Book: Пираты



Пираты

Пираты

Йен Лоуренс

Пираты

Автор: Йен Лоуренс

Название: Пираты

Издательство: Азбука-классика

ISBN: 5-352-00750-2

Год: 2004

Страниц: 320

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

За плечами семнадцатилетнего Джона Спенсера не одно рискованное путешествие, но впервые шхуна "Дракон" совершает заокеанский рейс. Мало кто из команды бывал в столь дальних странах. И поэтому моряки безоговорочно верят в рассказы о людоедах и пиратах Вест-Индии. Все понимают, что рейс не будет легким, а встреча в открытом море с одиноким моряком в лодке воспринимается как роковое знамение. Спасенный по имени Горн, напротив, называет себя счастливым талисманом, но на самом ли деле встреча с ним такая удача? Ответ Джон Спенсер получит позже, когда окажется на острове, где зарыты сокровища и полным-полно пиратов.

Брюсу и Лонни, которые выходили в море ежедневно, садились на мель, опрокидывались вверх дном – но всегда выплывали!

1. Шлюпка

Я стоял свою вахту у штурвала, когда показалась эта шлюпка.

Она появилась прямо по курсу, драный парус на фоне моря, сияющего в лучах заходящего солнца. С корпусом, обросшим водорослями, и выбеленной временем парусиной она казалась древней, словно библейские патриархи. Шлюпка держала курс прямо в объятия пассатам, к земле столь отдаленной, что ее, возможно, и вовсе не было на свете.

Мне стало жутко при виде крохотной скорлупки в таком бескрайнем просторе. Мы вышли из Англии двадцать один день назад, тысяча миль отделяла нас от земли. Наша шхуна, маленький мирок с восьмью членами экипажа, и та казалась ничтожной в громадном океане.

– Парус! – крикнул я, повернув штурвал. – Вижу парус!

«Дракон» накренился под порывом ветра, ухнул и содрогнулся, зарывшись носом в волну. Матросы кинулись к парусам. Услышав топот и скрип снастей, наверх поднялся капитан Баттерфилд.

Солнце заиграло в его седеющих волосах, заблестела розовая лысина.

– Что случилось, Джон? – спросил он.

– Лодка, сэр,- доложил я, показывая свою находку.

Он вытащил подзорную трубу и навел на шлюпку.

– Сколько их? – спросил я. Он ответил не сразу.

– Нисколько.

– Как?

Капитан опустил трубу, протер глаза и снова поднес к глазу. Труба не выпускала цель, капитан лишь сгибал колени, чтобы удержать ее в поле зрения при качке. Он протянул мне подзорную трубу, покачал головой и сказал:

– Сам посмотри.

Он взял у меня штурвал, и я жадно уставился на шлюпку. Но тоже никого не увидел.

– Может, пальнуть из пушки? – предложил я.

– Неплохая идея, Джон. Мистер Эбби,- крикнул он канониру.- Сигнал, прошу вас.

Впервые за все путешествие я не жалел, что на борту появились четыре небольшие пушки, к которым был приставлен один малюсенький человечек. Странный, по моему мнению, человечек. Он стянул тугой чехол с ближайшей к нам пушки, и тут же прогремел выстрел, и тольт ко тогда я понял, что она была заряжена с самого отплытия.

Пушка гавкнула, выкинув пышный клуб дыма. «Дракон» дернулся от выстрела, шлюпка выпрыгнула из моего поля зрения. Когда я снова навел на нее трубу, то увидел человека, который смотрел на меня, высунувшись из-за паруса. Он сидел с подветренной стороны, прикрываясь от брызг и солнца драной парусиной.

– Он увидел нас! – торжествующе закричал я.

– Что ж он делает! – удивился капитан Баттерфилд- – Великое небо, он меняет курс!

Действительно, человек схватился за румпель своей лодчонки и |>улил на юг. Разворачивая парус, он пригнулся и посмотрел в нашу сторону, упуская единственный шанс получить помощь.

– Черт его дери! – выругался Баттерфилд. – Он свихнулся.

Мне тоже так казалось, Я видел, что он оглядывается. Видны были здоровенные плечи. Вдруг он снова быстро переложил руль и опять развернулся, направляясь теперь уже в нашу сторону.

– Лечь в дрейф! – приказал капитан. – Может быть, этот оригинал все-таки соизволит подойти к нам.

Мы повернули «Дракона» против ветра и зафиксировали руль. Судно почти замерло, слегка покачиваясь на набегающих волнах. Мы с капитаном, как и все на борту, внимательно следили за шлюпкой, подползающей к наветренному борту.

Краска давно облупилась. Швы были законопачены какой-то рванью. Лакомство для жуков-древоточцев! За кормой тянулся шлейф водорослей, дно скрыто хлюпающей водой. Но человек в шлюпке, сильный и загорелый, как будто вчера пустился в плавание. Между сиденьями-банками был втиснут здоровенный полированный сундук.

Он плавно подвел шлюпку к борту, убрал парус и бросил румпель. Взгромоздив свой сундук на плечо, он вскарабкался на палубу «Дракона».

– Накормите и дайте ему выспаться, – распорядился Баттерфилд.

– Есть, сэр, – ответил я.

Люди разошлись по местам: матросы – на паруса, Эбби – к своей пушке. Остался лишь незнакомец. Он сидел верхом на сундуке и чувствовал себя как дома. Волосы стянуты в пучок, на смуглом, загорелом лице выделялись ясные голубые глаза.

– Вы откуда? – спросил я.

– Из моря.- И весь ответ. Он поднялся со своего сундука, возвышаясь надо мной, как башня, поднял глаза на паруса, оглядел палубу, перевел взгляд на корму. Лишь свою лодку, оставшуюся за кормой, он не удостоил внимания.

Я нагнулся к сундуку незнакомца. Это было настоящее произведение искусства. Чего стоили одни только его веревочные ручки-петли. На плетение каждой ушло, наверное, по месяцу. Но напрасно я пыжился, пытаясь поднять его. Хотя в свои семнадцать лет я был сильнее многих сверстников, мне не удалось оторвать его от палубы.

Незнакомец усмехнулся и снова взвалил сундук на плечо. Раздавшийся при этом звон вызвал в моем воображении горы изумрудов и золотых монет. Он проследовал за мной в носовой кубрик. Я повесил ему койку, в которую он и свалился без единого слова благодарности.

– Может, вы хотите есть? Воды? – успел я спросить.

Уже с закрытыми глазами он отмахнулся от меня и тут же заснул здоровым, глубоким сном праведника, напоминал в висячей матросской койке кокон гигантского фантастического насекомого.

Я отыскал одеяло и прикрыл его. Потом вышел на палубу и помог Эбби натянуть на пушку брезент и закрепить чехол.

– Отдохни, – приговаривал он, разглаживая брезент, словно лаская дуло.- Так ты не промокнешь, моя славная людоедочка. – Меня раздражала его привычка болтать с этими тяжеленными железяками.

Эбби любил пушки, а я их презирал. Вес пушек увеличивал крен судна и заставлял «Дракона» натужно пробиваться сквозь волну там, где без них он легко оседлал бы ее гребень. Но отец настоял на оснащении шхуны артиллерией. В этом единственном случае он не прислушался к моему мнению: «Ты идешь в Вест-Индию. Море там кишит пиратами».

Мне смешно было вспоминать об этом. Отцу Вест-Индия казалась страной кошмаров. Он наполнил ее воды акулами и пожирающими дерево червями, небо – ураганами, а острова населил людоедами.

– Каннибалы! – говорил он.- Они живьем сунут тебя в костер, зажарят и съедят. Они высушат твою голову, и она сожмется до размера грецкого ореха.

Но больше всего отец боялся пиратов. Он выкинул кучу денег на приобретение четырех маленьких четырехфунтовых орудий и установку их, по два на каждый борт. Затем, верный себе, он сэкономил на пушкаре.

– То же жалованье, что и обычному матросу!- хвастался он- А какой опыт! Он служил в королевском флоте, когда тебя еще на свете не было. Выгодная сделка заставила отца закрыть глаза на возраст канонира, его странности и даже на то, что в круглой, как пушечное ядро, голове лишь один глаз был настоящим. Левый глаз мистера Эбби был стеклянным.

Сейчас эта стекляшка отсвечивала багрянцем. Канонир закрепил чехол и теперь стоял лицом к солнцу, висевшему низко над горизонтом.

– Он мне не нравится,- изрек он вдруг.

– Кто?

– Этот парень из шлюпки. Откуда он взялся и куда ему надо?

– Не имею представления, мистер Эбби.

– Почему он дунул от нас? Я расспросил бы его, будь я на вашем месте, мистер Спенсер. Поинтересовался бы, с какой стати он шел на восток, когда на западе земля ближе:

– Почему бы вам самому не спросить его об этом? – Я отвернулся и взялся за поручень.

– Можете не сомневаться, мистер Спенсер, спрошу.

Уж этот пушкарь! Он все еще таскал свою старую военную форму, воображая, наверное, что потускневшие золотые галуны и начищенные медные пуговицы делают его похожим на адмирала.

– Я спрошу его,- повторил он, подходя ко мне.- Спрошу, что у него в этом здоровенном комоде.

Я засмеялся. Сундук незнакомца действительно был здоровенным, но все же не такой большой, как комод.

– Он – Иона, вот кто он такой. Так ответил бы я, если бы меня спросили, сэр.

– Что за чушь, мистер Эбби!

– Чушь? Похож он на человека, который хотя бы неделю провел в море?

– Может быть, он не провел в лодке и двух дней.

– А вот лодка точно не первый месяц в плаванье.

Не хотелось признаваться, но я и сам об этом подумывал. Лодка совершенно одряхлела, а человек в ней свеж и силен.

– Нет, вы посудите. сами, – кипятился мистер Эбби. – Стоит оказаться в лодке посреди океана, и через пару дней солнце сожжет вас в золу. Через неделю вы превратитесь в высохшую мумию. – Он плюнул за борт. – Чтобы человек пережил лодку? Ни в жизнь!

Его здоровый глаз закрылся, а стекляшка продолжала смотреть на меня, сверкая отраженным заревом заката. Это в нем было самым жутким. Казалось, его стеклянный глаз горел сверхъестественным огнем.

– Загляните в его сундук. Если он Иона, то на нем лежит печать проклятия.

– Ну хватит, хватит! – Мне изрядно надоело злопыхательство канонира.

Эбби хмыкнул и уставился в море. Вода за бортом кипела, «Дракон» пробивался на запад, взбираясь на волны и соскальзывая вниз. Солнце мелькнуло в последний раз и исчезло. Мистер Эбби ахнул.

Он судорожно вцепился в мою руку:

– Вы видели?

– Что?

– Вон там! Вы должны были заметить.- Он перегнулся через фальшборт, повернув голову в сторону кормы. – Скажите, что видели.

– Да что видел?

– Гроб. Гроб прыгал на волнах, а крышка его то и дело хлопала… – В глазах его застыл неподдельный ужас – Скажите, что видели, – умолял он.

Я попытался стряхнуть его руку, но канонир словно впился в меня когтями.

– Да не видел я ничего! – Ив самом деле, ничего необычного я не заметил.

– Я пропал. Тогда я пропал. – Он отцепился от меня и обвис на поручне. – Может быть, всем нам крышка. Все обречёны.

– Да перестаньте вы, все нормально! Его стеклянный глаз полыхал.

– Ох, как вы ошибаетесь, мистер Спенсер. На борту Иона.

2. Рассказ незнакомца

Незадолго до окончания моей вахты – я стоял у штурвала – наверх вышел капитан, еще в своем ночном наряде. Его пурпурный халат раздувался на ветру, обнажая белые кривые ноги. Он подошел ко мне.

– Рифы брать? Марсель снять? – спросил он. – Судно справляется?

– О, все в порядке, сэр,- доложил я. – Судно справно несет паруса.

Он весело рассмеялся и хлопнул меня по плечу.

– Ну, думал ли ты, Джон, что мы продолжим игру на палубе настоящей шхуны?

– Нет, сэр.

Ветер разметал полы халата и добрался до ночной рубахи^ так что капитан снял руку с моего плеча и запахнулся плотнее.

– Когда освободишься, Джон, приведи ко мне этого горе-путешественника. Хочу услышать, что он расскажет.

Я кивнул:

– Жаль, сэр, что вы не слышали историю мистера Эбби.

– Эбби?

– Да. Он сказал мне, что этот человек из шлюпки – Иона, Ему к тому же померещился гроб в волнах, и теперь он уверен, что мы все обречены.

– Обречены слушать всякую ахинею, – фыркнул капитан.

– Он очень расстроен, сэр.

Знаешь, Джон, меня это не удивляет. Пушкари все чокнутые. Все до одного,- Баттерфилд боролся с халатом. – Должно быть, грохот пушек вышибает что-то из их мозгов. Что-то сдвигается у них в черепушках.

– Да, сэр. Мне тоже так кажется.

– Ну, держи курс – Он повернулся, чтобы идти к себе вниз. – А не мало ли парусов?

Я держал штурвал, улыбаясь воспоминаниям детства, думая о часах, которые мы проводили с ним, ползая по полу и передвигая мои маленькие деревянные кораблики по ковру, изображавшему бурное море. Он был компаньоном моего отца, для меня дядей Стэнли, хотя и не был родственником. Он приходил к нам прямо с корабля, пахнущий морем и солью. «Взять рифы? – спрашивал я его. – Судно крепко?» И дядя Стэнли отвечал: «О, все в порядке, сэр! Судно справно несет паруса». Мне казалось, что он совершенно бесстрашен. Я и не думал о том, что ему просто хочется поскорее добраться до другого конца ковра, чтобы закончить игру.

Я слегка поворачивал штурвал, не меняя курса. «Дракон» летел к меркнущим звездам. За кормой поднималось солнце. На носу появился бедолага Дэйна Мадж, как и каждое утро на заре. И, как всегда, он начал свой день с обхода палубы. То и дело он наклонялся, поворачиваясь после этого к борту. Первый поклон он отвесил фазу же после выхода из кубрика, второй – возле пушек. Он подбирал и бросал в море случайно упавших ночью на палубу летучих рыб.

Подойдя, он, тоже по обычаю, доложил о результате спасательной операции:

– Сегодня десять.

– Отлично, – похвалил я.

Он замигал и скосил глаза, схватил спицы штурвала. Он был из фермерской семьи и силен, как пахарь. У руля он всегда стоял в позе борца, причем боролся он не столько с морем, сколько с самой шхуной.

Я собрался было разбудить спасенного накануне незнакомца, но он уже стоял у фок-мачты, складным ножом o6cfрутивая какую-то деревяшку.

– Пожалуйте к капитану,- пригласил я его любезным тоном.

Мы спустились в капитанскую каюту, которая освещалась лишь через верхний световой люк. Широкие кормовые иллюминаторы были наглухо задраены и закрыты толстыми шторами, которые Баттерфилд собственноручно задернул еще в Лондоне и с тех пор не открывал: Капитан склонился над картой Северной Атлантики. Над столом болталась на крюке лампа. Чтобы оглядеть великана, Баттерфилду пришлось откинуть голову.

– Ваше имя?- поинтересовался капитан.

– Горн. – Незнакомец шагнул под световой люк, так как лишь там он мог выпрямиться во весь рост. Плечи его оказались вровень с палубными бимсами, а лампа болталась где-то на уровне пупка.

Шхуну здорово швыряло, хотя шторма не было. Деревянная табакерка и трубка капитана ездили по столешнице. Капитан посмотрел на них, поднял взгляд на меня.

– Мадж? – спросил он. Я только кивнул.

– Черти б его взяли, – бросил он и обратился к Горну: – Поздравляю!

– С чем?

– Ну, знаете ли, – уставился на него Баттерфилд. – Я ще требую от вас благодарности, но вы бы пропали. В тысяче миль от суши.

– Пожалуй, немного больше. Ничего бы со мной не случилось. Я направлялся к Берегу Слоновой Кости.

Баттерфилд посмотрел на карту и нахмурился.

– У вас есть секстант? – Нет.

– Лаг? Компас?

– Нет;

– Карты?

– Даже игральных нету. Но я знаю, куда я иду, и знаю, откуда вышел.

– И откуда же?

Горн назвал широту и долготу в градусах и минутах. Капитан склонился к карте и ткнул пальцем вблизи Вест-Индии:

– Вы могли бы за неделю добраться до островов.

– Да, около того,- согласился Горн. Я нахмурился:

– А почему же вы тогда шли на восток? Горн, чуть повернув голову, бросил на меня

быстрый взгляд. Что-то ястребиное было в этом движении.

– Я шел в Африку.

– Но зачем? Глаза его не мигали, и мне стало неуютно. Я перевел взгляд на карту.

– Ну, взбрело мне в голову повидать Берег Слоновой Кости.

Баттерфилд потер лоб. Табакерка поехала по столу и уткнулась в его локоть. Капитан схватился за кресло, меня качнуло. Лишь Горн стоял, словно прибитый гвоздями.

– Чертов Мадж! – выругался капитан. Затем снова обратился к Горну: – С какого вы судна?

– А какая разница? -

– Для меня есть разница. Я не судебный следователь, но капитан должен знать, 5iro привело на его судно неизвестного человека.

– Ладно. – Горн уставился прямо перед собой. – Был такой пакетбот «Меридиан».

– И куда он делся? – Думаю, погиб.

– Думаете? – удивился Баттерфилд.

– Можно с уверенностью сказать, что он погиб, – поправился Горн.

– Когда?

– Двадцать шесть дней назад.

Я разинул рот. Мы еще не вышли из Лондона! И во время всего нашего пути Горн в одиночку боролся со штормами, встречал и провожал солнце, направляясь на восток. Не хотел бы я такое испытать, да и не был способен вынести.

– А что же вы ели? – спросил я.

– В океане полно рыбы. А в рыбе полно воды, так что, пожалуйста, не спрашивайте, что я пил. Рыбину можно выжать, как лимон.

– Несколько однообразная диета,- покачал головой Баттерфилд. – Мне бы такое меню быстро надоело. Не знаю, как вы, а я рад, что вы с нами.

Горн не шелохнулся.

– Я вас включаю в команду,- продолжил капитан, не дождавшись реакции Горна. «Дракон» нырнул, табакерка уткнулась капитану в локоть и чуть не свалилась на палубу. Баттерфилд, едва успев схватить табакерку, уточнил: – Будете работать на судне. Мы идем к островам, а оттуда возвращаемся в Лондон.

Горн согласно кивнул:

– Как скажете. Выбор небогат.

Капитан вытащил судовой журнал, обмакнул перо в чернила и протянул его Горну, который согнулся над ним чуть не вдвое. В этот момент журнал поехал по столу, и капитан подтолкнул его обратно. Горн сделал пером свою отметку: элегантный альбатрос в три росчерка пера.

– Для начала вам необходимо как следует отоспаться, – предположил Баттерфилд.

– Нет. Я уже выспался и могу приступать к работе.

– Сможете подменить этого чудодея у штурвала?

Горн слегка коснулся лба – как бы отдал честь и подтвердил, что приказ принял. Он согнулся под бимсами и поднялся по трапу.



Едва он вышел, капитан Баттерфилд уставился на меня:

– Ох и странная же история! Как тебе кажется, Джон?

– Да, сэр. Но я думаю, он не врет.

– Но таинственностью он напустил – выше головы.

На это мне нечего было возразить. Но я бы и не успел ничего ответить, так как в этот момент «Дракон» нырнул так, что капитан чуть не уехал от стола вместе с креслом. Лампа подпрыгнула, вещи разлетелись по каюте. Я инстинктивно напрягся, ожидая удара волны, но никакой волны не было. Мадж обладал талантом и в тихую погоду вел судно так, что казалось, за бортом бушует ураган.

Баттерфилд поднял глаза к небу, виднеющемуся сквозь световой люк, обозрел неразбериху под ногами и остановил взгляд на карте. Пальцем он прочертил маршрут Горна через океан:

– Против ветра. Чего ради?

«Каприз, – подумал я. – Ради развлечения. Почему бы и нет?» Но я опять промолчал, заметив резкое изменение в поведении судна. Лампа перестала болтаться. Шторы, не пропускавшие свет в каюту, неподвижно повисли.

Я высунулся в световой люк и увидел у штурвала Горна.

Он стоял, расставив ноги, и вел судно так, что казалось, судно управляет им, движение руля передается через румпель на спицы штурвала, а руки Горна двигаются, как послушные кривошипы и шатуны отлаженного механизма. Безупречный, как бог, он, казалось, был рожден, чтобы править судном.

Баттерфилд поднялся и начал наводить порядок, устраняя сокрушительные последствия вахты Маджа. Я пытался представить, сколько раз он проделывал то же самое, в течение многих лет плавая вместе с Маджем. Он повесил на место двуствольный пистолет с кремневым замком, поднял Библию. Я улыбнулся, когда он снял с верхней полки носки, которые, как он точно помнил, лежали на нижней. А когда он с комичной скорбью в голосе воскликнул:

– О, мой бедный секстант!

Я не смог удержаться от смеха.

– Тебе смешно? – Он резко обернулся. – Удивляюсь тебе, Джон.

– Извините, – смутился я.

– Секстант погнут. – Баттерфилд держал инструмент, как пострадавшего ребенка.- Понимаешь, что это значит?

– Да, сэр, – опечаленно ответил я. Хотя лишь смутно представлял, каким образом он, наводя секстант на солнце или звезды, может определить местонахождение судна, но понимал, что от испорченного инструмента проку нет.

– Если бы я был суеверным, – размышлял вслух капитан, потрясенный поломкой секстанта; – я решил бы, что мистер Эбби прав.

3. Работа Ионы

Горн быстро влился в команду, как бродячая собака, нашедшая дом. Он охотно брался за любое дело, работая за троих. Вечер он встречал у штурвала, сосредоточенно наблюдая за появлением первых звезд на меркнущем небосводе.

Его любимым местечком было подножие фок-мачты, где он сидел с ножом, обстругивая свои деревяшки, днем и. ночью, когда делать было нечего. Но как только появлялась работа, он вызывался первым.

По-настоящему он ни с кем не сдружился, но ненавидел его лишь мистер Эбби. Он пустил по судну слух, что Горн у подножия фок-мачты занимается работой Ионы. Он не переставал рассуждать о содержимом сундука Горна, который при качке иной раз издавал звуки, доносившиеся до верхней палубы.

Я почти жалел бедного пушкаря. «Дракон» несся в лучах солнца сквозь брызги океанских волн, а мистер Эбби дрожал под мрачной сенью своего иллюзорного гроба. Он часами выстаивал у борта, глазея в океан или свирепо косясь на Горна.

Однажды вечером, примерно на тридцатые сутки нашего путешествия, я передал штурвал Горну, и он вдруг завел беседу, обычную для любого моряка, но я удивился, потому что раньше такого за ним не наблюдалось.

– Вы были раньше в Вест-Индии, мистер Спенсер?

– Нет.

– Но в море-то вы ходили. – Он легко, играючи управлялся с судном.- Это сразу видно. Море у вас в крови.

Похвала была неожиданно высокой, да еще от Горна,

– Я ходил в Средиземноморье. И один раз пересек Ла-Манш. И все.

– Это больше и дальше, чем одолели многие. Иной переползет через лужу на улице и уже оглядывается на пройденный путь.

Я улыбнулся, но не стал уточнять, что мое первое путешествие окончилось крушением на береговых рифах, а во время второго я чуть не потерял судно – этот самый «Дракон» мог запросто оказаться жертвой моей неосмотрительности.

– Вам везет, мистер Спенсер. У вас хорошее судно, славный капитан. Славный, как мне кажется, во всех отношениях.

– Так оно и есть.

– Вы с ним давно знакомы?

– Всю жизнь. Когда я был еще мальчиком…

– Положим, вы еще и сейчас мальчик, мистер Спенсер,- охладил мой пыл Горн.

– Значит, когда я был еще ребенком. Я называл его дядей Стэнли.

– Да ну? – Горн улыбнулся, глядя на меня синими, как море, глазами.

– Он мне не родственник. Он был деловым партнером отца, но конторы и бухгалтерия ему не по нутру, и он стал моряком.- Мне было приятно, что Горн задержал меня. – Когда я был маленьким, я жалел, что не он мой отец, точнее, что мой отец не похож на него.

– И поэтому вы теперь на его судне?

– Точнее, он на нашем судне. «Дракон» принадлежит моему отцу, капитана выбрал я, и мы с ним вместе набрали команду. Они все ходили раньше на судах моего отца.

– Кроме канонира.

– Да, верно. Кроме канонира.

Колесо штурвала повернулось, и руки Горна двинулись вместе с ним. Мне пришло в голову, что, если бы судно могло испытывать чувства, «Дракон» полюбил бы Горна. Шхуна летела, как на крыльях.

– Он боится моря, – изрек Горн, немного помолчав.

– Мистер Эбби?

– Ваш капитан.

– Ничего подобного! – возмутился я.

– Его каюта зашторена, постоянно затенена.

– Он всю жизнь был моряком.

– Прибрежным моряком. Малый каботаж, так?

Мне нечего было возразить. Действительно, Стэнли Баттерфилд в основном курсировал вдоль побережья.

– Но он не боится.

– Посмотрим, мистер Спенсер.

Горн повернулся к парусам. Было ясно, что разговаривать он больше не собирается. Я прошел вперед и занял свое любимое место на носу. Громадная резная голова дракона, которая однажды выловила меня йз волн, ожесточенно жевала море деревянными зубами, выплевывая брызги и пену.

Я любовался ее яростью, наслаждался биением волн. Потайной люк в глотке драконьей головы теперь заделан, секретный носовой отсек соединен с внутренними помещениями шхуны, через которые можно туда попасть. Эту темную и затхлую конуру, напоминающую о шпионских и контрабандистских «подвигах» «Дракона» мы называли «Пещерой». Но она так же гулко резонировала от ударов волн, как и в прежние времена, давая «Дракону» собственный неповторимый голос, постоянный и низкий грозный рев.

Усевшись у бушприта, я любовался морем, и менее всего мне хотелось бы видеть сейчас именно Роланда Эбби. Но вот он уже сидит рядом со мной.

– Бы говорили с Горном. – В голосе его – чуть ли не упрек.

– Ну и что?

– О нет, ничего. Но я бы предпочел поговорить с рыбой. От нее и то больше узнаешь.

– Вам не нравится Горн.

– Я ему не доверяю. Знаете, как его прозвали в кубрике?

– Нет.

– Словоплет. Он наплетет вам, что хочешь, в любой момент. Он из лжи спрядет правду, ваш Горн. Он может выткать из вранья целую картину, в правдивости которой вы уже не усомнитесь.

– И когда он соврал? – заступился я за Горна.

– А когда он сказал правду? – парировал пушкарь.

Море выплюнуло нам под ноги клочья пены. Резная драконья голова погрузилась в волну и вынырнула, расплескивая воду.

– Он сказал вам, почему отвернул, когда заметил нас? – напирал Эбби. – Сказал? Или каким это образом он умудрился сбежать с гражданского пакетбота в военно-морской шлюпке? Или кто ему так разукрасил спину?

– Я ничего не знаю про спину. Я его без рубашки не видел.

– Если он скажет, что это плетка, то соврет. – Солнце засияло в стеклянном глазу Эбби. – Плетка на такое не способна.

– На какое – «такое»?

– Живодерство.- Это слово он как будто выплюнул. – На такое способен только Генри Морган. Или капитан Кидд, чтобы скоротать досуг.

– Пираты?

– Точно. Их почерк.

– Но они оба уже давно умерли.

Эбби мрачно глянул на меня исподлобья.

– Вы уверены? – В голосе его появились нотки таинственности.

– А что, разве не так? – Я не мог сдержать раздражения. Точно, у него не все дома.

Опять он смотрел на меня стекляшкой, и я не мог понять, подмигивает он мне или просто закрыл здоровый глаз.

– Кидда повесили не так уж давно. Да и последние из его дружков еще полгода назад были живы.

– Ему было бы больше ста лет!

– Да, он на столько и выглядел, – согласился Эбби.- Тяжко он умирал, болтал о крови, костях и спрятанных сокровищах. Утонул на мелководье, старый попугай, вещая, как дервиш, и вешая на уши дуракам лапшу о сокровищах капитана Кидда.

– Где они спрятаны, эти сокровища?

– В Вест-Индии, разумеется.

Меня охватило какое-то беспокойство, сердце забилось чаще, мне стало жарко. Из книжек о пиратах я знал, что острова прямо-таки нашпигованы пиратскими сокровищами.

– Где в Вест-Индии? – Голос мой вдруг стал хриплым.

– Спросите у Словоплета.

Я посмотрел в сторону штурвала. Пришлось наклониться, чтобы не мешали мачты и паруса, отбрасывавшие на палубу угловатые тени. Горн стоял, залитый потоком солнечного света, еще больше похожий на бога.

– Вы только посмотрите на него! – брюзжал Эбби.- Воображает о себе! Учит меня, как обращаться с пушками.

– А-а. – Меня озарило. Я сразу понял причину ненависти канонира к Горну. Ничто не могло больше разозлить этого одержимого пушкаря, чем поучения, касающиеся его мудреного военного ремесла.

– Он мне посоветовал зарядить их цепью. Цепью! – Эбби аж забулькал от возмущения. – Каждый дурак знает, что по пирату надо бить ядром.

Последние слова Эбби меня обеспокоили.

– Почему вы думаете, что нам придется иметь дело с пиратами?

– Ну, опасность всегда остается. – Он перевел взгляд к горизонту.- Мои пушки уже проголодались,- с мрачной торжественностью изрек он.

Я едва сдержал смех, услышав последнее высказывание Эбби. Видно было, что Эбби не терпится всадить ядро в борт пиратского корабля, оживить свою былую славу. Я вспомнил, как он появился на борту «Дракона», запахнувшись в потрепанный плащ, в сопровождении мальчика-оборванца, тащившего брезентовый мешок с его пожитками, «Кто этот слепой старикан?» – спросил я тогда отца. Моя реакция несколько смутила его, он засмеялся. «Это наш канонир», – ответил он,

Я взглянул на Эбби и прищурился, так сверкал его стеклянный протез.

– Вы думаете, что на свете еще есть пираты?- Мне хотелось услышать его мнение.

– Пираты? Пиратишки! Разбойники! – Он словно хотел подчеркнуть свое презрение к ним.- Если держаться подальше от Испаньолы, Кубы и Нью-Орлеана, то скорее встретишь в море кенгуру, чем пирата.

Нельзя было понять, радует его это или огорчает. Но на отношение мистера Эбби к Горну пираты ни в коей мере не влияли.

– Цепи! Да если подпустить их на длину цепей, то бой уже проигран!

Он стукнул кулаком по борту и выругался:

– Скорей бы мы дошли до Ямайки, чтоб этот выскочка сошел с судна.

– Он не останется на берегу, – огорчил я Эбби.

Канонир уставился на меня широко открытым глазом:

– Вы записали его в команду!

– Да. Он поставил в журнале свою метку' альбатрос.

– Он и есть альбатрос,- проворчал Эбби. – Никогда не касается суши. Все видит и редко говорит. Поверьте мне, мистер Спенсер, никогда от альбатросов проку не бывало. Никогда. И горе тому, кто ему навредит.

4. Корабль мертвецов

Легенды о Горне и его сундуке порхали по шхуне как птицы. Джордж Беттс рассказывал, что в сундуке куча пистолетов, Гарри Фримэн утверждал, что так гремят только шаманские гадальные кости, И все же впоследствии подтвердилась версия Роланда Эбби, хотя он, как и остальные члены экипажа, в этот странный и таинственный сундук не заглядывал.

– Мне и не надо туда заглядывать,- сказал однажды Эбби. Он был экспертом по Ионам, по собственному мнению.- Я знаю, что внутри.

– Тогда расскажите мне – предложил я. И услышал его историю, которую потом пересказал Баттерфилду.

Склонялся к вечеру двенадцатый день пребывания Горна на борту «Дракона». Я сидел в зашторенной, как всегда, каюте капитана, который обрабатывал данные своих наблюдений.

– Эбби утверждает, что он знает о содержимом сундука Горна, – сообщил я.

– Да? -г- Баттерфилд пролистывал свои таблицы.- И что же там?

– Сундук набит кусками дерева и металла. Горн переправляется с одного судна на другое и на каждом что-нибудь прихватывает.

Капитан хмыкнул:

– Странное хобби. И к чему бы это, как мистер Эбби считает?

Я попытался передать все словами самого Эбби. Живо представились мне сверкающий стеклянный глаз, морщинистое лицо, обрамленное седыми волосами.

– Все эти деревяшки и железки нужны Горну для его магии Ионы, для колдовства.

Капитан безудержно расхохотался. Закончив смеяться и вытирая глаза, он повторил:

– Магия Ионы. Ты-то хоть в эту ерунду не веришь, Джон?

– Нет, сэр, – сказал я, хотя, честно говоря, не знал, что и думать.- Но другие могут поверить. Боюсь, Эбби убедит их.

Баттерфилд набрасывал числа на листке бумаги.

– И что бы ты предпринял, Джон?

– Надо предложить Горну открыть сундук и положить конец пересудам.

– И потерять его доверие? – возразил капитан. Он открыл свои математические таблицы, и у меня голова пошла кругом от вереницы цифр.- Нет, лучше оставим все как есть.

– И что будет дальше?

– Я думаю, все утрясется. – Он вел пальцем по колонкам чисел. – Нашего мистера Эбби задевает, что команда его ни во что не ставит. Поэтому он и на Горна злится.

Капитан снова углубился в вычисления. По угловым показаниям секстанта он определял наше местоположение, и мне это казалось колдовством. Двадцать дней подряд он пытался преподать мне эту науку, но я всегда был слаб в математике и ничему не научился, В конце концов мы прекратили занятия. Сейчас я впервые присутствовал при его работе с показаниями секстанта с того дня, как Горн поднялся на борт.

Я следил за ним и ждал того момента, когда он схватит карандаш, сделает на карте отметку и скажет мне: «Раз, два, три, вот где мы, посмотри!» Очень часто обращался он ко мне таким образом раньше.

Но в этот раз в его голосе слышалось сомнение:

– Или где-то рядом, надеюсь.

Я посмотрел на карту и увидел, что крестики на ней вели себя странно. Сначала, от Ла-Манша, они шли к югу и к западу четко и регулярно, но потом следовал скачок в сторону и регулярность нарушилась. Отсчитав от последнего крестика назад, я увидел, что порядок нарушился в тот день, когда из-за Маджа сломался секстант.

– Вы знаете, где мы находимся?

– Неточно,- признал Баттерфилд, – Секстант врет.- Баттерфилд ткнул карандашом в последний крестик.- Видишь? Он говорит, что мы здесь, но я знаю, что это не так.

– Где же мы тогда?

Он отхватил карандашом обширный участок вокруг крестика:

– Где-нибудь в пределах этого кружка. Но это не так уж и важно. Куда-нибудь да приплывем.

Я потряс головой, чувствуя легкое головокружение:

– А почему они дальше друг от друга?

– А ты как думаешь?

– «Дракон» идет быстрее, – сообразил я.

– Правильно.

– Мы летим с закрытыми глазами, – ужаснулся я.

Он улыбнулся:

– В каком-то смысле да. Но если ветер не изменится, мы все равно прибудем в Вест-Индию, просто немного не туда, куда направлялись.

– Вы купите в Кингстоне новый секстант? Капитан посмотрел на меня укоризненно:

– Секстанты не лимоны, Джон. Их из корзины не вынешь. – Он покачал головой.- Этот секстант старше тебя, он сопровождает меня всю жизнь, и менять его я не собираюсь. Когда я узнаю ошибку, я ее просто учту.

Я едва его слушал. Глядя на карту, считая кресты, я осознавал, чтЬ все в действительности началось с того дня, когда на «Драконе» появился Горн. Казалось, он вдохнул в шхуну новую энергию и послал по новому назначению, к какому-то месту, известному только «Дракону» и ему.

– Черт бы побрал этого Маджа! – Баттерфилд бросил карандаш, который упал на карту и замер.

Неподвижно висела лампа, не колыхались шторы: Горн стоял у штурвала. Его тень через световой люк упала на стол и на карту.

– А, Горн,- пробормотал Баттерилд.

– Вы не думаете, что он – Иона?

– Нет, конечно. Скажешь тоже.

– А почему?

– Открой Библию, Джон. Пророк Иона пытался удрать от Господа, когда поднялся шторм, чуть не погубивший судно. Да, Бог наслал шторм, Бог усмирил море, когда Иона сиганул с борта. Но зачем? Чтобы спасти судно? Еще чего! Чтобы спасти пророка, Джон. Бог ни за что не дал бы пророку утонуть.

Насчет Библии с Баттерфилдом не поспоришь. Он знает Священное Писание назубок. Но очевидно было, что многое изменилось, с тех пор как Горн ступил на борт. Дэйна Мадж из-за поломки секстанта стал опальным членом команды, причем на него злился не только капитан, все знали, что такое секстант на судне. Мистер Эбби пребывал в скорби, капитана одолевало беспокойство из-за неопределенности маршрута. Усилившийся ветер тем временем гнал шхуну неведомым курсом.

Баттерфилд отложил секстант и книги таблиц. Я посмотрел на тень Горна, двигающуюся по столу. Заметно было даже движение его руки, лежащей на штурвале.

– А как вы думаете, сэр, что у него в сундуке? – Меня все же разбирало любопытство.

– Не знаю и знать не желаю, – отрезал капитан. – Хватит об этом. Если на судне от кого и будет вред, так это от нашего окаянного пушкаря. Он все время распускает сплетни и будоражит команду попусту.



– Да, сэр,

– Тебе он, кажется, тоже задурил голову. Ладно, иди. Мне надо успеть прибить носки гвоздями, пока Мадж не встал к штурвалу.

Я вышел из каюты и взлетел на палубу. Там я оказался лицом к лицу с Горном, который еле слышно, себе под нос, напевал песню «Стальное сердце». Ритм ее выбивали флотские барабанщики, когда корабли вступали в бой. «Смелее, парни, наш курс к победе, к славе». Тут он, чуть повернув голову, обнаружил меня, и пение смолкло.

– Вы так же хорошо поете, как и рулите, – польстил ему я.

Он не ответил. «Дракон» поймал порыв ветра, колесо штурвала повернулось, руки Горна согнулись, и шхуна, как ни в чем не бывало, продолжила бег, не теряя устойчивости. Он был не просто частью судна, казалось, он сам был кораблем.

Его глаза смотрели поверх меня, сквозь меня, на парус, сквозь фок видели вздувшиеся кливера. Он был полностью поглощен жизнью шхуны, его сердце билось в такт с ее бегом. Мне оставалось только пройти мимо, не задерживаясь,

– Оно говорит, мистер Спенсер.

Старая морская сказка о том, что судно разговаривает с рулевым, подсказывает, какой румб ему по вкусу! Но я невольно вспомнил смерть капитана Тернера Кроу, захлестнутого фалом этого же «Дракона» во время моего первого на нем плавания. Я вспомнил его веру в душу судна, в дух его сына, голос которого слышался ему сквозь скрип переборок.

– И что оно говорит?

– То же, что и любое другое судно. Любое судно и любой моряк. Что ему нужны глубина и простор. Что оно боится земли. Что, будь на то его воля, оно никогда не видело бы суши.

Горн говорил воодушевленно, поэтично. Толки об Ионе казались в эти минуты бредом полусумасшедшего пушкаря.

Но не прошло и часа, как меня вновь начали одолевать сомнения.

Мадж заметил первым. Горн только что сдал вахту и прошел вперед, к своему месту у мачты. Капитан был со мной на корме. Рядом торчал и Эбби, всматриваясь в изгибы кильватерного следа. Вдруг Мадж напрягся и вскинул руку.

– Земля! – выкрикнул он.

– Боже милостивый, – простонал капитан.- Ну и дальнозоркость! Сотни миль до ближайшего берега.

Но это действительно было похоже на берег. Я напряженно всматривался вдаль и, наконец, увидел крохотный островок с тремя голыми древесными стволами, раскачивающимися на ветру. Высокие волны скрывали остров, но вот уже стала просматриваться линия прибоя. Казалось, что на ветвях деревьев раскачиваются дети.

Горн поднялся, но вперед не пошел. Он глянул на странный остров, отвернулся и посмотрел на меня. Из всех присутствующих лишь он смотрел назад, что не преминул заметить Эбби.

– Он уже это видел,- изрек пушкарь. «Дракон» приближался к острову, который

оказался вовсе не островом. Это было судно, точнее, полузатопленный корпус судна с торчащими из него голыми мачтами. Волны перехлестывали через борт и разбивались о надстройки. И не играющие дети оживляли ветви деревьев, а человеческие трупы болтались на реях.

Ни одной живой души не было на этом мертвом судне. Солнце иссушило повешенных, превратив их в мумии, едва напоминающие людей. Некоторые из них свисали почти до палубы, другие раскачивались и поворачивались на ветру высоко на мачтах. Мне вспомнились пойманные мухи, которых пауки подвешивают на своей паутине.

Мы подошли вплотную, бортовая волна «Дракона» захлестывала пробоины от пушечных ядер в борту несчастного парусника. Трупы, казалось, внимательно следили за нами, поворачиваясь на ветру. Нижние Танцевали в воде.

– Я предупреждал! – закричал Эбби. – Видите, куда завел нас ваш Иона?

– Успокойтесь, – произнес Баттерфилд, но губы капитана побелели, его била мелкая дрожь.

– А что, разве не так? Во всем громадном океане он нашел это местечко, чтобы показать нам свою работу.

– Прекратите болтовню! – рассердился капитан.

Эбби почти кричал, его хорошо было слышно на носу, вся команда теперь стояла, глядя в нашу сторону.

– Убрать паруса! – гаркнул им Баттерфилд.- Лечь в дрейф,- бросил он через плечо Маджу.

Люди занялись делом, но Горн направился на корму. Сначала медленно, потом быстрее. Сжав кулаки, почти бегом взлетел он на мостик. Баттерфилд быстро шагнул между ним и Эбби.

– Выкиньте его за борт! – кричал Эбби капитану, вовсе не стремясь, однако, отодвинуть его в сторону.- Вот подходящее для Ионы судно, пусть он ведет его, куда хочет.

– Я не Иона,- мрачно сказал Горн, поверх капитана глядя на Эбби.

Эбби хмыкнул:

– Так я тебе и поверил, Словоплет.

– Сэр,- впервые я слышал от Горна такое обращение. – Я отмечен благодатью, воистину так. Я приношу счастье, как никто другой.

– Хвастливые россказни! – кипятился Эбби.

– У меня есть доказательства.

– Во загибает-то, – не унимался пушкарь.

– Хватит! – отрезал Баттерфилд, – Мистер Эбби, вернитесь к своим обязанностям, будьте добры.

– Ка-каким обязанностям? – аж заикнулся Эбби.

– Конечно же вы можете что-то сделать.

– Я могу его затопить, – отрезвел наконец Эбби. – Отправить его на дно, где ему, собственно, и место.

– Вот и отлично.- Капитан кивнул.- Возьмите лодку и переправьте сюда тела погибших, приготовьте их к погребению и займитесь пушками. – Он повернулся к Горну. – Ну, какие там у вас доказательства?

– Идемте, я покажу.

И Горн повел нас в кубрик.

5. Сундук Горна

Капитан последовал за Горном, а я – за капитаном. Мы спустились с мостика, прошли на нос, спустились в кубрик. Там было еще темнее, чем в каюте капитана. Мы остановились возле таинственного сундука.

Тускло отсвечивая от проникающего через иллюминатор света, сундук стоял, зажатый входным трапом. Искусно сплетенные веревочные ручки покачивались в такт крену дрейфующей шхуны. Черепа – или шаманские кости, или что там было внутри? – отзывались постукиванием и бренчанием.

Горн полез за пазуху и вытащил ключ, висевший у него на шее на парусинной бечеве. Он опустился на колени и прогладил сундук спереди. Ключ все еще висел на шее, когда раздался звук трения дерева о дерево, и потайная защелка подалась. Горн сел на корточки и приоткрыл крышку.

– Что же у этого типа в сундуке, думают они,- произнося это, он поднял глаза, и мне стало неловко от их яркой и честной синевы. – Что, лежа в сундуке, может топить суда и притягивать их обломки, как ведьмин компас? – Он говорил, как учитель, поучающий двух нашаливших учеников.

Меня аж трясло от любопытства, эта задержка раздражала.

– Значит, что-то важное, раз хранится под замком, – бросил я нетерпеливо.

– Частная собственность, – пояснил он. – Неприкосновенность личного имущества.

С этими словами Горн откинул крышку, мы с капитаном непроизвольно согнулись над сундуком и увидели просто-напросто одежду. Аккуратно сложенные парусиновые брюки, рубаха, вроде той, что на нем, новые башмаки для выхода на берег. Горькое разочарование. Горн снял верхний слой вещей, и теперь нашему взору предстали бутылки. Не меньше дюжины бутылок, каждая из которых по горлышко погружена в толстый, мягкий шерстяной носок.

Баттерфилд захохотал. Я чувствовал на себе его насмешливый взгляд, но глаз не поднял.

Горн запустил обе руки в сундук и вынул одну бутылку. Он держал ее так же нежно, как капитан – свой секстант. Не спеша, он стянул носок – и я ахнул.

В бутылке я увидел парусник. Прекрасное трехмачтовое судно скользило, рассекая увенчанные белыми пенными гребнями волны. Оно шло на всех парусах, вырезанных из ткани и аккуратно прикрепленных к реям. Наполненные ветром нижние и верхние паруса, кливера, носовой бурун и кильватерная струя, крошечные флаги и вымпелы, развевающиеся на ветру.

Горн вытащил и другие бутылки. Я глазел на бриги и фрегаты, военные и торговые парусники, великолепно выполненные модели, мастер словно воплотил заветную мечту кораблей – вечно мчаться с попутным ветром; каждый парусник – маленький мирок.

– Это мой флот,- вдруг заявил Горн.- Во всяком случае, я на каждом из них ходил.

– Потрясающая работа, – восхитился Баттерфилд.

Горн вручил ему и мне по бутылке. В моей прорывалась через штормовое море бригантина. Играя сквозь стекло, она, казалось, подрагивала, пена срывалась с верхушек волн.

– В этих бутылках – моя жизнь. – Сказав это, Горн начал засовывать остальные бутылки обратно в носки и укладывать в сундук. – Потеряв бутылку, я потеряю все, что связано с этим судном, так мне кажется.

Я рассматривал маленькое суденышко со всех сторон, разглядывал все паруса и реи, сверху и снизу, даже через вогнутое бутылочное донышко, служившее своеобразным увеличительным стеклом. Непостижимо, как смог Горн засунуть его в бутылку через такое узкое горлышко!

– Это «Путеводная звезда», Мой первенец. – Он нежно коснулся бутылки. – Я использовал для модели стружки с ее шпангоута.

Я вспомнил Эбби. Куски парусников в сундуке у Горна. Пушкарь оказался прав – но в то же время ошибался. Горн сотворил крошечные отпрыски настоящих кораблей.

Я даже растрогался:

– Вы создали настоящих детей!

– Детей? – Он улыбнулся, голубые Глаза его сияли. – Пожалуй что детей. Только дети эти – сиротки, все до одного.

– Как? – опешил я. Горн взял у меня бутылку:

– Это все, что осталось от «Путеводной звезды». Она лежит на дне у скал Фастнета.

«Дракон» покачивался, бутылки позвякивали. Голос Горна понизился до шепота:

– И все остальные, все до одной. Их матери погибли. Одна под пушками, другая от урагана. А кто и пропал без вести.

Мы стояли и прислушивались к скрипу такелажа и шуму моря. «Дракон» качался на волнах.

– Все до одной? – недоверчиво переспросил Баттерфилд.

– Каждая из них. – Горн, казалось, сиял каким-то радостным изумлением, – И это самое странное, какое-то проклятие.

Мне вовсе не было весело. Меня окатило ледяной волной при мысли, что каждое судно, на котором побывал Горн, погибало. Когда он заботливо уложил мою бутылку вместе с остальными, я смотрел на этот открытый сундук как на отверстую могилу. Горн соорудил надгробие для всех погибших.

– Значит, Эбби прав. Вы все-таки Иона.

– Вовсе нет! – Он казался искренне удивленным.- Я – Божие благословение.

– То есть как? – пришла моя очередь удивляться.

– Какой вы непонятливый! – Его сияющие глаза остановились на мне:- Судьба распорядилась так этими судами. Мне неизвестно почему. Но ни одно из них не погибло, пока я был на борту.

Мы с капитаном переглянулись. Потом Баттерфилд показал на сундук:

– А ваша последняя жертва? Уже тут?

– Нет. Она будет следующей. Звучало жутко.

– Вы имеете в виду «Меридиан»? – спросил я.

Он нахмурился и покачал головой:

– Нет. Пакетботы не в счет. Лихтеры, шаланды, баржи не в счет. Только настоящие суда, на которых я работал, где был членом экипажа.

– Как у нас, – подвел я итог, дрожа от ужаса.

– Точно, – удовлетворенно согласился он, глядя на меня своими синими глазами.- Да вы не беспокойтесь, мистер Спенсер. Судно в полной безопасности, если Горн на его борту. – Он подмигнул мне – как будто синий фонарь на мгновение закрыли створкой. – Пока Горн на его борту.

«И горе тому, кто ему навредит», – вспомнил я слова Эбби.

– Теперь вы все знаете.- Горн опустил крышку и щелкнул замком. – И можете успокоить вашего канонира и всех остальных. Скажите, что ничего, кроме бутылок, нет в моем сундуке.

Мы вернулись на палубу, где рядком лежали покойники с несчастного судна, завернутые в парусину. Маленькие, ссохшиеся, они казались похожими на детей.

Горн фазу взялся помогать команде, капитан пошел за Библией. Я помог Эбби с пушками и рассказал ему о содержимом сундука.

– Всего-навсего бутылки? Это не простые бутылки, – сделал Эбби странный вывод из моего рассказа.- Это Ионина магия, как я и говорил вам.

Действительно, он был очень близок к истине. Но ему казалось, что Горн- злоумышленник, тогда как я и Баттерфилд придерживались мнения, что Горна просто преследовало невезение. В то же время я видел, что пушкарь наш ни за что не изменит своего мнения.

В память бедных безвестных душ мы провели краткое богослужение. Они погрузились в море там, где глубина измерялась не саженями, а милями. Стоя на мостике, Баттерфилд цитировал Священное Писание, отчеканивая слова, ни разу не заглянув в книгу. Прочитав краткую молитву, он кивнул мистеру Эбби.

– Прошу вас, начинайте, – сказал он. Странным казался переход от молитвы к

пальбе. Но Роланд Эбби по крайней мере немного приободрился. Спрятав седины под алым головным платком, он командовал нами, как начальник артиллерии линейного корабля своими пушкарями. Голос его звенел, воодушевляя участников этой жуткой игры.

Отец мой, конечно же, сэкономил и на порохе, и на ядрах. Заряды иной раз шипели по-змеиному, ядра взмывали дугой вверх, как заблудившиеся крикетные шары. Но и это не извиняло нашу бездарную пальбу. Мы ни разу не попали, пока не подошли так близко, что смогли бы докинуть ядро руками.

Эбби использовал случай для артиллерийского учения. Он поручал каждому разные роли: заряжать, очистить ствол, наводить, стрелять. Всем, кроме Горна. Ему Эбби оставил самую неприятную работу. Громадная фигура Горна возвышалась в дыму, он самозабвенно шуровал банником в раскаленном стволе, когда пушка откатывалась при отдаче.

Я наблюдал за ним, сделав свой очередной ход в этой артиллерийской забаве Эбби. Горн работал, как всегда, охотно, отвлекся лишь однажды, чтобы стащить рубаху. Он подтянул бечевку, на которой висел ключ, и вернулся к работе.

Эбби тронул мое плечо:

– Помните, я вам говорил? Гляньте. Какой дьявол мог сделать это?

Спину Горна покрывали шрамы. Кожа когда-то была вырвана из нее с мясом, даже зажившие раны выглядели ужасно. Вот он триумфально взмахнул банником. Раздался рев наших матросов, ознаменовавший конец злополучного судна.

Оно пошло под воду носом, вспенив море вокруг. Команда смолкла, все мрачно и торжественно наблюдали. Были в этой гибели какая-то грация и достоинство. И вот на поверхности остались лишь обломки, да поднимались и лопались пузыри. И, погрузившись, судно продолжало плавание, пройдя у нас под килем на своем последнем пути к Дэви Джонсу, в морскую могилу. Кожа у меня пошла пупырышками при мысли об этом спуске во тьму, возможно, мимо опускающихся туда же по сйирали тел, мимо рыб и китов. У правого борта вскипали пузыри, снизу послышался толчок о киль,

И тут я увидел, что из глубины поднимается что-то твердое. Вцепившись в фальшборт, я вскрикнул. Гроб Эбби! Материализовавшееся видение нашего пушкаря.

6. Зеленые лужки

Длинный, узкий, опутанный водорослями предмет выскочил из воды прямо передо мной с почти человеческим всхлипыванием окружавших его пузырей. Он встал над поверхностью почти в полный рост, после чего свалился плашмя и прижался вплотную к борту «Дракона». Это оказалась всего лишь лодка, крохотная плоскодонка, в уключинах которой „даже торчали весла.

Было что-то ужасное в этой лодке, обросшей губками и морской травой. Как будто сам Дэви Джонс прислал ее за кем-то наверх. С другой стороны, можно было усмотреть в этом хороший знак: хоть что-то спаслось с обреченного судна. И капитан приказал:

– Втащите на борт!

Впервые Горн уклонился от работы. Он не прикоснулся ни к линю, ни к лодке. Ему явно хотелось, чтобы лодка не попала ш борт, он утопил бы ее взглядом. Но вот посуднйка оказалась на борту, и «Дракон» продолжил путь к Вест-Индии, куда через десять дней и прибыл.

Этого момента я нетерпеливо ждал с самого Лондона. Я воображал, что событие это вызовет всеобщее ликование, что мы будем плясать на палубе, как босоногие дикари, увидев наконец Новый Свет. На самом же деле все вдруг стали серьезнее, когда на горизонте показались размытые пятна островов. А на лице Горна вообще читалось отчаяние, как будто он увидел поджидавшую его виселицу.

Острова приближались, увеличивались и темнели. Яркая зелень растительности окаймляла серые береговые скалы. За первым островом последовали другие; они вытянулись цепью, не оставляя прохода

– Где мы? – спросил я капитана.

– Если б я знал! Принеси-кa карту из каюты.

Я выполнил указание, и капитан Баттерфилд расстелил карту на мостике. Он стал на колени и согнулся над ней, поглядывая то на карту, то на острова. В той же позе пристроился к нему мистер Эбби, и выглядели они как цыплята, клюющие рассыпанное по палубе зерно. Я едва сдерживал смех.

– Не вижу ничего смешного, – сделал замечание капитан, увидев мою расплывшуюся физиономию. – Мы сбились с курса, ты это, надеюсь, понимаешь?

– Да, сэр.- Я согнал улыбку с лица.

– Здесь должен быть проход, но где он? – Он махнул в сторону островов. – Где Антигуа во всей этой чехарде?

– Надо спросить Горна, – посоветовал я.

– Словоплета, да! – скривился Эбби. – Он спрядет вам сеть из вранья и отправит с нею на ловлю диких гусей.

– Спокойно, мистер Эбби. Джон прав. Позвали Горна. Он посмотрел на сушу и едва

удостоил карту взглядом.

– Возьмите к северу, – буркнул он.

– Вы уверены? – сощурился капитан. Горн вытянул руку:

– Вот это, слева по носу, Мартиника. Капитан ткнул пальцем в карту. Расстояние

до Антигуа было почти две сотни миль.

– Неужели мы так отклонились? – ужаснулся он.

– Проверьте. Справьтесь у того торгаша. – Горн чуть приподнял руку в неопределенном направлении.

– У какого торгаша? – Баттерфилд, прищурившись, осматривал побережье. Мы с Эбби занялись тем же. Наконец я заметил крохотный белый треугольник на фоне суши.

– Там! – показал я.

– Чтоб меня черти взяли, не видят мои старые глаза,- сокрушался дядя Стэнли.- Ну, раз Джон видит, значит, так оно и есть.

Горн фыркнул и отправился на свое излюбленное место, а мы повернули к северу. «Дракон» легко догнал шлюп, по дуге выйдя ему в кильватер. На корме лениво развалился рулевой, взгромоздив ноги на румпель. Он сонно поднял голову и увидел «Дракона».

Откуда прыть взялась!

Рулевой вскочил, по палубе забегали крохотные фигурки. Взвились все паруса, заношенные и залатанные, и жалкое суденышко в панике понеслось к берегу, под защиту рифов, где водяные валы разбивались в тучи брызг.

– Прелестно! – саркастически изрек Баттерфилд. – Как они нам обрадовались.

Мы пошли на север, как и советовал Горн. Вскоре показался еще один парус, судно шло встречным курсом. Завидев нас, оно резко свернуло на запад. Еще один мелкий торговец, только что отваливший от берега, спешно завернул обратно при приближении «Дракона».

– Проклятие! Мы для них – прокаженные! – горячился Баттерфилд.

Роланд Эбби был вне себя.

– Позвольте мне приветствовать их из пушек. Я покажу им, кто мы такие.

Три дня мы шли на север, и каждое судно, завидев нас, спасалось бегством. К Антигуа мы вышли, в точности следуя указаниям Горна, и миновали острова по лазурным волнам Карибского моря. Следующим утром перед нами выросли горы Ямайки, такие высокие, что верхушки их окутывали облака, похожие на пушистые сугробы.

Наступил пятьдесят третий день нашего путешествия, когда мы обогнули оконечность полуострова Палисадо и вошли в гавань Кингстона. Я стоял у штурвала и смотрел на открывшуюся передо мной бухту, на оживленный город. С правого борта, под защитой пушек Форт-Джорджа, ближе к старому Королевскому порту, несколькими четкими рядами, как на параде, выстроились английские военные суда. Мы прошли мимо, и мгновенно все они, а также сухопутная база, расцветились флажками. Между ними завязалась оживленная беседа.

– Сплетничают, как торговки на рынке,- заметил Эбби. Он не мог точно перевести их разговор, но был уверен, что речь идет о нас, – Удивляются, кто мы и откуда. Чем-то мы их заинтриговали. С чего бы?

– По крайней мере, они-то хоть от нас не убегают, – буркнул Баттерфилд. Он стоял рядом со мной, сцепив руки за спиной, указывая, куда рулить. Сначала курс был на гору, затем на церковь, когда показалась ее колокольня. Вот перед нами набережные и пристани Кингстона. – По ветру! – скомандовал капитан.

Судно замедлило ход, остановилось и подалось назад, захлопали паруса.

– Отдать якорь! – прозвучала долгожданная команда. И вот якорь захватил дно. Мы снова связаны с землей – на другой стороне земного шара, в бухте, которая служила приютом Блэкберду, Моргану и Кидду.

Ноги мои зудели от желания пробежаться по зеленеющим склонам, сердце стремилось исследовать вновь открытый мир. Но превыше всего судно с его неотложными потребностями, которые должны быть удовлетворены, прежде чем кто-либо сойдет на берег. А меня, кроме того, удерживает груз, который следует отправить на берег и заменить новым. Судно должно себя окупать. И мы взялись за работу, не обращая внимания на соблазны близкого города. Лишь мысленно время от времени отвлекался от работы.

Остальные чувствовали себя так же. Выразительные взгляды бросали они на берег, возясь с парусами и фалами. Ноги мои стояли на палубе, а взгляд был устремлен к горам, когда внимание всей команды вдруг привлекла военно-морская шлюпка, подошедшая к борту. В ней было шестеро гребцов, у руля сидел офицер. Это был молодой лейтенант с рыжими волосами, выбивающимися из-под форменной шляпы. После краткого приветствия он спросил:

– Вы кто?

– Шхуна «Дракон», сэр, – ответил ему с мостика Баттерфилд.

– Из Англии?

– Да.

Почти мальчишеский голос лейтенанта не разносился слишком далеко, и команда поспешила поближе, чтобы услышать нового человека, увидеть незнакомое лицо после долгой изоляции. Один только Горн не проявил интереса к шлюпке. Он торчал наверху, на марсе, ковыряясь с уже убранным парусом.

Лейтенант подвел шлюпку поближе к капитану Баттерфилду:

– Вы о «Рассудительном» что-нибудь знаете?

– Я и не слышал о таком, – ответил Баттерфилд.

– Черная шхуна, очень похожа на вашу, но с двенадцатью пушками. – Парень говорил с шотландским акцентом. – Мы сначала вас за нее приняли, пока не разглядели этого зверя на носу. – Он махнул рукой в сторону драконьей головы.

Баттерфилд пробормотал что-то под нос, потом крикнул лейтенанту:

– Что с ней случилось?

– Не прибыла в порт назначения, в Англию. – И он, и гребцы смотрели вверх, на

Баттерфилда, как будто надеясь услышать от него что-то обнадеживающее.- Пропала без вести,

– Сожалею, но ничем не могу помочь. Ничего о ней не знаю.

Лейтенант прикоснулся к шляпе и отдал гребцам приказ возвращаться. Лодка уже начала обратный путь, когда он напоследок крикнул:

– Ее капитан – Бартоломью Грейс. Если что-нибудь узнаете, прошу оповестить флот!

– Обязательно, сэр! – пообещал Баттерфилд.

Шлюпка направилась обратно, шесть ее весел работали слаженно, как одна пара. Мы вернулись к работе, и скоро я уже с тоскою наблюдал, как наш баркас отваливает от борта, унося всех, кроме меня, Эбби и Горна. Бронзовый от загара гигант не обнаружил ни малейшего желания сойти на берег и скрылся в прохладном полумраке кубрика. Эбби сослался на то, что он слишком стар для развлечений Кингстона, и предпочел им свои пушки. Я начал подумывать, что он всерьез верит в грядущие сражения с пиратами. Мне выпала сомнительная честь остаться за старшего.

Тюки из трюмов «Дракона» грузили в- шаланды с чернокожими гребцами, которые возили на берег шерсть, а с берега – воду и продовольствие. Вечерний ветер принес иллюзию прохлады, поначалу меня освежившей, – пока не понесло вонищей со стоявшего на якоре неподалеку старого, запущенного парусника.

Я помогал Эбби чистить пушки, но больше времени потратил, глазея на берег и на стройные ряды кораблей королевского флота. За ними расплывались в волнах раскаленного воздуха развалины пиратского порта.

– Если привидения существуют, то здесь для них самое место, – сказал Эбби. – Старые пираты гуляют по дну среди рыб и раковин, а когда стемнеет, выходят на берег, закутанные в водоросли вместо плащей.

Он вздрогнул:

– Скоро уж мне туда, вниз, к Дэви Джонсу, или вверх, на Зеленые Лужки, – На мгновение он снял руку с пушки. – А есть ли такое местечко?

– Не надо так говорить, – проникновенно попросил я его.

– Почему? Дни мои сочтены, а ведь интересно, что будет потом, когда тебя уж нет. Если увидишь гроб в волнах, начинаешь задумываться.

– Это был обман зрения. Иллюзия. Игра света и тени.

Эбби покачал головой. Он снова начал тереть пушку, там, где только что тер.

– У Дэви Джонса должно быть темно и холодно, а на Зеленых Лужках, говорят, тепло и сухо, никогда не бывает дождя.

Я увидел, что по, щеке его сползла и упала на пушку слеза. Он тут же снова протер это место.

– А вдруг можно выбирать? Если любишь море, идешь вниз, к Дэви Джонсу, а если вроде меня, то попадаешь вверх, на Лужки, с тавернами, танцами и тенистыми деревьями, так?

– Не имею представления, – покачал я головой.

– Скоро узнаем. – Он вздохнул и нежно похлопал пушку. – Не долго ждать осталось.

– А точнее?

– Не знаю. Но этой ночью мне снились железный дождь, потоп, чума и пожар.

Чаша моего терпения переполнилась. Больше я его слушать не желал и удрал от него к лодчонке, которая меня так испугала, и которую мы выудили из моря. Покрывавшие ее водоросли засохли и затвердели. Она испускала сильный характерный запах, который заставляет сухопутного человека думать о море, а моряку напоминает землю. Я рассеянно ковырялся в засохших губках и водорослях. Из-под них виднелся слой белой краски с красной полосой по борту. Щегольская была когда-то лодочка, и я надеялся снова сделать ее нарядной. Я отковырял изрядное количество серо-зеленых ошметков, когда к борту снова приблизились шаланды, чтобы забрать очередную партию шерсти. Ветер усилился, и вонь от гниющего судна стала почти невыносимой. Мне захотелось поскорее снова выйти в море. Но мы разгрузили лишь половину шерсти.

Утром прибыл еще один парусник, такой же вонючий и ободранный, как и предыдущий, но он прошел сразу к пристани и стал под разгрузку. С него доносились ужасные стоны и вопли.

Снова меня оставили с Эбби и Горном, и опять шаланды сновали между «Драконом» и берегом. Разгрузившись, судно всплыло, и я, стоя на корме, смотрел на густо обросшую обшивку бортов, напоминавшую мужскую бороду. Коров можно было бы пасти на этих бортах. Я как раз подумал, что надо бы шхуну накренить и очистить перед погрузкой, когда ко мне подошел Горн.

– Готово,- сказал он.

– Что?

Он продемонстрировал бутылку, и у меня чуть не подкосились колени. Маленькая шхуна, изящно накренившись под свежим попутным ветром, неслась по изумрудным волнам. Черный корпус, белые паруса – «Дракон» попал в бутылку Горна.

7. Работорговец

Бутылка блестела на солнце. Горн протягивал ее мне, но я отдернул руки. Страх проклятия, постигшего все его предшествующие прибежища, внезапно сдавил мне сердце. Но я не мог оторвать глаз от роковой бутылки. И чем дольше я смотрел, тем яснее понимал, что это не «Дракон». Слишком велик марсель, палуба без надстроек до самой кормы с маленьким мостиком. Гафели выше, чем у нашей шхуны.

– Здесь кое-что неверно.

– Здесь все верно.

– «Дракон» выглядит иначе.

– Ну, значит, это не «Дракон».

Казалось, он рассердился – или расстроился. Я жё почувствовал облегчение. Взяв бутылку, я сказал:

– Здорово сделано.

– Мой последний,- пояснил Горн.-Точно таким он был, когда я его покинул.

– «Меридиан»?

– Нет, – спокойно возразил он. – «Меридиан» ведь пакетбот.

– Ну да. Пакетботы не в счет.

– Не в счет. – Он протянул руку за бутылкой, но я не отдавал ее.

– Как он называется?

– Вы все равно не знаете.

– А может быть, знаю.

– Не знаете. – Он молниеносно выхватил у меня бутылку. – Не надо было мне ее вам показывать.

– Я ведь и не заставлял.

– Я думал, мы товарищи по плаванию.

– А кто же?

– Оставьте меня в покое,- сказал Горн. Его руки дрожали, бутылку он сжал в кулаке.- Товарищи не донимают друг друга.

Я не вполне понимал резкую смену настроения Горна:

– Я всего лишь спросил, как называется судно.

– Всего хорошего, мистер Спенсер, – буркнул он, отвернулся и зашагал прочь.

– Стойте! – Но он не остановился.

Некоторое время я раздумывал над возможной причиной такой внезапной перемены. Продолжая размышлять, я вернулся к плоскодонке с погибшего судна и продолжил ее очистку. Насколько я знаю Горна? Что я знаю о нем? Крайне мало. Только то, что он однажды спасся с пакетбота «Меридиан». И что он служил на шхуне, очень похожей на «Дракона». Сразу же вспомнился молодой лейтенант, справлявшийся о злополучном «Рассудительном». Он сказал, что «Дракон» на него очень похож. «Мы сначала вас за нее приняли, пока не разглядели этого зверя на носу».

Я кивал, соглашаясь сам с собой. «Рассудительный» – военный корабль, Горн вполне мог быть военным моряком. За последние девять месяцев, с тех пор как Англия и Франция подписали мир в Амьене, тысячи военных моряков вернулись на берег. Горн мог оказаться среди них, хотя с таким же успехом мог продолжить службу в королевском флоте. Ведь никто не ожидал, что мир этот окажется прочным и продолжительным. Толки о следующей войне ходили задолго до того, как «Дракон» покинул холодную зимнюю Англию и направился в Вест-Индию.

Было ли простым совпадением то, что «Рассудительный» исчез как раз тогда, когда объявился Горн в своей шлюпке? В шлюпке военного образца! Мне казалось, что истина где-то рядом, но времени поразмыслить об этом как следует не было. Трюмы были пусты, и тут как раз прибыл возможный клиент, чтобы проверить, подойдет ли наше судно под его груз.

Это был жирный блондин, даже уже не просто загоревший, а поджаренный до корочки на руках и лице. Как будто громадная клубничина сидела в лодке. Он, пыхтя и сопя носом, вскарабкался по вантам и обратился ко мне:

– Кто здесь главный, мальчик?

– Я главный.

– Ух ты! – Брови его поднялись, жженая кожа на лбу сморщилась. – А ты кто?

– Джон Спенсер. Он хмыкнул:

– А взрослые есть на борту?

– Никого, кто стал бы с тобой разговаривать. – Мне этот тип совершенно не нравился.

Он попыхтел и отправился лазить по грузовым трюмам, измеряя их мелкими неуклюжими шажками. У него при себе был красный блокнотик и огрызок карандаша, который он все время слюнил. Когда он закончил обход, снова подул ветер, принесший прежний букет запахов. Толстяк пыхтел и отдувался.

– Ну, маловата, конечно. – Это он сказал скорее себе самому, чем мне. – Но все же подойдет. – Он сковырнул шелуху отставшей кожи со щеки. – Конечно, придется оборудовать ее, но все равно возьмете вдвое меньше, чем «Островитянка», вон та.

Легким наклоном головы он указал, где находится «Островитянка». Ожидая увидеть нечто столь же заманчивое, как и название, я повернулся – и увидел ту вонючую рухлядь, которая подошла к причалу со стоном и воплями.

– «Островитяночка» тащит под тыщу! Но, парень, – он пошевелил толстыми губами, подсчитывая в уме наши возможности. – Две сотни – в трюм. Сотню – в кубрик.

– Сотню чего?

Он посмотрел на меня, как на дурака:

– Рабов, чего же тут еще!

– Людей? – Я вытаращил глаза.

– Рабов, – пояснил он, явно подчеркивая различие между этими понятиями.

Мы считали, что наш кубрик рассчитан на восемь членов команды и забит до отказа.

– Каким образом вы умудритесь разместить в нем сто человек? – поинтересовался я.

– Концами вместе. Слоями, парень. Как карандаши в коробке.

– Но они же задохнутся! – ужаснулся я. Он хрюкнул:

– Не больше чем двое из каждого десятка. Я представил себе «Дракон», набитый мужчинами и женщинами, вонь и вопли из люков.

– Пошел вон, – сказал я ему, стараясь не взорваться от возмущения.

– Как? – Он, должно быть, подумал, что ослышался.

– Выметайся с судна немедленно,- тихо повториля, с трудом сдерживая ярость: Даже вид его внушал мне теперь отвращение.- Был бы я поздоровее, вышвырнул бы тебя своими руками.

Он замигал, из-за отслаивающейся чепчиками кожи веки казались двойными.

– Послушай, парень, – невозможно продолжал он беседу. – Ведь, тебе нужен груз.

– Но не такой. Я возму сахар. Я не хочу участвовать в работорговле.

– А сахарный тростник святой дух режет, что ли? На плантациях рабы, портовые грузчики – рабы; здесь везде, куда ни глянь, рабы. Что бы ты ни вез, ты все равно участвуешь в работорговле!

– Тогда я ничего не возьму.

Он беззлобно рассмеялся моей глупости:

– Ну, парень, так ты вряд ли что заработаешь.

– Я ничего не буду так зарабатывать. – И я погнал его прочь как свинью, напоследок поддав ему под, зад, так что в лодку он свалился кувырком, с визгом. Обернувшись, я увидел рядом ухмыляющегося Эбби.

– Неплохо; мастер Джой, неплохо у вас получилось.

Новость о приеме, оказанном торговому агенту работорговца на «Драконе», распространилась по Кингстону, как пожар в прериях, так что когда вечером вернулся капитан, он уже все знал.

– Значит, пойдем пустыми,- констатировал он.- Аж до Тринидада. И без единого камня балласта, так?

– Так, сэр. Балласт грузят рабы.

Он нахмурился, но я видел, что он не сердится.

– Ох, горяч ты, слишком горяч. И упрям, как отец. Но я с тобой полностью согласен, Джон, если тебе интересно мое мнение.

– Спасибо, дядя Стэнли.

Мы подняли якорь и еще до темноты, миновав военную эскадру, вышли в открытое море. Без груза, с пушками на палубе, «Дракон» вел себя не как судно, а как лодка, переваливаясь с борта на борт. Но ветер радовал постоянством и свежестью, и я наслаждался, как будто целую вечность не был в море.

Ямайка осталась за кормой, впереди уже замаячила Испаньола. Вдоль ее берега мы следовали три дня, пользуясь благоприятными течениями. В воздухе проносились стаи пеликанов, похожих на летающих клоунов, вокруг выскакивали из воды дельфины. Команда наслаждалась бездельем, развалившись на палубе. Я продолжал отскребать плоскодонку. Из-под пальцев летели ошметки водорослей и чешуйки краски. Я уже добился значительных успехов, когда подошел Горн. Он достал свой нож и тоже принялся за работу.

Горн налегал сильнее, чем я. Из-под лезвия его ножа отлетали не только водоросли, но и слои старой краски.

– Надо отчистить до дерева. Новая краска – новая жизнь, – пояснил он.

– Но мне хотелось сохранить ее по возможности такой, какой она была раньше.

– Нет, это не к добру. Надо снять всю старую краску, по всей поверхности, до последней чешуйки.

Этого я не понимал. Я продолжал отскребать лишь водоросли, оставляя старую краску нетронутой. Я видел черные пятна на белом фоне и знал, что под морской травой скрываются буквы, название судна, которому принадлежала эта лодка. Я открыл одну букву, вторую.

– Глубже! – настаивал Горн.

Он приблизился ко мне, оттирая меня в сторону, соскребая краску вместе с остатками букв.

– Глубже! – Он лихорадочно скреб, чуть ли не по моим пальцам. Призрачные буквы появлялись и исчезали под его молниеносно мелькающим ножом.

– Стоп! – крикнул я и оттолкнул его руку, осторожно стирая с борта лодки шелуху и крошки. Стало ясно, почему Горн взялся мне помогать, почему он пытался соскрести старую краску, почему он с самого начала не хотел, чтобы лодка оказалась у нас на борту.

Понимая все это, я смотрел на Горна.

– Нет, нет, вы ничего не поняли, – досадливо морщась, сказал Горн.

– Где капитан? – спросил я, отворачиваясь.

Горн схватил меня за плечо:

– Послушайте, мистер Спенсер. Дайте мне объяснить.

– Вы знали это судной этих покойников,- взорвался я. – С первого взгляда вы их узнали. И вас интересовало, догадался я.

– Нет, – сказал Горн.- Вы вообще ничего не понимаете.

Он попытался меня удержать, но я вывернулся, ища глазами капитана. Возбужденный, я закричал: «Дядя Стэнли!» – и матросы удивленно подняли головы, услышав новое имя, которое я и сам уже лет десять не употреблял прилюдно.

Горн еще держал меня за запястье одной рукой, другой сжимая нож. Но он больше не спорил и не пытался меня остановить. Он склонил голову и опустил руки.

Капитан Баттерфилд сбежал с мостика. За ним торопился Эбби, как акула, привлеченная внезапным завихрением воды, всегда готовый наброситься на Горна. Они приблизились и остановились, глядя на лодку, на надпись на ее борту, остатки букв, которые когда-то складывались в слово: «Меридиан».

8. Черная книга

Значит, мы нашли ваше судно,- сказал Баттерфилд, глядя в упор на Горна.- Ваше затонувшее судно, дрейфующее в океане.

– Сэр, я не утверждал, что оно утонуло. Я считал, что оно должно было утонуть, если вы вспомните.

– Но вы не упомянули, что команда зверски убита. Что они болтаются на фалах, как забитые на мясо овцы.

– Этого я не знал.

– Вы были на ней.

– Не был. И никогда не утверждал, что был.

Эбби чуть не приплясывал от возбуждения.

– Опять врет! – крикнул он.

– Вовсе нет. – Горн сжимал и разжимал свои мощные кулаки, мышцы рук его двигались, хотя лицо как будто застыло. – Я увидел его в море и назвал вам, потому что не хотел говорить, откуда я на самом деле.

– А откуда вы на самом деле?

Лицо Горна болезненно дернулось. Он вздохнул и выдавил из себя:

– С «Рассудительного».

– Во врет! – зашелся Эбби своим стариковским смехом. – Сознавшись в одной лжи, он тут же плетет другую, да так, что и уличить-то его невозможно. Он называет судно, которое нельзя найти!

– То есть как? – Горн непонимающе уставился на Эбби.

Вместо Эбби заговорил я:

– Оно исчезло. «Рассудительный» пропал без вести.

– Как? – Горн озадаченно нахмурился.- Этого не может быть.

– Ишь, прикидывается, – возмущался Эбби. – Как будто и не знает.

Я поддержал Горна:

– Возможно, он и не знает.

Горн торчал на марсе, когда вся команда сгрудилась у борта, чтобы послушать лейтенанта. Он не мог слышать оттуда. Я вспомнил о последней модели:

– Значит, в бутылке «Рассудительный». Горн хмуро кивнул:

– Но он еще не мог пропасть, это какая-то ошибка.

– Сам ты ошибка, – вякнул Эбби. Но Горн обращался только ко мне:

– Слишком быстро. Они никогда не погибали прежде, чем я сделаю модель.

– Звучит так, как будто, делая модель, вы это предполагали.

– Система. Все по системе,- пробормотал, почти промямлил он смущенно, потом смущение плавно, но быстро сменилось тихим гневом.- Туда ему и дорога. Хорошо, если он пропал вместе с этим дьяволом.

– Что за дьявол?

Он медленно выговорил имя, сопроводив его почти змеиным шипением:

– Бартоломью Грейс-с-с.

– Художественно врет, – прокомментировал Эбби.

– Я не вру. – Горн цоднял кулаки, но не для того, чтобы ударить канонира, а чтобы потрясти ими перед капитаном, словно заклиная его не сомневаться. – Сэр, это правда, как перед Богом.

И я ему верил. Так убедительно врать никто на свете не смог бы.

Казалось, Баттерфилд тоже не склонен был прислушиваться к Эбби.

– Значит, «Рассудительный» погиб?

– Если бы я знал! – страдальчески сморщился Горн. – Когда я его покинул, он был в полном порядке.

– И почему же вы его покинули?

– У меня не было выбора.

– Бог мой! – не выдержал капитан. – Вы можете объясниться понятнее?

Эбби сиял от восторга, а Горн застыл в отчаянии:

– Клянусь, что каждое слово – чистая правда.

– Тогда как вы объясните историю с лодкой?

Горн посмотрел на лодку. Мы все посмотрели на лодку, стоя возле нее, как родственники возле гроба с покойником. Прошло некоторое время, пока Горн снова заговорил:

– Это очень непросто.

Баттерфилд вздохнул. Снова я вместе с ним и с Горном внизу, в капитанской каюте. Невероятную, дикую историю преподносит нам Горн. Каюта ярко освещена и продувается ветром, шторы раздвинуты, створки распахнуты, мы с капитаном сидим за столом как судьи, Горн стоит перед нами, на этот раз не под люком, ему приходится пригибаться, чтобы не удариться головой. Скрюченный под бимсами, он выглядит кротким и приниженным.

– Я в бегах, – произнес он.

История его началась в 1778 году, когда ему пришлось на борту «Рассудительного» отправиться в Вест-Индию под командой Бартоломью Грейса. Горн называл его Пижоном. Грейс сделал головокружительную карьеру, взмыв, как сигнальная ракета, от мичмана до капитана менее чем за три месяца.

– Его папаша какой-то адмирал,- пояснил Горн и замолчал, кусая губу.

– Тропики вытворяют странные трюки,- промолвил он наконец. – Жара, солнце, дикая природа. Они проникают в душу и выкручивают ее, как старую тряпку. Некоторыми овладевает безумие.

– Вы не о себе? – суховато бросил Баттерфилд.

– Я о Бартоломью Грейсе, – парировал Горн. – Он молод и полон фантазии. Пираты и зарытые на островах сокровища прочно засели в его голове еще с детства. Грейса послали в страну пиратов топить суда и убивать людей – неудивительно, что он вообразил себя пиратом.

– Он командовал боевым судном,- вставил Баттерфилд.

– Но считал его пиратским. – Горн усмехнулся.- Все вокруг дышало пиратами. Мы пользовались их якорными стоянками. Мы заходили в порты, служившие им прибежищем. Он усвоил пиратские привычки. Можно выиграть бой еще до его начала, если твой союзник – страх. Посланец ада, под кровавым флагом,- кто осмелится сражаться с тобой?

Он замолчал, и капитан сказал:

– Продолжайте.

– Все шло удачно. Мы гоняли французов в Наветренных островах, потом по всей Карибике. Мы жили как пираты, с добычи. Нападение на каждое судно приносило добычу. Паруса, продовольствие, ценные грузы.

Горн сделал шаг, другой и выпрямился под световым люком, свободно опустив руки.

– Мы жили по Черной Книге. По старым законам Олрона.

– Чушь, – отрезал Баттерфилд, откинувшись в своем кресле. – Черная Книга уже сотни лет как забыта.

– Но не на «Рассудительном», – возразил Горн.

– Она исчезла из Верховного Суда.

– Вот именно. Она была у Грейса.- Горн наклонился, опершись ладонями о стол. – Сэр, это правда. Черная Книга, уверяю вас, хранилась в каюте Бартоломью Грейса. Он мог вызвать тебя к себе в каюту и перелистывать эту книгу. Там перечислялись все преступления, какие только можно вообразить, и кошмарные наказания за них, каких и вообразить невозможно. Впередсмотрящего прибили гвоздями к мачте за то, что он заснул на посту, в своей бочке. Другого матроса вышвырнули за борт за кражу одной порции воды. Я при всех заявил, что это убийство. Я назвал его дьяволом, и меня доставили к нему в каюту. Он полистал Черную Книгу и нашел, что искал. И он прочитал: «И положат тебя на палубу, и, обвязав веревкой, протянут тебя по борту вниз и под килем, поднявши с другой стороны судна».

– Это правда? – нахмурился Баттерфилд. Не говоря ни слова, Горн повернулся к нам спиной и задрал рубаху. Я быстро опустил глаза. Один раз я это уже видел, любоваться еще раз не испытывал желания. Но я не мог не представить себе ужаса этого действа. Мне казалось, что меня самого протягивают под днищем «Дракона», приросшие к корпусу раковины режут тело, как ножи, а легкие разрываются от нехватки воздуха.

– Прикройтесь, пожалуйста. – Баттерфилд был бледен и сидел, заслонив глаза рукой. Он опустил руку, лишь когда Горн снова стоял лицом к нам.- Но как это могло случиться? Ведь судно принадлежит королевскому флоту!

– Флот сделал Грейса капитаном – он сделал его фактически королем, а судно – его королевство. Я удивляюсь тому, что это не случается чаще.

– И что же там еще случалось? Горн оправлял рубаху.

– Грейс вообразил, что знает, где капитан Кидд спрятал свой клад. Да что там, он вбил себе в голову, что он сам – капитан Кидд. Когда подписали мирный договор, мы болтались у островов, пока нам не приказали возврашаться домой. Может быть, тем бы все и закончилось, если бы мы не натолкнулись на «Меридиан».

– Вы напали на него.

– Без меня. Мы шли за «Меридианом» три дня, у нас с ним был общий маршрут, в Англию. Потом на корабле поднялся мятеж странного рода, взбунтовалась не команда, а капитан. Он объявил нам, что решил стать пиратом и забирает судно. Я заявил, что в этом участвовать не желаю и убью его, если он попытается. Но меня никто не поддержал – никто не отважился ему перечить. И вот меня приволокли к нему в каюту, и он снова рылся в этой проклятой книге. В результате меня бросили в шлюпку вместе с сундуком.

– И тогда он напал на «Меридиан»?

– Очевидно, так, – кивнул Горн.

– Английское судно! – Баттерфилд воздел руки. – Уму непостижимо!

– Вы бы думали иначе, если бы знали Грейса. К этому времени он уже ненавидел и Англию.

– С чего?

– В конце войны нас послали к Гваделупе, уничтожить французскую яхту. Когда мы туда прибыли, встретили вместо одинокой яхты целую эскадру. – Горн закрыл глаза. – Они сбили нам фок-мачту и подожгли корму. Бартоломью Грейса залило горящей смолой, обгорела вся кожа на лице и одной руке. И он считает, что Англия предала его.

Теперь история Горна казалась законченной. Я понял, почему он предпочел остаться на мачте, когда к «Дракону» подошла шлюпка военно-морского флота. Понятно, что ему не хотелось показываться на берегу в Кингстоне.

– Значит, вы – дезертир.

– Да, мистер Спенсер, – согласился Горн и тут же добавил: – И в то же время нет. Меня насильно выдворили с корабля, разве это дезертирство? Но я был во флоте, а теперь я не во флоте, а адмиралтейству только это и надо знать, чтобы отправить меня на виселицу. Поэтому я и направлялся на восток. Если бы я показался в Англии, меня бы вздернули, не дав оправдаться. Если бы я в Вест-Индии встретил Грейса, он бы придумал что-нибудь похуже виселицы. Поэтому я решил узнать, что же такое Берег Слоновой Кости.

– Что ж, – Баттерфилд отодвинул кресло от стола, но не встал. – Благодарю вас за искренность, хотя и запоздалую:

– Что вы теперь собираетесь со мной сделать? – спросил Горн.

Капитан посмотрел ему в глаза:

– Мой долг – сдать вас флоту.

– Сэр! – возмутился я.

Он поднял руку:

– Это мой долг, Джон. Но я не уверен, что! это верное решение. Мы еще поразмыслим.

– Благодарю вас, сэр. – В голосе Горна мне даже почудился какой-то оттенок взволнованности.

Мы шли на восток, ветер ослабевал. Вечером; опустился туман, покрыв море синими и фиолетовыми клочьями. Ночь была абсолютно черная, без единой звезды. Наступил почти мертвый штиль. От заката до восхода у штурвала стоял Горн.

К восходу он отстоял уже около двенадцати часов, но не ушел, когда я сменил его у штурвала, а подбадривал и советовал, помогая мне гоняться за компасом по четверти его картушки. Потом возник легкий ветерок, усилился, помогая солнцу кромсать туман, и мы ныряли из света во мглу и опять выныривали в потоки солнечных лучей.

В самом начале дня из тумана появился купец. Баттерфилд стоял слева, Горн – справа от меня. Видно было, что судно идет под всеми парусами, стараясь набрать как можно больше ходу. С судна нас тоже заметили, и оно сразу же резко отвернуло и снова скрылось в тумане.

Мы уже привыкли, что все от нас убегают, но здесь было нечто иное. Судно панически спасалось, как ягненок от волка, еще не видя нас.

И тут мы увидели, что по пятам за купцом следует парусник, черный, как смерть, с тремя десятками головорезов в такелаже и ярким красным пятном у штурвала. На корпусе было грубо и не слишком аккуратно намалевано наименование «Апостол» и цифры: 12 19. Увенчивал все это, лениво хлопая на ветру, пиратский флаг, такой же черный, как и все судно. И с флага ухмылялся, глядя на нас, белый человеческий череп.

Люди на судне стояли на вантах и оттяжках рей, мы видели сверкание их абордажных сабель, слышали их крики, сливающиеся из-за удаленности в один, ужасный, как завывание шторма. Иной раз корпус пропадал в тумане, и казалось, что эти адские видения несутся по воздуху. Потом туман поглотил все, и некоторое время слышался лишь крик.

Мы все трое тряслись от страха, но хуже всего было Горну, он едва держался на ногах. Я понимал его состояние. Судно это, очень похожее на «Дракона», в точности напоминало последнюю модель.

– «Рассудительный»! – крикнул я. Он вынырнул из бутылки и из морской могилы.

– Да, дьявол жив пока, – пробормотал Горн.

– Но почему «Апостол»?

– Кто может объяснить ход мысли сумасшедшего?

– И цифры? Тысяча двести девятнадцатый? Год, что ли?

Горн только развел руками, но Баттерфилд вдруг хлопнул ладонью по нактоузу.

– Не тысяча двести, Джон, а просто двенадцать. Двенадцать-девятнадцать. Римляне, чтоб их черти драли..

На мгновение я испугался, что все капитаны, как и пушкари, сумасшедшие.

– Послание к Римлянам, глава двенадцать,; стих девятнадцатый. – Знаток Библии Баттерфилд сжал кулак, поднял его к небу и провозгласил: – «Мне отмщение, я воздам, говорит Господь».

– Спаси нас, Господи, – вырвалось у Горна.

9. Боязнь моря

Мы снова увидели эту гонку: один убегал, другой догонял. Они промелькнули в отдалении, против ветра, и «Дракон» нырнул в туман, пытаясь уйти от солнца и от этого кошмара. Часом позже с неопределенного направления послышался грохот орудий.

Нас страшила встреча с «Апостолом». Лично я не меньше боялся натолкнуться на разграбленного купца и увидеть на его палубе ту же ужасную картину, что и на «Меридиане». Поэтому мы свернули к югу, направляясь прямо на Тринидад через просторы Карибского моря. И попали в шторм невиданной силы.

Туман рассеялся, сзади громоздились облака, они росли, опрокидывались и снова лезли вверх черные башни, стены и шпили тысячефутовой высоты, похожие на жилища гигантов-громовержцев. Затем по морю побежали волны, длинные и маслянистые. С «Дракона», балансирующего на гребне одной волны, можно было наблюдать за верхушкой другой в полумиле.

Капитан велел затянуть световой люк своей каюты брезентом, задернул шторы и снова наглухо отгородился от наружного освещения. Он сидел внизу, на своей койке, при свете шипящей и мигающей лампы, и все его имущество: Библия, пистолет, книги – раскачивалось и подпрыгивало на своих местах. Безвылазно просидел он там более суток. Ветер усиливался, волны становились все круче. Полил дождь, засверкала молния, загремел гром. С зарифленными парусами и единственным кливером на бушприте мы пробивались к югу.

Зарываясь носом в волны, под завывание ветра «Дракон», лишенный груза и балласта, казался игрушкой, перышком, которое болталось по волнам. Он то выпрямлялся, то ложился на борт. Лишь Горн мог с ним как-то справляться, с трудом удерживая на курсе.

Днем стало темно как ночью, о ночи нечего и говорить. Когда Баттерфилд вышел на палубу в одной лишь ночной рубашке, он казался призраком в свете вспышек молний. Он обхватил нактоуз обеими руками и закричал Горну:

– Поворачивай назад!

– Невозможно! – крикнул в ответ Горн. Меня удивило, что капитан мог допустить

мысль о развороте в таком бурном море. Мы могли бы потерять мачты или вообще моментально пойти ко дну. А если каким-то чудом и удалось бы направить бушприт шхуны на север, то она разбилась бы в щепки о берега Испаньолы. Но он опять завопил Горну:

– Заворачивай, я приказываю!

Я посмотрел в его искаженное ужасом лицо и понял, что Горн был прав. Капитан действительно боялся моря. Больше месяца он сдерживал свой страх, но сейчас утратил контроль над собой.

Вспыхнула молния, ударил гром. Глаза Бат-терфилда стали дикими, как у лошади, которая сейчас понесет.

– К черту! – завопил он и бросился на штурвал.

Горн был застигнут врасплох. Штурвал закрутился, вырвавшись из его рук, «Дракон» накренился, поворачиваясь. Волны хлынули на палубу через борт.

Вся палуба оказалась под водой, из которой торчали мачты, как деревья в половодье.

Эта дикая выходка Баттерфилда спасла всех нас. Как только «Дракон» сошел с курса, тьма с наветренного борта взорвалась желто-оранжевыми вспышками, море закипело от падающих в воду ядер, из шторма – казалось, из самой молнии – вынырнул «Апостол».

Я замер. Черный корпус пирата взбороздил гребень волны там, где только что была наша шхуна. В пене и брызгах он прошел вниз по волне за нашей кормой, длинная черная полоса, окутанная облаками пушечного дыма. Затем он полез на следующую волну и исчез так же внезапно, как и появился.

Горн его тоже видел. Он взглянул туда, где только что вздымались фонтаны от пиратских яде:р, где был бы «Дракон», если бы не внезапный поворот штурвала. Но для капитана эти вспышки и грохот были лишь еще одной молнией и сопровождавшим ее громом. Он был занят штурвалом и «Апостола» не заметил.

Горн оттащил капитана.

– Возьми штурвал! – крикнул он мне.

Мне пришлось бороться с судном, с парусами, рулем и яростью ветра. В корму ударила волна, и вода закипела вокруг моих коленей. Все же мне удалось справиться и с грехом пополам выровнять судно.

Баттерфилд рухнул к ногам Горна, обхватил лодыжки моряка и поднял искаженное ужасом лицо.

Горн нагнулся и помог ему встать. Из-за воя ветра Горну приходилось кричать, но кричал он чуть ли не с нежностью:

– Грейс рядом, сэр. Нам нужно всем на пушки!

Капитан кивнул. Зубы его стучали, но он потер руки, провел ладонью по груди, как бы проверяя организм и восстанавливая контроль над телом и духом. Он улыбнулся и сказал:

– Справимся.

Баттерфилд ушел вперед, во тьму. Горн помогал мне со штурвалом, и мы выдерживали курс на запад. Судно вздымало тучу брызг, выскакивая из каждой волны, как пробка из бутылки. Чернота постепенно серела, наступала заря. Молнии теперь сверкали позади, гроза удалялась. У наших пушек появились люди.

«Апостол» догонял.

Сначала я увидел его носовой бурун. Черная масса на фоне моря и неба росла с каждой минутой.

Горн крикнул мне в ухо:

– Эбби надо помочь с пушками!

Я хотел было идти, но он удержал меня:

– Рули. И следи за его марселем. Грейс любит стрелять правым бортом. Как только он дернет марсель, бери по ветру, понял?

Я остался один – казалось, один на свете. Тени мачт, бушующее море, «Дракон» влечет свое обросшее водорослями тело сквозь взбесившиеся водяные горы. И сзади настигает враг.

Оба судна ныряли с волны на волну, но расстояние постепенно сокращалось. Наконец, я услышал голоса пиратов, оседлавших такелаж «Апостола».

Ветер искажал звуки, превращал их крики в какой-то жуткий вой, от которого у меня волосы вставали дыбом. Казалось, они доносятся из могилы, слова, недоступные пониманию живых. Они казались страшнее самого «Апостола», страшнее его пушек, и я запел, чтобы не слышать их.

Мне вспомнилась любимая песня Горна, «Стальное сердце». Я чуть не рассмеялся иронии слов: «Смелее, парни, наш курс к победе, к славе». Мы изо всех сил удирали, спасая свои жизни.

Я пел, стараясь орать как можно громче и пореже вдыхать, чтобы в промежутках не слышать голосов преследователей. Скоро песню мою подхватили люди у пушек, и до меня донеслось низкое гудение их голосов. Казалось, это «Дракон» подбадривает сам себя.

Я удерживал штурвал и, оборачиваясь, видел, как неумолимо надвигалась черная шхуна. Ее бушприт острой иглой протыкал то воздух, то воду, зарифленный марсель бешено мотался из стороны в сторону.

Теперь я уставился на ее марсель, вглядываясь до боли в глазах. Как только он двинется, «Апостол» повернет и пушки правого борта направятся на нас. И в тот же момент я должен повернуть «Дракона», не раньше и не позже.

Волнение усиливалось. Кливер «Дракона» обвисал, когда судно ныряло с волны вниз, где не было ветра, и вновь наполнялся с хлопком, так что рывок отдавал в штурвале.

Вот марсель «Апостола» повело, я вскрикнул и рванул штурвал. «Дракон» быстро повернул, карабкаясь вверх по водному склону. «Апостол» накренился, начиная поворот. Наши две цушки левого борта выпалили, выбросив алые цветки пламени. На ветру звук их был похож на хлопок пробки, вылетающей из бутылки.

Я держался за штурвал. Теперь он был бессилен. Паруса оглушительно хлопали на ветру, волна накатилась спереди.

– Давай! – завопил я «Дракону».

Я сжался, ожидая грома пушек, которые разнесут нашу шхуну в щепки.

Но пираты прошли без выстрела, чуть не зацепив нас корпусом, слышно было, как ревела волна, разрезаемая носом «Апостола».

И снова он оказался сзади.

10. Кровавый флаг

«Дракон» лавировал, уклонялся, но пират вce время висел на хвосте, иногда заходя с наветренного борта. Дважды он куда-то исчезал, но снова надвигался на нас с гребней волн, паля из пушек. Одно ядро разрушило такелаж фок-мачты, разорванные снасти, как змеи, извивались на ветру. Еще одно разорвало в клочья наш флаг, и дважды я ощутил содрогание корпуса. Мне казалось, что в борту не менее трех пробоин.

Роланд Эбби хлопал в ответ своими четырехфунтовками, но мало у нас было надежды попасть в цель и совсем никакой – отбиться.

Настал следующий день. Ветер ослабевал, «Апостол» шел в миле от нас против ветра, придерживаясь нашего курса, на юг. Только при свете дня я осознал, как громадны были волны. Даже из «птичьего гнезда» впередсмотрящего нельзя было заглянуть за их верхушки, если судно находилось между ними.

Лица Горна и Баттерфилда, как и всех других наших моряков, почернели от порохового дыма. Все напряженно смотрели в сторону пирата, оценивали уменьшающееся расстояние между «Драконом» и «Апостолом», вглядывались в надписи на борту и в ужасный черный флаг.

– Чего он ждет? – спросил я Горна, когда он подошел, чтобы сменить меня у штурвала.

– Развлекается,- объяснил Горн, осматривая море голубыми глазами. – Приходилось вам когда-нибудь наблюдать, как кошка играет с мышью? Помяв ее хорошенько, кошка иногда сидит и наблюдает, что же будет делать мышь? Бартоломью Грейс тоже хочет получить от убийства как можно больше удовольствия.

– Может быть, стоит повернуть в Кингстон?

– Горн нас догонит в лбом направлении.

– А если поискать гавань на островах на востоке?

– Бесполезно.

– Что же нам делать?

– Ничего. Драться, пока сможем.

Около часа шли мы борт о борт. «Апостол» четко выдерживал дистанцию, паруса были зарифлены, как и у нас, кроме кливера и малого грота. Волны иной раз полностью скрывали нашего кошмарного спутника, но всякий раз он, к сожалению, снова появлялся. В одно из своих очередных явлений он продемонстрировал нам вместо черного флага другой, кроваво-красный.

– Пощады не будет,- пояснил Горн.

С этого момента он каждый раз выныривал все ближе и ближе, решительно направляясь к «Дракону». Над бортом в такелаже маячили фигуры в черном, красном и золотом, но в этот раз они молчали. Сквозь шум волн слышен был лишь скрип руля и корпуса да хлопанье парусов.

Казалось, он приближается неимоверно быстро. Эбби суетился у пушек, но мне его заботы казались никчемными. Он мог всадить лишь каких-то восемь фунтов железа в двухсоттонный парусник. Глаз его сверкал. Круглая голова сияла красным платком. Хлопотал он основательно и отважно, с храбростью Нельсона. Под пушки загнали клинья, чтобы опустить стволы, кремневые замки взведены, спусковые шнуры в руках у Маджа и самого Эбби.

– Еще посмотрим! – читалось на лице канонира.

Эбби не вытерпел, выпалил и промазал. Ядро с безнадежным всплеском упало в нескольких ярдах от бушприта «Апостола».

Горн невозмутимо держал курс, мой старый дядя Стэнли маялся рядом с ним, стараясь казаться бодрым. Не очень хорошо у него это получалось, глаза и жесты выдавали: он то и дело хватался за воротник и приглаживал свои жидкие волосы, завивавшиеся от дождя и брызг. Мне было не лучше. Черный парусник приближался быстро и целеустремленно, мы были столь беззащитны, что хотелось убежать и спрятаться. Я вспоминал несчастный «Меридиан», разукрашенный мертвецами, й чувствовал прикосновение удавки к шее. На глазах у меня выступили слезы, и я отвернулся, чтобы их скрыть.

Впереди у пушек энергично распоряжался Эбби. Я вспомнил его плавучий гроб и подумал, что канонир оказался неплохим пророком. Теперь-то мы точно обречены. Я перевел взгляд на бушприт, на волнующуюся морскую даль, простирающуюся до земли, на которую мне более не суждено ступить, – и увидел над волнами парус.

Через мгновение это была уже пирамида парусов, увенчивающая корпус. Большое неповоротливое судно направлялось к северу. Я понял, почему молчали люди Грейса. Им было не до нас

Я повернулся к пирату. За то время, что я смотрел вдаль, он продвинулся еще на семь длин корпуса и почти поравнялся с нами.

– У пушек! – закричал я. – Не стреляйте!

Горн с Баттерфилдом уставились на меня.

– Они пройдут мимо, – пояснил я. – Им сейчас нет до нас дела.

Но Эбби уже дернул шнур. Четырехфунтовка окуталась дымом.

От кормы «Апостола» полетели обломки, донесся страшный вопль,

«Мы пропали»,- пронеслось у меня в голове. Если ткнуть льва палкой, он тут же бросится на обидчика и разорвет его в клочья.

Но этого не случилось, Корпус «Апостола» скользил мимо. Название, цифры, пушки, у

каждой по пять обнаженных по пояс пиратов, готовых открыть огонь. Вот и мостик, поврежденный нашим ядром. На палубе один покойник, еще один человек с залитой кровью грудью. И над ними, у штурвала, – сам Бартоломью Грейс.

Это не мог быть никто иной. Высокий, сильный, элегантный, в расшитом золотом плаще и широкополой шляпе с золотым орнаментом и алым пером, он управлялся со штурвалом одной рукой. Вот он не торопясь повернул голову в нашу сторону и снял руку со штурвала. Обнажив голову, он церемонно поклонился нам; рассыпались и разлетелись по ветру черные кудри. А когда он поднял голову, показалось, что лица у него нет. Бледное пятно, рот и темные глаза. Я вспомнил рассказ Горна. Залило горящей смолой.

И вот шляпа Грейса снова на голове, рука на штурвале, на мачте кровавый флаг. Кошмарное видение исчезло.

Баттерфилд смотрел по ветру, на гору белых парусов тяжело нагруженного тихоходного купца.

– Вот так. Мы спасли свои задницы ценою жизни этих бедолаг.

– Может быть, спасли. Если и дальше повезет, – поколебал его уверенность Горн.

– Мы ведь без груза, и он это знает. Какой ему с нас прок? – попытался я убедить сам себя.

– Порох, пушки, ядра. – Горн не стал потакать моим попыткам самообмана. – Ему всегда нужны паруса, такелаж и рангоут. Если он решит позаимствовать их у нас, никто ему не помешает.

– Как только уйдем за горизонт, сменим курс, – решил Баттерфилд.

– Можно, разумеется, хотя это не имеет значения. – Горн посмотрел в небо, и косичка его упала на плечо. – Если он решит нас догнать, то можете сразу сдаваться и читать молитвы, пока в состоянии. Пойдете на восток, и он окажется на востоке. Пойдете на запад, и встретите его там.

– Он лишь человек,- возразил Баттерфилд.

– Он больше чем человек. Может быть, он меньше чем человек. Человеком его назвать язык не поворачивается.

Он смотрел в сторону уменьшающегося «Апостола», мимо него, на приближающийся

купеческий парусник, еще ничего не подозревающий..

– Грейс не как все люди. В его жилах яд вместо крови.

– Зачем мы тогда бежим? Может быть, вернемся и примем бой? – предложил я в отчаянии.

Горн положил мне руку на плечо:

– Не надо торопить события. Всему свое время.

11. Лихорадка

Ветер был слишком силен, но мы все равно поставили марсель, фок и убрали рифы с грота. В конце концов мы подняли чуть ли не все паруса, чтобы только уйти подальше от «Апостола».

Мы не пели больше «Стальное сердце». Мы не могли петь, чувствуя себя предателями. Когда до «Дракона» донесся слабый звук пушечной пальбы, мы притворялись, что не слышим. Баттерфилд записал в судовом журнале: «С подветренной стороны замечено неизвестное судно. Спаси, Господи, их души!»

Мы держали курс в течение трех часов, после чего взяли резко к югу, прячась в волнах, как мышь в луговой траве.

И снова мы убегали, бедный «Дракон» стонал, словно от боли. Люди тоже страдали от этой гонки. Три матроса, позеленев от морской болезни, спустились в кубрик. Из корпуса судна до нас доносились плеск и бульканье: морская вода проникала внутрь сквозь пробоины.

Бегство наше сопровождалось откачиванием поступающей воды. Лишь через два дня море успокоилось и Эбби смог спуститься за борт.

Он устроился в петлях беседочного узла, и мы вытравили линь за борт. Погрузившись в воду по плечи, он выстукивал и прощупывал обшивку, время от времени покрикивая: «Вперед!», «Назад!», «Стоп!» И так мы таскали его, пока он не сообщил, что все обследовал и обнаружил пробоины.

Я следил, не появятся ли акулы. Наконец он велел вытягивать. И вот уже мистер Эбби сидит на палубе, красный от перенапряжения, и постепенно приходит в себя. Мы все столпились вокруг него в ожидании.

– Две пробоины,- сообщил он.

– Я помню три попадания, может быть, четыре, – сказал я.

– Ну, я нашел только две течи. В одном месте обшивка прогнулась. А здесь,- он хлопнул по палубе, – ядро застряло в корпусе, как пробка.

– Как насчет ремонта? – спросил капитан.

– Законопатим. – Эбби закашлялся от попавшей в горло соленой морской воды. – Перед погрузкой придется подремонтировать основательнее.

Он снова спустился за борт и заткнул дыры смоленым брезентом. Но течь все равно осталась, хотя вначале и небольшая. Затем вода стала прибывать все интенсивнее, в каждую вахту мы откачивали ее по часу, когда на десятый день после выхода из Кингстона дошли до островов испанской Вест-Индии. Теперь мы шли на восток мимо островов с зелеными лесистыми холмами, и Баттерфилд снова расшторил свою каюту, впустив в нее свет и воздух. Днем нас подгоняли соленые пассаты, ночью бризы, приносившие ароматы джунглей.

Воды поступало все больше и больше, приходилось откачивать круглые сутки, стало ясно, что мы не сможем дойти до Тринидада. Эбби вдруг «озарила» идея, что должна быть третья пробоина.

– Придется задержаться, – решил он. Горн знал подходящее место, широкий пляж

в устье реки на побережье Венесуэлы. Он сказал, что там веками ремонтировались испанцы и пираты.

– Вы сможете там найти дублоны, мастер Джон! – добавил он, широко улыбаясь.

Бухта, в которую мы вошли, оказалась прелестным уголком. Именно такими представлял я себе тропики Вест-Индии. Кокосовые пальмы громадными зонтами склонялись над обширным пляжем, покрытым серебристым песком. Мангровые деревья опирались на свои корни, как будто готовые зашагать по воде. Сразу за ними начиналась растительная неразбериха. Деревья, лианы, папоротники и лишайники перепутались в буйном зеленом хаосе. Из влажной гущи джунглей вытекала река, коричневая от грязи и извилистая, похожая на живую змею.

Всплеск нашего якоря поднял в воздух тучи пестрых птиц. Убрав паруса, мы высыпали на берег. Все, кроме Горна. Он привязал свою койку между вантами и фок-мачтой, натянул над ней брезент и улегся, чтобы, как он нам сказал, увидеть во сне юных туземок.

Мы веселились, как дети: швырялись кокосами, плескались в нагретой солнцем воде. Я покопался в песке, но дублонов не обнаружил. Можно было подумать, что мы попали в рай, если бы не бесчисленные мошки.

В Англии ничего подобного нет, сравнивать не с чем. Это длинноногие создания с парой прозрачных крылышек, вооруженные длинным острым шипом вместо носа, которым они высасывают кровь. Несметными полчищами набросились они на нас с тонким противным жужжанием. Эбби назвал их комарами. Из-за них мы вскоре покинули пляж и приступили к работе. Предстояло накренить «Дракона», положить его на бок.

Мы переместили все пушки к одному борту. Затем канат от кабестана протянули через топ мачты к мангровому дереву на берегу. Его ствол, толстый, как бочка, был испещрен шрамами, напомнившими мне шею человека, которого однажды вешали. Пришлось мне повидать и такое. Но на этом стволе запечатлелись отметки многих мореплавателей, большинство старые, но были и свежие. После этого, вращая кабестан, мы положили «Дракона» на борт, как громадного деревянного зверя.

Дядя Стэнли вбил себе в голову, что ему нужен попугай. Он взял плоскодонку, посадил на весла балбеса Маджа и отправился вверх по реке осуществлять свой замысел. Мы же принялись отскребать борт.

Мы соскоблили акры всевозможных водорослей, тонны рачков, мидий и иных ракушек, а также прыскающих водой губок. Эбби обнаружил отверстие, через которое поступала вода. Ядро разбило доску обшивки намного ниже ватерлинии. Дыра была почти с кулак величиной.

– Три попадания.- Канонир великодушно признал мою правоту.

– Или больше.

– Нет, только три. – Он сверкал стекляшкой, зажмурив здоровый глаз. – Разве что в другом борту.

– Нет, возразил я в свою очередь. – Все с этого борта.

– Посмотрим, – не спешил соглашаться упрямый Эбби.

Он отодрал от пробоин свои смолистые пластыри, вырезал поврежденные участки и заменил их заплатами из здорового дерева, плотно законопатив швы. Стук и звон его стальных инструментов не давал птицам успокоиться, и они все время кружили над нами пестрой каруселью. Немного краски, немного смазки – и корпус столь же крепок, как в день спуска на воду. Точнее, одна сторона корпуса.

На следующий день мы накренили «Дракона» на другой борт и снова отскребали океанскую живность. Эбби простукал каждую доску, но и невооруженным глазом было видно, что этот борт не пострадал в неравном сражении. К возвращению капитана и Маджа с их второй экскурсии по реке «Дракон» уже покачивался в устье.

Увидев приближающуюся парочку, я не смог сдержать улыбку. В лодке были места для двух гребцов, но греб лишь дядя Стэнли, греб лениво, еле шевелясь. Мадж, развалившись, полулежал на корме. Между ними столь же мирно восседал пестрый попугай. Когда они приблизились, оказалось, однако, что это вовсе не птица, а лишь пучок перьев, воткнутых в половину кокоса, довольно искусно изготовленный муляж. Лодка их двигалась чуть быстрее течения, и пассажиры ее казались парой пацанов, переживших потрясающее приключение.

Лишь теперь мне бросилось в глаза, что капитан и Мадж были неразлучными друзьями. Хотя Баттерфилд не уставал клясть беднягу Маджа на каждом шагу – и за дело, – было видно, что ему этот парень очень нравится. Они поднялись на борт, смеясь и все время почесываясь. Комары заели их до полусмерти. Мадж нес искусственного попугая так бережно, как будто это была настоящая живая птица. Под одобрительным взглядом Баттерфилда Мадж разгладил птичьи перья и со сладчайшей улыбкой вручил кокос в перьях капитану.

Капитан, наконец, снова стал самим собой.

– Чего зубы скалишь? Лодку поднять, снимаемся! – обратился он ко мне.

Заплаты держали, протечек больше не было.

– Тугой, как барабан! -: говорил о корпусе Эбби. Он ходил с высоко поднятой головой и горделиво посматривал на меня до самого Тринидада.

В Порт-оф-Спейне, на северо-западной оконечности острова, мы погрузили сахар и кофе. Пятидесятифунтовые мешки укладывали на подстилку из скорлупы кокосовых орехов, и драконья голова на носу опускалась все ниже, словно собираясь хлебнуть портовой воды. Затем люки задраили, «Дракон» пустился в долгий обратный путь.

Там, где приходилось бороться с ветром, теперь веяли великолепные пассаты, подгоняя нас под синим или усыпанным звездами небом. Мы прошли Гренаду и Гренадины, островную россыпь на кромке Карибского моря. И вот однажды утром к корме направился Мадж, чтобы сменить меня у штурвала. Тут-то на нас и посыпались неприятности.

Мадж потел, его бил озноб, глаза горели ужасом.

– Что случилось? – обеспокоился я.

– Не пойму, – еле выдавил он из себя. Трясся он, как собака, вылезшая из воды; руками обхватил плечи, как будто стараясь унять дрожь.- Жутко холодно. Голова раскалывается.

Он покачнулся и, чтобы удержаться на ногах, схватил меня за плечо обжигавшей сквозь одежду рукой.

– Скажи капитану, Джон. Кажется, я умираю. – Он упал, потеряв сознание.

Я прыгнул к световому люку капитанской каюты. Баттерфилд сидел за столом, приканчивая завтрак. На мой стук он поднял голову, пережевывая кусок намазанного маслом сухаря, остаток которого он нежно держал двумя пальцами.

– Сэр! Маджу плохо! – крикнул я.

– Плохо? – переспросил Баттерфилд с набитым ртом. Он мгновенно выскочил из-за стола и исчез из моего поля зрения. Вот уже его башмаки стучат по капитанскому трапу. Все еще с сухарем в руке, он опустился возле Маджа на колени, подошли и другие, привлеченные суматохой, окружили нас. Горн подошел последним, но протиснулся вперед.

Баттерфилд приподнял голову старого друга:

– Дэйна!

Тот не отзывался.

Я увидел на затылке Маджа какие-то шишки.

– Что с ним случилось? – растерянно спросил Баттерфилд.

– Он сказал, что умирает,- сообщил я. Дядя Стэнли побледнел:

– Умирает…

Горн рассмеялся:

– Не бойтесь, не умрет. – Он пихнул Маджа носком башмака в ребра. – Вставай, вставай! Подтянись, дружище!

– Оставьте его, – промямлил Баттерфилд, слабым движением руки отталкивая ногу Горна. – Тоже, доктор нашелся.

– Это всего лишь лихорадка. – Горн тоже опустился на колени и ущипнул Маджа за щеку, довольно чувствительно, как мне показалось. Мадж тут же очнулся, заморгал и обвел взглядом собравшихся.

– Все в порядке, баранья ты башка, – обратился к нему Баттерфилд.- Не бойся, не умрешь.

– Но ему еще захочется умереть, так его будет трясти. Еще с неделю он проболеет, – продолжал разъяснения Горн.- Нечего было дрязгаться в болотах.

На лице Баттерфилда появилось странное выражение, смесь облегчения и страха. Ведь он тоже «дрязгался» в болотах.

Мы отнесли Маджа в капитанскую каюту. Шторы были задернуты лишь наполовину, так как острова еще не скрылись из виду, Мадж лежал в тени, Баттерфилд был при нем врачом и сиделкой. Болезнь развивалась так, как и предсказал Горн.

На коже появилась сыпь. Суставы невыносимо болели не только при движении, но и когда он лежал не шевелясь. Шишки вскочили и в других местах; когда Мадж засыпал, его мучили кошмары, заставлявшие дергаться, и он сразу просыпался, крича от боли.

То же самое случилось с другим матросом, потом с третьим и четвертым. Эти трое лежали в кубрике на носу, Мадж у капитана на корме, стоны и крики разносились по всему судну.

Команда сократилась вдвое, работы прибавилось, я больше времени проводил у штурвала и почти сросся с ним, чувствуя каждое движение/каждый каприз «Дракона». Я не мог избавиться от страха, что лихорадка доберется и до меня.

Почти стемнело, когда на смену пришел Горн. Он едва заметно переложил галс, и я почувствовал легкий крен, сопровождавшийся небольшим увеличением скорости. Подняв голову, он выбирал звезду, по которой удобнее держать курс.

– В кубрике жарко, как в пекле. Пушкарь торчит внизу, весь взмок и трясется от страха, что подхватил лихорадку. – Горн явно подсмеивался над бедным Эбби, и это меня раздражало.

– А вдруг так оно и есть? – спросил я с укоризной.

Горн пожал плечами:

– И я мог бы ее подхватить, если бы был старым безмозглым пушкарем. Видел я суда, дрейфовавшие по ветру, и никто на борту был не в состоянии заняться парусами, даже пошевелиться не могли; вся команда валялась в лихорадке.

– Такое могло бы случиться и с нами.

– Но не случится.

– Почему?

– Потому что лихорадка не заразна, мистер Спенсер. Она парит в воздухе, ее можно подцепить на болотах и в джунглях, но не от больных.

– Но мы все были в джунглях.

– Ну, не совсем.

– Конечно. Вы не были. Он поднял голову к небу:

– Что-то румпель заедает.

Я не поддался на его уловку:

– Почему вы не сошли на берег? Что держит вас на судне?

– Судьба. – Он улыбнулся. – Я уже говорил. Я – удача, благословение судна.

Из капитанской каюты донеслись стоны Маджа и голос Баттерфилда:..

– Ну, тихо, тихо.

Горн спокойно стоял у штурвала.

– Я что-то вроде вашего ангела-хранителя.

12. К Дэви Джонсу

Горн все еще стоял у штурвала, когда забрезжила заря и я встал с койки. Ветер стих, паруса лениво обвисали, «Дракон» медленно плыл над волнами. Мне казалось, что Горн мог заставить судно двигаться вообще без ветра.

– Всю ночь у штурвала? – посочувствовал я.

– Прекрасное судно, мистер Спенсер. Одно удовольствие им управлять.

У меня появилось ощущение, что я уже слышал эти слова. Но тут из кубрика донеслись стоны. Казалось, что еще кто-то заболел.

– Судно кажется тяжелее,- сообщил Горн. – Я проверил трюмы, но шест сухой. Странно.

Я стоял рядом с ним, прислушиваясь к парусам и такелажу, скрипу корпуса, стараясь оценить его движение.

– Попробуйте, – предложил Горн, отступая от штурвала. Взявшись за спицы, я повернул колесо и почувствовал, как руль взаимодействует с водой. Может быть, мне только казалось, что судно отяжелело, из-за слов Горна? Я не мог понять.

– Не знаю, – признался я.

Горн подошел к ограждению и перегнулся за корму. Он так далеко высунулся назад, что я смог бы легко скинуть его в воду. Мысль эта промелькнула в голове, я даже представил себе толчок и кувырок Горна, увидел мелькнувшие в воздухе ноги. Вцепившись в спицы штурвала, я испуганно отогнал это видение. Конечно же, я не хотел скидывать Горна за борт.

Альбатросом называл этого человека Эбби, Ионой. Ни раньше, ни теперь я в это не верил. Вспомнился гроб Эбби, его сон. Все напасти: железный дождь, потоп, чума, пожар.

Я так крепко сжимал штурвал, что руки задрожали от напряжения. Сон Эбби оказался вещим. В нас стреляли, мы чуть не затонули, москитная чума – лихорадка – и сейчас мучила команду. Все, предсказанное им, сбылось. Кроме пожара.

Я решительно отогнал эти мысли. «При чем тут Горн? – спрашивал я себя. – Досужие домыслы выжившего из ума старого пушкаря!»

Горн выпрямился:

– Оно сидит глубже.

– Насколько? – спросил я.

– Гляньте сами.

Я зафиксировал штурвал и поспешил к Горну. От ярких звезд и черноты моря у меня слегка закружилась голова, как будто я балансировал на краю бездны. Перегнувшись через фальшборт, я всмотрелся в воду, мерцавшую у обшивки, в зеленоватые вспышки пузырьков, в искры и звездочки, проскальзывающие по корпусу.

– Может, на дюйм. Может, даже на два.

Я ничего не заметил, но Горн лучше чувствовал судно. Я завидовал этой его способности с самого начала. Тогда я прошел к носу, к своему любимому местечку, чтобы увидеть, как дракон рвет зубами море. Теперь я заметил, что Горн прав. Деревянные челюсти слишком глубоко зарывались в воду. Они едва успевали выплюнуть пену, как снова хватали набегавшую волну. Мне стало ясно: «Дракон» медленно тонет.

Горн снова стоял у штурвала. Я взял шест и просунул его в трюм. Шест вышел обратно совершенно сухим. В чем же дело?

Уже светало. Мы оба молча стояли у штурвала. «Дракон» тяжелел, но воды в трюме не было. Ни капли. Это уже странно, потому что у днища любого судна всегда хлюпает с полфута гнилой воды. Но казалось, что «Дракон» протекал «наоборот»! Океан высосал из него воду? Груз увеличивается? Тяжелеет?

– Кокосовые ошметки! – закричал я. Горн понимающе кивнул:

– Они впитывают воду.

Я пошел в свою каморку и взял фонарь. В его теплом дымном свете я пополз по трюмам. Оказалось, что некоторые мешки объедены по углам. Крысы с шумом убегали от меня. У самого дна все-таки было немного воды, слишком мало даже для шеста. Я слышал, как она поступает в корпус, шипя и журча. Мешок сахара, к которому я прижал руку, оказался холодным и сырым. И следующий, и еще, и еще, над ним и ниже. А кокосовая постилка под ними пропиталась водой, как губка.

Надо было проследить по сырым мешкам, где находится течь, но я был настолько ошеломлен, что кинулся к солнцу, наверх, прочь от плеска воды, журчания просачивающихся струек и – самое гадкое – крысиного писка, напоминавшего мне страшные сцены мучений отца в лапах корнуольских мародеров. Я так торопился, что забыл погасить фонарь. Свежий бриз несколько охладил охватившее меня волнение.

Меня уже поджидали капитан, Горн и Эбби, на котором был его старый плащ. Они смотрели на меня, как родственники смотрят на врача, выходящего из комнаты больного.

Я сообщил, что разведал: не менее двадцати мешков сахара намокли. «Надо разгрузить трюм и заделать течь» – такими словами закончил я свое сообщение.

– С половиной команды, – пробормотал Баттерфилд. Он сжал кулаки и стукнул ими друг о друга.- А что, если мы продолжим путь напрямик в Англию?

– Груз тогда точно пропадет, а может быть, и мы вместе с ним. Я не хочу разорить отца.

Капитан кивнул и нахмурился:

– Тогда надо вернуться в Кингстон. Там, в доке, можно сделать любой ремонт.

– Слишком далеко,- возразил Горн.- Чтобы попасть в Кингстон, надо сначала идти до Тортуги, иначе придется пробиваться против ветра. Посадите шхуну на пляж, сэр, я бы так поступил.

– До Антигуа ближе, – заметил я. Горн опять возразил:

– Нам пришлось бы пройти сквозь архипелаг. Я не смог бы провести судно сквозь все рифы и банки. Думаю, что и вы не возьметесь.

– Они указаны на картах, – возразил я.

– Некоторые указаны. Но не все.- Горн явно загорелся своей идеей. – Пляж, сэр. Просто берем курс на солнце.

Баттерфилд посмотрел на восток, где утреннее солнце вставало над цепью окутанных облаками островов. Всего за день можно было бы дойти до них, самое позднее – к утру.

– Хорошо, но где? – сдался он. Голубые глаза Горна смотрели на компас. Он

даже не взглянул на землю.

– Я знаю одно местечко. Эбби презрительно засмеялся:

– Еще бы!

– Мистер Эбби! – одернул его покрасневший капитан.

– Он знает отличные местечки! Например, предыдущее, где полкоманды подхватили малярию! – язвительно продолжал Эбби.- А как он вывел нас на корабль мертвецов? А разве не он стоял у штурвала, когда нас застукал «Апостол»?

– Хватит!- пытался унять его капитан.

– Он – Иона, говорю я вам!

– Послушайте, мистер Эбби,- капитан наставил на канонира палец, как пистолет.-

В судне течь, портится груз, полкоманды слегло, и если Горн знает место, где можно отре-

монтироваться, то меня это в данной ситуации устраивает. j

Эбби повернулся ко мне:

– Скажи ему, Джон. Расскажи ему мой сон.

– К дьяволу ваши сны! – крикнул Баттерфилд. Но и он обратился ко мне: – Джон, ты хочешь, чтобы Горн нас повел?

Мне вовсе не нравилось, что ответственность перекладывали на мои плечи. Может быть, капитан тоже сомневался, потому что Горн действительно всегда приводил нас к каким-нибудь неприятностям, как будто по пятам его следовала нечистая сила. Я посмотрел на Горна. Он выглядел печально, мне даже стало его жалко. Но у меня волосы вставали дыбом при мысли, куда он заведет нас в следующий раз, и я пошел на поводу у пушкаря. Я сказал:

– Я сам знаю одно местечко. И совсем недалеко.

– Где? – спросил Баттерфилд.

Я поднял руку, удивившись, что фонарь все еще болтается на ней, и неопределенным жестом указал на восток. Честно говоря, я не имел представления об этих островах, но был уверен, что смогу выбрать что-нибудь на карте. Мне казалось, что это лучше, чем послушаться Горна.

– Идите вниз, вы оба,- обратился капитан ко мне и Эбби.

Мы спустились в его каюту, где, как всегда, было темно, и я, наконец, обратил внимание, что фонарь еще зажжен. Бедняга Мадж лежал на койке капитана. Свет от фонаря упал на его лицо. На пожелтевшей коже виднелась сыпь, он так блестел от пота, что казался гигантским слизняком. Двигался он тоже не быстрее слизняка, когда поднял руку и прикрыл глаза.

Он что-то пробормотал.

Рядом с койкой на палубе стояло ведро с водой и губкой. Мадж простонал.

– Может быть, он хочет, чтобы с него сняли одеяло, – предположил Эбби.

Я подошел ближе, желая чем-нибудь помочь, поднял лампу, и Мадж забормотал еще жалобнее и быстрее.

Баттерфилд стоял у стола, спиной ко мне.

– Здесь темно, – сказал он. – Но свет режет ему глаза.

Я охнул и поставил фонарь на стол, и Мадж впал в забытье.

– Ну, где этот остров?

Я всматривался в россыпь островов, каждый из которых был мне так же чужд и незнаком, как просторы Сибири, и надеялся высмотреть мелководное местечко с песчаным дном, закрытое от пассатов. Но надежда эта рухнула, потому что Баттерфилд вытащил карту всего Карибского моря, где острова были не больше горошины каждый.

– Ткни в него пальцем. Я занес руку:

– Ну, кажется…

– Давай, давай,- подгонял капитан.- Мы сейчас вот здесь.

Он ткнул пальцем в архипелаг. И я с неудовольствием заметил, что моя рука парит над картой примерно в тысяче миль от указанной капитаном позиции.

Быстро сдвинув руку к северу, я все же не мог решиться указать остров. Кажется, я готов был согласиться следовать за Горном.

Но тут мне на помощь пришел Эбби.

– Я знаю, о чем вы думаете, мастер Джон. Вот здесь. – Он придавил большим пальцем островок как раз к востоку от нас – Это Кулебра, так, Джон? Прекрасное место.

Я посмотрел на него, но лицо канонира неясно маячило в тени.

– Да, – подтвердил я. – Именно тут. Баттерфилд рассмеялся.

– Вы меня удивляете, вы оба. Не думал я, что ваша игра зайдет так далеко. – Он поднял карту, под ней оказалась та, которую я и надеялся увидеть. – Ну, что здесь на Кулебре?

Эбби увлеченно стал водить и тыкать пальцем. Это оказался чудесный остров с глубокой защищенной гаванью и пляжами на западном берегу, окруженный коралловыми рифами.

– Вы там раньше бывали? – спросил капитан.

– Да, – с жаром выпалил Эбби.

– Хорошо. Скажите Горну, что мы идем на Кулебру. – Он схватил линейки и зашуровал ими по розе ветров. – Скажите, чтобы держал на норд-ост.

Горн встретил меня одним из своих долгих горящих взглядов:

– Ну, что вы решили?

– Курс на северо-восток)-сказал я.- Идем на Кулебру.

Я увидел, что его челюсти сжались крепче.

– Чья идея?

– Решение капитана.

– Да ну? – Гррн сделал вид, что удивился. – Я-то Думал, что это Роланд Эбби учудил.

Как он догадался, для меня осталось тайной. Но я не стал подтверждать или разубеждать его,

– Если прикажете, я порулю хоть к Дэви Джонсу, – сказал Горн. Он тут же начал поворачивать. – Собственно говоря, мистер Спенсер, мне сейчас как раз это и приказали.

13. Пощады не будет

На Кулебру мы вышли с юга, как раз занималась заря. Громадные волны Атлантики с шиком разбивались о рифы, поднимая в воздух громадные клубы водяных брызг. Рев при этом стоял невообразимый.

Остров был невелик, темный и таинственный зеленый бугор с шестью бледными холмами, похожими на бородавки на спине грандиозной жабы. В этих брызгах и предрассветной мгле почему-то чудилось что-то неприятное, жалкое и невезучее. Я не мог избавиться от ощущения, что здесь когда-то произошла трагедия.

Казалось, деревья и холмы помнят что-то ужасное, а островок нас давно поджидает. Течение быстро сносило судно к востоку, к выступающим из воды скалам. Чтобы держаться на курсе, приходилось все время маневрировать. И после каждого маневра остров, казалось, ускользал к востоку, как будто играя с нами в догонялки.

Ветер донес запах растительности и прибоя. Это был душный, гнилой запах, заставивший Баттерфилда ссутулиться. Он постукивал подзорной трубой по ладони.

– Не нравится мне тут, – приговаривал он. – Мерзкое местечко.

– Это место – само зло, – наставительно произнес Горн. – Вы чуете запах Дэви Джонса.

– Это запах тюленьего лежбища, всего-навсего,- попытался разрядить атмосферу Эбби. Он был нашим лоцманом, хотя у штурвала по-прежнему стоял Горн. Видно было, что Горн знает эти воды. Каждое изменение течения, чуть ли не каждый удар волны он учитывал на миг раньше, чем мы успевали что-то заметить.

– Вы тут бывали? – обратился я к Горну.

– Да, – кивнул он.

– Много раз?

– Не очень. – Он повернул колесо, и «Дракон» качнулся на волне. – Это острова Кидда, воды Кидда. Где-то здесь он зарыл сокровища, перед тем как отплыть в Нью-Йорк всего с несколькими сундуками золота, надеясь откупиться.

Эбби хмыкнул:

– Опять плетет свои истории.

– Это правда.- Горн невозмутимо смотрел вперед. – Мы облазили каждый риф и каждый остров, солнце сжигало гребцов в золу. Здесь где-то сокровища и везде – смерть.

– Ну-ну! – хорохорился Эбби.

– Черный пират может быть здесь так же, впрочем, как и в любом другом месте. – Горн явно не собирался пускаться в дальнейшие объяснения.

Эбби рассмеялся, но как-то принужденно.

– Ну хватит! – Баттерфилд выступил вперед и вытянул свою подзорную трубу, как бы заслоняя Горна от наскакивающего на него Эбби.- Если вы действительно были на Кулебре, мистер Эбби, скажите мне, пожалуйста, что мы здесь обнаружим?

– Воду, – выпалил пушкарь. – Хорошую, чистую воду, сэр. Место для ремонта судна и необходимое для этого дерево. Больные смогут отдохнуть на суше. И, наконец, мы сбережем груз, быстро выполнив ремонт.

Баттерфилд хмуро смотрел на берег.

– Неприятное место. Весьма и весьма.

– Зато надежное и безопасное. Здесь вы как дома.

Я понял, что он имеет в виду. Скалы и рифы затрудняли подход к острову, но они же играли роль часовых, предупреждая заблаговременно о приближении любого Другого судна.

– Голосую за Кулебру, – вырвалось у меня.

– С каких это пор в море стали голосовать? – улыбнулся Баттерфилд.

– Извините, сэр, – покраснел я.- Я имел в виду, что выбора-то у нас нет.

– Я понял, Джон. – Баттерфилд положил руку мне на плечо.

Мы убрали часть парусов и подготовили якорь. Гарри Фримэн измерял глубину, выкрикивая значения, чтобы перекрыть шум прибоя. Глубина уменьшилась с двенадцати саженей до семи, Затем резко до трех. Горн сразу же отвернул к более глубокой воде.

Перед нами открылась гавань, вход в которую окаймляли волны прибоя, но далее простиралась гладкая и тихая водная поверхность. Гавань казалась печальной и одинокой, и мы безмерно удивились, увидев мачты стоявшего на якоре судна.

– Бриг,- скорее угадал я, всмотревшись. – Вроде английский.

– Военный? – спросил Горн.

– Кажется, нет.

Баттерфилд сунул мне подзорную трубу:

– Глянь-ка своими молодыми глазами.

Я рассмотрел этот кораблик в трубу. Интересно, что он был совсем без парусов, как будто вознамерился провести здесь вечность. Он стоял на носовом якоре, кормою же был пришвартован к деревьям.

– Есть кто на борту? – спросил Баттерфилд.

– Да. – Я заметил троих вахтенных. Один на грот-мачте, другой стоит у штурвала, опершись на него широко раскинутыми руками, еще один – у кабестана. Ленивая, праздная публика, ни один головы не повернул в нашу сторону.

Бриг тут же исчез из поля зрения, заслоненный высокими деревьями, и я захлопнул трубу. Приятно было, что мы не одни на острове.

«Дракон» стал на якорь, дожидаясь окончания отлива. Ждать надо было не меньше часа. Шхуна раздражающе болталась в волнах, стоны больных стали такими душераздирающими, что я вызвался доставить на берег швартовый конец в плоскодонке.

– Это ускорит дело, – убеждал я капитана. – Мы можем подтянуться к пляжу прямо сейчас.

Как всегда, дядя Стэнли видел меня насквозь.

– Если бы я был в твоем возрасте, я тоже постарался бы поскорее добраться до берега. Ладно, отправляйся. Пойдешь мимо брига – привет капитану.

– Есть, сэр!

И я спустил лодку, швырнув в нее смотанный линь. Нелегко было грести против отливного течения. Оно устремлялось из гавани со скоростью небольшого горного потока, ветер взбивал его поверхность в рябь, которая, казалось, стремилась запрыгнуть в лодку. Скоро на дне воды было уже по щиколотку. Я продолжал грести, потому что это было все же легче, чем остановиться. На каждом выигранном ярде я проигрывал фут, поворачивал то влево, то вправо, пока не прошел наконец горловину бухты. Грести стало легче.

В прозрачной до самого дна воде, саженей на пять глубины, видны были пестрые рыбины, порхающие над белым, серебристым песком. Целыми косяками они сновали в толще воды. Внезапно они все разом рванулись вверх, к моей лодчонке, спешили со всех сторон, стараясь укрыться в ее тени. Рыбы было столько, что я слышал трение и постукивание плавников о доски лодки. Сначала это меня восхитило.

Но тут я увидел акулу.

Она прошла глубоко, лениво изгибая тело. Длиной она была футов в двадцать, и неторопливые движения грозногр хищника, ритмичное движение жабр подействовали на меня устрашающе.

Она быстро исчезла, рыбные косяки покинули лодку, я усердно налег на весла.

Но вот рыбешка снова метнулась ко мне. Сзади вырос над водой изогнутый плавник.

Она шла у самой поверхности за всплесками моих весел, плавник вспарывал воду и оставлял на ней след. Акула плыла все быстрее и, казалось, собиралась протаранить лодку. Но в нескольких дюймах от кормы плавник исчез, а лодка накренилась от мощного удара акульего хвоста.

Я схватился за борт, потом за ускользающие из уключин весла. Я испугался, что лодка зачерпнет воды, но тут последовал удар хвоста с другого борта. Еще одна акула. Лодка чудом осталась цела.

Вот уже три плавника кружат около моей лодки. Я стал стучать веслами о борта, надеясь отпугнуть рыбу, – тщетно. Как дети к материнской юбке, рыбешки льнули к лодке.

Так я еще никогда не греб! Но следующий удар раздался спереди, лодка остановилась. Что-то холодное и жесткое царапнуло плечо. Руками я попытался стряхнуть это, схватился за якорный канат брига. От неожиданности я оттолкнулся от него. Лодка вильнула под бушприт, мимо форштевня. Я пытался за что-нибудь схватиться, но такелаж был слишком высоко, руки мои лишь скребли обшивку.

Я кричал, но никто не откликнулся на зов. В отчаянии я вскочил на банку и подпрыгнул, вцепившись в ванты. Лодку я тем самым утопил, и она вынырнула уже кверху дном. Через мгновение акула, поднявшаяся снизу, разнесла лодку вдребезги, и ее обломки медленно повлекло течением по поверхности бухты.

Сознавая, что никто мне помогать не собирается, я напрягся и вскарабкался наверх.

Перевалившись через фальшборт, я свалился на палубу, тяжело дыша. Надо мной, высоко на рее, стоял матрос. Он наклонил голову и смотрел вниз, на меня, руками держась за мачту.

Человек у руля тоже стоял неподвижно, навалившись на штурвал, в той же позе, в какой я увидел его впервые. Я повернул голову и заметил человека у кабестана, которому тоже не было до меня дела. Он находился ко мне ближе двух других.

– Что, трудно помочь, что ли? – обратился я к нему. Но он даже не повернул головы.

Я встал и пошел к нему, спотыкаясь от усталости. Но то, что я увидел, заставило меня забыть об усталости и боли в руках. К кабестану был пришпилен мертвец.

Я отпрянул и метнулся к штурвалу. Пробегая мимо грот-мачты, я задрал голову и увидел, что впередсмотрящий тоже покойник. Он был приколот к мачте штыком, пробившим грудь и вышедшим из спины. На мостик я уже не поднимался, потому что заметил корку засохшей крови на руках рулевого и не хотел знать, как именно его пригвоздили к штурвалу.

Меня охватила паника. Сердце бешено колотилось, кровь стучала в висках. Хотелось поскорее убраться с этого проклятого судна.

Бриг раскачивался в круговороте сталкивающихся течений. Берег поворачивался за его рангоутом и такелажем, я чувствовал, что отлив закончился, наступала очередь прилива.

Повернувшись ко входу в бухту, я увидел, что «Дракон», подняв паруса, уходит к югу.

– Стойте! – завопил я что было силы.- Стойте! – Тщетно. Я мог представить себе Эбби и Баттерфилда, провожающих взглядом проплывающие мимо борта обломки лодки. Конечно, они решили, что меня сожрали акулы. Но я не мог понять, почему они снялись с якоря и ушли так спешно.

Ужас сковал меня. Снова судно с экипажем мертвецов, и я застрял на нем! Мои крики все еще отдавались в ушах, но остров хранил зловещее молчание. Даже птиц не было слышно. Он казался живым существом, затаившим дыхание. Вдали шумел прибой.

Внезапно тишину нарушил голос, старый и скрипучий. Он доносился сквозь корпус брига, снизу:

– Три сажени вниз. Три сажени вниз. Я – Дэви Джонс.

14. Старый знакомый

Голос перемещался под палубой. Сначала он доносился из-под ног, потом переместился к корме. Вдруг он раздался сзади, сопровождаемый каким-то резким скрипом:

– Три сажени вниз. Еще три сажени. Я резко обернулся, но на палубе было

пусто.

Прозвучал жуткий, скрежещущий смех:

– Кинь конец, юнец. Кинь конец,

– Где?… Кто это?… – завопил я. Голос мой заглушили отдаленный шум прибоя. Напрасно я ждал ответа.

Акулы кружились вокруг брига. Мертвецы несли свою жуткую вахту. Меня притягивал этот голос, голос живого человека в мертвом мире. Кто бы это ни был, но наверняка – живая душа, в этом-то я был уверен.

Люк капитанского трапа был открыт, я спустился вниз, не глядя на рулевого. Судно, казалось, оставили лишь несколько часов назад, но оно дышало запустением. В капитанской каюте на столе лежали кисет и трубка, в подсвечнике стояла свеча, рядом приготовлен кремень. На столе в камбузе были расставлены тарелки, на плите – здоровенный котёл с тушеным мясом, уже остывшим и подернутым пленкой жира. Видно было, где сидел человек, что-то строгавший: стружки сохранили отпечаток его ноги.

– Я – Дэви Джонс! – снова испугал меня скрипучий голос. Послышался удар по дереву.

С бешено колотящимся сердцем я пошел на голос. Пригнув голову, чтобы не задеть висячую лампу, я нырнул в каюту настолько темную, что сначала ничего не мог в ней разглядеть. Потом начали вырисовываться силуэты. С обеих сторон в три яруса, одна над другой, были устроены узкие деревянные койки, всего восемнадцать. На четырех лежали неподвижные тела. Но в кабине постоянно раздавалось какое-то равномерное тиканье, как будто у всех этих моряков были часы.

Чтобы было не так страшно, я вернулся в капитанскую каюту, взял свечу и с зажженной свечой пошел обратно в кубрик.

Моряки были укрыты с головой серыми шерстяными одеялами, на которых виднелись пятна крови, и на этих пятнах копошились тысячи тараканов, поблескивая в тусклом свете и постоянно шурша.

К моему ужасу одно из одеял вдруг упало на пол, рассыпав вокруг множество насекомых. Лежавший спустил с койки ногу, вторую, поднялся и, шатаясь, направился ко мне.

На его голове зияла рана от сабельного удара, лоскут кожи лба с частью скальпа упал на глаза и засох, приклеенный к лицу черной коркой запекшейся крови. Вытянув руки вперед, он двигался на звук шагов, а я в ужасе отступал по проходу между койками.

– Друг! – прохрипел он и остановился.- Ты… наш?

– Нет,- пробормотал я, и он дернулся назад, рот исказила гримаса ужаса.

– Тогда ты из них.

– Из кого?

– Из них! – Он рухнул на палубу лицом вниз. Тараканы копошились на его теле, покрывая его черной пеленой.

Свеча моя погасла, я побежал к выходу, стукнулся головой о фонарь, врезался в стол, и посуда с грохотом и звоном разбилась. Вылетев на палубу, я оказался лицом к лицу с распятым рулевым, зловеще скалившим зубы.

Я лежал у его ног на нагретой солнцем палубе и скоро услышал самые желанные, самые чудесные звуки, какие только можно вообразить: хлопанье парусины! Вскоре донесся и всплеск якоря, врезавшегося в воду. Я поднялся на колени и увидел сначала паруса шхуны, затем ее черный корпус и, наконец, прочитал: «Апостол» и цифры 12 19.

«Это конец!» – подумал я.

На палубе пиратской шхуны полно народу, а остановились они так близко, что можно разглядеть лица, бритые и бородатые; светлые и темные волосы, шляпы и головные платки. Самая жестокая шайка, которую я когда-либо видел. Они остановились как раз напротив брига, под мертвым взглядом распятого ими моряка.

Я отступил от борта, прислушиваясь к происходящему. Они спустили лодки, я слышал, как весла вставляются в уключины. Опасаясь, что пираты вернутся на бриг, я прокрался вниз и начал искать какое-нибудь оружие.

Меня приветствовал жуткий смех, казалось, отовсюду неслось:

– Я – Дэви Джонс. Кинь конец, юнец.

Я обшарил ящики, полки и шкафы камбуза, но смог найти лишь короткий нож с темным и ржавым лезвием. Потом я подошел к котлу и стал запихивать в рот тушенку, хватая куски мяса пальцами. Прислушиваясь, я ждал, когда на палубе раздадутся шаги.

Я решил драться до конца со всей храбростью, на которую способен, и надеялся погибнуть в рукопашной схватке, но не сдаваться, чтобы избежать страшной судьбы товарищей по моему новому судну.

Но скоро при мыслях о предстоящей схватке на глазах выступили слезы. Тушеное мясо в меня больше не лезло. Руки и ноги дрожали. Понимая, что боюсь, я ругал себя, называл трусом. Камень свалился с сердца, когда я услыхал, что лодки под аккомпанемент грубых голосов и плеска весел проходят мимо, не задерживаясь.

Я прошел в кормовую каюту и украдкой поглядывал оттуда на пиратов.

Бриг подогнало близко к берегу. Его швартовый канат обвис и окунулся в воду, появляясь из-под воды лишь на берегу и убегая в заросли. От судна до берега было меньше пятидесяти футов, но я не отважился бы пуститься вплавь, помня об акулах.

Внизу появились набитые пиратами лодки. Две прошли рядом, затем третья, за ней четвертая. В них было не менее шести десятков головорезов, от разодетых щеголей до почти обнаженных, с пистолетами, саблями, палашами, но большинство вооружено было не лучше меня.

Они гребли к кокосовой рощице, к золотистому полумесяцу песчаного пляжа.

Я с чего-то вдруг осмелел и высунулся побольше. Бриг медленно дрейфовал в меняющихся течениях, натягивая швартовый канат. Он уже поднялся из воды, расстояние до берега удвоилось. Кокосовая роща оказалась прямо передо мной. Среди деревьев было устроено что-то вроде лагеря. Какое-то сооружение из бревен, место для костра, поставленная вертикально бочка. На песок, подальше от воды, вытащены две лодки, скорее всего со злополучного брига, на котором я так неудачно застрял.

Пираты высыпали из лодок, шлепая по воде. С хохотом и шутками они исчезали за деревьями. Пляж опустел, остались лишь привязанные к пальмам пустые лодки. Канат, удерживающий бриг, натянулся над моей головой, как струна. Я подумал, что если смогу незамеченным пробраться по нему на берег, то можно будет добраться до лодок и…

Я застонал. Начался прилив. Я едва мог преодолеть течение в маленькой плоскодонке, что же я смогу сделать с баркасом, рассчитанным на двадцать человек? Придется снова ждать отлива, примерно часов шесть. Но тогда на моей стороне будет ночь.

– Три сажени вниз! – заскрипел вдруг тот же голос. – Кинь конец, юнец!

Я оглянулся на звук, в сторону двери. Вспомнил о человеке, упавшем на палубу и объедаемом тараканами. Может быть, это его голос. Я представил его ползущим к корме, ослепленным собственной кожей, с окровавленными руками и копошащейся массой тараканов на спине.

«Не выдержу я шести часов»,- подумалось мне. Я шести минут не выдержу! Судно переполнено кошмарами. Бросившись к иллюминаторам, я защелкал задвижками. И тут внизу появилась еще одна лодка.

Она вышла из-за обводов корпуса брига. Лодка была меньше прежних, и в ней лишь несколько человек, но вооружены они были до зубов, у всех сабли и пистолеты. Кроме того, в лодке лежали мушкеты.

Первый пират, затем второй появились в моем поле зрения. Выряжены они были как адмиральские гребцы: белые и синие полосы, соломенные шляпы с лентами. Вперед, назад, вперед, назад – взрезали их весла воду. Я замер. Им достаточно было поднять голову, чтобы увидеть меня.

Следующим перед моими глазами возник длинноногий тип, торчащий в лодке во весь рост. Он опирался на саблю, используя ее вместо тросточки. По раззолоченным рукавам и пышному перу на шляпе я понял, что это Бартоломью Грейс. На ногах – высокие сапоги, завернутые вверху. Вьющиеся черные волосы полностью скрывали плечи. Он всматривался в береговую линию, под широкими полями шляпы мелькнула розовая щека.

Я испугался, что он почувствует, как я слежу за ним. Руки болели от напряжения. Я так старался не шевелиться, даже не дышать, однако пальцы вдруг сами собой затряслись, задребезжав защелкой.

Гребцы работали веслами быстро и слаженно, унося от меня главного пирата, но человек, сидящий на корме, все время на них покрикивал:

– Больше жизни, девицы красные. Давай, наддай! – Он рассмеялся таким знакомым смехом, что у меня замерло сердце.

В следующее мгновение я увидел его. Он чуть отклонился назад в такт гребле, когда гребцы рванули весла, и нос лодки в очередной раз приподнялся над водой. С трудом верил я глазам своим, но на корме, небрежно возложив руку на румпель, в своем старом алом плаще и с невообразимым количеством пистолетов, рассованных тут и там, восседал Томми Даскер, мой знакомый контрабандист и разбойник Дашер. i

В последний раз встретился я с ним около восьми месяцев назад, на лесной дороге в графстве Кент, в доброй старой Англии. Этот трагикомический жулик был матросом на «Драконе» во время моего первого путешествия на нем.

Он так боялся моря, что не снимал с себя жилетки, которую скроил из кусков пробковой коры. Пробковая жилетка уступила место надутым винным мехам, плотно прилегающим к его телу от затылка и ниже по бокам.

– Неплохо, девушки, – продолжал он упражняться в своем сомнительном остроумии. – Чуете золото, так? Нюхайте, нюхайте, собаки!

Он чуть дернул рукой, повернув руль и покачнув лодку, что заставило хозяина переступить, восстанавливая равновесие. Дашер закричал, пытаясь переложить ответственность за свою оплошность на бакового гребца:

– Следи за веслом, Миллер, не то я вырежу новое из твоей дубовой башки!

Казалось, он совсем не изменился, оставшись таким же самовлюбленным фанфароном. Непонятно, как он оказался среди пиратов, но видеть его мне было очень приятно. Дашер уже однажды спас мне жизнь, и хотелось надеяться, что он снова как-нибудь мне поможет.

Лодка ткнулась в песок. Гребцы вытянули вперед четыре весла, и Бартоломью Грейс величественно сошел по ним на сияющий песок. Серебро песка под ногами на фоне зеленых деревьев, синяя с золотом и алым одежда, он словно сошел с полотна художника. Грейс стоял спиной ко мне, бриз трепал перо на его шляпе и ленты на шляпах гребцов; сияли его черные сапоги. Вот он зашагал к лагерю, в направлении смеха и криков, которые смолкли, когда он подошел ближе.

Они ушли от лодки, а я отошел от окна и бросился на капитанский диван, надеясь поспать до наступления темноты. В моем мозгу проносились всяческие планы, один лучше другого, на первый взгляд, но лишь усугублявшие мое отчаяние при ближайшем рассмотрении.

Я думал, куда делся «Дракон». Мне казалось, что он меня должен где-нибудь ждать. Я закрыл глаза и попытался вспомнить изображение острова на карте. Потом снова поднялся и стал рыться в ящиках капитанского стола в поисках пера и бумаги. И я набросал рисунок: остров, скалы, горловину бухты, пляжи, на которых, возможно, сейчас лежит и ремонтируется мое суденышко, – хотя оно с таким же успехом могло стоять с другой стороны или у рифа на якоре. Я рисовал стрелки и якоря тут и там, пока в голову не пришла мысль, что «Дракон» вообще мог уйти в Англию.

В конце концов, я определил свою задачу: выбраться с острова. Добыть лодку и найти Дракона». Если мне это не удастся, то отправлюсь на следующий остров и далее, пока не встречу кого-нибудь, кто поможет мне добраться до Англии.

Я снова и снова вскакивал, чтобы посмотреть на остров. Лодки стояли у берега, но неподалеку сновали пираты, убегая куда-то и возвращаясь в лагерь. Если я собирался стащить лодку, то это надо было проделать у них под самым носом.

Наконец я заснул и проснулся уже ночью.

В пиратском лагере бушевало пламя. Они развели громадный костер, окрасивший всех оранжевым цветом, который сменялся черным, когда кто-то проходил между мной и костром. Пираты таскали на пляж мешки и ящики, две лодки перевозили поклажу на судно при свете ярких факелов. Гавань как будто полыхала от множества огней.

И где-то в недрах брига возродился уже ставший знакомым голос:.

– Я – Дэви Джонс. Три сажени вниз!

Сейчас он звучал громче. Источник звука приближался ко мне, скребясь и щелкая.

– Пощады не будет! – завопил он.

15. Ползком к людоедам

Дверь каюты скрипнула, что-то ткнулось в нее снаружи. Я пытался разобрать что-нибудь в нагромождении теней, мечущихся в непостоянном свете костра и судовых факелов. Увидеть ничего не удалось, но тем активнее работало воображение. Из темной массы, надвигавшейся от дверей, я вылепил плечи и искалеченную голову оставленного мною с тараканами моряка. Я видел, как протянулась ко мне его рука с растопыренными пальцами. Он прыгнул на меня.

Он ударился в мое плечо, я ударил в ответ, почувствовав что-то твердое, а потом что-то мягкое, как будто слой тараканов рассыпался под моей рукой. Он отпрянул, но снова бросился на меня, ударив меня по лицу и сразу же промчавшись мимо, к стеклу иллюминатора. Раздался удар, и я увидел его силуэт на фоне пиратского костра.

Увидел я старого попугая, похожего на пучок засохших цветов.

– Я – Дэви Джонс,- заявил он. – Три сажени вниз. Еще три сажени.

Клювом и когтями он забарабанил и заскребся по деревянной раме.

Эти крики показались мне жутко громкими.

– Прекрати! – строго потребовал я, но противная птица только усерднее взялась за дело, поднимая страшный шум, который удваивался, отражаясь от деревьев, утраивался, долетая до холмов.

Краешком глаза я следил за игрой света на поверхности бухты, за переливами черного, желтого и золотого. Попутай бушевал, не затихая ни на мгновение, свет за окном становился ярче, заливая каюту. К стеклу прилипло лицо.

Покрытое черной косматой бородой, желтое от лихорадки и света факелов, худое и мрачное, оно было так туго обтянуто кожей, что мне показалось, будто это бородатый скелет.

Попутай снова прыгнул на раму. Щелкнула задвижка, рама распахнулась, шумная бестия рванулась наружу. Лицо исчезло, раздался глухой звук падения и многоголосый взрыв проклятий. Попугай завопил: «Флаг поднять!» – и уселся на канате, натянутом ночным отливным течением. Он дергал головой как припадочный.

Из лодки донесся грубый хохот и незлобные витиеватые ругательства:

– Чертов пернатый!… Чокнутая птичка чокнутого Дашера. Попка-дубина.

Но еще один голос, потише, настаивал:

– Там кто-то прячется, говорю я вам. Я видел своими глазами.

Пираты продолжали веселиться, но скелет продолжал настаивать:

– Я должен посмотреть. Подгребите к борту, я поднимусь на палубу.

– Свидание с призраками, – сострил кто-то, но весла застучали о корпус, лодка продвинулась к борту, свет факелов померк.

Я высунул голову. Пиратский костер все бушевал, освещая спокойную гладь бухты. Факелы с лодки бросали на воду желтые блики. Выбравшись на край иллюминатора, я прикинул расстояние до каната: не достать, даже встав на цыпочки. Сидящий надо мной попугай нагнулся и клюнул вытянутую вверх ладонь.

– Уйди, скотина! – прошипел я сквозь зубы.

На этот раз он послушался, отпрыгнул дальше по канату, повертел головой. До меня донесся звон лодочного багра о цепь бортового ограждения. Мешкать было опасно. Присев, я напружинился и подпрыгнул.

Оцарапав пальцы, я схватился за канат и повис в воздухе, болтаясь под вопли попугая. Он еще раз отпрыгнул и шажком направился по канату к берегу, двигаясь как-то боком.

С палубы уже доносились шаги, но я висел ниже уровня мостика и видел лишь труп распятого рулевого.

«Распахнутый иллюминатор капитанской каюты – верный признак моего бегства», – думал я, пытаясь ногами обхватить канат. В отсветах костра можно было разглядеть и листок с моими рисунками и заметками на столе.

Шаги приближались. Я взглянул на мостик, приготовившись увидеть бородатого пирата. Но воспаленное воображение подсунуло мне другую, куда более страшную картину. Я представил, что рулевой оторвал свои пробитые гвоздями руки от штурвала, что я слышу его шаги, что это его лицо я видел сквозь стекло иллюминатора, зеленое и безгубое.

Меня захлестнул такой ужас, что ноги сами замкнулись вокруг каната, и я быстро заскользил по нему к берегу, повиснув над водой спиной вниз, как ленивец.

Попугай семенил передо мной, поглядывая в стороны и время от времени что-то хлопотливо бормоча.

До берега оставалось полпути, когда я коснулся спиной воды.

От моего веса или из-за перемены течения бриг повернулся и подошел ближе к берегу, канат провис. Вот уже вымокли плечи, вот уже я пробираюсь в воде.

И на фоне ярких отблесков из воды высунулся плавник громадной акулы.

Его узкий черный серп разрезал и дробил световые узоры на мелкие желтые и красные пятна. До берега оставались считанные ярды. Вот возле бочки стал ясно виден Дашер. Я спешу, как могу, но убийца морских глубин быстрее меня.

Акула ударила меня по ногам, сорвала с каната. Я погрузился в воду. Акула развернулась и снова рванулась ко мне.

У меня не было сил бороться. Я погрузился с головой, и неземной покой снизошел на меня. Я как бы парил в небесах, высоко над маленькой бухтой с ее мелькающими бликами. И чем глубже я опускался, тем выше воспаряла моя душа, и вот уже весь остров исчез далеко подо мной.

Тут грудь моя уперлась, в провисший канат, и погружение прекратилось. Автоматически, не размышляя, я вцепился в него, чтобы удержаться высоко в небе. Бриг пошел от берега – я ощутил движение каната. Вниз? Вверх! Я взлетел в воздух как раз над клацнувшими зубами акулы. Плавник напоследок черкнул меня по ноге. Спасен!!!

Попугай исчез. Полузадохнувшийся, полумертвый от страха, я вдруг ощутил острый приступ жалости к этой безумной птице. Теперь мне не хватало его невразумительных реплик и потешного воркования. В одиночестве я добрался до суши и спрыгнул на теплый песок пляжа.

Казалось, часы прошли с того мгновения, как я покинул стоящий на якоре бриг. Но пиратская лодка все еще покачивалась у его борта, подозрительный скелет с факелом как раз появился на палубе, закончив обход. Он вышел по капитанскому трапу, распятый рулевой на минуту высветился его факелом, раскинутые мертвые руки как бы стремились обнять мир живущих. Затем факел удалился к носу брига.

«Наверное, он нашел мою карту, – думал я.- Обнаружил и открытый иллюминатор, исцарапанный попугаем. Вот-вот они станут меня искать, и это не займет много времени, потому что они начнут оттуда, где швартовый канат выходит на берег».

Поднявшись, я направился под защиту деревьев. Густые джунгли поглотили меня, со всех сторон поднялись живые зеленые стены, через дюжину шагов я уже не знал, с какой стороны остался берег. С берега лес казался молчаливым, но на самом деле он жил, дышал и издавал множество разнообразных звуков: шуршал, щелкал, пищал, взвизгивал, кричал. К ожившим во мйе детским страхам добавились ужасы, рассказанные отцом о карибских каннибалах. «Они живьем сунут тебя в костер, зажарят и съедят. Они высушат твою голову, и она сожмется до размера грецкого ореха»,- вспомнил я. И вот уже слышен шорох множе* ства босых ног этих страшных людоедов, пробирающихся через лес. Они окружают меня, отравленные стрелы нацелены мне в сердце – и уже несут меня татуированные с головы до пят воины с костями, воткнутыми в губы, люди, которых я никогда не увижу.

Я вздрагивал при каждом шорохе, подпрыгивал от хруста веток под ногами. Скоро я уже боялся людоедов, которых в лесу не было, больше, чем пиратов, которыми лес кишел. Громадный пиратский костер превратился в маяк, манивший меня туда, куда уже не отваживались высунуться из джунглей изобретенные мною ужасы, но сам я еще мог спрятаться от пиратов.

Я крался от дерева к дереву, огибая пиратский лагерь, забирая к западу, где, как мне казалось, вероятнее всего был пришвартован «Дракон». Оказавшись вплотную к лагерю, я увидел Дашера, стоявшего спиной ко мне не более чем в дюжине футов. Он опирался на торчавшую у костра бочку. Затычки из его винных мехов были удалены, они висели плоско по бокам. Из деревянного желоба в бочку стекала тонкая струйка воды. Вода переливалась через верх и сочилась сквозь щели между разболтавшимися клепками.

Между Дашером и костром я увидел сложенные штабелями слитки золота и серебра. Рядом стояли ящики и коробки разных размеров, возвышалась куча лопат и кирок. Все это, как я понимал, нужно было переправить на судно. Работа не прекращалась ни на минуту, я видел, как пираты уносили ящик за ящиком к пляжу на погрузку. Из всей команды числом под сотню душ лишь двое не двигались с места, Бартоломью Грейс стоял на обитом железом сундуке с видом владетельного князя или короля, опершись на саблю и притопывая ногой.

Вторым бездельником был Дашер. Он ни на шаг не удалялся от бочки, да и вообще не шевелился, кроме случаев, когда зачерпывал из бочки воду, чтобы дать кому-нибудь из пиратов напиться. Казалось, он считал ее более драгоценным даром, нежели все сокровища земли.

Я подумывал, не окликнуть ли его, но оставил эту идею как откровенно идиотскую. Кем бы он ни был раньше, сейчас он стал пиратом, и чтобы добиться от него помощи, я должен был говорить с ним наедине. Какое бы ни было у него доброе сердце, среди бандитов он сам стал бандитом.

Я крался дальше, огибая костер. Однако слишком внимательно следил я за пиратами, совершенно забыв поглядывать под ноги. Раздался громкий треск – это сломалась толстая сухая ветка.

И Бартоломью Грейс завопил:

– Ни с места!

16. На мели

– Думаешь, я совсем ослеп? – рычал Бартоломью Грейс. – Думаешь, ты самый умный?

Грейс спрыгнул с кованого сундука. В свете костра мне снова показалось, что у него нет лица.

Я пригнулся, как бегун на старте, готовый скорее попытать счастья с каннибалами в джунглях, чем попасться в, лапы этому чудовищу.

Тут розовое пятно его лица закрылось черными кудрями, новый вопль раздался из-под шляпы:

– Сюда, Миллер! Быстро сюда!

К нему, дрожа ж спотыкаясь, приблизился гребец, на которого в лодке орал Дашер. Барттоломью Грейс сделал еще шаг, и Миллер затрясся как в лихорадке.

Сабля Грейса сверкнула в свете костра и полоснула моряка по животу. Выпало что-то красное и длинное, Миллер со стоном подхватил это. Мне показалось; что это кишка, но оттуда посыпались монеты, сверкающие гинеи. Красной оказалась тонкая шелковая ткань, в которую они были завернуты.

– Вор! – Грейс картинным жестом указал на Миллера. – Что ты можешь сказать в свое оправдание?

Пойманный с поличным пират сокрушенно уставился на шелк и рассыпанные монеты.

– Говори, пока не поздно.

Но ответа не последовало. Немая сцена затягивалась.

– Согласно Черной Книге и законам Олрона, – нарушил молчание Грейс, судья и присяжные в одном лице,- любой вор должен заплатить за свое преступление, – Он порылся носком сапога в монетах. – Сколько здесь? Гиней десять, ну двенадцать, не больше.- Он повернулся к группе пиратов. – Боцман, сколько по кодексу стоит рука?

– Десять гиней, сэр, – ответил голос из толпы,

Грейс кивнул, алое перо на шляпе покачнулось.

– Заберите его.- Он шевельнул саблей.- Пусть платит.

Миллера увели, и тут же я услышал удар топора и дикий вопль.

– Господь милосердный, – пробормотал Дашер.

– Кто-нибудь еще? – тихо, вкрадчиво промурлыкал Грейс. Он прошелся перед замершими пиратами широким упругим шагом, туда и обратно. – Неужели среди нас есть воры? Неужели кто-то еще предал меня?

Пираты переминались с ноги на ногу. Я чувствовал, как они боялись своего хозяина. У одного сдали нервы, он начал невнятно причитать, раскачиваясь из стороны в сторону. Грейс резко ударил его по физиономии, щека нытика заалела. Другой тут же выкрикнул:

– Да здравствует капитан Грейс! – Этот возглас подхватили остальные, хотя никто не осмеливался встретиться взглядом с прославляемым ими вождем.

Моментально Грейс изобличил еще двоих. Их жалкие горсточки украденного казались ничтожно малыми в сравнении с грудой драгоценностей. Но один из них в наказание лишился глаза. Его вопли так потрясли меня, что я боялся за свою нервную систему. Другой воришка бросился наземь, к ногам Грейса.

– Ага, раскаяние, – определил его поведение Грейс. – Раскаяние взывает к милосердию. Встань, дорогой.- Он ткнул лежащего саблей, казалось, как будто поднял его, нанизав на острие. – Сколько ты присвоил?

Кающийся грешник вытянул вперед руки. Мне не было видно, что у него в ладонях, но Грейс наклонил голову и порылся в пригоршнях пальцем.

– Тридцать гиней, – удрученно вымолвил капитан и поцокал языком, – Ну и что ты нам скажешь?

Пират плакал. Он попытался говорить, но только захрипел.

– Воды, – выдавил он из себя.

– Воды? – Грейс сочувственно кивнул. – Хорошо, ты получишь воды, и посмотрим, развяжет ли она тебе язык.- Он шагнул назад. – Суньте-ка его в бочку.

К моему удивлению, Дашер засмеялся. Смех его звучал как-то по-дурацки:

– В бочку? И только-то? Засолить его там? И это по-пиратски?

Все головы изумленно повернулись в его сторону, лица красные от света и жара костра. Я опустился пониже, не сводя глаз с лица Бартоломью Грейса, плоского, искореженного, проплавленного, казалось, до костей.

– В Кенте есть такая детская игра, – продолжал болтовню Дашер. – Каждое воскресенье мы сажали пастора в бочку и заставляли его читать молитвы.

Он шагнул от бочки в моем направлении.

– Парень хочет пить, значит, надо его поджарить. Поджарьте его на костре, это будет по справедливости, вот что я вам скажу.

Голос его звучал все неувереннее и, наконец, совсем смолк; Все взгляды устремились на Дашера, особенно же пораженно смотрел горемыка, укравший тридцать гиней.

Бартоломью Грейс упер саблю концом в землю.

– Подойди-ка, – подозвал он Дашера.- Иди, иди сюда, красавчик.

Я видел, что Дашер колеблется. Он шагнул к капитану, но близко не подходил, чувствуя опасность.

– Поджарьте его. Что, кишка тонка? – Он оглянулся, казалось оценивая расстояние до спасительной тьмы. Я увидел его бледное и потное лицо. – Ну, что же вы, ребятишки?

Вопросы его утонули во всеобщем молчании. Бартоломью Грейс размеренным шагом направился к бочке мимо неподвижных фигур пиратов. Мне стало дурно. Сейчас Дашер сиганет в лес, ко мне, за ним – вся толпа пиратов, и я пропал! Грейс приближался.

Но на полпути он замер. С пляжа раздался крик, из-за деревьев показался факел.

Факел приближался, освещая кусты и папоротники. Нес его тощий бородач, которого я видел на бриге. Он размахивал листком бумаги и швырнул его к ногам капитана.

– Гляньте! – кричал он. – Это я только что нашел на бриге.

Грейс ткнул в мою карту саблей, подцепил ее и поднял, выставив на всеобщее обозрение.

– Кто-то был там, на бриге,- продолжал бородатый.- А сейчас он где-то здесь, на острове.

Дашер не дожидался приказов. Он вытащил из перевязи два пистолета и пальнул из них в воздух.

– За ним! – заорал он. – За мной, ребята! – Он резво крутнулся в сторону чащи, взметнув алое пятно плаща выше головы, и сиганул в джунгли.

Он пронесся в ярде от меня, прыгая через упавшие стволы и ветви, ломая кусты. Он ломился, как бык, и я понесся за ним, опасаясь, как бы Грейс не приказал его изловить.

Ни я, ни Дашер не оглядывались на бегу. Пролетела мимо меня его шляпа. Сзади слышались голоса, но вскоре смолкли, а мы все бежали сквозь гущу деревьев и через полянки, прыгали через ручейки и шлепали по мелким речкам, пролезали под поваленными ураганом деревьями. Не менее полумили оставили мы позади, прежде чем я смог догнать его на освещенной звездным небом прогалине и схватить за полу плаща.

Дашер взвизгнул. Жалко звучал этот беспомощный писк. Он сжался, почти свернулся, как ежик. Только вместо иголок торчали во все стороны его пистолеты. Лицом он зарылся в ладони, сжатые подмышками винные мехи тоже жалостно скрипнули.

– Дашер, – задыхаясь, пыхтел я. – Дашер, это я, Джон.

Между чуть раздвинувшимися пальцами появилась щелочка и засверкал зрачок.

– Джон Спенсер, – ахнул он, не веря глазам.

– Да, да.

– Лопни мои глаза! Он уселся и изобразил на физиономии свою фирменную ухарскую ухмылку. – Как же ты меня догнал? Лошадь не может угнаться за Лихим Томми Даскером.

– Как ты сюда попал?

– Сокровища. – Он подмигнул. – Золото и серебро, милый.

– Да перестань,- поморщился я.

– Извини. Привычка. С кем поведешься. Живешь с пиратами – говоришь как пират.

– Ты – с пиратами?

– Джон, – в голосе его появились заклинающие нотки. – Я – король пиратов.

Когда-то он уверял меня, что он – король контрабандистов, на самом деле исполняя при них роль шута. Король разбойников, он не смог толково ограбить ночью пассажирскую карету.

Он охорашивался, поправляя на себе пистолеты, как птица перья.

– Этот Бартоломью Грейс буквально подскакивает при каждом моем словечке. Они все трепещут, услышав имя Лихого Томми Даскера, скажу я тебе.

– Да, да. Сейчас только видел.

– Ты был там? У бочки?

Я кивнул.

– Ты знаешь, что в бочке?

– Вода, насколько я разглядел. Он самодовольно рассмеялся:

– Серебро в бочке. И золото. Цехины и луидоры, и больше дублонов, чем у тебя волос на голове. Если бы они попытались всунуть этого парня в бочку, они бы ему и ушей не замочили. Он бы сел на кучу драгоценностей, которые я туда запихал. И Грейс начал бы свои подсчеты, а потом оценил мои руки и ноги, и мало что от меня осталось бы после полного расчета. Голова и кишки. Бедная слепая голова, которую можно унести в корзинке.

– И чтобы спастись, ты предлагал живьем изжарить человека?

– О, они никогда этого не сделали бы, Джон. Только не Грейс. Он до смерти боится огня. Ты его лицо видел? Сгорело как свечка. Ты бы до смерти перепугался, увидев его лицо при дневном свете.

Мы пустились в путь, подальше от слабого пятнышка света, не ярче падающей звездочки, которым казался пиратский костер. За нами никто не гнался, но это мало успокаивало. Мы никуда не делись бы с острова. И они могли отложить охоту до рассвета.

Мы вышли на тропу, темную и узкую, как будто просверленную сквозь джунгли. Мы шли по ней к вершине холма, раздвигая папоротники. Тропа была проложена лишь недавно, но уже зарастала, затягивалась, как шрам, Я хотел прислушаться, не подкрадываются ли к нам людоеды, но Дашер, разумеется, все время болтал. Он рассказывал о сокровищах: «Это был клад Кидда», – и о том, как он этот клад нашел.

– Когда мы расстались в Кенте, я перебрался в Сассекс и встретил там одного старого хрыча, лет под сто, всего в морщинах и пигментных пятнах. Но он прочно сидел за столом в таверне «Черная Лошадь», пел песни и уверенным голосом требовал рома. Я его угостил ромом, а он поведал мне историю о кладе. Он утверждал, что ходил с Киддом и знает о его сокровищах. «Ну и где же они?» – спросил я. Он потребовал еще рому. На плече его нетвердо сидел попугай, отпивавший из стакана хозяина, И дед сказал: «Попугай знает. Это попугай Кидда. Его зовут…»

– Дэви Джонс! – вставил я.

– Ты его видел?

– Он был со мной на бриге.

– Чертова птица. Он меня ненавидит, Джон. Наверное, за то, что я вернул его сюда.

– Но ты-то как сюда попал?

– Я как раз и рассказываю. – Дашер ускорил шаг, я заторопился, чтобы не отстать.- «Попугай знает это»,- сказал чертов старикашка. И предложил мне попугая за бутылку рома. «Только хорошего, имей в виду!» – сказал он. И сидел с каменным лицом, пока перед ним не появилась бутылка. «Кулебра, – изрек он тогда. – Возьми попугая на Кулебру». И он налег на ром. Ну, бутылка эта оказалась его последней в этом мире. Наутро его нашли лежащим на полу лицом к потолку, прямым и твердым, как доска. На носу его сидел попугай и страшно ругался матом. Нескоро он протрезвел.

– Как – протрезвел? Ты же сказал, что он умер!

– Попугай! Попугай был пьян. Хотя хозяин его тоже помер, не протрезвившись.

– И что дальше?

– Прошел слух, что есть один парень, который знает, где сокровище Кидда.

– Как?

– Ну я сам пустил словечко-другое. В каждой пивной от Истборна до Ромни я повторял хозяину одно и то же: есть, мол, в Алкхэме лихой парень, точно знающий о кладе Кидда. И они нашли дорогу к порогу этого парня, Джон. Сквайры, лорды и недотепы всех сортов сбежались на звон золота. Составилась компания и зафрахтовала этот бриг, по которому ты совершил такую увлекательную прогулку. Из Бристоля прямо сюда.

Здесь его голос заметно дрогнул. Я представил себе, какого страху натерпелся он в бескрайнем море.

– И действительно, попугай знал, где зарыты сокровища. Я привязал к его лапке прочную нитку, и он кружил вокруг моей головы. Потом он рванулся в джунгли, болтая, как базарная баба, и привел нас к этому холму.

С этими словами он вывел меня из джунглей на открытую площадку, покрытую невысокими дюнами. Над нами сияли звезды, бледные буруны прибоя белели, как обглоданные кости, окаймляя море на востоке. Дашер остановился, а когда я подошел к нему, он протянул руку и остановил меня.

Перед нами зияла яма. Глубиной она была около пятидесяти футов. Ее окаймляли кучи вынутой земли, которые я сначала принял за дюны. Пахло землей, гниющим деревом и порохом.

– Вот сюда вывел нас попугай, – ткнул пальцем Дашер, – Здесь он запрыгал, заорал: «Три сажени вниз! Еще три сажени!» Мы принялись копать. Через девять футов наткнулись на стволы кокосовой пальмы. Мы подумали, что у чертовой птицы нелады с математикой, ан нет. Вынув бревна, мы продолжили раскопки, и через три фута наткнулись еще на один ряд бревен. А еще пятнадцатью футами глубже – еще на один. Под этими бревнами… Джон, это надо было видеть! Мы плавали в гинеях и самоцветах! Радуга светилась над ямой! Только на краю ее уже появился Бартоломью Грейс, как раз там, где ты сейчас стоишь.

Дашер поежился. Ночной бриз шумел в кронах экзотических деревьев, издали доносился гул прибоя.

– Все это время он был на острове, его черная шхуна стояла у восточного берега, отсюда не видно. Он ковырялся в поисках клада вдоль побережья, тычась наугад, как слепой щенок. Он развлекался бы еще долгие годы, если бы мы ему не помогли.

Значит, Горн снова оказался прав, и я клял себя за то, что пошел на поводу у Эбби.

– Я был внизу, – показал Дашер. – Грейс стоял здесь. Шикарно он выглядел, ничего не скажешь, в золоте и перьях, в развевающемся плаще. И это его лицо – Смерть и Ад объединились в нем, подумал я тогда.

Мы уселись на край ямы, отвернувшись от джунглей. Я все время вертелся, опасливо поглядывая во все стороны, даже вверх, но Дашер смотрел в яму,

– Он поубивал всех, Джон, Всех на судне, всех в яме. Поковырявшись в этих кучах, ты быстро на них наткнешься. Они лишь слегка прикрыты землей. Это был кошмар, вспоминать не хочется.

– Но тебя он не убил.

– Я теперь с ними, Джон. «Держись!,- сказал я себе.- Я – Лихой Томми Даскер». О, я им загнул такое! С три короба наврал, и они меня взяли, в конце концов.

– Я не стал бы так поступать.

– Лучше плохой пират, чем хороший покойник,- примерно так говаривала моя матушка. Кроме того, я думал, что скоро от них отделаюсь, пока не увидел наш бриг. Люди прибиты гвоздями, акулы снуют вокруг. «Влип, – подумал я тогда. – Спрыгнул со сковородки, да прямо в огонь».

Дашер постукивал каблуками о край ямы.

– В тот же день мы начали переноску ценностей на берег, и никто не бегал быстрее Томми Даскера. Я ведь силен, как бык, ты же знаешь.

Я кивнул. Лесть он обожал.

– Там были зарыты сорок бочонков пороха, разное оружие, но я носил только деньги и драгоценности. И каждый раз я останавливался у бочки, чтобы напиться. Каждый раз из моей руки что-то незаметно падало в бочку: горсть драгоценных камней, несколько дублонов, монет этих проклятых лягушатников. Эта бочка теперь настолько наполнилась, что едва можно зачерпнуть воды. Затем мы пошли за судном и увидели у входа в бухту «Дракона»!

Он ухмыльнулся и тряхнул головой:

– Ты прибыл за мной, Джон? До тебя дошли слухи, и ты решил снова попытать счастья с Томми Даскером? Весь Лондон болтает обо мне!

Главное, к чему он всегда стремился – так это к славе, он мечтал стать знаменитым любой ценой. У меня не хватило духа сказать ему, что вовсе о нем и не слыхивал. Промолчав, я дал ему возможность остаться при своем мнении.

– Где сейчас «Дракон»? – спросил он.

Я пожал плечами.

– Не знаешь? – удивился он.

– Не знаю.- Я рассказал ему, как я оказался на острове, начиная с неудачной лодочной экспедиции, и сообщил, когда в последний раз видел «Дракона».

– Не важно.- Дашер не унывал.- Он не ушел далеко, на заре мы его увидим. Грейс уйдет с вечерним отливом, и мы сможем забрать бочку. Там не так уж много, но все-таки солидное состояние, Джон.

– Грейс заберет бочку,- попытался я охладить его энтузиазм.

– Да он на нее и не посмотрит! Для него это лишь дырявая посудина.

Его уверенность несколько подняла мое настроение, и мы стали ожидать рассвета. Ждать пришлось недолго, как всегда в тропиках. Мы увидели, как из бескрайнего океана поднимается солнце. Прилив только начинался, скалы и рифы были четко обозначены бурунами, но «Дракона» видно не было.

К югу перед нами открывался вид на гавань. Бриг и «Апостол» стояли бок о бок. Издали казавшиеся игрушечными Лодки пиратов сковали взад-вперед. Но мы не стали их рассматривать, а быстро ушли, направляясь к западному берегу.

Выйдя к обширному песчаному пляжу, мы увидели в миле от берега горбатый остров Луис-Пенья. А над верхушками деревьев виднелись тонкие, как спицы, мачты «Дракона», Они сильно склонились набок, перекладины марса-рей делали их похожими на покосившиеся кладбищенские кресты.

– Боже милостивый! – ужаснулся Дашер.- Они на мели. И как только они умудрились здесь засесть?

17. Странная мечта

– Они не сели на мель, а посадили судно умышленно, – объяснил я расстроенному Дашеру. – Они ремонтируются. – В глубине души я, правда, опасался, что Дашер прав. Так или иначе, добраться туда без лодки невозможно На Кулебре мы были в ловушке.

– Придется подождать,- решил Дашер.

– Может, попытаться увести лодку у Грейса?

– Да ты что!

– Ты же у них свой в доску.

– Ну… был. Но сейчас, если я там появлюсь, мгновенно превращусь в рагу. Или в гуляш, если тебе это больше нравится.

– Что же делать?

– Ждать, я же сказал. – С этими словами Дашер уселся под пальму, привалившись спиной к стволу. Сейчас прилив. Когда начнется отлив, Бартоломью Грейс отправится в Кингстон.

– Как, в Кингстон?! – ахнул я.

– О, у него грандиозный план. Сумасшедший, разумеется. Он собирается начинить наш бриг всем порохом, который мы нашли, гранатами и бомбами, завести его в середину английской эскадры и взорвать их.

Голова моя пошла кругом. Я вспомнил стройные ряды кораблей и представил, как на них бушует пламя, перескакивая с мачты на мачту, с судна на судно. Все они набиты порохом, каждый может взорваться, и огонь моментально распространится.

Хрупкий мир между Англией и Францией не продлится долго. Потеря Вест-Индского флота очень ослабит Англию.

– Он может начать новую войну, – ужаснулся я.

– Этого он и хочет. Когда страна воюет, правительству не до пиратов.

Я тронул его за плечо:

– Вставай.

Дашер повернул ко мне голову:

– Зачем?

– Пойдем в гавань.- Я потянул его за nyos той винный мех.- Надо утопить бриг.

– Нет, нет, Джон, спасибо за доверие. – Он снова опустил голову, уставившись в песок и наблюдая за набегавшими волнами. – Я, пожалуй, останусь здесь. Если «Дракон» действительно ремонтируется, он всплывет во время прилива и можно будет ему посигналить.

– «Апостол» уйдет.

– Не уйдет он, Джон. Ты никогда не додумываешь до конца. Всегда торопишься действовать, в этом твоя беда. Грейс не уйдет, пока не закончится прилив.

Он был прав. Грейс не сможет выйти из бухты до начала отлива. К тому времени «Дракон» будет уже на плаву.

Или нет?

– А если они захотят положить шхуну на другой бок? – раздумывал я.- А что, если они действительно сели на мель?

Дашер пожал плечами:

– Вносите деньги, делайте ваши ставки. И Грейс, с другой стороны, может быть, уйдет, а может, и нет.

– Он не уйдет. Я остановлю его, если это мой долг.

– Поступай, как знаешь.

– Вся слава достанется мне,- добавил я, решив схитрить.

– И все пули, – парировал Дашер.

Он неторопливо вытащил свои пистолеты и разложил их на песке. Затем распахнул плащ, откинулся назад и замер, опершись на локти.

– Ты мне не поможешь? – обратился я к нему еще раз.

– С чего бы? Что Англия для меня сделала хоть когда-нибудь? Чего я от нее дождался, так это поборов: налоги да тарифы. Она сделала меня контрабандистом, разбойником, а теперь еще и пиратом. И все лишь для того, чтобы свести концы с концами. А в один прекрасный день я окажусь на эшафоте с удавкой на шее. – Он помотал головой и издал хрип. – Толпы обывателей стекутся на площадь, кучи сплетников и сплетниц, все уставятся на меня, не в силах отвести глаз. «Вон он идет, смотрите, смотрите! Парень, укравший сокровища Кидда!» Откроется люк, и я рухну вниз – это будет самая грандиозная казнь, которую они увидят. Вот как я собираюсь умереть.

Это была самая странная мечта, которую только можно вообразить. Хотя он и раньше высказывался в том же духе. Бедняга Даскер, мелкий мошенник, хотел стать знаменитым и умереть, как лихой головорез.

– Знаешь, что я сделаю, когда прибуду в Англию? – продолжал он тем же хвастливым тоном. – Я соберу все мое золото и серебро и куплю титул лорда. И белый парик. И подъеду с парадного входа к Палате Лордов в своем плаще и с пистолетами. Я сделаю законы справедливыми. «Вас поймали за контрабандой чая, любезнейший? Ну, что ж, с кем не случается. Что вы сказали, заплатите, что должны? Но вы и так делали только то, что должны». Вот какой лихой я буду судья.

Ясно было, что он не собирается мне помогать. Я отвернулся и пошел по пляжу к узкой косе, которую надо было пересечь на пути к бухте. Под башмаками шуршал горячий песок, справа прибой облизывал берег.

Не прошел я и дюжины ярдов, как Дашер крикнул:

– Подожди меня!

Я обернулся и увидел, что он уже на ногах, рассовывает пистолеты по местам. Он побежал ко мне, взрывая песок сапогами. Один из пистолетов упал, Дашер подобрал его и засунул обратно.

– Думаешь, мы прославимся?

– Сомневаюсь.

– Нет, не скажи, О таких подвигах сочиняют баллады.

Он спас от пожара английский флот,

И память о нем никогда не умрет.

Он стоял передо мной, запыхавшись от пробежки, волосы на голове и в бакенбардах сверкали в солнечных лучах, на лице была какая-то странная улыбка. Я понял, что он боится за меня. И это испугало меня еще больше.

– Ну, пошли! – сказал он.

Мы шагали по пляжу бок о бок, отбрасывая общую тень, вроде двуглавого орла. Плащ Дашера хлопал об его ноги. Проскользнув по тропинке, мы оказались у края гавани.

Пираты еще копошились вокруг клада. Их лодки перевозили на шхуну сокровища, а на бриг – порох. Труп распятого рулевого еще висел на штурвале, но мертвец с мачты исчез. Акулы неторопливо расчерчивали плавниками водную гладь. Бриг сидел глубже на фут, а то и больше. Начиненный порохом, он стал плавучей бомбой. Швартовый канат то натягивался, то провисал, окунаясь в воду. Попасть на бриг было невозможно, и я понимал это.

«Апостол» стоял чуть дальше, на двух якорях, носовом и кормовом. Черный корпус его был скрыт бригом, а все мачты и оснастка, казалось, принадлежат одному фантастическому судну.

Часа через четыре прилив закончится, а когда начнется отлив, Грейс отправится к Кингстону. Я не видел способа его остановить, приковать бриг к берегу. И тут я рассмеялся, потому что ответ пришел сам собой и был очень прост, странно, что я раньше не догадался.

– Мы не можем остановить бриг. Это не в наших силах, – начал я.

– Я это и говорю,- подтвердил Дашер.

– Но мы можем перерезать швартовый. Он посмотрел на меня так, как будто я перегрелся на солнце:

– Джон, судно на якоре. Далеко оно не уйдет.

– А нам далеко и не надо,- сказал я, и Дашер улыбнулся.

– Пожалуй, они сцепятся, как коты в драке.

Ему сразу же захотелось попробовать. Он обогнул пиратский лагерь и подошел к воде. Его воодушевляла грядущая слава спасителя британского флота.

– Вот будет потеха! – веселился он. – А потом мы прославимся, Джон. Нам пожалуют дворянство… Сэр Томми Даскер. Сэр Томас Даскер. Ах, подумать только. О нас напишут в книгах, Джон.

– Я пытаюсь сосредоточиться. Вот мы перерезаем канат. Что дальше?

– Мы придем в Букингемский дворец и преклоним колена перед королем. И он коснется нас шпагой и скажет: «Поднимитесь, сэр Томас». А когда он спросит, откуда у меня состояние, я скажу ему: «По правде говоря, я украл его, Ваше Величество. Я – вор во дворянстве, Ваше Величество». Дамы будут от меня в восторге.

Его переполняли мечты, и он совершенно не думал, как мы будем действовать. Я следовал за ним сквозь джунгли, алый плащ мелькал впереди. Я решил, что мы перережем канат и вернемся на западные пляжи поджидать «Дракона». Но меня мучила мысль, сможет ли «Дракон» покинуть остров Луис-Пенья? А вдруг половина команды все еще валяется в лихорадке, а остальные, не справившись, посадили шхуну на мель? Перерезав канат, мы выиграем лишь двенадцать часов до следующего отлива, и Бартоломью Грейс отправится в Кингстон.

Конец каната был закреплен вокруг ствола кокосовой пальмы, и оставалось лишь его перерезать.

Дашер вынул нож.

– Стоп! – задержал его я.

Последние лодки отвалили от берега. В двух из них гребцы и пассажиры напоминали скорее обезьян, нежели людей. Сверкали сабли и палаши, серьги в ушах, поблескивали длинные стволы мушкетов. В третьей находился сам Грейс, а одного разряженного гребца заменил какой-то оборванец. Капитан стоял на корме, с рукой на румпеле, другую держал за спиной. Вокруг его лодки носились акулы.

Шлюпки шли очень близко. Я посмотрел на Дашера, и сердце замерло от ужаса. Он выглядел на фоне зелени как вспышка пламени. Грейсу стоило лишь поднять голову.

– Шшш, – прошипел я. – Ни звука.

Вот они рядом. Мы слышим плеск весел, журчание воды вдоль корпусов, даже трепетание лент на шляпах.

И в этот момент с ужасающим воплем на наши головы сваливается Дэви Джонс, проклятущий пиратский попугай.

18. Призрачные моряки

– Три сажени вниз! – орал попутай; – Еще три сажени! – Хлопая крыльями, он взмыл вверх и спланировал на Да-шера.

Дашер с перепугу начал отмахиваться, закричал:

– Отстань!

Попугай прыгнул на его плечо.

Лодки повернули к нам. В нашу сторону вытянулись стволы мушкетов, клинки сверкали, как ряды акульих зубов. Через минуту мы окажемся в лапах у пиратов.

– Бежим! – рванулся я.

Но Дашер пихнул меня вниз и выпрямился в своем ярком плаще. Попугай пощипывал его за ухо.

– Доберись до моей бочки,- прошептал он. – Удачи, Джон! – Он уронил нож к моим ногам и решительным шагом двинулся к воде.

Я чуть было не побежал за ним, но не мог сдвинуться с места. Дашер жертвовал собой ради меня. Мне было страшно и стыдно, но я затаился.

– Не бойтесь, это всего лишь я, – крикнул Дашер. – Это я, Лихой Томми Даскер.

Не переставая болтать, он спускался к берегу:

– Я боялся, как бы вы не оставили меня на острове. Ах, как я за ним гонялся, ребятки, как гонялся, но все-таки догнал. Как и положено, прирезал безо всякой жалости. От уха до уха.

Лодка Грейса ткнулась в берег, и капитан прошагал по ней к носу.

– Ох, капитан Грейс, какой это был бегун! Я гонялся за ним по всему острову, но загнал-таки в яму. Там он и остался. И вот я здесь, и если вы думаете, что я просто отлыниваю от работы, то дайте мне конец, и я его буду тянуть или вязать, как прикажете.

Грейс долго сверлил его взглядом. Дэви Джонс не выдержал, прыгнул на голову Даскера и стал рыться в его волосах.

– Видите, и птичку свою нашел,- сказал Дашер, смеясь. Смех этот как ножом резанул меня по сердцу. – Все отлично, ребятишки!

Они забрали его с собой. Я видел, как его плащ засверкал на борту брига. Потом он исчез. Лишь много позже стало мне известно, что приготовил для Дашера капитан Грейс. Знай я это раньше, ни за что не дал бы ему уйти.

Нож Дашера исчез в поросли. Нашелся он не сразу, пришлось порыться в траве, и я едва не пропорол руку. К сожалению; лезвие и кончик его сильно затупились.

Пистолеты Дашер никогда не заряжал пулями. Он набивал в них побольше пороха, чтобы наделать побольше шуму, но были они не опаснее детских пугачей. При всем своем бахвальстве Томми Даскер был беззлобной душой, не желавшей никому причинять страданий.

Я взялся рукой за канат, примерившись ножом. Затем сквозь деревья посмотрел на гавань.

Что станется с Дашером, если сейчас спустить бриг со швартова? Он только что появился из-за деревьев как раз в этом месте. Конечно, его обвинят в злом умысле – и расправа будет скорой.

Вздохнув, я решил выждать и, поразмыслив, пришел к выводу, что это даже выгоднее. Если суда спутаются при конце прилива, пираты захватят и следующую смену течений. Приходилось признать, что Дашер прав, мои действия зачастую скоропалительны.

Я засел в зарослях папоротников и стал следить, как пираты готовят бриг к плаванию. На реях появились паруса, один за другим, сначала нижние, затем верхние. На парусах плясали тени матросов, работавших на реях. Призрачная команда неестественных размеров и меняющихся пропорций появилась на колышущемся выбеленном фоне.

Я наблюдал за призраками, движущимися в ритме бьющихся парусов и под аккомпанемент пения пиратов. В мозгу снова всплывали сказки о людоедах. Я казался себе Робинзоном Крузо. Один на острове, напуганный черными танцующими тенями. Я не знал, что хуже: сидеть спиной к ужасным джунглям или отвернуться от пиратов? Так я сидел и дрожал, поглядывая на окружавшие меня заросли. Никогда я не чувствовал себя столь одиноким, никогда так не жалел себя. Менее дня был я на острове, но как мне хотелось поскорее убраться отсюда!

И чтобы усугубить мое жалкое состояние, тут еще, как нарочно, спустился туман. Он закрыл солнце и смахнул тени с парусов. Добрался до деревьев, а потом и до кустов, в которых я притаился. Липкий и холодный, он разбросал по листьям бисер водяных капель. Я промок до костей.

Очертания шхуны и брига расплылись, голоса пиратов, казалось, доносились с суши. По джунглям передвигались таинственные угрожающие фигуры, все больше напоминавшие мне дикарей. Падение капель воды, шуршание папоротников казались мне приближающимися шагами босоногих людоедов. Куст я принял за перья головного убора дикаря, сломанный сучок смотрел на меня зловредным мрачным оком.

Когда я уже не смог этого дольше выносить, нож как бы сам собой поднялся, и моя рука потянулась к канату. Я перепилил узел. Бриг медленно начал разворот, канат сполз с дерева, как большая белая змея, скользнул сквозь папоротники в направлении воды. Судно подхватило течение, канат скрылся в воде.

Послышался крик, разнеслась над бухтой ругань, потом все слилось в шумную неразбериху. Бриг парил над туманом, паруса распростерты, как крылья, на реях мелкие блошки людей. Скрип, удар, лопаются снасти, ломаются реи. Блошки посыпались в воду, перекрывая все остальные звуки, раздались короткие вопли разрываемых акулами пиратов. И вот бриг остановился.

Конечно, я опять не подумал, что произойдет дальше. Прищуриваясь, стараясь разобрать сквозь туман, какой ущерб нанесен судам столкновением, я вдруг услышал плеск и скрип весел.

Лодка приближалась очень быстро, раздался грубый возглас:

– Осторожно! – и почти сразу же – шорох днища, севшего в береговой песок.

Рассудив, что пираты близко, я замер. Слева от меня вынырнул из тумана бородатый скелет. Он размеренно ступал, наклонившись вперед, очевидно, держа на плече швартовый конец. За ним пятился другой, вытягивая невидимый в тумане канат. Казалось, они волокли за собой лишь висевшую в воздухе влажную мглу.

Неясно было, тот же канат они использовали или взяли новый. Но я понимал, что пираты выберут самое толстое дерево и постараются тщательнее закрепить бриг, чтобы освободить его от вынужденных объятий с «Апостолом».

Я притаился, но когда пираты протопали мимо, вышел на пляж по их следам.

Через несколько шагов я увидел лодку. На песке был лишь нос, весла торчали в уключинах, она словно поджидала меня. Я подбежал к носу – ни якоря, ни колышка в песке. Столкнув ее в воду, я пошлепал за ней и услышал журчание.

Не переставая шагать, я обернулся на звук. У ближайшего дерева спиной ко мне croял тот, что поздоровее, под ногами его по песку струился темный ручеек. Он лениво повернулся к бухте, застегивая штаны.

Ноги мои налились свинцом, их невозможно было оторвать ото дна. Пират ринулся к лодке.

Он не кричал, слышалось, точнее,- угадывалось какое-то утробное урчание, доносящееся с его стороны. Это был почти беззвучный дикий крик бешенства, и я услышал его. Очнувшись, я налег на лодку, прыгнул в нее и вцепился в тяжелое весло.

Пират пересек пляж, вот его лохмотья уже плещутся в воде. Я отталкиваюсь веслом, лодка уходит на глубину, но оборванец догоняет, и вот он уже уцепился за корму. Он наваливается на борт, подтягивается – я все отпихиваюсь ото дна, которое отдаляется, вот я уже его едва достаю.

Человек поднимается над бортом, окровавленная повязка украшает его голову. Это тот нытик, которого угостил зубодробительной пощечиной капитан Грейс. Орать он, оказывается, был не в состоянии из-за дефекта повязки.

Вот он уже захватил борт локтем, вот плечи его нависли над лодкой, он начал переваливаться.

19. На мушке

Крупный, сильный мужчина, руки толще моих ног. В глазах – зловещие искорки, не предвещающие ничего доброго.

Я в очередной раз отталкиваюсь ото дна… но до дна уже не достать, весло нерешительно повисает в воде, но вдруг резко дергается, я чуть не вылетел с ним из лодки. Глаза пирата вылезают из орбит, повязка соскакивает, за бортом вскипает кровавый бурун, в тумане исчезает серп плавника, и на вспененной воде покачивается лишь повязка.

Всхлипывая от ужаса, я хватаюсь за весла. Осторожно проползаю вдоль берега,

съеживаясь от неизбежного скрипа уключин, от плеска воды под веслами- даже грести как следует не научился! Несколько оправдывало меня то обстоятельство, что лодка была рассчитана на четырех гребцов. Очень скоро у меня уже ныли руки, и горела спина.

Справа угадывалась темная полоса джунглей, слева вынырнули два столкнувшихся парусника. Меня подхватило благоприятное береговое течение и позволило отдохнуть от каторжной гребли. Добравшись до горловины гавани, лодка натолкнулась на приливный поток. Приходилось ждать отлива.

С берега раздались крики, на них ответили с судов. Сначала я услышал имя исчезнувшего, потом к нему добавились ругательства, все более горячие и изощренные. Происшествие, конечно, поразило пиратов таинственностью, необъяснимостью. Бесследно исчез член команды вместе с лодкой. Я ухмылялся при мысли, какой страх я им внушил, какое вызвал замешательство. Как и все моряки, пираты суеверны. Они заглянут в свои запятнанные кровью души, и их обступят призраки загубленных на острове людей.

Когда начался отлив, парусники все еще оставались нераспутанными, пираты продолжали перекликаться. Отдалившись от берега, лодка попала в отливное течение и вынесла меня в море. Тут я снова взялся за весла, направляясь на запад.

Лодка ныряла в волнах, отлив стремился вынести меня в открытый океан, на восток, я боролся с ним, опасаясь, что если потеряю землю из виду, то не смогу сориентироваться. Я греб бездумно, механически, сосредоточившись на стуках и скрипе весел.

За час я одолел лишь сотню ярдов, но обогнул, в конце концов, южную оконечность острова. Передо мной тянулись пляжи, по которым я ходил с Дашером, но скоро их поглотила белесая мгла. Отлив больше не мешал мне, наоборот, нес в желаемом направлении сквозь туман, сползавший со склонов острова;

Я прикинул направление на Луис-Пенья и греб туда что было сил. Туман скоро начал рваться в клочья. Я греб на солнце и в тени, не переставая, пока совершенно не выбился из сил. Я решил чуть-чуть – всего минутку – отдохнуть.

Проснулся я, даже не зная, что засыпал. Лодка покачивалась, как колыбель. Вокруг – густой туман. Ни солнца, ни ветра. Что делать?

Со стоном я схватился за весла. Развернув лодку против волны, я наклонился вперед, погрузил лопасти весел в воду, потянул. Вперед – назад, вперед – назад, казалось; я уже сто лет гребу и еще столько же предстоит провести на веслах.

От весел оставались крохотные завихрения на воде. Туман вдруг раскололся, из него вынырнул парус. Под парусом черный корпус, на носу – голова дракона.

Выудил меня Горн, спустившийся с мачты, откуда он покрикивал рулевому: «Право на борт! Право!» – чтобы подойти к моей лодке. Он за шиворот вытащил меня из шлюпки, оставив ее без внимания. Она разок стукнулась о борт и наполнилась водой. Весла вывалились из уключин.

– А мы думали – совсем пропал, сообщил мне Горн. – Никто уж и не надеялся.

Он поднял меня на палубу, но не выпустил, потому что ноги подо мною подгибались. Так и довел до кормы, где навстречу выбежал капитан Баттерфилд.

– Джон,- воскликнул он, обнимая меня. – Хвала Всевышнему!

Подошел Эбби и хлопнул меня по спине. Все трое были обкусаны мошкарой, лица и руки расчесаны. Меня отвели вниз и накормили горячим супом, всем не терпелось поскорее услышать о моих приключениях.

Но я прежде всего спросил о «Драконе»:

– Что с вами произошло? Они за вами не гнались? Груз не пропал? Маджу лучше?

– Нет, нет и да, – ответил дядя Стэнли, улыбаясь. – «Апостол» сразу понесся в гавань, мы отошли к рифу, и Эбби обнаружил дефектную доску как раз под ватерлинией.

– Как раз там, где Джон мне советовал посмотреть, – виновато заметил канонир.

– А лихорадка?

– Прошла своим чередом, – ответил капитан.- Слава богу, на Луис-Пенья хорошая вода.

– Но комары! – воскликнул Эбби. – С воробья размером. – Он принялся яростно чесать затылок, и пальцы его были в крови, когда он положил руку на стол. – Нигде я таких не видел.

– К черту комаров, – сказал Горн. – Дайте лучше ему рассказать.

Дядя Стэнли снова наполнил мою миску, и я начал рассказывать, не переставая работать ложкой, обо всем, что со мной случилось и что мне удалось выведать. Едва я закончил, как Баттерфилд решил:

– Отправляемся в Кингстон. – Он стукнул кулаком по столу. – Именно это нам надо сделать.

Я посмотрел в миску. Она казалась бездонной. Суп почти не убавился.

– Как ты думаешь, Джон? Мы поднимем тревогу, и флот разделается с этими мерзавцами.

– А что если Грейс изменит маршрут? – засомневался я. – Кингстонский рейд – не единственный плотно забитый судами.

Баттерфилд посмотрел на Горна, который медленно кивал.

– Это, конечно, так, – согласился Горн. – Ему может взбрести в голову все что угодно.

Только нас он, пожалуй, искать не станет. Откуда ему знать, что «Дракон» здесь?

– Швартов перерезан, – сказал я. – Лодка исчезла.

– Да, но чтобы определить, где искать «Дракона», Грейсу нужен колдун.

Я мрачно уставился в суп. Не хотелось мне говорить о моих опасениях, хотя бы из суеверного страха, что, высказанные, они исполнятся. Но Дашер знал, где искать нашу шхуну, и у меня не было уверенности, сможет ли он сохранить это в тайне, если дела его будут плохи. Я ненавидел себя за то, что оставил его в лапах Грейса.

– Так что же нам делать? – спросил Бат-терфилд.

Суп в миске штормило от качки судна. «Дракон» каждую секунду удалялся на дюжину ярдов от Кулебры.

– Сейчас они в бухте как в западне,- вырвалось у меня. – Сцеплены друг с другом. Бриг начинен порохом. Если мы откроем огонь, пиратам придется сдаться. Им ничего другого не останется.

Все молчали.

– Они даже не смогут отстреливаться,- добавил я.

Корпус «Дракона» скрипел, как старый стул. С каждым мигом росло расстояние между нами и пиратами.

Эбби кашлянул:

– Мне эта идея по душе, чтоб меня черти взяли. Мы можем разнести их в щепки. Сшибить мачты, и в Кингстон.- Он горел желанием пальнуть в «Апостола».

– Ты говоришь, они не смогут использовать артиллерию? -

– Не смогут, сэр.

Долгую минуту Баттерфилд не раскрывал рта.

– У нас груз,- сказал он наконец. -~ Мы должны о нем думать. Наш долг -доставить его по назначению. Но с другой стороны, на карте жизнь людей.

– Надо попытаться, сэр, – сказал Горн. – Если Грейс вырвется, его и дьявол не остановит.

Баттерфилд облизнул губы и провел рукой по своим редким волосам.

– Надеюсь, мы поступаем правильно.

«Дракон» развернулся и направился к Кулебре так резво, как будто судно само желало вернуться. Я прошел вперед, туда где драконья голова вгрызалась в волны.

Когда мы подошли к острову, туман сгустился. Как будто взбитые сливки выдавливались из холмистых долин. Рука тянулась смахнуть его с лица, чтобы хоть что-то увидеть. Беспокоясь, не слишком ли мы разогнались, Баттерфилд приказал убрать марсель, и тут я увидел остров, Высокие кокосовые пальмы: тянулись к нам, словно пальцы, эа ними чернели джунгли. Мне было страшно видеть все это еще раз.

Горн вед судно ко входу в бухту, нащупывая путь. В одном месте он подошел к береговой скале так близко, что матросы, работавшие с парусом на марса-pee, проплыли над нею.

В гавани молочно-белая пелена была настолько плотной, что полностью скрывала оба находившиеся там судна. Но голоса пиратов доносились сквозь туман. Крики, рабочие рacпевы, скрежет кабестанов – пираты не сидели без дела.

Скользнул в воду кормовой якорь, вытягивая канат с шипением, напоминавшим горение фитиля. После этого ушел носовой. «Дракон» растянулся между якорями, перекрыв выход из гавани, став бортом к пиратам.

Эбби прошел к пушкам. Он приветствовал их как старых друзей. Под его, руководством мы перетащили пушки с правого борта на левый, орудуя канатами и рычагами.

– За дело,- обратился к рим Эбби.- За дело, людоедочки мои.

Его радость меня ужасала, как и грохот орудийных лафетов по палубе. Звуки эти донеслись с нашего судна до пиратов, и они хорошо поняли их значение. В каждый из моментов затишья я слышал с их стороны тот же грохот. Битва фактически уже началась.

Когда мы поднесли к пушкам порох и ядра, туман стал рассеиваться. Сначала к югу от нас открылись рифы в юбочках белой пены. Затем показались берега острова, первым вылез утес с пальмами на макушке. Появились и темные силуэты шхуны и брига. Они стояли носами к нам, рядышком, но не соприкасаясь.

Я слышал раздражающие ритмичные щелчки кабестана, потом, когда туман окончательно рассеялся, увидел и людей, шагающих вокруг него. Бриг медленно отваливал от шхуны, от него тянулись канаты к берегу. Значит, они уже распутались.

По палубе «Апостола» толпа пиратов волокла одну из длинных пушек к носу. Рычагами они передвигали ее колеса, казалось, что погонщики палками подгоняют ленивое, неповоротливое животное.

Туман над парусниками поднимался. За палубой обнажились нижние паруса, затем марсели. Вверху висели фигурки моряков, ремонтирующих то, что я переломал, обрезав швартов. Последним вынырнул из тумана венчающий грот-мачту «Апостола» кроваво-красный флаг. Пощады не будет!

Я стоял у своей пушки, держа спусковой шпур. Баттерфилд мерил шагами палубу за нами, Эбби поправлял прицел при помощи клиньев и рычага. Он прижимался щекой к стволу, прищуривая здоровый глаз на кровавый флаг.

Он отступил, и по его приказу я дернул шнур. Пушка прыгнула ко мне, дрогнул весь борт, все судно, как будто боец, качнувшийся после удара. Дым клубами поднялся от пушек, рассеиваясь в воздухе, распространяя резкий запах пороха. Все четыре ядра, полетели в джунгли позади «Апостола», причем одно резко отклонилось вправо. Полный промах.

– В чем дело! – возмутился Эбби. Дело было в плохом прицеле, но только не с точки зрения нашего канонира. Он стукнул рычагом по ближайшей пушке, упрекая ее: Давай-ка не дури!

Горн прыгнул к моей пушке и ввел в ствол банник. Мы снова зарядили и повторили залп. Эбби ухмылялся, крича что-то, чего я не мог разобрать, пока не отзвенело в ушах.

– Это дыхание «Дракона», – кричал он. – Это его огонь и дым. – Он потряс кулачишком в сторону гавани.- Понюхайте, разбойнички!

Каким-то чудесным образом в одном из марселей брига появилась Дыра, но люди продолжали работать с оснасткой, как будто не замечая ее. И большая пушка продолжала ползти по палубе «Апостола».

Горн уже драил ствол. Он посмотрел на меня со странным выражением, похожим на страх.

– Восемнадцатифунтовку волокут. Утопят нас, как слепых котят.

Слова его не предназначались для ушей пушкаря, но Эбби услышал.

– Помалкивай! – гаркнул он на Горна. – Занимайся своим делом. Ты ничего не понимаешь в пушках.

– Зато я навидался того, что они творят.- Горн вынул банник из ствола и оперся на него. – А ежели эту длинную еще зарядят цепью…

– Ты заботься о баннике, – кипел Эбби, – а я позабочусь о пушках.

Он продолжил свои хлопоты, но все же слова Горна возымели действие. Пушкарь схватил молоток и загнал клин для подъема казенной части. Ствол направился ниже.

– Ударим по палубе. Посмотрим, как пираты забегают, когда в них полетят шестнадцать фунтов железа.

Он стоял за моей спиной, пристально глядя в сторону врага. «Дракон» поворачивался в борющихся течениях, его раскачивали порывы усиливающегося ветра. Дуло нашей четырехфунтовки переползло с брига на «Апостола», Крошечная нашлепка мушки махнула по парусам, опустилась к палубе, нащупала группу, копошащуюся вокруг пушки,

– Пли! – крикнул Эбби.

Я дернул шнур. Пушка, окутанная дымом, отскочила назад. Глаза защипало. Я увидел всплеск у борта «Апостола», а также три других, от остальных наших ядер. Два упали, не долетев, еще одно, с дефектом изготовления, улетело далеко в сторону.

Эбби ударил пушку молотком:

– Что с тобой? Чертова пушчонка. Двенадцать выстрелов, а в результате лишь

единственная дырка в парусе.

Капитан Баттерфилд прекратил расхаживать.

– Уничтожаете акул? – с иронией в голосе осведомился он.

Эбби набросился на меня:

– Ты слишком рано дернул!

– Точно по сигналу! – возразил я.

– Надо было чуть выждать. – Его глаз нервно дергался. – Ладно, ничего. Теперь мы определились. Теперь мы им покажем.

Капитан нахмурился. Когда Эбби отошел, он нагнулся ко мне:

– Он же слеп как крот. Он не попадет банником в ствол, – Вздохнув, Баттерфилд добавил: – Что ж, он делает, что может.

Даже я видел, что Эбби забил клин слишком далеко, и наклон пушки чересчур велик. Я потянул клин, но он был зажат очень сильно, на этот маленький кусок дерева давил вес ствола, в одиночку мне было с ним не справиться.

Горн отставил банник, подошел ко мне и обхватил руками ствол. Упершись покрепче, Горн приподнял его.

Клин, освободившись, чуть не выпал. Я поймал его и вставил обратно, пытаясь мысленно соразмерить углы наводки и клина. Лицо Горна под слоем пороховой копоти покраснело, мышцы шеи напряглись, но он не торопил меня, понимая сложность стоявшей передо мной задачи.

– С разными капитанами я ходил. – К моему удивлению, удерживая на весу такую тяжесть, Горн мог еще и говорить. – Иной готов был тебя растерзать за один взгляд в сторону, другой никогда не появлялся из своей каюты.- Он выдохнул и снова наполнил легкие воздухом. – У каждого свои недостатки. У Баттерфилда – доброта. Капитан ни в коем случае не должен быть таким добряком.

Я все еще вытаскивал клин, когда Горн придавил его.

– Еще чуть-чуть, – попросил я, но Горн помотал головой. Он пыхтел, как кузнечный мех:

– Нет, больше не надо.

Мы зарядили пушку и подкатили ее к ограждению. Я скрючился у казенника, глядя вдоль ствола в воду. Вот накатила волна, ствол пополз вверх.

Мне было видно, как пираты тянут свое длинноствольное страшилище. Я дернул за шнур, щелкнул кремень, его крохотная искорка застлала пламенем все передо мною. Когда дым рассеялся, палуба вокруг пиратской восемнадцатифунтовки была пуста.

Наша команда радостно завопила. Баттерфилд одобрительно заметил:

– Вот это хороший выстрел.

– Благодарю вас, сэр, – отозвался Эбби со смешным поклоном. – Я ввел поправку в прицел.

Горн ухмыльнулся, прочищая ствол. Он весь аж дымился. Выстрелила вторая пушка, третья. И хотя они промазали, пираты остерегались приближаться к своему забрызганному кровью орудию. Зато на бриге дюжина матросов продолжала кружить у кабестана, увеличивая разрыв между ним и «Апостолом».

Горн вкатил ядро в ствол.

– Продолжение следует! – крикнул он.

Я прицелился, зажав в кулаке спусковой шнур. Ствол опускался с «Драконом», перед моими глазами промелькнуло небо, затем деревья, и вот уже дуло направлено на группу людей на палубе «Апостола», смело направляющихся к покинутой пушке. Но я не дернул за шнур.

– Стреляй! – крикнул Горн.

– Не могу.

– Не думай о том, куда целишься. Уж они-то не не будут колебаться, когда ты окажешься на мушке у их длинноствольной.

– Там Дашер.

Прямо передо мной, как будто попирая ногами мушку орудия, маячил Лихой Томми Даскер. Его выставили перед пушкой как ярко-красный щит между двумя пиратами. Щит старался сделаться как можно меньше, превратиться в маленький кавалерийский щиток, но мне он показался громадным,

– Стреляй! – заорал Горн.

20. Расплата

«Дракон качался на волнах. Ствол поднялся, направился на мачты «Апостола». Затем – обратный ход, красный плащ Дашера вышел на линию прицеливания. Когда я дернул за шнур, перед дулом пушки была лишь вода. Ядро упало настолько близко, что вздох разочарования огласил гавань.

Горн смерил меня гневным взглядом:

– За все надо платить. За это мы расплатимся очень скоро.

Я ответил ему таким же пламенным взглядом:

– Дашер спас мне жизнь.

– Ну и что? – спросил Горн.- Думаешь, он сейчас не хочет, чтобы ты стрелял?

– Не хочет! – крикнул я. Горн судил о Дашере по себе. Конечно же, Лихой Томми Даскер сейчас трясся от страха, надеясь, что я не буду в него стрелять, маленький, жалкий живой щит.

Горн возвел глаза к небу:

– Я на корабле дураков. Сейчас эта длинная пушка за нас возьмется.

Горн оказался не совсем прав, но нам от этого легче не стало. В этот момент бриг полностью отошел от «Апостола». Длинные реи брига вышли из такелажа шхуны. В течение минуты были перерублены швартовы и якорные канаты. Паруса поднялись, ветер и течение погнали бриг из гавани.

Пираты горохом посыпали с его палубы. Многие прыгали с борта на борт через увеличивающийся промежуток между судами, другие спускались в лодки. Остался лишь мертвец у штурвала. Его руки, прибитые к колесу, удерживали бриг на курсе.

Из-под палубы брига сочился дымок. Он поднимался сквозь такелаж, вился вокруг мачт.

– Они подожгли 6риг, – сказал Горн, стоя ко мне спиной и наблюдая, как покойник ведет горящий парусник по бухте. – Цельтесь выше! Цельтесь в мачты!

Мы выбили клинья со всех пушек. Стволы задрались, как звериные морды, уставившись в марсели, выраставшие с каждым мгновением. За ними, в глубине бухты, поднимал паруса «Апостол».

Эбби прошел мимо орудий, находя слова ободрения – не для людей, для пушек…

– Дай им по палкам,- приговаривал он. – Стреляйте метко, мои маленькие убийцы.

У нас оставалось время лишь на один бортовой залп, и мы выпалили разом, в один миг, выбросив единое дымное облако, раздался громкий хлопок. Бриг подошел так близко, что промахнуться было невозможно.

И все же мы промазали. Два ядра просвистели над судном, одно плюхнулось рядом. Четвертое проделало дырку в марселе, но дерева не задело. Так что судно, окутанное все сгущавшимся дымом, продолжало приближаться. Мы слышали потрескивание пламени, микроскопические взрывы в горящем дереве, краске и смоле. Палуба лопнула в середине, языки пламени взвились снизу.

– Рубить якоря! – закричал Баттерфилд. – Рубить оба, носовой и кормовой! – Приподняв голову, он смотрел на бриг. – Кливера ставить! Джон, к штурвалу! Живо!

Наша маленькая команда рассыпалась по судну. Лишь Горн остался у пушек, я видел, как он орудует банником. Дым с горящего брига окутал его, и он пропал в темном вонючем тумане.

Я подбежал к штурвалу. Первый якорь отвалился, нос пошел по дуге/Затем освободилась корма, «Дракон» пошел по течению, но казался безжизненным в моих руках.

Наконец я почувствовал, как шхуна затрепетала. Кливер наполнился ветром и вдохнул в судно жизнь и движение. «Дракон» двинулся по ветру, и я повернул колесо.

Бриг уже полыхал от носа до кормы. Я видел, как рваная одежда мертвого рулевого вспыхнула от жара. Его голова, склоненная на грудь, приподнялась на мгновение и тут же пропала в дыму.

Мачты горели по всей длине как гигантские свечи. Рея грота наклонилась, сорвалась на палубу, взметнув в воздух огненный фонтан. Огонь ревел, как тысяча миль прибоя, грохотал, как тысяча карет на тысяче деревянных мостовых, как орущая лондонская толпа.

На «Драконе» вздувались все новые паруса, он ускорил ход, подгоняемый порывами горячего воздуха с брига, самим огнем. Я чувствовал дрожь руля и мачт. Казалось, что судно испугано.

Бриг прошел вплотную. Он проскользнул так близко к левому борту, что можно было на него перепрыгнуть. Я съежился от жара и рева огня. Опустив голову, почти ослепнув от дыма, я не слышал, кто мне кричал – может быть, никто. В этом грохоте голос, который кричал: «глянь вверх!», мог быть только плодом воображения.

Но я посмотрел вверх и увидел, что пылающая рея брига, как огненный меч, замахивается на наши паруса. Я резко крутанул штурвал, «Дракон» тяжело накренился, рея едва задела наши ванты.

Одна опасность миновала, и мы удалялись от брига, направляясь к солнечному свету – и к «Апостолу». Подгоняемый ветром, он почти вышел из гавани, таща за собой лодки, весь увешанный пиратами. У штурвала стоял сам Бартоломью Грейс, а с носа на нас смотрела длинноствольная пушка.

На палубе «Дракона» Горн в одиночку управлялся с четырехфунтовкой – банник, порох, ядро. Остальные поднимали паруса.

Черный корпус «Апостола» скользил по ряби у отмели. Вода пенилась у его носа, на реях пираты сверкали саблями и золотыми серьгами. Над ними хлопал и развевался красный флаг. На носу орудийный расчет заканчивал подготовку пушки к выстрелу.

Горн схватил канат, накинул его на плечи и потащил пушку вперед.

С «Апостола» донесся крик пиратов, усеявших реи. Сквозь рев горящего брига этот вопль был едва слышен, как лай собак в поле.

Инстинкт подсказывал мне, что нужно отвернуть от «Апостола», но Горн потребовал жестом, чтобы я не менял курса. Потом он опустил голову и потащил пушку дальше.

Подняв паруса, команда вернулась к пушкам. Ко мне подошел матрос и заменил меня у штурвала.

– Капитан требует вас к орудиям, – сказал он.

Я сбежал на палубу. Горн бросил канат и пригнулся, чтобы прицелиться, но Эбби оттер его плечом.

– Ты не знаешь моих пушек, – кричал он.- Оставь их в покое!

Горн смотрел на него сверху вниз, сжав кулаки. Размером они были как кувалды.

– Я был помощником канонира, – сказал он.

Не отрываясь от прицела; Эбби бросил:

– Опять завел свои сказки, Словоплет.

– Чтоб тебя, – похоже, Горн начинал сердиться.- Я три года был помощником канонира у этого дьявола, Бартоломью Грейса. Отойди в сторонку, старый дуралей.

Эбби выпрямился. Казалось, он готов уступить свое место у любимых пушек, но я заметил, что он потянулся к спусковому шнуру. Бросившись к орудию, я схватил его за руку. Между нами завязалась борьба, а Горн спокойно шагнул к пушке.

– Скорей! – крикнул я. Горн едва улыбнулся:

– Здесь спешка не нужна, мистер Спенсер.

«Дракон» взгромоздился на гребень волны и начал опускаться. Вода устремилась нам навстречу. Держа одну руку за спиной. Горн сжал в другой спусковой шнур и, пригнувшись, смотрел вдоль ствола.

Через его плечо я видел врага. До него было едва сто ярдов. Он поднимался на волне, распуская в стороны пену, похожую на оскаленные зубы. Из жерла его пушки вырвался клуб дыма, и в тот же момент Горн дернул за шнур.

Я стоял рядом с пушкой. Выстрел оглушил и ослепил меня. Палуба под ногами дрогнула от отдачи. На моих руках внезапно появилась кровь, кто-то страшно кричал.

– Они выстрелили цепью, – сказал Горн.

Этот выстрел вырвал из нашей команды двоих. Рулевой упал у штурвала, и «Дракон» сошел с курса. В то же мгновение Роланд Эбби ткнулся в меня. Из его разорванного затылка хлестала кровь. Я покачнулся, и он соскользнул на палубу.

– Мы попали в него? – выдохнул Эбби. Горн уже чистил ствол. Дым рассеялся, стало видно, что верх борта «Апостола» разбит, большая пушка уткнулась носом в развороченную палубу. Черная шхуна разворачивалась.

– Попали, – заверил я его. – На все сто! Баттерфилд опустился на колени рядом с

Эбби и прижал руку к его затылку, но кровь хлестала сквозь пальцы.

– Зеленые, – пробормотал Эбби;

– Тихо, тихо, – я запахнул его куртку, потому что он задрожал. В него попал заряд, предназначенный для меня. Я удерживал его как жертву для пиратской пушки; Но он улыбался мне, глядя здоровым глазом. Глаз угасал.

– Зеленые, – повторил он. – Зеленые Лужки. Я уже вижу. – По телу прошла судорога, и он умер улыбаясь,

Баттерфилд мокрыми от крови пальцами опустил веки канонира.

– Джон, – сказал он. – Возьми штурвал. Я уже бежал к штурвалу, когда Горн крикнул вдогонку:

– Мистер Спенсер, держите их по левому борту. Что бы они ни делали, держите их на прицеле.

21. Огненный корабль

Мне пришлось стоять над мертвым рулевым. Он лежал ничком, и я был благодарен за то, что не видел его лица. Но то, как солнце касалось его волос, как были прижаты к бокам его руки, наполняло меня жалостью к этому человеку, ко всем остальным, а больше всего – к самому себе.

У нас по одному борту сосредоточено четыре маленькие пушки, нет даже народу, чтобы их обслуживать. «Апостол» в состоянии маневрировать вокруг нас, как пожелает Грейс. Одним бортовым залпом он может снести все мачты. Что тогда произойдет?

Я видел себя пригвожденным к штурвалу, труп мой поведет мертвого «Дракона» по океану, и черви будут точить его месяц за месяцем. Тут с палубы послышалась песня. Начал ее Горн, но остальные подхватили, включая и капитана. При звуках «Стального сердца» жалость моя испарилась, я встряхнулся и крепче сжал спицы рулевого колеса.

«Апостол» направлялся к нам, волоча за собой на буксире лодки. Я повернул штурвал, и шхуны начали кружить.

Грейс стоял у штурвала, увенчанный своим ярким пером. Я попытался представить себе, о чем он думает. Если бы я был на его месте, я бы сэкономил порох, загнав «Дракона» на рифы, где море само могло бы сыграть роль убийцы. Подождав немного, я увидел, что его марсель дрогнул. Видимо, я угадал его замысел.

Посмотрев на горящий бриг, я повернул штурвал до упора. «Дракон» направлял бушприт поочередно на остров, на прибой и в открытое море. Накренившись с полными парусами судно повернулось на месте, как волчок.

Маневр застал Грейса врасплох. Как будто собачонка, которую он вознамерился загнать в угол, развернулась и пытается проскользнуть у него между ног. Пушки наши лишь на мгновение оказались на линии огня, но Горн мастерски воспользовался этим.

Фок-мачта «Апостола» хрустнула в середине. Она закачалась и наклонилась, матросы на рее вцепились в такелаж. Наконец, она с треском рухнула, люди посыпались как созревшие фрукты, половина мачты рухнула в море. За ней последовал кливер, и «Апостол» метнулся в сторону, запутавшись в парусах и такелаже.

Как зонтик, вытянутый по ветру, кливера «Дракона» тянули его к рифам. Все оставшиеся матросы занялись парусами, у пушек остался лишь Горн. Он чистил и заряжал, подтягивал орудия к борту.

Пираты срезали разбитую стеньгу фок-мачты. Мы влетели на крыльях своих парусов под покров дымовой завесы горящего брига. Когда мы вынырнули оттуда, «Апостол» был уже перед нами. Он поспешно дал бортовой залп, и мимо просвистели ядра. Я снова переложил руль, и Горн пригнулся к пушке.

Я не мог наблюдать за его выстрелом. Бриг вертелся в течении, мне пришлось маневрировать, чтобы с ним разойтись.

Но я услышал торжествующий крик нашей команды. Когда повернул к «Апостолу», то увидел, что его разворачивает ветром, паруса лихорадит. Я подумал, что Горн попал в руль или перебил рулевые канаты. Очевидно, это был смертельный удар, так как красный флаг исчез, вместо него вверх ползло белое полотнище с пятнами ржавчины. Бартоломью Грейс сдавался.

Я вместе со всеми завопил от восторга. Но на палубе Горн ожесточенно спорил с капитаном. Они стояли лицом к лицу, потом Баттер-филд отвернулся и пошел в мою сторону. Горн следовал за ним по пятам.

– Марсель убрать! – крикнул Баттерфилд на ходу. Он подошел ко мне, лишь мельком взглянув на убитого матроса. – Идем борт к борту, Джон.

– Сэр, опомнитесь, – заклинал Горн.- Белый флаг для него не имеет никакого значения.

– Для меня это дело чести,- с апломбом заявил Баттерфилд.

– Но не для Бартоломью Грейса,- Лицо Горна выражало отчаяние. – Он задавит нас, сэр. Он бросит полсотни пиратов против нас, шестерых. Флаг – это уловка, ничего более. Я уже был свидетелем таких трюков.

Горн стоял перед носом капитана. Все, что Баттерфилд мог видеть, была широченная грудь Горна с горами мышц. Но капитан не отворачивался. Он смотрел перед собой, как будто Горна не существовало.

– Джон, борт о 6орт, – повторил он.

– Не надо,- умолял Горн.

Я посмотрел на «Апостола», на белый флаг. Горящий бриг, как комета с огненным хвостом, дрейфовал между ним и «Драконом», направляясь к пиратам. Я понял, почему Грейс сдался.

Из-за странной игры течений и ветра бриг и «Апостол» неуклонно сближались.

– Они сгорят, – ужаснулся Баттерфилд.

– Пусть сгорят! – крикнул Горн. Капли пота, покрывшие его лоб, стекали сквозь слой пороховой копоти, оставляя полосы.- Сэр, умоляю вас.

– Ну, хватит, – отрезал Баттерфилд. – Мы англичане, а не дикари.

Горн еще крепче сжал кулаки. Его била дрожь, лицо покраснело. Он шагнул ко мне, и я был готов к тому, что он смахнет меня в сторону и схватит штурвал, чтобы отвернуть прочь. Но он лишь быстро сбежал вниз и исчез на капитанском трапе.

– А вдруг он прав? – обратился я к капитану.- Представь себе, что это лишь уловка.

– Джон, это белый флаг, – настаивал Баттерфилд, но в голосе его послышались нотки сомнения. Он нервно облизнул губы.

Мы обошли бриг против ветра, сквозь волну жара, от которой в воздухе висела рябь. Убрав все паруса, кроме кливеров, мы медленно направились к «Апостолу».

Бартоломью Грейс стоял у ограждения мостика, золотое шитье плаща сверкало от солнца и пожара. С облегчением я увидел рядом с ним Дашера.

Горн снова появился наверху. Он принес на мостик подзорную трубу и рупор, который сразу сунул в руки Баттерфилду.

– Сэр, прикажите им спуститься в лодки. Сделайте хотя бы это. Мы можем забрать их с лодок.

Баттерфилд покосился на рупор; Подумав, он кивнул:

– Хорошо. Это вполне логично.

– Извините за наглость, сэр, но нельзя ли не подходить под прицел их пушек?

– Может быть, вы примете на себя командование судном? – с какой-то вялой иронией возмутился Баттерфилд, но снова согласно кивнул Горну и приказал мне: – Зайди с кормы, Джон.

Горн нагнулся и поднял мертвого моряка с палубы. Он унес его, как несут спящего ребенка, и положил у борта. Затем он подошел ко мне.

Мы ясно видели Грейса и Дашера, стоявших рядом. На плече Дашера восседал старый попугай. Издали они выглядели как пара отъявленных бандитов. Но Дашер поднял руку и как-то печально повел ею. Как машет ребенок, прощаясь с матерью.

Горн поднял трубу к глазам:

– Они скованы друг с другом.

– Дашер и Грейс?

– Да. – Он подкрутил трубу. – Запястье с запястьем. Ваш друг выглядит испуганным.

Он предложил мне подзорную трубу, но я не хотел разглядывать детали. Меня не веселило и то, что я мог различить невооруженным глазом.

Капитан Баттерфилд провёл тыльной стороной руки по сухим губам и поднес рупор ко рту.

– Вы сдаетесь? – крикнул он.

– Мы сдаемся,- крикнул в ответ Грейс, голос его был едва слышен.

Он шагнул вперед, и рука Дашера поднялась на цепи.

– Подойдите к борту, капитан.

– Спускайтесь в лодки,- приказал Баттерфилд. – Мы подберем вас с воды.

Горн хмыкнул:

– Как он разозлился, сэр! Он чуть не расплавил стекло в трубе своим взглядом.

– Вы меня слышали? – крикнул Баттерфилд.

Грейс повернулся к своей команде. Он что-то говорил, оживленно жестикулируя, и рука Дашера при каждом взмахе двигалась, как у куклы. Мы подошли к «Апостолу» с кормы, и я лег в дрейф.

Кто-то передал Грейсу рупор.

– Капитан! – закричал он. – Вы должны подойти к борту!

– Идите к черту, сэр, – крикнул Баттерфилд и опустил рупор. – Джон, отваливай!

Я повернул штурвал, шхуна тронулась прочь, набирая ход.

– Стоп! – заорал Грейс. – Вы не смеете уходить! Назад, говорю я вам!

Мы удалялись от «Апостола», течение сносило всю группу к востоку. С брига взметнулся еще один огненный фонтан, рухнула бизань-мачта.

Горн внимательно всматривался в судно Грейса.

– Внимание! – сказал он и почти тут же крикнул: – Виляй!

Я резко свернул. Горн, защелкнув трубу, понесся вниз, к пушкам, на бегу призывая капитана на помощь. Я обернулся и увидел, что «Апостол», используя руль, который я считал выведенным из строя, резко поворачивает, паруса его наполнены ветром. Леденящий кровь вопль пиратов донесся до моих ушей.

Я увидел полуобнаженных матросов, суетившихся у пушек. Я резко переложил руль, чтобы уйти от бортового залпа. Как раз вовремя. Две пушки выстрелили, ядра со страшным воем врезались в наш баркас, разнеся его в щепки. Горн выстрелил в ответ, прямо в корму «Апостола». Даже Эбби не промахнулся бы тут, и я увидел, как руль пирата разлетается на куски.

«Дракон» спешно удалялся через сужающуюся щель между бригом и «Апостолом». Мы отошли на сотню ярдов, когда огненный корабль взорвался.

22. Домой, в Англию

В борт «Дракона» ударила волна горячего воздуха. Доски и брусья взлетели высоко в воздух, раздался страшный грохот. На месте брига вырос громадный огненный шар, оставивший «Апостола» без мачт. Пиратский корабль быстро погружался в море.

К нему устремились акулы. Вода вокруг закипела, хлынула на палубу, омывая пушки. Из люков взметнулись фонтаны. Затем «Апостол» задрал корму и ушел вглубь носом вперед, как будто втянутый морем. Лодки он утащил за собой, оставив на поверхности лишь деревянные обломки.

Из глубины всплывали громадные пузыри, вспухали волны, раскрывались воронки водоворотов. Ни одного человека не осталось на поверхности.

– Всех всосало,- сказал Горн. – Из этой партии Дэви Джонс никого не отдаст.

Но Горн ошибся. Появилась голова, потом ее окружило красное пятно. Дашер закачался на поверхности, вынесенный надутыми винными мехами. Его красный плащ выглядел как лужа крови, в которую он погружался и снова выныривал. С собой он вытащил и Бартоломью Грейса, лицо которого было скрыто полями шляпы. Они с Дашером все еще были скованы цепью.

Знакомый голос, настолько бодрый, что у меня чуть не выступили слезы, закричал снизу:

– Молодцы, ребята; Так держать. Вы поймали Лихого Томми Даскера, и он всех вас озолотит.

– Матросы вытащили его из воды. Винные мехи болтались на нем и скрипели. С него мгновенно натекла лужа. Дашер постоял мгновение. Затем опустился на колени, чтобы поцеловать палубу.

Он хотел разыграть драматическую сцену, но мешала цепь, и бедняга Дашер неуклюже клюнул палубу носом:

– О, благословенный «Дракон», ты прошел весь этот путь, чтобы найти меня!

Актерским мастерством Дашера никто не восхищался. Все внимание было сосредоточено на Бартоломью Грейсе. Его втащили на борт вслед за Дашером и швырнули на палубу. Грейс приподнялся, опершись на ужасную руку, напоминавшую клешню краба: кости, обтянутые кожей.

– Этого надо бросить обратно, – проворчал Баттерфилд.- Дэви Джонс не даст нам покоя, пока не получит его.

Гнев дяди Стэнли удивил меня, но еще больше удивился я, услышав Горна. Он один был за то, чтобы пирата оставили на борту.

– Это мой единственный шанс. Он должен предстать перед судом.

Грейс перекатился на бок, и я впервые увидел его лицо. Оно представляло собой мозаику из белых и розовых пятен, словно кожа ощипанной курицы. На обожженном давним пожаром и превратившемся в жуткий сгусток лице негодяя вместо носа чернела единственная дырка, под которой извивались черные черви губ.

– Там, на острове, еще осталось целое состояние,- вещал Дашер.- Спрятанные сокровища. Что вы на это скажете? Надо сойти на берег и забрать их.

Он разговаривал с собой сам. Все стояли вокруг Грейса, уставившись на его кошмарную маску. Глаза на ней располагались на разной высоте, но оба выпирали наружу. Он нашел взглядом Горна.

– Ты. Надо было сразу тебя убить. Вырвать сердце и скормить рыбам. Ты погубил клад и утопил судно. Какое еще несчастье ты принесешь?

– Смертный приговор. – Горн нагнулся и натянул цепь.

– Тебя ожидает та же участь как дезертира. – Грейс поморщился от натяжения цепи, которую Горн крутил, стараясь разделить его и Дашера.- Если повезет, тебя прогонят сквозь строй. Тысяча палок, и твой хребет высунется всем на обозрение.

Горн яростно крутил цепь. Звенья растягивались и гнулись. Крякнув, он разорвал ее.

– Есть и другой путь,- продолжал Грейс – Открытое море. Открытое для всех вас. – Его ужасные глаза переметнулись с Горна на Баттерфилда, потом на Маджа, на меня, – Парень, неужели ты об этом не мечтал? Быть свободным как ветер, море – твой дом. Сам себе хозяин, никто не имеет права тебе указывать. Жизнь наполнена событиями, ты – поденщик моря, твои инструменты – сабля и пушка. Море зовет тебя, парень. Пиратство – твое призвание. Неужели ты об этом не мечтаешь?

– Я мечтаю, чтобы тебя вздернули,- гордо ответил я, хотя его маленькая речь взбудоражила мою душу. И по шарканью ног за своей спиной я понял, что перед глазами остальных пронеслись те же видения.

– Завидная жизнь, – продолжал он, как будто не услышав моего ответа.

Он подтянулся и сел, опершись спиной о фальшборт. Теперь он обращался к Маджу:

– Все равны на корабле фортуны. Когда пираты в деле, никаких «есть, сэр» не слышно.

Он повернулся к Баттерфилду:

– Не надо надрываться для хозяина. Каждый сам себе хозяин.

Мне он сказал:

– Идешь, куда гонит ветер, навстречу судьбе.

Наконец обратился и к Дашеру:

– Если хватает мужества, ты властелин всего океана.

Слова его были опасны. Он обращался напрямую к сердцу каждого из нас. Дай ему волю, он бы всех превратил в пиратов. У некоторых, уже заблестели глаза. Но Баттерфилд прекратил его излияния словами:

– Расскажешь все это судье. Может быть, его убедишь, а меня уговаривать бесполезно.

Он отступил на шаг и приказал Джорджу Беттсу и Гарри Фримэну:

– Засуньте его в «Пещеру» и прикуйте там как следует.

Бартоломью Грейс не сопротивлялся, но обернулся и крикнул Горну:

– Ты будешь висеть со мной, бок о бок. Уж я позабочусь.

Когда его отвели подальше, он заорал еще громче:

– Думаешь мной откупиться? Повисим в цепях, Горн! Вместе, ты и я! Дезертиров не прощают, Горн!

В последний раз он обернулся, когда его уже впихивали в люк. Он вытянул свою когтистую клешню в нашем направлении:

– Проклинаю это судно и каждого человека на нем. Я клянусь, никто из вас не увидит больше своего дома. По законам Олрона все вы отправитесь к Дэви Джонсу,

Он как будто утонул под палубой. Запихнувшие его матросы последовали за ним, от его проклятий и пророчеств у меня по спине побежали мурашки.

Дашер хлопнул в ладоши:

– Ладно, все нормально. Кто здесь капитан?

Баттерфилд удивленно поднял голову. Я полагал, что у него в ушах, как и у всех нас, еще отдаются вопли Грейса.

– Ну скажите же мне, – продолжал Дашер.- Кто на судне капитан? Кто этот счастливчик?

Дядя Стэнли нахмурился:

– Я – капитан Баттерфилд.

– Да благословит вас Господь, – широко улыбаясь, затянул Дашер. – День, когда вы вытащили меня из моря, запомнится вам как самый удачный в вашей жизни.

Морщины на лбу Баттерфилда углубились:

– Да кто вы, черт возьми, такой?

Улыбка Дашера погасла, он глянул на меня:

– Джон, ты им не сказал?

– Конечно, сказал. Капитан, это Дашер.

Баттерфилд улыбнулся и пожал Дашеру руку.

– Очень приятно, сэр. Я перед вами в долгу.

– О нет, сэр. Пока еще нет,- затараторил Дашер. – Давайте-ка быстренько вернемся на остров, и я наполню ваши карманы таким количеством серебра, что вам придется подвязывать штаны канатом.

– На остров?

Дашер кивнул:

– Я в лодке смотаюсь на берег и доставлю серебро.

– В этой? – Баттерфилд указал на разбитый баркас – все, что у нас осталось.- Поднять паруса! – скомандовал Баттерфилд и сообщил Дашеру: – Мы идем в Англию.

– Капитан! – закричал Дашер. – Джон, скажи ему о моей бочке. -

Я пошел за Баттерфилдом по трапу.

– Сэр, это правда, – заверил я его. – У него на острове бочка, полная серебра и золота.

Баттерфилд вошел в каюту, наклонился над лежащей на столе картой и взял в руки карандаш и параллельные линейки.

– Мы можем задержаться и забрать клад. Времени хватит.

– Извини, Джон.- Он проложил курс через рифы, потом протащил линейку к розе ветров.

– Но, сэр, для Дашера это очень много значит.

– Именно поэтому я и хочу оставить этот клад там, где он сейчас, – Он отметил курс карандашом и захлопнул линейку.- Ты знаешь, что Библия говорит о деньгах?

– Что деньги – источник всякого зла.

Он покачал головой.

– Не совсем так, Джон. Сребролюбие корень всех зол. И вернее не скажешь. – Он посмотрел на меня. Доброе лицо его выражало озабоченность. – Подумай-ка о несчастьях, связанных с этими сокровищами. Это кровавые деньги. Сколько людей погибло, разыскивая этот клад. Лучше всего оставить его там, где он сейчас. Что бы ты ни думал по этому поводу.

Я поднялся на палубу и подошел к Дашеру. Он смотрел на Кулебру, проплывающую перед нами. Я сообщил о решении капитана.

– Я так и думал.- Дашер не скрывал своего разочарования. – Чуял нутром.

С его запястья свисала цепь, болтаясь от качки и стуча по сапогам. Пушки наши были подтянуты к бортам и закреплены. Горн и еще один матрос выбрасывали остатки баркаса за борт.

– Никогда мне не разбогатеть,- посетовал Дашер. – Все время не везет.

– Чем ты теперь займешься? Он вздохнул:

– Очищу пару-другую карманов, чтобы составить начальный капитал. Может, куплю себе танцующего медведя и пойду с ним по Англии. Может быть, поступлю в театр. Из меня выйдет хороший актер, ведь так?

– Думаю, что да.

– Энергия во мне не иссякла. Большое приключение за плечами.

– И слава, – добавил я.

– Ну, вся слава достанется вашему капитану. Его суденышко с маленькими пушками очистило море от пиратов. Я тут ни при чем.

– А где твой попугай? Жаль его.

– Этот чертов старый идиот? Рад, что от него избавился.

Дашер отвернулся от Кулебры и отправился искать молоток с зубилом. Мы пошли мимо Кулебры, мимо Луис-Пенья, над пляжами которого вилось такое количество гнусной мошкары, что казалось, над ними висят серые облака. Земля осталась позади. В открытом океане нужно было еще похоронить наших мертвых товарищей.

Капитан Баттерфилд прочитал над ними тексты из Библии. Рулевой и Роланд Эбби лежали рядышком, завернутые в белую парусину.

Я сжал плечо старого пушкаря, надеясь, что он уже на Зеленых Лужках, среди таверн и деревьев. Потом я ушел, чтобы не видеть, как он уйдет в глубину, и заткнул уши, чтобы не слышать всплесков. Впервые я пролил слезы по бедному мистеру Эбби. Жаль мне было его!

Пассаты гнали нас домой, постоянные, в попутной четверти, натягивая такелаж в блоках. Паруса не нуждались в уходе. Кроме того, помогало благоприятное океаническое течение.

Плавание превратилось в сплошное удовольствие. Мы дважды переводили часы при смене поясов. Я взялся дважды в день кормить Бартоломью Грейса, как животное, в темноте «Пещеры». Иногда он был мрачен, иной раз сердился, но всегда благодарил за еду и спрашивал о нашем продвижении. Я старался не подходить близко, пихая миски в его сторону.

Через шесть дней мы уже шли к северу от Бермуды, склоняясь к востоку, а западные ветры подгоняли нас к дому, Дашер работал с командой, как будто все время был ее членом, скреб палубу и стоял у штурвала. Но на мачты лезть не вызывался и воздух из мехов не выпускал, и поэтому казался толстым и неуклюжим.

На седьмое утро Баттерфилд нацелил свой погнутый секстант на солнце, когда оно показалось над бушпритом. Я ждал с открытой книгой и карандашом, готовый записать углы, когда он скажет.

– Ох… боже мой! – вырвалось у капитана.

– Что случилось, сэр?

Он опустил секстант, поднял руку ко лбу и покачнулся.

– Джон, мне дурно.

И он рухнул на палубу, не выпуская секстанта.

23. Джентельмен удачи

Дядя Стэнли,- залепетал я. Увидев, как неожиданно он упал, я испугался и, снова превратившись в ребенка, стал растерянно толкать его в плечо.

Он трясся, как будто превратившись в желе, словно в нем не осталось костей. Кожа стала горячей, выступила испарина.

– На помощь! – закричал я, и Горн примчался первым. Дашер был ближе, но он остановился в ярде.

– Боже мой, он умер! – вырвалось у Дашера. – Дал дуба!

Горн отпихнул Дашера и опустился на колени. Он провел рукой по груди Баттерфилда, к его шее и щекам, затем положил руку на лоб. Он отверйул веко, и я увидел белок глаза -только белок – и выглядело это страшно.

– Спокойно, Джон, – сказал Горн. – У него лихорадка.

– Лихорадка! – воскликнул Дашер. Он прикрыл рот и зажал ноздри.- Как он ее здесь подхватил?

– Не здесь. Она сидела в нем с визита на Луис-Пенья.

– Значит, мы все можем ее подхватить,- пробубнил Дашер сквозь пальцы.

– Ты и Джон – нет. Но остальные – запросто. Все, кто сходил на берег на Луис-Пенья.

– Ты… сходил? – спросил я.

– Да.- От следующих его слов я чуть не лишился дара речи.- Мистер Спенсер, вы теперь на судне хозяин.

Вечером слегли еще двое матросов. Работой способными остались лишь Дашер, Горн, я и здоровенный Мадж. И к заходу солнца поднялся ветер.

– Надо взять рифы? – спросил я Горна.

– Вы хозяин, – туманно ответил Горн.

– Но надо? – Моя детская игра повторялась теперь всерьез. Молчание Горна выводило меня из себя.

– Ответь мне, – потребовал я. Он сощурился на паруса:

– Как сказать, мистер Спенсер. Если зарифить, мы потеряем ход, но, с другой стороны, шутки с ветром плохи. Это решение капитана, а не матроса.

– Тогда мы уберем грот.

– Ну да, – улыбнулся Горн. – Именно это я и сделал бы.

Дашер стоял у штурвала, пока мы боролись с парусиной. Горн справлялся с одной стороны, мы с Маджем – с другой. Лишенный своего самого большого паруса, «Дракон» встретил ночь.

Я послал Маджа отдыхать, оставив Горна у штурвала.

– Схожу к капитану, – сказал я ему.

Над столом в капитанской каюте горела низко висящая лампа. Она скрипела, раскачиваясь и бросая мечущиеся тени на переборки. После тьмы на палубе здесь казалось светло, я ясно видел капитана, зажатого за штормовым бортиком койки, в который впились побелевшие пальцы. Лицо Баттерфилда тоже было бледным.

– Кто. там? – раздался слабый дрожащий голос.

– Это я, Джон.

– Джон? Подойди поближе.

Я присел у койки. Его рука оторвалась от бортика и зашарила по воздуху. Видно было, что каждое движение причиняет ему боль. Он закрыл глаза, нащупывая мое плечо. Я взял его руку, горячую, как уголь.

– Холодно, Джон. Знобит.

Я подгреб одеял. Волосы капитана прилипли к мокрому лбу. На искаженное лицо больно было смотреть.

– Рифы взял? – спросил он.

– Да. Не беспокойтесь, дядя Стэнли. – Я пожал его руку, добавил фразу из нашей морской игры: – Судно справно несет паруса.

Я хотел развеселить его хоть немного, но ему было не до шуток.

– «Дракон» – хорошее судно. Просто двигайся осторожно, все будет нормально.

– Конечно.

– И послушай, парень, – казалось, он забыл мое имя. – Посмотри, что там делает мистер Эбби.

– Где? – ахнул я.

– За бортом. Он стучал в стекло.

– Как-к? Он же…

– Побыстрей!

Я послушался, подумав, что вреда от этого не будет. Подойдя к большому кормовому иллюминатору, по шторам которого метались тени от качающегося фонаря, я услышал шум воды, обтекающей руль, поскрипывание рулевой оснастки и деревянных конструкций. Завывал ветер, утяжеленные края занавесок стучали по раме.

– Впусти его,- попросил Баттерфилд.

Руки мои замерли у штор. Я ощутил страх. «А вдруг я действительно увижу Эбби, – пугало меня воображение. – В развевающемся погребальном полотнище, с распухшим лицом и мертвой ухмылкой».

– Поскорей,- торопил дядя Стэнли.

Я рывком раздвинул шторы. За стеклом – ничего, кроме мрачного моря с еле заметным кильватерным следом судна. Стекло орошали мелкие брызги. Я повернул задвижку и распахнул створки.

В каюту ворвался ветер. Взметнулись шторы, пламя лампы вспыхнуло ярче, затем чуть не угасло. Запах соленой воды и отдаленной земли наполнил помещение. Послышался голос Баттерфилда:

– Так лучше. Где вы были, мистер Эбби?

Я закрыл иллюминатор и обернулся. Капитан приподнялся, опершись на локоть, и уставился в сплетение теней.

– Вы такой мокрый, бледный.

Мне стало жутко от этой беседы с мертвецом. Я попытался успокоить Баттерфилда, но он отмахнулся:

– Оставь нас.

Я направился в свою каютку, но сон не приходил. «Дракон» вел себя все хуже, меня болтало. Слышалось звяканье цепей пирата из «Пещеры», фразы Баттерфилда с большими промежутками между ними, смех капитана и возгласы:

– Точно, мистер Эбби! Я того же мнения!

Наконец я не выдержал, оделся и поднялся на палубу.

Горн и Дашер вдвоем управлялись со штурвалом. Они напоминали пару колесничих, боровшихся со строптивой упряжкой. Хлопал на ветру длинный плащ Дашера.

Палуба превратилась в холм, по склонам которого пришлось карабкаться вверх и вниз, чтобы добраться до рулевых. Посмотрев на компас, я увидел, что шхуна направляется на юго-восток.

– Плевать на курс,- пояснил Дашер. – Не пойти бы ко дну.

– Все нормально,- успокаивал Горн.- Это всего лишь шквал, скоро ветер стихнет.

– А это всего лишь пруд, который надо пересечь,- язвил Дашер.- Будь я проклят, лучше сидеть в сумасшедшем доме, чем геройствовать здесь,

– И не видеть моря? – спросил его Горн. – Судно, ветер, вызов непогоды. Все это прошло бы мимо тебя, друг.

– Мне бы этого сильно не хватало, – иронизировал Дашер.- Но я и тут, похоже, в компании идиотов.

Нос «Дракона» глубоко зарылся, я посмотрел на натянутые паруса.

– Надо бы зарифить.

– Но как? – гадал Горн, – Мадж внизу, тут нас двое, этот сухопутный тип не в счет.

– Это кто сухопутный тип, я? – Но Дашер рассмеялся, не обидевшись. Он никогда не расставался с одеждой, которую носил на берегу. На нем, как всегда, были сапоги и широченный плащ, и мехи по-прежнему были прочно привязаны к его груди.

– Может быть, Грейс, – предположил я нерешительно.

– Ни в коем случае,- запротестовал Горн.- Даже не думайте об этом, мистер Спенсер. Он хуже колдуна. Если он освободится от цепей, рели только его нога ступит на палубу, он найдет способ нас угробить.

– Если он еще не захлебнулся в своей конуре, – заметил Дашер.

Волны перекатывались через палубу. Вода обрушивалась на кабестан, клокотала в клюзах. В тот день я еще ни разу не подходил к дверям «Пещеры».

– Будем держать по ветру, – предложил Горн. – К рассвету ветер стихнет.

Я кивнул:

– Ладно.

Если Горн спокоен, значит, повода для волнения нет. Я спустился на камбуз и положил в ведерко хлеб, сыр и немного вяленого мяса. Добавил бутылку воды, снял с крюка фонарь и прошел к «Пещере».

Громко постучав, л крикнул:

– Капитан Грейс! Отойдите от двери!

Брякнули цепи. Я поставил ведро и отодвинул засов. Дверь, скрипя, открылась.

Этого момента я боялся больше всего. Каждый раз, открывая дверь, я ожидал, что освободившийся от цепей Грейс бросился на меня. Каждый раз я напрягался, чтобы успеть снова захлопнуть дверь.

Я вытянул вперед фонарь и просунул его в дверь. «Пещера» воняла потом и испражнениями. В ней отдавались шум волн и скрип корпуса. Гнуснее темницы я нё мог себе представить. И качка ощущалась здесь сильнее всего. Бартоломью Грейс сидел спиной к обшивке. Лицо казалось призрачно-белым. Уже неделю он не видел солнца.

Меня всегда ужасало его лицо: разошедшиеся глаза, дыра вместо носа, сожженные губы. Но тут я сквозь ненависть и страх ощутил какую-то жалость.

– Я принес вам еду.

Он едва взглянул на ведерко.

– Мы свернули на юг, – сказал он.

Меня удивила его осведомленность.

– И парусов слишком много, значит, народу не хватает.

Казалось, он ждет ответа, но я не собирался поддерживать беседу. Я подтолкнул к нему ведерко.

Грейс вытянул свою клешню и схватил ведро. Я отошел к двери,

– Лихорадка? – гадал он. – У вас тоже?

Я покачал головой. Его ужасный взгляд задержался на мне, прежде чем обратиться к ведру. Он взял бутылку и сразу выпил половину. Потом принялся за еду, и оторвал зубами солидный кусок хлеба.

– У капитана лихорадка?

– Ведро верните, – потребовал я.

Он слабо пихнул ведро. Чтобы его забрать, надо было войти.

– Я слышал, как он толкует сам с собой. Свихнулся, бедняга. – Он видел, что я не отвечу. – Кто ведет судно? – Он схватил сыр и начал грызть с краю. – Конечно, не вы.

«Дракон» резко нырнул. Пустое ведро подпрыгнуло, за спиной Грейса заскрипел форштевень. Пират отвернулся, я вытянулся и схватил ведро. В глазах Грейса появилась злость.

– Вы несетесь, сами не зная куда. Сейчас вас гонит один ветер, потом погонит другой, а вы ни на что не отважитесь и будете игрушкой ветров. Потом вас настигнет шторм или ошибется рулевой – и вы лишитесь мачт или потопите шхуну.

– Постараемся не утопить.

– Снимите с меня эти железки. Освободи меня, парень, и ты станешь богатым человеком. Джентльмен удачи – это звучит гордо. – Он сопроводил эти слова подтверждающим жестом,

– Пират – это звучит гнусно, – возразил я.

Это слово его распалило.

– Черт тебя дери! – заорал он.- Щенок. Вы погубите судно, а когда будет уже поздно, вспомните обо мне. Все равно приползете просить о помощи.

– Всего доброго, капитан Грейс, – сказал я, отступая.

Он рванулся в оковах. Цепи натянулись так сильно, что мне показалось, он вырвет крепления из палубы. Я отпрянул со своими ведром и фонарем.

– Спасайся! – захохотал он, звеня цепями. Я запер дверь. Но из-за нее слышался голос Бартоломью Грейса:

– Я не вечно просижу взаперти, мой мальчик. И месть моя будет ужасной.

24. Гость-призрак

Перед зарею призрак нашего пушкаря покинул судно. Дух бедного Эбби, если он и посетил капитана, исчез, к тому моменту, когда мы взяли, наконец, верный курс.

Шквал миновал. Мы продолжали путь к Англии по морю, похожему на поле, покрытое валунами, такие круглые и беспорядочно разбросанные по поверхности волны вздымались вокруг «Дракона».

Горн вытряхнул из койки Маджа. Этого оказалось недостаточно, чтобы разбудить толстяка. Горн вытолкнул его по трапу на палубу и уже наверху пихнул к мостику.

Мадж запрыгал, как жаба, потом, все еще зевая, схватился за штурвал.

Мы оставили судно на его попечение и отправились спать. Но я заглянул к капитану, который лежал на спине в постели, но не спал.

– А, Джон, – обрадовался он. – Входи.

– У вас никого нет? огляделся я;

Он нахмурился:

– Что ты несешь? Кто у меня может быть?

«Слава богу, – подумал я, – капитан пришел в себя». О происшествиях минувшей ночи он ничего не помнил, полагая, что проспал до утра. Не стоило рассказывать ему о визите призрака Эбби.

– Ох, как я устал,- сказал капитан.- И все тело ломит. Но от завтрака, пожалуй, не откажусь.

Я глянул в световой люк:

– Мадж у штурвала.

– Черт. – Он вздохнул. – Ладно, подожду.

Добравшись до каюты, я мгновенно заснул, убаюканный качкой. Спал я и в полдень, когда капитан взял свой секстант и поправил курс. Проснулся я ближе к вечеру. Горн снова стоял у штурвала, негромко напевая свою песню. Он кивком показал на световой люк. Там сидел за столом капитан и наворачивал сыр и намазанные толстым слоем джема куски хлеба. С ним сидел Дашер и интенсивно жевал, как будто не ел целую вечность. Я им позавидовал.

– Капитану лучше,- сказал я.

– Пока что лучше, поправил меня Горн. Ответ меня озадачил.

– Так может протекать лихорадка. Через денек-другой капитан снова сляжет.

И действительно, те, кто сошел на берег на Луис-Пенья, выздоровели только для того, чтобы снова слечь. Вот и Мадж пополз к своей висячей койке.

Дашер подозревал, что Мадж симулирует.

– Хитрый бес,- возмущался он, тряся головой. – Я тоже так могу.

Но Дашер не отлынивал, от работы. Он то стоял у штурвала, то управлялся с парусами, всегда в своем развевающемся плаще и потешных винных бурдюках. Ему все казалось, что мы ползем еле-еле. Он часто узнавал пройденный путь и сравнивал его с чем-то известным.

– Сто пятьдесят миль, – ухмылялся он. – Ну, все-таки от Рамсгейта до Портсмута протопали. А то и больше. – И тут же: – Подумать только, я ни разу не был в Портсмуте.

Он не находил себе места в штиль и трепетал в шторм. Он терпеть не мог наши отклонения от курса, но мы всегда предпочитали идти по ветру, потому что Горн опасался за такелаж.

– Вон как трясет фок-мачту! -< озабоченно обратился он ко мне во время одного из шквалов. И был прав. Когда поднимался ветер, она тряслась сильнее, чем Дашер, вызывая вибрацию других мачт, издавая низкое гудение, которое становилось громче, когда усиливался ветер.

– Не сломается? – отращивал я.

– Нет, если идти по ветру, -~ успокаивал Горн.

Поэтому мы стали игрушкой ветров, как выразился Грейс. Крестики на карте капитана выписывали зигзаги, а однажды даже петлю, когда ветер вдруг подул с востока. И все же мы продвигались к Англии. И оставалось уже три сотни миль – от Дувра до Девона, как заметил Дашер, – когда капитан наш снова слег.

Я как раз выдал Грейсу его вечерний рацион и задвигал засов, когда услышал голос Баттерфилда:

– Что это у тебя там, Джон?

– Как, вы забыли, дядя Стэнли? Там Бартоломью Грейс

Он повторил имя, как будто услышал его впервые.

– А почему его разместили в «Пещере»?

Я взял его за руку.

– По вашему приказанию. Он с «Апостола», припоминаете?

– Да, конечно, – согласился он, хотя видно было, что ничего не вспомнил. – Экий я, однако. – Он поднял руку ко лбу. – Боюсь, я немножко не в себе сегодня.

Я отвел его в каюту и усадил на постель. А следующим утром он обрадовано встретил меня, к моему большому облегчению.

– Джон,- улыбнулся он,- хорошо, что ты пришел. У меня для тебя приятные новости.

Я присел у его ног. Он выглядел усталым, но добродушным и здоровым.

– Знаешь, Джон, у меня этой ночью был твой отец.

Сердце мое упало.

– Нет, нет, не бойся. Он был у меня лишь минутку, но успел сказать, что гордится тобой. Он пожелал тебе семь футов под килем и надеется скоро тебя снова увидеть.

Меня испугала мысль о смерти моего отца, хотя я и пытался отогнать это дурацкое суеверие. Ведь это его призрак посетил «Дракон», как и призрак покойного Эбби.

– Вы впустили его в окно? – спросил я.

– Конечно нет, что за глупости ты говоришь, Джон. Он вошел через световой люк.

Я покинул капитанскую каюту сам не свой. Но Дашер встретил меня веселым смехом.

– Эгей! Что это ты такой кислый? Смотри, не зацепись подбородком за палубу!

– Капитан, – пробормотал я.

– Что случилось?

– Посмотри сам.

Дашер пошел вниз и вернулся расстроенным.

– Совсем с ума сошел. – Он подражал голосу Баттерфилда: – «Лихой, как? Томми кто?» Можно было подумать, что он меня увидел впервые.

И вот наступил полдень, и некому определить наше местоположение. Дашеру очень хотелось узнать, как далеко мы от дома, и он подзуживал меня взяться за секстант.

– Нет, – отказывался я.- Не могу, не умею, не обучен.

– Пусть Горн попробует.

Он часто ссылался на Горна, раздражая меня, но я все же призвал его на корму и объяснил положение.

– Вы хозяин, мистер Спенсер, – ответил Горн.- Я исполню любой ваш приказ. Но этого сделать не могу.

– Но почему?

– Когда речь идет о числах, я теряюсь.- Он опустил голову, – Я простой матрос, мистер Спенсер.

– Но вы говорили…

– Приврал, мистер Спенсер. Слишком я прост для офицера.

Он вдруг показался меньше, проще.

– Но вы знаете, как прокладывать курс. Вы же направлялись в Африку.

– И я шел верным курсом?

Я пожал плечами:

– Не знаю.

– Вот и я не знаю, – Он еще уменьшился. – Я неграмотный. Читать не умею. Своего имени написать не могу.

Я вспомнил птицу в судовом журнале, изображение альбатроса, который теперь казался реальным.

– Я так же могу найти путь в Англию, как станцевать кадриль в Виндзорском замке.

Дашер засмеялся своим высоким болезненным смехом, который я слышал от него лишь в самые отчаянные моменты.

– Сначала доставь нас к нему, а потом и станцуешь.

– Уймись,- бросил я ему. Мне показалось, что все наши действия, все, что мы предпринимали во время путешествия, можно представить себе как костяшки домино, стоящие на столе рядышком. Вот Горн поднимается на борт, вот Эбби со своими пушками, работорговец на Ямайке, «Апостол» и шторм. И все они падают, сбивая друг друга, все наши усилия идут прахом.

– Кто поведет судно? – спросил Дашер, и я вспомнил Грейса: «Кто ведет судно? Конечно, не вы».

– Ну? – настаивал он.- А если Грейс?

Его вопрос повис в воздухе. А если Грейс?

– Сунуть ему секстант и показать на солнце. – Винные шкуры Дашера скрипнули.- У нас есть выбор?

Горн медленно покачал головой. Лицо его отражало мучительные переживания, как будто причиной всех наших неудач он считал тот простой факт, что он никогда не обучался математике. Он процитировал библейский стих, возможно, единственный, который знал:

– «Тогда волк будет жить вместе с ягненком…»

Я завершил цитату:

– «…и малое дитя будет водить их».

«Я больше не ребенок, хотя вдвое младше Горна или Дашера. Я должен сделать это, – подумалось мне.- Надо научиться».

Я принес из каюты секстант и хронометр, таблицы и книги. Большую карту Северной Атлантики я расстелил на палубе, прижав книгами. После этого я осторожно вынул секстант из ящика и набрался духа. Я должен определить местоположение судна.

У Баттерфилда получалось очень просто. За считанные секунды он ловил солнце в маленький телескоп секстанта и переносил его изображение на зеркало, опуская на линию горизонта. Но я пытался сделать это битый час, все вокруг мелькало и вертелось, и ничего у меня не получалось. Солнце ускользало, и приходилось начинать все снова.

Каждое движение судна удваивало мои мучения, я чуть не плакал, когда наконец удалось считать значение угла по шкале. Я повторил измерение еще два раза, как обычно делал Баттерфилд, и вычислил среднее арифметическое трех полученных значений.

Всю жизнь отец учил меня своему ремеслу. Я работал с числами и ненавидел их. Я боролся против этого, хотел сбежать в море, чтобы избавиться от конторской тюрьмы. Сейчас я благословлял его, прокладывая путь по таблицам логарифмов.

Наконец я воскликнул: «Раз, два, три, вот где мы, посмотри!» – и ткнул пальцем в карту.

Дашер уставился на мой палец, потом покосился на море:

– Я во Франции бывал. Там все выглядит совсем иначе.

Я ткнул пальцем в центр Европы!

– Ничего у меня не получится.

– Придется двигаться, пока не упремся в землю. Мы не можем проскочить мимо Европы. Куда-нибудь причалим, – обнадежил Дашер.

– Как адмирал Шовелл, – сказал я.

– Кто?

– Сэр Клоудислей. Он вел отряд кораблей в Англию сто лет назад. Его предупредили, что отряд сбился с пути и может погибнуть. Он приказал повесить предупредившего. Отряд продолжил путь и попал прямо на острова Силли. Все четыре судна погибли. Спаслось лишь два человека.

Дашер потрепал свои винные мехи, проверяя, не вышел ли воздух.

– Надо учиться, – сказал он назидательно.

Я продолжил занятия с секстантом и таблицами. «Дракон» шел со скоростью семь миль в час, семьсот футов каждую минуту. Я слышал, как вода журчала вдоль корпуса, и зрал, что должен справиться, иначе мы можем погибнуть.

25. Штормовые паруса

– Отойдите от двери, – крикнул я вечером, стоя перед входом в «Пещеру» с ведерком пищи и фонарем. Я ожидал услышать звон цепей, но изнутри не доносилось ни звука.

– Капитан Грейс! Отвечайте!

Молчание. «Дракон» шел, слегка накренившись на правый борт, направляясь на восток в северном бризе. Лампа отбрасывала причудливые тени на доски переборок и опасно наклонилась, когда я поставил ее у ноги.

Я прижал ухо к доскам и прислушался. Из-за двери доносилось дыхание, медленное и устойчивое, как будто Грейс приложил ухо с другой стороны. Сердце беспокойно забилось, когда я подумал, что нас разделяет лишь дюйм. Тут палуба накренилась, и дыхание сбилось. Оказывается, это дышало море, волны ударялись в корпус.

– Капитан Грейс, – крикнул я снова. Как можно тише я отодвинул засов и распахнул дверь. Грейс сидел там, где я его оставил, глядя на меня. Вместо носа дырка, но глаза два горящих факела.

– Почему вы не отзываетесь?

– Потому что мне нечего сказать.

Он сидел поверх своих цепей, кольца спрятаны позади, под плащом. У меня создалось впечатление, что он больше не прикован.

– Я принес вам что-то вкусное, – сказал я, запуская руку в ведро. – Апельсин.

Он улыбнулся криво и злобно.

– Ах, как вы ко мне добры!

Я поднял руку с апельсином:

– Отодвиньтесь, я посмотрю на ваши цепи.

Он едва шевельнулся.

– Дальше,- потребовал я.

Он зарычал. Ужасный те был звук, полный бешеной злобы. Но он отодвинулся, и я почувствовал запах его промокшего плаща, отвратительный запах шел от разъедаемой гнилью ткани. Я увидел цепи и кольца с болтами, все было в порядке. Грейс смотрел на меня с ненавистью.

Я бросил ему апельсин. Он жадно схватил фрукт рукой, и стал сдирать кожуру зубами.

– Кто ведет судно?

– Я.

– Где мы сейчас?

– Этого я вам не скажу.

Грейс фыркнул:

– Естественно. Чтобы сказать, надо знать. И за этот апельсин я должен объяснить, как работать с секстантом, – Он выплюнул кусок кожуры. – Глупый щенок, боишься пропустить Ла-Манш и поэтому держишь севернее.

Он был совершенно прав. Мы держались севернее, чтобы не попасть во Францию вместо Англии. И я надеялся, что он мне поможет.

– Вы выйдете на землю темной ночью. А может быть, и нет. Увидите полосу прибоя, не зная, Ирландия это, Англия или Франция.

– Как-нибудь сообразим.

– Нет. – Он оторвал дольку апельсина.- Погода меняется. Через день-другой солнце исчезнет в облаках. Северный ветер спихнет вас в Бискайский залив, к дикому берегу. – Он сжал апельсин в кулаке, брызнул сок.- Судно погибнет, парень. И мы все погибнем.

Я смотрел на апельсин. Грейс сжимал его сильнее и сильнее, пока в кулаке не осталась сморщенная кожура, которую он бросил на палубу. Комок перекатывался по палубе при качке. Ветер уже усиливался.

– Вы утонете первым.

Грейс засмеялся.

– Какая разница, первым или последним. Мы все утонем, если завтра не определим курс.

Мы смотрели друг на друга. Свет играл в его золотом шитье.

– Скажите мне, – обратился я к Грейсу, – в чем моя ошибка? Что я упустил из виду?

– Того, кто нас сюда привел, тебя и меня, вот кого ты упустил из виду.

– Горна?

– Дай его мне. – Он оскалил зубы. Дай мне Горна, саблю и минуту времени. После этого я помогу вам. Вы окажетесь дома.

– Будь ты проклят, – сказал я.

– Опоздал, паркнь, – Он дико засмеялся. – Я давно уже проклят. Мне нечего терять.

Я вывалил пищу из ведра на палубу около двери, хотя он с трудом мог сюда дотянуться.После этого я запер его в темноте и поспешил наверх.

У штурвала стоял Горн. Он держал на северо-восток, реагируя на порывы ветра и возвращаясь на курс, когда; ветер стихал. Работа эта была бы непосильной для большинства рулевых, но Горн выполнял ее механически, как будто он, судно и ветер были единым целым.

– Не беспокойтесь, мистер Спенсер, – сказал Горн, -У вас есть голова на плечах, справитесь и с секстантом.

– Но погода меняется.

– Да, меняется.- Он повернул судно, и ветер подхватил его косицу. – Придется повилять, пока добежим до дома. – Он тепло улыбнулся мне.- Хорошо, что вы это заметили, сэр. Из вас выйдет славный капитан, мистер Спенсер. У таких бывает хорошая команда.

– Спасибо, но это Грейс сказал мне, что погода меняется.

– Этот дьявол чует все даже из «Пещеры».

Я кивнул.

– Что он еще сказал?

Я чуть было не проговорился Горну о сделке, которую предложил Грейс: его жизнь в обмен на безопасность для судна. Но, глянув на него, такого сильного и надежного, доброго душою, я промолчал. Не хватало только, чтобы он пошел вниз к Грейсу и принес себя в жертву.

– Он полагает, что мы утонем. Не найдем Ла-Манш.

Горн нахмурился:

– А вы как думаете, сэр?

– Я думаю, вы были правы тогда, давно.

– Когда?

– Нет судна более безопасного, чем то, на борту которого находится старик Горн.

– Спасибо, сэр.

Меня удивило, что он покраснел. Потом он отвернулся и кратким жестом провел рукой по щеке.

Я оставался с ним до захода солнца. Мы говорили об Англии, точнее – о Лондоне. Города Горн, собственно, и не видел, лишь берега Темзы и кровли прибрежных домов. Он расспрашивал об улицах и переулках, о дворцах и парках, и я затосковал о доме, рассказывая ему обо всем. Он хотел сам увидеть все это, когда его оправдают, и он сможет свободно путешествовать, не опасаясь ни вербовщиков, ни петли палача. Он сказал, что пройдет пешком через весь город, из конца в конец, а потом к западу, через Рединг и Мальборо до самого берега и до своего дома под Бристолем.

– Я там уже сто лет не был. Наверное, все изменилось.

Небо почернело, появились звезды. Я смотрел на ковш Большой Медведицы и дальше, на широкие крылья Кассиопеи. Там, в этих маленьких огоньках, таилось все, что мне нужно для определения нашего местоположения. Я снова вытащил секстант и направил его на Полярную звезду. Справиться с солнцем я не сумел, к тому же было мало надежды свести к горизонту звезду. Но все же я смог семь раз поймать Полярную, прежде чем горизонт расплылся в темноте и небо слилось с морем в черную массу. Тогда я ушел в свою каюту и проработал с вычислениями, как мне казалось, часы, прежде чем заснул и увидел во сне Лондон.

Я снова шел по городу из конторы отца к его пристани на Темзе. Но все дома на улицах города были сооружены из чисел, громоздились дроби, возвышались фасады из римских цифр. И все они тряслись и рушились вокруг меня, пока я не проснулся, обнаружив, что меня трясет за плечо капитан Баттерфилд.

Лампа все еще горела, на постели – книги. Увидев, что я проснулся, Баттерфилд снял с моего плеча руку. Он был в выходном костюме, пахнущем нафталином.

– Вы… на берег? – удивился я. Туго я соображал спросонья.

– Мы дома, – сказал он. – Мы у причала.

Мне пришлось оторваться от архитектурно-арифметических развалин и очнуться на шхуне далеко от берега.

– Дядя Стэнли, мы в открытом море.

– Ерунда. Ты что, не чувствуешь судна, сынок? Проснись! – Он топнул. – Видишь?

Я уселся. Фонарь висел на крюке неподвижно. Чернила в бутьлке не шелохнутся. Ни шума волн, ни завывания ветра. Баттерфилд стоит так прямо, что я готов поверить в невозможное, будто я проспал весь остаток путешествия.

– Пошли,- сказал он.

Я потащился за ним. Слабый розовый свет проникал в каюту, занималась заря. «Дракон» замер посреди обширного неподвижного моря. Ни рябинки на воде. Ни дуновения ветерка. Я даже на пруду не видел такого мертвого штиля. И я испугался.

У штурвала никого. Горн и Дашер стояли у фок-мачты, подняв головы. Другие двое курили трубки у кабестана, я узнал Беттеа и Фримэна.

Бедный дядя Стэнли осмотрелся и поскучнел. Злую шутку сыграла с ним лихорадка. Он стоял в нарядном шерстяном костюме и шикарных башмаках, настолько же неуместный на судне в этом наряде, как нищий на королевском балу.

Он моргнул:

– Я слышал кареты и толпу. Запах мостовых. Лошадей.- Он прижал пальцы к вискам: – Что со мной?

«Если он опасается, что сошел с ума, значит, он не сошел с ума»,- подумал я.

– Сэр,- сказал я. – Секстант. Он погнут.

– Да? Кто это сделал?

– Мадж. Помните? Он упал с полки.

– Да. – На лице его появилось болезненное выражение. – Да, вспоминаю. Он врет на три градуса.

– В какую сторону? – тряс я его. – Дядя Стэнли, пожалуйста. В какую сторону?

Но он не успел ответить. Подошел Горн.

– Неплохо бы поставить штормовые паруса,- сказал он, не зная, к кому обращаться. – Я бы поставил трисели спереди и сзади.

Баттерфилд потер виски.

– Тихо, – сказал он. Штиль. Как в поле.

– Ненадолго. Горн указал на юго-запад. Горизонт там чернел и клубился. – Прошу вас, сэр.

– Да, конечно. – Баттерфилд закрыл глаза.- Поступайте, как сочтете нужным.

Он отвернулся и нетвердой походкой отправился вниз. Я схватил его за рукав,

– Секстант, – умолял я.

Он удивленно уставился на меня.

– Что делать с ошибкой?

– Прибавить. Прибавить ошибку. – Капитан продолжил путь.

Я повернулся к Горну:

– Я помогу с парусами.

– Нет, – сказал он. – Я думаю, извините, сэр, но я думаю, лучше заняться секстантом.

– В полдень будет удобнее.

– В полдень солнце уже не покажется.- Он мрачно глянул на юго-запад. – Солнца мы больше не увидим.

Почти слово в слово повторил он то, что говорил Грейс Каким-то образом Грейс узнал, что готовит нам погода. Я проводил взглядом Горна, направившегося к оставшейся команде, и пошел за секстантом, который ненавидел. «Дракон» не двигался и молчал. Я засек светило на выходе из-за горизонта и следил за его подъемом;

Солнце пригревало с самого появления. Я снял несколько показаний и повернулся, чтобы идти вниз, Облака уже выстроили высокие башни, тянущиеся к нам. Горн работал с парусами высоко на рее, казалось, что он ходит по облакам.

26. Борозда в море

Я встал со своей койки и уставился на карту. Отметки по результатам моих измерений сгрудились в кучку, как гроздь винограда, крестики, обведенные кружками. Я посмотрел на них и улыбнулся.

– Вот где мы, посмотри,- сказал я тихо.

Я схватил карту и понес ее на палубу. «Дракон» в сморщенном наряде из тяжелой парусины шел, подгоняемый горячим, порывистым ветром. С восхода солнца прошло несколько часов. Море, которое Баттерфилд сравнивал с полем, походило теперь на гряду холмов с круглыми вершинами. Шхуна, дрожа, взбиралась на каждый из этих холмов и, раскачиваясь, сползала по склону. Солнце превратилось в белую точку на небе, окруженную громадным колесом света, как будто господь отметил его кружком, как я обводил свои отметки на карте.

У штурвала стоял Мадж, сын фермера, единственный человек на палубе. Он ел глазами компас, качающийся в подвеске. И поворачивал штурвал вправо и влево, гоняя компас по картушке.

– Чего ты на него уставился?

– Да не на что больше смотреть, – простонал он.

– Рули по ветру и по морю. Если оставить судно в покое, оно само лучше проследит за собой, чем при таком управлении.

– Мне нравится смотреть на землю,

Я покачал головой.

– Где Горн и Дашер?

Мадж показал глазами вверх:

– Там,

Взглянув вверх, я увидел Горна у самой маковки мачты, намного выше крохотного марселя. Дашер в своих надутых мехах качался гораздо ниже, футах в двадцати над палубой, мертвой хваткой вцепившись обеими руками в линь, как будто его жизнь висела на волоске. Он увидел меня, помахал рукой и снова схватился за снасть.

– Привет, Джон! – крикнул он. – Смотри, как я высоко.

– Что ты там делаешь?

– Мы проверяем такелаж.

Я улыбнулся. Должно быть, он повторил фразу Горна. «Проверим такелаж»,- сказал Горн, и Дашер влез, насколько хватило смелости, хотя, чем он там занимался, я не мог вообразить.

– Отсюда виден мир, – заорал он, хотя в этом не было необходимости, слышно его было хорошо. – Это прекрасно! Несусь вперед на гордом корабле, и небо – мой товарищ! – Он на миг оторвал руку, чтобы сделать широкий жест, но сразу же прилип обратно. – Если бы штормило, я был бы выше волн, правда, Джон?

– Пожалуй.

– Подумать только, ничто меня здесь не держит, кроме куска веревки, а мы в сотнях миль от суши.

– В ста восьмидесяти, – уточнил я.

– Подумать только!

Похоже, он именно об этом и подумал, так как мгновенно слез с мачты, ловко, как паук. Лицо его стало краснее плаща, он тяжело дышал от напряжения.

Следом спустился Горн. Но как он спустился! На кончиках пальцев по линю до конца реи и по парусу, и вот он уже соскользнул к нам, дыша спокойно, как будто только что поднялся с койки.

Даже Дашер сообразил, что его приключение выглядит бледновато. Но Горн хлопнул его по плечу, так что скрипнули Дашеровы винные пузыри, и похвалил:

– Молодец! Хорошо работаешь с парусами.

– Эх, мачта низковата, – лихо бросил в ответ Дашер.

Я виновато подумал, что Горн не стал бы на моем месте упрекать Маджа, а показал бы ему, как управляться со штурвалом.

Рука Горна еще покоилась на плече Дашера, как большой бурый зверь. Он увидел карту в моих руках:

– Готово?

– Да. Мы здесь,- показал я. – Точнее, здесь мы были при восходе. Сейчас я спущу лаг и посчитаю точнее.

Я посмотрел на Горна, Он переводил глаза с карты на море, как будто знал океан настолько, что мог судить по его виду, прав ли я.

– Значит, мы слишком забрали на север. Надо поднатянуть паруса.

И все. Он зашагал вперед, к фалам, забрав с собой Дашера. Я стоял как оплеванный, все еще удерживая палец на карте, в горле застрял комок. Он похвалил Дашера за то, что тот одолел какие-то двадцать футов по такелажу, a мне даже не сказал спасибо за определение местоположения судна!

Я свернул карту и засунул ее в тумбу нактоуза и вынул оттуда лаг и песочные часы. Мадж все еще добросовестно рулил по компасу, без надобности кидая судно из стороны в сторону.

– Поверни на юго-восток, – сказал я. Он рванул штурвал.

– Не так резко! Полегче, полегче.

Он моргнул с видом собаки, которая хочет понять, что ей говорят, но не может.

– Смотри,- я отодвинул его и взялся за колесо. Спицы были липкими от его потных пальцев. Я вздохнул.- Ты можешь чувствовать судно,- уговаривал я его.- Оно все время хочет идти по ветру. И ты его подправляешь, когда оно само поворачивает.

– Вроде как напомнить, что ли,- гадал Мадж.

Я пожал плечами.

– Как будто перед тобой лошадь в борозде, – предложил Мадж еще один вариант.

За лошадью я не ходил, и подтвердить этого не мог.

– Вроде как ты думаешь чуток вперед.

– Да, что-то вроде этого, – согласился я.

Я вернул ему штурвал и ушел с лагом на корму, где опустил его в кильватерный след, дико вилявший, как и всегда, когда у штурвала стоял Мадж. Но во всяком случае я сделал, что мог, успокаивал я себя. И вот я перевернул склянку часов и вытравил линь.

Волны поднимались все выше, их верхушки начали заламываться. Корма вздымалась над ними, а потом опускалась так низко, что линь лага задирался надо мной, выгибаясь дутой от ветра. Песок сыпался тонкой струйкой, линь сматывался с катушки то быстрее, то медленнее, в зависимости от волны. Когда песок весь высыпался, я выбрал линь, считая узлы, чтобы вычислить скорость. Потом я посмотрел на кильватер и удивился. За кормой вытянулась почти прямая линия.

Я подсчитал скорость и вернулся на мостик. Скорость, умноженная на время, – с утра «Дракон» оставил за кормой около тридцати миль.

Мадж улыбался. Он держал штурвал одной рукой, без обычного дикого напряжения, и «Дракон» парил над волнами.

– Я понял, – радовался он, лицо светилось гордостью. – Я вспахиваю море, мистер Спенсер. И за кормой остается моя борозда.

– Ну молодец! – сказал я, стараясь подражать интонациям Горна. – Молодец, мистер Мадж.

– Сколько нам еще осталось? – поинтересовался он.

– Сто пятьдесят миль. На утренней вахте увидим Англию.

Мой прогноз к закату знала вся наша маленькая команда. Даже Баттерфилд сразу понял, когда я спустился к нему в каюту, чтобы сообщить.

– Утром? Отлично. – Он сидел в кресле у стола, все еще в своем выходном костюме.- Поставь впередсмотрящего на нос. Гинею тому, кто первым увидит землю.

– Народу мало,- пожаловался я.

– Но, Джон, – он потянул тутой воротничок.- Мы можем подойти к земле ночью. Это вполне вероятно.

Меня радовало, что он рассуждает здраво. Хотелось, чтобы к утру он полностью оправился. Мы поделились на вахты по двое, первую я стоял у штурвала с Дашером на носу.

Ветер все усиливался, мы убегали на восток от надвигающегося шторма. Силу его я чувствовал наверху, в марселях, слышал в свисте такелажа, похожем на вопли пиратов. Он гнал нас в Англию.

К концу моей вахты скорость ветра достигла тридцати узлов, он постепенно сбивался к югу. В нос били волны, корма окутывалась брызгами, Мы с Дашером вымокли до нитки, когда Мадж сменил меня, а Фримэн отправил вниз Дашера.

Мадж уперся, расставив,ноги, и, поплевав на ладони, схватился за штурвал.

– Как дела? – осведомился я.

– Нормально, сэр. Справимся, сэр.

Он навалился на штурвал всем своим солидным весом и прикрикнул на шхуну как на лошадь:

– Н-но! – Он был сильным, хотя и диковатым рулевым, и я видел, что ему можно доверять.

Мачты наклонялись и выпрямлялись, пушки подпрыгивали в своих креплениях. Горн оснастил судно набором малых парусов, на которые можно было положиться в любую непогоду. Я кивнул Маджу и спустился вниз, чувствуя себя уверенно и беззаботно.

Я натянул сухую одежду и уселся за ужин, состоявший из холодной рыбы и влажного хлеба. Горшки мотались на крюках, гремел котел, шарнирная лампа качалась. Из тени появился Баттерфилд. Учитывая качку, он наклонился под тем же углом, что и лампа, как будто какая-то странная сила управляла ими.

Надежды мои, что лихорадка проходит, рухнули, как только я увидел капитана. Печальный и изможденный, он прошел мимо без единого слова, добрался до иллюминатора, коснулся его и ушел. Я попытался заговорить с ним, но он не обратил на меня внимания. Он бродил по судну как заблудшая душа, появляясь в каютах, выходя на палубу, воскресный костюм его промок, с него капала соленая вода, Я вспомнил день, когда умерла моя мать и он появился в доме, пахнущий морем, в этом же самом костюме. И тогда он молча ходил из комнаты в комнату, шевеля губами в беседе с женщиной, которая больше никогда не сможет ему ответить.

При его третьем появлений на камбузе я подошел к нему; взял за локоть и повел в каюту. Если он и замечал мое присутствие, то говорил он не со мной. Что-то бормотал о днях в конторе отца. Я довел его до койки, и он мгновенно уснул.

– Мы почти дома, – успокаивал я его. – Дома вам станет лучше».

Я отнес кусок хлеба капитану Грейсу и закинул внутрь, как служитель в зоопарке. Хлеб ползал по палубе, и пирату пришлось ловить свой ужин.

– И это все, что ты мне принес? – возмутился он.

Сострадания к нему я больше не испытывал. Я винил его во всех наших бедах. Жалкое состояние капитана Баттерфилда, смерть Эбби. Даже этот шторм казался мне делом его рук.

– Мне нужна вода,- потребовал он. Я уже запер дверь.

– Мы почти в Ла-Манше, – крикнул я. – Завтра будет хлеб и вода в Четэмских казематах, сколько положено.

Наконец я заснул. Звуки судна и моря слились в постоянный гул. Последнее, что я слышал, был звук засова капитанской каюты и постукивание каблуков воскресных туфель капитана Баттерфилда, разгуливавшего по судну. Проснулся я уже в вахту Горна. Еще не поднявшись, я понял, что он стоит у штурвала, так плавно, несмотря на бушующее море, шла шхуна. Только Горн мог обеспечить такой ход.

Пробираясь к трапу, я услышал бешеный стук из «Пещеры», но не удостоил его вниманием. Только я высунул голову, как поток воды обрушился на плечи. Я перелез через комингс и посмотрел на Горна.

Он сидел на палубе спиной к нактоузу, И над ним возвышался Бартоломью Грейс

27. Смертельная схватка

– Стоп! Ни с места! – крикнул Грейс.

Он стоял у штурвала, волосы и плащ развевались на ветру. Горн полусидел у его ног, привязанный к нактоузу шнуром своего ключа. Я понял, что, если он отодвинется от тумбы нактоуза, если соскользнет с мостика, его задушит бечева.

Я попытался увидеть впередсмотрящего, но было слишком темно. Я подумал, смогу ли справиться с Грейсом в одиночку.

Пират, как и раньше, читал мысли. Он вытащил из кармана плаща кремневый пистолет и прицелился – не в меня, в Горна.

– Еще шаг, и он отправится к Создателю.

Даже во тьме можно было узнать пистолет капитана.

– Что ты сделал с капитаном?

– Ничего. Доброта порождает доброту, сынок.

Как мерзко звучали эти слова из его уст!

– И где же он?

– В маленькой уютной каютке, которую вы отвели мне. Все ее удобства теперь к его услугам.

Значит, это барабанил Баттерфилд.

– А впередсмотрящий? – спросил я.

– Ну, этот оказался не столь добрым.

– Убит, – пояснил Горн.

Грейс улыбнулся, если эту гримасу можно было назвать улыбкой.

Я опустил голову перед потоком брызг разбившегося о корму водного вала. «Дракон» нырнул вперед, Горн скользнул от нактоуза. Он схватился за шнур, повиснув на нем, пока снова не нашел опору для ног.

– Чего тебе надо?

Оплавленная маска наблюдала за мучениями Горна.

– Мне надо, чтобы ты прошел вперед, в кубрик, и вывел команду на паруса.

– В такую погоду? Но мачты не выдержат.

– И мне надо, чтобы со мной не спорили.

– Но мачты сломаются!

Он шагнул от штурвала, спихнул ноги Горна, и гигант снова повис на шнурке. Грейс захватил шнур у нактоуза и скрутил его в кулаке. Горн захрипел.

:- Ладно! – крикнул я.- Я все сделаю!

– Всех наверх! – приказал Грейс.

«Дракон» несся с ужасающей скоростью. Я прошел вперед, шлепая по воде, влез в люк. Внизу тускло горел фонарь, освещая развешенные мокрые носки. Я увеличил пламя, разбудил Дашера, Маджа, Фримэна и Беттса и рассказал им, что Грейс захватил судно.

– Зачем оно ему? – поинтересовался Дашер, вылезая из своей подвесной койки. Он спал в плаще и пузырях, но без сапог. – Что он собирается с ним делать?

– Не знаю.

– Могу спорить, он решил вернуться на Кулебру.- Дашер зашел за сундук Горна, где стояли его сапоги.

Он натянул один сапог поверх носка, до того доштопанного, что он состоял, казалось, из одних заплат.

– Ему нужна моя бочка, черт бы его побрал.

– Он привязал Горна к нактоузу.

– Он одолел Горна? – Дашер замер, удивленный.

– Да.

– Черт меня возьми, он одолел Горна.- Лицо Дашера побелело.

– И у него пистолет, – добавил я.- Единственный на судне.

– Ну, положим, не совсем единственный, – возразил Дашер.

Он слазил за вторым сапогом, опрокинул его и потряс. На палубу вывалилась жутковатая вещица, помесь кинжала и пистолета. К короткому, зловеще изогнутому лезвию был приделай крохотный пистолетик. Дашер подобрал его и передал мне.

Лезвие было ржавым и тусклым, кончик обломан. Я понял, почему у Дашера такие рваные носки.

– И он все время был в твоем сапоге?

Дашер кивнул. Замок пистолета был не в лучшем состоянии, чем клинок. Когда я попытался его взвести, Дашер вздрогнул.

– Он заряжен?

– Да что ты, Господь с тобою.- Пистолеты Дашера никогда не были заряжены.- Я просто испугался, что сломается замок.

На руке моей остались хлопья ржавчины. Если из этого пистолета когда-либо и стреляли, то с той поры прошли многие годы. Но Грейс, во всяком случае, этого не знал. Я засунул пистолет за пояс и прикрыл выпущенной рубахой. Потом я принялся трясти все еще спящего Маджа. Фримэн и Беттс уже поднялись, но были так слабы, что едва стояли, держась друг за друга.

– Сможете выйти на палубу? – спросил я их.

Они кивнули, стуча зубами. Я подумал, что если Грейс их увидит, то до него дойдет, что у нас не хватает людей.

– Ну пошли.

Мы поднялись на палубу и поползли к корме, сгибаясь под напором ветра, хватаясь за все, что можно. «Дракон» несся еще быстрее; Часы, которые отделяли нас от прибытия в Англию, истекали, но теперь никто не знал, что ждало нас впереди.

Шхуна зарылась в волну, и я с уцепившимся за рукав Дашером, не удержавшись, побежал по палубе. За нами топал Мадж, далеко отстав, уцепились за что-то Фримэн с Беттсом. Волна окатила всех. Наконец мы добрались до мостика и остановились перед Грейсом, самая жалкая команда, какую можно себе представить.

– На мачты! – приказал он. – Мне нужны марсели.

– Но это же невозможно! – начал было я. Он протянул руку к удавке на шее Горна, и я не сомневался, что он без колебаний придушит моего друга.

– Не надо! – крикнул я. – Мы все сделаем.

– Вы трое – наверх. – Он указал на меня, Дашера и Маджа. – Ты, ты и ты.

– Дашер?

– Он же марсовой, не так ли?

Я про себя фыркнул. Любил Дашер приврать. А сейчас он дрожал рядом со мной, пожирая взглядом верхушку грот-мачты, выписывающую немыслимые зигзаги в черно-сером небе. Заря занималась над нашей водной пустошью.

– Вы, двое,- он указал пистолетом на Фримэна и Беттса,- на нижние паруса.

Мы поползли вверх с наветренной стороны. Пушки напрягались в своих креплениях, скрипели деревянными колесами. Мадж поднимался с невозмутимостью, которой я позавидовал. Мачта раскачивалась самым непредсказуемым образом, что же творилось с реями!

Но если я был испуган, то Дашер умирал от ужаса. Правда, ветер удерживал его от падения, прижимая плащ к такелажу. Надутые мехи мешали движениям.

– Я не могу лезть выше.

– Но ты ведь уже не раз туда поднимался. – Я помнил, что во время первого плавания «Дракона» Дашер лазил до самого клотика, чтобы смотреть сквозь туман.

– Но не в такую погоду. Тогда мачта не ломалась, да и пузырей на мне не было. Я не могу из-за них двигаться.

– Так скинь их!

– Ни за что!

– Ну лезь так.

Он вытянул руку, ногу и пополз вверх, как громадная красная летучая мышь. «Дракон» нырял, болтался и качался, плащ вздувался над его плечами.

– Джон, ох, Джон, не могу.

Мадж был уже наверху, выписывая в пространстве кренделя вместе с мачтой. Он посмотрел вниз на меня, я уставился на него, а между нами причитал Дашер, вцепившись в ванты мертвой хваткой.

Снизу донесся громкий хлопок. Уходящая ночь осветилась краткой слабой вспышкой.

– Он в нас стреляет, – понял я. – Дашер, ты можешь двигаться?

– Нет.- Дашер плакал, трясясь и всхлипывая. – Помоги мне, Джон.

– Подержись здесь, – я подтянулся и похлопал его по сапогу, потом быстро полез вниз. Спрыгнув на палубу, я проскочил мимо пушек. Вытащив пистолет, я устремился к мостику.

– Живо наверх! – заорал Грейс. Он направил пистолет сначала на меня, потом перевел его на Горна. Один ствод оставался заряженным.- Я вышибу ему мозги!

Очередная волна ударила в корму. «Дракон» накренился на правый борт, и Горн соскользнул вниз, схватившись руками за сдавивший его шею шнур. Корма опустилась, штурвал с ненавистным разбойником поехал вниз.

Согнув колено, Грейс пытался выправить шхуну. Горн метался у его ног, нащупывая какую-нибудь опору, море вскипало и вспучивалось, наступая на шхуну. Грейс кинул взгляд за борт, и я бросился к нему.

Я летел на него, вопя во весь голос. Он встретил мой взгляд, поднял пистолет, и в этот момент я врезался в него, а волна хлынула через борт. Грейс свалился назад, выпалив в воздух, и исчез в воде, затопившей палубу.

Я схватился за нактоуз. Горн висел на своем шнуре, болтая ногами, руками стараясь сдержать шнур. Я рубанул по шнурку лезвием кинжала, и Горн свалился в тот же водоворот на палубе, в котором исчез Грейс.

Лишенный рулевого, «Дракон» развернулся, захлопали паруса, сотрясая корпус. Я схватил штурвал, но судно поддавалось тяжело и неохотно, как будто увязнув в воде. Наконец оно сдвинулось, и море, кипя пеной, начало отступать с палубы.

И над водой появился Бартоломью Грейс.

Его мертвая маска обратилась ко мне. Вода еще была ему по пояс. Он сделал шаг в мою сторону, сжимая в руке пистолет. Он шагнул еще раз и вдруг задержался, колотя по воде и вздымая брызги. Из-под воды появился Горн, схвативший пирата за плащ.

Они упали и поднялись, сцепившись в смертной схватке среди бушующего моря. Грейс схватился за ворот рубахи Горна, а Горн подбирался к горлу пирата.

Качка швыряла обоих. «Дракон» нырял с одной волны в другую. Пена и брызги взлетали фонтанами.

Горн был больше и сильнее противника. Его громадные руки 'оторвали пирата от палубы. Но Грейс не отцеплялся от воротника Горна. Стоя у борта, Горн взглянул на меня. Потом он что-то крикнул, и руки его напряглись. Сжав Грейса изо всех сил, он прыгнул за борт. Вместе они исчезли в море, оторвавшись от нашего деревянного мирка.

– Горн! – закричал я.- Горн!

Но он исчез, и надежды найти его не было.

«Дракон» нырял в волны, марсель хлопал; подняв взгляд, я увидел Маджа, упрямо пробирающегося к верхушке мачты в попытке его убрать. Дашер еще висел там, где я его оставил, и я понял, что времени прошло совсем немного. Грейса больше не было, и Горн исчез вместе с ним. Я представил себе, как они медленно, сажень за саженью погружаются в океан, обнявшись на вечные времена.

Стоя у штурвала, я мог видеть дыру в палубе, окаймленную щепками, место, куда попала пуля, выпущенная Грейсом. Но раздумывать об этом не было времени, как не было времени и тосковать о Горне. Сквозь шум ветра и воды я услышал крик. Мадж указывал вперед.

– Земля! – кричал он.

«Дракон» взобрался на гребень волны, и я тоже увидел за бесконечными рядами белых гребней полосу утесов, темнеющую в слабом утреннем свете. Она пропала, когда шхуна снова зарылась носом, и появилась опять. В течение часа мы подойдем к этим утесам. И с распущенным марселем не сможем отвернуть.

Я крикнул Дашеру, чтобы он спустился к штурвалу. Орал я во все горло, но если Дашер и услышал меня, то не понял. Во всяком случае, полез он в противоположном направлении. Вот он уже добрался до Маджа, и они оба раскачиваются вместе с реей высоко над морем. Фримэн и Беттс освободили парус снизу, и он забился, развеваясь на ветру, Мадж и Дашер подобрали его и закрепили.

Всей душой переживал я за Дашера. Я по опыту знал, как страшно балансировать на высоте и хвататься за парус, который и в хорошую погоду норовит скинуть тебя вниз. В такой шторм я никогда этим не занимался. Но Мадж, толстый, как каравай, который на палубе был неуклюжим, на высоте двигался ловко и проворно, и Дашер старался от него не отстать.

Утесы приближались, уже можно было различить прибой у их подножия. Без марселя можно было маневрировать, и я повернул штурвал. «Дракон» пошел вдоль утесов. А из берега навстречу нам выросла коса.

Она закрыла нам путь, как стена, громадный барьер, который мы не в состоянии преодолеть. Окутанная тучами брызг, она казалась гигантским грубым пальцем, указывающим на юг. Я узнал мыс Нордграунд.

За прошедшие два года я пережил кораблекрушение и поход с контрабандистами, совершил путешествие в Вест-Индию. И вот в итоге я возвратился к месту, откуда все началось, к бухте Святого Элмо, к Надгробным Камням.

28. Останки

Мы развернули судно и пошли на запад. Крохотные штормовые паруса трепетали на ветру. Я узнавал места, в которых уже побывал. Вот Сахарная бухта, вот Табачная. Каждый уголок напоминает о крушении и связанном с ним грузе, выброшенном на берег.

Передо мной проплывали скалы, на которых мародеры зажигали свои ложные маяки. Вот волны бьются о Надгробные Камни. Там еще рассеяны обломки «Небесного Острова», как и многих других судов. Но тут вынырнул перед нами мыс Сморщенная Голова, такая же крутая стена, как и Нордграунд. И снова приходится разворачиваться и пробиваться на восток, в западне между двумя мысами.

Баттерфилду крепко досталось в его временной тюрьме.

– Он весь в синяках,- сообщил Мадж, обнаруживший капитана и отнесший его в каюту.- Плох капитан, сдается мне.

Беттсу и Фримэну тоже от ночной прогулки лучше не стало. Они заползли в свои койки, с судном управлялись лишь я, Дашер и Мадж. Так мы и гуляли взад-вперед по бухте Святого Элмо, сопротивляясь южному ветру.

Волны, которые столько миль подгоняли нас, пихая в корму, теперь накатывались на борта. Они гулко разбивались о доски обшивки, а то и обрушивались на палубу, заливая ее водой. Как бревно, качалась шхуна в таких глубоких провалах между волнами, что вода окрашивалась взвесью донного песка. И на правом галсе пугающе трещала стеньга, заставляя трястись такелаж.

Сейчас мы шли левым галсом на запад, к Сморщенной Голове. Если бы удалось ее обогнуть, мы были бы в безопасности. Сразу за мысом – гавань Пенденниса. Но чтобы туда попасть, надо пройти Надгробные Камни.

Мадж о них слышал. Фримэн и Беттс тоже. Нет в Англии моряка, который о них не знал бы. Только Дашеру о них было не известно. Он с интересом смотрел на мощные буруны, вздымающиеся вокруг смертельных подводных скал.

Дашер переполнен впечатлениями от своего подвига. Он любуется собой.

– Мне, как марсовому, это не нравится, Джон,- произнес Дашер. – Ручаюсь, ты не хотел бы вести туда судно.

Я не стал рассказывать, что я это уже однажды сделал, что я увидел фальшивые маяки и указывал рулевому, куда держать, что я направил прекрасный парусник «Небесный Остров» навстречу его страшной судьбе, в лапы мародерам.

– Но за ними вода тихая, – продолжал Дашер.- Сверху это хорошо видно. Нам, работающим в вышине, среди птиц, открывается отсюда прекрасный вид.- Тут он взглянул вверх, на марса-рею, и храбрость его оставила. – Бог ты мой, Джон, эта штуковина болтается!

Он был прав, но не полностью. Рея прочно сидела на мачте, а болталась она, потому что стеньга мачты была готова сломаться.

– Когда вы проверяли такелаж, что вы там видели? – спросил я.

Дашер нахмурился.. f

– Манжета?… Нет, фланец… краг,- искал он обозначение. – Я на самый верх не лазил, но Горн говорил, что эта штука с трещиной.

Мачта держалась на честном слове. К этому металлическому кольцу крепились ванты и оттяжки. Если оно лопнет, мачте конец.

Я довел «Дракона» до Сморщенной Головы, до ветра и течения, которое стремилось загнать нас к северу. Волны бились об оконечность мыса, который, как я точно знал, нам не обогнуть.

Я посмотрел на Надгробные Камни, на скалы за ними, на которые я однажды взбирался, убегая от убийц-мародеров. На утесах появились темные фигуры, люди, которых раньше там не было. Женщины, дети, мужчины, они столпились у края утеса, как вороны на крыше.

Дашер помахал им.

– Они пришли посмотреть, как мы выйдем.

Я криво усмехнулся:

– Они пришли посмотреть, как мы разобьемся.

Это жители Пенденниса. Они пришли так же, как приходили десятилетия до этого, следить за борьбой крохотного суденышка с грозной стихией, чтобы дождаться его гибели. Сейчас они гадали, что у нас в трюмах, что может поместиться в таком маленьком объеме, что волны выкинут на берег, когда море одолеет нас.

– К развороту! – сказал я.

Дашер и Мадж пошли к малому кливеру. Я повернул штурвал и направил «Дракона» в море, через юг. Паруса опустели, обвисли, снова наполнились, мы сменили галс и пошли на восток, и весь Пенденнис пополз за нами по скалам.

Мы дошли до мыса Нордграунд, стараясь отвоевать себе хоть немного моря, но волны отбрасывали нас обратно, и мы ничуть не удалились от берега, когда мне снова пришлось кричать:

– К развороту!

«Дракон» направил нос на юг и на мгновение замер. Казалось, он не завершит разворот. Паруса трепетали, волны нанизывались на бушприт. Судно замерло, и толпа на берегу прильнула к краю утеса. В следующее мгновение начнется дрейф к берегу, глядишь – и мы уже в полосе прибоя. Но очередная волна ударила в нос и дала нужный толчок. И вот мы снова направляемся на запад: судно, его команда, толпа на берегу.

Нам надо было больше парусов, но некому было их ставить. Можно было лишь надеяться, что ветер изменится раньше, чем сломается стеньга; что он ослабеет настолько, что мы сможем обогнуть какой-нибудь из мысов. Немножечко везения! Но казалось, что ничего хорошего нас не ждет без Горна на борту.

Снова «Дракон» шел на запад. Стеньга треснула и согнулась. Сморщенная Голова приближалась. Волны катились мимо нас к берегу, бились о Надгробные Камни. Брызги доставали до людей, застывших в ожидании на вершине скалы.

– Лодка! – крикнул Дашер, схватив меня за руку.

Я тоже увидел на гребне волны крохотную лодочку. Она обходила мыс, направляясь на восток. Гребли двое: мужчина и мальчик. Мальчик в черной зюйдвестке через какое-то время отвлекся от гребли, чтобы вычерпать воду. Мужчина был богатырского сложения. Он боролся на равных с волнами и прибоем, течение помогало ему.

– Благослови их Господь,- вырвалось у Дашера. – Они идут к нам на помощь.

– Помочь нам издохнуть, – мрачно поправил его Мадж. – Они перережут нам глотки и направят «Дракона» на берег, и кто потом расскажет, что произошло? Уж конечно, не эти стервятники на утесах.

– Нет, Мадж, это не повторится больше. Не здесь, во всяком случае, – заверил я.

Но Маджа было не убедить. Он боялся мародеров больше, чем Надгробных Камней, и умолял меня развернуть судно.

– Они убьют нас, – уверял Мадж.

Но я держал курс. Всю свою недолгую жизнь я мечтал стать моряком, и с самого детства представлял себе, как веду свое судно, которым командую, иду на нем далеко-далеко и возвращаюсь домой. И вот я действительно капитан. На судне моем скрипит мачта, готовая рубнуть, и в команде лишь двое способных двигаться моряков. Штормовой берег так близко, что до него можно доплюнуть. Но я принимаю решение и выдерживаю курс

«Дракон» раздвигает волны и трясется вместе со своей покалеченной мачтой. Лодочка уже в двух гребнях от нас, мужчина поворачивает голову и смотрит в мою сторону.

– Это Саймон Моган,- говорю я.

– Моган! – ужасается Мадж. – Моганы – самые страшные из них.

– Все это в прошлом, – уверяю я его. Ведь то, что я еще жив, заслуга и Саймона Могана.

Гребец он могучий. Он развернул лодку так, чтобы пройти встречным курсом. Мальчик тоже четко работает веслами. Но лодка тяжелая, море захлестывает ее целиком. Мальчик складывает весла и снова черпает воду. На ведро выплеснутой воды море возвращает галлон забортной.

– Еще вопрос, кого тут надо спасать, – замечает Дашер, глядя на эти усилия.

– Примешь конец, когда они подойдут,- поручаю я ему. – Мадж, скинешь парус, когда я стану по ветру.

– По ветру? Не надо! Только не здесь!

– Давай, давай, – подгоняю я его.

Лодка несется нам наперерез. Я перекладываю по ветру, кливер хлопает, освобождаются паруса, лодка Могана взмывает выше палубы. Парень в ней держит смотанный линь, и Дашер готовится поймать конец. Моган тормозит веслами… и исчезает внизу, я ничего не вижу за вздымающейся палубой «Дракона». Я уже мысленно хороню лодку и ее отчаянный экипаж, но вот она снова выныривает над бортом, гребцы яростно работают веслами, и следующая волна поднимает их, хватает за корму и переносит на нашу палубу. Мадж натягивает паруса, «Дракон» снова направляется на восток, а лодка с гребцами уселась перед мостиком, под самым моим носом.

У меня и в мыслях не было выполнить такой дикий маневр, да и не получилось бы, как бы я ни старался. Даже Моган удивился: он замер в лодке с раскрытым ртом и поднятыми веслами, ошарашено покрутил головой и увидел меня.

– Ради всех святых! Джон Спенсер!

Мальчик повернул голову. Он откинул капюшон зюйдвестки – и оказался вовсе не мальчиком. Мэри, племянница Саймона, смотрела на меня. Она выскочила из лодки и взбежала на мостик. Мы крепко обнялись у штурвала «Дракона».

Дашер засмеялся:

– Если бы я знал, что будет такой улов, захватил бы сети.

Мэри оказалась мокрой как губка, но я этого не замечал. Она стала двумя годами старше с той поры, как мы виделись в последний раз, и очень похорошела. Я обнимал ее и стоял бы так целую вечность, но Моган уже притопал на мостик. «Дракон», накренившись, выплеснул воду из лодки, я увидел в ней якорь.

– Ты шел в Пенденнис, -пробормотала Мэри. Ее милый корнуольский акцент ничуть не изменился. – Ты шел ко мне, да?

– Да он просто опять заблудился! – гаркнул Моган.- Как и в прошлый раз. У него сейчас рухнет мачта, а ветер не дает выйти из залива.

Мэри подняла глаза.

– Да, – признался я. – Мы действительно сбились с пути.

– Где команда? – удивлялся Моган.- Где остальные люди?

– Все, кто остался, – сокрушенно повел я головой в сторону своего бравого экипажа.- Мы пережили лихорадку и пальбу, у нас отняли судно, и мы вернули его, нас трепало штормами. Капитан у себя, два матроса в кубрике, остались только Дашер, Мадж и я.

– И вы его не утопили? – Моган улыбнулся.- Неплохо для лондонца. Ну теперь, с нами, вы в безопасности.

Он оторвал от меня Мэри. Еще один разворот, и мы направились на запад. Моган велел Дашеру и Маджу раскатать по палубе якорный канат из его лодки. Потом оттуда вынули и подтащили к борту якорь, и Моган вернулся к штурвалу,

– Давай к Надгробным Камням, – задал он мне направление.

Я не поверил своим ушам:

– К Надгробным Камням?

Но Моган был невозмутим:

– К ним, любезным. Видишь их? Конечно, видишь. Слепой увидит.

Он был прав. Прибой на этих подводных скалах гремел, как непрекращающийся бортовой залп пушек целой эскадры. Без дальнейших расспросов я направил шхуну на Надгробные Камни.

Волны росли, становились круче. Они на бегу швыряли шхуну и прокатывались дальше, разбиваясь об острые скалы.

– Ближе. Еще ближе, – поправлял Моган. – Надо пройти вплотную, Джон.

Весь Пенденнис напряженно следил за нами с утесов. Передо мной стояла задача высшей степени сложности. Малейшая ошибка грозила гибелью. В воображении моем ожили ужасы, пережитые на «Небесном Острове» два года назад. Вздымался и опускался бушприт, вода бурлила и пенилась. Я заметил, что Дашер покрепче затягивает завязки своих мехов, а Мадж оглядывается и смотрит на меня испуганными глазами. Даже Мэри казалась испуганной: много кораблекрушений видела она на этом самом месте.

Но Моган был так спокоен, словно совершал развлекательную прогулку по Темзе. Держась одной рукой за нактоуз, он скользил взглядом по морю и скалам. Меня жутко злила его бесшабашность, пока я не заметил, что пальцы его побелели и впились в дерево, как когти.

И вот мы вошли в буруны. Брызги и пена висят вокруг туманом, густым, как вата. Мы прорываемся сквозь эту слепящую белизну, в ушах оглушительный гул. Перед бушпритом вздымается отдельно стоящая скала.

– Влево! – кричит Моган и толкает спицы штурвала. Дракон проскакивает между бурунами, накреняясь так сильно, что рея задевает волну и с громким хлопком лопаются ванты.

– Вправо! – почти сразу кричит Моган и снова хватается за колесо.

Лопнувшие ванты извиваются на ветру и лупят по парусам и пушкам. Мачта гнется, как перышко, но судно выпрямляется, а уцелевшие ванты с трудом удерживают ее. Волны колошматят корпус, а Моган кричит Маджу:

– Якорь отдать!

Мадж перевалил якорь за борт. Пятьдесят фунтов железа плюхнулись в воду, канат побежал вслед. Я почувствовал, как якорь коснулся дна, потом еще один легкий рывок – он отскочил. «Цепляйся!» – приказывал я ему мысленно. Но он волокся по дну, мы вышли из гремящего туманного облака. Шхуна направлялась к утесам, к пляжу перед ними.

И тут якорь схватил. Штурвал вырвался из рук, «Дракон» быстро разворачивался по дуге. Дерево трещало, якорный канат натянулся струной, и судно остановилось носом к ветру под прикрытием Надгробных Камней. Мы торчали в компоте из бурых водорослей этак в двух корпусах от кромки пляжа.

Волны грозно катились, раскалываясь и взбивая пену, но достигали нас уже укрощенными, окончательно угасая в водорослях. И над темными силуэтами Надгробных Камней висели пестрые переливающиеся радуги.

Моган хлопнул меня по плечу.

– Молодец, отличная работа! – воскликнул он.

К нам подошла Мэри, Мадж и Дашер поднялись на мостик. Мы стояли тесной группой, любуясь возникающими и исчезающими радугами. Не верилось, что там смогло проскочить судно.

– Но… как якорь удержался в песке?

– Он не смог бы удержаться в песке. Там не песок. Мы зацепились за останки. Скелет судна.

– Какого?

– «Небесного Острова».

Холодок прошел по спине. Судно, которое когда-то едва не унесло меня с собой в пучину, теперь спасло мне жизнь. Как будто замкнулось гигантское таинственное кольцо. Мелкую сухопутную крысу смело когда-то с палубы брига, а теперь за кости его скелета зацепился моряк, капитан другого судна. Сколь долгим оказался путь> приведший меня туда, откуда он начался!

Здесь, покачиваясь в безопасности над затонувшим «Небесным Островом»> можно было дождаться благоприятного ветра для возвращения в Лондон. Дядя Стэнли, Фримэн и Беттс выздоровеют. Дашер вернется домой в Кейт и однажды – в этом я не сомневался – отправится обратно на Кулебру за своей бочкой золота. Я часто буду вспоминать о Горне, глядя на его модели обреченных парусников. Его сундук всегда будет сопровождать меня.

Мне хотелось, чтобы Мэри тоже сопровождала меня по всем океанам мира. Я уже собирался попросить ее об этом, но она успела заговорить раньше.

– Джон, – сказала она, – пойдем домой. В Галилею.

Я вспомнил ее дом в отдалении, за утесами, ее садик в память погибших людей и парусников. Вспомнилась конюшня, пони, на котором она носилась по пустоши. Время изменило меня, но она осталась прежней. Конечно, из нее получился классный гребец, но корни ее так же неотделимы от корнуольской почвы, как и цветы, за которыми она ухаживала. И она так же не могла покинуть взрастившую ее землю, как я не мог на ней осесть.

Она вздохнула и уперлась в меня лбом:

– Тебе нужно оставаться на судне, так ведь?

– Да. – Предстояло убрать паруса и заменить ванты, заняться мачтой, выполнить сотни других неотложных дел. И это надолго.

Мэри улыбнулась:

– Ты ведь не можешь остаться на суше, Джон Спенсер?

– Нет. Но однажды я вернусь.

И я не шутил. Я стремился к этому всем сердцем.

Примечание автора

Описанные события происходят в начале 1803 года, когда все легендарные пираты давным-давно исчезли с морских просторов. «Дракон» вышел в Вест-Индию через 115 лет после смерти Генри Моргана и через 85 после того, как умер Черная Борода. Капитан Кидд отправился на виселицу в 1701 году, до конца утверждая, что не сделал ничего плохого. «Я – наиневиннейшая личность из всех них»,- заявил он судьям, пославшим его на эшафот.

Эта фраза изобличает Кидда как убийцу английского языка, но вряд ли он был таким ужасным пиратом, грозой семи морей, как описывает его легенда. Родившийся в Шотландии, разбогатевший в Нью-Йорке, благодаря удачной женитьбе и бизнесу, Кидд вернулся в Британию в конце 1600-х, желая стать королевским капером. Вместо этого он связался с группой политиканов, сплошь лордов, герцогов и графов. Они согласились снарядить его для путешествия в Индийский океан, где он должен был грабить французов и пиратов, которые сами грабили английских купцов. Король Вильям III лично благословил этот план.

Кидд сначала отправился в Нью-Йорк, затем вокруг мыса Горн. Команду его растащили вербовщики, многих матросов он лишился из-за болезней. Пришлось набрать лихих оборванцев, которым была обещана доля добычи. Так как добыча не шла в руки, команда начала бунтовать. Несмотря на проблемы, Кидд старался не преступать сомнительных законов, в рамках которых он действовал. Он поднял французский флаг, чтобы попасть на борт судна «Кведагский Купец», и обманом вынудил капитана предъявить ему французский паспорт – все, что нужно было Кидду, чтобы объявить судно своей законной добычей. Кидд оставил свое судно, к тому времени разваливавшееся, и далее отправился на «Кведагском Купце».

В 1699 году, менее чем через три года после отплытия из Англии, Кидд прибыл в Вест-Индию, где узнал, что английское правительство объявило его пиратом. В отчаянии он отправился на Испаньолу и бросил якорь в удаленной бухте. Пиратский купец купил у него остатки имущества вместе с судном. Кидд приобрел шлюп, погрузил на него несколько сундуков с золотом и направился в Нью-Йорк, надеясь вернуть свое доброе имя или купить свободу. Вместо этого его арестовали по обвинению в пиратстве и отправили в Англию.

Французский паспорт с «Кведагского Купца», который мог бы его спасти, таинственным образом исчез. Кидд намекал на соглашения с политиками и королем, но до конца сохранил лояльность в отношении своих нанимателей, и в награду за свое молчание был повешен. Веревка лопнула, и его повесили вторично. Затем тело его вымазали смолой и подвесили в цепях для всеобщего обозрения.

Золото, которое Кидд привез с собой в Нью-Йорк, было прихвачено из различных тайных хранилищ. Всего с ним было на 14 000 фунтов стерлингов золота, крохотная доля тех баснословных 400 000 фунтов, которые приписывала ему молва. Такая крупная недостача привела к тому, что еще многие зарабатывали деньги на последовавших поисках спрятанных сокровищ. Даже президента Франклина Рузвельта захватила эта золотая лихорадка. Но никто ничего так и не обнаружил.

Наиболее распространенная версия легенды утверждает, что он спрятал свои сокровища где-то на восточном берегу Северной Америки. Он высадился между Вест-Индией и Канадой со всеми своими сокровищами и зарыл их глубоко в земле.

Но что, если он спрятал клад, прежде чем отправился в Нью-Йорк, даже до прибытия на Испаньолу? Он мог найти пустынный остров с удобной гаванью где-то в Карибском море. Что, если он посетил Кулебру?

Остров этот был на его пути. Его холмистый рельеф, извилистая береговая линия с единственной удобной гаванью удивительно напоминает Остров Сокровищ, описанный Робертом Льюисом Стивенсоном. Если и хранится где-нибудь спрятанный клад, то почему не на Кулебре?

Бартоломью Грейс в это верил, но Грейс – вымышленный персонаж. В Вест-Индии 1803 года, согласно версии, изложенной отцом Джона Спенсера – которую поддержал Роланд Эбби, – морские разбойники нападали на проходившие вдоль побережья суда на лодках. Грейс должен был быть гораздо опаснее. Его военно-морская карьера схожа с печальной историей Джона Родни, сына крупного английского флотоводца Джорджа Родни. Джон поступил во флот мичманом в возрасте пятнадцати лет и менее чем через неделю стал лейтенантом. Еще менее двух месяцев ему понадобилось на то, чтобы сделаться капитаном. Но в пираты Джон Родни не пошел. Он весьма посредственно капитанствовал еще шесть десятков лет.

Черная Книга, которую использовал Бартоломью Грейс, действительно существовала. В ней были записаны древние законы Олрона в виде, которые в XII в. ввел в Англии король Ричард I. Этот музейный экземпляр в последний раз видели в Верховном Суде Адмиралтейства около 1800 года, откуда он и исчез как раз вовремя, чтобы появиться на борту «Рассудительного» в каюте Грейса,

О пиратах написано множество книг. Одна из первых появилась в 1724 году, ее автором часто называют Даниеля Дефо. Она многократно переиздавалась под названием «Общая история пиратов». Рекомендую также две из моих, любимых: «Пираты» Дэвида Митчелла и особенно – чудесную книгу «Под черным флагом» Дэвида Кордингли, который зачастую развенчивает легендарных морских разбойников.

Благодарности автора

Последнее приключение Джона Спенсера началось в редакции газеты в маленьком городке на северо-западном побережье Канады. Кабинет принадлежал издателю и редактору Брюсу Вишарту, с которым мы часами говорили о пиратах, шхунах и пушках.

В двух шагах от редакции находится библиотека Принс-Руперта, где книга окончательно оформилась в соответствии с фактами, обнаруженными исследователем-библиотекарем Катлин Ларкин. Тропическая лихорадка послала мореплавателей в болота, поиски сокровищ Кидда привели «Дракона» и безымянный бриг с Дашером на Кулебру. Представление среднего англичанина начала XIX века о Карибике внушило Джону Спенсеру страх перед людоедами, а Роланду Эбби – желание всадить ядро в пиратишек.

Отец мой так же интересовался этим приключением, как и первой книгой, штудируя книги о пиратах и кораблях; Он помог мне избежать ряда ошибок и несоответствий.

Джейн Джордан Браун, мой литературный агент, внесла ряд предложений, существенно обогативших книгу.

Лори Хорврк редактировала книгу, помогая мне на ранней стадий, но затем она сменила место работы, и появилась Франсуаза Бюи, нашедшая ряд недостатков и внёсшая ряд ценных предложений. Именно благодаря ей Горн появляется в своей шлюпке в тысяче миль от суши.

И все это время моя жена, Кристин Миллер, мирилась со стопками книг в доме, воинственной музыкой и «Стальным сердцем» и даже с грохотом пушек, когда я имитировал морские сражения на своем компьютере.

Всем им я выражаю свою благодарность и признательность. Я счастлив, что знаком с ними.

Об авторе

Йен Лоуренс учился ходить под парусом на крохотном озере посреди бескрайних прерий в возрасте девяти лет. С того времени и на всю жизнь он полюбил море. У него было множество плавсредств, включая военный вельбот и лодку, построенную из бумаги в порядке эксперимента. Сейчас он совершает свои путешествия на одномачтовой яхте под названием «Коннекшен».

Со своей постоянной попутчицей Кристин Миллер и маленькой собачкой Шкипером Доуренс ходит вдоль северо-западного побережья Америки, исследуя островки и залцвчцки Британской Колумбии. Об этих путешествиях он написал две научно-популярные книжки.

Бывший журналист, сейчас он посвящает все свое время писательской работе. Большой успех имели две предыдущие книги: «Мародеры» и «Контрабандисты».

КРАТКИЙ СЛОВАРЬ МОРСКИХ ТЕРМИНОВ

Банка – 1) скамья на шлюпке; 2) мель.

Баркас – самая большая шлюпка (14-22-весельная) для перевозки большого числа команды или тяжелых грузов.

Бизань-мачта – третья мачта, считая с носа.

Бимс – балка, соединяющая борта корабля и служащая основанием для палубы.

Битенг – чугунная или стальная литая полая тумба, прочно укрепленная на палубе. Служит для уменьшения скорости движения якорной цепи при отдаче якоря за счет трения ее о поверхность.

Боцман – лицо младшего командного состава. В обязанности боцмана входит содержание корабля в чистоте, руководство и наблюдение за общественными работами и обучение команды морскому делу.

Бриг – двухмачтовое парусное судно.

Бриз – ветер, дующий вследствие неравномернности нагревания суши и воды днем с моря на сушу, а ночью с суши на море.

Бушприт – горизонтальное или наклонное дерево, выдающееся с носа судна. Служит для постановки косых треугольных парусов.

Baнты – снасти стоячего такелажа, которыми укрепляются с боков мачты.

Вельбот – быстроходная прочная шлюпка, применяющаяся в китобойном промысле.

Галс – курс судна относительно ветра. Если ветер дует в левый борт, судно идет левым галсом; если в правый – правым.

Гафель – наклонное рангоутное дерево, укрепленное сзади мачты и служащее для привязывания верхней кромки носового паруса.

Гик – горизонтальное рангоутное дерево, по которому растягивается нижняя кромка паруса.

Грош – нижний прямой парус на второй мачте от носа.

Зарифить – уменьшить площадь паруса с помощью завязок, расположенных рядами на парусах.

Кабельтов – единица длины, равная 183 м.

Кабестан – один из видов грузоподъемных машин.

Капер – частное лицо, снаряжающее с разрешения правительства воюющей державы вооруженное судно для задержания и захвата в море неприятельских торговых судов, а равно и нейтральных, везущих военную контрабанду.

Капитанский мостик – палубная надстройка, на которой находятся все необходимые устройства и приборы для управления судном.

Картушка – главная составная часть компаса, указывающая стороны света.

Кеч – небольшое парусное судно.

Кильватер – струя, остающаяся за кормой идущего судна.

Кливер – косой треугольный парус, ставящийся перед фок-мачтой.

Клипер – быстроходное океанское трехмачтовое судно.

Клотик – прибор для подачи световых сигналов. Состоит из двух или трех ламп, из которых одна красная, а остальные белые.

Кнехты – парные литые клепаные тумбы, прикрепленные к палубе судна, служат для закрепления швартовых канатов.

Комингс – вертикальные листы, окаймляющие люк по периметру над палубой.

Кубрик – жилое помещение для команды.

Лаг – мореходный инструмент, предназначенный для определения скорости судна.

Лига – единица длины, равная 4,83 км.

Линь – тонкий трос, меньше 25 мм толщиной, из хорошей пеньки.

Лихтер – грузовое несамоходное судно.

Лоцман – лицо, хорошо знакомое со всеми условиями прохода по конкретному порту или плавания на каком-то определенном участке пути.

Марс – площадка на мачте в месте соединения ее со стеньгой; служит для разноски стень-вант, а также для работ по управлению парусами.

Марса-рей – рей, к которому привязывается марсель.

Марсель – второй снизу прямой парус.

Марсовой – матрос, работающий на марсе.

Нактоуз – деревянный шкапчик, на котором установлен компас.

Отдать якорь – опустить якорь в воду.

Оттяжка – снасть, служащая для оттягивания в сторону того или иного предмета при его подъеме или спуске.

Пакетбот – почтовый бот.

Переборка – всякая вертикальная перегородка на корабле.

Рангоут – общее наименование всех деревянных приспособлений для несения парусов.

Рей – металлический или деревянный брус.

Риф – горизонтальный ряд продетых сквозь парус завязок, посредством которых можно уменьшить его поверхность.

Румб – одно из тридцати двух делений компаса, равное 11 градусам.

Румпель – рычаг для поворота руля.

Сектант – морской угломерный инструмент.

Стеньга – рангоутное дерево, служащее продолжением мачты.

Такелаж – все снасти на судне, служащие для укрепления рангоута и для управления им и парусами.

Топ – верх вертикального рангоутного дерева (например, мачты или стеньги).

Травить – ослаблять, перепускать снасть.

Трисель – косой четырехугольный парус, ставящийся позади мачты в дополнение к прямым парусам.

Фал – снасть, служащая для подъема рангоутных деревьев, гафелей, а также парусов и флагов.

Фальшборт – легкое ограждение открытой палубы.

Фок – нижний парус на первой от носа мачте.

Форштевень – продолжение киля судна спереди, образующее нос корабля.

Фрегат – трехмачтовое парусное судно (VIII- XIX вв.) с большой скоростью хода.

Шаланда – небольшое несамоходное мелкосидящее судно.

Шкафут – часть верхней палубы судна.

Шпангоут – ребра судна, к которым крепится наружная обшивка судна.

Шхуна – парусное судно с двумя и более мачтами.

Ялик – вид лодки.

Оглавление

1. Шлюпка

2. Рассказ незнакомца

3. Работа Ионы

4. Корабль мертвецов

5. Сундук Горна

6. Зеленые лужки

7. Работорговец

8. Черная книга

9. Боязнь моря

10. Кровавый флаг

11. Лихорадка

12. К Дэви Джонсу

13. Пощады не будет

14. Старый знакомый

15. Ползком к людоедам

16. На мели

17. Странная мечта

18. Призрачные моряки

19. На мушке

20. Расплата

21. Огненный корабль

22. Домой, в Англию

23. Джентельмен удачи

24. Гость-призрак

25. Штормовые паруса

26. Борозда в море

27. Смертельная схватка

28. Останки

Примечание автора

Благодарности автора

Об авторе

КРАТКИЙ СЛОВАРЬ МОРСКИХ ТЕРМИНОВ


home | my bookshelf | | Пираты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу