Book: Логово чудовища



Ди Тофт

Логово чудовища

Приключения мальчика-волчонка – 3

Название: Логово чудовища

Автор: Ди Тофт

Серия: Приключения мальчика-волчонка

Издательство: Махаон, Азбука-Аттикус

ISBN: 978-5-389-02403-8, 978-1-906427-54-2

Год: 2012

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Нэт Карвер и волвен Вуди, полумальчик-полуволчонок, — верные друзья и братья по крови. Опасные приключения сделали их дружбу ещё крепче. Какие только испытания не выпадают на их долю! Вот и теперь они снова бок о бок сражаются с тёмными силами. Ожившие мертвецы, злобные вервольфы-оборотни — всё это дело рук Лукаса Скейла, отвратительного существа, продавшего душу демону и мечтающего подчинить себе весь мир. Нэт и Вуди решительно встали на его пути, чтобы зло не одержало победу над добром…

Ди Тофт

«Логово чудовища»

Глава 1

Чудовище Бейкерлоо[1]

«НЭТЯЧТОТОНАШЁЛ».

Мысленный вопль Вуди ворвался в сознание Нэта, как несущийся на всех парах товарняк, и чуть не сбросил его с платформы заброшенной станции подземки. Они расстались не более пяти минут тому назад, и он мог поклясться, что Вуди уходил от него в человеческом образе. Но тот факт, что его лучший друг избрал телепатический способ общения, а не просто крикнул во всю силу своих лёгких, означал только одно из двух: или Вуди не хотел выдавать своё местонахождение вервольфу-убийце, за которым они охотились, или обратился в волвена.

Из всех самых жутких мест, где пришлось побывать Нэту после знакомства с Вуди (что и говорить: его друг изменил его жизнь кардинальным образом!), станция лондонской подземки под названием «Оксфорд-Сёкэс», возможно, вполне могла возглавить этот список. Старая, грязная, с неработающими билетными кассами и эскалаторами, с продуваемыми насквозь пустынными платформами. Если не считать Нэта, никаких признаков жизни на станции не просматривалось. Во всяком случае, людей здесь не было.

«Гдеты?» — отозвался Нэт и побежал к выходу, довольный, что наконец-то может покинуть станцию подземки, вызвавшую у него приступ клаустрофобии. Он приложил все усилия, чтобы убедить агента Александру Фиш отказаться от намерения разделить их с Вуди, но, впрочем, как всегда, она определила каждому свою собственную зону поиска. Нэту пришлось отправиться вниз, на платформу, что его совершенно не радовало.

— А как же моя клаустрофобия? — пробормотал он.

Фиш одарила его одним из своих знаменитых взглядов.

— Нельзя быть таким слюнтяем, — твёрдо заявила она. — Теперь ты агент «Ночной вахты». Так что помни об этом. Ты не можешь и дальше бояться замкнутых пространств. Любая вервольфовская активность должна быть расследована, на тот случай если она связана с… ну, ты знаешь, с кем.

Нэт знал. Даже слишком хорошо. Фиш всё говорила правильно, да и вообще, в этот вечер парадом командовала именно она.

Ещё в их первой (неофициальной) миссии, когда они работали плечом к плечу по «Делу вампира Чёрная Вдова» и вступили в бой с целым ульем жаждущих крови вампиров, агент Фиш показала себя крепким орешком: храброй, проницательной, умеющей в полной мере использовать всё своё умение. Многие потом поняли, что обязаны ей жизнью. В том числе и Нэт. В этот вечер Нэт и Вуди под руководством Фиш выполняли задание «Ночной вахты» (ультрасекретного агентства, призванного бороться с нарушениями паранормальных законов). Когда в подземке с пугающей регулярностью начали пропадать люди, лондонское управление полиции заподозрило нечто сверхъестественное и передало дело агентству.

И теперь агентам-стажёрам, Нэту Карверу и Вуди, предстояло выяснить, что же происходило в лондонской подземке. Тем временем даже самые смелые из горожан не рисковали появляться на платформах линии Бейкерлоо между станциями «Редженс-Парк» и «Оксфорд-Сёкэс», и, хотя линия продолжала работать по-прежнему, поезда на этих станциях больше не останавливались.

Несмотря на то что Нэт и Вуди обладали сверхъестественными способностями и даже могли обращаться в волвенов, именно агент Фиш нашла частичку человеческой плоти в глубинах этого заброшенного и пустынного участка подземки. Обнаружилась и слюна — она явно принадлежала не человеку. Несложный анализ, проведённый в штаб-квартире «Ночной вахты», однозначно доказал: они имеют дело с ликантропом. То есть, иначе говоря, слюна принадлежала вервольфу. Общественное мнение наивно полагало, что все сверхъестественные акты насилия возможны только в фильмах ужасов, и теперь задача «Ночной вахты» заключалась в том, чтобы в реальной жизни их действительно не было.

Расследование велось в рамках «Дела чудовища Бейкерлоо». Придумала это название, разумеется, Алекс Фиш и записала его в журнале текущих расследований чёрным маркером. По мнению Фиш, такие звонкие названия работали на имидж агентства. Квентин Кроун, босс «Ночной вахты», постоянно с взъерошенными волосами, говорил, что они стали участниками игры, придуманной разве что на небесах или в аду. И кто ещё мог лучше разобраться с вервольфами, чем эти два новых рекрута? В конце концов, деятельность вервольфов была им не в диковинку, а те, кто видел, как мальчики превращаются в волвенов, могли сказать, что они разбираются в этом очень даже хорошо. Сам Кроун никогда этого не видел, но Фиш заверила его, что это «полный абзац». Кроун перевёл её слова как «просто чудо».

Взбежав по эскалатору, Нэт огляделся. В человеческом облике он чувствовал себя крайне уязвимым, и мысленный вопль Вуди указывал: его друг напал на след. Может, даже уловил запах убийцы. Ночное видение Нэта не выявило ничего сверхъестественного и шныряющего в тени. Он чувствовал, что Вуди близко, и это успокаивало. Но если предстояло сражаться, сначала следовало бы перевоплотиться. В человеческом облике он не имел ни единого шанса противостоять вервольфу, особенно вервольфу, которому нравилось пожирать своих жертв.

Нэт крепко закрыл глаза и представил, что смотрится в зеркало. Это всегда помогало ему сосредоточиться. «Давай, давай, — подгонял он себя. — Обра-а-ащайся». Мысленным взглядом он видел себя: тринадцатилетний подросток, довольно высокий, с чёрными волосами и тёмно-синими глазами, которым скоро предстояло сменить цвет на топазовый.

«Приготовься! — предупредил его разум. — Начинается».

На этот раз всё произошло так быстро, что Нэт даже не успел раздеться. Знакомая тёплая волна прошлась по нему, поднявшись откуда-то изнутри, и покатилась дальше — к коже и волосам. Он хотел стать волвеном! И теперь его волнение нарастало по мере того, как сердце гнало кровь волвена по его телу. Мышцы сжимались, кости удлинялись, лицо замерцало и задрожало в воображаемом зеркале. «Один, одна тысяча, два, одна тысяча… — Нэт отсчитывал секунды трансформации. Одежда грозила задушить его. — Десять, одна тысяча…» Он напряг мышцы и почувствовал, как джинсы из плотной ткани треснули по швам. «…Четырнадцать, одна тысяча…» Футболка разорвалась на спине, а позвоночник продолжал удлиняться. «…Девятнадцать, одна тысяча…» Всё ещё продолжая считать, Нэт услышал собственное учащённое дыхание, его уши растягивались и отрастали, морда выступала вперёд, и, наконец, язык вывалился в широкой улыбке волвена. Жёлтый блеск в глазах, расширившиеся зрачки — теперь его зрение стало сверхъестественно острым. Он отряхнулся — большой, серебристо-серый волвен, весом примерно триста фунтов, в два раза больше обычного взрослого Canis lupus, то есть серого волка.

«Двадцать две секунды! Ого, с трансформацией у меня получается всё лучше и лучше! — самодовольно подумал Нэт. — И совершенно не больно!»

* * *

После собственной трансформации в облике волвена Вуди чувствовал себя в большей безопасности и более храбрым.

В вестибюле станции он уловил этот запах. Вернее, ему в ноздри ударил знакомый запах — с медным, солоноватым привкусом свежей крови. Он покружил по верхнему уровню станции, его длинная шерсть светилась в сумрачном свете.

Когда запах стал таким сильным, что потекло из носа, Нэт остановился. Он увидел перед собой дверь с надписью «Билетная касса». Она выглядела так, словно её недавно кто-то взломал — то ли человек, надеющийся найти за ней деньги, то ли вервольф, которого они искали. Вуди открыл дверь, ожидая увидеть груду сломанной мебели. Его нос учуял: это же логово трансформации, всё ещё тёплое! Лишь несколько мгновений назад здесь кто-то изменил свой облик.

«Вервольф-убийца», — сказал себе Вуди. Логово однозначно указывало, что вервольф действовал в одиночку, хотя обычно вервольфам нравилось бегать или охотиться стаей. Вуди зарычал. Вервольфы, убивающие людей, к счастью, встречались до сих пор довольно редко, даже в эти тревожные времена, если, конечно, в дело не вмешивались силы зла. Приказ от босса они получили такой же, как и при проведении других расследований, которые вели агенты «Ночной вахты»: если возможно, привести подозреваемого живым. Очевидно, что правило это не применялось к призракам, уже умершим, и вампирам, превратившимся в нежить. «Но, — Вуди дрожал, надеясь, что Нэт или Фиш поспешат ему на помощь, — если этот вервольф-убийца сожрал как минимум двенадцать человек, едва ли он согласится пойти с ними добровольно».

Вервольф, или ликантроп, как иногда называют этих оборотней, когда-то был тихим машинистом Мартином Клау и теперь действовал в одиночку, выполняя приказ своего создателя. Клау превратился в вервольфа после нападения на него волка в человеческой одежде, злобного существа-гибрида, которое набросилось на него из засады на маленькой железнодорожной станции в Сомерсете. Это чудовище объяснило Мартину Клау, что тот должен делать, и Мартин, заворожённый удивительными глазами цвета расплавленного металла, повиновался. Машинист-вервольф вернулся в Лондон и принялся пожирать жителей города, которые пользовались подземкой.

Теперь большой белый волвен явился без приглашения в его логово, всё вынюхивая и повсюду суя свой нос. Монстр, в которого превратился Мартин Клау, смог его учуять… Даже из тоннеля, куда он успел ретироваться. Запах этот ставил в тупик. Отчасти человеческий и… Какой ещё? Нет, не вервольфа, но и не настоящего волка. Интуиция подсказывала: контакта с незнакомцем лучше избежать. Незваный гость таил опасность.

Лишь в одном он не сомневался. Незнакомец его ещё не обнаружил. Лёгкий ветерок уносил запах Мартина в тоннель. Клау облизал чёрные губы трясущимся лиловым языком: «Будет ли когда-нибудь утолён мой голод?» Он подавил рычание и углубился в тоннель. Его коварные глаза оранжевого цвета светились злобой.

* * *

Тем временем агент Алекс Фиш спустилась на рельсы с платформы номер три и теперь осторожно направлялась к тоннелю. И хотя она лично приказала отключить электричество, с недоверием поглядывала на смертельно опасный третий рельс. Она всматривалась в темноту, но её человеческое зрение, увы, ничем не могло помочь. Где они? Она не видела ни Нэта, ни Вуди уже как минимум десять минут, то есть достаточно долго.

— Выходи на связь, Вуди. Приём, — произнесла Фиш в надежде, что ларингофон работает.

Нэт и Вуди получили жёсткий приказ сообщать ей о трансформации, прежде чем они потеряют дар человеческой речи. Но наушник молчал. Не было слышно даже статических помех.

Агент Фиш предприняла новую попытку:

— Выходи на связь, Нэт. Приём.

Её голос звучал тихо и слабо в глубоком сумраке, и хотя Фиш была храброй девушкой, она ощутила, как крохотные пальчики неуверенности начинают сжимать её гулко бьющееся сердце. Теперь она что-то слышала, и эти звуки не сулили ничего хорошего. Из тоннеля доносилось рычание.

Алекс Фиш двигалась очень медленно. Она схватилась обеими руками за край платформы, подтянулась, проклиная каждый момент, когда она поворачивалась спиной к тому, кто, как она уже догадалась, шёл к ней по тоннелю, сверкая в темноте оранжевыми глазами.

— Ох, ох! Кажется, он идёт, — пробормотала Фиш, поднимаясь и молясь, чтобы пришли Нэт и Вуди.

Она развернулась лицом к путям, её сердце билось, как отбойный молоток. К ней уверенно приближалось существо, которое они искали, — вервольф. Оранжевые глаза его горели ненавистью и голодом. И он пускал слюни.

— Я не знаю, способен ли ты понять меня, — заговорила Фиш хорошо поставленным голосом лучшего агента «Ночной вахты», — но я арестую тебя по подозрению в убийстве, совершённом путём пожирания. Это означает, что ты ел людей. Ты имеешь право молчать — на основании того, что сейчас ты лишён способности говорить. И я должна сообщить тебе, что мне разрешено использовать против тебя расплавленное серебро, если ты попытаешься сопротивляться аресту.

— Г-р-р-р-р-г-г-г-х-х-х, — прорычал в ответ вервольф, приближаясь к Фиш.

Она сглотнула слюну. Достав из кармана серебристый предмет, девушка прицелилась в вервольфа.

— Я должна информировать тебя, что сопротивление чревато. Если я нажму на спусковой крючок, из ствола вылетит струя расплавленного серебра, которая изжарит твою голову, как яйцо.

Властный голос заставил вервольфа немного замедлить шаг, но он тут же двинулся дальше. Шерсть его встала дыбом, глаза засверкали ещё ярче. Он запрыгнул на платформу.

— А-А-А-А-А-г-г-г-г-г-р-р-р-о-о-о-о-о-о-х!

Вервольф — когда-то его звали Мартином Клау — чуть не выпрыгнул из покрытой жёсткой шерстью шкуры: на платформе внезапно появились два волвена, один ярко-белый, второй серебристо-серый.

«Наконец-то!» — радостно подумала Фиш, увидев волвенов, медленно подступающих к вервольфу.

— Если ты не можешь принять человеческий облик, — продолжила она, словно ничего и не случилось, — у меня не будет альтернативы — я надену на тебя намордник и возьму на поводок.

Последние слова ещё слетали с её губ, когда Мартин Клау отпрыгнул назад, пытаясь убежать от огромного белого волка — его губы разошлись, обнажив огромные белые зубы. Его серый дружок не уступал ему в размерах и количестве зубов. Фиш вскрикнула. Мартин Клау упал, повиснув на платформе. Его лапы заплелись, так он торопился.

Раздался оглушительный треск, что-то сверкнуло, поплыл запах сожжённой шерсти. Мартина Клау ударило электрическим током.

В ужасе, не веря своим глазам, агент Фиш смотрела на дымящегося, корчащегося вервольфа. Что за ерунда! Разве она не приказала отменить все поезда и отключить электричество? А если бы она сама случайно коснулась рельса, когда собиралась войти в тоннель? Вервольф-то оклемается. Чтобы прикончить ликантропа, требовалось нечто большее, чем электрический разряд.

Ну что же, наверное, худшее уже позади. Внезапно из тоннеля на скорости семьдесят миль в час вылетел полночный поезд и утащил с собой дергающегося, дымящегося Мартина Клау.

— Да… Всё хорошо, что хорошо кончается, — с лёгким раздражением подвела итог операции Алекс Фиш.



Глава 2

Маленькие неудобства

После того как поезд проскочил станцию, утащив с собой несчастного вервольфа, Нэт понадеялся, что они наконец-то пойдут домой. Но агент Фиш настояла, чтобы друзья последовали за поездом. На следующей станции Нэт и Вуди нашли небольшую команду агентов «Ночной вахты» — они осторожно отдирали Мартина Клау от передней части локомотива.

Нэт и Вуди с интересом наблюдали, как вервольф медленно оживает и, полураздавленный, трансформируется в человека. На платформе сидел голый мужчина. «Надо же… выглядит совершенно безвредным», — подумал Нэт. Один из агентов «Ночной вахты» защелкнул на его запястьях наручники. Нэт и Вуди облегчённо выдохнули. По собственному опыту они знали, что вервольф, если его не размолоть в пыль и не залить расплавленным серебром или не застрелить серебряной пулей (традиционный способ уничтожения вервольфов), обладает способностью к полному восстановлению. А вот злости в нём прибавляется. Но этого вервольфа ждала камера с крепкими замками на двери. Когда команда «Ночной вахты» уводила Мартина Клау, он обернулся и одарил их таким злобным взглядом, что Нэт тут же переменил своё мнение насчёт безвредности Мартина.

Нэт и Вуди сопровождали Фиш по тёмным улицам до Мидл-Темпл-лейн. Они слишком устали, чтобы вновь принимать человеческий облик.

* * *

Часы показывали два ночи, когда они свернули в узкий переулок, который вёл к двери в штаб-квартиру «Ночной вахты». Квентин Кроун сидел на своём любимом месте, у камина, со стаканом отменного виски в одной руке и последним номером «Сельская жизнь»[2] в другой.

Алекс Фиш стояла посреди комнаты. Её волосы, казалось, разлохматились ещё сильнее, на лице читалось раздражение, граничащее с яростью. Она всё ещё не могла пережить некомпетентность других агентов, которые забыли отключить контактный рельс. Нэт и Вуди стояли рядом. Их топазовые глаза мерцали в полутёмной комнате, пушистые хвосты неуверенно покачивались из стороны в сторону.

— Впечатляет, — признал Кроун, глядя на них поверх очков. Он впервые видел мальчиков в облике волвенов и ощущал волнение, в немалой степени приправленное изумлением.

— Вам, безусловно, интересно, что нашего подозреваемого зовут Мартин Клау, — безо всякой преамбулы сообщил он. — Как только его привели в тюрьму, он назвал имя своего создателя — Лукас Скейл.

* * *

После таких откровений Квентина Кроуна шансы Нэта заснуть были близки к нулю, а вот Вуди это удалось. Они жили в отдельных комнатах на верхнем этаже здания. Их соединяла большая общая ванная, всегда холодная, с ненадёжно работающим душем и старинной обшарпанной ванной на ножках. В комнате стояла кровать на четырёх стойках с пологом, хотя Вуди предпочитал спать на полу даже в человеческом облике.

Штаб-квартира «Ночной вахты» (просто на тот случай, если вам вдруг понадобится помощь этого агентства) расположена в лондонском районе ЕС4, но без уточняющих инструкций её не найти. Примерно на середине Мидл-Темпл-лейн, если идти к набережной Темзы, по левую руку вы увидите на стене дома серебряную табличку с выгравированной на ней надписью: «Скроут, Хэнкер и Уиндж». Дом и дом, стоящий рядом, разделяет проулок, слишком узкий, чтобы по нему мог пройти человек, хотя на самом деле это оптическая иллюзия, призванная отвадить непрошеных гостей. В подъезд ведёт чёрная дверь с облупившейся краской, без задвижки, замочной скважины или почтового ящика. Мидл-Темпл — часть древнего лабиринта зданий, переулков и дворов около Темпл-Чёрч, знаменитой церкви рыцарей тамплиеров. Ныне большинство этих зданий занимают юридические конторы. В штаб-квартире «Ночной вахты» есть рабочая и жилая зоны, столовая, где также проводятся групповые занятия, огромная библиотека и прекрасно оборудованный тренажёрный зал.

Нэт — а он всё ещё оставался волвеном — вбежал в ванную, сунул большую мохнатую голову в унитаз и начал жадно пить воду, радуясь тому, что никто этого не видит. Да, конечно, он поступает неправильно. Однажды Вуди очень серьёзно объяснил ему, что унитаз — родной дом для миллионов невидимых микробов.

Но Нэт проигнорировал его совет по двум причинам.

Во-первых, Вуди получал знания исключительно из телевизионных рекламных роликов. А во-вторых, все знали, что эти рекламные ролики преследовали только одну цель — убеждать людей покупать всё больше и больше дезинфицирующих жидкостей и гелей, оказывающих пагубное воздействие на окружающую среду.

Да и потом, лапами Нэт никак не мог повернуть кран, а пить хотелось ужасно. Его рот напоминал кошачий туалет. В носу стоял запах поджаривающегося вервольфа, и хотя Нэт совершенно выбился из сил (спёкся, как сказал бы его дедушка), он точно знал, что заснуть не удастся.

Стоя в залитой лунным светом ванной, он слышал похрапывание Вуди. Ещё раз виновато отхлебнув из унитаза и стараясь не думать о затаившихся там миллионах болезнетворных микробов, он подошёл к небольшому окну, выходившему во двор.

Нэт поднялся на задние лапы. Поставив передние на подоконник, он мордой толкнул окно и открыл его. Высунув голову, Нэт посмотрел на брусчатку, влажно блестевшую при свете газовых фонарей. Вуди раньше никогда не бывал в Лондоне, поэтому, приехав сюда, Нэт вместе с родителями с удовольствием показывали ему достопримечательности города. И самые яркие впечатления (по мнению Нэта) у его друга остались от Лондонского глаза[3] — здесь Вуди вырвало. Но после отъезда родителей времени на экскурсии практически не осталось. В организацию они попали серьёзную, вот и подготовка требовалась основательная. Занимались и тренировались Нэт и Вуди с раннего утра и до позднего вечера.

Вновь опустившись на все четыре лапы и думая о том, что всё-таки пора в постель, Нэт боковым зрением увидел своё отражение в большом, с резной рамой зеркале, которое стояло у противоположной стены. Внезапно ему в голову пришла странная мысль: а ведь раньше он никогда не видел себя в облике волвена. Наверное, боялся. Да и сейчас он не уверен, готов ли к тому, чтобы должным образом взглянуть на себя. «Большой волосатый выродок», — тоскливо подумал Нэт. Но верил ли он в это? Нет! Если бы верил, то ему пришлось бы сказать, что его лучший друг — тоже выродок, а Вуди был не выродком, а легендой. Более того, живой, реально существующей легендой! Да и потом, если честно, Нэту нравилась способность трансформироваться. Нравилось телепатическое общение, нравилось бегать наперегонки с ветром, нравилось, что в нём течёт кровь волвена.

Кое-что, однако, представлялось ему неудобным и странным. Он даже думал, что со временем ему стоит написать руководство для начинающих трансформеров. Взять, к примеру, стопы. В облике волвена он проводил слишком много времени, обнюхивая лапы, которые благоухали сырным печеньем. А в человеческом облике пальцы ног оставались излишне волосатыми, так что с подбором обуви возникали проблемы. Теперь он понимал, почему Вуди редко ходит в ботинках. А катышки шерсти… Всякий раз, когда у него, пребывающего в облике волвена, вдруг возникало желание помыться, он начинал вылизывать себя. Ему это нравилось и не казалось чем-то особенным или противоречащим санитарным нормам. Но иной раз он эти катышки проглатывал, а через несколько часов — или дней, в зависимости от количества катышков, — случался приступ рвоты, и Нэт издавал малоприятные звуки, что-то вроде «Х-Х-Р-А-А-А-А-К», или «Х-У-У-У-Р-Р-Р-К-Г-Х», или «У-У-У-У-У-У-Р-К-К-К». И катышки вылетали изо рта вместе с наполовину переваренным ленчем или обедом. Это было ужасно.

А как мешали трусы! У них обоих, Нэта и Вуди, во время трансформации они вызывали особенно болезненные ощущения. Обычно опытный трансформер мог раздеться за несколько секунд до запланированного обращения, но Нэт, и особенно Вуди, по собственному опыту знали, что такое не всегда возможно. Внезапная трансформация тела рвала всю одежду в клочья, но, по какой-то непонятной причине, трусы упрямо оставались на месте, вызывая пронзительный скулёж и слёзы на глазах от боли.

Храп Вуди вернул мысли Нэта к настоящему. Он потянулся за зубной пастой, забыв, что по-прежнему пребывает в облике волвена. На мгновение он застыл, глядя на свою огромную серую лапу, ничуть не уступающую размером человеческой кисти. Нэт пошевелил когтями, зачарованный их острыми концами. Вытянулся в полный рост и глубоко вдохнул. Потом поднял голову и впервые за это время посмотрел на себя в зеркало.

«Ох… Родные мои… Это же я!» Нэт смотрел на огромного волка с жёлтыми глазами, которые лучились теплом при свете луны. Он открыл пасть, и язык тут же вывалился, свесившись через нижнюю челюсть.

Да! Ещё одно неудобство. У волвена слишком длинный язык. Или природа ошиблась, или он не научился его контролировать: язык постоянно мешался и торчал изо рта.

«Но, если не считать языка, — подумал Нэт, — я выгляжу очень даже ничего». Он ощетинился и в яростном оскале приподнял верхнюю губу.

«А-а-р-г-х!» Испугавшись вида собственных зубов, Нэт торопливо попятился от зеркала, но — странно! — его испуг сочетался и с какой-то гордостью: вот каким страшным он мог показаться со стороны! Неудивительно, что вервольф, прежде известный как машинист Мартин Клау, пришёл в ужас.

Внезапно ощутив навалившуюся усталость, Нэт потянулся и приготовился обратиться в человека. Процесс начал: «Один, одна тысяча, два, одна тысяча, тяне-е-е-емся, то-о-олкаем. Пять, одна тысяча, ну же!» Ничего не произошло.

Нэт удвоил свои усилия, гадая, почему трансформация так затягивается. Может, из-за усталости? Он досчитал до пятидесяти, не забывая вставлять одну тысячу после каждого числа. Ничего. Он посмотрел на свои лапы. Никаких перемен — это по-прежнему лапы.

Отдохнув минут десять, он предпринял вторую попытку. Двадцать минут спустя трансформация всё-таки началась. Нэт почувствовал знакомое тепло, которое разливалось по его телу — так он превращался из великолепного волвена в мальчика. Но, когда он начал проверять, какие же части его тела трансформировались, волосы на затылке Нэта (несколькими минутами раньше — шерсть) встали дыбом, и органы чувств волвена вновь стали контролировать его тело. Что-то не так!

Каждая клеточка тела Нэта била тревогу. Он посмотрел в зеркало и испытал огромное облегчение, обнаружив знакомые синие глаза и копну чёрных волос. Всё правильно. Уши — его. Нос — его. Всё на месте, как и положено, — так откуда же возникла эта тревога?

Знакомый до отвращения голос прозвучал в его голове, проникнув туда безо всякого приглашения: «Какиеутебякрасивыеболыииезубыдорогой!»

Нэт, запаниковав, развернулся, но увидел позади себя лишь пустоту — пятно лунного света на полу. Он содрогнулся.

«Здесь ничего нет, — сказал он себе. — Игра света». Но голос, прозвучавший в его голове, он узнал, и, если здесь никого и ничего не было, почему ему вдруг стало не по себе? Почему все органы его чувств били тревогу?

Нэт взял себя в руки и вновь посмотрел в зеркало. Его отражение исчезло, зато появилось высокое существо — и не волк, и не человек — отвратительный гибрид первого со вторым. Длинные волосатые уши, словно кто-то их жевал, лихорадочно горящие глаза, напоминающие умирающие планеты.

«Ты ненастоящий… Тебя здесь нет, всё это происходит только в моей голове», — твёрдо заявил Нэт страшилищу.

Отражение Лукаса Скейла облизало чёрные губы, склонило голову набок и щёлкнуло желтоватыми зубами.

«Пока нет, мой дорогой, — изображение хохотнуло, — но ско-о-о-оро, очень ско-о-о-оро!»

Глава 3

Ученик

Словно очень большой и крайне отвратительный почтовый голубь, Лукас Скейл в очередной раз вернулся туда, где ему нравилось больше всего, — в сожжённые руины Хеллборин-Холта. Восточному лесу потребовалось не так уж и много времени, чтобы восстановить свои аккуратно выкошенные лужайки и ухоженные клумбы. Хеллборин-Холт дышал злом, и, с точки зрения уменьшающегося населения Темпл-Герни, лес вполне мог оставить себе такое сокровище. Никто бы не возражал и не сказал: «Огромное спасибо».

Только в Холте Скейл действительно чувствовал себя в безопасности. Многомильный лабиринт под руинами здания позволял ему приходить и уходить когда заблагорассудится, не опасаясь, что его увидят. Эти коридоры когда-то были домом для десятка — или около того — погибших вервольфов. И иногда — холодной ночью — Скейл мог поклясться: он слышит их вой — они бегали под луной, пусть и обречённые провести вечность в чистилище. «Ах, — говорил он себе, и его горящие оранжевые глаза влажнели от воспоминаний, — никакая музыка с этим не сравнится».

Его чёрные губы искривились, и он взвыл в тускло освещённой пещере, радуясь, что этот вой нагнал бы страху на любого, кто мог его услышать. Он вновь подумал, что поступил мудро, заключив сделку с демоном (не пытайтесь проделать это дома!). Скейл изучал чёрную магию в Кембридже и сумел вызвать демона из глубин ада. Демон не подвёл, вернул его к жизни, как и обещал, хотя сердце Скейла и пробила серебряная пуля. Благодаря своему другу демону он жил снова и мог отомстить.

Демон многому научил Скейла, и теперь он среди прочего умел:

вселяться в разум других людей (при этом требовалась немалая ловкость);

общаться с вампирами (узелок на память — никогда больше не связываться с этими неблагодарными, лживыми и злобными кровососами!);

астрально проецировать своё тело (прекрасный способ избегать пробок и до смерти пугать людей!).

Именно таким образом Скейл и нанёс визит Нэту Карверу. Надо признать, он даже не знал, где в тот момент находился волвен, но сумел спроецировать себя в сознание Карвера и нисколько не сомневался, что в этот самый момент мальчишка жалуется ещё одному его смертельному врагу — паршивому волвену Вуди, который загубил его карьеру.

Способность Скейла проецировать своё астральное тело развивалась просто прекрасно, несмотря на то что он ни у кого не мог спросить, так ли это. Какое глубокое удовлетворение принесли ему страх и ужас, отразившиеся на лице Нэта Карвера, когда он, Скейл, появился в зеркале!

Разумеется, со временем демон придёт, чтобы забрать его душу. Ну а пока он планировал хаос и месть.

Скейл осторожно уселся в любимое кресло-качалку и начал раскачиваться взад-вперёд.

— А-А-А-А-А-Х-Х-Х-О-О-О-О-О-У-А-Х-Х-Х-Х! — закричал Лукас Скейл. Из глаз брызнули слёзы боли — его хвост попал под полозья кресла. Он вскочил и оглянулся, готовясь к самому худшему. Бедный хвост выглядел так, словно его пропустили через пресс для отжимания белья. Скейл просто видел, как хвост пульсирует от боли. Поскуливая от жалости к себе, он как можно осторожнее поднял хвост, чтобы получше рассмотреть, что с ним случилось.

После того как боль начала утихать, Скейл немного успокоился, представив себе голову Нэта Карвера под теми же полозьями, которые только что прокатились по его хвосту. Он опять уселся в кресло-качалку и принялся раскачиваться — ритмичное движение кресла окончательно успокоило его.

Перед самой зарёй облака разошлись, и луна холодным светом залила древние леса. В логове Скейла свечи догорали одна за другой, и его глаза превратились в островки оранжевого огня. Тихий плач заставил его напрячься. Как он мог забыть!

На холодном каменном полу лежал человек, и Скейл направился к нему, рыча и скаля зубы. Взмахнув ногой, он ударил человека. Тот взвыл — остроконечный, сделанный на заказ ботинок Скейла ткнулся ему в рёбра. «Хочешь, чтобы тебя слушались, держи всех в узде, — подумал Скейл и удовлетворённо хмыкнул. — Пора!»

Чуть ли не с отцовской гордостью он наблюдал, как его новый рекрут превращается из подростка в волка. Первые недели для нового вервольфа — самые трудные. Подросток извивался в агонии. А Скейл самодовольно наблюдал, как светло-коричневый мех словно по мановению волшебной палочки вырастал на коже подростка. Уши его удлинялись и заострялись, лицо вытягивалось, превращаясь в волчью морду. В какой-то момент существо попыталось откинуть голову назад и завыть, но всего лишь придушенно пискнуло. Скейл удовлетворённо кивнул, заметив отчаяние и замешательство в глазах нового вервольфа. Он торопливо проверил, крепко ли его держат кандалы. Нельзя позволить никаких сюрпризов! Наконец обращение завершилось. Взявшись за ошейник, Скейл резко поставил вервольфа на четыре лапы — главное, не подставляться под острые зубы… На всякий случай.

Вервольф был обычным подростком. Звали его Джош Фиркин, пока он не совершил роковую ошибку и не поехал на велосипеде через Восточный лес — решил сократить путь от молодежного клуба до дома. Высокая жуткая тварь выследила его, поймала и заговорила с ним ласковым голосом. Джош почувствовал слабость, слушая, как Лукас Скейл рассказывает о том, что они будут делать в будущем и как щедро его вознаградят за старания, если он сделает всё, что ему скажут. К тому времени Джош уже утонул в оранжевых глубинах глаз Скейла. Но когда Скейл закончил, Джош Фиркин уже перестал быть подростком, который любил ездить на велосипеде, играть на гитаре и болеть за «Бристоль-Сити».



Человека с таким именем и фамилией больше не существовало.

* * *

На следующее утро Скейл раскачивался в своём кресле, наслаждаясь нежнейшей вырезкой (этот олень ещё вчера бегал по заповеднику) и маринованными яйцами, когда его ноздри уловили слабый, но не похожий ни на какие другие запах серы. Он сморщил нос и подозрительно понюхал маринованные яйца. Он мог поклясться, что при покупке проверил их срок годности. Нет, яйца пахли, как им и положено, но запах серы никуда не исчез.

А Скейл сразу потерял аппетит. Пещера начала заполняться красноватым дымом, и температура воздуха поползла вверх. Но, несмотря на жару, по исчерченной пятнами коже Скейла побежали мурашки: интересно, есть ли у него время, чтобы избежать грядущей встречи? Похоже, что нет.

Перед ним вдруг образовалась поглощающая свет тьма, густая и липкая, чернее всего, что он когда-либо видел или мог представить. Скейл знал, что где-то в этой тьме плавает существо, которое он рассчитывал увидеть лишь в самом конце своей жизни. Тьма рассеялась, оставив нечто, висящее на высоте нескольких сантиметров от земли. И это нечто двинулось к Скейлу, который вжался в спинку кресла-качалки. Демон предстал перед ним не в своем истинном облике. Скейлу повезло: ещё с тех пор как он начал изучать чёрную магию, ему было известно, что любой человек лишался рассудка, увидев истинное обличье демона. И пусть человеческого в Скейле оставалась только часть, рисковать совершенно не хотелось.

Одежда появившегося перед ним призрака говорила о том, что он отдавал предпочтение различным оттенкам красного. Тёмно-красный плащ, бордовые ковбойские сапоги с острыми шпорами, алая широкополая шляпа, надвинутая на то место, где полагалось быть лбу, скрывающая глаза и бросающая тень на лицо. Не в первый раз у Скейла создалось тревожное впечатление, что у призрака нет не только глаз, но и лица. Демон, имя которого Скейл произнести не мог, потому что звучало оно как скрип когтей по грифельной доске, похоже, ждал от Скейла каких-то слов.

— Э… до… добро пожаловать в мой дом, — промямлил Скейл, стараясь особо не запинаться. — Чем я обязан удовольствию лицезреть вас здесь?

Представьте себе, как кто-то скребёт вилкой по тарелке. Или как скрипит фольга на зубах. Или трещит пластиковый стаканчик, сминаемый после того, как съедено мороженое. Усильте эти звуки в тысячу раз, и вы поймёте, как звучал голос демона.

— Тебе кое-что придётся сделать для меня, — проскрежетал он.

Лапы Скейла взметнулись к ушам, чтобы хоть немного уберечь свои барабанные перепонки.

— А-а-а-р-г-х! Да, да! — прокричал Скейл. — Только говорите как можно кратко, умоляю вас!

— Ты найдёшь мне голову Бафомета.[4]

Когда голос демона заполнил пещеру, Скейл заметил Джоша, бегущего в поисках укрытия. Глаза Скейла превратились в щёлочки. Все студенты, изучающие чёрную магию, слышали о голове Бафомета — могущественного демона, специализировавшегося на войне и эпидемиях. Жил он в незапамятные времена и обладал способностью беспрепятственно пересекать границу между адом и землёй. Даже Лукас Скейл знал, что шансы найти его голову минимальны: она исчезла многие столетия тому назад. Но внезапно в его злобном разуме вспыхнула блестящая идея.

Если кто-то и сумел бы отыскать голову Бафомета, так это он. Если… Нет! Когда… он её найдёт, появится возможность заключить с демоном новую сделку. Он отдаст ему голову Бафомета только на своих условиях.

Демон нетерпеливо зарычал, отчего Скейл упал на пол, зажав в лапах свою бесформенную голову.

— Я сделаю всё, о чём вы попросите, — ответил Скейл, когда вновь обрёл дар речи.

Он увидел, — или подумал, что видел, — как что-то сместилось под алой ковбойской шляпой. Что-то влажное и блестящее, наверное рот, но такой отвратительный, что Скейл засомневался, а рот ли это. Зная, что демон — большой любитель поразвлечься, Скейл глубоко вдохнул и рассказал демону о том, как собирается сеять хаос в Темпл-Герни.

— Моя цель — уничтожить этот город и живущих в нём людей, — говорил Скейл, не поднимая глаз. Не хотелось видеть эту… эту ужасную дыру на том месте, где полагалось находиться рту. — Я уверен, что наши планы во многом совпадают. Думаю, пришло время этому миру перейти… э… скажем так, под новое управление.

Демон издал жуткий булькающий звук, который Скейл истолковал как смех.

— У меня есть несколько козырей в рукаве, гарантирующих, что двое ужасных мальчишек — со стороны можно подумать, что они люди в большей степени, чем вы или я, — вернутся в этот отвратительный маленький городок, — тараторил Скейл, от возбуждения забыв про страх. — Когда я покончу с ними, я бы хотел предложить вам обменять свою душу на их. Две по цене одной.

Демон вновь издал жуткий булькающий звук, и Скейл внутренне вздрогнул, стараясь не представлять себе, что может увидеть под шляпой. Прежде чем вернуться в глубины ада, демон вытащил что-то из одного из многочисленных карманов своего плаща и протянул вервольфу. Улыбка медленно растянула чёрные губы Скейла. Он захохотал. Демон показывал, что такой вариант его вполне устроит.

Оставшись в одиночестве, Скейл разжал руку-лапу, чтобы получше рассмотреть маленький матерчатый мешочек, завязанный зелёной нитью на узел-бантик. Потом пустился в пляс по пещере, подбрасывая вверх кривые ноги. Когда придёт срок, демон получит не душу Скейла. Ему достанутся души Нэта Карвера и этого волвена Вуди.

Глава 4

Что лежит ниже

— Ты его видел, — прошипел Вуди, — ты видел Скейла.

Примерно в то самое время, когда Лукас Скейл принимал у себя демона, Нэт Карвер заталкивал в рот яичницу с беконом с такой жадностью, словно это была его последняя трапеза перед казнью.

Услышав Вуди, он прекратил это занятие, его вилка застыла в воздухе.

— Откуда ты знаешь? — Нэт откинулся на спинку стула, от недавнего аппетита не осталось и следа.

— Знаешь, ты мог бы написать это у себя на лбу, — прошептал Вуди, стирая желток с подбородка. Он огляделся, чтобы убедиться, что их не подслушивают. — И ты ведёшь себя ещё более странно, чем всегда.

— Да, — с неохотой признался Нэт, — я его видел.

— Я думал, мы вместе, — прошипел Вуди.

— Не уверен, что это действительно был он, — тихим голосом ответил Нэт. — Скорее какой-то его призрак… Одна видимость.

Казалось, Вуди сейчас вырвет.

— Я думал, здесь мы в безопасности. — Его голос дрожал. — Ты говорил…

— Он никогда не отступится, — прервал друга Нэт. — Именно из-за Скейла мы присоединились к «Ночной вахте», помнишь?

— И что нам теперь делать? — спросил Вуди.

— Ждать, — мрачно ответил Нэт. — Мы должны понять, чего он действительно хочет.

— Мы знаем, чего он хочет. — У Вуди округлились глаза. — Он хочет нас убить.

— Да, хочет, — кивнул Нэт, — но, как тебе известно, мы дважды взяли над ним верх. Он удрал, когда увидел мою первую трансформацию.

— Это так, — признал Вуди, — но его демон…

— Пока мы не знаем наверняка, существует ли демон, — резонно заявил Нэт.

— Но тогда почему серебряная пуля не убила Скейла?

Нэт замялся.

— Не знаю, — признался он, — но, если Скейл и заключил сделку с демоном, возможно… возможно, он как-то исхитрился разорвать её.

— Или они по-прежнему работают в паре, — высказал Вуди другое, более мрачное предположение.

* * *

После завтрака, который закончился на такой печальной ноте, Квентин Кроун пригласил подростков и Алекс Фиш к себе в кабинет. Нэт старался забыть разговор с Вуди и оглядывал комнату. В ней, похоже, что-то менялось всякий раз, когда человек попадал в неё вновь. Обязательно появлялось что-то новое — предмет или картина, которую ты ранее не замечал. Естественный свет практически не проникал через узкие окна, и в кабинете всегда царил сумрак, от которого иной раз даже мурашки бежали по коже, но одновременно комната казалась очень даже уютной. Гротескные каменные статуи и горгульи у камина и на каминной доске мирно уживались с большими диванами и удобными подушками и пледами, в которые так и хотелось завернуться, если огонь в камине гас, а такое случалось с раздражающей регулярностью.

На стенах висели жуткие картины и не менее жуткие гобелены, на которых людей пожирали драконы или их сбрасывали на дно глубоких ям, на дне которых пылал огонь. Хотя гобелены заметно выцвели за много столетий, изображения оставались чёткими и ясными, так что подростки могли рассматривать их часами.

Особенно притягивал подростков — да и Фиш тоже — гобелен двенадцатого столетия, изображающий английского короля Ричарда Львиное Сердце. Монарха окружали, защищая от врагов, двенадцать белых волкоподобных существ — это были королевские волвены. Позади высился величественный холм Гластонбери-Тор[5] с церковью Святого Михаила на вершине. Гобелен этот напоминал Нэту его путешествие в далёкое прошлое, когда во время Третьего крестового похода он скакал рядом с Ричардом, окружённым волвенами.

Вуди стоял перед огромным камином, во что-то пристально вглядываясь. Его внимание привлекла надпись, выбитая на фронтоне каминной доски, под горгульями:

QUIS NON OCCIDIT, CONFIRMAT

— И что это означает? — спросил Вуди.

— «Что не убивает — делает сильнее», — перевела Фиш. — Это латынь. Звучит классно, правда?

— Её выбили при Кроуне? — спросил Нэт.

Фиш покачала головой.

— Видите? — Она провела пальцем по словам. — Надпись едва просматривается. Её заказал какой-то тамплиер много столетий тому назад.

Нэт нахмурился:

— Так сколько же существует «Ночная вахта»?

— Это загадка, — призналась Фиш. — Даже босс не сможет точно ответить на этот вопрос.

На лице Нэта отразилось недоумение.

— Я думал, агентство организовал Кроун. Ты понимаешь, после того что произошло с проектом «Протей»…

— Нет. — Фиш предположение Нэта определённо удивило. — До Кроуна агентством руководил Фрэдди Элтон. К сожалению, все его кошмары обернулись явью, когда он здесь работал. Вот он и рехнулся.

— А кто босс мистера Кроуна? — спросил Вуди.

Фиш пожала плечами:

— Не знаю. Возможно, и он не знает. А если знает, то не сообщает мне.

— Как-то странно… — произнёс Нэт. — Я хочу спросить, кто нам платит?

— Послушайте, — Фиш попыталась пригладить свои торчащие в разные стороны волосы, — я знаю только одно: «Ночная вахта» не государственное учреждение. Оно финансируется, как говорит босс, частными лицами. Вопросы не поощряются. У меня такое ощущение…

Она оборвала фразу, потому что старая деревянная дверь открылась, и в кабинет, спиной вперёд, вошёл Квентин Кроун. Он держал в руках поднос с пончиками и чашками горячего шоколада. У Вуди тут же потекли слюни, и даже Нэт — обычно более сдержанный — почувствовал, как его рот наполнился слюной. Он облизал губы, напоминая скорее версвина, чем вервольфа.

Кроун поставил поднос на свой стол и улыбнулся молодёжи. Волосы его пребывали в большом беспорядке, и выглядел он встревоженным и уставшим.

— Приступайте. — Он указал на поднос. — У нас есть время, чтобы быстро отметить важное событие. Агент Карвер и агент Вуди! Вы с отличием закончили этот этап стажировки.

Фиш огласила кабинет радостными воплями и захлопала в ладоши. Квентин Кроун дружески похлопал Нэта и Вуди по спине, а потом уселся в своё любимое кресло у камина.

— Прежде чем мы перейдём к следующему этапу… — он положил ногу на ногу, — вам будет интересно узнать, что Мартин Клау… э… известный также как Чудовище Бейкерлоо… больше не представляет угрозы для общества. На допросах он показал, что ему ничего не известно ни о планах Скейла, ни о связях последнего с так называемым демоном.

— Вы не думаете, что он лжёт? — спросил Нэт.

Кроун пожал плечами:

— Наши люди объяснили ему, что он, возможно, отделается несколькими сотнями часов общественных работ, если сможет доказать, что Лукас Скейл вселялся в его разум и обретал контроль над его телом — именно тогда и происходили убийства. Ему даже обещали лечение в одной из лучших лондонских клиник.

— Ему просто не повезло, — вздохнула Фиш. — И теперь придётся хорошенько попотеть, доказывая что-либо, имеющее отношение к такому скользкому типу, как Скейл.

Все жевали пончики, погружённые в свои мысли о Лукасе Скейле.

Молчание нарушил Кроун.

— Наступило время для завершающего этапа вашей стажировки. — Он посмотрел на Нэта и Вуди, а потом указал пальцем в пол: — Вы готовы? Я спрашиваю, вы готовы отправиться… туда?

— Там больше секретов, чем в Зоне 51,[6] — вставила агент Фиш. Её глаза ярко сверкали за стёклами очков.

Нэт не знал, готов ли он к этому или нет, но любопытство взяло вверх.

— Зона 51 — это место, где американское правительство хранит тела мёртвых инопланетян?

— Скорее всего — да, — кивнул Квентин Кроун, — но, как отметила Алекс, наша коллекция… э… необычного считается более интересной, чем та, что хранится у наших американских друзей.

У Нэта по коже побежали мурашки. Даже более опытные агенты «Ночной вахты» говорили о подземельях с придыханием, подсознательно вытирая об одежду вспотевшие ладони. После их первой встречи Фиш часто намекала на те странные предметы, которые хранились в подвалах под их ногами. Нэт вспомнил и некий магический ключ, вроде бы принадлежащий Клеопатре. Однажды он помог им, когда Нэт и агент Фиш оказались в крайне тяжёлом положении, но Нэт с трудом мог представить себе, что ещё могло находиться там, внизу.

— Говоря о секретах, — Фиш сощурилась, — я бы не возражала поспорить на мои лучшие джинсы, что золото тамплиеров хранится сейчас в Зоне 51 или в каком-нибудь другом похожем месте, а американское правительство использует его для финансирования тайных операций.

Нэт и Вуди обменялись улыбками. Если бы Алекс Фиш узнала, что Вуди уже обнаружил местонахождение сокровищ тамплиеров, у неё началась бы истерика. Он наткнулся на бесценные сокровища исключительно благодаря случаю, и подростки решили не говорить об этом ни одной живой душе.

После того как с подноса исчез последний пончик, дверь в кабинет Квентина Кроуна заперли на два замка, да ещё и на крепкий засов. Истёртый ковёр скатали и осторожно подняли крышку люка потайного хода.

Сначала их удивил поток холодного воздуха, поднимающегося из тёмной дыры в полу. Потом — запах. Такой запах (если так уж вышло, что вам пришлось это испытать) ассоциировался лишь со смертью — запах склепа, сухих костей. Хуже того, это был удушающий запах древнего вампира и мерзкий запах нежити.

— Мы что, не будем закрывать люк, когда спустимся вниз? — спросил Вуди. Сверкающие глаза и раздувающиеся ноздри выдавали его тревогу.

— Держимся вместе, — ободряюще улыбнулся Кроун. — Хранилища тянутся не одну милю.

— Готовы? — Фиш вскинула брови.

— Ничего не трогать, — предупредил Кроун, — и не отходите от меня.

Подростки не заставили просить себя дважды. Они просто прилипли к своему новому боссу, спускаясь по семидесяти семи ступеням в тускло освещённое подземелье. Сойдя с последней, ребята ахнули. Подвал под Мидл-Темпл-лейн поражал своими размерами. Они словно попали в огромный музей. Насколько хватало глаз — а остротой зрения Нэт и Вуди значительно превосходили обычных людей, — сначала тянулись бесконечные ряды выставочных стендов, а за ними громоздились до самого потолка ящики и коробки. Атмосфера хранилища настраивала на самый серьёзный лад.

Кроун прикоснулся к руке Нэта, заставив того подпрыгнуть от неожиданности.

— Эту пещеру вырубили в скале примерно восемьсот лет тому назад. Во всех коробках хранится что-то невероятное, и видели это очень и очень немногие.

— В них хранится… что-нибудь опасное? — спросил Нэт, уже заранее зная ответ и оглядывая просторное подземелье.

— Некоторые из реликтов, которые вы увидите, исключительно опасны, — Кроун стал очень серьёзным, — а какие-то действительно мертвы, но не в истинном значении этого слова.

— Я этого и боялся, — вздохнул Нэт. — Я чую… а-а-р-г-х… я чую вампиров. — Он содрогнулся, но не от страха: как только они остановились, стало понятно, что в подземелье очень холодно. Они последовали за Кроуном к ряду гробов, над каждым из которых горела синяя лампочка.

«Вотоно, — получил Нэт телепатическое послание Вуди. — Мыувидимдействительнострашное».

— Семейство типичных древних вампиров. — Фиттт облокотилась на самый большой гроб. — Известны как нежить, о чём вам известно лучше, чем кому-либо другому в современном мире. Наши агенты нашли их в подвале под мясной лавкой в Хэкни.

Нэт глянул на Вуди и понял, что тому тоже не по себе: они могли слышать вампиров! Те шептались, лёжа в облицованных серебром и свинцом гробах. Подростки поняли, что вампиры услышали их шаги и почувствовали, что в гостях у них волки, хоть и не видели, кто к ним пришёл. Нэта немного успокоили цепи и массивные замки. По собственному опыту он знал, что кровососы не представляют опасности, пока кто-нибудь не напоит их кровью, которая выведет их из летаргии. Но их голоса очень уж донимали его. Он воспользовался песней Леди Гага как ушным червём, чтобы заглушить отвратительный шёпот вампиров, и почувствовал, что Вуди, как и он сам, тоже ощутил безмерное облегчение, когда Кроун увёл их от гробов.

Верный своему слову, босс показал ребятам и мёртвое, и удивительное, и ужасающее, и невероятно странное. К примеру, не знающие отдыха мумифицированные стопы святого Витуса, которые плясали в своей коробке, хотя их обладатель уже несколько столетий как умер.

Уже не в первый раз с того момента, когда в его жизни появился Вуди, у Нэта возникло ощущение, что всё это происходит не с ним, а с кем-то ещё. Если бы годом раньше кто-нибудь сказал ему, что он обретёт сверхъестественные способности, сможет превращаться в большущего волвена и ему будут показывать все эти удивительные секреты, он бы никогда этому не поверил. А Вуди, похоже, начал получать удовольствие от экскурсии, потому что рискнул отойти от Кроуна и Фиш и в одиночку осматривал заинтересовавшие его артефакты.

«Потребуются годы, чтобы осмотреть всё», — подумал Нэт, когда они шли по длиннющим проходам между коробками. Вуди держался чуть впереди, но внезапно он остановился перед небольшой деревянной коробкой.

— Что это за странные знаки? — спросил Вуди.

Нэт посмотрел на коробку и замер. Размером и формой она напоминала коробки для шляп его бабушки, только он знал, что его бабушка не допустит, чтобы в её дом попал официальный символ нацистской партии.

Волосы на затылке Вуди встали дыбом, словно он почувствовал силу этого магического знака.

— Эти знаки называются свастикой, — объяснил Квентин Кроун. — Многие столетия свастика являлась священным символом для многих религий, но, к сожалению, после Второй мировой войны она стала напоминанием человечеству об ужасе и великих страданиях.

Вуди осторожно принюхался, потом быстро отпрянул:

— Внутри что-то живое. И шипит… как змея.

Нэт увидел, как нервно переглянулись Квентин Кроун и Фиш.

— Что внутри? — тихо спросил он.

— Боюсь, что-то действительно ужасное. — В голосе Кроуна послышались извиняющиеся нотки. — Там голова. Отрубленная голова горгоны Медузы.

Нэт побледнел.

— И шум, который слышит Вуди, издают её волосы. У неё змеи вместо волос.

Кроун выглядел очень довольным.

— Вижу, ты разбираешься в греческой мифологии, Нэт. Впечатляет.

Нэт не стал говорить, что эту информацию он почерпнул из очень хорошего фильма ужасов о горгонах и понятия не имел, что существует такой древнегреческий миф.

— Как она здесь оказалась? — спросил он.

— Её нашли на севере Германии после войны, — ответил Кроун. — Генрих Гиммлер, второй человек у нацистов после Гитлера, очень интересовался сверхъестественным, прежде всего с той целью, чтобы использовать его в военных целях.

— В соответствии со строгими правилами безопасности, неукоснительно соблюдаемыми «Ночной вахтой», коробку эту никто не открывал, — объяснила Алекс Фиш, — но содержимое просканировали и надлежащим образом проверили.

Вуди с интересом всматривался в коробку.

— Змеи, — пробормотал он. — Зачем нужны змеи вместо волос?

— Судя по всему, Медуза действительно существовала, — ответила Фиш. — Потом она поссорилась с некой Афиной, которая её к кому-то приревновала и устроила ей лёгкую жизнь — превратила волосы в змей и наградила невероятно страшным лицом.

— Настолько страшным, — вставил Кроун, — что любой, кто смотрел на горгону, превращался в камень.

— Если это правда, — Вуди наморщил лоб, — тогда она совсем и не миф.

— Мы думали, что голова спит, — брови Кроуна тревожно сошлись у переносицы, — но, если вы отмечаете какое-то движение… получается, змеи по-прежнему активны, пусть даже прошло столько времени.

Перед мысленным взором Нэта возникла ужасная картина того, что могло происходить сейчас в коробке, и экскурсия ему совершенно разонравилась. Внезапно он перепугался. Все эти артефакты, хранящиеся здесь многие столетия, вызывали страх. Конечно, поначалу он испытывал гордость оттого, что его, одного из немногих, знакомили с такими удивительными секретами. Теперь же мальчик чувствовал, что далеко не всё стоило сохранять с такой заботой. К примеру, Медузу с её волосами-змеями и жутким лицом конечно же следовало уничтожить.

И впервые за последние недели Нэт признался себе, что ему недостаёт близких. Родители, особенно мама, возражали против того, чтобы Нэт и Вуди продолжили сотрудничество с Квентином Кроуном и «Ночной вахтой». В конце концов их удалось убедить, что иного выхода нет. Потому что зло множилось благодаря сделке Лукаса Скейла с демоном, и вервольфов становилось всё больше и больше. Так что сверхъестественные способности Вуди и Нэта обретали всё большее значение. Родители Нэта сейчас ездили по стране с «Сумеречным цирком иллюзий», и он за них не волновался. Когда они разговаривали по телефону, он не рассказывал им о том, как проходит его стажировка в «Ночной вахте», а родители и не задавали лишних вопросов. Так было лучше для всех: меньше знаешь — лучше спить.

* * *

Тревога не отпустила Нэта и вечером. И он не мог понять, в чём дело. Отчасти потому, что теперь он знал, что хранится в подвалах под штаб-квартирой «Ночной вахты», но только этим объяснить снедавшее его беспокойство он не мог. Когда же ему удалось заснуть (несмотря на храп Вуди), его замучили кошмары.

— Нэт… эй, просыпайся!

Кто-то тряс его. А-г-х! Чувствовал он себя ужасно.

— Эй… тебе что-то приснилось. — В голосе Вуди звучала тревога, смешанная со смехом. — Наверное, что-то плохое.

Нэт моргнул, приходя в себя.

— Да… точно. Кошмар.

— Должно быть. — Вуди зевнул. — Ты кричал, как девчонка.

Нэт постарался вспомнить сон. Он вернулся в дом бабушки и дедушки в Темпл-Герни, в свою старую комнату под крышей с книжными полками и постерами. И что-то в комнате дезориентировало его, вызывало тошноту.

— Извини. Мне снилось, что я не могу дышать.

— Тебе повезло, что это не Медуза, — ответил Вуди. — Я вижу её всякий раз, когда закрываю глаза.

— Спасибо, что разбудил меня. — Нэту вдруг страшно захотелось спать. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — тихо ответил Вуди, но Нэт уже спал.

Глава 5

Первая кровь

Несколькими ночами позже под облаками, скрывшими луну, две тёмные фигуры пересекали руины Хеллборин-Холта. Один из этой пары с нетерпением ждал первой трапезы после завершения своего обращения в вервольфа. У Джоша Фиркина, теперь покрытого густой светло-коричневой шерстью, оранжевые глаза горели охотничьей лихорадкой. Он нервничал, его гибкое тело распирала нерастраченная энергия. Сопровождал его Лукас Скейл — пародия на волка, ходячий ужас.

В прошлом, в результате неудачного эксперимента, Скейл потерял способность должным образом обращаться из человека в волка и обратно.

Поэтому оставался полуволком-получеловеком. Оранжевые глаза ему приходилось прятать под солнцезащитными очками, зубы торчали у него чуть ли не до подбородка, неуклюжее тело и кривые ноги практически не позволяли передвигаться без трости. Обращение придало ему сил, и, хотя он сумел сменить две ноги на четыре лапы, вид его всё равно нагонял ужас, и он частенько вставал на задние лапы и шёл, выпрямившись, что выглядело ещё более отвратительным.

Чуть ли не весь день шёл дождь, и воздух в Восточном лесу пропитался влагой. От опавшей листвы, устилавшей землю, поднимался неприятный запах гнили. Лукас Скейл, из-за кривых лап, бежал, прихрамывая, но Джош Фиркин, опьянённый запахами дичи, разбегающейся при их приближении, рвался вперёд, радостно подвывая. Скейл чувствовал, как его желудок урчит от льющихся в него слюней: он представлял себе горячую кровь намеченных жертв. На эту ночь он запланировал три дела, отчасти для натаскивания молодого вервольфа, отчасти чтобы поразвлечься, и каждое следующее дело выглядело более сложным по сравнению с предыдущим.

Джош Фиркин ждал своего господина, ноздри его раздувались, кровь бурлила от голода и возбуждения. Скейлу нравился энтузиазм его молодого ученика, но для выполнения последующих этапов намеченного плана от Джоша требовались спокойствие и благоразумие, поэтому Скейл решил проверить, по-прежнему ли он сохраняет полный контроль над вервольфом. Он прошептал несколько слов в его ухо, и глаза Джоша померкли. Теперь он уже не стремился порвать всех в клочья. Но, как и Лукасу Скейлу, ему не терпелось перейти к делу. А план Скейла преследовал одну цель — завлечь в Темпл-Герни Нэта Карвера и его белого дружка.

Когда они вышли из леса, Скейл повёл Джоша к ферме Херби Гудвилла. Гудвилл держал дорогих овец редких пород — некоторых ему подарил сам принц Уэльский. Ферма, по мнению Скейла, располагалась очень удобно — близко к лесу, и мимо загона проходила дорожка в начальную школу Темпл-Герни, что целиком и полностью способствовало желанию Скейла нагнать ужас на жителей маленького городка.

У бедных овец не было ни единого шанса. От жадности вервольфы уничтожили всё стадо. То, что не могли съесть, перебрасывали через стену, чтобы окровавленные части животных сразу бросились в глаза тем, кто утром появится на дорожке.

— Завтра милым малышкам будет о чём поговорить, — пробурчал Скейл, держа во рту гвозди, — он приколачивал несколько отгрызенных овечьих голов к стене под школьными часами, которые показывали начало четвёртого.

* * *

Джош Фиркин толком не понял, что же вдруг так подействовало на все его органы чувств. После фермы Скейл привёл его в большое загородное поместье, расположенное в Восточной долине с видом на Бристольский залив. Джош чувствовал какой-то удивительно экзотический запах, испорченный вонью кошачьей мочи. Он радостно последовал за Скейлом, с лёгкостью перемахнув через высокую стену поместья.

Лукас Скейл хотел, чтобы его новый рекрут сохранял спокойствие. И очень не хотел, чтобы Джош свихнулся и повёл себя неадекватно, что могло привести к непоправимым увечьям. В конце концов, дело им предстояло иметь не с глупыми овцами. И едва стена осталась позади, перед ними, появившись словно ниоткуда, возникли две тёмные тени. Сторожевые собаки!

Шансов противостоять вервольфам у доберманов было не больше, чем у овец. Они впервые столкнулись со зверями, превосходящими их по всем параметрам, и слишком поздно поняли, что с вервольфами не справиться. Они испытали настоящий шок, когда Скейл и Джош, действуя синхронно, разинули пасти, сверкнув зубами. Одному доберману удалось увернуться, и он, скуля, кинулся бежать со всех лап. Второй допустил фатальную ошибку. Поскользнувшись на мокрой траве, он прямиком угодил в челюсти Лукаса Скейла.

Очистив путь, Скейл повёл Джоша за фермерский дом, к яблоневому саду. Скейл крайне уважительно относился к животным, которых собирался использовать на этом этапе своего плана. Склонив свою ужасную голову, он отвратительно улыбнулся, его клыки чуть поблёскивали в слабом лунном свете. Он слышал низкое рычание животных в клетках. Конечно же они чувствовали приближение других хищников.

Эти животные жили (точнее, доживали последние минуты) в частном зоопарке старого рок-певца, уже ушедшего с эстрады. Скейл тщательно подготовил операцию. Он ещё заранее перегрыз провода охранной сигнализации и аварийного освещения. Да, Скейл получил удар электрическим током и обжёг пасть, но поджаренный язык — не такая уж высокая цена за успех. В отдельно стоящем, украшенном каменной резьбой здании жили четыре белых тигра, весом от четырёхсот до тысячи фунтов. Собственно, если бы Скейла поставить рядом с ними — но такого желания у него не возникало, — выглядел бы он как котёнок, только очень уродливый. Выпустить их на свободу не составляло труда. Не хотелось только стать их первой жертвой. Чтобы этого избежать, Скейл натаскал к клеткам свежего мяса — пусть тигры, выйдя из них, немного перекусят. Скейл чувствовал, что продумал всё до мелочей.

— О-о-о-о-о-х, о-о-о-о-х, о-о-х, о-о-х! Ах-ах-ах-ах-ах! О-О-О-Х, О-О-О-О-Х, О-О-О-Х! В-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Скейлу едва не пришлось справить малую нужду. Откуда этот дьявольский шум? Словно звучание самой большой в мире вузузелы наложили на рёв стада взбесившихся моржей. Он повернулся к Джошу, на волчьей морде которого читался ужас.

А шум не утихал.

— О-О-О-Х! О-О-О-О-Х, О-ОО-Х!!! В-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Шум буквально сводил с ума. Но уже в следующее мгновение Скейл расслабился. А будь он в человеческом облике, рассмеялся бы. Ну конечно!

Он направился к источнику шума. Джош последовал за ним. В большой клетке сидели шесть обезьян, размером не больше человеческого ребёнка. Они унюхали незваных гостей и заорали, как баньши. Бабуины. Лукас обошёл клетку, гипнотизируя обезьян глазами цвета расплавленного металла. Джош с восхищением наблюдал, как под взглядом Скейла бабуины разом прекратили орать. Потом сбились в кучку, переплели лапы и хвосты и крепко заснули. Скейл мысленно похлопал себя по плечу и направился к клеткам с тиграми.

Запах мочи усилился до такой степени, что у Джоша заслезились глаза. Когда двери клеток распахивались, тигры какое-то время пребывали в замешательстве, но скоро запах приманки заставлял их забыть обо всём. Огромный самец махнул хвостом и зарычал, продемонстрировав крепкие зубы. Потом все они набросились на мясо. Скейл чуть не прыгал от радости.

«Проголодавшись, они сами начнут искать добычу», — сказал он себе и велел Джошу следовать за ним. Посмотрим, умеют ли жители Темпл-Герни бегать, причём бегать быстро.

* * *

Джош Фиркин не обнаружил признаков усталости, что вполне устраивало Скейла. Самая сложная работа ждала впереди, и Скейл немного нервничал.

Теперь их путь лежал к церкви Святого Мирддина, которая находилась на полпути между Темпл-Герни и Темпл-Кросс. Скейл неуклюже перебрался через древнюю стену, огораживающую церковный двор, и Джош последовал за ним, разочарованно принюхиваясь.

Но унюхать вервольф смог только останки мёртвых. Зачем же его привели на кладбище? Он с интересом наблюдал, как Лукас Скейл достаёт маленький матерчатый мешочек, перевязанный зелёной нитью. Неуклюжими лапами Скейл развязал мешочек. Джош нетерпеливо ждал. Его господин посыпал чёрным порошком некоторые из свежих могил. Чернее этого порошка Джош ничего не видел. Земля жадно всасывала его в себя. Когда мешочек опустел, Лукас Скейл растворился в тенях, и Джош вновь пошёл за ним — как верный щенок.

Глава 6

Я видел мёртвых

— Я видел мёртвых, — мрачно изрёк Джо Уэдлок. Его дочь оторвалась от гренка с мармеладом и удивлённо посмотрела на него.

— Я знаю, папа. Потому что ты — директор похоронного бюро.

— Я не в этом смысле, — покачал головой Джо. — Я их похоронил, а потом… увидел снова.

Двенадцатилетняя Гармония Уэдлок пристально смотрела на отца.

— Ты хочешь сказать…

Джо кивнул:

— Прошлой ночью я видел миссис Бримбл. Мельком, но точно знаю, что это была она.

— Откуда? — спросила Гармония, её синие глаза широко раскрылись.

— Потому что на ней была та самая ужасная красная шляпа, — терпеливо объяснил Джо, — которую она обычно носила по воскресеньям.

— Минуточку, — Гармония вроде бы нашла объяснение, — ты её видел после того, как вышел из «Забитой овцы» или раньше?

— После, — потупившись, признался Джо, — но насчёт шляпы я не ошибся. Точно её.

— Но разве миссис Бримбл не похоронили до Рождества? — спросила Гармония.

Отец мрачно кивнул:

— Да. И я помню, что из-за снега и льда мы зарыли её не очень глубоко.

Отец и дочь в ужасе переглянулись.

Гармония прикусила губу.

— Мёртвые обычно не поднимаются из могил и не ходят, даже в Темпл-Герни… Если только…

Отец печально покачал головой:

— Я видел не только её.

Гармония перегнулась через стол и пощупала его лоб.

— Мм-мм… температуры вроде бы нет.

— Я видел миссис Ринг, — гнул своё Джо, — и мисс Бессант, которая работала на почте. Думаю, надо дать знать об этом Биллу Бичгуду. Похоже, у нас опять объявились вампиры.

— Больше похоже на зомби, — вздохнула Гармония. — Пожалуйста, передай мне сок, папа.

* * *

Херби Гудвилл не злился так с того самого дня, когда правительство предложило ввести десятипроцентный налог на сидр. Ночью кто-то перебил его породистых овец, всех до единой. Куски мяса валялись на тропинке, которая вела к начальной школе. Внутренности свисали с залитого кровью забора. Головы овцам оторвали, некоторых изгрызли, а потом разложили вдоль тропинки. Херби подумал, что всё это похоже на творение какого-то свихнувшегося художника вроде Дэмьена Хёрста.[7]

Мисс Бу (сокращенно от Будасии) Седжмур, директор начальной школы Темпл-Герни — высокая женщина с мелкими и острыми зубами и прядью седины в волосах, напоминавшей «бомбу», сброшенную большой птицей, — восприняла случившееся с тем спокойствием, с каким она всегда встречала неожиданное, и быстро провела детей через бойню, стараясь не запачкать кровью свои новые замшевые туфли.

— Всё хорошо, дети, покажите, что вы храбрецы, — нервно говорила она. — Осторожно, Адам. Не наступай в… ох! Слишком поздно, дорогой. Ничего, отстирается. Ох, Себастьян! Мэттью… не надо… не надо это трогать!

Как же она потом гордилась тем, что её маленькие подопечные прошли по дорожке колонной по одному, сжимая контейнеры с ленчем и распевая школьный гимн высокими (пусть и чуть дрожащими) голосами.

— Разумеется, мои дети не такие, как все остальные, — делилась она с Биллом Бичгудом, который помогал ей снимать со стены овечьи головы, прибитые гвоздями под школьными часами. — Они — дети Темпл-Герни.

* * *

Сержант Билл Бичгуд особенно не удивился, когда всё опять пошло наперекосяк. Он родился в том самом коттедже, где и жил до сих пор. Отличный полицейский, Билл не раз получал предложения о переходе в другое место с повышением в должности, но всегда отказывался, чтобы приглядывать за жителями Темпл-Герни, большинство которых знал всю свою жизнь. Как и многие жители этого необычного маленького городка, он родился с шестым чувством — осведомлённостью о существовании ОЧЕНЬ ПЛОХОГО, а потому знал, что во всём мире случается много плохого, особенно в наши дни.

И когда мисс Бу позвонила ему, он сразу понял, с чем имеет дело. Он не располагал ни экспертами-криминалистами, ни жёлто-чёрной полицейской лентой, ни силовой поддержкой. Билл Бичгуд мог полагаться только на себя да на своего констебля, которому ещё предстояло научиться не блевать на месте преступления. «И к чему всё это ведёт?» — думал Билл Бичгуд. Он прекрасно знал, кто всё это сделал. И поделиться этой новостью в Темпл-Герни мог только с одним человеком. Остальные находились в Лондоне. В «Ночной вахте».

* * *

Пока сержант Бичгуд разговаривал по телефону с Квентином Кроуном — и разговор получился долгим, — Том Дэвис, хозяин «Забитой овцы», готовился открыть своё заведение на ленч. После исчезновения его сына, Тедди, на сердце Тома словно лёг большой камень. Конечно, Тедди никого не слушался и дерзил. Некоторые говорили, что по таким парням плачет тюрьма, и Том иной раз, размышляя непредвзято, соглашался с ними. Но Тедди оставался его сыном, и он не видел его почти год. А после того как от него ушла жена, Тому оставалось только одно — работа в пабе, что он и делал, хотя зима выдалась тяжёлой: многие из постоянных клиентов уехали. Темпл-Герни в эти дни всё более напоминал город-призрак. Завсегдатаи у Тома всё ещё оставались, но с наступлением темноты редко кто из них заглядывал в паб.

Том как раз засыпал мелочь в кассовый аппарат, когда громкий удар заставил его поднять голову. Стучали, насколько мог понять Том, в запертую дверь.

Послышался новый удар, и Том чуть улыбнулся.

— Достаточно, Скиннер! — крикнул он. — Умерь пыл. Ты пришёл на пять минут раньше.

А потом — и вы наверняка узнали бы эти звуки, если когда-нибудь держали в руках кошку, — послышалось царапанье, словно гигантские когти прошлись по деревянной двери. Том Дэвис нахмурился и перестал насыпать мелочь в кассовый аппарат. Царапанье стихло. Том глянул на часы. Послышался очередной удар и топот многочисленных ног, словно Скиннер рвался в паб не один, а с компанией, и им всем не терпелось пропустить по паре кружек пива.

— Хорошо, хорошо. — Том открыл калитку у стойки. — Уже иду.

Он отключил охранную сигнализацию, открыл замки. Лукасу Скейлу оставалось только пожалеть о том, что он не присутствовал у паба в этот знаменательный момент и не увидел изумления, отразившегося на мясистом лице хозяина заведения. Но изумление уступило место ужасу, когда на Тома Дэвиса прыгнул тигр, одержимый только одним чувством — голодом.

* * *

Чуть позже полуночи Гармония Уэдлок вылезла из кровати, чтобы открыть окно. От увиденного в палисаднике у неё перехватило дыхание. Там стояли, глядя на неё снизу вверх, ожившие мертвецы Темпл-Герни.

Собралось их не меньше двадцати, и некоторые, судя по их внешнему виду, покинули этот мир довольно давно. Гармония увидела и миссис Бримбл, в её отвратительной красной шляпе, и Джуни Ринг, которая регулярно сидела с Гармонией, если её родители куда-нибудь уходили, заплетала ей косы и давала перед сном горячий шоколад. Гармония любила Джуни и плакала, когда та умерла. Но теперь Джуни Ринг смотрела на Гармонию голодным взглядом, словно хотела её съесть. Мисс Бессант, работавшая на почте, при жизни не обидела и мухи, но теперь она тоже не сводила с Гармонии голодных глаз, как, впрочем, и все остальные, собравшиеся в палисаднике у дома Уэдлоков.

Гармония подумала, что самое ужасное, самое страшное — это их неподвижное стояние в палисаднике. Они не шевелились — только смотрели. Гармония тщательно закрыла окно и позвала единственного человека, к которому обращаются в подобной ситуации:

— ПА-А-А-А-А-ПА!

Глава 7

Пожар

— Если вы пойдёте в лес, вас ждёт большой сюрприз, — пропел Лукас Скейл на удивление приятным баритоном. Тем не менее едва ли кому захотелось бы слушать эти слова, разносящиеся по пещере примерно в двухсотый раз. Вот и Джош Фиркин накрыл голову подушкой в безуспешной попытке заглушить пение Скейла.

Скейл радовался, как свинья, отыскавшая особенно глубокую лужу. Он знал, что его стараниями Темпл-Герни оказался на грани хаоса, и очень скоро проведённая им подготовка и тяжёлая работа принесут желаемый результат. Он также знал, что в самое ближайшее время Хеллборин-Холт вновь обыщут мужчины в штатском, прибывшие из Уайтхолла. Но в подземельях хватало мест, где мог бы спрятаться волк, а Скейл обосновался в пещере, которая находилась под самым глубоким из тоннелей Хеллборин-Холта и не значилась ни на каких схемах.

Последние дни он занимался обеспечением связи с внешним миром. Шансы рекрутировать новых вервольфов в Темпл-Герни были близки к нулю: после распространения слухов о проекте «Протей» в городе остались только те, кто здесь родился и вырос. И эти люди запирали двери на все замки и не выходили из дома с наступлением темноты. Но Скейлу всё же удалось выйти на след нескольких вервольфов, которых он рекрутировал в прошлом, и с помощью гипноза он убедил их присоединиться к нему в его подземном убежище.

Он последовательно реализовывал намеченный план и ещё на шаг приблизился к тому, чтобы заманить волвенов в Темпл-Герни. Чего он ещё не сделал, так это не приступил к поискам головы Бафомета. Демон спроецировал образ реликвии, чтобы Скейл смог его запомнить. В своё время Скейл видел запылённый, древний рисунок головы и знал, как отвратительно она выглядит. Теперь же демон воспроизвёл её так ярко и точно, что Скейл понял: голова Бафомета — само олицетворение зла.

Но, прежде чем выполнить приказ демона, он собирался сделать кое-что ещё, и сделать в одиночку, без помощи Джоша Фиркина. Дело это было сугубо личное — он не хотел привлекать посторонних: Скейл собирался поджарить дедушку и бабушку Нэта Карвера.

* * *

Высоко в небе луна едва пробивалась сквозь туман, но сверхъестественное зрение Скейла позволяло ему легко отыскать дорогу между деревьев, ведущую к небольшой поляне. Его автомобиль, старая модель неопределённого цвета, стоял в сарае-развалюхе. Скейл пребывал в превосходном настроении и сожалел, что не может петь, как в пещере. Волчья пасть совершенно для этого не подходила, как и для поцелуев, хотя, логично предположил Скейл, едва ли кому захотелось бы его поцеловать. Но — чёрт побери! — всё равно его настроение было превосходным.

Немного раньше он заставил Джоша проникнуть в фермерский дом и украсть две канистры бензина. Теперь он загрузил их, вместе с сухими ветками и поленьями, в багажник, неуклюже влез на водительское сиденье и захлопнул дверцу.

— А-А-А-А-РГХ! — взревел Скейл и тут же распахнул дверцу, корчась от боли — даже слёзы брызнули из его оранжевых глаз.

По рассеянности он забыл про многострадальный хвост и защемил его дверцей. Всё ещё поскуливая, Скейл завёл двигатель. Превосходное настроение стало уже не таким превосходным.

Он ехал сквозь туман, не зажигая фар, полностью полагаясь на своё зрение, направляясь по проселочной дороге к Темпл-Герни. Как он и рассчитывал, по пути ему не встретилось ни одной машины. Его интересовал второй коттедж по Камелия-лейн, и он порадовался, заметив, что в окнах — ни огонька: означало сие, что хозяева легли спать.

Луна спряталась за облаками, и палисадник дома номер 11 по Камелия-лейн окутала тень, когда Скейл крался по дорожке. Калитка за его спиной громко хлопнула, и он застыл как памятник, но ни в одном окне не зажёгся свет и никто не вышел из дома, так что Скейл успокоился и продолжил путь. Когда он открыл канистры с бензином, ноздри его раздулись — запах был отвратительным, но такая мелочь не могла его остановить.

Он быстро облил бензином все оконные рамы. А чтобы никто не выбежал из дома, навалил сухих веток и поленьев у дверей парадной и чёрного хода. Покончив с этим, осмотрел результаты своей работы и остался доволен: несмотря на спешку, он сделал всё качественно. Ему не хотелось признаваться, но он побаивался бабушку Нэта Карвера. Однажды она взяла над ним верх, и он не испытывал ни малейшего желания вновь столкнуться со старой ведьмой.

Похлопав по карманам лапообразной рукой, Скейл выругался. Он забыл прихватить с собой спички.

И пытался успокоиться, когда услышал за спиной щелчок. Тревожно оглянувшись, он увидел сине-жёлтый огонёк зажигалки, так близко, что обуглились несколько волосков.

— Случайно не это ищите?

Крышка зажигалки захлопнулась, но глаза Скейла только через несколько мгновений приспособились к темноте.

— Возьмите. — Зажигалка оказалась в мохнатой лапе Скейла. — Оставьте себе.

Отвратительная физиономия Скейла расплылась в улыбке.

— Я тебя знаю, — прорычал он.

— Естественно, — ответил Тедди Дэвис, его зубы блеснули в темноте. — Вы же меня создали.

Они вместе наблюдали, как горит дом.

* * *

На Мидл-Темпл-лейн Нэту Карверу приснился очередной яркий кошмар о доме его бабушки и дедушки в Темпл-Герни. А начинался сон так хорошо. Он находился в своей спальне на чердаке. Его окружали постеры «Доктора Ху»[8] и книжные полки, которые смастерил Мик. Но где-то в глубине подсознания он понимал, что повторяющиеся сны (в его случае) — предупреждение об опасности.

Голова болела, в горле пересохло, глаза щипало, и в комнате было очень уж жарко. В этот момент он обычно вырывался из кошмара и ударялся головой о приснившиеся книжные полки. Но в эту ночь кошмар продолжился: из-под двери появились щупальца дыма — словно пальцы призрака.

«Это не кошмар, — подумал Нэт, подбегая к окну. — Всё происходит в реальной жизни!»

Глава 8

Иона де Гурни

Нэт влетел в комнату Вуди.

Тот в удивлении вытаращился на потного, растрёпанного подростка.

— Где пожар? — спросил Вуди. Потом увидел выражение лица Нэта. — Что случилось?

— Там! — выкрикнул Нэт. — Пожар! Я только что видел! Я…

— Помедленнее, — попросил Вуди. — Глубоко вдохни и объясни, что происходит.

— Мои бабушка и дедушка… — ответил Нэт. — Я… я думаю, они мертвы.

* * *

Когда Нэт и Вуди прибежали в кабинет Квентина Кроуна, тому как раз звонили с места преступления. Лицо Кроуна посерело, пока он слушал Билли Бичгуда, а мальчишки ждали, охваченные предчувствием дурного, с трясущимися руками. Наконец Кроун положил трубку. Нэт подумал, что босса сейчас вырвет.

— Я не знаю, что вы почувствовали, но сержант Бичгуд ответственно заявляет, человеческих останков на Камелия-лейн не обнаружено, — сообщил им Кроун.

Нэт ощутил, как подгибаются его колени.

— Вы уверены в этом? — спросил он.

— Абсолютно, — твёрдо ответил Кроун. — Более того, Иона де Гурни подтвердила, что ни Эпл, ни Мика не было в доме, когда начался пожар.

Заметив печаль на лице Нэта, Кроун обнял подростка, одновременно подтянув к себе и Вуди. Мальчишки с благодарностью приникли к нему.

«Господи», — подумал Кроун. В такие моменты ему приходилось бороться с совестью. Ведь именно из-за него Нэту и Вуди грозили силы зла. Именно он, Квентин Кроун, убедил их присоединиться к «Ночной вахте».

— Это поджог? — спросил Нэт и высморкался.

Кроун кивнул:

— Боюсь, именно так.

— Бабушка всегда боялась, что Скейл провернёт что-то подобное, и теперь это случилось. — Нэта переполняла горечь. — Им следовало уехать оттуда. Зря я на этом не настоял.

— Ты за это ответственности не несёшь, — покачал головой Кроун. — И пока мы не знаем наверняка, что это был именно Скейл.

— А кто ещё мог совершить… такое ужасное преступление? — спросил Вуди.

— Нет, это точно он, — кивнул Нэт. — Он охотится на меня. Всегда на задворках моего сознания, всегда в моих кошмарах.

— Он хочет добраться до тебя, — согласился Вуди. — И проделывает всё это, чтобы заманить тебя домой. В Темпл-Герни.

— Я думаю, ему нужны мы оба, — уточнил Нэт. — Но я должен вернуться туда, даже если ты не поедешь со мной. Я хочу убедиться, что бабушка и дедушка в безопасности.

— Нет! Давайте подождём дальнейшего развития событий, — предложил Кроун. — Возможно, ещё рановато…

— Если Нэт поедет, я — с ним, — твёрдо произнёс Вуди.

* * *

После ленча, прошедшего в тягостной атмосфере, Квентин Кроун получил сведения, которых ждал. Закодированный телефонный звонок подтвердил страхи Нэта: за поджогом стоял Скейл.

Кроун ушёл из штаб-квартиры, чтобы встретиться с леди Ионой де Гурни — она всегда и во всём поддерживала «Ночную вахту». Дорога заняла лишь несколько минут, и он надеялся, что в это время дня найдёт Темпл-Чёрч такой же тихой и безлюдной, как и всегда.

Слава богу, что в церкви была лишь горстка туристов! Настроение Кроуна чуть поднялось — такая красота и покой царили внутри. Как бы сильно облака ни затягивали небо, древний интерьер, казалось, излучал мягкое, неземное сияние. Оно всегда потрясало Кроуна, его охватывало волнение. Очень уж явным казалось присутствие здесь духов давно умерших рыцарей-тамплиеров, легендарных монахов-воинов, которые спроектировали и построили эту церковь. Квентин Кроун не отличался богатым воображением, но, оглядывая это круглое здание, он мог поклясться, что в него вливается их сила.

Иону он заметил без труда. Она стояла в стороне от остальных туристов, всматриваясь в каменные изваяния рыцарей-тамплиеров, лежавших у её ног.

— Иона, — мягко позвал он.

— Я подумала, какими они были замечательными. — Леди Иона де Гурни показала на каменных рыцарей. — И сейчас они выглядят так, словно готовы встать и взяться за оружие.

Хотя Квентина Кроуна и радовала новая встреча с Ионой, лицо его оставалось серьёзным.

— Да, — он легонько поцеловал её в щёку, — они действительно выглядят так, будто ждут сигнала.

— Чтобы выйти на последнюю битву. Ты для этого позвал меня?

Кроун кивнул:

— Мне нужна твоя помощь.

Иона увидела в глазах Кроуна что-то похожее на отчаяние и испугалась. Любой, кто посмотрел бы в их сторону, увидел симпатичного, чуть сутулого мужчину в отлично скроенном костюме, увлечённого разговором с женщиной, которая выглядела так, словно сошла со страниц учебника или приехала со съемочной площадки исторического фильма.

— Ты сказал по телефону, что у Нэта было предчувствие пожара. Это правда? — спросила Иона.

Кроун кивнул:

— Ему приснилось, что он вновь находится в доме Мика и Эпл на Камелия-лейн. Его спальня пылала.

Иона поморщилась:

— Бедный Нэт, он несёт такую ношу!

— Он видел и Скейла, — добавил Кроун. — Его астральную проекцию.

— Этому Скейла, несомненно, научил демон. — Иона содрогнулась. — Лукас Скейл уничтожает Темпл-Герни. Это уже город-призрак. Люди уходят оттуда толпами, и ночью… ночью на другой стороне долины я снова слышу вой.

Кроун тяжело вздохнул:

— Дом поджёг Лукас Скейл. Для того чтобы заманить Нэта и Вуди в Темпл-Герни.

Иона нахмурилась:

— Ты знаешь, что это Скейл? Я хочу сказать: да, действительно, он на такое способен, но Нэт видел именно его в своём сне?

— Я знаю, что дом поджёг Скейл, — мрачно ответил Кроун, — потому что Тедди Дэвис рассказал мне об этом. Он с ним был.

Иона кивнула:

— Что ж, логично. Последний раз я видела Тедди, когда его показывали в новостях. Если меня не подводит память, он плакал.

— Он… э… он работает на меня, — признался Кроун.

— Тедди Дэвис — агент «Ночной вахты»? — вырвалось у Ионы. Она тут же понизила голос — на них начали оглядываться люди. — Не знаю, хорошая ли это идея, Квентин. По-моему, он слишком бесшабашен, чтобы принести пользу «Ночной вахте».

— Тедди несколько месяцев прослужил в спецназе, — заверил её Кроун. — К сожалению, он дезертировал, потому что не любил рано вставать. Я вышел на его след, и он согласился на нас работать.

На лице Ионы всё равно отражалось сомнение.

— Если Тедди Дэвис может дать показания, что пожар — дело рук Скейла, почему бы не послать полдесятка агентов «Ночной вахты», чтобы привести его в суд? Конечно же у тебя достаточно улик, чтобы навсегда оставить его за решёткой. Тедди наверняка знает, где нора Скейла.

— Когда ты услышишь, что он уже выяснил, ты поймёшь почему, — ответил Кроун. — И… э… Нэт и Вуди не знают о Тедди. Пока, во всяком случае, не знают.

— Ты должен им сказать, — заявила Иона. — И чем раньше, тем лучше. Они всё равно это почувствуют.

Квентин Кроун потёр подбородок и вздохнул.

— Я просто подумал, что Нэту лучше этого не знать, хотя бы некоторое время. Всё-таки Тедди Дэвис стоял и смотрел, как Лукас Скейл сжигает дом его бабушки и дедушки.

— И всё равно они должны знать, — настаивала Иона. — Если ты не хочешь, я скажу об этом Нэту сама.

Крон улыбнулся ей и благодарно кивнул.

— Тедди в очень щекотливом положении. Ему надо было произвести самое хорошее впечатление на Скейла, чтобы не вызвать у него подозрений. Он не пощадит Тедди, если узнает, что тот — информатор.

Иона скривилась:

— Я сделаю всё, чтобы помочь. Скажи только, неужели всё так плохо?

Кроун замялся.

— Плохо, насколько это возможно, — ответил он. — Сведения, полученные от Тедди Дэвиса, крайне тревожны. Лукас Скейл теперь работает не в одиночку. Он собрал других вервольфов, чтобы они помогли ему подняться на вершину власти. Более того, вместо того чтобы отдать душу демону, Скейл заключил с ним новую сделку. Он пообещал что-то найти для демона, какую-то древнюю реликвию, которая может уничтожить человечество. Если Скейл и его вервольфы её найдут, мне придётся отнять у него эту реликвию и хранить у себя.

Иона смотрела на него.

— Но нужно ли привлекать к этому Нэта и Вуди? Вроде бы ты пообещал матери Нэта никогда больше не подвергать его опасности.

— Пообещал, — опечалился Кроун. — Но эта… эта реликвия, за которой охотится Скейл… без сверхъестественных способностей её не найти. И в «Ночной вахте» только Нэт и Вуди обладают ими. Должен напомнить тебе, что в принципе, если исключить Тедди, кроме них все наши агенты — обыкновенные люди.

— Значит, помимо выполнения задания демона, Скейл проворачивает и свои дела. — Иона словно говорила сама с собой. — Он по-прежнему хочет отомстить Нэту и Вуди, но также желает поучаствовать в реализации планов демона. Ты не знаешь, что это за реликвия?

Кроун огляделся, чтобы убедиться, что рядом никого нет.

— У неё много названий, но ты узнаешь то, которое дали ей тамплиеры, — ответил он шёпотом. — Демон хочет, чтобы Скейл нашёл ему голову Бафомета.

Иона ахнула, её зелёные глаза затуманились.

— Значит, он планирует нечто чудовищное.

Кроун кивнул:

— История доказывает: если эмиссар ада, вроде демона Скейла, остаётся на земле достаточно долго, мир ждут ужасные потрясения — Первая мировая война, Вторая мировая война, Косово, гражданская война в Руанде, вторжение в Ирак… Список можно продолжать и продолжать.

— Но никто не знает, где находится голова Бафомета или даже существует ли она вообще, — заметила Иона.

— Как утверждает Тедди, Скейл уже нашёл некоторые зацепки, — ответил Квентин Кроун. — И если голова Бафомета всё-таки существует, моя задача состоит в том, чтобы Нэт и Вуди добрались до неё раньше Лукаса Скейла.

* * *

Нэт и Вуди аж запрыгали от радости, увидев Иону в штаб-квартире «Ночной вахты». Нэт тут же спросил об Эпл и Мике.

— Где они? Мои мама и папа знают, что происходит? Им известно, где дедушка и…

— Не волнуйся. — Губы Ионы изогнулись в улыбке. — Если тебя интересует Эпл и Мик, надо спрашивать, не в каком они месте, а в каком времени.

Нэт ахнул:

— Они отправились в прошлое?

Глаза Ионы блеснули.

— В настоящий момент они в поселении викингов, учат строить их оросительные системы и вязать узлы. Примерно в 1016 году. Они отлично проводят время.

— Откуда вам это известно? — подозрительно спросил Нэт. Ему приходилось путешествовать во времени, и далеко не всегда всё получалось гладко. Иногда он отправлялся в другое время, даже если не хотел этого, а случалось, после такого путешествия его рвало до посинения.

— Но ты же знаешь свою бабушку, — уклончиво ответила Иона. — Она может путешествовать где угодно.

— Если на то пошло, не знаю, — ответил Нэт. — Думал, что знаю. Но как только началась эта история с волвеном, со свободным временем у меня стало туго. Она… она всегда была несколько…

— Магия! — улыбнулась Иона. — Она владеет магией, твоя бабушка.

Глаза Фиш широко раскрылись.

— Так она… как ведьма? — спросила девушка, стремясь не показаться слишком любопытной. Она уже кое-что слышала об Эпл Смит.

— Она — не как, — сухо ответила Иона, — а самая настоящая.

«Ну и семейка, — подумала Фиш. — Бабушка — ведьма, внук — оборотень, оба могут путешествовать во времени. И что ещё я о них узнаю?»

— Так они не знают о пожаре? — спросил Нэт.

Иона покачала головой:

— Нет смысла портить им путешествие. Они не находили себе места после вашего отъезда. А после того что случилось в Темпл-Герни, очень многие их друзья разъехались.

— А что именно там происходит? — спросил Нэт. К его любопытству примешивался испуг. Он подозревал, что речь идёт о чём-то очень плохом.

— Хаос, — просто ответила Иона. — Билл Бичгуд уверен, что на овец Херби Гудвилла напали ликантропы, но нам нужно, чтобы вы с Вуди это подтвердили, основываясь на ваших волвенских способностях. Что же касается сбежавших тигров, то они, скорее всего, спрячутся в лесу и в город не вернутся. Квентин договорился с Биллом, что вы уже завтра будете в городе и проведёте там расследование. Но… — она замялась, — мёртвые овцы и сбежавшие тигры — не самое худшее.

Глава 9

Чучела

ТЕМПЛ-ГЕРНИ

Добро пожаловать в город

Пожалуйста, берегите нашу природу

Когда Нэт последний раз видел этот щит, приветствующий гостей на въезде в город, кто-то чёрным маркером написал на нём слова: «Породнённый с Луной». Теперь надпись практически стёрлась, от неё осталось несколько едва заметных полосок.

В город они приехали в прекрасный день — один из тех, когда со всех сторон доносится гудение газонокосилок, а люди гуляют по улицам, наслаждаясь погодой. Но весна в этом году пришла поздно, и Нэт обратил внимание, что вдоль дороги нет привычных кадок с яркими летними цветами. То ли никто не удосужился поставить кадки, то ли цветы так перепугались, что не захотели вылезать из земли. Из транспортных средств им встретились только пара тракторов да большой фургон для перевозки мебели: ещё одна семья покидала город, не оглядываясь назад. Пока они ехали по улицам, Нэт заметил у многих домов на лужайках таблички с надписью «ПРОДАЁТСЯ». Хватало и домов без табличек, но с окнами, забитыми досками, — в них никто не жил.

Высокая улица выглядела обшарпанной (её никто не украсил цветами), а перед маленькими бистро и кафе не стояли столы и стулья. Зато хватало плакатов с чёрно-белыми фотографиями пропавших подростков. Их трепал лёгкий ветерок. Старики не играли в шахматы на ярмарочной площади, как это всегда бывало в тёплые дни. Собственно, площадь они нашли совершенно пустой, если не считать странной старушки в жуткой красной шляпе, которая пересекала её, пьяно пошатываясь.

В Темпл-Кросс к двери паба «Забитая овца» прикрепили лист бумаги с надписью «ЗАКРЫТО ДО ПОСЛЕДУЮЩЕГО УВЕДОМЛЕНИЯ».

Вуди, который всегда плохо переносил длительные поездки и держал под рукой гигиенические пакеты, в человеческом облике чувствовал себя всё-таки получше, чем становясь волвеном. Всю дорогу по шоссе М4 он просидел на переднем сиденье, высунув голову в окно. Когда «мерседес» Ионы подкатил к воротам Мид-Лодж, он обратился в волвена, оставив груду одежды, и остаток пути пробежал на четырёх лапах, безмерно радуясь тому, что вырвался из ограниченного пространства салона автомобиля. По его мнению, более худшего способа путешествовать человечество ещё не придумало.

Фиш, напротив, наслаждалась поездкой. Нэт рассказывал ей об их первой встрече с Ионой, и теперь она сама оказалась в доме Ионы де Гурни. Впервые в жизни агент Фиш попала в дом волшебницы, и её поразило безупречное чувство вкуса леди Ионы. Кто бы мог подумать, что средневековый дом может выглядеть таким стильным? Следуя за «мерседесом», медленно поднимающимся по дуге подъездной дорожки к Мид-Лодж, Алекс Фиш так восторгалась увиденным, что иной раз забывала дышать.

«Это же замок! — сказала она себе. — С башенкой и всем прочим!»

В самом доме она пришла ещё в больший восторг. Следом за Нэтом и Вуди девушка вошла в огромную гостиную Ионы, которая в Средние века наверняка служила банкетным залом. Камин, вырубленный в каменной стене в дальнем конце комнаты, по своим размерам чуть уступал городской квартире Фиш, и она могла представить себе, как сотни лет тому назад в нём на пиру зажаривали быка. В гостиной царила прохлада, а воздух благоухал летними ароматами — имбирём и куркумой, лавандой и жасмином, жимолостью и страстоцветом. Сотни, скорее тысячи книг стояли на полках, поднимающихся к самому потолку. В камине Фиш заметила двух дремлющих очень красивых сиамских кошек.

Нэт с улыбкой наблюдал, как Фиш погладила ту, что сидела поближе, и с недоумением на лице отдёрнула руку.

— Бррр, — пробормотала она.

— Чучело. — Улыбка Нэта стала ещё шире. Он точно так же попался на эту хитрость, оказавшись в доме Ионы в первый раз. Потом улыбка сползла с его лица, уступив место страху. «Минуточку, тогда в камине сидела одна кошка. Значит…»

— Это Клодия, — подтвердила Иона. — Увы, Нэт, она была такой старенькой. Но по крайней мере я смогла оказать ей честь, сама набив её чучело.

— Э… да, конечно. — Нэт не знал, как на это реагировать.

Он помнил, что Клодия не отходила от него, когда он выздоравливал после нападения Лукаса Скейла, едва не стоившего ему жизни. Нэт не мог не улыбнуться, заметив выражение ужаса на лице Фиш.

Позже, после сытного обеда — тушёной курицы, зелёной фасоли, картофеля, поджаренного с розмарином и чесноком, пюре из золотистой брюквы с маслом и перцем и ревеневого шербета на десерт — Нэт, Вуди и Фиш, наевшись до отвала, последовали за Ионой в сад, где все уселись под перголой, наблюдая, как экзотические звери гуляют под предвечерним солнцем. Нэт конечно же заметил, что отсутствие цветов в Темпл-Герни не имело отношения к саду Ионы: здесь их хватало с лихвой. Некоторые он узнал, но другие, и он в этом не сомневался, попали сюда не только из других миров, но и из другого времени.

Алекс Фиш подумала, что пришло время обсудить их дальнейшие планы.

— Перед отъездом из штаб-квартиры «Ночной вахты» вы сказали, что есть кое-что и похуже тигров, — обратилась она к Ионе. — Что именно вы имели в виду?

Лицо Ионы потемнело.

— В последние несколько месяцев пропали пятеро подростков, и я думаю, что это работа Скейла. Он превратил их в новых ликанов. — Иона никогда не называла оборотней вервольфами, полагая это политически некорректным. — И появились сведения о том, что местных жителей терроризируют усопшие.

— Зомби? — спросила Фиш, её глаза заблестели.

Иона нахмурилась:

— Ненавижу этот термин. Я бы предпочла называть этих несчастных «живущими после смерти» или «лишенными вечного покоя». Но да, демон Скейла научил его поднимать из могил мёртвых так же, как и нежить.

— Значит, демон приложил к этому руку? — спросила Фиш.

— Боюсь, что да, — ответила Иона.

— Ох. — Нэт содрогнулся. — Что ещё нам нужно знать?

Иона глубоко вдохнула:

— Вы уже знаете, что благодаря демону Скейлу доступно астральное проецирование и вселение в разум и тело других.

— Что он и проделал с Кресент, — кивнул Нэт.

— И с глазом, — добавил Вуди. — Это было ужасно. Скейл использовал его, чтобы шпионить за нами.

— Но всё равно он получил своё, — удовлетворённо улыбнувшись, произнесла Фит.

— Мы знали, что он вернётся, — продолжал Нэт. — Он не остановится, пока… пока не избавится от меня.

— И от меня, — вставил Вуди.

Иона накручивала на палец прядь длинных вьющихся волос.

— К сожалению, нам противостоит не только Скейл. Он всего лишь часть чего-то более чудовищного.

— Продолжайте, — разом подобралась Фиш.

— Избавиться от меня и Вуди — это не всё. Чего, собственно, хочет Скейл? — спросил Нэт.

Иона кивнула:

— Мы знаем, что он помогает демону найти нечто невероятно разрушительное, и это нечто может означать конец света, уничтожение мира.

Алекс Фиш в испуге вскинула руку ко рту.

— Как пророчество в Библии?

— Армагеддон, — кивнула Иона. — Раньше Скейл с нами просто играл. Двойной агент, работающий на «Ночную вахту», располагает информацией, доказывающей, что Скейл помогает демону готовить глобальное уничтожение…

— Минуточку, — встряла Фиш. — Кто этот двойной агент? Я впервые о нём слышу.

Иона замялась:

— Это… Нэт и Вуди уже имели с ним дело. Квентин использовал его, чтобы внедриться в команду Скейла и докладывать о всех его шагах.

— Мы знаем его? — нахмурился Нэт. — Но… неужели? Вы говорите про Тедди Дэвиса?

Иона кивнула:

— Он также будет перевербовывать других вервольфов на сторону «Ночной вахты».

— И что на текущий момент выведал агент Дэвис? — В голосе Фиш послышались резкие нотки. Новость о появлении агента Дэвиса определённо ей не понравилась.

— Как я и говорила, — терпеливо продолжила Иона, — демону Скейла нужен пусковой механизм, чтобы привести в действие план по установлению глобального контроля. Скейл по его указанию ищет древний артефакт, считающийся утерянным многие сотни лет. Вы должны найти его раньше Скейла.

* * *

Когда Темпл-Герни окутала глубокая ночь, новые мёртвые поднялись из могил. Оставшиеся жители городка лежали в своих постелях, заперев двери на все замки, и слушали странные завывания, доносящиеся со стороны Восточного леса. С каждой ночью они становились громче и ближе. Нэт Карвер, лёжа в кровати, думал о Тедди Дэвисе. Алекс Фиш сидела у окна, крайне встревоженная. Появление на сцене двойного агента стало для неё сюрпризом. Почему Кроун ей ничего не сказал? И она не могла дозвониться до него, будто он избегал её. Оставалось лишь надеяться, что босс поступает правильно. Знает, что делает.

Глава 10

Мальчишки снова в городе

Херби Гудвилл, которому больше не принадлежали дорогие и редкие овцы, подозрительно оглядывал Нэта и Вуди. Нэт его не винил. Если бы их не сопровождал сержант Билл Бичгуд, фермер не уделил бы им ни минуты. От этого высокого, крепкого мужчины пахло тяжёлой работой, древним лосьоном после бритья и мятными пастилками.

— Не дури мне голову, Билл, — хмурясь, пробурчал Херби. — Я знаю, что с годами люди набираются опыта, но ты надо мной смеёшься.

— У этих парней есть опыт по части того, что здесь произошло, — коротко ответил полисмен.

Фермер посмотрел на Вуди, потом на Нэта. Нэт мог прочитать его мысли: «Чегобынизналиэтималенькиезасранцыонитолькоотнимутуменявремя», — и взглянул на Вуди. Тот едва заметно улыбался.

— Тогда пошли. — И Херби повёл их в загон. — Все мои овцы погибли, все до одной. — Похоже, он разговаривал сам с собой. — Наверное, мне нужна какая-то бумажка, чтобы обратиться за страховкой.

Нэт ткнул локтем Вуди. Его друг, подняв голову, принюхивался, ноздри мальчика быстро-быстро раздувались и сжимались. Хуже того, его глаза светились в сумеречном свете: облака висели чуть ли не у самой земли. По лицу Херби Гудвилла чувствовалось, что он тоже это заметил и теперь думает, что Вуди совсем ку-ку.

Фиш вела своё расследование, но она получила чёткие инструкции насчёт того, что можно, а что — нет.

— Херби Гудвилл понятия не имеет о существовании «Ночной вахты» и о том, кто мы, — сказали ей. — Он думает, мы из Министерства охраны окружающей среды. Если кто-то из вас станет волвеном, он перепугается насмерть, а ваша легенда будет раскрыта.

Нэт вновь ткнул Вуди локтем, уже сильнее, и сурово глянул на него. Опоздал! Херби Гудвилл попятился и придвинулся к Биллу Бичгуду, словно искал у него защиты.

Нэт и Вуди с грустью осмотрели пустой загон. Билл Бичгуд убрал останки овец, но везде остались пятна засохшей крови. Нэт закрыл глаза и попытался отсечь лишние звуки. Но день выдался шумным. Те, кто убил овец, смертельно напугали птиц и других животных, и они по-прежнему нервничали.

— Нам нужна тишина, — шепнул Билл. — Они пытаются выяснить, что здесь произошло.

— Я сказал тебе, что произошло, — сердито ответил Херби. — Сбежавшие тигры пришли сюда и убили их.

Нэт и Вуди услышали, увидели и унюхали всё, что им требовалось.

— Мне нужно переговорить с моими… э… моими помощниками, — повернулся к нему сержант Бичгуд.

Фермер пренебрежительно хмыкнул, словно говоря: «Те ещё помощнички», — но что-то в подростках заставило его отнестись к ним более уважительно. Он видел, как они осматривали пятна крови, как прислушивались, и, возможно, понял, что их усилия могут принести результат.

— Я просто хочу получить деньги по страховке, ничего больше, — повторил он.

— Ты их получишь, — заверил его Билл, — не волнуйся.

Когда же они отошли от фермера, Билл сразу задал вопрос:

— Тигры?

— Нет, — ответил Вуди. — Боюсь, что нет. Гораздо хуже. Скейл и как минимум ещё один.

Билл Бичгуд этого и боялся. Вздохнул.

— Мне только требовалось подтверждение. — Он подумал об овечьих головах, прибитых к стене под школьными часами. — Только очень умный тигр мог сообразить, как использовать гвозди и молоток.

* * *

Пока Билл Бичгуд ещё раз брал свидетельские показания у Херби Гудвилла, Нэта и Вуди пригласили в дом на чашку чая и кусок пирога. Угощала их мать Херби, миссис Неллинора Гудвилл, очень старая дама, от которой пахло корнеплодами, лошадиной мазью и фиксодентом.

Нэт пил чай. Внезапно почувствовал на себе взгляд пожилой женщины.

— У тебя есть зрение, не так ли? — В её голосе слышалось волнение.

— Простите? — Нэт покраснел.

— Второе зрение, — уточнила миссис Гудвилл и улыбнулась, продемонстрировав вставные зубы. — У меня оно тоже есть и было у моего отца.

— Э… — начал Нэт.

— Не волнуйся. — Миссис Гудвилл постучала пальцем по своему носу. — Я твой секрет не выдам. И твоего друга. Кто он у нас?

Нэт и Вуди нервно переглянулись.

Миссис Гудвилл похлопала их по рукам.

— В вас обоих есть нечто особенное. — Она переводила взгляд с одного на другого. — Ещё не могу понять, что именно, но пока буду стараться в этом разобраться, расскажу вам одну историю. Она произошла с моим отцом давным-давно.

Вуди просиял:

— Очень хорошо. Я люблю истории. Ваша про призраков?

— Нет, да возлюбит тебя Господь. — Неллинора хохотнула. — Гораздо более интересная, чем про призраков.

Чувствуя, что мальчишки проголодались, она отрезала им ещё по куску пирога и радостно рассмеялась, когда Вуди пустил слюни на стол.

— Случилось это ещё до моего рождения, сразу после Великой войны. В те дни мало у кого из жителей Темпл-Герни были автомобили, и мой отец приобрёл его одним из первых. Как-то безлунной ночью он ехал по главной дороге из Темпл-Кросса и что-то сбил. Он вылез из автомобиля и увидел, что на дороге лежит большая жирная зайчиха, просто красавица, с белой шёрсткой, вроде бы мёртвая. В наши дни зайцев здесь особо не увидишь, тем более белых. Отец поднял зайчиху, завернул в рубашку, чтобы не запачкать кровью сиденье, положил в машину и повёз домой, полагая, что из неё получится отличное жаркое.

Когда он приехал, зайчиха уже снова дышала и сидела, моргая. Выглядела она так, словно собиралась оклематься. Наш отец сразу передумал отправлять её в кастрюлю. Он укутал её одеялом, посадил перед камином и отправился спать. На следующее утро он спустился вниз… Вы никогда не догадаетесь, что он увидел.

— Зайчиха обратилась? — спросил Вуди, и его глаза сверкали, как два топаза.

Неллинора Гудвилл повернулась к нему и радостно кивнула:

— Да, обратилась. Стала маленькой девочкой.

— А что потом? — Вуди добивал второй кусок пирога.

— Она исчезла, — ответила миссис Гудвилл. — Он её никогда больше не видел. Но…

— Что «но»? — Вуди пристально глядел на неё.

Неллинора поднялась из-за стола, подошла к резному буфету, достала что-то из ящика и положила перед Нэтом и Вуди. Деревянного зайца, с любовью вырезанного и отполированного до блеска.

— Многие годы спустя, когда наш отец вышел на пенсию, он нашёл это на крыльце.

— Так зайчиха его отблагодарила? — выдохнул Вуди. — Прекрасная история!

Миссис Гудвилл весело глянула на них, довольная тем, что её история понравилась ребятам.

— Так кто же вы? — озорно спросила она. — Оборотни?

— Э… э… — промямлил Вуди.

— Не отвечайте, если не хотите, — улыбнулась миссис Гудвилл. — Я прожила в Темпл-Герни всю жизнь и привыкла хранить секреты.

Нэт и Вуди вежливо улыбнулись. Они доверяли этой милой старушке, но ни один не знал, что сказать.

— В каждом из вас сидит волк. — Неллинора захихикала. — Вот так!

Нэт сглотнул слюну.

— Ну…

— Нет, нет, я не сую нос в чужие дела, — торопливо добавила Неллинора. — Волки здесь водились всегда. Ты, — она указала на Вуди, — особенно напоминаешь мне молодого человека, который ухаживал за мной, когда я была девушкой. Взгляд у тебя такой же, как и у него.

Нэт запаниковал и послал мысленное сообщение Вуди: «Ничегоейнеговори».

Глаза Вуди сверкнули.

— Правда? — спросил он. — Где он жил?

«Ничегоейнеговориилитынепонимаешь?» — последовало второе сообщение.

— В лесу, — ответила Неллинора. — Их там было много, все белые.

Вуди ахнул:

— Волвены?

Неллинора кивнула:

— Они исчезли, все.

— Вы не знаете, куда они отправились? — взволнованно спросил Нэт. Его уже не волновало, что они могут выдать себя.

— Куда-то очень далеко, думаю, через Пролив. — Лицо Неллиноры напряглось — она пыталась вспомнить. — Но молодой парень, который ухаживал за мной, сказал, что едет в Лондон. Я до сих пор сожалею, что не поехала с ним.

— Ух ты! — Глаза Вуди сияли. — Похоже, другой клан.

— Видите, я хранила этот секрет всю жизнь, — в голосе Неллиноры зазвучала гордость, — но скажу вам: вы такие же, как они, смелые и особенные. Думаю, вы спасёте Темпл-Герни от этих тварей. Вы здесь для этого, так ведь?

Нэт кивнул:

— Полагаю, вы не видели никого из тех, кто недавно умер, правда?

Неллинора, жуя пирог, задумалась.

— Думаю, что видела. Гиневру Бримбл. Она умерла перед Рождеством, но я могу поклясться, что на днях видела, как она шла по Высокой улице.

— Вы уверены, что видели именно её? — спросил Нэт, внутренне похолодев.

Миссис Гудвилл кивнула:

— Да. Она шла так необычно — словно пьяная. И в этой ужасной красной шляпе. Никто другой такую бы не надел.

Нэт и Вуди печально переглянулись. Иона всё говорила правильно. По Темпл-Герни бродили «живущие после смерти».

Глава 11

Тайна Бафомета

Лукас Скейл одарил Тедди Дэвиса отвратительной зубастой улыбкой.

— Добро пожаловать в мой новый дом. Позволь представить тебя… э… полагаю, ты можешь назвать его своим младшим братом.

Джош Фиркин оторвался от компьютерной игры и мрачно глянул на высокого, хорошо сложенного молодого человека со светлыми волосами и в солнцезащитных очках. Джошу ещё многое предстояло узнать о жизни вервольфов, но он понимал, что незнакомец носит эти дорогие очки, чтобы скрыть сверкающие оранжевые глаза. Он просто продолжил играть.

— Да, приятно с тобой познакомиться, и всё такое, — прорычал Тедди.

Джош не потрудился ответить, только приподнял верхнюю губу и оскалился.

— Эй, мальчики, живём дружно. — Скейл хохотнул. — Джош, куда подевались твои хорошие манеры? Предложи Тедди закусить, это будет правильно.

Джош вновь с неохотой оторвался от компьютерной игры. Достал из стеклянной миски, которая стояла на столе, что-то маленькое и розовое.

— Будешь мышь? — прорычал он.

— Само собой, — ответил Тедди.

Джош небрежно бросил мышь, и Тедди ловко её поймал. Сначала он подумал, что мышь сахарная, но она извивалась. Он заглянул в миску. По дну ползали десятки розовых слепых мышат. Тедди шумно сглотнул слюну.

— Давай, мастер Дэвис, — промурлыкал Скейл. — Ни в чём себе не отказывай.

Тедди внутренне застонал. Если он съест мышь, его желудок может взбунтоваться, а Скейлу определённо не понравится, если его вырвет. Тем не менее, скрыв своё отвращение, он бросил мышь в рот и прожевал.

Скейла это, похоже, устроило, а Джош с жадностью сожрал остальных мышей. Тедди старался не кривиться от хруста тоненьких косточек и сосредоточился на осмотре логова Скейла, с тем чтобы передать в «Ночную вахту» максимум информации. И на него произвели впечатление достижения хозяина пещеры. За короткое время тот сумел многого добиться.

— Разумеется, наши ряды надо укреплять, — заметил Скейл. — Нас только восемь, и пятеро — щенки.

— Щенки? — недоуменно переспросил Тедди.

— Новые рекруты. — Лукас Скейл радостно потёр лапы. — Джош времени даром не теряет, хотя у самого молоко на усах не обсохло.

Тедди попытался проявить заинтересованность, но сердце у него упало. Джош находился под полным контролем Скейла. Сам Тедди старался не смотреть в глаза Скейлу, однажды испытав на себе их гипнотическую силу. Скейл использовал Джоша, чтобы охотиться на людей и превращать их в новых ликанов. И поступал правильно — для выполнения его планов имеющихся вервольфов явно не хватало.

Показав Тедди новую коммуникационную систему, Лукас Скейл огорошил его:

— Учитывая ситуацию с рекрутами, — он понизил голос, и его оранжевые глаза злобно блеснули, — ты, дорогой Тедди, возглавишь программу по привлечению человеческих ресурсов.

Тедди Дэвис чуть не лишился чувств. Он знал, о чём говорит Скейл, и ему совершенно не хотелось превращать людей в вервольфов, кусая их. Он постарался взять себя в руки в надежде, что Скейл ничего не заметил.

— Хорошо, — сдержанно ответил он. — Сделаем.

— Разумеется, в этом не возникло бы необходимости, — продолжил Скейл, — если бы кое-кто изначально выполнял свою работу как положено…

«Опять двадцать пять», — подумал Тедди, закатив глаза, а Скейл в который уж раз принялся причитать о неудаче исходного проекта «Протей».

— …Если бы я имел в своём распоряжении всех вервольфов, которые мне нужны, да ещё с волвеновской ДНК! Всё провалилось из-за неспособности доктора Грубера стать полноценным лидером.

«Теперь ты зарезервировал это место для себя, — подумал Тедди, — но как же вышло, что двое мальчишек играючи справились с тобой?»

— Похоже, у вас-то всё под контролем, — польстил он Скейлу.

— Подойди и присядь, в ногах, как и лапах, правды нет, — промурлыкал Скейл, указывая на не очень-то удобный стул. Тедди замер. Мысленно он перенёсся в то место, где впервые увидел Скейла, — на край Восточного леса. Скейл знал, что он там появится… и поджидал его. Тогда Тедди поддался его гипнозу. Тогда он ещё был человеком. Но Скейл, похоже, доверял ему. И сейчас был очень доволен собой. Так что от Тедди требовалось лишь скрывать свой ужас.

— Я рисковал, отправляясь на сделку с демоном, — признался Лукас Скейл, — но для меня сделка эта окупилась сторицей, так что я могу рекомендовать и другим пойти тем же путём.

— Но… разве цена не слишком высока? — спросил Тедди с дрожью в голосе. — Даже для вас? Вы же теряете душу.

— Вот тут ты не прав, — улыбнулся Скейл. — Я нужен демону — я говорю это на тот случай, что ты забыл.

— Нет, не забыл, — ответил Тедди. — Так что это? Что за вещь, которую вы должны для него добыть?

— Артефакт, о котором тебе говорил, — древняя реликвия, — ответил Скейл. — Она сама обладает демоническими свойствами. Мы ищем голову Бафомета.

Тедди прикинулся туповатым, чтобы выудить из Скейла как можно больше сведений.

— Извините, я, конечно, помню. Кто он?

— Очень важный демон, мой дорогой, — промурлыкал Скейл, потирая шишковатые лапы. — Бафомета убил давно, ещё в Тёмные века, рыцарь, служивший королю Артуру. Согласно некоторым летописям того времени, его голову отделили от тела, но обе части отказались умереть.

— Агх, — Тедди содрогнулся, — звучит как древняя выдумка!

Скейл взревел, заставив Джоша оторваться от игры. Тедди пробил холодный пот.

— Но я тебя об этом не спрашиваю, не правда ли? — прорычал он, наклонившись к Тедди. — Молчи и слушай, может быть, и узнаешь что-нибудь полезное.

Тедди сжался, но скорее от зловонного дыхания Скейла.

— Рыцарь Карадок попытался сжечь обе части, бросив их в костёр, — продолжил Скейл. — Получилось, как с тараканами: что бы ты ни делал, уничтожить их невозможно. И тело, и голова отказывались умирать. Поэтому тело Бафомета похоронили, посчитав, что без головы вреда оно не принесёт, а голову заточили в самом глубоком подземелье Бэт-Эбби.[9] Известно, что голова Бафомета настолько могущественна, что может открыть ворота ада и выпустить Люцифера.

— Наверное, для этого она и нужна демону. — Тедди внутренне содрогнулся. — Но почему он сам не может её отыскать?

— Тедди, Тедди, Тедди, — Скейл покачал головой, — если бы всё было так просто. — Мой друг демон, имя которого, боюсь, ты не сумеешь произнести, не может долго существовать вне пределов ада. Это одна из причин, по которым демон хочет добыть реликвию. Голова Бафомета существенно облегчит жизнь на земле и самому демону, и ему подобным.

«Что ж, это важная новость», — подумал Тедди.

— В любом случае, — Скейл не обратил внимания на отразившийся на лице Тедди страх, — голова Бафомета давным-давно из подземелья исчезла.

— Стало быть, придётся искать иголку в стоге сена?

— Не совсем, — ответил Скейл. — Говорят, голова Бафомета появилась в тринадцатом веке. У тамплиеров. Среди прочего орден обвинили в поклонении идолу, а не Богу, и этим идолом оказался Бафомет.

— Но голова может находиться где угодно, — запротестовал Тедди. — Где нам начинать поиски?

Скейл улыбнулся:

— Это будет интересно. Как охота за сокровищами.

— Да, но… — начал Тедди.

— Не вешай носа, малыш. — Скейл, волоча ноги, подошёл к факсу, взял стопку листов и сунул их Тедди.

Тедди глянул на шапку первого листа.

— Это же из Ватикана.

— Читать умеешь? — В голосе Скейла зазвучал сарказм. — Как я понимаю, тебе известно, что такое Ватикан.

Тедди просиял:

— Конечно, знаю. Там живет Папа.

Скейл фыркнул:

— Листы, которые ты держишь в руках, факсимиле признаний рыцарей-тамплиеров, сделанных перед тем, как их сожгли на костре в тысяча триста седьмом году. — Глаза Скейла лихорадочно сверкали. — Документы обнародовали несколько лет тому назад, когда нашли их в секретных архивах Ватикана.

— Так у вас шпион в Ватикане? — изумился Тедди. Успехи Скейла произвели на него впечатление, хоть он и понимал, насколько серьёзна ситуация.

Скейл проигнорировал его.

— К счастью для меня, в этом документе — ключ к местонахождению головы Бафомета.

Тедди поднял первый лист и попытался скрыть усмешку.

— Читаете на итальянском?

Скейл вырвал листы и раздражённо взвыл. Тедди подождал, пока тот немного успокоится, а потом спросил:

— А как выглядел этот Бафомет?

— Описаний много, и все они разные, — признался Скейл, всё ещё сердито глядя на иностранные буквы, — но чаще всего его описывают как получеловека-полукозла. Таким большинство людей представляет себе Люцифера.

— Мило. — Тедди поморщился. — И рыцари-тамплиеры поклонялись такому страшилищу?

Скейл пренебрежительно засмеялся:

— Они не поклонялись голове, дорогой мой, они её охраняли.

Глава 12

Мозги

Гармония Уэдлок впервые увидела двух подростков из окна похоронного бюро её отца:

Уэдлок и Уэдлок, похоронное бюро.

Учреждено в 1820 году — для нас важна любая работа.

Семья Уэдлок хоронила усопших Темпл-Герни без малого двести лет, и Гармония намеревалась занять место своего отца после его выхода на пенсию, хотя и признавала, что выглядит это странно. И действительно, разве пристало девочке думать о работе в похоронном бюро? Большинство её подруг видели себя лучшими моделями Британии или известными киноактрисами, но она считала, что хоронить умерших — превосходная работа, даже привилегированная. Отец научил её уважать мёртвых, омывать их, облачать в погребальную одежду, причёсывать и делать им макияж. И она находила всё это забавным. Нет, разумеется, ничего смешного в этом она не видела. Профессиональная гордость Джо требовала, чтобы его клиенты в гробу выглядели как при жизни, а то и лучше. Но всё враз изменилось, когда случившееся превратило дело его жизни в посмешище. Мёртвые больше не желали лежать в своих могилах. Кто-то использовал их как марионеток.

Гармония поднялась на цыпочки, чтобы посмотреть, куда направились эти подростки. Они, должно быть, откуда-то приехали, потому что в городе девочка их ни разу не видела. Один, со светлыми волосами, казался диковатым, словно большую часть жизни прожил в лесу, второй, повыше ростом, с чёрными волосами, выглядел очень уж серьёзным. Гармония пришла к выводу, что оба они её ровесники или чуть старше. Оба были разуты, и это выглядело более чем странным. Гармония повесила на дверь табличку с надписью «ЗАКРЫТО» и выскользнула на практически пустынную Высокую улицу.

* * *

Несмотря на способности волвенов, Нэт и Вуди так увлеклись разговором, что, шагая к Камелия-лейн, и не подозревали о слежке. После ленча они оставили Иону и Фиш в библиотеке Мид-Лодж просматривать средневековые книги, чтобы найти хоть какие-нибудь сведения, которые помогли бы им помочь отыскать голову Бафомета. А сами отправились посмотреть, что осталось от дома Эпл и Мика.

И пусть Нэт знал, что его ожидает, — у него перехватило дыхание, когда они повернули за угол на Камелия-лейн. Обугленные остатки дома номер 11 напоминали отвратительный чёрный шрам. От самого дома остался лишь обгорелый остов. Исчезли сочная трава и цветы, за которыми с такой любовью ухаживала его бабушка. Над пожарищем витал запах бензина.

— Чуешь? — Ноздри Вуди раздувались.

— Да, — мрачно ответил Нэт. — Его вонь маскирует запах бензина, но я его чую. Скейл побывал здесь, это точно.

— Эй! А это ты чуешь? — Вуди втянул воздух. — Ещё чей-то запах, слабый. Этот запах мне знаком!

— Да. — Лицо Нэта окаменело. — Я чую и его. Это запах Тедди Дэвиса.

* * *

Следуя за подростками на безопасном расстоянии, время от времени прячась за брошенными автомобилями, Гармония наблюдала из-за почтового ящика, как ребята вошли в калитку дома номер 11 по Камелия-лейн. Тут же в голову ей пришла мысль: а вдруг это они и подожгли дом?

А может, позвать отца или сержанта Бичгуда? Пожалуй что нет. Отец готовился к отъезду из Темпл-Герни и паковал вещи, которые могли им понадобиться на время их проживания у кузины Шейлы. И Гармонию радовал предстоящий отъезд, потому что с каждой ночью мёртвые подходили всё ближе, и она знала, что очень скоро Джуни Ринг или мисс Бессант постучатся в их дверь. Гармония выскользнула из-за почтового ящика и замерла.

В двух метрах от неё, лениво покачивая хвостом из стороны в сторону, стоял огромный тигр: таких больших она в жизни не видела.

Гармония похолодела. Тигр смотрел на неё немигающими жёлтыми глазами, его зрачки на ярком послеполуденном солнце стали совсем маленькими. Девочка не решалась даже дышать. Тигр широко зевнул, продемонстрировав огромные белые зубы. Она рискнула посмотреть налево, направо, но, охваченная ужасом, мало что соображала, не говоря уже о том, чтобы решить, куда лучше бежать. «Он настоящий?» — вот какой вопрос возник у неё в голове. Тигр напомнил Гармонии её любимую книгу «Тигр, который зашёл на чай».[10] Может, и этот тоже хотел чая? Гармония чуть не засмеялась. Тигр казался таким неуместным на Камелия-лейн, что она подумала — даже понадеялась на это: тигр ненастоящий, просто мираж.

Тигр продолжал смотреть на девочку. «Действительно, ему торопиться некуда», — подумала Гармония. Она помнила, что нельзя смотреть в глаза собакам — они воспринимают прямой взгляд как вызов, а потому не любят этого, но относилось ли это к тиграм? Она не знала и попыталась попятиться. Тигр мотнул головой и шагнул вперёд. Гармония остановилась — не хотела поощрять тигра сокращать разделяющее их расстояние. С перепуга девочка не могла вымолвить ни звука, но, если бы и сумела достать свой мобильник, в девяти случаях из десяти связь в Темпл-Герни не срабатывала. Прикинув, что останется от неё после трапезы тигра, она подумала, хватит ли этого отцу, чтобы похоронить её, и тут же вспомнила о миссис Бримбл и ей подобных. Ну до чего это несправедливо — сначала такую юную девушку преследовали мёртвые, а потом её съел тигр!

Тигр зарычал. Гармония почувствовала, как её сердце молотит по рёбрам. И удивилась, что ноги ещё держат её, так они тряслись. Когда тигр вновь сдвинулся с места, Гармония приняла решение, которое и спасло ей жизнь. Если уж ей суждено умереть, она не собиралась умирать молча. Ни в коем случае.

— Бры-ы-ы-ы-ы-ысь! — заорала она, замахав руками, как ветряная мельница. — Убирайся отсюда, мерзкий тигр! Бры-ы-ы-ы-ысь!

Тигр вскинул голову и заревел. Не так, как ревёт лев, а короткими резкими звуками. Гармонии показалось, что он что-то отвечает ей.

— Да! Убирайся отсюда! — кричала Гармония, подбодренная неуверенностью, отразившейся на морде тигра. И в ужасе ахнула. Тигр готовился к прыжку. Для неё всё закончилось. Ещё секунда, и она станет едой для огромной кошки.

Девочка закрыла глаза, ожидая, когда зубы тигра вцепятся в горло и он повалит её на землю. По каналу «Дискавери» она не раз видела, как такое случалось с антилопами или зебрами. Рычание стало громче, напоминая Гармонии рёв реактивного двигателя.

Потом она услышала чей-то крик: «Беги!»

— Что?..

Гармония открыла глаза и на мгновение не смогла поверить тому, что видит. Тигр стоял на прежнем месте, но смотрел уже не на неё. На узкой улице появился другой зверь, с которого тигр и не сводил глаз. Гармония такого зверя никогда не видела, и, судя по морде тигра, он тоже. «Господи, — подумала девочка. — Что происходит?»

Зверь, скаливший зубы на тигра, выглядел как волк, но размерами значительно его превосходил. Белая шерсть сверкала на солнце. Гармония, пребывавшая в глубоком шоке, подумала, что волк этот ненастоящий.

«Какой красивый, — мечтательно подумала Гармония. — Какие у него великолепные, светящиеся глаза. — И тут же в голове сверкнула жуткая мысль: — Он меня спасает или просто хочет съесть сам?»

— Быстро! Сюда!

Гармония отвлеклась от своих мыслей и увидела одного из подростков, за которыми следила. Она совсем забыла про них. Темноволосый нетерпеливо махал ей рукой из-за стены, огораживающей сад.

— Иди сюда! Или решила простоять там весь день?

Гармония не знала, откуда у неё взялись силы передвигать ноги, но ещё один взгляд, брошенный на тигра, послужил толчком. Она поплелась к подростку, который перетащил её через стену, поцарапав ей ноги.

— Спасибо, — выдохнула Гармония. — Я уже думала, что мне конец.

* * *

Тигр на Камелия-лейн не задержался. Что-то ему не понравилось ни в самом белом звере, ни в идущем от него незнакомом запахе, и он решил, что нет смысла драться с ним из-за человеческого детёныша. Растянув губы, чтобы ещё раз продемонстрировать огромные клыки, тигр ретировался. Вуди с восхищением наблюдал, как он неспешно следует по Камелия-лейн, отказываясь убегать.

Убедившись, что тигр ушёл, Вуди подбежал к Нэту и незнакомой девочке. Он улёгся в тени садовой стены, положил голову на лапы.

— Он… он какой-нибудь ликан? — робко спросила девочка.

— Да. Гмм, да, верно, — ответил застигнутый врасплох Нэт. — Откуда ты знаешь о ликанах?

— Знаю. — Девочка улыбнулась. — Я живу в Темпл-Герни.

Улыбнулся и Нэт. Его, человека, ещё трясло после открытия, что Скейл уничтожил дом его бабушки и дедушки не один, а также после стычки Вуди с тигром, но он был волвеном и понимал, что девочка, кем бы она ни была, настроена к ним дружественно. Она многое знала. Понимала, что не всегда видимое глазу можно принимать за чистую монету. И одновременно Нэт осознавал, что устал от секретности и легенд. Он стоял и улыбался девочке. От неё пахло жевательной резинкой, травой и оладьями. Вздёрнутый носик, каштановые волосы, расчёсанные на прямой пробор, и очень уж худенькие ноги.

Нэт протянул руку:

— Я Нэт Карвер, а этого мохнатого зовут Вуди.

Карие глаза девочки широко раскрылись.

— Я слышала о тебе. Ты как легенда.

Нэт смутился.

— Я Гармония Уэдлок, и я очень рада встрече с тобой. — Она указала на Вуди: — Можно его погладить?

Нэт рассмеялся:

— Конечно.

* * *

Через два часа и сорок минут голова у Гармонии шла кругом. Спокойный синеглазый подросток оказался не только другом оборотня, но ещё и агентом какого-то таинственного агентства «Ночная вахта», которое, согласно его словам, отыскивало и нейтрализовало злобных сверхъестественных существ вроде вампиров и призраков. Поэтому, пока Вуди дремал под ярким солнышком, она рассказала Нэту о зомби. А потом призналась, что выслеживала их до Камелия-лейн.

— Ты нас выслеживала? — удивился Нэт, не зная, сердиться ему или смеяться. — Зачем?

Гармония покраснела:

— Ну, не совсем выслеживала. Только не подумай, что я чокнутая. Вы — незнакомцы, а в Темпл-Герни от незнакомцев ничего хорошего не ждут.

— И как давно появились все эти зомби? — спросил Нэт.

— Мой отец увидел первого несколько дней тому назад.

— В красной шляпе? Со странной походкой? — спросил Нэт, вытянул руки и замахал ими, словно пытаясь сохранить равновесие.

Гармония кивнула:

— Да, это миссис Бримбл. — Она почувствовала, как её ноги покрылись мурашками. — Как такое могло случиться? Ужасно!

Вуди выразил своё отвращение, приоткрыв один глаз-топаз и показав зубы.

— Похоже на магию, магию вуду. — Нэт нахмурился. — Эти мёртвые стариканы возвращены к жизни каким-то сильным магом или демоном. Похоже, и здесь не обошлось без Лукаса Скейла.

Нэт внезапно понял, что очень уж много рассказал Гармонии, может, сболтнул и лишнего.

— Тебе лучше не знать об этом.

— Но зомби ничего не делают, просто стоят, — сказала Гармония. — Отец говорит, что скоро это им надоест и они уйдут. Если задёрнуть занавески и не обращать на них внимания. И вот чего я не понимаю. Если за всем этим стоит Лукас Скейл, что это должно означать?

— Так он проявляет своё извращённое чувство юмора, — ответил Нэт. — Он сможет взять под контроль то, что осталось от их разума, и натравить на живых.

— Но они не заразные, правда? — спросила Гармония. — Не смогут сделать из людей зомби, если укусят их? Или они как вампиры?

— Нет, но они безжалостны. Зомби, возможно, двигаются медленно, но они сильные. Просто так от них не избавишься. У них отвратительная привычка оживать вновь, пока ты не уничтожишь все их движущиеся части. Одно объединяет их с вампирами — солнечный свет может убить зомби. Но, если Скейл заставит их напасть ночью, вы не сможете долго сдерживать их.

— И что потом? — спросила Гармония, отчасти уже зная ответ.

— Они захотят сожрать твои мозги, — уныло ответил Нэт.

Вуди тут же представил себе, как ему раскалывают череп, а потом пенсионер-зомби ложкой зачерпывает его мозги, отправляет в рот и жижа бежит по подбородку, как яичный желток. Гармония Уэдлок в ужасе смотрела на Нэта.

— Они вернутся в полночь, — её глаза наполнились слезами, — а мой отец отказывается уезжать до уик-энда. Он прячет голову в песок. Пожалуйста, пожалуйста, помогите нам!

Глава 13

Соль

После звонка Нэта в Мид-Лодж, Алекс Фиш прибыла в дом директора похоронного бюро с мешками для мусора, мотками шпагата, несколькими мешочками с солью и десятью парами прочных резиновых перчаток. Она, безусловно, собиралась продемонстрировать навыки легендарного борца с зомби, но Нэт отметил и её стремление подчеркнуть собственную экстравагантность. Гармония и её родители не могли оторвать от неё глаз, а Нэт с Вуди не могли не признать, что выглядит она фантастически даже для агента Фиш: чёрный блестящий облегающий комбинезон, щедро смазанные гелем и торчащие во все стороны волосы.

Даже очки по такому случаю она заменила на контактные линзы.

Хотя Фиш произвела на Джо Уэдлока неизгладимое впечатление (Нэт полагал, что в немалой степени благодаря выбранному наряду), директора похоронного бюро тревожил выбор оружия, точнее, его полное отсутствие.

— Э… — робко начал он, — а не окажется ли ружьё или, скажем, карабин более эффективным, чем мешки для мусора и шпагат? Или, может, топор?

Фиш коротко глянула на него.

— Мне уже приходилось иметь дело с зомби, сэр, — ответила она. — И я знаю, что делаю.

Нэт ободряюще кивнул:

— Она уничтожила толпу зомби на кладбище «Хайгейт».

— Одной левой, — добавила Фиш, вроде бы застенчиво, но, конечно, рисуясь.

* * *

Лукас Скейл с интересом наблюдал, как земля вытолкнула из себя первых мертвецов Темпл-Герни. Поначалу, как и предупреждал демон, они ничего не соображали и пытались вернуться обратно в свои могилы, и какое-то время это вызывало у Скейла смех. Но чёрная магия распространялась как чума, и скоро оживших мертвецов хватило для того, чтобы собрать их в организованные группы.

У зомби появилось чувство голода. Они собирались на углах и в палисадниках, жадно посматривая на дома. Днём они прятались в Восточном лесу, где прохладный воздух замедлял их разложение. Скейлу понадобилось больше времени, чем он предполагал, чтобы научить их воспринимать его приказы ломать двери и расправляться с оставшимися жителями Темпл-Герни, но, слава Люциферу, ему это удалось. Он раскачивался в кресле-качалке, веки наполовину прикрывали его глаза, слюна капала на рубашку — Скейл сосредоточился на том, чтобы покинуть своё бренное тело.

* * *

В коридоре мерно тикали часы. Перед тем как они пробили одиннадцать, шерсть Вуди встала дыбом, и он негромко зарычал. Алекс Фиш пересекла кухню, выглянула через щель в жалюзи. Ахнула. На лужайке перед домом Уэдлоков стояла толпа мертвецов, их глаза лихорадочно горели в чёрных гниющих глазницах.

— Ладно. — В голове Фиш впервые послышалось волнение. — Их… их несколько больше, чем я предполагала.

— Когда нам понадобятся мешки для мусора? — спросил Нэт.

— Когда они вломятся, — ответила Фиш, — а это они проделают скоро, потому что умирают от голода. Мы будем надевать их им на головы. Их это дезориентирует, а они обычно слишком глупы, чтобы понять, как эти мешки снять. И нам понадобится больше соли. Той, что я принесла, недостаточно.

— В подвале есть мешки с каменной солью, — отозвался Джо Уэдлок. — Мы посыпаем ею тротуары, когда они покрываются ледяной коркой.

— Прекрасно, — кивнула Фиш. — Тогда у нас будет всё, что нужно.

На пару с Нэтом они притащили мешки на первый этаж и насыпали кучи соли на полу, под окнами и перед дверьми. Когда они закончили, пол выглядел так, словно в доме прошёл сильный снегопад. Затем собрали все вешалки-плечики, которые только смогли найти, развесили мешки с солью, закрепив их на потолке.

— Я знаю, для чего это, — подала голос Гармония. — Видела в фильме ужасов, что дьявольские создания не смогли войти в дом, поскольку соль — магический амулет и отпугивает зло.

— Не совсем так. — Глаза Фиш сверкали. — Ты видела, как воздействует соль на слизняков?

— Да, — кивнула Гармония. — Вы хотите сказать, мы их растопим?

— Именно. — Фиш ей подмигнула. — А теперь, Нэт, я хочу, чтобы ты обратился, и быстро.

«Минуточку, минуточку, — подумала Гармония. — Как это? Обратиться? Нэт не говорил, что он тоже оборотень. Всё становится таким странным!»

* * *

Поднявшись на второй этаж, чтобы обратиться в уединении, Нэт разделся, аккуратно сложил одежду на крышке сиденья унитаза в ванной комнате. Постоял, пытаясь войти в транс, сжал кулаки, крепко закрыл глаза, настраиваясь на трансформацию. «Один, одна тысяча, два, одна тысяча, — начал он отсчёт. — Да-а-а! Поехали!»

Он почувствовал, как поднимается температура его тела, а сердце бьётся чаще, готовясь к тому, чтобы разгонять по организму клетки волвена. Лицо начало удлиняться, превращаясь в волчью морду. Иголки, казалось, воткнулись в его кисти и стопы, а потом всё резко прекратилось.

Нэт ждал и ждал. Ничего не менялось.

«Ой-ой-ой, — подумал он. — Ну я и попал».

* * *

Вуди услышал этот звук раньше остальных — низкий и стонущий, словно ветер пытался превратить шелест крон деревьев в слова, хотя ночь выдалась тихая. Что-то захрустело, потом кто-то попытался открыть почтовый ящик.

В следующее мгновение погас свет.

* * *

Пока земное тело Лукаса Скейла сидело в его любимом кресле-качалке и пускало слюни, астральное кружило над тёмными домами Темпл-Герни. Если бы кто-нибудь заметил этот феномен, то решил бы, что видит призрак мертвеца, а не душу злобного вервольфа. Скейл с удовлетворением отметил, что один из тигров устроил себе лежбище на крыше одной автобусной остановки у кооперативного магазина. Там валялся окровавленный скелет. Но Скейл, к сожалению, не располагал временем, чтобы выяснить, человеческий он или нет. Он направлялся к дому директора похоронного бюро, чтобы увидеть, чем завершится его превосходная шутка с оживлением зомби.

* * *

Когда дом Уэдлоков погрузился в темноту, Джо Уэдлок и Гармония стояли в коридоре, приготовив мешки для мусора. Вуди занял позицию перед парадной дверью. Алекс Фиш волновалась. Нэт не появлялся предположительно потому, что обращение заняло больше времени, чем он рассчитывал. Но Нэт требовался ей здесь и сейчас.

Парадная дверь распахнулась под напором зомби, и началось несусветное. Ожившие мертвецы, ввалившиеся в дверь тёмным приливом, несли с собой влажный мерзкий запах, который прилипал ко всему вокруг.

«Мне казалось, что зомби — тупицы, — думала Гармония, едва не задыхаясь от вони и пытаясь понять, что же происходит. — Но они не так уж и глупы, раз нашли способ вырубить электричество. И что я должна делать с этим мешком для мусора?»

Когда её глаза привыкли к едва рассеивающему темноту свету луны, она увидела, что некоторые зомби куда в худшем состоянии, чем недавно похороненные. Их одежда превратилась в грязные лохмотья — спасибо воде и земле, которые проникали в гробы. Черви и уховёртки тоже внесли свою лепту, так что плоть на мертвецах висела клочьями.

Внезапно Гармонию кто-то схватил за спину: это Фиш потащила её назад, когда первые зомби босыми ногами наступили в соль. Они застонали и завопили от боли и злости — соль, соприкасаясь с разлагающейся плотью, начала впитываться, высасывая остатки влаги из их тел. Вонючая вязкая жидкость, в которую превращалась плоть зомби, светилась зелёным светом, и перед глазами Гармонии появилась и начала густеть серая пелена.

— Не стойте столбом! — заорала Фиш, с отвращением осознав, что она недооценила этих пенсионеров-зомби. — Они везде! Помогайте мне!

С огромным трудом Гармонии удалось взять себя в руки. Помогло осознание того факта, что второй раз за день её жизнь находится в опасности. «Как в компьютерной игре», — подумала она. И прикусила щёку изнутри так сильно, что брызнула кровь, но боль тут же разогнала пелену.

Агент Фиш выхватила из-за пояса огромный нож и проткнула один из мешков с солью, подвешенных к потолку. Гармония подскочила к мешку и принялась направлять соляной поток. Работая в паре — Фиш вспарывала, Гармония направляла, — они сыпали соль на головы упавших зомби. Лица мертвецов сжимались и таяли, словно их поливали соляной кислотой.

Через проём кухонной двери Гармония видела, что её отец работает в паре с Вуди. Волвен ударами огромных лап сшибал зомби на пол, а Джо таскал их по соли и отправлял за дверь чёрного хода. Пятясь от извивающихся на полу тел, Гармония радовалась только одному: зомби уже совсем не напоминали людей. Оглядывая желеобразную вонючую массу на полу, она видела, что даже лица их под воздействием соли становились неузнаваемыми и выражали только жадность. Гармония подняла с пола щепотку соли, бросила через левое плечо, чтобы ей сопутствовала удача, и продолжила обсыпать солью тела зомби, жалея их, потому что понимала, как им больно, но при этом ей очень хотелось, чтобы они наконец-то перестали шевелиться.

Девочка почувствовала, как кто-то хлопает её по плечу. Она обернулась и закричала, разглядев красную шляпу.

— Мозги, — проскрипела миссис Бримбл.

— Так возьмите же их, миссис Бримбл! — прокричала Гармония, вырываясь из цепких рук Гиневры Бримбл. — Возьмите, если думаете, что вам хватит для этого сил.

Мисс Бримбл растянула губы в жуткой гримасе, и в лунном свете её дёсны заблестели розовым — как у новорождённого.

— Ха! — воскликнула Гармония. — Вы потеряли вставные челюсти! Что же будете теперь делать? Жевать меня дёснами?

Беззубые челюсти миссис Бримбл угрожающе сошлись, и она набросилась на Гармонию. Холодные вонючие пальцы сжали девочке шею. Гармония попыталась вырваться. Алекс Фиш схватила сковороду и огрела миссис Бримбл по голове. Громкое «ДОНГ» разнеслось по дому. Шляпа Гиневры Бримбл отлетела в сторону, и Фиш с удивлением наблюдала, как пенсионерка-зомби метнулась за шляпой, забыв про Гармонию.

Фиш быстро оценила обстановку. Мертвецы смогли вломиться в дом только через парадную дверь. Попав в соль, рассыпанную по всему полу, первые незваные гости остановились как вкопанные. Другие же попали под соляной поток, льющийся с потолка. Фиш удовлетворённо отметила, что не пройдёт и тридцати минут, как соль расплавит большинство нападавших.

Парочка зомби с отвисшими челюстями перебралась через извивающиеся на полу тела, избежав контакта с солью — как и миссис Бримбл. Волоча ноги, они двинулись к Фиш, вытянув перед собой руки.

«МО-О-О-ОЗГИ!» — кричали они в унисон, и Уэдлок, появившись из кухни, с ужасом увидел, что Гармония загнана в угол.

— Убирайтесь из моего дома, — потребовал от них Джо, но не очень убедительно.

— Мозги? — спросил один, склонив голову набок и облизав то, что осталось от губ.

«Обойдётесь», — подумал Вуди, выскакивая из кухни следом за мистером Уэдлоком, чтобы увидеть, как тот пытается защитить свою дочь от двух монстров. Одним прыжком Вуди сшиб обоих, с удовлетворением отметив, как у них отваливаются конечности. Гармония высыпала полмешка каменной соли им на головы, и оба несчастных зомби превратились в зелёное желе.

Именно в этот момент Вуди понял, что не видел Нэта с тех пор, как тот поднялся наверх, чтобы обратиться. Всё происходило очень быстро и чуть ли не в полной темноте, но у Вуди возникло щемящее чувство: случилось что-то ужасное.

«Гдеты? — послал он мысленное сообщение. — Какты?»

Вуди уже не сомневался, что с Нэтом беда, но его отвлекли новые зомби, вламывающиеся в дом через дыру на месте парадной двери. Прежде чем они успевали сообразить, что к чему, Джо Уэдлок надевал им на головы мешки для мусора, разворачивал и вываливал в соли.

Когда они просолили последнего зомби, Алекс Фиш переступила через красную шляпу миссис Бримбл, обляпанную зелёным желе, и выглянула наружу. И только после этого облегчённо выдохнула. Они победили!

Глава 14

Обращение происходит

В то время, когда с Нэтом Карвером творилось что-то страшное, тело Лукаса Скейла, сидящее в кресле-качалке, начало трястись, словно через него пропускали электрический ток. Оранжевые радужки закатились под веки, белки обнажились, зубы сжались, губы растянулись в жуткой ухмылке. Его астральное тело мгновенно катапультировалось в земное в тот момент, когда в доме Уэдлоков началось самое интересное. Ощущения были не слишком приятные. В течение десяти минут тело Скейла трансформировалось, подпрыгивало и дёргалось, пока наконец из его нижней части не исторглось облако противного зеленоватого газа с запахом брюссельской капусты.

«Чёрт, — подумал Скейл, когда его тело успокоилось, — слишком быстро пришлось вернуться». Очень уж хотелось увидеть развязку его замечательной шутки, но астральное устремилось к земному, когда пенсионеры-зомби только взломали дверь в дом Уэдлоков. В одном он, правда, не сомневался: завтра утром этот паршивец Карвер и его мохнатый дружок, завербованные «Ночной вахтой», придут, чтобы расследовать смерть гробовщика и его семьи, а Скейл и его волки будут их поджидать. Он страшно разозлился бы, узнав, что Нэт и Вуди уже находятся в доме гробовщика. На этом неприятности, обрушившиеся в ту ночь на Лукаса Скейла, не заканчивались, но он об этом ещё не знал.

* * *

Джошу Фиркину надоело общение с компьютером. Тем более что под землёй было жарко, а он не мог усидеть на месте, ходил и ходил, пока его не прошиб пот. Он начал прыгать на стены и ударился плечом так сильно, что свалился на пол.

«Чёрт, всё тело так и зудит!» — подумал Джош, а его сердце гнало и гнало по венам кровь, щедро сдобренную адреналином. И он начал обращаться.

Голова Джоша откинулась назад, глаза, уставившиеся в потолок, стали оранжевыми, нос и рот трансформировались в волчью пасть, тело — в молодого волка. Когда обращение закончилось, он покинул подземное убежище и затрусил к Темпл-Герни.

Направляясь к Высокой улице, Джош вдруг подумал, что он по-прежнему жил в одном из самых скучных городов Англии, поэтому у ночного существа то и дело возникали проблемы. Темпл-Герни по праву мог считаться захолустьем: здесь ещё встречались люди, которые таращились на самолёты. «Всё равно что жить в подмышке мира», — мрачно думал он, приближаясь к Высокой улице. Она выглядела совсем заброшенной. Ещё раньше Скейл научил Джоша пугать горожан, заглядывая в окно кухни и скаля зубы, но людей, которых он мог напугать, в городе почти не осталось, так что забава эта потеряла актуальность. Джош постепенно приходил к выводу, что жизнь вервольфа не такая уж интересная, как расписывал её Скейл. Скорее тупая и скучная. Теперь им ещё командовал и Тедди Дэвис, а обещания Скейла каких-то активных действий так и оставались обещаниями.

Ход мыслей Джоша прервали человеческие крики и какой-то странный шум, которые доносил лёгкий ветер с моря. Обратившись в волка, он обрёл отменную остроту слуха. Раздувающиеся ноздри улавливали целый коктейль запахов: и озона от расположенной неподалёку Алмазной бухты, и гниющей плоти. Мертвецы! Этот запах отличался от любого другого.

Из любопытства Джош затрусил к источнику шума, по-прежнему нервно принюхиваясь. К неприятному запаху гниющей плоти и старых костей примешивались терпкие запахи живых существ. Джош побежал, пригнувшись к земле, чтобы его не заметили. Свернув на Высокую улицу, он удивился, увидев толпу пожилых людей — они пытались проникнуть в какой-то дом. «Как интересно! — подумал Джош. — И что бы это значило?»

Он ещё ниже пригнулся к земле, крадучись приближаясь к дому. Уши его поднялись торчком в ожидании хоть какого-нибудь развлечения. Он прыгнул, распугивая шатающихся пенсионеров-зомби. Но особого удовольствия не получил. Мертвецы едва шевелились, поймать любого из них не составляло особого труда, а воняли они сильнее дохлой чайки. Джош наблюдал, как они плетутся за калитку, постанывая и что-то бормоча насчёт мозгов.

Когда на лужайке никого не осталось, Джош обежал дом сзади, стремясь понять, что происходит внутри. И затаился у окна, сжавшись, когда двор залил электрический свет. Отличный слух позволял ему разбирать едва ли не каждый звук. Судя по голосам, в доме находились несколько человек. И тут он узнал один из голосов, потому что частенько слышал его раньше. Голос заставил Джоша вспомнить о том времени, когда он был человеком.

* * *

Алекс Фиш посмотрела на часы. Казалось, соль растапливала зомби долгие часы, но, к её изумлению, на всё ушло примерно двадцать минут. Восстановить подачу электроэнергии оказалось проще простого: одному из пенсионеров-зомби хватило ума повернуть рубильник. На то, чтобы вернуть душевное равновесие Гармонии и её отцу, времени потребовалось гораздо больше. Теперь, когда напряжение спало, Фиш видела, что они оба — особенно Джо — выглядели так, будто постарели за эти двадцать минут на двадцать лет. Фиш раздала резиновые перчатки и принялась помогать счищать с пола зелёное желе. Они собирали его в мешки для мусора и завязывали шпагатом, чтобы потом вынести из дома. Когда всё закончилось, Уэдлоки были перепачканы с головы до ног. На их лицах по-прежнему читалось крайнее недоумение. Фиш, напротив, к её безмерной удовлетворённости, выглядела чистенькой, как чёрный георгин.

* * *

Нэт собрался с духом, чтобы посмотреть на себя в зеркало.

«Ладно, дыши», — приказал он себе и оперся о раковину, чтобы не упасть, твёрдо зная: увиденное будет хуже того, что он мог себе представить. Он сощурился, превратив глаза в щелочки, чтобы чуть уменьшить шок. Не помогло.

Поначалу он подумал, что Лукас Скейл вновь спроектировал себя в зеркало, и лишь потом осознал, что жуткий урод, который смотрит на него, — он сам. Он превратился в монстра!

— Ой… не-е-е-е-ет… я не хочу… А-А-А-А-А-х-х-х-х-х-о-о-о-о-о-о-о-о-о-х-х-х-х!

Как только Вуди услышал рвущий душу крик Нэта, он взбежал по ступенькам и ткнулся в дверь ванной комнаты. Заперта! В панике и раздражении Вуди принял человеческий облик, не думая о том, что не сможет прикрыть свою наготу даже фиговым листком, хотя прекрасно слышал, что Фиш бежит следом.

— Нэт, ты здесь? Что с тобой? — прокричала Фиш, оттолкнув Вуди и принявшись стучать в дверь.

— Пусти меня! — прокричал Вуди. — Тебе плохо?

— Да. — Голос Нэта дрожал. — Можно сказать и так.

«Это и Нэт, и не Нэт», — подумала Фиш. В голосе подростка слышались потрясение и испуг.

— Что с тобой? — спросила она резче, чем ей хотелось.

— Я… я застрял.

— Ты застрял? — переспросила Фиш. — Открой дверь!

— Нет, — донеслось из ванной. — Уходите.

«Он плачет», — беззвучно, одними губами, произнесла Фиш, повернувшись к Вуди.

— Всё нормально, Нэт! — прокричал Вуди. — Такое случается с лучшими из нас, со мной — так постоянно!

— Всё равно не открою, — послышалось из-за двери.

— Нэт, мне нужно полотенце или что-нибудь. — В голосе Вуди слышалось отчаяние. — Я стою голый перед Фиш.

Последовала короткая пауза, потом дверь приоткрылась на крохотную щёлочку.

— Только ты. — Голос Нэта дрожал. — Только ты, Вуди.

Когда Вуди проскользнул в ванную комнату, Нэт уставился на него яркими глазами-топазами.

— Ну, ты когда-нибудь видел такое? — спросил Нэт.

Вуди боролся изо всех сил, чтобы не показать другу, как потрясён его видом. Лицо Нэта перестало быть человеческим, но ещё не стало волчьей мордой. Голова изменила свою форму: лоб низкий, как у волка, но нос и щёки сохранили человеческие очертания, отчего Нэт напоминал неандертальца. Уши, увеличившиеся в размерах и покрывшиеся шерстью, торчали под разными углами. Изменился и рот, стал слишком большим для мальчика, а зубы удлинились и заострились на концах.

— Знаешь, не так уж всё и плохо, — солгал Вуди. — Мне доводилось видеть и похуже.

Нэт шумно втянул в себя воздух.

— Зря я упирался. — Его голос переполняла усталость. — Наверное, надо впустить Фиш. Всё равно рано или поздно она меня увидит.

Фиш уже успела подготовиться к худшему.

— Действительно, не всё так плохо, — выпалила она. — Я уверена, это временный затык. В конце концов, такое пару раз случалось и с Вуди.

Никто не мог обвинить Алекс Фиш в избытке весёлости — сухость и хладнокровие не позволяли ей веселиться. И для Нэта, который уже очень хорошо её знал, этот обман, этот радостный голос подтвердил все его страхи: выглядел он как чудище из фильма ужасов.

— Я скверно себя чувствую, — пожаловался он. — Голова вот-вот взорвётся.

— Анадин действует быстрее всех,[11] — сразу откликнулся Вуди, и Нэт впервые улыбнулся. Тут же об этом пожалел. Его лицо стало ещё страшнее. Эффект оказался умопомрачительным. Фиш, агент «Ночной вахты», навидалась страшного, но жизненный опыт не подготовил её к тому, что человек, которого она считала одним из лучших своих друзей, превратился в монстра. Она ахнула и отшатнулась, будто он неожиданно наставил на неё пистолет.

— Не так и плохо, значит? — с горечью повторил Нэт. — Похоже, теперь я знаю, что ты на самом деле думаешь.

— Нэт, извини, — Фиш уже замучила совесть, — просто…

— Всё нормально, — прервал её Нэт. — Мне нужно что-то принять от головной боли.

Фиш коснулась его руки, сжала.

— Что тебе нужно, так это Иона, — твёрдо заявила она. — И когда мы вернёмся в Мид-Лодж, ты удивишься, узнав, какого прогресса достигли мы с Ионой в поисках Бафомета.

Глава 15

Укушенная

Сразу после того как отец Гармонии приподнял окно кухни, чтобы выветрить запах растопленных зомби, Джош Фиркин, гибкий, как Слинки,[12] пролез в узкую щель. Острый нюх Джоша уловил множество запахов, но его интересовало, почему в доме были запахи не только людей, но и волков. И особенно ставил его в тупик тот факт, что этот волчий запах отличался от тех, с которыми ему доводилось сталкиваться раньше. В конце концов, он жил в одной пещере с вервольфами, в том числе и с ультравонючим Лукасом Скейлом. Новый загадочный волчий запах был именно запахом — не вонью.

Уши Джоша приподнялись, он принюхался. Острый слух уловил голоса как минимум троих людей — два женских, один мужской. И ещё два… Что ж, эти голоса звучали как человеческие, но Джош чувствовал: человеческого в их обладателях не больше, чем в нём. Знакомый голос, услышанный им ранее, сейчас затих, и его это радовало. Не хотел вспоминать о том, что когда-то был обычным подростком. Джош нетерпеливо тряхнул головой, отгоняя образы матери и сестры, и переключился на мысли о пустом желудке. Он не смог устоять перед искушением заглянуть в холодильник, и теперь добивал остатки еды, в том числе и ту, что хранилась в упаковках, когда почувствовал, что сзади кто-то стоит. Гармонию не пустили в ванную комнату, где девочка могла бы увидеть Нэта. Услышав шум, поднятый на кухне Джошем, она спустилась вниз, чтобы посмотреть, что же там такое происходит. Печально, но это кардинально изменило её жизнь.

Джош Фиркин вытащил голову из холодильника и развернулся, сверкая оранжевыми глазами. В его пасти так и осталась недожёванная еда. И пока Гармония таращилась на это новое чудовище, Джош совершенно забыл о том, что он вервольф, радуясь, что увидел человека, с которым ходил в один класс с семи лет.

«Гармония! Как поживаешь!» — Джош думал, что произносит эти слова, но, разумеется, при отсутствии человеческих голосовых связок, из его пасти вырывалось рычание.

Гармония не могла и представить себе, что этот большой коричневый волк когда-то был её приятелем Джошем Фиркином. Люди — особенно подростки — частенько пропадали в Темпл-Герни, но никто не знал почему. И у Гармонии не возникло и мысли, что этот страшный зверь — Джош.

— Не подходи ко мне, — прошептала она, не в силах повысить голос.

Джош, по-прежнему забыв, что он вервольф, вновь попытался что-то сказать. Из его пасти вырвалось: «Гр-р-р-р-р-р».

Гармония отчаянно огляделась в поисках какого-нибудь оружия, но не увидела ничего подходящего. Её разум вопил: «НА ПОМОЩЬ! ПА-А-А-А-АПА! НЭТ! КТО-НИБУДЬ!» — но с губ сорвался едва слышный стон.

Джош склонил голову набок и заскулил. «Конечно! Неудивительно, что она испугана! Вероятно, она даже не узнала меня!»

Он двинулся к ней, собираясь приободрить её, но вышло только хуже. Гармония выдвинула ящик и принялась швырять в него всем, что лежало внутри, попав ему в нос пластмассовой лопаткой. Ужасная боль!

Чем быстрее Джош приближался, тем быстрее Гармония отступала. Добравшись до двери, она развернулась и бросилась в коридор. Джош, как и положено волку, рванул за ней. Гармония поскользнулась на натёртом полу и упала бы, сильно ударившись головой, если бы Джош не поддержал её, ухватив за руку.

Гармония закричала от ужаса и боли, и Джош в замешательстве разжал челюсти, освободив её руку. Девочка тяжело опустилась на пол и принялась отползать от Джоша, прижимая руку к груди и не отрывая глаз от вервольфа.

— Что ты сделал? — спросила она, а потом повалилась на пол, лишившись чувств.

«О господи, что я наделал!» — подумал Джош, глядя на лежащее на полу тело одноклассницы. Он ткнулся в неё носом, но та не приходила в себя. Он обнюхал руку Гармонии, и его сердце упало. Кровь! Его зубы проткнули кожу девочки.

И это означало, что Гармонии Уэдлок предстояло стать вервольфом.

Учитывая, что Лукас Скейл поставил перед Джошом Фиркином задачу рекрутировать новых волков, вы могли бы подумать, что Джоша случившееся совершенно не огорчило. На самом деле всё обстояло иначе: в прежней жизни Джошу нравилась Гармония Уэдлок, и хотя обращение в вервольфа имело свои плюсы, в служении Лукасу Скейлу удовольствия не было никакого.

Он вспомнил, что Скейл наказывал ему никогда, ни при каких обстоятельствах не рекрутировать девушек. Джош не мог назвать причину (он, надо отметить, и не слушал Скейла), но не сомневался в её весомости.

Джош заскулил. Ой, как всё плохо!

Он вновь обнюхал Гармонию, ткнул её лапой, гадая, что же делать дальше. Но долго гадать не пришлось. Джо Уэдлок уже поднимался из подвала. И, войдя в коридор, Джо увидел, что большой волк толкает лапой тело его любимой дочери, а на полу краснеют пятна крови.

— ГАРМОНИЯ!

Горе и ярость, переполнявшие голос Джо Уэдлока, не оставили Джошу Фиркину выбора. Развернувшись, скребя когтями по скользкому полу, он бросился к кухонному окну, выпрыгнул сквозь него, порезав лапу острым осколком, и помчался к лесу.

* * *

Спустившись вниз, они нашли Джо Уэдлока. Он покачивал на руках дочь, по-прежнему пребывающую в глубоком обмороке. Фиш, всё в том же обтягивающем чёрном комбинезоне, выглядела теперь далеко не так великолепно, как прежде. Вуди, завёрнутый в розовое банное полотенце, заметно побледнел, а Нэт добавил к своей одежде клетчатую бейсболку и такой же шарф, которые нашёл за дверью в спальне Гармонии. Они скрыли и лоб, и рот, но он понимал, что и в таком виде не сильно отличается от урода.

Впрочем, Джо Уэдлок никаких изменений в нём не заметил.

— Помогите мне, — простонал он. — Гармония… она… её укусили. Смотрите.

Фиш оглядела неровный край раны на руке Гармонии.

— Вервольф? — мрачно спросила она.

Вуди обнюхал укус.

— Да. Рана неглубокая, свежая, но…

— Этого достаточно, — кивнула Фиш. — Давно она так лежит?

— Я не знаю, — выкрикнул Джо. — Волк толкал её лапой, когда я их увидел. Она умрёт?

Нэт наклонился над девочкой:

— Помогите мне перенести её в автомобиль. Мы должны отвезти её в Мид-Лодж. Как можно быстрее.

* * *

Джош Фиркин, уже в человеческом облике, вернулся в подземелье и на цыпочках направился к своей комнатушке. Он увидел затылок Лукаса Скейла над спинкой его кресла-качалки, но — к счастью — Тедди Дэвис на пути ему не попался. Джош с облегчением вздохнул. Сейчас он зайдёт в свою спальню, оденется, и никто никогда…

— А-А-А-А-А-а-а-а-а-х-а-а-а-а-а-в-о-о-о-о-о-х! У-х-х-х-о-у-у-у-у-а-а-а-а-р-о-о-о-о-х!

Джош замер. Только этого не хватало! Какофония доносилась из дальнего конца пещеры, где держали вновь рекрутированных вервольфов. Должно быть, он разбудил их, а теперь они могли разбудить Скейла. Вой многократно усиливался сводами пещеры. Голова Скейла дёрнулась, он начал просыпаться.

Джош Фиркин затаил дыхание и бочком прокрался к двери своей комнаты. Открыл её, скользнул внутрь, закрыл за собой и привалился к ней спиной, тяжело дыша. Сердце его грозило выломать рёбра, и какое-то время он простоял с закрытыми глазами. Открыв их, он понял, что не один.

Тедди Дэвис сидел на кровати Джоша. В темноте глаза Тедди светились оранжевым.

— И где тебя носило? — спросил Тедди.

— Э… нигде, — обтекаемо ответил Джош. — Проверил, знаешь ли, всё ли в порядке, спокойно ли… Ты понимаешь, просто… проверил.

— Ачто с твоим ртом? — спросил Тедди. — Похоже, он в крови.

Джош вытер губы тыльной стороной ладони.

— Э… потекла из носа.

— Правда? — спросил Тедди. Поднявшись с кровати, он взял Джоша за руку. Сощурился и поднёс руку к своему носу. Только тут Джош заметил, какие большие у Тедди ноздри.

— Человеческая! — прорычал Тедди. — Это человеческая кровь. Чья? И не смей мне лгать!

— Я не знаю, с чего… — начал Джош, но уже понял, что обман не пройдёт. Тедди Дэвис только выглядел глуповато. Он явно собрался схватить Джоша за горло, но тот успел отступить в сторону.

— Я… я не хотел, — пролепетал Джош. — Она… она убегала, и я только…

— Она? — Бледное лицо Тедди побледнело ещё сильнее. — Маленький глупец! — Он плюнул Джошу в лицо. — Или ты не знаешь правил?

— Каких правил? — вскинулся Джош. — Я не собирался рекрутировать её. Я знаю, что от девушек пользы никакой. Она падала, и я…

— Заткнись! — прорычал Тедди. — Даже Скейл не рекрутирует женщин. Правда, они редко выживают после нападения. Кем бы она ни была, думаю, к ленчу она уже умрёт.

Джош стоял, притихший и голый, его глаза наполнились слезами.

— Но это всего лишь царапина. От такого конечно же не умирают.

— Тогда ей будет только хуже. — Тедди оскалился. — Она станет, как мы. Надеюсь, ты доволен.

— Что… что, если он… Скейл… узнает об этом? — промямлил Джош.

Тедди не ответил. Просто стоял с застывшим на лице ужасом. Джош медленно повернулся, уже зная, что произошло. Зная, что он сейчас увидит.

Лукас Скейл слышал всё.

Глава 16

Зацепки

— Больше я ничего не могу сделать. — В голосе Ионы де Гурни слышалась печаль. — Процесс уже пошёл. Я очень сожалею.

— Но Нэт говорил… — в отчаянии начал Джо Уэдлок.

— Когда Скейл напал на Нэта, ему очень повезло, — ответила Иона. — Рядом оказалась медсестра, которая смогла перелить ему кровь Вуди через сорок минут после нападения. Кровь волвена уничтожила кровь ликана.

— Извините, Джо. — От бравады и самоуверенности Фиш не осталось и следа. — Я вас подвела, мы опоздали.

— И что будет теперь? — прошептал Джо, глядя на дочь. — Она же не умрёт?

— Я останусь с ней, мистер Уэдлок, и сделаю всё, чтобы мы её не потеряли, — заверила его Иона.

— Думаю, я тоже останусь, — Джо повернулся к Ионе, — чтобы увидеть самому, всё ли в порядке.

* * *

Лукасу Скейлу нравилось, когда его боялись. От ужаса, стоявшего в глазах Джоша Фиркина, его злобное сердце пело, а вот бегающий взгляд Тедди Дэвиса тревожил и интриговал.

«Юному Джошу скрывать нечего, — думал Скейл. — Я услышал всё, стоя за дверью». Но что-то в поведении Тедди вызвало у него подозрения. С этим следовало разобраться.

— Ты уверен, что мальчишка Карвер и этот волвен были в доме гробовщика? — спросил он насмерть перепуганного Джоша.

— Да, — кивнул Джош, который стремился хоть как-то задобрить Скейла. — Сам я их не видел, но учуял запах волка и слышал их.

— Наверное, это были они. — Жуткие глаза Скейла затуманились. — Больше некому.

«Нет нужды гадать, где они теперь, — подумал Скейл. — Или придётся перелететь через стену, окружающую поместье Ионы де Гурни».

* * *

Следующие два дня выдались тяжёлыми и для хозяйки, и для гостей Мид-Лодж. Иона и Джо менялись с Фиш и подростками, дежуря у кровати Гармонии, — девочка ни на секунду не оставалась одна. К счастью, Гармония отличалась крепким здоровьем, и её организм, похоже, справлялся с нагрузками, вызванными обращением. Иона молилась, чтобы рассудок девушки оказался не менее стойким.

Нэту казалось, что они провели в Мид-Лодж не одну неделю — произошло так много событий! Он практически забыл, почему они вернулись в Темпл-Герни и что намеревались найти.

Хотя Иона прежде всего занималась только Гармонией, её очень огорчало и то, что случилось с Нэтом. «Я постараюсь найти заклинание, которое поможет тебе завершить обращение, — пообещала она. — А пока Фиш покажет тебе, что нам удалось выяснить о местонахождении головы Бафомета. Кажется, появились неплохие шансы её отыскать».

Алекс Фиш это предложение вполне устроило. Она считала, что они уже слишком долго топчутся на месте. Они с Ионой наметили две версии, которые ей хотелось прорабатывать и дальше. Стараясь не терять времени, Фиш отвела подростков в большой банкетный зал Мид-Лодж, чтобы познакомить их с версией, которую полагала наиболее перспективной — она собиралась рассказать о некоем Райдиане, хранителе головы Бафомета.

От гудения компьютеров и сильного запаха пряностей Нэту стало нехорошо. Голова всё ещё болела, и он едва держался на ногах. Пару раз он перехватывал взгляд Фиш и понимал по виноватому выражению её лица, что она таращилась на него. Для Вуди новая внешность Нэта ничего не изменила, и в благодарность Нэт с радостью расцеловал бы Вуди.

— Итак, — голос Фиш вновь стал деловым: для неё началась работа, — вот что ищут Скейл и демон.

Она показала Нэту несколько картинок, которые скачала из Интернета.

— Э-р-г-х, — ахнул Вуди. — Отвратительно.

— Мы нашли множество изображений и описаний Бафомета. — Фиш проигнорировала гримасу, которую скорчил Вуди. — Разумеется, нет ни одной фотографии, потому что никто из живущих в последние сто лет его не видел. Насколько нам это известно.

Нэт всмотрелся в одну из картинок, полученных от Фиш. Не приходилось удивляться тому, что Вуди содрогнулся. Что-то первозданное и чудовищное ощущалось в этом крылатом существе с телом человека и головой козла. С трудом удавалось представить себе, что такой монстр мог существовать в реальности. Голову венчал остроконечный золотой шлем, а пустые жёлтые глаза убедили Нэта, что это существо, если оно действительно существовало, могло погубить мир ещё прежде, чем село бы завтракать. От одного взгляда на картинку ему стало не по себе.

— Нэт, ты ничего не говоришь. В чём дело? — спросила Фиш.

Нэт побледнел:

— Я… извини. Вуди, разве ты этого не чувствуешь?

— Что? — в недоумении спросила Фиш.

— Словно кто-то прошёл по моей могиле. — По телу Нэта пробежала дрожь.

Вуди пристально посмотрел на него.

— Это одно из твоих предчувствий? — спросил он. — Когда должно случиться что-то плохое?

— Плохое уже случилось.

Они все подумали о Гармонии. Девочка крепко спала, но с каждым часом всё больше и больше покрывалась шерстью.

Нэт покачал головой:

— Ладно, извините! Теперь мы знаем, как выглядит голова Бафомета. Так с чего мы начнем её поиски?

Фиш коротко улыбнулась. «Молодчина, Нэт», — подумала она, радуясь тому, что он не ушёл в себя из-за случившегося.

Она присела на мягкий диван.

— В одной летописи рассказывается, что во времена Крестовых походов голова Бафомета в течение двухсот лет охранялась рыцарями-тамплиерами. Когда их арестовали — среди прочего, за поклонение Бафомету и отречение от Бога, что в те времена считалось серьёзным преступлением, — голову не нашли. И мы знаем, что тамплиеры лишь охраняли её, чтобы она не попала к плохим людям, а вовсе не поклонялись ей.

В записях сэра Уильяма де Гурни Иона нашла упоминание о Бафомете, но только в четырнадцатом столетии праправнук сэра Уильяма, Хью де Гурни, изложил эту историю в должном виде. Один из последних тамплиеров, сэр Хью знал все секреты ордена. Он указал, что примерно в 1312 году голову Бафомета вывезли из Франции и отдали на хранение отшельнику Райдиану. Тридцать шесть лет спустя демон, посланник ада, хитростью выманил голову у Райдиана. Прежде чем Райдиан и его люди сумели вернуть голову и отправить демона обратно в ад, треть населения Европы умерло от загадочной, но смертельной болезни.

— Ты говоришь о Чёрной смерти,[13] — мрачно кивнул Нэт.

— Может, голову похоронили вместе с Райдианом, когда он умер? — предположил Вуди.

— Ты просто читаешь мои мысли. — Фиш поворошила свои волосы. — Согласно хронике сэра Хью, Райдиан был типичным отшельником, жил в одиночестве, посвящал всё своё время молитвам и борьбе со злом. Скорее всего, после смерти Райдиана больше никто не захотел взять на себя ответственность за хранение головы Бафомета. Поэтому, найдя умершего старика, мы найдём и голову Бафомета. Очевидно, прежде всего нам необходимо определиться с местонахождением его могилы. И тут нам повезло. Посмотрите!

Алекс Фиш натянула на руки тонкие белые перчатки. Положила перед собой на стол книгу в переплёте из мягкой коричневой кожи, инкрустированной золотом, и осторожно открыла её на странице, отмеченной кожаной закладкой.

Если бы не ужасное самочувствие, Нэт испытал бы благоговейный трепет, вновь увидев эту книгу. В последний раз, когда он просматривал подобную книгу, его забросило в Средние века. И он опасался прикоснуться к ней, потому что всё могло повториться. Но от опасений этих вскоре не осталось и следа, потому что сэр Хью, похоже, владел гусиным пером ничуть не хуже своего прапрадеда, и вскоре оба мальчика уже всматривались в прекрасные рисунки. Выглядели они такими яркими, что просто не верилось, что им уже многие сотни лет.

— Сэр Хью положил много сил на перевод рукописей отшельника, — объясняла Фиш, — потому что старик писал их на старом саксонском языке, а не на французском и не на латыни, как многие. И здесь имеется несколько упоминаний о том, что Райдиан жил в пещере.

Даже новое лицо Нэта не помешало Вуди заметить, что его друг разочарован.

— Но Британия вся в пещерах, — произнёс Нэт. — Как нам найти ту, в которой Райдиан жил и умер, да и вообще в Британии ли эта пещера?

— Минуточку, — улыбнулась Фиш. — Взгляни на эту запись.

Нэт и Вуди через её плечо всмотрелись в то место, куда она указывала.

— Тут написано, что монах Райдиан жил в terra totae aestatis, и на латыни это означает, согласно переводу Ионы, «земля лета». Именно так в то время называли Сомерсет. И, что более важно, если вы посмотрите вот сюда… и сюда, то отыщете и другие зацепки.

Несмотря на первое разочарование, Нэт начал проникаться энтузиазмом Фиш. Шерсть на его затылке встала дыбом, когда он увидел, что нарисовал сэр Хью де Гурни.

А нарисовал он две фигурки: в одной безошибочно узнавался волвен, в другой — подросток. Лицо его оставалось скрытым, а на голове он носил клетчатую бейсболку.

— И что это означает? — выдохнул Нэт.

— Иона практически уверена, что в определённый момент поисков вы с Вуди отправитесь в прошлое, — сверкая глазами, ответила Фиш. — Круто, правда?

— Ты хочешь сказать, мы станем частью легенды? — изумился Вуди.

Фиш кивнула:

— Давным-давно, сотни лет тому назад, существовала история о двух путешественниках во времени, которые стали новыми хранителями головы Бафомета. История эта стала легендой.

— И как заканчивается легенда? — поинтересовался Вуди. Он боялся ответа, но не мог не задать этого вопроса.

— Это было бы слишком просто. — Фиш вновь улыбнулась. — Видите? Если на этом рисунке вы вдвоём, а я в этом уверена, значит, вы вместе и обследуете Землю лета. И посмотрите сюда — Regius Alfredis villa aestival!

На лицах Нэта и Вуди читалось полнейшее непонимание.

— Regius — это королевский. Тут говорится о старом короле Уэссекса, Альфреде,[14] летний дворец которого находился в Чеддерском ущелье.[15]

— Значит, Райдиан жил в летнем дворце? — спросил Нэт.

Фиш покачала головой:

— Иона сверила даты, и получилось, что к тому времени, когда там появился Райдиан, дворец старого Альфреда превратился в руины. Но, посмотрите… — Фиш осторожно перевернула ещё несколько страниц. — Здесь приведена карта, на которой указано местоположение дворца. На ней изображена и древняя часовня, под которой находились пещеры. Отличное место для проживания отшельника!

— Нам надо скопировать эту карту. — Нэт поправил шарф.

— Вы уже идёте? — спросила Фиш.

— А чего терять время? — ответил Нэт.

— Вам что-нибудь нужно? — спросила Фиш.

— Только наши носы, — улыбнулся Вуди.

* * *

Если бы хоть один из них в этот момент взглянул вверх, то увидел бы улыбающуюся астральную тень Лукаса Скейла, прилепившуюся к стене над их головами, как чудовищная муха. Он отсалютовал им за помощь и подмигнул, будто настенный выключатель. Потом его астральное тело вернулось из Мид-Лодж в пещеру и проскользнуло под грубую кожу.

Едва придя в сознание, Скейл созвал волков. Он понимал, что рискует, полагаясь на новых рекрутов, но ему требовались их скорость и сила. По прошлому опыту Скейл знал, что волвены больше и сильнее вервольфов, поэтому, если уж придётся драться, можно будет взять только числом. Краем глаза Лукас Скейл приглядывал за Тедди Дэвисом. С того самого дня, как он застал Тедди в комнате Джоша Фиркина, он перестал посвящать его в свои планы. Да и Джошу, похоже, требовался ещё один сеанс гипноза, чтобы гарантировать его верность в будущем. Но по крайней мере Джош снабдил его важной информацией о местопребывании волвенов и их союзников.

* * *

Тедди Дэвис чувствовал себя одиноким и испуганным. Внезапно Скейл перешёл к активному поиску головы Бафомета. Тедди не мог связаться с «Ночной вахтой» и предупредить Квентина Кроуна, потому что его мобильник не принимал сигнала, да он и не представлял себе, что происходит. Содержимое бумаг, которые Скейл получил из Ватикана, оставалось тайной — никто в подземелье не знал итальянского, в том числе и Скейл, но по какой-то причине это уже не имело никакого значения. Скейл приказал Тедди подогнать свой «хаммер» из тайника в Восточном лесу. Новые вервольфы лаяли в своих комнатах. Все куда-то собирались. Куда именно, Тедди Дэвис не знал.

Глава 17

Пещера отшельника

— Будьте осторожны, — напутствовала Алекс Фиш Нэта и Вуди, высадив их на обочине. — Сомнительно, что вы найдёте то, что ищете, но, возможно, отыщете доказательства того, что Райдиан когда-то жил именно здесь. Если увидите место его захоронения, с этого лучше всего и начинать.

Нэт кивнул.

— Увидимся у Ионы, — добавила Фиш. — Если в Чеддерском ущелье головы Бафомета нет, босс просит вернуться в Лондон.

— Зачем мы ему нужны в Лондоне? — спросил Нэт.

— Он просто подстраховывается, — ответила Фиш. — Если кто-нибудь и сможет найти что-нибудь такое, что приведёт нас к голове Бафомета, так это вы. Но, если в пещере головы нет, мы, для общего блага, должны хотя бы на шаг опережать Лукаса Скейла.

Никому не хотелось даже и думать о том, что произойдёт, если Скейл и его волки первыми доберутся до головы. И, как и указывалось в хрониках сэра Хью, Нэт и Вуди, вооружённые фотокопией древней карты, двинулись к руинам летнего дворца короля Альфреда. Фиш прикрыла глаза рукой, наблюдая, как ребята поднимаются к Чеддерскому ущелью. Нэт шёл первым, скрывая своё ставшее таким жутким лицо бейсболкой и шарфом. Вуди следовал за ним в облике волвена.

Нэт чувствовал себя так, будто его голова была на шарнирах. Как только они с Вуди вошли в скалистое ущелье, он начал то и дело оборачиваться: ему казалось, что Лукас Скейл настигает их, может, и вместе со своими волками. Плохими волками, которых он рекрутировал. Вуди дышал как паровоз, язык у него вывалился изо рта.

Они поднялись на гребень. Нэт огляделся. Чеддерское ущелье лежало метров на сто пятьдесят ниже их, и вокруг царила тишина, если не считать пения птиц и гула летящего в вышине самолета. Мальчик вдохнул ароматы майорана, тимьяна и иван-чая, к которым примешивался не слишком приятный запах овечьих катышков — их хватало в траве. Стоя рядом с Вуди и чувствуя лёгкий ветерок, Нэт представлял себе, что находится на вершине мира.

Он чуть сдвинул бейсболку назад, стянул шарф вниз и сел рядом с Вуди на пружинистый дёрн, расстелив перед собой карту.

— Если ей верить, сейчас мы сидим на руинах летнего дворца. Смотри, даже видно, где находились фундаменты. — Нэт указал на ровные участки дёрна. — Но я не вижу ни пещеры, ни даже лаза. А ты?

Вуди уже обнюхивал то место, где когда-то стояла часовня. Что-то не очень верилось, что в далёком прошлом люди жили в этом королевском дворце, люди, тела которых давно уже превратились в пыль.

— Я думаю… — начал Нэт.

Но Вуди исчез.

Поправив бейсболку, Нэт поднялся и поспешил к тому месту, где в последний раз видел волвена. И оказался на небольшом каменистом холмике, частично заросшем травой. Он принялся ощупывать его поверхность руками, надеясь отыскать скрытый лаз.

— Ладно, сдаюсь! — крикнул он. — Где ты?

Послышалось шуршание, и показалась голова Вуди — чуть правее того места, где стоял Нэт. Лаз полностью скрывали переплетённые плющ и вьюнок, и в ноздри Нэта ударил горьковатый запах сырости.

— Хочешь, чтобы я последовал за тобой? — улыбнулся Нэт.

«Сильная клаустрофобия».

Нэт застонал:

— Лаз узкий?

Вуди гавкнул:

«Будь уверен».

Нэт заскрипел своими немаленькими зубами. С тех пор как начались эти волвеновские приключения, ему частенько приходилось протискиваться в пещеры, склепы, подземные тоннели, от которых тело его покрывалось ужасным, холодным потом клаустрофоба.

— Ладно, — смиренно выдохнул Нэт и наклонился, чтобы последовать за Вуди. — Если Райдиан жил здесь, он был настоящим карликом.

Забравшись в лаз, Нэт замаскировал его плющом, чтобы скрыть от посторонних глаз. Каждый шаг ему давался с трудом: всё время приходилось помнить о низком потолке. Каждое неловкое движение грозило шишкой на голове. Конечно, всё значительно бы упростилось, если бы он обрёл четыре лапы. Оставалось только надеяться, что лаз увеличится в размерах и перейдёт в пещеру. Триста миллионов лет тому назад Чеддерское ущелье и примыкающие к нему удивительные пещеры были созданы потоками талой воды, которая то замерзала, то оттаивала вновь в вечной мерзлоте, но Нэт почему-то не сомневался, что этот лаз в путеводителях не указан. Его пробили в скале, пахло в нём сыростью и морскими водорослями, но, к счастью, и Нэт, и Вуди отлично видели, что впереди.

— Подожди, — прошептал Нэт. — Посмотри!

Вуди попятился — узкий тоннель не позволял развернуться — и посмотрел.

— Наскальные рисунки! — взволнованно воскликнул Нэт. — Им тысячи лет, может, и миллионы!

И Нэт, и Вуди в изумлении смотрели на чёрные и красные рисунки на белом известняке. На детально прорисованные изображения животных, которые обитали в здешних краях в далёком прошлом. Картинки из жизни древних людей, для которых эта пещера служила домом! Мамонт, олени, люди с дротиками, которые, понял Нэт, охотились на них. Волки, лошади, орлы, прекрасно вычерченные лица взрослых и детей, сидящих вокруг костра, всё это осталось на стенах для потомков. Нэт мог бы смотреть на эти картинки весь день, но Вуди, помня об их миссии, ткнулся в него мордой.

— Ладно. — Голос Нэта переполняло сожаление. — Ты первый.

Они вновь устремились вниз, чувствуя ветерок, который дул им навстречу. Тоннель уводил их всё глубже и глубже, и, к облегчению Нэта, потолок начал постепенно подниматься. Зрение волвена полностью компенсировало постепенно наступающий мрак (свет с поверхности земли так глубоко уже не проникал). Наконец Вуди привёл их в пещеру, где, возможно, и жил Райдиан. Во всяком случае, они на это надеялись.

Чуть впереди светилась ярко-зелёным водная гладь, величественные сталактиты и сталагмиты — густым пурпуром. Когда глаза Нэта окончательно привыкли к темноте, он увидел, что стены пещеры сплошь — от каменного пола до скалистого потолка — покрыты тысячами символов и рисунков.

— Эй! Ты видишь то, что вижу я? — тихо спросил он.

Вуди подтверждающе гавкнул, и звук этот гулко разнёсся по пустой пещере. Они молча стояли и смотрели на наскальные изображения. Драконы и лошади, щиты и мечи. Рыбы, буханки хлеба, кресты, мужчины и женщины в средневековых одеждах. Рыцари в броне, горящие люди, змеи, дьяволы и…

Бафомет! Рогатое существо с головой козла и телом человека смотрело на них бездонными, жёлтыми, бесстрастными глазами. Огромные крылья сложены за спиной, на голове — остроконечный шлем. Демона на стене из известняка изобразили в полный рост, так что рогатый получеловек-полукозёл возвышался над ними во всём своём жутком великолепии.

Нэт почувствовал, как шерсть на его затылке встаёт дыбом, а по телу начинает разливаться знакомое тепло.

«Да! Пожалуйста! Пусть это будет обращение!» — молчаливо взмолился Нэт, закрыл глаза и изо всех сил попытался трансформироваться. Но, увы! Он по-прежнему стоял на двух ногах и смотрел на изображение Бафомета, которое в темноте казалось чуть ли не объёмным. Вуди коротко гавкнул, словно спрашивая, что делает Нэт, но тот его и не слышал.

Он смотрел на изображение. Оно мерцало и расплывалось. Потом Нэт почувствовал запах благовоний и, к полному своему изумлению, понял, что замечает какое-то движение. Перед его взглядом возник высокий мускулистый мужчина с длинными седыми волосами, одетый в длинный плащ. Интуитивно Нэт осознал, что видит то, что произошло в стародавние времена. Каким-то образом время сместилось, но ни Вуди, ни мужчина, который возник перед ним, об этом не подозревали.

Фигуру он видел всё яснее. Различил длинную седую бороду и понял, что на мужчине не плащ, а монашеская ряса. Как замедленная съёмка! Монах начал что-то вырубать в мягком известняке. Погрузившись в транс, Нэт наблюдал, как человек вырубает лицо Бафомета.

Он видел перед собой Райдиана.

* * *

Скейл и его стая из семи волков поднимались, следуя запаху волвена, по крутым скалам Чеддерского ущелья. Скейл нутром чуял победу (а может, ощущение этого носилось в воздухе?). Они добрались до того места, где когда-то стояла древняя часовня. Им не потребовалось много времени, чтобы по запаху Вуди найти и лаз, который вёл в пещеру отшельника. Джош Фиркин уже собрался прыгнуть в лаз и начать преследовать Вуди, но у Скейла созрел другой план — простой, но более эффективный. Он приказал своим волкам окружить лаз и ждать. Пусть Нэт Карвер и его уродец сами сделают всю тяжёлую работу и вытащат из пещеры голову Бафомета. А потом он, Скейл, отнимет её у них, совсем как Абаназар отнял волшебную лампу у Аладдина.

* * *

Когда к Нэту вновь вернулся дар речи, он рассказал изумлённому Вуди, что ему довелось увидеть.

— Я словно получил послание от Райдиана, — выдохнул он. — Помнишь хроники сэра Хью? Каким-то образом Райдиан знал, что мы придём сюда и будем разыскивать голову Бафомета, а это означает, что в какой-то момент мы перенесёмся в прошлое.

Вуди зарычал, и Нэт понял, что перспектива путешествия во времени волвена совершенно не радует.

— Это здорово, — заверил его Нэт. — Честно. Я проделывал это дважды, и никаких проблем, если не считать, что я отключался и меня рвало.

Вуди зарычал снова: Нэт его не убедил. Они продолжили обследование пещеры в поисках костей или чего-нибудь другого, что могло бы привести их к голове Бафомета.

— Я думаю, пещера уходит в глубину, — предположил Нэт. — Послушай! Где-то журчит вода. Может, это подземная река?

Вуди осторожно опустил лапы в зелёный бассейн. Он оказался очень мелким, и скоро Вуди вылез из него совсем с другой стороны.

— Да, видишь? — спросил Нэт. — Там какой-то коридор. Он вырублен в скале.

Нэт следом за Вуди пересёк бассейн. Волвен уже обнюхивал углы в поисках запаха — любого запаха, который мог бы свидетельствовать о захоронении. Конечно же вырубленный в скале коридор привёл их в другую пещеру, но на лице Нэта, когда он огляделся, отразилось разочарование.

— Пол — твёрдая скала. В стенах никаких ниш, где можно было что-то спрятать или захоронить. Не знаю, как ты, но я уверен, что костей Райдиана здесь нет.

Вуди согласно гавкнул, и, довольные, что они ничего не упустили, Нэт и Вуди начали длинный подъём на поверхность. На этот раз первым шёл Нэт. Когда они почти добрались до выхода из лаза, мальчик резко остановился и положил руку на шею волвена, придерживая его.

«Что-то тут не так».

Во-первых, он сам замаскировал лаз плющом, а теперь его отбросили. И появился запах. Этот запах он узнал бы из тысячи других. Запах Лукаса Скейла.

Нэт приложил палец к губам и показал на край лаза. Словно увидев картинку, формирующуюся в голове Нэта, Вуди мгновенно всё понял.

«УХОДИМОБРАТНО».

Повторять Нэту не пришлось.

Глава 18

Золотые Зубы

— За ними! — прокричал Лукас Скейл. Вервольфы, стремясь произвести наилучшее впечатление на своего хозяина, рванули к лазу. Каждый стремился пролезть первым, но в результате они только мешали друг другу. Яростные крики Скейла доносились до Чартерхауса и Чеддера, когда он пытался разблокировать лаз.

В какой-то момент ноги Нэта заплелись, и немалую часть пути в пещеру Райдиана они прокатились по полу. Услышав крики Скейла, Нэт понял, что рано или поздно стая вервольфов их догонит. В пещере он следом за Вуди побежал на журчание воды, надеясь, что там другой выход. Нэт знал, что у вервольфов, пусть они и не видят в инфракрасном диапазоне, зрение лучше, чем у людей, и, если второго выхода не окажется, его с Вуди разорвут в клочья. Нэт видел, как тело Вуди излучает оранжевый свет, и бежал на это тёплое зарево, надеясь, что Скейл с его стаей если и сумеют спуститься в пещеру, то в темноте их не разглядят. Оранжевый силуэт волвена был всё время впереди, и Нэт вновь почувствовал лёгкий ветерок, дующий в лицо, когда вслед за Вуди шёл по ледяной воде.

«Наверх, — мысленно крикнул ему Вуди. — Прыгай!»

Нэт сощурился и увидел, о чём говорит его друг. Примерно в метре находился естественный уступ, а за ним, далеко-далеко, световая точка.

— Тоннель! — радостно воскликнул Нэт. — Пошли.

«А-А-А-А-А-А-а-а-а-а-г-х-о-о-о-о-о-о-а-х!»

— Нет! Они прорвались! — крикнул Нэт. — Пошли, пошли, пошли!

Вуди запрыгнул на уступ, Нэт вскарабкался следом, отчаянно стараясь не замечать охватившего его замкнутого пространства. Этот тоннель оказался в два раза уже того, первого, по которому они спустились в пещеру. А он-то думал, что уже не бывает! Внезапно ему в голову пришла действительно ужасная мысль: «Что, если… что, если выхода из тоннеля не будет!» Они застрянут в ловушке, как крысы, и волки Скейла утащат их обратно в пещеру и…

«ПРЕКРАТИ!» — услышал он мысленную команду Вуди и заставил себя не паниковать. Прикусив губу, Нэт следовал за хвостом Вуди. Волвен полз, отталкиваясь длинными лапами, а колени и ладони Нэта царапали камешки и острые выступы известняка.

«А-А-А-А-А-А-а-а-а-а-г-х-о-о-о-о-о-о-а-х!»

Ещё один торжествующий вопль.

* * *

Острый слух Вуди позволил ему уловить шуршание, доносящееся с другого конца тоннеля. Стая Скейла сокращала разделявшее их расстояние.

Он пополз быстрее, зная, что должен вывести Нэта из пещеры. Нэт прилагал все усилия, чтобы не отстать, и Вуди чувствовал, как его друг пытается блокировать дурные мысли и сосредоточиться на том, что надо выбраться из тоннеля — подальше от вервольфов, поближе к свежему воздуху.

Несмотря на то что мохнатое тело Вуди закрывало весь обзор, Нэт чувствовал: по мере приближения к выходу из тоннеля становится всё светлее и светлее. Прошли, наверное, часы, прежде чем косматая голова Вуди показалась над поверхностью, — он глотнул свежего воздуха. Ещё несколько секунд, и Нэт уже выбирался из тоннеля следом за Вуди. Он лихорадочно огляделся в поисках чего-нибудь тяжёлого, чтобы заткнуть лаз и остановить вервольфов, но времени не оставалось. Они были рядом — он слышал их дыхание и ощущал исходящую от них вонь.

— Беги! — крикнул Нэт. — Если придётся, добирайся до Ионы без меня.

Из тоннеля они вылезли на крутой скалистый склон. Вниз то ли бежали, то ли скатывались — к зелёным пологим лугам у дна ущелья. Нэт рискнул оглянуться и ахнул. Два вервольфа настигали их.

Такие огромные! Он оглядел склон и увидел остальных — оранжевые глаза, острые зубы… Они бежали следом за самыми быстрыми. Нэт на мгновение закрыл глаза и взмолился о чуде.

Он напрягся, надеясь, что чудом станет давно ожидаемое обращение. Будь он волвеном на четырёх лапах, они с Вуди легко убежали бы от стаи вервольфов. Но, как он ни старался, его тело оставалось прежним: немного подростковым, немного волчьим.

«ДЕРЖИСЬБЛИЖЕКОМНЕ!» Мысленный вопль Вуди ворвался в сознание Нэта, вырвав его из пучины отчаяния. Он последовал за волвеном, прыгая с камня на камень, как горный козёл. Нэт понимал: он должен перестать думать о мохнатых преследователях и сосредоточиться на спуске. От Вуди он не отставал, прыгая по следам его задних лап. Да он просто ходуля «Поуго»,[16] скачущая за своим другом. Нэт не мог не улыбнуться. Казалось, он летел по воздуху.

* * *

Вервольфам спуск давался с огромным трудом. Тедди Дэвис заметил, и не в первый раз, что Джош Фиркин отнюдь не торопился, в то время как другие вервольфы выскакивали из узкого тоннеля на дневной свет, а на спуске к ущелью и вовсе отстал. Тормозить лапами не получалось, так что вервольфы скользили на заду, всё набирая и набирая скорость, а острые камни рвали их нежную кожу. И, вместо того чтобы наброситься на Нэта и Вуди, они проскочили мимо них, прямо ко дну ущелья.

Не обращая внимания на Скейла, который рвал и метал, оставаясь у лаза, Тедди Дэвис держался рядом с Джошем. Он не знал, известно ли Нэту и Вуди, что он агент «Ночной вахты». Если бы он попался им на глаза, они могли бы его раскрыть. А если бы Скейл что-то и заподозрил, Тедди ответил бы, что не нападал на Нэта Карвера, потому что тот спускался с пустыми руками. То есть без головы Бафомета.

Тедди заметил и ещё кое-что весьма интересное. С тех пор как он в последний раз видел Нэта, подросток стал невероятно уродливым.

* * *

У-у-у-ф!

Вуди смягчил падение Нэта, и они поднялись на ноги. В ушах по-прежнему раздавались дикие крики Скейла. Нэт торопливо поправил бейсболку и шарф, довольный, что не потерял их во время погони. Вервольфов они не видели, но те наверняка находились где-то неподалёку, так что времени терять не следовало. Но начни они подниматься на другой склон ущелья, их тут же бы заметили. А если бы друзья побежали вдоль дороги — сразу бы настигли. И тут до них долетел рёв лишённых глушителей двигателей, перемежаемый воплями и криками. Нэт в замешательстве повернулся к Вуди, который застыл как белая мраморная статуя — уши торчком и раздувая ноздри.

«И что теперь?» — подумал Нэт. Но вместо стаи вервольфов они увидели слепящие лучи галогеновых фар. К ним подлетела стая мотоциклов, на которых сидели здоровенные мужики — без шлемов, с бугрящимися мышцами. Не успели Нэт с Вуди сдвинуться с места, как их окружили сверкающие «харлеи».

Несмотря на серьёзность ситуации, байкеры произвели на Нэта очень сильное впечатление. У большинства из них из-под бандан виднелись седые волосы, голые руки покрывали татуировки. На кожаных жилетках пламенела надпись: «Ангелы ада — ЧЕДДЕР».

— Ты Нэт, правильно? — крикнул ближайший к нему Ангел. И одарил подростка широкой золотой улыбкой: чуть ли не все его зубы сверкали золотом, а на груди висело ожерелье из зубов какого-то хищника.

Нэт промямлил: «Да», гадая, что за всем этим последует.

— Быстро! — крикнул, оглянувшись, Ангел Золотые Зубы. — Они нас нагонят, если мы сейчас не уедем! — Он посмотрел на Вуди: — Надеюсь, твой приятель добежит сам?

Прежде чем Нэт успел что-либо ответить, послышались волчьи завывания: вервольфы спешили к Ангелам ада. Ангел Золотые Зубы схватил Нэта за шкирку и усадил на заднее сиденье своего ревущего мотоцикла. Ангелы ада тут же сорвались с места.

* * *

Побитые и пристыженные вервольфы Лукаса Скейла укрылись под покровом леса, оставив Скейла вопить от ярости и разочарования. Он самолично видел изображение Бафомета, выбитое на стене пещеры, и — спасибо информации, которую он подслушал, когда его астральное тело прилепилось, как муха, к стене гостиной Мид-Лодж, — пришёл к тому же выводу, что и Нэт с Вуди. Монах Райдиан выбил на стене изображение Бафомета в качестве послания или зацепки для этих мальчишек.

Немного успокоившись, Скейл облизал чёрные губы и нахмурился.

Хранитель головы Бафомета каким-то образом знал, что волвен будет искать эту голову. Более того, из разговора между Ионой де Гурни (его бывшей подчинённой) и мальчишками вытекало, что этот Карвер способен путешествовать во времени.

«Плохие новости, — огорчился Скейл. — Действительно очень плохие новости».

* * *

«Да-а-а-а-а-а!»

В крови Нэта бурлил адреналин. Они не просто оторвались от Скейла и его волчьей стаи — Нэт мчался на заднем сиденье «харлея» Ангела Золотые Зубы в окружении Ангелов ада. Поначалу, опасаясь за свою жизнь, он чуть не задушил Золотые Зубы, вцепился в него и сидел, вдавившись лицом в кожаную жилетку, которая пахла пивом, табаком и машинным маслом. Изредка Нэт поглядывал в сторону и видел Вуди — тот, не отставая, бежал по обочине. И ему нравилось ощущать себя частью стаи. Пусть это была стая «харлеев».

Когда Ангел Золотые Зубы убедился, что вервольфы безнадёжно отстали, он сбросил скорость до приемлемого уровня.

— Отвезти тебя в Мид-Лодж?! — прокричал он, оглянувшись. — Думаешь, на сегодня приключений достаточно?

— Пожалуйста! — прокричал в ответ Нэт. — Вы что, знаете Иону?

— Конечно, — ответил Золотые Зубы. — Она своя в доску.

«Вот это да! — подумал Нэт. — Кто бы мог подумать, что Иона водит дружбу с Ангелами ада?»

Почти в сумерках мотоциклы подкатили к Мид-Лодж. Нэт с неохотой слез с заднего сиденья мотоцикла и поправил шарф и бейсболку.

— Проблемы с обращением? — сочувственно спросил его Ангел Золотые Зубы. — Если не повезёт, так мало не покажется.

— Да уж… — ответил Нэт. — Это точно. — Тут он нахмурился: — А откуда вы…

Ангел Золотые Зубы улыбнулся и поднял на лоб защитные очки. Его глаза светились оранжевым.

У Нэта буквально отпала челюсть.

— Вы что, вервольфы?

Другие байкеры тоже сняли очки, и Нэт прочитал ответ в их глазах.

— Мы ликаны, если ты, конечно, не возражаешь. — Он продолжал улыбаться. — Но мы хорошие парни. Просто, когда мы всё делаем правильно, никто об этом не помнит, но, если что-то делаем не так, никто этого не забывает.

Глава 19

Зелёный остров

Уже после полуночи Алекс Фиш и подростки прибыли в штаб-квартиру «Ночной вахты». Босс по-прежнему сидел за рабочим столом, как они, собственно, и ожидали.

Кроун постарался не обращать внимания на то, что случилось с Нэтом при неудачной попытке обращения — теперь мальчик не расставался с бейсболкой и шарфом. Он лишь ободряюще сжал плечо подростка и улыбнулся.

— Я уверен, как-нибудь всё образуется. — В его голосе слышалась напускная весёлость.

«Я тоже надеюсь», — мрачно подумал Нэт. Все ему сочувствовали, и его это радовало, но не отпускало чувство, что они говорили себе: «Да, жаль, что у тебя случилась такая беда, но я чертовски рад, что случилось это не со мной». И тут же решил, что всё это он выдумывает из жалости к себе.

Вуди и Нэт рассказали Кроуну о том, что видели в пещере, а также о том, как спаслись от стаи вервольфов Скейла.

— Вы видели Тедди Дэвиса? — озабоченно спросил Кроун.

Нэт покачал головой:

— Все вервольфы были тёмной окраски. Я узнал бы Тедди по светлой шерсти.

На лице Кроуна отразилась тревога.

— Надеюсь, с ним ничего не случилось. Он давно уже не связывался со мной.

— Может, он переметнулся на Тёмную сторону? — предположила Фиш. — Если исходить из того, что я знаю о Тедди Дэвисе, меня это не удивит.

Кроун покачал головой.

— Уверен, что могу ему доверять! — твёрдо заявил он. — Он сумеет передать нам жизненно важную информацию, если Скейл узнает о местонахождении головы Бафомета раньше нас.

* * *

— Это всего лишь метод исключения, — пожала плечами Фиш. Они пили шоколад с плавающими на поверхности розовыми, белыми и зелёными маршмэллоу.[17]

— Ты хочешь сказать, что мы должны побывать в каждом из тех мест, которые посещал Райдиан? — с ужасом спросил Нэт.

Фиш энергично кивнула:

— Изображение Бафомета на стене подтверждает, что Райдиан какое-то время жил в той пещере, но Нэт и Вуди не обнаружили следов захоронения, следовательно, мы можем вычеркнуть это место из нашего списка.

Нэт бросил в рот ещё одну маршмэллоу.

— А как же рисунок? Я вместе с Вуди в хрониках сэра Хью де Гурни?

— Да, мы знаем, что Нэт может перенестись в прошлое и вернуться обратно, — нервно вставил Вуди, — но на картинке есть и я. А я не хочу отправляться в прошлое!

Кроун сложил пальцы домиком и задумался.

— Картинка однозначно доказывает, что вы с Нэтом побывали в прошлом, — согласился он. — И, хотя Райдиан мёртв уже в течение многих столетий, он тем не менее виделся с вами и вырубил это изображение Бафомета как послание для вас.

— Именно! — улыбнулась Фиш.

Кроун протянул им лист бумаги. Последние двадцать четыре часа он провёл за изучением архивов, которые хранились в подземелье тамплиеров. Его интересовали странствия монахов-тамплиеров, прежде всего Райдиана.

— Это карта, куда я нанёс маршруты Райдиана, начиная с его посещения Святой земли. Однозначно можно сказать только одно: на месте ему не сиделось. Из Святой земли он прибыл в Гластонбери, из Гластонбери отправился в Чеддер, из Чеддера — в штаб-квартиру тамплиеров. Здесь, в Лондоне, потом — в Сомерсет, Йорк, Уэльс, Гластонбери, Стонхендж. Многие эти места соединены святыми линиями,[18] которые, как нам теперь известно, обладают духовной силой.

— Да… Этот парень поколесил по свету, учитывая, что тогда не изобрели даже велосипед. — В голосе Фиш слышалось уважение. — И если уж нам суждено идти по его следам, я надеюсь, что он не оставил голову Бафомета где-нибудь в Святой земле, иначе мы будем искать её до скончания веков.

— Нет, — заверил их Кроун. — За пределами Англии Райдиан странствовал молодым. И по всем документам он взял на себя ответственность за хранение головы Бафомета уже в зрелом возрасте. Последнее, указанное в списке место — Лондон. Здесь!

* * *

В три часа ночи под прикрытием темноты Алекс Фиш спешила по тихой и пустынной Мидл-Темпл к круглой Темпл-Чёрч. Сердце девушки гулко билось. Она только что догадалась о том, что, похоже, упустили все, и не решалась поверить в собственную правоту. Если она не ошиблась, то поход за головой Бафомета заканчивался там, где начался.

Фиш остановилась перед большой чёрной дверью церкви, достала египетский ключ, который тайком позаимствовала чуть раньше. Однажды она уже воспользовалась им, открывая мавзолей Королевы вампиров. Изначально ключ принадлежал другой королеве — Клеопатре — и мог открыть любую дверь Вселенной. Фиш вставила ключ в замок и повернула. Тяжёлая дверь распахнулась. Смазанные петли даже не скрипнули.

Выключатели Алекс Фиш проигнорировала, зажгла только свечи в настенных канделябрах. Она опустилась на колени и направила луч фонарика на единственную могилу без барельефа. Могила напоминала своей формой удлинённую пирамиду, на боковой стороне виднелась нечёткая надпись. Фиш вытащила из кармана карандаш и рулон бумаги. Не обращая внимания на горгулий и других каменных чудищ, которые словно оживали в мерцающем свете, она раскрутила рулон, приложила бумагу к боковине надгробной плиты и начала водить по ней карандашом. Закончив, она посмотрела на рисунок и на слова, аккуратно свернула рулон, задула свечи, заперла дверь ключом Клеопатры и вернулась в штаб-квартиру «Ночной вахты».

* * *

Ждать она не могла и подняла Нэта и Вуди, которым всё равно не спалось. Кроун, осознав, что девушка не стала бы будить его по пустякам, не выглядел сонным, когда они вновь собрались в его кабинете. И, хотя часы показывали пять утра и Фиш не спала более суток, её волосы торчали во все стороны, а маленькое личико светилось.

— Я её нашла! — объявила она. — Я нашла могилу Райдиана.

— Не-е-е-ет! — хором воскликнули Нэт и Вуди. — Где?

Кроун судорожно вздохнул.

— Где? — повторил он чуть дрогнувшим голосом.

— В Темпл-Чёрч, — ответила Фиш. — Мне нужна ваша помощь, чтобы заглянуть в неё.

Нэт и Вуди вскочили.

— Почему? — уже более ровным голосом спросил Кроун. — Прежде чем мы оскверним средневековую могилу, мне хотелось бы знать, с чего ты решила, что в ней захоронен Райдиан?

— Вот доказательство, — гордо заявила Фиш.

Она расстелила рулон, на котором скопировала надпись с надгробной плиты. Тот ахнул. На бумаге виднелся чёткий отпечаток головы Бафомета, вместе с остроконечным шлемом.

— Вы сможете расшифровать эту надпись? — озабоченно спросила Фиш. — Она на каком-то непонятном языке.

Кроун сощурился и в течение нескольких секунд вглядывался в надпись. Потом рассмеялся:

— «Teacifnoc muem suno, tnuinever adiviv alusni ni ied mumod da inevlow muc». Это латынь, только написано задом наперёд.

— И что это означает? — спросила Фиш.

Кроун взял карандаш и записал фразу как положено: «Cum Wolveni ad domum dei in insula vivida reveniunt, onus meum conficeat».

— Эй! — воскликнул Вуди, закатив глаза. — Посмотрите, тут написано: «Волвен»!

Кроуну потребовалось несколько минут, чтобы перевести фразу. Он снял очки и улыбнулся:

— Моя дорогая Алекс, ты гений.

— Да ладно! — отмахнулась Фиш. — Что это означает?

«Когда волвен вновь придёт в дом Бога на зелёном острове, ношу снимут с моих плеч».

— И всё-таки что это означает? — В голосе Фиш послышалось некоторое разочарование.

— Пока не знаю, — ответил Кроун, — но это уже что-то.

Кроун всё ещё не удовлетворил своё любопытство. Прежде чем согласиться на вскрытие средневековой могилы, он хотел узнать, почему Алекс Фиш предположила, что это могила Райдиана.

— Мне просто повезло. — С лица Фиш не сходила улыбка. — Я как-то смотрела старые картинки — на них показано, как тамплиеры украшали свои церкви. Раньше они выглядели куда веселее. Стены расписывались яркими цветами, украшались множеством знамён и боевых трофеев. Аскетизмом там и не пахло. И в этой книге… — она положила на стол Кроуна тяжёлый том в переплёте, инкрустированном золотой и серебряной фольгой, и раскрыла его, — я нашла репродукцию какого-то французского живописца. Он нарисовал лондонскую Темпл-Чёрч в период её расцвета.

Кроун глянул на репродукцию, и, несмотря на всю свою сдержанность, ахнул в третий раз. Стены храма были разрисованы красными, синими и оранжевыми красками. И, хотя церковь разительно изменилась по сравнению с нынешним днём, он по-прежнему не понимал, почему Фиш пришла к выводу, что могила Райдиана находится практически у порога их штаб-квартиры.

— Согласно вашим выкладкам, странствия Райдиана заканчиваются в Лондоне, — объяснила Фиш. — Я подумала, что у тамплиеров он пользовался большим уважением. В конце концов, он оказал им огромную услугу, посвятив свою жизнь хранению головы Бафомета. Так разве они не могли оказать ему честь, похоронив его в лондонской штаб-квартире? Но полной уверенности у меня ещё не было. Я боялась, что принимаю желаемое за действительное. А потом я заметила вот это.

И Кроун, и подростки последовали взглядом за её указательным пальцем, который упёрся в репродукцию. Колонны, расположенные по сторонам нефа, украшали горгульи, но не только. Присмотревшись, они увидели, что в каменной резьбе запечатлена рогатая, чудовищная — в остроконечном шлеме — голова Бафомета.

— Но… — На лице Нэта отразилось замешательство. — Я этого прежде не видел.

— Во время войны в церковь попала бомба, и колонны при восстановлении убрали. Колонн больше нет, поэтому мы их и не видим.

— И голова Бафомета — на боковине надгробной плиты, — произнёс Кроун, похоже, разговаривая сам с собой.

Фиш уже держала в руке ломик.

— Идём?

Кроун кивнул.

* * *

В могиле они ничего не нашли. Ни головы Бафомета, ни косточки. Вернув надгробную плиту на место, подавленные, они вернулись в кабинет Кроуна.

— Мне следовало бы знать, что это слишком уж просто, — кипела Фиш, кружась по комнате. — Но я не сомневалась, что мы обязательно что-нибудь найдём, хотя бы ещё одно послание.

— Послание мы нашли — это надпись на могиле, — напомнил ей Кроун. — «Когда волвен вновь придёт в дом Бога на зелёном острове, ношу снимут с моих плеч».

Фиш скорчила гримасу.

— Что ж, дом Бога — это церковь, значит, у нас есть церковь на острове. Что ещё?

— Ношу снимут с моих плеч, — повторил Нэт. — Когда придёт волвен.

Фиш лихорадочно металась по кабинету. У остальных, тех, кто следил за ней, начала кружиться голова.

— Ты думаешь, речь идёт о вас, не так ли?

— Конечно, — кивнул Нэт. — Подумай об этом. Всё указывает на то, что Райдиан встретил меня и Вуди где-то в далёком прошлом. Может, тогда он и показал нам, где хранится голова Бафомета. Как ты думаешь?

Фиш перестала ходить по кабинету и застыла, как памятник. Она словно оглохла, да её к тому же ещё и парализовало.

— Алекс? — обратился к ней Кроун. — Что ты думаешь?

— Земля вызывает Фиш, — внёс свою лепту Вуди.

— Вот! Вот! — пробормотала девушка, поворачиваясь к ним. Её глаза сверкали за стёклами очков.

Она стояла перед любимым гобеленом Нэта и Вуди, изображающим короля Ричарда в окружении клана волвенов. Не вызывало сомнений: она вне себя от радости.

— Выкладывай. — Кроун вдруг почувствовал себя старым и усталым. — Что теперь?

— Зелёный остров! — воскликнула Фиш. — В вашем списке есть Гластонбери? — спросила она Кроуна. — Видите — здесь, за Ричардом и волвенами? Зелёный холм называется Гластонбери-Тор. Но сотни лет тому назад его окружали болота. И древние называли это место островом Авалон.

Лицо Нэта расплылось в широкой улыбке.

— Я там был. И на вершине Тора стоит церковь Святого Михаила. То, что нам нужно: дом Бога на зелёном острове!

* * *

Скейл почувствовал, как в подземелье забурлил воздух. Вервольфы, поджав хвосты, уже расползлись по своим комнатам. Всё потемнело, и сильно запахло серой.

Демон (чьё имя напоминало скрип когтей по грифельной доске) вернулся!

Когда тьма рассеялась и Скейл посмел приоткрыть глаза, он увидел демона — уже без маскировки, в его истинном облике. Он висел над землёй, и образ его подрагивал, как изображение на ненастроенном телевизоре. Скейл увидел что-то жуткое, что-то бурлящее, что-то кровавое — нечто, никак не связанное с тем, что пребывало на земле. Глаза демона горели огнём, рот напоминал чёрную обожжённую дыру. У Лукаса Скейла заболели глаза. Впервые в жизни ему захотелось расплакаться.

Демон не стал обращаться к нему своим скрипучим, ужасным голосом. Его слова взрывами боли вспыхивали в сознании Скейла и максимально доносили до него всё неудовольствие демона. Скейл понял: если голова Бафомета не будет найдена в течение тридцати шести часов, душа Скейла станет собственностью демона.

Глава 20

Купание в лунном свете

Некоторые люди говорят, что их тянет к Гластонбери-Тор невидимым магнитом, и именно такие ощущения возникли у Нэта и Вуди, когда они следом за Алекс Фиш поднимались по склону легендарного холма. Темнеющий воздух вокруг них казался каким-то странным — будто пропитанным древней магией. Даже Фиш, не обладающая сверхъестественными способностями, если, конечно, не относить к ним обострённую женскую интуицию, чувствовала притяжение чего-то особенного. Атмосфера здесь словно пульсировала волшебством. Они знали, что через несколько дней на Торе соберётся множество людей, чтобы отпраздновать солнцестояние, но в этот вечер холм пустовал. Туман поднимался с Сомерсетских равнин, где древние паломники когда-то швартовали свои лодки и собирались у подножия холма. А над ними — Нэт легко мог это себе представить, как здесь всё было сотни лет тому назад, — высокий зелёный остров поднимался к небу, взмывая из моря.

И тем не менее, несмотря на разлитую в воздухе магию, Нэт сразу почувствовал: они пришли не туда. В пещере Райдиана он испытывал совсем другое: каждой клеточкой своего тела он ощущал, что должно случиться нечто невероятное. А потом он увидел человека, который мог быть только монахом Райдианом, хранителем головы Бафомета. Возможно, чувства Нэта-волвена тогда обострились, потому что поблизости находился Лукас Скейл. И мальчик знал наверняка, что Скейл и его вервольфы отобрали бы у него голову Бафомета, если бы они нашли её в пещере. А вот теперь у Нэта складывалось ощущение, что они пришли не совсем в то место.

Когда они достигли вершины, землю окутала «жиденькая темнота» — так Эпл называла сумерки, — и Нэт почувствовал, как от мысли о бабушке и дедушке у него защемило в груди. Он не мог не спрашивать себя, как близкие воспримут его новую внешность, и ему взгрустнулось. Словно он кого-то в этом винил. «Прекрати думать об этом», — велел он себе и скрипнул своими большими зубами.

Церковь Святого Михаила — точнее, то, что осталось от церкви тринадцатого века, — выглядела пугающе на фоне темнеющего неба. И пусть без купола, но она всё-таки обеспечивала хоть какое-то укрытие, вот Фиш и подумала, что палатку им лучше поставить в церкви. Нэт и Фиш смотрели на туман, который уже полностью окутал подножие холма. Они легко могли представить себе, что остались единственными в мире людьми: туман целиком и полностью поглотил соседний городок Гластонбери. Только они втроём. На всей земле.

Нэт содрогнулся. Не нравилось ему всё это. Он вдруг представил себе, как из тумана появляется Скейл со своими волками и захватывает их врасплох.

— Расплавленное серебро под рукой? — спросил он Фиш. Голос его звучал напряжённо.

— Не сомневайся, — мрачно ответила Фиш и похлопала по своему рюкзаку. — Вполне достаточно, чтобы выжечь им всем мозги, если на этот раз они попытаются что-то сделать.

Нэт и Вуди переглянулись, надеясь, что Фиш знает, о чём говорит. После того как они поставили палатку, Фиш из термоса налила каждому по тарелке горячего супа и выдала по куску хлеба с маслом, потому что, как постоянно говорил босс, армия никогда не отправляется в поход на пустой желудок.

— Что будем делать? — спросила Фиш, когда все поели. — Вы собираетесь сидеть и ждать… э… видения или начнём поиски?

— Мне видений ждать не приходится. — Вуди наморщил лоб, на его лице отражалось разочарование. — А ты, Нэт?

Нэт покачал головой:

— У меня такое чувство, что здесь происходило что-то ужасное… Не в самой церкви, а на месте, где она стоит.

— Да. — По телу Вуди пробежала дрожь. — Человеческие жертвоприношения или что-то в этом роде.

Фиш скорчила гримасу:

— Да, я читала в Википедии, что последнего аббата монастыря в Гластонбери и двух монахов притащили сюда и казнили по приказу короля Генриха Восьмого. Ужасно, конечно. Кого-то повесили, кого-то утопили, кого-то четвертовали.

— Б-р-р. — Теперь дрожь пробежала по телу Нэта. — Как мило.

— Это ещё не всё. — Фиш определённо ощущала облегчение, делясь этими сведениями со своими друзьями. — Отрубленную голову аббата прибили над воротами монастыря и — цитирую — «конечности положили так, что они указывали на все четыре стороны света».

Нэт посмотрел на Вуди — его лицо перекосило от ужаса.

— Может, так оно и было, — согласился Нэт, — но я говорю совсем о другом. Место не то. Мы пытались что-нибудь найти, но ничто не указывает на то, что старик Райдиан когда-либо бывал здесь, не говоря уже о голове Бафомета.

Вуди понюхал воздух.

— Точно, — кивнул он. — Я ничего не улавливаю.

— Я пока не сдаюсь, — решительно заявила Фиш, — и вам не советую.

* * *

Фиш была страшно разочарованна.

Поначалу она с интересом наблюдала, как Нэт и Вуди используют свои органы чувств волвенов — ну, что-то вроде металлоискателя, но после многочасовых поисков, которые не дали результата, не нашлось ни глиняных черепков времён Древнего Рима, ни броши бронзового века — они решили, что пора и отдохнуть. В три часа утра недовольная Фиш забралась в спальник, а Нэт и Вуди уселись, скрестив ноги, у палатки и методично опустошали четыре большущих пакета крипсов с солью и уксусом, обсуждая, можно ли есть те, что позеленели. Потом, плотно набив желудки, они улеглись лицом к чёрному ночному небу, чувствуя кожей холодный свет луны и наслаждаясь неожиданным, но удивительным дождём падающих звёзд, рассекающих небо.

* * *

Гармония Уэдлок пришла в себя в Мид-Лодж после своего первого обращения, и, пока Нэт и Вуди, устроившись на вершине Гластонбери-Тора, наслаждались метеоритным дождём, она сидела в пижаме, жалея себя и поглаживая чучело одной из кошек Ионы. Её отец и Иона шёпотом говорили о ней на кухне, но Гармония легко разбирала каждое их слово — спасибо обострённому слуху вервольфа. Голова её гудела от звуков, которые обычно не доносились до неё в обычной жизни. Скрежет коготков мыши по половице… И кто бы мог подумать, что насекомые и мотыльки, обитающие в плюще за окном, могли так громко шуметь? Иона говорила Гармонии, что она должна научиться отсекать все звуки, слышать которые не обязательно, и Гармония надеялась, что ей это удастся. Причём, наверное, гораздо раньше. Просто учиться предстояло многому и сразу, и прежде всего контролю над растущими ушами, хвостом и другими признаками вервольфов.

Ей показалось, что она слышит чьи-то шаги. Гармония соскользнула с мягкого дивана и подошла к окну — оно выходило в залитый лунным светом сад. Прошло несколько минут, прежде чем она заприметила человека, направляющегося к дому, и осознала, что услышала шаги с очень уж большого расстояния.

По запаху девочка поняла, что это женщина и пользуется она духами с незнакомым ей ароматом, таинственным, пьянящим и даже опасным. Но, вдохнув его, Гармонии очень захотелось встретиться с той, кто пользовался этими духами. Женщина приблизилась, и Гармония уже видела, что на ней длинный чёрный плащ с капюшоном, скрывающим волосы и лицо.

Несколько секунд спустя женская фигурка исчезла из виду, потом послышался короткий стук в дверь и шелестящие звуки: два человека обнимались. Дверь гостиной открылась, вошла Иона, за ней — высокая женщина в чёрном плаще. Гармония почувствовала холод ночи, окутывающий гостью. По коже девочки побежали мурашки. Хотя не вызывало сомнений, что к ней пожаловала необычная личность (очень уж экзотичная), она по крайней мере выглядела человеком. И что-то в этой гостье показалось Гармонии знакомым.

— Привет, — улыбнулась девушка. Она сняла плащ и небрежно бросила его на пол, оставшись в коротком синем платье, расцвеченном серебряными лунами и звёздами, чёрных легинсах и сапогах, в которых обычно ходят байкеры. Её пламенеющие рыжие волосы доставали до талии, а когда она сняла чёрные очки, Гармония так обрадовалась, что забыла о своей беде и едва не выронила чучело кошки на пол. Она знала эту девушку!

— Ой! — пискнула Гармония. — Вы…

— Это Кресент, — Иона улыбнулась, — хотя, судя по твоему лицу, ты и так это знаешь.

Глаза Гармонии грозили вылезти из орбит. Господи! Она просто не могла в это поверить. Перед ней стояла Кресент Мун, которая пела с «Завывалами», и эту группу Гармония ставила выше любой другой. А теперь она видела её здесь, в гостиной Ионы, живьём, и глаза Кресент светились оранжевым. Кресент Мун была такой же, как и она. Вервольфом!

— Как поживаешь? — спросила Кресент, усаживаясь на диван рядом с Гармонией. — Иона говорит мне, что ты держалась молодцом.

Гармония застенчиво улыбалась своему идолу, разом перестав печалиться из-за того, что с ней случилось.

Иона вышла за дверь, и Кресент взяла руки Гармонии в свои и дала девочке совет, который та не забыла до конца своих дней.

— Ты можешь воспринимать своё нынешнее состояние как дар и жить полнокровно и весело. — Волосы Кресент поблескивали в отсвете дров, горящих в большом камине. — Или можешь воспринимать случившееся как ужасную кару. Если ты пойдёшь этим путём, найдёшь только одиночество и несчастья.

— Спасибо за честность, — поблагодарила её Гармония.

— Это правда, — пожала плечами Кресент. — Я стала вервольфом примерно в твоём возрасте. Сначала было тоскливо, но теперь ничего другого мне не надо.

— Как это произошло?

— Это историю я тебе ещё расскажу, но не сегодня, — ответила Кресент. — А пока тебе надо научиться контролировать свои обращения и обязательно носить контактные линзы или солнцезащитные очки, если выходишь из дома.

— Иона говорила, что женщин-вервольфов очень мало, — вспомнила Гармония. — Почему?

Кресент содрогнулась.

— Потому что девушки обычно не могут вынести потрясения, которые вызывает у них атака вервольфа. Наверное, мы с тобой более крутого замеса.

— Последние несколько дней выдались… трудными. — Гармония поглаживала чучело кошки, которое держала на коленях. — Чего я только ни навидалась… Зомби, сбежавшие тигры, волвены…

Кресент рассмеялась, вспомнив собственные приключения с Нэтом и Вуди, а также Королеву вампиров.

— Да, когда эти двое рядом, скучать не приходится.

Гармония уже собралась было что-то ответить, когда кошка, которую она рассеянно гладила, чуть пошевелилась на её коленях. После тех необычных событий, которые случились в последние дни, Гармония думала, что удивить её просто невозможно. Но теперь она разинула рот, наблюдая, как кошка потянулась и выпустила коготки. Убрала, зевнула, спрыгнула на пол и принялась умываться, усевшись у ног Кресент.

— Привет, Клодия. — Кресент засмеялась, заметив выражение лица Гармонии.

— Она живая! — выдохнула девочка.

— Да, — кивнула Кресент, — они оживают, если поглаживать их достаточно долго.

— Н-но… — пролепетала Гармония.

— Клодия — кошка колдуньи. — Гармония вскинула брови. — А чего ты ещё ожидала?

Услышав доносящийся из гостиной смех, Иона улыбнулась Джо:

— Я думаю, у Гармонии всё будет хорошо.

* * *

Пока Гармония и Кресент наслаждались теплом и уютом гостиной Ионы де Гурни, Нэт и Вуди смотрели на звёзды с вершины Гластонбери-Тора. Они лежали бок о бок, и Вуди, искоса глянув на друга, подумал, что под ярким светом луны профиль Нэта выглядит очень уж странно: из-за остановившегося на полпути обращения из человека в волка, голова его стала такой бесформенной! Нэт глубоко задумался о чём-то своём, но Вуди не пытался прочитать его мысли — уважал право Нэта на уединение. Одно, впрочем, Вуди знал и сам, для этого ему не требовалось копаться в сознании друга: Нэт начал терять надежду на то, что сможет вновь выглядеть, как прежде.

— Не знаю, что и делать. — Нэт уловил мысли Вуди и первым нарушил молчание. Он повернулся к волвену.

— Ты насчёт своей внешности? — Вуди приподнялся на локте, чтобы смотреть на друга.

— Да, — ответил Нэт. — Я не могу оставаться таким. Просто не могу.

— А мне кажется, ты выглядишь нормально, — заверил его Вуди. — И потом, мы не знаем, останешься ли ты таким навсегда.

Нэт попытался улыбнуться, но выглядела эта улыбка как гримаса.

— Спасибо, но, если бы я мог обратиться… то ли обратно в человека, то ли в волвена, полагаю, это бы уже произошло.

Вуди шумно выдохнул — так он делал всегда, если сразу не мог найти правильных слов.

— Хочешь анекдот?

Теперь выдохнул Нэт.

— Нет, ты уж не обижайся, но анекдоты у тебя дурацкие.

Вуди улыбнулся лунному свету. Ему очень нравилось рассказывать анекдоты.

— Этот тебе понравится. Конфетка, а не анекдот.

— Тогда рассказывай. — Нэт вздохнул. — Всё равно от тебя не отвяжешься.

— Ладно! — радостно воскликнул Вуди. — Как бы ты назвал волка, который воет на луну в трусиках и лифчике?

— Не знаю, — удивился Нэт. — Кресент?

— Нет, — улыбнулся Вуди. — Исподвольф. То есть вервольф в исподнем. Трусы и лифчик — это исподнее, правильно?

Нэт покачал головой:

— Это очень уж банально, даже для тебя.

Вуди явно огорчился. Он хотел развеселить Нэта, а не вогнать его в ещё большую тоску.

— Слушай, вот этот действительно хорош. Ты слышал анекдот про Уиббла?

— Нет! — резко ответил Нэт. — И не хочу слышать, так что и не рассказывай.

Вуди его слова проигнорировал. Он же старался ради Нэта.

— Мне его рассказала Иона, и я смеялся до колик. Ты готов?

— Ммм, — пробурчал Нэт.

— Значит, так. У хозяина поместья, глубокого старика, был дворецкий, которого звали Уиббл. Однажды старик зовёт Уиббла и говорит:

«Наполни мне ванну, Уиббл».

«Разумеется, сэр. Что-нибудь ещё?»

«Да, Уиббл, пожалуйста, принеси мне банный халат».

«Будет исполнено, сэр. Что-нибудь ещё?»

«Да, Уиббл. Захвати и шлёпанцы, если тебя это не затруднит».

«Конечно, сэр. Что-нибудь ещё, мой господин?»

«Нет, Уиббл. Если понадобится что-то ещё, я тебя позову».

Потом старик ложится в ванну и начинает… э, скажем так, испускать неприличные звуки, ну просто пулеметной очередью. Пятью минутами позже Уиббл приносит ему бутылку с горячей водой на серебряном подносе.

«Сэр, вот ваша бутылка с горячей водой».

«Я не просил её принести», — отвечает старик.

«Но вы просили, сэр, — говорит Уиббл. — Когда вы ложились в ванну, я слышал, как вы сказали: „Какнасчётбутылкисгорячейводойуиббл“».

На несколько секунд в воздухе повисла тишина, а потом Нэт завыл. В прямом смысле этого слова. Вуди тревожно глянул на своего друга и внезапно понял, что Нэт смеётся. Смех оказался заразительным, и вскоре уже оба заливались смехом, который разносился по всей округе.

— Господи! — Слёзы катились по волосатым щекам Нэта. — Тебе рассказала это Иона?

— Да, — улыбнулся Вуди. — Я же говорил тебе, хороший анекдот.

— Ох… — выдохнул Нэт и вновь загоготал. — Это лучший анекдот, который я слышал. И ты услышал его от Ионы? Не могу представить себе, что она произнесла все эти слова!

— Нет, это уже я сам придумал, — весело ответил Вуди, довольный, что сумел заставить Нэта забыть о своей беде, пусть и на несколько минут. Как же это приятно — вновь слышать смех друга.

— Ты думал о том, что рассказала нам Неллинора Гудвилл, в Темпл-Герни? — спросил Вуди, когда они наконец-то отсмеялись.

— Да, — кивнул Нэт, — и, готов спорить, ты тоже.

— Ни о чём другом я и не думаю. — Вуди просиял. — Как только найдём голову Бафомета, я отыщу этих волвенов. Я хочу этого больше всего на свете!

* * *

Утром Нэт и Вуди стояли плечом к плечу и смотрели на запад. Под бездонным синим небом Бристольский залив поблёскивал золотом и серебром, и остров Шипхолм поднимался из глубин, словно огромный кит-горбун.

— Мой дедушка однажды брал меня туда с собой. — Нэт показал на остров. — Теперь он необитаем. Это заповедник, и пребывание там…

— Что ты сказал? — воскликнул Вуди, уставившись на Нэта. Тот повернулся к нему. Лицо Вуди показалось ему очень уж странным.

— Что с тобой?! — спросил Нэт. — Я же говорил…

Вуди схватил его за руку.

— Это остров! — воскликнул он. — Он зелёный, и на нём построен дом Бога. «Когда волвен вновь придёт в дом Бога на зелёном острове, ношу снимут с моих плеч». Голова Бафомета там. Я это точно знаю!

Глава 21

Чёрная скала

Тедди Дэвис знал, что теперь каждый его шаг под контролем. С тех пор как Скейл застал его в комнате Джоша, не требовалось большого ума, чтобы понимать: Скейл не спускает с него глаз. Тедди не сомневался, что от него ждут хотя бы малейшей ошибки, а если такое случится и его раскроют как двойного агента «Ночной вахты», от Скейла пощады не будет. Тедди предпочитал об этом не думать, но… Но он прекрасно знал, что Скейл отрывает предателям головы и через эту дыру вытаскивает лёгкие. А потом — и при мысли об этом Тедди начинало тошнить — Скейл отдал бы его душу демону с непроизносимым именем.

Поэтому Тедди и не решался связаться с «Ночной вахтой». Он понятия не имел, нашли ли Нэт и Вуди новые ниточки, которые могли бы привести их к исчезнувшей голове Бафомета. Сам факт быстрого отъезда из Чеддерского ущелья говорил о том, что они ничего там не нашли, за исключением наскальных изображений. Видел их и Скейл. Но что теперь делали волвены?

Лукас Скейл в буквальном смысле повредился умом, когда увидел, как Ангелы ада увозят Нэта Карвера от его вервольфов, а Вуди бежит рядом, не уступая в резвости мотоциклам. С того момента ему становилось только хуже. Он сидел в своём кресле-качалке, постоянно что-то бормоча, и рычал на любого, кто осмеливался подойти к нему.

Ситуация ещё более ухудшилась, когда вервольфы вернулись из Эббас-Комба. Согласно информации, полученной Скейлом от демона, под алтарём церкви, построенной в этой деревне, по слухам, находился тайник тамплиеров. Нагрянув в церковь после вечерни, вервольфы перепугали викария и прихожан, но нашли только несколько рукописей, практически нечитаемых, и ржавые рыцарские доспехи. И Скейл всё больше вползал в безумие.

* * *

К крайнему недовольству агента Фиш, она получила приказ вернуться в Лондон после неудачной экспедиции на Гластонбери-Тор. Нэт и Вуди оставались в Сомерсете, чтобы продолжить поиски головы Бафомета.

— Как ты сама говорила, Алекс, — сообщил ей Кроун после её возвращения, — действовать надо по принципу исключения, а для поиска спрятанного Нэт и Вуди располагают куда большими возможностями, чем ты.

Фиш надула губки. Но она понимала: босс прав. Не обладая способностями волвенов, она бы им только мешала. Тем не менее на её лице читалось недовольство.

— Ты нужна мне здесь, — продолжил Кроун. — Хочу поделиться с тобой важной информацией. Она касается нашего агента.

— Я так и знала! — воскликнула Фиш. — Готова спорить, он нас предал и переметнулся на Тёмную сторону.

Кроун покачал головой:

— Я отказываюсь в это верить. Но я тревожусь, как бы с ним не случилось чего-нибудь ужасного.

Глаза Фиш широко раскрылись.

— Тогда я думаю, что вы допустили ошибку, оставив Нэта и Вуди без поддержки, — холодно отчеканила она.

* * *

В Темпл-Герни потемневшее утреннее небо предвещало штормовую погоду. Нэт и Вуди попрощались с Ионой в Мид-Лодж и направились к Алмазной бухте, чтобы на лодке, принадлежавшей дедушке Нэта, добраться до острова Шипхолм. Нэт скрестил пальцы, надеясь, что найдёт «Маленький бриллиант» пришвартованным к пристани, а ключи — в обычном тайнике.

Нэт и Вуди с облегчением вздохнули, увидев, что «Маленький бриллиант» болтается на волнах. На месте оказались и ключи. Надевая куртку, Нэт похвалил себя за то, что внимательно слушал дедушку, когда тот объяснял, как управлять небольшим судёнышком. Он вывел «Маленький бриллиант» из гавани и направил в море. Но чем дальше они уходили от берега, тем выше вздымались волны. Всё выше и выше! Нэт и Вуди, которых никто не причислил бы к опытным морякам, заметно позеленели.

Мик когда-то объяснял Нэту, что в силу природных особенностей приливы в Бристольском заливе едва ли не самые высокие в мире, а потому управлять здесь сложно любым судном. И хотя «Маленький бриллиант» сработали крепко, волны бросали лодку, будто пробку. Ветер усиливался, висящая над водой пелена брызг значительно уменьшала видимость — даже Вуди и Нэт, с их сверхчеловеческой остротой зрения, почти ничего не могли разобрать. К тому времени когда они добрались до Шипхолма, оба промокли насквозь и дрожали от холода.

Остров высился над ними чёрными и неприступными утёсами. Густой туман висел над водой, и Нэт увидел пристань слишком поздно — их разделяли считаные метры. К счастью, им сопутствовала удача, и они сумели пришвартоваться, не разбив лодку о скалы.

— Я весь дрожу, — опечаленно признался Вуди.

Внутри у Нэта всё похолодело. Дрожь Вуди обычно означала, что должно случиться что-то ужасное, в какой-то степени она напоминала предчувствия Нэта.

— Тогда лучше продолжить начатое, — заявил он. — Мне это тоже не нравится, но мы узнаем, в чём дело, если на что-нибудь наткнёмся.

Они выпрыгнули из лодки на хлипкую деревянную пристань и поспешили к лестнице. Поднялись по ступеням, которые заканчивались бетонированной площадкой. Сквозь туман Нэт сумел разглядеть какие-то развалины. Он вспомнил слова деда, что лет сто тому назад здесь стояла небольшая гостиница. В тумане руины выглядели застывшими и отталкивающими, а пронзительные и печальные крики чаек только усиливали тревогу подростков.

* * *

Восемь причин, вызвавших дрожь у Вуди, в тот самый момент находились в получасе пути до острова Шипхолм — они спешили к нему по Бристольскому заливу на украденной спасательной шлюпке КОСНВ.[19] Незабываемое зрелище: стая вервольфов, мокрые, но при этом определённо сытые. В шлюпке они разместились с трудом, и те, кто сидел по краям, время от времени едва не падали в воду. Все вервольфы пребывали в волчьем обличье, за исключением Лукаса Скейла, который сидел на руле. Его лицо застыло в жуткой гримасе, и он старался не думать о том, какая мокрая, холодная и отвратительная под ними вода. Нос шлюпки задирался достаточно высоко — мощный подвесной мотор придавливал корму, так что управление шлюпкой в шторм далось бы с трудом и опытному моряку, не говоря уже о безумном вервольфе.

При поиске головы Бафомета Скейл также использовал метод исключения святилищ тамплиеров. И тут Нэту и Вуди просто не повезло: ничего не отыскав в Эббас-Комбе, волки отправились на остров Шипхолм — в списке Скейла он значился следующим.

* * *

Вуди и Нэт шли по крутой извилистой тропе, поднимаясь к самой высокой точке острова, когда зарядил дождь. Маленький лесок из серебристых берёз на какое-то время прикрыл их от летящих с неба капель, но выходило, что остаток дня им предстояло мокнуть. Так уж вышло, но в этот день на острове находились только они. Если сюда приезжали туристы, смотрители показывали им достопримечательности, но сегодня маленький экскурсионный центр не работал. Вокруг стояли несколько разваливающихся зданий. Остров использовался как аванпост в обеих мировых войнах, и на нём находился гарнизон. Доты и казармы уже давно не ремонтировали, и они постепенно разрушались. Туман рассеивался, но ветер здесь дул сильнее, и дождь хлестал в лицо, мешая Нэту ориентироваться.

— Мы что, заблудились?! — прокричал Вуди, перекрывая шум ветра.

— Не совсем, — ответил Нэт. — Я думаю, что скит находится в западной части острова. Помнится, от пристани мы шли к нему достаточно долго.

— Я думаю, нам лучше…

— Что? — спросил Нэт и замер. Ветер донёс до них леденящий душу волчий вой.

— Я думаю, нам лучше бежать.

Нэт и так уже бежал. Но вервольфы, судя по всему, научились работать в стае. Повинуясь указаниям Скейла, они рассыпались цепью и с воем мчались сквозь кусты к Нэту и Вуди.

— Окружить их! — вопил Скейл. — И помните: их надо взять живы-ы-ы-ы-ы-ыми!

Нэт не успевал ни о чём подумать, лишь бежал следом за Вуди, ветер и дождь били в лицо. Ребята улавливали запах вервольфов, которые настигали их, — мокрую собачью вонь. Двуногие, они не могли состязаться в скорости с волками.

«ОБРАЩАЙСЯ! — мысленный вопль Нэта ворвался в разум Вуди. — ТАКТЫСМОЖЕШЬСПАСТИСЬ!»

Но Вуди не собирался обращаться и оставить Нэта одного. Если бы Нэт мог обратиться в волвена, они получили бы шанс на спасение, но на двух ногах ребята бежали слишком медленно, и вервольфы значительно превосходили их числом.

До них продолжали долетать крики Скейла, и Нэт рискнул оглянуться. Худшее подтвердилось. Вервольфы их настигали. А бежать было некуда.

— А-а-а-а! — торжествующе взвыл Скейл. — Попались как крысы в западне!

Именно так всё и произошло. Нэт и Вуди пробежали весь остров. Скейл наблюдал, как стая из семи волков подогнала их к обрыву. Радостно улыбаясь, Скейл шёл по траве, чтобы присоединиться к ним. Действия стаи его радовали, но полностью он всё равно им не доверял. Они вполне могли сотворить какую-нибудь глупость, к примеру, сожрать подростков до того, как те выдадут ценную информацию о местонахождении головы Бафомета.

Ещё больше порадовало Скейла лицо Нэта. Во время погони подросток потерял и бейсболку, и шарф, и уже ничем не мог прикрыть свою голову.

— Хо-хо-хо! — загоготал Скейл. — Что это с нами стряслось, мастер Карвер? Я вижу, у тебя теперь другое лицо.

Нэт промолчал.

— И оно мне нравится. — Скейл наклонился к подростку, довольный, как тот скривился от его зловонного дыхания. — Знаешь, что я тебе скажу? — продолжил он, самодовольно ухмыляясь. — Я думаю, ты выглядишь красавчиком. Уж прости меня за тщеславие, но я думаю, ты теперь очень похож на меня. Нас могут принять за отца и сына.

— Отвали! — рявкнул Нэт.

— Ладно, извини, — промурлыкал Скейл. — Мы сегодня такие нервные. Встали не с той ноги, да?

Скейл повернулся к Вуди:

— Вуди, наконец-то мы встретились. Я уже начал подумывать, что ты меня избегаешь.

— Пошёл к дьяволу, — огрызнулся Вуди.

Лукас Скейл, словно ужаснувшись, вскинул свои руки-лапы.

— Странно, что ты упомянул дьявола, потому что именно к нему вы оба скоро и отправитесь.

— И что вы собираетесь с нами сделать? — холодно спросил Нэт.

Выражение лица Скейла резко изменилось.

— Я думал, это очевидно, — рявкнул он. — Пришло, можно сказать, время расплаты. Вы поможете мне найти голову Бафомета, а потом я представлю вас одной любопытной личности, которой не терпится с вами познакомиться.

Нэт понимал, о чём толкует Скейл. Он собирался отвести их к демону, чтобы тот взял две души — его и Вуди — вместо одной, Скейла. Мысли эти перемешивались с мыслями Вуди, и оба подростка пытались найти выход из сложившейся отчаянной ситуации.

Нэт быстро анализировал все возможные варианты, чтобы Вуди мог с ними ознакомиться. Ни один из них не выглядел подходящим:

1. Напасть на вервольфов — проблема: их слишком много. Вероятно, у них и появился бы шанс, имей Нэт возможность обратиться в волвена, но двуногих вервольфы разорвут на куски.

2. Отправиться с ними и потом сбежать на суше — проблема: придётся помогать Скейлу в поисках головы Бафомета, и, возможно, их ждала встреча с демоном.

3. Прыгнуть с обрыва — проблема: сильное течение.

Нэт словно невзначай обернулся и почувствовал, что голова его сразу пошла кругом: далеко внизу волны бились о скалы. Поворот головы обошёлся ему в крепкую пощечину. Когти Скейла оставили следы на его щеке.

— И не думай, — прорычал Скейл. — В тебе слишком много от человека, чтобы остаться после такого прыжка живым.

Странное чувство охватило Нэта. В голове загудело, он вдруг стал плохо слышать. Все звуки заглушал какой-то неприятный скрип — будто кто-то водил мокрым пальцем по стеклу.

«Ух ты! — подумал Нэт. — Я отправляюсь в прошлое». Рот заполнил знакомый привкус напитка из плодов шиповника, и Нэт в последний момент ухватил Вуди за футболку. Скейл не успел даже пошевелиться, как подростков отбросило назад, и они полетели в кофейные воды Бристольского залива. Не просто упали с обрыва — они покинули этот мир.

Глава 22

В прошлом

«Вот дела, — в страхе подумал Нэт. — Где я? В каком времени? И где Вуди?»

Интуиция подсказывала ему, что он перенёсся в далёкое, далёкое прошлое и до двадцать первого века ещё много столетий. Его это не сильно удивило. В конце концов, он знал, что всё к этому и идёт. Многое указывало на то, что рано или поздно они с Вуди перенесутся в прошлое. С ним это случилось совершенно точно. И он полагал, что достаточно крепко и долго держал Вуди, чтобы перенести сквозь время и его. «Но, если это так, тогда где же он?»

Нэт вспомнил, что он ещё находился в своём времени, когда они упали в воду, и Вуди в полёте обратился в волвена. Нэт почувствовал, как зубы Вуди ухватили его за футболку, чтобы вытащить на поверхность, потому что коричневая вода пыталась утянуть его на глубину.

Скейл и его стая догнали их примерно во второй половине дня, под хлещущим дождём. В мире, куда он попал, стояло утро. И каким-то образом Нэт знал, что это более молодой мир, с более чистым и прозрачным воздухом. Он огляделся. Нэт стоял на широкой и плоской скале, покрытой водорослями, в нескольких метрах от берега. Прилив сменился отливом. Нэт осторожно опустил ногу в коричневую воду. Неглубоко! Можно дойти до берега.

Уже на берегу, щурясь от яркого солнца, он вновь огляделся. Путь открывался только один — наверх. Царапая ноги об острые камни, Нэт начал карабкаться. Вспотев, он добрался до заросшей травой площадки. Голова его кружилась, к горлу подкатывала тошнота. Мальчик упал на колени.

— О-о-о-х, — простонал Нэт, и его вырвало. Наконец он решился подняться. Ноги держали плохо, подгибались и явно тянули вниз, в коричневую воду. Но он удержался изо всех сил, всё ещё ощущая во рту вкус напитка из шиповника. Перед ним расстилался Бристольский залив, сверкая золотом под солнечными лучами, но Вуди нигде не было видно.

Нэт ещё постоял, надеясь, что заметит Вуди, вылезающего на берег и отряхивающегося от воды.

«Гдеты?» — мысленно позвал он, уже серьёзно встревожившись. Ответа не последовало, и Нэт с неохотой поднялся выше — к грубым ступеням, вырубленным в скале.

С высокой точки Нэт увидел нечто такое, от чего зашлось его сердце. Волны перекатывали что-то большое и белое. Вуди! Его друг ничем не отличался от плавника, принесённого к берегу океаном.

— Вуди! — прокричал Нэт и, забыв про подгибающиеся ноги и израненные камнями стопы, бросился к тому месту, где лежал волвен.

«Не дай ему умереть, не дай ему умереть, не дай ему умереть!» — молился Нэт. Он вытащил тяжёлое тело Вуди из воды и упал на колени. Вуди не дышал. Нэт прижал своё волчье ухо к промокшей шерсти на груди Вуди. Сердце Вуди не билось.

— Вуди! — снова прокричал Нэт. — Ты меня слышишь?

Никакой реакции. Нэт судорожно попытался вспомнить, что полагалось делать в таких случаях. Он перевернул Вуди на спину, и это оказалось не так-то просто — мешал хвост. Разжав огромные челюсти Вуди, Нэт вытащил язык волвена и глубоко вдохнул. Сунув голову в пасть Вуди, выдохнул, зажав при этом его ноздри. Ничего…

Нэт ещё раз вдохнул и выдохнул. Подняв его голову, он позвал Вуди по имени. Никаких признаков жизни! Нэт почувствовал, что его охватывает паника. Что же делать?

И тут он вспомнил телевизионную программу о «скорой помощи». Кажется, надо нажать на грудную клетку, чтобы заставить биться сердце. И он принялся нажимать и нажимать на грудную клетку волвена. И когда Нэт почувствовал, что силы совсем оставляют его, он заметил, как шевельнулась голова Вуди. Нэт отпрянул, и, к его радости, у Вуди задрожали веки. А в следующее мгновение — Нэт едва успел отскочить — из пасти Вуди выплеснулась, наверное, половина Бристольского залива. Когда он наконец перестал выплёвывать воду, шерсть волвена негодующе встопорщилась.

— Что такое? — удивился Нэт. — Мне пришлось на это пойти!

«Нехотелперемещатьсявовременизналчтостанетдурно».

— Магию планировать нельзя, — пожал плечами Нэт. — Я рад, что так случилось. Если бы не прыжок в прошлое, Скейл скормил бы нас своему демону, это точно.

Шерсть Вуди миролюбиво улеглась.

«Пожалуй».

— Пошли. — Настроение Нэта заметно улучшилось. — Если тебе полегчало, пора выяснить, что мы сумеем тут найти.

* * *

Всё вокруг указывало на то, что они находятся в другом времени. Нэт узнал берег, на который их вынесло водой. Именно к нему они и причалили на «Маленьком бриллианте», но теперь они не обнаружили ни лодки, ни пристани, ни полуразрушенной гостиницы, ни, естественно, экскурсионного центра. Та же извилистая тропа привела их в берёзовую рощу. Среди травы росли красивые цветы. После острых камней мягкая земля буквально ласкала ноги. Выйдя из рощи, они обратили внимание, что остров выглядел так же, как и в двадцать первом веке, только без уродливых фортификационных укреплений. Зато увидели здания, которые не дожили до их времени. Одно из них напоминало обычный дом, но, подойдя ближе, друзья поняли, что к нему примыкает строение, похожее на церковь, с колокольней и несколькими пристройками. Олени и овцы паслись в загоне, примыкающем к дому, куры гуляли по двору. Всё выглядело мирно и гостеприимно. Нэт и Вуди почувствовали, что пришли домой.

Во дворе подростки остановились, не зная, что делать дальше. Нэт уже собирался поискать дверной звонок. Но его мысли прервал весёлый голос:

— Доброе утро, братья!

Нэт приветственно вскинул руку, сожалея о том, что выглядит таким страшилой. Рядом с ним тяжело дышал Вуди.

Их приветствовал высокий и мускулистый мужчина. «Он же нестарый», — подумал Нэт, глядя на поседевшие бороду и волосы. Мужчину Нэт узнал сразу, именно его он видел в пещере в Чеддерском ущелье. Монах-тамплиер. Райдиан.

— Да, доброе утро, — устало ответил Нэт. — Вы… вы Райдиан?

— Да, это я. — Монах направился к ним. — Вы ищете меня по причине, которую я вижу на твоём лице?

— Да… э… да, — ответил Нэт. — Я Нэт Карвер, а это Вуди.

Монах кивнул:

— Но не только твоя изменившаяся внешность заставила тебя прийти ко мне за советом?

— Да, — ответил Нэт. Застенчиво улыбнувшись Райдиану, он заметил знакомый топазовый отблеск в карих глазах монаха и ахнул: — Вы волвен?

Райдиан согласно кивнул и улыбнулся в ответ.

— Это правда, — мягко ответил он.

— Мы прибыли из двадцать первого столетия. — Нэт осознал, что говорит как герой плохого научно-фантастического фильма. — Я хочу сказать, мы прибыли из будущего, чтобы кое-что забрать. То, за чем мы прибыли, положит конец всем войнам, а вместе с ними и человеческой цивилизации. Вы оставили нам зацепки… инструкции… ну, как это найти: изображения в Чеддерских пещерах, послание на могиле в Темпл-Чёрч в Лондоне.

На лице Райдиана читалось искреннее изумление.

— Ох, извините, — торопливо добавил Нэт, — вы этого ещё не сделали. Я хочу сказать, ещё не оставили зацепок. Но обязательно оставите.

Райдиан задумчиво кивнул:

— Я слышал пророчество, в котором говорится о таком странном феномене. Пройдите в дом и расскажите мне, что именно вы ищете.

* * *

Райдиан показал себя радушным хозяином. Темноту в ските разгоняли свечи. Они поели лепёшек из овсяной муки, запили их густым, жирным молоком. Вуди обратился в человека, и Райдиан отдал ему одну из своих ряс. За едой подростки рассказали монаху всё — от их первой встречи до демона Скейла и поисков головы Бафомета.

— Мне доверили хранить голову Бафомета, — кивнул Райдиан. — Она обладает невероятной дьявольской силой.

— Вы знаете, где она? — спросил Нэт.

— В настоящий момент здесь, — ответил Райдиан. — В подземелье.

— Мы сможем забрать её? — спросил Нэт.

— Если сможем вернуться… — В голосе Вуди послышалась дрожь. — А если мы останемся здесь навсегда?

— Так не бывает, — уверенно заявил Нэт. — Когда я перемещался во времени, пребывание в прошлом не превышало двенадцати часов.

— Не оставляй меня здесь! — взмолился Вуди. — Вы только не обижайтесь, — добавил он, поворачиваясь к Райдиану.

— Я покажу вам голову Бафомета, — кивнул Райдиан. — Если вы сумеете доставить её в то время, откуда пришли, можете взять её с собой.

Вуди энергично замотал головой:

— Нет. Мы не можем взять её с собой.

— Это ещё почему? — поинтересовался Нэт. — Теперь, когда мы знаем, где она, нельзя оставить её здесь.

— Ты забыл кое-что важное, очень важное, — настаивал Вуди. — Мы не можем забрать что-то в прошлом и перенести в будущее — законы пространства-времени такого не допускают.

— Ты просто насмотрелся «Доктора Ху», — нетерпеливо отмахнулся Нэт.

— Но это правда, — запротестовал Вуди. — Если ты это сделаешь, то создашь временной парадокс, то есть появятся два параллельных мира с удвоением всего. В принципе невелика беда, но мы говорим о двух головах Бафомета и об удвоении проблем, и…

— Подожди, — прервал его Райдиан, — кто такой доктор Ху, о котором вы говорите?

— Герой любимой телепередачи Вуди, — объяснил Нэт.

— Но… — Райдиан пребывал в полном замешательстве, словно человек, которому пытаются объяснить правила незнакомой ему игры.

— Не важно, — заверил его Нэт, — но в принципе Вуди прав. Если мы заберём голову Бафомета в наше столетие, это создаст для всех дополнительные проблемы.

— Я знаю, что делать. — Вуди просиял. — Если мы сейчас обговорим место, где вы спрячете голову Бафомета, тогда мы заберём её после того, как вернёмся в наше время.

— Да… Можно попробовать, — согласился Нэт. — И вы должны рассказать о нас сэру Хью де Гурни, чтобы он написал об этом в своих хрониках. Вот это действительно важно!

— Есть и ещё кое-что важное. — Вуди ткнул Нэта локтем: — Так ведь?

«Спросиегоосвоёмлице».

Райдиан перехватил мысли Вуди и печально улыбнулся:

— Я знаю, что такое случается среди нас, и, по правде говоря, может тянуться много лет, а для некоторых — до самой смерти.

Нэт почувствовал, как от слов Райдиана у него скрутило желудок. Глубоко в душе он подозревал, что может навсегда остаться уродом.

— Но я слышал и о священном излечении, к которому обязательно прибег бы, если бы моя внешность стала такой.

Полной уверенности у Нэта не было, но всё же он предположил, что под внешностью Райдиан подразумевает лицо.

— Церковь Святого Михаила стоит на земле, которая обладает огромной силой, на острове Авалон в Гластонбери.

— Мы это хорошо знаем, — сухо ответил Нэт.

— Под великим Тором находится святой источник, который питается священными водами Подземного мира. В день летнего солнцестояния найди красную воду, выпей из головы льва и окунись в бассейн.

— Спасибо вам, — поблагодарил его Нэт. — Я сделаю всё, что угодно, чтобы стать человеком или волвеном.

Помня о том, что они могут в любую минуту перенестись в будущее, Нэт поспешил перевести разговор на тайник, где будет оставлена голова Бафомета.

— Куда бы ни забросила меня жизнь, я всегда останусь хранителем головы Бафомета, — объяснил Райдиан. — Мне на роду написано умереть на этой скале, и голова Бафомета останется со мной.

— Вас похоронят вместе с ней? — спросил Вуди, изо всех сил стараясь сдержать дрожь в голосе. — И вы не против?

Райдиан улыбнулся:

— Такова моя судьба. И, умерев, я унесу эту тайну с собой.

— Тогда где… — Нэт чувствовал себя не в своей тарелке, говоря об этом, — где вас… э… где будет похоронено ваше тело?

— Я вам покажу. — Глаза Райдиана вновь блеснули. — И вы увидите голову Бафомета.

— А нам надо? — спросил Вуди. — Я хочу сказать, мы же знаем, как она выглядит.

Райдиан вёл их по холодным коридорам, пока они не упёрлись в дубовую дверь, врезанную в каменную стену. Миновав дверь, они спустились по короткой лестнице в узкую комнатку, вырубленную в скале, где хранились каменные ёмкости, как предположил Нэт, с едой и бутыли с элем и медовухой. Тут же держали фрукты и овощи, а также пищу для животных — в прохладе и темноте.

Райдиан подвёл их к деревянному ящику, напоминающему миниатюрный гроб. Нэту показалось это странным: голова, олицетворяющая абсолютное зло, хранилась в продуктовой кладовой, вместе с сыром и вареньем.

Райдиан снял крышку и сунул руки внутрь. Вытащив голову Бафомета, он положил крышку на место и опустил голову на неё.

Нэта тут же ударила волна зла, исходящего от головы. Он видел рану, нанесённую мечом: рыцарь одним ударом отделил голову от туловища. Кожа плотно облегала кости. Осталось на козлиной голове и немного волос. Глаза не раскрылись, так что подростки, к счастью, не удостоились жёлтого взгляда, который видели на картинках в средневековых книгах, но зла, идущего от головы, хватало и без этого. Нэту захотелось, чтобы Райдиан поскорее убрал голову в ящик.

— Она сейчас спит, — улыбнулся Райдиан, прочитав мысли Нэта. И тут Нэт услышал тот самый странный скрип — будто кто-то влажным пальцем водил по ободку стеклянного стакана. Звук эхом отдавался от стен. Вуди прыгнул к Нэту и схватил его за руку.

— Райдиан, — начал Нэт, но уже почувствовал во рту привкус напитка из шиповника.

А потом изумлённо вскрикнул — кто-то резко потянул его назад. Он вновь ощутил головокружение и горечь, пробившуюся сквозь привкус шиповника. Последним в памяти осталось тепло Вуди, который всем телом прижимался к нему.

Глава 23

В компании волков

Из прошлого Нэт вернулся в темноту и под сильный дождь, который падал прямо на его поднятое к небу лицо. Волны, будто маленькие цунами, накатывали на береговую линию, и фонтаны брызг взлетали к чёрному небу. На этот раз Нэту не пришлось искать Вуди — он чувствовал тяжёлый груз тела волвена, лежащего на его ногах. Он перекатился по камням, сбросив с себя Вуди. Его трясло, тошнило, приключений он наелся по горло.

Не в первый раз Нэту захотелось домой. Не к Ионе, не на Мидл-Темпл, а домой, к маме и папе, где бы они в тот момент ни находились. Только на этот раз дежавю ощущалось сильнее, поскольку он знал, что им вновь придётся подниматься по извилистой тропе, проходить через берёзовую рощу, искать руины скита, слабо надеясь, что они смогут отыскать голову Бафомета и покинуть остров, прежде чем Скейл и его волки вновь их поймают.

Вуди пошевелился. Его тело было испачкано грязью. Он выплюнул струю коричневой воды и сел. Судя по его виду, он тоже наелся приключений.

— Держи. — Нэт протянул ему футболку. — Похоже, монашеская ряса до настоящего времени не добралась.

— Никогда больше не надо так делать, — простонал Вуди, натягивая на себя мокрую футболку. — Это неправильно — так путешествовать. Это… нет, этого просто не должно быть.

— Что теперь? — устало спросил Нэт.

— Даже не знаю, — ответил Вуди. — Посмотри сам.

Нэт развернулся и увидел то, о чём уже знал Вуди.

Горестно вскрикнув, он побежал к дымящемуся, обгорелому остову «Маленького бриллианта». Мало того что Скейл и его волки сожгли дом бабушки и дедушки, так теперь они поступили точно так же и с лодкой Мика. А он так ею гордился! Вместе с лодкой сгорели и их шансы покинуть остров.

Вуди на какое-то время оставил Нэта в одиночестве, но долго сидеть на берегу они не могли.

— Послушай, — он подошёл к мальчику и положил ему руку на плечо, — шлюпка Скейла ещё здесь. Наверное, начался отлив, и уплыть они не успели. Мы можем её взять и запереть их на острове.

Нэт покачал головой. Его рот превратился в узкую полоску, блеснули острия зубов.

— Если начался прилив, нам лучше уплыть, — настаивал Вуди.

Нэт внезапно улыбнулся, и у Вуди внутри всё задрожало. Его друг выглядел ну очень злобным, просто страшным.

— Без головы Бафомета мы остров не покинем, — отрезал он. — Пошли, напарник, заберём её.

* * *

Скейл едва не прыгнул с обрыва вслед за Нэтом и Вуди, когда увидел, как они плюхнулись в воду семьюдесятью метрами ниже. Отпрянул он в самый последний момент, вспомнив, что самое страшное для него — пчёлы и погружение в воду. Волны накрыли волвенов, а потом водовороты утащили их на глубину. Скейл с тревогой в сердце остался на обрыве и смотрел на бьющие о скалы волны, ожидая, когда они выбросят тела на берег.

Ожидание оказалось напрасным. Приливы в Бристольском заливе славились не только высотой, но и сложными течениями, особенно по весне, и вода могла утащить свою добычу на глубину и впечатать в донный ил с такой силой, что тело так и осталось бы там на прокорм рыбам. И пусть волвен, по мнению Лукаса Скейла, из Нэта Карвера получился никакой, он также не стал ни рыбой, ни уткой. И дружок его падал с обрыва в человеческом облике, а это означало, что они не могли воспользоваться невероятной волвеновской силой, чтобы спастись. Однако радости от их смерти Скейл не испытывал. Наоборот, чувствовал себя обманутым. Ему не удалось увидеть страданий Карвера и Вуди! Умерли они уж слишком легко и быстро.

И тут же холодок ужаса пробежал по его спине. Разве он не пообещал их паршивые души демону с непроизносимым именем? Чёрт побери! Но он практически не сомневался, что голова Бафомета где-то здесь, на этом острове. Волки рыли землю своими огромными лапами, а он наблюдал за ними, закутавшись в пальто. Конечно же демону хватит и головы Бафомета.

Волки очень скоро унюхали кости и, как только это случилось, начали рыть на одном месте. Вскоре Скейл отогнал их, опасаясь, как бы они не повредили голову Бафомета, и последний слой земли снимал сам. Он дико захохотал, когда его глазам открылся миниатюрный гроб и необычный скелет. «Значит, хранителем головы Бафомета был паршивый волвен», — подумал он, а потом повёл себя крайне непристойно. Спрыгнул в могилу и принялся отплясывать что-то вроде ирландской джиги.

Часть вервольфов, не самых циничных, в том числе Тедди Дэвис и Джош Фиркин, подумали, что это уже чересчур. Тедди Дэвис едва не выдал себя, собравшись прыгнуть на Скейла и заставить его прекратить это безобразие, но всё-таки сумел сдержаться. Время ещё не пришло. Лукас Скейл вылез из могилы и поднял над головой деревянный ящик. Его глаза сверкали.

— Это, дети мои, ключ к будущему, — торжествуя, воскликнул он, перекрывая рёв ветра и шум дождя. — С демоном на нашей стороне мы станем повелителями этого мира!

* * *

Искусственного света на острове не было, поэтому подросткам пришлось полагаться только на своё сверхчеловеческое зрение и разрывы в облаках. Двигаясь, они почувствовали себя лучше, их тела согревались с каждым шагом. Друзья не разговаривали — слушали мысли друг друга о последних двенадцати часах.

Добравшись до берёзовой рощи, ребята обрадовались: листва немного укрывала от дождя, и какое-то время они постояли, прислушиваясь. Обычный шорох животных, ведущих ночную жизнь, крики ночных птиц, но при этом в воздухе плавал и отвратительный запах злобного вервольфа.

— Какой у нас план? — прошептал Вуди.

— Как мы и намечали, — так же шёпотом ответил Нэт. — Идём на то место, где стоял скит, попытаемся найти подземелье, вскрываем могилу Райдиана и забираем голову Бафомета.

— Перемещения во времени — что может быть ужаснее. — Вуди вздохнул. — Только что встретили Райдиана, провели с ним час-другой, полюбили его, а теперь он мёртв.

— Да, — согласился Нэт, — но не забывай, что после встречи с нами он прожил ещё много лет.

— Всё равно ужасно, — настаивал Вуди.

Нэт и не собирался с ним спорить.

Соблюдая предельную осторожность, они направились туда, где в последний раз видели скит. Принюхались: нет ли поблизости Скейла? Ничего подозрительного. Вокруг царили тишина и покой. Увидев ровный участок, заросший травой, они поняли, что пришли слишком поздно. В земле зияла чёрная дыра. На дне разрытой могилы лежал скелет. Скелет большого собакообразного существа — волвена.

Голова Бафомета исчезла.

— Они добрались до неё раньше нас, — в страхе прошептал Вуди.

— Похоже, — кивнул Нэт. — Но где они? Они не вернулись к своей шлюпке, иначе мы бы их увидели.

— Думаю, где-то спрятались, чтобы провести здесь ночь, — предположил Вуди. — В такую погоду на шлюпке особо не поплаваешь.

Они постояли, глядя на разрытую могилу и дождь, падающий на кости Райдиана.

— Думаешь, после смерти такое случится и с нами? — содрогнувшись, спросил Вуди.

Нэт пожал плечами:

— Честно говоря, я ожидал увидеть человеческий скелет. Это просто шок.

— Прикроем его, — неожиданно предложил Вуди. — Нельзя оставлять могилу в таком виде.

В молчании подростки засыпали могилу, потом замерли на несколько мгновений, вспоминая Райдиана, каким видели его несколько часов назад, но за много столетий до настоящего времени.

— Мы ещё вернёмся и заберём его, — дал слово Нэт, — чтобы достойно похоронить в Темпл-Чёрч.

* * *

— Прислушайся, — прошептал Вуди. — Ничего не слышишь?

Они подходили к опушке берёзовой рощи, но остановились и прислушались. Сквозь ветки деревьев ребята видели полуразрушенную гостиницу, расположенную неподалёку от лестницы, которая вела к пристани. В чёрных проёмах окон, казалось, поблёскивали огни — словно горели свечи.

— Он там. — Глаза Нэта сверкнули в темноте.

— А теперь какой план? — прошептал Вуди.

— Тот же. — Нэт улыбнулся. — Скейл оказал нам услугу — его волки разрыли могилу. Пошли отберём у него голову Бафомета.

Друзья побежали по тропе. Теперь, когда они вышли из-под деревьев, дождь заливал лицо и глаза. Добравшись до бывшей гостиницы, подростки прижались к бетонной стене и двинулись к парадному входу.

«Тыэтослышишь?» — послал мысленный вопрос Нэт.

«Звукижуткие, — ответил Вуди. — Чтоэто?»

Дверь была заперта, и они пошли дальше, пока не обнаружили низкое окно. Нэт заглянул в него и с трудом подавил возглас удивления. Пять или шесть вервольфов спали на полу, свернувшись калачиком, как большие щенки. Но Лукаса Скейла Нэт не увидел, и он не сомневался, что тот держит голову Бафомета при себе.

«Этоволчийхрап», — ответил Нэт и чуть не рассмеялся, но сумел сдержаться, понимая, что смех может разбудить вервольфов.

«Ящик?»

«Яегоневижунотыдолженостатьсяздесь», — строго заявил Нэт и, прежде чем Вуди успел заспорить, взобрался на низкий подоконник, легко и бесшумно, как гимнаст, и осторожно спустился в комнату, где спали вервольфы. Дрожи Вуди не ощутил, но подумал, что у Нэта было бы больше шансов остаться в живых, если бы он решил искупаться в кишащем акулами море.

Нэт старался почти не дышать, после того как запрыгнул в комнату. Поглядывая на спящих вервольфов, он на цыпочках направился к открытой двери с твёрдым намерением найти ящик с головой Бафомета. И замер как столб: один из вервольфов, с коричневой шерстью, вдруг куда-то побежал во сне, все его четыре лапы принялись скрести пыльный каменный пол. Нэт с облегчением выдохнул, когда тот успокоился, и уже собрался идти дальше, когда в дверях возникла тень. Кровь застыла в жилах Нэта. Путь ему загородила человеческая фигура, глаза которой горели оранжевым огнём. Тут Нэт сообразил, что этот вервольф вовсе не такой урод, как Скейл. И запах показался ему знакомым. Пахло от человека Тедди Дэвисом.

Тедди приложил палец к губам и предложил Нэту следовать за ним. Дверь привела Нэта в узкий коридор. И тут же в нос ударил жуткий запах Лукаса Скейла.

— Где он? — прошептал Нэт.

— Скейл думает, что вы умерли. Утонули, — так же шёпотом ответил Тедди. — Что с твоим лицом? Как…

— Это длинная история, — оборвал его Нэт. — Покажи, где голова Бафомета, чтобы мы унесли её отсюда.

Тедди вновь повёл Нэта за собой, и у того возникла ужасная мысль: «Если Тедди двойной агент, как и предположила Фиш, он ведёт меня на смерть». Он отогнал эту мысль, потому что не ощущал дурного предчувствия. И, если бы Тедди предал «Ночную вахту», он бы уже поднял тревогу.

Тедди указал на полураскрытую дверь и чуть подтолкнул Нэта. В комнатушке за дверью во всей своей злобной красе на низкой кровати лежал Лукас Скейл и громко храпел. Одна его рука-лапа покоилась на деревянном ящике, формой напоминающем миниатюрный гроб. Последний раз Нэт видел этот ящик восемьсот лет тому назад, но он по-прежнему выглядел очень даже крепким.

Затаив дыхание, Нэт подкрался к ящику, не решаясь оторвать взгляда от спящего вервольфа. Протянув руку, он осторожно приподнял лапу Скейла и опустил её рядом с ящиком. Наклонился вперёд и взял деревянный ящик, чувствуя жуткий, мёртвый вес головы Бафомета.

Глава 24

Тедди

Нэт и Тедди ушли тем же путём, под храп Скейла, не решаясь дышать.

На цыпочках, мимо спящей стаи вервольфов, они добрались до окна, за которым ждал Вуди, которому не терпелось поскорее покинуть это опасное место. Ящик с головой Бафомета тянул к земле, но радость, вспыхнувшая на озабоченном лице Вуди при виде ящика, придала Нэту сил. Он поднял ящик повыше, над подоконником, и передал его Вуди. Нэт и Тедди вылезли из окна, чуть не сбив Вуди с ног: они торопились, представляя, что в любой момент в них могут вонзиться острые зубы вервольфов.

Все вместе они поспешили на берег. Нэт и Вуди несли тяжёлый ящик, взявшись за него с двух сторон. Адреналин всегда очень кстати, если надо поторопиться, а трое подростков очень и очень спешили к спасательной шлюпке, пришвартованной к пристани. Острые камни впивались в их голые ступни, но они мужественно терпели боль.

Шлюпка стояла на якоре рядом с тем местом, где они оставили «Маленький бриллиант». И Нэта вновь охватила грусть: дедушка остался без любимой лодки.

Шлюпке, похоже, тоже не терпелось отправиться в плавание.

Якорный трос натянулся как струна: шлюпку заметно подняло приливом. Нэт опустил деревянный ящик на дно шлюпки и внезапно понял: кое-что важное они упустили. Он понятия не имел, как управлять шлюпкой. Она ничем не напоминала «Маленький бриллиант», и Нэт застыл, гадая, с чего же начать.

— Первым делом надо поднять якорь! — прокричал Вуди, перекрывая рёв волн. — Потом дёрнуть за стартёрный шнур.

— Скорее, скорее! — торопил их Тедди. — Времени у нас мало!

Но Нэт чувствовал, как его охватывает паника, грозя захлестнуть с головой. Мальчик принялся устанавливать деревянный ящик, чтобы он не выпал из шлюпки на пути к Алмазной бухте. Вуди поднял якорь. Он же дёрнул и за стартёрный шнур, чтобы запустить мощный подвесной двигатель. Нэт возблагодарил звёзды за то, что его друг просмотрел все серии «Морских спасателей».[20]

* * *

Рёв ожившего мотора спасательной шлюпки вонзился в разум Скейла, как кинжал. Он спрыгнул с кровати, будто в него вселился дьявол, и в спешке и ярости чуть ли не полетел к спящим вервольфам. Он уже понял, что произошло. Тедди Дэвис сбежал, вместе с головой Бафомета! Дикие крики Скейла подняли вервольфов с пола. Им хватило одного взгляда на своего обезумевшего хозяина, чтобы податься назад, жалобно поскуливая.

— Принесите ящик! — вопил Скейл. — Он его украл, и он уплыва-а-а-а-ает, вы, паршивая свора щенков!

«А-А-А-А-А-А-о-о-о-о-о-о-о-о-о!» — вой вервольфов послужил предупреждением.

— Они приближаются! — крикнул Нэт, охваченный паникой. Взревевший двигатель проработал пару секунд, потом кашлянул и заглох. — Дёрни ещё раз! Быстро! По… — Ветер унёс его слова.

Нэт разглядел чёрные силуэты, спешащие к берегу.

«Господи, — подумал он. — Теперь мы влипли».

— Подсос! — прокричал Вуди в темноту, не обращаясь к кому-либо. Найдя нужную ручку, он оглянулся и тоже увидел вервольфов. Безумные крики Скейла звенели в ушах, путая, мешая соображать, но Вуди вновь дёрнул стартёрный шнур, и на этот раз двигатель заработал как и положено.

— Оставаться на месте! — крикнул Лукас Скейл, но ветер сильно приглушил его слова, и прозвучали они не так уж и грозно. С шоком, вызванным появлением живых и, похоже, невредимых Нэта и Вуди, Скейл справился быстро. У него возникла куда более серьёзная проблема: эти щенки украли голову Бафомета!

— Да, конечно! — прокричал Тедди Дэвис. Он перебирался на шлюпку, а Вуди уже протягивал к нему руку. В этот момент Нэт повернул руль, и шлюпка пошла по кругу, сбросив Тедди в воду. В последующие секунды Нэт попытался взять под контроль неустойчивую шлюпку, а Тедди беспомощно наблюдал из воды, как она крутится на месте.

Нэт всё-таки сумел остановить беспорядочное кружение шлюпки. Он увидел, что Скейл и его волки вошли в воду и находятся слишком близко, чтобы ребята могли чувствовать себя в безопасности. Вода доходила Скейлу до пояса, глаза его сверкали, как раскалённые угли, и он с каждым шагом приближался к шлюпке. Нэт понял, что время и удача работают против них, и, если попытаться взять Тедди на борт, Скейл доберётся до шлюпки, а потом убьёт их всех и заберёт голову Бафомета. Похоже, те же мысли пришли и Тедди. Он превратился в огромного волка со светлой шерстью и теперь направлялся к Скейлу, скаля зубы.

— Уходим! — крикнул Вуди. — Давай!

— Мы не можем оставить Тедди! — прокричал в ответ Нэт, перекрывая ветер.

Скейл находился уже в метре от шлюпки. Нэт чуял его запах.

— Нэт! — вырвалось у Вуди. — Мы не можем…

Лукас Скейл протянул руки-лапы к шлюпке. Тедди Дэвис прыгнул и утянул его под воду. Вуди вырвал руль из рук Нэта и направил шлюпку на стаю волков, расшвыряв их в разные стороны. И вновь повернул шлюпку, на этот раз носом в сторону Алмазной бухты.

Глава 25

Гармония

После того как шлюпка с Нэтом и Вуди отчалила от берега, унося с собой голову Бафомета (ящик с ней лежал на дне шлюпки, ближе к корме), в стае вервольфов началось что-то странное. Тедди Дэвис разжал зубы, впившиеся в загривок Лукаса Скейла — пусть тот своими глазами увидит, как его лишают ценной добычи! И тут же приготовился бороться за свою жизнь. Да, он был больше, сильнее и моложе Скейла, но против стаи вервольфов ему не устоять.

— Чего ждёте? — крикнул Скейл сдавленным и в то же время испуганным голосом.

К изумлению Тедди, стая топталась на месте, не выказывая никакого желания наброситься на него. Вервольфы стояли в воде в трёх или четырёх метрах, прижав к голове уши, жалобно поскуливая — совсем как перепуганные волки.

— Пусть отпустит меня! — прокричал Скейл как мог громко. — Прикончите его!

Вервольфы не повиновались. Скейла охватил страх — Тедди вновь утащил его под отвратительную коричневую воду. Тедди Дэвис перекатывал его, словно крокодил, который играет со своей жертвой, и Скейл почувствовал: конец близок. Перед его мысленным взором, будто фильм, прокрутилась вся жизнь. Под водой было совсем темно, но неожиданно Скейл заметил, что вода внезапно потемнела ещё больше, стала чёрной-пречёрной. Присутствие зла ободрило Скейла. Он почувствовал, как силы возвращаются к нему, словно кто-то вдохнул в него новую жизнь.

Тьма ушла, и Скейл увидел какой-то предмет, поблёскивающий, как ртуть, в мутной, бурлящей воде. Он схватил его и улыбнулся. Своевременный подарок от демона!

Светлая шерсть Тедди была в крови, когда Скейл вытащил его из воды. Но Тедди Дэвис чувствовал себя победителем: пусть жить осталось ему совсем немного. Он даже не испытал особой боли, когда Скейл пронзил ему сердце серебряным кинжалом, только навалилась усталость и стало очень холодно. Поднялось солнце, и Тедди понимал, что это последний восход, который он видит. Собрав последние силы, Тедди взглянул в налитые кровью, оранжевые глаза Скейла.

Последние слова, которые произнёс Тедди, тоже относились к Лукасу Скейлу.

— Ты проиграл, — прорычал Тедди.

* * *

Скейл прекрасно понимал, что напортачил, и напортачил по-крупному. И хотя демон помог ему, снабдив серебряным кинжалом, ему предстояло вернуть голову Бафомета, если он не хотел в самом скором времени познакомиться с адским пламенем. Он по-прежнему чувствовал запах крови Дэвиса, и это разжигало его злость, а холодный воздух наполнял громкий вой вервольфов. Они показали себя жалкими трусами, а потому их ждало суровое наказание.

И вот тут ему открылась ужасная правда. Их лишили лодки! Вервольфы хорошо плавали. Как кошки, если возникала такая необходимость, но терпеть не могли, когда шерсть намокала без особой на то причины.

Но страх предстать перед демоном без головы Бафомета переборол страх перед кофейной водой Бристольского залива. Скейл нетерпеливо сорвал с себя костюм и бросился в воду, молотя по ней кривыми ногами. Оставшись в довольно грязном нижнем белье, Скейл, во главе своей пристыженной стаи, взял курс на Алмазную бухту, отделённую от них двумя милями бурного моря.

В конце концов, шесть вервольфов, наглотавшихся солёной воды и измотанных донельзя, вылезли на берег, чтобы найти место, где они могли отлежаться. Они направились в Хеллборин-Холт (по мнению Скейла, там его стали бы искать в последнюю очередь). Скейл немного успокоился, и к нему вернулась способность думать. Прежде всего, следовало составить новый план действий, который позволил бы вернуть голову Бафомета. Хотя Тедди Дэвис на поверку оказался предателем — пусть даже он не откусил Тедди голову и не вытащил его лёгкие, — Скейл сожалел, что его пришлось убить.

— Я мог хотя бы на короткое время задобрить демона его душой, — пробормотал Скейл. Он знал, что демон появится очень скоро, нутром чуял. И к этому визиту следовало подготовиться.

После долгих часов составления плана (он вычерчивал какие-то корявые схемы на листах бумаги и кнопками прикреплял их к стене) Лукас Скейл придумал, на его взгляд, любопытный вариант. Да, действительно стоит попробовать. Но предстояла серьёзная работа.

Скейл пригрозил Джошу, что тот разделит судьбу Тедди, если в точности не выполнит его указания. От него требовалось навестить леди де Гурни и девочку, которую Джош случайно превратил в вервольфа. Он использует её в своих целях!

* * *

Гармония разглядывала в зеркале свои глаза цвета оранжевой тыквы. Если не считать этой тревожной перемены в её облике, в остальном она выглядела совершенно нормально. На руке, где кожу проткнули зубы вервольфа, не осталось никаких следов, а с помощью зелёных контактных линз легко решалась и проблема с радужками. После прихода Кресент из её сердца ушла боль. Конечно, случившемуся с ней радоваться не приходилось, и первое обращение вызвало сильные мучения. До появления Кресент Гармония чувствовала себя животным, хуже, чем животным, — существом из фильма ужасов, монстром, убийцей.

Потом пришла Кресент, и они, разговаривая, просидели у камина много часов. Гармония узнала о хороших волках — храбрых, благородных ликанах, которые могли помочь ей приспособиться к её новому состоянию. Она узнала и о том, каким путём следует идти волку. И после дней мучительных сомнений, когда ей казалось, что никто и никогда не протянет ей руку, она совершенно успокоилась.

Гармония отвернулась от зеркала и легла в постель. Закутываясь в одеяло, она услышала какие-то звуки, доносящиеся снаружи. Хруст гравия… Может, шаги? Она вылезла из постели и на цыпочках подошла к окну, обратив внимание, каким серебристым и манящим выглядит сад Ионы под ярким светом луны. Теперь луна обрела над ней магическую силу. Она с лёгкостью могла выпрыгнуть из окна, пробежать через сад и умчаться в Восточный лес. Гармония покачала головой, вспомнив, что говорила ей Кресент о самоконтроле.

СТУК!

Кто-то бросил камешек в её окно.

Гармония повернула шпингалет и открыла окно, почувствовав, как поток холодного воздуха хлынул в комнату. Выглянула из окна. И вздрогнула.

— Что… что ты тут делаешь? — выдохнула она.

— Можешь спуститься? — Джош Фиркин смотрел на неё, вскинув голову.

— Где ты был? — прошептала Гармония. — Полиция ищет тебя не один месяц. Твоя мать от тревоги сходит с ума.

— Спустись, и я тебе всё расскажу, — ответил Джош. — Побыстрее, времени у нас мало.

— Ладно, подожди. — Гармония уже натягивала свитер поверх пижамы. Внезапное появление Джоша вызвало у неё недоумение, но в то же время и порадовало. Как и все жители Темпл-Герни, она пришла в ужас, узнав о его исчезновении, а теперь Джош стоял перед ней, живой и здоровый.

Ловко, как кошка, она запрыгнула на подоконник, спустилась по водосточной трубе и вскоре уже стояла на гравии. Лицо Джоша наполовину скрывала тень, но Гармония заметила цвет его глаз. Они горели оранжевым.

— Ох… ты… ты?

Слова Гармонии застряли в горле. Из тени, мерзко ухмыляясь, появилось ещё одно существо — вонючая волкоподобная тварь с глазами цвета расплавленного металла и неправдоподобно большим ртом, полным острых желтоватых зубов. В недоумении и страхе Гармония всмотрелась в лицо Джоша. Чувство вины и сожаление отразились на нём.

— Извини, — прошептал он.

* * *

После того как голова Бафомета отправилась в подземное хранилище под штаб-квартирой «Ночной вахты», Кроун созвал всех агентов на специальное совещание в комнате отдыха.

— Нэт Карвер и Вуди успешно выполнили задание по поиску и доставке головы Бафомета. — Кроун улыбнулся. — Команда, посланная на остров Шипхолм, не сумела найти Скейла и его стаю, но привезла останки наших братьев, Тедди Дэвиса и Райдиана.

Нэт и Вуди не стеснялись того, что по их лицам текут слёзы. Они скорбели и по Тедди Дэвису, и по монаху. Пусть они провели с Райдианом очень короткое время, их связало очень и очень многое.

Потом они сидели во дворе, греясь на тёплом, утреннем солнце.

— Ждать осталось недолго, — нарушил молчание Вуди.

— Чего ждать? — спросил Нэт, щурясь от ярких лучей. Он вновь носил бейсболку и шарф.

— До солнцестояния осталась неделя, — напомнил Вуди. — А потом твоё лицо станет нормальным.

— Боюсь, ничего не получится, — покачал головой Нэт. — И что… что, если не получится?

— Ты должен верить Райдиану, — твёрдо заявил Вуди. — Это, возможно, составная часть излечения — вера.

Нэт печально улыбнулся:

— Наверное. И спасибо, что подбадриваешь меня. Я знаю, что выгляжу ужасно.

— Да, есть немного, — улыбнулся и Вуди. — И пока твоё лицо не станет нормальным, мне, наверное, придётся не отходить от тебя ни на шаг.

Они оглянулись, услышав шаги, торопливые шаги чем-то обеспокоенного человека.

— Вот вы где! — воскликнула Алекс Фиш. — Я вас искала. Грядёт новое дело. Серьёзное дело.

Нэт вскинул голову, на его лице читалась смертельная усталость.

— Тогда позвони «Охотникам за привидениями»,[21] а у нас заслуженный отдых.

— Гармонию Уэдлок похитили.

— Что значит — похитили? — переспросил Нэт.

— Её утащил Лукас Скейл, — ответила Фиш. — Он хочет обменять Гармонию на голову Бафомета. Скейл прислал нам компакт-диск с требованиями выкупа. Если мы не выполним его инструкций, он убьёт её так же, как убил Тедди Дэвиса.

Нэт встал, его глаза сверкнули.

— Так что нам надо делать? — с жаром спросил он. — Мы возьмём голову и…

— Не получится, — с грустью ответила Фиш. — Босс не соглашается отдавать голову.

— Мистеру Кроуну следовало действовать расторопнее, — воскликнул Вуди, — когда мы узнали, где находится Скейл!

— Такого быть не может! — воскликнул Нэт. — Мы должны спасти Гармонию. Нельзя оставлять её у Скейла.

— Если Скейл получит голову Бафомета, угроза нависнет над миллиардами людей, — напомнила Фиш. — Гармония — всего лишь один человек.

Нэт и Вуди в ужасе вытаращились на неё.

— Я хочу сказать, что с похитителями нельзя вести переговоры, — торопливо добавила Фит.

— То есть вы не собираетесь. — Нэт сощурился. — Мы пожертвовали Тедди, чтобы привезти голову Бафомета, мы не можем так же поступить с Гармонией.

— Извини, Нэт, — ровным голосом ответила Фиш, — но в этом я полностью согласна с боссом.

Глава 26

Змеи и камень

— Я знаю, о чём ты думаешь, — на лице Вуди читался страх, — и должен сказать тебе, что, по моему разумению, ты просто рехнулся.

Лицо Нэта расплылось в зубастой ухмылке. От этой ухмылки у Вуди всё похолодело.

— Мы вернём Гармонию, — мрачно ответил Нэт, — и никому не надо об этом знать, пока она вновь не будет с нами.

— Ты просто псих. — Вуди замотал волосатой головой. — Это слишком рискованно.

— А ты послушай.

Нэт начал излагать свой план, и озабоченность, пусть и не полностью, ушла с лица Вуди. Действительно, план был невероятно рискованным и очень уж оригинальным, и Вуди поначалу засомневался, что он сработает. Но, заразившись энтузиазмом Нэта, решил, что шанс на успех у них всё же есть. Впрочем, из всех авантюр, в которые они ранее впутывались, эта представлялась самой невероятной. Неудача означала для них верную смерть. Вот интересно, а захочет ли Иона сделать из них чучела, а потом усадить в своём огромном камине?

Нэт дождался, пока Кроун отправится на совещание в Кровавую башню[22] (туристов вновь начал пугать призрак Анны Болейн), а потом они с Вуди зашли в пустой кабинет, с чувством вины и в предвкушении грядущих приключений. Порывшись на столе, Нэт быстро нашёл компакт-диск с посланием Скейла и вставил в компьютер Кроуна.

Усевшись на диване, подростки внутренне сжались, готовясь к тому, что услышат голос Скейла. И услышали, хотя началась запись с треска статических помех. Голос был записан очень чётко, им даже показалось, что Скейл собственной персоной появился в кабинете Кроуна и вещает из дальнего тёмного угла. Много времени послание не заняло, содержало оно только чёткие инструкции.

«Кладбище „Хайгейт“, ночь с субботы на воскресенье, в три часа. Принесите голову Бафомета, и обмен будет произведён. Голову на девочку. Никаких дальнейших переговоров не будет. Никому не говорите».

— Мы это сделаем для Тедди. — Изуродованное лицо Нэта сначала перекосило от злости, потом на нём отразилась печаль. — Он попросил бы нас освободить Гармонию.

Вуди кивнул:

— В ночь с субботы на воскресенье. Надо начинать готовиться.

* * *

Остаток дня они старались не привлекать к себе излишнего внимания, но успели завершить в срок всё, что наметили. После возвращения Квентина Кроуна в кабинет подростки по очереди приглядывали за дверью, но Кроун, похоже, не собирался никуда уходить. Лишь далеко за полночь Вуди ворвался в комнату Нэта.

— Он ушёл. Пора.

Они спустились в кабинет Кроуна, скатали истёртый ковёр и открыли люк над лестницей с семьюдесятью семью ступеньками.

— Надо всё сделать быстро, — предупредил Нэт. — Если Кроун вернётся и увидит, что люк открыт, нам не поздоровится.

Вуди шумно вздохнул.

— Чем быстрее мы спустимся, тем скорее поднимемся.

— Ты первый, — усмехнулся Нэт.

— Нет, я настаиваю, — замахал руками Вуди. — Только после тебя.

Нэт глубоко вдохнул и начал спуск, торопливо перескакивая со ступеньки на ступеньку. Миновав лестницу, подростки в страхе оглядели тускло освещённый подвал.

— Она должна быть где-то неподалёку, — прошептал Нэт. — Среди самых опасных артефактов. Нам надо разделиться.

— Я не хочу, — в тревоге запротестовал Вуди. — Я слышу чей-то шёпот.

— Это всего лишь вампиры, — ответил Нэт, — и они не могут вылезти из своих гробов.

Вуди это не успокоило.

— Ладно, — кивнул Нэт, — иди за другим экспонатом. По крайней мере мы знаем, где он.

Вуди с неохотой кивнул.

— Только не забудь про ключ Клеопатры, — предупредил он.

— Им я займусь в первую очередь, — пообещал Нэт.

И как только Вуди скрылся из виду, Нэт достал ключ Клеопатры из резной шкатулки и глубоко засунул в карман джинсов. Он шёл вдоль рядов выставочных стендов, надеясь, что голова Бафомета по-прежнему лежит в ящике, напоминающем миниатюрный гроб, и дожидается тщательного обследования, чтобы получить категорию «ОСОБО ОПАСНАЯ». Нэт взглянул на часы. В подземелье они находились уже десять минут. Мальчик сосредоточился, пытаясь в точности вспомнить сухой горьковатый запах головы Бафомета. Несколькими драгоценными минутами позже, чувствуя себя двуногой ищейкой, он уловил его — обоняние волвена его не подвело.

Она! Ящик лежал прямо перед ним, на большом металлическом контейнере, в котором наверняка хранилось что-то не менее отвратительное, чем голова. Нэт осторожно поднял ящик, стараясь не слишком трясти голову Бафомета. Направляясь к лестнице, он облегчённо выдохнул, увидев, что Вуди идёт ему навстречу, и тоже не с пустыми руками.

— Ты готов? — спросил его Нэт.

— Скорее нет, чем да, — признался Вуди дрожащим голосом.

— Да перестань! Мы же это отработали. Всё у нас получится.

Вуди кивнул:

— Удачи, брат.

* * *

Они несли ящик, напоминающий миниатюрный гроб, направляясь в ночной темноте по закоулкам к кладбищу «Хайгейт». Они честно выполнили предупреждение Скейла. Никому ничего не сказали.

Лил дождь, и, уже оставив за спиной Сити и войдя в Хайгейт,[23] они почувствовали, как в ящике началось шевеление. Они прибавили шагу, стараясь игнорировать доносящиеся из ящика шорохи, от которых по коже бежали мурашки, и радуясь, что не видят того, что творится внутри.

Кладбище они, естественно, нашли закрытым, но Нэт выудил из кармана ключ Клеопатры и вставил в замочную скважину. Через мгновение раздался щелчок — путь был свободен.

— Вперёд, — улыбнулся он Вуди, распахивая ворота. Вуди замялся. Шерсть на лице Нэта стояла дыбом, волчьи черты выглядели ещё более ужасными, чем всегда. Не в первый раз после неудачного обращения Нэта Вуди подумал, что его лучший друг внешне действительно похож на Лукаса Скейла.

* * *

Лукас Скейл следил за ними, в этом Нэт нисколько не сомневался. Перед ними была дорожка между двумя рядами могильных склепов, напоминающих миниатюрные домики. Они с Вуди несли ящик с головой, осторожно переставляя ноги, чтобы не споткнуться, а в кровь впрыскивались всё новые и новые порции адреналина. Впереди появились силуэты деревьев и надгробные камни других могил. Вуди смотрел прямо перед собой, надеясь, что ему не придётся встретиться с призраками. Он их терпеть не мог, и ему хватило проблем с тем, что пришлось пережить в штаб-квартире «Ночной вахты». Короче, он вполне мог обойтись без призраков.

— Видишь что-нибудь? — прошептал Нэт.

— Нет, — ответил Вуди и тут же с надеждой добавил: — Может, он не придёт? — Потом вспомнил, что на кону стояла жизнь Гармонии, — ему стало стыдно.

Какое-то движение между деревьями. Нэт напрягся. Он посмотрел на Вуди.

— Они! С ним, похоже, не только Гармония, но и волк.

— Да кого волнует этот чёртов волк. — От ужаса Вуди начало немного потрясывать. — Что… это что?

* * *

Гармония Уэдлок насквозь промокла. Она шла босиком, глаза её туманили боль и шок. Джош Фиркин выглядел ошеломлённым, но вновь следовал за хозяином, как маленький щенок. Его заставили ещё раз заглянуть в жуткие, цвета расплавленного металла, глаза Лукаса Скейла, так что теперь он находился под полным контролем своего господина. Компанию им составляло что-то ещё — комок энергии, который и заметил Вуди. Это что-то окружала чернейшая чернота, с какой Гармония никогда не сталкивалась. Инстинкты вервольфа предупреждали её: ей никогда не захочется увидеть то, что сокрыто за этой чернотой. Что бы это ни было, Гармония знала: оно с радостью высосало бы из мира всё доброе. Радость, надежда, любовь и счастье исчезли бы, если бы тварь, прячущаяся в темноте, добилась, чего хотела.

* * *

Неподалёку, на ветвях старого кедра, вооружённая арбалетом, расположилась агент Александра Фиш. Квентин Кроун не собирался торговаться с Лукасом Скейлом, но он не хотел бросать на произвол судьбы Гармонию Уэдлок. Александру Фиш как лучшего снайпера «Ночной вахты» отправили на кладбище, чтобы убить Скейла, как только он появится там. Она зарядила арбалет серебряной стрелой, которой и собиралась пронзить сердце злобного вервольфа. Обнаружив на кладбище Нэта и Вуди, Фиш едва не рухнула с кедра.

«Не-е-е-ет», — подумала она, едва веря своим глазам. Кроун запретил идти на сделку со Скейлом, принял решение убить его, а мальчишки собрались отдать ему голову Бафомета! Более того, они оказались на линии огня! Она перебралась на другую ветку, выбрав более удобную позицию, чтобы наблюдать за происходящим внизу.

Нэт и Вуди приближались. В руках они держали ящик с головой Бафомета. Скейл выставил перед собой Гармонию, решив, что без человеческого щита ему не обойтись. Во рту у Фиш пересохло, пульс участился, её мутило. Только этого ей не хватало! Эта неугомонная парочка могла нарушить все планы. И ставила под удар всё человечество.

* * *

Нэт подумал, что сейчас Скейл выглядит ещё более безумным, чем обычно, и опасен как никогда. Он пытался не убеждать себя в этом, но в принципе не сомневался, что в черноте, висевшей неподалёку от Скейла, прячется тот самый демон, с которым Скейл и заключил сделку.

— Ха! — воскликнул Лукас Скейл, разрывая тяжёлое молчание. — Значит, они послали вас обоих. Маленькие волчата на закланье.

Его взгляд жадно прошёлся по ящику, который ребята поставили между собой.

— Мой ящик! — потребовал Скейл.

— Разумеется, — согласился Нэт. — Только отдайте нам Гармонию.

— Сначала ящик! — рявкнул Скейл. — Или вы держите меня за идиота?

— Когда мы отойдём от ящика, вы отпустите Гармонию, — громко и четко произнёс Нэт. — Потом вы откроете ящик, чтобы убедиться, что там голова Бафомета, и мы уйдём. Договорились?

— Я обычно ни о чём не договариваюсь с наглыми щенками, — фыркнул Скейл, — но звучит логично.

* * *

Алекс Фиш с бьющимся чуть ли не в горле сердцем наблюдала, как они сходятся. Нэт и Вуди по-прежнему держали ящик между собой, Скейл укрывался за Гармонией. Фиш вновь подняла арбалет, но выстрелить не рискнула. Она заметила, как Нэт кивнул Вуди и они поставили ящик на траву, а потом отступили на пару шагов. Скейл отпустил Гармонию, и она бросилась к Нэту.

Можно стрелять! Скейл опустился на колени перед деревянным ящиком и взялся за защёлку. Фиш вскинула арбалет к плечу и выстрелила.

На долю секунды облако невероятной тьмы окутало Скейла. Этого времени как раз хватило, чтобы отклонить стрелу от цели. Она просвистела в воздухе и воткнулась в ствол соседнего дерева. Оправившись от шока, Скейл рассмеялся, глядя на потрясённых Нэта и Вуди, которые не ожидали ничего подобного.

— Неплохой ход. — Он вновь хохотнул. — Спускайся вниз, дорогая моя, — обратился он к Алекс Фиш. Лицо девушки бледным пятном виднелось в ветвях кедра. — Спускайся сама, а не то я пошлю моего друга Джоша, чтобы он стащил тебя своими большими зубами.

Нэт и Вуди затаили дыхание, глядя, как Фиш ловко спускается по толстому стволу дерева.

Она покачала головой, глядя на Нэта и Вуди.

— Не могу поверить, что вы это сделали. — В голосе её слышалась печаль. — Вы всех нас погубили. Голова Бафомета хранилась в безопасном месте, а теперь этот монстр и его демон позаботятся о том, чтобы с её помощью стереть человечество с лица земли.

* * *

Нэт не ответил. Он стоял, не отрывая глаз от пульсирующей тьмы, скрывающей демона. Тьма вдруг немного побледнела, и Нэт заметил, как Скейл бросил на неё тревожный взгляд. Послышался неприятный звук — будто кто-то прошёлся когтями по грифельной доске, и тут же, зависнув в нескольких дюймах от травы, перед ними появилось жуткое создание. Оно излучало неземной свет, глаза горели огнём, рот являл собой влажную, голодную пасть. Фиш сдавленно вскрикнула и попыталась убежать, но, к своему ужасу, почувствовала, что её ноги словно скованы какой-то невидимой силой. Она заставила себя закрыть глаза и попыталась отвернуть голову. Её тело конвульсивно содрогалось.

— Люди, — самодовольно бросил Скейл. — Что с них взять, а?

Нэт действовал быстро. Ему было известно, что он может смотреть на демона в его первозданном облике, потому что человеком он, да и Вуди тоже, были только отчасти. У него, у Вуди и Гармонии в жилах текла кровь ликантропов. Только Алекс Фиш оставалась человеком, и Нэт не мог допустить, чтобы она сошла с ума. Он прыгнул на Фиш и повалил её на землю, лицом вниз, чтобы она не могла видеть демона.

— Очень галантно. — Голос Скейла сочился сарказмом. — Но давайте продолжим. Мне ещё нужно проверить содержимое ящика.

Нэт глянул на Вуди, уже и не зная, сработает ли их план. Присутствие демона, похоже, многое меняло.

* * *

Глаза Лукаса Скейла блеснули, когда он наклонился и обнюхал ящик. От него шёл древний, очень древний запах… Колдовской запах! Скейл принимал участие во многих ритуалах чёрной магии, ему были знакомы запахи ладана и мирра давних дней, тёмных дней, дней зла. И теперь ему предстояло увидеть нечто невероятное, нечто такое, что подняло бы его выше всех нобелевских лауреатов, учёных, проповедников и философов. Вознесло бы в правители мира!

Воздух над кладбищем, казалось, застыл. Маленькие зверушки больше не скреблись в своих норках. Высоко в небе не пролетали самолёты. Даже призраки не высовывались из могил. Что-то носилось в воздухе… Что-то пророческое… И все это чувствовали… Близился конец старого мира, и наступало начало нового.

* * *

Лукас Скейл с любовью прошёлся руками-лапами по тяжёлой деревянной крышке. Глаза его вспыхнули злобным оранжевым пламенем, когда он вновь взялся за защёлку. Нэт затаил дыхание, глядя, как неуклюжие лапы Скейла пытаются её открыть.

«Чтоеслионнесумеетеёоткрыть?» — раздался в голове Нэта мысленный вопрос Вуди — Скейл никак не мог справиться с защёлкой.

Нэт закрыл глаза. Они ставили на то, что Скейл откроет ящик сам. Прошло несколько томительных секунд. Раздался щелчок. Скейл справился. Его отвратительная физиономия расплылась в торжествующей улыбке. Сделка с демоном близилась к завершению. Сейчас он передаст голову Бафомета, и его душа обретёт свободу.

Скейл приподнял крышку, из-под неё пополз зелёный туман… и… Что это? Торжествующее выражение лица Скейла сменилось недоумением, потом замешательством. Послышалось шипение. Доносилось оно из ящика… Это было шипение змей! Именно змей! Внимательный, напряжённый взгляд Нэта однозначно говорил: это единственный выход. Крышка откинулась, и в это мгновение Лукасу Скейлу показалось, что он вновь услышал последние слова Тедди Дэвиса: «Ты проиграл».

Облако зелёного, светящегося тумана всё увеличивалось в размерах, окутывая всю западную часть кладбища. И в этом свете Скейл увидел, что в ящике нет рогатой головы, принадлежащей Бафомету, демону ада, поджигателю войн и распространителю эпидемий. В ящике лежала голова чудовища, чудовища с короной из змей, которые заменяли ему волосы. Змей с чёрным раздвоенным языком и жуткими глазами, которые превращали в камень любого, кто встречался с чудовищем взглядом.

Его провели! Скейл пытался захлопнуть крышку, накрыв извивающихся и шипящих змей. Он пытался повернуть голову и не смотреть в глаза горгоны Медузы, пытался прикрыть глаза руками-лапами… Он опоздал! Скейл закричал от боли — его тело начало каменеть.

* * *

Нэт Карвер и Вуди в ужасе наблюдали, как зелёный туман окутывает Скейла, а шипящие змеи тянутся к нему. Лукас Скейл целиком и полностью превращался в камень.

Демон завыл от злобы и раздражения. Небо над ними разверзнулось, и полился горячий дождь. Чем громче кричал демон, тем яростнее шипела горгона. Вуди закрыл глаза, ухватился за голову горгоны Медузы и, выхватив её из ящика, в котором долгие столетия хранилась голова другого монстра, швырнул в демона. Дьявол окутал голову горгоны тьмой и исчез вместе с ней. Воздух очистился — и от тьмы, и от зелёного тумана.

Глава 27

Правда

Всё закончилось, и, хотя Нэту и Вуди удалось с блеском реализовать свой план, обошлось без поздравлений и празднований.

Лукаса Скейла, навечно обращённого в камень, приготовили к отправке в подземелье под штаб-квартирой «Ночной вахты» на Мидл-Темпл. Собственно, подготовка много времени не заняла и не потребовала особых усилий: на ногах Скейла закрепили колёсики, чтобы облегчить его транспортировку и чистку. Нэт подумал, что Скейла, наверное, возмутило бы подобное пренебрежительное обращение с его телом, тем более что колёсики отвратительно скрипели. Алекс Фиш рассмеялась, когда охранники, прокатив Скейла по проходу, поставили его носом к стенке, но у Нэта и Вуди такой финал вызвал необъяснимую грусть.

— Вы знаете, что он убил бы вас обоих, если бы всё не закончилось так хорошо? — прямо заявила Фиш.

Вуди пожал плечами:

— Ты, конечно, права. Но это жуткий конец для любого.

— Он ещё легко отделался. — Фиш помрачнела. — Избежал суда. Вспомните, что он сделал с бедным Тедди.

— Я помню, — ответил Нэт. — Всё время помню об этом.

* * *

Молодым вервольфам, освобождённым от пагубного влияния Скейла, дали ещё один шанс, потому что они никого не убили. «Ночная вахта» организовала в Мид-Лодж специальный тренировочный класс, и они все получили возможность стать штатными агентами. Услышав об этом, Гармония Уэдлок и Джош Фиркин настояли на том, чтобы обучили и их.

Что же касается Нэта, то для него пока ничего не изменилось. В день летнего солнцестояния он намеревался оказаться в Гластонбери, в сопровождении Фиш и Вуди. Нэт конечно же не раз спрашивал себя: «А что, если рецепт Райдиана не сработает?» Он прекрасно понимал, что делает ставку на слова, произнесённые много столетий тому назад волвеном, от которого осталась лишь кучка костей.

Нэт особо не говорил об этом после их последней ночи на Торе, но Вуди знал, что он боится встречи с родителями. И когда Фиш объявила, что отец и мать Нэта приехали в штаб-квартиру «Ночной вахты», чтобы повидаться с сыном, Нэт проявил твёрдость:

— Я никого не хочу видеть.

— Нэт, это же твои родители, — настаивала Фиш. — И что, по-твоему, я им скажу?

Глаза Нэта сверкнули.

— Скажи им правду.

Фиш пристально смотрела на него.

— Слушай, я попрошу их приехать ещё раз, немного позже. Если Райдиан прав, через пару дней всё образуется.

Нэт медленно покачал головой и отвёл взгляд.

— Не думаю, что получится.

Фиш сглотнула слюну. Нэт никогда ничего не боялся… И тут такая потеря духа. Теперь даже Вуди не мог поднять ему настроение. Нэт никого не подпускал к себе. Фиш боялась, что он повредится умом, если лечение Райдиана не даст результата.

Внезапно Нэт решил:

— Я повидаюсь только с мамой.

Перед тем как Джуд Карвер вошла в кабинет Кроуна, Фиш зажгла все свечи, и большая комната выглядела волшебной. Квентин Кроун и Фиш предварительно объяснили Джуд, что произошло с Нэтом, но он пришёл в шарфе, бейсболке и солнцезащитных очках, словно какая-то знаменитость, путешествующая инкогнито.

Джуд опечалилась, когда сын отстранился от её объятий.

— Не надо… не надо, мама. — Он смотрел на её убитое горем лицо. — Извини.

— Тебе незачем извиняться, Нэт. — Джуд едва сдерживала слёзы. — Ты по-прежнему мой сын, по-прежнему Нэт, как бы ты ни выглядел.

Нэт всхлипнул и крепко прижал Джуд к себе.

— Могу я взглянуть на тебя? — мягко спросила Джуд. — Ты позволишь?

Нэт кивнул и поднял руку, чтобы снять бейсболку. Он услышал, как судорожно вздохнула Джуд, когда он убрал шарф. За ним последовали и очки. Он посмотрел на мать.

Джуд улыбнулась:

— Ты помнишь, как Маккаби Хаммер показал нам свой истинный вампирский облик?

Нэт кивнул:

— Конечно.

— И ничего страшного не произошло, потому что внутри он остался тем же Маком.

— Пожалуй. — В голосе Нэта зазвучало сомнение.

— С тобой та же история. Я по-прежнему знаю, что это ты.

Нэт уставился в пол.

— А если я навсегда останусь таким?

— Я уверена, что не останешься, — ответила Джуд. — Есть и хорошая магия, не только плохая. Мы оба видели, что может творить плохая магия. А теперь должны верить, что хорошей магии многое по плечу.

— Да, но… — начал Нэт.

— Ш-ш-ш, — остановила его Джуд. — Если не получится на этот раз, мы попробуем что-нибудь ещё, пока обращение не завершится.

К удивлению Нэта, настроение у него разом улучшилось.

— Могу я повидаться с папой?

— Можешь, — кивнула она, — а также с бабушкой и дедушкой.

— Они вернулись? — обрадовался Нэт.

— Да, из Тёмных веков, — улыбнулась Джуд, — и очень тревожатся о своём единственном внуке.

— Де… дедушка знает о том, что случилось с «Маленьким бриллиантом»? — промямлил Нэт.

Джуд кивнула:

— Конечно, его это очень расстроило, но он так гордится тобой, Нэт. Когда всё это закончится, он возьмёт тебя и Вуди и купит другую лодку.

— И мы сможем назвать её «Маленький бриллиант два».

Нэт ещё больше приободрился. Это же так здорово — вернуться к нормальной жизни!

* * *

После того как каменного Лукаса Скейла опустили в подземелье, в штаб-квартире «Ночной вахты» воцарились тишина и покой. Злобный вервольф более не доставлял никаких хлопот. Никто не видел Квентина Кроуна после прибытия семьи Нэта, и Фиш не могла связаться с ним по телефону. Однако на следующий вечер, около восьми часов, Фиш поднялась в комнаты подростков на чердаке, чтобы объявить о совещании в кабинете Кроуна, назначенном на девять часов. Её маленькие глазки возбуждённо блестели.

— Босс не сказал мне, о чём пойдёт речь.

— Надеюсь, ничего ужасного не произошло, — потянулся Вуди. Весь день он проспал под кроватью в облике волвена.

Нэт тоже чувствовал, что отдохнул, и был доволен, что наконец-то повидался с близкими. Отца и дедушку с бабушкой потрясла его внешность, Эпл даже немного всплакнула.

Возможно, причина его хорошего настроения заключалась в том, что Скейл и демон более не представляли собой смертельную угрозу, но к возвращению Кроуна атмосфера в штаб-квартире разительно изменилась в лучшую сторону. В кабинете босса царило спокойствие, но раз или два Нэт почувствовал, что кто-то заглядывает в его мысли. Не пытается вломиться в его разум, как Лукас Скейл, а словно просит разрешения войти. Всё это очень напоминало предчувствия, только на этот раз его не покидало ощущение, что случиться должно что-то хорошее.

Кроун, всегда аккуратный, на этот раз выглядел каким-то растрёпанным. Его лицо раскраснелось от волнения, волосы торчали в разные стороны. Он даже забыл надеть галстук.

— Хорошо, что вы здесь, Джуд. — Он широко улыбнулся матери Нэта. Кроун опасался, что она возложит на него вину за изменение внешности Нэта, но надеялся на её понимание: это всё равно случилось бы, даже если бы Нэт и не стал агентом «Ночной вахты». Он пожал руки Ивену и Мику и звонко чмокнул Эпл в розовую щёчку.

— Произошло кое-что очень важное, — начал он. — Я должен поделиться с вами этой новостью. Я хочу, чтобы они пришли и…

Его прервал звук открывающейся двери. В кабинет вошли двое очень высоких мужчин. Нэт никогда не видел их раньше, однако они показались ему очень уж знакомыми, и его буквально потянуло к ним, словно их связывала невидимая нить. Нэт искоса глянул на Вуди, который для этого важного совещания вновь принял человеческий облик. На лице волвена читалось изумление.

— Позвольте мне представить вам двух гостей из канцелярии её величества. — У Кроуна перехватывало дыхание. — Старший конюший её величества сэр Ричард Волвен и личный секретарь её величества сэр Эндрю Волвен, королевский адвокат.[24]

Оба, Нэт и Вуди, громко рассмеялись, но не потому, что нашли ситуацию забавной. Этот смех выражал радость и восхищение.

Одежда мужчин не представляла собой ничего особенного — такая приобретается в универмаге «Меркс-и-Спенсер», если идёшь за покупками с отцом. Но на этом заканчивалось обыкновенное и начиналось экстраординарное. Оба были ростом более двух метров и внешне очень уж напоминали друг друга. Нэт подумал, что они немного похожи на молодого Клинтона Иствуда, когда он играл крутого копа, Грязного Гарри. Грубоватые черты лица, длинные седые волосы и глаза, которые иной раз отсвечивали топазом.

— Так вот кто нам платит! — выдохнула потрясённая Фиш.

— Не так чтобы много. — Сэр Эндрю улыбнулся. — Как я понимаю, вы агент Фиш?

«Вот те на», — подумала Фиш. Она сделала реверанс и, выпрямившись, густо покраснела.

— Да, сэр.

— Пожалуйста, Алекс, — вмешался сэр Ричард, — в этом нет необходимости. Как вы можете заметить, в этот вечер мы оставили её величество во дворце.

— Ой! — вырвалось у Фиш, и она снова покраснела.

— Вы… вы волвены, не так ли? — застенчиво спросил Вуди.

Мужчины кивнули седыми головами.

— Эти господа — наши финансисты. — Кроун всё ещё не пришёл в себя. — До сегодняшнего дня я понятия не имел, что волвены и теперь служат своему монарху.

— От нормандских королей до династии Виндзоров. — Сэр Эндрю чуть поклонился. — Её величество королева проявляет активный интерес к сверхъестественному.

Присутствующие просто остолбенели.

— Её величество тревожится о Нэте в силу того затруднительного положения, в котором он оказался, — нарушил возникшую неловкую паузу сэр Ричард, глядя на подростка. — Если я и, разумеется, Эндрю, можем чем-то помочь, то сделаем всё, что в наших силах, как сейчас, так и в будущем.

— Всё, что угодно, — подтвердил сэр Эндрю.

Нэт постарался проглотить комок, застрявший в горле.

— Спасибо, — просто ответил он. — Возможно, я воспользуюсь вашей добротой, если останусь таким до конца жизни.

Сэр Ричард Волвен склонил голову.

— Я… — Он замялся и посмотрел на сэра Эндрю, который ободряюще кивнул ему. — Есть необходимость познакомить тебя с некоторыми фактами. Они касаются твоего прошлого.

Если б в кабинет Кроуна влетела муха, всем показалось бы, что рядом взревел реактивный двигатель. Взгляды присутствующих скрестились на сэре Ричарде.

— Когда Лукас Скейл укусил тебя в Хеллборин-Холте, — продолжил сэр Ричард, — леди Иона не сомневалась, что ты умер бы, если бы не кровь, перелитая от Вуди, — она спасла тебе жизнь и не позволила превратиться в вервольфа.

Нэт содрогнулся, вспомнив ту ужасную ночь.

— Дело в том, что ты не умер бы и не превратился бы в вервольфа, — добавил сэр Эндрю. — Перелитая от Вуди кровь тебе не помогла, потому что ты в ней не нуждался.

Джуд Карвер ахнула:

— Что вы хотите этим сказать?

— Кровь волвенов бежит в жилах членов вашей семьи по линии твоей бабушки, Нэт, — вновь заговорил сэр Ричард. — С давних пор. Твой род такой же древний, как наш, только твоя кровь сильно разбавлена за счёт браков с людьми. Твоё появление на свет — большой сюрприз, Нэт. — И он тепло улыбнулся Эпл — похоже, она собиралась хлопнуться в обморок.

— Ничего не понимаю, — выдохнул Мик.

— У многих поколений по линии Эпл рождались только девочки — у них способности к трансформации никак не проявлялись, — объяснил Эндрю. — Эпл обладает даром врачевания, она понимает животных лучше, чем любой другой человек. У неё также способность предвидеть будущее. Но ты, Нэт, первый мальчик за много поколений, и ты унаследовал гены волвенов, они-то и нейтрализовали укус Скейла.

Пауза затянулась, казалось, на долгие часы. Потом в голову Нэта пришла тревожная мысль.

— Вы знали Неллинору Гудвилл?

Сэр Ричард просиял:

— Разумеется. Только когда я её знал, она ещё была маленькой Нелл Битуэй.

На лице Вуди отразилось недоумение. И сэр Эндрю, и сэр Ричард выглядели моложе Неллиноры. Он не считал себя знатоком в определении человеческого возраста, но полагал, что оба гостя гораздо моложе Мика, дедушки Нэта!

— Но Неллиноре Гудвилл уже лет девяносто! — в полном замешательстве воскликнул он.

— Она моложе нас на десять лет, — ответил сэр Эндрю. — Так она всё ещё жива? Милая девчушка, если мне не изменяет память.

«Теперьуженет», — мысленно обратился Вуди к Нэту.

Сэр Эндрю и сэр Ричард перехватили мысль Вуди, вместе с чёткой «картинкой» Неллиноры Гудвилл, сидящей на кухне в Темпл-Герни.

— Старость никого не жалеет. — Сэр Эндрю изогнул бровь, глядя на Вуди.

— Но… — начал Вуди.

— Мы, волвены, живём гораздо дольше людей, — мягко вставил сэр Ричард.

Нэт закрыл глаза и внутренне застонал. Будь с ним всё хорошо, он бы подумал, что это круто — жить дольше, чем живут обычные люди, но он-то застрял на полпути от человека к волвену! И теперь выходило, что уродом, возможно, жить ему придётся очень и очень долго. Спасибо волвеновской крови.

— И что теперь будет? — спросил Нэт.

— Мы будем по-прежнему финансировать «Ночную вахту», — ответил сэр Эндрю, — и надеемся, что можем рассчитывать на вашу помощь.

Фиш глянула на Нэта и Вуди и то, что она увидела, ей определённо не понравилось.

Глава 28

Святой источник, канун солнцестояния

Они прибыли уже в сумерках. На западном горизонте ещё багровела полоса заката, а разрушенная церковь Святого Михаила мерцала, как мираж. Они молча наблюдали, как люди длинной чередой, с факелами в руках, поднимались на холм, чтобы отпраздновать летнее солнцестояние.

Несмотря на свои страхи, связанные с Нэтом, Фиш не могла не признать, что не видела ничего более магического. Припарковавшись чуть в стороне, подальше от любопытных глаз, она повернулась к Нэту. По дороге все молчали, занятые мыслями о том, что ждёт их впереди.

— Готовы? — спросила Фиш чуть осипшим голосом. Она едва сдерживала слёзы. — Помните: здесь полно невежественных людей. Если они увидят вас…

— Давайте побыстрее с этим закончим. — В маленьком салоне глаза Нэта светились, как два огромных топаза. — Разве ты не идёшь?

Фиш покачала головой:

— Туда можете пойти только вы — ты и Вуди.

Вуди уже выскользнул с заднего сиденья, а Нэт замялся, прежде чем открыть дверцу со стороны переднего пассажирского места.

— Пожелай мне удачи. — Он повернулся к Фиш своим изуродованным лицом и попытался улыбнуться.

— От всего сердца, — ответила Фиш и поцеловала его в грубую волосатую щёку. — Что бы ни случилось, обещай, что ты вернёшься.

— Обещаю, — прорычал Нэт, которому уже не терпелось вылезти из автомобиля.

Борясь со слезами, Фиш наблюдала, как Нэт и Вуди идут к яблоневому саду, огибая туристический центр. И только когда они скрылись из виду, она позволила себе разрыдаться.

«Пожалуйста, пожалуйста, пусть всё получится! Пожалуйста, пусть рецепт Райдиана излечит его».

* * *

Подойдя к саду у «Колодца чаши»,[25] они ощутили странный металлический запах. Нэт помнил слова Ионы о том, что вода этого древнего источника настолько богата железом, что оставляет красные пятна на всём, с чем соприкасается. Рассказала она им и историю об Иосифе из Аримафии. Прибыв паломником в Англию, он спрятал в колодце чашу, которой пользовался его племянник Иисус на Тайной вечере. Нэт склонялся к тому, что так оно и было. Если легенда говорила о том, что дядя Иосиф из Аримафии это сделал, почему бы и нет? Нэт лучше других знал, что многие легенды и сказания древности соответствовали действительности.

Вера так странно воздействует на людей, особенно на тех, кто, как и Нэт, находится на грани отчаяния. Мальчик почувствовал, как во рту у него пересохло, когда он вспомнил слова Райдиана: «…выпей из головы льва и окунись в бассейн».

К тому времени когда подростки вошли в сад у «Колодца чаши», уже стемнело. Они шли вдоль густых зелёных изгородей и принюхивались к тёплому летнему воздуху. Ароматы жимолости и других цветов в сочетании с журчанием воды усиливали магическую атмосферу сада. Несмотря на все тревоги, и Нэт, и Вуди, ощущали, что воздух наполнен волшебством. Они это чувствовали, более того, могли вдыхать разлитое в воздухе волшебство.

Посеребрённая светом полной луны трава мягко пружинила под ногами, когда они направлялись на шум журчащей воды. Вуди увидел источник первым.

— Там! Смотри! — взволнованно воскликнул он. — Лев!

К каменной стене крепилась каменная голова льва, описанная монахом Райдианом. Поток воды вырывался из его пасти, и даже при лунном свете они видели, что Иона права: у воды был красноватый оттенок. Капли, отлетающие от камня, сверкали как рубины.

— Давай! — Вуди подтолкнул Нэта к источнику. — Чего ты ждёшь?

— Не знаю, — признался Нэт. — Наверное, проблема только в одном. Если ничего не получится, я не знаю, куда ещё мне идти.

— Получится, — уверенно заявил Вуди. — Райдиан сказал, что получится.

Нэт глубоко вдохнул и приблизился к голове льва. Подставил руки под каменную пасть, под холодную воду. Он уже чувствовал, как энергия вливается в каждую клеточку тела. Его волосы встали дыбом и начали потрескивать, как при статическом заряде. «Действительно, а вдруг получится?»

Он посмотрел на Вуди и улыбнулся. И у Вуди волосы тоже стояли дыбом — наэлектролизованным белым нимбом.

— Пей, — с жаром воскликнул Вуди.

Нэт не стал тянуть. Опустился на четвереньки и принялся, как собака, лакать воду, падающую на камень. Она полилась в его сжавшееся горло. Нэт почувствовал на себе взгляд Вуди, страстно желающего ему обратиться.

— Ты выпил уже предостаточно. — В голосе Вуди послышалась тревога. — Ничего не чувствуешь?

Нэт покачал головой:

— Нет. Но Райдиан не сказал, сколько я должен выпить.

— Попробуй целебный бассейн, — предложил Вуди. — Потом всегда сможешь выпить ещё.

Нэт стряхнул воду со своего волосатого лица и пошёл по тропе к мерцающему под лунным светом бассейну. Он и правда не чувствовал, что вот-вот обратится, но состояние его изменилось — он ощущал и спокойствие, и распирающую его энергию, словно какие-то силы внутри его вступили в борьбу, напоминая два магнита, отталкивающих друг друга.

Целебный бассейн окружали пышные пальмы. Нэт опустился на колени. Увидел отражение своего лица, которое смотрело на него из воды. Интересно, это разыгралось воображение или оно чуть изменилось, стало более человеческим? Не произнося ни слова, он встал, разделся, аккуратно сложил одежду на бортике бассейна. Посмотрел на своё бесформенное тело, молясь, чтобы видеть его таким в последний раз.

Вуди затаив дыхание наблюдал, как Нэт коснулся воды волосатым пальцем и содрогнулся всем телом. Наконец он спустился в бассейн, присел… Лёг…

Нэт закрыл глаза и не слышал ничего, кроме биения собственного сердца, чувствуя, как вода медленно обтекает его. Открыв глаза, он посмотрел на звёзды, сосредоточившись на самой яркой — Полярисе, Северной звезде.

Нэт почувствовал, как вода поднимается выше рта и носа, но по какой-то странной причине не ощутил страха. Воспоминания о людях, которых он знал, и местах, где побывал, проносились в его голове, а вода, казалось, пульсировала энергией, прокатываясь по его телу. Ему вдруг вспомнилось, что человек, перед тем как утонуть, видит всю свою жизнь. Где-то он об этом читал.

«Такое бывает, если человек действительно тонет», — на удивление спокойно подумал Нэт. А перед его мысленным взором пролетали залитый солнечным светом фермерский двор, худой щенок, библиотека, полная странных книг, яркое солнце далёкой и древней земли, средневековый король, подземное хранилище артефактов мёртвых цивилизаций, безумный учёный, серебристый дом на колёсах, вампирское логово, старушки-зомби и гостеприимный монах. Потом образы ускорили свой бег, перемешались друг с другом: ЛукасСкейлИонаКресентСэффиМаккабиХаммерКроунРичардЛьвиное-СердцеТеддиДэвисБедный-погибшийТеддиОфелияСкарлетВудиГармония…

* * *

Потом Вуди смог лишь вспомнить, как вода, которая поначалу спокойно обтекала тело Нэта, вдруг начала подниматься, пока не накрыла его с головой, словно кто-то заткнул сливное отверстие. На Вуди подъём воды оказал гипнотическое воздействие. Он вскрикнул, как девчонка (хотя не рассказал об этом Фиш), и заткнул уши, потому что мир, казалось, взорвался. Оглушающий грохот заполнил ночь, и Вуди от страха бросился бежать. Он никогда в жизни не сталкивался с фейерверками и понятия не имел, что взрывы эти — совсем не конец света: так поднявшиеся на Тор люди праздновали летнее солнцестояние.

Когда же он набрался храбрости и вернулся, то увидел, что бассейн пуст. Нэт исчез!

Глава 29

Волвен навсегда

«И куда же он подевался?» — думал Вуди, вглядываясь в красноватую воду, не понимая, что могло произойти с Нэтом. Он уже собрался вернуться к автомобилю и сообщить Фиш, что их лучший друг, похоже, растворился в воде, когда услышал знакомый звук. Едва слышный, но узнаваемый. «А-А-А-А-А-А-Х-Х-Х-Х-О-О-О-О-О-О-Р-Р-Р-У-О-О-О-Х!»

Вуди вскочил. «Волвен?» Разволновавшись, он подхватил одежду своего друга и побежал на звук, на запах Нэта. Долго искать не пришлось. Что-то белое и человеческое шевельнулось за одним из огромных тисов. Вуди завопил от радости — перед ним в чём мать родила, поблёскивая влажной кожей в лунном свете, стоял Нэт. Получилось!

— С возвращением! — крикнул Вуди. — Но где тебя носило? Ты выл в милях отсюда!

— Я… я не знаю. — Страшные клыки исчезли, и обычные зубы стучали от перенесённого потрясения. — Я вроде бы отправился в путешествие во времени, но никуда не прибыл. Я словно тонул… Нет, плавал, ухватившись за край мира.

Вуди оценивающе оглядел друга.

— Что ж, где бы ты ни побывал, тебе это пошло на пользу. Я тревожился, что ты останешься таким навсегда.

— Я был монстром. — Нэт содрогнулся. — Таким же, как Скейл.

— Ну уж нет! — Вуди покачал головой. — Выглядел ты лучше Лукаса Скейла. И не был ни злобным, ни безумным.

— Это… лицо нормальное? — спросил Нэт.

— Ну да, — рассмеялся Вуди. И замолчал, не зная, что и сказать. Во время их последней встречи Нэт более чем ясно определил своё будущее. Вуди вздохнул. — И что ты теперь собираешься делать?

— Хочу поехать домой, — ответил Нэт.

Вуди протянул ему джинсы.

— Мы будем там через пару часов.

Нэт покачал головой:

— Нет… домой. К маме и папе. И я надеялся, что ты пойдёшь со мной.

На лице Вуди отразилось облегчение.

— Ты действительно хочешь уйти из «Ночной вахты»?

— Сейчас всё по-другому, — ответил Нэт. — Лукаса Скейла мы уничтожили. Работа сделана. Всё закончилось.

Вуди помолчал. Ему хотелось уйти из «Ночной вахты»: с самого начала его туда не тянуло, он пошёл на службу только ради Нэта. Но что-то его тревожило.

— Это ты выл? — озабоченно спросил он. — Как я понимаю, выть ты можешь?

— Не знаю, я или нет. — Нэт кисло улыбнулся. — В воздухе разлито волшебство, или ты не чувствуешь?

— Чувствую. Конечно! — Ноздри Вуди быстробыстро раздувались и сжимались.

— Я волвен. — Нэту нравился звук собственных слов. — И даже магия не сможет отнять этого у меня. В любом случае мы с тобой два сапога пара, помнишь? Ты выродок, а я — псих.

— Ты по-прежнему можешь обращаться? — спросил Вуди. — И если выл не ты, тогда кто?

Глаза Нэта сверкнули как яркие топазы.

— Думаю, мы очень скоро получим ответы на твои вопросы.

Вуди мысленно увидел всё, что видел Нэт, и на душе его сразу полегчало.

— Ты всё ещё хочешь быть волвеном! — восторженно воскликнул он. — Но… это навсегда?

— Навсегда, — с улыбкой ответил Нэт. «А-А-А-А-А-О-О-О-О-У-У-У-У-А-А-А-А-А-А-А!»

Вой доносился со стороны Тора. Нэт и Вуди замерли, склонив голову и вслушиваясь в загадочные звуки, доносящиеся от подножия магического холма.

* * *

Алекс Фиш услышала вой, когда пересекала луг, по которому ранее прошли Нэт и Вуди, радуясь тому, что оставила дома туфли на платформе. Разлитое в воздухе волшебство подействовало и на Фиш: волнение и тревоги исчезли, едва послышались голоса волвенов. Они доносились со всех сторон, наполняя воздух радостью. Произошло что-то удивительное, решила Фиш. И ей хотелось это увидеть.

Вой раздавался всё ближе, и внезапно Фиш занервничала. Это был не Вуди и не Нэт — их вой она хорошо знала. И потом, судя по вою, волвенов было гораздо больше. Как минимум восемь.

— Чёрт, — пробормотала Фиш. — И как им удаётся так выть?

Но, когда она добралась до сада, вой смолк, и воцарилась удивительная тишина. Фиш подбежала к одному из тисов и остановилась, чтобы перевести дух. Поначалу она не заметила ни Вуди, ни Нэта. Потом краем глаза уловила какое-то движение слева от себя. И не в первый раз пожалела, что, в отличие от подростков, не видит в инфракрасном диапазоне.

И всё-таки разглядела их. «Совсем как на гобелене в кабинете Кроуна!» Стая королевских волвенов, ослепительно белых на фоне чернильно-чёрной ночи. Фиш никак не удавалось их сосчитать — они не стояли на месте, а прыгали. Виляли хвостами, лаяли и радостно повизгивали. Глаза Фиш чуть не вылезали из орбит. Она считала… три… семь… тринадцать. Один из них, конечно, Вуди. «Тогда где же Нэт?» — спросила она себя.

Фиш подкралась поближе. Лёгкий туман мешал их разглядеть. Она увидела его — Нэт Карвер из монстра превратился в великолепного волвена.

Получилось! Райдиан излечил Нэта!

Алекс Фиш наблюдала, как королевские волвены — и совсем недавно она думала, что существовали они только в легенде, — направляются к Тору. Фиш не сходила с места, пока последний из них не растворился в тумане.

«Ещёувидимсямальчики, — отправила она им мысленное послание. — Незабудьтевашеобещание».

Она улыбнулась и через яблоневый сад, по влажной от росы траве, зашагала к своему автомобилю.

БЛАГОДАРНОСТИ

Как и всегда, я премного благодарна великолепному издательству «Чикен хаус», особенно Крисси и Ники за их мудрую и вдумчивую редактуру.

Спасибо за всемерную поддержку маме и папе, Джейми, Майку, Уоткинсам (привет, Мэдди!), Райам, Уильямсам, Аните, Десу, Лите, Полу, Глории и Алану.

И, безусловно, Филу, Дэну и Френки.

1

Линия Бейкерлоо — линия лондонского метро; соединяет станции северо-западных районов с железнодорожными вокзалами «Чаринг-Кросс» и «Ватерлоо» (по названию станций «Бейкер-стрит» и «Ватерлоо»).

2

«Сельская жизнь» — популярный английский еженедельник. Издаётся с 1897 г.

3

Лондонский глаз — одно из крупнейших колёс обозрения в мире, расположенное в лондонском районе Ламбет на южном берегу Темзы. С высоты 135 метров (приблизительно 45 этажей) открывается вид практически на весь город.

4

Бафомет — языческое божество. В процессе против ордена тамплиеров в 1307 г. это имя используется в качестве имени одного из языческих богов, которому, согласно расследованию инквизиции, поклонялись на тайных ритуалах рыцари. Исторически подтвердить или опровергнуть обвинение не представляется на данный момент возможным. В Бафомете священники увидели самого дьявола и обвинили тамплиеров в ереси, после чего глава ордена Жак де Моле и всё его руководство были сожжены на костре, а остальные бежали.

5

Гластонбери-Тор — холм в Сомерсете, с которым связано много легенд. Ранее представлял собой остров среди сплошных болот.

6

Зона 51 — американский военный аэродром, удалённое подразделение военно-воздушной базы Эдвардс. Впечатляющая секретность базы, само существование которой правительство признало с большой неохотой, сделала её предметом многочисленных теорий о хранящихся там неопознанных летающих объектах.

7

Дэмьен Хёрст (р. 1965) — один из самых «дорогих» ныне живущих художников и самая заметная фигура группы «Молодые британские художники».

8

«Доктор Ху» — телевизионный сериал английской телекоммуникационной компании Би-би-си (1963–1989, 2005).

9

Бэт-Эбби — ранее бенедиктинский монастырь, потом церковь в г. Бэт, в Англии, действующий и поныне. Монастырь основан в VII в.

10

«Тигр, который зашёл на чай» — популярная книга английской писательницы Джудит Керр (р. 1923), впервые опубликованная в 1968 г.

11

Рекламный слоган обезболивающего препарата анадин.

12

Слинки (пружинка, онда, ондамания, андамания, радуга, радужная пружинка, спиралька) — популярная игрушка, выпускается в США с 1945 г. только на одном заводе.

13

Чёрная смерть — пандемия (массовая эпидемия) чумы, протекавшей преимущественно в бубонной форме и занесённой из Монголии, прошедшая по Европе в середине XIV в. (1346–1351). Жертвами Чёрной смерти стали 34 млн человек в Европе и 78 млн в целом — в Европе, Азии и Африке.

14

Уэссекс — английское королевство, основанное западными саксами в VI в. В его состав с самого начала входило и нынешнее графство Сомерсет. Король Альфред, точнее Альфред Великий, правил королевством в 871–899 гг.

15

Чеддерское ущелье — самое большое ущелье в Британии. Находится вблизи деревни Чеддер, графство Сомерсет.

16

Ходуля «Поуго» — популярная детская игрушка с двумя подножками и пружиной для подскакивания.

17

Маршмэллоу — разновидность зефира или пастилы (готовится без яиц).

18

Святые линии (линии дракона, сверкающие тропы) — линии, соединяющие географические точки, на которых располагаются древние монументы и мегалиты.

19

КОСНВ — Королевское общество спасения на водах (общественная организация, работающая в тесном контакте с береговой охраной).

20

«Морские спасатели» — документальная программа на канале Би-би-си.

21

То есть главным героям американского фильма «Охотники за привидениями» (1984), чья работа схожа с работой агентов «Ночной вахты».

22

Кровавая башня — одна из башен (первоначально она называлась Садовой) лондонского Тауэра. Построена в 1220 г.

23

Хайгейт — прекрасный, зелёный и чрезвычайно дорогой район на севере Лондона. На знаменитом кладбище находится могила Карла Маркса.

24

Королевский адвокат — высшее адвокатское звание; присваивается королевской грамотой по рекомендации лорд-канцлера.

25

«Колодец чаши» — один из наиболее почитаемых святых источников Англии.


home | my bookshelf | | Логово чудовища |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу