Book: Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве



Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

К читателю

Автор выражает признательность сотрудникам центральных органов военного управления Министерства обороны Российской Федерации и Института военной истории МО РФ за ценные замечания и предложения, высказанные в ходе рецензирования и обсуждения рукописи, а также специалистам из коллектива Центрального архива МО РФ за помощь в выявлении архивных материалов, положенных в основу настоящего труда.


Способность страны к обороне состоит не в том, что у нас лежит на складах много всякого технического имущества, как правило, стареющего с каждым годом, а в том, чтобы промышленность могла быстро перестроиться на производство военной продукции.

А. В. ХРУЛЕВ

Мне, как фронтовику, особенно дорого и памятно представлять книгу, посвященную событиям и проблемам Великой Отечественной, имеющей громадное научное, научно-популярное, литературное, публицистическое наследие.

Только в наши дни свыше трех десятков томов документов и материалов, проливающих свет на многие стороны этой войны, опубликованы коллективом ведущих военных историков страны под рубрикой "Русский архив". В четырех томах военно-исторических очерков, получивших Первую премию Москвы, объективно повествуется об основных событиях тяжкого испытания для нашего Отечества.

Только за 1993–2001 годы под руководством академика РАЕН генерал-майора В. А. Золотарева разработано и опубликовано более 70 крупных работ по вопросам Великой Отечественной войны 1941–1945 годов.

Интерес и понимание необходимости познания не только не угасают, но, к счастливому удивлению, явно возрастают. Особенно в связи с важностью и полезностью извлекаемых уроков, а также приближающимся 60-летием Великой Победы.

И вот новая важная книга о работе тыла Красной Армии в битвах под Сталинградом и Курском. В каждой войне, в каждой операции четкая работа всех звеньев тыла является важнейшей составляющей успеха, но как добиться бесперебойного обеспечения войск в любой, пусть в самой сложной обстановке?

При ответе на этот вопрос бесценную помощь оказывает изучение опыта Великой Отечественной.

Как налаживалась, развивалась и совершенствовалась работа оперативного и войскового тыла в таких выдающихся битвах, как Сталинградская и Курская, рассказывает новая книга А. И. Миренкова.

В отличие от предыдущих изданий по этой проблеме, где преобладают описания фактов, автор с глубоким знанием дела раскрывает сам механизм работы тыловых органов в этих битвах, знаменуемых переломом в войне в пользу СССР.

На конкретных примерах А. И. Миренков анализирует, как ход боевых действий войск порой резко менял условия работы тыла. Здесь же автор умело показывает деятельность должностных лиц военно-экономического обеспечения войск по более эффективному использованию имеющихся сил и средств тыла с целью выполнения боевых задач объединениями, соединениями и частями.

В монографии аргументированно, на опыте Сталинградского сражения и Курской битвы, показывается необходимость приближения в ряде случаев соединений, частей и учреждений оперативного тыла к войскам, непосредственно ведущим бой с противником. Достаточно обоснованно представлена динамика изменения системы подвоза материальных средств по принципу «от себя», сверху вниз, как складывалась пирамида ответственности вышестоящих инстанций за своевременное обеспечение войск всем необходимым для жизни и боя.

Опыт, как показывает автор, привел к централизованному использованию автотранспорта. В январе 1943 г. было сформировано главное автомобильное управление, в июне — главное дорожное управление. Он объясняет, почему было упразднено Главное управление тыла РККА, а организации, входившие в его состав, подчинены начальнику тыла. Общевойсковые органы тыла учреждены и в Военно-воздушных силах с созданием воздушных армий, в объединениях противовоздушной обороны.

Автор во многом по-новому раскрывает многогранную работу органов управления, соединений, частей и учреждений тыла в Сталинградской и Курской битвах. Рассказывает о людях всех звеньев снабжения, их самоотверженной работе, их размышлениях и предложениях на основе опыта об улучшении обеспечения войск.

Книга А. И. Миренкова повышает наши знания о работе важнейшего элемента армии — Тыла, о том, как именно и в самый ответственный период Великой Отечественной войны, когда решался вопрос о стратегической инициативе, укреплялась и совершенствовалась работа тыловых органов. Написанная хорошим слогом, убедительная по аргументации, вводящая в научный оборот новые документы, книга эта, безусловно, будет востребована читателем.

Несколько слов об авторе. Генерал-майор Анатолий Иванович Миренков — труженик, талантливый финансист, организатор, ученик крупных деятелей и руководителей Центрального финансового управления Министерства обороны Советского Союза, Героя социалистического труда генерал-полковника Владимира Николаевича Дутова и генерал-полковника Владимира Николаевича Бабьева.

А. И. Миренков — начальник Управления финансово-экономической деятельности центрального аппарата Министерства обороны Российской Федерации, заслуженный экономист России, кандидат исторических наук, доктор наук Европейского университета, профессор и лауреат Российской академии естественных наук.

В добрый путь к читателю, к курсанту и офицеру, слушателю военной академии, менеджеру и государственному деятелю, к каждому познающему бесценные уроки нашей отечественной истории.

Виктор Георгиевич Куликов,

Маршал Советского Союза,

Герой Советского Союза.

9 мая 2004 года,

г. Москва

ВВЕДЕНИЕ

В Российском государстве в настоящее время происходят чрезвычайно сложные процессы, среди них перевод экономики страны на рыночные отношения и реформа Вооруженных Сил. Причем происходят они в условиях, когда сохраняются, а на отдельных направлениях усиливаются потенциальные внешние и внутренние угрозы военной безопасности Российской Федерации и ее союзников1. Кроме того, национальная безопасность современного Российского государства основывается сейчас на более сложном, чем прежде, комплексе многоплановых политических, дипломатических, экономических, технологических, идеологических и иных мер2.

Как строить военную организацию в условиях наших дней? На что опереться при принятии военно-политических и военно-стратегических решений, имеющих жизненно важное значение для страны, ее народа? Ведь надо выбрать наиболее эффективный и наименее дорогостоящий вариант создания высоко эффективной военной организации России.

И здесь на помощь приходит ответ истории, опыт прошлых войн, которые приходилось вести России, и периодов, им предшествующих. И прежде всего мы должны взять все лучшее из опыта Великой Отечественной войны, потому что ее история наглядно показывает, какие решения руководства СССР приводили к крупным просчетам и поражениям, а какие вели к успехам, обеспечили всемирно-историческую победу над фашизмом антигитлеровской коалиции, победу, в достижение которой СССР внес решающий вклад.

Ныне хорошо известно, что одним из основных компонентов наших побед в годы Великой Отечественной войны была слаженная работа тыла, которую смогло наладить руководство СССР.

Нет сомнений в том, что необходимо углубленное исследование вопросов военно-экономического обеспечения войск (сил) в различных условиях их деятельности. Это является одной из приоритетных задач любого исследования по истории войны. Ведь именно имеющийся опыт Великой Отечественной войны был использован как в ходе реформирования системы Тыла Вооруженных Сил Российской Федерации, так и в проходящем в наши дни процессе обеспечения их боевой и мобилизационной готовности в мирное время, а также с переходом к военным действиям.

Мы живем в сложное время, когда на наше прошлое кто по невежеству, кто по злому умыслу обрушивает горы обвинений: все не так. И воевать не умели, и предотвратить войну не смогли, и выиграли немыслимой ценой. Доля правды во всем этом есть, но только доля. А нужен объективный анализ. Давно известно, что определяющее влияние на характер развития вооруженных сил и всего военного дела оказывает уровень развития экономики, науки и техники.

Весь опыт войн XX столетия как до Второй мировой войны, так и после нее наглядно показывает возрастающую зависимость военной мощи государства, хода и исхода боев, сражений, битв, кампаний и войны в целом именно от состояния военно-экономической системы государства.

Решающий вклад Советского Союза в победу над фашистским блоком — факт неопровержимый. Он признан мировым сообществом. Разгром войск ранее непобедимого вермахта начался под Москвой, а в ходе Сталинградской и Курской битв был завершен коренной перелом не только на советско-германском фронте, но и во Второй мировой войне в целом.

О Великой Отечественной войне написано много книг, статей. Всему миру известны ее ход и исход. Вместе с тем, и особенно после распада Советского Союза, нередко стали выходить массовыми тиражами так называемые «исследования», неоднократно повторяются радио- и телепередачи, которые извращают исторические факты. Не утруждая себя исследованием документов, фактов, обстоятельств, общей атмосферы кануна войны, духа эпохи конца 30-х начала 40-х годов любители ликвидации «белых пятен» с жаром принялись убеждать общественность в полной неготовности СССР к войне, но в то же время в крайне агрессивных замыслах Кремля по части «распространения мировой революции» на другие страны.

Многие из этих «открытий» опровергнуты работами серьезных историков в последние годы. Многие, но не все. И если подвиг нашего народа, тех кто работал в глубине страны, в военной промышленности, на транспорте, в системе энергетики, сельском хозяйстве исследован достаточно полно и нашел освещение в средствах массовой информации, литературе, искусстве, то напряженная и многогранная деятельность работников Тыла Вооруженных Сил, руководителей служб снабжения армии и флота все еще исследованы недостаточно. А уроки, которые дает история становления и развития военных тыловых органов, весьма значительны и поучительны.

Так сложились жизненные обстоятельства, что автор монографии наряду с исполнением ежедневных служебных обязанностей продолжительное время работал и продолжает трудиться над исследованием военно-экономических проблем, возникавших в ходе войн, и, в частности, в Великой Отечественной войне. Издан ряд работ по данной тематике, получено не мало отзывов на публикации с замечаниями и добрыми пожеланиями. Видимо, настало время сделать попытку систематизировать накопившиеся материалы и представить их на суд читателей. Тем более, что и в наше время на военную мощь государства, на ход и исход войны, на стратегию, оперативное искусство и тактику все возрастающее влияние оказывают экономика, новейшее оружие, отлаженная система всестороннего обеспечения боев и операций.

Это связано и с еще одним обстоятельством. Молниеносные и сравнительно легкие военные кампании на западе способствовали появлению в немецком руководстве тезиса, который был провозглашен еще в мануфактурный период развития общества: «война питает войну». Гитлеровские войска, по существу, грабили завоеванные страны. Войска же Красной Армии и силы Военно-морского флота базировались на экономике своей страны. Думается, показ того и другого аспекта применительно к двум избранным сражениям позволит глубже понять роль военно-экономического фактора в войне.

Заканчивается шестой десяток лет после разгрома гитлеровских войск, напавших на нашу страну. За это время вышло в свет много полезных трудов, освещающих операции советских войск, работу Тыла Вооруженных Сил. К сожалению, вопросы военно-экономического обеспечения сражений в ходе Великой Отечественной войны в изданных трудах все еще не нашли достаточно полного освещения. Предлагаемая читателю монография в какой-то степени, по мнению автора, восполняет этот пробел.

В этом военно-историческом труде на ставшем ныне доступном фактическом материале показан процесс перевода народного хозяйства Советского Союза на военный лад с целью ускоренного производства вооружения и других видов материальных средств для обеспечения войск действующей армии.

Автор сосредоточил основное внимание на работе Тыла Вооруженных Сил в период 1942–1943 гг., потому что это было время, когда РККА своими действиями создала перелом в войне и роль тыла в достижении коренного перелома была огромна. Анализируется исход боев и операций в Сталинградской и Курской битвах в зависимости от своевременности и полноты военно-экономического обеспечения войск, качества бытового обслуживания личного состава в боевых условиях.

Своевременное обеспечение войск материальными средствами в ходе военных действий было просто невозможно без хорошо организованного подвоза и согласованной работы всех видов транспорта. Поэтому в монографии достаточно подробно показаны роль и место каждого вида транспорта, принимавшего участие в подаче различных грузов. На критических этапах Сталинградской битвы это был решающий момент. Огромна роль транспорта особенно в своевременной подаче боеприпасов и запасных частей для боевой техники в Курской битве.

Опыт работы тыла в решающих битвах Великой Отечественной войны тесно связан с современностью. Поднимаемые в монографии проблемы работы тыла в наши дни имеют большое значение для решения важных вопросов, связанных с укреплением обороноспособности государства, с развитием военной науки в период, когда экономика страны переводится на рыночные отношения, а Вооруженные Силы Российской Федерации находятся в стадии завершения реформ. В решении этих задач важная роль принадлежит осмыслению исторического опыта и тенденций в развитии способов военно-экономического обеспечения, которые с лучшей стороны проявили себя в ходе Сталинградской и Курской битв, возникавших тогда проблем (и как они решались), возможных направлений развития этих тенденций в современных условиях.

Автор заранее приносит читателям свои извинения за то, что несколько обременил книгу цифровым материалом. Но обойтись без него абсолютно невозможно, ибо язык цифр в необходимых случаях самый краткий и доказательный. К тому же приводимые в монографии цифровые данные могут быть полезны не только широкому кругу военных читателей, слушателям военно-учебных заведений, но и военным исследователям, работающим над созданием военно-исторических трудов по вопросам военно-экономического обеспечения Вооруженных Сил Советского Союза в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.



Глава I. ПЕРЕСТРОЙКА ЭКОНОМИКИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА НА ВОЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ. РЕФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ ТЫЛОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЙСК

Перевод народного хозяйства страны на военные рельсы с началом войны

Великая Отечественная война началась в неблагоприятных для нашего государства условиях. Германия задолго до нее осуществила милитаризацию экономики, перевела ее на военные рельсы, длительно готовилась к захватническим действиям. Немецкая армия была заранее отмобилизована и имела значительный боевой опыт. После оккупации Франции и других стран в распоряжении Германии оказались экономические и военные ресурсы почти всей Западной Европы. Ее армия получила оружие, боеприпасы и снаряжение 30 чехословацких, 92 французских, 12 английских, 22 бельгийских, 18 голландских и 6 норвежских дивизий3. Против Красной Армии была брошена громадная, вооруженная по последнему слову техники, армия. Не опасаясь удара с тыла, вермахт сосредоточил почти все свои силы против нашей страны. Советский Союз вынужден был держать значительную часть своей армии (63 дивизии) на дальневосточных рубежах и границах с Турцией и Ираном.

СССР вступил в единоборство с колоссальной военной машиной. У западных советских границ враг сосредоточил 5,5 млн человек — 190 дивизий, 3712 танков (из них 2786 средних), 4950 боевых самолетов, 47 260 орудий и минометов. Им противостояли войска западных особых военных округов: 2,9 млн человек, 1800 тяжелых и средних танков (в том числе 1475 новых типов), 1540 боевых самолетов новых конструкций, 34 695 орудий и минометов4. Таким образом, противник располагал значительным превосходством в живой силе и технике, на его стороне был также фактор внезапности.

История свидетельствует, что всякий раз как только существенно меняется обстановка в стране, соответственно меняются методы использования ее экономических возможностей. Когда грянула Великая Отечественная война, перед народным хозяйством встали исключительно сложные и ответственные задачи. Требовалось мобилизовать все экономические возможности и направить их на обеспечение военного производства. Возникла необходимость сосредоточить в руках государства максимум материальных и финансовых ресурсов.

Имевшийся в этом, отношении опыт нашего Отечества был крайне негативным. Так, Крымская война 1853–1856 гг. потребовала от страны расходов в 797 млн руб., Русско-турецкая 1877–1878 гг. — 1075 млн руб. Эти расходы больно ударили по всей экономике России. Еще тяжелее отразилась на хозяйстве Первая мировая война 1914–1918 гг. Дефицит госбюджета составил в 1914 г. — 39,1%, в последующие три года — 74,1, 76, 81,7% соответственно. Правительство России было вынуждено открыть путь широкой эмиссии денежных знаков и прибегнуть к инфляции как источнику дополнительных средств, что значительно снизило жизненный уровень населения. Тогда покупательная способность рубля упала до уровня довоенных 6–7 копеек. Тому были многие и весьма разные причины5.

С началом Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. образованный 30 июня 1941 г. Государственный Комитет Обороны (ГКО) поставил перед финансовыми и хозяйственными органами Союза ССР задачу принять все меры к тому, чтобы создать необходимые условия для резкого увеличения производства вооружения, боевой техники и других видов материальных средств6 и вместе с тем обеспечить прочность государственной денежной системы, добиться сохранения твердых цен на продукты питания и оптовых цен в промышленности. В связи с этим требовалось проведение решительных и кардинальных мероприятий в государственном масштабе с целью наладить производство такого количества военной продукции, которое бы обеспечивало нужды фронта. Иными словами, необходимо было перевести народное хозяйство страны на военные рельсы (док. 1).

Документ 1

Из директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июля 1941 г.7

…наша Родина оказалась в величайшей опасности, мы должны быстро и решительно перестроить всю свою работу на военный лад…

Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) требуют:

Организовать всестороннюю помощь действующей армии, обеспечить организованное проведение мобилизации запасных, обеспечить снабжение армии всем необходимым, быстрое продвижение транспортов с войсками и военными грузами, широкую помощь раненым предоставлением под госпитали больниц, школ, клубов, учреждений.

Укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам фронта всю свою деятельность, обеспечить усиленную работу всех предприятий…

При вынужденном отходе частей Красной Армии угонять подвижной состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывоза его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно, безусловно, уничтожаться…

Военно-экономический потенциал страны характеризуется, как известно, уровнем развития производительных сил и прежде всего основных отраслей экономики, имеющих решающее значение для обеспечения потребностей Вооруженных Сил в ходе войны. Большое значение имеют также запасы материальных средств, создаваемые еще в мирное время, а также возможные сроки мобилизации различных составляющих народного хозяйства для военных нужд.

Перевод экономики страны на военное положение носил всеобъемлющий характер и был направлен на то, чтобы путем максимального и целенаправленного использования военно-промышленного потенциала государства добиться резкого увеличения уровня военного производства, достигнуть решающего материально-технического перевеса Красной Армии над войсками Германии и тем самым обеспечить разгром вторгшегося агрессора.

В целях создания условий для более эффективного использования имевшегося в стране оборонного комплекса по решению Государственного Комитета Обороны были осуществлены следующие мероприятия:

в государственном бюджете приоритет был отдан военным расходам. Осуществлена мобилизация средств населения и ресурсов народного хозяйства на финансирование Вооруженных Сил и оборонных отраслей промышленности страны. Использована эмиссия денежных средств как один из дополнительных источников финансирования производства военной продукции;

производственные мощности промышленности и рабочая сила были использованы на нужды войны (док. 2). Основную массу промышленных предприятий (в том числе и тех, которые ранее производили предметы гражданского потребления) переключили на выпуск военной продукции. Коренное изменение претерпел ассортимент выпускаемых изделий. Повысился удельный вес высококачественного проката и в первую очередь необходимого для производства вооружения, боеприпасов и боевой техники. Освоено и набирало силу производство специальных сталей в мартеновских печах, проката броневого листа на блюмингах, феррофосфора и феррохрома в доменных печах. Массовое развитие получило поточное производство в машиностроении. Нефтеперерабатывающая промышленность была сориентирована в основном на выпуск горючего, масел и специальных жидкостей, необходимых для военной техники. Повысился удельный вес продовольствия и вещевого имущества для Красной Армии и Военно-морского флота в продукции пищевой и легкой промышленности. Сырье и материалы были перераспределены в пользу военного производства;

Документ 2

УКАЗ

Президиума Верховного Совета СССР 26 июня 1941 г.8

О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время

В целях обеспечения выполнения производственных заданий, связанных с нуждами военного времени. Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Предоставить директорам предприятий промышленности, транспорта, сельского хозяйства и торговли право устанавливать с разрешения Совнаркома СССР как для всех рабочих и служащих предприятий, так и для отдельных цехов, участков и групп рабочих и служащих обязательные сверхурочные работы продолжительностью от 1 до 3 часов в день.

2. Лица, не достигшие 16 лет, могут быть привлечены к обязательным сверхурочным работам продолжительностью не более 2 часов в день.

3. Не могут быть привлечены к обязательным сверхурочным работам беременные женщины, начиная с шестого месяца беременности, а также женщины, кормящие грудью, — в течение 6 месяцев кормления.

4. Оплату обязательных сверхурочных работ рабочим и служащим производить в полуторном размере.

5. Отменить очередные и дополнительные отпуска, заменив их денежной компенсацией за неиспользованный отпуск, во всех государственных, кооперативных и общественных предприятиях и учреждениях. Отпуска предоставлять лишь в случае болезни, беременности и родов.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Калинин Секретарь Президиума Горкин

основная масса материальных ресурсов сельского хозяйства была перенацелена на обеспечение Вооруженных Сил и городов, снабжавших фронт военной техникой и имуществом. Увеличены посевные площади зерна, картофеля и овощей в восточных районах, прежде всего на Урале, на Волге и в Западной Сибири. Туда же, а также в Среднюю Азию перемещены посевы технических культур. Укреплена трудовая дисциплина в колхозах и совхозах. Пересмотрены в сторону повышения нормы поставки мяса и шерсти, введены дополнительные поставки зерна и мяса в фонд Красной Армии. Организованы подсобные хозяйства при промышленных предприятиях, получило всемерное развитие индивидуальное огородничество рабочих и служащих (док. 3);

Документ 3

Из постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 7 апреля 1942 г.9

О выделении земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих и служащих

…Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) постановляют:

1. Обязать совнаркомы союзных и автономных республик, краевые и областные исполкомы выявить все пустующие земельные участки в городах и поселках, а также свободные земли Госфонда, расположенные вокруг городов и населенных пунктов, и отвести их предприятиям, учреждениям, организациям и воинским частям для организации подсобного сельского хозяйства и под огороды рабочих и служащих…

3. Установить, что подсобные хозяйства привлекаются к обязательным поставкам государству сельскохозяйственных продуктов с переданных им во временное пользование земель колхозов по нормам, установленным для этих подсобных хозяйств…

военизирован железнодорожный и водный транспорт. Введен график перевозок, обеспечивавший первоочередное и скорейшее продвижение воинских маршрутов. Увеличена пропускная способность железных дорог и узлов. На транспорте введен воинский дисциплинарный устав;

капитальные работы были сосредоточены на стройках военной промышленности, черной металлургии, электростанций, топливной промышленности, железнодорожного транспорта и прежде всего на восстановлении в тыловых районах эвакуированных предприятий;

пересмотрен государственный розничный товарооборот. Введено нормированное снабжение населения продовольственными и промышленными товарами. На государственном обеспечении продовольствием находилось около 80 млн человек10;

проведена переквалификация рабочих в промышленности и подготовлены новые кадры взамен призванных в Красную Армию и Военно-морской флот. Рабочие предприятий военной и кооперированной с ней промышленности были мобилизованы на период войны (док. 4). Введены обязательные сверхурочные работы на предприятиях. К труду было привлечено неработающее население. Проведены массовые выпуски учащихся школ фабрично-заводского обучения (ФЗО), ремесленных и железнодорожных училищ. Организована подготовка дополнительных кадров рабочих непосредственно на производстве. Сохранена сеть вузов и техникумов для воспроизводства технических работников.

Документ 4

Из указа Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г.11

О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве

…Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Признать необходимым на период военного времени мобилизацию трудоспособного городского населения для работы по месту жительства на производстве и строительстве, в первую очередь в авиационной и танковой промышленности, промышленности вооружения и боеприпасов, в металлургической, химической и топливной промышленности…

3. От мобилизации освобождаются:

а) лица мужского и женского пола в возрасте от 16 до 18 лет, подлежащие призыву в школы фабрично-заводского обучения, ремесленные и железнодорожные училища, согласно контингентам, установленным Совнаркомом СССР…

5. Установить, что лица, уклоняющиеся от мобилизации для работы на производстве и строительстве, привлекаются к уголовной ответственности и подвергаются приговору народного суда принудительным работам по месту жительства на срок до 1 года.

В системе государственного управления были проведены существенные реформы, что позволило обеспечить мобилизацию всех сил и средств народного хозяйства страны для обеспечения армии и флота.

В Госплане были созданы отделы вооружения, боеприпасов, судостроения, авиастроения и танкостроения. Они разрабатывали планы выпуска военной продукции всеми предприятиями независимо от их ведомственной подчиненности.

Существенные изменения были проведены в области руководства работой предприятий наркоматов, эвакуированных на Восток. Возглавил эту работу Н. А. Вознесенский, который в то время представлял в г. Куйбышеве Совет Народных Комиссаров СССР. 1 июля 1941 г. Совнарком принял постановление «О расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени» (док. 5). Несколько позже оно было распространено и на народных комиссаров союзных республик. Им предоставлялось право самостоятельно решать вопросы, связанные с выполнением планов производства и строительства. Для улучшения руководства военной промышленностью на базе предприятий машиностроения создавались наркоматы тяжелой промышленности, минометного вооружения, боеприпасов, танковой промышленности и другие наркоматы. Имея финансовые и сырьевые ресурсы, они смогли резко увеличить производство военной техники и имущества. Таким образом, система руководства народным хозяйством также подверглась серьезным изменениям в соответствии с условиями военного времени. За выполнением военных заказов был организован оперативный и жесткий контроль со стороны ГКО.

Документ 5

Из Постановления Совета народных комиссаров СССР от 1 июля 1941 г.12

О расширении прав народных комиссаров СССР в условиях войны

В целях обеспечения своевременного и быстрого решения оперативных вопросов, связанных с выполнением в условиях военного времени возложенных на народные комиссариаты Союза ССР задач, и в первую очередь выполнением планов производства и строительства, Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет предоставить народным комиссарам Союза ССР право:

1. Распределять и перераспределять материальные ресурсы, наркомата, в том числе излишки материалов и оборудования между отдельными предприятиями и строительствами в соответствии с ходом выполнения плана и поступлением оборудования и материалов по выделенным наркомату фондам…

4. Допускать частичные отступления от утвержденных проектов и смет сверхлимитного строительства в пределах общей стоимости…

10. Производить затраты на восстановление разрушенных военными действиями предприятий и жилищ за счет капиталовложений, внелимитных затрат, капитального ремонта, а при отсутствии их — в счет себестоимости продукции…

Первоочередным в системе военно-экономических мероприятий с началом войны явилось перемещение из прифронтовой зоны на восток основных производительных сил. Это была вынужденная мера, вызванная крайне неблагоприятной обстановкой на фронте, ставшая тем не менее важнейшим звеном в хозяйственной политике государства, направленной на развертывание в глубоком тылу основной военно-промышленной базы страны.

При переводе народного хозяйства на военные рельсы особое внимание уделялось оборонной промышленности, поскольку прежде всего от ее предприятий Вооруженные Силы должны были получать боевую технику, вооружение, боеприпасы, снаряжение.

Перестройка военной и гражданской промышленности представляла собой единый, взаимосвязанный комплекс. Она потребовала увеличения производства черных и цветных металлов, химической продукции, сырья и электроэнергии, повлекла за собой изменение техники и технологии производства, сделала необходимыми дальнейшую интенсификацию и усовершенствование производственных процессов. В то же время необходимо было обеспечить режим строжайшей экономии во всех отраслях народного хозяйства, в расходовании важнейших материалов, чтобы создать дополнительные возможности для увеличения выпуска военной продукции. Государственный Комитет Обороны предусматривал на основе ускоренного производства вооружения, боевой техники, других видов материальных средств осуществить перевооружение войск действующей армии, создать крупные стратегические резервы с тем, чтобы переломить ход войны в пользу Советского Союза, а в последующем добиться полной победы над врагом.



Организационная деятельность по перестройке народного хозяйства на обеспечение нужд войны началась с пересмотра экономических планов и приведения их в соответствие с требованиями военного времени. Так, 23 июня 1941 г. был введен в действие мобилизационный план по производству боеприпасов и патронов, утвержденный правительством СССР еще 6 июня этого же года13.

К сожалению, не заранее, а только в конце июня (30) был разработан и принят «Мобилизационный народнохозяйственный план на третий квартал 1941 г.», которым предусматривалось увеличение производства военной продукции по сравнению с довоенным планом на 26 процентов14. Предусматривалось значительное возрастание добычи угля и нефти, выплавки чугуна и качественной стали, производства цветных металлов и металлорежущих станков. Капитальное строительство ограничивалось строго определенным числом ударных строек, причем основные капитальные работы и материальные ресурсы сосредотачивались на строительстве оборонных предприятий в таких районах, как Поволжье, Урал и Западная Сибирь. Этот план явился первой попыткой перевода народного хозяйства страны на военные рельсы.

Однако уже первые недели войны показали, что предусмотренная мобилизационным планом перестройка на третий квартал 1941 г. оказалась недостаточной. Потеря значительной части важной в военно-экономическом отношении территории потребовала проведения более решительных мер в восточных районах страны.

4 июля ГКО, учитывая создавшуюся обстановку, поручил специально созданной комиссии во главе с председателем Госплана СССР, первым заместителем Председателя Совнаркома СССР Н. А. Вознесенским «выработать военно-хозяйственный план обеспечения обороны страны, имея в виду использование ресурсов и предприятий, существующих на Волге, в Западной Сибири и на Урале, а также ресурсов и предприятий, вывозимых в указанные районы в порядке эвакуации»15.

16 августа 1941 г. СНК и ЦК ВКП(б) был одобрен представленный Госпланом новый военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по восточным и тыловым районам СССР16 (док. 6). Этим планом, по существу, определялись основные направления ускоренного развития военной экономики Союза ССР и задачи создания военно-промышленной базы. Предусматривалось развертывание производства стрелкового и артиллерийского вооружения, танков, самолетов, боеприпасов, порохов всех видов и другой военной продукции в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии. В этих же районах намечалось резкое увеличение производства электроэнергии, угля, чугуна, стали, проката, меди, алюминия, нефти, бензина. Создавались государственные резервы нефтепродуктов, металла, топлива, продовольственных и промышленных товаров.

Для ускоренного развития военного производства военно-хозяйственным планом предусматривалось перевести в восточные районы страны значительное количество промышленных предприятий различных отраслей народного хозяйства, специалистов-производственников, а также усилить пропускную способность железных дорог. В нем также нашли отражение важнейшие задачи по развитию в этих районах сельского хозяйства.

Документ 6

Из Постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 16 августа 1941 г.17

О военно-хозяйственном плане на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии

…Для скорейшего развертывания производственной базы в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана, и Средней Азии и для выполнения военно-хозяйственного плана перевести в указанные районы промышленные предприятия Наркомбоеприпасов, Наркомвооружения, Наркомавиапрома и других наркоматов… Сроки и порядок эвакуации предприятий определяются Советом эвакуации… При передаче предприятий из одного наркомата в другой и переводе предприятий в новые районы за каждым из них сохраняется задание по выпуску военной продукции, а наркоматы и ведомства обязаны обеспечить выполнение установленного задания…

Производство гражданской продукции, в том числе предметов широкого потребления, было значительно сокращено. Высвободившиеся производственные мощности, рабочая сила и материальные фонды обращались на нужды военного производства. В интересах военной промышленности было проведено перераспределение сырья и материалов.

Наряду с перестройкой промышленности и транспорта проводились крупные мероприятия по мобилизации материальных ресурсов сельского хозяйства. Усилия направлялись на обеспечение не только возросших потребностей армии и флота, но и городского населения, занятого производством вооружения, боевой техники и другого военного имущества. В восточных районах страны было предусмотрено значительное расширение посевных площадей под зерно, картофель, овощи и технические культуры. Нормы поставок некоторых продуктов сельского хозяйства, установленные на мирное время, были пересмотрены в сторону их увеличения. Кроме того, колхозы и совхозы обязаны были дополнительно поставлять зерно и мясо в фонд Красной Армии.

Государственный Комитет Обороны, Совет Народных Комиссаров СССР, финансовые органы страны и военных ведомств после тщательного изучения сложившейся обстановки пришли к единственно правильному выводу, что для расширения производства вооружения, боевой техники и других материальных средств, необходимых для нужд фронта и роста Вооруженных Сил, следует использовать главным образом государственный бюджет — первоисточник организации экономики, ее мобилизации, перестройки и контроля. Этот вывод, как показала практика, оказался правильным: в результате перестройки финансовой политики 57–58% национального дохода, 65–68% промышленной и около 25% сельскохозяйственной продукции в ходе войны удалось использовать непосредственно на военные нужды18. Под финансовый контроль было передано распределение государственных резервов. Это позволило более гибко оперировать материальными и финансовыми ресурсами, устанавливая хозяйственные пропорции, удовлетворявшие нужды военного времени.

Ведение войны требовало крупных финансовых расходов. Поэтому государственный бюджет претерпел существенные изменения. Ассигнования на военные нужды во второй половине 1941 г. по сравнению с первым полугодием возросли на 20,6 млрд руб., а на развитие гражданских отраслей народного хозяйства и социально-культурные мероприятия они уменьшились на 38,1 млрд руб. (в денежном исчислении 1941–1945 гг.).

К концу летне-осенней кампании 1941 г. немецкие войска, используя свои временные преимущества, оккупировали огромную территорию нашей страны.

Красная Армия, понеся большие потери в живой силе и технике, с тяжелыми боями отступила вглубь страны до 850 км — на северо-западном, 1000 км — на западном и 900-1250 км — на юго-западном направлениях. На территории, подвергшейся оккупации к ноябрю 1941 г., до войны проживало 40% населения страны (32% рабочих и служащих), производилось 33% валовой продукции всей промышленности: чугуна — 68, стали — 58, угля — 63, электроэнергии — 42, алюминия — 60, цемента — 52, сахара — 87%. Здесь собиралось 38% валовой продукции зерна, 53% льна-долгунца, выращивалось 60% поголовья свиней и 38% поголовья крупного рогатого скота. Длина железных дорог в стране сократилась на 41%19.

К этому времени объем валовой продукции промышленности СССР упал до 47,6% по отношению к довоенному уровню. Выпуск военной продукции в ноябре 1941 г. был наименьшим за все время войны. Так, в этом месяце было выпущено всего 627 самолетов, тогда как в сентябре — 2329 (среднемесячный выпуск во второй половине 1941 г. составлял 1629 самолетов)20. В августе-ноябре 1941 г. в результате оккупации, а также эвакуации промышленности из прифронтовых районов временно выбыло из строя 303 предприятия по изготовлению боеприпасов. Все это создавало большие трудности в снабжении Красной Армии вооружением, боевой техникой, в подвозе войскам материальных средств, эвакуации раненых и больных21.

В 1941 г. военные расходы в СССР составили 8,9 млрд руб.22Изыскать столь большие средства, существенно превышавшие то, что было запланировано на этот год, оказалось нелегко. Мешали помимо чисто военных причин (отступление войск Красной Армии, потеря территории с ее материальными и людскими ресурсами, эвакуация промышленных и сельскохозяйственных предприятий и т. д.) еще имевшие место диспропорции в развитии народного хозяйства, сохранившиеся с довоенного времени. Вместе с тем огромный размах военных действий и необходимость во все большем масштабе оснащать Вооруженные Силы современной техникой и вооружением требовали очень крупных затрат материальных и денежных средств.

Путем перераспределения финансово-экономических ресурсов в военных целях было изменено соотношение в использовании национального дохода по фондам накопления, потребления и военных расходов. Уменьшены затраты на расширенное воспроизводство и сокращена доля национального дохода, шедшая на личное потребление гражданского населения страны. Иначе стали строиться в материальной сфере отношения между государством и предприятиями, хозяйственными организациями, кооперацией и населением. В силу военной необходимости уменьшились затраты на социально-культурные цели. Увеличились поступления в бюджет от населения в виде налогов, а также добровольных взносов и займов. Во второй половине 1941 г. расходы на финансирование народного хозяйства сократились на 2,2 млрд руб. Расходы на социально-культурные мероприятия за тот же период уменьшились с 4,8 млрд руб. до 3,1 млрд руб. За счет повышения производительности труда себестоимость продукции государственных предприятий снизилась, в сравнимых ценах, на 5 млрд руб. (17,2 процента). В результате были снижены более чем вдвое отпускные цены на вооружение, боеприпасы и некоторые виды другой военной продукции23.

Была введена также коммерческая торговля с повышенными ценами на некоторые товары. Государство во время войны получило от коммерческой торговли 1,6 млрд руб. дополнительных доходов, причем цены на товары, отпускаемые по карточкам, оставались неизменными. Все они были отнесены на текущий счет Вооруженных Сил. Мобилизация свободных финансовых ресурсов промышленности, торговли и банков, долгосрочных вложений дало свыше 2 млрд руб24.

В июле 1941 г. была утверждена временная надбавка к подоходному налогу, а в январе 1942 г. эта надбавка была заменена специальным военным налогом, что дало прибавку военному бюджету в сумме 7,2 млрд руб. (за 1942–1945 гг.).

Налог с холостяков, одиноких и бездетных граждан составил 0,8 млрд руб. Всего налоговые поступления от населения составили 13,3 млрд руб. или 13 процентов доходов госбюджета.

Государственные займы, распространявшиеся среди населения, пополнили государственную казну на 9 млрд руб. Поступления денежных средств в фонд обороны от трудящихся страны также составили большую сумму, не считая натуральных взносов в виде продуктов питания, теплых вещей, шерсти, драгоценностей и т. д. От денежно-вещевой лотереи доходная часть госбюджета пополнилась на 1,2 млрд руб., а денежная компенсация за отпуска составила 1,1 млрд руб. Общая сумма поступления по налогам и добровольным взносам составила 27 млрд руб., то есть более 26,4 процента доходов госбюджета25.

В целом расходная часть бюджета за четыре с половиной военных года составила 110 млрд руб., то есть в два раза больше, чем объем бюджета за две предвоенные пятилетки вместе взятые26. Расходы, связанные с запросами только Наркоматов обороны и Военно-морского флота, составили около 52,2 процента всех расходов госбюджета27.

В связи со сложившимися условиями на фронте и потерей значительной части запасов вооружения, боевой техники, боеприпасов, горючего и другого имущества Государственный Комитет Обороны и правительство страны принимали экстренные меры к тому, чтобы в кратчайший срок полностью поставить экономику страны на службу интересам действующей армии. Чтобы выстоять против сильного врага, недостаточно только наличия в стране соответствующих материальных ресурсов. Необходимо своевременно и наиболее полно переключить всю экономику на военный лад, создать слаженное и быстро растущее производство военной продукции. Поэтому с первых же дней войны встал вопрос о необходимости быстрой и оперативной перестройки экономики на удовлетворение нужд войны и были приняты соответствующие меры по решению данной задачи.

Перестройка народного хозяйства на военный лад осуществлялась в условиях перебазирования в восточные районы заводов Украины, Белоруссии, Прибалтики, западных областей РСФСР, Ленинграда и Москвы в 1941 г., а в 1942 г. — из южных районов европейской части СССР. Масштабы перевозок были огромны (док. 7).

В первые два-три дня военных действий вопросы об эвакуации населения, воинского имущества, промышленного оборудования и других народнохозяйственных ценностей в значительной мере приходилось решать военному командованию, партийным и советским органам по собственному усмотрению. В одних случаях местные органы, трезво оценив обстановку, принимали решительные меры для эвакуации гражданского населения и материальных ценностей, в других — проявляли колебания, и в результате многие советские люди не по своей воле оставались на оккупированной врагом территории, а материальные ценности либо в последний момент приходилось уничтожать, либо, что еще хуже, они доставались немецко-фашистским захватчикам.

В конце июня эвакуация людей и материальных ценностей приняла организованный характер.

Документ 7

Из директивы Штаба Западного фронта от 7 июля 1941 г. № 34.28

…Во исполнение постановления ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР № 802-21637 и приказа Ставки Верховного Командования Красной Армии за № 23637, командующий Западным фронтом ПРИКАЗАЛ:

1. Эвакуацию производить заблаговременно, примерно за 5 суток до отхода частей Красной Армии. Полосу эвакуации установить глубиной до 150 км от линии фронта.

2. Оповещение и сбор эвакуируемого населения производить через военные комиссариаты, непосредственную помощь организовать через тыл войск и местные органы Советской власти.

3. Осуществление эвакуации населения, материальных ценностей возложить на местные органы Советской власти, которые после вывоза основных ценностей, эвакуируют остальное население, оставляя на местах своих представителей до отхода частей Красной Армии…

5. Распоряжением военного командования выделить полосу для каждого корпуса по одной дороге движения эвакуируемого населения. Движение вне этих дорог категорически запретить, всякие попытки нарушения этого пресекать строжайшими мерами…

На военных дорогах выставить заслоны. Поддержание порядка эвакуации возложить на органы охраны тыла…

7. Эвакуацию скота производить гоном. Больных лошадей не эвакуировать, а уничтожить на месте.

8. Все продфуражные ресурсы, не забираемые населением своим транспортом, передавать войсковым частям или уничтожать на месте после ухода населения.

10. Семьи военнослужащих и руководящих гражданских работников эвакуировать по железной дороге с ближайшей железнодорожной станции.

Формирование эшелонов будет производится на ст. ст. Великие Луки, Смоленск, Брянск для дальнейшей эвакуации по установленным НКПС маршрутам. О времени отправки эшелонов с семьями доносить штабу фронта…

12. На военное командование гарнизонов возложить эвакуацию ценного военного имущества, средств связи и железнодорожного транспорта, привлекая к осуществлению эвакуации местные органы Наркомсвязи и органы Народного комиссариата путей сообщения…

Начальник штаба Западного фронта генерал-лейтенант Маландин

Крайне сложной задачей было перемещение предприятий тяжелой индустрии — основы основ военно-промышленного комплекса. Эвакуировались такие крупные предприятия, как «Запорожсталь», «Днепроспецсталь», Ленинградские Кировский и Ижорский, Новокраматорский, Мариупольский заводы, Зуевская и Штеровская электростанции и другие. Зачастую оборудование демонтировалось и грузилось на железнодорожные платформы под ударами авиации противника. Принимались все меры к тому, чтобы как можно быстрее все доставить в заранее определенные районы и ввести в строй на новом месте.

В ходе эвакуации были вывезены оборудование заводов и фабрик, сельскохозяйственная техника, памятники культуры и искусства, научные учреждения, многие военные базы и склады — все, что можно было разобрать и погрузить в вагоны.

Только в июле-ноябре 1941 г. на восток эвакуировались 2593 промышленных и сельскохозяйственных предприятия, в их числе 1523 крупных, а 1360 — главным образом военных завода. Из них в первые три месяца войны были размещены: в Поволжье — 226 предприятий, на Урале — 667, в Западной Сибири — 224, в Восточной Сибири — 78, в Казахстане и Средней Азии — 308. Кроме того, железнодорожным транспортом было эвакуировано 17 млн человек, водным более 2 млн человек — в основном специалистов-производственников и членов их семей (за всю войну число эвакуированных составило около 25 млн человек)29. По железным дорогам за пять месяцев войны прошло 1,5 млн вагонов, или 30 тыс. поездов30.

Эвакуировался скот, запасы материальных средств. Мировая практика не имеет аналогов столь масштабной работы. Тогда как бы перемещалась целая страна. Перебазирование заводов промышленности и сельскохозяйственных предприятий с запада на восток (первой волны) было завершено к весне 1942 г.

Вторая волна эвакуации, обусловленная наступлением немецких войск в 1942 г. на юге и юго-востоке страны, легла на плечи Донской, Юго-Восточной, Сталинградской, Северо-Кавказской, Орджоникидзевской и ряда других железных дорог. По охвату территории и масштабу перевозок она была меньше первой, хотя имела свои трудности, связанные с изоляцией Северного Кавказа осенью 1942 г. от основной сети железных дорог СССР. В этот период было эвакуировано 150 крупных предприятий, оборудование нефтепромыслов «Майкопнефти» и «Грознефти», запасы нефти и нефтепродуктов31.

В эвакуации промышленных и сельскохозяйственных предприятий принимали участие и другие виды транспорта. Большая часть речных перевозок (до 40% грузов) производилась по рекам Центрального бассейна, в особенности по Волге и ее притокам.

Важную роль при эвакуации в районе Сталинграда сыграла паромная переправа через Волгу. Следует отметить, что переправы, созданные речниками во многих пунктах на крупных реках в прифронтовой полосе, существенно помогли пропуску эвакогрузов, так как мосты в большинстве своем были разрушены.

Морской флот также сыграл важную роль, особенно в эвакуации населения и материальных ценностей из приморских районов Прибалтики, с Кольского полуострова и из Северного Причерноморья, нередко в условиях, когда железнодорожная связь с этими районами была уже прервана и море оставалось единственным путем, которым еще можно было воспользоваться. В считанные дни из портов Прибалтики были вывезены не только оборудование и кадры ряда крупных промышленных предприятий, но и часть хозяйства самого морского флота.

После того как противник перерезал Кировскую железную дорогу и Беломорско-Балтийский канал, эвакуация из районов Кольского полуострова и севера Карело-Финской ССР стала возможной только по морю. Из этих районов в Архангельск были вывезены сотни тысяч тонн грузов, свыше 100 тыс. человек и выведены более 150 морских судов32.

Черноморские моряки, организовавшие переправы через Днестровский лиман, облегчили эвакуацию многих тысяч людей, большого количества скота и сельскохозяйственной техники. Поистине героической эпопеей стала эвакуация из Одессы, Херсона, Николаева, Севастополя, Мариуполя, Таганрога, Ростова-на-Дону. Моряки вывезли из осажденной Одессы за 1100 рейсов более 500 тыс. человек и около 200 тыс. т грузов33. Портовики трудились здесь бесперебойно, несмотря на жестокие бомбежки. С огромной нагрузкой работали и порты Каспийского моря: Бакинский, Махачкалинский и особенно Красноводский. Через последний прошло оборудование таких крупнейших заводов, как Харьковский тракторный, ростовских заводов сельскохозяйственного машиностроения и «Красного Аксая», оборудование нефтепромыслов, нефтеперегонных заводов и второй нитки старейшего советского нефтепровода Баку — Батуми, 20 тыс. т оборудования электростанций. Красноводский порт в тот период занял одно из первых мест в стране по размерам грузооборота, выросшего по сравнению с довоенным временем почти на 80%. За декабрь 1942 г. он выполнил работу, равную 21,5% годового плана34.

В Баку и Красноводске были дополнительно сооружены пристани, причалы, налажена паромная переправа для железнодорожного подвижного состава, усилены средства механизации. Пропускная способность Красноводского порта почти удвоилась, уровень механизации перевалки грузов поднялся с 40,5% в 1941 г. до 62% в 1942 г.35 Через каспийские порты проследовали также крупные людские эвакуационные потоки.

Автомобильный транспорт, несмотря на большие потери, понесенные в первые месяцы войны, сокращение к концу 1941 г. протяженности дорог с твердым покрытием и уменьшение численности парка грузовых автомашин в народном хозяйстве более чем вдвое36, оказал большую помощь фронту и тылу. Созданные по решению ГКО на базе автомобильных парков городских и промышленных хозяйств автоколонны грузовых машин в Москве, Ярославле, Горьком, Рязани, Туле, Воронеже, Ростове-на-Дону, Сталинграде перевозили эвакуируемые грузы и население, доставляли сырье и материалы предприятиям, продовольствие для городов, а нередко обеспечивали и оперативные перевозки войск и воинских грузов. Автомобильный транспорт использовался также при эвакуации ценного оборудования и складов из Запорожья, Одессы и Новороссийска, государственных, партийных и военных архивов и денег37. Нередко грузы и людей приходилось вывозить в последние минуты перед приходом противника, под артиллерийским и минометным огнем, как это было в Харькове, Козельске, Старой Руссе и во многих других местах38.

Всей этой огромной и сложной работой руководил Совет по эвакуации, председателем которого был назначен Н. М. Шверник, а его заместителями — А. Н. Косыгин и М. Г. Первухин. При наркоматах и ведомствах были образованы бюро и комитеты по эвакуации. На местах размещения тоже были созданы соответствующие органы.

Большой вклад в работу по перестройке народного хозяйства на военный лад, по созданию военно-промышленной базы в восточных районах внес А. Н. Косыгин. Являясь в 1941–1942 гг. заместителем Председателя Совнаркома СССР и одновременно заместителем председателя Совета по эвакуации, он выполнял важные государственные задания по перемещению из фронтовых районов страны населения, промышленных предприятий и материальных ресурсов. А. Н. Косыгин непосредственно руководил организационно-хозяйственными мероприятиями, направленными на ускорение темпов ввода в строй эвакуированных предприятий и наращивание мощностей заводов, производивших вооружение и военную технику.

Важную роль в осуществлении этого процесса сыграли руководители наркоматов: вооружения — Д. Ф. Устинов, боеприпасов — П. Н. Горемыкин и Б. Л. Ванников, авиационной промышленности — А. И. Шахурин, танковой промышленности — В. А. Малышев и А. А. Горегляд, черной металлургии — И. Ф. Тевосян, цветной металлургии — П. Ф. Ломако, электростанций — Д. Т. Жимерин, угольной промышленности — В. В. Вахрушев, А. Ф. Засядько и др.

Под руководством наркома вооружения Д. Ф. Устинова организованно и в сжатые сроки были перебазированы заводы, производившие вооружение. На их базе в глубоком тылу незамедлительно создавались новые предприятия, что позволило обеспечить отправку все возрастающих потоков эшелонов на фронт с первоклассным вооружением. Уже в 1942 г. основная часть военной техники и вооружения поступила с предприятий восточных районов. Ответственность за своевременное размещение эвакуированных предприятий на новых местах возлагалась на местные партийные и советские органы.

Эвакуация каждого промышленного предприятия — неповторимая страница в летописи Великой Отечественной войны. Заводы выдавали продукцию на старом месте до последней минуты. Демонтаж начинался лишь по приказу уполномоченного Государственного Комитета Обороны и соответствующего наркомата. Так, ценнейшее оборудование «Запорожстали» с его уникальным прокатным станом грузилось в железнодорожные составы в то время, когда правый берег Днепра уже был занят немецкими войсками. В этих условиях коллектив завода и прибывшие на помощь рабочие Донбасса невероятным напряжением сил спасли около 8 тыс. вагонов ценного груза39. Основная часть этого оборудования была установлена на Магнитогорском металлургическом комбинате и сослужила добрую службу Родине.

Пример этот не единичен. Почти повсюду такие работы велись в опасной обстановке. Из Белоруссии 109 крупных предприятий были эвакуированы в дни, когда многие районы республики уже находились в руках оккупантов. Из Москвы и Московской области к концу ноября было эвакуировано 498 крупных заводов и фабрик.

Не менее сложной задачей было размещение, монтаж и пуск эвакуированных предприятий. И то, что ввод их в строй проходил в целом успешно, объясняется прежде всего самоотверженностью тружеников тыла и умелым управлением всем комплексом эвакуационных, восстановительных и производственных мероприятий.

Эвакуированные заводы для развертывания производства нередко использовали «коробки» строившихся цехов или здания непроизводственного назначения. Одновременно скоростными методами воздвигались новые фабрично-заводские корпуса. Чтобы сократить сроки строительства промышленных предприятий в условиях военного времени с затратой минимального количества материалов, СНК СССР принял 11 сентября 1941 г. постановление, разрешающее наркоматам и ведомствам «на время войны при необходимости строить для основных и вспомогательных цехов промышленных предприятий здания временного типа с расчетом на сокращенные сроки эксплуатации в течение нескольких лет». Предлагалось «перейти в строительстве к широкому применению дерева и других местных материалов», используя металл и железобетон лишь в исключительных случаях40.

Работы проводились зимой, недоставало материалов, строительной техники, зачастую остро не хватало рабочих рук, отсутствовали необходимые жилищно-бытовые условия. Но, проявляя чудеса трудового героизма, рабочие-строители обеспечивали высокие темпы строительства заводских корпусов. Иногда заводам, фабрикам, цехам приходилось начинать свою вторую жизнь буквально на пустом месте. Причем возведение новых корпусов, монтаж оборудования и выпуск продукции по времени почти совпадали. Крупнейший в стране авиационный завод в одном из городов Поволжья выпустил первый истребитель на четырнадцатый день после прибытия последнего эшелона с оборудованием. Над цехами завода еще не было крыши, а станки уже действовали.

Возможность быстрого перемещения огромного количества производственных мощностей и введение их в строй на новых местах обеспечивалось мобилизационной государственной экономикой советского строя. Сравнительный анализ перемещения большого количества специалистов, промышленных и сельскохозяйственных предприятий с запада страны на восток в годы Великой Отечественной войны показывает, что это стало возможным при высокой степени организации государственного сектора промышленности.

Как свидетельствует опыт Запада, при эвакуации частных предприятий исполнители сталкивались с интересами владельцев конкурирующих предприятий, земельными собственниками, владельцами транспортных средств, собственниками кредитных учреждений и т. д. Чтобы согласовать эти весьма противоречивые интересы, требуются соответствующая законодательная база и большие усилия правительственных органов. Известно, например, что в 1940 г. французские собственники сорвали эвакуацию промышленности из прифронтовых районов страны41. Крупнейший трест военной промышленности — Шнейдер-Кредо и другие фирмы отказались участвовать в созданном правительством объединении военной промышленности. В Англии из-за сопротивления фирм правительственным мероприятиям темпы создания объединений по выпуску военной продукции были замедленными и после разгрома Франции. В США ряд крупнейших концернов в годы Второй мировой войны не хотели переходить на производство вооружений. Так, автомобильные фирмы продолжали и в период войны производить, вопреки правительственным распоряжениям, миллионы легковых автомобилей, расходуя в огромном количестве дефицитное сырье, необходимое для военных целей. Предприниматели же считали коммерчески более выгодным производство легковых автомобилей. Это было типично и для других отраслей промышленности. Правительственные заказы срывались, возникали серьезные затруднения в связи с недостатком металла, топлива, машин, хотя страна располагала необходимыми ресурсами42.

Проблема эвакуации промышленных предприятий с запада на восток стояла перед Россией и в годы Первой мировой войны, когда развернулись наступательные действия немецких войск и их союзников. Однако тогда эта проблема не была решена в общегосударственном масштабе. Затяжной характер эвакуации, продолжавшийся вместе с устройством предприятий на новых местах около двух лет, а также ее стихийный характер, привели к тому, что на оккупированной немцами территории остались сотни крупных промышленных предприятий. Это нанесло огромный ущерб и без того слабому военно-промышленному потенциалу России. Например, в одном только Варшавском округе насчитывалось 4189 предприятий с числом рабочих 353,4 тыс. человек, из которых лишь незначительная часть была эвакуирована вглубь страны, остальные же остались на месте и работали… на неприятеля. Это уменьшило производственные возможности российской промышленности почти на 20%, а по отдельным отраслям еще больше: по химической промышленности — на 22, текстильной — на 26%43

В условиях войны большое значение имело всестороннее и последовательное осуществление принципа кооперирования. При государственной собственности кооперирование охватывает разные по масштабу и объему участки производства. Кооперирование отдельных предприятий, внутриотраслевое, межотраслевое, кооперирование отдельных комбинатов и экономических районов — таковы типы кооперирования, применявшиеся в годы войны. Всемерное использование всех этих типов в народном хозяйстве и установление новых связей стали чрезвычайно важным фактором при перестройке промышленности для нужд обороны страны. В условиях военной экономики усилилось кооперирование в рамках экономического района, области и даже города, повысилась роль внутрирайонного кооперирования.

Перестройка экономики на военный лад, естественно, была связана со многими трудностями. При огромном масштабе перевозок эвакуируемые грузы прибывали в места назначения нередко с запозданием и некомплектно. Это тормозило монтаж оборудования. В связи с тем, что одновременно с восстановлением эвакуированных предприятий строились и новые заводы, ощущался острый недостаток в металле, железобетоне и других строительных материалах. Кроме того, война нарушила хозяйственные связи, а кооперирование на новых местах было делом весьма трудным. Требовалось максимально использовать все имевшиеся на местах ресурсы сырья, организовать там производство необходимых материалов, чтобы не создавать дополнительные трудности в работе транспорта.

Не менее сложной была и проблема кадров. Многие рабочие были призваны в армию и на флот. На эвакуируемых предприятиях оставалось не более 30–40 процентов рабочих. Чувствовалась острая нехватка квалифицированных специалистов, особенно монтажников. Для решения кадровой проблемы при бюро СНК СССР был создан специальный Комитет по распределению рабочей силы44. Все работавшие на военных заводах, а также смежных производствах считались мобилизованными и закреплялись на время войны за этими предприятиями.

И все же, несмотря на все имевшиеся трудности, уже в первой половине 1942 г. большинство эвакуированных предприятий было пущено в ход, многие из них превзошли уровень производства, достигнутый в мирное время. Такое стало возможным в значительной степени потому, что в годы предвоенных пятилеток в восточных районах страны были созданы крупная промышленность, топливно-энергетическая база, разведаны залежи полезных ископаемых, проложены новые транспортные магистрали. Вся эта инфраструктура, значительно расширенная и укрепленная в результате перемещения промышленности из прифронтовой зоны, а также нового строительства, стала основным центром военной экономики СССР. На восточную индустриальную базу легла основная тяжесть снабжения армии и флота боевой техникой, вооружением и другими видами материальных средств. Уже в марте 1942 г. выпуск военной продукции в восточных районах достиг уровня производства, имевшегося к началу Великой Отечественной войны на всей территории СССР.

Необходимость в предельно сжатые сроки превзойти количественный и качественный уровень вооружения Германии и ее союзников предъявила большие требования к советским ученым. И они с честью решили вставшие перед ними сложные задачи. Эвакуированные научные учреждения и лаборатории Москвы, Ленинграда, Киева, Минска и других крупных городов включались в активную работу на новых местах. Большую заботу о деятельности научных коллективов проявили местные органы управления. В Томске, например, был создан комитет ученых, объединивший около 300 научных работников. Комитет координировал и направлял научные исследования, которые оказали неоценимую помощь промышленным предприятиям, транспорту, сельскому хозяйству и непосредственно Красной Армии45.

Большую работу проводила созданная в сентябре 1941 г. комплексная комиссия по мобилизации ресурсов Урала на нужды обороны страны, которую возглавил президент Академии наук СССР академик B. Л. Комаров46. В Магнитогорске, Свердловске, Кузнецке, других городах ученые в сотрудничестве с инженерами зачастую непосредственно на предприятиях работали над совершенствованием технологического процесса металлургического производства. Были решены проблемы скоростной мартеновской плавки, создания сложных профилей проката для танков, изготовления труб для различных систем минометов и многие другие. Деятельность этой комиссии приобрела общегосударственное значение, и СНК СССР признал целесообразным расширить сферу ее работы на районы Западной Сибири и Казахстана.

Развитию военного производства способствовали физики, химики и, конечно, все ученые, работавшие в области военной техники. В короткий срок они разработали технологию производства заменителей дефицитного сырья и материалов, что позволило экономить дорогостоящие стратегические материалы — никель и молибден. Были также найдены заменители для литейных цехов машиностроительных заводов. До этого они обычно доставлялись издалека, для чего требовались тысячи вагонов.

С чувством возросшей ответственности трудились геологи. Им предстояло как можно быстрее разведать источники сырья для военной промышленности, развертываемой на востоке. Уже в первые месяцы войны были открыты новые богатейшие месторождения железной руды в Кузбассе, нефти в Башкирии, боксита на Урале.

На обслуживание нужд фронта были поставлены все виды связи: телефон, телеграф, почта, радио. 23 июля 1941 г. народный комиссар связи И. Т. Пересыпкин был назначен и начальником Главного управления связи Красной Армии47. Это дало возможность лучше использовать все средства связи как на фронте, так и в тылу. Для обеспечения линий, которыми пользовались Ставка Верховного Главнокомандования и Наркомат обороны, были выделены телеграфно-эксплуатационные роты, восстановительные батальоны и отдельные телеграфно-строительные роты. Не теряя времени, связисты приступили к ускоренному строительству узлов связи и радиостанций, имевших важное оборонное значение.

Подготовка новых квалифицированных кадров в высших учебных заведениях, в научно-исследовательских институтах также велась с учетом военного времени. Тысячи подростков поступали в школы ФЗО, ремесленные и железнодорожные училища, а затем шли на производство, заменяя ушедших в армию и на флот отцов и старших братьев.

Работники средств массовой информации, литературы и искусства всю свою деятельность направляли на патриотическое воспитание общества, призывая людей ненавидеть врага, всеми силами и средствами способствовать скорейшему разгрому агрессора и освобождению Родины от оккупантов.

«Стало ясно, что музы молчать не могут… — писал проживший всю блокаду в Ленинграде Н. С. Тихонов, — Война, Родина, любовь к свободе, месть врагу — вот что стало жить в прозе и в стихах». Рассказы, стихи быстро становились достоянием миллионов. Они печатались в центральных, областных и фронтовых газетах, листовках и брошюрах.

Таким образом, в стране не было ни одной отрасли производства, будь то добыча сырья, металлургия, машиностроение или сельское хозяйство, которая не претерпела бы коренных изменений, где бы не происходил технический прогресс. Рабочие, крестьяне, интеллигенция проявляли трудовой героизм на заводах, фабриках, в лабораториях, на колхозных и совхозных полях, животноводческих фермах.

Перевод на военное положение экономики страны, завершившийся к середине 1942 г., перестройка всех видов транспорта и связи, науки, культуры, административно-хозяйственного аппарата центра, областей (краев) и районов позволили добиться ускоренного производства вооружения, боевой техники, других материальных средств для нужд фронта, создать в основном слаженное и главное быстро растущее военное хозяйство. Удельный вес продукции наркоматов военной промышленности в первой половине 1942 г. составлял около половины валовой продукции всей промышленности страны, а с учетом выполнения военных заказов предприятиями других наркоматов достиг 70–80%48 Большая часть выпущенной продукции приходилась на районы Поволжья, Урала, а также Казахстана, Сибири, республик Средней Азии и Закавказья.

Война потребовала коренного изменения прежних народнохозяйственных пропорций. Военно-хозяйственные планы обеспечивали максимальное сосредоточение материальных, финансовых и трудовых ресурсов для разгрома врага. Планомерно и быстро переключалась все большая доля национального дохода, продукции всех отраслей народного хозяйства на нужды обороны страны. В 1942 г. на военные нужды использовалось 55% национального дохода (в 1940 г. — 15), 68% продукции промышленности (в 1940 — 26), 24% сельскохозяйственной продукции (в 1940 — 9), 61% всей работы транспорта49. В дальнейшем советская экономика быстрыми темпами наращивала производство вооружения и снаряжения для армии и флота. В небывало короткий срок (к середине 1942 г.) было ликвидировано преимущество Германии в производстве основных видов боевой техники и других видов военной продукции.

Ускоренное производство вооружения, боевой техники и других видов материальных средств для фронта. Формирование стратегических резервов

В начале войны Германия имела больше материальных ресурсов, чем Советский Союз. Она захватила и в полной мере использовала промышленность оккупированных стран и своих сателлитов. Были мобилизованы миллионы иностранных рабочих и согнаны для работы на немецкие заводы и фабрики. Располагая экономическими ресурсами почти всего Европейского континента, Германия количественно превзошла СССР по своему промышленному потенциалу. Если в 1937 г. только в немецких границах производилось 19,8 млн т стали, 16,0 млн т чугуна и добывалось 240,0 млн т угля, то в 1941 г. вместе с оккупированными странами выплавлялось уже 31,8 млн т стали, 21,4 млн т чугуна и добывалось 400 млн т угля. В Советском Союзе же в 1940 г. производилось только 18,3 млн т стали, 14,9 млн т чугуна, добывалось 31,3 млн т нефти, 165,9 млн т угля50. После оккупации южных промышленных районов выплавка стали в 1942 г. снизилась до 8,1 млн т, добыча угля — до 75,5 млн т51.

Правительство СССР принимало все меры к тому, чтобы более полно обеспечивать потребности фронта. Разбронировались государственные резервы. Так, 14 июля 1941 г. распоряжением СНК СССР № 3193-рс для снабжения горючим Красной Армии и Военно-морского флота, изымались с хранения и отгружались в действующую армию автобензин, дизельное топливо флотский мазут и другие нефтепродукты. Одновременно восстанавливался госрезерв (док. 8). 27 июня 1941 г. Главнефтеснаб при Совнаркоме СССР обязывался отгрузить в июле для нужд Красной Армии большое количество горюче-смазочных материалов (док. 9). С 27 июня 1941 г. сокращались среднесуточные лимиты отпуска горючего по всем наркоматам, центральным учреждениям и совнаркомам союзных республик, за исключением Наркомата обороны, Наркомвоенморфлота, НКВД, Наркомвооружения, Наркомавиапрома, Наркомбоеприпасов, Наркомсудпрома и УГМР (Управление государственных материальных резервов) — (док. 10). В связи с ограниченными возможностями в авиатопливе велись испытания по использованию смесей авиабензина с коксохимическим бензином (док. 11).

Документ 8

Из распоряжения Совета народных комиссаров Союза ССР № 3193-рс от 14 июля 1941 г.

Для снабжения горючим Красной Армии и Флота:52

1. Управление государственных материальных резервов (т. Данченко) разбронировать из госрезерва:

а) для НКО — 14 тыс. тонн дизельного топлива, из них — в Рыбинске 5000 тонн, в Ярославле — 7000 тонн и в Горьком — 2000 тонн, 4500 тонн автобензина — из них — в Харькове — 2000 тонн, в Полтаве — 350 тонн, в Кременчуге — 650 тонн, в Сумах — 500 тонн и в Вологде — 1000 тонн;

б) для НКВМФ — 25000 тонн флотского мазута, из них — в Сталинграде — 11000 тонн и в Рыбинске (с учетом подходящих барж) — 14000 тонн.

2. Главнефтесбыт (т. Донченко) возместить в государственный резерв 14000 тонн дизельного топлива, 4500 тонн автобензина и 25000 тонн флотского мазута путем:

а) изготовления и закладки для УГМР этого количества дизельного топлива в Горьком до 20 июля 1941 г.;

б) передачи УГМР баржей, идущих по Волге с автобензином — «Нева» — 3500 тонн и «Ижора» — 1000 тонн;

в) передачи УГМР баржей, идущих по Волге с флотским мазутом — «Десна» — 8200 тонн, «Узень» — 8400 тонн и «Шексна» — 8400 тонн.

Документ 9

Из распоряжения Совета народных комиссаров Союза ССР № 2130-рс от 27 июня 1941 г.53

1. Главнефтесбыт при Совнаркоме СССР отгрузить в июле 1941 г. Наркомату обороны, для нужд Красной Армии:

автобензина Б-78 — 15,5 тыс. тонн
Б-74 — 32,5 тыс. тонн
Б-70 — 52 тыс. тонн
КБ-70 — 10 тыс. тонн
РБ-70 — 5,8 тыс. тонн
Уфимского — 7,5 тыс. тонн
автобензина — 20 тыс. тонн
0
лигроина — 8,5 тыс. тонн
керосина — 52 тыс. тонн
дизельного топлива — 64 тыс. тонн
нефти моторной — 5 тыс. тонн
автола "10" — 12 тыс. тонн
автола "18" — 7 тыс. тонн
мазута топочного — 28 тонн
00
авиамасел (в таре) всего — 62 тонн, в т. ч
— 15
МС — 91 тонн
5
МДС — 14 тонн
00
МСГ — 33 тонн
00
МК — 60 тонн
0
солидола — 6 тыс. тонн
дизельной смазки — 1,5 тыс. тонн
смазки НК-50 — 50 тонн
смазки ГОИ-54 — 40 тонн

2. НКПС обеспечить в июле месяце отгрузку указанного количества нефтепродуктов по разнарядкам Наркомата обороны.

3. НКПС и Главнефтесбыт при Совнаркоме СССР немедленно приступить к отгрузке авиабензина Б-74 с Хабаровского завода в Европейскую часть СССР по разнарядкам Наркомата обороны.

4. Управление Государственных Материальных резервов разбронировать на заводах Наркомнефти 500 тыс. штук клепки для производства бочкотары, с возвратом в III квартале 1941 г.

Документ 10

Из распоряжения Совета Народных Комиссаров Союза ССР № 2119-рс от 27 июня 1941 г.:54

1. Обязал сократить, начиная с 27 июня с. г., до конца месяца среднесуточные лимиты отпуска горючего по всем наркоматам, центральным учреждениям и Совнаркомам союзных республик, за исключением Наркомата обороны, Наркомвоенморфлота, НКВД (включая ГУАС), Наркомвооружения, Наркомавиапрома, Наркомбоеприпасов, Наркомсудпрома, УГМР.

2. Обязал народных комиссаров, руководителей центральных учреждений и председателей Совнаркомов союзных республик, начиная с 27 июня с. г. сократить вдвое среднесуточные лимиты отпуска бензина для легковых автомашин против норм отпуска бензина на указанные цели, установленных постановлением Экономсовета от 15 ноября 1940 г. № 1829.

Документ 11

Из распоряжения Совета народных комиссаров СССР, распоряжением М 2183-рс от 28 июня 1941 г.:55

1. Наркомобороны — к 7.VII с. г. провести в эксплуатационных условиях испытание смесей авиабензинов с коксохимическим бензолом, как авиатоплива, и о результатах испытаний доложить в Совнарком СССР.

2. Наркомчермет — до окончания указанных испытаний прекратить расходование коксохимического бензола в качестве автомобильного топлива и для других целей, за исключением технологических.

Выделить Главнефтесбыту до 1.VII с. г. 100 кгр. коксобензола.

3. Главнефтесбыт при СНК СССР — приготовить к 3.VII с. г. смесь авиабензина с 15% коксобензола и сдать НКО для испытания.

В начальный период войны было потеряно большое количество продовольствия на территории приграничных военных округов. Пришлось разбронировать мобилизационные запасы. Однако уже 13 июля 1941 г. правительство страны распоряжением № 3182-рс восстанавливает мобрезерв по хлебофуражу и другим продуктам (док. 12).

Документ 12

Совет народных комиссаров СССР

Распоряжение № 3182-рс от 13 июля 1941 г. Москва, Кремль

1. Для восполнения мобилизационного резерва продовольствия и хлебофуража, израсходованного Наркоматом обороны в соответствии с постановлением СНК СССР № 1719-728сс от 22/VI 41 г. обязать Наркомпищепром СССР, Наркоммясомолпром СССР, Наркомрыбпром СССР и Наркомзаг заложить в мобрезерв продовольствие и хлебофураж в пунктах, согласно приложениям № № 1–456.

2. Разрешить НКО в течение III квартала 41 г. суточную норму выдачи рыбы по красноармейскому пайку для войск действ, частей КА заменить мясом за счет использования эвакуируемого скота.

3. Освобождающиеся согласно п. 2 настоящего распоряжения в III кв. 41 г. 22 тыс. тонн рыбы заложить дополнительно в мобрезерв в пунктах согласно прилож. № 4.

4. В связи со сдачей мяса действ, частям КА на месте из ресурсов эвакуируемого скота, обязать НКММП СССР сократить от пуск мяса в централизованном порядке, дополнительно заложив в мобрезерв 20 тыс. тонн мяса и мясокопченостей в пределах установленной распоряжением СНК СССР от 8.7.41 г. № 2829-рс дополнительной программы производства мяса.

5. Обязать Наркомпищепром СССР передать Центросоюзу в 3 кв. 41 г. 7,5 тыс. тонн макаронных изделий, а Наркомзаг 15 тыс. тонн крупы для закладки в мобрезерв на его складах в пунктах, согласно прилож. № 5.

Зам. Председателя СНК СССР А. Микоян

Предприятиям легкой и текстильной промышленности, Совнаркомам союзных республик ставились задачи по ускоренному производству обмундирования, снаряжения, обуви, теплых вещей.

В результате проведенного комплекса военно-экономических мероприятий по перестройке народного хозяйства страны в Советском Союзе были созданы мощные промышленная и сельскохозяйственная базы, способные производить и поставлять фронту достаточное количество вооружения, боевой техники и других видов материальных средств.

Усилия тружеников тыла направлялись на решение двуединой задачи — увеличивать выпуск продукции, создавать такие танки, самолеты, противотанковые орудия, минометы, которые бы по тактико-техническим качествам превосходили вражескую боевую технику.

Основное внимание сосредоточивалось на крупносерийном выпуске танков, самолетов, орудий, минометов и массовом производстве боеприпасов. По решению ГКО завод «Красное Сормово», кооперированный с Горьковским автозаводом и рядом других предприятий Горьковской и Ярославской областей, был переведен на выпуск танков Т-34. Таким образом, была создана комплексная база танкостроительной промышленности почти в самом Центре европейской части СССР.

В течение четырех последних месяцев 1941 г. в Поволжье и особенно на Урале на основе перемещенных и некоторых вновь созданных предприятий были развернуты 8 танковых, 6 корпусных (производство корпусов для танков) и 3 дизельных завода. На базе Челябинского тракторного завода вырос мощный танковый комбинат. На «Уралмаше», где раньше создавались главным образом уникальные крупногабаритные машины, началось серийное производство корпусов и башен для тяжелых танков КВ. Одновременно на Урале создавалась новая производственная база для дизелестроения. Группа заводов во главе со Сталинградским тракторным образовала важную комплексную базу танкостроения в Поволжье.

С 1 августа 1941 г. начался выпуск бронелиста на Кузнецком металлургическом заводе для танков КВ. В связи с расширением производства танков в сентябре было принято решение выделить танкостроение из Наркомата среднего машиностроения и образовать Наркомат танковой промышленности.

Танковая промышленность развернула серийное производство боевых машин, обладавших высокими по тому времени данными: тяжелых танков KB, средних T-34, легких T-70, T-60, T-50. Их выпуск во втором полугодии 1941 г. увеличился более чем в 2,5 раза и составил 4740 машин. Немецкие генералы отмечали, что танк Т-34 отличается большой ударной силой, могучей броней, высокой маневренностью. Генерал Блюментрит, начальник штаба 4-й армии, наступавшей на Москву, вынужден был признать, что в 1941 г. Т-34 «были самыми мощными из всех существовавших тогда танков… 37-мм и 50-мм противотанковые орудия, которые состояли тогда на вооружении нашей пехоты, были беспомощны против танков Т-34… В результате появления у русских этого нового танка пехотинцы оказались совершенно беззащитными…»57.

Танкостроители напряженно трудились над совершенствованием боевых машин и увеличением их выпуска. Именно они впервые применили автоматическую сварку по методу академика Е. О. Патона. Это произошло на Уральском заводе. В результате производительность труда сварщиков повысилась в пять раз. На заводах, выпускавших танки, родилось немало ценных начинаний. В частности, на Кировском заводе зуборезчики из бригады В. М. Цаплинского вместо 19 станков стали обслуживать 37 станков. Благодаря внедрению рационализаторских предложений выработка в бригаде возросла в пять раз.

Авиационной промышленности были переданы многие машиностроительные и станкостроительные заводы, а также предприятия, выпускавшие электротехническое оборудование. Началось массовое производство более совершенных типов самолетов, в частности, бронированных штурмовиков Ил-2, пикирующих бомбардировщиков Пе-2 и истребителей ЛаГГ-3. Если в первом полугодии 1941 г. было выпущено 322 истребителя ЛаГГ-3, то во втором — уже 2141, истребителей Як-1 было произведено соответственно 335 и 1019, штурмовиков Ил-2 — 246 и 1293. Выпуск бомбардировщиков в 1941 г. составил 1867, причем во втором полугодии он был в три раза больше, чем в первом. Вооруженные силы (кроме ВМФ) в 1941 г. получили от авиапромышленности 15 735 самолетов всех типов. И это в условиях, когда многие заводы эвакуировались в восточные районы. При этом новые советские самолеты по своим тактико-техническим характеристикам не уступали самолетам противника, а по ряду показателей превосходили их.

Большие усилия прилагались для увеличения выпуска оружия и боеприпасов, недостаток которых остро ощущался с первых дней войны. Основной вклад в выполнение этой задачи вносили предприятия наркоматов вооружения и боеприпасов, возглавлявшихся Д. Ф. Устиновым, Б. Л. Ванниковым и П. Н. Горемыкиным. Во втором полугодии 1941 г. по сравнению с первым количество изготовленных винтовок и карабинов возросло почти в два раза и достигло 1567,1 тыс., пистолетов-пулеметов и пулеметов всех видов и калибров возросло более чем в восемь раз и достигло почти 196 тыс., орудий всех видов и калибров, а также минометов — с 15,6 до 72,5 тыс., снарядов и мин — с 18 800 тыс. до 40 200 тыс. Начался выпуск реактивных установок и противотанковых ружей58.

Однако в конце 1941 г. возраставшие потребности Красной Армии и Военно-морского флота в оружии и боевой технике удовлетворялись еще не полностью. В какой-то мере они восполнялись за счет помощи наших союзников по войне — США и Англии. Однако они крайне плохо выполняли свои обязательства по поставкам вооружения, техники и других видов материальных средств. Причем, в самый тяжелый период, в ноябре-декабре 1941 г. поставки по ленд-лизу были полностью прекращены.

Для выпуска самолетов, танков и другой боевой техники требовалось большое количество высококачественной стали. До войны ее давали предприятия Юга и Центральных районов. Поэтому, чтобы удовлетворить потребность оборонной промышленности в специальных сортах черного металла, пришлось изменить технологию и систему организации производства на металлургических заводах Урала и Западной Сибири.

Инженеры, механики, сталевары в короткие сроки нашли решение сложных технических проблем. Они разработали новую технологию выплавки броневой стали в больших мартеновских печах. В результате резко увеличился выпуск высококачественного проката.

Чтобы восполнить потерю Никопольских рудников, дававших до войны значительную часть марганца, необходимого для получения стали улучшенных марок в качестве ферросплава, пришлось развертывать его добычу на Урале и в Казахстане. В четвертом квартале 1941 г. Урал дал 62 процента всего чугуна, произведенного в стране, и около 50 процентов стали, весь алюминий, магний, никель, кобальт.

Металлурги Урала, Сибири, Казахстана, проявляя самоотверженность и мастерство, с честью выполняли заказы промышленности. Большая заслуга в этом Наркомата черной металлургии, который возглавлял И. Ф. Тевосян.

С потерей Донбасса и угольных районов Ростовской области начала резко ощущаться нехватка угля. Положение еще более ухудшилось к осени 1941 г., когда немцы оккупировали Подмосковный угольный бассейн. Ведь только он давал до войны 63 процента от всей добычи каменного угля в стране. Обстановка требовала немедленного увеличения добычи угля в восточных районах. В декабре 1941 г. СНК СССР принял постановление, предусматривавшее рост производства на имевшихся шахтах, а 25 декабря был утвержден план капитального шахтостроения. Предстояло в первом квартале 1942 г. ввести в действие на Урале, в Кузбассе и Караганде 44 шахты, рассчитанных на производство 5120 тыс. т угля в год.

По всей стране, на каждом предприятии ширилось движение за выполнение оборонных заказов скоростными методами. «Не выполнил задание, домой не уходи» — это стало негласным законом.

Самоотверженно трудились колхозники и работники совхозов. Решалась важнейшая задача — обеспечение армии и населения продовольствием, а промышленности сырьем. Сельское хозяйство находилось в весьма трудных условиях. Его материально-техническая база резко сократилась. Большая часть автомашин, наиболее мощные тракторы, конский состав были направлены в армию. Ремонтные заводы переключились на выполнение военных заказов. Ощущался недостаток горючего, запасных деталей для машин. Но наиболее остро ощущалась нехватка кадров: значительная часть трудоспособного сельского населения была мобилизована в армию, на заводы, шахты, лесозаготовки, на строительство оборонных сооружений.

Между тем продовольствие нужно было армии и стране так же, как танки, самолеты, боеприпасы. И земледельцы оправдывали свое предназначение. Ушедших на фронт тружеников села заменили женщины, старики и подростки. Первый урожай военного времени убирали привлеченные в обязательном порядке все трудоспособные жители деревень и часть городского населения. Наряду с комбайнами и тракторами в ход были пущены простые машины, конные жатки, сноповязалки, серпы, косы.

И все же, несмотря на принимаемые меры, в 1941 г. заготовки зерна и другой продукции резко сократились. Это произошло прежде всего потому, что враг к декабрю 1941 г. захватил огромную территорию, которая являлась житницей страны.

Основной продовольственной и сырьевой базой, как и промышленной, стали восточные и юго-восточные районы страны: Поволжье, Сибирь, Урал, Казахстан, Средняя Азия. И хотя трудностей было немало, площадь озимых в этих районах уже осенью 1941 г. возросла по сравнению с 1940 г. на 2 млн гектаров. Это был первый результат начавшейся перестройки сельского хозяйства. Позаботились колхозы и совхозы и о животноводстве, об увеличении производства кормов для скота. В тыловых районах сена и силоса было заготовлено намного больше, чем в 1940 г.

В трудных условиях работал на нужды фронта транспорт. Враг стремился нарушить, парализовать железнодорожные магистрали. С 22 июня по декабрь 1941 г. он совершил 5939 налетов на Белорусскую, Кировскую, Октябрьскую, Московско-Киевскую и другие прифронтовые дороги. В этих районах поезда двигались зачастую на расстоянии нескольких сот метров друг от друга. В результате активных действий немецкой авиации прерывалось движение, создавались пробки. Но транспортники смело и неутомимо делали свое дело, настойчиво вели составы к фронту и от фронта. Чтобы ускорить продвижение эшелонов, они перешли на скоростное формирование и вождение тяжеловесных составов. За первые 40 дней войны на фронт было перевезено до 2500 тыс. человек, миллионы тонн военных грузов. При этом железнодорожники проявляли поистине чудеса героизма. Так, машинист Юго-Западной дороги В. И. Казанский был ранен в обе ноги во время обстрела поезда вражеским самолетом. Истекая кровью, он все же привел состав к месту назначения.

Тяжелые задачи пришлось решать работникам морского и речного транспорта. Действуя в прифронтовых условиях, они перевозили воинские и народнохозяйственные грузы, эвакуировали население и оборудование предприятий из прифронтовых районов.

В 1942 г. в стране производилось 8,1 млн т стали, добывалось 75,5 млн т угля и 22,0 млн т нефти, вырабатывалось 29,1 млрд кВт/ч электроэнергии. Уже в первом квартале 1942 г. наметился перелом в увеличении выпуска танков. Так, в марте 1942 г. было произведено танков Т-34 в 2,8 раза больше, чем в ноябре 1941 г. Если в первом квартале 1942 г. в среднем ежемесячно выпускалось около 1600 танков всех типов, то во втором квартале — свыше 2 тыс.

В марте 1942 г. от промышленности поступило 5016 полевых и зенитных орудий всех калибров — в два раза больше, чем в ноябре 1941 г.

Производство стрелкового вооружения также увеличилось. Среднемесячный выпуск автоматического оружия в первом полугодии 1942 г. увеличился в 3,5 раза по сравнению со вторым полугодием 1941 г.

Вместе с тем использование и особенно сохранность вооружения, боевой техники, продовольствия и другого военного имущества в войсках, на складах, базах, во время транспортировки находились на крайне низком уровне. Принимаемые административные меры не давали желаемого результата. В ряде объединений, соединений и частей разбазаривание продовольствия, вещевого имущества и других предметов военной продукции принимало массовый характер. Государственный Комитет Обороны принял 3 марта 1942 г. специальное постановление (док. 13).

Документ 13

Постановление Государственного Комитета Обороны № ГОКО-1379с 3 марта 1942 г. Москва, Кремль

Об охране военного имущества Красной Армии в военное время

Исходя из того, что хищение и разбазаривание военного имущества подрывает военную мощь Союза Советских Социалистических Республик и что люди, творящие эти злодеяния, должны быть рассматриваемы как враги народа, Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Установить на военное время:

за хищение (воровство) оружия, боеприпасов, продовольствия, обмундирования, снаряжения, горючего и прочего военного имущества, совершенное складскими работниками и другими лицами, в непосредственном ведении которых постоянно или временно находилось это народное достояние;

за хищение (воровство) тех же предметов военного снабжения лицами, ответственными за сохранность или сопровождение воинских грузов на железнодорожном, водном, авиационном транспорте, а равно водителями или сопровождающими грузовые автомашины и повозочными;

за умышленную порчу или приведение в негодность обмундирования, снаряжения, оружия и военно-технического имущества, выданных военнослужащим в индивидуальное или коллективное пользование;

высшую меру наказания — расстрел с конфискацией всего личного имущества преступника.

2. Лиц, принявших в свое пользование или на хранение упомянутое в статье 1 настоящего Постановления имущество, зная заведомо о том, что оно похищено или незаконно приобретено, а равно всех лиц, незаконно приобретающих и хранящих оружие, военно-техническое имущество, военное обмундирование и другие предметы военного образца, подвергать судебной ответственности, как соучастников (статья 17 и примечание 2 к ст. 193-1 УК РСФСР по редакции СУ 1936 года № 1, ст. 2 — высшая мера наказания).

3. За разбазаривание указанного в статье 1 настоящего Постановления военного имущества в военное время, а именно:

за отпуск должностными лицами на довольствие войск или отдельных военнослужащих продовольствия или военного имущества сверх установленных норм;

за оставление военного имущества без надзора, когда это не вызывалось условиями боевой обстановки;

за оставление противнику боевой техники и другого военного имущества в обстановке, когда это не вызывалось военными обстоятельствами;

за нарушение правил хранения военного имущества, последствием чего явилась порча или хищение имущества;

за не сдачу должностными лицами служб снабжения довольствующим органам тары от продовольствия, боеприпасов и т. п., подлежащей возврату народному хозяйству -

подвергать лишению свободы не ниже 5 лет с удержанием стоимости утраченного или испорченного имущества.

4. Должностных лиц из числа военнослужащих и военнообязанных Красной Армии, которые своей бездеятельностью или слабостью руководства подчиненными, или допущением условий запущенности охраны, и запутанности учета военного имущества способствовали указанным в ст. ст. 1–3 настоящего Постановления преступлениям, подвергать наказаниям на тех же основаниях, как непосредственных преступников.

5. Учитывая, что решительная борьба с расхитителями народного достояния, переданного Красной Армии, является основной обязанностью органов Советской власти, запретить применение амнистий и каких-либо послаблений к преступникам, осужденным по делам о хищении и разбазаривании военного имущества в соответствии с настоящим Постановлением.

6. Обязать военные советы фронтов, армий и округов, командование частей и соединений, начальников военных учреждений, а равно военную прокуратуру и военные трибуналы дела о хищениях и разбазаривании военного имущества заканчивать расследованием и производством в судах в трехдневный срок.

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин

Со второй половины 1942 г. начался новый период совершенствования и дальнейшего развития военного производства. Всего за этот год объем валовой продукции всех отраслей промышленности увеличился более чем в 1,5 раза. В декабре 1942 г. валовая продукция промышленности уже составила 168% к уровню ноября 1941 г., а производство военной продукции за это же время выросло в 2,25 раза, превысив тем самым довоенный уровень. В декабре 1942 г. по сравнению с декабрем 1941 г. выпуск танков, производство артиллерийских орудий и снарядов, пулеметов и патронов почти удвоилось, а выпуск самолетов вырос в 3,3 раза59. Вместе с тем прогнозы на ведение войны требовали дальнейшего увеличения мощностей военно-промышленного комплекса. Поэтому руководство страны даже в самых тяжелых условиях осуществляло расширенное воспроизводство: из года в год наращивались темпы поставок вооружения для войск действующей армии, росла численность рабочего класса и фонд его заработной платы, образовывался фонд накопления и в крупных суммах производились капитальные вложения. К тому времени было построено, восстановлено и введено в действие 11 тыс. крупных государственных предприятий промышленности. Производство военной продукции на Урале увеличилось в 3,6 раза, в Сибири — в 2,3 раза, в Поволжье — в 3,4 раза, что позволило поставлять фронту значительное количество вооружения и боевой техники (табл. 1).


Таблица 1. Производство вооружения и боевой техники промышленностью Советского Союза во второй половине 1941 г. и в 1942 г.62

№ п/п Наименование Изготовлено (единиц)
Во второй половине 1941 г. В первой половине 1942 г. Во второй половине 1942 г. Итого за первые полтора года войны
1. Винтовки и карабины 1567141 1943368 2102376 5602885
2. Пистолеты-пулеметы 89665 534308 968709 1592682
3. Минометы 39801 122689 106956 269446
4. Орудия 15543 25284 31470 72297
5. Танки 4742 11171 13268 29181
6. Самолеты (боевые) 8033 8141 13436 29610

Один зарубежный наблюдатель отмечал: «Магнитогорск победил Рур», потому, что «все имеющиеся ресурсы русских были максимально сконцентрированы для военных усилий и были использованы в большей степени, чем немецкие… Германия имела больше стали. Однако в России из каждой тысячи тонн стали на производство вооружения использовалось большее количество, чем в Германии. В Германии было больше машин. Однако в Советском Союзе значительная часть всех имеющихся станков производила военные материалы»60. Подсчитано, что Германия в 1942 г. производила самолетов на 1,0 млн т выплавленной стали в 4,4 раза и танков в 6,8 раза меньше, чем Советский Союз; на 1,0 млрд квт/ч выработанной электроэнергии — самолетов в 4,3 раза и танков в 6,6 раза меньше, чем Советский Союз, на 1,0 тыс. единиц выпущенных металлорежущих станков — самолетов в 8,1 раза и танков в 12,3 раза меньше, чем Советский Союз.61 Такая концентрация производства и распределения материальных ресурсов могла быть достигнута только в условиях государственного планирования и перевода всей экономики страны на военный лад и она дала значительные результаты.

Концептуальный анализ среднегодового объема производства основных видов вооружения промышленностью СССР с объемом производства Германии (а также ряда других государств) показывает, что в нашей стране при меньших производственных возможностях к началу войны (добыча каменного угля, железной руды, нефти, выплавка чугуна и стали, состояние производственного оборудования и др.) производилось вооружения в значительно большем количестве. Главной закономерностью советской экономики в период войны было непрерывное расширенное производство военной продукции. Правительство страны использовало все материальные возможности для непрерывного увеличения выпуска оружия, боевой техники и других видов материальных средств для нужд армии и флота. Среднегодовое производство самолетов, бронетанковой техники и артиллерийских орудий во время войны на 1 млн т выплавленной стали характеризуется следующими данными: в СССР производилось самолетов в 1,5 раза больше, чем в Англии, в 2,6 раза больше, чем в Германии и в 3,2 раза больше, чем в США; бронетанковой техники — в 3 раза больше, чем в Германии, в 3,8 раза больше, чем в Англии и в 6,3 раза больше, чем в США; орудий — в 5,4 раза больше, чем в Англии, в 7,7 раза больше, чем в США и в 4 с лишним раза больше, чем в Германии63.

Советский Союз намного превзошел Германию не только по количеству, но и по качеству оружия, боевой техники. Этому способствовал ускоренный выпуск продукции металлообрабатывающей промышленности и машиностроения, которые были заняты производством вооружения, боевой техники. Основная часть материальных, финансовых и трудовых ресурсов страны направлялась в отрасли тяжелой индустрии, обслуживающие нужды фронта. Кроме того, производственные и материальные ресурсы легкой промышленности были также переключены в основном на изготовление военной продукции. В качестве примера можно привести деятельность предприятий и организаций г. Москвы и Московской области в конце 1941 — начале 1942 гг. После эвакуации крупных предприятий Москвы удалось собрать 21,0 тыс. металлообрабатывающих станков, которые после ремонта были установлены и использованы для производства вооружения и боеприпасов.64

На различных предприятиях и складах было выявлено 2756 т дефицитного металла (меди, латуни, инструментальной стали и пр.), использованного для военного производства, 263 орудия старых образцов, ранее предназначенных для переплавки, но затем переданных формируемым артиллерийским полкам стрелковых дивизий и частям противотанковой обороны, 1,7 тыс. старых станковых и ручных пулеметов и 15,0 тыс. винтовок различных систем. Все это вооружение после ремонта было передано войскам.

На Московском автомобильном заводе и заводе счетно-пишущих машин в октябре-ноябре 1941 г. было налажено серийное производство автоматов, а через месяц и на других предприятиях столицы было налажено их массовое производство. Всего для изготовления автоматов было привлечено 106 московских предприятий различных отраслей промышленности. На двадцати предприятиях электропромышленности выпускали минометы, автоматы, пулеметы, боеприпасы, а также ремонтировали танки и автомобили. В частности, на заводе «Динамо» производился выпуск полковых минометов, реактивных установок М-30, М-13, ремонтировались танки и минометы. На заводе «Красный пролетарий» производили боеприпасы, гранаты, полевые кухни, а также ремонтировали танки.

Коллективы московских железнодорожных мастерских в сжатые сроки построили три бронепоезда, отремонтировали 21 бронепоезд, 6 поездов-бань и оборудовали 38 санитарных поездов.

Московские предприятия, ранее выпускавшие продукцию мирного времени, были переведены на производство продукции для нужд фронта. Так, например, завод фруктовых вод, в мирное время изготовлявший квас и лимонады, стал выпускать бутылки с горючей смесью для уничтожения танков противника, а кондитерская фабрика «Большевик» организовала массовое производство зажигательных ампул для бутылок с горючей смесью. Часть предприятий местной и кооперативной промышленности, прежде выпускавших товары широкого потребления, стали производить гранаты. Только за три месяца (сентябрь-ноябрь 1941 г.) они поставили в войска 3896 тыс. гранат всех видов, 6215,9 тыс. трассирующих снарядов, 219,8 тыс. стабилизаторов к реактивным снарядам, 328,8 тыс. противотанковых мин, 409,5 тыс. деревянных (противопехотных) мин, 23 тыс. лож для автоматов и другие виды военной продукции.

К декабрю 1941 г. из 670 предприятий местной промышленности 654 были заняты производством боеприпасов, вооружения и снаряжения. На 17 предприятиях Москвы было восстановлено более 2,0 тыс. грузовых автомобилей.

На фабриках текстильной промышленности было изготовлено 20,9 тыс. ватных телогреек, 390,6 тыс. подшлемников, 326,7 тыс. пар теплых портянок, 166,2 тыс. теплых кальсон, 264,4 тыс. пар зимних перчаток, 16,4 тыс. суконных шаровар и много других вещей. В общественных мастерских отремонтировано 300,0 тыс. предметов вещевого имущества. 750 предприятий и учреждений города шефствовали над госпиталями и больницами, где лечились раненые и больные. Действовало 27 донорских пунктов, где было заготовлено 50,0 тыс. литров крови. В войска было отправлено 149,1 тыс. подарков с личными вещами.

Для решения основной задачи — максимального расширения военного производства предусматривался соответствующий уровень развития металлургии, топливной промышленности, электроэнергии, отраслей машиностроения, железнодорожного транспорта, сельского хозяйства. Без этого невозможен был неуклонный подъем военной промышленности.

Основой военно-экономического потенциала были металл, топливо, энергетика. Особое значение имела черная металлургия, от работы которой целиком зависело выполнение заданий всеми отраслями военной промышленности. Советская промышленность преодолела трудности, связанные с потерей южной металлургии, успешно решала проблему металла, потребность в котором непрерывно возрастала. Подверглись мобилизации и перераспределению в пользу военной индустрии все ресурсы металла. Выплавка чугуна и стали увеличивалась и за счет лучшего использования имеющихся мощностей, строительства и ввода в действие новых цехов и предприятий металлургии на востоке страны. Требовались громадные ресурсы топлива и электроэнергии. Проблема топливоснабжения военной промышленности решалась прежде всего путем перераспределения топлива — уменьшение его отпуска для коммунальных и бытовых нужд, а также для отдельных отраслей промышленности. Недостаток угля и нефти восполнялся дровами. Кроме того, для производства вооружений использовались в больших количествах цветные металлы: алюминий, медь, бронза, олово, свинец.

Таким образом, к середине 1942 г. промышленность, сельское хозяйство и рабочая сила страны были переведены главным образом на производство продукции для обеспечения войск действующей армии. Это позволило осуществлять поставку вооружения, боевой и другой техники, а также боеприпасов в количествах, которые позволяли восполнять потребности соединений и частей.

Проведенные Государственным Комитетом Обороны мероприятия позволили в 1942 г. увеличить объем валовой продукции всех отраслей промышленности, за счет чего для военных нужд было произведено 25 432 самолета, 24 668 танков, 29 561 артиллерийское орудие, 3237 установок реактивных минометов, 229 645 минометов, 4 045 744 винтовки и карабина, 1 503 017 пистолетов-пулеметов — значительно больше, нежели в Германии. При этом новая боевая техника по своим качествам превосходила немецкую. Это были истребители Як-7, Лa-5, штурмовики Ил-2 и бомбардировщики Пе-2, новые артиллерийские орудия. Лучший в мире танк Т-34 составил половину всех выпущенных танков65.

В финансово-экономической политике государства постоянно присутствовало стремление к снижению цен на военную продукцию, что уже в 1942 г. позволило сократить расходы, по сравнению с 1941 г. на 9,5 млрд руб.66 Это способствовало дополнительному изготовлению большого количества самолетов, танков и другой техники (табл. 2).


Таблица 2. Стоимость некоторых видов вооружения и боевой техники в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (в тыс. руб. за единицу)67

№ п/п Наименование 1941 г. 1942 г. 1943 г.
1. Самолет Ил-4 800 468 380
2. Самолет Як-2 650 510 424
3. Самолет Пе-2 420 353 265
4. Танк KB 635 295 225
5. Танк Т-34 269,5 193 135
6. Танк Т-34-85 164
7. 122-мм гаубица М-30 94 39 35
8. Пистолет-пулемет ППШ 0,5 0,4 0,14
9. 7,62-мм винтовка 0,163 0,12 0,1

Производство вооружения и боевой техники планировалось на каждый месяц. Планы разрабатывались Госпланом и утверждались Государственным Комитетом Обороны. Такое оперативное планирование наиболее полно отвечало потребностям войны, оно давало возможность в достаточном количестве удовлетворять запросы фронта. При этом потребности в кредитах исчислялись и устанавливались ассигнования на квартал каждому главному и центральному управлению.

Однако планы заказов предприятиями наркоматов — поставщиков в 1942 г. были выполнены только на 79,3%, в том числе предприятиями Наркомата танковой промышленности план был выполнен лишь на 76%, а по ряду других наркоматов выполнение было еще ниже68. Естественно, что в таких условиях планы заказов не были достаточно прочной основой, на которую могло опираться их финансирование.

Резкое увеличение потребностей в боеприпасах связано с тем, что в начале войны были потеряны значительные запасы их в приграничных военных округах, а также увеличением численности вооружения и интенсивности боевых действий. Кроме того, к концу 1941 г. было потеряно 40% предприятий69, которые производили в год около 95 млн взрывателей, 100 млн корпусов снарядов и 60 млн гильз.70 Общие потери боеприпасов составили 25 000 вагонов, что равнялось примерно 30% наличия боеприпасов в армии на 22 июня 1941 г.71

Как ни важны накопленные до войны запасы (их, кстати, можно наращивать в течение длительного времени), значительно важнее способность промышленности удовлетворять потребности армии и флота в ходе боевых действий. Именно в этом еще в конце 30-х годов далеко не все удалось сделать так, как это было крайне необходимо.

По расчетам Наркомата обороны на год войны требовалось 219 млн выстрелов. 29 апреля 1938 г. эта цифра была занижена до 165 млн (75% необходимого количества). Кроме того, с учетом запасов и производства порохов потребность обеспечивалась только 62% (136 млн штук), по гильзам — на 49% (108 млн штук), а по взрывателям и трубкам только на 33% (77 млн штук). Короче говоря, уже в тот период не хватало мощностей для производства необходимого количества боеприпасов.

Таким образом, страна испытывала значительные трудности в организации производства артиллерийских выстрелов, мин разного калибра, патронов для стрелкового оружия. В новых районах производства необходимо было решать сложные задачи по обеспечению заводов сырьем, топливом, электроэнергией, рабочей силой, оборудованием, инструментом и укупоркой. Для обеспечения плана производства боеприпасов широко применялись заменители дефицитного сырья, особенно при изготовлении гильз, использовались суррогатные взрывчатые вещества, введена была технология производства военного времени. И здесь финансовые планы не могли прочно опираться на планы заказов. Приходилось периодически уточнять планы заказов с материальными возможностями и реальным финансированием производства.

Сложность производства боеприпасов усугублялась не только большим объемом их выпуска, но и происходящей дифференциацией в составе вооружения. Так, удельный вес пушек с 13% в 1941 г. увеличился до 87% в 1942 г., в то время как удельный вес гаубиц резко снизился72.

Наибольшие трудности в производстве боеприпасов промышленность страны испытывала в октябре-ноябре 1941 г. (табл. 3).


Таблица 3. Производство боеприпасов в стране (млн шт.)73

№ п/п Наименование боеприпасов Июль 1941 г. Октябрь 1941 г. Ноябрь 1941 г. Декабрь 1941 г. Январь 1942 г.
1. Винтовочные патроны 261 207 108 116 138
2. Пистолетные патроны 96 27 54 71 94
3. Мины 2,91 3,23 1,0 2,1 2,58
4. Снаряды среднего и крупного калибра 1,65 1,4 0,99 1,32 1,32

В связи с падением производства цветных металлов, сокращением продукции лесной промышленности и уменьшением мощности предприятий по изготовлению гильз и укупорки были налажены сбор и отправка их на заводы-изготовители. Причем ГКО принял специальное постановление и войска действующей армии были поставлены в такие условия, когда без возврата установленного количества гильз и укупорки от полученных ранее боеприпасов отпуск их со складов не производился.

Кроме того, устанавливались премиальные вознаграждения за перевыполнение плана возврата гильз и укупорки. В 1941 г. было возвращено около 10% ящиков из-под боеприпасов, в 1942 г. — 25%, что способствовало увеличению производства боеприпасов.

По мере вступления в строй военных заводов, эвакуированных из западных регионов страны, особенно на Урале, в Западной и Восточной Сибири, в Казахстане, уже в середине 1942 г. начало заметно улучшаться снабжение войск боеприпасами. Военная промышленность поставляла фронту многие миллионы снарядов и мин.

К началу войны ведущим в нефтедобывающей промышленности являлся Азербайджан. В 1940 г. он давал 22 231 тыс. т — 71,5% всей добычи нефти. В районном разрезе добыча нефти распределялась следующим образом: Кавказ (Азербайджан с Грозным и Майкопом) — 87,1%, Волго-Урал — 6, Казахстан и Средняя Азия — 4,8, Украина и Дальний Восток — 2,1%.

В связи с выходом противника к предгорьям Северного Кавказа и эвакуацией оборудования Грозненского промыслового района из 2530 скважин, имевшихся к началу войны, было выведено из строя 2207 с дебетом 2,0 млн т нефти в год. Это привело к резкому падению добычи нефти.

Положение с производством нефтепродуктов усложнилось в связи с демонтажем заводов Краснодара и Грозного, сокращением объема производства Бакинских и Батумских заводов. Одной из причин падения производства Бакинских нефтеперерабатывающих заводов, как показали материалы отчета о работе Бакинской военной приемки, явилась плохая обеспеченность их емкостями для хранения нефтепродуктов. С закрытием навигации на Волге наличные емкости стали переполняться и отбензиненную нефть потребовалось откачивать в озера, удаленные на 70–80 км от города. К концу 1942 г. в четырех крупнейших озерах около Баку содержалось 5 млн т отбензиненной нефти74. Наличные же насосы и трубопроводы не обеспечивали откачку всей нефти с заводов Баку, поэтому часть нефтяных скважин пришлось законсервировать, что снизило добычу нефти и составило 54% объема добычи 1941 г.

После того как была блокирована Волга, перерезана железнодорожная магистраль, соединяющая Баку с районами Центра, вывоз бакинской нефти почти прекратился. Резко сократилась программа бурения. Если в 1940 г. общий объем буровых работ в этом районе составлял 943,3 тыс. м, то в 1942 г. только 116,9 тыс. м, а в 1943 г. — 67,6 тыс. м, причем бурение новых скважин совсем приостановилось. Лишь с конца 1943 г. начались буровые работы в более широких масштабах. В Бакинском районе было добыто: в 1940 г. — 22,2 млн т, в 1941 г. — 23,5, в 1942 г. — 15,7, в 1943 г. — 12,7 млн т75. Это привело к снижению уровня выработки нефтепродуктов практически по всей номенклатуре, применяемой в войсках действующей армии (табл. 4).


Таблица 4. Объем добычи и переработки нефти в 1940–1942 гг.76

№ п/п Наименование Ед. изм. 1940 г. 1941 г. 1942 г.
1. Добыто нефти млн т 31,1 32,74 22,03
2. Переработано нефти млн т 28,41 30,85 20,41
3. Крекировано сырья млн т 9,94 9,42 5,6
4. Выработано:
Авиабензина млн т 0,88 1,26 0,91
Автобензина млн т 3,45 2,97 1,61
Дизельного топлива млн т 0,63 0,94 0,21
Керосина и лигроина млн т 7,39 6,18 3,37
Авиамасел тыс. т 82,0 97,7 69,8

Падение производства северокавказских нефтяных районов вызвало необходимость увеличения добычи нефти в других районах страны. Так, выделение дополнительных финансовых и материальных средств Куйбышевскому нефтекомбинату позволило увеличить добычу нефти в первом полугодии 1942 г. по сравнению с тем же периодом 1941 г. в 2,2 раза, на Бугурусланских промыслах — в 4,7 раза. Был открыт ряд месторождений, давших мощные фонтаны: Кинзебулатовское — с дебетом до 300 т/сутки; Зельненское — в районе Самарской Луки, месторождение Яблоневого Отрога и др. Благодаря этим открытиям добыча нефти в Урало-Волжском районе увеличилась на миллион тонн и достигла 2833 тыс. т77. Увеличилась добыча нефти на Сахалине более чем в полтора раза. В целом по СССР благодаря росту нефтяной промышленности в восточных районах ежегодная добыча нефти во время войны составила в среднем 62,5% от уровня 1940 г.78 Особенно важной задачей нефтяников было обеспечение соответствующим горючим и маслами самолетов, танков, самоходных установок, автомашин, кораблей, подводных лодок. В годы войны производство авиационного бензина было выше довоенного уровня, а производство остальных видов жидкого топлива снизилось.

Восполнить падение производства северокавказских источников было невозможно. Незначительные импортные поставки, 60 тыс. т. высокооктанового бензина за 1942 г., также не покрывали все возрастающие потребности. Несмотря на принимаемые меры по увеличению добычи нефти в стране и ускорению транспортирования нефтепродуктов, снабжение действующей армии горючим оставляло желать лучшего.

Под временной оккупацией к концу 1942 г. находились богатейшие промышленные и сельскохозяйственные районы, где до войны проживало около 45% всего населения Советского Союза, производилось 33% валовой продукции промышленности, находилось 47% всех посевных площадей и 45% поголовья скота79, однако к этому времени в стране была уже создана необходимая материальная база, которая позволяла в экономическом плане обеспечивать проведение более крупных операций против немецких войск.

В 1943 г. произошли существенные изменения в структуре государственного бюджета. По доходам он составил 204,4 млрд рублей, а по расходам 210,0 млрд рублей. Разрыв между доходами и расходами сократился. Если в 1942 г. дефицит выражался суммой 17,8 млрд рублей, то в 1943 г. — 5,6 млрд рублей. Военные расходы составили 125 млрд рублей или 60% всех расходов в стране, вместо 108,4 млрд рублей, или 59%, в 1942 г.

За 1943 г. производительность труда в промышленности выросла по отношению к 1942 г. на 7%, а в машиностроении и военной промышленности — на 11%. Это обеспечило снижение затрат на производство военной продукции, и в первую очередь вооружения и боевой техники.

В целом же выпуск продукции промышленности в 1943 г. возрос по сравнению с 1942 г. на 17%. Валовая продукция промышленности составила 90% к довоенному уровню вместо 77% в 1942 г., а предприятий оборонных отраслей — 224% вместо 186%.

На базе роста производства чугуна, стали, проката, электроэнергии, добычи угля продолжало расти производство всех видов вооружений, боеприпасов, горючего, других материальных средств, необходимых для ведения боевых действий.

Во втором периоде войны Красная армия получила от промышленности 3 436 233 винтовки и карабина, 2 023 628 пистолетов-пулеметов, 66 867 минометов, 80 538 орудий, 24 086 танков и самоходно-артиллерийских установок, 29 823 боевых самолета80. На вооружение войск увеличилось поступление более совершенных типов самолетов, танков, самоходно-артиллерийских установок, автоматического стрелкового оружия, зенитных пушек. В частности, был освоен выпуск новых истребителей Як-9, модернизированных штурмовиков Ил-2 и бомбардировщиков Пе-2. Больше стало производиться танков Т-34, было освоено производство самоходно-артиллерийских установок (САУ-85, САУ-122, САУ-152), более совершенных систем полевой и реактивной артиллерии (45-мм противотанковая пушка увеличенной мощности, 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 образца 1943 г., 76-мм полковая пушка образца 1943 г., реактивная установка БМ-13, БМ-31). Устаревшие системы или совсем снимались с производства, или же выпуск их был значительно сокращен (табл. 5).


Таблица 5. Производство основных видов вооружения и боеприпасов в СССР в 1942–1943 гг.81

№ п/п Наименование продукции Единица измерения 1942 г. 1943 г. 1943 г. в % к 1942 г.
1 Винтовки и карабины тыс. шт. 4049,0 3436,2 84,1
2 Пистолеты-пулеметы " 1506,4 2023,6 134,3
3 Пулеметы всех видов " 356,1 458,5 128,7
4 Минометы " 230,0 69,4 30,2
5 Орудия всех видов " 127,1 130,3 102,5
6 Орудия 76-мм и крупнее " 49,1 48,4 98,6
7 Танки и САУ " 24,4 24,1 98,8
8 Самолеты всех видов " 25,4 34,9 137,1
9 Снаряды млн шт. 73,4 85,8 116,9
10 Мины " 53,9 75,7 140,4

Наряду с общим промышленным подъемом в стране продолжал ощущаться недостаток металла и электроэнергии, в результате чего сильно ограничивалось производство танков, орудий, автомобилей. Все это создавало значительные трудности в обеспечении войск Красной Армии.

К началу 1943 г. уровень развития ведущих отраслей тяжелой индустрии и оборонной промышленности был различен. В четырех из них: авиационной, танковой, вооружения и боеприпасов — мощности к этому времени выросли настолько, что выпуск продукции превысил уровень 1940 г. на 86%. Однако в ряде отраслей тяжелой индустрии в связи с понесенными потерями мощности уменьшились, а общее производство по сравнению с 1940 г. сократилось: в черной металлургии и энергетике — на 38%, в нефтяной промышленности — на 39%, в угольной — на 57%. Положение в этих отраслях оставалось напряженным, что, естественно, сказывалось на работе военной и машиностроительной промышленности, транспорта, на развитии других отраслей народного хозяйства.

Вместе с тем порядок финансирования поставок вооружения, сложившийся в первый период войны, продолжал совершенствоваться. Так, с 1 января 1943 г. были введены в действие основные условия поставки продукции для военных организаций, сыгравшие большую роль в улучшении финансирования. Все поставки стали осуществляться на основе хозяйственных договоров, в которых отражались конкретные обязательства поставщиков и заказчиков и их материальная ответственность за невыполнение взятых обязательств (штрафы, пени, неустойки).

Важное значение приобрели расчеты по акцепту военных представителей непосредственно на заводах за поставки боевой техники и вооружения. Однако это потребовало повышения военно-экономической квалификации военпредовского аппарата, так как отдельные из них допускали грубые ошибки в расчетах (неправильное применение цен при оплате, двойную оплату счетов поставщиков и т. д.).

Расходы на вооружение в ходе всей Великой Отечественной войны занимали одно из первых мест во всех расходах на оборону. В годы, предшествующие войне, и в период войны они значительно возросли. В 1938 г. расходы на оплату вооружения и боевой техники составили 35,4% всей суммы расходов по смете Наркомата обороны, в 1939 г. — 36,4%. Несколько снизившись в 1940 г. (до 31,3%), удельный вес расходов на оплату заказов снова увеличивается: в 1941 г. — до 33,5%, в 1942 г. — до 33,7%, в 1943 г. — до 33,9% всей суммы расходов Наркомата обороны.

Они увеличивались в ходе войны быстрее, чем росли расходы на оборону: темп роста расходов на эти цели был выше темпа роста всех расходов на оборону, а ежегодный темп прироста расходов на вооружение превышал ежегодный темп прироста всех расходов по смете Наркомата обороны. В 1943 г. по сравнению с 1942 г. рост расходов на оборону составил 71,6%, расходы по смете НКО в целом 83,6%, а расходы на вооружение 84,4% (табл. 6).


Таблица 6. Рост расходов по смете НКО на оплату заказов вооружения и боевой техники в 1939–1945 гг. (в процентах к 1938 г.)82

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

Довольствующие управления и Финансовое управление при НКО проводили большую работу по регулированию цен на военные поставки. Начатый в 1941–1942 гг. процесс по снижению цен успешно продолжался и в 1943 г. В этот период улучшилась организация труда на заводах, усовершенствовался технологический прогресс, велась активная работа с инженерно-техническим персоналом и рядовыми тружениками по снижению себестоимости продукции, что оказывало серьезное влияние на стоимость выпускаемых изделий (табл. 7).


Таблица 7. Снижение цен на военную продукцию в 1943 г.83

Наименование продукции Единица измерения Утвержденные отпускные цены на 1943 г. Снижение цены в 1943 г. против 1942 г., %
1. Самолеты Ил-4 тыс. руб. 380 18,8
2. Самолеты Ли-2 тыс. руб. 424 16,9
3. Танк KB тыс. руб. 225 23,7
4. Танк Т-34 тыс. руб. 135 30,3
5,37-мм зенитная пушка тыс. руб. 38 21,3
6. 7,62-мм винтовка руб. 100 16,7
7. 120-мм мина руб. 40 57,9

Основным фактором, определявшим рост расходов на вооружение и боевую технику, являлось увеличение объема поставок. Физический объем поставок в годы войны возрастал в более высоком темпе, чем рост расходов на их оплату. Это было результатом того, что цены на предметы вооружения за годы войны не только не увеличивались, а, наоборот, подвергались неоднократному снижению. И это происходило при неуклонном возрастании качества продукции.

Несмотря на изменившиеся условия в работе предприятий, ряд заводов-поставщиков все же завышали цены на изготовляемую продукцию, однако правительство вынуждено было соглашаться с проектом цен, которые предлагало руководство Наркомата обороны. Вместе с тем в 1943 г. на снижении цен было сэкономлено 2,7 млрд руб.,84 которые являлись дополнительным источником финансирования Красной Армии.

Недостатки в работе военных представителей на предприятиях поставщиков военной продукции, как говорится, имели место, но военпреды все же сыграли большую роль в снижении цен на вооружение и боевую технику. Своевременно информировали управления — заказчиков и финансовые органы о состоянии дел на том или ином предприятии. После чего выбирались более рентабельные поставщики, с которыми заключались договоры на производство и поставку вооружения. Так, по предложению военпредов и Финансового управления при НКО СССР была перенесена отливка корпуса 120-мм мин с завода № 711 на завод № 708, где технология производства была более совершенной, а себестоимость изделий значительно ниже. Это дало экономию в течение года 2500 т металла и около 450 тыс. руб. только по фонду зарплаты.

Вместе с тем расходы на финансирование Красной Армии продолжали расти и в 1943 г. они составили 125 млрд руб. или 59,5% общей суммы расходов государственного бюджета страны85.

С огромным напряжением работала нефтяная промышленность. Военные действия летом и осенью 1942 г. тяжело отразились на нефтедобыче в Азербайджане и на Северном Кавказе. ГКО принимал меры неотложной помощи нефтяной промышленности. Хотя в 1943 г. нефтяникам не удалось преодолеть трудности в добыче и переработке нефти, но они сумели увеличить производство бензина, дизельного и моторного топлива.

Во втором периоде Великой Отечественной войны резко увеличились потребности армии в горючем и смазочных материалах. Однако добыча нефти в 1943 г. по отношению к 1942 г. сократилась с 21,86 млн т до 17,86 млн т, а переработка — с 20,4 млн т до 17,86 млн т.86

Полностью удовлетворить потребности Вооруженных Сил нефтяная промышленность была не в состоянии, так как в этот период восстанавливались демонтированные и разрушенные предприятия по добыче и переработке нефти, оборудование было изношено, недоставало материалов, сырья, рабочей силы (табл. 8).


Таблица 8. Объем производства и расход нефтепродуктов за 1943 г.87

Наименование Произведено Израсходовано армией
1943 г., тыс. т 1943 г. в % к 1942 г. 1943 г., тыс. т 1943 г. в % к 1942 г.
1. Авиабензин 885,1 97 1142,2 131
2. Автобензин 1762,7 110 1293,7 113
3. Дизельное топливо 477,9 230 214,3 142
4. Керосин и лигроин 3944,5 117 305,0 110

Расход авиабензина значительно превышал его производство. С учетом потребности в бензине других потребителей, кроме НКО, это превышение становилось еще более заметным. В целях увеличения ресурсов авиабензина, особенно высокооктановых сортов, в системе УСГ были организованы специальные базы смешения, на которых в 1943 г. удалось получить 32% всех высокооктановых бензинов, 68% бензинов было получено в системе Народного комиссариата нефти88.

В этом же периоде войны с большим напряжением работал транспорт, выполняя сложные задачи по обеспечению народного хозяйства и нужд фронта. К весне 1943 г. транспорт преодолел трудности, возникшие в зимний период. Однако в связи с продвижением фронта на Запад, удалением его от основных баз снабжения: Урала, Сибири, Средней Азии, Поволжья, центра — удлинились коммуникации. Поток военных грузов для наступающих войск резко возрос. В то же время быстро развивающаяся военная промышленность, восстановление народного хозяйства в освобожденных районах и реэвакуация также предъявили транспорту повышенные требования.

Необходимы были решительные меры по усилению материально-технической помощи транспорту, укреплению единоначалия и повышению производственной дисциплины. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1943 г. все железные дороги были объявлены на военном положении. В начале мая военное положение было распространено и на речной транспорт.

В результате вложенных на развитие транспорта средств железнодорожный парк страны возрос на 2 тыс. паровозов, 56 тыс. вагонов. Пополнился состав речного и морского транспорта. К концу второго периода войны транспортный флот НКМФ не только восполнил понесенные в то время потери, но и увеличился на 19 судов.

Принятые меры улучшили работу транспортной системы страны. Произошли существенные изменения в системе управления, повысились трудовая дисциплина, организованность и слаженность в работе.

Урон, нанесенный войной, наиболее тяжело сказался на сельском хозяйстве. Трудоспособное колхозное население составляло только 47% по отношению к 1940 г. Площадь посевов сократилась до 58%, в сельском хозяйстве осталось около 59% тракторного и лишь 19% автомобильного парка. По мере освобождения оккупированных территорий страны сельскохозяйственное производство стало расширяться, но возрождение его на возвращенных землях требовало огромных усилий.

Производство продукции сельского хозяйства в 1943 г. в целом удалось сохранить почти на уровне 1942 г. В 1943 г. государственные заготовки в стране составили 12,3 млн тонн зерна, свыше 1 млн тонн сахарной свеклы, 1229 тыс. тонн мяса, 2,4 млн тонн молока и молочных продуктов89. Однако общий объем сельскохозяйственной продукции, произведенной в 1943 г., находился на самом низком уровне за все годы войны. Жестко экономя продовольственные и сырьевые ресурсы, планомерно используя их, удалось без серьезных перебоев обеспечивать сырьем промышленность, армию и население продуктами питания.

В ходе войны от трудящихся Советского Союза поступали значительные средства в фонд обороны, на боевую технику и вооружение. Фронтовики получали теплую одежду и обувь, а также индивидуальные посылки, что способствовало более полному обеспечению войск и каждого воина.

Успехи тружеников Советского Союза в производстве вооружения, боевой техники и других видов материальных средств для фронта были в какой-то мере неожиданными для германского руководства. Газета «Дас шварце Корпс» в январе 1943 г. писала: «Кажется каким-то чудом, что из обширных степей появлялись все новые массы людей и техники, как будто какой-то великий волшебник лепил из уральской глины большевистских людей и технику в любом количестве». В ноябре 1943 г. генерал Йодль сказал на совещании в Мюнхене: «Решающим фактором для нас являлось то, что в результате наступления в неизведанные пространства русской территории мы обнаружили, что противник располагает не только огромными людскими ресурсами, но и обладает таким техническим уровнем военной промышленности, который вынудил нас к ведению тотальной войны и к умножению наших усилий в части военной промышленности»90.

Таким образом, в результате принятых Государственным Комитетом Обороны мер по финансово-экономическому обеспечению перевода экономики страны на военное положение, мощности оборонной промышленности и численность занятых в ней работников были намного выше, чем в начале войны. Выпуск военной продукции наркоматов авиационной и танковой промышленности, боеприпасов и вооружения и др. в 1943 г. увеличился по сравнению с 1942 г. на 20% и составил 224% к уровню 1940 г. Основная тяжесть обеспечения армии и флота вооружением и боеприпасами, боевой техникой и горючим, другими видами материальных средств легла в основном на восточную индустриальную базу.

Формирование стратегических резервов и перевооружение войск

Имея необходимую военно-экономическую основу, ГКО направляет усилия на ускоренное формирование боевых резервов.

В военном деле с древнейших времен под резервами понимались людские и материальные ресурсы. Исключительно важное значение их обуславливалось огромным размахом, крайней ожесточенностью и высокой динамичностью вооруженной борьбы на советско-германском фронте, где решалась судьба всей Второй мировой войны. Резервы подразделялись на тактические, оперативные и стратегические.

Тактические резервы находились в распоряжении командиров соединений и частей, оперативные — командующих фронтов и армий, а стратегическими ведала Ставка Верховного Главнокомандования.

Одной из самых сложных проблем, стоявших перед Верховным Главнокомандованием Советского Союза в годы войны, было производство вооружений, боевой техники, других видов материальных средств и на этой базе — подготовка резервов.

С весны 1942 г. стратегические резервы создавались двумя путями: за счет новых формирований и за счет соединений и объединений, выведенных из состава действующих фронтов. Причем общей тенденцией было сокращение числа новых формирований.

К этому времени в распоряжение военного командования стали поступать более интенсивно вооружение, боевая техника и другие виды материальных средств. Это обусловливалось тем, что объем валовой продукции всех отраслей промышленности в том году значительно увеличился. В декабре 1942 г. по сравнению с декабрем 1941 г. выпуск танков, производство артиллерийских орудий и снарядов, пулеметов и патронов почти удвоилось, а выпуск самолетов вырос в 3,3 раза91.

Имея в своем распоряжении относительно достаточное количество вооружения, боевой и другой техники, военное командование смогло перевооружить действующую армию новой техникой и создать крупные стратегические резервы. Количество стрелковых соединений увеличилось на 26%, танковых соединений и частей — в 2,5 раза. Было вновь сформировано и переформировано из стрелковых бригад 79 стрелковых дивизий, 25 стрелковых бригад, 30 танковых и механизированных корпусов, 89 танковых бригад и значительное количество других соединений и частей. Кроме того, доукомплектовали большое количество войск, выведенных в резерв, в том числе 80 стрелковых дивизий, 53 стрелковые бригады и 70 танковых бригад92.

В течение июля-августа 1942 г. Ставка Верховного Главнокомандования из своего резерва передала фронтам, действовавшим на сталинградском направлении, шесть общевойсковых армий, две танковые армии и несколько отдельных соединений и частей, а всего 26 стрелковых дивизий, 25 стрелковых бригад и 5 танковых корпусов. Кроме того, в октябре и ноябре того же года для пополнения фронтов из резерва прибыло 25 стрелковых дивизий, 3 танковых и 3 механизированных корпуса93.

Только в Сталинградской битве ввод в сражение 2-й гвардейской, 5-й ударной (командующие генералы Р. Я. Малиновский, В. Д. Цветаев), а также соединений 4-й резервной армии позволил не только успешно завершить контрнаступление, но и создать выгодные условия для его перерастания в общее наступление Красной Армии.

Вместе с тем потребность в автомобилях для развертываемых соединений и частей намного превышала возможности отечественного автостроения, а также темпы ремонта автомобилей, мобилизованных из народного хозяйства. Выпуск автомобилей во втором полугодии 1941 г. снизился до 46,1 тыс. против 73,2 тыс., произведенных за первое полугодие. Из этого количества 37,3 тыс., или 81%, было передано на укомплектование войск Красной армии. В 1942 г. из-за недостатка металла и переключения части мощностей автомобильных заводов на производство вооружения и боевой техники в стране было произведено всего 32,8 тыс. автомобилей, или в 4,5 раза меньше, чем в предвоенном 1940 г., из них 25 тыс. машин, или 77,4%, было поставлено для нужд Красной Армии.

Несмотря на имевшиеся трудности, соотношение сил менялось в пользу наших войск. В составе действующих фронтов и отдельных армий было 385 стрелковых, мотострелковых и кавалерийских дивизий, 5 механизированных и 10 танковых корпусов, 145 стрелковых, мотострелковых и лыжных бригад, 89 отдельных танковых и механизированных бригад, 21 укрепленный район. В резерве Ставки (включая войска Московской зоны обороны) имелось 33 стрелковых дивизии, 17 стрелковых и мотострелковых бригад, 11 танковых корпусов и 1 механизированный корпус, 21 отдельная танковая и механизированная бригады.

В действующей армии в тот период насчитывалось 6124 тыс. человек, 72 500 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 1724 боевых установки полевой реактивной артиллерии (БМ-8 и БМ-13), 6014 танков и самоходно-артиллерийских установок, 3088 боевых самолетов (без Пе-2). Немецкое командование держало на советско-германском фронте 258 дивизий и 16 бригад, в том числе 66 дивизий и 13 бригад сателлитов. С учетом войск сателлитов у противника было 6270 тыс. солдат и офицеров, 70 980 орудий и минометов, 6600 танков и штурмовых орудий и 3500 боевых самолетов94. Из этих данных видно, что враг уже не имел былого превосходства в боевой технике и вооружении (табл. 9).

Это свидетельствовало о больших возможностях нашего государства, которое даже в самых неблагоприятных условиях войны сумело быстро восстановить боевую мощь Вооруженных Сил.


Таблица 9. Соотношение сил и средств на советско-германском фронте в ноябре 1942 г.95

№ п/п Силы и средства Советские войска Войска противника Соотношение
1. Личный состав, тыс. чел. 6124 6270 1 : 1
2. Орудия и минометы 74224 70980 1,04 : 1
3. Танки и САУ 6014 6600 1 : 1,1
4. Боевые самолеты 3088 3500 1 : 1,1

В конце 1942 г. важное место в деятельности Верховного Главнокомандования занимали вопросы совершенствования организационной структуры Красной Армии и создания стратегических резервов. Это предопределялось военно-экономическим фактором и в частности ростом технической оснащенности войск.

В соединениях стрелковых войск сокращалась численность личного состава, но увеличивалось количество автоматического оружия, орудий и минометов. Рост количества соединений и частей в общевойсковых армиях потребовал восстановления корпусного звена управления. Уже к ноябрю 1942 г. имелось 27 корпусных управлений. Боевой состав гвардейских армий отличался большей огневой мощью и ударной силой.

В бронетанковых и механизированных войсках формировались новые танковые и механизированные корпуса, танковые армии смешанного состава. В соответствии с постановлением ГКО «О формировании танковых армий новой организации», принятым 28 января 1942 г., уже к лету 1943 г. было создано пять танковых армий однородного состава, состоявших из танковых и механизированных корпусов. Все это создавало предпосылки для массирования танков на направлениях главных ударов и при развитии успеха в наступлении.

Артиллерия резерва Верховного Главнокомандования к осени 1942 г. насчитывала 1100 расчетных полков, имевших на вооружении все виды современной по тому времени артиллерии. В это же время началось формирование крупных артиллерийских соединений, а также самоходно-артиллерийских полков, предназначавшихся для сопровождения пехоты и танков в бою. Росло количество полков реактивной артиллерии и уменьшалось число отдельных дивизионов такого типа. С ноября 1942 г. началось формирование бригад, а затем дивизий тяжелой реактивной артиллерии.

Вместе с количественным ростом авиации и улучшением качества самолетов продолжалось совершенствование структуры авиационных объединений, соединений и частей. К концу 1942 г. в составе каждого фронта были созданы воздушные армии. Продолжалось формирование истребительных, бомбардировочных, штурмовых и смешанных авиационных корпусов. Полки фронтовой авиации переходили на новые штаты и состояли теперь не из двух, а из трех авиаэскадрилий.

Совершенствовалась организационная структура войск ПВО. В их состав включили истребительную авиацию, что намного повысило возможности борьбы с воздушным противником и надежного прикрытия важнейших объектов тыла.

Проведенные мероприятия значительно увеличили боевую мощь объединений и соединений Красной Армии. Возросли их возможности как для осуществления прорыва вражеской обороны, так и для развития успеха в оперативной глубине. Были созданы более благоприятные условия для массированного использования авиации при нанесении ударов по важнейшим объектам противника, надежного прикрытия войск и объектов тыла, а также борьбы за господство в воздухе. Завоевание господства в воздухе изменило в лучшую сторону условия работы тыла страны и Красной Армии, работу всех видов транспорта.

Важное место во второй половине 1942 г. занимали вопросы восстановления и накопления резервов. Если раньше резервы создавались главным образом из вновь формируемых соединений и частей, то осенью 1942 г. их создание шло прежде всего за счет вывода из состава фронтов на доукомплектование общевойсковых, танковых, кавалерийских, артиллерийских соединений и частей. Так, например, в октябре 1942 г. были вновь сформированы только 2 стрелковые дивизии, 4 стрелковые бригады и 3 механизированных корпуса, тогда как за то же время было выведено в резерв Ставки из действующих фронтов для дальнейшего переформирования: стрелковых дивизий — 33, стрелковых бригад — 4, танковых корпусов — 6, механизированных корпусов — 3, танковых бригад — 2296

Всего с июля по ноябрь 1942 г. были выведены в резерв для восстановления 2 танковых армии, 80 стрелковых дивизий, 53 стрелковые и 70 танковых бригад97. Эти объединения и соединения по приказу Ставки укомплектовывались и готовились к отправке на фронт в октябре и до середины ноября 1942 г., что позволило иметь достаточное количество войск для перехода в контрнаступление в районе Сталинграда, а соотношение сил и средств на сталинградском направлении было на стороне Советского Союза. По замыслу Ставки ВГК советским войскам предстояло разгромить вражескую группировку в междуречье Волги и Дона, а затем нанести удары по врагу на Северном Кавказе и Верхнем Дону. На этом направлении сосредоточивалось 18–20%, а по авиации свыше 30% сил и средств, имевшихся в стране.

Во втором периоде войны стратегические резервы создавались в основном за счет вывода из действующих фронтов соединений, оперативных объединений и частично за счет новых формирований. В ходе подготовки к зимней кампании 1942–1943 гг. из действующих войск были выведены 71 стрелковая дивизия, 10 танковых корпусов и одна танковая 5-я армия. Одновременно в стадии формирования находились пять новых армий. Всего к началу кампании в резерве Ставки имелось пять общевойсковых армий, одна танковая (3-я) армия, восемь танковых, два механизированных и тринадцать авиационных корпусов98.

После усиления фронтов сталинградского направления в резерве Ставки ВГК находились в стадии формирования и укомплектования управления 5 общевойсковых и 1 танковой армий, 20 стрелковых дивизий, 5 танковых корпусов и ряд других соединений и частей. Они предназначались для участия в последующих кампаниях.

Следовательно, мероприятия, которые осуществлялись накануне контрнаступления под Сталинградом, значительное усиление фронтов резервами во многом предопределяли успех советских войск во всей зимней кампании 1942–1943 гг.

После завершения зимнего наступления Красная Армия при примерном равенстве с противником в численности личного состава превосходила его в боевой технике и вооружении. Принимались меры к увеличению стратегических резервов. К началу апреля 1943 г. в резерве Ставки ВГК имелось шесть общевойсковых и две танковые армии, а также танковые, механизированные и авиационные соединения.

Особо крупные резервы были созданы в ходе подготовки к летне-осенней кампании 1943 г. К началу июля в резерве Ставки находилось восемь общевойсковых (4-я и 5-я гвардейские, 11, 27, 47, 52, 53, 68-я), две танковые (3-я и 5-я гвардейские), одна воздушная (5-я) армии. Значительная часть из них была включена во вновь созданный Резервный фронт (с 9 июля 1943 г. — Степной). В его составе в первых числах июля имелось пять общевойсковых армий (4 гв., 5 гв., 27, 47, 53-я), одна танковая (5-я гвардейская) и одна воздушная 5-я армии, шесть отдельных танковых и механизированных корпусов, три кавалерийских корпуса. Это было самое крупное фронтовое резервное объединение, созданное в годы Великой Отечественной войны99.

В составе действующей армии были 352 стрелковые, 7 воздушно-десантных и 25 кавалерийских дивизий, а также 155 отдельных бригад. Кроме того, в нее входили 16 танковых и механизированных корпусов, 60 отдельных танковых и 3 механизированные бригады100.

В действующей армии насчитывалось 5830 тыс. человек личного состава, 4976 танков и САУ, 82,3 тыс. орудий и минометов (без 50-мм минометов и реактивной артиллерии), 5892 боевых самолета101.

Всего на 1 апреля 1943 г. в действующей армии и флоте, в резерве ставки ВГК, на Дальнем Востоке и на южных границах СССР находилось 8413 тыс. человек. Кроме того, часть войск и боевой техники находилась во внутренних военных округах102. Соотношение сил и средств на советско-германском фронте в пользу СССР возросло (табл. 10).


Таблица 10. Соотношение сил и средств на советско-германском фронте к началу апреля 1943 г.103

№ п/п Силы и средства Красная армия Германия и ее союзники Соотношение
1. Личный состав в действующих фронтах и флотах, тыс. чел. 5830 5133 1,1 : 1
2. Орудия и минометы, тыс. ед. 82,3 48,9 1,7 : 1
3. Танки и САУ (штурмовые орудия) 4976 3400 1,4 : 1
4. Боевые самолеты 5892 2955 2,0 : 1

К 1 апреля 1943 г. на Курской дуге только в составе Центрального и Воронежского фронтов было сосредоточено 20% личного состава, 37% танков и САУ и более 28% самолетов действующей армии, а с учетом развертываемого в тылу этих фронтов войск Степного фронта наша группировка еще более усиливалась104.

Советские войска готовились летом 1943 г. начать общее наступление, но Ставка ВГК, располагая данными о планах противника, приняла решение в оборонительных операциях на Курском выступе сорвать наступление врага, обескровить его ударные группировки, а затем, перейдя в контрнаступление, завершить их разгром. Оборонительные и наступательные операции наших войск на Курском выступе были объединены единым замыслом, представляя собой систему операций, проведение которых обеспечивало удержание стратегической инициативы, развертывание в последующем общего наступления на западном и юго-западном стратегических направлениях.

Принятыми мерами по организации производства всего комплекса народного хозяйства страны в 1943 г. было добыто 93,11 млн т угля, 18,0 млн т нефти, произведено 8,5 млн т стали. Выработано 32,3 млрд кВт. ч электроэнергии105.

Труженики сельского хозяйства расширяли посевные площади в восточных районах страны и осваивали освобожденные от захватчиков земли. Посевная площадь в 1943 г. по сравнению с 1942 г. увеличилась на 6,4 млн га.

Значительно улучшил работу железнодорожный транспорт, обеспечивая подвоз на фронт пополнений вооружения, боеприпасов, продовольствия и других видов снабжения. Общая длина железных дорог за 1943 г. увеличилась на 30%. Научные коллективы, конструкторские бюро совершенствовали вооружение, боевую технику армии и флота, организацию производства продукции для фронта.

Вся страна обеспечивала героическую борьбу Красной Армии. Повсеместно ширилось народное движение по сбору средств в фонд обороны страны. Только с 9 декабря 1942 г. по 31 марта 1943 г. в этот фонд было собрано свыше 7 млрд руб., значительное количество продовольствия, вещевого имущества и драгоценностей.

Изменение характера вооруженной борьбы и постепенный рост экономических возможностей страны предопределили дальнейшую перестройку организационной структуры Красной Армии. Так, в 1943 г. в стрелковых войсках был завершен переход на корпусную систему, введен новый штат стрелковой дивизии, согласно которому произошло дальнейшее уменьшение численности людей, но зато значительно возросло количество автоматического оружия. Танковые армии теперь целиком состояли из подвижных войск.

Количественно и качественно выросли Военно-воздушные силы. Для лучшего массирования авиации на избранных направлениях в ВВС резерва ВГК был совершен переход с дивизионной на корпусную систему.

Особенно большое развитие получила артиллерия, так как переход противника к обороне потребовал от наших войск четкой организации прорыва сильно укрепленных рубежей. С целью повышения боевых возможностей стрелковых корпусов и общевойсковых армий, а также дальнейшего усиления Резерва Верховного Главнокомандования, была создана корпусная и армейская артиллерия, впервые стали создаваться артиллерийские корпуса прорыва, отдельные истребительно-противотанковые артиллерийские бригады, пушечные артиллерийские дивизии, продолжали формироваться гаубичные артиллерийские бригады большой мощности, гвардейские минометные и зенитные артиллерийские дивизии. Завершен был также перевод всей артиллерии РВГК на механическую тягу. Соотношение сил и средств к началу июля 1943 г. с большим превосходством было на стороне Красной Армии (табл. 11).


Таблица 11. Соотношение сил и средств сторон на советско-германском фронте к началу июля 1943 г.106

№ п/п Силы и средства Советские войска Войска противника Соотношение
1. Личный состав действующей армии и флота, тыс. чел. 6612 5325 1,2 : 1
2. Орудия и минометы, тыс. ед. 105,0 54,3 1,9 : 1
3. Танки и САУ 10199 5850 1,7 : 1
4. Боевые самолеты 10252 2980 3,4 : 1
5. Боевые корабли основных классов 123 69 1,8 : 1

В целом во втором периоде войны, по сравнению с первым, количество резервов в распоряжении Ставки увеличилось более чем в два раза. Если на первое число каждого месяца в 1941–1942 гг. в резерве ВГК насчитывалось 2–3 общевойсковые армии и 10–29 стрелковых дивизий, то в 1943 и последующих годах имелось 4–8 общевойсковых, 1–2 танковые армии, одна воздушная и до 22–44 стрелковых дивизий (табл. 12). Особенно возрастало количество резервов в период подготовки кампаний. В это время в распоряжении Ставки обычно находилось от 5 до 10 общевойсковых и танковых армий, что позволяло создавать мощные наступательные группировки на важнейших направлениях, наращивать ударную силу фронтов в ходе ведения операций.


Таблица 12. Наличие формирований в резерве Ставки во втором периоде войны.107

На 1 число каждого месяца
1942 г. 1943 г.
№ п/п Наименование формирований ноябрь декабрь январь февраль март апрель май июнь июль август сентябрь октябрь ноябрь декабрь
1 Армии (общевойсковые и танковые) 6 6 2 3 3 10 10 10 10 5 6 9 8 8
2 Стрелковые дивизии 36 22 1 11 24 57 55 70 63 54 45 24 13 29

В кампаниях второго периода войны стратегические резервы использовались для выполнения различных задач. Наиболее типичными из них являлись: создание наступательных стратегических группировок при подготовке кампаний; наращивание удара с целью развития наступления на направлении главного удара; усиление фронтов для выполнения ими новых задач, возникавших в ходе наступления; обеспечение флангов группировок войск, наносивших главный удар в кампаниях, и др.

Таким образом, опыт Великой Отечественной войны убедительно свидетельствует, что в войнах с участием большого количества войск и на обширных пространствах нельзя успешно вести вооруженную борьбу без наличия крупных стратегических резервов и их умелого использования. Это обусловлено тремя основными факторами: возросшим размахом вооруженной борьбы, невозможностью достигнуть конечной цели войны одним ударом и возросшими материальными и людскими потерями войск в ходе боевых действий.

Верховное Главнокомандование, понимая роль и значение резервов, постоянно имело в своем распоряжении необходимое количество сил и средств, что позволяло активно влиять на ведение операций, кампаний и войны в целом. В резерве Ставки постоянно находились не только армии (общевойсковые, танковые, воздушные), но и в отдельных случаях целые фронты: Резервный фронт на московском направлении в 1941 г., Степной округ (фронт) под Курском в 1943 г., в последующих кампаниях (операциях) войны.

Создание, восстановление и накопление стратегических резервов осуществлялись различными способами в зависимости от наличия живой силы и материально-технических средств, а также условий оперативно-стратегической обстановки. В первый период войны резервы Ставки составляли главным образом формируемые в тылу новые соединения и объединения. Во втором периоде и последующих кампаниях создание резервов осуществлялось путем вывода воинских формирований из состава действующих фронтов в резерв Ставки, доукомплектование их личным составом, вооружением, боевой техникой и другими видами материальных средств.

Верховное Главнокомандование широко использовало стратегические резервы как в оборонительных, так и в наступательных кампаниях. Всего за время войны из резервов Ставки было израсходовано 1022 стрелковые дивизии, 249 стрелковых и 264 танковые бригады. Из этого количества около половины стрелковых дивизий и бригад, а также более двух третей танковых бригад использовалось в оборонительных кампаниях, главным образом для восстановления прорванного стратегического фронта и отражения ударов на наиболее угрожающих направлениях108. Этот факт говорит о том, что при утрате инициативы в вооруженной борьбе напряженность и объем работ по подготовке резервов намного возрастают.

Сосредоточение основных усилий войск на правильно выбранных направлениях, заблаговременная подготовка и своевременное использование стратегических резервов в конечном счете приводят не только к срыву планов агрессора, но и способствуют созданию необходимых предпосылок для его разгрома.

Наличие свежих резервов, имевших достаточное количество вооружения, боевой техники и других видов материальных средств, позволяли войскам Красной Армии успешно решать задачи в Сталинградском сражении и Курской битве. Опыт, накопленный в ходе боевых действий в обороне, в наступлении, при разгроме подходящих резервов противника весьма поучителен и не потерял своей актуальности в настоящее время. Он дает возможность ясно понять необходимость иметь, создавать, готовить и целеустремленно, исходя из конкретно складывающейся обстановки, использовать стратегические резервы, в том числе и в условиях ракетно-ядерной войны.

Развитие системы тылового обеспечения войск действующей армии

В мирное время Красная Армия не имела тыла в современном его представлении. В Наркомате обороны СССР вопросами обеспечения войск по своим номенклатурам занимались главные управления: артиллерийское, интендантское, автобронетанковое, инженерное; управления: снабжения горючим, химическое, связи, финансовое, санитарное, ветеринарное и центральное управление военных сообщений. Службы снабжения (управления) подчинялись народному комиссару обороны Советского Союза.

Накануне Великой Отечественной войны не было и единой стройной системы военно-экономического обеспечения армии и флота. Довольствующие органы были практически разобщены. 15 марта 1941 г. народный комиссар обороны Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко издал приказ № 113109, которым установил распределение обязанностей между своими заместителями, в том числе и по руководству управлениями материально-технического обеспечения войск. Так, первый заместитель наркома обороны Маршал Советского Союза С. М. Буденный руководил работой управлений: продовольственного, вещевого, обозно-хозяйственного снабжения и квартирного довольствия, санитарного, ветеринарного управлений и отделом материальных фондов. Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г. К. Жуков в своем подчинении имел управления: устройства тыла и снабжения, военных сообщений и снабжения горючим. Заместитель наркома обороны Маршал Советского Союза Г. И. Кулик руководил Главным артиллерийским управлением и Управлением химической защиты. На заместителя наркома обороны Маршала Советского Союза Б. М. Шапошникова возлагались обязанности по руководству Главным военно-инженерным управлением. Главное автобронетанковое управление и Финансовое управление при НКО оставались в непосредственном подчинении наркома обороны.

Управление материально-техническим и медицинским обеспечением сосредоточивалось в общевойсковых штабах. Считалось, что только штаб, являясь органом управления командира (командующего), мог правильно сочетать управление войсками и службами снабжения, подчинить их работу интересам обеспечения соединений и частей в условиях маневренных боевых действий. Начальники штабов персонально отвечали за организацию и работу органов снабжения, при этом за своевременное обеспечение войск материально-техническими средствами отвечали начальники служб. Начальники штабов фронта, армии и дивизии имели штатных заместителей по тылу, в полку — помощника по тылу.

Предусматривалось, что заместитель (помощник) начальника штаба по тылу должен направлять деятельность начальников служб по обеспечению и обслуживанию войск.

Центральным органом управления материально-техническим обеспечением ВМФ являлось Главное управление портов. Оно осуществляло руководство снабжением общевойсковыми видами материальных средств (топливо110, продовольствие, обозно-вещевое и шкиперско-хозяйственное имущество), вспомогательным флотом, автотракторной службой, кадрами служащих и инспекциями (противопожарной и котлонадзора).

Центральные управления снабжения НКО в начальный период войны практически бездействовали. 30 июня 1941 г. Главный интендант Красной Армии генерал-лейтенант А. В. Хрулев докладывал начальнику Генерального штаба генералу армии Г. К. Жукову: «Дело организации службы тыла действующей армии находится в исключительно тяжелом положении. Ни я, как главный интендант, ни Управление тыла и снабжения Генерального штаба на сегодняшний день не имеем никаких данных по обеспечению продовольствием и интендантским имуществом фронтов… Подвоза также нет, так как Главное интендантское управление не имеет данных, куда и сколько нужно и можно завозить»111. Тогда Георгий Константинович с присущей ему прямотой ответил Хрулеву: «Мы сами не имеем никаких связей. И не знаем, что войскам требуется»112.

Существовавшая система управления тылом не соответствовала условиям начавшейся маневренной войны. Требовались решительные меры по улучшению руководства тылом, обеспечению централизации управления службами снабжения и обслуживания объединений, соединений и частей от Центра до отдельной воинской части включительно.

Группа офицеров из состава Генштаба и Главного интендантского управления под руководством А. В. Хрулева, изучив опыт управления тылом в период Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн, а также в армиях западно-европейских государств, в сжатые сроки разработала Положения о Главном управлении тыла Красной Армии, управлении тыла фронта и армии. Инициативу главного интенданта Красной Армии всемерно поддерживал в последствии член ГКО А. И. Микоян.

Кстати, тогда было разыскано в архивах и использовано Положение о полевом управлении войск, утвержденное царем в 1914 г., но так и не введенное в жизнь. Уже тогда на опыте Русско-японской войны 1904–1905 гг. предусматривалась определенная централизация в управлении снабжением соединений и частей в ходе войны.

28 июля 1941 г. проекты документов лежали на столе у И. В. Сталина. Члены ГКО тогда собрались на станции метро «Кировская». В эту ночь немцы бомбили Москву. Прочитав документы, Верховный Главнокомандующий молча протянул их начальнику Генерального штаба Г. К. Жукову, тот быстро ознакомился с проектами и заявил категорическим тоном:

– Я не согласен. Авторы этих документов хотят, чтобы органы тыла подмяли под себя Генеральный штаб.

Сталин вспылил:

– Вы в этом ничего не понимаете. Никакой вы ни начальник Генерального штаба, Вы просто кавалерист.

Взял документы обратно и сразу же подписал их113.

Уже после войны, касаясь вопросов, связанных с реформой тыла, Г. К. Жуков «…дал объяснение: до июня 1941 г. он не представлял себе гигантские масштабы и необычайную сложность в работе тыла в современной войне; с этой проблемой ознакомился по-настоящему лишь в ее ходе. А касаясь причин освобождения его с поста начальника Генерального штаба, заметил, что, возможно, И. В. Сталин при решении этого вопроса имел в виду не только разногласия по поводу обороны Киева, но и реорганизацию тыла»114.

На должность начальника Тыла Красной Армии был назначен А. В. Хрулев. Он же являлся заместителем наркома обороны. При начальнике Тыла было создано Главное управление тыла Красной Армии в составе: штаба начальника Тыла, Управления военных сообщений (впоследствии преобразованное в ЦУПВОСО), Автодорожного управления, Инспекции начальника Тыла. Начальнику Тыла Красной Армии были подчинены: Главное интендантское управление, Управление снабжения горючим, Санитарное и Ветеринарное управления. Через некоторое время в подчинение начальника Тыла было передано Финансовое управление при НКО. Положением об управлении Тылом предусматривалось, что начальник Тыла Красной Армии ведает его организацией, перевозками войск и пополнений, подвозом всех видов материальных средств фронтам, эвакуацией раненых и больных, военного имущества (схема 1).


Схема 1. Органы управления Тылом Красной Армии по состоянию на 1 августа 1941 г.

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

На центральные органы Тыла Красной Армии возлагалось: получение от народного хозяйства материальных средств, правильное распределение их и своевременная доставка фронтам и военным округам, бережное хранение и экономное расходование имевшихся ресурсов, организация и осуществление технического обеспечения, эвакуация и лечение раненых и больных. Такой централизованной организации военно-экономического обеспечения многомиллионных формирований войск еще не знала ни одна армия мира. В тот период организация тылового обеспечения войск рассматривалась как исключительно важная оперативная работа, неразрывно связанная с подготовкой и ведением боевых действий.

Придавая важное значение своевременному и полному обеспечению Красной Армии, ведущей тяжелую борьбу с врагом, на руководящие должности в составе Тыла и управлений снабжения были назначены опытные специалисты, в том числе и привлеченные из других наркоматов. Эти специалисты хорошо знали предприятия отраслей народного хозяйства, специфику их работы, местонахождение и размеры материальных запасов и сырья, обеспеченность топливом и электроэнергией, станочным оборудованием и квалифицированными кадрами, сильные и слабые стороны экономических районов в целом. Все это имело важное значение в деле укрепления связей центральных органов управления тылом с народным хозяйством страны и положительно сказывалось на улучшении поставок для Красной Армии и Военно-морского флота. Работа по снабжению войск стала более организованной и четкой.

При назначении первых начальников тыла фронтов народный комиссар обороны обстоятельно беседовал с ними в своем кабинете, где указывал: «Война требует железного порядка в снабжении войск. Этот порядок должен наводиться твердой рукой начальников тыла фронтов, армий. Вам нужно быть диктаторами в тыловой полосе своих фронтов, и это каждый должен хорошо усвоить»115. Присутствующие, безусловно, понимали, какая огромная ответственность ложится на их плечи. Не все решались браться за такое дело, как тыл. Например, Н. И. Шевалдин сказал, что командовать округом он может, а за руководство тылом фронта взяться не решается. И. В. Сталин учел его заявление и освободил. Зачем неволить человека, сказал он, если новое дело ему затруднительно116.

В итоге были назначены: генерал-лейтенанты В. К. Мордвинов (Северный фронт), В. Н. Курдюмов (Западный фронт), М. С. Хозин (Фронт резервных армий), С. К. Яковлев (Юго-Западный фронт), М. А. Рейтер (Центральный фронт) и И. К. Смирнов (Южный фронт), генерал-майор М. Г. Снегов (Северо-Западный фронт). При этом оклады денежного содержания начальников тыла были установлены равные с окладами командующих фронтами (док. 14).

Документ 14

Приказ народного комиссара обороны Союза ССР о назначении начальников тыла фронтов 1 августа 1941 г. № 0258118

Начальник академии Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенант тов. Мордвинов В. К.;

Командир 8-го стрелкового корпуса генерал-майор тов. Снегов М. Г.;

Командующий Западным военным округом генерал-лейтенант тов. Курдюмов В. Н.;

Зам. командующего войсками СКВО генерал-лейтенант тов. Рейтер М. А.;

Командующий войсками Киевского военного округа генерал-лейтенант тов. Яковлев С. К.;

Начальник УВУЗ Красной Армии генерал-лейтенант тов. Смирнов И. К.;

Начальник Военной академии Красной Армии имени Фрунзе генерал-лейтенант тов. Хозин М. С.;

освобождаются от занимаемой должности и назначаются:

начальником тыла Северного фронта генерал-лейтенант тов. Мординов В. К.;

начальником тыла Северо-Западного фронта генерал-майор тов. Снегов М. Г.;

начальником тыла Западного фронта генерал-лейтенант тов. Курдюмов В. Н.;

начальником тыла Центрального фронта генерал-лейтенант тов. Рейтер М. А.;

начальником тыла Юго-Западного фронта генерал-лейтенант тов. Яковлев С. К.;

начальником тыла Южного фронта генерал-лейтенант тов. Смирнов И. К.;

начальником тыла фронта резервных армий генерал-лейтенант тов. Хозин М. С.

Установить оклады содержания начальникам тыла фронтов равные с командующими фронтами.

Приказ привести в действие по телеграфу.

Народный комиссар обороны Союза ССР И. Сталин

Здесь следует сказать, что не только Н. И. Шевалдин, но и назначенные на должности, как потом выяснилось, не питали особой привязанности к новой работе и всячески стремились уйти на другие должности. Лишь один И. К. Смирнов продержался около года, другие ушли через несколько месяцев117.

Таким образом, утвержденные Государственным Комитетом Обороны Положения о реорганизации органов управления и снабжения Красной Армии явились основанием для законодательного введения в оборот новых терминов: «Тыл»119 и «Тыловое обеспечение»120 войск действующей армии. Это соответствовало условиям обстановки и теоретическим взглядам на обеспечение боевых действий не только в СССР, но и в международной практике. Новая структура управления тылом себя оправдала и в основном оставалась до конца войны (схемы 2, 3).


Схема 2. Органы управления тылом фронта по приказу НКО № 0257 от 1 августа 1941 г.

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

Схема 3. Органы управления тылом общевойсковой армии по приказу НКО № 0257 от 1 августа 1941 г.

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

С этого времени термин «Тыл» в военном лексиконе употребляется не только как уставное определение «противоположная сторона фронта», но уже как бы на законной основе, объединяет территорию, на которой размещаются силы и средства военно-экономического обеспечения боевых действий, и саму систему снабжения и обслуживания войск с соответствующими самостоятельными органами управления.

В отличие от всех предыдущих войн, которые вела русская армия, а также и Красная Армия, общее планирование тылового обеспечения войск в период Великой Отечественной войны осуществлялось Генеральным штабом в соответствии с военно-политическими целями и стратегическими задачами. Конкретное же доведение всего, что требовалось объединениям, соединениям и частям для жизни и боя, осуществлялось разветвленной системой тыла совместно с главными и центральными довольствующими и обеспечивающими управлениями Наркомата обороны под непосредственным руководством начальника Тыла Красной Армии.

Основными оперативно-тыловыми документами органов стратегического тыла стали директивы по тылу, которые отдавались фронтам, как правило, за подписью начальника Генерального штаба и начальника Тыла Красной Армии. Во фронтах, армиях, дивизиях и полках — директивы (во фронте), приказы и распоряжения по тылу. Они как оперативно-тыловые документы себя полностью оправдали.

Руководствуясь общими положениями постановления ГКО о реорганизации тыла, в августе 1941 г. удалось преобразовать органы тыла ВВС, в ноябре 1941 г. создать стройную структуру тылового обеспечения войск противовоздушной обороны, а в мае 1942 г. — Военно-морского флота. Начальнику тыла ВМФ были подчинены управления — продовольственного, вещевого и шкиперско-хозяйственного, топливного снабжения, квартирно-эксплуатационное управление, отделы плавсредств гаваней, автотранспортный, труда и зарплаты, инспекция противопожарной службы и ветеринарный отдел.

В зимней кампании 1941–1942 гг. служба продовольственного снабжения работала в особенно тяжелых условиях. Запасы продовольствия в стране уменьшились, а пищевые предприятия, эвакуированные на восток, еще не начали поставлять продукты для действующей армии. Наряду с трудностями экономического характера выявилось несоответствие организационной структуры службы применительно к сложившимся условиям ее деятельности: малочисленность аппарата и особенно слабость заготовительных органов, а также многоступенчатость в управлении службой. Требовалась более высокая централизация в управлении продовольственным обеспечением Красной Армии. Поэтому 24 января 1942 г. ГКО своим постановлением усилил органы продовольственного снабжения во всех звеньях Красной Армии. В центре было создано Главное управление продовольственного снабжения (ГУПС), непосредственно подчиненное наркому обороны СССР121.

История умалчивает о том, знал ли Сталин, подписывая приказ о передаче в собственное подчинение продовольственного дела армии, что все великие полководцы древнего и нового мира ставили себе и высокую обязанность «пещись» о благосостоянии войск им вверенных, потому что с войсками, изнуренными от недостатков, трудно рассчитывать на победу. Меттель, Марий, Юлий Кесарь, Густав Адольф, Петр Великий, Суворов, Кутузов и другие великие полководцы сами распоряжались продовольствием своих армий. Однако известно, что он непосредственно руководил Главным продовольственным управлением Красной Армии около трех месяцев. 19 апреля того же года это весьма хлопотное дело И. Сталин передал своему заместителю по Тылу генералу А. Хрулеву122. Возглавлял это управление до конца войны генерал-лейтенант Д. Павлов.

Во фронтах продовольственные органы были реорганизованы в управления продовольственного снабжения, в армиях — в продовольственные отделы с непосредственным подчинением начальникам тыла фронтов и армий, а по специальным вопросам — соответствующим вышестоящим органам продовольственного снабжения.

Этим же постановлением ГКО были персонально утверждены начальники управлений продовольственного снабжения всех десяти в то время существовавших фронтов.

В последующем организационно-штатная структура продовольственной службы во всех ее звеньях претерпевала существенные изменения в зависимости от конкретно складывающейся обстановки на фронтах и изменений в народном хозяйстве страны.

Санитарное управление Красной Армии преобразовали в Главное военно-санитарное управление (ГВСУ) и передали в подчинение начальнику Тыла. Начальникам тыла объединений и соединений были подчинены соответствующие органы медицинской службы. В полках сохранилось прямое подчинение старшего врача командиру. Ввиду особой важности противоэпидемической работы и передачи банно-прачечного обслуживания медицинской службе санитарно-эпидемический отдел ГВСУ был реорганизован в противоэпидемическое и банно-прачечное управление. В его составе вскоре сформировали отдел гигиены питания и водоснабжения.

Существенно изменился также состав армейских сил и средств медицинской службы. Было упразднено управление госпитальной базы. Вместо двух типов армейских госпиталей создается единый тип ППГ на 200 коек с гораздо меньшей численностью личного состава.

Медико-санитарный батальон дивизии сократился до 12 врачей, в том числе хирургов — с 15 до 8 человек.

Весной 1942 г. начинает увеличиваться численность фронтов и армий. В составе фронтов появились танковые и механизированные корпуса, а позже и танковые армии. В связи с этим значительно возросло количество боевой и специальной техники, резко увеличился объем работы тыла. Организационно-плановые отделы фронтов и армий уже не справлялись со своими обязанностями. Поэтому постановлением Государственного Комитета Обороны от 19 мая 1942 г. они были реорганизованы в штабы тыла в составе двух отделов: организационного и учета материально-технического обеспечения войск и планирования автодорожных и воздушных перевозок. Во фронтах вводилась должность заместителя начальника тыла. Службы снабжения артиллерийского, автобронетанкового, инженерного, связи, химического и другие — по вопросам общей организации тыла, планирования снабжения, подвоза и эвакуации были подчинены начальнику тыла — заместителю командующего войсками фронта (армии) по тылу. При этом ответственность за снабжение войск соответствующими видами материальных средств была оставлена за начальниками родов войск и специальных служб фронта (армии).

В корпусах вводилась должность заместителя командира корпуса по тылу, при нем создавался штаб тыла в составе начальника штаба и его помощников по планированию перевозок, военно-техническому, интендантскому, продфуражному, автотранспортному снабжению, снабжению горючим123.

В дивизиях учреждалась должность заместителя командира по тылу, на которого возлагалась ответственность за организацию и управление тылом, подвоз, эвакуацию, материальное обеспечение войск, включая вооружение и боеприпасы. В июле 1942 г. при введении нового штата в дивизиях были созданы отделы тыла, подчиненные заместителю командира по тылу. Отдел тыла имел отделения: организационно-плановое, военно-технического снабжения, интендантского снабжения, продфуражного снабжения и финансовое. Заместителю командира дивизии по тылу подчинялись также дивизионный врач и дивизионный ветеринарный врач. В полках изменений в органах управления тылом не было.

Важное значение в совершенствовании системы военно-экономического обеспечения действующих войск имели мероприятия по повышению подвижности и маневренности оперативного тыла. Практика показала, что наличие в составе тыла фронтов большого количества стационарных складов не способствовало бесперебойному обеспечению войск. Решение этой проблемы путем увеличения количества транспортных средств во фронтовом и армейском звеньях тыла не обеспечивалось возможностями экономики страны. Поэтому пришлось идти по пути сокращения количества частей и учреждений тыла и норм содержания в них запасов материальных средств. Приказами народного комиссара обороны в августе-октябре 1941 г. во фронтах и армиях резко сокращалось количество стационарных складов, баз, мастерских и других учреждений. В целях повышения подвижности и маневренности оперативного тыла во фронтах вводились полевые склады по основным видам материальных средств, а в армиях были учреждены полевые армейские базы (ПАБ) в составе 7–8 полевых складов вместо 24–25. Значительно сократился также состав дивизионного и полкового тыла.

Отсюда следует вывод: в ходе первого периода войны была проведена качественная перестройка органов военно-экономического обеспечения Красной Армии от центра до дивизии включительно. Был создан централизованный аппарат управления тылом, обеспечивший эффективное использование материальных ресурсов, которые страна выделяла для действующей армии. В результате проделанной работы удалось в относительно короткий срок сосредоточить управление тылом в одном органе во всех звеньях.

Начальник Тыла Красной Армии генерал А. Хрулев в своем докладе народному комиссару обороны в апреле 1942 г. указывал: «Десятимесячная практика показала, что сформированные управления тыла фронтов и армий оказались жизнеспособными и целиком оправдали свое назначение. Начальники тыла фронтов и армий на деле являются полномочными заместителями командующих по тылу и, обладая всей полнотой власти, являются единственными ответственными лицами за все вопросы тыловой службы»124.

Во втором периоде войны на основе опыта проведенных операций осуществляется дальнейшая реорганизация органов управления и совершенствование системы тылового обеспечения войск.

Переход Красной Армии к стратегическому наступлению, возрастание потребностей войск в материальных средствах потребовали формирования новых соединений, частей и учреждений тыла, изыскания соответствующих форм и методов работы органов управления. Вследствие увеличения объема работы наблюдалась тенденция концентрации сил и средств тыла в непосредственном распоряжении Ставки ВГК и командующих фронтами, так как это позволяло в большей мере осуществлять маневр ими.

Количество соединений, частей и учреждений тыла во фронтах и армиях зависело от боевого состава, численности фронтов и армий и выполняемых ими задач. В среднем во фронтах во втором периоде войны имелось 200–250 тыловых органов, а с учетом армейских — 1000 и более.

Постановлением Государственного Комитета Обороны от 9 июня 1943 г. № 3543с Главное управление тыла было упразднено. Вместо должности начальника Тыла Красной Армии — начальника Главного управления тыла учреждалась должность начальника тыла Красной Армии — заместителя народного комиссара обороны по тылу (схема 4).


Схема 4. Органы управления Тылом Красной Армии по состоянию на 9 июня 1943 г.

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

Начальнику Тыла Красной Армии были подчинены: Главные управления: автомобильное, дорожное, интендантское, продовольственного снабжения, военно-санитарное; Центральное управление военных сообщений; Управления: снабжения горючим, ветеринарное, финансовое, по персональному учету потерь младшего начальствующего и рядового состава действующей армии и пенсионному обеспечению их семей, административно-хозяйственное; отдел кадров.

На начальника Тыла Красной Армии возлагались обязанности: разработка вопросов организации тыла действующей армии; подготовка планов и соображений по формированию, расформированию и распределению между фронтами соединений, частей и учреждений тыла, осуществление этих мероприятий через Генеральный штаб; выполнение оперативных перевозок и подвоза фронтам всего необходимого; всестороннее обслуживание Красной Армии.

В состав Штаба тыла, который оставался основным органом управления Тылом Красной Армии, входили отделы: оперативно-организационный; снабжения фронтов и отдельных армий; снабжения резервных армий, военных округов, запасных частей и воинских эшелонов, находящихся в пути; железнодорожных и водных перевозок; автомобильных и авиационных перевозок; приказной и штатный.

Новая структура центрального аппарата Тыла Красной Армии, его функции и правовое положение должностных лиц теперь полнее соответствовали принципам боевого использования войск, позволяли более целенаправленно и организованно решать задачи тылового обеспечения. Одновременно принимались меры по улучшению оснащения органов управления тылом техническими средствами связи, в первую очередь в оперативном звене. Штабам тыла фронтов выделялись отдельная рота связи и отдельная кабельно-шестовая рота. В армиях связь тыла организовывалась за счет средств армейских полков связи путем выделения в распоряжение начальника тыла армии отдельной роты связи. Кроме того, были сформированы семь авиационных звеньев связи по три самолета ПО-2 в каждом. Эти звенья были распределены между начальниками тыла фронтов. Этим же постановлением начальнику Тыла Красной Армии — заместителю народного комиссара обороны по тылу было предоставлено право входить с ходатайством в Правительство СССР по всем вопросам, связанным с осуществлением мероприятий по организации тыла Красной Армии, созданием запасов и снабжением армии продфуражом, горюче-смазочными материалами, вещевым, обозно-хозяйственным, медико-санитарным, ветеринарным имуществом и другими вопросами, принадлежащими по кругу обязанностей начальнику Тыла Красной Армии. Подчиненные ему начальники главных и центральных управлений НКО могли входить с ходатайством в Правительство только через начальника Тыла Красной Армии.

Последний имел право контролировать правильность распределения и использования в пределах, определенных Государственным Комитетом Обороны и СНК СССР, ресурсов продовольствия, фуража, интендантского, санитарного и ветеринарного имущества, горюче-смазочных материалов, автомашин, тягачей и запасных частей к ним, а также осуществлять контроль за эксплуатацией и ремонтом автотранспорта.

Успех военно-экономического обеспечения войск во многом зависел от организации подвоза боеприпасов, горючего и других видов материальных средств. Поэтому во всех звеньях тыла особое внимание уделялось как организационной структуре, так и использованию железнодорожного, автомобильного, гужевого транспортов, состоянию железных дорог, а также дорог для движения автомобильного и гужевого транспортов. Транспорт стал важнейшим средством подготовки и обеспечения свыше 50 только стратегических наступательных операций, проведенных нашими Вооруженными Силами в ходе Великой Отечественной войны под непосредственным руководством Верховного Главнокомандования.

Для руководства грузопотоком из глубины страны к фронту и наоборот были созданы центральные распорядительные станции (ЦРС), которые направляли прибывающие транспорты с материальными средствами в адрес фронтов на их распорядительные станции (ФРС), а эвакуационные грузы — на восток, вглубь страны. Прибывшие на ФРС материальные средства доставлялись на фронтовые склады или армейские распорядительные станции и далее — на станции снабжения. Со станций снабжения соединения и части грузы вывозили, как правило, своими транспортными средствами. Эта схема, разработанная еще в предвоенные годы, предусматривала комбинированный способ подвоза: по принципу «от себя» — до армии включительно и «на себя» — от армии до батальона. Приказом народного комиссара обороны СССР от 31 мая 1943 г. был установлен единый порядок подвоза «от себя» во всех звеньях снабжения воинских формирований.125

В целях улучшения планирования и регулирования перевозок, координации усилий различных видов транспорта в феврале 1942 г. при ГКО был образован Транспортный комитет. Для укрепления руководства железнодорожным транспортом постановлением ГКО от 25 марта 1942 г. народным комиссаром путей сообщения по совместительству был назначен заместитель наркома обороны — начальник Тыла Красной Армии генерал А. В. Хрулев.

Органы тыла Вооруженных Сил и НКПС в крайне тяжелых условиях ведения войны приложили большие усилия к обеспечению необходимого объема воинских перевозок.

В целях более эффективного использования подвижного состава, бесперебойного обслуживания фронтовых железных дорог локомотивами и поездными бригадами, обеспечения возможности гибкого маневрирования в сложной обстановке осенью 1942 г. по решению ГКО было сформировано 35 паровозных колонн резерва НКПС. Тогда в составе колонн насчитывалось 750 паровозов126. Впоследствии их насчитывалось до 2000 единиц, они были полностью военизированы и закреплены за соответствующими фронтами.

В прицепной к паровозу теплушке размещался весь предназначенный для сопровождения поезда состав: машинисты, их помощники, кочегары, главные и старшие кондукторы, поездные вагонные мастера, работавшие посменно. Применение таких паровозных колонн обеспечивало пропуск поездов вслед за войсками, не нарушая нормального ритма работы железных дорог ближнего тыла.

Вот что писал о значении военизированных паровозных колонн особого резерва НКПС начальник Тыла Красной Армии генерал армии А. В. Хрулев: «Когда зимой 1942–1943 гг. развернулось наступление Красной Армии на всех фронтах, то перевозки в основном были осуществлены силами паровозных колонн. В перевозках для Сталинградского фронта одновременно участвовало свыше 500 колонных паровозов, а в районе Курской дуги — более 600.

Массовая перевозка войск из-под Сталинграда на Центральный и Калининский фронты оказалась под силу железным дорогам только благодаря использованию паровозных колонн… Паровозный парк колонн особого резерва, объединявших около 2000 паровозов, закончил войну без существенных потерь. Мы не имели паровозных кладбищ, которые оставила после себя Первая мировая война»127.

Для ускорения оборота железнодорожных цистерн были сформированы маршрутные составы — «вертушки», которые закреплялись за фронтами по 2–4 состава128.

Были, разумеется, и неудачные оргштатные преобразования. Так, приказом народного комиссара обороны от 31 января 1943 г. объявлялось решение Ставки ВГК об изъятии органов военных сообщений Красной Армии из подчинения Главного управления тыла и передаче их в подчинение общевойсковым штабом. Однако такая перестройка оказалась нежизненной. И ее пришлось отменить через 36 дней. Это объяснялось тем, что массовые перевозки войск и подвоз материальных средств фронтам по железным дорогам представляют собой целый комплекс мероприятий, проводимых Генеральным штабом, командующими оперативными объединениями, их штабами, начальниками и штабами тыла, различными службами, органами военных сообщений, а также гражданскими транспортными ведомствами.

Опыт показал, что организация выполнения воинских перевозок требует совместных усилий многих служб под руководством начальника тыла. Кроме того, по новой структуре нарушалась оправдавшая себя в ходе войны система ответственности за подвоз. В связи с этим 7 марта 1943 г. приказом народного комиссара обороны органы военных сообщений Красной Армии из подчинения Генерального штаба, штабов фронтов и армий изымались и передавались в подчинение: Центральное управление военных сообщений — начальнику Тыла Красной Армии, отделы военных сообщений — начальникам тыла фронтов, округов, армий.

Установленный порядок подчиненности органов военных сообщений выдержал испытания войной и полностью себя оправдал. За всю войну не было случая срыва воинских перевозок железнодорожным и водным транспортом. Что же касается перевозок автомобильным транспортом с центральных баз и складов фронтам, то они планировались и контролировались только штабом Тыла Красной Армии.129

В связи с ростом парка автомобилей нашей армии, повышением роли автотранспорта в подготовке и проведении наступательных операций все чаще возникала необходимость в самостоятельном специальном органе управления автомобильной службой. Приказом народного комиссара обороны от 15 января 1943 г. было создано Главное автомобильное управление Красной Армии (с функциями ремонта и снабжения по автотракторной технике), подчиненное начальнику Тыла Красной Армии. В последующем этому управлению были «переадресованы» и все вопросы, касающиеся организации автомобильных перевозок. Во фронтах (округах) автомобильная служба была представлена управлениями, а в армиях — отделами. Создание самостоятельной автотранспортной службы в составе Тыла Красной Армии позволило более рационально использовать парк машин, увеличить объем перевозок грузов.

Двойное подчинение дорожно-строительных частей Главному управлению шоссейных дорог НКВД и Автодорожному управлению Красной Армии приводило к разобщенности их усилий. Решением ГКО силы и средства Гушосдора НКВД были переданы в состав дорожных войск Красной Армии, а их транспорт подчинен автомобильной службе. Полевые органы Гушосдора при фронтах и армиях были расформированы.

Возрастание числа автомобилей в войсках, а также размах проводимых операций все настоятельнее требовали дальнейшего улучшения дорожного обеспечения. Объем дорожных работ непрерывно увеличивался. В марте 1943 г. протяженность ВАД в полосах фронтов достигала 500–700 км.

В целях придания большей организованности в строительстве и восстановлении шоссейно-грунтовых дорог на театре военных действий постановлением ГКО от 9 июня 1943 г. № ГОКО — 3544с было создано Главное дорожное управление Красной Армии в составе Дорожно-строительного и Эксплуатационного управлений. В состав фронтов ввели дорожные управления, армий — дорожные отделы. В состав Главного дорожного управления были включены все военно-дорожные управления и отряды, а также Мостострой Гушосдора НКВД. Тем самым устранялась двойственность подчинения дорожных частей и восстановительных организаций. Это позволило создать стройную систему дорожного обеспечения в стратегическом и оперативном тылу Красной Армии. Уже в битве на Курской дуге это мероприятие позволило улучшить организацию дорожной службы.

Подтверждением тому служит сохранившееся в архивах донесение начальника отдела оперативного тыла Центрального фронта, где дается оценка автомобильных дорог в полосе 13-й армии. В частности отмечается, что все дороги спрофилированы, местами улучшены добавками шлака и гравия, мосты укреплены под нагрузку 60 т.

В составе Военно-воздушных сил были созданы специальные формирования для обеспечения войск всеми видами общевойскового довольствия и маневрирования запасами, имевшимися в батальонах аэродромного обслуживания и районах базирования, что позволило создать самостоятельную систему обеспечения личного состава ВВС, улучшить снабжение соединений, частей и подразделений продовольствием, вещевым и обозно-хозяйственным имуществом, квартирным довольствием.

Подверглись также реформированию силы и средства подачи материальных средств войскам морским, речным и воздушным транспортом. В действующую армию передавались морские и речные суда, а Главное управление Гражданского воздушного флота перешло в оперативное подчинение НКО.

В феврале 1943 г. на базе отдела материальных фондов НКО было сформировано управление материальных фондов. Таким образом, объединялись планирование и реализация материальных фондов, выделяемых СНК СССР, наркоматами и Промкооперацией на ремонт вооружения, боевой техники и имущества, а также на оборонительное и капитальное строительство.

В 1943 г. реорганизации коснулись финансовой и продовольственной служб. Так, финансовые органы соединений и частей действующей армии были подчинены заместителям командиров дивизий по тылу и помощникам командиров полков (отдельных батальонов, дивизионов) по снабжению (док. 15). Заместители командиров дивизий по тылу и помощники командиров частей по снабжению получили право распоряжаться всеми денежными средствами и право первой подписи на всех денежных документах. При этом на них возлагалась непосредственная ответственность за правильное расходование денежных средств в соответствии с действующими законоположениями.

Документ 15

Из приказа народного комиссара обороны. Союза ССР от 27 января 1943 г. № 44 о подчинении финансовых органов войсковых частей и соединений действующей армии130

В частичное изменение Положения о финансовом хозяйстве войсковой части и соединения (приказ НКО 1940 г. № 415) подчинить начальников финансовых органов войсковых частей и соединений в действующей армии на период военных действий:

в войсковых частях — непосредственно помощнику командира части по снабжению;

в соединениях (бригада, дивизия, корпус) — непосредственно заместителю командира соединения по тылу;

по специальным вопросам — начальнику финансового органа соединения, армии, фронта…

2. Предоставить помощникам командиров отдельных частей по снабжению и заместителям командиров соединений по тылу право распоряжения всеми денежными средствами и право первой подписи на всех денежных документах, возложив на них непосредственную ответственность за правильность расходования денежных средств в соответствии с действующими законоположениями.

В целях увеличения заготовок картофеля, овощей и фуража из местных средств в штаты стрелковых, кавалерийских, артиллерийских полков на конной тяге было введено по две должности помощника начальника продовольственного снабжения по заготовкам, а в штаты стрелковых бригад, танковых бригад, артиллерийских полков на механической тяге, минометных, танковых, связи и железнодорожных полков — по одной должности начальника продовольственного снабжения по заготовкам (док. 16).

Документ 16

Из приказа народного комиссара обороны Союза ССР от 3 апреля 1943 г. № 0231 о включении в штаты полков заготовителей продовольствия и фуража131

В целях увеличения заготовок овощей и фуража из местных средств, ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Ввести в штаты всех стрелковых, кавалерийских, артиллерийских полков на конной тяге по две должности помощника начальника продовольственного снабжения по заготовкам, военное звание «лейтенант интендантской службы», оклад 650 рублей.

2. Ввести в штаты стрелковых бригад, танковых бригад, артиллерийских полков на механической тяге, минометных, танковых, связи и железнодорожных полков по одной должности помощника начальника продовольственного снабжения по заготовкам, военное звание «лейтенант интендантской службы», оклад 600 рублей.

Значительные изменения произошли в трофейной службе. В центре вместо Управления трофейного вооружения учреждалось Главное трофейное управление, а бюро по учету потерь Главного управления по формированию и укомплектованию Красной Армии было реорганизовано в Управление и подчинено заместителю наркома обороны СССР по тылу. В составе управлений тыла фронтов (армий) учреждались отделы учета персональных потерь рядового и младшего начальствующего состава.

Для второго периода войны было характерно и увеличение организующей роли центральных органов управления тылом и службами снабжения во всех звеньях воинских формирований.

Положение о реорганизации органов управления и снабжения военных округов было утверждено также в 1943 г. Термины «Тыл» и «Тыловое обеспечение» распространились на все Вооруженные Силы Советского Союза.

В 1943 г. были проведены мероприятия по обобщению опыта работы тыла в операциях. С целью поднятия уровня подготовки его работников были разработаны проект Положения об организации и работе фронтового тыла, ряд инструкций и директив по деятельности служб снабжения.

Установившаяся и оправдавшая себя организационная структура тыла, издание руководящих документов, усиление органов управления средствами связи — все это способствовало систематизации и улучшению управления тылом. Более тесной стала связь органов управления тылом с общевойсковыми штабами, подчиненными и смежными службами, соединениями, частями и учреждениями тыла.

Командующие войсками фронтов, командующие армиями при принятии решений на операцию стали с большим вниманием учитывать возможности тыла и его готовность обеспечивать предстоящие боевые действия. Они определяли тылу задачи, сообщали начальникам тыла необходимые данные для планирования, а общевойсковые штабы информировали об изменениях оперативной обстановки.

На операцию разрабатывался план тылового обеспечения, в котором, как правило, предусматривались: разграничительные линии тыловых районов; подготовка системы коммуникаций; размещение и перемещение тыла в ходе операции; накопление запасов материальных средств и использование всех видов транспорта; сроки восстановления путей сообщения; порядок ремонта и эвакуации вооружения и техники, эвакуации раненых и больных, а также военнопленных; организация охраны и обороны тыла, управления и связи.

В результате проведенной реорганизации органов управления, совершенствования системы военно-экономического обеспечения войск стратегический, оперативный и войсковой тыл уже во втором периоде войны стал дееспособным военно-экономическим и оперативно-тыловым организмом, составной и неотъемлемой частью Красной Армии, способным обеспечивать крупные стратегические операции, в том числе на завершающем этапе Великой Отечественной войны.

Созданная в тот период стройная централизованная структура органов управления тылом Вооруженных Сил в полной мере отвечала возросшим требованиям и способствовала успешному решению практических задач. Она гармонично сочетала единоначалие в командовании войсками и централизованное руководство их тыловым обеспечением. Опыт войны свидетельствует, что только при четком, научно-организованном управлении достигается бесперебойное военно-экономическое обеспечение войск и успешное решение ими боевых задач.

* * *

Перемещение производительных сил в глубокий тыл и перевод экономики на военные рельсы превратили восточные районы в главный военный арсенал страны. Уже в марте 1942 г. выпуск военной продукции в этих районах достиг уровня производства к началу Великой Отечественной войны на всей территории СССР.

Деятельность военно-промышленного комплекса и финансово-экономической системы совершенствовались, что позволяло расширять военное производство для нужд фронта. Однако потребности армии и флота удовлетворялись не в полной мере.

Ускоренное производство вооружений, боевой техники, других видов материальных средств позволило перевооружить армию, создать крупные стратегические резервы, необходимые для перехода к наступательным операциям по разгрому вторгшегося агрессора.

Одновременно с перестройкой народного хозяйства страны была проведена реорганизация военно-экономической системы обеспечения войск действующей армии. В рассматриваемый здесь период Тыл Вооруженных Сил Советского Союза из разрозненных, маломощных служб различной направленности и подчиненности был преобразован в дееспособный военно-экономический и оперативно-тыловой организм, способный обеспечивать крупные стратегические операции на завершающем этапе войны.

Глава II. ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОР В СТАЛИНГРАДСКОМ СРАЖЕНИИ

Тыл фронтов на подступах к Сталинграду и в оборонительный период

Сражение на сталинградском направлении началось 17 июля 1942 г. и продолжалось до 2 февраля 1943 г. уже в городе и на берегах Волги, то есть длилось шесть с половиной месяцев. По характеру развернувшихся боевых действий оно делится на два периода: оборонительный, продолжавшийся до середины ноября 1942 г. и контрнаступление — с 19 ноября 1942 г. до 2 февраля 1943 г.

Сталинградская оборонительная операция (23 июля — 18 ноября 1942 г.) развернулась на фронте шириной 530 км. Советские войска отошли на 150 км и остановили врага у стен Сталинграда. Были сорваны планы немецкого командования на развитие наступления в 1943 г.

Пользуясь отсутствием второго фронта в Европе, фашистское руководство продолжало наращивать усилия на востоке. Пытаясь решить политические и военные цели, поставленные планом «Барбаросса», главный удар предполагалось нанести на левом крыле советско-германского фронта. При этом оно исходило из того, что потеря Донбасса и Кавказской нефти экономически ослабит Советский Союз, а выход немецких войск в Закавказье нарушит связь с зарубежными странами через Кавказ и Иран.

Весной 1942 г. противнику вновь удалось захватить инициативу. К середине июля его войска вышли в большую излучину Дона. На Сталинградском направлении создалась сложная обстановка. Советское Верховное Главнокомандование выдвинуло из резерва 62, 63 и 64-ю армии, развернув их на рубеже: Бабка (250 км северо-западнее Серафимовича), Серафимович, Клетская, Верхне-Курмоярская. 12 июля на базе управления Юго-Западного фронта был создан Сталинградский фронт (командующий — Маршал С. К. Тимошенко, с 23 июля — генерал В. Н. Гордов). В его состав, кроме трех резервных армий, в разные сроки были включены 21, 28, 38, 57-я общевойсковые и 8-я воздушная армии.

Большинство соединений были вновь сформированы и не прошли боевого слаживания. Во многих дивизиях не хватало транспортных средств, а некоторые из них без частей и учреждений тыла, они не имели даже запасов боеприпасов и горючего. Боевой и численный состав фронта представлен в таблице 13.


Таблица 13. Боевой и численный состав войск Сталинградского фронта по состоянию на 23 июля 1942 г.132

№ п/п Объединения, соединения, отдельные части, силы и средства Количество
1. Общевойсковые армии 5
2. Танковые армии 2
3. Танковые корпуса 3
4. Кавалерийские корпуса 1
5. Стрелковые дивизии 33
6. Кавалерийские дивизии 3
7. Отдельные танковые бригады 6
8. Курсантские полки 4
9. Отдельные танковые батальоны 9
10. Мотострелковые и истребительные бригады 3
11. Отдельные стрелковые полки 2
12. Личный состав, тыс. чел. 487
13. Орудия и минометы 4512
14. Танки 323
15. Самолеты 561
16. Установки реактивной артиллерии 162

В середине июля на сталинградском направлении наступала 6-я немецкая армия, имевшая в своем составе 270 тыс. человек (14 дивизий), около 500 танков, 3000 орудий и минометов, 1200 самолетов.

На эффективное использование имеющихся материально-технических средств в ходе боевых действий в значительной степени влияют такие факторы как: рациональная оргштатная структура войск, размещение и перемещение их на местности, условия транспортного обеспечения проводимых мероприятий. Эти вопросы постоянно находились в поле зрения Ставки Верховного Главнокомандования, командующих и штабов фронтов, армий, соединений и частей.

Так, 5 августа 1942 г. Сталинградский фронт был разделен на Сталинградский и Юго-Восточный. Фронтам были определены тыловые районы. Их глубина составляла: Юго-Восточного — до 600 км, Сталинградского — до 350 км. Однако ввиду отсутствия крупных населенных пунктов, складских помещений и слабо развитой транспортной сети восточнее дороги Урбах — Астрахань Юго-Восточный фронт не мог полностью использовать свой тыловой район. Не использовал по этим же причинам часть тылового района за Волгой и Сталинградский фронт.

Глубина армейских тыловых районов (вместе с войсковыми) составляла 150–250 км. Тыловые районы дивизий первого эшелона имели глубину от 10 до 35 км.

Тыл фронтов на местности размещался двумя эшелонами. Первый — основные полевые склады, медицинские, ремонтные, автотранспортные, дорожные части и учреждения Сталинградского фронта на железнодорожных участках Поворино — Раковка, Петров Вал — Камышин; удаление от войск составляло 150–250 км (схемы 5, 6). Юго-Восточного фронта — Верхний Баскунчак — Ленинск на удалении от линии фронта 60-100 км. Второй эшелон тыла фронта (остальные фронтовые склады, части и учреждения) располагался в глубине фронтового тылового района на железнодорожных станциях. Удаление от войск достигало 350 км.

Особое внимание уделялось рассредоточению запасов материальных средств, их надежному укрытию и маскировке, принимались меры по сокращению простоев вагонов под погрузкой и выгрузкой.

В последующем в битве на Волге действовали: Юго-Западный Фронт — командующий генерал-полковник Н. Ф. Ватутин, начальник тыла генерал-майор Н. А. Кузнецов, Донской — командующий генерал-полковник К. К. Рокоссовский, начальник тыла фронта генерал-майор И. Г. Советников и Сталинградский фронт — командующий генерал-полковник А. И. Еременко, начальник тыла генерал-майор Н. П. Анисимов.


Схема 5. Построение тыла Сталинградского фронта в оборонительном сражении (к 30 октября 1942 г.)133

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

Схема 6. Построение тыла армий Сталинградского фронта в оборонительном сражении (к 30 октября 1942 г.)134

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

Пополнение войск личным составом, снабжение боеприпасами, горючим, другими видами материальных средств осложнялось тем, что они базировались на сравнительно бедной сети железных и грунтовых дорог. Если в приграничной западной полосе СССР густота железнодорожной сети доходила до 70 км на 1000 кв. км, то в районе между Днепром и Доном она снижалась до 45 км, а в полосе между Доном и Волгой — даже до 14 км на 1000 кв. км территории135.

Произошедший в ходе летне-осенней кампании 1942 г. перерыв основных коммуникаций, соединявших центральные и южные районы страны с Кавказом, чрезвычайно затруднил работу транспорта, а отсюда, как следствие и материальное обеспечение войск.

И в этих условиях главная тяжесть по обеспечению перевозок пришлась на долю железнодорожников, и в первую очередь на коллективы Рязано-Уральской и Юго-Восточной дорог, которые одновременно питали несколько фронтов. Вместе с тем техническое состояние многих участков этих магистралей не отвечало задачам осуществления массовых воинских перевозок. Не хватало погрузочно-выгрузочных мест на линии Поворино — Сталинград; линия Балашов — Камышин имела низкую пропускную способность. Еще в первой половине июля 1942 г. выбыла из строя железнодорожная линия Сталинград — Лихая, а 30 июля враг занял станцию Ремонтная на линии Сталинград — Тихорецкая, перерезав тем самым железнодорожную связь волжского города с югом страны136.

Осенью 1942 г. основной и наиболее сложной задачей было военно-экономическое обеспечение войск фронтов, действовавших в районе Сталинграда и в большой излучине Дона. Под мощными ударами противника объединения, соединения и части Красной Армии потеряли большое количество боеприпасов, горючего и других видов материальных средств, маломощный войсковой транспорт, в основном гужевой, был практически уничтожен в ходе боевых действий. Центральные и фронтовые органы тыла, имея на базах (складах) необходимые запасы средств снабжения, по причине отсутствия в своем распоряжении достаточного количества автотранспорта не могли подать грузы в боевые порядки. Войска теряли боеспособность и вынуждены были отступать.

Особенно трудные условия сложились с выходом противника 23 августа 1942 года к Волге. Подвоз боеприпасов, горючего и других материальных средств по железной дороге Поворино-Сталинград и по Волге на участке Саратов-Сталинград был прерван. Движение по Волге на участке Астрахань-Сталинград в связи с массированным воздействием авиации противника крайне затруднялось. Таким образом, в качестве транспортной артерии оставалась единственная рокадная железная дорога Саратов — Урбах — Баскунчак — Астрахань, которая имела пропускную способность лишь 6–8 пар поездов в сутки. Потребность же в перевозках была значительно большей.

К сентябрю 1942 г. сеть железных дорог по сравнению с июлем еще сократилась. Произошла потеря большого количества подвижного состава. Поставка же паровозов, вагонов, платформ для НКПС в 1942 г. была полностью прекращена. Горючее для фронтов пришлось отправлять из Баку кружным путем через Каспийское море с перевалкой на железную дорогу в Красноводске и Гурьеве. Вследствие увеличения дальности перевозок горючего в стране стал ощущаться острый недостаток железнодорожных цистерн.

Железнодорожная сеть в тыловых районах фронтов была развита недостаточно. Железнодорожным транспортом подавалось к тыловым границам фронтов всего до 100, а к станциям снабжения армий — только 50–58 поездов в сутки. Фронтам выделялось по 2–3 железнодорожных направления, армиям — по одному железнодорожному участку. Некоторые железнодорожные направления использовались одновременно двумя фронтами. Фронтам, кроме того, выделялись водные участки на Волге.

Малая густота железных дорог и неподготовленность их к напряженному движению поездов потребовали проведения больших работ по сооружению новых железнодорожных линий и усилению пропускной способности существующих дорог путем строительства на них разъездов. Всего накануне и в ходе битвы на Волге было построено 1160 км новых железнодорожных линий и 53 разъезда137.

Для ускорения пропуска воинских эшелонов стали применять «живую блокировку» — на перегоне вместо светофоров ставились люди и сигналами регулировали движение поездов. Это позволило пропускать эшелоны через 8-10 минут один за другим. Причем движение из-за налетов авиации противника осуществлялось почти исключительно ночью. Использовался и такой прием, как движение поездов только в одну сторону, но это привело к тому, что в Астрахани очень скоро порожняк заполнил все станционные пути, его стали выставлять на городские трамвайные линии, а когда заполнили и их, то для принятия новых эшелонов порожние вагоны снимались с рельсов прямо на грунт.

Осенью 1942 г. в районе Сталинграда работали более 500 паровозов, объединенных в специальные колонны138. Это позволило более эффективно использовать подвижной железнодорожный состав для подачи пополнений и материальных средств фронтам.

Цистерны, скопившиеся на Закавказской железной дороге и оказавшиеся отрезанными от остальных дорог, буксировались гружеными морем в Красноводск и Гурьев, где они портовыми кранами ставились на рельсы и после технического осмотра и дозаливки отправлялись по назначению139.

Железные дороги, подходившие в район Сталинграда, систематически подвергались массированным налетам авиации противника. Если в июле на железнодорожную линию Урбах — Астрахань и узел Саратов были совершены 20 самолето-налетов и сброшены 32 бомбы, то в октябре противник произвел 1026 самолето-налетов и сбросил 3232 бомбы.

Несмотря на сильное воздействие противника по железнодорожным участкам, они в короткие сроки восстанавливались железнодорожными войсками и местным населением. Это обеспечивало сравнительно бесперебойный подвоз фронтам всего необходимого для жизни и боя.

Между тем только по централизованным планам перевозок Сталинградскому, Донскому и Юго-Западному фронтам в июле-ноябре 1942 г. было подано более 3295 поездов (табл. 14).


Таблица 14. Объем воинских железнодорожных перевозок, выполненных в оборонительный период (в вагонах)140

№ п/п Виды перевозок Фронты Всего
Сталинградский Юго-Западный Юго-Восточный Донской
1 Централизованные оперативные 63251 30428 14273 7716 115668
2 Централизованные снабженческие 13749 4193 1311 7013 26266

К началу оборонительного сражения на Сталинградском направлении действовали 13, 19, 27-я железнодорожные бригады и 16-й запасной железнодорожный полк.

Железнодорожные войска выполняли работы по заграждению и осуществляли техническое прикрытие железных дорог. Непосредственно Сталинградский узел прикрывала 27-я железнодорожная бригада, усиленная личным составом 16-го запасного железнодорожного полка. Некоторые железнодорожные части непосредственно участвовали в боях.

В ходе оборонительных боев для технического прикрытия заволжской железной дороги Урбах — Астрахань прибыла 15-я железнодорожная бригада. Ей в помощь привлекались части 46-й и 47-й железнодорожных бригад.

Вместе с железнодорожниками героически трудились волжские речники пароходства «Волготанкер» и Нижне-Волжского пароходства. Со второй половины июля, после ухудшения военной обстановки на юге страны, на Волгу была переключена часть грузопотоков, в том числе перевозка людей, вооружения и особенно боеприпасов и горючего. В Саратове, Камышине, Вольске и Сталинграде были созданы фронтовые базы снабжения, а в Казани, Сызрани и Ульяновске — перевалочные пункты для перегрузки воинских грузов на воду и обратно141.

Речники Волжской военной флотилии, которая с августа 1942 г. поддерживала Сухопутные войска на оборонительном обводе города, обеспечивали коммуникации на участках Камышин-Астрахань и переправу войск через Волгу. Только за оборонительный период корабли Нижне-Волжского пароходства и Волжской флотилии перевезли 124 тыс. человек, около 20,5 тыс. лошадей, до 300 орудий, 121 танк, 1740 автомашин и свыше 240 тыс. т различных материальных средств142.

Обеспечивая боевые действия войск на дальних подступах к Сталинграду, автотранспорт работал с предельной интенсивностью, часто круглосуточно. Тяжелая обстановка на фронте требовала принятия срочных мер по подвозу грузов снабжения, а иногда и по переброске воинских соединений и частей. Только с конца августа по октябрь 1942 г. автотранспортом было перевезено около 20 стрелковых дивизий и других формирований на расстояние 120–250 км143.

Вследствие острого недостатка автомобилей для укомплектования доразвертываемых и вновь формируемых соединений и частей потребовалось неоднократно пересматривать их штаты и табели в сторону сокращения в них автотранспорта. В связи с этими сокращениями общая потребность Красной Армии в автомобилях (штатная) к 1 августа 1942 г. уменьшилась до 397,3 тыс. против 744 тыс., установленных мобилизационным планом. Однако и эта сокращенная потребность была удовлетворена лишь на 83%144.

Сталинградский фронт по состоянию на 15 июля 1942 г. в тринадцати автотранспортных батальонах имел 1437 машин, в том числе 411 ЗИС-5 и 1026 ГАЗ-АА, что составляло 67% от их штатной численности. Коэффициент технической готовности поддерживался на уровне 0,78-0,91. По состоянию на 25 июля 1942 г. фронт имел уже 2294 автомобиля. Всего в составе фронта на 1 августа имелось 21800 автомобилей, в том числе в автобатальонах фронтового подчинения 2767 единиц (табл. 15).


Таблица 15. Наличие автомобильного транспорта в армиях на Сталинградском направлении по состоянию на 1 августа 1942 г.145

№ п/п Объединения Количество автомашин В том числе
Легковые Грузовые Специальные
1. 21-я армия 2435 74 1978 383
2. 62-я армия 1280 83 1101 96
3. 4-я танковая армия 1462 60 1198 204
4. 63-я армия 1381 43 1230 108
5. 1-я танковая армия 2681 120 2233 328
6. 8-я воздушная армия 4932 265 3033 1634
7. 7-я саперная армия 485 53 402 30
8. Части, не входившие в состав армий 7144 302 5438 1274
Итого: 21800 1090 16653 4057
В том числе в оатб фронта 2767

Примечание. В графе "Части, не входившие в состав армий" кроме автотранспортных батальонов, находившихся в подчинении управления автодорожной службы фронта, включены автомобили автотранспортных батальонов, которые в это время выполняли специальные задания.

После того как Сталинградский фронт был разделен на Сталинградский и Юго-Восточный, численность автомобильного парка Сталинградского фронта резко сократилась. Принимались меры к пополнению автотранспортных частей, однако во фронтовом и армейском звеньях грузовых машин насчитывалось всего 1423 единицы, что затрудняло подачу грузов войскам (табл. 16).


Таблица 16. Наличие и техническое состояние автомобильного транспорта Сталинградского фронта на 15 октября 1942 г.146

№ п/п Штатная принадлежность Количество оатб Количество автомобилей в оатб В том числе находилось в ремонте Коэффициент технической готовности
1. Фронтовая* 5/1 475/112 94/25 0,80/0,78
2. Армейская 7 836 73 0,91

* Числитель — бортовые автомобили, знаменатель — наливные.

Донской фронт по состоянию на 1 ноября 1942 г. имел 3640 автомобилей (табл. 17).


Таблица 17. Наличие и техническое состояние автотранспорта Донского фронта на 1 ноября 1942 г.147

№ п/п Наименование автомобилей По списку Исправных Коэффициент технической готовности
1. Легковые 81 56 0,69
2. ЗИС-5 972 784 0,80
3. ГАЗ-АА 2158 1629 0,75
4. Автоцистерны 120 112 0,93
5. Специальные 86 83 0,96
6. Иностранные марки 223 154 0,64
Итого: 3640 2818 0,77

К 19 ноября 1942 г. общее количество автомобилей в войсках Юго-Западного фронта составляло свыше 6 тыс. машин. КТГ автомобильного парка фронта был равен 0,75 — 0,85148

Значительную помощь фронтам в осуществлении оперативных и снабженческих перевозок оказали автомобильные части резерва Ставки Верховного Главнокомандования.

В период сентября-октября 1942 г. в район Сталинграда автотранспортными частями резерва Ставки ВГК было перевезено более 10 стрелковых дивизий на расстояние 200–250 км. В ходе оборонительного сражения (1-20 ноября) только со стороны Камышина для Донского фронта было подвезено свыше 150 тыс. т различных грузов (не считая людей и машин), что в среднем составило около 8 тыс. т в сутки. При этом 66% всех перевезенных грузов составляли боеприпасы.

С приближением боевых действий к Сталинграду перевозка по железной дороге затруднялась, а потом прямой путь к городу был отрезан. Грузы подавались по железной дороге на Камышин. Вследствие активных действий вражеской авиации выгрузку войск и грузов производили ночью или в нелетную погоду в районе севернее Камышина, на удалении 100–250 км от линии фронта.

После выхода из строя железнодорожной переправы через р. Волга автотранспорт с 24 августа начал перевозку боеприпасов и других материальных средств от ст. Ахтуба из складов Ленинск — Владимировка до Красной Слободки, то есть до левого берега Волги.

При массовых автомобильных перевозках наибольшие трудности представляло осуществление переправы войск и грузов через Волгу. На буксирных переправах применялись два способа. В первые дни использовались «сквозные» перевозки, при которых груженые автомобили переправлялись на паромах на правый берег и продолжали движение до места назначения. Эта форма работы не оправдала себя. Автомобили скапливались на переправах в ожидании погрузки, теряли непроизводительно время и представляли удобные объекты для нападения авиации противника.

В дальнейшем начал применяться так называемый «расчлененный» способ переправы через Волгу. Автомобили делились на две группы: одна курсировала от районов погрузки до переправы, — вторая от переправы до района выгрузки. Войска и грузы при этом перевозились на паромах без автомобилей. Конечно, объем погрузочно-разгрузочных работ увеличился. Однако автомобили на переправах не задерживались, от чего ускорился их оборот, а перевозочная способность переправ увеличилась. За счет веса автомобилей переправлялось дополнительное количество полезного груза (схемы 7, 8).


Схема 7. Схема "сквозной" переправы грузов с автомобилями через р. Волгу150

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

Схема 8. Схема «расчлененной» переправы грузов через р. Волгу151

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

Особенно тяжелое положение создалось с обеспечением войск 62-й армии, оборонявшей Сталинград. Армейские склады находились в районе Ленинска, откуда грузы армейским и войсковым транспортом подвозились к переправочным пунктам и после переправы через Волгу переносились вручную к местам потребления.

Большое количество грузов было перевезено воздушным и гужевым транспортом. Использовались верблюжьи и собачьи упряжки.

Шоссейные и грунтовые дороги, а также мостовые переправы через Дон, Волгу и другие реки в тыловых районах фронтов почти полностью отсутствовали. Потребность же войск в них была значительной, поэтому каждый фронт, используя опыт Московской битвы, подготавливал, как правило, по две военно-автомобильные дороги и по одной в каждой армии. Протяженность ФВАД в среднем составляла 350–400 км, АВАД — 120–150 км. Кроме того, были подготовлены и содержались три ВАД Ставки ВГК: Урбах — Астрахань, Астрахань — Гурьев, Саратов — Камышин — Рахинка.

Дорожные условия были крайне неблагоприятными: дорог с твердым покрытием не было, грунты в основном полевые суглинки, затрудняли движение, интенсивность которого достигла 4–5,5 тыс., а на отдельных участках до 7 тыс. автомобилей в сутки. Из-за больших выбоин на дорогах скорости движения автомобилей, даже в сухое время, не превышали 30–35 км/час.

5 января 1942 г. на заседании Государственного Комитета Обороны был заслушан доклад начальника тыла Красной Армии генерал-полковника Хрулева А. В., в котором он, в частности, сказал: «Наличие в составе фронтов дорожных частей настолько мизерно, что ни в какой степени не обеспечивает своевременного восстановления и содержания в проезжем состоянии шоссейных и грунтовых дорог… В резерве ВГК нет ни одной дорожной части»149. ГКО принял решение о сформировании шестидесяти шести отдельных дорожно-строительных батальонов (ОДСБ), тридцати пяти отдельных мостостроительных батальонов (ОМСБ) и сорока пяти отдельных автотранспортных батальонов (ОАТБ), однако формирование их происходило крайне медленно. Не хватало личного состава, лошадей и автомобилей. На Сталинградском направлении летом и осенью 1942 г. дорожно-эксплуатационных средств катастрофически не хватало.

Несмотря на ограниченное количество сил и средств (табл. 18), за период оборонительных сражений дорожные войска Сталинградского фронта выполнили большой объем работ: построили 8540 пог. м мостов, восстановили, отремонтировали и усилили 3870 пог. м. мостов, построили 84 парома на Волге при длине хода 34,8 км, построили 6,86 км подходов к паромам, отремонтировали 494 км грунтовых дорог, улучшили 132 км дорог песком и щебнем, построили 42 км жердевых и фашинных покрытий, построили 500 пог. м каменной мостовой, уложили 55 700 м3 песка, 19 400 м3 шлака, 5800 м3 щебня, камня, 65 600 м3 лесоматериалов. Произведено 2 560 000 м3 земляных работ152.


Таблица 18. Состав дорожных войск Сталинградского фронта в ходе оборонительного сражения153

№ п/п Наименование дорожных частей Количество дорожных частей по состоянию на:
17.07.1942 г. 29.08.1942 г. 15.09.1942 г. 19.11.1942 г.
1. Одэб 6 5 6 6
2. Одсб 13 11 8 8
3. Омсб 7 4 4 5
4. ВДУ 1
5. УВАД 1

Объем работ по дорожно-комендантской службе 9 августа — 15 ноября 1942 г. составил: обеспечено питанием на продпунктах 420 340 чел., заправлено горючим 2327 автомобилей, оказана техническая помощь на ПТП 639 автомашинам.

Общая протяженность дорог Сталинградского фронта и его армий по состоянию на 17 июля 1942 г. составила: фронтовых — 390 км, 63-й армии 500 км, 62-й армии 300 км, 64-й армии 300 км и 21-й армии 170 км.

Протяженность дорог Юго-Восточного фронта составила 1070 км на 12 августа и 1088 км на 13 сентября 1942 г. (табл. 19). Вместе с тем тыл Красной Армии оказался не в состоянии в полной мере обеспечить действия войск на юго-западном направлении и, в частности на подступах к Сталинграду, боеприпасами и горючим, что позволило наравне с другими условиями противнику осуществить прорыв фронта и выйти к Волге.


Таблица 19. Протяженность автомобильных дорог и количество дорожных войск Юго-Восточного фронта в период оборонительных сражений154

№ п/п Объединения Протяженность автомобильных дорог Количество дорожных частей
на 12.8.42 г. на 13.9.42 г. Одэб Одсб Омсб
на 12.8.42 на 13.9.42 на 12.8.42 на 13.9.42 на 12.8.42 на 13.9.42
1. 64-я армия 115 77 1 1 1 1
2. 57-я армия 35 95 1 1 1
3. 51-я армия 560 103 1 1
4. 62-я армия 86 1 1 1
5. Протяженность ФАД и части фронтового подчинения 360 727 3 2 2 4 1 1
Итого: 1070 1088 4 5 4 7 2 3

В ходе военно-экономического обеспечения боевых действий наравне с поставками вооружения, боевой техники, транспортных средств и их работой значительные затраты составляли стоимость расхода боеприпасов, горючего и других видов материальных средств.

Несмотря на крайне неблагоприятные условия для работы тыла, накопление материальной базы под Сталинградом как для оборонительного сражения, так и предстоящего контрнаступления все же обеспечивало их потребности. К середине ноября 1942 г. Юго-Западный, Донской и Сталинградский фронты имели необходимое количество боеприпасов, горючего, продовольствия и других видов материальных средств, которые обеспечивали действия войск по разгрому врага (табл. 20).


Таблица 20. Обеспеченность фронтов боеприпасами в ходе оборонительного сражения во второй половине 1942 г. (в боекомплектах)155

№ п/п Наименование боеприпасов Сталинградский фронт Юго-Восточный фронт Донской фронт Юго-Западный фронт
на 12.07 на 1.08 на 1.09 на 1.10 на 1.11 на 12.08 на 1.09 на 1.10 на 1.11
1. Патроны винтовочн. 1,6 1,9 1,4 2,6 3,0 2,1 2,0 1,6 1,7 5,5
2. Патроны ТТ 1,7 2,5 1,9 2,8 3,0 2,5 2,6 1,6 1,9 1,3
3. Патроны ПТР 0,7 0,6 0,6 1,5 1,2 0,6 0,5 0,7 1,5 2,3
4. Ручные и противотанковые гранаты 1,2 1,5 1,1 1,4 0,9 0,6 0,8 1,4 1,7 1,6
5. 50-мм мины 0,2 0,6 0,6 1,2 1,8 0,5 0,7 1,7 1,6 1,5
6. 82-мм мины 0,3 0,8 0,5 1,2 1,4 0,6 0,6 0,5 1,1 0,9
7. 120-мм мины 0,4 0,8 0,7 1,0 0,8 0,7 1,6 0,7 1,1 1,5
Выстрелы:
8. 45-мм пушечные 1,0 1,3 2,2 2,3 3,0 1,3 2,3 2,6 2,7 6,7
9. 76-мм пуш. полк. арт 0,5 1,7 1,0 0,6 1,1 1,7 1,3 0,9 1,5 1,1
10. 76-мм пуш. див. арт. 0,6 1,2 1,3 1,5 1,6 0,7 1,1 1,3 2,0 2,3
11. 122-мм гаубичные 1,4 1,6 1,3 1,2 0,75 1,4 1,5 1,1 1,2 3,6
12. 122-мм пушечные 2,2 1,0 2,3 2,0 0,7 1,0 2,0 2,4 1,5
13. 152-мм гаубичные 19,5 1,7 15,0 2,7 5,2
14. 152-мм гауб. — пушеч. 0,8 0,9 2,9 4,1 3,3 1,0 1,5 2,4 5,8
15. 203-мм гаубичные 1,8
16. 37-мм зенитные 0,6 1,9 1,4 2,7 3,8 0,7 1,1 1,4 5,8 4,0
17. 76-мм зенитные 0,7 0,4 2,3 4,7
18. 85-мм зенитные 0,5 0,2 0,6 3,5

В период обороны Сталинграда особо дефицитными боеприпасами являлись 14,5-мм патроны, ручные гранаты, 50 и 82-мм мины, 45 и 76-мм выстрелы. Как правило, их или не было на складах или они были на исходе. Перечисленные номенклатуры боеприпасов очень часто отпускались войскам непосредственно из вагонов и доставлялись в качестве срочных грузов автотранспортом непосредственно на огневые позиции артиллерии или подносчиками на передний край.

В предвидении большого расхода боеприпасов потребовалось создать резерв Ставки для обеспечения новых формирований и ликвидации затруднений в обеспечении фронтов. К апрелю 1942 г. резерв боеприпасов Ставки был создан, но в результате летних боев и связанными с ними расходами и потерями боеприпасов (только Юго-Западный фронт с 15 мая по 12 июня 1942 г. израсходовал 1400 вагонов боеприпасов и потерял 1165 вагонов) к октябрю 1942 г. размеры резерва Ставки были на исходе, вместе с тем задание Генерального штаба превосходили ресурсы боеприпасов на октябрь по 76-мм выстрелам в 3 раза, 122-мм выстрелам в 13 раз, минам в 4 раза156.

Обеспечение войск фронтов боеприпасами сопровождалось определенными трудностями. По имевшейся производственной мощности промышленность страны могла бы произвести для армии значительно больше боеприпасов, однако возросшие размеры производства других боевых и технических средств не позволяли ГКО увеличить лимиты металла, топлива, электроэнергии для производства боеприпасов. Это было связано еще и с неподготовленностью пороховой промышленности к обеспечению производства боеприпасов по расширенной программе.

В целях увеличения производства порохов были приняты меры по расширению старых и строительству новых пороховых заводов и предприятий химической промышленности.

При обеспечении войск боеприпасами встречались значительные трудности другого порядка. Ввиду огромной загруженности железных дорог оперативными перевозками транспорты с боеприпасами продвигались весьма медленно и разгружались на значительном удалении от фронтового железнодорожного участка (Эльтон, Джаныбек, Кайсацкая, Красный Кут). Чтобы доставить боеприпасы в войска, управлению артиллерийского снабжения Сталинградского фронта были выделены два автомобильных батальона, которые в крайне ограниченные сроки сумели перевезти 500 вагонов боеприпасов.

Кроме того, обеспечение боеприпасами войск Сталинградского фронта осложнялось непрерывной бомбежкой противником переправ через Волгу и районов размещения артиллерийских складов фронта и армий. Приходилось часто менять их дислокацию. В целях рассредоточения снабженческих железнодорожных поездов боеприпасы отправлялись на армейские склады и в отделения, расположенные у железной дороги, летучками по 5-10 вагонов в каждой, а затем в войска небольшими автомобильными колоннами, которые следовали обычно разными маршрутами. Такой способ подвоза обеспечивал сохранность боеприпасов, но вместе с тем удлинял сроки доставки их в войска.

Противник внимательно отслеживал работу железнодорожного транспорта и наносил авиационные удары по эшелонам с войсками и транспортам с материальными средствами.

Представитель Ставки Верховного Главнокомандования генерал армии Г. К. Жуков в особо важной директиве от 17 октября 1942 г. требовал от командующих войсками Сталинградского и Донского фронтов немедленно расследовать причины задержки разгрузки и уничтожения авиацией противника железнодорожных транспортов с боеприпасами. Тогда в сентябре на Камшинской ветке Юго-Восточной железной дороги было уничтожено 43 вагона с боеприпасами, а в течение только 12 и 13 октября на станции Эльтон и разъезде 400 км Рязано-Уральской железной дороги уничтожено ударами авиации противника 81 вагон с боеприпасами.

Г. К. Жуков требовал определить виновных в гибели транспортов с боеприпасами. Впредь вагоны следовало разгружать сразу же по их прибытии на конечный пункт и вывозить боеприпасы, другие грузы на автотранспорте на склады фронтов, армий и частей157.

Обеспечение войск других фронтов, действовавших в районе Волги и Дона, в этот период был менее сложным и трудоемким. Вместе с тем потребность их была весьма высокая, а подвоз усложнялся бездорожьем, однако и они практически обеспечивались своевременно.

В результате огромной работы, которую проводили службы артиллерийского снабжения фронтов: Юго-Западного — полковник С. Г. Алгасов, Донского — полковник Н. М. Бочаров, Сталинградского — полковник А. И. Марков, а также специальная группа офицеров во главе с заместителем начальника ГАУ генерал-лейтенантом К. Р. Мышковым фронты более-менее своевременно обеспечивались вооружением и боеприпасами.

Расход боеприпасов в оборонительном сражении под Сталинградом был очень велик. Так, с 12 июля по 18 ноября 1942 г. войсками Юго-Западного, Донского, Сталинградского фронтов израсходовано 7610 тыс. снарядов и мин, в том числе около 5 млн снарядов и мин войсками Сталинградского фронта158 (табл. 21).


Таблица 21. Расход боеприпасов в оборонительном сражении под Сталинградом (боекомплектов)159

№ п/п Наименование боеприпасов Фронты
Сталинградский 12.7-18.11.1942 г. Юго-Восточной 12.8–1.10.1942 г. Донской 1.10–18.11.1942 г. Юго-Западный 1.11–18.11.1942 г.
1. Патроны винтовочные 2,6 2,1 0,9 0,3
2. Патроны ТТ 4,0 1,8 1,3 0,4
3. Патроны ПТР 1,3 1,1 0,3 0,1
4. Ручные и противотанковые гранаты 2,1 1,4 1,3 0,2
5. 50-мм мины 2,7 1,2 0,9 0,4
6. 82-мм мины 3,5 1,7 1,2 0,4
7. 120-мм мины 4,5 1,3 2,1 0,5
Выстрелы:
8. 45-мм пушечные 2,3 1,5 0,5 0,1
9. 76-мм пуш. полк. артил. 4,8 2,0 2,0 0,7
10. 76-мм пуш. дивиз. артил. 5,2 1,4 1,7 0,5
11. 122-мм гаубичные 10,3 2,4 2,7 0,7
12. 122-мм пушечные 8,4 8,5 2,5
13. 152-мм гаубичные 0,1
14. 152-мм гаубич. — пушечн. 13,5 4,4 6,2 0,5
15. 203-мм гаубичные 1,9
16. 37-мм зенитные 7,8 3,0 3,4 2,2
17. 76-мм зенитные 6,8 8,7 1,2
18. 85-мм зенитные 2,1 3,3

Войска фронтов в ходе оборонительного сражения несли значительные потери вооружения, боевой техники, боеприпасов и других материальных средств. Только за период с 12 июля по 30 ноября 1942 г. потери фронтов в самолетах всех марок составили 775 единиц. Войска Сталинградского фронта за август и сентябрь потеряли 420 танков. Юго-Восточный фронт в августе потерял 198, а Донской в ноябре — 179 единиц танков160. Потери стрелкового, артиллерийского и зенитного вооружения, автомобильной и другой техники насчитывали десятки тысяч единиц. С 1 сентября по 20 октября 1942 г. в армиях Сталинградского фронта боевые потери химического имущества исчислялись также тысячами единиц (табл. 22). Для восстановления потерь требовалось огромное количество финансовых и материальных средств, колоссального напряжения труда людей, работавших в различных отраслях хозяйства страны.


Таблица 22. Ведомость боевых потерь химимущества в армиях Сталинградского фронта с 1 августа по 20 сентября 1942 г.162

№№ п/п Наименование предметов Ед. изм. Количество Всего
51 А 57 А 62 А 64 А
1 Противогазы МП-4 шт. 152 15258
2 Накидки бумажн. людские шт. 1680 1070 2750
3 Чулки олиф. людские пар. 1650 1055 2705
4 Защитн. одежда № 1-2 компл. 172 168 340
5 СХР шт. 20 7 27
6 РДП шт. 5 13 18
7 КДП 250 шт. 3 8 11
8 Рем. ящик приборов компл. 4 8 12
9 Сумки 3-х камерные шт. 3 1500 1503
10 Огнеметы РОИ компл. 13 13
11 Баллоны Л-40 шт. 2 2
12 Баллоны Л-07 шт. 71 71
13 Насос КИ компл. 1 1
14 Защитн. одежда № 304 компл. 115 115
15 Зажигательн. бут. КС шт. 8800 8800
16 Метеостанции компл. 1 1
17 Прибор хим. развед. компл. 2 5 7
18 Сапоги резиновые пар. 18 18
19 Перчатки резиновые пар. 26 26
20 Плащи резиновые шт. 8 8
21 Фартуки резиновые шт. 1 1
22 Противогазы БС шт. 18195 18195
23 Противогазы конские шт. 10 10
24 Защитн. одежда № 3-4 компл. 145 145
25 ПХР шт. 14 14
26 Ампулы № 3–4 СКС шт. 18 18
27 Смесь № 1 кор. 12310 12310
28 Хлорн. известь кор. 250 250
29 3-бут. сумки шт. 75 75
30 Патроны к ЗИП шт. 188 180
31 Ампулы № 1–2 СКС шт. 162 162

Обеспечение войск горючим в оборонительном сражении под Сталинградом осуществлялось в основном за счет запасов, оставшихся в этом районе на базах Главнефтеснаба. Однако подача его непосредственно в части и подразделения была сопряжена с огромными трудностями. Снабжение войск автобензином, дизтопливом и маслами, непосредственно оборонявших Сталинград, производилось минуя дивизионное звено. В городе было организовано 8 заправочных пунктов, укрытых в блиндажах. Горючее в бочках и бидонах из отделения армейского склада, расположенного на левом берегу Волги, переправлялось баркасами и на весельных лодках на заправочные пункты, на которых поддерживались 3-5-суточные запасы горючего. В последующем через Волгу был проложен трубопровод, по которому подавалось горючее на правый берег реки. Это позволяло обеспечивать своевременную заправку машин (обычно ночью) даже в том случае, когда во время переправы через Волгу горючее уничтожалось артиллерийским огнем противника (табл. 23).


Таблица 23. Обеспечение горючим войск Сталинградского (Донского) и Юго-Восточного (Сталинградского) фронтов и его расход в оборонительный период163

№ п/п Наименование горючего Наличие на 12.07.42 г. Расход с 12.07 по 18.11.42 г. Наличие на 18.11.42 г.
т заправок т заправок т заправок
1. Высокооктановые бензины 855 2,7 20721 51,0 4281 10,0
2. Бензин Б-70, КБ-70 171 0,8 7301 19,0 2757 11,6
3. Автомобильный бензин 1892 1,3 51150 31,0 5012 2,5
4. Дизельное топливо 911 2,2 5047 10,0 3801 9,4
5. Керосин тракторный и легроин 712 9312 4741

Ставкой ВГК, штабом тыла Красной Армии и службой снабжения горючим были приняты соответствующие меры по наиболее эффективному использованию имевшихся ресурсов горюче-смазочных материалов. Значительное количество авиабензинов было перемещено с Дальнего Востока. Осуществлены мероприятия по экономии горючего. Использовались мобилизационные запасы, государственные резервы, широко применялись заменители.

Некоторое увеличение ресурсов горючего в 1943 г. имело место в связи с уменьшением боевых потерь по сравнению с 1942 г. с 29,0 тыс. т до 17,0 тыс. т. Использование трофейного горючего не превышало 5,0 тыс. т161.

В войсках велась поистине борьба за экономию в расходовании горюче-смазочных материалов. С этой целью изымались сверхштатные машины, сокращались до минимума автомобили личного пользования, прекращались перевозки грузов автотранспортом, если имелась возможность использовать гужевой транспорт, организовывалось автобусное сообщение между первым и вторым эшелонами построения войск в соединениях и объединениях, выезд машин за пределы тыловых районов производился только распоряжением соответствующих начальников тыла и т. д. Строго контролировались мероприятия планов экономии горючего при хранении, транспортировке и расходовании. Были предприняты меры по сбору и регенерации отработанных масел.

Боевые потери горючего и технических средств в ходе оборонительного сражения были значительные. Только за один месяц с 20 сентября по 20 октября 1942 г. Сталинградский фронт потерял: авиабензина — 1708,0 т, автобензина 184,5 т, дизельного топлива 835,0 т.164

Увеличение размаха операций и их маневренный характер потребовали более полного укомплектования войск, армейских и фронтовых складов техническим имуществом службы снабжения горючим. По большинству номенклатур промышленность выполняла план поставок всего наполовину.

Укомплектованию войск действующей армии емкостями и техническим имуществом способствовало также уменьшение размера потерь на фронтах. Если, например, в 1942 г. средние потери технического имущества равнялись 47% его наличия, то в 1943 г. они снизились до 19%. Кроме того, широко использовались трофейные емкости. В 1943 г. было захвачено 36 646 резервуаров, 1712 контейнеров, 196 620 бочек разных, 52 212 бидонов165.

Обеспечение военнослужащих продуктами питания всегда находилось под пристальным вниманием как политического руководства страны, так и соответствующих органов военного ведомства. В годы войны финансовое обеспечение заготовок продовольствия и фуража для нужд войск производилось своевременно, без каких-либо серьезных задержек. Войска всегда имели положенные запасы во всех звеньях снабжения. Что касается организации питания военнослужащих, то в этом имелись срывы, которые зависели главным образом от боевой обстановки, в которой действовали части и подразделения, распорядительности непосредственных командиров и начальников.

Тем не менее в первой половине 1942 г. продовольственные ресурсы фронтов были крайне низкими. «…В донесениях с фронтов в адрес ГУПСа (Главное управление продовольственного снабжения — Авт.) сообщалось, что продовольствие осталось на два-три дня. В других, а их было большинство — говорилось, что многие части длительное время не получали горячей пищи, так как при отступлении… имели место потери большого числа кухонь…»166.

Бывший во время Великой Отечественной войны начальником Главного управления продовольственного снабжения Красной Армии генерал-лейтенант Д. Павлов, характеризуя этот период, так писал: «Положение в ГУПСе было такое, словно мы находились в кратере вулкана, который вот-вот зальет нас огненной лавой. Не хватало мяса, жиров, махорки, кухонь, котлов.

Поезда с продовольствием нередко задерживались, а то и совсем не приходили к месту назначения (попадали под огонь противника). Чтобы быть готовым ко всяким неожиданностям, приходилось постоянно быть в напряжении»167.

Заметное улучшение в обеспечении действующей армии продовольствием и фуражом наступило только летом 1942 г. Вот как об этом сказал один из участников боев под Борвенково в мае 1942 г.: «…да и кормить стали намного лучше, а до этого сидели на мерзлой картошке, которую выкапывали на заброшенных огородах под пулями немецких снайперов. В кисетах солдат зашуршала махорка, по утрам старшина делил водку как положено перед наступлением…»168.

На основании постановления СНК СССР в июле 1942 г. во фронтах и армиях были сформированы штатные группы для заготовки продовольствия и фуража из местных ресурсов. Например, в тыловом районе Брянского фронта из урожая 1942 г. удалось заготовить и вывезти на фронтовые и армейские продовольственные склады зерна и овощей в размере годовой потребности войск фронта.

Заместитель командующего войсками Брянского фронта Н. А. Антипенко вспоминал: «…Близилась осень 1942 г. Надо было подумать о целом фронте… Обо всем доложил К. К. Рокоссовскому. Он одобрил мои заботы и при этом сказал: «Как ни трудно отвлекать с фронта машины, людей, но еще хуже, если придется голодать зимой — заметил командующий…» Все подчиненные мне заготовители усвоили непреложную истину: считать заготовленным только то, что подвезено к железнодорожным станциям, «глубинка» в расчет не бралась. Но мне тогда и в голову не приходила мысль, что результаты нашего труда достанутся не только нашему фронту. 30 сентября 1942 г. генерала Рокоссовского назначали командующим вновь создаваемого Донского фронта… спустя два месяца я все понял, получив приказание из Москвы о передаче Донскому фронту большей части заготовленного нами продовольствия… Получается, что формально мы не участвовали в битве за Сталинград, а фактически работали на Донской фронт. Вскоре под Сталинградом сомкнулись тиски…»169.

Совсем по-другому реагировал генерал А. И. Еременко, будучи в последствии командующим войсками Калининского фронта. Прочитав проект приказа о заготовках картофеля и овощей из Урожая 1943 г., он спросил:

— Вам известно положение на фронте, как укомплектованы войска людьми, автотранспортом?

— Известно, — ответил начальник Управления продовольственного снабжения фронта.

— Что же вы тогда предлагаете еще подписать такой приказ? — взорвался Андрей Иванович. Где взять столько людей? Все значит ударимся в заготовки… А кто воевать будет? Кто? Вы об этом подумали?

Правда, через некоторое время, разобравшись во всем детально, приказ был подписан. Фронт в том году заготовил необходимое количество картофеля и овощей.

Питание личного состава войск Красной Армии в этот период осуществлялось по нормам, объявленным приказом наркома обороны СССР от 22 сентября 1941 г. № 312 (табл. 24).


Таблица 24. Нормы суточного довольствия военнослужащих в годы Великой Отечественной войны, установленные приказом народного комиссара обороны СССР 1941 г. № 312 (в граммах на 1 человека)172

№ п/п Наименование продуктов Нормы согласно приложениям к приказу:
№ 1 № 2 № 3 № 4 № 5 № 6 № 7 № 8 № 9 № 10 № 11 № 13 № 14
1 Хлеб ржаной 900/800 800/700 750/650 700/600 400 800/700 400 500/400 300 200 700/600 500
2 Хлеб пшеничный 400 300 100 300 300 500 300
3 Крупа разная 140 120 100 100 90 130 80 10 80 50 50 160 125
4 Крупа манная 20 10
5 Рис 50 10 30 10 40 20 30 40
6 Макароны 30 20 20 10 50 40 20 10 20 30 20 30 40
7 Мука пшеничная 20 10 10 10 40 20 20 5 20 30 30 20 20
8 Мука картофельная 5 5 5 5 10 5
9 Мука соевая 15 30 50
10 Мясо 150 120 75 75 350 250 300 100 150 120 120
11 Птица 40 40
12 Мясокопчености 20
13 Рыба 100 80 120 100 90 90 70 80 50 70
14 Жиры животные 30 25 20 20 20 10 10 10 30 10
15 Масло растительное 20 20 20 20 5 5 5 5 5 5 20 5
16 Масло коровье 90 30 60 30 50 40 45 50
17 Сахар 35 25 25 20 80 50 60 20 50 50 50 25 50
18 Чай 1 1 1 1 1,3 1,3 1 0,3 1 1 1 1 1
19 Кофе+какао 3 3 3+5 3
20 Молоко цельное 200 100 200 200
21 Молоко сгущенное 20
22 Творог 20 20 25 10
23 Сметана 10 10 10 25
24 Сыр 20 20 20
25 Яйца (штук) 0,5 0,5 2
26 Картофель 500 500 600 600 500 610 500 110 500 450 400 500 500
27 Прочие овощи 320 320 320 320 385 410 335 90 285 285 500 320 285
28 Томат-паста 6 6 6 6 8 6 2 5 5 10 6 6
29 Фрукты сушеные 20 20 15 20 20 15
30 Фруктовый экстракт 3 8 0,5 0,5
31 Соль 30 30 30 30 30 40 30 10 30 30 20 30 30
32 Перец 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3 0,8 0,1 0,3 0,3 0,5 0,3 0,3
33 Лавровый лист 0,2 0,2 0,2 0,2 0,2 0,2 0,2 0,1 0,2 0,2 0,3 0,2 0,2
34 Горчичный порошок 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3 0,8 0,2 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3
35 Уксус 2 2 2 2 2 2 2 1 2 4 2 2
Пищевой состав:
1) Белки 117/112 95/90 91/86 84/79 171 123/118 135 28 104/99 91 124 74/69 92
2) Жиры 66/65 56/55 49/48 48 125 69/68 90 30 70 69 100 61 74
3) Углеводы 598/559 519 501/462 430 694 560 555 109 581/545 543 598 486 634
Калорийность 3547/3357 3038/2848 2880/2690 2718/2528 4712 3601/3411 3665 843 3465/3275 3243 3892 3023/2883 3665

Примечания. 1. Числитель — для зимнего времени, знаменатель — для летнего времени. 2. Норма № 12 — сухой паек (НЗ) объявлена отдельным приказом наркома обороны СССР.

По норме № 1 довольствовались красноармейцы и начальствующий состав боевых частей действующей армии, за исключением летно-технического состава. Его калорийность составляла 3547 ккал зимой и 3357 в летнее время, обеспечивала покрытие энергозатрат военнослужащих, а набор продуктов позволял готовить горячую пищу 2–3 раза в день. Личному составу подразделений войсковой разведки в дни выполнения боевых заданий дополнительно выдавалось (в граммах) хлеба — 100, сало-шпик — 25, сахара 15 и водки — 100. Что касается водки, то на довольствие войск она была введена приказом наркома обороны СССР от 25 августа 1941 г. № 320, где говорилось: «Во исполнение постановления ГКО от 22 августа 1941 г. за № 562 приказываю: с 1 сентября 1941 г. производить выдачу 40-градусной водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцам и начальствующему составу первой линии действующей армии…»170.

В ходе войны порядок ее выдачи несколько раз менялся. Так, постановлением ГКО от 11 мая 1942 г. было определено: «Сохранить ежедневную выдачу водки только военнослужащим частей первой линии, имеющим успехи в боевых действиях против немецких захватчиков…» (док. 17).

Документ 17

Из постановления Государственного Комитета Обороны от 11 мая 1942 г. № ГОКО-1727 о порядке выдачи водки войскам действующей армии171

1. Прекратить с 15 мая 1942 года массовую ежедневную выдачу водки личному составу войск действующей армии.

2. Сохранить ежедневную выдачу водки только военнослужащим частей передовой линии, имеющим успехи в боевых действиях против немецких захватчиков, увеличив норму выдачи водки военнослужащим этих частей до 200 гр. на человека в день.

3. Всем остальным военнослужащим передовой линии выдачу водки по 100 гр. на человека производить в следующие революционные праздники: в дни годовщины Великой Октябрьской социалистической революции — 7 и 8 ноября, в день Конституции — 5 декабря, в день Нового года — 1 января, в день Красной Армии — 23 февраля, в дни международного праздника трудящихся — 1 и 2 мая, во Всесоюзный день физкультурника — 19 июля, во Всесоюзный день авиации — 16 августа и в Международный юношеский день — 6 сентября, а также в день полкового праздника (сформирования части).

4. Постановление Государственного Комитета обороны, № 562 от 22 августа 1941 года отменить.

Офицеры и генералы получали продукты по дополнительному пайку: масло коровье — 40 г, печенье — 20, консервы рыбные — 50 г.

В состав сухого пайка входили продукты, калорийность которых была: для частей действующей армии 2890 ккал., для частей внутренних военных округов — 2530 ккал.

Здесь уместно заметить, что солдаты боевых частей немецкой армии в этот период получали паек, калорийность которого составляла 2543 ккал., других частей еще меньше. Иметь такую норму снабжения в разгар боевых действий казалось неоправданным. Но руководство Германии отлично знало, что жить и воевать на столь урезанной норме солдатам трудно и они будут обирать население на оккупированных землях. Так оно в действительности и было.

В планы Гитлера входило получение продовольствия ценой голодной смерти любой части населения Советского Союза. Это подтверждается германским меморандумом от 2 мая 1941 г., который был зачитан на заседании трибунала в Нюрнберге 10 декабря 1945 г., два параграфа этого меморандума гласили:

1. Война может продолжаться лишь в случае, если все вооруженные силы на третьем году войны будут снабжаться продовольствием из России;

2. Нет никакого сомнения в том, что в результате многомиллионное население погибнет голодной смертью, если мы возьмем от страны то, что нам необходимо173.

Разработанные и введенные на снабжение еще в начале войны продовольственные пайки для войск Красной Армии оказались весьма устойчивыми. Они применялись практически на протяжении всей войны. Некоторые из них улучшались как по качеству продуктов, так и в количественном отношении.

Обеспеченность войск продуктами питания к концу 1942 г. можно показать на примере фронтов, оборонявших Сталинград. Подвижные запасы в соединениях и частях поддерживались в размере 4–5 суточных дач, на армейских складах — 2–3, на фронтовых — 6–8 суточных дач. Если в обороне такие запасы вполне обеспечивали бесперебойное снабжение войск, то при переходе в наступление в связи с трудностями в подвозе эти запасы могли оказаться недостаточными, поэтому переходящие запасы фронтов были повышены с 15 до 20 суточных дач (табл. 25, 26).


Таблица 25. Обеспеченность войск Сталинградского фронта продовольствием и его расход в период 8 августа — 10 октября 1942 г.174

№ п/п Наименование продуктов Состояло в наличии к началу операций Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано продовольствия за операцию
т суточных дач
1 Мука, сухари 4039 23000 19800 64
2 Крупа, макароны 1705 7460 7600 64
3 Мясо, консервы 659 7600 6350 64
4 Жиры 472 1400 1760 64
5 Сахар 793 960 1210 64
6 Чай 27 25 28 64
7 Соль 519 2312 1470 64
8 Табак, махорка 285 1165 1050 64

Таблица 26. Обеспеченность основными видами продовольствия войск Донского фронта и их расход в период 5 августа — 1 ноября 1943 г.175

№ п/п Наименование продуктов Состояло в наличии к началу операций Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано продовольствия за операцию
т суточных дач
1 Мука, сухари 4100 33000 32200 88
2 Крупа, макароны 1700 9350 9050 88
3 Мясо, консервы 860 10000 9500 88
4 Жиры 470 2550 2460 88
5 Сахар 800 1140 1670 88
6 Чай 27 30 44 88
7 Соль 520 2100 2020 88
8 Табак, махорка 285 1250 1410 88

Анализ сводки по тылу Юго-Западного фронта от 19 ноября 1942 г. свидетельствует, что войска были обеспечены крайне неравномерно. Так, если фронт в целом мукой и сухарями был обеспечен в размере 21,7 сутодач, то 21-я армия имела муки и сухарей только 6,5 сутодач. Мясо и консервы фронт имел 17,3 сутодач, тогда как 5-я танковая армия в войсках имела всего 0,9 сутодачи, при полном их отсутствии на армейском складе.

При обеспечении войск, непосредственно оборонявших Сталинград, пища готовилась в батальонных (ротных) кухнях, нередко находившихся в 200–300 м от противника. Приходилось тщательно маскировать и укрывать кухни на откосах берега р. Волги, в смотровых колодцах водопроводов, даже в цоколе фабричной трубы и в фундаменте сталеплавильной печи. Но и в этих трудных условиях питание в основном было двухразовое.

Особо большие трудности представляла доставка горячей пищи в боевые подразделения. Подносчики пищи и повара с термосами за спиной ползком пробирались утром и вечером к переднему краю под огнем противника, затрачивая на преодоление 300–400 м иногда по часу и более.

Мнение защитников Сталинграда о качестве питания в период боев за город можно выразить словами красноармейца 8-й роты 117-го гвардейского стрелкового полка 62-й армии Майбороды: «На всем протяжении Сталинградской битвы мы, красноармейцы 117-го полка, никогда не были голодными, пища была сытной и питательной, и как бы ни бесновался враг, пища нам не передовую доставлялась регулярно, за что большое спасибо нашим гвардейцам-поварам»176.

На продовольственную службу Красной Армии в мае 1942 г. Постановлением ГКО № 1768 было возложено хранение, учет и доставка до военнослужащих подарков, поступавших от населения страны.

Коллективные и индивидуальные подарки являлись важным подспорьем в организации снабжения и бытового обслуживания бойцов и командиров. Это была как бы дополнительная связь фронта и тыла. Воины с большой теплотой отзывались о полученных посылках, в которых были продовольствие, личные вещи, предметы гигиены.

В ходе оборонительного сражения имелись значительные боевые потери продовольствия. Только за один месяц с 20 сентября по 20 октября 1942 г. в армиях Сталинградского фронта в результате авиационных ударов противника уничтожено большое количество муки, круп и других продуктов питания (табл. 27).


Таблица 27. Ведомость боевых потерь продфуража в армиях Сталинградского фронта с 20.09.42 г. по 20.10.42 г.177

№ п/п Наименование продовольствия Ед. изм. Количество Итого
51 А 57 А 62 А
1 Мука ржаная кг 200 547 747
2 Мука пшеничная 2 сорт 38 38
3 Хлеб 522 5145 5667
4 Мука соевая 40 40
5 Сухари 265 5500 5765
6 Печенье 15 259 274
7 Крупа разная 224 330 554
8 Рыба-сельдь 255 255
9 Жиры животные 4 464 468
10 Сахар 107 800 907
11 Соль 214 214
12 Вино литр 12 12
13 Махорка кг 16 353 369
14 Табак кг 10 10
15 Спички кор 448 1560 2008
16 Картофель 75 100 175
17 Томат 150 150
18 Варенье 70 70
19 Фрукты сухие 13 13
20 Орехи 129 129
21 Мешки шт 59 59
22 Концентраты кг 770 770
23 Мясо кг 1319 1319
24 Молоко сгущен. банки 1003 1003
25 Чай кг 0,35 30,5 30,85
26 Колбаса кг 73 73
27 Компот кг 1369 1369
28 Водка литр 19 19
29 Масло растительное кг 5 5
30 Масло сливочное кг 2 2
31 Яйца шт 2464 2464

Значительные потери запасов вещевого имущества с началом войны потребовали в 1942 г. увеличения производства обмундирования, обуви и снаряжения, для чего требовались большие финансовые затраты. Если до войны в военных поставках вещевого имущества по Народному комиссариату легкой промышленности СССР участвовало 146 предприятий, то к концу 1942 г. их количество возросло до 296. Обстановка осложнялась еще и тем, что не хватало сырья. К этому времени более 40% всего поголовья скота в стране было потеряно в результате немецкой оккупации западных регионов страны, что создавало очень напряженное положение с сырьевой базой для кожевенно-обувной и шерстяной отраслей промышленности. На временно оккупированной территории оказалось 50% посевов льна. Эвакуированные в восточные районы предприятия были введены в строй только во второй половине 1942 г.

Количественный рост поставок вещевого имущества вызвал необходимость изыскания дополнительных сырьевых ресурсов, а также введения допусков (отступлений) от действовавших стандартов и технических условий и упрощения конструкции предметов. Работниками Управления вещевого снабжения совместно с инженерно-техническими специалистами предприятий и сотрудниками научно-исследовательских институтов был предложен расширенный ассортимент шерстяных тканей для армии с повышенным содержанием хлопка. Были допущены шинельные и портяночные сукна на хлопчатобумажной основе. С целью экономии красителей хлопчатобумажные ткани выпускались в усветленной расцветке. Нательное белье стало пошиваться не из отбельных, а из суровых тканей.

Ввиду особой дефицитности кожевенного сырья широкое применение приобрели заменители натуральной кожи. Свыше 80% военной обуви изготавливалось с применением обувной кирзы СК и резиновых подошв. По существу, только широкое внедрение заменителей кожи обеспечило в нужных размерах увеличение производства военной обуви и предметов снаряжения.

Несмотря на применение большого количества допусков, качество основных предметов вещевого имущества хотя и снизилось по сравнению с довоенным периодом, но в целом оставалось удовлетворительным. Это подтверждается достаточно высокими сроками носки предметов и тем, что жалоб от войсковых частей на качество имущества во время войны почти не поступало. Исключение составляла кожаная обувь. В силу ряда причин (недостатка кондиционных материалов и фурнитуры, плохой квалификации рабочей силы, изношенности оборудования) в 1942 г. имели место случаи выпуска больших партий обуви низкого качества.

Кроме централизованных поставок Красная Армия часть своей потребности в вещевом имуществе покрывала за счет заготовок войсками из местных средств, путем восстановления и ремонта изношенных предметов, за счет сбора имущества на поле боя и трофеев, а также за счет сдачи населением страны теплых вещей и другого имущества в фонд обороны. Поступление теплых вещей от населения составило в 1942 г. более 30% их централизованных заготовок178.

Практика снабжения войск показала, что для бесперебойного обеспечения действующей армии вещевым имуществом необходимо создание во фронтах неснижаемых запасов хотя бы по основным предметам снабжения. Постановлением ГКО от 25 марта 1942 г. устанавливался отпуск имущества для создания 10% запаса обмундирования и обуви от списочной численности фронта. Однако в последующем этот запас был сокращен до 3%, а к концу года, из-за недостатка ресурсов, перестал отпускаться совсем.

Для перехода на зимнюю форму одежды Управление вещевого снабжения отправило фронтам 10 300 вагонов теплых вещей179. Военный совет Сталинградского фронта уже 18 сентября рассмотрел и утвердил план подготовки к зиме. В нем, в частности, предусматривалось усилить сбор теплых вещей среди населения в тыловом районе фронта, выявить местные сырьевые ресурсы и разместить заказы на теплые вещи на предприятиях местной промышленности и промкооперации, для чего выделялись необходимые денежные средства.

Своевременное поступление теплых вещей по нарядам центра, как и использование местных ресурсов, во многом способствовало организованному переходу войск на зимнюю форму одежды.

Тяжелые условия оборонительных боев, особенно в войсках 62-й армии, не давали возможности отводить подразделения в тыл для замены предметов вещевого имущества на личном составе. Поэтому смена производилась непосредственно в боевых порядках войск.

Особую трудность составила выдача имущества небольшим подразделениям и группам, оборонявшим отдельные объекты. Для них работники службы вещевого снабжения заранее определяли необходимую ростовку и в ночное время доставляли все на отдельные объекты обороны. В обрывах берега реки Волги, в землянках и подвалах разрушенных зданий оборудовались примитивные бани и дезинфекционные камеры, где личный состав мылся перед получением теплого обмундирования. Так, например, в дивизии генерала А. И. Родимцева бывший ташкентский банщик Сурков оборудовал один из подвалов полуразрушенного здания под баню.

В подразделении лейтенанта Перцова, младший сержант Синюшкин с бойцами Серегиным и Бойновым сделал баню за 4 дня. Баня представляла собой котлован глубиной 2 м, длиной 7 м, шириной 5 м. Около одной стены была сооружена печь с котлом для подогрева воды. В печи имелись отдушины для обогрева землянки. Пол выстилался досками с уклоном к центру, где была вкопана бочка для стока воды. В таких банях мылся личный состав и производилась стирка белья.

По состоянию на 10 ноября 1942 г. войска передовой линии были полностью обеспечены шапками-ушанками, перчатками, теплым бельем, портянками и на 80% — ватными телогрейками и шароварами180.

Важное место в бытовом обеспечении войск занимал ремонт вещевого имущества. К ремонту обмундирования и обуви были привлечены гражданские мастерские и артели, так как войсковые, армейские и фронтовые ремонтные средства в 1942 г. были недостаточно укомплектованы специалистами и техническими средствами. Только к концу года были укомплектованы штатные войсковые мастерские, а также сформированы армейские и фронтовые вещевые мастерские.

Для обеспечения бесперебойной работы мастерских в вещевых складах дивизий, армий и фронтов создавался неснижаемый обменный фонд отремонтированного обмундирования и кожаной обуви. Эти организационные мероприятия дополнили и значительно укрепили ранее существовавшую ремонтную базу в действующей армии. Особенно большая работа по капитальному ремонту и починке зимнего обмундирования была проведена летом и осенью 1942 г. После сезонной смены все теплые вещи были сосредоточены на 17 окружных вещевых складах в 12 тыловых военных округах. Там имущество сортировалось, приводилось в порядок и при необходимости передавалось в окружные мастерские или мастерские гражданских ведомств.

План ремонта теплых вещей, утвержденный ГКО на 1942 г. был выполнен полностью. В результате в зимний сезон 1942–1943 гг. свыше 40% потребности Красной Армии в теплых вещах было удовлетворено за счет отремонтированного в тыловых военных округах в летний период181. Это сыграло громадную роль в обеспечении войск в наиболее трудный период Великой Отечественной войны. Миллионы предметов обмундирования, обуви и теплых вещей в результате ремонта были вновь обращены на снабжение войск.

В результате ударов авиации и артиллерии противника войска несли большие потери вещевого и обозно-хозяйственного имущества. Только с 20 сентября по 20 октября 1942 г. войска Сталинградского фронта потеряли значительное количество имущества (табл. 28, 29).


Таблица 28. Ведомость боевых потерь вещевого имущества в армиях Сталинградского фронта с 20.09.42 г. по 20.10.42 г.182

№ п/п Наименование предметов Ед. изм. Количество Итого
51 А 57 А 62 А 64 А
Обмундирование
1 Шинели шт. 438 540 34503 1710 37191
2 Куртки х/б на вате шт. 23 1639 3 1665
3 Гимнастерки х/б шт. 772 505 36634 1756 39667
4 Гимнастерки суконные шт. 31 297 40 368
5 Шаровары х/б шт. 1140 505 34821 1707 38173
6 Шаровары суконные шт. 38 275 22 335
7 Пилотки шт. 529 601 33643 1656 36429
8 Фуражки шт. 429 338 17 784
Белье
9 Рубахи нательные шт. 2547 1093 70962 1930 76532
10 Кальсоны шт. 2473 1130 72507 2040 78150
11 Полотенца шт. 1131 805 67525 2883 72344
12 Портянки летние пар. 806 936 61418 1749 64909
Обувь
13 Сапоги хромовые пар. 288 4 292
14 Сапоги яловые и кирз. пар. 449 46 12979 400 13874
15 Ботинки яловые пар. 619 478 23348 1464 25909
16 Обмотки пар. 544 590 22271 1342 24746
Снаряжение
17 Плащ-палатки шт. 41 691 15837 1260 17829
18 Шлемы стальные шт. 571 581 18159 1035 20846
19 Снаряжение н/с походн. комп. 54 1678 13 1745
20 Ремни поясные шт. 549 418 30587 1670 3324
21 Ремни брючные шт. 1259 114 28386 1009 30768
22 Сумки патрон. поясные и запасные. шт. 1013 944 29758 1585 33298
23 Сумки гранатные шт. 821 430 11881 246 13378
24 Патронташи шт. 631 475 3477 4583
25 Вещ. мешки шт. 433 793 32257 1528 35011
26 Котелки шт. 670 736 25938 1145 28489
27 Фляги шт. 1238 626 30510 1511 33885
28 Чехлы к флягам шт 1114 675 30074 1301 33164
Постельные принадл.
29 Одеяла шт 7 405 16 428
30 Простыни шт 122 564 4 690
31 Наволочки подуш. верх. шт 56 340 39 435
32 Наволочки нижн. шт 11 265 44 320
33 Наволочки тюфячные шт 1100 99 4 1203
34 Матрацы шт 1 1
Спецодежда
35 Комбинезоны х/б шт 46 660 14 720
З6 Шлемы д/танкистов шт 85 85
37 Перчатки кирз. пар 336 8 344
Теплые вещи
38 Рубахи теплые шт 10 692 130 832
39 Кальсоны теплые шт 6 663 125 669
40 Телогрейки ватные шт 76 823 87 986
41 Полушубки шт 101 101
42 Жилеты меховые шт 4 2 6
43 Валенки пар 9 9 18
44 Шаровары ватные шт 29 3 32
45 Шапки-ушанки шт 775 21 796
46 Шлемы зимние шт 45 2 47
47 Свитера шт 3 4 7
48 Перчатки зимние пар 324 11 335
49 Рукавицы меховые пар 17 17
50 Портянки зимние пар 6349 924 7273
51 Подшлемники шт 48 48
Лагерное имущество
52 Палатки лагерные шт 1 1
53 Приборы к лагер. палат. компл. 2 2
Женское имущество
54 Юбки шт 73 73
55 Сорочки женские шт 34 34
56 Панталоны без начеса шт 217 217
57 Чулки пар 166 166
58 Ботинки женские пар 83 83
59 Береты суконные шт 6 6
60 Платья суконные шт 5 5
61 Колпаки поварские шт 57 57
62 Куртки поварские шт 208 208
63 Брюки поварские пар 40 40

Таблица 29. Ведомость боевых потерь обозно-хозяйственного имущества в армиях Сталинградского фронта с 20.09.42 г. по 20.10.42 г.183

№ п/п Наименование предметов Ед. изм Количество Итого
28 А 62 А 64 А
1 Повозки пароконные шт 21 353 91 465
2 Повозки одноконные шт 47 23 70
3 Двуколки хозяйственные шт 14 4 18
4 Двуколки аптечные шт 6 6
5 Двуколки санитарные шт 3 1 4
6 Кухни походные арт. обр. шт 5 4 9
7 Кухни кав. образца шт 2 26 1 29
8 Кухни автопроцепн. шт 8 8
9 Кухни очажные шт 6 12 18
10 Котлы пищеварные шт 45 6 51
11 Упряжь пароконная комп 7 492 58 557
12 Упряжь одноконная комп 160 27 187
13 Упряжь пристяжная комп 23 2 25
14 Подковы шт 1553 740 2293
15 Шипы шт 3701 6 3707
16 Гвозди ковочные кг 193 47 240
17 Торбы конские шт 794 325 1119
18 Недоуздки стоячие шт 1143 106 1249
19 Ведра брезентовые шт 564 102 666
20 Щетки конские шт 798 156 954
21 Скребницы шт 616 559 1175
22 Брезенты к парным повозкам шт 75 2 77
23 Термоса 12-литровые шт 195 5 200
24 Брезенты к хоз. двуколк. шт 2 2
25 Седла комп 6 236 13 255
26 Попоны шт 96 8 104
27 Инструмент ковочный комп 28 28
28 Чумбура цепи. шт 446 45 491
29 Кипятильники шт 1 1
30 Ведра железные шт 21 21
31 Термоса 36-литровые шт 6 6

Органы квартирной службы Красной Армии к концу 1942 г. приобрели необходимый опыт по обустройству войск действующей армии как в населенных пунктах, так и в полевых условиях.

На фронтах, где насыщенность войсками была большая, казарменного фонда военных городков для размещения воинских частей и учреждений фронтового подчинения не хватало, да и военные городки большей частью были разрушены полностью или требовали капитальных ремонтно-восстановительных работ. Для расквартирования войск использовались любые населенные пункты, отдельные небольшие городские и крестьянские дома. Нередко приспосабливались под жилье сараи, навесы и другие подсобные помещения.

Для отопления огромного количества вновь построенных землянок требовалось строить печи, однако из-за отсутствия кирпича сделать это не было возможности. Как выход был разработан тип чугунной разборной печи, получившей название «буржуйка», а также ряд упрощенных железных печей. Чугунные печи изготовлялись на заводах с централизованной оплатой их через КЭУ НКО, а железные непосредственно в войсках. В 1942 г. было изготовлено 73 тыс. переносных печей с комплектом труб.

Большое внимание уделялось обеспечению войск осветительными приборами. Их заготавливали как централизованно, так и изготавливали непосредственно в войсках. Так, по воинским частям Воронежского фронта по состоянию на 1 октября 1942 г. обеспеченность лампами составляла 39,8%, фонарями 33,1%184. Войска действующей армии обеспечивались топливом в основном путем самозаготовок.

В полосе действий фронтов большую работу проводили квартирные органы. В их задачу входило: разминирование уцелевших зданий и сооружений, организация производства ремонта зданий, менее пострадавших от разрушения, сбор трофейного квартирного имущества и строительных материалов, формирование на освобожденной территории квартирно-эксплуатационных частей и военно-строительных участков, а также организация вербовки рабочей силы для ремонтно-строительных контор, создаваемых при квартирно-эксплуатационных частях районов и лесозаготовительных участков, выявление и постановка на учет уцелевших зданий, принадлежавших НКО, квартирного имущества, топливных ресурсов и другие мероприятия.

Особо большой объем работ выполнялся при размещении фронтовых и армейских госпитальных баз, для которых требовалось готовить не только здания для размещения раненых и больных, под пищеблоки, санпропускники, сортировочные, перевязочные, операционные отделения, но и обеспечивать нарами, топчанами, кроватями, табуретами, тумбочками, осветительными приборами, керосином и топливом.

Много трудностей было связано с размещением штабов. Для выполнения этих работ квартирные органы штатных сил и средств не имели. Приходилось решать все вопросы за счет привлечения специалистов как военнослужащих, так и из местного населения.

Вместе с тем вопросы материально-бытового обеспечения войск, особенно в зимний период 1942–1943 гг. улучшались медленно.

В ходе военных действий особое значение приобретает контрольно-ревизионная работа в войсках. Даже в самые жаркие периоды боев под Сталинградом обревизование, проверка хозяйственной деятельности соединений и частей проводились практически регулярно.

Генерал-полковник В. Н. Дутов, бывший в годы войны начальником финансового отдела Сталинградского, а с сентября 1942 г. Донского фронтов писал: «…С первых месяцев войны на фронтах стало практиковаться месячное планирование контрольно-ревизионной работы как наиболее приемлемое в условиях скоротечности боевых действий и часто меняющейся боевой обстановки…»185.

Ревизии, проверки проводили как штатные ревизоры-инспекторы, так и привлекаемые опытные финансисты соединений и частей. По вскрытым недостаткам в расходовании финансовых и материальных средств принимались самые строгие меры как дисциплинарного порядка, так и уголовной ответственности.

В этот период продолжалась начатая весной 1942 г. работа по сокращению завоза на фронт наличных денег путем расширения объема вкладных операций и безналичных расчетов по денежному довольствию186.

5 февраля 1943 г. начальник финансового отдела Донского фронта был заслушан командованием фронта о выполнении плана контрольно-ревизионной работы и мерах по предупреждению случаев незаконного расходования финансовых и материальных средств. Командующий войсками К. К. Рокоссовский, рассматривая проект приказа по итогам работы финансовой службы за 1942 г. сказал: «Не вижу разницы между тем солдатом или офицером, бездействующим на поле боя, когда другие поднялись в атаку и тем финансистом или другим лицом, не спешащим выполнить свой долг в гораздо менее сложных условиях»187.

В приказе по войскам фронта были строго наказаны лица, виновные в нарушении финансовой дисциплины, допустившие неправильное расходование материальных средств. Финансовые работники за добросовестное отношение к служебным обязанностям по проведению ревизий, а также за активную работу по развитию вкладных операций и безналичных расчетов были поощрены.

На 1 мая 1942 г. общая численность Советских Вооруженных Сил составляла 11 млн чел., из них в действующей армии находилось более 5,5 млн чел.188 Война потребовала огромных затрат и мобилизации всех финансово-экономических ресурсов страны. Военные расходы СССР в 1942 г. составили 108,4 млрд руб., или 59,3% общей сметы расходов бюджета, тогда как в 1941 г. расход составил 83 млрд руб. или 43,4%.189

Во втором году войны наблюдается резкий рост расходов финансовых средств на бытовые потребности войск, выплату денежного содержания военнослужащим и зарплаты, продовольствие, вещевое имущество, медицинское обслуживание, что связано было не только с увеличением численности, но и с введением новых видов денежного довольствия, усиленных продовольственных пайков, специального и теплого обмундирования, обуви и другого имущества (табл. 30), а также расширения сети лечебных учреждений.


Таблица 30. Рост расходов финансовых средств на содержание армии в 1942 г. по смете НКО СССР (в процентах)190

№ п/п Наименование расходов 1941 г. 1942 г.
1. Заказы вооружения и боевой техники 33,0 33,9
2. Заказы военного имущества 11,9 9,6
3. Расходы на содержание армии 49,9 55,0
4. Капитальное строительство 4,9 2,0

Архивные материалы свидетельствуют, что заказы по вооружению и боевой технике в 1942 г. составили 33,9%, тогда как расходы на содержание армии обошлись государству в 55%. Причем это происходило в условиях сокращения на 40–60% денежных отпусков, связанных с изменением условий жизни и боевой деятельности соединений и частей.

Кроме денежного содержания военнослужащим действующей армии были введены полевые деньги, которые выплачивались за время фактического нахождения на фронте в пределах тылового района армии, а по прибытии средних и старших командиров в состав войск им выдавалось единовременное пособие в размере одного оклада по занимаемой должности.

К середине 1942 г. десятки советских дивизий получили наименование — гвардейские. Одновременно эти соединения и части поощрялись материально. Для них были введены гвардейские оклады, которые выплачивались рядовому составу в двойном размере, а начальствующему составу, в том числе и младшему — в полуторном размере. Материальное поощрение соответствовало их боевой деятельности и имело большое значение в росте боевого мастерства Красной Армии.

По мере повышения роли отдельных родов войск или военных специальностей вносились изменения в оклады денежного содержания и вводились новые виды денежного довольствия.

В 1942 г. были повышены оклады командирам и комиссарам полков и бригад и их заместителям, начальникам штабов соединений и частей. Выплачивались повышенные оклады начальствующему составу пулеметных частей и подразделений. Вводятся повышенные оклады ударным армиям, истребительно-противотанковым артиллерийским частям и подразделениям. Размер выплат им был приравнен к гвардейским соединениям и частям.

Повышение окладов касалось также рядового и сержантского состава воздушно-десантных войск, пулеметчиков, истребительно-противотанковых подразделений, снайперов, личного состава танковых войск.

В целях поощрения боевой работы и повышения квалификации танкистов, трактористов, телеграфистов были введены надбавки за класс квалификации. Особое значение в росте квалификации, боевого мастерства военнослужащих и сбережении военной техники имела премиальная система.

За подбитые танки и сбитые самолеты противника, за успешные штурмовые действия по вражеским войскам, уничтожение самолетов на аэродромах противника также устанавливалась премия.

Важное значение придавалось эвакуации подбитой техники и вооружения с поля боя, их ремонту и возврату в строй. Премия исчислялась в зависимости от типа танка, самолета, авиамоторов, вида оружия, степени ремонта (док. 18). Военнослужащие и граждане Советского Союза поощрялись материально за собранные и сданные на приемные пункты стреляные гильзы (док. 19).

Документ 18

Из приказа народного комиссара обороны Союза ССР от 7 мая 1942 г. № 0357 о введении денежных наград за эвакуацию танков в фронтовых условиях и установлении премирования за ремонт боевых машин на хозрасчетных абт рембазах191

Во исполнение Постановления Государственного Комитета Обороны № ГОКО-1689сс от 3 мая 1942 года:

1. Установить с 1 мая 1942 года денежную награду экипажам танков и эвакуационным группам за каждый эвакуированный танк с территории, занятой противником, или из нейтральной зоны, в размере:

за танк КВ — 5000 руб.

за танк Т-34 — 2000 руб.

за танк Т-60-70 — 500 руб…

2. Установить денежную награду эвакуационным ротам за эвакуацию танков, требующих ремонта, на армейские или фронтовые сборные пункты в следующем размере:

а) за эвакуацию в течение 10 дней не менее 10 средних и тяжелых или 50 легких танков — 2000 руб.;

б) за эвакуацию в течение 10 дней не менее 15 средних и тяжелых или 75 легких танков — 3000 руб.;

в) за эвакуацию в течение 10 дней не менее 20 средних и тяжелых или 100 легких танков — 5000 руб…

Документ 19

Из Постановления Государственного Комитета Обороны от 12 мая 1942 года ГОКО № 1739 об организации сбора стреляных орудийных гильз населением прифронтовой полосы193

В целях сбора орудийных и винтовочных гильз, брошенных противником после боев, происходивших осенью 1941 г. и зимой 1942 г., а также гильз советского производства, Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Обязать исполкомы областных советов депутатов трудящихся прифронтовой полосы организовать силами местного населения сбор стреляных орудийных и винтовочных гильз.

3. Гражданам за сбор и сдачу на приемный пункт стреляных гильз, трофейных и отечественного производства установить денежное вознаграждение в размере:

за латунную гильзу 37-45-мм калибра — 1 руб.

за латунную гильзу 67-86-мм калибра — 2 руб.

за латунную гильзу 122-152-мм калибра (гауб.) — 3 руб.

за латунную гильзу 107-152-мм калибра (пуш.) — 7 руб.

За 100 шт. винтовочных гильз (независимо от металла) — 1 руб. Для железных гильз установить вознаграждение в половинном размере. Трофейные гильзы приравнивать к соответствующим калибрам отечественного производства.

Раненые и больные военнослужащие, эвакуированные из действующей армии, получали все виды денежного довольствия, положенные им на фронте, в лечебных учреждениях вплоть до выздоровления или увольнения в запас. Основанием являлся денежный аттестат. К 1942 г. стало ясно, что не все раненые и больные военнослужащие могли иметь при себе аттестаты. Поэтому приняты были меры к обеспечению денежным довольствием раненых и больных на основании других документов (красноармейских книжек, удостоверения личности и по опросным листам, заполненным со слов). Выплата по опросным листам имела большие недостатки: отдельные военнослужащие при опросе сообщали неправильные сведения об окладах содержания и об удержаниях (алименты, денежные аттестаты на семьи, заем). Это вело к переплатам денег. В целях ликвидации этих недостатков система обеспечения раненых и больных была изменена.

Для среднего начальствующего состава в середине 1942 г. вводится расчетная книжка, которая заменяла собой денежный аттестат. В последствии было упорядочено денежное довольствие раненых и больных рядового и сержантского состава. С этого времени денежное довольствие в госпиталях выплачивалось только при наличии у военнослужащих денежных документов (расчетная книжка, денежный аттестат) или документов, удостоверяющих личность, по которым можно было установить год службы и оклад содержания. Лицам рядового и сержантского состава, прибывшим в госпиталь вовсе без документов, разрешалось выплачивать оклад рядового пехоты 1-го года службы.

На финансовое обеспечение Красной Армии положительное влияние оказала система вкладных операций в действующей армии. Полевые учреждения Госбанка кроме прямых функциональных обязанностей выполняли на фронте еще и роль сберегательных касс. В результате большой разъяснительной работы среди военнослужащих число вкладчиков и сумма вкладов постоянно возрастали. Если на 1 января 1942 г. число вкладчиков было 98 тыс. человек, а сумма вкладов — 68 млн рублей, то на 1 января 1943 г. число вкладчиков стало 1674 тыс человек, а сумма вкладов составила 1720 млн рублей192.

Это способствовало сокращению денежной наличности и эмиссии денег Госбанком, что благотворно сказывалось на денежном обращении фронтов и в стране в целом.

Государство проявляло большую заботу о семьях военнослужащих, ушедших на фронт. Семьи рядового и сержантского состава получали пособия в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. семьям начальствующего состава производилась выплата денежного довольствия военкоматами по специальным денежным аттестатам на семьи.

Таким образом, финансовое обеспечение быта военнослужащих в 1942 г., да и весь первый период войны производилось за счет Государственного бюджета СССР. Система оплаты отвечала условиям боевой деятельности войск и играла важную роль в росте боевого мастерства воинов. Материальное поощрение военнослужащих на фронте отражало также заботу о защитниках Родины.

Несмотря на интенсивное ведение боевых действий во второй половине 1942 г. осуществлялся жесткий контроль за правильным расходованием материальных средств и доведением до военнослужащих положенных по нормам снабжения денежных средств, продовольствия, вещевого и другого имущества. Так, при проверке войск Донского и других фронтов были вскрыты серьезные недостатки в организации питания бойцов и командиров. Тогда приказом наркома обороны СССР от 24 ноября 1942 г. № 0908 определялись задачи по наведению твердого порядка в вопросах снабжения войск продовольствием, приготовлении пищи и доставке ее непосредственно на передний край и выдачи личному составу.

По итогам контрольно-ревизионной работы финансовых органов Красной Армии за 1942 г. был издан приказ наркома обороны от 5 марта 1943 г. № 116, в котором указывалось, что количество документальных ревизий в 1942 г. в сравнении с 1941 г. возросли в три раза. Вместе с тем «слабым участком продолжает оставаться контроль довольствующих отделов и управлений за деятельностью подведомственных им учреждений и предприятий, особенно за расходованием и учетом материальных ценностей…»194. Нарком обороны СССР в приказной части поставил задачи «Провести комплексные ревизии финансово-хозяйственной деятельности служб Красной Армии (продовольственной, квартирной, строительных органов, военных сообщений и др.)… Усилить предварительный контроль за расходованием фонда заработной платы»195.

Материальные и финансовые расходы на медицинское и ветеринарное обеспечение войск в Сталинградском сражении составляли значительные объемы. К началу операции медицинская служба имела необходимые силы и средства (табл. 31).


Таблица 31. Средства медицинской службы и загрузка госпиталей Сталинградского фронта к началу оборонительного сражения196

№ п/п Средства медицинской службы Количество в 5 армиях Количество во фронте Всего
1. Управления эвакопунктов 5 2 7
2. Противоэпидемические учреждения (СЭЛ, СЭО, ОДР и др.) 12 7 19
3. Банно-пречечно-дезинфекционные учреждения:
— полевые (ППО, ПМП) 13 2 15
— железнодорожные (БДП, БПДП) 2 2
4. Специальные части и учреждения (ОРМУ, СПК и др.) 7 2 9
5. Полевые госпитали* 55/14300 10/3300 65/17600
6. Эвакуационные госпитали* 28/16700 28/16700
7. Раненые и больные в госпиталях 1190 (без данных по 57-й армии) 5127 6317
8. Военно-санитарные склады (ПАСС, ФСС) 5 1 6
9. Курсы и школы младшего медицинского состава 1 1

* Числитель — количество госпиталей, знаменатель — количество штатных коек в них.

В летне-осенней кампании 1942 г. в крайне тяжелых условиях работали военные медики. Не зная устали, забыв о голоде, не ведая страха, под непрерывными разрывами бомб, снарядов и мин, живя одним стремлением, одним желанием, как можно скорее и лучше оказать медицинскую помощь раненым бойцам и командирам.

В оборонительном сражении под Сталинградом санитарные потери войск составили 414 163 человека, которым была оказана медицинская помощь на этапах эвакуации (табл. 32).


Таблица 32. Санитарные потери войск в оборонительном сражении под Сталинградом197

№ п/п Фронты Санитарные потери Примечание
Раненые, контуженные Обожженные Обмороженные Больные Всего
1 Сталинградский (с 1.10.1942 г. Донской) 264 699 562 237 41 395 306 893
2 Юго-Восточный (с 1.10.1942 г. Сталинградский) 68 146 350 138 17 308 85 942 Данные за октябрь-ноябрь 1942 г.
3 Юго-Западный (создан 25.10.1942 г.) 17 266 101 258 3703 21 328 Данные за ноябрь 1942 г.
Итого за три фронта: 350 111 1013 633 62 406 414 163

В июне 1942 г. во фронтовых и тыловых эвакогоспиталях всего имелось 1 180 000 коек,198 на которых лежало 900 000 раненых и больных199 на содержание и лечение которых расходовалось большее количество материальных и финансовых средств.

К концу 1942 г. заметно возросло и количество штатных санитарно-транспортных средств медицинской службы, а также несколько расширился их состав (табл. 33), но медицинская служба продолжала еще испытывать значительные затруднения с санитарным транспортом, и прежде всего с автомобильным в связи с тем, что в автосанитарных ротах имелся большой некомплект машин. Так, в этот период, например, некомплект достигал на Донском фронте — 38,5%200. К тому же значительная часть автомобилей и санитарных самолетов была неисправна и достигала до 25% (табл. 34)201.


Таблица 33. Наличие штатных санитарно-транспортных средств в Красной Армии202

№ п/п Даты Постоянные военно-санитарные поезда (ПВСП) Временные военно-санитарные поезда (ВВСП) Военно-санитарные летучки (ВСЛ) Автосанитарные роты (АСР) Конно-санитарные роты (КСР) Санитарно-транспортные суда (СТС) Санитарные самолеты Примечание
1 На 1.01.1942 г. 293 125 Начато формирование с февраля 1942 г. 57 Начато формирование в январе 1942 г. 7 самоходных судов (навигация 1941 г.) 202 (среднее количество действующих самолетов в 1941 г.) КСР начали создаваться в январе 1942 г. из расчета по одной роте на армию; каждая рота состояла (по штату) из 96 конно-санитарных повозок
2 На 1.12.1942 г. 297 134 286 85 (на 1.01.1943 г.) 75 (на 1.01.1943 г.) 65 самоходных судов и 25 несамоходных (навигация 1942 г.) 243 (среднее количество действующих самолетов в 1942 г.)

В 1942 г. постепенно повышался уровень обеспеченности Красной Армии медикаментами и имуществом медицинской службы.

Кроме того, фронты самостоятельно заготавливали различные предметы медицинского снабжения.

Важное место в медицинской службе занимала работа по санитарно-гигиеническому и противоэпидемическому обеспечению. Санитарно-эпидемическое состояние Красной Армии в 1941–1942 гг. непрерывно ухудшалось и становилось по некоторым инфекциям все более угрожающим (табл. 35).


Таблица 34. Наличие санитарно-транспортных частей и учреждений в Сталинградском и Юго-Восточном фронтах к началу оборонительного сражения203

№ п/п Оперативные объединения Конно-санитарные роты (КСР) Автосанроты (АСР) и отдельные автосанвзводы (АСВ) Авиасанитарные эскадрильи (АСЭ) Железнодорожный транспорт Водный транспорт
К-во КСР Количество повозок в них К-во АСР К-во отдельных АСВ Число автомашин в них Кол-во АСЭ Количество самолетов в них военно-санитарные летучки (ВСЛ) временные военно-санитарные поезда (BBCП) постоянные военно-санитарные поезда (ВПСП) Санитарно-транспортные суда (СТС)
положено по штату имелось в наличии % укомплектованности положено по штату имелось в наличии % укомплектованности положено по штату имелось в наличии % укомплектованности самоходные несамоходные
Сталинградский фронт (на 18 июля 1942 года)
1 Армии 5 370 218 59,0 3 162 108 66,7
7 Фронт 1 74 74 100,0 1 54 56 103,7 2 24 16 66,6 8 8 10
Итого: 6 444 292 65,8 4 216 164 75,9 2 24 16 66,6 8 8 10
Юго-Восточный фронт (на 5 августа 1942 года)
1 Армии 4 296 Сведений нет 3 1 180 130 72,2
2. Фронт 1 74 Сведений нет 1 54 49 90,7 1 (звено) 5 5 100,0 4 3
Итого: 5 370 Сведений нет 4 234 179 76,5 1 (звено) 5 5 100,0 4 3

Таблица 35. Санитарно-эпидемическое состояние войск Красной Армии в первом периоде войны204

Годы Заболеваемость на 1000 чел. личного состава
Сыпной тиф Брюшной тиф и паратиф Дизентерия
1940 0,05 0,25 1,04 (к началу войны)
1941 1,13 0,23 7,32
1942 4,75 0,9 9,28

В стране и армии наблюдались случаи холеры, а в конце 1942 г. началась серьезная вспышка туляремии. Количество случаев этих болезней в ноябре составило 3962 вместо 35 в октябре того же года205.

Опыт первого периода войны и расчеты показывали, что в армиях на каждые 100 человек списочного состава военнослужащих необходимо иметь 8,53 госпитальных койки. Кроме того, столько же коек надлежало иметь на каждую армию в составе госпитальной базы фронта.206 В связи с этим было установлено, что каждая армия должна иметь не менее 8-10 тыс. госпитальных коек. Уже при проведении контрнаступления под Сталинградом ставилась задача иметь необходимые условия для лечения основной массы раненых в армейском и фронтовом тыловых районах.

Вместе с тем по-прежнему напряженным для медицинской службы было положение с санитарами и санитарами-носильщиками. Эта категория медицинского состава несла очень большие потери. Укомплектованность фронтов санитарами и санитарами-носильщиками составляла 58–72%207. Удельный вес их в стрелковой дивизии по отношению к общей численности составлял 0,62%, тогда как в английской армии — 2,25%, немецкой — 1,8% и американской — 1,4%. Кстати в русской армии этот контингент в 1914–1917 гг. поддерживался на уровне 3,6%208. Однако это еще усугублялось тем, что они довольно часто использовались в качестве рядовых бойцов в боевых порядках войск.

Таким образом, во второй половине 1942 г. на Сталинградском направлении и непосредственно при защите города действия войск во многом зависели от военно-экономического фактора. Оперативный и войсковой тылы в результате неудачных сражений и боев практически оказались не в состоянии обеспечивать соединения и части боеприпасами, горючим, продовольствием и другими видами материальных средств. Войска потеряли почти все запасы материальных средств, автомобильный и гужевой транспорт. Старшие снабженческие инстанции оказались не в состоянии восстановить работоспособность оперативного и войскового тыла, что явилось одной из причин прорыва немецкими войсками фронта обороны. Фронт отодвинулся к стенам Сталинграда, на правый берег Волги.

Принятыми мерами по усилению фронтов резервами, подвозу необходимого количества боеприпасов, горючего непосредственно при обороне города удалось стабилизировать фронт и перейти к жесткой обороне.

В ходе оборонительного сражения по удержанию Сталинграда и прилегающей территории тыл фронтов в крайне тяжелых условиях выполнял двуединую задачу — обеспечивал войска, отражавшие мощные удары врага и накапливал материальную базу для контрудара, эвакуировал и оказывал медицинскую помощь раненым и больным.

Всеми видами и разной подчиненности транспорта органы управления, соединения, части и учреждения тыла в ходе оборонительного сражения обеспечивали подачу фронтам как воинских пополнений, так и необходимых грузов не только на склады объединений, соединений и частей, но и непосредственно в боевые порядки к орудию, танку, боевой машине, каждому бойцу.

Военно-экономическое обеспечение войск в ходе контрнаступления

Военно-экономические условия, созданные в стране к ноябрю 1942 г., позволили увеличить численность Вооруженных Сил, при этом войска действующей армии получили от промышленности страны достаточное количество вооружения, боевой техники, других видов материальных средств. Ударная сила и огневая мощь фронтов, сосредоточенных под Сталинградом, к этому времени значительно повысилась.

Верховное Главнокомандование поставило задачу Юго-Западному, Донскому и Сталинградскому фронтам в зимней кампании 1942–1943 гг. уничтожить вражескую группировку, вышедшую к Волге в районе Сталинграда. С этой целью на юго-западном направлении было сосредоточено 25% стрелковых дивизий и 70% танковых и механизированных корпусов, насчитывавшихся в составе действующих фронтов. Эта группировка к указанному времени уже начала превосходить в силах и средствах войска противника209. В создавшейся обстановке было принято решение вырвать стратегическую инициативу из рук врага, нанести ему тяжелое поражение и добиться коренного перелома в ходе войны. Для этого было подготовлено контрнаступление под Сталинградом. Время для перехода в контрнаступление было выбрано с учетом того, что главные силы противника практически уже перешли к обороне, но не успели еще закрепиться и накопить резервы. Ставке ВГК удалось скрыть от противника замысел и масштабы готовящейся операции.

Планом контрнаступления предусматривалось сильными ударами Юго-Западного и Сталинградского фронтов по сходящимся направлениям на Калач и Советский совместно с Донским фронтом окружить немецкие войска в районе Сталинграда и затем уничтожить их.

При общем незначительном превосходстве в силах и средствах фронтов (табл. 36), благодаря умелому использованию конфигурации фронта, искусному созданию группировок войск и энергичному маневрированию ими и материальными ресурсами, это превосходство на участках прорыва было подавляющим, что в последующем и предопределило разгром противника.


Таблица 36. Общее соотношение сил и средств сторон на сталинградском направлении к началу контрнаступления210

№ п/п Силы и средства Советские войска Войска противника Соотношение
1 Личный состав, тыс. чел. 1103 1011,5 1,1 : 1
2 Орудия и минометы 15501 10290 1,5 : 1
3 Танки и штурмовые орудия 1463 675 2,2 : 1
4 Боевые самолеты 1350 1216 1,1 : 1

Группировка войск созданная для контрнаступления насчитывала 1 015 299 командиров и бойцов. На вооружении имелось 14 576 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 1560 танков и 1350 боевых самолетов, кроме того в ходе контрнаступления принимала участие авиация дальнего действия (табл. 36-а)


Таблица 36-а. Боевой и численный состав войск к началу Сталинградской наступательной операции211

№№ п/п Объединения, соединения, отдельные части, силы и средства Фронты Всего в составе 3 фронтов
Юго-Западный Донской Сталинградский
1 Общевойсковые армии 2 3 5 10
2 Танковые армии 1 1
3 Воздушные армии 2 1 1 4
4 Танковые корпуса 3 1 1 5
5 Механизированные корпуса 1 1 2
6 Кавалерийские корпуса 2 1 3
7 Стрелковые дивизии 18 24 24 66
8 Укрепленные районы 2 7 9
9 Кавалерийские дивизии 6 2 8
10 Стрелковые и мотострелковые бригады 1 16 17
11 Отдельные танковые бригады 1 6 8 15
12 Мотоциклетные полки 1 1
13 Отдельные танковые полки 3 2 5
14 Артиллерийские дивизии 1 1
15 Истребительные бригады 1 1
16 Личный состав (всего) 338631 292707 383961 1015299
17 Орудия и минометы (без 50-мм минометов 4893 4478 5205 14576
18 Танки 730 180 650 1560
19 Самолеты (боевые) 532 260 558 1350

Юго-Западный, Донской, Сталинградский фронты находились под пристальным вниманием центрального аппарата Тыла Красной Армии. Еще в сентябре 1942 г. все начальники центральных управлений НКО были проинформированы о подготовке наступательной операции «Уран»212. Им были поставлены конкретные задачи по накоплению ресурсов материальных средств, перемещению баз снабжения, улучшению работы коммуникаций, ремонту техники, развертыванию медицинских учреждений, подготовке к работе соединений, частей и учреждений тыла в предстоящей операции. Центр развернул базу снабжения для юго-западных фронтов в Саратове. По решению Государственного Комитета Обороны с низовьев Волги было перемещено в районы Саратов и Батраки в наливных баржах 41 тыс. т горючего213, которое в последующем значительно облегчило обеспечение войск горюче-смазочными материалами.

Запасы материальных средств подавались во фронты всеми видами транспорта. Однако в связи с сильным воздействием противника по коммуникациям и ограниченными сроками до начала наступления полностью подать фронтам запланированные снабженческие грузы не удалось, накопление запасов материальных средств во фронтах шло медленнее, чем прибывали войска.

Группа генералов и офицеров центральных органов управления тыла во главе с первым заместителем начальника Тыла Красной Армии генералом В. И. Виноградовым проверкой на месте установила, что боеприпасы и горючее доставлялись с опозданием, не полностью сосредоточился тыл авиации. Все это было доложено генералу Хрулеву, который просил Сталина продлить сроки подготовки операции. Эти же вопросы ставили и командующие фронтами. Генерал армии Г. К. Жуков доносил 12 ноября 1942 г. в Ставку Верховного Главнокомандования, что материальное обеспечение авиации фронтов не закончено из-за недостатка автотранспорта, автобензоцистерн, отсутствия на передовых аэродромах бензоемкостей, недостатка средств подогрева и отопления. Для полного материального обеспечения авиации необходимо дополнительно 5–6 дней… Для того, чтобы в ходе операции не иметь перебоев в снабжении, необходимо выделить от авиации Голованова (дальняя авиация. — Авт.) на Юго-Западный фронт 10 дугласов214. Учитывая военно-экономический фактор наравне с другими обстоятельствами, Ставка Верховного Главнокомандования определила начало контрнаступления под Сталинградом на 19–20 ноября 1942 г. вместо ранее определенного срока 9-10 ноября.

Подготовку тыла фронтов для обеспечения войск в предстоящем контрнаступлении приходилось осуществлять в чрезвычайно сложной обстановке. В ходе оборонительного сражения соединения, части и учреждения тыла понесли значительные потери, запасы материальных средств в войсках в результате непрерывных боев были израсходованы, а на складах армий и фронтов — истощены. Базы (склады) центрального подчинения находились на большом удалении от района боевых действий. В прифронтовой зоне не было достаточно густой сети железных и шоссейных дорог, что осложняло сосредоточение резервов и подачу материальных средств войскам. Начертание железных дорог в районе Сталинграда (в основном рокадные, с малой пропускной способностью), было крайне неблагоприятным. Отрицательно сказывалось отсутствие постоянных железнодорожных и автомобильных мостов через Волгу. Противник постоянно наносил бомбовые удары по дорогам, периодически минировал Волгу, и без траления фарватера движение судов совершенно исключалось. Железные дороги в районе Сталинграда, особенно узловые станции, систематически подвергались налетам авиации противника. Только с 1 июня по 31 декабря 1942 г. было совершено около 20 тыс. самолето-налетов и сброшено более 50 тыс. бомб. Все это явилось предметом всестороннего обсуждения в Управлении устройства оперативного тыла Генерального штаба с участием представителей штаба Тыла Красной Армии.

При нарезке тыловых районов фронтам для размещения и перемещения соединений, частей и учреждений тыла учитывалась оперативная обстановка на определенном направлении, начертание сети путей сообщения, а также и то, что военным советам фронтов в границах их тылового района передавался ряд функций центральных органов государственной власти. В целях более правильного размещения фронтового тыла, использования коммуникаций и местных средств фронтам были определены тыловые районы: Юго-Западному — глубиной 220–350 км, Донскому — 210–350 км и Сталинградскому — до 600 км. Распорядительные станции были назначены на железных дорогах: Юго-Западному фронту — в Балашове, Донскому — в Камышине, Сталинградскому — в Урбахе и Верхнем Баскунчаке (схема 9)215.


Схема 9. Построение оперативного тыла фронтов в контрнаступлении под Сталинградом 1

Военно-экономический фактор в Сталинградском сражении и Курской битве

В ходе наступательной операции для более эффективного обеспечения войск, а также экономии сил и средств границы тыловых районов менялись. Для Юго-Западного фронта:

— на 1 декабря 1942 г.216

Правая: Аркадак, Поворино, (иск.) Новохоперск, (иск.) Верхний Мамон.

Левая: Баланда, (иск.) Матышево, (иск.) Клетская, Цимлянский, (иск.) Верхняя Бузиновка, (иск.) Калач.

Тыловая: Ртищево, (иск.) Аткарск.

ФРС: Балашов.

— на 8 февраля 1943 г.217

Правая: Поворино, (иск.) Новохоперск, Верхний Мамон, (иск.) Ново-Белая, Александровка, Покровское, Купянск.

Левая: Кривомузгинская, Льговский, (иск.) Тормосин, Садки. Тыловая: Поворино, Серафимовичи, Кривомузгинская.

ФРС: Поворино, Калач-на-Дону, Кривомузгинская.

Для Донского фронта:

— на 29 ноября 1942 г.218

Правая: (иск.) Баланда, Матышево, (иск.) Раковка, Клетская, Цимловский, (иск.) Верхнебузиновка, Калач.

Левая: (иск.) Урбах, (иск.) Альт-Варенбург, восточный берег р. Волга, (иск.) Рынок.

Тыловая: Аткарск, Урбах.

ФРС: Петров Вал.

— на 8 января 1943 г.219

Правая: (иск.) Баланда, Матышево, (иск.) Раковка, Клетская, Цимловский, (иск.) Верхнебузиновка, Калач.

Левая: (иск.) Уральск, (иск.) Урбах, (иск.) Эльтон, (иск.) Ленинск, (иск.) Красноармейск, (иск.) Тингута, (иск.) Нижне-Чирская.

Тыловая: Аткарск, Урбах.

ФРС: Балашов, Саратов.

Для Сталинградского фронта:

— на 19 декабря 1942 г.220

Правая: Уральск, Урбах, Зелыкон, (иск.) Дубовка, Рынок, Вертячий, далее по р. Дон.

Левая: Гурьев, Астрахань, Улан-Хол, (иск.) Мусса-Аджи.

Тыловая: Уральск, правый берег р. Урал, Гурьев.

ФРС: Урбах, Верхний Баскунчак.

30 декабря 1942 г. Сталинградский фронт был преобразован в Южный, который действовал на Северном Кавказе. Границы его тылового района по состоянию на 9 марта 1943 г. проходили:

Правая: Кривомузгинская, Лозговский, Сизов, Араканцев, Баски, Садки, Маловласовский, Алексеево Тузловка, Миллерово, Куйбышево, Бол. Мешково.

Левая: Туку-Мекбет, Буденовск, Ново-Покровское (иск.), Кущевская, (иск.) Маргаритовка.

Тыловая: Сталинград, Верх. Баскунчак, Астрахань.

ФРС: Сталинград.221

В ходе подготовки к контрнаступлению разрабатывались планы организации тыла и материального обеспечения фронтов, армий, дивизий и полков. В плане имелись разделы: этапы операции, задачи тыла, базирование, материальное, медицинское и ветеринарное обеспечение. Расчеты по материальному и другим видам обеспечения имели достаточно подробные данные, которые использовались в ходе тылового обеспечения войск. Кроме того, в плане формулировались выводы о готовности тыла к обеспечению операции.

Как при подготовке, так и в ходе контрнаступления остро вставал вопрос размещения соединений, частей и учреждений тыла фронтов, запасов материальных средств. Вопреки довоенным взглядам, когда считалось, что размещать объекты тыла следовало главным образом стационарно, на железной дороге, однако в ходе Сталинградского сражения уже часть сил и средств, в том числе и фронтового тыла выдвигалась ближе к войскам и развертывалась на грунте на направлении действий главных сил фронта. Концентрация сил и средств тыла на ряде участков была достаточно большой. Так, главная группировка Юго-Западного фронта развертывалась на плацдарме юго-западнее Серафимовича, а группа фронтовых складов — в армейском тылу в районе Ново-Анненский, Страхово буквально в армейском тылу. Совсем рядом, на этой же железнодорожной ветке на участке Кумылга — Раковка, размещались склады и другие части тыла 21-й армии соседнего Донского фронта. Ее распорядительная станция была в Михайловске. Тут же, в радиусе 18–22 км находились четыре армейских госпиталя, а ближе к войсковому тылу — три госпиталя первой линии, два полевых хлебозавода, ветлазарет и другие объекты. Второй эшелон полевого управления 21-й армии, то есть тыловой пункт управления, находился в станице Арчединской.

К передовой линии тыл был приближен и в войсковом звене. В той же 21-й армии части и подразделения тыла дивизий располагались в ряде случаев в 5–6 км от переднего края.

Сталинградский фронт главный удар готовился нанести из района Сарпинских озер, в связи с чем на правом берегу Волги в районах Красноармейска, Райгорода, Светлого Яра, Каменного Яра, Солодники были развернуты группы полевых госпиталей и передовые фронтовые склады.

В результате напряженной работы личного состава тыла к началу контрнаступления в войсках, на армейских и фронтовых складах были созданы минимально необходимые запасы материальных средств. В целом они были меньше установленных норм, но при правильном их эшелонировании и целесообразном использовании надежно обеспечивали войска ударных группировок. Максимальное количество боеприпасов, горючего и других материальных средств сосредоточивалось в войсках и армейском тылу, и лишь минимум их оставался на фронтовых складах (например, боеприпасов всего 0,2–0,5 боекомплекта).

Подготовка тыла к операции проводилась скрытно. Задачи до исполнителей доводились устно, подвоз материальных средств, передвижение личного состава осуществлялись в темное время суток. В результате потери в тыловых соединениях, частях и учреждениях в этот период были незначительными, противнику не удалось установить подготовку войск к контрнаступлению.

Накопив крупные стратегические резервы войск, после создания необходимого количества запасов материальных средств фронты перешли в контрнаступление.

Основное место в операции отводилось трем фронтам, наносившим удар с севера — Юго-Западному и Донскому и наступавшему с юга — Сталинградскому.

Утром 19 ноября 1942 г. в 7.30 на северном участке прорыва загрохотали 3500 орудий. В течение мощной восьмидесятиминутной артподготовки оборона врага была подавлена, и войска пошли в атаку. На следующий день в наступление перешел Сталинградский фронт. В операции участвовало небывалое по тому времени количество артиллерии — более 15 000 орудий, минометов и реактивных установок. Это в два раза больше, чем в битве за Москву. Здесь в полном объеме было организовано артиллерийское наступление, более видную роль играл «огневой вал». Артиллерия четко наступала вместе с пехотой и танками, непрерывно сопровождая их огнем в течение всего наступления. Недостатка в снарядах не было, они подавались на огневые позиции бесперебойно.

На пятые сутки наступления советские войска соединились в районе г. Калач, замкнув в кольце окружения 330-тысячную группировку вражеских войск (22 дивизии и около 160 отдельных частей и подразделений), и по свидетельству A. M. Василевского, это оказалось неожиданностью для Верховного Главнокомандования. Предполагалось, что в окружение попадет 85–90 тыс. человек222. Это обстоятельство потребовало принятия дополнительных мер при приеме пленных и их обеспечении продовольствием и медицинским обслуживанием.

24 ноября 1942 г. директивой по тылу Сталинградского фронта ставилась задача о перемещении соединений, частей и учреждений тыла как фронта, так и армий с тем, чтобы своевременно обеспечивать боевую деятельность войск. Конкретно определялись районы размещения, а также порядок использования автомобильного транспорта подвоза по грунтовым дорогам. Начальнику санитарного управления фронта было приказано увеличить число госпиталей на правом берегу р. Волга.

Будучи окруженными, немецкие войска продолжали упорно сопротивляться. На совещании 24 ноября немецкая ставка приняла решение удерживать Сталинград и деблокировать окруженные войска. Главнокомандующий военно-воздушными силами Германии Г. Геринг заверял, что авиация в состоянии по воздуху обеспечить группировку Ф. Паулюса всем необходимым для жизни и борьбы. Соединения и части трех фронтов, искусно маневрируя, имея превосходство в вооружении и материальных средствах, продвигались в глубину обороны противника.

Представитель Ставки Верховного Главнокомандования тогда генерал-полковник Н. Н. Воронов в своих мемуарах писал: «Откуда же у противника берутся силы? Неужели не сказываются трудности с продовольствием? Как же немцы дерутся, получая голодный паек?…».

Разведка доносила, что суточный рацион солдат и офицеров состоял из 150 г хлеба, 60–75 г мяса или консервов, супа из конины и изредка 25–30 г масла.

Немецкий ефрейтор Клемене Шульте в письме писал родителям в Германию: «…Не могу я писать, что мне хорошо, если я 14 дней не мылся… Я очень голоден, день и ночь нам нет покоя. Мои нервы совсем расшатались, я начинаю разговаривать по ночам и на меня надо громко крикнуть, чтобы остановить»223.

О состоянии обеспеченности окруженных немецких войск можно судить по словам военнопленного Гельмута Людвига. На допросе он говорил: «…2 декабря к 105-мм орудий осталось по 15 снарядов. У пулеметчиков по 2 коробки, то есть по 600 выстрелов на пулемет. Мины были только к легким минометам… Горючего почти совершенно нет. Большинство автотранспорта стоит, бездействуют танки… они закапываются в землю… в районе Питомника находятся самолеты, бездействующие из-за отсутствия горючего… на 30, 1 и 2, то есть на три дня, мы получили: хлеба 500 г, масла 25 г, консервов 50 г, папирос 4 шт., конфет 1 шт…»224.

Н. Н. Воронов ежедневно выделял 2–3 часа для допроса пленных офицеров и генералов. Ему хотелось лучше познакомиться с офицерскими кадрами немецкой армии, чтобы знать их слабые и сильные стороны. Конечно, он стремился выяснить оценку действий нашей наземной и зенитной артиллерии. Время, истраченное на допросы пленных, не пропало даром. Ему стало ясно, что этому способствовала усиленная пропаганда о могуществе и непобедимости немецкой армии, а также воздействие офицеров войскового звена на настроение солдат. Так, в приказе по 297-й немецкой пехотной дивизии, изданном 7 января 1943 г., говорилось: «…ожидаются сильные и, возможно, последние атаки со стороны русских. Мы должны их отбить. В этом условие нашего освобождения, обещанного фюрером… Все те, которые принадлежат к этой дивизии, знают, что эта дивизия никогда не была битой, а, наоборот, всегда шла от одного успеха к другому… Командир дивизии генерал Пфеффер».

Вместе с тем 25 января 1943 г. генерал Пфеффер на командном пункте 6-й армии в разговоре с Ф. Паулюсом много говорил о положении в частях — истощение, недостаток продовольствия, перевязочного материала и медикаментов, боеприпасов — и заключил свои слова вопросом, какой смысл бороться дальше и не следует ли положить этому конец225.

В организационном плане руководство окруженных войск приказало переселить немецких офицеров в солдатские землянки, чтобы улучшить надзор за подчиненными, следить за их поведением и принимать соответствующие меры.

Вместе с тем подготовка к операции «Кольцо» проходила в крайне сложной обстановке. В предписанные Ставкой сроки командование Донского фронта не укладывалось. На фронт опаздывали многие эшелоны с войсками и транспорты с вооружением и боеприпасами. А без них начинать операцию в назначенный срок — 6 января 1943 г. — было более чем рискованно. Подсчеты показывали, что надо еще 6–7 суток, но было ясно, что Ставка на это не пойдет. Решили просить перенести наступление хотя бы на четверо суток.

Н. Н. Воронов связался по телефону с наркомом путей сообщения — начальником Тыла Красной Армии А. В. Хрулевым, добился от него заверения оказать помощь с доставкой грузов. Затем позвонил Сталину. Верховный молча выслушал доводы Николая Николаевича, не дал никакого ответа, сказал «до свидания» и положил трубку.

Тут невольно почувствуешь мороз на коже и дрогнешь… А Воронов немедленно направил Верховному письменное донесение с хорошо аргументированной просьбой утвердить начало «Кольца» плюс 4».

Донесение было сразу же передано в Москву. Вскоре Воронова вызвали к телефону. Сильно раздраженный Сталин стал обвинять его во всех смертных грехах. Из многих его фраз Николаю Николаевичу особенно запомнилась одна:

— Вы там досидитесь, что вас и Рокоссовского немцы в плен возьмут! Вы не соображаете, что можно, а что нельзя! Нам нужно скорей кончать, а вы умышленно затягиваете!226

Но предложенный Вороновым и Рокоссовским план переноса «Кольца» с 6 на 10 января утвердил. Потому что понимал, с какими профессионалами имеет дело…

Несвоевременное прибытие эшелонов с войсками и материальными средствами к местам выгрузки ставило под угрозу всю операцию. В целях ускорения их подхода пришлось разгружать многие эшелоны на большом удалении от предусмотренных планом мест выгрузки. Это мероприятие потребовало дополнительного времени на подтягивание выгруженных частей к местам предназначения.

Как вспоминал Н. Н. Воронов, на первый взгляд казалось, что виноват тыл и работа железнодорожного транспорта, а в действительности их тоже винить было нельзя. Ведь они заранее не знали многих новых задач, поставленных им только в декабре 1942 г. Эти новые сверхплановые задачи очень трудно было выполнять в столь сжатые сроки.

Впоследствии Николай Николаевич так разовьет эту мысль: «По-моему, это имеет место потому, что у нас во всех звеньях длительное время хранятся в секрете готовящиеся операции, проводятся сначала оперативные перевозки, а потом снабженческие, поздно подвозятся боеприпасы, горючее и продовольствие. Вот почему часто район будущих действий остается без дорог, без организованной службы тыла. Вот почему сталкиваемся мы с недостачей тех или иных материальных средств к началу действий»227.

Операция «Кольцо» по разгрому окруженной немецкой группировки осуществлялась войсками Донского и Сталинградского фронтов. 10 января 1943 г. в 8.05 в воздухе в определенном направлении появилась серия мощных сигнальных ракет условленного цвета, а рации приняли команду «Огонь»…

Оглушительный грохот более 7000 орудий и минометов мгновенно перерастает в сплошной, непрерывный гул. Так продолжалось 55 минут. Со стороны противника не было ни одного ответного выстрела… Пехота, танки пошли в атаку… Немецкая группировка была рассечена, а 2 февраля 1943 г. капитулировала.

В размещении и перемещении соединений, частей и учреждений тыла в контрнаступлении отмечается тенденция приближения их к войскам. Основные силы и средства тыла выдвигались на направления, где наносился главный удар. Это позволяло в ходе ведения наступательных операций обеспечивать бесперебойный подвоз боеприпасов и горючего, эвакуировать раненых и больных воинов.

В крайне тяжелой обстановке войска несли большие потери как в людях, так и в вооружении, боевой технике, других видах материальных средств. Так, в ходе Сталинградского сражения Юго-Западный фронт потерял 1860 танков, Донской — 2308, Сталинградский — 1522 танка228. Боевые потери вооружения также исчисляются десятками тысяч (табл. 37).


Таблица 37. Сводная ведомость потерь вооружения в ноябре-декабре 1942 г. в ходе Сталинградского сражения230

№ п/п Наименование Юго-Западный фронт Донской фронт Сталинградский фронт Всего
ноябрь декабрь ноябрь декабрь ноябрь декабрь
1 Винтовки и карабины 726 22291 3533 7243 11606 16350 61749
2 Револьверы и пистолеты 24 795 149 603 519 1092 3182
3 Сигнальные пистолеты 24 446 146 616
4 Пистолеты пулеметы 213 5016 221 2144 2449 4446 14489
5 Пулеметы ДП 63 1184 103 173 450 846 2819
6 Пулеметы ДТ 89 139 47 460 101 243 1079
7 Станковые пулеметы 17 438 37 75 117 449 1133
8 Комплексные пулеметы 2 2 4 8
9 12,7-мм пулеметы ДШК 1 21 11 3 31 67
10 14,5-мм противот. ружья 30 1121 116 196 527 676 2666
11 50-мм минометы 12 560 31 109 178 304 1194
12 82-мм минометы 7 352 8 107 206 143 823
13 107-мм минометы 6 6
14 120-мм минометы 21 1 12 22 56
15 25-мм зенитные пушки 2 2
16 37-мм зенитные пушки 8 8 16
17 45-мм ПТО 16 98 19 16 69 62 280
18 20-мм танк. пушки ШВАК 3 14 1 18
19 45-мм танковые пушки 18 58 57 8 57 198
20 76-мм танковые пушки 29 51 18 82 25 93 298
21 76-мм полковые пушки 23 3 4 2 13 45
22 76-мм дивизион. пушки 35 3 7 60 76 181

Обеспечение войск фронтов в ходе контрнаступления осуществлялось в крайне тяжелых условиях. При передислокации войск, подвозе материально-технических средств использовались все виды транспорта: железнодорожный, водный, воздушный, автомобильный, гужевой и трубопроводный.

В ходе подготовки и проведения контрнаступления выгрузку войск и материальных средств для Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов из железнодорожных составов приходилось осуществлять в районах, имевших ограниченную пропускную и выгрузочную способность. Даже в ходе сражения продолжались работы по достройке железнодорожных линий Кизляр — Астрахань, Иловая — Петров Вал, Ахтуба — Причальное. Постройка этих дорог, а также паромных переправ через Волгу у Сталинграда и Астрахани намного облегчили условия работы фронтовой сети железных дорог. Наряду с этим на участках с малой пропускной способностью применялись такие форсированные методы организации движения, как колебательное и одностороннее, сдваивание составов.

Маршал Советского Союза Г. К. Жуков в труде «Воспоминания и размышления» так писал об этом: «…при подготовке контрнаступления предстояло провести колоссальные перевозки войск и материально-технических средств для всех фронтов, особенно для вновь создаваемого Юго-Западного фронта. Надо отдать должное Генеральному штабу и штабу Тыла Красной Армии. Они блестяще справились с сосредоточением сил и средств для операции».

Так, с июля по ноябрь 1942 г. на Юго-Восточной и Рязано-Уральской железных дорогах ежесуточно выгружалось 1360 вагонов с воинскими грузами, с 19 по 30 ноября — 1850, а в декабре 1942 г. — 1980 вагонов в сутки. Объем воинских перевозок с июля 1942 г. по 1 января 1943 г. в район Сталинграда составил 3269 поездов (106 783 вагона) с войсками и 1052 поезда (42 094 вагона) с материальными средствами.

Начальник Генерального штаба Красной Армии — представитель Ставки ВГК генерал-полковник A. M. Василевский в докладе на имя Верховного Главнокомандующего от 9 декабря 1942 г. по вопросам планирования разгрома группировки противника западнее от р. Россошка указывал, что мероприятия намечаются проводить «при условии выполнения ВОСО плана перевозок (окончание 14 декабря), операция может быть начата 16.12. Но это потребует от ВОСО ежедневной подачи нам не менее 20 эшелонов…»229.

Работа тыла Красной Армии в период Сталинградского сражения теснейшим образом переплеталась с действиями Наркомата путей сообщения. Начальник Тыла Красной Армии генерал А. В. Хрулев, он же нарком путей сообщения наладил деловой контакт с руководителями других наркоматов, связанных с военными поставками и перевозками. В его кабинете часто заслушивались доклады начальника штаба Тыла генерала М. Миловского, генералов В. Виноградова, П. Ермолина, В. Белокоскова, главного интенданта генерала П. Драчева, начальников управлений. Обсуждаемые и принимаемые решения тут же увязывались с аппаратом и службами НКПС и передавались для исполнения. Это был период напряженной, трудной, но весьма плодотворной, творческой работы руководителей Тыла Красной Армии, наркоматов — поставщиков военной продукции и Наркомата путей сообщений.

Соединениям, частям и учреждениям фронтового, армейского и войскового тыла приходилось решать свои задачи в чрезвычайно сложной обстановке. Если среднесуточный объем снабженческих перевозок в битве под Москвой составлял 46 вагонов, то в период Сталинградского сражения он возрос в 6 раз (253 вагона)231.

Должностные лица тыла фронтов искали выход из создавшегося положения. Тогда начальник тыла Сталинградского фронта генерал-майор Н. П. Анисимов издал приказ и вместо существовавшего принципа подвоза в войсковом тылу «на себя» ответственность за доставку грузов возложил на старшего начальника. Это был первый эксперимент, причем удачный. В последствии такой порядок подвоза был распространен на все войска Красной Армии.

В ходе выполнения воинских перевозок имели место и существенные недостатки. Так, из-за нечеткого планирования и управления железнодорожными перевозками отдельные эшелоны с войсками и транспорты с материальными средствами прибывали в пункты назначения со значительными опозданиями. Трудности, имевшие место в конце 1942 г., не могли не сказаться на работе железных дорог и службы военных сообщений в начале 1943 г. Успешные наступательные действия войск, увеличение и качественное изменение состава фронтов, насыщение их во все возрастающем количестве боевой техникой и как следствие неуклонный рост потребностей фронтов в материальных средствах — все это вызывало необходимость резкого увеличения объема оперативных и снабженческих перевозок (табл. 38).


Таблица 38. Объем воинских железнодорожных перевозок в ходе контрнаступления под Сталинградом с 19.11 по 31.12.1942 г. (в вагонах)232

№ п/п Виды перевозок Фронты Всего
Юго-Западный Донской Сталинградский
1 Централизованные оперативные 26 203 15 131 2581 43 915
2 Централизованные снабженческие 6161 5391 4276 15 828

По мере продвижения войск на запад возрастал объем, усложнялись восстановительные работы на железных дорогах, росла протяженность коммуникаций. Возникла также необходимость обеспечения основных железных дорог локомотивами, вагонами и цистернами, которые в первый период войны были эвакуированы. Объем железнодорожных воинских перевозок в ходе битвы на Волге как по объему, так и по номенклатуре грузов весьма значителен (табл. 39). При этом оперативные перевозки составили 159 283 вагона или 79,3%, а снабженческие 42 094 вагона или 20,7%.


Таблица 39. Характеристика воинских железнодорожных перевозок в сражении на Волге233

№ п/п Виды перевозок Кол-во вагонов В процентах
Оперативные
1 Стрелковые соединения и части 90 653 45,0
2 Танковые соединения и части 31 509 15,7
3 Артиллерийские части 13716 6,9
4 Инженерные части 3394 1,7
5 Части ПВО 2215 1,1
6 Танки и автомашины с заводов 2521 1,3
7 Части связи 1527 0,8
8 Части ВВС 1314 0,7
9 Прочие части 6184 3,0
10 Людские пополнения 6250 3,1
Итого: 159 283 79,3
Снабженческие
1 Боеприпасы 16 266 8,0
2 Вооружение и материально-технические грузы 6825 3,4
3 Горючее и смазочные материалы 8905 4,5
4 Продовольствие, фураж и другие снабженческие грузы 10 098 5,0
Итого: 42 094 20,7
ВСЕГО: 201 377 100,0

В ходе сражения за Сталинград весьма важное значение приобрела Волга. Воинские перевозки из тыловых районов страны для фронтов выполнялись транспортным флотом Верхне-Волжского, Средне-Волжского и Камского пароходств. На фронтовых водных участках (Камышин — Сталинград, Астрахань — Владимировка — Сталинград) работал в основном флот Нижне-Волжского пароходства и пароходства «Волготанкер» (табл. 40).


Таблица 40. Объем воинских водных перевозок в сражении на Волге (12 июля — конец навигации 1942 г.)234

№ п/п Наименование перевозок Единица измерения Перевезено Количество вагонов
Оперативные
1 Люди чел. 124000 3100
2 Лошади голов 20400 2570
3 Орудия шт. 297 100
4 Танки шт. 121 120
5 Автомобили шт. 1740 1160
6 Повозки шт. 2040 250
7 Грузы с воинскими эшелонами т 34000 2800
Итого: 10100 или 205 поездов
Снабженческие
1 Грузы снабжения и имущество т 250000 500 поездов
Эвакуационные
1 Раненые и больные чел. 138121 300 поездов
ВСЕГО поездов 1005

Наряду с этими перевозками по Волге из глубокого тыла фронтам и с фронтовых складов армиям выполнялись перевозки с использованием паромных переправ. Поступавшие по железной дороге грузы выгружались на станциях левого берега Волги: Покровск-Приволжский, Займище, Колобовка, Заплавское, Паромная. С этих станций грузы шли на паромные переправы (автомобильные и железнодорожные) для доставки войскам на правый берег Волги. Всего было создано 20 переправ для Донского и Сталинградского фронтов. Переправы работали и в ходе контрнаступления до 28 ноября 1942 г.

Начальник тыла Сталинградского фронта в приказе от 23 ноября 1942 г. об обеспечении переправ через р. Волга констатировал, что «…вопрос обеспечения переправ плавсредствами, их ремонт, обеспечение топливом находится в безобразном положении. Постановление Военного совета фронта от 23 октября 1942 г. не выполняется. Переправы не обеспечены достаточным количеством самоходного и несамоходного флотов, команды судов укомплектованы не полностью, ремонт флота на местах не организован, отсутствует топливо… Все это ставит под угрозу срыва работу переправ в самый ответственный момент ледохода и ледостава». Ставились задачи по устранению имевшихся недостатков и упорядочению работы переправ.

В сложных условиях приходилось трудиться в эти дни под Сталинградом работникам речного транспорта. Когда началось контрнаступление советских войск, на Волге был уже ледоход и появились ледяные заторы. Вновь и вновь под огнем врага пробивали через льды свои суда речники и переправляли воинские пополнения и грузы. «В эти дни и ночи они творили истинно героические дела, — вспоминал бывший командующий 62-й армией Маршал Советского Союза В. И. Чуйков. — Я сам наблюдал ночью, как суда, метр за метром, с разгона, пробивая путь среди льдов, шли от пристани Тумак на Север по Волге к берегу, где оборонялась 62-я армия»235.

В боевом донесении командующего Сталинградским фронтом Верховному Главнокомандующему от 8 декабря 1942 г. указывалось: «По-прежнему напряженное положение с переправами на р. Волга. Сплошное движение льда, сильное обмеление и недостаточность переправочных средств с мелкой осадкой затрудняет переброску войск, грузов, эвакуацию раненых. Имеющиеся суда среднего и полуледокольного типа с большой осадкой фактически не работают ввиду значительного понижения уровня воды на р. Волга».236

Всего с помощью переправ через Волгу за операцию перевезено: людей 1 680 074 чел., лошадей 418 019 голов, повозок 47 685, автомобилей и тракторов 96 486, танков — 2986, орудий — 843, паровозов — 926, вагонов — 12 796 и грузов — 200 732 т237.

На переправах, которым не было подобных в ходе всей войны, работали паромы, крупные суда, небольшие одиночные суда и корабли Волжской военной флотилии — бронекатера, тральщики и вспомогательные суда, речные трамваи и т. д.

В те дни на всю Волгу прославился небольшой старенький колесный пароходик «Ласточка», спущенный на воду еще в 1884 г. «Ласточка» не знала покоя ни днем, ни ночью. Команда вместо 15 человек по штату имела всего семерых, в том числе капитана судна В. И. Блохина и всю семью механика В. Д. Григорьева, включая его жену и дочь. «Ласточка» перевезла 18 тыс. человек, отбуксировала 20 тыс. тонн различных грузов. Только за одну ночь перевезла 1000 детей детских садов, эвакуированных из других городов…238

Авиация противника беспрерывно бомбила суда, баржи, причалы. Иногда огонь пылал по всей реке — горели плавсредства, нефтепродукты, вытекавшие из разбитых цистерн. Противник безжалостно бомбил суда с ранеными. Только самоотверженность капитанов, их опыт и умелое маневрирование часто спасали материальные средства и людей от неминуемой гибели.

Командующий 62-й армией В. И. Чуйков, отмечая значение переправ и роль волжских речников, писал: «Если бы их не было, возможно 62-я армия погибла бы без боеприпасов и без продовольствия…».

Для обеспечения подвоза материальных средств автомобильным транспортом дорожные части Юго-Западного и Донского фронтов оборудовали по три, а Сталинградского — две военно-автомобильные дороги и три ответвления от них. В ходе наступления дороги наращивались по мере продвижения войск. Исключительно важное значение имела военно-автомобильная дорога Ставки Верховного Главнокомандования Рязань-Сталинград, которая обеспечивала подачу грузов войскам практически без перебоев. Ее содержание находилось под особым контролем Ставки.

Содержание дорог осуществлялось при наличии ограниченного количества сил и средств. Так, Донской фронт при общем протяжении 556 км военных дорог имел всего тринадцать отдельных дорожно-эксплуатационных батальонов (табл. 41). За январь 1943 г. при ликвидации окруженной группировки выполнили следующий объем работ: построили четыре новых моста длиной 61 пог. м, отремонтировали и усилили двадцать четыре моста длиной 651 пог. м, выполнили 64727 м3 земляных работ, проложили 36 пог. м труб, израсходовали 847 м3 песка, 1103 м3 шлака, 4870 м3 лесоматериалов.


Таблица 41. Состав дорожных войск Донского фронта в Сталинградском сражении239

№ п/п Объединения Количество дорожных частей
Одэб Одсб Омсб УВАД
на 5.10.1942 на 1.2.1943 на 5.10.1942 на 1.2.1943 на 5.10.1942 на 1.2.1943 на 5.10.1942 на 1.2.1943
1 63-я армия 1 1
2 21-я армия 1 1 1
3 4-я танковая армия 1 1 1
4 24-я армия 1 2
5 66-я армия 1 1 4 2
6 65-я армия 1 1
7 62-я армия 1 1
8 64-я армия 1 1
9 Резерв фронта 1 9 2 7 2 5 1 1
Итого: 6 13 11 11 4 6 1 1

Дорожно-комендантская служба обеспечила питанием 263 599 человек, выдала продовольствия 316 926 сутодач, обеспечила отдых и обогрела 119 234 чел., заправила горючим 1296 автомобилей.

Дорожное обеспечение в полосе действий Юго-Западного фронта осуществляли инженерные войска, так как фронт в этот период специальных дорожных сил и средств практически не имел240. С 20 ноября по 5 декабря 1942 г. через паромные переправы, содержавшиеся дорожными частями Сталинградского фронта, было перевезено 2715 автомашин, 39 тракторов, 819 повозок, 177 танков, 252 орудия, 75 500 военнослужащих, 142 — раненых и больных, 1728 лошадей, доставлено 12 000 т грузов.

В условиях осенней распутицы и снежных заносов грунтовые дороги на многих участках становились непроезжими. Занятость дорог и переправ через Волгу войсками, сосредоточенными для контрнаступления, предельно усложнила подвоз материальных средств. Дорожниками, автомобилистами и ездовыми принимались все возможные меры для лучшего использования автомобильного и гужевого транспорта. В целях уменьшения потерь и ускорения погрузочно-разгрузочных работ автотранспортные колонны были сокращены до 8-10 машин. Для подвоза грузов на разных этапах использовался гужевой транспорт, воловьи упряжки, даже верблюды. В городских условиях грузы перевозились по узкоколейным путям, в вагонетках. На складских территориях оборудовались трубопроводы для перекачки горючего.

Генерал армии Г. К. Жуков информировал шифртелеграммой от 20 ноября 1942 г. генерал-майора Зубанова и генерал-майора Дегтярева, что в 8.00 20.11.42 г. отправлены автоколонны со снарядами М-13 в количестве 540 штук нормальной дальности и подаются к переправе у Горно-Водяное. Остальные 460 штук снарядов М-13 будут поданы вторым рейсом241.

При подготовке и в ходе контрнаступления автотранспортный парк фронтов был усилен за счет резерва Ставки Верховного Главнокомандования (табл. 42), что позволяло в основном своевременно подавать и обеспечивать материальными средствами войска при ведении боевых действий. Вместе с тем на отдельных направлениях машин не доставало. Кроме того, автомобильные части и подразделения несли значительные потери в автотранспорте.


Таблица 42. Наличие и техническое состояние автомобильного и тракторного парков Донского и Сталинградского фронтов в ходе контрнаступления242

№ п/п Фронт По штату По списку В т. ч. исправные Коэффициент технической готовности
Автомобильный парк
Донской
1 На 30 ноября 1942 г. 25 579 19 838 14 298 0,72
2 На 10 декабря 1942 г. 24 666 19717 14 659 0,74
Сталинградский
1 На 1 декабря 1942 г. 29 824 16 372 11 651 0,71
Тракторный парк
Донской
1 На 30 ноября 1942 г. 2155 1467 1035 0,70
2 На 10 декабря 1942 г. 2240 1467 1009 0,69
Сталинградский
1 На 1 декабря 1942 г. 3002 1161 874 0,75

Генерал-полковник A. M. Василевский — представитель Ставки ВГК на Юго-Западном фронте докладывал Верховному Главнокомандующему 20 ноября 1942 г.: «С дальнейшим выдвижением войск к Дону, в связи с увеличившейся растяжкой коммуникаций от баз питания, возникает серьезное опасение по вопросам своевременной подачи войскам всего необходимого для боя. Прошу Ваших указаний о скорейшем направлении фронту по линии управления тыла намеченных тов. Константиновым (Г. К. Жуковым. — Авт.) дополнительно 400 автомашин243.

Для пополнения парка автомобильного транспорта фронтов было отремонтировано и использовано к этому времени 3,7 тыс. трофейных автомобилей.

Усиление автотранспортных частей подвоза явилось одной из важнейших материальных предпосылок успешных наступательных действий. Автомобильный транспорт сыграл чрезвычайно важную роль в обеспечении подвоза материальных средств войскам Сталинградского фронта в период разгрома группировки Манштейна, пытавшейся деблокировать окруженные немецкие войска. Тогда была создана мощная группировка советских войск, но обеспечение этих войск сильно осложнялась трудностями подвоза материальных средств. Уже к началу операции — 12 декабря 1942 г. — отрыв войск от баз снабжения составлял 350 км. Приблизить станции снабжения по железным дорогам не было возможности, поскольку Сталинградский железнодорожный узел не был освобожден. Запасы материальных средств фронта оставались на восточном берегу Волги. Поэтому на протяжении всей наступательной операции подвоз осуществлялся в основном автомобильным транспортом. Перевозки велись круглосуточно, до минимума сокращались простои машин под погрузкой и выгрузкой. Автомобили сразу после погрузки отправлялись в рейс небольшими колоннами. На военно-автомобильных дорогах были организованы пункты дозаправки горючим, питания и технического обслуживания, четкое регулирование движения. Суточный пробег машин достигал в отдельные дни 400–500 км. Фронтовой, армейский, а нередко и войсковой транспорт работали, по существу, параллельно.

Прогнозируя возможные трудности, связанные с подвозом материальных средств, начальник тыла Сталинградского фронта генерал-майор Анисимов с разрешения командующего войсками фронта генерал-полковника Еременко своим приказом определил количество войскового автотранспорта, привлекаемого для подвоза боеприпасов, продовольствия и других грузов во фронтовом и армейском звеньях подвоза.

В середине декабря 1942 г. на Юго-Западном фронте количество машин составляло: во фронтовом звене — три автомобильных батальона с общим количеством 243 автомашины; в армейском звене — восемь автомобильных батальонов с общим числом 871 грузовая машина. Всего в этом фронте было 1114 автомобилей. В конце января 1943 г. в составе фронтового и армейского звеньев подвоза насчитывалось 3197 автомобилей, в том числе 1798 ГАЗ-АА, 531 ЗИС-5, 107 иномарок, 208 прочих марок и 558 бензоцистерн на базе ЗИС-5 и ГАЗ. Коэффициент технической готовности автопарка подвоза был доведен до 0,86. Однако большая разномарочность его значительно усложняла проведение технического обслуживания и ремонта машин.

Опыт наступательных операций Юго-Западного и Сталинградского фронтов убедительно показал решающую роль автомобильного транспорта подвоза материальных средств войскам ударных группировок при действиях их в оперативной глубине и большом отрыве от баз снабжения. Тогда были сделаны соответствующие выводы и приняты меры к усилению автотранспортных частей фронтов и армий. Важным мероприятием этого периода явилось создание автомобильных полков, благодаря чему тыл стал более подвижным.

Дорожные части фронтов и армий наращивали военно-автомобильные дороги за наступающими войсками. При больших расстояниях, плохом состоянии дорог, малых скоростях движения автомобильный транспорт в ряде случаев не справлялся с подвозом. Часть автотранспорта выделялась подвижным группам войск при вводе их в прорыв, а также для временной моторизации стрелковых соединений и частей. В этих условиях на помощь фронтам приходил автотранспорт Верховного Главнокомандования, доставлявший материальные средства непосредственно в войска из глубокого тыла. Например, за период с 20 ноября по 5 декабря 1942 г. фронтам в районе Сталинграда было подвезено более 120 тыс. т грузов и эвакуировано 24 тыс. раненых244.

На фронтовых дорогах шла борьба не только за тонны грузов для войск, но и мужественная борьба с врагом. Так, водитель 3-го батальона 5-го отдельного автомобильного полка И. З. Сила во время разгрузки боеприпасов в районе хутора Бурковский осколком вражеской бомбы был ранен в ногу, но отказался оставить автомобиль и убыть в лечебное учреждение. Он, превозмогая боль, привел машину в часть и только после этого был отправлен в госпиталь245.

Водитель 2-го батальона того же автомобильного полка П. И. Иванов получил приказ доставить боеприпасы и продовольствие батальону, который оказался отрезанным от наших войск в районе станицы Клетской десантом вражеских автоматчиков на танках. Отважный водитель, умело маневрируя под вражеским обстрелом, прорвался через боевые порядки немцев и выполнил приказ. Такую операцию Иванов проделал дважды. Батальон вышел из окружения.

С выходом Юго-Западного фронта к станице Морозовской расстояние подвоза увеличилось до 300 км, а к моменту подхода войск к Батайску автомашинам приходилось совершать подвоз на 500 км. В отдельных колоннах среднесуточный пробег автомашин достигал 600 км. Особо напряженный период в работе автотранспорта был в последней декаде января и первой декаде февраля. В это время при глубине подвоза 400 км для подачи войскам 3500 т снабженческих грузов, имея 4-6-суточный оборот машины, требовалось фронту 11,5 тыс. автомобилей (в пересчете на ГАЗ-АА), а имелось на ходу — фронтового и армейского подчинения 3,0 тыс. — некомплект составил 8,5 тыс. единиц. В этих условиях использовались артиллерийские тягачи и даже ремонтные летучки. Большая помощь оказывалась фронту транспортом центрального подчинения. Широко использовался гужевой, а также привлекался транспорт местного населения.

Действия войск фронтов отличались высокой маневренностью, быстрым продвижением вперед. Во фронты поступали свежие резервы. Причем в этот период некоторые оперативные объединения не полностью имели положенные по штату органы управления, части и учреждения тыла. Так, на котельниковское направление форсированным маршем выдвигалась 2-я гвардейская армия, а ее склады были на пути к станции Камышино. 5-я ударная армия вообще не имела своих складов и снабжалась через склады соседней армии. Чтобы не сорвать обеспечение войск в чрезвычайно сложной обстановке, когда противник пытался деблокировать свои войска, окруженные в Сталинграде, пришлось широко привлекать для подвоза боеприпасов и горючего войсковой транспорт, а также значительную часть строевых автомашин и ремонтных летучек. Однако необходимое количество боеприпасов и горючего невозможно было своевременно доставить частям по грунтовым дорогам. Тогда Ставка Верховного Главнокомандования выделила две авиадивизии транспортных самолетов, которые доставляли грузы по воздуху.

Использование транспортной авиации началось при обеспечении 2-й гвардейской армии генерала Р. Малиновского, которая в срочном порядке выдвигалась навстречу войскам Маштейна, шедшим на выручку окруженной под Сталинградом немецкой группировке. Объединение прошло своим ходом огромное расстояние, танки израсходовали почти все горючее. Подвоза нет. Как быть? Склады остались далеко позади.

Генерал Малиновский принимает дерзкое решение. Используя последние литры горючего, он выводит танки в чистое поле и выстраивает в боевой порядок. Противник, увидев около сотни советских танков, опешил и не отважился в тот день на выступление. Время было выиграно. Риск оправдал себя. Тогда и пригодилась выделенная Ставкой по настоянию А. Хрулева транспортная авиация. Она вовремя доставила горючее армии Р. Малиновского, которая вместе с другими советскими войсками не пустила немцев и Паулюс оставался в окружении до полной капитуляции.

После перехода Красной Армии в контрнаступление под Сталинградом непрерывное пополнение южного фланга советско-германского фронта громадным количеством боевой техники и войсками продолжалось. В декабре 1942 г. 46% всех оперативных воинских эшелонов, выгруженных на советско-германском фронте, приходилось на долю волжских фронтов246.

Запасы материальных средств, заблаговременно созданные вблизи переднего края и на правом берегу Волги, в целом обеспечили потребность войск в первые дни наступления. В последующем снабжение фронтов осуществлялось с центральных баз и складов через фронтовые и армейские склады. Для подвоза использовались все виды транспорта, усилия которых координировались штабами тыла фронтов. Работникам тыла активно помогали командиры всех степеней, выделяя в необходимых случаях людей и транспорт. Большое внимание вопросам снабжения войск уделяли военные советы фронтов и армий.

Чтобы избежать перебоев в обеспечении войск, действовавших в районе Калача, Карповки, Кривомузгинской, снабжение их по указанию штаба Тыла Красной Армии в начале декабря было организовано за счет запасов Донского фронта, которые доставлялись на станцию Качалино железнодорожным транспортом, а от нее автотранспортом фронтов и армий.

В ходе контрнаступления растяжка коммуникаций увеличивалась с огромной быстротой, что не позволяло своевременно справляться с большим объемом перевозок, особенно подвижным войскам. В ходе глубоких рейдов танковым и механизированным корпусам боеприпасы, горючее, продовольствие, а в ряде случаев и другие виды материальных средств доставлялись по воздуху.

Для осуществления воздушных перевозок еще 19 ноября 1942 г. начальник тыла Сталинградского фронта своим приказом определил задачи по подготовке посадочных площадок для самолетов. Тогда начальник штаба управления тыла фронта полковник Гаврилов совместно со штабом 8-й воздушной армии разработал конкретный план подачи боеприпасов, горючего и других материальных средств по воздуху. Были подготовлены специальные силы и средства оборудования площадок для посадки самолетов, а также сбора грузов, сбрасываемых при помощи ПДММ.

В ходе контрнаступления было израсходовано значительное количество материальных средств. Расход боеприпасов с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. на трех фронтах (Юго-Западный, Донской, Сталинградский) составлял в среднем 60 вагонов в сутки (около 1200 т). Юго-Западный фронт ежесуточно расходовал 0,35 заправки автобензина, Донской и Сталинградский фронты — по 0,24 заправки.

До января 1943 г. тыловое обеспечение соединений и частей Военно-воздушных сил осуществлялось через органы снабжения общевойсковых объединений. Приказом наркома обороны с 1 января 1943 г. создавались самостоятельные органы общевойскового довольствия ВВС Красной Армии.

При управлении ВВС фронта, военного округа, воздушной армии вводилось в штат отделение общевойскового довольствия, непосредственно подчиненное начальнику тыла ВВС фронта, военного округа, воздушной армии.

В состав района авиационного базирования включался отдел общевойскового довольствия, который имел все функциональные подразделения для обеспечения соединений и частей, которые приписывались к соответствующему району базирования.

Включение в структуру ВВС Красной Армии органов общевойскового довольствия позволило более полно обеспечивать соединения и части Военно-воздушных сил.

Нелегко было осуществлять тыловое обеспечение войск в степных районах. Негде было укрыться и обогреться. Не было топлива. Удавалось обогревать по ночам лишь медицинские пункты, чтобы днем не привлекать внимания противника. Раненых с поля боя на пункты эвакуации доставляли на собачьих упряжках санями-волокушами. Сложно было размещать не только людей, но и технику, материальные запасы. Штаб тыла Красной Армии в своих распоряжениях требовал, чтобы во фронтах часть сил и средств выдвигалась на автомобилях ближе к войскам, особенно на направлениях главных ударов фронтов и армий.

Немецко-фашистские войска при отходе разрушали коммуникации, уничтожали промышленные предприятия и транспортные средства. На железных дорогах противник подрывал рельсы, уничтожал искусственные сооружения, служебно-технические здания, связь, водоснабжение. Требовалось принимать срочные меры и уделять особое внимание восстановлению железных дорог. Железнодорожники трудились поистине героически.

На направлении Гудермес — Прохладная — Ростов-на-Дону восстановление производило 20-е Управление военно-восстановительных работ (УВВП-2) в составе 1-й гвардейской и 290-й железнодорожных бригад под руководством генерала Н. В. Борисова. Восстановление участков Котельниково — Сальск — Батайск — Тихорецкая выполняло УВВР-12 в составе 15-й и 45-й бригад, возглавляемое генералом И. С. Кортеневым. Тогда участок Сарепта — Котельниково протяженностью 144 км был восстановлен за 12 дней, благодаря чему улучшилось снабжение Сталинградского фронта. Восстановителям большую помощь оказывало местное население. Темп работ составил более 12 км в сутки.

Продвижение по восстановленным участкам поездов со снабженческими грузами затруднялось тем, что подвижной состав (вагоны, платформы, цистерны) и паровозы не возвращались быстро обратно. Поезда уходили все дальше на запад, отрываясь от своих депо, складов топлива и пунктов ремонта. Паровозные бригады иногда теряли связь с участками, к которым они были приписаны. Начиная с битвы под Сталинградом, в наступательных операциях для обслуживания прифронтовых железных дорог стали создавать специальные колонны из групп паровозов, не приписанных к депо.

В прицепной к паровозу теплушке размещался весь предназначенный для сопровождения поезда личный состав: машинисты, их помощники, кочегары, главные и старшие кондукторы, поездные вагонные мастера, работавшие по сменам. Применение таких паровозных колонн обеспечило пропуск поездов вслед за войсками, не нарушая нормальной работы железных дорог ближнего тыла.

Вот что писал о значении военизированных паровозных колонн особого резерва НКПС начальник Тыла Красной Армии генерал армии А. В. Хрулев: «Когда зимой 1942–1943 гг. развернулось наступление Красной Армии на всех фронтах, то перевозки в основном были осуществлены силами паровозных колонн. В перевозках для Сталинградского фронта одновременно участвовало свыше 500 колонных паровозов, а в районе Курской дуги — более 600 и в последующем массовая перевозка войск из-под Сталинграда на Центральный и Калининский фронты оказалось под силу железным дорогам только благодаря использованию паровозных колонн… Паровозный парк колонн особого резерва, объединивший около 2000 паровозов, закончил войну без существенных потерь. Мы не имели паровозных кладбищ, которые оставила после себя Первая мировая война»247.

В порядке контроля за работой органов управления тыла фронтов и оказания помощи генералы и офицеры штаба и центральных управлений выезжали в район Сталинградского сражения. Так, в конце ноября группа ответственных исполнителей во главе с генералом В. И. Виноградовым работали в полосе Юго-Западного фронта. Были вскрыты серьезные недостатки: дороги оказались в плохом состоянии, сил и средств для их содержания не было, не хватало обменного фонда белья для медицинских учреждений, фронт нуждался в продовольственных концентратах, мясных консервах, махорке и других продуктах.

Принятыми мерами за счет личного состава фронта, трофейных машин и лошадей было сформировано три дорожно-эксплуатационных батальона, пять гужтранспортных рот, две роты обслуживания, что позволило улучшить содержание автомобильных дорог, обслуживание фронтовых складов и армейских подвижных баз, подвоз грузов в части и подразделения. Перерегистрация, приписка военно-санитарных поездов к Юго-Западному фронту ускорили эвакуацию раненых и больных, фронт получил дополнительные фонды обменного белья, прибыли продовольственные летучки с концентратами и другими продуктами питания.

В ходе зимней кампании 1942–1943 гг. гужевой транспорт сохранил свое решающее значение в обеспечении подвоза в войсковом тылу, где использовались полковые транспортные (гужевые) роты, а также привлекался местный гужевой транспорт. Этим в известной мере компенсировался недостаток автотранспорта и горючего.

Работа по накоплению запасов для обеспечения войск в контрнаступлении началась еще в сентябре-октябре 1942 г. в порядке подготовки к предстоящему ледоставу на Волге и распутице. В войсках планировалось иметь 1,5 бк боеприпасов, а на армейских и фронтовых складах — до 1,0 бк. Однако сложившиеся условия не позволили иметь достаточного количества боеприпасов по ряду наименований, но это не мешало перейти войскам фронтов в контрнаступление (табл. 43).


Таблица 43. Обеспеченность войск трех фронтов боеприпасами по состоянию на 19 ноября 1942 г. (в боекомплектах)249

№ п/п Наименование боеприпасов Сталинградский фронт Донской фронт Юго-Западный фронт
1. Патроны винтовочные 3,0 1,8 3,2
2. Патроны для пистолетов 2,4 2,5 1,3
3. Патроны для противотанковых ружей 1,2 1,5 1,6
4. Ручные и противотанковые гранаты 1,0 1,5 2,9
5. 50-мм мины 1,3 1,4 2,4
6. 82-мм мины 1,5 0,7 2,4
7. 120-мм мины 1,2 1,3 2,7
8. Выстрелы: 45-мм пушечные 2,9 2,9 4,9
9. 76-мм пушечные полковой артиллерии 2,1 1,4 3,3
10. 76-мм пушечные дивизионной артиллерии 1,8 2,8 4,0
11. 122-мм гаубичные 1,7 0,9 3,3
12. 122-мм пушечные 0,4 2,2
13. 152-мм гаубичные 1,2 7,2 5,7
14. 152-мм гаубично-пушечные 1,1 3,5 3,6
15. 37-мм зенитные 2,4 3,2 5,1
16. 76-мм зенитные 5,1 4,5
17. 85-мм зенитные 3,0 4,2

Вместе с тем в сводке по тылу Юго-Западного фронта об обеспеченности войск боеприпасами показаны несколько другие цифры. Анализ документа свидетельствует, что в боевой обстановке было очень трудно получить донесение из войск, видимо, приходилось использовать расчетные данные (табл. 44).


Таблица 44. Из сводки по тылу Юго-Западного фронта от 19 ноября 1942 г. № 0023 об обеспеченности войск боеприпасами (в боекомплектах)250

Наименование горючего и масел 1-я гвардейская армия 221-я армия 5-я танковая армия Склад фронта Всего в фронте
Войска Склад Войска Склад Войска Склад
Винтпатроны 1,6 0,3 1,1 0,30 1,4 1,2 0,4 2,8
Ревпатроны 3,0 0,5 0,76 0,15 0,9 0,5 0,2 1,9
Патроны ТТ, ППШ, ППД 1,4 0 0,38 0,14 0,6 0,22 0 1,5
12,7-мм патроны 1,0 3,4 0,97 0,51 1,5 0,6 0,2 3,7
14,5-мм патроны 1,2 0,9 1,01 0,39 1,1 0,7 0,2 1,8
Ручные гранаты РГД 1,5 0 1,11 0,38 1,3 1,6 0,3 2,3
Ручные гранаты РПГ 1,5 2,3 0,86 0,18 2,0 3,1 0,4 6,0
50-мм мины 1,4 0,3 0,89 0,27 1,3 0,6 0 2,1
82-мм мины 0,9 0,4 1,26 0,56 1,0 1,0 0,1 2,1
120-мм мины 1,3 1,0 1,50 0,57 1,3 1,0 0,2 2,9
37-мм зенит. выстрелы 1,6 1,2 0,96 0 1,6 3,5 4,6 6,4
45-мм выстрелы 2,1 1,6 1,57 1,71 1,9 1,1 0,6 3,9
76-мм выстрелы ПА 1,2 2,0 1,26 0,62 1,1 1,3 0,02 2,9
76-мм выстрелы ДА 1,7 1,3 1,73 0,35 1,6 1,0 0,5 4,1
122-мм выстрелы 1,2 0,1 3,06 0 1,3 0,6 0 2,3
122-мм выстрелы 38 г. нмч нмч 1,13 0,5 нмч нмч 2490 шт. 1,2
152-мм выстрелы 37 г. нс 0,6 2,03 0,38 1,1 32,2 1,6 4,7
152-мм выстрелы 9/30 0 0 0,92 0,04 0 0 3,1 0,9
20-мм патроны ШВАК нмч нмч нмч нмч 1,3 1,1 2,0 0,9
26-мм освет. сигн. патроны нс нс нс нс 0,4 0,2 0 0,8

Примечание: — нмч — нет материальной части; — нс — нет сведений.

В период ноября 1942 г. — января 1943 г. фронтам было подано с центральных баз и арсеналов 3923 вагона боеприпасов, в том числе: Донскому — 1460 вагонов (16 ноября 1942 г. — 2 февраля 1943 г.), Сталинградскому — 1095 вагонов (19 ноября 1942 г. — 1 января 1943 г.), Юго-Западному — 1090 вагонов (19 ноября 1942 г. — 1 января 1943 г.). За этот же период (19 ноября 1942 г. — 2 февраля 1943 г.) фронты израсходовали 4811 вагонов боеприпасов248. При обеспечении боеприпасами в ходе контрнаступления серьезных перебоев не было (табл. 45).


Таблица 45. Обеспеченность фронтов боеприпасами в ходе контрнаступления в Сталинградском сражении252

№ п/п Наименование боеприпасов Обеспеченность боеприпасами 19.11.1942 г. — 3.2.1943 г. (боекомплектов)
Донской фронт Сталинградский фронт Юго-Западный фронт
19.11.1942 1.12.1942 1.1.1943 3.2.1943 19.11.1942 1.12.1942 1.1.1943 19.11.1942 1.12.1942 1.1.1943
1 Винтовочные патроны 1,8 2,2 2,1 1,6 3,0 3,1 2,5 3,2 3,1 1,6
2 Патроны ТТ 2,5 2,9 3,2 2,4 2,4 7 7 2,1 1,3 2,7 1,2
3 Патроны ПТР 1,5 1,8 1,5 1,5 1,2 1,4 1,1 1,6 1,9 1,1
4 Ручные и противотанковые гранаты 1,5 1,9 1,7 1,5 1,0 1,1 0,9 2,9 3,0 1,9
5 50-мм мины 1,4 1,4 1,3 0,6 1,3 1,5 0,6 2,4 1,9 0,9
6 82-мм мины 0,7 0,6 1,5 0,6 1,5 1,3 1,1 2,4 1,6 0,9
7 120-мм мины 1,3 1,4 1,9 0,5 1,2 0,8 1,2 2,7 2,0 0,9
Выстрелы:
8 45-мм пушечные 2,9 3,9 2,2 2,1 2,9 3,2 2,7 4,9 4,1 2,2
9 76-мм пуш. полк. артил. 1,4 2,5 2,1 0,6 2,1 1,7 1,7 3,3 2,6 1,2
10 76-мм пуш. див. артил. 2,8 3,2 1,9 1,4 1,8 1,9 1,6 4,0 2,9 1,7
11 122-мм гаубичные 0,9 1,1 1,3 0,3 1,7 1,5 1,6 3,3 1,9 1,2
12 122-мм пушечные 2,2 1,2 8,3 0,9 0,4 1,8 3,1 4,2
13 152-мм гаубичные 7,2 9,9 2,3 0,4 21,2 5,7 3,9
14 152-мм гаубично-пушечные 3,5 5,4 3,7 0,7 1,1 0,7 3,5 3,6 3,5 5,3
15 203-мм гаубичные 1,7 3,0
16 37-мм зенитные 3,2 5,3 3,6 4,1 2,4 4,1 3,4 5,1 4,4 3,3
17 76-мм зенитные 5,1 5,1 6,7 5,1 1,7 4,5 5,0 3,2
18 85-мм зенитные 3,0 8,1 3,0 3,1 4,2 3,0 51

Расход боеприпасов в ходе контрнаступления был значительно выше, нежели в битве под Москвой (табл. 46).


Таблица 46. Расход боеприпасов в ходе наступательной операции в сражении под Сталинградом (боекомплектов)253

Наименование боеприпасов Сталинградский фронт 19.11.42–01.01.43 Донской фронт 19.11.42–02.02.43 Юго-Западный фронт 19.11.42–01.01.43
1. Патроны винтовочные 1,0 1,8 1,2
2. Патроны ТТ 1,2 2,9 1,4
3. Патроны ПТР 0,5 0,6 0,6
4. Гранаты ручные и противотанк. 0,7 1,1 1,0
5. 50-мм мины 0,7 1,4 1,2
6. 82-мм мины 1,1 2,9 1,6
7. 120-мм мины 1,3 3,8 2,1
Выстрелы:
8. 45-мм пушечные 0,8 1,6 1,2
9. 76-мм пушечные полковые 1,8 5,2 1,9
10. 76-мм пушечные дивизионные 1,4 4,4 1,9
11. 122-мм гаубичные 2,2 4,5 2,0
12. 122-мм пушечные 3,8 9,4 0,6
13. 152-мм гаубичные 2,8 1,2
14. 152-мм гаубично-пушечные 3,4 9,3 2,5
15. 203-мм гаубичные 1,5 1,4
16. 37-мм зенитные 1,9 1,8 1,7
17. 76-мм зенитные 0,1 0,2 0,1
18. 85-мм зенитные 1,0 0,2

Потеря боеприпасов в Сталинградском сражении составила 348 вагонов (табл. 47). Вместе с тем в 1942 г. действовавшие на Юго-Западном направлении в составе Юго-Западного, Сталинградского и Донского фронтов потери составили 1283 вагона (табл. 48).


Таблица 47. Ведомость боевых потерь боеприпасов в Сталинградском сражении (тысяч штук)255

Наименование боеприпасов Юго-Западный фронт Донской фронт Сталинградский фронт Всего
октябрь-декабрь октябрь-декабрь июль-сентябрь октябрь-декабрь
Боеприпасы стрелкового вооружения
Винтпатроны 34,5 1233,2 13716,0 1154,8 16138,5
Патроны ТТ 5,3 150,4 3126,6 86,7 3369,0
12,7-мм ДШК 166,1 81,5 219,0 155,9 622,5
14,5-мм ПТР 0,1 4,8 246,4 122,7 374,0
Ручные гранаты 6,9 307,1 139,2 453,2
Мины
50-мм 1,7 5,6 213,4 од 220,8
82-мм 0,5 6,1 44,8 24,0 75,4
107-мм
120-мм 0,2 0,8 4,5 7,2 12,7
Артвыстрелы
76-мм ПА-27 г. 0,1 0,1 11,2 0,4 11,8
76-мм ДА 3,1 19,8 77,9 1,7 102,5
76-мм горные 8,6 8,6
107-мм 10/30 г. 1,4 0,1 1,5
122-мм пуш. 0,1 0,3 1,9 , 3
122-мм гауб. 0,1 22,1 22,2
152-мм гауб. 2, 2,0
152-мм 37 г. 7 1,7
203-мм 31 г. 0,5 0,5
45-мм 32/34 г. 2,5 6,2 96,5 109,7 214,9
57-мм ЗИС-2
Артвыстрелы зенитные
25-мм зенитн.
37-мм зенит. 0,3 4,1 1,4 5,8
76-мм зенит. 7,0 7,0
85-мм зенит. 01 0,1
ИТОГО в вагонах: 5 23 255 65 348

Таблица 48. Сводная ведомость потерь боеприпасов в Сталинградском сражении в 1942 г. по месяцам (в тысячах)257

Номенклатура Юго-Западный фронт Сталинградский фронт Донской фронт Всего
февраль май июнь июль до 12.7 итого июль до 12.7 август сентябрь итого октябрь ноябрь декабрь итого
Боеприпасы стрелкового вооружения
Винтпатроны 13,2 16543,0 15786,6 28601,2 60944,0 2168,0 6392,6 5156,2 13716,6 1065,9 306 136,7 1233,2 758693,8
Патроны ТТ 2410,2 1973,1 377837 8162,0 872,1 1233,5 1226,1 3126,6 19,4 114,5 16,5 150,4 11439,0
12,7-мм ДШК 289,2 45,3 150,3 484,8 7,0 143,9 68,1 219,0 81,5 81,5 785,3
14,5-мм ПТР 63,2 158,5 230,9 452,6 4,8 188,2 9,4 246,4 4,7 0,1 4,8 703,8
Ручные гранаты 294,3 126,8 299,3 720,4 20,4 248,3 38,4 307,1 3,9 0,2 2,8 6,9 1034,4
Мины
50-мм 14,5 137,4 110,1 124,8 386,8 11,0 193,8 8,6 213,4 4,1 1,5 5,6 605,8
82-мм 73,1 36,4 58,9 168,4 7,6 3,6 3,6 44,8 4,2 0,9 1,0 6,1 219,3
107-мм 0,2 0,9 1,2 2,3 2,3
120-мм 6,4 8,9 7,5 22,8 2,0 1,3 1,2 4,5 0,8 0,8 28,1
Артвыстрелы
76-мм ПА-27 г. 41,2 21,6 38,7 101,5 0,4 9,8 1,0 11,2 0,1 0,1 112,8
76-мм ДА 75,8 43,4 95,9 215,1 11,4 36,1 30,4 77,9 11,4 1,9 6,5 19,8 312,8
76-мм горные 8,9 0,8 0,3 10,0 8,6 8,6 18,6
107-мм 10/30 г. 0,3 0,2 0,5 1,4 1,4 1,9
122-мм пуш. 3,0 1,1 3,8 7,9 1,8 0,1 1,9 0,3 0,3 10,1
122-мм гауб. 26,4 10,9 42,8 80,1 20,0 2,1 22,1 0,1 0,1 102,3
152-мм гауб. 7,7 3,6 2,6 13,9 2,0 2,0 15,9
152-мм 37 г. 11,8 1,1 5,9 18,8 1,7 1,7 20,5
203-мм 31 г.
45-мм 32/34 г. 93,5 133,2 135,4 362,1 16,5 61,2 18,8 96,5 4,3 1,9 6,2 464,8
57-мм ЗИС-2 1,0 10 1,0
Артвыстрелы зенитные
25-мм зенитн. 4,8 0,2 5,0 5,0
37-мм зенит. 66,8 5,4 31,4 103,6 2,1 0,2 1,8 4,1 0,3 0,3 108,0
76-мм зенит. 11,8 2,6 3,5 17,9 17,9
85-мм зенит. 1,7 2,4 4,1 0,1 0,1 4,2
ИТОГО в вагонах 380 215 410 1005 25 175 55 255 15 2 6 23 1283

Подготовка к обеспечению войск горючим в контрнаступлении под Сталинградом началась еще в сентябре 1942 г. Она осуществлялась прежде всего по линии изыскания дополнительных ресурсов и создания необходимых запасов во фронтах. Были учтены все запасы, имевшиеся на нефтебазах, независимо от их принадлежности, запланирована отгрузка горючего с баз, расположенных на средней Волге, а также из Орска, Перми, Уфы и других центров его производства. Наличие горючего по состоянию на 18 ноября 1942 г. обеспечивало переход войск фронтов в контрнаступление. Кроме того, были созданы запасы горючего в районе Астрахани. Но в связи с транспортными затруднениями только 26 тыс. т из них было отправлено по железной дороге и автотранспортом на фронтовые и армейские склады. Остальное горючее осталось в районе Астрахани.

Увеличенный расход горючего при ограниченном его производстве и больших потерях частично удовлетворялся за счет уменьшения поставок нефтепродуктов в народное хозяйство. Так, в 1942 г. ежемесячно народному хозяйству автомобильного бензина выделялось 42 тыс. т, вместо довоенных 250 тыс. т251.

В связи со сложившимися тяжелыми условиями в обеспечении войск горюче-смазочными материалами в августе 1942 г. вводится лимитирование их расхода, что позволило несколько стабилизировать обстановку. Так, среднемесячный расход горючего в 1941 г. равнялся 207 тыс. т или 19 заправок, а в 1942 г. — 222 тыс. т или 11 заправок, несмотря на значительное увеличение численности боевой и другой техники.

В мае 1942 г. ГКО утвердил план накопления запасов горючего для обеспечения Красной Армии в размере 824 тыс. т, в том числе в Волжско-Камском районе 333,6 тыс. т254. Создание заранее повышенных запасов горючего в этом районе позволило впоследствии более успешно решать вопросы обеспечения войск в период сражения под Сталинградом.

В контрнаступлении под Сталинградом общие запасы автобензина на Сталинградском фронте составляли 4,5 заправки, на Юго-Западном — 5,4 заправки. Меньшую обеспеченность имел Донской фронт, на фронтовых складах которого содержалось около 0,5 заправки автобензина256.

Вместе с тем анализ сводки по тылу Юго-западного фронта от 19 ноября 1942 г. № 0023 показывает, что обеспеченность войск была крайне низкая (табл. 49).


Таблица 49. Из сводки по тылу Юго-Западного фронта от 19 ноября 1942 г. № 0023 об обеспеченности войск горючесмазочными материалами (в заправках)258

Наименование горючего и масел 1-я гвардейская армия 21-я армия 5-я танковая армия Склад фронта Всего во фронте
Войска Склад Войска Склад Войска Склад
Бензин Б-95, Б-97 0 0 0 0 0 0 0 0
Бензин Б-70 0 0 3,1 0 нмч нмч не 0,2
Бензин КБ-70 нмч нмч нмч нмч 2,9 4,5 0,8 0,5
Автобензин 1,8 3,3 2,1 0,5 1,6 0 2,8 7,1
Лигроин 0 2,3 2,5 4,0 1,6 4,5 0,9 5,9
Керосин 3,4 2,8 1,7 6,5 1,6 7,7 11,0 19,0
Дизтопливо 0 0 3,0 2,3 2,4 2,4 3,8 5,3
Автол 1,1 11,0 2,0 6,3 1,5 4,4 3,2 9,8
Солидол 0 55,0 3,0 13,0 1,9 8,9 7,8 26,0
Масло МК нмч нмч нмч нмч 1,97 0,9 0 5,1
Масло МЗС, МЗ нмч нмч нмч нмч нмч нмч 0 0

Примечание: — нмч — нет материальной части; — нс — нет сведений.

В январе-феврале 1943 г. трудности в обеспечении войск горючим были вызваны сложностью подвоза в условиях бездорожья. Были приняты меры по формированию специальных рот повышенной проходимости по доставке горюче-смазочных материалов как из транспортных средств Юго-Западного и Сталинградского фронтов, так и автобригад Ставки Верховного Главнокомандования.

На направлениях главных ударов войск в ряде случаев действовали специальные группы тыла, которые имели необходимые запасы материальных средств для обеспечения соединений и частей в быстроменяющейся обстановке. В состав групп включались «подвижные летучки горючего» в резервуарах емкостью 10–15 м3, смонтированные на санях и перевозимые многосильными тракторами. Это же мероприятие способствовало своевременному решению вопросов тылового обеспечения ударных группировок, действовавших в отрыве от главных сил фронта, армии.

Так, при действии подвижной группы войск генерал-лейтенанта Попова в глубине обороны противника (Юго-Западный фронт), по состоянию на 20 февраля 1943 г. наличие горючего в 3, 10 и 18-м танковых корпусах составляло 0,5 заправки. Умелое использование «подвижных летучек горючего» запасы были вовремя пополнены, подвижная группа успешно выполнила поставленные задачи.

С наступлением низких температур воздуха в большом количестве применялась специальная жидкость для боевой техники. Когда имевшиеся запасы подходили к концу, работники службы горючего вынуждены были обратиться за помощью к представителям Ставки Верховного Главнокомандования. Тогда Г. К. Жуков и A. M. Василевский шифром особой важности направили специальное распоряжение Генштабу — Бокову, Шимонаеву, в котором говорилось: «В качестве неотложной помощи в ночь на 13 ноября подайте самолетами на аэродром Ленинск двадцать тонн антифриза для авиации и танков Сталинградского фронта и проследите за быстрой доставкой фронту остального антифриза259.

Архивные документы свидетельствуют, что антифриз к указанному времени не был поставлен, тогда 14 ноября 1942 г. генерал армии Г. К. Жуков докладывал Верховному Главнокомандующему: «До сих пор не подвезен антифриз, все машины заправляются водой. Зимних масел и смазок также нет. Многие части, особенно артиллерия усиления, не получили теплого обмундирования… Сейчас все работают над устройством тыла, форсируют подвоз боеприпасов, горючего и продовольствия… По состоянию частей и ходу подготовки Иванова и Федорова срок переселения можно назначить 18 или 19 ноября. Дальше откладывать считаю нецелесообразным…»260.

(Иванов — позывной командующего войсками Сталинградского фронта генерал-полковника А. И. Еременко; — Федоров — позывной командующего войсками Юго-Западного фронта генерал-лейтенанта Н. Ф. Ватутина. — Авт.).

В ходе зимнего наступления войск имел место большой перерасход горюче-смазочных материалов практически всеми армиями фронтов, действующих под Сталинградом. Этому способствовало не только неправильное определение предстоящей работы машин при планировании операций и выделении лимита расхода горючего, но и факты безлимитного расхода нефтепродуктов подвижными частями и войсками, выполнявшими главные задачи, а также снежными заносами, плохим состоянием дорог и неэкономным расходом горючесмазочных материалов. Это приводило к снижению запасов в войсках в среднем до 0,5 заправки. На некоторых фронтовых и армейских складах запасы горючего расходовались полностью, и склады были практически пустыми.

В целом обеспечение войск фронтов горюче-смазочными материалами в ходе контрнаступления осуществлялось достаточно полно, значительных перебоев не было (табл. 50).


Таблица 50. Обеспеченность горючим войск Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов и его расход в период контрнаступления261

№ п/п Наименование горючего Наличие на 19.11.42 г. Расход с 19.11 по 30.12.42 г. Наличие на 30.12.42 г.
т Заправок т Заправок т Заправок
1. Высокооктановый бензин 6628 7,8 5324 10,0 4018 6,5
2. Бензины Б-70, КБ-70 4006 10,6 3442 8,0 2868 3,6
3. Автомобильный бензин 8595 3,3 24170 10,0 3778 1,0
4. Дизельное топливо 5578 8,8 4072 6,0 6238 4,1
5. Керосин и лигроин 6074 11,3 5005 10,0 5779 7,8

В целях ускорения доставки горючего фронтам ГКО принял решение о продвижении транспортов специальными маршрутами. Одновременно предъявлялось требование сокращать время на переадресовку и слив железнодорожных цистерн, устанавливались меры уголовной ответственности виновных в простое транспортов на железнодорожных станциях, а также под сливом. В практике работы Управления снабжения горючим Красной Армии по обеспечению фронтов горючим широко применялись срочные отгрузки нефтепродуктов автомобильным транспортом и по железной дороге на правах оперативных эшелонов.

При ликвидации войск окруженной немецкой группировки в районе Сталинграда расход горючего был почти в два раза выше, нежели в ходе контрнаступления (табл. 51).


Таблица 51. Обеспеченность горючим войск Донского фронта и его расход в период ликвидации окруженной группировки262

№ п/п Наименование горючего Наличие на 10.01.43 г. Расход с 10.01 по 02.03.43 г. Наличие на 02.02.43 г.
т Заправок т Заправок т Заправок
1. Высокооктановые бензины 951 4,1 2330 11,0 640 2,8
2. Бензин Б-70, КБ-70 948 4,6 857 5,0 928 4,0
3. Автомобильный бензин 4134 3,0 7183 7,0 2073 1,7
4. Дизельное топливо 1943 6,8 739 3,0 2614 9,2
5. Керосин и лигроин 1833 5,3 2189 8,0 1660 5,2

По периодам проведения контрнаступления расход горючего был неравномерным. Наибольший расход высокооктановых бензинов и автобензина был в период с 1 декабря по 31 декабря 1942 г. (табл. 52).


Таблица 52. Расход горючего фронтами Сталинградской группировки в контрнаступлении263

Фронты Высокооктановые бензины Авиабензины Б-70, КБ-70 Автобензин Дизтопливо
т Заправок т Заправок т Заправок т Заправок
С 19 ноября по 30 ноября 1942 г.
Донской 342 1,5 287 1,5 2810 2,8 217 1,6
Сталинградский 889 4,5 461 1,7 2732 2,9 223 0,8
Юго-Западный 610 1,2 473 3,0 3175 4,3 483 1,4
ИТОГО: 1841 2,0 1221 2,0 8708 3,3 923 1,2
С 1 декабря по 31 декабря 1942 г.
Донской 2076 8,9 1498 6,6 8914 7,0 1227 3,2
Сталинградский 4533 22,4 2360 11,5 5383 5,3 1590 5,2
Юго-Западный 2492 5,4 1950 8,5 13114 13,3 2850 6,3
ИТОГО: 9101 10,0 5808 8,8 27411 8,3 5667 5,0
С 1 января по 2 февраля 1943 г.
Донской 2006 8,6 674 3,8 6426 4,7 598 2,1
Сталинградский 1692 5,6 1955 10,1 4493 4,7 899 2,6
Юго-Западный 1623 6,2 1600 5,3 9943 6,8 1667 2,7
ИТОГО: 5321 6,7 4229 6,3 20862 5,5 3164 2,5
ВСЕГО по трем фронтам: 16263 18,7 11258 17,1 56981 17,1 9754 8,7

Таблица 53. Общий расход горючего войсками фронтов, участвовавшие в Сталинградском сражении, за период 12 июля 1942 г. — 2 февраля 1943 г.264

№ п/п Наименование горючего Израсходовано, т
1 Высокооктановые бензины 28375
2 Бензин Б-70, КБ-70 11600
3 Автомобильный бензин 82503
4 Дизельное топливо 9858
5 Керосин транспортный и лигроин 712

Второй период войны во многих отношениях явился переломным в укреплении продовольственной базы Красной Армии. Однако первая половина 1943 г. оставалась весьма напряженной в поставках продуктов питания и фуража как для действующей армии, так и для войск внутренних военных округов, где готовились резервы для отправки на фронт.

Но даже в таких трудных условиях страна давала армии необходимый минимум продовольствия. Проблема питания личного состава Красной Армии решалась положительно. Пищевая промышленность восточных районов страны увеличивала производство специальных видов продуктов, прежде всего пищевых концентратов, мясных консервов и витаминов. Расширился их ассортимент. Если в начале войны вырабатывалось только два наименования пищевых концентратов, то в конце 1943 г. отечественная пищевая промышленность вырабатывала пять наименований концентратов первого и шесть наименований второго блюда.

Для обеспечения войск, сосредоточенных для контрнаступления, требовалось в короткие сроки создать значительные запасы продовольствия и фуража на фронтовых, армейских и войсковых складах, а также наиболее целесообразно эшелонировать их в тыловых районах войск. В этом отношении заслуживает особого внимания опыт Сталинградского фронта, где с учетом конкретно сложившейся обстановки органы управления тыла фронта и армий ушли от обычной схемы размещения запасов продовольствия. Упродснаб фронта предложил военному совету утвердить более широкое эшелонирование запасов с тем, чтобы создать условия для лучшего маневрирования ими в ходе контрнаступления. Согласно утвержденному плану из 20 суточных дач, накопленных на фронте, 4 находились в войсках, по 3 — на отделениях армейских баз на грунте и на выгрузочных станциях армий, 8 — на полевых складах армейских баз, 3 — на передовых фронтовых складах и их отделениях и 2 — на складах фронтовых баз.

Таким образом, запасы продовольствия были максимально приближены к войскам. В армиях содержались 15-суточные запасы. Собственно армейские запасы продовольствия размещались в три эшелона, что создавало благоприятные условия для сохранения и маневра ими в ходе наступательной операции. Фронт полностью обеспечивал все потребности войск за счет использования местных продовольственных ресурсов в таких продуктах, как мясо, фураж, частично крупы и растительные жиры, для чего имел всегда достаточное количество финансовых средств. Остальные продукты подавались фронту по плану централизованного завоза, однако не всегда своевременно. В этот период основная масса железнодорожного состава использовалась для выполнения оперативных перевозок войск. На транспортировку снабженческих грузов выделялось ограниченное количество товарных вагонов.

Обеспечение войск Донского и Юго-Западного фронтов продовольствием осуществлялось с некоторым напряжением. Но, несмотря на это, к началу и в ходе контрнаступления фронты располагали достаточными ресурсами продовольствия. Так, на 1 декабря 1942 г. Донской фронт имел запасы по основным продуктам (в сутодачах): 18,5 — муки и сухарей, 29 — круп и концентратов, 16 — мясопродуктов, 28 — жиров, 80 — сахара, 37 — табака. Значительную роль в бесперебойном снабжении войск Донского фронта сыграло максимальное использование местных продовольственных ресурсов в тыловой полосе фронта (табл. 54, 55, 56).


Таблица 54. Обеспеченность основными видами продовольствия войск Юго-Западного фронта и их расход в ноябре-декабре 1942 г.266

№ п/п Наименование продуктов Состояло в наличии к началу операции, т Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано за операцию
т суточных дач
1 Мука, сухари 3145 7633 7150 61
2 Крупа, макароны 504 2700 1950 61
3 Мясо, консервы 1540 462 2080 61
4 Жиры 114 640 610 61
5 Сахар 14 600 426 61
6 Чай 5 12,0 12,2 61
7 Соль 121 760 490 61
8 Табак, махорка 44 650 305 61

Таблица 55. Обеспеченность основными видами продовольствия войск Донского фронта и их расход в ноябре-декабре 1942 г.267

№ п/п Наименование продуктов Состояло в наличии к началу операции, т Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано за операцию
т суточных дач
1 Мука, сухари 4800 15700 16300 61
2 Крупа, макароны 1540 4710 4530 61
3 Мясо, консервы 1500 4000 4580 61
4 Жиры 530 1350 1340 61
5 Сахар 270 1700 915 61
6 Чай 12 25 30 61
7 Соль 575 900 1220 61
8 Табак, махорка 140 820 670 61

Таблица 56. Обеспеченность основными видами продовольствия войск Сталинградского фронта и их расход в ноябре-декабре 1942 г.268

№ п/п Наименование продуктов Состояло в наличии к началу операции, т Завезено транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано за операцию
т суточных дач
1 Мука, сухари 4809 16000 16600 61
2 Крупа, макароны 1497 4850 4520 61
3 Мясо, консервы 1500 4060 4650 61
4 Жиры 538 1570 1370 61
5 Сахар 269 1710 915 61
6 Чай 11,5 30,6 31,0 61
7 Соль 574 880 1180 61
8 Табак, махорка 140 820 670 61

Войска Юго-Западного фронта также были обеспечены продовольствием в достаточных размерах. На 1 декабря 1942 г. фронт располагал: 18 сутодачами муки и сухарей, 23 — круп и концентратов, 24 — мясопродуктов, 9 — жиров, 19 — сахара и 57 сутодачами махорки и табака. Важное значение имело решение военного совета фронта об организации сушки сухарей на полевых хлебопекарнях с расчетом обеспечения 50-процентной потребности войск фронта, для чего требовалось использовать как военные, так и гражданские хлебозаводы и хлебопекарни в полосе действия войск фронта265. Это значительно облегчило снабжение войск в ходе контрнаступления, когда подвоз свежего хлеба был особенно затруднен (табл. 57).


Таблица 57. Обеспеченность основными видами продовольствия Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов и их расход в сражении на Волге269

Наименование продуктов Завезено централизованными транспортами и заготовлено из местных средств, т Израсходовано за операцию, т
1. Мука и сухари 102123 90850
2. Крупа, макароны 33060 32170
3. Мясо 28182 30080
4. Жиры 7990 8350
5. Сахар 6870 6738
6. Соль 7632 7070
7. Чай 175 160
8. Табак, махорка 5155 4645

Немецкая группировка войск в районе Сталинграда была разгромлена. Попытка деблокировать армию Паулюса не имела успеха. Военнопленные и трофеи всегда сопутствовали войнам как символические и материальные результаты победы над противником. Так вот трофейного продовольствия не оказалось у поверженного врага. Что касается военнопленных, то их насчитывалось свыше 91 тыс. солдат и офицеров только после ликвидации «котла» и всех надо было кормить. Маршал Советского Союза К. Рокоссовский потом писал: «…пленные оказались довольно предусмотрительными: у каждого из них имелись ложка, кружка и котелок…»270.

Уже 24 ноября 1942 г., на следующий день после того, как замкнулось кольцо вокруг немецких войск, Совет Народных Комиссаров СССР обсудил вопрос о будущих военнопленных и принял отдельное постановление о продовольственной норме для них, которая составляла (в граммах на одного человека): хлеб ржаной — 600, картофель, овощи — 500, мясо и жиры — 93, крупа — 80. В рационе предусматривались еще сахар, соль, томат, мука, чай, перец, уксус, лавровый лист. Только в период с 10 января по 2 февраля 1943 г. (т. е. при ликвидации «котла») для взятых в плен было израсходовано 2840 т продовольствия. Калорийность пайка составляла 2112 ккал, а для тех, кто по причине истощения был госпитализирован, получал усиленный паек в размере 3200 ккал, тогда как суточная продовольственная норма 6-й армии Германии на 10 января 1943 г. предусматривала 75 г хлеба, 200 г конины, включая кости, 12 г жиров, 11 г сахара и 1 сигарета.

Одна из трагических страниц Сталинградской битвы — это судьба десятков тысяч советских военнослужащих, замученных в фашистских лагерях на волжской земле. Всего на территории Сталинградской области было создано 47 лагерей, в которых погибло за 200 дней и ночей оккупации более 20 тыс. человек271.

Условия содержания пленных были бесчеловечными. Измотанных в непрекращающихся боях советских воинов, чаще всего попавших в плен ранеными и контуженными, бросали в лагеря, где рацион их питания составлял один стакан запаренной ржи в сутки на человека, а медицинская помощь, как правило, вообще не оказывалась. Один из узников лагеря № 205 в д. Алексеевка узбек Ахметджан Имамов говорил: «Несколько дней, несмотря на просьбы, к нам никто не приходил. Нас мучили жажда и раны. Один за другим раненые умирали…». Людоедство, массовые расстрелы, унижения чести и достоинства человека имели место во всех 15 лагерях, которые оказались в кольце окружения. Так, в акте Чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, говорится: «Во время освобождения хутора Питомник в лагере, где находились военнопленные, было обнаружено 230 настолько исхудавших людей, что большинство из них были похожи на мертвецов и вскоре умирали от голода. Часть умерших военнопленных найдена с распоротыми животами, без внутренностей. Почки, сердце, легкие были взяты на съедение другими военнопленными, а у части трупов отсутствовали мягкие части тела»272.

Для приема бывших военнопленных Красной Армии были созданы сборные пункты приема, которые укомплектовывались необходимым оборудованием и имуществом.

Командующий 21-й армией генерал И. М. Чистяков в своей книге «Земля пахла порохом» (М., 1979. С. 52–53) пишет: «У Гумрака оказался лагерь наших военнопленных. Мне было приказано всех наших бойцов, бывших военнопленных, хорошо одеть, обуть, подлечить, накормить, дать им отдых на 10–15 дней, а затем отправить в тыл. Я побеседовал с этими воинами и убедился, что настроение у людей такое, что они готовы в любую минуту идти драться с фашистами насмерть, чтобы отомстить за свое унижение и муки, за гибель своих товарищей. Рвутся в бой люди! Можно было их понять. Поскольку перед нами стояла очень сложная и ответственная задача по расчленению группировки противника, я отобрал из бывших военнопленных около 8 тыс. человек, сформировал из них восемь батальонов, вооружил их и отправил в дивизии».

Впоследствии командарм очень хорошо отзывался о них. Однако как пишет Иван Михайлович: «…за свои действия получил выговор…, но никогда не жалел о сделанном»273.

Даже в ходе напряженных боевых действий неослабно осуществлялся контроль за организацией питания военнослужащих. Ревизорами Наркомата государственного контроля Союза ССР в войсках Юго-Западного фронта были вскрыты факты незаконного расходования продовольствия.

Представители Главного управления продовольственного снабжения при проверке войсковых хлебопекарен и гражданских хлебозаводов, выпекавших хлеб для войсковых частей, установили много недостатков в хранении и расходовании муки.

По всем выявленным нарушениям были приняты меры, исключающие подобные случаи, а виновные были строго наказаны.

В ходе военных действий принимались меры по укреплению подсобных хозяйств фронтов и военных округов. На свободных землях в полосе фронтов, армий, а также на территории внутренних военных округов выращивались зерновые культуры, картофель, овощи, которые использовались для обеспечения личного состава.

Исследование социально-бытового обеспечения войск действующей армии свидетельствует, что, несмотря на суровые условия боевой обстановки, в соединениях, частях и подразделениях командиры и начальники всех степеней принимали меры к максимальному использованию имевшихся условий для улучшения размещения и обслуживания военнослужащих.

В начале 1943 г. была введена новая форма одежды, погон и других знаков различия для войск Красной Армии. Это мероприятие имело большое моральное значение, его нельзя было решать просто изданием указа. Учитывалось все, как красноармейцы и народ страны относятся к этому, а также применению в обиходе таких слов как «офицер и солдат» из арсенала старой русской армии. Для изготовления новых знаков различия были привлечены 6 наркоматов, а обеспечение материалами возложено на 15 наркоматов и ведомств274.

Главный маршал авиации А. Голованов в кругу своих товарищей рассказывал, как однажды позвонил ему Сталин и после служебных разговоров спросил, давно ли он был в Большом театре, и, не дождавшись ответа, тут же порекомендовал завтра сходить на спектакль. Возьмите с собой, посоветовал он, своих помощников человек пять-шесть, обязательно наденьте новые мундиры с погонами и орденами.

Когда мы появились в ложе, рассказывал Голованов, нас заметили зрители соседних лож, поднялись и начали аплодировать, повернувшись в нашу сторону, а потом весь зал дружно и долго приветствовал нас. Мы были немного смущены таким вниманием, но вскоре освоились с обстановкой и тоже встали, аплодируя вместе со зрителями. Впечатление было потрясающее. При очередной встрече с Головановым Сталин сказал: «…Значит, мы правильно сделали, что ввели погоны…»275.

Войска всех фронтов действующей армии особенно Юго-Западного, Донского и Сталинградского, были хорошо обеспечены зимним обмундированием и обувью. Это способствовало успешному ведению наступательных действий. Жители освобождаемых городов, сел и деревень радушно встречали воинов-освободителей в добротных полушубках, валенках. Внимательно рассматривали погоны и знаки различия (табл. 58). Обеспеченность обозно-хозяйственным имуществом была крайне низкая (табл. 59).


Таблица 58. Обеспеченность войск Донского фронта вещевым имуществом и расход его в период июня 1942 г. — марта 1943 г.278

№ п/п Наименование имущества Единица измерения Остаток на 1.7.42 Поступило Расход
Заготовлено из местных средств и других источников От довольствующих органов Пришло в негодность Боевые потери
1 Шинели тыс. шт. 560,3 35,1 38,5 45,0 303,3
2 Куртки ватные 65,6 5,9 40,1 4,8 20,3
3 Гимнастерки х/б 827,3 22,5 114,9 173,6 324,1
4 Гимнастерки суконные 20,9 24,9 81,1 2,9 12,1
5 Шаровары х/б 664,1 24,4 81,1 125,2 242,0
6 Шаровары суконные 28,0 27,5 70,0 5,7 12,5
7 Пилотки 667,4 13,6 115,1 40,1 243,0
8 Рубахи нательные 1603,7 67,6 264,4 238,6 662,7
9 Кальсоны нательные 1720,1 56,4 120,1 247,7 613,6
10 Обувь кожаная тыс. пар 793,4 25,7 90,2 167,0 347,6
11 Плащ-палатки тыс. шт. 180,7 11,5 95,4 5,9 111,3
12 Шлемы стальные 201,5 15,5 73,1 6,4 188,5
13 Вещевые мешки 460,4 21,7 146,8 15,1 295,7
14 Котелки 339,0 19,2 169,3 14,1 222,9
15 Фляги 336,9 10,3 125,1 86,0 301,3
16 Полушубки 1,0 14,6 27,2 0,3 2,5
17 Телогрейки ватные 57,1 57,7 672,3 7,1 80,5
18 Шаровары ватные 28,8 70,1 845,8 9,3 84,5
19 Валенки тыс. пар 3,8 73,5 615,9 13,9 31,1
20 Шапки-ушанки тыс. шт. 49,8 79,5 929,8 4,8 68,8
21 Рубахи теплые 63,9 52,3 694,0 7,0 84,5
22 Кальсоны теплые 58,2 79,0 668,0 7,7 71,3

Таблица 59. Обеспеченность войск трех фронтов обозно-хозяйственным имуществом на 1 декабря 1942 г.279

№ п/п Наименование имущества Донской фронт Юго-Западный фронт Сталинградский фронт
Недоставало к табельной потребности % обеспеченности Недоставало к табельной потребности % обеспеченности Недоставало к табельной потребности % обеспеченности
1 Повозки пароконные 3999 70 1549 86 2611 80
2 Упряжь пароконная 2604 86 1082 90 351 97,5
3 Упряжь одноконная 2297 74 1075 74 100
4 Сани пароконные 7996 40 9349 21 10457 30
5 Сани одноконные 8827 22 2409 40 100

Отдельными распоряжениями обеспечивались вещевым имуществом партизанские соединения и отряды, а также части государств, оккупированных немецкими войсками: польской пехотной дивизии имени Костюшко, чехословацкой воздушно-десантной бригады, румынской пехотной дивизии и югославских воинских частей276.

Одним из основных недостатков в вопросах обеспечения войск явилось отсутствие в центре и во фронтах переходящих запасов имущества. Фронтам отпускались предметы вещевого довольствия строго по списочной численности. Это привело к тому, что в ряде случаев часть воинов, призванных полевыми военкоматами, вынуждены были вступать в бой в собственной гражданской одежде277.

Потери вещевого имущества за период с 1.7.1942 г. по 31.12.1942 г. были значительными и отрицательно влияли на обеспеченность войск фронтов и особенно ощущалась нехватка теплого обмундирования и обуви (табл. 60).


Таблица 60. Сводная ведомость боевых потерь основных предметов вещевого имущества в Сталинградском сражении (тыс. штук)280

№ п/п Наименование предмета Сталинград. и Юго-Восточный фронты с 1.7. по 31.12.42 г. Донской фронт с 1.7 по 31.12.42 г. Юго-Западный фронт с 1.10. по 31.12.42 г. Всего
1 Летн. головн. уборы 51,3 25,5 22,8 99,6
2 Шинели 209,9 33,1 29,6 272,6
3 Гимнастерки х/б 267,1 39,8 31,2 338,1
4 Шаровары х/б 264,6 25,8 21,3 311,7
5 Рубахи нательные 535,8 75,9 62,4 674,1
6 Кальсоны нательные 541,0 70,8 59,8 671,6
7 Обувь 301,3 38,0 32,5 371,8
8 Портянки летние 101,1 67,6 48,4 217,1
9 Полотенца 388,5 65,0 51,7 505,2
10 Ремни поясные 13,4 36,1 28,4 77,9
11 Сумки патронные 417,2 60,6 44,2 522,0
12 Вещевые мешки 245,3 36,7 26,4 308,4
13 Котелки 186,2 21,9 19,3 227,4
14 Фляги 289,5 36,3 25,6 351,4
15 Плащ-палатки 134,2 13,0 9,8 157,0
16 Шлемы стальные 192,1 28,7 15,6 236,4
17 Зимние головные уборы 30,9 27,4 8,4 66,7
18 Гимнастерки суконные 7,4 1,4 1,2 10,0
19 Шаровары суконные 8,5 1,5 0,9 10,9
20 Телогрейки ватные 58,1 23,6 8,7 90,4
21 Шаровары ватные 29,3 26,8 9,1 65,2
22 Полушубки 1,9 0,1 0,6 2,6
23 Жилеты меховые 1,9 1,8 0,7 3,9
24 Куртки ватные 9,3 1,5 1,3 12,1
25 Рубахи теплые 25,1 26,0 9,2 60,3
26 Кальсоны теплые 27,9 25,2 6,1 59,2
27 Валенки 10,3 8,9 2,8 22,0
28 Перчатки и рукавицы 65,6 36,3 11,4 113,3
29 Портянки теплые 72,0 44,1 21,3 137,4

При подготовке контрнаступления медицинское обеспечение предусматривалось по эвакуационным направлениям с развертыванием на каждом из них на определенном расстоянии от передовой линии специализированных полевых подвижных госпиталей (ХППГ), инфекционных (ИППГ), для легко раненых (ГЛР), а также эвакоприемников (ЭП). Выделялась значительная часть медицинских средств в резерв для осуществления маневра (табл. 61).


Таблица 61. Средства медицинской службы и загрузки госпиталей к началу контрнаступления (на 19 ноября 1942 г.)281

Средства медицинской службы Донской фронт Сталинградский фронт Юго-Западный фронт Всего
1. Полевые госпитали* 62/25600 68/30900 36/16600 166/73100
2. Эвакуационные госпитали 21/8900 51/33100 17/9600 89/51600
3. Раненые и больные в госпиталях 7444 20186 9207 36837

Примечание. Числитель — количество госпиталей, знаменатель — количество штатных коек в них.

Уже при проведении контрнаступления под Сталинградом ставилась задача иметь необходимые условия для лечения основной массы раненых в армейском и фронтовом тыловых районах.

В первый год войны, в обстановке отхода и усиленной эвакуации раненых в глубокий тыл, хирургическая помощь на дивизионных медицинских пунктах составляла в среднем 26,7 процента поступивших раненых, но в последующие годы положение существенно изменилось. Так, хирургическая помощь на дивизионных медицинских пунктах в период уничтожения окруженной группировки немецких войск под Сталинградом составила 42,8 процентов. Высокие показатели оказания квалифицированной медицинской помощи на этих пунктах отмечались и в последующих наступательных операциях.

Выполнение основного объема первичных хирургических обработок и оперативных вмешательств на ДМП позволило сосредоточить усилия лечебных учреждений госпитальных баз армий и фронтов на оказании специализированной медицинской помощи раненым, на выполнении сложных операций, требующих участия высококвалифицированных врачей-специалистов, соответствующего оснащения медицинских учреждений и условий в них для работы.

Медицинская служба фронтов к началу контрнаступления имела крайне ограниченные возможности в связи с тем, что госпитальные базы армий и фронтов были заполнены ранеными и больными на 80–90 процентов. Между тем резервных медицинских учреждений фронты не имели. Низкая обеспеченность медицинской службы армий и фронтов лечебными учреждениями могла иметь тяжелые последствия, если бы наши войска понесли большие потери (табл. 62, 63). В результате принятых мер по расширению емкости госпиталей (госпитали были развернуты на 150–200 процентов), умелому маневрированию имевшимися силами и средствами, а также относительно невысокого уровня санитарных потерь были обеспечены своевременная эвакуация и достаточно полное лечение раненых и больных. В ряде случаев ППГ (емкость 200 штатных коек) вынуждены были принимать и обслуживать до 2000–2500 раненых и больных — Юго-Западный фронт. Естественно, в этих условиях качество медицинского обеспечения снижалось.


Таблица 62. Средства медицинской службы и загрузка госпиталей армий и фронтов к началу контрнаступления в Сталинградском сражении282

№ п/п Средства медицинской службы Донской фронт Сталинградский фронт Юго-Западный фронт Всего
в трех армиях во фронте итого в пяти армиях во фронте итого в трех армиях во фронте итого
1 Управления эвакопунктов 3 1 4 5 2 7 3 1 4 15
2 Противоэпидемические учреждения (СЭЛ, СЭО, ОДР) 7 3 10 10 8 18 6 1 7 35
3 Банно-прачечно-дезинфекционные учреждения
— полевые (ППО, ПМП) 9 4 13 11 6 17 5 1 6 36
— железнодорожные 6 6 6
4 Специальные части и учреждения (ОРМУ, СПК) 6 9 15 5 4 9 3 3 27
5 Полевые госпитали 37/13300 25/12300 62/25600 48/17800 20/13100 68/30900 24/5400 12/11200 36/16600 166/73100
6 Эвакуационные госпитали 21/8900 21/8900 20/15200 31/17900 51/33100 17/9600 17/9600 89/51600
7 Раненые и больные в госпиталях 7444 7444 12907 7279 20186 4112 5095 9207 36837
8 Военно-санитарные склады 3 1 4 5 1 6 3 1 4 14
9 Курсы и школы младшего медицинского состава 1 1 1 1 2

Примечание. Числитель — количество госпиталей, знаменатель — количество штатных коек в них.


Таблица 63. Наличие санитарно-технических средств и учреждений в Донском, Сталинградском и Юго-Западном фронтах к началу контрнаступления в Сталинградском сражении283

№ п/п Оперативные объединения Конно-санитарные роты (KCP) Автосанроты (АСР) и отдельные автосанвзводы (АСВ) Авиасанитарные полки (АСП) и отдельные авиасанэскадрильи (АСЭ) Железнодорожный транспорт Водный транспорт
Кол-во КСР Количество повозок в них Кол-во АСР Кол-во АСВ Число автомашин в них Кол-во АСП Кол-во АСЭ Количество самолетов в них Военно-санитарные летучки (ВСЛ) Временные военно-санитарные поезда (ВВСП) Постоянные военно-санитарные поезда (ПВСП) Санитарно-транспортные суда (CTC)
положено по табелям имелось в наличии % укомплектованности положено по табелям имелось в наличии % укомплектованности положено по табелю имелось в наличии % укомплектованности самоходные несамоходные
Донской фронт
1 Армии 3 222 156 70,3 3 1 162 89 55,0 2
2 Фронт 1 74 67 90,5 1 54 44 81,5 1 32 20 62,5 10 7 7
Итого 4 296 223 75,3 4 1 216 133 61,6 1 32 20 62,5 12 7 7
Сталинградский фронт
1 Армии 4 296 сведений нет сведений нет 2 108 130 120,4
2 Фронт 1 74 1(звено) 5 5 100,0 8 5 3
Итого 5 370 2 108 130 120,4 1(звено) 5 5 100,0 8 5 3
Юго-Западный фронт
1 Армии 2 148 99 67,0 3 162 49 30,2
2 Фронт 1 74 74 100,0 1 54 47