Book: Тайна Африканского Колдуна



Тайна Африканского Колдуна

Тайна Африканского Колдун

Глава I

ЗАШИФРОВАННАЯ ОТКРЫТКА

За окном лил проливной дождь. Уже заканчивался июль, а в Москве стояла пасмурная погода. Настроение у меня тоже было пасмурное. Несмотря на то что я родилась тринадцатого числа, со мной вдруг перестали происходить неприятности.

Жизнь текла так ровно и спокойно, что мне даже не по себе от этого делалось. Никто не стрелял в дверь из автомата; ничего на голову не падало; ни от кого не надо было убегать… Лежи себе да отдыхай.

Вот я и лежала, лениво размышляя о том, чем бы заняться. На дискотеку идти не хотелось; курсы карате закончились… В прошлом году в это же самое время я со своими подружками, Танькой и Анькой, ходила на пляж загорать. Но сейчас, по такой мерзкой погоде, не очень-то позагораешь. К тому же я окончательно рассорилась с этими дурами.

Судите сами: я им как людям рассказала о своих приключениях. Про Дженни Ли, доктора Гроба и все такое прочее. Так эти предательницы раззвонили по всей школе, что я навешала им лапши на уши. И теперь в классе за мной утвердилась слава барона Мюнхгаузена в юбке.

Володька Воробьев тоже хорош. С тех пор как у него появилась скрипка Паганини — в упор меня не замечает. Стал таким выпендрежником. Еще бы: его уже несколько раз показывали по телику.

А пару дней назад и вовсе произошло сногсшибательное событие. Воробья пригласили с концертами в Аргентину.

А тут сиди и кукуй в этой дождливой Москве.

Взяв пульт, я от нечего делать начала переключать телеканалы. По одному из каналов показывали «Криминальную хронику». За кадром звучал голос ведущего:

— Интерпол напал на след «крестного отца» мировой наркомафии — Хромого Макса. Как известно, Хромой Макс является изобретателем новейшего наркотика «Привет из Африки»…

На другом канале шла музыкальная передачка «Утренний прикол». По сцене прыгала девчонка, моя сверстница, и напевала в микрофон:

— Дача, кляча, ча-ча-ча… Кстати о дачах. Мои драгоценные родители на днях откололи очередной номер. Купили дачу. От Москвы до нее пилить три часа электричкой, два часа автобусом и час пешком. Я им сразу заявила: пусть на меня не рассчитывают. Маман с папочкой страшно обиделись, хлопнули дверью и уехали сажать смородину.

Нет, я считаю, что жизнь должна быть как приключенческий роман. То есть состоять из опасностей, тайн, неожиданных поворотов… Взять, к примеру, моего дедушку — капитана Кэпа. Вот уж кто неутомимый искатель приключений! Где он только не побывал, чего только не повидал. Весь земной шар обошел. Сначала вдоль, а затем поперек.

Правда, сейчас дедушка живет в маленьком городке Задонске, от которого до ближайшего моря двое суток езды. Но зато дедушка круглый год ходит в плаще нараспашку, тельняшке, морской фуражке и с огромной трубкой в зубах.

Эту трубку капитану Кэпу подарил японский император.

Дело в том, что однажды во время войны дедушка на своем рейдере «Стремительный» доблестно сразился сразу с пятью японскими крейсерами. И успешно их потопил. За этот подвиг японцы наградили его орденом «Почетный самурай». А император от себя лично преподнес отважному капитану курительную трубку и два акваланга в придачу. Когда я приезжаю в Задонск, мы с дедушкой плаваем под водой в озере Богатое.

Но это так, к слову…

Мне надоело смотреть телик, и я спустилась за почтой. В ящике лежала открытка от дедушки. Поднявшись в квартиру, я бухнулась в кресло и прочла:

«Дорогой юнга! Старый бродяга Кэп приветствует тебя с борта пиратского брига. Полным ходом иду на камбуз. Хочу заправить трюмы провиантом и часика на два лечь в дрейф. Держи румпель по ветру, салага! Смотри не наскочи на мель, когда будешь тратить пиастры. Кар-р-амба!!

Морской волк Кэп».

Тут надо сказать, что это была никакая не открытка. Вернее, конечно, открытка, но — зашифрованная. Нам с дедушкой неинтересно переписываться просто так, поэтому мы изобрели секретный шифр.

Я достала шифровальный блокнот.

Для начала следовало перевести весь текст в цифры, а затем открыть блокнот на второй странице (в тексте имелась кодовая фраза «часика на два») и найти слова, обозначенные точно такими же цифрами:

20334…………………….БЕЗОПАСНОСТЬ

20795………………………….ОПАСНОСТЬ

20018…………………………..ПРИЕЗЖАЙ

20623………………………………УЕЗЖАЙ

20471……………………………МЕДЛЕННО

20956……………………….НЕМЕДЛЕННО

Когда я все это сделала, у меня получилось: 20956 20623 20795

Что означало: НЕМЕДЛЕННО ПРИЕЗЖАЙ. ОПАСНОСТЬ. Не веря своим глазам, я еще раз перечитала сообщение. Я ничего не понимала. Обычно дедушка писал какие-нибудь шутливые стишки. Типа: СИДЕЛ НА ВЕТКЕ ДЯТЕЛ. ДОСИДЕЛСЯ — СПЯТИЛ. Но сегодняшняя шифровка совсем не походила на шутливый стишок. Капитан Кэп в опасности?! Чушь собачья! Скорее всего, это очередной розыгрыш. Впрочем, сейчас проверим.

Я набрала номер дедушкиного телефона.

«С вами говорит автоответчик. Капитана Кэпа нет дома. Оставьте ваше сообщение после длинного гудка».

— Дедушка, — закричала я в трубку, — хватит меня разыгрывать! Ты такой же автоответчик, как я адмирал Нельсон!

Вместо ответа раздались короткие гудки.

Я вновь набрала номер.

«С вами говорит автоответчик. Капитана Кэпа нет дома…»

— Дедушка, — снова закричала я, — кончай прикалываться!..

Опять пошли короткие гудки.

Я посмотрела на часы. Было начало двенадцатого. В это время дедушка обычно готовил себе на обед макароны по-флотски.

Неужели с ним и впрямь что-то стряслось? И он ждет от меня помощи. Причем — незамедлительной! Я забегала по квартире. Сунула в сумку самое необходимое: зубную щетку, деньги, пистолет… На зеркале в прихожей красной губной помадой размашисто написала: «Улетела на Таити. Обратно не ждите».

И, захлопнув дверь, помчалась по лестнице. Или, как сказал бы капитан Кэп, взяла курс на Задонск!

Глава II

НА ЧЕРДАКЕ

Задонск поезд притащился в четыре часа утра. Ни трамваи, ни автобусы еще не ходили. И я отправилась пехом. По дороге я обратила внимание на то, что город сильно изменился. Появилась масса новых магазинов, ресторанов, баров… Тут и там красовались иностранные вывески. Впрочем, когда я дошла до старой части Задонска, то увидела, что здесь все осталось по-прежнему: деревянные развалюхи, огороды, колодцы…

Дом капитана Кэпа находился у самого озера. Я открыла скрипучую калитку и поднялась на крыльцо. Вместо обычного звонка у дедушкиных дверей висел судовой колокол.

Да и вообще, весь свой дом капитан Кэп оборудовал так, будто это не дом, а корабль. II погребе у него располагался трюм. На чердаке — верхняя палуба. На крыше торчало сраму три трубы, как у старинного крейсера.

Когда дедушка зимой топил печку, из всех труб валил густой дым. А если на улице хлестал осенний дождь и завывал ветер, то мне казалось, что дедушкин дом и в самом деле настоящий крейсер, несущийся на всех парах по бушующему океану.

Теперь-то мне так не кажется. Наоборот, я не понимаю дедушку. На фига он поселился в этом захолустье? Да любой приморский город на честь бы посчитал, если б в нем жил легендарный капитан Кэп!..

Короче, я позвонила в колокол. Хотя уже понимала, что это бесполезно. Дедушка чистил его каждое утро вместо зарядки. Сейчас же вся поверхность колокола была покрыта зеленым налетом.

Я подошла к дому с другой стороны. На дверях черного хода висел ржавый замок. Но я знала, как попасть внутрь. На чердаке имелся люк, через который можно спуститься по корабельному канату в большую комнату.

Поэтому я быстренько залезла на чердак и прошла на ют — кормовую часть верхней палубы, а проще говоря — к чердачному окну.

Я уже собиралась поднять крышку люка, как вдруг услышала голоса.

В первый момент я решила, что говорят на каком-то иностранном языке.

— Не фармазонь, Карась. Лучше шнифтами зыркай.

— А менты шифером шуршать не будут? Мокруху не припаяют?

— Че ты, фраер, разоряешься? Хозяин базарил бумаги найти, и все пучком. Бабки отстегнет.

— Тебе хорошо, Червяк, молотить. А я только с зоны откинулся.

Тут-то я и врубилась, что это за «иностранцы». Обыкновенные бандиты, которых какой-то «хозяин», послал найти какие-то дедушкины бумаги,

На всякий случай я задвинула чердачный засов. По канату они вряд ли полезут. А если и полезут, то я их встречу. В сумке у меня лежал пистолет. «Смит и Вессон» 38-го калибра. Дедушкин подарок… Я так расхрабрилась, что даже подумала: а не захватить ли мне бандюг врасплох? Впрочем, я быстро передумала это делать. Сказав себе: Эмка, не выпендривайся, чрезмерная храбрость — преждевременная смерть!

Наконец уголовники ушли. Так и не найдя никаких бумаг. Посидев на чердаке еще с полчасика, я рискнула спуститься по канату в дом.

Здесь стоял полнейший кавардак. Интересно, какие бумаги они искали?.. И куда подевался дедушка?..

Начинались новые приключения.

Первым делом я прослушала автоответчик. Он записал пять звонков. Четвертый и пятый можно было не считать: это звонила я из Москвы.

Первое сообщение было от второклашки:

Уважаемый капитан Кэп, мы, ученики 2-го «Б» класса, приглашаем вас в наш «Клуб знаменитых капитанов». Сегодня… ой, нет… завтра…

Второе сообщение было, судя по всему, из магазина:

— Кэп, нам завезли отличный английский табак. Оставить вам пару ящичков?..

Третье сообщение заинтересовало меня больше всего. Говорил хриплый мужской голос:

— Добрый день, капитан. У меня к вам интересное предложение. Буду ждать вас на пристани в двадцать ноль-ноль. Прокатимся на прогулочном теплоходике, там все и обговорим.

Я еще раз прослушала эту запись.

Итак, неизвестный пригласил дедушку прокатиться на теплоходе. И что?.. До сих пор катаются?.. Вынув из автоответчика кассету, я спрятала ее в сумку.

Ладно, разберемся.

Теперь следовало заняться дедушкиными записями. Я тщательно осмотрела комнаты, чуланы, погреб… Напоследок заглянула в кухню. У печки были свалены поленья. Мне показалось это странным; ведь сейчас лето, топить но надо… Я опустилась на корточки. Вместе с моленьями на полу лежали газеты, оберточная бумага и… какие-то мятые листочки, исписанные крупным дедушкиным почерком.

Я подобрала их и аккуратно разгладила, Листки были пронумерованы. Я сложила их по порядку. Они начинались со второй страницы, а заканчивались пятой.

Забравшись по канату на «верхнюю палубу», я села у чердачного окна и начала читать.

Глава III

ЗАПИСКИ КАПИТАНА КЭПА

«… в то время я был капитаном научно-исследовательского судна „Академик Дундуков“. Мы держали курс на остров Вознесения, расположенный неподалеку от берегов Африки.

Стояла прекрасная погода, характерная, для этих широт Атлантического океана. Через несколько дней наш корабль должен был пересечь экватор.

Я находился на капитанском мостике, покуривая трубочку. Судовая повариха Ирка Пыжикова жарила на камбузе осьминога к обеду. До меня долетали аппетитные запахи. Группа матросов под руководством боцмана Кошкина драила нижнюю палубу. В общем, все шло, как обычно. И вдруг, откуда ни возьмись, налетел сильнейший ураган. Громадная волна обрушилась на „Дундукова“ и смыла меня за борт. А вместе со мной за бортом оказались повариха Пыжикова и боцман Кошкин.

Мы с боцманом энергично заработали руками и ногами. А Пыжикова пошла ко дну. Плавать-то она не умела, как, впрочем, и готовить. Ну да не об этом речь…

Долго нас с Кошкиным кидали разбушевавшиеся волны, пока наконец не выбросили на африканский берег. Здесь наши изможденные тела и подобрали дикари из племени мбулу.

Они выделили нам с боцманом по персональной хижине и стали кормить до отвала всякими вкусными вещами. Поначалу даже неловко было: все племя в джунгли на охоту собирается, а мы с Кошкиным лежим себе на лиственных подстилках и плодами манго объедаемся.

Я сказал об этом вождю племени Пуако.

— Вы — дорогие гости, — ответил мне вождь, приложив руку к сердцу. — А гости должны отдыхать.

Вообще Пуако оказался неплохим малым. Частенько по вечерам он заглядывал в мою хижину, и мы с ним болтали о том о сем.

Однажды даже поспорили.

— Европейцы — жесткий народ, — сказал вождь, — а вот азиаты — мягкие…

Я не согласился:

— Европейцы тоже разными бывают. Есть жесткие, а есть мягкие.

— Не знаю, не знаю, — качал Пуако головой. — Лично мне попадались только жесткие европейцы.

— Это, наверное, оттого, — предположи я, — что азиаты едят рис. А европейцы пред почитают мясо.

Вождь задумчиво почесал кучерявую макушку.

— Угу… — пробормотал он и ушел.

А со следующего дня нас с боцманом стали кормить одним рисом, Я не придал этому особого значения. Но вот как-то раз Кошкин и говорит:

— Капитан, по-моему, нас не кормят, а откармливают.

Тут я крепко призадумался, и впрямь— весили мы уже килограммов по сто пятьдесят, не меньше.

— Не пора ли нам отсюда отчаливать? — продолжает боцман.

Легко сказать — отчаливать. А куда?.. Африка — это вам не парк культуры и отдыха. Джунгли буквально кишат свирепыми хищниками, а вдоль илистых берегов рек и озер таятся не менее свирепые крокодилы…

Короче, как говорят на флоте, — полная амба!

Но, к счастью, в это самое время в меня влюбилась дочка главного колдуна племени — Аната. Да и как ей было не влюбиться, если я мужчина хоть куда!

Правда, сама Аната особой красотой не блистала. Скорее, наоборот. Нос у нее был расплющен, губы вывернуты, а голова обрита. Но в данной ситуации выбирать не приходилось. Или садись за свадебный стол, или тебя самого на стол подадут.

Боцман Кошкин, быстренько прикинув, что к чему, начал увиваться за дочкой вождя. То зеркальце ей подарит, то пуговку блестящую… В общем, тоже решил жениться.

Обе наши свадьбы вождь и колдун устроили по высшему разряду. Еды было хоть завались: вяленые бегемоты, жареные обезьяны, сушеные жирафы… Ананасовая водка лилась рекой. Кошкин бил в барабан. Я прыгал вокруг костра… Словом, весело все прошло.

Но когда мы с Анатой остались вдвоем, она мне и говорит со вздохом:

— Ах, милый капитан, не радуйся раньше времени. Съесть тебя, конечно, теперь не съедят, а вот похоронить могут.

— Как это — похоронить? — не понял я.

— А так. В нашем племени существует древний обычай: если умирает замужняя женщина, ее мужа хоронят вместе с ней. Заживо.

— Какие же вы тут все дикари! — с негодованием воскликнул я. А после добавил, чуть поспокойнее: — Хорошо, что ты такая молодая и здоровая.

— Ах, милый капитан, — вновь вздыхает Аната. — Ничего хорошего в этом нет.

Я, понятное дело, насторожился.

— Что ты имеешь в виду?

— А то и имею, — зарыдала она. — Раз в десять лет племя мбулу приносит в жертву богу Индути самую молодую и здоровую девушку. Дают ей и ее мужу выпить яд кураре.

Я опять крепко призадумался. Да-а уж. Удовольствие маленькое — яд кураре пить. Вскоре утро наступило. А с ним — и неожиданный поворот событий. Оказывается ночью, перепив на свадьбе ананасовой водки скоропостижно скончался вождь племени Пуако. А по закону племени, если вождь внезапно умирает, новым вождем автоматически становится муж его старшей дочери. То есть — боцман Кошкин! Я — ноги в руки и бегом в хижину боцмана. Гляжу, а Кошкин уже тельняшку с матросскими брюками сбросил и нацепил вместе них юбку из пальмовых листьев. Но мне не до этого, я сразу к делу: так, мол, и так, браток, выручай, отмени варварский обычай, по которому раз в десять лет богу Индути надо жертву приносить.

— Не могу, капитан, — разводит руками Кошкин. — Это ж закон предков. А вождь не имеет права законы нарушать… — И, помолчав, этак ядовито добавляет: — К тому же помните, капитан, — в прошлом году вы не назначили меня старшим боцманом…

— Да ты что, Кошкин?! — обомлел я. — Не о том же сейчас речь!

— Нет, о том, капитан. Я на вас в душе давно злобу таю. И вот наконец-то пришел срок расквитаться.

— Эх, Кошкин, Кошкин, — с укором сказал я, — не доведет тебя до добра твой злобный характер.

— А это не ваша забота, капитан, — ухмыляется боцман. — Пока что я стал вождем. А вам завтра придется выпить яд кураре.

Ничего я ему не ответил, повернулся и вышел из хижины. Смотрю — а моя Аната уже к столбу Смерти привязана. Подошел я к ней, а та мне и шепчет:

— Милый капитан, хочу открыть тебе одну тайну,

— Ну-ка, ну-ка, — заинтересовался я, — что еще за тайна?

— Есть такой желтенький цветочек, „та-рига“ называется. Он растет в дупле красного дерева. Ты сорви его, брось в воду и как следует помешай. А когда нам завтра яд кураре давать будут, скажи, что у нас свой яд имеется.

— Ну и какая разница? — пожал я плечами. — Что в лоб, что по лбу. Один черт.

— Нет, не один, — возражает Аната. — От тариги мы уснем, а не умрем.

Честно сказать, не поверил я ей. Но утопающий, как известно, хватается за соломинку. Поэтому нашел я красное дерево, залез в дупло и нарвал там этой самой тариги целую корзину.



На следующий день у столба Смерти собралось все племя во главе с новым вождем — боцманом Кошкиным.

— Подать, — приказывает он, — яд кураре.

— Одну минуточку, — говорю я, обращаясь к племени. — Уважаемые дикари! Позвольте нам с Анатой выпить яд собственного изготовления. Потому как действует он мгновенно, а от яда кураре надо еще мучиться. Можно?..

— Можно! Можно! — завопило все племя. Один только Кошкин скривился.

— Хотелось бы, капитан, чтоб ты помучился, но, раз коллектив настаивает, ладно уж: пейте свой собственный яд!

Отвязал я Анату от столба Смерти и протянул ей половинку кокосового ореха с напит ком из тариги. Девушка, не колеблясь ни секунды, выпила. И тут же упала замертво, Признаться, я решил, что она и в самом деле умерла.

— Теперь твоя очередь, капитан, — торопит меня боцман.

Делать нечего. Выкурил я напоследок трубочку да и осушил вторую половинку кокосового ореха…»

Глава IV

ЗВОНОК В АРГЕНТИНУ

На этом рукопись обрывалась. М-да, — разочарованно подумала — бандиты явно искали другие записи". Впрочем, пока рано делать окончательные выводы.

Ясно одно — дедушка исчез. Спустившись с чердака, я вышла на улицу. Все вдруг стало казаться мне подозрительным. На всякий случай я поменяла три автобуса и четыре трамвая, отрываясь от возможного "хвоста".

Уплетая в кафе бифштекс с жареной картошкой, я не переставала думать о своих дальнейших планах… Первым делом я решила обратиться в милицию. Ведь хуже от этого не будто, верно?..

Перекусив, я отправилась на поиски милиции. И очень быстро ее нашла.

— Ты к кому, девочка? — спросил у меня усатый сержант.

— К самому главному,

— Тогда тебе прямо по коридору.

Я пошла прямо и уткнулась в дверь с табличкой:

СТАРШИЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ

Емелин Н.А.

Постучав, я вошла в кабинет. Следователь покуривал сигаретку, пуская дым в потолок.

— У меня пропал дедушка, — с ходу заявила я.

— Особые приметы у него имеются? — тоже с ходу спросил Емелин.

— Да. Он носит морскую фуражку.

— И тельняшку?

Я сразу обрадовалась:

— Вы его знаете?!

— Кто ж не знает капитана Кэпа, — усмехнулся следователь. — Так ты говоришь, он пропал?

Радость мою как ветром сдуло.

— Угу, — буркнула я.

Тут вошел усатый сержант.

— Получена сводка ночных происшествий! — доложил он.

— Ну-ка, ну-ка, чего там?

— Да ничего особенного. Ограбления, угоны автомобилей, перестрелки… В общем, как всегда.

— Как всегда, — ворчливо повторил Емелин. — Раньше велик украдут — уже событие. А теперь — рэкет, бандитизм, заказы убийства… — Он взглянул на меня. — А т говоришь — дедушка пропал.

Я промолчала.

— Ладно, пиши заявление, — протянул он мне чистый лист бумаги. — Так, мол, и та исчез дедушка. Прошу разыскать…

Пока я писала, следователь продолжав ворчать:

— Черт-те что творится. Магазин вон одна дамочка открыла. Под названием "Маленький магазинчик ужасов". Продает там всяки гадости…

— Готово, — протянула я ему исписанный листок.

Емелин быстро прочел.

— Петренко! — позвал он.

— Я! — откликнулся усатый.

— Держи, — отдал ему следователь мое за явление. — Пойдешь по адресу, что здесь указан, и опечатаешь дом.

Я прямо обалдела:

— Как это "опечатаешь"?

— Очень просто. Печатью. Ты написал официальную бумагу. Мы открываем дело. По закону дом пропавшего должен быть опечатан.

— Интересно… А где я буду жить?

— Поезжай домой. В Москву.

— Нет уж, — отрезала я. — Пока дедушка не найдется, я отсюда никуда не уеду.

Емелин, раздумывая, побарабанил пальцами по столу.

— Ну хорошо, — наконец сказал он. — Сейчас подыщем тебе жилье. — Он снял телефонную трубку и набрал номер. — Алло, Кира? Добрый день. Я к тебе девочку пошлю, посели ее… Да какой паспорт?! Ей лет десять…

— Тринадцать с половиной, — уточнила я.

Следователь положил трубку.

— Поживешь пока в гостинице "Привокзальная". Деньги, надеюсь, у тебя есть?

Я кивнула.

— А лучше б ты в Москву вернулась, — продолжал он. — Все равно, пока следствие не закончится, дом будет опечатан.

— А когда оно закончится?

— Сначала его нужно начать, — заметил Емелин. — А начать мы его сможем только через год. Не раньше.

— Как через год? — вытаращила я глаза. — Почему?!

— В порядке очередности. Знаешь, сколько у нас еще дел не расследовано?

— Сколько?

— Сорок пять! — значительно поднял он указательный палец,

— Что-то вы больно медленно расследуете.

— Каждый бреет, как умеет, — подал голос молчаливый Петренко.

— Правильно, сержант, — согласился с ним Емелин. — За бесплатно быстро ничего не делается, А если хочешь побыстрее — милости просим, у нас в городе открылась частная сыскная контора. "Тетушка Агата" называется. Обратись туда. Дать телефончик?

— Ну дайте.

— Сейчас принесу.

Следователь направился к дверям. За ним двинулся и Петренко.

"Домой, что ли, звякнуть, — подумала я. — Вдруг родичи уже с дачи вернулись?"

— А можно мамочке позвонить? — крикнула я вслед уходящим милиционерам.

— Звони куда хочешь, — ответил Емелин со смешком добавил: — Хоть в Аргентину.

"В Аргентину!.. — сверкнуло у меня в голове. — Там же сейчас Володька Воробьев! Перед отъездом он дал мне свой аргентинский номер телефона!"

Недолго думая, я набрала этот номер.

— Алло, — раздался сонный голос Воробья.

— Мы приветствуем вас с борта космического корабля, — весело затараторила я. — Полет проходит нормально. Командир экипажа Эмма Мухина!

В трубке раздалось сердитое сопение.

— Мухина, ты меня уже достала своими шуточками. Даже в Аргентине от тебя покоя нет.

— Воробей, — быстро сказала я, — срочно приезжай. Есть нетелефонный разговор.

— Мухина, ты что там — спятила?! "Срочно приезжай…" Я ведь не на соседней улице, а на другом континенте! Мне через океан лететь надо!

— Ну так лети!

В трубке возникла долгая пауза.

— Вот что, Мухина, — наконец сказал Володька. — Сейчас здесь глубокая ночь. Я сплю. Завтра у меня первое выступление. В концертном зале "Эльдорадо". Это, между прочим, самый лучший зал Буэнос-Айреса. Пока.

— Подожди, подожди, — закричала я, испугавшись, что он бросит трубку. — Слушай внимательно, Воробей: мой дедушка куда-то исчез.

— Капитан Кэп?.. Да он, наверное, за макаронами в магазин пошел, а ты как дура икру мечешь. Звякни ему еще раз в Задонск.

— Сам ты дурак, — разозлилась я. — Я тебе звоню из Задонска. Дедушка исчез при таинственных обстоятельствах.

В трубке послышался тяжкий вздох,

— Все ясно. Ты опять влипла в какую-то историю.

— Пока я никуда не влипла. Но ты все равно прилетай.

— С тобой, Мухина, точно не соскучишься, — как обычно, проворчал Воробей. И добавил: — Ладно. Завтра вылетаю.

— И будь осторожен, — предупредила я его на всякий случай. — Найдешь меня в гостинице "Привокзальная". Чао-какао.

— Пока. Зазвучали гудки отбоя.

"Все-таки Володька — настоящий друг, — 1- теплотой подумала я. — Несмотря на все его прибамбасы".

В эту минуту вернулся следователь Емелин.

— Ну что, наговорилась с мамочкой?

— Ага.

Он протянул мне клочок бумаги.

— Держи телефоны Микстурова. Вот это — рабочий, — ткнул Емелин пальцем, — а это — домашний…

— А кто такой Микстуров?

— Частный детектив. Он возглавляет "Тетушку Агату". Отличный сыскарь. Он твоего деда в два счета разыщет. Живого или мертвого.

— Лучше, конечно, живого, — сказала я.

— Это уж как получится, — развел рукам! следователь.

Глава V

КОМНАТА № 13

Хотя гостиница и называлась "Привокзальная", около вокзала я ее на обнаружила. На соседних улицах ее тоже не было. Я стала спрашивать у каждого встречного, никто о ней даже не слыхал! Наконец какая-то бабка вспомнила, что вроде бы есть такая гостиница, но не рядом с вокзалом, а на другом конце города. Так оно и оказалось.

В общем, когда я подошла к серой задрипанной пятиэтажке, на улице уже стемнело.

В холле, за стеклянной перегородкой, сидела женщина.

— У вас свободные места есть? — спросила я у нее.

— Нет, — отрезала она.

— Странно. А следователь Емелин говорил, что…

— А, так ты от Емелина, — перебила дежурная и протянула мне чистый форму-мир. — Заполняй. Я тебя поселю в тринадцатом номере…

Вот уж чего я не люблю, так это цифру "тринадцать".

— Ой, а можно какой-нибудь другой номер?

— Нельзя. Все номера заняты. Я посмотрела на стенд.

— Как же заняты? Вон у вас все ключи на гвоздиках.

— Девочка, — начала раздражаться дежурная, — эти места забронированы. Ясно?

Я поняла, что спорить с ней бесполезно:

— Ясно. Давайте ваш тринадцатый.

— Тихо! — неожиданно вскрикнула она. — Слышишь?.. Музыка!

Я прислушалась, но музыки не услышала.

— Зачем ты приехала в Задонск?! — внезапно спросила дежурная резким тоном.

Я обалдело уставилась на нее. Определенно, у этой тетеньки был сдвиг по фазе.

— В гости к дедушке. А что?

— Ничего. Просто интересуюсь. А кто твой дедушка?

— Бывший капитан дальнего плавания.

— А, знаю! — засмеялась дежурная каким-то искусственным смехом. — Это старик, который зимой и летом ходил в плаще и в морской фуражке. Да?..

Я кивнула, добавив:

— И еще с трубкой.

— Он, кажись, умер в прошлом году.

"Вот дура!" — мысленно обозвала я ее. Но вслух вежливо сказала:

— Вы что-то путаете.

— Нет, не путаю. Он еще называл себя странно. Капитан… капитан…

— Кэп, — подсказала я.

— Да, да, — закивала дежурная. — Капитан Кэп. А меня Кирой звать,

— Очень приятно, — буркнула я и, заполнив формуляр, пошла в тринадцатый номер.

Отперев дверь, я обнаружила, что машинально сделала это не гостиничным ключом, а своим собственным. От квартиры в Москве. Он прямо-таки идеально подошел к замку.

Я вошла в номер и включила свет.

Бах!.. Бах!.. Бах! — тотчас загремели вы стрелы со стороны открытого окна.

Ни фига себе заявочки!

Я, будто заяц, прыгнула к столу и, схватила стакан, кинула его в люстру с одной горящей лампочкой. Стало темно.

Так-то лучше. При свете я представляла с бой отличную мишень,

В темноте я заметила красную точку. Она перемещалась по стене. Я с ходу врубилась, что это лазерный оптический прицел. Вот блин! Если снайпер меня увидит — мне крышка.

В коридоре раздались торопливые шаги. В дверь забарабанили.

— Девочка, что там у тебя происходит?! послышался голос дежурной.

— Отойдите от двери! — крикнула я. Вместо того чтобы меня послушать, Кира

влетела в номер. Красная точка тотчас перескочила со стены на Кирин лоб. Я невольно жмурилась, ожидая выстрела.

Но выстрела не последовало.

Как видно, дежурную убивать не собирались. Убийце нужна была только я.

— Быстро зашторьте окно, — приказал я. — На крыше соседнего дома сидит снайпер!

До Киры, видимо, дошло, что происходит!

— Сейчас, сейчас, — залепетала она, задергивая шторы, — Лампочку в люстре я тебе заменю.

— Вы мне лучше номер замените. И чтоб окна на пустырь выходили.

Дежурная страшно разволновалась. IIока мы шли к другому номеру, она безостановочно тараторила:

— Эммочка, я тебя умоляю, не обращайся в милицию…

Нет, она точно чокнутая.

— Как это не обращаться?! Меня же хотели убить!

— Но ведь не убили же. Обошлось. Я думаю, это недоразумение. Зачем кому-то убивать десятилетнюю девочку?

— Мне уже почти четырнадцать.

— Ой, да какая разница… — отмахнула дежурная и предложила: — Хочешь, я тебе молочка кипяченого принесу?..

Не дожидаясь моего ответа, Кира убежала. А я внимательно осмотрела свой новый номер. Окно выходило на пустырь. Я чуть-чуть успокоилась.

— Эммочка, открой, — раздался через минуту голос дежурной, — я молочка принесла

— Оставьте под дверью. Мне не хотелось разговаривать с этой прибабахнутой. Но она не уходила.

— Так мы договорились?.. Договорились?..

— Ладно, — лишь бы только отвязаться, ответила я. — Договорились.

Она тут же исчезла. А я, выпив молоко, улеглась на кровать. Зарядив пистолет, положила его под подушку.

Уже засыпая, я подумала, что у молока был какой-то странный сладковатый привкус.

Глава VI

ЗАГАДОЧНЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ

Утром меня разбудило радио. Речь шла о наркотике "Привет из Африки".

"Несколько лет назад, — говорил диктор. — этот наркотик стремительно завоевал наркорынки всех континентов. Однако в последнее время "Привет из Африки" невозможно достать. Он куда-то пропал…"

Дверь начала тихонечко приоткрываться. Хотя с вечера я заперла ее на ключ… Меня так и жар и бросило. А моя рука молниеносно нырнула под подушку и сжала рукоятку пистолета.

В номер вошел человек в черном. Черный пиджак, черная рубашка, черные брюки… Ну и так далее.

— Господин Шульц, — церемонно представился он. — Старинный друг капитана Кэпа!

Что-то я не помнила, чтобы у дедушки были друзья в Задонске. Тем более старинные.

В этот момент влетела запыхавшаяся Кира.

— Что вы себе позволяете?! — накинулась она на человека в черном. — Претесь, как в собственный дом!..

— Видите ли, в чем дело, Эмма, — слов не замечая дежурную, продолжал господин Шульц. — Я владелец магазина похоронных принадлежностей "В добрый путь"…

— Ну и что? — пожала я плечами.

— Расценки на венки, гробы и ленты моем магазинчике на десять процентов ни государственных…

Я ничего не понимала.

— Ничего не понимаю, — так прямо и сказала я.

— А я вам сейчас все объясню, — пообещал господин Шульц и, покосившись на Киру, добавил: — Только не здесь. Я вас на улице подожду.

Он вышел из номера. За ним вышла и дежурная, продолжая что-то недовольно бубнить. Я чувствовала себя совершенно разбитой, словно не спала, а всю ночь занималась карате.

Решив как-то взбодриться, я приняла душ. Но это не помогло. Наоборот — дико разболелась голова.

На улице меня ждал господин Шульц. Мы зашли в бар неподалеку от гостиницы. Взял по чашечке кофе и сели в дальний угол.

Господин Шульц достал из кейса пачку фотографий и кинул на стол.

— Полюбопытствуйте, Эмма…

На фотках были изображены какие-то люди.

— Тут около сотни человек, — пояснил господин Шульц. — Все они бесследно исчезли. Причем в одном и том же месте. У городского кладбища.

С одного из снимков смотрела улыбающаяся Кира. Я ткнула в нее пальцем.

— Как же исчезли? Вот дежурная из гостиницы…

— Те, что помечены на обороте черным крестиком, — вернулись, — многозначительно произнес господин Шульц.

Я перевернула Кирино фото. В нижнем правом углу стоял черный крест.

У меня вдруг зазвенело в ушах. Я широко открыла рот, надеясь, что звон прекратится. По не тут-то было.

— Когда мы с капитаном Кэпом узнали об этом, — перешел на таинственный шепот господин Шульц, — мы решили провести эксперимент. Капитан ночью отправился на кладбище и… тоже исчез.

Я слышала его как сквозь вату. В ушах звенело. В висках ломило.

— Ничего не понимаю, — пробормотала я, обхватив голову руками.

— Скоро поймете, Эмма, — загадочно усмехнулся господин Шульц. — До свидания.

И он ушел. А со мной творилось что-то странное.

Глава VII

АЛ-ЛЕ ГОП!

— Не верь ему, Эммочка, — раздался вдруг шепот, — я никуда не исчезала…

Я обернулась. И увидела Киру.

— Он сам исчезал, — продолжала она шептать. — А потом появился. Хочешь, я тебе это докажу?.. Хочешь?!

Схватив меня за руку, дежурная потянул, за собой. Я пошла как во сне. Мы брели по каким-то безлюдным переулкам, улицам… Дул порывистый ветер. Моросил дождь…

Наконец мы пришли на кладбище.

Гасла и снова загоралась неоновая вывеска над входом в магазин похоронных принадлежностей "В добрый путь". "В добрый путь"… "В добрый путь"…

Кира толкнула дверь.

Господин Шульц сидел за столом и играл карты с двухметровым верзилой.

Вместо электрических лампочек горели свечи. На полу стоял гроб. С потолка свешивались веревки с петлями на концах. Из стеклянных витрин, расположенных вдоль стен, скалили зубы маски уродов.

— В "дурака" будете играть? — спросил! господин Шульц.

— Нет, спасибо, — отказалась я.

— Жаль… А это Алик, — кивнул он на верзилу. — Мой помощник.

— Здравствуйте, Алик, — поздоровалась Кира.

Господин Шульц захихикал.

— Зря стараетесь, дорогуша. Он глухонемой… Хотите кипяченого молочка?

"Бред какой-то", — подумала я. Господин Шульц сделал знак глухонемому, тот принес чашку с молоком.

— Пейте, Эмма, — сказал господин Шульц. Я машинально сделала один глоток, второй… И вновь ощутила странный привкус, как тогда — в номере. Я отставила чашку. Господин Шульц тут же ее схватил, и она в его превратилась в букет алых роз. — Артист! Артист! — захлопала Кира в ладоши.

— Да, я артист, — согласился господин Шульц. — Правда, бывший. До того, как приобрести этот магазинчик, я работал в цирке. Волшебником.

— Ах, вы волшебник? — прищурилась Кира. — Сейчас мы это проверим. Ну-ка, сотворите какое-нибудь волшебство.

— Сей момент, — ответил господин Шульц и посвистел: — Фьюти фьють… Розы превращаются в саблю.



И точно — в руке у него теперь была сабля.

Кира разочарованно поморщилась.

— И это все волшебство?.. Я-то думала…

— Не спешите, Кирочка! Главное чудо впереди… Смотрите мне в глаза. Раз! Два! Три!.. Ал-ле гоп!!

С этими словами господин Шульц взмах-мул саблей и… отсек Кире голову!

В первое мгновение я даже ничего не поняла. Лишь потрясение глядела, открыв рот.

— Закройте рот, Эмма, — со смешком сказал господин Шульц, — а то муха залетит.

Кира как стояла, так и продолжала стоять на прежнем месте. Только без головы.

— Подсадка, — коротко бросил господи! Шульц.

— Что?.. — растерянно прошептала я.

— Я их называю "подсадками". Ну этих, которые вернулись. Неужели вы, Эмма, не поняли из нашего разговора, что они уже — не люди.

— Н-нет, — пролепетала я.

— Идите-ка вы спать, — похлопал он меня по плечу. — Алик вам постелит.

На дрожащих ногах я подошла к… Кире и заглянула через ее шею вовнутрь.

Там было пусто и темно.

Перед глазами у меня все поплыло, и я по теряла сознание.

Глава VIII

СЫСКНОЕ АГЕНТСТВО "ТЕТУШКА АГАТА"

Когда я очнулась, то с удивлением обнаружила, что лежу на кровати в своем гостиничном номере. В окно светило солнце.

Неужели это был сон?..

Я быстро оделась и побежала вниз. Кира сидела на прежнем месте. Естественно, с головой. Доброе утро, Эммочка, — приветливо сказала она. — Как спалось?

— Прекрасно, — осторожно ответила я.

— И ты не слышала, как вчера вечером какие-то пьяницы песни под окнами горланили?

Я округлила глаза.

— Какие пьяницы, Кира?! Вчера в меня стреляли из снайперской винтовки.

Дежурная громко рассмеялась.

— А из пушки в тебя, подруга, не стреляли? Изумление мое нарастало.

— Кира, вы что, не помните вчерашнего происшествия?

— Во-первых, вчера я не работала…

— Как же не работали, если вы меня поселили?

— Я тебя поселяла позавчера.

— Здрасте. Вы дали мне тринадцатый номер, а потом…

— Какой тринадцатый?! — перебила дежурная. — Я тебе дала двадцать седьмой номер. Вот гляди, если не веришь. — Она протянула мне заполненный формуляр.

И правда — там стоял двадцать седьмой номер.

— Убедилась, подруга?

В полном обалдении я вышла из гостиницы.

Шагая по пустынным улочкам, я размышляла. Если Кира поселяла меня позавчера, то в таком случае что я делала вчера? Ходила в гости к господину Шульцу? Выходит, это был не сон? Но тогда — что это было?.. Глюки, продолжавшиеся целые сутки?.. Хорошенько! дельце… А как же выстрелы?.. Или это тоже глюки?.. Бот блин! Ни фига не понятно…

Эх, Воробья бы сюда! Он бы мигом во все! разобрался.

На стене одного из домов я увидела рекламный плакат:

СЫСКНОЕ АГЕНТСТВО "ТЕТУШКА АГАТА"

(расследования, розыск, слежка)

Я тотчас вспомнила, как следователь Емелин настойчиво отправлял меня в это агентство. Порывшись в кармане, я нашла бумажку с телефоном детектива Микстурова. И из ближайшего таксофона позвонила.

— "Тетушка Агата" на проводе, — раздался в трубке мужской голос.

— Извините, могу я поговорить с Микстуровым?

— Вы с ним уже говорите.

— У меня для вас есть запутанное дельце.

— Приходите. Распутаем. Мой офис находится рядом с краеведческим музеем.

И трубку положили.

Я задумалась. Правильно ли я поступила! позвонив детективу?.. И решила: да, правильно. Как любит повторять мой дедушка: "Кашу маслом не испортишь". Чем больше народу, будет искать капитана Кэпа, тем лучше.

С этими мыслями я и отправилась к "Тетушке Агате". Вначале нашла краеведческий музей — большой старинный дом с белыми колонии ми. А рядом с ним — и сыскную контору.

Вы к Дмитрию Петровичу? — спросила у меня секретарша. Я кивнула.

Она щелкнула тумблером "переговорки". Дмитрий Петрович, к вам девочка.

— Давай ее сюда! — раздался в ответ жизнерадостный голос.

Я вошла в кабинет. Детектив Микстуров оказался высоким мужчиной с тонкими усиками.

— Ну что, с ума сошла? — весело спросил он, потирая руки.

— Я?!

— Ну не я же! — расхохотался детектив. "Что все это значит?" — лихорадочно соображала я. А вдруг я и вправду шизанулась. И это уже заметно по моему виду…

— Ну что там у тебя? — подмигнул мне Микстуров. — Тебе кажется, что ты лошадь-вампир?

— Вообще-то, у меня дедушка пропал, — осторожно сказала я. Детектив нахмурился.

— Вот это плохо. Покажи язык.

— Зачем вам мой язык?

— Покажи, покажи.

— Доктор, к вам еще один пациент, — сообщила по "переговорке" секретарша.

— Доктор?! — изумилась я. — Так вы не детектив Микстуров?

— Нет, деточка, я психиатр Микешатьев. А к Микстурову — в соседнюю дверь.

"Вот блин!" — подумала я.

— Извините, перепутала.

— Ничего, бывает, — посмеиваясь, сказа! психиатр. — Если с ума сойдешь — обязательно но заходи. Не стесняйся.

— Зайду, — пообещала я и выскочила из кабинета.

Глава IX

"ПРИВЕТ ИЗ АФРИКИ"

Когда я вошла в соседнюю дверь, там не оказалось ни секретарши, ни даже стола. Вообще ничего не было. Пустая комната. Лишь у окна стоял немолодой мужчина.

— Вы частный детектив Микстуров? — решила я сразу уточнить.

— Он самый. А ты Эмма Мухина?

— Да. А откуда вы знаете?

— По твоему внешнему виду определил, усмехнулся он. — А если серьезно, то мне про тебя говорил следователь Емелин,

— Так вы найдете моего дедушку?

— За хорошие деньги я тебе сто дедушек найду.

Я скорчила кислую гримасу.

— А-а, за хорошие деньги…

— А ты как думала? За бесплатно только птички чирикают… Ладно, рассказывай там посмотрим.

Я рассказала ему о зашифрованной открытке, о двух бандитах, о том, как ходила в милицию… О дедушкиных записях я решила пока не упоминать. Ничего я не сказала и о покушении на мою жизнь. Зачем все сразу выкладывать незнакомому человеку?..

Детектив Микстуров выслушал меня с довольно безразличным видом.

— Это все? — спросил он, закуривая.

— В общем, да. Правда, прошлой ночью со мной произошел странный случай.

И я буквально в двух словах изложила свой то ли сон, то ли глюк.

Безразличие с Микстурова как ветром сдуло. Распахнув дверь, он зычно закричал:

— Дмитрий Петрович, можно вас на минутку?!

Когда появился психиатр Микешатьев, Микстуров попросил меня все повторить. Я повторила. Детектив впился глазами в психиатра.

— Что скажете, док?

— "Привет из Африки", — отрывисто бросил Микешатьев.

— Я тоже так подумал. Но откуда ему взяться в нашем захолустье?..

Психиатр пожал плечами.

— Понятия не имею. Его сейчас и в Штатах днем с огнем не сыщешь, А тут — в каком-то Задонске…

— Может, все же не он? — засомневался Микстуров. — Насколько мне известно, от "Привета" не бывает головных болей…

— Здесь есть своя специфика, — пояснил Микешатьев. — "Привет из Африки" — мощнейший наркотик. Марихуана и героин ему в подметки не годятся. Для детского организма он крайне опасен. Странно, что девочка вообще осталась жива.

— Вы хотите сказать, — встряла я, — что меня накачали наркотиком?

— Без всякого сомнения, — подтвердил психиатр. — Все симптомы налицо.

Детектив пожевал сигарету.

— Эмма, припомни-ка: ты что-нибудь пила перед сном?

— Да вроде нет… хотя постойте. Я выпила молока!

— Привкус у молока был?!

— Да… сладковатый.

— Все сходится! — воскликнул Микешатьев. — Это "Привет из Африки"!

— Кто дал тебе молоко? — спросил Микстуров.

— Кира.

— Какая Кира?

— Дежурная в гостинице.

— А до этого ты ничего не пила?

— Нет, ничего.

— А после этого?

— После только у господина Шульца. В его магазинчике. Но вы же говорите — это глюк.

— В его магазинчике, — задумчиво повторил детектив. — Ладно, давай вернемся к бандитам. Ты поняла, о чем они говорили?

— Да не очень. Они ж по-блатному болтали.

— Но, может, называли какие-то имена, клички?..

— Да, называли! — вспомнила я. — Хозяин!..

— Ага-а! — встрепенулся Микстуров. — это же кличка владельца ночного клуба "Сивка-Бурка"!

— Свинарского?! — вскинул брови Микешатьев. — Я был уверен, что он порядочный человек.

— Ваш "порядочный" человек — главарь преступной группировки, — отчеканил детектив. — А в его "ночнике" собирается вся местная братва… — Микстуров повернулся ко мио. — Эмма, а ты бы узнала Червяка с Карасем, если б их увидела?

— Может быть, — поколебавшись, ответили я. — Вообще-то, я их только через щелку видела.

Детектив выплюнул сигарету на пол и загасил ее носком ботинка.

— Окей. Иди сейчас в гостиницу и как следует выспись. Сегодня ночью мы посетим "Сивку-Бурку".

Глава X

РАССКАЗ ДИРЕКТОРА МУЗЕЯ

Не успела я выйти из детективного агентства, как начался жуткий ливень. Спасаясь от дождя, я забежала в краеведческий музей.

И решила от нечего делать осмотреть его.

В полном одиночестве я стала бродить по заставленным разной ерундой залам. И в одном из залов увидела… Льва Толстого.

— О-о, посетитель, — обрадовался он. — Здравствуйте, здравствуйте, посетитель.

— Вы очень похожи на Льва Николаевича, — сказала я.

— А я и есть Лев Николаевич. Только не Толстой, а Курицын. Директор этого музея.

— Что-то у вас народу не густо, — заметила я.

— Ничего не поделаешь, — сокрушенно вздохнул он. — Люди не интересуются историей родного края. А между тем здесь родился Крузенштерн. Ты знаешь, дитя мое, кто такой Крузенштерн?..

— Конечно, знаю, — не моргнув глазом соврала я.

— Похвально, похвально. — Старик разгладил свою пышную бороду. — А вот скажи, почему наше озеро называется Богатое?

— Без понятия, — на сей раз честно призналась я.

— Хочешь расскажу?! — загорелся директор. — Весьма любопытная легенда.

— Ну расскажите, — из вежливости согласилась я.

И Курицын начал рассказывать:

— Давным-давно жил в этих краях один русский барин, сказочно богатый. Звали его Порфирий Дормидонтович Скуратов. Больше всего на свете он любил острые ощущения. Поэтому каждый год отправлялся путешествовать по диким, неизведанным местам. И вот однажды, когда Порфирий Дормидонтович путешествовал по Африке, решил он из русского удальства искупаться в Лимпопо. Причем именно в том месте, где водилось множество крокодилов. Скинул Скуратов одежду да и бросился в мутную воду. А крокодилы, в свою очередь, бросились на Порфирия Дормидонтовича. И если б не африканец Мадунга, к счастью оказавшийся неподалеку, остались им от Скуратова одни воспоминания.

Смелый негр дикими воплями распугал всех крокодилов и вытащил русского путешественника на берег. Тут-то и обнаружилось, что прожорливые твари успели откусить Скуратову ногу. А какой путешественник без ноги?.. Вот и пришлось Порфирию Дормидонтовичу возвращаться в Россию. А в благодарность за спасение он взял с собой Мадунгу и назначил ему хорошее жалованье.

По приезде в Россию Скуратов поселился в Задонске. Как раз в этом самом доме. А у соседей была дочка на выданье, Лизавета. Вскоре Скуратов и Лизавета познакомились, подружились и обвенчались. И все бы хорошо, да, на беду, пошла как-то Лизавета в озере искупаться и — утонула… Тебе не скучно, дитя мое? — прервал свой рассказ Курицын.

— Ну что вы, Лев Николаевич, — ответила я, с трудом сдерживая зевок, — очень интересно.

— …Горю Порфирия Дормидонтовича не было границ. Он так убивался по несчастной Лизавете, что прислуга начала опасаться за его рассудок. И, как выяснилось, не зря. Сошел Скуратов с ума. Продал свои имения, а вырученные деньги обратил в слитки чистого золота. Сложил он все это золото в громадный сундук, вывез на середину озера и бросил в воду. А затем и сам туда бросился. С тех поп наше озеро и стали называть "Богатое". Директор умолк.

— А сундук с золотом никто не искал? — поинтересовалась я.

— Еще как искали. Но не нашли.

— А негр?

— Что негр?

— Куда он-то делся?

— На родину вернулся. В Африку.

— А-а… Ну продолжайте.

— Собственно, я уже почти закончил. Сразу после того, как Лизавету похоронили, Скуратов пригласил из Петербурга скульптора, и тот сделал мраморное надгробие в виде ангела с крестом. Если у тебя будет желание, дитя мое, сходи как-нибудь на кладбище, посмотри. Замечательная скульптура.

— Вы же говорили — это легенда, — напомнила я.

— Легенда, конечно, — не спорил директор. — Но всякая легенда частично основана на реальных событиях.

Я поглядела в окно. Дождь перестал.

— Пойду, пожалуй.

— Ой, а я еще хотел тебе рассказать об истории развития животноводства в нашем крае.

— Как-нибудь в другой раз, Лев Николаич. Мне пора на боковую.

Курицын улыбнулся.

— Не рановато ли, дитя мое?

— В самый раз, — заверила я его. — Сегодня ночью я иду в "ночник".

— Куда?.. — не понял директор.

— В ночной клуб "Сивка-Бурка". Чудаковатый старик всерьез расстроился.

— Это ж настоящий притон. Там собираются, мягко говоря, плохие люди, А ты ведь еще совсем маленькая.

— Маленькая, да удаленькая, — бойко отметила я и потопала в гостиницу. Спать.

Глава XI

В НОЧНОМ КЛУБЕ

Ровно в полночь за мной заехал детектив Микстуров. Я залезла в его побитый "Форд", и мы покатили в "Сивку-Бурку".

Над входом в клуб мигали разноцветные огни. Однако дверь была заперта. Детектив нажал кнопку звонка. Ни ответа ни привета.

— Может, они не слышат? — предположила я.

— Сейчас услышат. — Микстуров заколотил в дверь ногой.

На пороге тотчас возник вышибала.

— Закрыто, — грубо сказал он. Детектив помахал у него перед носом долларовой купюрой.

— Проходите, пожалуйста, — сразу подобрел вышибала.

Мы прошли.

Микстуров заказал себе бутылку "Капитана Блада", а мне — две бутылки "Буратино"! На закуску мы взяли салат из крабов.

Официант убежал выполнять заказ.

Я оглядела ресторанный зал. Да, Курицын не зря меня предостерегал — это и вправду был настоящий притон. В воздухе висел сигаретный дым. Гремела музыка. За столиками сидели бандиты.

Тут я заметила Карася с Червяком.

— Червяк с Карасем позади нас, — вполголоса сообщила я детективу.

Микстуров чуть заметно кивнул. Вернулся официант с заказом.

— Могу я поговорить с хозяином заведения? — обратился к нему детектив.

— Господин Свинарский с посетителями не общается, — холодно ответил официант.

— Передайте ему вот это, — Микстуров протянул официанту свою визитку. — Думаю, со мной он захочет пообщаться.

И точно. Как только официант удалился, так сразу появился толстяк в малиновом пиджаке.

— Чем могу служить, господин Микстуров? — усаживаясь, спросил он.

— Несколько дней назад исчез некий капитан Кэп, — раздельно произнес детектив. — Возможно, он даже убит…

Свинарский противненько захихикал:

— Хе-хе-хе… Не знаю, не знаю. В последнее время я никого не убивал.

— Это еще не все, — продолжал Микстуров. — Ваши люди произвели обыск в доме капитана.

— Какие люди? — фальшиво удивился Свинарский.

Детектив кивнул на Червяка с Карасем:

— Вот эти.

— Эй ты, ищейка, — с угрозой процедил Червяк. — На бритву, что ли, нарываешься?

— Спокойно, Червяк, — бросил ему Свинарский и, сузив глазки, посмотрел на Микстурова. — Запомни, милейший: кто лезет в мои дела — тот долго не живет.

Детектив миролюбиво ухмыльнулся:

— Ты меня не так понял, приятель. Я хочу Купить твои сведения.

— Купилок не хватит, — подал голос Карась.

— Ну-ка, не хрюкай, — оборвал его Свинарский и деловито спросил у Микстурова: — Сколько?

— Не беспокойтесь, много, — детектив кинул на стол пачку долларов.

Быстренько спрятав деньги, Свинарский начал рассказывать:

— Моя приятельница, мадам Ирэн, владеет магазином, в котором продает амулеты, статуэтки и прочую дребедень. Как-то раз она мне сказала, что в старой части города живет один странный тип. Бывший капитан дальнего плавания. И у него полным-полно африканских статуэток. Ирэн попросила меня — не в службу, а в дружбу — выкрасть их.

— И это все? — спросил детектив.

— И это все, — ответил хозяин "ночника".

— Нет, не все, — вмешалась я в разговор. — Вы забыли рассказать о записях.

— Ах, какая симпатичная девочка, — поглядел на меня Свинарский. — Тебя как зовут, крошка?

— Маша Потехина, — сказала я.

— Ты в школе учишься?

— Нет. В банно-прачечном институте.

Свинарский вновь противненько захихикал:

— Хе-хе-хе… Шутница ты, Машенька.

— Так как же насчет записей? — напомнил ему Микстуров.

Свинарский многозначительно молчал. Детектив выложил на стол еще пачку долларов,

— Да, да, припоминаю, — заговорил Свинарский, пряча деньги в карман. — Ирэн просила заодно прихватить записную книжку капитана с рецептами заморских снадобий от насморка. Мои мальчики, конечно, нашли эти книжицу и притащили мне.

— Опять вы врете! — вставила я. — Никакую книжицу ваши мальчики не нашли. И, кстати, в ней вовсе не рецепты от насморка, а кое-что другое.

— Откуда ты знаешь, крошка? — насторожился Свинарский.

— Потому что она у меня.

— У тебя?! — вскричал толстяк.

— Да. — Я похлопала по пустому карману, — Вот она, в карманчике лежит.

В ту же секунду я поняла, какую глупость сморозила. Но было уже поздно.

Глава XII

МЫ УНОСИМ НОГИ

Свинарский подмигнул Червяку и Карасю. Те встали. Музыка смолкла. Несколько бандитов, сидевших за соседними столиками, тоже поднялись со своих мест.

— Давай сюда книжку, Потехина, — с угрозой произнес Свинарский. — А то не закончить свой банно-прачечный институт.

— О-о, какие мы грозные, — усмехнулся Микстуров и, схватив бутылку "Капитана Блада", грохнул ее о голову Свинарского.

На детектива с ножами в руках бросились Червяк и Карась. Но я была начеку. Схватив обе бутылки "Буратино", я грохнула одну о голову Карася, а вторую о голову Червяка.

А дальше начался полнейший цирк!

Мы с Микстуровым стали отбиваться от налетевшей со всех сторон братвы. Думаю, мой тренер по карате остался бы мною доволен, если б увидел, как я ловко раздаю удары направо и налево. Микстуров, кстати, тоже оказался классным каратистом.

С пола поднялся очухавшийся Свинарский.

— Записи! — прохрипел он, наставив на меня пистолет,

Я молниеносно выбила у него ногой пушку, а другой ногой, столь же молниеносно, послала его в нокаут.

— Бежим, Эмма! — крикнул Микстуров я первым помчался к выходу, опрокидывая по дороге бандитов и столики.

Я кинулась следом. На пути мне попались сразу четыре амбала. И хотите верьте — хоти те нет, я раскидала их за пару секунд.

Бах-бах-бах! — раздались бандитские выстрелы. А потом еще и: тра-та-та-та-та-та. Видать, кто-то застрочил из автомата.

Микстуров, обернувшись, кинул в середину зала гранату.

БА-БА-А-Х!! — громыхнул мощный взрыв!

Бандиты, преследующие нас, закашляли и зачихали — это была граната со слезоточивыми газом.

А мы с детективом выбежали на улицу.

Стояла чудесная лунная ночь, но нам некогда было любоваться на луну. Запрыгнув в "Форд", мы с бешеной скоростью помчались по пустынным улицам Задонска.

— А ты молодец, Эмма, — похвалил меня Микстуров. — Не растерялась.

— А чего тут теряться, — небрежно ответила я. — У меня в Москве разборки и покруче бывали.

— Ты в самом деле нашла какие-то записи?

— Ага. Но не знаю, их ли искали Червяк с Карасем,

— А что это за записи?

— Ой, да всякая фигня.

— Ну а все же… — настаивал детектив.

И я рассказала ему о боцмане Кошкине, Ирке Пыжиковой, африканском племени мбулу, Анате, желтеньком цветочке тариге…

— М-да, — буркнул Микстуров, когда я закончила свой рассказ. — По-моему, должна существовать связь между записями твоего деда и наркотиком "Привет из Африки"!

— А как же Кира?.. — спросила я. — Разве не она подсунула мне наркотик?

— Она-то она. Но откуда у скромной служащей гостиницы наркотик, стоящий целое состояние, вот вопрос?

— И второй вопрос — зачем она его мне дала? — прибавила я.

— Да, да, — задумчиво поддакнул детектив и нажал на тормоз. — Приехали.

Машина стояла у гостиницы "Привокзальная".

— Значит, так, Эмма, — сказал на прощание Микстуров. — Завтра, вернее, уже сегодня надо будет еще раз обыскать дом капитана Кэпа. Более тщательно. Ведь должно же где-то быть продолжение этих страниц.

Я вылезла из "Форда". Детектив укатил.

Начинало светать.

Кира сладко спала на своем рабочем месте — за стеклянной перегородкой. Я разбудила ее и попросила ключ от номера.

— Ну ты и гуляешь, подруга, — сонно пробормотала она. — С мальчиком, что ли, познакомилась?

— Ага, с мальчиком, — кивнула я. — Мы с ним ночь на скамеечке целовались.

Глава XIII

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАПИСОК КАПИТАНА КЭПА

Поднимаясь по лестнице к себе в номер, я вдруг подумала, что сейчас самый удобный момент проверить: действительно ли в меня стреляли из снайперской винтовки или же это был наркотический глюк?

Я развернулась на сто восемьдесят градусов и подкралась к тринадцатому номеру. Приложила ухо к двери. Тишина. Тогда я достала ключ от своей квартиры и, сунув его в замочную скважину, повернула.

Дверь открылась. Но это еще ни о чем не говорило: мой ключ открывал и двадцать седьмой номер. Прямо воровская отмычка, а не ключ.

Я зажгла свет. Сердце мое при этом екнуло. Я отлично помнила, к чему привело включение света в прошлый раз.

Тринадцатый номер в точности походил на двадцать седьмой. Та же стандартная мебель, те же занавески.

На столе лежал закрытый чемодан. Значит, здесь кто-то жил.

Я внимательно осмотрела стены, ища дырки от пуль. Дырок не было. Одно из двух: либо Кира их уже замазала, либо эти дурацкие дырки — плод моего взбудораженного наркотиками воображения.

Надо было, конечно, мотать отсюда, И как можно скорей. В любую минуту мог вернуться хозяин номера. Но, привыкнув совать нос куда не следует, я неотрывно смотрела на чемодан. "Эмка, — сказала я себе строго, — не будь дурой, иди подобру-поздорову".

Но руки уже тянулись к блестящим застежкам. Я откинула крышку. И… ойкнула! В бархатных ячейках аккуратненько лежали части снайперской винтовки. Все по отдельности: ствол, приклад, оптический прицел, два магазина с патронами… Вот так фишка!

Но это еще было не все. Была вторая фишка. Прикольнее первой.

В чемодане находилась тоненькая тетрадочка. Я, разумеется, раскрыла ее. И… ойкнула второй раз. Потому что тотчас узнала дедушкин почерк.

А когда начала читать, то поняла — эта продолжение записок, найденных мной у печки:

"…не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Но все отлично видел и слышал.

Меня и Анату положили на носилки и отнесли в Священную Хижину. Здесь, согласно погребальному обряду, наши тела должны пролежать всю ночь. А на рассвете их торжественно сожгут во славу бога Индути.

Я чувствовал, что уже могу пошевелиться, кик только дикари ушли, я сразу же повернулся к Анате. Она с улыбкой смотрела на меня.

— Ну что, милый капитан, — сказала девушка на чистейшем русском языке, — поздравляю с воскрешением из мертвых.

И так и сел от удивления.

— Ты… говоришь по-русски?

— Да. Это мой родной язык.

С этими словами Аната вытащила из носа распорки, а затем, поплевав на ладони, стерла с лица черную краску. И перед моим изумленным взором предстала настоящая русская красавица, только с бритой головой.

Пять тысяч чертей мне в глотку! — не удержался я от соленого морского словца. — Кто же ты такая?!

— Сейчас ты все узнаешь, милый капитан, — улыбнулась девушка и начала рассказывать: — В конце позапрошлого века мой прапрадедушка Мадунга привез из далекой России мою прапрапрабабушку Лизавету. В те времена племя мбулу было еще более кровожадным, чем теперь, ну буквально людоед на людоеде. Поэтому прапрапрадедушка побрил прапрапрабабушке голову и выкрасил ее тело в черный цвет, чтобы, не дай бог, ее не съели как представительницу другой расы… С тех пор так и пошло. Как только в нашем роду рождался белый ребенок, его тут же красили черной краской и запихивали ему в ноздри распорки. Но из поколения в поколение наш род учил родную русскую речь и из уст в уста передавалась история неземной любви храброго Мадунги и красавицы Лизаветы. Сейчас я тебе ее поведаю…

За стенами хижины стояла душная африканская ночь. В густом воздухе плавало гортанное пение дикарей,

Я закурил свою трубочку и сказал:

— Ну поведай… И Аната начала:

— Храбрый юноша Мадунга был потомственный колдун. Он часто покидал племя мбулу и отправлялся в дальние странствия на поиск лекарственных трав. И вот однажды в дельте реки Лимпопо он спас от неминуемой гибели русского путешественника Порфирия Дормидонтовича Скуратова. И тот в знак признательности пригласил Мадунгу посетить далекую Россию.

По приезде в чужую страну молодой колдун с энтузиазмом взялся за изучение неизвестных ему трав и цветов. А Скуратов начал от тоски спиваться. Дело в том, что лимпоповские крокодилы откусили ему ногу, и Порфирий Дормидонтович не мог больше путешествовать.

Так бы он, наверное, и спился окончательно если б не одно обстоятельство… Ой-ой-ой! — испуганно воскликнула Аната, прервав свой рассказ. — У входа в хижину кто-то дышит. Я выглянул наружу. И увидел гиену.

— А ну, пошла отсюда! — пнул я ее в морду.

Гиена с визгом умчалась в джунгли. И Аната продолжила:

— …Как-то раз Мадунга смешал настой из тариги с настоем из русского цветочка ромашишки.

— Ромашки, — поправил я.

— Да, да, ромашки. И у него получился чудодейственный напиток, при помощи которого можно переживать во сне самые невероятные приключения. Мадунга назвал эту смесь "булигонго", что означает — "волшебная вода".

Радости Порфирия Дормидонтовича не было пределов. Еще бы! Теперь он мог путешествовать, как и прежде, не вставая при этом с пуховой перины.

Скуратов взбодрился, бросил пить и начал подумывать о женитьбе.

А у соседнего помещика была на выданье дочка Лизавета. Нежное и хрупкое создание. Порфирий Дормидонтович как-то повстречал ее в своем саду, тут же влюбился и сделал предложение. Лизавета отказала. Через неделю Скуратов вновь сделал предложение. Девушка опять отказала.

Так повторялось пятнадцать раз, пока Лизаветин отец насильно не выдал ее за Порфирия Дормидонтовича.

Между тем Лизавета совсем не случайно очутилась в скуратовском саду. Она бегала туда на свидание с Мадунгой. Зачем ей нужен был одноногий русский барин, если она больше жизни любила двуногого африканского красавца!

Но против родительской воли не пойдешь, и Лизавета скрепя сердце обвенчалась со Скуратовым.

Порфирий Дормидонтович оказался мужем ревнивым и злобным. Он буквально прохода не давал несчастной девушке своими вечными придирками. А иной раз даже и поколачивал ее.

Каково было Мадунге, с его африканским темпераментом, смотреть на это?! И вот что он придумал. Сговорившись с Лизаветой, Мадунга дал ей выпить настой из тариги. Девушка выпила и тотчас "умерла", как мы сейчас.

Скуратов чуть с ума не сошел. Приказам соорудить на кладбище склеп, устроил пышные похороны, заказал роскошный надгробный памятник. И мало того — велел прорыты к склепу подземный ход прямо от своей спальни, чтоб можно было ночью ходить и рыдать над гробом.

Этого Мадунга с Лизаветой, конечно, не ожидали.

На счастье наших влюбленных, в Санкт-Петербурге заговорщики убили императора Павла I. Новый император Александр собственноручно составил список приближенных к Павлу дворян, которых следовало заковать в кандалы и сослать в Сибирь. А имущество сосланных конфисковать.

Попал в этот "черный список" и Скуратов!

Тут уж Порфирию Дормидонтовичу стало не до любовных переживаний. Скоренько продал он все свои имения, а вырученное золото прятал в Лизаветином склепе. До лучших времен.

А чтобы никто ничего не заподозрил, разыграл из себя сумасшедшего — бросил в озеро сундук якобы с сокровищами. (На самом деле в сундуке лежали обыкновенные камни.) Затем при всем честном народе Скуратов и сам бросился со скалы в воду. С пудовой гирькой на шее.

За скалой же Порфирия Дормидонтовича дожидался на лодочке Мадунга. Да, видно, не рассчитал Скуратов свои силы. Так Мадунга его и не дождался…

Лизавета вскоре очнулась, и они с Мадунгой от греха подальше отправились в Африку. Здесь бы им и жить в любви и согласии, да на беду пристрастился Мадунга к настоечке из тариги с ромашкой…"

В коридоре послышались шаги и голоса. Я бросила тетрадку в чемодан, опустила крышку и погасила свет.

В дверной замок вставили ключ. Я огляделась. Спрятаться было абсолютно некуда. Только под кровать.

И я с трудом втиснулась в узкое пространство между кроватью и полом.

Дверь отворилась. В комнате загорелся свет.

— Ну что вы там хотите сообщить? — спросил хриплый голос, который показался мне смутно знакомым.

— Сейчас, сейчас, — суетливо откликнулся второй голос. — Позвольте только шторку задерну. Не люблю, знаете ли, открытых окон.

Этот голос я узнала сразу. Он принадлежал Свинарскому.

Глава XIV

ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР

Я лежала под кроватью, боясь лишний раз вздохнуть. Володька Воробьев оказался прав на двести процентов — я влипла в историю. Да еще как влипла.

Главное, что пистолет остался в сумке! А сумка — у меня в номере. Вот блин горелый!

По комнате прохаживались две пары ног. Около одной пары постукивала черная трость!

— Сегодня я говорил с детективом Микстуровым, — сказал Свинарский. — Он знает про обыск в доме у капитана. Задавал разные вопросы.

— Надеюсь, вы лишнего не ляпнули?

— Я же не дурак.

— Если б вы были умным, — холодно произнес незнакомец, — то сами бы пошли искать записи, а не послали двух кретинов.

— Виноват, — залебезил хозяин ночного клуба.

— Сядьте, — раздраженно приказал незнакомец. — Не мельтешите.

Толстяк сел на кровать. И чуть не раздавил меня в лепешку.

— С Микстуровым была девчонка, — продолжил он. — Она сказала, что записи у нее.

Незнакомец громко рассмеялся.

— И вы ей поверили?! Нет у нее никаких записей.

— А может, и есть. Я навел справки — она внучка капитана.

— Записи лежат в моем чемодане,

— В вашем чемодане?! — недоверчиво переспросил Свинарский.

— Представьте себе.

— Но где вы их нашли?!

Я навострила уши.

Но незнакомец вместо ответа спросил:

— Вы слышали о сокровищах Скуратова?

— Конечно. Еще в детстве. Нас всем классом водили в краеведческий музей. И экскурсовод рассказывал о сундуке с золотом, лежащем на дне озера.

— Ну, и что вы об этом думаете?

— Про сокровища-то? Да ничего не думаю. Туфта все это. Нет на дне Богатого никаких сокровищ.

— Ошибаетесь, милейший. Есть.

— Ой, да чепуха! — заерзал Свинарский, переминая мне косточки. — Моя приятельница, мадам Ирэн, специально нанимала водолазов, чтобы те прочесали озеро. Никакого сундука с золотом они не нашли.

— Это она вам так сказала?

— Да, она.

— Я смотрю, Свинарский, вы доверчивый, как ребенок. Водолазы нашли сундук.

— Нашли?! — Хозяин "ночника" даже привстал. Воспользовавшись этим, я слегка изменила положение тела.

— Вот именно. Но в сундуке сокровищ не оказалось. Потому что они спрятаны в другом месте.

— А в каком?! — живо заинтересовался Свинарский.

— Вы это узнаете, если окажете мне пустяковую услугу.

— Замочить кого-нибудь надо? — кисло осведомился толстяк.

— Почему же так сразу — замочить?

— Потому что за пустяковые услуги о сокровищах не рассказывают.

— Для вас, Свинарский, пустяковая, уточнил незнакомец. — Принесите мне то, что лежит в сундуке.

Я прямо озадачилась. Из рассказа Анаты было абсолютно ясно, что в сундуке должны лежать обыкновенные камни, "Ну спроси, спроси, что лежит в сундуке?" — внушала! Свинарскому. Но этому дураку такое даже в голову не пришло.

— Э, нет, — нагловато заявил он. — Я не собираюсь рисковать своей шкурой за бесплатно. У мадам Ирэн в подручных ходят два отчаянных головореза. Вы вначале скажите, где спрятаны сокровища.

— Хорошо, скажу. Но предупреждаю: вздумаете хитрить — получите пулю.

— За кого вы меня принимаете?! — деланно возмутился хозяин "ночника".

— За жулика и негодяя! — отрезал незнакомец

— Хе-хе-хе, — как всегда, противненько захихикал толстяк. — Шутить изволите.

Черная трость со свистом рассекла воздух.

— Ай! — вскрикнул Свинарский.

"Так тебе и надо", — злорадно подумала я. Запомните, я никогда не шучу, — назидательно произнес незнакомец. — И вам со мной шутить не советую. Будем говорить начистоту. Я нахожусь здесь по заданию Хромого Макса. Знакомо вам это имя?

— Еще бы, — уважительно пробормотал Свинарский, — "Крестный отец" американской наркомафии.

— Не только американской. С помощью "Привета из Африки" Хромой Макс завоевал e европейские и азиатские наркорынки, Теперь он "крестный отец" мирового наркобизнеса… Я жадно ловила каждое слово.

— В общем, так, Свинарский, — заключил незнакомец. — Завтра в два часа ночи я вам покажу, где зарыты сокровища. Возьмите с гобой лопату. Вы получите ровно половину, если принесете мне содержимое сундука.

— А где этот сундук?

— В магазине мадам Ирэн, где ж еще ему быть. Откроете красную дверь и увидите железную лесенку, спуститесь по ней в узкий коридорчик и увидите желтую дверь. За ней снопа будет лесенка. Спуститесь во второй коридорчик и увидите зеленую дверь. За этой дверью и стоит сундук.

— Откуда вам это известно?

— Неважно. И учтите — мадам Ирэн ничего не должна заподозрить. Полнейшая конспирация,

— Можно я закурю? — спросил Свинарский. По его голосу чувствовалось, что он взволнован.

— Курите, — разрешил незнакомец. Послышалось легкое шуршание — видимо,

толстяк открывал пачку с сигаретами.

И вдруг о пол ударилась зажигалка. И отлетела прямо к моему носу.

— Ч-черт, — выругался Свинарский, наклоняясь.

К счастью, из-за своего живота он не мог наклониться как следует. Встав на четвереньки, хозяин "ночника" принялся шарить рукою под кроватью. Волосатая пятерня двигалась сантиметрах в пяти от моего лица. При желании я могла укусить его за палец.

Тут мне в голову пришла спасительная идея. Я носом подвинула зажигалку под руку Свинарскому.

Он, кряхтя, поднялся и спросил:

— Так, может, я пойду, а?..

— Да, идите, — отпустил его незнакомец. — И не забудьте завтра лопату прихватить.

— До свиданьица, — подобострастно попрощался Свинарский. — Спокойной вам ночки.

Незнакомец не ответил. Хлопнула дверь. Хозяин "ночника" ушел.

Походив еще с минуту из угла в угол, незнакомец разделся, погасил свет и лег на кровать. Он оказался намного легче жирного Свинарского.

Когда он уснул, я по-пластунски подползла к двери, осторожненько открыла ее своим ключом и выскользнула из номера.

Глава XV

Я ЗАНИМАЮСЬ СОЧИНИТЕЛЬСТВОМ

На следующее утро, едва проснувшись, я сразу вспомнила о сокровищах. Из книг и фильмов я знала: с сокровищами ни в коем случае нельзя тянуть резину. Сегодня они есть, а завтра их нет. Вернее, они есть, но уже не у тебя.

Я оделась, умылась и помчалась в хозяйственный магазин. Там я купила две лопаты. Штыковую и совковую. И еще три мешка, чтоб было куда положить золото.

Затем я звякнула Микстурову. Сказав, что, к сожалению, не могу пойти с ним искать дедушкины записи. Заодно сообщила, что дом опечатан, но проникнуть в него можно через люк на чердаке.

О сокровищах я не обмолвилась ни единым словом. Еще чего!

До кладбища шли два трамвая. Под номером "семь" и под номером "тринадцать", который тут же и подкатил к остановке. Надо было, конечно, подождать "семерку", но мне так не терпелось начать действовать, что я села в тринадцатый.

"Бандиты заявятся в два, — прикидывала я по дороге. — Значит, мне надо прийти в полночь. За час я вырою сокровища и оставлю этих лопухов с носом. Супер!.."

Приехав на кладбище, я быстренько отыскала Лизаветину могилу. Курицын был прав — ангел с крестом действительно смотрелся очень красиво. Правда, нос у него был отбит. Ну да это, как говорит мой дедушка, "брызги моря".

Остаток дня я провела в парке культуры и отдыха. Каталась там на каруселях, стреляла в тире, корчила рожи в комнате смеха. Короче, убивала время как могла. Только в "Пещере ужасов" не удалось побывать: она была почему-то закрыта. Но в последнее время в моей жизни и так страхов хватало, поэтому я не сильно расстроилась.

Думала я исключительно о сокровищах. Уверена, вы бы меня поняли, если б вам самим посчастливилось найти настоящий клад. Еще я вспоминала вчерашний день. Все-таки классно получилось! Я обнаружила снайперскую винтовку, дедушкины записи, а также подслушала важный разговор. Вот и не верь после этого в чудеса! Ближе к ночи, посмотрев в кинотеатре дурацкий боевик, я отправилась на кладбище.

Уже совсем стемнело. Я опять ехала в тринадцатом трамвае. Причем совершенно одна.

— Приехали, девочка, — сказал мне водитель. — Конечная. Кладбище.

Еще утром я приметила дырку в кладбищенском заборе, от которой до могилы Лизаветы рукой подать.

На небе появилась луна, бросив зловещий свет на кресты и надгробия. Но мне некогда было бояться. Поплевав на ладони, я взялась за лопату.

И вдруг на мое плечо легла тяжелая рука. И муть не завопила от страха. Прикиньте: вам ночью на кладбище кто-то кладет на плечо руку. Прикинули?.. То-то же.

В общем, перетрусила я основательно, чего не тут скрывать.

— Попалась! — раздался торжествующий вопль. — А ну пошли в милицию!

Обернувшись, я увидела какого-то типа лет двадцати и немного успокоилась. Вроде не мертвец.

— Ой, дяденька, — притворно заныла я. — А вы кто?

— Черт в малиновом пальто! — орал он. — Сторож я, понятно?!

— Понятно.

И как я упустила из виду, что на кладбище есть сторож? Вот дура!

Он больно схватил меня за ухо и поволок за собой. Ноги его заплетались. И перегаром от него вовсю разило. Ясно — алкаш.

Сторож притащил меня в сторожку. На столе стояла полупустая бутылка водки и банка с солеными огурцами.

— Дя-а-денька, — продолжала я ныть, — но вызывайте, пожалуйста, милицию. Я вам все объясню. Мы с бабушкой вдвоем живем. Пенсия у нее маленькая. А кушать хочется…

— Так ты что, мертвецов приходила жрать?! — захохотал он во все горло.

"Ну идиот", — подумала я.

— Нет, дяденька. Просто у меня недавно дедуля умер. Капитан дальнего плавания.

— А-а, видел я твоего деда, — захрустел сторож соленым огурцом. — Он в тельнике ходил, да?

— Да. И в плаще. Зимой и летом. А когда его корабль стоял в Рио-де-Жанейро, дедушка украл из местного музея черную жемчужину,

— А охрана куда смотрела?

— Не знаю.

— Во лопухи! — развеселился сторож. — Выпить хочешь? — Он протянул мне бутылку.

— Спасибо, дяденька, я не пью.

— Какой я тебе дяденька? Меня Федькой звать.

Я украдкой глянула на часы. Было уже полпервого. Блин! Надо что-то срочно предпринимать!.. И я с ходу приняла решение: пускай этот Федька выкопает клад, а там разберемся… Главное, чтобы золото не досталось бандитам.

— А я тут сутки через трое работаю, — разглагольствовал пьяный сторож, — Круто, да?

— Круто, — согласилась я.

— А хочу еще круче устроиться. Найти себе такую работенку, чтоб день работать, а неделю отдыхать. Зачем напрягаться? Верно?..

Сделав из бутылки приличный глоток, он плюхнулся на стул и захрапел. Этого мне еще не хватало!

Я вылила ему на голову остатки водки, а заодно и весь огуречный рассол. Сторож ошалело вскинулся.

— Ты кто? — уставился он на меня.

— Черт в малиновом пальто!

— Б-р-р, — закрутил Федька мокрой головой. — Так че там с жемчужиной-то?

— Дедушка зашил ее в подкладку морского кителя, — продолжила я вешать ему лапшу ни уши. — А потом умер. Мы с бабушкой его в этом кителе и похоронили.

— Так это что ж выходит — жемчужина в гробу?! — мигом сообразил сторож.

— Ну да, — подтвердила я. Федька возбужденно вскочил.

— Тебя звать-то как?

— Даша.

— Давай, Дашка, бери фонарь. Идем могилу раскапывать.

Мы вышли из сторожки и направились в глубь кладбища.

— Продадим жемчужину — денежки пополам, — деловито говорил Федька. — Заметано?

— Заметано!

— Эх, сколько можно будет водяры купить… — размечтался Федька.

Мы подошли к Лизаветиной могиле, и сторож взялся за лопату. Он так рьяно копал, что скоро оказался по пояс в земле. Затем по грудь. А после и вовсе скрылся с головой.

Наконец Федька выбрался наверх. Пот лил с него ручьями.

— Какая-то безразмерная могила получается, — тяжело дыша, сказал он. — На такой глубине и не хоронят. Где твой дед-то?..

Я посмотрела на часы. Полвторого. Пори срочно уносить ноги.

— Что ты у меня-то спрашиваешь?! — заорала я. — Кто тут сторож — ты или я?!

Федька от изумления рот разинул:

— А?

— Бэ! — ответила я и быстренько слиняли с кладбища.

Глава XVI

НОВОЕ РАЗОЧАРОВАНИЕ

Конечно, я не потащилась через весь город в гостиницу, а провела остаток ночи в параднике ближайшего дома.

"Какой облом, — мрачно думала я, сидя на ступеньках, — раз в жизни выпал шанс найти сокровища — и тот оказался пролетным". Все остальное тоже было не фонтан… Кинувшись сломя голову за золотом, я совсем упустила из виду снайперскую винтовку в чемодане у незнакомца. Выходит, это он в меня стрелял. А зачем, спрашивается?..

И тут я вспомнила, где слышала его хриплый голос.

Да на автоответчике!

Ну конечно же, это он предлагал капитану Кэпу обговорить интересное дело на теплоходе. Теперь ясно, откуда у него дедушкины записи… Зато другое непонятно: к чему нанимать Свинарского для поиска записей?.. И еще непонятно: для чего Кира подсыпала мне в молоко "Привет из Африки"?

Да-а, загадка на загадке.

Скорей бы уж Воробей прилетел, а то я тут одна совсем запутаюсь.

Решив больше не мучить себя вопросами, я уснула. А утром проснулась злая как черт.

Особенно меня почему-то раздражал тринадцатый трамвай, на котором я сюда приехала; на нем же, кстати говоря, мне пришлось и в гостиницу возвращаться.

"Эх, блин, — думала я, мрачно глядя в окно, — был бы у этого трамвая другой номер, нее было бы по-другому. А теперь сиди" как дура, и кукуй — без дедушки, без сокровищ и

без лопат".

Вспомнив злополучные лопаты, я разозлилась еще сильнее. Ну надо же, блин, теперь мое золото досталось жирному Свинарскому и незнакомцу с черной тростью. Этим бандюгам с большой дороги!.. Где справедливость, я вас спрашиваю?! Нет ее!

— Твой билет, девочка, — раздался над ухом строгий голос.

Я чуть не разревелась от обиды. Ну прямо облом за обломом! Мало того, что я пролетела мимо сокровищ, меня еще сейчас за безбилетный проезд оштрафуют.

Но, подняв голову, я увидела не контролера, а Курицына.

— Что, испугалась, дитя мое? — посмеивался директор музея. — "Зайцем" едешь?

— Крокодилом, — не очень-то любезно ответила я. — А вы куда, в музей?

— Разумеется. А ты куда?

— Просто так катаюсь.

— Вот и съездила бы посмотреть на памятник Лизавете. Это здесь, рядом.

Я сумрачно вздохнула.

— Да уж посмотрела. Клевый ангелочек. Жаль только, нос у него отбит.

— Жаль, — согласился директор. — Это! его так неаккуратно перевезли.

— Перевезли?

— А я разве не рассказывал?.. — сразу загорелся Курицын и тут же начал рассказывать: — Раньше в Задонске два кладбища было. Старое и новое. В тридцатые годы на месте старого решили разбить парк культуры. А все надгробия, представляющие историческую ценность, перевезли на новое…

Меня прямо в жар бросило.

— Вы хотите сказать, что под старинными надгробиями ничего нет?!

— Совершенно верно. Прах умерших тревожить не стали. Это же были захоронения начала позапрошлого века.

Вот так фишка! Выходит, когда я каталась на каруселях, сокровища были совсем рядом.

— Лев Николаич, — с надеждой смотрела я на Курицына, — а вы случайно не знаете, где в парке находится могила Лизаветы?

— Конечно, знаю. Я же все-таки директор краеведческого музея. У нас в фондах хранился план старого кладбища.

Сердце мое упало.

— "Хранился"?.. Значит, сейчас его нет?..

— Увы, — развел он руками, — план сгорел во время пожара.

Опять двадцать пять!.. Ну что за невезуха!..

— Но я тебе и без плана могу сказать, где Лизаветина могила, — продолжал Курицын. — Как в ворота войдешь, сразу налево. Буквально в двух шагах…

— А где были ворота?

— Там, где сейчас вход в парк. Чугунные порота трогать не стали, потому что их отливал известный литейщик восемнадцатого века по имени…

Но я уже не слушала разговорчивого старики. А неслась к дверям.

— Куда же ты, дитя мое? — растерянно закричал Курицын.

— Моя остановка, — откликнулась я на бегу и, соскочив с подножки трамвая, помчалась в хозяйственный магазин.

Продавщица была та же, что и вчера.

— Дайте, пожалуйста, две лопаты, — едва переведя дух, выпалила я. — И три мешка. Покрепче.

— Девочка, ты же вчера уже покупала две лопаты и три мешка, — припомнила она. — Зачем тебе столько?

— Клад иду искать, — сказала я правду.

— Ха-ха-ха, — рассмеялась продавщица. — Ну тогда желаю удачи.

— Спасибо!

Да, удача мне нужна была позарез. Схватив покупки, я побежала на остановку. Тут же подошел тринадцатый трамвай. Но я, наученная горьким опытом, пропустила его и села в следующий. Под номером "семь"! На сей раз мне должно было повезти! Правда, имелся один маленький нюанс. А вдруг незнакомец с черной тростью знает, что Лизаветина могила не на кладбище, а в парке?.. Хотя, с другой стороны, откуда ему знать-то?.. В записках капитана Кэпа просто сказано: сокровища в склепе! И все!

Спрыгнув с подножки, я помчалась в парк. Проскочила старинные ворота с узорчатой решеткой, свернула налево и…

И обе лопаты выпали из моих рук.

Нет, никогда человеку, родившемуся тринадцатого числа, не будет в жизни счастья.

На том самом месте, где, по словам Курицына, находился склеп Лизаветы, стоял небольшой домик. Я подошла ближе и прочла вывеску над входной дверью:

"МАЛЕНЬКИЙ МАГАЗИНЧИК УЖАСОВ"

Глава XVII

ЧТО ЛЕЖАЛО В СУНДУКЕ?

Открыв дверь, я вошла. И словно бы опять попала в свой наркотический бред. Горели свечи. Стоял гроб. С потолка свешивались веревки с петлями на концах.

Сомнений быть не могло: это магазин похоронных принадлежностей "В добрый путь". Вот стол, за которым господин Шульц и глухонемой Алик играли в карты. А вот тут стояли Кира без головы…

Что все это значит?..

Может, у меня снова начинаются глюки?.. Я больно ущипнула себя за руку. Ничего не исчезло. Больше того — послышались шаги и появилась высокая, стройная женщина. Волосы у нее были выкрашены в зеленый цвет, губы — в фиолетовый, а длинные ногти покрывал черный лак. Прямо настоящая ведьма.

— Ужасами интересуешься, зайчик? — спросила женщина со сладкой улыбочкой. Но глаза ее при этом оставались холодными.

На всякий случай я прикинулась наивной дурочкой,

— Да нет, тетенька. Я тут на каруселях каталась. И просто так зашла, посмотреть.

Женщина продолжала фальшиво улыбаться.

— Вот и хорошо. Сейчас я тебе покажу мой магазинчик,

"Это мадам Ирэн", — поняла я.

— Смотри, какой симпатичный гробик. Не хочешь в нем полежать?

— Не-а.

— Напрасно, зайчик. Он со всеми удобствами. Здесь имеется телефон, холодильник, телевизор…

— А зачем? — удивилась я.

— Этот гроб предназначен для богатых людей, зайчик. А у богатых свои причуды.

Мадам Ирэн повела меня в глубь магазина, Мы остановились у витрины с уродливыми масками.

— Не желаешь ли купить себе страшную маску? И как-нибудь напугать бабушку или мамочку. Им бы это понравилось.

— Вы думаете?

— Конечно. Всем людям нравится, когда страшно,

— Моей мамочке это вряд ли бы понравилось… Вот разве что дедушке.

— А кто твой дедушка?

— Бывший капитан дальнего плавания.

— А, старик, который все время ходит а морской фуражке?

— Угу, — кивнула я. — И с трубкой. Мадам Ирэн пристально посмотрела мне в глаза.

— Кажется, он куда-то исчез.

— Исчез?.. — Я сделала удивленное лицо. — С чего вы взяли?.. Он сейчас дома. Готовит себе на ужин макароны по-флотски.

На фиолетовых губах мадам Ирэн зазмеилась улыбочка.

— Ты в этом уверена, зайчик?

— Да, уверена. — Я прошла дальше. — А здесь у вас что?

— Искусственные мухи и пауки. Для того, чтоб незаметно подбрасывать их гостям в суп. Ради шутки.

Мне стало так противно, что я даже закашлялась. Мадам Ирэн заботливо похлопала меня по спине.

— Хочешь, я тебе молочка принесу? Кипяченого.

Меня прямо прострелило от этих слов. Опять молочко! И опять кипяченое!

— Нет, нет, — поспешно отказалась я. — Спасибо, не надо.

— А вот тут я храню самое ценное, — укапала она на следующую витрину. — Чудодейственные травы и цветы. Я их собирала в Африке.

— Вы были в Африке?

— Да, зайчик, была. Я изучала там черную магию. — Открыв стеклянную крышку, мадам Ирэн достала засохший цветок. — Вот, к примеру, цветочек тариги. Знаешь, для чего он служит?

— Нет. А для чего?

— С его помощью можно так усыпить чело-кока, что будет казаться, будто тот умер.

Она, как бы невзначай, коснулась цветком моих губ. Я невольно отпрянула.

И в этот момент в салон вошел… господин Шульц.

Я растерянно захлопала глазами. Что за чертовщина?! Да такого просто быть не может.

И тем не менее к нам приближался господин Шульц. В черном пиджаке, черной рубашке, черных брюках… Ну и так далее.

— Вас к телефону, мадам, — сказал он. И они ушли.

"Спокойно, Эмка, спокойно, — приказала я себе, чувствуя, как тревожно колотите сердце. — Тебе надо срочно убедиться, что это реальность, а не глюк".

Да, но как?..

И тут я поняла — как. Очень даже простое

Незнакомец из тринадцатого номера подробно объяснил Свинарскому, где спрятан сундук. Нужно найти этот сундук — тогда у меня не будет никаких сомнений.

Я решительно распахнула красную дверь и увидела железную лесенку. Спустившись л" крутым ступенькам, я побежала узким коридорчиком. Желтая дверь! Вот она!.. За ней, конечно же, снова была лесенка. Я опять начала спускаться… А позади уже слышались топот и голоса. Отступать некуда, Эмка! "Полный вперед!" — как любит повторять капитан Кэп.

Я пробежала еще одним коридором и увидела зеленую дверь. Толкнула ее. Заперта. С силой ударила ногой в замок. Дверь распахнулась.

Посредине крохотной комнатки стоял старинный сундук.

Наконец-то мне все стало ясно. Никакой "Привета из Африки" я не принимала и никаких галлюцинаций у меня не было. А был лишь искусно разыгранный спектакль. С какой целью его разыграли — еще предстояло выяснить.

А пока что я подскочила к сундуку и, ухватившись за ржавые ручки, подняла не менее ржавую крышку.

В сундуке лежал… человеческий скелет.

Глава XVIII

"ХВАТИТ ВРАТЬ, ЭММА МУХИНА!"

В эту минуту появились мои преследователи. Мадам Ирэн и господин Шульц. Я сделала вид, что сильно напугана, и начала нести всякую чушь:

— Ой, тетенька, я хотела выйти из магазина и перепутала двери. А потом слышу — кто-то за мной гонится. Я испугалась и решила спрятаться в сундук. А там… там…

Я притворно зарыдала.

Мадам Ирэн смотрела на меня с язвительной усмешкой.

— Ты уже закончила, зайчик?.. А теперь расскажи правду.

— Это правда, тетенька, — размазывала я слезы по щекам. — Честное слово, правда.

— Хватит врать, Мухина! — гаркнул господин Шульц.

— Я не Мухина, я Петрова.

— А может, Иванова? — насмешливо осведомилась мадам Ирэн.

— Где твой дед?! — вновь гаркнул господин Шульц.

— Не знаю, — совершенно искренне ответила я.

— Не хочешь говорить. Ничего-о, сейчас мы развяжем твой лживый язычок… — Господин Шульц достал брошюрку с большими кроваво-красными буквами на обложке "Техника пыток" и принялся ее демонстративно перелистывать. — Та-а-к, поглядим, с чего начать…

Мадам Ирэн закурила тонкую сигару.

— Я думаю, девчонка не врет, — сказала она. — Иначе зачем бы ей писать заявление в милицию?

"Откуда она знает про заявление?.." — поразилась я.

— Зайчик, ты ведь приехала сюда, чтобы найти своего деда?..

— Ну, предположим, — осторожно ответила я.

— Мы тоже хотим его найти. Давай искать имеете.

— А зачем он вам нужен? Хотите узнать, где спрятаны сокровища?!

Мадам Ирэн выпустила изо рта колечко дыма.

— Не существует никаких сокровищ, детка. В сундуке лежал Скуратов, а не сокровища.

Скуратов?.. Я заглянула в сундук. Действительно — скелет был одноногий. Ни фига не понимаю! А как же рассказ Анаты?..

— Если сокровищ нет, то что вам надо от моего дедушки? — спросила я.

— Записи! — бросила мадам Ирэн.

И этой нужны дедушкины записи. Что ж в них такого особенного?..

Я украдкой взглянула на господина Шульца. Он стоял в расслабленной позе. А, будь что будет. И я врезала ему под дых. Ногой! Он явно не ожидал от меня подобного сюрприза. Сложившись пополам, тут же рухнул на пол… А я выхватила пистолет.

— Руки вверх! — наставила я пушку на мадам Ирэн.

Та сразу подняла руки, И испуганно забормотала:

— Только не стреляй, зайчик… только ни стреляй…

— А ну выкладывайте, зачем вам дедушкины записи?! — тряхнула я пистолетом. — А то сейчас на тот свет отправитесь!

Но на сей раз мадам Ирэн не испугалась. Больше того, она показала мне фигу:

— А это видела, зайчик?!

В ту же секунду кто-то набросился на меня сзади, сбил с ног и заломил руки за спину. Это оказался глухонемой Алик.

Все было кончено. Я проиграла, С пола, кряхтя и охая, поднялся господин Шульц.

— Надо прихлопнуть эту Мухину, как муху! — процедил он сквозь зубы.

— Успеется, дорогой Шульц, — усмехнулась мадам Ирэн. — А пока что пусть послужит "приманкой". Я думаю, Кэп сразу отдаст нам свои записи, как только узнает, что его внучка в опасности.

Господин Шульц злобно сверкнул глазами в мою сторону.

— А вдруг она удерет? Уж больно шустрая девчонка.

— Не удерет, — дымила сигареткой мадам Ирэн. — Мы ее положим в гроб для богатых и закопаем.

— Отлично придумано! — захлопал в ладоши господин Шульц. — Никому и в голову не придет искать девчонку под землей. А сколько она там сможет пробыть?

Да хоть всю оставшуюся жизнь. Специальное устройство, установленное в гробу, регулирует содержание кислорода… Но имей в виду, зайчик, — мадам Ирэн выпустила мне в лицо струю дыма, — если твой дедуся не объявится, я отключу устройство.

Вот гадина!

Короче, они так и сделали. Дождались ночи и засунули меня в гроб со всеми удобствами.

— Забери свою игрушку, зайчик, — кинула мне мой пистолет мадам Ирэн, предварительно вынув из него обойму, — Несите ее, ребята.

"Ребята" только того и ждали. Захлопнули гробовую крышку и понесли. Я посмотрела в миленькое оконце. На небе висела желтая пуна… Сверху посыпались комья земли. Луна исчезла.

Итак, я лежала в гробу. Под толстым слоем земли.

Похороненная.

Глава XIX

ГРОБ СО ВСЕМИ УДОБСТВАМИ

В первый момент я дико испугалась. А кто бы на моем месте не испугался?.. Но уже во второй момент я успокоилась, включила свет, огляделась… Гроб и в самом деле оказался довольно удобным. В нем можно было даже сидеть — правда, слегка согнувшись. В маленьком холодильничке я обнаружила яблочный сок, копченую колбасу, глазированные сырки… С утра я ничего не ела, поэтому решила для начала перекусить. Слопала два сырка и полпалки колбасы. А напоследок прикончила сок.

Настроение мое сразу улучшилось. Я представила себе, что нахожусь не в гробу, а на подводной лодке. Путешествую где-нибудь ни дну океана.

Я опять улеглась и включила телик. Передавали новости.

"…По данным, полученным Интерполом из достоверных источников, — сообщал" дикторша, — след Хромого Макса ведет в Россию. Что понадобилось крупнейшему наркодельцу в нашей стране — пока остается загадкой…"

Я переключила канал. По сцене прыгала все та же девчонка, напевая все ту же песенку:

— Дача, кляча, ча-ча-ча…

Я вспомнила о своих родителях. Сидят сейчас, наверное, мои мамочка с папочкой на дачке, любуются подрастающими помидорами, а того и не подозревают, что их единственная дочка лежит в гробу.

Зазвонил телефон. Я взяла трубку.

— Мухина? — Это был господин Шульц.

— Ну а кто ж еще?

— Живая пока?

— Да вроде живая, — ответила я.

— "Вроде…" — захохотал господин, Шульц. — А может, уже нет?

Я бросила трубку. Дурак набитый! Ну погоди, дай мне только отсюда выбраться… На всякий случай я набрала домашний номер Микстурова.

— Детектив Микстуров слушает, — раздался насмешливый голос мадам Ирэн. — Я гляжу, зайчик, ты нас за идиотов принимаешь. Думаешь, у тебя в гробу городской телефон стоит?

Я снова бросила трубку. Вот блин, попала в жир ногами!

Сверху послышался шорох. Я замерла. Шорох повторился. Я быстренько вырубила свет и телик. Теперь шорох не прекращался ни на секунду. Кто-то копал землю!

Затаив дыхание, я смотрела в окошко. Земля зашевелилась. Вновь показалась желтая луна. А вслед за ней я увидела… Володьку!

Да, да, это был мой милый Воробей, который прилетел из далекой Аргентины, чтобы спасти мне жизнь!

От бурного восторга, охватившего меня, я решила над ним подшутить. Понимаю, что это звучит глупо, но так оно и было. И вот, когда Володька откинул крышку гроба, я басом скапала:

— Ха-ха-ха. Я мертвец.

И протянула к Воробью скрюченные пальцы.

Володька вскрикнул и — хлоп! — упал в обморок.

Вот так пошутила.

Я кинулась приводить его в чувство, проклиная свой дурацкий характер.

— Воробей, очнись!.. Воробей!..

Наконец Володька открыл глаза.

— Мухина, — промямлил он, — ты живая?

— Живая, Володечка, живая. Я просто пошутила.

— Ах, пошутила?! — Он резко вскочил на ноги. — Я как угорелый несусь из Аргентины! Думаю, что с ней случилось! А она, видите ли, пошутила…

— Воробей, не заводись…

— Да я тебе сейчас как дам по роже! Пошутила!.. У тебя, Мухина, вместо головы — кочан капусты!

Я виновато вздохнула.

— Ну прости, Володька.

— Ни за что!

— А хочешь, я тебя поцелую?

Он мигом успокоился.

— Хочу.

И я его поцеловала.

— Ладно уж, Мухина, — сразу подобрел Воробей, — в последний раз прощаю.

Мы забросали гроб землей и побежали вон из парка. Пусть теперь господин Шульц названивает сколько угодно.

— Слушай, Воробей, — спросила я на бегу, — а как ты узнал, что меня закопали?

— А я, когда приехал, первым делом решил разведать обстановку. Ты же по телефону предупреждала: будь осторожен. Иду я к гостинице, смотрю — а ты стоишь на трамвайной остановке…

— И ты поехал за мной.

— Да. Во втором вагоне. А после решил подождать тебя у магазина ужасов. Жду, жду. Наглупила ночь. Я уж хотел в магазин лезть. Но тут вижу: два типа гроб выносят. Я и врубился, что ты в этом гробу.

— А как ты врубился?

— Чего ради им посреди ночи пустой гроб тащить?

— Ну а как ты узнал, что я там живая, а не мёртвая?

Володька фыркнул:

— Кто ж тебя, Мухина, в такой роскошный гроб мертвую положит?.. Ну а когда эти типы ушли, я схватил твою лопату — и за работу. Торопился. Боялся, как бы ты там не задохнулась. А ты шутки дурацкие шутишь…

— Ой, да ладно, Воробей, — поморщилась я. — Ты просто в черный юмор не въезжаешь.

— Зато я тебя от смерти спас! — гордо объявил Володька.

— Тронута, сдвинута, опрокинута! Может, прикажешь теперь из благодарности за тебя замуж выйти?

Воробей опять фыркнул:

— Хэ, замуж. Лично я жениться не собираюсь. У меня другие планы. После школы я стану композитором. Буду писать музыку и исполнять ее на скрипке.

— А я после школы стану путешественницей! — азартно подхватила я. — Обойду весь земной шар. Как дедушка. Сначала вдоль, а затем поперек… Ну а потом…

Володька перебил:

— Размечталась, Мухина. Давай-ка лучи расскажи, что тут за дела творятся.

Мы сели на скамейку,

— Ну, слушай, Воробей…

Глава XX

СНОВА ВМЕСТЕ

И я подробно рассказала Володьке об Ирке Пыжиковой и боцмане Кошкине; об Анате и цветочке тариге; о следователе Емелине и снайперской винтовке; о толстом Свинарском и тонком незнакомце с черной тростью, о мадам Ирэн и господине Шульце…

Короче говоря, все-все-все рассказала. Когда я закончила, уже почти рассвело. Мы встали со скамейки и порулили в гостиницу. Кира, как обычно, сидела на своем месте.

— Знакомьтесь, — представила я ей Воробья, — мой старший брат. Володя Мухин. Приехал ночным поездом.

Воробей галантно расшаркался и спросил:

— У вас свободного местечка не найдется?

— Для брата Эммочки у нас все найдется! — ответила Кира и протянула ему формуляр. — Заполняй, мальчишечка!

Воробей начал заполнять.

— Кира, а кто живет в тринадцатом номере? — вкрадчиво поинтересовалась я.

Дежурная залилась звонким смехом:

— Ха-ха-ха… У него такая смешная фамилия — Шеври… ха-ха… Шеврикукин…

— А откуда он приехал?

— Из Рязани… Ха-ха-ха…

Я решила подождать, пока дежурная успокоится. Но так и не дождалась. Кира все хохотала и хохотала.

— А он что — хромой? — спросила я.

От этих слов она залилась пуще прежнего.

— Ой, не могу, ха-ха-ха…

— Странная какая-то тетечка, — сказал Володька, когда мы уже поднимались по лестнице.

— По-моему, она с приветом, — покрутила я пальцем у виска.

— С "Приветом из Африки", — сострил Воробей,

Первым делом мы решили как следует выспаться. И разошлись по своим номерам. А в полдень Володька явился ко мне, и на свежие головы мы принялись рассуждать.

— Значит, так, Мухина, — начал Воробей. — Пока что не вызывают сомнений два факта. Первый: то, что капитан Кэп исчез. И второй: то, что в тебя стреляли из снайперской винтовки. Ты — девчонка и можешь не знать такую вещь: из винтовки с лазерным прицелом невозможно промахнуться.

— Точно! — воскликнула я. — Я же знала об этом, но забыла.

— Выходит, тебя не хотели убивать, — продолжал Володька. — А таким способом предупредили.

— Предупредили?.. А о чем?

— О грозящей опасности.

— Бандит из тринадцатого номера хотел меня предупредить?! — язвительно хмыкнул! я. — Классно ты, Воробей, рассуждаешь.

— Да с чего ты взяла, что он бандит?

— Ну а кто ж еще, если у него оказании дедушкины записи?! К тому же он…

— Да погоди ты тараторить, — остановил меня Володька. — Давай спокойно рассуждать. Значит, так. В твоем рассказе все время выплывают две вещи: наркотики и сокровища.

— Не наркотики, а наркотик, — уточнила я. — "Привет из Африки".

— А ты уверена, что тебе вовсе не давали наркотиков?

— Нет, не уверена, — сказала я, вспомнив свое болезненное состояние в тот день. — Понятное дело, они что-то подсыпали в молоко. Иначе я бы сразу въехала в этот фокус-покус с отрубленной головой.

— Вот именно! — подхватил Володька. — Они подсунули тебе один наркотик, а разыграли так, словно дали другой — "Привет из Африки". Спрашивается — зачем?..

— Слушай, а что это за "Привет"?

— Да я и сам толком не знаю. Мне наш посол в Аргентине рассказывал, что этот наркотик вызывает сильные галлюцинации. Тебе кажется, будто ты герой крутого боевика… — Вдруг Воробей бросился к двери и выглянул в коридор. — Хм, странно…

— Что странно?

— Мне показалось, что нас подслушивают, — Он вернулся на свое место. — На чем я остановился?..

— На "Привете из Африки".

— Так вот, ученые не могут раскрыть химический состав "Привета". А Хромой Макс держит все в большом секрете…

— В последнее время он куда-то пропал, — вставила я. — По радио передавали.

— Кто пропал? Хромой Макс?

— Да нет. "Привет из Африки". Воробей кивнул.

— Посол тоже об этом говорил. Он считает, что Хромой Макс сам не знает состава "Привета", а просто нашел запасы непонятного вещества где-то в африканских джунглях. Поэтому и назвал "Привет из Африки". А сейчас эти запасы у него кончились.

Меня вдруг осенило:

— Воробей, а что, если этот наркотик делается из человеческих костей?! Тогда понятно, зачем незнакомцу с черной тростью понадобился скелет Скуратова.

Володька посмотрел на меня как на чокнутую.

— Мухина, умный человек тоже имеет глупые мысли, но он никогда не высказывает их вслух.

Я обиженно надула губы:

— Подумаешь, умный выискался.

— Да ты, Эмка, не обижайся. Просто ты уже во всем этом основательно запуталась. А мне со стороны виднее.

— Ну и чего тебе виднее?

— А то, что не надо смешивать сокровищу и наркотики. Как говорится, суп — отдельно, мухи — отдельно…

— Хорошо — тряхнула я головой, — давай поговорим о мухах, ну то есть о сокровищах,

— Давай. — Володька перешел на шепот. — Нам надо пробраться в Лизаветин склеп и…

— Ну ты даешь, Воробей, — перебила я. Ты что, полезешь в магазин мадам Ирэн и будешь разбирать там полы?

— Тс-с-с! — Володька указал глазами дверь. — Что ты орешь?

— Ой, да никто нас не подслушивает. — Я выглянула в пустой коридор. — Никого тут нет.

Но Воробей все равно продолжал шептать;

— Зачем нам лезть в магазин? Ты же сами говорила: Скуратов приказал прорыть к склепу подземный ход от своего дома.

— Ты хочешь сказать… — начала я.

— Тихо! — погрозил Володька кулаком.

— Ты хочешь сказать, — перешла я тоже на шепот, — что надо пойти в краеведческий музей и найти этот ход?

— Вот именно, Мухина.

Я с сомнением покачала головой.

— Ну-у, не знаю…

— Зато я знаю, — уверенно отрезал Воробей и встал. — Идем.

И мы пошли в музей.

Глава XXI

"ПЕЩЕРА УЖАСОВ"

— Здрасте, Лев Николаич, — поздоровалась я с Курицыным. — Вот, решила еще разок посетить ваш замечательный музей.

— Похвально, дитя мое, похвально, — директор взглянул на Володьку. — А кто этот молодой человек, разрешите узнать?

— Скрипач Воробьев, — представила я Воробья. — Любимый ученик Паганини.

— Мухина, кончай чушь молоть, — недовольно буркнул Воробей.

— Тоже интересуетесь историей нашего края? — спросил у него Курицын.

— Ага, — подтвердил Володька. — Особенно пещерами и склепами.

— Да, наш край богат всевозможными пещерами, — закивал директор. — В одних только горах у озера их более двадцати. А во племена Ивана Грозного…

— Лев Николаич, — перебила я, — а подземными ходами ваш край не богат?

— Очень своевременный вопрос, дитя мое, — оживился Курицын. — Не далее как вчера я случайно обнаружил в музее подземный ход.

Мы с Воробьем так рты и разинули.

— Подземный ход… — обалдело повторил Володька.

— Что, не верите, молодые люди? — улыбался директор, — А зря. Помнишь, дитя мое я рассказывал, что в этом доме когда-то жил помещик Скуратов? Так вот, оказывается, он действительно прорыл к склепу своей жены подземный ход…

— И… что?.. — затаила я дыхание.

— А я ведь считал это такой же легендой. как и историю со скуратовскими сокровищами. Ан нет. Вчера разбираю в подвале всякую рухлядь, гляжу — а одна плита к полу неплотно прилегает. Я ее ломиком подцепил, А там — ход…

— И вы полезли?! — в один голос вскричали мы с Воробьем.

— Стар я, молодые люди, на карачках-то ползать. Надо археологов из центра вызывать. А у музея денег нет.

— А давайте мы сползаем, — живо предложила я.

— За бесплатно, — добавил Володька. Курицын даже прослезился.

— Какие же вы молодцы, друзья мои, — с чувством произнес он, — А не испугаетесь?

Мы наперебой начали уверять его, что не испугаемся.

Директор подошел к книжному шкафу и достал с полки толстенный том.

— Вот, хочу подарить вам эту книжку, — сказал он, любовно поглаживая корешок. — Здесь собраны очерки по истории нашего края. Тут и моя статейка имеется.

— Тогда подпишите, Лев Николаич, — попросила я.

— Охотно, дитя мое. — Курицын подписал и громко прочел свою надпись: — "Юным археологам! Любите и изучайте историю родного края. Директор краеведческого музея Лев Курицын".

Он торжественно вручил мне "кирпич".

— Прошу, дитя мое. Читай на здоровье. Весьма поучительный труд.

Весил "поучительный труд" килограмма два, не меньше.

— Значит, сегодня ночью мы и полезем, — о6ъявил Воробей.

— А почему ночью? — озадачился директор.

— А нам так интересней, — нашлась я, но, как только мы вышли из музея, тоже спросила: — А почему ночью?..

— Безопаснее, — объяснил Володька. — Вдруг мадам Ирэн знает о склепе. Хочешь с ней нос к носу столкнуться?

— Предусмотрительный ты парень, Воробей.

— А ты, Мухина, юмористка-самоучка. Зачем брякнула, что я любимый ученик Паганини?

Я захихикала:

— А разве не так? Вон, тебя даже в Аргентину с концертами пригласили… Кстати об Аргентине. Ты что, удрал? Или концерты отменили?

— С Аргентиной прикольно получилось, — тоже захихикал Володька. — Наутро после твоего звонка я в шутку говорю директору

концертного зала "Эльдорадо": "Вы знаете, сеньор Казарре, мне приснился сон, будто под "Эльдорадо" произошло землетрясение". Этот чудак так испугался, что отменил все мои выступления и приказал готовить здание к эвакуации. И я спокойненько улетел. Прикольно, да?

— Прикольно, — согласилась я и предложила: — Слушай, Воробей, а поехали в парк, на каруселях покатаемся.

Мы как раз проходили мимо трамвайной остановки.

— А как же мадам Ирэн? — напомнил Володька. — Давно, Мухина, в гробу не лежала?

Я отмахнулась.

— Ой, да ее магазин далеко от аттракционов. К тому же в парке наверняка полно народу.

— Ну, тогда поехали.

В парке и правда было полно народу. Мм прокатились на всех каруселях, слопали им три мороженых и подошли к "Пещере ужасов". На сей раз она работала. Я дернула Воробья за руку. — Володька, давай зайдем. Я прямо тащусь, когда у меня от страха душа в пятки уходит,

Взяв у старушки кассирши билеты, мы сели в двухместную тележку и покатили по рельсам. Внутри пещеры горел зловещий синий свет. В углах сидели стервятники. Чучела, естественно. Впереди показались скелеты. Нарисованные.

— Какая лажа, — разочарованно произнесла я.

— Это точно, — кивнул Воробей.

Из-за поворота показался монстр-великан. Совсем не страшный.

— Все ясно, — вздохнула я. — Эта пещера рассчитана на малышню.

— Да уж, — откликнулся Володька. — Зря только деньги потратили.

Наша тележка катилась дальше. Монстр-великан остался позади. А вместо него возникла женщина в черном трико и маске "домино".

— О, что-то новенькое, — слегка оживились я.

— Наоборот, старенькое, — возразил Воробей. — Я этот трюк сто раз по телику видел. Она сейчас начнет в нас ножи метать. Вернее, нам так будет казаться. Оптический обман.

Володька был прав. Женщина размахнулась и бросила в нас нож.

Он просвистел рядом с моей щекой. Даже ветерком повеяло.

"Ух ты, классный эффект!" — с восхищением подумала я.

Женщина бросила второй нож. Он полетел прямо мне в лицо. Я, чисто инстинктивно, вскинула руки с "кирпичом" Курицына. Острое лезвие вошло в книгу по самую рукоятку.

Тут-то до меня и дошло: она кидала ножи по-настоящему!

Тележка продолжала двигаться. Мы неотвратимо приближались к зловещей фигуре в маске. Я начала лихорадочно вытаскивать нож из книги. А он, блин, не вытаскивается!

— Помогай! — закричала я Воробью. Теперь я держала книгу, а Володька пытался вытащить нож.

Женщина тем временем достала из сумки пистолет. И прицелилась мне прямо в сердце.

В этот момент Воробей выдернул нож из книги.

— Кидай! — завопила я. — Кидай!

Володька кинул. Лезвие сверкнуло в воздухе. Женщина вскрикнула. Нож угодил ей и правое плечо. Пистолет выпал из ее пальцев.

А наша тележка выкатилась из пещеры.

На улице все так же сияло солнце. Крутились карусели. Гремела музыка. Я глянула на Воробья. Он был бледный-пребледный. Думаю, и я выглядела не лучше.

— Испугались, ребятки? — посмеиваясь, спросила старушка кассирша.

— Странный у вас какой-то номер, — еле ворочала я пересохшим языком.

— Это который? — не поняла кассирша.

— С ножами, — просипел Володька.

— Отродясь у нас ножей не было, — пожала плечами старушка.

Мы с Воробьем переглянулись.

— Все ясно, Мухина, — мрачно сказал он. — Тебя пытались убить.

— Ой, мамочка, у меня от страха прямо душа в пятки ушла, — призналась я.

— Ты же от этого тащишься, — напомнил мне Володька.

Глава XXII

ЗАСАДА

Остаток дня мы бурно обсуждал к происшествие в пещере. А вечером потопали в музей.

— Держите, молодые люди. — Курицын протянул нам два фонаря. — Для вас приготовил.

Мы спустились в подвал и, отодвинув тяжелую плиту, полезли в подземный ход. Впереди Володька, за ним — я.

— Счастливого пути, — крикнул нам директор.

Ход был узкий и низкий. Приходилось ползти почти что на четвереньках.

— Ну скупердяй Скуратов, — ворчала я, — не мог попросторней проход сделать.

Вдруг Воробей резко остановился. Я, естественно, тоже.

— Впереди — свет, — шепотом сообщил он.

— Какой свет?

— Электрический.

— Может, это мертвая Лизавета светится?

— Мухина, опять ты чушь мелешь. При чем тут Лизавета? Сама же говорила: они с Мадунгой в Африку уехали.

— Ах, да, — вспомнила я.

— Ладно, лезем дальше.

Теперь уже и я видела неясный свет, сочившийся откуда-то сверху. Володька уткнулся в глухую стену. Дальше хода не было. Над нами находились две плиты.

— Прибыли, — тихо сказал Воробей. Сдвинув одну из плит, мы вылезли наверх. Склеп оказался каким-то странным. На потолке висела люстра с тремя горящими лампочками; вместо гроба стоял стол, уставленный различными колбами, мензурками, стеклянными банками… На полу была куча коробок, доверху набитых белыми таблетками. Володька взял одну таблетку и лизнул.

— Либитум, — уверенно заявил он.

— Какой еще либитум? — не поняла я.

— Есть такой наркотик. С привкусом мяты.

— А ты откуда знаешь?

— Наш посол в Аргентине рассказывал.

— Он что — наркоман?

— Не наркоман, а специалист по наркотикам.

Я с недоумением озиралась.

— Ни фига не врублюсь. По виду — настоящий склеп.

— Склеп и есть, — сказал Володька. — Просто мадам Ирэн приспособила его под лабораторию для изготовления либитума.

— А где же сокровища? — продолжала я озираться. — Может, мадам Ирэн их перепрятала?

Воробей не успел ответить. В потолке, рядом с люстрой, внезапно открылся люк, и в образовавшееся отверстие просунулся ствол автомата.

— Не двигаться! — раздался грозный окрик. — Руки вверх!

Мы подняли руки. А что еще нам оставалось делать?..

В склеп спрыгнули два милиционера. Одного я сразу узнала, это был сержант Петренко.

Нас обыскали. Петренко вытащил у меня из кармана дедушкин пистолет.

— Ага-а! — радостно завопил он. — Вооруженное ограбление!

— Пистолет без патронов, — заметила я. 1

— Разговорчики! — прикрикнул сержант. Сверху спустили веревочную лесенку. Поднявшись, мы оказались в магазинчике мадам Ирэн. Ни самой мадам, ни ее помощников я не заметила. Нас вывели на улицу.

У магазина стоял милицейский фургон.

— Они заранее знали о нашем приходе, — шепнул мне Володька.

— Откуда?

— От верблюда. Орать в гостинице надо было меньше.

Петренко открыл дверцу фургона:

— Прошу, господа грабители. Мы поехали.

— Куда мы едем? — поинтересовалась я.

— Сама-то как думаешь? — ухмыльнулся сержант.

Фургон остановился у отделения милиции. Здесь нас поджидал следователь Емелин. Петренко протянул ему мой пистолет:

— Вот, у Мухиной изъял.

Емелин понюхал дуло.

— Порохом пахнет.

— Каким порохом?! — возмутилась я. — Что вы врете!

Следователь на меня даже не взглянул.

— В камеру их! — коротко приказал он.

— Это провокация! — возмутился и Воробей.

— Топай, топай, — толкнул его в спину сержант.

Нас посадили в разные камеры.

Железная дверь захлопнулась. Заскрежетал ключ.

Я огляделась. Решетчатое оконце под потолком. Деревянные нары. Каменные стены.

"Ладно, — подумала я, — утро вечера мудренее". И начала укладываться на нарах.

Но тут снова заскрежетал ключ. В камеру вошел Петренко.

— Мухина, — сказал он, — на допрос.

Глава XXIII

ДОПРОС

Сержант привел меня в кабинет Емелина. Верхний свет был выключен. Горела только настольная лампа.

— Садитесь, — указал мне следователь на стул.

Я села. Петренко вышел. Емелин достал ручку, лист бумаги и приступил к допросу:

— Фамилия, имя, отчество?

— Вы же знаете.

— Отвечать на вопросы!

— Мухина Эмма Игоревна.

— Где проживаете?

— В Москве.

— Род занятий?

— Учусь в школе.

— Сколько вам полных лет?

— Девяносто восемь.

Следователь машинально записал. Но тотчас опомнился.

— Ты что, Мухина, шутить со мной вздумала?!

— С чего вы взяли? — невинно смотрела я.

— Гражданка Мухина, — грозно объявил он, — вы обвиняетесь в убийстве своего деда!

Я чуть со стула не грохнулась.

— Что-что?

— Что слышала, Эммочка, — с ядовитой улыбкой ответил Емелин. — Ты, я гляжу, из молодых — да ранних. Мы навели справки в нотариальной конторе. По завещанию, в случае смерти капитана все его имущество, в том числе дом, переходит к тебе. Но ты нетерпеливая, ты ждать не хочешь. Поэтому и убила родного дедушку. А потом разыграла комедию с его исчезновением.

— Вы дурак? — спокойно поинтересовалась я.

— Ты мне заплатишь за оскорбление, — угрожающе произнес Емелин. — Кстати, з разговор с Аргентиной ты тоже заплатишь.

И он кинул через стол телефонный счет.

— И не подумаю, — я бросила счет обратно. — Сами говорили: "Звони хоть в Аргентину". Никто вас за язык не тянул.

Следователь нервно закурил.

— Хорошо, переходим ко второму пункту. Кто подговорил тебя и твоего сообщника Воробьева ограбить магазин?.. Микстуров?!

— При чем тут Микстуров? — не поняла я.

— При том самом, милая.

Я на минутку задумалась. Мадам Ирэн знала о моем заявлении в милицию. А следователь Емелин устроил засаду в "Маленьком магазинчике ужасов"… Я сопоставила оба эти факта, и мне сразу все стало ясно: Емелин работает на мадам Ирэн!

Следователь истолковал мое молчание в свою пользу.

— Вот и молодец, Эмма, — заулыбался он. — К чему тебе лишние неприятности. На, ознакомься и подпиши… — Он протянул листок бумаги.

Это было заявление в милицию, написанное от моего имени. В нем говорилось, что Микстуров подговорил нас с Володькой ограбить магазин мадам Ирэн.

— И не подумаю подписывать эту липу! — с возмущением воскликнула я.

Емелин грохнул кулаком по столу.

— Нет, подпишешь, мерзкая девчонка!

— Ставить свою подпись — мое право, а не обязанность! Понятно?!

— Ах, какие мы умные, — съязвил следователь.

— А что в этом плохого? — пожала я плечами.

— Хорошо, — зловеще сказал он. — Не хочешь — как хочешь. Придется тебе тогда посидеть в колонии для несовершеннолетних преступников.

— А вам придется посидеть в колонии для совершеннолетних преступников, — тут же парировала я.

— Это еще почему?

— Потому, что вы работаете на мадам Ирэн! — гневно заговорила я. — И еще потому, что вы специально не расследуете сорок пять дел! Вы продались бандитам! Вы сами — бандит!..

— Неправда, — растерялся Емелин.

— Нет, правда! — грохнула и я кулаком по столу.

Следователь вскочил со стула как ужаленный.

— Эту правду ты унесешь с собой в могилу… Петренко! — громко позвал он.

Тотчас явился Петренко.

— Вот что, сержант, — сказал ему Емелин. — Приготовь-ка утром дежурный "газик". Я повезу Мухину в парк, к магазину. Надо будет провести следственный эксперимент.

— Мне тоже с вами ехать? Следователь криво усмехнулся:

— Нет. Я прокачусь с ней вдвоем.

Глава XXIV

СТЕКЛЯННЫЙ ГЛАЗ

Петренко отвел меня обратно в камеру. Я улеглась на жесткие нары и задумалась.

Значит, следователь Емелин решил упрятать Микстурова за решетку. Хотя неделю назад расхваливал детектива на все лады и пихал мне номер его телефона. Любопытно…

Кроме того, я выяснила, что Емелин работает на мадам Ирэн. А та хочет заполучить дедушкины записи. Что же ей надо в этих записях?..

И тут меня точно током ударило. Рецепт булигонго — вот что!..

Чудесный напиток, полученный Мадунгой из смеси тариги с ромашкой, и есть новейший наркотик "Привет из Африки"!

Я вскочила с нар и, засунув руки в карманы, возбужденно забегала по камере…

Если наш посол в Аргентине прав и у Хромого Макса действительно нет рецепта, то мадам Ирэн, заполучив дедушкины записи и узнав рецепт булигонго, может стать "крестной матерью" мировой наркомафии.

Ай да мадам Ирэн!

На дне правого кармана я нащупала что-то твердое. Это оказалась таблетка либитума. Видно, когда мы были в склепе, я машинально сунула ее в куртку.

Мне на ум сразу же пришел дерзкий плиц побега.

— Петренко! — забарабанила я в дверь.

— Чего тебе? — раздался недовольный голос.

— Дайте поесть.

— Не положено. Только утром.

— Петренко, миленький, — стала жалобе упрашивать я. — Так кушать хочется.

— Ну ладно уж, — проворчал он. — Сейчас принесу.

Через пару минут в дверях открылось маленькое окошко, и сержант протянул мне миску горохового супа.

— Спасибо, — поблагодарила я.

Как только окно закрылось, я бросила в суп таблетку либитума, раскрошила ее ложкой и тщательно размешала.

Потом снова забарабанила в дверь.

— Петренко!

— Вот беспокойная девка, — заворчал сержант, опять открывая окошко. — Ну чего еще?

— У супа какой-то странный привкус, — пожаловалась я, возвращая ему миску. — Попробуйте.

Петренко попробовал.

— Суп как суп, — сказал он.

— Не-е-т, вы побольше съешьте. Сержант зачерпнул суп ложкой. Затем еще

раз… и еще… Короче, он умял всю миску. Наркотик начал действовать. Глаза у Петренко заблестели. Он глупо ухмыльнулся.

— Дяденька Петренко, — ласково попросили я, — выпустите меня отсюда. Пожалуйста.

— С превеликим удовольствием, — сержант широко распахнул дверь камеры. — Выходи, дорогая, ты свободна! Я сам вместо тебя сяду!

С этими словами он вошел в камеру, лег на пары и громко запел: "Сижу за решеткой в темнице сырой…"

— А может, вы и Воробьева освободите? — вкрадчиво осведомилась я.

— Держи! — Петренко кинул мне ключ. — Все свободны!

Я открыла дверь соседней камеры и выпустила Воробья на волю.

— Ты что, наркотик в суп подмешала? — шепнул он.

— Ага.

— Бежим скорей!

— Бежим!

И мы побежали.

— Эй, ребята, вы куда?! — весело закричал нам вслед сержант.

— В лес по грибы, — сказала я.

Петренко лукаво погрозил пальцем.

— Смотрите больше не попадайтесь.

Мы крадучись прошли через дежурное помещение. На топчанах храпели несколько мильтонов. Я увидела на столе свой пистолет и, конечно же, прихватила его с собой.

На улице было раннее утро.

Из первого же телефона-автомата я звякнула детективу Микстурову.

— Алло? — ответил сонный голос.

— Говорит Эмма Мухина, — затараторила я. — У меня к вам срочный разговор…

— Слушаю,

— Не телефонный, — добавила я.

— Где ты находишься?

— У Центрального рынка.

— Оставайся там. Я сейчас приеду. Минут через пятнадцать подкатил "Форд"

Мы с Воробьем залезли в машину. Я все подробно рассказала,

— Значит, они хотят меня подставить, хмуро произнес Микстуров.

— Но зачем? — спросил Володька.

Не ответив, детектив сунул в зубы сигарету. Я с готовностью протянула ему зажигалку, которую взяла с приборного щитка. Но Микстуров принялся хлопать себя по карманам, бормоча:

— Куда ж я ее задевал?..

— Да вот ваша зажигалка, — сказала я. — Прикуривайте.

Он прикурил, выдохнул дым и спросил:

— Так ты, Эмма, думаешь, что никакого "Привета из Африки тебе не давали?

— Конечно. Все было ловко подстроено. Непонятно только, с какой целью.

— А как выглядит человек с черной тростью?

— Шеврикукин?

— Да.

— Так я ж его не видела.

— Ах, точно.

Выло заметно, что Микстуров с трудом сдерживает ярость… Не докурив сигарету и до половины, он затолкал ее в пепельницу и рванул машину с места.

— Ей это даром не пройдет, — процедил он, вертя баранку.

— Вы имеете в виду мадам Ирэн? — поинтересовался Володька.

Микстуров промолчал. Мы подкатили к гостинице.

— Спасибо, ребята, за информацию, — детектив поочередно пожал нам руки. — Емелина можете не опасаться. Я приму соответствующие меры.

И "Форд" умчался.

Мы вошли в гостиницу, взяли у дежурной ключи (на сей раз дежурила не Кира) и поднялись в мой номер.

— Вот гады какие! — возмущалась я. — Хотят посадить в тюрягу хорошего человека!

— А ты заметила, что у него один глаз стеклянный? — спросил Воробей.

— У кого? — с ходу не врубилась я.

— У Микстурова. Он не увидел зажигалку, которую ты ему протянула.

В эту минуту зазвонил телефон. Я вопросительно глянула на Володьку: брать, не брать?

— Бери, — сказал он.

Я взяла трубку.

— Да?

— Если вы хотите узнать о судьбе капитана Кэпа, приходите сегодня в двадцать ноль-ноль на пристань. Прокатимся на прогулочном теплоходе, там и поговорим.

Это был хриплый голос Шеврикукина.

Глава XXV

ОПАСНАЯ ПРОГУЛКА НА ТЕПЛОХОДЕ

Весь день мы с Воробьем прикидывали: идти или не идти мне на встречу с Шеврикукиным?.. Дедушки вон пошел — и исчез. С другой стороны, если б Шеврикукин хотел меня убить, то давно бы убил из снайперской винтовки.

В общем, мы решили: надо пойти. Но следовало как-то подстраховаться. Эх, жаль, в пистолете патронов не было, а то б Володька притаился где-нибудь в укромном уголке и в критический момент — бах! бах! — в Шеврикукина. Но, увы, мадам Ирэн забрали обойму, и этот вариант отпадал.

— А что, если акваланги? — предложил Воробей.

— Какие акваланги?

— Ну ты говорила, что японцы подарили капитану Кэпу два акваланга.

— И что?.. Володька объяснил:

— Я надеваю акваланг, а второй беру с собой. Цепляюсь за какую-нибудь загогулину на дне теплохода и плыву вместе с ним. А ты, как только возникнет опасность, прыгаешь в воду. Я передаю тебе под водой акваланг. И мы сматываемся.

— Ты разве умеешь плавать с аквалангом?

— А чего тут уметь? Я, когда с родичами на спортивной базе отдыхал, каждый день с аквалангом плавал.

Володькина идея мне понравилась. И мы приступили к ее осуществлению. Пробрались через чердак в дедушкин дом и забрали оттуда нее подводное снаряжение.

А ровно в двадцать ноль-ноль я стояла на пристани. Смеркалось. Шеврикукина не было.

К пристани причалил маленький теплоходик. Из него выскочила бойкая тетенька и закричала в мегафон:

— Желающих прокатиться по живописному озеру Богатое прошу покупать билеты! Теплоход отправляется через несколько минут!..

И тут я увидела человека с черной тростью. Как ни странно, у него было красивое и мужественное лицо. Я даже пожалела, что такое лицо досталось обыкновенному бандиту.

Не глядя на меня, он купил билет и прошел по трапу на теплоход. Я тоже купила билет и тоже прошла на теплоход…

— Отправляемся, отправляемся! — закричала тетенька в мегафон.

Теплоходик отчалил. Я поднялась на верхнюю палубу и, облокотясь на поручни, стала глядеть на удаляющийся берег.

— Идите за мной, Эмма, — раздался шепот.

Я быстро обернулась. Шеврикукин уже спускался по лесенке. Я последовала за ним. Мы прошли в хвост, где под винтом вздымались белые хлопья пены.

Здесь была небольшая площадка со скамьей.

Шеврикукин сел. Я встала поодаль, мысленно измерив расстояние между нами — на тот случай, если он вдруг кинется на меня.

— Слушаю вас, — сухо произнесла я.

— Эмма, — вполголоса заговорил Шеврикукин. — Хочу сообщить вам приятное известие. С капитаном Кэпом все в порядке. Он жив и здоров…

Голос его звучал спокойно. Не то, что при разговоре со Свинарским. Даже хрипота были какой-то мягкой. Ловко притворяется, гад.

Я изобразила на лице полнейшее равнодушие.

— Меня это не интересует.

— То есть как — не интересует? — удивленно приподнял он брови.

— А вот так.

В эту минуту мимо нас прошла влюбленная парочка.

— Хорошие здесь места, — громко произнес Шеврикукин. — А вот у нас в Рязани… — И он начал рассказывать про Рязань. Но, как только парочка удалилась, Шеврикукин сказал: — На самом деле я не из Рязани, а из Цюриха. Я — агент Интерпола.

Ну заливает!

— Вы знаете, Эмма, что такое Интерпол?

— Международная полиция.

— Совершенно верно. Сейчас мы заняты поисками опасного преступника. Хромого Макса. И попросили капитана Кэпа помочь нам в этом деле.

Я усмехнулась.

— По-моему, вы не там ищете. Хромого Макса надо искать в Америке или в Африке.

— Ошибаетесь, Эмма. Он находится в Задонске, потому что хочет завладеть записками нашего деда. Ему необходимо заполучить рецепт одного африканского снадобья.

— А-а, — равнодушно протянула я. Шеврикукин пристально посмотрел мне в

глаза.

— Вы мне не верите?

— Не верю! — прямо сказала я. — Почему сам дедушка не пришел?

— Поймите, Эмма, это невозможно. Операция вступила в свою заключительную стадию. На карту поставлено слишком много. В данный момент сложилась уникальнейшая ситуация, когда все преступные нити наркобизнеса сосредоточены в руках одного человека — Хромого Макса. У Интерпола появилась реальная возможность одним ударом покончить с наркомафией во всем мире…

Честно говоря, хотелось ему верить. Но я прекрасно помнила, как, прячась под кроватью, слышала совсем другие речи.

— Хорошо, Шеврикукин, — оборвала я его. — Если вы скажете, что было написано в открытке, которую дедушка послал мне в Москву, я вам поверю.

Он расплылся в улыбке.

— Это проще простого. Капитан Кэп просил вас немедленно куда-нибудь уехать.

— Фиг попало! Дедушка, наоборот, просил меня немедленно приехать в Задонск.

— Нет, нет, Эмма! — с горячностью воскликнул он. — Капитан опасался, что Хромой Макс может использовать вас в качестве заложницы…

Я скривилась.

— Ой, только не надо мне лапшу на уши вешать. Я знаю о ваших связях с местными бандитами. Почему вы хотели, чтобы имей но Свинарский принес вам скелет Скуратова?..

— Потому что нам нужно было поссорить Свинарского и мадам Ирэн. Под прикрытием задонской милиции мадам Ирэн изготавливает в своей подпольной лаборатория наркотики. А Свинарский и его люди занимаются сбытом этих наркотиков. Вот мы и решили пресечь их преступную деятельность. Но главная цель Интерпола — Хромой Макс!

— Может, вы и из снайперской винтовки л меня не стреляли? — язвительно осведомилась я.

— Не стрелял, — с ходу соврал Шеврикукин.

— Она сама выстрелила, да?..

— Эмма, послушайте… — Он начал приподниматься.

— Сидеть! — приказала я.

— Хорошо, хорошо… Только успокойтесь. Я вам сейчас все объясню. Из винтовки стрелял капитан Кэп…

— Да что вы такое мелете?! Мой дедушка никогда…

— Подождите, Эмма! — перебил Шеврикукин. — Таким способом капитан хотел вас предупредить, до какой степени здесь опасно. Чтобы вы были начеку, раз уж приехали…

— Каждое ваше слово — ложь! — взорвалась я. — Но один раз вы все же проговорились. Когда сказали, что Хромой Макс в Задонске. Вы и есть Хромой Макс!

У негодяя отвисла челюсть. А рука медленно поползла к карману. Ясно, у него там пушка. Еще секунда — и мне конец.

Перемахнув через поручни, я прыгнула в воду.

Глава XXVI

СОКРОВИЩА СКУРАТОВА

Вода была обжигающе холодной. Сквозь темно-зеленую пелену я увидела, как ко мне плывет Воробей. Он взвалил мне на спину тяжелый акваланг.

Мы подождали, пока теплоход отойдет достаточно далеко, и вынырнули на поверхность.

— Это Хромой Макс, — тотчас сообщила я.

— Понятно, — сказал Володька. — Плывем к берегу. Там все подробно расскажешь.

Он достал из полиэтиленового пакета ласты и маску. Я с трудом стащила с ног кроссовки и сунула их в пакет.

Мы опять ушли под воду и, спустившись к самому дну, поплыли, мерно перебирая ластами. Под нами шевелились густые заросли водорослей. Тут и там валялись консервные банки, бутылки, железяки… Все это за многие годы накидали пассажиры с прогулочных тем доходов.

Вскоре водоросли кончились, и пошел беленький песочек. Мы плыли и плыли, не останавливаясь. Впереди уже виднелась подпол нал часть скалистого берега.

Воробей сделал мне знак — "всплываем", Я закивала и стала подниматься, но вдруг попала в сильное течение, сбилась с ритма и беспомощно заболтала руками и ногами.

Меня понесло прямо на скалы, переворачивая, словно тряпичную куклу. А в следующую минуту я врезалась головой в вязкий ил, с. ужасом ожидая удара о скалу. Однако вместо этого я все глубже и глубже погружалась внутрь скалы.

Я закричала от страха, и рот тотчас наполнился склизкой грязью. Меня чуть не стошнило. Я крепко схватила зубами резиновый мундштук.

Со всех сторон был только ил.

Ощупав стены, я поняла, что попала в подводный ход в скале. Развернуться в нем было абсолютно невозможно. Яростно работая ластами, я начала пробиваться сквозь илистую жижу.

Вдобавок ко всем прелестям за шиворот заползла какая-то колючая тварь и противно там шевелилась.

К счастью, ил вскоре закончился и снов

появилась чистая вода. Протерев маску, я увидела позади себя свет. Это плыл Воробей с включенным фонарем.

Потолок над головой вдруг исчез. Я вынырнула на поверхность. Рядом со мной показался Володька.

— Смотри-ка, Мухина, это же подводная пещера.

— Ага.

Шлепая ластами по каменистому дну, мы вышли на берег. Маленькая пещерка была сплошь завалена кучами песка.

Я опустилась на ближайшую кучу и отстегнула тяжелые баллоны.

— Фу-у, устала…

— Ну давай рассказывай, — нетерпеливо потребовал Володька, тоже отстегивая баллоны.

Я пересказала ему свой разговор с Хромым Максом.

— По-моему, Шеврикукин не врет, — скапал Воробей, когда я закончила. — Интуиция мне подсказывает, что он действительно агент Интерпола.

— Интуиция — одно, а факты — совсем другое, — заметила я.

— Надо не только доверять фактам, но и уметь их анализировать, — важно заявил Володька.

— Не умничай, Воробей!

— Я не умничаю, — вспылил он. — А вот ты разговаривала с этим Шеврикукиным как супердура!

— Сам ты супердурак! — завелась я. — Посмотрела бы я, как бы ты среагировал, когда он в карман за пистолетом полез.

— С чего ты взяла, что за пистолетом? Может, за сигаретами.

"А вдруг и правда за сигаретами?" — подумала я. Но вслух раздраженно бросила:

— Ой, ладно, Воробей, заткнись!

— Ну и пожалуйста… — Обидевшись, Володька ушел в глубь пещеры.

А я от нечего делать начала пересыпать песок из ладони в ладонь. Песок показался мне каким-то странным. Я посветила фонарем им одну кучу, на другую…

— Ни фига себе, — присвистнула я. — Это же… золото.

— Что ты там, Мухина, бормочешь? — спросил из темноты Володька.

— Это же золото!.. — закричала я во все горло. — Воробей, мы нашли сокровища Скуратова!

…Мы тут же принялись исследовать пещеру и, помимо золотого песка, обнаружили еще три ящика с золотыми монетами, четыре ящика с золотой посудой и пять ящиков с золотыми украшениями.

— Ну что ж, картина ясна, — уверенно сказал Володька. — Скорее всего Скуратов нашел эту пещеру, когда, прикинувшись сумасшедшим, прыгнул в озеро. В то время вход в пещеру еще не был забит илом. Скуратов заплыл, осмотрелся и понял, что сокровищ здесь будут более надежно спрятаны, чем Лизаветином склепе. Ночью он проник в склеп и, увидев пустой гроб, догадался, что "го водят за нос. Перепрятав сокровища, он отправился разбираться с Мадунгой и Лизаветой. Но не тут-то было. Те сами с ним разобрались. Затем сунули его тело в сундук и бросили в Богатое…

— А как ты все это докажешь, Воробей?

— Чего тут доказывать, Мухина?! Раз сокровища — в пещере, а Скуратов — в сундуке, значит, так все оно и было. Логично?

— Логично! — заорала я, подбросив в воздух горсть золотых монет. — Ура-а-а! Теперь я смогу отправиться в кругосветное путешествие!..

— Сначала вдоль земного шара, — подхватил Володька. — А затем поперек.

Глава XXVII

ОКОНЧАНИЕ ЗАПИСОК КАПИТАНА КЭПА

Ранним утром мы вернулись в гостиницу.

— Где это вы всю ночь пропадали? — поинтересовалась у нас Кира.

— Купаться ходили, — ответил Воробей.

— А тебе, подруга, письмо. — Дежурная протянула мне запечатанный конверт. — Ну чего смотришь? Бери.

Но я глядела не на письмо, а на Кирину правую руку, которая от плеча до локтя была перебинтована.

— Что это у вас с рукой? — спросила я, глаза у дежурной забегали.

— Да так, пустяки. Растянула, когда зарядку делала.

Мы обменялись с Воробьем понимающими взглядами.

— Мухина, — шепнул он, — у тебя пистолет с собой?

— Ага. А что?

— Дай на минутку.

Я отдала ему пушку. Володька тотчас взвел курок и прицелился в Киру.

— Эй ты, крошка! — грозно рявкнул он. — А ну колись — что на самом деле с рукой?!

Я прямо обалдела от такой фишки. Вот так Воробей! Вот так скрипач!

Кира же со страху чуть в обморок не грохнулась.

— Ой, миленький, — заголосила она. — Не губи! Все как на духу расскажу. Не хотела я в Эммочку ножи кидать. А они говорят: тогда таблеток не получишь.

— А, так вы — наркоманка! — догадалась я.

Дежурная усиленно закивала.

— Да, миленькая. Попробовала как-то это проклятый либитум да так и втянулась…

— Кто давал вам таблетки? — спросил Володька.

— Врач Микешатьев.

— А кто придумал фокус-покус с отрубленной головой? — спросила я.

— Ирка Пыжикова.

— Кто?! — разом воскликнули мы с Воробьем.

— Ирка Пыжикова, — повторила Кира. — Я с ней вместе в кулинарном училище училась. А потом она уехала в Одессу и устроилась поварихой на корабль "Академик Дундуков".

— Но ведь Пыжикова утонула, — ошеломленно произнесла я.

— Нет, выплыла. Долгие годы жила в Африке, в племени дикарей-людоедов. Вышла там замуж. А затем снова вернулась в Задонск. Открыла тут магазинчик. А под магазином устроила лабораторию. Врач Микешатьев ей лекарства доставал, а Ирка из этих лекарств наркотики изготовляла…

Все начинало проясняться. Кроме одного: для чего Пыжиковой понадобился трюк с отрубленной головой.

— А для чего Пыжиковой понадобился трюк с отрубленной головой? — спросила я.

— Она хотела, чтобы детектив Микстуров подумал, будто у нее есть "Привет из Африки".

— Но зачем? — все равно не понимала я.

— Ой, не знаю, миленькая, — зарыдала Кира. — Вы только меня не выдавайте, а то мне больше таблеток не дадут.

Да, перед нами сидела явно больная женщина.

— Ну ты, Воробей, и рявкнул, — сказала я, когда мы уже поднимались по лестнице.

— А что такого, — захихикал Володька. — В боевиках все положительные герои так, преступниками разговаривают.

Когда мы зашли в мой номер, я первым делом распечатала конверт без обратного адреса. В нем находился листок, исписанный с двух сторон. Я начала читать:

"— За нами погоня, милый капитан, приложив ухо к земле, сказала Аната. Я слышу топот.

Взобравшись на самую высокую пальму, я убедился в правильности ее слов. Нас преследовали дикари во главе с боцманом Кошкиным.

Мы побежали к реке.

И — о чудо! У берега покачивалась пирога, а в ней лежало весло.

Если нам удастся переправиться на другой берег — мы спасены!.. Оттолкнувшись от полузатонувшей коряги, я энергично заработал веслом.

В это время на берег выскочил Кошкин.

— Не уйдешь, Кэп! — злобно заорал боцман и метнул нам вслед тяжелый топор.

Я ловко поймал топор и хотел уже кинуть его обратно.

— Не делай этого, милый капитан, — остановила меня Аната. — Он нам в хозяйстве пригодится.

Вытащив из-за пояса бамбуковую трубочку, девушка плюнула из нее длинной иглой в Кошкина. Боцман и ахнуть не успел, как игла вонзилась ему прямо в глаз.

А я продолжал энергично работать веслом.

На другом берегу мы собрали охапку лиан и развели костер. Аната принялась готовить еду, а я присел под баобабом маленько отдохнуть.

И вдруг, откуда ни возьмись, появилась африканская кобра. Да как вцепится мне в руку мертвой хваткой. И не отпускает, хоть ты тресни!

Я туда-сюда рукой махать да о баобаб ее колотить! Насилу отцепилась гадина и уползла в траву.

А укушенная рука прямо на глазах стала

распухать.

— Руби, руби скорей! — решительно командует Аната. — Пока смертоносный яд в кровь не всосался!

Тут уж попугаев считать некогда. Положил я руку на пенек, да и отсадил топором выше локтя…"

Листок выпал из моих пальцев. Уж что-что, а обе руки у дедушки были на месте. Это я знала совершенно точно.

— Выходит, африканские записи — выдумка от начала до конца, — со вздохом произнесла я.

— Не делай скороспелых выводов, Мухина. — Володька поднял с пола листок и углубился в чтение.

А я никак не могла опомниться.

— Зачем дедушка написал, что отрубил себе руку? Ни фига не пойму…

— А я, кажется, кое-что понял! — весело воскликнул Воробей.

— Что ты понял?

— Аната попала Кошкину иглой в глаз. Так?

— Ну, так.

— Значит, у него нет одного глаза.

— Ну, нет.

— Выходит, он — одноглазый.

— Ну и что?

— А то, что Микстуров тоже одноглазый. Теперь, надеюсь, понятно?

— Не-а, — покрутила я головой.

— Да уж, Мухина, котелок у тебя совсем не варит. Микстуров и есть боцман Кошкин!

Глава XXVIII

ТУМАН РАССЕИВАЕТСЯ

Мы решили наконец немного отдохнуть. Володька ушел в свой номер, а я улеглась на свою кровать. Но сна не было ни в одном глазу. Чтобы как-то себя усыпить, я начала читать толстенный том, подаренный Курицыным. Но и это не помогло. Мысли снова и снова возвращались к таинственному письму.

Кто же прислал мне листок из дедушкиного дневника?.. Шеврикукин?.. Но зачем ему посылать письмо, если он собирался со мной встречаться на теплоходе? А может, сам дедушка прислал?.. Но гостиничный адрес на конверте писал явно не он. "Стоп!" — сказала я себе. Где-то я уже видела надпись, сделанную точно таким же почерком. Причем видела совсем недавно. Буквально минуту назад. Я быстренько схватила "кирпич" Курицына. Да, так и есть! Дарственная надпись на книге и адрес на конверте написаны одной рукой.

Выходит, это Курицын послал мне дедушкины записи?

Внезапно в голове мелькнула смутная догадка… А что, если…

Не додумав, я вскочила с кровати и помчалась в краеведческий музей. Директор был на месте. Он нервно теребил бороду.

— Господи, дитя мое, куда вы пропали?! Что случилось?!

— Ничего не случилось, Лев Николаич. Просто мы нашли другой выход. Там и вылезли.

— А я жду, жду. Не знаю уж, что и думать… Хотел сам в эту проклятую дыру лезть… Почему вы сюда не вернулись? Или хотя бы позвонили.

— Ой, да бросьте, — отмахнулась я. — Все это — "брызги моря", как говорит мой дедушка.

— А кто твой дедушка? — поинтересовался Курицын.

— Капитан Кэп! — с гордостью сообщила я.

— А-а, это тот старик, что зимой и летом ходит в плаще нараспашку?..

— Ага, — широко улыбалась я. — И еще в тельняшке, морской фуражке и с трубкой в зубах.

— Видать, он большой оригинал, — заметил директор.

— Еще какой, — подтвердила я.

Моя смутная догадка превратилась в твердую уверенность.

— Лев Николаич, — вкрадчиво произнесли я, — хотите фокус-покус покажу?..

Курицын озадаченно хмыкнул:

— Ну покажи…

— Смотрите мне в глаза. Раз! Два! Три! Ал-ле-гоп!..

И с этими словами я дернула Курицына за бороду. Борода осталась у меня в руке. А вместо директора музея передо мной предстал… дедушка.

Размахивая фальшивой бородой, я принялась отбивать чечетку.

— Понравился тебе мой фокус, дедуля?!

— Один-ноль в твою пользу, внучка, — поднял он руки. — А как ты догадалась, что директор музея — это я?

— Элементарно. Надпись на книге очерков и адрес на конверте сделаны одной рукой.

— Но я же и там и там писал не своим почерком.

— Ну и что. Как только я поняла, что письмо прислал Курицын, так меня сразу и осенило, что он — это ты.

— Да, внучка, ты прямо Шерлок Холмс и Эркюль Пуаро, вместе взятые.

— Дедушка, — заговорила я строгим тоном, — ты срочно вызываешь меня в Задонск, а сам от меня прячешься. Как это прикажешь, понимать?

Капитан Кэп не спеша раскурил трубочке

— Дело в том, внучка, что я тебя не вызывал…

— Как не вызывал?! А зашифрованная открытка: "Немедленно приезжай. Опасность",

— Ты все перепутала, дорогая. В открытки было сказано: "Немедленно уезжай. Опасность".

— Не может быть!

— Смотри сама.

Дедушка достал шифровальный блокнот, И в самом деле там стояло: 20623 — УЕЗЖАЙ.

Я даже сплюнула с досады:

— Тьфу ты! И впрямь перепутала!..

— Не переживай, внучка, — попыхивал капитан трубочкой. — Все это брызги моря… Правда, своим приездом ты доставила нам массу хлопот.

— Кому это "нам"? Дедушка указал на дверь.

— Прошу любить и жаловать — полковник Бланшар!

Дверь отворилась, и в комнату, постукивая тростью, вошел… Шеврикукин.

Вряд ли в этот момент у меня было умное лицо.

— Вы?!

— Я. Здравствуйте, Эмма. Надеюсь, вы не простудились в холодной воде?

— Ну и ну, — только и оставалось мне сказать. — Выходит, вы действительно агент Интерпола?

— Причем самый лучший, — подчеркнул дедушка. — И вдобавок мой ученик.

— Капитан Кэп стоял у истоков Интерпола, — пояснил полковник.

Я посмотрела на дедушку.

— Дедуль, а ты знаешь, что детектив Микстуров — это боцман Кошкин?

— Конечно!

— А мадам Ирэн — Ирка Пыжикова!

— И это мне известно.

— А зачем ты наврал в записках, что отрубил себе руку?

— Не наврал, внучка, а сочинил, — поправил меня дедушка. — Существенная, между прочим, разница…

— А про Анату ты тоже сочинил? Дедушка от души рассмеялся:

— Да это ж твоя бабушка Ната!

— Блин! Мне такое даже в голову не пришло!.. — Я перевела взгляд на полковника. — А Хромого Макса вы вычислили?..

— Пока нет.

— Может, это детектив Микстуров? — предположила я. — Ну то есть — боцман Кошкин.

— Исключено, — ответил Бланшар. — Мы выяснили, что боцмана в Задонск как раз и послал Хромой Макс. Он дал ему задание похитить у капитана рецепт булигонго.

— Но вы же на теплоходе сказали, что Хромой Макс находится в Задонске.

— Да, он тоже сюда приехал.

— А зачем?

— А затем, внучка, — вмешался дедушка, — чтобы убрать Кошкина, как только тот завладеет рецептом. А заодно убрать и меня. И тогда Хромой Макс стал бы единственным человеком в мире, которому известен рецепт "Привета из Африки".

— Ну а если б Кошкин случайно увидел Хромого Макса?

— Макс же наверняка загримирован.

— Ах да, — смущенно пробормотала я. Но тут же мое смущение сменилось возмущением. Потому что я вспомнила о снайперской винтовке.

— Дедушка, — с жаром воскликнула я, — а ты и вправду в меня стрелял?!

— Не в тебя, внучка, а рядом с тобой, — уточнил капитан Кэп. — Должен же я был как-то тебя предупредить об опасности. И не просто предупредить, а чтоб ты сразу поняла — надо держать ухо востро. А ты, дорогая моя, вместо этого угодила в сети к Ирке Пыжиковой.

— Зато мы с Володькой нашли сокровища Скуратова, — парировала я.

Капитан и полковник весело переглянулись.

— Милая Эмма, — сказал Бланшар, поигрывая тростью, — разве можно найти то, чего нет?

— Еще как можно, — ответила я и высыпала на стол горсть золотых монет.

Глава XXIX

МАЛЕНЬКАЯ ХИТРОСТЬ

Минуты две они изумленно пялились на монеты. Наконец дедушка сказал озадаченно:

— Ничего не понимаю. Ведь сокровищ не было ни в сундуке, ни в склепе. Верно, Бланшар?

— Так точно, капитан, — подтвердил полковник. — Это абсолютный факт!

— Надо не только доверять фактам, но и уметь их анализировать, — небрежно бросила я Володькину фразу.

— Два-ноль в твою пользу, внучка, — рассмеялся дедушка. — Ну и где вам с Владимиром удалось обнаружить сокровища?

— А вот где… — И я им все рассказала. Разумеется, я не стала уточнять, что мы с

Воробьем случайно нашли подводную пещеру. Наоборот, я подробно изложила, как мы сопоставляли факты, как тщательно их анализировали, как пришли к окончательному выводу, что пещера с сокровищами должна находиться там, где Скуратов нырнул в озеро… По ходу моего рассказа дедушка с полковником попеременно восклицали:

— Вы просто умница, Эмма!

— Молодец, юнга! Так держать!

Я довольно улыбалась. Приятно все-таки, когда тебя хвалят.

— Молодец, юнга! — повторил дедушка в конце моего рассказа, — Самого капитана Кэпа переплюнула!.. Однако вернемся к нашим баранам, то есть бандитам. Надеюсь, ты поняла, зачем Ирке Пыжиковой понадобился розыгрыш с "Приветом из Африки".

— Да, дедуль. Она хотела обмануть боцмана Кошкина.

— Правильно. Но ты еще не знаешь, что этим стояло…

— Капитан, разрешите я расскажу, — попросил Бланшар.

— Полный вперед, полковник.

И Бланшар приступил к рассказу:

— Начну издалека. С Африки. Главный колдун племени мбулу Малук перед смертью открыл Кошкину тайну своего рода: рассказал о Лизавете, сокровищах Скуратова и напитке булигонго. Мало того, он показал боцману место, где Мадунга закопал бочки с "волшебной водой", Кошкин вырыл эти бочки и, не разобравшись, что к чему, продал их за бесценок одному заезжему путешественнику…

— Этим путешественником был Хромой Макс! — тотчас догадалась я.

— Совершенно верно, Эмма. В отличие от боцмана Кошкина он сразу понял, что "волшебную воду" можно использовать как наркотик. И, недолго думая, начал ее продавать. Каждая капелька стоила огромных денег, Хромой Макс быстро разбогател и уже через несколько лет сделался "крестным отцом" мировой наркомафии. Но чудесный напиток в конце концов иссяк. И Макс вновь отправился в Африку, чтобы узнать у Кошкина рецепт булигонго…

— Но Кошкин-то не знал рецепта, — подхватил дедушка. — Колдун Малук унес эту тайну с собой в могилу. И тут боцман вспомнил про мою давнюю привычку вести дневник. Он подумал, что в моих африканских дневниках наверняка описан способ приготовления булигонго. И он не ошибся. Я действительно записал рецепт, кстати, очень простой…

— Куда уж проще, — хмыкнула я, — смешать таригу с ромашкой.

Капитан с полковником вытаращили глаза.

— Эмма, откуда вам известен рецепт?! — изумился Бланшар.

— А я читала дедушкины записи, лежащие у вас в чемодане. А потом еще подслушала ваш разговор со Свинарским.

— Десять тысяч чертей! — восторженно вскричал дедушка. — Ну шустрая девчонка! Вся в меня!..

— Тогда, может, вы скажете, как мадам Ирэн узнала о булигонго? — спросил у меня полковник.

— Конечно, скажу. Она вышла замуж за Кошкина, и он ей все разболтал. А когда они разошлись, Пыжикова отправилась в Задонск на поиски сокровищ.

— Совершенно верно, Эмма! — подтвердил Бланшар. — Ну а дальше все проще простого. В Задонске появляетесь вы и идете к следователю Емелину. Узнав, что перед ним внучки капитана Кэпа, он придумывает хитроумный план, которым тут же делится по телефону о мадам Ирэн…

— Да, да, да, — вспомнила я, — он ведь выходил из кабинета…

— Мадам Ирэн, она же Ирка Пыжикова, дает Емелину "добро". И Емелин приступает к осуществлению своего плана. Он знает, что Кошкин под именем Микстурова открыл в Задонске сыскное агентство. Емелин сообщает вам телефон Кошкина-Микстурова, а также направляет вас в гостиницу "Привокзальная", где работает его сообщница Кира. Та подсыпает вам в молоко слабый наркотик и вместе с неким господином Шульцем разыгрывает спектакль с отсечением головы. Наутро вы, как и предполагал Емелин, бежите к детективу Микстурову, ну то есть к боцману Кошкину. Кошкин попадается на удочку Емелина, думая, что вам подсыпали "Привет из Африки". К тому же это подтверждает врач Микешатьев — еще один тайный сообщник Емелина. На следующий день в сыскное агентство является Пыжикова-Ирэн и предлагает Кошкину-Микстурову купить у нее рецепт булигонго за кругленькую сумму. В общем, все разыграно, как по нотам… — Полковник Бланшар замолчал.

А я заговорила:

— Теперь ясно, почему Пыжикова приказала Кире меня убить. Она думала свалить это убийство на Кошкина. А когда у Киры ничего не вышло, Ирка-Ирэн решила подставить боцмана по-другому: будто бы он подговорил нас с Володькой ограбить ее магазин.

— Совершенно верно, Эмма, — в третий раз подтвердил мою правоту Бланшар. — Пыжикова хотела вместо рецепта булигонго всучить Кошкину рецепт либитума. А пока бы он разбирался с наркотиками, к нему б нагрянула милиция и арестовала его. А Пыжикова с денежками Хромого Макса укатила бы куда-нибудь на Канары…

— Постойте, постойте, — вдруг дошло до меня, — а откуда вам все это известно? Про молоко… Шульца… Емелина…

— В криминальных структурах Задонска действует агент Интерпола, — пояснил полковник.

— Классно! А кто он?

— Скоро узнаешь, внучка, — ответил дедушка, раскочегаривая потухшую трубку.

— Наш агент неплохо здесь поработал, — продолжал Бланшар. — В ближайшее время мы покончим и с Хромым Максом, и с местными бандитами. Правда, придется повозиться…

— Друзья мои, — воскликнул дедушка, хлопнув себя по лбу, — а что, если нам поймать преступный мир Задонска на золотой крючок?

— Как это? — не поняли мы с полковником.

— Запросто. Разошлем местным бандитам записочки с таким вот текстом: "Если хочешь узнать, где спрятаны сокровища Скуратова, приходи сегодня в семь вечера в краеведческий музей",

Я скептически скривила губы.

— Так они тебе и придут, дедушка. Держи карман шире.

— Не просто придут, а прибегут! — расхохотался капитан Кэп. — Потому что во все конверты мы вложим вот это… — Он показал золотую монетку,

— Браво, мой капитан! восхитился Бланшар. — Одним ударом можно будет очистить город от всех преступников. Не говоря том, что среди них обязательно окажется Хромой Макс,

— И мы его сразу узнаем! — подхватила я. — Он же хромой!

Полковник усмехнулся.

— Думаю, он такой же хромой, как я слепой.

— Ладно, потом разберемся, — сказал дедушка. — А пока что — за дело, друзья!

Мы принялись заполнять листочки одним и тем же текстом. Потом разложили их вместе с золотыми монетами по конвертам и запечатали.

— Полковник, позаботьтесь, чтобы письма дошли до адресатов, — распорядился дедушка, покуривая трубочку.

— Слушаюсь, мой капитан! — козырнул Бланшар и умчался выполнять дедушкино задание.

Ну а я погнала в гостиницу. Будить Володьку.

Глава XXX

ПОЯВЛЕНИЕ ХРОМОГО МАКСА

— Ага-а! — запрыгал от радости Воробей, когда я ему все рассказала. — Я тебе говорил, что Шеврикукин не врет! Интуиция меня еще никогда не подводила!

— А что твоя интуиция говорит насчет Хромого Макса?

— Хромой Макс — тот, кого, мы меньше всего подозреваем! — с ходу выдал Володька. — Вот ты, Мухина, кого меньше всего подозреваешь?

— Тебя! — Я выхватила пистолет. — Сдавайся, Хромой Макс!

— Тихо! — приставил он палец к губам. — Слышишь, про Аргентину передают!

Воробей сделал радио погромче.

"…Как мы уже сообщали, — говорила дикторша, — в столице Аргентины Буэнос-Айресе произошло землетрясение. Интересно, что оно произошло под одним-единственным зданием — концертным залом "Эльдорадо". К счастью, в момент подземного толчка в концертном зале никого не было…"

— Вот это фишка! — ахнул Володька. — Ведь я же пошутил.

— Ты больше так не шути, Воробей, — посоветовала я.

Володька возбужденно заходил из угла в угол.

— Слушай, Мухина, — азартно горели у него глаза. — Выходит, во мне таятся сверхъестественные способности. Класс!..

— Ой, да ничего в тебе не таится! Это всего лишь случайное совпадение!

— А давай проверим.

— Давай. А как?

— А вот, к примеру, я тебе говорю: ты скоро полетишь… ну, скажем, на Таити. И теперь поглядим — полетишь ты туда или не полетишь.

— Уже лечу и кувыркаюсь, — фыркнуло я. — Ты лучше, Воробей, собирайся в темпе. Сейчас пойдем Хромого Макса брать.

…Народу в музее было полным-полно. И все как на подбор плечистые и мускулистые мужчины. Я сразу врубилась, что это агенты Интерпола. Да и как тут не врубиться, если они не экспонаты разглядывали, а устанавливали скрытые видеокамеры.

Полковника Бланшара мы нашли в главном зале.

— Познакомьтесь, — представила я ему Воробья. — Владимир Воробьев. Мой бой-френд.

— О-о, — уважительно протянул полковник. — Сам маэстро Воробьев. Я слышал ваше исполнение "Мелодии" Глюка. Вы гениальный скрипач.

— Так уж прямо и гениальный, — покраснел Володька.

В этот момент к нам подошел озабоченный дедушка.

— Друзья мои, прошу на морской совет.

Мы прошли в кабинет директора, где детально разработали план предстоящей операции.

К семи часам все было готово к приему задонской братвы.

Первым на золотой крючок попался хозяин "Сивки-Бурки" — Свинарский. Он подкатил к музею на "Вольво"; за ним на "бээмвэшке" следовали телохранители — Карась и Червяк. Затем на побитом "Форде" приехал детектив Микстуров, он же боцман Кошкин. За боцманом в шикарном "Линкольне" прикатила мадам Ирэн, она же Ирка Пыжикова. За Пыжиковой на своих двоих притопал психиатр Микешатьев. И напоследок на милицейском "газике" подрулили следователь Емелин и сержант Петренко.

А потом…

Потом повалило столько бандитов, что я даже со счета сбилась. Капитан Кэп, как всегда, оказался прав: преступный мир Задонска в полном составе поспешил в краеведческий музей, чтобы узнать, где спрятаны сокровища Скуратова.

Из кабинета директора мы по трем мониторам наблюдали за происходящим.

Дедушка взял микрофон.

— Уважаемые посетители, — заговорил он, и его голос, усиленный динамиками, разнесся по всему музею. — Прошу всех пройти в Малый зал. Там сейчас состоится лекция по истории нашего края.

Бандюги гуськом потянулись в Малый зал. Капитан Кэп нацепил фальшивую бороду.

— Я отчаливаю, ребятки.

— Ни пуха ни пера, — сказали мы.

— К черту! — Дедушка вышел. Володька переключил мониторы на Малый зал. Преступников собралось столько, что яблоку негде было упасть.

На трибуне появился капитан Кэп. Он разгладил бороду и начал лекцию:

— История нашего края чрезвычайно интересна…

А в кабинете директора заработал передатчик.

— Внимание, внимание, — раздался голос Бланшара. — Даю трехсекундную готовность.

— Есть трехсекундная готовность, — откликнулся Воробей.

— Раз, два, три, — отсчитал полковник. — Начали!

— Мухина, вырубай свет! — тотчас скомандовал Володька.

Я щелкнула тумблером. Свет в Малом зале погас.

Братаны беспокойно загудели, словно пчелы в потревоженном улье. А из динамиков зазвучал стальной голос Бланшара:

— Музей блокирован агентами Интерпола! Предлагаю всем сдаться! Выходить из зала по одному! Оружие бросать на пол!.. Вопросы есть?

Вопросов не было. Бандиты стали сдаваться. Они выходили из зала и бросали

Вскоре на полу валялся уже целый арсенал. Чего тут только не было: пистолеты, автоматы, кастеты, гранаты…

А на улице преступников ждали автобусы с решетчатыми окошками.

В Малом зале остались Ирка Пыжикова, боцман Кошкин, господин Шульц, Червяк с Карасем, глухонемой Алик, Свинарский…

Дедушка отклеил фальшивую бороду.

— Эх, Кошкин, Кошкин, — укоризненно покачал он головой. — Я ведь предупреждал: не доведет тебя до добра твой злобный характер.

Боцман понуро вздохнул.

— Черт попутал, товарищ капитан. Да еще вот она… — кивнул Кошкин в сторону Ирэн.

— Не наводи тень на плетень! — злобно заверещала Ирка Пыжикова. — Когда ты хотел принести капитана в жертву, меня в племени и в помине не было! Сам попался — сам и отвечай!.. Правильно, господин Шульц? — обернулась она к своему помощнику.

— А я не господин Шульц, — откликнулся тот. — Разрешите представиться: агент Интерпола Чарли Стоун!

— Подлый предатель! — побелела от злости Пыжикова и, выхватив из рукава бамбуковую трубочку, плюнула из нее в Чарли длинной иглой.

Бах!.. — прозвучал одиночный выстрел.

Игла, сбитая меткой пулей, брякнулась на пол. А полковник Бланшар опустил свою трость. Из наконечника трости вился легкий дымок.

— Эх, Ирка, Ирка, — вновь укоризненно покачал головой дедушка. — И тебя я на "Дундукове" предупреждал: не научишься хорошо готовить макароны по-флотски — не будет из тебя толку.

— Господа преступники, — обратился к бандитам Бланшар, — ну-ка, признавайтесь, кто из вас Хромой Макс.

Все угрюмо помалкивали.

Володька укрупнил изображение на мониторах. А я начала крутить ручку на пульте, перемещая видеокамеру с одной бандитской рожи на другую.

Кто же из них Хромой Макс?..

Микешатьев?.. Свинарский?.. А может, Червяк?..

И тут у меня в голове четко всплыла Володькина фраза: "Хромой Макс — тот, кого мы меньше всего подозреваем".

Я вскочила со стула.

— Айда вниз, Воробей!..

…В Малом зале я уверенно подошла к глухонемому Алику и указала на него пальцем:

— Это Хромой Макс!

— Вот в рот-пароход! — выругался "глухонемой". — Кто бы мог подумать, что меня расколет какая-то сопливая девчонка.

— Не сопливая девчонка, а внучка капитана Кэпа! — уточнила я.

— Отлично сказано, юнга! — показал мне дедушка большой палец.

А Воробей, поднеся кулак к носу Хромого Макса, с угрозой произнес:

— Еще раз Мухину обзовете — получите по роже!

— Увести преступников, — распорядился полковник Бланшар.

Глава XXXI

Я УЛЕТАЮ НА ТАИТИ

А затем мы отправились в дедушкин дом-корабль. И капитан Кэп приготовил целую кастрюлю макарон по-флотски.

— Объедайтесь, черти! — сказал он.

Два раза нас просить не пришлось. Мы начали уплетать макарончики за обе щеки.

— Вы уж извините меня, Эмма, — с набитым ртом проговорил Чарли Стоун.

— За что? — удивилась я.

— За то, что я вас в парке закопал.

— В таком случае, Чарли, и вы меня извините.

— За что? — в свою очередь удивился он.

— За то, что я вас под дых ударила. Вскоре с макаронами было покончено.

— Кому добавочки? — осведомился дедушка.

— Мне-е! — дружно завопили все.

И мы по новой принялись объедаться макарончиками.

— Капитан, — сказал Бланшар, густо поливая свою порцию кетчупом, — откройте секрет: как вам удавалось выходить живым и невредимым из всевозможных переделок?

— Нет никакого секрета, полковник. В таких случаях я всегда говорил себе: "Спокойно, Кэп. Обойдется как-нибудь".

— Так просто?

— А в жизни все просто.

— Это точно, — согласился с дедушкой Чарли Стоун. — У нас в Англии даже пословица есть: "Неправда, что жизнь проста. На самом деле она еще проще".

— Однако Эмме и Володе было совсем не просто обнаружить сокровища Скуратова, возразил Бланшар.

— Да мы их случайно нашли, — захихикал Воробей, не переставая работать вилкой.

Дедушка чуть макарониной не подавился,

— Как — случайно?! — Он повернулся ко мне. — Выходит, ты наврала, внучка?

— Не наврала, дедуля, а сочинила, — поправила я. — Существенная, между прочим, разница.

— Ай да внучка! — раскатисто захохотал он. — Три-ноль в твою пользу!

— Капитан, а зачем вы приехали в Задонск? — поинтересовался Володька. — За сокровищами, да?

— Нет, конечно. Моей жене захотелось пожить там, где жила ее прапрапрабабка Лизавета.

— Тогда такой вопрос, — улыбнулся Чарли Стоун. — Почему вы стали капитаном?

Дедушка хитро прищурился.

— А вот вы, Чарли, как-нибудь постойте на берегу разбушевавшегося океана. И сразу

все поймете… А пока что слушайте. — И капитан Кэп включил магнитофон.

В комнату ворвались крики чаек, грохот волн, завывание ветра… Мы все примолкли. А затем опять начали уплетать макарончики и болтать о том о сем.

Какой это был чудесный вечер! Я сидела рядом с дедушкой и была счастлива"

А через пару дней мы с Воробьем вернулись в Москву.

Когда я вошла в квартиру, у меня глаза на лоб полезли. Мебели не было! Пока я искала дедушку в Задонске, а родичи куковали на даче, нашу квартирку обчистили.

В открытую дверь заглянула соседка. — Ой, Эммочка с Таити вернулась, — всплеснула она руками. — И совсем не загорела.

Я тут же вспомнила свою "записку" на зеркале: "Улетела на Таити. Обратно не ждите". И мне все стало ясно. Блин! Как же я упустила из виду, что у моих драгоценных родителей нет чувства юмора!

Выходит, они продали мебель и на вырученные деньги отправились на Таити искать свою дочку. То есть — меня.

Вот так прикол!

Я побежала к Воробью, чтобы сообщить ему эту суперновость. Но не успела я и рта раскрыть, как затрезвонил дверной звонок. На пороге стоял мужчина с длинными усами, жгучими глазами и в сомбреро с огромными полями. Типичный латиноамериканец.

— Меня зовут Санчес Панчес, — представился он. — Я посол Аргентины. Мне нужен скрипач Владимир Воробьев.

— Это я, — ответил Володька.

— Дорогой сеньор Воробьев, я уполномочен передать вам самую горячую благодарность президента Аргентины. Своим пророчески сном вы спасли сотни людей. Страшно подумать, что могло бы случиться, если б у вас в ту ночь была бессонница. Примите от нашего президента скромный подарок в размере десяти миллионов песет, а также приглашение портить нашу страну с концертами. Лучшие залы Аргентины ждут вас, сеньор Воробьев.

Короче, Воробей снова улетел в Аргентину,

Ну а я полетела в противоположную сторону. На Таити. За своими непутевыми родителями.

Я их нашла в маленьком городке Папеноо, на берегу Тихого океана.

В тот же день разразилась страшная буря. Гремел гром! Сверкала молния! Волны вздымались чуть ли не до небес!

Я стояла на берегу разбушевавшегося океана, и ветер бросал мне в лицо соленые брызги. Теперь я знала, почему мой дедушка стал капитаном!

ЭПИЛОГ

Вот и все. Остальное вам и самим хорошо известно из газет, радио и телевидения. Хромой Макс рассказал Интерполу о связях и явках, лабораториях и складах, передаточных пунктах и тайных притонах…

По всему миру прокатилась волна арестов и разоблачений. Несколько правительств в разных странах со скандалом ушло в отставку. Акулы наркобизнеса сели за решетку, не говоря уже о более мелкой рыбешке. Все основные запасы наркотиков были уничтожены.

Но я думаю, это ненадолго.

Рано или поздно опять появится какой-нибудь очередной Хромой Макс или Глухой Джо, а может быть, Слепой Пит. И все начнется по новой.

Потому что людям мало одного хорошего. Им еще и плохое подавай.

Что касается меня, то я после этой истории написала стихотворение про Африку. Володька положил мой стишок на музыку, и, представьте себе, получилась классненькая песенка. Я ее исполнила в музыкальном телешоу "Утренний прикол".

Когда мы с Воробьем смотрели эту передачку, то прямо со смеху покатывались.

Я прыгала по сцене в набедренной повязке, вымазанная с головы до ног черной краской, и орала в микрофон:

Африка-а — это черная Родина.

Африка-а — в поле дремлют стога.

Африка-а — сладко пахнет смородиной.

И на сто верст тайга!

И на сто верст тайга!

И на сто верст тайга!

За свое исполнение я получила специальный приз — машинку для печатания денег… Шучу, конечно. Мне дали пару тысяч рублей.

Это мне-то, у которой теперь денег куры не клюют…

Да, чуть не забыла.

Вас, наверное, интересует судьба Анаты, то есть моей бабушки Наты.

После того как они с дедушкой приехали из Африки в Россию, бабушка поступила в летное училище. С отличием окончила его и стала первой в мире женщиной — испытателем сверхскоростных самолетов.

Однажды она испытывала новейший самолет. И скорость его оказалась намного больше, чем предполагали конструкторы. Бабушка ахнуть не успела, как облетела вокруг Земли.

А когда самолет приземлился на аэродроме, бабушки в кабине не было…

Но это уже совсем другая история.


home | my bookshelf | | Тайна Африканского Колдуна |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 23
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу