Book: Родриго Д`Альборе



Луи Бриньон

"Родриго Д,Альборе"

Глава 1

Странный дервиш

Во второй половине дня первого июня 1542 года по склону горы Альпухаррас медленно спускался длинный караван. Лошади и мулы выглядели изрядно уставшими. Они тяжело передвигались под грузом многочисленных тюков, подвешенных к сёдлам. Торговцы, составляющие основную часть каравана, везли в Гранаду разнообразные товары. У них имелось всё. Начиная от миндаля заканчивая тончайшими тканями и оружием. Кроме торговцев в караване находились несколько монахов, оборванный дервиш преклонного возраста с длинной седой бородой и около десятка идальго. Все идальго были облачены в рыцарские доспехи. Они отличались не только одеждой и вооружением, но и своим надменным видом. Во взглядах идальго читалась уверенность в своих силах и молчаливый вызов, относящийся к любому, кто осмелится усомниться в этой уверенности.

Отдельно ото всех остальных, в самом хвосте каравана, плелись три монаха на мулах. Судя по рясам, все трое монахов принадлежали к ордену францисканцев. У всех троих капюшоны были надвинуты глубоко вперёд, на лоб, отчего не представлялось возможным рассмотреть черты лица этих людей. Была ещё одна особенность в этих монахах. В отличие от остальных, они ехали налегке. Скудная поклажа, состоящая из воды и хлеба, почти не обременяла мулов.

С неба начал литься мелкий дождь, когда караван внезапно остановился. Так как караван всё ещё находился на склоне горы, эта остановка вызвала удивление у монахов францисканцев. Один из них негромко окликнул босоногого дервиша, что стоял впереди, на расстоянии нескольких шагов. Слова монаха прозвучали на испанском.

— Брат мой, ты не знаешь, по какой причине караван остановился?

Дервиш обернулся и, скользнув по монахам непонятным взглядом, коротко ответил:

— Проводники каравана- мавры.

— Вот оно что,…- голос монаха прозвучал глухо, когда он вновь заговорил с дервишем, — на молитву остановились?

От дервиша не укрылась неприязнь, прозвучавшая в голосе монаха.

— Христианин, — отвечал монаху дервиш, — если ты ещё не заметил, в этом караване половина людей мусульмане. Все они сидят в сёдлах и удивлены не меньше вашего остановкой каравана. Мы все вознесём молитву Аллаху, когда достигнем берега Хеннеля. Там есть маленькая мечеть. Мы достигнем её святых стен, едва спустимся с горы. А это произойдёт очень скоро. А по поводу проводников ты прав, христианин. Караван остановился по причине того, что они молятся.

— Брат мой, не мог бы ты объяснить понятнее свои слова, — попросил слегка удивлённый монах, — я не могу понять, по какой причине одни из вас молятся, а другие нет.

— Место, на котором мы сейчас стоим, называют «прощальный вздох мусульманина». Именно здесь, на этом месте, пятьдесят лет назад, плакал последний из рода Насридов, султан Боабдил. Отсюда он смотрел на то, чем владел, и что безропотно уступил христианским королям. Некоторым подобным торговцам в караване не известна эта история. Для других мусульман это место священно. Для остальных подобных мне, это место проклято. Ибо здесь было положено начало осквернению нашей веры. Мечети были обращены христианами в церкви, а минареты в колокольни. И виной всему явился султан Боабдил, которому не хватило смелости последовать за храбрым Мусой и защитить Гранаду от нашествия христиан.

Дервиш указал рукой, куда-то вправо от себя и добавил:

— За нашими спинами ты ничего не сможешь увидеть. Отойди на сто шагов вправо или влево от каравана, и тогда ты увидишь корону, по которой сокрушался султан. Ты увидишь и самый драгоценный алмаз в этой короне, Альгамбру. Место, где семьсот лет обитали халифы Гранады. Замок Альгамбра воздвигнут на холме Аль — Сабика. С одной стороны Альгамбры течёт мягкий Хеннель. С другой стороны, беспокойная Дарро. Взгляни туда, христианин, и ты увидишь чудо, созданное руками правоверных мусульман, с которым не сравнится ничто из того, что ты видел прежде. Взгляни туда и ты увидишь в Альгамбре дворцы Назари.

С каждым произнесённым словом глаза дервиша зажигались всё ярче и ярче.

Ты увидишь строгий дворец Эль — Мексуар, где по сей день на стенах сохранился девиз Насридов «Нет победителя кроме Аллаха». Именно там правители правоверных свершали правосудие над своими подданными. Ты увидишь великолепный дворец Комарес с величественной башней. Ты узнаешь «зал суда», в котором и по сей день проходят самые значительные события. Именно там, в этом зале, несчастный Боабдил вручил ключи от города христианским королям. Именно там, спустя несколько месяцев после падения Гранады, христианская королева Изабелла принимала Колумба. Ты увидишь ещё один дворец, христианин. Он назван «львиным дворцом». Сады в нём благоухают, а вода, стекающая с гор Сьерра Невады, наполняет бассейны и фонтаны дворца. О нём ты не узнаешь ничего, христианин, ибо дворец львов служил местом, где протекали часы отдохновения халифов. Смотри, христианин. Смотри и наслаждайся этой удивительной красотой. А, наслаждаясь, помни. Мы правоверные создали Альгамбру. В благодарность, вы не только отняли у нас всё это силой, но и преследуете за нашу веру истинному богу. Нет Бога, кроме Аллаха и Магомет — пророк его! Аллах велик! Истина будет жить всегда. Как бы не пыталось спрятать её за своим уродливым обликом, лицемерие.

Закончив говорить, дервиш отвернулся от монахов, а чуть погодя и двинулся вперёд. Все трое монахов обменялись взглядами понятными только им одним. За обменом взглядами, раздался едва слышный шёпот одного из монахов:

— Убить этого нечестивца, ваше преосвященство?

— Только не сейчас. Ночью убейте, когда остановимся на ночлег, — послышался в ответ другой шёпот того монаха, которого назвали «ваше преосвященство».

После этого короткого разговора, которого никто не слышал за исключением самих монахов, все трое всё же последовали совету дервиша и, тронув мулов, направились вправо на соседний холм.

С первого взгляда все трое поняли, что дервиш ничуть не преувеличил в своих описаниях. С холма открывался великолепный вид на город Гранаду. Город был расположен на трёх холмах. Повсюду возвышались купола соборов и величественные особняки. Тысячи домов были расположены на склонах холмов. Они, словно карабкаясь, поднимались на сам холм и сливались с общим видом города. Немного в стороне от города стоял на горе тот самый замок Альгамбра, о котором рассказывал дервиш. Замок был окружен высокими крепостными стенами, на которых возвышались величественные башни. С холма ясно виднелись очертания дворцов, и даже смутные силуэты людей снующих по стенам и внутри открытых дворцовых двориков. Отсюда был виден великолепный водоём, перед которым возвышалась одна из башен дворца. Чуть выше дворцов, на крутом склоне горы были разбиты непередаваемой красоты сады с фонтанами и бассейнами, цветами и деревьями. Сады были разбиты на все четыре стороны. Они соединялись в центре, образуя своими формами крест. С того места, где стояли монахи, общая картина представшего перед ними зрелища выглядела таким образом. Замок Альгамбра напоминал своим формами,…корабль со смещенным носом. Чуть выше этого корабля располагался огромный зелёный крест. Монахи невольно залюбовались этим зрелищем. Дервиш вновь оказался прав. Ничего подобного они прежде не видели. Неизвестно сколько бы они простояли, любуясь очертаниями Гранады, если б не раздался протяжный крик:

— До Гранады осталось две лиги!

Вслед за этими словами караван тронулся в путь. Монахи поспешили присоединиться к остальным. Меньше всего им хотелось выделяться из общей толпы. Спустя очень немного времени, караван спустился к берегу Хеннеля и остановился на ночлег вблизи маленькой мечети, о которой упоминал дервиш. Не успев как следует расположиться на ночлег, большая часть торговцев стала готовиться к вечерней молитве.

Лучи заходящего солнца окрасили небо в багровый цвет. Пошёл сильный дождь. Но, несмотря на дождь, едва с минарета начали разноситься протяжные слова молитвы, все уже стояли на коленях.

Трое монахов расположились прямо на земле, под ветвями густого дерева. Здесь же они привязали своих мулов. Достав из мешка немного скудных запасов, они молча ели. При этом все трое бросали угрюмые взгляды на молящихся мусульман. Молитва всё ещё продолжалась, когда один из монахов с глубокой ненавистью в голосе прошептал:

— Во истину, Господь испытывает наше терпение. Мерзкий оборванец во всеуслышание хулит святую веру, а эти нечестивцы оскорбляют её своим песнопением. И всем этим богопротивным деяниям потворствует король. Жалкий и ничтожный. Забывший о благочестии и святости. С утра до вечера предающийся собственным удовольствиям и низменным похотям.

Монах на мгновенье замолк, но вскоре снова послышался жёсткий голос:

— Когда все заснут, найдите и убейте этого оборванца. После этого сожгите это богопротивное место.

Не успели отзвучать эти слова, как раздались два радостных голоса:

— Будет сделано, ваше преосвященство!

Разговор закончился одновременно с молитвой. Занятые приготовлениями, монахи перестали смотреть на дверь мечети, и поэтому не заметили, когда туда вошёл дервиш. Все, кто находились в мечети, включая имама, увидев дервиша, с изумлением застыли на своих местах. В мечети раздался, чей — то благоговейный голос:

— Абу — Омар!

Дервиш оглядел несколько десятков мужчин, что столпились перед ним проницательным взглядом и голосом, от которого у присутствующих пробежала дрожь по всему телу, медленно заговорил:

— Направляясь сюда, я встретил трёх монахов. Они спрятали от меня лица, но не смогли спрятать души. Я увидел их. Я увидел то, что они принесли с собой. Монахи принесли семена зла. Они будут посеяны до полудня завтрашнего дня. Семена взрастут в течение десяти дней. Я знал, что это произойдёт. Я предостерегаю вас, и передайте мои слова каждому правоверному мусульманину. Смерть нависла над вами, вашими детьми и жёнами. Зло не оставит вас в покое до тех пор, пока не лишит жизни и веры.

— Аллах велик! Аллах велик! — раздались благоговейные голоса. — Он прислал к нам лучшего из правоверных, дабы он помог нам избежать страшной участи.

Последовавшие вслед за этим слова дервиша, заставили всех буквально оцепенеть от недоумения и ужаса. Настолько странными они были.

— Лучший из правоверных мусульман тот, кто считает себя христианином!

Сказав эти слова, дервиш покинул мечеть так же внезапно, как и пришёл.

После ухода дервиша послышались взволнованные голоса. Все стали вслух размышлять о том, что имел в виду дервиш, сказав им эти странные слова.

Тем временем разразился настоящий ливень. Монахи сидели, поёживаясь, под деревом и с неудовольствием следили за разбушевавшейся погодой. Ещё больше их разозлило поведение служителей мечети. Они во главе с имамом ходили по лагерю и приглашали всех без исключения укрыться от дождя под крышей мечети. Многие приносили благодарности и следовали за ними. К монахам тоже подошли и пригласили переночевать под крышей мечети, но те наотрез отказались. В итоге, ко времени, когда стало совершенно темно, в лагере осталось совсем немного людей. Они прятались от дождя в наспех сооружённых палатках. Под открытым небом оставались лишь трое монахов. Они терпеливо дожидались своего часа. Монахи не обращали внимания на струйки воды, что, просачиваясь сквозь ветви деревьев, стекали им на одежду. Они только и делали, что вглядывались в черноту неба, стараясь разглядеть признаки ближайшего прекращения дождя. Но ничуть не бывало. Дождь лил с прежней силой.

Так и не дождавшись благоприятного момента, монахи всё же решили осуществить задуманное. В полной темноте, когда весь лагерь крепко спал, двое монахов поднялись с места. Через мгновение они канули во мраке. Звук дождя заглушал все остальные звуки. По этой причине, сколько не вслушивался единственный оставшийся под деревом монах, он не мог понять, удалось ли осуществить его спутникам задуманное. Монах напряжённо всматривался в слабый свет, струившийся из мечети, в надежде увидеть долгожданные отблески огня. Он провёл в ожидании более одного часа, когда, наконец, появились его спутники. Оба вымокли с головы до ног и дрожали от холода и озноба.

— Дервиш исчез, ваше преосвященство, — сообщили они неприятные вести, — а мечеть поджечь не представляется возможным. Дождь очень сильный. Стены намокли. Сколько ни пытались развести огонь, ничего не получается.

— Оставьте всё и отдыхайте. Завтра нам предстоит много дел, — расстроенно прошептал тот, кого всё время называли «ваше преосвященство», — а сюда мы вернёмся позже и завершим то, что не смогли сделать сегодня. И дервиша проклятого найдём.



Глава вторая

Гранада

Утром следующего дня, трое уже известных нам монахов, подгоняя мулов, двигались по улочкам Гранады. Проезжая мимо Алькайсерии, места, где располагалась основная торговля в Гранаде, монахи бросали из — под капюшонов взгляды полные ненависти на людей, облачённых в восточные халаты, и чьи головы были покрыты чалмами. Эти люди зазывали покупателей, бойко предлагали товар и вели настолько громкие разговоры, что они отчётливо доносились до слуха монахов. Проехав Алькайсерию, монахи достигли дворца Аль — Мадраса. Ныне здесь располагался городской совет Гранады. Монахи лишь мельком осмотрели величественное здание. Они миновали дворец и уже через очень короткое время, подъехали к огромному постоялому двору, чья известность давно перешагнула границы города. Корраль дель Карбон, на протяжении последних столетий служил местом пребывания и отдыха для всех путешественников и торговцев, прибывающих в Гранаду. Постоялый двор принадлежал мавру. Вся прислуга, включая и тех, кто работал в четырёх харчевнях, состояла из мавров.

Монахи с каждым мгновением становились всё более раздражительными. Они угрюмо смотрели на двух мавров, которые с вежливой предупредительностью приняли у них мулов. Один остался для того, чтобы должным образом позаботиться о мулах, второй же провёл монахов внутрь здания. С той же услужливостью, мавр проводил их до дверей комнаты и, получив плату, ушёл. При всех этих действиях, сказано было всего лишь несколько слов.

Оставшись одни, монахи заперли дверь на засов, сбросили капюшоны, а затем и рясы. У двоих под рясами оказались доспехи. Они были отлично вооружены. В данную минуту, без своих ряс, они больше напоминали идальго, нежели благочестивых братьев ордена францисканцев. У третьего под рясой оказалась красная мантия. Двое из них выглядели молодыми, третий, в епископской мантии, выглядел немногим старше среднего возраста.

— Ждём! — коротко произнёс человек в епископской мантии.

Монахи провели в ожидании около часа, когда, наконец, раздался долгожданный стук. В дверь постучали три раза, затем стук прервался. Спустя мгновение, он снова повторился в той же последовательности. А затем ещё два раза.

— Двенадцать раз, как условлено. Откройте дверь, — тихо прошептал епископ, — это тот человек, которого мы ждём.

Один из подручных епископа направился к двери, в то время как второй, положив руку на эфес шпаги, вперил настороженный взгляд на дверь.

Прибывший незнакомец был подобно монахам облачён в монашескую рясу. Незнакомец подошёл к епископу. Епископ повелительно протянул ему руку. На мизинце епископа было кольцо с большим бриллиантом. Увидев кольцо, незнакомец опустился на колени и почтительно поцеловал протянутую руку.

— Веди нас, — коротко приказал незнакомцу епископ.

Тот без лишних слов поднялся с колен и молча кивнул головой. Все трое снова облачились в рясы. Они вышли вслед за незнакомцем во двор. Брать своих мулов они не стали и последовали за незнакомцем пешком. Они шли на некотором отдалении от него до той поры, пока не достигли здания инквизиции. Они не стали входить с главного входа. Вслед за незнакомцем, все трое обогнули здание, и подошли к маленькой, незаметной железной двери. Снова раздался уже знакомый нам стук. Дверь со скрипом отворилась. Прибывших встретил ещё один человек в монашеской рясе с факелом в руках. Он же впустил их внутрь на узкую квадратную площадку и затворил за ними дверь. Затем все пятеро, гуськом начали спуск по длинной лестнице, окружённой с двух сторон каменными стенами. Лестница вывела их в лабиринт огромного подземелья, что находилось под зданием инквизиции. Проводник монах, уверенно повёл их по одному из ответвлений лабиринта. В лабиринте, по которому они двигались, царил полный мрак. Освещал путь лишь тот факел, что держал в руках проводник. Вначале слышались лишь звуки воды, которая, просачиваясь сквозь стены лабиринта, стекала на земляной пол. Однако очень скоро до них начали доноситься крики. Вначале они были едва слышны. Но постепенно становились всё громче и громче. Вскоре, до них явственно донеслись душераздирающие крики. А вслед за ними мольбы и стенания. Все эти ужасные мольбы не прекращались ни на одно мгновение.

Лабиринт вывел их в небольшое помещение с горящими факелами на дверях. Здесь стояли стол и несколько грубо сколоченных стульев. На столе лежал хлеб и стоял кувшин с вином. Рядом с кувшином были заметны пятна крови. Здесь же находилась ещё одна дверь. Проводник отворил её и вышел в следующее помещение. Это было одно из семи подземных помещений инквизиции, в котором проводились пытки еретиков. Кроме длинного стола, уставленного различного рода щипцами, ножами и прочими ужасающими взгляд предметами, здесь находилось деревянное колесо с ручкой, от которого тянулись верёвки к каменному пьедесталу, служившему местом для пыток. Когда они достигли пьедестала, то увидели лежащего на нём обнажённого человека. Тело этого человека было покрыто кровоподтёками. Безжизненный взгляд был обращён к двум, обнажённым по пояс палачам, что наклонились над несчастным, а окровавленные губы шептали одно и тоже слово:

— Верую…

Миновав пьедестал, все пятеро подошли к двери, во всю величину которой был выбит крест. Снова раздался уже знакомый стук. Дверь отворилась. На сей раз, вошёл только один человек, епископ. Остальные четверо остались ждать перед дверью. Епископа встретил ещё один монах с факелом. Он провёл его в следующее помещение. Оставив епископа в этом помещение, монах вышел. Помещение, в котором оказался епископ мало чем отличалось от других, находившихся в подземелье. Это была квадратная комната, полностью сооружённая из камня. Единственное различие находилось в центре помещения. Там в полу, на высоте в половину человеческого роста был сооружён небольшой каменный круг. Круг был до краёв наполнен водой.

Вокруг этого каменного круга стояли одиннадцать человек в монашеских рясах. У всех были закрыты лица точно так же, как у вошедшего епископа. Он молча направился к кругу и занял место, став двенадцатым по счёту. Едва он это сделал, как раздался негромкий, вкрадчивый голос:

— Какие вести принёс из Авиньона наш брат?

— Его святейшество папа окажет всяческую поддержку тем, кто радеет о чистоте святой веры, — негромко, но уверенно отвечал епископ.

— Значит ли это, что папа готов принять нового короля? — раздался новый вопрос.

— Да! — снова раздался уверенный голос епископа. — Его святейшество примет нового короля, в независимости от обстоятельств, приведших к власти приемника…

Услышав слова епископа все одиннадцать человек, явно приободрились. Раздались радостные восклицания, которые сразу же пресёк обеспокоенный голос:

— Братья, не забывайте о том, что самое сложное ещё предстоит сделать. Король как никогда осторожен. Две наши неудачные попытки привели к тому, что он ничего не ест и не пьет, без предварительной и очень тщательной проверки. Все наши усилия приблизить день истины приводят к неудачам. Он стал подозревать меня. Иначе, чем объяснить его настойчивое желание, которое заставляет меня против воли находиться рядом с королём. Мало того, что чуть ли не ежедневно я испытываю страх за свою жизнь, так мне приходится ещё и терпеть оскорбления от его фаворитов. В особенности, от этого жалкого поэтишки. Я ненавижу столь сильно это ничтожество, что готов пойти на риск и убить его!

— Успокойтесь, брат мой, — раздался ещё один голос, в котором прозвучала роковая уверенность, — поэт умрёт. И умрёт очень скоро. Но сделаем это правильно.

— Объясните свои слова, брат мой, — предыдущий голос прозвучал нетерпеливо и с надеждой.

— Всё очень просто. Всем известна преданная любовь этого человека к королеве. Так воспользуемся ею. Один из наших лучших людей прилюдно и в его присутствии оскорбит королеву неуважительными словами. Поэт обладает пылким нравом, но не владеет шпагой. Первое не позволит ему смолчать. Второе же, отправит его в могилу.

— Великолепно придумано!

Одновременно раздались несколько голосов.

— Этого выскочку, ничтожного стихотворца, давно пора убить.

— Как и тех нечестивцев, которыми мы окружены со всех сторон. Они отрицают Господа нашего и вытирают ноги о нашу святую веру, — епископ из — под опущенной рясы бросил мрачный взгляд на круг, наполненный водой, в котором отражались все двенадцать фигур и гневно продолжил, — я говорю о маврах. Братья, пришло время очистить нашу землю от ереси. Во имя нашего Господа, во имя священного креста, во имя священного союза, я принял решение остаться в Гранаде. Я прошу вас, братья, доверить мне борьбу с этим злом.

— Наш брат достоин этой чести!

Все присутствующие были согласны с этими словами и открыто поддержали их. Итогом всех этих голосов стал один, выразивший общую волю.

— После смерти нечестивого короля, ты епископ, один из двенадцати, Ниньо де Гевара, возглавишь святую инквизицию.

После этих слов человек, чьё имя больше не было тайной, поклонился собравшимся и произнёс слова благодарности за столь высокое доверие. Едва новоиспечённый глава инквизиции закончил говорить, как прозвучал новый вопрос, и был он адресован одному из двенадцати, чьё лицо, как и остальные по-прежнему скрывала маска.

— Брат мой, вам надлежало изыскать способ установления торжества святой веры. Вам есть что сказать «союзу двенадцати»?

— Есть, — последовал ответ, а вслед за этим отвечавший извлёк из глубин сутаны маленький мешочек из синего бархата, горловина которого была перетянута золотистой тесьмой. Он поднял мешочек над своей головой и продолжал говорить. — Это зелье мне удалось приобрести за огромные деньги. Его привезли из страны, что лежит по ту сторону Великого океана. Это зелье обладает особым свойством и не похоже ни на одно другое. Оно впитывается в кожу человека и отравляет кровь. Достаточно вылить часть содержимого этого мешочка и любой человек умрёт в течение нескольких минут.

— Как же мы сможем применить это зелье? — раздался удивлённый вопрос.

— Как? — вслед за этим вопросом последовали два хлопка. Едва они прозвучали, как одна из потайных дверей открылась, пропуская монахиню в сопровождение двух монахов. Монахи подвели девушку к кругу и застыли рядом с ней. Взгляды присутствующих устремились на новоприбывшую монахиню.

— Это одна из сестёр нашего ордена, — продолжал говорить с воодушевлением тот же голос, — всем известна страсть нечестивца к красивым женщинам. Мы воспользуемся этой слабостью. И в достижении этой великой цели, нам поможет именно она. Через семь дней король устраивает большой праздник. Мы проведём её ко двору и представим королю. Сестра нашего ордена готова пожертвовать своим целомудрием во имя святой веры и священного союза. Она возляжет с ним, а когда он уснёт, использует это зелье.

— Если он соблазнится ею… — раздался голос, в котором слышалось откровенное сомнение.

Сразу после этих слов, повинуясь едва заметному знаку, двое монахов скинули одеяние с монахини. Почти у всех одновременно вырвался восхищённый возглас. Нагота девушки, представшей перед ними, вне всякого сомнения, могла совратить даже святого. На всём теле не было ни одного изъяна. Оно было совершенным во всём. Черты лица отличались редкостной красотой. При всём этом великолепии, глаза излучали холодное спокойствие и уверенность в себе. Девушка даже не смутилась под таким количеством пристальных взглядов. И это обстоятельство произвело на присутствующих гораздо большее впечатление, нежели красота девушки.

— Ты знаешь о том, что тебе предстоит совершить? — раздался негромкий голос.

— Да! — девушка ответила не колеблясь.

— Ты готова выполнить святую миссию?

— Да!

— Да поможет тебе Господь. Мы все будем молиться за тебя!

Глава третья

Донья Роза

Площадь Бимбрамбла одна из наиболее известных достопримечательностей Гранады. Кроме всех прочих архитектурных сооружений, имевшихся в достаточном количестве вокруг площади, здесь находились церковь святых Сенена и Абдона. Кафедральный собор, а так же мужской монастырь святых Сенена и Абдона. Чем ещё была известна площадь Бимбрамбла, так это нищими, выпрашивающими подаяние. Здесь их в любое время дня и ночи бывало предостаточное количество. В Гранаде религии так же тесно переплетались меж собой, как и национальности. Нередко возле паперти кафедрального собора, возникали жалкие фигуры в лохмотьях. Именно остатки одежды указывали на принадлежность к иной вере. Такие люди становились жертвами немедленной расправы городской стражи. Но даже страх перед расправой стражников уступал перед разрушительным чувством голода.

Так и протекала жизнь в Гранаде. С одной стороны располагались богатство и могущество, с другой нищета и бессилие.

В полдень, в этот же день, 2 июня 1542 года, молодой человек, облачённый в богатые одежды, появился именно здесь, на площади Бимбрамбла. Молодой человек был даже не смугл, а почти чёрен лицом. Чем напоминал больше мавра, нежели родовитого испанского дворянина, кем он и являлся на самом деле.

При первом же взгляде, лицо молодого человека отталкивало и вызывало невольное отвращение. Хотя справедливости ради, надо сказать, что ничего откровенно уродливого в чертах его лица не было заметно. Попросту этот молодой человек принадлежал к той категории людей, которые и без изъянов вызывают отвращение. И едва ли не более всего способствовал этому отвращению презрительный взгляд, которым молодой человек окидывал всех вокруг себя, и едва заметная злорадная усмешка, застывшая в уголках губ. Голос молодого человека был подстать всему его облику. Он прозвучал, как только ему в ноги бросилась женщина в обносках и стала умолять о куске хлеба.

— Прочь, мерзавка! — грозно закричал на неё молодой человек и не замедлил пнуть нищенку ногой, отчего она опрокинулась на спину и глухо застонала. Не обращая ни малейшего внимания на её стенания, он прошествовал дальше.

Вскоре, молодой человек миновал площадь и подошёл к дому с массивными полукруглыми воротами, перед которыми стоял одинокий стражник с копьём. Заметив молодого человека, стражник с поклоном открыл перед ним одну створку ворот. Даже не взглянув на стражника, молодой человек прошествовал внутрь. Пройдя через ворота, он оказался в небольшом круглом внутреннем дворике, который со всех сторон окружали колонны. Прямо перед ним находилась широкая лестница, которая вела внутрь дома. Слева была ещё одна лестница, которая вела на балкон, нависающий над двориком со всех сторон. Это был один из многочисленных богатых домов существующих в Гранаде, которые походили, друг на друга как две капли воды. Молодой человек не стал подниматься ни по первой, ни по второй лестнице. Он свернул направо и, миновав несколько колонн, очутился перед небольшой калиткой.

За спиной молодого человека послышался почтительный голос:

— Добро пожаловать, Дон Маран!

Молодой человек неторопливо обернулся. Увидев пожилого слугу, он поморщился и с таким видом, будто делает одолжение, заговаривая с ним, спросил:

— А что Донья Роза? В саду?

— В саду, Дон Маран!

— И чего я разговариваю с этим ничтожеством? — пробормотал под нос Дон Маран, не замечая или не желая замечать, что при этих словах старик расстроился.

Он открыл калитку и оказался в маленьком, но ухоженном саду. Не придавая ни малейшего значения окружающей его красоте, Дон Маран по вытоптанной тропинке направился дальше. Тропинка привела его к маленькой заводи. У заводи стояли несколько валунов внушительных размеров. На одном из них, спиной к Дону Марану сидела девушка в жёлтом платье с длинными рукавами и смотрела на одинокого лебедя плавающего в заводи. Длинные чёрные волосы спускались по спине, почти до самого пояса. Девушка, была настолько увлечена созерцанием лебедя, что даже не заметила появление своего кузена.

Чуть помедлив, Дон Маран, осторожно окликнул её:

— Донья Роза!

Девушка встрепенулась и сразу же обернулась к Дону Марану. Донья Роза, несомненно, выглядела довольно привлекательно. Она обладала смуглой кожей, удивительно живыми карими глазами, источавшими мягкое сияние, которое ещё более подчёркивали тонко выгнутые брови. Красиво очерченный рот и губы, на которых появилась мягкая улыбка, адресованная кузену, придавали ей особое очарование.

— Дон Маран!

В голосе Доньи Розы послышалась приветливость и приглашение одновременно. Она протянула кузену правую руку. Дон Маран немедленно бросился перед ней на колени и страстно поцеловал протянутую руку. Ему хотелось дольше задержать руку кузины, но она быстро убрала её обратно и неторопливо опустила на край валуна. Ему поневоле пришлось встать.



— С чего это вы вдруг вспомнили о нас, Дон Маран?

— Не оскорбляйте меня этим вопросом, Донья Роза, — отвечая кузине, Дон Маран не мог отвести взгляда от руки, что лежала на валуне в непосредственной близости от него, — я только и думаю, что о вас. И днём, и ночью, Донья Роза…

— Вы снова принялись за старое? — Донья Роза резко нахмурилась. — Я полагала, что мне удалось довольно ясно объяснить вам свою точку зрения, по поводу надежд, которые вы питаете на наш брак. Больше того, как мне помнится, вы дали слово никогда впредь не упоминать о своих чувствах в моём присутствии.

— Донья Роза! — Дон Маран снова опустился на колени перед кузиной и, устремив на неё глубоко печальный взгляд, при этом, придав голосу трогательные нотки, тихо заговорил. — Умоляю вас смягчить ваше сердце. Не будьте такой жестокой. Позвольте надеяться. Позвольте мечтать о вас, о том дне, когда я получу право назвать вас своей любимой супругой. Я люблю вас, Донья Роза! И с каждым часом это чувство становится сильней. Я люблю вас вот уже много лет, и вы прекрасно знаете это. Никто другой не сможет вас любить так, как люблю я. Я сделаю вас счастливой Донья Роза,… клянусь вам!

Не успели последние слова отзвучать, как Донья Роза встала и, бросая на кузена гневные взгляды, отрывисто произнесла:

— Вы дали мне слово, Дон Маран! Только по этой причине, я всё ещё разговариваю с вами.

— Сжальтесь, Донья Роза, — не вставая с колен, ответил опечаленным голосом Дон Маран, — как я могу сдержать данное слово?

— Как? Достаточно вспомнить, что вы дворянин! Но поскольку вы забыли об этом, отныне я запрещаю вам появляться и тем более заговаривать со мной! Прощайте, Дон Маран!

Бросив в лицо кузену эти холодные слова, Донья Роза отвернулась от него и снова занялась созерцанием лебедя.

Дон Маран несколько мгновений медлил. Однако кузина не обращала на него ни малейшего внимания. По сей причине, он принуждён был вначале подняться с колен, а затем и покинуть сад. Оказавшись на достаточном расстоянии от кузины, Дон Маран, сквозь зубы процедил:

— Я собью с тебя эту гордость, брошу под ноги твоё высокомерие. Ты меня ещё умолять будешь о любви, Донья Роза. Да, умолять. Клянусь в этом своей честью. Любой, кто встанет между нами — умрёт. И первым будет он. Родриго умрёт первым. Ему ты отдала всё, когда мне отказываешь даже в самой малости. Так пусть же всё изменится! Я уничтожу его!

Тот самый пожилой слуга, что встретился ему возле калитки, проводил Дон Марана в опочивальню Дона Бенедетто, отца Доньи Розы и его родного дядюшки. Дядюшка хворал последние дни, поэтому и принуждён был принимать всех в своей опочивальне. Дон Бенедетто лежал в просторной кровати, укутанный в несколько тёплых одеял, из-под которых торчал белый колпак. Однако едва Дон Маран, оказался в комнате, как колпак медленно пополз наверх, и показалось изнеможенное лицо. А вслед за этим явлением послышался слабый голос:

— А…Дон Маран, решили навестить меня. Не по случаю ли очередной просьбы? И уж не касается ли эта просьба моей младшей дочери?

— Как вы могли помыслить такое, дорогой дядюшка, — Дон Маран остановился рядом с постелью и придав взгляду глубокую озабоченность продолжал, — забота о вашем здоровье привела меня в ваш дом. Я пришёл спросить, не могу ли я быть чем-нибудь полезен Дону Бенедетто?

— С трудом верится, — пробормотал под нос Дон Бенедетто достаточно громко, для того чтобы его племянник услышал эти слова.

Он их действительно услышал. На это обстоятельство указывал взгляд полный ненависти, который был брошен в сторону больного и которого тут же сменил другой, притворно обеспокоенный. Однако Дон Маран, не стал показывать, что он услышал слова дядюшки.

— Так чем я могу помочь вам, Дон Бенедетто? — учтивым голосом спросил у дядюшки Дон Маран.

— Благодарю за заботу, Дон Маран. Но мне ничего не нужно. Дон Родриго обо всём позаботился.

Выговаривая эти слова, Дон Бенедетто пристально следил за лицом своего племянника. Он увидел, что тот мгновенно помрачнел.

— Дядюшка, вы оказываете незнакомому человеку больше доверия, чем родному племяннику! — Дон Маран не смог сдержаться от замечания, услышав лестный отзыв о своём заклятом враге.

— Почему же незнакомый? — отвечал с усмешкой Дон Бенедетто. — Дон Родриго помолвлен с моей дочерью. Скоро состоится свадьба. Следовательно, он уже сейчас стоит гораздо ближе по родству, чем ты, мой дорогой племянник.

— Вы не можете, не должны выдавать за него Донью Розу, — вскричал с глубокой ненавистью, Дон Маран, — он не заслуживает её! Он червь, ничтожество по сравнению с ней. Донья Роза должна стать моей супругой. Только моей.

— Этому никогда не бывать. Я уже повторял эти слова сотни раз, и не собираюсь ещё раз разговаривать на эту тему. И вообще…у меня разболелась голова.

Дон Бенедетто спрятал лицо под одеяло. Дон Маран, некоторое время с бессильной злобой созерцал торчавший колпак, а потом развернулся и быстро вышел из опочивальни. Он уже собирался покинуть дом, как услышал, что его зовут.

— Дон Маран!

Он остановился и с удивлением оглянулся. В одной из дверей он увидел лицо Доньи Флоры, старшей сестры Доньи Розы. Она поманила его рукой. Дон Маран, без раздумий направился к двери. Впустив его в свою комнату, Донья Флора затворила дверь и повернулась к нему лицом. Донья Флора была несколько выше своей сестры и, вне всякого сомнения, превосходила её красотой. Но от её красоты веяло холодом. Её так и называли за глаза «Холодная красавица». Донье Флоре исполнилось двадцать лет. Она была на год старше своей сестры. Каждый её жест, каждое слово подчёркивали собственную значимость. Она лучше, чем кто — либо другой знала себе цену. И при случае была готова наглядно продемонстрировать это качество. Она, как и Дон Маран, не терпела поражений. В этом они были схожи. И именно это качество привело к этой встрече и к этому странному разговору.

— Дон Маран, я знаю, вы безумно влюблены в мою сестру!

Этими словами, произнесёнными с некоторой настороженностью, и вполголоса, Донья Флора начала разговор со своими кузеном.

— Я скажу вам то, в чём вы уже сумели убедиться сами, — продолжала говорить всё более уверенным голосом Донья Флора, — в этом доме вы не найдёте ни сочувствия, ни понимания. Отец вас ненавидит, а сестра,…сестра презирает.

При этих словах, Дон Маран, слегка побледнел.

— Но я готова вам помочь. Больше того, я предлагаю вам свою дружбу. Я предлагаю вам союз, который поможет вам добиться руки моей сестры. Она подчиниться вашей воле. Я смогу это сделать для вас.

— Вот как? Сможете? — Дон Маран, с изрядной долей насмешливой недоверчивости посмотрел на Донью Флору. — Насколько мне известно, вы ненавидите меня едва ли не больше вашего отца. Так почему я должен верить вашим словам, Донья Флора? С чего это вы решили мне помочь? И с чего это вдруг так резко изменили мнение обо мне?

— Я не изменила своего мнения, — последовал невозмутимый ответ, — я по-прежнему считаю вас ничтожеством, Дон Маран. Вы мне отвратительны и омерзительны.

— Не слишком приятные уверения в дружбе, — Дон Маран, криво усмехнулся, — достаточно откровенно, Донья Флора. Достаточно откровенно…и более запутанно. Я не понимаю вас.

На этот раз кривая усмешка появилась на губах Доньи Флоры.

— Не удивительно, Дон Маран. Вы никогда не блистали умом. Хотя на самом деле всё просто. Вам нужна Донья Роза…

— А вам Дон Родриго. Вы влюблены в него! — догадался Дон Маран.

До него дошло то, чего желала получить его кузина. Его чувства совершенно не интересовали её, впрочем, как и чувства родной сестры. Она преследовала собственные интересы. И при этом хотела использовать в качестве достижения своей цели, его чувства к Донье Розе.

«Достаточно омерзительно, — думал Дон Маран, бросая исподлобья взгляды на выжидательную позу кузины. — Что ж, тем лучше,…тем лучше. Она хочет получить Родриго. Но она его не получит, потому что я его убью. Иного не будет. Но её помощь может оказаться весьма кстати. А возможно она станет самым важным обстоятельством в достижении моей цели. Как же быть в случае, если я получу свое, а она нет?

— Так что ж, Дон Маран? — раздался нетерпеливый голос Доньи Флоры.

— Вначале я хотел бы услышать ваш ответ по поводу моего предположения!

— Я люблю Дона Родриго. Он будет принадлежать мне и только мне одной. Вас удовлетворяет такой ответ, Дон Маран?

— Да, — Дон Маран кивнул, — меня удовлетворил ваш ответ, но свой ответ я вам не готов дать. К тому же, откуда мне знать, что вы сдержите своё обещание? Донья Роза обладает достаточно сильным характером. Её будет нелегко убедить.

— Это вас не касается, — раздражённо перебила его Донья Флора, — я вам предложила действовать вместе. В этом случае, каждый получит то, чего он хочет. Если же вы откажетесь от моего предложения, тогда обещаю вам, что вы никогда не получите руки моей сестры.

— Иными словами говоря, я должен подчиниться вашей воле, дорогая кузина?

— Именно. Вы кузен, должны делать то, что я вам скажу. Если, конечно, хотите получить мою сестру.

Донья Флора открыла дверь и, держа её за ручку, застыла. Прежде чем уйти, Дон Маран, бросил на неё насмешливый взгляд, словно говоря, что её мечтам не суждено сбыться. В ответ кузина наградила его взглядом, полным презрения.

— Идите и хорошенько поразмыслите обо всём!

Этими словами она напутствовала уход своего кузена. Дон Маран покинул дом. Донья Флора после его ухода заперлась в своей комнате и стала обдумывать состоявшийся разговор. В отличие от Дона Марана, о чувствах которого знал едва ли не весь город, её истинные мысли не знал никто. Даже родная сестра не подозревала об этих чувствах, ибо она тщательно скрывала их ото всех, дожидаясь своего часа. И этот час, по её мнению, пробил.

Глава 4

Придворный поэт

В нескольких часах езды от города, у подножья горы, в роскошной долине, расположилось озеро. Это место являлось настоящим оазисом. Озеро находилось в окружение экзотических деревьев, чьё присутствие довольно обычно в южных странах. Озеро, деревья и маленький водопад, низвергавшийся с многовековых камней, привлекли внимание королевской особы. Раз, побывав в этом месте, король в окружении своих приближённых, возвращался на это место, вновь и вновь. И делал он это практически всегда, когда на него накатывала хандра. Это место, как ни одно другое, по странной причине, избавляло его от скуки и вселяло бодрость.

И в этот солнечный день, как и в прежние добрые дни, на берегу озера расположились около двух десятков палаток. Все они были похожи друг на друга и принадлежали королевской свите. Исключение составляла лишь палатка короля. Палатка короля Испании стояла в самом центре импровизированного лагеря, как раз напротив водопада. Рядом с палаткой был разбит открытый шатёр. Пол шатра был устлан разноцветными коврами, на которых стоял одинокий трон. Чуть далее был сооружён ещё один открытый шатёр. Внутри шатра стоял длинный стол, который был всегда уставлен вином, фруктами и яствами. Здесь, в отличие от дворца, допускалось несоблюдение этикета. Придворные получали право не считаться с присутствием короля и вести себя так, как им заблагорассудится. Редкая вольность! По этой причине, придворные, побывавшие с королём на озере, выдвигались едва ли ни в ранг фаворитов.

Здесь король предавался веселью без оглядки на ежедневные дела государства. Едва ли ни самым излюбленным способом для короля коротать время, стали разного рода состязания, которые он ежедневно устраивал для своих придворных. Особо отличившихся ждала достойная награда. Последнее обстоятельство привело к тому, что придворные предвкушали начало таких состязаний с не меньшим удовольствием, чем сам король.

И этот день не стал исключением. Едва король вышел из палатки и занял место на троне, как подле него сразу же появились несколько дам в роскошных нарядах и группа кавалеров. Отличительной особенностью в одежде и тех и других, являлись пышные кружева, плотным кольцом располагающиеся вокруг шеи. Хотя стоит заметить, что дамские кружева были гораздо выше и пышнее. Все они расположились на коврах в непосредственной близости от его величества. Король, превосходивший всех не только роскошным одеянием, но и возрастом, довольным взглядом окинул прибывших и благосклонно кивнул своему младшему брату, принцу Хуану, рядом с которым, по обыкновению, стоял его наперсник граф де Реас. Их почти всегда видели вместе. Маленькая фигура и мрачное лицо графа Реаса плохо сочеталась с обликом принца Хуана, который унаследовал лучшие черты королевской семьи. И, тем не менее, их объединяла крепкая дружба. Мало кто понимал, что может быть общего между этими двумя совершенно разными людьми. Об этой странной дружбе говорили едва ли не больше, чем о необычных отношениях, которые связывали короля и придворного поэта, всеми признанного и главного любимца короля.

Понемногу, количество людей рядом с троном увеличивалось. Все молча занимали место рядом с троном. Каждого из них король встречал приветливой улыбкой. Очень скоро, все за исключением немногочисленной стражи собрались вокруг трона. Все молчали, ожидая, когда заговорит король. Но король, по всей видимости, не собирался этого делать. Он о чем-то размышлял. Вероятно, раздумывал над тем, что преподать в качестве нового состязания.

Неожиданно для всех, лицо короля выразило глубокое изумление, которое тут же перешло в отчётливую растерянность. Придворные были крайне заинтригованы такими переменами. Все придворные как один проследили за взглядом короля и сразу же поняли причину этих перемен. В нескольких шагах от них проходил молодой человек. Из одежды, на нём были лишь короткие белые подштанники с оборками возле колен. Он был бос, к тому же полностью обнажён до пояса.

Молодой человек обладал неким утонченным изяществом, которое идеально сочеталось с великолепным телом. Более всего это замечалось при ходьбе. Гибкая, мускулистая фигура двигалась настолько красиво, что все, и в особенности женщины, словно завороженные следили за каждым шагом этого человека.

Кроме всего прочего, молодой человек обладал манерами изнеженного щёголя. Это с очевидностью проявилось в тот момент, когда он медленными движениями собрал длинные волосы на затылке в тугой узел и тут же театрально подставил голову под палящие солнечные лучи. Отчего чёрные волосы словно стали светлее и заблестели.

Однако не только восхищение являлось причиной столь пристального внимания к этой странной особе, но и, без преувеличения сказать, безграничное удивление. Ибо появиться в таком виде перед королём означало неслыханную дерзость. Общее молчание нарушил обескураженный голос короля:

— Родриго, как ты можешь? Появляться в таком виде…ты ведь голый!

Молодой человек остановился и повернулся лицом к королю. Ему едва минуло двадцать три года. Черты лица ничуть не уступали статности его фигуры. Безукоризненные и чертовски привлекательные, как выражался сам король, они идеально сочетались с голубыми глазами и ослепительно белой кожей, на которую южное солнце наложило лёгкий загар. Оно выражало в полном смысле этого слова, море обаяния и немного озорства. Улыбка появившаяся на губах могла очаровать кого угодно. «Красавец Родриго». Это был именно он, Родриго Д, Альборе, придворный поэт короля Испании. Мужчины его ненавидели, а женщины о нём мечтали.

— Родриго! Ты ничего не хочешь мне сказать? — вновь послышался голос короля.

— Это зависит от того, что хочет услышать ваше величество, — последовал ответ придворного поэта.

— Правду и только правду, Родриго! — внушительным голосом произнёс король.

В ответ Родриго пожал плечами и ответил:

— Я выполнял приказ вашего величества!

— Мой приказ? — король поразился этим словам. Ибо они были ни чем иным, как самой наглой ложью. Он тут же высказал это в лицо своему придворному поэту.

— Ваше величество часто забывает о своих приказах, — последовал новый ответ.

— Я приказал тебе ходить голым передо мной? — король был возмущён и не скрывал это. Придворные затаили дыхание в ожидании долгожданного падения королевского любимца.

— Для начала, я не совсем голый, ваше величество, — невозмутимо отозвался Родриго, — ну, а в продолжение возьму на себя смелость напомнить приказ вашего величества. Не далее как вчера, вы приказали нам «делать все, что только душе заблагорассудится». Вы так же добавили: «Не стоит обращать внимания на меня, сеньоры, так я почувствую себя равным среди вас».

— Но я же не приказывал ходить тебе голым, Родриго! — король сделал слабую попытку парировать слова придворного поэта.

На губах Родриго появилась озорная улыбка. Он лукаво сощурил глаза и, разделяя каждое слово, ответил королю:

— Но вы, сир, приказали делать то, что нам захочется и не обращать на вас внимания. Мне вот захотелось искупаться и, разумеется, я верный поданный моего короля. По этой причине я выполню вторую часть вашего приказа так же добросовестно, как и первую, и не стану обращать внимания на ваши упрёки.

Родриго развернулся и, разбежавшись, прыгнул в воду. Король с минуту выглядел растерянным, видимо пытаясь, осмыслить слова своего любимца. Постепенно его лицо разгладилось. Более того, он радостно заулыбался, чем вызвал неприязненный взгляд родного брата, который давно и от всей души ненавидел придворного поэта. Впрочем, не только он один его ненавидел.

— Родриго прав, — неожиданно для всех заявил король, — я не вправе упрекать его, после того как сам же приказал делать все, что ему заблагорассудится. Возможно, мне следует хорошенько подумать, прежде чем отдавать подобные приказы, а возможно и нет. В любом случае Родриго подал мне прекрасную идею. Мы устроим состязание. Состязание в стихотворной форме, — по мере того как король говорил, он всё более и более воодушевлялся, — каждый из вас, — король обвёл рукой всех вокруг себя, — обязан сочинить четверостишие. Вы адресуете его мне, а я постараюсь придумать сразу ответ. Тоже в стихотворной форме. Лучшее четверостишие будет отмечено мной достойной наградой. Начнём с моего дорогого брата.

— Меня? — принц Хуан вздрогнул и с некоторым недовольством и тревогой посмотрел на брата. — Но я не силён в поэзии.

— Постарайтесь, и у вас получится, — король подбодрил его взглядом.

— Проклятье! — вырвалось у принца. Он тут же попросил прощения. В ответ раздался насмешливый голос короля:

— Начало есть. Остаётся совсем немного.

После слов короля послышался лёгкий смех. Состязание начиналось. Пока принц раздумывал о том, что можно придумать, остальные стали усиленно раздумывать над тем, какое сравнение может понравиться королю более всего. Спустя некоторое время, все только и знали, что бормотали под нос отдельные слова.

Лишь один человек не участвовал в этом состязание. Родриго доплыл до другого берега озера. Он вскарабкался по камням к верхнему краю водопада, который возвышался над озером. Там же возле водопада он улёгся на огромный валун и подставил тело под солнечные лучи. Родриго лежал недолго. Он поднялся и, встав на край, посмотрел вниз. Низвергавшаяся вода манила его. Издав короткий возглас, он оторвался от камня и, широко разведя руки в разные стороны, прыгнул вниз. Он испытал невыразимое блаженство за те несколько мгновений, что провёл в воздухе. Тёплая вода приняла его в свои объятия. Родриго ушёл почти до самого дна. Он сразу вынырнул и размашистыми гребками поплыл к берегу. Он вышел на берег в превосходном настроении. Купание и прыжок придали всему телу необычайную лёгкость.

Едва он появился на берегу, как король немедленно призвал его. Родриго не стал медлить. Когда он приблизился к королю, со всего тела стекали струйки воды. Но короля в данную минуту, его вид интересовал менее всего.

— Я терплю поражение, Родриго, — сразу же пожаловался ему король, — сокрушительное поражение. Мы устроили состязание в стихотворной форме. Смысл состоит в том, что мне говорят стихи, а я должен отвечать на них таким же образом. Как назло, сегодня у меня нет поэтического настроения. Поэтому я решил прибегнуть к твоей помощи. Ты будешь на моём месте. И ты будешь отвечать за меня.

Не говоря ни единого слова, Родриго прошёл к трону и сел у ног короля. Он несколько раз тряхнул головой, не замечая или не желая замечать, что брызги летели на одежду его величества. Король бросил на него донельзя довольный взгляд, а уж потом, торжествующий — на придворных.

— Мы готовы отвечать вам всем. Битва начинается, сеньоры. Первое слово вам, маркиза. Не могли бы вы повторить стихи, которое поставили нас в затруднительное положение?

Король посмотрел на молодую женщину в красивом, зелёном платье.

Величием своим вы ослепили!

Изяществом обворожили

Прошу у бога лишь одно

Быть вашей верною рабою!

— Отлично сказано, — похвалил молодую женщину король.

Та попыталась покраснеть, но у неё ничего не получилось. Что у неё получилось и довольно неплохо, так это высокомерный взгляд, брошенный в сторону придворного поэта с быстротой полёта стрелы. Это был самый настоящий вызов. Родриго это понимал не хуже других. Он незаметно усмехнулся. Послышался нетерпеливый голос короля.

— Родриго помни, сейчас ты отвечаешь за короля! Мы все с нетерпением ждём ответа.

Воцарилась полная тишина. И среди этой тишины раздался голос, который то затихал, то взлетал высоко, то произносил слова с непередаваемым очарованием или скрытой насмешкой и глубоким смыслом.

— Красив твой слог, но это лишь слова,

Похожие на дуновение ветерка

Что лишь касается меня!

Слащав язык, что мёд несёт

Но это лишь пчела,

И сладость только обещает

Возьмёшь её — она ужалит!

Первым начал аплодировать король. За ним, с некоторой неохотой остальные придворные. Лишь маркиза не аплодировала. Она насупилась и гордо приподняла голову в знак того, что считает подобную дуэль ниже своего достоинства.

— Вы не хотите продолжить, маркиза? — поинтересовался с весьма довольным видом король.

— Мне гордость не позволяет опускаться до уровня…этого сеньора!

Вслед за высокомерным голосом маркизы последовал голос Родриго:

— Гордыня вовсе не порок

Страдают многие недугом этим

Но в них сокрыта главная беда

Блаженных чувств смертельная обида!

Король весело захохотал и бурно зааплодировал своему любимцу. Придворные принуждены были подражать королю.

— А теперь о моём брате!

Родриго перевёл взгляд на принца Хуана и без раздумий продекламировал:

Он тих и молчалив

Покорен воле брата

Но только оступись

Возникнет облик «гада»

Король заразительно захохотал. В то время как принц со своим наперсником бросали на Родриго взгляды полные ненависти и злобы. Родриго давно привык к таким взглядам и давно перестал обращать на них внимание.

Король, не переставая, смеялся, окидывая вызывающим взглядом придворных. Однако никто более не осмеливался состязаться с его любимцем. Ибо каждый знал, на что тот способен.

В четвёртый раз раздался голос Родриго. Он с откровенной насмешливостью начал цитировать свои новые стихи.

— Он не король и не святой

— Он необычен и простой

— Он глуп, а так же и умён

— Он и един и разделён!

Сидя в ногах у короля, Родриго не мог видеть его лица. Но он видел лица придворных. Они с некоторой опаской поглядывали в его сторону. Из чего Родриго сделал вывод, что в данную минуту король смотрит на него. И смотрит, по всей видимости, не очень приветливо.

— Надеюсь, ты не меня имел в виду? — раздался сверху гневный голос короля.

— Мне интересно, что именно, какое слово навело на эту мысль ваше величество? — голос Родриго прозвучал со скрытой иронией, которая осталась незамеченной.

Все прекрасно поняли значение последней строки. Придворный поэт откровенно намекнул на сложные отношения короля со своей супругой, королевой Испании. Понял это и король. Он гневно поглядывал на макушку своего любимца. Благо тот не видел этого. Впрочем, по его виду нельзя было сказать, что его беспокоит возможный гнев короля.

— Он един и разделён. Уж не на мои ли отношения с королевой ты намекаешь? — с весьма хмурым видом поинтересовался король.

— Я намекаю на отсутствие таковых. И почему ваше величество обратило внимание только на эти слова? Ведь были ещё другие.

— Ложь от начала до конца!

— Это зависит от того, с какой стороны взглянуть!

— И с какой стороны смотришь ты, Родриго?

— Не с той, с которой смотрит ваше величество!

— Следовательно, ты действительно имел в виду меня?

— Выводы тоже можно сделать разные!

— Я уже сделал вывод!

— И какой же ваше величество сделало вывод?

— Если это ложь, так ты клевещешь на меня. А если правда, так дерзишь!

— Как это похоже на вас. Выводы разные, итог один.

— Именно. Ты виноват передо мной, Родриго. С какой стороны не посмотреть.

— Возможно, вы и правы, ваше величество. В своё оправдание могу сказать, что я лишь плачу вам той же монетой.

— И в чём же виноват перед тобой я?

— Вы ещё спрашиваете? Ваше величество всеми способами оттягивает мою свадьбу. Больше того, вы не позволяете мне видеться с невестой.

— На это у меня есть серьёзные причины, Родриго.

— Они у вас всегда есть.

— Ты стал злым, Родриго, но я прощаю тебя. Более того, я открою тебе истинную причину такого поведения. Я нуждаюсь в тебе гораздо больше, чем твоя невеста. Она может подождать, а я нет. И потом, когда ты женишься, наша дружба может закончиться.

— Ну и, Слава Богу!

— Родриго, ты стал бессердечным.

— Не удивительно, находясь столько времени рядом с вами.

— Ах, вот как ты заговорил, — вскричал король, вскакивая с трона, — так иди же, — он указал рукой куда-то в сторону, — иди к ней и навсегда забудь обо мне. Забудь о своём несчастном друге.

Не успели прозвучать последние слова короля, как Родриго вскочил с места и бросился бегом к палатке. Он опасался, что король может передумать. По этой причине даже не оглянулся назад.

— И никогда больше не возвращайся,… изменник, — гневно бросил ему вдогонку король.

Король проводил его взглядом до самой палатки. После ухода Родриго, раздался недовольный голос принца Хуана:

— Ваше величество, как долго мы будем терпеть дерзости этого никчемного поэтишки?

— Родриго прекрасный поэт, — король излишне резко ответил своему брату, — он мой друг. Единственный друг.

Король, пришедший в дурное расположение духа, покинул шатёр и сразу же уединился в своей палатке. Придворные стали понемногу расходиться. Наиболее дальновидные остались рядом с принцем. Пока король был бездетен, он являлся единственным наследником престола. Об этом нельзя было забывать.

Глава 5

Встреча

Возвратившись в Гранаду, Родриго первым делом отправился в северную часть города, на маленькую улочку вблизи монастыря Картузианцев, под названием «Картуха». Там он снимал небольшой домик в течение последних нескольких лет. Улочка находилась в непосредственной близости от дворца, что делало проживание на ней крайне удобным для него. Ведь именно во дворце он проводил большую часть своего времени. И вообще, Родриго редко пользовался этим уютным домиком, о котором практически никто не знал.

Оказавшись дома, он переоделся в чистую одежду и, взяв несколько серебряных монет, что хранились в маленьком сундучке, сунул в карман. Кованый сундучок был единственным предметом мебели в доме, не принимая во внимание, довольно истрёпанной на вид кровати и зеркала, что висело слева от входной двери. Сундучок служил для Родриго и хранилищем его скудных капиталов, а заодно столом и стулом одновременно. Он любил жить налегке и не придавал значения предметам вокруг себя. Роскошь его настораживала. Ибо в ней он видел лень и глупость. По этой простой причине, он сразу же тратил те немногие средства, что переходили из кармана короля в его собственный. И на сей раз, убедившись в том, что монеты короля благополучно опустились в карман, Родриго предстал перед зеркалом. Он придирчиво осмотрел белую рубашку и в особенности кружева на груди и рукавах. Убедившись в том, что на них нет ни одного пятнышка, он перевёл внимание на короткие штаны, спускавшиеся чуть ниже колен. Штаны были тёмно коричневого цвета, как и чулки. Чулки спускались от нижнего края штанов и исчезали за высокими бортами чёрных туфель на высоких каблуках с увесистой пряжкой.

Осмотр занял очень немного времени. В конце осмотра он собрал волосы и закрепил их по обыкновению на затылке тугим узелком. Затем взял с постели брошенную шпагу и прикрепил её к поясу. Ещё раз осмотревшись, Родриго сделал вывод, что его вид соответствует цели предстоящего визита. Сделав этот вывод, он тут же забыл о своём наряде. Насвистывая весёлый мотив, он вышел из дома на улицу и неторопливо направился в сторону площади Хесуса.

Дорога заняла у него чуть более четверти часа. Первым делом, Родриго отправился приветствовать будущего тестя. Поговорив с ним некоторое время о некоторых незначительных вещах, Родриго отправился в покои Доньи Розы. На его стук никто не откликнулся. По всей видимости, она куда-то ушла. Расспросив первого попавшегося слугу о своей невесте, Родриго узнал, что она по обыкновению ушла в сад, где проводит все дни напролёт. Эта весть наполнила его глубокой радостью. Сад являлся любимым местом для них обоих. Именно там он впервые признался в любви и узнал, что ему отвечают взаимностью. Родриго поспешил туда.

Когда он вошёл в сад, то первое, что услышал…песню соловья. Соловей издавал настолько красивые звуки, что Родриго некоторое время стоял и прислушивался к ним. Затем он наклонился к кусту цветущих роз и, вдохнув их аромат, сорвал одну из них. С розой в руках он направился по тропинке к заводи. Он увидел одновременно обеих сестёр. Обе сидели на камне, спиной к нему и смотрели на лебедя, который кружился по воде, словно в такт мелодии, издаваемой соловьём. Родриго был очарован этим зрелищем. Он застыл с розой в руках на небольшом отдалении от сестёр, которые всё ещё его не замечали.

Пролетели несколько мгновений. Внезапно соловей замолчал. Лебедь сразу же неподвижно застыл. Родриго увидел, как его невеста опустила руку в воду и начала выводить круги. Он сразу догадался, что она расстроилась из-за того, что соловей перестал петь. Он широко улыбнулся. Через мгновение обе девушки услышали голос полный глубокой нежности:

Трель соловьиная неслась

Подобно музыке волшебной

И проносилась меж цветов,

Улыбкой одаряя безмятежной!

Песнь в благоухающем саду

Коснулась слуха Доньи Розы

Что, примостившись у воды,

С сестрой за лебедем следила

Подобно им, он встрепенулся

Заслышав призрачный мотив

Помедлив, в заводь окунулся

И плавно, медленно поплыл

Любуясь отражением своим,

Что рядом двигалось за ним

Он крыльями взмахнул, затих…

И тут же в танце закружился!

Песнь соловья его вела,

В водовороте лебедя кружила,

Она его обворожила,

Мгновеньем счастья наградила!

Замолк певец

и всё вокруг остановилось,

Холодным стало и пустым

То, что как чудо изливалось

С глубокой грустью по воде

Она рукою закружила

Ты не грусти, любовь моя,

Твой соловей опять вернулся

Веди его к мечте своей

Как млечный путь,

Что ниспускаясь

Слепца доводит до дверей!

— Родриго!

Голос Доньи Розы был полон невыразимого счастья. Она сорвалась с места и бросилась к своему жениху. Родриго подхватил невесту на руки. Губы влюблённых слились воедино. Донья Флора стояла у воды и искусала губы до крови, наблюдая за этой встречей. От неё не укрылась ни одна мелочь. Она увидела и то, что, держа на руках невесту, Родриго зажимал между пальцев цветок розы. Поцелуй затягивался, и она осознала, что не выдержит и сорвётся, если будет и дальше наблюдать за ними. По этой причине она решила немедленно покинуть сад. Никто из двоих не должен был догадаться об её истинных чувствах. А она была в том состоянии, что могла с лёгкостью выдать себя.

— Не буду вам мешать, — прерывающимся от сдерживающего гнева голосом пробормотала Донья Флора и направилась в их сторону. Заслышав её голос, Родриго освободил объятия. Затем вручил цветок своей невесте и направился в сторону свояченицы. Сопровождаемый одобрительной улыбкой своей невесты, он подошёл к Донье Флоре. Она протянула ему руку.

— Примите моё уважение, сеньора!

Родриго поцеловал ей руку и, высказав несколько незначительных комплиментов, вновь вернулся к невесте. Оба испытывали восторг от этой встречи. Донья Флора сослалась на неотложные дела и всё-таки покинула сад. Оказавшись вне сада, Донья Флора остановилась. Приветливую маску тут же сменила глубокая мрачность. Глаза её зловещие заблестели.

— Примите моё уважение, сеньора;…ты сполна ответишь мне за эти слова, сестрёнка!

Она отправилась в свою комнату и сразу же написала письмо. Запечатав его, Донья Флора позвала одного из слуг. Она ему вручила письмо с наказом: «Передать лично в руки Дона Марана»

Ни Родриго, ни сама Донья Роза даже не подозревали об истинных чувствах девушки, которая только что покинула их. Они с увлечением предались душевному разговору. Они могли часами напролёт разговаривать друг с другом. И даже это время, казалось им ничтожно малым. Так происходило и сейчас. Они стояли посередине сада, держась за руки, и окидывали друг друга нежными взглядами. Нередко раздавался счастливый смех влюблённых.

— Я люблю тебя!

Вновь и вновь шептал Родриго, каждый раз приправляя свои слова очень нежными поцелуями.

— Я сомневаюсь в твоей любви, — слова Доньи Розы никак не вязались со счастливой улыбкой, что не сходила с её уст, — вот уже месяц прошёл после нашей последней встречи. Я только и делаю, что сижу с утра до вечера в саду и смотрю на этого дивного лебедя, которого ты мне подарил. Видимо, таким образом ты намеревался возместить своё отсутствие. Родриго, ты всегда находишься рядом со мной, во дворце. Неужели так трудно найти время, и прийти сюда?

— Любовь моя, ты даже не представляешь насколько это трудно, — тяжело вздыхая, отвечал Родриго, — король не спускает с меня глаз. Он требует моего постоянного присутствия рядом с собой. Он даже мои покои велел перенести. Теперь они находятся рядом с покоями короля. Это незначительная деталь позволяет его величеству навещать меня среди ночи. А, учитывая его постоянную бессонницу, он приходит ко мне едва ли не каждую ночь и просит почитать стихи. Дело дошло до того, любовь моя, что я королю прямо в лицо сказал, что у меня не бывает бессонницы. И добавил, что не люблю, когда меня тревожат ночью. Так он сделал вид, будто не слышит мои слова, и на следующую ночь повторилось всё то же самое. Если дело пойдёт так и дальше, я могу возненавидеть и короля, и поэзию. В последнее время, я только и говорю, что одни дерзости. Сегодня мои усилия, наконец, принесли плоды. Король изгнал меня. Я сразу сбежал.

— Бедняжка! — Донья Роза весело засмеялась, когда Родриго снова тяжело вздохнул и опасливо оглянулся назад, в сторону калитки.

— Я и сейчас не чувствую себя в безопасности. То и дело, кажется, будто откроется эта калитка, и я услышу голос, — Родриго изобразил несчастный вид и жалостливым голосом, подражаю королю, произнёс. — Родриго! Это я, твой несчастный друг! Мне скучно!

— Он любит тебя, Родриго. Многие мечтают оказаться на твоём месте.

— С удовольствием уступлю его, любовь моя. К тому же, кроме любви есть нечто ещё.

— И что же?

— Король ревнует меня. И в особенности к тебе, любовь моя. Он полагает, что ты нуждаетесь в моём обществе гораздо меньше, чем он сам.

— Родриго, это же король. Он может с лёгкостью разрушить наше счастье, — Донья Роза слегка побледнела, выговаривая эти слова своему жениху.

— Поверь мне, любовь моя, если бы король чего-то захотел — это бы уже осуществилось. Я прекрасно знаю его нрав. Он может быть мягким, добрым, и в то же время абсолютно безжалостным. У него переменчивый характер. По большому счёту, ни один человек в нашем королевстве не имеет представления, что сделает король, услышав дерзость в свой адрес. Он может сделать вид, будто ничего не слышит, а может с лёгкостью отдать такого человека в руки палача. К тому же его истинные мысли знает лишь один человек — он сам. В любом случае, — продолжал говорить Родриго, успокаивая и обнадёживая своими словами невесту, — король не станет противиться нашему браку. Он осведомлён о моих чувствах к тебе. Настанет день, и он сам объявит о нашей свадьбе. А до тех пор, нам обоим придется запастись терпением.

— Я готова ждать сколько угодно. Я люблю тебя и только тебя! — Донья Роза доверчиво прижалась к груди Родриго.

Он обнял её за плечо и повёл к заводи. Они сели на валун, не отпуская рук, и некоторое время сохраняли полное молчание, наслаждаясь близостью друг друга. Чуть позже между ними снова завязался разговор. На сей раз, король был позабыт. Оба делились своими впечатлениями о времени, которое они провели в разлуке. О своих мыслях, общих планах на будущее. Не раз во время разговора раздавались нежные признания в любви и уверения в верности и преданности. Не раз прерывистый шёпот сменялся долгим поцелуем. Им ничего не было нужно, кроме того, что у них было в эти мгновения. Оба были счастливы.

Слова из уст текли, выливаясь в нескончаемый разговор. Родриго собирался, было устроиться у ног своей возлюбленной невесты и прочитать очередное стихотворение, которое он ей посвятил, как вдруг вспомнил, что обещал навестить святого отца. Пообещав невесте вернуться очень быстро, благо, святой отец служил в церкви Сан Хуан де лос Рейес, Родриго покинул сад. Чуть позже он покинул и дом. Родриго не заметил, как вслед за ним из дома выскользнула женская фигура, плотно укутанная в тёмную накидку. Стараясь быть незаметной, Донья Флора, а это была именно она, последовала за ним в сторону площади Бимбрамбла, через которую держал путь Родриго.

Глава 6

Схватка

Получив письмо от доньи Флоры, в котором говорилось о приезде Родриго, дон Маран, прихватив шпагу и кинжал, вышел из своего дома. Он сразу же направился в сторону площади Бимбрамбла, справедливо полагая, что именно там ему удастся перехватить своего врага.

Прибыв на площадь, дон Маран, стал раздражённо ходить взад вперёд. Он решил во что бы то ни стало дождаться своего противника. Пусть даже ему придётся стоять здесь до поздней ночи. Мрачный вид дона Марана как нельзя кстати подходил мыслям, что одна за другой роились в его голове. Он прикидывал, каким образом убьёт этого поэтишку. Он перебирал один за другим возможные способы, пока не мелькнула мысль о том, что противник может попросить пощады. Что делать в случае, если тот попросит пощадить его? Это мысль лишь некоторое время занимала его.

— К чёрту пощаду, — раздражённо думал, Дон Маран, — убить и всё тут.

Ему исполнилось 27 лет. Из этих 27 он лишь год или два занимался фехтованием. Фехтовал он довольно сносно. По его глубокому убеждению его умения должно было хватить для победы. Насколько он знал, его противник, который приходился на четыре года моложе его самого, совсем не умел фехтовать.

Мысли Дона Марана были внезапно нарушены. Кто- то сзади уцепился за его ноги и прошептал:

— Хлеба, добрый господин! Подайте хлеба!

Дон Маран обернулся словно ужаленный. Увидев лицо человека, у которого она просила милостыню, нищенка поднялась с земли и уставилась на него испуганными глазами.

— Опять ты…

Дон Маран, со злостью ударил её в грудь рукой. Нищенка попятилась назад и опрокинулась на спину. Но упасть её не позволил вовремя подоспевший…Родриго. Он подхватил нищенку и помог ей подняться на ноги. Проделав всё это, он с упрёком обратился к Дону Марану:

— Дружище, подобный поступок не делает вам чести. Более того, я бы назвал его мерзким,…э, кажись, я вас знаю, — Родриго внимательней присмотрелся к Дону Марану, — не кузен ли моей невесты передо мной?

— Он самый, — с мрачным видом ответил Дон Маран, и так же мрачно закончил, — а передо мной бывший жених моей кузины, а ныне покойник.

Бросив эти слова, Дон Маран выхватил шпагу из ножен. Увидев это, Родриго отступил на несколько шагов назад и поднял обе руки, призывая к спокойствию.

— Право, кузен, я вовсе не желал вас обидеть. Не стоит заходить так далеко.

— Сражайся или я убью тебя, — с мрачной усмешкой предложил Дон Маран, наступая на Родриго. Тот снова попятился назад и снова выставил вперёд руки.

— Остановитесь, Дон Маран. Это же глупо, в самом деле. Не можете же вы убить жениха своей кузины. Мы ведь с вами родственники.

— Не смей называть меня кузеном! — прошипел Дон Маран.

— Вам не нравится это слово, кузен? А вот мне нравится. И вы мне тоже нравитесь,…кузен, — Родриго по прежнему отступал, а Дон Маран наступал.

Вокруг них начала собираться толпа любопытствующих. Наблюдая интерес зрителей к происходящему, Дон Маран торжествовал.

«Пусть все увидят,…пусть она узнает, как он унизил этого изнеженного выскочку!».

Будь Дон Маран повнимательней, он бы заметил, что на губах Родриго играет лёгкая усмешка. И что самое важное, слова Родриго, которые можно было принять за страх, никак не вязались с его весёлым видом. Так как Дон Маран всё время наступал, Родриго пришлось остановиться. Он решил подождать, пока противник с ним сблизится. Пока тот приближался, Родриго лишь разговаривал, упрашивая того отказаться от поединка. Он даже шпагу из ножен доставать не стал.

— Ну, как же мне вас убедить, дорогой кузен, — говорил Родриго, приправляя свои слова театральными жестами, сопровождающимися ахами и вздохами, — пусть вы и совершили низкий поступок. Решили испробовать свои силы на этой несчастной женщине, которая едва стоит на ногах. Вам и этого мало, так вы желаете и бедного поэта убить. А, кузен?

— Доставай шпагу или мне придётся тебя убить, — процедил сквозь зубы Дон Маран.

Он остановился в двух шагах напротив Родриго. Тот даже с места не сдвинулся. Лишь тяжело вздохнул и грустно произнёс:

— Если вы настаиваете, — Родриго не без труда вытащил шпагу из ножен и оглядел со всех сторон. Сразу после этого осмотра он принял растерянный вид и жалобным голосом обратился с вопросом к Дону Марану:

— Вы не подскажете, с какой стороны следует держать шпагу, дорогой кузен?

— С той, которой вы уже держите!

— Благодарю вас, я не был уверен!

У Дона Марана лишь на мгновение мелькнули угрызения совести. Это поединок мог стать самым настоящим убийством. Что скажут о нём люди? Дон Маран оглянулся по сторонам. Почти все смотрели на него с неодобрением. Да, этот поступок не делал ему чести. Но и что же? Донья Роза того стоила. Оба стали в позицию и уже собирались скрестить шпаги, когда на площадь въехала кавалькада всадников. Один из них отделился и поскакал в направление дуэлянтов. Узнав всадника, и Родриго, и Дон Маран, низко поклонились. Появившийся не вовремя всадник, был не кто иной, как сам король. Он пустил коня, шагом двигаясь вокруг двух человек, что стояли с опущенными шпагами в руках. На губах у короля заиграла лукавая улыбка, когда он обратился к своему любимцу.

— Ты, как я погляжу, занят делом?

— Выясняем родственные отношения с кузеном, ваше величество, — откликнулся Родриго.

— Прекрасная идея, — одобрительно отозвался король, не переставая кружить вокруг них, — я бы и сам не прочь размяться. Но раз у меня нет такой возможности, предлагаю тебе пари.

— С удовольствием принимаю. На кого ставите, ваше величество?

— Конечно,…на тебя, Родриго. Десять золотых. Принимаешь?

Родриго угрюмо покосился на улыбающегося короля.

— Иными словами говоря, в худшем случае я могу умереть, в лучшем же для меня исходе поединка, мне придётся вам заплатить. Не думаю, что такое пари можно назвать справедливым ваше величество.

— Не хочешь, не надо, — король безразлично пожал плечами, — я не собираюсь настаивать. И вообще, Родриго, у меня мало времени. Я собираюсь навестить кое — кого, поэтому оставлю вас. Когда закончишь…со своим кузеном, сможешь меня легко найти.

— Ну, уж нет, — Родриго отрицательно покачал головой, — я не собираюсь вас искать. Только не сегодня.

— И всё же тебе придётся, — король расхохотался, чем привёл своего любимца в полное расстройство. Он начал понимать, кого именно хочет навестить король.

— Надеюсь, ваше величество не собирается знакомиться с моей невестой? — в голосе Родриго прозвучала слабая надежда.

— Именно к ней я и собираюсь. И ещё…хочу пожелать удачи твоему противнику. Он даже не представляет, насколько она ему необходима сейчас.

Выговорив эти слова, король пришпорил лошадь и поскакал. Пока Дон Маран размышлял о последних словах короля, пытаясь понять их значение, Родриго проводил его величество хмурым взглядом и, повернувшись к противнику, спросил:

— Может, передумаете, и не станете со мной драться,… а, кузен? Поверьте, сейчас я пребываю в прескверном настроении и не готов умереть.

— Придётся!

Дон Маран бросился на Родриго и нанёс удар, целясь в самое сердце.

Донья Роза с удивлением прислушивалась к звукам, доносившимся из дома. Их было такое количество, что происходящее вполне напоминало настоящий переполох. Раздался звук открываемой калитки. Она радостно вскрикнула и помчалась по тропинке к калитке.

— Родриго!

Едва она исторгла этот крик, как с изумлением остановилась,…а в следующее мгновение низко присела перед стоящим впереди человеком.

— Встань, дитя, — ласково произнёс король, — надеюсь, ты простишь мой внезапный приход. Мне хотелось увидеть ту, что украла сердце моего любимца.

— Простите, ваше величество, — пролепетала в смятении Донья Роза, — я ожидала Родриго и по этой причине…

— Родриго занят дуэлью на шпагах со своим или вашим кузеном. Точно я не расслышал. Пока он дерётся, мы с вами побеседуем.

— Дуэль? — Донья Роза страшно побледнела и прижала руки к груди. — Его убьют…его…

— Никто его не убьет, — сразу же успокоил её король, — Родриго может постоять за себя не хуже любого другого в нашем королевстве.

— Родриго — поэт, ваше величество. Ему чуждо оружие. Он никогда не умел обращаться со шпагой.

Услышав эти слова, король расхохотался.

— Ты плохо осведомлена о достоинствах Родриго, милое дитя. Как известно, в Испании никто лучше меня не владеет шпагой. Открою тебе маленькую тайну. Родриго фехтует наравне со мной. А порой, мне даже кажется, что он превзошёл меня. Так что, дитя моё, подумай лучше о том несчастном кузене, который, по всей видимости, даже не подозревает, с каким опасным противником имеет дело.

И сам Дон Маран, и свидетели дуэли были поражены легкости, с которой придворный поэт отбил все атаки. Особенно внимательно следила за поединком Донья Флора. Она стояла среди простых горожан и, тщательно скрывая лицо под накидкой, не упускала ни малейшей детали из происходящих событий. Она видела, что Родриго просто играет со своим противником. Он легко отбивал все атаки, в свою очередь лишь изредка тревожа противника явно показными ударами, которые тот, тем не менее, отбивал с неимоверным трудом. Неожиданно для всех в разгар поединка раздался раздражённый голос Родриго:

— Чёрт, кузен, вы совсем не умеете фехтовать. Давайте заканчивать этот идиотский спектакль. Шпагу в ножны, кузен. У меня мало времени. Я должен повидать одного священника. К тому же невеста меня ждёт. И самая неприятная для вас новость, кузен,… у меня заканчивается терпение.

Разговаривая, Родриго постепенно отходил назад. Затем он остановился и, салютовав противнику шпагой, собирался уже вложить её в ножны, как обозленный неудачей Дон Маран, выхватил кинжал. Держа в правой руке шпагу, а в левой кинжал, он бросился на Родриго.

Увидев эти действия, Родриго гневно вскричал:

— А вот это уже совершенно подлый поступок!

Когда Дон Маран предполагал, что Родриго отступит и будет защищаться, тот сдвинулся влево от него и внезапно атаковал. Острие шпаги хлестнуло по руке, сжимающий кинжал, оставив на ней кровавую полосу, а в следующее мгновение поразило плечо. Всё было сделано настолько быстро, что никто ничего не смог понять. Все лишь увидели, как вначале кинжал выпал из рук Дона Марана, а за ним и шпага. Зажимая раненное плечо, Дон Маран упал на колени. Он прерывисто дышал, ожидая последнего удара. Время шло, а удара всё не было. Дон Маран осторожно поднял голову. Противника и след простыл. Родриго ни перед ним, ни поблизости не было заметно. Он ушёл. Вместо Родриго над ним нависала фигура женщины, закутанная в тёмное покрывало. Дон Маран услышал над собой язвительный голос:

— Ничтожество, неужели ты действительно надеялся убить Родриго? А если ты надеялся, что подобное убийство сойдёт тебе с рук, так ты просто жалок. Король никому не простит смерти своего любимца. Вставай,…вставай и иди домой. Очень скоро я навещу тебя. И если к тому времени у тебя прибавиться немного ума, ты получишь то, чего так сильно желаешь.

Дон Маран пошатываясь, поднялся, и по-прежнему зажимая рукой рану на плече, побрёл в сторону дома. Донья Флора проводила его взглядом и уже собиралась уходить, когда заметила лежащий рядом с собой кинжал своего неудачливого кузена. Она подняла кинжал и, спрятав его в одежду, поспешно направилась домой.

Глава 7

Родриго со всех ног спешил к церкви. По дороге в церковь он размышлял о произошедшем поединке с кузеном своей невесты. Поразмыслив о ссоре, Родриго пришёл к выводу, что Дон Маран очень гордый человек и не терпит наставлений в свой адрес. Иначе с чего он так разъярился? Ссора оставила в душе Родриго неприятный осадок. Меньше всего на свете, он желал бы ссориться с родственниками своей невесты. Однако, что сделано, то сделано. Ему оставалось только махнуть рукой на всё и забыть. Что он и сделал. После этого мысли Родриго вернулись к королю. Он поморщился. Король, по всей видимости, не собирался оставлять его в покое. Родриго беспокоило знакомство короля с Доньей Розой. Король питал слабость к женскому полу и мог воспылать страстью к ней. Это могло вылиться в серьёзные неприятности, ибо Родриго не потерпел бы излишнего внимания к своей невесте, даже от короля. В конце этих размышлений, Родриго успокоил себя мыслью о том, что причина визита короля могла состоять в желании досадить ему, привлекая внимание Доньи Розы. Возможно, король желал отыграться за прошлый разговор. Это объяснение показалось ему достойным внимания. Он бы продолжил свои размышления, если бы в эту минуту перед ним не возник величественный вид церкви Сан Хуан де лос Рейес. С колокольни, возвышающейся над церковью, неслись мелодичные звуки. Каждый раз, слушая перезвон колоколов, Родриго поражался мастерству звонарей, которым удавалось извлекать из железа такие удивительные звуки.

Родриго собирался, было, войти внутрь церкви, когда его внимание привлёк очень странный человек. Этот человек молился стоя на коленях возле каменного обелиска, что был воздвигнут в двадцати шагах слева от главного входа в церковь. С места, где остановился Родриго, он видел потрёпанный восточный халат, порядком изношенную чалму, огрубевшие пятки и посох, лежащий рядом с нищим. По всей видимости, этот человек был преклонного возраста. Последний вывод Родриго сделал, заметив край белой бороды. Его удивило вовсе не одеяние нищего. Людей подобно этому человеку бродило по Гранаде в огромном количестве. Родриго удивил поступок этого человека. Он никогда прежде не видел, чтобы мусульманин молился…кресту. Пока Родриго с озадаченным видом раздумывал над этим странным явлением, подле него раздался радостный голос:

— Родриго, дитя моё!

Родриго обернулся и увидел пожилого священника с большим крестом на груди. Священник, радостно улыбаясь, направлялся в его сторону.

— Отец Андори!

Негромко воскликнув его имя, Родриго поспешно направился ему навстречу. Достигнув священника, он хотел по привычке преклонить перед ним колено, но тот не позволил этого сделать. Священник обнял Родриго, осыпая его радостными приветствиями.

— Слава Всевышнему, я, наконец, увидел тебя, — радостно говорил священник, ласковым взглядом обволакивая Родриго, — я уже начал терять надежду, дитя моё. Мне представлялось, будто с тобой случилось беда, иначе, чем ещё объяснить такое долгое отсутствие. Последние несколько месяцев ты не посещал церковь. Ты не бываешь на исповеди, дитя моё. А это грехи, которыми наполняется душа. И каждый из нас должен очищать её. Иначе тяжкое бремя погубит бессмертную душу.

— Простите, святой отец. — Родриго заговорил сразу же, как только священник сделал паузу. — Дела королевские не позволяли мне отлучиться. Я пришёл сказать вам это, падре. Даже сейчас я спешу по очень важному делу.

— Так ты не войдёшь в святую обитель? Не исповедуешься в своих грехах?

— Простите меня, святой отец. Но я никак не смогу сегодня остаться с вами. Король меня ждёт. Я приду позже, падре. Через десять дней. В следующее воскресенье. И тогда уж весь день мы проведём вместе, — пообещал Родриго.

Расстроенное лицо священника осветилось радостью. Отец Андори знал его с детства. Он любил Родриго. И тому это было хорошо известно.

— Я буду ждать тебя, дитя моё, — сказал священник. Он уже собирался уходить, но его остановил голос Родриго.

— Падре, кто этот странный человек?

Родриго так заинтриговало поведение нищего, что он не смог удержаться от любопытства. Чувство, которое ещё более усилил жест отца Андори. Тот приложил палец к губам, а чуть позже, оглянувшись на нищего, едва слышно прошептал:

— Это очень необычный человек. Дервиш. Его имя Абу- Омар. Раз в семь лет он приходит сюда и молится. На моей памяти, это уже пятый его приход. Никто не знает, зачем он это делает. Никто не задаёт ему вопросов.

— Почему, падре? — любопытство овладевало Родриго всё больше и больше.

Священник в ответ пожал плечами и снова прошептал:

— Вероятно, страшатся услышать ответ. Абу — Омар известен своими предсказаниями. Ещё в юности, он предсказал конец династии Насридов. Он даже день точно указал. Он сказал, что этот конец придёт вместе с приходом христианских королей. Так и получилось. После этого предсказания, он не раз говорил о событиях, которые должны свершиться. И почти каждый раз, происходило то, о чём он говорил.

— Очень интересно. Благодарю вас, падре!

— Держись от него подальше, Родриго! — уходя, предостерёг его священник.

Родриго проводил отца Андори нетерпеливым взглядом и тут же сосредоточил всё своё внимание на дервише. Родриго буквально распирало от любопытства. Ему не терпелось подойти и поговорить с ним. Его охватило безудержное желание узнать своё будущее. Он едва дождался момента, когда нищий, перестав молиться, поднялся с колен и взял посох. Родриго направился к нему. В этот миг дервиш обернулся. Они встретились взглядами. Вначале Родриго увидел морщинистое лицо и белую бороду, а вслед за ними,…глаза дервиша. Не мигая, они смотрели прямо на него. По телу Родриго пробежал непонятный озноб. Из глаз дервиша исходил загадочный свет. И этот свет манил его. Несмотря на предостережение святого отца, Родриго всё же заговорил с дервишем.

— Можно задать тебе вопрос? — эти слова послужили началом диалога между Родриго и дервишем. Тот медленно кивнул головой.

— Почему ты — мусульманин, молишься кресту?

— Это ты видишь крест! — последовал спокойный ответ.

— А что видишь ты?

— Мечеть Айтабин! Святое место для каждого правоверного. Она стояла на этом месте несколько столетий, пока христиане её не разрушили и не воздвигли вместо неё эту церковь.

— Удивительно, — протянул Родриго, не сводя пристального взгляда с дервиша, — а я и понятия не имел об этом, хотя многие годы хожу сюда. Если ты, конечно, говоришь мне правду?

— Я всегда говорю правду,…Родриго!

Ответ дервиша буквально ошеломил Родриго. Он с неподдельным изумлением уставился на дервиша. Голос, которым он обратился к дервишу, был полон растерянности.

— Откуда ты знаешь меня?

— Это длинная история, — голос дервиша стал печальным, — я знаю тебя с самого твоего рождения. Я знал твоего отца, деда и даже прадеда.

— Ты был знаком с ними? — Родриго в себя не мог прийти от ответов дервиша.

Тот в ответ медленно кивнул головой.

— Роду Д,Альборе более ста пятидесяти лет, — с гордостью произнёс Родриго, — и я рад, что это славное имя известно даже тебе.

— Мне не известно это имя!

— Как? — поразился ответу дервиша Родриго, — ты же говорил, что знал моего отца?

— Да. Я знал твоего отца.

— Как же мне понимать твои слова?

Дервиш сохранял некоторое время молчание, потом поднял посох и указал им на солнце.

— Мы многого не понимаем по причине того, что не пришло время.

— Ты говоришь загадками, дервиш!

Родриго почувствовал лёгкое раздражение оттого, что никак не мог уловить смысл непонятных слов этого нищего.

— Придёт время, и ты узнаешь ответ сам! И тогда мы снова увидимся с тобой.

— И когда же я его узнаю? — нетерпеливо спросил Родриго.

— Когда вновь, во второй раз, потеряешь всё самое дорогое для тебя.

Услышав эти слова, Родриго легко засмеялся.

— Старик, да будет тебе известно, что до сей поры, я ничего дорогого мне не терял. И сейчас я счастлив как никогда. У меня есть всё, о чём только можно мечтать.

— Счастлив? — глаза дервиша сверкнули непонятным огнём. — Ты никогда не был так близок к смерти, как сейчас. Даже в час своего рождения. Взамен дружбы, любви и счастья,…ты получишь страдания, боль и…ненависть. Тебе придётся напрячь все свои силы, собрать всё своё мужество, ибо каждый день, с утра до поздней ночи, ты будешь смотреть в лицо смерти. И это пытка будет продолжаться многие дни. Когда это случится,… когда ты поймёшь, что смерть для тебя в тысячу раз желанней жизни,… назови вслух имя Бога. Нет Бога, кроме Аллаха и Магомет пророк его! Аллах велик! Он поможет тебе!

Сказав эти слова, дервиш отвернулся от Родриго и, опираясь на посох, двинулся в путь, известный только ему одному.

— Я добрый католик и не стану повторять эти слова. И я не в обиде на твою ложь! — закричал вслед ему Родриго. Он немного помолчал, потом снова закричал дервишу, который успел удалиться на порядочное расстояние:

— Не уходи! По крайней мере, до той поры, пока не скажешь, в каком месяце состоится моя свадьба?

Родриго напряг слух, ожидая услышать ответ дервиша. Несколько мгновений стояла полная тишина, а потом до него донёсся едва слышный голос дервиша:

— Аллах велик! Он не допустит, чтобы лучший из правоверных женился на христианке!

Родриго от души расхохотался над последними словами дервиша.

— Да этот дервиш не иначе как юродивый, — весело пробормотал под нос Родриго.

Он стоял и смотрел вслед удаляющей фигуре дервиша. Он подумал о том, кто этот человек и куда идёт. Вероятно, сам дервиш этого не знал. Куда может идти юродивый?

Внезапно Родриго спохватился.

— Чёрт, король же меня ждёт! К тому же, моя милая Роза находится в опасном обществе. Следует немедленно идти ей на помощь.

Родриго со всей возможной скоростью поспешил в дом своей невесты.

Когда Родриго прибыл туда, король уже собирался покидать дом. Он увидел, как король разговаривает с Доньей Флорой. По тому, как король смотрел на неё, Родриго понял, что та привлекла внимание короля. Он ещё более утвердился в этой мысли, когда услышал последние слова короля, сказанные ей на прощание.

— Сеньора, надеюсь очень скоро вновь иметь счастье увидеть вас!

— Я буду ждать этой минуты, ваше величество, — скромно отвечала королю Донья Флора.

Судя по лицу короля, он остался весьма доволен этим ответом. Король нежно поцеловал ей руку и, повернувшись, отошёл от неё. Родриго заметил торжествующий взгляд, который на мгновение мелькнул в глазах Доньи Флоры и тут же погас. Он не успел подумать над значением этого взгляда, по причине того, что его заметил…король.

— Родриго, должен сказать, твоя невеста просто прелестна. Я изменил своё мнение. Думаю, следующий месяц вполне подойдёт для того, чтобы подумать о вашей свадьбе. Но должен тебя предупредить, что это не окончательное решение. Мне необходимо подумать. Кстати, ты оказал мне прекрасную услугу, — при этих словах король бросил многозначительный взгляд на Донью Флору и продолжил, резко меняя тему разговора. — Едва не забыл Родриго. Как поживает твой кузен?

— Дон Маран, кузен моей невесты ваше величество. Он получил лёгкую рану и вполне здоров! — отвечал Родриго, с некоторой опаской следя за приближением короля.

— Жаль. Я надеялся, что ты убьёшь его. Это обстоятельство могло придать вашим отношениям с невестой особое очарование, — король, вздохнув, остановился возле Родриго и добавил. — Друг мой я позволяю тебе побыть с невестой до завтрашнего вечера. Для меня поднимут кабана. Я собираюсь славно поохотиться с утра. По этой причине, тебе придётся обходиться какое-то время без своего друга. Но завтра вечером мы сполна возместим эту вынужденную разлуку. Да, Родриго, не забудь о Донье Флоре. Она ни разу не была во дворце. А ведь Альгамбра так велика, что иной раз и я теряюсь.

Вздохнув ещё раз, король в сопровождение придворных покинул дом. После его ухода, Родриго вздохнул с облегчением. Он перебросился несколькими словами с Доньей Флорой. Они договорились встретиться на следующий вечер, чтобы вместе поехать во дворец. Выполнив последнюю обязанность, Родриго поспешил к своей невесте. Он был полон радости. Целый день. Ему впервые представилась возможность провести со своей любимой столько времени.

Глава 8

Охота

Охота в королевских лесах, привилегия для избранных. Лишь двадцати вельможам было дано позволение сопровождать его королевское величество на охоте. В числе этих двадцати находился и принц Хуан со своим наперсником графом де Реас. Они, вместе с остальными, прибыли на опушку леса, с которой и должна была начаться увлекательная охота. Король прибыл последним. Он прискакал на своём любимом, вороном коне. И, как ни странно, без какой-либо охраны. Король был облачён в тёмно- коричневый костюм. К плечам сзади был прикреплён такого же цвета плащ с белым меховым воротником. В руках король держал копьё. Король всегда охотился на кабана с копьём. Это манера, как объяснял сам король, придавала ему уверенности в собственных силах. И это несмотря на то, что большинство охотников были вооружены арбалетами, а некоторые даже прихватили с собой аркебузы.

С первыми лучами солнца кабан был поднят. По знаку короля по следам зверя выпустили две своры гончих. И только лишь после этого, сами охотники пустились в погоню. Лес огласился громким лаем собак. Всадники один за другим направляли коней на звук лая собак. Часто им приходилось менять направление. Происходило это от того, что гончие метались из сторону в сторону. Явный признак того, что они мчались по горячим следам и готовы были настигнуть кабана. Король, охваченный азартом охоты, скакал впереди всех. Он был настолько поглощён погоней, что не заметил, как остался в полном одиночестве. Остальные всадники или отстали, или же скакали далеко в стороне. Король снова оглянулся. Не увидев ни одного всадника позади себя, он слегка помрачнел и сильнее сжал древко копья. Проскакав ещё немного вперёд, король остановил коня. Впереди по пути следования лежало поваленное дерево. Плотный ряд деревьев не позволял его обойти. Оставалось вернуться назад и поискать пути обхода. Король ещё раз огляделся вокруг себя. Взгляд с сосредоточенной настороженностью прошёлся по плотной листве деревьев. После осмотра, король переложил копьё в левую руку и нащупал кольчугу, спрятанную под охотничьим костюмом. После этого он нащупал шпагу и кинжал. Они были скрыты за широкими полами плаща. Убедившись, что он готов к неожиданностям, король пробормотал под нос:

— Клянусь своей короной, неспроста меня оставили сразу после начала охоты. Возможно, мои дорогие поданные решили устроить охоту. И вовсе не на кабана. Ну что ж, посмотрим, чем завершится моя нелепая затея. Если, конечно, мне удастся увидеть её результат…

При этом он в очередной раз, оглянулся вокруг и прислушался к звукам. Лай собак и звуки труб раздавались недалеко от места, где он находился. И это обстоятельство, по непонятной причине, его насторожило ещё больше. После короткого размышления, король пустил коня шагом, направляясь к поваленному дереву.

На земле валялись сухие ветки деревьев. Ветки под копытами коня ломались, издавая при этом сухой треск. И этот треск не позволил королю услышать…своеобразный свист. Король не видел, как позади него, в зарослях листвы показалось искажённое злостью лицо. А вслед за ним показался арбалет, из которого была выпущена стрела в его сторону. Одно мгновение отделяло короля от смерти. И в это мгновение произошло сразу несколько событий. Из-под поваленного дерева, прямо на короля, выскочил…кабан. Испуганный конь шарахнулся в сторону. Одновременно с этим, раздался очень странный звук. Король, собиравшийся поразить убегающего кабана, так и застыл с поднятым копьём в руках. На расстояние согнутой руки от его головы, в стволе дереве торчала стрела. Увидев стрелу, король резко побледнел и быстро оглянулся вокруг себя. Он ничего не увидел, но услышал шорох, похожий на топот человеческих ног. Забыв о кабане, король пустил коня туда, откуда доносились звуки. Конь двигался медленным шагом. Король выбросил копьё и, выхватив шпагу, приготовился к отражению любого возможного нападения. Пока он принимал все возможные меры для отражения атаки невидимого врага, вдали послышался топот коня.

Король заскрежетал зубами и выругался.

— Будь всё проклято. Я должен найти этого мерзавца.

Он пришпорил коня и галопом понёсся по лесу. Почти сразу же на пути ему попался королевский охотничий. Обеспокоенный долгим отсутствием короля он бросился на его поиски.

— Труби сбор. Охота закончена, — с ходу закричал ему король. Не останавливая бега коня, он понёсся дальше.

Вслед за ним раздался своеобразный звук рога. Король радостно улыбнулся. Кто бы ни пустил стрелу, он это узнает. Перестав преследовать невидимого противника, он направил коня к опушке леса. К месту, где начиналась охота. Каким бы ловким не оказался убийца, у него не оставалось возможности вернуться к месту сбора, не уличив себя. Король отрезал ему путь отступления.

Выехав на опушку, король обнаружил, что больше половины охотников уже успели вернуться. Почти все выглядели расстроенными по причине неудачно закончившейся охоты. Все, за исключением одного человека. Этот человек мертвенно побледнел, увидев его. И это был его собственный брат, Хуан.

«Вот ты и попался, братец!», — думал король, одаривая брата благосклонной улыбкой. Он остановил коня в нескольких шагах от основной группы охотников и завёл ничего не значащий разговор с одним из них. При этом король зорко следил за западной от него частью опушки. Откуда, по его мнению, и должен был появиться убийца. Поглощённый не столько беседой, сколько наблюдением, король не сразу услышал голос брата.

— Ваше величество, я не совсем здоров. Не могли бы мы прямо сейчас отправиться обратно. Остальные нас могут нагнать по пути.

Король одарил брата сочувствующей улыбкой.

«Он всегда был глуп», — подумал король, но вслух сказал совершенно иное:

— Я озабочен вашим здоровьем, брат мой. И в немалой степени. Однако позвольте возразить вам. Последовав вашему совету, мы поступим весьма не учтиво по отношению к сеньорам, которые сопровождают нас. По этой причине, я бы посоветовал вам набраться терпения.

После ответа брата, принц больше не пытался заговорить с ним. Он время от времени поглядывал вокруг себя, словно что-то искал. Бледность не сходила с его лица. Король наблюдал за ним, словно коршун за добычей. Он практически уверился в мысли, что человек, пытавшийся его убить, не кто иной, как граф де Реас. Наперсник брата. Король утвердился в этой мысли, когда оставшиеся охотники, выехали из леса и присоединились к ним. Незаметно для остальных, король сосчитал всех. Девятнадцать всадников. Недоставало одного,…графа де Реас.

Убедившись в своей правоте, король с напускной веселостью заявил охотникам:

— Сеньоры, обещаю вам охоту лучшую, взамен этой. И поскольку все собрались, следует вернуться во дворец. Нельзя забывать о хорошей еде, которая ждёт каждого охотника.

Произнося эти слова, король краешком глаза наблюдал за братом и заметил, с каким облегчением тот вздохнул.

«Да у него всё на лице написано», — весело подумал король. Настроение у него после охоты значительно улучшилось, что не укрылось от сопровождения и что крайне обрадовало принца Хуана.

Глава 9

Два брата

Принц Хуан не успел даже переодеться и отдохнуть. За ним, сразу после возвращения с охоты, явился капитан ди Касто, возглавляющий личную гвардию короля. Капитан сообщил принцу, что его желает видеть король. Принцу Хуану ничего не оставалось, как подчиниться приказу брата. В сопровождении охраны, он вышел из своих покоев. Принц ожидал, что его препроводят во дворец Комарес, где король имел обыкновение устраивать приёмы и аудиенции. Однако ошибся. Капитан вёл его к так называемому «львиному дворику». Он был назван так из-за фонтана, расположенного в центре открытого дворика, во дворце. Скульптура фонтана изображала двенадцать львов расположенных по кругу. Это место король всегда избирал для встреч с любовницами. Там царила тишина и покой, нарушаемая лишь журчанием воды.

Это обстоятельство немного встревожило принца. Король не имел привычки принимать, кого бы то ни было в этом месте, за исключением фавориток. Ещё больше встревожился принц, когда капитан повёл его в северную часть львиного дворика. Из дворика они поднялись по лестнице в коридор. Миновали зал «двух сестёр». Напротив этого зала, были ещё одни двери, ведущие в другой зал. Перед ними капитан остановился. Принца мгновенно обуял ужас, когда он увидел, в какое место его привели. Это был печально известный зал «Абенсерхав». Все обитатели Альгамбры избегали этого зловещего места.

Капитан открыл двери. Впустил туда принца, и сразу же затворив двери, он встал перед ними и скрестил руки.

Когда принц вошёл в большой зал, он был наполовину залит солнечным светом. Дугообразные окна позволяли солнечному свету освещать лишь половину стен. Вторая половина стен и потолок оставались лишёнными этой возможности, что ничуть не умаляло красоты орнамента.

В центре зала стоял король. В руках у него были две шпаги одинаковой длины. Король, в отличие от брата, успел переодеться. На нём были одета красная рубашка. Широкие красные панталоны. Красные чулки и красные туфли. Король был одет во всё красное. С ног до головы. И пока принц Хуан пытался отгадать значение этой одежды, сам король пояснил это брату:

— Не люблю видеть кровь на одежде. Особенно, если это кровь родного брата.

Король подошёл к нему и вручил одну из двух шпаг.

— Наконечники острые, можешь в этом сам убедиться.

— Брат…, - принц Хуан побледнел, принимая шпагу из рук короля.

— Знаешь, дорогой брат, чем известен этот зал? — задавая этот вопрос, король отошёл от брата и стал прохаживаться вблизи открытых окон. — Согласно сохранившийся летописи, именно сюда в 1482 году, султан вызвал 36 претендентов на престол. Чтобы освободить сыну дорогу к престолу, он велел палачу ждать возле двери. В итоге, всем претендентам перерезали горло. До сей поры, повсюду в этом зале сохранились кровавые пятна. Кстати, ты стоишь на одном из них.

Услышав последние слова, принц Хуан с ужасом отшатнулся вправо, и прижался к последнему окну. Впереди него по-прежнему расхаживал король. Разрезая перед собой воздух кончиком шпаги, он продолжал рассказывать с совершенно беззаботным видом.

— Некоторые обитатели замка рассказывают странные истории. Будто бы по ночам отсюда исходят ужасающие крики. Многие верят в то, что души убитых, до сей поры, живут в этих стенах.

— Спаси нас, Господь! — прошептал принц Хуан, осеняя себя крестом.

— Тебе всё это полезно знать, брат мой. Ибо с сегодняшнего дня, этот зал станет местом твоего пребывания.

— Брат, — вскричал в ужасе принц Хуан. — Вы не можете поступить со мной так жестоко.

— Почему же не могу? — король остановился и бросил на брата откровенно насмешливый взгляд. — Это место выглядит гораздо привлекательней могилы, куда хотел отправить меня…ты.

— Брат…, - принц Хуан помертвел, услышав эти слова. Он попятился назад. И пятился, пока не упёрся в стену. Он был не в состояние отвести взгляда от короля, который буквально сверлил его глазами.

— Где граф де Реас? Ты приказал ему убить меня?

Эти два вопроса хлестнули принца, словно лезвие рапиры.

— Нет, нет,…как вы могли подумать такое, брат мой,…господи, нет же, вы ошибаетесь.

— Ошибаюсь? — переспросил король и неожиданно резко приказал. — Встань в позицию! Начнём разминку.

Принц не посмел противоречить королю. Он выполнил приказ, но при этом прошептал:

— Брат, это убийство, а не поединок. Всем известно ваше умение фехтовать.

— Тем лучше, — отозвался король. Он встал в позицию напротив брата. Они скрестили шпаги.

— Ты и вправду полагал, что я настолько глуп?

Король первый сделал выпад. Принц отбил удар, но сам нападать не стал. Король сделал новый выпад. Тот снова отбил и снова не стал атаковать. Король начал нападать. Он нападал лениво без видимой цели. И при этом, постоянно разговаривал.

— Вначале меня дважды пытаются отравить. Это настойчивость привела меня к мысли о том, что существует некое заинтересованное в моей смерти лицо. Я немного поразмыслил, — атака короля заставила принца прижаться к стене. Напрягая силы, он отбивался от многочисленных ударов короля. — И в итоге, пришёл к очень простому выводу. У меня нет детей. Конечно, я ещё полон сил и могу исправить это положение. Впрочем, это обстоятельство не столь важно. Важно другое. После моей смерти, ты единственный, кто может занять престол. Это не совсем соответствует истине. Однако истинное положение дел неизвестно никому, кроме меня. Но именно так думаешь ты и все остальные.

Раздался звон. Шпага принца упала на пол. Король выбил её из рук своего брата. Он посмотрел на принца и, отступил на несколько шагов назад, давая ему возможность поднять её. Тот молча поднял шпагу.

— Кисть правой руки слишком слаба, оттого ты и потерял шпагу, — заметил король, возобновляя атаку. — На чём я остановился? Ах, да. Наследник. Мне не достало трудностей понять, кто именно желает моей смерти. «Ищи того, кому это выгодно» — продекламировал король и продолжал говорить в том же развязном духе, не забывая при этом создавать новые угрозы для принца. Кончик его шпаги, мелькал в опасной близости от тела принца. Тот постепенно покрывался потом, отбиваясь изо всех сил.

— У тебя, брат мой, хватило глупости стать моим врагом, но, к сожалению, не достало ума стать моим другом. И за эту свою глупость ты сейчас в полной мере ответишь.

Король внезапно ускорил движения и, как следствие, кончик его шпаги распорол руку принца от ладони до локтя. Принц выронил из рук шпагу и, рухнув перед королем на колени, вскричал:

— Клянусь вам, брат, это не я…это они. Они заставили меня пойти на это. Я сопротивлялся, но они угрожали мне смертью. Мне пришлось согласиться. Будьте милосердны,…не убивайте меня.

Принц зарыдал. Он рыдал, не обращая ни малейшего внимания на струйку крови, вытекающую из раны и капающую на пол.

— Так я и думал, — пробормотал король, с презрением наблюдая за поведением брата, — ты к тому же трус. Немного крови и ты готов рассказать всё что угодно. Я выслушаю тебя. И, возможно, даже пощажу твою жизнь…

Услышав эти слова, принц перестал плакать и с глубокой надеждой посмотрел на короля, который возвышался перед ним с каменным лицом.

— Но ты, Хуан, должен быть весьма убедителен. Если солжёшь мне, клянусь своей честью и именем, ты будешь жестоко наказан.

— Клянусь брат, клянусь, — радостно вскричал принц, поднимаясь с колен, — в моих словах вы не услышите ни единого слова лжи.

— Посмотрим, — неопределённо протянул король. Он прошёл к окну и опустился на широкую нишу. После этого, он поставил кончик шпаги на пол и, положив свою ладонь на рукоятку, принял выжидательную позу.

— Эти люди основали тайный орден. Они называют его «Священный союз двенадцати». Это очень страшные люди. Они способны на всё, — вначале речь принца была сбивчивой, но постепенно он обретал уверенность и голос звучал ровнее. — Они подослали ко мне человека. Он рассказал мне всё об ордене и сказал, что я должен стать одним из них. Я отказался. Тогда они пригрозили мне расправой. Они сказали, что должны будут убить меня, так как мне стало известно о них…

— Угрожали тебе смертью? — с задумчивым видом перебил его король. — Что же ты узнал такого таинственного об этом ордене?

Принц Хуан вначале промолчал, но, увидев угрожающий взгляд короля, сразу ответил на вопрос:

— Они ставят целью свергнуть правящего короля!

— Убить? — поправил его король.

Принц молча кивнул головой.

— И ты согласился?

— У меня не было выбора, — попытался, было, оправдаться принц, но король резко перебил его:

— У тебя был выбор, — закричал он, — ты мог прийти ко мне и всё рассказать. Вместо этого ты подослал ко мне убийц.

— Это не я. Это они сделали, — принц вновь побледнел.

— Причина? Почему они хотят убить меня?

— Они считают вас…безбожником.

Услышав эти слова, король не выдержал и расхохотался.

— Безбожником? — сквозь смех выдавил он. — В Испании нет более набожного католика, чем я. Я делаю для церкви всё возможное. Они получают часть золота, которое прибывает из наших колоний. Я строю соборы и церкви. Я восхваляю Господа и прославляю святую веру. Папа не раз упоминал обо мне, как о самом благочестивом и набожном правителе. И при всём при этом, меня считают безбожником? Найди другое оправдание, Хуан. Я не верю твоим словам.

— Они действуют с благословения папы!

— Что? — король вздрогнул, словно от удара и устремил на брата гневный взгляд. — Что ты сказал?

— Папа дал им своё благословение, — с опаской оглядываясь на брата, повторил принц.

Король некоторое время молчал, обдумывая слова брата, а потом негромко проронил.

— Это становится слишком серьёзным.

Король снова посмотрел на брата. На этот раз, взгляд выражал озабоченность.

— Каким образом им удалось заручиться поддержкой папы?

— Этого я не знаю. Но я знаю причину.

— Назови.

— Причина заключена в маврах. Многие видят, что ты потакаешь им. Нередко оказываешь одинаковые с христианами знаки внимания. Они считают, что этим ты оскверняешь святую веру в Господа нашего Иисуса Христа.

— Оскверняю святую веру? — вскричал король. — Мавры мои поданные. Они такие же поданные как христиане. И имеют столько же прав. Они имеют право молиться тому Богу, которого почитают. И так будет всегда. Я не позволю каким-то невеждам менять законы королевства. Пусть даже они и пользуются поддержкой папы. По этой причине они и считают меня безбожником, не так ли? Мерзавцы. Ничего. Очень скоро я доберусь до них.

Король внезапно остыл и с подозрением уставился на брата.

— А что, если ты всё придумал, для того чтобы спасти свою никчёмную жизнь?

— Нет, брат. Клянусь тебе…

— Твои клятвы ничего не стоят. Мне нужны доказательства твоих слов. Дай мне их, и я поверю тебе.

— Хорошо, — покорно согласился принц, — я знаю одну тайну. И эту тайну я сообщу вам. Это поможет вам спасти вашего друга и убедиться в моей искренности и желание служить королю.

— Друга? Ты имеешь в виду Родриго? — король затаил дыхание в ожидание ответа.

— Да. Орден приговорил его к смерти.

— Как? Когда? — король в сильном волнении вскочил с места.

— Сегодня. Это должно произойти сегодня. Здесь, во дворце. Орден подошлёт человека, отлично владеющего искусством фехтования. Этот человек как бы невзначай оскорбит королеву в присутствии Д,Альборе.

— Всё ясно, — гневно сверкая глазами, вскричал король, — эти негодяи знают, с каким глубоким почтением относится к королеве Родриго. По этой причине и выбрали столь низкий способ расправы. Успокаивает одно. Эти мерзавцы серьёзно просчитались. Их ожидает весьма неприятный сюрприз, а меня, наоборот весьма приятный.

— О чём вы, брат мой? И почему жизнь этого ничтожного дворянишки заботит вас, едва ли не больше вашей собственной?

— Почему? Сочинять стихи у Родриго от бога. Всё же остальное дал ему я. Родриго находится при мне с самого своего рождения. Долгие годы я держал его вдали от дворца. Он рос окруженный любовью и спокойствием. Святые отцы обучали его наукам, а лучшие мастера фехтования обучали искусству поединка, воспитывали в нём дух воина. Я и сам занимался его обучением воинскому ремеслу. Хотя ему это и чуждо, тем не менее, Родриго в совершенстве овладел всеми видами оружия. Только никто этого не знает. Я держал всё это в секрете. Теперь же нет необходимости скрывать правду. Я скажу больше, дорогой братец. Очень скоро Родриго получит титул герцога. Он женится на принцессе Елизавете, а не на той безвестной нищенке, в которую влюблён. А в качестве свадебного подарка, я ему передам часть городов, которыми сейчас владеешь ты. Если прежде у меня и были сомнения по поводу этих действий, то сейчас их нет.

Эти слова привели к тому, что принц Хуан совершенно позабыл об опасности, которая всё ещё витала вокруг него. Он не видел ничего кроме ненавистного лица…родного брата. Дрожащие губы едва выдавили:

— С рождения? Родриго…ваш сын?

— Мой сын? — непонятно, по какой причине король погрустнел. — Я почёл бы за счастье иметь такого сына.

— Ложь, — не выдержав, вскричал принц, — можете убить меня, но только не лгите. Даже я не смею высказать вам малую часть того, что выговаривает вам этот человек. Кто он, если не ваш сын?

— В своё время всё узнаешь, — бросил в ответ король, и мрачным взглядом оглядев жалкую фигуру брата, отрывисто распорядился. — Будешь оставаться в своих покоях. Никаких писем, разговоров и встреч. Впрочем, я прослежу за всем сам. Увидимся вечером на приёме. Если произойдёт так, как ты мне рассказал, мы продолжим разговор об этом таинственном ордене и людях, которые возглавляют его. Если нет,…пеняй на себя.

Король вышел из зала. Чуть позже капитан проводил принца обратно. Едва принц вошёл в свои покои, снаружи щёлкнул замок. Услышав этот звук, принц Хуан зловеще усмехнулся.

— Ты не узнал самое главное брат мой. И никогда не узнаешь. Скоро я стану королём! И тогда никто не сможет защитить твоего любимчика,…кем бы он ни был.

Глава 10

События развиваются

Прохожие испуганно шарахались во все стороны. Камни мостовой издавали своеобразный звук, который эхом прокатывался по улице, вдоль маленьких домов. Причиной этому был крупный отряд кирасиров. Отряд выехал из Альгамбры, спустился по склону холма и теперь мчался галопом в сторону площади Бимбрамбла. Немногим позже, около двадцати всадников одетых в доспехи, вооружённые до зубов, въехали на площадь. По команде одного из кирасиров, отряд вначале замедлил движение, а затем и вовсе остановился.

Нищие, увидев грозную стражу короля, рассыпались в разные стороны. Они пытались укрыться в укромных уголках, чтобы не привлекать к себе внимания. Но это бегство оказалось совершенно излишним, ибо стражников привела сюда совершенно иная цель. И эта цель вскоре стала общеизвестной.

Присутствие кирасиров на площади привлекло внимание некоторых наиболее смелых горожан. Они уже стали приближаться к ним, когда расслышали голос одного из кирасиров, прогремевший на всю площадь:

— Именем короля! Всем слышать и слушать!

Эти слова повторялись раз за разом. Каждый раз, когда они звучали, к площади подходили всё новые толпы горожан. Это происходило до тех пор, пока площадь Бимбрамбла не оказалась запруженной народом до отказа. Едва ли не последними на площадь въехали два всадника. У обоих были длинные чёрные плащи. Сзади край плаща облегал круп лошади. А спереди воротник плаща прикрывал лицо до самых глаз. Всадники остановились позади толпы. Они не без настороженности смотрели в сторону кирасиров и с нетерпением желали услышать причину, которая привела тех на площадь. И они услышали, как впрочем, и все остальные. Над толпой разнёсся грозный голос:

— Именем короля! Да будет всем известно! Начиная с сегодняшнего дня, любой, кто приютит под своим кровом или иным способом окажет помощь человеку, который осмелился посягнуть на жизнь короля, человеку с именем граф де Реас, будет немедленно и жестоко наказан. Всякий же, кто укажет место, где прячется этот человек, получит вознаграждение в пять золотых. Тому же, кто приведёт графа де Реас живым или мёртвым король выплатит двадцать золотых. Именем короля! Слушайте все и не говорите потом, что не слышали!

Два всадника, которые ранее подъехали на площадь, развернули коней. Стараясь поменьше привлекать к себе внимания, они неторопливо выехали с площади. Оказавшись, на порядочном отдалении от неё, один из всадников с глубокой досадой прошептал.

— Проклятье! Всё соответствует нашим опасениям! Обстановка хуже некуда!

— Что будем делать, ваша светлость? — раздался шёпот второго всадника.

— Бежать. Что же ещё? Я не сомневаюсь в том, что завтра поутру на этой же самой площади будут давать точно такое же представление. Только на сей раз, мы станем главными персонажами. Счастье, что это уже не произошло. Не знаю, кого благодарить. Его величество за медлительность. Или же его высочество за стойкость, которую я в нём и не подозревал. В любом случае у нас есть время, и мы воспользуемся им. Только заедем на постоялый двор. Необходимо предостеречь его преосвященство. Это сделаю я. А ты предупредишь остальных. Встретимся в той самой маленькой харчевне, где мы останавливались по пути в Малагу. Сегодня ночью.

Доехав до перекрёстка, всадники разделились. Один из них исчез в маленькой улочке. А второй направился в сторону Корраль дель Карбон. Всадник всё время прятал своё лицо и старался держаться неприметно. Впрочем, на него мало кто обращал внимания. Одинокий всадник редко привлекал внимание горожан. Другое дело всадники, сопровождаемые многочисленной свитой. Кареты, сопровождаемые эскортом. Именно на такие события обращалось больше всего внимания. Всадник это прекрасно знал. И поэтому на его губах играла довольная ухмылка. Он оставался незамеченным. В данный момент, это было все, в чём он нуждался.

Проезжая мимо Алькайсерии, всадник стал вести себя более настороженно и резко ускорил бег коня. И этому была серьёзная причина. Он увидел отряд стражников, которые рыскали среди торговцев. Стражники переворачивали всё вокруг вверх дном, стараясь обнаружить то, что так настойчиво искали. Отсюда до постоялого двора было рукой подать. Не стоило сомневаться в том, что очень скоро стража появится и там. Это обстоятельство создавало серьёзную угрозу планам всадника. Это было заметно по его беспокойному взгляду.

К своему величайшему облегчению, он без особых помех достиг постоялого двора. Добравшись до места, он первым делом расспросил одного из слуг, как найти нужных ему людей. Услышав подробные объяснения, он дал слуге монету и оставив на его попечения коня, направился внутрь.

Он без особых затруднений нашёл нужную дверь. Остановившись перед ней, он воровато оглянулся по сторонам и уже знакомым нам способом постучал. Дверь отворилась. Ещё раз оглянувшись и убедившись, что коридор пуст, он скользнул внутрь и сразу же затворил за собой дверь. И епископ, и оба его спутника находились в комнате.

Ниньо де Гевара с изумлением уставился на вошедшего.

— Герцог, — начал, было, он говорить, но загадочный гость приложил палец к губам, призывая к молчанию.

Все трое насторожились, увидев этот жест. Спутники епископа настороженно посмотрели на входную дверь, словно ожидали, что к ним могут ворваться недруги.

— Мы в серьёзной опасности, — шёпотом сообщил тот, кого епископ назвал герцогом.

— Что произошло? — как ни держался епископ, но всё же побледнел, услышав эти слова.

— Преданные нам люди во дворце сообщили о том, что король заточил принца в собственных покоях.

— Причина?

— Вначале это был лишь слух. Говорили, что король находится в неописуемом гневе. Будто бы на охоте его кто-то пытался убить. Недавно я лично убедился в правдивости этих слухов. Повсюду разыскивают графа де Реас. Он обвиняется в покушение на жизнь короля.

— Ничтожество, мелкий себялюбивый гордец, — в ярости зарычал епископ, подразумевая под своими словами не кого иного как наследника трона, — и такого человека мы собрались посадить на престол. Он так жаждет стать королём, что скорее всех нас отправит в руки палача, чем получит желаемое. Ничтожество, не способное здраво мыслить. Я уже не говорю о терпение. Как возможно совершить такую оплошность, когда мы находились так близко от цели.

— Брат мой, нам пора бежать. Принц слишком слаб. Не стоит сомневаться в том, что он нас всех предаст, дабы спасти свою жизнь.

— Что вы предлагаете? — коротко спросил епископ.

Тот пожал плечами и ответил.

— Что же ещё? Бежать, конечно. Отправимся в Малагу. Наймём корабль. Нам необходимо покинуть Испанию. Здесь нас ждёт неминуемая смерть.

— Думаю, вы слишком торопите события, брат мой, — после короткого раздумья ответил епископ, — не забывайте о том, что намечается. Осуществить наш план сейчас представляется более реальным, чем прежде. Насколько мне известно, наша сестра сумела привлечь внимание короля. Она сообщила, что уже сегодня отправится во дворец. Король лично её пригласил.

— Брат мой, мы можем не дожить до того часа, когда королю вздумается затащить её в свою постель!

— Тоже верно, — не мог не согласиться епископ. — Но, тем не менее, бежать нельзя. Бегство приведёт к тому, что мы потеряем всё, ради чего столько старались.

— Что вы предлагаете, брат мой?

— Ничего не отменять. Уехать из города, затаиться и следить за событиями. Так мы сможем вовремя вмешаться и получить заслуженную награду за свои труды.

— А смысл, брат мой? Принц всех предаст.

— Её он не предаст, — с непоколебимой уверенностью возразил епископ, — он не настолько глуп. Он не может не понимать, что сам находится на волосок от смерти. Как не может не понимать того, что только она может спасти его.

— Возможно, вы и правы, брат мой. Во всяком случае, стоит рискнуть.

На этом первая часть разговора между ними закончилась. Они начали обсуждать детали своего отъезда. Это обсуждение продолжалось очень короткое время. После обсуждения, таинственный герцог и его преосвященство Ниньо де Гевара покинули комнату, а вслед за ней и постоялый двор. Спутники же епископа остались. Одному из них надлежало поддерживать связь с беглецами. А так же наблюдать за происходящим в городе. Второму же надлежало отправиться во дворец и выполнить приказ ордена.

Глава 11

Кузен и кузина

В то время как королевские стражники рыскали повсюду в поисках человека покушавшегося на жизнь короля, по одной из улиц Гранады трусцой бежали четыре человека. Это были так называемые «носильщики». Все четверо были обнажены до пояса. Загорелые тела блестели под солнечными лучами. Они без видимой усталости несли богато украшенные носилки. На носилках был сооружён небольшой шатёр. Ярко жёлтые ткани, ниспадавшие с верхушки шатра на края носилок, со всех сторон наглухо закрывали обзор человека, который, вне всякого сомнения, находился внутри этого маленького, но весьма красочного воздушного домика.

Носильщики уверенно лавировали среди прохожих, двигаясь к определённой цели. Изредка они бросали настороженно-обеспокоенные взгляды на шатёр, словно опасались чего-то. Однако ничего не происходило. Из шатра не доносилось ни звука. Миновав несколько улиц, носильщики остановились у ворот небольшого особняка. Все четверо одновременно и очень осторожно опустили носилки на землю. Едва это сделали, как один из носильщиков, склонившись, откинул край занавеси, скрывающий вход в шатёр. Затем он согнул левую руку и застыл в почтительном ожидании. Из шатра показалась женская рука, облачённая в тонкую ажурную перчатку. Изящная ручка легла на грубую руку носильщика, которая в данный момент служила ей опорой. Вслед за рукой появилась из шатра и обладательница этой руки. Молодая женщина с ног до головы укутанная в чёрную одежду. Даже глаза женщины были скрыты от посторонних взоров вуалью. Едва покинув шатёр, таинственная незнакомка незамедлительно вошла внутрь дома. Все четверо носильщиков остались снаружи дожидаться свою госпожу.

Дону Марану перевязывали раненное плечо, когда в комнате появилась незнакомка. Дон Маран, обнажённый по пояс, сидел на стуле посреди комнаты. Прямо перед ним стояла широкая ваза, наполненная водой. В ней лежали окровавленные лоскуты белой ткани. Вокруг раны хлопотал сухопарый молодой человек с засученными рукавами. То и дело на лице дона Марана появлялась болезненная гримаса, которая сразу же переходила в короткий стон.

Женщина стоя наблюдала за всеми этими действиями. Она не издавала ни звука. Равно, как и Дон Маран, который успел заметить необычного посетителя. И судя по всему, прекрасно знал, кто именно, чьё лицо скрывается за вуалью. Об этом говорил лёгкий кивок, которым он встретил женщину и неприметный для лекаря жест здоровой рукой, приглашающий занять место в кресле. Но женщина не обратила внимания на этот жест. Чуть помедлив, она миновала обоих, направляясь к открытой настежь двери, ведущей на балкон. Оказавшись на балконе, она прислонилась к поручням и застыла словно изваяние.

Позади неё по-прежнему происходило действие, но она не придавала ему ни малейшего значения. Очень скоро шум прекратился. Едва закончилась перевязка, лекарь немедленно удалился из комнаты, прихватив с собою вазу. Проводив его взглядом, Дон Маран встал со стула и набросил на плечи рубашку. В таком виде он и направился на балкон. Остановившись за спиной женщины, дон Маран, негромко произнёс:

— Эти цветы мои любимые, Донья Флора!

Донья Флора, а это действительно была она, немедленно устремила взгляд вниз. Под балконом расстилался цветник. Здесь было множество цветов, но донья Флора сразу поняла о каких именно идёт речь. В середине цветника располагалась отдельная, очень красивая клумба с розами. Благоухающий аромат роз доносился до балкона. Стоило лишь глубже втянуть в себя воздух, чтобы почувствовать его.

— Так вы действительно так сильно любите мою сестру? — не оборачиваясь, спросила донья Флора.

— Больше жизни. Она всё, что мне нужно в этой жизни, — не задумываясь, ответил дон Маран.

— Вы клянетёсь любить её, дон Маран? Вы клянетёсь защищать и оберегать её? Не будет ли так, что помогая вам, я сделаю несчастной свою сестру?

— Никогда, — с пылом и непоколебимой уверенностью воскликнул дон Маран, — клянусь вам всем, что для меня свято, донья Флора. Вы никогда не пожалеете об участи своей сестры. Донья Роза будет со мной счастлива. Со мной и только со мной. Никто не сможет ей дать и ничтожной толики тех чувств, что пылают в моей груди.

— Ну что ж, в добрый час, — донья Флора повернулась лицом к дону Марану, но из-за вуали выражение её лица не представлялось возможным рассмотреть. — Я помогу вам. И начну с вопроса. Дон Маран, как далеко вы готовы зайти, чтобы получить мою сестру?

— Я готов на всё!

Донья Флора ни на мгновение не усомнилась в этих словах. Она слишком хорошо знала, сколько времени и как любил её сестру стоявший перед ней человек.

— У меня есть план, дон Маран. — Прежде чем продолжить, донья Флора опасливо оглянулась по сторонам. На лице её собеседника появилась некоторая настороженность. Он с тревогой и нетерпением ожидал продолжения.

— План заключён в действии, которое может опорочить не только мою сестру, но отца и даже меня. По этой причине я задавала вам все эти вопросы. Дон Маран, лишь ваше слово и ваша порядочность станут гарантией сохранения нашей чести.

Дон Маран был обрадован и несколько удивлён. Он не понимал поведения доньи Флоры. За короткое время она полностью изменила своё мнение о нём. Больше того, она хотела полностью ему довериться и едва ли не восхищалась им.

«В чём тут дело? — окидывая донью Флору пристальным взглядом, напряжённо раздумывал, дон Маран. — Не заключена ли в её словах насмешка или дьявольская хитрость? Если б удалось увидеть её лицо? Или же она так жаждет Родриго, что подобно мне готова на всё?».

Последняя мысль заслуживала внимания. Она показалась дону Марану правдоподобной. Однако в любом случае следовало прежде выслушать, а уж потом решать.

— Так что же, дон Маран? — раздался голос доньи Флоры, в котором различалось еле заметное нетерпение.

— Вначале я бы хотел выслушать вас, донья Флора! — осторожно ответил дон Маран. При этом он бросил в очередной раз безрезультатный взгляд на вуаль, скрывающую её лицо.

— Всё очень просто, дон Маран. Вы должны похитить мою сестру!

— Похитить? — вырвалось у донельзя удивлённого дона Марана. — Вы отдаёте себе отчёт в последствиях такого поступка, донья Флора? Украсть благородную сеньору — значит навлечь позор на всю её семью!

— Нет, если вы женитесь на ней. Вы ведь женитесь на моей сестре, дон Маран?

— Конечно, донья Флора, — с готовностью подтвердил дон Маран. И тут же не сдержавшись, спросил: — Вы действительно готовы пойти ради меня на такой опасный шаг?

— Ради себя, — невозмутимо поправила его донья Флора и так же спокойно и неторопливо продолжила говорить, — я стараюсь для себя, дон Маран. Я люблю сестру, но Родриго я люблю неизмеримо больше. В нашем с вами положении похищение сестры единственный выход. Посудите сами, дон Маран. Я пыталась с ней поговорить о вас, однако эти попытки ни привели к результату. Моя сестра и слышать о вас не хочет. Она влюблена в Родриго. Её невозможно убедить. Так что, как видите, она просто не оставила мне выбора. Мне придётся помочь вам, а заодно и себе.

Слова доньи Флоры развеяли последние сомнения дона Марана. Его охватило лихорадочное возбуждение. Воображение уже рисовало ему красочные сцены из будущей жизни. Заветная цель показалась совсем близкой.

— Я согласен! — без обиняков заявил дон Маран. При всём желании, он не смог бы убрать счастливую улыбку, расплывавшуюся на губах. — Как вы предполагаете действовать, дорогая кузина?

— Очень просто, дон Маран. Перед сном я дам сестре усыпляющий порошок. Она крепко заснёт. Как только она заснёт, я пошлю за вами. Вы приедете. Я помогу вам вынести сестру из дома. Когда она придёт в себя, то должна быть далеко от дома. Вы понимаете меня, дон Маран?

Дон Маран радостно кивнул головой.

— Если вы согласны, так и сделаем!

Дон Маран снова кивнул.

— И возьмите с собой только одну лошадь, чтобы не привлекать лишнего внимания, — предостерегла его донья Флора.

Радостный дон Маран снова кивнул. Он всё прекрасно понял. Всё до последней мелочи. Он уже представлял, как сажает свою любимую на коня и увозит прочь от Гранады. От Родриго…

— И помните, дон Маран, я полагаюсь на вашу честь!

— Донья, может всецело полагаться на меня! — дон Маран, отвесил кузине низкий поклон.

— Ну что ж, дон Маран, до скорой встречи! Я дам вам знать, когда наступит время!

Дон Маран снова поклонился, провожая кузину из комнаты. Едва она ушла, как он напрочь забыв о раненной руке, запрыгал на балконе от радости. Наконец, желанная цель близка.

— Роза, милая Роза, ты будешь моей и только моей, — раз за разом повторял он.

Донья Флора вышла из дома так же незаметно, как и вошла. Устроившись в шатре на подушках, она коротко бросила носильщикам.

— Домой!

Её приказ незамедлительно выполнили. Носильщики побежали в обратный путь. Донья Флора почувствовала лёгкое покачивание. Она сняла вуаль. Лицо доньи Флоры выглядело весьма мрачным. Красивые губы раскрылись, чтобы издать зловещий шёпот.

— Глупец! Ничтожество и глупец!

Глава 12

Оскорбление

В главном зале дворца Комарес царило оживление. Около двухсот разряженных в дорогие костюмы придворных, прохаживались по залу. Кавалеры, покручивая усы, галантно раскланивались с дамами, расточали им комплименты и дарили восторженные улыбки. Дамы же в ответ пытались покраснеть и начинали усиленно обмахиваться веером. При этом у них был такой вид, словно они готовы упасть в обморок. И неважно, какую очередную глупость им сказали. Важно было другое. На них обратили внимание. И чем чаще такое внимание оказывалось, тем больше дамы подчёркивали свою значимость. Обычно это выражалось в двух-трёх фразах, которые они с притворным равнодушием, как бы невзначай бросали другим представительницам прекрасного пола, находившимся от них в непосредственной близости. В ответ следовал завистливый взгляд, а чуть позже и злорадный, который сопровождался в точности таким же словами, какие были адресованы им. Так и длилась эта молчаливая дуэль между особами прекрасного пола. Оружием в этой дуэли являлись наблюдательность, красноречие, выражение лица, а так же жесты. Как правило, все высокородные дамы в совершенстве владели всем этим набором придворного оружия. Это умение помогало пустить его в ход в нужный момент. Соперничество между кавалерами разительно отличалось от дам по той простой причине, что они не могли открыто показать оказанные им знаки внимания той или иной дамой. Такое действие считалось верхом неприличия. Посему им приходилось довольствоваться высокомерным взглядом, гордой осанкой и подкручиванием тонких усов, которыми обладали почти все мужчины в этом зале. Отсутствие усов считалось едва ли не преступлением. Ни один уважающий себя мужчина не появлялся без них. Исключение составлял лишь придворный поэт. Но к этому исключению при дворе короля уже давно привыкли. Впрочем, как и к дерзостям, которые он высказывал королю.

Между придворными завязывались короткие, ничего не значащие разговоры. Это был скорее знак внимания, чем общение. Все это понимали, но никто этого не показывал. К тому же, среди придворных ощущалось некоторое напряжение. Все слышали об ужасном происшествии на охоте. Слышали о покушение на короля. Знали имя человека, покушавшегося на короля. Знали об аресте принца Хуана. И эту немилость к брату со стороны короля, нетрудно было предугадать, учитывая отношения, которые его связывали с графом де Реас. Иными словами говоря, за короткое время произошло много значительных событий. Никто не знал, как поведёт себя король. Некоторые надеялись, что король не обратит на них внимания. Другие же наоборот, предвкушали падение старых фаворитов и видели себя в качестве новых. В свете этих сомнений, опасений и надежд и проходило время в ожидании появления короля. И, наконец, долгожданный миг настал. Громкий голос возвестил о приходе короля.

— Его величество король Испании!

Сразу после этих слов обе створки дверей раскрылись, и появился король. Он по обыкновению пришёл один. Королева снова не пришла. Король был облачён в ту же самую одежду, в которой разговаривал с братом. Этим он недвусмысленно намекал на то, чего ему удалось избежать. Придворные низко кланялись по мере приближения короля. Все видели лёгкую улыбку на его губах и лишь самые прозорливые замечали за ней напряжение, несвойственное его величеству. Он прошёл к дальней стене, где был воздвигнут трон. Перед троном были сооружены три ступеньки. Ступеньки были покрыты ковром с затейливыми узорами, покрытыми позолотой. Едва король занял место на троне, как придворные согласно своему рангу, по одному или же с семейством двинулись в сторону его величества. Они останавливались перед первой ступенькой, низко кланялись и благодарили короля за предоставленную им возможность присутствовать на приёме. Одни отходили, подходили следующие. Эта церемония длилась до тех пор, пока все присутствующие не выразили почтение королю. Он же в свою очередь одаривал каждого благосклонной улыбкой. За всю церемонию король лишь единственный раз нахмурился. Это произошло, когда к трону подошёл его брат, принц Хуан. От острого взгляда придворных не ускользнул этот эпизод. Они поняли, что слухи, носившиеся по дворцу, имели серьёзное основание. Эти предположения ещё более укрепились, когда принц отошёл в угол, оказавшись слева от короля и… в двух шагах от капитана его личной охраны, который при его появлении демонстративно положил руку на эфес шпаги. Итогом всех этих предположений и незначительных происшествий стал вполне закономерный вывод. Принц впал в немилость. Прекрасно зная нрав короля, многие из присутствующих избегали даже оказаться рядом с принцем и уж никак не выражали ему своего почтения. Такое поведение могло иметь весьма серьёзные последствия.

Таким образом, происходящее в зале стало напоминать некое театральное представление. Все присутствующие как один, пытались поймать благосклонный взгляд короля и в тоже время предпринимали все меры, дабы избежать нежелательного внимания его брата.

Кроме всего прочего в облике короля, его манере улыбаться, манере сидеть на троне и даже в отрывистых жестах ощущалось лёгкое напряжение. Это напряжение ощущалось всеми в зале. Мало кто понимал причину состояния короля, но все увидели, как приободрился король, когда прозвучало имя Родриго Д,Альборе.

Родриго направился к трону под руку с доньей Флорой. Он подобно другим, остановился с дамой перед первой ступенькой. Донья Флора выглядела просто обворожительно. На ней было длинное зелёное платье с высоким воротником, спущенными рукавами и весьма соблазнительным декольте. Она низко присела перед королём.

— Добро пожаловать, сеньора! — приветливо произнёс король.

Сразу после этих слов, донья Флора выпрямилась и произнесла несколько общепринятых слов благодарности. Король нетерпеливо кивнул. Понимая этот жест, и не желая злоупотреблять вниманием короля, донья Флора отошла в сторону, уступая место Родриго. Родриго без промедления отвесил низкий поклон королю. Когда он это делал, лицо короля осветилось подлинной радостью. И это произошло впервые после его появление в зале. На весь зал прогремел радостный голос короля:

— Могу поклясться своей короной, что ты ничуть не скучал без меня! А может, я ошибаюсь, Родриго? Скажи откровенно, ты скучал по своему другу?

В ответ на эти слова, Родриго молча поклонился.

— Ты ничего не хочешь мне сказать? — послышался слегка обиженный голос короля.

— Это зависит от того, что хочет услышать ваше величество! — Родриго ещё раз поклонился королю.

— Правду, Родриго. Говори только правду и перестань постоянно кланяться. Раньше подобного за тобой не замечалось. Что это с тобой стало, Родриго?

— Я решил измениться, ваше величество. Буду таким как все. Постоянно кланяться и говорить вам льстивые слова. По этой причине я не смогу ответить на ваш вопрос.

— Иными словами, ты решил притворяться и лгать?

— Ваше величество очень тонко подметили эту перемену! Я скажу вам больше, — Родриго снова поклонился и с глубочайшим почтением в голосе продолжал, — это решение совершенно твёрдое. Я даже подумываю заказать мессу в благодарность святому, позволившему свершиться этой перемене.

— Эта перемена меня не устраивает, Родриго, — внушительным голосом проговорил король.

Оба беседовали так, будто рядом с ними не находилось двести человек, которые напрягали слух, стараясь не упустить ни единого слова из этого не совсем обычного разговора.

— Боюсь, ваше величество, ничего нельзя изменить. Перемена уже свершилась, — Родриго снова почтительно поклонился королю.

— Вот как? — король задумался. Его лицо вначале нахмурилось, но постепенно, снова начало разглаживаться. Ещё через мгновение на губах короля появилась широкая улыбка, и он донельзя довольным голосом произнёс, — Я нашёл выход, Родриго.

— И какой же, ваше величество? — Родриго снова поклонился.

— Мы можем заняться предположениями, Родриго. Чтобы ты ответил в прежние времена, Родриго? До этой неприятной перемены?

— Я не совсем понимаю, ваше величество! — Родриго снова поклонился.

Король с лёгким раздражением отследил очередной поклон своего любимца. Таким же раздражительным был и голос короля, когда он попытался объяснить, чего ждёт от него.

— Будь ты прежним Родриго, чтобы ты ответил на мой вопрос?

— Ну, если речь идёт о прежнем Родриго Д,Альборе…

— Да, да о нём! — король явно обрадовался тому факту, что Родриго начал понимать его слова.

— Я бы для начала принял весьма нахальную позу, — говоря эти слова Родриго положил правую руку на пояс и устремил вызывающий взгляд на короля, — а уж потом бы сказал, что ничуть не скучал.

— Вот как! — король перестал улыбаться.

— И добавил бы, что и впредь не стану расстраиваться, если к счастью, не увижу вас больше.

— Ты сказал «к счастью», Родриго?

— Не я, ваше величество. Это бы сказал прежний Родриго Д,Альборе! Я такого себе никогда не позволю.

Король с подозрением оглядел своего любимца. Родриго сохранял совершенно серьёзное выражение лица. Во всём облике не было и намёка на насмешку. Король почти уверился в мысли, что в нём действительно произошли перемены. Однако именно в это мгновение, он поймал взгляды придворных. Многие смотрели на придворного поэта с откровенным ужасом. Именно эти взгляды дали понять королю, что всё обстоит не совсем так, как он решил вначале. Король снова обратился к своему любимцу. На этот раз в его голосе прозвучала неприкрытая угроза.

— У меня такое чувство, будто ты издеваешься надо мной, Родриго! Именно это чувство навело меня на великолепную мысль. Что если я совершу ещё одну перемену с тобой. Оставим прежнего и нынешнего Родриго, а будущего,…будущего Родриго отправим в тюрьму. Пусть посидит и поразмыслит о том, как следует разговаривать с королём. Что скажешь, Родриго?

— Прекрасная мысль, ваше величество! — Родриго поклонился ещё раз и тут же спросил, — Мне сейчас идти?

— Я скажу, когда! — король сделал жест рукой, показывая, что разговор закончен.

Родриго отошёл от трона, сопровождаемый торжествующими взглядами придворных. Они были уверены, что на сей раз произойдёт долгожданное падение королевского фаворита. Учитывая ненависть, которую к нему питало большинство присутствующих в зале, можно понять оживление, возникшее среди придворных и выражающееся в приглушённом шёпоте, который сопровождался торжествующими улыбками. Мало кто замечал весьма необычную деталь. Король изгнал от себя любимца, но, тем не менее, не спускал с него взгляда. И этот взгляд становился по настоящему острым, когда возле Родриго возникала мужская фигура. Время от времени король бросал угрожающий взгляд на своего брата. Тот выглядел совершенно бледным. Принц, подобно своему брату, с неослабным вниманием следил за передвижениями Родриго. Тот мало с кем общался. Родриго прошёл на другой конец зала с весьма довольным лицом. А оттуда вышел на открытую террасу, с которой открывался великолепный вид на лежащий перед ними большой квадратный бассейн. По всему периметру бассейн окружали стены. По бокам бассейна были уложены дорожки из камней. Между дорожками и стенами были разбиты цветники. Именно на эти цветники и смотрел Родриго, упёршись руками в перила террасы. На его лице возникло безмятежное выражение. Он уже начал шептать стихи, посвященные этой красоте, когда из открытых дверей ведущих в зал, до него донёсся незнакомый насмешливый голос:

— Почему мы должны уважать её, если его величество этого не делает? Королева дурна собой и плаксива. Она позорит испанский трон и великого короля. По моему твёрдому убеждению, её давно пора отправить в монастырь. Король должен жениться на достойной!

Родриго помрачнел. Он оторвался от перил и неторопливо направился обратно в зал. Едва он вошёл, как в глаза ему бросился незнакомый молодой человек довольного высокого роста, в богатой одежде, обладающий длинными тонкими усиками и маленькой остроконечной бородкой. Увидев входящего Родриго, он бросил на него откровенно вызывающий взгляд и продолжил громко обсуждать недостатки королевы. Родриго слегка побледнел, когда снова услышал его голос. Однако не стал возле него останавливаться. Он прошёл дальше по залу, направляясь в сторону трона.

Король, за время отсутствия Родриго, чутко прислушивался едва ли не к каждому произнесённому в зале слову. Он услышал оскорбительные слова в адрес королевы, несмотря на то, что находился довольно далеко от человека, произносившего эти слова. Этот человек был ему незнаком. Он мог бы поклясться, что никогда прежде его не видел. А раз он не знал этого человека, тот не должен был находиться в этом зале. Король отметил про себя эту деталь. Следовало выяснить, кто именно привёл этого человека во дворец. Король не упускал из виду ни одну, даже самую незначительную деталь из происходящего в зале. Но внешне он никак это не показывал.

Король затеял разговор с доньей Флорой, которая, как бы невзначай, оказалась в непосредственной близости от трона. Король перебрасывался с ней любезными фразами и краешком глаза следил за своим любимцем. Он видел, что лицо Родриго выглядит необычайно бледным. Он был уверен в том, что Родриго услышал оскорбительные слова.

«Почему же он не бросил вызов?» — эта мысль вызвала болезненную гримасу на лице короля. Он на мгновение усомнился в храбрости Родриго. Однако тут же отбросил это предположение. Он слишком хорошо знал своего любимца. Тот не мог, не должен был промолчать. Тогда зачем он направляется к нему?

В этот миг голос Родриго прервал размышления короля:

— Ваше величество, я придумал прекрасную игру! — Родриго остановился перед первой ступенькой ведущей к трону. На бледном лице показалась мрачная усмешка.

Король отвёл взгляд от доньи Флоры и устремил его на Родриго.

— И какую же, интересно узнать?

«Что он затеял?» — думал король, задавая этот вопрос. Ответ на этот вопрос прозвучал в следующих словах Родриго:

— Игра будет называться «Храбрый и трус»!

— И в чём же состоит суть этой игры?

— Если ваше величество соизволит снять одну перчатку и отдать мне, я наглядно продемонстрирую правила новой игры!

«Браво мой мальчик! Браво!» — в душе король возликовал, услышав эти слова. Он понял, что именно собирается сделать Родриго. Обидчик должен быть наказан. Но только,…рукой короля. В который раз поведение Родриго восхитило короля. Он прекрасно понимал, что произойдёт дальше, но вида не показывал. Изобразив удивлённый вид, он снял перчатку с правой руки и протянул Родриго. Тот преклонил колено, принимая красную перчатку с королевским гербом.

— Ваше величество, суть игры состоит в следующем. — Родриго поднялся, повернулся и медленно двинулся в глубь зала, сопровождаемый настороженными взглядами придворных. Весь зал затих и следил за медленными шагами Родриго. Каждый из них, касаясь мраморного пола, прокатывался гулким эхом. — Подходишь к тому или иному сеньору и бьёшь перчаткой по его лицу. Если он смолчит, так…

— Можно посчитать его трусом! — подал голос король, получавший от происходящего огромное удовольствие.

— А если вызовет на дуэль, — продолжал говорить Родриго, целенаправленно двигаясь к определённому месту, — так его можно отнести к…

— Храбрецам! — снова подхватил король и сделал то, что давно хотел сделать. Широко улыбнулся. — Мне эта игра нравится, Родриго.

— Тогда начнём, ваше величество!

Немного не дойдя до двери, ведущей на террасу, Родриго внезапно остановился и, подняв королевскую перчатку, хлестнул ею по лицу стоявшего перед ним человека.

— Вы меня оскорбили, сеньор, — бледнея, гневно вскричал этот человек.

Сразу после этого восклицания раздался озабоченный голос короля.

— И к какому из двух определений ты отнесёшь этого сеньора?

— Больше похож на труса!

Родриго ответил не задумываясь. Он не обращал ни малейшего внимания на человека, которого прилюдно оскорбил. Тот кусал губы от злости и уже хотел гневно наброситься на Родриго, но не успел. Снова раздался голос короля:

— Я думаю, ты ошибаешься, Родриго. Этот человек не похож на труса. Однако не буду с тобой спорить. И не буду тебе мешать. Выясни кто он, а я пока побеседую с этой прелестной сеньорой, — король повернулся лицом к донье Флоре и добавил, — вы, кажется, говорили нечто весьма любопытное, когда этот несносный Родриго прервал вас?

— О да, ваше величество, — донья Флора покраснела и понизив голос прошептала, — я очень много слышала о «дворце львов». Говорят это место полно очарования и загадок. Мне бы очень хотелось побывать там. С разрешения вашего величества, разумеется.

Эти слова вызвали на губах короля довольную улыбку. Он слегка наклонился к донье Флоре и в тон ей прошептал:

— С одним условием, сеньора. Вашим проводником буду я. Обещаю вам незабываемое зрелище. Вы получите очень много впечатлений от нашей встрече, — последние слова король произнёс с особым выражением, придавая им понятный для обоих смысл.

— О большем я и мечтать не смела! — нежные слова доньи Флоры польстили королю. Однако не настолько, чтобы он не увидел продолжения действий своего любимчика. Родриго вместе с человеком, которому он кинул в лицо перчатку, незаметно выскользнул из зала. Увидев это, король знаком подозвал капитана ди Касто. Тот мгновенно оставил место рядом с принцем и подошёл к королю. Король знаком велел капитану наклониться. Когда тот выполнил приказ, король прошептал ему на ухо:

— Следуй за Родриго! Он дерётся на дуэли. Если человек, с которым он дерется, одержит вверх, приведи его сюда. Если же Родриго его ранит, помести этого человека под охрану.

Капитан молча кивнул, а в следующую минуту вышел из зала. После его ухода король бросил взгляд на брата. Принц Хуан торжествовал. Весь его вид говорил королю,… «вы видите, я был честен с вами. Я ваш преданный слуга»!

Впервые за вечер король одарил брата благосклонной улыбкой. Эта улыбка сняла некое напряжение. Придворные в одно мгновение изменили своё отношение к принцу. Многие стали подходить к нему и выражать своё почтение. Король снова заговорил с доньей Флорой. Но разговор никак не клеился. И тому была причина. Король был охвачен беспокойством за Родриго. Вмешиваться в события он не мог. Своим вмешательством он бы оскорбил Родриго. Король это прекрасно понимал. Поэтому ему оставалось только ждать и надеяться на умение своего любимца. Около получаса король провёл в тревожном ожидании. Напряжение короля начало передаваться остальным. Мало кто понимал, почему в этот вечер король столь переменчив. Выражения его лица служило для придворных призывом к действию. Король не обращал внимания ни на эти манипуляции своих придворных, ни на очаровательное личико доньи Флоры с которой разговаривал. Его взгляд был устремлён на входную дверь. Наконец, ожидание короля закончилось.

Увидев своего капитана, в одиночестве входящего в зал, король с шумом выдохнул и тут же облегчённо вздохнул. Капитан немедленно подошёл к королю и едва слышно прошептал:

— Этот человек получил укол в грудь. Он тяжело ранен, ваше величество. Я поместил его под надёжную охрану!

— Родриго?

— Получил лёгкую царапину. Укол в руку. Он пошёл в свои покои переодеваться.

Король ещё раз с облегчением вздохнул и прошептал:

— Узнай всё об этом человеке. И ещё, я хочу знать, кто его привёл сюда!

Капитан снова кивнул и сразу же отошёл на прежнее место. Все присутствующие в зале с глубоким облегчением заметили, что король снова начал улыбаться.

Глава 13

Встреча с королевой

Расправившись с соперником, Родриго действительно прямиком отправился в свои покои. Оказавшись у себя в комнате, Родриго прошёл к креслу и начал раздеваться. Камзол с кружевным воротником, а вслед за ним и рубашка с окровавленным рукавом упали на ковёр. Сверху на одежду упали ножны со шпагой.

— Чёрт! — с досадой вырвалось у Родриго.

Чуть пониже левого локтя из полученной на дуэли раны текла струйка крови. Он бегло осмотрел рану. Ничего серьёзного. Следовало просто перевязать её. Родриго осмотрелся вокруг себя. Не найдя ничего подходящего, он поднял с ковра рубашку. Затем вытащил шпагу из ножен и попросту отрезал окровавленный рукав. Им же он и перевязал рану. Перевязка вызвала у него на лице болезненную гримасу. Родриго снова чертыхнулся и пробормотал:

— До чего же хорошо владел шпагой этот мерзавец. Ещё немного умения и мне пришлось бы совсем туго.

Пробормотав эти слова, Родриго достал из шкафа белоснежную рубашку и тёмно синий камзол. Одеваясь, он уделил пристальное внимание раненной руке. Родриго не раз поправлял рукав камзола. Он не хотел, чтобы раненную руку заметили. Он вообще не желал, чтобы кто-либо узнал о дуэли. Причина такого нежелания была проста. Узнав о дуэли, захотели бы узнать и о причине, послужившей предлогом для схватки. Родриго было прекрасно известно, как придворные относились к королеве. Но лишний повод для злорадства придворных он давать не хотел.

Раздумывая таким образом, Родриго покинул свои покои. Проходя мимо покоев короля, он устремил незаметный взгляд на стражу. Оба стражника выглядели несколько расслабленными. Из чего Родриго заключил, что король по-прежнему находится в зале Комарес. Родриго приободрился. У него появился уверенность, что дуэль прошла незамеченной. Раз король ведёт себя как обычно, следовательно, он ничего не знает. А раз не знает король, следовательно, и другие не узнают. Логика Родриго в этом случае явно хромала. И очень скоро ему пришлось в этом убедиться.

Не успел он миновать покои короля, как его окликнули. Голос был женский. Родриго остановился и повернулся назад. В нескольких шагах от него стояла молодая девушка в простеньком платье. Родриго сразу узнал эту девушку. Это была Аза. Личная служанка королевы.

Присев перед ним, Аза негромко произнесла:

— Дон Родриго, её величество просит вас уделить ей немного времени!

Родриго молча наклонил голову.

— Я следую за вами!

Родриго без лишних слов последовал за служанкой королевы. Следуя за ней, он не переставал думать о причине столь странной просьбы. Он лучше других знал, как относится королева к приближённым короля. Королева, мягко говоря, не любила их и не скрывала этого. Впрочем, королевские любимцы и любимицы платили ей взаимностью.

Аза провела Родриго в покои королевы и, оставив его одного, вышла, заперев за собой дверь. Родриго, впервые оказавшись в покоях королевы, с любопытством огляделся по сторонам.

Что сразу бросалось в глаза, так это скудность окружающей обстановки. В просторной комнате практически напрочь отсутствовала мебель. Лишь маленький круглый стол и несколько простых стульев составляли исключение. К столу и стульям можно было добавить простенькие занавеси, что закрывали все шесть окон комнаты. И именно они служили причиной царившего полумрака в комнате.

Родриго не раз слышал о том, что королева вела уединённый образ жизни, подобающий более монахине, нежели дочери короля и супруге короля. Он никогда не придавал значения этим слухам, считая их преувеличенными. Но сейчас приходилось убеждаться в их правдивости.

Звук открывающейся двери, а вслед за ним и шелест платья прервал размышления Родриго. Он резко повернулся. Из боковой двери появилась женщина, облачённая в строгое чёрное платье с высоким чёрным воротником. Верхний край платья плотно облегал шею. Волосы женщины были зачёсаны назад и аккуратно уложены вокруг воротника. Она была небольшого роста, очень смуглая и весьма невыразительной внешности. Чуть ниже правого виска была заметна большая родинка. Нос слегка приплюснут. Губы тонкие и растянутые. Лицо женщины было слегка вытянуто, отчего скулы становились гораздо заметнее. И этот факт, несомненно, подчёркивал невыразительные черты лица.

Таковой являлась королева Хуана. И таковой предстала она перед Родриго.

Подняв обеими руками нижние края платья, королева направилась в сторону Родриго и остановилась в двух шагах от него. На ее губах появилась радостная улыбка. Она протянула обе руки в сторону Родриго и с подкупающей нежностью произнесла два слова:

— Дон Родриго!

Родриго преклонил колено, почтительно поцеловал обе протянутые руки и сразу после этого поднялся с колен. Во взгляде, который он устремил на королеву, светилось подлинное удивление. Жест королевы означал особую благосклонность. Он означал особое отношение и…особенную близость к своей персоне.

Ещё большее удивление вызвали мягкие и душевные слова королевы. Не сводя с него взгляда, она негромко и с особенной теплотой заговорила:

— Благодарю вас, Родриго! От всего сердца благодарю! И простите меня! Я ведь считала вас моим недругом. А на деле оказалось, что вы самый верный, самый преданный из моих немногих друзей.

Родриго обескуражили слова королевы. Он не мог понять причину появления этих слов. Он был охвачен сомнениями и недоумением. И эти чувства выразились в следующих словах Родриго:

— Поверьте, ваше величество, я счастлив слышать эти прекрасные слова, но должен признаться, что чувствую себя весьма неловко, ибо не заслужил ни одного из них.

— Я всё слышала, — просто сказала королева. — Я находилась недалеко от террасы и слышала ваши стихи. Ваши прекрасные стихи. Я всегда была высокого мнения о вас, как о поэте, но даже и не подозревала в вас того храброго идальго, который готов был умереть, защищаю свою королеву.

— Ваше величество…

— Молчите, дон Родриго. Молчите. Вы целиком и полностью заслужили эти слова, равно, как и мою глубокую признательность. Я всё слышала. Я видела, как вы бросили перчатку в лицо этому человеку. И я наблюдала за дуэлью. Не раз вы стояли на краю гибели, и лишь ваше самообладание и удивительное умение владеть шпагой не позволяли свершиться глубочайшей несправедливости.

Искренняя благодарность, отчётливо слышимая в словах королевы и весьма заметная во взгляде, который был на него направлен, смутили Родриго. Он снова попытался заговорить, но и на сей раз был остановлен голосом королевы:

— Прошу вас, дон Родриго, не мешайте мне. Не пытайтесь спрятать своё благородство под пустыми словами, — королева говорила с глубоким чувством. Каждое произнесённое слово делали её лицо всё более одухотворённым. — Вы на деле проявили смелость и благородство. Вы доказали, что чтите и уважаете свою королеву. Вы доказали, что готовы умереть ради неё. Так позвольте и мне по достоинству ответить на ваш поступок. Позвольте королеве достойно ответить на благородство Д,Альборе. Позвольте сказать, что отныне она считает его самым близким, самым преданным другом. Позвольте сказать королеве, что отныне она без раздумий доверит вам всё, даже свою жизнь.

— Ваше величество, право я не заслуживаю этих прекрасных слов, — начал было отвечать растроганный словами королевы Родриго, но она вновь остановила его.

— Вы заслужили каждое слово, дон Родриго. Равно, как и я, получила право высказать вам их. Здесь, во дворце, я впервые произношу такие слова, — королева на мгновение остановилась и тут же продолжила глубоко печальным голосом, — кому, как ни вам, дон Родриго, не знать этого. Вы лучше других знаете, как ко мне относится мой супруг, король. И не удивительно, ведь вокруг него столько красивых женщин… Мне только и остаётся…молча на всё смотреть и радоваться тем мимолётным мгновениям, которые король уделяет мне. Я не ропщу, дон Родриго, но порой так невыносимо видеть всё это. Слышать, как придворные втихомолку потешаются надо мной, называя «уродиной».

— Ваше величество…

— Это правда, дон Родриго. Я знаю, что некрасива. Я всегда это знала, но никогда не роптала на Господа. Он сотворил меня такой по желанию своему. У каждого свой удел, дон Родриго. Я знаю, но всё же это мне приносит страдания. Ваш поступок…сегодня…дон Родриго…пролился целительным бальзамом на мои раны…Ой, — неожиданно вскричала королева устремляя взволнованный взгляд на левую руку Родриго, — у вас кровь. Вы ранены! Аза! Аза! — громко воззвала королева.

Родриго перевёл взгляд на раненную руку. Струйка крови вытекала из-под рукава и, растекаясь по пальцам, стекала на пол. Он был так поглощён разговором с королевой, что и не заметил этого. Родриго почувствовал себя неловко.

Родриго быстро завёл раненную руку за спину и попросил разрешения удалиться. В ответ королева пригрозила ему указательным пальцем и внушительно ответила:

— Вы не уйдётё отсюда, пока ваша рана не будет осмотрена.

— Это пустяк, ваше величество. И он право, не стоит вашего внимания.

— Я сама буду решать, дон Родриго, что стоит моего внимания!

В комнате появилась Аза, служанка королевы. Она молча выслушала королеву и так же молча покинула комнату. Вскоре она снова вернулась, неся в руках всё необходимое.

Родриго только и оставалось, что поклониться. Что он и сделал. В следующие четверть часа он пребывал в совершенно неловком положение. Всё это время королева самолично за ним ухаживала. Вначале она заставила его сесть. Как ни отнекивался Родриго, как ни говорил, что не может сесть до тех пор, пока королева стоит рядом с ним, ничего не помогало. Она едва ли не насильно усадила его за стол. А следом за этим заставила закатать рукава. После чего с видом знатока обследовала рану. Обмыла её водой, смазала каким-то веществом и накрепко перетянула. Не раз Родриго порывался встать и уйти, однако каждая подобная попытка пресекалась строгим взглядом королевы.

Наконец, к огромному облегчению Родриго ему было позволено встать. Он незамедлительно воспользовался этой возможностью. Такая поспешность не могла не вызвать лёгкую улыбку на губах королевы. Она, по всей видимости, не только понимала его чувства, но и наслаждалась неловкостью Родриго.

Родриго уже собирался принести благодарность королеве за трогательную заботу о нём, а больше за тёплый приём и душевные слова, но ему не удалось этого сделать. В комнате вновь появилась Аза. На лице служанки была заметна тревога, которая тут же передалась королеве. На её молчаливый взгляд последовал немногословный ответ служанки:

— Прибыл капитан кирасиров. Он говорит, что у него есть приказ короля, который обязывает препроводить в тюрьму Родриго Д,Альборе!

Услышав эти слова, королева побледнела. Родриго же ободряюще улыбнулся ей и низко поклонившись, направился к выходу. Но тут же был остановлен взволнованным голосом королевы:

— Дон Родриго, будьте спокойны. Я немедленно отправлюсь к королю. Даю вам слово, дон Родриго. Уже завтра вы будете на свободе. Король не сможет мне отказать.

Родриго ничего не ответил на эти слова. Хотя его так и подмывало попросить королеву, не вмешиваться в события. Когда ещё выпадет такая замечательная возможность. Родриго не стал объяснять, почему рад такому повороту событий. Он лишь ещё раз молча поклонился и вышел из покоев королевы. Снаружи, за дверьми его встретил капитан кирасиров. Родриго молча передал ему свою шпагу и так же молча последовал за ним.

Шагая рядом со своим стражем, Родриго чувствовал необычную лёгкость. Он пришёл в отличное расположение духа. И не только приём королевы подействовал благотворно, но, по всей видимости, и лёгкое кровопускание. Следствие полученной раны. Ко всему прочему, он был убеждён в том, что король и одного дня без него не протянет. Родриго не сомневался, что увидит короля не позднее следующего утра.

— А как хорошо было бы провести в одиночестве месяц — другой. Пусть даже в тюрьме, — с мечтательным видом произнёс Родриго, вызвав этими словами удивлённый взгляд своего стража. Тот недоумённо покосился на Родриго. Уловив этот взгляд, Родриго легко рассмеялся и стал напевать мотив полюбившейся мелодии. Эту мелодию он впервые услышал на одной из улиц Гранады, недалеко от своего дома. Он возвращался домой, когда навстречу попалась группа бродячих музыкантов. Они шли по улице и напевали:

Дивный облик как река!

Что несётся к нам, журча!

и прохладой награждая!

Жажду взора утоляет!

Родриго напевал один и тот же куплет до тех пор, пока не оказался перед висячим мостом. Мост служил входом в мрачное здание королевской тюрьмы, стены которого возвышались в нескольких десятков шагов от места, где он стоял. Здесь он прервал песню и легко поклонившись, сделал приглашающий жест рукой своему стражу.

— Только после вас, сеньор!

Капитан кирасиров без излишних возражений последовал приглашению. Родриго направился вслед за ним. В таком порядке — капитан впереди, а Родриго сзади — они и перешли мост. Оказавшись у массивных дверей, капитан остановился и отвесил лёгкий поклон арестанту.

— Надеюсь, дон Родриго, со всем остальным вы справитесь сами!

Сказав эти слова, капитан отправился обратно. Чуть помедлив, Родриго окликнул своего стража. Тот остановился и повернулся к нему лицом.

— А вы не боитесь, сеньор капитан, что я убегу отсюда? — поинтересовался у него Родриго.

— И упустите такую прекрасную возможность отдохнуть? — послышался лёгкий смех. — Нет, дон Родриго. Меня больше беспокоит другой вопрос. Когда мне придётся за вами вернуться?

Глава 14

— Дон Родриго! А, Дон Родриго!

Звонкий девичий голос нёсся далеко вперёд, отдаваясь эхом среди заснеженных горных вершин. Голос девушки был полон озорства и звучал на редкость мелодично. Голос достиг маленькой речушки, что стремительно неслась с высоты вниз, к подножью горы, где располагалась живописная долина. Речка словно подхватила голос и понесла его вниз, добавив к звуку собственную мелодию.

Далеко внизу, возле одного из множества изгибов реки, лежала здоровенная серая собака. Она лежала у самой кромки и жадно пила воду. Услышав голос, собака насторожилась. Приподняв обрубки ушей, она настороженно смотрела на брызги воды, тысячами разбивавшимися о камни. Вновь раздался тот же голос, и прозвучали те же слова:

— Дон Родриго! А, дон Родриго!

На сей раз, собака вскочила на ноги и стремительно понеслась наверх. Её путь пролегал к самой вершине горы. Однако, достигнув середины горы, собака свернула на едва заметную тропинку и вскоре выскочила на небольшое, но очень живописное плато. Вблизи показались деревянные постройки. Они состояли из огромного загона, в котором находилось, по меньшей мере, несколько сот овец. И полуразвалившегося сарая. Чуть поодаль стояла маленькая хижина. Её стены были выложены из камней. И лишь крыша оставалась деревянной. Сюда можно добавить единственное окно и маленькую дверь, служившую входом. А так же довольно объёмистый камень, лежащий справа от входа. Именно на этом камне сидела девушка. Это была очень необычная девушка. И она, без сомнения, заслуживает самого пристального внимания.

На вид девушке можно была дать не более восемнадцати лет. Она являлась обладательницей довольно смуглой кожи, что ничуть не умаляло красоту её лица. Скорее наоборот, смуглость подчёркивала правильные черты девушки. Но что действительно вызывало удивление, так это глаза девушки. Они были небесного цвета. И это, несомненно, выглядело весьма необычно. Ибо девушка была мавританкой. Это необычное сочетание придавало ей особенное очарование. Ибо глаза девушки были настолько же выразительны, насколько красивы черты её лица. Они постоянно искрились и лучились. То и дело мелькал озорной взгляд, излучавший поистине море обаяния. И каждый раз, когда мелькал этот взгляд, тонкие брови взлетали вверх, губы сжимались,… чтобы тут же раскрыться в ослепительной улыбке. Вслед за улыбкой, раздавался взрыв смеха. И так происходило несколько раз подряд. Короткого взгляда хватало для того, чтобы понять очевидную истину. Эта девушка, обитая в горах, едва ли не в полном одиночестве, тем не менее, чувствовала себя вполне счастливо.

Впрочем, справедливости ради нужно заметить другую очевидную истину. Одежда девушки не отличалась такой красотой и изяществом, как черты её лица. Девушка была одета в длинное шерстяное платье, перетянутая серебряным поясом с гравировкой. Поверх платья была надета меховая куртка, которая надёжно укрывала от холода. На ногах шерстяные носки и кожаные тапочки, накрепко перетянутые тесёмками у лодыжки. Но даже под таким нарядом угадывались стройные очертания тела. В такой одежде издали её наверняка могли принять за одного из пастухов, если бы не длинные чёрные волосы, спускающиеся до самого пояса.

Таковой была Зарина. Дочь пастуха Фар Мурада. Она родилась в горах и выросла среди них.

Зарина встретила появление своего любимца весёлым смехом. Пёс не останавливаясь, бросился на грудь своей хозяйки. Зарина ждала этого ласкового нападения и была уверена, что сумеет сдержать нежный порыв своего любимца. Однако в который раз ей приходилось убеждаться в обратном. Не выдержав натиска, она попросту опрокинулась спиной на землю. Собака собиралась, было, последовать за ней, считая падение хозяйки началом игры, но тут же была остановлена грозным голосом:

— Достаточно, сеньор!

Зарина поднялась с земли и, отряхивая одежду, направилась к загону с овцами. Собака затрусила вслед за ней. По пути Зарина не раз оборачивалась и бросала на нее грозный взгляд. Собака сразу опускала голову. Зарина же, едва отворачивалась от нее, сразу начинала широко улыбаться. Это было очередная игра, затеянная Зариной, дабы избежать нежностей своего любимца, которые иногда становились весьма опасными.

Зарина отперла загон. Овцы с громким блеянием, начали выбегать из него. Покидая загон, они тут же разбредались в разные стороны. Так происходило до тех пор, пока загон не покинула последняя овца. Закрыв уже пустой загон, Зарина огляделась по сторонам. Всё стадо разбрелось по сторонам. Зарина некоторое время наблюдала за овцами, а потом подозвала к себе собаку.

— Дон Родриго!

Собака немедленно отозвалась. Остановившись подле Зарины, она задрала голову, дожидаясь команды. Зарина не заставила себя ждать. Она сделала рукой жест в сторону стада и коротко произнесла:

— Наведите порядок, сеньор!

Не успели отзвучать эти слова, как собака рванулась с места. Она с громким лаем понеслась на овец.

Зарина с огромным удовольствием наблюдала за действиями своего любимца.

«Дон Родриго», как она его называла, уверенно и умело сгонял стадо в одну кучу, мгновенно пресекая любую попытку бегства.

Понаблюдав ещё немного, Зарина направилась в хижину. Хижина состояла из двух маленьких комнат, которые были отделены друг от друга потрёпанной занавесью. Вторая, дальняя, служила комнатой Зарины. Обстановка хижины выглядела весьма убогой. Кроме грубого стола и двух стульев, ничего из мебели не было. Стены по всей хижине были увешаны овечьими шкурами. Войдя в хижину, Зарина почти бесшумно подошла к столу. Она уже взялась за посох отца, когда услышала за спиной его прерывистый голос:

— Дочка, может не стоит тебе идти? Очень скоро я поправлюсь и сам смогу пасти овец!

Зарина повернулась к отцу. Он лежал в углу на низеньком топчане. Тело было полностью укрыто толстыми одеялами. Снаружи лишь торчала одна голова. Лоб был покрыт куском белой материи. Голова была повёрнута в сторону Зарины.

Зарина прошла к ложу и, склонившись над головой отца, с нежной заботливостью прошептала:

— Выздоравливай, отец! А за меня не беспокойся. Я справлюсь. К тому же со мной дон Родриго! Он не оставит меня в беде.

Услышав слова дочери, Фар Мурат тяжело вздохнул и, качая укоризненно головой, произнёс:

— Сколько раз тебе говорить, Зарина? Перестань называть собаку этим именем. Если король узнает, что ты собаку назвала именем его любимца…

— Откуда же он узнает, отец? — улыбаясь, спросила его Зарина. — Вокруг нас одни горы и волки. Людей нет.

— И всё же перестань собаку называть этим именем, — попросил Фар Мурат.

— Успокойся, отец! — Зарина положила руку на голову отца и мягко добавила. — Не думай ни о чём, кроме своего здоровья. Я скоро вернусь.

Зарина уже собиралась отойти от него, когда Фар Мурат спросил о муке:

— Осталось немного, — ответила Зарина, — как закончится, схожу в Малагу и куплю ещё.

Оставив отца, Зарина подошла к двери. Справа от неё на гвозде висела подержанная сума. Она сняла её и закинула себе за плечо.

— Еду взяла, Зарина? — вновь послышался обеспокоенный голос отца.

В ответ Зарина похлопала рукой по суме.

— С вечера приготовила. Хлеб, сыр и немного молока. До вечера хватит!

Разговаривая с отцом, Зарина надела меховую шапку, предварительно уложив под неё длинные волосы. Вслед за ним она взяла пастуший посох, и, попрощавшись с отцом, вышла из хижины. Вдогонку за ней прозвучал обеспокоенный голос отца:

— Зарина, опасайся христиан. Честь мавританок для них ничего не стоит!

Зарина не придала значения последним словам отца. Он часто повторял эти слова, но Зарина ещё ни разу не встречала в горах христиан. Только в самом городе. Да и там на неё никто не обращал внимания. Может быть потому, что она всегда ходила туда с закрытым лицом. Она не знала, да и никогда не задумывалась над такими тонкими вещами, как внешность и воздействие, которое может оказать эта самая внешность на незнакомых людей.


Первая половина дня прошла в относительном спокойствии. По обыкновению, Зарина погнала стадо вниз, к долине, где находилось пастбище. Достигнув пастбища, Зарина оставила овец под присмотром своего любимчика. Пока овцы мирно паслись под палящими лучами солнца, она примостилась в тени огромного валуна, стоявшего прямо на берегу реки. Рядом с валуном стоял ещё один камень, гораздо меньший по размерам. Он служил для Зарины столом.

Она отложила посох и сняла с плеча суму. Чуть позже на камне появилось содержимое сумы. Всю скудную пищу Зарина аккуратно разделила пополам. Отдельно поставила глиняный кувшин, наполненный молоком. Закончив сервировку стола, Зарина громко позвала пса:

— Дон Родриго! А, дон Родриго!

Собака сразу же прибежала на зов. Она села возле стола, пристально следя за действиями хозяйки. Та не заставила себя долго ждать. Зарина накормила, напоила собаку и только после этого принялась за трапезу сама. Наевшись, пёс разлёгся неподалёку от Зарины и стал бросать ленивые взгляды в сторону пасущегося стада.

Зарина же, закончив трапезу, прислонилась спиной к валуну и, обняв руками свои колени, устремила мечтательный взор куда-то ввысь. Она сидела в таком положении очень недолгое время, а потом, не меняя позы, неожиданно обратилась к собаке. Зарина очень часто разговаривала со своей собакой. На это имелись две весьма серьёзные причины. Первая заключалась в отсутствие других собеседников. Вторая же позволяла ей говорить всё, что она прятала в самых далёких уголках своего сердца.

— Дон Родриго! А, дон Родриго! Знаете ли вы, что я давно и ото всей души люблю вас?

Собака подняла голову. Она вперила в хозяйку настороженный взгляд, пытаясь вникнуть в смысл незнакомых звуков.

— Вы считаете меня глупой, дон Родриго? — вопрос, заданный Зариной продолжил необычный диалог. — Разве можно влюбиться, ни разу не видя человека? Нельзя ведь? А вот и ошибаетесь, можно, дон Родриго! — Зарина залилась радостным смехом. — Пусть я вас ни разу не видела, но ведь я столько о вас слышала. Я знаю о вас так много, что с лёгкостью могу представить ваше лицо. Ну, может быть и не с лёгкостью, но одно я знаю наверняка…вы такой же смуглый, как и я. Вот…я вас вижу. Вы стоите прямо передо мной, смотрите на меня и улыбаетесь. Я вам понравилась,…правда совсем немножко. Но ведь у нас всё ещё впереди, дон Родриго? Я буду стараться. Я сделаю всё, чтобы вам понравиться. И придёт день, когда вы посмотрите на Зарину своим нежным взглядом, от которого у меня ещё сильней забьётся сердце и прочитаете свои прекрасные стихи. Те, что повторяют все вокруг…

Зарина положила голову на колени и едва слышно с глубокой нежностью прошептала всем известные стихи придворного поэта:

Любовь так близко от тебя

И в то же время далека,

Одной рукою призывает

Другой же напрочь отвергает

Любовь — колодец и пустыня

Любовь — покорность и гордыня

Она чудеснейший венец

Что воссоздал в сердцах творец

Она в дыханье и словах,

Что шёпот нежный исторгает

Она и в призрачных мечтах,

Что тихим ветром улетает…

Раздавшееся рычание собаки помешало ей продолжить. Зарина оторвалась от своих грёз и, вскочив на ноги, стала тревожно оглядываться по сторонам. Как она не вглядывалась, не могла никого заметить. Но собака не могла ошибиться. Она учуяла незнакомца. Зарина подумала об опасности и уже взялась, было, за посох, когда собака неожиданно успокоилась и легла на прежнее место. Зарина недоумевала. Что это с ним? Прежде, она никогда без повода не рычала. Пока Зарина раздумывала над этим странным явлением, невдалеке показался странник. Это был преклонного возраста старец в поношенной одежде, с седой бородой. В правой руке он держал посох, на который опирался при ходьбе.

— Дон Родриго! — возмущённо воскликнула Зарина, призывая собаку к активным действиям против незваного гостя. Прежде собака никого близко не подпускала, но на сей раз, она по непонятной причине бездействовала.

Больше того, на глазах ошеломлённой Зарины, старик наклонился и потрепал собаку по шее. После этого он направился прямиком к Зарине. Она уже собиралась обрушить на незнакомца гневную проповедь, но, услышав его слова, так и осталась стоять с изумлённым лицом и открытым ртом.

— Ты стала настоящей красавицей,…Зарина!

Выговорив эти слова, старик положил свой посох рядом с посохом Зарины и сел на тот камень, где не так давно стояла еда.

— Откуда вы меня знаете? — только и могла спросить потрясённая Зарина. Она сдвинулась немного в сторону, чтобы находиться поближе к собаке. Странник то ли не заметил, то ли сделал вид, что не замечает этих, явно недружелюбных действий.

— Я многое знаю!

— Издалека идёте? И куда интересно?

Зарина понемногу начала приходить в себя. Она стала подозревать, что слова старика не что иное, как простое совпадение. Он попросту угадал её имя. По этой причине и не стала придавать им значения.

— Иду издалека, дочка. Впереди путь тоже не близкий!

— Точнее не скажешь! — пробормотала под нос Зарина.

Зарина настороженно отнеслась к появлению странника. Она пристально наблюдала за ним, пытаясь понять как себя вести с этим человеком.

— Чем вы занимаетесь? — поинтересовалась у странника Зарина, только лишь для того, чтобы хотя бы как-то завязать бессмысленный разговор, как она считала.

— Предсказываю судьбы! — последовал короткий ответ.

— Правда? — Зарина всё ещё с подозрением смотрела на странника, хотя её так и подмывало попросить его исполнить одну маленькую просьбу.

— Правда,…Зарина! — странник опять повторил её имя.

У Зарины появилось в груди смутное чувство беспокойства. Она не понимала, почему тот повторяет её имя, да ещё с такой уверенностью, будто действительно знает то, о чём постоянно твердит.

— Откуда вы знаете меня? — Зарина повторила свой вопрос с твёрдой настойчивостью, приправив его весьма выразительным взглядом. Она надеялась смутить странника, но на деле…произошло всё наоборот.

— Как поживает Фар Мурат? — вместо ответа спросил странник.

— Вы и моего отца знаете? — потрясение Зарины тянулось очень короткое время. Оно сразу же сменилось раскаянием. Она почувствовала угрызения совести. Подняв на странника виноватый взгляд, она начала извиняться за своё поведение. Однако странник сразу остановил её.

— Ты не могла поступить иначе, Зарина. С чужими людьми только так и надо держаться. Что же до твоего вопроса, так ответ прост. Я бывал у вас дома. Много лет назад. Я видел тебя. Правда, ты тогда была ещё совсем маленькой.

Зарина почувствовала лёгкость и какую-то непонятную связь с этим человеком. И именно это чувство подтолкнуло её пригласить странника к себе домой. Она добавила, что отец будет рад этой встрече. Зарина не сомневалась, что её предложение будет принято. Однако каково было её удивление, когда она услышала решительный отказ из уст странника.

— Нет, Зарина. Я не для этого здесь. У меня нет времени. Я спешу в Малагу. Я задержался лишь по одной причине. Я хотел поговорить с тобой.

— Со мной? — в который раз слова странника удивляли Зарину.

— Да, с тобой! — подтвердил странник. — Мне необходимо сказать тебе несколько слов.

— Я слушаю вас!

Зарина недоумевала, глядя на странника. Она не понимала, что может быть у них с ним общего. Тем временем снова раздался его голос Непонятно, почему от звука этого голоса по телу Зарины пробежал озноб. На сей раз, голос странника прозвучал особенно. И он…завораживал, как и его глаза, которые, не мигая, смотрели на Зарину.

— Очень скоро ты встретишь того, о ком мечтаешь. А, встретив, поймёшь, почему не видя его, так сильно полюбила. Чтобы он ни попросил у тебя, молча повинуйся. Ибо с момента встречи, ваш путь будет неразрывно связан.

Старец встал, всем своим видом показывая, что разговор, который привел его в это место, уже закончен.

Зарина смотрела на странника во все глаза. Ей стало неуютно от его присутствия. У неё возникло ощущение, что она совершенно беззащитна перед ним. Он с непонятной для неё лёгкостью пробрался в самую глубину души Зарины. «Как такое может быть?» — задавалась вопросом Зарина. При этом она бросала на странника растерянные взгляды. Смятение, владевшее Зариной, вылилось в едва слышном шёпоте:

— Но ведь это невозможно…

— Ты не веришь мне? — глаза странника сверкнули молнией. — Зарина,… волей Аллаха тебе уготовано стать хранительницей королевского трона. Именно тебе будет обязан своим рождением будущий король Испании. Взамен твоего терпения, любви и преданности…ты получишь ненависть, злобу и презрение. Именно так король вознаградит тебя за всё, что ты для него сделаешь. Это случится в тот же самый день, когда ты потеряешь своего возлюбленного.

В ответ раздался звонкий смех. На Зарину, несомненно, произвёл впечатление этот необычный странник. Но его слова…они могли быть лишь весёлой шуткой.

Зарина так заразительно смеялась, что и странник не удержался от улыбки. Улыбаясь, он поднял посох, собираясь уходить. Увидев это, Зарина сквозь смех обратилась к нему с вопросом:

— Простите меня, дедушка! Я не смогла сдержаться. Ваши слова настолько…необычные. Вы ещё вернётесь сюда, чтобы самому убедиться в том, что ваши предсказания не сбылись?

Странник вновь улыбнулся Зарине.

— Мы увидимся с тобой. Но не здесь. Я буду ждать тебя на склоне горы Альпухаррас. В месте, которое люди называют «прощальный вздох мусульманина». Аллах велик! Именно там он вознаградит тебя бесценным даром, предназначенным тебе с самого рождения.

— Ещё подарок, в каком-то странном месте, — пробормотала под нос Зарина, провожая молчаливым взглядом уход загадочного странника. — Откуда он всё знает? Может, просто угадал? Я слышала про таких людей. Они смотрят на твоё лицо и понимают, о чём ты думаешь. Наверное, этот странник один из этих…или тех,…какая разница. Всё это слишком невероятно,…поэтому надо просто выкинуть из головы и забыть.

Зарина тряхнула головой, словно сбрасывая с себя оцепенение, вызванное словами странника, и снова забормотала под нос:

— Уж если он и вправду знает, кого именно я люблю, так почему говорил о нём загадками, а не назвал по имени? — Зарина довольно заулыбалась. Последнее размышление привело её в восторг. Она нашла серьёзный аргумент против проницательности странника. Однако восторг Зарины продлился до того момента, пока снова не раздался голос странника:

— Нельзя называть собаку именем человека, которого любишь!

Глава 15

Часы на площади Бимбрамбла показывали далеко за полночь, когда на одной из улиц Гранады появился мужчина с головы до ног укутанный в чёрный плащ. Мужчина двигался по пустынной улице очень медленно. Все его движения выглядели настороженными, равно как и острый взгляд, брошенный из-под полы шляпы. Мужчина оглядывался вокруг себя и тут же снова опускал голову и двигался вперёд к определённой цели. Окружающая тишина успокаивала мужчину. А темнота играла ему на руку. Это вывод напрашивался из беспокойных взглядов, которые мужчина бросал на редкие светильники, висевшие на одиноких столбах и, как правило, только на перекрёстках.

Освещённые места он старательно обходил стороной. В общем, всё указывало на то, что мужчина желает оставаться неузнанным. И это неплохо удавалось делать.

В отличие от городских улиц, которые умиротворяли своей тишиной и спокойствием, королевский дворец настораживал непонятной суетой. Замок Альгамбра нависавший над городом, был очень ярко освещён. Явление весьма необычное в такое время ночи. Больше того, оттуда доносился непонятный шум. И этот шум, а ещё больше огни Альгамбры, начали вызывать у ночного прохожего весьма серьёзное опасение. Он всё чаще останавливался и поднимал голову, устремляя взгляд в сторону дворца. Иногда он останавливался и чутко прислушивался, видимо надеясь, услышать такую же тишину, исходящую со стороны замка. Но ничуть не бывало. Шум с каждым мгновением нарастал, равно, как и беспокойство прохожего. Неожиданно он резко ускорил ход. Торопливые шаги отдавались глухим звуком по пустынной улице, но его это больше не беспокоило.

Меньше, чем через четверть часа прохожий дошёл до угла улицы. Здесь он остановился и осторожно выглянул. Слева от него располагалась маленькая площадь. Площадь была ярко освещена. За площадью находился величественный особняк. Именно на нём остановил пристальный взгляд прохожий.

— Третье окно слева, на втором этаже… — неслышно прошептал прохожий.

Его взгляд устремился к нужному окну. Это было единственное тёмное окно, все остальные были ярко освещены.

— Всё отлично…можно идти… — вновь прошептал мужчина.

Укутавшись плотнее в плащ, он вышел из-за угла и направился к площади. Он быстро пересёк площадь и уже направился, было, к воротам, когда…внезапно остановился и прислушался. Звук, который уловил слух ночного прохожего был весьма своеобразен. Это был топот копыт. По всей видимости, не только его одного этой ночью привлекал этот особняк. Кто-то ещё скакал сюда. И, по всей видимости, всадник был не один. Прохожий медлил всего лишь одно мгновение. Он развернулся и бросился бегом назад. Едва он скрылся за углом, как из соседней улицы, выехали около двух десятков вооружённых всадников. Они пересекли площадь и подъехали к воротам особняка. Один из всадников зычным голосом закричал:

— Именем короля! Отворить ворота!

Едва отзвучали слова, как за воротами послышалась суета. А ещё через минуту они отворились. Показались испуганные лица слуг, в руках которых горели факелы. Всадники, один за другим, въехали в отворённые ворота.

Ни одно из произошедших действий не ускользнуло от пристального внимания ночного прохожего. Он втихомолку выругался и, прижавшись плотнее к углу, продолжал наблюдать за воротами особняка, чутко прислушиваясь ко всем звукам, доносившимся оттуда.

Тем временем половина вооружённых всадников осталась в сёдлах во внутреннем дворе особняка. Вторая же половина спешилась и вошла внутрь.

В главном зале особняка проходило ночное пиршество. Несколько десятков мужчин и женщин сидели за столом и праздновали сорокалетний юбилей хозяина особняка, всемогущего маркиза Сантрамель. Общее веселье было внезапно нарушено приходом вооружённых людей.

Двери зала настежь распахнулись, пропуская грозных стражей.

В зале в одночасье возникла гнетущая тишина. Взоры пирующих как один обратились в сторону стражей. Они смотрели на незваных гостей с недоумением и настороженностью. В общей тишине раздался испуганный женский голос:

— Стража короля! Что им здесь надо в этот час?

Словно в ответ на эти слова, раздался грозный голос одного из стражников:

— Кто из вас человек по имени маркиз Сантрамель?

— Я!

Моложавый мужчина, сидевший во главе стола и разряженный в роскошные одежды, встал с места. Он выглядел очень бледным и, не мигая, смотрел на стражников.

— Вы — маркиз Сантрамель. Вы один из тех, кто причислил себя к «союзу двенадцати»…

— Боже мой! — у маркиза Сантрамель после этих слов вырвался слабый крик. Он помертвел и с ужасом смотрел в сторону стражи.

— Арестованы по обвинению в измене и попытке убийства его величества короля Испании. Вы будете препровождены в тюрьму и не позднее полудня завтрашнего дня прилюдно казнены. Ваши ближайшие родственники, — стражник резко повысил голос, пресекая стоны и крики ужаса, прозвучавшие в зале после его слов, — должны покинуть дом немедленно. Гранаду — в течение одного дня. Испанию в течение одного месяца. Ибо всё ваше имущество будет конфисковано и передано в казну. Те же, кто из родственников не покинут в указанный срок вышеуказанные места, будут препровождены в королевскую тюрьму или отправлены на галеры. Именем короля!

Закончив, стражник указал рукой на маркиза. Четверо из его людей немедленно направились к нему. Они отобрали у маркиза оружие и повели к выходу. Маркиз брёл с опущенной головой, а вслед ему нёсся полный отчаяния крик супруги:

— Что ты наделал? Как ты мог? Ты всех нас погубил…

Наш ночной прохожий прекрасно видел, как стражники вывели из ворот маркиза Сантрамель. Он видел, как один из стражников вытащил верёвку. Одним концом он связал руки маркиза, а второй конец верёвки прикрепил к седлу своей лошади. Так и повели стражники арестованного маркиза. Привязанного к лошади.

Едва завершилось это действие, как началось другое грандиозное представление. Город внезапно наполнилось шумом и криками. В воздухе замелькали многочисленные отблески огня, отбрасываемые факелами.

Эхо от звука сотен копыт разносилось по всему городу. Шум встревожил ночной покой жителей города. В окнах городских домов начал появляться свет. Из них выглядывали встревоженные горожане, пытаясь понять, что происходит в Гранаде.

— Дело — дрянь, — пробормотал прохожий.

Не медля, он устремился в сторону площади Бимбрамбла.

Несколько раз на своём новом пути, он едва не наткнулся на стражников. Лишь чудом ему удалось избежать встречи с ними. Он то и дело бормотал проклятия, поражаясь количеству стражников снующих взад вперёд по улицам. Однако провидение в эту ночь явно благоволило ему. Ему не только удалось беспрепятственно добраться до площади, но и подойти к нужному дому, в нужную минуту. Увидев женщину, сходящую с носилок, он едва не вскрикнул от радости и со всей прытью поспешил к ней.

Женщина уже собиралась войти в дверь, и ему ничего не оставалось, как окликнуть её.

— Донья Флора!

Донья Флора, а это действительно была она, остановилась и повернулась. Заметив спешившего к ней мужчину завёрнутого в плащ, она беспокойно огляделась по сторонам. Видимо, обстановка её успокоило, по этой причине она оставалась на месте до тех пор, пока мужчина не подошёл к ней. Этот факт указывал и на то обстоятельство, что донья Флора узнала мужчину.

— Донья Флора, я в опасности, — без предисловий заговорил мужчина, едва оказался рядом с ней, — повсюду стражники. Меня могут схватить в любую минуту. Арестован маркиз Сантрамель. Не могли бы вы спрятать меня на пару дней в надёжном месте пока… — мужчина принуждён был замолчать по причине того, что донья Флора приложила палец к губам, а чуть позже и тихонько прошептала:

— Сохраняйте спокойствие, сеньор Сенторо. Здесь вам не Италия.

Наконец, мы узнали подлинное имя этого человека. Это был один из двух спутников Ниньо де Гевары. Тот, кто прибыл вместе с ним в Гранаду. И тот, кому было поручено наблюдать за происходящим в городе и поддерживать связь между епископом и остальными членами союза.

— Вам нельзя прятаться. Нет времени. — Продолжала шёпотом говорить донья Флора. — Я только что из дворца. Виделась с королём. Он знает каждого из союза по имени. Это по его приказу обыскивают весь город. Любой, кто имеет отношение к союзу, находится в смертельной опасности.

— Что же нам делать? — прошептал Сенторо. Слова доньи Флоры вызвали у него на лице лёгкую бледность.

— Предупредить их об опасности, — последовал короткий, но очень жёсткий ответ.

Донья Флора несколько мрачновато усмехнулась и едва слышно продолжила:

— А так же передать его преосвященству, что в моей власти спасти их всех. Король хочет снова меня видеть. Он пригласил меня в одно место. Там он имеет обыкновение принимать любовниц. Это произойдёт через пять дней. Я готова исполнить своё обещание, но у меня есть несколько условий.

— Я не смогу покинуть город, — перебил её Сенторо, — и тем более вернуться обратно с ответом. Так что…

— Сможете, сеньор, — донья Флора вытащила из рукава платья свиток и протянула его Сенторо. Тот с удивлённым видом принял свиток, не понимая его предназначения. Сенторо услышал уверенный голос доньи Флоры:

— Предполагая подобного рода проблему, я выпросила у короля пропуск, якобы для моего кузена. Можете располагать им по своему усмотрению. Он ваш. На документе стоит личная печать короля. С ним вас везде беспрепятственно пропустят.

— Вы слишком умны, донья Флора!

Сенторо был не в силах скрыть восхищения в голосе. Он быстро свернул свиток и засунул его под плащ. После этого он устремил вопросительный взгляд на стоявшую перед ним женщину с холодными глазами. Эти глаза испустили мрачный свет. А следом раздался повелительный голос:

— Мои условия. Титул герцогини. Собственный дворец в Гранаде. Ежегодная рента, приличествующая статусу герцогини. Участие в делах государства. Можно не официально. Однако я должна иметь возможность влиять на судьбы некоторых людей. В первую очередь это касается человека под именем Родриго Д,Альборе. Мне хорошо известно, как сильно его ненавидит принц. Я знаю, что он попытается убить его, едва взойдёт на престол. Но этого не должно произойти. Судьбу Д,Альборе должна решать я и только я. Никто не смеет посягать на его жизнь без моего разрешения. Даже будущий король Испании. Передайте епископу всё на словах. В ответ же я жду клятву соблюдения и выполнения моих условий. И эту клятву я должна получить в течение пяти дней и…исключительно в письменном виде. На документе должны стоять две подписи. Первая — должна принадлежать его преосвященству. Вторая же — наследнику престола принцу Хуану.

— Как же мы сможем увидеть принца? — вырвалось у Сенторо.

— У вас есть пропуск за подписью короля, — ледяным голосом ответила донья Флора. — При желании, сделать это не составит большого труда. Впрочем, как и получить необходимую подпись. Если принц желает распоряжаться жизнью короля, ему придётся заплатить. Ему придётся выполнить моё условие. Впрочем, равно, как и его преосвященству. Так же в документе должно быть чётко прописано за что именно, за какую услугу я получаю вышеперечисленные привилегии. Это маленькая деталь исключит любую возможную случайность. А самое главное станет мне надёжной защитой после смерти короля. Не будет документа, не будет ничего. Вы всё поняли?

Взгляд донья Флоры оставался таким же холодным. Сенторо кивнул головой.

— Тогда отправляйтесь немедля! Времени мало!

Отвесив поклон донье Флоре, Сенторо развернулся и ушёл.

Глава 16

Всю ночь в Гранаде не утихали обыски и аресты. И, пожалуй, едва ли не единственным человеком в городе, который не имел и малейшего представления о происходящих событиях, оставался Родриго. Прибыв в тюрьму, он в сопровождение начальника сразу же отправился вниз и занял одну из свободных «комнат». Услужливый чиновник немедленно распорядился принести в темницу несколько охапок сена, а чуть позже и сытный ужин. Отведав его, Родриго тут же завалился на солому и заснул. Он проспал беспробудно до самого утра. Его разбудили вовсе не солнечные лучи, проникшие в темницу сквозь узкое окошечко, а…звук отодвигаемого засова. Чуть позже раздался и скрип отворяемый двери. Вслед за звуком отворяемой двери раздался приглушённый голос:

— Родриго, ты не спишь?

Вслед за голосом появился свет. «Наверное, свечи принесли, — подумал Родриго. — Милый человек этот начальник тюрьмы. Наверное, и завтрак уже приготовил».

— Ты спишь, Родриго? — на этот раз голос прозвучал почти над ухом и весьма отчётливо.

О, этот голос Родриго узнал бы даже во сне! Вначале, ему даже показалось, что он действительно слышит его во сне. Однако голос снова прозвучал. И прозвучал весьма настойчиво.

— Просыпайся, Родриго, мне надо с тобой поговорить!

— Только не это, — простонал Родриго, поднимаясь с соломы и протирая сонные глаза.

Его взгляд упёрся в…короля. Король был облачён в ту же одежду, что и на балу. Следовательно, он даже не ложился спать. Правая рука короля сжимала ножку подсвечника, с тремя горящими свечами.

— Ваше величество, — начал было говорить Родриго, но король приложил палец к своим губам призывая к молчанию, чем несказанно удивил своего любимца. После этого король открыл дверь и кому-то громко приказал не беспокоить его. Затем самолично закрыл дверь темницы, поставил подсвечник на землю и уселся на солому. Опёршись спиной о стену и положив руку на согнутое колено, он молча показал Родриго на место рядом с собой.

— Поговорим, Родриго. Поговорим как два добрых друга. Возможно в последний раз!

Поведение короля, а больше необычная серьёзность, встревожили Родриго. Он молча занял указанное место и подобно королю прислонился спиной к стене.

«Что он задумал на сей раз?» — ломал голову Родриго.

Воцарилось короткое молчание. Оба смотрели перед собой. Оба избегали смотреть друг на друга. У каждого на то была своя причина. И каждый знал лишь свою.

— Родриго, друг мой единственный, — с глубоким чувством и тихим, но очень серьёзным голосом заговорил король. При этом он по-прежнему смотрел перед собой. — Я посадил тебя лишь по одной причине. Она заключалась в желание поговорить с тобой. Откровенно поговорить. Я не хочу, чтобы этот разговор был кем-то услышан. По этой причине мы оба здесь.

Король поймал на себе удивлённый взгляд Родриго. Он правильно угадал значение этого взгляда.

— Почему не во дворце? Сейчас ты всё поймёшь, Родриго. Но вначале я хочу сказать тебе самое важное. — Король сделал пуазу и продолжил. Когда он продолжил, в его голосе отчётливо послышалась отцовская нежность.

— С того самого дня, когда я тебя впервые увидел,…ты мне стал…сыном. Я полюбил тебя, Родриго. С годами это чувство лишь крепло. Сотни раз за эти годы я собирался тебе поведать эту историю, но каждый раз у меня не доставало решимости. Сама мысль о том, что я могу потерять тебя,…была для меня невыносимой.

— О чём вы, мой король? Я…

— Не перебивай меня, Родриго, только слушай!

Родриго замолчал. Он ровным счётом ничего не понимал. И по этой причине его охватило смутное беспокойство. Он повернул голову в сторону короля, устремив на него напряжённый взгляд и ожидая продолжения этого странного разговора. Разговора, который больше напоминал исповедь. Со стороны именно так всё и выглядело. Родриго напоминал священника, а король — человека, который собирается покаяться в своих грехах и попросить прощения. И выражение лица короля и его голос, лишь подтверждали эту догадку.

— Родриго, узнав правду, ты отвернёшься от меня. Я больше чем уверен в этом. Больше того, ты можешь возненавидеть меня. Я говорю тебе это по одной причине. Я решил рассказать тебе всё. И больше не буду откладывать этот тяжёлый разговор. Ты должен узнать правду. После того, как ты всё узнаешь, у тебя будет выбор. Остаться со мной или стать моим врагом. Если ты выберешь ненависть, я с уважением и пониманием отнесусь к твоему выбору. Что ж, тогда пусть случится то, что и должно случится.

— Что же такого вы хотите мне рассказать? — Родриго не сводил взгляда с короля. — А не может ли быть, что ваше величество…несколько преувеличивает, говоря об этих загадочных событиях?

Король ответил ему грустным взглядом и грустным голосом.

— Узнав правду, ты, Родриго, скорее всего, возжелаешь моей смерти!

Услышав эти слова, Родриго побледнел.

— Я мог бы тебя убить и избавиться от будущего врага. Я мог молчать, как молчал, до сей поры. И ты, Родриго, служил бы мне и дальше так же преданно как сейчас. Но я не могу поступить с тобой таким гнусным образом. Я должен дать тебе выбор. Ты сам должен решить, как поступать.

Король замолчал. Родриго ждал продолжения и в то же время не хотел его слышать.

— Но прежде, Родриго, я попрошу тебя выполнить последнюю услугу для меня. В настоящий момент я никому кроме тебя не могу доверять.

— Я сделаю всё для моего короля! — не задумываясь, ответил Родриго.

— Благородный друг, — король с чувством пожал его руку, — ты даже не спросил, в чём заключается эта услуга. Не спросил, после того, что я тебе сказал. И тем самым ещё раз доказал, что моё мнение о тебе всегда было правильным. Я расскажу тебе, Родриго, какую услугу жду от тебя. Но для того, чтобы ты всё понял, мне следует вернуться к самому началу.

Король сделал небольшую паузу и продолжал сосредоточенным тоном, который призывал к особой внимательности. Родриго почувствовал небольшое облегчение оттого, что король сменил столь опасную тему. Родриго боялся лишь одного, что король окажется прав, и он действительно возненавидит своего опекуна и покровителя, которого всей душой любил. Хотя не признавался в этом даже самому себе.

— Это началось год назад, — негромко заговорил король, обращаясь одновременно и к Родриго и к самому себе, — меня дважды пытались отравить…

— Кто посмел? — вскричал Родриго, забывая о просьбе короля не перебивать его.

Король не смог сдержать мягкую улыбку при виде этого порыва.

— Терпение, Родриго. Вот единственное, чего тебе всегда не хватало.

Родриго принуждён был замолчать, хотя его переполнял праведный гнев.

— Меня дважды пытались отравить, — повторил король и продолжал так же сосредоточенно, как и начал, — уже тогда я понял, что у меня имеются враги. Кто — то очень сильно желал моей смерти. Следующие месяцы прошли в относительном спокойствии, но меня не оставляла мысль о тайном враге. Я постоянно размышлял. И, в конце концов, пришёл к выводу, что это может быть мой собственный брат Хуан.

Услышав последние слова короля, Родриго издал лёгкий возглас негодования.

— У меня не было детей. Моя смерть открывала ему дорогу к трону. Я решил проверить свои подозрения. И едва не поплатился за это жизнью. Это произошло в тот день, Родриго, когда ты покинул меня и отправился к своей невесте. Как ты помнишь, я устроил охоту. На охоте в меня метнули стрелу. Лишь благодаря случайности она в меня не попала. Я быстро выяснил, кто покушался на мою жизнь. Им оказался граф де Реас. Преданный слуга моего брата.

— Негодяй! — снова вырвалось у Родриго.

— Мне так и не удалось его найти, — продолжал рассказывать король, не обращая ни малейшего внимания на реплику Родриго. — Но что мне удалось сделать, так это откровенно поговорить с моим братцем. Хуан рассказал мне о неком тайном ордене, который именуется «союз двенадцати». Именно они пытались отравить меня, а впоследствии и послали графа Реаса. Я вначале не поверил. Тогда Хуан рассказал мне о том, что тебя собираются убить. Рассказал, как это произойдёт.

— Тот человек…на балу? — Родриго мгновенно озарила догадка.

— Именно! — подтвердил король. — Они выбрали человека, который отлично владел шпагой. Он умышленно оскорбил при тебе королеву. Дальнейшее тебе известно лучше, чем мне, ибо ты сам стал главным участником события. Радует, что эти негодяи серьёзно просчитались. Однако тогда они полагали, что имеют дело с поэтом. Сейчас же они знают, что имеют дело не только с поэтом, но и с искусным воином. По этой причине, Родриго, тебе следует быть очень осторожным. По крайней мере, до тех пор, пока этот «союз двенадцати» не будет полностью уничтожен.

Король бросил на внимательно слушающего Родриго короткий взгляд и продолжил разговор.

— После бала я снова разговаривал с Хуаном. Он назвал мне одиннадцать имён из двенадцати. Хуан клянётся, что имя двенадцатого, последнего, ему неизвестно. У меня есть серьёзные основания верить ему. Хуан слишком боится смерти. Скорее всего, он просто запутался и теперь жаждет всё исправить. В любом случае, я не собираюсь лишать жизни родного брата за то, что он поддался влиянию этих безумцев, которые только спят и видят, как бы меня убить. В данный момент, — продолжал король, — девять из одиннадцати человек арестованы. В полдень они будут казнены. Остаются двое. Я знаю этих людей. Они оба опасны. Один в особенности. Ибо, по моему глубокому убеждению, именно он имеет тайное влияние на папу. Этого человека зовут Ниньо де Гевара. Он носит мантию епископа. Второй — герцог Д, Авилла. Оба остаются пока на свободе. Я должен найти этих людей. Именно в этом заключается услуга, о которой я прошу тебя, Родриго. По моим сведениям, эти люди отправились в сторону Малаги. Нужно их найти, пока они не натворили новых бед.

— Сделаю всё, что в моих силах! — коротко пообещал королю Родриго.

— Это не всё, Родриго. Я хочу, чтобы в Малаге ты навестил одного человека. Его зовут Амадей Крно. Он торговец оружием. Покажешь ему вот это…

Король снял с указательного пальца левой руки увесистый перстень и протянул Родриго. Родриго молча принял перстень.

— Крно даст тебе меч. Помни, Родриго, этот меч мне очень дорог.

— Я привезу его вам…

— Нет, Родриго. Ты спрячешь его в надёжном месте.

Родриго не мог скрыть удивления, услышав эти слова.

— Ты спрячешь меч в надёжном месте, Родриго, — настойчиво повторил король, и продолжил, всё больше удивляя Родриго, — о месте, где будет спрятан меч, никто не должен будет знать. Только я, ты и…возможно мой сын.

— Ваш сын?

— Я понимаю твоё удивление, Родриго, — король впервые за весь разговор улыбнулся. — Я надеюсь, что это будет сын. Королева уже три месяца носит под сердцем ребёнка. Она сообщила мне об этом вчера вечером с весьма гневным видом. Кстати, она сообщила мне эту новость в обмен на обещание отпустить тебя.

Король широко улыбнулся, заметив, что Родриго сконфузился.

— Королева поступила так, как и должна была поступить. Она не могла оставить твой храбрый поступок без достойной награды. Так что прими всё как должное, Родриго, и отправляйся в Малагу.

— Когда я должен ехать? — с готовностью спросил Родриго.

— Немедленно. Зайдёшь к моему казначею. Он даст тебе деньги. Коня можешь выбрать любого из моей конюшни. Ни с кем не разговаривай перед отъездом. Даже со своей невестой, — предостерёг король. — Я не хочу, чтобы тебя кто- то видел. Пусть все думают, что ты сидишь тюрьме.

— Я всё сделаю, как говорит мой король!

— И последнее, Родриго, — король встал. Родриго поднялся вслед за ним. — Последнее, Родриго, — повторил король уже более грустным голосом. — Когда ты вернёшься из Малаги, тебя будет ждать письмо. Я оставлю его в твоих покоях. Прочитай моё письмо, Родриго. И ты поймешь, о чём я сегодня говорил и что именно не досказал.

Родриго в ответ лишь молча кивнул, давая знать, что всё понял.

— Родриго, я ещё хочу попросить у тебя две вещи.

— Всё что угодно, мой король!

Король некоторое время молчал, а потом тихо сказал:

— Родриго, на случай, если…со мной случится несчастье…обещай мне…обещай, что не оставишь моего сына, пока не увидишь его сидящим на троне. Чтобы ты не прочитал в письме, как бы ни ненавидел меня, ты не оставишь моего сына. Обещай мне, Родриго.

— Клянусь вам в этом, мой король!

Родриго произнёс эти слова с необычайным чувством и необыкновенной твёрдостью. Король кивнул головой, выражая ему молчаливую благодарность за эту клятву.

— И второе, Родриго… — голос короля задрожал, что повергло Родриго в глубочайшее смятение. Он видел, что короля переполняют чувства, и не понимал какие именно, пока снова и в последний раз за этот разговор, не услышал его голос.

— Я знаю, ты не сможешь простить меня, Родриго. Поэтому, я хочу попрощаться со своим другом и сыном…сейчас…

Король крепко обнял Родриго. Он лишь несколько мгновений сжимал Родриго в своих объятиях, а потом неожиданно повернулся и быстро вышел из темницы. Родриго ещё долго стоял и смотрел на дверь, через которую вышел король. Сердце Родриго сжимала тоска. У него появилось чувство утраты, потери. Только он не понимал, что именно потерял.

Несколькими часами позже, получив деньги и коня по прозвищу «Орфей», Родриго покинул Гранаду. Его путь пролегал к морю, в Малагу.

Глава 17

Оставим на время нашего героя и бросим лёгкий взгляд на дорогу, ведущую из Гранады в Малагу. Дорога эта представляла собой целую череду сменяющих друг друга серпантинов. Серпантины петляли меж величественных гор. Часто путь пролегал по самому краю пропасти. Достаточно было отойти на два шага от дороги, чтобы увидеть бездну под собой. Опасная и трудная дорога. Особенно для караванов, которые шли непрекращающимся потоком от моря в глубь Испании и обратно. Для того, чтобы наглядно представить все трудности такого пути, достаточно мельком взглянуть на путников. Если, покинув Гранаду, они изнывают от жары, то, едва миновав половину пути, когда они взбираются наверх, уже мёрзнут от холода. А ведь расстояние от Гранады до Малаги составляет всего лишь один день пути.

Однако не только трудности в пути опасны для путешественников. Разбойников всех мастей здесь так же предостаточное количество. Лакомое местечко для искателей приключений. И нажиться легко, и спрятаться не составит труда. Кто хотя бы один раз проезжал по этой дороге, знает, что существует несколько мест, пользующихся дурной славой.

Одним из таких мест являлся постоялый двор под очень известной вывеской. Постоялый двор назывался «Санта Фе».

Название постоялого двора произошло от названия города, построенного христианскими правителями Изабеллой и Фердинандом во время осады Гранады. Как известно, Санта Фе был построен в знак твёрдости христиан в намерении овладеть Гранадой. Символом города стали две улицы, проложенные в виде святого креста.

Однако в нашем случае постоялый двор даже близко не напоминал о тех великих событиях. Скорее наоборот. Сюда часто наведывались искатели приключений всех мастей. Убийства и грабежи были настолько частым явлением, что никто уже и не обращал на них внимания. Путешественники обходили это место стороной. А уж если и останавливались здесь, сохраняли полное молчание. Задавать вопросы означало едва ли не верную смерть.

Постоялый двор «Санта Фе» при всей своей мрачной репутации, тем не менее, впечатлял своими размерами и местом расположения. Постоялый двор располагался полукругом между двух гор, в нескольких десятках шагах от дороги. Справа от постоялого двора и, следовательно, слева от дороги, был установлен небольшой, круглый бассейн. Вода, льющаяся с гор, стекала прямо в него. Вода в бассейне круглый год была холодной. По этой причине редко кто проходил мимо этого места, не останавливаясь.

И сегодняшнее утро не стало исключением. Возле бассейна появился…наш знакомый Сенторо. Он был верхом на муле и запыхался, видно от быстрой езды. Сенторо соскочил с мула, лёг на край бассейна и стал жадно пить воду. Напившись, он поднялся, но садиться на мула не стал. Он взял его за поводья и повёл за собой. Через минуту он бросил мула без присмотра, перед входом в харчевню. Когда он вошёл внутрь, харчевня была почти пустой. Здесь находились лишь несколько человек весьма сомнительного вида. Но они не обратили ни малейшего внимания на Сенторо, впрочем, как и прислуга харчевни, лениво зевающая возле стойки. Обменявшись молчаливым взглядом с человеком, который стоял за стойкой. Сенторо незаметно юркнул в открытую дверь, ведущую в подсобные помещение. Миновав небольшой коридор, он спустился по узкой лестнице к двери винного погреба. Сенторо снял со стены светильник. И с ним в руках вошёл в погреб. Оказавшись в винном погребе, он высоко над головой поднял светильник. Слабое пламя осветило двенадцать здоровенных бочек. По шесть с каждой стороны. Все бочки лежали на специальных деревянных подставках. Держа светильник перед собой, Сенторо прошёл по проходу между бочками. Он остановился перед узким проходом, между пятой и шестой бочкой, которые находились слева от него. Сенторо оглянулся назад. Убедившись, что за ним никто не следит, он скользнул в этот проход. Достигнув стены, он пригнулся, освещая землю под своим ногами. В углу, прямо на земле виднелось железное кольцо. Сенторо переложил светильник в левую руку, а правой дёрнул кольцо. Послышался глухой звук. Бочка отодвинулась от стены, освобождая дорогу к маленькой двери. Дверь сразу же открылась. Из неё хлынул поток света. А вместе с ним послышался обеспокоенный голос:

— Сенторо,…это ты?

— Да, ваше преосвященство! — негромко откликнулся Сенторо.

— Слава Господу, ты цел!

В голосе епископа послышалось заметное облегчение. Сенторо незамедлительно вошёл в убежище епископа, которое представляло собой небольшую комнату. А правильней сказать, подвал. Впустив Сенторо, епископ привёл в действие механизм с обратной стороны. Это было такое же кольцо, вделанное в стену рядом с дверью. Снаружи послышался шум задвигающейся обратно бочки.

Кроме епископа в убежище находились ещё два человека. Первый был герцог Д,Авилла. Второй — граф де Реас, которого так и не смогли найти. Теперь понятно, где он прятался всё это время. Оба сидели за столом, на котором лежало немного мяса, кувшин с вином, а так же чернильница с пером. Принадлежности его преосвященства. При появление Сенторо оба вскочили со своих мест и подошли к нему. Сенторо был окружён с трёх сторон. У всех троих на лицах было написано нетерпение и…вопрос.

— Король всё знает!

Сенторо повесил светильник на гвоздь, торчащий в стене недалеко от двери. Пока он это делал, раздалось не менее двух десятков проклятий. Большей частью направленных в адрес наследника престола.

— В Гранаде, и даже за её пределами, идут обыски и аресты. Я едва не попался ночью. Везде, даже по пути сюда, я встречал королевских стражников. Если бы не помощь доньи Флоры, я бы ни за что не добрался, — коротко сообщил Сенторо.

— Надо бежать! — вымолвил бледный герцог Д,Авилла. — Король доберётся до нас. Это лишь вопрос времени.

Граф де Реас молчал. По его лицу ходили желваки. Видимо, он ещё не принял решения насчёт дальнейших действий. Епископ же схватился за два слова, сказанные Сенторо, как за спасительную соломинку.

— Донья Флора? Ты её видел?

Сенторо коротко кивнул.

— Что она сказала? — едва сдерживая нетерпение, спросил епископ у Сенторо.

Этот вопрос заставил и де Реаса, и Д,Авиллу напрячься. Они не сводили взгляда с Сенторо, ожидая ответа. И он ответил:

— Она сказала, что может осуществить задуманное через пять дней!

Услышав эти слова, все трое одновременно заговорили, перебивая друг друга радостными восклицаниями, на подобие:

— Ведь я говорил вам? А вы не верили!

— Но у неё есть условие, ваше преосвященство!

Голос Сенторо несколько охладил приподнятую атмосферу, воцарившуюся на короткое время среди заговорщиков. Герцог Д,Авилла и граф де Реас замолчали, когда епископ задал снова вопрос:

— Какое условие?

— Их несколько. Я запомнил каждое слово, чтобы с точностью передать их вам.

— И что же она хочет?

— Она хочет получить титул герцогини. Собственный дворец в Гранаде. Ежегодную ренту, приличествующую статусу герцогини. Участие в делах государства. Можно не официально. Однако она должна иметь возможность влиять на судьбы некоторых людей. В первую очередь это касается человека под именем Родриго Д,Альборе. Ей хорошо известно, как сильно его ненавидит принц. Она знает, что он попытается убить его, едва взойдёт на престол. Но этого не должно произойти. Судьбу Д,Альборе должна решать она и только она. Никто не смеет посягать на его жизнь без её разрешения. Даже будущий король Испании. Я должен передать вашему преосвященству всё на словах. В ответ же она ждёт клятву соблюдения и выполнения свих условий. И эту клятву она должна получить в течение пяти дней и…исключительно в письменном виде. На документе должны стоять две подписи. Первая — должна принадлежать вашему преосвященству. Вторая же — наследнику престола, принцу Хуану.

Всё это Сенторо выпалил одним духом.

— Как же мы сможем увидеть принца? — вырвалось у герцога Д. Авилла.

— У меня есть пропуск за подписью короля! Я думаю, что смогу встретиться с его высочеством!

— Что она ещё говорила? — после короткого молчания спросил помрачневший епископ.

— Она говорила, что,… если принц желает распоряжаться жизнью короля, ему придётся заплатить. Ему придётся выполнить условие. И вашему преосвященству тоже придётся. Так же в документе должно быть чётко прописано, за что именно, за какую услугу она получает вышеперечисленные привилегии. Такой документ станет ей надёжной защитой после смерти короля. Не будет документа, не будет ничего. Вот и всё, что она велела вам передать?

После слов Сенторо наступило полное молчание. Граф де Реас вернулся на своё место за столом. Герцог Д, Авилла покусывал усы и бросал вопросительные взгляды на епископа. Епископ о чём-то напряжённо раздумывал. А Сенторо наблюдал за всеми. И больше всех за своим покровителем и господином.

Чуть помедлив, епископ достал бумагу и сел за стол. Положив бумагу перед собой, он придвинул поближе чернильницу. Епископ уже взялся за перо, когда раздался полный ужаса голос герцога Д,Авилла:

— Ваше преосвященство собирается выполнить условие этой… — епископ резко его перебил.

— А разве у нас есть выбор?

— Но, если письмо попадёт к королю,…это будет означать смертельный приговор.

— Нам он уже вынесен. Так что, мы ничего не теряем, дорогой друг! — несколько мягче ответил епископ и продолжал. — К тому же эта женщина необыкновенна умна. Я думаю, она ещё может пригодиться нам в качестве герцогини.

Епископ бросил короткий взгляд на графа де Реаса, а за ним более выразительный на герцога Д, Авилла. В ответ герцог, сообразивший, что имел в виду его преосвященство, незаметно улыбнулся. Эта сцена укрылась от внимания графа де Реаса, но не от внимания наблюдательного Сенторо. Он понял скрытый смысл этих взглядов. Оба доверяли только друг другу и намеревались влиять на действия нового короля. Прежде, чем приступить к составлению письма, епископ обратился к Сенторо. Ему следовало отдохнуть и хорошо подкрепиться перед трудной дорогой. Коротко поговорив с Сенторо, епископ начал писать. Граф де Реас вышел, чтобы немного освежиться от душного воздуха убежища. А заодно и принести немного еды. Она у них уже заканчивалась.

Глава 18

Покинув убежище, граф де Реас решил выйти наружу и подышать немного свежим воздухом. Он понимал, что существовала опасность разоблачения. Его могли узнать и донести королю. Тем не менее, он решил рискнуть. Тем более что ему не очень хотелось возвращаться назад. Общество епископа и герцога раздражало его, хотя он этого и не показывал.

Едва граф оказался снаружи, его внимание привлёк великолепный жеребец чёрной масти. Жеребец стоял возле бассейна с водой. Его кожа блестела под лучами солнца. Он постоянно бил копытами землю и ржал. Жеребец привёл графа в восхищение. Он с видом знатока осмотрел жеребца, безошибочно определив в нём скакуна чистокровных арабских мастей. Жеребец настолько понравился графу, что он решил подойти к нему ближе. Лишь приблизившись, он заметил мужчину, по всей видимости, хозяина жеребца. Тот сидел на корточках, спиной к нему и, расстегнув ворот рубашки, ополаскивал шею холодной водой.

Не долго думая, граф де Реас обратился к нему. В голосе его чувствовалось подлинное восхищение.

— Великолепный конь. Вам бы, сеньор, сам король позавидовал!

— Благодарю вас! — раздалось в ответ. Мужчина повернул голову. Их взгляды встретились. Граф де Реас мертвенно побледнел, узнав хозяина коня. Тот же резко выпрямился и, выхватив шпагу, гневно закричал:

— Попался, убийца!

Родриго, а это был он, недолго думая, бросился на графа де Реас. Но тот уже развернулся и бежал во всю прыть.

— Стой, мерзавец! — закричал Родриго бросаясь за ним вслед.

Граф пулей влетел в харчевню. Родриго незамедлительно последовал за ним. Когда он вбежал внутрь, то увидел графа со шпагой в руках стоявшего возле одного из столов. Родриго, не раздумывая, бросился к нему. И это действие едва не стоило ему жизни. Какой-то человек из-за соседнего стола резко вскочил и попытался ударить его ножом. Родриго вначале резко увернулся. А потом выпрямился и наотмашь ударил его шпагой. Послышался вопль. А вместе с ним он уловил шум позади себя. Родриго обернулся. И едва успел отбить удар шпагой, нацеленный в грудь. Нападавший отскочил назад. Родриго быстро оглянулся вокруг себя. Графа в харчевне не было. Один противник валялся на полу. Второй же снова собирался его атаковать. Родриго ни в коем случае не желал упускать графа де Реас. Поэтому он бросился на второго противника. И пока тот отражал его удары, схватил ближайший стул и обрушил ему на голову. Тот зашатался и выронил из рук шпагу. Родриго ещё раз, для верности, ударил его стулом. Тот свалился, как подкошенный, едва успев издать хриплый стон. Затем Родриго отбросил стул, который всё ещё держал в руке и бросился к двери. Выбежав наружу, он резко остановился и осмотрелся. Графа де Реас нигде не было видно. Родриго с досадой выругался, считая, что уже потерял его из виду, когда…увидел юношу. Тот седлал чью-то лошадь. Взгляд юноши был направлен поверх головы Родриго. Родриго поднял голову и сразу же издал ликующий крик. Граф лежал на крыше и как коршун наблюдал за ним. Увидев, что его заметили, граф с досадой выругался. А потом поднялся, и насколько позволяла хрупкая черепица, побежал. Раздался своеобразный хруст. Родриго нетерпеливо огляделся по сторонам. Недалеко от него лежала лестница. По всей видимости, именно по ней граф взобрался на крышу. Недолго думая, он вложил шпагу в ножны и подбежал к лестнице. Через мгновение верхний край лестницы выступил над основанием крыши. Родриго как мог быстро вскарабкался на крышу и, не придавая значения хрупкой черепице, которая могла в любую минуту обвалиться, изо всех сил ринулся за графом. Поднявшись на самый верх, Родриго увидел, что граф успел добраться до противоположного края крыши и собирается спрыгнуть вниз. Но тут раздался сильный треск. Одна нога графа провалилась куда-то вниз. Пока он её вытаскивал, Родриго несколькими большими прыжками настиг его и отрезал путь к отступлению. Понимая, что у него не остаётся выхода, граф бросился со шпагой в руке на Родриго. Завязалась молчаливая дуэль. Черепица под ногами постоянно ломалась, от того обоим приходилось не только показывать умения фехтовать, но и умение лавировать, не теряя равновесия. Граф де Реас сделал резкий прямой выпад, целясь в грудь. Однако он не учёл расстояния. Ему пришлось вытянуться. Этим немедленно воспользовался Родриго. Он резко отбил удар. Граф на мгновение открылся. Он взмахнул обеими руками, пытаясь сохранить равновесие и не упасть. В это мгновение Родриго сделал выпад, целясь в сердце. Раздался сильный треск. Граф провалился наполовину вниз. И тут же издал дикий вопль. Удар, который должен был убить его наповал, не достиг цели. Вместо сердца, острие шпаги проткнуло правый глаз графа.

— Сдавайтесь! — только и успел сказать Родриго.

Раздался страшный грохот. Граф провалился вниз. Родриго сам едва успел вскарабкаться наверх и избежать падения. Недолго думая, он вернулся к лестнице и спустился вниз. После этого он буквально ворвался в харчевню. Комнату за комнатой, он обыскал всё вокруг. Но графа нигде не было. Родриго снова вернулся в кладовую. Именно там в потолке зияла большая дыра. Он тщательно всё обследовал. Но безрезультатно.

— Куда же подевался этот мерзавец? — пробормотал под нос Родриго.

Он решил осмотреть всё вокруг постоялого двора. Родриго был полон решимости отыскать графа. Он не знал и не мог знать, что тот находился прямо под ним, в винном погребе.

Граф вернулся обратно в убежище, зажимая рукой окровавленный глаз и сыпля во все стороны проклятиями. Все трое с удивлением и ужасом наблюдали за ним.

— Стража? — только и смог спросить герцог Д, Авилла.

— Родриго Д,Альборе! Любимчик короля, — с глубокой ненавистью выдохнул граф де Реас, — он здесь. Он узнал меня.

— Он будет тебя искать!

Герцог и епископ обменялись тревожными взглядами. Но тут раздался уверенный голос Сенторо:

— Не будет. Любимчик короля? Это то, что нам сейчас нужно.

Сенторо, который успел переодеться в рясу монаха, подошёл к столу и взял запечатанное письмо. Надёжно спрятав его у себя на груди, он коротко попрощался со всеми и быстро вышел. Уже снаружи он услышал брань и возглас графа де Реаса.

— Да, помогите мне,…чёрт,…проклятье,…я ничего не вижу!

Сенторо сразу узнал обидчика графа. Родриго стоял с мрачным видом рядом со своим конём возле бассейна и напряжённо размышлял. Он не понимал, куда провалился граф де Реас. Он спрашивал всех, кто попадался на пути. Однако никто раненого в глаз человека не видел. Завидев монаха, Родриго слегка ободрился.

«Может этот знает?» — с надеждой подумал он.

Так как монах шёл в его сторону, Родриго пошёл ему навстречу. Едва они поравнялись, как Родриго окликнул монаха:

— Брат, простите, что беспокою вас. Скажите, вы не встречали человека с окровавленным глазом?

В ответ монах закивал головой. Родриго не мог поверить удаче.

— Где?

— Он скакал по дороге в Малагу!

— Так я и думал, — пробормотал под нос Родриго. — Мерзавец сбежал. Что же делать? Что делать? Необходимо известить короля о случившемся. И этого мерзавца упускать нельзя. Как же мне поступить?

Сенторо зорко следил за Родриго и прислушивался к каждому его слову. Осознав, в чём состоит его затруднение, он понял, что ему действительно улыбнулась удача.

— Может, я могу помочь? — смиренным голосом обратился он к Родриго. Тот обрадовался, услышав эти слова.

— Конечно, можете…

— Брат Мунчес! — подсказал Сенторо.

— Брат Мунчес, мне нужно передать послание его величеству. Вы поможете мне? — с надеждой спросил у него Родриго.

— Конечно, брат мой. Всё, что угодно. Мой путь лежит в Гранаду. Но захочет ли король принять меня?

— Скажите страже, что вас послал Родриго Д,Альборе. И вас немедленно отведут к нему.

Родриго устремил вопросительный взгляд на стоявшего перед ним с поникшей головой монаха. Увидев, что тот внимательно слушает, он продолжил:

— Когда вы предстанете перед королём, скажите, что вас послал Родриго Д,Альборе. Скажите ему, что я дрался с графом де Реас. Скажите, что я лишил его правого глаза, но он ускользнул. И что я поехал за ним в Малагу. Запомнили?

Монах молча кивнул головой.

— Огромное спасибо, брат Мунчес! Поверьте, его величество не оставит вас без награды!

Поблагодарив монаха и будучи уверенный, что тот в точности выполнит его поручение, Родриго вскочил в седло и сразу же пустил коня в галоп. Он поскакал со всей возможной быстротой. Родриго надеялся нагнать своего врага прежде, чем тот достигнет Малаги. Проводив его отъезд едва заметной мрачной усмешкой, Сенторо пошёл за своим мулом. Его путь лежал в обратном направлении. Его путь лежал в Гранаду.

Глава 19

Хабир

Родриго пребывал в крайне раздражённом состояние. Даже больше того,…он был в бешенстве. Несмотря на все усилия, ему так и не удалось настигнуть графа де Реас. Родриго мог поклясться, что быстрее Орфея коня в Испании не сыскать. И, тем не менее, добыча ускользнула у него перед самым носом. Весь путь до Малаги Родриго пытался настигнуть графа. И если ему этого сделать не удалось, это вовсе не значило, что он должен отказаться от поисков в самом городе. Так рассуждал сам Родриго. Он прекрасно понимал, какая тяжёлая задача стоит перед ним, но всё же решил попытаться поймать графа. Больше того, он не стал откладывать поиски на утро. Поразмыслив, он пришёл к выводу, что поиски следует продолжать по горячим следам.

Прибыв поздней ночью в Малагу, Родриго снял комнату в первой попавшейся на глаза гостинице. Там же он наскоро поужинал. Во время ужина он постоянно размышлял, пытаясь предугадать, куда может отправиться граф. С тщательностью взвесив положение беглеца, Родриго пришёл к ещё одному выводу. Скорее всего, граф направился бы в порт. Ведь для того, чтобы остаться в живых ему следовало покинуть Испанию. Эта мысль заслуживала серьёзного внимания. По этой причине Родриго решил именно в порту Малаги продолжить поиски. Ко всему прочему следовало искать пешим. Конь устал после многочасовой скачки и нуждался в отдыхе. К концу ужина Родриго уже точно знал, что будет делать дальше.

Первым делом он снял притороченный к седлу мешок с одеждой. Затем, наказав слуге, как следует покормить коня, поднялся с мешком в свою комнату. Там он быстро переоделся. Он одел штаны, затем высокие сапоги. Вслед за ними он накинул на себя белую рубашку с кружевными рукавами. Перетянул её синим поясом. Пристегнул к поясу ножны со шпагой. Затем вытащил из мешка кинжал и сунул его в левый сапог так, чтобы из-за края торчала одна рукоятка. Вслед за этими действиями, он взял мешочек с золотом, полученный у казначея короля и сунул его в карман. Родриго рассудил, что золото сохраннее будет при нём, чем без него. Хотя, возможно, стоило и оставить его в комнате. Эта мысль лишь на мгновение появилась у него в голове. Родриго тут же отмахнулся от неё.

Закончив все приготовления, Родриго вышел из комнаты. На лестнице ему встретился хозяин гостиницы. Он шёл приветствовать своего гостя. В ответ на льстивую речь толстяка, Родриго начал спрашивать дорогу в порт. Он впервые посетил Малагу и ничего здесь не знал.

Словоохотливый хозяин очень подробно описал дорогу. Но при этом несколько раз предостерёг Родриго. Он сказал, что в порту и днём-то опасно ходить, а уж ночью вообще не следует туда идти. Порт попросту кишит матёрыми преступниками. Многие из них именно ночью выходят на промысел. Родриго пропустил мимо ушей предостережения хозяина. Опасность меньше всего его волновала. Он ещё немного постоял, без всякого интереса прислушиваясь к его болтовне. Затем коротко поблагодарил хозяина и сказал, что очень спешит. Покинув общество гостеприимного хозяина гостиницы, Родриго незамедлительно направился в порт.

Родриго без труда нашёл нужное место. Не удивительно. Порт занимал едва ли не треть города. Когда Родриго появился на причале, подул слабый ветер и стал накрапывать лёгкий дождь. Пришла запоздалая мысль о плаще. Однако Родриго тут же забыл не только о плаще, но и о цели своего появления здесь. Всему виной стало зрелище, представшее перед ним.

Небо было усыпано звёздами. Полная луна отбрасывала на землю мягкий свет. Лунный свет падал на корабли, пришвартованные к причалу. Отражаясь в лунном свете, корабли отбрасывали длинные тени вглубь моря. И эти тени двигались в такт волнам. Родриго какое-то время стоял и любовался этим зрелищем. Но это продолжалось до тех пор, пока он не спохватился и не вспомнил о цели своего появления здесь. Недолго думая, Родриго направился к ближайшему от себя кораблю. На причале, в непосредственной близости от пришвартованного корабля, лежала груда мешков, накрепко перетянутая верёвками. Родриго осторожно обошел мешки и направился, было, к дощатому настилу, который служил мостиком между причалом и кораблём, когда услышал недовольный голос:

— Эй, приятель, поворачивай-ка ты обратно. Наша посудина не место для прогулки!

Родриго остановился и огляделся вокруг себя.

— Не там ищешь, приятель! — раздался тот же голос.

Голос доносился откуда-то сверху. Родриго запрокинул голову и тут же увидел своего ночного собеседника. Его голова торчала над бортом корабля.

— Я ищу одного человека. Невысокий. У него недостаёт правого глаза. К вам никто похожий не обращался?

Выговаривая эти слова, Родриго держал в поле зрения своего собеседника.

— Жаль разочаровывать тебя, приятель, — раздался сверху голос, — но мы не берём на борт пассажиров. Обратись-ка лучше к французу. Этот парень занимается перевозкой рабов. Он любого возьмёт на борт, если хорошо заплатят, — посоветовал тот же голос.

— Француз?

— Его корабль называется «Этель». Он пришвартован справа на расстоянии кабельтова.

Родриго поблагодарил собеседника и двинулся в путь. Справедливости ради надо сказать, что единственный вывод, который он сделал из разговора — это идти направо от корабля и, следовательно, налево от места, где он стоял. Он и понятия не имел, какое расстояние надо пройти до нужного корабля. Слово «кабельтов» ровным счётом ничего ему не говорило. Родриго никогда не плавал на корабле, поэтому не имел ни малейшего понятия о словах, которые использовали моряки. Родриго шёл по причалу мимо пришвартованных кораблей, постоянно лавируя между грудами наваленных бочек и мешков. То и дело слышались выкрики пьяных матросов. И весьма нелицеприятные. Судя по этим крикам, где-то возле Родриго кипели нешуточные страсти. Родриго схватился за рукоять шпаги, готовый в любой момент отразить внезапное нападение и с досадой в голосе пробормотал:

— Да, где же этот проклятый корабль?

До него донеслись громкие голоса. Впереди что-то происходило. Несомненно. Родриго вытащил шпагу и замедлил шаг, пристально всматриваясь вперёд. Лунный свет едва освещал путь. По этой причине Родриго увидел происходящее лишь тогда, когда до места действия оставалось не более тридцати шагов. Увидев, что именно происходит, он чертыхнулся и вложил шпагу в ножны.

Это была самая обычная погрузка. Около двух десятков матросов сновали возле небольшого двухмачтового фрегата. Родриго подошёл ближе и увидел воочию работу матросов.

С борта корабля к причалу проложили широкий деревянный настил. Ещё один настил был проложен к куче нагромождённых бочек. Несколько матросов скатывали бочку с этой кучи и с криками заталкивали на борт корабля. Работа шла непрерывно. Родриго поднял голову. В глаза сразу же бросилась знакомая надпись, красовавшаяся на борту.

— «Этель»! — прочитав это слова, Родриго обрадовался. Вот то, что ему нужно.

Он тут же обратился к одному из матросов, занимающихся погрузкой. Он хотел найти капитана судна. Но его вопрос остался без внимания. Матрос был слишком занят работой. Недолго думая, Родриго приблизился к трапу. Он проследил путь очередной бочки. Едва она исчезла за бортом, он немедля последовал вслед за ней. Его никто не остановил. Родриго поднялся на борт. Так как все были заняты делом, Родриго начал обследовать палубу в надежде увидеть кого-то, кто бы мог сказать, где можно найти капитана. Ко всему прочему его охватило любопытство. Он впервые оказался на корабле. И сейчас с жадностью всё осматривал. Он осмотрел ближайшую к нему мачту, удивляясь, почему не видит на ней парусов. Это обстоятельство так сильно его заинтриговало, что он решил посмотреть, есть ли паруса на второй мачте. Однако у второй мачты его ждал сюрприз. Взгляд Родриго упёрся в чьи-то ноги. Ноги были накрепко связаны толстой верёвкой. Родриго медленно поднял голову. К мачте был привязан человек. Родриго различил лишь длинные чёрные волосы и бороду. Черты лица не были видны по причине того, что голова пленника была опущена на грудь.

Позади Родриго неожиданно раздался негромкий голос с едва заметным акцентом:

— Его зовут Хабир. Он мавр. Раб. Вернее взбунтовавшийся раб.

Родриго резко обернулся и оказался лицом к лицу с невысоким мужчиной в потрёпанной одежде. Тот сразу же поклонился и представился.

— Капитан этого судна. Ленье. К вашим услугам.

— Родриго Д,Альборе!

Услышав имя незваного гостя, капитан ещё раз поклонился и уважительно произнёс:

— Наслышан о вас!

Родриго коротко кивнул в ответ на эти слова, а больше отвечая на приветствие капитана.

— Чем могу служить знатному сеньору?

Вопрос капитана приободрил Родриго. На миг ему показалось, что ещё мгновение, и он увидит омерзительное лицо графа де Реас.

— Я ищу человека, — Родриго отвечал внушительным голосом, всем своим видом подчёркивая важность слов, которые он произносил. — Он невысокий, без правого глаза. По моим предположениям, этот человек должен отплыть сегодня ночью из Малаги. Вам не встречался такой человек, капитан?

Капитан отрицательно покачал головой.

— Нет, дон Родриго. Не встречался.

— Я хорошо заплачу…

В ответ на эти слова, капитан протестующее поднял руки.

— Дон Родриго, дело вовсе не в деньгах. Хотя они никогда не бывают лишними. Уж кому это ни знать, как не мне. Однако этого человека не было здесь. Говорю об этом с полной уверенностью. Я в курсе всех подобных событий. Кто бы ни приехал сюда, он в первую очередь обратится ко мне. Скорее всего, этот человек уже уплыл или же ещё не добрался до порта.

— Возможно, — протянул Родриго, окидывая капитана внимательным взглядом. Тот даже не уклонился от прямого взгляда. «Он говорит правду», — понял Родриго. Меньше всего ему хотелось возвращаться назад с пустыми руками. Однако ничего больше не оставалось. Он окончательно потерял надежду найти графа. Оставалось лишь надеяться на удачу или же вовсе забыть о нём.

— А почему у вас на мачте нет парусов?

Неожиданный вопрос Родриго вначале привёл капитана в растерянность, а чуть позже раздался громкий смех. Однако смех быстро прекратился, едва капитан заметил угрюмый взгляд своего собеседника.

— Паруса есть. Они спущены.

— Вот как? — Родриго сконфузился, услышав ответ. Не зная, что можно предпринять в создавшейся ситуации, и желая избавиться от неловкого положения, в которое поставил его собственный вопрос, Родриго кивнул головой и направился к трапу, собираясь сойти с корабля. Но через несколько шагов ему пришлось остановиться. Его окликнул капитан.

— Дон Родриго!

Родриго повернулся к капитану лицом и устремил на него хмурый взгляд. Он ждал, что капитан отпустит насмешку по поводу его знаний морского дела, и готов был резко пресечь такое неуважительное отношение. Однако Родриго не угадал. Больше того, вопрос капитана привёл его в полное замешательство.

— Вы не хотели бы купить у меня этого раба?

Родриго сразу понял о ком идёт речь.

— Зачем? — только и мог спросить Родриго.

— Как зачем? — удивился капитан, — он наверняка вам пригодится. Хабир отличный моряк. Кроме того, он очень силён. Он с лёгкостью может убить человека голыми руками. Дайте ему любую работу, и вы увидите, насколько он вынослив. Хабир может работать с утра до позднего вечера, не зная усталости.

— Ну, если он так хорош, почему вы его продаёте? — с изрядной долей иронией поинтересовался Родриго.

— Ничего больше не остаётся, — тяжело вздыхая, капитан корабля приблизился к Родриго и, понизив голос, продолжал говорить, — он взбунтовался против моих приказов. Хабир подал дурной пример команде. Вы понимаете не хуже меня, дон Родриго, что такое поведение не может остаться безнаказанным. Я вынужден буду наказать раба или же продать его. Только в этих двух случаях я сохраню уважение команды.

Родриго внимательно выслушал капитана, а потом коротко спросил:

— Что его ждёт?

— Он пойдёт на корм рыбам!

Родриго и не ждал другого ответа. По этой причине он задал ещё один вопрос:

— Сколько вы за него хотите?

— Пять золотых, дон Родриго. Это окупит все мои расходы.

Родриго с минуту размышлял. Он видел настороженно ожидающий взгляд капитана, в котором проглядывала надежда. Раб был не нужен Родриго. Но ему, по странной причине, захотелось спасти его. «Чёрт с ним! Подумаешь, пять золотых…!

— Я куплю его, — вслух произнёс Родриго. Он тут же приправил свои словами действием. Достав из кармана кошелёк, он отсчитал нужную сумму и сразу же передал её капитану.

Родриго не стал выслушивать слова благодарности, потоком льющиеся из уст капитана. Родриго сошёл с корабля. А спустя несколько минут к нему подвели мавра Хабира. Его новое приобретение. Некоторое время Родриго с изумлением оглядывал мощную фигуру своего раба. Хабир почти на голову возвышался над ним. Руки, ноги, всё тело мавра состояло из одних мускулов. Из одежды на нём лишь были видавшие виды штаны. Ноги Хабира были босы. У него не было обуви. Родриго перевёл взгляд на лицо. Тёмные глаза, острый нос, густые брови, борода. Хабир производил не очень приятное впечатление. Возможно, виной тому являлся грозный облик мавра. На теле Хабира оставались следы от верёвок. Хабир всё время растирал свои руки, видимо, пытаясь избавиться от онемения.

Закончив осмотр, Родриго хмыкнул и молча двинулся вперёд. Хабир пошел следом за ним. Едва они оказались на достаточно далёком расстоянии от корабля, Родриго остановился и повернулся лицом к Хабиру. Тот исподтишка бросал на него вопросительные взгляды. Родриго покопался в кармане и, вытащив оттуда две золотые монеты, протянул их Хабиру. Тот с немым изумлением смотрел на руку, в которой поблёскивало золото.

— Они твои. Возьми их и отправляйся к своей семье.

— У меня нет семьи, — выдавил из себя Хабир. Говоря эти слова, он отступил на шаг назад, показывая этим, что отказывается от денег.

— Ну, тогда просто возьми эти деньги и иди туда, куда захочешь. Ты больше не раб.

Хабир отрицательно закачал головой, но Родриго не обратил ни малейшего внимания на этот жест. Он приблизился к нему и насильно вложил деньги ему в руки.

— Я раб моего господина, — вырвалось у Хабира. Он несколько раз повторил эти слова, порываясь вернуть назад деньги. Но сделать это ему не позволил Родриго. Широко улыбаясь, он неожиданно не только для Хабира, но и для себя самого предложил:

— Хочешь стать моим другом? Если хочешь, тогда бери деньги без возражений. Считай это подарком своего друга… Хабир. А теперь мне пора. Удачи тебе!

Родриго ушёл, оставив Хабира одного. Хабир очень долго стоял с опущенной головой и смотрел на свою руку, в которой лежали золотые монеты. Когда он поднял голову, в глазах Хабира появилось очень необычное выражение. Губы мавра открылись, издавая едва слышный шёпот:

— Другом? Нет, мой господин. Отныне и до самой смерти…я буду твоим рабом!

Глава 20

Предсказания начинают сбываться

Утро следующего дня стало весьма приятным для Родриго. Проснувшись, он увидел у себя в комнате на столе обильный завтрак. Родриго отдал должное не только завтраку, но и предусмотрительности заботливого хозяина. Несомненно, это место нравилось Родриго. Он уже решил, что когда в следующий раз окажется в Малаге, то непременно остановится именно в этой гостинице. Покончив с завтраком, Родриго покинул свою комнату. Предстоял нелёгкий день. Он должен был выполнить поручение короля. Найти торговца Крно и забрать у него меч. Родриго собирался забрать меч и сразу после этого вновь заняться поисками графа де Реас. Но не только графа. Он собирался навести справки о тех двоих из союза двенадцати, о которых ему говорил король.

Размышляя о возможных действиях, необходимых для решения этой непростой задачи, Родриго вышел из гостиницы. Во дворе его ждал ещё один приятный сюрприз. Орфей, его конь, уже был осёдлан и стоял прямо перед дверью. Родриго ещё раз подивился расторопности хозяина. «Удивительная забота…»- подумал он. Родриго уже взял коня под уздцы, когда увидел этого самого…хозяина харчевни. Заметив направленный на себя взгляд, хозяин сам подошёл к Родриго.

— Как спалось, дон Родриго? Надеюсь, эти олухи, мои слуги не слишком потревожили ваш покой? — почтительно осведомился у него хозяин.

— Отлично спалось. Думаю, стоит поблагодарить вас, любезный. А так же за завтрак и за…коня. Всё было сделано просто чудесно. А главное, на удивление своевременно.

Родриго пребывал в отличном расположении духа. И это настроение в данный момент выражался во взгляде, который был устремлён на хозяина гостиницы. Родриго смотрел на него с явной симпатией.

— Приятно слышать такие слова от столь знатного сеньора. Однако это не я сделал, дон Родриго. Обо всём позаботился ваш слуга.

— Мой…кто?

— Слуга!

Хозяин показал головой куда- то в сторону. Родриго тут же проследил это направление. Его взгляд остановился на колодце. А потом двинулся немного левее. Увидев человека, который стоял скрестив руки на груди и не мигая смотрел на него, Родриго сразу всё понял. Человек, на которого хозяин указывал как на его слугу, был ни кто иной,…как Хабир.

За одну ночь он полностью преобразился. На голове у него была чалма ярко красного цвета. Борода аккуратно подстрижена. Вместо старых изношенных брюк на нём были одеты восточные шаровары и рубашка серого оттенка без рукавов с открытым воротником. На ногах красовались короткие сапоги с красочными узорами и острым носом. Вид у Хабира в новой одежде…был весьма и весьма внушительный. Об этом можно было судить по уважительным взглядам, которые бросали на него и слуги, и гости, снующие по двору.

Вид Хабира впечатлил всех, за исключением Родриго. При виде мавра, у него появился недовольный вид. Держа коня за уздцы, Родриго направился в его сторону. Хабир встретил его приближение глубоким поклоном. Этот поклон вызвал раздражение у Родриго. Вероятно, по этой причине его слова прозвучали излишне грубо:

— Мне кажется, я всё вчера сказал. Видимо, ты недостаточно хорошо понимаешь испанский. Ну да ладно. Я могу и повторить. Мне не нужен слуга, — последние слова Родриго подчеркнул весьма выразительным взглядом. — Я помог тебе. На этом всё. Наши пути расходятся. Ты меня понимаешь?

Хабир кивнул головой в ответ на эти слова.

— Вот и прекрасно!

Родриго вздохнул с облегчением. Не оглядываясь больше на Хабира, он вскочил в седло и тронул коня. Покидая двор гостиницы, он ни разу не оглянулся. Родриго был уверен, что его слова возымели необходимое действие на Хабира. И напрасно. Тот не мешкая, направился за ним следом.

Городской рынок Малаги был огромен. Что только тут ни продавалось. Тончайшие материи и шелка. Великолепные персидские ковры. Разного рода утварь из серебра и золота. Обилие фруктов и всевозможного съестного. Красочная одежда.

Разнообразию товаров не уступала и разношёрстность публики. То и дело в воздухе раздавалась испанская, арабская, французская, английская и даже греческая речь. Но преобладал над всеми языками — язык жестов. Именно с помощью него многие вели торг. Здесь продавцы нередко становились покупателями. Они покупали товар у моряков, количество которых преобладало на рынке, чтобы тут же продать его другим. Моряки же являлись основными и самыми желанными покупатели. Вот так был устроен этот рынок.

Родриго двигался среди торговых рядов, становясь всё более раздражительным. Он уже несколько раз спрашивал о торговце оружием по имени Крно. Но никто толком не мог сказать, где его найти. Едва он останавливался возле прилавка с товарами, как у хозяина появлялась подобострастная улыбка на губах. Но она исчезала, едва Родриго задавал вопрос, который его интересовал. Таким образом он проблуждал без видимого результата около часа. Его раздражение росло как снежный ком. Особенно сказалась встреча с продавцом дынь. Услышав очередной невразумительный ответ, Родриго едва сдержался, чтобы не стукнуть того по голове его же собственной дыней. Впрочем, он наверняка бы осуществил своё намерение, если б не происшествие, которое отвлекло его на некоторое время от поисков.

Родриго увидел всадника. Он был довольно молод и отличался надменным видом. Что ещё больше подчёркивал высокомерный взгляд. Судя по одежде, этот человек являлся дворянином. Этот человек привлёк внимание Родриго, но не своим видом,…а словами, произнесёнными с изрядной долей насмешливости.

— Какие чудесные глаза! Мавританка с такими глазами редкость. Наверняка, ты настоящая красавица, — восклицал всадник, кружа на коне вокруг мула, на котором были уложено несколько небольших мешков. В двух шагах от мула стояла женщина с головы до ног закутанная в тёмную одежду. Чадра скрывала лицо девушки. Только глаза оставались открытыми. Это наверняка была мавританка. Она была одета так же, как все остальные женщины её национальности. Женщина стояла возле лавки с оливковым маслом. Её взгляд был обращён в сторону продавца, который наполнял маслом кувшин. Женщина даже вида не подала, что слышит слова всадника. Однако его это не остановило. Он начал упрашивать женщину:

— Ну, покажи своё личико. Покажи мне его. Хочу знать, такая ли ты красотка, как я думаю. Открой лицо, иначе мне самому придётся это сделать.

Не обращая на него внимания, женщина приняла кувшин с маслом и уже собиралась погрузить его на мула, когда ей помешали это сделать. Всадник занял позицию между ней и мулом. Затем он сделал то, чего никто не ожидал. Всадник вытащил ногу из стремени и с силой пнул ею кувшин, который держала в руках женщина. Женщина не сумела удержать кувшин. От резкого удара кувшин вылетел у неё из рук, упал на землю и разбился. Масло растеклось по земле.

Продавец масла, на глазах которого всё произошло,…отпрянул назад. Он устремил на всадника неприязненный взгляд, однако не осмеливался заговорить. Точно так же вели себя мавры, находящиеся в непосредственной близости от места событий. Они исподтишка окидывали всадника ненавистными взглядами и при этом делали вид, что ничего не замечают. Впрочем, Родриго хмурился всё больше. Ему было невдомёк, что позади него буквально в нескольких шагах стоит Хабир и с открытой ненавистью смотрит на всадника, безнаказанно оскорблявшего женщину. А сама женщина, не издав ни единого звука, повернулась и попыталась обойти своего обидчика. Но тот не дал ей это сделать. Свесившись с седла, он схватил руку женщины. Она вскрикнула и попыталась высвободиться. В ответ на эту отчаянную попытку послышался насмешливый голос:

— Открой лицо, красотка, тогда и отпущу. Открой, или я сам это сделаю.

Женщина продолжала сопротивляться. Всадник же собирался осуществить своё намерение, когда…услышал чей-то вежливый голос:

— Советую вам оставить её в покое!

Не отпуская руку девушки, всадник бросил настороженный взгляд на человека, осмелившегося встать на защиту мавританки. Все вокруг на мгновение замерли, наблюдая приближение Родриго. Приблизившись на расстояние удара шпаги, Родриго громко продолжил:

— Не находите ли вы, сеньор, что сегодня чудесный день. Прекрасный день для прогулки. Хочу её предложить вам. Мне кажется, нам стоит уединиться в месте, где не так много людей. А вам так не кажется?

Закончив свою речь, Родриго недвусмысленно похлопал рукой по своей шпаге.

— Мне так не кажется, сеньор!

— Вот как? — Родриго не мог скрыть своего удивления, услышав эти слова.

Обидчик отпустил, наконец, руку девушки и отвесил поклон в её сторону. И ещё один в сторону Родриго.

— Я прощу прощения у сеньоры. Надеюсь этого достаточно. Всего вам наилучшего, сеньор!

Всадник поспешно хлестнул коня кнутом по крупу и вскоре исчез из виду.

Родриго проводил бегство своего несостоявшегося соперника растерянным взглядом и негромко пробормотал себе под нос:

— Вот уж не думал, что и такое случается! Жаль,…ну где же этот проклятый Крно?

Так как Родриго всё ещё приковывал всеобщее внимание, его слова донеслись до уха торговца оружием, чья лавка находилась не более чем в десяти шагах от места, где находился Родриго. Торговец вытянул шею. На лице у него появилось удивлённое выражение.

— Сеньор! — громко воззвал с места торговец.

Его крик коснулся уха Родриго. Он высмотрел в толпе человека, который махал ему рукой. Родриго тронул коня вперёд, совершенно не замечая одного обстоятельства. Женщина, которую он избавил от неприятного положения, подошла к нему и уже собиралась заговорить. Но она так и не успела поблагодарить своего заступника. Женщина всего одно мгновение стояла в нерешительности. Затем она взяла мула под уздцы и пошла вслед за Родриго.

Проводив женщину пристальным взглядом, мавр Хабир повернулся и вскоре смешался с толпой. Больше всего его интересовал человек, который так поспешно скрылся. От Хабира не укрылось то, чего не заметил Родриго. Прежде чем ускакать, этот человек бросил на женщину жадный взгляд.

А Родриго тем временем остановил коня возле прилавка. Он с интересом осмотрел стены прилавка, увешанные щитами, луками, копьями, мечами, кучей разнообразных кинжалов и даже алебардой.

— Вы ищите Крно, славный сеньор?

— Да!

Родриго перевёл взгляд на продавца оружием. Тот изобразил подобие улыбки и вежливо поинтересовался.

— Могу я узнать причину? Зачем Крно понадобился сеньору?

— Это я скажу только ему! — жёстко ответил Родриго.

— Так говорите, славный сеньор. Крно перед вами!

— Правда?! — Родриго не смог скрыть радости, услышав эти слова. — Если ты и вправду тот самый Крно, тогда тебе будет знакомо вот это.

Выговорив эти слова, Родриго высвободил левую руку. На безымянном пальце красовался перстень, данный ему королём. Родриго показал этот перстень Крно. Увидев этот жест, Крно вылез из-за прилавка и подошёл к Родриго. Ничуть не стесняясь, он взял руку Родриго и стал пристально рассматривать перстень.

— Тот самый, я не могу ошибиться, — пробормотал Крно после длительного и скрупулезного осмотра.

Крно оставил руку Родриго и два раза хлопнул в ладоши. На этот звук появился мальчик лет четырнадцати.

— Позаботься о лошади господина, — строгим голосом приказал ему Крно. Сразу после этих слов Крно с поклоном обратился к Родриго. — Следуйте за мной, господин!

Родриго молча последовал этой просьбе. Передав вожжи мальчику, он пошёл вслед за Крно. Он снова не заметил женщину в чадре. Она стояла всего в нескольких шагах от прилавка, по всей видимости, дожидаясь конца разговора. Увидев, что Родриго исчез в глубине прилавка, она тяжело вздохнула, но уходить не стала.

Крно оставил Родриго в какой-то маленькой комнате. Родриго не успел даже оглядеться, как следует, когда Крно вновь появился. В руках он держал длинный предмет, плотно укутанный в материю.

— Вот меч, — сказал Крно, вручая предмет Родриго. Голос Крно прозвучал особенно торжественно. — Это особенный меч. Его изготовил самый лучший оружейник по особому заказу короля.

— Что же это за особый меч? — пробормотал Родриго, разворачивая материю. Он был удивлён тем, что увидел. Это был действительно меч, но очень странный. Во-первых, он был короткий. Рукоятка меча была выпуклая и усыпана большими и маленькими драгоценными камнями. Выглядело это красиво, но…Родриго взялся за рукоятку. Он ощутил резкую боль в руке. Камни врезались в ладонь. Ему стало ясно, что как оружие он совершенно бесполезен. Да и лезвие меча…подтверждало это предположение. Лезвие с обеих сторон было зазубрено и пестрело странными выемками. Для каких целей оружейник сделал лезвие таким странным,…осталось для Родриго загадкой. Впрочем, как и надпись, выгравированная на мече, умелой рукой чеканщика:

«Вода придёт — откроется дорога! Когда уйдёт — подарит жемчуга!».

Глава 21

Что бывает, когда к советам не прислушиваются

— Сеньор!

Родриго успел прикрепить полученный свёрток к седлу своей лошади, когда услышал что его кто-то зовёт. Он оглянулся по сторонам. Взгляд Родриго упёрся в женщину. Без сомнения мавританку. Это было заметно по парандже, которую она носила.

— Сеньор! — повторила женщина, приближаясь к нему.

Родриго с ярко выраженным удивлением следил за её приближением. И это удивление отразилось в словах, обращённых к женщине:

— Мы знакомы?

Женщина споткнулась и замедлила шаг. Было заметно, что ею овладела нерешительность. Преодолев возникшую робость, женщина прерывающим голосом ответила:

— Вы заступились за меня, сеньор!

— Чёрт! Я вас не узнал. И не мудрено. Здесь все мавританки выглядят совершенно одинаково, — вырвалось у Родриго. Не успел он произнести эти слова, как тут же о них пожалел. «Не очень-то учтиво с моей стороны говорить таким тоном с бедной женщиной», — думал Родриго, наблюдая за ней. «Да,…помнится этот храбрец говорил что-то о глазах…».

Глаза, единственное, что было доступно его взгляду. Всё остальное было надёжно скрыто под грубой материей. Словно угадывая его мысли, женщина тоже посмотрела на него. Их взгляды на мгновение встретились. Родриго вынужден был признаться в душе, что никогда не встречал таких красивых глаз. У мавританки они были голубые и…сияющее — светлые,…нашёл подходящее слово Родриго. Он сразу же отвёл свой взгляд, чтобы не смущать женщину. В этот миг раздался голос женщины:

— Моего отца зовут Фар Мурат. Меня зовут Зарина. От имени моего отца и от себя приношу вам благодарность. Сеньор окажет честь своим присутствием в нашем скромном жилище.

Это действительно была Зарина. Она спустилась в город для того, чтобы купить припасы на месяц. И это едва не обернулось для неё серьёзными неприятностями.

«Только этого не хватало», — с досадой подумал Родриго. Он хотел резко ответить отказом, но увидел глаза девушки. Она смотрела на него с глубокой признательностью. До Родриго дошло, что это всего лишь обыкновенный жест благодарности. Она должна отблагодарить за помощь, оказав гостеприимство. Жаль, конечно, её разочаровать,…но придётся…

— Видишь ли,…За…

— Зарина! — подсказала девушка.

— Зарина. Я, конечно, признателен тебе за приглашение, однако…у меня слишком много дел…опять ты…

Последние слова вызвали удивление Зарины. Она не понимала значение этих слов, пока не проследила раздражённый взгляд своего защитника. Он был направлен на человека могучего телосложения, который застыл буквально в шаге от неё.

— Перестань за мной ходить! — с угрозой бросил мавру Родриго.

В ответ на эти слова Хабир, а это был он,…поклонился и ответил:

— Я желал быть полезен господину!

— Я и без тебя справлялся. Обойдусь и впредь.

Родриго вскочил в седло, кивнул Зарине и, бросив ещё один угрожающий взгляд в сторону Хабира,…тронул коня.

— Мой господин!

— Чего ещё? — гневно вскричал Родриго.

— Человек, который не стал с вами драться…всё ещё здесь!

— Ну и что это значит? — Родриго сразу остыл и с некоторым удивлением посмотрел на Хабира. Тот покосился на Зарину и коротко ответил:

— Он ждёт её!

У Зарины вырвался приглушённый крик. Родриго же досадливо поморщился. Хабир поставил его в неловкое положение. Возможно, опасность существовала, а может, и нет. В любом случае он должен проводить девушку. Нельзя было оставлять её одну. В силу этих коротких размышлений, Родриго изобразил на лице улыбку и несколько фальшивым голосом обратился к девушке:

— С твоего позволения, Зарина, и позволения твоего отца…я принимаю приглашение!

— Господин! — Зарина легко поклонилась в ответ на эти слова, тем самым принимая его в качестве своего защитника и гостя.

— Показывай дорог, Зарина! — вслух произнёс Родриго, а про себя подумал: «Это займёт совсем немного времени. Наверняка, она живёт где-то по соседству».

Родриго терпеливо ждал, наблюдая за действиями Зарины. Она тщательно проверила прикреплённые к седлу мешки и только после этого взяла под уздцы мула и повела за собой к выходу. Родриго собирался поехать за ней следом, когда в который раз услышал голос Хабира:

— Мой господин!

Родриго, не издавая ни звука, угрюмо покосился на мавра. Тот произнёс одно слово:

— Масло!

— Какое ещё масло?

— Оливковое, господин!

Родриго молча вытащил из кармана несколько мелких монет и протянул их Хабиру. Тот так же молча взял деньги и направился за покупками. Вначале Хабир купил кувшин, а затем отнёс его к продавцу оливкового масла. Пока последний заполнял кувшин, Родриго тронул коня, направляясь вслед за Зариной. При этом он не преминул пробормотать под нос, что давно вошло у него в привычку.

— Мерзавец,…как только осмелился заявить такое. Да ещё с таким видом, будто я разбил кувшин этой…Зарины.

Родриго быстро нагнал Зарину. Она даже не заметила их отсутствие. Чуть позже нагнал их и Хабир. На глазах у Родриго и Зарины он ловко связал из верёвки два узла. Один узел он накинул на горлышко кувшина и крепко затянул, второй не менее ловко прикрепил к седлу мула. Проделав всё это, Хабир пошёл позади Родриго. Он чувствовал его раздражение и лишний раз не хотел показываться ему на глаза. Такое положение дел вполне устраивало Родриго. Так они и двигались. Впереди Зарина, ведя под уздцы мула. Следом за ней Родриго верхом на коне. Позади всех Хабир.

Родриго едва ли каждую минуту ждал, когда раздастся долгожданное… «вот мы и пришли», по этой причине не сразу заметил, что они направляются к выходу из города. И лишь когда они достигли городских ворот, он осторожно обратился к Зарине:

— Далеко ещё идти?

— Аль Саламин! — не оборачиваясь и не замедляя, хода, ответила Зарина

— Аль Саламин? Что это за квартал? Не слышал о таком.

— Это не квартал, а гора. Местные её так называют!

— Гора? И какое отношение имеет к разговору гора?

— Я там живу!

«Она там живёт…чёрт, неужели нельзя было найти места поближе, — с досадой подумал Родриго, — остаётся надеяться, что это чёртова гора находится близко».

— На расстоянии одной лиги от городских ворот находится долина. Перейдём долину, а там дом рядом.

— Совсем рядом! Рукой подать!

«Чёрт меня дёрнул связаться с этой Зариной, — мысленно выругался Родриго, — мне придется плестись за хвостом её мула…целый день. Вот угораздило так нелепо застрять. Остаётся надеяться, что обратно я буду возвращаться один».

Размышляя подобным образом, Родриго и не заметил, что они покинули стены города. Он не заметил ещё одного обстоятельства. Зарина всё чаще и чаще оборачивалась в его сторону. Родриго не замечал, что его угрюмый вид расстраивает Зарину. Поглощённый своими мыслями, он даже не услышал вопрос Зарины:

— Господин недоволен?

Так как Родриго молчал, Зарина повторила свой вопрос чуть громче. Родриго встрепенулся и сразу же изобразил подобие улыбки.

— С чего ты взяла? Я, между прочим, немало наслышан о вашей горе. Всегда хотел там побывать.

— По вашему виду не скажешь, господин!

— А что не так с моим видом?

— Господин постоянно хмуриться и что-то бормочет.

— Правда? Ну, знаешь, это связано…с неким…обстоятельством, о котором я не могу говорить вслух.

Зарина лишь покачала головой в знак того, что её ничуть не убедили эти слова, и она остаётся при своём мнение. Она отвернулась и молча продолжила путь. Родриго почувствовал себя неловко. Чтобы как-то сгладить эту неловкость, он пустил коня рысью. А через мгновение снова заставил идти шагом, но уже рядом с Зариной. Конь нетерпеливо встряхивал гривой, но подчинялся беспрекословно. Оказавшись справа от Зарины, Родриго негромко спросил:

— Сколько тебе лет?

— Шестнадцать, господин!

— Шестнадцать? — с удивлением переспросил Родриго. — Ты слишком молода для того, чтобы одной без провожатых отправляться в такую дорогу.

— Мой отец болен, господин. Ничего другого не остаётся, — глядя себе под ноги, ответила Зарина.

Родриго впервые бросил на девушку сочувственный взгляд. Нелегко ей приходится.

— Как же ты справляешься одна в горах?

— О, в горах у меня есть защитник!

Родриго почувствовал, что Зарина улыбается, хотя она даже не посмотрела на него.

— Странный у тебя защитник. Отпустил тебя одну…в такую дорогу, — Родриго не мог скрыть удивления. Для него оставалось непонятным, как можно оставить без присмотра столь юную особу. Но удивление сменилось откровенной растерянностью, когда он услышал следующие слова Зарины:

— Дон Родриго лучший защитник!

— Кто?

— Дон Родриго Д,Альборе!

На этот раз явственно послышался смех. Но Родриго попросту его не заметил. Равно как и Зарина не смотрела в его сторону, иначе бы заметила, какие странные перемены происходили с её спутником. Родриго пребывал в полнейшем смятении. Он не помнил, чтобы называл своё имя этой девушке. «Может, Хабир ей сказал», — подумал Родриго и даже обернулся назад. Хабир шёл позади на достаточном большом расстоянии от них и не мог слышать ни единого слова.

— Наверняка, он…больше некому…

Родриго принял прежнее положение. На мгновение его внимание привлекла вереница лошадей, гружённых тюками. Вереница проходила мимо них. Люди, сопровождающие караван громкими криками понукали лошадей. В сознание Родриго пробился голос Зарины:

— Я обязательно познакомлю вас, господин!

— С кем? — не понял Родриго.

— С моим защитником, доном Родриго Д,Альборе!

Родриго вначале показалось, что он ослышался. Крики погонщиков лошадей не дали ему правильно расслышать слова Зарины. Он переспросил и получил тот же ответ, который совершенно сбил его с толку.

«Чтобы это значило? — думал вконец растерянный Родриго. — Какой ещё Родриго Д,Альборе? Неужели у меня есть двойник? Может, кто-то пользуется моим именем?» — последняя мысль заслуживала серьёзного внимания. Однако он был принуждён тут же отбросить её из-за последующих слов Зарины.

— Мы с ним выросли вместе. Дон Родриго лучший защитник!

— А ты уверена, что это его настоящее имя?

— Конечно! Ведь это имя дала ему я!

На этот раз Родриго явственно различил смех Зарины.

— Не могла бы ты пояснить свои слова, Зарина, — вкрадчивым голосом попросил Родриго.

— Всё просто, господин, — Зарина повернулась к нему лицом. Родриго заметил, что её глаза смеются. — Так зовут мою собаку!

— Ты собаку назвала этим гордым именем? — Родриго мгновенно пришёл в ярость и бросил угрожающий взгляд в сторону Зарины. Но она успела отвернуться, по этой причине ничего не заметила.

— Да, господин. Только обещайте, что даже если вам выпадет счастье встретиться с настоящим доном Родриго, вы ничего ему не расскажете.

Эти слова мгновенно остудили гнев Родриго. Больше того, он едва не расхохотался. Родриго едва нашёл силы, чтобы заглушить в себе этот неожиданный порыв.

— Вы не ответили, господин!

— Проклятье,…ты требуешь от меня невозможного!

— Я не требую, господин! Я всего лишь прошу!

— Я подумаю над твоими словами, — вслух ответил Родриго. В то же время мысленно он задавал себе один и тот же вопрос: «Сказать? Или не сказать кто я?»

В виду некоторых, не очень приятных, обстоятельств Родриго решил смолчать. Да и как он мог назвать своё имя после того, что услышал? По всей видимости, в этих местах его ненавидят. Хотя и непонятно за что. Возможно за близость к особе короля. Простые люди всех вельмож и приближённых короля считают врагами. Эти размышления привели к тому, что Родриго принял решение скрыть своё настоящее имя и подыграть Зарине. Это было, конечно, не совсем честно по отношению к ней. Но разве она не вынудила его пойти на такой шаг?

— Встречал я этого самого Родриго Д,Альборе, — Родриго заговорил с напускным равнодушием. — В Гранаде. Когда удостоился чести побывать на приёме его величества короля Испании.

В этот момент Родриго стоило обратить внимание на Зарину. Она замедлила шаг и начала волноваться, услышав его слова. Однако Родриго продолжал говорить, не обращая на неё внимания и разыгрывая роль, которую ему навязали.

— Мне разок довелось встретиться с этим самым…Д,Альборе. Это произошло в Гранаде, когда я удостоился чести побывать на приёме его величества короля Испании. Его многие ненавидят. Вероятно, есть за что. Мне вот он…тоже не понравился. Надменный, высокомерный…смотрит на всех с презрением. Думает, раз король считает его своим личным другом, так ему всё позволено. А что говорить о женщинах? Одна почтенная сеньора из знатного семейства влюблена в него, хотя многие полагают, что этот человек недостоин любви. Как недостоин и тех почестей, которыми его осыпают за эти…дешёвые стишки. Ничтожный стихотворец…

— Замолчите! Слышите вы,…немедленно замолчите!

Крик, который исторгла, Зарина заставил Родриго замереть на месте. Не отдавая себе отчёта, он натянул вожжи и остолбенело уставился на Зарину. Глаза Зарины полыхали ненавистью, а голос полный праведного негодования обрушился на Родриго:

— Не смейте его оскорблять, — что было силы, закричала Зарина, — дон Родриго лучший из людей. Он лучше меня и вас в тысячу раз. И он…прекрасный поэт. Его стихи полны чувств. Нет сердца у тех людей, кто этого не понимает. И только он,…он единственный заслуживает любви, — под конец голос Зарины стал больше похож на шёпот.

Возникла короткая тишина.

— Я больше не нуждаюсь в защите, господин. И я не могу оказывать гостеприимство человеку, который оскорбил дона Родриго.

Эти слова прозвучали неприязненно. Зарина больше не смотрела на Родриго, иначе заметила бы, как потеплел его взгляд. Чуть помедлив, она резко дёрнула за уздцы своего мула, и пошла, постепенно ускоряя шаг.

Наблюдая за её бегством, Родриго не выдержал и расхохотался.

— Клянусь бородой святого Абдена, никогда ещё я не оказывался в таком дурацком положении, — сквозь смех пробормотал Родриго, — но до чего же приятно было её слушать. Я то глупец полагал, что всё обстоит в точности наоборот.

Едва этот монолог закончился, как Родриго пришпорил коня, пуская его в галоп. Через минуту он уже нагнал Зарину, заняв прежнее место, справа от неё. Зарина даже не оглянулась в его сторону, хотя наверняка знала о его присутствии. Ни он, ни она больше не заговаривали. В полном молчании они миновали долину и начали подниматься по тропинке в гору. Родриго пришлось сойти с седла и идти пешком. Коню трудно приходилось взбираться по крутой тропинке с седоком. В полном молчании они достигли жилища Зарины. Остановившись в нескольких шагах позади Зарины, Родриго с улыбкой наблюдал за её встречей с огромной собакой. Он продолжал улыбаться, даже когда Зарина присела на корточки, и с особой нежностью гладя голову собаки, несколько раз повторила:

— Дон Родриго! Дон Родриго!

Чуть позади Родриго возле изгороди, окружающей загон с овцами, расположился Хабир. Он с немым удивлением наблюдал за поведением Зарины. Родриго покосился в его сторону, но ничего не сказал. Родриго продолжал с улыбкой наблюдать за поведением Зарины. И лишь когда она оставила собаку и направилась к дому, Родриго поманил рукой Хабира. Тот немедленно оставил своё место и приблизился к нему.

— Да, господин!

— Откуда ты родом, Хабир?

Хабир не ожидал этого вопроса, поэтому вначале замешкался. Однако мгновением позже ровным голосом ответил:

— Я родился в местах, которые христиане называют Святой землёй!

— Ты родом из Палестины?

Хабир кивнул головой.

— Почему ты ходишь за мной? — задал следующий вопрос Родриго.

— Я в неоплатном долгу перед господином!

Услышав ответ, Родриго неопределённо покачал головой. Он некоторое время о чём-то напряжённо раздумывал, затем, словно решившись, потянулся к седлу и отвязал притороченный к нему свёрток. Этот свёрток он протянул Хабиру. Хабир принял свёрток молча. Но его взгляд говорил о том, что он ждёт пояснений.

— Не знаю почему, но ты вызываешь у меня доверие. Именно это чувство заставляет меня доверить тебе вещь, которую я не доверил бы никому другому. Ты должен надёжно спрятать эту вещь. Ты должен остаться здесь на несколько дней, возможно на неделю, не больше. С хозяином я договорюсь. Он приютит тебя. За это время или я сам вернусь за этим свёртком или пришлю известие. Если от меня прибудет человек, ты должен в точности выполнить всё, что он скажет. Ты всё понял?

— Да, господин!

— Ты не должен оставлять эту вещь без присмотра. Ты не должен отлучаться отсюда до той поры, пока не получишь от меня известие.

— Я всё понял, господин!

— Хорошо! Теперь следует поговорить с хозяином.

Родриго оставил Хабира и направился к дому. Оставалось пройти всего несколько шагов, когда дверь открылась и показалась Зарина. Она поддерживала за руку больного отца. Фар Мурат несколько раз сильно кашлянул и уже после этого хриплым голосом стал благодарить Родриго за заступничество. Родриго ответил общепринятыми словами и тут же попросил оказать ему услугу. На что Фар Мурат с достоинством ответил, что он сделает всё для человека, защитившего честь его дочери. Родриго поблагодарил Фар Мурата и тут же попросил приютить своего слугу на несколько дней. Он добавил, что заплатит за эту небольшую услугу. Фар Мурат согласился дать кров Хабиру, но от денег наотрез отказался. Несмотря на его живейшее сопротивление, Родриго сумел уговорить его взять немного денег. Когда деньги были отданы, Родриго попрощался с отцом, а затем и с дочерью. Зарина заметила странный взгляд, но не поняла его значения. Попрощавшись с ними, Родриго снова подозвал Хабира. Они некоторое время о чём-то втихомолку разговаривали, а потом Родриго сел на коня и пустился в обратный путь. Все трое провожали его взглядом, пока он не скрылся из виду.

— Хороший человек, — негромко произнёс Фар Мурат, — такой знатный сеньор, а разговаривает с нами как равный. Как его имя, Зарина?

— Ой, — Зарина всплеснула руками и заметалась на месте, — а я и забыла спросить!

— Как же так, — Фар Мурат укоризненно покачал головой, — он столько для тебя сделал, а ты даже имя не спросила.

— Сейчас спрошу!

Зарина подбежала к Хабиру и громко спросила, как зовут его хозяина. Этот вопрос вызвал у Хабира странный взгляд, значение которого укрылось от Зарины.

— Мой господин…особенный, — ответил ей Хабир, — его имя известно многим. Может, и ты слышала. Его имя Родриго Д,Альборе.

— Нет… — прошептала Зарина,… а в следующее мгновение сорвалась и побежала. Хабир с изумлением смотрел ей вслед. Вскоре до него донёсся горестный крик Зарины.

— Дон Родриго!

Крик раз за разом повторялся. Но тот, кому он был предназначен, не слышал его. Он был уже далеко.

Глава 22

Тем временем в Гранаде продолжались обыски и аресты. Всех тех, кто был причастен к союзу двенадцати, хватали и без малейшей жалости бросали в темницы. Горожане были в ужасе от происходящих событий. Они не покидали домов в тёмное время суток и наглухо закрывали двери перед сном.

Единственным, кто чувствовал себя совершенно спокойно в Гранаде оставался лишь один человек. Это был король. Он с невозмутимой размеренностью сделал некоторые перестановки среди людей, которых наделил властью. Некоторые были попросту убраны со своих должностей, другие ожидали немилости. В Альгамбре воцарилась атмосфера напряжённого ожидания. Никто из приближённых короля не знал, будет он по-прежнему в милости или же отправится в изгнание подобно многим другим. А король не спешил. Он всё чаще устраивал различные приёмы, которые служили ему лишь для одной цели. Он присматривался к окружавшим его людям. Присматривался и оценивал, стараясь понять, способны ли они на предательство. Король принимал все меры для того, чтобы в будущем избавить себя от заговоров подобных тому, что был раскрыт.

Очередной прием, данный королём в зале Комарес, ничем не отличался от других приёмов в последнее время. Та же настороженность и натянутые улыбки придворных. Притворная весёлость короля и серьёзная озабоченность фавориток, на которых он перестал обращать внимание. В отличие от других изменений, последняя являлась мерой временной, ибо всем было известна страсть короля к красивым женщинам.

Несмотря на крайне сложную обстановку в Испании, которая была связана с желанием короля обезопасить свою жизнь от заговоров и случайностей, двор привлекал внимание очень многих. Гранада привлекала толпы всевозможных искателей приключений. А правильнее сказать, их привлекали слухи об огромном богатстве, хранившемся в подземельях Альгамбры. И эти слухи не были лишены основания. Мало кто не знал о гружённых золотом галеонах, прибывающих с захваченных земель, что находились по ту сторону океана. Немало людей видели и длинные караваны, исчезающие за стенами Альгамбры. Лошади в таких караванах еле тащились под грузом чего-то неимоверного тяжёлого. Слухи возникали и передавались из уст в уста. Как на самом деле обстоят дела, и сколько золота хранится в тайниках дворца, доподлинно знал только один человек. Король. И здесь он в силу своего характера принимал необходимые меры предосторожности. Выражалось это в частой смене всех людей, кто тем или иным образом имел отношение к сокровищам. Такие действия запутывали всех и вызывали ещё больше таинственных слухов.

Слухи, которые заботили всех в этом зале, за исключением короля. Он сидел на троне с отрешённым видом и без всякого выражения следил за неторопливыми передвижениями придворных. Такое состояние полной апатии могло длиться весь день. Так что придворные могли вздохнуть с облегчением. В данный момент они были избавлены от излишнего внимания короля.

То и дело королю докладывали о людях, просящихся к нему на приём. Сегодня такие просьбы отметались ленивым движением руки. Король никого не хотел видеть. Так продолжалось до тех пор, пока не доложили о некоем монахе по имени Мунчес. Едва прозвучало имя Родриго Д,Альборе, безразличие короля мгновенно испарилось. Он приказал привести монаха. Все заметили, что король был нетерпелив в ожидании монаха. Едва его ввели в зал, как король громко воскликнул:

— Ты видел Родриго?

— Да, ваше величество. Я видел человека, который назвался Родриго Д,Альборе!

Монах остановился на приличном расстоянии от трона и сопроводил свои слова глубоким поклоном.

— И что же он сказал? — нетерпеливо спросил король.

— Он просил передать вашему величеству, что дрался с человеком по имени граф де Реас и лишил его глаза. Но тому удалось ускользнуть. Он поехал за ним вдогонку. В Малагу.

Король засмеялся. Было заметно, что он пришёл в отличное расположение духа. Это подтвердили слова, которые он вскоре произнёс:

— Прекрасный день сегодня. Ты принёс хорошие новости, монах, и заслуживаешь награды. Чего бы ты хотел?

Монах поклонился и скромно, но с глубокой почтительностью ответил:

— Я всегда мечтал побывать в Альгамбре и увидеть величайшего из христианских королей. Ещё я мечтал увидеть его высочество принца Хуана. Братья нашего ордена наслышаны о набожности его высочества. Она не сравнится с деяниями великого короля, но всё же заслуживает благодарности.

— Отлично сказано, — похвалил монаха король и продолжал. — Первая твоя мечта сбылась. Я исполню и вторую. Только с одним условием. Поведай его высочеству в точности всё, что рассказал нам. Он будет счастлив. Ведь его лучший друг остался без глаза, а в скором времени останется без головы. Отведите его к моему брату.

Довольный своей шуткой король расхохотался. В зале послышался смех. Многие подражали королю. Этот смех ещё долго слышал монах, следовавший по пятам за капитаном. Ди Касто отвёл монаха к покоям принца и, оставив у запертых дверей, ушёл. Монах осторожно постучал. Почти тот час же послышался спокойный голос принца:

— Входите!

Монах открыл дверь и вошёл внутрь. Увидев вошедшего монаха, принц Хуан резко побледнел.

— Сенторо? — выдавил из себя принц. — Ты…как ты здесь оказался?

Сенторо, а это действительно был он, поднял обе руки, призывая к спокойствию.

— Я здесь с позволения короля, так что вам нечего опасаться моего присутствия!

— Как тебе удалось…

— Неважно, — перебил принца Сенторо и, понизив голос до шёпота, продолжил говорить, — у меня мало времени. За мной может вернуться стража и выпроводить из дворца. По этой причине, ваше высочество, я сразу приступлю к делу. Нужна ваша подпись.

Закончив говорить, Сенторо вытащил из глубин рясы свиток и молча протянул его принцу. Тот окинул его непонимающим взглядом и только после этого принял его. Принц отошёл к открытому окну и развернул свиток. Прошло не больше минуты. Когда принц закончил читать и повернулся в сторону Сенторо, он был серого цвета.

— Это же смертный приговор для меня, — дрожащими губами прошептал принц, — если эта бумага попадёт к брату, я и дня не проживу. Я не могу это подписать.

— Подумайте, прежде чем отказываться, — попросил принца Сенторо, — если вы не подпишите, всё может сорваться. Эта женщина обладает сильным характером. Она поставила условие. Если мы не выполним его, она ничего не сделает.

— Мне-то что за дело, — забывая об осторожности, вскричал принц, — это ваша забота. Ваши головы полетят. Я не стану подписывать эту бумагу. Я не такой болван. Идите и передайте епископу, что я отказываюсь. Я больше не хочу их знать. И не приходите сюда больше, иначе я вызову стражу, — с угрозой добавил принц.

— Очень жаль, — Сенторо не терял хладнокровия, — его преосвященство предполагал подобный ответ. Он снабдил меня подробными инструкциями на случай, если вы откажетесь подписывать.

— Ты…смеешь мне угрожать… — гневно сверкнув глазами, принц бросил злополучное письмо в лицо Сенторо. — Вон отсюда!

— Если я отсюда выйду без вашей подписи,…мне придётся отправиться к королю и всё рассказать, — Сенторо неторопливо поднял письмо и, выпрямившись, бросил холодный взгляд на принца. — Вы многое ему рассказали, всех выдали,… но почему донья Флора не пострадала? Неужели ваше высочество забыли рассказать эту незначительную деталь? Какая досада. Интересно, что скажет король, когда узнает, что его хотели убить и вы знали об этом?

— Вы не посмеете, — прошептал, бледнея, принц.

— Посмеем, — жёстко ответил Сенторо, — у нас нет другого выхода. Мы в ловушке. Вам это известно лучше, чем кому-либо. Ведь именно вы нас туда загнали. Поэтому или немедленно подписывайте, или я отправлюсь к королю. У меня нет времени ждать.

— Господи, господи…

Принц заметался по комнате, повторяя одно и то же слово. Сенторо с холодным презрением наблюдал за его поведением. «И этот человек должен быть королём?» — думал он.

— Решайте быстрей, ваше высочество!

— Вы не оставляете мне выбора…

— Вы его тоже нам не оставили!

— Хорошо, — принц неожиданно сдался. Он забрал письмо у Сенторо и ушёл в другую комнату. Вскоре он вернулся и дрожащими руками передал его обратно. Сенторо не сводя взгляда с мертвенно бледного лица принца, развернул письмо. Его подпись стояла рядом с подписью Ниньо де Гевары. Сенторо свернул свиток и надёжно спрятал его под складками своей рясы.

— Когда? — только и смог спросить принц.

— Скоро! Ждите! — коротко ответил Сенторо. Он покинул покои принца, а через четверть часа и замок. Путь Сенторо лежал к дому доньи Флоры. Он должен был вручить ей столь желанное и столь опасное письмо.

Оставшись один, принц Хуан долго стоял посреди комнаты с потерянным видом, а потом едва слышно прошептал слова, которые не раз слышал от брата:

— Корона стоит головы!

Глава 23

Жертва

Следующим вечером дон Маран получил долгожданное письмо от доньи Флоры. В письме говорилось, что он должен подъехать к дому за четверть часа до полуночи. В нём также давались подробные инструкции, как следует действовать, прибыв на место. Дон Маран был вне себя от радости. Он со всей тщательностью приготовился к предстоящей поездке. Точно в назначенное время, он прибыл на указанное место. Дон Маран, не боялся оказаться узнанным. Чёрный плащ надёжно скрывал его от посторонних взглядов. Согласно инструкциям доньи Флоры, он привязал коня к дереву, что росло недалеко от дома, затем крадучись двинулся вдоль стены. Достигнув ворот, дон Маран остановился. На лице у него появилось удивление. Напротив ворот стояла карета, запряжённая четвёркой лошадей. Кучер сидел неподвижно на козлах. Несмотря на то, что вокруг стояла кромешная темнота, ему удалось различить королевский герб на дверце кареты.

— Чтобы это значило? — прошептал он. Неожиданно, его охватило чувство надвигающейся опасности. Однако он не стал придавать значения этому чувству и снова прошептал:

— Ворота должны быть отворены… — дон Маран толкнул створку ворот. Она поддалась. — Так и есть…

В этот миг возле кареты мелькнула человеческая тень. Дон Маран насторожился. Он пристально вглядывался туда, где увидел тень, однако больше ничего подозрительного не заметил. Он подумал, что человек в тёмном плаще ему просто померещился.

Чтобы избавиться от возможного шума, он не стал открывать ворота шире и боком протиснулся в открывшееся пространство. Оказавшись внутри, он остановился и прислушался. Во дворе стояла полная тишина. Эта тишина придала ему смелости. Он направился к лестнице и меньше чем через минуту оказался перед дверью. Дверь была наполовину отворена. Как и было написано в письме. У Дона Марана отпали последние сомнения. Отбросив нерешительность, он смело вошёл внутрь. Затем крадучись пробрался по коридору к двери доньи Флоры. И эта дверь была отворена. Дон Маран скользнул внутрь и…оказался в хорошо освещённой комнате перед её лицом. Увидев донью Флору, дон Маран, на мгновение, остолбенел. Донья Флора выглядела просто восхитительно. На ней было надето длинное тёмно-зелёное платье с оборками и кружевами. Сзади к плечам была пристёгнута на пряжке бархатная накидка бордового оттенка. Волосы были красиво уложены. На шее сверкало жемчужное ожерелье.

— Вот и вы!

Слова доньи Флоры вернули её кузена на землю. Он поспешил поклониться кузине.

— Оставайтесь пока здесь. Я должна убедиться, что снотворное подействовало нужным образом.

В ответ на эти слова дон Маран молча кивнул в знак того, что всё понял. Им овладело лихорадочное волнение, когда он осознал, что скоро войдёт в опочивальню своей любимой. Оставив кузена, донья Флора покинула покои и направилась к сестре.

Войдя в комнату сестры, донья Флора прошла к её постели. Донья Роза крепко спала. Её длинные волосы разметались по подушке. Она некоторое время молча смотрела на спящую сестру, а потом с неожиданной злостью прошептала:

— Сегодня я рассчитаюсь за все унижения, которые мне пришлось вынести по твоей вине. Ты сама виновата в том, что произойдёт. Не надо было стоять у меня на пути.

Холодный взгляд доньи Флоры остановился на кинжале, который лежал на ночном столике. Она сама его принесла сюда перед тем, как у неё в комнате появился дон Маран. Она взяла со столика кинжал и резко размахнувшись, всадила его по самую рукоятку в грудь спящей сестры. Донья Роза издала лишь короткий вздох. Из раны в груди вытекла струйка крови. Она пробежала по телу и закапала на белоснежную простыню. Донья Флора, не торопясь, накрыла одеялом свою мёртвую сестру. Убедившись, что кинжала не видно, она вышла из комнаты.

Чуть позже она уже будила спящего отца. Дон Бенедетто сразу же проснулся и уставился бессмысленным взглядом на дочь.

— Отец, пришёл дон Маран! — придав голосу волнение, сказала ему дочь.

— Дон Маран? Чего ему понадобилось в такой поздний час?

— Он требует пустить его к сестре!

— Ах, негодяй. Я ему покажу…я его отучу шляться по домам порядочных людей…требует…

Видя, что отец поднимается с постели, донья Флора оставила его, и поспешно направился в свою комнату. Она застала дона Марана там, где и оставила несколько минут назад.

— Всё в порядке, — тихо сказала ему донья Флора, она крепко спит. Не медлите кузен. Идите к ней

— Да, да, — дон Маран поспешно закивал головой.

Сразу после этих слов донья Флора вывела его из комнаты и проводила к покоям сестры. Приоткрыв наполовину дверь, она впустила его внутрь. На прощание она со странным выражением лица сказала дону Марану:

— Забирайте, она ваша!

Донья Флора тотчас же развернулась и поспешила к выходу. Через минуту она вышла из ворот и подошла к карете. Кучер, заметив её, соскочил с козел и услужливо открыл дверь. Опираясь на его руку, донья Флора забралась внутрь кареты. Кучер тут же затворил дверцу, а через мгновение раздался звук хлыста. Карета тронулась с места, направляясь во дворец.

— Одно дело сделано! Осталось ещё одно, — на губах доньи Флоры появилась мрачная усмешка, — сегодня я решаю судьбу Испании.

Она закатала левый рукав платья, открывая потайной карман, ловко приделанный с внутренней стороны. Карманчик был немного вздут. Снаружи это не было заметно из-за пышных кружев. Донья Флора достала из потайного карманчика маленький мешочек из синего бархата, горловина которого была перетянута золотистой тесьмой. Мешочек тут же был возвращён на место, как и рукав платья. Карета тронулась с места. На подножку, позади кареты прыгнул человек, закутанный в тёмный плащ. Это был Сенторо.

В то время как карета катилась в сторону королевского дворца, дон Маран стоял возле постели доньи Розы. Испытывая благоговейный трепет, он откинул одеяло, собираясь унести её из постели. Едва слетело одеяло, как счастливую улыбку сменил крик боли и отчаяния. Сразу же послышался ещё один крик:

— Убийца!

На пороге стоял дон Бенедетто в ночном колпаке и халате.

— Нет, нет,…это не я,…не я,…это она…я любил…

Горестный вид дона Марана ничуть не подействовал на дона Бенедетто.

— Убийца! — в сильнейшей ярости повторил дон Бенедетто и, указывая на торчавшую рукоятку, закричал. — Это твой кинжал. Я узнал его. Эй, слуги, скорей сюда!

Голос Дона Бенедетто разнёсся по всему дому. Дон Маран неожиданно ринулся вперёд. Сбив с ног дона Бенедетто, он выскочил из дома на глазах перепуганных слуг. Они помогли подняться своему хозяину. Тот сразу же прошёл к телу своей дочери и, опустившись на колени, уткнулся в безжизненную руку и горько заплакал.

Двумя часами позже обнажённая донья Флора поднялась с ложа. Король же, обессиленный любовными играми, дремал. Она подошла к платью и вытащила из потайного кармана флакон. С ним в руках она вернулась к ложу. Донья Флора открыла флакон и с величайшей осторожностью вылила его содержимое на тело короля. Король открыл глаза. В них появилось удивление. Он увидел стоящую над собой донью Флору с маленьким флаконом в руках.

— Что ты делаешь?

Только это и успел спросить король. Его внезапно охватил сильный кашель, который сразу же перешёл в непрерывные судороги. Король упал с кровати и постоянно извиваясь и корчась, пополз к столу. Донья Флора начала неторопливо одеваться, при этом не сводя пристального взгляда со своей жертвы. Королю удалось доползти до стола. Он ухватился за край скатерти, пытаясь подняться. Скатерть соскользнула вниз вместе с фруктами и вином. Всё это обрушилось ан голову короля. Он опрокинулся на спину. Несколько раз судорожно дёрнулся и затих.

— Достойная награда за потерянную девственность! — глядя на мёртвое тело короля, с мрачной улыбкой прошептала донья Флора.

Ещё через четверть часа ничего не подозревающая охрана выпустила карету из дворца. Едва карета оказалась вне стен Альгамбры, донья Флора приказала кучеру остановиться. Как только карета остановилась, к дверце подошёл монах. В тишине ночи прозвучали пророческие слова:

— Передайте всем, что дело сделано!

Глава 24

Западня

Поздней ночью следующего дня Родриго въехал на холм Аль — Сабика. Всю дорогу по пути в Гранаду его неотвязно преследовал разговор с королём и его загадочные слова. Родриго только и мог думать, что о письме, которое должен был для него оставить король. В тысячный раз он задавался вопросом о возможном содержании письма, но так и не находил ответа. Родриго даже близко не представлял, что именно может скрывать от него король. Родриго отряхнулся от тяжёлых мыслей и бросил удивлённый взгляд вперёд. Несмотря на поздний час, вся дорога, ведущая к Альгамбре, была забита солдатами. Их было несколько сотен. Вместе с ними Родриго въехал в настежь отворённые ворота замка. Повсюду царил переполох. Вокруг него бегали вооружённые люди с факелами в руках. Родриго, который не имел ни малейшего понятия о происходящих событий, только и знал, что наблюдать за всем с молчаливым изумлением. При этом он совершенно спокойно следовал к зданию дворца Комарес, где находились его покои. Родриго успел миновать первый внутренний двор, когда его внезапно окликнули:

— Дон Родриго!

Голос был знаком ему. Он оглянулся. На расстояние нескольких шагов от места, где он проезжал, стоял капитан Ди Касто. Что удивило Родриго, так это его поведение. Капитан делал ему предостерегающие жесты, а потом внезапно поманил рукой, при этом делая знак, чтобы Родриго не издавал ни звука. Заинтригованный Родриго пустил коня вслед за капитаном. Ди Касто провёл его окольными путями к львиному дворику. Они миновали несколько длинных коридоров с резными арками, и вышли к фонтану двенадцати львов. Здесь царила совершенная тишина, нарушаемая лишь журчанием воды. Капитан остановился и сделал рукой жест, приглашающий Родриго сойти с седла. Родриго ничего не понимал в этих странных манипуляциях, однако молча подчинился. Яркий лунный свет хорошо освещал фигуру капитана. Он стоял, облокотившись рукой на одну из львиных статуй, которые были расположены на высоте одного метра вокруг фонтана.

— Ваше счастье, дон Родриго, что я первым вас увидел, — раздался возле фонтана тихий голос капитана, — вы верно не в себе, если являетесь в Альгамбру.

— А чего мне опасаться? — удивлённо спросил Родриго. Он ровным счётом ничего не понимал.

— Вас могут арестовать! — капитан ди Касто ещё больше понизил голос. — Господи…дон Родриго…вас же везде ищут. Первый же стражник арестует вас и отведёт в темницу. Счастье, что этого до сих пор не произошло.

— Кто отдал приказ о моём аресте? — после короткого молчания спросил Родриго.

— Его высочество!

— Его высочество? — переспросил Родриго. — И король ему позволил?

— Так вы ничего не знаете, дон Родриго? Король умер прошлой ночью.

— Король мёртв? — вскричал Родриго.

Новость потрясла его. Как это случилось? Почему это случилось? Тысячи вопросов роились у него в голове, но все они были пресечены предостерегающими словами капитана.

— Господи…тише, Дон Родриго…иначе меня отправят в темницу вместе с вами. Нынче в Альгамбре хозяйничает принц Хуан. Недавно прибыл в замок и граф Реас. Вы не хуже меня знаете, как они к вам относятся. Так что примите совет, дон Родриго. Садитесь на своего коня и уезжайте из замка, пока они вас не заметили. Поверьте, если вас узнают, никто не даст за вашу жизнь и медной монеты.

Родриго был полностью подавлен. Новости, одна ужаснее другой обрушивались на него, подобно ледяной воде. Однако времени для размышлений не оставалось. Следовало действовать. Следовало принять какое-то решение. Немедленно.

— Королева, — неожиданно вырвалось у Родриго, — что стало с ней?

Капитан ди Касто неопределённо покачал головой.

— Не знаю, дон Родриго. Однако, учитывая загадочные обстоятельства смерти короля и беря в расчёт беременность королевы,…ничего хорошего ждать не приходится. Принц Хуан уже сейчас называет себя королём…

— Принц знает, что королева носит ребёнка? — с глубокой тревогой Родриго ждал ответа на свой вопрос.

Капитан неопределённо кивнул.

— Да об этом знает весь город. Король не делал тайны из положения королевы.

— Тогда она в опасности. В большой опасности!

— Боюсь, у меня не осталось времени, дон Родриго. Уезжайте. Немедленно.

Родриго остановил уходящего капитана.

— Я у вас в долгу, капитан!

— Оставайтесь живым и тогда вы сможете расплатиться!

Это были последние слова капитана. Он быстро растворился в темноте, оставив Родриго одного. Родриго вспоминал всё, что ему говорил король. Вспоминал и сопоставлял. Вероятней всего король стал жертвой заговора. В любом случае, он должен был действовать. Возможно, он и ошибается по поводу королевы,…что ж, тем лучше. О своей невесте, о себе…Родриго не думал. В голове билась одна мысль. Королева.

Орфей опустил голову в фонтан и стал пить воду. Родриго похлопал его по крупу и тихо прошептал:

— Жди меня здесь!

Вслед за этими словами он сам покинул львиный дворик, растворяясь в темноте, подобно капитану. Его путь лежал к зданию дворца Комарес. Родриго надеялся повидаться с королевой и побывать в своей комнате. Возможно, король оставил для него послание, о котором говорил ему в тюрьме. Путь до дворца был короткий, но буквально нашпигован опасностями. Родриго то и дело приходилось прятаться в тени колон или пригибаться к земле. Везде вокруг сновали вооружённые люди с факелами. Однако счастье в эту ночь сопутствовало ему. Но сопутствовало до того момента, пока он не оказался в непосредственной близости от входа во дворец. Все окна дворца, на всех трёх этажах, были ярко освещены. Впрочем, как и вход во дворец. На ступеньках перед входом, стояли около десятка вооружённых людей. Да и перед дворцом во дворе находилось столько же. Родриго с одного взгляда понял, что ему не войти с парадного входа. Едва он об этом подумал, как сразу пришла мысль о том, как можно пробраться во дворец.

Родриго обошёл дворец и сразу же попал в так называемый «Миртный дворик». Почти весь дворик занимал огромный четырёхугольный бассейн. По обе стороны бассейна, слева и справа от места, где стоял Родриго, тянулись невысокие строения. Прямо перед ним возвышалась башня дворца. Под башней дворца располагалась летняя терраса. Та самая терраса, где Родриго стоял во время известного приёма. И где услышал оскорбления в адрес королевы. Между краями бассейна и стенами строений с обеих сторон камнем были выложены узкие тропинки. Примыкая к стенам, тянулись вьющиеся кусты цветов. Такие же кусты поднимались с земли к самому балкону.

Убедившись, что его никто не видит, Родриго крадучись двинулся вдоль стены. Оказавшись под балконом, он откинул назад ножны, чтобы они не мешали ему при подъеме, и схватился двумя руками за кусты. Родриго без видимых затруднений забрался на балкон. Дверь, ведущая в зал приёмов, была настежь отворена. Оглянувшись вокруг себя и досадуя на слишком яркую луну, Родриго бесшумно нырнул внутрь. Несмотря на всю его осторожность, звук его шагов гулко отзывался по всему залу. Однако этот звук не выходил за стены огромного помещения. Добравшись до двери, Родриго осторожно выглянул наружу. Коридор был пуст. Сжимая рукоять шпаги, Родриго покинул зал и вступил в коридор. Следовало добраться до лестницы и подняться этажом выше. А оттуда пройти в левое крыло дворца, где располагались покои королевы.

До лестницы он добрался почти незамеченным. Лишь однажды на его пути попалась горничная. Она промчалась мимо него как испуганная лань. Поднимаясь по лестнице, Родриго отметил про себя странную вещь. Дворец практически был пуст. Обычно даже в ночное время здесь встречалось немало людей. Как слуг, так и стражи. «Стража…её не было на лестнице, — подумал внезапно Родриго. — А ведь в прежние времена никто не мог подняться наверх без разрешения. Неспроста всё это». Родриго охватило дурное предчувствие. Он ускорил шаг. Едва он поднялся на третий этаж, как внезапно остановился. До него донёсся слабый крик. Он несомненно принадлежал женщине и доносился с левой стороны. Там как раз находились покои королевы. Родриго рванулся с места и побежал. Длинный коридор был совершенно пуст. Добежав до конца коридора, он свернул за угол и вновь остановился. Дверь в покои королевы была отворена настежь. До него донеслись душераздирающие крики. Родриго ринулся вперёд, моля бога лишь об одном. Чтобы его появление не оказалось слишком запоздалым. Крики не прекращались. Он устремился на крики. Миновав несколько совершенно пустых комнат, Родриго ворвался в спальню королевы и застыл. Зрелище, которое он увидел, могло ужаснуть кого угодно.

Две полуодетые женщины были зажаты в углу справа от широкой кровати. Одна заслоняла своим телом вторую. Их атаковали двое людей со шпагами в руках.

Родриго мгновенно оценил ситуацию. Он быстро вытащил из сапога кинжал и метнул его в одного из нападающих. Кинжал воткнулся ему в спину. Тот охнул. Прежде чем его тело осело, Родриго со шпагой в руках успел подбежать к месту сражений. Второй убийца был вынужден обернуться к нему лицом. Но это ему мало, чем помогло. Первый же выпад, сделанный Родриго, пронзил ему грудь.

Страх начал постепенно отступать. Он едва успел. Родриго посмотрел на королеву. В её глазах застыл холодный ужас. Она была одета в одну ночную рубашку. Прижав руки к груди, она, не мигая, смотрела на свою служанку, Азу. Защищая королеву свом телом, Аза получила несколько смертельных ударов. И сейчас лежала у её ног вся в крови. Тело служанки сотрясали судороги.

— Ваше величество, — негромко окликнул Родриго королеву.

Королева никак не отреагировала на её слова. Понимая её состояние, Родриго поднял с пола тело служанки и перенёс его в другой угол. Затем с головой укрыл одеялом. Проделав всё это, он подошёл вплотную к королеве и взяв её за плечи, тихо сказал.

— Ваше величество, здесь опасно. Мы должны бежать.

— Родриго, — королева подняла голову. Ужас в глазах не исчезал. — Что происходит? Почему меня хотят убить?

— Нет времени разбираться, ваше величество. Надо немедленно покинуть Альгамбру. Одевайтесь, а я тем временем встану у входа, чтобы никто не смог сюда войти.

Оставив королеву, Родриго вышел из комнаты. Дойдя до двери ведущей в коридор, Родриго услышал шум и какие-то голоса. Он открыл дверь и осторожно выглянул наружу. Почти сразу же раздался вопль.

— Это Родриго Д,Альборе! Не упустите его!

О, Родриго узнал это голос! Как и человека, которому он принадлежал. Это был не кто иной, как граф де Реас. Он приближался к покоям королевы в сопровождение десятка вооружённых людей. Родриго захлопнул дверь и побежал обратно. Вслед за ним понеслись угрозы. До его уха донёсся топот ног. Родриго буквально влетел в спальню. Он сразу же закрыл обе створки дверей на массивный засов. После этого он быстро осмотрелся. Королева стояла там же, где он её оставил. Всё её тело сотрясала дрожь. Родриго бросился к ней.

— Прошу вас, придите в себя, моя королева, — взмолился Родриго, — сюда могут в любую минуту ворваться люди принца. У нас нет времени…нас убьют, если мы станем медлить.

Словно подтверждая эти слова, в дверь раздались глухие удары. Снова послышались проклятия в адрес Родриго. Он оставил королеву и бросился к столу. Родриго подвинул его вперёд, а затем перевернул. Один край стола упёрся в пол, другой в дверь. Удары не прекращались. Родриго оглянулся и…облегчённо вздохнул. Королева вышла из состояния полной апатии и теперь поспешно одевалась. При этом она постоянно приговаривала:

— Да, Родриго, да…только вы один остались у королевы…только вы её любите,…остальные ненавидят

Королева повторяла эти слова раз за разом. Но Родриго не слушал её. Он несколько раз оглянулся в поисках пути спасения. В спальне была всего лишь одна дверь. Но за ней находились враги, которые всё сильнее ломились в двери. Удары сыпались один за другим. Дверь начала трещать.

— У нас осталось несколько минут, — пробормотал Родриго.

Его взгляд упал на окно. «Единственный путь спасения», — осознал Родриго. Другого пути не оставалось. Положиться на милость победителя, означало подписать себе смертный приговор. Родриго подбежал к окну. После некоторых усилий, ему удалось открыть обе створки. Родриго перегнулся через подоконник и заглянул вниз. Луна светила достаточно ярко, чтобы он смог увидеть расстояние от окна до земли.

— Проклятье, слишком высоко,…но у нас нет другого выхода,…надо прыгать…

Родриго повернулся к королеве и, бросив короткий взгляд на дверь, которая уже трещала по всем швам от шквала ударов, спросил у неё:

— Куда выходит окно?

— Что? — растерялась королева. Она успела полностью одеться. Она даже накидку одела поверх платья.

— Куда выходит окно? — не теряя спокойствия, переспросил Родриго.

— На аллею кактусов!

— Рядом с львиным двориком. То, что надо…

В эти опасные мгновения он не терял хладнокровия. Родриго подбежал к кровати и схватив всё, что на ней лежало, понёс к окну. Он сбросил всё это вниз. Родриго несколько раз повторил это действие. Всё, что имелось мягкого в комнате, включая одежду королевы, полетело за окно. Покончив с одним делом, Родриго взял руку королевы и подвёл её к окну.

— Мы должны прыгать!

Королева решительно кивнула головой. В этот момент от двери отлетел большой кусок. Образовалась дыра. В этой дыре показалось озлобленное лицо графа де Реаса.

— Вот они, — закричал он, — ломайте дверь. Ну же скорее…

Удары посыпались с удвоенной силой. Посыпались щепки. Родриго помог королеве взобраться на окно, а потом сам влез. Не раздумывая, он первый спрыгнул вниз. Королева вскрикнула. Но тут же облегчённо вздохнула. Снизу донёсся голос Родриго:

— Прыгайте, моя королева!

Королева зажмурила глаза и шагнула в пустоту. Падение обошлось без видимых последствий. И в этом была несомненная заслуга Родриго. Он пытался поймать падающую королеву, но не смог удержать её тело. Но тем самым облегчил её приземление. Сам он хромал на правую ногу. Было заметно, что каждый шаг даётся ему с трудом. Но Родриго не останавливался. Одной рукой он держал руку королевы, другой шпагу. Из окна им вслед неслись проклятия. Раздавался дикий визг графа де Реас:

— Найти их! Найти. Не выпускать из замка…

Им удалось беспрепятственно добраться до львиного дворика. Не раз за время короткого пути, из груди Родриго вырывался болезненный стон. Королева всё время бросала на него тревожные взгляды. К великой радости Родриго, Орфей стоял там, где он его оставил.

— Этого коня никто не сможет догнать, — прошептал Родриго, хлопая друга по шее, — он самый быстрый…лишь бы нам удалось вырваться из замка…лишь бы ворота оставались открытыми…

Родриго не без труда взобрался в седло. Оказавшись в седле, он пригнулся и протянул руку королеве. С его помощью она забралась в седло позади него.

— Держитесь за меня крепко, моя королева. Нам предстоит нелёгкая дорога! — прошептал Родриго, трогая коня с места.

Королева обхватила его руками и, положив голову ему на спину, тихо прошептала в ответ:

— Даже если нам суждено умереть — я умру счастливой! Ибо в последние минуты моей жизни со мной рядом находился Родриго Д,Альборе. Самый верный из верных! И самый отважный среди отважных!

Времени у них не оставалось; по этой причине Родриго принял решение идти напролом. У них оставался единственный выход — проскочить под носом у всей стражи. Если им это удастся, и если ворота будут открытыми,…у них появиться надежда.

Родриго пустил коня крупной рысью. Опасность обострила все его чувства до предела. Он с удивительным мастерством обходил все препятствия на пути. Оставив позади львиный дворик, они въехали в парк, служивший местом для прогулок придворных. Пригнувшись, они скакали по длинному, открытому коридору. Коридор заканчивался. Дальше двор, совершенно открытое пространство. И до самых ворот то же открытое пространство и десятки, если не сотни вооружённых врагов. В конце коридора Родриго пришпорил коня, пуская его в галоп. Выскочив из укрытия, Родриго погнал коня с бешеной скоростью в сторону ворот. Вокруг него начали раздаваться громкие крики. Вокруг замелькали люди с факелами. Несколько человек даже попытались преградить им путь, однако мощная грудь коня в считанные секунды расстроила эти планы. Показались ворота. Родриго издал возглас ликования. Они были отворены. Он со всей возможной скоростью устремился к ним. В это мгновение впереди начали раздаваться выстрелы из аркебуз. Родриго пригнулся к шее коня. Пули просвистели совсем рядом с ними. Неожиданно конь вздрогнул и замедлил бег, но уже через мгновение, направляемый действиями Родриго, снова ускорил бег. Одно мгновение, другое…и они вылетели из ворот, сопровождаемые проклятиями и выстрелами стражников.

— Самое страшное позади, — прошептал Родриго, направляя коня вниз к подножью холма. Словно в ответ на эти слова позади них раздался топот. Родриго оглянулся. Их преследовал крупный конный отряд. На Родриго это обстоятельство не возымело нужного действия. Он знал, что Орфея невозможно догнать. Даже с двумя седоками он мог уйти от преследования. Скача во весь опор, Родриго успевал размышлять. «Куда бежать?» — раз за разом возникал вопрос в его голове. Он лихорадочно искал ответ на этот вопрос. И вскоре нашёл его. Конечно же, в горы к пастуху Фар Мурату. Там они могут спрятаться. Там есть Хабир. Он поможет ему. На этой мысли Родриго и остановился. Они беспрепятственно спустились с холма и въехали на одну из улиц города, когда Родриго с тревогой заметил, что Орфей постепенно замедляет ход. Так продолжалось некоторое время. Конь шёл всё медленнее. Вскоре он совсем остановился и…стал валиться на бок. Родриго с королевой едва успели соскочить с седла. Орфей грузно опрокинулся на мостовую. В боку у него зияла огнестрельная рана. Конь истекал кровью.

Родриго нагнулся и нежно погладил коня по шее.

— Мой друг…даже раненный ты не бросил меня, — печально прошептал Родриго и тут же, поднявшись, воздел руки к небу и гневно вскричал:

— Будь проклята эта ночь! Ночь, когда я теряю всё, что люблю…Роза…моя милая Роза…она поможет нам…

Родриго схватил за руку королеву и вытащил шпагу. Им необходимо было добраться до площади Бимбрамбла. Там они могли укрыться. Там их ждало спасение. Так думал Родриго, ведя за собой королеву, которая молча повиновалась любому его действию, ибо понимала, что все они служат единственной цели — спасти ей и её ребёнку жизнь.

Очень скоро они приблизились к желанной цели. Родриго хромал всё сильнее и сильнее. Ушибленная нога неимоверно болела. Каждый шаг отдавался в теле острой болью. Но Родриго, сжав зубы, двигался вперёд. По крикам, которые раздавались вокруг них, Родриго чувствовал, что кольцо сужается. У них остаётся всё меньше шансов уйти от преследователей. Но едва они вышли к церкви близ площади Бимбрамбла, Родриго ясно осознал, что для него не осталось пути отступления. С того места, где он стоял, дом невесты был отчётливо заметен. У входа толпились несколько вооружённых людей с факелами. До беглецов донеслись обрывки фраз.

Трезво оценив ситуацию, Родриго быстро принял решение. Он не мог спастись с такой ногой. Но он мог спасти королеву. Родриго повернулся к королеве. Увидев бледность на его лице, королева застыла, ожидая услышать самое худшее. Родриго вытащил из кармана наполовину пустой кошелёк с золотом и вложил его в руки королевы.

— Вы должны бежать одна, моя королева. Я останусь и отвлеку преследователей, чтобы у вас было время уйти из города.

— Нет. Я не оставлю тебя! — резко воспротивилась королева. — Ты ранен.

— Вы всё равно не сможете мне помочь, — не менее резко возразил Родриго. — Поймите, у нас нет другого выхода. Моё присутствие рядом с вами лишь поможет им. Вы должны бежать, моя королева. Немедленно…

— Но куда, Родриго? Куда? — ломая руки, в смятении спросила королева. — Нет такого места, где бы я могла скрыться. Они везде меня найдут. Так стоит ли оттягивать неизбежное.

— Есть такое место, моя королева. Вам надо добраться до Малаги. Там спросите дорогу на гору Аль — Саламин. На этой горе живёт пастух по имени Фар Мурат. Там же находится человек по имени Хабир. Назовите им моё имя, и они позаботятся о вас. Только не открывайте своё имя. Никому не открывайте. Ни единому человеку. Вы всё запомнили, моя королева?

— А ты, Родриго? Что будет с тобой?

— Не думайте обо мне. Думайте о ребенке, которого вы носите, моя королева. Подлые убийцы опасаются его больше всего, иначе не пытались бы убить вас.

Чувствуя, что у неё не остается выбора, королева подавленно кивнула.

— Но как мне покинуть город?

— Я помогу!

Раздавшийся невесть откуда женский голос, заставил обоих вздрогнуть. Родриго напряжённо всматривался в темноту и готовился к самому худшему. Из тёмного уголка на паперти церкви отделилась женская фигура и направилась к ним. Это была нищенка, одетая в лохмотья.

— Я узнала тебя, — тихо произнесла нищенка, едва оказавшись с ними рядом. — Как — то, раз ты заступился за меня на этой же самой площади.

Родриго узнал эту женщину. Это из-за неё он подрался с кузеном невесты. У него появилась надежда. Он с глубоким чувством обратился к нищенке:

— Помоги этой женщине выйти из города и Родриго Д,Альборе будет у тебя в неоплатном долгу.

— Не беспокойся за неё, — тихо ответила женщина, — я знаю пути, неведомые стражникам. Я позабочусь о ней. Но эту накидку надо выбросить. Она не нужна…

Нищенка сняла с королевы накидку. Затем сняла с себя лохмотья некогда бывшие плащом и накинула их на королеву. Это действие изменило королеву до неузнаваемости. Она стала похожей на попрошайку, слоняющуюся в поисках подаяния. Нищенка повела за собой королеву мимо церкви, в темноту.

— Прощайте!

Родриго отвесил глубокий поклон в сторону королевы и, выпрямившись, отсалютовал ей шпагой.

— Родриго, обещай, что я снова тебя увижу! — донёсся до Родриго голос королевы. В голосе слышались сдерживаемые слёзы.

— Клянусь вам в этом!

Несколько минут Родриго оставался стоять на том же месте. И не потому, что не знал куда идти. Причина заключалась в ноге. Родриго чувствовал, что больше не сможет сделать ни единого шага. Страшная боль пронизывала всё тело. Он едва сдержался и не показал этого при королеве. Сейчас же он был вынужден сжать крепко зубы. Лицо исказила гримаса боли. И всё же Родриго попытался сделать несколько шагов. Однако едва он ступил всей тяжестью на больную ногу, как почувствовал настолько сильную боль, что у него потемнело в глазах. Он покачнулся и лишь усилием воли остался стоять на ногах. В этот миг его заметили. На площади показались около двух десятков вооружённых всадников во главе с графом де Реас. Увидев Родриго, он издал ликующий крик. Родриго мигом окружили. Двадцать всадников с факелами в руках кружили вокруг него. Родриго взирал на них с полнейшим равнодушием. Позади него раздался полный ехидства и безудержной радости, голос графа де Реас:

— К невесте спешили, дон Родриго? Какая жалость, что она не успела дождаться и отправилась раньше вас в мир иной.

Родриго издал крик отчаяния и взмахнул шпагой, собираясь пронзить ближайшего к нему всадника, но не успел. Сзади его стукнули по голове чем-то тяжёлым.

— Абу — Омар! — прошептал Родриго, проваливаясь в бездну.

Глава 25

— Ну что? Нашли?

Голос принца Хуана выдавал крайнее нетерпение. Он встретил своего наперсника в кабинете короля. Кроме них двоих никого больше не было.

— Поймали Родриго Д,Альборе. Он сидит в подземелье инквизиции.

— А королева?

Граф де Реас опустил голову и отрицательно покачал головой. Принц разразился потоком площадной брани. Едва она исчерпалась, как он злым голосом заговорил:

— Этот проклятый поэтишка знает, где она находится. Допросите его. Сделайте всё что угодно, только развяжите ему язык.

— Он в беспамятстве мой господин. Как только очнётся, мы вытащим из него всё, что он помнит с самого рождения. Будьте уверены в этом.

Выговаривая эти слова, граф де Реас зловеще усмехнулся и словно ненароком коснулся рукой чёрной повязки, которая скрывала потерянный глаз.

— А он не убежит? — в голосе принца послышалась тревога.

— Нет, мой господин. У него сломана нога. Именно поэтому нам удалось с такой лёгкостью его поймать. Он даже ходить не сможет, не то что бежать.

— Хорошо! — принц вначале успокоился, но чуть позже снова взволнованно заходил по комнате. Ему не давала покоя мысль о королеве. Он снова бросил взгляд на своего наперсника и только сейчас заметил, что у него в руках какие-то бумаги. — Что это? — спросил принц, указывая рукой на бумаги.

— Очень необычные документы, мой господин, — ответил граф де Реас, загадочно улыбаясь — он положил оба свитка на стол перед принцем. — Один документ был найден в спальне вашего брата. Второй — в покоях Д,Альборе.

— И что в них необычного?

— Второе — письмо короля к Д,Альборе. В нём он описывает стечение обстоятельств, которые послужили причиной того, что он оказался у короля. Оказывается, ваш брат уничтожил всю семью этого Д,Альборе. В живых он оставил только младенца, которому и дал впоследствии это имя.

Принц вначале расхохотался, а затем внезапно спохватившись спросил.

— Что значит, впоследствии дал это имя?

— Родриго Д,Альборе не настоящее имя. В момент своего рождения он носил другое имя.

— И какое же? Наверное, безродное…брат пригрел ничтожество?

В ответ граф де Реас указал рукой на второй свиток.

— Пока это неизвестно, мой принц. Документ написан на непонятном мне языке. Всё, что я смог прочитать — это слова ваше покойного брата, написанные им собственноручно в конце бумаги. Он подтверждает, что этот документ свидетельствует о рождение человека известного всем как Родриго Д,Альборе. В конце бумаги стоит его роспись и королевская печать.

Принц Хуан побледнел, услышав эти слова. Он бросил испуганный взгляд на свиток и подавленно произнёс:

— Сохрани их, но никому не говори об этих бумагах. И найди толкового переводчика,…я должен знать, что здесь написано.

Граф де Реас едва заметно кивнул и слегка замешкавшись, сказал.

— Есть ещё одна новость, мой принц,…очень неприятная…

— Говори!

— Казна пуста. Все сокровища исчезли…


Спустя десять дней после описанных событий, Зарина по обыкновению погнала овец в долину. Хотя отец и выздоровел, она не позволяла ему далеко отлучаться от дома. Мысли Зарины были заняты тем же, о чём она думала все последние дни. Родриго…Зарина восстанавливала в малейших деталях его лицо, вспоминало каждое сказанное им слово. Она кляла себя за невоздержанность и надеялась,…надеялась вновь увидеть его. Время шло, а его всё не было. Хабир говорил, что он обещал вернуться через неделю, а прошло почти две. Сердце Зарины сжимала непонятная тревога. С момента отъезда Родриго она ни разу не засмеялась. Её состояние заметили и отец и Хабир. Оба терялись в догадках о причине её грусти. Одна Зарина знала правду, но скрывала её в глубине души. Она ждала…ждала и надеялась…

Поток мыслей Зарины был прерван громким лаем. Собака, которую Зарина больше не называла прежним именем, унюхала чужого человека. Зарина крепче сжала посох и направилась к пригорку, где стояла и лаяла собака. Достигнув пригорка, Зарина увидела женщину, одетую в лохмотья. Женщина была так сильно истощена, что едва стояла на ногах. Зарина бросилась к ней. И вовремя. Если бы не её помощь, женщина от слабости могла бы упасть на землю.

— Благодарю вас, — раздался слабый голос. Женщина оперлась на руку Зарины и тем же слабым голосом спросила. — Вы не знаете, где живёт пастух по имени Фар Мурат?

Зарина удивили слова женщины.

— Это мой отец!

— Какое счастье, — вырвалось у женщины. В её глазах заблестели слёзы радости. — Отведите меня к нему, — тихим голосом попросила она.

Через час они уже подходили к хижине. Весь путь Зарина поддерживала женщину как могла. Возле хижины стояли Фар Мурат и Хабир. Они о чём-то разговаривали. Увидев Зарину с незнакомой женщиной, оба замолкли, с удивлением наблюдая их приближение. Зарина подвела женщину к отцу.

— Вы Фар Мурат? — спросила слабеющим голосом женщина. Было заметно, что она держится из последних сил.

Фар Мурат удивлённо кивнул головой и настороженно спросил:

— А кто вы? Разве я вас знаю?

— Дон Родриго…

Женщина внезапно замолчала и начала оседать на землю. Хабир подхватил её на руки и занёс в дом. В доме женщину бережно уложили на постель. Все трое склонились над ней. Зарина дотронулась до её лба. Он весь горел. Женщина начала повторять в бреду одни и те же слова.

— Дон Родриго, спасайтесь,…они вас убьют,…Дон Родриго, спасайтесь,…они вас убьют…


Конец первой книги.


home | my bookshelf | | Родриго Д`Альборе |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу