Book: Вино желаний



Вино желаний

Дороти Иден

Вино желаний

1

Когда в антракте опустился занавес, Лора вместе с остальными зрителями хлопала громко и долго. Похоже, что Морри совершил очередное чудо, создав с неопытной труппой актеров-любителей захватывающий и вполне профессиональный мюзикл. Она не могла представить себе даже бродвейскую трактовку "Южной Атлантики", способную завоевать лучший прием у публики, чем эта версия маленького любительского театра.

Музыкальная студия северного Сиднея и ее гениальный режиссер заслужили эти аплодисменты!

Конечно, сделали свое дело и волшебные, привлекающие глаз костюмы, подумала Лора с теплым чувством удовлетворения, вставая со своего места в проходе, в то время как в зале медленно зажигался свет.

Но ее улыбка мгновенно исчезла, стоило ей повернуться и увидеть, кто сидел прямо за ее спиной. В желудке что-то сжалось, и она стиснула зубы. Как странно, ведь она ожидала увидеть его сегодня. В конце концов, Морри – его брат. Но реальность в лице стоявшего перед ней мужа, ставшего теперь чужим, произвела на Лору гораздо более сильное впечатление, чем она могла вообразить.

Все внутри ее словно накрепко захлопнулось, защищаясь от нахлынувшей боли. Но вместе с тем появилась твердая решимость не дать ему увидеть, как ей больно.

– Дирк, – она вежливо кивнула.

– Лора, – ответил он глубоким и звучным голосом, заставляющим присяжных соглашаться с его точкой зрения.

Она постаралась не опустить своих голубых глаз, в то время как встретилась с его, холодными и серыми. А это была совсем не простая задача. Не одно шаткое свидетельское показание было разбито вдребезги под острым, проницательным взглядом Дирка. Он, не мигая, устремлял стальной взор на жертву, которая в смущении отводила глаза, выдавая этим неуверенность, чем он тут же пользовался и превращал свидетеля в ничто.

Не дав ему времени торжествовать победу, Лора позволила глазам небрежно соскользнуть на сидящую рядом с ним яркую брюнетку. Ясно, что это – новая подруга, ее рука обвилась вокруг Дирка плотно, как удав.

Что же, он всегда говорил, что предпочитает брюнеток, язвительно отметила про себя Лора, думая о собственных, падающих на плечи черных локонах. Хотя на этом сходство между ней и подругой Дирка кончалось. Даже под угрозой смерти она не наложила бы на лицо такое количество грима. И не надела бы подобное платье. Боже, да эта глупышка и вздохнуть как следует не сможет, иначе ее грудь просто выскочит наружу!

С запозданием Лора поняла, что смотрит, не отрываясь, на брюнетку и ее хозяйскую хватку так, словно собирается оторвать эти пальцы с пунцовыми ногтями от тела бывшего мужа.

Им прекрасно видно, как я ревную, поняла она с острым чувством досады. Заставив себя улыбнуться, она опять перевела глаза на Дирка, который внимательно за ней наблюдал. Все было ей знакомо. Дирк имел привычку изучать людей и гордился тем, что мало кому удается провести его. Лора знала, что слишком выдала свои чувства, и теперь приходилось спасаться бегством.

– Как жаль, что я не могу остаться и поговорить, – сказала она с похвальным отсутствием иронии. – Я обещала Кармели подойти к ней в антракте. Надеюсь, что вам понравится конец пьесы.

К своему ужасу Лора почувствовала, что на глаза ей наворачиваются слезы, пока она сбегала по покрытой ковром лестнице. А ведь только на той неделе она воображала, что наконец освободилась от этого человека! Видимо, еще предстоит долгий путь, прежде чем она сможет убить и похоронить свою любовь к Дирку Торнтону!

Но клянусь, пообещала она себе торжественно, здесь я готова потрудиться.

– Лора! Ах, Лора, вот и ты…

Лора едва успела смахнуть предательские слезы с глаз, как столкнулась с Кармель, женой Морри, которая подхватила ее под руку и увлекла в фойе, не переставая болтать:

– Правда, чудесное зрелище! Я и не знала, что Шарон и Боб так хорошо поют. Они ведут все первое действие. Танцы – просто фантастика, а твои костюмы сногсшибательны. Вот честно, Лора, если бы Морри не был таким хорошим дантистом, и нам не нужно было бы растить двоих детей, думаю, я уговорила бы его сделать театр своей профессией. Полагаю, он…

Лора не мешала Кармель излить свою гордость мужем полностью, только изредка, по мере надобности, вставляла одобрительные междометия. Но, оставаясь внешне спокойной и улыбающейся, она все еще была глубоко потрясена чувством, охватившим ее при виде Дирка и женщины рядом с ним.

– Господи, здесь Дирк! – внезапно воскликнула Кармель с возмущением. Сердце Лоры упало. Собравшись духом, она подняла глаза, чтобы еще раз увидеть нежеланное зрелище – своего мужа вдвоем с той брюнеткой, хотя они были сейчас в противоположном углу переполненного фойе.

– Я знала, что Морри послал ему билеты, – осуждающе зашептала Кармель, – но не думала, что у него хватит нахальства прийти сюда с чем-то подобным.

– Не беспокойся за меня, – усмехнулась Лора. – Я уже ее видела. Они с Дирком сидят прямо за мной.

Глаза Кармели говорили красноречивее всяких слов.

– Как ужасно! Хочешь, я поищу, куда тебе пересесть во втором отделении?

– Конечно, нет! – отрезала Лора. Гордость требовала, чтобы Дирк думал, будто ее совершенно не интересует, где он сидит и с кем.

– Да, но…

– Без «но», Кармель, – не сдавалась Лора. – Рано или поздно я должна была встретить Дирка с одной из его женщин. И лучше рано, судя по тому, что я почувствовала при виде его…

Она содрогнулась, мысленно представив, чем Дирк будет заниматься позднее вечером с чувственной брюнеткой.

Если бы кто-нибудь сказал ей год назад, что ее муж превратится во флиртующего повесу, она бы не поверила. Но за последние несколько месяцев сведения о его похождениях начали доходить до нее через девушку, с которой она работала. Эта девица недолюбливала Лору, потому что Лора быстрее продвигалась по службе. Клодия рада была передавать новости о множестве шикарных женщин, с которыми видели мужа Лоры. И это были не просто сплетни. Клодия снимала квартиру вместе с секретаршей Дирка, глупенькой женщиной, любящей посудачить.

Эти разговоры причиняли Лоре боль, но все же не такую, как теперь, когда она увидела все своими глазами.

Кармель глядела на нее с искренней симпатией.

– Ты по-прежнему его любишь? Ах, бедняжка…

Сочувствие другой женщины снова заставило Лору ощутить комок в горле, и ее голос прозвучал глухо и хрипло:

– Я надеюсь, это продлится недолго. Мне надо только почаще видеть его с… такими женщинами, и я…

Она встряхнула головой и опустила глаза, не имея больше сил скрывать, как сильно уязвлена.

– Жалко, – произнесла Кармель, – что Дирк так дьявольски привлекателен. Такого мужчину трудно забыть, не говоря о том, чтобы найти ему замену.

Помимо воли Лора снова подняла глаза, чтобы посмотреть на человека, за которого уже почти четыре года назад вышла замуж.

Он был одет в элегантный темный костюм, и нельзя отрицать, что этот мужчина обратит на себя внимание в любой толпе. Тут было нечто большее, чем просто сочетание высокой, хорошо сложенной фигуры, мужественного лица с правильными чертами и густых, светлых, с проседью волос. Дирк обладал представительностью и определенным магнетизмом, привлекающим к нему внимание, где бы он не находился.

Возможно, такой отпечаток наложила профессия. Может быть, он сознательно развивал в себе властную, повелительную манеру держаться, чтобы производить впечатление на присяжных и подавлять оппонентов. Возможно… Но у Лоры все-таки было ощущение, что Дирк родился с этими качествами.

Ей было тошно при виде того, как эта девица повисла на его руке.

– Он выглядит по-прежнему, – с горечью проговорила она, – но только внешне. Он изменился.

– Да… он изменился. Сказывается общение с дешевыми женщинами. Странно, – продолжала Кармель, озадаченно морща хорошенькое личико. – Когда он забегает к нам повидать Морри и детей, он все тот же Дирк, которого мы знали и любили всегда. Но когда я пытаюсь заговорить с ним о том, почему он оставил такую прелестную девушку, как ты, чтобы вести пустую жизнь охотника за женщинами, он меняется. Велит мне заниматься своим делом и уходит, чтобы подцепить очередную красотку. Конечно, он не смеет приводить ни одну из своих потаскушек в наш дом. Я бы не потерпела этого. Я объявила ему, что единственная женщина, которая может быть принята с ним в моем доме, – его жена.

Лора смотрела на Кармель со смешанным чувством признательности и вины. Сколько бы она не осуждала нынешнее поведение Дирка, были обстоятельства, частично оправдывающие их разрыв. Но если начать все объяснять, всплывут и другие факты, которые Дирк потребовал сохранять в тайне.

– Не стоит тебе волноваться из-за моих чувств, Кармель, – как можно убедительнее произнесла Лора. – Когда Дирк оформит наш развод, я стану его бывшей женой, и мы будем чужими людьми. Дирк – брат Морри, дядя Доны и Николаса. Не порть с ним отношений из-за меня. Пожалуйста!

Кармель расстроенно покачала головой.

– Не понимаю, как ты можешь быть такой великодушной, после всего, что он с тобой сделал. Какое отношение родство с ним имеет к нашей дружбе? Ведь мы до сих пор подруги, да, Лора? Ты знаешь, мне в самом деле очень жаль, что ты перестала к нам ходить, и дети тоже скучают. Разве мы с Морри должны видеться с тобой только в театре?

Лора улыбнулась, но уголки ее губ дрогнули.

– Я собиралась прийти к вам сегодня, после спектакля…

Кармель схватила ее за руки и сильно их сжала.

– Ах, ты непременно должна прийти! Дирк не появится у нас с этой женщиной, уверяю тебя. Не посмеет!

Лора засмеялась и в этот миг встретилась глазами с Дирком. Она внутренне напряглась, но не отвела глаз. Она выдержала его взгляд, не дрогнув, и была просто сбита с толку, когда он вдруг улыбнулся ей.

Не та ироническая улыбка, которую можно было ожидать, но очень знакомая, чувственная улыбка, предназначенная для женщины, чтобы дать ей ощутить себя очень женственной и желанной.

Теперь Лора сама отвела глаза, испуганная тем, что горячая волна вдруг поползла вверх по шее к щекам.

Выражение "спасительный звонок" приобрело буквальное значение, когда прерывистый звук возвестил о начале второй половины спектакля. Лора желала только одного – скрыться в темном зале, съежиться на своем стуле и не отрывать глаз от сцены.

Но ничто не могло заставить ее пропустить тот момент, когда пара, сидящая позади, заняла свои места. Это было ужасно, она чувствовала насмешливые глаза Дирка на своем затылке и почти видела, как он удовлетворенно улыбается, довольный тем, что легко вогнал ее в краску.

Глубокая складка легла на лоб при мысли о том, как ее разволновала эта улыбка. Много времени прошло с тех пор, как Дирк так действовал на нее одним взглядом. Много, много времени.

Она крепко зажмурилась, спасаясь от старого чувства вины, мучавшего ее каждый раз при воспоминании о том, во что жажда иметь ребенка превратила их отношения, и особенно интимную жизнь. В конце она не подпускала к себе Дирка, если не надеялась забеременеть. Но даже тогда ему не удавалось пробудить в ней страсть, ее мысли были сосредоточены только на одном – сможет она зачать или нет.

В одну ночь Дирк просто взорвался – когда она оставалась совершенно холодной в его объятиях, – и она взорвалась в ответ, заявив ему со всей жестокостью, что если он не способен дать ой ребенка, она не желает больше жить с ним.

Это были ужасные слова, и Лора совсем не хотела их говорить. Она пожалела о сказанном в тот момент, когда слова слетели с губ.

Ей никогда не забыть того оцепенения, которое охватило мужа, и выражения им сдерживаемой страшным усилием злости.

– Хорошо, – выдавил он. Повернувшись, он направился большими шагами в спальню и тут же начал упаковывать вещи. Лора в панике бросилась за ним. Потому что, несмотря на навязчивую идею, безумное поведение, кажущееся отсутствие всякого чувства, она знала, что по-прежнему любит его. Он был всем, о чем она мечтала, с того самого мгновения, как увидела его в зале суда.

– Дирк… прости, – повторяла она умоляюще, – ну пожалуйста… я знаю, что вела себя ужасно. Но я опять стану собой, как только забеременею. А это лишь вопрос времени. Врач сказал, что со мной все в порядке. И с тобой тоже. Он говорит, что я слишком этого хочу. Мне надо расслабиться и тогда…

Злой смех Дирка прервал ее.

– Расслабиться? Ты шутишь, Лора, и мы оба это знаем. Любить тебя – это то же самое, что любить заведенную до предела пружину, я всегда боюсь, что стоит мне тебя коснуться, и ты сломаешься. Но, моя дорогая, первым сломался я. С меня довольно! Я выхожу из этой игры. Найди себе еще какого-нибудь простофилю, пусть он станет отцом твоего ребенка, которого ты и твоя тошнотворная мамаша так жаждете, но уж во всяком случае им буду не я!

Когда Лора вспомнила эти последние слова, чувство вины у нее несколько ослабело. Сначала они разрывали ей душу, делали несчастной и кругом виноватой. Это подавляющее чувство не давало ей искать примирения с Дирком в первые недели. Она любила и ужасно скучала по нему, но была уверена, что без нее ему будет лучше. Возможно, он найдет себе нормальную женщину, женится на ней, она легко забеременеет и не станет так его мучить.

Она была уверена, что за его гневом и досадой тоже скрывалось желание иметь ребенка.

Ее мать, тем не менее, придерживалась другого мнения о цели жизни Дирка.

– Такие профессионалы, как он, никогда не хотят иметь детей, – говорила Вера с присущей ей прямотой. – Они живут для работы. Женщины в их жизни играют определенную роль, мы обе знаем, какую. Детей они терпят, потому что они нужны для счастья этих глупеньких женщин.

Это было ее твердым убеждением. Но Лора с ней не соглашалась и горячо защищала Дирка. Вот почему она была так потрясена, когда спустя пару месяцев оказалось, что мама была права.

Тот эпизод навсегда запечатлелся в ее памяти. Произошло это через неделю после внезапной смерти Веры от сердечного приступа, спустя несколько дней после похорон. Лора оставалась дома одна. Она чувствовала внутри страшную пустоту – естественное состояние, так как они с матерью были очень близки, потому что у них не было других родственников.

Вера росла сиротой, Лора была ее единственным, внебрачным ребенком. Отец Лоры, немолодой состоятельный делец, бросил ее мать, когда узнал про беременность. Единственная помощь, которую он предложил, были деньги на аборт. Он погиб при аварии вертолета, когда его дочери исполнилось два года.

Дирк всегда говорил, что жизненный опыт сделал Веру циничной, и поэтому она вбила в Лорину голову искаженные взгляды на отношения между мужчиной и женщиной. Он как-то раз обвинил Лору, что она позволяет нелепым идеям матери влиять на их интимную жизнь. Хотя, пожалуй, у него не было к этому оснований.

Разве она не отдалась ему в первую же ночь, когда он пригласил ее пойти погулять? Несмотря на то, что была тогда невинной девушкой. Разве она не подчинилась сразу же его страстным притязаниям?

Правда, вначале она чувствовала себя немного виноватой от того, что сдалась так быстро. Ее тревожили частые предупреждения матери, что такой человек, как Дирк, нуждается только в ее теле. Он был на десять лет старше, чрезвычайно привлекателен, преуспевающий криминалист, а она в то время работала помощником продавца и единственное, что у нее было, это головка с темными волнистыми волосами, хорошенькое личико да пропорциональная фигура.

Но Дирк говорил, что любит ее, и через несколько месяцев они поженились к большой досаде и неудовольствию матери.

Лора не придавала тогда большого значения ее выпадам. В то время она была настолько ослеплена Дирком, его знанием интимных сторон жизни, что мать имела мало шансов заставить ее изменить свое отношение.

– Это все секс, – настойчиво повторяла Вера. – Подожди годика два, ты ему наскучишь, и он снова захочет свободы. Он не позволит тебе иметь ребенка. Запомни мои слова.

Он не позволил ей иметь ребенка в первый год совместной жизни, он говорил, что им нужно время побыть вдвоем, прежде чем позволить третьему войти в их жизнь.

Но однажды, когда она не приняла пилюлю, он казался искренне взволнованным при мысли, что она может забеременеть от него. Но анализы оказались отрицательными, и врач объяснил, что задержка произошла вследствие повышения уровня пролактина.

Но и после того, как все пришло в норму, она никак не могла забеременеть. Целый год Лора ждала с оптимизмом и надеждой, но месяцы напряженного ожидания начинали сказываться на ее нервах, и супружеские отношения дали трещину.

Их интимная близость сводилась теперь лишь к механическим действиям с целью зачатия, производимыми только в подходящее время, при правильной температуре и благоприятном положении звезд. Лора поняла, что это было безумием, как только Дирк оставил ее. Она отдала бы все, чтобы вернуть прошлое и исправить свою ошибку.

По крайней мере так она думала, пока Дирк не обрушил на нее новость.



Сердце Лоры сильно сжалось от воспоминания, и она съежилась в своем кресле. Она была так рада видеть его в тот ужасный день, счастлива до смешного…

– Мне в самом деле жалко твою мать, – начал он, после того как она пригласила его зайти выпить кофе. – Мы с ней не ладили, но я знаю, что она любила тебя, Лора. Может быть даже слишком.

– Да, – согласилась она, и в ее осиротевшую душу вкралась надежда, что муж пришел повидать ее, потому что хочет вернуться. Сейчас подходящее время начать все с начала.

Они не виделись с того дня, когда после своей вспышки Дирк ненадолго зашел забрать оставшиеся вещи и сообщить, что она может сохранить за собой квартиру и обстановку, а также машину, которую он ей подарил.

Эта встреча была болезненно неловкой. Дирк выглядел мрачным и неумолимым, а она чувствовала себя слишком расстроенной и несчастной, чтобы искать слова в свое оправдание.

Слова Дирка при расставании прозвучали похоронным маршем по их супружеской жизни:

– Когда ты решишь, что тебе нужен развод, Лора, ты знаешь, где меня найти.

Сейчас он произносил слова утешения, и это ее приободрило, насколько было возможно в тот день. Но потом дела пошли хуже…

– Дирк, – начала она неуверенно, замирая от страха. – У меня было много времени, чтобы подумать, и я надеюсь, что…

– Что же, Лора?

– Что мы можем начать все сначала, – механически произнесла она.

Он втянул в себя воздух и с усилием выдохнул. Потом наступила мучительно долгая пауза.

– Ничего не выйдет, – отрезал он дрогнувшим голосом. – Мне теперь это ясно. Ты опять захочешь иметь ребенка, и когда…

Внезапно он замолчал, и в его серых глазах появилась жестокая решимость.

– Послушай, я не для того пришел сегодня, чтобы мириться. Меня слишком радует моя свобода, чтобы снова повесить себе на шею брачные цепи. Поводом для моего визита, кроме соболезнований, которые я хотел выразить, послужили приятные для тебя новости…

– Приятные для меня? – Боже, он хочет просить ее о разводе! И он думает, что ей это будет приятно?

– Да. Я только что узнал, что бесплоден. Лора приоткрыла рот в безмолвном удивлении, неспособная уловить смысл сказанного.

– Бесплоден? – механически повторила она.

– Это точный термин. Я в детстве болел свинкой, и очевидно это повлияло на спермообразование. Теперь ты видишь, стоит тебе найти подходящего человека, и ты окажешься в положении быстрее, чем крольчиха по весне.

Она смотрела на него широко открытыми глазами.

– Но ведь ты сдавал анализы?

– Тогда я не сдавал никаких анализов, – решительно признался он.

– Ты… не сдавал? – она пыталась проглотить комок в горле. Все эти месяцы надежды и мечтаний, безысходного отчаяния… Ее охватило острое чувство негодования. – Ты лгал мне? В таком важном деле?

Но его, казалось, ничуть не смущали ее обвинения.

– Не намеренно. Я просто не думал, что нуждаюсь в каких-то анализах. Та женщина, которая была у меня, еще до того, как мы познакомились, – он небрежно пожал плечами. – Она сказала, что ждет от меня ребенка, и я не имел причин сомневаться. Когда у нее весьма кстати случился выкидыш, я все еще был уверен в своей полноценности. Но недавно я встретил ее, она призналась, что лгала тогда, чтобы заставить меня жениться. Тут я начал сомневаться, сделал, наконец, анализы – и вот! Не оказалось никаких Х и Y!

До Лоры никак не доходило, неужели можно так невероятно легкомысленно относиться к этому и к той боли, которую он ей причинил. Ведь муж много раз говорил, что любит ее, и утверждал, что хочет ребенка так же сильно, как она. Ведь он столько времени мирился с ее безумным поведением, пока она не довела его до отчаяния.

И тут ей стало ясно… Он просто старается скрыть свою боль. Разве нормальный мужчина останется спокоен, узнав, что он не способен иметь детей! Она уверена, что и Дирк не исключение. Надежда вновь зашевелилась в ее сердце. Если бы ей удалось убедить его, что еще не все кончено, что она по-прежнему любит.

Она подняла на него горящие глаза и увидела, как он удивленно отстранился.

– Но, Дирк, я переживу это, – Лора делала отчаянные попытки убедить его. – Разве ты не видишь, что я люблю тебя. И никогда не переставала любить! Ты не можешь быть отцом, но это не означает, что мы не должны жить вместе, и все же, в конце концов, иметь детей. Есть такая вещь, как искусственное оплодотворение. Я уверена, что через несколько месяцев…

Он вскочил на ноги.

– Бог мой, ты просто невыносима! У тебя и сейчас на уме только одно! Ты серьезно думаешь, что я готов вернуться к старому, смотреть, как ты изводишь себя каждый месяц из-за того, что твои надежды разбиты в пух и прах? Ты думаешь, я сошел с ума?

Дирк смотрел на нее какое-то мгновение, перед тем как успокоиться. Лицо его вновь приняло холодное безжалостное выражение, которое всегда появлялось, когда он готовился вцепиться в очередного свидетеля, чтобы рвать его на части.

– Скажу тебе откровенно, Лора, я совсем не хочу иметь детей. И никогда не хотел по-настоящему. Ни при каких обстоятельствах не желал бы возобновить нашу совместную жизнь. Я свободен, могу вести жизнь, которая устраивает меня больше, чем брачный союз. Да, черт возьми, я получил, что хотел. Сколько угодно секса, и никаких пеленок!

Он рассмеялся ей прямо в глаза. В самом деле рассмеялся. Она медленно поднялась, ее ноги были как ватные.

– Почему же ты тогда на мне женился? – проговорила она дрогнувшим голосом.

Его смех стал сухим и циничным.

– Есть разные виды помешательства, дорогая, не только на ребенке. Я помешался на тебе с того момента, как увидел на скамье свидетелей. Твои прекрасные голубые глаза бросили мне вызов своей безупречной честностью. Черт возьми, – он прищелкнул языком, – я тогда проиграл дело, потому что не хотел бросить тень сомнения на твои показания. А мог бы, можешь мне поверить! Есть много вариантов. Я мог выставить тебя молоденькой и хорошенькой продавщицей, которая большую часть времени проводит, болтая с другими продавщицами и флиртуя с покупателями, вовсе не способную утверждать на все сто процентов, что именно моя подзащитная и есть та маленькая старая леди, которая, как тебе показалось, сунула блузку в свою сумочку.

К счастью, моя подзащитная на самом деле была виновна. Я взялся за это дело ради ее сына, моего приятеля. Там были смягчающие обстоятельства. Муж бедняжки не так давно отошел в лучший мир, и ее рассудок находился в расстройстве. К счастью, ее лечащий врач подтвердил это, и ее отпустили на поруки. Так что мое нежелание тебя дискредитировать не сыграло решающей роли.

Но если быть честным до конца, я тогда больше был занят мыслью, как поймать тебя после суда, чем как оправдать свою клиентку. Ни одна девушка еще не действовала на меня так сильно. Меня заинтриговала в тебе смесь добродетели, невинности и полной беззащитности, против которой невозможно устоять. Честно говоря, я был готов на все, чтобы получить тебя и сохранить. Слова о бессмертной любви… помолвка… обручальное кольцо. Даже ребенок. Но, в конце концов, цена оказалась слишком высока, моя прелесть. Чересчур высока. Теперь я счастлив сообщить тебе, что нашел лекарство от безумия. Желаю тебе такой же удачи.

Когда он ушел, эти слова долго звучали в ее ушах. И сейчас, в темноте театрального зала, они преследовали ее.

Что представлял собой ее муж? Человек без совести, там где дело касалось противоположного пола, способный жениться, чувствуя только физическое влечение, а затем уйти, не оглянувшись. Способный щеголять другой женщиной перед своей женой, зная, что она еще любит его.

Лора почувствовала, как ее охватывает гнев. Но самое худшее было то, как он смотрел на нее в этом отвратительном фойе. Словно их расставание воскресило его когда-то ненасытную страсть, и он был бы не прочь снова лечь с ней в постель. Лора горячо поклялась, что скорее ад замерзнет, чем она позволит этому ничтожеству снова прикоснуться к ней.

Но к концу второго действия, из которого она не запомнила ни единого слова, Лора мучительно осознала, что ад начался с минуты, когда Дирк взглянул на нее с чувственным вызовом в глазах. Ад с его пламенем, пороками и соблазнами. Сам дьявол возник в ее мозгу, искушая ее, показывая картинки прошлого, напоминая, что она испытывала в объятиях Дирка. Восторг… полное отрешение от всего… абсолютное физическое наслаждение.

Кровь снова прилила к лицу… Уже и аплодисменты стихли, зажегся свет, а Лора все боялась встать и обернуться, боялась увидеть еще раз этот смеющийся обольщающий взгляд.

Наконец сидеть дольше стало невозможным. Она рывком поднялась и обернулась.

Стулья за ее спиной были пусты.

2

Лора неприкаянно бродила по просторной гостиной Кармели и Морри, сожалея о своем решении прийти на вечеринку, затеянную в честь премьеры. Несмотря на множество людей, смеющихся, беседующих (многих она знала по театру), она чувствовала себя очень одинокой. Более того – прокуренный воздух начинал действовать ей на нервы.

Держа в руках бокал белого вина, который навязал ей Морри минуту назад, она протиснулась к двери, занавешенной тяжелой шторой, и выскользнула в темный внутренний дворик.

Вечерний воздух был свежим, и она почувствовала себя значительно лучше, чем в душной атмосфере гостиной. Лора остановилась на верхней ступеньке, отпивая вино из бокала и лениво наблюдая, как холодный апрельский ветерок рябит поверхность раскинувшегося внизу бассейна.

Много счастливых минут провела она у этого бассейна. Тогда Дирк был рядом… На нее потоком хлынули воспоминания. Вот Дирк учит ее плавать и нырять. Дирк сидит под тем зонтиком и слушает, как она читает, помогая справиться с неправильным произношением, которое отравляло ей жизнь. Дирк откинулся в шезлонге с учебником по правилам вождения в руках, и проверяет ее снова и снова перед экзаменом на водительские права.

Что случилось с добрым, заботливым Дирком, недоумевала она. Чем он занят сейчас? Ответ был прост. Он был в постели с той брюнеткой. И ее не надо было учить ничему!

Лора закрыла глаза, чтобы справиться с болью, сжавшей сердце. Не нужно было ей приходить сюда сегодня. В самом деле не нужно.

Но она не могла заставить себя уйти отсюда и вернуться в пустую квартиру, в пустую кровать.

Вздохнув, она открыла глаза, спустилась вниз, прошла через высокую калитку к дальнему концу бассейна и села в белое пластмассовое кресло, откинувшись назад. Взгляд ее упал на заднее крыло дома, на ряд окон, идущий вдоль верхнего этажа. Светилось только одно окно – в самом конце. Это спальня Доны, догадалась Лора. Кармель всегда оставляла свет в ее спальне, потому что семилетняя Дона боялась темноты.

Лора ласково улыбнулась, когда представила застенчивую, тихую, но очень милую девочку, потом сделала гримаску, вспомнив Николаса, ее четырехлетнего братца. Настоящий маленький монстр! Слишком возбудимый, как говорит доктор. Как же, возбудимый, подумала она. Жутко избалованный, такого мнения придерживалась Лора. Очень своевольный. Будет чудом, если он благополучно достигнет зрелого возраста. Николас уже получил несколько переломов, падая с крыш и деревьев, и два раза чуть не утонул в этом самом бассейне, несмотря на ограду, поставленную вокруг для безопасности.

Однако несмотря ни на что, это был очаровательный ребенок с большими голубыми глазами, светлыми кудряшками, всегда готовый рассмеяться. Как и его родители, он типичный экстраверт. По сравнению с ним Дона, с ее прямыми, мышиного цвета волосами и небольшими серыми глазками, была совсем не хороша собой. И характера она не общительного. Ей предстояло всегда оставаться в тени своего младшего брата, возможно поэтому она была Лориной любимицей. Лора терпеть не могла, когда детей расхваливают и любят только за миловидную наружность. Это несправедливо.

Лора размышляла, остановив взгляд на окне Доны, как вдруг на светлом фоне возникла большая темная тень. Лора резко подалась вперед, и вино из бокала выплеснулось на ее колготки из красной шерсти. Но Лора даже не заметила этого – все внимание ее сосредоточилось на черной фигуре, выделявшейся на фоне светлого окна.

Мужчина. Высокий, крупный, незнакомый. Это определенно не Морри, тот среднего роста и скорее хрупкого сложения.

Лора замерла. Что если какой-нибудь пьяный гость забрел в спальню Доны, пусть по ошибке? Эта мысль наполнила ее тревогой. Девочка ужасно испугается, если проснется и увидит у себя в комнате незнакомца…

В голове у Лоры промелькнули и другие, более страшные мысли.

Все еще держа в руке бокал, она вскочила, опрокинув остатки вина в бассейн, и кинулась бежать. В волнении она не сразу справилась с замысловатым замком калитки, и была рада, что никто не слышал вырвавшегося ругательства.

Миновав калитку, она промчалась по ступенькам через внутренний двор и вбежала в шумную, людную гостиную. Там уже вовсю играла музыка, и повсюду танцевали гости. Морри и Кармель должны быть где-то здесь, но она никак не могла их найти. Продолжать поиски, а потом объяснять ситуацию, могло оказаться опасным промедлением. Может, Дона, уже плачет от страха. Или хуже!

Как молния взлетела Лора вверх по лестнице, пронеслась по полутемному коридору и ворвалась в последнюю комнату, держа в поднятой руке стеклянный бокал, готовая броситься на неизвестную порочную личность, осмелившуюся глубокой ночью войти в спальню ребенка.

Вид целой и невредимой Доны, с безмятежным видом сидящей в своей кроватке, мгновенно охладил ее пыл. У кровати племянницы сидел не кто иной, как Лорин заблудший супруг, с открытой детской книжкой на коленях. Ее драматическое появление заставило Дирка вскинуть голову, левая бровь иронически поднялась, а серые холодные глаза скользнули по раскрасневшемуся лицу и тяжело дышащей груди.

– Тетя Лора! – ахнула испуганная Дона. Дирка ее появление не испугало, а скорее развлекло.

– Вот бы не подумал, что ты так стремишься еще раз повидать меня сегодня, – произнес он, лениво растягивая слова.

Лора только крепче сжала стеклянный бокал, чтобы не швырнуть его через всю комнату в это надменное лицо.

– Я сидела у бассейна, – проговорила она сквозь зубы, – и вдруг увидела в комнате Доны какого-то человека. И я…

– Бросилась спасать нашу прекрасную даму, – окончил он за нее, – с обнаженным мечом, – он кивнул на бокал, приготовленный к атаке, который Лора все еще держала в руке.

Слыша эти насмешки, Лора в гневе стиснула пальцы. Но только она решила, что нет во всем мире ненавистнее человека, как лицо Дирка смягчилось и приняло выражение искреннего восхищения.

– У тебя много недостатков, дорогая Лора, – пробормотал он, – но в смелости тебе не откажешь.

Тем временем Дона переводила взгляд с одного на другого и сияла от радости.

– Вы помирились с тетей Лорой, дядя Дирк? Как хорошо! Мне было очень грустно, что тетя Лора не навещает меня вместе с вами.

У Лоры защемило сердце. Она не подумала, как их разрыв мог повлиять на впечатлительную детскую душу.

Боже мой, какая я все-таки эгоистка, упрекнула она себя. Только сейчас поняла, что могла чувствовать Дона, когда Лора неожиданно перестала приходить к ней.

Лора нахмурилась. Она знала, что ее невнимание к чувствам других объяснялось неполноценностью семьи, где она росла единственным ребенком, без братьев и сестер, с которыми надо считаться, и без отца! Была лишь мать, которая ее обожала.

Но это не оправдывало ее, и Лора твердо решила навещать Дону так часто, как только возможно, даже если придется постоянно сталкиваться с Дирком. По крайней мере здесь она не будет видеть его подруг, так как Кармель запретила приводить их в дом.

Тем временем следовало объяснить девочке ситуацию как можно деликатнее.

– Видишь ли, Дона, мы не совсем помирились, – проговорила она мягко, – но мы стараемся разговаривать друг с другом вежливо, да, Дирк?

Его бровь опять иронически поднялась.

– Все, как ты скажешь. Я очень послушный мальчик.

Лора вовремя одернула себя, чтобы не взглянуть на него слишком кисло, и вместо этого выдавила слабую улыбку.

– Тогда останьтесь и дослушайте со мной сказку, – попросила Дона.

Отказ перечеркнул бы все оправдания. Честно говоря, Лоре не хотелось оставаться. Во взгляде Дирка сквозило нечто такое, от чего у нее по спине пробегали мурашки. Взгляд был слишком откровенным. Слишком хозяйским, словно он хорошо знал, что она по-прежнему его хочет, и это одновременно интриговало и забавляло мужа.

Ее голубые глаза старались оставаться холодными и далекими, когда она посмотрела на него в упор.

– Конечно, почему же нет, – беспечно обронила Лора, поставила бокал, прикрыла дверь спальни и прошла в комнату.

– Что вы читаете? – спросила она у Доны.

– "Красную Шапочку".

– А, это моя любимая сказка, – Лора улыбнулась, глядя в серьезное лицо девочки.

– Садитесь сюда, тетя Лора, – позвала та и похлопала ладонью по другой, не занятой стороне кровати.



Лоре не хотелось сейчас находиться в одной комнате с Дирком, не говоря уж о том, чтобы сидеть с ним на одной кровати, но инстинкт предостерегал ее. Нельзя, чтобы акула почуяла запах крови, если хочешь, чтобы она держалась на безопасном расстоянии.

– Это у тебя новое одеяло? – присаживаясь, поинтересовалась она.

– Да, – Дона вздохнула. – И у Ника тоже новое, с гоночными машинами. Он говорит, что оно лучше, чем мое.

И печальная тень легла на ее лицо.

– А мне гораздо больше нравятся феи и цветы, – заявила Лора, и Дона благодарно улыбнулась ей.

– Что я тебе говорил, детка, – вступил в разговор Дирк. – Мальчикам и девочкам нравятся разные вещи. Это не означает, что одно одеяло лучше, а другое хуже. Нику всего четыре года. Он еще многого не понимает. Тебе приходится быть с ним терпеливой, ведь ты гораздо взрослее его.

– Вы так думаете, дядя Дирк?

– Тут нет никаких сомнений. Пройдет совсем немного времени, и ты станешь взрослой и красивой леди, как твоя тетя Лора.

– Как бы я хотела, – опять вздохнула Дона. – Тетя Лора очень красивая.

– Очень красивая, – подтвердил Дирк, бросив на Лору быстрый взгляд, способный мгновенно вогнать ее в краску, если бы она всеми силами не держала себя в руках. Однако ей пришлось призвать на помощь все свое самообладание, чтобы не дрогнуть, когда его глаза скользнули по ее кремовой атласной блузке и задержались на высокой груди. Она бросила на него ледяной взор, и тут заметила, что на нем не было галстука, который она видела в театре. Две верхние пуговицы на шелковой рубашке были расстегнуты, и виднелась загорелая грудь с мягкими кольцами светлых волос.

В ее воображении тут же возник этот галстук, небрежно брошенный возле постели брюнетки.

Она посмотрела ему прямо в глаза, и Дирк опять улыбнулся, точно так же, как в фойе. Если бы не присутствие Доны, глядевшей на них с радостным ожиданием, Лора тут же дала бы ему пощечину.

Но вместо этого она заставила себя мило улыбнуться и произнесла:

– Может, ты продолжишь чтение, Дирк. А то уже поздно.

Он с видимым усилием оторвал глаза от ее фигуры, смутив этим Лору гораздо сильнее, чем она готова была в этом признаться даже самой себе.

Я отказываюсь от него, снова и снова повторяла она. Мне он больше не нужен. Я его презираю!

Ну, и кого ты хочешь обмануть? – возражал ей откуда-то изнутри циничный голос.

Нельзя было представить, что невинная история Красной Шапочки может настолько усугубить ситуацию. Дирк ухитрялся вкладывать в каждое второе предложение сказки скрытый взрослый смысл.

– …И огромный злой волк облизнулся и сказал: "А это чтобы скорее съесть тебя, дитя мое…"

Произнося этот перл, он бросил продолжительный взгляд на ее губы. Вскинув подбородок и вооружившись презрительной усмешкой, Лора прилагала все усилия, чтобы не покраснеть. Хорошо, что он не может слышать, как зачастил ее пульс, или увидеть картинки, мелькавшие в ее мозгу. Дирк всегда был изобретательным и смелым любовником.

Она с трудом дождалась конца сказки. Но когда Дона попросила дядю прочитать следующую – это были "Три медведя" – Лора воспротивилась. Она представила, как Дирк прочитает строчки о "слишком твердом", и "слишком мягком", не говоря о фразе: "Кто спал в моей кровати?"

– Я думаю, тебе уже пора спать, Дона, – вмешалась она решительно. – Твоим родителям не понравится, что ты так поздно не спишь из-за нас. Ты ведь не хочешь, чтобы они на нас сердились?

– Н-нет.

– Ну вот и хорошо, пусть твой дядя положил книжку на место, а я тебя как следует укрою и поцелую перед сном.

– Хорошо!

Лора бросила на Дирка вызывающий взгляд, ожидая, что он будет возражать. Но он только пожал плечами и поднялся, напомнив Лоре, как прекрасно он сложен. Глядя на него, можно подумать, что он проводит большую часть времени в гимнастическом зале. Она невольно залюбовалась широкими плечами, и тем, как его торс сужался к талии и бедрам.

Когда-то она любила гладить его по обнаженному телу, пока он спал, зная, что он обязательно проснется от нежного прикосновения ее рук, и они перейдут к более смелым любовным ласкам…

Неожиданно он обернулся и увидел, как Лора смотрит на него с блеском былой страсти в глазах. Она быстро перевела взгляд на Дону, но слишком поздно, подумалось ей. Слишком поздно.

– Я люблю вас, тетя Лора, – прошептала Дона, когда Лора склонилась над ней, целуя девочку.

– И я тебя люблю, моя маленькая, – ласково ответила она, чувствуя смущение. – Хочешь, я скоро опять приду тебя навестить?

– О, да!

– Тогда я приду, обещаю тебе. А теперь спи.

Дона сонно зевнула, и Дирк с Лорой вышли из комнаты. Как только дверь за ними закрылась, Лора дала волю гневу, скопившемуся в ней за сегодняшний вечер.

– Мне противны твои отвратительные плоские намеки. Я нахожу, что это просто дурной тон.

Он распахнул пиджак и сунул руки в карманы брюк, так что темно-серая ткань натянулась, очерчивая узкую талию и длинные, мускулистые бедра.

– В самом деле? А мне это показалось забавным.

– Для тебя, естественно, – произнесла она насмешливо. – А еще мне не понравились твои сегодняшние взгляды. Я предлагаю, чтобы в будущем ты побольше общался со своей брюнеткой. Тебе, видимо, никак не преодолеть привычки к развлечениям второго сорта.

Он отрывисто засмеялся.

– Под конец от меня все время требовали достижения невероятных нравственных высот, Лора, моя прелесть! Но когда-то, – продолжал он игривым тоном, – ты была только счастлива, довольствуясь развлечениями третьего сорта. И даже четвертого.

Щеки ее запылали от возмущения.

– Чего ты добиваешься, Дирк? Что тебе от меня надо?

– Что мне надо от тебя, Лора? – его лицо приняло совершенно невинное выражение, ничем не выдавая темных мыслей, блуждающих в голове.

– Мне от тебя ничего не надо, кроме того, что ты сама захочешь мне дать. Сегодня ночью ради тебя я готов пожертвовать компанией, собравшейся внизу.

– Сегодня ночью? – её смех прозвучал наполовину испуганно, наполовину насмешливо. – Ты считаешь, что у нас с тобой могут быть ночи?

Улыбка, которая возникла на его лице, была определенно опасной.

– Давай воспользуемся хотя бы этой ночью. Она покачала головой, не веря своим ушам.

– Ты, наверное, сошел с ума? Между нами все кончено, Дирк. В самом деле кончено. Сегодня, когда я увидела тебя с этой женщиной, я поняла – это окончательно. Мои чувства к тебе наконец-то умерли.

– Умерли, Лора?..

Его руки скользнули из карманов вверх и обвились вокруг ее шеи, большие пальцы охватили подбородок, а другие погрузились в густые волосы, тяжелой волной падавшие на плечи. От этого прикосновения кожа Лоры покрылась пупырышками. Ей хотелось сдвинуться с места, что-то сделать, но глаза ее были прикованы к его глазам, не в силах преодолеть гипноз этого непреклонного взгляда.

– Я так не считаю, – сказал он с мягкой усмешкой. – Я совсем так не считаю…

Когда его губы приблизились, Лора откинулась назад.

– Если только ты меня поцелуешь, – дрогнувшим голосом произнесла она, – то получишь пинок.

– Отлично, – последовал загадочный ответ, и он поцеловал ее.

Она ударила его ногой. Сильно, по голени. Но в следующие секунды она уже пожалела об этом. Дирк почти не прореагировал на этот отчаянный пинок, лишь слегка застонал, и его пальцы сильнее впились ей в затылок. Она почувствовала себя прижатой к стене, стиснутой его широко расставленными ногами и грудью, сильной, непоколебимой как скала. Руки ее оставались свободными, но их нельзя было поднять, так как плечи и локти не двигались под тяжестью его тела. Голова, оказавшаяся в плену больших рук, не могла отклониться ни на дюйм.

– Не пинай меня, Лора, – произнес он хрипло и жарко. – Лучше поцелуй. Вымести свой гнев на моих губах, а не на лодыжках.

Голова Лоры закружилась, когда его губы опять завладели ее губами, мысли ее перепутались. Могла ли она подумать, что до сих пор любит и желает этого человека и, непонятно почему, находит демонстрацию грубой мужской силы такой привлекательной.

Подобные действия должны были вызвать в ней отвращение, но на самом деле она упивалась жесткими прикосновениями его рук к ее лицу, и тем, как он властно заставил ее раскрыть губы.

Конечно, она знала, что Дирк никогда не причинит ей зла. В глубине души она чувствовала себя в безопасности. Почему, этого она не могла объяснить. Может, ей вспомнились последние месяцы их совместной жизни. Тогда, как бы ни был зол на нее Дирк, он ни разу не ударил ее и не пытался прибегнуть к насилию.

Сладостный стон вырвался из ее горла, когда его поцелуй стал особенно чувственным, и он откликнулся таким же стоном. Он глубже погрузил руки в ее волосы, сжимая пальцами ее голову и поворачивая ее согласно своим желаниям.

Поцелуй следовал за поцелуем, и Лора отказалась от роли принуждаемой жертвы. Подавленные желания вырвались наружу, и она принялась отвечать на его поцелуи также неистово и жадно.

– Эй! Это кто там?

Дирк отпустил ее, бросив быстрый и очень довольный взгляд, и тогда повернулся к брату.

– Это всего лишь я, Морри, – небрежно ответил он.

– Объясни ради Бога, Дирк, – язвительным тоном произнес его брат, подходя поближе. – Какого черта ты здесь делаешь? Я думал, ты…

Он замолчал, увидев, кто именно стоит с ним у стены.

– Лора? – его рот даже приоткрылся, глаза перебежали с Дирка на Лору, потом обратно на Дирка.

– Ну, ну, ну… Так вы что же, наконец-то?..

– Нет, – отрезал Дирк и отодвинулся от Лоры. – Нет, мы не наконец-то.

– Но… – Морри выглядел озадаченным.

У Лоры не было сил сейчас объясняться с ним, щеки ее пылали как от возбуждения, так и от стыда. Горького чувства стыда.

Боже мой! Она оказалась слабенькой, жалкой, беспомощной глупышкой. Подумать только, позволить Дирку делать с ней, что угодно, и с такой невероятной легкостью! Чего стоит один его самодовольный, торжествующий взгляд!

И как она могла так неосторожно бросить вызов его мужскому самолюбию, заявив, что ее чувства умерли, когда она слишком хорошо знала, что это не так. Разве она не выдавала эти чувства каждый раз, встречаясь с ним?

А теперь она показала ему со всей откровенностью, что все еще принадлежит ему, и всегда готова к его услугам, стоит ему только захотеть!

Ее единственным спасением было не видеться с ним. С глаз долой, из сердца вон! Лора не думала, что он станет ее преследовать. Сегодня они столкнулись совершенно случайно. Он решил, что все еще неравнодушен к ней и воспользовался ее чувствами, которые она имела неосторожность показать.

Лору немного утешала мысль, что он все-таки не был уверен в ее любви. Она поклялась себе, что не признается никогда, что бы ни случилось. Очень скоро, с Божьей помощью, и признаваться будет не в чем!

Шагнув вперед, она бросила на мужа взгляд, полный негодования.

– Можешь объяснить своему брату, что он видел то, чего нет, – резко произнесла она. – Даже меньше, чем нет. Просто поразительно, какую шутку могут два бокала вина сыграть даже со здравомыслящей женщиной. Она способна целоваться с человеком, к которому не испытывает ничего, кроме презрения. Пока, Морри. Славная была вечеринка, до определенного момента. Скажи Кармели, что я ей позвоню.

И высоко подняв голову, она повернулась и пошла прочь, сохраняя полное спокойствие, а в машине, по пути домой, даже не плакала. Он не стоил ее слез. Ничтожный распутник и лжец!

Но когда она захлопнула за собой входную дверь и оглядела просторную, элегантно обставленную квартиру, которую когда-то так счастливо разделяла с ним, и которая теперь казалась холодной, пустой и унылой, внутри у нее что-то сломалось. Она стала медленно сползать вдоль стены, пока не опустилась на пол маленьким несчастным комочком. Голова упала на колени, и она заплакала.

3

В понедельник утром Лора спрыгнула с подножки электрички в центре города и быстро направилась на Эдди-стрит, для чего пришлось спускаться вниз по крутым ступенькам. День стоял хмурый и холодный. Резкий, неприятный ветер уныло свистел вдоль улиц.

В такие дни хорошо приезжать на работу в уютном «форде» с обогревом, но поставить машину на стоянку в этом районе всегда целая проблема. Кроме того, от ее квартиры на Мильсон-пойнт сюда гораздо быстрее добираться на электричке, ведь контора находится всего в пяти минутах ходьбы от станции.

Лора устремилась на перекресток, где толпа спешащих на работу людей с нетерпением ожидала зеленого сигнала светофора. Наконец зеленый зажегся, и люди ринулись вперед, наклонив головы и суетливо перебирая ногами. Сегодня поезд до Северного берега немного запоздал, а было уже без десяти девять, следовало спешить, чтобы ровно в девять, как подобает, сидеть на рабочем месте.

Лоре полагалось приходить на работу к 8.30, но все утро прошло в суматохе, начиная с пробуждения позже обычного, когда она увидела, что накануне забыла завести будильник. Потом на черной саржевой юбке от костюма обнаружилось пятно – пришлось ее отложить и, чтобы не терять времени, переодеться в ярко-синее платье-джерси, всегда выручавшее в случаях, когда некогда было гладить.

Платье она выбрала неудачно, думала Лора, спеша вверх по крутой улице, ведущей к универмагу Фенвик Фейшенз. Платье с рукавчиками до локтя было слишком легким для такого холодного осеннего дня. Стоило бы надеть серый костюм. Так бы она и поступила, если бы смогла вспомнить, куда положила пояс от него. Наверное, валяется где-то на дне шкафа вместе с кучей остальных «потерянных» вещей. В самом деле, надо обязательно разобраться в шкафу!

Лора вздохнула. Аккуратность не относилась к числу ее достоинств, слишком долго за нее все делала мама. Когда она вышла замуж за Дирка, дважды в неделю к ним приходила уборщица. Теперь эта уборщица ходила к Дирку, а ей приходилось самой мыть, стирать и гладить. Но Лора так до сих пор и не освоилась с этой работой.

Ее больше увлекали творческие виды домашнего труда, например шитье. Об этом свидетельствовал обеденный стол, заваленный недошитыми платьями, и стулья с перекинутыми через спинки выкройками и отрезами тканей.

Какая разница, думала Лора, даже если я неряха. Все равно никто не видит. И никому нет дела.

Эта мысль воскресила те настроения, от которых она проплакала все воскресенье, и Лора почувствовала, как подбородок снова задрожал. Не смей, строго одернула она себя и проглотила уже готовые пролиться слезы. И так вид у нее, словно она кутила весь выходной: бледная, с темными кругами под глазами. На что это похоже, если она появится в конторе в слезах, текущих по щекам вперемешку с тушью. Что подумают коллеги?

Никогда не показывай своих чувств, говорила ей мать. Улыбайся, и мир тебе улыбнется, А если хочется плакать, плачь в одиночку.

– Вчера я плакала одна, мамочка, – сказала Лора вслух. – Но легче от этого не стало. А теперь я разговариваю сама с собой. Верный признак помешательства.

Вздохнув еще раз и изобразив на лице улыбку, она свернула к старинному двухэтажному квадратному зданию, где размещалась администрация Фенвик Фейшенз. Она не стала, как обычно, заходить в дамскую комнату, а торопливо поспешила через вестибюль в кабинет, который делила с Эстер, тоже старшим товароведом.

Сначала она решила, что Эстер еще не пришла, но когда закрывала дверь, Эстер, вдруг распрямившись, показалась из-за своего стола.

Стройная и привлекательная блондинка, не старше тридцати, Эстер была гораздо опытнее в мире моды. Лора никак не могла избавиться от привычки относиться к Эстер как к начальнице, а не как к равной.

– Извини, я опоздала, – торопливо проговорила она. – Будильник мой не прозвенел, поезд опоздал, и…

Мягкий смех Эстер остановил поток оправданий.

– Господи, Лора, тебе не нужно оправдываться. Мы уже столько месяцев работаем вместе, и ты не опоздала ни разу. Думаю, наши боссы простят тебя. Ты и так задерживаешься допоздна, не получая сверхурочных, и берешь работу на дом.

Лора нервно улыбнулась, переведя дыхание.

– Да, наверное…

Подойдя к своему столу, она поставила сумку рядом и тяжело опустилась на стул, чувствуя, как Эстер следит за ней глазами.

– Что-то случилось, Лора? Ты очень бледная. Ты нездорова?

Лора попыталась улыбнуться, но губы ее задрожали.

– Завтра все будет в порядке, Ничего серьезного, просто недомогание.

– Но обычно у тебя все проходит нормально. Ты никогда не отпрашиваешься с работы в эти дни, как другие девушки, и я в том числе.

– Наверное, я немного переутомилась, – вздохнула Лора, жалея, что зашел такой разговор. Эстер была права, женские недомогания проходили у Лоры безболезненно и быстро. Только на сей раз этот день неудачно пришелся на следующий после ее встречи с Дирком. Она чувствовала себя подавленной и без напоминания, что никогда не получит того, чего когда-то желала сильнее всего на свете – ребенка от Дирка.

Не то чтобы этот ребенок был для нее теперь так важен. Главное, чтобы Дирк опять вернулся к ней, пусть даже и не будет детей. Но происшествие в субботу вечером раз и навсегда показало, что Дирк ее мечты, за которого она выходила замуж, исчез навсегда. Если он вообще когда-нибудь существовал…

Сердце ее сжалось от боли. Так трудно смириться с правдой, поверить, что ее Прекрасный Принц был всего лишь игрой воображения наивной девочки. Или же Дирк хороший актер, готовый играть роль преданного, внимательного мужа, чтобы получить желаемое: ее в своей постели, каждую ночь.

– Знаешь, Лора, – осторожно начала Эстер, – если тебе надо выговориться – я тебя слушаю. И, ты знаешь, я не болтлива.

Лора взглянула на коллегу, и мрачное выражение лица сменилось слегка удивленным. Она не знала, как реагировать на это неожиданное предложение. Несмотря на то, что они проводили вместе все рабочее время, все же раньше никогда не делились секретами личного свойства.

– О… э… спасибо, Эстер, я подумаю. Эстер улыбнулась довольно печально, словно жалела Лору. Чувствуя себя не в своей тарелке, Лора даже вздохнула с облегчением, когда вошла Клодия с почтой, как всегда, не постучавшись. И Лора, и Эстер этого терпеть не могли.

– Ну, какие у нас сегодня настроения? – осведомилась Клодия. Острый взгляд ее глазок облетел комнату и остановился на Лоре, словно почтовый голубь. Она зашла со стороны окна и повнимательнее всмотрелась в Лорино лицо.

– Бурно провела выходные?! Не похоже на тебя, Лора. Неужели нашла замену своему бывшему?

Ее смех напоминал Лоре стук мела по доске.

– Хотя… ты имеешь полное право. Из правдивых источников мне стало известно, что у него новая куколка – знойная актриска с малоподходящим именем Виргиния.

– О, ради бога, Клодия, – оборвала ее Эстер с несвойственной ей резкостью. – Оставь почту и иди, ладно? Я думаю, у тебя есть чем заняться, кроме обсуждения Лориного бывшего, например, летние счета надо обработать к концу недели.

– Ах, извините меня, что я помешала, – буркнула Клодия. – Некоторые считают вполне естественным утром в понедельник обсуждать с подругами по работе, как прошли выходные. Есть, конечно, неисправимые снобы, которые никогда словечка попросту не скажут.

И метнув в Лору уничтожающий взгляд, она вылетела из комнаты, хлопнув дверью. Приоткрыв рот, Лора удивленно посмотрела ей вслед.

– Ах, не обращай внимания, – сказала Эстер, махнув рукой.

Лора покачала головой.

– Я не понимаю, почему она меня так ненавидит. То есть знаю, она недовольна, что в начале года меня перевели в старшие, а ее нет. Но видно, дело еще в чем-то…

– Не знаю, что и сказать.

Лора уловила в голосе Эстер нежелание обсуждать дальше этот вопрос, что несколько противоречило ее прежним призывам к искренности.

– Скажи мне, Эстер, – настаивала Лора. – Меня что, записали здесь в снобы?

Эстер вздохнула.

– Знаешь, я бы…

– Скажи мне, – попросила Лора. – Пожалуйста!

Ее коллега снова вздохнула.

– Немного да, наверное. Ты, видишь ли, никогда не ходишь в буфет пить чай с остальными, и они не могут удовлетворить свое любопытство насчет твоей семейной жизни.

– Ну что ты! – искренне удивилась Лора. – Не ждут же они, что я стану рассказывать о своей личной жизни во всех подробностях. Ты тоже так не делаешь!

– Я-то не замужем за Дирком Торнтоном. Лора непонимающе наморщила лоб.

– Ты должна понять их, Лора. Твой муж стал знаменитостью, когда оправдали ту несчастную женщину. Помнишь, ее зверски избивал муж. Оправдали благодаря речи адвоката. Шумное дело об убийстве, потом его внешность киногероя, все это сделало его романтическим идеалом для многих, а ты за ним замужем! Понимаешь? Они жаждали послушать рассказы о нем. Многие жалели тебя, когда он ушел, хотели утешить, но ты не дала им такой возможности. Даже когда умерла твоя мама, к тебе нельзя было подступиться. Характер не позволяет тебе искать сочувствия и плакать при посторонних.

– Да, понимаю, – пробормотала Лора и застыла в растерянности. Второй раз, как и в случае с Доной, она поняла, что оказалась глуха к чувствам окружающих ее людей. Безнадежна глуха.

– Не расстраивайся, – попыталась смягчить свои слова Эстер. – Это не твоя вина. Ты от природы замкнута, а Клодия – мягко говоря – настоящая ведьма.

– У меня никогда не было близких подруг, – оправдываясь, произнесла Лора. – Даже в школе. Ты знаешь, у меня были проблемы с чтением, а другие девочки смеялась надо мной. Из-за них я чувствовала себя глупой, не такой, как все, большую часть времени проводила одна, поэтому так и не научилась дружить. Теперь, конечно, у меня гораздо больше уверенности, но я никак не могу избавиться от привычки сторониться других женщин.

Эстер улыбнулась уголками губ.

– Я говорю тебе, Лора, не будь к себе строга. Тебе не приходило в голову, что у такой красивой женщины, как ты, в любом случае не бывает много подруг.

Это замечание ошеломило Лору.

– Но разве я красавица? Ты гораздо привлекательнее меня!

– Может быть, если нас разбирать хладнокровно, по черточке. Но в тебе, Лора, есть нечто притягивающее мужчин, и это действует сильнее красоты. У тебя вид… совершенной недотроги. Можешь смеяться, но ты бы видела, какими жадными глазами смотрят тебе вслед наши заказчики. Будто они до смерти хотят познакомиться поближе, но ума не приложат, как подступиться. Иногда я думаю, они дают тебе такую скидку, потому что все же надеются на успех…

Лора только удивленно качала головой.

Стук в дверь прервал их разговор, и незнакомый молодой человек просунул голову в комнату.

– Миссис Торнтон? – спросил он, переводя взгляд с одной женщины на другую. – Здесь миссис Лора Торнтон?

– Это я, – слегка озадаченно ответила Лора.

– Вам прислали цветы, – провозгласил он и влетел в комнату с корзиной, полной таких великолепных и изысканно подобранных цветов, каких Лоре еще не доводилось видеть. Она только ахнула, когда он поставил корзину на ее стол. Голубые глаза широко раскрылись, и она насчитала дюжину алых роз, столько же алых гвоздик, еще больше золотистых тигровых лилий и множество резеды.

– Ну и поклонник у вас, мадам, – ухмыльнулся посыльный и исчез за дверью, чтобы тут же вернуться с новой корзиной, на этот раз наполненной розовыми розами и гвоздиками, которые прекрасно оттеняли белые маргаритки и тонкие изящные листья изумрудно-зеленого папоротника.

– Это все? – у Лоры перехватило дыхание.

– Вот так так, мадам. Вам мало? – и он удалился, еще раз ухмыльнувшись на прощание.

Лора в недоумении смотрела на цветы, ее мысли пришли в полное замешательство. Кто мог их послать? Один из тайных поклонников, на которых намекала Эстер?

Тут разгадка, словно ядовитая змея, вползла в мозг и заставила ее вздрогнуть, Дирк…

– Не хочешь взглянуть на карточки? – спросила Эстер, подходя, чтобы лучше рассмотреть волшебные соцветия. – Ах, какое великолепие! Лора, если ты сию секунду не скажешь, от кого они, я соглашусь с Клодией и тоже начну ругаться.

– Это от Дирка, – сказала она и снова передернула плечами. Чего он добивался? Чего?

– Почему ты так уверена, даже не взглянув на карточку? – усомнилась Эстер.

– Просто уверена, и все. Если хочешь, возьми и убедись сама.

– Можно? – удивилась и обрадовалась Эстер и, не колеблясь, протянула руку. – На первой написано: "Мои нижайшие извинения. Я позволил себе лишнее". О, что же он сделал?.. А на другой… Боже мой!

Лора встрепенулась.

– Что? Что там такое?

– "Если я прощен, предлагаю пообедать вместе сегодня вечером у Кейбла, в 8 часов".

Лора задохнулась от возмущения.

– Как это похоже на него. И он ожидает, что я соглашусь!

– Думаю, да, после того, как он истратил целое состояние на цветы, – поджав губы, проговорила Эстер.

– Это наглость, – Лора сидела, сжав зубы и глядя перед собой. Потом резко повернулась к Эстер.

– Ты никогда не была замужем?

– Нет, но все-таки немного знаю, что такое мужчины. С одним из скромных представителей этого племени я сейчас живу, – объяснила она с легкой ироничной улыбкой.

– В самом деле? – на секунду Лора оторвалась от своих мыслей и представила эту спокойную красавицу с классическими чертами лица рядом с обыкновенным, заурядным мужем.

Она не могла заставить себя рассказать все, что проделал с нею Дирк. Но ей так хотелось услышать, наконец, правду из чужих уст. – Если я расскажу тебе, что случилось в субботу, – начала она, – ты сможешь дать мне объективный и искренний совет?

– С радостью, – откликнулась Эстер, и глаза ее засветились любопытством. Она присела на краешек Лориного стола. – Можешь начинать.


Через пять минут она, с гримаской на лице, размышляла над рассказом Лоры, явно не спеша выразить свои мысли вслух.

– Ну же, – нетерпеливо произнесла Лора. – Скажи мне прямо, откровенно. Чего, по-твоему, хочет Дирк?

– Сказать откровенно?

– Ну конечно.

– Сначала намекни мне хоть немного, почему он тебя оставил. У него была женщина, или тут дело в другом?

Лора открыла рот, но потом закрыла. Теперь, когда было с кем обсудить мучавшие ее проблемы, ей стало гораздо легче, но все же существовала черта, через которую невозможно переступить. Самые интимные секреты должны остаться неприкосновенными. Она рассказала полуправду.

– Несчастье в том, Эстер, что Дирк не хотел иметь детей, а я хотела очень. Хотя, как потом оказалось, он все равно устал бы от меня и в конце концов оставил.

– М-м-м. Да, есть такие мужчины, которые не могут хранить верность одной женщине. Они не созданы для брака. Я думаю, твой Дирк из таких. А если так, то ответ на твой вопрос очевиден, Лора. Мне неприятно говорить об этом, ты его по-прежнему любишь, это ясно, но все, что ему от тебя нужно – это твое тело.

Вся душа Лоры содрогнулась от брезгливости и горького разочарования. Странно, ведь она уже и сама пришла к этому выводу. Когда ее глупенькое сердце наконец избавится от фальшивого образа?

– Боюсь, я с этим согласна, – медленно произнесла она.

– И как ты собираешься поступить? Пойдешь на этот обед? Совершенно очевидно, какое блюдо у него приготовлено в меню после завершения обеда…

Лора встала и взяла обе корзины, решив без колебаний, что отошлет их в детскую больницу в Кампердауне. Вид этих цветов был для нее непереносим, но просто выбросить такую красоту она тоже не могла.

Когда она снова повернулась к Эстер, ее глаза были холодны и мрачны.

– Не думаю, Эстер, что я долго задержусь. Мне нужно пойти на этот обед. Хочу посмотреть в глаза моему киногерою и сказать то, что должна была сказать еще несколько месяцев назад. Я потребую от него развода!

4

– Миссис Торнтон?

Лора взглянула на официанта.

– Да, – произнесла она довольно резко и поняла, что выдала досаду и раздражение, Трудно было не прийти в такое состояние! Она приехала в отель «Регент» на такси, опоздав на пятнадцать минут, как того требовало ее самолюбие. Оделась в свежевычищенный, не располагающий к глупостям костюм из черной саржи, очень подходящий к случаю. Она твердо решила сказать Дирку все, что о нем думает. Лора гладко зачесала волосы и наложила на лицо минимум косметики, весь ее облик был строг и деловит.

Но что-то случилось. Когда она решительно поднялась по лестнице и вошла в зал, Дирка там не оказалось. Ее ждала записка. Дирк писал, что задерживается, но скоро прибудет, и предлагал ей тем временем заказать себе коктейль или два.

Через три четверти часа перед Лорой возник официант со смущенным видом.

– Мистер Торнтон еще раз просит извинить его, мадам, но он до сих пор не освободился и советует вам приступать к обеду без него.

– Вот как? – в ее натянутом голосе послышался нарастающий гнев.

– Увы, мадам.

Официант выглядел безутешным, и Лора решила, что он замечательный артист. Большинство официантов в Сиднее – это актеры, не нашедшие работы по специальности. Среди них часто попадались вполне приятные молодые люди. Например, этот, высокий, темноволосый, с черными проницательными глазами. Если он и преувеличивал свое сочувствие, то, в конце концов, это было частью его работы.

Неожиданно для себя, Лора улыбнулась официанту, и он тоже улыбнулся в ответ. Его ровные, блестящие белые зубы говорили о хорошей наследственности или хорошем дантисте.

– Решено, Джонатан. Ведь ваше имя – Джонатан?

Она слышала, как к нему обращался метрдотель.

– Да, мадам, – он попытался снова натянуть па лицо маску бесстрастной вежливости, но Лора видела, что кончики губ у него слегка подергиваются.

– Я думаю, чтобы наверстать время, мне придется пропустить закуски и начать с основных блюд. Что вы посоветуете заказать? – и она взяла в руки меню, в течение часа лежавшее перед ней на столе.

Не прошло и пятнадцати минут, как Лора уже энергично расправлялась с великолепным филе из омара под восхитительным соусом, поданным вместе с легким салатом и хрустящей булочкой. На столе появилась бутылка первоклассного, дорогого до неприличия Шардонэ. Не мне придется расплачиваться за все это, с едким облегчением подумала Лора.

Она почти разделалась с последним кусочком омара, как сердце ее вдруг подпрыгнуло. Через весь зал к ней направлялся Дирк. Он выглядел чрезвычайно жизнерадостным, веселым и элегантным в темно-синем костюме в полоску. Свет ламп серебрил его густые белокурые волосы, что придавало облику еще более изысканный вид. Он выглядел великолепным мужчиной в расцвете сил.

Лора старалась не обращать внимание на то, что все дамы в ресторане вольно или невольно провожали его глазами. К чести Дирка надо сказать, что его взгляд был прикован только к ней. Виноватая улыбка появилась на лице, когда он уселся напротив и разложил на коленях белую льняную салфетку.

– Мне действительно очень жаль, Лора, но пришлось срочно выехать в больницу, чтобы успокоить важного свидетеля. Ему пришлось пережить настоящий кошмар. Я знал, что ты поймешь.

– В самом деле, Дирк? – откликнулась она равнодушно. – Свидетель – женщина, надо думать?

Он улыбнулся.

– Ты угадала.

Так как он и не старался скрыть, что их встреча его забавляет, Лора тоже не стала прятать иронии.

– Тогда понятно. Я уверена, что женщины-свидетельницы очень нуждаются в утешении. Я только не понимаю, – резко произнесла она, – почему ты был так убежден, что я вообще приду сегодня, не говоря о том, что стану почти час тебя дожидаться?

Его серые глаза весело изучали ее сердитое лицо.

– Но ведь ты дождалась, не так ли?

– Я осталась бы ждать и двадцать четыре часа, чтобы только сказать то, что я хочу! – последовал злой ответ.

Мышцы у его рта слегка напряглись в ответ на открытую враждебность, но глаза не выдали беспокойства. Стоило ему захотеть, он стал бы лучшим в мире игроком в покер. На его лице ничего не прочтешь. Лора знала – ей никогда не отгадать, о чем он подумает, или что сделает, услышав о ее решении.

– Звучит зловеще, – произнес он легко. – Можно, я выпью, перед тем как ты объявишь мне окончательный приговор?

Она пожала плечами. Дирк подозвал официанта и заказал тройную порцию шотландского виски.

– Надо думать, ты не за рулем, – сказала Лора язвительно. – Шел дождь, и дороги скользкие. Если ты выпьешь столько же, сколько в субботу, дело, вероятно, кончится аварией.

– А для тебя это будет иметь значение? Возникшая в воображении картина – Дирк в крови, среди обломков машины – как ни странно, не доставила ей удовольствия.

– Да, – признала она с горькой откровенностью. – Будет.

Он, казалось, был приятно удивлен.

– В таком случае мы возьмем такси.

– Мы? Ни за что.

– Нет? Почему нет?

– Я думаю, ты хорошо знаешь, почему! Ты в самом деле полагаешь, что я не вижу, к чему ты ведешь дело, Дирк? Сперва эти твои елейные взгляды в субботу, потом отвратительные поцелуи. Сегодня – цветы, и теперь – обед.

Ему удалось изобразить на лице искреннее недоумение.

– В таком случае ты знаешь больше, чем я. И куда же я веду дело?

– Конечно, к постели! Брови его взлетели.

– Что ты! Боже, а я и забыл постелить утром свежие простыни. Придется у тебя, дорогая, ты согласна? Мне можно будет остаться до утра? Ты не забыла запастись моим любимым кофе?

Ее верхняя губа презрительно искривилась, а глаза пристально смотрели в красивое, смеющееся лицо.

– Не стоит изображать шута, Дирк. В субботу я дала тебе ясно понять, что больше не хочу иметь с тобой ничего общего.

– И потому ты сегодня здесь, – слегка усмехнулся он.

– Я сегодня здесь только по одной причине – посмотреть тебе в глаза и сказать, что мне нужен развод. И как можно быстрее!

Лицо его не изменилось, но перед тем как ответить, Дирк чуть помедлил.

– Как это утомительно, – протянул он. – Бумаги, бумаги… Ты уверена, что не хочешь просто жить с ним?

Лора вздохнула.

– Никакого «его» нет, Дирк. Хочешь верь, хочешь нет, но развод мне нужен не для того, чтобы снова выйти замуж. Я больше не хочу называться "миссис Торнтон". Это унизительно, потому что тебя видят на каждом углу с разными девицами.

Он рассмеялся.

– А я думал, что мне удается это скрыть. Хорошо, завтра с утра я займусь оформлением развода. Ты доверяешь мне, или предпочитаешь нанять своего адвоката?

Глаза Лоры блеснули. Значит, вот как? О'кей, вот тебе развод, милая. И привет.

Слегка дрожащей рукой она поднесла к губам бокал и одним махом осушила его. Почему она так расстроена? Неужели она ждала, что Дирк станет с ней спорить, скажет, что не даст развода?

– Там, где дело касается развода, я не доверяю тебе. Мой адвокат позвонит тебе завтра.

Его лицо приняло насмешливо-трагическое выражение.

– О, Лора… я уничтожен.

– Зато твой костюм в порядке, – сделала она ответный выпад, с раздражением рассматривая роскошный пиджак, отлично сидящий на его широких плечах. Почему такие мужчины, как Дирк, никогда не бывают небрежно одеты, чем-то удручены или просто нездоровы? Всегда у них уверенный в себе, довольный, лощеный вид.

– Тебе нравится мой костюм? – расплылся он в улыбке. – Совершенно новый, и нашего, австралийского производства. Меня не обвинишь в отсутствии патриотизма. А твой костюм, как я догадываюсь, от Фенвик Фейшенз?

– Да, – кратко ответила она.

Он слегка поморщил свой нос патриция.

– Слишком строгий. Я люблю, чтобы мои дамы одевались более женственно.

– Я заметила, – отозвалась она. Дирк секунду смотрел на нее и затем улыбнулся своей неторопливой, проникающей внутрь улыбкой, от которой у женщин поджимаются пальцы на ногах. Лора не была исключением. К счастью, ее пальцы были надежно спрятаны в туфельках, под столом. Она холодно и презрительно улыбнулась ему в ответ.

– Тебе не стоит дразнить меня, Лора, – медленно и значительно произнес он.

В этот момент перед их столиком прямо из воздуха возник официант, и это дало Лоре возможность подготовиться к защите. Как это несправедливо, что такой безнравственный и опасный человек, как Дирк, настолько обаятелен. Один его призывный взгляд, и всем ее укреплениям грозит страшная опасность.

– Ваше виски, сэр, – возвестил официант и поставил возле правой руки Дирка стакан. Но перед этим он достал бутылку Шардонэ из серебряного ведерка со льдом; рука в белой перчатке точным движением долила Лорин бокал доверху и поставила бутылку на место.

– Благодарю, Джонатан, – произнесла она машинально.

– Всегда к вашим услугам, мадам, – дружеские нотки в голосе официанта заставили ее поднять глаза, и они обменялись быстрыми улыбками.

– Джонатан? – лукаво повторил Дирк. – Ты уже не так застенчива с людьми, как прежде, дорогая Лора. Или ты еще раньше была знакома с милым Джонатаном?

Лора взглянула на мужа холодными голубыми глазами. Она не пропустила легкого оттенка недовольства, промелькнувшего в его замечании, словно этот эпизод с обменом взглядов вызвал в нем раздражение. В данных обстоятельствах Лора находила его ревность смехотворной.

– Я не стану отвечать на твое нелепое замечание. А что касается моей застенчивости, да, я понемногу ее преодолеваю. В некоторых ситуациях мне, может, и не хватает светской ловкости, но думаю, что за последний год я многому научилась. Ведь говорят, что трудности и обиды укрепляют или ломают людей. Я думаю, что оказалась среди тех, кого они укрепляют.

На несколько секунд их взгляды скрестились – его глаза, холодные, серые, стальные, и ее – голубые, сердитые. Дирк первым нарушил этот поединок и улыбнулся криво и сухо.

– Да, я уверен, что так оно и есть. Значит, ты еще не нашла мужчину своей мечты? Того, кто ворвется в твою жизнь и исполнит все твои желания.

Жестоко говорить такие вещи, подумала она.

– Я сомневаюсь, что такой человек существует, Дирк. Когда-то ты был мужчиной моей мечты, и что же? Ты оказался настоящим дьяволом под маской. Ведь все это время ты носил маску!

Лора затаила дыхание, увидев, как в глазах Дирка внезапно вспыхнуло непонятное чувство. Минуту или две они пылали ярким огнем, но Лора не могла разобрать, был ли это гнев, или желание, или… неужели, страдание?

Но что бы это ни было, оно исчезло, уступив место зловещему блеску, от которого душа ее заледенела.

– Дьявол, вот как? Это развязывает мне руки! Теперь тебя не будет шокировать, что бы я ни предложил.

Лора внутренне сжалась.

– Никакие твои предложения не смогут меня шокировать или заинтересовать.

– Но той ночью у меня создалось другое впечатление, когда ты целовала меня… так страстно.

Лора с ужасом почувствовала, как кровь опять прилила к ее щекам.

– Я уже говорила, – произнесла она как можно небрежнее. – Я была пьяна. Это абсолютно ничего не значит.

Дирк протянул руку, взял бутылку вина и наполнил Лорин бокал до краев.

– Тогда выпей, дорогая. Если мы закончим наш сегодняшний вечер в постели, ты сможешь снова убедить себя, что все это абсолютно ничего не значит.

Из горла Лоры вылетел странный звук, она пыталась подавить душивший ее гнев. Вспыльчивая от природы, она ненавидела сцены на людях и всеми силами старалась скрыть охватившее ее возмущение. Пришлось излить чувства в свирепом взгляде, который она бросила на мужа через стол.

– До того, как ты уничтожишь меня взглядом, Лора, – сухо сказал Дирк, – выслушай меня. Может быть, ты решишь, что мое предложение разумно и желательно для нас обоих.

Лора втянула в себя воздух и выдохнула, все еще дрожа от негодования.

– Раз ты до сих пор не ушла, то, по-видимому, согласна выслушать мое предложение. Я правильно понял? – проговорил он.

– Можешь понимать это так, что я парализована твоей наглостью!

– В самом деле? Да, за этот год в тебе появилось столько огня! Впрочем, ты всегда была темпераментной. Тебе очень к лицу сексуальный голод, моя дорогая. Сейчас, когда у тебя на лице пылает румянец, а глаза горят гневом, ты выглядишь просто неотразимой. Я вижу, что во втором туре дела у нас пошли бы гораздо лучше.

– Я не твоя дорогая, и никогда второго тура у нас быть не может!

Она хотела встать, но его рука ухватила ее за запястье и удержала на стуле.

– Ты забыла возмутиться, когда я сказал о сексуальном голоде.

Сжав губы, она смотрела на него, не отрываясь. Внутри все кипело, сердце сильно стучало. Не следовало приходить сюда сегодня! Она недооценила, насколько сильна физическая власть Дирка над нею.

Под искренним негодованием, внешним протестом таилось желание услышать, в чем заключается его отвратительное предложение. Вот почему она пыталась сейчас уйти. Ей хотелось убежать от томительного ожидания, заставлявшего забыть, как больно сделал ей этот человек.

– Итак, – он отпустил ее руку, поднял свой стакан и выпил его залпом, – тебе очень хотелось уйти. Что ты скажешь, если я оплачу счет, а потом мы немного прогуляемся, пока я буду объяснять тебе, что я придумал?

В смятении она рассмеялась коротким смехом. Гулять с ним вдвоем по темным, вечерним городским улицам было гораздо опаснее, чем оставаться здесь.

– Нет, спасибо, на улице дождь. Скажи лучше здесь. И побыстрее. Уже поздно, а я устала.

– Ты превратилась в беспощадную женщину, Лора, – спокойно заметил он.

– А ты превратился в аморальное животное, – ответила она почти так же спокойно.

Он небрежно пожал плечами.

– Все зависит от того, что такое мораль. И на основании какой морали ты меня осуждаешь.

Она встряхнула головой, настолько странным был этот разговор.

– Я думала, у нас одни представления о морали, – сказала она дрогнувшим голосом. – Но я ошибалась. Для тебя не существует понятий о том, что плохо, что хорошо, ведь так?

Ей несомненно удалось задеть его за живое. Губы его сжались. Но он тут же стал прежним, и на лице заиграла ироническая усмешка.

– Твое несчастье состоит в том, Лора, что мать научила тебя делить все только на белое и черное, на добро и зло, на любовь и ненависть.

Но ведь существует столько оттенков всех этих крайностей. Может, ты это поймешь в один прекрасный день. А что касается меня, то поверь – как адвокат, который каждый день защищает людей, я имею очень точное понятие о добре и зле.

– Только как адвокат, – возразила она сердито, так как он нелестно отозвался о ее матери. Если она и не была безупречна, то делала все, что могла. А совсем нелегко одной вырастить ребенка, после того как жизнь ее сложилась так неудачно.

– Я думаю, многие со мной согласятся, что не может быть оправдания твоему поведению в последнее время.

Он рассмеялся.

Она смотрела на него во все глаза, на правильные мужественные линии красивого лица, на выразительные серые глаза, яркие, чистые, умные, на упрямый квадратный подбородок с небольшой ямкой, и, наконец, на большой хорошо очерченный рот, умевший убеждать даже на безнадежных процессах. Теперь он кривился циничной усмешкой. Внезапно Лора оказалась во власти противоречивых чувств – любви, желания, и тут же страха, глубокого отчаяния, утраты. Она всей душой жаждала, чтобы к ней вернулся ее прежний Дирк, а не этот безнравственный, чужой человек.

Но именно к этому опасному незнакомцу, который причинял ей такую боль, стремилось ее сердце. Именно его оно желало. Ее охватил непреодолимый соблазн наклонится вперед и прижаться губами к его смеющемуся рту.

– Ради Бога, скажи, наконец, что ты хотел, – голос Лоры задрожал от пронзившего ее с головы до ног трепета.

Он, наконец, перестал смеяться, усмешка сменилась холодным, жестким, надменным выражением, от которого Лора совсем упала духом. С Дирком всегда были шутки плохи, а этот новый Дирк казался ей поистине беспощадным противником.

– У меня очень простое предложение, – начал он прямо. – Я хочу, чтобы ты стала моей содержанкой.

У Лоры перехватило дыхание.

– Я знаю, этот термин немного старомоден, – продолжал он так непринужденно, словно они обсуждали список покупок, или что-то столь же тривиальное. – Но зато он точно выражает характер отношений, который я хочу с тобой установить. Я буду оплачивать все твои счета. Дарить дорогие подарки. А за это хочу получить неограниченное и исключительное право доступа к твоему телу.

Его потемневшие глаза скользнули по телу жены и снова посмотрели в упор.

– Так как? – спросил он наконец с улыбкой, от которой Лору бросило в дрожь. – Каков твой ответ?

Лора чувствовала себя на грани истерики. Ее мысли беспорядочно мелькали: "Он должен быть мне отвратителен, страшен! А на самом деле? Я волнуюсь… меня страстно влечет к нему…" "…Исключительное и неограниченное право доступа к твоему телу". О, Боже!

– Не смотри такими глазами, Лора, – произнес он. – Если ты как следует подумаешь, то найдешь мое предложение не таким уж скандальным. Оно выгодно для нас обоих. Я буду иметь то, что хотел всегда, и без всяких эмоциональных осложнений. А ты в свою очередь сможешь удовлетворять свои чувственные желания и станешь при этом более обеспеченной.

Видя, что она по-прежнему молчит, он утомленно вздохнул.

– Думаю, придется мне изложить мое дело подробнее. Прежде всего, нас, как и раньше сильно тянет друг к другу. Этот факт ты не можешь отрицать, потому что отвечала на мои поцелуй той ночью, и весьма страстно. Ты томишься от одиночества, тебе срочно нужен мужчина. Раз ты признала, что пока не нашла себе партнера, то я уверен, что подойду не хуже и даже лучше, чем другие.

Он откинулся на спинку стула, неторопливо и сладострастно оглядел ее так, что Лорин пульс бешено зачастил. Она перевела дыхание и заставила себя тоже откинуться на стуле, стараясь выглядеть спокойной. Но пальцы сжимавшие на коленях салфетку, побелели до синевы.

– С моей стороны, – ровным голосом продолжал он, – я готов признать, что не встречал другой женщины, которая устраивала бы меня до такой степени. Почему бы нам не дать друг другу то, чего мы оба желаем, и не стать любовниками? Что нам мешает? Мы этим никого не обидим. Отбрось свои институтские представления и посмотри в лицо действительности. Хочешь проводить одинокие ночи и хранить обет безбрачия, ожидая прекрасного незнакомца? А если он так и не появится?

Он склонил голову набок и одарил ее обольстительной, неподражаемой улыбкой.

– Ты очень красивая женщина, Лора. У тебя красивое тело. Просто глупо, что все это пропадает зря. Ты так не думаешь?

Она не проронила ни слова, а только бросила на стол скомканную салфетку, взяла сумочку, поднялась и вышла, не оглядываясь. Дрожа с головы до ног, Лора с трудом спустилась по лестнице и прошла через бесконечное фойе. У подъезда стояла целая вереница такси, и Лора благополучно добралась до дома.

А Дирк Торнтон остался сидеть за столом, вертя в пальцах пустой стакан. Глаза его были прищурены, выражение лица отрешенное. Когда официант по имени Джонатан приблизился и спросил, не принести ли еще виски, Дирк коротко потребовал счет.

Еще через две минуты муж Лоры большими шагами направился к выходу, сосредоточенный, решительный, совсем не замечая жадных взглядов, которые бросали ему вслед женщины.

5

– Тетя Лора, тетя Лора, – радостно повторяла нараспев Дона. В одной ночной рубашке она прыгала на крыльце, ожидая, когда Лора поднимется по крутой дорожке, ведущей от улицы к дому.

– Уф, – Лора перевела дыхание, когда трудный подъем остался позади. – Я правильно сделала, что надела спортивный костюм. Не удивительно, что ваша мамочка такая стройная и гибкая, ведь ей приходится карабкаться сюда каждый день.

В проеме двери возникла Кармель, надевая на ходу серьги.

– Кто кого называет стройной? Если ты повернешься боком, Лора, тебя и не разглядеть. Ты, наверное, совсем ничего не ешь?

– Я пришла сюда исполнять обязанности няни, а не для того, чтобы нянчились со мной, – засмеялась Лора. – Я ем достаточно. Хватило же у меня силы взобраться на ваш Эверест.

– Да, – вздохнула Кармель. – Жить на склоне горы – серьезное испытание на выносливость. Но вид того стоит. Ты как думаешь?

Лора обернулась, чтобы окинуть взглядом расстилавшийся внизу берег. Величественные пальмы темной каймой тянулись вдоль побережья, голубые волны лениво лизали белый песок.

– Несомненно стоит, – согласилась она. – А теперь, дорогая мисс, – обратилась она к Доне, – надеюсь, вы приготовили игры, в которые мы сегодня поиграем?

Глаза Доны загорелись.

– Я пойду и достану все, – с восторгом воскликнула девочка и побежала в дом.

– Спасибо тебе, что ты согласилась, Лора, – с благодарностью сказала Кармель. – Я просто ушам не поверила, когда позвонила Кристи и объявила, что больна и не сможет прийти сегодня. Я-то знаю, что в субботу вечером найти кого-то совершенно невозможно! И вдруг – о чудо! Звонишь ты и говоришь, что хотела бы зайти сегодня. Ты, наверное, считаешь нас страшными эгоистами, потому что вместо этого мы попросили тебя посидеть вечером с детьми?

– Глупости! Я очень рада выручить вас и повидаться заодно с детьми.

– Я постараюсь это компенсировать! В следующий выходной у нас будет грандиозный пир в твою честь. Если только у тебя нет других планов.

– У меня нет никаких планов. Я буду с нетерпением дожидаться пира.

– А ты сама никуда не собиралась сегодня вечером? Тебе не придется отложить из-за нас встречу?

Лоре показалось, что в голосе Кармели прозвучала скрытая надежда. Словно ей что-то известно. Догадка пришла внезапно, словно фальшивый аккорд резанул ухо.

– А… должно быть, Морри рассказал тебе, что в прошлую субботу видел, как мы целовались с Дирком?

Ей тут же стало ясно, что Кармель ничего не знала. Лора закусила губу. Черт возьми! Но теперь поздно, она выдала секрет.

Кармель глядела на нее со смешанным выражением удивления и любопытства.

– Это пустяки, – поспешно заверила ее Лора. – Временное помрачение. Забудь об этом, пожалуйста. Пойдем в дом.

Заинтригованная Кармель последовала за ней, не собираясь бросать интересный разговор в самом начале.

– Как я могу забыть? Я хочу сказать… ты тоже целовала его? После всего…

Лора быстро прошла по коридору в просторную кухню, которая служила одновременно гостиной, и уселась на вертящийся табурет перед баром. Кармель не отставала от нее.

– Как было бы хорошо, если б вы с Дирком помирились, опять стали жить вместе. Как раньше… То есть, я знаю, он ведет себя по-свински, но вы с ним такая чудная пара. Все так считали. И все очень удивлялись, когда вы расстались.

Лора повернулась к взволнованной подруге и взглянула на нее твердо и прямо, хотя внутри отнюдь не была спокойна. Прошло меньше суток после свидания с Дирком в ресторане, и до сих пор не улеглась буря в душе, вызванная этой встречей.

– Это безнадежно, Кармель, – произнесла она твердо. – Мы с Дирком никогда не будем вместе. Вчера я виделась с ним и…

– Ты виделась с ним? – прервала ее Кармель. – Где?

– Какая разница! Так, в одном месте, в городе…

Владельцев ресторана Кейбл несомненно покоробило бы, услышь они этот небрежный отзыв об их заведении, имевшем репутацию одного из самых шикарных и дорогих ресторанов Сиднея. Но для Лоры он всегда будет связан с воспоминаниями о самом унизительном моменте в ее жизни. И не только потому, что предложение Дирка было оскорбительно. К сожалению, у нее возникло сильное искушение принять его.

Только на миг, разумеется, и только потому, что ее воля в эту минуту поколебалась под напором нахлынувших чувств. Их сближение с Дирком началось с сильного физического влечения, порыва страсти. И хотя эти порывы немного улеглись за четыре года совместной жизни, вероятно из-за ее страстного желания иметь ребенка, но их разрыв с новой силой воскресил в ее душе прежние чувства. Находиться так близко от Дирка было для нее настоящей пыткой.

Она поражалась, как у нее еще хватило сил уйти, когда каждая клеточка тела кричала – да, да, требовала согласиться на все, лишь бы еще раз оказаться в его объятиях!

Увидев, что Кармель по-прежнему смотрит на нее и ждет ответа, Лора взяла себя в руки.

– Я потребовала от Дирка дать мне развод, – заявила она холодно, – и он тут же согласился. Вот и все. С нашим браком покончено. И знаешь что? Я испытала облегчение. Наконец-то я поняла, что больше не люблю его.

Браво, насмешливо зашептал ей на ухо циничный голосок. Рассказывай! Пусть ложь – только бы Кармель прекратила свои расспросы. Недаром же ты не рассказала о предложении, которое тебе сделал Дирк, а то наверняка созналась бы, в какой восторг оно тебя привело. Ты вовремя убежала, еще немного, и ты бросилась бы ему на шею.

Уголки губ Кармели опустились.

– О, какая жалость, какой стыд, – пробормотала она.

Стыд… Вот оно, самое точное слово.

Лора чувствовала огромное облегчение, что нашла в себе силы отвергнуть предложение Дирка. Как бы она раскаивалась сегодня, если бы вчера позволила ему отвезти себя домой и остаться на Ночь.

"Во всяком случае, не была бы такой несчастной, как сейчас", продолжал нашептывать злорадно коварный голосок.

– Умоляю тебя, Кармель! Это было неизбежно, – резко ответила она скорее мучающему ее голосу, чем Кармели.

– Прости меня, – извинилась она поспешно. – Но ты задеваешь мое больное место. Меня сейчас раздражает все, что касается Дирка. Давай не будем больше говорить о нем. Лучше расскажи поподробнее, что это за вечеринка, на которую вы идете. По телефону ты сказала, что ее устраивает какая-то театральная шишка, и что он собирался вечером пойти на представление "Южной Атлантики". Сегодня ведь последнее представление?

– Да, да, да! – лицо Кармели засияло. Как всегда, она забыла обо всем на свете, когда представилась возможность поговорить о муже и его интересах.

На секунду Лора позавидовала Кармели. Какой счастливый брак у Кармели и Морри, и как они во всем заодно! Когда-то, впервые познакомившись с Морри в роли отца и мужа, Лора почувствовала себя спокойно и уверенно. Дирк будет таким же, как его брат, надеялась она. Разве можно обмануться сильнее?

В эту секунду в кухню вошел Морри в черном смокинге и галстуке бабочкой. Не такой представительный, как Дирк, он был красив и почти так же умен.

– А вот и наша спасительница! – просиял он и чмокнул Лору в щеку, а затем повернулся к жене.

– Готова, детка? Выглядишь великолепно! Это новое платье?

Кармель зарделась от удовольствия. Она была очень миловидной женщиной. Гладкое красное платье прекрасно гармонировало с цветом волос и изящной фигуркой. У Лоры мелькнула мысль, что оба брата предпочитают определенный стиль в женской одежде – открытые, облегающие платья, которые можно быстро снять.

Морри привлек к себе жену и подарил ей долгий возбуждающий поцелуй, от которого Кармель слегка опьянела.

– Безобразник ты, Морри! – сказала она, отталкивая мужа со смущенным смехом. – Что подумает Лора!

– Что я жду не дождусь, когда мы вернемся домой, – прошептал он страстно.

Лоре меньше всего хотелось быть свидетельницей подобных разговоров. Они слишком живо напоминали ей о Дирке и о том, на что он ее склонял. Будь она женщиной, способной принять подобное предложение, отбросить прочь все предрассудки, такие, как уважение к себе и привычку соблюдать приличия, обязательства друг перед другом, любовь… Если бы она могла разлюбить этого низкого человека!

Когда они ушли, Лора отдала себя в распоряжение Доны и готова была играть весь вечер напролет во все игры подряд. Николас на этот раз вел себя как ангел, правда, он, не отрываясь, смотрел мультфильмы по видео, пока не пришло время спать.

А это означало, что ангел тут же превратился в чертенка. Он хныкал и капризничал во время вечерних процедур, и когда Лора укладывала его в кровать, никак не мог успокоиться.

– Если ты будешь себя плохо вести, – пригрозила ему Лора, – я позвоню дяде Дирку и попрошу его прийти. А он очень строгий.

Лора произнесла эту фразу, подавив в себе голос совести. Николасу не обязательно знать, что "дядя Дирк" был последним человеком на свете, кому она могла позвонить и попросить прийти.

Однако Николас заметно присмирел. Как-то раз Дирку пришлось снимать его с крыши, рискуя сорваться вниз. Когда все кончилось благополучно, Дирк в сердцах так накричал на мальчика, что, пожалуй, испугался бы даже сам верховный прокурор.

– Я буду хорошим, – сказал Николас тоненьким голоском.

– Рада это слышать, – произнесла Лора, целуя его в лобик, и пошла к двери. – Оставить тебе свет?

– Ни за что! – оскорбился Николас. – Я не девчонка и не бояка. Я уже большой мужчина. Я не верю в привидения и чудовища, как эта глупая Дона!

Лора устало вздохнула и повернула выключатель. Повернувшись, она увидела, что позади стоит Дона со слезами обиды на глазах. Ей захотелось вернуться и нашлепать Николаса.

– Я не виновата, что боюсь, тетя Лора! Мне иногда снятся чудовища, и если я просыпаюсь, а в комнате темно, мне кажется, что они прячутся под кроватью.

Лора боролась с желанием обнять девочку, прижать ее к себе, потому что знала, это не лучший способ утешения. Будет еще хуже – Дона только сильнее расплачется от жалости к себе. Она взяла девочку за руку и повела ее в спальню.

– Тебе, правда, снятся чудовища? – спросила она заинтересованно. – Я тоже вижу сны, только они очень скучные. Наверное, если бы я смотрела столько мультфильмов, сколько вы с Николасом, то мне тоже снились бы чудища или что-нибудь такое же интересное.

Она улыбнулась Доне, которая глядела на нее с удивлением. Ей никогда не приходило в голову, что ее снам кто-нибудь может позавидовать.

– Ты счастливая девочка, – продолжала Лора. – Тебе показывают сказочные сны. Ведь сны – это то же самое, что мультфильмы. Они не могут причинить вред, ведь они не настоящие. Кто-то их придумывает и рисует, или печатает на компьютере. Потом ты выключаешь телевизор – пуфф! Все чудища исчезли. А когда мы просыпаемся, то исчезают сны. Пуфф! И их уже нет!

Она снова улыбнулась Доне. Девочка сосредоточенно обдумывала эту новую мысль, ее страхи несколько улеглись, и возникло ощущение собственной значимости.

Лора была очень довольна собой, когда Дона спокойно легла в постель и попросила выключить свет. Но ее самодовольство улетучилось вмиг, когда минут через десять девочка с криком вбежала в гостиную.

– Тетя Лора! Тетя Лора! Николас застрял, он не может вылезти, и это из-за меня…

Лора вскочила, стараясь не поддаться панике, и твердо взяв Дону за худенькие трясущиеся плечи, сказала:

– Успокойся и объясни, где застрял Ник?

– Наверху, на лестнице! – воскликнула девочка. – Идемте скорее, я покажу.

Она потянула Лору в прихожую, оттуда в фойе.

– Вон он! Наверху, смотрите.

Лора взглянула вверх и увидела белокурую головку, торчащую между прутьями перил. На нее смотрело несчастное, заплаканное личико.

– Достаньте меня отсюда! – раздался громкий рев.

– О, Господи! – у Лоры вырвался стон. – Идем, Дона, посмотрим, что делать.

Нет, я когда-нибудь прибью этого ребенка, в сердцах подумала она, взбегая вверх по длинной винтовой лестнице.

– Почему ты сказала, что это из-за тебя, Дона? Твой брат сам засунул голову между прутьями.

– Просто… он обзывал меня из своей комнаты, и…

– Я не обзывал!

– А ты помолчи, наказанье мое! – сказала Лора, давая мальчику легкий шлепок. – И что же, Дона?

– Он все не переставал, и тогда я сказала, что слышала, будто вы звоните кому-то, наверное, дяде Дирку. Он вылез из кровати, подкрался к лестнице, просунул голову, чтобы лучше видеть телефон, и застрял… Но я не хотела ничего плохого! – жалобно повторяла девочка. – Правда! Я хотела только, чтобы он перестал называть меня боякой, трусихой и малюткой за то, что я боюсь темноты.

– Достаньте меня отсюда! – опять запричитал Николас, и слезы потекли у него из глаз. Его плач заставил Лору смягчиться, ведь это был всего лишь маленький мальчик.

– Ну, не плачь, – попыталась успокоить она его, присев на корточки возле несчастного ребенка. – Все будет в порядке. Не реви, дай тете Лоре посмотреть, что можно сделать. Дона, сбегай, принеси Николасу платок.

– Но я застрял очень туго, – просипел он.

– Да, застрял ты хорошенько, – согласилась Лора, пряча улыбку.

Но долго улыбаться не пришлось. Голова и уши Николаса уже распухли от постоянных попыток вылезти, и она усомнилась, сможет ли теперь голова пройти сквозь узкий проем. Придется, видимо, выломать один из прутьев.

– Думаю, нам потребуется помощь, – сказала она вслух.

– Я хочу чтобы пришли мама и папа! – зарыдал Николас. Лора вытерла ему нос платком.

– И я тоже, – пробормотала она.

Морри и Кармель оставили на крайний случай номер телефона, но стоит ли вытаскивать их из гостей и упускать, возможно, единственный в жизни случай. В конце концов всерьез Николасу ничего не угрожает. Но полицейский был бы сейчас весьма кстати.

– Ты побудь здесь и постарайся успокоить его, Дона, а я позвоню и позову кого-нибудь на помощь.

Не успела Лора спуститься по лестнице, как раздался звонок в дверь.

– Слава Богу! – воскликнула она и бегом бросилась открывать, надеясь, что пришедший, кто бы он ни был, окажется мужчиной, и сообразительным мужчиной! Так и оказалось.

Такого невероятного совпадения никак нельзя было ожидать.

– Лора? – лениво растягивая слова, произнес Дирк, стоя на крыльце под висячим фонарем. Свет падал на его внушительную фигуру, как всегда безупречно одетую. Белый смокинг и черные брюки ловко сидели на его стройном теле, от которого она отказалась меньше чем сутки назад.

Очевидно, Дирк был не особенно опечален ее отказом. Вот он, одетый с иголочки, готовый к новым приключениям, собрался куда-то, довольный как всегда. Какая из женщин будет его подругой на сегодняшний вечер? – подумала Лора с горьким любопытством. Виргиния? Или подобная ей сластолюбивая хищница?

– Навещаем Кармель? – осведомился он, разглядывая ее скромный повседневный костюм.

– Нет, – резко ответила она. – Послушай, сейчас совсем не время для рассуждений на тему какая роковая судьба послала тебя сюда именно в этот вечер, когда я осталась с детьми.

И не давая времени разгуляться чувствам, Лора схватила Дирка за руку и втащила в дом Брови Дирка удивленно поднялись, когда от ее резкого рывка он споткнулся о порог и чуть не упал.

– Нет нужды так спешить, дорогая Лора. Если ты передумала и решила принять мое предложение, я бы предпочел обставить это более стильно…

– Ты лучше посмотри туда! – оборвала она его, вспылив, и отметила со злорадством, что лицо мужа сразу изменилось.

– Снова этот поганец… – произнес он наконец сквозь зубы.

– Тс! Не при детях, – предостерегающе подняла она руку и тут же попятилась назад от откровенно страстного взгляда, которым он ее ожег.

– Как скажешь, любимая. Конечно подождем, пока ты не уложишь их в кроватки, и тогда приступим. Ты просто вся горишь от нетерпения – по крайней мере минуту назад…

– Что такое?..

– Не при детях, – оборвал он ее, смеясь, и приложил палец к ее возмущенно приоткрывшимся губам. Если он хотел успокоить ее, жест был выбран неправильно. Его прикосновение подействовало на Лору как электрический разряд. У нее готовы были вырваться негодующие слова. Левая бровь Дирка приподнялась знакомым движением.

– М-м-м, – промурлыкал он и провел по ее губам сладострастным движением.

Она отшатнулась и оттолкнула его руку.

– Как ты смеешь! – задохнулась она. Он улыбнулся дьявольской улыбкой.

– Хочу предупредить тебя, – вкрадчиво и угрожающе произнес Дирк. – Я на многое осмелюсь, и очень скоро… А теперь, – сказал он громко, закидывая голову и глядя на Николаса, – что ты натворил на этот раз, наш неутомимый искатель приключений?

Прошло немало времени, прежде чем удалось освободить Николаса из заточения, но в конце концов все обошлось, и даже не понадобилось разбирать перила, как опасалась Лора. К голове и шее несчастного ребенка на добрые четверть часа приложили полотенце со льдом, потом ушки с помощью пластыря приклеили к голове, голову обильно смазали вазелином и осторожно потянули назад. Та довольно легко проскользнула между прутьями.

Единственным неприятным следствием этого оказалось большое количество вазелина, оставшегося в волосах Николаса. Голову пришлось несколько раз хорошенько промыть шампунем, перед тем как изнемогающего шалуна наконец-то уложили в кровать.

А положительным результатом происшествия можно было считать перемену в отношениях между братом и сестрой. Дона винила себя, сокрушалась, утешала и ласкала, хлопоча вокруг младшего брата во время всей процедуры, как настоящая курица-наседка. Освободившись, он стал смотреть на нее совсем другими глазами. Она была его самым близким человеком, защитницей, ангелом-хранителем, второй мамочкой, и он попросил, чтобы она посидела с ним в его комнате и рассказала сказку, хотя заснул на первых же словах.

Дона легла спать совсем другим человеком. Важная, гордая собой, она чувствовала себя совсем взрослой.

– Он еще такой маленький, – сказала она Лоре. – Он все это сделал не нарочно.

– За ним нужен глаз да глаз, – устало проговорила Лора.

– Я буду присматривать за ним.

– Да? Какая ты хорошая, добрая сестренка. Я бы хотела, чтобы в детстве у меня была такая сестра, как ты.

– А у вас не было сестры, тетя Лора?

– Ни сестры, ни брата. У мамы я была одна, и иногда чувствовала себя такой одинокой… мне ужасно хотелось иметь брата или сестру, чтобы играть с ними и любить их.

Дона сосредоточенно сдвинула свои прямые темные бровки.

– Когда у вас родятся дети, тетя Лора, – серьезно сказала она, – пусть их будет много, чтобы им не было одиноко.

У Лоры упало сердце, она не могла вымолвить ни слова. Замерев на краю кровати, она глядела в стену перед собой, пытаясь взять себя в руки. Дона погладила ее нежными пальчиками.

– Не грустите, тетя Лора. Я вас люблю.

У Лоры слезы клубочком подступили к горлу.

– И я тебя люблю, – произнесла она сдавленно.

Раздавшийся сзади звук заставил ее повернуть голову, и она увидела Дирка, который исчез за дверью. Его сердитые шаги затихли в коридоре. Лора сжалась. Очевидно, он слышал их разговор о детях и рассердился. Что с ним, он раздражен или расстроен? Уже не в первый раз Лора подумала, что, может быть, именно бесплодие мужа и горечь по этому поводу могли изменить его так сильно. Она считала, что так могло быть. Однако вряд ли. Если бы Дирк желал детей так же сильно, как она, они бы могли иметь их – благодаря искусственному оплодотворению или усыновив ребенка из детского дома. Но он даже не захотел говорить об этом.

Нет. Ему нравится вести такую жизнь, как сейчас, нравится проводить ночь с первой женщиной, на которой останавливался его взгляд. А особое удовольствие он получал, шокируя свою скучную, нравственную супругу! Должно быть, именно желание шокировать ее стояло за предложением, сделанным в пятницу. Желание отомстить за обиду, нанесенную его мужскому самолюбию. Разве не жестоко это с ее стороны сказать, что она не хочет жить с ним, раз он не может дать ей ребенка? А теперь он старается доказать, что может заставить ее желать его близости, не давая ничего взамен, кроме обид и оскорблений. Око за око. Холодный жестокий расчет.

Скрепя сердце Лора еще раз поцеловала Дону и вышла из спальни. Убедившись, что Николас крепко спит, она медленно направилась вниз по лестнице, приняв твердое решение не позволять Дирку расстраивать себя. Во всяком случае, прикоснуться к себе она не даст ни за что!

6

Войдя в гостиную, Лора замерла на месте.

– Что ты такое делаешь? – не удержалась она от возмущенного возгласа, увидев, что Дирк уже снял смокинг, повесил его на спинку стула и теперь развязывает галстук. Он взглянул на нее с возмутительной учтивостью.

– Я стараюсь чувствовать себя как дома. Думаю, это так называется?

Он подошел к телевизору, стоящему в углу гостиной, взял со стеклянного чайного столика программу.

– Интересно, что у нас сегодня на экране? О! Старый любимец – «Норд-вест» Хичкока. Помнишь, Лора, мы смотрели этот фильм вместе как-то ночью, уютно устроившись на диване. Давно это было.

Он засмеялся низким хрипловатым смехом.

– Но мы все-таки умудрялись смотреть. Если я правильно помню, бедняга Кэри Грант как раз попал в жуткую переделку, и только я увлекся, как ты начала…

– Хватит, Дирк! – гневно оборвала его Лора, вспыхнув от вызванной в памяти картины. Он небрежно пожал плечами.

– Как угодно. Но мне казалось, что нам не стоит притворяться, дорогая моя. Ничего нет постыдного в том, чем мы занимались вдвоем. Ведь мы были мужем и женой. И мы до сих пор муж и жена, это факт, – заключил он и посмотрел на нее пристально, от чего у нее по спине побежали мурашки. Непроизвольно она, защищаясь, скрестила руки на груди и ответила ему возмущенным взглядом:

– Но развод поправит дело! А теперь, будь добр, надень свой пиджак, галстук и иди, куда шел, Дирк. Я уверена, что Виргиния или другая, с кем ты сегодня договорился о встрече, давно тебя заждалась.

– Ты хорошо осведомлена о моих знакомых дамах, – произнес он, растягивая слова. – Ты наводишь обо мне справки?

– Вовсе нет, – усмехнулась Лора. – Если ты не хочешь, чтобы на каждом углу знали, кто твоя очередная возлюбленная, не стоит выставлять их напоказ. Или возьми со своей секретарши обет молчания.

– Бедняжка Джун, – улыбнулся Дирк. – Я не осмелюсь потребовать от нее такой жертвы. Сплетни – ее единственная радость в жизни. Но как я понял, милая добрая Клодия по-прежнему не оставляет тебя в покое.

– И что ты предлагаешь?

– Я считаю, пора тебе бросить твою работу и открыть собственное дело. Дом моделей. Тебя ждет успех. Хватит работать на Фенвик Фейшенз, Лора, начни работать на саму себя.

Лора покраснела от удовольствия. Дирк, каким бы он не стал, всегда умел похвалить ее за то, что значило для нее больше всего. Не внешность, а ее достижения, настоящие и будущие. Именно он через полтора года после замужества поддержал ее намерение поступить на курсы модельеров, объявление о которых она увидела в субботней газете.

Мама считала ее абсолютно непригодной к работе, где необходимо общаться с людьми на деловом уровне и принимать ответственные решения. И сама Лора после школы никак не могла избавиться от комплекса неполноценности. У нее падало сердце, стоило ей представить себя кем-то повыше продавщицы.

Но, окунувшись в новую работу по торговле моделями одежды, она почувствовала себя как рыба в воде. Ее безошибочное чувство стиля, в сочетании с горячим желанием оправдать надежды мужа, принесло отличные плоды. И она радовалась, видя, как Дирк гордился ее успехами.

Но на этот раз даже он переоценил ее возможности.

– Вряд ли у меня достаточно опыта, чтобы придумать что-то свое, – усомнилась она. – Кроме того, понадобится порядочная сумма, чтобы начать свое дело. У меня таких денег нет.

– Я дам тебе сколько потребуется, – сказал Дирк непринужденно, – если ты согласишься на мое вчерашнее предложение.

Словно очнувшись, Лора поняла теперь, какую цель преследовали все его фальшивые комплименты: заманить ее в ловушку.

Горечь переполнила ее сердце, и наружу вырвались гневные слова:

– У тебя столько же шансов на это, как…

– Как на то, что сегодня мы снова станем любовниками, здесь, на этом диване.

Лора стремительно схватила пиджак, галстук и швырнула их Дирку.

– Убирайся отсюда. И немедленно!

Он спокойно поймал свои вещи со снисходительно-терпеливым выражением лица и положил их на ближайшее кресло.

– Не стоит так выходить из себя, Лора, дорогая. Как я понял, твой ответ все еще «нет». Отлично. Но я не уйду. Мне сейчас некуда идти, разве только домой в пустую квартиру. Я позвонил Виргинии, пока ты мыла голову Николасу, и отменил нашу встречу.

– Так просто? Без извинений и объяснений?

– Неужели ты беспокоишься о чувствах Виргинии? Это неподражаемо – жена упрекает мужа за невнимание к другой женщине. Хочу тебя успокоить, я намекнул ей на семейные неприятности. К несчастью, Виргиния совершенно правильно угадала, что речь идет о тебе, и бросила трубку.

Он вздохнул с насмешливым сожалением.

– Теперь придется много потрудиться, чтобы опять попасть к ней в милость.

– Я уверена, ты как-нибудь выкрутишься, – поддела его Лора.

– Ну, это разумеется, – последовал беспечный ответ.

На секунду Лора подумала, что сейчас взорвется от ярости и ревности. Но вовремя взяла себя в руки, вспоминая, что большой ошибкой будет обнаружить перед Дирком свою слабость. Чтобы переиграть такого искусного игрока, понадобится холодная голова, ведь он остался здесь неспроста. Ему не удалось притупить ее бдительность своим кажущимся смирением по поводу ее отказа. Ни на минуту.

– Мне совсем не интересно обсуждать твои способы подхода к женщинам, – сказала она, усмехаясь. – И сегодня вечером я не нуждаюсь в сомнительном удовольствии общения с тобой. Так что, если ты не возражаешь, я бы все же хотела, чтобы ты ушел.

– Какая ты неблагодарная женщина, Лора! Я так вовремя появился, чтобы спасти этого разбойника, а что мне досталось в награду? Одни оскорбления. Не угостила даже чашкой кофе.

Лора тяжело вздохнула.

– Ну, а если я дам тебе кофе, ты уйдешь?

– Даю слово.

"Которое у тебя так же надежно, как у наших политиков", – с раздражением подумала она. Ее беспокойство усилилось, когда он взял пульс дистанционного управления телевизором и расположился на диване, уютно устроившись между цветастыми подушками.

Через секунду на экране появились Кэри Грант и Ева Мери Сент, к несчастью, сжимавшие друг друга в объятиях.

Лора резко повернулась и направилась в кухонный отсек, оформленный в виде корабельного камбуза. Она с шумом поставила чайник на плиту и принялась громко выдвигать ящики один за другим в поисках кофе.

– Не забудь и себе налить чашку, – донесся вслед его голос. – Я ненавижу пить в одиночку.

– Раскомандовался, – пробормотала она негромко.

– Что ты сказала, дорогая? – он слегка приподнялся, чтобы увидеть ее через спинку дивана.

– Смотри свой фильм, Дирк, и помалкивай.

– Ты, кажется, сегодня не в духе? Или ты теперь всегда не в духе? Все, что тебе надо, Лора, это большой… приятный…

– Дирк Торнтон, если ты скажешь еще слово в этом роде, я подойду и вылью кипящий кофе прямо на ты сам знаешь что!

Он довольно захихикал.

– Я только хотел сказать "отпуск".

– Как же, отпуск!

– Лора, ты меня шокируешь.

– Черта с два тебя можно шокировать!

– Кто-то из нас двоих употребляет оскорбительные выражения.

– Не я. Я никогда не употребляю выражений.

– Совсем даже напротив.

– Неправда!

– Вчера ты обругала меня скотиной.

– Это не оскорбление, а факт, – не сдавалась Лора.

– Это только твое мнение, но никак не факт. Я не скотина. Мои мама и папа определенно были людьми.

Лора набрала побольше воздуха в легкие и собралась выпустить следующую торпеду, полную уничтожающего сарказма, но вдруг словно очнулась.

Тебе нравится этот разговор, – поймала она себя на мысли. Твое сердце бьется сильнее. Кровь разгорелась. А твое глупое тело трепещет от предвкушения. Скоро ты сама захочешь, чтобы он остался. И ты знаешь, чем это кончится.

Она бросила быстрый взгляд через плечо на Дирка, который как раз сел на диване, чтобы видеть, чем она занята. Когда он увидел ее лицо, смех угас в его глазах и взамен появилось откровенно понимающее выражение, которое ее обеспокоило и разозлило.

Опять я выдала себя, чуть не застонала она. Выдала свои сокровенные чувства, показала, что всем моим протестам грош цена, что я по-прежнему хочу его близости.

Лора потупилась и усилием воли заставила пульс биться ровно, все время повторяя в уме данные себе обещания по пути в гостиную. Успокоившись и утвердившись в решении держаться с ним невозмутимо и презрительно, как он того заслуживает, она принесла кофе и поставила чашку на низкий столик, а сама уселась в соседнее кресло. Утонув в мягком сиденьи, она откинулась назад и небрежно скрестила ноги, надеясь, что являет собой картину холодного безразличия к самому факту существования мужа. Она даже сделала вид, что увлеклась фильмом.

– Никто не умеет готовить такой вкусный кофе, Лора, – похвалил Дирк, отпив несколько глотков. – Горячий, крепкий, сладкий…

Лора замерла, ожидая, что он добавит "как ты". Однажды он сделал такое сравнение в их медовый месяц, и последующие несколько месяцев совместное питье кофе приобрело тайный смысл, стало их прелюдией к близости. Дирк бросал на нее взгляд поверх чашки, и его губы беззвучно произносили слова, а она всегда краснела. В те дни ему нравилось, когда она краснела.

Но потом, когда многое в их отношениях изменилось, ушли эти трепетные минуты, вспышки стыдливости стали повторяться все реже, и питье кофе перестало быть чем-то особенным.

Но теперь она опять ощутила, как кровь прилила к щекам. Мучительное чувство неловкости сковало ее движения, она бросила быстрый взгляд на мужа, чтобы убедиться, заметил ли он ее состояние.

Зачем она это сделала!

Его серые глаза с многозначительным выражением дали ей понять, что он вспоминает их прежние минуты, проведенные за кофе, и с большим удовольствием, судя по затаенным искрам, вспыхнувшим в зрачках.

У нее сердце упало, и она отвела глаза, тщетно пытаясь обрести вид холодного равнодушия. Но Дирк не собирался дать ей так легко отделаться.

– Можешь ты назвать мне хоть одну серьезную причину, – спросил он вкрадчиво, – почему ты не согласна, чтобы я содержал тебя? Только постарайся обойтись без сцен. Я не собираюсь давить и вынуждать. Мне хочется послушать твои возражения, высказанные спокойно и логично.

Лора судорожно проглотила комок в горле. Стоило ли рисковать, отвечая на этот вопрос, и опять вступать с ним в неравный поединок? Дирк умел мастерски вести споры. Мало кто мог сравниться с ним в умении убеждать людей в правильности своей точки зрения. Скорее всего это было безрассудством.

Но тут запротестовало ее самолюбие, не желавшее мириться с ролью слабенькой и безропотной овечки. Захотелось показать, что с тех пор как он ушел от нее, она изменилась, стала сильной, независимой женщиной, которую нельзя уговорами заставить согласиться на что-то помимо ее воли, особенно на такое оскорбительное предложение.

Он думает, что после всех своих развлечений может и ее использовать, как ему удобно! Боже мой! Должно быть, он сошел с ума.

– Я не стану перечислять тебе весь список причин, Дирк, трех основных будет достаточно. Первое. Ты мне не нравишься больше. Второе. Я просто не хочу. И третье. Я нахожу твое предложение отвратительным.

– Гм, – он опустил чашку на блюдце. – Но, Лора, одно время близость со мной тебе не казалась отвратительной. Совсем напротив.

– Я не сказала, что именно это было мне отвратительно, – сухо отпарировала она. – Я сказала – предложение. Быть оплачиваемой любовницей равноценно проституции.

– О, теперь понятно, – глубокомысленно кивнул он. – Значит, ты считаешь оскорбительным получать деньги? Это справедливо. Я беру назад предложение денег и заменю слово «содержанка» на «любовница». Или ты предпочитаешь называться подругой?

– Лучше всего – "бывшая жена", – холодно ответила Лора. – Ты очень быстро забыл о двух первых причинах.

– Нет, я не забыл. Первое, я тебе не нравлюсь. Разве любовникам обязательно нравиться друг другу? Это спорный вопрос. Есть целый ряд черт, которые мне не нравятся в тебе, но я готов смотреть на них сквозь пальцы.

От неожиданности Лора резко втянула в себя воздух.

– Какие же это черты?

– Ты ужасная неряха, это первое. В ванной ты никогда не завинчиваешь тюбики, а твое представление об уборке сводиться к тому, чтобы закинуть все на дно шкафа. Воображаю, на что похожа сейчас твоя спальня.

Представив свою спальню, Лора виновато покраснела. Он прав. Там настоящий кавардак. Но тут не только ее вина, но и его тоже. Сегодня она с самого утра принялась за шитье и не стала убирать квартиру, потому что шитье всегда требовало от нее полного внимания. Домашние дела не помешали бы ей думать о Дирке и его гнусном предложении.

После обеда она позвонила Кармели и хотела сказать, что зайдет к ней в воскресенье, но неожиданно для себя угодила на роль няни. Когда же ей было убираться?

– Это несущественно, – она раздраженно отмахнулась от его слов, – но ты забыл самую главную причину. Мне не нужна твоя любовь!

– Предпочитаешь любить меня сама, – последовал ответ, и дьявольские огоньки заплясали в его глазах.

– Очень остроумно, Дирк, – ответила она с уничтожающей иронией, пытаясь унять воображение, которое тут же нарисовало ей картинки прошлого.

Когда-то давно именно ей принадлежала инициатива в их отношениях. Ее руки и губы были послушны ее затаенным желаниям. Когда-то она могла без оглядки отдаваться порывам своего тела, чтобы погрузиться в темную бездну наслаждений. Сейчас она с ужасом и упоением чувствовала, как ее тело исступленно жаждет ласки. Подумать только, когда-то на этого мужчину она изливала всю нежность, которая горела в ее душе. Ей так знакомо его тело, все привычки, она знает, как зажечь его, заставить окунуться в вихрь безумной страсти, от которой есть лишь одно спасение.

– Я вижу, что только зря теряю время, – произнес вдруг Дирк, когда охватившее ее смятение достигло высшей точки. Он размашисто поднялся и таким резким движением поднес к губам чашку, что кофе пролилось на рубашку.

– Проклятье, – пробормотал он. – Моя любимая рубашка!

И без дальнейших церемоний отставил чашку и принялся расстегивать пуговицы манжет.

На несколько секунд Лора оцепенела, особенно поразила ее несвойственная Дирку неловкость. Когда она заметила, что пальцы, расстегивающие рубашку, дрожат, неожиданная мысль пришла ей в голову. Что если он искренне огорчен ее отказом? Может быть, он все еще любит ее, по-своему?

И опять многочисленные «зачем» и «почему» замелькали в голове. Как круто изменился характер мужа за эти годы, из любящего друга он превратился в бешеного сластолюбца. Возможно, причина превращения в его злосчастном бесплодии? Что в его словах правда, и что нет? Лгал ли он, заявив тогда, что женился на ней только из-за физического влечения? Может быть, он все же любил ее?

Да, ответила она себе в порыве охвативших ее чувств. Да! Она не могла ошибаться. Он любил ее. Когда-то.

Может, она еще не до конца уничтожила эту любовь своим безумным желанием иметь ребенка, которое превратилось в манию. Может, она только расшатала ее. И надлом, происшедший в ее муже, когда он узнал, что не может быть отцом, со временем можно будет исцелить любовью.

Лора почувствовала, что у нее кружится голова от бесконечных, сбивающих с толку «если» и «может», она не в силах была понять, что к чему. Но на помощь ей пришел здравый смысл. Она не может быть уверена ни в чем. Надо лишь попытаться найти оправдание невероятному поведению Дирка.

– Пойду, прополощу ее в воде, – сказал Дирк и быстрым движением стянул с себя рубашку.

Лора вздрогнула. Он посмел снять перед ней рубашку? В самом деле, посмел.

С усилием Лора приняла безразличный вид, хотя невольно залюбовалась его точеным торсом. Нет, он определенно стал заниматься в гимнастическом зале. Лора невольно сжала пальцами ручки кресла, защищаясь от желания протянуть руки и коснуться его, не смея дышать, пока он не повернулся и не вышел из комнаты.

Только когда он скрылся из глаз, она перевела дыхание. Ее выдох был похож на рыдание. Она бессильно откинулась на спинку кресла.

Из ванны послышался шум льющейся воды. Лора была благодарна за эту передышку, избавившую ее от мучительного присутствия мужа и давшую время собраться с духом.

Но плеск воды вскоре сменился гудением сушки, что вовсе не успокоило ее. Дирк собирался дождаться, пока высохнет его рубашка, а это означало, что он останется здесь надолго.

Напряжение вновь вернулось, и она почувствовала, что близка к панике. Ей очень не нравилось, какой поворот принимают события, а главное – не нравились ее собственные мысли. Оставаться вдвоем с Дирком было для нее тяжело. Но оставаться вдвоем с ним полуобнаженным будет настоящей пыткой!

Когда он вернулся, Лора увидела с облегчением, что он нашел и надел рубашку Морри. Но, к несчастью, она была узка, и пуговицы не застегнулись. Рубашка распахнулась, и видно было, как при ходьбе напрягаются мускулы груди. Лора почувствовала, что губы ее пересохли, а сердце стучит, как барабан, и эта реакция повергла ее в отчаяние.

Призвав на помощь рассудок, она боролась со своими желаниями. Стоит ей обнаружить слабость, как в нем проснется хищник.

– Не мешало бы тебе немного загореть, – вырвалось у нее замечание, рожденное упрямым желанием критиковать. Не то чтобы Дирк был совсем белым. Даже в зимние месяцы его от рождения смугловатая кожа сохраняла привлекательный бронзовый оттенок. Сочетание очень светлых волос и оливкового цвета лица всегда выделяло его в толпе. У Морри волосы были тоже светлые, но кожа не загорала никогда.

Он небрежно пожал плечами и откинулся на диване, раскинув руки вдоль спинки.

– У меня последнее время много дел. Один случай за другим, и все запутанные.

– Свое свободное время ты проводишь в темных комнатах?

Эта колючая реплика вызвала на его лице ироническую улыбку, и Лоре захотелось шлепнуть себя побольнее.

– Неужели ревность? Или "виноград слишком зелен"? – осведомился он.

– Я бы назвала это разочарованием и отвращением.

– В самом деле? Тебе не нравится мое общение с женщинами, или ты не одобряешь мой выбор?

– Скорее число твоих женщин! Ты не боишься подцепить какую-нибудь болезнь? Или тебе нравится играть с огнем?

Дирк вдруг помрачнел, и это удивило ее. Разве мог такой образованный человек не подумать о подобных вещах? Но, честно говоря, ей самой это пришло в голову впервые. До сих пор ее реакция на подруг мужа была скорее эмоциональной, чем практической. А теперь она ясно ощутила беспокойства за его здоровье.

Если с Дирком случится что-нибудь страшное, она этого просто не переживет. Лора непроизвольно подалась вперед на стуле.

– Дирк, ты ведь не станешь рисковать по-глупому? – искренне спросила она. – Я имею в виду…

Он тоже наклонился вперед, и его лицо оказалось совсем близко.

– Ты, в самом деле, думаешь, что я предложил бы тебе стать моей любовницей, если бы для тебя была хоть малейшая опасность? Можешь не верить мне, Лора, но ты мне до сих пор не безразлична. Я никогда не стал бы рисковать твоим здоровьем. Никогда!

Ей так хотелось ему верить! Возможно, она наивная глупышка, но ее глубоко тронула неподдельная сила эмоций, прозвучавшая в голосе мужа. Ей живо представился прежний Дирк, энергичный, страстный адвокат, захвативший ее воображение. Потом он женился на ней и доказал, что мужчина может дать женщине гораздо больше, чем она могла себе представить. Ей вспомнился человек, которого она полюбила.

– О, Дирк, – тихо воскликнула она и в смятении зажмурилась.

– Лора, любимая…

Когда его рука осторожно коснулась ее щеки, она подняла глаза и увидела в его взгляде теплоту и страсть. Сердце ее перевернулось. Он любит ее по-прежнему!

Он поцеловал ее с забытой нежностью, легко коснувшись губами ее губ. У нее вырвался вздох.

Следующий поцелуй был уже не так невинен. Губы стали настойчивее, а рука властно охватила ее шею.

Долю секунды Лора привычно сопротивлялась, но потом ее губы раскрылись, все мысли исчезли, осталось лишь всепоглощающее желание, разрушительное и опустошающее.

Исчезло чувство стыда, мысли о последствиях, осталась страсть, которую надо насытить. У Лоры вырвался стон, когда Дирк вдруг отпустил ее. Раскрывшиеся глаза женщины смотрели с немой просьбой.

– Если мы продолжим, Лора, – сдавленно произнес он, – я уже не смогу остановиться. Скажи, ты сегодня ночуешь здесь или поедешь домой?

– Я… я останусь здесь.

– Жаль. Но я надеюсь на продолжение. Ведь ты решила, наконец, отбросить всякую чушь, перестать вести себя как ревнивая жена и превратиться в прежнюю чувственную женщину. Теперь не пытайся бормотать свои лицемерные возражения, – прорычал он, обхватывая ее за плечи и привлекая к себе на колени. – Тебе нужен мужчина, так почему бы не уступить собственному мужу!

С этими словами он прижал ее к себе и снова поцеловал, повелительно напоминая, что власть его тела над ней гораздо сильнее слабых угрызений совести. Лора чувствовала оглушающее возбуждение. Она ощущала, как все ее внутренности сжались в страшном напряжении, от которого только этот человек мог ее избавить.

У нее вырвался жалобный стон, когда он опять отодвинулся. На этот раз Дирк усадил ее на диване рядом с собой.

Нет, не может быть, чтобы на этом все кончилось, изумленно подумала Лора.

– Дирк, – пролепетала она, и ее руки неосознанно скользнули на его грудь под распахнутую рубашку. Она наклонилась и прижалась губами к горячему гладкому плечу, опускаясь все ниже, пока губы не коснулись твердого соска.

Его ответный стон сказал ей все, и губы скользнули ниже, к грудной клетке. В эротическом порыве язык устремился к пупку и сладострастно легкими прикосновениями описал круг. Это заставило мышцы его живота сжаться, а дыхание участилось. Но когда ее пальцы скользнули к брюкам, он неожиданно твердо перехватил их.

– Не надо, – хрипло скомандовал он. Лора подняла изумленные глаза.

– Нет? Тебе больше так не нравится?

Он засмеялся странным смехом.

– Нет, нравится.

– Тогда позволь мне, – прошептала она глухо, – я хочу.

С резкостью, заставившей ее растерянно замереть, он оттолкнул ее и поднялся.

– Нет, Лора, – произнес он со странной холодностью.

Она подняла на него изумленные глаза.

– Очень жаль, но, сказать по правде, у меня были другие планы на сегодня. Я не думал, что ты окажешься такой покладистой. Не беспокойся, я должен проститься с Виргинией, но с завтрашнего дня я весь твой. Самам, моя радость, – со смехом он отвесил ей восточный поклон. – Спи спокойно и отложи свою очаровательную пылкость на завтра. Я уже вижу, что мне есть, чего дожидаться. Не провожай меня.

Когда входная дверь за ним захлопнулась, Лора все еще не обрела дара речи. Постепенно все ее чувства, даже способность думать, вернулись на свои места. И когда, наконец, она осознала происшедшее, она громко застонала от горькой обиды.

Как могла она снова обмануться, вообразив, что нужна ему, как раньше? Так унизить себя! Она просила его о ласках, которые в их любовной игре были раньше прелюдией к близости…

Да у нее просто помутился разум!

Краска жгучего стыда от пережитого унижения залила ей щеки. Поцеловав ее, он ушел целовать другую. И не только целовать. А что, если бы она…

Дрожь сотрясала все ее тело.

Она дала ему уйти победителем, с уверенностью, что была готова на все.

– О, Господи! – воскликнула она с надрывом и упала ничком на диван. – Что же мне делать!..

7

– Тебе не обязательно было дожидаться нас, – удивилась Кармель, когда они с Морри вернулись домой около часу ночи.

– Я подумала, так будет лучше, – ответила Лора. Она не хотела говорить, что у нее было так же мало шансов заснуть, как, например, встретить премьер-министра. Невзирая на то, что теперь она ненавидела Дирка сильнее, чем прежде, ее, не переставая, преследовала картина: Дирк с Виргинией, обнаженные, в спальне. Спальня представлялась ей порочным будуаром, с винно-красными обоями, декадентским белым ворсистым ковром, зеркальным потолком и огромной овальной кроватью с черными шелковыми простынями.

Морри с его интуицией первый почувствовал напряжение, скрывающееся за ее молчанием.

– Что-то случилось, пока нас не было? – встревожился он.

Лора оторвалась от мыслей о Дирке и Виргинии и попыталась сосредоточиться на Морри, который смотрел на нее выжидающе.

– Ничего страшного. Маленькая трагедия с Николасом. Сейчас расскажу, а то утром дети заморочат вам голову своей версией.

Морри нахмурился, а Кармель вздохнула.

– Что же он натворил на этот раз? – спросила она устало. – Нет, подожди. Сначала я налью себе портвейна. Хочу подкрепиться, перед тем как услышу о его новых подвигах. Тебе налить, Морри? Лора?

Оба согласились выпить портвейна. Лора мысленно напомнила себе, что ее доза – один небольшой стаканчик. Она только что приняла решение относительно Дирка, к тому же ей нужно еще вести машину.

Когда все трое удобно расселись на кухне с бокалами портвейна, Лора приступила к рассказу о вечерних событиях. Она упомянула и о Дирке, только по ее словам выходило, будто он ушел сразу после того, как кризис миновал. Когда она кончила, Кармель затрясла головой:

– Я уж и не знаю, чего еще можно ожидать от этого бесенка! – пожаловалась она. – В самом деле, Морри, тебе надо взять Николаса в ежовые рукавицы.

– Я стараюсь, лапочка. Он трудный ребенок. Надеюсь, что школа его успокоит.

– Думаю, сегодняшний случай послужил ему хорошим уроком, – вставила Лора. – Он стал как шелковый. Дирк сказал, что для укрощения непослушных детей им полезно бывает испытать разок настоящий испуг.

– Все-таки удачно, что Дирк вовремя подвернулся, – заметила Кармель. – Он не сказал, зачем заходил? Ведь он знал, что нас не будет – Морри днем говорил с ним по телефону.

Лора пожала плечами.

– Дирк ничего не сказал. Наверное, вылетело из головы, когда пришлось заниматься спасением Николаса.

– Или он специально хотел увидеться с тобой, – пришла к выводу Кармель. – Интересно, как он узнал, что ты будешь здесь? – она подозрительно взглянула на мужа. – Морри, ты не говорил Дирку, что Лора сегодня у нас?

То, что Морри чувствовал себя виноватым, было написано на его лице.

– Наверное, я упомянул об этом мимоходом. Но почему такой обвиняющий тон? Ведь он ее муж. Может, он захотел обсудить с ней какие-нибудь вопросы? Дирк ведь ничем тебя не обидел, Лора?

– Лору расстраивает один его вид, – с раздражением заметила Кармель. – А то, что он все еще ее муж… Ха! Он постоянно забывал об этом, а теперь добивается первого места в состязании на приз лучшего жеребца года!

– Перестань! – воскликнула Лора, вскакивая с места. – Прекрати это!

Кармель и Морри смотрели на нее с одинаково изумленными лицами.

– Пожалуйста! – почти кричала она. – Не спорьте друг с другом из-за Дирка и меня. Мне от этого только хуже. Вы самая счастливая пара, которую я знаю, и я не хочу…

На ее глазах выступили слезы. В следующую секунду Кармель уже бросилась обнимать ее.

– Ты моя бедняжка, – успокаивающе заворковал ее голос. – Ну извини меня. Я просто безмозглая идиотка.

Судорожно глотая, Лора отстранилась от нее. Если она расплачется всерьез, то уже не остановится, а Дирк не стоит слез. Она попыталась выдавить смех, но он вышел каким-то жалким.

– Говорят, что развод в семье хуже смерти. Я начинаю в это верить.

– Развод! – воскликнул Морри. – Но я думал… Когда вы решили?

– Лора решила, на прошлой неделе, – объяснила ему Кармель.

– Но…

– Она не может вечно жить, словно в тюрьме. Конечно, мы любим Лору как сестру, но ей надо подумать о будущем. Лора достаточно долго ждала, что Дирк одумается, помирится с ней и вернется, но теперь корабль уплыл, да, Лора?

– Да, – кивнула она, с горечью думая, что хоть корабль и уплыл, вокруг осталось достаточно резвых корабликов, чтобы Дирк мог неплохо устроиться.

– Дирк не плохой человек, – заступился за брата Морри. – Последнее время он чем-то очень расстроен. Я думаю, Лоре стоит подождать еще немного, ведь развод – это конец. А она… все равно пока не собирается замуж за другого.

Убежденность, прозвучавшая в его голосе, поразила Лору. Откуда такая уверенность? Последние несколько месяцев Лора не посвящала Кармель и Морри в свою личную жизнь. С Морри они виделись раз в неделю на репетициях, но она никогда не рассказывала о себе, так же как никогда не сплетничала о других. Морри никак не мог знать, не появился ли на ее горизонте новый мужчина. Было очевидно, они говорили о ней с Дирком!

Лора смотрела на Морри и строила догадки, какую роль он играет в настойчивых попытках Дирка затащить ее в свою постель. Возможно, он его сообщник, вольный или невольный. Ей вспомнилось, что именно Морри послал Дирку билеты на спектакль. Он легко мог устроить так, чтобы место брата оказалось позади Лоры.

Лора не могла скрыть гнева.

– Не смотри на меня так, Лора, – взмолился Морри. – Ведь Дирк мой брат, в конце концов Встреча с тобой – лучшее, что могло случиться с ним в жизни. Черт возьми, ты понятия не имеешь, каким он был до этого. Чего он только не вытворял! Нет-нет, я не имею в виду женщин. Он брался за абсолютно безумные дела, решался защищать таких отпетых преступников, с которыми другим адвокатам противно было даже встречаться. В детстве он был неисправимым сорвиголовой. А когда вырос, мало изменился. Всегда лез на рожон и не думал о последствиях. Если считал кого-то невиновным, шел на все, и никакая опасность не могла его остановить. А потом он встретил тебя… и изменился за один день. Он стал спокойнее, остепенился. Я уже начал надеяться, что он доживет до тридцати пяти. Согласен, сейчас он словно бы свихнулся. Неужели ты не можешь подождать еще хоть чуть-чуть? Не отказывайся от него, Лора, я прошу тебя!

Лору не могло не тронуть горячее заступничество Морри. Но ведь ему не все известно. Например, признание Дирка, что он женился на Лоре, испытывая не любовь, а лишь физическое влечение. И весь его интерес к ней сводится, по-прежнему, к жажде обладания. Морри ошибается, считая нынешнее поведение брата лишь временным помрачением рассудка, а не проявлением подлинной сущности.

Нет, Лора знает его лучше. Сегодня, здесь, Дирк снова доказал ей, какой он бессердечный негодяй. Только странно, почему он не захотел обладать и ею, и Виргинией в одну ночь? Должно быть, в тридцать четыре года он счел подобное перенапряжение вредным для себя. Но остановили его не соображения морали, это очевидно. Человек, имеющий стыд, не стал бы похваляться связью с другой женщиной перед своей женой, и не стал бы бессовестно пользоваться ее чувствами. Именно этого он и добивался все время – эгоистически использовать ее любовь, взять от нее только то, что его интересует: ее тело.

Сердце Лоры тоскливо сжалось, когда она увидела лицо Морри, смотревшего на нее с надеждой. Как бы ей хотелось объяснить, что она не переставала любить мужа и не покинет его, несмотря ни на что. Но это было бы ложью, и язык не повиновался ей. Любовь – хрупкая вещь, вот и ее любовь к Дирку дала трещину. Да, это правда, он по-прежнему притягателен для нее. И влечение не исчезнет так быстро, ведь оно не поддается доводам рассудка. Но она не могла продолжать любить человека, которого перестала уважать.

– Дирк пожинает то, что посеял, – сказала она печально.

– Но Лора, он… – Морри замолчал, и губы его скривились, словно он хотел сказать что-то еще, но не знал, должен ли.

– Да? – переспросила Лора. Морри тяжело вздохнул.

– Дирк очень сложный человек. Иногда он подходит к житейским проблемам… не так, как все. Но я еще раз повторяю: он неплохой человек. Ты это помни, Лора.

Лора старалась, чтобы ее лицо не выдало слишком явного сомнения. Бедный Морри! Он далеко не так хорошо знает своего брата, как ему кажется. Но Лоре не хотелось лишать его иллюзий.

Она положила руку ему на плечо.

– Хорошо, Морри, я запомню твои слова. А теперь мне пора.

Кармель широко раскрыла глаза.

– Как пора? В такой час? Ты же собиралась переночевать у нас.

– Извини, но мне ни за что не заснуть на чужой кровати, особенно когда я сама не своя.

– Так Дирк все-таки обидел тебя?

Лора ничего не ответила на вопрос Кармели. Кармель умоляюще посмотрела на мужа, но он только пожал плечами.

– Я провожу тебя до машины, – предложил он, и Лора кивнула.

Было уже начало третьего, когда Лора поставила автомобиль в гараж. Вынимая ключ зажигания, она заметила, что рука ее дрожит, и тут поняла, что совсем не помнит, как доехала домой. Хорошо, что в этот час на шоссе машины встречаются редко. Все ее мысли были о Дирке, но, как ни странно, мысли эти были не горькие и злые, а печальные. Она хорошо понимала, почему Морри так расстроен. Как ей хотелось бы верить, что Дирк от природы хороший, добрый человек. Но это не так. Ведь правда, что поступки говорят красноречивее слов, а поведение Дирка сделало бы честь маркизу де Саду.

Стоит только представить, что Дирк, как ни в чем ни бывало, прямо из ее объятий, отправляется в постель к другой женщине, не забыв хладнокровно предупредить жену, что назавтра удостоит посещением ее спальню!

Лора с шумом захлопнула дверцу машины. К несчастью, приходится признать, думала она мрачно, запирая дверь гаража, если бы все зависело только от нее, Дирк добился бы своего уже сегодня.

Вне всякого сомнения, он появится в ее квартире завтра – то есть уже сегодня, поправилась она, – неотразимым и самоуверенным красавцем, чтобы продолжить с того момента, на котором они остановились в прошлый раз.

Несколько раз глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, она открыла ключом дверь подъезда, решительно отгоняя воспоминания о том, как артистично умел любить Дирк, стоило ему только захотеть. Она полностью сосредоточилась на задуманном плане, чтобы не дать мужу соблазнить себя вопреки велению рассудка.

Лора поднялась на второй этаж четырехэтажного дома, убедилась, что коридор пуст, и Дирк не подстерегает ее в засаде, потом быстро прошла к своей двери. Через секунду она была уже внутри, в безопасности. Надежно закрывшись на засов и цепочку, Лора тяжело прислонилась к двери и судорожно вздохнула.

К восьми часам, меньше чем через пять часов, она опять сядет за руль и уедет как можно дальше от дома, а вернется лишь поздно вечером. Дирк не отличается терпением, ему наскучит звонить в пустую квартиру. И задолго до ее возвращения он, наверняка, бросит это занятие и вернется домой, в свой холостяцкий угол.

Конечно, этот план хорош лишь на один день, но главное начать. Скоро Дирк поймет, что только зря теряет время.

Лора оторвалась от двери и направилась в спальню такой же решительной походкой, какими были сейчас ее мысли. Ее слегка озадачивало только одно – неужели Дирк серьезно воображает, что она весь завтрашний день будет безотлучно ждать его, чтобы потом безропотно и покорно отдаться ему. Он определенно сошел с ума!

Надо, чтобы, наконец, кто-то преподал ему урок. Пусть не думает, что женщины – куклы, которые служат лишь для его развлечений, что их можно брать и выбрасывать как надоевшие вещи.

– А себя я назначаю главным режиссером в спектакле, – громко сказала она и сердито швырнула сумку на кровать, которую когда-то разделяла с Дирком. Сумочка подпрыгнула и приземлилась на подушке, той самой, на которой раньше спал Дирк.

Лора смотрела на эту подушку и на правую половину кровати. Дирк всегда утверждал, что может спать только справа.

– Еще одна ложь, – пробормотала она сердито. Когда они впервые приехали в эту квартиру после медового месяца и он предъявил свои претензии, она смеялась.

Лора села на кровать, утонув в мягком матраце, и ее раздражение утихло. Оно уступило место воспоминаниям. Воспоминаниям о том времени, когда будущее представлялось в розовом свете, когда Дирк давал ей все, не одни только чувственные наслаждения. Тогда ничто и никто не мог поколебать ее веру в его любовь.

– Почему ты хочешь спать именно с этой стороны? – поинтересовалась она, снисходительно улыбаясь. – Пока длился наш медовый месяц, тебе было все равно, где спать.

Он улыбнулся ей в ответ. Их чемоданы стояли рядом на кровати, и они дружно занимались разборкой вещей.

– Я не помню, чтобы спал хоть одну ночь.

– Но с сегодняшнего дня ты собираешься, – поддразнила она его.

– Увы! Завтра нам обоим на работу. Придется спуститься с небес на землю.

– На землю, – медленно повторила она, и словно облачко появилось на чистом горизонте.

Дирк заметил, что в ней произошла перемена, обошел кровать кругом и привлек ее к себе. Его поцелуй был так нежен, объятия действовали так успокаивающе.

– Не грусти, – мягко сказал он. – Медовый месяц не может длиться всю жизнь. Надо вернуться к заботам повседневности. Но это повседневность с тобой, моя дорогая, будет чудеснее, чем миллионы медовых месяцев с другими женщинами. В тебе есть все, что я мечтал видеть в женщине.

– Правда, Дирк? – спросила она с затаенным сомнением. – Это в самом деле правда?

Она никак не могла забыть слов матери, высказанных с беспощадной откровенностью за день до свадьбы. Их брак не продлится долго, сказала она. Если Дирк действительно сейчас влюблен, то у Лоры нет качеств, необходимых, чтобы удержать такого мужчину. Он взял ее голову руками.

– Как мне убедить тебя? Я вас обожаю, миссис Лора Торнтон. Обожаю бесконечно.

– Но, ты знаешь, что я такая дурочка по сравнению с тобой.

Он рассмеялся.

– Ты – дурочка? Наоборот – ты необыкновенно умная маленькая женщина. Ты поймала меня, самого убежденного холостяка во всем Сиднее. Поймала и навсегда покорила одним взглядом прекрасных голубых глаз.

– Но это не то…

– Ни слова больше, – твердо оборвал он. – Я не хочу ничего слышать. Ты очень умная, и не позволяй никому убеждать себя в обратном. Тебя просто не научили уверенности в себе.

И он поцеловал ее, на этот раз со всей страстью. Через минуту чемоданы были сброшены на пол, а Дирк показал, что одинаково умело действует на обеих сторонах поля сражения – их супружеского ложа.

Лора обхватила руками голову и тихо застонала. Нет, не Дирк-любовник нужен ей сейчас, а тот, прежний Дирк. Просто невыносима мысль, что он всего лишь иллюзия, что Дирк только играл эту роль. Ей отчаянно хотелось верить, что она была любима по-настоящему, а человек, так обидевший ее сегодня, стал таким вследствие дьявольского извращения, которое возникло как результат злосчастного бесплодия, и его настоящий образ искажен мыслями о безнадежном будущем, на которое он махнул рукой. Морри искренне надеялся, что изменения, происшедшие в характере брата, явление временное. Но Лора не могла ухватиться за эту соломинку, она не видела тому доказательств, как бы ни хотела. Поступки Дирка становились все более жестокими и бессердечными.

Вспоминая слова, сказанные прошлым вечером, Лору опять охватил гнев и отвращение. Если Дирк считает себя победителем, она покажет ему, как он ошибается! Она уже не прежняя простушка, а уверенная в себе женщина. И первое поражение ее не сломило.

Лора соскочила с постели, гордо подняв подбородок. Пусть он только попробует овладеть ею! Пусть только попробует!

8

Ясное воскресное утро обещало теплый и солнечный осенний день. В восемь часов утра Лора была уже в дороге, направляясь к одному из пляжей, к югу от Сиднея, подальше от Дирка. Увидев мелькнувший за мостом через залив указатель, она решила, что пляж Кронулла как раз подойдет. Лора не собиралась плавать, вода уже слишком холодная. Но поспать на теплом песочке не помешает, думала она, борясь с одолевавшей ее зевотой.

Она и в самом деле заснула, лежа на песке, и проспала все утро. Умственная и физическая усталость взяла свое. Проснувшись, она долго бродила по берегу. Наконец устала и села, и беспокойные мысли начали одолевать ее. Действительно ли Дирк покорно уйдет, увидев, что ее нет дома весь день? Лора знала, что не в его привычках уступать и сдаваться. Ей он этого никогда не позволял. Благодаря его помощи и поддержке она научилась плавать, исправила свое произношение, получила водительские права. Ему она обязана своей теперешней работой. Он много требовал от нее, но делал это всегда с любовью, и она постоянно чувствовала его заботу.

Теперь она задавала себе вопрос – кому из них все это было нужно больше? Может, он переделывал ее на свой лад, чтобы потешить свою гордость и самолюбие? Ведь продавщица из магазина одежды, не умеющая даже читать как следует, едва ли была подходящей женой такому блестящему адвокату.

Почувствовав головокружение, Лора уткнулась лицом в ладони. Не надо думать, сказала она себе, иначе можно сойти с ума. Неважно, каким он был раньше. Сейчас он другой. Чужой. И это горькая правда.

Около половины шестого на побережье опустились сумерки, с моря подул холодный ветер, и Лоре волей-неволей пришлось покинуть свое пустынное убежище. Но возвращаться домой было рано, Дирк все еще мог дожидаться ее.

В такие минуты Лора горько сожалела, что у нее нет родных и друзей. Если бы где-то был теплый приветливый очаг, куда она всегда могла прийти, люди, которым можно рассказать все без утайки. Кроме Морри и Кармель, конечно.

Перед ее глазами возникло сочувственное лицо Эстер. "Но я не знаю ни ее адреса, ни номера телефона", – печально размышляла Лора, возвращаясь к машине. Можно поискать в телефонной книге. Даже в таком городе, как Сидней, не может быть много Э. Эппльярд.

Но тут она остановилась и нахмурилась. Помнится, Эстер говорила, что живет не одна, а с каким-то мужчиной. Ей не понравится, что я беспокою ее в воскресенье. Нет, придется придумать самой, чем заполнить время. Например, перекусить в «Макдональдсе», а затем сходить в кино. Ну, а уж после кино можно, наконец, вернуться домой.

Фильм оказался ужасным и по содержанию, и по исполнению. Лора ушла бы в самом начале, если бы знала куда. Но она не знала и продолжала сидеть и молча возмущаться, глядя, как на экране некий маньяк по неизвестной причине убивает одну женщину за другой, и чувствуя только раздражение из-за потраченных на эту чушь денег.

Но больше всего раздражала ее глупость жертв. Как могла женщина, осведомленная о том, что в районе ее дома бродит опасный маньяк, глубокой ночью отправиться на прогулку по темной уединенной аллее? Она просто напрашивалась на убийство. Так и случилось!

Когда преступник получил по заслугам и в зале вспыхнул свет, Лора поняла, что раздражение тоже может отвлекать от ненужных мыслей. За последние два часа она ни разу не вспомнила о Дирке. Просто чудеса!

Но выйдя из кинотеатра, она уже не могла не думать о нем. Сейчас половина десятого. Отказался ли он от мысли встретиться с ней сегодня? Пока она дойдет до стоянки, проедет через весь город, а потом через мост до своего дома на Мильсон-пойнт, будет одиннадцатый час. Дирк любил утром в понедельник приходить в свою контору ровно в восемь и взял за правило ложиться в воскресенье вечером пораньше. Лора не думала, что он изменил своей привычке. Или изменил? Ведь в остальном он сильно переменился, признала она с горечью. Неуверенно покачав головой, она направилась к машине.

Лора подъехала к своему дому в начале одиннадцатого. Переулок был узким, без специально отведенной стоянки, но тем не менее люди, не имеющие гаража, должны были где-то оставлять машины, и каждый вечер вереница автомобилей выстраивалась вдоль тротуара, наполовину его занимая, чтобы оставить место для другого транспорта.

Медленно проезжая вдоль этих машин, Лора высматривала новый синий «ягуар» Дирка. Такая машина сразу бросилась бы в глаза. Но ее не было.

Она проехала мимо дома и дальше, до конца переулка, чтобы проверить все машины. Единственный на всю улицу «ягуар» был черного цвета.

Глубоко, с облегчением вздохнув, она развернула машину и подъехала к гаражу.

То ли на нее подействовал увиденный фильм, то ли опасения, связанные с Дирком, но только поднимаясь торопливо по плохо освещенной лестнице, она чувствовала нервную дрожь. Лишь оказавшись дома, в безопасности, и закрыв дверь на цепочку, Лора поймала себя на том, что вздыхает с облегчением.

– Вот трусиха, – усмехнулась она, но смех вышел нервный и неуверенный.

Все еще слегка вздрагивая, она включила свет в прихожей и направилась в ванную комнату, чтобы наполнить ванну. В последнее время это входило в ее вечерний ритуал – перед сном принять теплую успокаивающую ванну, обычно после просмотра какого-нибудь фильма по телевизору.

Теплая вода действовала как хорошее снотворное. Лора выработала целый ряд приемов, помогавших ей уснуть ночью. Иногда она делала усиленную гимнастику. Иногда шила и шила, пока не начинала засыпать над машинкой. На столике у кровати лежала стопка разных книг, которые она читала, если сон все же не шел. Но только не любовные романы. Их она не читала никогда.

Но если эти средства не помогали, то иногда – редко – она прибегала к таблеткам, которые ей выписал врач после смерти матери. Она стала принимать их только после памятного посещения Дирка, добавившего к ее горю чувство безнадежности. Она злоупотребляла этими таблетками довольно долго, но когда Морри предложил ей сделать костюмы к его спектаклю, ей удалось оторваться от пагубной привычки, заменив ее трудоемкой ответственной работой.

Вздыхая, Лора нагнулась над ванной и покрутила кран с горячей водой. Раздумья о вечерних обрядах заставили ее еще острее ощутить, как невыразимо одинока стала ее жизнь. И как пуста. Она выпрямилась и бросила взгляд на свое отражение в большом зеркале, висевшем в ванной.

– Надо что-то с этим делать, – сказала она себе строго. – Видимо, придется поискать нового спутника жизни.

Пробормотав еще что-то разумное, она сняла одежду и бросила ее в корзинку. Потрогав осторожно воду и обнаружив, что она все еще горячее, чем нужно, Лора добавила холодной, убрала волосы под шапочку для душа и осторожно погрузилась в воду.

– Ах! – вырвался у нее вздох. Она легла на спину, и тут же толща воды начала выталкивать тело на поверхность, пока оно не приобрело приятное равновесие. Лора закрыла глаза и позволила своим мыслям плавно плыть помимо ее воли. Но тщетно.

Мысли упорно сбивались в одну точку, в душе шевелилось запоздалое раскаяние, в голове одно поспешное решение сменялось другим. Когда она вышла из ванны, стало яснее ясного, что жизнь ее без Дирка потеряла всякий смысл и что еще много воды утечет, прежде чем ей удастся посмотреть на другого мужчину с интересом или доверием.

Взяв мохнатое красное полотенце, ярким пятном оживлявшее белизну ванной комнаты, Лора быстро вытерлась, после чего щедро нанесла на кожу свою любимую лавандовую пудру. Шапочка была снята и длинные темные волны волос свободно упали на плечи. Лора пропустила их сквозь пальцы, но всегда послушные пряди сегодня спутались в узелки – сказался целый день на песчаном пляже, где она ни разу не причесалась: не для кого было.

Снова вздохнув, она взяла с зеркальной полочки щетку и принялась приводить блестящие черные локоны в порядок. Руки, разомлевшие после ванны, двигались медленно и апатично. Но надо причесаться как следует, не то завтра утром она будет похожа на пугало.

Лора машинально следила взглядом за движением своих рук в зеркале, отмечая с неудовольствием, что щеки и нос слегка покраснели от солнца, как вдруг рядом с ее отражением, в углу зеркальной поверхности появился Дирк.

От неожиданности сердце ее замерло, затем бешено застучало. Широко открыв глаза, Лора стремительно обернулась, надеясь, что это все лишь галлюцинация. Но галлюцинация оказалась пугающе реальной.

На Дирке были повседневные джинсы и спортивный свитер с надписью "НЬЮ ЙОРК", но выглядел он не менее эффектно, чем тогда в ресторане. Не смущаясь, он смотрел откровенно жадными глазами на ее обнаженное тело.

– Как ты сюда попал? – с трудом проговорила она, закрываясь полотенцем.

Дирк сунул правую руку в карман джинсов, вытащил связку ключей на кольце и принялся небрежно вращать их на указательном пальце. Лора чуть не застонала. Как могла она забыть, что у него остались ключи от квартиры! Должно быть потому, что он никогда ими не пользовался.

– Я позволил себе зайти часов в девять, – сказал он, положил ключи на место и беззаботно прислонился к дверному косяку. – Тебя не было…

– Так ты уже давно здесь! – ахнула она.

– Я сидел на диване и терпеливо ждал, когда ты примешь ванну и… будешь готова.

Застыв, она увидела, как он перевел взгляд на зеркало за ее спиной. Она чувствовала, как его глаза медленно скользнули по ее отражавшейся в зеркале нагой спине и остановились на обнаженных бедрах.

– Тебе интересно? – язвительно воскликнула она и быстро обернула полотенце вокруг стана на манер индианок. Он улыбнулся с насмешливой иронией.

– Какая девственная невинность! Ты забыла, что я уже имел счастье видеть все это.

– Нет, – отрезала она, – не забыла. Но тогда мы жили вместе, и я думала, что ты любишь меня. Теперь можешь удовлетворять свой интерес к женскому телу с Виргинией.

Его улыбка стала еще шире, и Лора ощутила, как от томительного предчувствия по спине побежали мурашки.

– Ты выглядишь чертовски соблазнительно, когда начинаешь сердиться, тебе это известно, дорогая? Ты вся так и пылаешь, глаза горят, а грудь бесподобно опускается и поднимается, словно нарочно дразнит…

Лора отчаянно пыталась успокоиться, но все впустую. Опять началось мучительное раздвоение. Ее охватил гнев вперемешку со страстью. В ней словно боролись два существа: одна ее половина хотела яростно вцепиться в Дирка, вторая – та, которая отказывалась понять, что этот человек не заслуживает больше ее любви, хотела бы прижаться к нему всем телом, бешено целовать, забыть в его объятиях всю тоску прошедшего года.

Но мысль о Виргинии и других женщинах, с которыми он был, с тех пор как оставил ее, отрезвила Лору. Думай, думай о них, когда почувствуешь, что слабеешь!

Она тряхнула головой, откинув назад волосы, и вздернула подбородок. Ее носик тоже воинственно приподнялся.

– Надеюсь, тебе ясно, что ты должен немедленно уйти!

– Нет.

Она стиснула зубы.

– У меня нет ни малейшего намерения ложиться с тобой в постель, – произнесла она с восхитившем ее саму ледяным самообладанием.

Но если бы он мог прочитать ее мысли, в то время как глаза ее смотрели так холодно и бесстрастно!

– Я догадался, – кивнул он небрежно. Лора постаралась не выдать своего удивления. Или, может, разочарования.

– Тогда зачем ты пришел, скажи на милость? Он выпрямился и наградил ее плотоядной улыбкой.

– Чтобы соблазнить тебя, разумеется.

Теперь она действительно удивилась.

– Но ведь ты сам сказал…

И тут же замолчала, увидев, что он медленно двинулся к ней.

– Обольщение вначале вызывает сопротивление, – сказал он. – Но я намерен убедить тебя.

– Не делай этого, Дирк! – воскликнула она, подняв руку в жалкой попытке защититься.

– Не делать чего? – прошептал он, беря эту руку и прижимая ее к своему глухо стучащему сердцу, затем поднял ее к губам. – Не делать того, чего ты на самом деле ждешь от меня? Ты выдала себя с головой вчера вечером, Лора. И не пытайся больше дурачить меня. Это не пройдет.

Он перевернул ее ладонь и с ошеломившей ее жадностью начал целовать ей пальцы. На несколько секунд Лора онемела, все вокруг поплыло, и кровь застучала в висках. "Он начал добиваться намеченной цели", – вспыхнула вдруг четкая мысль, и яростный протест встряхнул Лору со страшной силой и победил проснувшуюся страсть. Она вырвала руку, намереваясь ударить его по щеке, но он перехватил ее. Лора в отчаянии взмахнула свободной рукой, но и эта рука была поймана.

– Не бей меня, Лора, – угрожающе произнес он, и его голос стал глухим и хриплым от желания. – Я не хотел бы сделать тебе больно.

Из горла Лоры вырвался страдальческий стон. Сделать больно ей? Что он делал все это время, как не причинял ей боль?

– Ненавижу тебя! – вырвалось у нее вместе с рыданием, в то время как он стал целовать ее в шею. – Ненавижу, – не переставала повторять она, даже когда голова ее невольно запрокинулась назад, поддаваясь натиску его алчных поцелуев.

– И прекрасно, – бормотал он, прижимаясь губами к ее пылающей коже. – Но только не мешай мне…

И скользнув вверх по ее стройной шее, его губы завладели ее губами.

Борьба Лоры с собой была недолгой. Позднее она поражалась, как один поцелуй, хотя бы и столь искусный, мог так стремительно заглушить в ней голос рассудка и повергнуть в таинственную пучину нерассуждающей покорности. Она успела только отметить, что Дирку недолго пришлось добиваться полной капитуляции, так как он еще раньше затратил немало усилий, чтобы обеспечить себе теперешнюю победу.

Ее искушение началось неделю назад, с тех хищных взглядов, которые он бросал на нее в фойе театра. И с тех пор при каждой их встрече он сознательно делал так, что она не могла думать ни о чем другом, лишь о своем страстном желании опять принадлежать ему.

Сперва на вечеринке у Кармели, затем в ресторане, и наконец прошлой ночью, так наглядно завершившей все его усилия.

Но эти здравые размышления пришли гораздо позже. Сейчас способность думать покинула ее, а чувства неслись в бешеном потоке страсти и наслаждения. Она слабо стонала под стремительным напором его атакующих губ, и даже не заметила, как он сорвал полотенце с ее тела. Она только радостно вздрогнула, ощутив прикосновение его груди и затрепетала под властным прикосновением его рук к ее обнаженным бедрам. Он привлекал ее к себе все сильнее. Внезапно он повернул ее так, что она оказалась напротив зеркала. Оба с трудом переводили дыхание. Расширенными голубыми глазами она смотрела, как его руки движутся по ее телу, ее губы пересохли, когда она наблюдала свою собственную реакцию на эти страстные порывы.

Земля уходила из-под ног. Ей казалось, что она теряет сознание от острого блаженства, чувствуя его страстные, даже грубые ласки. Его руки обхватили ее грудь, то сжимая, то отпуская, нежные соски стали твердыми как ракушки и до боли чувствительными. Когда его голова опустилась, целуя и бессознательно слегка кусая нежную кожу ее шеи, внезапный порыв желания пронзил ее насквозь. Ее губы раскрылись, она закинула голову в поисках его рта, с мучительным блаженством выкрикивая его имя.

Он поцеловал ее дрожащие губы, а руки скользнули вниз по животу и бедрам. Лора откинулась назад, повинуясь интимным прикосновениям.

Никогда еще ей не приходилось испытывать столь жгучие ощущения, подобные удару электричества, от которых захватывало дух, и вместе с тем бесподобно возбуждающие. Всем телом она прижалась к нему, содрогаясь от наслаждения.

– Не надо, перестань, – она застонала, чувствуя, что ее тело безудержно жаждет конечного экстаза.

– Никогда, – один миг, и он схватил ее на руки и понес в спальню. Долю секунды ее рассудок слабо протестовал, но она подавила этот протест. Она хочет, стремится к тому, что должно сейчас произойти. Никакие угрызение совести, ни мысли о предстоящем раскаянии не смогут остановить ее в этот момент!

Но когда он опустил ее на кровать, последние остатки гордости потребовали разрешить один вопрос.

– Дирк, – прошептала она, обнимая его за шею.

– Да?

– Ты ведь не пойдешь отсюда к ней, нет? Я этого не вынесу.

Долю секунды он колебался, и эта заминка словно ножом пронзила ей грудь. Ощущение было настолько реальным, что Лора чуть не вскрикнула от боли. Она еще пыталась убедить себя, что не любит этого человека. Разве мало доказательств, что это любовь заставляет ее делать такие глупости. Почему она здесь, почему позволяет ему завладеть ее телом и разбить ей сердце?

– Глупышка, – проговорил он. – Я же сказал. С Виргинией покончено. Ты мне нужна, только ты.

И не ограничиваясь словами, он успокоил ее сомнения поцелуем, полным такой безумной страсти, что когда он оторвался от нее, чтобы раздеться, Лора, забыв обо всем, лежала в блаженном оцепенении.

– Сейчас, – пробормотал он, ложась рядом, и его руки снова властно овладели ее трепещущим телом. – Нам надо наверстать упущенное.


Лора глядела в потолок, прислушиваясь к ровному дыханию лежащего рядом Дирка. Ей тоже надо бы заснуть, ведь уже через пару часов придется вставать и собираться на работу. Но она не могла спать, слишком много впечатлений теснилось в голове. И это было странно, так как пресытившееся тело, наконец, успокоилось, стало безвольным и слабым. Лора с удивлением открыла для себя, что их новая близость дала ей больше ощущений, чем прежние отношения, которые она считала восхитительными. Объяснение лежало в ней самой, так как Дирк вел себя как раньше. В любви он всегда был артистичен и страстен. Но если раньше ему приходилось побуждать ее к необычным позам и свободным безудержным ласкам в любовной игре, теперь же она сама стремилась к этому.

Каким неожиданным показалось ему ее предложение принять вместе ванну, где она вымыла и вытерла его полотенцем. Конечно, в конце концов они поменялись ролями, и он наслаждался ее изумлением. Потом он снова стал осыпать ее ласками перед зеркалом. Но ее начальное смущение исчезло и сменилось небывалым наслаждением. Она до сих пор ощущала внутри сладкий трепет при воспоминании об экстравагантной картине, увиденной в зеркале.

– Ты что не спишь? – сонно пробормотал он. Лора повернулась к нему.

– Не могу. Я слишком возбуждена.

– Все еще? – ее ответ очень его позабавил.

– Я вспоминала, как мы были в ванной, – прошептала она застенчиво.

– Ммм, – он повернулся к ней, и она в полутьме могла разглядеть его лицо. – Только не говори, что тебе это не понравилось.

– Понравилось, но в постели мне все-таки нравится больше. Это как-то… нежнее.

Дирк слегка усмехнулся.

– И гораздо скучнее. Всем женатым следовало бы запретить заниматься любовью в постели после года совместной жизни. Тогда у людей не возникало бы столько сексуальных проблем, как сейчас. Мужья научились бы проявлять инициативу, а жены…

Он коротко засмеялся.

– Жены бы никогда не знали заранее, что их ждет.

Неожиданно его рука скользнула ей под спину, и он притянул ее к себе.

– Я собираюсь держать тебя в постоянном ожидании, дорогая, – пообещал он. – В ожидании и предвкушении.

И он поцеловал ее. У Лоры перехватило дыхание, когда она вновь ощутила волнующее прикосновение его рук.

– Мы не можем начинать все сначала, – 1 слабо запротестовала она.

– Говори за себя. Я могу отлично.

И он действительно мог. Она чувствовала это.

– Какой ты нехороший, – засмеялась она дрожащим смехом.

– Разве ты не знала?

– Перестань!

– Что перестать?

– Ты знаешь.

– Ах, ты имеешь в виду вот это?

И он вновь овладел ее телом, заставляя осознать, что она принадлежит ему и только ему, и будет принадлежать всю жизнь, в богатстве и бедности, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит их.

"Ничто больше нас не разлучит", – неистово давала она себе клятву. "Ни другая женщина, ни желание иметь ребенка, ни самолюбие Дирка, ни другая причина, столь же глупая и ненужная. Он снова со мной и больше я никогда не отпущу его".

– Я сегодня засну на работе, – со вздохом сказала она позже. Он все еще не выпускал ее из своих объятий, и водил кончиками пальцев вверх и вниз по ее руке.

– Возьми выходной, – предложил он. – Мне сегодня не надо в суд. Мы сможем выспаться, потом вместе позавтракаем где-нибудь, потом поедем ко мне. Ты еще не видела мою берлогу. Это в Бонди, и окна выходят прямо на море.

У нее что-то сжалось внутри. Одно дело – дать себе обещание выбросить из головы других женщин, совсем другое дело – сдержать его. Она не хотела видеть квартиру, куда он приводил Виргинию и других, где у него было с ними то же, что сегодня с ней. Это для нее слишком.

– Нет, – ответила она довольно резко. – Я не видела и не хочу видеть.

– Это что, ревность, Лора? – мягко усмехнулся он.

– Да, – откровенно призналась она.

– Это хорошо, – пробормотал он.

Ее от природы вспыльчивый характер мгновенно вышел из-под контроля, и все благие намерения и мысли о самопожертвовании улетучились перед лицом подобной бесчувственности.

– Почему это хорошо? – выкрикнула она, приподнимаясь на локте, чтобы лучше видеть выражение его лица. – А тебе понравится, если я примусь хвастаться перед тобой своими мужчинами? Если я скажу тебе, что вот это место, на котором ты лежишь сейчас, не всегда пустовало?

Дирк рывком выпрямился, словно от толчка.

– Не шути со мной, Лора, – резко произнес он. – Если у тебя действительно кто-то есть – мужчина или мужчины – я хочу услышать об этом сейчас! Черт возьми!

Он схватил ее за плечи и встряхнул.

– Если ты спала с кем-то еще, я…

Он угрожающе придвинулся к ней, и в его глазах появилось странное выражение, словно сам того не желая, он невольно осознал что-то важное. Ну конечно же! Он понял наконец, что его чувства не сводятся к одной лишь жажде обладания. Возникший рядом с ней образ другого мужчины открыл ему глаза.

Внезапно он взял себя в руки, отодвинулся от нее и снова лег на спину, лицо его приняло насмешливое выражение.

– Извини, – пробормотал он. – Это была неуместная вспышка. Я не имею права ревновать и интересоваться твоей личной жизнью за этот последний год. Думаю, я просто встревожился. Ты ведь тоже беспокоилась вчера, бываю ли я осторожен. Надеюсь, что и ты достаточно осторожна, и не встречаешься с кем попало. Я тоже хотел быть уверен, чтобы в следующий раз принять меры предосторожности.

Лора лежала неподвижно, пытаясь не выдать своей радости. "Тебе не одурачить меня, Дирк Торнтон", – думала она, ликуя. – "Ты меня любишь. И всегда любил. Вот из-за чего ты так разъярился. Вот почему, стоило нам вновь встретиться, и ты понял, что не можешь отказаться от меня".

– Никого у меня нет и не было, – сказала она. – Мне хотелось заставить тебя ревновать.

Он засмеялся сухим ироничным смехом.

– И тебе это удалось, – он придвинулся к ней. – Ты уже решила, что будешь делать сегодня?

– Да. Я пойду на работу. Мне, правда, надо. Но этой неделе необходимо оформить все летние счета, Эстер одна не справится.

– Понятно, – вздохнул он. – Я должен был знать, что в этом ты не изменишься. Поступайте правильно всегда и во всем!

– Это не всегда плохо, – пробормотала она, немного задетая его критикой.

– А что если по правилам не получается? И чтобы добиться желаемого, приходится слегка нарушать правила?

Она не совсем поняла, на что он намекает, то ли на уловки, которые приходится применять адвокату, то ли на настойчивость, с которой он преследовал ее.

– Тогда надо быть готовым отвечать за последствия, – ответила она серьезно. – Общество наказывает любителей нарушать правила.

Он снова засмеялся, и этот циничный смех смутил ее.

– Что ж, придется мне рискнуть.

– О чем все-таки идет речь, Дирк?

– О нас, конечно.

– В каком смысле?

– В смысле наших будущих отношений.

– А именно?

– Мы будем жить во грехе.

Теперь настала ее очередь рассмеяться.

– Глупости, Дирк, мы муж и жена, ты сам недавно напомнил мне об этом.

– Но когда развод будет оформлен, мы перестанем быть мужем и женой.

– Но я думала…

– О нет, Лора. Я уже говорил тебе и повторяю опять. Супружеская жизнь не для меня. Я начал оформление. Ну, не надо расстраиваться. Я буду с тобой, сколько ты сама захочешь. А ты ведь хочешь этого, правда? – добавил он лукаво.

– Да, конечно, но…

– Больше никаких «но», Лора. Жизнь дана, чтобы жить, а не беспокоиться вечно о несущественном. Тебе сейчас не о чем беспокоиться. Я собираюсь быть очень преданным любовником.

Он привлек ее к себе.

– А теперь закрой глазки и поспи, а то бедный Фенвик Фейшенз утром недосчитается одного из своих самых важных сотрудников.

Лора могла бы продолжить этот спор, но одна мысль победила огорчение, которое доставило ей его желание развестись.

Он любит ее. Он всегда любил ее. Это она знала теперь твердо. Неважно, что он скажет или сделает в дальнейшем. Ничто больше не сможет поколебать ее уверенности в этой любви!

9

– Пока, дорогая, – Дирк наклонился к Лоре, награждая ее долгим поцелуем. – Ты не считаешь, что я, как джентльмен, должен выйти из машины и распахнуть перед тобой дверцу?

– Конечно, нет. Ты весь промокнешь.

В понедельник с утра накрапывал дождь, и Лора была очень довольна, что Дирк подвез ее до работы, а то пришлось бы ждать электрички на открытой платформе, а затем идти пешком. – Где мой зонтик?

– Может, все-таки передумаешь и скажешься больной?

– Не могу, – ответила она с сожалением, и прижала ладонь к его губам, так как он снова потянулся целовать ее. – Заедешь за мной после работы?

– Обязательно. О моем приближении возвестят колокола.

– Не надо колоколов, – засмеялась она. – Достаточно будет твоего шикарного лимузина.

Ее губы слегка поморщились. Какие бывают странные повороты в жизни. Если бы она знала, что тот черный ягуар в конце улицы принадлежит Дирку, то ни за что бы не вошла в дом. И сегодня не испытывала бы такого невероятного счастья.

Лора посмотрела в лицо мужа долгим любящим взглядом.

– Мне пора идти!

Он вздохнул и откинулся на водительское сиденье.

– Жестокая, вот ты кто! Как насчет обеда? – сделал он еще одну попытку, и лицо у него прояснилось, как у обрадованного ребенка. – Я заехал бы за тобой в перерыв, и в одну секунду домчал бы до какого-нибудь мотеля, и мы…

Лора быстро выскочила из машины, пряча за смехом смущение и волнение, вызванные этими словами. Если она не убежит от него немедленно, то, пожалуй, не сможет сделать этого вовсе.

Раскрыв зонтик, она еще раз повернулась, чтобы укоризненно погрозить ему пальцем.

– Я уверена, что у тебя сегодня работы не меньше, чем у меня. Увидимся в пять и не секундой раньше, – решительно положила она конец обсуждению, невзирая на его комические стоны. С улыбкой Лора смотрела, как он нехотя включил мотор, отъехал и исчез из виду в конце улицы.

Все еще улыбаясь, Лора повернулась и тут же увидела Клодию, стоящую под зонтиком в двух шагах от нее, с изумленным выражением на лице. На секунду Лора смутилась, но тут смешная сторона ситуации дошла до ее сознания. Она вновь улыбнулась быстрой улыбкой, от чего Клодия еще больше помрачнела.

– Привет, Клодия! – весело воскликнула Лора. – Как провела выходные? Я – просто грандиозно!

Клодия явно не находила слов для ответа.

– Но… это не твой муж был сейчас в машине? Мне показалось… Такой редкий цвет волос.

– Да, это Дирк, – спокойно кивнула Лора, пристально наблюдая за реакцией Клодии.

– Так вы… снова вместе?

– Да, вместе.

Клодия открыла, затем закрыла рот и поджала губы.

– Надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь, Лора, – произнесла она кисло. – Конечно, он очень красивый, привлекательный и удачливый мужчина. Но будь я его женой, я не сумела бы закрыть глаза на его недавнее поведение. Да Боже мой! Джун рассказывала, что у него каждую неделю была новая женщина. Ты в самом деле думаешь, что он откажется от такой веселой жизни, снова вернется в семейное гнездышко и успокоится на этом? Ты, конечно, вправе считать себя неотразимой, но поверь мне, даже такая красотка может со временем наскучить.

Лора замерла, резкая отповедь уже вертелась у нее на языке.

– Большое спасибо тебе за твой добрый совет, Клодия, – произнесла она с ледяной холодностью. – А теперь позволь мне отблагодарить тебя тем же. Моя личная жизнь касается только меня. И разреши заметить, что ты не знаешь о моем муже ничего, кроме россказней глупой секретарши и газетных сплетен. Появляться с женщиной на публике еще не означает спать с ней. Если хочешь знать, Дирк просто замечательный. Преданный, заботливый, нежный. Да, да! Нежный! Никто не знает, кроме меня, какой он на самом деле. И если я, его жена, предпочитаю закрывать глаза на какие-то неосторожные его поступки, в то время пока мы жили врозь, так я имею на это право! Потому что люблю своего мужа, а он любит меня!

Клодия впилась в нее взглядом, полным открытой ненависти.

– В самом деле? Тогда у него любопытная манера показывать свою любовь. Конечно, некоторым женщинам нравится, когда с ними обращаются как с подстилкой. Но после не говори, что тебя не предупреждали!

Сделав последний выпад, она круто развернулась и влетела в подъезд, оставив Лору на ступеньках, кипящую от бешенства.

Бормоча про себя нелестные выражения в адрес Клодии, Лора складывала зонтик, когда с ней поравнялась Эстер.

– Ну как всегда, стоило мне забыть дома зонт, как пошел дождь, – воскликнула она, стряхивая капли со своего модного пальто из верблюжьей шерсти. Эстер бросила на Лору быстрый, но острый взгляд.

– Ты выглядишь слишком шикарно, Лора, для такого дождливого дня, и к тому же понедельника, – похвалила она. – Тебе очень к лицу красное. Стоит носить его чаще. А это платье ты надела впервые? Я его что-то не помню.

– Да, наверное, – рассеянно ответила Лора. Она снова и снова прокручивала в голове все обстоятельства своей стычки с Клодией.

– Это платье сильнее подчеркивает фигуру, чем те, что ты обычно носишь, – значительно произнесла Эстер. – Очень пикантное.

Лора оглядела свое платье. Оно было сшито из мягкой шерсти, с просто скроенным лифом, слегка расклешенной юбкой и прямыми рукавами. Не сверхмодное, но широкий облегающий пояс изящно охватывал ее тонкую талию и выгодно подчеркивал грудь и бедра. Дирк сам выбирал ей это платье два года назад, и когда сегодня утром она лихорадочно металась по комнате, не зная, что надеть на работу, он заглянул в шкаф и бросил ей это платье на все еще не убранную постель.

– Надень его, – сказал он. – А вниз вот это белье. – И поверх платья упали черный шелковый лифчик и кружевные панталоны. Гарнитур этот тоже подарил Дирк целую вечность назад.

– Я обычно не ношу на работу такое легкомысленное белье, – воспротивилась Лора. Дирк подошел к ней, взял ее лицо в ладони, заблестевшие глаза смотрели с забытой нежностью.

– Надень его ради меня, – попросил он тихо. – Мне будет приятно весь день представлять тебя такой.

Разумеется, она не смогла устоять против такой лестной просьбы. Но теперь, припомнив слова Клодии, Лоре внезапно стало неловко в этом платье и в надетом под ним белье.

– Господи, я и забыла! – вдруг воскликнула Эстер. – Ты собиралась в пятницу встретиться с Дирком и поговорить с ним по поводу развода.

Она смущенно оглянулась на группу сотрудников, входивших мимо них в дверь.

– Извини, – понизив голос, произнесла она, – что я разболталась на людях. Мне просто до смерти хочется узнать, чем все кончилось. Идем.

Она потянула Лору под руку.

– Мы сможем поговорить у себя в комнате.

Лора незаметно вздохнула. У нее было предчувствие, что Эстер, конечно, в более тактичной форме, но также как и Клодия, осудит ее действия. Однако никуда не денешься, придется открыть ей все. По пути в свою комнату она решила за одно рассказать Эстер и о несчастном бесплодии Дирка. Тогда Эстер по крайней мере лучше поймет их ситуацию.

– Вот тебе и вся история, – закончила Лора свой рассказ. – И ты, наверное сейчас думаешь, что это глупо и сентиментально верить, что он еще любит меня. Но я все равно верю.

Эстер сидела за своим столом, покусывая нижнюю губу, и молчала. Выражение лица ее говорило красноречивее слов.

– Ну ладно, – вздохнула Лора. – Скажи мне все-таки свое мнение.

– Мое мнение? – Эстер беспокойно шевельнулась на стуле. – Я думаю, что, может быть, ты и права, считая, что он любит тебя. Но, Лора, откровенно говоря, ты сама напрашиваешься на неприятности.

Лора глубоко вздохнула.

– Я знала, что ты так скажешь. Сегодня утром Клодия видела, как я выходила из машины Дирка, и в недвусмысленных выражениях высказала мне свою точку зрения. Она заявила, что я нечто иное, как тряпка и наивная дура. И она, вероятно, права.

– Нет! Ты одна из самых здравомыслящих женщин, каких я встречала. Раз ты веришь, что Дирк любит тебя, значит так и есть. Но он не сможет дать тебе ребенка, Лора. И мне кажется, вряд ли он передумает насчет развода. Судя по твоему рассказу, он до встречи с тобой был довольно сумасбродным парнем. Ты изменила его на какое-то время, но стоило вашим отношениям пошатнуться, он стал прежним. Любить такого мужчину, как твой Дирк, – большой риск.

– Почему ты так говоришь? – запротестовала Лора. – Если моя любовь уже заставила его измениться один раз, то все еще может повернуться к лучшему.

– Может – да, может – нет. Я не очень верю в то, что мужчина способен измениться. Мне кажется, он искренне говорил, что предпочитает тебя в качестве любовницы. Он хочет тебя на собственных, довольно эгоистичных условиях. Если ты на эти условия согласишься, у тебя есть шанс быть с ним счастливой. Но это счастье может оказаться недолгим.

Лора внимательно слушала Эстер. Хотя логика и подсказывала ей, что в этих словах много здравого смысла, некий внутренний инстинкт отказывался принимать их. Дирк любил ее.

Любил по-настоящему. Таково было ее глубокое, сокровенное убеждение, и этот бесценный внутренний голос она и должна была слушать. А не Эстер, Клодию или кого-то еще. Ее счастье было поставлено на карту. И решение предстояло принимать ей самой. Эстер вздохнула.

– Да, я понимаю, о чем ты сейчас думаешь, в глубине души ты все уже решила, ведь так? Победить или умереть с Дирком, и да поможет Бог всякому, кто захочет вам помешать.

Лора изумленно посмотрела на Эстер, и та засмеялась.

– У тебя сейчас лицо очень независимое и вызывающее. Ты из тех, кто сам принимает решение, и никакие уговоры тогда уже не действуют.

Лора моргнула. То же самое говорила ей мама, когда она обручилась с Дирком. "Ты упрямая дуреха, и однажды твое упрямство тебя погубит".

– Не переживай, – вздохнула Эстер. – Когда ты окончательно разобьешь свое сердце, я всегда буду здесь, чтобы собирать осколки.

Лора вздернула подбородок.

– Не будет никаких осколков! Эстер слегка улыбнулась.

– Твоя уверенность выше всяких похвал. Хотела бы я так же верить.

На столе у Эстер зазвонил телефон, прервав их разговор. Через пять минут Эстер отправилась на склад проверять партию прибывшего из-за океана товара.

Лора все утро томилась за столом, пытаясь сосредоточиться на проверке счетов, но дела продвигались очень медленно. Ее голова была занята всем, кроме работы. Если бы не утренняя ссора, она попросила бы Клодию помочь. Теперь приходилось биться в одиночку.

К часу дня Лора одолела наконец самую трудную часть, но была на грани истерики. Она уже собиралась сделать небольшой перерыв и пойти подышать воздухом, как в дверь постучали.

– Войдите, – откликнулась она, радуясь, что это по крайней мере не Клодия. Эта девица не обучена стучать.

Человек, вошедший в комнату, был ей совершенно незнаком. Лет около пятидесяти, полный, лысоватый, он бросил на Лору беглый внимательный взгляд, кивнул и подошел к столу.

– Вы Лора Торнтон? Вам просили передать это… – он протянул ей сложенную записку, – и доставить на место. Только поторопитесь. Я оставил машину на улице, там нет стоянки.

Лора развернула письмо и прочла:

"Уже четыре часа, как я в последний раз прикоснулся к тебе. Я схожу с ума. Один час. Один только час! Или эта просьба кажется тебе безумной?"

Стараясь не покраснеть, Лора взглянула на ожидавшего шофера.

– А где это место?

– В мотеле, в двух кварталах отсюда.

– О! – Лора почувствовала, как ее щеки неудержимо запылали.

– Так вы едете или нет? – нетерпеливо воскликнул шофер.

Лора нагнулась за сумкой, стоявшей возле стула, и поднялась, чувствуя, как все в ней начинает дрожать. Никогда еще не приходилось ей совершать подобные экстравагантные поступки.

Таксист слегка приподнял брови, быстро оглядывая ее с головы до ног.

– Повезло парню, – пробормотал он. Лора покраснела чуть не до слез.

– Он мой муж, – быстро проговорила она. Шофер бросил циничный взгляд.

– Ну конечно, моя милая. Я всю жизнь развожу жен к мужьям по гостиницам. Поторопитесь-ка.

Лора была рада, что поездка до мотеля оказалась очень недолгой. Почти через минуту она уже выскочила из такси на тротуар прямо в объятия мужа. Пока Дирк расплачивался с водителем, Лора бегло огляделась и убедилась, что мотель не так уж неприличен. Здание чистое и новое, с широким застекленным подъездом, окруженное пальмами. Перед входом бил фонтан. Но все же это была гостиница, а всем известно, для чего люди снимают номера в гостиницах в обеденный перерыв.

– Он решил, что я – девица легкого поведения, – с упреком прошептала Лора, когда таксист отъехал. Ее лицо пылало от смущения и скрытой радости. Дирк засмеялся, блеснув белыми зубами, и поцеловал ее прямо на виду у всех людей, входящих и выходящих из мотеля.

Он, как видно, успел съездить домой, принять душ и побриться, потому что от него шел чудесный запах. Выглядел он тоже чудесно – в черных брюках и мягком джемпере того же серо-стального цвета, что и глаза.

– Вот как? – проговорил он, повелительным жестом обнимая ее за талию, и повел в мотель. – Ну и что же? – он с улыбкой извлек из кармана ключ от номера двадцать три. – Ты и правда поймала меня на крючок.

Так прошла неделя, полная сюрпризов и неожиданностей. Вечером после работы Дирк отвозил Лору домой, где она принимала душ и переодевалась в одно из платьев, которые он выбирал для нее сам. Эти утонченно чувственные платья, сделанные из мягких тканей, удивительно шли к ее фигуре, не будучи однако открыто вызывающими.

Зато белье было именно таким – эротическими покровами из шелка и кружев, белого или черного цветов, умело скрывающими и обнажающими ее формы.

Когда она, надушенная и припудренная, выходила из ванной, он вез ее обедать в какой-нибудь отдаленный ресторан при гостинице или мотеле, чтобы после обеда уже не нужно было никуда ехать. В конце обеда, когда Дирк вел ее в номер, Лора обычно была в состоянии легкого опьянения. Но не только от вина, выпитого за обедом. Ее опьяняла близость Дирка и ожидание любви, к которой она стремилась с равной с ним жадностью. Они никак не могли утолить жажду взаимной близости. Засыпали в объятиях друг друга, только когда за окном уже начинало светать.

В пятницу вечером в их сказочном существовании случилась первая заминка. Дирк позвонил Лоре на работу незадолго до пяти и сообщил, что не сможет выбраться из конторы раньше семи. У него назначено свидание с клиентом. Когда Лора предложила приготовить ему обед дома, он согласился и пообещал приехать к восьми часам.

Но пробило восемь, а Дирк все не появлялся. В половине девятого Лора уже сходила с ума от беспокойства, но все же не могла заставить себя позвонить ему на работу. Первый раз за это время ревность и подозрительность подняли в ее душе свои ядовитые головы.

Конечно, клиент – женщина, решила она. Привлекательная и красивая женщина. И в эту самую минуту Дирк обнимает ее. И она отдается ему. На полу в его кабинете.

Кипя от негодования, Лора ходила взад и вперед по квартире. В восемь тридцать пять послышался звук ключа, поворачивающегося в замке, и она стремглав метнулась в прихожую.

– Почему ты не предупредил, что задержишься? – налетела она на него.

– Если бы у меня в машине был телефон, я позвонил бы обязательно, – кротко ответил он, закрывая за собой дверь. – На мосту случилась пробка. Кажется, небольшое столкновение.

Его проницательные глаза взглянули пристально на ее напряженное раскрасневшееся лицо.

– Я опоздал всего на полчаса, Лора.

Но ревность уже завладела ею безраздельно.

– Полчаса вполне достаточно для такого Казановы, как ты! И не только эти полчаса. Ты весь день приятно проводил время! По крайней мере с тех пор, как позвонил мне днем.

Правой рукой он ухватил ее запястье и рывком притянул к себе.

– Что за дьявольская чушь! Я же сказал, что был занят. Но видимо, мне придется убедить тебя по-другому.

Он впился в ее губы свирепым долгим поцелуем. Когда она безвольно склонилась к нему, он поднял ее на руки и быстро понес в спальню.

– Ты ужинала? – пробормотал он через полчаса, после краткой на этот раз, но бурной сцены близости.

– Я не хочу есть, – она лежала, положив голову ему на грудь, успокоенная и умиротворенная. Шторм, бушевавший в ее душе, остался далеко в прошлом.

– Ты знаешь, что ты сумасшедшая? – сказал он, гладя ее по волосам, поднимая один за другим черные шелковистые локоны и прижимая их к губам. – Как будто я могу взглянуть на других женщин, когда ты со мной. Я люблю тебя, Лора. Ты должна это знать.

Она резко приподнялась, и губы ее приоткрылись от неожиданности.

– Ты сказал это в первый раз, с тех пор как…

Горло ее сжалось, а глаза наполнились слезами. Две крупные слезинки выкатились из-под ресниц и поползли по щекам. Увидев, что она плачет, он изменился в лице.

– О, Боже! Не плачь, дорогая, ну пожалуйста, – он привлек ее к себе, и она почувствовала, как дрожат его руки. – Я очень люблю тебя, – упорно повторил он. – Только всегда верь мне.

– Ты больше не оставишь меня? – жалобно вырвалось у нее.

– Нет. Никогда!

– А как же развод? Я не хочу развода, Дирк. Мне не нужна любовная интрижка. Мне нужен ты, здесь, со мной, навсегда. Пожалуйста, милый. Переезжай обратно насовсем, и пусть все будет как раньше.

Он вздохнул.

– Что же, если ты так хочешь.

Лора взволнованно приподнялась.

– О, Дирк, ты и правда так решил? Ох, какой ты милый, как я люблю тебя. Пусть даже у нас и не будет ребенка. Это ничего. Если ты не можешь быть отцом моих детей, тогда мне их не надо. Это правда.

В его глазах промелькнуло странное, мрачное выражение.

– Я рад это слышать, Лора, рад больше, чем ты можешь себе представить.

– Мы никогда не будем говорить об этом, – торопливо заверила она его, испугавшись. Именно с этого начались все их несчастья. То, что она сказала сейчас, было истинной правдой. Она не желала детей, раз Дирк не мог стать их отцом.

Но в глубине души теплился маленький огонек надежды. Отцовство – это ведь нечто большее, чем просто биологический акт. Когда-нибудь потом, в отдаленном будущем, когда их совместная жизнь окрепнет с годами, она снова заведет разговор об этом с Дирком. А пока она собирается обеими руками держаться за вернувшееся к ней счастье.

– Может быть, поужинаем, – предложила она со вздохом блаженства. – Ты как считаешь?

Резко прозвучавший телефонный звонок заставил их обоих вздрогнуть.

– Не бери трубку, – предупредил он.

– Я лучше послушаю. Мне никогда не звонят. Вдруг это важно. – Лора потянулась через него к телефону, стоящему на столике возле кровати.

– Алло?

– Слава Богу, я застала тебя наконец! – раздался голос Кармели. – Я всю неделю звоню тебе каждый вечер, но тебя никогда нет дома. Я уже решила, что ты взяла отпуск и уехала. Или у тебя появился новый мужчина.

Дирк выхватил трубку.

– Нет! – свирепо прорычал он. – У нее старый мужчина.

На том конце провода воцарилось глубокое молчание, и Лора, не удержавшись, хихикнула.

– Дирк? – К Кармели наконец вернулся дар речи. – Дирк, это ты?

– Он самый. Зачем тебе Лора? Она занята, – он подмигнул Лоре, которая повалилась ему на грудь и прилагала все усилия, чтобы не захохотать во все горло.

– Я только хотела на завтра пригласить ее в гости, на барбекю. Я обещала в прошлую субботу, и…

– В котором часу? – осведомился он.

– Где-то к четырем, но…

– Мы будем. И, Кармель, купи тушу побольше. У меня сейчас всегда зверский аппетит.

И широко улыбаясь, он повесил трубку.

– Первый раз этой женщине не хватило слов. Но вечером бедняге Морри она прожужжит все уши, ручаюсь.

– Дирк, какой ты противный, – засмеялась и Лора.

– Нет, но я буду противным, если ты не вылезешь наконец из кровати и не отправишься на кухню. А ну-ка!

Он столкнул ее с себя и легонько шлепнул.

– Ты разве не слышала, что я сказал Кармели? Мужчине необходимо подкрепляться, особенно после такой активной недели.

Лора свесила ноги с кровати и откинула со лба густые черные пряди.

– Женщинам всегда найдется работа, – насмешливо произнесла она, вставая и направляясь к двери.

– А одеться ты не собираешься?

Она бросила на него через плечо взгляд опытной соблазнительницы.

– На кухне есть фартук. Думаю, этого будет достаточно.

– Тогда я с тобой, – сказал Дирк, выбираясь 03 постели. – Я всегда мечтал научиться готовить.

10

Дирк ловко въехал на тротуар и выключил рокотавший двигатель своего черного «ягуара». Часы на приборной доске показывали две минуты пятого. Нервно проводя языком по губам, Лора взглянула на дорожку, ведущую вверх к дому Кармели и Морри. Одно дело – смеяться над реакций ошеломленной Кармели, находясь на другом конце телефонного провода, и совсем другое – выдержать лавину вопросов, которыми та будет наверняка преследовать ее весь вечер.

– Что ты мне посоветуешь отвечать Кармели? – спросила она смущенно.

– Правду, – пожал плечами Дирк.

Лора сдвинула брови.

– Да, но в чем заключается эта правда?

Он посмотрел на нее так странно, что Лора даже немного испугалась.

– О чем ты говоришь, Лора? Разве ты уже передумала и не хочешь, чтобы я оставался твоим мужем?

– Ну что ты! Но когда я сказала за завтраком, что тебе больше не нужна твоя холостяцкая берлога в Бонди, ты ничего не ответил. Если ты всерьез хочешь, чтобы у нас все стало по-старому, зачем тебе продолжать платить за эту квартиру?

– Мне не нужно платить, потому что я ее владелец. Честно говоря, мне принадлежит все здание.

Лора широко открыла глаза. Дирк неплохо обеспечивал себя за годы работы адвокатом по уголовным делам. К нему должна перейти порядочная сумма денег после смерти родителей, семья Торнтон весьма состоятельная. Но отец Морри и Дирка был всегда против того, чтобы предоставлять сыновьям незаработанные ими деньги. Он считал, что им следует самим составить свой капитал. И Лора не могла вообразить себе, что у Дирка достаточно денег для покупки многоквартирного дома, да еще на побережье, в Бонди.

– Дирк, надеюсь, ты не впутывался в какие-нибудь сомнительные дела?

Он рассмеялся.

– Может быть, и да, Лора, может быть, и да. Но идем, уже пятый час.

Но она ухватила его за руку и не дала выйти из автомобиля.

– Ну нет, Дирк, не увиливай от ответа! Я хочу узнать прямо сейчас, где ты взял деньги, чтобы купить дом.

– Тебе это может не понравиться, – сказал он, натянуто улыбаясь.

– Может, нет, но я все-таки хочу знать.

– Ладно, но потом не упрекай меня. Несколько месяцев назад я защищал в суде одного букмекера, обвиненного в изнасиловании. Когда его оправдали, он из благодарности дал мне пару хороших советов насчет субботних скачек. Я и поставил весь свой гонорар сразу на двух лошадей.

– А какой был гонорар?

– Пять тысяч.

– И ты поставил такую сумму! – воскликнула Лора в совершенном изумлении.

Дирк всегда был не прочь поиграть на скачках, но, как правило, ограничивался сотней долларов, и никогда не делал двойных ставок. Он говорил, что и одного победителя достаточно трудно угадать, не говоря уже о двух.

– Не надо так ужасаться, дорогая. Обе лошади выиграли. Первая – десять к одному. Вторая – двенадцать. Я получил шестьсот тысяч долларов.

– Шестьсот тысяч! – повторила она, запинаясь.

– Да. Я положил деньги в карман и направился прямо на аукцион недвижимости и приобрел этот симпатичный домик в шесть квартир. Квартирки, правда, оказались довольно запущенными, но я сам взялся за их ремонт…

Лора только глаза раскрыла.

– Ты? Взялся за ремонт? Да ты никогда не умел забить гвоздя как следует!

– Люди меняются, Лора. Их меняют обстоятельства. Мне очень понравилось приводить эти квартиры понемногу в порядок. Последняя, которую еще нельзя сдавать, это как раз та, где я сейчас живу. Честно говоря, в ней все вверх дном.

Лору очень удивило услышанное. Сколько раз она рисовала в своем воображении "холостяцкий угол" Дирка, в который он приводит своих подруг! Наверное, он обставлен со всевозможной декадентской роскошью, с медленно гаснущими светильниками, цветомузыкой и вращающейся кроватью. Но, видно, она в последнее время слишком насмотрелась фильмов с участием Рока Хадсона и Дорис Дей.

Или он возил своих дам в мотели, так же, как возил ее всю эту неделю? И возможно, в те же самые места… в их места!

От этих мыслей ее отвлекло появление на дорожке бегущего к ним Николаса. Следом за ним спешила Кармель.

– Я тебе сколько раз повторяла, нельзя бегать к дороге, непослушный мальчишка! – кричала Кармель ему вслед. – Ты упадешь когда-нибудь и разобьешь себе голову! Если только я сама ее не оторву.

Запыхавшись, она остановилась на середине холма, уперев руки в бока, а Николас как раз благополучно достиг тротуара и взлетел в воздух, подброшенный руками дяди. Лора даже не заметила, когда Дирк успел выйти из машины.

– Как поживает наш юный искатель приключений? – засмеялся Дирк, подкидывая мальчика несколько раз вверх, а затем усаживая его к себе на плечи. – Слава Богу, вижу, ваш дом еще цел, не сгорел и не взлетел на воздух.

Николас захихикал и крепко обнял своего дядю за шею.

– Дирк, не говори таких вещей, – упрекнула его Лора, выходя из машины. – А то еще эти идеи засядут ему в голову…

Дядя с племянником посмотрели на нее, широко улыбаясь, и на какой-то миг Лора замерла на месте. Она только сейчас поняла, до чего они похожи. Оба отчаянные сорванцы с ангельской наружностью, оба способны очаровать, если понадобится.

У Лоры мелькнула мысль, что если бы у них с Дирком был ребенок, сын, он походил бы на Николаса – кудрявый, белокурый, голубоглазый, кипящий энергией, дерзкий шалун. Сердце у нее заныло от горькой безнадежности, она опустила глаза и спрятала лицо, отвернувшись, чтобы запереть дверцу машины.

Но и спиной она чувствовала пристальный взгляд мужа.

Когда она наконец повернулась, Дирк смотрел на нее, сдвинув брови. Догадался ли он, что причинило ей боль? Понял ли ее мысли? Она надеялась, что нет. Напоминание о невозможности иметь детей с Дирком заставляло сердце тоскливо сжиматься. Но все же это было ничто по сравнению с той болью, которую постоянно ощущала она, живя без Дирка.

Приняв веселый вид, Лора посмотрела туда, где стояла Кармель с наконец подошедшей к ней дочерью. Дона сегодня выглядела почти хорошенькой, в джинсах и полосатом джемпере, а ее обычно длинные прямые волосы стали короткими и пышными. Новая прическа приятно округлила худенькое личико девочки.

– А что это за прелестная молодая особа рядом с тобой, Кармель? – воскликнула Лора. – Кого-то она мне напоминает, но я никак не могу сообразить, кто это.

– Это же я, тетя Лора, – вспыхнула от удовольствия Дона. – Мне подстригли волосы, и посмотрите – теперь они такие же кудрявые, как у Николаса.

Николас усмехнулся взрослой усмешкой.

– Я ненавижу кудрявые волосы, – презрительно сказал он. – Хочу прямые, как у дяди Дирка.

– Они распрямятся, когда ты вырастешь, – заверил его Дирк. – Это у тебя в генах.

Мальчик озадаченно наклонил голову набок.

– Но у меня нет никаких генов.

Дирк и Лора с улыбкой переглянулись.

– Ну просто как два голубка, – пробормотала Кармель, критически глядя на них. – Пойдемте же наконец в дом. Вас ждет барбекю и очень много вопросов.

– Мы будем играть в «да» и «нет», мамочка? – невинно спросила Дона.

– Не думаю, моя кисочка. Тетя Лора и дядя Дирк уже наигрались между собой.

И бросив на них укоризненный взгляд, она развернула дочку за плечи и повела ее вверх по тропинке. Дирк состроил за ее спиной гримасу.

– Приготовься к допросу третьей степени, – прошептал он Лоре, и они тоже двинулись вслед за Кармель с Николасом, все еще восседающем на плечах у Дирка.

– Ты же адвокат, – прошептала Лора в ответ. – Подскажи, что мне отвечать.

– Можно так: "Я отказываюсь давать показания, потому что они могут быть использованы против меня".

– Смешно, но не думаю, что Кармель проглотит это.

– Тогда скажи, что я просто пришел к тебе, раскаялся, понял, что кругом виноват, сказал, что больше не буду, люблю по-прежнему и хочу вернуться. Кармель – типичная женщина. Стоит упомянуть слово «любовь», как она тут же растает.

Лора споткнулась, и сердце у нее дрогнуло. Разве это не то, что он сделал на самом деле? Разве она не растаяла, как "типичная женщина", о которой он отозвался так пренебрежительно. "Гони прочь эти мысли", – предупредил ее испуганный внутренний голос. "Ты должна доверять ему. Если же этого не будет, ваши отношения обречены".

– Что случилось? – останавливаясь и оглядываясь назад, спросил Дирк, опередивший ее на несколько ступенек. – Ты что-то забыла?

– Да, я вспомнила, что мы не захватили с собой никакого вина.

– Не беспокойся. Винный погреб Морри переживет самого Морри. Пойдем быстрее, а то этот парень весит не меньше тонны. Чем тебя откармливают, Николас? Черепашками-нинзя?

Николас покатился со смеху.

– Какой же ты глупый, дядя Дирк, – вскричал он, ликуя. – Их же не едят!

– Ты не знаешь, как варят черепаховый суп? – осведомился Дирк, опуская Николаса на крыльцо.

– Нет! А он вкусный?

– Когда ты придешь к нам с тетей Лорой в гости, мы угостим тебя таким супом. А еще бывают супы из кенгуриных хвостов, крокодильи отбивные и…

– Дядя Дирк! – раздался крик Доны из прихожей. – Папа зовет вас, ему надо помочь. Он всегда пережаривает мясо, если вы за ним не проследите. Мама говорит, что ему нельзя пить и готовить одновременно.

– Лучше бы ему не делать ни того, ни другого. Скажи, что я уже иду, – он повернулся, чтобы обнять Лору за талию. Рука его была теплой и уверенной. Он увлек ее в дом.


Дирк не ошибся насчет Кармели. Волшебного слова «любовь» оказалось достаточно, чтобы она с готовностью приняла историю об их примирении. Она также имела достаточно такта, чтобы не напоминать Лоре о прежних увлечениях Дирка, хотя и обронила несколько утешительных фраз типа "мужчина всегда остается мужчиной", "над пролитым молоком не плачут", "любовь все побеждает" и "жизнь очень сложная вещь".

Лора была согласна с тем, что жизнь сложна, но не считала любовь панацеей от всех бед, как почему-то принято думать. Она любила Дирка и верила, что он любит ее. Но хватит ли ей любви, чтобы принять все, связанное с Дирком?

Весь вечер Лора невольно останавливала взгляд на муже, и в ушах ее звучали слова Эстер, что она не будет счастлива с Дирком. Но что именно тревожило Лору, она затруднилась бы объяснить.

Наверное, дело в том, что он переменился, решила она наконец. Когда-то в первый год их женитьбы он был с ней откровенен во всем, рассказывал о работе, делился своими мыслями, и жизнь одного была открытой книгой для другого. Дирк не утаивал ничего, и она могла поделиться с ним самыми заветными чувствами.

Теперь же он провел четкую границу: с одной стороны, его работа, его сокровенные желания и стремления, с другой – их близкие отношения. Раньше Лора была неотъемлемой частью всей его жизни. Сейчас она переместилась на менее существенное место.

Женская интуиция подсказывала ей, что причина этой перемены в муже лежала в горьком сознании собственного бесплодия.

Его безумная погоня за женщинами объяснялась, без сомнения, тем же. Он никогда не предавался такого рода удовольствиям, пока не узнал печальную правду о себе. И все же, если она собирается оставаться его женой, нужно принимать его таким, смириться с тем, что назад пути нет и прежним он уже не станет.

Больше всего ее мучила мысль, сможет ли она долго любить человека, которому нужна лишь в одном качестве.

Печальный опыт матери, ее уроки, впитанные с детства, укоренили в Лоре глубокое недоверие к мужчинам, любовь для которых была поверхностной, одномерной эмоцией, немногим возвышающейся над желанием. Ведь желание недолговечно.

– Ты о чем-то все время думаешь, – как бы мимоходом заметил Дирк, когда Морри и Кармель отлучились из комнаты, чтобы уложить детей.

Лора сидела в уютном кресле и маленькими глотками отпивала из рюмки красное вино. Дирк, тоже с рюмкой в руке, откинулся на диване.

– Почему ты так решил? – взглянула на него Лора.

– Дорогая, я же знаю тебя как свои пять пальцев. Обычно после второй рюмки ты становишься весьма разговорчивой. А сегодня ты как-то особенно молчалива. И более того, ты на меня смотришь косо и дуешься. Я решил было, что у меня разошлась молния.

Лора подавила желание рассмеяться. И она и Дирк оделись сегодня в джинсы и свитера, но джинсы Дирка были такими старыми, потертыми и тесными, что если бы молния на них и в самом деле разошлась, эта заметили бы все присутствующие без исключения.

– Ну, скажи мне, – не отставал он. – Что тебя беспокоит?

Лора не осмеливалась. Будущее заботило ее, но прошлая неделя подарила ей самые сильные, самые бесподобные чувственные эмоции и ощущения в жизни. Словно опять к ним вернулся медовый месяц.

И тут ее озарила догадка. Вне всякого сомнения!

Боже, как могла она быть такой глупой? Это в самом деле медовый месяц. После долгой разлуки просто естественно, что стремление к чувственной близости стало на первое место в их отношениях. А спустя какое-то время чрезвычайная пылкость уляжется, и все войдет в нормальное русло.

Между тем, разве имеет значение, как часто Дирк испытывает к ней влечение? Или где, когда и как? Или то, что он предпочитает заниматься любовью, а не вести беседы? Большинство мужчин таковы. Да, у них с Дирком еще вся жизнь впереди для длинных и глубокомысленных бесед. Она, должно быть, сошла с ума, что тревожится из-за вспыхнувшей вдруг, пускай и несколько сумбурно, страсти мужа.

– Лора! – произнес Дирк угрожающе. – Если ты будешь продолжать молчать еще хоть минуту, я за себя не ручаюсь.

Улыбка, которую она послала ему, была не просто обольстительной, а откровенно опасной.

– Поедем куда-нибудь, Дирк, – прошептала она страстно. – Где нас никто не потревожит…

Его глаза слегка округлились, но он, не мешкая, отставил рюмку и поднялся.

– Только ты сядешь за руль. А то я немного перебрал. А ты в порядке, это всего лишь твоя вторая рюмка.

– Согласна, – она опустила хрустальный бокальчик на низкий столик и встала, уже ощущая охватывающий ее трепет. Все ее чувства пришли в смятение, когда Дирк вдруг крепко прижал ее к себе, обхватив ее обтянутые джинсами бедра, и впился в ее губы поцелуем, от которого все вокруг поплыло и потеряло ясные очертания.

Кармель вернулась в комнату и, застав их целующимися, громко закашлялась. Когда Дирк наконец отпустил Лору, колени у нее подогнулись, а ноги стали словно ватные. Дирк поддержал ее и бросил печальный взгляд на невестку.

– Я надеюсь, ты не обидишься, Кармель, но нам с Лорой надо немедленно уехать. Просто очень срочно.

Кармель улыбнулась понимающе и одобрительно.

– Не беспокойся, Морри тоже не обидится. Он просто в восторге от того, что вы снова вместе, можно подумать, он в этом лично заинтересован.

Дирк тем временем незаметно подталкивал Лору к двери, упираясь твердыми как железо пальцами в ее бедро.

– Передай привет детям, пожелай им спокойной ночи, – сказала Лора Кармели. – А Морри передай, что я скоро заеду к нему в театр. Да, и спасибо большое за угощение. Мясо просто великолепное, а салат такой необычный. После сегодняшнего вечера я словно заново родилась.

Кармель пошла проводить их до двери.

– Правда, я думаю, что вам лучше бы остаться. Лора выглядит усталой. Почему бы вам для разнообразия просто не выспаться как следует сегодня ночью? – предложила она.

Но они все-таки расстались, и Кармель осталась стоять на крыльце, глядя им вслед с понимающей улыбкой.

– Ты не осознаешь своей силы, Дирк, – пожаловалась Лора, потирая бедро, когда они спускались вниз к шоссе. – Теперь у меня будут синяки.

– И это не первые, которыми я тебя наградил, – поддразнил он.

Лора развернулась и шутя ударила его кулаком в пресс.

– Вот скотина! – и еще раз толкнула его обеими руками, с удовольствием чувствуя упругость его тела.

– Хочешь, чтобы и я был весь в синяках? – смеясь, пожаловался он.

– Ничего, сегодня ночью я с тобой так разделаюсь, что синяками дело не обойдется.

Его глаза широко раскрылись.

– Я страшно заинтригован. Что же еще, кроме синяков ты мне обещаешь?

– Полное и окончательное изнеможение, – и она, смеясь, круто повернулась и побежала впереди него по дорожке.


– Мне уже начало надоедать, что ты каждое утро приходишь на работу с сияющими глазами и в отличном настроении, – выговаривала ей Эстер еще через неделю. – Влюбленных следует изолировать, чтобы избавить простых смертных от созерцания такого возмутительного счастья!

Лора рассмеялась.

– А как твои дела? Ты еще не выставила своего приятеля? Ну, тот, которого ты называла образцом мужского несовершенства. Как его зовут, кстати? Найджел? Брюс?

Эстер скорчила гримасу.

– Ты считаешь, я смогла бы жить с мужчиной по имени Найджел или Брюс? Боже избави! У моего приятеля вполне нормальное мужское имя. Но если я тебе скажу, обещай не говорить никому, и особенно здесь, на работе.

Ее слова прозвучали так таинственно, что Лора почувствовала непреодолимое любопытство.

– Скажи, ну скажи, пожалуйста!

– Хорошо. Его зовут Дрейк. Дрейк Маршалл.

– Дрейк Маршалл? Господи, тот самый Дрейк Маршалл? Он играл частного детектива в "Нашей улице".

– Тот самый, – ответила Эстер, не скрывая удовольствия. Улыбнувшись, она приподняла над столом левую руку и слегка помахала ею. На безымянном пальце сиял необыкновенной чистоты алмаз.

Лора вскочила и подбежала к столу, чтобы лучше рассмотреть камень.

– Ах ты обманщица, предательница! – воскликнула она. – У тебя роман с мужчиной, о котором мечтают все женщины, а ты даже словом не обмолвилась. Когда он сделал тебя предложение? В эти выходные?

– Он давно просил меня выйти за него, но я хотела быть в нем уверена, ведь он актер, и все такое. Актеры постоянством не отличаются.

– Ты в самом деле любишь его? Я хочу сказать – не только за известность и богатство?

Обычно всегда холодноватые, красивые глаза Эстер вдруг вспыхнули ярким огнем.

– Я умру за него!

– О, Эстер, – вырвалось у Лоры. – Это самая романтическая история, о которой я когда-либо слышала.

Они обе посмотрели друг на друга, чувствуя, как на глаза им наворачиваются слезы.

– Я никогда не думала, что можно быть такой счастливой, – проговорила Эстер. – Боюсь, что такое счастье не продлится долго.

– И мне тоже часто приходят такие же мысли, – кивнула Лора, думая о том, какой невероятно счастливой она чувствовала себя с Дирком в последний месяц. – Но нельзя всю жизнь бояться потерять счастье. Нам ничего не гарантировано. Мы можем только как можно лучше сделать свой выбор. И пусть будет то, что должно быть.

– Ты молодец, Лора, – искренне сказала Эстер. – Ты заслуживаешь всего самого хорошего. От всей души надеюсь, что твой муж понимает, что за сокровище его жена. Не всякая женщина может так все понять и простить.

– Ну, не знаю, – нервно усмехнулась Лора. – Не такая уж я всепрощающая. Если когда-нибудь увижу его с другой женщиной, я за себя не ручаюсь.

11

– Что-то случилось, Дирк? – спросила Лора как-то вечером.

Дирк круто повернулся к ней от бара, где только что наливал себе в стакан шотландского виски.

– Почему ты спрашиваешь?

– Ты обычно не пьешь на неделе. По пятницам – да. И в выходные. Но только не в понедельник.

Он криво улыбнулся.

– Хочешь сказать, что я настолько ясен и понятен?

– Как раз наоборот. Ты необыкновенно загадочная личность.

Она с улыбкой подошла к нему, положила руки ему на грудь и посмотрела в его глаза долгим любящим взглядом.

– Но я тебя хорошо знаю и немного изучила твои привычки.

– Это звучит многообещающе.

Но когда он нагнулся, чтобы поцеловать ее, она отступила, расстроенная тем, что с его стороны это стало единственным способом общения с ней.

За последнее время они, наконец, немного успокоились и стали вести более упорядоченный образ жизни, большинство ночей теперь проводили дома, но страсть Дирка ни в коей мере не ослабела. Несмотря на то, что каждый вечер Лора с восторгом принимала его любовь, бывали моменты, как сейчас, например, когда ей просто хотелось поговорить по душам.

– Пожалуйста, Дирк, мне больше хочется, чтобы ты поговорил со мной, а не целовал.

– Ты начала разговаривать, как заправская жена, – упрекнул он ее с сухим смешком и повернулся за своим стаканом.

– Наверное, это потому, что я и есть твоя жена, – возразила она дрогнувшим голосом, и в сердце закралась тревога. Что за совместная жизнь у них такая, если муж не может – или не хочет – поделиться с ней своими неприятностями? Вряд ли подобный вид брака из разряда долговечных.

– Ты обращаешься со мной, как с любовницей, Дирк, – продолжала она взволнованно. – Мне это не нравится.

Он снова повернулся и, не отрывая от нее взгляда, медленно поднес виски к губам. Его глаза сурово смотрели поверх края стакана. Что означал этот взгляд – она не могла понять, и это сводило ее с ума.

Но Лора поняла одно – он не собирается рассказывать ей о том, что его тревожит. Ни слова.

– Ты не любишь меня, Дирк? – с трудом выговорила она.

Темное облако промелькнуло в его глазах, и они стали серо-голубыми. Так бывало, когда он сердился, или когда прокурор ставил его в тупик, и вероятность победы становилась сомнительной.

– Разумеется, люблю, – резко ответил он и осушил стакан до дна.

Могла ли она верить ему? А что если это всего лишь пустые слова? Тогда она просто умрет!

– Лора… – отчуждение в его глазах исчезло, когда он вгляделся в ее изменившееся лицо. – Не мучай себя. Конечно, я тебя люблю. Разве я не говорил это уже сотни раз за последний месяц. Что еще я должен сказать или сделать?

Лора в замешательстве покачала головой и опустила глаза. Она не была уверена, что слово «любовь» для Дирка означает то же, что и для нее.

– Нам не следовало возвращаться к совместной жизни так поспешно, – пробормотал он. – Это было ошибкой.

Сердце Лоры сжалось от испуга.

– Нет-нет, неправда!

Она стремительно обхватила его руками и крепко прижала к себе.

– Не говори таких вещей, Дирк. Я буду думать, что ты опять уйдешь от меня, а этого я не вынесу!

Вздохнув, он тоже обнял ее, но сдержаннее.

– Этого я никогда не сделаю. Никогда…

Он взял ее за плечи и улыбнулся нежно и успокаивающе.

– А теперь можно мне узнать, чем это так вкусно пахнет из кухни? А после ужина не сыграть ли нам в "каракули"?

Лора чуть не подпрыгнула от радости. Эту игру изобрел Дирк, когда помогал ей осваивать правильное чтение. Слова, составленные из больших, четких букв, отпечатывались в ее голове ярче, чем обычная книжная страница. Лора постоянно восхищалась терпением, с которым Дирк играл с ней в одну игру за другой, хотя понимала, как ему это должно быть скучно. Но он никогда не выглядел скучающим. Единственным способом сравнять их шансы, было предоставить ей преимущество, но и несмотря на это, Дирк всегда выигрывал.

– Я даю тебе пятьдесят очков вперед, – предложил он.

– Всего пятьдесят? Пусть даже сто, все равно ты победишь. Победитель моет посуду!

– Отлично. Эй погоди! – закричал он ей вслед, когда она быстро исчезла в кухне. – Ты перепутала. Это проигравший моет посуду.

Лора шаловливо улыбнулась ему через плечо.

– Ну нет! Надо лучше слушать, мистер Модник. Если ты выиграешь, посуду придется мыть тебе. Конечно, ты можешь проиграть, и тогда выиграю я – в первый раз, хочу тебе напомнить!

– Мне кажется, мои таланты оборачиваются против меня, – проворчал он.

– А ты как думал!

Это был чудесный вечер, главным образом потому, что они получали удовольствие от общения друг с другом и не предаваясь чувственным наслаждениям. На ужин они откупорили бутылку вина, а потом сыграли в «каракули», и не один, а три раза.

Записав себе вперед сто очков, Лора легко выиграла в первой игре. Вообще-то ее словарный запас очень обогатился с того времени, как они играли последний раз, так же как окрепла ее уверенность в себе. И никогда раньше она не получала такого удовольствия от мытья посуды.

Во второй раз Лора начала с пятидесяти очков, а Дирк сосредоточился всерьез. Но она опять победила, подловив его на том, что буква «Z» не пишется в конце слова.

– Ну уж в следующий раз я разделаю тебя под орех, – объявил он сердито, переворачивая карточки с буквами для следующей игры. – Больше никаких очков вперед, играем на равных, маленькая ты мошенница.

– Я никогда не мошенничаю!

– Тогда каким это чудом ты так внезапно поумнела?

– Я часто разгадывала кроссворды, – призналась она. – Там много таких коротких простых словечек.

– Теперь все ясно. Ну начали, коварная ты змея.

– Ого! Ты выражаешься прямо как Джеймс Канье.

– Джеймс – кто?

– А ты его не знаешь? – засмеялась она. – А я-то все время считала тебя сверхинтеллектуалом. Сейчас я начинаю думать, что ваши знания весьма выборочны, Дирк Торнтон.

– А я начинаю думать, что ты притворщица. Держу пари, ты всегда умела читать как следует.

– Может быть, – ответила она лукаво, и составила слово из семи букв, с первой попытки набрав пятьдесят очков. Дирк уставился на стол, затем на его лице появилось такое упрямое и решительное выражение, что Лора едва удержалась от желания пошутить. Таким она видела его, когда сначала отказалась выйти за него замуж.

На этот раз победил Дирк, но победа не раз висела на волоске.

Когда они наконец легли в постель, ласки Дирка были другими – более мягкими, осторожными, а их сближение медленным и нежным, каким прежде никогда не бывало. И засыпая, Лора чувствовала себя полностью успокоенной, довольной и очень, очень любимой.

– Я должен съездить на пару дней в Брисбейн, – сообщил Дирк за ужином на следующий день. – Я заказал билет на завтра, на дневной рейс, а вернусь вечером в пятницу, или, может, в субботу утром. Я позвоню тебе оттуда и сообщу точно.

Лора смотрела на него, ожидая продолжения, но он только положил себе в рот кусок цыпленка под абрикосовым соусом и запил глотком минеральной воды. Лора чувствовала глубокое разочарование и не могла этого скрыть. Значит, все у них осталось по-прежнему? А она-то надеялась, что после вчерашней ночи их отношения станут новыми, доверительными. Но, видно, ничто не изменилось, и он, как и раньше, не хочет видеть в ней жену, настоящую спутницу жизни.

– Ты считаешь, что я не заслуживаю подробностей, – спросила она, не в силах унять раздражения. – Когда-то ты рассказывал мне все о своей работе. Или в Брисбейне у тебя дела иного рода? – резко закончила Лора.

Она пожалела об этом последнем несдержанном замечании, увидев реакцию Дирка. Он словно окаменел, потом с его губ вырвался странный, горький вздох.

– Ну, конечно, это касается работы. Чего же еще? В самом деле, Лора, из-за подобных реплик у меня пропадает желание рассказывать. Но раз у тебя возникают подозрения, я расскажу, черт возьми. Я еду в Брисбейн по поручению клиента, который предъявил иск к одной фирме за нарушение контракта. И еще добавлю, что клиент – женщина, и очень привлекательная женщина. Теперь тебе ясно, почему мне не хотелось рассказывать?

Он стиснул челюсти.

– Я вполне понимаю причину твоего недоверия. Но поверь, дорогая моя, – сказал он, потянувшись через стол и взяв ее руки в свои, – те безумные дни далеко позади. В тебе есть все, что мне нужно в женщине. Я обожаю тебя. Неужели ты думаешь, я способен сделать что-то такое, рискуя тебя потерять?

Он поднял ее руку к губам и стал нежно целовать пальцы.

– Я хочу делать это, – тихо проговорил он, – и когда нам будет семьдесят. Даже восемьдесят.

Разве Лора могла устоять, когда он делал и говорил подобные вещи? Разве есть женщина, которая устояла бы?

– Ты вернешься вечером в пятницу? – спросила она шепотом.

Его глаза были полны бесконечной нежности.

– Даже если для этого придется угнать самолет!


– Просто глазам своим не верю! – быстро входя в комнату, воскликнула Эстер и бросилась на свой вертящийся стул, поджав губы и скрестив руки на груди. Удивленная Лора вскинула на нее глаза – никогда еще не приходилось ей видеть Эстер такой сердитой. Но почти тут же ее поразила догадка.

– Неужели! – простонала она. – Держу пари, что прибыл наш заказ от "Вечерних туалетов Австралии", и все платья не идут в сравнение с образцами, которые показывали нам их представители.

Эстер удивленно заморгала.

– Как ты догадалась?

– Сейчас уже поздно говорить, но я не стала бы иметь дело с этим Дугом Тернером с самого начала, тем более что мы всегда могли отказаться от его услуг. Эти нахальные типы, эти женские шовинисты все одинаковы. Они полагают, что если женщины, занимающиеся бизнесом, хорошо выглядят, то они просто пустоголовые куклы, которые получили свои места, переспав с начальством, и стоит лишь немного им польстить, как они согласятся на что угодно. Помнишь, как он лебезил, как твердил, что ты в его платьях будешь просто королевой?

Эстер поморщилась.

– Слишком хорошо помню. А ты знаешь, что он не только заменил ткани на другие, более низкого качества, но и отделку представил тоже далеко не первого сорта. Да она просто ужасна!

Господи, я сейчас настолько вне себя, что готова плеваться! Она бросила сердитый взгляд на телефон, затем схватила свою записную книжку и быстро перелистала, помогая себе остро отточенным карандашом.

– Куклы, вот как! Ну, я ему покажу куклу. Она взяла трубку и набрала номер. Лорино сердце гулко застучало. Любого рода конфликты, даже мелкие, всегда нервировали ее.

– Мне надо поговорить с Дугом Тернером, – отрывисто произнесла Эстер. – Это Эстер Эппльярд из Фенвик Фейшенз… Благодарю.

В ожидании она нетерпеливо постукивала по столу карандашом. Лора так и подпрыгнула, когда Эстер резко, со свистом втянула в себя воздух.

– Меня не интересует, совещание у мистера Тернера или нет! – воскликнула она с ледяными нотками в голосе. – Это экстренный случай, поэтому лучше вам сию минуту позвать его к телефону, или ваша фирма получить от нас иск по всей форме!

Лора с восхищением смотрела на коллегу. Она далеко не была уверена, что у нее хватило бы смелости, чтобы разговаривать так напористо. В голове промелькнула мысль, что если когда-нибудь она решится открыть свое собственное дело, то непременно попросит Эстер стать ее партнером.

– Это мистер Тернер? – кратко осведомилась Эстер. – Говорит Эстер Эппльярд из Фенвик Фейшенз. Вам известно, что партия вечерних платьев, которую ваша фирма только что доставила нам, намного ниже по качеству, чем те модели, которые вы показывали нам при заключении договора? Вы не в курсе? Это удивительно! А тем не менее вы лично гарантировали, что платья будут точным подобием образцов. Она набрала в легкие еще воздуха.

– Позвольте мне поставить вас в известность, что ваши платья ужасны. И еще хочу сообщить вам, что произойдет дальше. С этого момента я прекращаю оплату по счетам за эти платья и отправляю их обратно вам, немедленно, и за ваш счет. Мы в Фенвик Фейшенз предлагаем своим покупателям высококачественный товар и даже не подумаем выставлять жалкие тряпки, которые вы имели наглость нам прислать. И будьте любезны не беспокоить нас больше звонками!

С этими словами она бросила трубку. Лора в восхищении покачала головой.

– Ну и ну! Я и не представляла себе, что ты можешь быть такой воинственной. А твой Дрейк, он знает, на что себя обрекает, собираясь жениться на потенциальном министре легкой промышленности?

Эстер внезапно прерывисто вздохнула. Лора заметила, что у нее до сих пор дрожат руки.

– Наверное, нет. Хотя он знает, что я могу за себя постоять. Вчера я запустила в него тарелкой с жарким.

– Что ты?! И что было дальше?

Эстер кисло улыбнулась.

– Он пригнулся, и тарелка разбилась о стену. Отгадай, кому пришлось потом все убирать? Но все равно, результат стоил труда!

Ее самодовольная улыбка приоткрыла перед Лорой новую сторону характера коллеги. Эстер была домашним тираном.

– Вот так, – она выпрямилась и бросила на Лору любопытный взгляд. – А кстати, как у вас дела с Дирком? Сегодня ты в неважном настроении. Повздорили из-за чего-нибудь?

– Нет. Но он уезжает сегодня в командировку в Брисбейн, на два дня. Я буду так скучать по нему. Да я уже скучаю. Мне хотелось бы проводить его в аэропорт, но самолет улетает в три часа.

– Так почему бы тебе не задержаться после перерыва? Или лучше уйди на полдня – я тебя прикрою.

Уныние, не покидавшее Лору все утро, быстро развеялось.

– Правда, Эстер? Как бы я хотела! Я знаю, что сейчас он у себя в конторе на Бродвее, а это совсем близко, пять минут на такси.

Эстер бросила взгляд на часы.

– Уже скоро перерыв. Почему бы тебе не вызвать такси и не отправиться прямо сейчас?

Лора уже надевала жакет.

– Эстер, ты моя спасительница!

– Мы, девушки, должны стоять друг за друга, – совершенно серьезно сказала Эстер. – Я вызову такси, пока ты охорашиваешься. Нельзя, чтобы возлюбленный видел тебя с блестящим носом и растрепанными волосами.


Меньше чем через пятнадцать минут Лора расплатилась с шофером, доставившим ее к двухэтажному зданию на Бродвее, где размещалось частное юридическое бюро Дирка. Только она собралась перейти дорогу, как из подъезда вышла секретарша Дирка, увлеченно беседуя с какой-то женщиной. Она не заметила стоящую поодаль Лору и поспешила вниз по улице, прежде чем Лора успела ее окликнуть и поздороваться. Пожав плечами, Лора вошла в подъезд, поднялась на второй этаж и оказалась в маленьком коридорчике, испытывая некоторое облегчение от того, что Джун ушла на обед. Она недолюбливала эту девушку, вечно сплетничавшую с Клодией, что в свое время причинило ей немало душевных мук.

Первым вестником беды, заставившим Лору насторожиться, был запах духов, который ударил ей в нос, лишь только она открыла дверь в небольшую приемную Дирка. Это удержало Лору, и она не окликнула мужа, как сделала бы в другой раз. Она в замешательстве остановилась вспомнить, где уже встречала этот запах, когда из-за полуоткрытой двери кабинета отчетливо прозвучал голос Дирка.

– Ну что ты там копаешься, Виргиния? Сколько можно пудриться и причесываться? Поспеши, а то наш самолет улетит без нас.

Лора застыла. В голове замелькали беспорядочные мысли: Виргиния? Наш самолет?

– Всегда ты меня торопишь, – раздался кокетливый женский голос, после того как донесся звук открывающейся и закрывающейся двери. – Ну, и как я выгляжу?

– Ты всегда выглядишь сногсшибательно, Виргиния, не напрашивайся на комплименты.

– А ты продувная бестия, Дирк Торнтон. Расскажи мне, какой историей ты попотчевал свою бедняжку жену на этот раз?

Лора почувствовала, как ее сердце перестало биться.

– Я сказал правду, – последовал хладнокровный ответ.

– Но не всю правду, могу поспорить, – насмешливо произнесла Виргиния. – В самом деле, Дирк, что за игру ты с ней ведешь? Я видела ее лицо тогда, в театре. Она без ума от тебя. Хотя я тебя и обожаю, дорогой мой, но все же чувствую себя немного виноватой, что бы ты не говорил. Она, кажется, милая.

– Да, она милая.

– Тогда зачем, Дирк? Зачем специально причинять ей боль? Какой в этом смысл?

– Для меня есть смысл.

– О, Боже, какие у нас секреты! Как я ненавижу, когда ты начинаешь скрытничать со мной. Я-то заслуживаю объяснений. Ведь мы знаем друг друга уже сто лет. Мне ты можешь доверять.

Он засмеялся.

– Но я уже доверился тебе, Виргиния. И доверяю по-прежнему.

– Ха! И это все, что ты мне скажешь? Как типично для тебя! Я надеюсь, что мы остановимся в приличном отеле. Не выношу ничего второсортного.

– Я так и подумал. Тут на днях мне пришел счет за то черное платьице. Не могла бы ты быть хоть чуточку менее расточительной?

– Но ты сам велел купить что-нибудь экстравагантное. Такое всегда влетает в копеечку.

– Да, это я уже понял, – последовал сдержанный ответ. – Ну что же, ты готова? Я думаю, мы сейчас где-нибудь перекусим, а потом возьмем такси и двинемся в аэропорт.

– Я не прочь. Ты знаешь, что тебе необыкновенно к лицу серое?

Пошатнувшись, Лора вышла в коридор. Ноги ее не слушались. Она ощущала дурноту и чувствовала себя совершенно разбитой. Внутри что-то сломалось, каждую секунду она боялась потерять сознание. Один только инстинкт отчаянно боролся в ней сейчас: "Не здесь! Не перед Дирком и этой ужасной женщиной".

Бросившись к лестнице, она спустилась вниз и выбралась из дома в тот момент, когда к остановке на углу подъезжал автобус. Лора побежала и заскочила в него, ни разу не обернувшись назад.

– Вам куда? – спросил водитель, протягивая руку за платой.

– Все равно, – произнесла она, задыхаясь.

– С вас полтора доллара. Автобус идет до Арочной набережной.

Она отыскала два доллара в кошельке, получила пятьдесят центов сдачи и почти упала на ближайшее свободное сиденье.

Я схожу с ума, повторяла она про себя, из последних сил борясь с дурнотой, сжимавшей ей желудок.

Но она не сошла с ума. Безумие, как и жизнь, легко не дается.

12

Врач выдал Лоре освобождение от работы сроком на неделю. По ее просьбе он написал, что она подхватила вирусную инфекцию, хотя оба знали, что на самом деле это был нервный стресс. Врач предложил выписать специальные успокаивающие таблетки, но Лора отказалась, понимая, что в конечном счете только она сама может себе помочь.

Лора вернулась домой и, стараясь не смотреть на вещи Дирка, которые висели в шкафу рядом с ее вещами, упаковала маленький чемодан и тут же снова уехала. Она еще не знала, что именно собирается делать дальше, знала только, что видеть Дирка для нее невыносимо, невыносимо разговаривать с ним по телефону, и делать вид, будто ей неизвестно, что Виргиния сейчас вместе с ним в гостинице. Но и бросить правду ему в лицо, а в ответ услышать очередную сладкую ложь, тоже было невозможно.

Лора не сомневалась ни минуты, что он опять примется лгать. Ложь, видимо, стала неотъемлемой частью их совместной жизни.

Была ли это месть с его стороны? Она отчаянно билась в догадках, направляя свой автомобиль в общем потоке транспорта в сторону океана. Или он просто от природы лишен всякой нравственности и полагает, что может жить и с ней, и с Виргинией, и бог знает с каким еще количеством женщин, на которых остановит свое внимание в будущем.

Лора затрясла головой и крепче сжала руль, отчаяние и ненависть боролись в ее душе. Как невероятно глупа она была, позволив Дирку снова войти в ее жизнь. Наивная, пустоголовая, несуразная дуреха!

Но теперь конец. Лучше оставаться одной до конца жизни, чем опять пережить эту боль и ужас.

Она выехала за город и теперь мчалась прямо на север по скоростной магистрали. Через мост, мимо пастбищ, все дальше и дальше. Лора миновала Госфорд и теперь приближалась к Ньюкаслу. Она не смотрела по сторонам, а только перед собой, не замечая красот окружавшего ее пейзажа. Перед глазами стоял Дирк. Вот он возвращается домой в пятницу вечером, немного озадаченный тем, что не смог дозвониться до нее по телефону, и находит ее записку, краткую и лаконичную: "Уехала на некоторое время. Мне надо подумать. Лора".

Он не заслуживал и письма. Ей было наплевать на его чувства. Пусть он провалится в ад! Она только не хотела, чтобы Дирк обратился в полицию.

Сейчас Лоре требовалось время и уединение, чтобы решить, как она будет жить дальше.

К ночи Лора достигла Таре и остановилась в небольшом мотеле у реки. Кругом росли широколиственные деревья и расстилались зеленые поляны, где можно бродить и размышлять.

Так она бродила и размышляла три дня. На четвертый Лора почувствовала себя плохо. Во время обеда в ресторане голова у нее внезапно закружилась, и она соскользнула со стула на пол, покрытый розовым ковром.

Спустя какое-то время Лора пришла в себя и увидела, что лежит на постели в своем номере. Где-то неподалеку звучали приглушенные голоса. Словно сквозь туман Лора видела, как какие-то люди выходят из комнаты. Потом заметила незнакомого человека, сидящего на кровати. Он взял ее за руку и принялся считать пульс.

– Миссис Торнтон? Я доктор Дженкинс. Меня вызвал директор гостиницы. Он сказал, что вы приехали из Сиднея и не знаете здешних врачей. Как вы сейчас себя чувствуете? Лучше?

Комната постепенно перестала кружиться.

– Да, – прошептала Лора, – кажется, лучше.

– Вы недавно перенесли какую-то болезнь, миссис Торнтон? Директор решил, что вы больны, вы были очень бледной.

– Да, в какой-то степени…

– Вы можете рассказать мне. Я попытаюсь помочь вам.

Она слабо улыбнулась.

– Я не уверена, доктор.

Доктор вздохнул.

– Молодые женщины не падают в обморок без причины. Раньше с вами случалось такое, миссис Торнтон, особенно в последнее время?

Лора нахмурилась и покачала головой.

– Я никогда в жизни не падала в обморок.

Доктор медленно кивнул.

– Может ли быть, миссис Торнтон, что вы беременны?

Лорины глаза на секунду расширились, но мимолетный проблеск надежды тут же погас. Она повернула голову к стене.

– Нет, – сказала она безо всякого выражения. – Это невозможно.

Между тем она машинально прикинула сроки и вдруг поняла, что впервые за все время у нее случилась задержка на неделю. Вопреки логике у Лоры засосало под ложечкой. Но здравый смысл взял верх. Со вздохом она повернулась лицом к доктору.

– Я не могу быть беременна, доктор. Мой муж бесплоден.

Ее глаза наполнились слезами. Она сердито заморгала, но две крупные слезинки уже скатились и побежали по щекам. Доктор сочувственно смотрел на нее.

– А может быть отец ребенка не он? – предположил он осторожно. – И из-за этого вы расстроены?

– Совсем нет! – глотая слезы, произнесла она. – Это все из-за нервного потрясения, доктор. Я никак не могу быть беременной.

– Может быть, вы и правы, но все же я хотел бы осмотреть вас, чтобы просто удостовериться. Сделайте мне такое одолжение. Тогда я стану искать причину вашего обморока в другом.

Лора смахнула слезы тыльной стороной ладони и устало вздохнула.

– Раз вы настаиваете…

Результаты осмотра подтвердили предположение доктора.

– Но этого не может быть! – известие настолько ошеломило Лору, что она даже не чувствовала радости, которую испытала бы при других обстоятельствах. Она сидела на кровати, нервно сжимая руки.

– Не могу поверить. Я хочу сдать настоящие анализы.

– Но тогда вам придется поехать со мной в клинику.

– Все равно. Я хочу убедиться. Анализы тоже оказались положительными.

Совершенно положительными, как уверил ее доктор. Так же как и повторные анализы на следующий день, на которых она настояла. Мало-помалу потрясение сменилось гневом.

– Но как это могло случиться? – наседала она на доктора. Она уже объяснила, что муж ее был полностью уверен в своей неспособности к оплодотворению, и это в корне изменило его характер, разрушило их брак и фактически разбило всю ее жизнь.

Доктор затруднялся дать ей четкие объяснения и предполагал возможность ошибки. Может быть, в лаборатории перепутали анализы, или же стерильность мужа оказалась временным явлением, будучи вызвана какой-то иной причиной, а не осложнениями после свинки, как предполагал он. Есть много факторов, способных снизить число сперматозоидов. Например, прием каких-нибудь лекарств, алкоголь, курение, усиленные физические упражнения, или интенсивная половая жизнь.

– Но у Дирка не было снижено число сперматозоидов, – нетерпеливо возражала она. – У него их не было совсем!

Она продолжала горячо обсуждать причины бесплодия Дирка, как вдруг реальность, наконец, начала доходить до ее сознания. Значит, все же произошла ошибка, поняла вдруг Лора. Невероятная, непостижимая ошибка!

Лора замолчала на полуслове. Ее чувства словно оцепенели. Ее словно громом поразило. Она станет матерью! У нее будет ребенок! И это ребенок Дирка.

Она расплакалась.

Доктор протянул ей платок и погладил по плечу.

– Ну-ну, миссис Торнтон. Думайте, что это чудо, посланное Богом, чтобы помирить вас с вашим мужем. Он будет рад этому ребенку, не так ли?

Бедное Лорино сердце снова сжалось. В ушах ее прозвучали слова матери, что мужчинам, подобным Дирку, дети не нужны. Вспомнила она, как сам Дирк признавался ей в этом. Но все затмила яркая картина – Дирк смеется, подкидывает Николаса в воздух, сажает его к себе на плечи.

Он солгал тогда насчет детей. Он хотел иметь ребенка так же сильно, как и она. Лора готова была в этом поклясться!

Теперь у Лоры не было выбора. Она должна вернуться домой и сообщить Дирку о ребенке. А следующее слово будет за ним. Какую роль решит он играть в жизни своего ребенка? Навещать его Лора ему не запретит, но что касается совместной жизни, то с ней покончено навсегда. Окончательно и бесповоротно.

Вытерев носик, Лора поднялась. Поднялся и доктор, обеспокоенно глядя на нее.

– Вы ведь… не сделаете глупостей, миссис Торнтон?

Настала ее очередь успокоить его.

– Конечно, нет, доктор. Я очень хочу этого ребенка. И уверена, что мой муж тоже, если он только подумает как следует. Спасибо вам, вы были так добры.

– Одну минуту, я должен выписать вам железосодержащие таблетки. И обязательно покажитесь вашему врачу, как только вернетесь домой. Вы мне обещаете? Честно говоря, я не уверен, что вам следует самой вести машину. Может быть, стоит доехать на поезде? Или самолетом?

– Нет, я лучше на машине. Честное слово, сейчас я чувствую себя отлично. Я позабочусь о себе, не волнуйтесь, доктор. И не допущу, чтобы случилось что-нибудь со мной или с моим ребенком.

Доктор не мог сдержать улыбки. Какая милая молодая женщина, подумал он. Она станет хорошей матерью. Какими безмозглыми идиотами бывают некоторые мужчины!

Лора въехала в Сидней в понедельник вечером и попала как раз в час пик. Она свернула с основной магистрали и направилась к своему дому по лабиринту боковых улочек. Всю дорогу у нее сосало под ложечкой при мысли о той минуте, когда придется посмотреть в глаза Дирку и объявить ему, что он станет отцом. Сейчас Лора уже не была так уверена, что эта новость его обрадует. Она уже раз ошиблась в Дирке. Можно легко ошибиться снова.

Присутствие черного «ягуара» в одном из гаражей, предназначенных для жильцов, говорило о том, что Дирк дома. Дирк никогда не ездил на электричке, в автобусе или даже в такси. Если его машина здесь, значит он сам неподалеку.

Лора оставила чемодан в багажнике, с тяжелым сердцем поднялась вверх по лестнице и подошла к своей двери. Она вставила ключ в замок и собиралась уже повернуть его, как дверь вдруг неожиданно распахнулась.

На пороге стоял Дирк. Таким она еще не видела его никогда. Выглядел он совершенно больным: мертвенно бледный, с покрасневшими глазами, спутанными волосами и трехдневной щетиной на подбородке.

– Лора! – голос его дрогнул. – Слава Богу! Я был сам не свой.

Он порывисто схватил ее и втащил в прихожую, захлопнув ногой дверь. Но когда он сделал попытку обнять ее, она с силой оттолкнула его.

– Не трогай меня! – воскликнула она с негодованием.

Его воспаленные глаза стали мучительно-напряженными, когда он пристальнее всмотрелся в ее лицо. Она ответила ему взглядом, полным ледяного презрения.

– Ты узнала! – вырвалось у него вместе с тяжелым вздохом. – О Виргинии…

Не давая себе труд опровергнуть или подтвердить его слова, Лора смотрела ему прямо в глаза и брезгливо молчала.

– Как ты мог, Дирк? – наконец выговорила она тихо, с болью в голосе. – Как же ты мог?

Он со стоном прислонился спиной к стене и провел по волосам дрожащими пальцами.

– Проклятье! – произнес он одно только слово.

Стараясь смотреть как можно холоднее, она оглядела Дирка с головы до ног. Но быстрый обзор его небрежно одетой фигуры привел ее чувства в смятение.

Сознавая весь цинизм его поведения, Лора понимала, что слабость сейчас просто смешна и непонятна. Вот он стоит здесь, ее неверный муж, небритый, взъерошенный, одетый только в поношенные джинсы. А она с ужасом и упоением вновь чувствует, как, несмотря ни на что, ее страстно влечет к нему.

Да, она по-прежнему любит.

Это безумие! Лора тряхнула головой, не в силах решить, как поступить дальше. Может, лучше всего молча повернуться и уйти, уехать куда-нибудь, и пусть он никогда не узнает о ребенке?

Но нет. На это она не способна. У него есть право знать, и неважно, что за этим последует.

– Я не хочу обсуждать твои отношения с Виргинией, – начала она упавшим голосом. – Но я должна сказать тебе кое-что…

– Нет! – выкрикнул он с такой болью и мукой в голосе, что Лора оцепенела в молчании. – Нет, – повторил он, схватив ее за руки и с силой сжав их. – Я знаю, что произошло в пятницу. Я звонил Эстер, и все понял. Догадываюсь, какие выводы ты сделала из услышанного. Но ты ошибаешься, Лора, страшно ошибаешься! Я… я…

Его минутное колебание вывело Лору из оцепенения. Сейчас начнется то, чего она боялась. Он постарается вновь убедить ее в том, что черное это белое, и может быть, ему это удастся…

– Хватит лжи, Дирк! – закричала она, вырывая руки. – Я больше этого не вынесу!

– И я тоже, – откликнулся он. – Видит Бог, я говорю сейчас правду. Ты должна меня выслушать, Лора. Дай мне объяснить, почему я сделал то, что сделал. Ради всего святого, дай мне только пять минут, прежде чем ты вынесешь свой приговор. Разве это так много по сравнению со всей жизнью? Пять ничтожных минут!

Да, в этом ему не откажешь, горько подумала Лора. Он умеет убеждать. А у нее совсем нет сил бороться. Она слишком измучалась.

– Ну хорошо, Дирк, – вздохнула Лора. – Пять минут. Но лучше я сяду, – добавила она, потому что комната начала вдруг медленно поворачиваться вокруг нее.

– Что с тобой? – встревоженно спросил Дирк. Он бережно довел ее до гостиной и усадил на диван. Лора перевела дыхание и выпрямилась, иронически наблюдая за его суетливыми движениями.

– Я чувствую себя прекрасно, спасибо. Можешь сказать то, что хотел, Дирк. Только оставайся там, где стоишь. Я не хочу, чтобы ты сидел рядом со мной.

Он вздрогнул от ее слов, как от удара.

– Морри предупреждал меня, – пробормотал он. – А я не послушал его. Я был слишком упрям и самоуверен. Чертов осел!

– Минута уже прошла, – напомнила Лора ледяным тоном.

Беспомощным жестом он всплеснул руками и прошелся по комнате, потом круто повернулся.

– Не перебивай меня, – хрипло выкрикнул он, сверкнув глазами. – Я объясню тебе все, сколько бы времени мне не потребовалось. Слишком много мы можем потерять, слишком много поставлено на карту у нас с тобой, чтобы принимать в расчет женское самолюбие и воображаемые обиды.

Лора смотрела на него, не отрывая глаз, и видела стиснутые кулаки, напряженные мускулы, поднятые плечи. Как он великолепен – превосходный, дикий образец мужской красоты и силы, загнанный в угол, но не признающий свое поражение, готовый бороться до конца.

Такие мужчины в доисторические времена становились вожаками стаи, мелькнуло в голове у Лоры. Он царил бы над всеми дочерями Евы. Как племенной жеребец в табуне, или матерый олень на вершине горы, чьи рога больше и сильнее, чем у соперников. Что же тут удивительного, что и я не сумела устоять перед ним, мрачно призналась она самой себе.

Он сделал два шага по направлению к ней, и его негодование сменилось выражением такой боли и страдания, что Лора пришла в смятение. Это был уже совсем другой Дирк. Куда девалась его надменность? Его чувство превосходства? В глазах, приковавших ее взгляд, светилось только мрачное отчаяние.

– Не знаю, с чего начать, – признался он вдруг, и непривычным для него жестом потер лицо ладонями. – Почему мне не пришло в голову, что возможен такой конец? Я не понимал, чем рискую, – он схватился за голову, голос его стал взволнованным, беспокойным, как и его движения.

– Неважно у меня получается, – он засмеялся сухим жестким смешком. – Напомни мне, чтобы я никогда не брался защищать в суде близкого мне человека. Я заварю такую кашу…

Лора не могла отвести от него глаз. Перед ней был совершенно незнакомый ей человек. В душе шевельнулась слабая и совершенно безумная надежда, что, может быть, все совсем не то, каким казалось. Она видела, что сейчас его отчаяние, его горестное волнение было неподдельным. Неужели существует невероятное, сказочное объяснение, которое поставит все на свои места, и черное сделает белым? Но каким волшебством?

– Ты просила меня не лгать, Лора, – произнес он с трудом. – Это справедливо. Лжи больше не будет…

Пытаясь успокоиться, он принялся мерить шагами комнату, и рассказ его поразил Лору своей невероятностью.

– Я как-то сказал, что женился на тебе, не чувствуя любви… Это ложь номер один. Я любил тебя. Любил так, что пошел бы ради тебя на убийство. Я любил тебя и тогда, когда ушел, и сейчас я люблю тебя!

Лора задержала дыхание. О, Господи, сделай так, чтобы это не оказалось ложью, молилась она.

– Ложь номер два… Я сказал, что предпочитаю беспечную, холостяцкую жизнь семейным обязанностям.

Он горько рассмеялся.

– Проклятье! Мне она давно опротивела. Я ненавидел свою свободу. Я так тосковал без тебя. Ты думаешь, зачем я поставил столько денег на этих глупых лошадей? Да потому, что для меня ничего не имело значения. Я думал, что ты меня больше не любишь. Я думал – впрочем, поделом мне, я заслужил эти мысли. Когда я увидел тебя после похорон матери, я понял, что ошибался. Твой взгляд, Лора, разрывал мне сердце. Мне хотелось обнять тебя, утешить, сказать, как ты мне дорога. Но что-то удержало меня. Наверное тогда и возникла, сперва неопределенная, идея, которая некоторое время назад уже зародилась в моем подсознании. Он перевел дыхание.

– И эта идея заставила меня солгать в третий раз. Мое бесплодие…

Лорино сердце застучало глухими тяжелыми ударами, она не осмеливалась поверить в то, что он сейчас скажет. О, если только это окажется правдой! Безумной, невероятной правдой.

– Я как-то смотрел по телевизору передачу, – продолжал он, – где говорилось о бесплодии супружеских пар. Часть ее посвящалась женщинам, которые не могут забеременеть из-за чисто психологических причин.

При этих словах Дирк остановился и бросил на Лору умоляющий взгляд.

– Я думаю, ты не понимала, с каким предубеждением относилась к мужчинам твоя мать, и как глубоко ее искаженные идеи укоренились в твоем подсознании. Конечно, тебе искренне казалось, что ты веришь в мою любовь, но в глубине души, Лора, таился страх, что моя любовь не что иное, как жажда обладания. Единственным способом избавиться от этого страха могло стать рождение ребенка. Ведь в глазах твоей матери, да и в твоих глазах, рождение ребенка являлось единственным доказательством любви мужчины. К несчастью, твоя мать внушила тебе неверие в существование такой любви. Твое тайное неверие в мою любовь препятствовало зачатию, Лора. По крайней мере, к такому выводу я пришел.

Лора открыла рот, чтобы возразить, но закрыла его снова. А если он прав? Кто может с уверенностью разобраться в сокровенных тайниках души, пролить свет на тайны человеческого подсознания?

Дирк прерывисто вздохнул.

– Я все больше размышлял о своей догадке, и вот начал искать способ, как мне подарить тебе ребенка, которого ты так отчаянно желала. Я готов был добиваться этого любыми средствами. Мне пришло в голову, что если суметь как-то разделить в твоем сознании любовь и секс, то удачный исход мог быть вполне вероятен.

В мой план входило создать такую ситуацию, где ты позволишь мне добиться физической близости, но о ребенке будешь думать меньше всего. Поэтому я решился объявить тебе о моем бесплодии. Я заставил тебя видеть во мне бессердечного донжуана, которому женщины нужны только для одной цели.

Лора нервно провела языком по пересохшим губам.

– Ты хочешь сказать, что на самом деле вовсе не был близок со всеми этими женщинами, не говорил им тех слов, какие говорил мне?

Со стоном Дирк шагнул вперед, опустился перед ней на колени и взял ее руки в свои.

– Я и пальцем к ним не притронулся. Все они были моими бывшими клиентками, или подругами клиенток, которые любезно согласились погулять со мной раз или два. Этих женщин сплетни не особенно пугали, они уже давно к ним привыкли. Поверь мне, я просадил порядочную сумму на фешенебельные рестораны и ночные бары, заслуживая репутацию дамского угодника, черт побери!

– И ты не спал ни с одной из них? – изумленно повторила Лора. – Даже с Виргинией?

– Разумеется, нет! – Дирк поднялся и робко сел рядом с Лорой, не отрывая от нее глаз. – Как я мог, когда ты была всем для меня. Почему, ты думаешь, я так испугался тогда у Морри? Уже почти год как мы не были вместе, и вдруг ты, единственная женщина, которую я любил, сама начинаешь любовную игру. Я почувствовал, что могу не совладать с собой и должен уйти как можно скорее, сказать тебе первую чушь, которая пришла мне на ум. Я знаю, что причинил тебе страшную боль этими словами, и готов был откусить собственный язык. Тогда я чувствовал отвращение к самому себе, но предпочел спастись бегством, только не оказаться перед тобой полным дураком.

– Но я сама слышала, как Виргиния сказала, что вы знакомы очень давно. Значит, она была твоей любовницей прежде?

– Нет! Мы вместе учились в университете, посещали студенческую театральную студию. Если желаешь знать, она была любовницей Морри.

– Морри! – ахнула Лора.

– Мой примерный братец не всегда был на высоте и оставался образцовым отцом семейства. Он не прочь попользоваться иногда своим положением режиссера, – сухо произнес Дирк. – И в этом смысле Виргиния не многим отличалась от него. Она хотела стать актрисой и быстро поняла, как этого добиться. Но она оказалась хорошим товарищем. У нас с ней сходное чувство юмора, которое скорее можно назвать сарказмом. Но что касается чувственно го влечения, нас никогда не тянуло друг к другу. На мой вкус она слишком поверхностна, а я для нее не так легко управляем, как бы ей того хотелось.

Мне доводилось часто давать ей советы по заключению контрактов, а недавно она обратилась ко мне в связи с возникшими проблемам и я понял, что как раз такой тип женщины и нужен, чтобы разжечь в тебе ревность. Виргиния считала меня бессердечным эгоистом, к тому же просто помешанным. Особенно когда я настоял, чтобы она купила себе то платье для театра, прямо скажем, очень смелое. Сначала она воспротивилась, но я нажал на нее и припугнул, что брошу ее дела. Как видишь, я окончательно потерял совесть и был занят только тем, как заставить тебя одновременно ненавидеть и желать меня.

– И в этом ты преуспел, – проговорила Лора внезапно севшим голосом, – по крайней мере, на какое-то время.

– Но я так не считал, – возразил он, удивив ее этим ответом. – Я видел, что ты любишь меня, хотя стараешься это скрыть. Твоя любовь проявлялась в каждом слове и взгляде, и вскоре я желал лишь одного: снова быть с тобой и раствориться в этой любви. Я возненавидел ложь, в которой погряз с головы до ног. Я хотел, чтобы ты вернулась ко мне – не в качестве любовницы и содержанки, а как моя жена!

Как только это случилось, я отказался от первоначального плана, надеясь, что достаточно будет твоей уверенности в моем мнимом бесплодии.

– О Дирк!

– Да, да, я знаю, что ты сейчас думаешь. Это похоже на бред. Жестокий бред. Виргиния и Морри оказались совершенно правы. Но тогда мне искренне казалось, что моя жестокость послужит ко благу. Я вспоминал, как ты сказала, что если я не могу дать тебе ребенка, то не нужен совсем. Я, правда, поверил в это, Лора. Поэтому и ушел тогда, поэтому и решился на свой дикий план. Я думал, что единственная возможность воскресить и сохранить твою любовь, это как можно скорее подарить тебе ребенка.

Но когда мы начали снова жить вместе, и проходил день за днем, я стал понимать, что нужен тебе ради меня самого, что все у нас может быть хорошо, даже без детей. Ты очень изменилась, Лора, изменился и я. Мы сумеем сохранить нашу любовь, дорогая моя, будут у нас дети или нет. Ты должна верить в это.

– Я верю, – сказала она просто.

Его лицо просветлело. Он достиг того, что представлялось недостижимым. Его Лора снова поверила в него. Она опять с ним, она любит, и значит, все будет хорошо.

– О, Лора, родная моя…

Она взяла руками его лицо и поцеловала его.

– Ты знаешь, что ты у меня сумасшедший? А что, если бы я возненавидела тебя в конце концов?

– Но ведь этого не случилось.

– Ты неисправимый игрок, Дирк Торнтон!

Его глаза сузились.

– Поцелуй меня снова, – попросил он шепотом, и она исполнила его просьбу.

– Дирк, – пробормотала она, на миг отрываясь от его губ. Ее сердце сильно билось при мысли о том, что ему сейчас предстоит узнать.

– Да?

– Мне тоже надо тебе кое-что сказать.

Она больше не могла сдержать своей радости.

Его лицо застыло. Он чуть подался назад, глаза медленно расширились от изумления.

– Лора, ты имеешь в виду…

Она кивнула.

– Да! Твой план удался полностью. Ты будешь отцом. Я вернулась только затем, чтобы сообщить тебе это.

Его рот приоткрылся.

– Ты хочешь что-то сказать? – нежно спросила она.

Он несколько раз судорожно вдохнул, и она сквозь пелену, вдруг застлавшую ей глаза, смотрела, как он пытается справиться с собой.

– Все хорошо, мой милый, – прошептала она, прижавшись к нему, чувствуя, как ей самой слезы сжали горло. – Не говори сейчас ничего. Совсем, совсем ничего не надо говорить…


home | my bookshelf | | Вино желаний |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу