный удар наносился левым флангом 14-й армии силами 131-го и 99-го стрелковых корпусов по наиболее слабым участкам обороны противника в направлении на Луостари, Петсамо в целях выхода в тыл основной группировки противника. Вспомогательный удар на правом фланге наносила специально созданная оперативная группа армии, в состав которой входила 3-я отдельная Краснознаменная бригада морской пехоты.

Действующий в первом эшелоне армии 126-й легкий стрелковый корпус (31-я отдельная лыжная и 72-я МСБР), начав наступление в ночь на 6 октября, должен был по горам обойти правый фланг обороны противника, к исходу третьего дня перерезать дорогу Пильгуярви — Луостари, удержать оборону, обеспечить правый фланг ударной группировки армии с юга и не допустить подхода резервов противника с запада.

Во втором эшелоне наступали 31-й СК и 127-й легкий стрелковый корпус в составе 69-й и 70-й МСБР, предназначавшийся для развития успеха в направлении Петсамо. На третьи сутки после начала наступления 12-я БРМП прорвала оборону противника в южном направлении на перешейке п-ова Средний, овладела дорогой Титовка — Пороваара, не допуская его отхода с рубежа р. Западная Лица, и во взаимодействии с правофланговыми частями 14-й армии развила наступление на Петсамо.

На южный берег губы Малой Волоковой высадилась 63-я БРМП с задачей обойти хребет Муста-Тунтури и ударом во фланг и тыл противника обеспечить прорыв обороны 12-й БРМП.

Для введения противника в заблуждение относительно участка высадки основного десанта, между мысами Пикшуев и Могильный высаживался демонстративный десант. В резерве командующего флота в Полярном находился 125-й полк морской пехоты под командованием подполковника А. П. Боровикова.

При подготовке к наступлению войска обучались тактике боевых действий в горной местности. Во всех ротах были созданы и обучены штурмовые группы и группы разграждения. Личный состав обучался оборудованию укрытий в каменистом грунте, преодолению заграждений без помощи саперов.

На занятиях и в ходе учений тщательно отрабатывались вопросы взаимодействия, особое внимание уделялось ориентированию в горной местности при влиянии магнитных бурь. Ежедневно в ночное время проводились марш-броски с полной выкладкой, десятикилометровые переходы, в ходе которых подразделения «штурмовали» крутые скалистые высоты.

В составе управлений рот и батальонов были созданы группы ориентировщиков, возглавляемые сержантами. С этими группами были проведены пятидневные сборы, на которых личный состав обучался ориентированию на местности, умению ходить по азимуту. Приобретенные навыки совершенствовались на ротных и батальонных учениях.

Командованием Северного оборонительного района была проведена большая работа по формированию десантов и обучению их действиям по посадке и высадке на необорудованное побережье. С личным составом были проведены тактические занятия по ведению наступления в горной местности. Всему личному составу было выдано зимнее обмундирование и белые маскхалаты.

7 октября 1944 г. после артиллерийской подготовки, продолжавшейся 2 ч 35 мин, ударная группировка 14-й армии начала наступление и к исходу 9 октября завершила прорыв тактической зоны обороны противника. После этого командующий армией уточнил боевые задачи корпусам и приказал перейти в наступление оперативной группе.

Лошади и олени несли груз по 130 и 35 кг, соответственно. Совершив семидесятикилометровый переход, 126-й ЛСК утром 10 октября вышел к дороге, ведущей на Ахмалахти, воспретив подход резервов противника по этой важной магистрали в район Луостари.[393]

В ночь на 9 октября перешли в наступление соединения морской пехоты СОР. Боевые действия начались с высадки двух десантных групп в составе 44 человек на южное побережье Мотовского залива в районе мыса Пикшуев с целью отвлечения внимания противника от района высадки основного десанта.[394] На следующий день на южное побережье фиорда Маативуоно (Малая Волоковая) скрытно от противника была высажена 63-я БРМП полковника А. М. Крылова.

Морские пехотинцы высаживались на крутой скалистый берег, лишенный всякой растительности. В районе высадки бригады не было ни одной песчаной отмели, ни одной низкой и ровной полоски земли. Тем не менее высадка прошла успешно.

Утром 10 октября подразделения 63-й БРМП, развивая наступление, вышли во фланг и тыл обороны противника на перешейке п-ова Средний, передний край которой проходил по хребту Муста-Тунтури. В 5 часов утра 10 октября после двухчасовой артиллерийской подготовки начала наступление 12-я отдельная Краснознаменная бригада морской пехоты полковника В. В. Рассохина. В первом эшелоне наступали батальоны майора А. Ф. Петрова, майора А. Л. Пауля и 614-я отдельная штафная рота капитана М. Д. Баранова, по численности равная батальону. Во втором эшелоне находился батальон капитана Я. Г. Артамонова.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Схема расположения немецких батарей на мысе Крестовом, захваченных сводным разведывательным отрядом под командованием капитана Барченко-Емельянова в октябре 1944 г.


Неожиданно налетевший ураган мгновенно все покрыл снегом. Встречный ветер слепил наступающих, сбивал с ног, мешал взбираться на отвесные скалы, находить проделанные в проволоке проходы, проделанные артиллерией и саперами. На скалы морские пехотинцы взбирались по штурмовым лестницам и канатам. Срывались, падали и снова шли вперед. Первой в опорный пункт противника ворвалась рота капитана А. А. Устратова из батальона Петрова, уничтожив гарнизон, 3 дзота и землянки. Рота старшего лейтенанта И. П. Григоренко совместно с ротой автоматчиков Героя Советского Союза В. Кислякова захватила 4 дзота и пленных. Ничто не могло остановить натиск морских пехотинцев: ни отвесные скалы Муста-Тунтури, ни отчаянное сопротивление противника.

Штурм этого укрепленного горного хребта показал много примеров самоотверженности, героизма и воинского мастерства. Первая рота батальона Пауля, атакуя опорный пункт противника на западных скатах высоты 260,0, стала нести потери от пулеметного огня из опорного пункта на высоте 196,0. На выручку пришел взвод противотанковых ружей батальона под командой капитана Ф. Л. Сковородкина, награжденного весной 1943 г. орденом Красного Знамени. Он, рискуя жизнью, собрал под обстрелом расчеты взвода, организовал ведение точного прицельного огня из противотанковых ружей по амбразурам дзотов противника, перебил пулеметчиков, вывел из строя пулеметы, поднял бойцов в атаку и завязал рукопашный бой. После этого капитан Сковородкин, уже будучи дважды раненным, бросился к одной из огневых точек и взорвал ее противотанковой гранатой вместе с гарнизоном.

Рядом сражался взвод ПТР лейтенанта А. Ф. Слабоуса, штурмовавший опорный пункт вместе с третьей ротой батальона. Стреляя по амбразурам дзотов, взвод уничтожил огнем ПТР пулеметы врага, но поднятая Слабоусом на штурм рота попала под огонь ожившего дзота и засевших в траншее автоматчиков. Тогда Слабоус, заменив раненого наводчика одного из ПТР, лично уничтожил пулемет противника. В это же время командир разведывательного взвода батальона Пауля мл. лейтенант В. Бродюк, используя успех батальона Петрова, захватившего высоту 146,0 и вышедшего в район огневых позиций минометной батареи противника, вышел на юго-западные скаты высоты, где обнаружил мощный опорный пункт, прикрывающий оборону немцев с тыла и фланга на высоте 260,0. Взвод Бродюка разгромил этот опорный пункт, взорвал 12 дзотов вместе с пулеметами и расчетами, захватил минометную батарею и 11 пленных. За этот подвиг мл. лейтенанту Бродюку было присвоено звание Героя Советского Союза.

Выйдя с западной стороны на вершину высоты 260,0 и оценив обстановку, майор Пауль ввел в бой свой резерв — 2-ю роту, которая вместе с ротой автоматчиков освободила всю высоту. В этом бою на Муста-Тунтури помощник командира взвода автоматчиков сержант А. Клепач, будучи раненным, повторил подвиг А. Матросова, закрыв собой амбразуру дзота и дав возможность роте завершить атаку. К полудню 12-я БРМП полковника Рассохина соединилась у озера Тие-Ярви с батальонами 63-й БРМП полковника Крылова, после чего 12-я БРМП получила задачу завершить окружение противника, а 63-я БРМП, усиленная 624-й отдельной танковой и пулеметной ротами, — захватить узел дорог южнее Усто-Ярви.

К 11 октября 1-й батальон 63-й БРМП захватил высоту 268,0, у подножия которой проходила дорога Титовка — Пороваара, выполнив задачу, поставленную командующим Карельским фронтом генералом армии К. А. Мерецковым морской пехоте Северного оборонительного района.

Противник силой до батальона четырежды безуспешно штурмовал высоту 268,0. После 12-часового боя батальон Шепетухи потерял треть личного состава, израсходовал большую часть боеприпасов, но не уступил противнику ни одного метра. После небольшой, но мощной артиллерийской подготовки батальон Петрова 12-й БРМП, который присоединился к 63-й БРМП в ходе наступления, и батальон 63-й БРМП Красильникова взяли штурмом последнюю высоту в обороне дивизионной группы «Норд».

В бою особенно отличились разведрота и отдельная рота автоматчиков 12-й БРМП Героя Советского Союза В. П. Кислякова, которые, отважно действуя в рукопашной схватке, захватили фашистское знамя вместе с денежным ящиком и документами.

Особого внимания заслуживают действия объединенного разведотряда в составе отдельного разведотряда СОР и разведотряда СФ под командованием капитана И. П. Барченко-Емельянова, имевшего задачу уничтожить противника на мысу Крестовом и облегчить высадку десанта в Петсамский залив.

Отряд серьезно готовился к выполнению боевой задачи. Ежедневно с наступлением сумерек капитан Барченко-Емельянов уводил разведчиков в горы, где проводилась напряженная подготовка, совершенствовалось умение действовать в горной местности, вырабатывалась выносливость и способность совершать многокилометровые переходы. В ночь на 10 октября отряд, усиленный группами артиллеристов 145-го ОАДН, саперов 338-го ОСАПБ, радистов и медработников общей численностью 195 человек, быстро и организованно высадился в губе Малая Волоковая (Варангер-фиорд), стремительным броском занял прибрежные высоты и без потерь вышел из зоны огня противника.

После доклада командованию отряд начал движение к мысу Крестовый. Впереди шли головные дозоры со специальными картами, точно выдерживая намеченный маршрут. К утру снег сменился дождем, вся местность снова окрасилась в серо-бурый цвет, и маскхалаты пришлось снять. В целях обеспечения скрытности днем движения не совершали, рассредоточившись по каменным блиндажам, выложенным на случаи боя. Весь день 10 октября одиночные немецкие самолеты на бреющем полете обследовали лощины, водоразделы и каменистые сопки, усеянные многочисленными валунами, но обнаружить отряд так и не смогли.

С наступлением темноты отряд двинулся дальше. Нелегко было идти разведчикам в кромешной темноте, неся на себе усиленный боекомплект, пятисуточный запас продовольствия, оружие и снаряжение общим весом около 40 кг. Приходилось преодолевать гранитные скалы, прорубать во льду ступени, подтягивать друг друга с помощью канатов. Крутые горы, бесчисленные ручьи и озера затрудняли ориентирование и замедляли движение. Шли в постоянной готовности к бою.

К утру 11 октября измотанный ночным переходом отряд вышел в район озера Сясиярви, где расположился на отдых. В сумерках разведчики продолжили движение и к наступлению темноты вышли на прибрежные отроги у залива Петсамовуоно, откуда просматривались контуры мыса Крестовый, за которым на противоположном берегу виднелся порт Линахамари. Спуститься к мысу Крестовому можно было только по отвесной скале, что было под силу лишь альпинистам. К сожалению, в отряде не было даже элементарного снаряжения. Выручила запасливость и предусмотрительность старшины отряда С. Гетмана, у которого нашлись прихваченные «на всякий случай» связки снастей, используя которые, а также ремни и другие предметы снаряжения разведчики спустились со скалы, затратив на спуск около 6 часов. К двум часам ночи отряд вышел к перешейку мыса Крестовый. Командир объединенного разведотряда капитан Барченко-Емельянов собрал командира разведотряда СФ и командиров разведвзводов, провел боевое ориентирование, доложил обстановку и отдал боевой приказ, согласно которому отряд ст. лейтенанта В. Н. Леонова в количестве 42 человек, усиленный отделением сержанта Лебедева из разведвзвода лейтенанта А. А. Петрова и группой артиллеристов 145-го ОАДН в количестве 17 чел., должен был захватить четырехорудийную 80-мм зенитную батарею.

Взвод Петрова с группой подрывников, обойдя вдоль берега опорный пункт противника, атаковал с фланга огневую позицию 150-мм батареи. Взводы ст. лейтенанта А. Н. Синцова, лейтенантов Ю. В. Пивоварова и А. В. Кубарева захватили штурмом опорный пункт противника, после чего уничтожили береговую батарею.

Атака началась в пятом часу утра. Внезапное появление разведывательного отряда ошеломило врага. Ряды колючей проволоки и ливень пуль на некоторое время остановили Отряд Леонова. Здесь совершил свой беспримерный подвиг обладавший феноменальной силой разведчик И. Лысенко. Когда разведчики остановились перед колючей проволокой, а немцы лихорадочно наводили зенитные орудия, он нечеловеческим усилием вырвал секцию заграждений из колючей проволоки и открыл путь своим товарищам. Десятки пуль прошили тело героя, ценой жизни открывшего дорогу отряду. Противник подверг мыс Крестовый массированному огневому налету из артиллерийских батарей крупного калибра и высадил несколько групп подкрепления.

Отряд понес значительные потери. Позиции 88-мм зенитной батареи несколько раз переходили из рук в руки.

В один из напряженных моментов боя поддержку отряду оказала авиация СФ. На нескольких парашютах были сброшены боеприпасы и продовольствие.

Произведя перегруппировку, разведывательный отряд продолжил наступление и к исходу дня полностью взял под контроль весь берег, лишив противника возможности доставлять подкрепление через залив, а всех оставшихся в живых немцев заблокировал в районе огневых позиций 150-мм батареи. После прибытия на мыс Крестовый разведроты 63-й БРМП во главе с капитаном Ильясовым гарнизон Крестового капитулировал. Боевыми действиями на мысе Крестовый разведчики морской пехоты вписали славную страницу в историю войны в Заполярье, проявив несокрушимую стойкость и беспримерную храбрость. Командование СФ отметило высокое тактическое мастерство разведотряда в ведении боя в условиях горной местности, исключительную выносливость и хорошую физическую подготовку личного состава.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза капитану И. П. Барченко-Емельянову, старшине 1 ст. С. М. Агафонову, старшему матросу А. П. Пшеничных.

Вечером 12 октября, когда после донесения Барченко-Емельянова выяснилась обстановка на Крестовом, командующий СФ решил высадить десант в Линахамари. На это решение повлиял не только успех отряда Барченко-Емельянова, но и изменения в оперативной обстановке в связи с ликвидацией морской пехотой дивизионной группы «Норд». Поскольку 63-я БРМП, получив новую задачу, преследовала отходящего противника с целью овладения Пороваару, 12-ю БРМП можно было использовать для наращивания удара через Линахамари на Петсамо.

В состав десанта был назначен 349-й отдельный пулеметный батальон СОР в количестве 338 человек майора И. А. Тимофеева и отряд 125-го полка морской пехоты, включавший разведывательную роту и роту автоматчиков в количестве 320 человек под командованием ст. лейтенанта Б. Ф. Петербургского. Десант под командованием майора Тимофеева получил задачу высадиться на причалы в Линахамари, захватить порт и удерживать его до подхода 12-й БРМП.[395]

Вечером 12 октября была осуществлена смелая по замыслу и исполнению высадка в порт Линахамари сводного отряда под командованием майора Тимофеева.

В первом броске на катерах Героя Советского Союза капитан-лейтенанта А. О. Шабалина и лейтенанта Е. А. Успенского высадились морские пехотинцы взвода автоматчиков мл. лейтенанта М. Д. Семенова и взвода разведчиков мл. лейтенанта Александрова. Огонь противника был плотным. В первые минуты тяжело ранило Александрова, которого заменил его помощник — сержант И. П. Каторжный. Во главе с Каторжным взвод захватил три причала. Взвод автоматчиков мл. лейтенанта Семенова вместе с разведчиками Каторжного атаковал и уничтожил четыре артиллерийских дота с 75-мм орудиями.

Когда ст. лейтенант Петербургский направил разведывательную роту к двухэтажному зданию в конце гавани, где были видны вспышки выстрелов зенитной батареи, взвод Каторжного уничтожил противника в портовой гостинице, превращенной в опорный пункт. Рукопашная схватка происходила на этажах, в холлах, комнатах. В ходе боя сержант Каторжный и старший матрос И. Е. Королев, пробившись на крышу, укрепили на ней красный флаг. Другой взвод разведроты захватил в бою четыре 20-мм автоматических пушки и открыл из них огонь по противнику. К утру 13 октября порт и окружающие его высоты были захвачены десантом. За исключительный героизм, проявленный в боях за Линахамари, ст. сержант И. П. Каторжный был удостоен звания Героя Советского Союза.[396]

12-я БРМП получила приказ к часу ночи 14 октября прибыть к месту погрузки на корабли на мыс Крестовый. Совершив 40-километровый марш по горам, по бездорожью и топким болотам, бригада к 8.00 сосредоточилась на Крестовом, произвела посадку на корабли, переправилась через залив и высадилась в Линахамари. После полудня 63-я БРМП овладела селением Пороваара и вышла на восточный берег Петсамовуоно. К 16 ч 14 октября к основным подразделениям бригады подошли артиллерийские и минометные дивизионы и отдельная танковая рота СОР. Как и 12-я БРМП, бригада полковника Крылова переправилась на западный берег залива и сосредоточилась в селении Трифона.

В ночь на 15 октября войска Карельского фронта форсировали р. Печенгу и в тесном взаимодействии с соединениями морской пехоты ударом по сходящимся направлениям разгромили гарнизон и овладели городом и портом Печенга — важной военно-морской базой и мощным опорным пунктом обороны противника на Крайнем Севере. За овладение городом Петсамо Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 октября 1944 г. 63-я бригада морской пехоты и 72-я морская стрелковая бригада были награждены орденом Красного Знамени.[397] В тот же день Приказом Верховного Главнокомандующего 3-й и12-й бригадам морской пехоты, 69-й и 70-й морским стрелковым бригадам было присвоено почетное наименование «Печенгская».[398] За освобождение района никилиевого производства и поселка Никиль (Колосйоки) Указом Президиума верховного Союза СССР от 14 ноября 1944 г. 69-я и 70-я стрелковые бригады были награждены орденами Красная Звезда.

Потерпев поражение в районе Петсамо, противник под прикрытием сильных арьергардов отступал на Запад. Северному флоту было приказано высадить десант морской пехоты на южное побережье Варангер-фиорда для обеспечения приморского фланга 14-й армии. 18 октября 4-й батальон 12-й ОБРМП был высажен в заливах Суоло-вуоно и Аарес-вуоно. Морские пехотинцы овладели населенными пунктами Афанасьев, Турунен, Вуореми и к 20 октября освободили побережье до Вуореми включительно.

Утром 23 октября в Коббхольм-фиорде высадился десант в составе 3-го батальона 12-й БРМП и отдельного отряда 125-го ПМП общей численностью 608 человек под командованием командира 3-го батальона капитана Артамонова. После высадки морские пехотинцы, уничтожая на пути малочисленные группы противника, совершили переход по местности, пересеченной высокими обрывистыми хребтами, тянущимися перпендикулярно берегам. Особенно трудно было пулеметчикам и минометчикам, которые несли свое тяжелое оружие на себе. С помощью канатов морские пехотинцы взбирались на скалы и спускались в лощины. Противник, не ожидавший появления десанта, в спешке бежал, не успев взорвать орудия 150-мм батареи и склады боеприпасов.

В ночь с 24 на 25 октября Северный флот высадил десант в составе двух батальонов 63-й ОБРМП в заливе Хольменгро-фиорд в 15-и км северо-восточнее г. Киркенес.

Стремительным броском морские пехотинцы овладели рыбацкими поселками, захватили батареи береговой обороны и электростанции, обеспечивавшие электроэнергией весь район Киркенеса. Одновременно ранее высадившиеся подразделения 12-й БРМП и 125-го ПМП форсировали залив Бек-фиорд и перешли в наступление на Киркенес с востока.

25 октября Киркенес был освобожден. Приказом Верховного Главнокомандующего от 31 октября 1944 г. 63-я бригада морской пехоты была удостоена почетного наименования «Киркенесская».[399]

26 октября 14-я армия совместно с 63-й БРМП и соединениями 126-го легкого стрелкового корпуса (31-я отд. лыжная, 3-я ОБРМП и 72-я ОМСБР) освободили норвежский город Мункельвен.

27 октября бригада 126-го легкого горнострелкового корпуса, совершив переход по горной местности, овладела г. Нейден. На южном направлении 127-й легкий горнострелковый корпус в составе 69-й и 70-й морских стрелковых бригад совместно с 31-й СК, постоянно преследуя противника в крайне тяжелых условиях горно-тундровой местности, за 10 суток преодолел 150 км, овладел населенным пунктом Наутси и вышел на границу с Финляндией.

Действия морских пехотинцев Северного флота, сражавшихся в исключительно трудных условиях в горах Заполярья, получили высокую оценку Родины. Боевая доблесть многих офицеров, сержантов и матросов была отмечена орденами и медалями Советского Союза. Для награждения всех участников боев за Крайний Север была учреждена медаль «За оборону Советского Заполярья». В ходе боевых действий на Крайнем Севере получила дальнейшее развитие тактика действий морской пехоты в горах. Сложный характер местности определил развитие боевых действий в горах без локтевой связи между подразделениями. Особое значение приобрели действия разведывательных подразделений бригад морской пехоты и морских стрелковых бригад и 181-го отдельного разведывательного отряда Северного оборонительного района.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Боевые действия 12-й отдельной морской стрелковой бригады и 63-й бригады морской пехоты 9–11 октября в ходе Петсамо-Киркенесской стратегической наступательной операции

Обращение Военного совета Северного флота к морякам, идущим на сухопутный фронт

Товарищи североморцы!

Наши Родина в опасности. Фашистские дикари, насильники и мерзавцы грозят Отечеству гнетом и порабощением. Жестокая битва день и ночь идет на необъятных донецких просторах. Здесь огнем и кровью решается судьба Советской России, судьба народа. Только стойкость, тройное упорство, беззаветная храбрость воинов Красной Армии и Флота могут остановить бешено рвущихся немцев, отбросить и уничтожить врага.

Дерись по-флотски!

Товарищ! Ты идешь на сухопутный фронт. Родина-мать благословляет тебя на ратные подвиги. Всегда и везде помни, что ты славный потомок Нахимова и Корнилова, продолжатель дела революционных моряков, Железнякова и Маркина, представитель героического Северного флота. Борись же с врагом храбро, мужественно, по-флотски. Через огонь великих сражений высоко пронеси честь флотского воина, боевых традиций русского флота. Где бы ты ни появлялся, вноси смятение и страх в стан врага, опрокидывай и гони их прочь с нашей священной земли.

Ни шагу назад! Стой насмерть!

Боевой приказ № 0014/оп Штаба Северного оборонительного района СФ

3.10.44 г. 17.00 выс. 159.0

сухопутные карты: 50 000, 100 000 — 41 г.

морские карты: № 1320, № 2452 (совместных действий)

1. На участке залив Пеуравуоно — Титовская губа противник обороняется силами 503 АПБр, 193 ПП, 10 химминдивизионом и артиллерией усиления. По непроверенным данным, оборона противника усиливается 13 и 14 ОПБ. Побережье залива Пеуравуоно, фиорд Питкявуоно обороняется отдельными опорными пунктами 1/503 АПБр, хребет Муста-Тунтури обороняет 1/193 ПП, г. Яхонокан-тунтури, выс. 109, 0, обороняют 2 и 3/503 АПБр. Оборона противника имеет развитую систему инженерных сооружений и препятствий. Возможно применение противником огнемётов.

2. Северному оборонительному району поставлены задачи:

а) Ближайшая: десантом в составе 63 БрМП с приданными подразделениями овладеть побережьем залива Мааттивуоно на участке мыс Сантеринниеми, мыс Ахкиониеми, выйти во фланг и тыл обороны противника на хребет Муста-Тунтури.

б) Последующая: совместными действиями 12 КБрМП с фронта и 63 БрМП с тыла при поддержке артиллерии СОР и авиации СФ, обойдя фланг, прорвать и уничтожить оборону противника на хребте Муста-тунтури.

в) Дальнейшая: 12 КБрМП и 63 БрМП с приданными подразделениями при поддержке артиллерии СОР и авиации СФ выйти на дорогу Пороваара — Титовка, прочно удерживая её, запретить противнику использовать эту дорогу для отвода войск на Петсамо.

3. Части 14 армии уничтожают Западно-Лицкую группировку противника.

4. Я решил:

а) Высадив десант 63 БрМП в ночное время в районе мыс Сантериниеми, мыс Ахкиониеми, обойти с тыла левый фланг обороны противника на хребет Муста-Тунтури, захватить береговую батарею на мысу Крестовый силами РО СОР и РО ШСФ.

б) После выхода 63 БрМП во фланг и тыл обороны противника на хребте Муста-Тунтури силами 12 КБрМП прорвать укреплённую позицию противника на участке Ивари — хребет Муста-тунтури, совместно с 63 БрМп уничтожить силы противника, обороняющиеся на выс. 146, выс. 260, и выйти на дорогу озеро Усто-ярви — хребет Муста-Тунтури.

в) В последующем, наступая вдоль дороги Усто-ярви — хребет Муста-тунтури, выйти силами 12 и 63 БрМП на дорогу Пороваара — Титовка в район горы Расва-Тунтури, выс. 276, выс. 388, 9, и, прочно удерживая дорогу, запретить противнику использование этой дороги для отвода своих войск.

г) Оборонять участок Ивари — Кутовая силами 347 и 348 ОПБМП.

д) Иметь резерв — 4/12 КБМП, 349 ОПБМП и танковую роту.

5. 63 БрМП с приданными РО СОР, РО ШСФ, одной сапёрной ротой 338 ОИБ, 506 СИДР, 716 ОХБ составлять десант — командир десанта командир 63 БрМП.

Ближайшая задача: — высадиться на участке мыс Сантеринниеми, мыс Ахкиониеми, уничтожить подразделения противника в районе высадки. Пункты посадки: № 1 — причал НОРД-1 (Пумманки); № 2 — причал НОРД-2 (г. Порохарью); № 3 — причал НОРД-3 (плавучий). Для переброски десанта выделяются десять МО, десять БО, десять ТКА. Посадка — с 20.00 до 22.00. Высадка — с 22.30 до 24.00.

Последующая задача: — выйти в район озера Селкя-ярви, озера Муста-ярви, обходя оборону противника на хребте Муста-тунтури с тыла, частью сил совместно с 12 КБрМП уничтожить силы противника, обороняющиеся в районе выс. 146, выс. 260.

Дальнейшая задача: — выйти в район гора Расва-тунтури, выс. 276, выс. 299, прочно оседлать дорогу Пороваара — Титовка и во взаимодействии с 12 КБрМП запретить противнику выводить войска по дороге. Разведотряд СОР и разведотряд ШСФ высадить на побережье залива Пунайнен-лахти севернее выс. 141 с задачей захватить 150-мм батарею противника на мысу Крестовый (кв. 2836–9), удерживая район ОП до подхода частей бригады.

Поддерживают: 104 ПАКП, 113 КОАД, Оперативная авиационная группа СОР. Разгранлиния с 12 КБрМП — мыс Ахкиониеми, восточный берег озера с отм. 114, южный берег озера Муста-ярви (искл.), выс. 348 (вкл.) выс. 2999, выс 231.

6. КБрМП без 4 СБ с приданными 614 ОШР, 589 ОШВ, 1 заградотрядом СОР, одной сапротой 388 ОИБр, 717 ОХВ.

Ближайшая задача: — во взаимодействии с 63 БрМП прорвать укреплённую позицию противника на участке выс. 146, выс. 260. Артподготовка — с 03.30 до 05.00. Поддерживают при прорыве: 104 ПАКП, 113 КОАД, артиллерия 63 БрМП, 347, 348, 349 ОПБМП, операвиагруппа СОР СФ.

Последующая задача: — выйти в район озера Суормус-ярви, выс. 388, 9, выс. 326, 5 — прочно оседлать дорогу Пороваара — Титовка. Прочно удерживать дорогу озеро Усто-ярви — хребет Муста-Тунтури для обеспечения питанием частей 63 БрМП и 12 КБрМП.

Дальнейшая задача: — во взаимодействии с 63 БрМП запретить противнику выводить войска по дороге Титовка — Пороваара.

Поддерживает: — 104 ПАКП, 113 КОАД, операвиагруппа СОР СФ.

7. 347 ОПБМП с приданным 348 ОПБМП оборонять участок Ивари — Кутовая.

Задача: — не допустить прорыва противника через перешеек полуострова Средней. Активными действиями живой силой и огнём обеспечить прорыв 12 КБрМП в районе Ивари — западные скаты хребта Муста-Тунтури. Рубеж боевого охранения прежний. Быть готовыми к выдвижению правого фланга боевого охранения на южные скаты хребта Муста-тунтури.

8. Артиллерия СОР — группа ДД — 104 ПАКП без 284 АД, ВЗР 225 ОРАД, артзвено операвиагруппы СОР; группа БА — 113 КОАД с приданной 858 ОАБ.

АПП-12 — АД и МД 12 КБрМП, 284/104 ПАКП, две батареи 348 ОПБМП.

АПП-63 — АД и МД 63 БрМП, одна батарея 347 ОПБМП, три батареи 349 ОПБМП.

Задачи:

а) Мощным огневым налетом по КП в районе выс. 338, 9 нарушить управление обороной противника.

б) При переходе морем и высадке десанта 63 БрМП группами ДД и БА подавить артбатареи 517 ТАД противника — цели № 71, 75, 76, 78.

АПП-63 — уничтожить живую силу и огневые средства противника в районе высадки бригады.

в) Последовательным сосредоточением огня по узлам сопротивления и глубине обороны обеспечить выход 63 БрМП в тыл обороны противника на хребте Муста-Тунтури.

г) Сосредоточенным ударом всех артиллерийских средств при прорыве обороны противника уничтожить огневую систему и инженерные сооружения противника на западных и южных скатах хребта Муста-тунтури.

д) Совместно с группой миноносцев эскадры Северного флота подавить артбатареи противника — цели № 1, 2, 7, 8, 9, 25.

е) Последовательным сосредоточением огня по узлам сопротивления в глубине обороны противника обеспечить выход частей 12 и 63 БрМП на дорогу Титовка — Пороваара. С выходом частей 12 КБрМП на рубеж озеро с отм. 235, озеро Муста-ярви, группы АПП-63 и АПП-12 переподчинить командирам бригад.

9. Операвиагруппе задача:

а) Совместными с артиллерией СОР бомбоштурмовыми ударами подавить батареи противника Ристиниеми, Нумерониеми, Линахамари.

б) Бомбоштурмовыми ударами по КП и резервам противника в районе выс. 388, 9 нарушить управление и запретить маневр сил противника на время прорыва обороны противника.

В) Бомбоштурмовыми ударами по живой силе противника на дороге Пороваара — Титовка уничтожать резервы и отходящие группы противника.

г) Вести систематическую разведку движения сил противника на дорогах Пороваара — Титовка.

д) Обеспечить корректировку артогня 104 ПАКП самолетами-корректировщиками. Вылет самолетов — моим приказанием.

е) Во взаимодействии с 189 ЗАП не допустить бомбоштурмовых ударов авиации противника по району сосредоточения десантных войск и средств в южной части залива Пуммангинвуоно.

10. Командиру высадки задача: — высадить десант 63 БрМП в районе мыс Сантеринниеми, мыс Ахкиониеми, разведотряд высадить на побережье залива Пунайнен-лахти севернее выс. 141. Обеспечить питанием и подвоз боеприпаса, эвакуацию раненых 63 БрМП до соединения ее с 12 КБрМП и очищения от противника дороги хребет Муста-тунтури — озеро Усто-ярви. Посадка десанта в южной части залива Пуммангинвуоно. Пункты посадки: № 1 — причал НОРД-1 (Пумманки), № 2 — причал НОРД-2 (Порохарью), № 3 — причал НОРД-3 (плавучий). Посадка с 20.00 до 22.00, высадка с 22.30 до 24.00. Сосредоточение, посадку, переход морем и высадку десанта на берег прикрывает артиллерия СОР.

11. 189 зен. артполку задача: — во взаимодействии с операвиагруппой не допустить бомбоштурмовых ударов авиации противника по районам: сосредоточения десантных войск и средств в южной части залива Пуммангинвуоно, сосредоточения 12 КБрМП и огневых позиций артиллерии СОР в западной и южной части полуострова Средний, аэродрома Пумманки и складов тыла СОР. Открытие огня самостоятельно.

12. Мой резерв: 4/12 КБрМП и 349 ОПБМП с приданной танковой ротой — командир резерва — командир 349 ОПБМП. По моему сигналу сосредоточиться в районе ручья Корабельный. Быть в одночасовой готовности к выходу на дорогу Титовка — Пороваара для совместных действий с 12 и 63 БрМП.

13. Готовность всех частей к выполнению задачи — с 0 час. 5.10 44 г. через 24 часа после моего особого приказания.

14. Мой ФКП — основной — выс. 342: запасной — южн. скаты выс. 342.

Связь: радио, телефон, посыльные. Донесения присылать: первое — о сосредоточении на исходном положении для наступления — посадки: второе — с началом высадки — началом атаки; третье — об окончании высадки и прорыве обороны противника: далее через каждые 3 часа. Оперсводки представлять к 7.00 и к 19.00 ежедневно.

15. Второй заместитель — командир 12 КБрМП.

16. Мой приказ № 0013/оп — отменить.

Командующий СОР СФ генерал-майор Дубовцев Начальник Штаба капитан 1 ранга Туз

Источник: Сборник материалов по опыту боевой деятельности Военно-Морского Флота Союза ССР № 27. М-Л. 1945. С. 130–134

Приказ

Верховного Главнокомандующего

Генералу армии МЕРЕЦКОВУ

Адмиралу ГОЛОВКО

Войска Карельского фронта прорвали сильно укрепленную оборону немцев северо-западнее Мурманска и сегодня, 15 октября, при содействии кораблей и десантных частей Северного флота овладели городом Петсамо (Печенга) — важной военно-морской базой и мощным опорным пунктом обороны немцев на Крайнем Севере.

В боях при прорыве обороны немцев и за овладение Петсамо отличались войска генерал-лейтенанта Щербакова, генерал-майора Микульского, полковника Соловьева, генерал-майора Жукова, генерал-майора Алексеева, генерал-майора Дубовцева, генерал-майора береговой службы Кустова, полковника Калиновского, генерал-майора Худалова, генерал-майора Короткова, генерал-майора Панина, полковника Кощиенко, генерал-майора Сопенко, полковника Каверина, полковника Лысенко, подполковника Блак, полковника Амвросова, полковника Российченко, полковника Крылова, полковника Рассохина, майора Тимофеева, капитана Барченко; моряки контр-адмирала Михайлова, контр-адмирала Фокина, капитана 1 ранга Клевенского, капитана 1 ранга Кузьмина, капитана 1 ранга Колышкина, капитана 2 ранга Алексеева, капитана 3 ранга Зюзина, капитана 3 ранга Федорова, капитана 2 ранга Коршуновича; артиллеристы генерал-лейтенанта артиллерии Дегтярева, генерал-лейтенанта артиллерии Воеводина, генерал-майора артиллерии Паниткина, полковника Храмова, полковника Небоженко, подполковника Григорьева, полковника Соболева, подполковника Строккер; летчики генерал-лейтенанта авиации Соколова, генерал-майора авиации Преображенского, генерал-майора авиации Кидалинского, генерал-майора авиации Петрухина, полковника Жатькова, полковника Минаева, полковника Пушкарева, полковника Ларюшкина, полковника Калугина, полковника Удонина, полковника Погрешаева, полковника Финогенова; танкисты генерал-лейтенанта танковых войск Кононова, полковника Соколова, полковника Юренкова, подполковника Аршеневского, подполковника Терентьева, подполковника Сучкова, подполковника Торчилина; саперы генерал-лейтенанта инженерных войск Хренова, полковника Лейчика, подполковника Аршба, подполковника Захарова; связисты генерал-лейтенанта войск связи Добыкина, полковника Екимова, капитана 2 ранга Полозок, майора государственной безопасности Гаврилова.

В ознаменование одержанной победы войсковые соединения, корабли и части флота, наиболее отличившиеся в боях за Петсамо (Печенга), представить к присвоению наименования «Печенгских» и к награждению орденами.

Сегодня, 15 октября, в 21 час столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Карельского фронта, кораблям и частям Северного флота, овладевшим Петсамо, — двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, кораблям и частям, участвовавшим в боях за освобождение Петсамо.

Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!

Смерть немецким захватчикам!

Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. СТАЛИН 15 октября 1944 г.

Источник: Сборник материалов по опыту боевой деятельности Военно-Морского Флота Союза ССР № 27. МЛ. 1945. С. 3–4.

Приказ

Верховного Главнокомандующего

Маршалу Советского Союза МЕРЕЦКОВУ

Адмиралу ГОЛОВКО

Войска Карельского фронта, во взаимодействии с соединениями и кораблями Северного флота, наступая в трудных условиях Заполярья, сегодня, 1 ноября, завершили полное освобождение Печенгской (Петсамской) области от немецких захватчиков.

В боях за освобождение Печенгской области отличились войска генерал-лейтенанта Щербакова, генерал-майора Абсалямова, генерал-майора Микульского, генерал-майора Короткова, генерал-майора Жукова, полковника Соловьева, полковника Гребенкина, генерал-майора Панина, полковника Каверина, полковника Кощиенко, полковника Лысенко, полковника Калиновского, генерал-майора Худалова, полковника Блак, полковника Амвросова, генерал-майора Сопенко, полковника Старцева, полковника Никандрова, полковника Евменова, полковника Крылова, полковника Рассохина, генерал-майора Дубовцева, генерал-майора береговой службы Кустова; моряки контр-адмирала Михайлова, контр-адмирала Фокина, капитана 1 ранга Кузьмина, капитана 1 ранга Клевенского, капитана 1 ранга Колышкина, капитана 2 ранга Алексеева, капитана 3 ранга Зюзина, капитана 3 ранга Федорова, капитана 2 ранга Коршуновича; артиллеристы генерал-лейтенанта артиллерии Дегтярева, генерал-майора артиллерии Паниткина, генерал-лейтенанта артиллерии Воеводина, полковника Ярославцева, полковника Григорьева, полковника Бандюкевича, полковника Манякина, полковника Лихута, полковника Храмова, подполковника Голдыхова, подполковника Фетисова, подполковника Ересько, подполковника Шапиро, подполковника Шепель, подполковника Зубарева, подполковника Кривошеева, майора Голубева, майора Едемского, майора Вакурова, полковника Божкова, полковника Уханова, подполковника Юсова, полковника Перлона, подполковника Березина, майора Долуденко, подполковника Титовчева, подполковника Козлова, подполковника Рогового, полковника Соболева; танкисты генерал-лейтенанта танковых войск Кононова, полковника Соколова, полковника Юренкова, подполковника Сучкова, подполковника Терентьева, подполковника Аршиневского, подполковника Тарчилина, подполковника Лещенко, подполковника Коршунова; летчики генерал-лейтенанта авиации Соколова, генерал-майора авиации Преображенского, генерал-майора авиации Кидалинского, генерал-майора авиации Петрухина, полковника Жатькова, полковника Удонина, полковника Ларюшкина, полковника Финогенова, полковника Калугина, полковника Минаева, полковника Пушкарева, полковника Погрешаева, подполковника Литвинова; саперы генерал-лейтенанта инженерных войск Хренова, полковника Лейчика, полковника Аршба, подполковника Захарова; связисты генерал-лейтенанта войск связи Добыкина, полковника Екимова, майора государственной безопасности Гаврилова, капитана 2 ранга Полозок.

В ознаменование одержанной победы соединения и части Карельского фронта, а также соединения и корабли Северного флота, наиболее отличившиеся в боях за освобождение Печенгской области, представить к награждению орденами.

Сегодня, 1 ноября, в 21 час столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Карельского фронта и морякам Северного флота, освободившим Печенгскую область, — двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, а также соединениям и кораблям Северного флота, участвовавшим в боях за освобождение Печенгской области.

Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!

Смерть немецким захватчикам!

Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. СТАЛИН 1 ноября 1944 года.

Источник: Сборник материалов по опыту боевой деятельности Военно-Морского Флота Союза ССР № 27. М-Л. 1945. С. 5–6.

Командный состав соединений и частей морской пехоты Военно-Морского флота в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ

ОСОБАЯ БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ 12-я ОСОБАЯ БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(бывшая ОБМП; 15.941–31.7.42, переформирована в 12-ю ОМСБР)

12-я ОТДЕЛЬНАЯ МОРСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА

(31.7.42–31.10.44)

12-я ПЕЧЕНГСКАЯ (31.1044) КРАСНОЗНАМЕННАЯ (27.243) БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(бывшая 12-я ОМСБР, 31.10.44–9.5.45)

КОМАНДИР

КОЛТЫПИН Павел Павлович, комбриг — 31.8–7.10.41.

РАССОХИН Василий Васильевич, полковник, генерал-майор — 7.10.41–24.12.44.

КРЫЛОВ Алексей Максимович, полковник — 24.12.44–9.5.45.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ЮДИН Михаил Александрович, бригадный комиссар — 31.8–19.9.41.

КИРИЛЛОВ Игорь Николаевич, бригадный комиссар — 19.9.41–16.5.42.

НАДЕЖИН Иван Павлович, бригадный комиссар — 16.5–15.10.42.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

ЗОТОВ Андрей Васильевич, полковой комиссар — 31.8.41–28.7.42.

КУЛАГИН Арсений Васильевич, батальонный комиссар — 28.7–15.10.42.

НАДЕЖИН Иван Павлович, бригадный комиссар, полковник — 15.10.42–12.12.43.

ЕРМОЛОВИЧ Степан Павлович, полковник — 12.12.43–2.6.44.

СМИРНОВ Николай Иванович, полковник — 12.6–2.11.44.

ХАЛТОБИН Борис Павлович, подполковник — 2.11.44–9.5.45.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

РОДИОНОВ Василий Васильевич, полковник — 23.7–31.8.41; 1.42–12.8.42.

ПЕНЗА Николай Тимофеевич, майор — 31.8.41–1.42.

ЕГОРОВ Борис Михайлович, подполковник — 12.8–21.9.42.

ЗИДРА Климентий Тимофеевич, майор — 21.9.42–20.6.43.

АНТЫКОВ Петр Григорьевич, полковник — 20.6.43–9.2.44.

ЕВТУШЕНКО Степан Аверьянович, подполковник — 9.2.44–9.5.45.

НАЧАЛЬНИК АРТИЛЛЕРИИ (КОМАНДУЮЩИЙ АРТИЛЛЕРИЕЙ)

ИВАНКОВ Иван Федорович, подполковник — 8.42–12.1.43.

ТИТОВ Александр Иванович, майор, подполковник — 12.1.43–22.9.44, убит.

ПРИДНЯ Василий Филиппович, майор — 9.44–9.5.45.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА АРТИЛЛЕРИИ

МАРИИНСКИЙ Александр Иванович, капитан — 7.43–3.44.

РОССЕНКОВ Георгий Степанович, майор — 25.3.44–3.45.

МЕДВЕДЕВ, старший лейтенант — 3.45–9.5.45, врио.


63-я ОТДЕЛЬНАЯ МОРСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА

(4.7.42–30.3.43)

63-я КИРКЕНЕССКАЯ (14.11.44) КРАСНОЗНАМЕННАЯ (3.11.44) БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(бывшая 63-я ОМСБР, 30.3.43–9.5.45)

КОМАНДИР

КРЫЛОВ Алексей Максимович, полковник — 7.1.41–11.1.45.

ЗАЙЦЕВ Яков Андреевич, полковник — 11.1–9.5.45.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

МИХАЛОВИЧ Борис Иванович, батальонный комиссар, старший батальонный комиссар — 7.11.41–15.10.42.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

БЕЛИКОВ Сергей Гаврилович, батальонный комиссар — 6.12.41–14.9.42.

НЕДИДИН Михаил Георгиевич, полковой комиссар — 14.9–15.10.42.

МИХАЛОВИЧ Борис Иванович, старший батальонный комиссар, подполковник — 15.10.42–23.5.44.

ФОМИН Григорий Михайлович, полковник — 23.5.44–9.5.45.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ФИЛИППОВ Павел Арсеньевич, майор — 6.12.41–30.3.42.

СЕРЕДНИЦКИЙ Василий Семенович, подполковник — 5.4.42–10.42; 2.4330.6.44.

НИКИТИН Павел Иванович, майор — 28.10.42–20.2.43.

АКУЛИЧ Александр Иванович, подполковник — 30.6.44–9.5.45.

НАЧАЛЬНИК АРТИЛЛЕРИИ 63-й ОМСБ

ДРОЗД Петр Сафропович, майор — 12.42–28.1.44.

НАРОЖНЫЙ Борис Николаевич, подполковник — 28.1.44–8.44.

БЕЛОУС Александр Денисович, подполковник — 9.44–3.45.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА АРТИЛЛЕРИИ

АНАНЬИН Георгий Дмитриевич, старший лейтенант — 4.43–7.43.

МАСЛЕНКИН Павел Нестерович, капитан — 7.43–11.44.

СИДОРОВ Яков Иванович, майор — 11.44–3.45.


782-я ОТДЕЛЬНАЯ МОРСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА

(бывшая 82-я стрелковая бригада, 19.6.42–20.1.43, расформирована, выбыла в распоряжение Уральского ВО)

КОМАНДИР

НИКУЛИН Константин Николаевич, полковник — 12.12.41–21.1.43.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

НОВОСЕЛЬЦЕВ Николай Тимофеевич, полковой комиссар — 1.1–15.10.42.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

ЮРЧЕНКО Петр Тимофеевич, старший политрук, батальонный комиссар — 1.42–15.8.42.

МЕЕРСОН Лев Михайлович, полковой комиссар — 15.8–15.10.42.

НОВОСЕЛЬЦЕВ Николай Тимофеевич, полковой комиссар, подполковник — 15.10.42–21.1.43.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

БЛИНОВ Федор Авксентьевич, майор — 1.1.42–21.1.43.

ТИХОНОВ Иван Тихонович, майор — 1.1.42–2.42.

РОССЕНКОВ Георгий Степанович, майор — 83–20.742.

ГУКОВИЧ Александр Григорьевич, капитан — 2.8.42.


254-я ОТДЕЛЬНАЯ МОРСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА

(31.7.42–30.3.43, переименована в 254-й БМП)

254-я БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(30.3.43–18.8.44, расформирована)

КОМАНДИР

КОСАТЫЙ Савелий Александрович, подполковник — 31.7.42–25.1.44.

ПОТАПОВ Алексей Степанович, полковник — 2.44–13.7.44, ранен.

БАХВАЛОВ Василий Григорьевич, полковник — 23.7–21.8.44.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ВАСЮТИН Михаил Григорьевич, батальонный комиссар, старший батальонный комиссар — 31.7–15.10.42.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

КИРИЛЛОВЫХ Александр Васильевич, батальонный комиссар — 31.7–15.10.42.

ВАСЮТИН Михаил Григорьевич, старший батальонный комиссар, подполковник — 15.10.42–5.43.

НЕЛИДИН Михаил Георгиевич, подполковник — 4.6.43–22.4.44.

БАРУ Давид Григорьевич, подполковник — 22.4–5.7.44.

ХАЛТОБИН Борис Павлович, подполковник — 5.7–21.8.44.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

МОКЕЕВ Василий Дмитриевич, майор — 31.7–15.9.42.

КИЛЬДЯШЕВ Андрей Леонидович, майор — 15.9.42–6.3.43.

ЛОХАНСКИЙ Антон Тимофеевич, майор, подполковник — 6.3.43–21.8.44.

НАЧАЛЬНИК АРТИЛЛЕРИИ (КОМАНДУЮЩИЙ АРТИЛЛЕРИЕЙ) 254-й ОМСБ

БЕЛОУС Александр Денисович, майор, подполковник — 11.42–10.9.44.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА АРТИЛЛЕРИИ

СИДОРОВ Яков Иванович, капитан, майор — 6.43–10.9–44.


1-й СТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК СФ

(8.8–16.12.41, переименован в 125-й СП)

125-й СТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК

(16.12.41–2.12.42, переименован в 125-й МГСП)

125-й МОРСКОЙ ГОРНОСТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК СФ

(21.2.42–13.1.43, переименован в 125-й ПМП)

125-й ПОЛК МОРСКОЙ ПЕХОТЫ СФ

(13.1.43–9.5.45)

КОМАНДИР

БАХВАЛОВ Василий Григорьевич, полковник — 27.7.41–24.4.42; 11.5–22.7.44.

МЕКЕРОВ Александр Иванович, майор — 24.4–11.6.42, врид.

САВЧЕНКО Федор Пименович, майор, подполковник — 11.6.42–11.5.44.

БОРОВИКОВ Андрей Прохорович, подполковник — 22.7.44–9.5.45.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ПЯТЫШЕВ Сергей Афанасьевич, старший политрук, батальонный комиссар — 27.7.41–16.5.42 (убит в бою 5.10.42, будучи военкомом 3-й ОСБ).

ТЕЛЬКАНОВ Яков Дмитриевич, старший политрук, батальонный комиссар — 16.5–15.10.42.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

ТЕЛЬКАНОВ Яков Дмитриевич, батальонный комиссар — 15.10–27.12.42.

ИВАНОВ Василий Иванович, батальонный комиссар, майор — 27.2.42–10.44.

СУББОТИН Николай Георгиевич, майор — 10.44–9.5.45.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

МЕКЕРОВ Александр Иванович, майор, подполковник — 27.7.41–9.5.45.


2-й СТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК СФ

(8.8–16.12.41, переименован в 126-й СП)

126-й СТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК СФ

(16.12.41–21.2.42. переименован в 126-й МГСП)

126-й МОРСКОЙ ГОРНОСТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК СФ

(21.2.42–15.1.43, переименован в 126-й ПМП)

126-й ПОЛК МОРСКОЙ ПЕХОТЫ СФ

(15.1.43–25.4.44, расформирован)

КОМАНДИР

КОЗЫРЕВ Иван Кузьмич, майор — 29.7.41–2.42.

СКОРОБОГАТОВ Федор Лукьянович, капитан, майор — 2.42–25.4.44.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ДЯТЛОВ Виктор Артемьевич, старший политрук — 1–10.8.41.

ХАРЬКОВ Петр Григорьевич, старший политрук запаса — 10.8–3.10.41.

ЩУКИН П. С., политрук — 3.10.41–15.10.41, врид.

ПОТЁМКИН Николай Степанович, старший политрук — 15.10.41–9.42.

СУББОТИН Николай Георгиевич, батальонный комиссар — 9.42–15.10.42.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

СУББОТИН Николай Георгиевич, батальонный комиссар, майор — 15.10.42–44.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

МОКЕЕВ Василий Дмитриевич, майор — 15.9.42–13.8.43.

СЕРОВ Серафим Александрович, майор — 13.8.43–25.4.44.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Организация морской пехоты Северного флота в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.)


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Организация 12-й Печенгской Краснознаменной бригады морской пехоты

4. Действия морской пехоты Балтийского флота в 1941–1945 гг.

Славься в песнях морская пехота,

Моряки богатырской земли,

Те, кто славное имя Балтфлота

Через громы к победе несли.

Из песни 260-й отдельной бригады морской пехоты Балтийского флота

4.1. Оборона военно-морских баз и островов

Балтийский флот являлся для немецкого командования серьезной противоборствующей силой, способной помешать осуществлению военно-политических замыслов Германии по разгрому советских войск в Прибалтике и захвату Ленинграда и Кронштадта.

Главную угрозу для войск вермахта создавали находящиеся в Прибалтике войска и военно-морские базы Балтийского флота. Поэтому немецкое командование изменило направление подвижных сил группы армии «Центр» по достижению ими Днепра для ведения боевых действий на Северо-Западном направлении. Только после этого считалось возможным наступать на Москву.

Героическую оборону Ленинграда нельзя рассматривать отдельно от предшествующих ей боевых действий в Прибалтике. Оборонительные сражения на ее территории, а также оборона Либавы, Таллина, Ханко, Моонзундских островов во многом способствовали созданию условий для обороны Ленинграда, они сорвали план молниеносного ведения боевых действий немецкого командования.

Боевая деятельность Балтийского флота и его морской пехоты в битве за Ленинград состояла из трех этапов: ведения боев на дальних подступах к Ленинграду, участия в непосредственной обороне города и разгроме немецко-фашистских войск под Ленинградом.

Флот действовал в оперативном и тактическом взаимодействии с войсками Советской Армии. В связи с отступлением войск вглубь страны основные боевые усилия флота были направлены на оборону военно-морских баз.

После тяжелых оборонительных боев в Прибалтике отступающие войска 8-й армии к 10 июля закрепились на рубеже Пярну, Мустла, Тарту, Эма, Мыги, готовясь к обороне на самостоятельном оперативном направлении — эстонском участке фронта. Войска 8-й армии (10-й, 11-й стрелковые корпуса), оборонявшие этот участок фронта шириной до 180 км, были значительно ослаблены в предыдущих боях.[400] Превосходство в силах позволило противнику успешно развить наступление в северном направлении. 5 августа была занята станция Тапа и перерезаны железная дорога и шоссе Таллин — Ленинград. К исходу 7 августа войска противника вышли на побережье Финского залива от Юминды до Кунды.[401]

8-я армия оказалась разъединенной: 10-й стрелковый корпус отходил к Таллину, а 11-й — с упорными боями в направлении Нарвы.

Учитывая угрозу для Таллина со стороны Пярну, Военный совет флота сформировал специальный отряд морской пехоты из моряков-добровольцев, морских пехотинцев и пограничников под командованием полковника И. Г. Костикова, который возглавил все силы на этом направлении. Занимая фронт по линии Казари — Рапла, отряд успешно отражал яростные атаки разведывательных подразделений противника, показывая образцы массового героизма и мужества.

Командиру Кронштадтской военно-морской базы контр-адмиралу В. И. Иванову было приказано снять все стрелковое оружие с отряда новых кораблей, южных фортов, учебного отряда и самолетами отправить в Таллин. Одновременно он получил приказание отправить в Таллин сформированную за счет частей флота бригаду морской пехоты. Однако в разгар боев под Ленинградом 20 августа бригада была введена в бой под Котлами и закрепилась там, сыграв значительную роль в отражении наступления противника.

С образованием сплошного фронта после отхода войск 10-го стрелкового корпуса на главную полосу его обороны командир генерал-майор И. Ф. Николаев 14 августа был назначен заместителем командующего флотом по сухопутной обороне.[402] Это обеспечивало централизованное руководство всей обороной главной базы флота.

С 15 по 20 августа были сформированы сводный морской полк, особый отряд моряков, батальоны специальных войск и ряд других формирований — всего 14 частей морской пехоты.[403]

Таллин защищали около 27 тыс. человек, из них 16 тыс. балтийских моряков, в том числе 1-я бригада морской пехоты (командир полковник Т. М. Парафило[404], военком полковой комиссар Н. П. Грачев). Батальонами командовали М. Е. Мисюра, Г. В. Викторов, В. В. Сорокин, А. З. Панфилов.

В ходе обороны были созданы три боевых участка: восточный во главе с командиром 1-й особой бригады морской пехоты полковником Т. М. Парафило; южный, который возглавил командир 10-й стрелковой дивизии генерал-майор И. И. Фадеев, и западный с командиром сводного полка моряков полковником Е. И. Сутуриным.[405] Шоссе Таллин — Палдиски прикрывал отряд морской пехоты. В парке Кадриорг сражались работники Политуправления КБФ и курсанты Высшего военно-морского училища имени М. В. Фрунзе. Части морской пехоты совместно с полками и дивизиями 10-го стрелкового корпуса, отрядами народного ополчения при поддержке кораблей, береговых и зенитных батарей, авиации, отражая по 8–12 атак в день, стойко удерживали занимаемые ими позиции.[406]

В ходе боевых действий подразделения моряков перебрасывались на самые опасные участки обороны.

День и ночь гремели бои. Особенно мужественно сражались в районе поселка Марьяма подразделения 16-й стрелковой дивизии имени Киквидзе (командир генерал-майор И. М. Любовцев), сводный отряд морской пехоты (командир майор А. З. Панфилов), 1-й Таллинский истребительный батальон и пограничники.

На пярнусском направлении вели тяжелые бои подразделения сводного отряда морской пехоты под командованием заместителя командира 1-й особой бригады морской пехоты полковника И. Г. Костикова. Около трех недель отряд изматывал противника, который нес большие потери. Морские пехотинцы часто переходили в контратаки. Гитлеровцы, имея численное превосходство, теснили остатки отряда, пытаясь окружить и уничтожить его.

Бывший начальник политотдела первой бригады морской пехоты Ф. И. Карасев, говоря о боевых действиях И. Г. Костикова, подчеркивал: «Благодаря умелым действиям полковника Костикова и его личной храбрости отряд вышел из окружения». Сам И. Г. Костиков получил смертельное ранение и, чтобы не оказаться в плену, застрелился.[407]

Умело действовал командир батальона морской пехоты В. В. Сорокин. Его батальон занимал оборону на широком семикилометровом фронте. Создать надежную оборону на всем участке фронта было сложно. Учитывая это, капитан Сорокин выделил одну роту в резерв. Она находилась на машинах в постоянной боевой готовности. Предусмотрительность комбата сыграла решающую роль в тяжелый для батальона момент боя. Несколько дней противник атаками вдоль шоссе безуспешно пытался прорвать оборону морских пехотинцев. Затем он нанес удар на стыке двух батальонов 1-й бригады и, вклинившись в ее оборону, стал заходить в тыл батальона Сорокина. Командир батальона своевременно ввел в бой резервную роту, которая после жестокого рукопашного боя отбросила противника на исходное положение.

В дни обороны Таллина бессмертный подвиг совершил матрос Е. А. Никонов — торпедный электрик лидера «Минск». В одну из августовских ночей возглавляемая им разведывательная группа была направлена к хутору Харку, в 13 км от Таллина. В пути разведчики наткнулись на фашистскую засаду. В завязавшейся перестрелке Никонов был тяжело ранен и попал в плен, а два его боевых товарища погибли.

Гитлеровцы зверски пытали моряка, требуя сообщить нужные сведения о советских войсках в Таллине. Убедившись в непреклонности советского воина, не вырвав у него ни слова, озлобленные фашисты привязали Никонова к столбу и сожгли на костре.[408]

Отряд моряков, в котором сражался Никонов, в ту же ночь решительной атакой занял хутор Харку, отомстив врагу за смерть боевого товарища.

Евгению Никонову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Приказом Министра обороны Е. А. Никонов навечно зачислен в списки лидера «Минск».

В дни осады Таллина 1-я особая бригада морской пехоты была ядром войск восточного боевого участка на нарвском направлении. Морские пехотинцы под командованием полковника Т. М. Парафило проявили высокую стойкость и мужество.

Оценивая обстановку после первых дней оборонительных боев под Таллином, Военный Совет Балтийского флота 21 августа в донесении Верховному Главнокомандованию и Главнокомандованию Северо-Западного направления предложил начать наступление в тыл противника. Для наступления предполагалось использовать объединенные силы гарнизонов Ханко, островов Эзель, Даго и войска 10-го стрелкового корпуса общей численностью до 50 000 бойцов. В Таллине должен был остаться небольшой гарнизон. 23 августа Ставка Верховного Главнокомандования признала свертывание обороны Ханко, островов и Таллина преждевременным и приказала удерживать Таллин любой ценой, привлекая на фронт личный состав береговой обороны, зенитной артиллерии и кораблей. Чтобы облегчить положение оборонявших Таллин войск, Военному Совету КБФ было приказано нанести силами гарнизона островов Эзель и Даго фланговый удар по противнику.

В исполнение указаний Ставки Верховный Совет КБФ приказал коменданту БОБРа генерал-лейтенанту А. Б. Елисееву переправить в район Виртсу усиленный стрелковый полк и два стрелковых батальона (всего до 5000 человек) и начать наступление в тыл группировки противника. Одновременно Военный Совет приказал разделить фронт обороны на три участка: западный под командованием полковника И. Г. Костикова, южный под командованием генерал-майора Фадеева и восточный под командованием полковника Т. М. Парафило. Для прикрытия юго-западных подступов к Таллину в район ст. Кейла был выдвинут отряд моряков под командованием подполковника М. И. Заалишвили, сформированный из личного состава кораблей и береговых частей.[409]

27 августа противник прорвался в район Нымме.[410] Резервов, которые могли бы восстановить положение, командование флота не имело. Учитывая, что дальнейшее удержание Таллина создает прямую угрозу кораблям флота и оборонявшимся войскам, Военный Совет флота на основании указаний главнокомандования Северо-Западного направления в 11 ч 27 августа отдал приказ об эвакуации главной базы флота. В 21 ч сухопутные войска под прикрытием сильного огня кораблей береговых батарей и специально выделенных частей начали отход для посадки на суда.[411]

Приказ главнокомандующего Северо-Западным направлением об оставлении Таллина и прорыве флота в Кронштадт был вызван необходимостью сосредоточения всех сил для обороны Ленинграда, над которым нависла реальная угроза, и неблагоприятной обстановкой, сложившейся для советских войск, кораблей и частей флота, оборонявших Таллин.

Свыше 20 суток сухопутные войска и морские пехотинцы при активной поддержке корабельной, береговой артиллерии и авиации флота вели тяжелые и упорные бои на подступах к Таллину. Мужественно сражались в тесном взаимодействии с флотом войска 10-го стрелкового корпуса вместе с соединениями и частями авиации ВМФ, морской пехоты, пограничниками, батальонами и отрядами, сформированными из личного состава кораблей, береговых частей базы и курсантов, эстонскими и латышскими частями. Все они до конца выполнили свой долг перед Родиной.

Оборона главной базы и прорыв флота из Таллина в Кронштадт являются яркими эпизодами в развитии советского военно-морского искусства. В обороне Таллина был накоплен опыт взаимодействия сухопутных войск с разнородными соединениями флота. В результате достигнутого взаимодействия использовались все возможности для нанесения сокрушительных ударов по превосходящим силам противника.

Маршал Советского Союза Г. К. Жуков дал высокую оценку боевым действиям армии и флота в обороне Таллина, в том числе морской пехоты: «Попытки противника с ходу захватить город и военно-морскую базу отражались героическими действиями 10-го стрелкового корпуса, частями морской пехоты, морской артиллерией и вооруженными отрядами народного ополчения Таллина… Надо отдать должное и морякам-балтийцам: на суше и на кораблях они дрались как настоящие герои».

Немецко-фашистское командование, захватив Таллин, начало боевые действия с целью захвата островов Моонзундского архипелага.

Оборона островов создавалась из расчета отражения десантов только с моря. С материка наступление противника не предполагалось.

Обороняли острова части 3-й стрелковой бригады (6500 чел.) под командованием полковника П. М. Гаврилова,[412] 33-й, 34-й, 36-й, 37-й инженерно-строительные, 156-й и 167-й стрелковые батальоны морской пехоты, 69-й отдельный пулеметный батальон, 14 береговых батарей и несколько зенитных артиллерийских батарей. Оборону возглавляли генерал-лейтенант А. Б. Елисеев и дивизионный комиссар Г. Ф. Зайцев.[413]

С целью захвата островов противник 8 сентября 1941 г. после сильной артиллерийской подготовки начал высадку на остров Вормси, лежащий между островом Хиума и материковым берегом. После ожесточенных боев остатки двух рот морской пехоты отошли на остров Хиума.[414]

14 сентября немцы высадились на остров Муху в двух местах. Для усиления защиты острова прибыл отряд моряков с Сарема. Более трех суток гарнизон под командованием полковника Н. Ф. Ключникова мужественно сражался с численно превосходящим противником.

Овладев островом Муху, немцы стремились занять полуостров Кюбассаре. Части противника дважды пытались высадиться на остров Сарема, но безуспешно.

С 30 сентября по 5 октября наши подразделения вели бои на рубеже Каймри, Лыу, затем отошли на остров Хиума. Прикрывающий отход небольшой отряд моряков при поддержке 180-мм батареи в последние два дня боев на полуострове Сырве предпринял более 45 контратак.

Стойко и мужественно вели боевые действия береговые батареи на мысе Сырве под командованием капитана А. М. Стебеля и подразделения острова Хийумаа (около 4000 чел.). Комендантом гарнизона был А. С. Константинов, военкомом — полковой комиссар М. С. Биленко.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Десанты военно-морской базы Ханко в 1941 г.


Свыше 40 дней и ночей защищали моряки-балтийцы острова Хиума и Сарема. Только создав значительный перевес в силах, применив против горстки отважных защитников самолеты и танки, гитлеровцы заняли побережье и острова.

Важным оборонительным рубежом на дальних подступах к Ленинграду была военно-морская база Ханко, созданная в 1940 г. на основе советско-финляндского договора. Она располагалась на полуострове Ханко у входа в Финский залив.

Обороняли Ханко подразделения 8-й стрелковой бригады (командир полковник Н. П. Симоняк), отряды морской пехоты, сформированные из личного состава военно-морской базы, а также из пограничников отряда майора А. Д. Губина. Возглавлял оборону генерал-майор С. И. Кабанов.

Защитники Ханко называли себя советскими гангутцами, связывая тем самым свою боевую историю с выдающейся победой русского флота во время Гангутского сражения 1714 г.

26 июня 1941 г. финские войска начали ожесточенный обстрел, а 1 июля — штурм Ханко.

На ближайших к Ханко островах с обеих сторон развернулись десантные действия. Формированием десантного отряда руководил комендант береговой обороны генерал-майор И. Н. Дмитриев. В отряд вошли 250 добровольцев. Неувядаемой славой покрыли себя десантные отряды под командованием капитана Б. М. Гранина и майора А. Н. Кузьмина. Отважные десантники при поддержке авиации, армейской и корабельной артиллерии заняли 19 островов, прилегающих к полуострову Ханко, и тем самым значительно укрепили позиции защитников военно-морской базы. Финны вынуждены были перейти к обороне.[415]

В бою за остров Гуннхольм отличился политрук В. Гончаренко, заменивший убитого командира роты. Под ураганным огнем минометов он повел свою «флотилию» шлюпок к острову. Когда до берега осталось не больше 60–70 м, шлюпку Гончаренко пробило осколками в четырех местах. Она стала тонуть. «В воду!» — скомандовал политрук и первым бросился за борт, увлекая остальных десантников. Моряки, стремительно преодолевая огонь и заграждения, атаковали остров, гарнизон которого состоял из 200 финских пограничников. Противник, укрывшись за скалами, оказывал упорное сопротивление. В это время, проявив смелость и находчивость, Гончаренко скомандовал: «Полк, за мной!» и повел роту в атаку. Финны, не выдержав штыкового удара, отступили. К утру весь остров Гуннхольм был освобожден от противника, который только убитыми потерял 150 человек.[416]

Много подвигов совершили моряки в боях за остров Старкен. Сержант Ничипоренко, матросы В. Комолов и Барановский уничтожили десятки солдат противника. В бою против финского десанта на острове Старкен Ничипоренко был трижды ранен, но продолжал командовать вверенными ему бойцами. В тяжелый момент боя, когда финны окружили его, сержант с возгласом «За Родину!» бросился вперед на врага, увлекая за собой товарищей. Противник не выдержал атаки моряков и стал отходить. В этом бою сержант Ничипоренко пал смертью героя.

Матросы В. Комолов и Барановский, защищая Старкен, в тяжелом продолжительном бою вдвоем отразили атаки около двух взводов пехоты противника. Спустя несколько дней тяжело раненный Василий Комолов был окружен финнами. Истекая кровью, он до последней минуты своей жизни продолжал бой и уничтожил около 30 солдат и офицеров противника. Когда у него кончился боезапас, враги бросились к матросу, рассчитывая взять его живым, но Василий Комолов выпустил последнюю пулю в себя. В критический момент боя оборвалась телефонная связь со штабом. Как раз в это время противник направил к острову подкрепление. Об этом нужно было срочно донести командиру десантной группы, находившемуся на соседнем острове. Передать донесение вызвался матрос Алексей Гриденко. Сняв с себя одежду, он бросился в холодные волны. Ему предстояло проплыть около 500 м. Финны заметили смельчака и открыли по нему огонь из пулеметов. Плывя больше под водой, скрываясь от пуль в волнах, Гриденко достиг острова и передал донесение командиру.

Гарнизон Ханко стоял насмерть. Были дни, когда на него обрушивались до 5 тыс. снарядов, но оборона полуострова оставалась неприступной.

Исходя из сложившейся обстановки, Ставка Верховного Главнокомандования решила эвакуировать гарнизон.

Героические защитники островов Хиума и Сарема, а также военно-морской базы Ханко сковали 100-тысячную группировку противника. Это была ощутимая помощь защитникам Ленинграда.

Упорной обороной военно-морских баз наши войска сорвали план немецкого командования в короткий срок захватить эти важные опорные пункты и выйти к Ленинграду.

Балтийский флот активными действиями морской пехоты, береговой артиллерии и кораблей на дальних подступах к Ленинграду нанес значительные потери противнику и способствовал выигрышу времени, необходимого для создания оборонительных рубежей на ближних подступах к городу.

4.2. Оборона Ленинграда

Битва за Ленинград развернулась в июле 1941 г., когда танковые и моторизованные соединения противника вышли в район Луги, Кингисеппа, Нарвы и начали развивать наступление.

В героической ленинградской эпопее значительную роль сыграла морская пехота. Для боевых действий на сухопутных фронтах Балтийский флот выделил 125 тыс. матросов, старшин и офицеров. В составе Ленинградского фронта сражались 87 635 морских пехотинцев. Из них больше половины воевали в бригадах и батальонах морской пехоты, остальные — в различных стрелковых частях. Под Ленинградом не было дивизии, в которой не сражались бы балтийские моряки. Балтийский флот сформировал 9 бригад, 4 полка и около 40 батальонов и рот морской пехоты и маршевых подразделений.[417]

В конце июня 1941 г. в Ленинграде по распоряжению Управления военно-морских учебных заведений была создана отдельная бригада курсантов (командир бригады контр-адмирал С. Рамишвили). Бригада состояла из пяти батальонов: Военно-морского училища им. Ф. Э. Дзержинского, Военно-морской медицинской академии, Военно-морского хозяйственного училища и учебного отряда подводного плавания им. С. М. Кирова.

К 1 июля эта бригада заняла участок обороны от Петергофа до Нарвы по берегу Финского залива, включая дорогу Ленинград — Кингисепп — Нарва. Первоначально перед ней стояла задача по уничтожению воздушных десантов противника и охраны тылов Северного фронта.

Курсантская бригада имела лишь стрелковое оружие и не предназначалась для борьбы с организованным и хорошо подготовленным противником, но вследствие тяжелой обстановки на фронте два батальона курсантов вступили в бои совместно с частями морской пехоты.

12 июля из личного состава кораблей, учебных отрядов и частей береговой обороны была сформирована 2-я отдельная бригада морской пехоты (командир майор Н. С. Лосяков) в составе пяти батальонов, танкового батальона, артиллерийского дивизиона, саперного взвода и роты связи. Батальоны численностью до 1 тыс. человек каждый имели специальные подразделения: батарею 76-мм орудий, подразделения саперов, химиков, связистов. Бригада была направлена в Лужский укрепленный сектор. Вскоре были созданы 3-я и 4-я отдельные бригады морской пехоты такого же состава. Бригады были направлены, соответственно, на р. Свирь и острова Ладожского озера. Зимой 1941–1942 г. 4-я бригада (командир генерал-майор Б. П. Ненашев) мужественно защищала ледовую Дорогу жизни через Ладожское озеро.[418]

25 августа в Ижорском укрепленном секторе была образована 5-я отдельная бригада морской пехоты (командир полковник В. К. Зайончковский), которая заняла оборону по р. Коваши севернее Копорья.[419] К 7 сентября отошедшие из Эстонии на этот рубеж войска 8-й армии вместе с морскими пехотинцами остановили наступление противника.

29 августа в Кронштадт прибыли части мужественно сражавшейся под Таллином 1-й особой бригады морской пехоты под командованием полковника Т. М. Парафило. 1-й бригаде были переданы два батальона расформированной бригады курсантов со всем вооружением, а также специальные подразделения Ленинградского порта. Бригада полковника Т. М. Парафило геройски сдерживала наступление противника под Красным Селом, но, понеся большие потери, отошла к Петергофу, где позднее была расформирована.

Когда в сентябре немецкие войска начали штурм Ленинграда, на ижорском направлении оборонялись 2-я и 5-я отдельные бригады морской пехоты и школа береговой обороны и ПВО флота.

6-я отдельная бригада морской пехоты была сформирована в Кронштадте и 16 сентября погружена на самоходные баржи для следования в Ленинград.

По распоряжению штаба Ленинградского фронта весь флотский командный состав — от командира бригады до командира взвода — был заменен армейскими командирами. Бригаду принял полковник Ф. Е. Петров. В конце октября 1941 г. 6-я бригада морской пехоты была переброшена через Ладожское озеро и в составе 54-й армии участвовала в разгроме немецких войск в районе Волхова. В наступательных боях бригада захватила 29 орудий, 86 автомобилей, 8 танков и другую технику противника.

7-я отдельная бригада морской пехоты формировалась в учебном отряде подводного плавания им. С. М. Кирова за счет экипажей линкоров, эсминцев, подводных лодок и других боевых кораблей. После прохождения в короткий срок боевой подготовки бригаду по приказу Военного совета флота возглавлял генерал-майор Т. М. Парафило. К 22 сентября 1941 г. она была направлена в район Фарфорового завода (южная окраина Ленинграда). Позже 7-я ОБРМП была преобразована в стрелковую дивизию. Для обороны Ленинграда со стороны Финского залива были сформированы из моряков 5 лыжных батальонов и другие специальные подразделения.

2-я отдельная бригада морской пехоты и несколько отдельных отрядов моряков совместно с частями 8-й армии вели боевые действия в районах Нарвы, Кингисеппа, Веймара. Морские пехотинцы при поддержке железнодорожных артиллерийских батарей выбили противника из нескольких населенных пунктов и отбросили их за реку Луга. Стойкая оборона и контратаки морских пехотинцев помогли частям 191-й стрелковой дивизии (командир полковник Д. М. Лукьянов) произвести перегруппировку сил, а частям 2-й дивизии народного ополчения (командир генерал-майор И. М. Любовцев) вступить в бой.

2-й батальон бригады под командованием капитан-лейтенанта Н. Н. Куликова с 9 по 15 августа вел непрерывные бои в районе Хорошево, действуя в составе 2-й дивизии народного ополчения. Батальон неоднократно переходил в контратаки. Капитан-лейтенант Куликов был дважды ранен. 14 августа, поднимая окруженный немцами личный состав батальона в контратаку, он воскликнул: «Балтийцы, помните, что моряки никогда не отступали, уничтожим фашистскую гадину; вперед, за Родину!» В этом бою отважный комбат погиб смертью героя.

В бою был ранен майор Н. М. Лосяков — первый командир бригады. До прибытия в бригаду полковника В. М. Ржанова во временное командование вступил начальник штаба капитан 3 ранга Н. Л. Луцкий.

Во второй половине августа немецкие войска предприняли концентрическое наступление на Ленинград. Над городом нависла смертельная опасность.

Жители города, воины Красной Армии и Краснознаменного Балтийского флота грудью встали на защиту Ленинграда. Около 160 тыс. ленинградцев вступили в ряды народного ополчения. Сотни тысяч жителей Ленинграда вышли на строительство оборонительных сооружений. С 23 по 31 декабря 1941 г. в работах по укреплению обороны Ленинграда участвовали 475 079 человек.

На рассвете 25 августа противник высадил на п-ов Лиханиеми батальон 25-го пехотного полка с целью отрезать пути отхода соединениям 50-го стрелкового корпуса. Высадка десанта стала возможной вследствие того, что при отходе соединений 50-го корпуса с северо-западного побережья Выборгского залива командование корпуса и флота не приняло должных мер по организации противодесантной обороны противоположенного побережья.

Противник быстро навел переправу между Паркансари и Лиханнеми и перебросил по ней остальные подразделения и части 45-го пехотного полка со средствами усиления. Развивая наступление на Койвисто, его десантные части 25 августа перерезали приморское шоссе и железную дорогу в районе станции Сомме.

Для борьбы с десантом противника был срочно сформирован сводный полк морской пехоты, в состав которого вошли два батальона ВУС и два батальона 5-й бригады морской пехоты, снятые с кавашинской позиции Ижорского укрепленного района и переброшенные морем в Койвисто.

Не добившись успеха в захвате Койвисто, финское командование развернуло десантные действия по захвату островов Выборгкого залива, намереваясь обойти правый фланг обороны морской пехоты. 29 августа противник, высадив десанты, овладел о-вами Тейкарсари, Суомионсари и Эсисари. Захват островов давал ему возможность закрыть устье Выборгского залива и не допустить эвакуации гарнизона о. Урансари и базы шхерного отряда кораблей Тронгсунд. Учитывая обстановку, командование в ночь на 30 августа эвакуировало в Койвисто гарнизоны Тронгсунда.

На Карельском перешейке войска противника 29 августа заняли Выборг и Кивеннала, 30 августа — Райвола, а 31 августа — Териоки. Попытка захватить в ночь на 31 августа десантом о. Пийсари и п-ов Койвисто была успешно отражена частями ВУС. В сложившейся обстановке Военный Совет Северо-Западного направления принял решение на отвод войск 21-й армии на рубежи старой государственной границы, в заранее созданный и оборудованный Карельский укрепленный район.

1–4 сентября флот выполнил эту задачу. Эвакуацией руководил начальник штаба флота контр-адмирал Ю. А. Пантелеев. Всего под огнем противника было перевезено 15 804 солдата и офицера 23-й армии. Части сводного полка ВУС общей численностью более 2000 человек были переброшены на о. Бьёрке. На них возлагалась оборона островов Пийсари, Тарсари и Бьёрке.

При снятии частей Выборгского укрепленного сектора с островов и побережья Выборгского залива затонули от артиллерийского огня противника бронекатер и баржа с боеприпасами и материальной частью 32-го артиллерийского дивизиона, а при снятии войск 23-й армии финские торпедные катера потопили транспорт «Мееро», шедший из Кронштадта в Койвисто для погрузки войск.

Для усиления 23-й армии флот сформировал из личного состава кораблей и батарей 3-ю отдельную бригаду морской пехоты, которая была включена в резерв армии.

Железнодорожная артиллерия Лужского укрепленного сектора и канонерские лодки «Красное знамя» и «Волга» поддерживали своим огнем войска 8-й армии, а 2-я бригада морской пехоты контратаками и упорным сопротивлением содействовала сухопутным войскам в обороне населенного пункта Среднее Село, г. Кингисеппа и рубежа Крестово, Федоровка.[420]

К 18 августа войска 8-й армии отошли на заранее подготовленный Лужским укрепленным сектором рубеж обороны на Копорском плато. Здесь в состав армии были включены войска Кингисеппского участка обороны.

Части Лужского укрепленного сектора береговой обороны 21 августа были включены в состав Ижорского укрепленного сектора, который, в свою очередь, был переформирован в Ижорский укрепленный район КВМБ и в оперативном отношении подчинен командующему 8-й армией. Командиром Ижорского укрепленного района был назначен генерал-майор Г. Т. Григорьев. Для усиления этого района была передана вновь сформированная 5-я отдельная бригада морской пехоты.

8-я армия, заняв позиции Лужского укрепленного сектора и имея на приморском направлении занятый частями укрепленного Ижорского района рубеж по р. Коваши, вновь нависла над флангом и тылом северной группировки. Вследствие значительного превосходства противника войска 48-й армии начали отступать на Кириши и Пушкин. Направление на Тосно и Мгу оказалось открытым, и сюда устремились главные силы 39-го моторизованного корпуса противника.

29 августа немецкие войска вышли к Колпино, а 30 августа — на левый берег р. Невы у Ивановских порогов. Железнодорожная связь Ленинграда со страной оказалась перерезанной. Чтобы замкнуть кольцо окружения вокруг Ленинграда и соединиться с финскими войсками, противник начал наступление из района Мги к Ладожскому озеру, на Карельский перешеек. На этом участке фронта создалось критическое положение.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Морская пехота в обороне Ленинграда в 1941 г.


Немецкое командование решило разгромить советские войска в Красногвардейском и Слуцко-Колпинском укрепленных районах и штурмом захватить город. Наступление противника на Красногвардейск началось 9 сентября, а на Колпино — 12 сентября. Войска 42-й армии, прикрывавшей Ленинград со стороны Красногвардейска, в течение двух дней оказывали ударной группировке противника упорное сопротивление. Однако численное превосходство немецких войск позволило им 10 сентября прорвать оборону 42-й армии на десятикилометровом участке фронта.

12 сентября противник захватил Красное Село и, развивая наступление на Урицк, к исходу 15 сентября узким клином вышел к Финскому заливу в районе Стрельны. 8-я армия и Ижорский укрепленный район с 6-м полком ПВО КБФ оказались изолированными от основных сил фронта. Немецкие войска находились в 10–14 км от города. Резервы флота были израсходованы в первые три дня боев на усиление 42-й армии. Положение Ленинграда становилось критическим.

Учитывая чрезвычайно напряженную обстановку под Ленинградом, Военный Совет фронта (в командование фронтом с 13 октября вступил генерал армии Г. К. Жуков) разработал конкретный план обороны города. В его основу было положено нанесение ударов артиллерией, авиацией и контрудара силами 8-й армии во фланг и тыл ударной группировки противника, накопление резервов, создание надежной обороны за счет мобилизации ресурсов города, фронта и флота. Эти действия намечалось увязать с наступлением 54-й армии западнее Волхова на станцию Мга с целью деблокады Ленинграда.

Военный Совет КБФ должен был для укомплектования соединений сухопутных войск фронта выделить 12 тыс. человек из личного состава кораблей и частей, флот в двухдневный срок сформировал из своего наиболее подготовленного и стойкого личного состава 6-ю бригаду морской пехоты общей численностью 5000 чел. Бригада 16 сентября была передана на усиление 42-й армии.

В это же время Ладожская флотилия сняла с о. Коневец и северной группы островов Ладожского озера — Валаам, Боевых, Крестовых и др. части 4-й отдельной бригады морской пехоты и передала их в резерв фронта. Таким образом, в наиболее напряженные дни боёв, благодаря действиям флота, резерв фронта пополнился двумя бригадами морской пехоты, что дало возможность командованию использовать его на наиболее ответственных направлениях.

Существенную помощь войскам 42-й армии в отражении немецкого наступления оказала 1-я отдельная бригада морской пехоты. После эвакуации из Таллина бригада была передана в состав фронта и доукомплектована за счет личного состава флота. Несмотря на слабое вооружение (50 % от необходимого количества винтовок и пулеметов), бригада 11 сентября совместно с отходившими частями 3-й гвардейской дивизии народного ополчения отразила все попытки превосходящих сил ударной группировки противника захватить Красное Село, переходившее в этот день несколько раз из рук в руки. Боевыми действиями бригады руководил лично командующий фронтом. В этих боях бригада проявила невиданное упорство, а ее воины — массовый героизм. Также мужественно сражались моряки бригады в боях за Урицк и Пулковские высоты.

Содействие флота войскам 49-й армии помогло им в девятидневных упорных боях измотать и обескровить ударную группировку противника и 18 сентября окончательно остановить ее войска на рубеже Лигово, Ниж. Корпово, Пулково. Существенную помощь оказал флот войскам 8-й и 42-й армий в наступательной операции с 1 по 8 октября на приморском направлении. Для нанесения ударов по обороне противника с тыла флот высадил четыре тактических десанта на побережье в районе Стрельны, Новый Петергоф.

Высадку десантов в районе Стрельны осуществляла Ленинградская военно-морская база, которая 3–8 октября для содействия наступлению войск 42-й армии, наносившей вспомогательный удар, высадила на катерах и гребных шлюпках три тактических десанта, состоявших из двух батальонов и усиленной стрелковой роты (всего около 1000 чел.). Для высадки десантов было использовано 22 сторожевых катера из состава базы, 5 катеров малых охотников, два бронекатера и 27 гребных шлюпок.

Главная база флота Кронштадт для содействия наступлению войск 8-й армии, которые по плану операции наносили главный удар в общем направлении на Разбегай, высадила 5 октября в районе Н. Петергоф десант (батальон моряков) численностью в 518 чел. Батальон был сформирован из личного состава кораблей и частей флота в ограниченные сроки. Его высадку осуществляли 30 сторожевых катеров, 10 катеров малых охотников, три базовых тральщика, сторожевой корабль, бронекатер и 6 гребных шлюпок главной базы флота.

В составе 42-й армии действовали также девять двухорудийных 130-мм батарей и 6-я бригада морской пехоты.

В критический момент боя за Копорье прибыла 5-я отдельная бригада морской пехоты. Морским пехотинцам была поставлена задача: совместно с частями 268-й стрелковой дивизии выбить противника из Копорья и удерживать этот населенный пункт, не давая противнику продвигаться в северном направлении.

Первым в Ораниенбаум прибыл 2-й батальон под командованием капитана Н. Н. Салищева. Подразделения батальона, доставленные в район боевых действий по железной дороге, прямо из эшелона вступили в бой. Вслед за этим батальоном под Копорье прибыли и остальные части 5-й бригады. Морские пехотинцы стойко и отважно сражались, ведя тяжелые бои с превосходящими силами противника.

Утром 26 августа начались бои за Котлы. В течение двух дней части 2-й бригады и батальон курсантов-дзержинцев успешно отбивали атаки противника. В жестоком бою пали смертью храбрых командир курсантского батальона полковник И. Н. Алексеев и многие курсанты. Успешные боевые действия частей 2-й и 5-й бригад морской пехоты, курсантской бригады, отряда моряков С. И. Боковни под Котлами и за Копорье нанесли противнику большой урон, отвлекая часть его сил с главного направления и задерживая наступление на Ленинград. В то же время части 8-й армии при поддержке береговой артиллерии и бронепоездов «Балтиец» и «За родину» получили возможность отойти на новый оборонительный рубеж.

Повсюду шли кровопролитные бои. Мужественно сражались подразделения 2-й и 5-й бригад морской пехоты, отряд курсантов военно-морских училищ, 3-й отдельных полк морской пехоты, батальон школы младших авиаспециалистов и другие. Части морской пехоты часто предпринимали контратаки. Так, в период обороны Копорья только за один день 2-я отдельная бригада морской пехоты восемь раз контратаковала противника.

В результате боев под Нарвой, Кингисеппом, Войнославом, Кикерицами и Копорьем с 16 по 27 августа части бригады понесли потери командного состава (56 чел.), младших командиров (273 чел.), рядового состава (1400 чел.). Стойкая оборона 2-й бригады морской пехоты под командованием полковника В. М. Ржанова и 5-й бригады под командованием полковника В. К. Зайончковского сорвала попытку противника с ходу прорваться к южному берегу Финского залива. За образцовое выполнение боевой задачи Военный совет Ленинградского фронта объявил благодарность обеим бригадам морской пехоты.

7 сентября войска 8-й армии и части морской пехоты после долгих и упорных боев при поддержке артиллерии кораблей, в том числе линкора «Октябрьская революция», крейсеров «Киров» и «Максим Горький», закрепились на рубеже Воронка, Большое Горлово, Готобужи, Лубаново, Усть-Рудица, Мешелово, Порожки, Троицкое, Старый Петергоф и остановили наступление противника. Так возник Ораниенбаумский плацдарм.

В начале сентября противник, прорвав на отдельных участках оборону, занял Лугу, Шлиссельбург, Красное Село, Петергоф и вышел на южные подступы к Ленинграду и побережью Ладожского озера. Финские войска, наступавшие с севера, подошли к Сестрорецку.

8 сентября кольцо блокады Ленинграда замкнулось. Бои достигли наивысшего напряжения. В качестве резерва Ленинградского фронта были введены в сражение корабли КБФ. Кронштадтские форты и морская авиация наносили систематические удары по войскам противника. В систему обороны Ленинграда вошли также несколько десятков береговых стационарных и железнодорожных батарей флота. Все попытки немецких войск прорваться в город успеха не имели. Советские войска, проявляя исключительное мужество и стойкость, отражали атаки противника.

Ставка ВГК, пристально следившая за ходом боевых действий под Ленинградом, оказывала непосредственную помощь в организации обороны города. На Ленинградский фронт был направлен член Ставки Верховного Главнокомандования генерал армии Г. К. Жуков.

Войскам 42-й и 55-й армий было приказано во что бы то ни стало удержать рубеж Лигово, Кискино, Верхнее Кайрово, Пулковские высоты, районы Московской Славянки, Шушар и Колпино как имеющие важное значение в обороне южной части Ленинграда. Нависла угроза прорыва противника со стороны Красного Села, где войска 42-й армии вели тяжелые бои на широком фронте. Каждый защитник сражался за троих, за пятерых.

Решением Военного совета Ленинградского фронта на этот участок было направлено несколько соединений, в том числе отличившаяся в боях за Таллин 1-я отдельная бригада морской пехоты под командованием генерал-майора Т. М. Парафило.[421]

Бригада совместно с частями 42-й армии должна была разгромить группировку противника, прорвавшегося в Красное Село. 10 сентября части бригады сосредоточились на северной окраине Красного Села. Ночью они получили пулеметы. Боеприпасы бригаде доставили в 5 ч утра 11 сентября, а через три часа было приказано выступить на исходный рубеж. Патроны и гранаты выдали во время налета авиации и артиллерийского обстрела боевых порядков бригады. В такой обстановке нельзя было тщательно проверить готовность частей к бою, не хватало времени хотя бы кратко ознакомить личный состав с боевой задачей. Таким образом, части 1-й отдельной бригады морской пехоты с ходу, без разведки и предварительной подготовки, вступили в бой. На исходный рубеж перед наступлением прибыл Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов. Он вместе с моряками пехотинцами шел в наступление и был ранен во время атаки. В ходе штыковой атаки бригада овладела первой позицией противника.

В дальнейшем части 1-й бригады, закрепившись в районе поселка Володарский, продолжали вести тяжелые бои. Моряки отразили более 10 атак противника.

Поспешное формирование бригады, несвоевременное обеспечение личного состава вооружением и боеприпасами привели к большим потерям. В боях погиб комиссар батальона О. М. Левченко, был тяжело ранен начальник штаба бригады полковник И. Е. Гусев. Выбыли из строя все командиры батальонов.

Неприступной стеной стояли на пути противника курсанты хозяйственного училища ВМФ под командованием полковника А. С. Дементьева, а затем А. М. Вострикова.

Батальон вел тяжелые бои в районе селений Большие и Малые Илики и Гантулово. Особенно кровопролитные и упорные бои курсантам пришлось вести в сентябре 1941 г. в районе Гантулово — Туюзи. Курсантские роты десятки раз поднимались в контратаку.

Рано утром 25 сентября курсанты перешли в наступление на деревню Туюзи. Разгорелся упорный бой, в котором особенно отличились взвод старшины Ф. П. Куракина и отделение разведчиков сержанта М. И. Трубникова. Взвод Куракина первым ворвался на позиции противника. В этом бою Ф. П. Куракин пал смертью героя. Взвод возглавил отважный разведчик морской пехоты, сержант Трубников.

В бою отличился командир взвода мичман Я. И. Зелинский. Будучи раненным, он не оставил поля боя и с возгласом «За Родину!» повел морских пехотинцев в штыковую атаку. Отважного командира сразила автоматная очередь. Тяжелые ранения получили подполковник Е. А. Бернштейн, майор А. И. Ставровский, командир взвода М. И. Трубников. Все они были награждены орденами.

Немало курсантов и офицеров пало смертью храбрых в этих боях. Имена героических защитников Ленинграда высечены золотыми буквами на розовом мраморном памятнике «Якорь», установленном на Гостилицком шоссе.

Войска 55-й армии, ведя тяжелые бои на слуцко-колпинском направлении, в конце августа остановили наступление немецко-фашистских войск в районе Колпино.

В конце октября 1941 г. 7-я бригада генерал-майора Т. М. Парафило, имея около 8 000 чел. личного состава, усиленная артполком, отдельным пулеметно-артиллерийским и минометным батальонами, продолжала вести боевые действия на рубеже рек Ижора и Славянка.

В декабре 7-я отдельная бригада морской пехоты была преобразована в 72-ю стрелковую дивизию. Многие матросы стали в те годы офицерами: П. Коновалов — заместителем командира полка, Н. И. Тарашкевич — командиром разведывательной роты, С. Н. Ливанов и Н. И. Кушнир — командирами подразделений минометчиков, главный старшина В. Г. Измайлов — заместителем начальника связи дивизии, П. А. Нестерин, Н. А. Осипов, Ф. В. Честпаков, И. С. Романов — командирами взводов.

Важное место в истории обороны Ленинграда занимают бои у Пулковских высот. Их защищали войска 42-й армии под командованием генерал-майора И. И. Федюнинского. В составе этой армии действовали части морской пехоты. Немецкие войска штурмовали Пулковские высоты, стремясь любой ценой захватить этот ключевой рубеж. Но именно здесь наши войска, отразив сотни атак главных сил противника, остановили его продвижение. Пулковские высоты стали символом мужества и стойкости советских воинов. В боях под Пулково особенно отличились части 1-й отдельной бригады морской пехоты, 109-я, 125-я и 189-я стрелковые дивизии, 5-я дивизия народного ополчения, моряки-артиллеристы орудий, снятых с крейсера «Аврора».

Две морские батареи, находившиеся на господствующих высотах в районе Дудерхофа и Пулково, в сентябре продолжали вести тяжелые бои. Командир батареи лейтенант Д. И. Иванов, несмотря на ранение, командовал артиллеристами до последнего момента.

Батарея старшего лейтенанта М. А. Михайлова в своем составе имела 10 орудий 130-мм калибра. Командующий артиллерией фронта генерал-лейтенант В. П. Свиридов отмечал, что удержать высоту Пулково удалось благодаря батареям КБФ, установленным на самой высоте.

К концу сентября фронт под Ленинградом стабилизировался и проходил от угольной пристани Ленинградского порта, через Пулковские высоты, Пушкин, южнее Колпино и далее по правому берегу Невы до Ладожского озера. Этот участок фронта обороняли войска 42-й и 55-й армий и Невской оперативной группы. В составе их находились 1-я, 4-я, 6-я и 7-я отдельные бригады и несколько батальонов морской пехоты.

Кроме девяти отдельных бригад морской пехоты, в защите Ленинграда участвовали десятки морских отрядов и полков.

Из 83 746 моряков, выделенных Балтийским флотом в 1941 г. для боевых действий на суше, подавляющее большинство сражалось в соединениях и частях морской пехоты.

6-я отдельная бригада морской пехоты (командир — полковник Ф. Е. Петров), еще не завершив формирование, вступила в бой в пригородах Ленинграда. В боевом приказе бригаде ставилась задача во взаимодействии с 6-й дивизией народного ополчения оборонять полосу железной дороги, совхоз «Южный массив», Фарфоровое, Волково, Смоленское.

На этом участке морские пехотинцы 1 октября 1941 г. первыми вступили в бой с немецкими частями, прорвавшимися через поселок Володарский и Сосновую Поляну на побережье Финского залива. В развернувшихся здесь боях мужественно сражались батальоны капитана Н. А. Наумова, майора С. Г Горелова, капитана А. М. Левченко. Морские пехотинцы совместно с отрядами рабочих Кировского завода и стрелковыми частями в упорных боях, отразив десятки атак противника, удержали рубеж обороны и остановили его продвижение.

Соединения и части морской пехоты действовали в составе ударных группировок наступавших войск. 6-я отдельная бригада морской пехоты, входившая в состав 54-й армии, с 22 ноября вела оборонительные бои на подступах к г. Волхову в районе Вельце. Морские пехотинцы отразили несколько сильных атак противника и не допустили прорыва обороны. В конце ноября бригада занимала оборону в районе Новый Быт, Пурово, Пупьпиево, Хатучи и непосредственно у Волховстроя. Затем, когда возникла угроза прорыва противника в районе Войбокало, бригада была переброшена на этот участок фронта. В течение двух недель морские пехотинцы отражали атаки немецких войск, а вскоре сами перешли в наступление и освободили ряд населенных пунктов, в том числе Падрило, Опсало и Овдакало. Противник был отброшен от Войбокало на 25 км. После напряженных боев 24 декабря бригада (командир полковник Д. А. Синочкин) без отдыха была переброшена на тосненское направление для действий в тылу противника. Три недели при 25–30 градусном морозе морские пехотинцы вели бои на коммуникациях противника. В этих боях бригада уничтожила около 4 тыс. фашистов, захватила 29 орудий, 86 автоматов, 8 танков и много другой техники.[422]

После победы советских войск под Тихвином и на реке Волхов, имевшей большое политическое и стратегическое значение, в конце сентября 1941 г. развернулись бои на берегах Невы в районе Невской Дубровки. В составе Невской оперативной группы в одном строю с армейскими частями вели боевые действия 4-я отдельная бригада морской пехоты и школа боцманов. К этому времени морские пехотинцы уже приобрели опыт боевых действий на суше. Под командованием генерал-майора Б. П. Ненашева они сражались на островах Мантсинсари, Лункулансари и на других участках фронта.

В августе 1941 г. финские войска высадили десант (более 1000 чел.) на остров Рахмансари около 500 м шириной и 1,5 км длиной, расположенный близко к западному берегу Ладожского озера. Оборону заняла 2-я рота 3-го батальона 4-й отдельной бригады морской пехоты под командованием лейтенанта З. Н. Слободова. Пулеметный взвод возглавил мл. лейтенант Е. П. Щербин. В ходе боевых действий для усиления гарнизона были высажены 1-я рота 3-го стрелкового батальона во главе с командиром Я. П. Курбатовым. Для руководства боем на остров прибыл командир батальона полковник И. Г. Каргин.

В течение суток днем и ночью шли ожесточенные бои за остров. За эти дни морские пехотинцы потопили несколько баркасов и ботов противника с десантом и уничтожили около 800 солдат и офицеров. На четвертый день боя, 8 сентября 1941 г. в живых осталось 25 чел., в том числе комбат полковник И. Г. Каргин, ст. политрук Заикин и мл. лейтенант К. Е. Громов. В блиндаже находились около 60 раненых. Защитники острова были окружены. 9 сентября противник предпринял несколько атак, предлагая ультиматум о сдаче. Ответом морских пехотинцев был огонь и контратаки. Все защитники Рахмансари мужественно и стойко дрались до последнего.

Отважно сражался на острове пулеметчик Петр Степаненко. Около 70 фашистов уничтожил он метким огнем из своего пулемета. В один из моментов боя граната упала рядом с командиром роты. Степаненко бросился к гранате и грудью прижал ее к земле. Герой-пулеметчик ценой своей жизни спас командира взвода К. Е. Громова и находившихся рядом боевых товарищей.

Командование войск Ленинградского фронта, придавая большое значение операции в районе Невской Дубровки, для ее проведения выделило наиболее подготовленные соединения. Форсирование Невы должно было привести к захвату плацдарма на левом берегу, а в последующем — к сосредоточению на плацдарме войск с целью наступления на Синявино и Мгу.

Во второй половине сентября войска Невской оперативной группы, и в их числе 4-я отдельная бригада морской пехоты, на полупонтонах, шлюпках и лодках форсировали Неву на участке Пески, Невская Дубровка. Река в этом районе достигала ширины 600 м, при этом ее противоположный крутой, обрывистый берег был сильно укреплен противником, а правый, где сосредоточились наши войска, напротив, был отлогим и совершенно открытым.

Противник упорно сопротивлялся. Каждый метр земли приходилось брать с боем. Морские пехотинцы, армейцы и пограничники, преодолевая мощный огонь и отражая контратаки врага, метр за метром расширяли плацдарм.

В результате многодневных тяжелых боев наши войска захватили плацдарм на левом берегу Невы в районе Московской Дубровки до 1000 м по фронту и 900 м в глубину.

Первым высадился на берег 1-й батальон 4-й бригады морской пехоты под командованием капитана С. Д. Никонорова. Во время высадки комбат погиб, а командование батальоном принял начальник штаба ст. лейтенант Фирсов. Батальон действовал в районе железнодорожной платформы Теплобетон, севернее поселка Московская Дубровка.

Форсирование реки осуществлялось под сильным огнем противника, который освещал реку специальными ракетами. В этом бою морские пехотинцы уничтожили несколько десятков гитлеровцев, захватили ДЗОТ со станковым пулеметом и много оружия.

К рассвету батальоны морской пехоты 576-го и 638-го стрелковых полков под общим командованием полковника А. Е. Калашникова форсировали Неву и овладели береговой чертой в районе деревни Арбузово, зданием 8 ГЭС.

С утра противник ввел в бой резервы и усилил натиск. Деревня Арбузово неоднократно переходила из рук в руки. Во второй половине дня подразделение морской пехоты выбило немцев из деревни.

На другой день ожесточенные бои развернулись на всем плацдарме. Противник стремился отбросить десантников. Особенно тяжелые бои пришлось вести батальону под командованием политрука Черного (638-й стрелковый полк). В ночь на 23 сентября, форсировав Неву, вступил в бой на плацдарме 2-й батальон (командир капитан Г. Роев) из 4-й отдельной бригады морской пехоты. Немцы при поддержке легких танков перешли в контратаку, но морские пехотинцы капитана Роева отбросили их на исходные позиции. Противник оставил на поле боя более 300 солдат и 3 танка.

В бою был тяжело ранен капитан Роев, которого заменил капитан 2 ранга И. Д. Молчанов. Он не раз водил моряков в атаки. В одной из атак в октябре 1941 г. И. Д. Молчанов погиб.

Вслед за 2-м батальоном в бой вступил 3-й батальон 4-й отдельной бригады морской пехоты (командир капитан Б. Пономарев), а затем все остальные части бригады и 115-й стрелковой дивизии.

В боях за плацдарм отличился личный состав 1-й роты 3-го батальона лейтенанта В. И. Павловского. Эта рота была укомплектована курсантами Валаамской школы боцманов. Из 207 человек большинство составляли юнги, поэтому она называлась ротой юнг. Рота первой прорвалась на позиции противника.[423]

Несмотря на упорное сопротивление противника, юные моряки дрались отважно. Семнадцатилетний юнга Вася Семенов метким броском гранаты уложил трех гитлеровцев, в это время его друзья Володя Овсянников и Леня Перепич связками гранат уничтожили ДЗОТ противника.

В тяжелых боях, преодолевая упорное сопротивление противника, захватывая одну позицию за другой, морские пехотинцы подошли к противотанковому рву у деревни Арбузово.

За полтора месяца непрерывных боев с превосходящими силами противника на Невском пятачке состав бригады сильно поредел. 17 октября 1-й, 2-й, 3-й и 5-й батальоны 4-й отдельной бригады морской пехоты были объединены в один сводный батальон (командир — капитан И. И. Карельский). В начале ноября 1941 г. остатки бригады (117 человек) были выведены из боя на правый берег Невы. На плацдарме оставалось до замены стрелковыми частями 37 человек.

С конца 1941 г. до марта 1942 г. 4-я бригада морской пехоты, пополнив свои ряды, под командованием комбрига В. А. Малинникова обороняла побережье Ладожского озера. В полосе обороны бригады проходила основная трасса Дороги жизни, проложенная по льду.

Эта единственная артерия, связывавшая Ленинград со страной, спасла жизнь многим ленинградцам, дала свет и тепло, оружие и технику для борьбы с врагом. Только с 22 января по 15 апреля 1942 г. по этой дороге были перевезены 554 186 жителей города.

2 сентября был сформирован и выступил на фронт 1-й особый стрелковый батальон морской пехоты.

Во второй половине дня 2 сентября моряки провели первый бой с наступавшими финскими войсками за станцией Курорт (Сестрорецк) и остановили их.

20 сентября батальон под командованием ст. политрука А. И. Триналина совместно с частями 291-й стрелковой дивизии штурмом захватил узел обороны Белоостров и в ожесточенных боях удержал его. Морская пехота стояла здесь насмерть, остановив продвижение финских войск.

Активное участие в обороне Ленинграда приняли лыжные полки, сформированные из личного состава Балтийского флота. 1-й особый лыжный полк морской пехоты под командованием майора В. Ф. Маргелова (позже генерала армии) в конце ноября 1941 г., действуя на Ладоге на Дороге жизни, неоднократно штурмовал укрепления противника на южном побережье озера.

В составе Приморской оперативной группы (командующий генерал-майор А. Н. Астанин) продолжали вести боевые действия 2-я и 5-я отдельные бригады морской пехоты, 3-й отдельный полк морской пехоты (в 1942 г. преобразован в 50-ю бригаду, командир майор Н. С. Лосяков) и 48-я стрелковая дивизия генерал-майора В. И. Сафронова. Боевые действия этих сил поддерживали береговые батареи и бронепоезд «Балтиец» Ижорского сектора береговой обороны. Войска Приморской оперативной группы создали угрозу тылу немецких войск, осаждавших Ленинград.

В декабре 1941 г. 2-я отдельная бригада морской пехоты (командир полковник В. М. Ржанов) удерживала оборону в районе Мешелово, Порожки, Петровская. Части бригады, взаимодействуя с береговой артиллерией, отразили натиск двух немецких пехотных дивизий и не допустили прорыва немецких войск к Ораниенбауму.

В это время 5-я отдельная бригада морской пехоты (командир полковник С. Н. Борщев) обороняла рубеж Керново, Средние Лужки, Свобода, Готобуши. Части бригады только с сентября 1941 по апрель 1943 г. провели около 300 боев. В боях на этом участке фронта совершил свой бессмертный подвиг сержант В. И. Вересов. В декабре 1941 г., когда подразделения 1-го батальона (командир С. И. Боковня) проводили разведку боем, морские пехотинцы стремительной атакой прорвали передний край немецкой обороны и значительно продвинулись вперед. Противник, неся потери, отошел, но затем, введя в бой резервы, перешел в контратаку. В трудных условиях пришлось принять бой разведывательному взводу, который находился впереди остальных подразделений батальона. Его командир Арсаев был убит. Командование взводом принял тяжело раненный командир отделения сержант В. И. Вересов (награжденный орденом Красного Знамени за участие в боях на реке Халхин-Гол в 1939 г.).

Несколько часов шел бой. Подразделения батальона и взвод разведки отошли под прикрытием огня отважного разведчика. Фашисты окружили Вересова и хотели взять его в плен, но герой не сдался врагу. Когда гитлеровцы подошли вплотную, он взорвал связку гранат и, погибнув сам, уничтожил несколько солдат противника.

В. И. Вересову Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1944 г. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Многие морские пехотинцы под Ленинградом стали снайперами. Среди них снайпер Тимофеев, уничтоживший 125 гитлеровцев; снайперский взвод лейтенанта Барышева истребил свыше 500 фашистов. На счету у прославленного снайпера Героя Советского Союза И. П. Антонова (301-й отдельный артиллерийский дивизион КБФ) было 350 фашистов, а у его учеников — 1400 гитлеровцев. За время блокады Ленинграда снайпер В. Г. Савельев уничтожил 127 фашистов.

Несмотря на тяжелые условия, в которых сражались морские пехотинцы, они выдержали суровую блокаду. Город-герой жил, сражался и готовил силы для разгрома врага.

Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, высоко оценивая боевую доблесть соединений и частей морской пехоты, писал: «Части морской пехоты придали обороне устойчивость и помогли отразить штурмы противника…»

4.3. В составе морских десантов

В первый период войны части морской пехоты 25 раз высаживались в качестве морских, озерных и речных десантов. В них участвовали более 10 тыс. морских пехотинцев. Кроме того, флотами и флотилиями было высажено несколько десятков разведывательных и небольших диверсионных десантов.

Во время обороны Ленинграда морская пехота не раз участвовала в десантах. Первые десанты морской пехоты были проведены еще в период боев на дальних подступах к Ленинграду.

Большую роль сыграл десант балтийцев, высаженный 18 июля 1941 г. на п-ов Виртсу. Стремительной атакой отряд моряков, поддержанный огнем береговых батарей, а также корабельной артиллерии, отбросил противника к Пярну.

В боях на полуострове Ханко прославились десантные отряды капитана Б. М. Гранина и майора Н. А. Кузьмина. При поддержке авиации, береговой и корабельной артиллерии отважные морские пехотинцы освободили от противника 19 островов.

В начале октября 1941 г. отряд моряков был высажен в районе Нового Петергофа. Его задачей была разведка боем, а при благоприятных условиях — соединение с частями 8-й армии Ленинградского фронта. В десант было выделено около 500 моряков, в том числе с линкоров «Марат», «Октябрьская революция» и крейсера «Киров». Десантный отряд возглавлял полковник А. Т. Ворожилов — активный участник гражданской войны, награжденный орденом Красного Знамени за штурм Перекопа.

Три дня продолжались ожесточенные бои в районе Нового Петергофа, но от десантников не поступало никаких известий: рация молчала, не прилетали связные голуби, не было видно условных зеленых ракет.

Подробности боя стали известны из рассказов оставшихся в живых участников десанта.

Морякам удалось высадиться на берег и захватить плацдарм. Для немцев десант был неожиданностью. Оправившись от замешательства, они открыли по десантникам ураганный огонь. В первые же минуты высадки десант понес тяжелую потерю: одним из первых был убит командир десанта полковник А. Т. Ворожилов. Очевидно, при высадке погиб и радист десанта с находившейся при нем рацией. Командование отрядом принял на себя полковой комиссар А. Ф. Петрухин.

В опубликованной в Западной Германии книге фон Веделя «Германия в огне» отмечается: «Матросский десант в Петергофе застал наши войска врасплох. Боевая тревога была объявлена, когда он уже высадился на берег и снял нашу охрану. Матросы неудержимо продвигались вперед, захватывая наши позиции. Бой шел трое суток…»

Отважные десантники захватили почти весь Нижний парк и вели уличные бои. Но силы были неравны: части, наступавшие с фронта, успеха не имели. Батальон курсантов Военно-морского хозяйственного училища, введенный в бой со стороны Ораниенбаума для оказания помощи десанту, ведя тяжелые бои, вышел к окраине Петергофа, но соединиться с десантом у него не хватило сил.

В Петродворце, там, где моряки, защищая Ленинград, совершили бессмертный подвиг, после войны была найдена фляга с двумя записками:

«Люди! Русская земля! Любимый Балтфлот! Умираем, но не сдаемся. Рядом убит Петрухин. Деремся вторые сутки. Командир — я. Патронов! Гранат! Прощайте, братишки! Вадим Федоров», — писалось в первой записке, а во второй: «Живые! Пойте о нас!»

Трагический исход Петергофского десанта, как и неудачи некоторых других десантов, имеет свое объяснение.

В начальный период войны времени на подготовку десантов отводилось мало. Подразделения и части готовились в спешке, специальная подготовка не проводилась. На вооружении десантники имели, как правило, только стрелковое оружие. Взаимодействие организовывалось наспех и в ходе боя нарушалось, вследствие чего десанты не поддерживались своевременно огнем корабельной артиллерии и авиацией. Связь между десантом и наступающими сухопутными войсками была ненадежной. Имелись случаи, когда о высаженном десанте армейское командование вообще ничего не знало.

Наиболее подготовленным и успешно осуществленным в первый период войны на Балтике был десант, высаженный 19 августа 1942 г. в районе Усть-Тосно на правый берег реки во время проведения войсками 55-й армии Усть-Тосненской наступательной операции.

В первый эшелон десанта было выделено 280 чел. 942-го стрелкового полка 268-й стрелковой дивизии и рота морской пехоты. Десантники должны были внезапным ударом захватить железнодорожный и шоссейный мосты через реку Тосно и удерживать их до подхода наступавших частей.

Высадке предшествовала тщательная разведка. Тренировка десантников проводилась в устье реки Славянки, где рельеф местности был схож с предполагаемым участком высадки.

19 августа подразделения десанта сосредоточились в районе Корчмино, на левом берегу Невы.

В 12 ч десантный отряд направился к месту высадки. Через 5 мин артиллерия 55-й армии, Ленинградской военно-морской базы и авиация флота начали артиллерийскую и авиационную подготовку. Для артиллерийской поддержки десанта были выделены два дивизиона полевой артиллерии в составе 24 орудий, минометный дивизион и дивизион береговой артиллерии.

В результате артиллерийской и авиационной подготовки большинство огневых средств и заградительных сооружений противника в районе высадки было уничтожено.

К 13 ч 20 мин подразделения десанта высадились на берег реки в районе населенного пункта Ивановское. Уже через 40 мин десантники овладели мостами и, вклинившись на 700 м в оборону противника, перерезали идущие к мостам дороги. Высадка десанта была настолько стремительной и неожиданной для противника, что, отступая, он не успел взорвать мосты.

После Усть-Тосненской операции в сентябре 1942 г. моряки приняли участие в форсировании Невы в районе Московской Дубровки. В этой операции только в составе 70-й стрелковой дивизии (командир Герой Советского Союза полковник А. А. Краснов) находились более 2 тыс. моряков. 329-й стрелковый полк этой дивизии полностью был укомплектован моряками.[424]

В истории десантных операций большой интерес представляет высадка частей морской пехоты на острова Бьёркского архипелага.

После освобождения Выборга войска Ленинградского фронта продолжали наступление на северо-запад к государственной границе.

Немецкие и финские войска создали на островах Бьёркского архипелага сильную противодесантную оборону и препятствовали проходу наших кораблей в Выборгский залив. Подходы к островам прикрывали десятки кораблей. Для захвата островов была выделена 260-я отдельная бригада морской пехоты под командованием генерал-майора И. Н. Кузьмичева.

Ночью 20 июня, непосредственно перед высадкой основных сил десанта, была проведена разведка боем. Отряд разведчиков (126 чел.) под командованием майора А. П. Романцева, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, прорвавшись через Бьёркезунд, 21 июня высадился на остров Пийсари. Десантники захватили плацдарм по фронту около 800 м и в глубину до 500 м. В боях за плацдарм был ранен Романцев, погибли пулеметчик К. Жигайлс и многие другие.

Разведчики, проявляя мужество и стойкость, удерживали плацдарм. Разведка боем переросла в высадку десанта. Вскоре на плацдарм была переброшена рота под командованием лейтенанта А. Н. Соколовского. Противник продолжал атаки. В пролив Бьёркезунд с севера вошли его корабли, которые огнем пытались уничтожить высадочные средства и десант на острове. Однако под ударами нашей авиации и корабельной артиллерии финские корабли вынуждены были выйти из пролива.

До утра 22 июня десант вел тяжелые бои. Морские пехотинцы при поддержке авиации, кораблей и артиллерии отразили все атаки противника и значительно расширили захваченный плацдарм.

К утру 23 июня остров Пийсари был полностью очищен от противника. 24 июля были захвачены Туппурансари, Руонти и ряд других островов архипелага. Мужественно и стойко дрались в этих десантах морские пехотинцы батальонов майоров Н. Е. Алейникова, М. К. Андреева, И. М. Чапаева, А. О. Лейбовича, капитанов Г. П. Доброреза, Л. Я. Крамера, М. Н. Семенова и Якушева. С занятием Бьёркского архипелага тыл приморского участка Ленинградского фронта оказался защищенным, и Балтийский флот получил выгодные позиции для действий против островов Выборгского залива.

В ходе Восточно-Прусской операции 25 апреля войска 3-го Белорусского фронта штурмом овладели крупной военно-морской базой Пиллау (ныне Балтийск). Войска 11-й гвардейской армии продолжали наступление на косу Фрише-Нерунг (Балтийская коса), где засели остатки разгромленной немецко-фашистской группировки войск. Коса Фрише-Нерунг, тянущаяся вдоль залива от Пиллау к Данцигу (ныне Гданьск), представляет собой узкую песчаную полосу (1–2 км шириной). На этой косе немцы создали глубоко эшелонированную оборону.

С целью содействия войскам 11-й гвардейской армии в конце апреля на косе Фрише-Нерунг были в двух местах высажены десанты. Сводный полк 83-й гвардейской стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии (командир полка полковник Козлов) высадился вечером 25 апреля в районе Вальхалле (Вейхерово), а два полка — усиленный сводный полк 260-й бригады морской пехоты (командир полка начальник штаба 260-й бригады полковник Л. С. Добротин) и сводный полк 13-го гвардейского стрелкового корпуса 43-й армии — высадились утром 26 апреля в районе Мевенхакена. Перед высадкой была проведена мощная артиллерийская и авиационная подготовка. Плотность артиллерии составляла до 250–410 стволов на 1 км.

Боем десантных частей руководил генерал-майор И. Н. Кузьмичев, а десантными действиями в целом — вице-адмирал Н. И. Виноградов. Противник оказал сильное сопротивление, предпринимая частые контратаки. Однако морские пехотинцы под командованием командиров батальонов А. О. Лейбовича и М. Н. Семенова решительной атакой прорвали оборону противника, пересекли косу и отрезали путь отхода противника.

Десантные полки при поддержке корабельной артиллерии и авиации успешно выполнили поставленную задачу и 26 апреля соединились с наступавшими с суши частями 11-й гвардейской армии. В этих боях только десантные части взяли в плен 5800 солдат и офицеров противника. Остальные силы группировки противника (около 22 тыс.) капитулировали 9 мая. Особенно отличился в боях на косе Фрише-Нерунг батальон морской пехоты под командованием подполковника А. О. Лейбовича, одного из опытных и отважных командиров морской пехоты Балтийского флота, участника более 20 десантов, награжденного четырьмя орденами Красного Знамени и орденом Ленина. Его батальону пришлось вести бои за поселок Нойтиф, который трижды переходил из рук в руки.

Десантники за несколько часов отразили 16 контратак. В боях на плацдарме погиб командир роты В. С. Яльцев. Моряки несли большие потери. Группа морских пехотинцев, заняв круговую оборону, стойко защищала плацдарм, обеспечивая высадку последующих эшелонов. Подполковники Лейбович, А. Н. Полярный (начальник политотдела бригады) и полковник Прокофьев личным примером воодушевляли моряков. Когда высадились подразделения второго эшелона, морские пехотинцы при поддержке артиллерийского и минометного огня перешли в атаку. Тем временем сухопутные части стремительно продвигались со стороны Пиллау. Немецкие войска дрогнули и стали целыми группами сдаваться в плен. За успешное выполнение задачи весь личный состав батальона был награжден орденами и медалями.

Отважный командир батальона подполковник А. О. Лейбович был удостоен пятого ордена Красного Знамени.

В этот период, когда войска 2-го Белорусского фронта развивали наступление на приморском направлении, Балтийский флот оказывал помощь войскам фронта ударами авиации и высадкой десантов. 5 мая 1945 г. советские войска овладели военно-морской базой Свинемюнде (ныне Свиноуйсьце), а в канун дня Победы морские пехотинцы 260-й отдельной бригады (командир полковник С. С. Молодцов) высадились в порту Либава.

Стремительно наступая на запад, советские войска форсировали реку Одер (Одра) и готовились нанести удар по Берлину. Таким образом в завершающих наступательных операциях Советской Армии морская пехота совместно с танковыми соединениями принимала активное участие.

Моряк с «Минска»

…Враг подходил к Таллину. Не считаясь с огромными потерями, он рвался вперед, к городу.

По приказу командования моряки с разных кораблей пошли на сухопутный фронт, чтобы преградить путь врагам. Вместе с товарищами пошел на берег и Евгений Никонов.

Отряд несколько дней был в обороне, и Евгений Никонов много раз участвовал с товарищами в смелых вылазках к переднему краю обороны немцев. В разгар одного боя он был ранен, но об этом никому не сказал. Моряк продолжал мужественно и вдохновенно драться с врагами.

…Была летняя ночь. Никонов с товарищами был назначен в разведку. Данные разведчиков очень нужны были для дальнейших действий отряда.

Но не возвратился в этот раз Никонов. Что с ним стало? Где застрял смелый разведчик? Никто не знал этого в отряде.

Ждать ответа на эти вопросы пришлось недолго.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Заявление Е. А Никонова в районный комитет комсомола с просьбой о зачислении в ряды Военно-Морского Флота


Была тихая ночь. Так было тихо, как перед бурей. С вражеской стороны послышался сильный, хотя и придушенный голос. Два слова, только два слова уловили в отряде: «Товарищи, отомстите!»

— Мы поднялись, — рассказывает старший лейтенант Григорий Шевченко. — Мы поняли, что эти слова могут принадлежать только нашему, советскому человеку. Впереди пылали пожарища.

Горела окраина деревни, где уже были передовые группы гитлеровцев… С криками «полундра!» мы прорвались к окраине деревни, где засели немцы. Врагов было уже немного, и нам удалось выбить их с их позиций…

Когда дым пожарищ легким ветерком стал рассеиваться над землей, в холодном лунном свете открылась страшная картина. Моряки увидели того, чей голос через редкий лесок донесся до подразделения, поднял моряков в атаку и привел к этому месту. Среди костра в дыму и огне стоял столб. К нему был привязан человек. Он был предан сожжению, как жгли людей во времена инквизиции.

К столбу был привязан моряк с лидера «Минск», наш разведчик Евгений Никонов. На теле Евгения Никонова зияли кровавые раны. Гитлеровцы ножами изрезали тело моряка. Он молчал! Гитлеровцы выворачивали ему руки, наносили побои холодным оружием. Он молчал! Кровь залила всю грудь моряка, покрыла измученного от пыток орла. Тогда была придумана еще одна страшная пытка. За руки Никонова подвесили к столбу и стали жечь на большом костре… Моряк молчал. Он был верен присяге, народу, Родине. Вот в эти последние минуты жизни и вырвались у него слова: «Товарищи, отомстите!»

Никонов сам уже не мог мстить врагу. Он расставался с жизнью.

Когда моряки пришли к этому страшному месту пытки, ноги Никонова уже обгорели. Все его тело было в страшных ранах и ожогах. Только блестела бляха с якорем, да уцелели как-то куски тельняшки, пропитанные горячей кровью моряка.

Подошедшие моряки застыли, поникли головы, крепко сжимались пальцы в кулаки.

Моряки осторожно сняли со столба своего друга-балтийца. В лунную ночь по-фронтовому они похоронили своего Евгения Никонова.

На могильном холмике Евгения Никонова моряки оставили его бескозырку. На ней была надпись: «Минск».

— Моряки моего отряда, — рассказывает старший лейтенант Шевченко, — над могилой дали суровую клятву: мстить, беспощадно мстить врагам. Везде искать врага и истреблять его. Кровь Евгения Никонова скрепляла нашу дружбу в бою.

Лейтенант Бондаренко Главный старшина Вирчик Листовка политического управления Краснознаменного Балтийского флота. 1943 г.

ЦВММ, № В-2538

Гангутцы

Гангутцами называли советских защитников полуострова Ханко (Гангут) в честь русских моряков, одержавших в морском сражении 27 июля 1714 года блестящую победу над флотом Швеции.

Героическая оборона Ханко началась 29 июня 1941 года. Оказавшись в глубоком тылу врага, 164 дня сражался с фашистами отважный гарнизон. Противник сосредоточил против Ханко большие силы флота и авиации, подвергал полуостров систематическому артиллерийскому обстрелу. Но все атаки врага успешно отбивались с тяжелыми для него потерями.

Несмотря на трудности, основная задача, поставленная перед гарнизоном Ханко — оборонять базу и отвлечь на себя силы противника, — была выполнена.

В связи с осложнением обстановки под Ленинградом было принято решение эвакуировать гарнизон военно-морской базы Ханко. Эвакуация началась 26 октября и завершилась 2 декабря 1941 года.

ТЕЛЕГРАММА

КОМАНДИРУ ВОЕННО-МОРСКОЙ БАЗЫ ХАНКО

ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ тов. КАБАНОВУ

Начавшаяся Отечественная война показала, что за истекший период бойцы, командиры и политработники военно-морской базы Ханко являли собой образец настоящих большевиков и патриотов социалистической Родины, честно и беззаветно выполняющих свой долг.

Отдаленные от основных баз, оторванные от фронта, в тяжелых условиях и под непрекращающимся огнем противника, храбрые гангутцы не только смело и стойко держатся и обороняются, но и смело наступают и наносят белофиннам ощутительные удары, захватывая острова, пленных, боевую технику, секретные документы.

Ваша активность — хороший метод обороны. Смелость и отвага гарнизона — лучший залог успеха в окончательной победе над врагом.

Передайте геройским защитникам базы от Главного Командования Северо-Западного направления нашу благодарность и искреннее восхищение их мужеством и героизмом.

Главком: Ворошилов, Жданов 28 июля 1941 г.

ЦВММ, нег. № Б-5278-г

Письмо защитникам Москвы от защитников полуострова Ханко

Дорогие москвичи!

С передовых позиций полуострова Ханко вам — героическим защитникам советской столицы — шлем мы пламенный привет!

С болью в душе узнали мы об опасности, нависшей над Москвой. Враг рвется к сердцу нашей Родины. Мы восхищены мужеством и упорством воинов Красной Армии, жестоко бьющих фашистов на подступах к Москве. Мы уверены, что у ее стен фашистские орды найдут себе могилу. Ваша борьба еще больше укрепляет наш дух, заставляет нас крепче держать оборону Красного Гангута.

На суровом скалистом полуострове в устье Финского залива стоит несокрушимая крепость Балтики — Красный Гангут. Пятый месяц мы защищаем ее от фашистских орд, не отступая ни на шаг.

Враг пытался атаковать нас с воздуха, — он потерял 48 «юнкерсов» и «мессершмиттов», сбитых славными летчиками Бринько, Антоненко, Бискуп и их товарищами.

Враг штурмовал нас с моря, — на подступах к нашей крепости он потерял 2 миноносца, сторожевой корабль, подводные лодки, торпедные катера и десятки шюцкоровских катеров-истребителей, мотоботов, баркасов, шлюпок и лайб, устилая дно залива трупами своих солдат.

Враг яростно атаковал нас с суши, — но и тут потерпел жестокое поражение. Тысячи солдат и офицеров погибли под ударами гангутских пулеметчиков, стрелков и комендоров. Мы отразили все бешеные атаки отборных фашистских банд. В кровопролитном бою мы заняли еще 17 новых стратегически важных финских островов.

Теперь враг пытается поколебать нашу волю к борьбе, жестоко бомбардируя нашу территорию круглосуточной орудийной канонадой и шквалом минометного огня. За 4 месяца по нашему крохотному полуострову фашисты выпустили больше 350 тысяч снарядов и мин.

В гнусных листках враг то призывает нас сдаться, то умоляет не стрелять, то угрожает изничтожить до единого. Льстит, перед нами заискивает гитлеровский холуй — барон Маннергейм, уговаривая сложить оружие и сдаться. Он называет нас в своем обращении «доблестными и храбрыми защитниками Ханко».

Напрасны все эти потуги!

Крепок и нерушим дух нашего коллектива, едина и монолитна наша семья. Никогда никому не удастся заставить гангутцев сложить оружие и склонить голову перед проклятыми варварами, которые вторглись огнем и мечом на нашу Родину.

Месяцы осады сроднили нас всех боевой дружбой. Мы научились переносить тяготы и лишения, сохранять бодрость духа в самые тяжелые минуты, находить выход тогда, когда, кажется, нет уже возможности его найти.

Здесь, на этом маленьком клочке советской земли, далеко от родных городов и родной столицы, от наших жен и детей, от сестер и матерей, мы чувствуем себя форпостом родной страны.

Каждый свой шаг, каждое движение мы подчиняем делу обороны советской земли от врага. Мы научились сами изготовлять оружие, снаряжение, строить под вражеским огнем жилища и укрепления, восстанавливать разрушенные, изношенные механизмы, лечить тяжелые раны. В суровой боевой обстановке закалились советские люди — люди дела, люди мужества и отваги, скромные труженики с пламенными сердцами.

Для нас нет сейчас другого чувства, кроме чувства жгучей ненависти к фашизму.

Для нас нет другой мысли, кроме мысли о Родине. Для нас нет другого желания, кроме желания победы. Среди нас есть много ваших земляков — сынов великого города Москвы. Вам не придется краснеть за них. Они достойны своего славного города, стойко отражающего напор фашистских банд. Они дерутся в первых рядах гангутцев, являются примером бесстрашия, самоотверженности и выдержки.

Здесь, на неуютной каменистой земле, мы, граждане великого Советского Союза, не испытываем одиночества. Мы знаем, что Родина с нами, Родина в нашей крови, в наших сердцах, и для нас сквозь туман и штормы Балтики так же ярко светят путеводные кремлевские звезды — маяк свободы и радости каждого честного человека.

Каждый день мы жадно слушаем по радио родную речь, родной голос любимой Москвы, пробивающийся сквозь визг финских и немецких радиостанций. «Говорит Москва!» — доносит до нас эфир, и в холодном окопе нам становится теплее. Светлеет темная ночь над нами. Мы забываем про дождь и непогоду.

Родина обогревает нас материнским теплом. Крепче сжимает винтовку рука, еще ярче вспыхивает огонь ненависти к фашизму, огонь решимости победить или умереть.

Родные наши друзья! Затаив дыхание мы слушаем сводки с боевых фронтов. Острой болью отдается в нашей душе каждый шаг немецких орд по дорогам к столице.

Вместе с вами мы переживаем каждый ваш успех, радуемся каждому сокрушительному удару, который вы наносите кровавым полчищам Гитлера.

Ваша борьба дает нам много жизненных сил, поднимает нашу уверенность и бодрость. Мы будем бороться до самой победы, никогда не дрогнут наши ряды! Никогда не властвовать над нами фашистским извергам!

Братья и сестры! Наступает праздник Октября. Под ливнем снарядов и градом пуль вместе со всей страной мы отпразднуем XXIV годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Сильна и крепка наша вера в будущее, нерушима наша преданность Родине, партии большевиков.

Мы научились презирать опасность и смерть.

Каждый из нас твердо решил: «Я должен или победить или умереть. Нет мне жизни без победы, без свободной советской земли, без родной Москвы!»

«Победа или смерть!» — таков наш лозунг.

И мы твердо знаем: конечная победа будет за нами!

Родная Москва, любимая великая столица! Не топтать врагу твоих улиц, не бывать извергам под стенами Кремля!

Пусть ярче светят на весь мир огненные звезды московского Кремля!

Крепче удар по врагу! Отдадим себя целиком Родине, делу ее защиты!

Теснее ряды, мы победим!

27 октября 1941 г.

ЦВММ, СФ/р-2770


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Письмо защитникам Москвы от защитников полуострова Ханко (первая и последняя страницы)

Записка с острова Даго

Остров Даго находится в группе островов Моонзундского архипелага.

Три с половиной месяца в глубоком тылу врага мужественно сражались с фашистами моряки-балтийцы, находившиеся на этих островах. Своими активными действиями они приковали значительные силы противника. Враг потерял здесь до 25 тысяч солдат и офицеров, много боевой техники и оружия, вспомогательный крейсер, пять миноносцев и сторожевых кораблей, восемь транспортов, до 125 катеров.

«Товарищи краснофлотцы!

Мы, моряки Балтийского флота, находящиеся на острове Даго, в этот грозный час клянемся нашему правительству и партии, что мы лучше все погибнем до единого, чем сдадим наш Остров.

Мы докажем всему миру, что советские моряки умеют умирать с честью, выполнив свой долг перед Родиной.

Прощайте, товарищи.

Мстите фашистским извергам за нашу смерть.

Центр острова Даго. Полуостров Такхуна. По поручению подписали Курочкин, Орлов, Конкин».
«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Записка написана во второй половине октября 1941 года. Фотокопия. ЦВММ, нег. № Б-2915-p. Письмо балтийских моряков-защитников острова Даго (найдено в ноябре 1941 г. в бутылке, плававшей в Финском заливе)

Командный состав соединений и частей морской пехоты Военно-Морского флота в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ

1-я МОЗЫРЬСКАЯ КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(бывшая 55-я Мозырьская Краснознаменная стрелковая дивизия, 1.12.44–9.5.45)

КОМАНДИР

АНДРУСЕНКО Корней Михайлович, Герой Советского Союза, полковник.

РАССОХИН Василий Васильевич, генерал-майор — 04.45–04.47.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

ИВУШКИН Николай Борисович, полковник — 1.12.44–28.2.45.

ГОШ Григорий Федорович, подполковник — 28.2–9.5.45.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ШМЫГЛЕВ Вениамин Петрович, полковник.


1-й ЛУНИНЕЦКИЙ КРАСНОЗНАМЕННЫЙ ПОЛК МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(бывший 107-й стрелковый Лунинецкий Краснознаменный полк 55-й стрелковой Мозырьской Краснознаменной дивизии)

КОМАНДИР

ДОЛИНСКИЙ Дмитрий Сергеевич, подполковник.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

КУЗНЕЦОВ Георгий Иванович, подполковник.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

КУЗЬМИЧЕВ Дмитрий Иванович, майор, подполковник.


2-й ЛУНИНЕЦКИЙ КРАСНОЗНАМЕННЫЙ ПОЛК МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(бывший 111-й стрелковый Лунинецкий полк 55-й стрелковой Мозырьской дивизии, 26.10.44–9.5.45)

КОМАНДИР

ЧЕРНОУСЫПКО Иван Павлович, подполковник, полковник.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

САДЫКОВ, капитан, майор.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ГОЛУБЕНКО Петр Иванович, капитан — 29.10.44–2.3.45.

ДАНИЛКИН Иван Емельянович, майор — 3.45–9.5.45.


3-й ПИНСКИЙ ПОЛК МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(бывший 228-й стрелковый Пинский полк)

КОМАНДИР

ГОЛОВИН, подполковник — 1.12.44–1.45.

ЕХЛАКОВ Николай Евдокимович, полковник — 1.45–9.5.45.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

ГРОЗНЫЙ, подполковник.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ЛОКТИОНОВ Николай Степанович, майор.


1-й АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ ОРДЕНА СУВОРОВА ПОЛК МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(бывший 84-й артиллерийский полк)

КОМАНДИР

ЛЮБИМОВ Петр Андреевич, полковник.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

ЗАХАРЧЕНКО И. З., подполковник.

ЦИШ, майор — 1.45.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ОЛЬХОВСКИЙ Федор Тарасович, капитан.


1-й ТАНКОВЫЙ ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОРДЕНА КУТУЗОВА ПОЛК МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

КОМАНДИР

КОБОЗЕВ Алексей Михайлович, майор, подполковник.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

РАБИНОВИЧ Петр Ефимович, капитан.


ОТДЕЛЬНАЯ КУРСАНТСКАЯ БРИГАДА ВМУЗ

(3.7–5.9.41, расформирована)

КОМАНДИР

РАМИШВИЛИ Семен Спиридонович, контр-адмирал — 3.7–7.8.41.

ЗАЙОНЧКОВСКИЙ Василий Казимирович, полковник — 7.8–2.9.41.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

КАЛАЧЕВ Борис Терентьевич, полковой комиссар — 3.7–14.8.41.

ВАСИЛЬЕВ Федор Васильевич, батальонный комиссар — 14.8–2.9.41.

ЗАЙОНЧКОВСКИЙ Василий Казимирович, полковник — 3.77.8.41.

РЖАНОВ Василий Михайлович, полковник — 7.8–2.9.41.


1-я ОСОБАЯ (ОТДЕЛЬНАЯ) БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(22.6–12.11.41, расформирована)

КОМАНДИР

ПАРАФИЛО Терентий Михайлович, полковник, генерал-майор береговой службы — 22.6.41–11.41.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

ГРАЧЕВ Николай Павлович, полковой комиссар — 22.6–22.7.41.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ГРАЧЕВ Николай Павлович, полковой комиссар — 22.7.41–11.41.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

КАРАСЕВ Федор Иванович, батальонный комиссар, полковой комиссар — 22.7–26.9.41.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ГУСЕВ Иван Ефимович, полковник — 22.6–11.9.41, ранен.

ЖИГАРЕВ Яков Савельевич, капитан — 11–28.9.41.


ОТДЕЛЬНАЯ БРИГАДА МОРЯКОВ КБФ

2-я ОТДЕЛЬНАЯ БРИГАДА МОРЯКОВ

2-я ОТДЕЛЬНАЯ БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(5.7.41–30.8.42, переименована в 48-ю МСБ)

48-я ОТДЕЛЬНАЯ МОРСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА

(30.8.42–25.2.44, расформирована)

КОМАНДИР

ЛОСЯКОВ Николай Степанович, майор — 15.7–25.8.41, ранен, 2.9–5.10.41.

ЛУЦКИЙ Николай Львович, капитан 3 ранга — 26.8–2.9.41.

РЖАНОВ Василий Михайлович, полковник — 5.10.41–2.43.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

АНТОНЧЕНКО Семен Демьянович, батальонный комиссар — 7.41–25.8.41, ранен.

КАРЕВ, старший политрук, батальонный комиссар — 29.8–22.9.41.

ЗЕМЛЯКОВ Георгий Тимофеевич, бригадный комиссар — 22.9.41–15.10.42.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

НЕЛЮБИН Леонид Семенович, полковой комиссар, подполковник — 12.42–2.43.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

АЛЕКСЕЕВ Александр Георгиевич, батальонный комиссар, полковой комиссар — 26.7–16.10.41, врид.

НЕЛЮБИН Леонид Семенович, полковой комиссар, подполковник — 10.41–12.42.

БАРАНОВ, майор — 12.42–5.43.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ЕМЕЛЬЯНОВ Александр Иванович, майор — 7.41–10.41.

СЛОНИМСКИЙ Лев Борисович, майор — 10.41.

ЛУЦКИЙ Николай Львович, капитан 3 ранга, капитан 2 ранга — 5.10.41–2.43.

ЖИГАРЕВ Яков Савельевич, майор — 20.2–4.3.42, врид.


3-я ОТДЕЛЬНАЯ ПЕЧЕНГСКАЯ КРАСНОЗНАМЕННАЯ (2.7.44) БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(18.7.41–15.11.44, переформирована в 3-ю горнострелковую бригаду)

КОМАНДИР

РОСЛОВ Александр Петрович, подполковник — 18.7.41–2.42.

ГУДИМОВ Семен Алексеевич, инженер-капитан I ранга — 2.42–27.06.44.

КАВЕРИН Алексей Григорьевич, полковник — 28.06.44–30.04.45.

КАНТАРИЯ Енук Иванович, полковник — 30.04.45–11.05.45.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ТАРАСЮК, полковой комиссар — 7.41.

ГУРЬЕВ Павел Иванович, полковой комиссар — 26.7.41–8.41.

АУШЕВ Сергей Андреевич, полковой комиссар.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

АУШЕВ Сергей Андреевич, полковой комиссар — 7.41–8.41.

ДМИТРИЕВ Иван Дмитриевич, подполковник — 12.42–1.43.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

КОСТЫШЕВ Григорий Захарович, капитан — 23.7.41–2.42.


4-я ОТДЕЛЬНАЯ БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(18.7.41–24.7.42, расформирована)

КОМАНДИР

НЕНАШЕВ Борис Павлович, генерал-майор береговой службы — 18.7–22.10.41.

ЯРЫГИН Алексей Федорович, полковник — 22.10.41–11.41.

МАЛИННИКОВ Владимир Александрович, комбриг — 16.11.41–15.7.42.

ГРИГОРЬЕВ Григорий Тимофеевич, генерал-майор береговой службы — 15–20.7.42.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ВАЙДО Иван Петрович, полковой комиссар — 18.7.41–11.41.

ВАСИЛЬЕВ Федор Васильевич, батальонный комиссар, старший батальонный комиссар — 1.42–20.7.42.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

СУДАКОВ Иван Николаевич, батальонный комиссар — 22.7.41–11.41.

ИВАНОВ Василий Яковлевич, батальонный комиссар, старший батальонный комиссар — 25.5.42–7.42.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ДЬЯКОВ Николай Владимирович, полковник — 18.7.41–9.41.

РОЕВ Григорий Яковлевич, капитан — 15.9.41–11.41.

ФАРАФОНТЬЕВ Борис Владимирович, интендант 1 ранга, полковник — 17.11.41–7.42.


5-я ОТДЕЛЬНАЯ БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ КБФ

(21.8.41–25.8.42, переименована в 71-ю ОМСБ)

71-я ОТДЕЛЬНАЯ МОРСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ БРИГАДА

(2-е формирование, 25.8.42–9.3.44, расформирована (2-я ф))

КОМАНДИР

РАЙКОВ Василий Федорович, майор — 21.8–16.9.41, врид.

ЗАЙОНЧКОВСКИЙ Василий Казимирович, полковник — 16.9.41–3.4.42.

БОРЩЕВ Семен Николаевич, подполковник, полковник — 3.44.11.42.

КОЗУНЕНКО Леонид Аврамович, полковник — 7.11.42–1.44.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

СОКОЛОВ Иван Михайлович, полковой комиссар — 21.08.41–10.10.42.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ СОКОЛОВ

Иван Михайлович, полковой комиссар, полковник — 10.10.42–5.1.43.

ДМИТРИЕВ Иван Дмитриевич, подполковник — 5.1–23.6.43.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

ПЕЧЕРСКИЙ Дмитрий Матвеевич, батальонный комиссар — 24.8–31.10.41, погиб.

ЕЛУТИН Константин Прохорович, батальонный комиссар, старший батальонный комиссар, подполковник — 1.11.41–5.12.42.

ЕМЕЛЬЯНОВ С. П., майор — 5.12.42–23.6.43.

ДМИТРИЕВ Иван Дмитриевич, подполковник — 23.6.43–1.44.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ГОРОВЕЦ Александр Фомич, подполковник — 21.8–16.9.41, врид.

РАЙКОВ Василий Федорович, майор, подполковник — 16.9.41—

ЕВТУШЕНКО Степан Аверьянович, майор, подполковник — 9.2.42—

ИВАНОВ Иван Иванович, майор — 29.5.43–25.1.44.

ТЮЛИН Клим Степанович, полковник — 25.44–3.44.

НАЧАЛЬНИК (КОМАНДУЮЩИЙ) АРТИЛЛЕРИИ

ГОРОБЕЦ Александр Фомич, подполковник, полковник — 21.9.41–29.7.42.

ШУБИН Петр Алексеевич, подполковник — 29.7.42–26.4.43; 28.5–11.6.43.

КУЗЬМИНСКИЙ Иосиф Демьянович, майор — 26.4–28.5.43.

ПОЛЕЖАЕВ Владимир Алексеевич, капитан — 14.6.43–3.44.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА АРТИЛЛЕРИИ

ДМИТРИЕВ Дмитрии Григорьевич, майор, подполковник — 3.42– 5.42.

ПОЛЕЖАЕВ Владимир Алексеевич, капитан — 5.42–14.6.43.


6-я ОТДЕЛЬНАЯ БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(16.9.41–16.5.43, обращена на формирование 138-й стрелковой дивизии)

КОМАНДИР

РЖАНОВ Василий Михайлович, полковник — 4–15.9.41.

ПЕТРОВ Федор Ефимович, полковник — 15.9–4.11.41, убит.

КИСЕЛЕВ, полковник — 9.11–1.12.41.

СИНОЧКИН Дмитрий Александрович, полковник — 2.12.41–3.42.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

КСЕНЗ Петр Яковлевич, батальонный комиссар, полковой комиссар — 15.9.41–8.42.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

ИВАНОВ Анатолии Михайлович, батальонный комиссар — 4.9.41–1.42.

ЯРОСЛАВЦЕВ Иван Алексеевич, полковой комиссар — 16.1.42–5.42.

ЯКОВЛЕВ Александр Михайлович, старший батальонный комиссар — 5.42–5.43.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ЗУЕВ Владимир Васильевич, майор — 17.9.41–1.43.


7-я ОТДЕЛЬНАЯ БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(18.9–15.12.41, переформирована в 72-ю стрелковую дивизию)

КОМАНДИР

РЖАНОВ Василий Михайлович, полковник — 18.9–4.10.41.

ПАРАФИЛО Терентий Михайлович, генерал-майор береговой службы — 4.10–15.12.41.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ВАСИЛЬЕВ Федор Васильевич, батальонный комиссар — 20.9.41–10.41.

ГРАЧЕВ Николай Павлович, полковой комиссар — 10.41–15.12.41.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

МОРОЗОВ Арсений Сергеевич, полковой комиссар.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

ПРОСКУРИН Николай Никитич, полковник — 21.10–15.12.41, 8.2.44 умер от полученных ран на ленинградском участке фронта.


260-я ОТДЕЛЬНАЯ БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ КБФ

(24.7.42–9.5.45)

КОМАНДИР

ГРИГОРЬЕВ Григорий Тимофеевич, генерал-майор береговой службы — 20.7.42–11.1.43.

КСЕНЗ Петр Яковлевич, полковой комиссар — 14–26.1.43, врид.

КУЗЬМИЧЕВ Иван Николаевич, генерал-майор береговой службы — 26.1.43–1.45.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ВАСИЛЬЕВ Федор Васильевич, старший батальонный комиссар — 20.7–1.10.42.

КСЕНЗ Петр Яковлевич, полковой комиссар — 1–15.10.42.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

ИВАНОВ Василий Яковлевич, старший батальонный комиссар — 26.8–26.11.42.

АНИСИМОВ С. П., полковой комиссар, майор, подполковник — 26.11.42–4.7.43.

ДЕМИДОВ Федор Иванович, полковник — 4.7.43–16.8.44.

ПОЛЯРНЫЙ Александр Николаевич, подполковник — 16.8.44–9.5.45.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА

НИКОЛАЕВ Павел Данилович, полковник — 20.7.42–1.1.42.

ЧАПАЕВ Иван Михайлович, майор — 1.1.42–7.43.

НИКОНОВ Константин Герасимович, полковник — 7.43–18.9.43.

ДОБРОТИН Леонид Васильевич, полковник — 18.9.43–9.5.45.


1-й ОСОБЫЙ ЛЫЖНЫЙ ПОЛК МОРСКОЙ ПЕХОТЫ ОТДЕЛЬНЫЙ СТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА

6-й ОТДЕЛЬНЫЙ СТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

(22.12.41–4.11.44, расформирован)

КОМАНДИР

МАРГЕЛОВ Василий Филиппович, майор — 11.41–12.41.

ГИЧАК Григорий Терентьевич, подполковник, полковник — 9.42–12.44.

ВОЕННЫЙ КОМИССАР

ТАНЕЕВ Валентин Явантаевич, батальонный комиссар.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

ВАСИЛЬЕВ Федор Васильевич, майор — 5.41–12.43 (6-й ОСП).

НАЧАЛЬНИК ШТАБА 6-го ОСП

АФАНАСЬЕВ Филипп Дмитриевич, капитан, майор — 9.42–12.44.


ОСОБЫЙ СТРЕЛКОВЫЙ БАТАЛЬОН

(стрелковый батальон морской пехоты, 1.9–15.12.41)

КОМАНДИР

ГОЛУБЯТНИКОВ Николай Евгеньевич, полковник — 8.41–27.9.41, погиб.


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Организация 1-й Мозырьской Краснознаменной дивизии морской пехота Балтийского флота


«Черная смерть». Советская морская пехота в бою

Организация 8-й отдельной стрелковой бригады, оборонявшей полуостров Ханко

Примечания:

1. Бригада насчитывала 85 000 человек.

2. Бригада входила в состав Балтийского Флота.

3. 219-й сп был сформирован в начале октября 1941 г. из моряков ВМБ Ханко. В этом полку командиром батальона воевал будущий командир 190-го гв. Ленинградского полка Герой Советского Союза гв. полковник Афанасьев, в будущем командир 63-й гв. стрелковой дивизии.

5. Действия морской пехоты Черноморского флота в 1941–1944 гг.

Везде, где труднее работа,

Где круче расправа с врагом

Выходит морская пехота:

За Родину! В бой! Напролом!

В десант, под огонь пулемета,

На мины, на пушечный гром —

Повсюду морская пехота:

За Родину! В бой! Напролом!

Из песни морской пехоты Черноморского флота

5.1. Оборона Одессы, Севастополя, Новороссийска и Керчи

Неувядаемой славой покрыли себя морские пехотинцы в дни обороны Одессы, Севастополя, Керчи и Новороссийска. После ухода советских войск с дунайского рубежа в августе 1941 г. моряки Дунайской флотилии сражались на позициях южно-бугского оборонительного рубежа.

С исключительным упорством моряки-черноморцы в течение 10 дней обороняли Очаков, гарнизон которого составляли: отряд моряков 2-й бригады торпедных катеров, местный стрелковый батальон, зенитный артиллерийский дивизион, погранотряд и инженерная рота. Из коммунистов и комсомольцев был сформирован особый ударный отряд.

Морские пехотинцы неоднократно переходили в атаку. Во время одной из них погиб командир батальона капитан Г. В. Алексеев. Отличились в боях подразделения 141-го батальона под командованием капитана А. А. Бондаренко. Вице-адмирал Азаров писал: «Обе попытки немцев взять Очаков с ходу, переправившись через Березанский лиман со стороны Каборгской косы и села Каза, потерпели поражение… Героически вели себя комиссар торпедных катеров Николаев и батальонный комиссар Вишневский, постоянно находившиеся один на левом, другой на правом фланге 141-го батальона, который сдерживал наступление рвущихся в город фашистов. Это было на последнем рубеже, удержание которого позволило Очаковскому гарнизону уйти».[425]

Остатки личного состава Очаковского сектора продолжали вести боевые действия в составе тендеровского боевого участка. В период этих боев из очаковцев, личного состава Севастопольского и Николаевского батальонов был сформирован 2-й Черноморский полк морской пехоты (командир — капитан Н. Н. Таран).[426] Этот полк совместно с другими частями боевого участка вел тяжелые бои на Кинбурнском полуострове, а затем был эвакуирован на Тендру.

Уже через месяц после начала войны наступавшим на юге немецко-румынским войскам ценой больших потерь удалось прорваться через Днестр и продолжать развивать наступление на территории Одесской области.[427]

Защита этого крупного промышленного центра, порта и военно-морской базы приобрела особое значение. Важным событием для обороны города явилось создание Одесского оборонительного района (OOР). Командующим OOР был назначен контр-адмирал Г. В. Жуков, заместителем по сухопутной обороне — генерал-майор И. Е. Петров. В состав OOР вошли соединения Отдельной Приморской армии, корабли, береговые батареи, 1-й и 2-й Черноморские полки морской пехоты Одесской военно-морской базы, а также шесть отрядов моряков, прибывших из Севастополя. На 20 августа войска района насчитывали 34,5 тыс. человек.[428]

В состав 1-го отряда вошли добровольцы — моряки линейного корабля «Парижская коммуна» и подводники (командир отряда — майор А. Потапов). Отряд начал боевые действия в районе хутора Важный в составе 161-го стрелкового полка 95-й Молдавской дивизии. Мужественно и стойко сражались бойцы 2-го (командир — капитан И. Деньщиков) и 3-го отрядов моряков (командир — майор П. Тимошенко). 4-й отряд (командир — капитан А. Щук) вел боевые действия в составе 161-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии, 5-й отряд (командир — капитан В. В. Спильняк) действовал на том же направлении, 6-й отряд (командир — майор А. Щекин) прибыл в Одессу 28 августа. Последние два отряда были направлены для пополнения 1-го Черноморского полка морской пехоты и 54-го стрелкового полка.

1-й Черноморский полк морской пехоты под командованием полковника Я. И. Осипова 8 августа 1941 г. занял участок обороны в восточном секторе в районе Григорьевка, Булдинки, Старая Дофиновка. В этом же секторе занимал оборону 2-й Черноморский полк морской пехоты под командованием майора И. А. Морозова. В остальных секторах оборонялись соединения и части Приморской армии.[429]

Противник сосредоточил под Одессой свыше пяти армейских корпусов и создал пятикратное превосходство в живой силе и артиллерии. Первый штурм, имевший целью овладение городом с ходу, был отражен. С 14 августа противник начал развивать наступление в двух основных направлениях: с востока и запада. При этом главный удар наносился по восточному сектору, где участок обороны Григорьевка, высота 59,8, — северная оконечность Большого Аджалыкского лимана занимал 1-й Черноморский полк морской пехоты. Превосходящим силам противника удалось прорвать здесь оборону и занять Булдинку.

15 августа бой в этом районе продолжался. 1-й полк морской пехоты в течение дня при поддержке эсминца «Шаумян» и береговых батарей отбил несколько атак противника и остановил его продвижение.

Утром 16 августа, когда противник возобновил наступление на участке обороны полка, нанося главный удар в направлении Шитцлы, и снова 1-й Черноморский полк, усиленный двумя батальонами 2-го полка морской пехоты, ведя активную оборону и непрерывно контратакуя, остановил наступление противника.

На следующий день морские пехотинцы полковника Я. И. Осипова во взаимодействии с пограничниками майора А. А. Маловского, при поддержке огня береговой батареи и канонерской лодки «Красная Грузия» окружили и уничтожили до батальона противника, прорвавшегося в Шитцлы, захватив при этом в плен свыше 200 солдат и офицеров.

18 августа противник, сосредоточив 18 своих дивизий против четырех стрелковых дивизий, защищавших Одессу, начал наступление одновременно против всех секторов обороны. В этот день морские пехотинцы 1-го Черноморского полка морской пехоты отразили пять атак. 19 августа противник, введя в бой две пехотные дивизии, при поддержке 50 танков и авиации, с утра снова атаковал участок обороны полка в районе Аджалыкского и Большого Аджалыкского лиманов, однако и на этот раз его атака была отражена. В течение пяти суток противник беспрерывно атаковал позиции морской пехоты в восточном секторе, стремясь прорваться к городу с востока. Защищая каждую пядь земли, морские пехотинцы во взаимодействии с кораблями береговой артиллерии и частями Советской Армии сорвали план захвата города с восточного направления.

По всему фронту гремела слава морских пехотинцев 1-го Черноморского полка морской пехоты и их командира полковника Я. И. Осипова. Славу 1-го полка приумножила рота морской пехоты под командованием капитана А. С. Ламзина. В одном из боев она была окружена румынами. Восемь часов моряки отражали атаки батальона противника при поддержке 15 танков. Неся потери, румыны залегли в пшенице. В это же время морские пехотинцы подожгли пшеницу и, воспользовавшись паникой среди противника, пробились из окружения.

Также героически сражались и добровольческие отряды моряков. Генерал-майор В. Ф. Воробьев, командир 95-й СД, в которую входил отряд под командованием майора А. С. Потапова, отмечал: «Черноморцы сражаются с беспримерной храбростью, мужеством и самоотверженностью. Это отважные бойцы. Отряд моряков цементирует дивизию, по ним равняются роты и батальоны».[430] Это была высокая оценка, данная общевойсковым командиром, но морские пехотинцы ее заслужили.

С целью облегчения положения войск Одесского оборонительного района 22 сентября 1941 г. в районе деревни Григорьевка (25 км северо-восточнее Одессы) во фланг наступавшим войскам противника был высажен тактический морской десант в составе 3-го Черноморского полка морской пехоты (1920 чел., командир — капитан К. М. Корень). Полк имел задачу: наступая в общем направлении на Свердлово, овладеть районом Чебанки, а затем Старой и Новой Дофиновкой и тем самым содействовать одновременному наступлению 157-й и 421-й стрелковых дивизий в том же направлении.

21 сентября была произведена посадка десанта на крейсеры «Красный Крым» (721 чел.) и «Красный Кавказ» (996 чел.), эсминцы «Безупречный» и «Бойкий» (по одной роте).

В 1 ч 30 мин после мощной артиллерийской подготовки началась высадка десанта на берег. Баркасы и катера с морскими пехотинцами подошли к пунктам высадки. Под огнем противника, по грудь в воде на берег высадились подразделения первого броска. В то же время в тылу румынских войск был выброшен парашютный десант в составе 23 морских пехотинцев 3-го ПМП под командованием майора М. А. Орлова.[431] К двум часам рота 3-го батальона полка, возглавляемая мл. лейтенантом И. Д. Чарупой, стремительной атакой захватила плацдарм на берегу и обеспечила высадку последующих эшелонов десанта. Вслед за ротой Чарупы высадились еще две роты 3-го батальона под командованием ст. лейтенанта И. Ф. Матвиенко. Морские пехотинцы стремительной атакой захватили батарею и открыли из ее орудий огонь по противнику. К 5 ч утра все подразделения были высажены на берег. Десант в двухэшелонном боевом порядке начал развивать наступление в направлении: 1-й батальон (командир — ст. лейтенант Б. П. Михайлов) — Григорьевка, Чебанка, Новая Дофиновка; 3-й батальон — Григорьевка, высота 48,2, Старая Дофиновка; 2-й батальон наступал во втором эшелоне за 3-м батальоном. Противник оказал упорное сопротивление, особенно в районе деревни Чебанка. Во время боя десанта на берегу авиация флота осуществляла его поддержку ударами по резервам, огневым средствам и живой силе противника.

В 8 ч 22 сентября после артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление 157-я и 421-я стрелковые дивизии. В послевоенные годы бывший командир 421-й СД полковник Г. М. Коченов вспоминал: «…поднялась сплошная волна черных бушлатов. Впереди, как всегда, были морские пехотинцы. Ничто не могло сдержать их стремительной атаки. Ни автоматный огонь, ни густые проволочные заграждения не спасли гитлеровских вояк».[432] Противник, не выдержав комбинированного удара защитников Одессы с моря и суши, начал поспешно отступать в северном направлении.

3-й Черноморский полк морской пехоты, преодолев упорное сопротивление противника, к 18 ч выполнил поставленную задачу и вышел на рубеж Чебанка, высота 57,3, Старая и Новая Дофиновка. Ночью морские пехотинцы соединились с 1-м Черноморским полком морской пехоты, а утром 23 сентября 1941 г. — с частями 421-й стрелковой дивизии.[433] В результате этого удара войска Одесского оборонительного района отбросили противника на 8 км, освободили несколько населенных пунктов и разгромили две дивизии. Противник потерял около 2 тыс. солдат и офицеров. Наши войска захватили 50 орудий и минометов, 127 пулеметов, 1100 винтовок и автоматов, 13 500 мин и ручных гранат.[434]

Успешное наступление десанта и сухопутных частей сыграло важную роль в обороне Одессы. Противник лишился возможности обстреливать город и порт.

Десант в районе Григорьевки был первым крупным тактическим десантом Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны. Его успех был обеспечен тщательной разведкой и внезапностью операции, хорошей подготовкой личного состава десанта, достижением господства в воздухе в районе высадки, своевременной поддержкой огнем корабельной артиллерии и одновременной выброской парашютного десанта в тыл противника.

Личный состав Одесского оборонительного района с честью выполнил свой долг перед Родиной. Защитники Одессы, проявляя беспримерную храбрость, отвагу и массовый героизм, стойко удерживали оборонительные рубежи. Нередко рота оборонялась против полка, а батальон против дивизии. Под Одессой было сковано более 18 дивизий противника, при этом его потери составили свыше 150 тыс. человек.

Когда над Крымом нависла угроза захвата, решением Верховного Главнокомандования героический гарнизон Одессы был эвакуирован на Крымский полуостров.

Переброска войск Приморской армии и Одесской военно-морской базы морем в Крым явилась примером успешно осуществленного оперативно-стратегического маневра сил на приморском направлении. Следует отметить, что такая эвакуация большой массы войск и боевой техники осталась непревзойденной до конца Великой Отечественной войны.

9 сентября 1941 г. противник силами 11-й немецкой армии генерал-полковника Э. Манштейна нанес сильный удар с каховского плацдарма по войскам Южного фронта, в результате которого ему удалось прорвать фронт обороны и выйти к Перекопу и Чонгару.

Для обороны Крыма директивой Ставки ВГК была создана 51-я Отдельная армия. Командующим армией был назначен генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, в оперативное подчинение которому передавался Черноморский флот.[435]

25 сентября 1941 г. противник вклинился в нашу оборону на Перекопских позициях, а 25 октября, имея огромное численное превосходство, ворвался в Крым. Войска 51-й Отдельной армии после ряда безуспешных контратак были вынуждены отойти на Ишунькие позиции.[436]

29 сентября на эти позиции для оказания помощи войскам 51-й армии были переброшены 1-й (командир капитан Г. Ф. Сонин) и 4-й (командир капитан Е. А. Кирсанов) батальоны 7-й бригады морской пехоты полковника Е. И. Жидилова, переименованные, соответственно, в 1-й и 2-й Перекопские отряды морской пехоты.[437]

В это время гарнизон главной базы Черноморского флота, не имевший в своем составе сухопутных войск, спешно готовился к обороне подступов к Севастополю с суши.

17–23 октября эвакуированная из Одессы Отдельная Приморская армия была передана в подчинение 51-й Отдельной армии и также переброшена на Ишуньские позиции. Для объединения действий сухопутных войск и Черноморского флота Ставка создала командование войск Крыма во главе с вице-адмиралом Г. И. Левченко. Его заместителем по сухопутным войскам был назначен командующий 51-й Отдельной армией генерал-лейтенант П. И. Батов.[438]

24–29 октября войска Крыма были разделены на две группы: первая — 9-й СК в составе четырех стрелковых и одной кавалерийской дивизии; вторая — отдельная Приморская армия, включавшая четыре стрелковых и три кавалерийских дивизии.[439] 25 октября указанные соединения перешли в наступление с целью восстановления утраченных позиций. Однако на следующий день противник ввел в бой резервы, и измотанные в предшествующих боях соединения этих групп вынуждены были начать отход. Не смогла изменить положение и выдвинутая из Севастополя 7-я бригада морской пехоты.[440]

К 29 октября противник вырвался на оперативный простор Крымского п-ова.

Войска 11-й немецкой армии вели наступление в трех направлениях: 42-й армейский корпус (73-я, 46-я, 170-я ПД) преследовал отходившую в направлении Феодосия — Керчь 51-ю Отдельную армию; 54-й армейский корпус (50-я, 132-я ПД, моторизованная бригада Циглера) наступал в направлении на Бахчисарай — Севастополь; 30-й армейский корпус (22-я, 72-я ПД) должен был воспрепятствовать войскам Приморской армии удержать рубежи в отрогах Крымских гор и перерезать прибрежную дорогу Алушта — Севастополь.

30 октября противник вышел на дальние подступы к Севастополю.

К началу войны Севастополь, надежно защищенный с моря, не имел сухопутных оборонительных укреплений. Угроза Главной базе флота с суши считалась маловероятной, однако не исключалась возможность высадки воздушного десанта противника. На этот случай были созданы три сектора обороны, Севастопольский городской и Балаклавский боевые участки.

К началу боев под Севастополем система сухопутной обороны состояла из трех рубежей. Передовой рубеж проходил в 15–17 км от города и состоял из четырех опорных пунктов: Чоргуньского, Черкез-Керменского, Дуванкойского и Аранчийского. Общая протяженность рубежа составляла 46 км.

В 8–12 км от города проходил главный рубеж обороны, строительство которого, начатое 3 июля, в основном было завершено в сентябре. Протяженность рубежа составляла 35 км. В 3–6 км от города был возведен тыловой рубеж обороны протяженностью 19 км. Его строительство было начато 1 августа и завершено к 15 сентября.

Оборона Севастополя была разделена на три сектора.[441]

Утром 30 октября части Севастопольского гарнизона заняли позиции на передовом рубеже обороны города.

Боевой и численный состав соединений и частей морской пехоты, участвовавших в обороне Севастополя по состоянию на 3 ноября 1941 г.

Наименование соединений и частей морской пехоты Численный состав Вооружение
Средний начальствующий состав Младший нач. состав, рядовой состав Винтовки Пулеметы Минометы
М-4 М-1 ДП ДШК
8-я бригада морской пехоты 234 3510 3252 16 20 42
2-й Черноморский полк морской пехоты 75 2419 2192 1 43 31 3
3-й Черноморский полк морской пехоты 210 2482 1870 1 31 23 2 27
17-й батальон морской пехоты 32 528 500 9 1
18-й батальон морской пехоты 45 684 716 10
Курсантский батальон ВМУ БО им. ЛКСМУ 50 959 973 8 12 2
Итого 647 10 582 9503 2 117 86 5 72

В первые дни обороны, до прибытия в Севастополь войск Приморской армии, на сухопутном фронте находились только части морской пехоты: в составе 8-й бригады морской пехоты (командир — полковник В. Л. Вильшанский), 2-й (командир — капитан Н. Н. Таран), 3-й (командир — капитан К. М. Корень, позднее — подполковник В. П. Затылкин). Черноморские полки морской пехоты, местный стрелковый полк Береговой обороны, 16-й, 17-й, 18-й и 19-й батальоны морской пехоты, батальон морской пехоты Дунайской военной флотилии, 14 батальонов морской пехоты, срочно сформированные из личного состава береговых, авиационных частей и военно-морских учебных заведений.[442] К началу обороны некоторые из перечисленных частей еще не прибыли в Севастополь или не закончили формирование.

Всего для ведения боевых действий на сухопутных участках фронта гарнизон Севастополя имел около 22,3 тыс. человек.

Позднее в состав гарнизона вошла 7-я бригада морской пехоты.

29 октября в Севастополе приказом начальника гарнизона было введено осадное положение. Части морской пехоты (8-я бригада, два полка и семь батальонов морской пехоты) и местный стрелковый полк заняли боевые позиции.

В районе Балаклава, Камары, Нижняя Чоргунь, Шули, Черкез-Кермен, гора Кая-Баш занимал оборону 2-й Черноморский полк морской пехоты (командир — майор Н. Н. Таран).

3-й Черноморский полк морской пехоты (командир — подполковник В. Н. Затылкин, а с 7 ноября 1941 г. — полковник С. Р. Гусаров) оборонялся на участке Черкез-Кермен, Заланкой.

Батальон школы погранвойск НКВД, два батальона морской пехоты электромеханической школы учебного отряда флота под командованием капитана И. Ф. Когарлицкого и капитана И. Ф. Жигачева, 8-я бригада морской пехоты под командованием полковника В. Л. Вильшанского заняли оборону в районе Дуванкой, гора Азис-Оба, Аранчи. На левом фланге от Аранчи до Качи оборону занимал местный стрелковый полк (командир — подполковник Н. А. Баранов).

Два батальона учебного отряда Черноморского флота и батальон училища береговой обороны им. ЛКСМУ (командир — полковник В. А. Костышин) были выдвинуты в район реки Альма, севернее города Бахчисарай.

Резерв командующего флотом составлял 18-й батальон морской пехоты.

В начале ноября немецкие войска начали первый штурм Севастополя.

В ночь на 1 ноября у станции Альма вступили в бой курсанты батальона ВМУ БО им. ЛКСМУ. Утром 1 ноября моторизованные части противника атаковали Бахчисарай.

Так началась героическая оборона Севастополя. По характеру боевых действий ее можно разделить на три этапа: первый (с 30 октября по 21 ноября) — отражение первого (ноябрьского) наступления противника; второй (с 22 ноября по 31 декабря 1941 г.) — отражение второго (декабрьского) наступления немецких войск; третий (с 1 января по 4 июня 1942 г.) — относительное затишье в связи с боевыми действиями на Керченском полуострове и отражение третьего (июньского) наступления противника.

Во Второй мировой войне было немало примеров, когда морские крепости быстро брались с суши. Так, японцы в 1941 г. в течение 10 дней овладели первоклассной английской морской крепостью Сингапур. Они же сравнительно быстро захватили Гонконг и Сурабайю. Недолго продержались и французские военно-морские базы — Бизерта, Брест и другие. Немецкое командование планировало операцию по овладению Севастополем с учетом опыта «молниеносной войны» и захвата с суши военно-морских баз в Западной Европе и Северной Африке. Ему казалось, что овладение Севастополем не займет много времени.

4 ноября был создан Севастопольский оборонительный район (СОР) в составе Приморской армии, частей и подразделений береговой обороны главной базы, морской пехоты и некоторых частей авиации Черноморского флота.[443]

Самые ожесточенные бои в первые дни немецкого наступления развернулись на Дуванкойском направлении. Стремясь овладеть Дуванкойским узлом обороны, командование 11-й армии рассчитывало выйти в долину реки Бельбек, нанести удар в направлении Северной бухты и, таким образом, расчленить оборонявшие город войска с целью их последующего уничтожения по частям. Дуванкойский узел обороняли 2-й батальон 8-й бригады (командир Е. И. Леонов), 17-й батальон морской пехоты (командир — ст. лейтенант Л. С. Унгур) и 18-й батальон морской пехоты (командир — капитан А. Ф. Егоров).

Кровопролитные бои велись за каждый рубеж, каждый метр севастопольской земли. Вводя в бой новые резервы, противник создал огромный перевес над войсками СОР. Сравнительно малочисленные части морской пехоты медленно отходили, оказывая упорное сопротивление.

В этот период активные и решительные действия 8-й бригады морской пехоты способствовали срыву первого наступления немецко-фашистских войск на Севастополь.

7 ноября 1941 г. Ставка определила главной задачей флота активную оборону Севастополя и Керченского полуострова всеми силами, сковывание противника в Крыму, отражение его попыток выйти к Кавказу через Таманский полуостров.

Вскоре вся страна узнала о подвиге пяти моряков 18-го батальона морской пехоты (командир — капитан А. Ф. Егоров). Батальон вел оборонительные бои в районе деревни Дуванкой на стыке с 3-м Черноморским полком и 8-й бригадой морской пехоты. Противник любой ценой стремился прорвать оборону морской пехоты и выйти в Бельбекскую долину. Десятки самолетов бомбили позиции батальона.

7 ноября подразделения пехоты противника с семью танками перешли в атаку, но путь им преградили пятеро морских пехотинцев — политрук Николай Фильченков, матросы Василий Цыбулько, Юрий Паршин, Иван Красносельский и Даниил Одинцов, вооруженные гранатами, бутылками с горючей смесью и пулеметом.

В первой схватке моряки уничтожили три танка, остальные четыре повернули назад.

Спустя некоторое время противник повторил атаку уже при поддержке пятнадцати танков. Меткой очередью из пулемета Василий Цыбулько через смотровую щель убил водителя головного танка, который остановился. Воспользовавшись замешательством противника, Цыбулько связкой гранат подбил второй танк, а третий танк был подорван связкой гранат, метко брошенной политруком Фильченковым.

Иван Красносельский бутылками с горючей смесью поджег еще два танка, но был тяжело ранен. Цыбулько, уже раненный, метким броском связки гранат вывел из строя еще один танк, но был вторично ранен. Оставшиеся в строю Фильченков, Паршин и Одинцов продолжали неравный бой.

Они стреляли по смотровым щелям, бросали в танки гранаты и бутылки с горючей смесью. Израсходовав все боеприпасы, герои обвязали себя гранатами и бросились под немецкие танки.

Танковая атака была отбита. Когда закончился бой, моряки нашли истекающего кровью матроса Цыбулько. В последние минуты своей жизни он рассказал комиссару батальона как геройски погибли его товарищи.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1942 г. всем пяти морским пехотинцам было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.[444]

С 8 ноября на подступах к Севастополю вступили в бой пробившаяся к городу и сохранившая обоз и артиллерию 7-я бригада морской пехоты (командир бригады — полковник Е. И. Жидилов) и два полка Приморской армии.

8 ноября бригада совместно с батальоном военно-морского училища береговой обороны атаковала противника, занимавшего хутор Мекензи. Атаку поддержали береговые батареи, авиация, корабельная артиллерия крейсеров «Червона Украина» и «Красный Крым». Преодолевая сильное сопротивление, морские пехотинцы прорвались к хутору Мекензия.

Кровопролитные бои шли весь день, но хутор так и не удалось взять. Противник, введя в бой танки и полк пехоты, остановил наступление частей морской пехоты.

С утра 9 ноября разгорелись ожесточенные бои в долине Кара-Кобя и в районе Верхняя Чоргунь. Атаки противника в долине Кара-Кобя были отражены батальоном морской пехоты Дунайской флотилии (командир батальона капитан А. Г. Петровский). Противнику не удалось прорвать здесь фронт ни на одном участке обороны. К вечеру 9 ноября к Севастополю подошли войска Приморской армии.

Таким образом план немецкого командования овладеть городом с ходу провалился. Приморская армия, в состав которой вошли некоторые части морской пехоты, заняла оборонительные рубежи на подступах к Севастополю. Преимущество немецких войск, вышедших на подступы к Севастополю раньше Приморской армии, было ликвидировано.

Приморская армия ко времени вступления в Севастополь насчитывала не более 8 000 чел. и нуждалась в пополнении. После включения в ее состав отдельных частей и подразделений морской пехоты численность армии к 15 ноября 1941 г. возросла до 19 522 чел.

В это же время в соединениях и частях морской пехоты и береговой артиллерии, не входивших в состав Приморской армии, насчитывалось 14 366 чел. Приведенные данные свидетельствуют о том, что в первые месяцы обороны города морская пехота, даже после прибытия войск Приморской армии, составляла основную часть защитников Севастополя.

9 ноября был организован Севастопольский оборонительный район СОР, включавший теперь четыре сектора обороны, в каждом из которых действовали соединения и части морской пехоты. Первый сектор оборонял 383-й стрелковый полк. 1-й батальон полка был укомплектован курсантами школы пограничных войск, 2-й — личным составом запасного артиллерийского полка флота, а 3-й — моряками школы береговой обороны.

Второй сектор обороняла 172-я стрелковая дивизия. В ее состав входили: 514-й стрелковый полк, 2-й Черноморский полк морской пехоты, 31-й стрелковый полк 25-й стрелковой дивизии и 1-й Севастопольский полк морской пехоты, в котором 1-й батальон был сформирован из личного состава 1-го Перекопского отряда морской пехоты, 2-й — из личного состава батальона морской пехоты Дунайской флотилии, а 3-й — из моряков школы оружия и объединенной школы учебного отряда флота.

Третий сектор обороняла 25-я стрелковая дивизия (без 31-го полка), 3-й Черноморский полк морской пехоты (командир — полковник С. Р. Гусаров) и 7-я бригада морской пехоты. В 287-м полку 25-й стрелковой дивизии 2-й батальон состоял из 16-го, а 3-й — из 15-го батальонов морской пехоты. В ноябре 1941 г. был сформирован 2-й Перекопский полк морской пехоты (трехбатальонного состава, командир — майор И. И. Кулагин, с 20 февраля — подполковник Н. Н. Таран).

В четвертом секторе оборону занимала 95-я стрелковая дивизия в составе 90-го и 161-го полков, 8-я бригада морской пехоты пятибатальонного состава и местный стрелковый полк. В 161-м полку один батальон и в 90-м полку два батальона были укомплектованы личным составом флота.

Общая численность войск СОРа, включая тыловые части и подразделения, насчитывала около 55 тыс. чел.[445]

В ноябре 1941 г. в четырех секторах обороны Севастополя вели боевые действия 32 батальона морской пехоты (без учета армейского резерва и гарнизона дотов и дзотов). Таким образом, почти половину войск Севастопольского оборонительного района составляли морские пехотинцы.

В ноябрьских боях большую поддержку сражавшимся на суше морякам оказали батареи береговой артиллерии и кораблей Черноморского флота. Орудия 31 корабля, в том числе линкора «Парижская Коммуна», 5 крейсеров, 2 лидеров и 11 эскадренных миноносцев, провели 407 стрельб по целям противника. В результате активных действий войск СОРа противник 21 ноября был вынужден перейти к обороне.

В то время, когда Красная Армия, одержав победу в битве под Москвой, стала развивать наступление на запад, героический гарнизон Севастополя отражал второе наступление немецко-фашистских войск, начатое 17 декабря 1941 г. В штурме города участвовали около 200 тыс. солдат и офицеров противника, более 1000 орудий и 150 танков. На этот раз главный удар наносился силами 22-й, 132-й и 24-й пехотных дивизий на северном участке фронта из района Дуванкой вдоль долины Бельбек на Камышлы, Северная бухта. Напряженные бои развернулись с самого начала в горных районах южнее и севернее долины реки Бельбек.

8-я бригада морской пехоты (командир — полковник В. Л. Вильшанский), оборонявшая участок на фронте 10 км в районе горы Азис-Оба, отражала атаки главных сил противника, которому к исходу двухдневных ожесточенных боев удалось вклиниться в оборону наших войск на глубину до 1 км, обойти правый фланг бригады и окружить 241-й стрелковый полк 95-й стрелковой дивизии. Части 3-го сектора оказались в тяжелом положении. Для восстановления положения в бой были введены резервы соседнего 4-го сектора и командующего оборонительным районом.

Части морской пехоты неоднократно переходили в контратаку. 1-й Севастопольский полк (командир — полковник П. Ф. Горпищенко) с приданным батальоном 7-й бригады морской пехоты стремительной атакой занял хутор Кара-Кобя. 18 декабря продолжались упорные бои в районе деревень Нижняя и Верхняя Чоргунь.

В период с 23 ноября по 16 декабря для пополнения частей морской пехоты в Севастополь было доставлено около трех батальонов из состава 9-й бригады морской пехоты.[446]

Все попытки противника овладеть 19 декабря Камышловским оврагом и долиной реки Бельбек были отражены с большими для него потерями.

21 декабря немецкое командование ввело в бой на главном направлении еще три полка с танками.

Защитники Севастополя отражали атаки противника на всех участках обороны, однако под натиском его превосходящих сил вынуждены были постепенно отходить. Положение войск СОРа ухудшилось. Непрерывные бои измотали личный состав; значительная часть артиллерии и минометов вышла из строя, ощущался недостаток боеприпасов.

В это время Ставка Верховного Главнокомандования приказала срочно направить в Севастополь 79-ю морскую стрелковую бригаду и 345-ю стрелковую дивизию.[447] Керченско-Феодосийскую операцию, намеченную на 21–22 декабря, было решено перенести на более поздний срок.

20 декабря из Новороссийска в Севастополь под флагом командующего флотом вице-адмирала Октябрьского вышли крейсеры «Красный Кавказ» и «Красный Крым», лидер «Харьков», эскадренные миноносцы «Незаможник» и «Бодрый» с 79-й морской стрелковой бригадой под командованием полковника А. С. Потапова. Кроме того, на лидере «Харьков» в Севастополь был доставлен батальон морской пехоты Туапсинской военно-морской базы под командованием капитана Л. П. Головина.

С утра 22 декабря противник крупными силами при поддержке танков и авиации возобновил атаки высот Каратау и южнее долины реки Бельбек в направлении кордона Мекензи № 1. В ночь на 23 декабря войска 4-го сектора были отведены на новые позиции в районе Мекензиевых гор. Создалось крайне тяжелое положение для всего оборонительного района. В этот критический момент для ликвидации прорыва обороны в районе Камышлы командующий оборонительным районом ввел в бой 79-ю морскую стрелковую бригаду.

Утром 23 декабря 79-я бригада во взаимодействии с частями 25-й и 95-й стрелковых дивизий внезапно контратаковала противника, нанеся удар в направлении высот 64,4, 57,8 и артели «Серп и молот». Преодолевая упорное сопротивление противника, морские пехотинцы к исходу дня овладели высотами 192,0 и 104,5, отбросили гитлеровцев в исходное положение, вышли к долине реки Бельбек и помогли выйти из окружения 287-му стрелковому полку, который в течение суток вел здесь жестокий бой.

За отличные боевые действия в первый же день боя командующий Приморской армией объявил личному составу бригады благодарность.

В декабрьских боях активное участие принял батальон морской пехоты Туапсинской военно-морской базы. В декабре 1941 г. батальон вошел в состав 8-й бригады морской пехоты.

В это время 7-я бригада морской пехоты прочно удерживала оборону в районе Итальянского кладбища и Верхней Чоргуни. В период декабрьских боев она уничтожила более 2500 гитле