Book: Тайна Jardin des Plantes



Тайна Jardin des Plantes

Николя Д’Этьен Д’Орв

Тайна Jardin des Plantes

Тайна Jardin des Plantes

Автор: Николя Д' Этьен Д'Орв

Название: Тайна Jardin des Plantes

Издательство: Рипол Классик

Серия: Тайна Libri

ISBN: 978-5-386-02714-8

Год: 2011

Страниц: 386

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Париж на пороге катастрофы. Сена выходит из берегов. Начинают исчезать люди. Столице Франции грозит гибель, но горожане ни о чем не подозревают. Только один человек, профессор Сорбонны Сильвен, понимает серьезность происходящего.

Найти разгадку ему помогает Тринитэ - случайная свидетельница одного из похищений. Вместе со своей помощницей Сильвен отправляется в самое сердце Парижа - его катакомбы. У них есть двадцать четыре часа, чтобы спасти город.

Латинский квартал, Марсово поле, Монмартр и... Ботанический сад, Jardin des Plantes, с его оранжереями и вольерами для экзотических животных... Достопримечательности Парижа стали декорациями для нового головокружительного триллера Николя Д'Этьена Д'Орва.

Посвящается Амели, моей возлюбленной парижанке;

моему отцу, который научил меня ходить, не глядя под ноги;

и памяти Николя Б. и Пьера Д., парижских пешеходов

У многих из нас долго не исчезает стремление воображать себе другой, тайный Париж, неразрывно и непостижимо связанный с находящимся на виду.

Андре Арделле

Личные воспоминания, по зернышку, по крупице; фрагменты истории Франции; землянику — вот какой урожай собираешь, бродя по Парижу в поисках приключений. Кроме того, если обладаешь чутким восприятием, то при каждом шаге словно бы ощущаешь под своими подошвами биение огромного сердца.

Анри Кале, «Великие просторы»

Пролог

Все началось весенним утром, 16 мая. Проснувшись, парижане сразу почувствовали: что-то изменилось.

Невероятно влажный воздух. На улице всего +14, но при этом нечем дышать: духота как в тропиках. Кожа, одежда, дверные ручки — все влажное. Тротуары скользкие, словно тинистое дно. Ранние пташки изумленно смотрели на проезжую часть, превратившуюся в гигантский каток, по которому с черепашьей скоростью ползли машины. Весь город стал каким-то липким. В окна врывался муссон. Париж пропитался запахами джунглей.

Ну и потом — Сена. Точнее, прежде всего — Сена!

К восьми утра вода поднялась на предельно допустимый уровень.

В девять утра водостоки переполнились.

В десять началась эвакуация пассажиров из метро.

Служащие RATP[1] в сопровождении полицейских, CRS[2], пожарных заполонили станции, чтобы заставить пассажиров выйти в город.

— Быстрей! — командовали они. — Пошевеливайтесь!

— Но что происходит? — спрашивали испуганные пассажиры.

— Без разговоров!

Стражи порядка без колебаний пускали в ход свои дубинки, чтобы поторопить непокорных.

— Бомба, да?..

— Они решили взорвать Париж?

— Значит, мы все здесь умрем?!

Полицейские не отвечали: они и сами ничего не знали.

«Главное — не показывайте свой собственный страх», — говорилось в указе префекта полиции, разосланном рано утром по всем полицейским комиссариатам и казармам.

В одиннадцать утра мощные потоки воды устремились под землю. Канализация, водостоки, трубы — все взорвалось. Вода сметала все на своем пути. Самые глубокие из подземных станций метро были затоплены менее чем за пять минут. Тысячи пассажиров оказались заблокированными на станциях «Центральный рынок», «Шатле», «Сен-Мишель». Полиция была уже бессильна. Пассажиры, теснившиеся в вагонах, надеялись, что уровень воды спадет так же быстро, как и поднялся. Вагоны RER[3] превратились в подводные лодки. Но в них не хватало воздуха. Скорчившись на сиденьях, выжившие пассажиры, задыхаясь, смотрели на кошмар по ту сторону окон: трупы людей и животных, металлические обломки…

Еще через десять минут стекла затрещали под напором воды. И те, кто еще не задохнулся, захлебнулись.

Из метро вода начала извергаться на поверхность. Сена теперь покрывала пространство от вокзала Сен-Лазар до Люксембургского сада, от Марсова поля до площади Бастилии. Этот водоем глубиной примерно полметра все ширился. Растерянные пешеходы шли, увязая в грязном илистом месиве. Автомобильное движение превратилось в одну сплошную пробку. Многие водители, охваченные паникой, бросали машины прямо посреди улицы. Инстинкт выживания доходил до абсурда: люди толпами врывались в дома и магазины и карабкались по лестницам наверх. Витрины были разбиты, входные двери выломаны. Те, кто оставался в квартирах, забаррикадировались изнутри.

Туристы, которые встали пораньше, чтобы совершить свою первую прогулку по Парижу, бросились на штурм Эйфелевой башни. Несмотря на запреты охранников, почти сто человек прорвались сквозь заграждения и стали карабкаться наверх. Даже самые осторожные люди, охваченные отчаянием и яростью, взбирались по лестнице выше и выше — все лучше, чем эта мутная и как будто липкая вода, пропитавшая и самый воздух, которым приходилось дышать… Эйфелева башня, единственный уцелевший остров посреди пучины, оставалась последней надеждой на спасение.

Однако людей, которые так решили, оказалось слишком много.

К полудню башня была доверху ими заполнена. Вода поднялась уже на два метра, и символ Парижа укрывал в себе около сорока тысяч человек.

Над башней кружились вертолеты, из громкоговорителей слышался рев: «Спускайтесь! Освободите башню! Вас слишком много!» Но этих слов никто не слушал, все оставались среди узоров стального гигантского макраме…

Всеобщий ужас нарастал.

В три часа дня Сена затопила электрогенератор Военной школы. Словно молния пронеслась над Марсовым полем, и вслед за этим раздался общий душераздирающий крик: теперь на Эйфелевой башне было около ста тысяч людей, и они поняли, что означают эти вспышки.

Электрические разряды скользили над водой, словно огромные полчища змей. Их притягивал металл.

— О, боже мой! — простонала пожилая женщина, которая недавно пообещала своим внукам показать им сверху настоящее море.

— Ба, мы ведь не умрем, нет?

Женщина прижала детей к себе, пряча лицо в воротник плаща:

— Нет, что вы, милые мои, все будет хорошо…

Маленькая девочка тут же высвободилась.

— Как красиво! — воскликнула она, посмотрев вниз. — Смотри, ба, — море как будто горит!..

Когда огненный поток достиг стальных опор башни, оглушительный вопль сотряс небеса. Стальная конструкция высотой триста метров ослепительно вспыхнула. Через мгновение смрад горелой плоти заглушил затхлый запах поднявшихся на поверхность сточных вод.

Часть первая

ГОРОД

Тот не жил в Париже и не был с ним знаком, кто ни разу не встречался с его призраками.

Жак Йонне, «Улица колдунов»

Глава 1

— Сто тысяч человек, зажаренных живьем на Эйфелевой башне, — что за нелепость! — проворчала Жервеза Массон. — Она не смогла бы выдержать такой груз!.. Что касается электрических разрядов, которые якобы к ней притянулись, — прибавила она, — это просто смешно!

И с раздражением захлопнула книгу.

Затем, поскольку от долгого чтения вслух у нее пересохло в горле, она залпом осушила бокал красного вина.

Сильвен, ее сын, сидевший напротив нее, все это время оставался невозмутимым и хранил молчание.

Наконец молодой человек слегка пожал плечами и тоже отпил вина. Длинные пряди золотисто-белокурых волос, спадающие ему на глаза, едва не окунулись в бокал.

Сильвен спрашивал себя, к чему клонит мать. Целых полчаса она возмущенным тоном зачитывала ему отрывки из книги «SOS! Париж». Остальные посетители небольшого ресторанчика то и дело оборачивались на них с недовольным видом. Однако заслуженная шестидесятилетняя сотрудница парижского Музея естественной истории не обращала никакого внимания на завсегдатаев «Баскского трактира», наслаждавшихся гаспаччо, запеченным окороком, яичницей с помидорами, луком и перцем и другими кулинарными изысками баскской кухни. Она смотрела только на сына. Она ждала от него какого-то замечания, какого-то комментария по поводу всей этой бредятины. Но Сильвен продолжал молчать, изредка поглядывая на мать сквозь завесу волос, спадающих на глаза.

На самом деле он не знал, что сказать.

Чувствовалась, что Жервеза оскорблена его молчанием, которое она, скорее всего, приписывала безразличию.

— Я тебя не понимаю, Сильвен! Ты всегда боготворил Париж, ты посвятил ему свою жизнь, свою карьеру — и весь этот набор глупостей тебя не возмущает?

Поставив бокал, Сильвен откинулся на спинку стула и убрал волосы со лба.

«Чего-то она недоговаривает», — подумал он.

Так или иначе, факт оставался фактом: хранительница музея была чем-то всерьез обеспокоена. Ее сын это чувствовал — он часто угадывал мысли своих собеседников. Телепатия? Нет, инстинкт. Проблески интуиции, которую он никогда не пытался специально в себе развивать, но которая становилась все сильнее по мере того, как он взрослел. Однако это не имело никакого отношения к его образованию, годам учебы, дипломам.

Будучи молодым талантливым ученым, Сильвен Массон обладал интеллектом не столько рефлексивным, сколько интуитивным. Он не анализировал окружающий мир, он его чувствовал. Вкусы, запахи, виды, звучания — все эти разрозненные детали составляли в его памяти единое целое, нечто вроде лоскутного одеяла. Так, запахи чеснока и жареной рыбы, насквозь пропитавшие «Баскский трактир», словно распахивали перед ним калитку в детство. Тридцать с лишним лет он почти всегда обедал в этом ресторанчике вместе с матерью, и теперь каждый проглоченный кусочек фаршированной шейки вызывал у него те или иные воспоминания, каждый глоток изарры — мимолетный образ из прошлого. По сути, Сильвен был «стихийным прустинианцем», даже вопреки себе (поскольку «В поисках утраченного времени» постоянно выскальзывала у него из рук, и, говоря своим студентам о Прусте, он не без скрытой провокации именовал писательскую манеру последнего «вылавливанием блох»). Однако, несмотря на это неприятие, Сильвен, подобно Прусту, страдал от «непреходящей детскости». Он даже изобрел применительно к себе термин «синдром детской сенситивности», сокращенно СДС, поскольку его чувственное восприятие оставалось таким же ярким, как в детстве — связи с которым он из-за этого никак не мог разорвать.

— Так что, тебе нечего ответить? — настойчиво спросила Жервеза, видя, что ее сын вновь погрузился в свои мысли.

Сильвен покачал головой — не столько в знак отрицания, сколько для того, чтобы очнуться от забытья. Затем пожал плечами и нехотя проговорил:

— Мам, я историк. А эта книга — просто роман… Люди готовы проглотить что угодно: вспомни только парижского зеленщика, который в сорок шестом ухитрился продать Эйфелеву башню голландской компании по утилизации металлолома…

Жервеза Массон стиснула зубы. «Анекдоты, эти его вечные анекдоты!» Итак, это все, что ее сын может сказать по поводу книги, которая побила все рекорды продаж во Франции в течение нескольких последних недель. Четыре сотни страниц, где речь идет именно о том, что является истинной страстью Сильвена, — о Париже. О городе, буквально расплющенном, опустошенном, разгромленном фантазией автора, Протея Маркомира. И Сильвен над этим смеется?!

Нервно жуя утиное филе в вишневом соусе, Жервеза смотрела на сына с некоторым опасением и одновременно — почти с завистью. Она была заранее уверена, что Сильвен отнесется к этому роману с той же насмешливой беззаботностью, как прежде — к террористической угрозе.

Несмотря на постоянно происходящие вокруг «события», он продолжал жить в своей башне из слоновой кости. О, конечно, она и сама немало этому поспособствовала. Она растила его, как редкий оранжерейный цветок, оберегала от всего и вся. Прошло уже много лет с тех пор, как Сильвен стал жить отдельно, в своей берлоге на улице Монж, в самом центре Латинского квартала, но по-прежнему оставался верен своей болезненной обособленности от окружающего мира.

«Нужно, чтобы он очнулся, пока не стало слишком поздно!» — с тревогой думала мать, которая уже воображала сына, изумленного и растерянного, стоящим посреди руин.

— Ты говоришь, книга Маркомира — всего лишь роман, вымысел, — наконец сказала она, нервно затягивая узел на своей салфетке, которая трещала все сильней и сильней. — Но я уверена, что за этим вымыслом скрывается кое-что посерьезнее…

— Но что? — вежливым тоном произнес Сильвен, надеясь сменить тему.

Он с удовольствием предвкушал свою завтрашнюю лекцию — о языческих святилищах, некогда существовавших на месте некоторых парижских церквей. Одна из самых любимых его тем…

Жервеза, не собиравшаяся сдаваться, схватила объемистую книгу и, указывая на имя автора, возмущенно заговорила:

— Этот ненормальный, Маркомир, объявил, что его роман — это пророчество. Что у него были видения. Что на написание книги его вдохновило некое высшее существо. Что…

— Я знаю, мама… Несмотря на то что я живу в своем замкнутом мирке, я в курсе того, что происходит за стенами Сорбонны и Исторической библиотеки… — Сильвен поднял глаза на Жервезу, сознавая, что несколько укрепил свои позиции. И добавил: — К тому же не тебе упрекать меня в затворничестве…

При этих словах хранительница музея недовольно поморщилась и, достав из сумки косметичку, принялась подкрашивать губы.

Сильвен знал, что она всегда так делает, когда нервничает. Словно бы пытается замаскировать внутренние проблемы внешними средствами.

«Как будто она чего-то боится…» — подумал он, уловив во взгляде матери растерянность. Да, сегодня вечером что-то тревожное витало в привычной атмосфере «Баскского трактира» (или только вокруг их стола?). Во всяком случае, Жервеза Массон явно была не в своей тарелке.

Машинально поправляя тщательно уложенные волосы, она ворчливо произнесла:

— По крайней мере, я стою на твердой почве! А ты витаешь в облаках… Тебе-то не приходится бороться с чиновниками, добиваться приемов у министра, выбивать субсидии… Да еще и эта публика…

Последние слова были неожиданными.

— Но при чем здесь… публика?

Хранительница музея подозрительно огляделась, затем, понизив голос, ответила:

— С тех пор как прошлой осенью вышла «SOS! Париж», посетителей в нашем Ботаническом саду стало меньше. На целых двадцать процентов…

— Возможно, это из страха перед террористами, — предположил Сильвен. — Или просто совпадение…

Он хотел успокоить мать, но результат получился прямо противоположный: она утратила последние остатки самообладания. Даже под слоем пудры стало заметно, как сильно она покраснела от гнева.

— Ах, значит, совпадение?! А как ты тогда объяснишь, что на следующий день после того, как Маркомир появился в программе Лорана Рукье, в зале палеонтологии не появилось ни одного посетителя за весь день? И что все экскурсионные школьные группы отозвали свои заявки на посещение Галереи эволюции?

— То есть как?

После некоторого колебания Жервеза нервно облизнула губы и ответила без всякой иронии:

— Я и в самом деле думаю, что они… боятся музея.

— Но из-за чего?

Не глядя на сына, Жервеза надела очки и, указав на книгу, спросила:

— Ты ведь читал ее? Или нет?

«Еще чего не хватало!» — невольно подумал Сильвен и, энергично покачав головой, произнес с почти детской гордостью:

— Нет, я такое не читаю!

Жервеза, казалось, немного смягчилась.

— Ну что ж… по крайней мере, ты свободен от стадного инстинкта, — с удовлетворением сказала она, перелистывая страницы. — Вот послушай…

Сильвен обреченно закатил глаза: «Ну вот опять!..»

— «Настал черед животных. Ботанический сад представлял собой воистину апокалипсическую сцену. Все находившиеся в клетках животные погибли из-за того, что сотрудники, не освободив их, разбежались. С другой стороны, наблюдались и своеобразные „воскрешения“.

Через три недели после начала затопления несколько спецназовцев-ныряльщиков, проплывая в резиновой лодке „Зодиак“ над улицей Бюффона, увидели жуткое зрелище: чучела животных, прежде стоявшие в Галерее эволюции, плыли на своих деревянных постаментах по Ботаническому саду, словно шагали по воде. Поскольку ограда была затоплена, многие чучела „разбрелись“ по улицам, словно библейские животные, спасшиеся в ковчеге от потопа.

Спецназовцы с ужасом заметили, что все хищники смотрят прямо на них!

Если бы лапы зверей не были прикреплены к постаментам, они выглядели бы совсем как живые! На углу улицы Жоффруа-Сен-Илэр спецназовцы увидели рысь, зарычавшую на них, когда их лодка приблизилась. Затем на крыше одного дома по улице Поливо они увидели двух тигров, греющихся на солнце. Один из них терся спиной о каминную трубу.

— Смотри, — вздрогнув, сказал один из ныряльщиков своему соседу. — Они сошли со своих постаментов!..

— И они не боятся воды, — откликнулся тот, видя, как тигры прыгают в воду.

Когда зубы хищников прокусили резиновый борт лодки, она накренилась. Перед смертью всем членам экипажа предстало одно и то же фантастическое видение: по бульвару Сен-Жермен под водой величественно плыл кит, сопровождаемый скелетом тираннозавра…»

Жервеза резко захлопнула книгу и торжествующе взглянула на сына.

Однако ей пришлось разочароваться: на лице Сильвена по-прежнему было скептическое выражение.



— Ну и что? — сказал он, видимо ничуть не впечатленный кошмарами Маркомира. — Ты ведь не думаешь, что этот бред как-то повлиял на ваших посетителей?

Но Жервеза не успела ответить.

— Это роман Протея Маркомира? — услышали голос за спиной мать и сын.

Они обернулись. Юный официант, стоявший возле их стола, смотрел на книгу почти благоговейно.

— Да, он самый, — ответила хранительница музея, заинтригованная явным восхищением молодого человека.

Тот склонился над столом и с религиозным трепетом взял книгу в руки.

— Я его уже дважды перечитывал, — произнес официант приглушенным голосом. — Если все это правда, значит, скоро мы в самом деле увидим конец света!

Сильвен заметил, что руки официанта слегка дрожат.

Да что ж они все как помешались на этой книжонке!.. Или «SOS! Париж» действительно заключает в себе какую-то тайну?.. Видно, придется все же роман прочитать…

При виде чуть порозовевшего лица официанта, который держал книгу так, словно это была бомба, готовая взорваться, Сильвен на мгновение даже возревновал к славе Маркомира. Он с удовольствием применил бы рецепт Маркомировой популярности к собственным научным работам: напечатать их в двух с половиной миллионах экземпляров — ну как тут не прославиться?

— Но ведь это всего лишь вымысел, вы знаете? — спросил он, пытаясь разубедить официанта.

Тот, однако, не выглядел безумным фанатиком, ожидающим апокалипсиса, и Сильвен это чувствовал. «Этот тип не сумасшедший, он просто перепуган до смерти». Но когда официант взглянул на Сильвена, у него оказался именно взгляд фанатика, причем обращенный на еретика.

— Вы видели Маркомира по телевизору, нет? Вы слышали, что он рассказывал об этой книге?

Жервеза и Сильвен одновременно покачали головой.

— Маркомир знает такие вещи, о которых мы даже понятия не имеем, — прошептал официант. — Он как будто сам пережил те события, о которых пишет… словно видел это во сне или в другой жизни. Он ясновидящий… Он попытался нас предупредить, предостеречь… Никто этого не опубликовал бы, если бы он не выдал это за роман. Но это вовсе не роман…

Положив книгу обратно на стол, официант судорожно вцепился в руку Сильвена, у которого не оставалось другого выбора, кроме как слушать дальше.

— Это правда, месье! Чистая правда! Маркомира обвиняют в том, что он — самозваный гуру, а его Протейнианская церковь — секта. Но когда катастрофа действительно начнется, они все бросятся искать у него защиты! Вы знаете о том, что у него уже больше восьмиста приверженцев?

— Все в порядке, мадам Массон?

При этих словах официант вздрогнул.

На этот раз к ним подошел хозяин заведения собственной персоной, подозрительно косясь на официанта.

«Ну вот, сейчас и этот заведет ту же песню!» — обреченно подумал Сильвен.

Однако, увидев книгу Маркомира, гигант в белом фартуке с вышитыми инициалами «И. Д.» буквально окаменел от гнева. Его лицо, на котором выделялись густые усы цвета «соль с перцем», пошло красными пятнами.

— Живо отправляйся на кухню! — приказал он официанту, с трудом сдерживаясь.

Тот, покраснев, пролепетал: «Да, месье Дарриган!» — и удалился, лавируя между столами.

Вновь обретя всегдашний солидно-достойный вид, Ив Дарриган обратился к Жервезе с заметным акцентом жителя Сен-Жан-де-Люс:

— Мадам Массон, мне очень жаль, но прошу вас простить этого юнца: ему довелось хлебнуть горя. Его родители погибли во время теракта прошлой осенью… Они работали в «Конкор-Лафайетт», когда там взорвалась бомба. С тех пор ему и мерещатся всюду ужасы…

— Ничего-ничего, все в порядке, — поспешно произнесла Жервеза умиротворяющим тоном.

Украдкой посмотрев по сторонам, месье Дарриган склонился к Жервезе и ее сыну, опершись локтями на столешницу. Усы хозяина ресторана защекотали горлышко бутылки «Шательдон».

— Раз уж я здесь, хочу у вас спросить, мадам Массон. Вот вы бываете в правительственных учреждениях… Как там-то дело, продвигается?..

Уловив запах чеснока в его дыхании, Жервеза невольно поморщилась.

— Вы о чем, Ив?

Ив Дарриган склонился еще ниже, отчего крепкий стол из бука слегка затрещал.

— Я насчет терактов… Вы уже знаете, что сегодня днем эвакуировали людей из Монпарнасской башни? Значит, полиция напала на след?.. Террористы скоро будут задержаны?

— Я знаю не больше вашего, — ответила Жервеза, чувствуя неловкость из-за того, что все посетители явно прислушивались к их разговору. — Я ведь имею дело с министерством культуры, а не с полицией. Моя сфера — естественные науки, а не терроризм…

В ресторане тем временем воцарилось абсолютное молчание. Все взгляды сейчас были прикованы к моложавой блондинке лет шестидесяти. Есть ли у нее какая-то новая информация о трагическом событии, которое так потрясло всех парижан прошлой осенью? Почти каждый житель столицы близко или отдаленно знал кого-то из жертв этой бойни. Сотен жертв…

Тишина окутала ресторанный зал с закопченными деревянными балками под потолком. Сильвен почти физически ощущал исходивший от всех присутствующих страх пополам с надеждой.

— Но ведь вы, мадам Массон, — снова заговорил Ив Дарриган, — в связи с угрозой терактов должны были получить какие-то предписания из службы безопасности?

— Да, конечно, нам в музей постоянно присылают кипы инструкций, усилили охрану… все как в любом общественном учреждении, — ответила Жервеза и инстинктивно бросила взгляд на входную дверь.

На улице, по ту сторону стеклянной витрины, украшенной фирменными наклейками «Мишлен», «Лебэй», «Голт и Милло», расхаживал из стороны в сторону вооруженный до зубов охранник.

— Ну и времена!.. — пробормотал месье Дарриган, чтобы скрыть разочарование.

Он понял, что Жервеза, даже если она знает что-то еще, больше ничего не скажет. Видимо, остальные посетители пришли к тому же выводу и снова взялись за ножи и вилки — хотя та сосредоточенность, с какой они вернулись к еде, могла показаться несколько преувеличенной.

После недавних терактов весь Париж словно лишился аппетита. С момента взрыва в «Конкор-Лафайетт» — огромном небоскребе в двести этажей, включавшем в себя отели, офисы, кинотеатры, рестораны и галереи современного искусства, — мясо как будто пропиталось привкусом золы, а вино отдавало горечью. Владельцы ресторанов, в том числе Ив Дарриган, не могли не заметить резкого уменьшения клиентуры — люди чувствовали себя приговоренными к смерти с отсрочкой приговора.

Устремив взгляд в стену позади своих собеседников, хозяин «Баскского трактира» добавил:

— Мир сильно изменился…

Жервеза и Сильвен невольно обернулись и увидели на стене картину. Картину?.. Нет, скорее это был сон, смутное воспоминание о той благословенной эпохе, когда этот нынешний парижский ресторан еще и впрямь был сельским трактиром. Огромная, два на два метра, фреска изображала «Баскский трактир», каким он был в начале девятнадцатого века. Идиллическая, даже несколько сентиментальная сцена: шестеро гостей, сидя за столом, накрытым во дворе, под ивой, едят жареных кур или весело чокаются бокалами с вином; рядом, на поляне, танцуют пары. Вдалеке, на другом берегу реки, на фоне голубого неба высится необычного вида замок.

— Настоящий рай на земле, — тихо произнесла Жервеза.

Четверг, 16 мая, 20.35

Скоро девять, и вот я стою возле окна и прикидываю, чем бы заняться сегодня вечером. На домашку по математике у меня уходит максимум час (а другие, между прочим, на нее гробят целые вечера!). Тем лучше для меня! Когда на контрольной я отстреливаюсь раньше всех, препод всегда корчит недовольную рожу, но он и сам видит, что все правильно, так что честность ему не позволяет ко мне придраться… Всегда одно и то же: у меня какая-то мания — успеть раньше всех… А зато сегодня я смогу посмотреть на закат над крышами Парижа… роскошное зрелище! Ну а потом, когда стемнеет? Пойти в кино с Мюгетт?.. Она наверняка корпит над математикой… Или прогуляться одной? Страшновато… Да и куда пойти? А вообще-то мне и тут хорошо. В этой огромной пустой квартире…

И потом, я на самом деле не одна...

Закрывая окно, я думаю о том, что у меня полно друзей. Друзей, которых я знаю как облупленных: все их привычки, все их секреты. При этом, однако, они меня почти не знают.

Кого я выбрала бы на сегодняшний вечер?.. Месье Уэрво? Слишком он грустный… Мадемуазель Гарнье? Тоже не слишком веселая компания. Нужен тот, кто порадуется весне… Например, семья Шовье — молодая семейная пара с ребенком. Погода отличная: тепло, все распускается.

Я иду через всю квартиру к тому месту, которое отец называет моим «логовом». Заперев за собой дверь, беру пульт от экрана 7 и включаю камеру 1 квартиры 3-G. Появляется изображение. Ага, Надя Шовье сейчас одна. Странно. Вообще-то уже поздно. Наверно, Жан работает сверхурочно… А может, застрял в пробке. Ирония судьбы для важной шишки из RATP!

Я часто к ним вот так «захожу» и знаю, что Надя всегда старается вернуться с работы раньше мужа. Сегодня она к тому же пришла с двумя доверху набитыми хозяйственными сумками, прицепленными к детской коляске. Ей пришлось сменить памперс Пьеру, потом искупать его, дать ему бутылочку с соской и уложить спать. Наблюдать за всем этим очень приятно — вызывает умиротворение. Я люблю детей: это так просто.

Потом она накрасилась — я убедилась в этом, увеличив изображение, чтобы разглядеть ее лицо крупным планом. Губы были подкрашены сливового оттенка помадой. Кажется, Мюгетт красилась такой же, когда ходила на свидание с Бартелеми, — темно-фиолетовой. Я-то косметикой почти не пользуюсь, хотя у мамы в ванной комнате этого добра хватает.

Звонок в дверь их квартиры. Это Жан.

Он входит, ставит свой кейс на стул. Надя обнимает мужа:

— Дорогой!..

Жан что-то отвечает, но я не могу разобрать слов. Увеличиваю громкость.

— Пьер уже спит? — разочарованно спрашивает отец семейства.

— Да, уснул еще час назад.

— Жаль, — говорит он, снимает пиджак и плюхается на диван.

Берет пульт и включает телевизор.

«— Сегодня днем в 15-м округе Парижа эвакуировали людей из Монпарнасской башни, что вызвало массовый переполох. Служба безопасности, охраняющая здание, получила анонимное сообщение о заложенной внутри него бомбе. В начавшейся толчее пострадали пять человек, в том числе трехлетний ребенок, — все они были срочно доставлены в больницу Кошен».

В течение нескольких секунд лицо Жана словно окаменело.

— Сколько раз я тебе говорил: надо переезжать! — нервно крикнул он жене, которая готовила на кухне ужин. — Теперь, когда у нас появился Пьер, мы не можем рисковать. А мой офис в самом центре…

Надя внесла в гостиную поднос с двумя тарелками и села рядом с мужем:

— Но ты говорил, что метро хорошо защищено.

— От террористов — да. Но не от этих ложных сообщений о взрывных устройствах, которые провоцируют массовую давку. В метро это едва ли не опаснее, чем настоящий теракт.

Жан был прав: месяц назад, вскоре после Пасхи, я угодила как раз в такую ситуацию на станции «Обер». Какой-то тип заявил, что заложил бомбу под вагон. Что тут началось! Люди словно обезумели. Хорошо еще, что Мюгетт была со мной — меня растоптали бы, если бы она не прижала меня к себе изо всех сил.

А теперь нас пытаются убедить, что после грандиозных терактов настанет затишье… Ну да, как же!.. Все по-прежнему стоят на ушах, несмотря на то что министр внутренних дел выступает с телеобращением, пытаясь успокоить парижан:

«— Парижанам нечего бояться. Приняты все необходимые меры для обеспечения их безопасности.

— Господин министр, на какой стадии сейчас находится расследование, касающееся попытки теракта на станции метро „Порт Майо“?

— Я же только что сказал: парижанам нечего бояться. Что касается…»

Я с удовольствием послушала бы дальше, но Жан берет пульт и выключает телевизор. Потом встает и начинает расхаживать по гостиной — скорее нервно, чем задумчиво.

— Мы могли бы переселиться за город, — наконец говорит он. — Для Пьера это было бы лучше во всех отношениях.

— Но нам никогда там не найти лучшего жилья, чем это, — возражает Надя.

Жан машинально оглядывает комнату.

— Мне не нравится это место, — признается он. — Хотя, конечно, плата за жилье у «Королевы Бланш» чисто символическая…

— Мы уже говорили с тобой на эту тему…

Жан пожимает плечами и снова садится.

Взгляд его падает на журнальный столик, и Жан замечает на нем какую-то книгу:

— Ты тоже читаешь эту ерунду?

— Мне ее мама принесла.

— В метро я видел ее у половины пассажиров, — говорит он с раздраженной гримасой. — Не люблю я все эти выдумки! Реальность сама по себе достаточно жестока. А такие книжонки только развивают паранойю у людей. Это же надо — разрушение Парижа!..

— Ты почитал бы, прежде чем критиковать.

Я включаю зум, чтобы увидеть обложку крупным планом. Так я и думала: даже Надя Шовье читает «SOS! Париж».

Жан со вздохом кладет книгу на столик и вытягивается на диване, положив голову на колени жены:

— Устал как собака…

Надя издает нежный смешок, и пальцы ее осторожно проскальзывают под рубашку мужа. Постепенно он расслабляется. Дыхание его становится глубоким и ровным. Потом он приподнимается и слегка обнимает Надю, которая продолжает расстегивать на нем рубашку.

В такие моменты я всегда колеблюсь, не стоит ли выключить монитор. Не то чтобы происходящее меня шокирует — я видела подобное много раз, — однако мое любопытство не исключает уважения. Может быть, это прозвучит лицемерно, но я вовсе не вуайеристка.

Однако я продолжаю смотреть на экран монитора.

— Дорогой, — говорит Надя и нежно целует мужа в лоб, в кончик носа, в обе щеки. — Я так тебя люблю…

Внезапно Жан резко вздрагивает:

— Ты слышала?

— Что?

— Не знаю… Какой-то шум в комнате Пьера.

Надя бледнеет:

— Ты уверен?

— Я не знаю, мне…

Надя выпрямляется и несколько секунд напряженно прислушивается.

Жан, кажется, напуган.

— Ты что-нибудь слышишь?

— Тс-с! — Надя прижимает палец к губам мужа.

Затем медленно, словно заранее обдумывая каждое движение, поднимается. На цыпочках ступает по ковру. На миг оборачивается к Жану и делает ему знак оставаться на месте.

Дверь детской приоткрыта. Надя приближается к ней, стараясь ступать как можно тише.

Когда она входит в комнату, Жан вздрагивает.

Почти в тот же момент я невольно стискиваю в руке пульт изо всех сил. Никогда прежде я не слышала такого крика.

Глава 2

На парижских улицах было спокойно и прохладно. Город источал аромат свежей зелени, к которому примешивался запах асфальта. Вырвавшись из духоты «Баскского трактира», Жервеза и Сильвен медленно шли по улице Крулебарб, чувствуя легкое опьянение. Сгущающийся полусумрак настраивал их на умиротворенный лад.

«Истинный мир», — думал Сильвен, ступая по парижскому асфальту.

Как всегда, проходя по улице Крулебарб, профессор Сильвен Массон непроизвольно напомнил себе, что эта извилистая улица совсем не проста: она пролегает по руслу древней реки Бьевры, которая некогда пересекала Париж с юга на север и впадала в Сену в районе нынешнего Аустерлицкого вокзала. Впоследствии она высохла и теперь оставалась лишь воспоминанием, эхо которого еще продолжало звучать в географии Парижа: улица, возникшая на ее месте, постоянно изгибалась и шла немного под уклон. Глядя на высокие деревья, росшие вдоль улицы по другую сторону от ресторана, Сильвен думал, что благодаря ним воздух здесь как в деревне.

К одному из мощных стволов прислонился полицейский, машинально поглаживающий свою дубинку. У него был беспечный вид сельского пастуха. В свете недавних чудовищных терактов этот одинокий силуэт вызывал ощущение безнадежности: он словно был печальным символом заранее обреченного противостояния горожан террористской угрозе.

«Парижане живут в постоянном страхе перед новыми взрывами, — констатировал Сильвен, оглядывая пустые немые кварталы. Окна были закрыты, ставни заперты, замки защелкнуты. — Как будто все забаррикадировались…»

Но после осенних терактов у всех французов был повод так себя вести. Тысяча двести человек погибли при взрывах в «Конкор-Лафайетт», и лишь чудом удалось вовремя эвакуировать людей из небоскребов-близнецов «Тур Меркюриаль». Приходилось признать очевидное: почти все вечерние завсегдатаи бистро и ресторанчиков вроде «Баскского трактира» предпочитали оставаться дома.

«Париж некоторым образом последовал моему примеру, — иронически подумал Сильвен, машинально поддавая ногой пустую бутылку из-под „Кока-колы лайт“, которая покатилась вниз, в темноту. — Стал городом-затворником!»

Столичным властям даже не пришлось издавать приказ о затемнении, поскольку по вечерам все и без того запирали ставни на окнах или оставляли в квартирах минимум света. Постоянные слухи о заложенных бомбах и вид обгорелых тел в «Конкор-Лафайетт» вызвали настоящий психоз. С момента взрывов прошло восемь месяцев, но личности и мотивы тех, кто совершил это преступление, по-прежнему оставались неясны, и парижане были начеку. Количество полицейских на улицах удвоилось: даже в самых крошечных переулках и тупиках круглосуточно дежурил хотя бы один полицейский.



— Наш мир обезумел, — грустно прошептала Жервеза в спину полицейскому, который отстранился от дерева и медленно двинулся по улице, в созерцание которой была погружена хранительница музея.

— Простите, мадам?

Автомат полицейского поблескивал в тусклом свете уличного фонаря, так же как и густая копна белокурых волос Жервезы.

Она попыталась улыбнуться:

— Я просто желаю вам успешной службы, месье ажан. И спокойной ночи.

Полицейский взглянул на нее с удивленным и слегка недоверчивым видом, но потом все же ответил на ее улыбку и произнес неожиданно тонким голосом:

— Спокойной ночи, мадам. Будьте осторожны.

Она перехватила его взгляд послушного домашнего пса, представлявший резкий контраст с автоматом, резиновой дубинкой, гранатами со слезоточивым газом и другим оружием, которое было при нем, и прошептала:

— Бедолага…

А когда он отошел достаточно далеко, добавила уже громче:

— И на вооружение вот таких кретинов из нашего бюджета высасывают последние соки!..

Сильвен не отвечал. Хотя молодой профессор и слышал слова матери, так же как и предшествующий им короткий диалог с полицейским (Жервеза всегда была любезна со стражами порядка, и это его слегка раздражало), он был полностью погружен в молчаливое созерцание города. Тем более что его всегда восхищал этот квартал, расположенный в северной части Тринадцатого округа, недалеко от старинной гобеленовой мануфактуры, на которой были вытканы самые красивые ковры эпохи Старого Режима, и представлявший собой богатый срез парижской истории. Сильвен с первого взгляда узнавал остатки архитектуры времен Римской империи, здание эпохи Возрождения, фасад эпохи Людовика Четырнадцатого, доходный дом времен барона Османа, башню 60-х годов двадцатого века… Больше, чем какой-либо другой, этот район столицы пострадал от вторжения современной архитектуры, но при этом не утратил свою душу. Эта душа ощущалась под бременем всех архитектурных контрастов, нелепостей и уродств. И эта душа была Бьевра — как будто призрачная река продолжала струиться сквозь Париж на протяжении столетий.

Париж… Как же Сильвен любил свой город!

Мать и сын продолжали идти в полумраке, одинаково неспешным ровным шагом. Их тени скользили по тротуару, густо усыпанному каштановой пыльцой, налипающей на обувь.

— Вот и весна, котенок… Может быть, единственное, что террористы пока не смогли у нас отнять.

Произнеся эти слова, Жервеза мягко положила руку на плечо сына.

Сильвен почувствовал себя неловко от этого неожиданного проявления материнской нежности. Застенчивый от природы, он предпочитал держать дистанцию при общении даже с близкими людьми. При этом в нем не было ничего от мизантропа — напротив, он восхищался людьми. Но издалека. К тому же в глубине его души гнездилось инстинктивное недоверие ко всему «слишком человеческому». Сентиментальность, фантазии, красивые слова вызывали в нем не столько симпатию, сколько подозрительность. Что ничуть не уменьшало присущего ему обаяния. В Сорбонне на его лекциях по истории Парижа всегда был аншлаг. В чем же была его тайна? От его рассказов исходила какая-то волнующая чувственность. Говоря о Париже, Сильвен описывал и восхвалял его так, словно бы речь шла о живом существе. О существе, которое растет, преображается, радуется, страдает — но остается неизменно прекрасным, заслуживающим восхищения. Он как будто занимался любовью с городом. Он испытывал наслаждение сам и заставлял объект своего восхищения тоже его испытывать. Это блаженное ощущение разделенного удовольствия, очевидно, и привлекало к нему столько слушателей.

Год назад Сильвен решил еще больше расширить свою профессиональную палитру и опубликовал книгу о «тайном Париже». Успех ее был относительно скромным, но молодой профессор был доволен первой пробой пера, несмотря на пренебрежительное отношение к ней матери: «Бедный мой мальчик, вся эта твоя „мифология“ плохо скажется на твоей научной карьере!» Но, так или иначе, книга вышла в свет. А теперь издатель предложил ему новый проект: роман. Встреча с издателем состоялась осенью, всего за несколько дней до взрывов в «Конкор-Лафайетт». И с тех пор — ничего… Напрасно Сильвен старался убедить себя, что его вдохновение было разрушено взрывами или что во всем виноват этот гнусный Маркомир, который опошлил его любимую тему… На самом деле он прекрасно знал, в чем причина, — в его матери, и только в ней!

Поскольку это была очевидность, которую не было смысла отрицать, Сильвен всячески избегал разговоров с матерью о своих планах. Ему не хотелось просить ее «благословения» на эту новую работу. Однако это было сильнее его: без материнского одобрения он чувствовал себя связанным по рукам и ногам невидимыми путами.

«Что она со мной сделала?» — горько подумал он, глядя на мать, шагающую рядом с ним твердой, решительной походкой.

Может быть, как раз сейчас подходящий момент для того, чтобы с ней поговорить? Он откладывал этот разговор несколько месяцев, но нельзя же тянуть до бесконечности…

— Мам, — произнес он, — я хотел тебе сказать одну вещь…

И в тот же момент раздраженно подумал: «Как ребенок!» Сильвен понимал, что сам ставит себя в дурацкое положение из-за своей застенчивости. Но через это надо было пройти, чтобы в конце концов освободиться от лежавшего на душе груза.

В этот момент они оказались на перекрестке с улицей Бербье-дю-Мет, у здания старинной гобеленовой мануфактуры.

— Да, я слушаю, — откликнулась Жервеза с явным любопытством.

— Я говорил тебе, что издатель предложил мне написать роман?

(Ну разумеется, не говорил! Так зачем спрашивать?..)

— Ро-ман?.. — изумленно переспросила Жервеза. И с легким презрением добавила: — Бедный мой мальчик!..

Сильвен знал свою мать и не ожидал от нее ничего другого. Да и чего ждать? Восторгов? Поощрений? Если хранительница музея гордилась научными достижениями сына, то с тем, что он собирается писать «развлекательные» книжки, она могла разве что нехотя смириться. Но Сильвен решил не отступать.

— Да, этот издатель хочет, чтобы я вплел свои знания о Париже в роман с какой-нибудь таинственной интригой.

Жервеза резко остановилась:

— Только этого не хватало!..

«Кто бы сомневался», — обреченно подумал Сильвен, однако выдержал взгляд матери, не отведя глаз. Он чувствовал не столько унижение, сколько тягость от этой вечной материнской опеки. Притом что Жервеза никогда не ограничивала его свободу действий, она постоянно критиковала его решения. В этом и была его главная проблема: свобода под наблюдением, независимость под контролем. Что бы Сильвен ни делал и какое бы решение ни принимал, он ощущал незримое присутствие Жервезы у себя за спиной: она была как те статуи, которые как будто украдкой наблюдают за вами со своих постаментов.

Для Жервезы сын по-прежнему оставался тем маленьким мальчиком, которого она помнила резвящимся в аллеях Ботанического сада, прячущимся за скелетами Палеонтологического музея, изучающим хищников и других животных в вольерах и виварии зоопарка — огромными, как мир, глазами… Она никак не могла смириться с мыслью о том, что ее единственный сын вырос, что в своей профессии он преуспел и что его наставники могут им гордиться. Для нее он по-прежнему оставался «маленьким принцем», наследником ее владений — Музея естественной истории и всего, что с ним связано.

«Ну и как я могу со всем этим продвигаться вперед по жизни?» — с горечью подумал Сильвен, уже наполовину сдавшийся.

Машинально разглядывая фасад гобеленовой мануфактуры, хранительница музея хмурилась и слегка гримасничала, словно вела какой-то внутренний диалог. Сильвен догадался, что она подбирает аргументы для спора.

«Готовит свою очередную проповедь…»

И проповедь не замедлила последовать.

Жервеза прислонилась к стене и подняла глаза к небу. Несмотря на привычную городскую загазованность, небо сейчас казалось абсолютно чистым. Сквозь неоновую парижскую ночь даже можно было разглядеть на нем звезды, от света которых серебрились слабые блики на оцинкованных водосточных желобах, алюминиевых трубах, окнах без ставен.

Наконец она перевела взгляд на сына и улыбнулась — эта улыбка была почти так же оскорбительна, как пощечина.

— Значит, ты хочешь поиграть в те же игры, что Маркомир и иже с ним?

— У моего романа не будет ничего общего с «SOS! Париж»! — возмутился Сильвен.

— Откуда ты знаешь, ты ведь его не читал, — ядовито возразила Жервеза.

— Да, не читал! Но моя идея совершенно другая — речь пойдет об альтернативной истории Парижа.

Жервеза улыбнулась уже с откровенным презрением:

— Ах вот что. Опять та же самая развесистая клюква, что в твоей прошлогодней книге… Все эти вымыслы о мифическом Париже, о «городе под городом», о подземных реках, тайных садах, катакомбах…

Хранительница музея сделала паузу и, повысив голос, продолжила:

— Но это больше никого не интересует, Сильвен! Париж вот-вот взорвется! Все перепуганы до смерти! Люди хотят конкретики, чего-то живого, настоящего, реально ощутимого! Надежды!.. А не твоих сказок для старых кумушек!

Сильвен без возражений проглотил эту горькую пилюлю и с ироничным видом похлопал в ладоши:

— Спасибо, мам. Я глубоко признателен тебе за твою всегдашнюю поддержку…

Он пристально посмотрел на мать, и та вздрогнула от неожиданности: ей показалось, что в светлых глазах сына на мгновение промелькнула настоящая ненависть.

— Прости… но ты же понимаешь, что сегодня вечером…

— Поздно, — резко сказал Сильвен. — Можешь ничего больше не говорить.

И, даже не взглянув на нее на прощание, повернулся и быстрыми шагами пошел прочь, в темноту.

Недовольно ворча что-то себе под нос, он почти мгновенно оказался у здания мануфактуры и полностью растворился в его тени — словно зверь, прячущийся, чтобы зализать раны.

— Сильвен, подожди!

Но он был уже далеко.

Жервеза с нежностью подумала: «Мой бедный мальчик!..»

Она вспомнила его детские вспышки гнева — в такие моменты в ее сыне, казалось, пробуждался маленький демон. Однажды он в ярости набросился на двух туристов — только потому, что те, гримасничая, дразнили обезьян в зоопарке.

— Вы не имеете права! — кричал он. — Не имеете права!

Жервеза знала, насколько он чувствителен. Но все равно порой слишком легко вспыхивала и не могла ничего с этим поделать.

«Какая же я идиотка!» — признала про себя хранительница музея, глядя сыну вслед, но уже не в силах различить его в темноте.

— Сильвен, дорогой! Вернись, я… мы…

Но слова застряли у нее в горле.

«Патентованная идиотка, да!»

Чтобы немного успокоиться, она несколько раз глубоко вздохнула, затем снова попыталась вглядеться в темноту. Черт, ничего не видно!..

Тут она осознала, что стоит у подножия «Замка королевы Бланш» — необычного средневекового ансамбля, сильно обветшавшего за множество минувших столетий, мимо которого она всегда проходила по пути в Ботанический сад. Сооружение было странным, нетипичным, словно спроектированным каким-то безумным архитектором. Настоящий замок из старинной сказки, застывший во времени посреди Парижа двадцать первого века. Он даже был обитаем — вот и сейчас в единственном освещенном окне был виден чей-то силуэт. Человек смотрел на улицу, почти прижавшись лбом к стеклу. Вскоре рядом с ним появился другой, немного выше. Он обнял первого и в свою очередь взглянул на улицу.

Видят ли они ее, Жервезу Массон, импозантную блондинку ростом метр восемьдесят? Настоящая валькирия! В свои шестьдесят четыре года почтенная сотрудница Национального музея естественной истории сохранила королевскую осанку, но утратила былую грацию. Высохшая, чуть погрузневшая, она напоминала некогда красивое, но уже начавшее разрушаться и покрываться мхом строение. Одежда не могла смягчить этого впечатления, поскольку гардероб Жервезы состоял в основном из строгих английских костюмов — серых, черных и коричневых. Единственной деталью, нарушавшей эту монохромность, был разноцветный шарф, который она носила летом и зимой; на нем был изображен Ноев ковчег со всеми обитателями.

Сейчас она непроизвольным жестом туже затянула этот шарф, поскольку ощутила смутный страх. Несколько мгновений ей даже казалось, что она больше не в Париже и вообще не в городе, а в глухом лесу, отрезанная от всего остального мира. Это ощущение напомнило ей молодость, когда она, юная натуралистка, с энтузиазмом исследовала тропические джунгли.

За спиной послышался какой-то шорох.

Жервеза вздрогнула и резко обернулась.

Он стоял всего в нескольких сантиметрах от нее.

Сильвен…

Жервеза ощутила на лице дыхание сына и снова вздрогнула.

— Ты… ты прекрасно знаешь, что я этого терпеть не могу! — нервно произнесла она. — Эту твою… игру в индейцев!..

Сильвен снял очки, и лицо его показалось Жервезе непривычным, почти чужим.

— Ты, кажется, хотела мне еще что-то сказать?..

Жервеза бросила взгляд на тень в окне замка, словно ища поддержки.

Потом, переведя дыхание, ответила:

— Да, Сильвен… Прости меня за то, что я сказала по поводу твоей книги… Ты, конечно, имеешь право работать над чем хочешь. Для этого тебе не нужно спрашивать у меня благословения. Ты ведь, в конце концов, уже взрослый, так?

В голосе матери звучала легкая ирония, но именно это парадоксальным образом подействовало на Сильвена умиротворяюще. Он с прежней мягкостью улыбнулся Жервезе:

— Ты права, мама: я уже взрослый.

Хранительница музея не ответила на улыбку и произнесла, на сей раз с прежней твердостью:

— Ну а пока проводи меня до Ботанического сада. Половина фонарей не горит, и я почти ничего не вижу.

В тот же момент Сильвен совершенно естественным, непринужденным жестом мягко взял мать за руку:

— Конечно, мам.

Когда они уже отдалились от «Замка королевы Бланш», к нему с другого конца улицы подъехал полицейский автомобиль и остановился у входа. Когда пятеро полицейских быстро выпрыгнули из него и, словно стая гончих собак, бросились вверх по лестнице, Жервеза и Сильвен уже обогнули здание гобеленовой мануфактуры.

Четверг, 16 мая, 21.53

— Он исчез! — рыдает Надя. — Его украли!

— Успокойся, — бормочет Жан, — полиция вот-вот прибудет.

Я, почти так же взвинченная, как и они, включаю изображение с камеры 3. Детская в самом деле пуста! Кроватка на месте, простыни смяты. Окно, выходящее на улицу, широко распахнуто. Если ребенка и впрямь украли, тот, кто это сделал, должен был войти и выйти именно этим путем.

И надо же — я ведь могла все увидеть своими глазами!..

Жан изо всех сил пытается сохранить спокойствие.

— Надя, когда вы вернулись с прогулки, что ты делала? — спрашивает он.

Бедная Надя, запинаясь, говорит:

— Я… я искупала Пьеро… потом… дала ему бутылочку… и уложила его спать…

Жан подходит к распахнутому окну:

— Ты уверена, что окно было закрыто?

Надя пожимает плечами, потом слабо кивает:

— Да… я даже подумала, не открыть ли его… из-за жары… но не стала…

Жан скрещивает руки на груди и оглядывает комнату.

— А это что? — вдруг спрашивает он, неожиданно обнаружив, что ковер на полу весь пропитан водой. И, склоняясь над кроваткой, прибавляет: — Все мокрое!

Он берет в руки бумазейное одеяльце, и создается впечатление, что оно весит целую тонну. Когда Жан выжимает его над полом, вода льется ручьями.

Внезапно Жан и Надя одновременно вздрагивают: слышится сигнал домофона.

— Полиция!

— Лестница «Б», третий этаж[4], — говорит Жан, нажав кнопку домофона. Потом поворачивается к Наде: — Все уладится, вот увидишь.

Она стоит у окна гостиной и, кутаясь в пеньюар, смотрит наружу — на бывшую гобеленовую мануфактуру.

— Все было так хорошо… — со стоном произносит Надя и, отвернувшись от окна, прислоняется спиной к стене рядом с ним.

Затем в комнату входят пятеро полицейских. Все в форме, кроме одного — сутулого мужчины лет пятидесяти в кожаной куртке.

— Комиссар Паразиа, — представляется он, стараясь говорить не таким резким тоном, как, судя по всему, привык. — Вы месье и мадам Шовье?

Надя и Жан смущенно кивают.

— Я искренне сожалею о том, что у вас случилось, и уверяю вас, что мы сделаем все, чтобы вернуть вашего ребенка… Вы позволите осмотреть его комнату? — спрашивает он, в то время как один из его подчиненных ставит на диван небольшой чемоданчик и извлекает оттуда латексные перчатки и какие-то инструменты.

Жан указывает ему комнату. Я снова переключаюсь на изображение с камеры 3.

— Все мокрое насквозь!.. — пораженно шепчет один из копов.

Я включаю второй монитор, чтобы наблюдать за двумя комнатами одновременно.

Комиссар Паразиа остается в гостиной. Он обыскивает каждый уголок с профессиональной дотошностью. Потом, очень медленно, стягивает свою кожаную куртку и вешает ее на спинку стула.

— Мадам?.. — мягко произносит он, подходя к Наде, и сочувственно улыбается.

Глаза Нади полны слез.

Комиссар утешительным жестом кладет руку ей на плечо и делает знак сесть рядом с ним на диван:

— Расскажите, как все произошло…

Надя рассказывает, но ничего ценного не сообщает: пришла с прогулки, уложила ребенка, потом вернулся с работы Жан… Какой-то шорох, пустая детская, открытое окно, мокрый насквозь ковер…

Комиссар записывает показания на цифровой диктофон Olympus LK 673.

Странно, но Паразиа, судя по всему, не удивлен рассказом. При каждой новой подробности он кивает, словно именно это ожидал услышать.

Когда Надя заканчивает рассказ, один из копов просовывает голову в дверь:

— Патрон, вам стоит взглянуть…

— Что такое?

— Там, в детской… — отвечает коп, бросая удивленный взгляд на хозяев квартиры.

Комиссар выходит.

Остальные полицейские собрались в детской; они неотрывно смотрят в потолок.

— Как вы думаете, патрон, что это?

Паразиа несколько мгновений разглядывает потолок, потом издает глухое ворчание.

— Месье Шовье! — говорит он громко.

Едва войдя в детскую, Жан все понимает, и лицо его озаряется надеждой.

— Я и забыл! — восклицает он. И, указывая пальцем прямо на меня, добавляет: — Нужно пойти к ней — может быть, она что-то видела!

Глава 3

И вот они оказались возле Ботанического сада.

Сильвен знал, что по ту сторону высоких гранитных стен ночь кажется светлее. И свежее. Окруженные высокими деревьями и всевозможной растительностью тропинки уводили в царство безмолвия. Тишина была густой, плотной, насыщенной растительными запахами. Если на улицах Парижа аромат распускающейся листвы был легким, мимолетным, то здесь он пропитал стволы и стены и щедро лился в окна. Настоящий растительный Эдем, который Сильвен помнил с детства во всех подробностях.

Ботанический сад был основан еще при Людовике Тринадцатом и назывался тогда «Королевский сад лекарственных растений» — но как же он с тех пор изменился! Вначале это был обычный средневековый аптекарский огородик, устроенный в основном «ради развлечения Его Величества», — но он все больше разрастался, по мере того как природа постепенно оставляла Париж. Потом вокруг него появились мощные стены, выросли учебные корпуса, лаборатории, выставочные галереи, возник зоопарк — один из старейших в Европе. Во времена Французской революции Королевский сад превратился в Музей естественной истории. А сейчас это был один из самых красивых природных уголков во всем Париже. В Лондоне тоже был ботанический сад, в Нью-Йорке и Берлине — знаменитые зоопарки, но парижский Ботанический сад — настоящий островок зелени между Сеной, Аустерлицким вокзалом, Университетом имени Жюссье[5] и главной парижской мечетью — обладал особым, неповторимым шармом.

Все тридцать пять лет своей научной карьеры Жервеза Массон неустанно боролась за что, чтобы сохранить царящую здесь вневременную атмосферу, неизменно предпочитая реставрацию реконструкции. Однако и новшества порой бывали необходимы: новая крыша для корпуса палеонтологии, где дремали скелеты динозавров; новые витрины для экспонатов в разделе минералогии; новое оборудование для розария; ремонт фундамента огромных старинных оранжерей, построенных еще в девятнадцатом веке для тропических растений. Не говоря уже о поддержании в достойном виде знаменитой Галереи эволюции, которая представляла собой настоящий Ноев ковчег: здесь были собраны, кажется, чучела всех животных, какие только есть на свете…

Сильвен провел детство в Ботаническом саду — множество его уголков как будто специально были созданы для того, чтобы служить наилучшими местами для игр.

— Проводишь меня до дома или останешься здесь? — спросила Жервеза, уже догадываясь, каким будет ответ.

Сильвен, все еще стоявший на тротуаре улицы Кювье — северной границы сада, — не отрывал взгляда от крон высоких деревьев.

— Провожу, — сказал он тихо.

Жервеза толкнула небольшую деревянную калитку, которая распахнулась со скрипом, словно пораженные артритом суставы.

Но в саду царила глубокая тишина.

Ночной сторож, дремавший в своей будке за плексигласовой стойкой, даже не поднял головы при их появлении. Форменная фуражка сползла ему на нос, закрывая пол-лица.

— Доброй ночи, Эрве, — не без яда в голосе сказала Жервеза, слегка похлопав его по плечу. — Приятных сновидений.

«„Регулярные проверки и усиленная охрана“, ну да», — иронично подумал Сильвен. С таким-то цербером на боевом посту террористы могут запросто взорвать весь квартал. Однако сейчас угроза терактов казалась далекой и эфемерной. Мать и сын погрузились в прошлое.

Небольшой внутренний дворик, где они оказались, напоминал те, что расположены перед частными особняками квартала Марэ: вымощенный неровными булыжниками, заросший сиренью и глициниями, окруженный увитыми плющом стенами.

Здесь ароматы весенней ночи еще усиливались, поскольку не могли вырваться за пределы каменных стен. О, какое благоухание!..

Сердце Сильвена забилось быстрее, и он знал почему: по мере того как они с матерью углублялись в ночь, молодой профессор возвращался в детство.

Темнота окутала вершины кедров, и казалось, что они превзошли высотой кафедральный собор. Все выглядело волшебным: кипевшая днем жизнь растворилась в едва слышных вздохах уснувшего сада, который сейчас, когда хозяйственных построек не было видно, казался зачарованным сказочным лесом.

Они медленно шли к апартаментам Жервезы в небольшом здании эпохи Директории с окрашенным в белый цвет фасадом и ненадолго задержались у дверей зоопарка. По ту сторону турникетов виднелись погруженные в темноту клетки, вольеры, загоны, виварий. Тишина стояла как в спящих джунглях. Запахи животного мира окутали их.

Сильвен, переполняемый воспоминаниями и образами, глубоко вдохнул и замер от удовольствия.

— Ты любишь эти запахи, ведь так? — вполголоса произнесла Жервеза, которая хорошо знала сына.

Тот слегка кивнул. Его недавнее возмущение матерью исчезло окончательно.

Тщетно было этому противостоять — Ботанический сад всегда заставлял его видеть суть вещей. Стычки с Жервезой, ее тревоги, даже страх террористов — все теперь казалось ему мимолетным и незначительным рядом с органичной реальностью этого растительно-животного царства.

— Когда я сюда прихожу, я чувствую себя лучше, — признался он.

Но не поэтому ли он так редко бывал в Ботаническом саду? Чтобы не поддаваться этой слишком сильной зависимости? Поскольку в этих стенах Сильвен мгновенно становился сыном хранительницы, баловнем всего персонала. И воспоминания юности смешивались с бредовыми давними мечтаниями, со вспышками чувственности, которые окутывали его, словно пытались задушить…

И потом, Габриэллы здесь больше нет…

При мысли об этом Сильвен внезапно ощутил страх.

Страх от того, что он здесь и что всё вокруг такое же, как раньше. Страх, что он снова оказался в прежнем положении, утратил свою свободу — как будто Жервеза снова ее забрала. Обычно он провожал мать до калитки. Но иногда, как в этот вечер, противостоять зову сада он не мог. Как часто бывало, его инстинкт снова одержал верх над разумом, и Сильвен почувствовал, что оказался в клетке. Стал пленником теней прошлого…

— Сад… — прошептал он, заставляя себя двинуться с места и продолжить путь к дому матери, стоявшему на другой стороне лужайки с густой свежей травой.

Мягкий-лунный свет озарял садовые дорожки и высокие стеклянные стены тропических оранжерей, сквозь которые смутно виднелись причудливые тени деревьев и протянувшихся между ними лиан.

Сильвен напрасно пытался бороться с магией сада — силы были слишком неравны.

— Ты — часть этого сада, дорогой мой зверек, — с нежностью проговорила Жервеза, видимо догадываясь о состоянии сына. Они приблизились к дому и поднялись по трем ступенькам к входной двери. — Нам ведь не обязательно видеться только в «Баскском трактире» по четвергам. Приходи сюда почаще…

Сильвен и сам подумывал об этом, но все же решил не поддаваться соблазну.

— У меня много работы, — пробормотал он, хотя и сам понимал, что такое оправдание звучит не слишком убедительно.

— Я знаю, — с грустью сказала Жервеза. — Знаю…

Слегка ослабив на шее свой разноцветный шарф, она достала из сумочки ключи и, не надеясь на положительный ответ, предложила:

— Ты можешь переночевать здесь, если хочешь. Твоя комната ждет тебя в любое время.

— Нет, спасибо, мам, — мягко сказал Сильвен, глядя, как большой, тронутый ржавчиной ключ с негромким скрежетом входит в замочную скважину старинной входной двери: еще один, знакомый с детства звук… И после небольшого колебания прибавил: — Я посижу немного в саду. Потом Эрве меня выпустит…

Жервеза отвернулась, чтобы скрыть улыбку. Даже если Сильвен отказался от ее гостеприимства, он не смог устоять перед гостеприимством сада.

Однако она ничего не сказала по этому поводу, лишь произнесла ностальгическим тоном:

— Ну что ж, сынок, прогуляйся. Этот сад — твой дом.

Но Сильвен, конечно, догадался о ее мыслях.

«Дом? Скорее уж клетка», — подумал он, но все же решил не отказываться от прогулки.

Повесив свой шарф на вешалку в холле, Жервеза включила старинную люстру. Яркий свет резанул Сильвену глаза.

— Ну что, увидимся в четверг, в «Баскском трактире»?

— А что, есть другие варианты? — спросил Сильвен с невольной горечью.

— Я всегда оставляю себе выбор, — ответила Жервеза Массон, в то время как ее сын шагнул за порог, в душистую весеннюю ночь.

Четверг, 16 мая, 22.42

Минуты не проходит, как перед моей дверью уже стоят три копа.

Один из них ударяет в дверь кулаком.

— Полиция!

Ничего не остается, как открыть дверь. В конце концов, мне не в чем себя упрекнуть.

— Полиция, откройте!

Кажется, они начинают нервничать.

Я хватаю пульт и выключаю все мониторы. Потом вскакиваю с кресла. Убедившись, что мне нечего бояться, иду к двери.

Копы за дверью уже в бешенстве.

— Если вы не откроете, мы…

— Иду, иду!

Секунду я колеблюсь, не вернуться ли мне обратно, и толком даже не понимаю почему — из страха или из желания поиграть. Но любопытство пересиливает.

— Вот, открываю, — говорю я, поворачивая колесико первого замка. Потом прибавляю: — Я заперлась на два замка, потому что сейчас дома больше никого нет.

Дверь отпирается долго: в общей сложности здесь четыре задвижки.

Когда копы видят мое лицо в проеме двери, они невольно отступают.

Я жду. Я знаю, что так всегда бывает.

— Добрый день…

Все трое, округлив от удивления глаза, входят в квартиру. Никто из них не произносит ни слова, но они, как и все, кто попадает к нам впервые, явно поражены размерами и красотой нашего семейного гнезда.

Комиссар Паразиа приближается к небольшой темноватой картине, висящей на стене над столиком с гнутыми ножками, и внимательно ее изучает. Узнал ли он Гойю? Другой полицейский пристально смотрит в огромное цельное окно во всю противоположную стену гостиной.

Действительно, при взгляде в него трудно поверить, что находишься в Париже. Скорее уж можно представить, что снаружи дом окружен настоящим диким лесом — деревьями с густыми кронами, под которыми кипит буйная природная жизнь. Весной такое ощущение сильно, как никогда. Здесь, в «Замке королевы Бланш», мы живем словно вне времени…

Я отхожу в сторону и наблюдаю за копами, не зная, как лучше себя вести. Я привыкла к роли зрительницы, но сегодня герои моих «фильмов» сами ко мне явились!

— Видеокамеры — это здесь? — резко спрашивает комиссар.

Я подхожу к нему и пытаюсь напустить на себя ироничный вид, хотя на самом деле чувствую себя все более неловко в этой ситуации.

— Хотите увидеть мою небольшую инсталляцию, так?

— Вашу… что?

— Следуйте за мной, — говорю я и, не оборачиваясь, иду неслышными шагами по восточным коврам, устилающим коридор.

Когда мы приходим в «машинный зал», копы раскрывают рот от изумления.

— Но это… невероятно!

— Ну, так вы, наконец, мне скажете, в чем дело? — спрашиваю я ворчливо.

Глава 4

Сильвен почти час провел в розарии. Буйно цветущие розовые кусты, окружавшие корпус минералогии, в темноте казались единым телом громадного дракона, который уснул, обвившись вокруг здания. На некотором расстоянии от него обсаженная розовыми кустами аллея превращалась в туннель — ветви переплетались над ней, образуя благоухающий свод. Цветочный аромат, еще усилившийся с наступлением ночи, щекотал ноздри и гортань молодого профессора. Сильвен лег на скамейку и закрыл глаза; понемногу его начала убаюкивать симфония запахов и звуков. Несмотря на отдаленный шум автомобилей на улице Бюффона, вой полицейской сирены, доносившийся со стороны гобеленовой мануфактуры, и отзвуки грохочущих товарных поездов, слышавшиеся со стороны Аустерлицкого вокзала, у Сильвена было ощущение, что он выпал из времени.

Сколько часов он провел здесь, на этой самой скамейке, с Габриэллой? Целыми ночами, при полной луне, двое детей лежали на скамейке под розовыми кустами, словно двое спасшихся после кораблекрушения, которых выбросило на необитаемый остров.

Ощущая спиной шероховатую деревянную поверхность с облупившейся краской, Сильвен улыбнулся старым воспоминаниям. Он вспомнил и ритуал «романтической встречи», который предшествовал каждой игре.

Он был неизменным: с наступлением весны Сильвен и Габриэлла каждый вечер встречались в беседке, стоявшей на небольшом возвышении, над аллеями цветочного лабиринта. Она располагалась в западной части сада, той, что была ближе к главной парижской мечети. Изначально здесь была мусорная свалка, но потом художники полюбили приходить на холм и рисовать вид сверху — лабиринт окруженных цветами и кустарниками дорожек, изогнутый в виде улитки. И в 1792 году на вершине холма была воздвигнута небольшая беседка из стали и бронзы — первое сооружение такого рода во всем мире!

В этой похожей на колоколенку беседке, возвышавшейся над Ботаническим садом, словно сторожевая башня, дети встречались, как только их родители засыпали. По правилам Габриэлла приходила на место первой. Игра начиналась.

Сильвен вспоминал реплики почти дословно.

— Я — прекрасная дама, о которой ты всегда мечтал! — торжественно произносила девочка. — Ты — странствующий рыцарь, которому суждено меня освободить!

Прижавшись спиной к одному из столбиков беседки, словно бы прикованная к нему, Габриэлла старалась напустить на себя суровый и зловещий вид, подобающий ее пророчествам, — и даже голос ее преображался, становился глухим и гулким, когда она говорила:

— Но будь осторожен, Сильвен: это место — вовсе не стальная беседка, а видимая часть страшного монстра, который спит под землей вот уже много веков!..

Глаза Габриэллы возбужденно блестели.

— Трава проросла сквозь его плоть… Деревья пустили корни в его тело… И если ты будешь слишком сильно шуметь, этот дракон проснется и проглотит нас обоих!.. Потому что эта беседка — его пасть!..

И, неожиданно улыбнувшись, она лукаво добавляла:

— Если бы ты знал, сколько влюбленных пар он уже проглотил!..

Габриэлла была его подругой, его компаньонкой по играм. Несмотря на то что на самом деле она была внучкой Любена, главного смотрителя зоопарка, двое детей росли как родные брат и сестра. Они вместе учились, вместе проводили свободное время после школы, вместе отдыхали на каникулах. У них даже была общая спальня (по крайней мере, поначалу) — мансарда под самой крышей в одном из музейных корпусов. Жервеза поощряла их дружбу: она была довольна, что у ее сына есть как бы сводная сестра.

Но вот «влюбленными» они не были, о нет! От этого Сильвен себя оберегал. С самого раннего детства все связанное с этим чувством повергало его в глубокое смущение. Такое же смущение он испытывал в присутствии матери, когда они смотрели по телевизору фильм и герои его — влюбленная пара — вдруг начинали целоваться взасос. При виде этого Сильвен, избегая смотреть на мать, выходил из комнаты, поскольку на экране было нечто такое, «о чем не говорят вслух».

При этом новом воспоминании Сильвен рассмеялся. Его смех разнесся под сводом из переплетенных веток, но, впрочем, почти сразу оборвался, словно увял, как опавший лепесток розы, в этот момент коснувшийся его щеки — нежно, как детская ладошка.

— Кожа Габриэллы… — тихо произнес он, удивившись звуку собственного голоса.

Ее кожа?.. Еще одна запретная тема! Не то чтобы их родители были особенно строгими в плане сексуальных запретов, но в отношении детей друг к другу проявлялась слишком ранняя, недетская стыдливость.

Они слишком хорошо друг друга знали, чтобы быть романтичными влюбленными. Любые проявления чувственности подспудно воспринимались ими как нечто вроде инцеста. И потом, зачем было разрушать уже существующие отношения какими-то другими? Ведь сейчас у них был целый мир, которым они правили сообща: мир цветов, деревьев и животных.

Поднимаясь со скамейки, Сильвен подумал: «Животные…» Затем прищурился, всматриваясь в строения зоопарка, едва различимые в темноте.

Одним из любимых развлечений у них с Габриэллой были ночные вылазки в зоопарк.

«Это они — настоящие люди!» — говорил Сильвен, перевирая какую-то из услышанных от матери теорий.

Идя по дорожке и машинально проводя рукой по густым зарослям зелени, молодой профессор воочию видел себя, готовящегося незаметно стащить универсальный ключ Любена, отпирающий любую клетку. При этом воспоминании Сильвен ощутил настоящую гордость за себя, которая приятно согрела душу. Он чувствовал, что буквально растворяется в собственном прошлом.

Много ли на свете таких детей, которые могут проникнуть ночью в зоопарк и открыть там любую клетку? Много ли подобных юных авантюристов знал зоопарк при парижском Музее естественной истории, основанный в 1794 году, за всю историю своего существования?

О, разумеется, Сильвен и Габриэлла были слишком осторожны для того, чтобы заходить в клетки тигров, волков или медведей! Но ведь были еще птичий вольер, загон с оленями, фазаний двор, «дом хищных птиц» и конечно же обезьянник, — всего этого им вполне хватало для счастья.

В памяти Сильвена словно прокручивались кадры фильма. Ночь. Он и Габриэлла стоят перед обезьянником. Несмотря на темноту, Сильвен с легкостью открывает клетку белых обезьян. После секундного колебания дети входят внутрь. К их огромной радости, обезьяны не разбегаются, лишь немного перемещаются, освобождая для гостей почетные места — пенек для Габриэллы, автомобильную шину для Сильвена. Когда дети садятся, обезьяны собираются вокруг них. Сильвен и Габриэлла говорят с ними — рассказывают о своей жизни, своих мечтах, своих снах, — как будто на посиделках у родственников…

— Габриэлла… — прошептал Сильвен, оказавшись в центре лужайки.

Печаль озарила его воспоминания. Каждый миллиметр сада был живой декорацией, на фоне которой прошла самая счастливая пора его жизни.

— Габриэлла, так ты совсем забыла про этот сад?..

Подумав об этом, он ощутил ком в горле.

Он вдруг осознал: по мере того как он пересекает лужайку, направляясь в сторону зоопарка, ему все сильнее чудится идущий оттуда неслышный зов. Даже скорее приказ! Немое повеление, которому он не может — или не хочет? — противостоять.

— Ну а почему бы и нет, в конце концов? — вслух произнес Сильвен, рассекая густые заросли анютиных глазок, словно спортсмен на соревнованиях по бегу с препятствиями.

Затем он оказался в Альпийском садике — удивительном природном анклаве, где ученые-ботаники воссоздали климатические условия разных уголков планеты. Словно переходя реку вброд по выступающим из воды камням, Сильвен обошел весь земной шар, сделав несколько шагов; при этом он машинально произносил про себя, как в детской считалке: «Фудзияма, Гималаи, Севанны, Пиренеи, Предальпы, Балканы, Аризона…»

Под ногами профессора как будто переворачивались страницы географического атласа. Мох, лишайник, голые скалы с искусственными расселинами… С каждым очередным шагом он оказывался в новой стране, как мифический гигант, обегающий землю.

Но Альпийский садик не был планетой, и путешествие закончилось у каменной стены.

Сильвен глубоко вздохнул и прижал к ней обе ладони.

По ту сторону стены был мир животных, который жил своей отдельной жизнью. Настоящей…

Профессор вполне мог обогнуть это препятствие и перепрыгнуть через турникет на входе. Но такой путь показался ему слишком легким, недостойным его детских воспоминаний.

«Такое место не заслуживает, чтобы я входил в него как заяц в метро!» — думал он, цепляясь за выступы грубых шероховатых камней.

Он снова вспомнил о Габриэлле: она обожала проникать в сад именно этим путем. Обычно она перелезала через стену первой, а Сильвен подстраховывал ее снизу.

И вот перед ним появился зоопарк.

— Мой дом, — прошептал он, спрыгнув по ту сторону стены, возле ряда клеток с хищниками.

Четверг, 16 мая, 22.54

Копы не могут в это поверить! Они оглядывают комнату выпученными глазами. Даже комиссар Паразиа ошеломлен.

Я начинаю лекцию:

— Принцип простой. В «Замке королевы Бланш» одиннадцать квартир. На каждую — по два экрана.

Один из копов подходит ближе к мониторам и смотрит на них так благоговейно, как будто перед ним — коллекционные гоночные автомобили.

— Такие же, как в министерстве!..

Я не могу удержаться, чтобы не похвастаться:

— Да, так и есть. Модель SONY V-GX 438 еще не поступила в продажу в Европе, но уже используется в системе видеонаблюдения наиболее важных правительственных зданий. Это истинное чудо технологии HD.

Я беру пульт, включаю один из мониторов и постепенно увеличиваю изображение. Мы видим пустую гостиную, потом журнальный столик, коробок спичек на нем…

— Эту систему изобрели по заказу NASA, — прибавляю я.

Полицейские застывают на месте.

— Охренеть!.. — наконец произносит один.

Я улыбаюсь, наслаждаясь произведенным эффектом. Я почти забываю, зачем они здесь.

Точно так же реагируют мои друзья, когда я привожу их сюда — хотя такое случается нечасто: это святилище заслуживает почтения! Я наслаждаюсь, видя на лицах копов изумление и недоверчивость.

— Так приятно погружаться в жизнь других людей… — признаюсь я и указываю на первый экран. — Вот месье Уэрво. Заканчивает один из своих кроссвордов… Потом он встанет с кресла, снимет халат, сменит пижаму, которую носил уже три дня, и ляжет спать. Перед сном он с четверть часа будет смотреть на фотографию жены. Иногда он даже плачет…

Произнося эти фразы нарочито равнодушным тоном, я наблюдаю за реакцией пяти мужчин и чувствую, что они приходят все в большее замешательство.

Второй экран.

— Это мадемуазель Гарнье. Она учительница музыки в консерватории Тринадцатого округа. Каждый вечер она слушает одну и ту же запись — свою игру, которую однажды передавали по радио, еще в семидесятые. И всегда аплодирует в конце. А потом убирает кассету в футляр, отделанный изнутри красным бархатом.

Один коп наклоняется почти вплотную к соседнему экрану, словно не верит своим глазам.

— А здесь у нас… Иван и Бернар.

Полицейские с каждой минутой выглядят все более смущенными. Вид двух стариков семидесяти лет с лишним, голых (если не считать кухонных фартуков), сидящих за столом и готовящихся приступить к трапезе — яйца всмятку, — повергает их в шок.

— Это невероятно! Они… как будто нарочно это делают!..

Тут я выдаю свою коронную фразу, которая неизбежно должна прозвучать в ходе любой подобной беседы:

— Если бы вы знали, до какой степени люди нуждаются в том, чтобы за ними наблюдали!.. Те, кто смотрит на них — я, вы, мы с вами, — заставляют их существовать. С персонажами в обычном телевизоре дело обстоит, в сущности, точно так же…

Полицейские вздрагивают: оба старика в этот момент одновременно поворачиваются и смотрят в объектив. Потом подмигивают и приветственно поднимают свои овальные чашечки для яиц, словно кубки.

— Но они… как будто знают, что мы их сейчас видим!

— Конечно знают, — отвечаю я таким тоном, как будто речь идет о чем-то само собой разумеющемся.

Полицейские пораженно молчат. Я продолжаю:

— К вашему сведению: я ничего этого не устанавливала. До того как мои родители купили «Замок королевы Бланш», тут была психиатрическая лечебница. Я только отремонтировала оборудование. Моим родителям наплевать: их почти никогда нет дома…

Комиссар хочет что-то сказать, но я его опережаю:

— Большинство наших жильцов были против того, чтобы в их квартирах оставались видеокамеры. Но демонтаж всего этого оборудования стоил бы кучу денег, потому что в каждой комнате — целая сложная система видеонаблюдения. Папа ограничился тем, что снизил жильцам арендную плату. Так или иначе, он не слишком нуждается в деньгах.

— Но это настоящий скандал! — с возмущением говорит комиссар Паразиа, быстро отворачиваясь от экрана, на котором видно, как пара занимается любовью.

Мужчина на экране бросает взгляд в объектив и выключает свет.

— Месье Брико и его новая подружка, — поясняю я.

— Это же вуайеризм!

— Я предпочитаю называть это «здоровым любопытством». Все эти люди согласились, чтобы за ними наблюдали. Можете проверить все арендные договоры. Там, в частности, оговорено, что эти кадры не транслируются публично и не сохраняются в записи. Только непосредственное наблюдение.

Паразиа снова хочет что-то сказать, но тут его взгляд падает на экран, где он видит гостиную в квартире Шовье. Жан и Надя по-прежнему сидят на диване. Он и она в слезах. Перед ними стоит переносная колыбелька сына, которую они машинально покачивают. Жан гладит Надю по голове и шепчет ей что-то утешительное. Однако на лице у обоих — полное отчаяние. На мгновение я даже немного теряюсь.

Их голоса, пронизанные болью, звучат из колонок:

— Не волнуйся, дорогая… Они его найдут.

— Перестань…

— Все будет хорошо… Говорю тебе: все будет хорошо…

Жан поднимает голову и смотрит в объектив:

— Полицейские расспрашивают малышку — может быть, она что-то видела…

После этих слов комиссар Паразиа, спохватившись, вспоминает, зачем он здесь. Он переводит на меня яростный взгляд и рычит:

— Но вы… ты… вообще, сколько тебе лет?

— Через неделю будет четырнадцать. А что?

Глава 5

Все животные спали.

Сильвен слышал тихое похрапывание тигров, львов и пантер, доносящееся из клеток хищников.

Он приблизился к обветшалой ротонде, которую образовывали восемь клеток. Сейчас в мирно спящих огромных кошках в бархатистых шкурах, источавших терпкий мускусный запах, не было ничего угрожающего.

— Леон, старина… — произнес Сильвен вполголоса, приседая и просовывая слегка дрожащую руку сквозь прутья клетки.

Его пальцы коснулись гривы, но лев даже не проснулся — царь зверей по-прежнему пребывал в мире своих снов и лишь иногда издавал глухое рычание, царапая когтями каменные плиты пола.

Сильвен погладил его, ощутив, как под теплым мехом бьется сердце животного. Ему не хотелось убирать руку — он не боялся. Леон узнал его даже сквозь сон. Кому-нибудь другому хищник, возможно, уже откусил бы руку.

Сильвен провел так несколько минут, словно заряжаясь от льва энергией, которая помогла бы ему лучше видеть в темноте. Когда он поднялся и двинулся дальше, он видел почти так же хорошо, как днем. Впрочем, Сильвен не заблудился бы тут и с завязанными глазами — он знал это место как свои пять пальцев. Он шел вдоль клеток, рассеянно проводя рукой по стальным прутьям.

Дальше было длинное строение с матовыми стеклами — виварий, к которому примыкал обычный прозаический курятник. Дальше, на краю небольшого пруда, терлись друг о друга две свиньи-пекари. К их шкурам кое-где пристали остатки еды.

Сильвен медленно, как сомнамбула, шел мимо клеток, загонов, вольеров, различая каждого из обитателей с удивительной четкостью.

Габриэллу всегда поражала эта его способность. «Ты — мои глаза!» — говорила она, нежно проводя рукой по его лицу в подражание слепым, изучающим чужие черты на ощупь.

В те времена, как и в этот вечер, животные дружелюбно принимали юных гостей, словно инстинктивно сознавали, что те принадлежат к тому же виду, что и они сами.

Полюбовавшись при лунном свете на хищных птиц, Сильвен вернулся к диким зверям. Ему нравилось ощущение скрытой угрозы, исходящее от их громадных сильных тел.

Медведи спали в своем рву, похожие на три заросших густой травой холма. Недалеко от них спали волки, прижавшись друг к другу. При малейшем шорохе голова каждого животного инстинктивно подергивалась.

Единственным не спящим часовым в этом сонном царстве оказался огромный нахохлившийся филин, который недружелюбно взглянул на незваного гостя.

— Привет, — прошептал ему профессор. — Все в порядке.

Филин сидел не шелохнувшись. Только голова его поворачивалась, словно сама по себе. Потом он гулко ухнул.

Сильвен улыбнулся, но почти сразу же ощутил внезапный резкий спазм в груди.

— Что-то здесь не так… — прошептал он, охваченный недобрым предчувствием.

В следующее мгновение ночную тишину прорезал громкий крик.

Глава 6

— Да что ж такое?..

Охваченный паникой, Сильвен бежал от одной клетки к другой, не в силах понять, что происходит. Все животные выли, ревели, визжали в ночи, и этот общий хор разрывал не только его барабанные перепонки, но и все тело — он с детства ощущал испытываемый животными страх как собственную физическую боль, и сейчас она нарастала с каждой минутой, поднимаясь откуда-то из живота. Он чувствовал жжение в груди и в горле. Голова буквально взрывалась изнутри.

— Что случилось? — простонал Сильвен, хватаясь за голову. — Что на вас нашло?..

Он понимал, что лучше остановиться и не двигаться какое-то время, поскольку любое движение лишь усиливало боль. Но он должен был понять! Органическая эмпатия, связывающая его с животными, побуждала его действовать.

Мечась от одной клетки к другой, он вглядывался внутрь сквозь прутья и стальные сетки и с ужасом убеждался, что ВСЕ животные присоединились к адскому хору.

Волки выли, вскинув голову к небу. Хищные кошки издавали глухое рычание, которое постепенно усиливалось. Обезьяны испускали вопли, напоминающие истерический хохот — резкий и отрывистый, как треск автоматной очереди. Птицы тоже проснулись, и каждая издавала громкий боевой клич. Что уж говорить о слоне? Он трубил, словно иерихонская труба, перекрывая все остальные звуки. Он явно был солистом этой звериной оратории.

Сильвен дрожащим голосом окликал животных по кличкам, пытался успокоить — но тщетно.

Когда он заметил, что хищные птицы пристально смотрят на него, не переставая при этом кричать, он понял, что все его усилия бесполезны.

Впервые в жизни профессор, выросший рядом с этими неожиданно обезумевшими животными, чувствовал, что совершенно не владеет ситуацией.

«Ты не понимаешь, — казалось, говорили ему их жестокие и в то же время отчаянные взгляды. — Ты больше не один из нас».

— Я схожу с ума!.. — произнес Сильвен, стискивая пальцами виски, чтобы вернуть себя к реальности. — Схожу с ума…

Но это и есть реальность.

Не могло быть ничего более реального, чем эти крики.

В этот момент луна вышла из-за облаков.

И тогда он увидел…

— Господи, я совсем про них забыл!..

Сильвен вздрогнул, чувствуя, как боль еще усиливается.

Все это время он как будто бессознательно избегал той клетки. Как будто старался к ней не приближаться.

Это из-за них начался весь этот безумный концерт?..

Обуздав свой страх, Сильвен осторожно приблизился к большой клетке, как будто опасаясь, что каждое его движение может стать причиной чего-то непоправимого.

— Не может быть! — наконец выдохнул он, не веря своим глазам. — Белые обезьяны исчезли!

Глава 7

Жервеза, бледная как смерть, проговорила:

— Ничто не разрушено, не взломано…

На всякий случай потрогала замок, после чего подтвердила:

— Заперто.

— Но все белые обезьяны исчезли, — констатировал Сильвен.

Хранительница ничего не ответила и отошла от клетки, пораженная и испуганная. Взглянув на мать, Сильвен только сейчас осознал, до чего экзотично она смотрится: в кашемировом халате, мягких сиреневых шлепанцах и неизменном разноцветном шарфе, Жервеза Массон выглядела английской леди времен Второй мировой войны, разбуженной авиационным налетом. В бледном свете луны вся сцена напоминала какой-то романтический кошмар.

— Но что же могло случиться? — наконец произнесла она, поворачиваясь к сыну. — Ты уверен, что ничего не заметил? И кстати, что ты вообще делал в зоопарке в такое время? Я думала, ты прогуляешься по саду минут десять и пойдешь домой…

Она не ждала ответа на свои вопросы. Сильвен знал свою мать и понимал, что она произносит все эти риторические фразы, чтобы как-то справиться со смятением, вызванным отсутствием обезьян… а также любых объяснений их загадочного исчезновения. В случае чего на нее ляжет вся ответственность. И было из-за чего беспокоиться: в связи с угрозой новых терактов, вызвавшей массовый психоз, многие должностные лица уже лишились своих мест. Поэтому сейчас Жервеза в волнении расхаживала из стороны в сторону, словно львица, у которой похитили львят.

«Ну и дела!» — подумал Сильвен, пытаясь собраться с мыслями.

Хотя для него самого эта история не могла иметь никаких неприятных последствий, он был потрясен не меньше матери. Прошло десять минут с тех пор, как он разбудил ее отчаянным стуком в дверь и привел к опустевшей обезьяньей клетке. Животные к этому времени успокоились, хотя их крики продолжали отдаваться в ушах Сильвена. Но белые обезьяны… не могли же они испариться! Он пытался вспомнить, были ли вообще случаи похищения животных за всю историю Ботанического сада. Даже знаменитый жираф, подарок тунисского бея, приведенный из Марселя летом 1827 года, мирно прожил в зоопарке до конца своих дней, и никто не пытался его украсть — разве что каждый посетитель непременно желал его погладить.

— Может быть, они спрятались? — предположил Сильвен. У него не укладывалось в голове, что пять обезьян размером с двенадцатилетних подростков могли вот так просто исчезнуть из небольшого зоопарка в центре современного мегаполиса с десятью миллионами жителей!

— Исчезли, и все! — нервно сказала Жервеза, доставая из кармана какой-то черный футляр. — Я часто думала — а что, если они умнее нас?

— Мам, но они ведь животные, — попытался возразить Сильвен.

Раскрыв футляр, Жервеза вынула из него два небольших черных предмета и ворчливым тоном произнесла:

— Я имела в виду природный ум, Сильвен. Иначе говоря, способность быстро оценить ситуацию…

В руках у нее оказались два раздвижных карманных фонарика, похожих на мини-телескопы. Один фонарик она протянула Сильвену со словами:

— Лучше помоги мне их найти…

И прежде чем Сильвен успел что-то сказать, шагнула в темноту. Луч ее фонарика замелькал по клеткам, между тем как она говорила вполголоса, будто сама себе:

— Вот как раз в такое время я их и нашла. В весеннюю ночь, такую же теплую и приятную… И луна была такая же, как сейчас: яркая, круглая…

Когда мать почти полностью скрылась из вида, Сильвен вдруг осознал, до чего странно ее поведение: ведь вместо того, чтобы играть в бойскаутов, лучше было бы позвонить в полицию! Нужно было действовать — организовывать поисковые группы, оцеплять квартал, обыскивать дно Сены… кто знает?..

Сильвен взглянул на часы, подумав о том, что с каждой секундой беглецы все дальше уходят от Ботанического сада. Было полтретьего ночи. Обезьяны уже вполне могли добраться до садов, окружающих Сальпетриер… или того хуже — пробраться в само здание психиатрической больницы…

Молодой человек повернулся, посмотрев на видневшийся вдали силуэт старого величественного здания. И вдруг его внимание привлекла огромная стеклянная крыша Аустерлицкого вокзала.

А что, если они уже на вокзале? Незаметно пробрались в вагоны и теперь едут на юго-запад Франции — в Лимож, Брив, Тулузу? В конце концов, их родина — на юге…

— Ты что-нибудь видишь? — донесся до него голос Жервезы со стороны вивария.

Сильвен наконец включил фонарик и посветил вокруг себя.

Он заметил удивленное лицо привратника в окне будки. Однако спустя несколько секунд тот преспокойно вернулся на свой «боевой пост». Белые обезьяны? Да плевать ему на них!

Впрочем, кажется, и всем остальным было плевать: ламы, ослы, страусы, тетерева, удавы — все животные, мимо которых проходил Сильвен, смотрели на него скучающе и слегка надменно.

Поочередно освещая клетки, видя сонные морды и недовольно моргающие глаза, профессор чувствовал себя все более глупо: в сущности, он тоже как будто играет в разведчика…

«Ну ладно, можно разок и поиграть, — подумал он не без горечи, — в сущности, я достойный сын своей матери…»

Но между этой городской охотой и исследовательскими подвигами Жервезы в молодости прошла, кажется, целая вечность… Ведь именно она обнаружила этих белых обезьян тридцать пять лет назад после нескольких месяцев поиска в джунглях одной центральноафриканской республики. Юная авантюристка-биологиня смогла проникнуть в такие дебри, куда прежде вообще не ступала нога человека.

«А я всего лишь сел в лужу, — иронично подумал Сильвен, которому пришлось опуститься на колени — оказалось, что именно в лужу, — чтобы осветить клетку панголина. — Каждому — свои подвиги…»

Луч фонарика скользнул по клетке и разбудил ящера, уснувшего возле кормушки. Здесь белых обезьян тоже не было.

«Ну что ж, пойдем дальше», — сказал себе Сильвен, втайне надеясь, что мать за это время успела обойти большую часть зоопарка. Сколько километров пришлось ей пройти сквозь джунгли, прежде чем она нашла своих драгоценных белых обезьян? Она провела там пять или шесть месяцев, изучая каждый камень, каждую расселину…

«В такую же ночь я их и нашла…» — вспомнил он слова матери. Сколько раз он слышал этот рассказ!.. Тогда группа Жервезы уже больше месяца стояла лагерем в джунглях. Даже мужчины уже с трудом могли выносить эту обстановку. Половина членов экспедиции вообще покинули лагерь, назвав Жервезу «фантазеркой».

Им не хватало веры — они не могли принять всерьез текст Бюффона, где говорилось о белых обезьянах. В конце концов они решили, что имеют дело со своеобразным научным апокрифом, на самом деле написанным Бернарденом де Сен-Пьером или Добантоном, — некой стилизацией под отрывок из «Естественной истории». Словом, с выдумкой. Разве кто-нибудь когда-нибудь видел подобных животных в африканских джунглях? Подобно солдатам Писарро, искавшим волшебную страну Эльдорадо, Жервеза Массон позволила увлечь себя какой-то химере!

«Но не такие ли мечты помогают нам жить? — думал Сильвен, обводя фонариком вольер с попугаями. — Ну разве не чудо — эти яркие перья, сверкающие даже в темноте? Эти изумительные цвета, эта богатая палитра оттенков — зеленого, красного, желтого, синего?.. Настоящие краски жизни! Мы должны научиться лучше понимать животных; они ведь нас постоянно удивляют. Вот как в ту ночь, когда белые обезьяны впервые предстали перед Жервезой — при ярком свете восходящей луны, такой же, как сейчас…»

Около двух часов ночи юная исследовательница джунглей вдруг резко пробудилась. Однако вокруг было абсолютно тихо. Все ее коллеги спали в своих палатках под покровом душной тропической ночи.

Жервеза спала не в палатке, а под открытым небом, возле угасающего костра, дым которого отпугивал насекомых. Должно быть, она незаметно для себя задремала, а коллеги не решились ее будить — все они знали о взрывоопасном характере этой драконихи из джунглей. Особенно с тех пор как часть группы покинула экспедицию. Поэтому оставшиеся, самые несгибаемые из спутников Жервезы, всего лишь прикрыли свою руководительницу пледом и оставили в покое.

Когда Жервеза приподнялась на локте, она увидела на краю палаточного лагеря чей-то силуэт. Отблески слабого огня костра падали на лицо этого существа, поскольку оно пристально смотрело на огонь — причем с явным неодобрением.

Поняв, что видит перед собой чужака — существо не было похоже ни на кого из членов экспедиции, — Жервеза вздрогнула. Но тут к первому существу присоединилось другое — и сердце ее лихорадочно забилось от радости. Второе существо погладило первое по голове. То не шелохнулось, взгляд его оставался по-прежнему суровым.

«Ну наконец-то!» — воскликнула про себя Жервеза, с трудом веря тому, что видит. Ей даже не пришлось будить коллег — белые обезьяны спокойно, без всякого сопротивления, позволили посадить себя в клетки.

— Если бы они и сейчас вдруг появились так же запросто, — пробормотал Сильвен, который начал уже всерьез уставать от этой охоты. Впрочем, он сомневался, что на этот раз обезьяны так же легко дали бы себя поймать. Зная о том, что эти существа могут внезапно впасть в гнев, он подозревал, что было бы как раз наоборот. Без сомнения, Жервеза смягчила свой рассказ, опустив подробности пленения обезьян — наверняка в ее действиях было мало миролюбия… Но дело того стоило — с этого первого яркого триумфа и началась по-настоящему ее научная карьера.

Увидев пару столь необычных животных — чьих сородичей не удалось до сих пор обнаружить ни одному охотнику! — ученые сначала вообразили, что это обман зрения, галлюцинация, но быстро пришли в себя. Белым обезьянам предстояло стать самым значительным послевоенным открытием в области зоологии (не считая некоторых новых видов насекомых и планктона). Уникальная, доселе неизвестная порода обезьян, скрывающаяся в джунглях Центральной Африки. Порода, о которой никто даже представления не имел!

Видом они напоминали шимпанзе, которым природа решила подарить белую шерсть, длинную, густую и шелковистую, словно у ангорских кошек. Но если в целом они не отличались от других приматов, то выражение их мордочек и глаз было каким-то особенным, странно серьезным — это неизменно очаровывало всех посетителей зоопарка, отчего и сам зоопарк, и музей все последние тридцать пять лет пользовались большим успехом.

Будучи не только успешной исследовательницей, но и хваткой деловой женщиной, Жервеза решительно отстояла исключительное право музея на свой мини-заповедник: никакой другой зоопарк не получит ни одной из «ее» обезьян, пока не родится третье поколение детенышей. Также посетителям было запрещено фотографировать их или снимать на видеокамеру. Любен получил полное право в случае нарушения этого запрета изымать пленки, как бы ни возмущались нарушители.

— Это не музейные экспонаты! Тот, кто захочет на них посмотреть, пусть приходит и смотрит! Хоть каждый день!

Жервеза Массон не собиралась допустить, чтобы ее драгоценным обезьянам, благодаря которым она стала хранительницей парижского Музея естественной истории (и занимала эту должность вот уже тридцать два года), был причинен хоть малейший вред.

— Ты все еще здесь?

Сильвен вздрогнул, ослепленный внезапно вспыхнувшим светом.

Его мать, запыхавшаяся, стояла перед ним, направив на него карманный фонарик.

— Я все обошел, мам. Их нигде нет…

Жервеза одарила его подозрительным взглядом, потом опустила руку с фонариком и тяжело вздохнула:

— Вот и я тоже ничего не нашла…

Она подошла к опустевшей клетке и дрожащими руками вцепилась в прутья:

— Милые мои… ну как же так… зачем же вы это сделали?..

«Ну к чему эта жалкая комедия!» — с досадой подумал Сильвен, отводя глаза.

— Детки мои… — простонала Жервеза. — Вернитесь, пожалуйста!..

Как же Сильвен не любил такие излияния! Они лишний раз напоминали ему о том, что по отношению к нему самому мать всегда была довольно сдержанной.

Но сейчас такое поведение, конечно, можно было понять. Сильвен не мог даже вспомнить, когда последний раз видел мать в таком отчаянии.

Наконец она отвернулась от клетки и, подойдя к Сильвену, лихорадочно стиснула его руки со словами:

— А что, если это террористы?

Мысль о людях в черных масках, среди ночи взламывающих обезьянью клетку, показалась Сильвену до того нелепой, что он не выдержал и расхохотался.

— Мам, для террористов эти обезьяны не представляют никакой ценности!

Жервеза взглянула на него почти с ненавистью:

— Ты и представить себе не можешь ни ценности этих животных, ни их… могущества!

«Она заговаривается!..» — с тревогой подумал Сильвен, все больше беспокоясь за душевное состояние матери.

Однако взгляд Жервезы был, как всегда, твердым и проницательным, ничуть не безумным. Слегка растерявшись, Сильвен вынул из кармана мобильный телефон:

— Ну хватит. Я звоню в полицию.

— Ни в коем случае! — твердо сказала Жервеза.

И прежде чем Сильвен успел отреагировать, выхватила у него мобильник и отшвырнула прочь. Телефон разбился о каменный фундамент какой-то клетки.

Между прутьев клетки просунулась голова жирафа, и животное удивленно взглянуло на осколки. Потом голова снова скрылась.

Сильвен окаменел. Нет, мать и в самом деле обезумела! Что могло заставить ее так поступить?!

— В полицию мы звонить не будем, — объявила Жервеза, с какой-то неуместной, маниакальной тщательностью оправляя на себе халат. — А сделаем мы вот что — сейчас же закроем музей. И ничего не скажем. Никому!

Сильвен смотрел на нее в абсолютной растерянности:

— Но, мама, это же глупо, в конце концов! Через семь часов придут первые посетители. Так или иначе, все узнают…

— Знаю, знаю, знаю, — лихорадочно забормотала Жервеза. — Но я скажу, что обезьян временно переместили… по медицинским соображениям. За остаток ночи я оформлю поддельные медицинские сертификаты… — В ее взгляде мелькнул проблеск надежды. — Так мы выиграем время. Время, чтобы их найти. Ты понимаешь?

«Что на нее нашло? — спрашивал себя Сильвен, всерьез напуганный выражением лица матери. — Она, кажется, действительно верит в свою историю о террористах…»

После секундного колебания он спросил:

— Но Любена все-таки надо предупредить, нет?

Жервеза нахмурилась. Потом с глухой яростью прошипела:

— Запомни хорошенько одну вещь: в этой истории Любен — последний человек, которому стоит доверять!

Четверг, 16 мая, 23.00

— Фамилия, имя, возраст, род занятий?

— Пюсси, Тринитэ, тринадцать лет одиннадцать месяцев и три недели, учусь в лицее.

Во взгляде комиссара я читаю недоверие.

— Да, я знаю. Когда меня видят, мне дают меньше, когда слышат — больше.

— Где твои родители?

Я пожимаю плечами и делаю слегка презрительную гримасу:

— Родители!.. Я их вижу в лучшем случае пару выходных в месяц.

— Не понимаю! — раздраженно говорит комиссар. — Так ты что, живешь тут одна и целыми днями развлекаешься, подглядывая за соседями?

— Нет, — отвечаю я елейным голоском, — я учусь в лицее Генриха Четвертого, на математическом отделении. В выпускном классе.

— В тринадцать лет?!

— Я поступила раньше остальных. У меня сто девяносто пять.

— Что сто девяносто пять?

— Ай-кью.

Во взгляде комиссара Паразиа я читаю некоторое облегчение — кажется, коп наконец понял, с кем имеет дело.

Тогда я широким жестом указываю на мониторы:

— Как бы я все это починила, если бы у меня не было таких необыкновенных технических способностей?

— Ну а зачем ты подсматриваешь за людьми?

Я снова делаю гримасу:

— От скуки, наверно…

— От скуки?!

Даже не отдавая себе в этом отчета, я постепенно оставляю свой цинизм, отвечая:

— Мне, знаете ли, одиноко здесь. Мой отец сделал себе состояние в металлургической промышленности и проводит все время в деловых поездках. Вместе с матерью, у которой вечная депрессия, отчего ей требуется перемена обстановки. Незадолго до моего рождения они купили «Замок королевы Бланш» и поселились в лучших апартаментах, а остальные сдали внаем. Плата у нас очень выгодная, так что оправдывает (или извиняет!) наличие видеокамер в квартирах. И потом, хотите верьте, хотите нет — у меня нет ни малейших склонностей к вуайеризму. Я просто люблю людей — совершенно искренне. Мне даже не обязательно с ними разговаривать — достаточно просто видеть их на экране.

Полицейские, кажется, не верят своим ушам — но между тем я вовсе не шучу. Я чувствую, как по моим рукам ползут мурашки. Когда я в последний раз так откровенничала с незнакомыми людьми? Ну и вечерок сегодня!..

Комиссара Паразиа, кажется, обуревают противоречивые чувства.

— А сегодня вечером ты видела, что происходило в детской?

Осознав, что они, в сущности, пришли ради того, чтобы задать мне этот — один-единственный — важный вопрос, и уже потратили на меня кучу времени, я понимаю, насколько бесполезно было все разыгранное мною для них представление. Что я могу им ответить? Да ничего. Я ничего не видела.

— Нет, — говорю я и невольно опускаю глаза.

Такого ответа комиссар, судя по всему, совсем не ожидал.

— Как?!

— В тот момент на экран транслировалось изображение из гостиной, а не из детской.

Он смотрит на меня непонимающе.

— Если бы на каждую комнату каждой квартиры требовался отдельный монитор, мне понадобился бы зал раз в десять больше этого!

Копы переглядываются — видимо, начиная осознавать, сколько времени потрачено зря.

— А… пленки? — с последней надеждой спрашивает Паразиа.

— Я же сказала вам, что запись не производится — это оговорено с жильцами, — отвечаю я. — Только прямая трансляция. Никаких архивных данных… — И добавляю одну из поговорок собственного сочинения — пожалуй, слишком уж небрежным тоном: — Погляд — не компромат.

Паразиа озадаченно смотрит на меня, но тут у него звонит мобильник.

— Алло! — говорит он с раздражением. И в следующую секунду буквально зеленеет. — Не может быть!

Полицейские с беспокойством смотрят на него, очевидно предвидя разнос.

— Хорошо, еду, — произносит комиссар озабоченным тоном и прерывает соединение.

— Что? — спрашивает один из полицейских и смотрит на часы.

— Еще один!

— Это уже который?

— Пятый…

Чувствуя холодок в груди, я не удерживаюсь и спрашиваю:

— Пять похищенных детей?

Полицейские, видимо, так устали, что даже не принимают во внимание то, кто задал вопрос.

— Ну да, и все — младенцы, — отвечает один. — И все — в одном квартале.

Мой первоначальный испуг сменяется чем-то вроде охотничьего азарта.

— Где именно?

Паразиа смотрит на меня как на пустое место, потом в последний раз с досадой оглядывает комнату — мониторы, колонки, провода — и говорит подчиненным:

— Пошли, ребята.

Глава 8

— Как это я — последний человек, которому стоит доверять? — возмутился Любен. — Твоя мать сошла с ума!

— По крайней мере, я раньше не видел ее в таком состоянии, — озабоченно сказал Сильвен, усаживаясь на старый продавленный диван в небольшом домике старшего смотрителя зоопарка. — Она потеряла голову из-за этих обезьян…

— Ну дела… — растерянно произнес смотритель.

За полвека работы Любен Тампорель никогда не слышал ничего подобного. А ведь он был ходячей летописью зоопарка…

«Он совсем не изменился…» — подумал Сильвен, глядя на старика, к которому вломился посреди ночи, вопреки абсурдному запрету матери.

Несмотря на свои семьдесят шесть лет, Любен и в самом деле оставался прежним: узкое лицо в сеточке морщин, тощий сгорбленный силуэт горгульи… И все та же фуражка, неизменно сидящая на безволосой голове, — правда, когда Сильвен вошел, старик уже снял ее, поскольку собирался ложиться спать.

Задумчиво поскребя лоб, он обнаружил отсутствие фуражки и тут же снова нахлобучил ее на голову. Потом спросил:

— Так ты вызвал полицию?

— Нет, говорю же: мать запретила об этом рассказывать. Даже тебе.

— Она и впрямь спятила… Так, вчера был четверг — значит, вы обедали с ней в «Баскском трактире»?

— Да, — ответил Сильвен с легким подозрением, зная, какой язвительный нрав у старика.

— Ну и сколько бокалов она выпила?

Сильвен чуть раздраженно пожал плечами. Хотя его и забавляли бурные стычки между Жервезой и Любеном, ему не нравилось, если один из них призывал его в свидетели, обвиняя в чем-то второго. «Любен разгильдяй!» — бушевала Жервеза. «Твоя мать пьет как лошадь», — ворчал смотритель зоопарка. Сильвен машинально подсчитывал очки в этих словесных поединках, пытаясь сохранять нейтралитет.

Но сегодня вечером было не до того: белые обезьяны исчезли, и надо было действовать как можно быстрей!

Однако, несмотря на необходимость спешить, Сильвен вместе с тем чувствовал некое умиротворение, сидя на этом диване с выцветшей обивкой и выпирающими кое-где пружинами (одна из них впилась ему в левую ягодицу). Ничего удивительного — жилище Любена всегда оказывало на него исцеляющее воздействие. В детстве, подхватив простуду, Сильвен часто приходил сюда спать и, несмотря на неудобство дивана и царивший вокруг беспорядок, наутро чувствовал себя полностью здоровым. Вот и сегодня, едва он переступил порог этого дома, после того как открылась покосившаяся дверь, — и недавние безумные события словно отдалились, заволоклись мягкой дымкой, как приснившийся на рассвете кошмар.

— Здесь так хорошо… — невольно прошептал Сильвен.

Любен положил костлявую руку на плечо молодого профессора:

— Здесь ты дома. Приходи сюда почаще.

— Да, я знаю, — сказал Сильвен, подумав, что у старика есть что-то общее с Жервезой: оба втайне страдают от его отсутствия и всячески пытаются подольше удержать его здесь, когда им удается его «захватить». Но если Сильвен мог с легкостью вырваться из когтей Жервезы, то сопротивляться чарам Любена было сложнее.

Перед тем как исчезнуть, Габриэлла сказала ему: «Мой дед очень сильный, остерегайся его, ангел мой. Иначе ты и через пятьдесят лет по-прежнему будешь сидеть в его домике и слушать одни и те же россказни с одинаковым восхищением…»

При этом воспоминании Сильвен чуть насторожился. Он огляделся по сторонам и не без горечи убедился, что в жилище Любена ничего, абсолютно ничего не изменилось. Домик в точности соответствовал воспоминаниям детства, которые Сильвен о нем сохранил: он напоминал фотографию былых времен и, несмотря на простоту и отсутствие комфорта, обладал обаянием старины. Обстановка была простой и грубоватой: беленные известкой стены, единственная комната с земляным полом, стол, стул, комод, книжные шкафы, кровать, допотопный диван, масляная лампа, камин, окно с мутноватыми стеклами… На стене — старый плакат кинофильма об охоте графа Зарова. На этажерке — потрепанный томик «Поля и Виржини»…

— Что, производишь осмотр? — проворчал Любен, который уже несколько минут наблюдал за своим гостем. — Если ты ищешь здесь белых обезьян, то уж поверь: они не спрятались у меня под кроватью…

— У тебя такая же грязища, как раньше, — заметил Сильвен, зная, что для старика это комплимент.

— А я никогда не убираюсь, — сказал тот, почесывая затылок. — Я уже много лет живу, как герои Джека Лондона. Не то что всякие неженки…

— Я знаю, — произнес с улыбкой Сильвен, — это твоя «охотничья хижина».

При этих словах старик кивнул почти с детской гордостью. Он всегда гордился своей нелюбовью к чистоте и порядку, называя себя «князем грязи».

— Я как те леваки, которые вынашивают свои идейки под грязными одежками и немытыми патлами, — заявил смотритель зоопарка. — У меня тут все давным-давно заскорузло!

Кто бы мог подумать, что эта хижина находится в самом центре Парижа, на территории Ботанического сада, по соседству с улицей Бюффона? Покосившиеся стены, оцинкованная крыша, полуосыпавшийся камин, раковина умывальника в углу — всего в двух шагах от орнитологического корпуса, внушительного сооружения в индустриальном стиле. Густые заросли крапивы надежно скрывали хижину и ее владельца от посторонних взглядов.

— Зато этот дом помогает мне сохранять отличное здоровье, — прибавил Любен, энергично ударяя кулаком в стену (отчего та ощутимо дрогнула). — Моя хибара — это как шрам прошлого: обломок древнего Парижа…

«Обломок древнего Парижа», — невольно повторил про себя Сильвен. Его всегда охватывала тоска по прошлому, когда он слышал нечто подобное. Не заключался ли в словах «обломки древнего Парижа» весь смысл его жизни? Не был ли это чернозем, питавший его основную страсть, гумус, лежавший в основе его университетской карьеры?

Не этот ли «древний Париж» он с самого детства пытался разглядеть сквозь асфальт и бетон современного города? Что было здесь в прежние времена? Небольшая крепость, окруженная деревушками… А еще раньше? Огромный лес, покрывавший почти всю Галлию. Гигантские дубы и липы, густые заросли орешника… Осенью опавшие листья уносила Сена, в те времена такая же широкая, как нынешняя Амазонка. Река, к которой некогда приходили на водопой мамонты, спускавшиеся с нынешних Бельвилльских холмов…

Все эти образы буквально опьяняли Сильвена. Мысль о том, что где-то под внешней оболочкой города, в таинственных глубинах, бьется его древнее сердце, очаровывала и в то же время умиротворяла молодого исследователя — древнее прошлое города словно бы служило гарантией будущего. Вот почему «древний Париж» помогал ему жить. Особенно после ухода Габриэллы. Возможно даже, что именно эта потеря побудила его с головой уйти в учебу и полностью сосредоточиться на истории Парижа, одним из лучших знатоков которой он в результате стал. Это было последней данью, которую он воздал своему детству — и особенно тем долгим часам, которые провел в домике Любена.

Сколько парижских легенд услышали здесь Сильвен и Габриэлла дождливыми осенними или холодными зимними вечерами, при дрожащем свете свечи?.. Любен знал их сотни. О «черной даме» в парижском метро, которая появлялась в определенный час, чтобы пить кровь, в течение всех 1930-х годов. О подземных «станциях-призраках», мимо которых поезда проносились без остановок: «Круа-Руж», «Арсенал», «Сен-Мартен», «Марсово поле». О вампире с Монпарнаса, который выкапывал и расчленял трупы женщин в период Июльской монархии. О короле Люксембургском, некогда занимавшем пост главы департамента Эр, впоследствии сошедшем с ума и похороненном в знаменитом саду в 1880 году. О монфоконской виселице, где были казнены тысячи осужденных и позже гнили их трупы (останки и сейчас еще иногда находят при раскопках в тех местах, в окрестностях улицы Гранж-о-Белль). О «красном человеке», который появляется в тени Лувра в саду Тюильри в час собственной казни, к которой был некогда приговорен королевской властью. О многочисленных языческих дольменах, память о которых до сих пор сохраняется даже в названиях некоторых парижских улиц, например улицы Шануанесс на острове Ситэ, название которой переводится как «круглый пряник»; там находился круглый плоский ритуальный камень, некогда служивший алтарем для человеческих жертвоприношений, а в шестнадцатом веке — плахой для казней…

— Слушайте хорошенько, детки! — торжественно говорил Любен, лицо которого, освещенное пламенем камина, казалось загадочным и жутковатым. — Слушайте и не забывайте, потому что когда-нибудь именно вы станете памятью Парижа!..

Дети, очарованные и польщенные, сидели, прижавшись друг к другу и накрывшись плотной конской попоной, словно двое лесных мышат в норе.

Их взаимное притяжение зародилось именно тогда, под одобрительно-насмешливым взглядом Любена, который делал вид, что ничего не замечает, — но на самом деле конечно же ничего не упускал.

Но потом он, должно быть, кусал себе локти, понимая, что его побасенки в какой-то мере ускорили отъезд Габриэллы. И судя по всему, ее отъезд способствовал тому, что старик застыл во времени, словно при жизни превратился в собственную мумию. Да, слово «мумия» казалось самым подходящим для него. Он выходил из своей хижины только для работы в зоопарке. Вот уже много лет он не выбирался «в город», как он говорил. Его восприятие мира было прямо противоположным общепринятому: для него были убежищем дебри Ботанического сада, за стенами которого расстилались враждебные городские «джунгли».

По сути, именно Любен был главным аттракционом зоопарка, самым необычным из его обитателей. В век космических спутников и кибертехники Любен Тампорель оставался неким экзотическим образчиком кроманьонца, живущего в каменном веке и не признающего ни электричества, ни водопровода.

— И холодина у тебя, как всегда! — вздрогнув, сказал Сильвен.

Любен пожал плечами. Его высокий и тощий сгорбленный силуэт наполовину растворился в сумерках.

— В это время года у меня примерно на десять градусов холоднее, чем на улице, — ответил он, указывая на решетку в земляном полу, рядом с кроватью. — Ты же знаешь, это из-за колодца…

— А почему бы тебе его не закрыть?

— Чего ради? Здесь так или иначе всегда сыровато. И потом, это по-прежнему моя ванная комната. Природный источник… Ты же помнишь.

О да, Сильвен помнил. Этот колодец был одним из самых любимых мест его детства.

Увидев, что Любен наклоняется над решеткой, он обреченно подумал: «Так, сейчас мне предстоит заняться спортом…»

Одним рывком (Сильвен в очередной раз удивился — откуда у этого тощего старика такая крепкая хватка?) Любен поднял решетку. Потом взял с полки металлическую флягу.

— Тебе не кажется, что пора промочить горло? — спросил он, взглянув на Сильвена с насмешливым вызовом. Бледно-голубые глаза старика в складках тяжелых век задорно блеснули из-под густых седых бровей, похожих на две зубные щетки. Потом наклонился над колодцем и уже серьезно добавил: — Ты не думай, я до сих пор в отличной форме. Разве что иногда досаждает ревматизм… Так что я и сам могу набрать воды. Но тебе ведь хочется туда слазить, а?..

Глава 9

— Эй, тебе точно не нужен фонарик?

Сильвен поднял голову и увидел Любена, наблюдавшего за ним через отверстие колодца. Лицо старика в ореоле слабого света напоминало луну в круглом проеме среди облаков.

— Все в порядке, — отозвался молодой профессор, продолжая спуск.

Конечно, он мог бы взять с собой фонарик, но ему хотелось совершить спуск в темноте — как в старые добрые времена. Хотя вокруг уже почти ничего не было видно, движения его были уверенными и точными. Он чувствовал себя легким, почти невесомым.

После того как Сильвен преодолел половину пути — десять метров вверх до комнаты Любена, десять метров вниз до поверхности воды, — ему уже не нужно было продумывать движения: босые ноги безошибочно находили расселины между камнями, руки нащупывали подходящие выступы, не покрытые мхом или водорослями, локти и колени беспрепятственно скользили по шероховатой поверхности известняковых стен. Круглая труба колодца вертикально уходила в подземную темень, но Сильвен, спускаясь вниз, не испытывал ни малейшего страха — скорее, получал физическое удовольствие.

— Ну так что, фонарик-то дать?

— Я же всегда обходился без него! — не без гордости отозвался Сильвен. — Ты что, мне больше не доверяешь?

— Да нет, не в этом дело. Просто я спускаюсь все реже и реже… Так что колодец мог малость засориться…

— Сам ты засорился, — пробормотал Сильвен, вспомнив затхлый запах в жилище старика.

И тут же ощутил холодное прикосновение — одна нога по щиколотку погрузилась в воду.

«Ну вот», — удовлетворенно подумал он, с радостью воспринимая этот ледяной приветственный «поцелуй» воды. Вслед за этим нога нащупала тинистое дно «природного источника».

Перед глазами Сильвена заплясали искры, словно падающие снежинки. Но, несмотря на холод — температура воды не превышала семнадцати-восемнадцати градусов, он чувствовал себя великолепно.

Здесь он был сам по себе, отдельно от всего остального мира. Ему казалось, что все события, пережитые за вечер, остались на поверхности. Наконец-то он полностью наедине с собой. Голый, как в первый день рождения.

«Да, словно заново родился», — подумал он, ощупывая свое тело. Он погладил свои плечи, грудь, живот, слегка коснулся полового члена, съежившегося от холода. Затем поднял руки к лицу и ощупал его так бережно, словно ласкал Спящую красавицу. Он разделся донага перед спуском не столько ради того, чтобы поберечь одежду, сколько ради того, чтобы оказаться «в одном измерении» с колодцем. Старик не возражал, потому что Сильвен всегда так делал, и Габриэлла тоже. Абсолютно голые, дети спускались вниз, чтобы окунуться в «бассейн», как они его называли.

— Бассейн… — пробормотал молодой мужчина и, опустившись на колени, оказался в воде по пояс.

Нижнюю половину тела будто обожгло, но Сильвен лишь вздрогнул от удовольствия. Затем он лег на живот и вытянулся во весь рост, энергично отфыркиваясь, словно кашалот.

— Эй, ты как там? — крикнул сверху Любен.

Но Сильвен его не слышал. Один лишь его нос торчал из воды, как перископ, — тело полностью погрузилось в водоем, вызвав панику у постоянных обитателей — мелких рачков и прочей живности.

Вместе с водой на него нахлынули воспоминания: первый спуск, вместе с Любеном, в шесть лет; рассказы старика о собственном детстве — он был сиротой и во время немецкой оккупации, как многие другие, прятался в парижских подземных убежищах… А сколько времени они провели здесь с Габриэллой, играя в «потерпевших крушение», — к величайшему ужасу Жервезы, которая устраивала Любену грандиозные разносы за «безответственность»!..

Но тут, внизу, дети были так счастливы! И надо же было, чтобы в современном Париже отыскался такой оазис!.. Всего в нескольких метрах над ним шумное, суетливое и тщеславное человечество заполняло вагоны метро и RER. Эта мысль показалась Сильвену такой забавной и неуместной, что он расхохотался — и хлебнул воды.

— Сильвен, с тобой все в порядке? — снова окликнул его Любен, на сей раз с явной тревогой в голосе: видимо, он услышал, что молодой мужчина фыркает и кашляет, словно захлебывающийся в воде щенок.

— Все… все нормально, — с трудом проговорил Сильвен, возвращаясь к реальности.

Чувствуя, как все тело цепенеет от холода, уже обычным тоном, чтобы успокоить старика, он прибавил:

— Хлебнул воды, вот и все!

Он подумал, что, погружаясь в этот колодец, в прямом смысле «припадает к истокам». Откуда берется здесь вода? И куда она потом уходит? Даже Любен этого не знал. Хотя он часто фантазировал на эту тему — говорил, что здесь проходит «фальшивый ручеек», какое-то ответвление канала Викторен или водостока Сальпетриера — иными словами, один из притоков подземной реки Бьевры, протекающих под Ботаническим садом и питающих корни его деревьев и растений. Но это, конечно, было всего лишь фантазией. Вот уже сто лет как воды Бьевры уходили в водостоки Антони, южного предместья Парижа, не достигая самого города.

Однако эта гипотеза была увлекательна сама по себе. Старик любил подбрасывать Сильвену подобные загадочные версии, и тот впоследствии даже не пытался выяснить, правда это или нет, чтобы сохранить миражи детства в неприкосновенности.

«Выход на поверхность грунтовых вод», — машинально подумал он, в очередной раз вздрагивая от холода.

— Эй, ты поднимаешься? — крикнул сверху Любен.

— Пытаюсь это сделать, — отозвался молодой мужчина, преодолевая оцепенение, и шагнул к стенке колодца.

Подъем всегда был труднее спуска.

Сильвен сосредоточенно контролировал каждое из своих движений. Он заметил, что былой ловкости у него убавилось, и это его удивило. Что же, и он стареет? Не мешало бы заняться спортом… Отнять немного времени у читального зала в пользу тренажерного…

«Надо же… я профессор… и при этом… даже в школу не ходил!..» — отрывисто говорил про себя Сильвен в такт собственным движениям. Он уже успел ободрать колено о выступающий камень. Он действительно не ходил в школу, так же как и Габриэлла.

«Ничего удивительного… что мы стали такими… не от мира сего… неадаптированными…» — еще успел подумать Сильвен и… едва не сорвался вниз!

Вместо привычного камня в стене его рука схватилась за пустоту. Резко подавшись назад, он сумел нащупать левой ногой расселину в противоположной стене и с трудом удержаться, хотя и в очень шатком положении.

Теперь это его уже не забавляло. Он дрожал всем телом от озноба. Никогда прежде с ним такого не случалось.

— Все в порядке? — спросил Любен с беспокойством.

— Да. Я просто оступился. Ничего страшного.

— Хочешь, я спущусь, помогу тебе подняться?

— Не надо. Учти на будущее, что тут с одной стороны провал… вроде боковой трубы.

— А… извини, забыл тебе сказать… часть камней осыпалась, как раз на прошлой неделе…

Это звучало неправдоподобно. Любен ведь недавно говорил, что не спускался уже несколько месяцев. И потом, отверстие в стене не было похоже на проем, появившийся в результате обвала. Он было ровным, круглым, словно от вертикальной трубы, ведущей вниз, к колодцу, отходила другая, горизонтальная. Возможно, существовала целая система этих подземных труб…

— Нет, здесь какой-то коридор, — возразил Сильвен. Не в силах устоять перед искушением, он просунулся в отверстие и прополз по трубе несколько метров.

«Ничего не повреждено, — отметил он, ощупывая стены. — Эх, зря я не взял фонарик!..»

— Не ходи туда! — с тревогой крикнул Любен. — Там обрыв через пять метров!

«Да ну?» — иронически подумал Сильвен. Нащупав небольшой камешек, он бросил его перед собой. Камешек катился не меньше десяти секунд, не встречая на пути никаких препятствий.

— Поднимайся, я тебе говорю!

Сильвен подумал, что сейчас не самый подходящий случай изображать спелеолога, и без возражений повернул обратно. Но почему Любен ему солгал?..

«Я сюда еще вернусь», — пообещал он себе, выбираясь из боковой трубы, весь перемазанный плесенью.

Четверг, 16 мая, 23.25

Почему я соврала полицейским? Потому что они слишком уж простые и недалекие?.. Или из чувства противоречия — поскольку принято считать, что тринадцатилетние девочки обязательно говорят копам правду? Не всегда, комиссар…

Так вот, если бы они меня подробно и вежливо расспросили, если бы устроили обыск в стоящих в «машинном зале» шкафах, если бы поближе ознакомились с содержимым, то наверняка обнаружили бы компьютеры HP 678-LMH-2, связывающие мониторы с процессорами оптические кабели, цифровые камеры, работающие в инфракрасном диапазоне…

Потому что на самом деле они у меня есть — «пленки», как вы их называли. Только это не пленки, а цифровые видеозаписи. Аж за несколько месяцев! Целая цифровая видеотека! Шестьдесят жестких дисков «Iomega» на тысячу гигабайтов каждый, забитые под завязку видеокадрами! Подробные летописи человеческих жизней, секунда за секундой.

Было бы глупо при наличии такого оборудования ничего не записывать.

Ибо я, дорогие господа полицейские, тоже не сижу сложа руки. Изо дня в день я проделываю кропотливую работу энтомолога. Она может показаться монотонной и скучной — но лет через десять — пятнадцать вы увидите окончательный результат монтажа!

Ладно. Не стоит слишком нервничать. Ничего страшного. Они ни о чем не догадались.

Впрочем, у меня сегодня тоже плохо с догадками. Точнее, их вообще нет.

Я только что просмотрела видеозаписи.

Я увидела, что произошло в детской. Если только это не была галлюцинация…

И если говорить начистоту — никогда раньше у меня не было такого странного ощущения! Как будто что-то незаметно проникает в плоть и кровь и внутри все застывает… Как будто холодная змея поднимается откуда-то из глубин тела к самому мозгу…

Взгляд ребенка…

Его крик…

И этот силуэт в сумраке…

Особенно этот силуэт!..

Кажется, до этого дня мне еще никогда не было так страшно…

Глава 10

— За тебя, голова баранья!

У Любена были довольно варварские представления об алкогольных коктейлях и, в частности, о пропорциях: к половине стакана воды он добавлял столько же анисового ликера. Это была уже третья порция.

Когда Сильвен наконец выбрался из колодца, старик облачил его в потертый лиловый халат и угостил своим «коктейлем». Сейчас молодой мужчина снова сидел на диване, чувствуя, как сознание понемногу затуманивается. Он уже не думал о том, насколько необычна данная ситуация: древняя хижина в центре города, спуск в подземный колодец, средневековая обстановка, свободная от нынешних условностей, — все это казалось ему совершенно нормальным. Сейчас для сорбоннского профессора, уважаемого всеми своими коллегами, в том числе и старшими, не было более близкого человека, чем этот раскрасневшийся от спиртного тощий старик, который в очередной раз отхлебнул из стакана и, фыркнув, сказал:

— На самом деле, ничто не сравнится с парижскими катакомбами!

При этих словах Сильвен насторожился. В ученике немедленно проснулся ученый.

— Ты хочешь сказать карьерами? Тебе же никогда не нравилось слово «катакомбы»…

Любен удовлетворенно взглянул на гостя. Старик всегда отказывался от любых должностей, какие бы ему ни предлагали, — он желал сохранить за собой лишь пост старшего смотрителя зоопарка. Его огромные познания в истории Парижа были всего лишь личной страстью, причудой. Он ни разу в жизни не прочел ни одной лекции на эту тему где бы то ни было. Но сегодня вечером, побитый на своем же поле, он, видимо, почувствовал, что обязан исправить ошибку.

— Ты совершенно прав, — признал он, смешивая себе четвертую порцию «коктейля». — Под Парижем прорыто множество карьеров общей протяженностью около трехсот километров.

«Да, Любен, — мысленно согласился молодой профессор, почти растроганный этой переменой ролей. — Это ты мне рассказал: гипсовые карьеры на правом берегу, известняковые — на левом. Карьеры, вырытые еще во времена римской оккупации для строительства тех загадочных сооружений, обломки которых — и призраки — встречаются до сих пор…»

Дальше он уже не слушал. Словно сквозь пелену — алкоголь туманил голову — он видел перед собой древний Париж: римский форум на месте современного Пантеона, некрополя великих людей Франции; императорский театр, место которого сейчас занимает знаменитая библиотека имени Жозефа Жибера на бульваре Сен-Мишель; арены для гладиаторских боев, недалеко от своего нынешнего жилища; термы — древнеримские общественные бани, на месте которых сейчас какой-нибудь «Макдоналдс»… Одним словом, нынешний Латинский квартал не случайно получил свое название.

Париж: огромный многослойный пирог, где каждый слой — целая эпоха, целое завоевание, целый исчезнувший мир…

— Катакомбы возникли относительно недавно, — продолжал тем временем Любен, сидя на своей разобранной кровати и уже не обращая внимания, слушает его Сильвен или нет. — Несколько километров подземных карьеров на рубеже восемнадцатого и девятнадцатого веков были преобразованы в оссуарии, чтобы малость разгрузить парижские кладбища… О, это было апокалипсическое зрелище!..

«Да, в самом деле, картина была впечатляющая», — думал Сильвен, который знал эти рассказы наизусть. Целых тридцать лет, от Людовика Шестнадцатого до Наполеона, каждый день с наступлением темноты эксгумированные трупы — свежие или давно истлевшие — грузились на повозки, затянутые черными полотнищами, и в сопровождении священников, поющих погребальные псалмы, перевозились с кладбищ в подземные хранилища останков — оссуарии. Там, в этих мрачных каменных лабиринтах, скелеты постепенно рассыпались, образуя жуткие пирамиды из черепов и берцовых костей, которые стали главной достопримечательностью парижских катакомб — это слово благодаря им и появилось. Вплоть до недавних терактов толпы туристов устремлялись к подземному спуску на площади Данфер-Рошро, чтобы попасть в «королевство мертвых»…

— Шесть миллионов трупов! — продолжал Любен. — Тридцать поколений парижан, сваленных вповалку! И среди них Лафонтен, Рабле, Робеспьер, Шарль Перро, Фуке, Кольбер, Рамо…

Любен медленно вращал перед глазами свой стакан в свете масляной лампы, словно это был бриллиант.

— Может быть, как раз из-за этого у моей «настойки на костях» такой неподражаемый вкус. Концентрированный интеллект. Гений в розлив…

Юмор старика становился черным. Сильвен подумал, что надо бы идти домой — завтра лекция.

— Сегодня в твою настойку, должно быть, попал прах висельника, — сказал он, усмехнувшись. — И кажется, мы уже много выпили…

Любен в самом деле утратил свою обычную веселость.

— Сильвен, тебе уже тридцать три года, мамочка не будет тебя ругать. Да и чья бы корова мычала… Наша патронесса и сама не дура выпить!

Сильвен вздохнул. Старик был неисправим. К тому же Сильвен собирался уходить вовсе не из-за того, что боялся получить от матери выговор, — он просто устал. Да и намеки на «алкоголизм» Жервезы были ему неприятны.

— Не мешай все в одну кучу, — сказал он. — У меня завтра лекция. — И после некоторого колебания уже серьезным тоном прибавил: — И потом, нет особого повода напиваться — обезьяны сбежали из зоопарка и сейчас, может быть, разоряют мечеть…

— И что ты собираешься делать? — с иронией спросил Любен, раздраженно хмурясь. — Пойти против мамочкиного запрета и сообщить в полицию?

— Ты ведь прекрасно знаешь, что вправить ей мозги ни одному из нас не под силу, — через некоторое время добавил он презрительным и одновременно жалким тоном.

Утратив все свое прежнее добродушие, он встал и направился к Сильвену с таким видом, словно им предстояло сражаться на дуэли. Выпив восемь стаканов своего «коктейля», старик пришел в мрачное расположение духа. Еще одно зрелище, которого Сильвен не любил. И впрямь пора уходить!

— Твоя мать собирается геройствовать в одиночку? — спросил он. — Вот и пусть одна выбирается из болота! Она привыкла считать, что все остальные ни на что не годны! А когда в Ботаническом саду и впрямь будет теракт, когда эти проклятые террористы и в самом деле взорвут Галерею эволюции, вот тогда она запаникует! Тогда пусть проклинает книгу Маркомира сколько влезет — будет уже поздно!..

Любен замолчал. Вид у него был смущенный, как у человека, который сболтнул лишнее. Но если лицо старика было красным от вина и смущения, то взгляд оставался прежним — яростным и решительным. Сейчас Любен пристально смотрел на мутное окно, сквозь которое едва просачивался лунный свет. Однако Сильвен чувствовал, что к гневу старика примешивается и кое-что другое. Беспокойство. Как будто исчезновение белых обезьян и странное поведение Жервезы его не столько удивили, сколько встревожили.

— Ты, кажется, боишься, — все же рискнул произнести Сильвен.

Несмотря на всю свою интуицию, он не мог заранее угадать, как Любен отреагирует.

— Ну и что? — сказал смотритель зоопарка, на этот раз без всякого возмущения. — Страх — проявление инстинкта самосохранения, так ведь? Ты не меньше меня знаешь о животных.

После этого, уже с немалым трудом, он смешал себе новую порцию «коктейля».

«Да, но ты-то не животное… совсем наоборот!» — подумал все более заинтригованный Сильвен, а вслух сказал:

— Мама, кстати, рассказывала о покушении на тебя…

Любен опустил голову, как провинившийся школьник.

Вчера за обедом Жервеза действительно рассказала сыну о недавнем событии, которое обсуждали все сотрудники зоопарка: Любен, гроза зверей, был атакован свиньей-пекари, которая его укусила. По выражению лица старика Сильвен понял, что это правда. Старший смотритель, проработавший в зоопарке пятьдесят лет, укушен какой-то паршивой южноамериканской свиньей!.. Да, еще бы не обидно…

Глядя в сторону, Любен притворно-небрежным тоном произнес:

— Жервеза тебе рассказала о пекари, да? Ну что ж, я ведь старею — ты в курсе? И животные это чувствуют. Они понимают, что мне недолго осталось… Вот и показывают норов…

Сильвен расхохотался:

— Ну не говори глупости! Всего полчала назад ты утверждал, что никогда не болеешь и вообще в отличной форме!

— Да, и что я вас всех переживу. Твоя мать мне все время это говорит.

— Ты на нее за что-то сердишься, да?

После недолгого молчания Любен обреченно махнул рукой:

— Стар я уже — мотать нервы по пустякам… Только весь этот бардак меня бесит!..

Подобные тирады Сильвен тоже знал наизусть, поэтому, не дожидаясь окончания, спросил:

— Ты все еще думаешь, что мать хочет видеть меня наследником своих владений? Ботанического сада, я имею в виду?

Любен одним глотком опустошил свой стакан и поморщился.

— Я только думаю, — ответил он, — что твоя мать всегда держала нас на расстоянии от многих вещей… Важных вещей.

Сильвен понимал, куда старик клонит. Это была еще одна из его «вечных тем» — наиболее скрытая сторона жизни Жервезы.

— Ты имеешь в виду ее клуб? Всех этих людей, с которыми она встречается раз в месяц в «Баскском трактире»? «Общество любителей карьеров»?

Любен кивнул. Потом, слегка пригнувшись и втянув голову в плечи, прошипел тоном заправского конспиратора:

— Она ведь, по сути, ничего тебе о нем не рассказывала?

Это была правда, и втайне Сильвен был уязвлен такой скрытностью матери. Он нехотя кивнул:

— Она обещала, что когда-нибудь «представит» меня членам ОЛК, — но каждый раз, когда я ей об этом напоминаю, она меняет тему разговора.

И в самом деле, вот уже много лет Жервеза каждую неделю посещала таинственные собрания ОЛК, замаскированные под обычные дружеские встречи за обедом.

Чем же занималось это общество? Сильвену так и не удалось ничего об этом узнать.

— Только не думай, что мы строим заговоры, стремясь захватить мировое господство! — обычно отшучивалась Жервеза, когда Сильвен пытался узнать подробности. — Мы всего лишь несколько пожилых любителей парижских подземелий…

— Но все-таки, мама, — настаивал Сильвен, который и сам провел в парижских подземельях много часов, вместе с Любеном и Габриэллой. — Ты же знаешь, что это и моя страсть! Почему бы тебе хоть раз не взять меня с собой на вашу встречу? Я ведь хорошо знаком с темой — как-никак, я ее преподаю!

Но на эту просьбу всегда следовал один и тот же ответ:

— Твое время еще придет, котенок.

Больше ничего…

ОЛК. Таинственное сокращение, о котором Сильвен в конце концов перестал думать — так мы изгоняем из своих мыслей воспоминания о детских унижениях, о не самых красивых поступках… Иногда он спрашивал себя: а существует ли на самом деле это общество? Или это лишь предлог, который Жервеза использует, чтобы скрыть встречи с любовником? Но насколько он знал, у нее не было никаких романов после смерти мужа, его отца.

Нет, все же ОЛК не могло быть полной выдумкой. Любен, осушив до дна очередной стакан, теперь обвинял этот «клуб» чуть ли не во всех бедствиях планеты!

— Не удивлюсь, если окажется, что именно они украли белых обезьян, — сказал он неожиданно.

При этих словах спящий на подушке кот поднял голову и недовольно уставился на собеседников.

— О, кажется, мы разбудили спящего тигра… Характер у этого кота примерно такой же добрый, как у Жервезы…

Сильвен взглянул на старого кота с невольной неприязнью. Любен поднялся и, подойдя к коту, опустился рядом с ним на корточки. Поглаживая кота, который не сопротивлялся, лишь порой недовольно мяукал, смотритель зоопарка продолжал:

— В сущности, твоя мать и я похожи на старую семейную чету. Она тридцать пять лет работает в музее, я — пятьдесят один год в зоопарке. Хотя между нами никогда ничего такого не было, мы знаем друг друга почти так же хорошо, как муж и жена. Притом что она всегда обращалась со мной как с лакеем. — Взгляд его вспыхнул. — Тогда как без меня…

И вдруг Любен прикусил язык.

Что же он хотел сказать?

— Тогда как без тебя… что?

Погладив кота столь энергично, словно желая его расплющить, смотритель втянул голову в плечи, как черепаха, прячущаяся в свой панцирь.

— А… неважно… Это старая история…

Сильвен, уже не в силах скрывать раздражение, отреагировал абсолютно по-детски.

— Да черт возьми! — закричал он, одним прыжком вскакивая с дивана. — Ты точь-в-точь как она: вечно что-то от меня скрываешь, обращаешься со мной как с ребенком!.. Тогда как без меня ты был бы один как перст! Кто еще разговаривал бы с тобой? Кто еще навещал бы тебя? С тех пор как Габриэлла уехала, кто еще позаботился бы о тебе? С тех пор…

Сильвен остановился.

Он понял, что и сам наговорил лишнего.

Любен очень медленно поднялся, взял кота за загривок и швырнул его через всю комнату. Кот приземлился у подножия стены, успев спружинить лапами.

Глаза смотрителя зоопарка пылали от гнева. Вся его тревожная недавняя нерешительность улетучилась. Сейчас он был грозен, как один из всадников Апокалипсиса.

— Полегче, Сильвен…

Так же медленно он приблизился к молодому мужчине и, положив руку ему на лоб, слегка провел ладонью по его волосам.

— Или тебе напомнить, что именно от тебя Габриэлла уехала?

Сильвен нервно усмехнулся, пытаясь остановить непрошеные воспоминания. Любен сказал правду, но сегодняшний вечер и без того выдался достаточно тяжелым, чтобы вытерпеть еще и это. Но его уже захлестнул поток бессвязных воспоминаний. Воспоминания детства… Образы, которые он даже не мог четко идентифицировать — звуки, запахи, краски наслаивались друг на друга… Это было какое-то странное, очень сильное и очень необычное ощущение. Настолько сильное, что по всему его телу прошла судорога. Любен, словно почувствовав его состояние, неожиданно успокоился:

— Э… извини, Сильвен. Что-то я увлекся… Ты был прав: от этих подземных карьеров одно расстройство… Давай-ка лучше на боковую…

Но когда Сильвен, сбросив халат, наспех переодевался в свой костюм, старик приблизился к нему и, положив руки ему на плечи, серьезным тоном произнес:

— Все-таки я тебя по-своему люблю. Как сына. Это чтоб ты знал…

Было ли это искреннее признание или новая ложь?..

Глава 11

Силуэты Любена и Сильвена, словно два персонажа театра теней, показались на пороге хижины.

— Ты ко мне не заходил, договорились? — произнес смотритель зоопарка. — Попрощался с матерью и сразу пошел домой.

Сильвен кивнул, чувствуя, как ветер вздымает его волосы, еще не до конца высохшие после «бассейна».

— Посмотрим, куда подует ветер, прежде чем ставить парус, — пробормотал старик, стоя на пороге и глядя вслед удаляющемуся гостю.

Оказалось, что недостаточно просто покинуть это словно застывшее во времени необычное место, чтобы попасть в привычный мир: все вокруг казалось Сильвену изменившимся, каким-то слишком большим и шумным. Так, пустая и тихая улица Бюффона произвела на него впечатление оживленной автострады — хотя сейчас на ней не было вообще ни одного автомобиля! Одного лишь асфальтового покрытия было достаточно, чтобы собственные шаги казались Сильвену оглушительными. Он едва ли не с ужасом устремил взор на единственного дежурящего здесь полицейского, замерев, словно лис, выскочивший прямо на охотника.

— Здесь нельзя задерживаться, месье, — пробормотал полицейский с некоторым смущением.

Но Сильвен уже тронулся с места. Идя по спящему Парижу, он пытался хоть немного собраться с мыслями.

«Что же на самом деле произошло сегодня вечером? — спрашивал он себя, шагая по улице Ласепед. — Еще до того, как выяснилось, что обезьяны исчезли, мама была какая-то странная… и эти ее тирады против Маркомира… Чем же его роман ее так встревожил? Чего она боится?»

Все эти вопросы оставались без ответа.

Он едва не упал, споткнувшись о велосипедную шину на углу улицы Наварры, но не обратил на это внимания.

«Да еще опустевшая обезьянья клетка… И этот жуткий концерт остальных животных…»

Это воспоминание, смешавшись с алкогольными парами, резко атаковало мозг молодого профессора, который даже вынужден был на пару секунд прислониться к балюстраде у станции метро «Площадь Монж».

— К счастью, я уже почти пришел, — пробормотал он, снова продолжив путь.

Несколько минут спустя, миновав отель «Арена» — скромную трехзвездочную гостиницу, где иногда завтракал, — Сильвен уже набирал код на входе в подъезд своего дома — номер 47 по улице Монж.

По правде говоря, он не слишком любил эту улицу, одну из главных артерий Пятого округа, неизящно окаймлявшую холм Святой Женевьевы. Эта широкая улица, с богато украшенными каменной резьбой, но при этом совершенно однообразными фасадами домов, наглядно демонстрировала, как исказился облик старой Лютеции в эпоху Наполеона III. Архитекторы как будто хотели, чтобы через эти широкие проспекты из города полностью выветрился старый дух, что отвечало урбанистским склонностям барона Османа, главного вдохновителя реконструкции того времени, и общей грубоматериальной атмосфере девятнадцатого века. Лишь бургундский геометр Гаспар Монж получил от этого явное преимущество — его имя сохранилось для последующих поколений в названии улицы. Что же касается остальных…

Но вот уже десять лет Сильвен жил в этом доме. Окно его квартиры, к счастью, выходило не на улицу.

Он вошел в подъезд тихо, словно заговорщик.

Один этаж… два этажа… три этажа.

Каждый лестничный пролет давался ему со все большим трудом.

Преодолевая их, Сильвен ворчал вполголоса, потому что это придавало ему сил. Все-таки, наверно, не стоило лезть в колодец… По телу до сих пор пробегал озноб от ледяной воды подземелья. К этому добавились усталость и воспоминания о сегодняшнем вечере.

— Ладно, завтра будет видно, — выдохнул он, добравшись наконец до своей квартиры на пятом этаже и неловко всовывая ключ в замочную скважину.

Старая, пожелтевшая от времени дверь тихо заскрипела.

— Home, sweet home, — иронически пробормотал Сильвен, бросая пиджак на спинку кресла, заваленного разноцветными папками.

Всякий раз, приходя домой, молодой профессор испытывал одновременно облегчение и некоторый душевный дискомфорт. Облегчение — оттого, что наконец попадал в свое привычное отшельническое убежище; дискомфорт — оттого, что оказывался наедине со своими внутренними противоречиями, сомнениями и проблемами. Обычно он, войдя, не сразу зажигал свет, как если бы хотел приручить таившиеся в комнатах тени. Особенно — тени книжных шкафов. Вездесущие, всепоглощающие, они обитали в темноте, и их очертания напоминали спящих драконов.

Единственной точкой света был красный огонек автоответчика.

Осторожно ступая, Сильвен приблизился к телефону. Удивительно, что в нынешний век эсэмэсок еще кто-то пользуется таким архаичным способом связи…

«— Привет, это снова Оливье. Я по поводу твоего романа…»

Сильвен пожал плечами и снова коснулся кнопки автоответчика.

«Сообщение стерто».

Легкомысленное отношение к нему издателя — вот еще одна вещь, о которой он старался не думать, особенно после реакции матери на известие о том, что он пишет роман.

«Но разве я не заслуживаю такого отношения?» — спросил себя Сильвен, одну за другой зажигая лампы в комнатах. Несмотря на то что они давали мягкий свет, приглушенный абажурами, вид квартиры показался ему невыносимым. Повсюду заставленные книгами ряды стеллажей из ИКЕА — до самой ванной комнаты.

«В один прекрасный день я закончу так же, как композитор Алькан, — раздавленный грудой собственных книг», — поморщившись, подумал Сильвен.

В самом деле, многие стеллажи опасно накренились, поскольку книги стояли и лежали на полках в несколько рядов.

— Ну и хаос! — пробормотал он, случайно задев тяжелый «Атлас подземного Парижа», который рухнул на пол, подняв облако мелкой сероватой пыли.

Вид папки, лежавшей на низком журнальном столике, напротив камина с неубранной золой, вызвал у него чувство вины. Это была большая красная папка, толстая и тяжелая, содержимое которой едва умещалось внутри, а несколько густо исписанных листков выскользнули на пол.

Сильвен Массон, «Великая тайна Парижа», роман.

Профессор с досадой покусывал губы, чувствуя усталость при одной только мысли о том, чтобы наклониться и поднять выпавшие листки.

Он отвернулся, но тут же ему бросились в глаза десятки томов с похожими названиями — вроде «Загадки и тайны Парижа: мифологическая география», — которые словно поджидали нового «родственника».

Сколько времени прошло с тех пор, как Сильвен последний раз притрагивался к своей рукописи? Сколько сообщений оставил ему Оливье, его старый приятель и бывший однокурсник? А ведь он знал, что Оливье готов был оплатить издание его книги из своего кармана, поскольку не мог рисковать деньгами своих акционеров…

«Но ведь не думает же он, что книга пишется так же быстро, как статья?» — лицемерно оправдывался профессор перед самим собой, прекрасно сознавая иллюзорность этой отговорки. Лишь одобрение со стороны матери могло бы подхлестнуть его вдохновение, хотя Сильвен и понимал, что это полный абсурд. Да, неудачный старт у его первого романа…

— Что за каша у тебя в голове! — раздраженно пробормотал он в свой адрес, наливая себе стакан «легкой» кока-колы.

Газированный напиток вызвал у него легкую отрыжку.

— И почему я пью эту дрянь? — проворчал он.

Однако ему надо было избавиться от привкуса анисового ликера во рту, а вместе с ним прогнать ощущение глубокой усталости и беспомощности. Столько всего произошло сегодня вечером… Столько воспоминаний осталось после каких-то нескольких часов!..

Чувствуя подступающую к горлу тошноту, Сильвен подошел к окну и распахнул его настежь.

Свежий воздух слегка взбодрил его и одновременно успокоил. Тем более что вид из окна был сказочный.

Его дом, при всех своих архитектурных недостатках типично османовского стиля, был построен в очень необычном месте — возле древнего амфитеатра, возведенного в те времена, когда Париж еще назывался Лютецией, и восстановленного в период с 1869 по 1916 год. Правда, перед этим велась бурная полемика о его судьбе — подрядчики строительства из «Компании омнибусов», предшественницы нынешней RATP, посматривали недобрым глазом на это археологическое открытие, из-за которого они рисковали потерять немало денег. Понадобилось множество петиций, подписанных известными деятелями культуры (в том числе Виктором Гюго), чтобы амфитеатр второго века не стал жертвой «воинствующего урбанизма» Третьей республики.

«Какая удача!» — в который раз подумал Сильвен, перегибаясь через подоконник и склоняясь над жардиньеркой, заросшей травой.

И хотя площадь амфитеатра сократилась примерно на треть по сравнению с изначальной, на его широком пространстве отдыхал взор профессора, когда он, утомленный книгами и выписками или, как сегодня, усталостью, смотрел на этот круг песка, окаймленный тройным кольцом древних каменных ступеней, деревьев и домов. В этом почти не посещаемом туристами городском саду, окруженном огромными домами, старики играли в петанк, молодежь гоняла мяч. Другие посетители читали газеты, флиртовали, отдыхали — там, где некогда их предки смотрели на гладиаторские бои. Иногда немногочисленные группы актеров-любителей разыгрывали здесь отрывки из пьес Мольера или Мюссе. Летом городской муниципалитет даже организовывал в амфитеатре кинопросмотры под открытым небом. В прошлом году Сильвен, не покидая квартиры, смотрел из окна исторические ленты Сашá Гитри, из которых больше всего ему понравился увлекательный, хотя и чересчур насыщенный вымыслами, кинофильм «Если бы нам рассказали о Париже».

«Но все это было до терактов», — подумал Сильвен, невольно представляя себе взрыв бомбы прямо в центре амфитеатра… После все изменилось. С тех пор как произошла страшная трагедия в «Конкор-Лафайетт», парк с амфитеатром закрывали уже в пять часов вечера. И лишь немногие счастливчики, подобные Сильвену, могли любоваться им сколько угодно в любое время дня и ночи.

Еще дальше высунувшись в окно, так что вся верхняя половина тела оказалась снаружи, Сильвен полностью погрузился в созерцание окруженного деревьями строения.

«За каждой закрытой дверью, за оградой каждого сквера, под корнями каждого дерева скрывается истинный Париж», — говорил ему Любен, когда они вместе кормили хищных зверей, чистили виварий или вычесывали белых обезьян.

Вот почему Сильвен, очень чуткий к существованию города под городом, руин под современностью, изначального под старинным, леса под сквером, так часто повторял слова Андре Арделле: «Я — последний охотник таинственных больших городов». Может, и не бог весть какое важное занятие — но Сильвен горячо отстаивал свое право на него перед Габриэллой.

Однако потом они выросли. И Габриэлла уехала…

Сиьвен снова почувствовал легкую дурноту и с силой тряхнул головой.

— Подумай о чем-нибудь другом, идиот! — выдохнул он и, резко выпрямившись, отступил назад, вглубь квартиры, словно вырываясь из рук старой городской сумасшедшей.

Среда, 17 мая, 06.00

Как всегда, мой будильник звонит ровно в шесть (привычка рано вставать перешла ко мне от отца). «Бип-бип» этого часового механизма, сделанного в виде Пресвятой Девы Лурдской (совершенно абсурдный подарок матери), вырывает меня из сна, в каждом уголке которого присутствует тот силуэт…

— Да, силуэт, — произношу я хриплым после сна голосом и вскакиваю с постели.

За окном уже рассветает. Зеленые кроны деревьев, окружающих «Замок королевы Бланш», кажутся мне какими-то слишком яркими, даже кричащими, — у меня болит голова. Осторожно ступая, я впотьмах добираюсь до маминой ванной комнаты, где полным-полно лекарств.

Среди армии флакончиков с транквилизаторами я нахожу упаковку долипрана. Набираю немного воды в стаканчик из-под зубной щетки, и — хоп! Две белые таблетки исчезают в моем желудке, и несколько минут я стою неподвижно, надеясь, что мигрень исчезнет.

А вот силуэт не исчезает. Тот силуэт, который я видела в сцене похищения ребенка. Силуэт, который схватил на руки маленького Пьера Шовье… и который снился мне всю ночь.

Не выпуская из рук стаканчика, я иду в «машинный зал».

Прошло шесть часов с момента моего открытия, но такое ощущение, что комната по-прежнему буквально источает страх.

Редкая штука: вчера перед сном я выключила ВСЕ мониторы. Как будто боялась того, что могла на них увидеть. И вот сейчас мне не хочется их включать.

«Это просто смешно, Тринитэ!» — сурово говорю я сама себе, подражая отцовскому тону.

Однако, включив машины, я не активирую систему наблюдения и ограничиваюсь тем, что захожу в Интернет.

— Да, они не теряли времени даром…

Впрочем, я об этом догадывалась. Дело о киднеппинге уже попало в топ новостей:

«Пять грудных детей похищены в Париже».

«Похищено пять малолетних детей в Пятом и Тринадцатом округах столицы».

«Жертвами серийного похитителя становятся младенцы!»

Еще вчера я колебалась, не позвонить ли комиссару Паразиа — уходя, он оставил свою визитку на консоли у входа, под картиной Гойи.

— На всякий случай, если вдруг захочешь мне что-то рассказать, — объяснил он.

«Морис Паразиа. Полицейская префектура Парижа, набережная Орфевр, 36. Телефон 06 23 56 89 56».

«Я должна показать ему эту запись», — говорю я себе, надевая розовый халат (еще один кошмар, приобретенный мамой в дьюти-фри в аэропорту Дубая).

В шесть двадцать пять, проглотив завтрак, приготовленный Эмилией (консьержка из соседнего дома, которая приходит дважды в неделю убираться, а также готовит мне еду на два-три дня, которую оставляет в холодильнике), я выхожу из квартиры.

«В конце концов, на набережной Орфевр тоже люди!» — говорю я себе, спускаясь по старой лестнице с дубовыми перилами, облицованной терракотовыми шестиугольными плитками.

Оказывается, в холле полно народу.

Человек десять или больше оживленно что-то обсуждают — в полный голос, как будто на улице день.

«Эх, надо было подождать…»

Однако, стиснув зубы, я продолжаю спускаться.

В центре собравшейся толпы — Жан и Надя Шовье, красные, растрепанные, оба вне себя от беспокойства. Они что-то рассказывают остальным, те с явным сочувствием слушают. Других я тоже сразу узнаю: месье Уэрво, одинокий вдовец в бессменном халате; мадемуазель Гарнье, старая учительница музыки; Иван и Бернар, пожилая чета гомосексуалистов.

Заметив меня, все замолкают, кроме месье Уэрво, который говорит:

— Осторожно, вот эта обезьянка!..

Остальные смотрят на меня, как стадо оленей, увидевшее охотника.

Поскольку именно кем-то подобным я для них всегда и была — чужаком, даже врагом.

Жильцы смотрят на меня пристально и без всякой жалости. Примерно с такими же застывшими гримасами отвращения они смотрят на меня, когда я с ними случайно где-нибудь сталкиваюсь, — потому что все они знают, чем я занимаюсь большую часть свободного времени.

Я стою на самой нижней ступеньке лестницы. Они, собравшись у двери, которая ведет в мощенный каменными плитами внутренний двор, откуда есть выход на улицу Гюстава Жеффруа, не двигаются с мест.

Вдруг, стряхнув оцепенение, Надя Шовье бросается прямо ко мне:

— Тринитэ, нам нужна твоя помощь! Я уверена, что ты что-нибудь видела!..

От удивления я замираю с открытым ртом, не в силах произнести ни слова. Я ожидала чего угодно, но только не этого!

Но Надя, судя по выражению ее лица, говорит совершенно искренне. Страх, который я ощутила вчера, увидев на экране странный силуэт, словно воплощается перед моими глазами, принимая очертания той самой расплывчатой, нечеткой фигуры. Да, я видела, как это существо похитило ребенка Нади… Интересно, мои родители испытывали бы в подобной ситуации такое же горе, такое же чувство «разреза по живому»?.. Да, наверно, испытывали бы, но только не по отношению ко мне; на это указывает слишком многое: их манера поведения со мной, их постоянное отсутствие, по сути, их бегство… Но не думай об этом, Тринитэ! Смотри лучше, какая боль в глазах этой матери! Во что превратится жизнь этой женщины, если ей не вернут ребенка?

Внезапно меня охватывает чувство ответственности, словно я и впрямь могу им помочь — я, которая никогда не могла помочь своим родителям!

— Тринитэ, я тебя умоляю! — говорит Надя. — Скажи, ты что-нибудь видела?

— Надя, оставь ее в покое, — обращается к ней муж, избегая смотреть на меня, — она всего лишь ребенок…

— Маленькая извращенка, — произносит Иван с презрительной гримасой.

— Вуайеристка, вы хотите сказать, — поправляет его месье Уэрво, машинально затягивая сильнее пояс своего халата. — Точная копия своего отца: те же ввалившиеся глаза, тот же вздернутый нос… не лицо, а лисья морда!

Я краснею, как всякий раз, когда мне напоминают, что у меня нет ничего общего с идеалом красоты. Да, я похожа на отца… а мама такая красивая…

— Такая же извращенная, такая же порочная, как ее отец, — прибавляет месье Уэрво.

Привыкшая к подобным нападкам, я лишь молча сглатываю слюну и пытаюсь выдержать их взгляды. Редко я встречаю такое открытое презрение. Ну что ж, по крайней мере, все карты открыты.

И тут я вздрагиваю, ощутив легкое, нежное прикосновение к своему лицу.

Надя прижимает к моим щекам свои дрожащие ладони.

— Тринитэ, если ты что-то знаешь, если ты что-то видела, помоги нам, пожалуйста! Мы все должны помочь полиции…

Я бормочу:

— Да, кажется, я и в самом деле…

И не могу продолжить — она крепко обнимает меня, как будто я ее ребенок.

Ее возвращенный ребенок…

Я рывком высвобождаюсь и, не отрывая глаз от Нади, говорю:

— Я сделаю что смогу. Обещаю вам!

И, под устремленными на меня заплаканными глазами Нади и враждебными взглядами остальных жильцов, под прицелом всех камер, установленных в холле, устремляюсь к выходу, спеша на набережную Орфевр.

Глава 12

— У Парижа тоже было детство, — произнес Сильвен, убирая прядь волос, свесившуюся ему на глаза. — Так же, как и все мы, Париж когда-то увидел свой первый рассвет…

В аудитории стояла полная тишина.

Шестьдесят соискателей диплома лиценциата сидели на скамьях, расположенных амфитеатром, за небольшими откидными столиками. Зал был старинным, обстановка выглядела бесконечно далекой от двадцать первого века: мощные стальные пюпитры, стенные панели темного дерева, цветные фрески, прославляющие науку и прогресс… Но никто из студентов не обращал внимания на изображенные на них величавые фигуры в античном стиле — все благоговейно внимали словам молодого профессора, как всегда по средам на его лекциях по истории Парижа. Сколько ему лет, этому Сильвену Массону? Он, кажется, старше них всего на семь-восемь лет… Но несмотря на молодость, профессор Массон, как никто, мог воспламенить аудиторию.

— В самом начале Париж был лесом… Густым диким лесом, состоявшим из огромных вековых дубов с узловатыми ветвями, лип, орешника… Настоящие джунгли, которые омывались водами двух рек — Сены и Бьевры.

Однако сегодня утром с самого начала лекции чувствовалось, что что-то не так. Профессор Массон явно был не в своей тарелке. Во-первых, он опоздал (невероятный случай для этого человека, пунктуального до такой степени, что это даже раздражало). Он появился на пороге аудитории в восемь пятнадцать, запыхавшийся и растрепанный. Во-вторых, лекция шла через пень-колоду. Профессор запинался, долго подыскивал слова — это он-то, кто мог увлечь любого всего двумя-тремя удачными фразами, после которых слушатель уже больше ни на что не отвлекался (некоторые завистливые коллеги даже говорили, что он «охмуряет» студентов)!.. Впрочем, примерно через двадцать минут лекция более-менее вошла в обычную колею, и слушатели вновь обрели «своего» Сильвена Массона.

— Конечно, этот лес исчез с течением веков. Но для тех, кто умеет слушать дыхание деревьев, шепот древних камней, он по-прежнему здесь! Он дышит у нас под ногами, ибо его корнями мы порождены. И каждый листок на деревьях в парижских скверах напоминает вам о том, что хранится в его растительной памяти, — о великом первозданном лесе…

«Я повторяюсь», — с тревогой думал Сильвен, стараясь не показать своей растерянности.

Но студенты это видели: он выдыхается! Почему бы ему не отменить эту лекцию? Тогда можно было бы провести эти два часа где-нибудь на террасе кафе на площади Сорбонны или на скамейках Люксембургского сада — сегодня такая хорошая погода!

Сильвен повернул голову вправо — к высоким узким окнам в решетчатых переплетах, выходящим во внутренний двор Сорбонны. Купол часовни, где покоился Ришелье, был залит майским солнцем. Сильвен чувствовал, что ему самому лучше было бы прогуляться, чем оставаться в аудитории. Получится ли у него довести лекцию до конца?

«Я говорю как будто на автопилоте», — подумал он, словно со стороны услышав собственный голос, когда продолжил лекцию:

— Некоторые ископаемые остатки той древней поры говорят нам о том, что когда-то здесь росли пальмы, бамбук, баобабы…

Полный бред!.. Можно было подумать, что душа Сильвена все еще блуждала вокруг клетки белых обезьян, в то время как язык продолжал артикулировать, словно сам по себе.

— Останки животных еще более интересны. Под Трокадеро были найдены останки крокодила и гигантской черепахи, под улицей Курсель — останки акулы, под площадью Оперы — останки мамонта и северного оленя, в Берси — останки пещерных медведей, под улицей Гренель — останки гиппопотама, под бульваром Распай — останки мохнатого носорога и бизона, под улицей Вожирар — останки гиены… В тысяча восемьсот девяносто первом году в подвале дома номер тридцать шесть по улице Дофина, в самом центре Латинского квартала, был даже обнаружен скелет кита…

Тут Сильвен заметил, что один из студентов, сидевших в последних рядах амфитеатра, со страдальчески-раздраженным видом демонстративно поднял глаза к потолку.

«Опять он!»

Уже почти полгода этот патлатый тип, одетый в черное (по виду — типичный «левак», в терминологии Любена), приходил на лекции профессора Массона — хотя создавалось впечатление, что из-под палки. Бледное лицо молодого человека было наполовину закрыто множеством дредов, но, даже несмотря на это, было заметно его постоянно недовольное и раздраженное выражение — словно он готов был спорить буквально с каждой фразой профессора. Однако он ни разу так и не заговорил во время лекции. При этом его ответы на двух промежуточных экзаменах были просто блестящими — хотя и в них Сильвен чувствовал то же самое с трудом подавляемое раздражение, как если бы ученик просто выполнял правила какой-то навязанной ему игры, не вызывающей у него ни малейшего восторга.

Однако сегодня утром этот студент казался еще более раздраженным, чем обычно. Хотя Сильвен отдавал себе отчет, что его собственная способность к восприятию сейчас понижена — без сомнения, из-за усталости — и любая неловкость может привести к серьезным последствиям. По пути в университет он едва не попал под фургон мясника на площади Контрэскарп. «Жить надоело, урод? Смотри, куда идешь!» — завопил шофер, который, резко вырулив вбок, едва успел затормозить в шаге от знаменитого фонтана.

Сильвен был в ужасе: на миг ему показалось, что за рулем сидит белая обезьяна! А когда он наконец добрался до аудитории, еще одна такая же обезьяна с достоинством сошла с его кафедры, за которой перед этим стояла, как бы уступая ему место…

Стало быть, хотел он того или нет, исчезновение белых обезьян из зоопарка обеспокоило его гораздо сильнее, чем он предполагал. И если он хоть ненадолго расслаблялся, он всюду видел их силуэты — под пюпитрами в аудитории, за окном во дворе, на фресках, среди нимф и атлантов… Странные призраки прошлой бессонной ночи…

«Так, сосредоточься!» — приказал он себе, пытаясь отогнать тревогу хотя бы на время — до окончания лекции.

— Как вы знаете, история Парижа таит в себе множество загадок. Много лет работая над этой темой, я убедился, что многие факты, многие данные оказались погребены и забыты… Как если бы…

Боковым зрением Сильвен снова заметил белую обезьяну, мелькнувшую за окном. Он невольно повернул голову и посмотрел во двор, но там не было никого, кроме азиатского туриста, от которого полицейский, кажется, требовал открыть чемодан, и нескольких студентов. Под насмешливыми взглядами этой публики бедолаге пришлось вывалить свои вещи, в том числе нижнее белье, прямо на каменные плиты, а затем разобрать бритву в доказательство того, что он не террорист.

— …как если бы кто-то специально захотел скрыть от нас эти факты, — продолжал Сильвен, одновременно перебирая в памяти недавние события. — Создать у нас ложное впечатление…

При этих словах студент с косичками что-то процедил сквозь зубы.

Сильвен сделал вид, что не обратил на это внимания.

— Об этом вы мало где сможете прочесть, но в истории Парижа есть огромные белые пятна…

— Как в истории всякого большого города, — сказал неожиданно студент.

Остальные обернулись и посмотрели на него с возмущением, как на святотатца. Но Сильвен испытывал лишь удивление. Впервые его оппонент заговорил на лекции. Голос был хриплым, недовольным.

— Конечно, молодой человек, — произнес Сильвен умиротворяющим тоном. — Но далеко не во всех городах так много мистических загадок…

Он указал за окно. Солнце только что поднялось над куполом Сорбонны.

— Взять, например, эпоху римского владычества. Известно, что армии Цезаря прибыли сюда в пятьдесят втором году до нашей эры. Но почти ничего не известно о том, что происходило следующие полвека. Никаких документов, никаких свидетельств об этом периоде — от основания Лютеции и до Рождества Христова.

На лице студента читалось недоверие. Но кажется, возразить ему было нечего. Убедившись в этом, Сильвен слегка подался вперед, склонившись над кафедрой, и попытался придать себе загадочный вид.

— Что же происходило в эти пятьдесят лет? Почему все архивы исчезли? Кто был заинтересован в том, чтобы от той эпохи не осталось ни малейшего следа?

Теперь студенты неотрывно смотрели на него, завороженные его страстью к предмету, составлявшей весь смысл его жизни, — эта страсть передавалась и его слушателям.

— Не могло ли это исчезнувшее знание дать нам некий ключ к пониманию сегодняшнего мира? Не помогло бы оно нам разгадать какие-то тайны?..

— Вы говорите как Маркомир! — сказал с сарказмом студент.

В аудитории послышались легкие смешки.

Имя Маркомира было последней каплей. Тот самый автор, чьи бредни читала ему вчера Жервеза; тот дешевый писака, с которым она нарочно сравнила Сильвена, чтобы отбить у него охоту написать собственный роман!..

Чувствуя, как в нем нарастает гнев, профессор медленно снял очки, положил их на стол и сошел с кафедры.

С олимпийским спокойствием, удивившим аудиторию, он поднялся по ступенькам амфитеатра к верхним рядам, не отрывая от оппонента глаз:

— Можете возразить по существу?

Собственный голос показался ему громовым.

Студент побледнел и несколько раз нервно моргнул. Но, видимо, решил не терять лица.

— О чем вообще ваша лекция? — с вызовом спросил он. — Только и слышишь: тайны, загадки!.. Древний лес, потерянный рай, забытая Франция, тоска по прошлому… Можно подумать, речь идет о Виши!

Сильвен опустил голову. От гнева у него мутилось в глазах.

В аудитории воцарилась гробовая тишина. Двух противников разделял лишь пюпитр. Сильвен чувствовал скрытую тревогу своего оппонента — хотя тот, не моргнув глазом, выдержал его взгляд.

— Этот профессор — не ученый, а самозванец. Он попал в университет по протекции, — отчетливо произнес он, обращаясь не к Сильвену, а ко всей остальной аудитории. — Мне об этом достоверно известно.

Дальше все произошло очень быстро.

В одно мгновение студент исчез. Перед Сильвеном сидела белая обезьяна, точно так же иронически и нагло ухмылявшаяся.

Под изумленными взглядами аудитории Сильвен резко отшатнулся.

«У меня действительно что-то с головой!» — в панике подумал он, машинально протирая глаза. По рядам тем временем пронесся явственный подозрительный шепоток. Но Сильвен больше не обращал внимания ни на студентов, ни на своего главного оппонента — его волновало лишь исчезновение белых обезьян. Он чувствовал, что за этим исчезновением кроется нечто очень важное.

— Который час? — машинально спросил он у своего оппонента.

Тот явно ожидал чего угодно, только не этого.

— Э-э… пол-одиннадцатого, — пробормотал он.

Сильвен подумал: «Значит, мама уже открыла музей…»

Вернулись ли обезьяны? А если нет, что делать? Будет ли Любен держать язык за зубами?

— Я должен знать… — вслух произнес он, бегом спускаясь по ступенькам и не глядя на учеников. — Лекция окончена!

Глава 13

— Ну что?

— Ничего… Они исчезли бесследно!

Несмотря на усталость после бессонной ночи, Жервеза была взвинчена и напряжена, глаза ее лихорадочно блестели. Она сидела за столом в своем полутемном кабинете, машинально перебирая все, что попадалось ей под руку.

— У тебя разве нет лекций сегодня утром? — спросила она удивленно, словно вдруг спохватившись.

— Их частично отменили, из-за новых правил безопасности, — ответил Сильвен.

И тут же подумал о собственной лжи: «Звучит правдоподобно». Он ожидал этого вопроса и заранее выдумал объяснение — как мальчишка-прогульщик.

Колокола церкви Сен-Медар прозвонили одиннадцать утра, что вывело мать и сына из оцепенения.

— У меня такое впечатление, что все вокруг разваливается, — сказала Жервеза, слегка подвигая к нему свежий номер «Фигаро», лежащий у нее на столе. — Ты уже читал? Несколько грудных детей похищены прошлой ночью в этом квартале! Теперь, оказывается, даже младенцы под угрозой!

Да, Сильвен уже знал об этом из разговора двух охранников, стоявших у входа в университет. Тот, что был старше, жил как раз в том доме, откуда похитили одного из детей.

Срывающимся голосом Жервеза прибавила: «Это гибель для семьи…» — и чуть дрожащими пальцами погладила фотографию в серебряной рамке. Сильвен знал, о чем думает мать, — но сам смотрел на эту фотографию без особого волнения. Это была единственная фотография его отца Венсана и сестры Сильвии, сохранившаяся после гибели обоих в автокатастрофе, тридцать три года назад — всего через шесть недель после появления близнецов на свет. Но Жервеза никогда об этом не говорила. Было ли это молчание — или скорее запрет говорить, нечто вроде сицилийской omerta — одним из тех защитных барьеров, которыми Жервеза окружала сына? Ведь, как ни странно, эта трагедия ничем не омрачала его детства — очевидно, потому, что он не знал никаких подробностей, а Жервеза их не сообщала.

Когда в детстве он просил: «Мам, расскажи про папу и Сильвию!», Жервеза усаживала его к себе на колени и спокойно произносила каждый раз одно и то же: «Папа и Сильвия остались в прошлом, Сильвен. Ты — мое будущее и моя надежда. Наше будущее и наша надежда…»

Постепенно отец и сестра превратились для него в какие-то далекие смутные тени. Жервеза, рассказывая о себе — например, во время газетных и телевизионных интервью и репортажей, — никогда не упоминала о трех годах своего замужества, как если бы Сильвен был для нее даром Божьим.

Но сейчас хранительница музея казалась растроганной до глубины души.

— Сначала похищение детей, потом животных, — вполголоса произнесла она, поднимаясь из-за стола. — Кто следующий?..

Она подошла к окну и раздвинула занавески. Сильвен заморгал, ослепленный ярким светом.

На лице Жервезы отражалось отчаяние.

— Если бы я только знала!.. — простонала она, распахивая окно.

С улицы в кабинет хлынула волна жара, насыщенная запахами свежескошенной травы и сахарной ваты. Словно сама жизнь ворвалась в комнату, являя резкий контраст с ее печальной внутренней атмосферой. Возгласы детей, треск газонокосилок, крики животных из зоопарка (громче всех звучал павлиний)… В Ботаническом саду кипела жизнь, бурлила природная энергия. В этом буйном веселье чувствовалось, однако, что-то нездорово-обреченное — словно парижане, не уверенные в том, что будут живы завтра, спешили насладиться этим весенним днем — может быть, последним…

Но Жервеза как будто ничего этого не замечала — взгляд ее был прикован к какому-то синему пятну между двух клеток, недалеко от входа в зоопарк.

Сильвен, охваченный жалостью к матери, приблизился к ней — и тогда понял, на кого она так пристально смотрит.

«Любен…»

Тощая фигура старика, облаченного в синюю униформу, застыла возле опустевшей клетки белых обезьян. Посетители периодически подходили к Любену, о чем-то спрашивали, потом с разочарованным видом удалялись и шли к клеткам хищников или виварию.

— Что ты ему сказала? — спросил Сильвен, стараясь говорить нейтральным тоном. Голос Любена, сказавшего перед расставанием: «Ты ко мне не заходил, договорились?» звучал у него в голове, еще тяжелой от паров анисового ликера.

— Что отвезла обезьян на осмотр к ветеринару… Ты, я надеюсь, ни о чем ему не сказал?

Сильвен сделал над собой усилие, чтобы не отвести глаз под пристальным материнским взглядом, и солгал:

— Я уже две недели его не видел.

На мгновение в глазах Жервезы промелькнуло сомнение, но тут послышался шум взволнованных голосов.

Хранительница музея побледнела:

— Что там еще стряслось?

Теперь вокруг Любена собрались около десятка человек, кричащих все громче и громче.

Жервеза закрыла окно и, обращаясь к сыну, твердо произнесла:

— Пойдем. Боюсь, как бы он не запаниковал и не наболтал им чего не следует…

Глава 14

— Говорю вам, обезьяны у ветеринара, проходят плановый осмотр.

— Все пять? — фыркнув, спросила какая-то мамаша, державшая за руки двоих детей.

— Разве нельзя было оставить двух обезьян или хотя бы одну? — прибавил ее супруг.

Любен, казалось, исчерпал свои аргументы. Вот уже три часа ему приходилось, стоя у пустой клетки белых обезьян, выслушивать одни и те же вопросы, говорить в ответ одни и те же фразы, сохранять на лице одно и то же страдальческое выражение.

За десять минут до открытия, после краткого совещания с сотрудниками музея, Жервеза обратилась к нему:

— Любен, у нас сегодня небольшие изменения, связанные с белыми обезьянами…

Старший смотритель, ожидавший этого сообщения, изобразил удивление. Это оказалось нетрудно, потому что измученное лицо Жервезы его действительно поразило.

— Вчера они как-то странно себя вели… — проговорил он несмело.

— Странно?

— Они еле передвигались… как будто все одновременно чем-то заболели…

«Пробный камень» оказался тяжеловат, но Любен продолжал сохранять невозмутимость, тогда как остальные смотрители встревоженно заговорили:

— Белые обезьяны заболели?..

Жервеза была довольна: пока все шло по плану.

— Я отвезла их к ветеринару.

Новый взрыв удивления:

— Всех?! Прямо среди ночи?

— А что, если они заразили других животных?

Любен ничего не отвечал. Ему очень не нравилась эта двойная игра («Я знаю, что ты мне лжешь, — но ты не знаешь, что я знаю…»), и он старался не смотреть на Жервезу, думая о том, что, в сущности, выдумка насчет болезни не так уж и глупа. Учитывая обветшалость всех зданий и сооружений на территории музея, включавшей Ботанический сад и зоопарк, — а здесь практически ничего не изменилось со времен Всемирной выставки 1889 года, — вспышка эпидемии среди животных не казалась чем-то невероятным. А ведь это была бы настоящая катастрофа!

Но ощущение катастрофы так или иначе появилось — Любен видел это в глазах посетителей. Он уже выбился из сил, объясняя им, почему белых обезьян сегодня не будет.

— Но мы ведь только ради них и пришли!..

Да, публику всегда привлекали эти очаровательные приматы. Некоторые посетители проводили здесь целый день; они смотрели на белых обезьян как на нечто прекрасное и в то же время успокаивающее, как сон или медитация, — возможно, на первозданного человека до грехопадения…

«До того, как появились войны и бомбы», — машинально подумал Любен, успокаивая очередное семейство посетителей:

— Приходите через пару дней, они будут на месте…

— Ма-а-а-м! Обезьян что, не-е-е-ет?

Тяжелее всего было смотреть на детей. Отчаяние, которое смотритель явственно читал в их глазах, ранило его в самое сердце. Он любил детей, их незамутненные души, открытые для воображаемых миров, еще свободные от тяжелых оков рационализма. Они напоминали ему Сильвена, каким тот был в детстве, — того ребенка, которого он некогда посвящал в тайны «скрытого Парижа» и который не далее как вчера вечером приходил к нему за советом…

По сути, Любен заменил ему отца. Что стало бы с Сильвеном, если бы он был воспитан одной только Жервезой? Она наверняка оградила бы его стальным барьером своих правил и причуд… Тогда как Любен открывал ему воображаемый мир, уводил в катакомбы неизведанного… Конечно, и Габриэлла сыграла тут свою роль. Но теперь она ушла…

Тут смотритель почувствовал, что кто-то тянет его за край куртки, и, глянув вниз, увидел маленького мальчика. Его бабушка оставалась стоять в стороне.

— Скажите, месье, они хотя бы не умерли? Обезьяны?

Любен непроизвольно переглянулся с пожилой дамой.

— Скажите, месье, они не умерли? — настойчиво повторил ребенок.

Любен через силу рассмеялся. Отчего, интересно, у мальчишки появилась такая мысль?

— Да нет, малыш, — ответил он, машинально снимая фуражку. — Они все прекрасно себя чувствуют!

Ребенок смотрел на него с жадным любопытством. Смотритель подумал, что мальчик чем-то напоминает Сильвена в детстве. Тот же внимательный взгляд, тот же огонь в глазах…

— Так где же они?

Любен опустился на колени перед ребенком. Из медвежьего рва донеслось глухое ворчание. Смотритель понимал, что, если он сейчас же не придумает что-нибудь достаточно убедительное, ребенок от него не отстанет. Он знал эту породу детей: упрямые и недоверчивые.

— На самом деле, — вполголоса произнес он, придумывая на ходу, — их спрятали! В надежном убежище.

— В убежище?

— Да. Это из-за террористов.

— Террористы хотели убить белых обезьян? — с ужасом спросил мальчик.

Еще одно семейство, стоявшее неподалеку, возле вольера ослов, как по команде, обернулось при этих словах.

«Этот мальчишка наделает мне хлопот!» — с тревогой подумал Любен и, сделав загадочную гримасу, ответил:

— Нет, но ты же наверняка знаешь, что эти обезьяны — они гораздо чувствительнее нас… и если, например, кто-нибудь распылит здесь отравляющий газ — они задохнутся в первую очередь…

Господи, что он несет?! Семейство, стоявшее возле вольера ослов, бросилось к Любену со словами:

— А что, были какие-то угрозы? Или предупреждения о бомбе?..

«Ну вот!.. И что теперь прикажете делать?»

Прежде чем Любен успел что-то ответить, семейная чета наперебой заговорила:

— Но если в Ботаническом саду так опасно, нужно его закрыть!

— Здесь ведь дети!

— Вы отдаете себе отчет, что подвергаете риску своих посетителей?

— Это просто преступление!

Старший смотритель зоопарка окончательно смутился. Теперь на него осуждающе смотрели уже целых двадцать пар глаз. Посетители наседали со всех сторон, воинственно выпячивая грудь. Многие с ужасом косились на клетки. Каждый из их обитателей теперь казался им участником какого-то общего заговора, направленного против них. Любен беспомощно переводил взгляд с одного посетителя на другого, читая в их глазах всевозможные катастрофические сценарии: бомба замедленного действия в клетке хищника? отравляющий газ в птичьем вольере? какое-то неизвестное смертоносное вещество, которое мгновенно превратит зоопарк со всеми его обитателями и посетителями в мини-Помпеи?.. И вообще, что это за старикашка в форме? Его давно пора отправить на пенсию!

Толпа напирала, во взглядах людей пылала ярость.

Любен чувствовал, что ему все труднее дышать.

Он пятился, отступал все дальше и дальше…

…пока не наткнулся на кого-то, стоящего у него за спиной.

— Какие-то проблемы, Любен?

Старый смотритель вздрогнул:

— М… мадам хранительница?..

Пятница, 17 мая, 8.10

— А… вернулась?

— Я никуда и не уходила.

— Ты уже час тут торчишь, в коридоре!

— Мне нужно видеть комиссара Паразиа.

— Тебе же сказали, что его сейчас нет.

— Ничего, я подожду…

Коп пожимает плечами и уходит. Он один из тех, кто был у меня прошлой ночью, вместе с Паразиа. Узнал он меня? Вряд ли, ему других забот хватает… Для него прошлая ночь, скорее всего, была очень долгой. В коридорах полицейской префектуры только и говорят, что о недавних похищениях детей. То и дело хлопают двери, из кабинетов доносятся возбужденные голоса, вырываются облака табачного дыма. Пахнет дешевым кофе и истертым линолеумом.

— Невероятно! — говорит женщина-коп с короткой стрижкой, в обтягивающих джинсах.

— Возможно, это связано… — пыхтит какой-то пузатый тип с огромной стопкой папок в руках.

— Теперь все возможно.

Изнутри здание на набережной Орфевр, 36, представляет собой странное сочетание ветхости и самых современных технологий. В приоткрытую дверь я замечаю новейшие модели компьютеров (Dell 428-С-66 с мониторами HD 555!), стоящие на столах, которые, кажется, сохранились здесь со времен Третьей республики!

Несмотря на одолевающее меня любопытство, я ни на секунду не забываю, что сейчас моя главная цель — встретиться с комиссаром Паразиа.

Не могу разобраться, что он за тип. Кажется, еще один из тех, кто считает меня ошибкой природы, цирковым уродцем, фриком, чье место в балагане, рядом с бородатой женщиной…

Может быть, он думает, что мне вообще не свойственны какие-либо человеческие чувства? Что я не испытываю ни малейшего сострадания, глядя на горе семейной пары, у которой украли ребенка?..

Однако у меня внутри все переворачивалось, когда я на них смотрела…

Конечно, вчера вечером Жан и Надя все еще оставались для меня просто персонажами фильма, вызывающими у меня скорее любопытство, чем сочувствие. Но после встречи в холле сегодня утром что-то изменилось. Теперь все, что я делаю, я делаю еще и для Нади. И я своего добьюсь!

Надо мной склоняется чей-то силуэт:

— Кажется, ты хотела меня видеть?..

Я поднимаю голову. На меня подозрительно смотрит комиссар Паразиа.

С видом примерной девочки я отвечаю:

— Да-да, месье комиссар, и мне кажется, я смогу вам помочь…

Глава 15

— Вам, кажется, нужна помощь, Любен?

Во взгляде Жервезы читалось неодобрение. Любен не знал, что ответить. Несмотря на то что Жервеза была младше, он всегда пасовал перед ее авторитетом — и должностным, и личным.

Посетители больше не напирали и не возмущались. Они молча наблюдали за двумя сотрудниками, видимо ожидая, что сейчас увидят нечто интересное — раз уж не довелось посмотреть на белых обезьян, так хоть какое-то развлечение! Даже животные смолкли. Все это напоминало какой-то трибунал, который должен был вот-вот начаться прямо здесь, среди клеток, под открытым небом. Импровизированный судебный процесс, на котором Любену была уготована роль обвиняемого.

— Простите, мадам хранительница, я…

Старший смотритель не смог продолжать — слова застряли у него в горле. И тут он заметил Сильвена, который тоже был здесь, хотя стоял на некотором отдалении.

Сильвен улыбнулся, чтобы подбодрить старика, и тот облегченно вздохнул. Эта улыбка, казалось, говорила: «Не расколись! Мама ничего не должна знать!»

Публика, чьи опасения вроде бы не подтверждались, тоже успокоилась. Однако собравшихся привел в смущение властный вид Жервезы — и, кроме того, они также чувствовали себя виноватыми. То, что перед ними была женщина, еще усиливало их чувство вины. Все сотрудники музея и Ботанического сада — смотрители, секретари и остальные работники — боялись ее так, как дети боятся строгую мать: это был страх пополам с почтением. Жервеза обладала несгибаемой волей, чего не смог бы не признать даже самый откровенный ее недоброжелатель. Однако прошлой ночью, когда исчезли белые обезьяны, она впервые в жизни почувствовала, что какой-то неведомый враг взял над ней верх. Это очень сильно поколебало ее обычную решительность. Но она, Жервеза Массон, должна была дать отпор! А для этого ей нужно было быть уверенной в своих соратниках. Любена, как одного из них, следовало поддержать.

Все это Сильвен осознал, едва взглянув на мать: она стояла перед посетителями столь же горделиво, как статуя Бернардена де Сен-Пьера у входа в зоопарк. Знаменитый автор «Поля и Виржини», сентиментального романа конца восемнадцатого века, основал этот зоопарк в 1794 году, забрав первых животных из королевского зоопарка в Версале. Открыв невиданных белых обезьян, Жервеза стала достойной наследницей мэтра. Никогда еще зоопарк не был столь популярным, столь часто посещаемым — даже, к радости Жервезы, несмотря на недавние теракты, а также бредни Протея Маркомира.

Но сегодня все это хрупкое равновесие было под угрозой.

Один из посетителей приблизился к Жервезе и с коварной миной прокурора, готовящегося произнести особенно хитроумный пассаж своей обвинительной речи, спросил:

— Это вы — директриса зоопарка?

Жервеза раздраженно поджала губы, затем все же ответила:

— Да, можно и так сказать.

— Кажется, вы получили предупреждение о заложенной бомбе? А белые обезьяны были убиты террористами?

«Старый болван!» — подумала Жервеза, впиваясь глазами в Любена.

Тот открыл рот, собираясь в очередной раз что-нибудь соврать, но Жервеза раздраженным жестом велела ему молчать.

— О, я вижу, новости по испорченному телефону расходятся быстро! — сказала она с иронией, посмотрев на посетителя.

Сильвен наблюдал эту сцену с восхищением и легким чувством стыда. Вместо того чтобы самому вмешаться и поддержать Любена, он предпочел оставаться зрителем…

«Но Любен ведь и сам попросил меня ничего не говорить матери», — сказал он себе, отгоняя мысль о том, что эта отговорка обнаруживает лишь его собственную трусость.

Но в то же время он знал, что Жервеза была бы против, если бы он вмешался в ее «шоу одного актера» (точнее, одной актрисы).

Как раз в этот момент она повернулась к остальным посетителям и обратилась к ним:

— Друзья мои!

Перед публикой мать всегда была великолепна. Эта прирожденная актриса могла играть в любых декорациях. Как раз в этот момент солнечный луч, пробившись сквозь густую крону столетнего кедра, осветил ее белые волосы и лицо — и хотя при этом ярком свете она казалась старше, чем на самом деле, сейчас она выглядела невероятно эффектно: вокруг ее головы возник сияющий ореол.

— Дело в том, что наш старший смотритель недавно был атакован свиньей-пекари. С тех пор он малость не в себе. Но, уверяю вас, он совершенно безобиден, и вам нечего бояться.

Любен опустил глаза.

«Зря она так!» — осуждающе подумал Сильвен, продолжая, однако, сохранять неподвижность, словно кобра перед факиром. Публика явно растерялась. Жервеза приблизилась к Любену и подняла кверху край его форменной куртки:

— Понимаете, что я хочу сказать?

Собравшиеся толпой посетители разразились смехом: оказывается, он даже не снял пижаму!

Любен побледнел. Скулы его дрогнули. Однако он промолчал — только сжал кулаки и устремил взор в землю.

Сильвен наблюдал за происходящим со все большим отвращением. Но что было делать? Вмешаться и защитить Любена означало лишь усугубить его унижение. Публика также пришла в явное замешательство. Посетители быстро перестали смеяться и теперь смотрели на старика смущенно и даже сочувственно. Не могло ли так случиться, что Жервеза попалась в собственную ловушку? Сознавая, что зашла слишком далеко, она отошла от Любена, широким жестом обвела все вокруг и торжественно произнесла:

— Ботанический сад и зоопарк никогда не были целью террористов!

Словно в знак подтверждения, проблеял каменный баран, оторвавшись от своего кресс-салата. Убежденность Жервезы передалась посетителям — взгляды их заметно смягчились.

— Я, как и вы, боюсь террористов, — продолжала она. — Точно так же, как и вы, я проявляю осторожность в повседневной жизни. Но все-таки основные объекты, которые террористы стремятся разрушить, — это правительственные здания или те сооружения, которые являются некими символами страны… Но кому придет в голову разрушать Ботанический сад или зоопарк?!

Посетители невольно заулыбались.

— А скажите, мадам, — неожиданно произнес мальчик, который перед этим расспрашивал Любена, — где белые обезьяны?

— Они в надежном месте, и с ними все в порядке, — ответила Жервеза, погладив ребенка по голове. — Друзья мои, — обратилась она к остальным, — гуляйте по зоопарку в свое удовольствие и приходите снова через неделю — к тому времени белые обезьяны снова будут на месте!

Не прошло и минуты, как толпа рассеялась.

Жервеза же продолжала оставаться там же, где стояла. Но, едва убедившись, что никто больше не обращает на нее и Любена внимания, она повернулась к смотрителю, чтобы обрушить на него весь накопившийся гнев.

Пятница, 17 мая, 8.16

Глаза комиссара удивленно округляются.

Я подключаю к его компьютеру простенькое устройство USB sandisk cruzer (улучшенное моими стараниями), и на экране монитора появляются кадры видеозаписи, сделанной прошлой ночью.

Комната, погруженная в полумрак. Все спокойно. Тишину нарушает лишь едва слышное дыхание спящего ребенка.

Вдруг снаружи из окна падает свет. Нет, не свет… это тень, но она — белая! Она открывает окно и проникает в комнату.

Странно, но по мере того, как изображение становится четче, тень словно размывается. Как будто у непрошеного гостя имеется какая-то защита от видеонаблюдения…

Я еще вчера мимоходом обратила на это внимание, когда просматривала запись, и теперь я убеждаюсь, что это действительно так.

Комиссар Паразиа весь обратился в зрение и слух.

Вцепившись в край стола, он не моргая смотрит на экран. Порой чуть морщит нос.

Изображение слегка подергивается, но отчетливо виден силуэт человека, который берет ребенка на руки. Силуэт размыт — словно бы человек слегка подтаивает, как снеговик в оттепель.

Не удержавшись, я возбужденно спрашиваю:

— Видели?

Паразиа не отвечает.

Человек прижимает ребенка к груди. Теперь силуэт похитителя совсем поблек, его почти не видно. Потом он перешагивает через подоконник и исчезает в ночи.

И снова тишина. Ее нарушает лишь крик Нади «Нет, не может быть!.. Не-ееет!», когда она входит в комнату спустя несколько минут.

Паразиа остается неподвижным.

Потом снимает очки, одной рукой трет лоб, а другой выключает запись.

Я пораженно молчу.

Комиссар поворачивается ко мне и смотрит на меня одновременно с усталостью и презрением:

— Это все?

— Простите?..

— Ты пришла только ради того, чтобы показать мне вот это?

Я ничего не понимаю.

— Но разве…

— Ты и в самом деле думала, что я тебе поверю? У тебя, скорее всего, и нет никаких записей! А это ты сварганила прошлой ночью, так?

Он начинает перебирать лежащие на его столе бумаги с таким видом, словно меня уже нет в кабинете.

— Ты могла бы, по крайней мере, сделать это не так топорно, — прибавляет он через некоторое время, не глядя на меня. — Мой сын делает такие «спецэффекты» гораздо лучше — всего лишь с помощью цифровой камеры…

Это мне совсем не нравится! Я приношу ему на блюдечке ценнейшую улику — а он думает, что я его разыгрываю! Всё с ног на голову!..

— Но вы же видели этот…

Он наконец поворачивает голову ко мне и удивленным тоном произносит:

— Ты еще здесь? Ты что, не понимаешь, что мне хватает работы сегодня утром?

У меня буквально челюсть отваливается. Этот тип не шутит…

— Но вы хотя бы пересмотрите запись еще раз!..

Паразиа страдальчески поднимает глаза к потолку, потом снимает трубку служебного телефона и говорит:

— Люка? Ты не мог бы проводить малышку к выходу?

Прежде чем я успеваю что-то сказать, в кабинет входит коп, с которым я недавно разговаривала в коридоре. Он берет меня за руку и слегка подталкивает к двери.

Глава 16

— Почему от меня это скрыли? — жалобно спросил Любен. — Зачем понадобились эти россказни про ветосмотр, если на самом деле обезьяны исчезли?

Голос его отдавался под влажными каменными сводами душного вивария, где они втроем с Жервезой и Сильвеном заперлись прямо перед носом у канадского туриста, который собирался сфотографировать кайманов. Но сейчас было не до туристов.

В круглом помещении с приглушенным зеленовато-желтым светом стояли террариумы рептилий. В центре находился бассейн кайманов, имитирующий одно из таких гнилых болот, в каких они обычно живут в природных условиях. Сейчас кайманы спали в этом «болоте», разинув пасти. В соседнем бассейне спали галапагосские черепахи. Только рептилии казались обеспокоенными. Боа, питон, варан, хамелеон, повернув голову к вошедшим, пристально за ними наблюдали.

В нескольких словах Жервеза рассказала смотрителю, что на самом деле произошло вчера: как Сильвен пошел прогуляться по зоопарку, обнаружил опустевшую клетку белых обезьян, как они оба перепугались…

Чуть ли не после каждой фразы она оборачивалась к сыну, словно для того, чтобы тот подтвердил достоверность ее слов.

«Не правда ли, Сильвен?» «Ведь так оно и было, Сильвен?»

— Мама, не трать слов понапрасну, — наконец произнес он. — Любен знает, как все было. Я зашел к нему после того, как мы с тобой расстались…

Смотритель вздрогнул, не зная, какую манеру поведения лучше избрать. В итоге он ограничился лишь тем, что смущенно кивнул, как школьник, застигнутый за какой-то провинностью.

Но, против всякого ожидания, Жервеза отреагировала совершенно спокойно:

— Вам стоило бы рассказать мне об этом раньше. Тогда мы потеряли бы меньше времени. А эти игры в прятки не вернут нам обезьян…

Сильвен ободряюще улыбнулся смотрителю, словно говоря: «Ну вот, все обошлось», — но Любен по-прежнему хмурился. Несмотря на свое Подчиненное положение, он терпеть не мог, когда ситуация выходила из-под его контроля.

— Но это исчезновение — настоящая катастрофа, — снова заговорила смотрительница, лицо которой осунулось и побледнело. Теперь в ней не было ничего от властной деловой женщины, распекающей подчиненного на глазах у посетителей зоопарка еще совсем недавно.

Повернувшись к Любену, который делал вид, что полностью занят тем, чтобы оттереть с террариумного стекла присохшую водоросль, Жервеза спросила уже без всякой иронии:

— Любен, вы вчера вечером не заметили ничего странного в их поведении?

— Я хорошо их изучил, — негромко произнес старик, словно не слышал вопроса, — и заметил, что иногда они ни с того ни с сего начинают нервничать…

— И что? — не выдержав, спросил Сильвен.

Любен повернул голову к своему воспитаннику, которому поведение матери и старшего смотрителя казалось все более и более странным.

— Пока ты, Сильвен, был здесь, все было по-другому. Помнишь, мы вместе их кормили…

Помолчав, старик уже тише прибавил:

— А с тех пор как ты уехал, я хожу их кормить один…

— Хочешь сказать, это я во всем виноват?

— Иногда они меня прямо пугали, — продолжал Любен, игнорируя вопрос Сильвена. — Что-то такое было в их взглядах… Как будто они на меня злились или в чем-то упрекали… — Он медленно повернул голову к Жервезе: — В конце концов я стал посылать вместо себя Жозефа или еще кого-нибудь, чтобы те их кормили…

На лице Жервезы появилось беспомощное выражение. Она подошла к бассейну с кайманами и сильно перегнулась через ограждение, словно гимнастка. Три каймана приблизились.

— Исчезли. Мои белые обезьяны исчезли!

Жервеза пристально разглядывала панцири кайманов, считала острые зубы в их пастях.

— Вы даже не представляете, какие могут быть последствия… особенно при нынешнем положении дел…

Любен на это ничего не сказал.

Апатия, охватившая обоих «старших», казалась Сильвену абсурдной. Что-то было не так в их поведении: странные интонации, странные взгляды… Ему было не по себе, он не мог заставить себя заговорить. Он редко видел мать настолько растерянной и обескураженной. Любен тоже выглядел совершенно непривычно. Сильвен с детства помнил его стычки с матерью, в которых всегда было что-то бурно-театральное. Но сегодня все было иначе. Игры сменились реальностью. Сознавая, что нужно как-то вывести их из оцепенения, Сильвен наконец нарушил молчание.

— Мам, я понимаю, что это все очень печально, — проговорил он, — но ведь, в конце концов, речь идет всего лишь о животных…

Жервеза взглянула на него и с болью в голосе произнесла:

— И это ты мне говоришь, Сильвен? — Но почти сразу же она взяла себя в руки, твердо сказав: — К тому же речь идет не о простых животных… — Затем повернулась к Любену и добавила: — И вы прекрасно знаете почему.

Глава 17

— Да нет же! Я понятия не имею, что твоя мать имела в виду! Клянусь тебе!

Но Сильвен продолжал настаивать. После того как Жервеза ушла, Любен попросил его помочь с уборкой клетки гепарда. Однако, судя по всему, смотритель не собирался откровенничать.

— Вы оба от меня что-то скрываете! — раздраженно произнес Сильвен, подхватывая на вилы ворох сена.

— Честное слово, я знаю не больше, чем ты… и чем твоя мать!

Во что они играют — Любен и Жервеза?.. Это очередное выступление их склочного «дуэта», к которому Сильвен за долгие годы успел привыкнуть? Или что-то другое?

«Здесь точно какой-то подвох, — сказал себе молодой мужчина, поднимая на вилах новый ворох сена, которым он постепенно устилал каменный пол клетки. — Но какой?»

Сколько раз ему приходилось быть парламентером во время переговоров между матерью и Любеном!.. У Сильвена создавалось впечатление, что хранительница музея не может обходиться без главного смотрителя зоопарка — как слепой без хромого… Напрасно он старался все уладить — оба были непримиримы и в то же время неразлучны.

Несмотря на громкие голоса и резкие движения двух собеседников, размахивающих вилами, гепард ни разу не шелохнулся. Лишь слегка морщился, когда до него долетали отдельные сухие травинки. Осторожно, словно перед пылающим камином, Сильвен опустился перед гепардом на корточки и стал почесывать его за ушами, как кота. Сильвен догадывался, что Любен утаивает как минимум половину правды.

Еще вчера вечером он заметил, что старый смотритель как-то странно себя ведет. Ведь вместо того, чтобы пить анисовый ликер, им по идее следовало бы немедленно отправиться в зоопарк. И потом, эта столь явная ложь насчет горизонтального ответвления от шахты колодца… Отчего вдруг такая скрытность?

— Не вешай мне лапшу на уши, — сказал Сильвен, не переставая гладить хищника. — В виварии вы с матерью разговаривали как два шпиона: сплошные пароли и отзывы… Как будто она специально хотела мне намекнуть, что все это неспроста…

Любен промолчал — судя по всему, он не собирался «раскалываться». Видно было, что ему не по себе, но для Сильвена оставалось непонятным из-за чего — его замечания или близкого присутствия хищника.

— Сильвен, не выдумывай бог весть что… Я знаю не больше, чем ты, — пробормотал он, старательно сохраняя дистанцию между собой и гепардом.

Но вдруг гепард напрягся, как натянутая тетива лука, и старый смотритель невольно вздрогнул.

Тогда Сильвен улегся на пол клетки рядом с хищником и начал успокаивающе поглаживать его по бокам и спине, словно капризничающего ребенка.

— Я и забыл, насколько ты одарен… — прошептал Любен.

Сильвен раздраженно отмахнулся:

— Ты мне постоянно это говорил… глупости это все! — И, почесывая за ухом мурлычущего от удовольствия гепарда, прибавил: — Я просто люблю животных.

Любен набрал в ведро воду и резко выплеснул ее на пол клетки:

— Ты прекрасно знаешь, что это не имеет ничего общего с любовью.

Некоторое время Любен, отвернувшись, смотрел на другие клетки, потом, снова взглянув на Сильвена, тихо произнес:

— Ты один такой, Сильвен… не забывай об этом.

Молодой мужчина покачал головой и прижался щекой к голове гепарда:

— Животные меня тоже любят. Они меня знают чуть ли не с самого моего рождения. С некоторыми из них мы ровесники. Они мне как… — Он поцеловал гепарда в лоб и договорил: — Как братья.

В глазах смотрителя промелькнула легкая грусть.

— Тебе нечего делать в университете, изучать все это старье, мертвечину… писать книги, которые никто не читает. Ты должен быть здесь, среди живой природы.

Сильвен выпрямился. Улыбка исчезла с его лица, на нем проступил гнев. Своими разглагольствованиями Любен уводил его от вопросов, на которые он хотел получить ответы. Причем старик знал его уязвимые места, знал, как на него воздействовать. О, этот старый дикарь был вовсе не таким примитивным!.. На самом деле Любен и Жервеза одного поля ягоды: каждый из них, на свой манер, использовал его, манипулируя им с удручающей легкостью…

Молодой мужчина инстинктивно напряг все мышцы, словно готовился к нападению. Ощутив повисшее в воздухе напряжение, гепард тоже напрягся, сжался, словно пружина, и тихо зарычал на смотрителя.

Любен судорожно сглотнул. Он знал, что нужно сохранять спокойствие — иначе животное почувствует его страх, и…

— Кто я для тебя и для матери? — резко спросил Сильвен. — Заводная игрушка? Марионетка?

Любен нервно хохотнул. Но Сильвен оставался таким же мрачным.

Глаза его стали желтоватыми, напоминающими глаза стоявшего рядом с ним хищника… Не прекращая рычать, гепард направился к смотрителю и стал медленно ходить вокруг него кругами.

— Прекрати… — пробормотал старик, обращаясь к Сильвену. Хвост гепарда с силой хлестнул его по ногам, прямо под коленями.

— Кукла, в которую вы играете вот уже тридцать лет?

Сильвен говорил все громче и резче. Любен старался стоять неподвижно, но хищник, казалось, пытался окружить его своим телом, как живым кольцом.

Гепард…

— Животные, Ботанический сад… вы сделали все, чтобы привязать меня к ним… Чтобы я отсюда не ушел, — договорил Сильвен обвиняющим тоном.

Гепард просунул голову и передние лапы между ног смотрителя, так что тот поневоле оказался сидящим на звере верхом. Затем хищник повернул голову к Любену и издал долгое рычание.

Атмосфера в клетке становилась все более наэлектризованной. Казалось, что запах, исходивший от зверя, усилился — резкий, терпкий, угрожающий… он буквально сгущался в воздухе, как рыжий туман.

Воздух сделался раскаленным, как в пустыне.

Любену все же удалось освободиться. Он медленно перенес ногу через шею хищника и направился к выходу. Гепард, не шевелясь, пристально следил за его медленными движениями. Когда смотритель наконец прижался спиной к прутьям клетки, к нему мягко приблизились два других гепарда. Четыре одинаковых желтых глаза впились в него — словно хищники рассчитывали наилучшую траекторию прыжка.

— Перестань!.. — пробормотал смотритель. — Ты же знаешь, я этого не выношу!..

— Тогда не надо было меня просить чистить клетку, — произнес Сильвен иронически. — С тех пор как я уехал отсюда, ты ведь всегда посылаешь своих подчиненных на эту работу? Что же это за смотритель зоопарка, который боится зверей?..

В этот момент в кармане у Сильвена завибрировал мобильный телефон.

«Что такое?..»

Гепард, видимо почувствовав ультразвук, отошел в другой конец клетки, где улегся на подстилку из сена.

Любен облегченно вздохнул. Зато Сильвен был явно взволнован. Он молча смотрел на дисплей мобильника, перечитывая короткое сообщение:

«Как насчет поужинать сегодня вечером?»

И подпись: «Габриэлла».

Пятница, 17 мая, 8.43

Неверными шагами, спотыкаясь, я иду с грузом своей досады вдоль берегов Сены по острову Ситэ. Какая муха укусила комиссара Паразиа? Я по доброй воле пришла в полицейскую префектуру, намереваясь помочь в расследовании, а он выпроводил меня, решив, что я над ним издеваюсь!..

— Но в любом случае это хоть какой-то след, — бормочу я, пытаясь убедить себя в том, что мой визит не был совсем уж бесполезным. Конечно, я была права, решив пойти в полицию, хотя сейчас уже начинаю в этом сомневаться… Я убеждаю себя, что запись настоящая, это не монтаж со спецэффектами, а документальная съемка. Но что, если непонятный белый силуэт — это действительно какой-то трюк… или просто блик на экране?..

Да нет же, Тринитэ, ты отлично знаешь, что на самом деле его видела!

Но тогда почему Паразиа отказывается верить в эту улику? Он боится чего-то такого, что скрывается за этими кадрами? Или же его попросили спустить это дело на тормозах?.. Все возможно… И какой тогда толк от меня? К чему быть умнее остальных? Я вспоминаю упреки отца.

«Лишнее бремя! Мертвый груз! Никакой пользы! Вот если бы твой брат был здесь, он бы…»

Я никогда не узнаю, каким был бы мой брат — поскольку он мертв. И это сравнение неправомерно и ужасно несправедливо! Но мои родители не могут удержаться от него — это сильнее их. Я понимаю, отчего они стараются как можно меньше времени проводить дома — чтобы постараться забыть то, о чем я им постоянно напоминаю одним лишь своим присутствием. Они оба трусы на самом деле. Такие же, как копы.

Ноги незаметно приводят меня обратно — к дому 36 на набережной Орфевр. Люка по-прежнему здесь, у входа. Кажется, он ждет чью-то машину — то и дело смотрит по сторонам.

Я колеблюсь некоторое время, потом говорю себе: «Нет, это слишком глупо…»

И вот я стою перед полицейским, который выглядит скорее удивленным, чем раздраженным моим возвращением.

— Тебе, кажется, велели идти домой.

— Послушайте, я уж не знаю, из-за чего ваш начальник так на меня взъелся, но я принесла ему важный документ, который мог бы…

Люка отрицательно качает головой, как мне кажется, с некоторым сожалением.

— Нет, мой начальник отлично знает, что делает. Поэтому, если не хочешь понапрасну его злить, лучше тебе послушаться и уходить.

После этих слов лицо его буквально каменеет, и я невольно вздрагиваю. Суровый тип, как и все его коллеги…

— Но, по крайней мере, вы…

Нет смысла даже заканчивать фразу — Люка уже отвернулся и говорит с кем-то по мобильнику.

Смирившись, я уже намереваюсь уйти, как вдруг, невольно прислушавшись к словам копа, остаюсь на месте.

— Комиссар, это Люка. Я все еще здесь, на улице. Мне нужно сориентироваться… Не могли бы вы повторить точный список адресов, где были похищения?

Теперь я уже замираю и стою не шелохнувшись.

— Так… да, запомню. Улица Николя Уэля, дом один, рядом с Аустерлицким вокзалом. Улица Гобеленов, дом семнадцать… тот самый «Замок королевы Бланш». Улица Корвисар, пятьдесят шесть, булочная в первом этаже. Улица Кордельеров, двадцать девять. Улица доктора Люка Шампоньера, дом один… Хорошо, еду…

Прервав соединение, Люка снова замечает меня.

— Ты все еще здесь? — произносит он с удивлением. — Иди домой, тебе говорят! — добавляет Люка и быстро садится в «рено-клио», только что затормозившую прямо перед нами у подъезда.

Не говоря ни слова, я смотрю, как включается полицейская мигалка и автомобиль уносится в сторону площади Сен-Мишель, направляясь в южную часть Парижа.

у меня в голове все становится на свои места.

Они отказываются от моей помощи? Ну что ж, тем хуже для них. Я тоже могу без них обойтись. Ведь, в конце концов, самое важное — найти похищенных детей, разве не так?

Я делаю глубокий вдох, чтобы успокоиться. Глядя на собор Нотр-Дам, я повторяю про себя пять адресов, которые назвал Люка.

И тут я замечаю большое скопление людей возле собора, рядом с «нулевым километром» — точкой, от которой отсчитываются все французские расстояния. По меньшей мере сотня человек!

На паперти стоит человек, который держит речь перед собравшимися — точнее, судя по его жестам и интонациям, произносит проповедь.

Я приближаюсь.

Не могу различить его лица, но громкий патетический голос отчетливо звучит у меня в ушах:

— Все знаки свидетельствуют о том, друзья мои! Знаки указывают на то, что время пришло! Париж погибнет, и вы вместе с ним, если не спасетесь бегством!

«Где-то я это уже слышала», — думаю я, пробираясь сквозь толпу.

Люди слушают как завороженные. Разинув рты, они впитывают слова оратора.

— Париж начал поглощать сам себя! Свирепая богиня-пожирательница вот-вот пробудится! Она выйдет из реки и вернет себе свои владения!

Толпа замирает от ужаса. Пары теснее прижимаются друг к другу, крепко держат друг друга за руки, как пассажиры тонущего «Титаника». Я замечаю у многих в руках или под мышкой книгу «SOS! Париж».

«Стало быть, это он», — думаю я.

— Это конец, друзья мои! То, о чем я написал в своей книге, вовсе не вымысел! Меня пытаются оклеветать, но я сказал чистую правду! Завтра настанет апокалипсис!

Его голос звучит все громче и громче, интонации — словно у бредящего в жару больного.

— Прошлой ночью пятеро детей были похищены! Полиция не может их найти! И не найдет, потому что они уже не в нашем измерении! Только я один об этом догадался!

Я с трудом продираюсь сквозь плотный лес чужих ног, рук, тел — и вдруг неожиданно оказываюсь прямо перед папертью собора.

«Пророк» смотрит на меня как на неожиданно явившееся знамение.

Да, это и в самом деле Протей Маркомир — тот самый новоявленный гуру, автор книги, уже много месяцев возглавляющей списки бестселлеров.

Он замолкает.

Я замечаю, что он буквально пожирает меня глазами, словно маньяк-ученый — идеального подопытного кролика.

Затем, постепенно и очень медленно сгибая свою высокую тощую фигуру, он склоняется ко мне:

— А ты не боишься умереть, малышка?

Не раздумывая, я отвечаю:

— Это вы боитесь!

Он разражается смехом:

— Ах вот как! И почему же?

Мои слова звучат как будто сами собой:

— Потому что это вы умрете…

Глава 18

— Погодка-то какая, а? — вполголоса произнес Леон Камелю, слегка потягиваясь в лучах яркого солнца, достигшего зенита.

Два рыбака, сидящие на берегу Сены, меньше чем в метре от кромки воды, казались двумя неподвижными статуями, воздвигнутыми зачем-то на самой оконечности острова Сен-Луи. Этот небольшой островок, застроенный еще в семнадцатом веке, чудом сохранил свой тогдашний облик среди окружающего урбанистического пейзажа. Архитектурное единство его строений, на котором настоял Кристоф Мари, главный организатор строительства мостов во Франции в эпоху Людовика Тринадцатого, с тех пор так и не было нарушено. Поэтому островок привлекал туристов со всего света, которые видели в нем совершенный образчик «французского классицизма». Светлые здания с классическими фасадами, частные особняки за высокими въездными воротами, плавные очертания берегов — и, конечно, Сена, омывающая остров Сен-Луи и два соседних — Нотр-Дам и Коровий (где в течение столетий паслись стада коров), — словно некую Атлантиду, чудом поднявшуюся из глубин.

Но двум рыбакам не было никакого дела до парижской истории. Погруженные в свои мысли, они были так же неподвижны, как их собственные удочки. Вокруг было тихо — ни ветерка. Лишь издалека иногда доносился радостный гомон туристов, либо вываливающихся из знаменитого кафе-мороженого «У Бертийона», либо наслаждающихся бокалом вина на террасе ресторанчика «Флор-ан-иль».

Как же хорошо было вокруг! Казалось, вместе с минувшей зимой ушли все ее страхи и тревоги. Даже полицейские как будто успокоились. Ужасные картины взрывов в «Конкор-Лафайетт» отдалились и словно подернулись пеленой с наступлением теплых весенних дней.

Конечно, рыбаки хорошо помнили огромный столб дыма, который стоял над западными районами Парижа в течение пяти дней. Но сейчас они предпочитали созерцать великолепные очертания Нотр-Дам — храма святой покровительницы Парижа.

— Я говорю, погодка-то какая! — повторил Леон.

— Угу…

Леон всячески старался казаться беззаботным. В конце концов — весна!

— Что-то давно уже не было у нас улова, — продолжал он. — Месяцев пять-шесть, да? С января?.. Тогда, в последний раз, мне попалась форель…

— Угу…

— Да ты у нас, я погляжу, такой же болтун, как всегда! — с легкой досадой сказал Леон.

И только теперь заметил, что приятель читает какую-то книгу.

— Ну, извини, что отвлекаю, — проворчал Леон.

Камель поднял голову и взглянул на него растерянно:

— Что?.. Ты что-то спрашивал?..

— С каких это пор ты взялся за книжки? — насмешливо спросил Леон и схватил толстый том рукой в перчатке-митенке. Взглянув на обложку, он не удержался от гримасы: — А… и ты туда же!.. На улице, в метро, да везде — все только и читают эту «SOS! Париж»!..

— Интересно же! — сказал Камель оправдывающимся тоном и поспешно выхватил книгу у приятеля, словно боялся, что тот ее повредит.

— Тоже мне, драгоценность!.. — недовольно пробурчал Леон. — Видел я этого Маркомира по ящику. Ничего в нем нет от пророка. Обычный прохиндей. Знает, на чем заработать…

Камель слегка пожал плечами и снова погрузился в чтение.

Но ему не хватило времени закончить главу.

В самом деле не хватило времени.

Сзади послышался какой-то плеск.

Должно быть, оно подплыло к острову от набережной Бурбонов, с противоположного берега.

— Слышал? — удивленно спросил Леон.

Странный шум… запах тины…

Камель хотел ответить, но тут был пойман… своей собственной удочкой!

Кто-то невероятно тяжелый из-под воды дернул леску, и она, вмиг натянувшись до предела, резко рванула за собой удочку, которую Камель от растерянности не выпустил из рук. Он рухнул в воду с таким шумом, что все туристы разом устремились к парапету набережной.

Леон в ужасе завопил:

— Помогите! Сделайте что-нибудь!

Бедный старик не умел плавать и теперь бегал вдоль берега, словно потерявшийся пес. Но Камель исчез бесследно. Поверхность воды снова была ровной и неподвижной. Лишь небольшой прогулочный теплоход проплывал вдоль противоположного берега.

Леон подумал, что сейчас сойдет с ума.

— Полиция! Полиция!

К воде спускались удивленные туристы.

— С вами все в порядке?

— Is there any problem?

— НЕТ, HE ВСЕ В ПОРЯДКЕ!

Несчастный Леон полностью съехал с катушек. Он не способен был объяснить, что случилось, и лишь бурно жестикулировал. Это было невероятно! Неправдоподобно!

— Камель! Камель! Он в воде!

— Что произошло?

Дрожащей рукой старый рыбак в ветхом шерстяном костюме указывал на поверхность воды и, запинаясь, бормотал:

— Лес… леска натянулась… в одну секунду… и он исчез!..

Все столпились вокруг Леона, который чересчур сильно наклонился над водой.

«Успокойтесь!» «Сядьте…» «Расскажите нам…»

Теперь в общей сложности человек пятьдесят смотрели с Орлеанской набережной на поверхность воды — по-прежнему спокойную.

— Дамы и господа, позвольте пройти! — вдруг послышался чей-то голос.

Сквозь толпу энергично проталкивался полицейский. Ах, какая ошибка! Толпа зашевелилась, расступаясь, и от ее напора старый рыбак пошатнулся, потерял равновесие и… упал в воду!

Раздался общий громкий вопль, поддержанный смехом.

Видя, что Леон не показывается над водой, полицейский тут же схватил рацию:

— Скорее, присылайте подкрепление на Орлеанскую набережную! Кажется, тут двое утонувших…

Но как раз при этих словах голова Леона показалась на поверхности. Глаза его были абсолютно безумными. Юный бельгийский турист, не раздеваясь, бросился в воду.

— Хватайтесь за меня! — крикнул он, подплыв к Леону, который беспомощно барахтался в воде.

Толпа, замерев, наблюдала за утопающим и его спасителем.

Когда они достигли берега, им помогли подняться.

Затем толпа слегка отступила.

— Что?.. — в ужасе прохрипел Леон. — Что?..

Что-то было не так.

Вдруг какая-то женщина в толпе завопила.

Все взгляды были прикованы к Леону.

В них читалось… отвращение?..

Взглянув на свою ногу, он все понял и тоже завопил.

Глава 19

«— Месье Маркомир, сейчас три часа дня, и мы находимся на площади перед собором Нотр-Дам, на острове Ситэ. С самого утра, с того момента, как стало известно о похищении пятерых детей, вы проповедуете здесь перед толпой. И вот, когда вы узнали об ужасном недавнем происшествии с двумя рыбаками на острове Сен-Луи, два часа назад, вы связались с нами. Объясните почему.

— Это был не просто несчастный случай! Это был знак!

— Знак?

— Если вы прочитали мою книгу «SOS! Париж», вы знаете, что я вступал в контакт с подземными силами, тайными и могущественными, которые обитают в самом сердце Парижа и приходят ко мне во сне…

— Так что же?

— Похищенные дети — это первый знак. Рыбаки, один из которых погиб, другой был искалечен, — второй знак. Скоро будут и другие. Все это есть в моей книге!

— Каковы же эти другие знаки?

— Прочтите книгу! Появятся страшные чудовища. Особенно пристально нужно наблюдать за животными. Прежде всего за дикими животными в зоопарках — хищниками, обезьянами… Именно с них начнется апокалипсис…»

Пятница, 17 мая, 10.22

Нелегко будет мне вести собственное расследование… Я же не коп и не частный детектив. Придется искать обходные пути, чтобы увидеться с родителями похищенных детей. Не прошло и двенадцати часов после похищений, а о них уже всюду раструбили жадные до новостей журналисты, болтливые соседи и прочие любопытные, которых случившиеся с другими несчастья избавляют от собственных страхов — перед бомбами, перед террористами…

Само собой, я не могу устроить допрос Жану и Наде Шовье. Я смотрю на список остальных родителей и останавливаю свой выбор на тех, кто ближе всего ко мне: Филипп и Амани Отокорэ, улица Кордельеров, дом 29.

Я быстро добираюсь до нужного дома и начинаю расспрашивать консьержку (представившись дочерью друзей семьи Отокорэ).

— Ох, бедняжка мадам Отокорэ! — вздыхает пожилая женщина. — Она уже несколько часов сидит неподвижно и смотрит в пустоту… Ее муж не мог сегодня оставить работу и уехал, а она сейчас совсем одна, сидит в скверике перед домом…

Консьержка указывает в окно, я поворачиваю голову и вижу фигуру в яркой одежде, застывшую на скамейке в сквере.

Сквер имени Рене Ле Галла не совсем обычный — он спроектирован в форме полумесяца и расположен чуть ниже уровня тротуара, так что нужно спускаться вниз по узким пологим лесенкам, вдоль которых текут по желобкам искусственные ручейки и растут цветы и кустарники.

Очень симпатичный зеленый оазис среди городских камней, у самого подножия громоздкого уродливого здания Госкомимущества.

Мадам Отокорэ укрылась в глубине сквера, в тени высоких тополей. Ее розово-оранжевое длинное одеяние ярко переливается в лучах солнца. Но какая печаль исходит от этой женщины, какая тоска в ее взгляде!.. Ни малейшего проблеска надежды…

«Сумею ли я найти нужные слова?» — думаю я, осторожно присаживаясь на край скамейки. Однако я все же заговариваю с мадам Отокорэ. Сначала о пустяках — о погоде, о тепле, о весне, — потом о недавних событиях: террористы, бомбы, толпы полицейских в Париже…

Наконец собеседницу прорывает. Ровным, бесцветным тоном она рассказывает мне о событиях прошлой ночи.

— Они вернутся, я знаю! — неожиданно говорит она и замолкает.

— Кто они?

Не отвечая на вопрос, она с отчаянием произносит:

— Сначала они забрали моего ребенка… а потом кого заберут? Моего мужа? Меня? Эти люди способны на все — ты знаешь об этом?

Тщательно подбирая слова, я спрашиваю:

— Но откуда у вас такая уверенность?

Красивое лицо юной сомалийки остается замкнутым, невидящий взгляд устремлен в тополиную аллею.

Через некоторое время она поворачивает голову ко мне и резко хватает меня за руку своей горячей рукой со словами:

— Дети — это только начало! Мы все в опасности! — И еще сильнее стискивает мое запястье.

Мой пульс отдается в ее мягкую горячую ладонь. Мне все больше становится не по себе.

— Они уже здесь, ты знаешь? — спрашивает она и медленно поворачивает голову. Глаза ее скользят по кронам тополей, машинам, проезжающим по улице Крулебарб, ресторанчику «Баскский трактир», булочной на углу улицы Корвисар…

— Они здесь… и они следят за нами!

Последние слова она произносит таким странным тоном, что я вздрагиваю.

Несмотря на яркое солнце, теплый воздух, аромат цветов и свежескошенной травы, у меня на миг возникает ощущение, что по скверу проносится ледяной шквал.

— А вы говорили о своих… догадках полиции? — спрашиваю я.

При слове «полиция» Амани Отокорэ делает гримасу и с ожесточением плюет в песок, спугнув пару голубей.

— Полиции? Да они ничего не понимают! И не хотят ничего понимать!

Тут она спохватывается, что говорит слишком громко, и уже тише прибавляет:

— Кто знает, может, уже и полиция с ними заодно…

— Вы думаете?

Долгое молчание. Я не знаю, что еще сказать. Я понимаю, что должна быть очень осторожной. Я ведь здесь не затем, чтобы мучить эту женщину, поворачивать нож в свежей ране. Ты не перед экраном монитора, Тринитэ! Перед тобой человек из плоти и крови!

— Прокляты! — произносит со стоном Амани. — Мы все прокляты!

— Прокляты?

Она резко поднимается и, не выпуская моей руки, тянет меня за собой к густым зарослям на краю сквера.

— Полиция не понимает или не хочет понимать: у всех украденных детей есть нечто общее!

— Что же?

— Никто из них не родился в роддоме! — отвечает она таким тоном, словно делает самое страшное признание в своей жизни.

Я ничего не понимаю.

— Ну и что?

— Я родила своего сына в той самой комнате, откуда его потом украли, — говорит она. — И у других матерей было точно так же!

Глава 20

«— Прошли сутки с того момента, как были похищены пять грудных детей на юге Парижа. Задержан один подозреваемый, которого в данный момент допрашивает комиссар Паразиа. Ко всеобщему удивлению, этим человеком оказался…»

Сильвен раздраженно схватил пульт и выключил телевизор.

— Зачем? — удивилась Габриэлла. — Интересно же!

— Ты со мной ужинаешь или с телевизором?

— Ну да, ты его всегда терпеть не мог, я помню…

— Он у меня отбивает аппетит. А тут такие деликатесы…

В доказательство своих слов Сильвен наколол на вилку ломтик моцареллы и принялся жевать его с таким видом, словно лакомился черной икрой (впрочем, сыр действительно был отличный — прямо из деревни; Габриэлла покупала его в небольшом магазинчике на улице Музайа, торговавшем продуктами от прямых поставщиков).

— Но я понимаю: когда смотришь на все эти ужасы из собственной квартиры, они кажутся очень далекими, — прибавил он. — Это даже успокаивает.

Габриэлла слабо улыбнулась. Потом машинально поднесла ко рту вилку, но та оказалась пустой, и зубы молодой женщины сомкнулись на металлических зубцах.

— Мне по-прежнему нравится, как ты на меня смотришь, — вполголоса сказала Габриэлла, вытирая губы салфеткой. — Так же пристально, как на животных в клетках…

Она была права: некогда Сильвен смотрел на нее целыми часами. Наблюдал, изучал, разбирал по косточкам…

Ее зеленые глаза, ее почти идеально круглые щеки, ее манера морщить нос, когда она пыталась что-то разглядеть — Габриэлла была близорука, но не хотела носить ни очки, ни линзы. И ее волосы — волосы Габриэллы… Цвета белого золота, каскадом ниспадавшие до пояса…

Сколько часов он провел, расчесывая их, в полумраке розария или возле звериных клеток?.. Это зрелище очаровывало даже животных, которые умиротворенно наблюдали за детьми. Легкий шорох расчески, скользящей по волосам, был единственным звуком, нарушающим тишину, если не считать размеренного дыхания животных, созерцавших эту сцену с явным удовольствием. Габриэлла настаивала на том, чтобы расческа каждый раз была другая, и потом сохраняла их все, словно ценные реликвии, в специальной витрине в своей комнате.

«Интересно, куда они подевались, все эти расчески?» — подумал Сильвен, обводя глазами нынешнее жилище Габриэллы.

Сохранила ли Габриэлла хоть какие-то воспоминания о той поре, которую они провели вместе? Хоть одну фотографию, сделанную в катакомбах, куда Любен водил их «на охоту за черепами» и где они развлекались, пытаясь сложить из отдельных костей целый скелет?.. Но нет, даже ни одной фотографии самого Любена здесь не было… Ее родного деда! В этой безнадежно современной комнате не сохранилось ни одной старой фотографии, ни одного предмета, напоминающего о прошлом. Современная абстрактная живопись на стенах, современная «дизайнерская» безликая мебель, стол со стеклянной столешницей, светлый паркет, галогенные лампы… Ни соринки, ни пылинки, ни одной тусклой поверхности. На стенах — ни карт, ни старинных портретов предков (пусть даже и воображаемых)… Ни даже одной из тех шалей, которые когда-то были у Габриэллы на каждый сезон: коричневая — на осень, белая — на зиму, зеленая — на весну, красная — на лето…

Совершенно нейтральная гостиная на последнем этаже многоэтажки в районе Бельвилль, возле площади Фестивалей, где Габриэлла жила вот уже много лет.

«Площадь Фестивалей…» — подумал Сильвен, ощущая ком в горле. Это название напомнило ему тот день, когда он встретил Габриэллу после долгой разлуки, три года назад.

Тогда тоже все началось с короткой эсэмэски:

«Сегодня у вых. из м. площ. Фест. 20.30?»

Погруженный в средневековые манускрипты в читальном зале Исторической библиотеки, Сильвен сначала подумал, что кто-то ошибся номером. Но таинственный абонент продолжал настаивать. Десять минут спустя сигнал мобильника снова прорезал глубокую тишину читального зала (в качестве сигнала Сильвен записал смех белых обезьян — к величайшему раздражению завсегдатаев библиотеки).

«Сильвен, мне нужен ответ».

Нет, это была не ошибка…

Заинтригованный и одновременно смущенный (почти двадцать человек возмущенно смотрели на него, словно хищники, которых оторвали от еды), он набрал: «Кто вы?» Ответ пришел мгновенно: «Не догадался, ангел мой?»

Все еще не понимая, он колебался между двумя версиями: ошибка и розыгрыш. Но это знакомое с детства выражение наконец пробилось к его сознанию, окутанному тайнами древнего Парижа (он готовил очередную лекцию о дохристианской Лютеции).

«Ангел мой, ангел мой…» — недоверчиво повторил он про себя. И тут в его памяти зазвучал другой голос, произносящий эти слова, — голос единственной девушки на свете, которая так его называла… «Габриэлла?» — лихорадочно набрал он.

Ответ был: «Сегодня вечером».

Остаток этого апрельского дня Сильвен уже не способен был ни работать, ни вообще на чем-либо сосредоточиться. В конце концов, оставив книги на столе, он подошел к библиотекарше и прошептал:

— Полина, не трогайте там ничего, я завтра вернусь…

И быстро вышел.

— Он что, заболел? — удивленно пробормотала старая крыса, перебирающая карточки за стойкой из смолистой сосны.

Нет, напротив, молодой (и весьма привлекательный) профессор Массон весьма взбодрился после получения сегодняшней эсэмэски.

Даже не просто взбодрился — он был как наэлектризованный.

«Габриэлла», — повторял он про себя, шагая по парижскому асфальту в легких спортивных туфлях: ему не хотелось возвращаться домой. Только ходьба его немного успокаивала. Покинув Историческую библиотеку, он пересек площадь Вогезов, площадь Бастилии, дошел до Лионского вокзала, свернул к площади Нации и дошел до Венсенского леса, где оказался неспособен не только присесть на скамейку, но даже хоть немного замедлить шаг. Голова у него шла кругом. Габриэлла вернулась? Невероятно! Откуда же она вынырнула, как кролик из шляпы фокусника, после девяти лет молчания? Какой была жизнь Габриэллы с тех пор, как он, спустя несколько недель после отъезда подруги, получил от нее письмо, в котором она умоляла его не сердиться на нее и больше ее не искать. «Теперь я должна жить своей собственной жизнью».

Любой другой на его месте перевернул бы небо и землю, чтобы найти Габриэллу, но Сильвен уважал ее решение. Ее письмо потрясло его до глубины души, притом что оно вовсе не было резким или обвиняющим. В нем лишь было сказано: «Я предпочитаю, чтобы ты запомнил меня как свою Габриэллу времен нашего детства, а не как ту женщину, в которую я постепенно и неизбежно превращаюсь — самую обычную, заурядную, ничем не отличающуюся от других. Я меняюсь, Сильвен, и не хочу, чтобы ты от этого страдал».

Но он все равно страдал. Мучительно страдал! Лишь восхищение Габриэллой немного смягчало его боль. Какой мудрой она оказалась для своих двадцати лет! Было ли это сознательным саморазрушением? Но даже если так — он слишком сильно ее любил, чтобы не выполнить ее прощальную просьбу — сохранить ее образ лишь в окружении детских воспоминаний…

Для Любена это оказался гораздо более сильный удар. Смотритель зоопарка уже стоял на пороге старости, и отъезд Габриэллы сделал его еще более желчным, раздражительным и нелюдимым. Они с Сильвеном стали единственным утешением друг для друга.

«А что, если это он меня разыгрывает?» — думал Сильвен во время своей нескончаемой прогулки по Венсенскому лесу. Но потом отверг эту мысль: «Да нет, Любен никогда не стал бы шутить на эту тему! Для него Габриэлла — это святое!»

Но все-таки он ничего не сказал Любену.

Наконец долгожданный момент настал…

Поднявшись по бесконечному эскалатору и выйдя из метро на станции «Площадь Фестивалей», расположенной на вершине Бельвилльского холма, в самой высокой точке восточного Парижа, Сильвен начал оглядываться по сторонам в поисках Габриэллы, но ее не было видно. Уже стемнело, и в скудном освещении, горевшем над площадью, — ее название звучало почти насмешкой с тех пор, как ее окружили безликие многоквартирные дома, — нельзя было различить лиц. Последние прохожие с портфелями, папками или хозяйственными сумками спешили домой, чтобы как можно быстрее приняться за ужин… Габриэллы не было.

Сделав три круга по площади, молодой мужчина наконец сел на скамейку напротив выхода из метро. Ожидание длилось уже добрых полчаса. Завидев издалека очередной силуэт, движущийся по направлению к нему, Сильвен надеялся, что это наконец-то Габриэлла.

Когда миновало девять часов, он последний раз взглянул на дисплей мобильника. Ничего. «Значит, и правда кто-то подшутил…»

По правде говоря, он испытывал почти облегчение. Габриэлла исчезла из его жизни много лет назад, и теперь слишком долгий обратный путь пришлось бы им вместе проделать, слишком многое друг другу рассказать… К тому же он чувствовал себя уютно в своей нынешней комфортной рутине. За девять лет образ Габриэллы стал лишь драгоценной реликвией прошлого…

— Я так сильно изменилась?

Этот голос!.. Услышав его, Сильвен вздрогнул. Потом повернул голову.

Неужели она была тут с самого начала — эта женщина на другом конце скамейки?

— Я… я тебя не узнал… — пробормотал он, когда Габриэлла сняла с головы шарф. Ее волосы сияющим каскадом рассыпались по плечам — их блеск был заметен даже в темноте.

Сильвен смотрел на нее, не говоря ни слова.

Однако не время было молчать — им нужно было поговорить, объясниться, так много рассказать друг другу… Оказалось, что Габриэлла замужем, и, хотя детей у нее пока не было, ее жизнь сильно изменилась со времен Ботанического сада: она работала в магазине одежды, недалеко от площади Гамбетты. Новые заботы, новые друзья, новая жизнь…

— Но тогда… — нерешительно произнес Сильвен, боясь услышать ответ на свой вопрос, — почему же ты решила со мной встретиться?

— Мне тебя не хватало…

Даже если такое объяснение было искренним, от этого оно не стало менее жестоким. Однако Сильвен принял его, хотя оно и разбередило его раны. Это стало его внутренней заповедью — никогда не упрекать ее за исчезновение, никогда не просить ее позвонить Любену («Я только с тобой хотела встретиться, — сказала она ему почти сразу. — Так что ничего не говори об этом деду… и вообще никому!»)

Он обещал ей это и сдержал обещание, поскольку боялся, что, если он его нарушит, Габриэлла снова исчезнет и больше уже никогда не появится. Конечно, такое решение было самым здравым для него — три последних года он только и жил ожиданием этих встреч, всегда по инициативе Габриэллы. Эти недолгие встречи были для него сладостными и одновременно болезненными. Одной лишь Габриэлле он мог рассказать о своих сомнениях, своих радостях, своих планах: она знала о нем все. Однако, будучи его главной конфиденткой, сама она ничего не рассказывала ему о собственной жизни. Это было его второе «обязательство»: ни о чем не расспрашивать. Стоило ему лишь слегка коснуться ее личной жизни или тайных причин ее исчезновения, она либо меняла тему разговора, либо отвечала уклончиво: «Моя жизнь ничем не примечательна, Сильвен… давай лучше помечтаем!» Это было все равно что предлагать коньяк алкоголику! После этих слов Сильвен с удвоенным жаром рассказывал ей парижские легенды, многими из которых они были очарованы еще в детстве. Эта общая тоска по прошлому служила скрепляющим цементом для их редких встреч.

После них Сильвен возвращался к себе одновременно опьяненный и раздраженный.

Какой же была та жизнь, к которой Габриэлла возвращалась, когда он уезжал на последнем поезде метро? Какие прозвища были у нее для мужа? О чем она думала? Какие книги читала? Уж во всяком случае не его книгу, вышедшую в прошлом году, с посвящением «Г., моему прекрасному миражу».

Он принес ей эту книгу, но Габриэлла мягко сказала: «Никаких подарков, Сильвен. Никаких следов. Только ты и я».

Он убрал книгу, больше расстроенный, чем обиженный.

«Она даже не купила ее», — машинально отметил он, разглядывая книжные стеллажи из светлого дерева. За три последних года, с момента их первой встречи, здесь почти не прибавилось книг. Разве что издание «Парижский Ботанический сад: от Бюффона до Жервезы Массон» втиснулось между двумя томами «Универсальной энциклопедии»…

Кроме этого — ничего.

Как будто она хотела стереть воспоминания… или заморозить их.

— Филипп меня попросил все убрать… — прошептала Габриэлла, догадавшись по его взгляду, о чем он думает.

— Он что, так меня ненавидит?

Вопрос был глупым, и Сильвен тут же разозлился на себя за то, что его задал.

Лицо Габриэллы омрачилось.

— Нет, ничего подобного. Он просто хочет меня защитить. Ботанический сад… причинил мне слишком много зла.

— Не больше, чем мне, — заметил Сильвен, перебирая в памяти события прошедшего дня: притворство Любена и Жервезы, неожиданный ночной концерт в зоопарке… Может быть, Габриэлла была права? Не стоит ли и ему тоже навсегда оставить Ботанический сад, освободиться от его воздействия?.. Но будет ли это ему по силам?

Габриэлла поднялась и подошла к огромному, во всю стену, окну из цельного стекла.

Отсюда, с семнадцатого этажа, вид был фантастический. Различимые вдалеке Пантеон, Сорбонна, Валь-де-Грас и Сальпетриер неудержимо приковывали к себе внимание Сильвена. Университет и обе старинные больницы казались каким-то некрополем, золотые купола которого отчетливо выделялись в весеннем ночном небе. Но Габриэлла не на них смотрела.

Он был там, раскинувшийся на месте древнего русла Сены. Со своими лианами, папоротниками, дикими животными…

— Я часто думаю о Ботаническом саде, — прошептала Габриэлла.

Сильвен ничего не ответил — лишь снова наполнил свой бокал и присоединился к ней.

— Почти каждый вечер, — прибавила она.

— Это не болезнь, — прошептал Сильвен, в свою очередь прижимаясь лбом к стеклу.

Габриэлла редко предавалась ностальгии. Когда она вспоминала Ботанический сад, то всегда говорила о нем в прошедшем времени.

Воздух за окном был теплый. На западе еще виднелась бледно-розовая кромка заката, остальная часть города уже окуталась темнотой, в которой, словно светлячки, горели тысячи окон. Теперь по вечерам парижане предпочитали сидеть дома, опасаясь террористов. Лучше всего была видна Эйфелева башня, похожая на гигантскую игрушку, сплетенную из золотой проволоки, — идеальная цель для теракта… Колокольни Нотр-Дам, Сен-Сюльпис, Сен-Эсташ и Сен-Жермен-де-Пре, эти древние каменные громады, также не представляли никаких трудностей в качестве объектов разрушения — взрыв бомбы любую из них мог легко уничтожить. Но эти апокалипсические размышления делали панораму Парижа еще более восхитительной.

— А как там дед? — вдруг спросила Габриэлла принужденно-небрежным тоном, словно вспомнив о какой-то забытой мелочи.

Сильвен колебался, стоит ли рассказывать ей о недавних событиях — об исчезновении белых обезьян, о странностях в поведении Жервезы и Любена… По идее, это означало бы нарушить их с Габриэллой соглашение.

(«Мне нужны только воспоминания, ангел мой…»)

Не оттого ли встречи с Габриэллой почти не доставляли ему страданий? Он и она жили в своем общем прошлом и не строили никаких планов на будущее — словно пребывали в некой резервации памяти… Конечно, они говорили о недавних взрывах, Габриэлла даже сообщила ему некоторые сведения, касающиеся ее личной жизни: бывшая жена Филиппа, работавшая в «Конкор-Лафайетт», погибла, и он был страшно этим потрясен. Но и эти события уже стали частью прошлого… Так что Сильвен предпочел ответить уклончиво:

— У него все в порядке. Стареет, конечно, как и все…

— А-а…

Сильвен почувствовал, что краснеет.

— Почему бы тебе не зайти его проведать? — спросил он. — В конце концов, после двенадцати лет…

Удар в пустоту… Он так и предполагал.

Габриэлла пожала плечами. Двенадцать лет молчания, вопросов без ответов, деланого равнодушия, мертвых писем… Но Сильвен уважал ее решение.

Он осторожно протянул руку и кончиком пальца провел вдоль ее щеки.

Габриэлла вздрогнула.

— Мне тебя не хватает, — признался он.

Габриэлла прижала к своей щеке ладонь Сильвена и поцеловала ее. Затем мягко его отстранила.

— Нельзя вечно оставаться пленником собственного Детства, Сильвен, — произнесла она с глубокой нежностью, рисуя узоры на запотевшем от их дыхания стекле.

Он не знал, что ответить. Конечно, Габриэлла права, но что же они делают здесь, если не пытаются оживить свою умершую юность?

— Твои воспоминания превращают тебя в раба, — продолжала молодая женщина. — Ты не можешь освободиться от власти Ботанического сада. Это сильнее тебя. Это у тебя в крови…

— Может быть… — ответил Сильвен, опуская глаза.

В этот миг он снова пережил во всей полноте исчезновение Габриэллы. Живо представил опустевшую комнату, где не осталось ни вещей Габриэллы, ни ее души… Этот внезапный отъезд, резкий как пощечина… Это отсутствие новостей на протяжении месяцев — кроме коротких, регулярно приходящих записочек: «Не волнуйтесь, со мной все в порядке»… А потом — глухой голос Любена, звучавший без всякого выражения, без всякого упрека:

— Я получил письмо от Габриэллы. Она живет в Париже. Вышла замуж. Она больше не хочет нас видеть…

Габриэлла и Сильвен долгое время молча стояли у окна, глядя на панораму Парижа. Наконец Габриэлла открыла узкую стеклянную дверь, расположенную сбоку от окна, и они вышли на балкон. Их тут же окутал теплый весенний воздух…

Здесь, на холмах Бельвилля, воздух был гораздо чище, чем «внизу». Он был свежий и будто даже чуть покалывающий, как в горах. Они словно бы стояли на островке, обломке древнего Бельвилля — древнего города, раскинувшегося на холмах над Парижем, среди полей, садов и виноградников…

Снизу доносился отдаленный городской шум. На миг Сильвен представил себе огромного спящего дракона…

Габриэлла прислонилась к перилам, простирая руки над городом.

— Ты все еще встречаешься со своей сиреной? — неожиданно спросила она.

Сильвен вздрогнул. «Я и правда рассказываю ей все!» — с некоторым сожалением подумал он, вспоминая, что в конце каждой встречи он изливал ей душу (чему вдобавок способствовало вино). Никому больше он не рассказывал об этих никогда не завершающихся ничем более серьезным встречах, в сумерках, возле древнего амфитеатра, с женщиной, о которой он ничего не знал.

— Да, иногда… — ответил он.

Габриэлла печально улыбнулась:

— И это делает тебя счастливым?

Сильвен пожал плечами и отвел глаза.

Для того чтобы чувствовать себя счастливым, нужно что-то другое. «Как вообще можно быть счастливым в этом мире, который стоит на краю гибели? — подумал он. — В городе, где повсюду гремят взрывы и люди сходят с ума?» Однако ответить на этот вопрос Габриэллы было бы не слишком уместно… Это был почти рефлекс, который он перенял от Любена: оберегать ее от реальности внешнего мира (именно потому, что Габриэлла не желала мириться с этими ограничениями, она в конце концов и уехала). Именно поэтому, глядя на сверкающую в ночи Эйфелеву башню, Сильвен сказал:

— Сирена позволяет мне забыться. Подумать о чем-то другом…

Он замолчал, не зная, как продолжить. О чем «другом»? Сильвен ничего не знал об этой ночной нимфе. Нужны ли ему их объятия? Всегда ведь можно избавиться от избытка напряжения в одиночестве — это и быстрее, и безопаснее…

— Так что, она делает тебя счастливым? — повторила Габриэлла печальным тоном.

Сильвен почувствовал в этом вопросе некую агрессию — хотя в голосе Габриэллы не было ни следа обиды или гнева. Но все, что исходило от нее, как бы становилось более значительным, более волнующим. Отстранившись от перил, Сильвен машинально прошелся по балкону. Затем сказал:

— Я ведь не спрашиваю тебя, счастлива ли ты с Филиппом, не так ли?

Он не должен был так реагировать, но это было сильнее него. Филипп, муж Габриэллы, — эта тема была настоящим табу. Сильвен уже раскаивался в том, что нарушил этот запрет, но Габриэлла хорошо знала его редкие вспышки гнева. Знала этот желтоватый, словно у хищника, отблеск, появляющийся в глазах, и эти сведенные брови, и лицо, которое мгновенно становилось более взрослым, более мужественным, более зрелым… Она была единственной, кто ни разу этого не испугался. В конце концов, он ведь был ей как брат… Или все-таки немного больше?..

И уж не для того ли, чтобы как-то нейтрализовать это «немного больше», она вышла замуж за Филиппа Бизьена — адвоката преуспевающей фирмы, человека сдержанного и прагматичного? Не в этом ли была тайная причина ее бегства? И той дистанции, которую она установила между собой и своим прошлым — детством, Сильвеном, Ботаническим садом?..

Было бы так легко туда вернуться. Позволить прошлому вновь поглотить себя. Габриэлла прекрасно знала, что в том мире ничего не изменилось. Сад был тем же, что и прежде, — душной, всепоглощающей вечностью…

— Может, когда-нибудь я удостоюсь чести поужинать с ним? — спросил Сильвен с другой стороны балкона.

«Лицемер! — тут же сказал он себе. — Ты уже получал право на этот ужин…»

Он вспомнил единственную свою встречу с Филиппом Бизьеном — здесь, в этой самой квартире. Все было насквозь фальшиво: улыбки, восклицания, тосты. Габриэлла отмалчивалась, Сильвен был преувеличенно дружелюбен, Филипп держался скованно, как новичок, впервые оказавшийся на светском приеме…

«Какая, в сущности, бесполезная ерунда…» — подумал он, машинально разглядывая панораму Парижа. Больше всего ему нравилась северная часть города: похожий на воздушный торт собор Сакре-Кер, за которым, словно часовые, высились многоэтажки Ла Курнев и Бобиньи — городских предместий, похожих на отдельные островки, жители которых обитали в замкнутых мирках… как они с Габриэллой прежде — в Ботаническом саду…

Но он все-таки не удержался и прибавил:

— А Филипп смирился с тем, что я знал тебя за несколько лет до него? И согласился разделить тебя со мной?

— Это не вопрос разделения, — ответила Габриэлла все тем же спокойным тоном. — Ты это прекрасно знаешь. Я тебе уже объясняла…

— А как ты относишься к тому, что он отсутствует по три дня в неделю?

— Он фактически живет между Парижем и Лондоном. Это его работа. Я понимаю…

Сильвену было уже на все наплевать. Его переполняла горечь.

— А если ты узнаешь, что он тебе изменяет, — ты это тоже поймешь?

Теперь он уже перешел все границы. Глаза ее поблескивали в темноте желтоватыми огоньками. «Замолчи! Остановись! Не разрушай все до конца!» — говорил он себе — но напрасно. Гнев уже полностью завладел Сильвеном; он был разъярен.

Но Габриэлла, очевидно, твердо решила сохранять спокойствие.

Сколько раз Сильвен, выйдя из себя, говорил лишнее?.. Она всегда его прощала. Почему бы и не сегодня?..

Она приблизилась к нему.

И в свою очередь погладила его ладонью по щеке — с сестринской нежностью. Он слегка отстранился, но наконец человек в нем взял верх над зверем, и Сильвен замер.

— Поздновато ты вздумал ревновать, ангел мой, — мягко произнесла Габриэлла. И, глубоко вздохнув, прибавила: — Уже столько раз мы могли бы…

Сильвен прижал палец к ее губам:

— Замолчи…

Он дрожал как в лихорадке. Гнев его сменился сожалением.

Габриэлла… его Габриэлла. Она была здесь, рядом с ним. Одновременно так близко и так далеко. Как же так получилось?..

Сильвен с силой растер руками щеки и лоб и издал короткий отрывистый всхлип без слез.

— Ты уверен, что все в порядке? — спросила Габриэлла, слегка вздрогнув.

— Кажется, ты замерзла, — не отвечая, произнес он и набросил ей на плечи свой пиджак. — Давай вернемся в комнату…

И, прижавшись друг к другу, как многолетние любовники, они вернулись в безликую полупустую гостиную.

Габриэлла машинальным жестом снова включила телевизор. В центре огромного плазменного экрана, укрепленного на стене, появилось худощавое лицо диктора теленовостей. В правом верхнем углу горела надпись: «Специальный выпуск».

«…Если расследование похищения детей, судя по всему, продвигается успешно, то на данный момент не существует никаких версий другого ужасного сегодняшнего происшествия, случившегося на берегу Сены. Несколько часов назад Леон Булар был обнаружен с отрезанной ногой на набережной острова Сен-Луи, а тело его друга, Камеля Саади, с которым они вместе рыбачили, было найдено израненным и полностью обескровленным на берегу возле Арсенала. Эксперты утверждают, что только хищное животное могло нанести подобные раны…»

— Ужас какой! — воскликнула Габриэлла.

Нужно было подумать о чем-то другом… Просто необходимо было подумать о чем-то другом!

Проведя чуть повлажневшей ладонью по волосам Сильвена, она предложила:

— Может, прогуляемся? — И, помолчав, добавила: — Обнимемся… с Парижем?

Пятница, 17 мая, 12.38

— Видишь, вон там, наверху, окно?.. — говорю я, останавливаясь возле массивного здания постройки 30-х годов, напротив Аустерлицкого вокзала. — Это та самая комната, откуда был украден ребенок.

Мюгетт с сомнением смотрит вверх:

— Ты в этом уверена?..

— Конечно! — говорю я не без некоторой бравады. — Я наблюдательная, и у меня хорошая зрительная память.

— Да, но здесь нет твоих камер. — с сомнением говорит Мюгетт, которую я уже давно посвятила в тайну своих энтомологических наблюдений, посчитав, что она заслуживает доверия.

И я в ней не ошиблась: несмотря на свое первоначальное изумление, Мюгетт в течение всех тех девяти месяцев, что мы с ней знакомы, хранит мой секрет. Она никому не сказала ни о моих камерах, ни о технических приспособлениях, которыми нашпигован «машинный зал» в моей квартире. К тому же она стала для меня, как это принято называть, «лучшей подругой». Я даже мысленно заключаю это определение в кавычки, поскольку для меня дружба — понятие относительное. Мы с Мюгетт самые младшие в нашем классе: ей пятнадцать, мне уже почти четырнадцать. О, разумеется, до моего ай-кью ей далеко (у нее он всего 160), но мы обе считаемся «продвинутыми». Это с самого начала нас объединило. Но кроме этого, у нас нет ничего общего. Мюгетт — высокая, худая, гибкая блондинка. Она выглядит взрослой, уже почти женщиной. А я — маленькая, пухленькая брюнетка, на вид совсем девчонка…

Но мы подруги — несмотря на наши различия, наши расхождения, наши постоянные стычки, в которых морализаторство Мюгетт сталкивается с моим цинизмом.

Именно поэтому я рассказываю ей все как есть, отловив ее в лицее после своего визита к мадам Отокорэ.

Мюгетт делает стойку! Моя авантюра с комиссаром Паразиа поражает ее воображение!

Мы покупаем горячие сэндвичи с сыром и ветчиной на улице Суффло, и я посвящаю ее в свой план:

— Я собираюсь вести свое собственное параллельное расследование…

— Хочешь поиграть в Шерлока Холмса?

— Именно. И если хочешь присоединиться ко мне в роли Ватсона, то…

— Почему бы и нет?

И вот мы стоим возле дома, где произошло одно из пяти похищений: улица Николя Уэля, Дом 1.

— Настоящий «человейник», — замечаю я, глядя на мрачный, без всяких украшений фасад многоквартирного дома.

— Поезжай в любой спальный район — и ты увидишь, что такое настоящая «концентрационная архитектура». Этому Ле Корбюзье в концлагерях бы свои дома строить!..

Ох уж эта Мюгетт со своими нравоучениями!..

Но факт, что дома вроде этого нагоняют тоску одним своим видом. Стиль 30-х — помпезный и угрюмый. Таких домов много было в фашистской Германии и сталинском СССР — высоких, как правило, двухцветных, с многочисленными узкими окнами, напоминающими бойницы. Этот дом отличается от них только затейливой витой надписью «Вилла „Аустерлиц“», идущей поверху узорчатых чугунных ворот, закрывающих центральную арку.

— Ну, что теперь? — не выдерживает Мюгетт, после того как я минут десять молча осматриваю окрестности. — Надеюсь, нам не придется устраивать допрос родителям похищенного ребенка?

— Нет. Я уже виделась с одной из матерей сегодня утром. Теперь я буду действовать незаметно.

— Незаметно? — с иронией повторяет Мюгетт.

Прохожие с удивленным видом на нас оборачиваются. Кое-кто с ужасом смотрит на дом. Хозяин магазинчика напротив, стоя на пороге, указывает покупателю на окна квартиры, в которой произошло несчастье. Неподалеку от них переминаются с ноги на ногу трое полицейских. Кажется, они нас заметили.

— Пошли, я хочу как следует все осмотреть.

Мюгетт еще некоторое время смотрит на окна квартиры, потом пожимает плечами и следует за мной по улице Николя Уэля.

В сущности, это не улица, а тупик: один ее конец упирается в стену, за которой виднеется буйная растительность — настоящие джунгли.

Переплетенные кроны деревьев и увитые плющом стволы образуют как бы вторую стену — растительную изгородь.

— Интересно было бы знать, что там, за этой стеной, — говорю я, приближаясь к ней.

После минутного колебания я поворачиваюсь к Мюгетт:

— Не послужишь ли мне лестницей?

Мюгетт демонстративно глубоко вздыхает и закатывает глаза. Но она прекрасно знает, что я от нее не отстану, пока не добьюсь своего. Она подходит к стене и подставляет мне сложенные ладони в качестве ступеньки.

— Иногда я задумываюсь: а не слишком ли это похоже на рабство? — говорит она.

— Можно и так назвать, — невозмутимо говорю я, забираясь на стену.

Оказавшись наверху, я в изумлении замолкаю.

Что это за место? Какой-то заброшенный парк? Обломок одного из «затерянных миров»?

Несколько строений из красного кирпича почти полностью увиты плющом. Зрелище в целом напоминает какой-то старинный романтический пейзаж.

Как будто природа решила взять реванш и вернуть себе то, что прежде отвоевал у нее человек.

— Ну что? — спрашивает Мюгетт уже с непритворной усталостью.

— С ума сойти… — бормочу я.

— Что там?

Я уже собираюсь ответить, как вдруг среди огромных папоротников появляется чей-то силуэт. Когда человек подходит ближе, я различаю старика в потрепанной униформе, выглядящего как городской Робинзон.

Он раздвигает густые заросли, и за ними оказывается… хижина! Вот это да! Сходство с Робинзоном — стопроцентное!

Я растерянно говорю:

— Хижина…

— Что? Что ты видишь?

— Охотничью хижину, — отвечаю я. — Это же надо — в центре города!..

Внезапно все исчезает: хижина, лес, Робинзон.

Я плюхаюсь в пыль на пятую точку, и мои зубы клацают.

Мюгетт роняет меня на землю, не в силах больше удерживать.

— Иногда, — негромко произносит она, — я думаю, что и тебе тоже на меня наплевать…

— Еще и обижаешься!.. Это я должна обижаться: из-за тебя я чуть не откусила себе язык! — говорю я, одновременно внимательно изучая план Парижа, который вынула из портфеля.

Я начинаю понимать.

— Это Ботанический сад, вход в него с улицы Бюффона… Вот эти здания — корпуса Музея естественной истории… Недалеко от них зоопарк. Я туда часто хожу — посмотреть на белых обезьян и на пресмыкающихся… А этот старикашка — скорее всего…

Я поднимаю голову и обнаруживаю, что Мюгетт уже нет рядом. Потом слышу ее смех у себя за спиной.

Я оборачиваюсь, и во мне мгновенно вскипает гнев.

— А ты как здесь оказался?!

— О! Кажется, гномиха злится…

— Не называй ее так! — фыркает Мюгетт и с явным удовольствием прижимается к молодому человеку.

Я готова ее убить.

— Это ты его позвала?

Чтобы замаскировать смущение, Мюгетт прячется за плечом молодого человека. Вместо нее отвечает он:

— Я пришел за ней, потому что мы собрались в кино. Начало — в два. А потом надо успеть на лекцию по философии — в четыре.

— Но я-то думала, что мы с тобой весь день… — говорю я, обращаясь к Мюгетт, но она меня уже не слышит.

— Ну что, пошли? — говорит молодой человек и берет ее за руку.

Моя подруга колеблется, в замешательстве смотрит на меня, но в конце концов следует за молодым человеком. Потом оборачивается ко мне и говорит:

— Может быть, встретимся снова после моей Лекции по философии?..

Я ничего не отвечаю. Я в ярости.

Бартелеми! Бартелеми Деэн! Я знала, что Мюгетт встречается с этим тупицей из нашего класса, но чтобы притащить его сюда, а потом вместе с ним уйти! В тот самый момент, когда она мне так нужна!.. И еще небось все ему разболтала!.

Я чувствую себя преданной. И все это — ради обжиманий со смазливым типчиком!.. Какое убожество!.. И она еще что-то говорила о рабстве!.. Телесное рабство — что может быть отвратительнее?

Я так взбешена, что даже не сразу чувствую чью-то руку на своем плече.

— Опять ты!

Я поднимаю голову:

— Да, представьте себе, комиссар: опять я…

Глава 21

Усевшись на стену верхом, Сильвен протянул руку Габриэлле.

— Давай, залезай! — прошептал он. — Только тихо — охраны тут в десять раз больше, чем раньше!

Он почувствовал, как тонкие сильные пальцы Габриэллы сжали его руку, — и в следующий миг она уже сидела рядом с ним на гребне стены.

— Боже мой! — выдохнула она, взглянув на темные массивы деревьев.

Густой бесконечный лес утопал в ночном сумраке.

Габриэлла подняла глаза к черному небу, потом прерывистым шепотом произнесла:

— Это даже сильнее впечатляет, когда нет луны…

Сильвен довольно улыбнулся. Габриэллу можно было понять: вид был действительно фантастический. Узорчатые тени ветвей, переплетающиеся с четко очерченными тенями крестов; темные массивы низкого густого кустарника; черные, темно-серые, темно-зеленые оттенки; приглушенные звуки; почти абсолютная тишина…

Переводя взгляд с владений мертвецов на городские улицы, лежавшие по другую сторону стены, Сильвен спрашивал себя: где же настоящий, реальный мир? Начинался ли он с многоквартирных домов на улице Гамбетты, электрических фонарей, полицейского, дремлющего на скамейке?.. Или же с густых древесных зарослей по ту сторону стены?..

— Шестьсот тысяч трупов, — притворно-зловещим тоном произнес он. — Четыреста сорок тысяч квадратных метров воспоминаний, сожалений, разлагающихся останков!..

Габриэлла созерцала тени деревьев с видом гурмана, изучающего накрытый праздничный стол. Никогда еще слова Сильвена не производили на нее такого сильного впечатления.

— Ну что, идем? — спросила она с детским воодушевлением.

— Идем!

И они спрыгнули со стены на землю кладбища Пер-Лашез.

Они целый час бродили по аллеям, почти не разговаривая.

Сильвену не нужно было ничего рассказывать — словно под воздействием какого-то импульса он просто слегка сжимал руку Габриэллы, и она сама все видела. Ночная темнота словно исчезала, все вокруг становилось отчетливым. Как будто наступил день… странный, ночной день. Некий предвечный свет заливал надгробные плиты, деревья, тропинки, придавая ночной вылазке молодого мужчины и молодой женщины совершенно фантастический оттенок.

Слева от них появилось необычное, похожее на древний менгир, надгробие Алана Кардека — отца современного спиритизма, окруженное восторженными пожилыми поклонницами в вуалетках, сдувавшими с него пылинки и втайне мечтавшими о том, чтобы когда-нибудь их собственные останки упокоились возле останков обожаемого мэтра. Слева — могила Джима Моррисона, на которой длинноволосые молодые люди обоего пола курили сигареты с марихуаной под музыку «Дорз».

Несмотря на то что сейчас Сильвен и Габриэлла были на кладбище одни, перед их глазами, словно воочию, мелькали картины прошедших эпох.

Фантазия? Реальность? Столько легенд витало в бесконечных аллеях этого города мертвых… Сколько слухов циркулировало вокруг этого холма, превращенного в некрополь в самом начале девятнадцатого столетия — когда были снесены триста парижских кладбищ, а их обитатели «переселены»…

— Мертвые Парижа… — прошептал Сильвен.

Он и Габриэлла шли среди могил — словно Поль и Виржини или все те бессчетные пары легендарных возлюбленных, о чьих приключениях они прежде с таким восторгом читали в своем тайном убежище — Ботаническом саду.

Вокруг них не было ничего, кроме потрескавшихся надгробных камней и покосившихся крестов, наполовину утонувших в прелых прошлогодних листьях и поросших мхом. Растущие вокруг тисы и кипарисы, словно стремясь безраздельно завладеть некрополем, вонзали корни в мрамор и камень.

— Ничего не изменилось, — сказала Габриэлла, слегка запыхавшаяся, словно марафонский бегун после долгой дистанции.

Сильвен тоже перевел дыхание, не способный что-либо произнести — как будто голос его застыл, очарованный царящей вокруг гармонией.

Словно опьяневший, он позволил Габриэлле вести себя. Пусть ненадолго, но он по-настоящему заново обрел юность, забыв обо всем остальном. Однако теперь он снова спустился с небес на землю и осмотрел окрестности пронзающими темноту глазами.

«Настоящий взгляд зверя», — подумала Габриэлла с нежностью, беря Сильвена за руку.

— Ангел мой, я так счастлива…

Сильвен ничего не ответил на это признание, по-прежнему словно загипнотизированный. Какая-то часть его сознания воспринимала присутствие этой нежно льнувшей к нему женщины. Но другая на нее больше не обращала внимания, сосредоточившись на слабом шорохе в ветвях тиса у них над головой: там возилась во сне какая-то птица.

Сильвен немного нервным жестом отбросил со лба прядь волос, потом провел ладонью по волосам Габриэллы. Он чувствовал, как бьется ее сердце. Оба их сердца…

— О, мой Сильвен, увези меня куда-нибудь…

Она прижималась к нему, словно маленький зверек. В одно мгновение все стало очевидным: их близость, их тайное сообщничество… Вселенная вокруг них готова была вот-вот обрушиться. Они будто стояли на самом краю мира…

— Увези меня в Ботанический сад, — прошептала Габриэлла, уткнувшись лицом в грудь Сильвена.

Он чувствовал ее теплое прерывистое дыхание. Впивал тонкий, чуть терпкий аромат ее тела — он всегда воспламенял его, отождествляясь с теми редкими моментами, когда она нарушала запретную дистанцию, — смешанный с легким запахом ее духов («Аллюр» от Шанель), которыми она пользовалась с четырнадцати лет.

«Она тоже все вспоминает, — подумал он. — Запахи, звуки, вкусы… Все это возвращается, как ненадолго прерванный сон…»

Эта мысль была не вполне свободна от жестокости: Сильвен знал, как болезненны и разрушительны такие воспоминания и каким мучительным потом бывает отрезвление. Всего несколько часов спустя Габриэлле придется вернуться в Бельвилль — в многоэтажный дом, в свою типовую квартиру, в свою обычную мещанскую повседневность… И у нее, как в поговорке, не останется ничего, кроме глаз, чтобы плакать…

«Но она ведь этого и хотела…»

Как и прежде, эти прогулки пробуждали в Габриэлле физическую чувственность. Ей нужен был Сильвен — его тело, его руки, его губы… Ей нужно было все то, чего она так боялась, когда приходила в себя. Все то, пленницей чего она себя ощущала. Все, что заставило ее в конце концов убежать и выйти замуж за другого человека…

Однако в этот вечер, в эту ночь она чувствовала, как остро ей всего этого недоставало…

— Сильвен, все эти годы без тебя…

Он по-прежнему никак не реагировал. Не для того ли, чтобы вывести его из оцепенения, она все сильнее к нему прижималась?.. Ее лицо почти касалось его лица. Все было идеально… даже лучше, чем во времена их детства: к былой чистоте примешивался нежный яд ностальгии…

Сильвен был полностью погружен в свои грезы, но для Габриэллы в этот момент все предстало более чем очевидным: сейчас они должны стать близки. Она должна принадлежать ему — этой ночью или никогда. Это их последний шанс.

Но когда она прижалась губами к губам Сильвена, тот вздрогнул.

Тишину прорезал скрежещущий адский хохот.

Этот неожиданный звук разрушил их иллюзорный мир в один момент.

Карточный домик рухнул.

Сильвен, как внезапно разбуженный лунатик, оглядывался по сторонам, ничего не понимая. Это ночное кладбище; эта женщина рядом с ним — его детская любовь, которая совсем недавно смотрела на него с такой недетской страстью… Мрачное пробуждение!

— Это… это мой мобильник, — пробормотал он, лихорадочно обшаривая карманы куртки.

Но Габриэлла отстранилась, понимая, что уже поздно…

Сильвен не успел ответить на звонок. Посмотрев на номер вызывающего абонента, он пробормотал:

— Это мать… — Затем побледнел и добавил: — Я… мне нужно ехать…

Габриэлла отступила назад, растворяясь в ночи:

— Понимаю…

Какая печаль была в ее взгляде! Казалось, вся жизнь ушла из нее за эти несколько мгновений. По лицу ее было видно, что она навсегда прощается с юностью.

Но Сильвен даже не отдавал себе отчета в том, что оставляет ее одну. Он не видел, как она удаляется, исчезая между крестов и надгробий.

Он думал совершенно о другом.

О сообщении, полученном от матери.

Перелезая через южную стену кладбища, он машинально повторял его про себя:

«Сильвен, приезжай скорее! Это невероятно! Белые обезьяны вернулись!»

Пятница, 17 мая, 13.06

— Ну и чего ты таскаешься за мной по пятам?

— Эта улица — не ваши частные владения, комиссар.

В одно мгновение я забываю о предательстве Мюгетт. Вот что мне нужно для улучшения настроения — небольшая дуэль!

Паразиа приходит в еще большее раздражение от моей наглости.

— Как ты узнала, что я здесь?

— Список адресов, где пропали дети, я услышала, комиссар, у вас на работе — на Орфевр, тридцать шесть, сегодня утром. Так получилось, что я прибыла по одному из них одновременно с вами.

Паразиа хмурится:

— Счастливое совпадение, значит?..

Я широко улыбаюсь:

— Ну, вы сами это сказали…

Паразиа внимательно смотрит по сторонам, обводит глазами «джунгли» за бетонной стеной.

К нам подходит полицейский.

— Ну что, патрон? — обращается он к Паразиа и в этот момент узнает меня: — Смотрите-ка, а не эту пигалицу мы видели вчера вечером, в «Королеве Бланш»? Ты что тут делаешь?

Паразиа отвечает вместо меня:

— Нечего ей тут делать.

— Хотите, чтобы я забрал ее, патрон?

Комиссар отрицательно качает головой:

— Нет, мне надо кое о чем ее спросить.

Он выводит меня из тупика.

Прямо в лицо мне брызжет яркое солнце.

— Кажется, ты разговаривала с матерью одного из похищенных детей, Омара Отокорэ? Консьержка из их дома сказала об этом одному из моих людей. Наверняка она тебе наговорила всяких бредней с три короба!

— Называйте как хотите…

Комиссар уже размыкает губы, намереваясь что-то сказать, как вдруг к нам подбегают несколько полицейских. Они в панике.

— Комиссар! Скорее!..

— Ну что там? — спрашивает с досадой Паразиа.

— На набережной еще одно нападение!.. Как сегодня утром… Из воды…

Комиссар бледнеет:

— Вообще-то такие случаи — не наше дело…

— Все силы стянуты в тот квартал! Подозревают, что мы имеем дело с хищным зверем… ни один человек такого не сделал бы… Тело жертвы все обглодано…

Паразиа торопливо направляется к своей машине. Напоследок обернувшись ко мне, резко взмахивает рукой:

— Иди домой! Видишь, что творится…

Глава 22

— Вы сказали Ботанический сад? — недоверчиво переспросил таксист. — А вы знаете, что сейчас он закрыт? Четыре часа утра…

— Да-да, — рассеянно ответил Сильвен.

«Надо же, выбирая между Габриэллой и белыми обезьянами, я не колебался ни минуты, — с некоторой горечью констатировал он, пока такси, чудом найденное на улице Гамбетты, увозило его все дальше от кладбища Пер-Лашез. — Как всегда: бегу к матери по первому свистку…»

Однако было и еще кое-что: оставив Габриэллу посреди ночи, он почувствовал себя освободившимся.

«Чего ради заставлять себя страдать?» — спрашивал себя молодой профессор. Такси тем временем на полной скорости миновало Аустерлицкий мост.

Сильвен пытался сгладить воспоминание о Габриэлле. Она была такой непохожей на себя этим вечером! Эти фразы о Ботаническом саде, о зоопарке, об их общем прошлом, которое она тщетно пыталась предать забвению… Весь его мир мог быть опрокинут этой внезапно вспыхнувшей ностальгией. Достаточно было слабого аромата духов, особого тембра голоса… Но его детство, проведенное с Габриэллой, было похоронено и больше не оживет. Им нужно прекратить эти встречи и совместные ужины; она не должна больше его к себе приглашать. Зачем цепляться за то, что обречено изначально?..

«Мы умерли друг для друга, — думал он, когда такси уже следовало по улице Бюффона. — Габриэлла теперь — всего лишь прекрасное воспоминание…»

Но это убеждение было иллюзорным, так как Сильвен ощущал присутствие Габриэллы повсюду. Он видел ее призрак на каждом перекрестке, мимо которого проносилось такси, и на каждом рекламном щите, и на барельефе, украшавшем стену Ботанического сада, — и даже за плечом Любена, который ждал его, бледный и взволнованный, возле служебного входа на улице Кювье. Старый смотритель на этот раз даже не взял на себя труд замаскировать пижаму служебной униформой. Лишь вечная фуражка на голове служила комическим напоминанием о его должности.

— Я смотрю, вас встречают! — хмыкнул шофер.

Любен распахнул дверцу машины с предупредительностью гостиничного лакея (он действительно когда-то выполнял эту работу — еще во время войны).

— Твоя мать в своем репертуаре! — сообщил он.

— Я приехал сразу, как только получил от нее эсэмэску, — сказал Сильвен, протягивая таксисту купюру.

Машина отъехала.

— С чего это вдруг ты на такси? — удивленно спросил Любен. — Ты что, не из дому?

Сильвен, отведя глаза, ответил:

— Я был в гостях… мы с друзьями играли в карты…

— А-а…

Разве мог он сказать старику, что встречался с его обожаемой внучкой, которую сам Любен не видел уже двенадцать лет?.. Как он отреагировал бы, если бы узнал, что друзья детства встретились снова спустя много лет — и всего каких-нибудь полчаса назад прогуливались по кладбищу Пер-Лашез?..

Ничего больше не добавив к сказанному, Сильвен отправился вслед за смотрителем через спящий сад.

Идя мимо гигантских кедров, ни один, ни другой ни словом не обмолвился о событиях вчерашнего вечера. У них еще будет время довершить перепалку…

«Итак, попытаемся думать только о пяти белых обезьянах», — сказал себе с иронией Сильвен.

Зоопарк сейчас казался таким же спокойным, как прошлой ночью.

Жервеза стояла возле клетки с белыми обезьянами, глядя на нее так, словно это была приземлившаяся летающая тарелка. Как и вчера, хранительница музея выглядела так, словно ее только что подняли с постели. Густые седые волосы были накручены на бигуди и укрыты сеточкой. Вид у Жервезы был нелепый, но выражение лица не допускало даже мысли о насмешках.

Слегка смущенный театральностью этой сцены, Сильвен осторожно приблизился и произнес:

— Мама?..

Жервеза не шелохнулась. Крепко сжимая в руке карманный фонарик, она слегка водила им по клетке, отчего обезьяны, когда на них попадал луч света, щурились и помаргивали.

— Мне сначала показалось, что они умерли… — наконец произнесла она слабым голосом.

— Этот свет им мешает, — мягко сказал Сильвен и, осторожно забрав у матери фонарик, погасил его.

Ему показалось, что из клетки донесся вздох облегчения.

«Им вообще не нужен свет», — подумал Сильвен, который раз удивляясь при виде слабого свечения, исходившего от белоснежной шерсти обезьян. В лунном свете они казались меловыми статуями. Пять белых призраков, слегка фосфоресцирующих в темноте… Пояснительная табличка на клетке гласила:

«Белые обезьяны (anthropopitecus albus) — род приматов, близких родичей шимпанзе, обитающих в джунглях Центральной Африки. Очень осторожные, почти не встречающиеся человеку. Обитают вне своей естественной среды лишь в одном месте — в зоопарке парижского Ботанического сада».

Создавалось впечатление, что животные вообще никогда не исчезали из клетки. Однако все пять обезьян отсутствовали в течение суток…

Наконец Жервеза повернулась к Любену и решительным жестом, в котором не было ничего дружелюбного, положила руку ему на плечо со словами:

— А теперь вы мне все объясните, раз уж это вы их нашли.

— Я их не находил, — сказал смотритель слегка вызывающим тоном и отстранился. — Я просто совершал обход. Когда я проходил мимо их клетки, я увидел, что они там.

— Обход? В три часа ночи?

— В полнолуние мне обычно не спится. Возраст… И потом… со всеми этими недавними событиями… лучше убедиться лишний раз, что все в порядке…

— И как же они вдруг сами вернулись?

— А я почем знаю? Это же вы их изучаете, не я. Я-то кто — лакеишка. Вы все тридцать пять лет меня слугой и считали…

«Один — один», — подумал Сильвен, ощутив на миг удовлетворение при виде выражения лица Жервезы. Это была своеобразная месть Любена за вчерашнее публичное унижение, которое устроила ему хранительница. Наблюдая за реваншем, Сильвен уже не злился на старика за его колкости. Порой при виде стычек Любена с матерью Сильвен испытывал раздражение, но молодой мужчина никогда не позволял этому чувству полностью собой завладеть. Тем более что в этом состоянии были и свои плюсы: разве не помогало оно ему дистанцироваться от Ботанического сада, от матери, от Любена? Сейчас Сильвен смотрел на мать и Любена с искренним сочувствием ребенка, который не может сердиться на родителей за их вечные ссоры друг с другом. Глубоко вздохнув, он устремил взор в противоположную сторону сада, словно надеялся найти там разгадку всех тайн.

— Светает, — тихо сказал он.

Небо над Аустерлицким вокзалом и в самом деле начало светлеть. Этот мягкий пастельный свет понемногу распространялся все дальше и вскоре озарил купол Сальпетриера. Шерсть белых обезьян утратила свое фосфоресцирующее свечение. Даже самые красивые ночные фантомы, не могли противостоять свету дня. Есть ли удовольствие более эгоистическое и более божественное, чем созерцание рассвета?..

— Ничего не понимаю! — резко произнесла Жервеза. Не обращая внимания на красоту парижского рассвета, она тяжело опустилась на зеленую деревянную скамейку напротив клетки.

— Это… прямо колдовство!.. — прибавил Любен.

Сильвен стоял неподвижно, рассматривая животных.

«А мне вы тоже не хотите ничего сказать?» — мысленно спросил он у белых обезьян — этих пяти загадочных белых сфинксов, которые, подобно ему, казались полностью погруженными в созерцание рассвета в городских каменных джунглях.

Воздух стал свежее и прохладнее. Его можно было ощутить на лице, как нежный поцелуй. В кронах деревьев одна за другой пробуждались птицы. Защебетала одна, потом вторая — и вскоре уже звучала целая симфония птичьих голосов. Жизнь возобновлялась. Животные в зоопарке тоже начали просыпаться. Завозились медведи в своем рву, тигр, потягиваясь, вонзил когти в ствол сухого дерева, жираф высунул голову из-за деревянной ограды загона.

Странно, но единственными животными, которые даже не шелохнулись, были белые обезьяны.

Можно было подумать, что это просто чучела животных, если бы обезьяны время от времени не опускали веки — с медлительностью старых мудрецов.

Две обезьяны сидели в углу клетки, еще одна — на суку спиленного дерева, вертикально стоявшего на полу. Две оставшиеся вплотную прижали голову к прутьям клетки и… в упор смотрели на Сильвена.

В этот момент солнце показалось над крышами восточных районов Парижа. Лучи светила, словно по волшебству, оказались направленными прямо в глаза белых обезьян, отчего создалось впечатление, что глаза животных на мгновение превратились в мини-лазеры.

Сильвен отлично видел, что обезьяны смотрят только на него.

И то, что он прочитал в их глазах, его потрясло.

Это была не ярость — это было полное отчаяние.

«Они зовут меня на помощь», — понял Сильвен.

Непонятно откуда взявшееся, но твердое убеждение…

Он осторожно, словно в замедленной съемке, направился к клетке. Малейшее резкое движение грозило нарушить связь, установившуюся между ним и белыми обезьянами. В детстве он тоже вел подобные «диалоги» с некоторыми животными — хотя скорее это были только ощущения, интуитивные догадки с его стороны… Но сейчас он готов был поклясться, что обезьяны именно говорили с ним.

Когда он прижал обе ладони к прутьям клетки, все обезьяны вздрогнули.

Все одновременно издали глухое горловое ворчание, не открывая при этом рта.

Потом они приблизились.

Все.

Глаза всех пяти обезьян были устремлены на него. Из них струился свет — желтоватый, переходящий в оранжевый. Того же оттенка было небо над кронами деревьев.

Одна за другой обезьяны протягивали лапы, касаясь ладоней Сильвена.

Некоторые просовывали лапы сквозь прутья клетки и гладили его по плечам и спине.

Сильвен ощущал прикосновение мягкой белой шерсти, похожей на ангорскую, к своему лбу, щекам и затылку. Чувствовал дыхание животных.

— Расскажите мне все… — прошептал он, уже не осознавая, что обращается к животным.

Но обезьяны беспомощно смотрели на него и в качестве единственного ответа лишь сильнее сжимали его руки. Но в этих жестах была только нежность.

«Нежность и печаль…» — подумал Сильвен, переводя взгляд с одного животного на другого.

В уголках их глаз он заметил слезы. Ему даже показалось, что он различил печальные улыбки в уголках губ обезьян. Сильвен был полностью захвачен этим зрелищем. Прижавшись всем телом к прутьям клетки, касаясь животных, которые были ростом с двенадцатилетних детей, он ощущал, что как бы заряжается от них энергией. Белые обезьяны всегда производили на него такое воздействие, служа чем-то вроде живых батарей.

Он сконцентрировался на том, чтобы увидеть образы в их сознании. Еще немного — и он поймет, что произошло…

Но эта магия была нарушена внезапными громкими криками…

Напуганные животные, разжав лапы, отшатнулись, и Сильвен слегка покачнулся, от неожиданности утратив равновесие.

— Это катастрофа, вы понимаете?

— Замолчите! Сильвен не должен слышать!..

— Вот еще! Пусть слышит! Ему нечего было делать прошлой ночью в зоопарке! Как вы могли его сюда отпустить — когда здесь всё…

— Замолчите!

Обезьяны в испуге забились в угол клетки.

Сильвену понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя. Но когда он наконец обернулся к Жервезе и Любену, те уже исчезли.

Однако их крики еще были слышны.

— Нужно уходить отсюда!

Потом послышался шум — сначала как будто от ударов, затем — от падения тела. Вслед за этим тело поволокли по земле.

Сильвена охватила паника: неужели эти двое дошли до того, что подрались?! Любен против Жервезы не выстоит, ведь она не слабее взрослого мужчины…

Снова крик:

— Что они подумают? Что я теперь им скажу?

«Они у вивария», — понял Сильвен и устремился к старому зданию из красно-бурого камня. Он забыл обо всем: об обезьянах, о Габриэлле, о зоопарке. Эти крики буквально ввинчивались ему в мозг. Он должен был их остановить!

Но они все нарастали.

— Прекратите! — еще издалека закричал Сильвен. — Вы с ума сош…

Но когда он остановился на пороге вивария, у него от неожиданности перехватило дыхание.

Кажется, мир и впрямь перевернулся!..

Жервеза и Любен оба лежали на полу.

Усевшись верхом на хранительницу музея, старик навалился на нее всем своим весом.

Пятница, 17 мая, 16.12

— Человек — дикое животное. Чувствующее животное. Думающее животное. Животное, обладающее самосознанием.

Препод-«философ» делает паузу, как плохой актер, потом добавляет с тонкой улыбкой (кажется, даже подмигивает при этом):

— То есть, хотя человек — животное, он думает не только о своем животе, хе-хе…

Первый ряд вежливо хихикает. Я, у себя на галерке, делаю раздраженную гримасу.

— Я вас чем-то огорчил, мадемуазель Пюсси?

Я с невозмутимым видом качаю головой, снисходительно разглядывая лицо оратора.

Я знаю, что месье Болдвинкель меня ненавидит.

— Если мои лекции так вам не нравятся, тут по соседству есть кружок «Умелые руки», где вы можете прекрасно провести время. Тем более что там собираются в основном ваши ровесники, хе-хе…

Первый ряд снова хихикает.

— И этот тип публикуется в издательстве «Галлимар»!.. — произношу я сквозь зубы.

— Простите? Вы хотели что-то сказать?

Мюгетт, сидящая рядом со мной, толкает меня ногой под столом. Она права. Я слишком уж задумалась о своем и выпала из окружающей реальности.

— Нет, месье Болдвинкель.

Он сухо пожимает плечами и снова поднимается на кафедру. Взглянув на свое отражение в оконном стекле, он поправляет темную прядь волос, закрывающую лысину, и затем одергивает полы сиреневого пиджака.

— Ну что ж, продолжим…

«Да, именно так: продолжим», — говорю я себе, снова погружаясь в свои заметки.

Все здесь, у меня перед глазами — на листочках, спрятанных между страницами учебника по философии. Адреса; имя каждого из пяти похищенных детей; карта с отмеченными на ней пятью домами, в расположении которых я пытаюсь обнаружить какую-то логику. Даты, схемы, вопросы — все, что приходило в голову, пока еще не упорядоченное и не рассортированное, свалено в одну кучу. Но что-то я не могу найти во всем этом ни одной зацепки…

— Ты прямо зациклилась на этом, честное слово!.. — шепчет Мюгетт, разглядывая тетрадный лист из-за моего плеча. — Мой тебе совет — завязывай! Ты у нас, конечно, вундеркинд, но экзамен на бакалавра всего через месяц!..

Последние слова Мюгетт произносит с непритворной горячностью. Четверть часа назад она вошла в аудиторию и села рядом со мной. Вид у нее был виноватый.

— Извини, что так вышло, я не знала, что Бартелеми придет за мной так рано… — Убедившись, что Болдвинкель смотрит в другую сторону, она прибавляет: — Давно ты разгадываешь свои ребусы?

Почти не разжимая губ, я отвечаю:

— Неважно. Так или иначе, на копов рассчитывать не приходится.

— Что ты об этом знаешь? В конце концов, это же их работа!

— В этом деле они точно ничего не понимают.

— В каком деле они ничего не понимают, мадемуазель Пюсси?

Склонившись над моим столом, Болдвинкель торжествующе смотрит на меня и громко зачитывает вслух:

— «Пьеро Шовье, Омар Отокорэ, Туфик Дати, Клеман Бод, Линь Н’Гуан…» — Потом, обращаясь ко всей аудитории, говорит: — Без сомнения, это имена великих философов! Хе-хе-хе…

«Хор девочек-отличниц» опять вежливо фыркает.

Я опираюсь локтем на стол, а подбородком — на руку и делаю скучающее лицо.

Болдвинкеля это бесит.

— Вы нарочно выводите меня из себя, мадемуазель Пюсси. То, что вы учитесь с опережением на четыре года, не дает вам никаких особых прав — и уж тем более права так наплевательски относиться к своим преподавателям и соученикам!

Я сижу не шелохнувшись.

Уже в самом начале этой гневной тирады Мюгетт предостерегающе кладет руку мне на бедро, словно говоря: «Сиди и молчи, дай ему выговориться! Никаких грубостей в ответ!»

Она права.

Когда препод замолкает, я произношу нежным, как флейта, голоском:

— Вы закончили, месье?

— ЧТО-О-О?!

Я невозмутимо встаю, собираю вещи со стола в портфель и иду к двери.

Болдвинкель в оцепенении. Вся аудитория молчит. Мюгетт взглядом умоляет меня вернуться, но с меня хватит!

— Простите, — говорю я на ходу, — но у меня назначена встреча с моим наркодилером и подружками-наркоманками…

Я открываю дверь и добавляю:

— Мы собираемся вместе пойти в бассейн, где нас будет трахать старый профессор-педофил. Кажется, он преподает философию…

Обернувшись с порога и взглянув на аудиторию последний раз, я, издевательски копируя манеру Болдвинкеля, произношу:

— Хе-хе-хе!

Глава 23

— Совсем не обязательно друг друга убивать… — с трудом проговорила Жервеза.

Сильвен застыл на месте, оглушенный. Лежащая в нескольких метрах от него, на полу вивария, его мать устало смотрела на своего противника.

— Да, вы правы, — сказал смотритель, поднимаясь, — нервничать нам ни к чему. Но вы иногда перебарщиваете, Вам ведь нравится унижать людей, так?

Жервеза отвела глаза, но все же нашла в себе силы при знать:

— Да, сегодня утром я была излишне… резка. Но слишком многое было поставлено на карту. Нельзя было допустить, чтобы кто-нибудь заподозрил…

— Это верно, — кивнул Любен.

Сильвен, по-прежнему изумленный, все же не упустил ни слова из этого диалога.

Никогда еще смотритель зоопарка не говорил так со своей патронессой. Никогда прежде в его голосе не звучали столь властные нотки.

«При мне, во всяком случае», — мысленно уточнил Сильвен, весь превратившись в слух.

— Эти люди очень опасны, — снова заговорил Любен. — Вы хотите утратить их доверие? Хотите, чтобы в результате все рухнуло?

Сильвен даже прикусил кончик языка, чтобы случайно что-нибудь не произнести.

— Мы всегда были так осторожны, Жервеза! И подумать только — мы позволили Сильвену стать свидетелем…

Любен не закончил фразу.

«Свидетелем чего?» — едва не спросил вслух Сильвен, и почти тут же его мать ответила без всякой иронии:

— Разве это моя вина, что он пошел ночью в зоопарк? В конце концов, именно вы привили ему вкус ко всем этим тайнам…

Любен взглянул на нее с презрением и беспокойством одновременно:

— Вы, как и я, ответственны, мадам хранительница.

«Да за что ответственны, черт возьми?!» — уже почти в бешенстве подумал Сильвен, делая над собой сверхчеловеческое усилие, чтобы не броситься внутрь.

— Вы, кажется, боитесь, Любен?

— Как и вы. Как Париж, как весь мир… Мы играем с огнем.

Старый смотритель прошел вглубь вивария и прислонился к стеклянной стене, за которой лежал удав-боа. На лице Любена в самом деле читалась тревога.

— Если и в самом деле рванет, ни вы, ни я не спасемся.

— Ну, ведь еще не рвануло, — сказала Жервеза с вымученным смешком.

Любен мрачно на нее взглянул:

— Боюсь, что уже…

Для Сильвена этот разговор, похожий на диалог двух шпионов, был настоящей пыткой! Любопытство отчаянно боролось с доводами разума: ведь если сейчас войти, мать с Любеном снова начнут ему лгать!..

Ноги у него подкашивались, в горле пересохло. Он чувствовал, как солнце, несмотря на раннее утро, уже начинает припекать ему спину, шею и затылок.

— А Сильвен? — спросил Любен, не оборачиваясь к Жервезе.

— Я с ним поговорю. Сегодня или завтра…

На миг Сильвен оцепенел, затем бесшумно отступил немного назад, оставив дверь вивария полуоткрытой.

— Поговорите с ним как можно быстрее! — сказал требовательным тоном Любен. — Мы и так уже наделали бед из-за того, что хотели сохранить его для себя…

«Сохранить меня для себя?!»

— Разве обязательно идти именно этим путем? — спросила Жервеза. — Это мой сын…

Сильвен вздрогнул и крепко, до скрипа, стиснул зубы.

Но Любен сухо сказал:

— Мы уже почти у цели. Теперь не до сантиментов. Мы должны наконец узнать.

Жервеза опустила голову, как пристыженный ребенок.

— Но что, если мы ошибаемся? Что, если Сильвен такой же, как вы и я?

Любен буквально испепелил ее взглядом:

— Послушать вас, так вы прямо из последних сил цепляетесь за эту надежду!

Дрожа всем телом от страха и непонимания, Сильвен чувствовал, что мать на грани слез.

— Это сильнее меня, — проговорила она. — Я люблю Сильвена.

При этом признании Любен немного смягчился:

— Я знаю, Жервеза… Это и впрямь рискованно. Но ради его же блага, ради нашего общего блага, сейчас же разыщите его и поговорите с ним.

Жервеза кивнула, не отрывая глаз от истоптанных каменных плит пола.

Любен повернулся к бассейну с кайманами и, глядя в мутную зеленоватую воду, произнес:

— Сильвен должен наконец узнать, кто он на самом деле…

Пятница, 17 мая, 18.51

Я хожу не останавливаясь уже больше двух часов: это помогает мне думать. Этот препод философии — да плевать мне на него!.. Но на горизонте по-прежнему не видно никаких зацепок в моем «частном расследовании»… Нет, это прямо-таки вызов моему интеллекту!

Тут Болдвинкель прав: я рассуждаю по-детски. Иными словами, я ни за что не соглашусь смириться с поражением!

И вот я на площади Контрэскарп. Скоро семь вечера. Священное для любого француза время аперитива… Но сейчас террасы кафе в Латинском квартале пустуют. После недавних терактов парижане предпочитают не рисковать, да и туристы отозвали свои заявки…

В каком-то смысле это меня устраивает: наконец-то Париж принадлежит мне! Таким же он наверняка был в период немецкой оккупации. Я никогда не осмелилась бы в этом признаться, но мне хотелось бы пожить в те времена, пусть даже всего несколько дней. Пустые улицы, без автомобилей, почти без прохожих… тишина!

Улица Муфтар сейчас безлюдна и спокойна — наверно, как тогда.

Владельцы кафе и ресторанов в отчаянии высматривают клиентов и вывешивают меню с такими ценами, Что дешевле — только даром.

— Ужин на двоих по цене одного, мадемуазель! — тщетно зазывает меня турок перед своей забегаловкой «Люля-кебаб».

Рынок Ренжи напротив церкви Сен-Медар все-таки сравнительно оживлен. Хотя почти половина прилавков пустует.

— Поставщики от нас отказались! — жалуется продавец овощей. — Никто больше ничего не привозит! Слишком уж мы близко от аэропорта Орли. А тут еще эти бомбы…

— И у нас то же самое! — мрачно отзывается мясник. — А если и привозят, так третий сорт… а то и вообще дохлятину!

— Мы все скоро сдохнем, помяните мое слово! — бормочет человек в оранжевой светоотражающей спецовке, сидящий на террасе кафе «Моя Бургундия». Затем он приветственным жестом поднимает свой бокал с белым вином и добавляет: — Твое здоровье, ваххабит!..

Кажется, что все вокруг постепенно сходят с ума. Страх, злоба, чувство собственной беспомощности делают людей агрессивными. Так всегда бывает: если не находят истинных виновных, нужен козел отпущения. Толпа остается толпой — тупой, примитивной, радикальной.

А любой, кто не нормален, чье поведение выглядит странным, становится подозрительным.

Иностранцы, клошары, бродяги…

«Может, и я тоже?»

Я слишком увязла в этом деле, чтобы не выглядеть подозрительно. В конце концов, я живу в доме, откуда похитили одного из детей. Да и мой «машинный зал», если бы о нем пронюхали журналисты, стал бы настоящей сенсацией… Для комиссара Паразиа я была бы идеальной кандидатурой на роль главного подозреваемого: этакий гений зла, порочная малолетняя вуайеристка, организовавшая похищения детей… Да «Пари-матч» озолотился бы после такой истории!

Я, конечно, шучу, но все возможно… И я прекрасно отдаю себе отчет в том, что за моим цинизмом кроется страх более глубокий и в то же время более реальный.

Этой ночью, между двумя просмотрами видеозаписи с белым мерцающим силуэтом, мне приснился кошмар. Я видела себя прикованной к дереву — кажется, это был дуб — в каком-то огромном незнакомом лесу. Вокруг никого не было. И ничего не было слышно. Вообще ни звука — ни пения птиц, ни шороха листьев… Абсолютная тишина.

Затем я уловила какой-то глухой шум, похожий на звериное рычание, отрывистое и с каждой минутой нарастающее. Наконец оно превратилось в настоящий рев. Он слышался справа, слева, сзади — отовсюду. Невидимый зверь словно рыскал вокруг меня, но пока не приближался. Как будто искал самую удобную позицию для молниеносной атаки…

И вот он вынырнул из темноты!..

Я успела разглядеть лишь его зубы — и проснулась.

Звонит мой мобильник.

Я останавливаюсь на углу улицы Мармузет и расстегиваю портфель.

Это Мюгетт. Значит, лекция по философии уже закончилась.

— Ну что? — говорю я, нажав клавишу соединения. — Болдвинкеля не хватил удар, я надеюсь?

— Ты слышала радио? — с волнением спрашивает Мюгетт, не отвечая на мой вопрос.

— Какое радио?

— Да любое! Эту новость передали все станции! Я в кафе «Фонтэн» на улице Суффло. По телику только что был спецвыпуск!

— Ты о чем вообще говоришь?

— Этот твой похититель младенцев… его только что поймали!

Я чувствую, что земля буквально уходит у меня из-под ног.

— Не может быть!.. И кто же это?

— Ты не поверишь!..

— Черт, да не тяни!..

— Сумасшедший писатель. Автор книжки «SOS! Париж». Протей Маркомир!

Глава 24

«Кто я на самом деле?.. кто я на самом деле?.. что, черт возьми, это значит?!»

Сильвен быстро шел по дорожкам зоопарка, пытаясь привести в порядок хаотично скачущие мысли, упорядочить их в такт шагам, — так же он в детстве повторял про себя заученный урок. Лишенный необходимости отвечать его в школе, которую не посещал, Сильвен обычно шел быстрыми шагами по аллее, ведущей к площади Валубер, и повторял про себя стихи или таблицу умножения, как делают иногда ночные часовые на посту, чтобы не заснуть.

«Любен с матерью оставили меня у клетки белых обезьян, значит, там они и будут меня искать — а иначе они могут что-нибудь заподозрить», — напомнил он себе машинально.

К тому же если он не будет скрываться, то сможет проверить, насколько Жервеза была искренней: она ведь сказала, что собирается с ним поговорить о чем-то важном. Если она этого не сделает, значит, в разговоре с Любеном она солгала.

«Но кто же в этом деле ведет двойную или даже тройную игру?» — размышлял молодой мужчина, когда над Ботаническим садом разнесся звон колоколов Сен-Медар.

«Семь утра, — сказал он себе, уже подходя к клетке белых обезьян. — Сейчас появится остальной персонал…»

Обезьяны сидели в клетке все так же неподвижно. Сильвен вновь был поражен глубокой печалью, отражавшейся в их глазах.

— О, месье Сильвен! — удивленно произнес кто-то у него за спиной. — Это вы их привели обратно? А я как раз собирался почистить клетку и оставить им завтрак!

— Добрый день, Жозеф, — сказал Сильвен, оборачиваясь к юному смотрителю, который толкал перед собой нагруженную кормом тележку.

Оглядевшись по сторонам, Сильвен заметил и другие фигуры в темно-синей униформе в разных концах зоопарка.

«А что, если мать с Любеном все еще в виварии и смотрители обнаружат их там в таком виде: хранительница музея в домашнем халате и старший смотритель зоопарка в пижаме… Настоящий водевиль!..»

Но он сознавал, что нарочно цепляется за эти банальности, как утопающий за соломинку, чтобы оттянуть начало решительных действий.

Однако нельзя было, чтобы посторонние догадались о его состоянии.

— Вы зайдете вместе со мной? — нерешительно спросил Жозеф, открывая дверь клетки.

Сильвен заметил беспокойство на лице подростка и спросил:

— Вы все еще их побаиваетесь?

— Я знаю, что это глупо, — пробормотал Жозеф, — но я ничего не могу с собой поделать…

Он торопливо начал протирать пол клетки большой мокрой тряпкой, сгребая в одну кучу старое сено и обезьяний помет. Обезьяны по-прежнему не шевелились, но Жозеф то и дело с опаской поглядывал на них, вытирая пот со лба.

«Еще один человек, выбравший себе не ту работу…»

— Вы побудете здесь еще немного, месье Сильвен?

— Конечно, — ответил Сильвен, заходя в клетку.

Он сел на бревно возле пары обезьян, тут же поднявших к нему страдающие глаза. Сильвен погладил одну из них по голове, как ребенка. Та немного расслабилась, сощурила глаза от удовольствия и потерлась головой о плечо Сильвена. Но молодой мужчина уже не обращал на это внимания. Мысленно он снова был в виварии, пытаясь понять смысл загадочных слов матери.

«Любен с матерью чего-то боятся. Они как будто говорили о взрыве: „Если рванет…“ И кажется, они знают, кто украл белых обезьян. И еще эта паника в их голосах, когда они говорили обо мне…»

Однако взгляд белых обезьян в очередной раз вывел Сильвена из задумчивости: в глазах животных вспыхнул слабый желтоватый свет. Постепенно он становился ярче и сильнее. Вдобавок казалось, что все обезьяны смотрят в какую-то одну точку, находящуюся за спиной Сильвена.

«Они хотят мне что-то показать», — догадался молодой мужчина.

Тем временем Жозеф снял со своей тележки ящик с фруктами и поднос с кусочками мяса.

— Ваш завтрак! — объявил он, оставляя еду на безопасном расстоянии, в другом конце клетки.

Но обезьяны не обратили на него никакого внимания.

Они смотрели на часть самой дальней от входа в клетку стены, скрытую разнообразными предметами: лестница-стремянка, старые шины, ведра, соломенные тюфяки…

«Что они имеют в виду?»

— Эй! Прошу к столу! — снова подал голос Жозеф.

«О господи, и этот еще!..»

— Все в порядке, Жозеф, я о них позабочусь. Можете Идти…

Радуясь этому нежданному подарку, юный смотритель торопливо покинул клетку, бормоча:

— Спасибо, месье Сильвен… До свиданья, месье Сильвен…

Когда он скрылся из вида, Сильвен повернулся к белым обезьянам и произнес вслух:

— Ну что ж… теперь можно поговорить наедине.

Глава 25

Теперь вокруг не было слышно ни звука — если не считать едва доносящихся до него голосов служителей, отпирающих клетку за клеткой.

— Ну так что? — сказал Сильвен, скрестив руки на груди и в упор глядя на белых обезьян. — Объясните наконец, что происходит!

Все пять обезьян снова повернулись к стене.

Под их пристальным взглядом Сильвен отодвинул лестницу-стремянку, оттащил в сторону соломенные тюфяки и шины.

«Если мать с Любеном сейчас появятся — что они подумают?!»

Но он работал, не останавливаясь, поскольку физически ощущал, как волнение животных нарастает. Обернувшись к ним на мгновение, он увидел, что их глаза светятся все сильнее.

«Значит, я делаю именно то, что нужно».

Однако, отодвинув последнюю преграду — груду картонных коробок, — Сильвен почувствовал разочарование. Ничего! Обычная стена — шероховатая, в каких-то разводах и потеках… Никаких надписей, никаких знаков, которые могли бы заставить насторожиться.

«Они что, издеваются надо мной?»

— Ну объясните же наконец! — сказал он с досадой, снова подойдя к обезьянам.

Молодой мужчина был так напряжен, что даже не сразу почувствовал, как его руки коснулась обезьянья лапа.

Это оказалась самка, одна из пары самых старших. Она умоляюще смотрела на Сильвена и тянула его к стене.

Затем она присела у стены и потерлась щекой о шероховатый камень, почти у самого пола. И тут Сильвен наконец прозрел.

Он увидел ее! Щель между стеной и полом. Опустившись на четвереньки, он принялся ее расчищать — видимо, когда-то давно ее закрасили или просто замазали.

Понемногу в стене стали проступать очертания небольшой дверцы.

Работая, Сильвен иногда оборачивался к животным. Они следили за каждым его движением, и в их глазах теперь светилась безумная надежда. У Сильвена было предчувствие, что за этой дверцей он обнаружит ответы на все те вопросы, которые не давали ему покоя несколько последних часов.

Под слоем грязи, краски и штукатурки в дверце обнаружилось небольшое углубление — там, где по идее полагалось быть ручке.

Сильвен надавил на это место, и дверца открылась…

От ужаса все обезьяны подскочили — настолько громким и пронзительным был крик Сильвена. И этот запах, о боже, этот запах!.. И ледяной холод, идущий от влажных ступенек…

Сильвен не видел ничего, кроме нескольких ступенек лестницы, уходящей вниз, в темноту. Голова у него кружилась, и он схватился за дверь, чтобы не упасть.

«Этот запах… он ведь мне знаком! Это…»

Но он не мог вспомнить.

Перед глазами все плыло. Этот смешанный запах тины, влажного мха, болота, реки на рассвете действовал на него подобно опиуму. Все вокруг стало предельно ощутимым, осязаемым: растения, деревья, ветер, облака. Что касается белых обезьян, их облик полностью изменился: теперь это были люди — высокие и худые, с одинаковым трагическим выражением на лице, словно не понимающие, как попали в этот полностью чуждый для них мир…

Внезапно до ушей Сильвена донесся голос:

— Доброе утро, господа. Извините нас с Любеном за наш вид, но нам пришлось прямо посреди ночи встречать белых обезьян. Они все вернулись и чувствуют себя отлично…

Все произошло очень быстро.

Сильвен резко отшатнулся от дверцы, и в тот же миг одна из обезьян захлопнула ее. Другие быстро подтащили к ней все те предметы, которые прежде ее загораживали.

Сильвен даже не понял, как очутился снаружи, возле клетки. Жервеза быстрыми шагами приблизилась к сыну и громко сказала:

— Ты все еще здесь? Что ж, тем лучше! Сегодня вечером встречаемся в «Баскском трактире»!

— Но сегодня ведь вроде не четверг? — пробормотал молодой профессор, не зная, что сказать.

— Не важно! — произнесла Жервеза решительным тоном. — Мне крайне необходимо с тобой поговорить!

Пятница, 17 мая, 19.40

Мюгетт мне все рассказала, но, по идее, мне следовало бы и самой догадаться: речи полусумасшедшего «гуру», которого я видела сегодня утром возле Нотр-Дам, были, в сущности, завуалированным признанием в совершенном похищении. Маркомир, Маркомир, Маркомир — все вокруг только и повторяют это имя! Я недавно вернулась домой и теперь сижу в Интернете. И тут тоже — только о нем и говорят! На какой информационный сайт ни зайдешь, везде целая куча сведений о «пророке», его жизни и творчестве.

«Он целый день проторчал возле здания полицейской префектуры, буквально провоцируя нас, — говорит комиссар Паразиа на сайте LCI. — Однако ряд обстоятельств действительно указывают на то, что он мог совершить это преступление».

Как бы случайно Протей Маркомир выбрал себе в защитники Франсуа Бижу, очень ловкого и раскрученного адвоката. Как бы случайно члены небольшого таинственного сообщества Маркомира, его главные «апостолы», чьей штаб-квартирой был клуб любителей цветоводства где-то на юге Восемнадцатого округа, совершили настоящий медийный штурм — принялись вещать со всех телеканалов и радиостанций, повторяя пророчества своего наставника о неизбежном разрушении Парижа и массовой гибели его жителей.

Этой зимой я уже видела телерепортаж о Протейнианской церкви. Ну и клоуны там собрались! Их «настоятель» с жаром говорил: «Я впитываю в себя всю ненависть мира, я ее поглощаю, преобразую, разрушаю!» Поэтому впитывать его собственное дыхание — священное таинство для всех его последователей, что-то вроде миропомазания. Вот психи! Но, однако, эти психи — не дураки. Они прекрасно знают, что делают.

Как бы случайно с того момента, как стало известно об аресте Маркомира, было продано десять тысяч экземпляров «SOS! Париж». И это меньше чем за два часа! А ведь после терактов книжные магазины (как и все прочие торговые заведения) почти опустели и несли сплошные убытки!

«Я никогда не видел ничего подобного!» — признается один из продавцов «Вирджин-Мегастор» на Елисейских Полях. «Кажется, у нас на складе скоро не останется ни единого экземпляра!» — прибавляет сотрудник книжного склада в одном из парижских предместий.

«Хороший рекламный трюк!» — думаю я, сидя в своем «машинном зале».

Я тоже прочитала «SOS! Париж». И я прекрасно понимаю, почему комиссар Паразиа подозревает автора романа. Даже удивительно, что никто не догадался об этом раньше. В этом густом конспирологическом вареве, имеющем не большее отношение к литературе, чем кулинарная книга, Париж абсолютно не похож на тот, какой он в действительности: все буквально перевернуто вверх дном. Катастрофы, массовые жертвы, похищения детей. Но ведь это всего лишь дешевка, макулатурное чтиво! Написанная корявым языком паршивая книжонка — одна из тех, что моя матушка читает в самолетах!..

Странно, однако интуиция подсказывает мне, что тут есть какой-то подвох. Что-то где-то не стыкуется… Что и где? Пока не могу понять.

Может быть, арест Маркомира — это уловка полиции, которая хочет таким образом выйти на след настоящего похитителя?.. В любом случае, этот арест ни на йоту не изменит отношение к «пророку» большинства парижан — они по-прежнему будут испытывать к нему благоговение или, как минимум, симпатию… Возможно даже, что после ареста его акции вырастут в цене. Хороший расчет!

«Ну и что? — говорит один из случайных прохожих в репортаже на канале France 2. — Если его арестовали — тем лучше! Он знает, где находятся дети; он их освободит, и все будет хорошо. Главное, он снова будет писать книги! Лично я прочитал „SOS! Париж“ уже три раза! И с нетерпением жду продолжения! Это как наркотик, понимаете?»

«Этот тип — гений! — заявляет Паскаль-Анри Коэн, известный „медиа-философ“, в ток-шоу на канале I-TV. — Да, Маркомир — непризнанный гений. Он несет свет нового знания. Наша эпоха нуждается в таких, как он!»

Глава 26

— Сейчас все только и говорят о Протее Маркомире. Ты смотрел телевизор?

— Да-да, — кивнул Сильвен, не отрывая глаз от тарелки.

— Я-то думала, что этот тип лишь оскорбляет своим «творчеством» само существование литературы! — продолжала бушевать Жервеза. — А он, оказывается, вдобавок еще и серийный похититель детей!

— Мм…

Молодой профессор рассеянно чертил узоры вилкой в лужице коричневатого соуса, которым был сдобрен печеный угорь, поданный на тарелке с орнаментом в виде переплетенных букв «Б» и «Т» («Баскский трактир»).

— Позавчера вечером я читала тебе отрывки из его «прозы», вот за этим самым столом, — напомнила Жервеза, нервно ерзая на массивном потертом деревянном стуле.

— Да, я не забыл, — пробормотал Сильвен, явно больше заинтересованный портретом, который понемногу вырисовывался в лужице густого соуса.

Все больше раздражаясь, Жервеза Массон отодвинула свою тарелку и, скрестив руки на груди, в упор взглянула на сына:

— Сильвен, что с тобой такое?

— Проголодался, — ответил он, не поднимая глаз, и поддел вилкой очередной кусок печеного угря.

Но даже если это было правдой, все поведение Сильвена с момента их встречи за ужином было совершенно для него нехарактерным. У Жервезы росло ощущение, что она разговаривает с каким-то двойником сына. Во-первых, Сильвен пришел сразу в ресторан, тогда как обычно они встречались на углу улиц Кювье и Линнея, перед входом в Ботанический сад. Но сегодня Жервеза почти полчаса прождала его, уже сидя за «их» столом, на котором стояли тарелки с ветчиной, кровяной колбасой и другими мясными закусками, и потягивая кагор; вином ее угостил лично Ив Дарриган, хозяин заведения. А во-вторых, она с трудом узнала сына, когда тот наконец появился: Сильвен походил на собственный призрак — бледный, с кругами под глазами. Он сел, не произнеся ни слова. Не поздоровался, не извинился за опоздание. И все следующие двадцать минут продолжал молчать — задумчивый, отстраненный, почти враждебный.

«Задумчивым, отстраненным, враждебным — да, таким я и должен быть», — между тем думал Сильвен. Однако ему стоило больших усилий замаскировать душевное смятение и не раскрыть раньше времени свои карты.

«Нужно, чтобы она сама попыталась достучаться до меня», — повторил он себе, исподлобья поглядывая на Жервезу, которая тем временем подозвала гарсона и заказала еще один бокал вина.

— Хорошо, мадам Массон, — ответил тот.

Сильвен надеялся, что его новая манера поведения принесет свои плоды. Это лучше, чем пытаться напрямую расспросить мать, из-за чего вдруг она и Любен подрались в виварии, а также узнать у нее подробности исчезновения белых обезьян и заодно выяснить, что за таинственный ход, который животные с такой настойчивостью пытались ему показать, ведет под землю из их клетки.

«Нужно добиться того, чтобы она сама угодила в ловушку своей собственной лжи».

В какой-то степени эта ситуация даже доставляла Сильвену удовольствие. Едва ли не впервые они с матерью поменялись ролями, и сейчас, получив над ней преимущество, он не без радости наблюдал за ее явным непониманием и замешательством.

«Играй хорошенько свою новую роль, мой котенок!» — иронически сказал он сам себе с материнской интонацией, входя в ресторан. Жервезе доводилось видеть своего сына всяким — взвинченным, нервничающим, грызущим ногти… Но в этот вечер сидевший напротив нее человек казался воплощением невозмутимости. Он молча ел, и лицо его было бесстрастным, как у индийского йога.

— У тебя усталый вид, Сильвен, — наконец сказала она, видимо уняв раздражение.

Сильвен пожал плечами и изобразил на лице слабую улыбку.

— Я плохо спал… мне снились кошмары.

Жервеза явно ожидала продолжения, но Сильвен снова вернулся к еде. В ресторанчике было почти пусто, атмосфера казалась угнетающей. Ив Дарриган, глядя на пустые столы, ворчал, порой рявкал на подчиненных и без всякой нужды гремел кастрюлями.

Наконец он приблизился к столу, за которым сидели его наиболее верные клиенты — Жервеза и Сильвен, — и со своим характерным юго-западным акцентом произнес:

— Плохи дела, мадам хранительница. Я-то думал, что смогу выстоять, а теперь даже и не знаю…

Жервезу покоробила такая фамильярность, но Сильвен был рад нарушить гнетущее молчание.

— Непременно выстоите, Ив! — сказал он.

После чего заметил, что хозяин «Баскского трактира» нерешительно теребит в руках салфетку, словно хочет сказать что-то еще, но не решается.

— А скажите, мадам Массон… — наконец произнес Ив Дарриган.

Жервеза оглядела его высокомерным взглядом с головы до ног и сказала:

— Да, я вас слушаю, Ив.

Опустив глаза, месье Дарриган указал на приколотую к лацкану ее жакета между ленточкой Почетного легиона и орденом Заслуг брошку в виде вертикально стоящей на хвосте серебряной змеи.

— Если бы вы с вашими коллегами по ОЛК приходили сюда почаще, мои дела, может, и поправились бы…

Сильвен заметил, что Жервеза при этих словах насторожилась. Теперь к ее раздражению примешивалось беспокойство. Нервно касаясь брошки, как если бы та причиняла ей физическое неудобство, она огляделась по сторонам, словно хотела убедиться, не слышит ли разговор кто-нибудь из немногочисленных посетителей.

— Ив, вы прекрасно знаете, что об этом не рекомендуется говорить во всеуслышание, — сказала она с некоторым замешательством.

Дарриган был явно удивлен — он ожидал чего угодно, только не того, что его замечание поставит в тупик завсегдатая его заведения.

— Простите, мадам Массон, — поспешно забормотал он, очевидно боясь потерять и эту, едва ли не последнюю, свою клиентку. — Меня вполне устраивает, что вы собираетесь раз в месяц. Тем более что на прошлой неделе вы собирались трижды…

При этих словах Сильвен едва не утратил всю свою невозмутимость. Трижды?! Он отлично знал, что заседания Общества любителей карьеров проходят по вторникам раз в месяц, вот в этом самом зале «для свадеб и банкетов».

Жервеза, должно быть, почувствовала изумление сына, потому что повернулась к месье Дарригану и довольно суровым тоном произнесла:

— Вы ведь будете молчать, не так ли?

Понимая, что он уже наговорил слишком много, Ив Дарриган быстро попятился обратно к стойке, бормоча:

— Да, мадам Массон… Сейчас вам принесут все остальное, что вы заказали…

— Хорошо, хорошо, — проговорила Жервеза, быстрыми глотками осушая свой бокал с вином.

«Любен был прав: она действительно много пьет», — подумал Сильвен, отметив, что лицо Жервезы сильно раскраснелось по сравнению с тем, каким оно было в начале ужина. Но, с другой стороны, если мать слегка опьянеет, она с большей легкостью раскроет ему свои карты. Не настал ли подходящий момент, чтобы переходить к решительным действиям?

— Что, ваше ОЛК действительно собиралось три раза на прошлой неделе? — спросил он.

— А тебе-то какое до этого дело?

Сильвен хорошо знал свою мать. «Сейчас она запутается в собственных противоречиях». Поэтому он решил настаивать, хотя и мягко, и сказал:

— Обычно вы ведь собираетесь всего раз в месяц, не так ли?

Жервеза, видимо не пожелав обострять ситуацию, уже нейтральным тоном ответила:

— Это… это из-за терактов.

«Ну что ж, наконец-то мы играем в честную игру», — подумал Сильвен, не полностью, однако, избавившись от недоверия. Если слишком расслабиться и не заметить очередную ложь, она повлечет за собой другую, третью, и так до бесконечности.

— Из-за терактов? — переспросил он.

— Да, — кивнула Жервеза, снова машинально дотрагиваясь до своей серебряной брошки-змейки. — Мы узнали, что парижская мэрия собирается закрыть доступ в подземные карьеры, поскольку в них могут скрываться террористы. Представляешь, что будет, если они взорвут подземные ходы?.. Париж рухнет, как карточный домик! Поэтому в мэрии даже возник план — залить все входы в подземелья бетоном. Но для этого им нужны наши консультации, потому что в архивах ОЛК содержится больше сведений о карьерах, чем в архивах мэрии и во всех парижских библиотеках, вместе взятых. Мы собирались, потому что хотим бороться с этим решением. Дело срочное, действовать надо решительно. Поэтому нам и пришлось провести три экстренных заседания за неделю. Я ответила на твой вопрос?

Сильвен кивнул. Это звучало убедительно, но что-то мешало ему поверить в такое объяснение.

«Нет, чего-то она опять не договаривает, — подумал он. — Как всегда…»

— И что вы решили? — все же спросил он.

Жервеза нервно достала из сумочки зеркальце и губную помаду.

— Что мы решили? — Она пожала плечами. — Ничего не решили!

Сильвен промолчал.

Он ожидал более резкой реакции — обычной в подобных ситуациях тирады в стиле: «Это тебя не касается! В один прекрасный день, когда ты вступишь в ОЛК, я расскажу тебе больше. Но это не будет иметь ничего общего со всеми твоими бреднями о „тайном Париже”, с твоими лекциями, якобы научными…» Однако на этот раз ничего подобного не прозвучало.

«Она просто хочет сменить тему…»

И снова, в который раз за вечер, он испытал удовлетворение (к которому, правда, примешивалось легкое чувство вины), видя растерянность матери. Жервеза явно пыталась найти какой-то выход из положения, но безуспешно.

— Ты говорил, тебе снились кошмары? — неожиданно спросила она. — Что за кошмары?

«Да, точно, хочет сменить тему. Но надо гнуть свою линию. Я знаю, как вернуть ее на прежние позиции».

— Ну, я точно не помню, — ответил он притворно-равнодушным тоном. — Все было так туманно…

Жервеза взяла бутылку с вином и наполнила бокал сына почти до краев.

— Не хочешь ли мне рассказать?

Сильвен поднес бокал к губам. Надо было действовать наверняка.

— Ну, ты же знаешь: мне часто являются одни и те же образы…

Жервеза слегка приподняла одну бровь:

— Какие, например?

Взгляд Сильвена посуровел.

— Воспоминания детства…

Жервеза резко отшатнулась. Носком туфли она задела ножку стола, и он вздрогнул, так что немного вина выплеснулось из бокала на скатерть.

«Сработало!» — подумал Сильвен.

— Хочешь что-то у меня узнать? Задать мне какие-то вопросы?

«Да, узнать, кто я на самом деле».

— Что?! — Жервеза вздрогнула.

Неужели он сказал это вслух? Сильвен пришел в смятение, но в то же время чувствовал, что мать взволнована гораздо сильнее, чем он.

С ее лица исчезли все краски.

— Я… я…

Отступать было поздно.

— Сегодня утром я слышал ваш разговор с Любеном в виварии…

Жервеза, казалось, была не слишком удивлена, услышав эти слова. Однако на ее лице читались растерянность и отчаяние, и это слегка поколебало решимость Сильвена. Но, в конце концов, разве не за тем мать сегодня его сюда пригласила, чтобы сообщить нечто, доселе ему неизвестное?

— Ты должна мне сказать, мама… Что происходит?

Жервеза сжала руку сына в ладонях. Теперь наконец выражение ее лица было совершенно искренним, несмотря на непривычную суровость взгляда.

— Сильвен, — произнесла она, — что бы я тебе ни сказала, что бы потом ни случилось, ты всегда будешь моим сыном. Ты понимаешь?

О чем она? Сильвен чувствовал, что весь дрожит, как в лихорадке.

— Объясни же мне наконец, — проговорил он, и собственный голос показался ему замогильным.

В ресторане стояла полная тишина. Ив сидел за стойкой, погруженный в какие-то счета. Никого из персонала вообще не было видно — видимо, все уже ушли.

Снаружи, перед огромным окном-витриной, из стороны в сторону расхаживал полицейский. Вот рядом с ним появилась какая-то маленькая тень; судя по всему, кто-то желал попасть в ресторан, но полицейский загородил вход.

Сильвен сидел не шелохнувшись. Жервеза пристально смотрела на него, как будто хотела что-то прочитать по выражению его лица.

— Ты прав, — наконец сказала она, поднимаясь, — ты имеешь право знать. И мы все должны знать…

— Знать что? — спросил он, но даже два этих коротких слова дались ему с трудом.

Мать взяла его за руку и потянула за собой к выходу.

— Сегодня я покажу тебе… картины, — вполголоса сказала она, глядя на луну, восходящую над сквером Рене Ле Галла.

«Картины…» Сильвен невольно вздрогнул.

Во рту у него пересохло, вдоль позвоночника пробежал холодок. Перед глазами заплясали искры.

«Ну да, картины, — произнес он мысленно, стараясь не обнаружить своего волнения. — Странно, что я о них даже не подумал…»

Но он изо всех сил постарался изобразить неведение, спросив:

— Какие картины?

Хранительница музея уже отдалилась от него на пару метров. Ее разноцветный шарф цеплялся за стволы росших вдоль тротуара деревьев.

— Не спрашивай меня больше ни о чем, Сильвен, — негромко произнесла она, обернувшись. — Просто раскрой глаза пошире и смотри. Эту ночь ты запомнишь на всю жизнь.

Пятница, 17 мая, 22.20

Сил моих больше нет смотреть эту запись! Вот уже в пятый раз я наблюдаю за похищением Пьера Шовье из «Замка королевы Бланш»!

Паразиа совершил ошибку: хотя белый силуэт выглядит довольно расплывчатым, комиссар совершенно напрасно обвинил меня в создании фальшивки. Это во-первых. А во-вторых, этот бледный призрак, хватающий ребенка и словно растворяющийся вместе с ним в ночи, ничуть не похож ни на Протея Маркомира, ни на одного из наиболее близких его приверженцев. Скорее можно предположить, что это подросток… Но какому подростку придет в голову похищать младенца? Пятерых младенцев?!

Битый час я прокручиваю запись снова и снова. Все происходит очень быстро. Кадры мелькают, словно в немом кино. При этом видно, что все жесты похитителя — четкие и великолепно скоординированные. Кто мог бы продемонстрировать такую ловкость и гибкость? Разве что спортсмен высокого класса. Комиссару Паразиа следовало бы поискать подозреваемых не в секте Маркомира, а на стадионе!

Внезапно мне приходит в голову одна мысль, и я нажимаю на клавишу «пауза».

Расплывчатый силуэт на экране застывает у окна с младенцем на руках.

Несмотря на темноту и неважное качество изображения (в инфракрасном свете), я могу видеть глаза маленького Пьера Шовье и замечаю, что в них нет ни малейшего испуга. Малыш выглядит спокойным, кажется, даже довольным.

Но не это привлекает мое внимание больше всего.

Окно, через которое похититель проник в комнату. И надо же, я даже не догадалась проверить!. Какая идиотка!

«Хотя, конечно, копы уже сто раз там все осмотрели, — говорю я себе, спускаясь во двор. — Но все равно, я должна сама убедиться…»

На улице по-прежнему тепло. Странно — луны нет, зато все небо усыпано звездами, которых, кажется, я никогда еще не видела отсюда так хорошо. В сумерках видны очертания «Замка королевы Бланш»: здание похоже сейчас на огромный призрачный корабль. Еще не очень поздно, но складывается впечатление, что все жильцы уже спят. Лишь одно окно светится — у месье Уэрво. Сам он ходит из угла в угол — я вижу в окне его силуэт; видимо, месье Уэрво погружен в воспоминания о прошлом. Но все остальное — сонное царство. Кажется, будто я вдруг оказалась где-то далеко от Парижа. Знакомый мир исчез, словно провалился в другое измерение.

Когда я оказываюсь под окнами квартиры Шовье и останавливаюсь под окном детской, происходит нечто неожиданное: луна, как будто она только и ждала этого момента, выходит из-за облаков — огромная и круглая, как в театре. Свет ее, на фоне которого меркнут звезды, заливает двор и стену здания, возле которой я стою. Подняв голову, я вздрагиваю.

Отпечатки!

Возможно, они становятся видимыми только при свете луны — слабо фосфоресцирующие пятна, цепочкой тянущиеся от окна детской до самого фундамента.

Эти фантастические, почти нереальные отпечатки мерцают и переливаются в лунном свете, как будто он их заряжает. Когда на луну набегает небольшое облачко, отпечатков снова не видно.

Но я уже разглядела все что нужно. Эти отпечатки для меня путеводные следы — все равно что крошки для Мальчика-с-пальчика.

Преодолевая страх, я вплотную подхожу к тому месту, где нога похитителя (да, я уверена, что видела следы пальцев!) оставила на стене последний отпечаток.

И тут я ощущаю под ногами что-то твердое — под слоем растущей на газоне травы. Я опускаюсь на колени. Брюки тут же становятся мокрыми от росы. Я на ощупь начинаю шарить руками по траве и быстро обнаруживаю стальную круглую пластину. Это оказывается крышка люка.

«Значит, люк…» — думаю я, все меньше уверенная в себе. Луна снова выходит из-за облаков и заливает все вокруг ярким светом.

Я вцепляюсь в край крышки обеими руками, и мне удается ее приподнять.

В нос мне ударяет тошнотворный запах тины и затхлой воды. Однако, судя по всему, это не канализационный люк.

В глубокую шахту, похожую на колодезную, ведет узкая стальная лестница.

«Тринитэ, во что ты ввязываешься?»

Я ставлю ногу на первую перекладину.

К чему колебаться? Чего бояться? Я у себя дома, в конце концов! Ну, даже если и под домом — все равно. С другой стороны, не такая уж хорошая идея — спускаться туда так поздно, без света, не зная, что может оказаться внизу.

Но, несмотря на все сомнения, я начинаю спускаться.

Почти сразу же я оказываюсь в полной темноте, и меня все сильнее охватывает страх.

Я вдруг вспоминаю, что мне тринадцать лет, — и это еще усиливает ощущение собственной уязвимости. Поединок между решительностью и страхом воистину жесток! И еще этот запах воды, реки — все ближе и ближе… Но я продолжаю спускаться, цепляясь за влажные скользкие прутья. Однако стоит лишь подошве одного из моих «конверсов» коснуться воды, сердце у меня замирает, и уже в следующий миг я начинаю торопливо взбираться обратно. Кровь стучит в висках. Подъем занимает у меня едва ли не меньше времени, чем спуск.

Оказавшись наверху, я падаю на траву и с жадностью вдыхаю свежий воздух.

«Идиотка, просто идиотка!» — говорю я себе, стыдясь своих страхов.

Бросить такой невероятный след!.. Я думаю об ужасе детей, об отчаянии их родителей, вспоминаю взгляд Нади Шовье… Какое я имею право медлить? Чего ждать?

Но все же я решаю вернуться в квартиру за необходимым снаряжением: резиновые сапоги, карманный фонарик, рюкзак…

Я даже не беру на себя труд закрыть люк.

Но когда я поднимаюсь к себе на этаж, меня снова охватывает тревога.

Дверь!.. Дверь моей квартиры открыта!

Однако я точно помню, что закрыла ее, когда уходила. Ноги у меня подкашиваются, и даже мысли в голове застывают. Кто-то подстроил мне ловушку?.. Кто-то ждет меня внутри, чтобы…

Рука на моем затылке.

Холодная… ледяная!

Я кричу.

— Что ты делаешь на улице в такое время?

— М… мама?..

Она смотрит на меня с явной растерянностью.

— Конечно, это я. С тобой все в порядке, Дорогая?

Я не в силах ничего ответить.

На пороге появляется отец:

— Ах вот она где!..

Он приближается и целует меня в лоб.

— Мы тебя всюду искали. Уже полчаса, как мы приехали.

— Приехали… откуда?

— Из Буэнос-Айреса, — отвечает мама и изображает одну из фигур аргентинского танго. — Ты разве не получила наше сообщение?

Мысли у меня путаются. Я опускаю глаза и с некоторым облегчением говорю себе: «Что ж, экспедиция отменяется…»

Глава 27

Погода была прекрасной. Лучи солнца мягко, словно лебяжий пух, гладили кожу Сильвена.

Высоко в небе у него над головой птицы играли с ветром: они парили в нем, словно в воздушной реке, — а иногда бросались против течения, задевая высокие кроны деревьев, чуть покачивающихся, как тростник поутру. Сидевший под огромным тополем ребенок, одетый в красное, с наслаждением грыз хлебную корку. Сильвен отметил, что он так торопился ее доесть, словно боялся, что ее отберут.

Девушка, собиравшая клевер в нескольких метрах от него, расхохоталась:

— Ешь помедленнее, а то подавишься!

Заметив Сильвена, она слегка покраснела.

— Привет, — неуверенно сказала она, отбрасывая волосы за спину с непринужденным кокетством. Но этот жест был излишним — она и без того была восхитительна.

Сильвен ничего не ответил. Он приблизился к ней, сияя от счастья. У девушки был красивый, благородный профиль, во всех ее движениях чувствовалось прирожденное изящество. Сейчас ее поза была грациозно-расслабленной. Юбка была слегка приподнята на коленях, чтобы не помялась. Грудь, хорошо различимая в вырезе платья, была уже вполне зрелой. Когда девушка, собираясь подняться, немного подалась вперед, Сильвен разглядел даже темноватый ореол вокруг сосков.

— Привет, — смущенно сказал он, протягивая ей руку.

Но она снова расхохоталась и мгновенно скрылась в зарослях высокой травы.

— Вы ее напугали, — сообщил ребенок, не прекращая жевать.

Сильвен был совершенно сбит с толку. Ему вдруг показалось, что ветер стал прохладнее.

— Я… я не хотел…

Ребенок теперь тоже казался испуганным.

— Слишком поздно! — сказал он, вздрогнув.

В этот момент Сильвен ощутил внезапно накатившую сзади волну жара, словно у него за спиной распахнулась топка гигантской печи.

Он обернулся и побледнел:

— Боже мой!..

Пожар распространялся с молниеносной скоростью. Даже облака вспыхнули. Деревья превратились в гигантские пылающие факелы.

Но больше всего удивляла тишина. Ни шороха, ни звука. Не было слышно ни треска горящих веток, ни грохота рушащихся зданий. Только яркий оранжевый свет, заливающий всю эту ужасную сцену…

Странно, но Сильвен стоял неподвижно, не пытаясь убежать. Страха не было.

— Ты… ты остаешься здесь? — спросил он у ребенка, который тоже успокоился.

— А почему я должен уходить?

И в самом деле — почему?..

Пожар кончился. Теперь Сильвен видел перед собой песчаную пустыню, в разных местах которой возвышались древние руины.

Вдалеке он различил пирамиду. Она была покрыта каким-то странным веществом, которое на расстоянии невозможно было определить.

Вокруг пирамиды прыгали и плясали, держась за руки, крошечные белые фигуры. Это было похоже на какой-то ритуальный танец.

Постепенно приближаясь к ним, Сильвен услышал музыку. Очень странную, нездешнюю… неслышную. Ее создавали не музыкальные инструменты, а что-то другое. Она как будто исходила от самого окружающего мира — камней, песка, неба, ветра…

И… плюща. Да, музыка исходила от плюща.

Потому что пирамида была окружена огромным коконом из буйных зарослей плюща. Они поднимались из песка и карабкались по камням, стискивая пирамиду в своих крепких объятиях, словно пылкий возлюбленный.

Белые фигурки продолжали танцевать. Запрокинув голову и наполовину закрыв глаза, они улыбались яркому солнцу. Они держались по росту, и вся их вереница казалась гигантской змеей, кольцами извивающейся в песке.

Вдруг Сильвен понял, что танцуют не они… а песок под ними! Под ногами танцоров словно вздымались песчаные волны. Этот золотисто-белый океан покачивал их вверх-вниз. Порой из песка выныривал листок или ветка, словно указывая путь главе процессии, — и тут же скрывался снова.

«Эта пустыня живая!» — понял Сильвен, заметив, что плющ, обвивающий пирамиду, тоже движется.

Но это зрелище, как и пожар незадолго до того, не вызвало в нем ни страха, ни тревоги. Запах листьев плюща был таким сильным… гораздо сильнее, чем запах пота танцоров.

— Иди к нам! — закричал один из них, разрывая на мгновение цепь и протягивая Сильвену руку.

Сильвен ухватился за нее и влился в общий танец.

Он летел, не касаясь земли. Он совершенно не чувствовал тяжести собственного тела. Танцор слева от него, стиснувший его руку стальной хваткой, закрыл глаза и полностью растворился в движении. Взглянув направо, Сильвен увидел уже знакомую улыбку.

— Опять вы? — рассмеялась девушка в венке из клевера.

Она сжимала руку Сильвена и при этом еще умудрялась слегка щекотать ему ладонь большим пальцем. Смех девушки звенел, как хрустальный колокольчик. Это была совсем юная девушка, почти ребенок.

Сильвен был так удивлен, что даже не заметил, когда все в очередной раз изменилось.

Не было больше ни пирамиды, ни плюща, ни танцоров.

Только не выпускавшая его руки девушка.

— Пойдем! — сказала она и увлекла его за собой к лестнице.

— Сколько же здесь ступенек? — спросил Сильвен, у которого от одного взгляда на них перехватило дыхание.

Встречалась ли ему когда-нибудь в жизни такая высокая, такая широкая лестница? Не было видно ни ее вершины, ни краев. Следом за девушкой Сильвен прошел через полуразрушенную арену древнего амфитеатра и устремился вверх по лестнице, уходящей, казалось, прямо в небо. Позади них лежал разрушенный город. Но эти руины выглядели искусственными, стилизованными. В пустых оконных проемах были натянуты веревки, на которых сушилось белье. Влюбленные пары обнимались под дырявыми крышами, возле полуразрушенных стен, в дверных нишах, где не было дверей. Сразу за городом начинался лес.

Настоящий лес.

— Смотри вперед! — предостерегающе сказала ему девушка, не выпускавшая его запястья.

И они начали подниматься. Кажется, подъем продолжался несколько часов. На каждой ступеньке Сильвен невольно оглядывался, словно зачарованный. С каждой ступенькой он поднимался все выше над миром и мог видеть все больше.

Эти изящные руины, окруженные деревьями и зарослями папоротников — таким красивым, таким… домашним лесом, несмотря на буйство растительности, — вызывали у него ощущение какой-то вселенской ясности и простоты. Так бывает иногда в некоторых снах, когда тебе кажется, что ты понимаешь… Что именно? Да все! Абсолютно все… Эти сны в одно мгновение дают тебе ключ ко всем знаниям, единственный всеобъемлющий и умиротворяющий ответ на все вопросы.

— Хватит философствовать! — смеясь, говорит девушка, которая, кажется, читает его мысли. — Просто наслаждайся моментом.

Сильвен про себя повторяет: «Наслаждайся моментом…»

О да, она права: сейчас он в настоящем, реальном мире. И в истинном времени.

Нет необходимости планировать что-то на будущее, ставить конкретные цели, разрабатывать порядок действий для их достижения… Любое действие здесь спонтанно, ничем не обусловлено. Все видится в настоящем, в совершенной неподвижности картины, полностью законченной и покрытой лаком. Не нужно ни стремиться в будущее, ни сожалеть о прошлом. Все «здесь и сейчас». Застывшее в вечности настоящее…

Это ярко сияющее солнце никогда не сдвинется с места. И кроны тысяч деревьев никогда не шелохнутся… Таким, как сейчас, все это будет вечно.

Вдруг девушка порывисто обнимает Сильвена и прижимается губами к его губам. Он замирает от этого прикосновения, последний раз взглянув на город, который теперь кажется лишь светлым крошечным островком в океане зелени…

Одни. Они одни. Счастливые пленники момента и самих себя.

Мира больше не существует. Реальна лишь эта чувственность: прижимающееся к его телу тело девушки, ее ниспадающая на ступеньки длинная юбка, ее грудь в глубоком вырезе платья, ее волосы, в беспорядке рассыпавшиеся по плечам… Легкие золотистые пряди иногда касаются лица Сильвена…

— Смотри, ангел мой, смотри! — шепчет она.

Платье соскальзывает на ступеньки, и теперь она полностью обнажена. Ее кожа гладкая и матовая, словно кожура экзотического фрукта; от всего ее тела исходит ощущение какой-то невероятной, растительной чистоты. Рука девушки скользит по телу Сильвена, словно ветвь папоротника. Ее ноги, переплетенные с его ногами; ее шея, грациозная и крепкая; ее глаза, огромные как мир; ее полные розовые губы; ее язык, чье прикосновение опьяняет, — все это словно переполнено семенем. Это образ вечной весны, агрессивно-чувственной.

Их тела сливаются в одно.

Сильвен буквально впивает ее, словно дышит ею.

Как всякий раз, когда он оказывается в этом мире, у него появляется ощущение, что наконец-то он живет по-настоящему — полнее, чем когда-либо.

Удовольствие нарастает, нарастает…

Глаза сильфиды неотрывно смотрят в его глаза, словно прося его не моргать, не отводить взгляд…

Все должно произойти здесь и сейчас, и они должны быть единым целым…

И в тот миг, когда Сильвен наконец изливается в нее и в изнеможении наваливается на ее трепещущее тело, — ее, как молния, пронзает судорога наслаждения, и девушка кричит. Этот крик поднимается к самому солнцу, а эхо его еще долго звучит в самых глубинах необъятного леса.

Это эхо: всегда то же самое.

Этот лес: всегда тот же самый.

И эта женщина… кто же она?

Иногда она принимала облик Габриэллы. Иногда — других женщин, которых Сильвен видел наяву, во сне или в воображении…

Но сегодня он ее не узнавал.

Да, он не знал ее — но прежде никогда еще не испытывал ничего подобного.

И вот картины снова превратились в обычные полотна — Жервеза включила свет.

Пятница, 17 мая, 23.55

— Еще немного сока, дорогая?

— Не сутулься, моя принцесса.

Воистину, родители — изобретение дьявола! Животные выше человека в том смысле, что живут кланами. Отдельно взятая семья — это чисто человеческое извращение.

Я уже готова была снова спуститься в колодец, оставалось только взять резиновые сапоги и карманный фонарик. Так нет же! Именно этот момент родители и выбрали, чтобы вернуться с другого конца света!

«Куколка моя», «моя малышка», «наш маленький лесной гений», «наш тропический вундеркинд»… Ох, как же меня достало это материнское сюсюканье!

Да еще эти поцелуи, поглаживания по голове и прочие телячьи нежности — все, что я ненавижу!

Средиземноморский темперамент моих родителей (они познакомились в Марселе, еще до того, как отец перебрался в Париж зарабатывать деньги) всегда встречал в моем лице неприступный бастион.

Не оттого ли они решили путешествовать по миру и видеться со мной лишь во время недолгих перерывов между поездками? Может быть, им не хотелось постоянно видеть перед собой ребенка, так на них самих непохожего? И потом, между нами всегда витал призрак Антуана, моего младшего брата, умершего в возрасте одиннадцати месяцев от менингита. Мне тогда было восемь лет, и я помню, что после этого события окончательно заморозились отношения между мной и родителями — если вообще они когда-то были, эти «отношения»…

Конечно, я буду вечно признательна родителям за то, что они фактически подарили мне «Замок королевы Бланш» и все эти электронные штучки. Установившееся с того момента равновесие между моей «свободой взаперти» и их непрерывными путешествиями составляет основу нашей «семейной жизни»…

Но остаются еще приезды родителей… Для меня это всегда мучение.

Обычно они — как сегодня — приезжают без предупреждения, надеясь сделать мне сюрприз.

Каждый раз я читаю в маминых глазах разочарование и беспомощность женщины, которая чувствует, что не справляется с материнскими обязанностями. Она меня не понимает. И никогда не понимала. Впрочем, она вообще мало что понимает; все ее представления о жизни взяты из карманных романчиков. Она и сама пишет такие, не решаясь, впрочем, отсылать их издателям. После смерти Антуана это стало для нее некой терапией. Сколько этих романов хранится у нее в секретере? Данный предмет меблировки отец, со свойственным ему презрением к «бумагомаранию», называет «кладбищем недоношенных шедевров». Довольно сомнительная метафора, заставляющая маму лишний раз страдать при мысли о том, что все, созданное ею физически и духовно, умирает — за исключением одной лишь меня.

Бедная мама. Вот и сейчас она сидит за столом с совершенно похоронным видом, почти не притрагиваясь к своему утиному филе.

И с чего предкам вздумалось выбираться из дому и идти ужинать в ресторан? Чтобы демонстрировать свое молчание уже не только друг другу, но и окружающим? Зачем понадобилось в одиннадцать с лишним вечера тащиться в этот «Баскский трактир»? Хорошо хоть, что он всего в двух шагах от дома…

Ресторан уже закрывался, и отцу пришлось настаивать:

— Мы не доставим вам хлопот — закажем что-нибудь попроще…

— Но, месье Пюсси, шеф велел закрываться… он сам уже ушел!

— А я думал, это вы — шеф.

— Ну, хорошо… только ради вас! Садитесь вон за тот столик, у стены.

Мне не нравится это заведение — здесь слишком жирная еда.

К тому же — без сомнения, из-за недавних терактов и похищений детей — здесь нет никого, кроме нас, и от этого наше общее молчание еще более тягостно.

Официант, составляя счет у себя за стойкой, иногда поглядывает на нас; наконец неуверенным тоном он спрашивает:

— Все в порядке, месье и дамы?

— Да-да, — отвечает мама почти шепотом, не поднимая глаз от тарелки.

Затем, обращаясь к отцу, официант неожиданно добавляет:

— Ваша малышка становится все больше похожей на вас, месье Пюсси.

— А… да.

Итак, мы ужинаем в полном молчании, каждый погружен в свои мысли. Скорее бы домой!

Я, пробормотав пару раз что-то в ответ на вопросы матери, мысленно пытаюсь вновь проанализировать всю имеющуюся у меня информацию и разгадать стратегию Маркомира.

У меня предчувствие, что совсем скоро я узнаю больше…

Мама вздрагивает.

— Что такое? — спрашивает отец.

Мама, уже закончившая ужин, тихо отвечает:

— Эти люди за стеной… они так кричат…

Глаза ее наполняются слезами. Она всегда на грани слез, с тех пор как врачи ей объяснили, что у нее депрессия.

Я прислушиваюсь. К основному залу «Баскского трактира» прилегает отдельный кабинет — для частных собраний, банкетов и прочего в таком Роде.

Отец напрасно говорит мне: «Не подслушивай, Тринитэ!» Уловив пару слов, я, напротив, начинаю прислушиваться внимательнее, и мой интерес все нарастает.

Собравшиеся постоянно повторяют слова «ключ» и «ультиматум».

Когда кто-то произносит фразу «похищения детей», я замираю.

Затем дверь кабинета открывается, и я уже отчетливо слышу:

— Маркомир опасен!

Эти слова произносит, оборачиваясь к собравшимся с порога, женщина лет шестидесяти, в черном деловом костюме, поверх которого наброшен пестрый разноцветный шарф.

— Подземные карьеры могут стать логовом для таких людей, как он, — добавляет она. — Какова бы ни была роль этого «гуру», я хочу знать о нем больше… но при этом нельзя тревожить поли…

Она осеклась: видимо, думала, что ресторан пуст, — и только что заметила нас.

Неожиданно лицо отца расплывается в улыбке, он встает из-за стола и направляется к женщине со словами:

— О, здравствуйте, мадам Массон! Как поживаете?

Глава 28

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Жервеза, слегка подталкивая сына к двери картинного зала.

Сильвен еще не полностью пришел в себя. Он растерянно моргал, словно только что проснулся, и недоверчиво оглядывался по сторонам. Все снова стало нормальным: была ночь, и он с матерью находился на последнем этаже огромной Галереи эволюции. В метре от него, возле ведущей в картинный зал двери, за стеклянной витриной навеки застыли трое волков в угрожающих позах.

— Как я себя чувствую?.. — машинально повторил он и, ощутив легкое головокружение, невольно оперся рукой на витринное стекло, оставив на нем отпечаток повлажневшей от волнения ладони. — Примерно как человек, вернувшийся из очень долгого путешествия…

— А можно поподробнее?

Жервеза была такой же, как всегда, — властной, уверенной в себе. Она, провернув два раза ключ в замке, закрыла массивную дверь, ведущую в картинный зал, и замаскировала ее широким полотнищем, абсолютно совпадавшим по Цвету со стеной.

— Я… я был внутри картин, — отвечал Сильвен, не переставая осматриваться с таким удивлением, словно заново открывал для себя окружающий мир.

При этих словах Жервеза слегка напряглась. Несмотря на то что ее реакция была почти незаметна, Сильвен все же уловил ее, и это его окончательно пробудило. Картины увели его далеко из этого мира, но теперь он вернулся с небес на землю. Обретя прежнюю ясность мышления, он тут же напомнил себе, что не должен выдавать матери свою тайну.

— Что ты чувствовал? — снова спросила Жервеза, которая, судя по всему, не осталась равнодушной при виде его впечатления от картин.

Однако и у самого Сильвена было немало вопросов к матери.

Его походка по-прежнему оставалась нетвердой, и, оступившись, он навалился всей тяжестью на перила галереи. Верхняя часть его тела повисла над пустотой.

— Осторожно! — вскричала Жервеза, и на этот раз в ее голосе прозвучала неприкрытая тревога.

— Не беспокойся, я не собирался прыгать вниз, — шутливо сказал Сильвен. На миг у него возникло ощущение, что он парит в небе над саванной.

Внизу, на первом этаже, стояли многочисленные чучела животных, размером от краба до слона.

«В первый раз, когда я увидел картины, этих животных здесь еще не было, — вспомнил Сильвен, разглядывая завораживающую панораму. — Но с тех пор прошло двадцать лет…»

Это было летом. Сильвену с Габриэллой исполнилось по двенадцать. В те времена Большая галерея представляла собой всего лишь непрезентабельный ангар, который дети облюбовали себе в качестве площадки для игр. Играя в прятки, они много раз замечали наверху, почти под самой крышей, массивную дверь, казавшуюся на удивление новой среди прочей ветхой обстановки. Но они не слишком обращали на нее внимание, потому что в недрах музея таились десятки других чудес: побитые молью шкуры пантер в старых дорожных сундуках; коллекции насекомых в подвальных шкафах; заспиртованные в стеклянных колбах животные с аномалиями в развитии — самые ужасные из них были спрятаны в подвалах примыкающей к музею лаборатории… Но в то жаркое июльское утро Сильвен и Габриэлла обнаружили постоянно запертую дверь открытой.

— Нет, Сильвен! — предостерегающе сказала Габриэлла, видя, что его рука уже коснулась стальной пластины. — Нам туда нельзя…

В чем была причина такого опасения? Габриэлла не могла объяснить — это был инстинктивный рефлекс, один из тех, что так часто проявлялись у них обоих.

Сильвен и сам почувствовал, как в нем нарастает тревога. Словно чей-то голос шептал ему, что ему нельзя здесь находиться. Что он не должен касаться этой двери.

Но было слишком поздно — они уже вошли в зал… а потом в картины.

— Это не картины, это окна… — прошептала Габриэлла, когда они наконец покинули волшебную комнату. Сколько времени они там провели?.. Оказалось, целых пять часов! Они едва могли в это поверить. Но, взглянув в пыльное чердачное окошко, они увидели, что солнце уже опускается за мечеть.

— Вас искали целый день! — в ярости закричала Жервеза, обнаружив их в розарии. — Где вы были?

— Путешествовали, — ответил Сильвен, незаметно подмигнув Габриэлле.

— О, ну разумеется! По своим воображаемым мирам!..

— Воображаемым? — переспросила Габриэлла. И с долей иронии добавила: — Как знать, как знать…

Они не решались снова вернуться к тем картинам. В конце концов Габриэлла и Сильвен стали сомневаться в реальности увиденного, не найдя для нее рациональных объяснений. Но что же все-таки произошло? Что именно они увидели? Это было за пределами любых словесных описаний. Что это за персонажи? Где все это находится? Что означают исторические сцены? Откуда взялись такие чудесные животные? Дети ничего об этом не знали. Но Габриэлла оказалась права: это были не картины, а окна, порталы в другие миры. При контакте сними зритель обретал сверхсознание, некое абсолютное видение — что позволяло ему выйти за пределы самого себя и войти в картины.

Но был только один способ понять все окончательно — углубить свой опыт… иными словами, вернуться в картинный зал.

Сильвен и Габриэлла принялись незаметно наблюдать за дверью, чтобы выяснить, кто и как часто заходит внутрь. К их величайшему изумлению, выяснилось, что ключи от двери были только у Любена и Жервезы, а сам таинственный зал отсутствовал на всех планах здания.

Дети по очереди незаметно утаскивали ключи: Сильвен — у матери, Габриэлла — у деда.

Вначале они ходили в картинный зал редко, поскольку боялись потерять всякое чувство времени и быть застигнутыми перед одной из четырех картин. Казалось, их созерцание не причиняло никакого вреда: на картинах не было ни непристойных сцен, ни кровавых жертвоприношений… по крайней мере, на первый взгляд. Но когда зритель полностью растворялся в картине, она обращала к нему свою темную сторону.

И этого Сильвен с Габриэллой в конце концов начали всерьез бояться.

Потому что именно эти мрачные, жестокие, тлетворные детали постепенно и незаметно стали привлекать их все сильнее, как падаль привлекает стервятников.

Подрастая, Сильвен и Габриэлла очаровывались картинами все больше и больше. Жервеза и Любен уже не так сильно их опекали и не так внимательно контролировали, и дети могли смотреть на картины все чаще. Иногда Габриэлле даже становилось дурно. Картины стали занимать слишком много места в ее жизни. Теперь Габриэлла с Сильвеном почти не разговаривали — едва лишь оказавшись наедине, они тайком пробирались в картинный зал, ключ от которого у Сильвена давно был свой: он сделал дубликат материнского.

— Сильвен, мы должны это прекратить, иначе сойдем с ума!

— Но нам нужны эти картины — в них настоящая жизнь, реальный мир…

— Нет! Они как наркотик, они разрушают нас! Это называется «синдром Стендаля»: слишком много красоты — губительно!

Не в этом ли была причина внезапного отъезда Габриэллы спустя несколько лет? Сильвен так никогда этого и не узнал. Ни в тот раз, когда они впервые после долгой разлуки встретились на площади Фестивалей, ни позже они ни словом не обмолвились о картинах.

Без Габриэллы Сильвен был в картинном зале всего два-три раза. Во-первых, он боялся навсегда остаться пленником одной из картин. Когда он и Габриэлла приходили сюда вдвоем, кто-то из них всегда мог «разбудить» другого. И потом, без Габриэллы фантастические сцены стали слишком мрачными.

Но хотя Сильвен больше не смотрел на картины, он чувствовал, что они сохранили власть над ним — насколько сильную, он даже боялся предположить.

За последние годы он много раз был близок к тому, чтобы рассказать обо всем Любену или матери. Но у него не хватало мужества: картины были единственной оставшейся частицей его с Габриэллой общего прошлого.

Теперь оставалось лишь узнать, почему Жервеза решила привести его сюда именно сегодня вечером.

«Не об этом ли они сегодня говорили с Любеном в виварии?» — подумал Сильвен, протирая глаза. Он заметил необычный взгляд матери, в котором отражались одновременно удовлетворение и легкая грусть, как будто его реакция на картины обрадовала ее, но в то же время и расстроила.

«Они всегда так на меня действуют», — чуть было не произнес он вслух, но вовремя сдержался и вместо этого бесстрастным тоном спросил:

— Эти картины… что они вообще такое?

Жервеза с сосредоточенным видом взяла его за руку — так осторожно, словно он был очень хрупким или больным существом, — и увлекла за собой к лифту.

— Попытайся как можно точнее описать все, что ты пережил. Иначе это видение очень быстро рассеется…

«Я что, подопытный кролик?» — мысленно возмутился Сильвен, в то время как они вошли в кабину лифта и Жервеза нажала кнопку первого этажа.

Но мать в упор смотрела на него, ожидая ответа.

Когда они вышли из лифта и оказались в окружении чучел чаек, цапель, бакланов и диких гусей, которые, подвешенные на пеньковых тросах, свисали с потолка, Жервеза сказала:

— Ну же, Сильвен, рассказывай быстрее! Твои впечатления испаряются с каждой секундой!

Сильвен так резко повернулся к матери, что от неожиданности она попятилась и наткнулась спиной на постамент с чучелом кита.

— Откуда эти картины, мама?

Но Жервеза решительными шагами уже направлялась к выходу. Сильвену пришлось за ней последовать.

— Никто ничего не знает об их происхождении, — наконец вполголоса произнесла она, когда они вышли из галереи и оказались в саду. — И для Бюффона, и для Бернардена де Сен-Пьера, и для всех остальных эти картины оставались самой большой загадкой этого места…

Вместо ответа — новые загадки! Сильвен не выдержал.

— Что вообще здесь происходит? — сказал он с возмущением. — Животные исчезают, потом снова появляются! У вас с Любеном какие-то сплошные секреты! Теперь еще эти картины… Это все имеет какое-то отношение к террористам? К вашему Обществу любителей карьеров? Чего ты так боишься несколько последних недель?

Некоторое время Жервеза молчала, затем, отведя взгляд, произнесла нейтральным тоном:

— Немногие люди знают о существовании этих картин…

— Это не ответ! — резко сказал Сильвен. — Откуда они взялись? Как они сюда попали? Кто их нарисовал?

На лице Жервезы отражалась искренняя печаль.

— Они… всегда здесь были.

— Но у них ведь есть автор!

— Его не удалось установить. Ни одна из картин не была подписана.

— И ты не могла отдать их на экспертизу?

Вместо ответа хранительница музея лишь раздраженно пожала плечами.

— Ты даже не понимаешь, о чем говоришь! — заявила она, по-прежнему не глядя на сына.

— А твои предшественники — что они делали с этими картинами?

Услышав этот вопрос, Жервеза даже растерялась.

— А что они могли с ними сделать? — проговорила она. — Подарить какому-нибудь музею? Отдать на съедение зевакам в Лувре?

— А что, лучше держать их под замком? За железной дверью?

Поколебавшись, Жервеза ответила:

— Эти картины опасны, Сильвен. Они воздействуют на воображение тех, кто на них смотрит. Это нечто вроде гипноза. Поэтому их нельзя показывать всем подряд…

— Но как именно они были созданы? С помощью чего? Каких-то особых красок?.. А если они опасны, почему ты мне их сегодня показала?

Но Жервеза, оставаясь верной себе, сказала:

— Потому что так нужно было, Сильвен. Потому что… эти картины — часть того, что я должна с тобой разделить…

Но Сильвен был уже сыт по горло этим притворством.

— Зачем ты меня сюда привела? — закричал он. — Давно ты это запланировала? Ты ведь об этом говорила сегодня утром с Любеном, да? Это что-то вроде испытания? Ну так что? Я его прошел? Ты узнала обо мне что-то новое? Скажи мне правду наконец!

Жервеза наконец сдалась.

— Я не знаю правду, — призналась она. — И никогда не знала. Мы ничего не можем сделать…

Ее исказившееся лицо покраснело. Она начала пятиться, словно пытаясь скрыться от этой реальности. Вскоре ее силуэт полностью растворился в темноте. Лишь слышно было, как она повторяет:

— Ничего… Ничего…

Глава 29

Сильвен по-прежнему стоял неподвижно на усыпанной песком площадке перед Галереей эволюции. Он слышал, как вдалеке, с другой стороны оранжереи, мать хлопнула входной дверью своего дома. Через некоторое время в окне ее квартиры зажегся свет. Еще через пару минут он погас.

— Ну что ж, ночь еще не кончилась, — вслух произнес Сильвен и с наслаждением потянулся, как проснувшийся кот. Небо над его головой было усыпано звездами — как будто все они в эту ночь назначили друг другу свидание над парижским Ботаническим садом.

«Я стою на каком-то очень важном жизненном перекрестке», — подумал Сильвен, вглядываясь в ночь. Теперь нужно было рассчитывать только на себя. Что нового сообщила ему мать? Ничего. Опять сплошные недомолвки, хождения вокруг да около… Но Сильвен тоже утаил от нее кое-что — одну деталь, которую он заметил, глядя на картины. Деталь, которая сейчас казалась ему связующим звеном между всеми этими тайнами…

«Запах этих картин — тот же самый, который шел из потайной двери в обезьяньей клетке, — думал он, направляясь в сторону зоопарка. — Что это означает? Откуда он взялся?» Сильвен этого еще не знал, но надеялся узнать очень скоро. Он уже мог разглядеть сквозь темноту решетки и сетки, чем-то напоминающие стальную гигантскую паутину.

Когда он перелезал через турникет, ему показалось, что сзади мелькнула какая-то тень. Но он приписал это остаточному воздействию картин.

В зоопарке стояла необыкновенная тишина.

Обычно Сильвен, прислушавшись, мог уловить дыхание спящих животных. Но в эту ночь он не мог расслышать ни звука. И вдруг он осознал, что никто из животных не спит — они все проснулись и наблюдают за ним. Оставаясь неподвижными и затаив дыхание, они с жадностью смотрели на него из своих клеток.

«Они все меня ждали», — понял Сильвен, останавливаясь возле клетки с белыми обезьянами.

Суббота, 18 мая, 0.39

Странная «мадам Массон» заметно бледнеет.

Она в растерянности смотрит на моего отца — смущенно и в то же время неприязненно. Следом за ней из кабинета выходят еще человек десять, примерно того же возраста, что и она. У некоторых галстуки испачканы фуа-гра. Все дымят гаванскими сигарами. У каждого на лацкане пиджака значок в виде серебряной змейки.

Ненавижу подобные ситуации. Всегда в таком положении чувствую себя по-дурацки.

Отец между тем как ни в чем не бывало прибавляет:

— Надеюсь, с белыми обезьянами все в порядке?

При этих словах я вздрагиваю. О чем это он?

Мама сидит не шелохнувшись и улыбается светской улыбкой.

Мадам Массон, очевидно, решает взять ситуацию в свои руки. Обернувшись на мгновение к своим спутникам — все они пребывают в явном замешательстве, — она направляется к отцу и полувопросительно говорит:

— Месье?..

— Пюсси, Франсуа Пюсси. Я работаю, так сказать, в области металлургии. Это я сделал новые клетки для белых обезьян. Какие чудесные животные!

По мере того как мадам Массон выслушивает эту тираду, на ее лицо понемногу возвращаются краски. Ее спутники тоже облегченно вздыхают.

— Да-да, конечно, месье Пюсси, — бормочет она. — Как поживаете?

Начинается обычная в таких случаях равнодушно-вежливая болтовня: отец объясняет, что живет неподалеку, в недавно приобретенном «Замке королевы Бланш» («Ах, так это вы — новый владелец?»), что часто заходит сюда поужинать («Странно, что мы ни разу не встретились!»), а вот в Ботаническом саду давно уже не был («В следующий раз предупредите меня заранее, я устрою вам персональную экскурсию!»).

Мадам Массон держится великолепно. Она отвечает именно то, что нужно, и проявляет ответное сдержанное любопытство. Я чувствую, что она с трудом удерживается от того, чтобы посмотреть на часы или обернуться к своим коллегам, лишь все сильнее стискивает сцепленные пальцы рук при каждом новом вопросе отца.

Какой же он все-таки зануда!

Еще я чувствую, что мадам Массон избегает моего взгляда.

С самого начала разговора ее с отцом я не отрываю от нее глаз.

Пару минут назад она говорила о Маркомире. Под мышкой у нее зажата папка с наклейкой: «Протей Маркомир S6-K2-2803». Что за странный шифр? И главное — что внутри? На папке заметен штамп «Министерство внутренних дел. Служебная информация».

Я пытаюсь перехватить ее взгляд. Наконец она сама оборачивается ко мне и произносит:

— Здравствуйте, мадемуазель.

Отец спохватывается и представляет маму и меня:

— Моя жена, Гиацинта. Моя дочь, Тринитэ.

И конечно же — о, эта отвратительная привычка! — прибавляет:

— Она у меня настоящий вундеркинд! Представляете, в тринадцать лет она уже заканчивает научное отделение колледжа Генриха Четвертого!

Мадам Массон и ее спутники смотрят на меня с интересом.

О, как мне знакомы эти взгляды!..

Потом она спрашивает:

— Значит, ты занимаешься у профессора Ложье?

— Да, это мой преподаватель химии.

— Он мой старый друг…

— И тоже входит в ваш клуб?

Она снова бледнеет:

— Какой клуб?

Я нарочито детским голоском отвечаю:

— Ну, ведь у вас у всех одинаковые значки. Значит, у вас свой клуб, разве нет?

Мадам Массон и одиннадцать (я подсчитала) сопровождающих ее мужчин багровеют.

— Ну что ж, друзья, — наигранно-бодрым тоном говорит она, поворачиваясь к ним и резко хлопая в ладоши, — уже поздно, нам пора.

Она поворачивается ко мне спиной, но я не отстаю:

— Вы говорили о Протее Маркомире, не так ли? Вы действительно думаете, что он причастен к похищениям детей?

Вся компания Жервезы Массон смотрит на меня так, словно я произнесла нечто ужасно непристойное.

— К каким похищениям детей? — удивленно спрашивает мама. Она, так же как и отец, еще не в курсе последних событий, а я решила о них не упоминать, чтобы поберечь ее чувствительную натуру.

Мадам Массон начинает лихорадочно натягивать плащ.

Я продолжаю настаивать:

— А еще вы, кажется, говорили о подземных карьерах?

— ТРИНИТЭ!

Заметив смущение окружающих (как знать, может быть, потенциальных клиентов?), отец решает изобразить строгого родителя.

— Тринитэ, уже поздно, — говорит он. — Ты же видишь, эта дама и эти господа спешат — так оставь их в покое! Завтра тебе в школу. Нам с мамой тоже нужно будет встать пораньше — мы прямо с утра едем в аэропорт Руасси…

О, как фальшиво все это звучит! Какой же он скверный актер!

Отец растерянно смотрит вслед горе-конспираторам, которые почти бегом направляются к выходу, даже не обернувшись напоследок.

Тишину нарушает негромкий голос официанта:

— О, надо же, вот и он собственной персоной…

Протерев стойку бара, он включил небольшой телевизор, укрепленный на стене между рядами бутылок.

Я не могу удержаться и вскрикиваю:

— Маркомир!

«Герой дня» дает интервью на набережной Орфевр. Вид у него усталый, но довольный. Кажется, ему нравится изображать жертву.

— Месье Маркомир, у полиции не нашлось против вас ничего серьезного. Как вы можете прокомментировать такое грубое нарушение закона, каким стал ваш арест?

Слегка приподняв ярко-синие солнцезащитные очки, закрывающие его глаза цвета лаванды, Марко, как все уже называют писателя, намеревается что-то ответить, но неожиданно вперед выскакивает лысый человечек с цепким взглядом, тут же оказывается перед микрофоном и говорит:

— Мой клиент не считает свой арест «нарушением закона». Он полагает, что полиция честно делает свою работу. В полиции решили, что существует некая связь между популярным литературным произведением месье Маркомира и недавней трагедией, одновременно потрясшей пять семей. Что ж, быть в чем-то подозреваемыми из-за своего дара предвидения — такова участь многих пророков…

Услышав последнее слово, Маркомир застенчиво переминается с ноги на ногу. На нем — его вечная разноцветная хламида, напоминающая индийское сари. Он проводит рукой по черным как смоль волосам, хлопает адвоката по плечу и прибавляет в микрофон:

— Мэтр Бижо вам подтвердит: вчера вечером, в то время, когда происходили эти ужасные похищения, я был в церкви, вместе с моими учениками. Шестнадцать из них готовы это засвидетельствовать.

Он указывает на группу людей с горящими глазами, облаченных в такие же разноцветные сари, как у него. Они с жадностью ловят каждое его слово.

С ловкостью профессионального шоумена Маркомир выхватывает микрофон из рук одного журналиста и обращается прямо в камеру:

— Дорогие читатели, дорогие мои приверженцы! Вас многие сотни тысяч — тех, что поверили мне. Эту веру стремятся поколебать с помощью самых грязных ухищрений.

Фанатики за его спиной издают гневные возгласы в подтверждение слов своего кумира. Адвокат, заметно нервничая, пытается выхватить у него микрофон.

Но Маркомир, увлеченный собственной речью, продолжает:

— Парижане, французы — бойтесь! Книга «SOS! Париж» — не вымысел! Мне хотят заткнуть рот, потому что я говорю и пишу страшную правду! Прочтите мою книгу, дайте прочесть ее своим близким, своим друзьям, даже своим врагам! Будьте готовы противостоять Левиафану, ибо апокалипсис вот-вот начнется!

Глава 30

Первый сюрприз: в клетке оказались только две обезьяны. Трех недоставало.

Сквозь темноту Сильвен разглядел две белые фигурки, сидящие на бревне, словно деревенские сплетницы. Глаза животных слабо светились, как фонари в тумане.

«Где же остальные?» — думал он, привычно манипулируя универсальным ключом. Всего несколько секунд — и клетка была открыта.

Однако, даже услышав щелчок замка, обезьяны никак не отреагировали. Сильвену лишь показалось, что их дыхание участилось. Зато у себя за спиной он явственно расслышал какое-то ворчание.

Не разжимая пальцев, сжимавших прутья клетки, Сильвен обернулся.

«Все животные поняли, что я делаю», — сказал он себе, напрягая мускулы.

Интуиция подсказывала ему, что он должен остановиться, — но Сильвен, напротив, действовал все более решительно.

— Я здесь не случайно, — прошептал он, ставя ногу на устланный сеном пол клетки.

Вокруг было множество собранных в кучки мелких куриных косточек и фруктовой кожуры — нечто вроде ритуальных сооружений, которые всегда устраивали обезьяны из остатков пищи.

У Сильвена крепло ощущение, что в эту ночь он действует не по собственной воле: он пришел сюда, ведомый какой-то высшей силой.

«Но уж точно не под влиянием матери или Любена», — подумал он, закрывая за собой дверь клетки.

Он быстро принялся разгребать хлам возле загадочной дверцы и вскоре ее распахнул. Петли глухо заскрипели.

Обезьяны сидели неподвижно, лишь их глаза поблескивали в темноте.

«Они просят меня быть осторожным».

Узкая лестница вела вниз, в непроглядную темноту. Сильвен различал лишь три верхние ступеньки.

«А дальше — черным-черно», — подумал он, невольно вздрогнув.

Сможет ли он идти в темноте? А если коридор разветвляется, то как не заблудиться?

Однако Сильвен отбросил все эти страхи и в последний раз, перед тем как спускаться, обернулся к белым обезьянам.

Из открытой двери шел растительный, сладковатый и в то же время тошнотворный запах, в котором смешались аромат роз и болотные испарения. Он вырывался из подземелья, как шквальный ветер, то усиливаясь, то ослабевая.

В глазах белых обезьян читались горячая любовь и признательность.

— Ну что ж, прощайте, друзья мои, — сказал им Сильвен и начал осторожно спускаться по лестнице.

Суббота, 18 мая, 2.54

Наконец-то родители уснули! Теперь я могу осуществить свой план.

На протяжении всего нескончаемого ужина я вспоминала подземный ход, свой долгий спуск, усиливающийся запах воды и тины… и эти странные отпечатки на стене дома, слабо фосфоресцирующие в лунном свете.

«Ага, они все еще здесь!» — удовлетворенно говорю я себе, снова оказавшись у стены дома во внутреннем дворике.

Лунный свет стал еще ярче, только теперь падал на отпечатки уже под другим углом: луна поднялась на самую середину неба. Скоро три часа ночи.

Я тоже изменилась — на мне резиновые сапоги и плотная куртка. Фонарик укреплен на лбу с помощью банданы. Я его включаю.

— Решила прогуляться?

Я вскрикиваю от изумления.

— Что… что ты здесь делаешь?

— Вообще-то это я должен задать тебе этот вопрос. Что ты делаешь на улице в три часа ночи, да еще в таком… боевом наряде?

Прислонившись спиной к стене, совсем недалеко от открытого люка, отец невозмутимо курит, разглядывая меня.

— Выключи, пожалуйста, свой… прожектор, — говорит он с усмешкой.

Все еще не придя в себя от изумления, дрожащей рукой я выключаю фонарик.

— Ну теперь ты наконец мне объяснишь?

— Ну… я… э-э-э… случайно выронила ключи из окна… — говорю я и указываю на окно своей комнаты в пяти метрах у нас над головой.

Отец хмыкает с некоторым сомнением. Но, кажется, он готов мне поверить.

Пару минут он молча курит, с наслаждением затягиваясь и наблюдая, как клубы дыма поднимаются вверх в лунном свете. Потом говорит:

— Прекрасная ночь, правда? А в Буэнос-Айресе осень… И звезды там другие. Южное небо, знаешь ли…

Нет, не знаю! Я ничего не знаю! Я стою дура дурой, в своем похожем на скафандр наряде, не в силах ничего ответить.

— Из-за смены часовых поясов я не могу уснуть, — жалуется отец. — Вот решил выйти покурить… А тут такая красота!

Внезапно его взгляд становится жестче.

— А что, люк так и был открыт? — спрашивает он, указывая на сдвинутую крышку люка.

Я молчу.

— Ты ведь не собиралась туда спускаться? Ты ведь не думала, что твои… э-э… ключи могли оказаться там?

Весь мой вид свидетельствует об обратном, и я отвожу глаза.

Что со мной творится? Когда мама рядом, все в порядке, но как только я остаюсь с отцом наедине, я теряю всю свою решимость, логику, здравый смысл и сообразительность!

И он прекрасно это знает!

— Мне кажется, мы с мамой не так уж много тебе запрещаем, чтобы не сомневаться, что тебя можно спокойно оставлять одну.

— Я… я просто хотела…

— Просто хотела что? Прогуляться по канализации? Заблудиться там? Где-нибудь застрять? Тринитэ, тебе всего тринадцать лет, не забывай об этом! Не принимай себя за…

Он умолкает, не закончив фразу. Взгляд его снова становится рассеянным. Он бросает окурок на землю и расплющивает его подошвой ботинка.

У меня в голове вертится множество ответов, но я молчу, инстинктивно чувствуя, что сейчас это лучше всего. Мне редко случается видеть отца таким суровым.

«Ты мной совсем не занимаешься, вот я и…»

Но я молчу. Да и какой смысл что-то говорить? Завтра они уедут. Тогда я смогу спуститься.

«Не уверена…»

Отец толкает крышку люка ногой, возвращая на место. Слышен приглушенный стук. Из подземных недр вырывается последний клуб тошнотворного запаха и ударяет мне прямо в лицо.

Затем отец достает из кармана тяжелую связку ключей и навесной замок.

— У меня тоже есть ключи, — произносит он холодно. — Завтра утром мы с мамой улетаем в Австралию, так что я могу тебе сказать: они всегда лежат в моем кейсе.

По правде говоря, я больше удивлена, чем раздражена. Отец молча запирает люк на замок, не спрашивая меня больше ни о чем. Как будто ему вообще не хочется говорить на эту тему. Если только нарочно не демонстрирует мне свое пренебрежение… Хотя нет, кажется, он, напротив, пытается улыбнуться.

— Ну а теперь тебе пора бай-бай, юная авантюристка!

Но даже когда я с притворным видом послушной девочки возвращаюсь с отцом домой, а он, в свою очередь, всячески пытается (тоже не слишком правдоподобно) изображать нежность и заботу, я не перестаю думать о своем расследовании.

«Итак, подземный ход на данный момент недоступен… Что ж, тем хуже для меня. Конечно, я утащу ключи, когда родители снова вернутся. Но до тех пор я не буду сидеть сложа руки».

Когда я ложусь, после непривычно крепкого отцовского поцелуя (обычно он лишь слегка касается губами моего лба), я вспоминаю недавний ужин и странных людей, собравшихся по соседству с нами. Они говорили о Маркомире, о похищениях детей, о подземельях… Может быть, вот он, новый след?..

Глава 31

«Еще один заброшенный карьер», — подумал Сильвен, ощупывая бежевые стены, довольно гладкие, но покрытые слоем грязи и плесени. Используя в качестве карманного фонарика мобильный телефон со светящимся благодаря синеватой подсветке дисплеем, молодой профессор бесстрашно углублялся в подземелье.

Его недавние опасения подтвердились: коридор разветвлялся на две части, и Сильвен выбрал левую. Узкий проход, прорытый в толще парижской земли, был меньше двух метров в высоту и максимум полтора метра в ширину.

«Как раз, чтобы мог пройти рабочий с тележкой…»

Сильвен нарочно пытался думать о банальных, практичных деталях, чтобы не терять связи с реальностью — поскольку, хотя он досконально изучил вместе с Габриэллой Ботанический сад, о подземных карьерах ему не было известно почти ничего.

«Мать всегда пыталась убедить меня в том, что ни один карьер не пролегает под территорией Ботанического сада…»

Любен, как всегда, напускал туману: «На картах парижских подземелий Ботанический сад отмечен вопросительным знаком…»

Подумать только — на самом деле подземный ход пролегал под самой знаменитой клеткой в зоопарке!

«Невероятно!» — не уставал повторять про себя Сильвен, пытаясь заглушить страх воодушевлением, пусть даже отчасти наигранным. Нужно было занять чем-нибудь ум, и в конце концов молодой мужчина сосредоточился на собственных шагах, словно монах-затворник — на чтении молитв.

Примерно через полкилометра пути он стал замечать следы на песчаном полу.

Опустив телефон со светящимся дисплеем ближе к земле, Сильвен застыл от изумления.

Отпечатки босых ног!

И на каждой из этих ног было по четыре пальца.

— Обезьяны… — пробормотал он. В ответ не прозвучало никакого, даже самого слабого эха.

Значит, здесь прошли те три обезьяны, которых не оказалось наверху, в клетке?

Когда Сильвен наклонился еще ниже, ему показалось, что он слышит чьи-то тихие голоса.

— Кто здесь? — сказал он, резко выпрямляясь.

От этого неосторожного движения он ударился головой о стену коридора, но почти не почувствовал боли.

Ответа не было.

Но через некоторое время снова послышался шорох голосов. Слов нельзя было различить, но можно было понять, что звук доносится справа.

Чувствуя, как лихорадочно колотится сердце, Сильвен начал прислушиваться.

«Это человеческие голоса», — понял он.

Несмотря на растущую тревогу, он различил впереди очередное ответвление — вправо.

— Отступать поздно! — вполголоса произнес он, сворачивая в боковой коридор.

Здесь явственно ощущался запах реки.

Внезапно раздался голос, резкий и агрессивный — словно взрыв бомбы, упавшей на осажденную крепость. Сильвен сразу его узнал. Это был голос его матери.

Глава 32

— Мама… — изумленно прошептал Сильвен, идя вперед и прислушиваясь к отзвукам эха, разнесшегося от материнского голоса.

Вскоре он почувствовал, что вокруг становится заметно теплее… и почти одновременно с этим обнаружил, что ступает чуть ли не по щиколотку в воде!

Течение этого подземного ручейка вело его на голос Жервезы, словно какого-то мифического влюбленного.

Пройдя еще два-три десятка метров, он наконец смог разобрать слова.

— Сегодня это займет немного времени. — Голос матери звучал почти умоляюще. — Всего несколько тестов… Не беспокойтесь, прошу вас!

В ответ послышался неразборчивый шум голосов, к тому же искаженный эхом.

«Она говорит с обезьянами!.. Но что она собирается с ними делать?»

Сильвен снова прислушался, но единственный голос, который он различал, принадлежал матери. Остальные сливались в смутный гул.

Коридор все сильнее сужался. Иногда Сильвену приходилось низко сгибаться, иногда он с трудом протискивался между почти вплотную смыкавшихся стен. Голова его то и дело касалась неровного потолка. Дно ручейка также таило в себе сюрпризы: несколько раз, наступая в подводные ямы, Сильвен проваливался в воду по колено или даже глубже.

— Так и ноги переломать недолго! — пробормотал он, цепляясь за выступы стен.

Удерживать равновесие ему становилось все труднее, так как в одной руке он сжимал телефон, который был необходим, чтобы освещать путь.

«Ну что ж, тем хуже», — подумал Сильвен, убирая мобильник в карман, чтобы освободить вторую руку.

Его глаза уже успели привыкнуть к темноте, к тому же вода под ногами слабо фосфоресцировала — создавалось впечатление, что в ней плавают сотни каких-то необычных изумрудных светлячков. Этого света было достаточно, чтобы более-менее различать дорогу.

Теперь голос Жервезы звучал совершенно отчетливо:

— Не шевелитесь! Чем быстрее все пройдет, тем меньше вам придется страдать!

«Что же она делает?» — с тревогой думал Сильвен, смутно различая лязг металла, приглушенное ворчание и повизгивания — очевидно, от боли.

Что за варварский обряд проводит Жервеза?!

— Потерпите, ангелочки мои, — произнесла она успокаивающим тоном, — это не займет много времени.

Почти в тот же миг Сильвен увидел слева полоску света.

— Дверь… — прошептал он.

Дверь была заперта, но от старости, а также, вероятно, и от сырости сильно растрескалась. Сквозь одну из щелей, похожую на узкую бойницу, можно было разглядеть происходящее внутри.

— Это в последний раз, я вам обещаю, — сказала хранительница музея.

Снова металлический щелчок; снова сдавленный крик.

Сильвен наклонился и заглянул в щель.

Вода под ногами внезапно показалась ему ледяной, как на полюсе.

И таким же ледяным был пот, мгновенно выступивший у него на лбу, на висках, на спине…

Он до крови закусил губы, чтобы не закричать.

Суббота, 18 мая, полдень

Весь день я шпионю за Жервезой Массон.

В зоопарке творится черт знает что! Он весь окутан атмосферой подозрительности, как липкой паутиной. Из-за недавнего несчастного случая с рыбаками на набережной Сены копы, кажется, подозревают всех — даже животных!

— Но это же смешно, господа! — раздраженно повторяет хранительница музея, водя копов от клетки к клетке и демонстрируя им прочность замков.

И вот они доходят до белых обезьян.

Я знаю, что кого-то эти странные животные с почти человеческим лицом могут напугать, но не могу себе представить, чтобы они имели какое-либо отношение к кровавой мясорубке на острове Сен-Луи.

Однако у полицейских по-прежнему каменное выражение на лице, и мадам Массон, усталая и раздраженная, выполняет свой служебный долг.

«Белые обезьяны — очень редкие животные, обнаруженные мною в африканских лесах…» — и прочее бла-бла-бла.

Но обезьяны и вправду хороши! Я всегда была от них в восторге. Вообще-то я предпочитаю зверюшек помельче и некоторых насекомых и ящериц. Хищники мне неинтересны, птицы — тем более, медведи раздражают…

Но вот белые обезьяны — это совсем другое дело!

В них ощущается какая-то скрытая печаль, какая-то глубоко запрятанная трагедия. Их как будто освещенные луной лица, их густая белоснежная шерсть, их походка, одновременно тяжелая и воздушная, как будто они вынуждены постоянно нести какое-то невидимое бремя, от которого не могут избавиться, — все это притягивает меня к ним.

Хотя, наверно, стоило бы сказать не «меня», а «нас».

Потому что они никого не оставляют равнодушными. Возле их клетки всегда стоит толпа любопытных. Люди приезжают со всего света, чтобы их увидеть. Можно подумать, что это зрелище благотворно воздействует на наше подсознание — вселяет чувство покоя, умиротворенности, легкой грусти… Но особенно — ностальгии. Да, именно так: ностальгии.

Белые обезьяны — как детские мечты, воплотившиеся и посаженные в клетку. Можно ли вообразить более верную и более жестокую символику? Но она трогает до глубины души и взрослых, и детей, которые раз за разом возвращаются посмотреть на этих необычных животных — так же, как люди по много раз в жизни перечитывают классику, рассматривают шедевры мировой живописи и смотрят фильмы, ставшие образцами киноискусства.

Белые обезьяны вселяют надежду — как свет в конце туннеля, как маяк на горизонте, как горная вершина в лучах заходящего солнца. Нечто недосягаемое, что, однако, умиротворяет и успокаивает нас уже одним своим видом.

Может быть, поэтому — чтобы сохранить всю непосредственность впечатления — их запрещено фотографировать? Даже у копов нет на это права.

— Ни в коем случае! — возмущается мадам Массон, когда один из полицейских достает маленькую цифровую камеру. — Только по личному указу министра!

Я останавливаюсь неподалеку.

Я помню, что даже в раннем детстве вид этих животных меня завораживал.

Но сегодня я поражена еще больше, хотя не могу понять почему. Как будто появилась какая-то новая деталь, которую мне не удается обнаружить. Так не сразу замечаешь перемены в близких друзьях, с которыми встречаешься каждый день, — даже если человек сбрил бороду или начал носить очки.

Чтобы не уходить далеко, я покупаю в местной кафешке хот-дог и апельсиновую газировку.

Недалеко от меня целое семейство хрустит чипсами. Видно, что семейство дружное. Родители нормальные… в отличие от моих.

Мои родители…

Я не слышала, как они уехали сегодня утром. Как всегда, они не зашли ко мне, чтобы поцеловать на прощание…

Вчера я рассказала отцу о похищениях детей (одно из которых произошло в нашем доме!), и он, судя по виду, ничуть не был впечатлен. Я ожидала, по крайней мере, услышать что-то вроде: «Бедный ребенок! Не говоря уж о матери — какой удар для нее!» Но ничего подобного. Отец всего лишь рассеянно пробормотал:

— Ну, я надеюсь, консьержка обо всем позаботится…

Ничего себе сочувствие!.. Неужели страдания обоих родителей, лишившихся ребенка, и в самом деле оставили его настолько равнодушным? Или это напускная бравада, что-то вроде «жизнь продолжается», и мысленно он уже весь в заботах о предстоящей деловой поездке? А если бы я исчезла — его реакция была бы точно такой же? Интересно, он и мама вообще это заметили бы через какое время? Через неделю, через месяц? Может быть, они даже в какой-то степени почувствовали бы… облегчение? Присутствие одного ребенка вечно напоминало им об отсутствии другого. Но когда не осталось ни одного — можно завершать этот жизненный этап и переходить к следующему…

Обо всем этом я думаю, сидя на скамейке в Ботаническом саду. Но, по правде говоря, родители — наименьшая из моих забот. Сейчас мне нужно понять, что стоит за всеми недавними событиями. Я уже зашла слишком далеко, чтобы отступать, и твердо решила узнать все секреты Жервезы Массон.

Скорее всего, ее кабинет — вот в том небольшом здании эпохи Директории, стоящем неподалеку от зоопарка. Небольшой особняк с довольно обшарпанными стенами, напоминающий «охотничьи павильоны» восемнадцатого века.

Я думаю, она там и живет. Через три часа томительного ожидания я вижу, как она выходит оттуда — накрашенная, в идеальном английском костюме — и останавливается на верхней площадке лестницы. Сейчас семь часов вечера.

В течение получаса мадам Массон то и дело напряженно вглядывается в аллеи сада, потом смотрит на часы. Вид у нее становится все более раздраженным.

Скоро Ботанический сад закроется. Большинство полицейских уже ушли, и последние зеваки тоже собираются уходить.

Одна Жервеза Массон стоит без движения — совсем как статуя Бернардена де Сен-Пьера, длинная тень которой доходит до ее ног.

Видя проходящего мимо юного сотрудника, мадам Массон его окликает:

— Жозеф, вы не видели Сильвена?

— Нет, мадам Массон. Только утром, когда он помогал мне чистить клетку белых обезьян…

— Да-да… спасибо.

Очевидно, этот Сильвен и есть тот, кто опаздывает к ней на встречу.

В конце концов, не в силах больше ждать, хранительница музея пожимает плечами и, что-то пробурчав себе под нос, направляется к выходу из сада. Я следую за ней, держась на безопасном расстоянии.

— А вы что здесь делаете? — с удивлением говорит один из смотрителей, заметив меня. — Вы разве не знаете, что зоопарк закрылся почти час назад?

Я, наивно хлопая ресницами, отвечаю:

— Извините, я нечаянно заснула на скамейке…

Смягчившись, он улыбается:

— Скорее идите домой, иначе я запру вас здесь с остальными зверюшками!

Я почти сразу замечаю Жервезу Массон примерно в сотне метрах впереди. Она медленно идет по улице Жоффруа-Сен-Илэр.

Через десять минут я моргаю уже от непритворного удивления — у меня ощущение дежавю. Жервеза Массон направляется в «Баскский трактир»! Так-так…

Она скрывается за дверью, я остаюсь снаружи.

И жду…

На другой стороне улицы Крулебарб, в сквере Рене Ле Галла, я отыскиваю ту самую скамейку, на которой сидела, когда разговаривала с Амани Отокорэ.

«Еще один знак!» — говорю я себе, в то время как в ресторан входит очередной посетитель — светловолосый, довольно высокий молодой мужчина.

Сквозь широкое, во всю стену, окно я вижу, как Жервеза поднимается из-за стола и с суровым видом идет ему навстречу.

С моего наблюдательного пункта не слышно, что они говорят. Да еще и полицейский ходит вдоль окна из стороны в сторону… Солнце садится, над крышами уже можно различить диск луны. Я начинаю замерзать.

Через два часа Жервеза Массон и ее компаньон наконец поднимаются и идут к выходу. И у нее, и у него лицо мрачное.

Жервеза, кажется, пытается подбодрить молодого мужчину.

Выйдя на улицу, она загадочным тоном произносит:

— Сегодня я покажу тебе… картины.

Они постепенно удаляются.

Я следую за ними.

Жервеза явно нервничает. Ее спутник — видимо, Сильвен — неожиданно резко оборачивается.

— Что такое? — спрашивает она. — С тобой все в порядке?

— Да… мне просто показалось, что за нами кто-то следит…

Жервеза кивает:

— Да, у меня тоже было такое ощущение… весь день. Как будто кто-то за мной шпионит. Но это, наверно, из-за того, что обстановка вокруг напряженная. Сначала похищения детей, потом — несчастный случай на острове Сен-Луи…

«Как хорошо, что в Париже растут такие густые платаны!» — думаю я. Если бы не эти деревья, меня заметили бы давным-давно!

И мадам Массон конечно же узнала бы меня.

Поэтому я из предосторожности не сокращаю дистанцию между мной и теми, за кем наблюдаю.

Кто такой этот Сильвен? О каких картинах они говорили? И куда, вообще-то, он и она идут?

Улица Крулебарб, улица Ле Брюн, улица Фоссе-Сен-Марсель. Улица Жоффруа-Сен-Илэр…

Ну и ну — мы возвращаемся в Ботанический сад!

Но как же я теперь войду?

Сильвен и Жервеза проходят мимо главного входа — разумеется, запертого — и следуют дальше. Со стороны улицы Кювье оказывается еще один вход, закрытый лишь шлагбаумом в красную и белую полоску. Рядом с ним — будка ночного сторожа.

— Добрый вечер, Эрве! — говорит ему Жервеза Массон, и он поднимает шлагбаум.

Мне опять приходится ждать.

У сторожа усталый вид, и, скорее всего, он скоро опять уснет.

Проходит десять минут с того момента, как Жервеза и Сильвен вошли в сад. Смогу ли я потом их там найти?

«Да!» — говорю я себе, незаметно проскальзывая мимо будки сторожа.

Вскоре я замечаю их — они о чем-то разговаривают возле Галереи эволюции.

Судя по всему, у них снова какие-то разногласия.

Но когда я подхожу ближе, они уже скрываются внутри здания.

После некоторого — очень недолгого! — размышления я следую за ними.

Не для того я претерпела столько испытаний за сегодняшний день, чтобы отступиться.

Сейчас, в полусумраке, галерея еще больше впечатляет.

Множество чучел животных, стоящих на постаментах и в витринах или подвешенных к потолку на тонких тросах, кажутся живыми.

Лев готовится к прыжку. Орел парит. Слон топает ногой оземь. Весь этот Ноев ковчег словно приветствует меня немыми криками.

Однако единственный звук, который я слышу на самом деле, — это шум шагов Сильвена и Жервезы.

Я вижу их силуэты, благодаря свету карманного фонарика в руке Жервезы. Они поднимаются по лестнице.

Стараясь ступать как можно тише, я через некоторое время начинаю подниматься следом за ними.

Мы доходим до последнего этажа.

Остановившись в двух шагах от закрытой железной двери, хранительница музея и молодой мужчина снова обмениваются несколькими фразами. Увы, я слишком далеко, чтобы разобрать слова. Жервеза говорит суровым тоном, кулаки ее сжаты. Сильвен бледен от волнения; он неотрывно смотрит на дверь.

Наконец Жервеза подходит к двери и открывает ее.

Сильвен вздрагивает, потом успокаивается. Лицо обретает нормальный оттенок.

В помещении за дверью темно, однако Жервеза делает Сильвену знак войти.

Сама она остается снаружи, закрывает за Сильвеном дверь и — надо же! — снова запирает ее на замок.

Потом она щелкает выключателем, который находится на стене слева от двери, — и я едва успеваю спрятаться за выступом стены.

Несмотря на толщину двери, я слышу донесшийся из-за нее крик.

Даже не крик — настоящий дикий вопль!

Как будто Жервеза заперла Сильвена в камере пыток.

Крик быстро обрывается, но эхо от него еще долго разносится по закоулкам галереи. Мне даже кажется, что я слышу шепоток, пробегающий между чучелами животных.

Сколько времени мне еще придется здесь провести? Десять, двадцать минут?.. Жервеза с безмятежным видом садится у витрины с латимерией и прислоняется к ней спиной, как будто ничего особенного не происходит. Время от времени из-за двери доносятся вскрики, но Жервеза даже не оборачивается в ту сторону.

Через некоторое время слышится звук, похожий на писк будильника.

Жервеза снимает очки, убирает их в футляр, затем в сумку, после чего пудрит нос и встает.

Потом выключает свет, отпирает замок, открывает дверь.

Сильвен выходит далеко не сразу. Я напрасно вытягиваю шею, пытаясь разглядеть, что же скрывается в том таинственном месте.

Но, судя по лицу Сильвена, это что-то невероятное. Он выглядит как одержимый: его тело сотрясают судороги, глаза вылезают из орбит, мускулы лица подергиваются, как при нервном тике, руки дрожат. Но при этом, как ни странно, во взгляде его читается такое умиротворение, словно он побывал в раю!

Жервеза протягивает ему бутылку минералки, которую он с жадностью выхватывает и осушает в три глотка.

Когда они выходят из галереи, я снова иду за ними.

Иногда до меня доносятся отдельные фразы из их разговора, но я не могу понять, о чем он.

— Это не ответ, — резко произносит Сильвен. — Откуда они взялись?

Жервеза отвечает так тихо, что я могу разобрать только обрывки слов.

Сильвен продолжает настаивать.

— Хватит отговорок, мама! — говорит он. — Скажи мне правду!

И я наконец понимаю, кем они приходятся друг другу.

Жервеза выглядит так, словно все силы разом ее оставили.

— Я не знаю правду. И никогда не знала. Мы ничего не можем сделать. Ничего… ничего…

После этих слов она быстрыми шагами уходит. На лице ее отражается полное смятение.

Мне нужно срочно принимать решение: пойти за Сильвеном, который направляется в глубину сада, или за его матерью, которая возвращается к своему особнячку.

Кого же из двоих выбрать?

С одной стороны, мне интересно, что происходит с Сильвеном; но с другой — моей основной целью остается Жервеза.

Все-таки я выбираю второй вариант и очень скоро себя с этим поздравляю.

Потому что очень скоро я вижу, как она выходит из особнячка, совершенно спокойная и даже как будто посвежевшая. На ней белый халат, в руке большая сумка, вроде медицинской.

Когда Жервеза, спускаясь по лестнице, слегка приподнимает сумку, я слышу негромкий металлический лязг.

В этот момент луна выходит из-за облаков, и я едва успеваю укрыться в тени здания.

Моя авантюра принимает неожиданный оборот!

Вдоль западного фасада здания проходит наклонная узкая лестница; она вырыта прямо в земле и ведет вниз, к белой низкой дверце, расположенной на уровне подвала.

Перед тем как войти, Жервеза настороженно оглядывается по сторонам.

Потом скрывается за дверью, забыв или не сочтя нужным запереть ее на ключ.

Чувствуя, как все мои внутренности будто завязываются узлом, я следую за Жервезой…

Глава 33

Вплотную прижавшись к старой полусгнившей двери, Сильвен не столько наблюдал, сколько проживал все происходящее в огромной медицинской лаборатории с белыми стенами, такими яркими, что даже резало глаза. Он чувствовал уколы игл, давление резиновых и стеклянных трубок, боль, причиняемую наручниками, которыми обезьяны были прикованы к креслам вроде стоматологических…

— Поверьте, я страдаю почти так же сильно, как вы! — говорила со стоном Жервеза, меняя капельницы и поглаживая по голове смертельно перепуганных животных.

Она непрерывно ходила вокруг трех кресел, стоявших в центре лаборатории, — и белые обезьяны, немые и неподвижные, следили за ней взглядами, в которых читались ужас и непонимание.

В золотистых глазах обезьян было столько тоски, столько муки из-за своего унижения, столько бессильной ярости… Что они могли понимать во всем этом, бедные животные? Жервеза обращалась с ними как с неодушевленными предметами…

Чем больше Сильвен смотрел на их окровавленные мордочки, чем больше чувствовал отчаяние и непонимание этих удивительных существ — таких ласковых, таких безобидных! — тем сильнее у него было ощущение, что он проваливается в бездну.

«Моя мать! Моя собственная мать!..»

Для него это видение было особенно невыносимо. У него не укладывалось в голове, что мать может быть такой хладнокровной садисткой. Невидящий взгляд, лицо фанатички, готовой идти до конца… И хуже всего было то, что она мучила животных.

А в детстве он только и слышал от нее наставления: «Животные во многом мудрее нас, Сильвен: они умеют наслаждаться мгновением, им ведома радость существования в вечном настоящем! А мы — рабы своих амбиций и своих страхов. Животные — наши братья, ты слышишь? Уважай их, Сильвен! Люби их!»

— Люби их! — с горечью прошептал он, прижимаясь лбом к двери.

При этом воспоминании жуткая ирония ситуации подействовала на него как пощечина. Он почувствовал, как в нем закипает гнев против матери. Но это длилось недолго. В глубине души он по-прежнему сохранял неосознанную благодарность, которую всегда испытывал к ней; это можно было бы определить как чувство некоего экзистенциального долга, и в такие моменты, как сейчас, это чувство всегда давало о себе знать, разворачиваясь, словно белый флаг капитуляции.

И даже в эту ночь, в глубоком парижском подземелье, наблюдая за жестокими опытами матери, больше напоминающими пытки, он не мог ненавидеть Жервезу. Он понимал, что их слишком многое связывает.

— И потом, она не одна виновата, — снова прошептал он, переведя взгляд на Любена.

Старик тоже был здесь, но держался на некотором расстоянии. Одетый, как и Жервеза, в белый халат, он стоял, прислонившись спиной к металлическому эмалированному шкафчику возле раковины, словно юный ассистент судмедэксперта на первом вскрытии.

«Они похожи…» — подумал Сильвен, глядя на одинаково сосредоточенное выражение лица и Жервезы, и Любена.

Однако создавалось впечатление, что Жервеза все сильнее колеблется. Она нервно расхаживала вокруг кресел, сверялась с какими-то записями, и то и дело проверяла, надежно ли закреплены трубки и капельницы…

— Они долго не выдержат, — сказала она Любену.

Старик беспомощно улыбнулся.

— Я знаю, — сказал он, всматриваясь в белых обезьян.

Животные сидели неподвижно, дыхание их было прерывистым. Они напоминали больных детей, которых сочли неизлечимыми и фактически приговорили к смерти, даже не попытавшись понять природу их болезни.

Хранительница музея отвела взгляд, словно зрелище их страданий и впрямь было для нее невыносимым.

— А что Сильвен? — спросил старик.

Услышав свое имя, Сильвен вздрогнул.

— Я отвела его в зал картин, — ответила Жервеза. Видимо, она хотела произнести эту фразу бесстрастно, но ее голос дрогнул.

— В котором часу?

— После ужина. Где-то в половине двенадцатого.

Любен нахмурился:

— Странно. Он обязательно зашел бы ко мне поделиться впечатлениями. Он всегда так делал…

Жервеза снова повернулась к белым обезьянам. Капельки медленно стекали по стеклянным трубкам — как бы в ответ на слезы боли, струившиеся из глаз животных.

Затем, пожав плечами, произнесла:

— Ну, о его впечатлениях нетрудно догадаться…

Сильвен, осторожно опустившись на колени в тепловатую воду, буквально вжался в дверь.

— А что у вас с Габриэллой? — в свою очередь спросила Жервеза.

Сильвен снова вздрогнул.

— Она приходила смотреть на картины на прошлой неделе, — ответил Любен нейтральным тоном, не глядя на Жервезу.

Сильвен не верил своим ушам. Так, значит, Габриэлла навещает деда! А ему она лгала! Но зачем ей понадобилось снова смотреть на картины?

Жервеза положила руку на плечо старика — мягко, почти дружески.

— Вы мне ничего не сказали, потому что у нее была та же реакция, что и у Сильвена?

Любен, слегка побледнев, кивнул.

— Ну что ж, — произнесла Жервеза с натянутой улыбкой, — мы не самые плохие ученые…

Холод, страх, ощущение полной нереальности происходящего сковали Сильвена по рукам и ногам. Он так и стоял на коленях в воде, не в силах пошевелиться.

Снова молчание, нарушаемое лишь повизгиванием обезьян…

— Связываться с ними было рискованно, Любен, — сказала Жервеза почти жалобно. — Но мы знали об этом с самого начала…

— Да, — сказал смотритель, снова кивнув.

Сильвен был вне себя от гнева и нетерпения. О чем они?

— Но разве животных недостаточно? — продолжал Любен, указывая на белых обезьян. — Неужели нам в самом деле придется пожертвовать нашими собственными детьми?

«Пожертвовать?!» — изумленно повторил про себя Сильвен, все сильнее ощущая холод подземелья.

Нет, это какое-то безумие!.. Можно подумать, они говорят о морских свинках! Какой еще эксперимент они собираются поставить над ним и Габриэллой?..

— Обезьяны дают нам еще несколько дней на раздумья. Мы можем все отменить…

Любен резко повернулся кругом, словно пес, пытающийся укусить собственный хвост.

— Но мы уже отдали им пятерых детей!

Сильвен дрожал все сильнее и сильнее.

— Большая ошибка! — произнесла ворчливо Жервеза. — С тех пор от них никаких известий…

— Может быть, они этим удовлетворились?

— Вы шутите? Их молчание меня очень беспокоит…

Несмотря на то что этот разговор казался диалогом двух безумцев, Сильвен пытался вникнуть в смысл слов, догадаться о происходящем. Мать и Любен действительно говорят о детях, похищенных недавно в соседних кварталах?..

— У нас нет другого выбора, — резко сказала Жервеза, прислоняясь спиной к стене. — Мы должны отдать им как минимум одного из наших двоих детей.

Она и правда это сказала?!

— Но… кого? — дрогнувшим голосом спросил Любен.

— Если следовать логике, мне кажется более уместным начать с Габриэллы, — ответила Жервеза, не глядя на смотрителя.

При этом имени Сильвен и смотритель вздрогнули одновременно.

Итак, Габриэлле действительно грозила опасность!..

— Слишком уж быстро вы решаете! — проворчал Любен. — Хотите сохранить свое при себе…

— Хватит! — отрезала Жервеза, быстрыми шагами пересекая лабораторию. — Есть, может быть, только одна надежда избежать этого жертвоприношения — Маркомир.

На лице Любена промелькнуло презрение.

— Вы думаете, он один из посвященных?

Жервеза удивленно приподняла брови:

— Но это же очевидно! Его не случайно обвинили в похищениях детей…

— Кажется, его собираются оправдать…

— Неважно. Я должна с ним встретиться!

— Его роман — просто нагромождение бредней!

Жервеза раздраженно взглянула на смотрителя:

— Вы, как и я, знаете, что он ничего не выдумал.

Любен опустил глаза.

Теперь Сильвен не слышал ничего, кроме дыхания белых обезьян. Те, казалось, немного успокоились.

Когда Жервеза снова заговорила, ее голос прозвучал как отдаленный звук охотничьего рога — зловещее предзнаменование для всех лесных обитателей.

— Париж скоро погибнет, Любен… и увлечет нас всех за собой в бездну.

— И… когда же? — пробормотал старик.

Словно пытаясь преодолеть его и свой собственный страх, Жервеза твердым тоном произнесла:

— Агония начнется сегодня ночью.

Глава 34

Сильвен бросился в темноту подземного коридора.

Он бежал, задыхаясь, почти теряя сознание.

Стук подошв его обуви взрывал тишину подземелья. Он бежал в полной темноте, втайне надеясь наткнуться на какое-нибудь препятствие, упасть, погрузиться в небытие, забыть обо всем… Но нет, он безошибочно угадывал дорогу, хотя и не знал ее, и продолжал бег, словно в кошмарном сне.

Мрак подземелья и царящая снаружи ночь ничего не значили, потому что свет был в нем самом. Яркий, обжигающий свет. Ослепительная белизна стен лаборатории, терзаемые животные и эти два испуганных человека, говорящих о скорой гибели Парижа… И похищенные дети, которых они уже принесли в жертву… Кто будет следующим? Он сам? Белые обезьяны? Габриэлла?

Безумие! Бред!

Ничто не было случайно. Вплоть до его присутствия здесь. Кто знает, может быть, Жервеза и Любен догадывались, что он следит за ними? Может быть, специально для него они и разыграли это ужасное представление? Нужно выбраться отсюда. Нужно предупредить Габриэллу, что ей грозит опасность: ее собственный дед собирается принести ее в жертву! Кому? Зачем? Сильвен ничего об этом не знал. Но главное — спасти ее, ведь так? Молодой мужчина трясся как в лихорадке. Кровь гулко стучала в висках. Перед глазами плясали красные круги.

Хотя он все больше удалялся от лаборатории, запах реки становился все сильнее. Из глубин памяти всплывали давно забытые ощущения.

Непривычно жесткий тон Жервезы, исходящая от нее слепая, фанатичная сила… В первый момент Сильвен подумал, что никогда прежде не видел мать такой. Но нет.

Это было давным-давно, в детстве…

Давнее воспоминание, погребенное под грузом остальных, оживало по мере того, как он спускался в подземелье. Подобно спелеологу, он углублялся в темноту, чтобы совершить самое захватывающее и опасное из всех путешествий: в глубь самого себя.

Он не успел закричать.

Все его воспоминания разом оборвались.

Все произошло в одну секунду.

Что-то резко ударило его прямо в лицо, и он потерял сознание.

Часть вторая

РЕКА

Однажды я почувствовал, что под парижским асфальтом — земля.

Жан Фоллэн, «Париж»

Воскресенье, 19 мая, 2.04

— Вы очнулись? — послышался чей-то голос из темноты.

«Детский голос…» — подумал Сильвен, но не решился ответить: слова застряли у него в горле.

«Моя голова!» — простонал он про себя. Адская боль, еще усиленная непроглядной темнотой, стискивала череп стальным обручем. Вдобавок у Сильвена было странное ощущение, что он весит целую тонну. Он попытался поднять руку, потом ногу, но намокшая одежда облепила его тело, как щупальца гигантского спрута, не давая пошевелиться.

«Река…» — вспомнил он, осознав, что лежит в тепловатой, пахнущей тиной воде мелкой подземной речки.

Постепенно к нему возвращались воспоминания… а с ними и тревога. Что это — сон? Он действительно слышал детский голос или ему снится прежний кошмар? Может быть, теперь и он сидит в одном из стоматологических кресел, с повязкой на глазах?..

Сильвен вздрогнул.

«Мать с Любеном решили завязать мне глаза?!»

Но если бы эта слепота и впрямь была абсолютной! Нет — словно наяву, Сильвен снова видел разыгрывавшиеся перед ним недавно в белой подземной лаборатории ужасные сцены, переживал те же чувства, испытывал те же страхи, реальные и неосознанные.

«Что же произошло и где я?» — наконец ему удалось сформулировать этот простой вопрос и заодно поднять правую руку.

Он с трудом вынул из кармана мобильный телефон и, не выдержав, застонал от боли, пронзившей все его тело.

Отогнав мысль о возможном переломе, он стиснул зубы и с трудом нажал центральную клавишу, чтобы загорелся дисплей.

Послышался испуганный вскрик.

Даже этот слабый свет оказался слишком ярким для обоих.

«Значит, все же не сон», — подумал Сильвен, больше удивленный, чем испуганный. Он слегка приподнялся и посветил перед собой.

Она была здесь.

— Девчонка… — пробормотал он, понемногу привыкая к синеватому свету телефонного дисплея.

Прямо напротив, меньше чем в метре от него, у подножия неровной стены подземного коридора, сидела, сжавшись, темноволосая девочка в спортивном костюме, закрывая лицо руками. Лицо, насколько можно было разглядеть, казалось вполне заурядным, даже, пожалуй, некрасивым; особенно его портил широкий вздернутый нос. Но взгляд был не по-детски острым: настоящий скальпель! На лбу девочки Сильвен заметил кровоточащую ссадину.

«У нее, наверно, тоже болит голова после нашей… встречи», — подумал Сильвен почти отрешенно: это был его привычный способ сохранять спокойствие. Девочка, впрочем, тоже казалась спокойной: она смотрела на Сильвена без всякого страха, даже с любопытством, к которому примешивалось легкое раздражение.

— Долго вы еще собираетесь здесь лежать? — наконец спросила она, облизнув губы кончиком языка.

«Голосок детский, а тон — как у взрослой, — подумал Сильвен. — Сколько ей лет? И самое главное — какого черта она вообще здесь делает?!»

Но, несмотря на все эти вопросы, теснившиеся в голове, Сильвен по-прежнему молчал, держа телефон перед собой.

Казалось, что этот миг застыл в вечности.

Неожиданно девочка вскочила одним прыжком, как кошка, и направила свет от дисплея своего мобильника на лицо Сильвена — даже раньше, чем тот успел вскрикнуть.

— А… это вы, — сказала она, слабо улыбнувшись. — Мне бы стоило догадаться…

Сильвен совершенно не ожидал таких слов. Он с недоумением взглянул на девочку и заметил в ее глазах явное любопытство.

— Ты меня знаешь? — наконец спросил он.

Взгляд девочки оставался таким же пристальным и острым.

— Издалека… — ответила она без всякой иронии.

Сильвен, уже начиная сомневаться в ясности собственного рассудка, приготовился отбиваться от этого странного существа, как от гигантского насекомого, но оно, словно догадавшись об этом, быстро шагнуло назад в темноту.

— Ну что ж, полагаю, в этой нашей… коллизии нет ничего случайного? — полувопросительно произнесла девочка.

Что можно было на это ответить? Сильвен балансировал на грани недоверия и любопытства. Что это за девчонка, словно с неба свалившаяся прямо в парижские катакомбы? Есть ли какая-то связь между ней и той невероятной сценой, свидетелем которой он недавно был? Что делали Жервеза и Любен с белыми обезьянами? И что означал их странный, почти безумный диалог? Что они собираются сделать с Габриэллой? То же самое, что и с обезьянами? При одной мысли об этом Сильвен вздрогнул.

«Нет-нет, надо сохранять спокойствие!.. — пытался он внушить себе, глядя на незнакомку. — Спокойствие… и недоверие. Но в первую очередь надо отсюда выбраться…»

— Кто ты? — выговорил он после паузы.

— А вы? — лаконично спросила девочка.

— Ты же сказала, что ты меня знаешь.

Снова долгое молчание.

— Как ты сюда попала? — подал голос Сильвен.

— Так же, как и вы, я полагаю.

— Из клетки?

— Какой клетки?

Сильвен не знал, что ответить. Она играет с ним в какую-то игру? Как можно быть уверенным, что она ему не враг?

В этот момент девочка с некоторым трудом поднялась и сказала:

— Надо отсюда выбираться.

«И ведь не поспоришь», — подумал Сильвен. Когда ему, в свою очередь, удалось встать на ноги, она уже была в нескольких метрах впереди. Мобильник с тускло светящимся дисплеем она выставила вперед, словно меч.

Несмотря на боль во всем теле, Сильвен не смог сдержать улыбки.

— Ты уверена, что это правильный путь?

Девочка обернулась, и Сильвен снова увидел ее не по-детски пристальный взгляд, от которого ему становилось не по себе.

— А вы — нет?

— Я не хочу повторить судьбу Филибера, — сказал Сильвен с нотой раздражения в голосе.

Девочка чуть склонила голову набок, словно любопытный щенок:

— Кто этот Филибер?

— Привратник монастыря Валь-де-Грас, — ответил Сильвен. Встав на привычную почву, он почувствовал себя увереннее. — Во время Великой французской революции бедняга спустился под землю и заблудился…

— И что с ним стало? — спросила девочка после некоторого молчания.

— Его случайно обнаружили… одиннадцать лет спустя, — сдержанно ответил профессор.

— Живого?

Сильвен пожал плечами, слегка покачал головой и притворно-мрачным тоном ответил:

— Ему воздвигли надгробие — в том самом месте, где был найден его скелет. Оно сохранилось до наших дней. Если вдруг мы наткнемся на него, мы, по крайней мере, будем знать, где находимся…

— Значит, сейчас вы этого не знаете?

— Иди вперед и задавай поменьше вопросов, — заявил Сильвен.

Он уже обогнал девочку. Та с трудом поспевала за ним и наконец сердито закричала:

— Эй, ну подождите!

Воскресенье, 19 мая, 2.25

Профессор и девочка шли вперед, не обмениваясь ни словом.

Оба старались казаться равнодушными, но у каждой развилки, у каждого поворота думали об одном и том же: «Может быть, здесь — путь наверх?»

Потому что это оказался настоящий лабиринт!

Сначала им пришлось преодолевать узкий коридор, который становился все теснее. Но это оказались еще цветочки по сравнению с узким парапетом, тянущимся по краю колодца, вдоль которого им пришлось идти, изо всех сил прижимаясь к стене, чтобы не соскользнуть вниз.

— Осторожно, смотри под ноги!

Светя мобильниками на стены, они иногда замечали наполовину стершиеся надписи на латинском языке.

— Para… sium… divertii?.. — пыталась прочитать юная незнакомка. Видимо, она испытывала потребность говорить, чтобы тишина вокруг не казалась такой гнетущей. — Что это значит?

— Это значит, что мы еще не вышли, — проворчал Сильвен, не останавливаясь.

Он не обращал никакого внимания на эти нечитаемые настенные таблички, похожие на те, что можно видеть на углах улиц. Гораздо больше его интересовали сами коридоры, в которых периодически попадались груды черепов и костей, преграждающие путь.

— Поворачиваем обратно, — объявил Сильвен перед очередным таким погребальным тупиком, избегая встречаться взглядом с девочкой.

Для нее это приключение, кажется, слишком затянулось. Перед этими останками давным-давно умерших людей она испытывала явное отвращение. Но и они сами, живые, стоили здесь немногим больше! Иногда под ногами у них прошмыгивали крысы. Наверное, девочка с трудом сдерживается, чтобы не закричать. Решится ли она в этом признаться?.. Страх явно возобладал в ней над уверенностью, и с каждой минутой охватывает ее все сильнее. Сам же Сильвен пытался сконцентрироваться на своих собственных шагах в этой враждебной тишине.

И молодой мужчина, и девочка всячески старались прогнать одну и ту же мысль, не дававшую им покоя: рано или поздно батареи мобильников разрядятся, и тогда они окажутся в полной темноте.

Задыхаясь, девочка наконец в изнеможении прислонилась к стене и жалобно спросила:

— Скажите, где мы хоть примерно можем быть?

— Даже не знаю… — признался Сильвен. — Могу сказать только одно: мы на левом берегу Сены. Потому что эти коридоры явно сохранились со времен древней Лютеции.

— Но где именно на левом берегу?

— Знать бы!.. С одинаковым успехом мы можем быть под монастырем Валь-де-Грас, под бывшим монастырем капуцинов, под больницей Кошен, под Гран-Шартрез, под улицей Одеон или Томб-Иссуар, под Монпарнасским кладбищем… Как правило, каждый из наиболее широких подземных коридоров соответствует какой-то из парижских улиц, как бы является ее потусторонним отражением. По идее, должны быть соответствующие пометки на стенах, но ничего нет… или все уже стерлось. Хотя можно предположить, что сейчас мы…

Он замолчал, словно боясь сказать слишком много.

— Где? — нетерпеливо спросила девочка.

— Под…

— Под… чем?

Немного поколебавшись, Сильвен все же решил продолжать:

— Подземелья Парижа имеют несколько уровней. Они как слоеный торт: подвалы, канализация, метро, RER, карьеры, горизонт грунтовых вод, еще ниже — недавние станции метро, а под ними — места еще более глубокие и… неизвестные.

— И вы думаете, что мы в одном из этих неизвестных мест?

— Я себя об этом спрашиваю с самого начала нашей… прогулки, — признался Сильвен, в памяти которого то и дело всплывали «страшилки» Любена. — Говорят, под Парижем есть еще какие-то пещеры, но очень глубоко — на уровне примерно пятисот метров под землей. Не может быть, чтобы мы спустились так низко.

— Я смотрю, вы неплохо знаете историю парижских подземелий, — заметила девочка.

Сильвен повернул мобильник так, чтобы осветить ее лицо.

— Эй, что это вы? — воскликнула девочка, прикрываясь рукой.

«В конце концов, почему бы и не рассказать?..» — подумал он, садясь напротив нее на песок.

И, даже не пытаясь предварительно собраться с мыслями, Сильвен заговорил — словно бросаясь с головой в омут:

— Меня зовут Сильвен Массон, и я преподаю историю Парижа в Сорбонне…

Воскресенье, 19 мая, 3.56

— …И когда я услышала голоса, я запаниковала и бросилась бежать, — закончила свой рассказ Тринитэ. Потом указала на ссадину на лбу и прибавила: — Тогда я и заработала вот это.

Рассказ девочки заставил Сильвена раскрыть рот от изумления.

Он терпеливо выслушал ее историю — как перед этим она выслушала его собственную, — но одна деталь его крайне заинтриговала. И вот теперь, в глубине парижских подземелий, она блеснула перед ним как путеводный огонек — она была очень логичным связующим звеном между разнородными элементами этой головоломки. Это захватывало его и в то же время тревожило.

«Нет, это было бы уж слишком!..» — подумал он, но все же спросил:

— А этот силуэт на пленке… какого роста он был?

Тринитэ пожала плечами:

— Ну примерно моего… как подросток.

«А что, если и впрямь?..» — пронеслось в мозгу Сильвена. Все еще не веря в это до конца, он, стараясь не выдать своего волнения, спросил:

— Его окружал такой… расплывчатый ореол, да? От этого изображение было слегка размытым?

— Да, — удивленно ответила Тринитэ.

— Не может быть… — пробормотал Сильвен. — Это не могли быть…

— Кто?

— Они…

— Да кто они?

Сильвен поднял на девочку невидящий взгляд:

— Белые обезьяны…

— Что?!

— Все сходится! — потрясенно пробормотал Сильвен. — Рост, ловкость, гибкость… К тому же они исчезли из зоопарка именно в ту ночь, когда произошли похищения… И эти фосфоресцирующие отпечатки на стене… И странное поведение моей матери… Она ни в коем случае не хотела вызывать полицию. А потом обезьяны вдруг оказались на месте…

Белые обезьяны — похитители детей?! Само это предположение казалось абсурдным и даже смешным. Но Сильвену было не до шуток. Видя, что он отнесся к ее рассказу серьезно, Тринитэ попыталась следовать его логике.

— Но как вы тогда объясните, что изображение как будто размыто? — спросила она с некоторым сомнением. — Как в тумане?

— Это не туман, это свет…

— Свет?

— Их шерсть не отражает света, она его впитывает.

Тринитэ недоверчиво тряхнула головой. Девочка уже ничего не понимала.

— Моя мать очень быстро обнаружила это их свойство, — продолжал Сильвен, — но не стала объявлять об этом во всеуслышание. Дело в том, что их просто невозможно сфотографировать!

— Как вампиров?

— Именно! Вот почему посетителям запрещена была фото- и киносъемка. Иначе этот феномен быстро обнаружился бы, и тогда сбежалась бы целая армия ученых, чтобы попытаться использовать его в военных или разведывательных целях… Обезьян конечно же забрали бы из зоопарка и начали бы ставить над ними опыты в лабораториях министерства обороны…

— Это было бы еще хуже, чем то, что они пережили сегодня вечером? — тихо спросила Тринитэ.

Сильвен побледнел:

— Мы даже не знаем, что именно с ними делали…

Подавив сомнения, девочка-вундеркинд попыталась рационализировать полученные сведения, рассортировав факты, идеи и догадки.

— Итак, что нам известно точно? — сказала она. — За всем этим стоит ваша мать…

— Очевидно, да. По крайней мере, она — один из главных столпов, на которых все держится…

При этих словах Сильвен снова как наяву увидел перед собой Жервезу в подземной лаборатории и с горькой усмешкой прибавил:

— И подумать только: она всегда была одержима заботой о природе! Она говорила, что мы в долгу перед природой, что мы должны уважать других ее созданий: деревья, животных…

Сильвен замолчал, устремив взгляд в темноту.

— Ну что ж, — подвела итог Тринитэ, и ее резковатый голосок повторило эхо в глубине катакомб, — это, конечно, звучит как полный бред, но в нем есть своя логика. Все сходится.

После минутного размышления она посмотрела по сторонам и неожиданно прибавила:

— Но как знать, может быть, вы все это придумали, чтобы заманить меня в ловушку?

Сильвен, не зная, что ответить, смотрел на нее в полной растерянности.

До чего странное создание эта Тринитэ Пюсси, которая с такой небрежностью объявила недавно о своем ай-кью — сто девяносто пять! Боевой характер, острый и язвительный ум, и при этом столь явный недостаток эмоций… И эта отстраненно-равнодушная манера, с которой она говорила о своих видеокамерах, о «Замке королевы Бланш» — этом огромном здании, которое Сильвен так хорошо знал, поскольку сотни раз проходил мимо него, направляясь в «Баскский трактир»…

Сколько же ей лет? Сначала он решил, что не больше десяти. Но оказалось, что буквально на днях ей исполняется четырнадцать. И при этом мозг, как у компьютера! Он вспомнил Габриэллу в четырнадцать лет: та выглядела уже почти женщиной. Взгляд, фигура, манеры, даже характерные ужимки — все как у взрослой. А эта — пигалица…

— Вообще-то, я мог бы заподозрить тебя в том же самом, — наконец ответил он. — Как знать, может быть, моя мать и Любен подослали тебя ко мне, чтобы сбить со следа и оставить тут погребенным заживо?

Тринитэ вздрогнула.

— Вы… действительно так думаете? — пробормотала она.

— Неважно, что я думаю, — сказал Сильвен, поднимаясь. — Главное — выбраться отсюда.

Ему ответило гулкое металлическое эхо.

Тринитэ рефлекторным движением повернула дисплей мобильника к потолку… и буквально позеленела.

— Где это мы?!

На стене перед ними виднелась надпись характерным готическим шрифтом: «Rauchen verboten»[6].

— Немецкий… — прошептала Тринитэ.

Да, немецкий… В самой надписи не было бы ничего пугающего, если бы над ней не распахивал крылья орел, державший в лапах свастику.

Воскресенье, 19 мая, 6.30

— Успокойся, нам совершенно нечего бояться…

Несмотря на все увещевания Сильвена, Тринитэ не могла совладать с собой — ее всю трясло. Указывая на немецкую надпись, она лихорадочно бормотала:

— Это… это… это…

Где, в какой эпохе она себя воображала? Она как будто провалилась в прошлое… Или это приступ клаустрофобии?

— Извини, — сказал Сильвен, отступая немного назад, — но есть только один способ…

— Ч-чего?..

Не дав ей договорить, Сильвен отвесил ей пощечину. Перед глазами Тринитэ словно вспыхнула красная молния. С недоверчивым видом девочка поднесла руку к лицу:

— Вы меня ударили?!

— Я же сказал: извини, — тут же ответил Сильвен. — Но в нашем положении нет ничего опаснее паники!

Все еще прижимая ладонь к щеке, Тринитэ наконец вынуждена была признать, что эта пощечина ее отрезвила.

Вслед за Сильвеном она принялась исследовать стены, светя на них мобильником. Здесь было на что посмотреть! Перед ними оказался огромный зал, растрескавшиеся стены которого были сплошь в надписях на немецком языке готическим шрифтом. Из зала во всех направлениях вели коридоры с указательными табличками: «Ausgang», «Nach Notre-Dame», «Zimmer 1», «Zimmer 2», «Zimmer 3»[7].

Но все эти таблички давно проржавели, буквы на них наполовину стерлись. Некоторые надписи были вообще нечитаемыми.

«Нет, — подумала Тринитэ, наконец успокоившись, — я не перенеслась в другое время…»

Повернувшись к Сильвену, она посветила ему в лицо и увидела, что он улыбается.

Ее страх сменился раздражением.

— Можно подумать, вас все это забавляет!..

Сильвен отозвался не сразу. Кончиком ботинка, намокшего и перемазанного грязью, он ударил по старой пивной бутылке, валявшейся на полу, и она разбилась о подножие известняковой стены.

— Кажется, я знаю, где мы…

Тринитэ подозрительно приподняла бровь:

— Вы это говорите, чтобы меня успокоить? Ну что ж, все лучше, чем пощечина…

В ответ Сильвен улыбнулся еще шире, обводя глазами зал:

— Мы прямо под Люксембургским садом!

— Что?! — удивленно сказала Тринитэ. У нее не укладывалось в голове, что в нескольких десятках метров у нее над головой находится один из самых знаменитых парижских парков — с фонтанами, огромными клумбами, столетними деревьями, среди которых прогуливаются влюбленные студенты и старые профессора, с дворцом Марии Медичи…

— В период оккупации нацисты использовали часть подземных карьеров в качестве штаба и бомбоубежища, — объяснил Сильвен. — Они оборудовали здесь гигантский бункер, на случай бомбардировок союзной авиации…

Посветив вокруг себя, он прибавил:

— Видимо, они не успели тут как следует обосноваться, и все осталось таким же, как…

Не договорив, он приблизился к стене и ощупал ее.

— Я никогда здесь не был, но Любен мне часто рассказывал об этом месте.

— Это тот самый смотритель зоопарка?

Сильвен кивнул, продолжая ощупывать стены. Потом отряхнул ладони и с удивлением сказал:

— Странно, что они такие влажные. Ведь Сена довольно далеко…

— А мы пока еще довольно глубоко, — произнесла Тринитэ ворчливо. — Если вы знаете, где мы, значит, знаете, как выбраться наверх?

Сильвен не успел ответить — откуда-то слева донесся звук, напоминающий отдаленный раскат грома.

— Что это? — вздрогнув, спросила Тринитэ, и тут же ей в лицо ударила волна тошнотворного запаха.

Какая-то плотная подвижная масса мгновенно распространилась по полу зала, буквально доходя обоим путешественникам до лодыжек.

Сильвен крепко прижал к себе Тринитэ одной рукой, а другую, в которой держал светившийся мобильник, направил на пол.

— Крысы! — закричала девочка так громко, что у него едва не лопнули барабанные перепонки.

Да, крысы, целая армия крыс… Их были тысячи! Они покрыли пол зала, словно живой шевелящийся ковер.

Тринитэ была в таком ужасе, что почти не чувствовала руки Сильвена, обхватившей ее за плечи.

— Идем! — скомандовал он. — Как раз за ними нам нужно идти!

— Не-е-е-т! — снова завопила девочка.

— Замолчи!

Несмотря на полчища крыс, которые едва не сбивали их с ног, Сильвен смог не поддаться панике.

«Это и есть наш счастливый шанс!» — думал он, поскольку знал, что крысы, как и люди, обладают невероятно развитым инстинктом самосохранения.

Итак, они с Тринитэ шли за крысами.

Очень долго…

Девочка крепко зажмурила глаза и цеплялась за Сильвена, как слепая. Но уши заткнуть она не могла и постоянно слышала крысиный писк, еще усиленный эхом подземных коридоров. Вдобавок ей приходилось вдыхать тошнотворный мускусный запах крыс. Иногда наступая на них, она чувствовала, как хрустят их кости и расплющиваются тела… Ощущала их укусы и царапанье когтей… Это был настоящий кошмар!

«Выйти! — повторяла Тринитэ про себя, изо всех сил прижимаясь к Сильвену. — Я хочу выйти отсюда!»

И вдруг у обоих появилось ощущение открытого пространства.

— Ну наконец-то!.. — выдохнул Сильвен, убирая руку с плеча Тринитэ.

Девочка по-прежнему не осмеливалась открыть глаза. Но прежнее давящее чувство ушло… и крысы исчезли.

— Где мы? — спросила она и удивилась: голос ее прозвучал так, словно разнесся под сводами собора.

— Открой глаза и увидишь, — ответил Сильвен. В его голосе чувствовалось явное облегчение.

«Логично», — подумала Тринитэ и приоткрыла правый глаз.

— О!

К ее величайшему удивлению, они стояли в огромном сводчатом зале, сильно вытянутом в длину, который вполне Можно было принять за…

— Это что, метро?!

— Именно, — кивнул Сильвен. Уже не было необходимости в слабом свете мобильников — старые неоновые лампы создавали нечто вроде аквариумной подсветки.

Через некоторое время Тринитэ нерешительно произнесла:

— Но здесь нет ничего… и никого.

Действительно, ни рекламы на стенах, ни скамеек на платформе, на которую они каким-то чудом вышли, ни даже названия самой станции. Вдоль стен, облицованных плитками и сплошь покрытых разноцветными граффити, тянулись разорванные электрические провода. Единственными живыми обитателями этого места были крысы — опять они! — которые целыми стаями с писком носились по рельсам.

Но Сильвен, казалось, ничуть не был удивлен. Прислонившись спиной к стене, он спокойно произнес:

— Мы на станции «Круа-Руж».

— Но такой станции не существует! — сказала Тринитэ, сверившись с карманной схемой метро.

— Больше не существует, — поправил Сильвен. — «Круа-Руж» — это одна из «станций-призраков». Есть еще «Аксо» в Бельвилле, «Порт Молитор» в Шестнадцатом округе, «Марсово поле» вблизи Эйфелевой башни, «Арсенал» недалеко от площади Бастилии. Сначала их закрыли… потом забыли.

— А почему их закрыли и когда?

— Эта станция, «Круа-Руж», располагалась между «Севр-Бабилон» и «Мабийон», в самом центре Шестого округа. Городские власти сочли, что она находится слишком близко к двум соседним. Поэтому ее закрыли — уже несколько десятков лет назад. Но поезда десятой линии, идущие с востока на запад, до сих пор ее проезжают…

Словно в подтверждение этих слов, мимо со скоростью урагана пронесся поезд.

Тринитэ инстинктивно попятилась на середину платформы. Но все же девочка успела разглядеть, что все вагоны пусты.

«Ну да, утро воскресенья…» — подумала она.

Как только поезд скрылся из вида, они услышали протяжный писк… и увидели, что на рельсах агонизируют сотни раздавленных крыс.

Тринитэ ощутила подступающую к горлу тошноту.

— Меня сейчас вырвет, — пробормотала она.

— Ничего не поделаешь, другого пути наверх отсюда нет, — сказал Сильвен и спрыгнул с платформы вниз, на рельсы.

— Вы что, издеваетесь?!

— Нам нужно дойти до станции «Мабийон», — сказал Сильвен, указывая на слабый свет в левом конце туннеля. — У нас нет выбора. Это займет не больше десяти минут.

Дважды им пришлось вплотную прижиматься к стенам туннеля, чтобы не попасть под поезд. Когда они наконец вышли на пустую платформу станции «Мабийон», Тринитэ, охваченная недобрым предчувствием, произнесла:

— Кажется, что-то случилось за время нашего отсутствия…

Воскресенье, 19 мая, 7.30

Перешагивая сразу через две-три ступеньки, они поднялись по лестнице к выходу — и тут оба одновременно замерли.

— Я же вам говорила, что-то случилось! — произнесла с возбуждением Тринитэ.

Сильвен и сам видел, что Шестой округ выглядит как минимум необычно.

— Никогда не видел здесь столько машин утром в воскресенье, — сказал он с недоумением и взглянул на часы на углу улицы Фур. Полвосьмого утра.

Вой клаксонов, лязг сталкивающихся машин, вопли водителей, ругательства пешеходов… Весь бульвар Сен-Жермен превратился в сплошную пробку!

— И столько людей… — проговорила Тринитэ, глядя на тротуары, запруженные пешеходами.

Кажется, весь Шестой округ пришел в движение.

— Все проснулись, — добавила она, указывая на окна домов.

Все местные жители, изумленные и растерянные, наблюдали в окна за происходящим. Некоторые спускались на улицу прямо в пижамах, халатах и домашних шлепанцах, а то и в одних ночных рубашках, привлеченные лихорадочным всеобщим беспокойством, которое буквально висело в воздухе.

С трудом привыкая к яркому дневному свету, Сильвен и Тринитэ по-прежнему стояли на углу улицы Фур. Взглянув на себя в ближайшее витринное стекло, оба вздрогнули.

— Это мы?! — произнес Сильвен, не удержавшись.

Этот человек в лохмотьях, с грязным, заросшим щетиной лицом, дырами на коленях, исцарапанными руками, покрытыми пылью и плесенью волосами, — в самом деле он? Что касается бедняжки Тринитэ, ее спортивный костюм больше напоминал тряпку для мытья полов.

Нарушив их оцепенелое самосозерцание, мимо прошла нелепо одетая женщина — она явно натянула на себя первое, что подвернулось под руку, — волочившая за собой чемодан на колесиках. Споткнувшись, она потеряла равновесие и, едва не рухнув на Сильвена и Тринитэ, посмотрела на них так, словно они были живым воплощением катастрофы, грозившей обрушиться на Париж.

— Я так и знала, что это вот-вот начнется! — сказала она, устремляясь по улице Фур вслед за большинством пешеходов.

— Спокойно, спокойно… — пробормотал Сильвен, делая глубокие вдохи и пытаясь сохранить самообладание.

Прислонившись к большой схеме метро у входа на станцию, он с силой растер ладонями лицо, чтобы прогнать навалившуюся усталость.

«Сейчас не время для отдыха…»

Тут на него налетели сразу три человека в форме CRS[8], собиравшихся перекрыть вход в метро стальными заграждениями:

— Отойдите отсюда, месье! Метро закрыто!

Прежде чем Сильвен и Тринитэ успели что-то сообразить, людской поток подхватил их и вынес на мостовую, где неподвижно замерли автомобили. Сквозь стекла можно было разглядеть встревоженные лица пассажиров — целые семьи, множество вещей… Водители нервно настраивали авторадио, раз за разом поглядывая на небо. У них был вид беженцев.

— Да, в самом деле что-то произошло, — пробормотал Сильвен, лавируя между машин, чтобы попасть на другую сторону бульвара Сен-Жермен, на угол улицы Бюси.

— Террористы! — высказала догадку Тринитэ.

Сильвен, у которого почти одновременно возникло то же самое предположение, повернулся к ней:

— Ты думаешь?

— Наверно, они опять устроили где-то взрыв… пока мы были в катакомбах…

И в тот же миг оба вспомнили разговор Жервезы и Любена:

— Париж скоро погибнет, Любен… и увлечет нас всех за собой в бездну.

— И… когда же?

— Агония начнется сегодня ночью.

— Сегодня ночью… — повторил Сильвен, еще не в силах поверить в это окончательно.

Тринитэ тоже изо всех сил пыталась сохранять спокойствие. Взглянув на расхристанного человека, который брел куда-то, невидяще глядя перед собой, она слегка дернула его за рукав и спросила:

— Месье, почему вы убегаете?

Тот с ужасом на нее посмотрел:

— Вы что, не знаете?

И тут же устремился в противоположном направлении.

— Нам нужно идти туда, — объявила Тринитэ, увлекая за собой Сильвена против течения общего потока, к улице Бюси.

— Но мы одни туда идем… — неуверенно возразил Сильвен, смущенный тем, что девчонка может счесть его трусом.

Впрочем, сама Тринитэ была явно напугана, но любопытство в ней пересиливало.

— Ну и что? В катакомбах мы тоже были одни, но сумели оттуда выбраться!

И они углубились в лабиринт старого квартала Аббатства, где в Средние века располагалось богатое аббатство Сен-Жермен-де-Прэ, а сейчас сохранилась лишь путаница тесных улочек, переулков и тупиков, по которым можно было лишь приблизительно представить себе его прежнюю структуру. Но в это утро улицы Эшодэ, Жакоб, Кардиналь превратились в сплошные импровизированные парковки. Небольшое количество машин, принадлежащих местным жителям, загородили проезд другим, те — третьим. Напряжение нарастало. Большинство водителей, уже не стесняясь, орали друг на друга:

— Дай проехать, мать твою! Убери свое ведро!

— Да пошел ты!.. Не видишь — и впереди все забито!

На улице Сены Сильвен и Тринитэ увидели, как два мужчины дерутся, катаясь по тротуару, словно уличные псы.

— Люди сходят с ума! — сказала Тринитэ, вздрогнув.

— Да, похоже на то, — кивнул Сильвен, глядя на кафе «Ла Палетт», прямо перед которым они оказались.

Это знаменитое заведение, краса и гордость квартала Изящных Искусств, облюбованное туристами и писателями, было разгромлено и разграблено: пользуясь всеобщей паникой, грабители разбили витрину и вынесли все запасы спиртного, часть которого сразу и выпили. Множество пьяных валялись здесь же, на улице.

В голове Сильвена тем временем складывались более-менее логичные предположения.

— Бомба… — проговорил он, продолжая двигаться к зданию Французской академии, видневшемуся в конце улицы. — Наверно, взорвали какое-то важное здание… Лувр, или Дворец правосудия… что-то грандиозное…

Тринитэ снова вздрогнула:

— Вы думаете?

Сильвен молча обернулся к ней, и она прочла в его взгляде утвердительный ответ.

— Но тогда, — сказала она через некоторое время, взглянув вверх, — мы почувствовали бы запах гари, увидели бы дым… А ничего такого нет… — И, поколебавшись, спросила: — Думаете, ваша мать сыграла в этом какую-то роль?

При этих словах Сильвен помрачнел. С того момента, как они выбрались из катакомб, он пытался отогнать эту мысль, но царящая в городе паника лишь подтверждала его опасения.

Он снова услышал зловещее пророчество Жервезы: «Париж скоро умрет, Любен…»

Но даже если Жервеза не ответственна за это, она, по крайней мере, знает, как обстоят дела.

«Но почему именно мать?» — снова и снова спрашивал он себя, ускоряя шаги, словно пытаясь убежать от своей юной спутницы.

Заметив его волнение, Тринитэ настойчиво произнесла:

— Так что вы об этом думаете?

Сильвен резко обернулся к ней. Черты его лица утратили прежнюю мягкость.

— Я ничего об этом не знаю! Так же как и ты! Мы в одинаковом положении — нам обоим ничего точно не известно!

Тринитэ была поражена такой внезапной переменой.

— Но вы хотя бы… — проговорила она нерешительно.

— Замолчи! — отрезал Сильвен.

Внутри у него все кипело. Он не знал, что и думать. Вдобавок он жалел о своей вспышке гнева, о том, что не смог сдержать своих чувств перед незнакомкой.

«Что с нами будет?» — думал он, бредя, как лунатик, к зданию Французской академии, в хаосе криков и автомобильных гудков.

Тринитэ, брошенная посреди тротуара на улице Сены, долго стояла неподвижно, не в силах сдвинуться с места. Ее напугали не столько слова Сильвена, сколько его глаза.

«Этот тип может оказаться опасным, — подумала она, вспоминая внезапно вспыхнувший в его глазах желтоватый свет. — И в катакомбах он чем-то напоминал дикого зверя… А сейчас он идет сквозь толпу, как сквозь джунгли…»

Сильвен и в самом деле двигался против течения толпы, расталкивая людей, мешавших ему пройти, словно это были тропические лианы.

Но, несмотря на все сомнения, она все же решила следовать за ним.

— Эй, подождите!

Однако профессор, не останавливаясь, шел вдоль сквера Габриэля Пьерне — небольшого зеленого оазиса в тени Института Франции. Тринитэ подняла глаза к высокому куполу здания. Среди всеобщей паники этот храм науки, в стенах которого были собраны все самые выдающиеся достижения науки, искусства и литературы, выглядел таким… неуместным!

Трое детей в сопровождении матери, проходя мимо нее по тротуару, отдавили ей ноги и едва не столкнули с тротуара.

«Да, неподходящий момент для созерцания», — сказала себе Тринитэ, с трудом пробиваясь сквозь лихорадочно бурлящую толпу.

— Куда же они все идут? — произнесла она вслух, глядя на пожилую чету: дама с покрасневшими от слез глазами то и дело дергала мужа за руку и повторяла:

— Да поторопись же, ради бога! Надо отсюда уходить!

Старик задыхался от усталости и, кажется, готов был вообще отказаться куда-либо идти.

— Чего ради? — хрипел он.

Но жена упорно тянула его за собой, как упрямого ребенка:

— У нас нет выбора!

Когда Тринитэ наконец нагнала Сильвена, тот уже шагнул в крытый проход, соединяющий улицу Сены с набережной Конти.

— Вы меня не подождали! — сказала она возмущенно.

Но Сильвен даже не повернул к ней головы. Его взгляд был устремлен в сторону Сены, и Тринитэ, посмотрев туда же, не смогла сдержать крик ужаса.

Набережная представляла собой сплошное живое заграждение. Здесь не было ни машин, ни прохожих. Стояла жуткая тишина.

Вдоль парапета выстроились многочисленные вооруженные отряды CRS. Самой реки за ними было не видно. Тринитэ и Сильвен могли разглядеть лишь напряженные лица полицейских сквозь плексигласовые забрала их шлемов.

— Что они там делают? — прошептала Тринитэ.

— Не знаю, — ответил Сильвен, помолчав, — но им страшно…

Действительно, от полицейских исходил ощутимый страх — можно было подумать, что они оцепили минное поле.

Один из них окинул быстрым взглядом молодого мужчину и девочку, смотревших на набережную с эспланады перед Институтом Франции, и крикнул им:

— Эй вы, там! Вы что, не знаете — проход на набережную запрещен!

Но голос его дрожал, словно он боялся выговорить эти слова.

— Запрещен? — повторили одновременно Сильвен и Тринитэ.

И тут произошло нечто странное.

С соседней набережной Малакэ донесся какой-то непонятный шум.

Затем стала заметна брешь в шеренге CRS — как будто кто-то набросился на полицейских сзади, со стороны реки.

Что-то живое билось возле парапета…

Рыба.

Но не это было самым страшным. Сквозь образовавшуюся брешь, как сквозь распахнувшийся занавес, Сильвен и Тринитэ увидели…

…отнесенные от берега баржи…

…зеленоватое зеркало воды, над которой были заметны лишь самые верхушки платанов и тополей…

…какие-то обломки, уносимые течением…

— Нет, — прошептал Сильвен, чувствуя, как подкашиваются ноги, — Париж не горит… Париж тонет!

Воскресенье, 19 мая, 8.15

— Наводнение! — пораженно произнес Сильвен, который не верил своим глазам: прежде он видел нечто подобное лишь на фотографиях 1910 года, посвященных самому знаменитому парижскому наводнению двадцатого века.

Когда он демонстрировал эти фотографии через видеопроектор на своих лекциях, посвященных «Сене, холодному монстру», студенты полупритворно вздрагивали, глядя на затопленные набережные и мосты, на лодки в саду Тюильри, на деревянные мостки, переброшенные от одной крыши к другой… Но тогда эта «венецианская жизнь» продолжалась всего несколько дней.

«А сегодня, — подумал Сильвен, последний раз обращая взгляд на мутно-зеленый поток, поднимающийся, словно морской прилив, — уровень воды так сильно поднялся в течение всего нескольких часов!..»

Он и Тринитэ, одинаково пораженные, смотрели на эту мощную реку, поверхность которой уже была всего в каких-то двух метрах от набережной.

— Прямо как фильм-катастрофа… — завороженно пробормотала Тринитэ, глядя, как маленькая моторная лодка, опрокинувшись, разбилась об опору моста.

Но в тот же момент трое полицейских CRS бегом пересекли набережную Конти и, оказавшись возле двух нарушителей, стали теснить их назад, к Институту Франции.

— Здесь опасная зона! Приказом префекта полиции запрещено пускать сюда кого бы то ни было! — сказал один из них, буквально втолкнул Сильвена и Тринитэ обратно в крытый проход, возле которого они стояли, и протянул поперек него полосатую красно-белую ленту заграждения.

Им пришлось вернуться на улицу Сены, и они оказались с другой стороны от Французской академии — бесполезной, хотя и мощной каменной преграды между ними и рекой. Здесь по-прежнему толпились растерянные испуганные люди, напоминающие домашних собак, брошенных хозяевами.

Подняв голову к небу, Тринитэ увидела невероятное количество птиц, кружащих над кварталом.

Тут же вспомнив кадры известного фильма Хичкока[9], она не без иронии произнесла:

— Ну вот, хоть кто-то развлекается…

— А кто-то паникует, — прибавил Сильвен, указывая на небольшую группу людей, неожиданно столпившихся в одном месте, возле сквера Габриэля Пьерне.

Человек тридцать разного возраста и статуса собрались вокруг какого-то бомжа.

— Валите все отсюда! — вопил грязный бородач, возмущенный нашествием такого количества людей на свою законную территорию.

Но на него толпа не обращала никакого внимания — все с жадностью прислушивались к словам, доносящимся из старого транзисторного приемника, зажатого у него между колен.

— Да не напирайте вы так! — сказал бомж с возмущением.

— Заткнись! — рявкнул на него какой-то рабочий в синей спецовке и, протянув руку к приемнику, повернул колесико громкости до упора.

— Толпы парижских жителей переместились в наиболее высоко расположенные районы города — Шайо, Бельвилль, Менильмонтан, Монмартр, Ла Бютт-о-Кай — и на гору Сент-Женевьев. Но Сена еще не вышла из берегов…

Раздался дружный вздох облегчения.

— Это выпуск новостей? — спросила Тринитэ у какой-то женщины.

Та, резко обернувшись, в ярости на нее цыкнула:

— Тс-с-с!..

— Какая радиостанция? — не обращая на это внимания, снова спросила Тринитэ.

Но в этот момент и Сильвен слегка хлопнул ее по плечу, призывая к молчанию. Сам он, как и все окружающие, напряженно вслушивался в голос, доносившийся из приемника:

— На данный момент затоплены лишь подвалы отдельных домов, но из соображений безопасности движение общественного транспорта остановлено на неопределенный срок.

— Вам тут что, концерт по заявкам? — снова возмутился бомж.

— Да заткните его кто-нибудь, ради бога!

— В связи с недавними терактами парижская мэрия направляет на улицы города дополнительные полицейские подразделения для предотвращения возможных беспорядков…

— Значит, их прислали нам помочь? — не удержавшись, фыркнула Тринитэ, глядя на отряды CRS, оцепляющие квартал.

Один из полицейских отделился от общей массы и направился к скверу.

— Дамы и господа, прошу прощения, но вам лучше уйти отсюда, — сказал он почти застенчиво.

Однако, заметив приемник, невольно остановился и прислушался вместе со всеми.

— Есть какие-то новости? — негромко спросил он с надеждой в голосе, одновременно оглядываясь на своего начальника, чтобы убедиться, что тот его не слышит. — Нам ничего толком не сказали. Велели только заблокировать все набережные…

— Если полиция знает не больше нас, это хоть как-то утешает, — прошептала Тринитэ на ухо Сильвену.

Профессор ничего не ответил; он полностью сосредоточился на приемнике, узнал доносящийся из динамика голос. Собеседником ведущего программы новостей был Протей Маркомир.

«— Итак, месье Маркомир, вы позвонили нам в студию и заявили, что у вас есть объяснения тем необычным явлениям, которые происходят в столице уже несколько часов…

— Совергиенно верно. Дело в том, что катаклизм, разразившийся сегодня утром, — лишь начало катастрофы гораздо более серьезной. Те, кто прочитал мою книгу, прекрасно знают, что будет дальше…

— Месье Маркомир, так зачем же вы нас всех созвали?

— Я собираюсь вам помочь.

— Помочь нам?

— Я оказался единственным, у кого хватило мужества объявить об этой катастрофе, подробно ее описать. Кем меня только не называли — и сумасшедшим, и дешевым фантастом, и гуру для идиотов… столько оскорблений было вылито на меня и на приверженцев моей Церкви… они продолжают звучать даже сейчас — в качестве, так сказать, „моральной поддержки”…

— Но что вы хотели сказать нашим слушателям, месье Маркомир?

— Чтобы они не тревожились и не теряли надежды. Политики бросят нас на произвол судьбы, страна погрузится в хаос и анархию. На протяжении многих дней будут происходить мятежи, грабежи, убийства… И никто не сможет этому противостоять. Вы слышите — власти не смогут ничего предпринять, чтобы это остановить. Они будут лишь бессильно наблюдать за тем, как нация истребляет саму себя!

— Но… вы что-то говорили о надежде?

— Да, конечно, потому что я здесь!

— Вы?

— Я обращаюсь ко всем парижанам, ко всем французам, которые сейчас меня слушают. Когда вас оставят все — правительство, полиция, силы порядка, когда все, что составляет основу государства, обратится в прах… словом, когда воцарится всеобщее смятение, Протейнианская церковь останется с вами!

— Однако же…

— Обретите надежду! Присоединяйтесь к нам! Мы единственные, кто осмелился вас предупредить, мы единственные, кто в силах побороть…»

Продолжение этого параноидального бреда утонуло в треске и шипении — вещание неожиданно прервалось.

— Чо за хрень? — пробормотал бомж, крутя ручку настройки.

Но ничего по-прежнему не было слышно.

— Дай сюда! — потребовал рабочий и, схватив приемник, несколько раз энергично встряхнул его, словно бутылку с кетчупом.

Результат оказался нулевой.

Тринитэ продвинулась вперед. Кажется, она поняла. Еще с тех пор, как она развлекалась, мастеря небольшие радиопередатчики, ей был знаком такой тип шумов.

— Батарейки тут ни при чем, — сказала она озабоченно. — Похоже, кто-то нарочно глушит радиостанцию…

— Но кто? — спросила толпа хором.

Вместо ответа с неба раздался грохот, заставив птиц разлететься во все стороны, как перед грозой.

— Мам, что это? — произнесла тонким голосом маленькая девочка, сидевшая на скамейке рядом с бомжом.

В тот же миг небо потемнело.

— Мам, смотри какая туча! — воскликнула та же девочка.

— Это не туча, детка, — сказала мать, крепко прижимая дочь к себе.

«Да, кажется, Париж еще не видел ничего подобного», — подумал Сильвен, поднимая глаза к небу.

Застыв от изумления, люди смотрели на серую громаду, проплывавшую над их головами.

— Дирижабль! — выдохнула Тринитэ, никогда даже не мечтавшая увидеть наяву такую диковину.

Словно прочитав ее мысли, Сильвен произнес:

— Он всего метрах в двадцати от земли.

Действительно, дирижабль проплывал так низко, что все без труда могли прочитать на нем надпись белыми буквами: «Мэрия Парижа».

Еще удивительнее были вертолеты. Словно стая пчел, составляющих почетный эскорт громадного шмеля, они летели впереди цеппелина, указывая ему путь, а он медленно и вальяжно двигался следом. Кружащиеся лопасти вертолетов заставляли дрожать кроны деревьев и вздымали песчаные мини-смерчи на дорожках сквера.

Ослепленные тучами песка и пыли, Сильвен с Тринитэ зажмурились. И вдруг с неба раздался скрежещущий металлический голос:

— Дорогие сограждане, не поддавайтесь панике!

Звук шел прямо из чрева гигантского монстра, отчего все собравшиеся вздрогнули.

— Это мэр! — прокричала Тринитэ на ухо Сильвену.

Но она не смогла ничего добавить: голос из громкоговорителя звучал так мощно, что заглушал все остальные звуки.

— При поддержке президента Республики, Министерства внутренних дел и Министерства обороны парижская мэрия делает все, что в ее силах, чтобы наш прекрасный город как можно быстрее обрел покой и вернулся к привычной жизни.

И… тишина.

— Это все? — презрительно фыркнула какая-то пожилая дама, отнимая ладони от ушей.

Дирижабль поплыл дальше. Через некоторое время короткое выступление мэра слово в слово повторилось над соседним кварталом.

Чертыхнувшись, пожилая дама тяжело опустилась на скамейку рядом с бомжом.

— Ну и чего нервничать? — проговорил тот философски. — Лишний выходной денек — радоваться надо…

Собравшиеся буквально испепелили его взглядом, как будто он произнес богохульство. Потом каждый повернул голову на запад, где в очередной раз повторялась речь мэра из дирижабля.

— Это просто магнитофонная запись… — разочарованно произнесла Тринитэ.

В сквере воцарилось уныние. Беженцы, нагруженные чемоданами и сумками с провизией, растерянно оглядывались по сторонам, как потерпевшие кораблекрушение на необитаемом острове.

Сильвен смотрел на эту картину с беспокойством и в то же время с некоторой долей интереса: он часто пытался представить себе, как будет выглядеть конец света.

«А что, если это и есть апокалипсис?» — спрашивал себя профессор, глядя на растерянную толпу. Может быть, он действительно наблюдает за началом глобальной катастрофы? Но ведь это уникальнейший шанс — увидеть зрелище столь грандиозное и… воистину последнее. Сильвен чувствовал необычное, сладостное опьянение, в котором было даже что-то нарциссическое. Это даже можно было назвать радостью…

— Ну, и что теперь?

Кто-то дергал его за рукав. Конечно же Тринитэ. Но малышка была права — долго оставаться в том состоянии, в котором пребывал Сильвен, было опасно.

Что же делать? Спасаться бегством? Укрыться где-то в городе вместе со всеми остальными? Но, может быть, он и Тринитэ еще могут сыграть вдвоем какую-то свою роль?

Сильвен колебался. «Я ведь хотел встретиться с Габриэллой», — вспомнил он. Но наконец он сам схватил Тринитэ за руку и повел к выходу из сквера. Раздраженно взглянув в небо, он пробормотал:

— Думаю, нам стоит потребовать объяснений у одной почтенной сотрудницы Ботанического сада…

Воскресенье, 19 мая, 10.00

— Ах нет, месье Сильвен, мадам хранительницы уже нет, — ответил Жозеф, нервно теребя в руках бейсболку.

— Где же она? — спросил Сильвен, с изумлением обозревая разгром, царивший в Ботаническом саду.

Повсюду разъезжали грузовики, оставляя глубокие вмятины от колес на аллеях, газонах и клумбах. Бордюры, изгороди, таблички с надписями — все было разрушено и повалено.

Жозеф указал на один из грузовиков, в кузове которого стояла тесная перевозная клетка с тремя медведями. Взгляды у них были встревоженными и растерянными, как и у людей.

— Всех животных эвакуируют. Ваша мать уехала в семь утра, с самой первой партией…

— А куда их увозят? — неожиданно спросила Тринитэ, которая последние десять минут молча шла рядом с Сильвеном и младшим смотрителем зоопарка.

Жозеф покосился на Сильвена, не зная, что ответить. Но девочка смотрела на двух взрослых с такой настойчивостью, что Сильвен, хотя перед этим строго запретил ей вмешиваться в разговор, в замешательстве пробормотал:

— Это Тринитэ, моя… племянница.

— Я и не знал, что у вас есть племянница, месье Сильвен…

— И у племянницы есть вопрос, — заявила Тринитэ. — Куда Жервеза Массон увезла животных из зоопарка?

Жозеф судорожно сглотнул, словно находился на допросе, и ответил:

— В долину Шеврез, к югу от Парижа. Если потребуется, они будут перемещены оттуда в более безопасное место… — И словно желая подбодрить собеседников, прибавил: — Это все-таки лучше, чем во времена Парижской коммуны: в тысяча восемьсот семьдесят первом году парижане просто-напросто съели всех животных из зоопарка… Даже гиен!

Он нервно рассмеялся, но никто его не поддержал. То, что происходило вокруг, не располагало к веселью.

В зоопарке царило столпотворение: служащие, полицейские и даже пожарные открывали одну клетку за другой, громко переговариваясь:

— Поаккуратнее с игуанами!

— Гориллы надежно скованы?

Сильвен молча смотрел на всех этих людей, которые зигзагами перемещались от клетки к клетке и, словно для того, чтобы немного обуздать собственную тревогу, то и дело проверяли замки, гладили животных, хлопали по плечам смотрителей…

«Действительно конец света…» — подумал он, делая над собой усилие, чтобы не поддаться панике и не обратиться в бегство, вместо того чтобы остаться здесь и помочь эвакуировать хищных животных.

— А где Любен? — вдруг спросила Тринитэ.

Жозеф снова удивленно взглянул на девочку — он явно не ожидал от нее такой осведомленности.

— Да, а в самом деле, — спохватился Сильвен, — где Любен?

— Он уехал вместе с мадам Массон сегодня утром. Она сопровождала грузовик с варанами, он поехал с пандами…

«Вараны, панды», — машинально повторил про себя Сильвен. Вид охваченного хаосом зоопарка вызывал у него еще большее смятение, чем паника, царящая в городе.

«Такое ощущение, что все еще только начинается», — подумал он, заметив краем глаза солнечные блики на воде Сены, протекавшей с другой стороны зоопарка.

Ему вдруг показалась совершенно абсурдной сама мысль о том, что его мать могла иметь к этой катастрофе какое-то отношение.

— А белые обезьяны?

Жозеф сделал озабоченную гримасу, потом ответил:

— А вот с ними очень странная штука: мадам Массон специально попросила их не трогать и никуда не увозить. Они единственные из всех животных остаются. Да посмотрите сами — вон они!

Действительно, клетка белых обезьян оставалась единственным обитаемым жилищем во всем зоопарке.

Увидев животных, Сильвен вздрогнул. Вчерашняя сцена из подземной лаборатории как наяву предстала перед его глазами, а вместе с ней вернулось и чувство дурноты.

«Но они все здесь, все пятеро», — отметил он. Пятеро несчастных животных, таких красивых, с такими необычными повадками, сидели за старой, местами проржавевшей решеткой. «Невозможно себе представить, чтобы они похищали младенцев…»

Он сразу опознал среди них трех вчерашних жертв — они забились вглубь клетки, за груду старых шин, и там зализывали раны.

У клетки расположились двое охранников. Они с жадностью жевали сэндвичи. Увидев Жозефа, один из них спросил:

— Ну что, старуха вернулась?

При слове «старуха» Жозеф отвернулся, избегая встречаться взглядом с Сильвеном. Он отрицательно покачал головой и пробормотал:

— Но так или иначе, мадам Массон распорядилась, чтобы обезьян оставили на месте.

— Она спятила! — нервно сказал охранник. — Всех нужно увозить!

Его напарник — в такой же форме, с такой же физиономией головореза — повернулся к нему и спросил:

— Ты слышал Маркомира по радио?

— Да его все слышали!

— Моя жена прочитала его роман. Она говорит, там все начинается точно так же, как у нас сегодня утром…

— Это правда, — прошептала Тринитэ на ухо Сильвену. — Но какова роль Маркомира во всем этом?

— Не знаю, — ответил Сильвен вполголоса, чувствуя, как на него снова наваливается усталость.

Внезапно раздался громкий крик:

— ОСТОРОЖНО!

Жозеф подскочил к Сильвену и Тринитэ и резко оттолкнул их назад, к загородке опустевшего вольера с табличкой «Лошади Пржевальского».

Еще пара секунд — и их раздавил бы грузовик, в кузове которого стояла клетка с пятью хищниками семейства кошачьих. В глазах животных отражался ужас: они еще никогда не покидали зоопарка.

Весь дрожа как в лихорадке, Жозеф положил руку на плечо Сильвена и нерешительно произнес:

— Нельзя здесь оставаться, месье Сильвен. Это опасно… — Кивнув на пустые клетки, он добавил: — Я передам вашей матери, что вы заходили.

Весь зоопарк буквально пропитался тошнотворными испарениями — это был идущий от животных запах страха.

— Он прав, — сказала Тринитэ Сильвену, тоже вполголоса, — нам нельзя здесь оставаться. Нужно прийти в себя, успокоиться и тогда уже решать, что делать.

— А что тут сделаешь? — пробормотал Сильвен, чувствуя, что едва держится на ногах.

— Надо во всем разобраться. Тогда, может быть, станет ясно, как остановить катастрофу…

«Эта девчонка и в самом деле верит, что сможет спасти мир?» — подумал он. Но в глазах Тринитэ и впрямь читалась решительность.

— Вы ведь живете где-то недалеко отсюда? Можно пойти к вам? У вас есть Интернет?

— Да, — растерянно ответил Сильвен, ошеломленный этой чередой вопросов.

— Очень хорошо! — воскликнула Тринитэ и, уже не слушая дальше, потянула его к выходу.

— Нельзя терять времени! — добавила она. — Мы встретимся с вашей матерью позже, когда она вернется из долины Шеврез. У нас перед ней большое преимущество: она не знает того, что знаем мы…

За спиной у них снова раздался громкий крик:

— Жозеф! Жозеф!

Жозеф вздрогнул. После отъезда Жервезы и Любена он оставался в зоопарке за старшего.

— Что такое?

Охранник и трое полицейских, стоя перед зарослями жимолости и сильно наклонившись вперед, смотрели на что-то, скрывающееся за этой живой изгородью. Вне себя от изумления, они даже не сразу смогли произнести:

— Кро… кро…

— Да что там? — нервно спросил Жозеф.

— Крокодилы, месье Жозеф, — наконец ответил один из полицейских. — Выбрались из вивария…

Жозеф окаменел:

— Как?

— На дне их бассейна есть решетка, через которую спускают грязную воду…

— Ну да…

— Так вот, она сломана. А крокодилы исчезли.

— Нам тоже пора исчезать! — прошептала Тринитэ, увлекая Сильвена к выходу из зоопарка.

Воскресенье, 19 мая, 11.45

Спустя полчаса в квартире Сильвена все было перевернуто вверх дном. Огромный, покрытый пылью рабочий стол был завален грудами книг, а распечатки найденных в Интернете документов валялись беспорядочно по всей комнате. Можно было подумать, что здесь орудовала группа грабителей в поисках ценных вещей.

Тринитэ скачала из Сети все сведения, которые нашла, об изменении уровня воды в Сене в разное время.

— А что за книжка — вон та, здоровенная, в синей обложке, в шкафу рядом с холодильником? — спросила она, не отрываясь от клавиатуры старого «Мака» Сильвена.

— «Справочник парижских улиц», — отозвался профессор, у которого уже голова шла кругом от неугомонной гостьи.

— Дайте-ка его сюда!

— Но он нам вряд ли пригодится, — запротестовал Сильвен, сознавая, что все больше и больше подчиняется распоряжениям девчонки. — И вообще, нам надо прежде всего сконцентрироваться на моей матери, на зоопарке, на похищениях детей. Наводнение — лишь следствие всего этого… побочная неприятность. Надо смотреть в корень!

Тринитэ лихорадочно затрясла головой и выхватила новую распечатку из старенького принтера («DCP-330 С — да это ж почти антиквариат!»), втиснутого между низким журнальным столиком и давно не чищенным камином.

— Это еще неизвестно, — пробормотала она. — Неизвестно, где тут корень…

Сильвен колебался, не зная, что делать — бросить все и срочно отправиться к Габриэлле или же все-таки довериться интуиции Тринитэ. Мозг этого вундеркинда работал не хуже компьютера!

— Вот что я нашла, это интересно, — сообщила Тринитэ, быстро пробегая глазами распечатку.

Сильвен устало опустился на старую кушетку. Тринитэ заметила, что от этого в воздух поднялось облачко пыли.

— Я тебя слушаю.

— Не знаю, пригодятся ли нам эти цифры, но, во всяком случае, они могут стать подспорьем в нашей… работе, — сказала Тринитэ. После чего принялась читать, монотонно, словно лектор-зануда: — «Протяженность Сены в границах Парижа — тринадцать километров. Средняя глубина — пять метров. Пересекая город, она проходит под тридцатью пятью мостами. В районе Берси расширяется на сто пять метров, в районе острова Ситэ — всего на тридцать. Пороговый уровень воды — два с половиной метра. В тысяча девятьсот восемьдесят восьмом году вода поднималась до уровня пять метров тридцать девять сантиметров. В тысяча девятьсот восемьдесят втором — до уровня шесть метров восемнадцать сантиметров. А во время знаменитого наводнения тысяча девятьсот десятого года — до восьми метров шестидесяти двух сантиметров… Но каждый раз через несколько дней вода спадала…»

Тринитэ нахмурилась и снова застучала по клавиатуре «Мака», вентилятор которого гудел все громче.

— Тогда как сегодня… — она быстро взглянула на часы, — меньше чем за двенадцать часов уровень воды достиг… аж целых одиннадцати метров!

— И это без дождей, без гроз, без осадков, — заметил Сильвен, пораженный этими данными. — Невероятно!..

Некоторое время профессор и девочка молчали.

Они понимали, что за этим наводнением скрывается что-то гораздо более серьезное.

Чья-то преступная воля.

— Но как бы террористам удалось повысить уровень воды в реке?.. — с сомнением произнес Сильвен.

— Открыть шлюзы? — предположила Тринитэ, открывая книгу «Сена и ее история».

— Этого недостаточно!

Тринитэ повернулась к компьютеру и слегка фыркнула:

— О, вот еще что я нашла!.. «Эфемерида потопа», надо же!

Сильвен наклонился и посмотрел через ее плечо на экран монитора:

— Это еще что?

— Можно сказать, отчет о том, что нас ожидает в ближайшее время. Теоретический прогноз, составленный статистиками. Рассчитан на неделю.

И Тринитэ зачитала вслух это расписание грядущего Апокалипсиса:

«День первый. Начало потопа.

День второй. Затопление городских кварталов Марэ и Гренелль, расположенных на самом низком уровне и наиболее близких к Сене.

День третий. Вода заливает склоны парижских холмов: Бельвилль и Менильмонтан на востоке, Монмартр на севере, Шайо на западе, Монпарнас и Сент-Женевьев на юге…

День четвертый. Остров Ситэ полностью затоплен, видны лишь башни Нотр-Дам и Сент-Шапель и крыша Консьержери. Сорбонна стоит на берегу огромного озера.

День пятый. Вода достигает площади Трокадеро и Пантеона.

День шестой. Можно совершить лодочную прогулку по площади Тертр, у подножия Сакре-Кер на Монмартре.

День седьмой. Под водой скрывается верхушка Эйфелевой башни…»

Дочитав, Тринитэ застыла за компьютером. Пальцы ее дрожали.

— Но Париж ведь не может вот так исчезнуть… всего за неделю оказаться на дне моря!

— Совсем как Атлантида, — мечтательно пробормотал Сильвен, воображая экскурсантов в полном снаряжении для подводного плавания, готовящихся осмотреть Лувр и Нотр-Дам, а потом совершить прогулку по Елисейским Полям — проплыть над кронами похожих на гигантские водоросли деревьев, заглядывая в окна квартир, словно в иллюминаторы затонувшего «Титаника»…

— Опять завис! — с досадой сказала Тринитэ.

Взглянув на неподвижный курсор, Сильвен заметил:

— Нам еще повезло, что удалось подключиться к Интернету. Несколько кварталов уже остались без связи.

Тринитэ резко поднялась:

— Нужно идти! Вот теперь нам предстоит настоящая работа!

И прежде чем Сильвен успел хоть что-то на это сказать, она быстро расставила книги по полкам, выключила компьютер и, подхватив с кровати куртку Сильвена, протянула ее профессору.

— И где же мы займемся этой «настоящей работой»? — спросил он недоверчиво.

Тринитэ распахнула дверь квартиры, как если бы ответ скрывался за ней, и уже с лестничной площадки крикнула:

— У меня!

Сильвен вышел следом за девочкой, но, когда она начала спускаться по лестнице, в кармане у него зазвонил мобильник — впервые со вчерашнего вечера.

«Может, это мать?» — тут же подумал он, потеряв при одной мысли об этом часть своей уверенности.

Он вынул телефон и, увидев имя абонента, побледнел.

— Какая-то проблема? — спросила Тринитэ, обернувшись.

— Подожди меня внизу. Я спущусь через пять минут.

— Но…

Не дослушав ее, Сильвен захлопнул дверь. Напрасно Тринитэ прижала ухо к замочной скважине — ей не удалось ничего услышать, потому что Сильвен ушел вглубь квартиры. Распахнув окно, выходившее на развалины древнеримского амфитеатра, он перегнулся через подоконник и только после этого нажал клавишу соединения.

— Габриэлла?..

Воскресенье, 19 мая, полдень

— Вы по-прежнему даете интервью, лежа в постели, месье Маркомир?

Немного поколебавшись, гуру ответил:

— Да, таковы обстоятельства.

Старая журналистка вздрогнула, заметив ледяной взгляд Маркомира, блеснувший из-под синих очков.

— А ваши гориллы так и останутся здесь?

Гуру слабо улыбнулся и откинулся на разноцветные подушки. Waterbed[10] заколыхалась, и «прилив» достиг колен журналистки, сидевшей у кровати с диктофоном в руке.

— Ну, хорошо, — сказал Маркомир и щелкнул пальцами. — Вы можете идти, я хочу остаться один с мадам… мадам?..

— Шмидт, — быстро ответила журналистка, в то время как пятеро мощных, наголо остриженных охранников молча покинули комнату. Движения их были механическими, словно у роботов.

Оставшись наедине с журналисткой, Маркомир окинул ее пристальным недоверчивым взглядом. Лет шестьдесят, упрямая, въедливая…

— Я вас слушаю…

— Я хочу написать о вас подробную статью, — с места в карьер заявила журналистка. — На всю последнюю полосу вторничного номера.

— Если «Фигаро» к тому времени еще будет выходить… — произнес Маркомир без всякой иронии, бросив мимолетный взгляд в окно.

В небе носились целые стаи птиц, как перед грозой.

— Что именно вы хотите знать? — спросил он затем у журналистки.

— У меня уже достаточно материала, но я бы хотела прояснить некоторые малоизвестные детали вашей биографии.

Она заметила, что при этих словах уверенности у Маркомира убавилось. Его улыбка застыла, взгляд помрачнел. Но он по-прежнему любезным тоном произнес:

— Я слушаю.

— Ваши родители назвали вас Жан-Мишель, в честь вашего дедушки с материнской стороны, Жана-Мишеля Фабриса, который выращивал виноград в Рабастане?

Маркомир застыл с открытым ртом. Потом быстро посмотрел по сторонам, словно в поисках поддержки. Журналистка снова заговорила:

— Когда вы уехали из родительского дома в возрасте тридцати двух лет — вас действительно выгнали за то, что вы избили вашу мать, которая провела восемь месяцев в больнице?

Маркомир побагровел:

— Но…

— Когда вы прибыли в Париж, вы действительно встретили Клода Бриана, торговца с блошиного рынка, который вовлек вас в занятия мужской проституцией, что и было вашим источником дохода в течение шести лет?

— Прекратите!

Гуру был вне себя. Он испытывал ужас при мысли о том, что охранники могли услышать эти кощунственные слова, и с трудом сдерживался, чтобы не закричать… и не задушить эту хрычовку, сидящую возле его кровати. Но журналистка невозмутимым тоном продолжала:

— Когда вы в ходе своей… профессиональной деятельности познакомились с герцогом де Лабарром, могли ли вы вообразить, что он воспылает к вам такой страстью, что завещает все свое имущество, в том числе и место, называемое «Цветочный город», в Тринадцатом округе Парижа? Могли ли вы вообразить, что он умрет спустя всего несколько недель после того, как впишет вас в свое завещание?

У главы Протейнианской церкви перехватило дыхание.

— Это… это… это клевета!

Журналистка оставалась невозмутимой. Лишь слегка ядовитым тоном она произнесла:

— Вы, как и я, знаете, что я ничего не выдумала.

С этими словами она протянула ему папку, на обложке которой было написано: «Протей Маркомир. Конфиденциальная информация. Министерство внутренних дел».

— Клевета… клевета… — бормотал он лихорадочно, пролистывая страницы и разрывая их одну за другой.

— Это всего лишь копия, месье Фабрис.

Услышав свою настоящую фамилию, Маркомир вздрогнул от отвращения. Ему все сильнее хотелось удавить эту старую мерзавку!

— И когда вы рассчитываете это опубликовать?

Посетительница обвела взглядом голые стены большой комнаты-мансарды, потом мягко улыбнулась:

— Думаю, вы уже догадались, что я не журналистка, месье Фабрис.

Маркомир, кажется, отчасти вернул себе уверенность и резким тоном спросил:

— Чего вы хотите?

— Я ведь уже сказала: мне нужны детали.

Гуру с негодованием указал на клочки бумаги, разбросанные по комнате:

— Какие вам еще детали? Кажется, и так все ясно. Ваши друзья хорошо потрудились!

— Информация, содержащаяся в этом досье, заканчивается за год до вашего… литературного триумфа.

Маркомир снова вздрогнул:

— Так вас интересует моя книга? «SOS! Париж»?

— Именно. И о ней я хочу знать все.

Маркомир судорожно сцепил пальцы. Затем обе его руки бессильно вытянулись на синем шелковом пододеяльнике. «Журналистка» молчала, столь же напряженная, как и он: все ставки в этой игре были сделаны.

— Это началось тринадцать лет назад, — наконец заговорил Маркомир глухим голосом, не глядя на собеседницу. — У моей церкви были серьезные проблемы с налоговой службой…

Теперь в его глазах читалось даже какое-то облегчение — как будто ему действительно нужно было выговориться.

— Я задолжал огромную сумму. Уже подумывал о том, как бы по-тихому сбежать. Вот тогда он и появился…

— Кто он?

— Не знаю. Какой-то тип… Незнакомец… Как и вы, он пришел ко мне сюда. Как вы, потребовал разговора наедине. Когда вы появились, я сначала решил, что это он вас прислал…

— И что же?

— Все произошло очень быстро. Он передал мне десять экземпляров рукописи и список с именами десяти издателей. «Вот увидите, — сказал он, — они передерутся за право вас опубликовать, так что гонорар вы сможете потребовать какой угодно. После этого вы сможете заплатить налоги…»

— Так и вышло…

Маркомир с самодовольным видом кивнул:

— Это был настоящий шквал популярности! Книга разошлась в мгновение ока. Миллион экземпляров был продан во Франции, еще восемьдесят стран купили права на издание, кинопродюсеры оспаривали друг у друга право на экранизацию… Но что касается всего этого…

Он снова взглянул в окно, за которым носились птицы. На крышах соседних домов собралось множество людей, спасающихся от наводнения.

— Что касается этого, — заметила мадам Шмидт, — реальность вас опередила.

Маркомир усмехнулся:

— Скорее уж она стала развиваться по моему сценарию. И тогда я почувствовал настоящий страх. Начиная с терактов прошлой осенью…

— Ну что ж, по крайней мере вы честно признаетесь в своем страхе…

Тут лжепророка по-настоящему прорвало:

— А разве это не ужасно — когда объявленная тобой катастрофа начинает сбываться во всех подробностях? Разве можно не ужаснуться, когда все происходит в точности так, как было написано: похищения детей, человеческие жертвы, а теперь — и наводнение! Думаете, меня все это не пугает?

— И это тем более ужасно, что настоящий автор — не вы…

Маркомир опустил глаза:

— Мне предложили сделку, и я честно выполнил то, что от меня требовалось. Я хорошо сыграл пророка. Этот апокалипсис принес мне миллионы…

«Журналистка» печально усмехнулась:

— Ну а что тот человек? Настоящий автор?

Маркомир с разочарованным видом пожал плечами:

— Исчез, как испарился! Я его ни разу больше не видел.

— Вы не могли бы его описать?

«Пророк» беспомощно развел руками:

— На нем были темные очки и плотная шапочка, под ней не было видно волос… И говорил он тихо, почти шепотом — чтобы нельзя было определить возраст, наверно… То есть это мог быть кто угодно. Вы это хотели знать? Вам нужна информация об этом типе?

Женщина ничего не ответила.

— Вас прислали спецслужбы? — настаивал гуру. — Они его разыскивают?

— Нет, спецслужбы здесь ни при чем.

— Тогда кто вы?

— Это вас не касается, — ответила женщина и быстро вышла из комнаты.

После некоторого раздумья Маркомир нажал кнопку интерфона:

— Жиль, проследи за женщиной, которая отсюда вышла. Я хочу знать о ней все. Только не засветись.

В этот момент Жервеза Массон вышла из резиденции гуру — того самого «Цветочного города».

Любен ждал ее на углу улицы Глициний.

— Ну что? — спросил он, приблизившись.

— Почти ничего, — ответила Жервеза с раздражением.

— Кто его информатор?

— Судя по всему, наблюдатель.

— А кто написал книгу?

— Маркомир ничего не знает, говорю вам!

— И вы ему верите?

— Когда этот проходимец говорит правду, это сразу видно!

— В таком случае… что нам остается делать?

Над Парижем мрачно гудели колокола — словно город поминал самого себя.

Жервеза устало взглянула в небо и тихо произнесла:

— Уезжать отсюда как можно дальше…

Воскресенье, 19 мая, 12.25

— Ты слышишь колокола?

В каждом квартале, во всех церквях, Парижа звонили колокола, и этот звук сливался с воем пожарных и полицейских сирен.

— Это означает, что Сена уже вышла из берегов, — объяснил Сильвен, глядя из окна на стаи чаек, усеявших окрестные крыши.

«И это все, что я могу ей сказать? — спросил он себя раздраженно. — С самого начала разговора мы избегаем говорить о главном, ходим вокруг да около!»

Габриэлла, в свою очередь, таким же нейтральным тоном сообщила:

— Если верить новостям, в Сене появились акулы, в Булонском лесу — доисторические животные… а по кварталам, где отключили электричество, рыщут стаи волков… Сообщают также, что в предместьях собираются шайки грабителей, которые хотят добраться на моторных лодках до богатых кварталов и разорить их, как пираты…

— Париж погружается в кошмар, — мрачным тоном заключил Сильвен.

— Боишься, ангел мой? — спросила Габриэлла, и на этот раз в ее голосе послышалась теплая нотка.

Сильвен крепче сжал в руке телефон. Удастся ли им наконец поговорить друг о друге?

— Не знаю… Я в основном беспокоюсь о тебе…

Ему хотелось рассказать ей обо всем — о своих тревогах, о своих подозрениях… О том, что он увидел в подземелье. Хотелось предостеречь ее, защитить. Сказать, что он снова смотрел на картины. Ведь разве не о ней шла речь прошлой ночью, в подземной лаборатории? Разве Любен и Жервеза не собирались принести ее, Габриэллу, в жертву?

С трудом поборов волнение, он почти шепотом спросил:

— Ты… случайно не виделась с Любеном в последнее время?

Но, услышав этот вопрос, Габриэлла мгновенно замкнулась, как моллюск в своей раковине, ответив:

— Ты прекрасно знаешь, что мы не видимся вот уже двенадцать лет…

«Лжет?» — спросил себя Сильвен. Затем вновь подумал о картинах и обратился к главному:

— Он не заставлял тебя проходить… тесты?

— О чем ты говоришь, Сильвен?

— Я… — Он запнулся. Слова снова застряли в горле.

Габриэлла первой нарушила молчание:

— Сильвен… мне нужно кое-что тебе сказать…

— Скажи…

— Я живу в самом высоком районе Парижа, ты знаешь…

— Предлагаешь мне убежище? — спросил он с недоброй иронией. — А как же твой муж?

— Он сейчас в отъезде. Уехал в Лион. А теперь из-за наводнения все въезды в Париж заблокированы… может быть, надолго.

Сильвен почувствовал, как при этих словах его сердце застучало быстрее. Значит, он сможет вновь обрести свою Габриэллу?.. Может быть, этот всеобщий апокалипсис станет для него одним из самых прекрасных воспоминаний в жизни?..

Но, увы…

— Нет.

Этот ответ вырвался непроизвольно — Сильвен вновь позволил своему инстинкту решать за себя, как много раз за последние дни.

— Ты уверен?

Голос Габриэллы звучал, как у раненого ангела.

Поздно…

Сильвен с трудом успокоился. Но глаза его все еще оставались влажными, и голос дрожал, когда он проговорил:

— Тем вечером мы доиграли последнюю фугу…

— Я знаю, Сильвен… Но я думала… Я говорила себе…

Бедная Габриэлла — теперь и она пребывает в таком же смятении, как и он сам…

— Ну что ж, — прибавила она сквозь сдавленные рыдания, — тогда я и в самом деле спущусь…

— О чем ты говоришь? Куда ты спустишься?

— Неважно, ангел мой… Ты ведь сумеешь позаботиться о себе, правда?

— Конечно.

— Обещаешь?

— Я тебе никогда не лгал, Габриэлла…

При этих словах Габриэлла зарыдала, уже не сдерживаясь. Сильвен прижимал телефон к уху до тех пор, пока она не прервала соединение, не сказав больше ни слова.

Сильвен, отложив телефон, еще долго неподвижно сидел на подоконнике, словно паря в невесомости: он не чувствовал своего тела, но тщетно пытался успокоить душу.

«Может быть, перезвонить ей? — подумал он. — Может быть, бросить все — эти абсурдные поиски, эту девчонку-вундеркинда, эту фальшивую семью, этот гибнущий город — и остаться с тем единственным человеком, который что-то значит в моей жизни?..»

Стряхнув оцепенение, он потянулся к телефону.

И в этот момент телефон зазвонил.

«Она все-таки решила перезвонить!»

Он схватил мобильник, даже не посмотрев на имя абонента:

— Габриэлла?..

— Нет, это Тринитэ. Что вы там делаете так долго? Я вас жду уже полчаса!

— Я уже спускаюсь, — ответил с тоской Сильвен, чувствуя, как за его воспоминаниями о прошлом захлопнулась последняя дверь.

— Имейте в виду: на улице просто кошмар!

Воскресенье, 19 мая, 12.50

— Добро пожаловать на шоу «Конец света»! — с иронией произнесла Тринитэ, когда Сильвен наконец вышел из подъезда и захлопнул за собой дверь.

— Невероятно! — произнес Сильвен, осторожно ступая на тротуар. — Прошло всего несколько часов — и вот!..

Под лучами все сильнее палящего солнца на улицах собирались толпы людей. Они теснились возле булочных, кафе и ресторанов, окна которых были закрыты стальными жалюзи или выбиты. Вид у всех был испуганный и смущенный.

— Можно подумать, мы попали в число эмигрантов, покидающих страну на подвернувшемся судне, — вздрогнув, сказала Тринитэ, когда они оказались на углу улицы Арены.

Сильвен тут же подумал о Габриэлле: «И я оставил ее одну наедине со всем этим…»

— Пока вы говорили по телефону, я походила вокруг и кое-что выяснила, — сообщила Тринитэ. — На данный момент затоплены только Марэ и самые нижние районы города. Но паника все растет…

Сильвен застыл на месте. Тринитэ пришлось взять его за руку и потянуть за собой.

— За полдня все жители центра перебрались на возвышенные окраины, — продолжала она. — Они боялись, что Сена накроет их, как цунами…

Вскоре они оказались на площади Монж.

«Уже не площадь, а какой-то Двор чудес!» — отрешенно подумал Сильвен, глядя на огромное скопление людей — настоящий лагерь беженцев.

— Оставьте меня в покое! — услышали он и Тринитэ, когда, переступая через тела, сумки и тюки, дошли до корпусов Университета Сансье. — Эта улица — не частные владения!

— Да, но все равно нельзя здесь находиться… — проговорил нерешительно полицейский из CRS, который явно был в полной растерянности от происходящего.

— Если вы нас прогоняете, прогоняйте и всех остальных! — огрызнулся мужчина, сидящий на огромном чемодане на колесиках прямо под знаком «Стоянка запрещена», и указал на тротуары, запруженные людьми, как платформы метро в дни забастовок. — Черт знает что!..

Сильвен снова подумал о Габриэлле, но тут же попытался мыслить рационально: «В конце концов, она на двадцать втором этаже, в одной из самых высоких точек Парижа…»

— Нужно идти в убежище, месье, — настаивал полицейский.

— Да они уже все переполнены, ваши убежища! Могу вам точно сказать: в лагере на юге Парижа нет ни одной лишней раскладушки, ни одного одеяла! Поэтому никто туда больше и не идет, все остаются здесь!

Переполненные улицы; перегороженные брошенными машинами шоссе; растерянные городские жители и почти столь же растерянные полицейские; обломки и осколки, усыпавшие все вокруг; дирижабли, бороздящие парижское небо в сопровождении вертолетов, — среди всей этой апокалипсической атмосферы Сильвен и Тринитэ наконец достигли «Замка королевы Бланш».

Воскресенье, 19 мая, 13.30

— У нас свой собственный электрогенератор, и он будет работать еще какое-то время после того, как весь Париж погрузится во тьму, — сообщила Тринитэ, усаживаясь в лиловое кожаное вращающееся кресло.

Сильвен был поражен ее самообладанием не меньше, чем окружающей обстановкой. Он в немом изумлении наблюдал, как ловко эта школьница управляется с таким огромным количеством техники. Одних мониторов — десятка полтора!..

«Что же это за родители, так любезно снабдившие свою дочь всем необходимым для того, чтобы сделаться завзятой вуайеристкой?!» — думал он.

Окружающая атмосфера ничем не пробиваемого спокойствия угнетала его едва ли не сильнее, чем всеобщая паника на улицах. Глядя в окно, он видел лишь густую крону росшего во дворе каштана. Единственное напоминание о внешнем мире…

— Париж может погибнуть, вся Франция — исчезнуть, а мы тут ничего не узнаем, — пробормотал он, тоже опускаясь в большое кожаное кресло под воздействием накопившейся усталости.

Тринитэ, напротив, буквально фонтанировала энергией.

Вдруг послышался писк стоящего под одним из столов факса, и девочка, опустившись на колени, вытащила оттуда листок с сообщением. Прочитав его, она состроила гримасу.

— Что там? — спросил Сильвен.

— Вам, кажется, интересно, что представляют собой мои родители? — вместо ответа спросила Тринитэ. — Вот, прочтите.

Сильвен взял листок и быстро пробежал глазами послание:

«Дорогая, мы прибыли в Сидней. Здесь прекрасная погода.

Персонал отеля сообщил нам о наводнении в Париже, а подробности мы увидели по каналу CNN. Очень просим тебя быть крайне осторожной! Отец недавно пополнил твой счет в банке. Мы будем дома через десять дней. Обнимаем тебя и целуем.

Мама».

Сильвен в смущении вернул ей листок.

— Кажется, они не слишком беспокоятся о тебе… — пробормотал он.

Тринитэ пожала плечами:

— За много лет я привыкла обходиться без них…

Она резким жестом смяла факс и швырнула его в специальную корзину для бумаг, которая после нажатия кнопки измельчила его в клочья. Несколько секунд Тринитэ смотрела на результат с кровожадным удовлетворением, потом схватила огромный телевизионный пульт.

— Лучше посмотрим, что тут у нас происходило в последние сутки, — объявила она.

Сильвен, пораженный, наблюдал, как один за другим вспыхивают экраны мониторов, словно гигантские иллюминаторы. И вот на ускоренной перемотке, без звука, как в самых первых немых фильмах, он начал смотреть одновременно множество фильмов — суточную хронику происшествий в «Замке королевы Бланш».

Поначалу смущенный, он, однако, быстро увлекся этим необычным «реалити-шоу». Нет ничего более завораживающего, чем повседневная жизнь других людей, особенно когда они думают, что никто их не видит.

К тому же энтузиазм Тринитэ оказался заразителен. Теперь она уже не казалась несчастным брошенным подростком. С того момента, как вспыхнули экраны, она снова обрела уверенность, стала действовать методично и быстро. Словно хозяйка салона, знакомящая новоприбывшего гостя с остальными, специально для Сильвена она начала пояснять:

— Слева направо: месье Уэрво, мадемуазель Гарнье, Иван и Бернар, Жан и Надя Шовье…

— Подожди-подожди, — перебил девочку Сильвен, у которого голова шла кругом от этого перечисления. — Шовье… Это та самая пара, у которой похитили ребенка?

Но вместо ответа Тринитэ предостерегающе подняла вверх руку, требуя тишины.

— Так… эта запись сделана вчера около шести вечера… я в это время следила за вашей матерью в Ботаническом саду, — прошептала она, словно производя в уме какой-то рассчет.

Жан и Надя сидели в гостиной.

В этот момент к ним вошли три человека в плащах.

— Кто это? — спросил Сильвен.

— Копы, они все еще ведут расследование, — ответила Тринитэ, глядя на полицейских, явно выбитых из колеи последними событиями.

— Вот это комиссар Паразиа, — прибавила она, указывая на самого старшего из троих, который устало оглядывал комнату.

— Вы, конечно, уже знаете, что Протея Маркомира оправдали. Все указывает на то, что его самооговор был очередным рекламным трюком и на самом деле он не имеет к похищению детей никакого отношения.

— Да какое нам дело до этого психа? — нервно произносит Жан, поднимаясь и становясь рядом с Паразиа. — Мы хотим, чтобы нам вернули ребенка!

Явно удивленный тем, что собеседник выше него ростом, комиссар нехотя говорит:

— Не стану скрывать от вас, что в связи с недавними событиями практически вся полиция мобилизована на…

Он не успевает закончить фразу.

Из горла Нади вырывается стон, постепенно переходящий в вопль, от которого у окружающих, вероятно, трещат барабанные перепонки.

Это невыносимо.

Молодая женщина бьется на диване в истерическом припадке. Муж садится рядом с ней, гладит ее, пытается обнять, но она отбивается так, словно его прикосновения обжигают ей кожу.

«ОСТАВЬ МЕНЯ В ПОКОЕ! ОСТАВЬТЕ МЕНЯ ВСЕ В ПОКОЕ!»

Крик настолько громкий и пронзительный, что в динамиках слышится треск.

Не зная, что делать, Жан снова подходит к полицейским:

— Думаю, вам лучше уйти…

— Если мы выясним что-то новое, мы вам сообщим, месье Шовье…

Жан машинально кивает:

— Да-да, конечно…

Закрыв за полицейскими дверь, он прислоняется к стене. Его голова конвульсивно подергивается из стороны в сторону.

Губы беззвучно шевелятся, но по ним можно прочитать:

«Я так больше не могу, больше не могу…»

Надя поднимает голову и смотрит прямо в экран:

— Ты здесь, Тринитэ? Ты нас видишь? — И в отчаянии сжимается в комок, обхватив руками колени. — Если ты что-нибудь знаешь — помоги нам!..

Воскресенье, 19 мая, 13.55

Тринитэ и Сильвен долгое время не могли произнести ни слова. Они сидели в полном оцепенении, как будто все вокруг — комната, мониторы, кресла и они сами — застыло, словно бабочки в янтаре.

Обоих до глубины души потрясло горе Нади.

Тринитэ очнулась первой: она резко встала и выключила все мониторы. Потом повернулась к Сильвену:

— За работу!

Все еще наполовину оглушенный, профессор наблюдал за тем, как она распахивает шкаф, вынимает оттуда мольберт и сверток ватмана. Прикрепив к мольберту большой лист плотной бумаги, Тринитэ заговорила:

— Итак, мы должны выяснить, какая связь между похищенными детьми, белыми обезьянами, Обществом любителей карьеров, вашей матерью, Протеем Маркомиром и вашими знаменитыми картинами, — и это главный вопрос!

Она отошла от мольберта, прислонилась к стене и прибавила:

— Правда, о картинах вы до сих пор ничего толком и не рассказали. Точнее, у вас это не получалось…

— Дело в том, что их практически невозможно восстановить в памяти, — сказал Сильвен, чувствуя, как к нему начинают понемногу возвращаться краски и звуки окружающего мира.

— Но я так поняла, вы много раз их видели, еще с детства?

— Да, но их воспринимаешь в основном не зрением… зато все остальные чувства невероятно обостряются.

— Вы хотите сказать: слух, вкус, обоняние, осязание? — спросила Тринитэ недоверчиво.

— Именно.

Сколько раз Сильвен встречал сомневающийся взгляд Габриэллы, сколько раз она говорила ему: «Иногда мне начинает казаться, что этих картин не существует. Что мы их выдумали — просто затем, чтобы спрятаться как можно дальше от остального мира…»

— Извини, — пробормотал Сильвен, растирая ладонями лицо, — но описывать словами эти картины — все равно что пытаться подобрать слова для…

Тринитэ с трудом сдерживалась, чтобы не обрушить на него град вопросов. Она понимала, что он говорит искренне. Надо было продолжать разговор, но без спешки, набравшись терпения.

— Для чего?

— Эти картины живут своей собственной жизнью. То, что на них изображено, — это… неповторимо.

— Ну все же попробуйте это описать. Что на них изображено? Какие-то персонажи? Люди, животные? Исторические личности?

Сильвен покачал головой. Потом ответил:

— Даже не это главное. Суть в том, что все изображенное на них, — живое.

— Но это абсурд…

Глаза Сильвена гневно вспыхнули.

— Конечно, абсурд! Но это невероятно красиво, невероятно… реально! Эти картины ведут в другой мир. Они — сама жизнь. Они как будто сосредоточили в себе все, что могло бы сделать наш мир настоящим…

Выслушав всю эту, с ее точки зрения, абракадабру, Тринитэ нахмурилась. Ее пальцы крепче сжали маркер. Она поймала себя на том, что избегает встречаться взглядом с профессором.

«А что, если он псих? Если он все это выдумал?..»

Нет, это глупо. Если она не верит в его рассказ, тогда бессмысленно верить и во все остальное.

— Хорошо, попробуем другой вариант, — сказала Тринитэ. Она вынула из ящика стола сложенную карту Парижа и, резко встряхнув ее, полностью развернула. — Вернемся к самому началу…

Взяв маркер, она принялась наносить на карту аккуратные крестики.

Сильвен с некоторым трудом воспринимал происходящее — разговор о картинах всегда погружал его в тихую печаль.

— Что ты делаешь? — спросил он.

— Отмечаю места похищений.

Сверяясь время от времени со списком, она вполголоса произносила: «Вилла „Аустерлиц”… „Замок королевы Бланш“… улица Корвисар… улица Кордельеров… улица доктора Люка Шампионньера…»

В этот момент у Сильвена мелькнула интуитивная догадка.

«Все эти улицы… этот маршрут…»

Что-то отозвалось в нем…

— Подожди, — пробормотал он.

Тринитэ резко обернулось. На лице ее читалась почти детская вера в чудо.

— У вас какая-то идея?

Сильвен не отвечал. По мере того как Тринитэ зачитывала список «мест преступления», что-то прояснялось у него в голове, хотя он еще не мог понять, что именно. Он лихорадочно искал, рылся в памяти…

«Неужели это здесь, прямо у меня перед глазами?.. И нужно было лишь взглянуть на это под правильным углом?..»

В этот момент Тринитэ нанесла на карту последний крестик — в районе парка Келлерман, на юге Парижа. Услышав за спиной негромкий шум, она обернулась и невольно вздрогнула, чуть не столкнувшись с Сильвеном, который в этот момент подошел к столу, чтобы взглянуть на карту.

— Дай-ка сюда, — произнес он и выхватил у Тринитэ маркер, прежде чем она успела возразить. Затем быстро провел по плану длинную черту.

— Что это вы делаете? — возмутилась девочка.

Но в следующий момент поняла: он соединил все пять отмеченных ею мест одной линией, тянущейся от Ботанического сада к Порт-д’Итали.

Глаза Сильвена возбужденно блестели.

Тринитэ чувствовала, как у нее учащается сердцебиение, хотя она по-прежнему ничего не понимала.

Затем профессор бросился к компьютеру Тринитэ и лихорадочно застучал по клавиатуре. Теперь в его взгляде читалась уверенность.

Когда на экране монитора появилась картинка, которую он, по-видимому, и искал, Тринитэ, не сдержавшись, громко спросила:

— Но что это?

— План Парижа конца девятнадцатого века.

Сильвен выглядел абсолютно здравомыслящим. От странного животного огонька в глазах не осталось и следа.

Тринитэ приблизилась. Она начинала понимать.

Инстинктивным движением она коснулась экрана монитора. Указательным пальцем она обозначила маршрут, начерченный Сильвеном на бумажной карте: с юга, от улицы Люка Шампионньера, к северу, пересекая Тринадцатый и Пятый округа — улицу Корвисар, улицу Кордельеров, «Замок королевы Бланш», — прежде чем провести вдоль изгиба Сены до виллы «Аустерлиц».

— Бьевра, — произнес Сильвен. — Похититель следовал в точности по ее руслу!

— Но ведь ее больше не существует… — нерешительно сказала Тринитэ, которая уже запуталась в картах Парижа — старой и новой.

— Сейчас это просто подземный водосток, но русло, без сомнения, осталось тем же самым…

— …и оно проходит как раз под теми пятью домами, в которых были похищены дети, — закончила Тринитэ.

— Именно так, — подтвердил Сильвен. — Если спуститься под землю, то можно будет проследовать по нему…

— …и найти детей?

— Кто знает… Но вот еще что…

Уже без всякого волнения он убрал в сторону бумажную карту Парижа, подвинул к себе чистый лист бумаги и одним уверенным движением маркера изобразил на нем русло Бьевры.

Взглянув, что получилось, Тринитэ вздрогнула и прошептала:

— Значит, мы все-таки нашли связь?..

Сильвен и сам не знал, верить ли этому. Но — как не узнать эту извилистую линию, так похожую на змею, стоящую на хвосте? Тринитэ, как и он, сразу же вспомнила эту змею: именно такую — в виде брошки — она видела на лацканах пиджаков у двенадцати человек, собравшихся позавчера вечером в «Баскском трактире».

— Это же символ Общества любителей карьеров! — воскликнула она. — Что же это значит?

— Что нам придется вернуться в катакомбы…

Тринитэ почувствовала, что у нее подкашиваются ноги:

— Но мы ведь можем опять там заблудиться!

— Только не в том случае, если будем следовать по руслу реки.

— Его сначала еще найти надо…

— Один из детей живет здесь, — сказал Сильвен, указывая на окно, за которым листва огромного каштана слегка шелестела под майским ветерком. — Значит, русло реки проходит как раз под твоим домом.

При мысли о том, что придется вернуться в царство крыс, Тринитэ ощутила тошноту. Она слабым голосом попыталась возразить:

— Но я же вам говорила, что уже пыталась туда спуститься… а после этого отец закрыл крышку люка на замок…

На некоторое время Сильвен пришел в замешательство. Тринитэ надеялась, что она выиграла эту партию. Но затем профессор сунул руку в карман, извлек оттуда увесистую связку ключей и показал Тринитэ самый маленький из них.

— Что это? — пробормотала девочка, видя, что глаза Сильвена опять вспыхнули.

— Когда-то мать с Любеном попросили меня сделать отмычку, на тот случай, если будет какая-то проблема с замками клеток.

— Универсальный ключ? — спросила Тринитэ, которая уже поняла, что обречена снова спуститься под землю. — Но кто знает, подойдет ли он к тому замку?..

— Никто, — ответил Сильвен, хотя, судя по виду, был полностью уверен в успехе. — Но мы сейчас сами это проверим!

Воскресенье, 19 мая, 14.20

— Сработало! — произнес Сильвен торжествующе, ощутив легкий щелчок замка большим и указательным пальцами.

Тринитэ ничего не сказала — в горле у нее стоял ком. Немного отступив назад, она наблюдала за тем, как Сильвен приподнимает и сдвигает в сторону тяжелую металлическую крышку люка, освобождая проход, которым она два дня назад пыталась воспользоваться.

«Разве отец был не прав? Разве не правильно он сделал, когда закрыл этот колодец, чтобы не дать мне заблудиться навсегда в подземелье?» — думала она, глядя, как Сильвен, склонившись над колодцем, втягивает ноздрями поднимающийся оттуда запах с таким видом, словно это аромат изысканных духов.

— Это хороший запах, — сказал он, словно услышав ее мысли. — Такой же я чувствовал, когда вошел в подземный ход из клетки белых обезьян — запах свежей воды и леса.

Обреченно вздохнув, Тринитэ села на траву, чтобы переобуться в резиновые сапоги. Затем в последний раз огляделась по сторонам.

«В сущности, „Замок королевы Бланш“ — настоящий оазис», — подумала она, разглядывая огромные деревья, ряды которых отделяли дом от внешнего мира. За этой живой стеной царили паника и хаос, по улицам бродили растерянные горожане, да и город был как будто сам не свой…

Сильвен, надев резиновые сапоги отца Тринитэ (сорок седьмого размера, на три размера больше его собственного, — должно быть, мужчина был настоящим гигантом!), последовал ее примеру и на некоторое время тоже погрузился в созерцание, прежде чем начать спуск под землю. Он осмотрел фасад дома с пристальным вниманием хирурга, как если бы надеялся обнаружить на нем первые симптомы болезни, которую собирался излечить.

Он чувствовал мощный прилив воодушевления. Недавнее установление связи между маршрутом белых обезьян, подземным руслом Бьевры и символом ОЛК наконец-то придало его собственной роли в происходящем смысл и ответственность. Нет, он оказался здесь не просто так. И встреча с Тринитэ тоже была не случайной. Какова бы ни была ответственность матери и Любена за случившееся — он распутает этот клубок!

— Ты готова? — спросил он Тринитэ, стоя возле люка, словно альпинист в конце спуска перед началом нового подъема.

Девочка последний раз взглянула на дом. В окне третьего этажа она увидела силуэт Нади: прижавшись лбом к стеклу, та смотрела в пустоту, прижимая к груди свернутый ворох одежды, словно баюкая своего похищенного ребенка. По лицу ее струились слезы. Это зрелище усилило решимость Тринитэ.

— Спускаемся, — сказала она твердо.

Сильвен поставил ногу на верхнюю перекладину металлической лестницы.

Воскресенье, 19 мая, 14.35

Спуск казался бесконечным. Цепляясь за скользкие грязные перекладины лестницы, Тринитэ двигалась вниз со скоростью улитки. Однако слабое пятно света у нее над головой было уже неразличимо — вокруг царила сплошная тьма.

— Какая же здесь глубина? — наконец спросила она у Сильвена.

— Метров двадцать, — послышался глухой раскатистый голос из какой-то, казалось, недостижимой глубины. — Примерно как в тех подземельях, по которым мы шли прошлой ночью…

«Да, но прошлой ночью мы прошли через огонь и воду… нацистский бункер, полчища крыс, туннель метро… а по выходе — наводнение…»

Напрасно Тринитэ называла свои страхи по именам, словно пытаясь их заклясть, — они не исчезали. Она посмотрела вниз, но не увидела даже собственных сапог.

— Эй, ты спускаешься? — окликнул ее нетерпеливый голос Сильвена, на сей раз идущий словно из самого центра Земли.

— Да, да! — отозвалась с раздражением Тринитэ.

Она попыталась ускорить движения, но почти сразу оступилась и потеряла равновесие. И вдруг ее пронзило резкое ощущение холода.

— Осторожно, вода ледяная! — произнес Сильвен рядом с ней.

«Ну наконец-то!..» — подумала Тринитэ с облегчением, несмотря на ощущение, что ее ноги почти до колен вмерзли в толщу льда.

Что ж, по крайней мере, теперь они были внизу. В абсолютной, непроглядной темноте.

Девочка инстинктивно подняла голову — круглое отверстие колодца, через которое едва пробивался свет, казалось бледной луной в туманной ночи.

Тринитэ нащупала укрепленный на ремешке налобный фонарик, найденный среди спортивного снаряжения отца, и с трудом включила его негнущимися пальцами.

— Эй, осторожнее! — недовольно произнес Сильвен, заслоняя ладонью глаза.

Впрочем, слабый свет фонарика уже в двух шагах от них почти не позволял что-либо различить. Дальше все тонуло в мягкой густой темноте подземной ночи.

Но Тринитэ, немного приободрившись, стала осторожно перемещаться на освещенном пятачке, поворачивая и запрокидывая голову, и вскоре разглядела сводчатый коридор, уходящий в темноту, — должно быть, по нему и тянулось русло протекавшей здесь некогда реки.

— В это подземелье ведет и спуск из хижины Любена? — спросила она.

Сильвен наклонился, зачерпнул пригоршню воды и поднес ее к губам.

— Судя по всему, да, — ответил он после недолгого сосредоточенного молчания.

— И вы действительно думаете, что мы пойдем через этот коридор, по колено в воде? А ведь она, возможно, будет прибывать…

При мысли об этом Сильвен застыл. Затем попытался призвать на помощь свой профессорский авторитет.

— Бьевра исчезла сто лет назад, — произнес он немного более жестко, чем подобало в данном случае, — как будто признать нынешнее существование Бьевры означало бы убить всю романтику воспоминаний о ней. — В районе предместий вода в ней еще сохранилась, но с начала двадцатого века до Парижа она не доходит.

— По официальным сведениям, — заметила Тринитэ, входя в коридор. — Но откуда берется вот эта вода?

Однако Сильвен стоял на своем:

— Сточные воды, грунтовые воды, да неважно что… Для нас сейчас главное — повторить маршрут белых обезьян.

Удивленная переменой тона профессора, Тринитэ лишь спросила:

— Вы хорошо здесь ориентируетесь?

— Надеюсь, что да, — пробормотал Сильвен. Некоторое время он оставался в нерешительности, затем повернул налево.

Тринитэ решила больше ничего не говорить, а заодно поменьше размышлять. Но воспоминания о прошлой ночи постоянно приходили ей на память.

«Главное — не думать о крысах!»

Однако любой, даже самый слабый звук — капающая вода, шорох собственной куртки, отдаленный шум от проносящегося где-то над головой поезда метро — заставлял ее вздрагивать.

— Успокойся, — произнес подбадривающим тоном Сильвен, заметив состояние девочки. — Нет более надежного места в Париже, чем подземелье! У нас над головой двадцать метров земли — здесь до нас никто не доберется!

— Вы в этом уверены?..

«А я вот слышу какой-то шум», — хотелось ей добавить, но она ничего не сказала, решив не беспокоить Сильвена по каждому пустяку.

«Скорее всего, показалось… Слуховая иллюзия…»

Однако пару минут спустя тот же звук повторился.

— Вы слышали? — почти прошептала она, уже не в силах сдержать свои страхи.

— Да, — спокойно ответил Сильвен, продолжая двигаться вперед по воде, которая уже доходила ему до колен (а Тринитэ — так и вовсе до бедер). — Не волнуйся: это эхо наших собственных шагов в параллельном коридоре…

«Эхо? — недоверчиво повторила про себя Тринитэ. — Да нет, это совсем другие звуки: как будто шум чьего-то дыхания… и плеск — ритмичный, отрывистый…»

Вот и опять…

Этот плеск звучал все отчетливее. Как будто… кто-то плыл им навстречу по подземной реке.

— А это что? — спросила она слабым голосом. — Вы и теперь скажете, что это эхо?

Сильвен ничего не ответил, лишь сделал ей знак остановиться и не двигаться.

Он должен был признать, что девочка права: теперь он различал в темноте два слабых огонька — в нескольких метрах впереди, на уровне воды.

В следующий миг ужас охватил обоих, словно плотное тяжелое покрывало, сковывающее любые движения.

— Назад! — негромко произнес Сильвен, медленно отступая в обратном направлении и изо всех сил напрягая мускулы, чтобы справиться с дрожью. Он понял, что это за огоньки.

— Но… что это? — спросила Тринитэ, чувствуя растущую панику.

— Молчи и иди назад! Ничего особенного…

Слишком поздно: девочка успела разглядеть светящиеся глаза, а затем услышать клацанье мощных челюстей.

Вся в холодном поту, она вспомнила утренний переполох в зоопарке. Перед ней снова возникли перепуганные лица смотрителей. «Крокодилы выбрались из вивария!..»

— Помогите! — завопила она, уже не владея собой, и бросилась бежать, не разбирая дороги и уже не слыша голоса Сильвена, кричавшего ей вслед:

— Нет! Не беги! Только не беги!

«Это просто страшный сон, этого не может быть на самом деле… — бессвязно проносилось у нее в голове. — Заблудиться в парижском подземелье и быть съеденной кайманами!..»

Она не останавливалась до тех пор, пока Сильвен не нагнал ее, — но и тогда не почувствовала его руки, которой он обхватил ее за плечи и крепко прижал к себе. Он едва успел отскочить в сторону вместе с Тринитэ — в тот же миг длинное, скользкое, зловонное существо с шумом и плеском проплыло мимо них.

Затем наступила тишина.

Сильвен и Тринитэ еще примерно четверть часа стояли неподвижно, без слов и тяжело дышали. Оба чувствовали, как лихорадочно колотится сердце и гулко стучит в висках кровь.

Наконец Сильвен указал вверх и прошептал:

— Возвращаемся…

Воскресенье, 19 мая, 15.15

— Но это же абсурд! — заявила Тринитэ, которая, выбравшись на свежий воздух и вновь оказавшись на аккуратном газоне перед «Замком королевы Бланш», немного приободрилась.

— Уж не хочешь ли ты вернуться? — спросил полунасмешливым тоном Сильвен, вновь запирая люк своим универсальным ключом. — Пять минут назад тебя всю трясло от страха… впрочем, небезосновательного.

Но он еще не знал, что больше всего на свете Тринитэ ненавидит сворачивать с намеченного пути.

— У отца есть помповое ружье, — сообщила она. — Мы могли бы…

— Ты сама не знаешь, что говоришь! — резко сказал Сильвен, подойдя к Тринитэ вплотную и склонившись над ней с угрожающим видом. — Ты хоть раз в жизни стреляла из помпового ружья? Ты представляешь нас в подземелье, в темноте, начинающих стрелять при каждом шорохе?

Невольно вздрогнув, он добавил:

— Хочешь верь, хочешь нет, но крокодилы в парижских подземельях встречаются не впервые: одного там убили еще в тысяча четыреста тридцать четвертом году. Его отрубленную лапу сохранили в сокровищнице Сен-Шапель под видом лапы грифона!

Тринитэ, придя в замешательство, машинально пожала плечами, потом тоном несправедливо наказанного ребенка произнесла:

— От вашей науки нам все равно никакой пользы! Что мы теперь будем делать?

Сильвен глубоко вдохнул воздух, теперь еще сильнее насыщенный влагой и запахами растений.

— Что делать? — повторил он флегматично. — Да все то же самое, но только не под землей, а на поверхности.

— Не понимаю… — пробормотала Тринитэ, которая уже успела стянуть резиновые сапоги и переобуться в кеды «Конверс».

— Что касается Бьевры, мы сможем следовать вдоль ее русла и по поверхности земли, — объяснил Сильвен.

— Но ведь обезьяны-то прошли подземным путем…

— Никогда не забывай, что подземный город — точное отражение того, что находится вокруг нас.

Тринитэ с сомнением поморщилась, потом нехотя произнесла:

— Ну если вы так говорите, профессор…

В этот момент оба заметили на другой стороне улицы темный силуэт какого-то человека, который, остановившись у стены, с помощью баллончика с краской быстро написал:

«Парижане, храните надежду: Маркомир на страже!»

Воскресенье, 19 мая, 15.25

— Природный Париж пробуждается! — провозгласил какой-то незнакомец, в то время как Сильвен и Тринитэ шли по улице Крулебарб.

Вдохновляемый своим собственным безумием, этот уличный проповедник, лысый человек с румяным лицом, вещал о грядущих ужасах, сидя посреди улицы, подтянув колени к подбородку и обхватив их руками.

Собравшиеся вокруг человек десять — двенадцать слушали запутанные центурии этого новоявленного Нострадамуса, перечислявшего семь казней, которые должны были обрушиться на Париж.

— Посмотрите на цветы, что растут у вас на балконах, — говорил он, — сейчас они прекрасны, как никогда! Как будто каждое растение, каждый росток, каждый бутон насыщаются новым воздухом…

— Это правда, — подтвердила пожилая дама, нервно вертевшая в руках фритюрницу. — Всего за пару часов орхидея у меня в гостиной выросла на пятьдесят сантиметров! Я так испугалась, что выбежала на улицу…

— А я, — подхватил какой-то растерянный отец семейства, жена и трое детей которого жались к стене рядом с грудой чемоданов, — точно так же испугался нашего старого кота — он вдруг набросился на нас, как тигр!

При этих словах «пророк» понимающе кивнул и, быстро вращая глазами, провозгласил:

— А это пробуждается второй Париж: город животных!

— Эти бедолаги несут бог весть что! — сказал Сильвен, слегка подталкивая Тринитэ, явно заинтересованную услышанным, по направлению к скверу Ле Галла. — Не стоит им верить: это нечто вроде коллективной галлюцинации. Достаточно, чтобы кто-то один открыл шлюзы, — и все остальные захлебнутся в потоках бреда!

«Но разве это бред?» — мысленно возразила Тринитэ, глядя на сквер впереди них.

В этом самом сквере она несколько дней назад разговаривала с Амани Отокорэ, матерью одного из похищенных детей. Сейчас это все еще был красивый и ухоженный публичный сад, в форме полумесяца, разбитый возле Министерства государственного имущества. Но народу в нем собралось гораздо больше, чем обычно. Охваченные страхом и непониманием, люди сидели и стояли возле нагромождений своего багажа, словно солдаты, призванные на какую-то странную войну.

— Сначала «природный Париж», потом «город животных»… — пробормотала Тринитэ, вздрогнув при воспоминании о каймане, увиденном в подземелье. — Как все это могло произойти?

— Но это правда — природа изменилась, — вынужден был признать Сильвен, глядя на буйную растительность, которой явно стало больше в течение последних нескольких часов.

Создавалось ощущение, что каждая ветка, каждый листок буквально вибрируют от распирающей их жизненной силы.

— Можно это остановить? — прошептала Тринитэ.

Сильвен внимательно обвел глазами сквер, словно пытаясь отыскать что-то, спрятанное за деревьями.

— Кто знает?.. — произнес он задумчиво, опускаясь на единственную свободную скамейку (остальные, как и места на газонах, ревниво охранялись прибывшими ранее).

Он не осмеливался признаться в этом даже себе, но эта буйная растительная оргия подействовала на него опьяняюще — особенно в сочетании с навалившейся на него усталостью.

«Сколько же времени я не спал? — спросил он себя, вытягиваясь на скамейке. — Тридцать шесть, сорок часов?..»

Он закрыл глаза, убаюканный ароматом тополей, уже готовый на время выпасть из окружающей действительности.

— Эй, профессор, вы же не бросите меня на произвол судьбы? — обратилась к нему Тринитэ. Затем она сдвинула его ноги к краю скамейки, чтобы освободить для себя немного места.

Вздрогнув, Сильвен очнулся — он готов был поклясться, что заснул, пусть даже всего на одну минуту, и даже успел увидеть какой-то сон, — сел на скамейке и растер ладонями лицо.

— Я тоже смертельно хочу спать, — сказала Тринитэ, — но если мы здесь заснем, нас, чего доброго, сожрут.

«Ну и что?» — подумал Сильвен, которого в данный момент абсолютно не пугала такая перспектива — лишь бы сомкнуть глаза хотя бы на час.

— Я согласен на любой апокалипсис, но только после сиесты, — сыронизировал он, однако, оглядевшись по сторонам, убедился, что никто вокруг не спит.

Все эти сотни людей, одетых, несмотря на жару, в теплую одежду (причем некоторые надели на себя несколько вещей — очевидно, чтобы не слишком нагружать чемоданы), смотрели на Париж с тоской, яростью и покорностью судьбе одновременно.

«Как животные в зоопарке», — невольно подумал Сильвен.

— Чтобы не заснуть, — предложила Тринитэ, — расскажите мне еще о Бьевре, профессор…

Сильвен глубоко вздохнул и постарался открыть глаза как можно шире.

— Главное чудо Бьевры, — начал он, проводив глазами чайку, пролетевшую над верхушками тополей, — то, что она осталась лишь воспоминанием…

— Воспоминанием?

— Точнее, символом утраченного Парижа, образом таинственного мира, навсегда скрывшегося в глубинах современного города…

— Но эта река существовала…

Сильвен кивнул:

— Да, и даже играла довольно важную роль вплоть до девятнадцатого века. Именно в эту реку сливались отходы производства кожевников, дубильщиков, красильщиков, белильщиков, обойщиков, шпалерных и ковровых дел мастеров…

— Короче говоря, обыкновенная сточная канава…

— К сожалению, именно в сточную канаву она в конце концов и превратилась. В «шевелящийся навоз», как выразился Гюисманс. Именно поэтому в период между тысяча восемьсот семьдесят седьмым годом и тысяча девятьсот двенадцатым она окончательно ушла под землю.

Тринитэ, конечно, и раньше знала о существовании Бьевры, но она с трудом могла себе представить еще одну реку, кроме Сены, пересекающую Париж.

— Однако первоначально это была очень красивая река, — снова заговорил Сильвен негромким и отстраненным голосом, словно воочию видел то, о чем рассказывал. — Говорят, что название Бьевра произошло от кельтского слова Befar, означающего «бобр», — потому что этих животных было очень много в лесах древней Галлии. Многие считают даже, что давным-давно, в доисторические времена, Бьевра была главной рекой будущего Парижского бассейна, а Сена — простым лесным ручейком.

— Что же произошло потом?

Сильвен обвел рукой сквер и толпы перепуганных людей со словами:

— То же, что и сейчас. Наводнение.

— То есть?..

— Из-за паводка Бьевра вышла из берегов, слилась с Сеной, а после уже не вернулась в старое русло. Стала маленькой речушкой, начинающейся в Сен-Сире, возле Версаля. Огромный город ее в себе растворил…

— Но, стало быть, по расположению парижских улиц можно вычислить ее русло?

— Ты же убедилась, что к нему можно спуститься буквально из твоего дома… А улицы Крулебарб и Барбье дю Метца некогда были ведущими к Бьевре тропинками…

Тринитэ невольно повернулась к улице Крулебарб, находившейся у нее за спиной. Девочка с трудом могла представить эту улицу лесной тропинкой, заросшей орешником.

— А этот сквер, — продолжал Сильвен, снова кладя ноги на скамейку, — был когда-то островом. Единственным островом Бьевры в границах нынешнего Парижа.

— Островом? — переспросила Тринитэ удивленно.

— Да. Его называли Обезьяний остров, потому что рабочие с мануфактуры гобеленов, которые были его единственными обитателями, славились своей неопрятностью…

Сильвен указал на север, туда, где находился «Замок королевы Бланш»:

— Вот там был бьеф Гобеленов.

Затем показал на юг, где стояла булочная с разбитой витриной:

— А там — бьеф Крулебарб, у знаменитой мельницы…

— Что еще за бьефы?

— Притоки Бьевры, выходящие из-под земли на поверхность.

Увлекшись, Тринитэ начала делать пометки в маленьком красном блокноте. Ее мозг вновь активизировался.

— Все указывает на то, — проговорила девочка, — что похищения детей происходили как раз в тех местах, где находятся эти… бьефы.

Недалеко от нее и Сильвена ссорились члены какого-то семейства, пытаясь разделить на всех три банки консервированного тунца, в то время как прямо над ними с пронзительными криками носились около десяти чаек.

Сильвен кивнул и мрачным тоном произнес:

— Как будто сама река явилась забрать дань…

— Но это же бред!

— Я знаю… Теперь нужно понять, отчего похищения произошли именно в этих местах.

Вдруг Тринитэ замерла:

— Может быть, это как-то связано с Обществом любителей карьеров?

Сильвен не отвечал. Это предположение в очередной раз привело его в замешательство. Лишь скулы его дрогнули под мягкими ласкающими прикосновениями весеннего ветерка.

Позади них заплакал ребенок, у которого одна из чаек все же ухитрилась выхватить кусок тунца.

Лишь тогда Сильвен вышел из оцепенения и, медленно повернув голову к Тринитэ, сказал:

— Если ОЛК действительно к этому причастно, кажется, я знаю, где мы сможем найти ответ.

— И где же?

— Вон там, — сказал он, указав на небольшой ресторанчик через дорогу от сквера.

Это был «Баскский трактир».

Воскресенье, 19 мая, 16.00

— Какого черта вы сюда врываетесь?

Сильвен и Тринитэ, не задерживаясь в общем зале, прошли сразу в кабинет, где недавно проходило собрание Общества любителей карьеров. Единственный человек, находившийся в этой скудно обставленной комнате, стены которой были обшиты потемневшими от времени деревянными панелями, взглянул на них с неприкрытым ужасом. Глаза его были красными, мускулы лица подергивались, как при нервном тике, волосы в беспорядке торчали в разные стороны, руки дрожали.

«Ну и видок!» — невольно подумала Тринитэ.

Да, хозяина ресторана было не узнать. Он буквально источал тревогу. Однако это не мешало ему выполнять привычную работу: он расставлял приборы на большом овальном столе, хотя и делал это с обреченностью осужденного, поднимающегося на эшафот.

Узнав вошедших, Ив Дарриган немного успокоился:

— А… это вы… Я и не знал, что вы знакомы…

От волнения его акцент был еще заметнее, чем обычно.

Но очевидно, хозяину «Баскского трактира» нужно было выговориться. Продолжая раскладывать лиловые салфетки и серебряные ножи, он почти жалобно произнес:

— Я… я даже не знаю, почему я это делаю… — И, взглянув Сильвену в глаза, прибавил: — Ваша мать сильная, вы знаете? Очень сильная!

Сильвен едва мог поверить, что этот жалкий, насмерть перепуганный человек — Ив Дарриган, энергичный, жизнерадостный колосс, который угощал его шедеврами кулинарного искусства тридцать с лишним лет.

— Что же такого она сделала? — спросил Сильвен и непроизвольно напрягся, словно в ожидании удара.

— Я хотел уехать… — начал Дарриган дрожащим голосом. — Но теперь уже поздно. Улицы заблокированы, аэропорты закрыты… А последний поезд в По ушел сегодня утром… И надо же — ведь билет у меня был! Удалось купить на черном рынке. За полторы тысячи евро, подумать только!..

Он вынул из кармана железнодорожный билет и лихорадочно разорвал его в клочки.

— Я даже не успел его перепродать, — пожаловался Ив, убирая обрывки бумаги в карман фартука.

Затем начал расставлять бокалы — все так же медленно и осторожно.

Сильвен и Тринитэ не осмеливались его перебивать.

— Вот и застрял здесь, — продолжал он. — А все ради кого? Ради нее, ради ее проклятого «обеда с коллегами»! Ради того, чтобы…

Остаток фразы потонул в неразборчивом ворчании.

У Сильвена было ощущение, что он видит перед собой музейного смотрителя, который в конце концов свихнулся от того, что каждый день протирал одни и те же витрины.

— Вы что-то говорили об обеде… — наконец произнесла Тринитэ нерешительно.

— Было бы из чего его приготовить! — сказал с ожесточением Ив Дарриган. — Мне нечем их кормить! Но вашей матушке это и не нужно. Ей нужно собрать тут свою компанию, без посторонних… Даже мне запрещено к ним заходить! Сколько лет уже это продолжается!.. «Карьеры», «подземелья» и прочая дребедень… Никогда я ничего в этом не понимал. Женщина и одиннадцать мужчин, все в костюмах и при галстуках… и у всех этот чертов значок на лацкане…

Снова неразборчивое ворчание.

Сильвен, весь обратившись в слух, еле удерживался от того, чтобы поторопить хозяина ресторана.

Одну за другой Ив брал бутылки с десертного столика (единственного, кроме большого стола и стульев, предмета меблировки) и откупоривал их — почти с яростью.

— Ну, будут пить вино — его-то хватает! И ведь ваша матушка, она всегда требовала, чтобы вино было комнатной температуры… Всегда!.. Вот я и открываю его сейчас — на вечер…

У Сильвена перехватило дыхание.

— ОЛК собирается сегодня вечером?! — выговорил он.

— Так я вам о чем и говорю! — взорвался Дарриган, едва не опрокинув открытую бутылку. — Ваша мать специально приходила утром, чтобы мне об этом сказать!

«Хотя официально она сопровождала грузовики с животными в долину Шеврез», — отметил про себя Сильвен, ничуть не удивленный.

По лицу Дарригана было видно, что он вновь проживает события сегодняшнего утра, минуту за минутой.

— Я уже упаковал чемодан, уже позвонил жене… Она плакала от радости…

— Так почему же вы не уехали?

Хозяин «Баскского трактира» в изумлении воззрился на Тринитэ, задавшую этот вопрос, потом обернулся к Сильвену и, словно призывая его в свидетели, спросил:

— Она и правда не понимает? Она не может понять?!

Сильвен изо всех сил старался казаться спокойным. Он тоже не понимал, что имеет в виду Дарриган, и не знал, как реагировать.

— Чего я не понимаю? — проговорила Тринитэ.

Ив Дарриган швырнул салфетку на пол и быстро подошел к окну. Зелень в сквере Ле Галла на противоположной стороне улицы выглядела слишком густой и буйной. Некоторое время хозяин ресторана смотрел на кроны деревьев, слегка раскачиваемые ветром, при этом как будто не замечая толпившихся на улице и в сквере людей. Потом он повернулся и оперся рукой на спинку стула, словно капитан, остающийся на мостике в час кораблекрушения.

— Того, что я обязан был подчиниться их приказу! Потому что я им обязан всем, что имею! Кто бы я был без них? Обычный провинциальный кабатчик, каких сотни!..

— То есть?.. — пробормотала Тринитэ.

— Это они пришли сегодня ко мне! Это они приказали мне остаться! Это они перевернули здесь все верх дном!..

— Но кто они? — спросил в свою очередь Сильвен.

Дарриган с протяжным вздохом ответил:

— Они — эти двенадцать. Мадам Массон и остальные. Это проклятое Общество любителей карьеров! Они велели мне остаться, я же вам сказал! Я у них на крючке!..

Он с грохотом подвинул к себе стул и буквально рухнул на него.

— Сегодня утром, да… Сначала я отказался. Я сказал, что у меня билет на поезд, что мне нужно уезжать. Но Массон оставалась непоколебимой. Сказала, что отъезд из Парижа может плохо для меня обернуться. «Гораздо хуже, чем наводнение!» — вот так прямо и сказала. Видели бы вы этот свет у нее в глазах… Это что-то ужасное, невероятно жестокое… Потом она напомнила мне, что моя жена и две дочери живут в По… и добавила, что прекрасно знает где…

Сильвен едва мог поверить в этот рассказ — так же как несколько дней назад с трудом мог поверить собственным глазам, увидев свою мать проводящей «эксперименты» в подземной лаборатории…

— Вы хотите сказать, что моя мать вам угрожала? — сказал он.

При этих словах хозяин «Баскского трактира» побагровел. Его руки задрожали еще сильнее. Он словно бы только что осознал, кто перед ним.

— Ну… не то чтобы… — пробормотал он. — Я никогда не требовал многого, вы хорошо это знаете… А мадам Массон была добра ко мне… всегда помогала, если что-то не ладилось… То есть вы понимаете, что для меня невозможно было…

Он замолчал.

— …ее ослушаться? — подсказала Тринитэ, ошеломленная таким состоянием взрослого мужчины.

После недолгого колебания Дарриган опустил глаза и едва слышно подтвердил:

— Да, ее ослушаться…

Воскресенье, 19 мая, 18.37

— Нам стоило бы спрятаться где-нибудь в ресторане, — проворчала Тринитэ.

— Ив на это не согласился бы ни за что. И потом, здесь, в сквере, мы и так рядом.

— М-мм… — недовольно произнесла Тринитэ, которая, чтобы справиться с раздражением, пересчитывала деревья в центральной аллее. — Думаете, этот сквер тоже скоро затопит?

— Весь центр уже под водой, — послышался позади них тихий голос.

Сильвен и Тринитэ обернулись. На земле сидел человек, прислонившись спиной к стволу платана. Лицо его было зеленовато-бледным, волосы и одежда — мокрыми и грязными. Можно было подумать, что недавно он упал в лужу — скорее всего, даже не в одну. В руках он вертел большой кусок ярко-красной резины.

— Вот смотрите, — сказал человек, протягивая в их сторону этот красный гигантский лоскут, но даже не глядя на них. — Это все, что осталось от резиновой лодки…

— Лодки? — переспросил Сильвен. Затем, приблизившись к человеку, опустился на колени и заглянул ему в лицо. Тот пожевал губами, как обычно делают старики перед тем, как в тысячный раз пересказать одну и ту же историю.

— Я живу на улице Арколь, на острове Ситэ, в двух шагах от Нотр-Дам, — заговорил он вполголоса. — Это самый центр Парижа… И вот сегодня в два часа дня началась эвакуация жителей из домов, потому что вода уже достигала вторых этажей…

Лицо рассказчика омрачилось.

— И что потом? — спросил Сильвен.

— Появились первые лодки, — ответил человек.

— Это были пожарные?

Но рассказчик молчал, словно у него перехватило дыхание. Наконец, глубоко вздохнув, продолжал:

— Я тоже сначала так подумал. Когда увидел эти лодки, которые приближались с правого берега…

— А кто это оказался на самом деле? — спросила Тринитэ.

— Откуда я знаю? Какие-то незнакомцы… Такие же люди, как вы и я, без сомнения… Их было около пятисот в этих лодках. Они хохотали! А в следующую секунду они набросились на нас. Один из них подцепил багром старуху и столкнул ее в воду! У меня до сих пор эта картина перед глазами… Она даже не пыталась выплыть, сразу утонула… видно, поняла, что любое сопротивление бесполезно…

Сильвен едва мог поверить в этот рассказ. «Может быть, это бред?..» — подумал он. Но выражение лица этого незнакомого человека делало такую гипотезу маловероятной.

— Они были вооружены? — спросила Тринитэ, пораженная рассказом.

Человек кивнул:

— Металлическими прутьями, крючьями, бейсбольными битами… в общем, всем, что удалось найти на улицах или в квартирах, которые они грабили… Я даже видел, как один из них открыл маленький чемоданчик, полный шприцев, и раздал их своим сообщникам…

— Пираты!.. — в изумлении прошептала Тринитэ, которая едва могла представить себе это водное побоище на острове Ситэ.

— А как вам удалось спастись? — спросил Сильвен.

Губы человека искривились в безрадостной улыбке.

— Я позволил столкнуть себя в воду, задержал дыхание и нырнул. Потом мне удалось доплыть до Нотр-Дам. По реке плавало много разных обломков — вот там я и нашел этот кусок резины… Оттуда я перебрался на левый берег, еще не так сильно затопленный. Потом следом за всеми остальными направился на юг… и вот я здесь.

В очередной раз прерывисто вздохнув, человек закрыл лицо руками.

Только сейчас Сильвен и Тринитэ осознали, что вокруг них собрались примерно два десятка людей. Глаза их блестели от слез, губы дрожали, лица были искажены — они все, подобно этому человеку, испытывали необходимость выговориться.

— Я с улицы Вьей-дю-Тампль…

— А я — с улицы Монтань…

— У нас в Берси вода поднялась до…

Никто никого особо не слушал, да и говорили все с трудом, прибегая к помощи жестов.

Сильвен потрясенно наблюдал за этими людьми, все потребности которых свелись лишь к одной — выживанию.

— Видите? — обратился к Сильвену и Тринитэ чудом спасшийся с улицы Арколь мужчина, указывая на небо. — А это ведь только первый вечер…

— Вечер?! — Тринитэ вздрогнула, словно очнувшись от забытья.

— «Баскский трактир»! — воскликнул Сильвен.

Воскресенье, 19 мая, 22.05

— Это они, — тихо произнес Сильвен, заметив небольшую группу людей возле ресторана. Он медленно шел по тротуару, стараясь ничем не привлекать к себе внимания.

Каждый шаг, приближающий его к «Баскскому трактиру», позволял узнать еще одного-двух членов ОЛК.

«Министр внутренних дел, профессор Бланкер, доктор Вито, ректор Сорбонны… — мысленно перечислял он, следя за тем, чтобы оставаться в тени домов. — Никогда еще не видел их всех вместе… тем более здесь!»

— Они, как и мы, только что пришли, — прошептала Тринитэ.

Сильвен отрицательно покачал головой, видя, как один из членов ОЛК нервно набросил плащ и, не оборачиваясь, перешел на другую сторону улицы.

— Наоборот: они уже расходятся…

Укрывшись в небольшой нише под входным портиком соседнего здания, в нескольких метрах от ресторана, он тихо прибавил:

— Случилось что-то плохое… Смотри, они как будто спасаются бегством!

— Но чего они испугались? — прошептала Тринитэ.

— Того, чего они боялись всегда, — ответил Сильвен ледяным тоном. — Точнее, кого они боялись всегда. Ее.

Именно в этот момент Жервеза появилась на пороге ресторана. Она была в слезах.

— Друзья, — заговорила она жалобным тоном, протягивая руки к собравшимся мужчинам, — вы ведь только что прибыли. Будьте же благоразумны…

— И вы еще осмеливаетесь говорить о благоразумии! — возмущенно сказал ректор Сорбонны, медленно отступая в сторону шоссе.

— Но подумайте сами, Бенуа! — умоляюще проговорила Жервеза. — Ведь мы пользовались их услугами столько лет… Их бунт вполне объясним…

— О ком она говорит? — едва слышно прошептала Тринитэ.

Сильвен не отвечал, полностью сосредоточившись на том, чтобы услышать ректора Сорбонны. При последних словах Жервезы тот буквально взорвался:

— Вполне объясним?! Вы бредите, Жервеза! И еще хотите, чтобы мы… — Он машинально огляделся и увидел, что остался с хранительницей музея один на один, поскольку все остальные члены ОЛК поспешно расходились. — Хотите, чтобы я поверил в эти бредни! Вы потеряли голову и хотите увлечь нас за собой в бездну безумия!

Жервеза закусила губы, сдерживая гнев.

— Париж скоро будет затоплен! — резко произнесла она, указывая на улицу Крулебарб, которая теперь выглядела самым жалким образом: брошенные автомобили, опрокинутые мусорные баки, множество растерянных людей. Они не обращали никакого внимания на Жервезу и ее собеседника — очевидно, со стороны их разговор на повышенных тонах выглядел обычной стариковской ссорой.

— Думаете, я слепой? — тем же тоном ответил ей ректор. — Я прекрасно знаю, что так и будет! Но что общего это имеет с вашими безумными историями? Надо же — собрать нас всех, а затем попытаться на нас надавить таким постыдным образом!.. Это же настоящий шантаж! Если бы не чрезвычайная ситуация, я уверен, министр распорядился бы вас арестовать!

При этих словах лицо Жервезы окаменело, а взгляд стал холодным и решительным.

— Эти… люди решили стереть Париж с лица земли, — произнесла она, на сей раз совершенно бесстрастным тоном.

Тринитэ многое отдала бы за то, чтобы подойти ближе и услышать все детали разговора.

— Миллионы людей погибнут, — ледяным тоном продолжала хранительница музея. — Многие утонут, потом начнется голод, эпидемии… Прежде чем власти сумеют организовать спасение, страшно представить, скольких мы недосчитаемся…

Сильвен, Тринитэ и даже ректор Сорбонны одновременно вздрогнули при этих словах. В устах Жервезы предсказания грядущего апокалипсиса звучали убедительно.

Сильвен инстинктивно схватил Тринитэ за плечи, словно в поисках опоры.

— Политическое, моральное, религиозное равновесие страны будет разрушено раз и навсегда, — продолжала Жервеза. — Это будет смертельный приговор для Франции… если не для всей Европы. А если какие-то фанатики воспользуются хаосом, чтобы захватить власть… вот тогда мы точно рухнем в бездну.

Жервеза в упор посмотрела на ректора, словно довершая этим взглядом цепь неопровержимых доказательств своей правоты.

— А ведь именно этого они хотят, — произнесла она после паузы. — Это их последняя месть Парижу… Они собираются сыграть роль той последней соломинки, которая переломит спину верблюда…

Последовало долгое молчание.

Казалось, ректор Сорбонны впечатлен услышанным.

Сильвен и Тринитэ не знали, что и думать.

Наконец ученый грустно покачал головой и, избегая встречаться взглядом с собеседницей, произнес:

— Безумие. Жервеза, вы обезумели…

— Что-о? — возмущенно прошипела хранительница музея, покраснев от гнева и выпрямляясь во весь рост, словно готовый к драке бойцовый петух.

— Наши собратья правы, — продолжал ректор, осторожно пятясь назад, словно выходил из клетки дикого зверя. — Вы больше не можете занимать пост председателя ОЛК. С этой минуты я освобождаю вас от ваших обязанностей.

Жервеза, вне себя от гнева, уже собиралась что-то сказать, но почтенный университетский мэтр ретировался с быстротой молодого кролика.

Жервеза осталась неподвижно стоять на месте. Сильвен и Тринитэ переглянулись, словно бойцы перед атакой.

«Сейчас!» — прочитали они в глазах друг друга.

Но их намерение было остановлено неожиданным появлением Ива Дарригана, который, с шумом распахнув дверь, возник на пороге. Он был похож на вырвавшегося из загона дикого быка. Его лицо, обращенное к Жервезе, было ужасно.

— Я слышал все, что вы им сказали! — проревел он.

Жервеза инстинктивно поднесла палец к губам и негромко, с легкой насмешкой, спросила:

— Так вы шпионили за нами, Ив?

Но тот не слушал ее и, в ярости размахивая руками, продолжал:

— Но это чудовищно! Это невозможно!

Видя, что владелец ресторана сам не успокоится, Жервеза с криком «Замолчите!» размахнулась и отвесила ему звонкую пощечину.

Тринитэ и Сильвен пораженно застыли, между тем как Дарриган с недоуменным видом коснулся рукой пылающей щеки:

— Вы… вы меня ударили?..

— Для вашей же пользы! — резко произнесла Жервеза, не глядя на него.

Ив стоял как оглушенный.

— Я так верил в вас, мадам Массон!.. — наконец заговорил он, при этом тон его был почти жалобным. — Ведь только ради вас я остался в Париже…

При этих словах Жервеза нахмурилась:

— Не притворяйтесь, Ив. Вы остались потому, что не хотели подвергать опасности свою жену и дочерей. И правильно сделали.

От этих слов Дарриган пришел в еще большую растерянность. Весь его мир рушился. Но, собравшись с силами, он произнес:

— Стало быть, угрожаете…

Это прозвучало настолько зловеще, что Тринитэ инстинктивно схватила Сильвена за руку. Они оба немного приблизились к двум фигурам, стоявшим у входа в ресторан.

— Все эти годы я вам верил! — продолжал Ив все более агрессивным тоном, понемногу тесня Жервезу к входной двери.

Несколько секунд спустя она исчезла из поля зрения Сильвена и Тринитэ, но они услышали донесшиеся изнутри голоса:

— Ив! Вы с ума сошли! Положите его на место!

— Не командуйте, мадам хранительница.

— Положите его на место, я вам говорю! Вы не соображаете, что делаете!

— Охотничье ружье! — с ужасом прошептал Сильвен.

Но прежде чем он успел что-то сделать, Жервеза бросилась к Дарригану. Оба одновременно закричали.

Затем прогрохотал выстрел.

Его эхо долго отдавалось эхо в ушах Сильвена и Тринитэ.

Одновременно с этим они услышали звук тяжело рухнувшего тела, затем страшный хрип. Вздрогнув от ужаса, Сильвен непроизвольно вскрикнул:

— Мама!

Но в этот момент Жервеза выбежала на улицу, словно загнанный зверь. В руке у нее было ружье.

Сильвен и Тринитэ отшатнулись, но Жервеза их даже не заметила. Перехватив тяжелое ружье, словно бейсбольную биту, она изо всех сил обрушила его на витрину ресторана, которая разлетелась с таким грохотом, словно и впрямь обрушился весь окружающий мир.

Вой сигнализации привлек к ресторану толпу людей, уже встревоженных недавним выстрелом.

— Эй, идите туда! — закричала Жервеза, увидев группу из двух десятков рослых мужчин с тяжелыми рюкзаками, и без того уже направлявшихся к «Баскскому трактиру». Глаза их возбужденно блестели в предвкушении новой добычи. — Там есть чем поживиться!

Когда грабители ринулись в ресторан, она развернулась и быстро пошла прочь. Ружье она так и не выпустила.

Сильвен, не выдержав, бросился вслед за ней, крикнув:

— Мама!

Жервеза остановилась, обернулась и мрачным тоном произнесла:

— Объявился наконец!..

Воскресенье, 19 мая, 22.50

Жервеза устало смотрела на сына. Сильвен, слегка растерянный, не знал, с чего ему начать свою обвинительную речь. Тринитэ, оставаясь на некотором расстоянии от них, наблюдала за этой странной парой, застывшей и безмолвной. Девочке было слегка не по себе оттого, что Жервеза по-прежнему сжимала в руке ружье, держа его, словно костыль.

— Мама, теперь ты должна все мне объяснить! — наконец с трудом произнес Сильвен, и его удивил звук собственного голоса.

Жервеза, казалось, тоже была удивлена, но самим этим вопросом.

— Что тебе еще объяснить, дорогой?

Сильвен совсем не ожидал такого ответа; он не сразу смог продолжить, как если бы слова Жервезы разом подкосили его решимость.

— Зачем тебе понадобилось показывать мне картины? Что ты делала с обезьянами в подземной лаборатории? О чем ты рассказала членам ОЛК сегодня вечером? Зачем ты убила Ива Дарригана? Что, черт возьми, вообще происходит?

К концу этого допроса он, не выдержав, перешел на крик.

Но Жервеза и бровью не повела. Тринитэ осторожно, стараясь не привлекать к себе внимания, приблизилась к двум собеседникам, сейчас напоминавшим скорее двух дуэлянтов. Они ее даже не заметили. Сильвен усилием воли взял себя в руки, чтобы суметь противостоять матери, остававшейся невозмутимой.

— Кто стоит за этой катастрофой, мама? — спросил он, не глядя на мать, вместо этого следя глазами за полетом чайки.

— Аркадийцы, — прошептала Жервеза. — Они — причина всего…

Тринитэ, не в силах справиться с любопытством, подошла к ним почти вплотную.

— Кто? — спросила она.

Ответа не последовало. В этот момент Тринитэ поняла, что на самом деле Жервеза вовсе не так безмятежна, как могло показаться на расстоянии. По ее лицу стекали струйки пота, в уголках губ вскипали пузырьки слюны. Она продолжала машинально твердить странное слово:

— Аркадийцы, аркадийцы…

— О ком ты говоришь? — растерянно спросил Сильвен. — Кто такие эти аркадийцы?

— Поверь мне, Сильвен, лучше тебе об этом не знать, — ответила Жервеза, медленно отступая и одновременно поднимая ружье. — Я вынуждена была им подчиняться. Я никогда этого не хотела. Мы никогда этого не хотели…

— Кому подчиняться?

Жервеза прикрыла глаза. Губы ее превратились в тонкую, почти незаметную полоску. Хранительница музея едва слышно произнесла:

— Но в обмен на это они не должны были его трогать… Только не его.

Внезапно она схватила Тринитэ за руку и лихорадочно проговорила:

— Скажи им, чтобы они не причиняли ему зла…

— Кому, мадам?

Взглянув в лицо сыну, Жервеза прошептала:

— Моему Сильвену…

При этих словах профессор окаменел. Вдруг он почувствовал, что какой-то предмет упирается прямо ему в живот… и понял, что Жервеза нацелила на него ружье. Тринитэ, вскрикнув от ужаса, отшатнулась.

— Но, мама…

— Убирайся! — произнесла Жервеза Массон ледяным тоном. — Как можно дальше, заклинаю тебя.

В глазах ее не было ни тени иронии. Еще никогда прежде Сильвен не видел ее такой искренней, такой… честной.

— Что значит убирайся? — пробормотал он.

— Уезжайте оба из Парижа, — повторила Жервеза, слегка опуская ружье и глядя на Сильвена и Тринитэ. — Так далеко, как только сможете. И не возвращайтесь, потому что скоро Париж погибнет…

— Мама, но ты должна нам объяснить…

Дуло ружья снова уперлось в живот Сильвена.

— Я тебе сказала — убирайся! Ты что, не понимаешь? Ты не понимаешь, что я спасаю тебе жизнь? Еще раз!..

Жервеза отступила назад, не опуская ружья.

— Габриэлла спустится туда, а не ты… Она сама решила принести себя в жертву. Так что пользуйся случаем и исчезни!

— Габриэлла?! Что с ней? Куда она спустится?..

Словно давая понять, что разговор окончен, Жервеза выстрелила в воздух. Эхо от выстрела разнеслось по всему кварталу, и люди, остававшиеся в квартирах, припали к окнам. Затем Жервеза вновь направила ружье на Сильвена и Тринитэ:

— У меня еще два патрона. Если через пять секунд вы все еще будете здесь, они достанутся вам.

Воскресенье, 19 мая, 23.45

— Но что, если ваша мать действительно нас убьет?

— Я тебя не заставляю идти со мной, но я должен знать!

Сильвен и Тринитэ медленно шли по улице Жоффруа-Сен-Илэр. С того момента, как они расстались с Жервезой, прошло около получаса. Сильвен оправился от потрясения и решил, что все-таки стоит продолжить этот незавершенный разговор.

— Но кто вам сказал, что она решила вернуться в Ботанический сад? — спросила Тринитэ с сомнением.

— Никто, разумеется, — ответил Сильвен. — Но мы скоро это выясним, — прибавил он, когда они приблизились к Музею естественной истории.

Здесь стояла абсолютная тишина. С улицы не доносилось ни звука. Охранники музея конечно же давно сбежали, полицейских тоже не было видно.

— Войдем с улицы Кювье, с другой стороны, — сказал Сильвен. — Это единственный путь.

Они быстро обошли здание, и у двери служебного входа Сильвен достал свою отмычку.

— Наверняка мы отыщем мою мать внутри, — пробормотал он, слегка толкнув старую деревянную дверь, с которой кое-где осыпалась краска.

В саду наблюдалось то же растительное буйство, что и во всем городе, — но в больших масштабах. Ночной воздух, насыщенный ароматами зелени, казался густым и почти осязаемым. Сильвен и Тринитэ прошли по дорогам, усаженным по обеим сторонам рядами высоких деревьев, и оказались у небольшого особняка, где располагалась служебная квартира Жервезы.

— Свет не горит… — прошептал Сильвен.

— Думаете, она уже заснула?

— Вряд ли. Нужно идти дальше.

— В подземелье?

Сильвен не ответил. Неожиданно он остановился и подтолкнул Тринитэ в тень густого кедра, прошептав:

— Кажется, мы не одни…

— А кто… — начала было Тринитэ, но Сильвен зажал ей рот ладонью.

Другие были здесь — на лужайке, всего в нескольких метрах от них!

В центре лужайки горел костер, вокруг которого лежали примерно пятнадцать человек. Судя по всему, недавно они устроили пиршество — трава была усеяна обглоданными куриными косточками, огрызками фруктов, пустыми бутылками.

Отстранив руку Сильвена, Тринитэ сказала:

— Обычные беженцы, которые просто перелезли через ограду…

Сильвен настороженно оглядел лежащих людей. Все они спали, громко храпя, — очевидно, упившись.

— Как на пляже… — пробормотал Сильвен, машинально отметив, что кромка воды, уже заливающей территорию Ботанического сада, была теперь всего в пятидесяти метрах от особнячка. Беженцы действительно напоминали компанию хиппи где-нибудь на Гоа, смотрящих кислотные сны в тропической ночи.

Когда Сильвен и Тринитэ прошли мимо них, ни один не проснулся. Лишь кто-то простонал во сне:

— О, нет… только не ванна…

От этой странной фразы у Тринитэ кровь застыла в жилах.

— Где же ваша мать? — прошептала она Сильвену.

Тот взял ее за руку, сделал знак молчать и повел к оранжереям.

Ноги увязали в размокшей земле — она напоминала полосу постоянно влажного песка между пляжем и морем.

Профессор и девочка быстро прошли по центральной аллее и оказались на вершине лестницы, ведущей к Галерее эволюции.

У Тринитэ вновь перехватило дыхание.

— Потрясающе!..

Три четверти парка, расстилавшегося перед их глазами, были залиты водой. Прислонившись к стене оранжереи, Сильвен и Тринитэ в изумлении смотрели на эту бескрайнюю водную гладь в свете луны, словно путешественники, взобравшиеся на прибрежную скалу.

Вода почти вплотную подступала к зданию галереи, порой накатывая на кромку газона с медлительностью и ритмичностью морского прилива.

Но вскоре их внимание было привлечено еще более впечатляющим зрелищем.

Какие-то люди перемещались вдоль кромки воды; они входили в галерею с пустыми руками и выходили, неся какие-то тяжелые предметы. Порой они вполголоса переговаривались, но слов было не слышно. Прищурившись, чтобы лучше разглядеть предметы, Тринитэ выдохнула:

— Это чучела животных!

Всмотревшись еще пристальнее, она смогла разглядеть варана, волка, латимерию в руках грабителей, которые выскальзывали из галереи бесшумно, словно призраки.

— Обычные мародеры, которые грабят музей, — констатировал Сильвен и начал спускаться по лестнице.

— Не может быть! — произнесла с изумлением Тринитэ, торопливо сбегая вслед за ним. — Париж вот-вот утонет, а этих людей интересуют чучела животных?!

— Скоро любые вещи сгодятся для натурального обмена, — сказал Сильвен, ненадолго задерживаясь на нижних ступеньках, чтобы подождать девочку.

Самая последняя ступенька была уже скрыта под водой. Ступив в воду, они обнаружили, что она ледяная.

— Но ведь не может быть, чтобы ваша мать организовала разграбление своего собственного музея? — спросила Тринитэ немного погодя.

— Чтобы узнать, надо посмотреть, — ответил Сильвен. На всякий случай он взял Тринитэ за руку, и они свернули к северной оконечности галереи.

— Если мы подойдем слишком близко, нас увидят, — заметила девочка, чувствуя, что ее ноги до щиколоток словно скованны ледяными кандалами.

Сильвен покачал головой:

— Нет, они слишком заняты своим делом.

Действия грабителей, судя по всему, были четко продуманы и организованы. Один за другим они выходили из галереи с чучелами животных, складывали свою добычу у каменной ограды — там, вероятно, было еще сухо — и снова возвращались.

— Но что же можно сделать с этими чучелами? — продолжала недоумевать Тринитэ, наблюдая, как сразу трое грабителей несут огромное чучело тигра, укрепленное на деревянном цоколе.

— Осторожно! — крикнул один из них предостерегающе.

Но его напарник оступился, пошатнулся и выпустил из рук край деревянной подставки, отчего тигр рухнул в воду головой вниз.

— Эй, поаккуратнее! — недовольно сказал им еще один сообщник, идущий сзади с чучелом белого медвежонка на спине.

Несмотря на свой страх, Тринитэ была зачарована великолепным абсурдом этого зрелища.

— Ноев ковчег…

— И крокодила поберегите! — продолжал тот же грабитель, очевидно главарь, указывая на гигантского крокодила на деревянном цоколе. — Кто его сдвинул с подставки?

— Кто бы его сдвинул? — вразнобой отвечали голоса. — Никто его не трогал…

И вдруг все разом завопили: только что у них на глазах гигантская ящерица пошевелилась.

— Черт, да он живой!..

Побросав своих панд и рысей, грабители в ужасе попятились… и наткнулись прямо на Сильвена с Тринитэ.

— Кто эти двое? — вскричал один из грабителей, вскидывая карманный фонарик.

Другой выхватил пистолет и нацелил его на двух нежданных визитеров:

— Какого черта вы тут делаете?

— Я мог бы вас спросить о том же самом, — ответил Сильвен, пытаясь сохранять хладнокровие.

— Еще и издевается, — сказал человек с пистолетом, толкая Сильвена в плечо.

— Надо отвести их внутрь, — предложил другой грабитель.

— Да, точно. Пусть хозяин сам решает, что с ними делать.

— Хозяин? — пискнула Тринитэ, когда кто-то бесцеремонно подтолкнул ее в сторону галереи.

— Ну надо же! — послышалось из распахнутых дверей. — К нам гости!

Услышав знакомый голос, Сильвен и Тринитэ одновременно произнесли:

— Маркомир!

Понедельник, 20 мая, 2.45

Маркомир смотрел на них со спокойной, почти равнодушной жестокостью каймана.

— Вы ведь ее сын, не так ли? — спросил он Сильвена.

Опираясь на чучело льва, гуру улыбнулся, затем, обернувшись, насмешливо произнес:

— Мадам Массон, кажется, вас тут пришли спасать!

При этих словах откуда-то из глубины главного зала галереи донесся стон.

— Покажите ему! — приказал Маркомир своим приспешникам, которые толпились вокруг с электрическими фонариками в руках.

— Что вы сделали с моей матерью? — крикнул Сильвен, устремляясь вглубь зала.

«Точнее, с тем, что от нее осталось», — промелькнуло в голове Тринитэ. Девочка в ужасе смотрела на хранительницу музея, привязанную к колонне тонкими стальными тросами, на которых раньше были подвешены чучела птиц. Распухшее лицо Жервезы Массон было в сплошных кровоподтеках, глаза превратились в щелочки, взгляд блуждал, словно у безумной.

И эти крики…

Несмотря на кляп во рту, Жервеза непрерывно издавала яростные вопли.

Врезающиеся в тело металлические путы охватывали ее запястья, щиколотки и торс.

— Мама… — прошептал Сильвен, в ужасе застыв на месте.

Узнав его, Жервеза застонала еще громче.

— Заставьте ее замолчать! — резко произнес Маркомир, по-прежнему оставаясь на том же месте, у входа в галерею.

Один из грабителей резко ударил Жервезу кулаком в живот.

Ее лицо еще сильнее побагровело, на глазах выступили слезы. Она судорожно стиснула зубами кляп. Из носа потекла кровь, мешая дышать. Теперь Жервеза могла задохнуться.

Слушая ее судорожные вздохи и хрип, Маркомир удовлетворенно заметил:

— И вы еще пытались меня шантажировать, мадам хранительница!..

Сильвен был на грани потери самообладания. Он видел и сознавал только боль Жервезы. Все прежде мучившие его загадки отступили перед этой простой и ужасающей реальностью: его мать подвергали пытке прямо у него на глазах!

— Сволочь! — завопил он, бросаясь к Маркомиру.

Но его тут же схватили пятеро охранников. Меньше чем через одну минуту он оказался скрученным по рукам и ногам, с кляпом во рту, привязанным к той же колонне, что и Жервеза.

В этой суматохе все, кажется, позабыли о Тринитэ.

Она медленно отступала в темноту, в голове ее мелькали лихорадочные мысли. Куда бежать? Кого звать на помощь? Полицию? Пожарных? А если все уже погибли?..

— Эй, хозяин! А девчонка-то?

— Не дайте ей уйти!

«Слишком поздно, Тринитэ!..»

Она слишком долго раздумывала, вместо того чтобы спасаться. Вот и она, в свою очередь, оказалась связанной. В рот ей сунули какую-то старую тряпку.

— Ну что ж, прекрасно, — произнес Маркомир с довольным смешком. — Теперь можно и поговорить…

Понедельник, 20 мая, 2.55

— Вы же не думали, что я позволю вам просто так уйти после вашего визита, во время которого вы пытались вытянуть из меня необходимые вам сведения…

Маркомир говорил негромко, почти шепотом. Теперь они были в зале одни — он и трое его пленников. Всем своим подручным он приказал возобновить работу.

Жервеза, Сильвен и Тринитэ попытались что-то произнести сквозь кляпы. Профессор и девочка вообще не понимали, о чем идет речь.

Маркомир приблизился к ним с видом удава, гипнотизирующего добычу, прежде чем на нее наброситься. Он явно наслаждался своей победой.

— А ваш сын в курсе ваших махинаций, мадам хранительница?

Наклонившись, он вытащил широкий охотничий нож из-за голенища замшевого сапога. Затем остановился прямо перед Сильвеном.

Сильвен вздрогнул. Острием клинка Маркомир медленно провел по его лбу, векам, щекам, чуть задержался на губах, поддев кляп. Затем клинок скользнул к шее.

— Я много раз слушал ваши лекции в Сорбонне, профессор Массон. И вашу книгу тоже читал. Весьма, весьма интересно…

Сильвена все сильнее била лихорадочная дрожь. Какое-то незнакомое прежде ощущение пробуждалось в самой глубине его существа. Мучительное и приятное одновременно. Словно некая сила медленно распространялась по всему телу, заполняя каждый мускул, каждую клеточку. Странная эйфория вызывала легкое головокружение.

— Под научным, «университетским» налетом, — продолжал гуру, проводя острием клинка вдоль тела Сильвена, — вы излагаете, в общем-то, те же самые истории, что и я…

Все мускулы Сильвена напряглись, но Маркомир этого уже не заметил — он повернулся к Тринитэ:

— Чего я не могу понять, так это роли малышки во всем происходящем…

Тринитэ превратилась в живой сгусток ужаса. Она перестала что-либо соображать. Все ее внимание было приковано к лезвию ножа, коснувшемуся ее шеи рядом с цепочкой, на которой висел крестик.

— Но в нынешние апокалипсические времена, — прибавил Маркомир, — это не так важно. Жертвой больше, жертвой меньше…

При слове «жертва» Тринитэ обмякла, и только путы помешали ей рухнуть к подножию колонны. Девочка уже не думала о Сильвене и его матери, привязанных по обе стороны от нее.

Наконец Маркомир, торжествующе улыбаясь, приблизился к Жервезе.

— Ах, мадам хранительница, — проговорил он, — я буду вечно вам признателен за то, что вы предоставили мне своих зверюшек… — И, обернувшись, указал на своих суетящихся подручных, продолжающих разграбление музея. — Когда Париж навсегда исчезнет под водой, эти животные украсят мои будущие церкви. Другие музеи сейчас также находятся в руках моих приверженцев. Лувр, Орсэ, Гимэ… моей Церкви будет на что жить еще какое-то время после потопа, я надеюсь…

Маркомир довольно хихикнул. Но через секунду его лицо снова ожесточилось.

— Как вы можете догадаться, отныне мне плевать на «досье», которое вы на меня собрали. Оно уже ничем не сможет мне повредить. Но я ненавижу, когда меня шантажируют! — Он буквально впился в Жервезу взглядом, в котором пылала ненависть, и приставил острие клинка к ее лбу. — Ты действительно думала, что тебе этой сойдет с рук?

Сильвен попытался сконцентрироваться. Вопреки ожиданиям, он чувствовал себя все сильнее, все увереннее. Он словно превратился в бомбу замедленного действия.

Маркомир придвинулся к Жервезе вплотную:

— Ну что ж, кажется, вам пришел конец, мадам хранительница…

Несмотря на кляп, Жервеза испустила громкий вопль.

Сильвен и Тринитэ слышали, как нож разрезает ткань.

— Надо же, как я неосторожен, — сказал с притворным сожалением Маркомир, видя, что ткань начинает понемногу пропитываться кровью.

Его подручные приблизились и теперь следили за его действиями как зачарованные.

— Хозяин собирается совершить жертвоприношение… — прошептал один.

— Нужно накормить Духа…

Вскоре вокруг колонны собралось около тридцати человек.

Лицо Жервезы приобрело зеленоватый оттенок, глаза остекленели. Стоны сквозь кляп были едва слышны. Она слабела с каждой секундой.

Тринитэ, справа от нее, тихо всхлипывала, изо всех сил зажмуривая глаза.

«Это просто страшный сон… Я сейчас проснусь…»

Что касается Сильвена…

— Хозяин, одного не хватает! — внезапно послышался тревожный возглас.

— Но это… это невозможно! — пробормотал гуру, пораженно глядя на стальные путы, лежащие у подножия колонны. — Всего минуту назад он был…

В этот момент раздался крик.

Точнее, глухое ворчание, перешедшее в дикий рев.

Нечто было где-то наверху, у них над головой.

— Что это? — в испуге пробормотал один из грабителей.

Все застыли, вскинув голову к высокому потолку Большой галереи.

— Может, птица?..

— Или зверь из зоопарка?

— Да нет, не может быть. Их всех увезли…

Новый крик, еще более яростный.

«Верные» Маркомира, подобно средневековым рыцарям, растеряли всю свою храбрость, столкнувшись с чем-то явно сверхъестественным.

Только Жервеза, корчащаяся от боли, окровавленная, продолжала прижиматься спиной к колонне.

А Тринитэ теперь боялась гораздо меньше.

В этом крике она услышала что-то ободряющее, даже что-то… родное.

Один из приближенных Маркомира поспешил включить свет во всей галерее. Когда вспыхнули разноцветные неоновые лампы, картина стала абсолютно фантастической — лицо каждого грабителя осветились розовым, оранжевым, голубым, фиолетовым. В первый момент ослепленная, Тринитэ понемногу различала эти лица и убеждалась в том, что они абсолютно заурядны — на них не было ни боевых шрамов, ни каких-то характерных примет. Кроме страха и агрессивности, они больше ничего не выражали.

Да, на всех читался страх — недавний крик вновь повторился. На этот раз он был оглушительным и явно угрожающим.

Один из грабителей снова запрокинул голову и вдруг побледнел:

— Там… там… смотрите!

Никто не успел отреагировать.

Что-то обрушилось на них с верхнего яруса галереи. Что-то невидимое. Что-то, чьи движения были столь быстрыми, точными и скоординированными, что их невозможно было уловить.

Сначала легкий покалывающий бриз, потом хлещущий ветер и, наконец, ураган — рассекающий на части.

В одно мгновение сразу три тела были подхвачены в воздух и с глухим звуком расплющены о колонны.

Один из грабителей попытался спастись бегством — но в ужасе обнаружил, что у него больше нет ноги!

Двое других устремились к двери, но чья-то невидимая рука размозжила их головы о плиты пола.

Те, кому все же удалось выбежать их галереи, были охвачены таким ужасом, что бросались в воду, не в силах справиться с лихорадочной дрожью, сотрясавшей все тело, и успокоить дыхание. Только Маркомир сразу бросился бежать, потеряв по дороге свою разноцветную хламиду. Тринитэ видела, как он мчался по аллее, абсолютно голый, охваченный паникой. Вскоре за ним устремились два крокодила.

Когда Сильвен мягко приземлился на лапы возле несчастной Жервезы, он почувствовал, что близок к обмороку.

Все произошло так быстро, с такой невероятной затратой энергии, что он не выдержал и, потеряв сознание, бессильно вытянулся на полу.

Понедельник, 20 мая, 3.30

«Кажется, он приходит в себя… — подумала Тринитэ. — Наконец-то!»

Сильвен чувствовал адскую головную боль. Приоткрыв глаза, он увидел над собой два лица — словно врачи склонились над пациентом в реанимации… Однако он был не в больнице.

Лежа на каменном полу Большой галереи, у подножия колонны, он продолжал всматриваться в эти лица — и наконец узнал свою мать и Тринитэ. Несмотря на ужасный вид Жервезы и кровавую рану у нее на груди, именно ее присутствие вернуло ему ясность мышления.

— Что произошло? — прохрипел он, чувствуя, что при каждом произнесенном слоге в его мозг словно вонзаются тысячи иголок.

Но, поскольку и у Жервезы, и у Тринитэ по-прежнему был заткнут кляпом рот, ни та, ни другая не могла ему ответить.

Он поискал взглядом Маркомира, все еще не понимая…

Потом, опираясь на локти, слегка приподнялся, посмотрел по сторонам и в ужасе произнес:

— Кто все это сделал?

И мать, и Тринитэ, казалось, избегали встречаться с ним взглядом.

Воздух был насыщен запахами мха, водорослей и болот. Отныне такова была атмосфера Парижа… Вместе с тем ощущался резкий запах скотобойни — свежей крови и внутренностей.

Люди, лежавшие на полу, выглядели такими… спокойными. Мертвые человеческие тела лежали на полу галереи вперемежку с чучелами животных. У некоторых были распороты животы, и кишки вывалились на пол, словно грязное белье из порвавшегося мешка. Один грабитель был насажен на бивни гигантского чучела слона, пронзившие его насквозь. Потрясенный зрелищем, Сильвен взглянул в проем распахнутой двери и увидел другие тела: они лежали на газоне, освещенные луной. Над ними уже кружились чайки, выклевывая глаза и внутренности. Чуть дальше, под скамейкой, валялась чья-то оторванная нога. Вокруг суетилось семейство крыс, видимо ошалевшее от счастья и не знающее даже, с чего начать.

И тогда Сильвен вспомнил…

Мелькающие фигуры, ужасные крики, вопли, хрипы… И невероятное ощущение свободы, наполнившее тело и душу… Краткий миг небывалого счастья…

Сама жизнь в ее абсолютной полноте и жестокости…

Он не способен был описать то, что произошло, поскольку в те мгновения он не думал. В мозгу не сохранилось воспоминаний — только в теле. Его мускулы, нервы, кожа, обладающие инстинктивной памятью, говорили ему: он сделал то, что должен был сделать.

Поэтому сейчас, глядя на неподвижно лежащие тела, профессор Сорбонны не испытывал ни ужаса, ни чувства вины. Только удивление из-за того, что он оказался на такое способен.

Но еще более примечательным было то, что эти смутные, почти подсознательные воспоминания были теми же, что оставались у него после созерцания картин.

«Долго он еще собирается тут сидеть?» — в отчаянии думала Тринитэ, с трудом постукивая ногами по полу и мыча сквозь кляп, чтобы вывести Сильвена из оцепенения.

Наконец он очнулся и, приблизившись к Тринитэ, быстро освободил ее от пут.

— Помоги мне позаботиться о маме… нужно ее уложить…

— Ее нужно отвезти в больницу… — невнятно проговорила Тринитэ, с трудом шевеля распухшими губами.

— Слишком… поздно… — выдохнула Жервеза, когда Сильвен вытащил из ее рта кляп.

Она держалась на ногах только благодаря своим путам — как только Сильвен снял их, она тяжело осела к подножию колонны.

— Помоги мне! — крикнул Сильвен, обернувшись к Тринитэ и одновременно пытаясь поднять Жервезу. Он с трудом мог поверить глазам — его мать рухнула на пол плашмя, словно мраморная статуя.

Вдвоем они кое-как смогли усадить Жервезу, прислонив ее спиной к колонне. Хранительница музея непрерывно стонала от боли.

— Мама!

Сильвен только что заметил, что кровь по-прежнему течет из ее открытой раны.

Он почувствовал нарастающую панику. Что делать? Перевязать рану? Позвать на помощь?..

Но Жервеза, собрав последние силы, сжала его руки в своих и снова прошептала:

— Слишком поздно…

Осознав, что она умирает у него на глазах, Сильвен мгновенно забыл все свои обиды, все вопросы, так и оставшиеся без ответов.

С трудом сдерживая рыдания, он сел рядом с матерью и осторожно положил ее голову себе на колени.

— Мама, — простонал он, прижимая ладонь к ее лбу, — то, что случилось сейчас… что это было?

Жервеза слабо улыбнулась:

— О, котенок, ты был… прекрасен!

Глаза Сильвена наполнились слезами. Его мать уходила, он терял ее навсегда… и отныне оставался один. Наедине с этим рушащимся миром.

Он едва замечал Тринитэ, стоявшую рядом с ним на коленях. Но тут она наклонилась к Жервезе и прошептала:

— Куда белые обезьяны унесли детей?

Сильвен уже собирался сделать ей знак замолчать, но осознал, что она права. Видимо, и Жервеза это поняла. Она повернула к Тринитэ распухшее лицо в сплошных кровоподтеках и что-то неразборчиво прошептала в ответ.

— Что она говорит? — тихо спросила Тринитэ у Сильвена.

Он нежно погладил мать по щеке и прошептал ей на ухо:

— Мама, постарайся говорить погромче. В последний раз… Где дети? Мы должны их спасти.

— Они… под… — с трудом выговорила Жервеза.

Тринитэ напряглась, как кошка перед прыжком:

— Под чем?

Жервеза забилась в судорогах. Ее лицо исказилось, зубы застучали. Потом она оцепенела. Спустя несколько мгновений Жервеза с трудом вдохнула воздух.

— Под чем, мама? — спросил Сильвен, едва сдерживая слезы.

Голос Жервезы был еле слышен:

— Они… в Аркадии.

— В какой Аркадии, мама? Пожалуйста, скажи, что это за место?

— В Аркадии… с Габриэллой…

Сильвен вздрогнул:

— С Габриэллой? Но где она?

Охваченный паникой, он не выдержал и встряхнул мать за плечи. Голова Жервезы откинулась назад.

Глаза ее остекленели. Изо рта вытекла тонкая струйка крови.

Затем Сильвен почувствовал, как тело матери внезапно отяжелело в его руках, словно под бременем тайн, которые она уносила с собой в могилу.

Понедельник, 20 мая, 4.15

Сильвен долго сидел неподвижно, глядя в пустоту.

«Всего в течение нескольких часов его мир рухнул, — думала Тринитэ, не решаясь вывести его из оцепенения. — Только что он потерял мать… а незадолго до того сам убил два десятка человек…»

Девочка не знала, что думать о происшедшем, и в конце концов отказалась от поиска объяснений. Но неразрешимые вопросы причиняли ей почти физическую боль — как сильные порывы ледяного ветра, бушующего над новым, незнакомым Парижем.

«Почему он не двигается? Почему так упорно смотрит на луну? Какой инстинкт в нем пробудился?»

Они сидели на песчаной дорожке возле галереи, в нескольких метрах от кромки воды.

Недалеко, в полузатопленном розарии, дремали крокодилы.

На поверхности воды кое-где виднелись какие-то обломки, которые Тринитэ не могла распознать.

Наконец, не выдержав, она осторожно спросила Сильвена:

— С вами все в прядке?

Не отвечая, он медленно повернулся к ней. Дыхание у него было прерывистым, движения — вялыми и неловкими, как у человека, который в жаркий день уснул на солнцепеке и никак не может прийти в себя.

Затем, так же неуверенно, он произнес одно-единственное слово. Это было имя.

— Габриэлла…

Тринитэ вздрогнула — голос его был совершенно неузнаваемым, словно шел из глубокой пещеры.

Немного поколебавшись, она наконец спросила:

— Как по-вашему, что все это значит? И что это за Аркадия? Ваша мать и раньше упоминала о каких-то аркадийцах…

Сильвен, не отвечая, тряхнул головой. Взгляд его по-прежнему был мутным.

Потом он достал из кармана мобильник, который отключил еще вчера.

— Вряд ли сейчас работает связь, — заметила Тринитэ.

— Нет, работает…

Сильвен нахмурился и стал сосредоточенно нажимать клавиши.

Ни домашний, ни мобильный телефон Габриэллы не отвечал. Вдруг раздался звуковой сигнал: пришло голосовое сообщение.

— Послание от Габриэллы!..

Звук ее голоса был для него как нож в сердце.

— Сильвен, ангел мой… Сегодня воскресенье…

— Вчера… — пробормотал он машинально.

— Я… я ухожу… далеко… слишком далеко, чтобы меня найти… но для тебя есть только одно средство спастись. Нет иного выхода, кроме…

В динамике послышался треск.

— … но знай, что делаю я это только потому, что ты всегда был для меня единственным… моим ангелом… ангелом-хранителем…

Снова треск.

Затем, прерывистым голосом, едва сдерживая рыдания, Габриэлла произнесла:

— Я спускаюсь в Аркадию… Только Любен смог бы…

Короткий гудок — и голос Габриэллы оборвался.

Понедельник, 20 мая, 4.35

— Любен.

Сильвен снова и снова повторял это имя, словно робот, запрограммированный на самые простые функции.

Кроме этого двусложного слова, он, казалось, больше ничего не может выговорить.

Тринитэ видела его застывший взгляд — Сильвен смотрел прямо перед собой, не моргая. Судя по всему, он совершенно забыл о ее присутствии. Он решительным шагом двигался вперед, и на его лице не отражалось никаких чувств.

«О чем он думает?» — спрашивала себя Тринитэ, но, не решаясь заговорить, лишь торопливо шагала рядом с ним по аллеям Ботанического сада. Почва под ногами становилась все более влажной и вязкой.

И вот они оказались у восточной стены, тянущейся вдоль улицы Бюффона. Вода здесь доходила Тринитэ до пояса. Девочка стучала зубами от холода. К тому же дул ледяной ветер, словно неожиданно явившийся с Северного полюса в эту теплую весеннюю ночь.

Однако Сильвен, обычно чувствительный к таким вещам, сейчас не обращал на них никакого внимания.

— Любен, Любен… — повторял он без всякой ненависти.

Тринитэ понимала, что послание Габриэллы привело в действие некий механизм в его мозгу и что сейчас они идут к хижине старого смотрителя. Но Сильвен выглядел таким странно-спокойным, почти безучастным…

«Как так можно?..» — думала Тринитэ, все сильнее замерзая и с трудом двигаясь за Сильвеном, который медленно шел по колено в ледяной воде. Она помнила, что всего каких-то полчаса назад, когда он стоял на коленях перед телом матери, он казался живым воплощением отчаяния.

«А как я отреагировала бы на смерть своих родителей?..»

Ее родители… Они хоть знают, что творится в Париже? Могли бы они вообразить, что их дочь ввязалась в смертельно опасное предприятие и в результате оказалась в какой-то параллельной реальности? Могли бы они заподозрить, что рискуют потерять и второго своего ребенка?

«Но может быть, скоро вся планета погибнет, затопленная водой», — подумала Тринитэ, и эта мысль, вопреки всякой логике, немного ее утешила — по крайней мере, будет не так одиноко… А что, если уже сейчас большинство жителей Земли точно так же бредут в ледяной воде, которая все прибывает?.. Может быть, и австралийские города — Сидней, Канберра, Мельбурн — уже скрылись под водой?.. В этом была бы некая справедливость…»

Но нет, скорее всего, родители, беззаботные, как всегда, сидят на веранде отеля, потягивая дайкири или мохито… Ради Антуана они, конечно, вернулись бы. Но Тринитэ придется выпутываться самой…

— А не случится ли чего с малышкой во время наводнения?

— О, не беспокойся, она ведь так изобретательна!.. Она что-нибудь придумает, наш маленький гений…

Снова, в который раз, — так просто и так несправедливо!

Но несмотря даже на такое отношение, Тринитэ сейчас ужасно недоставало родителей…

Она и представить себе не могла, что когда-нибудь ей так захочется увидеть родителей, обнять их, спрятать лицо на груди у матери, почувствовать надежные руки отца… Несмотря на безответственность родителей, равнодушие, отсутствие нежности, несправедливость их чувств по отношению к ней… Она нуждалась не столько в них, сколько в их физическом, телесном присутствии. Это была инстинктивная потребность, такая же, как у Сильвена, который так же безотчетно следовал побуждениям своего тела, своей интуиции.

Он по-прежнему шел впереди, с такой легкостью, словно ему не приходилось преодолевать толщу воды.

Он не обращал никакого внимания на людей — беженцев? грабителей? — наблюдавших за ними со скамеек и стен и явно опасавшихся воды.

— Видишь этих двоих, в воде?

— Кажется, какой-то парень с ребенком…

— Да, точно… с девчонкой.

— Смотри, а теперь они лезут на стену!

Им и в самом деле пришлось это сделать — не было времени дойти до незатопленного участка у главных ворот. О том, чтобы пройти через площадь Валубер, нечего было и мечтать. Вода там уже поднялась на пять метров, и наверняка в ней было полно акул, мурен, касаток и других подводных монстров…

Когда Сильвен и Тринитэ, поднявшись на стену, взглянули сверху на узкую улицу Бюффона, они увидели, что это, по сути, река.

Тринитэ замерла.

«Нет… я не смогу…»

Услышав донесшийся снизу шумный плеск, она вздрогнула и чуть не потеряла равновесие.

— Прыгай! — позвал ее снизу Сильвен, который стоял по пояс в воде.

— Я… я не могу… — пробормотала она, чувствуя, как сильно кружится голова.

Если бы сейчас был день, она, по крайней мере, видела бы, куда предстоит прыгать. Но при свете луны вода казалась черной, как чернила, и невероятно глубокой.

— Прыгай, ради бога! — нервно повторил Сильвен.

Что же делать?

«Вода смягчит падение, — убеждала себя Тринитэ. — Один ужасный момент — а дальше проще…»

Но все-таки она не могла решиться сразу. А вдруг под водой — обломки железа или осколки стекла?..

Наконец, собрав все свои силы, она отогнала страшные видения и, зажмурившись, прыгнула вниз.

Она с головой ушла в холодную и как будто вязкую воду, но уже в следующий миг, отфыркиваясь, вынырнула на поверхность.

Сильвен был уже далеко — он плыл к боковой калитке, ведущей к служебным помещениям Ботанического сада.

Здесь гоже все было затоплено.

Тринитэ вода доходила до плеч. Но девочка уже привыкла к ее температуре и с удивлением осознала, что теперь вода кажется ей почти теплой.

«Нет, наоборот, это мое тело остыло, — вскоре поняла она, чувствуя, как внутри все сжимается от страха. — Еще через десять минут я не буду чувствовать ни рук, ни ног, потом окоченею, как альпинист, накрытый лавиной…»

— Туда, — сказал Сильвен, — указывая на крышу хижины Любена, видневшуюся впереди.

Когда они приблизились, их глазам предстало удивительное зрелище: хотя домик смотрителя был построен в низине, его окружала невысокая каменная ограда, и вода через нее пока не перелилась.

— Совсем как польдер[11]… — прошептал Сильвен, поднимаясь на ограду.

Затем он помог подняться Тринитэ, которая словно зачарованная смотрела на этот островок суши ниже уровня воды!

Спрыгнув на землю, Сильвен вполголоса произнес:

— Добро пожаловать в замок Клингзора!

— Что? — спросила Тринитэ, чья одежда, насквозь пропитанная водой, стала тяжелой, как скафандр.

Обернувшись, Сильвен прижал палец к губам:

— Тс-с!.. Больше ни слова!

И, крадучись, стал приближаться к хижине.

«Невероятно!» — подумала Тринитэ, разглядев вблизи хижину и окружающее пространство.

Несмотря на облепившую тело мокрую одежду, ледяной холод и лихорадочную дрожь, девочка была настолько удивлена, что даже забыла обо всем этом на какое-то время. Жилище, стоявшее перед ней, трудно было назвать даже хижиной — скорее уж это была какая-то человеческая берлога, окруженная буйными зарослями травы, кустов, крапивы и папоротников. Но еще сильнее Тринитэ была изумлена тем, что оказалась на клочке суши, вокруг которого вздымалась вода — словно в подводной лодке с прозрачным верхом или у подножия горной плотины, лишь одна трещина в которой может привести к гигантскому наводнению.

В то же время и она, и Сильвен понимали, что вода в любую минуту может перелиться через ограду, после чего огороженное пространство мгновенно заполнится ею, словно раковина, слив которой заткнули пробкой. И тогда настанет конец и хижине, и ее хозяину… если он все еще внутри.

Приблизившись к единственному окну, Сильвен прижался спиной к стене. Затем он вытянул шею и осторожно заглянул в окно. Как раз в это мгновение луна вышла из-за туч и осветила внутренность хижины.

Любен был там.

Он сидел в старом кресле, спиной к окну.

Сквозь мутное стекло Сильвен разглядел горящую перед стариком на столе свечу.

Обернувшись к Тринитэ, Сильвен быстро кивнул ей, затем резко распахнул дверь.

Понедельник, 20 мая, 5.00

Любен не шелохнулся.

Словно окаменев, он по-прежнему сидел в кресле спиной к визитерам, перед зажженной свечой.

Эта неподвижность слегка обеспокоила Сильвена.

— Я… я пришел поговорить, — произнес он с усилием.

Никакой реакции.

Напрасно он ждал хотя бы чего-то вроде фразы «Ну, так заходи».

Нет, тяжелое, гнетущее молчание.

«Какая-то подводная тишина!» — подумала Тринитэ, неуверенно входя следом за Сильвеном в хижину старшего смотрителя зоопарка.

— Любен?.. — вполголоса окликнул старика профессор.

— Входи, — наконец произнес Любен слабым, шелестящим голосом. Но так и не обернулся.

Дрожащее пламя свечи искажало падавшую на потемневшие от копоти стены тень старика, слабо освещало книжные шкафы, гравюры без рамок, крышку колодца в центре комнаты и древний камин, где еще мерцали догорающие угли.

— Садись у огня…

«Тепло!» — воскликнула мысленно Тринитэ и, забыв обо всем, первой устремилась к очагу. Она так замерзла в своей промокшей насквозь одежде, что охотно залезла бы внутрь камина.

«Если я хоть немножко не согреюсь, то окочурюсь прямо на месте!» — сказала она себе, энергично вороша угли кочергой. Потом зачерпнула горстью угля из корзины, стоящей чуть в стороне, и бросила в очаг.

Пламя тут же вспыхнуло с новой силой.

Только после этого девочка наконец обернулась к Любену, который смотрел на нее ничего не выражающим взглядом.

«Лицо как будто из дубовой коры», — подумала Тринитэ. Но она слишком продрогла, чтобы испугаться чего-то по-настоящему. Сильвен, напротив, по-прежнему оставался в нерешительности. Казалось, он боится приблизиться.

«Он что, боится Любена? — подумала Тринитэ с удивлением. — Почему он стоит в тени? Всю дорогу был на взводе, а теперь вдруг скис… Может, он только сейчас осознал бойню в музее, смерть матери, послание от Габриэллы — все, что недавно произошло?»

Девочка была права: Сильвену хотелось убежать, скрыться. Перестать существовать. Исчезнуть навсегда.

Однако вместо этого он все же приблизился к старику, неподвижно глядящему на свечу. И наконец увидел землистое лицо своего наставника.

— Все кончено, ты об этом знаешь? — прошептал Любен, не шелохнувшись.

Где-то в глубине души Сильвен ощутил укол совести.

— Любен… — прошептал он с горечью. Лицо старика поразило его — оно было похоже на поле боя, усеянное воронками от снарядов.

Старый смотритель попытался улыбнуться, но вместо улыбки получилась гримаса.

Затем он с трудом поднялся, дошел до кровати и, застонав от боли, рухнул на нее.

— Возьми меня за руку… — прошептал он, протягивая Сильвену руку. Его тон был почти умоляющим. — В последний раз, — прибавил он.

Сильвен порывисто бросился к кровати и, сев рядом с Любеном, сжал в ладонях обе руки старика.

— Любен… — прошептал он, с трудом сдерживая волнение.

Тринитэ чувствовала себя все более неловко.

«Я не должна этого видеть. Это семейное дело…»

Однако смотритель, превозмогая боль, обернулся к ней и даже попытался ей улыбнуться.

— И вы тоже… подойдите… — выговорил он.

И, указав Тринитэ на свободный стул, знаком велел придвинуть его ближе к кровати.

Девочка заметила, что взгляд старика неожиданно стал твердым, почти суровым.

Судя по всему, он собирался рассказать им что-то важное, и Тринитэ с нетерпением ждала этой исповеди. Трое сидящих рядом, лицом к лицу, людей, один из которых — дряхлый старик с лихорадочно горящими глазами, и единственная свеча, озаряющая комнату неверным светом, — все это придавало сцене фантасмагорический оттенок, заставляющий вспомнить о картинах Ла Тура[12].

«И в довершение всего — кругом вода!»

Вода с минуты на минуту могла перелиться через ограду, но пока еще крохотный клочок суши со стоящей на нем хижиной оставался неким миниатюрным подобием Атлантиды.

— Здесь нельзя оставаться, — наконец произнес Сильвен, повинуясь слабому импульсу здравого смысла.

Любен небрежным жестом отмел это замечание.

— Слишком поздно, — тихо сказал он. — И мне о многом нужно рассказать… — Он пристально посмотрел на Сильвена и Тринитэ и прибавил: — Вам рассказать…

На лице старика отражалась непреклонная воля.

— Но что произошло? — спросил Сильвен.

Любен нахмурился.

— Они добрались до нас, — ответил он, прерывисто вздохнув. — Они… они никогда нам особо не доверяли. Я думаю, что это действительно конец…

— Конец чего? — неуверенно спросила Тринитэ.

— Конец всего, мадемуазель.

— Чего всего?

Любен с трудом повернул голову к окну:

— Нам, Парижу и всему остальному. Все это скоро исчезнет. Нам стоило бы прислушиваться к ним все эти годы… Но никто не хотел принимать их всерьез… Даже Жервеза… Даже я…

— Но кого их?! — спросили почти одновременно Сильвен и Тринитэ.

Мечтательно глядя куда-то вдаль, Любен вполголоса произнес:

— Аркадийцы…

— Да кто такие эти аркадийцы? — сказала Тринитэ, от нетерпения даже притопнув ногой по полу. — Террористы?

Любен ответил не сразу. Его взгляд смягчился, на губах появилась улыбка. Можно было подумать, что он с элегическим наслаждением созерцает некую картину, видимую только ему.

— О, это очень долгая история…

История Аркадии (1)

— Вплоть до конца ледникового периода на месте нынешнего Парижа был лес, непроходимый и заболоченный, который занимал большую часть Северной Европы. Бесконечная сельва, протянувшаяся от Бретани до Урала…

Слабый глухой голос Любена постепенно становился звучным и размеренным. Слушая его, Сильвен чувствовал, что возвращается во времена детства, когда старик рассказывал ему о легендах и тайнах Парижа, сидя у камина в этой самой хижине, словно выпавшей из времени.

— В те времена, — продолжал смотритель, — Сена была такой же широкой, как нынешняя Амазонка. Она пересекала громадные леса, разветвляясь на множество притоков.

Только одна дорога проходила через этот хаос деревьев и льда. Она спускалась с холмов и вела к Сене — ее протоптали мамонты, ходившие к реке на водопой. Они вытоптали заросли папоротников и раскрошили в труху поваленные засохшие деревья. Позднее этой дорогой, которую римляне называли cardo maximus, пользовались жители Парижа, и она существует до сих пор…

— Улица Сен-Жак… — негромко произнес Сильвен.

Тринитэ, как и он, была очарована голосом Любена. Она почти не думала ни о лачуге, в которой находилась, ни о наводнении, ни о своей промокшей одежде — только потому, что старик обладал настоящим даром рассказчика.

— Не по этой ли дороге, — продолжал он, — пришли сюда аркадийцы в конце ледникового периода? Мы никогда этого не узнаем. Но в их архивах существуют сведения о том, что они появились здесь более десяти тысяч лет назад. Откуда они пришли? Через какие края пролегал их путь? Где была их исконная родина? Все эти вопросы остаются без ответа, но многое заставляет предположить, что аркадийцы — народ древний, как сама Земля…

Тринитэ едва сдерживалась, чтобы не засыпать старика вопросами. Но все же она решила сначала дослушать рассказ.

«Он и без того говорит из последних сил… Нельзя его перебивать…»

— Официальная история говорит нам, что первые парижане построили укрепленное поселение на месте нынешнего района Берси примерно шесть тысяч лет назад. Чушь! Полная чушь! Задолго до того аркадийцы поселились в небольшой излучине реки Бьевры, там, где сейчас стоит церковь Сен-Медар. Позже на этом месте возник небольшой поселок Сен-Марсель…

— Но это буквально в двух шагах от «Замка королевы Бланш»!.. — прошептала Тринитэ, не удержавшись.

Любен ограничился тем, что лишь слегка опустил веки в знак согласия, и продолжал:

— Аркадийцы принадлежали к мегалитической цивилизации, так же как их современники в Бретани, Англии, Ирландии. У них был тот же самый обычай сооружать надгробия из громадных стоячих камней, называемых менгирами. В районе обитания аркадийцев было воздвигнуто множество таких камней, которые сохранились до самого Средневековья: Пет-о-Дьябль на улице Лобо, недалеко от парижской мэрии; Пьер-о-Лярд возле церкви Сен-Мерри; Пьер-о-Лэ у башни Сен-Жак; ну и конечно, знаменитый Большой Булыжник на равнине Гренель… Все это — древние надгробия аркадийцев, самых первых жителей Парижа…

Тринитэ с трудом могла вообразить себе Париж в лесу, на полянах которого возвышаются надгробия из стоячих камней…

Сильвен также пытался полностью сосредоточиться на рассказе, забыв недавнюю бойню в музее, и объединить сведения, сообщаемые Любеном, в единую систему со своими собственными познаниями. Конечно же он знал о древних менгирах и не раз слышал эти названия: Пет-о-Дьябль, Пьер-о-Лярд…

«Но древние племена, жившие здесь раньше всех остальных, нам известных… нет, это уж слишком», — думал он с сомнением. Любен ведь всегда приукрашивал историю — как искусный гример из похоронного бюро, накладывающий макияж на лица покойников…

«Но сегодня он, судя по всему, ничего не выдумывает», — отметил Сильвен, видя настоящую панику в глазах старика.

С трудом справляясь с нервной дрожью, Любен продолжал рассказ:

— На протяжении тысячелетий аркадийцы жили одни, в полной гармонии с природой. У них существовали зачатки агрикультуры, они выращивали пшеницу, разводили свиней, кур и коров, охотились на лесную дичь, собирали ягоды, грибы, каштаны, желуди… Это была простая жизнь, в согласии с природой, которую они уважали. Их религиозные представления были архаичными — они не верили в единого бога, всемогущего и непознаваемого, но у них были свои божества… очень, я бы сказал, экологический пантеон. — Любен слабо улыбнулся. — Особенно они чтили Солнце, Лес и Реку — тех троих, что постоянно были у них перед глазами. Свое имя было у каждого из аркадийских божеств, ему были посвящены особые обряды. Когда в семье рождался ребенок, его посвящали одному из трех божеств. Считалось, что иначе ребенок может погибнуть в страшных мучениях, а после смерти будет скитаться по темным, беспросветным мирам… Но такого никогда не случалось — ни одна семья и подумать не могла о том, чтобы оставить ребенка без «крещения», потому что религия была центром всего существования этой юной, развивающейся цивилизации.

Сильвен и Тринитэ с любопытством смотрели, как старик, чуть приподнявшись, делает руками какие-то таинственные, судя по всему, обрядовые жесты.

— Когда ребенку исполнялось четырнадцать лет… по нашим меркам, поскольку у аркадийцев был другой отсчет: они считали «луны» и времена года… Так вот, аркадийский подросток, будь то мальчик или девочка, должен был по достижении четырнадцатилетия провести ровно месяц наедине с божеством, которому был посвящен при рождении, чтобы получить от него позволение считаться взрослым.

«Солнечные» дети должны были провести месяц на открытой поляне, в двух днях пути от поселения. «Лесные» — забраться на дерево и провести там месяц в медитации. А «речных» отправляли в лодке по реке — сначала по Бьевре, потом по Сене, — и они не должны были пускаться в обратный путь раньше, чем спустя несколько недель…

Случалось так, что некоторые не выдерживали этого посвящения. Одни умирали, сожженные солнцем; другие падали с дерева и разбивались насмерть или напарывались на сучья; третьи, уплыв по реке, не возвращались назад — скорее всего, их уносило в открытое море через Ла-Манш, который был тогда гораздо шире, чем сейчас…

Любен замолчал и судорожно сглотнул слюну. На его лице появилась гримаса усталости. Лоб его был мокрым от пота, зубы ритмично постукивали.

— С тобой все в порядке? — с тревогой спросил Сильвен.

Старик нетерпеливо отмахнулся:

— Дай мне закончить! — Сильвен опустил глаза. Любен продолжал: — Все это могло обратиться в прах с приходом кельтов, примерно за пятьсот лет до нашей эры. До того аркадийцы жили в мире и покое уже несколько тысяч лет. И вдруг — орды пришельцев вторглись в их лес, стали купаться в их реке, греться под их солнцем…

Но аркадийцы, осторожные и недоверчивые, были в то же время умны и терпимы. Они не хотели воевать с новыми соседями и предложили кельтам поселиться на берегах Сены, оставив для себя берега своей любимой Бьевры.

Кельты не нашли в этом предложении никакого злого умысла, хотя были немного удивлены тем, что им отдают территорию, более выгодную стратегически, и реку, более богатую рыбой. Тем не менее соглашение было заключено и не нарушалось ни одной из сторон на протяжении еще пяти веков…

— …пока не пришли римляне, — непроизвольно вырвалось у Сильвена.

— Совершенно верно, римляне, — кивнул Любен. — Для Аркадии это стало началом конца. Если совместное проживание с кельтами не вызывало никаких осложнений, то вторжение римлян для аркадийцев оказалось фатальным. Потому что легионам Цезаря нужно было все: территория, природные богатства, население. Не могло быть и речи о том, чтобы продолжать жить по своему укладу: весь мир должен был стать римским… или погибнуть…

Любен откинулся на подушки, устремив невидящий взгляд в потолок.

— Сражения были жестокими и кровопролитными… Преданные своими союзниками кельтами, которые за деньги перешли на сторону римлян, аркадийцы, тем не менее, продолжали сопротивляться еще полвека. Они проявляли чудеса изобретательности, чтобы защитить свой мир, свою расу, своих богов…

Что ни день, лес обагрялся новой кровью; что ни месяц, пожар уничтожал аркадийское святилище или римский лагерь…

Глаза старика сверкнули, и он с силой обрушил кулак на деревянное изголовье кровати.

— Пятьдесят лет непрерывных сражений, о которых римские историки и сам Юлий Цезарь предпочли не упоминать! Ну разумеется — из-за того, что жалкая горстка людей без помощи со стороны противостояла римским легионам! На протяжении ПОЛУВЕКА!

— Да, — прошептал Сильвен, — начиная с пятьдесят второго года до нашей эры и вплоть до рубежа тысячелетий… Знаменитое «белое пятно» в истории Парижа…

— Да, друг мой. О нем можно найти сведения только в архивах Аркадии. Но теперь они далеко… о, как далеко!..

— Где? — не выдержала Тринитэ, захваченная рассказом.

Старик лишь на мгновение повернулся к ней и, не отвечая, зачарованно глядя куда-то вдаль, продолжал свой рассказ:

— Побежденные и ослабленные, аркадийцы, не дожидаясь, пока объединенные галло-римские войска окончательно их уничтожат, решили… исчезнуть.

— Исчезнуть? — переспросила Тринитэ. — Вы хотите сказать — умереть?

Любен отрицательно покачал головой:

— Исчезнуть с поверхности земли.

Глаза Тринитэ стали круглыми от удивления.

— В поисках подходящих мест для захоронений аркадийцы давно обнаружили целую сеть подземных ходов и пещер, раскинувшуюся под Парижским бассейном. Много раз за всю свою долгую и безмятежную историю, в особенно холодные зимние или слишком жаркие летние периоды, они укрывались там. И вот теперь они решили скрыться там навсегда.

Однажды утром римляне, к своему немалому удивлению, смогли без всякого сопротивления разрушить не слишком прочные, но хитроумно сооруженные преграды, которые были возведены аркадийцами вокруг своих владений. Итак, они вошли в поселение аркадийцев, где стояли саманные домики с соломенными крышами. Тут римлянам пришлось удивиться еще больше: во всем поселении не было ни единого человека! Аркадийцы исчезли!..

Любен словно воочию наблюдал за происходящим, описывая его минута за минутой:

— Первоначальное удивление захватчиков сменилось страхом.

«Это какое-то колдовство! — вздрогнув, сказал кельтский военачальник при виде безмолвного поселения. — Нам не поздоровится!»

«Говорят, что аркадийцы могут делаться невидимыми. Ночью они могут вернуться и поубивать нас во сне!» — прибавил центурион, уже готовый обратиться в бегство.

«Ерунда! — заявил римский военачальник. — Не могли же они испариться! Они наверняка где-то спрятались! Десять тысяч римских сестерциев тому, кто найдет их убежище! И пять тысяч — за голову любого аркадийца! Ее доставят в Рим и торжественно преподнесут императору Тиберию!»

Услышав о такой награде, воины приободрились и бросились обыскивать лес. Они буквально перетряхнули все кусты и деревья. Кабаны и олени в ужасе попрятались — они никогда раньше не видели такого переполоха, не слышали таких громких воплей ярости и бессильной злобы.

«Это невозможно!»

«Они не могли исчезнуть!»

Заросли папоротников, переплетения корней, кусты, подлесок, поляны и прогалины — все было прочесано… Тщетно!

А в то время как будущие жители Лютеции ни с чем возвращались с охоты, в пятистах метрах у них под ногами аркадийцы начинали строить свою новую жизнь…

— В пятистах метрах? — недоверчиво переспросила Тринитэ.

Любен улыбнулся мягкой улыбкой. На его лице читалось умиротворение, как немногим ранее, когда он впервые упомянул об Аркадии. Словно сама мысль о ней успокаивала все его страхи.

— Да, в полукилометре под Парижем — гораздо глубже, чем нынешнее метро, канализация, пещеры, катакомбы, горизонт грунтовых вод, — всегда существовали громадные пространства земли и воды. В романе Жюля Верна «Путешествие к центру Земли» эти подземные каверны описаны удивительно точно — их стены так высоки, что невозможно разглядеть наверху свод, а озера глубже, чем иные моря. Однако вода в них пресная, чистая, словно в горных родниках, и прохладная… о, эта чудесная вода!..

— К этим озерам и ведут артезианские колодцы? — спросила Тринитэ.

Любен кивнул:

— Да. Это самые большие запасы пресной воды в Европе, и никто о них даже не знает…

— Кроме аркадийцев, — прибавил Сильвен.

Любен снова улыбнулся:

— Да, но я думаю, что, когда аркадийцы решили спуститься под землю, они в первую очередь заботились не о том, чтобы обеспечить себе резерв питьевой воды на сотни лет вперед, а просто о том, чтобы выжить. И вот они стали строить свою жизнь заново…

Любен слегка кашлянул, прочищая горло, и снова взглянул в окно — как если бы смотрел на часы.

— С самого начала своего существования аркадийцы делилась на две расы. Они никогда не смешивались друг с другом. Подобное смешение считалось наивысшим грехом. Представители первой расы — темные — были брюнетами с матово-бледной кожей. Эта раса была господствующей. Ее можно назвать кастой воинов. Именно они руководили грандиозными работами, которые потребовались для обустройства народа аркадийцев на новом месте.

— А кто были эти… рабочие? — спросила Тринитэ, удивленная существованием такой жесткой иерархии у народа, который, судя по всем предыдущим сведениям, жил столь гармонично.

— Другая раса: светлые.

— Светлые… — повторил Сильвен, заинтригованный этими новыми подробностями.

— На протяжении многих десятилетий — иными словами, с начала римского вторжения — светлые спускались под землю, чтобы постепенно обустраивать этот, в каком-то смысле параллельный мир, тогда как темные сражались на поверхности, чтобы не допустить врагов в свои владения, где те могли бы обнаружить вход в Новую Аркадию.

— Но… как же они видели в темноте, под землей?

Любен загадочно улыбнулся:

— В этом им помогло одно из величайших сокровищ аркадийского народа. На протяжении веков они создали на основе растительных соков, воды и смолы особое вещество, которое могло светиться. Вначале они смазывали им менгиры в местах захоронений, и те светились по ночам. Видя это, кельты и римляне верили, что в лесу живут духи, и опасались туда заходить.

— И они забрали это вещество с собой под землю, чтобы смазывать им стены пещер? — догадалась Тринитэ.

Любен с трудом перевел дыхание:

— Не совсем так. Точнее, сначала им действительно пришлось смазывать стены подземных коридоров, ведущих в Новую Аркадию. Это заняло много лет. Все эти годы светлые провели фактически в полной темноте, некоторые навсегда утратили зрение. Зато