Book: Шерлок Холмс: прекрасный новый мир



Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Антон Толстых

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Антон Толстых

ШЕРЛОК ХОЛМС: ПРЕКРАСНЫЙ НОВЫЙ МИР

Название: Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Автор: Толстых Антон

Издательство: Самиздат

Год: 2011

Страниц: 128

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Однажды Шерлок Холмс и доктор Ватсон обнаружили на Бейкер-стрит подозрительного незнакомца. Понадобилось совсем немного времени, чтобы установить его личность. Вскоре им пришлось покинуть Лондон, чтобы спасти двадцатый век. Но и это был не конец.

Предисловие

Я решил написать эту книгу, чтобы наконец объяснить миру разгадку «загадки 1941 года». Но как и в других случаях, я должен был соблюдать осторожность при разглашении истинных событий. Некоторые из действующих лиц описанных здесь событий ещё живы, и я пока не могу отдать рукопись издателю. Но если рукопись увидит свет, всем станет ясно, что двадцатый век мог быть совсем иным. Я должен поведать миру о том, что произошло со мной и с мистером Холмсом на самом деле.

Я надеюсь, читатели уже слышали о том, что машина времени действительно существовала. Тогда им будет легче поверить в описанные мною события. К сожалению, человек, которого королева наградила рыцарским званием, мог совершить достаточно одиозные дела, что было засекречено британскими спецслужбами. Только теперь станет известно, что на самом деле произошло с Георгом VI.

Но если бы один никому не известный человек не отважился на подвиг, меня не было бы через сто лет после моего рождения. Что самое важное, в таком случае современная история была бы другой, трудно представить, сколько людей могло погибнуть в войнах и геноциде (это страшно представить, что бы там ни говорили сторонники мальтузианства). Я написал эту повесть, и пусть читатель не смущается архаизмами и теми моментами, которые покажутся ему старомодными.

Др Дж. Х. Ватсон

1960 г.

Глава I. Незваный гость

– Что вы скажете обо всей этой истории, Ватсон? – спросил Шерлок Холмс, когда мы сентябрьским вечером ехали домой в кэбе после визита в ресторан Марцини.

Лето неотвратимо завершилось. В Лондоне было ещё тепло, дождь перестал лить, напоминая о себе лишь редкими каплями, с устья Темзы доходили отрывочные клочья тумана. Холмс нисколько не обращал внимания на погоду, так как наши мысли были заняты обсуждением книги. В ресторане нам поведали о том, что «Машина времени» описывает подлинные события. В это было не так сложно поверить, если учесть, что в конце ушедшего века электричество стало применяться для освещения наравне с газом, звук передавался по проводам, а паровое метро стало уходить в прошлое.

– Наша цивилизация когданибудь закончится. Путешественник по Времени видел крайнюю степень классового неравенства. Неважно, описал ли Герберт Уэллс подлинные события. Общество неуклонно развивается, и капитализм либо социализм к чемуто должны привести.

– Вы считаете, что существование деления людей на элоев и морлоков вполне естественно?

– Да, Ватсон. Но было бы интересно узнать, что произошло с изобретателем после его нового отбытия в другое время. Представьте, что он попал не в палеолит и не юрский период, как предполагал Уэллс, а в более цивилизованные времена. В наш век начинают возникать гипотезы, что произведения Шекспира написал не малообразованный уроженец СтратфорданаЭйвон, а более известная персона. Было бы интересно, если бы Путешественник по Времени разрешил этот вопрос.

– Вы помните, что сказал ему психолог? «Можно было бы, например, отправиться в прошлое и проверить известное описание битвы при Гастингсе!». Доктор ответил: «А вы не побоялись бы, что на вас нападут обе стороны? Наши предки не оченьто любили анахронизмы».

– Ваш коллега в некоторой степени был прав. Но интересно было бы узнать, как повёл бы себя изобретатель, встреть он самого себя.

– Самого себя?

– Конечно, ведь он может переместиться на некоторое расстояние в прошлое, когда он существует в другом месте. Если Путешественник вздумает создать туризм во времени, ему следовало бы разработать этические нормы для туристов. Но мы приехали к порогу нашего скромного дома, и теперь можно отдохнуть с дороги и при желании продолжить разговор в более комфортных условиях.

– Сэр, я обнаружила в вашей спальне постороннего человека, – сообщила миссис Хадсон.

– Постороннего человека? В моей спальне? – удивился Холмс.

– Да, я услышала топот, оказалось, что он метался по спальне. Когда я увидела его, он отстранил меня и помчался к двери. Я не видела, куда он убежал.

– Вы говорите, в моей спальне? Как же он там оказался?

Мы вошли в спальню. Окно было закрыто, в чём Холмс незамедлительно убедился, и всё же незнакомец не мог пробраться в спальню через окно второго этажа. Холмс повернулся ко мне и только тогда заметил на кровати вещи, оставленные этим человеком. Это были «Железный крест» и красная лента с прожженной дырой.

– Что это, миссис Хадсон?

– Человек оставил эти вещи, когда убегал. Только он оставил их не здесь, а под дверью, сэр. Я услышала стук, а когда открыла дверь, эти сувениры лежали внизу.

– В таком случае я исследую их. Как этот человек оказался в моей спальне, для меня непостижимая загадка, но его вещи могут многое рассказать.

– Он был в высокой шляпе и плаще. Ещё у него были тёмные очки. Он спросил меня, где он находится, понемецки. Когда я не поняла его речь, он переспросил поанглийски, а когда я ответила, открыл дверь и убежал. Честное слово, дверь была заперта, а на коврике не было следов, сэр.

Переодевшись, мы отправились в гостиную, чтобы рассмотреть трофеи. Холмс вооружился лупой и начал изучать орден, как он обычно изучает следы на земле.

– «Железный крест» говорит о том, что его обладатель участвовал во франкопрусской войне.

– Вы правы, так как существуют две версии ордена: 1813 и 1870 года. Первый вариант можно с лёгкостью отбросить.

– Но почему у него отколупаны некоторые места? Даже без лупы видно, что в середине и снизу отсутствуют два места.

– «W», то есть «Wilhelm», и «1870». Но сверху должна быть выгравирована корона. Помоему, на её месте нет даже следов от вырезавшего её инструмента.

– Да, очень странно. Теперь перейдём к ленте. Дыра прожжена сигаретой. К сожалению, я не могу определить её марку.

Послышался звонок, раздались шаги, и миссис Хадсон привела мальчишку, в котором я узнал одного из членов «Нерегулярной гвардии Бейкерстрит», как Холмс называл банду маленьких бродяжек, способных помочь в деле, где нужно множество лишних глаз и ушей.

– Сэр, из вашего дома вышел подозрительный тип.

– Я знаю.

– Мы проследили его путь до Хайгейта.

– Его целью была Хайгейтская школа? – спросил я с большим интересом.

– Нет, сэр, он зашёл на Хайгейтское кладбище.

После этих слов юного помощника длинное лицо моего друга ещё больше вытянулось.

– Над этим надо подумать, – сказал он, довольно потирая руки. – Хайгейтское кладбище ещё не встречалось в наших делах.

Когда мальчишка ушёл, Холмс подошёл к полкам и стал листать справочник, не словом не обмолвившись о том, что он ищет. Снова зазвенел звонок, и миссис Хадсон объявила:

– Мистер Холмс, он вернулся!

Услышав эти слова, Холмс схватил своё любимое оружие, охотничий хлыст. В гостиную вошёл совершенно незнакомый человек, узнать которого мы не смогли бы, даже будь он знакомым. На нём был чёрный плащ, мокрый от дождя, а на голове были чёрная шляпа и тёмные очки, придававшие ему особенно таинственный вид.

– Вы Шерлок Холмс? – спросил он понемецки, но, как мне показалось, не с немецким акцентом.

– Да, сэр. Садитесь, пожалуйста, и расскажите, что привело вас сюда.

– Меня привела сюда ошибка, – сказал гость, садясь в кресло. – Я не должен был оказаться здесь.

После этих слов незнакомый гость погрузился в молчание. Повидимому, он обдумывал какуюто мысль. Спустя минуту Холмс нарушил тишину.

– Я не понимаю ваших слов. Как вы могли оказаться на Бейкерстрит, 221Б, не зная, куда вы идёте? Может быть, вы летели на воздушном шаре и по ошибке приземлились в Лондоне?

– Нет.

– Помоему, я вас гдето видел, сэр.

– Странное свойство моей физиономии: всем кажется, что меня гдето видели.

– Ладно, лучше уж я применю на вас мой метод. Вы коммунист…

– Что? Теперь я не коммунист! Недавно я стал социалистом. Надеюсь, вы видите разницу. – Немец подпёр подбородок рукой и вновь задумался.

– Да. Ладно, допустим, что вы не совсем коммунист. Вторым моим выводом был то, что вы не тот, за кого вы себя выдаёте в Германии.

– На этот раз вы правы. А почему вы решили, что я коммунист?

– Мне сказали, что вы ходили на Хайгейтское кладбище. Подозрительный пункт назначения, не так ли? Помоему, вы хотели взглянуть на чьюлибо могилу. Если вы не англичанин, то у вас там нет знакомых или родственников. Скорее всего, вы хотели взглянуть на могилу какоголибо известного лица. Я тут же навёл справки, кто из знаменитостей там похоронен. Итак, миссис Генри Вуд, Кристина Россетти[1], Джордж Элиот. Ах да, ещё ЭБеккет и Копли[2]. Но даже в тёмных очках видно, что в вашем лице нет одухотворённости. Недавно, во время визита мисс Вайолет Смит, я понял, что моя клиентка – пианистка, так как в её лице была одухотворённость, исключавшая то, что она машинистка, как можно было решить лишь по пальцам. Вы не их коллега. С другой стороны, там похоронены Фарадей и Уильям Клиффорд[3]. Но учёный, этот солидный человек, не станет приходить ко мне в замаскированном виде, ведь учёные известны людям, и вы не смогли бы меня обмануть. По правде говоря, я сам в некоторой степени учёный, но владею искусством маскировки. Но я ещё не встречал человека, который мог бы скрыть свою интеллигентность. Вы не известны и вы не учёный. Я перебрал все варианты, кроме одного. Остаётся лишь то, что на Хайгейтском кладбище похоронен Карл Маркс.

– Я всего лишь хотел проверить, не осквернили ли капиталисты его могилу.

– Жаль, мои рассуждения пошли не по тому пути. Продолжим рассуждения. Вы отколупали от ордена некоторые участки поверхности, что не стал бы делать человек, получивший орден по заслугам. Зачем так обращаться с заслуженным орденом? Помоему, вы лишь притворяетесь, что верно служите кайзеру.

– Я слышал, что вы умеете определять личность человека по вещам, и поэтому я отколупал от ордена кусочек, чтобы затруднить вашу задачу. Иначе вы заметили бы, что на «Железном кресте» выгравировано не «1870», а «1939». В остальном вы правы. Я служу не кайзеру!

– А кому же?

– Служу Советскому союзу!

Глава II. Гость из будущего

– Кому вы служите? – переспросил Холмс.

– Советскому союзу.

– Простите, но я не слышал о таком союзе. Так называется профсоюз?

– Так будет называться Россия. Те, кто создал Советский союз, selbstbewusst[4] думают, что абсолютно всё стало лучше, чем раньше. Но один человек, которого я знал, так не считает.

– Кто же вы?

Русский, выдававший себя за немца, выпрямился и чётко произнёс:

– Макс Отто фон Штирлиц. Характер нордический, выдержанный. Безукоризненно выполняю служебный долг. Беспощаден к врагам Reich. – Неожиданно он сорвал с себя шляпу и очки и схватился за волосы. – Verdammt noch mal![5] Что я говорю? Я… я разведчик Максим Исаев. Исаев. Так и называйте меня, хотя это тоже мой псевдоним.

Мы увидели худое лицо, которое могло бы быть лицом моего друга, будь у Исаева орлиный нос. Сходство подчёркивалось тем, что у него были тёмные волосы, хотя и с сединой, и на вид ему было от сорока до пятидесяти лет. Разведчик успел надеть красный халат Холмса. Владелец халата нахмурил брови.

– Вы поняли, почему на ордене должно было быть написано «1939», а не «1870»? Я попал сюда из будущего. До моего рождения осталось пять лет.

– Уж не причастен ли к вашему нахождению здесь Путешественник по Времени? – спросил я.

– Вы правы. Конечно, советская разведка не отнеслась бы так хорошо к моему общению с представителем капиталистической страны, но он помог мне встать на путь исправления мировой истории.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

В гостиную вошла миссис Хадсон, которая не ожидала увидеть незнакомого пришельца в халате Холмса.

– Миссис Хадсон, перед вами… – начал Холмс.

– У вас есть армянский коньяк? – выпалил Исаев.

– У нас никогда не было армянского коньяка, сэр, – удивлённо ответила миссис Хадсон.

– А сигареты «Каро»?

– Нет, сэр.

– Спасибо.

– Так кто вы такой? – спросил я. – Почему вы попали в наше время?

– Сейчас вы всё поймёте. Я должен поведать вам историю двадцатого века. Через несколько лет ваша страна развяжет англобурскую войну. Первая война двадцатого века. Другие войны первого десятилетия вам вряд ли будут интересны. В 1914 году в Сараево будет убит наследник австрийского престола (помоему, его звали Франц Фердинанд), и война между Сербией и АвстроВенгрией станет первой мировой войной.

– Но мировых войн не было со времён наполеоновских завоеваний!

– В будущем будет ещё хуже. Какие военные блоки существуют в ваше время?

– Если я правильно помню, в деле о «втором пятне» премьерминистр тоже затронул эту тему. В общем, в Европе существуют два военных альянса, Великобритания не вступила ни в один из них.

– В начале следующего века ваша страна вступит в один из этих блоков, который получит название Антанты. Этот блок обострит противостояние с Тройственным союзом. Германия, стремясь к завоеванию места под солнцем и к борьбе с Антантой, станет главной причиной превращения этой войны в мировую. Появится химическое оружие. По полям сражений будут перемещаться самоходные боевые машины. Бомбардировка с воздуха. Траншеи, колючая проволока и минные поля. Солдаты перестанут видеть лицо врага. Военная форма приобретёт маскирующую окраску. Такой войны вы ещё не видели. Теперь перейдём к России.

– Что интересного может произойти в России?

– Свержение ненавистного самодержавия. Цари слишком долго считали, что их власть не может быть ничем ограничена. В России была создана республика. Но это не было концом. Есть такой человек под псевдонимом Ленин. В настоящее время он только начинает свой путь. В том же году он пришёл к власти и начал приводить стану к социализму. Социализм построен, но, согласно учению Маркса, после социализма должен наступить коммунизм. Никто не знает, возможен ли коммунизм на практике, не так ли? Советское руководство до сих пор уверено, что скоро будет коммунизм. Оно думает, что свои цели можно достигнуть только насилием, и не собирается оставлять капиталистам никаких шансов. Старый мир, по его представлениям, должен быть полностью разрушен. Даже старая культура. Писателей делят на прогрессивных и реакционных, науку подвергают цензуре и делят на марксистскую и буржуазную. В общем, хотели как лучше, а получилось как всегда. В России произошла гражданская война гораздо масштабнее американской. Коммунистов называют красными, а монархистов – белыми. Османская империя уступила место Турецкой республике. Турция стала европеизированной страной. Император Китая был свергнут, и страна стала Китайской республикой. Нечто подобное было в Мексике. Вам интересно?

– Нам хотелось бы, чтобы вы рассказали о будущем нашей страны.

– Хорошо. Арабы стремились создать государство, независимое от Османской империи. Знаменитый английский разведчик стал арабским агентом против турок и обещал арабам создание независимого государства. Но Великобритания вела двойную игру. Евреям было обещано создание еврейского государства. В конечном итоге евреи и арабы ничего не получили и по вине англичан начали конфликт.

– Вы обвиняете, нас, англичан? – обиделся Холмс.

– Я объективно излагаю ход истории. Императоры Германии и АвстроВенгрии были свергнуты. После окончания первой мировой войны Великобритания, Америка и Франция стали строить новую Европу. Германия была сильно наказана. Победители перестарались, не так ли? В итоге к власти пришёл человек, имени которого я не буду называть. Его титул звучит как Führer. Когдато он был австрийским художником, теперь же он собирается отомстить за поражение и унижение Германии.

– Он решил взять реванш подобно Наполеону Третьему?

– Не знаю, возможно, подходящее сравнение.

– Граф МонтеКристо тоже посвятил жизнь мести.

– Какой ещё граф МонтеКристо? Я рассказываю о Führer. В Германии стал преобладать антисемитизм. Эта страна получила название «Третий Reich», так как первым считалась «Священная Римская империя», а вторым – нынешняя Германия. В Советском союзе к власти пришёл другой вождь. В Италии к власти пришёл duce. Интересно, что он имеет сходство с вами, Холмс.

– Какое же?

– Скрипка. Но это не имеет отношения к делу. Италия варварски завоевала Абиссинию. В Испании после свержения монархии произошла гражданская война, и республиканцев сменил caudillo. В Португалии также обосновался диктаторский режим. Идеология итальянского вождя стала основой для государственного устройства в Италии, Германии, Испании и Португалии. В капиталистических странах произошёл огромный экономический кризис. Вскоре началась ещё одна мировая война, и в её существовании виноваты страны – Великобритания, США, и Франция – жестоко наказавшие Германию. Правда, Испания так и не вступила в неё, а Португалия выступила против агрессоров. Финляндия воевала с Советским Союзом. Японский империализм начал захват Азии. Ваш министр иностранных дел Чемберлен направил интервенцию в Россию.



Мы молча слушали повествование о будущем, которое мы все считали безоблачным, надеясь на самое лучшее. Исаев продолжал печальный рассказ.

– Страны Запада думали, что коммунизм опаснее того, что произошло в Германии, и недооценивали амбиции немцев. Великобритания, будучи идеологическим противником России, проводила политику умиротворения nazistisch Германии. Эти действия сделали возможной мировую войну. Германия захватила Австрию и Чехословакию и напала на Польшу и Россию.

– Позвольте, ведь Польша принадлежит и Германии и России, – заметил я.

– Польша стала свободной страной. Итак, Германия напала на них без объявления войны. Вождь Сталин не боялся такой возможности до последней минуты, так как считал Führer своим союзником. Ещё до этого я стал разведчиком в стане врага и вступил в nazistisch партию. Генрих Мюллер, шеф тайной государственной полиции. Ох, и хитрый гад! Но Мюллер так и не доказал, что я советский разведчик, хотя недавно он получил соответствующие улики. Если вам интересна история Англии, то я скажу, что Германия бомбардировала Лондон. Англичане воевали в Африке с немцами. Японские военновоздушные силы напали на американскую базу в Тихом океане без объявления войны. Американцы произвели высадку в Нормандии. Румыния, Хорватия, Болгария и Финляндия стали союзниками Германии. В Тегеране произошла встреча глав Советского союза, Великобритании и США. В Индии началось движение за освобождение от вашего владычества. Американцы начали создавать атомное оружие.

– Что оно представляет собой?

– Военная тайна. Теперь я перейду к самому важному для меня. Мне поручили выяснить, проводит ли Германия попытки сепаратного мира с Западом. Действительно, Аллен Даллес собирался заключить мир с Германией, чтобы можно было направить её на Россию. Но мне удалось выяснить, что Германия тайно заключает соглашение и с вашей страной.

– Наша страна решила заключить соглашение с этим дьявольским немецким государством? – поразился я.

– Да. В Лондоне живёт некий профессор Джойс. Оказалось, что он враг и коммунизма и России вообще. По приказу Nazis он привёз в Германию Путешественника по Времени.

– Путешественника по Времени? Мы с Ватсоном только что обсуждали книгу об этом незаурядном человеке.

– Оказывается, этого человека звали Арнольд Дойл[6]. Он понадобился германскому руководству, чтобы передать им технологию Машины Времени. Но если бы они знали, на чём она работает…

– Она действовала по принципу «время – четвёртое измерение пространства». Так написал Уэллс.

– Верно. «Время – четвёртое измерение пространства». Но этот принцип стал частью теории относительности, которую в антисемитской Германии отрицают как еврейскую. Если бы немцы знали, что Машина Времени имеет хоть какоето отношение к теории относительности, они ни за что не стали бы использовать её для исправления истории. Я же решился на такой шаг.

– Вы решили исправить историю? – спросил я, удивившись такому смелому решению.

– Об исправлении истории мы поговорим завтра, – сказал Холмс. – Сегодня нам пора спать.

На Лондон опустилась ночь. Мне неохота было спать, когда я представлял, что Исаев спит не на кровати, а на лежащем на полу матрасе. Холмс в какойто мере разделил его неудобства, так как матраса на его кровати не было. Утром нам пришлось выслушать упрёки миссис Хадсон, которая была недовольна тем, что совершенно незнакомый ей человек проводит ночь в её доме. За завтраком Исаев обещал подтвердить свой рассказ демонстрацией технического новшества двадцатого века.

– К сожалению, я лишен возможности продемонстрировать вам беспроволочный телеграф, который получит название «радио». Поэтому мой пример будет другим. Холмс, у вас есть железные трубы?

– Я могу сходить на склад и запросить нужные вам трубы.

– Одна труба должна быть длинная, другие две уже и короче. Один конец длинной трубы должен заканчиваться заострением. Необходимо электричество и провода. Воду и стеклянные банки я возьму у вашей миссис Хадсон.

Вскоре Холмс выполнил заказ. Исаев приступил к изготовлению ракеты. Две меньшие трубы предназначались для водорода и кислорода, которые легко можно было получить методом электролиза. Провода понадобились для пропускания тока через банки с водой, в дальнейшем они требовались для поджигания топлива. Днём работа была завершена.

– Ваша ракета улетит в космос? – недоверчиво спросил я.

– Более вероятно, что она остановится на полпути и упадёт обратно на землю. – Исаев приступил к рассказу о том, как он должен был исправить историю. – Ладно, об этой теме мы поговорим позже. Я решил опередить немцев. Вы спрашиваете, как я оказался в Лондоне? Не знаю, почему я оказался именно в вашей квартире. Но понятно, почему я оказался в Лондоне. В машине времени произошла ошибка, отчего сработало перемещение в пространстве. Я собирался оказаться в Берлине 1895 года.

– Зачем, извольте спросить?

– Чтобы исправить историю. Понимаете, истоки мировых войн таятся в вашем веке. Германией правит Вильгельм Второй с самодержавными Allüren[7]. С него началась история кровавого двадцатого века. Это если не учитывать Англобурскую войну. В Германии конституционная монархия лишь фикция. Бисмарк был убеждённым монархистом и пресекал любое инакомыслие. Мы должны покончить с Германской империей и не дать ей направить историю в такое русло. Впоследствии новое немецкое правительство исправит остальные причины войны.

– Вы имеете в виду… – начал я.

– Нет, общение с Арнольдом Дойлом, Путешественником по Времени, не прошло для меня даром. Я стал противником революции и классовой борьбы и стал сомневаться в Unfehlbarkeit[8] советской власти. Изза недостатков советского социализма многие советские граждане всерьёз считали, что в nazistisch Германии гораздо лучше. Точно так же считали сторонники царизма.

– Но если вы противник революции, то что же предлагаете?

– Если в Германии к власти придут капиталисты, то её соперничество с другими капиталистическими странами может всётаки привести в мировой войне. И наверняка найдётся или демократически избранный правитель, который станет императоромзавоевателем, или реакционер, последователь Ницше. Этот философ стал одним из предшественников Nazism. Но как построить в Германии социалистическую республику без применения революционных методов? Очень просто. К власти должны привести реформисты. Наша цель – капитуляция кайзеровской Германии.

– Согласен. Но как привести к власти реформистов опятьтаки без применения революционных методов?

– Чтонибудь придумаем. Главное, чтобы цель не оправдывала средства. «Движение – всё, цель – ничто»[9].

– Но как же кронпринц Вильгельм? Неужели он не сможет стать преемником?

– Не может. Бывший кронпринц Вильгельм поддерживал nazistisch партию. Он даже хотел, чтобы его отец поддерживал Führer. Ещё один сын бывшего кайзера вступил в nazistisch партию. Нет, Гогенцоллернам не стоит доверять.

Пока мы думали над довольно оригинальным замыслом, Максим Исаев отнёс ракету на задний двор. Я ещё не упоминал, что на заднем дворе растёт одинокий платан[10]. Русский разведчик безжалостно наломал веток, чтобы собрать подставки для ракеты. Теперь ракета длиной 12 футов[11], иными словами, в два раза выше самого Холмса, стояла около покалеченного дерева. Провода от неё тянулись в квартиру, где на столе стояли аккумуляторная банка и рубильник.

Исаев неожиданно выразил желание помыться. Именно в это время нашу квартиру посетил инспектор Лестрейд. Не обращая ни малейшего внимания на установленные на столе части электрической цепи, он сел в кресло, и его крысиное лицо приобрело довольное выражение.

– Мистер Холмс, я представляю вам подозрительную личность, о существовании которой вы, вероятно, не догадываетесь.

Было видно, что Лестрейд решил превзойти Шерлока Холмса и потому вздумал опередить его в поимке преступника. Но увиденная им «личность» была нам уже известна. Максим Исаев подвергался опасности.

– Вчера вечером мне сообщили о неизвестном, побывавшем на Хайгейтском кладбище. Об этом я узнал позже, сначала же своими глазами увидел то, что он натворил на Марлибонроуд. Надо сказать, что на нём был плащ. Подозрительная личность подошла к фонарю и вынула изпод плаща портсигар. Нет, он не собирался курить. Он прожёг дыру в красной повязке, снятой им с рукава. Поверьте, я был в недоумении, когда он стал колотить по фонарному столбу «Железным крестом», да так усердно, что от ордена отвалились мелкие куски. Чёрт с ним, с «Железным крестом». Главное то, что я успел разглядеть на повязке, пока этот тип не прожёг это место.

– Что же там было, мистер Лестрейд?

– Белый круг, внутри которого свастика. Известно ли вам, что такое свастика? Крест с загнутыми концами. А кто его использовал, а? Язычники. Древние арии. Индуисты. Мы живём в христианской стране, и такой дребедени здесь не место. Кто ещё, кроме язычников? Полагаю, сатанисты и оккультисты. В нашей стране существует оккультная организация «Золотая заря». Также не стоит забывать о масонах. Холмс, я слышал, вам пришлось иметь дело с этой организацией[12].

– Да, моими коллегами в этом деле были инспектор Макдональд и агент Пинкертона. Но разве масоны используют свастику?

– Кто знает? Кем бы ни был этот человек, язычником, масоном, сатанистом или кемнибудь ещё хуже, его нужно немедленно изловить.

Лестрейд попрощался и покинул нашу квартиру. Как только он хлопнул входной дверью, в гостиную вошёл Исаев. Его лицо было перекошено.

– Идиот! – процедил он сквозь зубы. – Какой я сатанист, язычник или масон? Свастика использовалась древними ариями, с этим не поспоришь, но немцы сделали её своим символом, она стала символом зла! Кто он такой, этот Лестрейд?

– Инспектор Скотландярда.

– Кем бы он ни был, нам нужно сматывать удочки. Нас ждёт Германия. Германская империя сделала обычную войну мировой. Первая мировая война привела ко второй. Почему Führer стал таким, а не другим? Вопервых, большая концентрация антисемитизма на его родине, Австрии. Вовторых, наказание Германии странамипобедительницами как результат первой мировой войны. Холмс, имя Вагнера вам ни о чём не говорит?

– Гениальный немецкий композитор.

– Так знайте, что Вагнер был националистом и антисемитом. Его мировоззрение повлияло на немецкий Nazism.

Лицо Холмса выразило неимоверное удивление, и мне стало жаль этого любителя Вагнера.

Вскоре мы уже собирались в Германию. Миссис Хадсон обещала терпеливо ждать нас. Когда мы ехали в кэбе на вокзал Виктория, изза наших спин послышался голос Лестрейда.

– Я видел, как из квартиры мистера Холмса и доктора Ватсона выходил тот самый проходимец. Нужно немедленно найти его, пока этот странный человек не покинул Лондон.

В сторону Бейкерстрит направлялись шеренги полицейских. Когда мы садились в экспресс, к северу от вокзала произошла неожиданная вспышка света, которую я принял за взрыв огромного количества бочек с порохом, словно некий последователь Гая Фокса решил совершить второй пороховой заговор. Над северозападом Лондона выросла огненная вертикальная линия, всё более взлетавшая к небесам. От неё исходил тонкий гул, постепенно стихавший.

Пассажиры повернулись в сторону Бейкерстрит, привлечённые невиданным зрелищем.

– Всё ясно. Лестрейд, ворвавшись в ваш дом, случайно замкнул контакт и запустил ракету, – прошептал мистер Исаев.

Глава III. Изобретатель

Паром вёз экспресс через ЛаМанш. Рядом с ним располагается Немецкое море, и само название этого моря говорило о немецком высокомерии, так как оно омывает берега не только Германии, но и Великобритании, Дании и Голландии. Мы обсуждали то, как мы должны будем попасть в Германию. В первую очередь мы придумали псевдонимы, и Холмс стал Готлибом Хаузером, я стал Иоганном Сименсом, а Исаев снова стал Штирлицем, так как этим именем он пользовался в Третьем Reich. Сначала Штирлиц хотел назвать себя «ограбленным в Шанхае немецким аристократом фон Штирлицем», так как эта легенда уже была использована им. Но жители Берлина должны были знать, что такого аристократа у них нет, и от такой затеи нам пришлось отказаться. Поскольку мы, намереваясь поселиться в гостинице, должны были выглядеть приезжими, мы не просто учили немецкий язык, но и штудировали саксонский диалект, позволявший нам отличаться от коренных берлинцев. Исаеву оставалось подучивать английский язык.

– Мы не должны никого эксплоатировать. Мы отправляемся в Германию во имя гуманизма, – учил нас Исаев, раскладывая фигурки из спичек.

Наша поездка по Голландии не отличилась ничем особенным, чтобы рассказывать о ней. Правда, я вспомнил, что Холмс проводил расследование по поручению голландской королевской фамилии. В ответ на вопрос рассказать о расследовании он отмахнулся.

– Эта история может опозорить голландскую королевскую фамилию. Прошу вас, простите меня, но я пока не могу ничего рассказать[13].

Мы вышли из поезда около границы с Германией. На горизонте пересекались граница и железная дорога. Невдалеке находилась голландская деревушка. Мы сели на чемоданы и задумались над нашей проблемой. Как мы пересечём границу, если у нас нет паспортов на вымышленные нами имена? И как быть, если нам понадобится вдобавок изменить внешность, а в то время паспорта имели антропометрические данные?

– Если бы мы не знали немецкого языка, мы могли бы использовать паспорта глухонемых немцев, – заметил Исаев. Эта мысль выглядела несколько витиеватой, так как мы знали немецкий язык, но пересечь границу всё равно не могли независимо от знания немецкого языка.

– Вы не замечаете ничего странного? – спросил Холмс.

– Я не вижу ничего странного, – ответил Исаев.

– А как же этот приближающийся предмет, похожий на птицу?

– В нём нет ничего странного.

К нам по воздуху приближался человек, поразительно напоминавший Икара. Его руки держали широкие крылья, которые не махали по воздуху, как у птицы, а неподвижно планировали. За человеком следовали ещё два крыла, образовывавшие хвост. Летучий человек перелетел границу и приземлился на поляне.

– Боже, мне нужно обуздать свой энтузиазм! Как я мог пролететь такое расстояние, ума не приложу! Ладно, допустим, этот полёт вплотную приблизил меня к изобретению летательного аппарата. Но как я смогу поднять аппарат в воздух, если он приземлился на ровную поверхность, и здесь нет холмов?

Исаев шагнул к незнакомцу и пожал ему руку.

– Вы Отто Лилиенталь?

– Да, я Карл Вильгельм Отто Лилиенталь. А вы кто такой, извольте спросить?

– Я пока не знаю, можно ли вам доверять.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

– Почему вы не уверены в том, можно ли мне доверять?

– Вы собираемся совершить дело огромной важности. – Исаев повернулся к нам. – Идите сюда, перед вами один пионеров авиации.

– Кто вы такие? Я не знаю слова «авиация», но я вижу, что вы знаете больше меня.

– Дело в том, что я попал сюда из будущего.

– Да? Если вы попали сюда из будущего, то простите мне нескромный вопрос. Стану ли я изобретателем летательного аппарата?

– К сожалению, вы погибнете во время испытания.

– Боже, неужели это нельзя исправить?

– Можно, – решительно ответил Холмс. – Если вы, мистер Исаев, из будущего, то сможете помочь герру Лилиенталю создать летательный аппарат. И мы перелетим через границу. Дальше часть территории Германии и, в конце нашего пути, Берлин.

– Но сможет ли планёр поднять в воздух четверых человек?

– Это будет не планёр, – возразил Исаев. – Это будет самолёт с двигателем.

– Вы совершенно правы. Я продвигаю концепцию «подпрыгнуть прежде, чем полететь». Нужно сначала поднять в воздух планёр, вместо того, чтобы создавать машину с двигателем, надеясь, что она сразу полетит. Я в порыве энтузиазма пролетел расстояние от Берлина до места, где мы сейчас стоим. А если я преодолел это расстояние на планёре, то мы сможем преодолеть это расстояние и на машине с двигателем.

– В таком случае мы должны приняться за работу. Видите деревню? Кузнецы и плотники изготовят нам двигатель и деревянный каркас. Виноделы предоставят нам спирт для горючего. Но поскольку мы не эксплоататоры, нам тоже необходимо присоединиться к работе.

– Но я должен напомнить, что у нас нет аэродинамической трубы. Я строго документирую работу и делаю фотографии, однако в моём распоряжении нет фотоаппарата. Снимки моей новой машины, если она будет, смогут быть сделаны лишь в Берлине.

– Зато у меня есть знание о том, какими будут самолёты в следующем веке.

– Зато я знаю об аэродроме, то есть летательном аппарате, разрабатываемом профессором Ленгли из Смитсоновского института. Американцы продвинулись в изобретении летательного аппарата дальше меня, и я надеюсь, что вы обгоните их.

Мы рассказали Лилиенталю о нашем грандиозном замысле и встретили поддержку. Авиатор узнал наши имена и обещал сохранять наш инкогнито.

Кузнецы воодушевились необычным заказом и изготовили двигатель, в котором я тогда ещё мало что понимал. Виноделы ради топлива пожертвовали всем алкоголем деревни. Плотники сделали двухэтажные крылья шириной 11 ярдов[14]. Их края сгибались вокруг продольной оси, обеспечивая управление движением. Два пропеллера должны были вращаться в противоположных направлениях, так как, по словам Исаева, «иначе аппарат, что очевидно, будет вращаться в ту сторону, в которую вращаются пропеллеры».



В деревне нашлось стекло, и мы изготовили четверо защитных очков. Теперь мы не опасались опасности для глаз во время полёта.

Чемоданы были надёжно прикреплены к аэроплану, чтобы мы потеряли багаж во время полёта. Когда мы были готовы, герр Лилиенталь был потрясён такими темпами изобретения.

– Вам ещё повезло, что мы встретили меня, а не полоумного графа Цеппелина с его проектом дирижабля чудовищных размеров.

– Счастливого полёта! – пожелал голландский кузнец. – Переиначивая слова моряков, желаем двадцати метров под аэропланом!

– Нам некогда разводить разговоры, – напомнил Шерлок Холмс. – Мы отправляемся в полёт.

Мы надели защитные очки. Герр Лилиенталь потянул рычаг, и двигатель затрещал, прилагая силы для раскручивания пропеллеров. Мы почувствовали себя так, будто сидим в поезде, удивительно быстро отбывающем со станции, и аэроплан взлетел над лесом. Встречный поток воздуха трепал нам волосы, но не мог снести шляпы, прикреплённые к защитным очкам. Мы осторожно взглянули на землю, и увидели, как под нами проплывает немецкая территория. Нам оставалось лететь 248 миль[15]. Поневоле нам приходилось обходиться без еды, что Холмс умел совершать в течение долгого времени. К сожалению, мы не могли спать в таком положении, а Лилиенталю это тем более было заказано.

Глава IV. Мы прибываем в Берлин

Мы вылетели из Голландии днём, и через 25 часов аэроплан был на Девичьей пустоши, расположенной на окраине Берлина. На пустоши располагалось стрельбище, и мы опасались, что на звук аэроплана немедленно сбегутся стрелки. По счастью, всё обошлось, и мы спокойно покинули Лилиенталя.

– Похоже, мне придётся превратить Девичью пустошь во взлётную площадку, – задумчиво сказал авиатор. – В любом случае, аэроплан необходимо куданибудь поместить на время его неиспользования.

Исаев попросил у Лилиенталя номер телефона, но не поинтересовался адресом, хотя тот жил в Берлине. Зачем ему это было нужно, мы узнали намного позже. Чемоданы были отвязаны, и мы отправились в Берлин.

В первую очередь нам следовало найти еду после такого долгого полёта. Исаев заодно взял взаймы у отважного авиатора немецких денег, и мы пошли в ресторан «Maria Beil»[16]. Теперь перед нами вставала проблема, где найти пристанище.

К северу от Тиргартена немецкая изобретательность едва не лишила меня жизни. Я вместе со спутниками переходил рельсы, думая, что обыкновенная конка. Неожиданно послышался шум, и на меня двинулся вагон, двигавшийся очень быстро, несмотря на отсутствие лошадей. Исаев крикнул «Осторожно!», но я зацепился за рельс. Вагон, остановившись, издал громкий скрежет, Холмс и Исаев оттащили меня подальше. Человек в щегольском костюме, стоявший на задней площадке, посмотрел на меня как на умалишённого, и вагон поехал дальше.

– Я боялся, что вы погибнете, – признался Холмс.

– Что это было, извольте спросить?

– Straßenbahn[17], – объяснил Максим Исаев. – Электрическая разновидность того, что вы называете… Простите, я не знаю, как вы это называете. У вас Straßenbahnen не электрические, а конные. Вы видели третий рельс посередине? Судя по тому, что над вагоном не было проводов, электроэнергия передаётся через третий рельс. Вы могли получить удар тока[18].

Дойдя до Шпрее, я твёрдо решил поскорее отыскать гостиницу, пока с нами не произойдёт другая беда.

– Скажите, вы не знаете, где в Берлине хорошая гостиница? – спросил Холмс встреченного нами молодого человека, хотя нам было неважно, в какой гостинице мы будем жить.

– Я с полным основанием предлагаю вам гостиницу «Кайзерхоф», гостиницу класса «люкс»!

– Почему вы предлагаете с полным основанием? – спросил Холмс.

– Гостиница класса «люкс»! 260 номеров с современной роскошной обстановкой! Имеются ванные комнаты и телефон! Паровое отопление, пневматические лифты и газовые плиты!

– Есть ли в «Кайзерхофе» электричество? – спросил я, включаясь в разговор.

– Как вы можете в этом сомневаться, господа? Электричество поступает со второй электростанции на Мауэрштрассе, построенной компанией «Сименс и Гальске»!

Я сдержал улыбку, услышав свой псевдоним.

– Лучше бы вы сказали нам, где находится эта гостиница, – недовольно заметил Исаев.

– На Вильгельмштрассе, к востоку от Тиргартена. Больше вопросов нет?

– Спасибо, мы всё поняли.

Мы добрались до «Кайзерхофа» и нас немедленно записали в список постояльцев. Немца заинтересовала моя «фамилия».

– Если вас зовут Иоганн Сименс, то вы, – обратился он к Исаеву, – вероятно, носите фамилию Гальске?

– Нет, я всего лишь Макс Штирлиц.

– Штирлиц? Редкая фамилия. Вы точно все из Саксонии?

– Мы уже говорили. Не задерживайте нас.

Мы разместились в номере на втором этаже. Действительно, это был роскошный номер. Мы, англичане, в те времена осуждали роскошь, поэтому я больше оценил увиденные нами батареи, ванную комнату, электрическое освещение и дверцу пневматического лифта. Пока нам нечем было занять время. Холмс зажёг трубку, и номер наполнился тонкими кольцами дыма. Я заметил, что постояльцам может не понравится запах табака, и Холмс, спрятав трубку, вышел на улицу. Я стал думать о городе, в который нас занесла судьба.

Берлин также известен под прозвищем «Афины на Шпрее» по названию немецкой реки, протекающей через него в придачу к реке Хафель. Его можно с полным основанием назвать городом музеев, и в одном из них до сих пор демонстрируется «золото Трои». Берлинский диалект довольно примечателен. Например, берлинцы известны в Германии тем, что вместо ich[19] говорят ik. Кроме того, берлинцы, к глубокому сожалению, известны своей бранью.

В одном квартале от «Кайзерхофа» на острове Шпрееинзель расположен Городской дворец, где пребывал самый опасный правитель Европы, кроме тех случаев, когда он жил в Хомбурге. Городской дворец создан Андреасом Шлютером и является одним из выдающихся произведений архитектуры барокко. Через столетие после Шлютера появилось классицистическое убранство помещений дворца. На Шлоссплатц был возведён Дворцовый фонтан. Его украшает скульптура Нептуна, и существовала легенда, что взгляд бога морей действовал на нервы Августе Виктории, ибо был направлен на окна спальни во дворце. Так это или нет, мне неизвестно.

Мои мысли заняли несколько минут. Я выглянул в окно и увидел, что Холмс разговаривает с девушкой в сером пальто и наспех надетой шляпке. С ней определённо произошло нечто из ряда вон выходящее, так как женщине не подобает без сопровождения находиться на тёмной улице.

– Чем вы так расстроены, милая барышня? Надеюсь, я смогу решить вашу проблему.

У входа слышался раздражённый голос. Холмс препирался со швейцаром, который не желал впускать незваную гостью. В конце концов, швейцар уступил, и Холмс вошёл в номер, ведя за руку встреченную им незнакомку.

Моим первым впечатлением было то, что она высокая и очень изящная. Когда Холмс усадил её в кресло, я справедливо подумал, что не часто видел такое же красивое лицо. Передо мной были очень правильные, тонкие черты, изящно очерчённый рот, большие голубые глаза с веерами загнутых ресниц. Девушка сидела в кресле, положив ковровую сумочку на колени и потупив взор. Конечно, Холмс пришёл к совсем другим выводам, которые не могли быть сделаны мной.

– Итак, позвольте представить вам медсестру с раненой кистью правой руки, возвращавшуюся с места работы.

– Как вы это узнали, Холмс?

– Дорогой Ватсон, вы же врач. Посмотрите на кисть руки, и вы заметите, что под перчаткой имеется прямоугольная выпуклость, в которой легко узнать пластырь.

– А как вы увидели медсестру? Этот вывод тоже очевиден для врача?

– Здесь я должен признаться, что имел преимущество в возможности наблюдать и делать выводы.

Медсестра сняла шляпку, и я увидел сестринскую шапочку, наполовину скрывавшую густые золотисторусые волосы. Конечно, Холмс, в отличие от меня, видел девушку сзади, и только поэтому заметил такую деталь.

– Я была так расстроена, что забыла снять её, – сказала она понемецки.

– Вы не могли бы поведать нам вашу проблему? – спросил Холмс юную леди с таким видом, словно та сама пришла к нему за помощью.

– Я боюсь рассказывать.

– В чём же дело? Я осмелюсь предположить, что вас обидел сам кайзер.

Я отмечал, что Холмс обладает способностью успокаивать клиентов. И на этот раз ему было достаточно положить руку на руку медсестры и придать своим глазам выражение сочувствия, чтобы та, едва слышно вздохнула и подняла глаза, уже свободные от слёз.

– Вы правы.

– В таком случае рассказывайте.

– Меня зовут… – начала она, не решаясь называть нам своё имя, – меня зовут фройляйн Агнесс Клозе. Я работаю медсестрой в клинике Шарите. Однажды, то есть, я хотела сказать сегодня, нам сообщили о визите кайзера. Оказывается, он играл с собакой, и та укусила его за ногу. Сначала кайзер отправился на пастеровскую станцию, а потом пришёл в клинику. Там он сидел на койке в ожидании, когда место укуса обработают йодоформом и наложат стерильную повязку. Медсёстры стали выбирать, кто из них пойдёт к кайзеру. Меня выбрали на том основании, что я самая красивая. И теперь мне за это досталось!

– Что же он сделал? – спросил я, когда фройляйн Клозе снова зарыдала.

– Я опасалась находиться в одном помещении с мужчиной, когда рядом больше никого нет. Кайзер лежал на койке и встал, когда я подошла с бинтами. Я сделала книксен. У него был вполне добродушный вид, но ведь внешность бывает обманчива. Я обработала рану и перевязала ногу. Кайзер пожирал меня глазами, а когда я закончила процедуру, он продолжал сидеть на койке, и на его лице застыла глупая улыбка. Неожиданно он сказал: «Я благодарю вас за заботу об августейшей ноге, и я смогу забыть об укусе!». После этих слов он пожал мне руку. Я видела на его пальцах кольца, и не знала, что это были перстни, повёрнутые камнями вовнутрь. Я почувствовала сильную боль, когда он пожимал мне руку! При этом он смотрел на меня невинными глазами. Я выбежала из палаты, а когда вернулась, кайзера уже не было. Ноги моей больше не будет в этой клинике!

– Ну, это не самое страшное, – возразил Исаев. – Ведь кайзер мог… – он не договорил, но его мысль была видна из того, что фройляйн Клозе залилась краской.

Холмс направил на шпиона строгий взгляд, и тот вынужден был умолкнуть.

– Можно осмотреть вашу руку? – осведомился я.

Когда фройляйн сняла перчатку, я искренне посочувствовал ей, увидев узкую, изящную руку, на которой были видны следы от перстней Вильгельма. Мне уже приходилось слышать, что «Дымящий Вилли» имеет садистскую привычку пожимать руку так, чтобы причинять боль камнями. Теперь он причинил боль столь нежной руке, что нельзя было не возненавидеть кайзера вопреки заповедям Христовым.

– С рукой ничего страшного не произошло, кости целы, – ответил я после пальпации.

Как только я произнёс эти слова, на улице раздался громкий треск. Я бросился к окну. Перед «Кайзерхофом» остановился ещё не виданный мною агрегат, сразу же напомнивший мне гравюру «Лень – двигатель прогресса». Из него вылез почтальон и бросился к гостинице, взяв с собой сумку, очевидно, опасаясь за её сохранность. Швейцар, уже вынужденный впустить постороннего, снова запротестовал. В конце концов почтальон спросил у него про нашу гостью, и, узнав, в какой номер она пошла (очевидно, швейцар помнил, в каком номере мы поселились), вошёл прямиком к нам.

Перед нами стоял молодой почтальон, чьи сероголубые глаза и светлые усы являли нам типичного представителя нордической расы. Пришедший осмотрел номер и увидел медсестру.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

– Что вы здесь делаете? Кто эти люди? – спросил он с явственной резкостью берлинского диалекта.

– Молодой человек, что вам здесь надо? – строго спросил Исаев.

– На чём вы приехали сюда? – спросил я, думая об увиденном на улице.

Вместо ответа почтальон показал визитную карточку.

ЭРНСТ ШТОЛЬЦ[20]

Единственный почтальон Берлина

Шофёр безлошадного экипажа

Почитатель Холмса

Почтамт на Унтер ден Линден

Йоркштрассе 2

– Я вижу, что вы англичанин, – обратился Штольц ко мне.

– Но откуда… – начал я, всерьёз опасаясь, что немец раскроет и остальные наши секреты.

– Вы впервые в Германии. Отставной военный и курите трубку.

Я оторопело смотрел на Штольца, не понимая, как он определил эти несомненные факты. Моё состояние было близко к тому состоянию, в котором я оказался, когда Шерлок Холмс сказал: «Я вижу, вы жили в Афганистане». Откуда в Германии взялся человек с такими способностями? В одном из очерков я упомянул детектива Фрица фон Вальдбаума из Данцига[21], но Штольц не был им.

Медсестра рассказала почтальону о случившемся с ней происшествии. Дослушав до конца, тот выпрямился и бодро произнёс:

– Кайзер должен ответить за этот поступок. Пусть я получил автомобиль именно от него, но этот факт не остановит меня!

Эти решительные слова подействовали на фройляйн Клозе, и она несколько похорошела от смены настроения, её глаза заблестели, щёки окрасились румянцем.

– Вы что, знакомы? – спросил Холмс.

– Да, – несколько смущённо ответил Штольц.

– Если ваше отношение к кайзеру так изменилось, мы будем вашими друзьями, – доброжелательно сказал Холмс.

Мы назвали свои псевдонимы. Немцы покинули гостиницу, и мы остались втроём. Треск двигателя внутреннего сгорания остался в прошлом, и когда пневматический лифт поднял нам ужин, и мы с запозданием, но с аппетитом съели жареный картофель и Bockwurst, берлинскую горячую сардельку с приправой из горчицы.

– Как вы считаете, Холмс, как Штольц сделал такие выводы? И как он обнаружил свою знакомую здесь, если она не выглядывала в окно? – спросил я, доев последний ломоть картофеля.

– Наберитесь терпения, дорогой друг. Завтра мы всё узнаем.

Перед тем как погасить свет, я вспомнил нашу милую гостью. Должно быть, мои мысли красноречиво отразились на моём лице, так как Холмс произнёс не сразу понятую мной фразу:

– Ватсон, я советую вам быть арифмометром.

– Простите, но я не уловил вашу мысль.

– Зная ваше отношение к прекрасному полу, я советую вам быть арифмометром.

– Холмс, я хотел бы, чтобы вы выражались понятнее.

– Вспомните наш разговор после визита мисс Морстен. Вы сказали: «Какая очаровательная девушка!». Я ответил, что не заметил этого. Вы воскликнули: «Вы не человек, вы арифмометр!». Правильно ли я говорю?

– Я припоминаю, что всё было именно так.

– Фройляйн Клозе является для нас одним из кирпичиков, из которых собрано сооружение, именуемое Берлином. И мы должны совершенно равнодушно относиться к этому очаровательному кирпичику, не смотря ни на какие его качества. Иначе нам будет труднее достигнуть поставленной Исаевым цели. Хотел бы я знать, как он собирается свергнуть кайзера без применения насилия.

С этими словами Холмс отошёл ко сну. Если честно, то мне совершенно не понравилось сравнение прекрасной молодой девушки с какимто кирпичиком. Конечно, о переносном значении этого слова и речи не шло[22]. Мысленно ворча на Холмса«арифмометра», я накрылся одеялом и, думая о наших новых знакомых, ушёл в царство Морфея.

Глава V. Разговоры и споры

На следующий день, в воскресенье, мы собрались в гости к Эрнсту Штольцу. Фиакр, континентальный собрат кэбов, отвёз нас на Йоркштрассе. В дверях нас встретил сам Штольц. Выяснилось, что он выступает против использования прислуги, и вдобавок домохозяйка, фрау Гессе, постоянно отсутствует дома. К счастью, фрау Гессе доверяла своему квартиранту и потому предоставила ему ключи от квартиры. Мы имели возможность побывать в гостях у Штольца в отсутствие хозяйки, которая, как и многие законопослушные немцы, могла помешать нашим планам.

Гостиная напомнила мне нашу уютную гостиную на Бейкерстрит, 221Б. Разница была в том, что здесь не было «уголка химии», табака и вензеля королевы (вернее, кайзера), зато на столике стоял «ремингтон». На стене мы увидели заполненные книжные полки.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Как только мы освоились с обстановкой, пожаловала фройляйн Клозе. Исаев шепнул, что в присутствии дамы нам придётся воздержаться от курения. Штольц вежливо пригласил нас к столу. Холмс прислонил скрипку к стулу. Разведчик изучал интерьер со свойственной ему задумчивостью. Я же, выполняя наказ Холмса, старался держаться подальше от высокой, волоокой красавицы с идеальной фигурой. Я, как врач, мог бы заподозрить чахоточную красоту[23] или белладонну. На фройляйн Клозе было простое тёмносерое платье с белым воротничком. Она с довольно скромным видом стояла рядом с нами, пока мы не сели за стол. Когда она села слева от меня, я закрыл левый глаз.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

– Так вы говорите, вы из Саксонии, герр Хаузер? – осведомился Штольц.

– Мы должны вас разочаровать, – ответил Хаузер. – На самом деле мы не те, за кого мы себя выдаём. Скажите, пожалуйста, фрау Гессе является сторонницей германского империализма?

– Фрау Гессе не думает об империализме. Я даже могу предположить, что ей глубоко безразлично, какими колониями владеет Германия и будет ли война с Великобританией. Правда, кайзер импонирует ей как сильный политик.

– В таком случае мы просим не говорить ей, кто мы такие. В действительности я не Готлиб Хаузер, а Шерлок Холмс.

– Вы Шерлок Холмс? Я только что хотел сказать, что вы сильно напоминаете самого Холмса, каким его внешность описана в «Этюде в багровых тонах». А под именем Иоганна Сименса скрывается доктор Ватсон?

– Да, я и есть доктор Ватсон. А под именем Макса Штирлица скрывается Максим Исаев из России.

– Очень приятно. Но что же вас привело к нам, в Германию, и почему вы скрываетесь под чужими именами?

Мы изложили Штольцу наши планы. Шофёр был слегка удивлён замыслом Исаева, выглядевшим утопией.

– А как же то, что повиновение мирской власти является святой обязанностью каждого?

– Смотря о какой власти идёт речь, – возразил Исаев.

– Допустим. Но разве ваша Англия опасна меньше нашей страны? Как заметил Гёте, «пока мы, немцы, бьемся над решением философских проблем, англичане с их практичным умом смеются над нами и завоевывают мир».

– Разве вы хотите, чтобы немцы завоевали весь мир? Надеюсь, вы не империалист.

– Я считаю себя реформистом.

Исаев удовлетворённо воззрился на Штольца.

– В таком случае вы именно тот, кто нужен вашей стране.

– Вы мне льстите. Надо признаться, я «белая ворона». В данный момент я должен находиться в армии, но я избежал обязательной воинской повинности изза пацифистских убеждений.

– Это ещё лучше.

– Применительно к нашей теме, замечу, что поэт Георг Гервег писал: «С тех пор, как миром правит штык, не забывай того, что Бог всесилен и велик, а Крупп – пророк его». Дальше: «Куда ни глянет око, всюду шпик да прокурор». В наших газетах публиковали фельетон со следующим сюжетом: молодой авантюрист играл в карты с отъявленными плутами и проиграл всё своё состояние. В результате он был вынужден силой отобрать проигранное. Эта аллегория означала, что немцы должны так же поступить с противостоящими им державами. Как я понимаю, вы не хотите, чтобы мы жили в таких условиях.

– Мы не хотим, чтобы Германия мешала большей части человечества жить в мире и спокойствии.

– Я понимаю, что в этом контексте вы рассматриваете Вильгельма Второго как главного империалиста страны и второго империалиста Земли, если первым считать вашу державу. Но Англии нужны колонии и «отсталая» часть человечества, а Германии нужны не только они, но и война за передел цивилизованного мира. Перейдём к кайзеру, этому человеку больших неожиданностей. У него в голове только военноморской флот. По его мнению, если приказано убивать отцов и братьев, приказ должен быть выполнен. Ничто не доставляет ему такого же удовольствия, как «ура» ревущей толпы. Мне доводилось слышать о нём такую фразу: «он готов быть императором на троне, женихом на свадьбе и покойником на похоронах». Говорят, что он переодевается чаще, чем многие дамы. При рождении Вильгельм получил травму, в его левой руке произошёл разрыв нервов, и теперь она неподвижна и почти в два раза короче правой. Вероятно, эта травма повлияла на психику будущего властителя. Иными словами, ваша королева должна стыдиться такого внука.

– Он внук британской королевы? – спросила фройляйн Клозе еле слышно, стараясь не выходить за пределы скромности.

– Вы не знали этого?

Вместо ответа фройляйн Клозе виновато потупила глаза.

– Но давайте пока не будем говорить о политике за столом. Приступим к еде.

– Скажите, почему вы повязываете салфетку на шею? – спросил я Штольца.

– Я не вижу в этом ничего странного, герр доктор. А как вы прикажете повязывать салфетку? Я вижу, англичане кладут салфетку на колени.

– В каждой стране свои нравы. В наших журналах пишут, как отличить в ресторане представителей разных национальностей. Англичанин кладёт вилку слева от тарелки. Француз пользуется вилкой без ножа. Немец кладёт вилку посредине тарелки. А вот русский применяет её в качестве зубочистки.

Услышав последнюю фразу, Исаев принял столь угрюмый вид, что я вспомнил и об этом качестве русских. Краем глаза я заметил, что Штольц поспешил убрать вилку с середины тарелки.

– Странное у вас печенье, – заметил Исаев, показав на тарелку, где лежало печенье в форме латинских букв.

– Разве вы никогда не видели Russisch Brot[24]? – удивился Штольц.

– Почему russisch? – в свою очередь удивился Холмс.

– Это печенье пришло к нам из России. А форма латинских букв, нужна, вероятно, для того, чтобы немцы не считали эти буквы абракадаброй. Вы сыты?

– Да, и теперь мы хотели бы узнать, как вы сделали те выводы, которыми вы удивили Ватсона в гостиничном номере.

– Я читаю доктора Ватсона. Вы сами видели на моей визитной карточке слова «почитатель Холмса». Если вы посмотрите на книжные полки, вы увидите «Этюд в багровых тонах», «Знак четырёх», «Приключения Шерлока Холмса» и «Записки о Шерлоке Холмсе». Я сам в некоторой степени умею применять метод Холмса, но для раскрытия преступлений я ни разу им не пользовался. Такая деятельность мне не по силам.

– Вы напоминаете мне моего брата Майкрофта.

– Началом моих рассуждений стало то, что этот человек своим видом показывал следующий факт: «он в первый раз видит автомобиль». Каждый немец знает об этом немецком изобретении, и их владельцы, разумеется, известны всему городу. Великобритания входит в число стран, где ещё нет автомобилей, а в Соединённых Штатах автомобили уже есть. Ватсон, я слышал, как вы спросили «Что это?», Was ist das? Я уловил саксонский акцент, который вы изображали. Но вместо «вас» вы произнесли «уос», то есть произнесли was в английской транскрипции. Американец уже не подходит, поэтому остаётся англичанин.

– А почему не австралиец, герр Штольц?

– Откуда австралиец в Германии, мистер Холмс? Легче представить австралийца в Англии. Остальное ещё проще. Ватсон держал носовой платок в рукаве, так как привык к военному мундиру. Я ясно видел, что платок покрыт следами от трубочного табака.

– Вы настоящий Майкрофт Холмс, герр Штольц. Продолжая аналогию, я предположу, что вы не пишете монографии. Я же стал автором многих монографий на тему научных методов в работе сыщика. В данный момент я вспомнил про мой труд о влиянии профессии на форму руки. Но фройляйн Клозе обладает настолько красивыми руками, что я ничего не могу определить по ним. Касательно вашей темы, откуда у вас автомобиль, если он доступен лишь богачам?

– Автомобиль предоставлен мне кайзером. Дело в том, что я стал единственным почтальоном столицы, так как остальные были уволены. Их уличили в чрезмерном распитии пива и шнапса. Немцы не любят проявления чудачества, но что мне делать, если я не пью ни пиво, ни шнапс? Но берлинцы должны получать письма, газеты и журналы. Теперь моя единственность скомпенсирована скоростью.

– Ваш рассказ заинтересовал меня. А как вы узнали, что фройляйн Клозе находится в «Кайзерхофе»?

– Я ехал мимо «Шарите» и увидел цепочку женских следов, исходивших из клиники. Когда я нагнулся, чтобы лучше рассмотреть их, мне ясно послышался запах йодоформа. Но этот запах был уже слаб, и по мере ухода от клиники становился всё слабее и слабее. Врачейженщин в клинике «Шарите» нет. Оставалась медсестра. В конце концов следы привели меня к гостинице. Спрашиваете, как я узнал, что это была фройляйн Клозе? Лицо швейцара сияло от счастья.

Фройляйн Клозе, очевидно, восприняла эти слова как комплимент, ибо она улыбнулась такой обворожительной улыбкой, что я с трудом отвёл глаза.

– Теперь я хотел бы узнать историю о воскрешении Шерлока Холмса, – продолжал Штольц.

Юная леди взглянула на Холмса, её прекрасные глаза ясно выражали удивление. Холмс удовлетворённо засмеялся.

– Я считался погибшим. Разве вы не знали об этом, мисс?

– Нет. Я не читала рассказы доктора Ватсона, – ответила она, снова виновато потупив глаза.

Я поразился такому невежеству. Конечно, в то время большинство женщин были лишены возможности получить высшее образование, но я думал, что если Штольц знает мои книги, то их должна знать и немецкая барышня, а, как впоследствии писал Джером, «немка всегда была блестяще образованна», «сама она быстро меняется – прогрессирует, как бы мы сказали». Но этому писателю не всегда следует безоговорочно доверять, особенно, когда он писал о любимой им Германии.

– А кто такой Шерлок Холмс, вам известно?

– Да.

– А о профессоре Мориарти вам приходилось слышать?

– К сожалению, нет.

– В таком случае нам придётся просветить вас. Но я не писатель, эту особенность имеет мой друг. Мне претят восторги толпы, и после моего возвращения я запретил моему биографу браться за перо. Но сегодня я ввожу исключение из правила.

Я сел за печатную машинку и принялся за написание «Пустого дома». Фройляйн Клозе надоело сидеть, и она стала ходить по комнате. Но попробовали бы вы сосредоточиться на написании очерка, когда рядом, изза стола, слышатся голоса, а за спиной шуршит юбка! Наконец, рассказ был написан и прочитан перед любопытствующей публикой. Штольц по достоинству оценил хитрость Холмса при поимке Себастьяна Морана. Неожиданно он выразил желание сам написать рассказ.

– Вы напишете рассказ вместо меня? – спросил я Штольца, когда он сел за «ремингтон».

Не знаю, что на меня нашло, но я выбрал для письменных упражнений Штольца не совсем значительный рассказ, названный им «Как Ватсон учился делать фокусы»[25]. Я начал диктовать: «С самого начала завтрака я пристально наблюдал за своим другом. Наконец Холмс поймал мой взгляд…» Во время диктовки мне удалось заметить, что Штольц в некоторой степени искажал моё повествование, записывая его от третьего лица. Рассказ начался с описания того, как я определил, что мысли Холмса были заняты чемто важным: он, обычно тщательно следя за своей внешностью, забыл побриться. Из того, что Холмс, прочитав письмо от некоего Барлоу, тяжело вздохнул и с гримасой недовольства положил его в карман, ясно следовало, что он не очень успешно ведёт дело этого клиента. То, что Холмс издал восклицание заинтересованности, открыв газету на странице финансовых новостей, говорило о его игре на бирже, а сюртук на месте домашнего халата указывал на то, что он ждал важного посетителя. Но сразу после моих рассуждений следовали слова опровержения. Подбородок Холмса был не брит потому, что бритву он отправил к точильщику. Сюртук мой друг надел потому, что отправлялся к дантисту по фамилии Барлоу. Сразу же после страницы финансовых новостей находилась страница с новостями о крикете, и Холмс читал именно её.

Слушая забавный рассказ, Штольц ухмылялся в усы, а фройляйн Клозе заливисто смеялась, отчего её щеки украсились милыми ямочками. Женщина, которая хороша собой и одновременно демонстрирует весёлый нрав, очаровывает вдвойне. Тем не менее, каждый англичанин знает, что настоящий немец является представителем серьёзной нации и лишён чувства юмора. Когда запас смеха был истрачен, она вновь потупила глаза, стыдясь своей эмоциональности.

– Холмс, я вижу, вы принесли скрипку. Вы не могли бы чтонибудь исполнить напоследок? – осведомился Штольц.

– С превеликим удовольствием.

Холмс взмахнул смычком, и комната наполнилась звуками «Полёта валькирий». Исаев чтото нечленораздельно проворчал, очевидно, по поводу того, что Вагнер был националистом и антисемитом. Разумеется, я считаю, что личность творца не должна негативно влиять на восприятие его творений.

Часы пробили девять часов, и я осторожно заметил, что нам нужно убрать за собой. Хотя Исаев говорил, что мы должны никого эксплуатировать, фройляйн Клозе проявила немецкую деловитость, охотно вытерев пол и помыв посуду. Надевая верхнюю одежду, я заметил на шляпке фройляйн Клозе вуаль, которая en y regardant de plus près[26] оказалась медицинским бинтом. Мы отправились обратно в «Кайзерхоф».

Едва войдя в номер, Холмс снова исполнил «Полёт валькирий». Коридорный прокричал берлинское ругательство, и скрипачу пришлось утихнуть. Чтобы чемто занять себя, Холмс, отличающийся кошачьим пристрастием к чистоплотности, пошёл в ванную. Исаев сел за стол и вооружился карандашом и бумагой. Я наблюдал, как на бумаге появляются шаржи на кайзера и ещё одного немца, в котором я заподозрил фон Шлиффена, хотя Исаев плохо передал внешность этого человека.

– Какой вы находите фройляйн Клозе? – спросил я русского шпиона.

Вместо ответа я был вынужден слушать, как Исаев несёт околесицу.

– Сложилось мнение, что Даша Севастопольская тоже была красавицей. Но мы, будучи её современниками, не можем узнать о ней ничего нового, даже её фамилию. Ведь мы находимся в Германии. – Исаев улыбнулся, увидев моё изумлённое лицо. – Даша Севастопольская почитается в России как первая военная сестра милосердия.

– Простите, но я не могу поверить вашим словам.

– Почему, доктор Ватсон?

– Каждый англичанин знает, что первой военной сестрой милосердия была Флоренс Найтингейл!

– Правда? А когда ваша мисс или миссис Найтингейл стала сестрой милосердия?

– В октябре 1854 года.

– Даша Севастопольская стала ей раньше. Допустим. Я не уверен. А сколько лет было Флоренс Найтингейл?

– Тридцать четыре года.

– А вот Даше Севастопольской было всего шестнадцать лет! Где работала Найтингейл?

– В госпитале в Скутари.

– А вот Даша Севастопольская выносила раненых с поля боя!

Будучи русским, Исаев проявлял поистине немецкое высокомерие, защищая русские «достижения», и я, временно лишившись нашей сдержанности, ударил его в плечо.

– Человек не может быть абсолютно доверчивым. У каждого должен быть скепсис. Но у вас, видимо, абсолютный скепсис, Ватсон!

– Флоренс Найтингейл называли «леди с лампой», Исаев!

Тот оказался бессилен против аргумента, хотя я сказал первое, что пришло мне в голову.

– Россия проиграла Крымскую войну, Исаев!

– Зато выиграли её англичане! Англичане – агрессоры, доктор Ватсон!

Когда я ударил Исаева в подставленную им для защиты ладонь, из ванной вышел Шерлок Холмс.

– Сименс, Штирлиц, почему вы наскакиваете друг на друга, как петухи? Сейчас не время для жарких споров. Взгляните на часы, если вы забываете о времени.

Глава VI. Шерлок Холмс расследует

Утром мы обнаружили, что Исаев успел покинуть гостиницу. Холмс стоял у окна и ждал возвращения нашего русского союзника. У входа послышался голос швейцара.

– Что вам надо от герра Хаузера? Я заметил, что к нему в номер входят разные гости. Если святой отец пожаловал к нему, я пропущу вас. Негоже оставлять вас у входа.

К нашему удивлению, в номер вошёл сухопарый священник в надвинутой на глаза шляпе, который, едва войдя, оглядел нас с таким видом, словно хотел уличить нас в приверженности к теории Дарвина.

– Вы Готлиб Хаузер и Иоганн Сименс?

– Да. Что вы хотели, и откуда вы знаете наши имена? – в ответ спросил Хаузер.

– Мне нужен Штирлиц.

– Простите, но он недавно покинул гостиницу, и его местонахождение нам неизвестно.

– В таком случае я подожду его здесь.

– Зачем он вам нужен?

– Неважно. Я должен встретиться с ним. Я пастор Шлаг.

Не спрашивая разрешения, пастор Шлаг сел в кресло.

– Простите за резкость, но мы хотели бы знать, зачем вам нужен герр Штирлиц.

Вместо ответа священник снял шляпу и с довольным видом оглядел наши лица. Мы узнали Исаева.

– Так это были вы?

– Да, это был я.

Холмс взял Исаева за рукав.

– Помилуйте, но ведь это мой маскарад! Именно в этом костюме я проник в дом Ирен Адлер. Неужели вы залезли в мой гардероб?

– Вы правы.

– Зачем вам это понадобилось?

– Я должен был проникнуть в здание Рейхстага. Именно там находится Машина времени, не так ли? Выяснилось, что немцы начали догадываться, что это за штука, и в их головы пришла мысль использовать её для военных нужд Германии. Фон Шлиффен даже говорил, что машина времени может отправить победоносную германскую армию во времена раздробленности Германии или даже во времена «Священной Римской империи». Поэтому в интересах секретности её составные части были разнесены по разным помещениям. Во времена моей разведки в Третьем Reich мне приходилось умело врать. Теперь же я совершил ещё один наглый поступок. Я залез в сейф и вынес оттуда документы, где указано местонахождение машины времени и её отдельных частей.

Закончив оправдание своего поведения, Исаев снял с себя костюм и уложил его в чемодан Холмса. Теперь мы могли втроём отправиться в квартиру Штольца.

На выходе из гостиницы нас ждало некоторое затруднение.

– Разве пастор не выходил? – удивился швейцар.

– Мы не видели, – ответил я, испытывая неловкость за свои слова.

– Странно.

Треск мотора достиг наших ушей, и к гостинице подъехал Штольц. Ни сказав ни слова, он вручил нам записку и поехал своим путём.

– «Сегодня не приходите, я занят. Штольц», – прочитал Холмс. – Нам придётся заняться другими делами.

Мы вернулись в номер. Мне вспомнился вчерашний спор, и, конечно, я не мог положительно оценить возвеличивание Исаевым своей восточной родины.

– Вчера мы говорили о Крымской войне. Применительно к этой теме, я добавлю, что Россия проиграла Крымскую войну изза вашего феодализма.

– Согласен. Но русские не такие отсталые, какими их рисуют на Западе. Русские начали изобретать самолёт раньше, чем Лилиенталь. Русские открыли закон сохранения массы вещества. Что бы ни говорили буржуи, именно русские открыли Антарктиду. Русские изобрели электрическую лампочку…

– Вы опять преувеличиваете, Исаев! Лампу накаливания изобрёл Джозеф Свен!

– Ктокто?

– Джозеф Свен, английский физик. Он изобрёл лампу в 1878 году, годом раньше Эдисона. Конечно, вы не были в Баскервильхолле. Я слышал там фразу: «Вы не узнаете Баскервильхолл, над входом будут гореть фонари Эдисона и Свена в тысячу свечей!»

– Я этого не слышал, – признался Холмс.

– Холмс, вы не слышали. Следовательно, Ватсон тоже не слышал этих слов. Лодыгин изобрёл лампу в 1874 году!

– Исаев, вы преувеличиваете! – возразил Холмс.

– Вы не думаете о заслугах других народов, Холмс!

– Тише, тише! – успокоил я спорщиков, успев выйти из их числа.

Пневматический лифт поднял нам завтрак, и мы набросились на жареный картофель. После завтрака у нас было много свободного времени, так как Штольц не мог принять нас у себя. На улице к нам подошёл немец с густыми русыми усами и спросил, желаем ли мы пойти в оперу.

– Вы приехали из Саксонии?

– Почему вы в этом уверены?

– Я хорошо знаю немецкие диалекты. Вам известна Кролльопера на Кёнигплатц? В настоящее время она носит название Нового Королевского оперного театра.

– Что вы предлагаете послушать нам?

– В Новом Королевском оперном театре идёт опера Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры». У вас есть свободное время для похода в оперу?

– Если вы так настаиваете на таком варианте, мы проведём время в Кролльопере.

– В Новом Королевском оперном театре, – поправил доброжелатель.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Днём мы сидели в ложе оперного театра. С нами не было Исаева, поскольку он вспомнил о политических взглядах Вагнера и отказался слушать оперу этого композитора. Опера была посвящена историческому событию, когда в Нюрнберге произошло состязание мейстерзингеров. К моему стыду, я проявил величайшее неуважение к немецкому композитору и к этому достижению романтизма, ибо я заснул во время представления. Во сне я видел фройляйн Клозе в сестринской униформе, которая ухаживала за больным в Шарите, и я при этом был врачом в той же клинике. Самый интересный момент наступил, когда я вошёл в палату и увидел кайзера, собирающегося пожать руку медсестре. Я взглянул на него так, что тот отдёрнул руку и ответил мне невинным взглядом. Но мой вид был настолько суровым, что кайзер поспешил покинуть палату. Я объяснил медсестре, что делает кайзер при рукопожатии, и та, повернув ко мне прекрасное лицо, отблагодарила меня. Сон был прерван гулом голосов, и оказалось, что посетители оперы покидают её. Холмс возвышался надо мной и смотрел с укоризной.

– Как вы могли проспать всю оперу, все три акта, герр Сименс?

– К моему стыду, это правда. Но зато мне приснился приятный сон.

Когда я рассказал Холмсу о моём сне, он заметил, что уже четыре часа вечера. За неимением других дел мы вернулись в «Кайзерхоф».

Исаев сидел за столом с задумчивым видом и раскладывал какието фигурки из спичек. Я не решался заводить разговор, рискуя создать причину спора. Поскольку стол был занят, я пристроился в кресле и стал писать новые очерки о расследованиях Холмса. Я подбирал каждое слово, занятие писательским трудом отняло у меня немало времени. Первым моим рассказом в этот день стал «Пенсне в золотой оправе», описывающий происшествие в ЙокслиОлдплейс. За ним последовал «Подрядчик из Норвуда», описывавший первое применение дактилоскопии в расследованиях Холмса. Когда я закончил написание «Трёх студентов», наступил вечер, и я заметил, как мне неудобно было сидеть в кресле без стола. Исаев смешал спички в кучу и освободил стол. К тому времени был самый подходящий момент для отхода ко сну. Мы легли спать и на следующее утро были готовы пойти к Штольцу.

Нас обуревали опасения, что Штольц снова занят, но эти опасения оказались напрасными. На Йоркштрассе, 2 нас дожидался почтальон, в руках которого была свежая газета. Фройляйн Клозе сидела за пишущей машинкой, её длинные тонкие пальцы стучали по тугим клавишам. Когда мы вошли, она мило улыбнулась и сложила пополам напечатанный лист.

– Наверное, вам интересно, почему я стала медсестрой, – сказала она, когда все мы сели за стол.

– Хотелось бы это услышать.

– Моя семья находится в бедности. Большинство женщин сидят дома, а выйдя замуж, всё равно сидят дома. Братьев и сестёр у меня нет. Поэтому мне оставалось зарабатывать, ведь кому нужна бедная невеста? Профессия гувернантки, телефонистки или машинистки меня не привлекает.

– Я только что видел, как вы печатали.

– Это нужно для дела. Я решила стать медсестрой, хотя эта профессия является трудной и низкооплачиваемой. Но ведь наш народ недаром считается трудолюбивым. Проблема лишь в том, что, по мнению некоторых врачей, изза меня мужчины не хотят покидать клинику.

– Можно прервать ваш разговор? – вставил Штольц.

– Что вам угодно?

– Ради нашей с вами общей цели я воспользовался своей профессией почтальона и заимствовал газету. Мне хотелось бы зачитать вам одну статью.

Холмс и Исаев приготовились к слушанию с выражением величайшего интереса. Исаев подпёр правую щёку рукой, а фройляйн Клозе скрестила пальцы на тоненькой талии.

– Мы все во внимании.

– Приходилось ли вам слышать о Великом Пауле? Пожалуй, перед нами уникальный случай не только в истории Германии, но и в мировой истории. Пауль известен всей стране, хотя он не человек, а осьминог.

– Чем же может быть знаменит осьминог?

– Пауль известен как «осьминогоракул». Он предсказывает результаты международных футбольных матчей. Перед Паулем ставят две кормушки с флагами стран – участниц матча. Та, которую выберет Пауль, должна победить. Конечно, есть скептики, которые считают хозяев осьминога шарлатанами. В частности, существуют объяснения предсказаний осьминога тем, что одну из кормушек делают более заманчивой для осьминога, или даже что осьминога понуждают к определённому выбору ударом тока. Изза осьминога«оракула» немцев обвинили в «моральном упадке западной цивилизации». Один повар обещал в случае неправильного предсказания приготовить из осьминога обед с «персиком Мельба» на десерт. Теперь перейдём непосредственно к теме статьи. Осьминог Пауль умер. Теперь берлинцы…

Речь Штольца была прервана сдавленными рыданиями. Мы обернулись к фройляйн Клозе.

– Перестаньте рыдать! – сказал Исаев. – Неужели вам так жалко какогото осьминога, пусть даже незаурядного?

Я учтиво подал фройляйн Клозе платок. Она вытерла слёзы. Штольц вернулся к теме разговора.

– Немецкие футболисты носят траур. Берлинцы думают, что смерть осьминога не была вызвана естественными причинами, и теперь требуют провести расследование. Но я не приспособлен для применения дедуктивного метода в сыске. Холмсу придётся вернуться к своей профессии.

– Но я должен сохранять инкогнито! – отозвался Холмс. – Допустим, я выдам себя за детектива Готлиба Хаузера. Но для тех, кто знает меня под этим именем, я не сыщик. Остаётся допустить, что я выберу новый псевдоним. Но ведь сыщик, которому доверят это расследование, должен быть авторитетным. Я слышал о Фрице фон Вальдбауме из Данцига. Представьте, что будет, если окажется, что он спокойно живёт в Данциге, и в Берлине его не должно быть.

– Тогда выдайте себя за представителя герра Вальдбаума, – предложил Штольц.

– Браво! Я проведу расследование под видом герра Ганса Фихтенбаума[27].

Мы с Холмсом отправились в Берлинский зоопарк, где совсем недавно жил самый необычный осьминог в истории Германии. Ради него в зоопарке был выстроен аквариум, на трёх этажах которого обитали и многие другие беспозвоночные, рептилии и рыбы[28]. У Слоновьих ворот, названных так по скульптурам двух слонов, нас встретил герр Грюнер, директор Зоопарка.

– Вы помощник Фрица фон Вальдбаума из Данцига, и вас зовут Ганс Фихтенбаум? – осведомился герр Грюнер. – Можно подумать, будто в немецком сыске служат одни евреиашкенази!

– Вы думаете, у немцев нет таких фамилий? Ближе к делу. Покажите мне Великого Пауля.

На первом этаже мы остановились перед аквариумом, где за слоем воды виднелся мёртвый осьминог. Я никогда не был ветеринаром, но мне удалось отметить, что щупальца осьминога были неестественно скрючены. Холмс, глаза которого скрывали тёмные очки, внимательно осмотрел помещение и лишь затем стал осматривать осьминога. Перед стеклянной стенкой стоял высокий стул. Я удивился тому, с каким подозрением Холмс осматривал аквариум.

– Пойдём обратно, герр Сименс, – прошептал Холмс и потянул меня за рукав. Я покорно пошёл за ним, пока на улице нас не встретил автомобиль, где сидел Штольц с почтальонской сумкой.

– Могу ли я поздравить вас с успехом?

– Причины смерти ясны.

– Но почему вы ничего не сказали им? – возмутился я. – Неужели вы относитесь к осьминогу Паулю как обыкновеннейшему моллюску и не хотите раскрыть немцам причины смерти их кумира?

– Тише, герр Сименс. Уходим отсюда.

Мы вернулись в гостиницу и после ужина отошли ко сну, не зная, что ждёт нас впереди. Сквозь сон я услышал треск автомобиля, который обернулся скрежетом. Ничего не понимая, я снова заснул. Сквозь сон послышался телефонный звонок. Через минуту в номер постучался коридорный.

– Герр Хаузер, вас просят к аппарату.

– Что случилось? – проворчал Холмс. Тем не менее, он послушался и, обувшись, пошёл к телефону.

Вскоре он вернулся, держась за голову.

– Что случилось, герр Хаузер? – спросил Штирлиц, который, даже только что проснувшись, не забывал о конспирации.

– Господи, одна смерть за другой! Как такое могло произойти, ума не приложу!

– Говорите толком, что случилось!

– Герр Штольц погиб, разбившись во время езды на автомобиле.

Мы мигом забыли про сон, уставившись на Холмса во все глаза.

– Ночью?

– Фройляйн Клозе сообщила, что Штольц сел в автомобиль и проехал с УнтерденЛинден по Шарлоттенбургскому шоссе[29], после чего затормозил в центре парка Тиргартен и вылетел из автомобиля. Очевидно, он разбился при ударе о дорогу. Мы потеряли союзника.

– Мы должны осмотреть место трагедии, – сказал Исаев, проявив хладнокровие при известии о трагедии.

Швейцар хмуро взглянул на деловитых постояльцев, когда мы отправились в парк. Я был недоволен развернувшимися событиями. Лес является для немцев частью их культуры. Тиргартен как раз и представляет собой участок леса в черте Берлина. Когдато братья Гримм гуляли по этому парку, чтобы обрести тишину и восстановить quiétude[30]. Теперь же в этом замечательном парке лежал труп.

– Но в чём причины гибели? Неужели алкогольное опьянение? – спросил Исаев.

– Такой вариант крайне сомнителен. Мы знаем, что Штольц был трезвенником.

– Это не совсем верно. Он признался, что, в отличие от большинства немцев, не пьёт ни пиво, ни шнапс. Но о неупотреблении других алкогольных напитков и речи не шло. Также не стоит забывать и о наркотическом опьянении, герр Хаузер.

В Тиргартене нас встретила фройляйн Клозе. Она тяжело дышала, приложив руку к груди, шляпка была надета в спешке, так как самодельная вуаль была сбоку. Едва увидев нас, она разразилась рыданием.

– Он… он лежит в центре парка…

– Боже, только истеричек нам здесь не хватало! – произнёс Холмс.

– Прекратите рыдать! – строго сказал я. – Отрицательные эмоции приближают старение организма.

Эти слова подействовали на девушку волшебным образом, ибо она тут же перестала плакать.

– Очевидно, Штольц врезался в колонну Победы, – предположил Исаев. Ни одной эмоции не отразилось на его лице.

Фройляйн Клозе удивлённо подняла влажные глаза.

– Колонна Победы находится на Кёнигплатц, герр Штирлиц[31].

Исаев пожал плечами.

В центре парка стоял автомобиль. В нескольких ярдах перед ним лежал Штольц. Его левая рука была неестественно согнута, и я даже в темноте понял, что рука сломана. Голова была повёрнута вправо, но фуражка (он был в униформе) была на своём месте.

Я заметил, как насторожился Холмс. Он неподвижно смотрел вперёд, в сторону вокзала, пока вдруг не шагнул назад. Прошептав: «Бежим отсюда!», он взял меня за руку и побежал в сторону УнтерденЛинден, всё быстрее и быстрее. В конце улицы мы остановились как вкопанные. За моей спиной раздался визг. Перед нами стоял Штольц и смотрел на нас расширенными глазами. Забыв о приличиях, мы и медсестра бросились к нему, ощутив его материальность.

– Нет, вы не дух, это несомненно…[32] – сказал я, чувствуя то же, что чувствовал, когда Холмс восстал из Рейхенбахского водопада.

– В чём дело? – удивился почтальон. – Где мой автомобиль?

Холмс обернулся, и вдруг быстро зашагал в сторону почты.

– Нам нужно уходить отсюда. Я чую, что тут всё не так просто. Спрашиваете, в чём дело? Мы считали вас погибшим.

У «Кайзерхофа» мы попрощались со Штольцем и Агнесс Клозе. Шофёр угрюмо произнёс:

– Хотел бы я знать, кто устроил со мной такую штуку. Такого со мной никогда не было. Встретимся завтра.

Глава VII. Мы в ловушке

На следующий день Исаев снова ушёл на разведку. Холмс сидел в кресле и грыз ногти.

– Ватсон, что вы скажете о фройляйн Клозе?

– Она очаровательна, словно…

– Я не просил вас повторять то, что нам обоим отлично известно.

– Прошу прощения, я всего лишь хотел сказать, что она напоминает женские образы на картинах прерафаэлитов.

– Вам больше нечего сказать? Я хотел бы, чтобы вы оценили не внешние качества.

– Я вижу, она очень добра, сердобольна, и трудолюбива, хотя последнее качество свойственно немцам. Но в тоже время она чувствительна и слишком много плачет. К сожалению, я не могу согласиться с тем, что у неё сильный характер.

– Я полностью согласен с вами.

В этот миг Исаев вернулся в гостиницу. Оглянувшись по сторонам, он достал изпод пальто фотоаппарат.

– Я побывал в Рейхстаге и в Городском дворце под именем фотографа Штирлица. Вы не представляете, что по вечерам происходит во дворце. Общедоступный бал. Единственное проявление демократизма в Германии. Бал называют общедоступным, но фактически для тех, кому хочется туда попасть, и для тех, кому есть что надеть.

– И всем есть что надеть? – поинтересовался я.

– Вы правы. Большинство женщин были одеты в д… д… д… д… д… декольтированные платья. Одним словом, загнивающий Запад.

– Ватсон, вы теперь можете сделать вывод о том, что бал действительно был общедоступным.

– Я не могу сделать такой вывод.

– Рассудите сами. Исаев сказал о большинстве женщин, а не обо всех побывавших там женщинах. Следовательно, бальные платья были не у всех.

– Может вам это нравится, а вот мне пришлось ради конспирации фотографировать. Теперь у меня нет желания проявлять плёнку.

Исаев снова ушёл, и я при отсутствии других занятий продолжил написание правдивых рассказов о расследованиях Шерлока Холмса после его беспрецедентного возвращения. Мой друг задумчиво вертел в руках трубку, не решаясь наполнить номер табачным дымом и тем самым вызвать нарекания. Бросив трубку, он взял скрипку и исполнил мелодию собственного сочинения. Я не помнил, слышал ли я уже эту мелодию. Вечером я вспомнил о свежем воздухе и уговорил Холмса и выйти на улицу.

Выйдя из гостиницы, мы пошли на юг по Вильгельмштрассе и прошли мимо Имперской почты. Нас обдувал холодный воздух, по асфальту летели жёлтые листья. На перекрёстке нас нагнал Исаев.

– Шпионите? – спросил Холмс.

– Да, герр Хаузер. Я сделал одно интересное наблюдение. Приходилось ли вам слышать о том, чтобы пациент влюбился в медсестру? Кажется, некий буржуй даже написал об этом книгу. Ладно, плевать на него. Я имею в виду…

– Говорите толком! О ком вы рассказываете?

– Под пациентом я подразумеваю Штольца. А о какой медсестре идёт речь, вы сами понимаете.

Мы молча стояли, обдумывая новость. Наконец, Холмс издал возглас отчаяния.

– Я догадывался об этом. Но в то же время я опасался за нашего милого доктора!

– Руки вверх! – раздался громкий голос.

Мы обернулись на голос и увидели двоих немцев, грозно смотревших на нас. Они были удивительно похожи друг на друга, одеты в чёрные пальто и шляпы, у них были тёмные очки, а их усики я впоследствии видел на лице бродяги Чарли. За спиной стояли полицейские – шуцманы в своих фуражках в форме ведёрка.

– Вы пойманы! – крикнули немцы с ещё большей берлинской резкостью, чем нам приходилось слышать.

– Бежим, товарищи! – крикнул Исаев. – Мы должны предупредить союзников!

Исаев произнёс эти слова с такой уверенностью, словно знал этих людей. Мы помчались по Вильгельмштрассе мимо правительственных учреждений. Из соседней улицы вышли наши союзники. На тщательно причёсанной голове Штольца было канотье и теперь он весь выглядел как денди. Впечатление портил лишь пластырь под левым глазом. Фройляйн Клозе откинула вуальбинт, на левом плече висела ковровая сумочка, в правой руке был букет роз.

– Хватит ухлёстывать! – крикнул Исаев. – Бежим!

Фройляйн Клозе в испуге выронила букет, и наши немецкие «товарищи» начали убегать от преследования. Мимо меня просвистела пуля. Юная леди бежала всё медленнее, пока не исчезла за нашими спинами. Неожиданно Штольц бросился назад. Тут же он выбежал вперёд, неся любимую на руках. Мы не успели опомниться, как Штольц поскользнулся и оказался в лежащем положении. Сзади раздался противный смех.

– Понравилось ли вам? Это наше изобретение, политетрафторэтилен. Иначе выражаясь, тефлон!

Мы поняли, что Штольц лежит на какойто гладкой поверхности. Штольц поднялся. Я выразил своё неудовлетворение.

– Вы, как истинный джентльмен, не бросили прекрасную даму в беде. Но лучше от этого не стало.

– Вы сказали «джентльмен»? – спросил голос за нашими спинами. – Мы оказались правы в том, что вы англичане!

К нам подошли дворники и дружно принялись скрести лопатами поверхность, на которой поскользнулся Штольц. Люди в тёмных очках повели нас за угол. Мы прошли Хедеманштрассе и, снова свернув за угол, оказались на Кёниггретцерштрассе[33]. Шуцманы ушли. Исаев прошипел понемецки: «Das ist Geheimpolizisten!»[34]. Один из шпиков подошёл к двери, на которой был расположен щит с четырьмя барабанами, закрытыми стеклом. На барабанах были обозначены нули. Немец достал изпод пальто большой подковообразный электромагнит, к которому тянулись провода от спрятанной за пазухой батареи. Замкнув цепь, он поднёс электромагнит к первому барабану и движением руки повернул его, пока перед нами не появилась тройка. Три других манипуляции электромагнитом заставили барабаны показать нам единицу, пятёрку и тройку. Немец потянул ручку, и дверь открылась. Нас затолкали вовнутрь.

Мы очутились в комнате с обоями, покрытыми пятнами от кислот. Напротив нас висела периодическая таблица, под ней стоял стол с аккумуляторными банками и атрибутами химиков. Слева был расположен шкаф, справа мы увидели дверь в соседнее помещение. Комната своим видом указывала на то, что её не касается ни женская рука, ни рука прислуги. Шкаф выглядел точно так же. Конвоиры закрыли дверь, и после манипуляций электромагнитом недоступные руке барабаны снова вернулись к нулям. Дверь была заперта.

Холмс и Исаев ещё не оправились от неожиданной перемены обстановки. Штольц удивлённо осматривался по сторонам. Фройляйн Клозе стояла, потупив взор, и не шевелилась, только было видно её дыхание. Немцы, приведшие нас в эту комнату, повернулись к нам. Тот, который стоял слева, заговорил первым. Только теперь я заметил на его левой щеке след от пощёчины.

– Вы попались, Штирлиц!

– Итак, позвольте представиться: братья Генрих и Фридрих Шварц, гениальные химики и осведомители полиции![35] – добавил второй. – Я Генрих. А слева от меня Фридрих.

Следующие реплики они произносили по очереди.

– Не болтай по пустякам. Мы химики, но понимаем и другие науки, ведь изобрести химический замок даже нам не по силам. Но вы всё равно не уйдёте от нас!

– Мы изобрели методы химического допроса. Итак, мы должны допросить Шерлока Холмса, доктора Ватсона, российского шпиона Исаева и этого ухажёра, – произнеся последнее слово, братья Шварц противно засмеялись, из чего я сделал вывод, что у них отсутствует чувство юмора.

– Успокойтесь, милая красавица. Мы не инквизиторы, и понимаем, что мучить женщину негуманно. Особенно если она чертовски хороша.

Генрих Шварц ткнул брата в бок.

– Не отвлекайся от основной темы. Как бы то ни было, мучить женщин негуманно. Итак, перейдём к методам химического допроса. Примеры? Вопервых, контакт кожи с серной кислотой или контакт кожи с бромом. Вовторых, электрохимия. В данном случае речь идёт о контакте кожи с электродами.

– Но мы вполне можем обойтись без того, что американцы называют допросом третьей степени. Чтобы обойтись без него, мы должны изобрести сыворотку правды. – Фридрих Шварц повернулся к нам. – Мы понимаем, герр Штольц, что вы без ума от этой глупой девицы, но в следующий раз так не делайте. Вам это тоже полезно знать, – обратился он к нам. – Штольц ехал на своём автомобиле, а напротив него сидела фройляйн Клозе. Разве можно отвлекаться во время езды? Такая попытка могла обернуться новым походом в клинику. Да и автомобиль вам дан для работы.

– Мы видели, как Штольц и эта девица встретили на улице соперника Штольца. Вероятно, тот тоже был пациентом клиники Шарите. Этот несостоявшийся кавалер наделил Штольца синяком под глазом. Тот и не думал отвечать. Правда, Штольцу повезло, что рядом была медсестра, которая могла помочь ему в этой ситуации.

Теперь нам стало ясно, почему на лице Штольца пластырь.

– Самое интересное произошло, когда рядом появился второй соперник. Штольц схватил фройляйн Клозе на руки и быстро скрылся вместе с ней.

– Ладно, пойдём в лабораторию. Только сначала нам необходимо забрать у узников опасные предметы. Фройляйн, давайте вашу сумочку.

Фридрих Шварц отнял у девушки сумочку и принялся бесцеремонно рыться в ней.

– Ха! Маникюрные ножницы для тонких пальчиков, – произнося эти слова, химик безуспешно пытался надеть ножницы на пальцы. – Судя по материалу, немагнитные. Держите вашу побрякушку.

Фридрих Шварц вернул ножницы, но сумочку оставил себе. Братья вошли в соседнее помещение и закрыли за собой дверь.

Мне было очевидно, что нужно выпутываться из положения, пока эти сумасшедшие химики не начали нас пытать. Ещё хуже будет, если они всё же изобретут сыворотку правды. При таком варианте развития событий мы выдадим цель визита в Германию помимо своей воли. Но я не поддавался отчаянию.

Я взглянул на фройляйн Клозе. Румянец исчез с её щёк и губ, грудь перестала вздыматься, и было видно, что она собирается упасть в обморок. Именно это и произошло в следующий миг. Я напомнил Штольцу, что нужно делать при обмороке. Штольц расстегнул юной леди воротник и верхнюю пуговицу. После этого он взял её на руки так, чтобы обеспечить прилив крови к голове, отчего ноги были подняты кверху. От этого действия с них сползла юбка, и Штольц отвернулся от открывшихся чулок. Не успели мы подумать, что всё это означает, так, к ещё большему нашему удивлению, он шагнул в открытый им шкаф. Закрывая дверцу, Штольц произнёс странные слова:

– В шкафу ничего не видно, так что приличия будут соблюдены.

Глава VIII. Кайзер заканчивает карьеру

Мы были несколько обескуражены поступком Штольца. Я снял шляпу с вспотевшей головы и растерянно почесал макушку. Исаев засмеялся, первым нарушив воцарившееся молчание.

– Слышали? Наверное, он собрался заниматься Liebemachen[36]. Я же говорил вам: загнивающий Запад!

– Возможно, вы и правы, – заметил Холмс. – Наша мораль не позволяет мужчине и женщине уединяться в одном помещении. Только в таком случае будет уже не смешно.

– Холмс, взгляните сюда! – сказал я, показав на периодическую таблицу.

– Что вы нашли там интересного?

– Вы не находите подозрительным, что здесь указан элемент «вильгельмий»? Взгляните, здесь под 32 номером указан Wi.

– Действительно, очень подозрительно. Моё знание химии заставляет предполагать, что под 32 номером находится германий.

Сзади послышались шаги, и из шкафа вышел Штольц. Мы обернулись к нему. Предмет, который он держал в руках, красноречиво объяснял и то, почему фройляйн Клозе не могла быстро бежать, и обморочное состояние, вызванное нарушением кровообращения. Только сейчас я обратил внимание на то, что сегодня у неё была противоестественно осиная талия. Но эта особенность не входила в мои мысли, так как в первую очередь я был недоволен эпатирующим поведением Штольца.

– Что это за гиперболоид вращения? – растерянно спросил Холмс.

– Действительно, что это такое? – спросил я. – Помоему, это просто неприлично!

– Чем шуметь, вы бы лучше выполнили мои указания. Пожалуйста, перенесите стол к двери. Заметьте, что сначала нужно всё убрать, кроме проводов и аккумуляторных банок.

Мы с Холмсом покорно выполнили приказ. Стол был установлен перед входной дверью, но так, чтобы дверь в лабораторию, открывавшаяся наружу, встретила препятствие. Штольц прошёлся маникюрными ножницами по китовому усу и извлёк стальные кости. Пока мы недоумённо наблюдали за его действиями, Штольц обмотал корсетную кость проводом, и, когда он стянул концы клейкой лентой, в его руках оказался подковообразный электромагнит. Почтальон дал нам с Холмсом ножницы и велел повторять его действия. Концы проводов были присоединены к клеммам аккумуляторных банок. Штольц поднёс все три электромагнита к стальному участку барабана замка и заставил барабан повернуться, пока тройка не предстала перед нашими глазами. Аналогичные операции заставили другие барабаны выдать нам единицу, пятёрку и тройку. Штольц толкнул дверь, и нам в лицо ударил свежий воздух. Не веря счастью, мы впятером вышли из плена.

Закрыть замок снаружи мы уже не могли. Мы пошли на Вильгельмштрассе и осторожно выглянули изза угла. Дворники до сих пор отскребали изобретённое братьями Шварц вещество. Мы повернули обратно и отправились в сторону Тиргартена. Штольц выкинул остатки китового уса. Исаев помчался на УнтерденЛинден, к телефонным автоматам. Фройляйн Клозе неподвижно стояла, её лицо залилось краской. Холмс потряс руку Штольцу.

– Герр Штольц, вы гений!

– Спасибо за комплимент. Я просто воспользовался обстоятельствами.

– Как вам удалось это сделать?

– Мои действия начались с того, что я танцевал с фройляйн Клозе вальс на «общедоступном балу». Как известно, во время исполнения вальса кавалер обнимает даму за талию. Благодаря этому факту тонкость талии особенно запечатлелась в моей памяти. Мои чувствительные пальцы нащупали корсетные кости. Когда же в комнате фройялйн Клозе начала падать в обморок, моё дедуктивное мышление объединило эти два факта. Я сразу всё понял. Дальнейшее вам известно. Мы видели как эти Шварцы задавали нужные цифры на замке, и поэтому они опирались на то, что нам нечем было отпирать замок. Их ожидания не оправдались. Конечно, я эпатировал доктора Ватсона, но, поверьте мне, иного выхода у меня просто не было.

Я сердито смотрел на Штольца. Тот втянул голову в плечи.

– Помоему, это было крайне неприлично! Как вы могли совершить такой безнравственный поступок!

– Безнравственный поступок? Неужели вы хотели остаться взаперти? И, кроме того, корсет надевается поверх сорочки. Или вам неизвестен этот факт?

– Но ей нужен был свежий воздух!

– Между шкафом и стеной было расстояние, и в задней стенке была дыра. Вы скажете, что я всётаки видел . Но ведь свет туда не попадал. И, заметьте, при обмороке необходимо облегчить возможность дыхания.

– Да, но я, как врач, знаю, что у женщин грудной тип дыхания!

– Ватсон, если это так, то из ваших слов следует, что я должен был разрезать ей корсаж. Не думаете ли вы, что так было бы приличнее?

Наш спор так и не привёл к победе определённой стороны. В это время фройляйн Клозе ощупывала свои бока, её лицо выражало растерянность. Наконец она уткнулась в грудь Штольцу и зарыдала.

– Что вы со мной сделали? Куда я теперь пойду в таком виде?

Я, скривив лицо, обратился к Холмсу:

– Как вы это находите, Холмс? Эта кокетка, эта корсетоманка утягивается до обморока, портя своё здоровье, хотя принадлежит к медицинскому персоналу. А галантный кавалер спас нас способом, который заставил приличную барышню сгореть со стыда! Их обоих определённо нужно лечить в психиатрической клинике.

– Как гласит пословица, у каждого свои недостатки.

– Вы правы, – сказал подошедший Исаев. – Кроме профессии медсестры, признаков эмансипации в ней никаких.

– Это тоже верные слова. Дорогой Ватсон, не надо так сердиться. Лучше взгляните на то, что происходит вокруг.

Я не сразу услышал то, что уже уловил более тонкий слух моего друга. За густыми деревьями слышался топот копыт и солдатских сапог.

– Куда они направляются так поздно? – поразился я.

– На остров Шпрееинзель, – ответил Исаев. – В их цели входит захват Городского дворца. Дело в том, что Штольц знаком с одним из полковников, осуждающим правящий режим. Я получил от Штольца телефонный номер полковника. Вы помните об «общедоступном бале»? Оказывается, туда не пустили военных. Просто кайзер и глава Генштаба заявили, будто все немецкие военные – грубые солдафоны, не обучены вежливому обхождению с дамами, и на балу от них будут одни катастрофические разрушения. Наглость по отношению к подчинённым, не так ли? В итоге военные заявили, что Вильгельм Второй и Альфред фон Шлиффен – «два идиота». Полковник передал мне эту новость, и теперь мы сможем восстановить справедливость.

– А как же армия, квартирующая в других городах?

– Остальная армия узнала о выходке кайзера с помощью телефонной связи и поддержала своих берлинских собратьев.

Мой взгляд упал на Штольца. В этот момент он говорил фройляйн Клозе, что благодаря естественной тонкости талии она красива даже без корсета, но для такого важного момента нужно подстраховаться. Когда та стала затягивать пояс на пальто, я недовольно отвернулся.

В небе произошла вспышка, и со стороны Городского дворца вверх взлетела ракета. Исаев показал на неё пальцем.

– Видите? Теперь мы можем идти в гости к кайзеру.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Мы пошли на восток, пока не добрались до дворца. Остров был заполнен военными, и изнутри дворца слышался шум остальных. Мы вошли вовнутрь и добрались до тронного зала. С его потолка свисала огромная люстра, между двумя дверями возвышался балдахин, под которым мы увидели два сиденья. На одном из них сидел «Дымящий Вилли», закутанный в плащ, и высокомерно взирал на окружавшую его толпу. Увидев Исаева, солдаты оживились. В свою очередь кайзер увидел фройляйн Клозе и его рот растянулся в счастливой улыбке. В этот же миг в тронный зал вошли четверо солдат, ведших за собой человека в штатском, с усами и лысеющей седой головой, и высокого военного в мундире, которые оказались Хлодвигом фон Гогенлоэ и Альфредом фон Шлиффеном. Рейхсканцлер угрюмо взглянул на кайзера. Из задних рядов солдат послышался топот.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

– Покажите нам этого идиота, который не может отличить солдата от обыкновенного мужлана!

– Кто дал обещание пустить на бальный сезон всех, и не выполнил обещание?

Остальные выражались менее культурно.

На середину зала вышел генерал и посмотрел на кайзера так пронзительно, что тот поёжился.

– Как сказал изгнанный вами Железный канцлер, умный учится на чужих ошибках, а дурак на своих. Теперь вы понимаете, к какой категории вы относитесь?

В зал вошёл Штольц и поставил перед кайзером стол. Когда он отошёл в сторону, на середину зала вышла фройляйн Клозе, сопровождаемая восхищёнными взорами солдат. Она расстегнула верхние пуговицы пальто и извлекла лист бумаги и вечное перо. Я вспомнил, как в квартире Штольца она печатала на машинке, и теперь понял, что же там было. Кайзер прочитал текст и, поставив подпись, с улыбкой вернул лист. Фройляйн показала нам лист, и мы увидели заголовок «СОГЛАШЕНИЕ О КАПИТУЛЯЦИИ».

– Никогда бы не подумал, что вы сохраните мне жизнь, – удивлённо сказал кайзер.

– Конечно, ведь мы не революционеры какиенибудь, – объяснил Исаев.

Кайзер вытаращил глаза, не понимая, как такое возможно.

Неожиданно на середину зала вышел солидный врач с седыми усами, ещё не успевший переодеть белый халат.

– Позвольте представиться, доктор Мендельсон из клиники Шарите. Я предлагаю снять с Вильгельма его перстни, надеть их на мои пальцы и ответить ему на то, как он обошёлся с медсестрой. Как было сказано, «око за око, зуб за зуб». – Доктор Мендельсон продемонстрировал свои пальцы.

– Не надо! – взмолился кайзер.

Доктор Мендельсон погрозил ему пальцем и вернулся на своё место.

– Поцеловали бы ей руку, и дело с концом, – крикнул некий не понемецки весёлый тип.

– Я готов сделать это прямо сейчас! – обрадовался кайзер.

Он направился к фройляйн Клозе, протянув к ней руки, такое выражение радости на лице я не мог себе представить. Эрнст Штольц преградил ему дорогу.

– Если бы мы оба были дворянами, то за оскорбление моей дамы сердца я должен был бы потребовать сатисфакции и вызвать вас на дуэль. Казалось бы, такая возможность наступила, так как теперь мы равны. Но дело не только в том, что мы не собираемся вас убивать, но и в том, что дуэли теперь запрещены.

Кайзер сел обратно и упёрся в щёку правой, здоровой рукой. Его лицо приобрело задумчивый вид, но, как тут же выяснилось, думал он вовсе не о запрете дуэлей.

– «За оскорбление моей дамы сердца…». Всё ясно. Вы мой соперник. – С этими словами он оглядел удивлённые лица солдат. – Немцы, вы читали «Страдания юного Вертера»? Если вы немцы, то вы читали. Я не читал, но слышал от других. Ладно, плевать. В общем, вы знаете, как я должен поступить!

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Кайзер откинул плащ и извлёк рейхсревольвер Маузера. Придав лицу важное выражение, он приложил дуло к виску и нажал на курок. Фройляйн Клозе вскрикнула. Кайзер продолжал сидеть. Осознав, что произошло, он предпринял попытку повернуть барабан левой рукой. Эта попытка была бессмысленной, так как левая рука не действовала с малых лет. Холмс отнял у него револьвер.

Кайзер совсем не растерялся.

– Я остался жив. Почему же я не слышу аплодисментов?!

Тот же генерал подошёл поближе и навис над кайзером, как высокий дом над прохожим.

– Мы не хотели вас строго наказывать. Но теперь, когда вы совершили эту дикую выходку, вы будете посажены в карцер!

– В карцер? Меня? Как вы смеете так обращаться с первым человеком Германской империи?

– Вы ошибаетесь. Это раньше вы были кайзером, а теперь вы обычный гражданин республики. И это в лучшем случае. В худшем случае вы будете изгнаны из страны.

– Пленники непонятным образом выбрались наружу! – раздался знакомый голос.

– Осторожно! У нас шприц! – добавил второй.

В тронный зал вошли солдаты, перед которыми шли братья Шварц. Химики удивлённо замерли, увидев нас на свободе. Пока они пытались осознать сложившуюся ситуацию, Холмс встал перед ними и принял суровый вид.

– Скажите на милость, что у вас в шприце?

– Сыворотка правды, – робко признался Генрих Шварц.

– Легче было использовать алкоголь. In vino veritas.

– Как мы раньше не догадались? – спросил Генрих Шварц.

– Ни в коем случае! – возразил брат. – Ты не только испытываешь на мне сыворотку правды, но и собираешься меня спаивать?

– Вы всётаки решили вытянуть у нас признание. Теперь вы сами должны признаться в ваших плохих делах. Правильно ли я понял, что это вы отравили осьминога Пауля?

Толпа зароптала, когда весь вид братьев Шварц стал выдавать их вину.

– Гады! Зачем вы это сделали? – крикнул фон Шлиффен.

– Я понял, что таким образом они решили заманить меня на место преступления и арестовать. Осьминог был отравлен стрихнином. Я ясно видел его скрюченные щупальца, а как вы знаете, стрихнин вызывает судороги. Кроме того, стрихнин можно купить в любой аптеке. Отравителей было двое, и им не составляло труда обойти аптеки так, что частая покупка одним и тем же человеком стрихнина не привлекала внимания. Я видел сквозь аквариум, что агенты притаились за углом. Вероятно, они знали о моём владении японской борьбой баритсу, и потому решили обездвижить меня. Стенка аквариума была смазана прочным клеем, чтобы мои перчатки приклеились, пока я должен был смотреть через край. К счастью для нас, клей слегка блестел и тем самым выдавал своё присутствие. Из того, что я с легкостью мог снять перчатки, следовало, что стул, на который я должен был встать, был также смазан клеем. Снимать ботинки было бы слишком долго, чтобы успеть спастись от братьев Шварц. И куда я побежал бы в носках, извольте спросить?

– А инсценировка моей гибели? – спросил Штольц.

– К счастью для вас, герр Штольц, эти люди не додумались убить вас на самом деле. Но им непременно нужно было поймать нас. Очевидно, у них был заранее приготовлен реквизит, поскольку инсценировка произошла следующей ночью. В автомобиль был усажен манекен, изображавший Штольца. Конечно, для сходства было достаточно униформы почтальона и светлых усов, которые я не стал бы пристально разглядывать в темноте. Автомобиль был запущен путем давления манекена на детали двигателя, и он ехал по Шарлоттенбургскому шоссе до тех пор, пока не затормозил на клею. Вы удивляетесь, как я смог понять истину? Доктор Ватсон ещё ни разу не упоминал в своих записках, что я обладаю способностью видеть в темноте[37]. Я хорошо видел, что по бокам от застрявшего автомобиля сидят вооружённые братья Шварц. У манекена была сломана рука, и я видел, что на месте полома нет ни мышц, ни костей.

Выслушав эти выводы, Фридрих Шварц обернулся к Вильгельму Второму.

– Теперь мы должны изложить вам свои наблюдения. Эти так называемые Готлиб Хаузер и Иоганн Сименс в действительности являются Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном. А под именем фотографа Штирлица скрывается российский шпион Исаев! Он же скрывался под именем пастора Шлага. Мы видели, как он вскрыл сейф и забрал оттуда документы.

– Шпион?! Забрал документы? Почему же его сразу не арестовали?

– Разве его арестуешь? Он обязательно отвертится.

– Мы хотели задать вам ещё один вопрос, – добавил Холмс. – Как вы узнали, кто мы такие?

– Холмс, вы думаете, что вы самый умный? Мы слышали, как Ватсон и Исаев спорили, да так, что мы услышали их фамилии. Конечно, доктор Ватсон мог быть простым совпадением. После этого события в гостиницу вошёл уже знакомый нам пастор, и впоследствии Исаев, вышедший из гостиницы, выглядел именно как этот Шлаг. На следующий день мы с помощью подслушивающего устройства собственного изобретения услышали, как к спорщикам присоединился некий Холмс. На этот раз простое совпадение было менее вероятным. Но перед первым спором мы слышали исполнение «Полёта валькирий» в квартире Эрнста Штольца. То же самое было и в гостинице. У нас хороший слух, и мы заметили, что исполнитель музыки был один и тот же. Главное то, что этот Холмс был скрипачом. А если его сопровождал доктор Ватсон, то Холмс был тот самый. Кстати говоря, мы видели, как Ватсон едва не угодил под трамвай.

– Ещё один вопрос. Разве вы не могли арестовать нас в опере?

– Мы уважаем оперное искусство и потому не могли арестовать вас во время представления в Новом Королевском оперном театре. Кстати, вы знаете, кем был тот господин, который пригласил вас в оперу? Это был я. Замаскированный, разумеется. Вы могли забрести в Берлинский зоопарк именно в то время, пока мы готовили ловушку. По этой причине мы заманили вас в другое место. Но вы допустили ещё одну ошибку. Помощник сыщика из Данцига не должен говорить на саксонском диалекте.

– Дайте мне подумать, – сказал Холмс, напряжённо о чём то думая. – Я слышал имя кайзера при обстоятельствах, которые мне не удаётся вспомнить.

– Ничего странного, – заметил фон Гогенлоэ. – Его имя знает весь мир. Так же легко люди, знающие современную политику, встретят имена наших канцлеров. Мы сами знаем имена ваших премьерминистров, наших врагов. Нынешнего премьерминистра Британии зовут лорд Бэллинджер, не так ли?[38]

Лицо Холмса, бывши напряжённым, с нахмуренными бровями, вмиг просветлело, как только фон Гогенлоэ назвал имя премьерминистра, с которым мы уже имели честь встречаться.

– Бьюсь об заклад, что я слышал это имя рядом с кайзером. Чёрт возьми, это действительно так! Семь лет назад лорд Бэллинджер и мистер Трелони Хоуп, министр по европейским делам, велели мне отыскать похищенное письмо от «европейского монарха», публикация которого могла привести к войне. Я скрыл от высокопоставленных клиентов имя преступника, так как он был знаком одному из них, и преподнёс результат так, словно письмо никуда не исчезало. Я написал на бумажке имя автора письма, и премьерминистр согласился с моей догадкой. Ватсон, как мой биограф, не должен был услышать и не должен был сообщать публике это имя во избежание осложнений. Этот человек присутствует среди нас. Думаю вы догадываетесь, кто он.

Все присутствующие обратили взоры к Вильгельму Второму, об участии которого в описанном мной событии тогда не догадывался даже я. Фон Шлиффен и фон Гогенлоэ также были удивлены.

– Ваше Величество, вы совершили поступок, о котором даже мы, глава Генерального штаба и рейхсканцлер, слышим впервые? – не поверил фон Шлиффен.

– Мне правильно сказали, что письмо миновало официальные каналы, – пояснил мне Холмс.

– Вы правы! Я послал им моё возмущение их политикой, их английской высокомерностью! – Кайзер обратился к нам. – Вы, англичане, мошенники, подлецы, расстроили мои планы!

Шерлок Холмс отнёсся к этой тираде с полным равнодушием.

– Ваша нация гуннов уже давно не благосклонна к Англии, и ваша реакция вполне естественна.

– Что происходит в городе? – спросил Вильгельм.

Его вопрос не был пустым, так как снаружи слышался продолжительный звук, словно ктото поехал на автомобиле Штольца. Но этот звук слышался не с улицы.

– Такое ощущение, будто автомобиль летит по воздуху, – заметил Штольц.

– Вы должны уступить место новому правительству, – обратился к Вильгельму, фон Шлиффену и Гогенлоэ Исаев, который всё это время отсутствовал. – У нас перед вами есть неоспоримые преимущества.

В небе появилась быстро увеличивающаяся точка, и мы увидели аэроплан Лилиенталя. Его двухэтажные крылья промчались над Городским дворцом, и этого времени было достаточно, чтобы бывший кайзер пришёл в ужас. Бывшие рейхсканцлер и глава Генштаба спрятались за спиной Вильгельма. Военные, доктор Мендельсон и наши друзья благоговейно смотрели на представителя современной техники, и фройляйн Клозе испуганно прижалась к Штольцу.

– Я согласен! Вы сильнее, – согласился Вильгельм.

– Но сначала мы обязаны препроводить вас в карцер. Обещание есть обещание, – напомнил генерал.

– Я хотел коечто сказать, но меня перебили, – добавил Исаев. – Должен признаться, но я встречал братьев Шварц и знал, кто они такие.

– Почему же вы ничего не говорили нам? – строго спросил Холмс.

– Я думал, что они верят мне. Ведь даже Генрих Мюллер в течение долгого времени не мог разоблачить меня. Теперь оказалось, что осведомители полиции знали, кто я на самом деле.

– Я тоже встречала их, – добавила фройляйн Клозе, – но я думала, что это обыкновенные хулиганы.

– Ну конечно, – проворчал Генрих Шварц. – Когда она выходила из дома на рандеву, этот идиот, – он показал на брата, – обнял её за талию.

Только теперь мне стало ясно, кто дал Фридриху Шварцу пощёчину.

– Я просто хотел проверить, можно ли обхватить её одной рукой. Оказывается, можно.

– Нашёл время для комплиментов!

Штольц сделал один шаг к братьям Шварц и оглядел их с головы до ног.

– Если я правильно понял, именно вы шпионили за нами. Ведь правда? Мы видели вас по отдельности, когда вечером совершали рандеву. Кроме вас мы встречали других людей, которые явно не были вами, но они встречались по одному разу. Каждый из вас проходил мимо нас, держа часы и устремив на них взгляд. В других случаях вы держали сложенную газету одной рукой. Вы надевали различные шляпы и очки, но пальто оставались неизменными.

– Вы можете показать, что у вас под пальто? – спросил Холмс. Не дожидаясь ответа, он попытался расстегнуть пальто Генриха Шварца. Когда солдаты направили на него строгие взгляды, агент смутился и расстегнул пальто. Мы увидели металлический диск, середина которого соответствовала одной из пуговиц.

– Так называемый жилетный фотоаппарат. Вы тайком фотографировали герра Штольца и фройляйн Клозе.

– Вы правы, – признался Фридрих.

– Несомненно, вы смотрели на часы или в газету, чтобы фройляйн Клозе считала, что вы заняты своими делами, и не скрывала красивое лицо под вуалью. Газету вы держали одной рукой, чтобы не мешать фотографированию. Не похоже, что эти шпионские действия были нужны для сбора серьёзных сведений. Скорее всего, виновата фройляйн Клозе, и вы делали снимки просто для удовольствия.

Братья Шварц робким кивком подтвердили эти слова, а объект фотографирования наклонила голову и немного покраснела.

– Когда мне поставили синяк, а затем пришлось делать ноги, вы тоже шпионили и фотографировали? – спросил Штольц.

– Да, герр Штольц.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

В этот миг мы услышали шаги, и в тронный зал вошла высокая дама с русыми волосами. «Внезапный Вилли» встал ей навстречу и взял за руку.

– Дорогая, я знаю, что ты всегда мечтала посетить Лувр. Лишь положение императрицы мешало осуществить это намерение. Теперь же такая возможность есть.

И они чинно покинули тронный зал.

– Теперь мы должны отправиться в Рейхстаг. Итак, товарищи, – обратился Максим Исаев к фройляйн Клозе и герру Штольцу, – теперь я должен объяснить, кто я такой на самом деле. Я прибыл сюда из будущего.

– Если вы говорите правду, то из какого же вы времени? – недоверчиво спросил Штольц.

– Я перенёсся на 50 лет назад. В Рейхстаге спрятана машина времени, созданная английским изобретателем. Она должна была перенести меня именно сюда, но изза ошибки я оказался в Лондоне. Но именно благодаря этой ошибке Холмс и Ватсон находятся здесь. Вы слышали о том, что я на глазах у братьев Шварц достал из сейфа документы. Там было указано местоположение частей машины времени, разнесённых по всему зданию Рейхстага. Мы должны собрать её обратно.

– Куда вы отправитесь? – спросил Холмс.

– В июнь 1941 года. В месяц смерти Вильгельма Второго. Точная дата мне неизвестна. В том же месяце должно произойти нападение Германии на Россию, но если мы всё сделали правильно, этого не произойдёт. Но ещё не всё сделано.

– Что же ещё осталось? – забеспокоился я, будучи сыт злоключениями по горло.

– Вам осталось лишь восстановить машину времени. Зато я должен провести в Берлине ещё некоторое время. Германия получит мои указания, которые необходимо выполнить. Я один знаю о будущем, и мои указания будут ему соответствовать.

Пока шёл этот разговор, перед нами предстало то, что немцы оставили от машины времени. В подвале стояло сооружение, выглядевшее как комната, но размером с ванную. Многих деталей сооружения недоставало, и мы видели пустые стены. Исаев достал из кармана лист, заимствованный им из сейфа. Штольц отправился на поиски деталей. Сам шпион объяснил нам, что возьмёт наши вещи в гостинице. Холмс отправился вместе с ним.

Через двадцать минут машина времени была собрана. Над её входом торчала лампа для подачи сигнала занятости. Как и описывал Уэллс предыдущую машину времени, детали были изготовлены из кварца, никеля и слоновой кости. Мы увидели циферблаты, рычаги и детали наподобие заводной головки карманных часов.

– Когда останавливалась машина, которую использовал Дойл? – спросил Исаев.

– Путешественник по времени? Он нажимал на тормоз, и перемещение во времени прекращалось. Это элементарно. Главное вовремя затормозить.

– А в этой версии машины времени необходимо точно настроить время прибытия. Синие стрелки на циферблатах показывают предыдущее время прибытия. 5 сентября 1895 года. Именно тогда я оказался в вашей квартире. Красная стрелка показывает время, которое нам нужно. – Исаев покрутил заводные головки, пока красные стрелки не указали нам 12 июня 1941 года. – А теперь взгляните на этот рычажок. Когда я отправился в путь, положение рычага указывало на перемещение в Лондон. Думаю, перемещение в вашу родную Англию входило в планы Nazis, хотя и не входило в мои планы. Теперь это перемещение входит в мои планы, не так ли?

Мы осмотрели свои чемоданы, лежавшие у наших ног. Исаев закрыл дверь. «Лампа загорелась красным» – услышали мы его голос. Холмс потянул пусковой рычаг. Синие стрелки на циферблатах завертелись, приближаясь к установленному времени. Мне казалось, что мы падаем в пропасть. Вероятно, то же самое чувствовал Путешественник по Времени. Мой мозг воспринимал качание, но оно одновременно казалось иллюзией. Холмс увидел на циферблатах скорое приближение цели и замедлил работу машины.

Глава IX. Долгожданные гости

Когда мы вышли из машины времени, первым, что предстало перед нашими глазами, был первый этаж нашей квартиры. Как нам хотелось услышать, как навстречу нам идёт миссис Хадсон! Но мы не могли потребовать, чтобы она дожила до этого года. Квартира была незаселена, и мы поднялись в гостиную.

Убранство гостиной не изменилось за сорок шесть лет: камин, «уголок химии», полочка с трубками, стол с пятнами от кислот. Но в ней было то, что вначале поразило нас. По сторонам были установлены восковые фигуры. Холмс оторопело смотрел на незваных гостей, словно пришедших к нам из музея мадам Тюссо.

– Что здесь делает восковой профессор Мориарти?

Действительно, фигура Мориарти стояла около стола. Там же стояли наши восковые копии.

– Ватсон, ведь это мы!

– Я вижу, что это мы. Но что надето на вашу голову?

Действительно, восковой Холмс имел на голове шляпу охотников на оленей, которую настоящий Холмс, несмотря на его некоторую эксцентричность, не стал бы носить в Лондоне.

– У меня есть дорожный картуз с ушами. Но если я не ошибаюсь, этот головной убор, – Шерлок Холмс показал на голову восковой фигуры, – можно встретить на иллюстрациях к вашим рассказам. Я уже предъявлял претензии к вашим рассказам, но иллюстрации тоже оказались неудачны[39].

– Холмс, взгляните, это же Джабез Уилсон, жертва «Союза рыжих»!

Передо мной сидел восковой Уилсон, ещё не знающий, что его водят за нос, и переписывал Британскую энциклопедию.

– Да здесь и сама Британская энциклопедия, – заметил Холмс. – Только настоящая ли она? Действительно, настоящая. Ватсон, какое издание переписывал мистер Уилсон?

– В том году как раз вышло девятое издание.

– Зато сейчас уже четырнадцатое издание. Интересно узнать, почему рядом лежат старые газеты. – Холмс осмотрелся в поисках остальных восковых фигур. – Это же Ирен Адлер и король Богемии. Ватсон, я вижу, что здесь чтото не в порядке. Разве восковая фигура изображает мисс Адлер? Если это Ирен Адлер, то я король Богемии.

Перед окном стоял восковой бюст Холмса, сыгравший ключевую роль в поимке Себастьяна Морана. Как и в момент выполнения своей цели, он был задрапирован красным халатом. На стене висел мой револьвер. К камину был прислонён охотничий хлыст.

– Неужели здесь был открыт музей? – спросил Холмс. – Я никогда не мог предположить, что мне будет оказана такая честь.

В гостиную вошёл Исаев и начал озираться по сторонам.

– Мы в музее, Исаев. Вы уже сделали в Германии то, что хотели?

– Да, и я готов поведать вам результат моих трудов. Что это? Энциклопедия?

– Британская энциклопедия. Настоящая, не искусственный экспонат.

– В таком случае я воспользуюсь ей и газетами.

Исаев начал штудировать наши результаты. Мы сели в кресла, когдато бывшие нашими, а теперь выставленные на обозрение публики. Когда шпион подошёл к концу своего исследования, его лицо выразило неудовольствие.

– Итак, многое из того, что мы подготовили, а я приказал довершить, пошло по моему плану. Германия не развязала ни одной мировой войны.

– Мы оба во внимании. Верно, Ватсон?

– То, что мы совершили, вошло в историю как «капитуляция кайзеровской Германии» и «социализм с человеческим лицом». Германия стала Германской Демократической республикой. И как вы думаете, кто стал президентом?

– Не могу догадаться.

– И не догадаетесь. Эрнст Штольц.

– Неужели Штольц?

– Да, Ватсон. Вы скажете, что он узурпатор или самозванец. Но если бы не было самозванцев, то не было бы республики.

– Я согласен с вами. В таком случае не было бы и смены династий, и на нашем троне был бы совсем другой монарх.

– Штольцу нужно было оправдать своё нахождение у власти. Немецкая армия оказалась нашим союзником, но военных не следовало делать правителями, ведь страшно далеки они от народа. Конечно, благодаря происшествию с «общедоступным балом» мы добились своей цели бескровным путём. На нашей стороне была вся армия. Если бы не этот бал, наши действия обернулись бы берлинским аналогом Парижской коммуны или гражданской войной. И вообще, лютеранство утверждает, что власть всегда от бога и ей нужно повиноваться. И кайзер, и Штольц для немцев одинаково первое лицо государства.

– Вероятно, у этого происшествия не было аналогов в мировой истории.

– Genosse Штольц живёт без роскоши и не пользуется привилегиями. Привилегии – дело дворянства. Штольц стал первым среди равных и, находясь на посту президента, работает так же как и другие граждане.

– Вы сказали, что Штольц живёт без роскоши и не пользуется привилегиями. Вы имеете в виду то, что автомобиль нужен ему исключительно для работы почтальона?

– Автомобиль стал просто средством передвижения. Бывший кайзер спокойно закончил жизнь в голландском дворце Доорн. Нашей удаче способствовало то обстоятельство, что кайзер пытался застрелиться. Немцы пришли к выводу, что он рехнулся.

– Спасибо Гёте за это обстоятельство, – прокомментировал Холмс.

– Конечно, императрица была не в восторге от этого поступка мужа и от его причины. Скандала удалось избежать, всётаки в Германии нет того явления, которое буржуи назвали «жёлтой прессой». Бисмарк с его «исключительным законом против социалистов», повидимому, был недоволен развернувшимися событиями, но он в то время жил в имении Фридрихсру и никому не мешал. Поскольку Genosse Штольц женился на Агнесс Клозе, она стала первой леди. Немцы применили для этой цели американский термин, не так ли? Правда, с советской точки зрения немцы проявили то, что советские критики называют "оппортунизмом" и "мелкобуржуазным уклоном". Немцы не собираются уничтожать капитализм, понимая, что это невозможно. По крайней мере, без человеческих жертв. Оставалось только умиротворить капитализм и доказать, что немцы ему не враги. В Советском союзе существовала плановая экономика, требующая выполнять государственные планы за определенный срок. Их принцип: «Пятилетку – в четыре года!». В Германии же существуют рыночная экономика и частная собственность. По словам Genosse Штольца, «как из пфеннигов складывается марка, так и данная сумма реформ даст социалистический строй». Смертная казнь признана пережитком прошлого. В Советском Союзе существовал идеологический надзор над наукой, и некоторые науки считались служанками империализма. В Германии ничего подобного не было. Немцы строили социализм постепенно, до десятых годов этого века, а не так форсированно, как этого требовали коммунисты. В коммунистическое будущее они не верят. Классы просто равны по положению, поскольку бесклассовое общество недостижимо.

– Что стало с капиталистами и помещиками? – спросил я шпиона, прервав его повествование.

– Сначала им втолковали, что их деятельность не соответствует принципу нестяжательства и принципу «кто не работает, тот не ест», о которых говорил Христос задолго до социалистов. Капиталисты управляют фабриками, но рабочие работают вовсе не для капиталистов. Во всяком случае, слово «капиталист» потеряло первоначальный смысл.

– А помещики?

– Кому в двадцатом веке нужны помещики? Теперь продолжу то, хотел сказать до вопроса Ватсона. Демократия не отрицается немецким правительством, но её недостаток в том, что она позволяет привести к власти кого угодно, даже Führer, не так ли? Но он стал художником. Об уничтожении старой культуры в Германии даже и не думали. Вы слышали о Первом и Втором Интернационале, не так ли? В двадцатом веке был созван Коммунистический Интернационал. Разумеется, он ратовал за немедленную мировую революцию, но когда существовала гуманная немецкая социалдемократия, коммунисты выглядели как истерики. И кроме того, Штольц, в отличие от советского вождя, выполнил все обещания. В общем, в Германии благодаря учению Бернштейна получился полукапитализмполусоциализм. Существует высказывание о том, что революция пожирает своих детей. А тут вам не революция, товарищи! Я задержался в 1895 году, чтобы продиктовать планы, которые должны были выполнить немцы. В той истории Ленин пересёк территорию Германии в пломбированном вагоне по причине первой мировой войны. Здесь же он поступил так потому, что не хотел видеть «проклятых оппортунистов». Согласно моему замыслу, немцы арестовали Ленина. Остальные люди, сидевшие в пломбированном вагоне, также были высажены. На место Ленина был посажен его двойник. Двойник прибыл в Россию. Временное правительство встретило его без враждебного отношения. Конечно, оно так и не узнало, что это был ненастоящий Ленин, не так ли? В результате была сохранена буржуазная республика, называвшаяся Российской Республикой. В той истории не был реализован проект Российской Демократической Федеративной Республики, но здесь она всётаки возникла. Всётаки Маркс говорил, что его идеи нельзя вводить в России, так как русские всё испортят. Как и в той истории, Финляндия, Польша, Украина, Белоруссия, Кавказ и Прибалтика получили независимость. Правда, здесь обошлось без кровопролития, и они не достались России.

– Мне незнакомо название «Украина», – прервал его Холмс.

– Совсем недавно её называли Малороссией.

– Это название я помню.

– Немцы помогли царской семье сбежать в Сибирь. Именно там, на территории Сибири, была создана новая царская Россия. Только это была уже не империя, которой не место в двадцатом веке. Сын царя, не ставшего последним царём, ввёл в Сибирской России конституционную монархию. Гражданской войны в России так же не произошло.

– Но почему именно в Сибири? – спросил я Исаева.

– Что здесь странного, если цари ссылали узников с Сибирь? Но мой замысел не осуществился полностью. В 1935 году власть в Российской Демократической Федеративной Республике захватил Сталин, и социалистическая революция всётаки произошла. Поэтому Сибирской России пришлось прилагать все усилия, чтобы советский сосед не обвинил её в реакционности. Как ни странно, Сибирская Россия не стала советской. Погодите, я забыл о Монголии. Вместо революции она присоединилась к Сибирской России, где уже не было самодержавия, не нужного монголам. Цинская династия была свергнута, и Китай стал таким же, каким он был в той истории. Конечно, неограниченная власть турецкого султана тоже была никому не нужна. Владения Турции отделились от неё, и удивительно, что они не были колонизированы Великобританией. Теперь я расскажу вам о Германии. Штольц и его преемники по моему замыслу совершили три вещи, которые должен был совершить Führer.

– Что вы сказали? – я решил, что ослышался.

– Вопервых, в Германии были построены Autobahnen, то есть скоростные автомобильные дороги. Вовторых, был создан Volkswagen, народный автомобиль. Втретьих, немцы внесли вклад в развитие Олимпийских игр.

– Помилуйте, но ведь Олимпийские игры были отменены ещё в древности!

– Они были восстановлены в конце прошлого века. Франц Фердинанд. Вы знаете, что он был любителем автомобилей? Genosse Штольц воспользовался этим и вошёл к нему в доверие. Президент научил его водить машину, попутно давая политические советы. В результате наследник престола не стремился присоединить Сербию к АвстроВенгрии. В 1914 году он так и не приехал в Сараево, и потому прожил больше, чем в той истории. Выражаясь иначе, он не был убит, и поэтому не произошло даже войны между Сербией и АвстроВенгрией. Немцам удалось предотвратить даже революцию в АвстроВенгрии. Я не знаю, кто был последним австрийским императором в той истории. А вот в этой истории им стал Франц Фердинанд. Под влиянием Штольца он признал ошибки австрийской монархии. Когда в его стране началась революция, Франц Фердинанд спас положение, согласившись самому стать президентом.

– АвстроВенгрия стала буржуазной или социалистической республикой? – спросил я Исаева.

– Штольц и не настаивал на социализме. Выбирать государственный строй должна сама страна, а не её соседи, не так ли? АвстроВенгрия стала буржуазной республикой. Франц Фердинанд спас положение ещё и тем, что поборол свои убеждения и предоставил независимость народам АвстроВенгрии. Оказывается, его дети не должны были претендовать на престол. Теперь это оказалось как нельзя кстати, поскольку Франц Фердинанд теперь президент, а не монарх. Его зовут герр Габсбург. Оказывается, ему была ненавистна Венгрия, и он даже отрицательно отзывался о сложности венгерского языка. Теперь кроме конфедерации АвстроВенгрии существуют отдельные Югославия, Румыния и Чехословакия. Боюсь, название Чехословакия вам тоже непонятно.

– Вы правы.

– Вам она была известна как Богемия. В той истории существовал протекторат Богемии и Моравии.

– Вы упоминали, что в АвстроВенгрии существует «большая концентрация антисемитизма». Немцы помогли австрийцам в этом отношении?

– Всё произошло именно так. Штольц осудил антисемитизм ещё в прошлом веке. В первую очередь нужно заметить, что он делится на христианский и расовый. Советский антисемитизм мы не будем рассматривать. Относительно первого Штольц привёл такой аргумент. Христиане преследуют евреев за то, что они распяли Христа. Но те же христиане верят в то, что Христос воскрес, после того, как евреи его распяли. Тогда с их же точки зрения обвинение теряет смысл.

– Штольц совершенно прав, – заметил я. – Неужели раньше никто не мог придумать столь очевидный аргумент?

– Антисемиты продолжали ссылаться на Библию, но Штольц объяснил, что первые христиане были евреями. Расовый антисемитизм, существовавший в Германии и Австрии, тоже был признан как безосновательный. Он возник изза существования пангерманизма. Впоследствии пангерманизм и германской империализм стали архаизмом. Все народы Германии и Австрии стали равны, в том числе и евреи. В вашем веке во Франции происходил судебный процесс, когда офицера обвинили в шпионаже в пользу Германии изза еврейского происхождения. Немцы доказали, что это не так. Благодаря машине времени немецкие агенты перенеслись в 1894 год и выяснили, кто настоящий шпион. Немцам этого было мало, и они обеспечили евреям возрождение Израиля. Правда, я не отдавал таких распоряжений. Иными словами, немцы сделали то, что не хотели совершать англичане. Впоследствии собственное государство образовали арабы. Таким же самостоятельным решением был дипломатический контакт с папством. Тогдашний папа[40] обратил внимание на бедственное положение пролетариата. В то же время его взгляды входило неприятие социализма, очевидно потому, что обычно он основан на насилии. Правда, инквизиция тоже действовала насильственными методами, не так ли? Но у немецкого социализма нет этого недостатка. Штольц обещал, что Культуркампф больше не повторится. Во времена империи немцы притесняли поляков. Прусские дворяне считали их дикарями. Вам известно, что одна часть Польши принадлежала Германии, а другая часть принадлежала России. Теперь в Европе существует независимая Польша. Эльзас, Лотарингия и угольные копи Саарской области возвращены Франции. Раньше правительство твердило немцам, что Франция – их главный враг. Теперь такое никому не приходит в голову. Независимость колониям Германии была предоставлена с самого начала существования республики. Немецкое правительство помогло им добиться процветания без использования того, что колонизаторы называют протекторатом.

Я, когда рассказывал об истории в прошлый раз, упомянул огромный кризис в капиталистических странах. Его не произошло изза отсутствия всеобщего кризиса, вызванного первой мировой войной. Проблемой было существование двух военных союзов. Миротворческое поведение Германии, когдато ставшей основательницей Тройственного союза, выглядело странным для АвстроВенгрии и Италии. Социалистическая Германия помогала АвстроВенгрии во внутренних делах и тем самым завоевала её доверие. Италия в конце концов вышла из Тройственного союза. В той истории во время первой мировой войны Италия перешла на сторону Антанты, и здесь такой поступок не выглядит необычным. Но как быть с союзом, противостоящим Тройственному? Штольц рассказал мне свой план. Благодаря машине времени выяснилось, что после смерти лорда Бэллинджера премьерминистром станет его племянник Артур Бальфур. Рудольф Клозе, отец первой леди, стал немецким агентом. Он пробрался в Лондон под именем Рэндольфа Клинтона и стал членом Палаты Общин. Благодаря своим заслугам он стал премьерминистром. Таким образом, политику Великобритании возглавил замаскированный немец, не так ли? Именно Рэндольф Клинтон пошёл навстречу президенту Германии и согласился вступить в Лигу Наций. В той истории создание Лиги Наций было вызвано первой мировой войной. Здесь Рэндольф Клинтон уговорил Францию и Россию вступить в организацию вместе со членами Тройственного союза. Очевидно, это выглядело крайне необычно, не так ли? Я помню, что в начале века были два кризиса в Марокко. Их не произошло изза отсутствия германского империализма, а боснийский и албанский кризисы были разрешены Лигой Наций. Немцы хотели построить железную дорогу из Берлина в Багдад. Если я не ошибаюсь, в той истории англичане подозревали, что немцы таким образом хотят облегчить проникновение на Восток. Здесь этого не было. В то же время Рэндольф Клинтон предоставил независимость Ирландии, но не решился освободить британские колонии. Такой поступок был бы крайне затруднительным в тогдашних условиях. Взамен этого колонии стали доминионами. Этот термин вам известен.

– Канада, – ответил Холмс.

– В 1901 к ним причислили Австралию. Теперь доминионами стали все колонии. Благодаря правительствам Великобритании и Германии в других странах Европы и даже в США появилась система социального обеспечения. Иными словами, то, что в Советском Союзе считают преимуществами социализма. Деятельность профсоюзов перестала быть противозаконной.

– Я помню, что вы рассказывали о вождях Италии, Испании и Португалии, – вспомнил Холмс, открывая глаза, которые были прикрыты. Я знал, что прикрытые глаза выражают внимание моего друга к рассказу клиента.

– Поскольку первой мировой войны не было, не было и второй мировой войны, не так ли? Аналогично, режим duce в Италии и его идеология были вызваны послевоенной разрухой. Это одна из причин, но её оказалось достаточно, чтобы duce не попал в историю. В результате король сделал премьерминистром не его, а социалиста Джакомо Маттеотти. В той истории Маттеотти был убит по приказу duce. Но немцам пришлось приложить усилия, чтобы предотвратить гражданскую войну в Испании. Партизаны поймали несостоявшегося caudillo и выдали его республиканскому правительству. Диктатура в Португалии также была предотвращена.

– Вам больше нечего рассказывать? – спросил Холмс, когда рассказчик умолк.

– Германии не повезло так же, как и Советской России, так как к власти пришёл Эрнст Тельман из Коммунистической партии Германии. Теперь Германия мало чем отличается от Советского союза. И Германия, и Советский Союз вышли из Лиги Наций. Осталось рассказать об Эрнсте Штольце и Агнесс Штольц, урождённой Клозе. Вы знаете, почему кайзер так легко согласился подписать договор о капитуляции? Штольц объяснил мне свой план. Он считал, что если замечательно красивая девушка предложит кайзеру подписать договор, то он не сможет ей отказать. Расчёт оказался верным.

– Но в таком случае получается, что для исправления мировой истории были использованы женские чары.

– Согласен. Но зато никто не погиб. Вернёмся к Агнесс Штольц.

– Времена меняются, – добавил Холмс.

– О чём вы?

– Согласно сентиментальному поверью, прекрасный принц должен приезжать на белом коне. Штольц приехал к Агнесс Клозе на автомобиле.

– Вернёмся к теме. Первая леди не захотела быть медсестрой. Она решила, что с её красотой ей лучше быть актрисой. Вернее, киноактрисой. Вы ведь не знаете, что такое кинематограф?

– К сожалению, нет.

– Но ведь вы знаете, что такое «волшебный фонарь». Он проецирует фотографии. А киноаппарат проецирует движущееся изображение. Благодаря этому появилось новое искусство вроде театра, но сценическое действие происходит на экране. Разница в том, что здесь нет цвета, как на чёрнобелых фотографиях, а первоначально не было и звука. Агнесс Клозе способствовала популяризации кинематографа в Германии. Но она сыграла бóльшую роль. Вопервых, немцы первыми в мире ввели бескорсетную моду. Вы представляете?

– Это невозможно представить, – ответил Холмс, всем своим видом выражая недоверие.

– Тем не менее немцы доказали, что это возможно. Вовторых, немецкие женщины первыми в мире получили избирательные права. И вообще, с дискриминацией и неравноправием женщин в Германии покончено. Раньше в Германии положение женщин описывалось формулой «Kinder, Küche, Kirche» – «дети, кухня, церковь».

– Я вижу здесь сомнительный момент. То, что вы называете неравноправием женщин…

– …освящено религией и моралью? Тоже самое говорят о других видах дискриминации. Продолжу повествование. Втретьих, немцы первыми в мире начали отмечать Женский день.

– Какого числа?

– Восьмого марта.

– Почему именно восьмого марта, мистер Исаев?

– Вроде бы, в этот день в Америке произошло выступление феминисток. Но, с другой стороны, Агнесс Клозе родилась 8 марта 1875 года. Возможно, этот факт сыграл свою роль.

– Кстати, как Штольц попал на лечение в клинику Шарите? – спросил я Исаева.

– Штольц сам рассказал мне. С его автомобилем произошло то, что, по его словам, немцы боялись в автомобилях в начале их существования. Взрыв мотора. Штольц повредил обе ноги и попал в клинику.

– Подумать только! – удивился Холмс. – Такой цепи причин и следствий никогда ещё не существовало: началось с взрыва мотора, а кончилось предотвращением мировых войн.

– Эта деталь должна была попасть в книгу.

– О какой книге вы говорите?

– Штольц описал роман с медсестрой в книге «Прощай, оружие!». Это название говорит о том, что Германия стала мирной страной, о чём, собственно, и рассказывает книга.

– Хотел бы я её прочитать, – заметил я.

– С некоторой точки зрения, Штольц поступил не совсем правильно. Высказывание великого демократа: «Нет ничего опаснее, чем связывать свою участь с участью женщины за то только, что она прекрасна и молода»[41].

– Я тоже могу привести пример, – добавил Холмс. – «Les femmes ne connaissent pas toute leur coquetterie»[42]. Кстати, теперь я понял, почему кайзер смотрел на фройляйн Клозе и глупо улыбался.

– Неужели в книге Штольца описан эпизод с корсетом? – недоверчиво спросил я.

– Этого мне неизвестно. Кстати говоря, Genosse Штольц привёл занимательный пример из литературы. Его отец был знаком с русским писателем Достоевским, который когдато жил в БаденБадене. Поэтому Штольц читал книги этого писателя. В одной из них содержится фраза «красота спасёт мир». Случаи с электромагнитом из корсета и подписанием капитуляции соответствуют этой фразе. Красота Агнесс спасла нас, а мы спасли мир от германского империализма. Честно говоря, в случае с подписанием капитуляции заслуга не только у Агнесс Клозе. Штольц не знал о моём плане напугать кайзера самолётом Лилиенталя. Самолёт мог совершить ровно то же самое. Правда, здесь содержится элемент принуждения. Но как бы то ни было, мы добились своей цели, думая о средствах.

– Мы должны быть благодарны Агнесс Клозе, – заметил Холмс.

– За что?

– Она зарабатывала деньги профессией медсестры. Но ведь известно, что многие женщины, впав в нужду, зарабатывают постыдным, более простым и наиболее древним способом. Фройляйн Клозе при её красоте не пошла по такому сомнительному пути.

– С этим явлением в Германии тоже покончено.

– Я, кажется, упомянул, что догадывался об их отношениях. Когда импозантный Ватсон разговаривал с юной леди, мне показалось, что Штольц смотрит на неё с ревностью. Вы рассказали всё, что хотели?

– Осталось лишь две вещи. Штольц объяснил, почему вам трудно было догадаться об их отношениях по поведению. Штольц стеснялся общаться с девушкой в нашем присутствии. Вуаль из медицинского бинта. В противном случае во время нахождения на улице Агнесс понравилась бы комунибудь ещё, а Штольц не хотел, чтобы у Агнесс появились ещё какиенибудь поклонники. Правда, братья Шварц ухитрялись фотографировать её, когда вуаль была поднята. Вы обнаружили в таблице элемент вильгельмий, не так ли? Теперь он снова называется германием.

– Теперь мы вправе подвести итоги. Несмотря на отдельные неудачи, мировых войн и большинства гражданских войн не было, Польша и другие бывшие владения освобождены, военные союзы не нужны, евреи спасены, женщины стали вести себя как мужчины, Августа Виктория смогла посетить Лувр, а фройляйн Клозе перестала нарушать статистику посещаемости клиники. А что же мы? Вполне аналогичная ситуация сложилась после погони за сокровищами Джонатана Смолла. Жена досталась Ватсону, а вся слава досталась инспектору Джонсу. Теперь же и то и другое досталось Штольцу, а мы остались в безвестности.

– Мне коечто неясно, – заметил я, удивившись, как не подумал об этом раньше. – Если Штольц дважды смог бежать с барышней на руках, то он мог бегать и с почтальонской сумкой. Очевидно, что он мог обойтись без автомобиля.

– Ватсон, вы же врач. – Исаев задумался. – Извините. Я понял, что у вас в девятнадцатом веке не было этого термина.

– Какого термина?

– Современные учёные ввели понятие «общий адаптационный синдром»[43]. Он происходит, когда человек оказывается в экстренной ситуации, тогда его организм мобилизует все силы. Отсюда и героический поступок Штольца. Я не физиолог и не могу объяснить подробнее.

– Скорее галантный поступок, – ответил Холмс.

– Я слышу шаги, – заметил я. – Боюсь, сюда идёт директор музея.

– Вы правы. Что он скажет, увидев нас здесь? Нам непросто будет объяснить своё вторжение.

Шаги слышались всё громче. В гостиную вошла высокая пожилая дама, показавшаяся нам знакомой. Широкополая шляпа покрывала поседевшие волосы, тёмные очки скрывали глаза, но лицо сохраняло остатки былой красоты. У меня отличная память на лица, и личность этой женщины не оставляла для меня сомнений.

Женщина всплеснула руками, увидев нас.

– Вы оказались здесь в тот самый день, когда и должны были. Подумать только! Вы в последний раз видели меня совсем недавно, я же в последний раз видела вас сорок шесть лет назад!

– Фрау Штольц, вы ли это? – поразился Холмс.

– Да, это я встречаю вас в вашем бывшем доме.

– Вы решили встретить нас здесь, фрау Штольц?

– Да, я прибыла сюда на Машине времени, использовав её для перемещения из Берлина в Лондон. Ведь Штольц рассказал мне о том, в какую дату вы отправились. У меня было достаточно времени до вашего прибытия, чтобы обустроить вас на третьем этаже музея Шерлока Холмса. Вы будете ночевать в спальнях Холмса и Ватсона. Я сплю в спальне миссис Хадсон. Никто в Лондоне не знает, что я живу здесь.

– К чему такая секретность?

– Такая секретность нужна по той простой причине, что я стала принадлежать к вражеской стране. К вам, Исаев, это тоже относится.

– Что вы хотите этим сказать?

– Немцы подслушали радиопереговоры англичан, которые, как выяснилось, собираются вероломно напасть на Советский Союз и Германию. Когда я тайком от ваших соотечественников прибыла сюда, Лондон оказался завешан националистическими и джингоистскими лозунгами.

– Я начинаю понимать, кто виноват! – наконец ответил Исаев, сжав кулаки.

– И кто же? – спросил Холмс.

– Виноват Уинстон Черчилль, чтоб он подавился своей сигарой! И это мы, мы проложили ему дорогу!

– О чём вы говорите? Как мы могли проложить ему дорогу?

– В той истории Черчилль был союзником Сталина лишь по той причине, что они совместно воевали против Германии. В другой ситуации Черчилль никак не мог быть союзником России. Теперь же, когда мы предотвратили мировые войны, эта другая ситуация наступила.

– Не хотите ли вы сказать, что предотвратив две мировые войны, мы вызвали другую мировую войну?

– Именно это я и хочу сказать. Теперь нападению должны подвергнуться не только Россия, но ещё и Германия. Правда, ещё неизвестно, будет ли война мировой.

– Но что ещё появилось в двадцатом веке? – спросил я фрау Штольц.

– Телевидение. Изображение и звук передаются через радиоволны на экран электронной трубки. Телевидение имеет то же значение для передачи информации публике, что и телефонная связь для разговора. Благодаря нему в вашей стране даже появилась традиция рождественского обращения главы государства к народу. Зрители видят короля на экранах телевизоров. К сожалению, ваш нынешний король Георг Шестой лишён такой возможности. Дело в том, что он страдает сильным заиканием, обычно проявляющимся во время выступления перед публикой. В настоящее время он проходит курс лечения у австралийского логопеда Лайонела Лога.

– Мы искренне сочувствуем королю, – сказал я.

– Теперь мы хотели бы пройтись по улицам Лондона, – заметил Холмс. – Как у вас одеваются?

– Я приготовила одежду, – с достоинством ответила фрау Штольц. Она поднялась в бывшую спальню миссис Хадсон и вернулась с охапкой одежды. – Нынешняя одежда шире, чем в ваше время. Галстуки у нас тоже широкие, и теперь популярны геометрические узоры на них. Шляпа называется «федора». Видите вмятины на тулье? Джентльмен должен снимать федору перед дамой, поместив пальцы во вмятины. Встречаются канотье, а англичане попрежнему носят котелки. Цилиндры носят только в официальных случаях.

– Я, как писатель, хотел бы узнать, чем у вас пишут, – задал я интересовавший меня вопрос.

– Перьевых ручек у нас нет. Хотя в ваше время к ним добавились вечное перо и химический карандаш, теперь пользуются шариковыми ручками. Чернила в них подаются к крошечному вращающемуся шарику. Других новых письменных принадлежностей пока не изобретено.

Фрау Штольц в подтверждение своих слов принесла нам шариковую ручку.

Мы надели одежду сороковых годов. Нам предстояло выяснение того, как выглядит Лондон середины двадцатого века. Мы вышли на Бейкерстрит. Мимо нас проехали автомобили с округлыми линиями и полностью закрытым верхом. По тротуарам шли мужчины в канотье и котелках. Женщины были в основном с непокрытой головой, и их платья и юбки были в два раза короче виденного нам раньше. Чулок не было и в помине. Мы вынуждены были отворачиваться, но отворачиваться было некуда. Холмс схватил меня за руку, и мы ворвались обратно в наш бывший дом. Исаев удивлённо вошёл вслед за нами.

– Что случилось, товарищи?

Холмс снял с федору и повертел её в руках.

– Нет, мы не станем снимать шляпу перед такими дамами.

– Понимаю. Просто в той истории эта часть моды была следствием перемены в положении женщин, которая был следствием первой мировой войны. После предотвращения причин первой мировой войны я восстановил социальную справедливость.

– А почему у них накрашенные губы? Тоже ваших рук дело?

– Я такого не делал. Честно признаюсь.

– Вы так быстро вернулись? – спросила фрау Штольц, увидев нас. Я с облегчением увидел, что на ней надеты чулки.

– Нам не нравится новый Лондон. Фрау Штольц, мы хотели бы узнать, написано ли о нас в книге Штольца «Прощай, оружие!».

– Написано, но вы как персонажи действуете исключительно под псевдонимами.

– То есть мы названы Готлибом Хаузером, Иоганном Сименсом и Максом Штирлицем?

– Именно так. Если бы вы были названы настоящими именами, возник бы вопрос, как вы оказались в Германии. Тогда пришлось бы объяснить про ИсаеваШтирлица, но тогда возник бы вопрос, откуда он знал о будущем. Тогда пришлось бы выдать существование Машины времени.

– А эпизод с деталями корсета?

– Цензура не смогла пропустить этот эпизод. Вероятно, теперь только я и вы знаем о нём. В Америке эта история непременно попала бы в то, что у них называют жёлтой прессой. Во всяком случае, к нам немцы относились гораздо лучше, чем к кайзеру. Мы с Эрнстом посетили многие немецкие города. Но во время визита в Лондон меня пришлось прятать от будущего Эдуарда Седьмого. Вам известно его пристрастие к прекрасному полу.

– Я хотел бы вернуться к теме истории, – заметил Холмс. – Что происходило в преступном мире в наше отсутствие?

Следующие минуты остались в моей памяти как осознание того, что мы опрометчиво поступили, покинув 1895 год. Миссис Хадсон так и не узнала, куда мы пропали. В ноябре того же года были похищены чертежи подводной лодки БрюсаПартингтона, и лишь вхождение Майкрофта Холмса в роль сыщика помогло делу. В Лондоне объявился шантажист Мильвертон, и его гнусной карьере положил конец выстрел одной из его жертв. Затем последовали похищение сына герцога Холдернесса, исчезновение леди Френсис Карфэкс, австрийский преступник барон Грюнер и загадочное поведение профессора Пресбери. Даже Эдуард VII обещал наградить моего друга рыцарским титулом, при условии, если бы он был жив[44]. Этим делам сопутствовало большое количество более мелких дел, которые так и не были раскрыты. Холмс, не склонный к эмоциональности, пришёл в ужас, слушая о пропущенных годах.

– Я должна добавить, мистер Холмс, что в двадцатом веке кокаин безоговорочно перенесён из категории лекарств в категорию обыкновенных наркотиков, и потому в аптеках не продаётся. Вам придётся забыть о нём.

Лицо Холмса ещё больше вытянулось при таком известии. Фрау Штольц покинула нас, и мы подошли к окну, грустно глядя на окружающий мир. Неожиданно Холмс бросился к столу, на котором в качестве экспоната лежал полевой бинокль. Вооружившись биноклем, он устремил взгляд на ближайший тротуар.

– Я именно так и думал. Перед нами человек, в распоряжении которого есть ещё одна машина времени. Возможно, даже наша, если учесть, что она может перемещаться в пространстве. Как я вижу, он прибыл из будущего.

– Холмс, как вы могли сделать такой вывод?

Перед входом в музей стоял высокий мужчина в темносинем костюме, ещё выше Холмса, с чёрными волосами, смуглым лицом и без головного убора. На руке были часы, и он держал блокнот и письменную принадлежность наподобие вечного пера чёрного цвета. Услышав наши голоса, он перестал смотреть по сторонам и поднял голову, пристально всматриваясь в нас. Мы отпрянули от окна. Со стороны входа раздался стук в дверь. Фрау Штольц спрашивала, кто пришёл в музей.

– Впустите, я всё объясню.

Мы осторожно спустились на первый этаж. Перед нами стоял высокий брюнет со смуглым лицом, и теперь мы разглядели голубые глаза, шрам на правой щеке, мускулистые руки и чёрную шёлковую рубашку под костюмом.

– Я пришёл сюда, чтобы узнать, как Холмс и Ватсон оказались в 1941 году.

– Вы действительно из будущего? Иначе откуда вы знаете? – спросил я его.

– Откуда вы знаете, что я из будущего?

– На вас костюм, который на Бейкерстрит никто из нас не видел, – начал объяснять Холмс. – Его крой несколько отличается от нынешнего. Вы не из прошлого. Вопервых, на вас нет шляпы, а, заметьте, здесь все в шляпах. Вовторых, мы не хотели видеть современных женщин, а у вас они вызывали явный интерес. А теперь покажите вашу письменную принадлежность. Она не соответствует ничему из того, что, по словам фрау Штольц, используется для письма в это время.

Незваный гость показал нам пластмассовую трубочку с бархатистым остриём на конце.

– Фломастер. Итак, вы поняли, что я из будущего. Я прибыл сюда для того, чтобы разгадать главную загадку 1941 года по приказу Её Величества Елизаветы Второй. Позвольте представиться: Бонд, Джеймс Бонд.

Глава X. Мы узнаём о будущем

– Холмс, Шерлок Холмс, – представился мой друг в такой же манере.

– Ватсон, доктор Джон Ватсон.

– А я Штирлиц, Макс Штрилиц, Макс Отто фон Штирлиц… – начал Максим Исаев. – Что такое! Это мой немецкий псевдоним, который я уже не использую. Я Максим Исаев.

– Простите, сэр, но я гдето уже видела вас, – сказала фрау Штольц.

– Это невозможно. Я только что прибыл в 1941 год.

– Я уверена, что видела вас. Но где именно, я вспомнить не могу.

– Простите, мистер Холмс назвал вас фрау Штольц. Я знаю, что вы и есть та самая фрау Агнесс Штольц.

Холмс подошёл к Бонду.

– Вы говорите, вас зовут Джеймс Бонд. Кто вы такой, и о какой главной загадке 1941 года вы говорите?

– Я агент 007. Мне выдана лицензия на убийство.

– Это очень плохо, – заметил Холмс со строгим выражением лица. – Я считаю, что ради победы над преступником могу нарушать некоторые законы, но что касается лишения жизни, на моей совести лишь то, что я погубил профессора Мориарти и помог змее покарать доктора Ройлотта.

– Правильно, но ведь я тайный агент и получил лицензию на убийство не по своему личному решению. Знаете ли вы о том, что собираются совершить Черчилль и его последователи?

– Он собирается завоевать Советский союз и Германию.

– Вы правы. Но завоевать не только их, и не только завоевать, но и превратить в колонию, о чём вам, жителям Империи, нетрудно догадаться. Потому я должен рассказать вам о том, как всё это произойдёт.

– Мы будем любезны выслушать ваш рассказ.

Джеймс Бонд сел в кресло и достал сигарету из бронзового портсигара. Вскоре гостиная наполнилась кольцами дыма.

– В 1931 году согласно Вестминстерскому статуту Британская империя стала Британским содружеством наций. Доминионам были предоставлены так называемые права. Но для Черчилля, как для главного империалиста и главного консерватора, это не имело никакого значения. Вдобавок, Вестминстерский статут на практике мало что изменил. Теперь перейдём к тому, что произойдёт в ближайшее время. Вы не знаете о том, что недавно было названо словом tank. Боевые машины с двигателем внутреннего сгорания. Название произошло от того, что их скрывали, выдавая за цистерны. Заслуга в изобретении танков принадлежит Черчиллю. Английские танки называются «Матильда» и получили прозвище «королева поля боя». Самолёт Лилиенталя относился к типу бипланов. Были созданы бипланыбомбардировщики «Викерс Вими» и монопланыистребители «Харрикейн» и «Спитфайр». По приказу Черчилля был создан линкор «Дредноут». Появились корабли, предназначенные исключительно для взлёта и посадки самолётов. Ещё раньше оружейники изобрели автомат. Мистер Холмс, вы ведь слышали о попытках создания тоннеля под ЛаМаншем?

– Приходилось слышать.

– Прокладка тоннеля была прекращена в 1883 году из опасений, что врагам будет легче достигнуть нашей страны, – вспомнил я.

– Теперь же тоннель под ЛаМаншем был достроен лишь затем, чтобы английским войскам было легче добраться до врагов.

– И они добрались до врагов, мистер Бонд?

– Именно об этом я и рассказываю! 22 июня 1941 года британские войска, вооружённые танками, бомбардировщиками, истребителями, подводными лодками, дредноутами, баллистическими ракетами, автоматами и оставшимися после Англобурской войны пулемётами, произвели нападение на Советский союз и Германию. Этот грандиозный план получил название «план Кромвель».

– Всё ясно, – заметил Исаев. – Ведь нападение Германии на Россию в той истории получило название «план Барбаросса».

– Мне не всё ясно, – спросил я. – Причём здесь Кромвель?

– Расскажу позже. Особое усердие проявили фельдмаршал Монтгомери и генерал Уингейт, – продолжил Бонд свой рассказ. – Танки произвели настоящую панику, особенно в России. Да разве конармия может противостоять танкам? Дредноуты тоже были сюрпризом для побеждённых.

– Но как же советские и немецкие полководцы? – спросил Максим Исаев.

– Эрвин Роммель не смог спасти Германию от завоевания. В России дело обстояло куда интереснее. Сыворотка гениальности помогла Черчиллю придумать, как обезвредить самого выдающегося генерала России. Конечно, вы догадываетесь, кто он.

– Георгий Жуков, – предположил Исаев.

– Неверно. Я говорю о Генерале Морозе. Может быть, он спас Россию от Наполеона, но теперь эта возможность была предотвращена. Над Россией распылили какойто порошок, изобретённый профессором Джойсом.

– Порошок?

– Не знаю, что было на самом деле. Это военная тайна. Благодаря этому действию в России не наступила зима и Генерала Мороза не стало. Результат очевиден.

В бывших Германии и Советском союзе была установлена власть вицекоролей. Заметьте, вицекоролей как у колоний, а не генералгубернаторов как у доминионов. Вицекоролём Германии стал сэр Дуглас Дэймри, а вицекоролём России стал сэр Джереми Баскервиль. «Британская Германия» и «Британская Россия» были заселены дворянами и помещиками. Крестьяне думали забыть о коллективизации, но пришлось вспомнить о личной зависимости. Вдобавок, Британское Содружество наций снова стало Британской империей. Все доминионы стали колониями с вицекоролями, за исключением первого доминиона – Канады. В России был проведён процесс внедрения английского языка, английской системы мер, империалистического мировоззрения, теории «бремени белого человека» и англиканской веры. Последнее встретило возражение Космо Гордона Ланга, архиепископа Кентерберийского, ещё раньше выдвигавшего идею единства Церквей. Но разве упрямого Черчилля переубедишь? Если точнее, то в англиканство были обращены только православные, а атеисты, католики, мусульмане и представители прочих конфессий остались при своём мнении. Впоследствии население было жёстко поделено на англиканцев и атеистов, так как остальные эмигрировали. Такая сегрегация привела к тому, что Черчилль и архиепископ Кентерберийский приняли сторону англиканцев, а вицекороль Джереми Баскервиль принял сторону атеистов. Каждая сторона настаивала на своей правоте. Результатом стали постоянная вражда, аналогичная вражде мусульман и индусов в Индии. Но для Черчилля что Индия, что Россия – разницы никакой. В общем, ещё две страны стали английскими колониями. Надо заметить, что здесь получается двусмысленная ситуация. Черчилль считал, что коммунизм и даже просто социализм несовместимы со свободой личности. В противном случае эти завоевания потеряли бы смысл. В действительности в этих колониях существует свобода личности, но только для европейцев. Славяне, национальные и расовые меньшинства её не получили. Как вам это нравится, Исаев?

– Настоящая наглость Великобритании.

– Не только Великобритании. Британцам активно помогала союзная французская армия, возглавляемая генералом де Голлем. Как вы думаете, что стало следствием завоевания и колонизации социалистической страны? Теперь ничто не могло помешать распространению американской экспансии. Нынешний президент Рузвельт является противником колониализма. Но после его смерти всё изменилось. Доктрина Монро и изоляционизм остались в прошлом. Был принят закон о лендлизе, то есть европейские страны и проамериканская Куба поставляли оружие англичанам и американцам. Но сначала я должен сообщить, что англичане завоевали Эфиопию.

– Абиссинию? В той истории этот акт агрессии должна была совершить Италия, – вспомнил Исаев.

– Теперь же Эфиопия, то есть Абиссиния, была завоёвана Великобританией. В первую очередь была проведена психологическая война. Весь мир узнал, что Абиссиния – варварская страна, где существует рабство и отсутствует цивилизация, и которой правит негуснегусти, царь царей. Черчилль, когдато догадавшийся применить авиацию для подавления освободительного движения в колониях, теперь приказал использовать её против эфиопов, не имевших против авиации никакой защиты. Фельдмаршал Гарольд Александер впоследствии получил титул графа Абиссинского[45]. Англичане уговорили армию де Голля завоевать Италию, хотя та, несмотря на социализм, оставалась демократической страной. Коммунисты, социалисты – Черчиллю без разницы. Затем последовал захват Южной Африки помимо ЮжноАфриканского союза. Замечу, что Черчилль разделяет расистские убеждения.

– Какие убеждения? – не понял Холмс.

– Расистские. Разве в девятнадцатом веке не было этого слова? Расизмом было названо утверждение о неравенстве рас. Странно, расизм был, а слова не было. В Южной Африке уже существовали расизм и апартеид, но теперь в ней и в Эфиопии появилось изобретение Черчилля – бантустаны. Так называются отдельные территории для африканцев, по своему характеру ничем не отличающиеся от гетто. Кстати говоря, американцы во главе с генералом Паттоном помогли захватить Южную Африку. Египет, к тому времени протекторат, окончательно стал владением англичан. Потом последовал захват Израиля, созданного немцами, и евреи во второй раз за свою историю лишились государства. Завоевания Советского союза было недостаточно, и Монтгомери с Уингейтом завоевали Сибирскую Россию.

– Зачем, извольте спросить? – удивился Шерлок Холмс.

– Конечно, на том основании, что русские относятся к Востоку, а не к Западу. Царь Алексей Второй сначала приветствовал поражение советского соседа, но радость оказалась преждевременной. Генерал Мороз был побеждён и здесь. Правда, англичане поделились Сибирской Россией с американцами, также участвовавшими в захвате. Английская часть стала колонией, а американская часть стала очередным американским штатом. Азиаты подверглись угнетению на расовой основе и были вынуждены поселиться в гетто. Причиной является то, что Черчилль объявил о «жёлтой угрозе» и опасности азиатов для всего мира.

– Насколько мне известно, в той истории этот поступок должен был совершить Вильгельм Второй, – ответил Исаев.

– По причине, понятной только Черчиллю, англичане завоевали бывшие владения АвстроВенгрии. Чехословакия стала «протекторатом Богемии и Моравии». В Югославии англичане сделали союзниками националистовусташей, а в Румынии – партию легионеров. Финляндия, Украинская Народная Республика, Белорусская Народная республика, страны Центральной Азии и Прибалтики тоже были захвачены, и единственным поводом было то, что они когдато принадлежали России. Украинская Народная Республика и Белорусская Народная республика стали «протекторатом Малороссии и Белоруссии». Страны Прибалтики стали «протекторатом Эстляндии и Лифляндии». Страны Центральной Азии стали «протекторатом Туркестана и Афганистана». Аналогичная ситуация произошла с Польшей как бывшим владением Германии и с Ливаном, Ираком и Сирией как бывшими владениями Османской империи. Бывшие владения Османской империи, Кавказ и Иран достались американцам. Правда, сама Турецкая республика, как наиболее европейская страна Ближнего Востока, была сохранена.

– В той истории Финляндия воевала с Россией.

– Отношение к Японии было неоднозначное. С одной стороны, американцам и особенно англичанам импонировал японский империализм, захвативший земли в Азии. С другой стороны, Япония – феодальная страна, глава которой почитается сыном Солнца. Когда микадо перемещался по стране, люди отворачивались, чтобы не ослепнуть. Армия генерала Макартура и авианосный флот адмирала Нимица захватили все владения Японии на континенте. Власть в Японии принадлежала не императору, а военным. Офицеры совершили харакири, а император не мог ничего исправить. Перепуганный микадо согласился на капитуляцию. Его страна стала протекторатом, а колонии – заморскими владениями Соединённых Штатов.

В свою очередь, Англия силой подавила движение ненасильственного сопротивления в Индии. Колонии до сих пор принадлежат ей. Вьетнаму удалось освободиться от французского владычества, но он сразу же достался американцам. Следующей жертвой колониализма стал Китай. Вы ведь помните об «опиумных войнах»? Англичане снова приучили китайцев к опиуму и снова сделали бойкот продажи опиума поводом для войны. Вицекоролём стал сэр Гарри Месгрейв[46]. Даже Ирландия, освобождённая Рэндольфом Клинтоном, снова лишилась независимости. Кстати, здесь стоит упомянуть Тибет. Нет, он не был колонизирован. Дело в том, что англичане организовали экспедицию в Тибет с целью соглашения с махатмами, которых они собирались склонить на свою сторону. По утверждениям теософии, в Тибете находится некая страна Шамбала. Черчилль надеялся отыскать сверхъестественные силы и употребить их для своих империалистических планов.

– Вы ещё долго будете рассказывать? – забеспокоился Холмс.

– Достаточно! – взмолился я, устав слушать историю будущего. – Всё это ничуть не лучше эпизода в «Детях капитана Гранта», когда австралийский мальчик рассказывал Паганелю, как англичане учили его географии! Океания принадлежит англичанам! Азия принадлежит англичанам! Африка принадлежит англичанам! Европейские страны – провинции! Французский император – губернатор! Американский президент – губернатор!

– Осталось совсем немного. В Великобритании, Соединённых Штатах и их владениях было отменено социальное обеспечение, профсоюзы стали окончательно запрещены. То есть на большей части земного шара положение пролетариата и низших классов вернулось к состоянию девятнадцатого века. Обычные страны Европы теперь не играют заметной роли. Соединённые Штаты стали Американской империей. Так сбылась мечта генерала Дугласа Макартура, «американского кесаря». Этот реакционер стал президентом благодаря подтасовке результатов голосования. Как это стало возможно, объясню позже. В пятидесятые годы Британская империя во главе с Уинстоном Черчиллем и Американская империя во главе с императором Дугласом Первым стали сверхдержавами и начали противостояние за власть над миром. Американцы обвиняли британцев в существовании конституционной монархии и дворянства, называя последнее реакционным пережитком феодализма. Британцы обвиняли американцев в существовании абсолютизма. И те и другие обвиняли друг друга в том, что те неправильно говорят поанглийски. Каждый из оппонентов хотел найти повод для критики. Американцы назвали Британскую империю «империей зла». По странному совпадению точно так же британцы назвали Американскую империю. На практике ни о каком братстве англосаксонских народов и речи не шло. В таких условиях ни в одной стране не проводили Олимпийские игры. Британцы и американцы ведут борьбу за ресурсы и за место на планете. Вдобавок, американская разведка, ЦРУ, пришла к странному выводу, будто англичане – тайные коммунисты. Американцы стали обвинять британцев во фторировании воды с целью отравления американцев[47]. Но именно благодаря противостоянию Великобритании и США я нашёл себе работу. Я агент 007 и я противостою американским злодеям, желающим навредить Великобритании и вызвать мировую войну. Мне даже пришлось пережить приключение в Вашингтоне, когда я разгромил целый район во время езды на танке. Дело дошло до того, что на башне танка оказался какойто памятник. Но это не имеет отношения к делу. Британцы и американцы если и полетят в космос, то только для того, чтобы разместить там оружие. Другие страны и рады бы освоить космическое пространство, но секреты космонавтики известны только британцам и американцам. В конце концов Черчилль, к тому времени уже не премьерминистр, стал говорить о создании «Соединённых Штатов Европы», идея которых существовала в начале века. Конечно, европейцам не понравилось такое вмешательство в их дела, но в 1977 году, когда я перенёсся на машине времени в нынешний год, тогдашний премьерминистр решил осуществить последнюю волю Черчилля. К счастью, ни в Британской империи, ни в Американской империи нет антисемитизма. Но евреи (так же как и цыгане) не захотели жить в этих империях и эмигрировали в Европу. Приток иммигрантов привёл к перенаселению с вытекающими из него последствиями. Вдобавок, выяснилось, что американцы тоже поддерживают контакты с Шамбалой. Такая конкуренция должна обернуться очередным конфликтом. Противоборствующие стороны, надеющиеся на тибетских махатм и Шамбалу, и будущие «Соединённые Штаты Европы», забитые евреями и цыганами со всей Земли – вот последнее из того, что о чём я слышал перед тем, как попал из 1977 года в 1941. Прежде чем продолжить повествование, я должен в качестве необходимого пояснения рассказать о том, что произойдёт с Шерлоком Холмсом.

«Агент 007» достал изза пазухи пожелтевшую Times, на которой я прочитал дату «23 июня 1941». Холмс нетерпеливо взял газету и, прочитав показанную Бондом статью, издал возглас изумления. Я, немало заинтригованный, взял газету и, к своему ужасу, прочитал следующее.

ШЕРЛОК ХОЛМС В 1941 ГОДУ. СЫВОРОТКА ГЕНИАЛЬНОСТИ БУДЕТ ИЗГОТОВЛЕНА

Пора приоткрыть завесу тайны над экспериментами профессора Джойса из Лондонского университета. Профессор евгеники проводил опыты по изобретению сыворотки гениальности, способной принести пользу избранным людям, а следовательно, и их деяниям на пользу всему англосаксонскому миру.

Технология создания сыворотки сводится к её добыче из мозга гения. Профессор Джойс стремился достичь максимального эффекта не за счёт использования большой концентрации, а за счёт использования наиболее гениальной личности.

С этой целью был создан рейтинг самых гениальных людей Англии. Выбор страны не случаен, так как именно англосаксы являются первейшим лидером мира и должны вершить его судьбы. Другие народы не стоят на одном уровне с нами, а американцы, будучи самыми близкими к нам, не подходят для создания английской сыворотки гениальности.

Мозг профессора Мориарти был отвергнут изза преобладания его преступной деятельности над научной. Другой очевидной причиной является то, что его тело осталось лежать на самом дне Рейхенбахского водопада. Исаак Ньютон был «украшением рода человеческого», но для добычи его мозга нужно было бы вскрыть гробницу в Вестминстерском аббатстве. Вдобавок, он был еретиком.

В рейтинг также попали Майкл Фарадей, Фрэнсис Гальтон, Чарльз Дарвин, Уильям Шекспир, Редьярд Киплинг, Горацио Нельсон, Сесил Родс и др. Что касается Дарвина, то использование его мозга может оскорбить американцев, помнящих об «обезьяньем процессе».

В конце концов, первое место занял Шерлок Холмс. Ради сыворотки гениальности ему были прощены недостатки, которые не повлияют на действие сыворотки. Мозг доктора Ватсона, очевидно, не подходит, так как его литературная деятельность не является важным критерием, и в ней он не проявил интеллект. Зато Холмс был признан главным сыщиком своего времени, и потому его мозг сыграет такую роль в евгенике.

Остаётся объяснить, как возможно добыть мозг Холмса, если он бесследно исчез 46 лет назад.

22 июня на перекрёстке Бейкерстрит и Мэрлибонроуд произошла гибель троих человек. Двое из них попали под автомобили, так как не обращали внимания на светофор и не видели едущую машину. Третий бросился к ним на помощь, но также был сбит. Пострадавшие были отвезены в больницу, но было поздно.

В первых двоих были опознаны Шерлок Холмс и доктор Ватсон. Их биологический возраст соответствовал году исчезновения, хотя сейчас им должно быть соответственно 87 и 89 лет. По этой причине очевидцы происшествия первым делом вспомнили о «средстве Макропулоса», но найти более реалистичное объяснение не смогли. Очевидцы уверяли, что Холмс и Ватсон отворачивались от женщин, потому и не обратили внимания на машину. Третий, по мнению очевидцев, был иностранцем и поэтому не сориентировался в левостороннем движении.

Полиция отправилась за ответом в доммузей Шерлока Холмса, со стороны которого шли эти люди. Там полицию ждало ещё одно открытие. На третьем этаже, закрытом для публики, скрывалась Агнесс Штольц, бывшая первая леди Германии и в своё время первая красавица Берлина, которая, по некоторым сведениям, очаровала самого Вильгельма Второго. Как она оказалась в Лондоне, и почему скрывается в музее, осталось неизвестным, так как у фрау Штольц после этого известия произошёл сердечный приступ.

Ответ на этот вопрос не найден. Личность третьего погибшего до сих пор не установлена. Также совершенно неясно, как исчезнувшие оказались в современном Лондоне. Но главное то, что теперь в распоряжении профессора Джойса есть материал для сыворотки гениальности.

Холмс стоял неподвижно, как его восковая фигура, ни одно движение не выдавало клубок мыслей на его лице. Наконец, осознав все перипетии происшествия, он обратился к нам всем:

– Неужели моя гибель будет использована для извлечения моего мозга с целью создания сыворотки гениальности? Заметьте, что причиной является то, что мы отворачивались на улицах. Видимо, нам действительно придётся выходить отсюда только по ночам. Кстати, Исаев говорил, что именно профессор Джойс переправил в Германию Путешественника по Времени. Если я правильно запомнил, Генерала Мороза победил тоже он.

– Теперь же он стал адептом арийского расизма и написал труды «Нужно ли нам изобретение Фрэнсиса Гальтона» и «Исправление человечества». То, что Гальтон изобрёл евгенику, вряд ли нужно напоминать. Профессор Джойс воплощает известный образ безумного учёного.

– Вы не видите здесь одну странность?

– Какую странность, Холмс?

– Никто не понял, как мы здесь оказались, хотя в музее присутствует машина времени.

– Они не могли не заметить её, а назначение этого аппарата ясно по описанию в книге Уэллса. Мистер Бонд, мне не ясны два момента. Что такое «обезьяний процесс»?

– Американского учителя обвинили в преподавании теории Дарвина.

– А «средство Макропулоса»?

– Эликсир бессмертия из одной чешской пьесы. Но это не главное. Главное – сыворотка гениальности. Теперь я должен закончить повествование. Ещё до этого трагического происшествия профессор Джойс вдохновился книгой Олдоса Хаксли «О, дивный новый мир». Эта антиутопия изображает мир будущего как общество потребления. Люди в нём распределены по пяти кастам, отличающимся умственным и физическим уровнем развития, и выращиваются в пробирках. Профессор Джойс не был уверен в такой возможности, пока не принял сыворотку гениальности. Теперь в том времени, из которого я прибыл к вам, людей выращивают в пробирках на «человекофабриках». Прежний способ размножения считается устаревшим. Института брака не существует.

– Это феноменальный ужас, – согласился я. – Как люди могли так обойти природу?

– Доведённый до крайности империализм, – добавил Исаев.

– Слушайте дальше. В США существует Федеральное Бюро Расследований. СкотландЯрд рядом с ним просто сообщество дилетантов. После войны сыворотка гениальности попала в руки Эдгара Гувера, директора ФБР. Испытав её воздействие, он догадался объединить ФБР с Центральным Разведывательным управлением, ЦРУ[48]. В итоге эта единая организация вышла изпод контроля и установила контроль над американским обществом. Как я уже говорил, Дуглас Макартур стал президентом и впоследствии императором благодаря подтасовке результатов выборов. За него якобы проголосовало 80 процентов избирателей. Просто Эдгар Гувер благодаря сыворотке гениальности смог осуществить это мошенничество. Действие сыворотки гениальности на этом не закончилось. Дальше ещё интереснее. По сообщениям нашей разведки, американское правительство разрабатывает проект «новояза». Так называется язык, который должен будет существовать в новом мире. Проект должен быть завершён к 1984 году. Президент получил титул «Старший брат». Под руководством союза ФБР и ЦРУ (иначе говоря, американской тотальной полиции) существуют министерства с ложными названиями. «Минилюб», министерство любви, занимается пытками и казнями. «Миниправ», министерство правды, занимается ложью. «Минизо», министерство изобилия, занимается голодом. «Минимир», министерство мира, судя по логике названия, собирается угробить Великобританию. Дело в том, что в руки Эдгара Гувера попала не только сыворотка гениальности. В его руки попала книга Джорджа Оруэлла «1984». Эта книга будет опубликована через восемь лет, и в ней описано то, что впоследствии реализовал Эдгар Гувер. Уже в семидесятые годы профессор Джойс принял двойную дозу сыворотки гениальности. В результате ему в голову пришла идея создания военной базы на Луне. Профессор уверен, что Луна и Шамбала ещё послужат империализму.

– Теперь мне легко составить цепь причин и следствий, – ответил Холмс. – В двадцатом веке женщины стали носить, стыдно сказать, юбки укороченной длины. Как следствие, мы на улице отворачивались от них, и, следовательно, попали под автомобиль. Моя гибель привела к созданию сыворотки гениальности, а та приведёт к катастрофическим последствиям. С чего всё началось?

– Цепь причин и следствий началась раньше, – заметил я. – Именно Максим Исаев предложил немцам внести такое изменение в моду.

Мы все взглянули на российского шпиона, который испуганно сжался под нашими строгими взглядами.

В этой ситуации я не нашёл ничего лучше, как произнести грустный монолог.

– Холмс, я с грустью вспоминаю старые добрые времена. Те злодеи, душегубы, которых мы ловили в прошлом веке, кажутся невинными младенцами, наивными овечками, рядом с теми волками, которые появились в последнее время. Можно украсть миллион, убить богатого дядюшку, я это могу понять. Но как можно понять того высокопоставленного негодяя, который изза своих антипатий и одностороннего отношения к чужим взглядам приводит мир к войне? И мне всё равно, немецкий ли он Führer, или британский премьерминистр. Вы, я, фрау Штольц, мистер Бонд, можем ли мы остановить этот ужас? Мне всё это ужасно не нравится[49].

– Браво, Ватсон! Я не ожидал от вас такой сентиментальности.

Джеймс Бонд решил перевести разговор на другую тему.

– Холмс, вы догадываетесь, какая шумиха поднялась после вашего второго исчезновения? Ватсон забыл в Берлине написанные им рассказы, благодаря чему немцы тайком переправили их в Лондон, где они были опубликованы. Англичане узнали о судьбе Холмса после схватки с профессором Мориарти. Но его исчезновение всего лишь через год после возвращения затмило всё. Сложилось мнение, что Холмс погиб, уже понастоящему. Одни считали, что Холмс погиб, другие уверяли, что он скрывается, но причина последнего была совершенно непонятна, ведь Мориарти уже нет. Иными словами, с Шерлоком Холмсом произошло то, что впоследствии произойдёт с американским певцом Элвисом Пресли. Майкрофт Холмс даже написал книгу под названием «Шерлок жив?». Некоторые англичане утверждали, что видели Холмса. Странным также выглядело исчезновение доктора Ватсона. Инспектор Лестрейд впоследствии рассказывал об испытанном им ужасе, когда он из любопытства повернул рукоятку на столе в гостиной Холмса. На заднем дворе раздался взрыв, и соседи увидели столп света. То, что впоследствии оказалось ракетой, было увидено всем Лондоном. Некоторые благочестивые англичане вообразили, будто это Холмс вознёсся на небо. Зато, после того, как Холмс и Ватсон были обнаружены, они вовсе не были погребены в Вестминстерском аббатстве, как многие выдающиеся личности. Нет, их тела забальзамировали и поместили в специально построенный для этой цели мавзолей. Мавзолей открыт для публичного посещения. Вероятно, появление такой нелепой идеи не обошлось без сыворотки гениальности.

– Похоже, англичане создали культ Шерлока Холмса. Кстати, о той ракете. Ракету создал Максим Исаев. Впоследствии ракета вылетела из окна Городского дворца в Берлине. И никто не догадался, что мы отправились в Германию, где через несколько дней был провозглашён конец германского империализма?

– Простите, но я заболтался и забыл спросить вас, куда же вы всётаки пропали. Так вы отправились в Германию?

– Да, я попал к ним из 1945 года и отправил их в Германию, чтобы вместе сместить кайзера без применения революционных методов, – начал объяснять Исаев. – Мы способствовали тому, чтобы Эрнст Штольц стал президентом. Мы сделали изобретателем самолёта Лилиенталя, а не коголибо другого. Мы предотвратили две мировые войны, гражданские войны в России и Испании и уничтожение евреев. Мы ускорили приближение женской эмансипации и отдалили приход к власти коммунистов.

Бонд озадаченно взглянул на него, не зная, какой могла быть всемирная история.

– А? Что? Какие две мировые войны?

– Германский империализм должен был стать одной из причин первой мировой войны, поводом к которой было убийство Франца Фердинанда. Мы предотвратили и то и другое. Поражение Германии в первой мировой войне должно было заставить её развязать вторую мировую войну. Немцы должны были организовать уничтожение евреев по расовому признаку. В Италии, Испании и Португалии должна была быть диктатура. Ленин должен был привести к власти коммунистов раньше Сталина. Сибирской Царской России и конституционной монархии в России вообще не могло было быть. Эмансипация женщин могла бы произойти совсем недавно. Иными словами, без наших действий было бы ещё хуже, не так ли? Двадцатый век мог быть самым худшим в истории человечества.

В то время как Исаев произносил эти слова, на лице Бонда читалось неподдельное изумление.

– Мне кажется, что, наоборот, в нашей истории хуже. И вы всё это предотвратили?

– Да. В несбывшейся истории Великобритания и Советский союз были союзниками, а Германия – их врагом. Вы слышали об Адольфе Гитлере?

– Коечто слышал. Австрийский художник. Известен портретом Вагнера и портретами любимых собак.

– Он мог стать самым ужасным военным преступником в истории человечества.

– Никогда бы не подумал!

– Правильно, ведь исторические условия стали другими.

– Теперь я всё понял! Люди удивлялись тому, что немцы смогли спасти русского царя, предотвратить революцию в АвстроВенгрии, политические кризисы и тому подобное, как будто знали об этих событиях заранее. Теперь выходит, что это вы сообщили обо всём Genosse Штольцу, верно?

– Да, сэр. Что касается Рэндольфа Клинтона, то он на самом деле немец.

– Немец?

– Рудольф Клозе, отец первой леди Германии.

– В начале века англичане заметили, что их премьерминистр похож на фрау Агнесс Штольц. Теперь всё ясно. Англичане не понимали, почему премьерминистр не хочет жениться. Теперь получается, что он самом деле женат!

– Я посоветовал бы поговорить о деле, – вмешался Холмс. – Вы прибыли сюда для того, чтобы выяснить наше присутствие в 1941 году. Вы добились цели. Почему бы вам теперь не помочь нам изменить ход истории во второй раз? Разве Ватсон напрасно произнёс свой монолог?

– Вы предлагаете предотвратить планы Черчилля и тем самым исправить дальнейшую историю?

– Вы совершенно правильно меня поняли.

– Но что будет с моей работой, когда я вернусь домой? Ведь тогда не будет конфронтации и угрозы мировой войны между двумя сверхдержавами – Британской империей и Американской империей. Как я теперь буду агентом 007, и как буду спасать мир?

– Вы найдёте себе другую работу. В лучшем случае вы будете противостоять совершенно другим злодеям. Неужели ваша работа важнее судьбы мира?

– Я вижу здесь ещё одну проблему, на этот раз моральную. Если мы освободим Советскую Россию и Германию, они попрежнему будут находиться под властью коммунистов.

– Согласен, – ответил Холмс. – Но обязательно найдутся люди, которые скажут, что капитализм хуже. Не нам судить, что лучше, а что хуже. Власть коммунистов плоха, но возможен демократический социализм. Капитализм тоже не совершенен, его критика имеет основания, но разве нельзя реформировать капитализм, лишив его негативных черт? Когданибудь на месте нынешнего капитализма вырастет новый капиталистический мир, где нет места угнетению народа, расизму и прочим грехам. И если социализм сохранится, то он может перестать ассоциироваться с диктатурой.

– Я считаю, что вы правы. Когданибудь мир изменится. Решено. Мы должны предотвратить два ключевых момента истории – варварское завоевание социалистических стран и изобретение сыворотки гениальности. Мы должны серьёзно подумать над этим вопросом. Остальное сделает будущее.

Джеймс Бонд попрощался и покинул музей, ставший нашим тайным жилищем.

Так закончился наш первый день в двадцатом веке. Мы легли спать, обустроив комнаты, где в дневное время кровати служили экспонатами. Я думал о встреченном нами агенте, не зная, что нам придётся встретиться с его противоположностью.

На следующий день Джеймс Бонд принёс потрёпанный чемодан из свиной кожи. Чемодан был поставлен на середину гостиной. Бонд взялся за ручку.

– Кроме чемодана у меня есть кейс. Чтобы его открыть, необходимо установить защёлки в вертикальное положение, перед тем как нажать на них. В противном случае в лицо взломщику взорвётся контейнер с газом.

– Вы не боитесь, что забудете об этой хитрости, и контейнер с газом взорвётся перед вами?

– Не боюсь. Тем более что передо мной сейчас чемодан, а не кейс.

Бонд открыл чемодан и извлёк длинную связку стеклянных нитей. На её конце располагался стеклянный диск, напоминавший линзу фотоаппарата. Связка стеклянных нитей была очень длинной. Закончив вытаскивать её, Бонд вытащил электрический прибор, соединённый проводами с микрофоном с одной стороны и наушниками с другой. Бонд в наушниках напомнил мне телефонистку.

– Перед вами волоконнооптический кабель. Взгляните в один окуляр, и вы увидите то, что находится перед другим концом. Свет отражается от стенок нитей и проходит всю длину, как бы ни был изогнут кабель. А второе – устройство для подслушивания.

– Вы собираетесь шпионить?

– Ночью мы отправимся на Даунингстрит, 10. Вопервых, теперь премьерминистры живут в резиденции. Вовторых, Черчилль работает ночью и ложится спать в два часа. Втретьих, у Черчилля есть усадьба Чартуэллхаус в Кенте, но сейчас там живёт его брат. К счастью, нам не придётся отправляться в Кент. Мы подберёмся к резиденции и установим шпионские устройства. Не забывайте, что я агент 007. А пока можно заняться другими делами.

– Мистер Холмс, что вы скажете об этом джентльмене? – спросил Джеймс Бонд, выглянув в окно.

По Бейкерстрит шёл человек, которого я не назвал бы джентльменом, но он был довольно заметен на фоне других прохожих. Его отличали высокий рост и удивительная тучность, федора покрывала его черноволосую голову с широким лбом. Я заметил, что он вел себя так, словно чувствовал вокруг огромную опасность, и страшно желал покинуть улицу.

– Я вижу, мистер Бонд, что этот мужчина средних лет много ест и, вероятно, имеет пристрастие к пиву. Голова его говорит о недюжинном уме.

– Насчёт головы вы привели пример френологии, которую теперь мало кто признаёт за науку. Но этот человек действительно гениален. Знаете, кто он? Перед вами известный в НьюЙорке сыщик, который пользуется услугами отличного повара и верного биографа. Он читает три книги одновременно, разводит орхидеи и разгадывает загадки, не выходя из дома. Но теперь с ним произошло чтото из ряда вон выходящее.

– Поразительно! Как вы всё это узнали?

– Я читал книги о его расследованиях.

– Но как вы узнали, что с ним произошло нечто из ряда вон выходящее?

– Холмс, он слышит нас, – сказал я, обнаружив, что американец поднял глаза и пристально рассматривает нас в окне.

Через минуту снизу раздался стук в дверь, и фрау Штольц вынуждена была впустить настойчивого американца. «Покажите мне тех, кто только что был на втором этаже музея!» – требовал он. Вблизи он выглядел ещё внушительнее, его тучность сочеталась с несколько обвисшими щёками. Тем не менее, он не выглядел опасным. Пришедший долго вглядывался в Холмса.

– Простите, но вы подозрительно напоминаете самого Шерлока, – наконец произнёс он. – А вас сосед точьвточь как доктор Ватсон. Неужели в музее Шерлока Холмса работают двойники экспонатов? Нет, постойте, вы выглядите в точности как на портрете Холмса в моём кабинете. Но все знают, что вы и Ватсон пропали без вести 46 лет назад. Что же вы делаете здесь?

– Если вы раскрыли нас, сэр, то назовите своё имя.

– Меня зовут Ниро Вульф. Я ньюйоркский сыщик родом из Черногории. Я не сделаю вам ничего плохого.

– Тогда заходите к нам.

– Вы Ниро Вульф? – спросила фрау Штольц. – Я недавно читала книгу о вашем расследовании "Очень много поваров". Но поверьте, я точно помню, что видела вас лично.

– Где, извольте спросить? Я очень редко выезжаю из дома и в Лондоне я впервые. Этот господин, – жест в сторону Бонда, – правильно сказал из окна, что со мной произошло нечто из ряда вон выходящее. Поэтому я и оказался здесь.

– Но я точно помню, что уже видела вас! Я видела вас живьём!

– Но вы и меня видели, хотя я только что прибыл из будущего! – заметил Бонд.

– Дайте мне пройти, – сказал Вульф, сняв верхнюю одежду. – Я прибыл в Лондон не просто так. Я ни за что не стал бы покидать НьюЙорк и даже покидать дом без причины. Любые поездки опасны для жизни.

– Но что же заставило вас приплыть в Англию? – спросил я Вульфа, когда тот с большим трудом разместился в кресле.

– Арчи Гудвин, мой помощник и писатель, не стал сопровождать меня. Повидимому, его подружка Лили Роуэн оказалась важнее моей поездки. Мне пришлось отправляться в путь одному, хотя я не могу даже сесть в автомобиль, если за рулём не сидит Гудвин. Дело в том, что меня заинтересовал один вопрос. Не зря ли над столом Гудвина висит портрет Холмса? Я выбрал себе профессию сыщика благодаря гипотезе о том, что моим отцом был Шерлок Холмс.

– Вы в это поверили? – возмутился я.

– Да, говорят, что моими настоящими родителями были Шерлок Холмс и Ирен Адлер, встретившиеся в Черногории, когда Холмс скрывался от сообщников профессора Мориарти.

Я резко встал с кресла, недовольный таким вопиющим заявлением.

– Разве это возможно? – спросил я, зная, что Холмс не способен на такой поступок, несмотря на иные предосудительные привычки.

– Разумеется, нет, – невозмутимо ответил Холмс. – На чём основана эта версия?

– Вопервых, некоторое сходство меня с вами. Чёрные волосы, высокий рост…

– Это ни о чём не говорит, – возразил Бонд. – У меня тоже чёрные волосы, я тоже высокий. Но никто не говорит, что я сын Шерлока Холмса.

– Вы не дослушали, сэр. Вовторых, историки утверждают, что мистер Холмс проезжал через Черногорию во время «Великой приостановки», как теперь называют его странствия между схваткой с Мориарти и возвращением. Те же историки утверждают, что Ирен Адлер тоже побывала в Черногории.

– Других аргументов нет? – спросил Холмс, когда Вульф замолчал. – Теперь выслушайте мои аргументы. Боюсь, что американцы – сущие невежды. У вас в двадцатом веке изменились взгляды на мораль? Похоже, что да. По этой версии выходит, что я совершил внебрачную связь. Так знайте же, что в наше время внебрачные связи осуждались и обществом, и Церковью. Заметьте, что я вовсе не безбожник. Как можно допустить, что я способен на такую мерзость?

– Не совсем точно, – заметил Бонд. – Знаменитый английский разведчик Лоуренс Аравийский тоже был незаконнорождённым. Его отец, ирландский аристократ…

– То, что ирландский аристократ способен так поступить, не означает, что я способен поступить точно так же. Я в некоторой степени жёноненавистник. Теперь извольте обратить внимание на моё отношение к мисс Адлер. Насколько я помню, Ватсон в своём рассказе не писал ничего такого, что могло бы ввести в заблуждение автора этой гипотезы. Моё отношение к Ирен Адлер не более чем платоническое. Я никогда не испытывал к Ирен Адлер плотских чувств. Боюсь, что американец, который такое сочинил, знает о «Скандале в Богемии» из чужих уст.

– То есть гипотеза о происхождении Ниро Вульфа от Холмса и Ирен Адлер – не гипотеза, а чушь собачья, – понял Бонд.

– Именно это я пытаюсь вам объяснить. Доктору Ватсону вряд ли понравится то, что я сейчас скажу, но он способствовал этому заблуждению. – Уловив мой удивлённый взгляд, он пояснил: – Ирен Адлер вышла замуж за Годфри Нортона, и я был тому свидетелем. Но благодаря рассказу «Скандал в Богемии» миссис Ирен Нортон известна под своей девичьей фамилией. Повидимому, американцы просто забыли о мистере Нортоне. Если я, находясь в Черногории, совершил с Ирен Адлер… хм, понятно что, то где в это время был муж Ирен? Мистер Вульф, какая фамилия у ваших родителей?

– Их фамилия Вукчич, я же переделал её на английский манер.

– Когда вполне вероятно, что ваши родители – Ирен Адлер и Вукчичстарший. Но здесь мы вступаем в область догадок, а как я уже отмечал, гадание губительно влияет на способность делать выводы. Во всяком случае, мистер Бонд правильно сказал, что утверждение, будто я ваш отец – простите, чушь собачья.

Ниро Вульф не выказывает свои эмоции в явном виде, но я подозревал, что он разочарован таким разоблачением гипотезы, на основе которой он стал сыщиком. По моему скромному мнению, верить в такую наивную гипотезу было бы крайним неуважением к Холмсу, его характеру и его аскетизму. Вскоре я уже не думал о невежестве американцев, ибо Ниро Вульф начал рассказывать нам о себе.

– Мистер Бонд, вы курите?

– Да, сэр.

– Только не вздумайте закурить прямо сейчас. Я не курю и ненавижу, когда рядом курят.

– Холмс заметил, что вы пьёте пиво.

– Да, и я складываю крышечки от бутылок, чтобы иметь представление о количестве выпитого. У вас есть скрипка, сэр?

– Я увёз её в Берлин и вернулся с ней через машину времени. Как я вижу, изза её сорокашестилетнего отсутствия экспонатом музея стала совсем другая скрипка. Что вам сыграть?

– Ничего, сэр. Музыка не имеет никакого интеллектуального содержания. Пока я здесь, забудьте о скрипке.

– Очень жаль. Хотел бы я знать, как обстоят дела с музыкой в 1941 году.

– В кафе устанавливают автоматические проигрыватели, сэр. В начале века появились электромузыкальные инструменты. Предыдущие десятилетия были эпохой джаза.

– Мистер Вульф, вы назвали Арчибальда Гудвина писателем, – вспомнил я. – Он ваш биограф?

– Он не любит, когда его называют Арчибальдом. Просто Арчи Гудвин. Вы правы, Гудвин пишет книги. Им написаны восемь повестей.

– Он пишет как доктор Ватсон? – спросил Холмс. – В смысле, он пишет художественные произведения?

– Ну конечно, сэр. Вы думали, что хотя бы Арчи Гудвин следует вашим рекомендациям о научном описании расследования? Он такой же писатель, как и Ватсон. Но не такой же сыщик. Гудвин играет большую роль в расследовании, сэр. Он мои глаза и уши. Я мозг. Гудвин собирает информацию, я же, не выходя из дома, анализирую её и выдаю результат. Инспектор Кремер напоминает вашего инспектора Лестрейда. Фриц Бреннер работает поваром. Теодор Хорстман занимается моими любимыми орхидеями.

– Я прибыл из будущего, и поэтому знаю всё это, – заметил Бонд. – Было бы интересно провести сравнительную характеристику. Я предпочитаю авантюризм, а вы редко выходите из дома. Я люблю женский пол, а вы наоборот. Я курю, а вы нет. Вы пьёте пиво, а я пью напиток «водкамартини, смешивать, но не взбалтывать».

С этими словами Джеймс Бонд достал из кармана две фляги, и решил было вылить водку и мартини в стакан.

– Сейчас не время для выпивки, – остановил его Исаев, который всё это время отмалчивался.

Вульф с трудом оторвал своё тело от кресла и направился к выходу.

– Мне пора. Вечером становится темнее, и моя жизнь подвергнется большей опасности, чем когда хорошо видно улицу.

– Погодите, мистер Вульф, – обратился к нему Бонд.

Приостановив уход американского сыщика, Бонд открыл чемодан и достал ещё не виданное нами устройство с длинной антенной.

– Возьмите рацию. Нам может понадобиться связаться с вами.

После ухода Вульфа я вспомнил о своих давних словах: дело о втором пятне может быть опубликовано не раньше, чем наступит новое столетие. Поскольку двадцатое столетие наступило за сорок лет до описываемых мною событий, я имел полное право выполнить обещание. Оставшееся время я посвятил написанию рассказа. Впоследствии в мои планы входило написание повести «Собака Баскервилей», повествующей о драматических событиях в Девоншире, но у меня было мало времени. Пора было отправляться на задание.

Исаев отказался сопровождать нас, да мы и сами понимали, что четверых было бы слишком много. Мы втроём шли по ночному Лондону. Нас окружали тёмные дома, словно намереваясь потеснить нас с улицы, но мы спокойно шли по направлению к Уайтхоллу.

– Холмс, вы видите в темноте? – спросил Бонд, впервые услышав о неизвестном ему качестве моего друга.

– Да, сэр. Сейчас мне не нужен фонарик. Хотя вы не взяли его, мы не заблудимся.

– Вы как кошка. Но ведь вы отличаетесь и чистоплотностью. Кстати, о кошках. Теперь на Даунингстрит, 10 существует должность Главного мышелова. Как нетрудно догадаться, эту должность занимает кот.

– Коту присвоена целая должность?

– Ну, в нашей стране встретишь и не такое.

Мы подошли к крыльцу резиденции премьерминистра. Над чёрной дубовой дверью висел фонарь; подойдя поближе, я разглядел дверной молоток в форме головы льва и почтовый ящик с надписью «первый лорд казначейства». По обеим сторонам от входа простирался чёрный железный забор. Высокий Холмс взялся за острия забора и легко подтянулся. Вскоре он уже был с другой стороны. Бонд перекинул ему чемодан и совершил тот же манёвр, оказавшись за оградой.

– Ватсон, подойдите и поднимите руки.

Я повиновался, и двое сильных мужчин взяли меня под мышки. Я поджал ноги и опустился на землю с другой стороны забора.

Бонд открыл чемодан и извлёк воздушный шарик с маленьким баллончиком. Понадобилось несколько секунд, чтобы шарик наполнился гелием. Бонд прицепил к нему концы подглядывающего и подслушивающего устройств. Шарик начал подниматься ко второму этажу. Окно было приоткрыто. Свободный конец волоконного кабеля был достаточной длины, чтобы Бонд, сделав движение рукой, просунул объектив в окно, не опасаясь прикосновения шарика к стеклу. Холмс заглянул в окуляр, к сожалению, бывший один на троих. В то время как я писал очерк, Бонд успел усовершенствовать подслушивающее устройство, снабдив его двумя дополнительными наушниками. Следующим наблюдателем был я.

Середину Комнаты Кабинета занимал стол красного дерева в окружении таких же стульев. Кресло стояло перед мраморным камином. На стенах висели портреты министров, в простенках мы увидели книжные шкафы. Как я впоследствии узнал, новый министр должен подарить хотя бы одну книгу. На столе стояли бутылка коньяка и рюмка, лежала коробка с сигарами. В комнату вошёл Уинстон Черчилль. Его тучное тело заставляло ноги грузно ступать, бульдожье лицо производило неизгладимое впечатление. Черчилля сопровождали двое, помогавшие ему ступать к креслу перед камином. Один из них, с тёмнорыжими волосами, с козлиной бородкой и в очках, производил впечатление профессора. На его шее висел знак с изображением той самой свастики, которую на глазах у Лестрейда прожёг Исаев. Второй, с чёрными усами и квадратным подбородком, своим видом выражал робость и неуверенность.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Все трое сделали незнакомый жест: сложили указательный и средний пальцы в виде буквы V, приложив остальные к ладони. Только Черчилль сделал этот жест левой рукой. Премьерминистр сел в кресло и закурил сигару. Профессор подержал в руках бутылку и с задумчивым видом поставил на место.

– Профешшор ДДжойш, вы определилишь ш тем, из чьего мозга будет шшыворотка гениальношти? – спросил Черчилль, явив нам образец дефектов речи. Да и голос его был несколько слабым. – Я полноштью шшоглашен ш вами, что наши доштижения в евгенике ппрекрашно обошновывают нннеравенштво раш и как шледштвие, импершкое величие нашей штраны.

– И не забудьте, что главной расой являются англосаксы, которые происходят от самих арийцев.

– Я ппризнаю вашу величайшую теорию и шшоглашен ш тем, что я шам иштинный ариец. Но тогда ппочему мы не вше блондины?

– Вы должны знать законы наследственности, мистер Черчилль. Блондин рождается только если оба родителя блондины. Аналогично, чистокровный ариец рождается, только если оба родителя арийцы. Увы, из этого следует неутешительный вывод. Арийцев становится всё меньше. Следовательно, мои достижения в евгенике должны сделать всех людей арийцами. Те, к кому это не относится, будут жить в гетто.

– Вы не ответили на мой вопрос, профессор.

– Шерлока Холмса считают наилучшей кандидатурой, но его следы потерялись всего через год после Рейхенбахского водопада.

– Не ппечальтешь. Даже без шыворотки ггениальношти мы шможем объявить крештовый поход антибуржуазным штранам ВВоштока и непокорным туземцам. ТТуземцы – добродушные дети природы, но в них ешть чтото от шкота. Единштвенный шпошоб шпашти их от ддуховного убожештва – подчинить их авгуштейшей ввлашти британшкой короны.

– Не только туземцы, – робко заметил второй из сопровождавших Черчилля. – Ещё и русский медведь. И, как вы считаете, абиссинский негус.

– Конечно. Вшпомните шлова ввеликого Киплинга. «Поштараемся понять, что ррушшкий – очаровательный человек, пока он оштается в швоей ррубашке. Как предштавитель Воштока, он обаятелен. И ллишь когда он наштаивает на том, чтобы на него шшмотрели как на предштавителя шамого ввошточного из западных народов, а не как на предштавителя шамого ззападного из вошточных, – он штановитшя этничешкой аномалией, ш ккоторой чрезвычайно трудно иметь дело».

– Вы правы, мистер Черчилль, – вставил профессор Джойс. – Вспомним же и другие его великие мысли.

Черчилль налил коньяк в рюмку и залпом выпил. Я передал окуляр Бонду.

Профессор продекламировал:

Протянем же кабель (взять!)

От Оркнейя до Горна и звёзд,

Вокруг всей планеты (с петлею, чтоб мир захлестнуть),

Вокруг всей планеты (с узлами, чтоб мир затянуть)![50]

– Браво! ТТолько Оркней, мыш Горн и ззвёзды шюда не очень подходят. Миштер Иден, а вы мможете ещё чтонибудь прочитать нам?

– Я не уверен, что могу.

– Вы вшегда нне уверены.

Профессор громко прочёл:

Неси это гордое Бремя –

Родных сыновей пошли

На службу подвластным народам

Пускай хоть на край земли –

На каторгу ради угрюмых

Мятущихся дикарей,

Наполовину бесов,

Наполовину людей.

Черчилль добавил:

При жжизни тебе не видеть

Порты, шошше, мошты –

Так штрой же их, оставляя

ММогилы таких, как ты![51]

– Теперь предоставьте слово мне, – сказал профессор.

Дары возлагает тот, кто вернулся из дальней страны.

Да, измена богата, но помни Мать: богаче твои сыны!

Слыхали мы и смертный хрип, слыхали и волчий вой.

Гордись нами, Англия наша Мать! Весь мир – он отныне твой![52]

Я слышал, как Черчилль и Иден зааплодировали профессору Джойсу.

– Теперь предоштавьте мне вышказать ввеликую мысль, – сказал Черчилль. – Нужна ли колонизированным нами штранам ддемократия? ДДемократия – худшая форма правления, но ничего ллучше человечештво пока не ппридумало.

– Мы уже слышали эти слова, сэр, – угрюмо ответил профессор. – Скажите чтонибудь пооригинальнее.

– Ш удовольштвием. Рушшкий нннарод будет жить плохо, но недолго[53].

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду, ччто рушшкий народ будет ашшимилирован, так же как и другие шлавяне, как и абишшинцы, буры, немцы, евреи, ккитайцы, кавказцы, и многие другие. Вешь мир штанет англошакшонским, ггошпода! Вешь ццивилизованный мир штанет арийшким! Когда мы добьёмшя ттторжештва прогрешша, профешшор Джойш будет выращивать людей в ппробирках! Если профессор Джойш добъётшя успеха, на нашу шторону пперейдёт Шамбала, мы штанем неуязвимыми! Ш чего мы должны начать?

– Вы должны знать, сэр.

– Наплюём на ппакт Идена – Молотова!

– Наплюём на пакт Идена – Риббентропа! – добавил профессор Джойс.

– Только не на Идена, – возразил робкий собеседник. – На менято зачем плевать?

– Мы не ббудем на ваш плевать, ушпокойтешь. Вы конфишковали у ллондонцев «О, дивный новый мир»?

– Да, мистер Черчилль. Если вы всё верно продумали, они не догадаются о наших планах.

– Я вшё продумал. А теперь мы ддолжны быть благодарны Гошподу Богу за то, что на оштрове Джойша нет аббата Фариа! – С этими словами Черчилль снова выпил порцию коньяка. Я уже видел это, так как окуляр снова был предоставлен мне. – Теперь мы ввзбодрим наши души перед шовершением штоль гграндиозного замышла!

«Истинный ариец» взял рюмку в правую руку и начал отбивать левой рукой такт по столу. Профессор Джойс громко запел всем нам известную песню. Иден робко подпевал ему.

Когда Британия первой, по команде Небес

Возникла из лазурного моря,

Это было разрешение земли.

Ангелыхранители пели эту песню:

Правь, Британия! Правь, Британия, морями,

Британцы никогда не будут рабами.

Песня была прервана шагами у входа в Комнату Кабинета.

– Я понимаю, что ты работаешь ночью, но пение в такой час переходит все границы, – сказал усталый женский голос.

– Да, ты права, Клемми, – ответил Черчилль. – Мы шкоро ззакончим.

– Совершенно верно. Пора ложиться спать, мистер Черчилль, – заметил профессор.

– Удивляюшь, как вы не заметили этого рраньше. Я шам не думал о шне, так как, подобно ШШерлоку Холмшу, шпошобен очень поздно ложитьшя шпать. ЗЗавтра я шозову парламент. Нужно задобрить ППалату Общин. Я ппомню о шудьбе Уильяма Лэма.

Черчилль снова сделал жест в виде буквы V. Профессор потушил свет. Теперь нам оставалось лишь отправляться на Бейкерстрит. Мы убрали шпионские инструменты и перелезли на наружную сторону. По пути обратно меня заинтересовали два вопроса.

– Кто такой мистер Иден? – спросил я Бонда.

– Энтони Иден – министр иностранных дел и будущий премьерминистр.

– Что означает жест, который показали эти люди?

– Знак «V» означает «победа».

– У меня тоже есть вопрос, – добавил Холмс. – Ватсон не совсем прав, утверждая, что я знаю лишь самое необходимое для профессии. Но я был бы признателен, если бы вы напомнили мне, кто такой Уильям Лэм.

– Так звали последнего премьерминистра, отправленного в отставку. Остальное мы обсудим утром.

Глава XI. Король говорит

Часть ночи, потраченная на шпионаж, сказалась на моём сне. Я проснулся в полдень и увидел, что Холмс в ожидании Вульфа и Бонда выражает свою работоспособность.

– Скоро должны прийти наши союзники в борьбе за мир. В мои намерения входит высказать им свою гипотезу.

Послышался звонок, раздались шаги, и фрау Штольц впустила Джеймса Бонда и Ниро Вульфа. Шпион показал белоснежные зубы и опустился в кресло. Сыщик с трудом опустился кресло и тяжело вздохнул.

– Итак, я должен высказать вам свои догадки, – обратился к ним мой друг. – Вам известно о королевских прерогативах?

– Конечно, мистер Холмс, – ответил Бонд.

– В их число входит объявление войны. Конечно, британский монарх царствует, но не правит. Но он имеет свои прерогативы. Вы говорили, что войну объявит Черчилль. Вы уверены, что это именно его приказ?

– Все знают, что войну устроил Черчилль. И ни слова о короле, хотя он следует рекомендациям премьерминистра.

– А где в это время был король? И заметили ли вы, что сегодня ночью Черчилль обещал созвать парламент? Это опять же королевская прерогатива. Теперь вспомните слова Черчилля об аббате Фариа. «Мы должны быть благодарны Господу Богу за то, что на острове Джойса нет аббата Фариа!». Моё поверхностное знакомство с «Графом МонтеКристо» заставляет предполагать, что так звали узника замка.

– Аббат Фариа был заточён в замке Иф и способствовал освобождению Эдмона Дантеса, будущего графа МонтеКристо.

– Об этом я и говорю. Следовательно, мы имеем узника острова Джойса, который не должен выйти на свободу, по крайней мере, в ближайшее время.

– Не хотите ли вы сказать, что Уинстон Черчилль заточил в тюрьму самого Георга Шестого, чтобы тот не мешал грандиозным планам? – спросил я, услышав столь смелые выводы.

– Именно так, дорогой Ватсон, именно так.

– А как же Лайонел Лог и лечение заикания?

– Всего лишь благовидный предлог для объяснения отсутствия короля. Теперь обратите на то, что на практике Суверен не может отправить премьерминистра в отставку. Мистер Бонд объяснил, что Уильям Лэм был премьерминистром, отправленным в отставку. Черчилль сказал, что помнит «о судьбе Уильяма Лэма». Следовательно, он опасается, что Суверен теоретически может отправить его в отставку. Теперь Георг Шестой лишён такой возможности начисто.

– Но ведь Черчилль совершил преступление против короля!

– Вы в некоторой степени правы, – заметил Исаев. – Я не удивлюсь, если однажды он казнит короля и объявит себя самодержцем.

– В этих словах есть доля истины, – заметил Бонд. – Я обещал рассказать, почему завоевательный план назван планом «Кромвель». Дело в том, что Оливер Кромвель является для Черчилля кумиром и «величайшим героем Англии». Черчилль, находясь на посту первого лорда Адмиралтейства, предложил Георгу Пятому назвать линкор «Кромвелем». Тот ответил: «Нельзя называть корабль именем человека, казнившего короля». Несколько последующих попыток Черчилля добиться своего были безуспешны.

Уголок рта Вульфа приподнялся, что, как я впоследствии прочитал, означает усмешку.

– Где же находится остров Джойса? – вернулся я к важной теме.

– Насколько мне известно, остров Джойса находится в эстуарии Темзы. Я слышал о нём, но не предполагал, что там был заключён король. Нам придётся спасти его.

– Спасти короля, чтобы тот отправил в отставку Черчилля? Боюсь, король заявит, что не имеет права так поступать. Его права ограничены конвенцией и прецедентами, а отставка Лэма всего лишь инцидент.

– Доктор Ватсон, вспомните о словах Черчилля. Он собирался задобрить Палату Общин. Премьерминистр выбирается из состава Палаты Общин, и подаёт в отставку, когда теряет доверие Палаты Общин. Если Палата Общин узнает, что Черчилль сделал с королём, он будет вынужден подать в отставку.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

Мы решили слегка передохнуть перед визитом на остров Джойса. Тем временем Вульф и Бонд рассказали нам вещи, из которых стало ясно, что виденное нами ранее ещё не самое крайнее, что может произойти.

– Среди известных персонажей американской литературы присутствует Скарлетт О’Хара, – начал Вульф. – Как ктото рассказывал, у неё была такая же 18дюймовая талия, как и у Агнесс Клозе[54]. Такой же обхват талии у американской актрисы Камиллы Клиффорд, которая, кроме фигуры, ничем не прославилась.

– Кайзер устроил «общедоступный бал», не допустив туда военных? – продолжил Бонд. – Всё это пустяки по сравнению с фильмом «Бал пожарных»! Холмс, вы думаете, что Штольц, изготовив электромагнит из корсета, проявил верх цинизма? Это пустяки по сравнению с тем, что будет в шестидесятые годы!

– Что же будет в шестидесятые годы? – ужаснулся я.

– Революция в общественном сознании. Конец эпохи пуританства. С современной мне точки зрения, Штольц не совершил ничего неприличного. Братья Шварц шпионили за вами, а Исаев в свою очередь шпионил за тем, как Штольц заводил шашни с медсестрой? Это пустяки по сравнению с деятельностью ФБР!

– Вы уже упоминали ФБР, – напомнил Холмс.

– ФБР, чтобы найти в Америке государственную измену, прослушивает телефонные разговоры, перлюстрирует почту и, изза чего я это вспомнил, находит сведения о любовных связях граждан и прочем «грязном белье». Нет, ваш ИсаевШтирлиц просто дилетант. Теперь я коечто расскажу о китайцах. Им следует брать пример с Эрнста Штольца и фрау Агнесс Штольц.

– Чем же они могут подать пример китайцам? – спросил Холмс.

– Они не оставили после себя потомков. Из принципа. А китайцы с их миллиардом людей? Правда, после прихода англичан их станет меньше.

– Мистер Бонд, я был бы благодарен, если бы вы рассказали нам о Черчилле.

– Правильная мысль. Я расскажу вам то, что мне известно о нашем противнике. Уинстон Леонард Спенсер Черчилль является потомком прославленного Джона Черчилля, его родители – лорд Руперт Черчилль и леди Джулия Черчилль, дочь американского миллионера. То есть его отец стал одним из участников англоамериканских браков, подобно лорду Роберту СентСаймону, клиенту Холмса. Про леди Джулию рассказывали, что в её жилах течёт кровь ирокезов, и если это правда, то в таком случае Уинстон имеет ещё более интересных предков. Уинстон Черчилль родился, когда его мать танцевала на балу. Точнее, он появился на свет в комнате, временно превращенной в дамскую раздевалку.

– Нам обязательно нужно об этом знать? – поинтересовался Холмс.

– Ладно, этот факт мы опустим. Черчилль поступил в гусарский полк, покинув его в 1895 году. Во время Англобурской войны он, будучи военным корреспондентом, попал в плен. Побег из плена сделал его знаменитостью. Тогда же он был избран в Палату общин от консервативной партии. Через четыре года Черчилль вступил Либеральную партию по карьеристским соображениям. Потом Черчилль женился на очаровательной Клементине Хозье. Впоследствии он заместитель министра колоний, министр торговли, министр внутренних дел. В это время он использовал войска против уэльских рабочих. Первый лорд Адмиралтейства, военный министр и министр по делам колоний. Будучи министром по делам колоний, Черчилль применил военную авиацию для подавления освободительного движения в колониях. А, я уже говорил об этом. Далее он стал канцлером казначейства. На посту канцлера казначейства он восстановил золотой стандарт. Результатом стало обогащение крупной буржуазии и сокращение зарплаты рабочих. И, как следствие, повышение безработицы и всеобщая стачка 1926 года. После Черчилль снова стал первым лордом Адмиралтейства. В прошлом году он стал премьерминистром.

– Всё это очень интересно, мистер Бонд, и теперь нам хотелось бы узнать о качествах Черчилля.

– Отличный художник, наездник и игрок в поло. Имеет литературный талант. Его хобби – строительство и пилотирование самолёта. Любитель гаванских сигар и армянского коньяка.

– Я тоже пью армянский коньяк, – заметил Исаев.

– Миссис Уинстон Черчилль однажды призналась, что Черчилль ни разу не пользовался автобусом… то есть омнибусом с двигателем внутреннего сгорания. Во время стачки 1926 года он заблудился в подземке. Ему постоянно прислуживают. Вроде бы, даже зубную пасту на щётку ему выдавливает камердинер. О плохом здоровье и говорить не приходится. Кстати, я могу привести три фактора, которые затрудняют нашу задачу.

– Мы хотели бы их выслушать.

– Первый. Я слышал, что Черчилль впервые встретился с будущей женой во время тушения пожара. Он до последней минуты выносил вещи из горевшего дома. Когда он выходил, за его спиной обрушилась стена. Помедли он секунду, и такого премьерминистра никогда не было бы. Но я не уверен в этих фактах. Следующий фактор более убедителен. Отец Черчилля не был герцогом. Герцогский титул передаётся старшему сыну в семье. Если бы у Черчилля не было племянника, он стал бы герцогом. Но тогда он не стал бы премьерминистром.

– Я догадываюсь о третьем факторе, – добавил Вульф. – Этот фактор называется Уоллис Симпсон. Эдуард Восьмой, чтобы жениться на этой американке, отрёкся от престола в 1936 году. Но в противном случае в нынешнем году на месте Георга Шестого был бы Эдуард Восьмой. Тогда Черчилль вряд ли смог бы придумать причину отсутствия короля. Кроме того, в 1936 году журнал «Тайм» назвал Уоллис Симпсон «человеком года». А вот в прошлом году «человеком года» оказался Черчилль.

Холмс поднял палец.

– Пора перейти от слов к делу. Мистер Бонд, вы приготовили ваши шпионские инструменты?

– В полной боевой готовности. Теперь мы должны отправиться на пристань, где есть моторные лодки. В наше время существуют лодки с бензиновым мотором. Холмс, вы ведь когдато брали катер для погони за Джонатаном Смоллом?

– Да, мистер Бонд, мы брали катер у Мордекая Смита. Но я вижу одну трудность.

– Догадываюсь, о какой трудности вы говорите. Вы не можете без смущения смотреть на современную женскую моду? В таком случае вас может спасти только Кристиан Диор.

– Кто этот человек?

– Французский модельер. Через несколько лет он вернёт женщинам шляпки, перчатки, длинные платья и корсеты.

– Хорошо было бы всё это вернуть, – заметил Холмс, полностью повторив моё мнение.

– Не дождётесь! Прошу прощения, то есть я хотел сказать, что New Look Кристиана Диора будет вызван стремлением к контрасту изза разрухи после войны. А если мы предотвратим эту войну, то повод для New Look вряд ли появится.

– Надеюсь, мы исправим эту несправедливость, – невозмутимо ответил Холмс.

– А пока наденьте тёмные очки, если вы не хотите видеть женские ноги. Говорят, у вас прикрывали даже ножки стола.

– Если уж мы наденем тёмные очки, то нам лучше было бы выдать себя за слепых.

– Отлично. Вам и не придётся долго идти вслепую, если мы сядем в кэб.

– Вы говорите, в кэб?

– Кэбами теперь называют такси.

Бонд взял чемодан, и мы, притворяясь слепыми, сели в такси. Нам не приходилось опасаться за недостоверность притворства, потому что мы действительно закрыли глаза. Я думал о том же, когда мы с Холмсом после пробежки с Тоби по следу от креозота добрались до домика Мордекая Смита. Теперь же мы ясно представляли нашу цель. Такси проехало по Ламбетскому мосту и остановило нас на Бродстрит. Как и в прежние времена, там располагалась пристань с прокатом лодок. Моторная лодка оказалась в нашем распоряжении.

– Итак, нам предстоит диалог с пленённым королём, – говорил нам английский шпион, когда моторная лодка уносила нас к эстуарию Темзы. – Он родился в том же году, когда вы вошли в машину времени. Если я не ошибаюсь, Альберт, будущий Георг, родился с вывернутыми коленками. Этот физический недостаток был исправлен. С заиканием он борется до сих пор. Также у него болезнь желудка. Как и я, он много курит. Как и Черчилль, Георг Шестой – левша. Не знаю, насколько изменилась бы наша задача, если бы Тауэр оставался тюрьмой для королей.

На протяжении остального пути мы не вымолвили ни слова. Полпути мы находились в пределах Лондона, и лишь в 7 вечера мы достигли эстуария.

Вдалеке виднелся остров Джойса, угловатые очертания которого выдавали его искусственное происхождение. Нет сомнения, что он был создан по заказу профессора Джойса. Бонд скинул тёмносиний пиджак и чёрную рубашку. Недолго постояв неподвижно, повидимому, не зная, снимать ли брюки в нашем присутствии, он снял чёрные мокасины и опустился в воду. Мы снова видели его силу, и теперь Бонд толкал нашу лодку. Причина была видна из того, что на острове сидел вооружённый охранник, чьи уши могли услышать звук мотора.

Мы успели разглядеть, что охранник вооружён автоматом и что у берегу острова покачивается на волнах моторная лодка. От наших взоров не укрылось то, что дверь в прямоугольное здание, послужившее королю темницей (мы видели дверь сбоку), имеет при себе застеклённые барабаны, как у замка братьев Шварц.

Мы высадились на берег и подошли к зданию. Оно было в полтора раза выше человеческого роста, но двое из нас достигали шести футов. На верху стены виднелось зарешеченное окошко. Бонд надул маленький аэростат и начал проводить в окошко шпионские устройства.

Из окошка доносился запах табака, который мы, курильщики, не сразу заметили. Вскоре за запахом последовал и дым.

– Правильно, ведь Георг Шестой много курит. Он и умереть должен, насколько мне известно, от рака лёгких.

Как только Бонд произнёс эти слова, передав стене звуковые вибрации, из наушников послышался кашель. Запах табачного дыма резко уменьшился.

– Он слышит меня. Связь в порядке. Узник, представьтесь, пожалуйста!

– Я кккко… оль ГГГеоррг…

– Слышите? Король говорит! – сказал нам Бонд.

В окуляре перед нами предстало удивлённое лицо со светлыми глазами, вздёрнутым носом и зачёсанными назад русыми волосами. Король был посажен в неволю прямо в мундире. Он сидел в деревянном кресле, держа в левой руке только что потушенную сигарету, вокруг него были разбросаны журналы. Несмотря на такой способ убивать время, король вынужден был обитать в спартанских условиях. На противоположной нам стороне виднелись стальная дверь и рядом окошко для подачи еды, из которого высовывался край конвейерной ленты. Наше вмешательство порядком всполошило его, и, вероятно, в противном случае он говорил бы лучше. Неожиданно мы услышали искажённый помехами голос, словно из телефонной трубки.

– Я слышал, вы чтото говорили, Ваше Величество.

Ответом было мычание.

– А, вы тренируете дикцию? Хорошая идея. Только не раздражайтесь попусту, как вы поступаете после очередной неудачи с произношением. Рядом с вами нет мистера Лайонела Лога, и вам придётся тренироваться самому. Такова воля Черчилля.

Холмс немедленно отреагировал построением рассуждений.

– Как видно, охранник в случае необходимости общается с королём по телефонной связи. Судя по окошку, через которое, видимо, король получает пищу, охранник даже не заходит вовнутрь. Куда легче было бы обеспечить непосредственный контакт, чем обустраивать устройство для подачи пищи и телефонную связь! Скорее всего, охранник не знает код замка. Ваше Величество, вы знаете, почему вас поместили сюда? Черчилль изолировал вас, чтобы вы не мешали ему объявить войну некоторым странам. Он боится, что вы отправите его в отставку, как это было с некоторыми премьерминистрами. Если Палата Общин узнает вашем положении, Черчиллю придётся самому подать в отставку.

– Я вввседа ппод… поддерж… его…

– Вы всегда поддерживали его?

– Но ссснача… я отно…относил… с ппредубеж…

Как и говорил охранник, несчастные попытки короля говорить внятно вызывали его раздражение.

– Вы относились к нему с предубеждением? Теперь Черчилль отомстил вам. Кстати, вы слышали слова о том, что вы умрёте от рака лёгких? Джентльмен, который это сказал, прибыл из будущего. Я Шерлок Холмс, а я рядом со мной доктор Ватсон. На самом деле мы остались живы и всегонавсего перенеслись в ваш год на машине времени. Нам некогда объяснять подробно. Мы спасём вас. Мы поняли, что замок открывается с помощью числового кода и чтобы его открыть, нужен магнит. Но нам требуется время.

– Нна… на… надею…сь… у меня же…же…

– Вы хотите сказать, что у вас жена и две дочери? – спросил Бонд. – Я знаю. Мы спасём вас, если узнаем секреты Черчилля. Терпите, Ваше Величество.

– Ли… лилите… тура…

– О какой литературе вы говорите?

– Ли… лилите… тур… з…мок.

– Литературный замок? Какое он имеет отношение к литературе? Вы не знаете?

Король молча кивнул.

– Чтобы открыть замок, мы должны знать, что он имеет отношение к литературе, – твёрдо произнёс Холмс с задумчивым видом. – Вы можете чтонибудь сказать нам, Ваше Величество?

Король помотал головой.

– Боюсь, мы больше ничего не узнаем от короля. Нам остаётся получать секретную информацию из уст Черчилля и профессора.

– Черчилль будет использовать предсказания Нострадамуса для проведения контрпропаганды, – рассказывал Бонд на следующий день после того, как мы вернулись на Бейкерстрит. – Враги должны будут поверить в то, что Нострадамус предсказал их поражение. Самое интересное то, что этот прорицатель предсказал поражение Советского союза в 1942 году.

– Вы говорите серьёзно?

– По крайней мере, в этом уверен Черчилль. Вся Великобритания услышала от него строки Нострадамуса: «Царство антихриста…»

– Согласно интерпретации Черчилля, под антихристом подразумевается Сталин? – спросил Максим Исаев.

– Вполне вероятно. Итак, «Царство антихриста прекратит существование спустя 7 лет и 3 месяца после своего начала». Исаев, вы говорите, что некий Ленин мог прийти к власти в России ещё раньше? Сталин пришёл к власти в январе 1935 года. Империалисты окончательно завоюют Советский союз в марте 1942 года. Всё сходится.

– Я с вами не согласен, – возразил я Бонду. – Я точно помню, что Нострадамус писал: «спустя 73 года и 7 месяцев после своего начала». Неужели Черчилль ошибся?

– Но я точно помню, что Черчилль произнёс в своей речи именно эти слова. То, что Черчилль процитировал Нострадамуса, попало в историю.

– Вы говорите парадоксами.

– Это ещё не самое заметное предсказание. Говорят, будто Нострадамус предсказал победу Нельсона в Трафальгарской битве. Ладно, отложим эту проблему на потом. Пока я хотел бы предложить мистеру Холмсу книги о его вымышленном последователе.

– Неужели у меня появился вымышленный последователь?

– И не один. Вы стали прообразом многих персонажей детективной литературы. Я хотел бы показать вам книги о расследованиях Эркюля Пуаро.

Бонд вышел из гостиной и вернулся с пятью сборниками рассказов. За неимением других занятий до очередного акта шпионажа Холмсу пришлось углубиться в чтение.

– Я могу предъявить мсье Пуаро не одну претензию, – вынес вердикт Холмс после часа, посвященному чтению.

– Какие же?

– Где дедуктивный метод? Пуаро использует «серые клеточки мозга». Я не уверен, что такой примитивный метод даст хорошие результаты. Этот нахал обожает ради ведения расследования рыться в чужих вещах и читать чужие письма. И почему именно кабачки? Странное увлечение. А чего стоят его гордость огромными усами и мнение о себе как о великом человеке!

– Могу поспорить насчёт увлечения кабачками. Разве не странно то, что вы стреляете из револьвера в помещении, наполняете дом звуками скрипки в самое неподходящее время и ставите вонючие химические опыты?

– Вы правы, мистер Бонд, речь идёт не о критике меня, а о критике вымышленного сыщика.

– Вы еще не читали о расследованиях старой девы мисс Марпл.

В ответ Холмс разразился смехом.

– В прошлом веке писали такие неестественные детективы, и я не ожидал, что такое будет написано вновь! Разве женщинам можно доверять расследование преступлений? Такая литература сильно надумана.

– Неужели вы никогда не будете читать о расследованиях вымышленных сыщиков?

– С меня достаточно Огюста Дюпена и Лекока. Теперь наступило время, когда пора подумать об ужине и после его завершения приступить к получению сведений из уст самого Черчилля.

Мы во второй раз пришли к окутанной ночью резиденции. Холмс помог мне вскарабкаться на забор. Бонд немного задержался, но успел прийти на подмогу моему другу, помогавшему мне. Снова поднялся в воздух гелиевый баллон со шпионской аппаратурой. Когда я надел наушники, мои уши услышали шум. На этот раз мы вели наблюдение за Белой гостиной, расположенной, как и остальные частные помещения, на третьем этаже. Вслед за шумом перепалки последовал несколько обескураживший меня диалог.

– Кто эта девица, Винни?!

– Клемми, боюшь, ты вшё нневерно понимаешь!

– Ага! Не понимаю! Говори, чья это фотография!

– Я не знаю, чья это фффотография, Клемми!

– У тебя тяжёлый характер! Я хочу получить ответ!

Я прильнул к окуляру. В гостиной стоял Черчилль, державший в руке листок картона и испуганно взиравший на женщину с седеющими каштановыми волосами. Её вид говорил о сильном характере, и премьер както сжался в её присутствии.

– Что там происходит? – поразился я.

– Ничего особенного, – ответил Бонд. – Я всего лишь решил немного отвлечь Черчилля от его одиозных планов. Вы ведь знаете, что в ваше время были распространены фотооткрытки с изображением известных красавиц. Вы видели почтовый ящик и дверной молоток? Чтобы отвлечь Черчилля от его замыслов, я подложил ему открытку с изображением Агнесс Клозе.

– В таком случае вы перехватили через край. Семейная ссора на почве ревности не входит в наши планы.

– Очень штранно, – услышали мы голос Черчилля после того, как его супруга ушла. – Ктото пподшунул мне фотографию, по вшей видимошти, Этель Бэрримор, а мне пприходитшя за это отвечать.

– Кто такая Этель Бэрримор? – спросил Холмс.

– Разве вы о ней не слышали? Американская актриса из актёрской династии Бэрриморов. Черчилль когдато собирался жениться на ней.

– Тогда Черчилль вполне способен решить, что в этом происшествии виноваты американцы.

Как только Холмс произнёс эти слова, раздался крик Черчилля.

– Клемми! Ты знаешь, что американцы вшегда были нашими шошедями по англошакшонскому миру. Но теперь они ззаштавили наш пошшоритьшя, и теперь я ненавижу американцев!

Бонд не растерялся и включил рацию.

– Мистер Вульф, вы ещё не спите? У меня неприятное известие. Вы серьёзно влипли. Черчилль ненавидит вас. Да, теперь он ненавидит американцев!

– Мистер Бонд, по моему скромному мнению, нам нужно отойти ко сну, – строго заметил Холмс. – Теперь нам нечего делать здесь. По крайней мере, сегодня.

Глава XII. Снова машина времени

На следующий день мы неспешно завтракали. Мой скромный интеллект не мог предложить ни одну версию того, чем ещё может обернуться конфуз с фотографической открыткой. Исаев снова впал в задумчивость, занимаясь рисованием шаржей на Уинстона Черчилля и Энтони Идена. Я считал, что не очень поджентльменски предаваться такому занятию во время приёма пищи. У разных народов свои нравы, и мне оставалось привыкать к особенностям русского шпиона.

Во время завтрака раздался такой топот, что мы заметили сотрясение восковых фигур. В гостиную вбежал Бонд с бумажным пакетом в руках. Я поразился его виду. Он тяжело дышал, оглядывался по сторонам, было видно, что нервы у него не в порядке.

– Что произошло, мистер Бонд? – учтиво спросил Холмс.

– Ниро Вульф боится выйти из дома, и теперь, боюсь, мне придётся следовать его примеру.

– В чём же дело?

– Я встретил самого себя. Самого себя, только на 36 лет моложе. Сейчас мне должно быть 17 лет.

– Я думал о том, как поведёт себя Путешественник по Времени, если встретит самого себя. Я и не ожидал, что такой случай произойдёт с вами.

– Я не хотел создавать временной парадокс. Поэтому я поскорее сбежал из книжного магазина.

– Что вы там покупали?

– Книгу для доктора Ватсона.

Джеймс Бонд достал из бумажного пакета толстенную книгу. На обложке значилось «Джеймс Джойс. УЛИСС».

– Я предлагаю вам прочесть эту занятную книгу.

– Почему именно её?

– Элементарно, Ватсон. Вопервых, автор этой книги носит ту же фамилию, что и профессор Джойс. Вовторых, действие этой книги происходит сегодня, 16 июня. Конечно, не 1941, а 1904 года.

– Действие всей книги происходит в один день? – поразился я. – Но я вижу, что в ней довольно много страниц.

– 700 страниц. Читайте.

Замысел автора был покрыт для меня тайной. Я видел в тексте некоторые цитаты и аллюзии, но мои попытки понять смысл самого сюжета обернулись головной болью. Я пропускал по нескольку страниц. Вдобавок, мне не нравились откровенная грубость и натурализм. Когда дело дошло до физиологического процесса, совершённого Стивеном Дедалом в конце четвёртой главы, я в раздражении захлопнул книгу.

– В жизни не читал такой галиматьи!

– О чём вы? – спросил Бонд.

– Об этой книге. Что творилось в голове у этого Джеймса Джойса? Вы можете объяснить мне, о чём здесь написано?

– Могу. Перед вами образец «потока сознания». Автор описывает не события, а мысли, сознание и подсознание человека. Такой приём распространён в литературе модернизма. Что касается именно этой книги, то перед вами одна большая аллюзия на «Одиссею».

– Я не понимаю этот приём «потока сознания». Но зачем писать такие гадости?

– О каких гадостях вы говорите? – Бонд открыл книгу и просмотрел страницы, которые я читал. – Понял. Да, изза непристойности некоторых моментов эту книгу сжигали на кострах. Но вы ещё не читали «Поминки по Финнегану» Джойса. Эта книга представляет собой трудно читаемый лингвистический эксперимент. Да и картины сюрреалистов вы не видели.

– Вы не чувствуете вину за то, что поссорили Черчилля с его женой? Ваш поступок несправедливо сделал Вульфа одним из объектов подозрения.

– Я не виноват в том, что Черчилль принял Агнесс Клозе именно за американку Этель Бэрримор. Он принял Агнесс Клозе за свою несостоявшуюся жену, как говорят психологи, подсознательно. Ведь разве они так похожи? У американской актрисы нет таких ресниц. Вероятно, несходство между ними уменьшалось изза того, что фройляйн Клозе была сфотографирована выше пышной груди…

– Я просил бы не выражаться неприличными словами! – заметил Холмс.

В ответ Бонд постучал пальцем по лбу.

В гостиную, сопровождаемый фрау Штольц, вошёл Ниро Вульф. Американский сыщик опустился в тесное для него кресло и угрюмо взглянул на Бонда, чей поступок стал причиной изменения отношения Черчилля к американцам.

– Я приношу извинения, – обратился к нему Бонд, демонстрируя белозубую улыбку. – Да, Черчилль решил, что в этой выходке виноваты американцы. Выражаясь иначе, «идея коллективной вины». Но почему гнев Черчилля должен пасть именно на вас, если он вряд ли признает в вас Ниро Вульфа, и даже вряд ли признает в вас американца?

– Моё происхождение можно определить по акценту.

– Вы правы, – неожиданно вставил Исаев. – У даже меня есть пример. Я по своему опыту знаю, что когда женщина рожает, она кричит на родном диалекте.

Я поморщился, будучи недовольным бестактностью Исаева. Впрочем, он сам понял, что сболтнул лишнее и предпочёл держать язык за зубами. Мы повернулись к восковым фигурам, дабы рассмотреть их сходство с нами.

Совершенно неожиданно изза наших спин раздался звонкий смех. Я повернулся и обомлел. Вначале я никак не мог понять, каким образом фрау Штольц помолодела на сорок шесть лет. Она стояла в дверях, одетая в серое пальто и шляпку с лентой, и смеялась над нашим изумлением. Мы замерли, не в силах оторвать взгляд от чудесного зрелища. Наконец я понял, что она натворила.

Ниро Вульф попытался встать с кресла, что при его комплекции было обречено на неудачу. В конце концов, он решил действовать словом. Американец сдерживал эмоции, но я видел дёргающуюся жилку за правым ухом.

– Что вы здесь делаете, а? Не надо здесь стоять и сиять красотой. Немедленно отправляйтесь обратно в прошлое! И кто дал вам право пользоваться машиной времени? Если вы не послушаетесь меня, с вами произойдёт то же, что и с нашим знакомым, – сказал он, очевидно, имея в виду встречу Джеймса Бонда с самим собой. – А с этим нашим знакомым вам лучше не встречаться. И не надо таращиться, – добавил он, когда выразительные глаза фройляйн Клозе стали совсем большими.

Как только Вульф произнёс эти слова, открылась дверь из спальни Холмса[55], и в гостиную вошёл Бонд с пустым стаканом в руке. Его глаза загорелись, как только он увидел фройляйн Клозе, и шпион бросился к ней. Холмс успел схватить Бонда за руки. Я последовал его примеру, но прекрасная немка с визгом бросилась прочь от женолюбивого Бонда. В дверях её встретило препятствие, так как в гостиную вошла фрау Штольц. Она опустила очки, подозрительно разглядывая свою молодую копию. Девушка закричала: «Я старая!» и упала в обморок.

Мы продолжали удерживать Бонда.

– Зачем вам она? – спросил Исаев. – Вон перед вами стоит другая фрау Штольц.

– Мне не нужна старуха, мне нужна красотка! Она ещё должна кричать: «О, Джеймс!».

– Мистер Бонд, ваше поведение в высшей степени возмутительно! – ответил я. – Бедную девицу нужно отнести обратно в машину времени.

– Так это была фройляйн Клозе? – спросил Бонд, наконецто узнав её. – В таком случае уносите обратно этот ходячий гендерный стереотип.

– Как вы сказали?

– Ходячий гендерный стереотип. Если слово «стереотип» вам неизвестно, посмотрите в Британской энциклопедии. Да и без стереотипов всё ясно. Ну не может она быть красивой и умной одновременно.

– Не верю, – возразил Холмс. – Я могу привести противоположные примеры.

– Не люблю женщин. Особенно женские слабости, – проворчал Вульф.

Холмс взял руки фройляйн, я же взял её за тонкие щиколотки и мы понесли её к машине времени. Войдя внутрь, мы прислонили её к стене.

– Больше никогда так не поступайте, – строго сказал Холмс, когда фройляйн Клозе очнулась и открыла сияющие глаза. – Отправляйтесь обратно в прошлое. И передайте Genosse Штольцу, что машину времени необходимо уничтожить.

Мы вышли из машины времени и стали ждать, когда завершиться процесс. Красная лампочка над дверцей погасла. Мы открыли дверцу и убедились, что внутри никого нет.

Когда мы вернулись в гостиную, сидевшая на диване фрау Штольц обратилась к нам с объяснениями.

– Я по собственному легкомыслию решила нанести вам визит, не думая о последствиях. Этот урок должен был запомниться мне на всю жизнь, но к этому времени я не помнила события сорокашестилетней давности. Пожалуйста, извините меня за обморок. Я думала, что в 1941 году буду молодой и прекрасной. По правде говоря, мистер Бонд тоже должен просить прощения. Теперь я поняла, где я видела вас обоих. Ведь это именно вы, мистер Вульф, потребовали, чтобы я вернулась обратно. А вы, мистер Бонд? Вы явно были готовы лишить меня чести.

Бонд виновато развёл руками.

– Я приняла вас за маньяка. Если бы я знала о вас, я ни за что не отправилась бы на 46 лет вперёд. Что у вас было в стакане, мистер Бонд?

– «Водкамартини, смешивать, но не взбалтывать».

Бонд продолжал стоять с виноватым видом. Фрау Штольц встала и покинула гостиную. Бонд подобрал с пола стакан и отвернулся к окну. Наконец, собравшись с мыслями, мы подошли к машине времени. Холмс прислонился к дверце.

– Я велел молодой фрау Штольц передать о моём приказе уничтожить машину времени. Мы должны сделать тоже самое в нынешнем году.

– Но если машина времени была уничтожена в прошлом, её не будет в настоящем, – возразил Исаев.

– Разве вы не видите, обо что я сейчас опираюсь? Я жду, когда машина времени исчезнет. Но что за чёрт! Мы только что поняли, почему фрау Штольц когдато видела Бонда и Вульфа. Она видела их после того, как перенеслась сюда из 1895 года. Теперь же я понял, почему люди, которые обнаружат нашу гибель, не найдут машину времени! Она будет уничтожена нами благодаря легкомысленности той же фрау Штольц. И Бонду придётся использовать совсем другую машину времени.

Мы вернулись в гостиную, чтобы обсудить с Бондом вопрос об уничтожении машины времени. Он медленно повернулся к нам.

– Выслушайте мои наблюдения. К сожалению, мы не сможем снова шпионить за Черчиллем. Я слышал, о чём говорила миссис Уинстон Черчилль. Премьер весь день будет занят, и даже в час ночи он будет работать.

– Чем он занят?

– Этого мне неизвестно. Но дело в другом. Ночью, после работы, Черчилль будет в течение двух часов смотреть фильм «Эта женщина Гамильтон»[56] о великом Горацио Нельсоне и леди Гамильтон. Это любимый фильм Черчилля и, как говорят, за всю жизнь он просмотрел его почти восемьдесят раз.

Мне оставалось только укоризненно покачать головой. Поскольку леди Гамильтон была женщиной сомнительной репутации, у Черчилля странные художественные вкусы.

– Так совпало, что Черчилль попал на карикатуру в образе самого Нельсона. Тогдашний первый лорд Адмиралтейства изображён в мундире, с подзорной трубой, одноглазым и одноруким. Правда, не совсем одноглазым: повязка открывает оба глаза, но на ней написано «слепой».

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

– Что вы предлагаете делать, пока Черчилль смотрит фильм? – спросил Холмс.

– Совершать другое великое дело, помимо предотвращения британской колонизации. Уничтожать машину времени ещё рано. У нас есть прекрасная возможность спасти «Титаник»!

– Что спасти, мистер Бонд?

– «Титаник». «Непотопляемый» пассажирский лайнер, утонувший в апреле 1912 года изза столкновения с айсбергом. Пока Черчилль работает и смотрит свой любимый фильм, мы отправимся в 1912 год и спасём 1513 человек.

– Вы не боитесь, что мы совершим ошибку?

– Не надо спорить, товарищи, – сказал Исаев, показывая сахарницу. – Лучше поступить, как два советских сатирикасоавтора, которые решали, убивать ли им своего героя. Они положили в сахарницу две бумажки, на одной из которых был изображён череп с костями. Был вынут череп с костями, и всё.

Мы последовали совету и опустили в сахарницу две бумажки. Джеймс Бонд опустил в неё руку и вынул пустую бумажку. Череп остался внутри.

– Судьба «Титаника» решена.

– Мы уверены, что мы не утонем вместе с ним?

– Я мужественный человек и не сомневаюсь в нашем успехе. Следуйте моим указаниям.

Джеймс Бонд говорил так уверенно, что мы с Холмсом заразились его настроением. Исаев и Вульф отказались участвовать в перемещении во времени. Мы вошли в машину времени и вскоре попали в 10 апреля 1912 года.

Перед нами возникло затруднение, так как уже существовавший в то время музей Шерлока Холмса был закрыт по случаю ночного времени. Холмс умел в крайних случаях применять воровские инструменты, но его руки были пусты. Бонд беспрепятственно взломал дверь. Мы вышли на Бейкерстрит.

Лондон 1912 года мало отличался от того Лондона, который мы покинули ради изменения хода истории. На нас снова была одежда викторианской эпохи, которая не выделяла нас среди других. Исключение составлял Джеймс Бонд, попрежнему ходивший в тёмносинем костюме и чёрной рубашке, но недостаток этой одежды был лишь в отсутствии котелка или цилиндра. Наш путь был направлен в Саутгемптон.

Мы выслушали лекцию о «Титанике». Огромный пароход компании «Уайт Стар» затонул изза столкновения с айсбергом в северной части Атлантического океана изза недосмотра его создателей. Вместительность шлюпок соответствовала устаревшему правилу 1894 года и зависела от тоннажа судна. Поэтому их было недостаточно для вмещения всех пассажиров. Лайнер не был рассчитан на затопление всех отсеков. Вперёдсмотрящие не использовали бинокли по той простой причине, что отсутствовал ключ от сейфа с биноклями. Айсберг, обнаруженный на расстоянии в одну четвёртую морской мили[57], находился в перевёрнутом состоянии и потому был повёрнут к судну тёмной, ранее подводной, стороной. Не зная о нём заранее, своевременно обнаружить его было не так просто. Судно шло на полном ходу. Капитан Эдвард Смит был уверен, что «Титаник» выдержит любые повреждения. Возникла версия, что он застрелился.

В полдень пароход отчалил от пристани. Я почувствовал резкое движение.

– Ничего особенного. Мы едва не столкнулись с американским лайнером «НьюЙорк». Так и должно было быть, – успокоил нас Бонд.

Нам приходилось по мере возможности выдерживать однообразие плавания. На «Титанике» присутствуют турецкие бани, а это наша с Холмсом слабость. Я играл на бильярде с одним из пассажиров. В семь вечера лайнер остановился в Шербуре для взятия на борт 274 пассажиров. На следующий день в полпервого лайнер прибыл в Квинстаун[58] и взял на борт ещё 120 пассажиров. Эта остановка была отмечена дезертирством одного из членов команды.

14 апреля в 11 часов вечера Холмс вышел из каюты в одежде моряка, заимствованной им из своего гардероба, входившего в состав экспозиции музея. Джордж Флит должен был сообщить об айсберге. В отличие от него, Холмс был оснащён новейшим биноклем из 1977 года. Мы с Бондом почувствовали, как резко «Титаник» изменил движение, и я понял, что благодаря моему другу старший офицер Уильям Мердок отдал приказ «полный назад» в нужное время.

Я молился про себя, чтобы Холмс смог сообщить обо всех айсбергах, встреченных на пути лайнера. Когда Холмсу предстояли другие дела, его место занимал Бонд. В конце пути, когда близко был американский берег, Бонд передал Эдварду Смиту запечатанный конверт. «Инструкция по улучшению конструкции «Титаника», – объяснил нам Бонд. – Капитан уверен, что стальные листы толщиной в дюйм выдержат любые повреждения. При столкновении с айсбергом вода должна была преодолеть переборки, считающиеся герметичными. Мы должны позаботиться о том, чтобы лайнер не потонул в следующий раз».

Джеймс Бонд дал мне свои часы с хронометром, строго наказав ничего не нажимать. Я отсчитывал время, когда «Титаник» достигнет ньюйоркского порта.

– Мы добились нашей цели! – сказал Бонд.

– Теперь мы наконецто можем сойти на берег и вернуться домой на другом корабле, – добавил Холмс.

Семнадцатого апреля мы миновали Статую Свободы. Толпа народа встречала прибывших из Англии в первом рейсе «Титаника». Мы сошли на берег.

– Таких планов нет ни у одного из пассажиров «Титаника», – заметил Холмс. – Преодолеть такое расстояние затем только, чтобы тут же вернуться обратно!

– Я рад, что вы возвращаетесь обратно, – заметил один из находившихся в порту. – Я сам недавно вернулся из путешествия по Европе.

Перед нами стоял мужчина лет сорока в пенсне и с выступающими губами, его бритое лицо производило впечатление насупленного вида.

– Почему вам это интересно, сэр? – поинтересовался я.

– Я недавно вернулся из Европы. Теперь мы находимся в НьюЙорке, и это город в Соединённых Штатах, где властвуют американская мечта и большой бизнес. Поэтому я желаю вам убраться из этой страны.

Даже без этого совета мы были готовы вернуться в Лондон. Прошла ещё неделя, прежде чем мы проникли в музей Шерлока Холмса и настроили машину времени на 17 июня 1941 года.

Глава XIII. В гостях у Черчилля

Вернувшись в 1941 год, я первым делом взялся за газету, намереваясь перечитать статью о сыворотке гениальности. Читая её, я издал крик удивления.

– Что случилось, Ватсон? – спросил Холмс, заходя в гостиную.

– Профессор Драйзер!

– О каком профессоре Драйзере вы говорите?

– В статье вместо профессора Джойса упомянут профессор Драйзер!

Холмс взял у меня газету.

– Вы правы. Мистер Бонд, боюсь, что спасение «Титаника» привело к неожиданным последствиям.

– К каким неожиданным последствиям? – спросил Бонд.

– Над сывороткой гениальности начал работать профессор Драйзер, в то время как судьба профессора Джойса нам неизвестна. Мистер Вульф!

– Что вы хотели, мистер Холмс?

– Вы слышали о профессоре Драйзере?

– К сожалению, нет.

– О каком профессоре Драйзере вы говорите? – спросил Исаев, зайдя в гостиную.

– Вы тоже не слышали о нём?

– Я советский гражданин, и меня не интересуют профессора из вашей страны.

– Всё ясно. Эффект бабочки, – уверенно сказал Бонд.

– Что означает «эффект бабочки»? – спросил я.

– Термин, появившийся благодаря американскому рассказу. В мезозойской эре пришелец из настоящего задавил бабочку, и в результате у вас в Америке, мистер Вульф, выбрали не того президента. Здесь получается более очевидная цепь причин и следствий. Горацио Нельсон встретил Эмму Гамильтон. Александр Корда снял о них фильм. Черчилль стал смотреть этот фильм. Мы не смогли шпионить за Черчиллем по причине его занятости. Поскольку нам было нечего делать, мы вздумали спасти «Титаник». Дальнейшее ясно. А с кого началось?

– Вы спасли «Титаник»? – удивился Ниро Вульф. – Но разве его необходимо спасать?

– Он должен был утонуть от столкновения с айсбергом, – ответил Бонд. – Скажите нам, он ещё плавает?

– Разумеется. Неизвестный пассажир передал капитану Смиту инструкцию по усовершенствованию «Титаника». Лайнер действительно был усовершенствован и потому до сих пор на плаву. Даже столкновение с айсбергом в 1927 году ни к чему не привело. Другой пассажир выдал себя за вперёдсмотрящего Флита и помог довести судно до НьюЙорка, миновав айсберг. Постойте, на что вы намекаете? Вы были теми пассажирами?

– Так оно и есть. Мы отправились в 1912 год. Кстати, Ватсон, что вы там прочитали в газете? Там ведь написано и о вас с Холмсом.

Я взял в руки газету и остановил взгляд на конце статьи.

– Появились подозрения, что Холмс и есть тот пассажир, выдавший себя за вперёдсмотрящего. Его личность была опознана Уильямом Мердоком. Капитан Смит внимательно рассмотрел лицо мёртвого Исаева, но не смог распознать в нём того пассажира, который вручил ему инструкцию по улучшению судна. Таким образом, к изложенному в статье добавились ещё две загадки: как исчезнувший Холмс оказался на борту «Титаника» (если считать, что это был он), и кем был второй таинственный пассажир. На руке второго из этих пассажиров были замечены часы фирмы «Ролекс».

– Всё нам отлично известно. Но неужели остальные из вас не знают о профессоре Драйзере? – спросил Холмс.

– Я подозреваю, что он американец, – предположил Вульф.

– Почему вы так считаете?

На щеках Вульфа появились складки, заменяющие улыбку этой флегматичной персоне.

– Очень просто. Его фамилия. Иными словами, если бы этот профессор был профессором Хемингуэем, профессором Фицджеральдом, профессором Ирвингом, профессором Берроузом, профессором Митчеллом, профессором Бирсом или профессором Стейнбеком, мой вывод был бы тем же самым.

Я мало что понял из этих слов, но похоже было, что Вульф обосновал свою версию на сомнительных предпосылках. Холмс был того же мнения.

– Должен заметить, что фамилия Драйзер немецкая. А остальные названые вами фамилии бывают и у англичан. Поэтому ваша теория ничего не стоит.

Холмс взял том Британской энциклопедии и стал искать там профессора Драйзера. Достигнув цели, он виновато поднял глаза на Вульфа.

– Вы правы. Он американец.

– Что вы о нём прочитали, Холмс? – спросил я с живейшим интересом.

– Томас Вудро Драйзер родился 22 января 1913 года в НьюЙорке. В 1934 году занял позиции евгеники, впоследствии написал научные труды: «Нужно ли нам изобретение Фрэнсиса Гальтона?» и «Исправление человечества». В 1938 году занял место профессора Джойса в Лондонском университете, преподаёт в Кингсколледже. В энциклопедии о нём написано не так много, но указано, что он боится утонуть.

– Зачем нам знать о том, что он боится утонуть? Главное то, что этот профессор подсидел профессора Джойса!

– Ладно, оставим профессора Драйзера. Казалось бы, какая нам разница? Был один безумный учёный, стал другой безумный учёный. Но зато у нас теперь есть горький опыт. Мы должны уничтожить машину времени.

Мы спустились на первый этаж и открыли дверцу в машину времени. К нашему удивлению, она была пуста. Кварц, никель, слоновая кость, циферблаты, рычаги и заводные головки отсутствовали, оставив лишь голые стены.

– Вы удивляетесь, куда исчезли детали? – спросила фрау Штольц. – Ведь Холмс велел мне передать приказ об уничтожении машины времени. Вот уже сорок шесть лет как от неё остался лишь остов.

– Но как же мы использовали её для перемещения в 1912 год и обратно? – спросил Холмс. – Здесь наблюдается какаято ошибка. Но чтобы не допустить другую ошибку, мы должны вспомнить, что полиция не обнаружила машину времени. Нам остаётся спрятать её остатки.

Несмотря на тавтологию, мы потратили изрядное количество времени на разборку остатков машины времени. Оглядев результат наших трудов, мы поняли общество, для которого наше появление в середине двадцатого века должно было быть тайной.

Оставшееся до сна время я посвятил написанию «Собаки Баскервилей». Лишь теперь я смог поведать миру события, участником которых стал сэр Генри Баскервиль. Баронет давно уже вернулся из кругосветного путешествия, но я тогда не знал, был ли он жив в тот момент, когда я писал ту повесть. Этой ночью мы спокойно спали, не тратя время на шпионские операции.

На следующий день Вульф пришёл с бутылкой стаута[59].

– Со мной произошло курьёзное происшествие, – объяснил Вульф после того, как уместился в кресле. Он никак не решался открыть бутылку, и рассеяно держал её в руке. – Я возвращался из ресторана с бутылкой пива. Бутылка ещё не была открыта. Вокруг никого не было. Неожиданно ко мне подбежала пожилая женщина в сером пальто. Я как сейчас помню, у неё были поседевшие каштановые волосы и серые глаза. Она закричала: «Винни, ты и так отличаешься вредными привычками, неужели ты в 67 лет начал пить пиво?» Я от испуга выронил бутылку. Женщина ушла. Я тут же понял, что это была миссис Черчилль, так как сам Черчилль появился изза угла. Его нос был красным, и в руке он держал бутылку не то коньяка, не то виски. Когда он выронил бутылку, и та укатилась, я по мере сил поспешил уйти. Черчилль нагнулся и поднял моё пиво. Когда бутылка оказалась в его руке, вернулась миссис Черчилль в сопровождении копов, то есть бобби. Она обещала, что Уинстон больше не выйдет из дому. Тот повторял: «Клемми, Клемми…»

Холмс подошёл к Вульфу и положил руку на спинку кресла.

– Женский разум – неразрешимая загадка для мужчины. Иначе как она могла так ошибиться? Вы ведь ещё не седой. Вы младше Черчилля на 17 лет. Вы выше него на несколько дюймов. Что было надето на вас?

– Английский котелок. На Черчилле тоже был котелок, но высокий. Вообще, на нас была похожая одежда.

– Есть сходство, но есть и различие. Миссис Черчилль приняла за собственного мужа человека, похожего на него лишь наполовину.

– Я тоже собираюсь поделиться своими наблюдениями, – добавил Бонд, садясь за стол. – Знаете ли вы, что Черчилль обладает потрясающей способностью оборачивать любую неприятность с пользой для себя? После семейной ссоры изза фотооткрытки он решил, что ему поможет Сотбис. Да, Черчилль решил продать мой «подарок» на аукционе. И как вы думаете, кто его купил?

– Неужели вы?

– Да, я. Чтобы вернуть фрау Штольц её фотографию, мне пришлось потратить 2000 фунтов. Но мне удалось взять реванш. Миссис Черчилль склонна к пуританству и ненавидит любимую Уинстоном Черчиллем рулетку. Я сам люблю азартные игры. Я встретил Черчилля в казино и обыграл его на 3000 фунтов. Правда, теперь Черчилль не попадёт в казино, поскольку Клементина держит его взаперти на Даунингстрит. Я считаю, что теперь мы можем снова совершить акт шпионажа. Мы должны узнать секрет замка, имеющего отношение к литературе. Но на этот раз двое из вас отправятся непосредственно в резиденцию.

– Но Черчилль может узнать нас! И разве нас впустят туда?

– Не удивляйтесь. Вы будете замаскированы. К примеру, Холмса можно будет загримировать под миссис Черчилль.

– Мистер Бонд, я могу воспринять эти слова лишь как неудачную шутку. Я признаю, что я мастер перевоплощения, но даже в таком случае полноценное и совершенно правдоподобное вхождение в роль миссис Черчилль вряд ли возможно. Ведь я мужчина.

– Что ж, у каждого свои недостатки.

– Что вы имеете в виду?

– Узнаете в пятьдесят девятом году.

На лице Холмса застыло озадаченное выражение. Даже Вульф захлопал глазами, хотя ему свойственно сдерживание эмоций.

– Ладно, мы обойдёмся без такого варианта. Вы, Холмс, должны будете выдать себя за профессора Драйзера. Вы, Исаев, выдадите себя за Энтони Идена.

– Но что будет, если Драйзер и Иден сами посетят Черчилля? – удивился я такому неосторожному заявлению.

– Этого не произойдёт. Разумеется, вы не слышали о лоботомии. В середине двадцатого века в ней видят лекарство от любого нарушения психики. В глазную впадину вводят нож, которым делают прорезь мозговых тканей. Согласно замыслу, дефект должен вылечить психическое расстройство. В моё время этой врачебной практики уже не существует. Вы спросите, какое отношение имеет лоботомия к нашей задаче. Эту процедуру назначили профессору Драйзеру. Иден будет сопровождать его.

– Но разве Черчилль не знает о том, что эти люди не смогут прийти к нему?

– В томто и дело, что не знает. Черчилль был заточён в резиденции собственной женой. Процедуру профессору назначили позже, и Черчилль не может знать об этом.

– Но как вы предлагаете загримировать нас, думая, что Черчилль попадётся на эту удочку?

– Я сфотографировал профессора Драйзера. Всё дело в потайном фотоаппарате. Я подошёл к профессору, узнав его благодаря тому, что прохожий обратился к нему, начав диалог. Оставалось лишь нажать на кнопку. Теперь фотография проявлена. Я был бы лишён необходимости этих действий, если бы в Британской энциклопедии были фотографии людей.

Джеймс Бонд положил на стол фотоснимок. Мы увидели темноволосого мужчину в очках, его лицо с тёмными усами и выпяченными губами было обращено к невидимому нам собеседнику.

– На снимке не видно, что глаза у него серые. Эту деталь я просто запомнил. Внешность Идена мне известна и так. Теперь я должен сделать вам пластическую операцию.

Шерлок Холмс: прекрасный новый мир

– Вы ещё и хирург? И где вы возьмёте средство для наркоза? – спросил я, живо представив, как Бонд достаёт из чемодана хлороформ.

– Нигде. Я всёго лишь собираюсь временно изменить ваши черты лица. Пластырь подтянет, а парафин прибавит. Прошу на стол, мистер Холмс.

Следующие минуты были одни из самых неприятных в моей жизни. Конечно, «операции» подвергался не я, а Холмс, но я представлял, как Бонд орудует над лицом моего друга. Бонд позвал меня в гостиную. Передо мной стоял профессор Драйзер, каким я видел его на фотографии. Кончик орлиного носа Холмса был поднят, так что нос выглядел прямым. Губы выступали вперёд, над ними были приклеены тёмные усы. Холмс обладает узким лицом, и теперь оно было расширено парафиновым слоем. Бонд достал из чемодана очки и водрузил их на нос Холмса.

– Если Черчилль не будет присматриваться, он не отличит вас от Драйзера. К тому же профессор далеко от вас.

– Но что мы будем делать, если Черчилль укажет на предполагаемую причастность американского профессора к появлению фотографической открытки? Всё же он начал подозревать всех американцев.

– Тогда честно признайтесь, что вы к этому не причастны. Даже если вина падёт на профессора, невиновный Вульф может спать спокойно.

– Мистер Бонд, я вспоминаю, что уже гдето видел такое лицо, – неожиданно сказал Холмс. – А вот где я его видел, вспомнить не могу.

– Возможно, вы и видели. Но сейчас мы заняты. Не мешайте.

В моей памяти тоже всплыло то, что я уже видел такое лицо. Но подробностей я также не мог вспомнить. Каждый человек видит много лиц, и запомнить каждое он не в силах, особенно если эти люди не имеют к нему никакого отношения.

Следующей жертвой того, что Бонд считал пластической операцией, стал Максим Исаев. Ему повезло больше, так как операции подвергся только нос. После прикрепления волос его брови стали немного шире, и для завершения образа Энтони Идена оставались лишь усы. Я думал, что придание Исаеву облика министра иностранных дел завершено, но Бонд достал две стеклянные штучки, в которых я не смог опознать голубые контактные линзы.

– Что это такое, мистер Бонд? – спросил я.

– Контактные линзы. Разве их не было в девятнадцатом веке?

– Были, но они были вовсе не такие.

– А какие же?

– Они были широкие и толстые. Конечно, их было неудобно носить. Вы не боитесь, что они вызовут отёк роговицы?

– Ни в коем случае. Контактные линзы конца двадцатого века впитывают воду и пропускают кислород. Отёка роговицы не будет.

– Не слишком ли рано мы загримировались? – спросил Холмс, обеспокоено глядя в сторону часов Бонда. – До ночи остаётся нет так мало времени. И что делать, если Черчилль заметит акцент, с которым говорит мнимый Энтони Иден?

– В таком случае объясните, что он говорит с акцентом по той простой причине, что он с отличием закончил факультет восточных языков в Оксфорде. Поскольку Энтони Иден отличается застенчивостью, Исаев имеет полное право мало говорить. Другой выход я пока не могу придумать. Я хотел бы, чтобы Исаев подложил Черчиллю ещё один подарок.

– Не много ли подарков? – забеспокоился я, помня о случае с фотографической открыткой. – Вдруг ваша склонность к авантюрам снова приведёт к неожиданным последствиям?

– Не бойтесь, доктор Ватсон. Исаев подложит этот подарок сразу же перед тем, как надо будет уходить. Черчилль не успеет излить на вас гнев. Кстати, почему он решил напиться коньяка? Скорее всего, он хотел забыть о проигрыше в казино. Но этого не произошло бы, если бы я не купил у него фотооткрытку и если бы я её не подложил. Цепь причин и следствий началась с моего подарка, а закончилась тем, что Черчилля не выпускают на улицу. В противном случае он мог бы узнать, что профессор и мистер Иден не смогут прийти, и наша затея могла бы закончиться провалом.

Бонд вручил своего русскому коллеге лист бумаги, который тот положил за пазуху.

В час ночи мы перелезли через железный забор и разместили концы шпионских устройств Бонда на уровне окна Белой Гостиной. Наушники были надеты на нас, и мы передавали друг другу окуляр. Это действие не имело никакого значения, так как Исаев и Холмс пока что не появлялись в поле нашего зрения. Наконец, в гостиную вошёл Черчилль. Дойдя до дивана, он грузно лёг на него. За ним вошли Холмс и Исаев. Если бы мы не знали, кто перед нами на самом деле, мы бы пребывали в уверенности, что перед нами безумный учёный и министр иностранных дел. Черчилль сделал жест «победа», то же повторили Холмс и Исаев. До выхода из резиденции они вынуждены были играть чужие роли.

– Пожалуйшта, ппередайте мне арийшкую шимволику, – проговорил Черчилль, показывая на лежащий на столе медальон. Холмс передал ему медальон с изображением чёрной свастики, и премьерминистр надел его на шею так, что теперь медальон лежал на животе.

– Профессор, вы уверены, что мистер Черчилль относится к арийцам? – спросил Исаев.

– Именно так. Все англосаксы должны быть арийцами, – ответил мнимый профессор Драйзер, воспроизводя рассуждения, слышанные нами от профессора Джойса.

– Мистер Черчилль, у вас есть свидетельства того, что Шамбала согласится помочь нашим планам? – спросил мнимый Иден.

– Как же иначе? Разве арийцы проишходят не из Тибета? Проштите, вроде арийцы ппроишходят ш острова ТТуле.

– Англосаксы происходят от арийцев. Англосаксы пришли на Британские острова из Европы. Следовательно, арийцы появились в Европе.

– Шначала ппредки англошакшов пришли либо ш острова Туле, либо из Шамбалы. Уже потом они попали в ББританию и в Америку! Поштойте, где вваша шваштика?

Только сейчас мы вспомнили о нагрудном знаке, виденном нами у «предыдущего» профессора.

– Я оставил её дома. Но символика не так важна. Главное суть.

– Проштите, но миштер Иден отвлёк мменя. Подайте мне ччелюшть, – проговорил Черчилль, показывая на стакан.

– Но вы всё равно будете шепелявить, – заметил Холмс. Черчилль протянул руку к моему другу и взял челюсть, не заметив, что медальон упал с живота.

– Вы должны знать. Моя челюшть шохраняет шшепелявошть. Шепелявошть – моё шшекретное оружие. Его шлышно во время рррадиообращений. Проштите, но я лёг на диван прямо в ттапках. Не могли бы вы мне их шнять? ККамердинера звать не нужно.

Холмс снял с Черчилля тапки, а я, увидев эту сцену, вспомнил слова Бонда: «Вроде бы, даже зубную пасту на щётку ему выдавливает камердинер».

– Мы хотели бы узнать, как вы смотрите на заточение Его Величества. Не боитесь ли вы, что охранник перейдёт на его сторону?

– Это невозможно. Охранник никогда не ппроникнет в то, что он охраняет. Допуштим, что охранник будет убит ошвободителем Его Величештва. Но тогда на ппути ошвободителя грудью ввштанет замок. Вы шлышали о братьях Шварц? Когдато они изобрели этот замок. Но моё увлечение ллитературой помогло ушовершенштвовать его. Его шшекрет в том, что для понимания кода нужно ппоработать головой!

– Вы помните код, мистер Черчилль? – спросил Холмс.

– Не ошкорбляйте меня. Я шам изобрёл эту идею. ЛЛитература – мой конёк. Вы, профешшор, напишали ззадачу для определения кода.

– Но мы хотели бы, чтобы вы потренировали свою память. Пожалуйста, сделайте одолжение, – добавил Исаев.

– Вы хотите, чтобы я напишал вам ушловия задачи? Если вы так ннаштаиваете, мне ппридётшя подчинитьшя. Но ваше поведение мне не ннравится. Миштер Иден, вы начинаете наглеть. Профешшор, ппередайте мне ручку и бумагу. Иначе как я выполню ввашу прихоть?

Холмс выполнил просьбу, и Черчилль написал несколько строк.

– Спасибо за то, что вы потрудились, – ответил Исаев, кладя лист за пазуху. Лежавший там подарок немедленно занял место в шляпе, лежавшей на столе. Черчилль не заметил этого манёвра, так как вертел пальцами сигару.

– Если вы так обижены, мистер Черчилль, то ответьте на один вопрос, – продолжил Холмс. – Георг Шестой рискует умереть от рака лёгких. У вас у самого плохое здоровье, и вы сами курите. Простите за бестактность, но кто из вас, повашему, проживёт больше?

– Конечно, я. Шекрет моего ддолголетия – пятьшешть шигар в день, тричетыре штакана ввишки и никакой физкультуры!

Я не разглядел выражение лиц Исаева и Холмса, но осознавал собственное удивление по поводу такого секрета долголетия. Но как бы то ни было, Черчилль прожил 90 лет, несмотря на алкоголь и сигары. Георгу Шестому, такому же курильщику, повезло меньше.

Разговор перешёл на бесполезные темы, и надо отдать Исаеву должное, что он перешёл к книгам. Я передал окуляр Бонду.

– Держу пари, что Нострадамус предсказал Уинстона Черчилля.

– Держу пари, что это невозможно, – возразил «профессор».

– Доказательства, доказательства!

– Нострадамус жил задолго до первого премьерминистра Великобритании. У него не было слов, чтобы хоть как то указать на мистера Черчилля.

– Вы не считаете, что он мог использовать иносказание? Америка уже была открыта. Поэтому о табаке и сигарах уже знали.

– Если объект предсказания курит сигары, то почему это должен быть именно Черчилль? Я плохо знаком с творчеством Нострадамуса. Я не советовал бы вам спорить со мной о таких материях.

– Профессор Драйзер, вы планируете применить для изменения истории книгу «О, дивный новый мир». Я готов поспорить, что в ней упоминается сам Черчилль.

– Вы мне льштите, – прервал их Черчилль. – ДДейштвие книги проишходит в двадцать шештом веке от Рождештва Христова, и я вряд ли ммогу быть там упомянут.

– Вы не дали нам продолжить спор, – строго заметил «профессор». Холмс обратился к оппоненту: – Вы не считаете, что Нострадамус действительно предсказал победу Нельсона в Трафальгарской битве? Если вы не уверены, я предлагаю сходить к книжным шкафам.

– Вы правы, – ответил Черчилль. – Шверьтешь ш книгами в ККомнате Кабинета и не зашоряйте мне гголову вашими шпорами. Кштати, о Нельшоне. Я хотел бы обшудить ш вами ффильм «Эта женщина Гамильтон».

– Чем вам так нравится эта тема, сэр? Насколько я знаю историю, леди Гамильтон была женщиной сомнительной репутации. То же самое говорили об Ирен Адлер, но Ирен Адлер, вероятно, куда лучше. Вы поняли?

Я снова взял окуляр. Теперь я видел, как Черчилль удивлённо поднял брови, услышав слова, которые могли исходить только из уст Холмса. К счастью для нас и для последующей истории, Черчилль не придал этому никакого значения.

– Профешшор ДДрайзер, я хотел бы обратить ваше ввнимание на вашу национальношть. Вы американец. Неужели вы пподшунули мне фотографию Этель Бэрримор? Я не ошуждаю ваш ттолько за то, что вы подарили мне ффотографию моей бывшей дамы шердца, но ведь эта шитуация вызвала рревношть моей Клемми. Она неверно пппоняла то, что я держу в руках фотографию чёрт ззнает какой барышни.

– Почему вы подозреваете именно меня?

– Вы американец. Больше в Лондоне нет американцев. Или может быть, вы ппривезли в Лондон швоего ззнаменитого отца? Или я ошибаюшь? ППредштавители двух англошакшонских народов не ддолжны так отношиться друг к другу. Ладно, идите к книгам и не ммешайте мне отдыхать.

Черчилль снова сделал жест в виде буквы V, с той лишь разницей, что теперь тыльная сторона ладони была обращена вперёд. Холмс и Исаев покинули Белую Гостиную, направившись в Комнату Кабинета. Через две минуты они вышли на Даунингстрит, держа две книги. Мы смело отправились обратно на Бейкерстрит.

Глава XIV. «Обломки джингоизма»

Ниро Вульф вошёл в гостиную, всем своим видом выражая досаду по поводу столь частого выхода из гостиницы. Он уже использовал рацию, когда Бонд совершил непрошеную выходку с открыткой, но теперь нам могло понадобиться его непосредственное присутствие.

– Черчилль показал вам жест «победа», – вспомнил я вчерашнее зрелище в окуляре шпионского устройства. – Что он имел в виду на этот раз?

– Этот жест отличался от тогдашних, – заметил Холмс.

Бонд объяснил:

– Нет, это не жест «победа». Это был оскорбительный жест. Черчилль всего навсего послал вас на три буквы.

Холмс положил на стол листок бумаги.

– Мы вынудили Черчилля передать код замка людям, которых он принял за своих союзников. Теперь мы должны разгадать эту головоломку.

Перед нами был следующий набор строк:

1. алфавит + премьерминистр − стили − Рождество

2. в США * молочный поросёнок2 / (Цезарь − улица сыщика) / (юрист К ГГ − Июнь Апрель) − грецкий орех Фрица2

3. ус ГГГГ / ДД / Патрик

4. ус (Виндзор − эпакта − Генрих) * портер

5. мир год / (палата кран + жевательная резинка)

6. прощай (кокетка ГГ − талия) / (фройляйн ММ + внезапный) + самолёт

Холмс удовлетворённо потёр руки.

– Любопытная задача. Что вы скажете о ней, джентльмены?

– Нам известно, что перед нами зашифрован код замка, мешающего нам освободить короля. Этот код был назван литературным. Из этого следует, что перед нами слова, которым в тексте книг соответствуют числительные. Если мы узнаем эти числа и проведём над ними арифметические действия, выраженные данными здесь знаками, то мы получим цифры кода замка.

– Браво, мистер Бонд! Нам с Ватсоном приходилось расшифровывать послание Порлока, но тогда, напротив, слова из текста в «Ежегоднике Уайтэкера» были обозначены числами[60]. Но какие произведения здесь использованы? Вероятно, подсказку нам дают подчёркнутые слова в начале строк. Но я не вижу таких указаний в первых двух строках.

– Терпение, мистер Холмс! – сказал Вульф.

– Ладно, перейдём к определению книг. Что означает «ус»? Очевидно, названия выражены лишь одним словом из него, но название книги в третьей и четвёртой строках состоит из одного слова.

– «Улисс»! – моментально понял я, вспомнив бредовый образец «потока сознания».

– Вы делаете успехи. Но ведь есть ещё один аргумент в пользу этой книги, вы не заметили? Повидимому, буквы Д, М и Г обозначают день, месяц или год, связанные с указанным словом. Соответственно, их количество означает две цифры года или все четыре. Но в третьей строке ГГГГ и ДД не сопровождают слово, следовательно, они относятся ко всей книге. Судя по размещению книги в двух сроках, она велика. Но в какой большой книге действие происходит в один день? Как мы поняли, это был «Улисс». Ах да, ещё один аргумент. Вполне вероятно, что профессор Драйзер выбрал эту книгу, вспомнив о своём сопернике, профессоре Джойсе. Но первых двух аргументов достаточно.

Джеймс Бонд принёс «Улисс» и принялся листать его.

– Действие книги умещается в 16 июня 1904 года. Следовательно, первое число – 1904, второе число – 16. Остаётся некий Патрик. Вероятно, речь идёт о св. Патрике, всётаки это книга писателяирландца. А нука, разделите 1904 на 16.

– Сто девятнадцать, – ответил я.

– День св. Патрика отмечается 17 марта. 119 делится на 17?

– Семь.

– Следовательно, третий замок открывается цифрой 7.

– Но «Улисс» находится и в четвёртой строке, – напомнил Холмс. – Продолжим поиски в Джойсе.

– Что означает «Виндзор»? – спросил Бонд, листая книгу. – Ага, здесь упомянуты «Виндзорские насмешницы». Но рядом нет никаких чисел. Видно, придётся искать дальше. Нашел. Виндзоравеню, 29.

– Запомним, 29.

– Но что такое эпакта? Я не знаю такое слово. Возможно, оно поясняется в примечаниях. Точно, эпакта означает «сдвиг фаз луны по отношению к 19летнему циклу». В тексте сразу после «эпакты» следует число 13. – Бонд снова стал листать книгу. – А вот и портер. Две штуки. Остаётся Генрих. Эврика! Здесь упомянут «Генрихшестижёнец». Вернее, «дочь Генрихашестижёнца».

– То есть Генрих Восьмой? Но, может быть, имеется число 8?

– Допустим. Тогда можно предположить, что имеются в виду и то и другое?

– И шесть, и восемь? Как такое возможно?

– Допустим, имеется в виду сумма или произведение этих чисел, так как мы не знаем порядок, а при перестановке слагаемых сумма не меняется. Аналогично при умножении. Если взять сумму восьми и шести, то получаем 29 минус 13 минус 8 плюс 6 в скобках, и всё умножить на 2. Ответ – четыре. Если же 6 и 8 не сложить, а перемножить, в итоге получим минус шестьдесят четыре. Отрицательное число не подходит.

– А если имеется в виду именно «шестижёнец»? То есть просто число 6?

– Тогда получим 20. Нужный вариант выберем при открытии замка, вариантов всего два.

– Меня интересует строка с «улицей сыщика». Это не может быть Бейкерстрит, ведь здесь нужно число.

– А 221Б? – спросил я.

– Улица, а не дом!

– Тогда 35ая Западная улица, – ответил Вульф. – Улица в НьюЙорке, на которой я живу. Теперь ясно, что мы должны опираться на события, описанные Арчи Гудвином.

– Что означает «юрист К»?

– Мистер Кэбот. Дадли Фрост сказал, что передал состояние своего брата юристу Кэботу в 1918 году[61].

– Вы уверены?

– Уверен.

– Что означают июнь и апрель?

Вместо ответа Вульф стал втягивать и выпячивать губы.

– Так звали сестёр: Джун и Эйприл. Как ни странно, Эйприл появилась на свет божий в феврале[62].

– Нам нужны даты их рождения?

– Нам нужен их возраст! Джун было 46 лет, а Эйприл было 36 лет.

– Что означает «грецкий орех Фрица»?

– Фриц Бреннер готовит отличные блюда. Я точно помню, что он готовит «салат Фрица», он же салат «Чёртов дождь». В его рецепт входят 10 грецких орехов, очищенных и обжаренных.

– Отлично. Вернёмся к началу строки. Что означает «в США»? ГГ означает две цифры года.

– Я приехал в США в 1930 году.

– А молочный поросёнок, вероятно, тоже из рецептов Фрица Бреннера?

– Я помню, что один молочный поросёнок в рецепте весит 10 фунтов.

– Но может быть имеется в виду количество поросят, мистер Вульф?

– Нет. Подумайте, ведь если выбрать единицу, то умножение тридцати на единицу, да вдобавок возведение этой единицы в квадрат ничего не даст.

– Допустим. А причём здесь Цезарь?

– Фриц Бреннер держит коллекцию старинных кастрюль и утверждает, что одна из них принадлежала повару Цезаря. Но это не имеет отношения к делу, так как это утверждение ещё не было упомянуто Арчи Гудвином. Очевидно, имеется в виду бык по имени Цезарь. События, описанные Гудвином в романе «Как Цезарь кровью истекал», происходили в тридцать восьмом году.

– Если решить полученный нами пример, получим 25. Какую книгу обозначает слово «прощай»?

– Об этом легко догадаться, – сказал Вульф, перевернув правую руку ладонью вверх, что означает выдачу своих рассуждений.

– Я тоже догадываюсь.

– «Прощай, оружие!», книга Эрнста Штольца! Да, Хемингуэю такое и не снилось.

– Кто такой Хемингуэй?

– Американский писатель. Хемингуэй както сказал в интервью, что он вполне мог бы написать нечто подобное, если бы с ним случилось то же, что со Штольцем в клинике Шарите. Чего нет, того нет[63]. Кстати говоря, в 1932 году американцы сняли фильм «Прощай, оружие!», где Штольца сыграл Гэри Купер. Нет, не знаю, чем Штольц похож на этого актёра. На Гэри Купера больше похож Арчи Гудвин[64].

Когда Вульф произносил эти слова, в гостиную вошла фрау Штольц.

– Я видела этот фильм. И, должна признаться, он мне не понравился. В фильме Штольц целует и обнимает меня не вставая с больничной койки. Вообще, в фильме показали то, чего на самом деле не было. О кайзере и о президентстве Штольца почти не упоминается. Основное внимание сосредоточено на наших отношениях. Удивляюсь, как американцы сохранили название книги.

Фрау Штольц развернулась и покинула гостиную. Я заметил, как смутился Бонд, помнивший о недавнем конфузе с фройляйн Клозе из 1895 года.

– Также как и в случае с книгами Арчи Гудвина, эта книга описывает реальные события, – продолжил Холмс. – Так как в нашем распоряжении её нет, и мы были участниками событий, придётся полагаться на свою память. В крайнем случае обратимся за помощью к фрау Штольц.

– Под «кокеткой», очевидно, подразумевается возлюбленная Штольца, – включился я в решение задачи. – Это её качество попало в историю, хотя она была известна мне как скромница. Мистер Исаев, вы говорите, она родилась в 1875 году?

– Да.

– «Фройляйн», очевидно, тоже она, – продолжил Бонд. – Родилась она восьмого марта. Март. Цифра 3.

– С самолётом всё ясно, – продолжил Исаев. – Он был одинединственный, но в то же время первый. Цифра 1. Кто такой «внезапный»?

– «Внезапным Вилли» у нас называли Вильгельма Второго. Поэтому цифра 2 – первое, что приходит на ум.

– Остаётся окружность талии, под которой, конечно же, подразумевается талия Агнесс Клозе. Мистер Вульф, вы приводили примеры талии в 18 дюймов. Вы уверены в точности?

Вместо ответа Вульф начал втягивать и выпячивать губы.

– Мистер Вульф, не тяните время, – попросил Холмс.

– Я думаю. Совершенно верно, 18 дюймов. Если не верите, спросите у фрау Штольц.

– Рано обрадовались, – возразил Исаев. – Книга написана в Германии, а в Германии пользуются метрической системой. Переведите дюймы в сантиметры.

Ниро Вульф снова стал выражать работу мозга своеобразным способом.

– Фрау Штольц, можно вас на минуту? – попросил Холмс, не дожидаясь американского сыщика.

– Что вы хотели?

– Сколько сантиметров в дюйме?

– В дюйме два с половиной сантиметра.

– Спасибо, фрау Штольц.

– Мистер Вульф, вы слышите? – спросил я американца, который ничего не замечал вокруг.

– Что, доктор Ватсон?

– В дюйме два с половиной сантиметра.

– Сорок пять сантиметров. Записывайте.

– В итоге получаем число 7, – сосчитал Холмс.

– Фройляйн Клозе представляет собой образец настоящей женственности, – заметил я. – Рассудите сами. После ухода с медицинской работы девица утягивала талию до 18 дюймов и при этом ухитрялась вести нормальную жизнедеятельность.

– Ватсон, можете не продолжать, – ответил Холмс. – Мистер Бонд выразился ясно: «ходячий гендерный стереотип».

– Не отвлекайтесь, – строго заметил Бонд. – Перейдем к книге со словом «мир». Существуют книги «Затерянный мир» и «Война миров».

– Ещё существует евангельский гимн «Радуйся, мир», – внёс я свою лепту.

– Вряд ли Черчилль выбрал именно такой вариант. Я предлагаю более вероятное решение.

Джеймс Бонд отправился в спальню Холмса и вернулся с книгой Олдоса Хаксли.

– «О, дивный новый мир». Книга, конфискованная нами у Черчилля. Книга, которая вдохновит профессора, снабжённого сывороткой гениальности.

Шерлок Холмс показал на слово год в начале строки.

– Мы должны использовать год действия книги? Если мне не изменяет память, Черчилль упомянул двадцать шестой век. Остаётся найти в книге год.

Холмс с живейшим интересом стал листать книгу, пока не отодвинул её с миной отвращения.

– Опять неприлично? Сколько можно воротить нос от современной культуры? – спросил Бонд. Взяв книгу, он быстро нашёл нужное число. – 632 год по летосчислению в этой книге. Дальше всё просто. Палата, кран и жевательная резинка? Восемьдесят первая палата. «Восемь особых краников предусмотрено было над раковиной». «Достал пачку жевательной сексгормональной…», простите, вы не хотите этого слышать, «… жевательной резинки». Всего шесть.

– Ответ – 8, – сосчитал Холмс.

– Мы совсем забыли про первую строку, – заметил я. – В ней нет названия книги. Алфавит, премьерминистр, стили, Рождество. Никакой связи не видно.

– Я тоже не знаю такой книги, – сказал Холмс. – Мистер Бонд, мистер Вульф, вам виднее.

– Вы читали сборники рассказов, Холмс. Речь идёт о расследованиях Пуаро. «Убийства по алфавиту», «Похищение премьерминистра», «Таинственное происшествие в Стайлзе», «Рождество Эркюля Пуаро».

– «Похищение премьерминистра»? – с живейшим интересом спросил Холмс. – Мне было бы интересно провести расследование похищения премьерминистра. Но только не Черчилля.

– Вам бы только интересные преступления. Ладно, продолжу. На всякий случай стоит заглянуть в список произведений, написанный в конце одной из купленных мной книг. – Бонд открыл сборник и нашёл требуемый список. – После каждого названия указан год написания. Если я не ошибаюсь, действие происходит в год написания книги, за исключением «Ранних дел Пуаро». Следовательно, нам не придётся выбирать между годом написания и годом действия. Пишите: тридцать шесть плюс двадцать четыре минус двадцать минус тридцать девять.

– Получаем единицу. Итак, код замка представляет собой единицу, двадцать пять, семь, четыре, семь, восемь. Если мы неправильно поняли вторую строку с «Улиссом», вместо четырёх выберем двадцать.

Вульф снова повернул ладонью вверх правую руку.

– Вы говорите, что профессор Драйзер когото вам напомнил? Я подозреваю, что он напомнил вам того, кто разговаривал с вами в НьюЙорке в 1912 году.

– Да, теперь я вспомнил! – отозвался Холмс. – Тот американец был похож на нашего профессора, только без усов и на лет десять старше. Как вы догадались?

– Ваша дедукция, Холмс. – На щеках Вульфа появились складки. – Вопервых, вы сообщили, что американец плохо отзывался об американской мечте и большом бизнесе. Вовторых, Черчилль упомянул «знаменитого отца» профессора Драйзера. Втретьих, американец признался, что только что вернулся из Европы. Первое и третье относятся к Теодору Драйзеру, вернувшемуся из Европы в апреле 1912 года.

– Кто он, этот Теодор Драйзер? – спросил я Вульфа.

– Американский писатель. Он осудил наши порядки, и в его книге американская мечта преобразовалась в американскую трагедию. Его вы и видели в НьюЙорке.

– Вы упомянули слова Черчилля о «знаменитом отце» профессора. Не хотите ли вы сказать, что Теодор Драйзер – отец профессора Драйзера?

– Именно об этом я и говорю.

– Но какое это имеет отношение к нам?

– Извольте выслушать мои рассуждения. Повидимому, на Томаса Драйзера оказало сильное влияние отношение его отца к американской действительности. По не совсем ясной причине Драйзермладший решил эмигрировать именно в Великобританию. Но ведь он боится утонуть. Поэтому этот американец отправился в нашу страну на «Титанике», который получил славу «непотопляемого Титаника»! Таким образом, единственно благодаря Шерлоку Холмсу и мистеру Бонду Томас Драйзер оказался в Лондоне, стал профессором Лондонского университета и подсидел профессора Джойса. Остаётся сказать лишь, что он и родился благодаря спасению вами «Титаника».

– Но здесьто какая связь? – удивился Исаев.

– Его мать приплыла в НьюЙорк на «Титанике». Я слышал, что Теодор Драйзер развёлся с Сарой Драйзер и женился на другой. От первой жены детей не было. Откуда же мог взяться сын Томас? Теперь нам всё ясно. Кроме того, если мать профессора приплыла из Великобритании, можно догадаться, почему профессор отправился именно туда.

– Теперь мы готовы к освобождению короля, – заключил Бонд.

– Но как мы откроем замок, для которого требуется магнит? Неужели нам опять понадобятся… – я не договорил, не желая выдавать Бонду историю с корсетными костями.

– На борту «Титаника» я наказывал вам ничего не нажимать на часах. Дело в том, что они нашпигованы приспособлениями. В данной ситуации нам понадобится встроенный мощный электромагнит. Кроме того, он способен отклонять пули и притягивать большие предметы. Не знаю, понадобится ли нам пила.

– Где вы держите пилу?

– В часах. Оправа превращается в маленькую пилу.

Мы во второй раз сели в моторную лодку и отправились к острову Джойса. На этот раз мы развили двойную скорость. Ветер свистел в моих ушах. В пределах Лондона мы снова носили тёмные очки, и теперь мы, дабы не потерять их, были вынуждены их снять и сидеть с закрытыми глазами. Бонд, не использовавший очки, мужественно держал глаза открытыми, смотря вдаль.

Пока мы на огромной скорости плыли к эстуарию, на Темзе начался прилив. Угловатые берега острова Джойса оказались в воде по самые края. Моторная лодка уменьшила скорость, но её скорости было достаточно для того, чтобы она наполовину вылезла на сушу. Охранник оглянулся на неожиданный шум и направил на нас автомат. Бонд выпрыгнул из лодки и бросился к охраннику, выставив вперёд часы. Охранник сделал несколько выстрелов. Легко было представить его удивление, когда пули отклонились в сторону и полетели над водой. Вслед за свистом пуль мы услышали жужжание, и я понял, что Бонд включил пилу в часах. Охранник был порядком напуган. Бонд размахнулся и ударил охранника по голове часами. Его противник растянулся на пустынной поверхности острова.

– Что вы сделали? – спросил Холмс, испуганно взирая на лежащего человека.

– Нет, лицензия на убийство здесь ни причём. Я его не убил. Я его вырубил.

Бонд подошёл к двери и снова включил электромагнит. Его сила была слишком велика, чтобы воздействовать лишь на один барабан, и агенту 007 пришлось отойти назад.

– Один, двадцать пять, семь, четыре, десять, восемь. Всётаки четыре, а не двадцать.

Бонд потянул дверь, и вход в место заключения короля оказался открытым.

– Выходите, Ваше Величество!

Георг Шестой вышел на свободу. Оставалось лишь переждать плавание на моторной лодке, и король будет в Лондоне. Мы усадили его в лодку.

– Вам остаётся лишь предстать перед Черчиллем, поразив его эффектным появлением, – посмеиваясь, сказал Холмс. – Ватсон подтвердит, что я люблю театральные эффекты. Объясняться с Черчиллем будет мистер Бонд, агент из будущего. Дальше останется предъявить вас Палате Общин.

Король молча кивнул.

Незачем описывать, как мы возвращались в Лондон, где к тому времени наступал вечер. У причала на Бродстрит мы вернули моторную лодку хозяину, который был порядком удивлён присутствием Его Величества в нашей компании.

Вокруг короля собралась радостная толпа, превратившаяся в свиту. Рядом с ней шагал Вульф, произнося слова: «Уберите от меня толпу!». Когда Георг Шестой шёл по Уайтхоллу, к нему подошла юная рыжеволосая принцесса в белом платье.

– Отец, тебя уже вылечили от этого ужасного заикания?

К сожалению, будущая королева услышала совсем не то, что хотел бы услышать каждый на её месте.

– Нет, Ли… ли… лилибет, я не ллечи… ился…

Произнеся эти слова, король закрыл рот руками, но я отметил, что он справился с обычным раздражением.

– Ваше величество, не тратьте силы понапрасну, – заметил Бонд. Принцессе он сказал: – Король пока не вылечился, да ему сейчас не до этого. Ему нужно встретиться с Черчиллем.

Король подошёл к резиденции премьерминистра, и в этот же миг оттуда вышел Черчилль. Переступая порог, он напевал: «долог путь до Типперери…». Теперь я получил возможность лучше рассмотреть нашего противника.

Перед нами возник сгорбившийся человек с румяным лицом, черты которого напоминали бульдога, и поредевшими седыми волосами. В зубах он держал неизменную сигару, а в руке трость с золотым набалдашником. Из кармана торчала бутылка коньяка. Его грузное тело медленно передвигало ноги, пока перед премьерминистром не возник король. Черчилль поднял глаза и упёр в него пронзительный взгляд.

– Гошподи, что вы здесь ддделаете? – удивился Черчилль, никак не ожидая увидеть своего узника в Лондоне.

Поскольку король не был в состоянии вести нормальный диалог, его представителем стал Джеймс Бонд.

– Вы обвиняетесь в своих намерениях завоевания и колонизации Германии и России с последующими сговором с американцами и переделом мира.

– Но ведь они шшоциалишты и ккоммуништы! Ш ними нневозможно не боротьшя!

– Так было всегда. Индусы борются с мусульманами, католики боролись с протестантами, идеалисты борются с материалистами, тори боролись с вигами, республиканцы борются с демократами, а теперь капиталисты борются с социалистами. Капиталисты ругают коммунизм, коммунисты ругают капитализм, а кто прав, никому из нас неизвестно. В отличие от вас, мы считаем, что они могут вести мирное сосуществование. Я должен заметить, мистер Черчилль, что ваша вражда с социализмом и коммунизмом больше всего напоминает вражду остроконечников и тупоконечников в стране лилипутов.

Уинстону Черчиллю было свойственно éloquence[65], и он явно не ожидал услышать от оппонента столь яркое сравнение. Его бульдожье лицо вытянулось, но тут же приобрело привычное выражение.

В толпе возникло волнение, и рядом Вульфом возник профессор Драйзер. Вслед за ним к нам протиснулись Исаев и Иден. В мою голову тут же пришла мысль о том, что Исаев выдал себя за министра иностранных дел, но Иден ещё не догадывался об этом.

Бонд обратился к профессору.

– Профессор Драйзер, если продолжить аналогию с «Путешествиями Гулливера», то я скажу вам, что ваша теория об арийском происхождении англосаксов больше всего напоминает нелепые рассуждения мудрецов Лапуты.

– Никогда бы не подумал!

– Мистер Черчилль, я не советую вам верить этому шарлатану. Если вы истинный ариец, то я отец Ниро Вульфа! – Холмс снова обратился к профессору: – Профессор Драйзер, вы обвиняетесь в арийском расизме и в занятиях евгеникой…

– Я не вижу в ней ничего предосудительного! – крикнул тот с такой нервозностью, что я подумал о напрасности использования лоботомии.

– Не перебивать! Вы обвиняетесь в занятиях евгеникой и разработке сыворотки гениальности, от которой будет мало хорошего. Вы вздумали воплотить в жизнь антиутопию и выращивать людей на человекофабриках. А что касается поисков Шамбалы, то это мероприятие больше всего напоминает поиск Эльдорадо.

– Откуда вам всё это известно?

– Возможно, вы когданибудь это узнаете. О том, что вы подсидели профессора Джойса, напоминать не нужно.

– Какое вам дело до ннашей деятельношти? – сердито спросил Черчилль.

– Я должен сообщить вам, кто перед вами. Ватсон, идите сюда.

Я вышел вперёд, встав справа от Холмса, и Черчилль тупо уставился на нас, которых он считал без вести пропавшими. За его спиной стояла миссис Черчилль, которая в свою очередь не понимала причины нашего появления. Люди в толпе, понявшие кто мы такие, заволновались.

– Позвольте вам представить человека, пришедшего к вам под видом профессора Драйзера.

– Это были вы? – поразился Черчилль.

– А вот перед вами так называемый Энтони Иден, – Бонд вывел вперёд Исаева.

– Это наштоящий ккошмар! Я выдал швои шекреты пппошторонним людям! – премьер оказался на грани истерики, но стоило миссис Черчилль подойти к нему, нервный срыв прекратился, так и не начавшись.

– А этот солидный мужчина, – Бонд показал на меня, – в компании со мной подслушивал ваши разговоры с профессором и мистером Иденом. Теперь позвольте представить вам даму, изображённую на фотооткрытке.

Перед Черчиллем возникла фрау Штольц.

– Вы знаете, кто перед вами?

– Я ношу ффотооткрытку в шляпе, – честно признался Черчилль. – Как говорили ддревние греки, я вшё швоё ношу ш шобой. Но в ддругом шмышле.

– Винни, тебе не стыдно при жене носить с собой фотографию несостоявшейся жены? – воскликнула миссис Черчилль.

– Вы ошиблись, мадам, – учтиво сказал Холмс. – Это была не какаято там Этель Бэрримор. Это была Агнесс Штольц – первая леди, медсестра, киноактриса и просто красавица.

– Фрау Штольц? Что она здешь дделает? Шпионка!

Черчилль снял шляпу и, передав трость жене, опустил туда руку. Когда он вытянул оттуда contenu[66], оно вызвало на его лице гримасу недовольства. Черчилль показал окружающим ту самую упомянутую Бондом карикатуру, изображавшую Черчилля, первого лорда Адмиралтейства, в образе Нельсона. Толпа отозвалась смехом.

– Что означает этот шшюрприз? Где же открытка?

– Неужели вы забыли, что продали её на аукционе? – усмехнулся Бонд. – Я был покупателем.

С этими словами он подтвердил сказанное, показав фотооткрытку с изображением молодой Агнесс Штольц.

– Вы ккупили у меня открытку? И, если я не ошибаюшь, вы же обыграли меня в казино?

– Это был я, сэр.

– А кто выдал шебя за меня, ззаштавив Клемми решить, будто я пью пиво?

– Мистер Вульф, выйдите сюда.

– Какой миштер ВВульф?

– Сыщик из НьюЙорка.

– Шыщик из НьюЙорка? Что вы делаете в ЛЛондоне?

– Я прибыл сюда лишь затем, чтобы выяснить вопрос моего родства с Холмсом. Но, поверьте, происшествие с пивом было обычной случайностью.

– Погодите, у нас к вам ещё одно дело, – сказал Холмс, заметив, что фрау Штольц держит книгу. – Теперь, мистер Империалист, я хотел бы, чтобы вы вспомнили свою интерпретацию предсказания Нострадамуса. Мистер Бонд, прошу вас, подержите книгу.

Джеймс Бонд взял книгу, и Холмс, открыв её на нужной странице, стал ковырять страницу ногтём. Наконец, он издал удовлетворённый возглас и продемонстрировал публике полоску бумаги.

– Приклеенная папиросная бумага. На ней написаны слова «7 лет и 3 месяца». Если вы взглянете на то, что было скрыто под этой бумагой, вы увидите слова «73 года и 7 месяцев». Что вы скажете? Какой несомненный вывод вы должны сделать?

– Что вы ишпортили ммои планы, – прохрипел премьерминистр.

– Не только. Я прихожу к выводу, что Уинстон Черчилль – ещё больший шарлатан, чем Нострадамус.

Эти слова снова развеселили толпу, и разоблачённый Черчилль побагровел, ещё больше сжав зубами сигару. В таком состоянии он не нашёл ничего лучше, как приложиться к бутылке армянского коньяка. К его неудовольствию, вынутая из кармана бутылка оказалась пустой. Миссис Черчилль подошла к мужу, и тот моментально успокоился.

– Как бы то ни было, вы должны отказаться от своих одиозных планов, – сказал Холмс со строгостью на лице. – Какими бы ни были Германия и Советская Россия, вы не имеете право организовывать захват и колонизацию этих стран. Возможно, когданибудь их социализм будет исправлен. Царскую Россию точно незачем завоёвывать. Но чем вам не угодила Абиссиния?

– Варваршкая штрана. А вот опыт кколонизации Китая у англичан уже ешть.

– Знаю. Опиумные войны. А зачем вам понадобились Украина, Финляндия, Прибалтика, Польша, и прочие несоциалистические страны?

– Они раньше ппринадлежали Рошшии и Германии. Крайне ннеобходимо было шделать их ббританшкими, а не теми отшталыми, какими они были под влаштью немцев и ррушшких.

– Верно, но они уже не под властью немцев и русских. А Чехословакия, Румыния и Югославия, которые раньше принадлежали Австрии? Ведь Австрия не стала жертвой империализма.

– Авштрия – ннаштоящая европейшкая штрана. А Чехошловакия, Румыния и Югошлавия ззашелены шлавянами.

– А пролетариат? Зачем запрещать социальное обеспечение и возвращать капитализм к уровню прошлого века?

– Шоциальное ннеравенштво шущештвует ш древнейших времён и, шледовательно, является шшвященным и иштинным. Так было, и так ббудет.

– А «жёлтая угроза»? Ваш расизм и ненависть к азиатам я оправдать не могу. Хотите вы этого или нет, но вы больше не будете премьерминистром. Сейчас мы отведём вас в парламент, и Палата Общин узнает, как мы обошлись с Сувереном Великобритании. Доверие Палаты Общин несомненно будет утрачено.

Георг Шестой кивком подтвердил слова Холмса.

– Кем же я ббуду?

– Пенсионером. Теперь я предлагаю будущему правительству предоставить независимость колониям.

– Это никак нневозможно, шэр! Ошвобождение колоний вввергнет Англию в нищету! Индия вшегда была жемчужиной ббританшкой короны! Британшкая империя не может шшущештвовать без неё!

– Смотрите, не завирайтесь. Какая Британская империя? Вот уже десять лет как существует Британское Содружество наций.

Слова Холмса были прерваны Штирлицем, предложившим ещё один образец éloquence.

– Вы проиграли, Черчилль. Хватит уверять туземцев, что у вас самая великая нация. Ваши ретроградные устремления к колониализму приведут к тому, к чему можно применить слегка изменённые строки из Александра Пушкина. – Лицо шпиона говорило о том, что он пытается нечто вспомнить. – Туземцы… отчизне посвятят души прекрасные порывы. Взойдет звезда пленительного счастья… туземцы вспрянут ото сна, и на обломках джингоизма напишут наши имена.

– И никак не следует приравнивать ненавистный государственный строй к туземцам и дикарям, – объяснил Холмс удивлённому Черчиллю. – Если вам так не нравится государственный строй при социализме, надейтесь на будущее. История будет исправлена и без вас.

Как и обещал Бонд, Уинстон Черчилль утратил доверие Палаты Общин. Мы сидели в гостиной на Бейкерстрит. Джеймс Бонд вошёл в свою машину времени, предоставленную в его распоряжение британской разведкой, и уже был в родном времени. Мы так и не узнали, как предотвращение мировой войны и трений между Великобританией и США сказалось на его карьере. Фрау Штольц вернулась в Берлин. Но нам было ясно, что если мы останемся жить в Лондоне, музей Шерлока Холмса не сможет быть нашим домом.

– Боюсь, я не выдержу жизнь в Лондоне двадцатого века, – сказал Холмс после пятиминутного молчания.

– Где же вы поселитесь?

– На ферме. Я буду разводить пчёл. Самое спокойное занятие для ушедшего на покой детектива. Но это потом, когда я постарею, сейчас же я готов жить в вашей лондонской квартире. Только сначала мы должны исправить ещё одну вещь.

– Какую вещь, Холмс?

– Мы должны написать письмо Кристиану Диору.

Заключение

Доктор Ватсон так и не опубликовал эту повесть при жизни. Вероятно, одной из причин было присутствие «не совсем приличных» для него подробностей. Ватсон остался викторианцем. Но теперь мы знаем, как первый сыщик викторианской эпохи и его биограф оказались в эпохе правления Георга Шестого.

Всем ясно, как развивались события впоследствии. Предсказание Холмса сбылось. В СССР при Хрущёве произошла перестройка (вероятно, не без помощи ИсаеваШтирлица), и он прекратил существование в 1960 году. Таким образом, Нострадамус был не прав. В Германии, напротив, при Эрихе Хонеккере перестройка прошла успешно, и в ней восстановился государственный строй времён Эрнста Штольца и его последователей. Разумеется, тоже самое существует в Италии. В остальных странах существует капитализм с человеческим лицом. С другой стороны, существуют сведения о попытках установления диктатуры социализма на Кубе и в некоторых странах Азии, но страх перед Черчиллем сдержал ретивых революционеров.

Колониализм стал достоянием прошлого. Азия больше не принадлежит японским империалистам. У людей появилось свободное время для полётов в космос. «Соединённые Штаты Европы», о которых мечтал Черчилль, реализованы в виде Евросоюза.

Теперь мы знаем, что могли быть две мировые войны. Коммунисты могли прийти к власти раньше. Немцы могли организовать уничтожение евреев. Австрийский художник Гитлер мог стать совсем иным. Конституционной монархии в Восточной России могло не быть. Женская эмансипация могла наступить позже. Профессора Драйзера, сына писателя, могло не существовать. Мы знаем, кто спас «Титаник» и кому обязан своим существованием New Look. Штольц же был не так безупречен, как думаем мы.

Доктор Ватсон дожил до того года, когда в той истории Джеймс Бонд отправился в 1941 год. Как мы видим, Ватсон решил заимствовать название повести у Олдоса Хаксли, у которого профессор Джойс или профессор Драйзер мог заимствовать гораздо больше. Кроме того, названия первой и девятой глав перекликаются названиями первых глав в «Хоббите» и «Властелине колец». Шерлок Холмс завершил свою жизнь на ферме в Суссексе. Бонд стал противостоять другим злодеям, но их становится всё меньше. Судьба ИсаеваШтирлица неизвестна.

2012 г.

1

Миссис Генри Вуд (Эллен Вуд, 1814–1887) – автор детективов. Кристина Джорджина Россетти (1830–1894) – поэтесса из числа прерафаэлитов.

2

Гилберт Эббот ЭБеккет (1811–1856) – сатирик. Джон Синглтон Копли (1738–1815) – художник.

3

Уильям Кингдон Клиффорд (1845–1879) – математик и философ.

4

Самоуверенно (нем. ).

5

Чёрт побери!

6

Имя Путешественника по Времени было названо в рассказе в сборнике «Ассорти Шерлока Холмса».

7

Замашками.

8

Непогрешимости.

9

Высказывание Эдуарда Бернштейна.

10

Платан на заднем дворе был упомянут Ватсоном лишь один раз в «Загадке Торского моста».

11

360 см.

12

Описано в повести «Долина ужаса», запрещённой в СССР по причине сотрудничества Холмса с агентами Пинкертона.

13

Ватсон дважды упоминал это расследование. Оно было описано в рассказе, вошедшем в «Ассорти Шерлока Холмса».

14

10 метров.

15

400 км.

16

В 1924 году ресторан «Maria Beil» («Мария Топор») получил современное название «Последняя инстанция». В сериале «Семнадцать мгновений весны» этот ресторан называется «Грубый Готлиб».

17

Трамвай.

18

В реальной истории Ватсон во время пребывания в Берлине получил удар тока от трамвая и в результате попал в клинику Шарите, где встретился с Агнесс Клозе. См. «Ассорти Шерлока Холмса».

19

Я.

20

См. «Ассорти Шерлока Холмса».

21

Расследование «Второе пятно» было впервые упомянуто Ватсоном в «Морском договоре». «Я сохранил почти дословную запись его беседы с месье Дебюком – парижским полицейским – и Фрицем фон Вальдбаумом, хорошо известным специалистом из Данцига. Эти почтенные господа долго и методично разрабатывали след, оказавшийся ложным» . Но во «Втором пятне» эти люди даже не упомянуты.

22

Brick также означает «молодец».

23

Румянец и блеск глаз.

24

«Русский хлеб».

25

Малоизвестный рассказ о Холмсе, написанный от третьего лица (как и «Камень Мазарини»). Очевидно, его автором был не доктор Ватсон, а Конан Дойл.

26

При ближайшем рассмотрении (фр. ).

27

Wald baum – лесное дерево. Fichtenbaum – ель.

28

В реальной истории аквариум в Берлинском зоопарке появился в 1913 году.

29

Улица 17 июня.

30

Душевное равновесие (фр. ).

31

Колонна Победы была перенесена на улицу 17 июня в 1938 году. Кёнигплатц – ныне площадь Республики.

32

См. «Пустой дом».

33

Штреземанштрассе.

34

Это полицейские ищейки!

35

См. «Ассорти Шерлока Холмса».

36

Занятие любовью.

37

Ватсон написал об этой особенности в «Конце Чарльза Огастеса Мильвертона».

38

Имеется в виду второе правление лорда Бэллинджера (1894–1902 гг.).

39

В массовой культуре Холмса изображают в шляпе охотника на оленей по вине иллюстратора Сидни Педжета, который сам её носил. А если добавить то, что Педжет умудрился изобразить Холмса красавцем, неудивительно, что клиенты сыщика не знали его в лицо.

40

Лев XIII (1878–1903 гг.).

41

Высказывание В. Г. Белинского.

42

Женщины не сознают всей беспредельности своего кокетства. (Ф. Ларошфуко).

43

Ганс Селье назвал общий адаптационный синдром термином «стресс» в 1946 году.

44

В реальной истории Холмс в 1902 году отказался от рыцарского титула. За что он был пожалован, пока остаётся неизвестным (упоминается в «Трёх Гарридебах»).

45

В реальной истории Гарольд Александер в 1952 году получил титул графа Тунисского.

46

Интересно, что в реальной истории предки всех троих упомянутых вицекоролей (сэр Генри Баскервиль, сэр Джеймс Дэймри, сэр Реджинальд Месгрейв) были клиентами Шерлока Холмса.

47

В реальной истории американцы считали фторирование воды частью коммунистического заговора.

48

В реальной истории такая идея появилась при Бушемладшем.

49

Изменённая цитата из фильма «Двадцатый век начинается».

50

Из стихотворения «Туземец».

51

«Бремя белого человека».

52

«Песнь сыновей».

53

А. Лукашенко: «Белорусский народ будет жить плохо, но недолго»

54

45 см.

55

Ватсон лишь один раз упомянул эту дверь. В «Камне Мазарини» рассказывается, что Холмс тайком проник в гостиную через эту дверь, отгороженную занавеской.

56

В отечественном прокате «Леди Гамильтон».

57

463 метра.

58

В Ирландии.

59

Крепкая разновидность портера.

60

См. «Долину ужаса».

61

Описано Гудвином в «Красной коробке».

62

Описано в «Завещании».

63

Напомним читателю, что в реальной истории Эрнест Хемингуэй во время первой мировой войны попал в Миланский госпиталь, где влюбился в медсестру, которую также звали Агнесс. Здесь же Эрнсту Штольцу повезло гораздо больше.

64

Очевидно, Вульф имеет в виду слова Гудвина, впоследствии написанные им в «Чёрных орхидеях»: «Если я и похож на актёра, то больше на Гэри Купера, чем на Кларка Гейбла».

65

Красноречие (фр. ).

66

Содержимое (фр. ).


home | my bookshelf | | Шерлок Холмс: прекрасный новый мир |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.5 из 5



Оцените эту книгу