Book: Сила шести



Сила шести

Питтакус Лор

Сила шести

Наследие Лориена – 2

Сила шести

Название: Сила шести

Автор: Питтакус Лор

Серия: Наследие Лориена 2

Издательство: АСТ, Астрель

Год издания: 2012

Страниц: 864

Формат: fb2

Аннотация

Наследие Лориена - фантастический цикл Питтакуса Лора.

Питтакус Лор (англ. Pittacus Lore) - это псевдоним за которым скрываются два писателя Джеймс Фрей (James Frey) и Джоби Хьюз (Jobie Hughes).

По легенде Питтакус Лор - это один из старейшин планеты Лориен.

Первая книга цикла экранизирована в 2011 году.

После гибели далекой планеты Лориен на Землю был отправлен космический корабль с десятью детьми и их наставниками, которым предстояло много лет скрываться от своих врагов, могадорцев, чтобы когда-нибудь вернуться на Лориен и восстановить планету. После первого открытого столкновения с могадорцами на Земле, в котором погибает его наставник, Джон Смит решает найти остальных посланников Лориен, чтобы объединиться и вместе победить зло. Однако это оказывается не так просто: за ним по пятам следуют могадорцы, он в федеральном розыске, а единственный близкий человек неожиданно предает его.

Питтакус Лор

Сила шести

В книге описаны реальные события.

Имена и названия изменены, чтобы уберечь от опасности посланника Лориен Шесть,

который продолжает скрываться.

Считайте это первым предостережением.

Другие цивилизации действительно существуют.

И некоторые из них стремятся вас уничтожить.

1

Меня зовут Марина, что значит «морская», но это имя появилось у меня далеко не сразу. Вначале я была просто Седьмой, одной из девяти Гвардейцев с планеты Лориен, чья судьба зависела и до сих пор зависит от нас. От тех из нас, кто не пропал. От тех из нас, кто еще жив.

Когда наш корабль жестко уперся в поверхность Земли, мне было всего шесть лет. Но даже в таком юном возрасте я ощущала, как велики ставки для нас — девятерых Чепанов и девятерых Гвардейцев — и что здесь у нас будет наш единственный шанс. Мы вошли в атмосферу планеты посреди бури, которую сами же и устроили, и, когда наши ноги впервые коснулись Земли, я помню клубы пара от корабля и гусиную кожу на своих руках. Я целый год провела без ветра, а снаружи было ветрено и морозно. Нас кто-то ждал. Не знаю, кто это был, он только отдал Чепанам по два комплекта одежды и по большому конверту. Я до сих пор не знаю, что в нем было.

Мы сбились все в кучу, зная, что, может быть, больше никогда не увидимся. Мы сказали друг другу какие-то слова, обнялись и потом разделились, понимая, что должны это сделать, и пошли парами по девяти разным направлениям. Я все время оборачивалась через плечо и глядела, как удаляются остальные, пока они медленно, один за другим, не пропали из вида. И по этому миру, о котором мы почти ничего не знали, поплелись мы вдвоем с Аделиной. Теперь я представляю, как она тогда, наверное, была испугана.

Я помню, как мы садились на какое-то судно, которое уходило неизвестно куда. Потом было два или три поезда. Мы с Аделиной держались особняком и таились по каким-то темным углам, чтобы остаться никем не замеченными. Мы шли от города к городу через горы и поля и стучались в двери, которые открывались и тут же захлопывались перед нами. Мы были голодны, усталы и испуганны. Я помню, как сидела на обочине и просила милостыню. Я помню, как плакала вместо того, чтобы спать. Я уверена, что Аделина отдала некоторые из наших драгоценных камней с Лориен всего лишь за теплую еду — в такой великой нужде мы жили. Возможно, она отдала все камни. А потом мы нашли в Испании это место.

Женщина с суровым лицом, которую я после знала как сестру Люсию, открыла тяжелую дубовую дверь. Она только взглянула на Аделину, и по ее поникшим плечам поняла все ее отчаяние.

— Ты веришь в слово Божие? — спросила женщина по-испански, поджав губы и испытующе сузив глаза.

— Словом Божием клянусь, — ответила Аделина, торжественно кивая. Не знаю, откуда она знала ответ — может быть, подслушала несколько недель назад, когда мы ютились в церковном подвале, — но ответ оказался правильным. Сестра Люсия открыла нам дверь.

С тех пор мы здесь, вот уже одиннадцать лет, в этом женском монастыре с заплесневелыми кельями, сквозняками в коридорах и твердыми, как льдины, полами. Если не считать редких посетителей, единственным моим источником сведений о мире вне нашего маленького городка является Интернет, я постоянно брожу по нему, разыскивая хоть какие-то намеки на то, что остальные тоже живы, что они тоже ищут, а может быть, сражаются. Я ищу какой-то знак, что я не одинока, потому что теперь я не могу сказать, что Аделина по-прежнему верит, что она все еще со мной. Ее отношение изменилось, пока мы были где-то в горах. А может, когда перед умирающей от голода женщиной с ребенком захлопнулась еще одна дверь и снова оставила их в холодной ночи. Как бы то ни было, Аделина утратила понимание того, что надо обязательно находиться в движении, а ее вера в возрождение Лориен, похоже, уступила место той вере, которую исповедуют сестры в монастыре. Я помню отчетливую перемену во взгляде Аделины, ее неожиданные разговоры о том, что для выживания нам необходимы руководство и организация.

Моя вера в Лориен остается непоколебимой. Полтора года назад в Индии четыре разных человека видели мальчика, который силой мысли двигал предметы. Хотя сначала этому не придали особого значения, но вскоре мальчик неожиданно исчез, что вызвало много шума в округе, и начались его поиски. Насколько я знаю, его так и не нашли.

Несколько месяцев назад было сообщение из Аргентины: после землетрясения одна девушка подняла пятитонную бетонную плиту, чтобы вызволить из-под нее человека. Когда слухи об этом героическом поступке распространились, она исчезла. Как и мальчик в Индии, она до сих пор не нашлась.

А вот теперь потоком идут новости из Америки, из штата Огайо, где полиция охотится за отцом и сыном: эта парочка, как считают, самолично разрушила целую школу, убив по ходу дела пятерых человек. Они не оставили никаких следов, кроме таинственных кучек пепла.

«Выглядит так, словно здесь произошла битва. Я не вижу другого объяснения, — приводятся слова руководителя следствия. — Но не сомневайтесь: мы доберемся до сути дела и найдем Генри Смита и его сына Джона».

Возможно, Джон Смит, если это его настоящее имя, просто озлобленный парень, которого слишком достали. Но думаю, это не так. Всякий раз, когда его фотография появляется на экране, мое сердце начинает колотиться. Меня охватывает безрассудное чувство, которое я не вполне могу объяснить: он — один из нас. И я почему-то убеждена, что обязана его найти.

2

Опираясь руками на холодный подоконник, я смотрю, как летят снежинки с темного неба и падают на скалистый горный склон, поросший сосной, пробковым деревом и буком. Снег шел весь день и, говорят, не перестанет идти и ночью. Я едва что-либо различаю за северной границей городка — все теряется в белой пелене. Днем, когда небо ясное, можно увидеть бледное голубое пятно Бискайского залива. Но только не в такую погоду. Я невольно размышляю, что может таиться в этой белизне.

Я оборачиваюсь. В продуваемой сквозняком комнате с высоким потолком стоят два компьютера. Чтобы воспользоваться одним из них, надо записаться и ждать своей очереди. По вечерам установлен лимит: десять минут, если кто-то ждет очереди, и двадцать минут, если никого больше нет. Две девушки, которые сейчас сидят за компьютерами, занимают их уже полчаса, и мое терпение истощается. Я не проверяла новостей с утра, когда заскочила сюда перед завтраком. Тогда ничего нового о Джоне Смите не было, но меня почти трясет от мыслей о том, что могло появиться за день. С тех пор как началась эта история, каждый день возникает что-то новое.

Санта-Тереза — это не только монастырь, но еще и сиротский приют для девочек. Я теперь самая старшая из тридцати семи — вот уже шесть месяцев, с тех пор, как ушла последняя девушка, которой исполнилось восемнадцать лет. В восемнадцать мы все должны делать выбор: уйти или остаться и жить в лоне церкви. Из тех, кто достиг восемнадцати лет, ни одна здесь не осталась. Я их не виню. До дня рождения, которое мы с Аделиной придумали, когда оказались здесь, осталось меньше пяти месяцев, и тогда мне тоже будет восемнадцать. Как и все другие, я планирую непременно покинуть это узилище — и неважно, пойдет Аделина со мной или нет. Трудно вообразить, что она пойдет.

Монастырь был построен целиком из камня в 1510 году и слишком велик для тех немногих, кто здесь живет. Большинство комнат пустует, а те, что нет, пронизаны земляной сыростью, и наши голоса эхом отдаются от потолка. Монастырь стоит на вершине самого высокого холма и нависает над деревней, которая носит то же имя и приютилась глубоко в горах Пикос де Еуропа на севере Испании. Деревня, как и монастырь, выстроена из камня, и многие дома сливаются с горными склонами. Когда идешь по главной деревенской улице Калле Принсипаль, невольно видишь всю ветхость и заброшенность этого места. Словно оно было забыто во времени, и проходящие века подернули все мшистыми зелеными и коричневыми тенями, а воздух наполнился запахом плесени.

Вот уже пять лет, как я умоляю Аделину покинуть монастырь и передвигаться с места на место, как нам и было велено. «Скоро ко мне начнут приходить мои Наследия, и я не хочу, чтобы они появлялись, когда вокруг все эти девушки и монахини», — говорила я. Она отказывалась и цитировала испанскую Библию в переводе Рейны-Валеры, где сказано, что ради спасения мы должны сидеть смирно. С тех пор я каждый год ее упрашиваю, и каждый год она смотрит на меня пустыми глазами и отговаривает разными религиозными цитатами. Но я знаю, что мое спасение не здесь.

За монастырскими воротами на пологом склоне холма я вижу тусклые огни. Посреди этой пурги они кажутся движущимися нимбами. Хотя я не слышу музыки ни из одной из двух таверн, я уверена, что они заполнены людьми. Помимо них, в деревне есть ресторан, кафе, рынок, винный погребок и разные торговые лотки, которые почти каждый день выстраиваются вдоль Калле Принсипаль по утрам и днем. У подножия холма, на южной окраине деревни, стоит кирпичная школа, в которую мы все ходим.

Когда звонит колокол, я тут же отворачиваюсь от окна: остается пять минут до молитвы, а потом сразу отход ко сну. Меня охватывает паника. Я должна узнать, нет ли чего-то нового. Может быть, Джона схватили. Может быть, полицейские нашли в разрушенной школе что-то еще, что сначала проглядели. Даже если нет совсем ничего нового, мне все равно надо знать. Иначе я не усну.

Я тяжелым взглядом смотрю на Габриэлу Гарсия — если коротко, то Габби, — которая сидит за одним из компьютеров. Габби шестнадцать лет, и она очень хорошенькая со своими длинными темными волосами и карими глазами. И когда она не в монастыре, она всегда одевается, как потаскуха, в тесные блузки, которые выставляют напоказ ее пупок с пирсингом. Каждое утро она надевает что-то свободное и мешковатое, но в ту же секунду, как сестры теряют нас из виду, она сбрасывает эту одежду и остается в другой — обтягивающей и откровенной. Потом всю дорогу до школы она наводит макияж и заново причесывается. Так же ведут себя и четверо ее подруг, трое из которых живут у нас. Когда день заканчивается, по дороге обратно они избавляются от макияжа и снова надевают бесформенную одежду.

— Что? — спрашивает Габби противным голосом, глядя на меня. — Я пишу и-мэйл.

— Я жду больше десяти минут, — говорю я. — И ты не пишешь и-мэйл. Ты смотришь на парней без рубашек.

— Ну и что? Хочешь накапать на меня, ябеда? — спрашивает она насмешливо, будто обращаясь к ребенку.

Девушка рядом с ней, которую зовут Хильда, но которую большинство школьников зовут Ла Горда — «толстуха» — (только за спиной и никогда в лицо), смеется.

Это неразлучная парочка, Габби и Ла Горда. Я закусываю губу и отворачиваюсь к окну, скрестив руки на груди. Во мне все бурлит, отчасти из-за того, что мне надо добраться до компьютера, а отчасти потому, что я никогда не знаю, как мне реагировать на насмешки Габби. Остается четыре минуты. Мое нетерпение переходит в отчаяние. Вдруг появились новости — горячие новости! — но я не могу их узнать, потому что эти эгоистичные дуры не освобождают компьютеры.

Остается три минуты. Меня почти трясет от злости. А потом мне приходит в голову одна мысль, и на моих губах появляется улыбка. Дело рискованное, но если получится, то оно того стоит.

Я слегка поворачиваюсь, только чтобы углом глаза видеть стул Габби. Я делаю глубокий вдох и, сосредоточив всю свою энергию на ее стуле, при помощи телекинеза толкаю его влево. Потом вправо — и так резко, что он едва не опрокидывается. Габби с визгом подпрыгивает. Я смотрю на нее с деланным удивлением.

— Что такое? — спрашивает Ла Горда.

— Не знаю. Как будто кто-то пнул мой стул, что ли. Ты что-нибудь почувствовала?

— Нет, — говорит Ла Горда, и как только слово слетает с ее губ, я сдвигаю ее стул на несколько сантиметров назад, а потом толкаю вправо. При этом я сама по-прежнему остаюсь у окна. На этот раз они обе кричат. Я снова толкаю стул Габби, потом стул Ла Горды, и они, больше не взглянув на экраны, с криком выбегают из комнаты.

— Есть! — говорю я, бросаясь к компьютеру Габби и быстро набирая адрес новостного сайта, который считаю самым достоверным. Потом нетерпеливо жду, пока загрузится страница. Старые компьютеры вкупе с медленным Интернетом просто отравляют мое существование.

Экран побелел, и, строчка за строчкой, начинает формироваться страница. Когда она загружается на четверть, в последний раз звонит колокол. До молитвы остается одна минута. Я склонна проигнорировать сигнал, пусть даже рискуя быть наказанной. Сейчас мне это безразлично.

— Еще пять месяцев, — шепчу я себе.

Появилась уже половина страницы, показывая верхнюю часть лица Джона Смита, его глаза, темные и уверенные, хотя в них проглядывает не очень понятное чувство дискомфорта. В нетерпеливом ожидании я вся подаюсь вперед, сидя на краешке стула, во мне закипает такое волнение, что трясутся руки.

— Ну же, — говорю я экрану, тщетно пытаясь ускорить процесс. — Давай, давай, давай.

— Марина! — рявкает чей-то голос из открытого дверного проема. Я резко оборачиваюсь и вижу сестру Дору, дородную женщину, нашу главную повариху, которая сейчас глазами мечет в меня молнии. В этом нет ничего нового. Она мечет молнии во всех, кто стоит с подносом в очереди на обед, словно наша нужда в питании наносит ей личное оскорбление. Она сводит губы в абсолютно прямую линию и сужает глаза.

— Иди! Сейчас же! Я сказала, немедленно!

Я вздыхаю, понимая, что у меня нет другого выбора, кроме как пойти. Я стираю свой запрос в поисковике, закрываю страницу и иду следом за сестрой Дорой по темному коридору. На экране было что-то новое, я знаю это. Иначе почему бы лицо Джона давали во всю страницу? За полторы недели любая новость устаревает. И если ему дали столько места, значит, появилась какая-то новая существенная информация.

Мы идем в неф церкви Санта-Тереза. Он огромный, с высокими колоннами, тянущимися к сводчатому потолку, и витражами на стенах. Все свободное пространство нефа заставлено скамьями, на которых могут поместиться почти три сотни человек. Мы с сестрой Дорой входим последними. Я сажусь отдельно на одной из скамей в центре. Сестра Люсия, которая когда-то впустила нас с Аделиной и до сих пор возглавляет монастырь, стоит за кафедрой проповедника; она закрывает глаза, опускает голову и складывает ладони перед собой. Все делают то же самое.

— Padre divino, — начинается молитва в мрачном унисоне. — Que nos bendiga у nos proteja en su amor…

Я отключаюсь от молитвы и смотрю на затылки тех, кто впереди меня. Все головы сосредоточенно опущены. Или просто опушены. Я нахожу глазами Аделину, которая сидит на шесть рядов впереди и чуть правее меня. Она стоит на коленях и пребывает в глубоком отрешении. Ее темно-русые волосы сплетены в тугую косу, которая ниспадает до середины спины. Она ни разу не поднимает глаз, не пытается найти меня взглядом в задней части зала, как делала это в первые несколько лет, чтобы обменяться только нам понятными легкими улыбками в знак признания нашей общей тайны. Мы все еще делим эту тайну, но Аделина вроде как перестала признавать ее. Со временем как-то так случилось, что наш план — выждать, пока мы наберемся достаточно сил и убедимся в безопасности, чтобы уйти, — сменился желанием Аделины просто остаться здесь. А может, это желание продиктовано страхом.

До новостей о Джоне Смите, о которых я сразу же рассказала Аделине, мы уже несколько месяцев не говорили о своей миссии. В сентябре я показала ей свой третий шрам — третье предостережение о том, что еще один Гвардеец умер, и мы с ней стали на шаг ближе к тому, что могадорцы начнут охотиться на нас и убьют. Она повела себя так, словно ничего не случилось. Словно это не означает того, что, как мы обе знаем, это означает. А услышав новости о Джоне, она только закатила глаза и велела мне перестать верить в сказки.



— En el nombre del Padre, у del Hijo, у del Espíritu Santo. Amén, — произносят они, и с этой последней фразой все находящиеся в зале крестятся, в том числе я, чтобы не выделяться: лоб, пупок, левое плечо, правое плечо.

Я спала и во сне бежала по склону горы, разбросив руки в стороны, как будто была готова взлететь, когда проснулась от боли и свечения у щиколотки, которую опоясал третий шрам. Свет разбудил нескольких девушек в комнате, но, по счастью, не дежурную сестру-монахиню. Девушки подумали, что у меня под одеялом журнал и фонарик и я нарушаю режим. Девушка с соседней кровати, обычно отличающаяся спокойствием шестнадцатилетняя Елена с черными как смоль волосами, которые она часто покусывает, когда разговаривает, запустила в меня подушкой. Кожа у меня на щиколотке начала пузыриться, и боль была такой сильной, что мне пришлось закусить край одеяла, чтобы не закричать. Я не могла удержаться от слез, потому что где-то погиб или погибла Третья. И теперь нас осталось шестеро.

Сегодня я выхожу из церкви вместе с остальными девушками и направляюсь в спальню, где ровно расставлены спаренные скрипучие кровати, но в голове у меня зреет план. Чтобы компенсировать жесткие кровати и могильный холод в комнатах, белье у нас мягкое и одеяла толстые — единственная дозволенная нам роскошь. Моя кровать стоит в углу, дальше всего от двери. Это самое спокойное место и самое желанное: я долго до него добиралась, перемещаясь с кровати на кровать по мере того, как их освобождали уходившие из монастыря девушки.

Когда все улеглись, свет выключается. Я лежу на спине, глядя на проступающие неровные очертания высокого потолка. Иногда тишину нарушает чей-то шепот, за которым сразу следует шиканье сестры-надзирательницы. Я не закрываю глаза, терпеливо дожидаясь, пока все уснут. Через полчаса шептания прекращаются, слышно лишь тихое дыхание спящих, но я пока решаю не рисковать. Слишком рано. Проходит еще пятнадцать минут — по-прежнему тишина. Я больше не могу терпеть.

Затаив дыхание, я тихо спускаю ноги с кровати, прислушиваясь к ровному дыханию Елены, которая спит рядом. Мои ступни нащупывают ледяной пол и тут же начинают мерзнуть. Медленно, чтобы не скрипнула кровать, я встаю и на цыпочках иду через всю спальню к двери. Иду медленно и осторожно, чтобы не задеть кровати. Я добираюсь до открытой двери и бегу по коридору в компьютерную комнату. Подвигаю себе стул и нажимаю кнопку пуска.

Я нервничаю, пока компьютер запускается, и поглядываю в коридор — не идет ли кто следом за мной. Наконец я набираю веб-адрес, экран белеет, а потом в середине страницы появляются два изображения, окруженные текстом с жирно набранным заголовком, который еще смазан и не читается. Теперь две картинки — что же изменилось с того времени, как я в прошлый раз пыталась открыть эту страницу? Потом, наконец, страница загружается полностью.

Международные террористы?

Джон Смит с квадратной челюстью, взъерошенными русыми волосами и голубыми глазами занимает правую сторону страницы, а его отец — или, скорее всего, Чепан — правую. Это не фотографии, а черно-белые карандашные рисунки. Я пропускаю то, что уже знаю — разрушенная школа, пять трупов, внезапное исчезновение — и вот она, новая информация:

Неожиданный поворот. Сегодня следователи ФБР предположительно обнаружили оборудование профессионального фальшивомонетчика. Несколько механизмов, обычно используемых для изготовления документов, были найдены в тайнике под полом в хозяйской спальне в доме, который снимали в городе Парадайз, штат Огайо, Генри и Джон Смиты. Это наводит следователей на версию об их возможной связи с терроризмом. Переполошившие местное население Парадайза, Генри и Джон Смиты теперь рассматриваются как угроза национальной безопасности и подлежат розыску. Следователи обращаются за любой информацией, которая поможет установить их местонахождение.

Я снова прокручиваю экран, чтобы посмотреть на изображение Джона, и, когда мы встречаемся взглядами, мои руки начинают трястись. Его глаза… даже на этой зарисовке они кажутся знакомыми. А откуда еще я могу их знать, как не из растянувшегося на год путешествия с Лориен на Землю? Теперь никто не сможет меня убедить, что он не один из шести оставшихся Гвардейцев, выживших в этом чуждом мире.

Я откидываюсь на спинку стула, сверкая глазами. Как бы я сама хотела отправиться на поиски Джона! Конечно, Джон и Генри Смиты могут ускользнуть от полиции — они прячутся уже одиннадцать лет, так же, как мы с Аделиной. Как я могу рассчитывать отыскать его, когда на его поиски поднялся весь мир? Разве может кто-нибудь из нас надеяться, что мы воссоединимся?

У могадорцев везде есть глаза. Я не знаю, как они отыскали Первого и Третьего, но уверена, что Второго они засекли из-за записи в блоге, которую он или она написала. Я увидела запись, а потом пятнадцать минут сидела и думала, как ответить, чтобы себя не выдать. Сообщение было туманное, но для тех из нас, кто его видел, вполне ясное: «Девять, теперь восемь. Остальные, вы здесь?» Его поместил некто, назвавшийся Вторым. Мои пальцы оказались на клавиатуре, и я набрала короткий ответ, но не успела я нажать кнопку отправки, как страница обновилась, — кто-то опередил меня с ответом.

«Мы здесь», — было сказано в нем.

У меня отвисла челюсть, я в полном шоке уставилась на экран. От двух этих коротких записок во мне поднялась волна надежды, но, пока мои пальцы набирали другой ответ, мои ступни начали светиться ярким светом, а до ушей донеслось шипение горящей плоти, а потом сразу нахлынула жестокая боль — такая сильная, что я упала на пол и корчилась в агонии, сдавленным криком призывая Аделину и прикрывая руками лодыжку, чтобы больше никто ее не увидел. Когда Аделина пришла и поняла, что случилось, я указала ей на экран. Но он был пуст: оба сообщения были удалены.

Я отвожу взгляд от знакомых глаз Джона Смита на экране. Рядом с компьютером стоит маленький, всеми забытый цветок. Он поник и зачах, сжался до половины своего нормального размера, листья по краям стали коричневыми и ломкими. Несколько лепестков упали и теперь лежат на столе рядом с горшком, сухие и сморщенные. Цветок еще не умер, но дело идет к тому. Я наклоняюсь к нему, беру в свои ладони, придвигаюсь лицом так, что мои губы касаются листьев, и обдаю его горячим дыханием. У меня по спине пробегает ледяной холод, но взамен в маленький цветок врывается жизнь. Он пружинисто распрямляется, листья и ствол наливаются зеленью, вырастают новые лепестки — сначала бесцветные, но постепенно становящиеся ярко-фиолетовыми. У меня появляется озорная улыбка при мысли о том, как бы повели себя сестры, увидев такое. Но я им такого не покажу. Это было бы неправильно истолковано, а я не хочу, чтобы меня выбросили на мороз. Я еще к этому не готова. Скоро буду готова, но не сейчас.

Я выключаю компьютер и спешу обратно в постель, а в голове крутятся мысли о Джоне Смите, который где-то далеко.

«Будь осторожен и скрывайся, — думаю я. — Мы еще отыщем друг друга».

3

Меня настигает низкий шепот. Голос звучит холодно. Я не могу двигаться, но напряженно слушаю.

Я больше не сплю, но при этом и не бодрствую. Я парализован, и мои глаза ничего не видят в непроглядной тьме номера мотеля. Над моей кроватью возникает видение, и я чувствую волнение, которое напоминает то чувство, что я испытал в тот момент, когда в Парадайзе, штат Огайо, мои ладони зажгло мое первое Наследие — Люмен, Свечение. Тогда еще был Генри, он еще был жив. Теперь Генри нет. И он никогда не вернется. Даже в таком состоянии я не могу отрешиться от этой горькой реальности.

Я полностью вхожу в видение надо мной, прорывая тьму светящимися ладонями, но свет поглощают тени. А потом я резко останавливаюсь. Наступает полная тишина. Я протягиваю перед собой руки, но они ни до чего не дотрагиваются, мои ноги отрываются от пола, и я парю в огромной пустоте.

Снова слышен шепот на языке, который я не распознаю, но каким-то образом понимаю. Слова произносятся с большим волнением. Тьма уходит, уступая место серому, а потом белому — причем такому яркому, что мне приходится щуриться. Легкая дымка передо мной рассеивается, открывая просторную комнату со свечами вдоль стен.

— Я… Я просто не понимаю, что пошло не так, — слышен явно потрясенный голос.

Помещение длинное и широкое, размером с футбольное поле. Едкий запах серы разъедает мне ноздри и заставляет слезиться глаза. Воздух густой и горячий. А потом в дальнем конце зала я вижу их: две фигуры, окутанные тенью, одна гораздо больше другой — и даже на расстоянии чувствуется исходящая от нее угроза.

— Они сбежали. Каким-то образом они сумели бежать. Я не знаю как…

Я двигаюсь вперед. Я спокоен — так бываешь спокоен во сне, когда понимаешь, что спишь и на самом деле тебе ничего не угрожает. Шаг за шагом я приближаюсь к растущим на глазах теням.

— Все были убиты, все. И вместе с ними три пайкена и два краула, — говорит маленький большому, суетливо подергивая руками. — Они были у нас в руках. Мы почти… — говорит он, но другой его обрывает. Он всматривается, чтобы увидеть то, что уже почувствовал. Я останавливаюсь и стою неподвижно, затаив дыхание. Однако он обнаруживает меня. У меня по спине пробегает дрожь.

— Джон, — говорит кто-то. Голос слышен, как отдаленное эхо.

Большая фигура идет ко мне. Он возвышается надо мной — шестиметровый, мускулистый, с рубленой челюстью. В отличие от других, у него не длинные волосы, а коротко остриженные. Смуглая кожа. Он неотрывно смотрит на меня, медленно приближаясь. Девять метров, потом шесть. Он останавливается в трех метрах. Мой кулон становится тяжелым, и цепочка врезается в шею. Я замечаю, что его шею обвивает огромный фиолетовый шрам.

— Я ждал тебя, — говорит он ровным и спокойным голосом. Он поднимает руку и из ножен за спиной достает меч. Меч сразу оживает, но сохраняет форму, хотя металл становится почти жидким. Рана в плече, полученная от брошенного солдатом кинжала во время битвы в Огайо, взрывается болью, словно в меня вновь вонзаются кинжалы. Я падаю на колени.

— Давно не виделись, — говорит он.

— Не знаю, о чем ты, — отвечаю я на языке, на котором никогда прежде не говорил.

Я хочу немедленно покинуть это место, где бы оно ни было. Я пытаюсь встать, но такое впечатление, что я вдруг прирос к полу.

— Неужели? — спрашивает он.

— Джон, — снова слышу я откуда-то издалека. Могадорец, кажется, не слышит. В его взгляде есть нечто такое, что не позволяет мне отвести от него глаза.

— Меня не должно быть здесь, — говорю я. Голос звучит жалко. Все выпадает из поля зрения, остаемся только мы двое, и больше ничего.

— Я могу сделать так, что ты исчезнешь, если тебе так хочется, — говорит он, выписывает мечом восьмерку, и в воздухе зависает ее белый след. А потом он атакует, высоко подняв меч в сильном замахе. Он наносит удар, меч летит как пуля, и я знаю, что мне его не остановить, и сейчас я буду обезглавлен.

— Джон! — снова кричит голос.

Мои глаза разом открываются. Две руки крепко вцепились мне в плечи. Я весь в поту и задыхаюсь. Сначала я вижу Сэма, стоящего надо мной, потом Шестую с ее дерзкими карими глазами, которые иногда выглядят голубыми, а иногда зелеными. Она стоит передо мной на коленях и выглядит уставшей и помятой, словно ее только что разбудили. Что я, наверное, и сделал.

— Что это было? — спрашивает Сэм.

Я встряхиваю головой, чтобы окончательно освободиться от наваждения, и оглядываю знакомое место. В комнате темно, потому что задернуты шторы, и я лежу в той же кровати, в которой провел полторы недели, оправляясь от полученных в битве ран. Рядом выздоравливает Шестая, и ни я, ни она ни разу не покидали комнаты — за едой и другими припасами ходит Сэм. Это двухместный номер в обшарпанном мотеле близ главной улицы Траксвилля, штат Северная Каролина. Снимая номер, Сэм использовал одни из семнадцати водительских прав, которые Генри изготовил для меня до того, как был убит. По счастью, старик за стойкой администратора был слишком увлечен телевизором и не очень-то вглядывался в фотографию. Мотель расположен в северо-западной части штата, в пятнадцати минутах езды от штатов Теннесси и Вирджиния. Выбор места был продиктован в основном тем, как далеко мы смогли уехать, учитывая тяжесть наших ран. Но раны постепенно зажили, и к нам наконец возвращаются силы.

— Ты говорил на иностранном языке, которого я никогда не слышал, — говорит Сэм. — Думаю, ты его выдумал, чувак.

— Нет, он говорил на могадорском, — объясняет Шестая. — И даже немного на лорикском.

— Серьезно? — спрашиваю я. — Просто непостижимо.

Шестая подходит к окну и поправляет правую штору.

— Что тебе снилось?

Я качаю головой.

— Я не вполне уверен. Понимаешь, это был и сон, и не сон. Думаю, это были видения — видения о них. Мы должны были сразиться, но я был слишком слаб, сбит с толку или что-то еще, не знаю.

Я смотрю на Сэма, который глядит на экран телевизора и хмурится.

— Что?

— Дурные новости, — он вздыхает и качает головой.

— Что? — Я сажусь и протираю сонные глаза.

Сэм кивает в сторону телевизора. Я оборачиваюсь и вижу, что всю левую половину экрана занимает мое лицо, а правую — портрет Генри. Рисунок совсем не похож: у лица резкие черты и оно совершенно изможденное. Здесь Генри выглядит на двадцать лет старше, чем есть на самом деле. Или был.

— Как будто было недостаточно рассказать об угрозе национальной безопасности и терроризме, — говорит Сэм. — Теперь они предлагают вознаграждение.

— За меня? — спрашиваю я.

— За тебя и за Генри. Сто тысяч долларов за любую информацию, которая приведет к поимке тебя и Генри и двести пятьдесят тысяч долларов, если кто-то сам поймает любого из вас, — говорит Сэм.

— Я ухожу от погони всю свою жизнь, — говорю я, потирая глаза. — Какая мне разница?

— Ну, я-то не бегал, а они предлагают награду и за меня, — говорит Сэм. — Ты не поверишь, жалких двадцать пять кусков. Я не знаю, насколько хорошо я умею скрываться. Никогда не приходилось этого делать.

Осторожно, потому что тело еще немного онемевшее, я подвигаюсь. Сэм сидит на другой кровати, обхватив голову руками.

— Но ты ведь с нами, Сэм. Мы тебя прикроем, — говорю я.

— Я не волнуюсь, — отвечает он себе в грудь.

Сэм, может, и не волнуется, а я волнуюсь. Я покусываю губы, раздумывая, как я смогу без Генри обеспечить Сэму защиту, а себе и Шестой сохранить жизнь. Я поворачиваюсь к Сэму, который пребывает в таком стрессе, что готов прогрызть дыру в своей черной футболке NASA.

— Послушай, Сэм. Я бы хотел, чтобы Генри был с нами. Не могу даже выразить, как бы я этого хотел — и по очень многим причинам. Он не только хранил меня, когда мы бежали из одного штата в другой, но он к тому же еще столько знал о Лориен и о моей семье. И еще у него была эта поразительная выдержка, которая так долго нас выручала. Я не знаю, смогу ли когда-нибудь делать то, что делал он, чтобы обеспечить нам безопасность. Ручаюсь: если бы он был рядом, он бы не позволил тебе уйти с нами. Он бы ни в коем случае не позволил подвергать тебя такой опасности. Но послушай, ты здесь, так уж получилось, и я обещаю, что не допущу, чтобы с тобой что-то случилось.

— Я хочу быть здесь, — говорит Сэм. — Это самое крутое, что когда-либо происходило в моей жизни. — Следует пауза, и потом он смотрит мне в глаза. — К тому же ты мой лучший друг, а у меня никогда не было лучшего друга.

— У меня тоже, — говорю я.

— Вы еще обнимитесь, — иронизирует Шестая. Мы с Сэмом смеемся.

Мое лицо все еще на экране. Телевидение показывает фотографию, которую сделала Сара в мой самый первый день в школе, в день, когда мы впервые встретились. У меня неуклюжий и неловкий вид.

Правая сторона экрана теперь заполнена небольшими фотографиями пятерых людей, в убийстве которых нас обвиняют: это трое учителей, тренер мужской баскетбольной команды и школьный уборщик. Потом появляются кадры разрушенной школы. Она действительно разрушена — от правой части здания осталась лишь куча развалин. Потом следуют интервью с жителями Парадайза, и последней появляется мама Сэма. Она плачет и, глядя прямо в камеру, отчаянно умоляет «похитителей»: «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, верните мне моего ребенка живым и здоровым». Я уверен, что у Сэма от этих слов внутри что-то переворачивается.

Следом идут сцены похорон на прошлой неделе и траурного зажигания свечей. На экране промелькнуло лицо Сары, она держит свечу, и по ее щекам текут слезы. У меня подступает комок к горлу. Я бы все отдал, чтобы только набрать ее номер и услышать ее голос. Я страдаю при мысли, каково ей сейчас приходится. Видео, показывающее, как мы покидаем горящий дом Марка — с этого видео все и началось, — выплеснулось в Интернет. Меня обвиняли в этом пожаре, но Марк поклялся, что я был ни при чем, хотя если бы использовал меня как козла отпущения, то снял бы все подозрения с себя.

Когда мы покинули Огайо, разрушенную школу сначала отнесли на счет случайного торнадо. Но потом спасатели прочесали развалины и сразу обнаружили все пять трупов: они лежали в нетронутой битвой комнате на равном расстоянии друг от друга — и без единой раны. Аутопсия показала, что они умерли от естественных причин, не было ни травм, ни каких-либо следов наркотиков. Кто знает, как все было на самом деле. Когда один из репортеров услышал, что я выпрыгнул из окна директорского кабинета и бежал из школы, а потом мы с Генри пропали, он написал статью, в которой во всем обвинил нас. Остальные с готовностью подхватили идею. А когда недавно обнаружили нелегальную аппаратуру Генри и несколько оставленных им фальшивых документов, общественное возмущение только возросло.



— Теперь нам надо быть очень осторожными, — говорит Шестая, сидя у стены.

— Еще осторожнее, чем сейчас, когда мы торчим в номере убогого мотеля с задернутыми шторами? — спрашиваю я.

Шестая возвращается к окну, чуть отодвигает одну из штор и выглядывает. Пол рассекает луч солнечного света.

— Солнце зайдет через три часа. Давайте уедем, как стемнеет.

— Слава богу, — говорит Сэм. — Сегодня будет метеоритный дождь, и мы сможем его увидеть, если поедем на юг. К тому же, если я еще минуту пробуду в этом грязном номере, я просто свихнусь.

— Сэм, ты свихнулся, еще когда мы впервые встретились, — шучу я. Он бросает в меня подушку, которую я отбиваю, не поднимая руки. При помощи телекинеза я кручу подушку в воздухе, а потом швыряю ее, как ракету, в телевизор, и он гаснет.

Я знаю, что Шестая права, и нам надо двигаться. Но я удручен. Кажется, что пути не видно конца, что нет такого места, где мы были бы в безопасности. С краю на кровати, согревая мне ноги, лежит Берни Косар, который, по-моему, ни разу не отходил от меня с тех пор, как мы покинули Огайо. Он открывает глаза, зевает и потягивается. Он смотрит на меня и при помощи телепатии дает понять, что тоже чувствует себя лучше. Почти все маленькие раны, которые покрывали его тело, затянулись, и большие тоже успешно залечиваются. У него наложена шина на сломанной передней лапе, и еще несколько недель он будет хромать, но на вид почти как прежний. Он слегка виляет хвостом и кладет лапу мне на ногу. Я подтягиваю его к себе на колени и почесываю ему брюхо.

— Ну что, приятель? Готов убраться из этой дыры?

Берни Косар бьет хвостом поперек кровати.

— Так, куда двинемся, ребята? — спрашиваю я.

— Не знаю, — говорит Шестая. — Предпочтительно куда-нибудь в теплые края, чтобы выбраться из зимы. Мне поднадоел этот снег. Но еще больше мне не нравится, что мы не знаем, где остальные.

— Сейчас нас трое. Четвертый плюс Шестая, плюс Сэм.

— Мне нравится алгебра, — говорит Сэм. — Сэм равен Икс. Переменному Икс.

— Чувак, ты такой зануда, — замечаю я.

Шестая идет в ванную и секунду спустя выходит с горстью туалетных принадлежностей.

— Если во всем этом и есть какое-то утешение, так это то, что другие Гвардейцы по крайней мере знают, что Джон не только выжил в своей первой битве, но и победил. Может быть, это их как-то обнадежит. Сейчас наша главная задача — отыскать других. А пока что вместе тренироваться.

— Так и будет, — говорю я и потом смотрю на Сэма. — Сэм, еще не поздно вернуться и все исправить. Ты можешь придумать все что угодно. Скажешь им, что мы тебя похитили, удерживали против воли и что ты сбежал при первой же возможности. Тебя сочтут героем. И от девушек не будет отбоя.

Сэм прикусывает нижнюю губу и качает головой.

— Я не хочу быть героем. А от девушек и так нет отбоя.

Шестая и я закатываем глаза, но при этом я вижу, что Шестая покраснела. А может, я это просто воображаю.

— Я серьезно, — говорит он. — Я остаюсь.

Я пожимаю плечами.

— Думаю, с этим решено. Сэм в этом уравнении равен Икс.

Сэм смотрит, как Шестая идет к телевизору, рядом с которым лежит ее походная сумка, и на лице у него написано явное влечение к ней. На ней черные хлопковые шорты и белый топ, волосы зачесаны назад. Несколько прядей падают на лицо. На левом бедре выделяется багровый шрам и еще не сошедшие розовые болячки от швов. Она не только сама наложила швы, но сама их и снимала. Когда Шестая поднимает голову, Сэм смущенно отводит взгляд. Ясно, что есть и другая причина, почему Сэм остался с нами.

Шестая наклоняется над сумкой и достает из нее сложенную карту. Она разворачивает ее и кладет на кровать.

— Мы сейчас вот здесь, — говорит она, показывая на Траксвилль. — А здесь, — продолжает она, передвигая палец из Северной Каролины на меленькую звездочку, нарисованную красными чернилами, близко к центру Западной Вирджинии, — находится пещера могадорцев. Во всяком случае, та, о которой я знаю.

Я смотрю на то место, на которое она показывает. Даже по карте видно, насколько оно уединенное: в радиусе десяти километров нет больших дорог, в радиусе двадцати — никаких населенных пунктов.

— Откуда ты вообще знаешь об этой пещере?

— Это долгая история, — говорит она. — Оставим ее на дорогу.

Ее палец прокладывает новый маршрут: на юго-запад от Западной Вирджинии, через Теннесси до некой точки в Арканзасе около реки Миссисипи.

— А здесь что? — спрашиваю я.

Она надувает щеки и делает глубокий выдох, несомненно, о чем-то вспоминая. Когда она сосредоточена, ее лицо приобретает особенное выражение.

— Здесь был мой Ларец, — говорит она. — И кое-что из вещей, которые Катарина привезла с Лориен. Здесь мы их спрятали.

— Что значит был?

Она качает головой.

— Его уже там нет?

— Нет. Они шли по нашему следу, и была угроза, что они могут захватить Ларец. Мы не могли рисковать. С нами он больше не был в безопасности. Поэтому мы спрятали его и вещи Катарины в Арканзасе и бежали так быстро, как только могли. Рассчитывали, что сможем их опередить. — Она замолкает.

— Они вас схватили, да? — спрашиваю я, помня, что ее Чепан Катарина умерла три года назад.

Она вздыхает.

— Об этом тоже лучше рассказать по дороге.

* * *

У меня уходит всего несколько минут, чтобы побросать вещи в рюкзак, при этом я вспоминаю, что последний раз этот рюкзак паковала Сара. Прошло полторы недели, а кажется, что полтора года. Интересно, допрашивает ли ее полиция, сторонятся ли ее в школе? И в какую школу она ходит, если прежняя лежит в развалинах? Я уверен, что она выдержит, но все же ей трудно, особенно потому, что она не представляет, где я и даже цел ли я. Как бы мне хотелось с ней связаться, не ставя под угрозу нас обоих.

Сэм снова включает телевизор на старый манер — пультом — и смотрит новости, пока Шестая сделалась невидимой и пошла проверить пикап. Мы предполагаем, что мама Сэма заметила, что пикап пропал, и это значит, что полиция его ищет. Не так давно, на этой неделе, Сэм украл передний номерной знак с другого пикапа. Это может помочь добраться до места назначения.

Я заканчиваю паковаться и ставлю рюкзак у двери. Сэм улыбается, когда на экране в повторном выпуске новостей появляется его фотография. Я знаю, что ему нравится быть немножко знаменитым, пусть даже с риском оказаться в розыске. Потом они снова показывают меня, а значит, и Генри. Мне невыносимо смотреть на него, хотя рисунок и совсем не похож. Сейчас не время винить себя и переживать, но мне так его не хватает. Это из-за меня он погиб.

Через пятнадцать минут входит Шестая с белым пластиковым пакетом в руке.

Она приподнимает пакет и встряхивает его перед нами.

— Ребята, я вам кое-что принесла.

— И что же это? — спрашиваю я.

Она запускает руку в пакет и достает ножницы.

— Думаю, пора вас с Сэмом подстричь.

— Нет, нет, у меня слишком маленькая голова. Я буду выглядеть как черепаха, — возражает Сэм. Я смеюсь и пытаюсь представить его без шевелюры. У него длинная тощая шея. Так что, думаю, он прав насчет черепахи.

— Ты будешь инкогнито, — отвечает Шестая.

— А я не хочу быть инкогнито. Я переменный Икс.

— Не будь тряпкой, — говорит Шестая.

Он хмурится. Я стараюсь излучать оптимизм.

— Вот так, Сэм, — говорю я, стягивая с себя рубашку. Шестая идет за мной в ванную, на ходу распаковывая машинку. Я наклоняюсь над ванной. У нее прохладные пальцы, и у меня по спине бегут мурашки. Как бы я хотел, чтобы это Сара крепко держала меня за плечо и придавала мне новый облик. Сэм наблюдает через открытую дверь и громко вздыхает, демонстрируя недовольство.

Шестая заканчивает, я стряхиваю полотенцем приставшие волосы, потом встаю и смотрюсь в зеркало. Моя голова белее, чем лицо, но только потому, что она никогда не видела солнца. Думаю, несколько дней во Флорида Киз, где мы с Генри жили до переезда в Огайо, легко бы исправили ситуацию.

— Видишь, Джон выглядит крутым и сильным. А я буду смотреться паршиво, — скулит Сэм.

— Я и есть крутой и сильный, Сэм, — отвечаю я.

Он закатывает глаза, а Шестая очищает машинку.

— Вниз, — говорит она.

Сэм повинуется, падает на колени и опускает голову над ванной. Когда она заканчивает, Сэм встает и умоляюще смотрит на меня.

— Совсем плохо?

— Ты выглядишь отлично, приятель, — говорю я. — Как разыскиваемый преступник.

Сэм несколько раз потирает голову и, наконец, смотрит в зеркало. Он раздосадован.

— Я выгляжу как пришелец, — вскрикивает он в шутливом отвращении, потом через плечо бросает взгляд на меня. — Без обид, — добавляет он с запинкой.

Шестая собирает из ванной все волосы и спускает их в унитаз, следя, чтобы не осталось ни одной пряди. Она сворачивает шнур машинки в тугое кольцо и засовывает ее в чехол.

— Пора, — говорит она.

Мы накидываем лямки своих рюкзаков ей на плечи, она берет лямки в руки, становится невидимой, и вместе с ней исчезают и рюкзаки. Она уходит, чтобы незаметно отнести их в пикап. Пока ее нет, я лезу в шкаф, отбрасываю в дальнем правом углу несколько полотенец и достаю Лорикский Ларец.

— Ты когда-нибудь откроешь эту штуку или как? — спрашивает Сэм. С тех самых пор, как я рассказал ему про Ларец, ему не терпится увидеть, что там внутри.

— Да, открою, — отвечаю я. — Когда почувствую себя в безопасности.

Дверь открывается, потом закрывается. Возникает Шестая и смотрит на Ларец.

— Я не смогу сделать невидимыми тебя, Сэма и это. Только то, за что я держусь руками. Сначала я схожу и отнесу Ларец.

— Не надо. Возьми с собой Сэма, а я пойду за вами.

— Это глупо, Джон. Как ты сможешь идти за нами?

Я надеваю шапку и куртку, застегиваю ее и набрасываю капюшон, так что видно только мое лицо.

— Я справлюсь. У меня такой же обостренный слух, как у тебя, — говорю я.

Она скептически смотрит на меня и качает головой. Я беру поводок Берни Косара и пристегиваю к его ошейнику.

— Только до пикапа, — говорю я ему, поскольку он терпеть не может ходить на поводке. После секундного размышления я наклоняюсь, чтобы взять его на руки, поскольку его лапа все еще болит. Но он дает мне понять, что предпочитает идти сам.

— Я готов, — говорю я.

— Тогда идем, — говорит Шестая.

Сэм подает ей руку с каким-то излишним энтузиазмом. Я подавляю смешок.

— Что? — спрашивает он.

Я качаю головой.

— Ничего. Я постараюсь держаться за вами, но только не слишком спешите.

— Если не сможешь идти следом, покашляй, и мы остановимся. До машины всего несколько минут хода, она стоит сразу за пустым сараем, — говорит Шестая. — Мимо не пройдешь.

Когда дверь открывается, Сэм и Шестая исчезают.

— Теперь наш ход, Берни Косар. Мы остались вдвоем.

Он выходит за мной и радостно трусит, высунув язык. Если не считать коротких гигиенических выходов на маленькую лужайку рядом с мотелем, Берни Косар, как и все мы, сидел взаперти.

Ночной воздух прохладен и свеж и пахнет сосной. Ветер обдувает мне лицо, и это сразу возвращает меня к жизни. Я иду с закрытыми глазами и пытаюсь почувствовать Шестую, мысленно прочесывая воздух и нащупывая окружающее при помощи телекинеза. Так я сумел остановить летящую пулю в Атенсе — схватив все находившееся в воздухе. Я их чувствую, они в полутора метрах впереди и чуть справа. Я подталкиваю Шестую, и она до того опешила, что у нее перехватывает дыхание. Через три секунды она сильно толкает меня плечом, и я чуть не падаю. Я смеюсь. И она тоже.

— Что это вы делаете? — спрашивает Сэм. Его раздражает наша забава. — Мы должны вести себя тихо или вы забыли?

Мы подходим к пикапу, который стоит за старым сараем — таким ветхим, что, кажется, он вот-вот рухнет. Шестая отпускает руку Сэма, и он забирается в машину. Шестая садится за руль, а я устраиваюсь рядом с Сэмом, Берни Косар ложится у меня в ногах.

— Боже мой, чувак, что случилось с твоими волосами? — подначиваю я Сэма.

— Заткнись.

Шестая заводит двигатель, выезжает на дорогу и, когда колеса касаются асфальта, включает фары. Я улыбаюсь.

— Что? — спрашивает Сэм.

— Я просто подумал: из нас четверых трое — пришельцы, двое — в розыске и подозреваются в терроризме, и при этом ни у одного нет настоящих водительских прав. Что-то мне подсказывает, что дело может обернуться интересно.

Даже Шестая не может удержаться от улыбки.

4

— Мне было тринадцать, когда они добрались до нас, — говорит Шестая. Мы уехали из мотеля в Траксвилле пятнадцать минут назад и сейчас въехали в штат Теннесси. Я просил рассказать, как их с Катариной поймали. — Мы были в западном Техасе после того, как бежали из Мексики из-за идиотской ошибки: нас обеих привела в полный восторг глупая записка в Интернете, которую написала Вторая, хотя мы тогда и не знали, что это Вторая, и мы ответили. В Мексике мы в полном уединении жили в каком-то захолустном пыльном городке и решили узнать, действительно ли это один из Гвардейцев.

Я киваю, зная, о чем она говорит. Генри тоже видел эту запись в блоге, когда мы были в Колорадо. Я принимал участие в школьном конкурсе по правильному произношению, и шрам появился, когда я был на сцене. Меня отвезли в больницу, и доктор увидел первый шрам и свежую рану от второго, который прожег мне тело до самой кости. Когда приехал Генри, его обвинили в насилии над ребенком, и это заставило нас бежать из штата и сменить имена. Мы в очередной раз все начали заново.

— «Девять, теперь восемь. Остальные, вы здесь?» — спрашиваю я.

— Да, эта запись.

— Значит, это вы ответили, — говорю я. Генри сделал фотографии записей с экрана, чтобы я мог ее посмотреть. Он яростно пытался взломать тот компьютер и стереть запись, пока не поздно, но не успел. Вторая была убита. Сразу после этого запись стер кто-то другой. Мы предположили, что это были могадорцы.

— Ответила Катарина. Она написала только «Мы здесь», и меньше чем через минуту появился шрам, — говорит Шестая, качая головой. — Было так глупо со стороны Второй написать это, зная, что она была следующей. Я до сих пор не могу понять, зачем она так рисковала.

— Вы знаете, где она находилась? — спрашивает Сэм.

Я смотрю на Шестую.

— Ты знаешь? Генри думал, что в Англии, но до конца не был уверен.

— Понятия не имею. Мы только понимали, что если они так быстро добрались до нее, то им не потребуется много времени, чтобы добраться и до нас.

— Но откуда вы знаете, что она вообще это написала? — спрашивает Сэм.

Шестая бросает на него взгляд.

— Что ты имеешь в виду?

— Не знаю. Вы даже не знаете, где она была, так откуда можете знать, что это была именно она?

— А кто же еще?

— Ну, я ведь вижу, как вы с Джоном осторожны. Не могу представить, что кто-нибудь из вас мог бы сделать такую глупость, понимая, что он следующий. Особенно зная столько о могадорцах. Начать с того, что вы бы не стали публиковать запись, я так думаю.

— Верно, Сэм.

— Так что, может быть, они уже схватили Вторую и пытались выйти на кого-нибудь из вас, прежде чем ее убить. Тогда становится понятно, почему она была убита через считанные секунды после того, как вы ответили. Это мог быть блеф. А может, она знала, что они делают, и сама себя убила, чтобы предостеречь вас. Как знать. Вы понимаете, что это только предположения.

— Да, — говорю я. Но хорошие предположения. Я до них не додумался. Интересно, додумался ли Генри?

Мы едем в молчании, погрузившись в мысли. Шестая ведет пикап на предельно допустимой скорости, и мы обгоняем несколько машин. Вдоль шоссе горят фонари, и горы в их тени кажутся жутковатыми.

— Она могла быть испугана и в отчаянии, — говорю я. — Это могло подтолкнуть на какую-нибудь глупость вроде неосторожной записи в Интернете.

Сэм пожимает плечами.

— Просто мне это кажется маловероятным.

— Верно, — замечаю я. — Но может быть, они перед этим убили ее Чепана, и она была не в себе. Ей ведь было двенадцать-тринадцать лет. Представь, что тебе тринадцать и ты предоставлен самому себе, — говорю я, не успев сообразить, что в точности описываю историю Шестой. Она бросает на меня взгляд, потом снова смотрит на дорогу.

— Мы даже подумать не могли, что это была подстава, — произносит она. — Хотя такая вероятность есть. Тогда мы были просто напуганы. И моя лодыжка была в огне. Трудновато ясно мыслить, когда твою ногу словно отпиливают.

Я мрачно киваю.

— Но даже после первого испуга мы не пытались посмотреть на все дело под таким углом. Мы ответили, и это навело их на наш след. Мы поступили смехотворно. Может быть, ты прав, Сэм. Я только надеюсь, что мы с тех пор стали немного умнее. Те, кто остался.

Ее последняя фраза повисает в воздухе. Нас осталось всего шестеро. Шестеро нас против всех них, сколько бы их ни было. И никакой возможности узнать, как мы могли бы отыскать друг друга. В нас заключена единственная надежда. Сила — в числах. Могущество шести. От этой мысли мое сердце начинает биться вдвое быстрее обычного.

— Что? — спрашивает Шестая.

— Нас осталось шестеро.

— Я знаю. И что?

— Нас шестеро, и, может быть, у кого-то еще остались их Чепаны. А может, и нет. Но шестеро против скольких могадорцев? Тысячи? Ста тысяч? Миллиона?

— Эй, не забывай обо мне, — говорит Сэм. — И о Берни Косаре.

Я киваю.

— Извини, Сэм. Ты прав. Нас восемь. — Тут я вдруг вспоминаю кое о чем еще. — Шестая, ты знаешь о втором корабле, который улетел с Лориен?

— Еще один корабль, помимо нашего?

— Да, он улетел после нашего. Или, по крайней мере, я так думаю. Он был загружен химерами. Их было примерно пятнадцать. А еще три Чепана и, возможно, ребенок. У меня было видение с этим кораблем, когда мы с Генри тренировались. Он, правда, был настроен скептически, но до сих пор все мои видения оказывались правдой.

— Я представления не имела об этом корабле.

— Он взлетел на старой ракете, похожей на шаттлы НАСА. Ну, ты знаешь, с топливом, которое оставляет за собой шлейф дыма.

— Тогда он бы сюда не долетел, — говорит Шестая.

— Да, Генри так и говорил.

— Химеры? — спрашивает Сэм. — Такие же животные, как Берни Косар? — Я киваю. Он вскидывает голову. — Может, и Берни на нем прилетел? Представь, если они все сюда добрались? Ты ведь видел, на что он способен в битве?

— Это было бы изумительно, — соглашаюсь я. — Но я практически уверен, что старина Берни был на нашем корабле.

Я провожу рукой по спине Берни Косара и чувствую болячки ран, все еще покрывающие почти все его тело. Сэм вздыхает и откидывается на спинку сиденья с выражением облегчения на лице — возможно, представляя, как в последнюю минуту к нам на помощь приходит целая армия химер, чтобы нанести поражение могадорцам. Шестая глядит в зеркало заднего вида, и фары от идущей сзади машины отбрасывают полосу света на ее лицо. Она снова смотрит на дорогу тем же отрешенным взглядом, какой всегда был у Генри, когда он вел машину.

— Могадорцы, — мягко начинает она, сглотнув, и мы с Сэмом обращаемся все во внимание, — настигли нас на другой день после того, как мы ответили на записку Второй, в заброшенном городке в западном Техасе. Мы ехали из Мексики, и Катарина вела машину пятнадцать часов подряд. Было уже поздно, и мы были измотаны, потому что обе не спали. Мы остановились в придорожном мотеле, примерно таком же, как тот, из которого мы только что уехали. Это был маленький городок, похожий на те, что показывают в старых вестернах, с ковбоями и ранчеро. У некоторых домов даже стояли столбы, чтобы можно было привязывать лошадей. Это было очень странное место, но мы приехали из какой-то мексиканской дыры и особо не выбирали, где остановиться.

Она замолкает, обгоняя машину. Она провожает ее взглядом и, прежде чем снова посмотреть на дорогу, бросает взгляд на спидометр.

— Мы пошли поесть в ресторанчик. Мы съели примерно половину, когда в ресторанчик вошел мужчина и сел за столик. На нем были рубашка и галстук, но это был ковбойский галстук шнурком, и вся его одежда выглядела устаревшей. Мы не обратили на него внимания, хотя я заметила, что другие посетители глазели на него так же, как глазели на нас. В какой-то момент он повернулся и уставился на нас, но поскольку то же самое делали и все остальные, я не придала этому значения. Мне было всего тринадцать, и в тот момент я мало о чем еще могла думать, кроме как о том, чтобы поесть и поспать. Так что мы закончили есть и вернулись в свой номер. Катарина пошла в душ и, когда она вышла, закутанная в халат, раздался стук в дверь. Мы посмотрели друг на друга. Она спросила, кто там, и мужчина ответил, что он управляющий мотеля и принес чистые полотенца и лед. Я, не задумываясь, подошла к двери и открыла ее.

— О, нет, — говорит Сэм.

Шестая кивает.

— Это был мужчина в ковбойском галстуке из ресторана. Он сразу вошел и захлопнул дверь. Мой кулон висел на виду. Он сразу понял, кто я, а мы с Катариной сразу поняли, кто он. Одним движением он выхватил из-за брючного ремня нож и метнул мне в голову. Он сделал это очень быстро, и я не успела никак среагировать. У меня еще не было никаких Наследий, никакой защиты. Это был конец. Но потом произошло нечто очень странное. Когда нож вонзился в мой череп, раскололся его череп. Я же ничего не почувствовала. Только позже я узнала, что они понятия не имели о том, как действует заклятие, что он не мог меня убить, пока не погибли номера от первого до пятого. Он упал на пол и лопнул, обратившись в пепел.

— Клево, — замечает Сэм.

— Послушай, — прерываю я. — Судя по тому, что я видел, могадорцев довольно легко опознать. У них такая белая кожа, словно ее обесцветили. И их глаза и зубы… — Я не договариваю. — Как вы могли не узнать его в ресторане? Почему впустили к себе в комнату?

— Я почти уверена, что так выглядят только скауты и солдаты. Это у могадорцев военная каста. Во всяком случае, так говорила Катарина. Остальные так же похожи на обычных людей, как и мы с тобой. Тот, кто пришел в ресторан, напоминал бухгалтера: очки в проволочной оправе, черные брюки, белая рубашка на пуговицах с короткими рукавами и этот галстук. У него даже были дурацкие усы. Я помню, что он был загорелый. Мы и не догадывались, что они идут следом за нами.

— Это вдохновляет, — саркастически замечаю я. Я воображаю сцену с ножом, который вонзается в голову Шестой, а убивает, наоборот, могадорца. Если бы один из них проделал такую штуку с ножом на мне, прямо сейчас, я бы погиб. Я отгоняю эту мысль и спрашиваю: — Как ты думаешь, они еще в Парадайзе?

Она с минуту молчит, а когда наконец отвечает, мне хочется, чтобы уж лучше она молчала.

— Думаю, они могут быть там.

— Значит, Сара в опасности?

— Все в опасности, Джон. Каждый человек в Парадайзе, которого мы знаем, и каждый человек в Парадайзе, которого мы не знаем.

Возможно, весь Парадайз находится под наблюдением, и я знаю, что опасно приближаться к нему больше чем на сто километров. Или звонить. Или даже написать письмо — иначе они поймут, что меня тянет к Саре, что между нами есть связь.

— Ладно, — говорит Сэм, который хочет вернуться к рассказу, — могадорский бухгалтер падает и умирает. Что было потом?

— Катарина бросила мне Ларец, схватила чемодан, и мы выбежали из комнаты, Катарина так и осталась в халате. Пикап не был заперт, и мы запрыгнули внутрь. Из-за мотеля выскочил еще один могадорец. Катарина так волновалась, что не могла найти ключ. Однако она заперла двери, и стекла были подняты. Но парень не терял даром времени. Он кулаком разбил стекло двери с пассажирской стороны и схватил меня за рубашку. Катарина закричала, и в дело вмешались находившиеся поблизости мужчины.

Другие люди выскочили из ресторана посмотреть, что происходит. Могадорцу ничего не оставалось, как отпустить меня и развернуться к мужчинам.

— Ключи в номере! — крикнула Катарина. Она смотрела на меня своими огромными обезумевшими глазами. Она была в панике. Мы обе паниковали. Я выпрыгнула из машины и побежала в номер за ключами. В тот раз мы сумели ускользнуть только благодаря тем техасским мужчинам. Они спасли нам жизнь. Когда я вернулась с ключами, один из техасцев целился в могадорца из ружья.

Не знаю, что случилось потом, потому что Катарина поехала на всей скорости, и мы не оглядывались назад. Мы спрятали Ларец через несколько недель, прямо перед тем, как они нас окончательно настигли.

— А Ларцы первых трех уже у них? — спрашивает Сэм.

— Уверена, что да, но какой от них прок? В ту же секунду, как мы умираем, Ларец сам открывается, и все, что находится внутри, становится бесполезным, — говорит она, и я киваю, потому что тоже об этом знаю из разговоров с Генри.

— Предметы не только теряют всякую ценность, — добавляю я, — но и полностью разрушаются, как могадорцы, когда их убивают.

— Клево, — говорит Сэм.

Тут я вспоминаю записку, которую нашел, когда спасал Генри в Атенсе, штат Огайо.

— Те парни, к которым пошел Генри, которые издавали «Они ходят среди нас…»

— Да?

— У них был информатор, который, похоже, захватил одного могадорца и пытал его, выведывая информацию. Он вроде бы узнал, что следы Седьмого ведут в Испанию, а Девятый находится где-то в Южной Америке.

Шестая на секунду задумывается. Она кусает губу и смотрит в зеркало заднего вида.

— Я точно знаю, что Седьмая — девушка. Я помню это из путешествия на корабле.

В ту секунду, когда эти слова слетают с ее губ, сзади нас раздается рев сирены.

5

Снегопад прекращается вечером в субботу. В воздухе разносится звук лопат, скребущих по асфальту. Из окна я вижу силуэты жителей, которые отбрасывают снег, расчищая себе дорожки, чтобы утром пойти по обязательным воскресным делам. От этой совместной вечерней работы, когда все заняты одним и тем же делом, возникает ощущение спокойствия, и я бы хотела оказаться среди них. Потом звонит колокол, возвещая отход ко сну. Все четырнадцать девочек в комнате за минуту укладываются в кровати, и свет выключается.

В ту же секунду, как я закрываю глаза, начинается сон. Теплым летним днем я стою на цветном поле. Вдалеке справа на фоне заката видна ломаная линия горной гряды, слева раскинулось море. Из ниоткуда появляется девушка, одетая в черное. У нее черные с отливом волосы и яркие серые глаза, жесткая и в то же время приятная улыбка. Нас только двое. Потом позади меня происходит какой-то катаклизм, как будто начинается землетрясение, и земля раскалывается, по ней идут трещины. Я не оглядываюсь посмотреть, что на самом деле происходит. Девушка поднимает руку и протягивает ее мне, ее глаза неотрывно смотрят в мои. Я тянусь рукой к ее руке. Мои глаза открываются.

В окна льется свет. Хотя кажется, что прошло всего несколько минут, на самом деле прошла вся ночь. Я стряхиваю с себя сон. Воскресенье — день отдыха, но по иронии для нас это самый загруженный день недели, начинающийся с длинной мессы.

Принято считать, что по воскресеньям большая толпа собирается по причине глубокой религиозности, но на самом деле люди приходят из-за El Festín — большого обеда, который устраивается после мессы. Все мы, живущие в монастыре, должны его обслуживать. Мое место — у стойки в кафетерии. Мы освобождаемся только после обеда. Если повезет, мы закончим к четырем и до захода солнца будем свободны. В это время года солнце садится вскоре после шести.

Мы спешим принять душ, быстро чистим зубы, причесываемся и наряжаемся в свою лучшую воскресную одежду — она у всех одинаковая, черно-белая, и оставляет открытыми только ладони и головы. Когда большинство девушек ушли, в комнату входит Аделина. Она встает передо мной и поправляет мне воротник рубашки. От этого я чувствую себя маленькой девочкой. Я слышу, как толпа заполняет церковь. Аделина молчит. Я тоже. Я смотрю на проблески седины в ее темно-рыжих волосах, которую раньше не замечала. У ее глаз и у рта появились морщины. Ей сорок два года, но выглядит она на десять лет старше.

— Мне приснилась девушка с черными волосами и серыми глазами, которая протянула мне руку, — говорю я, нарушая молчание. — Она хотела, чтобы я взяла ее за руку.

— О'кей, — говорит она, не вполне понимая, зачем я ей это рассказываю.

— Как ты думаешь, могла это быть одна из нас?

Она расправляет последнюю складку на воротнике.

— Я думаю, что тебе не стоит слишком увлекаться толкованием снов.

Мне хочется с ней поспорить, но я не знаю, что сказать. Поэтому я только роняю:

— Это казалось реальным.

— Со снами так бывает.

— Но ты когда-то давно говорила, что на Лориен мы иногда могли общаться между собой на больших расстояниях друг от друга.

— Да, а после этого я рассказывала тебе о волке, который мог сдувать дома, и о гусыне, которая высиживала золотые яйца.

— Но это были сказки.

— Все это — одна большая сказка, Марина.

Я скриплю зубами.

— Как ты можешь так говорить? Мы обе знаем, что это не сказка. Мы обе знаем, откуда мы прибыли и зачем мы здесь. Я не знаю, почему ты себя так ведешь, словно ты не прилетела с Лориен и не обязана обучать меня.

Она заводит руки за спину и смотрит в потолок.

— Марина, с тех пор как я оказалась здесь, как мы оказались здесь, нам улыбнулась удача, и мы узнали истину о мироздании, о том, откуда мы взялись, и о нашей подлинной миссии на земле. Все это сказано в Библии.

— А Библия — это не сказка?

У нее напрягаются плечи. Она хмурит брови и стискивает челюсти.

— Лориен — это не сказка, — говорю я, и, не успевает она ответить, как при помощи телекинеза я поднимаю подушку с ближней кровати и кручу ее в воздухе. Аделина делает то, чего никогда не делала прежде: она дает мне пощечину. И бьет сильно. Я бросаю подушку и прикладываю ладонь к горящей щеке. От неожиданности у меня челюсть отвисла.

— Не смей делать это при них! — произносит она в ярости.

— То, что я сделала, — это не сказка. Я не из сказки. Ты мой Чепан, и ты тоже не из сказки.

— Называй, как хочешь, — говорит она.

— Ты что, не читала новостей? Ты знаешь, что парень в Огайо — один из нас, ты должна это понимать! Может быть, он наш единственный шанс!

— Единственный шанс на что? — спрашивает она.

— На жизнь.

— А мы что, не живем?

— Проводить дни, притворяясь, что мы не пришельцы, это не жизнь, — говорю я.

Она качает головой.

— Оставь это, Марина, — произносит она и уходит. Мне приходится идти следом.

Марина. Сейчас имя звучит так естественно, оно настолько мое. Я сразу же реагирую, когда его с шипением произносит Аделина или когда другие девочки из приюта выкрикивают его у школьных дверей, размахивая забытым мной учебником по математике. Но меня не всегда так звали. Раньше, когда мы скитались в поисках теплой еды или постели, еще до Испании и Санта-Терезы, еще до того, как Аделина стала Аделиной, я была Женевьевой. А Аделина — Одеттой. Это были наши французские имена.

— Нам придется менять имена в каждой новой стране, — шептала Аделина, когда она была Сигни и мы были в Норвегии, куда наше судно пристало после долгих месяцев плавания. Она выбрала имя Сигни, потому что оно было написано на рубашке у продавщицы.

— А меня как будут звать? — спросила я.

— Как захочешь, — сказала она. Мы сидели в кафе в какой-то унылой деревне и радовались теплу от кружки горячего шоколада, которую вместе пили. Сигни встала и взяла с соседнего столика воскресную газету. На первой странице была фотография самой красивой женщины, какую я когда-либо видела: белокурая, с высокими скулами и синими глазами. Ее звали Биргитта. И я стала Биргиттой.

Даже если мы ехали в поезде и страны мелькали, как деревья за окнами, мы всегда меняли имена — пусть даже на несколько часов. Да, мы делали это, чтобы прятаться от могадорцев и любых других преследователей, но так мы еще и поднимали себе настроение посреди стольких разочарований. Мне это казалось таким забавным, что мне хотелось проехать по всей Европе несколько раз. В Польше я была Минкой, а она выбрала имя Зали. Она была Фатимой в Дании, а я была Ясмин. В Австрии у меня было два имени — Софи и Астрид. Ей полюбилось имя Эммалина.

— Почему Эммалина? — спросила я.

Она засмеялась.

— Точно не знаю. Наверное, мне нравится, что здесь почти два имени в одном. Они оба красивые, но если сбить их вместе, то получается нечто сверхъестественное.

Между прочим, сейчас я думаю, что тогда в последний раз слышала, как она смеется. Или это был последний раз, когда мы обнимались и говорили о своем предназначении. Думаю, тогда я в последний раз почувствовала, что она действительно мой Чепан и ей не безразлично, что случилось с Лориен и со мной.

Мы приходим на мессу перед самым ее началом. Свободные места есть только в самом заднем ряду, но я там всегда и предпочитаю сидеть. Аделина пробирается вперед, где сидят сестры. Отец Марко, священник, начинает читать вступительную молитву своим обычным заунывным голосом, и пока его слова доходят до последнего ряда, они заглушаются почти до неузнаваемости. Мне это подходит, и я сижу на мессе с отрешенным безразличием. Я стараюсь не вспоминать о том, что Аделина меня ударила, и вместо этого думаю, что буду делать, когда наконец закончится El Festín. Снег еще и не думает таять, но я все равно намерена добраться до пещеры. Мне нужно нарисовать что-то новое, и еще я хочу закончить портрет Джона Смита, который начала на прошлой неделе.

Месса тянется целую вечность или, во всяком случае, так кажется — с литургиями, причастием, молитвами, обрядами. Когда настает время последней молитвы, я измождена и даже не притворяюсь, что молюсь, как делаю обычно. Вместо этого я сижу с поднятой головой и открытыми глазами и осматриваю затылки присутствующих. Почти все мне знакомы. Один мужчина спит, ровно сидя на скамье, скрестив руки и касаясь подбородком груди. Я наблюдаю за ним до тех пор, пока что-то в его сне не тревожит его. Он с хрюканьем просыпается. Несколько голов оборачиваются к нему, пока он приходит в себя. Я не могу удержаться от улыбки, а когда отвожу глаза, наталкиваюсь на сердитый взгляд сестры Доры. Я опускаю голову, закрываю глаза и притворно молюсь, шевеля губами в такт словам, которые декламирует отец Марко, но я знаю, что попалась. Это как раз то, в чем сильна сестра Дора: она из кожи вон лезет, только бы поймать нас на чем-нибудь предосудительном.

Молитва заканчивается крестным знамением, и с ним заканчивается и месса. Я первой вскакиваю со скамьи и бегу на кухню. Сестра Дора, пожалуй, самая большая из всех сестер, но, когда надо, проявляет удивительное проворство, а я не хочу дать ей шанс себя поймать. Если мне это удастся, то я смогу избежать наказания. И мне удается: когда она пять минут спустя входит в столовую, я уже чищу картошку рядом с долговязой четырнадцатилетней Паолой и ее двенадцатилетней сестрой Люсией. Сестра Дора только награждает меня сердитым взглядом.

— Что это она? — спрашивает Паола.

— Она заметила, что я улыбнулась во время мессы.

— Хорошо, что не выпороли, — скривив рот, говорит Люсия.

Я киваю и снова принимаюсь за картошку. Такие моменты, незначительные и быстротечные, сближают нас, девушек, потому что у нас общий враг. Когда я была моложе, то думала, что именно это, а также сиротство и жизнь под этой тиранической крышей объединит нас и сделает подругами — сразу и навсегда. Но на самом деле все это только еще больше нас разъединяло, создавая мелкие фракции в нашей и без того маленькой группе: между собой кучковались красивые девушки (Ла Горда, правда, не была красивой, но они приняли ее к себе), умные девушки, атлетичные, те, что помладше. А я в результате осталась совсем одна.

Через полчаса, когда все готово, мы выносим еду из кухни к ожидающей очереди. Толпа встречает нас аплодисментами. В конце очереди я вижу самого приятного мне человека во всей Санта-Терезе — Гектора Рикардо. Его одежда грязная и помятая, волосы всклокочены. Его глаза налиты кровью, лицо и щеки почти что алые. Даже издалека я вижу, что у него слегка дрожат руки. Так всегда бывает по воскресеньям — единственный день недели, когда он зарекся пить. Сегодня он выглядит особенно тяжелым, хотя, когда он наконец подходит, он протягивает поднос с самой оптимистической улыбкой, какую только может изобразить.

— Как поживаете, моя дорогая морская королева? — спрашивает он.

Ответный реверанс.

— У меня все хорошо, Гектор. А как ты?

Он пожимает плечами.

— Жизнь — она как хорошее вино. Ее надо потягивать и смаковать.

Я смеюсь. У Гектора всегда есть в запасе какой-нибудь старый афоризм.

Я познакомилась с Гектором, когда мне было тринадцать. Он сидел у кафе на Калле Принсипаль и в одиночку пил вино из бутылки. Была середина дня, и я возвращалась из школы. Когда я проходила мимо него, наши взгляды встретились.

— Марина, что значит морская, — сказал он, и я удивилась, что он знает мое имя, хотя ничего удивительного тут не было, потому что с первых дней пребывания в монастыре я чуть ли не каждую неделю видела его в церкви. — Побудь несколько минут с пьяницей.

Так я и сделала. Не знаю почему. Может, потому, что в Гекторе есть что-то очень милое. С ним легко и спокойно, и он, в отличие от многих, не притворяется, будто он какой-то другой. У него простой подход: «Я такой, какой есть. А ваше дело — принимать меня или не принимать».

В тот первый день мы сидели и разговаривали — достаточно долго, чтобы он допил бутылку и заказал вторую.

— Держись Гектора Рикардо, — сказал он, когда я наконец собралась идти в монастырь. — Я позабочусь о тебе, это заложено в моем имени. Латинский корень имени Гектор означает «защищать и стойко держаться». А Рикардо значит «сила и храбрость», — сказал он, дважды стукнув себя в грудь правым кулаком. — Гектор Рикардо позаботится о тебе.

И я уверена, что он сказал это всерьез.

Он продолжал:

— Марина. «Морская». Вот что означает твое имя. Ты это знала?

Я сказала ему, что не знала. Интересно, что означала Биргитта. И Ясмин. И какие корни у Эммалины.

— Это значит, что у Санта-Терезы появилась собственная морская королева, — сказал он с кривой усмешкой.

Я рассмеялась:

— Думаю, ты слишком много пьешь, Гектор Рикардо.

— Да, — ответил он. — Я деревенский пьяница, Марина. Но пусть это не вводит тебя в заблуждение. Гектор Рикардо все равно остается защитником. К тому же покажи мне человека без порока, и я докажу, что у него нет и добродетели.

И годы спустя он один из немногих, кого я могу назвать другом.

На то, чтобы раздать нескольким сотням человек то, что им сегодня причитается, уходит двадцать пять минут, и, когда в очереди никого не остается, мы усаживаемся поодаль и сами едим. Мы едим так быстро, как только можем, потому что знаем: чем быстрее мы все вымоем и приберем, тем раньше освободимся.

Уже через пятнадцать минут мы пятеро, которые обслуживали очередь, скребем кастрюли и сковородки и протираем стойки. Уборка в лучшем случае занимает час — и это только в том случае, если все, кто поел, сразу уходят из столовой, что случается довольно редко. Пока мы убираемся, я украдкой бросаю в сумку непортящиеся продукты, которые собираюсь захватить сегодня в пещеру: сушеные фрукты и ягоды, орехи, банку тунца, банку фасоли. Это тоже стало для меня еженедельной традицией. Я себя долго убеждала, что ношу еду, чтобы перекусить, пока рисую на стенах пещеры. Но на самом деле я создаю запас продовольствия на случай, если произойдет худшее, и мне придется скрываться. Под худшим я имею в виду их.

6

Когда я наконец выхожу, потеплее одевшись и сунув под мышку скрученное одеяло с кровати, солнце уже клонится к западу и на небе нет ни облачка. Сейчас половина пятого, и в моем распоряжении в лучшем случае полтора часа. Я терпеть не могу, как устроены воскресенья: сначала время ползет, а когда мы освобождаемся, начинает лететь. Я смотрю на восток и жмурюсь от яркого света, который отражается от снега. Пещера находится за двумя скалистыми холмами. Снега навалило так много, что я не уверена, смогу ли найти вход в нее. Но я надеваю шапку, застегиваю куртку, повязываю на шею одеяло так, что получается накидка, и иду на восток.

Я выхожу на тропу у двух высоких берез, и мои ноги мерзнут сразу же, как я ступаю в глубокие сугробы. Покрывало, как шлейф, метет снег за мной, стирая следы. Я прохожу несколько приметных точек: скалу, выступающую в ряду других, не совсем обычно наклоненное дерево. Примерно через двадцать минут я прохожу скалу в форме горба верблюда, и это значит, что я почти на месте.

У меня есть слабое ощущение, что за мной наблюдают, может быть, идут. Я оборачиваюсь и обвожу взглядом гористую местность. Безмолвие. Снег и больше ничего. Одеяло, повязанное на шею, отлично справилось с задачей, заметая мои следы. У меня к затылку медленно подступает тревожное чувство. Я видела, как умеют сливаться с ландшафтом кролики — ты замечаешь их, только когда чуть ли не наступаешь. И я понимаю: если я кого-то не вижу, это еще не значит, что и меня не видят.

Через пять минут я наконец опознаю округлый куст, закрывающий вход. Этот вход выглядит как уходящая в склон чуть великоватая нора сурка — увидев ее в первый раз несколько лет назад, я и сама сначала обозналась. Но, присмотревшись, поняла, что ошиблась. Пещера была глубокой и темной, и тогда я почти ничего не видела с тем минимальным светом, который проникал внутрь. У меня было подспудное желание раскрыть секреты пещеры, и из-за этого желания, возможно, развилось Наследие — способность видеть в темноте. Я не вижу в темноте так же хорошо, как днем, но даже самая глубокая тьма для меня как бы освещена свечами.

Стоя на коленях, я отбрасываю ровно столько снега, чтобы проскользнуть вниз и внутрь. Я бросаю сумку перед собой, отвязываю с шеи одеяло и заметаю им свои следы на снегу, а потом занавешиваю им изнутри лаз, чтобы в пещеру не задувал ветер. Первые три метра ход совсем узкий, потом немного расширяется и резко забирает вглубь, так что можно уже идти, не наклоняясь. А потом открывается и вся пещера.

Потолок высокий и гулкий. Пять каменных плит плавно находят одна на другую, образуя почти правильный многогранник. В дальнем правом углу струится вода. Я понятия не имею, откуда берется вода и куда уходит — она бьет ключом сквозь одну из стен и пропадает в толще земли, — но ее уровень никогда не меняется, одинаковое количество ледяной воды доступно независимо от времени дня или времени года. С постоянным источником свежей воды пещера представляет собой идеальное убежище. От могадорцев, от сестер, от девушек — даже от Аделины. Это также идеальное место, чтобы практиковать и оттачивать мои Наследия.

Я бросаю сумку рядом с источником и выкладываю еду на скальный выступ, на котором уже лежат несколько плиток шоколада, пакеты с гранолой, овсяными хлопьями, крупами и сухим молоком, упаковка арахисового масла, банки с консервированными фруктами и овощами и с супом. Хватит на несколько недель. Только все выложив, я встаю и позволяю себе поздороваться с пейзажами и лицами, которые я нарисовала на стенах.

С первого же раза, когда мне в школе дали в руки кисть, я влюбилась в рисование. Оно помогает мне видеть вещи такими, какие они есть. Это уход от действительности, возможность сохранить мысли и воспоминания, создавать надежды и мечты.

Я промываю кисти и размягчаю щетинки, потом смешиваю краски с водой и осадком со дна ручья, составляя землистые тона, которые подходят к серому цвету стен пещеры. Потом я иду к тому месту, где частично законченное лицо Джона Смита приветствует меня своей неопределенной улыбкой.

Попытки правильно изобразить его синие глаза занимают у меня много времени. В них есть какой-то особый блеск, который трудно передать. Устав от этих попыток, я начинаю писать новую картину — девушку с черными как смоль волосами, которая мне приснилась. В отличие от глаз Джона, с ее глазами никаких проблем не возникает — серая стена сама чудесно воспроизводит их цвет. Думаю, если бы я зажгла рядом свечу, цвет бы слегка изменился — как, я уверена, он у нее на самом деле меняется в зависимости от настроения и освещения. Такое у меня чувство. Другие люди, чьи лица я нарисовала, — это Гектор, Аделина, несколько деревенских торговцев, которых я вижу каждый день. Поскольку пещера такая глубокая и темная, я надеюсь, что никто, кроме меня, не увидит этих рисунков. Я знаю, что это все равно рискованно, но ничего не могу с собой поделать.

Через какое-то время я иду ко входу в пещеру, отодвигаю одеяло и высовываю голову. Я ничего не вижу, кроме белых сугробов и солнца, которое уже касается линии горизонта, а это значит, что мне пора идти. Мне бы хотелось рисовать гораздо больше и гораздо дольше. Перед тем как промыть кисти, я подхожу к стене напротив той, где изображен Джон, и смотрю на нарисованный на ней большой красный квадрат. До того как появился квадрат, я сделала глупость, которая выдавала меня как Гвардейца, — я написала список.

Я трогаю квадрат и думаю о трех Номерах, которые скрыты под ним, провожу пальцем по сухой облупившейся краске, глубоко опечаленная тем, что означали те строчки. Если в смерти есть какое-то утешение, так это то, что они сейчас покоятся с миром и не должны больше жить в страхе.

Я отворачиваюсь от квадрата, от спрятанного и уничтоженного списка, чищу кисти и все убираю.

— Увидимся на следующей неделе, — говорю я, обращаясь к лицам.

Перед тем как уйти, я вглядываюсь в пейзаж, нарисованный на стене в проходе. Это моя самая первая картина. Я ее нарисовала, когда мне было лет двенадцать. С тех пор я в разные годы немножко дорисовывала ее, но в целом она осталась прежней. Это вид на Лориен из окна моей спальни, который я до сих пор отчетливо помню. Убегающие холмы и поросшие травой равнины с разбросанными по ним высохшими деревьями. Толстый кусок голубой реки. Маленькие пятна краски, обозначающие химер, которые пьют у реки прохладную воду. А совсем вдалеке и на самом верху, возвышаясь над девятью арками, означающими девятерых Старейшин, стоит статуя Питтакуса Лора. Она так мала, что почти неразличима, но ошибки быть не может: это именно она — маяк надежды.

* * *

Я быстро иду из пещеры в монастырь, по дороге поглядывая, нет ли вокруг чего-нибудь подозрительного. Когда я ухожу со своей тропы, солнце уже опустилось за горизонт, и это значит, что я опаздываю. Когда я миную тяжелые дубовые ворота, колокола отбивают приветственный перезвон: прибыла новенькая.

Я присоединяюсь к остальным по дороге в спальню. Здесь есть такая традиция: встать у своих кроватей, сцепив руки за спиной, и по очереди представиться новой девушке. Я невзлюбила эту традицию с того самого дня, когда сама попала сюда: отвратительное ощущение, что меня выставляют напоказ, когда все, чего мне хотелось, это спрятаться.

В дверях рядом с сестрой Люсией стоит маленькая девочка с темно-рыжими волосами, любопытными карими глазами и мелкими, как у мышки, чертами лица. Она уставилась в каменный пол и неловко переминается с ноги на ногу. Ее пальцы бегают по поясу серого шерстяного платья с розовыми цветами. В волосах у нее маленькая розовая заколка, на ногах — черные туфли с серебряными застежками. Я испытываю к ней жалость. Сестра Люсия ждет, чтобы мы все улыбнулись, все тридцать семь, и тогда говорит:

— Это Элла. Ей семь лет, и отныне она будет жить с нами. Я уверена, что все вы отнесетесь к ней по-доброму.

Позднее разнесся слух, что ее родители погибли в автокатастрофе и она оказалась здесь, потому что у нее нет никаких других родственников.

Элла взмахивает ресницами, когда каждая из нас называет свое имя, но в основном смотрит в пол. Она явно напугана и печальна, но могу поручиться, что она из тех, на кого люди западают. Она здесь надолго не задержится.

Мы все вместе идем в церковь, чтобы сестра Люсия смогла объяснить Элле ее важное значение для приюта. Габби Гарсия стоит в конце нашей группы и зевает. Я оборачиваюсь посмотреть на нее. Прямо за Габби за светлым стеклом витражного окна на дальней стене виднеется темная мужская фигура, человек смотрит внутрь. В наступающих сумерках я едва успеваю различить его черные волосы, тяжелые брови и густые усы. Его глаза нацелены на меня, в этом нет никакого сомнения. У меня замирает сердце. Я судорожно глотаю воздух и делаю шаг назад. Все головы оборачиваются ко мне.

— Марина, с тобой все нормально? — спрашивает сестра Люсия.

— Ничего, — говорю я, потом качаю головой. — То есть да, все нормально. Извините.

У меня колотится сердце и дрожат руки. Я сцепляю их, чтобы этого никто не увидел. Сестра Люсия что-то еще говорит о том, как мы рады принять Эллу, но я слишком растеряна и ничего не слышу. Я поворачиваюсь к окну. Фигура исчезла. Нам разрешили разойтись.

Я бегу через неф и смотрю в окно. Я ничего не вижу, но вижу на снегу следы ног человека. Я отступаю от окна. Возможно, это какой-нибудь потенциальный приемный родитель, издалека оценивающий девушек, или кто-то из настоящих родителей пришел украдкой взглянуть на дочь, которую сам не может содержать. Но я почему-то не чувствую себя в безопасности. Мне не понравилось, как он на меня смотрел.

— Ты в порядке? — слышу я позади себя. Я вздрагиваю и поворачиваюсь. Аделина. Она стоит, сцепив руки ниже груди. На пальцах висят четки.

— Да, все хорошо, — говорю я.

— У тебя такой вид, словно ты столкнулась с привидением.

Хуже, чем с привидением, думаю я, но не произношу это вслух. Мне страшно после утренней пощечины, и я засовываю руки в карманы.

— Кто-то наблюдал за мной через окно, — шепчу я. — Только что.

Она искоса смотрит на меня.

— Посмотри. Посмотри на следы, — говорю я, поворачиваясь и показывая на снег за окном. У Аделины напрягается спина, и на секунду мне кажется, что она действительно озабочена. Но потом она расслабляется, идет к окну и смотрит на следы.

— Я уверена, что это пустое, — говорит она.

— Что значит пустое? Как ты можешь так говорить?

— Я бы не волновалась. Это мог быть кто угодно.

— Он смотрел прямо на меня.

— Марина, очнись. С сегодняшней новенькой здесь сейчас тридцать восемь девушек. Мы делаем все возможное, чтобы оградить вас от неприятностей, но это не значит, что какой-нибудь деревенский парень не может подойти сюда, чтобы на вас поглазеть. И не сомневайся: мы отлично знаем, как некоторые из вас переодеваются по дороге в школу, чтобы выглядеть вызывающе. Вскоре шестерым из вас исполнится восемнадцать лет, и все в деревне это знают. Так что я бы не волновалась по поводу человека, которого ты видела. Наверное, это просто какой-то парень из школы.

Я уверена, что это не был парень из школы, но молчу.

— Так или иначе, хочу извиниться за утро. Я не должна была тебя бить.

— Все нормально, — отвечаю я и думаю, не заговорить ли снова о Джоне Смите. Но решаю, что не стоит. Это бы добавило новых трений, а я хочу их избежать. Я тоскую по нашим прежним отношениям. Здесь и без того трудно жить, даже если Аделина на меня не злится.

Она больше ничего не успевает сказать. К ней быстро подходит сестра Дора и что-то шепчет на ухо. Аделина смотрит на меня, кивает и улыбается.

— Поговорим позже, — говорит она.

Она уходит, оставляя меня одну. Я вновь смотрю на следы сапог, и у меня по спине пробегает дрожь.

В течение следующего часа я хожу из комнаты в комнату и гляжу на лежащую внизу в тени темную деревню, но слоняющейся фигуры больше не вижу. Может, Аделина права.

Но как я ни стараюсь себя в этом убедить, у меня не получается.

7

В пикапе повисает молчание. Шестая смотрит в зеркало заднего вида. На ее лице играют отблески красного и синего.

— Нехорошо, — говорит Сэм.

— Черт, — говорит Шестая.

Яркие огни и ревущая сирена разбудили даже Берни Косара, который теперь вглядывается в заднее стекло.

— Что будем делать? — спрашивает Сэм. В его голосе слышны испуг и безнадежность.

Шестая убирает ногу с педали газа и выруливает на правую полосу.

— Может, это ничего не значит, — говорит она.

Я качаю головой.

— Сомнительно.

— Подождите. А почему мы останавливаемся? — спрашивает Сэм. — Не останавливайся. Жми!

— Сначала посмотрим, в чем дело. Мы ничего не добьемся, если устроим гонку с этим копом. Он вызовет подкрепление, и они пригонят вертолет. Тогда мы уже никак не сможем сбежать.

Берни Косар начинает рычать. Я велю ему успокоиться, и он замолкает, но по-прежнему настороженно смотрит в окно. Когда мы тормозим на обочине, по днищу пикапа постукивает гравий. По левым полосам проносятся машины. Полицейская машина останавливается в трех метрах за нашим задним бампером, и ее фары заливают светом кабину пикапа. Коп выключает фары и светит ручным фонариком прямо в заднее стекло. Сирена замолкает, но проблесковые огни все еще горят.

— Что ты думаешь? — спрашиваю я, глядя в боковое зеркало. Фонарик слепит, но, когда мимо проезжает машина, в свете ее фар я вижу, что офицер держит в правой руке радиотелефон, видимо, проверяя наши номера или вызывая подмогу.

— Нам лучше всего уходить пешком, — говорит Шестая. — Если до этого дойдет.

— Выключите двигатель и достаньте ключ из замка зажигания, — рявкает коп через громкоговоритель.

Шестая выключает двигатель. Она смотрит на меня и вынимает ключ.

— Если он докладывает о нас по радио, ты должна предполагать, что это услышат и они, — говорю я.

Она молча кивает. Позади нас скрипит дверь полицейской машины. Ботинки копа мрачно стучат по асфальту.

— Думаешь, он нас опознает? — спрашивает Сэм.

— Ш-ш-ш, — произносит Шестая.

Я снова смотрю в боковое зеркало и вижу, что офицер направляется не к водительской двери, а забрал вправо и идет ко мне. Он стучит мне по стеклу своим хромированным фонариком. После секундного раздумья я опускаю стекло. Он светит мне прямо в лицо, и приходится зажмуриться. Потом он переводит луч на Сэма, потом на Шестую. Он изучающее смотрит на нас, сдвинув брови и пытаясь понять, почему мы кажется ему такими знакомыми.

— Какие-то проблемы, офицер? — спрашиваю я.

— Вы, ребята, местные?

— Нет, сэр.

— А не объясните, почему вы едете по Теннесси на «шеви с-10» с номерами Северной Каролины, которые принадлежат «форду рейнджеру»?

Он смотрит на меня в ожидании ответа. Мое лицо теплеет, пока я пытаюсь найти, что сказать. Не нахожу. Офицер наклоняется и снова светит на Шестую. Потом на Сэма.

— Кто-то хочет попробовать?

Все молчат, и он довольно хихикает.

— Конечно нет, — говорит он. — Трое ребят из Северной Каролины субботним вечером едут по Теннесси в краденой машине. Вы везете наркотики?

Я поворачиваюсь и смотрю ему в лицо. Оно красноватое и чисто выбритое.

— Что ты собираешься делать? — спрашиваю я.

— Что я собираюсь делать? Ха! Вы, ребята, сядете в тюрьму.

Я качаю головой.

— Я не с тобой разговариваю.

Он наклоняется, облокотившись на дверь.

— Так, где наркота? — говорит он и обшаривает кабину пикапа лучом фонарика. Он останавливается, когда под луч попадает Ларец, стоящий у меня в ногах. Лицо копа расплывается в самодовольной улыбке. — Ладно, не надо. Кажется, я сам ее нашел.

Он пытается открыть дверь. Одним молниеносным движением я толкаю дверь плечом, отбрасывая офицера. Он хрюкает и тут же тянется за пистолетом.

С помощью телекинеза я вырываю его, и он летит ко мне. Выйдя из машины, я беру его, достаю обойму, высыпаю патроны в ладонь и защелкиваю обойму.

— Что за… — офицер ошеломлен.

— Мы не занимаемся наркотой, — говорю я.

Сэм и Шестая вышли из пикапа и стоят рядом со мной.

— Положи себе в карман, — говорю я Сэму, протягивая ему патроны. Потом отдаю ему пистолет.

— И что мне с этим делать? — спрашивает Сэм.

— Не знаю. Засунь его в сумку вместе с пистолетом твоего отца.

Вдалеке, километрах в четырех, я слышу звук второй сирены. Офицер напряженно смотрит на меня, и его глаза округляются: он узнал.

— А, черт, вы — эти парни из новостей, да? Эти террористы! — говорит он и плюет на землю.

— Заткнись, — обрывает его Сэм. — Мы не террористы.

Я поворачиваюсь и беру Берни Косара, который из-за сломанной ноги все еще сидит в кабине. Когда я ставлю его на землю, темноту прорезает душераздирающий крик. Я мгновенно разворачиваюсь и вижу, что Сэм весь корчится. Секунда уходит на то, чтобы понять, что случилось. Офицер использовал против него электрошок. Я с трех метров выбиваю у него электрошоковую дубинку. Сэм падает на землю и бьется, словно в припадке.

— Что ты делаешь, черт бы тебя побрал! — кричу на офицера. — Ты разве не видишь, что мы пытаемся сохранить тебе жизнь!

У него по лицу пробегает недоумение. Я нажимаю кнопку электрошокера, который завис в воздухе. У верхнего его конца вспыхивают голубые стрелы. Коп карабкается за обочину. При помощи телекинеза я тащу его назад по гальке и придорожному мусору. Он брыкается, тщетно пытаясь уползти.

— Пожалуйста, — умоляет он. — Извините, извините.

— Не надо, Джон, — говорит Шестая.

Я не слушаю ее. Все заглушает жажда мести, и я без тени сожаления тычу электрошокером офицеру в живот и держу полные две секунды.

— Ну что, нравится? Большой пузатый мужик с шокером. Почему никто не хочет понять, что мы не преступники?

Он быстро трясет головой, лицо искажено гримасой ужаса, на лбу блестят капли пота.

— Нам надо быстро убираться отсюда, — говорит Шестая. На горизонте появляется красно-синяя мигалка второй полицейской машины.

Я поднимаю Сэма и перекидываю его себе через плечо. Берни Косар может бежать только на трех лапах. Я держу Ларец под левой рукой, а Шестая берет все остальное.

— Сюда, — говорит она, перепрыгивая через дорожное ограждение и направляясь в пустое поле, за которым в двух километрах видны темные холмы.

Я бегу со всей скоростью, на которую способен с Сэмом и Ларцом. Берни Косару надоедает хромать, он обращается в птицу и летит впереди нас. Меньше чем через минуту к пикапу подъезжает вторая полицейская машина, за ней третья. Не берусь сказать, собираются ли полицейские преследовать нас пешком, но уверен, что если так, то мы с Шестой легко от них оторвемся даже со всем нашим грузом.

— Опусти меня, — наконец говорит Сэм.

— Ты в порядке? — Я опускаю его.

— Да, все нормально. — Сэма немного покачивает. У него на лбу проступает пот, он вытирает его рукавом куртки и делает глубокий вдох.

— Пошли, — говорит Шестая. — Они так легко нас не отпустят. У нас осталось десять, от силы пятнадцать минут — и потом нам уже придется прятаться от вертолета.

Мы направляемся к холмам. Впереди Шестая, за ней я, потом Сэм, который старается не отставать. Он двигается гораздо быстрее, чем когда мы бежали милю на уроке физкультуры несколько месяцев назад. Кажется, что с тех пор прошли годы. Никто из нас не оглядывается, но когда мы добираемся до первого склона, в воздухе разносится собачий лай. Кто-то из полицейских привез ищейку.

— Есть идеи? — спрашиваю я Шестую.

— Я надеялась спрятать вещи и стать невидимыми. Так мы бы обманули вертолет, но собака все равно учует наш запах.

— Черт, — говорю я. Я оглядываюсь вокруг. Справа от нас возвышается холм.

— Давайте поднимемся на него и посмотрим, что там по другую сторону, — говорю я.

Берни Косар стремительно летит вперед и исчезает в ночном небе. Шестая идет впереди, упорно поднимаясь в гору. Я иду следом, а Сэм, который тяжело дышит, но держит темп, составляет арьергард.

На вершине мы останавливаемся. Насколько я вижу, видны только размытые очертания других холмов и больше ничего. Я улавливаю едва слышное журчание воды. Я оглядываюсь назад. Отцовский пикап Сэма окружают уже восемь полицейских мигалок, еще две машины несутся к ним с разных сторон шоссе. Берни Косар приземляется рядом со мной и снова превращается в бигля с высунутым языком. Лает полицейская собака, теперь уже ближе. Ясно, что она идет по следу, и, значит, полицейские где-то недалеко.

— Нам надо сбить собаку со следа, — говорит Шестая.

— Ты это слышишь? — спрашиваю я.

— Что?

— Шум воды. Думаю, у подножья есть какой-то поток, может, река.

— Я слышу, — встревает Сэм.

Мне приходит идея. Я расстегиваю куртку и снимаю рубашку. Я вытираю ею лицо и грудь, чтобы она вобрала в себя весь мой пот и весь запах. Я бросаю рубашку Сэму.

— Сделай то же самое, — говорю я.

— Ни за что. Это противно.

— Сэм, у нас на хвосте весь штат Теннесси. У нас мало времени.

Он вздыхает, но подчиняется. Шестая тоже. Она не вполне понимает, что я задумал, но полна желания попробовать. Я надеваю другую рубашку и накидываю куртку. Шестая бросает мне ставшую влажной рубашку, и я тру ей морду и туловище Берни Косара.

— Нам понадобится твоя помощь, приятель. Ты готов?

Я едва вижу его в темноте, но ответ безошибочно угадывается по тому, как он задорно стучит хвостом об землю. Всегда готов помочь, всегда радуется жизни. Я чувствую в нем азарт от преследования, да и сам чувствую этот азарт.

— В чем твой план? — спрашивает Шестая.

— Нам надо спешить, — говорю я и делаю первые шаги вниз по клону в сторону воды. Берни Косар снова превращает себя в птицу, и мы бежим вниз, то и дело слыша, как скулит и лает собака. Она сокращает расстояние. Если мой план не сработает, то интересно, смогу ли я вступить в контакт с собакой и велеть ей перестать преследовать нас.

Берни Косар ждет нас на берегу широкой реки. У нее такая гладкая поверхность, что ясно: она гораздо глубже, чем мне казалось, когда я слышал ее с вершины холма.

— Нам надо ее переплыть, — говорю я. — Другого выбора нет.

— Что? Джон, ты понимаешь, что происходит с человеком, когда он оказывается в ледяной воде? Остановка сердца от шока, это во-первых. А во-вторых, если это тебя не убьет, то онемеют руки и ноги, и ты не сможешь плыть. Мы замерзнем и утонем, — вздыхает Сэм.

— Только так можно сбить собаку со следа. По крайней мере, так у нас будет шанс.

— Это самоубийство. Вспомни на секунду, что я не пришелец.

Я опускаюсь на колено перед Берни Косаром.

— Ты должен взять эту рубашку, — говорю я ему. — Протащи ее четыре-пять километров по земле, и как можно быстрее. Мы переправимся через реку, чтобы ищейка потеряла наш след и вместо него взяла этот. Потом мы еще сколько-то пробежим. Ты легко нас нагонишь, если полетишь.

Берни Косар превращается в большого лысого орла, вцепляется в рубашку когтями и улетает.

— Время не ждет, — говорю я, подхватывая Ларец левой рукой, чтобы грести правой. Я уже готов прыгнуть в воду, когда Шестая хватает меня за бицепс.

— Сэм прав. Мы окоченеем, Джон, — настойчиво говорит она. У нее встревоженный вид.

— Они слишком близко. У нас нет выбора, — отвечаю я. Она прикусывает губу, скользит глазами по реке, поворачивается ко мне и снова сжимает мою руку.

— Есть, — говорит она. Она отпускает мою руку, и белки ее глаз светятся в темноте. Она отодвигает меня назад и делает шаг к воде. Чуть наклонив голову вперед, она сосредотачивается. Собака лает, она ближе, чем была.

Шестая медленно выдыхает. При этом она вытягивает перед собой руки, и вода прямо перед нами начинает расступаться. Она с громким шумом вскипает и вздымается вверх, обнажая полутораметровый проход по дну на другой берег. Вода покачивается и похожа на готовую обрушиться волну. Но она зависла, и только наши лица покрывает ледяной туман.

— Идите! — приказывает она. Ее лицо напряжено, глаза цепко смотрят на воду.

Мы с Сэмом прыгаем с берега. Мои ноги вязнут в грязи почти по колени, и все же это лучше, чем плавать среди ночи при близкой к нулю температуре. Мы тащимся по дну, делая большие шаги и с трудом вытаскивая ноги из тяжелой грязи. Когда мы достигаем другого берега, начинает свой переход Шестая. Она крутит ладонями, когда идет мимо массивных, готовых обрушиться волн — волн, которые она сама сотворила. Она выбирается на берег и отпускает их. Волны рушатся вниз с глухим грохотом, словно кто-то взорвал под ними пушечное ядро. Вода вздымается, падает и вот уже снова спокойно течет как прежде.

— Изумительно, — говорит Сэм. — Ты прямо как Моисей.

— Пошли, нам надо добраться до леса, чтобы собака нас не увидела, — говорит она.

План срабатывает. Через считанные минуты на берег выскакивает собака и начинает ожесточенно нюхать землю. Она делает несколько кругов, а потом бежит, взяв след, оставленный Берни Косаром. Сэм, Шестая и я уходим в противоположном направлении, держась за линией деревьев, но так, чтобы было видно реку. Мы идем так быстро, как только позволяют ноги Сэма.

Первые несколько минут мы слышим, как перекликаются мужские голоса, потом они стихают в отдалении. Еще через десять минут мы слышим рокот вертолета. Мы останавливаемся и ждем, когда он появится. Мы видим его минуту спустя — яркое пятно высоко в небе в нескольких километрах от нас, в том направлении, куда улетел Берни Косар. Прожектор шарит по холмам, мечась из стороны в сторону.

— Ему уже пора вернуться, — говорю я.

— С ним все в порядке, Джон, — говорит Сэм. — Это же Берни Косар, самый живучий зверь, какого я только знаю.

— У него сломана лапа.

— Но два целых крыла, — подсчитала Шестая. — С ним все в порядке. Нам надо идти. Они скоро разберутся, если уже не разобрались. Нам надо их опережать. Чем дольше мы ждем, тем ближе они подберутся.

Я киваю. Она права. Нам надо идти дальше.

Через два километра река круто поворачивает вправо, обратно к шоссе и в сторону от холмов. Мы останавливаемся под низко нависшими ветвями высокого дерева.

— Что теперь? — спрашивает Сэм.

— Понятия не имею, — отвечаю я. Мы разворачиваемся и идем туда, откуда только что пришли. Вертолет теперь ближе, его прожектор по-прежнему обшаривает холмы.

— Нам надо уходить от реки, — говорю я.

— Да, — соглашается Шестая. — Он нас найдет, Джон. Я обещаю.

Где-то неподалеку в вышине деревьев мы слышим орлиный клекот. Слишком темно, чтобы мы его увидели, и, может быть, слишком темно, чтобы он увидел нас. Я не раздумываю и, пусть это даже нас выдаст, поднимаю ладони к небу, и на целых полсекунды включаю свой свет на полную яркость. Мы ждем, затаив дыхание и вытянув шеи. Потом я слышу собачье дыхание, и со стороны реки подбегает Берни Косар, снова обернувшийся биглем. Он запыхался, но возбужден, язык болтается, а хвост крутится с неимоверной скоростью. Я наклоняюсь и глажу его.

— Отличная работа, приятель! — говорю я, целуя его в макушку.

И тут происходит то, что кладет конец только начавшемуся торжеству.

Когда я стою, опустившись на колено, из-за холма позади нас вырывается вертолет и тут же выхватывает нас ярким лучом прожектора.

Я вскакиваю на ноги, и меня сразу ослепляет нестерпимый свет.

— Бежим! — кричит Шестая.

И мы бежим к ближайшему холму. Вертолет ныряет вниз и зависает прямо за нами так, что струи от его винтов бьют нам в спину и гнут деревья. Вся лесная подстилка мечется в воздухе, и я вынужден прикрывать рукой рот, чтобы дышать, и почти зажмурить глаза, чтобы уберечь их от поднявшейся густой пыли. Как скоро они вызовут ФБР?

— Стоять на месте! — рявкает мужской голос с вертолета. — Вы все арестованы.

Мы слышим крики. Полицейские, которые гонятся за нами, не дальше, чем в двухстах метрах.

Шестая прекращает бежать, что заставляет остановиться и нас с Сэмом.

— Мы попались! — кричит Сэм.

— Ладно, гады. Сейчас я вам устрою, — бормочет Шестая. Она бросает сумки, и у меня мелькает мысль, что она решила сделать меня и Сэма невидимыми. Мне не жаль сумок, но как быть с Ларцом? Она не может сделать невидимыми нас и его в придачу.

Ночное небо надвое рассекает яркая молния, и вслед ей грохочет гром.

— Джон! — кричит она, не оглядываясь.

— Я здесь.

— Займись копами. Не подпускай их ко мне.

Я сую Ларец Сэму, который стоит в растерянности рядом со мной.

— Жизнью за него отвечаешь, — говорю я ему. — И не высовывайся!

Я поворачиваюсь к Берни Косару и объясняю, что ему надо оставаться с Сэмом на случай, если мой план не сработает.

Я бегу вниз по склону холма, когда в небе сверкает еще одна молния, сопровождаемая раскатом грома — мрачным и угрожающим. «Удачи вам, ребята, — думаю я, прекрасно зная способности Шестой. — Она вам понадобится».

Я добираюсь до подножья и прячусь за дубом. Голоса приближаются, быстро двигаясь к двум снопам света от вертолетных прожекторов. Начинается дождь, холодный и тяжелый. Я гляжу вверх сквозь тяжелые капли и вижу, как оба вертолета борются со штормовой силы ветром. Они все еще умудряются удерживать лучи прожекторов на месте. Надолго их не хватит.

Мимо меня пробегают два полицейских и сразу за ними третий. Я силой мысли хватаю их прямо на бегу, когда они в пяти метрах от меня, и швыряю в толстый дуб. Их так сильно отбрасывает назад, что мне приходится увернуться. Двое от удара о дерево потеряли сознание и лежат неподвижно. Третий в недоумении поднимает голову и тянется за пистолетом. Я вырываю пистолет из кобуры раньше, чем он успел до нее дотронуться. Металл холодит ладонь. Я смотрю вверх на вертолеты, с силой швыряю пистолет, и он летит как пуля в тот, что ближе. В этот момент я вижу посреди бури мрачные черные глаза. Вскоре появляются очертания старого морщинистого лица. Того самого лица, которое я видел в Огайо, когда Шестая убила чудовище, разрушившее школу.

— Не двигаться! — слышу я позади себя. — Руки вверх!

Я оборачиваюсь к полицейскому. Оставшись без оружия, он нацелился мне прямо в грудь электрошокером.

— Так что, поднять руки или не двигаться? Я не могу сделать и то, и другое.

Он ставит шокер на взвод.

— Не умничай, парень, — говорит он.

Бьет молния, следом грохочет гром, и полицейский подпрыгивает от неожиданности. Он смотрит в направлении звука, и его глаза тревожно распахиваются. Это лицо в облаках — оно пробудилось.

Я вырываю у него шокер и сильно толкаю в грудь. Он пролетает метров десять и врезается в дерево. И тут я получаю сзади удар дубинкой по голове. Я падаю лицом в грязь, из глаз летят искры. Я быстро поворачиваюсь, вытягиваю руку и хватаю копа, пока он не успел снова меня ударить. Он стонет, а я изо всей силы бросаю его прямо вверх. Он кричит, пока не улетает достаточно высоко, и его крик заглушают стрекот вертолетных винтов и удары грома. Я чувствую боль в затылке и ощупываю его рукой. На руке оказывается кровь. Я ловлю полицейского за полтора метра до смерти. Я несколько секунд держу его в воздухе, а потом швыряю в дерево, и он теряет сознание.

Ночь сотрясает мощный взрыв, из-за которого прекращается неумолчный стрекот вертолетов. Прекращается ветер. Прекращается снег.

— Джон! — кричит Шестая с вершины холма. И по мольбе и отчаянию в ее голосе я догадываюсь, что должен делать.

На моих ладонях вспыхивает свет — такие же мощные и яркие лучи, как те, что только что погасли. Оба вертолета исковерканы, из них валит дым, и они падают. Не знаю, что лицо с ними сделало, но мы с Шестой должны спасти людей, находящихся на борту.

Вертолеты торпедами несутся к земле, но вот дальний из них дергается вверх. Шестая пытается его остановить. Не думаю, что ей это удастся. И я знаю, что не удастся и мне. Он слишком тяжелый. Я закрываю глаза. «Вспомни подвал в Атенсе и как ты сумел остановить летящую пулю, взяв под контроль все, что находилось в помещении». Это я и делаю, мысленно проникая в кокпит. Приборная панель. Оружие. Кресла. Три человека, сидящие в них. Я хватаю людей и, когда падающий вертолет начинает ломать деревья, выдергиваю их. Вертолет рушится на землю.

Вертолет Шестой падает одновременно с моим. Грохочут взрывы, от груд искореженной стали над верхушками деревьев вздымаются два огненных шара. Я удерживаю троих человек в воздухе на безопасном удалении от взрыва и осторожно опускаю их на землю. Потом бегу обратно на холм к Шестой и Сэму.

— Ни черта себе! — говорит Сэм с изумленным видом.

— Ты их вытащила? — спрашиваю я Шестую.

Она кивает.

— Едва успела.

— Я тоже, — говорю я.

Я забираю у Сэма Ларец и подаю Шестой. Сэм поднимает наши сумки.

— Почему ты мне его отдаешь? — спрашивает Шестая.

— Потому что надо делать отсюда ноги! — говорю я и забрасываю Сэма себе на плечи. — Держись! — кричу я.

Мы бежим в сторону от реки в глубь холмов, Берни Косар летит впереди в обличье ястреба. «Пусть копы теперь попробуют нас догнать», — думаю я.

С Сэмом на плечах бежать трудно, и все же я бегу втрое быстрее, чем мог бы он. И гораздо быстрее, чем любой полицейский. Их крики замолкают вдали, и кто поручится, что они вообще нас преследуют после того, как оба вертолета разбились вдребезги?

После двадцатиминутного спринта мы останавливаемся в маленькой лощине. У меня по лицу льется пот. Я стряхиваю с плеч Сэма, он бросает сумки. Приземляется Берни Косар.

— Похоже, после этого мы снова окажемся во всех новостях, — говорит Сэм.

Я киваю.

— Скрываться гораздо труднее, чем я думал.

Я нагибаюсь вперед и упираюсь ладонями в колени, восстанавливая дыхание. Я улыбаюсь, и вдруг от всего случившегося меня разбирает нервный смех.

Шестая криво ухмыляется, удобнее перехватывает Ларец и начинает подниматься на следующий холм.

— Идем, — говорит она. — Мы еще далеко не в безопасности.

8

Мы садимся в Теннесси на товарный поезд, располагаемся поудобнее, и Шестая рассказывает, как их с Катариной схватили на севере штата Нью-Йорк всего через месяц после того, как они едва спаслись от могадорцев в Западном Техасе. Провалив первую попытку, могадорцы на этот раз все хорошо спланировали, и, когда они ворвались в комнату, их было больше тридцати. Шестая и Катарина сумели нескольких убить, но их быстро связали, сунули им кляпы и чем-то одурманили. Когда Шестая очнулась — понятия не имея, сколько прошло времени, — она была одна в камере внутри полой горы. Только потом она выяснила, что находилась в Западной Вирджинии. Шестая узнала, что могадорцы целый месяц были у них на хвосте и наблюдали за ними в надежде, что они выведут их на остальных. Мысль была, по словам Шестой, такая: «Зачем убивать одну, если где-то рядом могут быть и другие?» Я нервно ерзаю, когда она это говорит. Может быть, за ней все еще следят и только ждут удобного момента, чтобы нас убить.

— Они поставили «жучок» в нашу машину, пока мы ужинали в ресторанчике в Техасе, и ни одной из нас даже не пришло в голову ее проверить, — говорит она и надолго замолкает.

Если не считать железной двери с открывающимся окошком посередине для раздачи еды, вся маленькая камера — два с половиной на два с половиной метра — была каменной. В ней не было ни кровати, ни унитаза, и было черным-черно. Первые два дня прошли в кромешной темноте и полной тишине, без еды и воды (хотя при этом Шестая не чувствовала ни голода, ни жажды. Как она сказала, потом она узнала, что это благодаря действию заклятия). Она начала думать, что о ней забыли. Но она не была настолько везучей, и на третий день они за ней пришли.

— Когда они открыли дверь, я сидела, забившись в дальний угол. Они окатили меня ведром холодной воды, подняли, завязали глаза и потащили.

Сначала ее тащили по тоннелю, потом позволили идти самой в окружении десятка могадорцев. Она ничего не видела, но много слышала: вопли и крики других узников, почему-то оказавшихся здесь (при этих словах Сэм напрягся и, казалось, был готов прервать ее вопросами, но промолчал), рев чудовищ, запертых в своих клетках, и лязг металла.

Потом ее бросили в какую-то комнату, приковали запястьями к стене и сунули кляп. Они сорвали у нее с глаз повязку, и, когда она присмотрелась в темноте, то у противоположной стены увидела Катарину: тоже прикованную и тоже с кляпом. На вид ей было очень худо, гораздо хуже, чем чувствовала себя Шестая.

— А потом вошел он, могадорец, который выглядел, как обычный человек с улицы. Он был маленького роста с волосатыми руками и густыми усами. Вообще почти все они носили усы, как будто насмотрелись фильмов начала 1980-х годов и решили, что так и надо выглядеть, чтобы не выделяться. На нем была белая рубашка, верхняя пуговица была расстегнута, и я почему-то уставилась на вылезающие из-под нее густые черные волосы. Я посмотрела ему в глаза, и он улыбнулся так, что я поняла: ему не терпится приступить к тому, что он задумал. Я заплакала. Я опускалась вниз по стене, пока не повисла на наручниках, и сквозь слезы видела, как он доставал из ящиков стоящего посередине комнаты стола бритвы, ножи, щипцы и сверло.

Когда могадорец закончил, достав более двадцати разных орудий, он подошел к Шестой и встал в нескольких сантиметрах от ее лица, чтобы она могла чувствовать его кислое дыхание.

— Ты видишь это? — спросил он. Она не ответила. — Я намерен использовать каждый из этих инструментов на тебе и на твоем Чепане, если вы не ответите правдиво на все мои вопросы. И тогда, уверяю вас, вы пожалеете, что не умерли.

Он взял одно орудие — узкую бритву с обтянутой кожей ручкой — и погладил ею Шестую по щеке.

— Я уже очень давно охочусь за вами, ребятишки, — сказал он. — Мы убили двоих из вас, и вот теперь попалась еще одна, не знаю уж, какой номер. Как ты можешь догадаться, я надеюсь, что ты — Третья.

Шестая не ответила, вдавливаясь в стену, словно пытаясь исчезнуть в ней. Могадорец усмехнулся, бритва все еще плашмя касалась щеки Шестой. Он развернул лезвие и, вглядываясь в ее глаза, дернул бритву вниз, сделав длинный тонкий разрез на ее щеке. Вернее, попробовал сделать, потому что разрезанным оказалось его собственное лицо. По его щеке тут же полилась кровь, он закричал от боли и злости, пнул ногой стол, рассыпав все инструменты, и выскочил из комнаты.

Шестую и Катарину растащили по их камерам и два дня держали в темноте. Потом снова привели в эту комнату, снова приковали и сунули кляпы. За столом сидел тот же самый могадорец. Щека у него была перевязана, и выглядел он гораздо менее самоуверенным, чем в прошлый раз.

Он метнулся от стола, вырвал Шестой кляп, схватил ту же самую бритву, которой пытался ее резать, и поднес к ее лицу. При этом он поигрывал бритвой, и ее лезвие искрилось.

— Я не знаю, какой ты номер… — На долю секунды ей показалось, что он снова попробует ее резать, но он повернулся и пошел на другой конец комнаты к Катарине. Он встал рядом с ней и, глядя на Шестую, приложил лезвие к руке Катарины. — Но сейчас ты мне это скажешь.

— Нет! — закричала Шестая. Могадорец очень медленно сделал порез на руке Катарины, просто чтобы убедиться, что ему это не опасно. Его ухмылка стала шире, и он сделал еще один разрез, теперь более глубокий. Катарина застонала от боли, по ее руке потекла кровь.

— Я могу этим заниматься целый день. Ты меня понимаешь? Ты скажешь мне все, что мне нужно, и начнешь со своего номера.

Шестая закрыла глаза. Когда она их снова открыла, он стоял у стола и крутил в руках кинжал, который при этом менял цвет. Он поднял кинжал, чтобы Шестая увидела ожившее светящееся лезвие. Она чувствовала его жажду крови.

— Так… Твой номер? Четыре? Семь? Или тебе настолько повезло, что ты Девятая?

Катарина покачала головой, пытаясь успокоить Шестую, и Шестая знала, что никакие пытки никогда не заставят ее Чепана говорить. Но она также знала, что предпочтет умереть, чем видеть, как Катарину будут мучить и уродовать.

Могадорец подошел к Катарине и приставил кинжал прямо к ее сердцу. Кинжал дернулся в руке, словно сердце притягивало его как магнит. Могадорец посмотрел Шестой в глаза.

— У меня в распоряжении все галактическое время, — бесстрастно сказал он. — Пока ты здесь, мы разыскиваем других. Не думай, что мы прекратили поиски, потому что схватили тебя. Нам известно больше, чем ты думаешь. Но мы хотим знать все. Если ты не хочешь смотреть, как ее разрежут на кусочки, то лучше начинай говорить, и побыстрее. И каждое твое слово должно быть правдой. Я пойму, когда ты будешь лгать.

Шестая рассказала ему все, что помнила об отъезде с Лориен, о путешествии сюда, о Ларцах, о том, где они скрывались. Она говорила так быстро, что почти все получилось очень сбивчиво. Да, сказала ему Шестая, она Восьмая, и в ее голосе была некая безысходность, которая заставила его этому поверить.

— Ты просто слабачка. Твои родичи на Лориен, хоть мы с ними и легко справились, по крайней мере были бойцами. У них были храбрость и достоинство. Но у тебя… — сказал он и покачал головой, словно разочарованный. — У тебя нет ничего, Восьмая.

И он ткнул кинжалом вперед, пронзив сердце Катарины. Шестая смогла только закричать. Их глаза на секунду встретились перед тем, как Катарина умерла. Ее рот по-прежнему был заткнут кляпом, она медленно сползала по стене, пока цепь не натянулась и она не повисла бессильно на наручниках. Ее глаза погасли.

— Они бы все равно ее убили, — мягко говорит Шестая. — Рассказав им все, я хотя бы избавила ее от страшных пыток, если это может служить каким-то утешением.

Шестая обхватывает руками колени, уставившись в окно невидящим взглядом.

— Конечно же это утешение, — поддерживаю я. Хотел бы я набраться храбрости, подойти и обнять ее.

К моему удивлению, храбрости хватает Сэму. Он встает и подходит к ней. Он, не говоря ни слова, садится рядом с ней и обнимает ее. Шестая утыкается лицом ему в плечо и плачет.

Потом она снова садится прямо и вытирает щеки.

— Когда Катарина умерла, они пытались меня убить, используя все, буквально все средства: били электрическим током, топили, взрывали. Они кололи мне цианистый калий, и безо всякого эффекта — я даже не чувствовала, как в руку входит игла. Они бросали меня в камеру, заполненную отравляющим газом, а мне казалось, что я еще никогда не дышала таким свежим воздухом. А вот могадорец, который по другую сторону двери нажал кнопку и пустил газ, через несколько секунд умер. — Шестая еще раз вытирает щеку тыльной стороной ладони. — Забавно. По-моему, я убила больше могадорцев, когда была у них в плену, чем в школе в Огайо. В конце концов они бросили меня в другую клетку и, думаю, планировали меня в ней держать, пока не убьют номера с Третьего по Седьмой.

— Мне нравится, что ты назвалась им Восьмой, — говорит Сэм.

— А мне теперь стыдно за это. Как будто я запятнала Катарину или настоящего Восьмого.

Сэм кладет руки ей на плечи:

— Совсем нет, Шестая.

— Как долго ты там пробыла? — спрашиваю я.

— Думаю, сто восемьдесят пять дней.

У меня отвисает челюсть. Больше полугода в заточении — совершенно, абсолютно одна и в ожидании смерти.

— Мне так жаль, Шестая.

— Я просто ждала и молилась, чтобы наконец развились мои Наследия и я смогла вырваться оттуда. И вот однажды первое из них пришло. Это было после завтрака. Я опустила глаза — а моей левой руки нет. Конечно, я всполошилась, но потом сообразила, что чувствую руку. Я попробовала взять ею ложку, и, разумеется, это у меня получилось. И тогда я поняла, что происходит. Чтобы бежать, мне была нужна именно невидимость.

Выходит, у Шестой это началось примерно как у меня, когда мои руки засветились во время моего первого урока в средней школе Парадайза.

Через два дня Шестая уже была способна становиться совершенно невидимой. И когда в тот день развозили ужин, окошко в двери открылось, в него просунули еду и охранник-могадорец увидел пустую камеру. Он стал дико озираться, а потом включил сигнал тревогу, который наполнил камеру жутким воем. Железная дверь распахнулась, и в камеру вбежали четверо могадорцев. Пока они стояли обескураженные, не понимая, куда она могла деться, Шестая выскользнула из двери и побежала по тоннелю, впервые увидев пещеру.

Это был огромный лабиринт соединенных между собой темных сырых тоннелей. Везде были развешаны камеры видеонаблюдения. Она проходила мимо толстых стеклянных панелей, за которыми располагались похожие на лаборатории залы, чистые и ярко освещенные. Находившиеся внутри могадорцы были в белой синтетической одежде и защитных очках, но Шестая бежала так быстро, что не заметила, чем они занимались. В одном большом зале стояло не меньше тысячи компьютерных экранов, и перед каждым сидел могадорец. Шестая предположила, что они искали наводки на нас. «Прямо как Генри», — подумал я.

Вдоль стен одного из тоннелей тянулись ряды массивных стальных дверей, и Шестая была уверена, что там заперты другие узники. Но она спешила, зная, что ее Наследие еще не вполне развилось, и страшась, что долго оставаться невидимой она не сможет. Сирена продолжала реветь. А потом она достигла сердца горы — огромной пещеры с километр в диаметре и такой темной, что едва можно было разглядеть ее противоположный край.

Воздух был спертый, и Шестая вся вспотела. Чтобы пещера не обрушилась, ее стены и свод подпирали большие деревянные сваи, а в темные стены уходили многочисленные тоннели; входы в них соединялись врезанными в скалу узкими карнизами. Над ней в самой скале были вырублены несколько арочных переходов, соединявших разные концы огромной пещеры.

Шестая прислонилась к валуну и пошарила глазами в поисках выхода. Количество проходов было бесконечным. Она стояла ошеломленная и не видела в темной пустоте ничего обнадеживающего. Но потом увидела — бледное пятнышко дневного света далеко за провалом в пещере, в конце широкого тоннеля. Но перед тем как забраться по деревянной опоре на каменный мост, который вел к этому тоннелю, она увидела кое-что еще: могадорца, который убил Катарину. Она не могла позволить ему уйти. Она пошла за ним.

Он вошел в комнату, где убил Катарину.

— Я пошла прямо к столу и взяла самую острую бритву из всех, что увидела. Потом схватила его сзади и перерезала ему глотку. Пока я смотрела, как хлещет и заливает пол его кровь и как он лопается, обращаясь в прах, я пожалела, что не убила его помедленнее. И хотела бы убить его снова.

— А что ты делала, когда наконец выбралась? — спрашиваю я.

— Я поднялась на соседнюю гору и затем сверху целый час смотрела на пещеру, запоминая каждую деталь. Потом я бежала десять километров до ближайшей дороги, замечая все ориентиры. На дороге запрыгнула в кузов медленно ехавшего пикапа. Когда он через несколько километров остановился заправиться, я украла из кабины карту, блокнот и пару ручек. А, и еще пакет чипсов.

— О-о-очень славно. А каких? — спрашивает Сэм.

— Чувак, — говорю я.

— С копченостями, Сэм. Я отметила пещеру на карте, которую показывала вам в мотеле. А в блокноте я нарисовала подробную схему, как туда добраться. Любой, кто бы ее увидел, легко дошел бы до самого входа в пещеру. Но потом я запаниковала и спрятала схему недалеко от города. А сама украла машину и сразу поехала в Арканзас. Но конечно, мой Ларец уже давно забрали.

— Мне так жаль, Шестая.

— Мне тоже, — говорит она. — Но без меня им его все равно не открыть. Может, когда-нибудь я его еще верну.

— Во всяком случае, у нас есть мой, — отвечаю я.

— Ты должен его поскорее открыть, — говорит она, и я знаю, что она права. Я уже должен был его открыть. Что бы ни было в Ларце, какие бы тайны он ни хранил, Генри хотел, чтобы я все узнал. «Тайны. Ларец». С последним дыханием он сказал только эти слова. Я глупец, что так долго тянул. Но что бы ни было в Ларце, у меня такое чувство, что он отправит нас четверых в долгое и трудное путешествие.

— Я открою, — говорю я. — Давайте только сначала сойдем с поезда и найдем укромное место.

9

Когда звонит утренний колокол, я встаю первая. Всегда первая. Не то чтобы я «жаворонок», но я предпочитаю сходить в туалетную комнату, пока там еще никого нет.

Я быстро заправляю постель, в чем со временем очень поднаторела. Хитрость здесь в том, чтобы глубоко засунуть под матрац в ногах простыню, одеяло и стеганое одеяло. Потом остается только натянуть все вперед, подоткнуть по сторонам и выложить подушки, и будет очень аккуратный вид — как говорится, от такой гладкой постели может монетка отскакивать.

Когда я заканчиваю заправлять, единственная, кто уже встала, помимо меня, — это Элла, девочка, прибывшая в воскресенье. Ей досталась кровать у самой двери. Как и в минувшие два утра, она пытается копировать мой способ заправить постель, но у нее не очень получается. Проблема в том, что она начинает не с ног, а с изголовья. Сестра Екатерина относится к Элле снисходительно, но ее смена сегодня заканчивается, и вечером к недельному дежурству приступает сестра Дора. Я знаю, что она не даст Элле никаких поблажек — пусть она и новенькая, и ей нелегко приходится.

— Тебе помочь? — спрашиваю я, пройдя к ней через всю комнату.

Она печально смотрит на меня. Я вижу, что ей не до постели, и могу представить, что и много чего другого ее тоже сейчас не волнует. Я не могу ее винить, ведь у нее погибли родители. Я бы хотела успокоить ее, сказать, что, в отличие от тех из нас, кто здесь «на весь срок», она покинет приют через месяц, максимум через два. Но разве сейчас это будет для нее утешением?

Я наклоняюсь над кроватью, подтягиваю в ноги простыню и одеяло, подтыкаю их и растягиваю поверх стеганое одеяло.

— Возьмись там, — говорю я, кивая на левый край кровати, а сама иду на правый. Вместе мы придаем постели такой же тугой и аккуратный вид, как и у меня. — Отлично, — констатирую я.

— Спасибо, — отвечает она мягким застенчивым голосом. Я смотрю в ее большие карие глаза и невольно испытываю к ней симпатию и желание позаботиться о ней.

— Я слышала о твоих родителях. Мне так жаль, — говорю я.

Элла смотрит в сторону. Я уже думаю, что переступила дозволенное, но она мягко мне улыбается.

— Спасибо. Мне их очень не хватает.

— Я уверена, что и им не хватает тебя.

Мы вместе выходим из комнаты, и я замечаю, что она идет на цыпочках, чтобы было совсем неслышно.

Когда Элла чистит зубы над раковиной, она держит щетку у самой щетины, почти касаясь ее своими маленькими пальцами, и щетка от этого выглядит больше, чем на самом деле. Я улыбаюсь, заметив, что она разглядывает меня в зеркале. Она улыбается в ответ, показывая два ряда маленьких зубов. Паста подтекает у нее изо рта, течет по руке и капает с локтя. Я смотрю и думаю, что зигзагообразный след от пасты на раковине кажется знакомым. Я даю волю воспоминаниям.

Жаркий июньский день. По голубому небу плывут облака. Прохладная вода искрится на солнце. В чистом воздухе легкий запах сосны. Я вдыхаю его и отрешаюсь от стресса, который испытываю в Санта-Терезе.

Хотя я думаю, что мое второе Наследие пришло вскоре после первого, я обнаружила его только без малого год спустя. Я обнаружила его по чистой случайности и поэтому до сих пор раздумываю: а нет ли у меня других неопознанных Наследий?

Каждый год, когда начинаются школьные каникулы, сестры организуют четырехдневный тур в горный лагерь неподалеку, чтобы поощрить тех, кто, по их мнению, «хорошо себя ведет». Мне всегда нравились эти поездки — по той же причине, по какой мне нравится и моя пещера. Это уход от повседневности — редкая возможность в течение четырех дней купаться в большом горном озере, ходить по горам, спать под звездами, дышать свежим воздухом вдалеке от затхлых коридоров Санта-Терезы. По сути, это шанс вести себя так, как подобает в нашем возрасте. Я даже иногда замечала, как сами сестры, думая, что их никто не видит, улыбались и смеялись.

На озере есть плавучая пристань. Я никудышная пловчиха, и много лет я просто сидела на берегу и смотрела, как другие девушки смеются, играют и прыгают с пристани в воду. Пара сезонов ушла на то, чтобы в одиночестве практиковаться на мелководье, но к тому лету, когда мне исполнилось тринадцать лет, я наконец научилась плавать по-собачьи — стиль медленный и неуклюжий, но я хотя бы держала голову над водой. Я смогла выходить на пристань, и этого мне было вполне достаточно.

Игра на пристани заключается в том, чтобы сталкивать друг дружку в воду. Формируются команды, а потом остается только по одной девушке, и они соревнуются один на один. Я думала, что легче всех будет победить Ла Горде, самой большой и сильной в Санта-Терезе. Но ей это редко удавалось. Над ней часто одерживали верх девушки поменьше и половчее. Думаю, никто не побеждал так часто, как девушка по имени Бонита.

Я не хотела играть в La Reina del Muelle, Королеву пристани. Мне хватало просто сидеть на краю и болтать в воде ногами. Но вот Бонита сильно толкает меня сзади, и я падаю в воду головой вперед.

— Или играй, или возвращайся на берег, — говорит Бонита, отбрасывая волосы за плечи.

Я карабкаюсь на пристань и бросаюсь на нее. Изо всех сил толкаю ее, и она спиной летит в озеро.

Я не слышу, как сзади подкрадывается Ла Горда, и неожиданно меня толкают сильные руки. Мои ноги скользят по мокрому дереву, и я ударяюсь о край пристани головой и плечом. Из глаз летят искры. Я на секунду теряю сознание, а когда глаза открываются, я уже под водой. Вокруг темнота, и я инстинктивно дергаюсь вверх и гребу руками, чтобы выбраться на поверхность. Но моя голова бьется о днище пристани, и оказывается, что между водой и досками днища просвет всего в несколько сантиметров. Я откидываю голову назад, пытаясь высунуть нос и рот, но в ноздри тут же заливается вода. Я паникую, мои легкие уже разрываются. Я пытаюсь двигаться влево, но некуда: путь перекрыт пластмассовыми бочками, на которых держится пристань. Мои легкие заполняет вода, а у меня проскальзывает мысль о том, какая это абсурдная смерть — утонуть. Я думаю о других, о том, как у них на лодыжках появятся ожоги. Подумают ли они, что убита неизвестная Третья, или каким-то образом узнают, что это была именно я? Будут ли ожоги другими, потому что я погибну не от рук могадорцев, а по собственной глупости? Мои глаза закрываются, и я начинаю погружаться. И как раз когда у меня с губ срываются последние пузырьки воздуха, мои глаза открываются, и меня охватывает какое-то необычное спокойствие. Мои легкие больше не разрываются.

Я дышу.

Вода щекочет мне легкие, но моя острая потребность дышать при этом удовлетворена. И я понимаю, что обнаружила свое второе Наследие: способность дышать под водой. Я узнала о нем только потому, что оказалась на пороге смерти.

Я пока не хочу, чтобы меня нашли девушки, которые стали нырять и искать меня. Поэтому я погружаюсь дальше, все вокруг медленно чернеет, и мои ноги наконец уходят в холодный ил. Когда мои глаза приспосабливаются к темноте, я могу видеть сквозь мутную коричневую воду. Проходит десять минут. Потом двадцать. Девушки в конце концов уплывают с пристани. Я так думаю, что прозвонил колокол к обеду. Когда я точно убедилась, что девушек больше нет, я медленно бреду по дну в направлении берега, и мои ноги на каждом шагу вязнут в иле. Через какое-то время ледяная вода становится теплее и светлее, илистая грязь уступает место камням, а потом песку, и вот уже моя голова появляется над водой. Я слышу, как девушки, в том числе Ла Горда и Бонита, с облегчением кричат и прыгают ко мне в воду. На берегу я осматриваю себя и вижу кровоточащую рану на плече. Вытекающая кровь образует у меня на руке извилины, формой похожие на букву S.

Сестры заставили меня просидеть остаток дня за столиком под деревом, но я не возражала. У меня появилось еще одно Наследие.

Элла видит в зеркале, как я смотрю на текущую у нее по руке пасту. Она смущается. А когда пытается чистить зубы, как я, у нее изо рта выбивается еще больше вспененной пасты.

— Ты прямо как фабрика по изготовлению пузырей, — говорю я с улыбкой и беру полотенце, чтобы ее вытереть.

Мы уходим из туалета, когда другие только подходят, одеваемся быстро в спальне и уходим, когда другие только возвращаются из туалета. Держимся впереди, как я и люблю. Мы забираем в столовой обед и выходим в холодное утро. По дороге в школу я ем яблоко. Элла тоже. Сегодня я выхожу с запасом минут в десять, и это позволит мне заглянуть в Интернет и узнать, нет ли чего нового о Джоне Смите. При мысли о нем я улыбаюсь.

— Почему ты улыбаешься? Тебе нравится в школе? — спрашивает Элла. Я смотрю на нее. В ее маленькой руке наполовину съеденное яблоко кажется таким большим.

— Думаю, потому, что сегодня хорошее утро, — говорю я. — И я в хорошей компании.

Пока мы идем, уличные торговцы расставляют свои палатки. Снег не растаял и громоздится сугробами по обеим сторонам Кале Принсипаль, но сама улица расчищена. Справа впереди открывается дверь дома Гектора Рикардо, и в инвалидной коляске появляется его мать. Коляску толкает Гектор. Его мать давно страдает от болезни Паркинсона. Последние пять лет она прикована к инвалидной коляске, а последние три года не может говорить. Он ставит коляску в полосу солнечного света и блокирует колеса. Ей на солнце приятнее, а сам Гектор садится в тени, уронив голову на грудь.

— Доброе утро, Гектор, — зову я. Он поднимает голову и приоткрывает один глаз. Потом машет трясущейся рукой.

— Марина, морская, — хрипло говорит он. — Завтра ограничено только нашими сегодняшними сомнениями.

Я останавливаюсь и улыбаюсь. Элла тоже остановилась.

— Это один из лучших твоих афоризмов.

— Не сомневайся в Гекторе, у него еще осталось в запасе несколько самородков, — говорит он.

— У тебя все в порядке?

— Сила, доверие, смирение, любовь. Четыре догмата счастливой жизни, по Гектору Рикардо, — говорит он. Он совсем не ответил на мой вопрос, но мне все равно приятно. Он переводит взгляд на Эллу. — А это что за ангелочек?

Элла хватает меня за руку и прячется за мной.

— Ее зовут Элла, — говорю я, сверху глядя на нее. — А это Гектор. Он мой друг.

— Гектор хороший, — говорит он, но Элла все равно стоит за мной.

Он машет нам всю дорогу до школы.

— Ты знаешь, что у тебя будет? — спрашиваю я ее.

— У меня урок сеньоры Лопес, — отвечает она с улыбкой.

— О, тебе повезло. Я у нее занималась. Она тоже из числа хороших людей этого городка, как и Гектор, — говорю я.

* * *

Я потерпела фиаско: все три школьных компьютера заняты. Трио городских девушек отчаянно пытается закончить задачи по точным наукам, их пальцы так и порхают по клавиатурам. Весь мой день не задался. Я замкнута, и в голове у меня только одна мысль. Джон Смит скрывается где-то в Америке и пока уходит от преследования закона; а я замурована здесь, в Санта-Терезе, старом закосневшем городишке, где ничего не происходит. Я всегда думала, что уйду из приюта, когда мне исполнится восемнадцать. Но теперь, когда есть Джон Смит и когда за ним гонятся, я должна уехать как можно скорее и присоединиться к нему. Вопрос только в том, как его найти.

Мой последний урок — история Испании. Учитель бубнит о генерале Франсиско Франко и о гражданской войне в Испании в 1930-х годах. Я отключаюсь от лекции и вместо этого делаю в блокноте записи о Джоне, основываясь на данных, прочитанных в последней статье.

Джон Смит

Прожил четыре месяца в Парадайзе, штат Огайо.

Остановлен полицейским в Теннесси, когда ехал в пикапе на запад. Среди ночи, с двумя другими людьми примерно того же возраста.

Куда они ехали?

Предположительно, одним из этих людей был Сэм Гуд, тоже из Парадайза. Раньше его считали заложником, теперь — соучастником.

Кто третий? Девушка с черными волосами. У девушки из моего сна были черные волосы.

Где Генри?

Как они ускользнули от 2 вертолетов и 35 полицейских? Почему 2 вертолета разбились?

Как я могу вступить в контакт с ним ИЛИ с другими?

Выставить что-нибудь в Интернете?

Слишком опасно. Можно ли сделать это так, чтобы не заметили могадорцы? Если да, то смогут ли это увидеть другие из нас?

Джон в бегах. Заглядывает ли он хоть иногда в Интернет?

Знает ли Аделина что-нибудь такое, чего не знаю я?

Могу ли я навести ее на разговор, но так, чтобы она сразу не догадалась, что мне нужно?

Ручка зависает над страницей. У меня всего две идеи — Интернет и Аделина, — и ни одна из них не выглядит обнадеживающей. Но что еще я могу сделать? Все остальное выглядит совсем глупым — скажем, подняться на гору и развести сигнальный костер. Но я не могу избавиться от ощущения, что я что-то упускаю, какой-то ключевой элемент, причем такой очевидный, что кажется, будто он смотрит мне прямо в лицо.

Учитель продолжает бубнить. Я закрываю глаза и пытаюсь вспомнить все, что я знаю. Девять Гвардейцев. Девять Чепанов. Корабль, который доставил нас на Землю и который когда-то должен забрать нас обратно, а сейчас спрятан где-то на Земле. Я только помню, что мы приземлились в каком-то отдаленном месте во время бури. Заклятие для зашиты нас от могадорцев. Оно вступило в силу, только когда мы разделились, и будет действовать, пока мы будем оставаться порознь. Но почему? Заклятие, которое не позволяет нам объединиться, кажется противоречащим здравому смыслу, не помогая нам сражаться и нанести поражение могадорцам. В чем же его смысл? Задаваясь этим вопросом, мой ум натыкается на что-то еще. Я закрываю глаза и отдаюсь во власть логики.

Имелось в виду, что мы будем скрываться, но как долго? Пока не разовьются наши Наследия и у нас не появятся орудия, чтобы сражаться и победить. Что есть такого, что мы можем сделать сразу, как только обретаем первое Наследие?

Ответ настолько очевиден, что кажется неправдоподобным. Ручка все еще у меня в руке, и я записываю единственный ответ, который нахожу:

Ларец.

10

Я больше не сплю без кошмаров. Каждую ночь мне является лицо Сары — но только на секунду. Потом его поглощает тьма, и Сара кричит и зовет на помощь. Как яростно я ни ищу, я нигде не могу ее найти. Она все зовет и зовет испуганным и потерянным голосом, но я ее не нахожу.

А потом появляется Генри. Его тело переломано и дымится, и он смотрит на меня, зная, что нам пришел конец. В его глазах я никогда не вижу страха, сожаления или печали. Наоборот, они скорее полны гордости, облегчения и любви. Кажется, он велит мне продолжать, сражаться и победить. Потом, в самом конце, его глаза расширяются, моля дать ему больше времени. «То, что мы приехали в Парадайз, было не случайностью, — снова говорит он, и я так и не понимаю, что он имеет в виду. И потом: — Я бы не хотел пропустить ни секунды из того, через что мы прошли, малыш. Даже в обмен на всю Лориен. Даже за весь чертов мир». Это мое проклятие: каждый раз, когда мне снится Генри, я должен смотреть, как он умирает. Снова и снова.

Я вижу довоенную Лориен, ее джунгли и океаны, которые снились мне сотни раз. Я ребенком бегаю в высокой траве, а люди вокруг меня улыбаются и смеются, не ведая о предстоящих ужасах. Потом я вижу войну, уничтожение, убийства, кровь. А иногда, как в эту ночь, у меня есть четкие видения, которые, я думаю, показывают будущее.

Я закрываю глаза, и меня почти сразу уносит. Я попадаю в местность, которую я точно никогда раньше не видел, но которая тем не менее кажется знакомой.

Я бегу по дорожке среди гор мусора и хлама. Битое стекло. Жженая пластмасса. Ржавая искореженная сталь. Смрадный туман заполняет нос и заставляет слезиться глаза. На фоне серого неба высятся ветхие дома. Справа от меня лежит темная почти недвижимая река. Впереди происходит какое-то волнение. Густой тяжелый воздух наполняют крики и металлический лязг. Я подхожу к озлобленной толпе, собравшейся у бетонной полосы, на которой стоит большой воздушный корабль. Я прохожу через затянутые колючей проволокой ворота и выхожу на летное поле, отгороженное от толпы забором.

Взлетная полоса размечена маленькими ручейками цвета расплавленной магмы. Могадорские солдаты сдерживают толпу, пока целый рой скаутов готовит к взлету корабль — зависший в воздухе шар из оникса.

Толпа ревет у забора, а солдаты ее отгоняют. Те, кто в толпе, ниже солдат, но у них такая же землистая кожа. Где-то вне корабля нарастает тяжелый гул. Толпа замолкает и в панике отступает от забора, а те, кто находится на поле, выстраиваются в ровные шеренги.

Потом с мглистого неба что-то падает. Темная воронка засасывает в себя окружающие облака, оставляя вокруг густую черную пустоту. Я затыкаю уши. Объект врезается в землю и так ее сотрясает, что я едва не падаю. Наступает полная тишина. Поднявшаяся пыль оседает, и становится виден корабль — безупречный шар, молочно-белый, как жемчужина. Откатывается круглый люк, и выходит чудовищное существо. То самое существо, которое пыталось меня обезглавить в скалистом замке.

Вдоль забора возникает суматоха, все толкаются, пытаясь бежать от этого чудовища. Оно еще огромнее, чем запомнилось мне, с сильными рублеными чертами и короткой стрижкой. Его руки покрыты татуировкой, на лодыжках выжжены шрамы, а самый большой, гротескного вида багровый шрам у него на шее. Солдат достает из корабля золотую трость. Ее набалдашник вырезан в виде молота, и сбоку на нем нарисован черный глаз. Когда существо берет трость в руку, глаз оживает и крутится сначала влево, потом вправо, пока не находит меня.

Могадорец скользит взглядом по толпе, чувствуя, что я где-то рядом. Его глаза сужаются. Он делает огромный шаг ко мне и поднимает трость. Глаз на ней пульсирует.

Тут кто-то кричит на могадорца, ожесточенно тряся ограду. Могадорец поворачивается к протестующему и резко тычет тростью в его сторону. Глаз на набалдашнике загорается красным, и человек тут же оказывается разорван на мелкие куски и продавлен через ограду из колючей проволоки. Начинается столпотворение, все толкаются, пытаясь бежать.

Могадорец снова занят мною и нацеливает трость мне в голову. У меня такое чувство, что я падаю. В животе появляется ощущение невесомости, и меня чуть не рвет. То, что я вижу на его шее, вызывает настолько гнетущую тревогу, что я рывком просыпаюсь, словно от удара голубой молнии.

* * *

В окна пробивается ранний рассвет, заполняя маленькую комнату скупым утренним светом. Возвращаются очертания обстановки. Я весь в поту и задыхаюсь. Но я здесь, боль и смятение в моей душе говорят мне, что я все еще жив и больше не нахожусь в том страшном месте, где человека можно так разорвать на куски, что он продавливается сквозь мелкие ячейки колючей проволоки.

Мы нашли заброшенный дом на границе заповедника в нескольких километрах от озера Джордж. Генри понравился бы такой дом: одиноко стоящий, маленький и тихий, ничем не примечательный и потому безопасный. Он одноэтажный, снаружи светло-зеленый, а внутри выдержан в бежевых тонах, с коричневым паласом на полу. Нам сильно повезло, что в доме не отключили воду. Судя по густой пыли в воздухе, он уже давно не обитаем.

Я поворачиваюсь на бок и смотрю на телефон у изголовья. Забыть о том, что я только что увидел, могла бы помочь только Сара, которую я не видел уже две недели. Я помню, как мы обнимали друг друга в моей комнате в тот день, когда она вернулась из Колорадо. Если бы мне нужно было сохранить в памяти только один момент в наших отношениях, я бы выбрал этот. Я закрываю глаза и пытаюсь представить, что она сейчас делает, во что одета, с кем разговаривает. В новостях говорили, что всех учеников распределили по шести школьным округам вокруг Парадайза, пока не будет построена новая школа. Интересно, куда попала Сара, занимается ли она еще фотографией?

Я беру мобильный, зарегистрированный на имя Юлий Цезарь и им же оплаченный. Меня часто удивляло в Генри его чувство юмора. Я включаю его — впервые за многие дни. Чтобы услышать ее голос, мне нужно всего лишь набрать ее номер. Это так просто. Я поочередно набираю знакомые цифры, пока не дохожу до последней. Я закрываю глаза и делаю глубокий вдох. Потом выключаю мобильный. Я знаю, что десятую цифру набирать нельзя. Меня останавливает страх за безопасность Сары, за ее жизнь — и за жизнь всех нас.

В гостиной Сэм смотрит Си-эн-эн на одном из лэптопов Генри, примостив его на коленях. По счастью, карточка Генри с беспроводным доступом в Интернет все еще действительна — уж не знаю, под каким псевдонимом он ее оформил. Сэм ожесточенно строчит что-то в блокноте. После заварухи в Теннесси прошло три дня, а мы прибыли во Флориду только прошлой ночью. Перед тем как запрыгнуть в поезд, который доставил нас сюда, мы катались в прицепах трех разных грузовиков — один из них увез нас на триста километров в другую сторону. Не используя Наследий — нашей быстроты и невидимости Шестой, — мы бы сюда не добрались. Сейчас мы собираемся на какое-то время затаиться, чтобы утих шум. Мы соберемся с мыслями, начнем тренироваться и любой ценой будем избегать таких ситуаций, как та, что случилась с вертолетами. Первая задача — найти новую машину. Вторая задача — определиться с тем, что делать дальше. Этого никто из нас толком не знает. И снова я чувствую, как нам катастрофически не хватает Генри.

— Где Шестая? — спрашиваю я, приковыляв в гостиную.

— Наверное, плавает, — отвечает Сэм. Роскошное дополнение к дому — бассейн на заднем дворе. Шестая сразу же наполнила его водой, устроив ливень.

— Думаю, тебе бы хотелось взглянуть на Шестую в купальнике, — подначиваю я Сэма.

Он краснеет.

— Заткнись, чувак. Мне хотелось проверить новости. Чтобы быть полезным, знаешь ли.

— Что-то есть?

— Кроме того, что теперь меня считают сообщником и увеличили награду за меня до полумиллиона долларов? — спрашивает Сэм.

— Да брось, тебе ведь это нравится.

— Да, это довольно круто, — говорит он с усмешкой. — А вообще, ничего нового. Не знаю, как Генри со всем этим справлялся. Ведь каждый день сообщается о тысяче новостей.

— Генри никогда не спал.

— А ты не хочешь пойти посмотреть на Шестую в купальнике? — спрашивает Сэм, снова поворачиваясь к экрану. Я удивлен, что в его голосе не хватает сарказма. Он знает, как я отношусь к Саре. А я знаю, как он относится к Шестой.

— Что ты имеешь в виду?

— Я вижу, как ты на нее смотришь, — говорит Сэм. Он открывает сообщение об авиакатастрофе в Кении. Один выживший.

— А как я на нее смотрю, Сэм?

— Неважно. Выжившая в катастрофе — старуха. Точно не одна из ваших.

— Лорианец влюбляется один раз и на всю жизнь, приятель. А я люблю Сару. Ты это знаешь.

Сэм смотрит поверх экрана лэптопа.

— Я знаю. Просто… Не знаю. Ее бы заинтересовал такой парень, как ты, а не какой-то зубрила-математик, помешанный на пришельцах и космосе. Просто не понимаю, как Шестая могла бы запасть на кого-нибудь вроде меня.

— Нужно быть настойчивым, Сэм. Не забывай об этом.

Я выхожу через раздвижную стеклянную дверь, которая ведет к бассейну. Рядом с бассейном — заросший двор, окруженный кирпичной стеной, которая защитит от любопытных взглядов тех, кто мог бы проходить мимо. Ближайший сосед живет в полукилометре отсюда. До ближайшего городка — десять минут езды на машине.

Шестая несется по воде, едва касаясь ее поверхности, как какое-нибудь водяное насекомое, а рядом вдвое быстрее нее плывет похожее на утконоса животное с длинной белой шерстью и бородой — я понятия не имею, кого копирует Берни Косар. Шестая чувствует мое присутствие и останавливается у бортика, положив на него руки. Берни Косар выпрыгивает, снова обращается в бигля и отряхивается, забрызгивая меня. Это освежает, и я невольно думаю, как приятно снова оказаться на юге.

— Не загони мне собаку, — говорю я. Я ловлю себя на том, что уставился на ее идеальной формы плечи, на изящную шею. Может быть, Сэм и прав. Может быть, я смотрю на Шестую так же, как смотрит он. Теперь мне еще больше хочется убежать обратно в дом, включить телефон и услышать голос Сары.

— Это скорее он меня загонит. Малыш плавает так, будто совсем поправился. Кстати, как твоя голова?

— Еще болит, — говорю я, проводя по ней рукой. — Но терпимо. Я готов приступить к тренировкам уже сегодня, если ты это имеешь в виду.

— Отлично, — говорит она. — А то я уже начинаю нервничать. Я давно ни с кем не тренировалась.

— А ты уверена, что хочешь тренироваться со мной? Ты ведь знаешь, что я могу сделать тебе больно?

Она смеется и выдувает на меня полный рот воды.

— Ага, начали, — говорю я, мысленно представляя поверхность бассейна и вызывая удар воздуха по ней. На ее лицо быстро надвигается волна. Уклоняясь от нее, она ныряет, а когда выныривает, то вздымает огромную волну, в которую уходит почти вся вода из бассейна, и направляет ее на меня. Не успеваю я отреагировать, как волна сбивает меня и бросает на стену дома. Я слышу, как Шестая смеется. Вода возвращается в бассейн, а я встаю и пытаюсь сбросить Шестую в воду. Она отражает мой телекинез, и вот я уже поднят в воздух, вишу вниз головой и беспомощно дрыгаю ногами.

— Чем это вы занимаетесь, черт вас возьми? — говорит Сэм. Он стоит в проеме стеклянной двери.

— Хм. Шестая слишком много болтала, и я решил поставить ее на место. Разве не видишь?

Я все еще вверх ногами и вишу в полутора метрах над серединой бассейна. Я чувствую хватку Шестой на своей лодыжке. Ощущение такое, будто она и в самом деле держит меня одной рукой.

— О, конечно. И поставил как раз туда, куда хотел, — отвечает Сэм.

— Я как раз собирался сделать свой ход. Выбирал момент.

— Ну, как ты думаешь, Сэм? — спрашивает Шестая. — Искупать его?

Сэм широко улыбается.

— Отпускай.

— Эй! — только успеваю вскрикнуть я и тут же лечу вниз головой в воду. Когда я выныриваю, Шестая и Сэм заходятся в хохоте.

— Это был только первый раунд, — говорю я, выкарабкиваясь из бассейна. Я снимаю рубашку и бросаю ее на бетон. — Ты поймала меня врасплох. Но погоди.

— А кто-то толковал о своей крутизне и силе? — спрашивает Сэм. — Помнишь, когда тебя обстригли?

— Это такая стратегия, — говорю я. — Сначала я усыплю ее бдительность, а потом, когда она расслабится, выдерну из-под нее коврик.

— Ха! Ну, конечно, — говорит Сэм и добавляет: — Бог мой, как бы я хотел обладать Наследиями.

Шестая стоит между нами в своем цельном черном купальнике. Она по-прежнему смеется, и вода стекает у нее по рукам и ногам, когда она слегка наклоняется вперед и отжимает волосы. Шрам у нее на ноге еще заметен, но уже совсем не такой багровый, как был неделю назад. Она снова откидывает волосы назад. Мы с Сэмом смотрим как завороженные.

— Так что, днем будем тренироваться? — спрашивает Шестая. — Или ты все еще боишься сделать мне больно?

Я надуваю щеки и медленно выдыхаю.

— Может, я буду с тобой помягче. Я о шраме у тебя на ноге — он все еще скверно выглядит. Но я за, будем тренироваться.

— Сэм, ты тоже за?

— Вы хотите, чтобы я тренировался? Вы это серьезно?

— Конечно. Ты ведь теперь один из нас, — говорит Шестая.

Он кивает, потирая руки.

— Согласен, — говорит он, улыбаясь, как ребенок рождественским утром. — Но если вы будете использовать меня только как грушу для битья, я уеду домой.

* * *

Мы начинаем в два часа, но, глядя на хмурое небо, я подозреваю, что долго мы не прозанимаемся. Сэм в спортивных шортах и футболке пританцовывает на цыпочках. Он весь кожа да кости, с торчащими в разные стороны локтями и коленями, но если брать в расчет его душу и решимость, то он был бы размером с того могадорца, которого я видел на борту корабля.

Для начала Шестая демонстрирует нам, что она освоила в технике рукопашного боя, и это гораздо больше, чем умею я. Ее тело движется плавно и с точностью машины, когда она наносит удар ногой или рукой или делает обратное сальто, чтобы уклониться от встречного удара. Она показывает, как надо контратаковать, демонстрирует преимущества, которые дают навыки и координация, и отрабатывает с нами одни и те же приемы до тех пор, пока не доводит их до автоматизма. Сэм с жадностью все схватывает, даже если от ударов Шестой летит вверх тормашками или у него перехватывает дыхание. То же самое она делает со мной, и хотя я смеюсь, как будто для меня это забава, но на самом деле стараюсь изо всех сил — и все равно она мутузит меня, как хочет. Не могу понять, как она смогла сама всему этому обучиться. Когда мой рот во второй раз наполняется травой и землей, я осознаю, как много я могу от нее почерпнуть.

Дождь начинается через полчаса. Сначала он только моросит, но вскоре небеса разверзаются, и мы спешим под крышу. Сэм ходит по дому, нанося ногами и кулаками удары воображаемому противнику. Я сижу в кресле, зажав в кулаке свой голубой кулон, и долго смотрю в окно, просто наблюдая дождь и вспоминая, что последние две бури, которые я видел, разразились потому, что так повелела Шестая.

Я отрываюсь от окна и вижу, что Шестая крепко спит, свернувшись вокруг Берни Косара и держа его в руках как подушку. Она всегда так спит, свернувшись калачиком, и во сне черты ее лица теряют резкость и смягчаются.

Ее белые ступни повернуты прямо ко мне, и я при помощи телекинеза слегка щекочу ей правую подошву. Она дрыгает ногой, словно отгоняя назойливую муху. Я снова щекочу. Она дрыгает сильнее. Я несколько секунд выжидаю и потом щекочу ей всю ступню, от пятки до большого пальца. Шестая подтягивает ногу к себе, а потом резко распрямляет, и сила телекинеза швыряет меня в стену; я пробиваю в ней дыру, открывая проложенные внутри провода и крепеж. Сэм врывается в комнату и принимает боевую стойку.

— Что случилось? Кто здесь? — кричит он.

Я встаю, потирая локоть, на который пришелся удар.

— Придурок, — говорит Шестая, садясь.

Сэм переводит взгляд с меня на нее.

— Не валяйте дурака, — говорит он, возвращаясь на кухню. — Своим флиртом вы меня до смерти перепугали.

— Я и сам до смерти перепугался, — говорю я, игнорируя замечание насчет флирта, но он уже ушел и не слышит. Я что, флиртую? Сара решила бы, что это флирт?

Шестая зевает и потягивается.

— Дождь еще идет?

— Вовсю. Но посмотри на это с хорошей стороны: он спас тебя от новых ранений.

Она качает головой.

— Хватит играть в крутого парня, Джонни. Надоело. И не забывай о том, что я умею делать с погодой.

— Ни в коем случае, — говорю я. Я стараюсь сменить тему. Я ненавижу себя за то, что флиртую с другой девушкой. — Слушай, все хотел тебя спросить: что это за лицо в облаках? Каждый раз, как ты вызываешь бурю, я вижу это безумное зловещее лицо.

Она почесывает правую подошву.

— Не знаю. Но с тех пор, как я спуталась с погодой, всегда появляется одно и то же лицо. Думаю, это лорианец.

— Да, наверное. Может, свихнувшийся бывший бойфренд, который все никак не хочет отстать.

— У меня ведь явная слабость к девяностолетним старикам. Ты так хорошо меня знаешь, Джон.

Я пожимаю плечами. Мы оба улыбаемся.

В этот вечер я на открытой веранде готовлю ужин на ржавом, но еще пригодном гриле. Вернее, пытаюсь готовить. В Парадайзе я ходил с Сарой на уроки домохозяйства и поэтому оказался единственным из нас, кто знает, как сделать что-то хоть отдаленно напоминающее еду. Сегодня у нас куриные грудки, картошка и замороженная пицца пепперони.

Мы сидим втроем на полу в гостиной. Шестая накинула на голову и на плечи одеяло, под ним у нее черный топ, и ее кулон на виду. Он вызывает у меня в памяти видение. Мне так хочется нормально ужинать за столом и спать без мучительных видений из моего лорикского прошлого. Так ведь и было на Лориен, пока мы ее не покинули?

— Ты много думаешь о своих родителях? — спрашиваю я Шестую. — О родителях на Лориен?

— Уже нет. На самом деле я даже не могу описать, как они выглядят. Но как бы это сказать, я помню то ощущение, которое испытывала, когда они были рядом. Вот об этом ощущении я довольно много думаю. А ты?

Я беру кусок подгоревшей пиццы. Я исполнен решимости больше никогда не готовить замороженную пиццу на гриле.

— Я часто вижу их в снах. Это здорово, но в то же время это разрывает мне душу. Напоминает мне о том, что они умерли.

Одеяло соскальзывает с головы Шестой, оставаясь на плечах.

— А как ты, Сэм? Скучаешь сейчас по родителям?

Сэм открывает рот — и закрывает. Могу поручиться, что он уже хотел было рассказать Шестой о том, что думает: его отца захватили пришельцы, похитили, когда он вышел купить молока и хлеба. Наконец он говорит:

— Я скучаю по обоим, по маме и папе, но знаю, что мне лучше быть с вами. Учитывая, сколько я знаю обо всем, не думаю, что я мог бы оставаться дома.

— Ты знаешь слишком много, — говорю я. Я чувствую себя виноватым, что он вынужден есть мою жуткую стряпню на полу в брошенном доме вместо того, чтобы угощаться маминой едой за обеденным столом.

— Сэм, мне жаль, что ты оказался втянутым в это дело, — говорит Шестая. — Но очень приятно, что ты здесь.

Он краснеет.

— Не знаю, как объяснить, но я начинаю чувствовать, что каким-то странным образом имею отношение ко всей этой ситуации. Можно вас кое о чем спросить? Как далеко от Земли находится Могадор?

Я вспоминаю, как когда-то Генри подул на семь стеклянных шаров, и они ожили. И вскоре мы смотрели на движущуюся модель нашей солнечной системы.

— Он гораздо ближе, чем Лориен. А что?

Сэм встает.

— Как долго туда добираться?

— Наверное, несколько месяцев, — говорит Шестая. — Зависит от типа корабля и от типа энергии, на которой он работает.

Сэм кругами ходит по комнате и говорит:

— Думаю, у американского правительства где-то должен быть уже построенный корабль, который способен преодолеть такое расстояние. Я уверен, что это прототип, что он совершенно секретный и запрятан где-то внутри горы, скрытой под другой горой. Но я думаю вот о чем: что, если мы не сможем найти ваш корабль, а нам надо будет перенести битву на их территорию — на Могадор? Нам нужен план Б, верно?

— Само собой. А что у нас в плане А? — спрашиваю я и тут же прикусываю язык. Не могу себе представить, каким образом мы могли бы сражаться против всей планеты Могадор на ней самой.

— Найти мой Ларец, — говорит Шестая. Она снова натягивает на голову одеяло.

— А потом?

— Тренироваться.

— А потом? — спрашиваю я.

— Думаю, заняться поисками остальных.

— Вырисовывается много беготни и мало чего другого. Думаю, Генри и Катарина нашли бы для нас более продуктивное занятие. Например, обучиться тому, как убивать конкретных врагов. Ты знаешь, кто такие пайкены?

— Это те огромные чудовища, которые разрушили школу, — говорит Шестая.

— А краулы?

— Это животные поменьше, которые напали на нас в спортзале, — отвечает она. — А что?

— Эти названия упоминались во сне, который я видел в Северной Каролине, когда вы с Сэмом слышали, что я говорил на могадорском. Но раньше я их никогда не слышал. Мы с Генри называли их просто чудовищами. — Я делаю паузу. — А сегодня у меня был еще один сон.

— Может, это у тебя не сны, — говорит она. — Может, это видения?

Я киваю.

— Мне пока трудно определить разницу. Они по ощущению были такими же, как видения с Лориен, но в этих двух снах я не был на Лориен, — говорю я. — Генри как-то сказал, что видения что-то означают лично для меня. Так всегда и было: в прежних видениях проходили события, которые уже случились. Но сегодня утром я видел… Не знаю. Словно я видел то, что происходило прямо сейчас.

— Чудеса, — говорит Сэм. — Ты прямо как телевизор.

Шестая сминает свою бумажную салфетку и подбрасывает ее вверх. Я инстинктивно поджигаю ее, и она вся сгорает, еще не долетев до пола.

Потом Шестая говорит:

— Это не невозможно, Джон. Известно, что некоторые лорианцы были способны на такое. Во всяком случае, так мне говорила Катарина.

— Но дело в том, что, как мне кажется, я был на Могадоре. Кстати, он именно такой отвратительный, каким я его и представлял. Воздух такой спертый, что у меня слезились глаза. Повсюду серость и запустение. Но как я туда попал? И как этот огромный чувак на Могадоре сумел почувствовать, что я был там?

— Насколько он огромный? — спрашивает Сэм.

— Огромный, вдвое больше солдат, которых я видел, шести метров роста, может, еще выше. Гораздо умнее и сильнее. Это сразу видно. Он явно какой-то предводитель. Я видел его дважды. В первый раз я услышал, как ему докладывал кто-то из рядовых — и речь шла исключительно о нас и о том, что случилось в школе. Во второй раз он готовился подняться на корабль, но перед этим к нему кто-то подбежал и что-то ему отдал. Сначала я не знал, что это, но перед тем как люк корабля закрылся, он специально развернулся в мою сторону, чтобы я смог ясно увидеть, что это было.

— И что это было? — спрашивает Сэм.

Я качаю головой, комкаю свою бумажную салфетку и сжигаю ее на ладони. Я смотрю через заднюю дверь на заходящее солнце, сочетание оранжевого и ярко-розового. Так похоже на флоридские закаты, которыми мы с Генри любовались с нашей высокой веранды. Как он бы был сейчас нужен. Он бы смог объяснить, что все это значит.

— Джон? Что это было? Что у него было? — спрашивает Шестая.

Я поднимаю руку и берусь за кулон.

— Он. Они. У него были кулоны. Три кулона. Должно быть, могадорцы забирали их после каждого убийства. И этот их массивный лидер или кто он там, повесил их себе на шею как олимпийские медали и какое-то время стоял, чтобы я успел их разглядеть. Все они светились ярким голубым светом. А когда я проснулся, мой кулон тоже светился.

— Так ты думаешь, это было предвидение, и ты видел свою судьбу? Или это был просто странный сон, вызванный перенапряжением? — спрашивает Сэм.

Я качаю головой.

— Думаю, Шестая права, и это видения. И думаю, что все это происходит прямо сейчас. Но вот что меня больше всего пугает: тот тип сел в корабль, и велика вероятность, что корабль направляется сюда. И если Шестая права в том, что касается скорости этих кораблей, то довольно скоро он уже будет здесь.

11

То, что я помню перед Санта-Терезой, — это обрывки из долгого путешествия, которое казалось мне нескончаемым. Я помню пустой желудок, ноющие ноги и, как правило, невозможную усталость. Я помню, как Аделина просила милостыню, просила еду. Помню морскую болезнь и рвоту из-за нее. Помню отвращение, с каким на нас смотрели прохожие. Помню все случаи, когда мы меняли имена. И помню Ларец, такой громоздкий, и как Аделина ни за что с ним не расставалась, как бы туго нам ни было. В день, когда мы наконец постучали в дверь и нам ответила сестра Люсия, он стоял на земле, скрытый у нее за ногами. Я знаю, что она спрятала его в каком-то укромном уголке приюта. Дни поисков ни к чему не привели, но я продолжаю его искать.

В воскресенье, через неделю после прибытия Эллы, мы сидим с ней на задней скамье на мессе. Это ее первая месса, и она занимает ее примерно так же, как меня, то есть никак. Если не считать занятий в школе, она с того самого утра, когда я помогла ей застелить постель, держится в основном рядом со мной. Мы вместе идем в школу и из школы, вместе едим завтрак и ужин, вместе читаем вечерние молитвы. Я очень привязалась к ней, и, судя по тому, что она не отходит от меня, она тоже привязалась ко мне.

Отец Марко бубнит уже сорок пять минут, и я наконец закрываю глаза и думаю о пещере и о том, надо ли сегодня взять с собой в пещеру Эллу. Тут несколько проблем. Во-первых, внутри нет никакого света, а Элла, в отличие от меня, никак не сможет видеть в темноте. Во-вторых, снег еще не растаял, и я не уверена, что она сможет по сугробам дойти до пещеры. Но больше всего меня тревожит то, что, взяв с собой, я поставлю ее под угрозу. Могадорцы могут появиться в любой момент, и Элла окажется беззащитной. Но даже невзирая на все эти препятствия и озабоченность, я все равно очень хочу взять ее с собой. Я хочу показать ей свои рисунки.

Во вторник, за несколько минут до того, как нам надо было отправляться в школу, я подошла к Элле, которая сидела ссутулившись на своей кровати. Дожевывая печенье с завтрака, я заглянула ей через плечо и успела заметить превосходный рисунок нашей спальни, который она порывалась спрятать. Это было поразительно: все детали, точность, с какой переданы все трещины на стене, ее умение уловить мельчайшие блики солнечных лучей, которые по утрам пробивались сквозь окна. Создавалось впечатление, что передо мной черно-белая фотография.

— Элла! — воскликнула я.

Она перевернула лист и своими маленькими испачканными пальцами сунула его под учебник. Она знала, что это я, но не обернулась.

— Где ты этому научилась? — шепотом спросила я. — Как ты научилась так хорошо рисовать?

— Мой отец, — тоже шепотом отвечает она, не открывая рисунок. — Он был художником. И моя мать тоже.

Я подсела к ней на кровать.

— А я-то считала себя неплохим рисовальщиком.

— Мой отец был потрясающим художником, — просто сказала она. Не успела я задать других вопросов, как нас прервали, а потом сестра Кармела всех выпроводила. Вечером того дня я нашла рисунок Эллы у себя под подушкой. Это был лучший подарок, какой я когда-либо получала.

Сидя на мессе, я думаю, что, может быть, она поможет мне с моей пещерной живописью. Я наверняка смогу где-нибудь здесь найти фонарик, и мы возьмем его с собой. Тут мои мысли прерывает хихиканье.

Я открываю глаза и осматриваюсь. Элла нашла мохнатую красно-черную гусеницу, которая сейчас ползет вверх по ее руке. Я прижимаю палец к губам, показывая Элле, что нужно вести себя тихо. Это на секунду ее останавливает, но вот гусеница ползет выше, и она снова хихикает. Она изо всех сил старается удержаться от смеха, ее лицо даже краснеет от натуги, но от этого становится только хуже. Наконец она не выдерживает и разражается смехом. Все головы поворачиваются в нашу сторону, отец Марко прерывает службу на полуслове. Я сдергиваю гусеницу у Эллы с руки и распрямляю спину, твердо отвечая на взгляды тех, кто уставился на нас. Элла перестает смеяться. Головы медленно отворачиваются, и отец Марко, явно раздосадованный тем, что забыл, на чем остановился, возобновляет свою проповедь.

Я сижу, зажав гусеницу в ладони. Она извивается, пытаясь освободиться. Через минуту я разжимаю кулак, и от неожиданности маленькая мохнатка сворачивается кольцом. Элла поднимает брови, складывает лодочкой ладони, и я кладу гусеницу на них. Элла смотрит на нее и улыбается.

Я скольжу глазами по переднему ряду. Я не удивляюсь, видя направленный в нашу сторону грозный взгляд сестры Доры. Она качает головой, прежде чем снова повернуться к отцу Марко.

Я наклоняюсь к Элле и тихо говорю, чтобы больше никто не услышал.

— Когда молитва закончится, — шепчу я ей на ухо, — нам надо выбраться отсюда как можно быстрее. И держись подальше от сестры Доры.

Перед мессой я заплела ей волосы в тугую косу, и сейчас, когда Элла поднимает на меня свои большие карие глаза, кажется, будто тяжелая коса тянет ее голову назад.

— У меня неприятности?

— Все обойдется, — говорю я ей. — Просто на всякий случай: мы убежим отсюда, чтобы сестра Дора не успела нас поймать. Поняла?

— Поняла, — отвечает она.

Но нам это не удается. Когда месса приближается к концу, сестра Дора поднимается, идет к задним рядам и встает у двери всего в нескольких шагах от нас. После того как, прочитав последнюю молитву, мы крестимся и я снова открываю глаза, сестра Дора кладет мне руку на левое плечо.

— Пожалуйста, пойдем со мной, — говорит она Элле, протянувшись через меня и взяв ее за запястье.

— Что вы делаете? — говорю я.

Сестра Дора тянет Эллу мимо меня.

— Это не твое дело, Марина.

— Марина, — умоляюще произносит Элла и испуганно смотрит на меня, когда сестра Дора тащит ее за собой. Я паникую и бегу в переднюю часть церкви, где стоит Аделина, беседующая с какой-то женщиной из городка.

— Сестра Дора только что забрала Эллу, — быстро говорю я, перебивая ее. — Ты должна ее остановить, Аделина!

Она недоуменно смотрит на меня.

— И не подумаю. И надо говорить сестра Аделина. Извини, Марина, но я беседовала, — говорит она.

Я качаю головой. У меня наворачиваются слезы на глаза. Аделина больше не помнит, каково это — просить о помощи и не получать ее.

Я поворачиваюсь, выбегаю из зала и взлетаю по винтовой лестнице на другой этаж, где находятся служебные кабинеты. Закрыта только одна дверь — слева в конце коридора. Это кабинет сестры Люсии. Я спешу туда, на ходу раздумывая, что мне делать. Постучать? Или сразу ворваться? Я не успеваю ни того, ни другого. Когда я уже совсем рядом и могу дотянуться до дверной ручки, я слышу свист розог и сразу же крик. Я в шоке застываю. По ту сторону двери кричит Элла, а секунду спустя дверь открывает сестра Дора.

— Ты что здесь делаешь? — бросает она мне.

— Я пришла к сестре Люсии, — лгу я.

— Ее здесь нет, а ты должна быть на кухне. Иди, — говорит она, указывая в ту сторону, откуда я пришла. — Я тоже туда иду.

— Как она?

— Марина, это не твоя забота, — говорит она, берет меня за предплечье, разворачивает и подталкивает. — Иди! — приказывает она.

Я иду от кабинета и злюсь на себя за то чувство страха, которое испытываю при каждом конфликте. Это всегда происходит одинаково — будь то с сестрами, Габриэлой Гарсией или с Бонитой на пристани: я нервничаю, и нервозность быстро перерастает в страх, который заставляет меня ретироваться.

— Иди быстрее! — рявкает сестра Дора, спускаясь за мной по лестнице и в сторону кухни, где меня ждут обязанности по El Festín.

— Мне нужно в туалет, — говорю я, не доходя до кухни. Это ложь, я просто хочу убедиться, что с Эллой все в порядке.

— Ладно. Но поторопись: я засекаю время.

— Хорошо.

Я ныряю за угол и жду тридцать секунд, чтобы убедиться, что она ушла. Потом я бегу назад — по лестнице, по коридору. Дверь чуть приоткрыта, и я вхожу в кабинет. Здесь темно и мрачно. Слой пыли покрывает стоящие вдоль стен полки, на них лежат старинные книги. Единственный свет пробивается сквозь грязное витражное окно.

— Элла? — говорю я, почему-то думая, что, может, она спряталась. Никакого ответа. Я выхожу и поочередно сую голову во все комнаты вдоль главного коридора. Везде пусто. Пока иду, я зову ее по имени. На другом конце коридора расположена спальня сестер. Там ее тоже не видно. Я спускаюсь по лестнице. Толпа удалилась в столовую. Я иду в церковный неф и высматриваю Эллу. Ее там нет. Ее также нет ни в обеих спальнях, ни в компьютерной комнате, ни в одной из кладовок. К тому времени, когда я успеваю осмотреть почти все помещения, мысль о которых приходит мне в голову, проходит полчаса, и я знаю, что если сейчас пойти в столовую, то я нарвусь на неприятности.

Вместо этого я быстро меняю свой воскресный наряд на обычную одежду, снимаю с крючка куртку, срываю с кровати одеяло и выбегаю из приюта. Я с трудом иду по глубокому снегу, и в ушах у меня до сих пор стоят свист розог и крик Эллы. И еще я не могу простить Аделине ее пренебрежения. Все мое тело напряжено. Я сосредотачиваю свою энергию на больших валунах, мимо которых прохожу, поднимаю их при помощи телекинеза и швыряю на склон. Это отличный способ выпустить пар. Снег затвердел и покрылся ледяным настом, который ломается под ногами, но не мешает камням катиться вниз. Я в такой ярости, что могла бы направить их на город. Но я их останавливаю. Я в ссоре не с городом, а с его тезкой-монастырем и с теми, кто там живет.

Я прохожу верблюжий горб, осталось идти полкилометра. Солнце пригревает лицо. Оно стоит высоко и еще ближе к востоку. Значит, у меня есть по меньшей мере пять часов. У меня давно уже не было столько свободного времени. Яркое солнце и колючий свежий ветер выводят меня из моего мрачного настроения, и я даже почти не думаю о неприятностях, которые ждут меня по возвращении. Я хочу обернуться и посмотреть, хорошо ли одеяло-шлейф заметает мои следы на жестком снегу, и опасаюсь увидеть, что оно вовсе не сработало.

Так я и иду вперед, пока не вижу круглый куст, выступающий на снегу. Я бегу к нему и поначалу даже не вижу того, что должна была бы заметить в первую очередь: снег у входа в пещеру затоптан и разбросан. Но когда я подхожу ко входу, то сразу понимаю: произошло что-то ужасное.

С юга от города до самой пещеры по склону тянется идеально прямая дорожка следов — вдвое больше моих. У входа натоптано. Я нервничаю, уверенная, что упускаю что-то очень важное. И тут меня осеняет. Следы — они идут в пещеру, но не выходят из нее.

Кто бы это ни был, он еще внутри.

12

«Они здесь! — думаю я. — После стольких лет могадорцы наконец пришли!»

Я поворачиваюсь так быстро, что поскальзываюсь и падаю в снег. Я быстро ползу вниз по склону, мои ноги путаются в одеяле. К глазам подступают слезы. Сердце колотится. Мне удается встать, и я бегу со всех ног. Я даже не оборачиваюсь посмотреть, преследуют ли меня, и бегу по тому же снежному склону, по которому поднялась. Я двигаюсь так быстро, что почти не замечаю, когда ноги куда-то проваливаются. Деревья внизу начинают сливаться в одно пятно, как и облака надо мной. Я чувствую, как за плечами развевается мое одеяло, хлопая на ветру, словно накидка какого-нибудь супергероя. Один раз я оступаюсь и съезжаю, но тут же встаю и снова бегу, перепрыгиваю через верблюжий горб и, приземляясь, опять падаю. Наконец я пробегаю мимо берез и добираюсь до монастыря. Подъем к пещере занял двадцать пять минут, а спуск — меньше пяти. Как и способность дышать под водой, Наследие со сверхскоростью проявляется, когда я в нем нуждаюсь.

Я отвязываю с шеи одеяло, врываюсь в двойные двери и слышу гомон из столовой — идет обед. Я спешу вверх по винтовой лестнице и по узкому коридору, зная, что сегодня Аделине выпал воскресный выходной. Я вхожу в открытую спальню сестер. Аделина царственно восседает на одном из двух высоких черных кресел. На коленях у нее лежит Библия, которую она при виде меня закрывает.

— Почему ты не на обеде? — спрашивает она.

— Кажется, они здесь, — говорю я запыхавшимся голосом, мои руки сильно трясутся. Я наклоняюсь и упираюсь ими в колени.

— Кто?

— Ты знаешь кто! — кричу я. И сквозь сжатые зубы добавляю: — Могадорцы.

Она недоверчиво щурит глаза.

— Где?

— Я пошла в пещеру…

— В какую пещеру? — перебивает она.

— Да какая разница! Около нее были следы от ботинок, огромные следы…

— Постой, Марина. Следы ботинок у пещеры?

— Да, — говорю я.

Она ухмыляется, и я тут же понимаю: приходить к ней было ошибкой. Я должна была догадаться, что она мне не поверит. И вот теперь я стою перед ней, чувствуя себя глупой и уязвленной. Я выпрямляюсь. Я не знаю, куда мне девать руки.

— Я хочу знать, где мой Ларец, — говорю я не то чтобы очень уверенно, но и не робко.

— Какой Ларец?

— Ты знаешь какой!

— Почему ты думаешь, что я сохранила эту старую штуковину? — спокойно спрашивает она.

— Потому что, если бы не сохранила, то пошла бы против своего народа, — отвечаю я.

Она снова открывает Библию и делает вид, что читает. Я хочу уйти, но мысли возвращаются к следам на снегу.

— Где он? — спрашиваю я.

Она продолжает меня игнорировать, поэтому я устремляю мысль к книге, ощущаю ее контуры, тонкие пыльные страницы, шершавую обложку. Я захлопываю книгу. Аделина подпрыгивает.

— Скажи мне, где он.

— Как ты смеешь! Кем ты себя воображаешь?

— Я член Гвардии, и судьба всего населения Лориен зависит от того, выживу я или нет, Аделина! Как ты могла отвернуться от своего народа? Как ты могла отвернуться от землян? Джон Смит, который, я думаю, один из Гвардейцев, сейчас скрывается от властей в США. Когда недавно его пытались задержать, он смог двигать полицейского, не прикасаясь к нему. Как это делаю я. Как я только что сделала с твоей книгой. Разве ты не видишь, что происходит, Аделина? Если мы не начнем помогать, то навсегда будет потеряна не только Лориен, но и Земля, и этот дурацкий приют, и этот дурацкий город!

— Как ты смеешь называть это место дурацким! — Аделина подступает ко мне со сжатыми кулаками. — Это единственное место, куда нас пустили, Марина. И только благодаря ему мы еще живы. А что сделали для нас лориане? Они сунули нас на корабль, в котором мы пропутешествовали целый год, и вытолкнули на жестокой планете, не дав ни плана действий, ни инструкций, кроме как прятаться и обучаться. Чему обучаться?

— Тому, как победить могадорцев. Как вернуть Лориен. — Я качаю головой. — Возможно, другие сейчас сражаются, думают, как нам объединиться и вернуться домой, а мы торчим в этой тюрьме и ничего не делаем.

— Я живу осмысленной жизнью, помогая человечеству своими молитвами и служением. И тебе бы надо так жить.

— Твоим единственным предназначением на Земле было помогать мне.

— Ты ведь жива?

— Только формально, Аделина.

Она снова садится в кресло и раскрывает на коленях Библию.

— Лориен умерла и похоронена, Марина. В чем же здесь смысл?

— Лориен не умерла — она в спячке. Ты сама так говорила. И главное, мы не мертвы.

Она тяжело сглатывает.

— Нам всем выписали смертный приговор, — говорит она слегка срывающимся голосом. Потом гораздо мягче добавляет: — Мы были обречены с самого начала. Пока мы здесь, мы должны творить добро. Тогда мы сможем рассчитывать на хорошую загробную жизнь.

— Как ты можешь так говорить?

— Потому что такова реальность. Мы последние представители умирающего народа, и скоро мы тоже умрем. И да поможет нам Бог, когда настанет этот час.

Я качаю головой. Мне совсем неинтересно толковать о Боге.

— Где мой Ларец? Он в этой комнате? — Я обхожу комнату, оглядывая потолочные крепления, потом приседаю и заглядываю под несколько кроватей.

— Даже если бы он у тебя был, без меня ты не можешь его открыть, — говорит она. — Ты это знаешь.

Она права. Если верить тому, что она говорила мне много лет назад, когда ей еще можно было доверять, то я не могу без нее открыть Ларец. На меня наваливается ощущение безысходности. Все сразу: следы на снегу, Джон Смит в бегах, абсолютная клаустрофобия Санта-Терезы, а тут еще Аделина, мой Чепан, которая должна была помогать мне оттачивать мои Наследия, а вместо этого поставила крест на нашей миссии. Она даже не знает, какие у меня появились Наследия. Я могу видеть в темноте, дышать под водой, сверхбыстро бегать, двигать предметы силой мысли и спасать растения, которые оказались на грани смерти. Меня охватывает страх, и тут, в самый неподходящий момент, в комнату входит сестра Дора. Она упирается кулаками в бедра.

— Ты почему не на кухне?

Я смотрю на нее и копирую ее хмурую мину.

— Да заткнись ты, — говорю я и, не успевает она ответить, выхожу из комнаты. Я бегу по коридору, вниз по лестнице, снова хватаю свою куртку и выскакиваю за двойные двери.

Я иду и в страхе озираюсь на тени вдоль дороги. Хотя мне по-прежнему кажется, что за мной следят, я не замечаю ничего необычного. Оставаясь настороже, я быстро спускаюсь с холма. Я добираюсь до кафе и вхожу в него — просто потому, что это единственное место, которое сегодня открыто. Из двадцати столиков примерно половина занята, и я очень признательна за это: мне сейчас очень хочется, чтобы вокруг были люди. Я уже собираюсь сесть, когда вижу Гектора. Он в одиночестве сидит в углу и пьет вино.

— Почему ты не на El Festín?

Он поднимает на меня глаза. Он чисто выбрит, взгляд ясный и острый. Он выглядит отдохнувшим и даже хорошо одет. Я уже давно его таким не видела. Интересно, надолго ли его хватит.

— Я думала, ты не пьешь по воскресеньям, — говорю я и тут же жалею, что сказала это. Сейчас у меня только двое друзей — Гектор и Элла, и одна из них сегодня уже пропала. Мне не хочется еще и огорчать Гектора.

— Я тоже так думал, — говорит он без обиды. — Если ты когда-нибудь познакомишься с человеком, который пытается утопить в вине свои печали, мягко объясни ему, что печали умеют плавать. Ну, присаживайся, присаживайся, — говорит он, выталкивая ногой из-под стола стул. Я плюхаюсь на него. — Как поживаешь?

— Я ненавижу это место, Гектор. Ненавижу всей душой.

— Дурной день?

— Здесь каждый день дурной.

— Да нет, это место не такое уж страшное.

— Почему ты всегда такой довольный?

— Алкоголь, — говорит он с кривой усмешкой. Он наливает себе из бутылки. Похоже, это первый бокал. — Я бы не рекомендовал этот метод другим. Но мне подходит.

— Ах, Гектор, — говорю я, — я бы хотела, чтобы ты не пил так много.

Он смеется. Делает глоток:

— А знаешь, чего бы я хотел?

— Чего?

— Чтобы ты не выглядела все время такой печальной, Марина морская.

— Не знала, что я так выгляжу.

Он пожимает плечами.

— Я это замечаю. Но Гектор — очень чувствительная натура.

Я смотрю налево и направо, поочередно фиксируя взгляд на каждом лице. Потом беру со стола салфетку и кладу себе на колено. Потом снова на стол. Снова на колено.

— Скажи, что тебе не нравится, — говорит Гектор и делает глоток побольше.

— Абсолютно все.

— Все? Даже я?

Я качаю головой:

— Ладно, не все.

Он поднимает и потом хмурит брови:

— Так скажи мне.

Я испытываю сильное желание поведать ему свою тайну, рассказать, почему я здесь и откуда я на самом деле. Я хочу рассказать ему об Аделине, о ее изначальном предназначении и о том, во что все вылилось. Я хочу, чтобы он узнал об остальных, которые сейчас сражаются или в бегах, или бездельничают, как я, и только собирают пыль. Если и есть человек, который точно стал бы моим союзником и помог бы мне всем, чем только мог, так это Гектор. В конце концов, он надежный защитник, от рождения сильный и храбрый просто благодаря своему имени.

— Ты никогда не чувствуешь, что ты здесь чужой, Гектор?

— Конечно, чувствую. Иногда.

— Почему тогда остаешься здесь? Ты мог бы уехать куда угодно.

Он пожимает плечами:

— Есть несколько причин. — Он доливает в бокал вина. — Для начала, кроме меня, некому ухаживать за моей матерью. Плюс это родное для меня место, и я не уверен, что где-то еще будет гораздо лучше. Мой опыт показывает, что от одной только перемены обстановки редко становится лучше.

— Может, и так. Но мне все равно не терпится уехать. Мне осталось пробыть в приюте чуть больше четырех месяцев, ты знаешь? Не говори никому, но, думаю, что я сбегу раньше этого срока.

— Не думаю, что это хорошая мысль, Марина. Ты еще слишком молода, чтобы жить одной. Куда ты подашься?

— В Америку, — говорю я, не раздумывая.

— В Америку?

— Мне там нужно кое-кого найти.

— Если ты так решительно настроена, то почему еще не уехала?

— Из-за страха, — говорю я. — В основном из-за страха.

— Не ты первая, — говорит он и опорожняет весь бокал. Его взгляд утратил остроту. — Ключ к перемене — это избавление от страха.

— Я знаю.

Дверь кафе открывается, и входит высокий мужчина в длинном пальто и со старой книгой в руках. Он проходит мимо нас и садится за столик в дальнем углу. У него темные волосы и кустистые брови. Верхнюю губу закрывают густые усы. Я никогда раньше его не видела, но, когда он поднимает голову и смотрит на меня, мне в нем сразу что-то не нравится, и я быстро отвожу взгляд. Краем глаза я вижу, что он все еще смотрит на меня. Я пытаюсь не обращать внимания. Я возвращаюсь к разговору с Гектором. Вернее, я просто болтаю что-то невразумительное, глядя, как он наполняет свой бокал красным вином, и почти не слыша того, что он говорит в ответ.

Пять минут спустя мужчина все еще смотрит на меня, и я так встревожена, что кафе начинает кружиться у меня перед глазами. Я наваливаюсь на стол и шепчу Гектору:

— Ты знаешь того человека в углу?

Он качает головой.

— Нет, но я тоже заметил, что он на нас смотрит. Он был здесь в пятницу, сидел на том же месте и читал ту же книгу.

— Мне в нем что-то не нравится, вот только не знаю что.

— Не беспокойся, я ведь с тобой, — говорит он.

— Мне надо уходить, — решаю я. Мне охватывает отчаянное желание убраться отсюда. Я стараюсь не смотреть на мужчину, но не могу удержаться и смотрю. Теперь он читает книгу и так развернул ко мне обложку, будто хочет, чтобы я ее увидела. Она старая и мятая, с серым пыльным налетом.

Питтакус Митиленский

и

Афинская война

Питтакус? Питтакус?! Я снова смотрю на него и, хотя не вижу нижней половины его лица, по глазам угадываю понимающую улыбку на его губах. Я вдруг чувствую себя так, будто меня сбил поезд. Неужели это мой первый могадорец?

Я подпрыгиваю, ударяясь коленом о стол и едва не сбивая бутылку Гектора. Мой стул с шумом падает на пол. Все в кафе оборачиваются.

— Мне нужно идти, Гектор, — говорю я. — Нужно идти.

Спотыкаясь, я выхожу из дверей, а потом с бешеной скоростью, быстрее любого разогнавшегося автомобиля бегу домой, не задумываясь о том, что кто-то может это увидеть. Я добираюсь до Санта-Терезы всего за несколько секунд. Я протискиваюсь через двойные двери и быстро захлопываю их за собой. Я прислоняюсь к ним спиной и закрываю глаза. Я стараюсь замедлить дыхание, унять дрожь в руках и в ногах, остановить трясущуюся нижнюю губу. По лицу течет пот.

Я открываю глаза. Передо мной стоит Аделина, и я падаю ей на грудь, даже не думая о напряженности, возникшей между нами час назад. Она неуверенно отвечает на объятия, возможно, смущенная неожиданным проявлением привязанности, которой я не выказывала ей уже много лет. Она отстраняется, и я открываю рот, чтобы рассказать ей о том, что только что увидела, но она прикладывает палец к губам, как я сделала, когда была на мессе с Эллой. Аделина поворачивается и уходит.

* * *

В тот вечер в промежутке между ужином и вечерней молитвой я стою в спальне у окна и гляжу в сгущающуюся темноту, высматривая, нет ли чего-нибудь подозрительного.

— Марина? Что ты делаешь?

Я оборачиваюсь. За мной стоит Элла. Я не слышала, как она подошла. Она передвигается в этих стенах бесшумно, словно тень.

— А, это ты, — говорю я с облегчением. — С тобой все в порядке?

Она кивает, но большие карие глаза выдают ее: все не так.

— Что ты делаешь? — повторяет она.

— Просто смотрю на улицу, и все.

— Зачем? Ты всегда перед сном смотришь в окно.

Она права: с того самого вечера, как она появилась, когда я увидела мужчину, наблюдающего за мной через окно церковного нефа, я каждый вечер смотрю в окно, не появится ли он снова. Теперь я уверена, что это тот же человек, которого я сегодня видела в кафе.

— Я высматриваю плохих людей, Элла. Там иногда бывают плохие люди.

— Правда? А как они выглядят?

— Трудно сказать, — отвечаю я. — Думаю, они очень высокие, обычно смуглые и недоброжелательные на вид. А некоторые могут быть еще очень мускулистыми. Вот такими, — добавляю я и показываю ей свою лучшую позу бодибилдера.

Элла хихикает и идет к окну. Она встает на цыпочки и вытягивается, чтобы выглянуть наружу.

После кафе прошло уже несколько часов, и я немного успокоилась.

Я прикладываю указательный палец к запотевшему стеклу и двумя быстрыми движениями вывожу цифру.

— Это цифра три, — говорит Элла.

— Правильно, малыш. Уверена, что ты можешь изобразить что-нибудь получше, верно?

Она улыбается, начинает водить пальцем по нижней части окна, и скоро на стекле появляется красивая ферма с сараем. Я смотрю, как моя тройка исчезает под замечательной силосной башней Эллы.

Три — это единственная причина, по которой мне сегодня было позволено покинуть кафе. Это дистанция между Джоном Смитом и мной. По тому, как за ним охотятся, я теперь абсолютно убеждена, что он — Четвертый. И я абсолютно убеждена, что человек в кафе — это могадорец. Городок такой маленький, что я редко кого не знаю в лицо, а еще эта книга — «Питтакус Митиленский и Афинская война» — плюс его неотрывный взгляд. Все это — не случайные совпадения. Имя «Питтакус» я слышала с самого детства, еще задолго до того, как мы оказались в Санта-Терезе.

Мой номер — Семь. Это сейчас мое единственное спасение, моя главная защита. Может, это и несправедливо, но меня отделяют от смерти трое других, которые должны умереть прежде меня. Я так понимаю, что заклятие действует, и поэтому меня не тронули и не напали прямо за столиком в кафе. Несомненно одно: если он могадорец, значит, они знают, где я, могут схватить меня в любое время и держать у себя, пока не убьют номера с Четвертого по Шестой. Хотела бы я знать, что их удерживает и почему мне позволено сегодня спать в своей кровати. Я знаю, что заклятие не дает убивать нас не по порядку — и только. Но может быть, есть что-то еще.

— Ты и я, мы теперь одна команда, — говорю я. Элла наносит последние штрихи на свой оконный пейзаж — ногтями пририсовывает нескольким коровам рога.

— Ты хочешь быть одной командой со мной? — недоверчиво спрашивает она.

— Конечно, — говорю я и протягиваю мизинец: — Давай поклянемся на мизинцах.

Она широко улыбается и захватывает мой мизинец своим. Я встряхиваю ими.

— Ну, вот и решено, — говорю я.

Мы снова поворачиваемся к окну, и Элла основанием ладони стирает свой рисунок.

— Мне здесь не нравится.

— Мне тоже здесь не нравится, поверь мне. Но не беспокойся: довольно скоро мы отсюда выберемся.

— Ты так думаешь? Мы уйдем вместе?

Я поворачиваюсь и смотрю на нее. Я совсем не имела этого в виду, но, не раздумывая, киваю в знак согласия. Надеюсь, мне не придется жалеть об этом обещании.

— Если, когда я буду уходить, ты еще будешь здесь, то мы уйдем вместе. Уговор?

— Уговор! А я не дам им тебя в обиду.

— Кому?

— Плохим людям.

Я улыбаюсь.

— Я буду тебе очень благодарна.

Она отходит от окна, идет к другому и снова вытягивается, чтобы выглянуть. Как всегда, она двигается, будто привидение, не издавая ни единого шороха. Я до сих пор понятия не имею, где она сегодня спряталась, но ясно, что это было такое место, куда никто даже не подумал бы заглянуть. И тут мне в голову приходит мысль.

— Слушай, Элла, мне нужна твоя помощь. — Она соскальзывает с окна и выжидающе смотрит на меня. — Я пытаюсь здесь найти одну вещь, но она спрятана.

— А что это? — спрашивает она, возбужденно подаваясь вперед.

— Это ларец. Он деревянный и на вид очень старый. Такой можно было бы увидеть на пиратском корабле.

— И он здесь?

Я киваю.

— Он где-то здесь, но я понятия не имею, где именно. Кое-кто очень постарался, пряча его. Ты, наверное, самая умная девочка, какую я знаю. Уверена, что ты его очень быстро найдешь.

Она вся сияет и часто-часто кивает:

— Я его тебе найду, Марина! Мы — команда!

— Это верно, — соглашаюсь я. — Мы в самом деле команда.

13

Шестая уехала в город за продуктами на нашем темно-сером джипе, который мы увидели у какого-то дома в трех километрах от нас — он продавался за полторы тысячи долларов. Пока ее нет, мы с Сэмом устраиваем спарринг на заднем дворе. Мы трое провели неделю в тренировках, и я поражен, каких успехов добился Сэм за такое короткое время. Хотя он и невелик, но одарен от природы, там, где ему недостает силы, он берет техникой — он гораздо техничнее меня.

Каждый вечер, когда мы с Шестой расходимся по разным углам гостиной или по пустым комнатам, Сэм не ложится спать, а изучает технику боя по Интернету. То, чему Шестая научилась от Катарины, а я — от Генри, это такая техника рукопашного боя, которая, если брать известные на Земле стили, отдаленно напоминает смесь джиу-джитсу, тэквондо, каратэ и боджука. Эта техника вырабатывает мускульную память для захватов, блоков, плавных движений тела, скоординированных действий рук и ног и ударов по жизненно важным точкам центральной нервной системы. Для Шестой и для меня, с нашим телекинезом, речь идет о том, чтобы улавливать малейшие передвижения вокруг нас и соответственно реагировать. А вот Сэм должен держать своих противников перед собой.

Шестая заканчивает каждую тренировку невредимой, а у нас с Сэмом всегда прибавляется новых царапин и синяков. Но, несмотря на это, Сэм никогда не теряет пыла и напора. И сегодняшняя тренировка не исключение. Он идет на меня, стиснув челюсти и насторожив взгляд. Он бьет правым кроссом, который я блокирую, потом наносит боковой удар левой ногой. Тут я в подкате сбиваю его с опорной правой ноги, и он падает на землю. Он встает и снова нападает. Его удары часто проходят, но, учитывая мою силу, они не очень эффективны. Иногда я симулирую боль, чтобы повысить его уверенность в себе.

Час спустя приезжает Шестая. Она переодевается в спортивные шорты и футболку и присоединяется к нам. Мы какое-то время тренируемся, упорно оттачивая один и тот же элемент — блок и ответный удар ногой, — пока не доводим его до полного автоматизма. Если я щажу Сэма, то Шестая дерется со мной изо всей силы, так меня швыряя, что у меня перехватывает дух. Иногда это меня раздражает, но я вижу, что у меня стало получаться лучше. Она больше не может отразить мой телекинез одним движением кисти. Теперь ей приходится использовать силу всего тела.

Сэм делает себе перерыв и наблюдает за нами вместе с Берни Косаром.

— Ну же, Джонни, ты ведь способен на большее. Покажи наконец что-нибудь стоящее, — говорит Шестая, сбив меня с ног, когда я неуклюже исполнял ногой круговой удар наотмашь.

Я нападаю, преодолевая расстояние между нами в десятую долю секунды. Я бью левым хуком, но Шестая блокирует удар, хватает меня за предплечье и, используя мою инерцию, бросает меня через голову. Я готовлюсь к болезненному приземлению, но она, не отпуская моей руки, снова крутит меня над своим плечом, и я опускаюсь на ноги.

Она захватывает сзади мои руки и придавливает меня спиной к своей груди. Она прижимается лицом к моему лицу и игриво целует в щеку. Я не успеваю ничего сделать, как она подсекает мне колени, и я навзничь падаю на траву. Мои руки свободны, и я лежу, растянувшись на спине. Шестая с легкостью одерживает верх, оседлав меня. Она так близко, что я мог бы сосчитать волосинки в ее бровях. У меня по животу бегут мурашки.

— О'кей, — вступает наконец Сэм. — Ты неплохо с ним разделалась. Теперь можно его отпустить.

Шестая улыбается шире, и я тоже. Это продолжается еще секунду, потом она встает и поднимает меня за плечи.

— Теперь моя очередь с Шестой, — говорит Сэм.

Я делаю глубокий вздох и встряхиваю руками, чтобы унять дрожь.

— Она твоя, — говорю я и иду прямо к дому.

— Джон? — говорит Шестая, когда я уже подхожу к задней двери.

Я оборачиваюсь, пытаясь избавиться от странного неудобства, которое испытываю при виде ее.

— Да?

— Мы пробыли в этом доме уже неделю. Думаю, тебе пора отказаться от сантиментов или от страха, которые тебя до сих пор удерживали.

После того что произошло, мне на долю секунды кажется, что она имеет в виду Сару.

— Ларец, — говорит она.

— Я знаю, — отвечаю я, вхожу в дом и задвигаю за собой дверь.

* * *

Я иду в свою комнату и глубоко дышу, меряя ее шагами и пытаясь оценить, что же случилось сейчас во дворе.

Я иду в ванную и плещу холодной водой в лицо. Я смотрю на себя в зеркало. Сара убила бы меня, если бы увидела, что я так смотрю на Шестую. Я снова говорю себе, что беспокоиться не о чем, поскольку лориане любят за всю жизнь только одного человека. Если Сара — моя единственная любовь, то Шестая — это просто увлечение.

Вернувшись в свою комнату, я ложусь на спину, сложив руки на животе и закрыв глаза. Я делаю глубокие вдохи и каждый раз считаю до пяти, прежде чем выдохнуть через нос.

Тридцать минут спустя я крадусь по коридору, слыша, что Шестая и Сэм уже в гостиной. Во всем доме я нашел единственное подходящее место, куда спрятать Ларец: на титане в кладовке. Я с трудом его достаю, стараясь не шуметь. Потом на цыпочках возвращаюсь в свою комнату, тихо закрываю и запираю за собой дверь.

Шестая права. Пора. Нечего больше ждать. Я берусь за замок. Он быстро теплеет, гнется у меня в ладони, становясь почти жидким, и с щелчком открывается. Внутри Ларца яркий свет. Раньше такого не было. Я достаю банку из-под кофе с прахом Генри и его письмо в запечатанном конверте. Я опускаю крышку и запираю Ларец. Я понимаю, что это глупо, но мне кажется, что, не читая его письма, я сохраняю Генри живым. Когда Ларец будет открыт и письмо прочитано, ему больше будет нечего мне сказать, нечему научить — и тогда от него останется только память. Я к этому еще не готов.

Я открываю шкаф, где на полке стопкой сложена моя одежда, и прячу под нее банку и письмо. Потом беру Ларец, выхожу из комнаты и останавливаюсь в коридоре, чтобы послушать живое шоу Сэма и Шестой под названием «Древние пришельцы». Сэм спрашивает обо всех теориях о пришельцах, какие только знает, а Шестая тут же подтверждает или опровергает их, исходя из сведений, полученных от Катарины. Сэм яростно строчит в блокноте, записывая ответы. Записи порождают новые вопросы, на которые Шестая терпеливо отвечает или пожимает плечами, не зная ответа. Сэм жадно внимает, выстраивая параллели с тем, что ему уже известно.

— Пирамиды Гизы? Их построили лориане?

— Частично мы, но в основном могадорцы.

— А Великую китайскую стену?

— Люди.

— Падение НЛО в Росуэлле, штат Нью-Мексико?

— Однажды я спрашивала об этом Катарину, и она не знала. Так что и я не знаю.

— Постой, а давно ли могадорцы стали здесь бывать?

— Почти так же давно, как мы, — говорит она.

— Значит, эта… Эта война между вами — что-то новое?

— Не обязательно. Я знаю, что и те и другие ездили на Землю в течение тысяч лет. Иногда мы оказывались здесь одновременно и, насколько я могу судить, в основном ладили между собой. Но потом что-то случилось, отношения были разрушены, и могадорцы надолго пропали. Кроме этого, я мало что знаю и понятия не имею, когда они снова стали здесь появляться.

Я прохожу через гостиную и со стуком ставлю Ларец на пол в центре столовой. Сэм и Шестая поднимают на меня глаза. Шестая усмехается, и у меня снова появляются эти странные мурашки. Я улыбаюсь в ответ, но получается неискренне.

— Думаю, мы можем открыть эту штуку вместе.

Сэм смотрит безумными глазами и начинает потирать руки.

— Черт побери, Сэм, — говорю я. — У тебя такой вид, как будто ты собираешься кого-то убить.

— Да ладно тебе, — откликается он. — Ты меня дразнил с этим Ларцом целый месяц, и я все терпел и молчал из уважения к Генри и всему остальному. Но разве часто доводится увидеть сокровища с другой планеты? Я просто подумал, что ребята из НАСА полжизни бы отдали, только бы сидеть сейчас на моем месте. Ты не можешь меня винить за то, что я так возбужден.

— Ты бы озверел, если узнал, что в нем не было и нет ничего, кроме грязного белья?

— Грязного белья пришельцев? — саркастически спрашивает Сэм.

Я смеюсь, потом берусь за замок. Коснувшись холодного металла, моя ладонь сразу начинает светиться. Замок снова теплеет, он трясется и крутится в моей руке, борясь с теми древними силами, которые не дают ему открыться. Когда он щелкает и открывается, я снимаю его и кладу ладонь на крышку Ларца. Шестая и Сэм наклоняются в ожидании.

Я поднимаю крышку. Ларец опять светится так, что больно глазам. Я первым делом достаю бархатный мешочек с семью шарами, которые образуют солнечную систему Лориен. Я думаю о Генри и о том, как мы с ним смотрели на пульсирующий свет в ядре Лориен, который показывал, что планета еще жива, хотя и погружена в спячку. Я отдаю мешочек в руки Сэму. Мы все смотрим в Ларец. В нем горит что-то еще.

— Что это светится? — спрашивает Шестая.

— Понятия не имею. Раньше такого не было.

Она опускает руку и достает со дна Ларца камень. Это идеально круглый кристалл размером не больше шарика для пинг-понга, и, когда она прикасается к нему, свет становится еще ярче. Потом он пропадает и начинает медленно пульсировать. Мы смотрим на кристалл, завороженные его свечением. Потом Шестая неожиданно роняет его на пол. Кристалл прекращает пульсировать и снова ровно светится. Сэм наклоняется, чтобы поднять его.

— Нет! — кричит Шестая.

Он в недоумении смотрит на нее.

— Ощущение от него какое-то не такое, — говорит она.

— Что ты имеешь в виду? — спрашиваю я.

— Мне словно покалывали ладонь булавками. Когда я взяла его, у меня было по-настоящему дурное чувство.

— Это мое Наследство, — говорю я. — Может, только мне позволено к нему прикасаться?

Я наклоняюсь и осторожно беру светящийся кристалл. Проходит несколько секунд, и мне начинает казаться, что я держу радиоактивный кактус, у меня сжимается желудок и к горлу подступает кислота. Я тут же бросаю кристалл на одеяло и сглатываю.

— Может, я неправильно с ним обращаюсь.

— Может, мы не знаем, как им пользоваться. Ты ведь рассказывал, что Генри не разрешал тебе смотреть внутрь, говоря, что ты еще к этому не готов. Может, ты все еще не готов?

— Это было бы прискорбно, — замечаю я.

— Ужасно, — говорит Сэм.

Шестая идет на кухню и возвращается с двумя полотенцами и пластиковым пакетом. Она осторожно через полотенце берет светящийся кристалл, бросает их в пакет, а пакет закутывает в другое полотенце.

— Думаешь, это нужно? — спрашиваю я. Мой желудок по-прежнему скручивает.

Она пожимает плечами:

— Как тебе, не знаю, но то, что я почувствовала, когда коснулась его, — это был дурной знак. Лучше перестраховаться, чем потом жалеть.

Все, что осталось в Ларце, — это мое Наследство, и я не знаю, с чего мне начать. Я беру предмет, который уже видел раньше: продолговатый кристалл, с помощью которого Генри распространял Люмен — Свечение — с моих ладоней на все тело. Он оживает и заливает ярким светом всю столовую. В центре кристалла что-то начинает клубиться, как дым. Я уже когда-то это видел.

— Теперь он разговаривает, — говорит Сэм.

— Смотри, — говорю я, протягивая ему кристалл. Переходя в его руки, кристалл гаснет. — Я уже такое видел.

Внутри Ларца есть также несколько кристаллов поменьше, черный алмаз, коллекция сплетенных шпагатом хрупких листьев и талисман в виде звезды того же бледно-голубого цвета, что и мой кулон. Сразу ясно, что это лоралит, редчайший драгоценный камень, встречающийся только в недрах Лориен. Есть также ярко-красный овальный браслет и янтарного цвета камень каплевидной формы.

— Как ты думаешь, что это? — спрашивает Сэм, показывая на лежащий в углу плоский круглый камень молочно-белого, как жемчужина, цвета.

— Не знаю, — говорю я.

— А это? — спрашивает он, теперь показывая на маленький нож. Кажется, что его лезвие вырезано из алмаза.

Я достаю его из Ларца. Рукоять оказывается точно по ладони, как будто специально сделана для меня — так оно и есть, думаю я. Лезвие не длиннее десяти сантиметров, и достаточно взглянуть, как сверкает его кромка, чтобы понять: оно гораздо острее любой бритвы, какую только можно найти на Земле.

— А как насчет этого? — снова спрашивает Сэм, показывая на что-то еще. Я не сомневаюсь, что он будет задавать этот вопрос снова и снова и не успокоится, пока не переберет все содержимое.

— Вот, — говорю я, откладывая нож и доставая семь шаров, чтобы занять его чем-нибудь другим. — Оцени.

Я дую на них, и на их поверхности искрится легкий свет. Потом подбрасываю их в воздух, и они сразу оживают, начиная вращаться по своим орбитам вокруг оранжевого солнца в центре.

— Это солнечная система Лориен, — говорю я. — Шесть планет, одно солнце. А это, — добавляю я, показывая на четвертый шар, который остается таким же пепельно-серым, каким я его видел в последний раз, — Лориен. Так она выглядит сейчас, в эту самую минуту. Все, что осталось живого, — это свечение в ее ядре.

— Ух ты! — восклицает Сэм. — Чуваки из НАСА просто наложили бы в штаны, увидев это.

— И посмотри еще, — говорю я, зажигая свою правую ладонь. Я направляю свет на шар, и тут же его поверхность из удручающе серой превращается в синюю и зеленую — цвета океанов и лесов. — Такой планета была за день до вторжения.

— Ух ты! — снова восклицает Сэм, благоговейно разинув рот. Пока он завороженно смотрит на вращающиеся планеты, я снова заглядываю в Ларец.

— Тебе знакомо что-нибудь из этого? Может, знаешь, что с ними делать? — спрашиваю я Шестую, но она не отвечает. Я оборачиваюсь и вижу, что она с тем же изумлением, что и Сэм, смотрит на кружение планет солнечной системы в полуметре над полом. Поскольку Генри сказал мне, что они не входят в мои Наследия и, соответственно, не были заперты в Ларце, я ошибочно решил, что она их видела и раньше. Но в общем-то понятно, почему не видела: они активируются только после того, как разовьется первое Наследие.

— Шестая, — снова говорю я. Она возвращается к действительности, поворачивается ко мне, и, как только наши глаза встречаются, я сразу отвожу взгляд. — Ты что-нибудь знаешь обо всем этом?

— Не очень, — бормочет она, поглаживая камни. — Вот это заживляющий камень. Мы с Генри использовали его в школе, — говорит она, показывая на плоский черный камень, который я видел раньше. Тут она столбенеет, с ее губ слетает едва слышный возглас. Мы с Сэмом обмениваемся недоуменными взглядами. Она достает из Ларца бледно-желтый камень, гладкий и воскообразный на вид, и подносит его к свету. — Боже мой, — восхищается она, оглядывая его с разных сторон.

— Рассказывай, — нетерпеливо говорю я. Она смотрит мне прямо в глаза.

— Это ситарис. Камень с нашей первой луны.

Она прикладывает этот маленький камень ко лбу и зажмуривается. Желтоватый оттенок камня немного темнеет. Она открывает глаза и отдает камень мне. Я хмурюсь и беру у нее камень, коснувшись кончиками пальцев ее ладони. Сэм вдруг резко втягивает в себя воздух.

— Что за… — Он выглядит испуганным и пытается нащупать меня неуверенными движениями, словно слепой.

— Что происходит? — спрашиваю я, отталкивая руки Сэма от своего лица.

— Ты стал невидимым, — спокойно говорит Шестая. Я опускаю взгляд на свои колени. Верно: я весь пропал. Я бросаю ситарис на пол, как горячую картошину, и тут же становлюсь видимым.

— Ситарис, — объясняет Шестая, — позволяет одному Гвардейцу передавать Наследие другому, но только на короткое время. Думаю, на час, может, на два. Точно не знаю. Тебе надо только зарядить его, сфокусировав на камне свою энергию. Прикладываешь его ко лбу — бац! — и готово.

— Заряжаешь его как батарейку? — спрашивает Сэм.

— Именно. И он не начнет использовать Наследие, пока его снова не коснутся.

Я смотрю на камень.

— Очень мило. Значит, кто-то другой может вместо тебя поехать в город.

— И кто-то другой, а не ты, может быть невосприимчив к огню, — весело говорит она.

— Если ты будешь мила со мной, то это можно устроить, — отвечаю я.

Сэм поднимает камень и сосредотачивается, напрягая все тело. Ничего не происходит.

— Ну, давай же, — обращается он к камню. — Обещаю использовать эту возможность только для правого дела. Никаких женских раздевалок, клянусь.

— Извини, Сэм, — говорит Шестая. — Боюсь, что эта штука срабатывает только на нас.

Он кладет ситарис, и мы дальше копаемся в Ларце, пытаясь отыскать что-нибудь еще, что реагировало бы на прикосновение. Мы целый час изучаем все семнадцать находящихся в Ларце предметов: мы согреваем их дыханием, крепко сжимаем, но ничто не оживает — только светящийся кристалл, завернутый в полотенце, большой продолговатый кристалл с клубящейся сердцевиной и солнечная система, все еще кружащая над нами. Однако заживляющий камень вылечивает порезы и кровоподтеки, которыми меня разукрасила Шестая.

— Черт, почти всю свою жизнь я ждал момента, когда я открою эту штуку. Теперь наконец открыл, но почти все кажется бесполезным, — говорю я.

— Я уверена, что их польза откроется со временем, — уверяет меня Шестая. — Такие вещи надо оставлять в покое. Нужно окончательно их выбросить из головы — и вот тогда обычно и приходят правильные ответы.

Я киваю, глядя на разложенные вокруг Ларца предметы. Шестая права: если форсированно добиваться ответов, то добиться можно только одного — они не придут.

— Да, может быть, что-то активируется только с новыми Наследиями. Кто знает, — говорю я, пожимая плечами. Я складываю все обратно, чувствуя, что надо оставить завернутый в полотенце светящийся кристалл. Я не убираю солнечную систему, которая продолжает свой круговой марш. Я закрываю и запираю Ларец и ухожу с ним по коридору.

— Не унывай, Джон, — говорит мне вдогонку Шестая. — Как говорил Генри, ты, наверное, еще не готов к тому, чтобы все увидеть.

14

Я не могу уснуть. Отчасти из-за Ларца. Насколько я знаю, один из камней мог дать мне способность превращаться в разные существа, как это делает Берни Косар. Другой мог возвести вокруг меня железный барьер, непреодолимый для вражеского нападения. Но как в этом разобраться без Генри? Я опечален. Я потерпел фиаско.

Но в основном из-за Шестой. Я непрестанно думаю о ней, представляю ее лицо, совсем близко склонившееся к моему. Вспоминаю ее сладкое дыхание. Или вижу, как светятся ее глаза в лучах заката. В тот момент я испытывал непреодолимое желание прекратить тренировку, обнять ее и прижать к себе. Острое желание сделать это сейчас, даже спустя несколько часов, все еще бередит мне сердце, и оно-то и не дает мне уснуть. Оно, а также чувство огромной вины за то, что меня к ней влечет. Девушка, к которой я должен тянуться, — это Сара.

Мой ум слишком перегружен, чтобы я мог уснуть. Слишком много эмоций: боль, вожделение, смущение, вина. Я лежу еще двадцать минут, прежде чем бросить попытки уснуть. Я скидываю одеяло, надеваю штаны и серую футболку. Берни Косар выходит за мной из комнаты в коридор. Я сую голову в гостиную, чтобы посмотреть, спит ли Сэм. Спит, завернувшись на полу в одеяло, как гусеница в коконе. Я разворачиваюсь и иду назад. Комната Шестой прямо напротив моей через коридор, и ее дверь приоткрыта. Я смотрю на нее и слышу, как Шестая ворочается на полу.

— Джон? — шепчет она.

Я вздрагиваю, и мое сердце тут же начинает колотиться.

— Да? — отвечаю я, все еще оставаясь в коридоре.

— Что ты делаешь?

— Ничего, — шепчу я. — Не спится.

— Входи, — говорит она. Я толкаю дверь. В комнате кромешная тьма, и я ничего не вижу. — С тобой все в порядке?

— Да, все нормально, — говорю я. Я слегка зажигаю свой Люмен, и он слабо светит как ночник. Я избегаю смотреть на нее, уставившись в палас. — Понимаешь, голова забита. Я думал, может, надо пройтись, или пробежаться, или еще что.

— Но это небезопасно, тебе не кажется? Не забывай, что ты в фэбээровском списке десяти самых опасных разыскиваемых преступников и за твою голову обещана изрядная награда, — говорит она.

— Я знаю, но… Сейчас еще темно, и ты к тому же можешь нас сделать невидимыми, верно? Конечно, если захочешь присоединиться.

Я прибавляю свет на руках и вижу, что Шестая сидит на полу с парой одеял, накинутых на ноги, и с закинутыми назад волосами. Несколько прядей падают на лицо. Она пожимает плечами, сбрасывает одеяла и встает. На ней обтягивающее черное трико и белый топ. Я не в силах оторвать взгляд от ее голых плеч. Я отвожу глаза, только когда меня охватывает абсурдное подозрение, что она может почувствовать мой взгляд.

— Конечно, — говорит она, стягивает с головы ленту и завязывает волосы в хвост. — Мне всегда плохо спится. Особенно на полу.

— Понимаю, — отвечаю я.

— Разбудить Сэма, как ты думаешь?

Я качаю головой. Она пожимает плечами и подает мне руку. Я тут же ее беру. Шестая исчезает, но моя рука все еще светится, и я вижу, как под ее шагами приминается палас. Я гашу руку, и мы на цыпочках выходим из комнаты и идем по коридору. Берни Косар следует за нами. Когда мы проходим гостиную, Сэм поднимает с пола голову и смотрит прямо на нас. Мы с Шестой останавливаемся, и я задерживаю дыхание, чтобы не выдать себя. Я думаю о том, что Сэм явно запал на Шестую и что для него это был бы жестокий удар — увидеть, как мы держимся за руки.

— Привет, Берни, — говорит он в полусне. Его голова падает, и он переворачивается на бок спиной к нам. Мы молча стоим еще несколько секунд, а потом Шестая ведет нас через гостиную и через кухню к заднему выходу.

Ночь теплая, она наполнена стрекотом цикад и шелестом пальмовых листьев. Я глубоко дышу, идя рука об руку с Шестой. Я с удивлением ощущаю, какая у нее маленькая и изящная рука — это при всей ее поразительной физической силе. Мне нравится держать ее за руку. Берни Косар рыскает по густым кустам на обочинах гравиевой дорожки, а мы с Шестой молча идем посередине. Мы упираемся в узкую дорогу и поворачиваем налево.

— Я все время думаю о том, что тебе пришлось пережить, — в конце концов нарушаю я молчание. На самом деле мне бы хотелось сказать, что я все время думаю о ней. — Провести полгода в заточении, видеть, как Катарину… Ну, ты знаешь.

— Иногда я об этом забываю. А иногда по несколько дней только об этом и думаю, — отвечает она.

— Да, — говорю я, растягивая слово. — Не знаю. Понятно, что я тоскую по Генри и страшно переживаю, что он погиб. Но после твоего рассказа я осознал, как мне повезло. Ведь я смог с ним проститься, и все такое. К тому же он был рядом, когда появлялись мои первые Наследия. Не могу представить, что мог бы через все это пройти сам — так, как ты.

— Это было трудно, очень трудно. Катарина могла бы помочь, когда у меня появилось Наследие с невидимостью. Она могла бы еще больше помочь, когда я взрослела и мне надо было с кем-то поговорить о женском. Они ведь были для нас на Земле как родители, верно?

— Верно, — говорю я. — Забавно: теперь, когда Генри не стало, мне чаще всего вспоминается то, что раньше больше всего бесило. Например, когда мы перебирались в другое место и долгими часами ехали по шоссе неведомо куда, и все, чего мне хотелось, это только выйти из машины. Так вот: больше всего запомнились наши с Генри разговоры во время этих поездок. Или наши тренировки, которые начались в Огайо. Когда он снова и снова заставлял меня делать одно и то же… Я это терпеть не мог, понимаешь? А теперь не могу вспомнить без улыбки. Вот, скажем, когда у меня проявился телекинез, мы как-то раз тренировались на снегу. Он бросал в меня разные предметы, а я учился их отражать. Мне надо было отбивать их так, чтобы они летели обратно. Генри запустил в меня пакет с приправой для мяса, я сумел развернуть пакет, и он полетел назад, не сбавляя скорости. Генри, чтобы увернуться, в последний момент упал прямо лицом в снег, — говорю я, улыбаясь сам себе. — А сугроб оказался розовым кустом, засыпанным снегом. И все шипы были на месте. Ты не поверишь, как он ругался. Такого я никогда не забуду.

По дороге проезжает машина, и, пропуская ее, мы спрыгиваем в кювет. Она с разгону сворачивает на мощеную дорожку к стоящему неподалеку дому, и из нее выпрыгивает мужчина в черной кожаной куртке. Он колотит во входную дверь и кричит, чтобы ему открыли.

— Ничего себе. Сколько сейчас времени? — спрашиваю я Шестую.

Она идет по направлению к дому и к мужчине, все еще держа меня за руку.

— Какая разница?

Когда мы подбираемся к нему метра на три, мне в нос бьет запах алкоголя. Этот тип перестает стучать и кричит:

— Открой эту чертову дверь, Шарлин, или я не знаю, что сделаю!

Шестая одновременно со мной замечает у него за поясом револьвер и сжимает мне руку.

— Отделай его, — шипит Шестая.

Он стучит и стучит, пока в переднем окне не зажигается свет. Потом женский голос кричит через дверь:

— Убирайся отсюда! Убирайся отсюда, Тим!

— Открой сейчас же! — кричит он в ответ. — А не то, Шарлин! А не то! Ты меня слышишь?

Мы уже на расстоянии вытянутой руки от него. Я вижу под его левым ухом блеклую татуировку: лысый орел со змеей в когтях.

Она кричит, и в ее голосе прибавилось дрожи:

— Оставь меня в покое, Тим! Зачем ты приехал? Почему ты не оставишь меня в покое?

Он колотит и кричит еще громче. Я уже собираюсь придушить его, сдавить у него на шее этого орла вместе со змеей, но тут вижу, как его револьвер медленно выползает у него из-под ремня и потом зависает в невидимой руке Шестой. Она приставляет револьвер к его затылку, засовывает дуло в его русые волосы и с громким щелчком взводит курок.

Мужчина перестает колотить в дверь. Он также перестает дышать. Шестая еще крепче давит револьвером в его голову, потом начинает передвигать прижатое дуло вправо. От вида зависшего перед его лицом револьвера мужчина весь побелел. Он моргает и яростно трясет головой, надеясь очнуться от этого наваждения в своей постели, на скамейке в парке или в баре, из которого приехал. Шестая двигает револьвером из стороны в сторону, и я жду, что она что-то скажет и тогда у него от страха окончательно съедет крыша. Но вместо этого она вдруг разворачивает револьвер в сторону машины. Она стреляет, и на лобовом стекле появляется круглая дыра. Он пронзительно кричит и начинает рыдать.

Шестая снова наводит револьвер ему в лицо, и он замолкает, его губы все в соплях.

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, — говорит он. — Боже мой, простите. Я, я, я сейчас же уеду. Клянусь. Я уезжаю.

Шестая еще раз взводит курок. Я вижу, как на фасадном окне вправо сдвигается занавеска, открывая лицо крупной блондинки. Я сжимаю ладонь Шестой, и она отвечает пожатием.

— Я уже уезжаю. Уезжаю, уезжаю, — лепечет мужчина, обращаясь к револьверу. Шестая снова целится в машину и с грохотом разряжает весь барабан, боковое зеркало заднего вида с водительской стороны разлетается на тысячу осколков.

— Нет! О'кей, о'кей! — кричит мужчина. На его джинсах в промежности вдруг появляется мокрое пятно. Шестая машет дулом на окно дома, мужчина покорно смотрит туда и встречается глазами с блондинкой. — Я больше никогда не вернусь. Я никогда, никогда, никогда не вернусь.

Револьвер дважды качнулся влево, показывая, что теперь можно уезжать. Мужчина рывком открывает на себя дверь и запрыгивает в машину. Из-под колес летит гравий, пока он юзом разворачивается на подъездной дорожке, и потом во всю мочь гонит по дороге. Женщина в окне по-прежнему таращится на револьвер, зависший у ее двери, и тогда Шестая бросает его за дом — с такой силой, что упадет он наверняка в соседнем графстве.

Мы бежим назад на дорогу и продолжаем бежать до тех пор, пока в пределах видимости не остается никаких домов. Мне бы очень хотелось увидеть сейчас лицо Шестой.

— Я могла бы выделывать такое целыми днями, — наконец говорит она. — В духе супергероя.

«Людям нравятся их супергерои», — это все, что приходит мне в голову.

— Как ты думаешь, она позвонит в полицию?

— He-а. Наверное, она подумает, что это был дурной сон.

— Или лучший сон в ее жизни, — добавляю я. Разговор заходит о том, сколько всего хорошего мы могли бы со своими Наследиями сделать для Земли, если бы за нами не шла такая жестокая охота.

— И все-таки, как ты сумела сама себя натренировать? — спрашиваю я. — Не могу представить, что я бы сам обучился всему, что умею, если бы не Генри, который все время меня заставлял.

— А какой у меня был выбор? Или ты приспособишься, или погибнешь. И я приспособилась. Мы с Катариной тренировались много лет, но ни разу после того, как развились мои Наследия. Когда я наконец выбралась из той пещеры, я поклялась себе, что ее смерть не будет напрасной. А исполнить клятву можно лишь одним способом — отомстить. Я начала с того, на чем мы с ней остановились. Поначалу приходилось трудно, особенно одной, но я приноровилась и постепенно обучалась и становилась сильнее. Кроме того, у меня было больше времени, чем у тебя: я старше, и мои Наследия пришли раньше.

— Знаешь, — говорю я, — мой шестнадцатый день рождения — во всяком случае, день, который мы отмечали с Генри, — был два дня назад.

— Джон! Почему ты нам не сказал? — спрашивает она и шутливо отталкивает меня, из-за чего я сразу становлюсь видимым. — Мы бы могли отпраздновать.

Я улыбаюсь и тянусь к ней рукой, почти ничего не видя в темноте. Она берет мою ладонь в свою, причем ее большой палец оказывается под моим. Мне приходит мысль о Саре, и я ловлю себя на том, что сразу же отгоняю эту мысль.

— Какой она была? — спрашиваю я. — Катарина?

Она секунду молчит.

— Жалостливой. Она всегда помогала другим. И веселой. Мы часто шутили и смеялись. В это, наверное, трудно поверить, видя, какая я всегда серьезная.

Я хмыкаю.

— Я этого не говорил, ты сама сказала.

— Эй, не уходи от вопроса. Почему ты ничего не сказал про день рождения?

— Не знаю. На самом деле я только вчера о нем вспомнил. Да и к тому же он кажется никчемным — при наших-то делах.

— Это твой день рождения, Джон. Он не никчемный. У всех у нас, которым повезло дожить до своего дня рождения, есть повод его праздновать, учитывая, какой враг на нас охотится. Если бы я знала, я хотя бы полегче с тобой обошлась на тренировке.

— Да, ты должна очень переживать, что избила парня в день его рождения, — говорю я, подталкивая ее локтем. Она в ответ тоже меня толкает. Берни Косар выскакивает из зарослей ежевики и трусит за нами. К его шерсти крепко прилипли несколько колючек, и я отпускаю руку Шестой, чтобы она смогла их отодрать.

Мы доходим до конца дороги. Перед нами вьется река с поросшими высокой травой берегами. Мы разворачиваемся и неторопливо идем назад.

— Тебя тревожит то, что ты не получила свой Ларец? — спрашиваю я после нескольких минут молчания.

— Думаю, это даже стало для меня каким-то дополнительным стимулом. Он пропал, и я ничего не могла с этим поделать. Поэтому я приняла решение, которое считала разумным, и стала разыскивать вас. Я только жалею, что не успела найти Третьего до того, как его нашли они.

— Ну, ты хотя бы нашла меня. Без тебя я бы так долго не протянул. И кстати, без Берни Косара. И даже без Сары. — Как только я произношу имя Сары, Шестая немного ослабляет свое пожатие. Пока мы идем к дому, во мне нарастает чувство вины. Я люблю Сару, но сейчас мне трудно представить, как я мог бы жить с ней — я слишком далеко, я скрываюсь и понятия не имею, куда меня забросит судьба. Единственная жизнь, какую я сейчас могу вообразить, — это моя нынешняя жизнь. Жизнь с Шестой.

Мы подходим к дому, и мне так не хочется, чтобы наша прогулка закончилась. Я тяну время, замедляю шаг, толкусь в конце подъездной дорожки.

— Между прочим, я ведь тебя знаю только как Шестую, — говорю я. — У тебя когда-то было имя?

— Конечно, но я редко им пользовалась. В отличие от тебя, я не ходила в школу.

— Так как же тебя зовут?

— Марен Элизабет.

— Ух ты. В самом деле?

— Почему ты так удивляешься?

— Не знаю. Марен Элизабет звучит как-то очень грациозно и женственно. Наверное, я ждал чего-то сильного и мифологического вроде Афины или, может быть, Зены — знаешь, была такая воинственная принцесса? Или даже Буря. Имя Буря было бы тебе в самый раз.

Шестая смеется, и от звука ее смеха мне хочется прижать ее к себе. Конечно, я этого не делаю, но хочу сделать — и это говорит само за себя.

— Должна тебе сказать, что когда-то я была маленькой девочкой и заплетала в волосы ленточки.

— Вот как. Какого цвета?

— Розовые.

— Я готов заплатить, только бы это увидеть.

— Забудь. У тебя денег не хватит.

— Посмотрим, — говорю я, подхватывая ее игривый тон. — У меня полный Ларец драгоценных камней. Только покажи, где ближайший ломбард.

Она смеется.

— Ладно, я поищу.

Мы так и стоим в конце подъездной дорожки. Я поднимаю глаза и смотрю на звезды и почти полную луну. Я слушаю шум ветра и хруст гравия — это Шестая переступает с ноги на ногу. Я делаю глубокий вдох.

— Я очень рад, что мы погуляли, — говорю я.

— Я тоже.

Я смотрю туда, где она стоит, и очень хочу, чтобы она стала видимой, и я мог увидеть выражение ее лица.

— Ты можешь себе представить, что каждая ночь была бы похожа на эту, что ты живешь и не тревожишься о том, кто или что таится где-то рядом, и тебе не надо все время оглядываться и проверять, нет ли за тобой слежки? Разве это не изумительно — забыть, хотя бы раз, что там, за горизонтом?

— Конечно, это было бы хорошо, — говорит она. — И это будет хорошо, когда мы сможем себе позволить такую роскошь.

— Мне больно от того, что мы вынуждены делать. Мне отвратительна ситуация, в какой мы оказались. Мне бы так хотелось, чтобы все было иначе. — Я ищу в небе Лориен и выпускаю руку Шестой. Она делает себя видимой, я хватаю ее за плечи и поворачиваю к себе.

Шестая глубоко вдыхает.

Я тянусь к ее лицу, и в этом момент заднюю часть дома сотрясает взрыв. Мы вскрикиваем и падаем на землю. Над крышей поднимается столп огня, и языки пламени тут же врываются внутрь дома.

— Сэм! — кричу я. Я с пятнадцати метров вырываю окна на фасаде. Они разбиваются о бетонный тротуар. Из проемов валит дым.

Даже не соображая, что делаю, я уже мчусь к дому. Я делаю глубокий вдох, срываю дверь с петель и вбегаю внутрь.

15

Все последнее время по ночам я часами лежу без сна с открытыми глазами, вслушиваясь в окружающую тишину. Часто я поднимаю голову, когда слышу в отдалении какие-то звуки — капля воды упала на пол, кто-то повернулся в постели. Иногда я, крадучись, выбираюсь из кровати и иду к окну убедиться, что снаружи ничего нет, явно пытаясь ощутить какое-то подобие безопасности, пусть и обманчивой.

С каждой ночью я сплю все меньше. Я ослабла до полного изнеможения. Я очень плохо ем. Я понимаю, что постоянная тревога не принесет мне ничего хорошего, но, как я ни пытаюсь заставить себя есть и спать, ничего не выходит. А если я все-таки засыпаю, мне снятся ужасные сны, и я снова просыпаюсь.

С того дня, как я увидела в кафе усатого мужчину, прошла неделя, и он с тех пор никак не проявлялся. Но если я его не вижу, это еще не значит, что его нет где-то рядом. Я постоянно возвращаюсь к одним и тем же вопросам: кто был в пещере, кто — или что — был усатый мужчина в кафе, почему он читал книгу с именем Питтакус на обложке, и, самое важное, если он могадорец, то почему позволил мне уйти? Я не нахожу ответов. Даже название книги какое-то бессмысленное. Я нашла в Интернете только короткое изложение той истории: греческий полководец, мастер лаконичных и решительных заявлений, наносит поражение афинской армии, когда она готова вот-вот напасть на город Митилен. В чем здесь смысл?

Если оставить в стороне пещеру и книгу, то я пришла к двум выводам. Во-первых, мне ничего не сделали из-за моего номера. Он пока меня спасает, но как долго это продлится? Во-вторых, могадорцу помешали люди, сидевшие в кафе. Правда, насколько я могу судить о могадорцах, несколько лишних свидетелей их бы не отпугнули.

Я перестала бегать в школу и из школы впереди остальных и теперь хожу вместе со всеми. Чтобы уберечь Эллу, я перестала на людях ходить рядом с ней. Я знаю, что она обижается, но так будет лучше. Она заслуживает лучшего, чем быть втянутой в мои проблемы.

Но во всем этом есть и тень надежды — заметная перемена в поведении Аделины. На ее лбу пролегли тревожные морщины. Когда она думает, что ее никто не видит, ее глаза нервно подергиваются, и взгляд мечется из одного угла комнаты в другой, как у испуганного животного, — так она смотрела многие годы назад, когда еще верила. И хотя мы не разговаривали с тех пор, как я прибежала из кафе и бросилась ей на грудь, эти перемены заставляют меня думать, что, может быть, у меня снова есть Чепан.

Темнота. Тишина. Пятнадцать спящих тел. Я поднимаю голову и смотрю через комнату. На кровати Эллы я не вижу маленького бугорка под одеялом. Покрывало сброшено, и кровать пуста. Ее нет уже третью ночь подряд, а я ни разу не слышала, как она уходит. Но у меня есть более серьезные поводы для тревог, чем думать о том, где она бродит.

Я откидываюсь на подушку и смотрю в окно. Совсем близко висит полная ярко-желтая луна. Ее вид надолго меня завораживает. Я делаю глубокий вдох и закрываю глаза. Когда я их снова открываю, луна из желтой стала кроваво-красной и мерцающей. Потом я понимаю, что вижу уже не луну, а скорее ее яркое отражение в темной воде какого-то огромного водоема. От нее поднимается пар, воздух наполнен железной вонью. Я поднимаю голову и только тогда вижу, что стою на месте кровавого побоища.

Везде разбросаны тела, мертвые и умирающие — последствие войны, в которой нет уцелевших. Я инстинктивно ощупываю себя руками — нет ли колотых или резаных ран, — но я невредима. И тут я замечаю ее — девушку с серыми глазами, увиденную мною во сне, которую я нарисовала на стене пещеры рядом с Джоном Смитом. Она неподвижно лежит на берегу у самой кромки воды. Я бегу к ней. У нее из бока хлещет кровь, льется на песок и уносится в море. Черные волосы прилипли к посеревшему лицу. Она не дышит, и я испытываю настоящие муки, понимая, что ровно ничего не могу для нее сделать. Тут позади меня раздается низкий издевательский смех. Я закрываю глаза, прежде чем обернуться к своему врагу.

Глаза открываются, и поле битвы исчезает. Я снова на своей кровати в темной комнате. Луна обычная, ярко-желтая. Я встаю и иду к окну. Оглядываю темное пространство — все тихо и спокойно. Никаких признаков усатого мужчины, да и вообще ничего. Весь снег сошел, и под луной блестят мокрые булыжники мостовой. Наблюдает ли он за мной?

Я иду назад и снова забираюсь в постель. Я лежу на спине и глубоко дышу, стараясь успокоиться. Все тело напряжено и занемело. Я думаю о пещере и о том, что я там ни разу не была с тех пор, как увидела следы. Я поворачиваюсь на бок спиной к окну. Не хочу туда смотреть. Элла все еще не вернулась. Я хочу дождаться ее, но засыпаю. Больше мне ничего не снится.

Когда звонит утренний колокол, я поднимаю голову с подушки. Тело не гнется и болит. В окно стучит холодный дождь. Я смотрю через комнату и вижу Эллу: она сидит на кровати, подняв руки и зевая.

Мы вместе выходим из комнаты и ничего не говорим. Потом начинается обычная воскресная рутина, мы сидим на мессе, опустив головы. В какой-то момент Элла засыпает, и я толкаю ее в бок. Через двадцать минут она оказывает ответную услугу и будит меня. Я подаю еду на El Festín, посматривая, нет ли в очереди кого-то подозрительного. Никого нет, и я не могу понять, успокоилась я из-за этого или разочаровалась. Что меня больше всего огорчает, так это то, что я не вижу Гектора.

Ближе к концу уборки, когда я мою и вытираю тарелки, Ла Горда и Габби начинают дурачиться, поливая друг друга из шланга, надетого на кран в мойке. Я не обращаю на них внимания, даже когда струя попадает мне в лицо. Двадцать минут спустя я вытираю последнюю тарелку и ставлю ее на верх высокой стопки. В этот момент девушка по имени Дельфина поскальзывается на мокром полу, толкает меня прямо на стопку, и все тарелки летят в грязную воду, некоторые при этом разбиваются.

— Смотри, что ты наделала, — возмущаюсь я и толкаю ее.

Дельфина разворачивается и тоже толкает меня.

— Эй! — рявкает сестра Дора с другого конца кухни. — Вы двое, прекратите! Немедленно!

— Ты за это поплатишься, — говорит Дельфина. Скорее бы уж закончился мой срок в Санта-Терезе.

— Посмотрим, — отвечаю я, все еще хмурясь.

Она злобно кивает мне.

— Поостерегись.

— Если вы меня вынудите к вам подойти, то, видит бог, вы пожалеете, — говорит сестра Дора.

Вместо того чтобы использовать телекинез и вышвырнуть Дельфину — или сестру Дору, или Габби, или Ла Горду — через крышу, я возвращаюсь к тарелкам.

Закончив, я выхожу на улицу. Все еще идет дождь. Я стою под навесом и смотрю в сторону пещеры. В горах полно грязи, и я бы вся перемазалась. Я говорю себе, что поэтому и не иду. Но на самом деле знаю, что даже не будь дождя, мне бы все равно не хватило смелости пойти, хотя меня и разбирает любопытство, появились ли там в грязи новые следы.

Я возвращаюсь внутрь. В воскресные обязанности Эллы входит уборка церковного нефа после мессы. Когда все уйдут, она должна протереть скамьи. Но когда я вхожу, там уже все сделано.

— Ты не видела Эллу? — спрашиваю я десятилетнюю девочку по имени Валентина. Она качает головой. Я иду в нашу спальню, но Эллы нет и там. Я сажусь на ее кровать. Матрас прогибается, и из-под подушки выглядывает какой-то серебристый предмет. Это маленький фонарик. Я включаю его. Яркий. Я его выключаю и заталкиваю обратно под подушку, чтобы не увидели сестры.

Я иду по коридорам, заглядывая в комнаты. Из-за дождя большинство девушек никуда не пошли, они кучкуются по комнатам, смеются, разговаривают, играют.

На втором этаже, где коридор раздваивается и ведет в два раздельных крыла церкви, я поворачиваю налево в темный пыльный коридор. Здесь пустые комнаты и старинные статуи в нишах каменных стен и сводчатого потолка. Я заглядываю в комнаты — Эллы нет. Коридор сужается, и запах пыли сменяется запахом земляной сырости. Я упираюсь в дубовую дверь, запертую на висячий замок. Полторы недели назад я его взломала в поисках Ларца. За дверью вокруг узкой башни вьется каменная винтовая лестница, ведущая на северную колокольню, на которой висит один из двух колоколов Санта-Терезы. Ларца там не было.

* * *

Я какое-то время брожу по Интернету, но ничего нового о Джоне Смите не нахожу. Потом я иду в спальню, ложусь и притворяюсь спящей. По счастью, Ла Горды, Габби и Дельфины в спальне нет. Не видно и Эллы. Я встаю и выхожу в коридор.

Я вхожу в неф и на задней скамье нахожу Эллу. Она улыбается мне, но выглядит усталой. Утром я завязала ей волосы в пучок, но теперь он ослаб. Я распускаю ленту, и Элла поворачивается ко мне затылком, чтобы я завязала его заново.

— Где ты была целый день? — спрашиваю я. — Я тебя искала.

— Я разведывала, — гордо говорит она. Я сразу чувствую себя ужасно виноватой за то, что игнорировала ее по дороге в школу и обратно.

Мы идем в свою спальню и желаем друг другу спокойной ночи. Я проскальзываю под одеяло и жду, пока погасят свет. Меня охватывают беспомощность и печаль, мне хочется свернуться в клубок и заплакать. Что я и делаю.

Я просыпаюсь среди ночи и не знаю, сколько сейчас времени, хотя предполагаю, что проспала несколько часов. Я переворачиваюсь на другой бок и снова закрываю глаза, но чувствую: что-то не так. В комнате что-то изменилось, я не могу объяснить, что именно, и от этого беспокойство, которое не оставляло меня всю неделю, только нарастает.

Я снова открываю глаза и в ту же секунду, как они приспосабливаются к темноте, я осознаю, что на меня смотрит чье-то лицо. Я сдавленно вскрикиваю и откидываюсь назад, ударяясь о стену. «Я в ловушке, — думаю я. — Загнана в дальний глухой угол. Какой же дурой я была, что добивалась этой кровати». Мои ладони сжимаются в кулаки, и как раз когда я готова закричать и ударить в это лицо, я узнаю карие глаза.

Элла.

Я сразу расслабляюсь. Интересно, давно ли она здесь стоит.

Она медленно-медленно подносит к губам указательный палец. Ее глаза распахиваются, и она улыбается, наклоняясь ко мне. Она прикладывает руку трубочкой к моему уху.

— Я нашла ларец, — шепчет она.                 

Я отодвигаюсь, испытующе смотрю в ее лучащееся радостное лицо и сразу понимаю, что она говорит правду. У меня тоже распахиваются глаза. Я не могу сдержать возбуждения. Я обнимаю ее и сжимаю так сильно, как только может выдержать ее маленькое тело.

— О, Элла, ты даже не представляешь, как я тобой горжусь.

— Я ведь сказала, что найду его. Потому что мы — команда и мы помогаем друг другу.

— Да, — шепчу я.

Я отпускаю ее. Ее лицо переполняет гордость.

— Пойдем, я тебе его покажу.

Она берет меня за руку, и мы на цыпочках обходим кровать.

Ларец. Яркий луч надежды, который появился, когда я на него меньше всего рассчитывала и когда он был больше всего нужен.

16

Мы покидаем комнату, и я готова просто бежать туда, куда меня ведет Элла. Она легко и бесшумно крадется по холодному полу. В коридоре темно. Я все хорошо вижу, а Элле для ориентировки приходится часто включать фонарик. Каждый раз она быстро его выключает.

Мы приходим в церковный неф, и я думаю, что она направится в северную башню, но вместо этого она ведет меня по центральному проходу. Мы минуем ряды скамей. В передней части нефа вдоль изогнутой стены выстроились витражные святые, и в божественном лунном свете они выглядят гораздо более по-библейски, чем когда-либо. Где-то размеренно капает вода.

У передней скамьи Элла срезает угол и идет направо в одну из многочисленных ниш, вырубленных по обеим стенам. Я иду следом. Здесь прохладнее, чем в нефе, и над нами возвышается статуя Девы Марии с поднятыми в стороны руками. Элла обходит ее и в дальнем левом углу ниши оборачивается ко мне.

— Мне надо его спустить, — говорит она и берет фонарик в рот. Она обхватывает руками и ногами каменную колонну и ползет вверх как белка по дереву. Я только смотрю, изумляясь ее ловкости.

Добравшись почти до потолка, она останавливается и ныряет в маленький узкий лаз, почти невидимый с того места, где я стою.

Я никогда не видела этого лаза. Один бог знает, как его увидела Элла. Я вытягиваю шею и прислушиваюсь. Ее ботинки скребут по камню, значит, там достаточно места, чтобы ползти. Что-то вроде тоннеля. Я не могу удержаться от улыбки. Я знала, что Ларец где-то здесь, но без Эллы я бы и в миллион лет его не отыскала. Мне весело от мысли, что когда-то много лет назад Аделина карабкалась с Ларцом по этой самой колонне. Элла остановилась. Я ничего не слышу. Проходит двадцать секунд.

— Элла, — шепчу я. Она высовывает голову и смотрит вниз. — Мне подняться?

Она качает головой.

— Он застрял, но я его уже почти достала. Еще минутка, и я его спущу, — шепотом отвечает она и снова пропадает. Мне не терпится узнать, что там наверху происходит. Я смотрю на основание колонны и обхватываю ее. И в тот момент, когда я готова начать лезть, я слышу позади какой-то звук, словно кто-то запнулся о скамью. Я рывком оборачиваюсь. Дева Мария загораживает мне вид. Я обхожу ее и оглядываю неф, но ничего не вижу.

— Достала! — вскрикивает Элла.

Я бегу назад за статую и смотрю вверх. Я слышу, как она кряхтит и с трудом тащит Ларец к началу лаза — то ли тоннель такой узкий, то ли Ларец тяжелый. Звук потихоньку приближается. Я почти в экстазе от того, что наконец обладаю Ларцом, и даже не думаю о том, как его открыть. Я пересеку этот мост, когда до него дойду. Элла уже почти долезла, и тут я что-то слышу позади себя.

— Чем это ты занимаешься?

Я быстро оборачиваюсь. Разделенные статуей Девы Марии, под ее левой рукой стоят Габби и Дельфина, а под правой — Ла Горда и кудрявая Бонита, та самая чемпионка по толканию с пристани, которая чуть не угробила меня на озере.

Я бросаю быстрый взгляд наверх и в отверстии лаза вижу маленькие глазки Эллы.

— Что вам надо? — спрашиваю я.

— Я хотела увидеть, что задумала маленькая ябедница, только и всего. Забавно, я видела, как ты прокралась из спальни, и думала, что наконец-то узнаю, что ты все время выискиваешь на компьютере. Но в компьютерной тебя не было. — Габби делает саркастическую недоуменную мину. — А ты, оказывается, здесь. Очень странно.

— Очень странно. Очень, — говорит Ла Горда. К своему облегчению, я больше не слышу, что Элла тащит Ларец.

— А вам какая забота? — спрашиваю я. — Нет, серьезно. Я всегда держусь сама по себе и не болтаю о чем не надо.

— Большая забота, Марина, — говорит Габби, выступая вперед. Она встряхивает своими длинными темными волосами. — На самом деле я так о тебе забочусь, что меня тревожит, что ты все время ошиваешься с этим никчемным пьяницей Гектором. Ты с ним напиваешься? — Она делает паузу. — Ты пьешь из его бутылки?

Не знаю, оттого ли, что она назвала Гектора никчемным, или оттого, что считает нашу дружбу чем-то большим, чем просто дружба, или оттого, что шпионит, когда я сижу за компьютером, — но я не выдерживаю. Я закрываю глаза и силой мысли хватаю их, всех четверых. Они в шоке, Ла Горда кричит, остальные три скулят. Я поднимаю их в воздух — они толкаются плечами и сучат босыми ногами — и швыряю. Они летят по гладкому полу, пока не утыкаются в ступени, ведущие на возвышение в задней части нефа.

Ла Горда хлопает ладонями по полу и встает с видом разъяренного быка, готового броситься на тореадора. Но я сама подбегаю к ней — на это уходит всего несколько секунд. Ла Горда размахивается и с силой бьет, но я уворачиваюсь, а потом распрямляюсь и сама бью ее правым кулаком в подбородок. Она с утробным стоном падает и ударяется головой об пол. Она вырубилась.

Бонита прыгает на меня со спины и хватает за волосы. Кто-то бьет меня по левой щеке, кто-то пинает в голень. Бонита обхватывает меня сзади, зажимая мне руки и не давая двигаться. Дельфина с размаху бьет, я подныриваю, и удар вскользь задевает рот Бониты. Она ослабляет захват, и я вырываюсь. Я хватаю Бониту за правую руку и тащу ее к Габби.

— Ты труп, Марина! Ты сдохнешь! — визжит Бонита. Я отодвигаюсь и коленом бью ее в живот. Она теряет сознание, и я бросаю ее рядом с Ла Гордой.

Дельфина утратила свою самоуверенность. Она ищет глазами дверь.

— Ты оставишь меня в покое? — спрашиваю я.

— Ничего. Я достану тебя завтра, — говорит она. — Как только ты отвлечешься.

— Ты пожалеешь, что это сказала. — Я делаю обманные движения и хватаю ее за талию. Габби пытается схватить меня за волосы, но я мешаю ей, резко развернув Дельфину. Потом, крутанувшись на каблуках, я запускаю Дельфину по среднему проходу нефа. Она бьется спиной о нижнюю ступеньку алтаря, и ее стон эхом отдается от свода.

Габби обходит меня.

— Я все расскажу сестре Доре. Тебе сильно не поздоровится.

Я поворачиваюсь, чтобы держать ее в поле зрения. Она останавливается у самой колонны. Я вижу, что она сейчас нападет, и я к этому готова.

Вдруг я замечаю, что над головой Габби промелькнуло что-то белое. У меня уходит секунда, чтобы понять: это Элла. Она спрыгнула из лаза прямо на плечи Габби. Габби пытается сбросить ее. Когда ей удается схватить Эллу, она швыряет ее об пол с таким страшным стуком, какого я никогда не слышала.

— Нет! — кричу я и изо всей силы бью Габби в грудь. Ее ноги отрываются от пола, и она врезается в стену, выбивая из нее известковую пыль.

Элла лежит на спине, она стонет и корчится от боли. Я замечаю, что ее правая нога совсем не двигается. Я опускаюсь перед ней на колени, задираю ее ночную рубашку и вижу, что чуть ниже колена торчит острая белая кость. Я не знаю, что делать. Я кладу руку ей на плечо и пытаюсь утешить, но ей так больно, что, кроме боли, она ничего не чувствует.

— Я здесь, Элла, — говорю я. — Я рядом с тобой, и все будет хорошо.

Она открывает глаза и умоляюще смотрит на меня. Тут я вижу, что случилось с ее правой рукой. Вся кисть переломана и искорежена, между указательным и средним пальцами сочится кровь. Ее талант.

— О боже, Элла. Прости, — всхлипываю я. — Прости меня.

Она только плачет. Я начинаю покрываться потом. Никогда в жизни я не чувствовала себя такой беспомощной.

— Старайся не шевелиться, — говорю я, понимая всю бесполезность просьбы. До ближайшей больницы полчаса езды. За это время она умрет от боли.

Она начинает ритмично покачиваться из стороны в сторону. Я подношу свои трясущиеся руки к торчащей из ее ноги кости и не знаю, что нужно делать: пережать ногу или попытаться вправить кость под кожу. Я решаю пережать. И как только мои пальцы касаются ее кожи, она вздрагивает, делая резкий вдох. У меня вверх по позвоночнику идет ледяное покалывание — ощущение, очень похожее на то, что я испытывала, когда возвращала к жизни цветок в компьютерной комнате. И это ощущение расходится теперь по всему телу. Возможно ли, что моя способность излечивать растения распространяется и на людей? Элла перестает плакать и начинает учащенно дышать, ее маленькая грудь вздымается и опадает, вздымается и опадает. Ледяной холод концентрируется в моих ладонях и источается с кончиков пальцев.

— Я думаю, я думаю, что смогу тебя починить.

Ее грудь продолжает вздыматься и опускаться с ненормальной скоростью, но лицо становится умиротворенным и отрешенным. Мне страшно, но я кладу ладони на торчащую кость, чувствуя ее острый зазубренный край. И кость начинает быстро уходить под кожу. Рана перестает быть красно-белой и обретает нормальный цвет кожи. Я вижу, как кость в ноге шевелится, обломки соединяются, и она становится на место. Меня изумляет то, что я сделала. Наверное, это пока самое важное из моих Наследий.

— Лежи тихо, — говорю я. — Осталось еще одно дело.

Я закрываю глаза и беру в ладони ее маленькую правую кисть. С кончиков моих пальцев снова течет холод. Я открываю глаза и вижу, как ее ладонь распрямляется и пальцы раздвигаются. Рана между указательным и средним пальцами затягивается, две сломанные фаланги срастаются и встают на место. Элла сжимает и разжимает ладонь.

Я сделала то, что подразумевала Лориен: устранила ущерб, нанесенный тому, кто его не заслуживает.

Элла поворачивает голову направо и смотрит на мои ладони, охватившие ее кисть.

— С тобой все в порядке, — говорю я. — Даже лучше, чем в порядке.

Она поднимает голову с пола и опирается на локти. Я обнимаю ее.

— Мы — команда, — шепчу я ей на ухо. — Мы заботимся друг о друге. Спасибо, что хотела мне помочь.

Она кивает. Я крепко прижимаю ее и отпускаю. Я оглядываю девушек: все они без сознания, но дышат. Из лаза наверху торчит угол Ларца.

— Я так горжусь тобой, что ты нашла Ларец. Ты даже не представляешь, как горжусь, — говорю я. — Немного отдохнем, а утром заберем его.

— Ты уверена? — спрашивает Элла. — Я могу забраться туда и спустить его.

— Нет, нет. Иди в туалет и умойся. Я сейчас приду.

Когда она уходит и пропадает из вида, я поднимаю глаза на Ларец. Я концентрируюсь и тихо опускаю его к своим ногам. Теперь мне нужна только Аделина, чтобы вместе его открыть.

17

Я врываюсь через горящую дверь и оказываюсь на плавящемся паласе в гостиной. У меня в голове проносятся несколько мыслей. Сэм. Письмо Генри. Ларец. Прах Генри. Я намеренно окутываюсь пламенем, чтобы свободно перемещаться по комнатам.

— Сэм? — кричу я. — Сэм, где ты?

За гостиной я вижу, что вся задняя стена дома в огне. Через несколько минут дом может рухнуть. Я бегу по спальням и зову Сэма. Я пинаю дверь в ванную, и она рассыпается. Я проверяю кухню и столовую. Я уже готов вернуться в гостиную, когда бросаю взгляд в окно и вижу у кромки бассейна Ларец и кучу наших вещей, включая лэптоп, кофейную банку с прахом Генри и нераспечатанное письмо. Посреди воды торчит что-то маленькое — это голова Сэма. Он замечает меня и машет руками.

Я вырываюсь через окно и сбиваю гриль. Я ныряю в бассейн, пламя, которым я охвачен, гаснет, испуская серый и черный дым.

— Ты в порядке?

— Думаю, да, — говорит он. Мы выбираемся из воды и стоим рядом с вещами, которые Сэму удалось спасти.

— Что случилось?

— Чувак, они здесь. Их здесь полно. Могадорцы. — Как только он выговаривает эти слова, у меня сводит живот и начинает дрожать челюсть. Сэм говорит: — Я увидел их в переднее окно, а потом — бам! — и весь дом в огне. Я схватил, что мог…

На крыше происходит какое-то движение. Сквозь языки пламени я вижу огромного скаута-могадорца в длинном черном пальто, шляпе и темных очках. Он идет по скату крыши, и на каждом шагу его ноги проваливаются в размякшую кровлю. У него в руках длинный сверкающий меч.

Я встаю на колени и хватаюсь за замок Ларца, и он открывается под моей светящейся ладонью, Я отодвигаю кристаллы на дне Ларца и достаю нож с алмазным лезвием. В нем отражаются пляшущие в доме языки огня. К моему удивлению, рукоятка ножа вытягивается и целиком обвивает мою правую ладонь.

— Отступай, — говорю я Сэму.

Скаут доходит до металлического свеса крыши и спрыгивает на патио, громко ударившись ногами о бетон. Он взмахивает перед собой мечом, и за ним остается светящийся след. Я слежу за дыханием и прокручиваю в памяти тренировки последней недели.

В тот же момент, как я делаю шаг вперед, скаут с ревом бросается на меня, длинное пальто развевается у него за спиной. Я вижу свое отражение в его темных очках за секунду до того, как он замахивается, чтобы рассечь меня пополам. Я откидываюсь назад и уклоняюсь от удара, но, когда снова распрямляюсь, то попадаю в светящийся след, оставленный мечом. Боль пронзает от шеи до поясницы. Меня отбрасывает назад, и я лечу в бассейн.

Вынырнув, я вижу, что Сэм стоит напротив скаута, приняв боевую стойку. Он безоружен, руки приподняты перед собой, он качает плечами влево-вправо. Скаут смеется, бросает на бетон свой меч и принимает ту же боевую стойку, что и Сэм. Не успеваю я выбраться из бассейна на помощь, как Сэм переносит упор на левую ногу и делает круговой мах правой. Его мокрая правая кроссовка, сделав круг, входит в контакт с лицом скаута — и с такой силой, что тот, шатаясь, отступает метра на полтора.

Ошеломленный скаут берет свой светящийся меч. Я успеваю выбраться из бассейна, пока он не добрался до Сэма, и поднимаю нож, блокируя его сверкающее оружие. Лезвия сталкиваются, высекая такой яркий шар света, что он ослепляет меня на долю секунды. Когда свет пропадает, меч скаута разламывается в том самом месте, где столкнулся с ножом. Не давая скауту опомниться, я вонзаю нож ему в грудь и вспарываю его сверху вниз. Он обращается в прах, который засыпает мне ноги.

Дом наконец рушится: деревянные балки падают в разные стороны, лопаются и разлетаются окна, и все это накрывает крыша, словно книга с порванным корешком. Над нами появляется грозовая туча, небо рассекает молния и бьет совсем рядом, по другую сторону дома.

— Надо идти к Шестой! — кричит Сэм. Он прав: если молния так близко, значит, она сражается. Или завершает битву. Я свободной рукой беру Ларец и перебрасываю его через кирпичную стену, огораживающую задний двор, сначала убедившись, что за стеной все чисто. Потом Сэм забрасывает мне все остальное, и я затягиваю его на цементный верх стены. Мы прыгаем и катимся по мокрой траве. Спрятав все имущество за пышным кустом, мы бежим на передний двор.

Посередине подъездной дорожки всего в паре метров от нашего джипа Шестая схватилась со скаутом. Она проводит удушающий прием, мышцы на ее руках пульсируют от напряжения. Приближаются еще двое скаутов. Тот, что слева, нацеливает на меня длинную трубу, из нее вылетает зеленый пучок и отбрасывает меня, сбивая с ног. У меня перехватывает дыхание. Я ничего не вижу. Я качусь по высокой траве, чувствуя жар от горящего дома.

Когда мне удается наконец открыть глаза, я вижу над собой того самого скаута с трубой. У меня понемногу восстанавливается чувствительность в ногах и руках и нормализуется дыхание. Рукоять ножа по-прежнему обвивает мою правую кисть. Скаут сдвигает кнопку на трубе — видимо, с режима «оглушить» на «убить», — и наступает мне на правую кисть. Я пытаюсь поджать ноги и резко выбросить их вверх, но они меня не слушаются, все еще слабые после парализующего взрыва. Скаут приставил мне ствол трубы между глаз, и я вспоминаю, как всего час назад Шестая наводила револьвер на пьяного мужика. Ну, вот и все, думаю я. «Могадорская миссия завершилась успешно. Четвертый готов. Переходим к Пятому».

В трубе появляются сотни огоньков, они кружатся, пока не сливаются воедино. Но как раз когда скаут собирается нажать на спуск, ему в ляжку вцепляется Берни Косар. Скаут теряет равновесие, а через секунду бьет молния и отрывает ему голову. Она катится по траве прямо к моей, и наши носы успевают коснуться друг друга перед тем, как она обращается в кучу пепла. Я всячески стараюсь его не вдохнуть. Тело скаута падает, засыпая пеплом мои джинсы.

— Ну, вставай же! — кричит Шестая, неожиданно оказываясь на том самом месте, где стоял скаут.

Надо мной появляется и Сэм, лицо у него суровое и грязное.

— Нам надо ехать прямо сейчас, Джон.

Ночь прорезает звук сирен. Километрах в двух, может, меньше. Берни Косар лижет мой левый висок и скулит.

— А что с третьим? — шепчу я.

Шестая смотрит на Сэма и кивает.

— Я завладел его мечом и использовал против него. Лучший момент в моей жизни, — говорит он.

Шестая тащит меня на плече и сваливает на заднее сиденье джипа. Берни Косар устраивается у меня в ногах и лижет мою безжизненную левую руку. Сэм берет ключи и садится за руль, а Шестая приносит вещи. Когда мы выезжаем на шоссе и вой сирен затихает, я расслабляюсь и сосредотачиваюсь на своей правой руке. Ручка ножа трансформируется и сходит с кисти и пальцев. Я бросаю нож в ящичек между сиденьями.

Через пятнадцать минут Шестая велит Сэму съехать с шоссе, и мы с визгом заруливаем на освещенную стоянку закрытого в это время суток ресторана.

Она выпрыгивает, когда машина еще до конца не остановилась, и оставляет дверь открытой.

— Помоги мне, — приказывает она.

— Шестая, не хочу показаться невежливым, но у меня сейчас действительно не шевелятся ни руки, ни ноги.

— Чувак, ты уж постарайся. Мы должны сбросить их с хвоста, — говорит она. — Если не удастся, то ты покойник. Подумай об этом.

Я с трудом принимаю сидячее положение и чувствую, как к ногам приливает кровь. Я выкарабкиваюсь из машины, еле держась в своей полусгоревшей одежде, и совершенно не понимаю, какая ей нужна помощь.

— Найди «жучок», — говорит она. — Сэм, не глуши мотор.

— Вас понял, — отвечает он.

— Найди что? — спрашиваю я.

— Они используют «жучки», чтобы отслеживать машины. Поверь мне. Они так выследили нас с Катариной.

— Как он выглядит?

— Понятия не имею. Но времени у нас совсем мало, так что ищи быстрее.

Я почти готов рассмеяться. Сейчас нет ничего такого, что я мог бы сделать быстро. Тем не менее, пока Шестая носится вокруг джипа, я встаю на колени и умудряюсь забраться под машину, подсвечивая ладонями подвеску. Берни Косар приступил к обнюхиванию, начиная с бампера. Я нахожу его почти сразу же — маленький круглый предмет размером не больше двадцатипятицентовой монеты, прикрепленный к пластиковому кожуху топливного бака.

— Есть! — кричу я, отрывая его. Я выползаю из-под днища и, лежа на спине, отдаю устройство Шестой. Она бегло его изучает и бросает себе в карман.

— Ты его не уничтожишь?

— Нет, — отвечает она. — Проверь еще. Надо убедиться, что там нет второго или третьего.

Я снова заползаю под днище и при свете ладоней осматриваю его от заднего бампера до переднего. Ничего не нахожу.

— Ты уверен? — спрашивает она, когда я встаю.

— Да.

Мы забираемся в машину и уносимся. Сейчас два часа ночи, и Сэм едет на запад. Согласно инструкциям Шестой, он гонит со скоростью 140–150 километров в час, и я тревожусь насчет полиции. Через пятьдесят километров он сворачивает на шоссе между штатами и едет на юг.

— Мы почти приехали, — говорит Шестая. Через три километра она велит Сэму свернуть с шоссе. — Стоп! Прямо здесь, стоп!

Сэм бьет по тормозам рядом со стоящим трейлером. Его хозяин заправляется. Шестая становится невидимой и выходит, оставляя дверь приоткрытой.

— Что она делает? — спрашивает Сэм.

— Не знаю.

Через несколько секунд открытая дверь захлопывается. Шестая появляется и велит Сэму возвращаться на шоссе, только теперь ехать на север. Она немного успокоилась и больше не цепляется за панель так, что костяшки пальцев становятся белыми.

— А можно ли узнать, что ты сейчас сделала? — говорю я.

Она оборачивается.

— Этот грузовик едет в Майами. Я прилепила «жучок» на днище прицепа. Надеюсь, они потеряют несколько часов, отслеживая его движение на юг, пока мы будем ехать на север.

Я качаю головой:

— Хорошая же ночка будет у этого водителя.

Сразу после поворота на Окалу Шестая велит Сэму съехать с шоссе и остановиться за супермаркетом, до которого несколько минут езды.

— Здесь мы будем спать, — говорит Шестая. — Вернее, спать по очереди.

Сэм открывает дверь и разворачивается, высовывая ноги из джипа.

— Знаете что, ребята? Может, надо было рассказать вам раньше, но меня довольно серьезно ранили. Сейчас становится по-настоящему больно и думаю, что я скоро потеряю сознание.

— Что? — Я выкарабкиваюсь из машины и встаю перед ним. Он задирает грязную правую штанину: над коленом у него рана размером чуть меньше кредитной карточки, но глубиной, наверное, в два-три сантиметра. Его колено и голень покрыты запекшейся и свежей кровью.

— Боже мой, Сэм, — говорю я. — Когда это случилось?

— Прямо перед тем, как я завладел тем могадорским мечом. Вообще-то я вытащил его из своей ноги.

— Ладно, вылезай, — говорю я. — Ложись на землю.

Шестая подсовывает голову ему под руку и помогает лечь.

Я открываю багажник и достаю из Ларца заживляющий камень.

— Ухватись за что-нибудь, парень. Эта процедура… болезненная.

Шестая берет его руку в свою. Как только я прикладываю камень к ране, все мышцы Сэма напрягаются и он корчится в агонии. Кажется, что он вот-вот потеряет сознание. Кожа вокруг раны становится белой, потом черной, потом кроваво-красной. И я уже жалею, что решил испробовать камень на человеке. Говорил ли Генри, что камень не срабатывает на людях? Пока я пытаюсь вспомнить, Сэм издает долгий стон, который выпускает из него весь воздух. Края раны начинают стягиваться, и она исчезает. Сэм отпускает руку Шестой и постепенно восстанавливает дыхание. Через минуту он уже садится.

— Ну и ну, мне хочется в инопланетяне, — наконец говорит он. — Вы, ребята, способны на такие крутые штуки.

— Ты заставил меня секунду поволноваться, приятель, — замечаю я. — Я не был уверен, что камень подействует на тебя, потому что не все из Ларца на тебе срабатывает.

— Я тоже, — добавляет Шестая. Она наклоняется и целует Сэма в грязную щеку. Сэм ложится и вздыхает. Шестая смеется и проводит рукой по щетине на его голове. Я удивлен тому, какая при этом во мне закипает ревность.

— Хочешь в больницу? — спрашиваю я.

— Я хочу остаться здесь, — отвечает он. — Навсегда.

— Знаешь что? Довольно удачно у нас вышло с этой прогулкой, — замечает Шестая, когда мы снова устраиваемся в джипе.

— Ты права, — говорю я.

Сэм поворачивается правой щекой на подголовник, чтобы видеть нас обоих.

— А куда это вы ходили, для начала?

— Мне не спалось. Шестой тоже, — отвечаю я. Формально так и есть. Но это не избавляет меня от чувства вины. Я знаю, что мне предназначена Сара. Но в то же время я не могу отрешиться от своих новых чувств.

Шестая вздыхает.

— Ты ведь знаешь, что это значит, да?

— Что?

— Видимо, они открыли мой Ларец.

— Ты не можешь знать наверняка.

— Нет. Но после того как я взяла тот камень из твоего Ларца и он начал пульсировать и причинять мне боль, я не смогла стряхнуть с себя неприятное ощущение. И только сейчас мне пришло в голову, что, возможно, это как-то связано с моим Ларцом.

— Твой Ларец уже три года как у них, — говорю я. — Так ты думаешь, что они могут открывать наши Ларцы без нас, не убив нас?

Она пожимает плечами:

— Не знаю. Может быть. Но у меня такое чувство, что они вскрыли мой, и, когда я прикоснулась к камню, это каким-то образом навело скаутов на наш дом.

— Почему послали так мало? — спрашивает Сэм между зевками. — Почему было не дождаться подкрепления, а уже потом нападать?

— Может, они испугались и запаниковали? — делает предположение Шестая.

— Может, кто-то из них решил стать героем? — добавляю я.

Шестая опускает стекло со своей стороны и прислушивается. Удовлетворившись, она говорит:

— Так или иначе, в следующий раз их будет больше. И пайкены, и краулы, и все, что они только смогут на нас натравить.

— Наверное, ты права, — шепчет Сэм. Он почти засыпает. — Одно вам скажу. Быть в бегах — очень утомительное дело.

— Попробуй позаниматься этим одиннадцать лет, — говорю я.

— Думаю, я немножко соскучился по дому, — бормочет он.

Я наклоняюсь вперед и вижу, что он держит на коленях старые отцовские очки — те самые, с толстыми стеклами, которые он носил в Парадайзе.

— Еще не поздно вернуться, Сэм. Ты ведь знаешь?

Он хмурится.

— Я остаюсь. — На этот раз в его голосе гораздо меньше убежденности, чем когда он впервые это сказал в мотеле в Северной Каролине. — Пока не найду папу. Или, по крайней мере, пока не узнаю, что с ним случилось.

«Его папу?» — Шестая беззвучно шепчет мне в удивлении.

«Потом», — так же беззвучно шепчу я в ответ.

— Разумно, — говорю я. — Со временем мы это выясним. — Я поворачиваюсь к Шестой: — Так куда мы двинемся утром?

— Теперь, когда мы подозреваем, что они открыли мой Ларец, думаю, мы пойдем туда, куда нас понесет ветер. Он меня до сих пор не подводил. — Она вроде как острит, а потом смотрит на меня. — Ты не знал, что, если бы не ветер, подувший в Пенсильвании в ночь перед нападением в Парадайзе, и не моя потребность в кофеине, то я бы не поспела к вам вовремя?

— О чем это ты? — спрашиваю я.

— Я дрейфовала по штатам Среднего Востока, понимая, что вы где-то в Огайо, или в Западной Вирджинии, или в Пенсильвании. Дело в том, что я посмотрела в Интернете кое-какие новости и решила, что происшествие в Атенсе близ колледжа — это дело рук могадорцев. Но потом в течение нескольких недель в новостях было пусто, и я подумала, что потеряла ваш след и что вы подались, как мне тогда казалось, в Калифорнию или в Канаду. И вот я стояла здесь, на этой самой парковке, усталая, потерянная и сломленная, когда мимо меня вдруг пронесся мощный порыв ветра и распахнул дверь кафетерия слева от меня. Я решила зайти заправиться, а потом вернуться и поразмыслить. Но в дальнем углу заведения стоял включенный компьютер для посетителей. Я купила большую кружку кофе и стала лазить по Интернету. И без труда нашла статью о горящем доме, из которого ты выпрыгнул.

Я удручен тем, как легко было меня найти. Неудивительно, что Генри хотел все время держать меня дома или в школе.

— Если бы не тот порыв ветра, распахнувший дверь, я бы, скорее всего, пошла в ресторан и до самого утра сидела там, потягивая кофе. Я выписала всю информацию, какую смогла найти о вас, и побежала по улице в поисках круглосуточной почты. Тогда я и отправила вам факс и письмо с моим номером, чтобы предостеречь или, по меньшей мере, намекнуть о себе и обнадежить, что я уже на пути к вам. И я поспела как раз вовремя.

18

Ветер уносит нас на север в мотель в Алабаме, где мы проводим две ночи — опять спасибо Сэму, который воспользовался документами на одно из моих имен. Оттуда мы едем на запад и ночуем прямо в поле под открытым небом в Оклахоме. А оттуда Шестая зачем-то — во всяком случае, она не говорит зачем — увозит нас на полторы тысячи километров на восток, и мы снимаем бревенчатую избушку в горах в Мериленде, где он узкой полосой вклинивается между другими штатами. Отсюда всего пять минут езды до границы с Западной Вирджинией и три часа езды до могадорской пещеры. И мы ровно в 315 километрах от Парадайза, штат Огайо, откуда и началось наше путешествие. Полбака бензина до Сары.

Еще не открыв глаза, я уже чувствую, что это будет тяжелый день, один из тех дней, когда осознание смерти Генри бьет меня как молот, и боль утраты не покидает, что бы я ни делал. Раньше такие дни случались чаще. Дни, наполненные раскаянием. Чувством вины. Скорбным пониманием того, что мы больше никогда с ним не поговорим. При этой мысли я чувствую свою ущербность. Как бы я хотел, чтобы Генри снова был рядом. Но он в свое время сказал: «Есть вещи, которые нельзя изменить». А еще есть Сара и чувство огромной вины перед ней, которое не отпускает меня с самой Флориды, где я позволил себе так увлечься Шестой, что едва ее не поцеловал.

Сделав глубокий вдох, я наконец открываю глаза. В комнату льется бледный утренний свет. «Письмо Генри», — думаю я. У меня не остается другого выбора, кроме как прочесть его прямо сейчас. Дальше тянуть с этим слишком опасно. Во Флориде я его уже едва не утратил.

Я просовываю руку под подушку и достаю нож с алмазным лезвием и письмо. Они всегда рядом со мной. Я секунду задерживаю взгляд на конверте, пытаясь угадать, при каких обстоятельствах было написано письмо. Потом вздыхаю, понимая, что это не имеет значения и что я напрасно трачу время, ровно разрезаю ножом конверт по линии склейки и достаю письмо. Четким почерком Генри, густыми черными чернилами заполнены пять желтых страниц. С глубоким вздохом я наконец решаюсь посмотреть на верхнюю страницу.

19 января

Дж.

За последние годы я писал это письмо много раз, никогда не зная, станет ли оно последним. Но если ты сейчас его читаешь, значит, оно и есть последнее. Мне жаль, что так случилось, Джон. Очень жаль. Наш долг — Чепанов, прибывших вместе с вами, — был защищать вас девятерых любой ценой, в том числе ценой собственной жизни. Но сейчас, когда я пишу эти слова на нашем кухонном столе всего через несколько часов после того, как ты спас мне жизнь в Атенсе, я уверен, что нас с тобой всегда связывал не столько долг, сколько любовь, которая гораздо сильнее, чем любые обязательства. Правда в том, что я так или иначе должен был умереть. Вопрос только — как и когда, и если бы не ты, то я точно погиб бы уже сегодня. При каких бы обстоятельствах я ни умер, не вини себя. Я никогда не рассчитывал здесь уцелеть, и, когда мы покидали Лориен много лет назад, я уже знал, что никогда не вернусь.

Интересно, сколько нового ты открыл за это время — со дня, когда я пишу, и до дня, когда ты читаешь это письмо. Уверен, что теперь ты знаешь, как много я скрывал от тебя. Может, больше, чем следовало. Большую часть твоей жизни я добивался, чтобы ты был сосредоточен на упорных тренировках. Я хотел, чтобы у тебя на Земле была по возможности нормальная жизнь. Уверен, что эта мысль покажется тебе смехотворной, но все же: знание всей правды только добавило бы стресса в и без того переполненную стрессами жизнь.

С чего начать? Твоего отца звали Лирен. Он был сильным и храбрым, честным и целеустремленным. Как ты помнишь из своих видений о войне, он пронес эти качества до самого конца и не изменил себе, даже когда понимал, что выиграть войну нельзя. И наверное, каждый из нас мог бы только мечтать об этом — умереть с достоинством, честью и отвагой. Умереть, зная, что сделал все, что было в твоих силах. Вот, если коротко, что можно сказать о твоем отце. Это же можно сказать и о тебе, даже если ты этому и не поверишь.

Я сажусь ровно, прижавшись спиной к спинке кровати, и снова и снова перечитываю имя своего отца. Комок у меня в горле становится камнем. Вот бы Сара была здесь и, склонив голову мне на плечо, побуждала меня читать дальше. Я останавливаю взгляд на следующем абзаце.

Когда ты был еще совсем ребенком, твой отец часто приходил, даже когда его не ждали. Он тебя обожал и мог часами сидеть и смотреть, как ты играл в траве с Хедли (интересно, ты уже понял, кто такой на самом деле Берни Косар?). Хотя, думаю, ты не очень много помнишь из тех твоих ранних лет, могу уверенно сказать, что ты был счастлив. То есть в течение небольшого времени у тебя было такое детство, которого заслуживают все дети, но не все имеют.

С твоим отцом я общался довольно много, а вот твою мать видел только один раз. Ее звали Лара. Она была сдержанной, как и твой отец, может быть, даже застенчивой. Я тебе сейчас об этом рассказываю, потому что хочу, чтобы ты знал, кто ты и какого ты рода. Ты из простой семьи среднего достатка. Я всегда хотел тебе рассказать, что мы покинули Лориен не по случайному стечению обстоятельств. В тот день мы оказались на летном поле не случайно. Мы там оказались, потому что, когда началось нападение, тебя туда доставил отряд Гвардейцев. И многие из них по ходу дела сложили головы. Предполагалось, что вас будет десять, но, как ты знаешь, улетели только девять.

Слезы застилают мне глаза. Я провожу пальцами по имени моей матери. Лара. Лара и Лирен. Какое было мое лорикское имя, начиналось ли оно тоже на Л? Если бы не война, были бы у меня младшие брат или сестра? Я столько всего лишился.

Когда вы родились, Лориен распознала в вас десятерых сильные сердца, волю и добросердечие и определила вам роль, которую вы должны сыграть: роль наших первых десяти Старейшин. Это означает, что со временем те из вас, кто выживет, обретут такую силу, какой Лориен еще не знала. Вы даже станете гораздо сильнее тех первых Старейшин, от которых получили свои Наследства. Могадорцы это знают и поэтому так яростно охотятся за вами. Они готовы на все и наводнили эту планету шпионами. Я не говорил тебе правды, опасаясь вызвать у тебя самонадеянность, которая собьет тебя с правильного пути. А это слишком рискованно, учитывая уже подстерегающие тебя опасности. Призываю тебя: стань сильным, стань тем, кем должен стать, и потом найди остальных. Те из вас, кто выжил, все равно могут выиграть эту войну.

И последнее, что я должен тебе рассказать. Мы приехали в Парадайз не случайно. Твои Наследия запаздывали, я беспокоился, и потом моя тревога переросла в настоящую панику — когда появился третий шрам, и ты оказался следующим. И я решил найти того единственного человека, который мог навести на след остальных.

Когда мы прибыли на Землю, нас ждали девять человек, которые понимали, в каком положении мы находимся и что мы должны рассредоточиться. Они были союзниками лорианцев. Когда мы были здесь последний раз, пятнадцать лет назад, каждому из них дали передатчик, который активировался только при установлении связи с одним из наших кораблей. В ту ночь, когда мы прилетели, они нас встречали, чтобы помочь нам перестроиться с Лориен на Землю и начать новую жизнь. Никто из нас раньше здесь никогда не бывал. Когда мы сошли с корабля, каждому из нас вручили два комплекта одежды, пакет с разъяснениями, как устроена жизнь на этой планете, и бумажку с адресом. Означенное место было только для начала, а не для длительного пребывания, и никто из нас не знал, куда направляются остальные. Наша записка привела нас в небольшой городок в Северной Калифорнии. Это было хорошее тихое место в пятнадцати километрах ходьбы от побережья. Там я тебя научил кататься на велосипеде и запускать воздушных змеев. Научил и вещам попроще, например, завязывать шнурки на ботинках — для начала пришлось научиться этому самому. Мы пробыли там шесть месяцев, а потом начали переезжать с места на место — я знал, что мы должны постоянно передвигаться.

Человек, который нас с тобой встречал, наш проводник, был отсюда, из Парадайза. Я хотел разыскать его, потому надо было обязательно узнать, куда сначала отправились остальные. Но когда мы сюда прибыли, видимо, выпали темные звезды, потому что этого человека уже не было.

Этим человеком, который встретил нас в первый день на Земле, просветил нас и нашел нам наш первый дом, был Малколм Гуд. Отец Сэма.

Хочу сказать тебе, Джон, что Сэм, наверное, был прав: думаю, его отца похитили. Ради Сэма мне хочется верить, что он еще жив. Если Сэм еще с тобой, передай ему эти сведения. Надеюсь, это его хоть как-то утешит.

Стань тем, кем ты должен стать, Джон. Стань сильным и могущественным и ни на минуту не забывай ни о чем из того, что ты уже узнал. Будь благородным, уверенным в себе и храбрым. Живи с достоинством и отвагой, унаследованными от отца, не теряй присутствия духа и верь, как до сих пор в тебя верит Лориен. Никогда не теряй веры в себя и никогда не теряй надежды. Помни: даже когда весь мир ополчится на тебя и отвернется от тебя, надежда всегда остается.

И я уверен, что настанет тот день, когда ты вернешься домой.

С любовью,

Твой друг и Чепан Г.

У меня в висках стучит кровь. Несмотря на то что написал Генри, в душе я знаю: если бы мы уехали из Парадайза, когда он хотел, то он остался бы жив. Мы по-прежнему были бы вместе. Он пришел тогда в школу спасать меня, потому что это был его долг и потому что он любил меня. А теперь его нет.

Я делаю глубокий вдох, ладонью вытираю лицо и выхожу из комнаты. Несмотря на больную ногу, Сэм настоял на том, чтобы поселиться на втором этаже, хотя и Шестая, и я предлагали ему поменяться. Я поднимаюсь по лестнице и стучусь в дверь. Я вхожу, включаю ночник и вижу на тумбочке у кровати старые отцовские очки Сэма. Он поворачивается в постели.

— Сэм? Привет, Сэм. Прости, что разбудил, но мне надо тебе сказать что-то очень важное.

Это привлекает его внимание, и он стаскивает с себя одеяло.

— Тогда рассказывай.

— Прежде всего, пообещай мне, что не будешь беситься. Поверь, я сам ничего этого не знал. И по каким бы причинам Генри не рассказывал это тебе, ты должен его простить.

Он пятится по матрацу, пока не упирается в спинку кровати.

— Черт возьми, Джон. Говори же скорее.

— Обещай.

— Ладно, я обещаю.

Я подаю ему письмо.

— Я должен был прочитать его раньше, Сэм. Прости, что я этого не сделал.

Я выхожу из комнаты и закрываю за собой дверь. Он имеет право побыть один. Не знаю, какова будет его реакция. Нельзя угадать, как человек воспримет ответ на вопрос, который неотступно преследовал его чуть ли не всю сознательную жизнь.

Я спускаюсь по лестнице и выскальзываю через заднюю дверь вместе с Берни Косаром, который сразу убегает в лес. Я сажусь на столик во дворе. В прохладном февральском воздухе я вижу свое дыхание. Темнота сдвигается на запад, а с востока сочится утренний свет. Я смотрю на полумесяц и думаю, смотрят ли сейчас на него Сара или кто-нибудь из наших. Мне и пятерым другим, остающимся в живых, предназначена роль Старейшин. Я так до конца и не понимаю, что это означает. Я закрываю глаза и поворачиваюсь лицом к небу. И сижу так, пока позади меня не открывается дверь. Я оборачиваюсь, ожидая увидеть Сэма, но это Шестая. Она забирается на столик и садится рядом со мной. Я слабо ей улыбаюсь, но она не отвечает улыбкой.

— Я слышала, как ты выходил. Все в порядке? Вы с Сэмом случаем не подрались? — спрашивает она.

— А? Нет. А что?

— Он сидит внизу на диване и плачет. И не хочет со мной говорить.

Я делаю паузу, прежде чем ей ответить.

— Я наконец прочитал письмо, которое оставил Генри. Там есть кое-что о Сэме, о чем ни я, ни он тебе не говорили. Это о его отце.

— А что с его отцом?

Я поворачиваюсь так, что наши колени соприкасаются.

— Слушай. Когда я впервые встретился с Сэмом в школе, он постоянно думал об исчезновении своего отца, который однажды просто не вернулся из продуктового магазина. Обнаружили его пикап и лежащие рядом с ним на земле очки. Ты ведь видела очки, которые он все время носит с собой?

Шестая поворачивается, чтобы заглянуть в дверь.

— Постой. Это очки его отца?

— Да. Сэм уверен, что его похитили пришельцы. Я всегда считал это безумной идеей, но, не знаю, никогда не пытался его разуверить. Кто я такой, чтобы отнимать у парня надежду отыскать отца? Я ждал, что Сэм когда-нибудь сам тебе все расскажет, но я только что прочитал письмо Генри, и ты не поверишь, что в нем было.

— Что?

Я рассказываю ей все: о том, что отец Сэма был союзником лорианцев и встречал нас с Генри, когда приземлился корабль, и о том, зачем Генри перевез меня в Парадайз.

Шестая сползает со стола и неуклюже садится на скамейку.

— И ведь Сэм совершенно случайно оказался здесь. И там вы повстречались случайно.

— Вряд ли. Ну, сама подумай. Я выбираю лучшего друга из всех жителей Парадайза, и им оказывается Сэм. Думаю, нам было предназначено встретиться судьбой.

— Может, ты и прав.

— А это круто, что его отец помогал нам в ту ночь, когда мы прилетели, а?

— Круче не бывает. А помнишь, как Сэм говорил, что его наполняют новые чувства с тех пор, как он оказался с нами?

Я помню.

— Но вот в чем дело. Генри в своем письме пишет, что отец Сэма действительно был похищен, а может быть, и убит могадорцами.

Мы молча сидим, наблюдая, как из-за горизонта медленно поднимается солнце. Берни Косар выбегает из леса и перекатывается на спину, чтобы ему почесали брюхо.

— Эй, Хедли.

При этих словах он моментально вскакивает на лапы, склоняя набок свою собачью голову.

— Да, — говорю я, спрыгиваю со скамейки и обеими руками треплю его морду. — Я знаю.

Выходит Сэм. У него красные глаза. Он садится на скамейку рядом с Шестой.

— Привет, Хедли, — говорит Сэм Берни Косару. Тот в ответ лает и облизывает ему руки.

— Хедли? — спрашивает Шестая.

Пес утвердительно лает.

— Я всегда это знал, — говорит Сэм. — Всегда. С того самого дня, когда он исчез.

— Все это время ты был прав, — подтверждаю я.

— Можно, я прочитаю? — спрашивает Шестая. Сэм подает ей письмо. Я навожу правую ладонь на верхнюю страницу и включаю. Шестая читает письмо при этом освещении, потом складывает страницы и отдает назад.

— Мне так жаль, Сэм, — говорит она.

Я добавляю:

— Мы с Генри не выжили бы, не будь твоего отца.

Шестая оборачивается ко мне.

— Знаешь, это забавно, что твоими родителями были Лирен и Лара. То есть забавно, что я сама не догадалась. Ты меня не помнишь по Лориен, Джон? Твои родители были лучшими друзьями с моими — их звали Арун и Лин. Знаю, что мы проводили со своими родителями не так много времени, но я помню, что несколько раз бывала у вас дома. Думаю, ты тогда был еще совсем несмышленышем.

У меня уходит несколько секунд, чтобы вспомнить когда-то сказанные Генри слова. В тот день Сара вернулась из Колорадо, в тот день мы признались друг другу в любви. Когда она ушла, а мы сели ужинать, он сказал: «Хотя я не знаю ее номера и понятия не имею, где она находится, но один ребенок из отправленных вместе с нами на Землю был дочерью лучших друзей твоих родителей. Они еще шутили, что самой судьбой вам предназначено быть вместе».

Я уже готов рассказать Шестой об этих словах Генри, но вспоминаю, что сказано это было в связи с моими чувствами к Саре, и во мне вновь возникает чувство вины, которое меня не покидает с той самой прогулки с Шестой.

— Здорово. Правда, я такого не помню, — говорю я.

— Ну, и ладно. Тут сказаны очень серьезные вещи о Старейшинах и о том, что мы должны взять на себя их роль. Неудивительно, что могадорцы так настойчивы, — говорит она.

— Да, их можно понять.

— Нам нужно вернуться в Парадайз, — прерывает нас Сэм.

— Ну, конечно, — смеется Шестая. — Что нам нужно, так это как-то отыскать остальных. Вернуться к поискам в Интернете. Еще потренироваться.

Сэм встает.

— Нет, ребята, я говорю серьезно. Нам надо вернуться. Если мой отец что-то оставил, я имею в виду этот передатчик, то я знаю, как его найти. Когда мне было семь лет, отец сказал мне, что мое будущее записано на солнечных часах. Я спрашивал, о чем это он, а он лишь отвечал, что если когда-нибудь выпадут темные звезды, мне надо будет найти Эннеады и прочесть свое предначертание на солнечных часах, отталкиваясь от даты рождения.

— А что такое Эннеады? — спрашиваю я.

— Это группа из девяти богов в египетской мифологии.

— Девяти? — переспрашивает Шестая. — Девяти богов?

— И что за солнечные часы? — спрашиваю я.

— Теперь до меня начинает доходить смысл, — говорит Сэм. Приводя мысли в порядок, он вышагивает вокруг стола, а Берни Косар покусывает его за пятки. — Я был очень удручен, поскольку он говорил странные вещи, понятные только ему самому. За несколько месяцев до своего исчезновения он выкопал во дворе колодец, говоря, что в него будет стекать вода из дренажных канав и т. д. Но когда колодец забетонировали, он установил на бетонной крышке искусно сработанные солнечные часы. А потом, глядя на колодец, сказал мне: «Твое будущее записано на солнечных часах, Сэм».

— И ты не пытался разобраться? — спрашиваю я.

— Конечно, пытался. Я крутил часы так и сяк, пытался использовать дату и час своего рождения и еще несколько вариантов, но ничего не получалось. Через какое-то время я решил, что это просто идиотский колодец с солнечными часами. Но теперь, когда я прочел письмо Генри, то, что он пишет о темных звездах, я знаю, что он дает какой-то ключ ко всему. Отец словно рассказал мне, ничего не сказав. — Сэм широко улыбается. — Он был очень умный.

— Ты тоже очень умный, Сэм, — говорю я. — Это очень смахивает на самоубийство — возвращаться в Парадайз. Но думаю, у нас нет иного выбора.

19

Я просыпаюсь со стиснутыми зубами и кислым вкусом во рту. Я всю ночь ворочалась — и не только потому, что Ларец наконец в моем распоряжении и мне не терпится уговорить Аделину открыть его сегодня утром, но и потому, что я слишком раскрылась перед слишком многими людьми. Я выставила напоказ свои Наследия. Сколько всего они запомнили? Разоблачат ли меня еще до завтрака? Я сажусь и вижу, что Элла в своей постели. Все еще спят, кроме Габби, Ла Горды, Дельфины и Бониты. Их кровати пусты.

Я уже опускаю ноги на пол, когда в дверях появляется сестра Люсия. Она уперла руки в поясницу, губы недовольно искривлены. Наши взгляды встречаются, и у меня перехватывает дыхание. Но она отступает на пару шагов назад, и пропускает четырех девушек из церковного нефа: они идут, пошатываясь, одуревшие, все в синяках, в разорванной и грязной одежде. Габби ковыляет к своей кровати и падает лицом вперед, вся голова оказывается внутри подушки. Ла Горда потирает свой двойной подбородок и со стоном ложится на спину. Дельфина и Бонита медленно заползают под одеяла. Когда все четверо затихают, сестра Люсия кричит, что пора вставать.

— Всем вставать!

Когда по дороге в туалет я прохожу мимо Габби, она вздрагивает.

Ла Горда стоит перед зеркалом, изучая изменившийся цвет лица. Увидев над плечом мое отражение, она сразу же открывает кран и начинает сосредоточенно мыть руки. Это приемлемо. Я не очень хочу кого-то запугивать, но мне нравится мысль о том, что меня оставят в покое.

Элла выходит из одной из кабинок и ждет очереди к умывальнику. Я беспокоюсь, как бы она не стала меня бояться после того, что я вчера сделала в нефе, но при виде меня она демонстративно поднимает над головой правую руку и сжимает ее в кулак. Я наклоняюсь к ее уху:

— Так ты в порядке?

— Благодаря тебе, — громко говорит она.

Я ловлю в зеркале взгляд Ла Горды.

— Эй, — шепчу я. — Прошлая ночь — наш маленький секрет. Все, что случилось прошлой ночью, — наша тайна, о'кей? Никому не рассказывай.

Она прикладывает палец к сжатым губам, и это меня успокаивает. Но вот смотрит она не очень хорошо. Возможно, наша вражда еще не окончена.

Я настолько занята мыслями о том, что может оказаться в Ларце, что пропускаю утренний поиск интернет-новостей о Джоне и Генри Смит. У меня не хватает терпения дождаться утренней молитвы, чтобы увидеть Аделину, и я ищу ее по всем комнатам. Но не нахожу. Звонит первый колокол на молитву.

Я подсаживаюсь к Элле на одной из последних скамей и подмигиваю ей. На передней скамье я замечаю Аделину. Посередине молитвы она оборачивается, и наши взгляды встречаются. Я глазами показываю ей на то укромное место вверху нефа, где она много лет назад спрятала Ларец. У нее поднимаются брови.

— Я не поняла, что ты пыталась мне сказать, — говорит Аделина после молитвы. Мы стоим в левой стороне нефа под витражом святого Иосифа, в его желто-коричнево-красных отсветах. Ее глаза так же серьезны, как и вся ее поза.

— Я нашла Ларец.

— Где?

Я показываю головой вверх и направо.

— Это я должна решать, когда ты готова. А ты не готова. Совсем не готова, — говорит она сердито.

Я расправляю плечи и сжимаю зубы.

— Для тебя я никогда не буду готовой, потому что ты перестала верить, Эммалина.

Имя застает ее врасплох. Она раскрывает было рот, но не выдает приготовленную тираду.

— Ты не представляешь, что мне приходится выносить от других девушек. Ты бродишь со своей Библией, молишься и перебираешь четки, и тебе совершенно все равно, что меня травят, что у меня есть лишь один друг, что все сестры меня ненавидят, а при этом целый мир ждет, чтобы я его защитила. Даже два мира! Лориен и Земля нуждаются во мне, а я заперта здесь, как животное в зоопарке, и тебе все равно.

— Конечно, не все равно.

Я начинаю плакать.

— Нет, все равно! Все равно! Может, тебе было не все равно, когда ты была Одеттой, и не совсем все равно, когда Эммалиной. Но с тех пор как ты стала Аделиной, а я — Мариной, тебе безразлична и я, и остальные восемь, и то, ради чего мы здесь. Извини, но мне претят твои разговоры о спасении, когда я пытаюсь добиться именно его. Я пытаюсь нас защитить. Я пытаюсь сделать так много добра, а ты ведешь себя так, как будто я чуть ли не зло.

Аделина делает шаг вперед, раскрывая руки для объятия, но что-то ее удерживает, и она отступает. Ее плечи дрожат, и она начинает плакать. Я тут же обвиваю ее руками, и мы обнимаемся.

— В чем дело? Почему Марина не в столовой?

Мы оборачиваемся и видим сестру Дору, которая стоит, скрестив руки на груди. На ее запястьях висит медное распятие.

— Иди, — шепчет Аделина. — Мы поговорим об этом позже.

Я вытираю слезы и ухожу мимо сестры Доры. Покидая неф, я слышу, что Аделина и сестра Дора о чем-то горячо спорят, их голоса отдаются от сводчатого потолка. Я с надеждой приглаживаю волосы.

Перед тем как пробраться вчера ночью назад в спальню, я при помощи телекинеза провела Ларец по темному узкому коридору в левое крыло нефа, мимо вырубленных в каменной стене старинных статуй. Теперь он лежит наверху узкой башенки в северной колокольне, надежно укрытый за запертой дубовой дверью. Пока что он будет в сохранности, но если я не смогу убедить Аделину в ближайшее время открыть его вместе со мной, то придется перепрятывать его в другое место.

Я не вижу Эллы в столовой и начинаю волноваться, что мое Наследие, может быть, дало какой-то обратный эффект, и она оказалась в больнице.

— Она в кабинете сестры Люсии, — говорит одна из девушек, когда я спросила об Элле за ближайшим к двери столом. — С ней была замужняя пара. Наверное, они хотят ее удочерить. — Она кладет себе в тарелку ложку тяжелого сырого омлета. — Счастливая.

У меня подкашиваются ноги, и, чтобы не упасть, я хватаюсь за край стола. Я не вправе огорчаться из-за того, что Элла покинет приют, но ведь она мой друг. Конечно, я знала, что она будет у сестер одной из первых кандидаток на удочерение. Элле семь лет, она симпатичная, умная, приятная в общении. Я искренне надеюсь, что у нее будет дом, тем более что она потеряла родителей. Но, как это ни эгоистично, я не могу позволить ей уйти.

Еще когда мы с Аделиной только попали сюда, было решено, что я никогда не буду претендовать на удочерение. Но сейчас я задумываюсь, может быть, стоило? Может быть, меня бы кто-нибудь полюбил.

Я понимаю, что, даже если Эллу сегодня удочерят, какое-то время уйдет на оформление документов. Так что она пробудет здесь еще неделю, или две, или три. Но это все равно разбивает мне сердце и только усиливает мою решимость покинуть это место сразу же, как только я открою Ларец.

Я с опущенными плечами выхожу из столовой, беру куртку, прохожу через двойные двери и иду вниз по склону, даже не задумываясь, что пропускаю школу. Я выискиваю глазами мужчину с книжкой о Питтакусе. Может, он таится где-нибудь на тротуаре позади торговцев на Кале Принсипаль, перебегая из тени в тень.

Проходя мимо «Эль Пескадора», деревенского ресторана, я бросаю взгляд на брусчатый переулок. Там стоит мусорный бак. Его крышка отодвигается и слетает, сам бак начинает подрагивать, а внутри слышно какое-то царапание. Потом на краю бака появляется пара черно-белых лап. Это кошка. Когда она не без труда выбирается и прыгает на землю, я вижу у нее на правом боку длинную глубокую рану. Один глаз опух и закрылся. Похоже, она умирает от изнеможения и от голода, смирилась с этим и лежит в мусоре.

— Бедняга, — говорю я. Я знаю, что теперь и шага не ступлю, пока ее не вылечу. Она урчит, когда я опускаюсь рядом с ней на колени, и не сопротивляется, когда я кладу на нее руку. Холод быстро струится от меня на кошку, быстрее, чем когда я лечила Эллу или свою собственную щеку. Не знаю, то ли Наследие становится сильнее, то ли оно быстрее действует на животных. Ее лапы распрямляются и раскидываются в стороны, дыхание учащается, а потом обращается в громкое урчание. Я осторожно поворачиваю кошку и осматриваю правый бок: он зажил и покрылся густой черной шерстью. Заплывший глаз стал нормальным, он открылся и смотрит на меня. Я назвала кошку Наследием и говорю:

— Если ты хочешь убраться из городка, Наследие, то нам есть о чем поговорить. Потому что, думаю, я скоро уеду, и ты могла бы составить мне компанию.

Я вздрагиваю при виде фигуры, появившейся в конце переулка. Но это Гектор, который везет в коляске свою мать.

— А, Марина морская! — кричит он.

— Привет, Гектор Рикардо. — Я подхожу к ним. Его мать ссутулилась и выглядит отрешенной. Боюсь, ей стало хуже.

— Кто твой друг? Привет, малыш. — Гектор наклоняется и чешет Наследие под челюстью.

— Нашла себе компанию по дороге.

Мы спокойно идем, болтая о погоде и о Наследии, и так доходим до дома Гектора и его матери.

— Гектор, ты не видел в последнее время того усатого мужчину с книгой из кафе?

— Нет, — говорит он. — Почему он тебя так беспокоит?

Я делаю паузу.

— Он похож на одного знакомого.

— И это все?

— Да. — Он знает, что я лгу, но у него хватает такта не допытываться. Я знаю, что он будет высматривать человека, которого я считаю могадорцем. Надеюсь только, что Гектор не пострадает.

— Приятно было увидеться с тобой, Марина. Не забывай, что сегодня у тебя школа, — подмигивает он. Я киваю, а он отпирает дверь и, пятясь, заходит в дом, закатывая коляску с больной матерью.

Позади меня все чисто, и я еще какое-то время гуляю, думая о Ларце и о том, когда мне удастся снова поговорить с Аделиной. Я также думаю о Джоне Смите, который в бегах, об Элле и ее возможном удочерении и о своей ночной схватке в нефе. В конце Кале Принсипаль я смотрю на школьное здание. Я ненавижу эту дверь и эти окна, я зла на себя за все время, которое провела внутри, вместо того чтобы ездить с места на место, меняя имена в каждой новой стране. Интересно, как я назову себя в Америке.

Я иду назад, и Наследие мяукает у меня под ногами. Я по-прежнему держусь в тени и посматриваю на стоящие впереди дома. Я заглядываю в окно кафе, надеясь и не надеясь увидеть могадорца с густыми усами. Его там нет, но Гектор уже там, он смеется над тем, что только что сказала женщина за соседним столиком. Я буду так же скучать по Гектору, как и по Элле. У меня двое друзей, а не один.

Я наклоняюсь под окном, и мой взгляд падает на пушистую черно-белую шерсть Наследия. Меньше часа назад эта кошка истекала кровью на мусорной куче, а теперь она — просто комок энергии. Моя способность излечивать и вдыхать новую жизнь в растения, животных и людей налагает огромную ответственность. Когда я починила Эллу, то впервые остро ощутила свою необычность: дело не в том, что я почувствовала себя героем, а в том, что я смогла помочь человеку, который в этом нуждался. Я прохожу мимо нескольких дверей, а из открытого окна кафе все доносится смех Гектора, окутывая мои плечи. Я знаю, что мне надо делать.

Передняя дверь заперта, но я обхожу дом Гектора, и первое же окно легко открывается. Я карабкаюсь и забираюсь в окно, а Наследие тем временем облизывает свои лапы. Я нервничаю — мне еще никогда не доводилось вламываться в чужие дома. Помещение маленькое и темное, воздух тяжелый. Вся мебель заставлена католическими статуэтками. Я быстро нахожу комнату матери. Она лежит на двойной кровати в дальнем углу, одеяла, которыми она укрыта, слегка поднимаются с каждым ее вдохом. Ее ноги неестественно вывернуты, и она выглядит очень слабой. На маленьком ночном столике выстроились в ряд флаконы с лекарствами, рядом с ними — четки, распятие, миниатюрная фигура Девы Марии с молитвенно сложенными руками и с десяток святых, чьих имен я не знаю. Я опускаюсь перед Карлоттой на колени. Она открывает глаза и водит ими, глядя над собой. Я замираю и задерживаю дыхание. Я никогда раньше с ней не разговаривала, хотя, когда она таки находит меня взглядом, по ним угадывается, что она меня узнала. Она открывает рот, чтобы заговорить.

— Ш-ш-ш, — говорю я. — Я друг Гектора, сеньора Рикардо. Не знаю, понимаете ли вы меня, но я пришла, чтобы вам помочь.

Она опускает ресницы, показывая, что поняла меня. Я глажу ее по щеке тыльной стороной левой ладони, а потом кладу ладонь на ее лоб. Ее седые волосы сухие и ломкие. Она закрывает глаза.

Ладонь заметно дрожит, а сердце начинает колотиться. Я перекладываю ладонь ей на живот. Теперь я по-настоящему понимаю, насколько она слаба и больна. Холод поднимается у меня по спине, идет в руки и доходит до кончиков каждого пальца. У меня кружится голова, учащается дыхание, сердце колотится еще чаще. Я начинаю потеть, несмотря на колючий холод на коже. Карлотта открывает глаза и испускает низкий стон.

Я закрываю глаза.

— Ш-ш-ш, все хорошо, все хорошо, — говорю я, успокаивая и ее, и себя. Используя ледяной холод, идущий от меня к ней, я начинаю удалять болезнь. Она уходит неохотно, крепко цепляясь за внутренности и не желая ослаблять хватку. Но в конце концов тело покидают и самые упорные остатки болезни.

Карлотту охватывает легкая дрожь, и она вся трясется, а я придерживаю ее. Открывая глаза, я успеваю заметить, как лицо Карлотты из пепельно-серого становится розовым.

У меня начинает ужасно кружиться голова. Я отнимаю руки от ее тела и падаю спиной на пол. Я напугана: мое сердце колотится с такой силой, словно готово выскочить из груди. Но потом оно успокаивается, я встаю и вижу, что Карлотта сидит на кровати с ошарашенным видом, словно пытаясь понять, где она и как сюда попала.

Я иду на кухню и выпиваю три стакана воды. Когда я возвращаюсь, Карлотта все еще приходит в себя. Я принимаю еще одно быстрое решение: иду к ночному столику и среди десятка пузырьков нахожу то, что ищу: флакон с предупреждением — может вызывать сонливость. Я открываю его, беру четыре таблетки и кладу себе в карман.

Я не отвечаю на слова Карлотты, но, выходя из комнаты, вижу, что она сидит, свесив свои распрямившиеся ноги с кровати и словно собираясь встать.

Я выбегаю из дома и вижу, что Наследие спит под задним окном. Взяв кошку на руки, я возвращаюсь в приют по переулкам и боковым улочкам. Интересно, как отреагирует Гектор, когда увидит, что его мать исцелилась. Проблема, однако, в том, что в таком маленьком городке ничто надолго не остается тайной. Я только надеюсь, что никто не видел, как я входила и выходила, и что Каролина не вспомнит, что случилось.

Перед двойными дверями я до половины расстегиваю молнию на куртке и бережно укладываю внутрь Наследие. Я знаю, где можно ее надежно спрятать: в северной колокольне вместе с Ларцом. «Ларец, — думаю я. — Я должна его открыть».

20

Любовь — очень странная штука. Что бы ты ни делал, твои мысли все время возвращаются к тому, другому человеку. Ты можешь брать чашку из буфета, или чистить зубы, или кого-то слушать, а мысли будут убегать к ней: к ее лицу, ее волосам, ее запаху. Ты думаешь о том, что на ней будет надето при следующей встрече и что она скажет. Ты все время пребываешь в этом мечтательном состоянии, а при этом еще кажется, что твой желудок подвешен на эластичном шнуре. Он часами дергается и дергается, пока наконец не притягивается к самому сердцу.

Именно так я себя чувствую с первого же дня, когда встретил Сару Харт. Я могу тренироваться с Сэмом или искать свои кроссовки в багажнике нашего джипа, но при этом думать только о лице Сары, о ее губах, о ее коже цвета слоновой кости. Я могу сидеть на заднем сиденье и давать распоряжения, куда нам ехать, и при этом быть стопроцентно поглощенным воспоминанием о чувстве, которое испытывал, когда голова Сары лежала на моем плече. Меня могут окружить двадцать могадорцев, мои ладони начнут светиться, а я буду анализировать каждое слово, сказанное за ужином у Сары в День Благодарения.

Просто безумие. Но еще безумнее то, что, пока мы в девять часов вечера на предельной скорости мчимся в Парадайз, по направлению прямо к Саре, к ее белокурым волосам и голубым глазам, я думаю о Шестой. Я думаю о том, как она пахнет, как выглядит в своей тренировочной форме, о том, как мы едва не поцеловались во Флориде. Из-за Шестой у меня болит еще и желудок. Не только из-за нее, но и из-за того, что в нее также влюблен мой лучший друг. Когда мы в следующий раз остановимся, надо будет купить какое-то средство для нейтрализации кислоты.

Сэм ведет машину, а мы толкуем о письме Генри и о том, какой у Сэма замечательный отец — он не только помогал народу Лориен, но и на случай, если с ним что-нибудь произойдет, оставил Сэму загадку, которая поможет отыскать передатчик. И все же мои мысли разрываются между Сарой и Шестой.

Когда до Парадайза остается два часа езды, Шестая спрашивает:

— А что, если это пустышка? Я имею в виду, что, если в этом колодце лежит только какой-нибудь странный подарок на день рождения или что-то еще, но не передатчик? Показываясь в Парадайзе, мы очень рискуем, очень рискуем.

— Доверьтесь мне, — говорит Сэм. Он стучит большими пальцами по рулю и добавляет громкости стерео. — Я еще никогда и ни в чем не был так уверен. А еще я учился на одни пятерки, всем большое спасибо.

Я думаю о том, что в Парадайзе нас поджидают могадорцы. Причем их гораздо больше, чем было во Флориде, и они держат под наблюдением все, что только может навести их на нас. И если быть честным с самим собой, то единственная причина, по которой я иду на этот риск, — это вероятность увидеть Сару.

Я наклоняюсь вперед с заднего сиденья и похлопываю Сэма по плечу.

— Сэм, что бы там ни было с колодцем и солнечными часами, мы с Шестой в огромном долгу перед тобой за то, что твой отец для нас сделал. Но я очень, очень, очень надеюсь, что мы доберемся до передатчика.

— Не беспокойся, — говорит Сэм.

Мимо проносятся дорожные фонари. Берни Косар спит, и его уши свисают с края сиденья. Я нервничаю при мысли, что увижу Сару. Нервничаю, что так близок с Шестой.

— Слушай, Сэм, — спрашиваю я. — Хочешь сыграть в одну игру?

— Конечно.

— Как ты думаешь, какое у Шестой земное имя?

Шестая резко поворачивает голову, ее черные волосы хлещут ее по правой щеке. Она хмурится на меня с притворной злостью.

— Оно у нее есть? — смеется Сэм.

— Да. Угадай, — говорю я.

— Да, Сэм, — говорит Шестая. — Угадай.

— Хм. БТР?

Я так хохочу, что Берни Косар подпрыгивает и выглядывает в ближнее к нему окно.

— БТР? — кричит Шестая.

— Значит, не БТР? О'кей, о'кей. Ну, не знаю. Что-нибудь вроде Персии или Орла…

— Орла? — кричит Шестая. — С чего бы это мне быть Орлом?

— Ну, понимаешь, ты такая крутая, — смеется Сэм. — Я подумал, что тебя можно было бы назвать Звездным Огнем, или Раскатом Грома, или как-то еще очень круто.

— Точно! — кричу я. — И я думал точно так же!

— Так какое же все-таки имя? — спрашивает он.

Шестая скрещивает руки на груди и бросает взгляд на боковое зеркало.

— Я тебе не скажу, пока ты не попытаешься угадать из нормальных женских имен. Почему Орел, Сэм? За что ты меня так?

— А что? Я бы себя назвал Орлом, если бы была такая возможность, — говорит Сэм. — Игл Гуд. [1]Звучит устрашающе, да?

— Звучит как название сыра, — говорит Шестая, и мы все смеемся.

— О'кей. Э-э, Рэйчел? — говорит Сэм. — Бритни?

— Ужасно, — отзывается она.

— Ладно. Тогда Ребекка? Клэр? А, знаю. Беверли.

— Ты сумасшедший, — смеется Шестая. Она толкает Сэма в бедро, он притворно стонет и трет больное место. Он в ответ пару раз тычет костяшками пальцев в ее бицепс. Она изображает страшную боль.

— Ее зовут Марен Элизабет, — говорю я. — Марен Элизабет.

— Зря ты проговорился, — откликается Сэм. — Я уже собирался назвать Марен Элизабет.

— Ну, конечно, — замечает Шестая.

— Нет, точно собирался! Марен Элизабет звучит довольно круто. Хочешь, мы будем тебя так называть? А за Джоном останется номер, правильно я говорю, Четвертый?

Я почесываю голову Берни Косара. Не думаю, что я могу привыкнуть называть его Хедли, но я мог бы приучиться называть Шестую Марен Элизабет.

— Думаю, тебе нужно взять человеческое имя, — говорю я. — Если не Марен Элизабет, то какое-нибудь другое. Я имею в виду, оно пригодится хотя бы в присутствии посторонних.

Все замолкают. Я оборачиваюсь и достаю из Ларца бархатный чехол с солнечной системой Лориен. Я кладу шесть планет и солнце на ладонь и смотрю, как они зависают в воздухе и оживают. Когда планеты начинают кружить вокруг солнца, я обнаруживаю, что могу силой мысли приглушать их свечение. Я намеренно отвлекаюсь на них и на целых несколько секунд успешно забываю, что скоро могу увидеть Сару.

Шестая поворачивается, смотрит на тусклые планеты, парящие у моей груди, и наконец говорит:

— Не знаю. Мне нравится имя Шестая. Когда меня звали Марен Элизабет, я была другой. А Шестая мне подходит. Если кто-нибудь спросит, можно сказать, что это просто сокращение от другого имени.

Сэм оборачивается к ней:

— От какого? Шестидесятая?

* * *

Я ставлю на плиту чайник и семь кружек. Пока вода закипает, я выпуклой частью стальной ложки растираю в пыль три из тех таблеток, что украла у матери Гектора. Рядом стоит Элла и наблюдает — она всегда наблюдает, когда наступает моя очередь готовить сестрам вечерний чай.

— Что ты делаешь? — спрашивает она.

— Что-то такое, о чем, возможно, потом придется пожалеть, — говорю я. — Но я должна это сделать.

Элла расправляет на столе кусок скомканной бумаги и утыкает в него кончик карандаша. Тут же появляется замечательный рисунок тех семи кружек, которые я выстроила в ряд. Судя по тому, что я сумела у нее выудить, пара, с которой она встретилась в кабинете сестры Люсии, заявила, что «может дать много любви». Я не знала, как долго продолжалась встреча, но Элла говорит, что завтра они опять придут. Я знаю, что это значит, и разливаю по чашкам кипяток из чайника так медленно, как только могу, чтобы она подольше оставалась со мной.

— Элла? Как часто ты думаешь о своих родителях? — спрашиваю я.

Ее карие глаза распахиваются.

— Сегодня?

— Конечно. Сегодня или в любой другой день?

— Не знаю… — Она замолкает. И после паузы говорит: — Миллион раз?

Я наклоняюсь и обнимаю ее. Не знаю, от жалости к ней или к себе. Ведь мои родители тоже умерли. Пали жертвами войны, которую я когда-то должна продолжить.

Я высыпаю порошок от таблеток в кружку Аделины, жалея о том, что приходится к этому прибегнуть. Но у меня нет выбора. Она может безропотно ждать смерти, если ей так хочется, но я отказываюсь сдаваться без борьбы, не сделав всего, что только в моих силах, чтобы выжить.

Элла остается за столом, а я беру поднос и иду разносить чай. Я хожу по всему приюту и по одной раздаю кружки. Когда меня направляют в помещение сестер, чтобы отдать чай Аделине, я передвигаю предназначенную ей кружку на самый край подноса. Она берет ее с вежливой улыбкой.

— Сестра Камила плохо себя чувствует, и меня просили сегодня подежурить вместо нее в вашей спальне.

— Хорошо, — говорю я. Пока я думаю о том, какие возможности сулит пребывание в одной комнате с Аделиной, она делает большой глоток из кружки. Не знаю, сделала ли я огромную ошибку или очень себе помогла.

— Так что скоро увидимся, — произносит она и подмигивает мне. Я ошеломлена и едва не роняю с подноса последние две кружки.

— Х-хорошо, — с запинкой отвечаю я.

Через полчаса наступает отбой, но никто сразу не засыпает, многие девушки перешептываются между собой в темноте. Я каждые несколько минут поднимаю голову и смотрю на Аделину, которая лежит на кровати в другом конце спальни. Меня так смутило ее подмигивание.

Проходит еще десять минут. Я знаю, что большинство девушек еще не спят, равно как и Аделина. Обычно на своем дежурстве она быстро засыпает. Я делаю вывод, что она тоже ждет, пока все заснут. Теперь я думаю, что своим подмигиванием она давала понять, что хочет продолжить разговор. В комнате наступает тишина. Я выжидаю еще десять минут и поднимаю голову. Последние полчаса Аделина не шевелилась, поэтому я отрываю левые ножки ее кровати от пола и слегка покачиваю. Вдруг она выбрасывает вверх левую руку, словно белый флаг признавшего свое поражение, и показывает на дверь.

Я сдвигаю одеяло, встаю и на цыпочках выхожу из комнаты. В коридоре я отступаю на несколько шагов в затененное место и жду, затаив дыхание и надеясь только, что Аделина с сестрой Дорой не устроили мне какую-нибудь ловушку. Через тридцать секунд появляется Аделина. Она идет с трудом, покачиваясь из стороны в сторону.

— Идем со мной, — шепчу я, беря ее за руку. Я уже много лет не держала ее за руку, и мне вспоминается, как мы цеплялись друг за друга, когда плыли на судне в Финляндию, я тогда страдала от морской болезни, а она была здорова. Когда-то мы были так близки, что между нами нельзя было просунуть и листок бумаги. А сейчас даже прикосновение ее руки кажется чужим.

— Я так устала, — признается Аделина, когда мы поднимаемся на второй этаж. Мы уже на полпути к северному крылу и к колокольне, запертой на замок. — Не понимаю, что со мной случилось.

Я-то понимаю.

— Хочешь, я тебя понесу?

— Ты не сможешь меня нести.

— Не на руках, — говорю я.

Она слишком утомлена, чтобы спорить. Я концентрируюсь на ее ногах и ступнях, и вот через несколько секунд я уже оторвала Аделину от пола и несу ее по воздуху по пыльным коридорам. Мы в молчании проходим мимо высеченных в каменной стене старинных статуй и попадаем в более узкий коридор. Я тревожусь, как бы она не уснула, но тут она говорит:

— Просто не верится, что ты телекинезом заставляешь такую пожилую даму парить по коридорам. Куда мы направляемся?

— Мне пришлось его спрятать, — шепчу я. — Мы уже почти на месте, поверь мне.

Я отпираю замок, и он повисает на ручке дубовой двери. И вот я уже иду за парящей Аделиной вверх по винтовой лестнице, которая ведет в северную колокольню. Я слышу, как наверху тихо мяукает Наследие.

Я открываю дверь в колокольню и осторожно опускаю Аделину рядом с Ларцом. Она опирается на его крышку левой рукой и кладет на нее голову. Я вижу, что она окончательно проигрывает битву с таблетками и злюсь на себя за свою затею. Наследие забирается к ней на колени и облизывает ее правую ладонь.

— Откуда здесь кошка? — бормочет она.

— Не спрашивай. Слушай, Аделина, ты почти спишь, а мне нужно, чтобы ты вместе со мной открыла Ларец, прежде чем совсем уснешь, хорошо?

— Не думаю, что у меня хватит…

— Хватит чего? — спрашиваю я.

— Хватит сейчас на это сил, Марина. — Ее глаза закрыты.

— Хватит.

— Положи руку на замок Ларца. Положи мою руку с другой стороны.

Я прикладываю ладонь к замку сбоку. Он теплый. При помощи телекинеза я отрываю ее правую ладонь от языка Наследия и прикладываю к замку с другой стороны. Она переплетает свои пальцы с моими. Проходит секунда. Замок щелкает и открывается.

* * *

— Эй, ребята? Тут что-то происходит, что-то серьезное. — Семь планет, которые кружат передо мной над задним сиденьем джипа, ускоряют темп, и я больше не могу их контролировать. Они становятся такими яркими, что мне приходится заслониться.

— Эй, эй там! Чувак, выруби свет! — рявкает Сэм. — Мне ведь надо машину вести.

— Я не понимаю, что происходит!

— Остановись! — кричит Шестая.

Сэм резко выворачивает на обочину и бьет по тормозам, из-под колес летит гравий и стучит по днищу. Шесть планет и солнце немного тускнеют, а сами планеты начинают вращаться вокруг солнца с такой скоростью, что их невозможно различить. Орбиты поглощаются солнцем, и оно становится размером с баскетбольный мяч. Этот новый шар вращается, словно насаженный на ось, а потом дает такую яркую вспышку, что на долю секунды меня ослепляет. Он постепенно тускнеет, на поверхности появляются возвышения и впадины, пока, наконец, он не превращается в точную копию Земли со всеми ее семью континентами и семью океанами.

— Это?.. — спрашивает Сэм. — Это похоже на Землю.

Планета вращается у меня перед лицом, и на третьем или четвертом обороте я вижу точку пульсирующего света.

— Вы видите этот свет? — спрашиваю я. — Посмотрите на Европу.

— Да, вижу, — говорит Сэм. Он ждет еще одного оборота и прищуривается. — Где же это? Я бы сказал, в Испании или в Португалии. Кто-нибудь, дайте мне лэптоп. Побыстрее.

Не отводя глаз от сферы и от светящейся точки, я нашариваю позади себя лэптоп и протягиваю его Шестой, а она отдает Сэму. Он смотрит на сферу, висящую над задним сиденьем, что-то набирает на клавиатуре и поднимает глаза.

— Так, ясно, что это в Испании и близко к… Ближайший город называется Леон. Но нет, это далековато. На самом деле это в горах Пикос де Еуропа. Кто-нибудь слышал о них?

— Точно нет, — говорю я.

— И я нет, — говорит Шестая.

— Может, это наш корабль? — спрашиваю я.

— Нет, только не в Испании. Во всяком случае, я сильно сомневаюсь, — говорит она. — Подумай, если это корабль, то почему он начал светиться только сейчас, показывая свое местонахождение? В этом нет никакого смысла. Кроме того, сколько раз ты смотрел на эти штуки?

— С десяток, — отвечаю я. — Может, больше.

Сэм обхватывает руками подголовник и поднимает брови.

— Правильно. Значит, эту точку только сейчас что-то активировало.

Мы с Шестой переглядываемся.

— Очень может быть, что это кто-то из остальных, — говорит Сэм.

— Может быть, — соглашается Шестая. — А может быть, и ловушка. — Она смотрит на Сэма. — Не было ли из Испании каких-нибудь подозрительных новостей?

Он качает головой:

— Пять часов назад не было. Но я еще раз проверю прямо сейчас. — Он начинает что-то набирать на клавиатуре.

— Давай сначала съедем с шоссе, пока кто-нибудь не увидел светящуюся планету Земля, подвешенную в машине, — говорю я. — Не забывай, что мы чертовски близко от Парадайза.

* * *

Аделина храпит, и я чувствую себя виноватой. Но я впервые в жизни увидела свое Наследство, которое должна была получить еще много лет назад. Камни и драгоценные камни разных цветов, разных размеров и формы. Пара темных перчаток и пара темных очков. И то, и другое сделано из материалов, каких я никогда раньше не видела. Маленькая ободранная от коры ветка, а под ней — необычное округлое устройство со стеклянной линзой и плавающей стрелкой, чем-то напоминающее компас.

Но больше всего меня заинтриговал светящийся красный кристалл. Только увидев его, я больше не могу оторваться. Я протягиваю руку и беру его; он теплый и живой. На долю секунды он ярко вспыхивает красным светом, потом тускнеет и начинает медленно пульсировать в такт моему дыханию.

Кристалл становится горячее, ярче и начинает издавать низкий гул. Я паникую при мысли, что одно из моих Наследий активировало лорикскую бомбу.

— Аделина! — кричу я. — Проснись! Пожалуйста, проснись!

Она супит брови и храпит еще громче.

Я свободной рукой трясу ее за плечо.

— Аделина!

Я трясу еще сильнее и роняю кристалл. Он с тяжелым стуком падает на каменный пол и катится к выходу с колокольни. Когда он падает с первой ступеньки на вторую, красный свет перестает пульсировать. Падая со второй ступеньки на третью, он вообще перестает светиться. А когда падает на четвертую, я срываюсь и бегу за ним.

* * *

Сэм мчится по темной гравиевой дороге. Шар по-прежнему вращается у меня перед лицом. Маленький пульсирующий огонек все еще пытается что-то нам сказать. Мы останавливаемся, Сэм выключает двигатель и фары.

— Так что я думаю, что это один из ваших, — обернувшись, говорит Сэм. — Другой номер. И этот номер находится в Испании.

— Мы не можем быть в этом уверены, — отвечает Шестая.

Сэм кивает на шар.

— О'кей, сама подумай. Когда вы только прилетели, все вы должны были разъединиться и жить порознь, верно? Так было задумано: вы расходитесь и скрываетесь, пока не разовьются ваши Наследия, пока вы не натренируетесь и все такое. А что потом? Потом вы объединяетесь и вместе сражаетесь. Так что это огонек может быть сигналом к объединению. Но скорее это сигнал бедственного положения, в котором оказался один из номеров. А, может быть, кто-то, Пятый или Девятый, только что впервые открыл свой Ларец, и, поскольку эта штука у нас сейчас включена, мы можем общаться.

— Тогда, может быть, они видят, что мы находимся в Огайо? — спрашиваю я.

— Черт. Может быть. Вероятно. Но я серьезно, задумайтесь об этом. Если Старейшины дали вам все это добро в Ларцах, значит, они дали бы вам и средство общаться друг с другом. Правильно? Может быть, мы каким-то образом нашли ключ и теперь знаем, где находится тот, кому требуется наша помощь, — говорит он.

— А может, кого-то из наших пытают и заставляют вступить с нами в контакт и заманить в ловушку, — добавляет Шестая.

Я уже готов согласиться, как вдруг очертания Земли расплываются и весь шар начинает вибрировать от женского голоса, который говорит:

— Adelina! ¡Despierta! ¡Despierta, por favor! Adelina!

Я чуть не кричу в ответ, но тут шар вдруг сжимается, и возвращается привычный вид из семи сфер.

— Вау, вау, вау! Что это сейчас случилось? — спрашиваю я.

— Я бы сказал, что сигнал прервался, — говорит Сэм.

* * *

Я ловлю камень, когда он прыгает с девятой ступеньки, но он больше не светится. Я трясу его в ладони. Дую на него. Кладу на открытую ладонь Аделины. Но он не меняет своего нового бледно-голубого цвета, и я боюсь, что я его поломала. Я осторожно кладу его обратно в Ларец и вынимаю веточку.

Сделав глубокий вдох, я выставляю ее в одно из двух окон и концентрируюсь на другом ее конце. Возникает какая-то магнетическая сила. Но прежде чем я успеваю ее проверить и оценить, я слышу, как внизу башни со скрипом открывается дубовая дверь.

21

Пока мы едем, я несколько раз пытаюсь восстановить сигнал, но всякий раз, когда солнечная система запускается, она действует как обычно. Уже почти полночь, и я готов попробовать помудрить с камнями и другими предметами из Ларца, но тут на горизонте появляется россыпь городских огней. Справа от дороги нас встречает тот же знак, какой мы видели несколько месяцев назад, когда за рулем был Генри:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПАРАДАЙЗ, ОГАЙО

НАСЕЛЕНИЕ 5243 ЧЕЛОВЕКА

— Добро пожаловать домой, — шепчет Сэм.

Я прижимаюсь лбом к стеклу и узнаю заброшенный амбар, старое объявление насчет яблок, зеленый пикап, все еще выставленный на продажу. Меня охватывает теплое чувство. Из всех мест, где я жил, Парадайз — самое любимое. Здесь у меня появился лучший друг. Здесь развилось мое первое Наследие. Здесь я влюбился. Но в Парадайзе я также столкнулся со своим первым могадорцем. Здесь произошла моя первая настоящая битва, и я познал настоящую боль. Здесь погиб Генри.

Берни Косар запрыгивает рядом со мной на сиденье. Его хвост виляет с немыслимой быстротой. Он прижимает нос к маленькой трещине в стекле и возбужденно принюхивается к знакомому воздуху.

Мы съезжаем влево на первую же боковую дорогу, делаем еще несколько поворотов, то и дело разворачиваемся и едем обратно, чтобы убедиться, что за нами нет слежки, и ищем правильное и наименее подозрительное место, где оставить наш джип. По ходу дела мы еще раз продумываем план.

— После того как мы находим передатчик, мы сразу возвращаемся к машине и немедленно уезжаем из Парадайза, — говорит Шестая. — Так?

— Так, — говорю я.

— Мы больше ни с кем не встречаемся и едем. Уезжаем.

Я знаю, что она подразумевает Сару, и прикусываю губу. После стольких недель в бегах, я наконец вернулся в Парадайз, а мне говорят, что мне нельзя ее увидеть.

— Ты понял, Джон? Мы уезжаем? Сразу же?

— Ну, хватит уже. Я знаю, к чему ты клонишь.

— Извини.

Сэм паркуется на темной улице под кленом в трех километрах от своего дома. Я ступаю на асфальт, мои легкие делают первый настоящий глоток воздуха Парадайза, и мне сразу хочется вспомнить — вспомнить Хэллоуин, и как я возвращался домой к Генри, и как сидел на диване рядом с Сарой.

Мы не хотим рисковать, оставляя Ларец в пустой машине. Шестая открывает багажник, достает его и ставит себе на плечо. Подвинув его поудобнее, она становится невидимой.

— Подожди, — говорю я. — Мне надо кое-что взять. Шестая?

Шестая появляется, я открываю Ларец, достаю нож и засовываю его в задний карман джинсов.

— О'кей. Теперь я готов. Берни Косар, дружище, ты готов?

Берни Косар превращается в маленькую сову и взлетает на нижнюю ветку клена.

— Ну, начали. — Шестая поднимает Ларец и снова исчезает.

Мы бежим. Сэм держится за мной. Я перепрыгиваю через ограду и в хорошем темпе бегу краем поля. Примерно через километр я ныряю в лес. Мне нравится, как ветки хлещут меня по груди и рукам, как мои джинсы рассекают высокую траву. Я часто оглядываюсь через плечо: Сэм не отстает дальше, чем на сорок шагов, перепрыгивает через бревна, нагибается под ветвями. Я слышу рядом шорох, но не успеваю дотянуться до ножа, как Шестая шепчет, что это она. Я вижу, как она приминает траву, и бегу по ее следу.

По счастью, Сэм живет на окраине Парадайза, где соседние дома стоят на значительном удалении друг от друга. Я останавливаюсь на самой опушке и вижу его дом. Он маленький и скромный, с белым алюминиевым сайдингом и черной крышей из мягкой черепицы. Справа из крыши торчит тонкая труба, задний двор огорожен высоким деревянным забором. Шестая материализуется и опускает Ларец на землю.

— Здесь? — спрашивает она.

— Здесь.

Через тридцать секунд подлетает Берни Косар и садится мне на плечо. Через четыре минуты Сэм пробирается через полосу кустарника и встает рядом с нами. Он тяжело дышит, руки твердо уперты в бока. Он смотрит на стоящий в отдалении дом.

— Как ты себя чувствуешь? — спрашиваю я.

— Как дезертир. Как плохой сын.

— Подумай, как твой отец гордился бы тобой, если мы сумеем достать то, что надо, — говорю я.

Шестая становится невидимой и отправляется на разведку. Она заглядывает в тени близлежащих домов, осматривает задние сиденья всех стоящих вдоль улицы машин. Вернувшись, она говорит, что вроде все нормально, только на доме справа установлен сенсор, срабатывающий на движение. Берни Косар улетает и садится на конек крыши.

Шестая берет Сэма за руку, и они становятся невидимыми. Я в обнимку с Ларцом иду за ними к заднему забору. Они появляются. Первой перелезает Шестая, за ней Сэм. Я бросаю им Ларец и тоже быстро перелезаю. Мы прячемся за разросшимся кустарником, и я обвожу взглядом двор: деревья, высокая трава, большой пень, ржавые качели и рядом с ними старая тачка. На задней стороне дома слева расположена дверь, а справа — два темных окна.

— Вон там, — шепчет Сэм, показывая рукой.

То, что я сначала принял за пень посередине двора, при ближайшем рассмотрении оказывается широким каменным цилиндром. Прищурившись, я различаю на нем какой-то треугольный предмет.

— Мы скоро вернемся, — шепчет Шестая Сэму.

Взяв Шестую за руку, я становлюсь невидимым и говорю:

— Ладно, Орел Гуд. Охраняй Ларец так, будто от этого зависит моя жизнь. Потому что так оно и есть.

Мы с Шестой осторожно идем к колодцу по густой траве и опускаемся перед ним на колени. По окружности солнечных часов проставлены цифры — от одного до двенадцати справа, от одного до двенадцати слева, а в верхней части часов стоит ноль. Вокруг цифр начертаны линии. Я уже хочу взяться за треугольник, стоящий посередине и попробовать покрутить его, когда слышу сдавленный возглас Шестой.

— Что? — шепчу я, поднимая глаза к черным окнам.

— Посередине. Смотри. Знаки.

Я снова вглядываюсь в солнечные часы, и у меня перехватывает дыхание. Они почти неразличимы, и их легко проглядеть, но в центре круга мелко выбиты девять лорикских знаков. Я опознаю цифры от одного до трех, потому что они сходятся с формой шрамов на моей лодыжке, но остальные мне не знакомы.

— Еще раз, когда у Сэма день рождения? — спрашиваю я.

— Четвертого января тысяча девятьсот девяносто пятого года.

Треугольник щелкает, как замок, когда я поворачиваю его вправо к лорикской цифре один. Я сглатываю комок в горле и поворачиваю его влево, к цифре, которая должна быть четверкой. Мой номер. Потом кручу треугольник к одному, пяти, девяти, снова, делая полный оборот, к девяти и к пяти. Несколько секунд ничего не происходит, а потом солнечные часы начинают шипеть и дымиться. Мы с Шестой отступаем и смотрим, как бетонная крышка колодца с громким, отдающим эхом скрежетом отъезжает в сторону. Когда дым развеивается, я вижу внутри лестницу.

Сэм прыгает у забора. Одной рукой он прикрывает рот, а другая сжата в кулак и поднята вверх.

Одно из темных окон дома становится желтым. Берни Косар дважды протяжно ухает на крыше.

Я еще не успеваю ничего сообразить, как Шестая дергает меня вперед. Скоро я уже видимый и спускаюсь по лестнице внутри колодца. Шестая спускается следом, почти совсем задвинув над собой крышку. Я зажигаю ладони и вижу, что до цементного дна метров шесть.

— А как же Сэм? — шепчу я.

— С ним все будет нормально. Там же Берни Косар.

Мы спускаемся на дно и видим уходящий влево ход. В воздухе стоит запах плесени. Я подсвечиваю нам ладонями, и мы идем по этому кривому ходу. Когда он выпрямляется, мы видим перед собой комнату с захламленным столом и сотнями бумажек, приколотых к стене. Я уже готов войти, когда луч света от ладоней выхватывает в дверном проеме какой-то длинный белый предмет.

— Что это… — замолкает на полуслове Шестая.

Я резко останавливаюсь. Это огромная кость.

Шестая толкает меня вперед, и я достаю из кармана нож.

— Сначала дамы? — предлагаю я.

— Не в этот раз.

Я перепрыгиваю через кость и тут же освещаю комнату ладонями. У меня вырывается крик: у стены сидит скелет. Входит Шестая и при виде его пятится назад, упираясь в стол.

В скелете под два с половиной метра роста, у него огромные кисти рук и ступни. Густые белокурые волосы свисают ниже лопаток. На шее висит голубой кулон, похожий на мой.

— Это не отец Сэма, — говорит Шестая.

— Точно не он.

— Тогда кто?

Я подхожу ближе и рассматриваю кулон. Голубой лоралит немного больше, чем у меня, но в остальном такой же. Я смотрю на него и ощущаю бесконечную связь с тем, кто это был.

— Не знаю. Но думаю, что это был друг. — Я снимаю с головы скелета кулон и отдаю Шестой.

Мы подходим к столу. Я не знаю, с чего начать. Стопки бумаг и письменные принадлежности покрыты густым слоем пыли. Бумаги на стене исписаны на каком угодно языке, но только не на английском. Я опознаю только несколько лорикских цифр и больше ничего. На сломанном стуле лежит белый электронный планшет. Я беру его и нажимаю пальцами на черный экран. Ничего не происходит.

Шестая выдвигает верхний ящик стола в поисках еще каких-нибудь бумаг, а когда берется за ручку второго ящика, на поверхности гремит взрыв, который сбивает нас с ног. По потолку бежит длинная трещина, бетон прогибается, и его куски валятся рядом с нами.

— Бежим! — кричу я.

С кулоном на шее Шестая срывает со стены десяток бумаг, а я засовываю сзади за пояс планшет. Мы карабкаемся по лестнице и выглядываем в просвет между колодцем и песочными часами. Десятки могадорцев. Тлеющий огонь. Берни Косар превратился в тигра с кривыми бараньими рогами. В его пасти зажата рука могадорца. Сэма больше нет у забора. Нет и Ларца.

Я собираюсь выскочить из колодца, когда Шестая позади меня обращается в облачный смерч. Крышка с солнечными часами отброшена, и Шестая прорывается через скучившихся пятерых могадорцев, раскидывая их через весь двор. Я вылезаю из колодца и накрываю его крышкой, а Шестая хватает светящийся могадорский меч и становится невидимой.

При помощи телекинеза я швыряю на дом трех могадорцев, стоящих у колодца. Они лопаются, обращаясь в тяжелый пепел. Я смотрю на дверь и вижу застывшего в проеме мужчину без рубашки и с ружьем в руках. За ним стоит в ночной рубашке испуганная мать Сэма.

Шестая материализуется рядом с двумя могадорцами, бегущими ко мне со светящимися пушками, и одним взмахом сносит им головы. Потом телекинезом швыряет тачку еще в одного, обращая его в кучу пепла. Я кидаю двух могадорцев на третьего, и Шестая одним быстрым движением рассекает всех троих. Берни Косар прыгает на середину двора и вонзает клыки в нескольких могадорцев, пытающихся подняться с земли.

— Где Сэм? — кричу я.

— Я здесь!

Я круто поворачиваюсь и вижу Сэма, лежащего на животе под сильно обгоревшим кустарником. С головы у него течет кровь.

— Сэм! — кричит из дверей его мать.

Он с трудом поднимается на колени:

— Мама!

Его мать снова кричит, но к нему подходит могадорец и хватает за рубашку. Я напрягаюсь и телекинезом вырываю из земли ржавые качели, но еще до того, как одна из металлических стоек пронзает могадорцу грудь, он успевает швырнуть Сэма через забор.

Со скоростью, которой я раньше за ней не замечал, Шестая прорубается через оставшихся могадорцев и, вся покрытая их пеплом, прыгает через забор к Сэму. Я запрыгиваю на спину Берни Косара, и мы тоже перескакиваем за ней.

Сэм лежит на спине в соседском дворе.

Его заливает свет, включенный датчиками движения. Я спрыгиваю с Берни Косара и поднимаю его.

— Сэм? Ты в порядке? Где мой Ларец?

Он приоткрывает глаза:

— Они его забрали. Прости, Джон.

— Вон они! — Шестая показывает на нескольких могадорцев, бегущих через поле к лесу.

Я усаживаю Сэма на спину Берни Косару, но он слезает.

— Я в порядке. Клянусь.

— Сэм! — кричит за забором его мать.

— Я вернусь, мама! Я тебя люблю! — И он первым бежит за могадорцами. Мы с Шестой легко его нагоняем, но потом она забирает вправо, чтобы пронзить мечом приблизившегося могадорца. Еще четверо в тридцати шагах перед ней, и она, с болтающимся на шее большим кулоном, бросается в атаку. У ее ног бежит Берни Косар.

Мы с Сэмом месим грязь по полю, и нам перерезают дорогу два могадорца. Через плечо я вижу еще двоих: они разделились и идут на нас каждый под своим углом. Другие в двух разных местах вошли в лес, и я не видел, у кого из них был Ларец. Я достаю из кармана нож. Его рукоятка оборачивается вокруг моей ладони.

Я бегу вперед, а передо мной бегут двое могадорцев, их мечи болтаются и режут вспаханную землю. Когда до них остается меньше четырех метров, я прыгаю, занеся над головой нож. Когда я начинаю опускаться, подо мной пролетает огромное дерево, сбивая и убивая обоих могадорцев. Шестая. Приземлившись, я вижу, как она несется к Сэму и двум могадорцам, которые его окружают.

Тот, что слева от Сэма, обхватывает его за пояс. Шестая отрывает его от Сэма и швыряет далеко в поле, где он сразу же встает и снова нападает.

Я подкрадываюсь сзади к другому могадорцу, вонзаю ему нож в шею и разрезаю его до лопатки. Он обращается кучей пепла, которая засыпает мне ноги.

Берни Косар набрасывается еще на одного врага мога, и скоро его язык уже весь покрыт пеплом.

— Нам надо добраться до машины и сваливать отсюда, — говорит Шестая. — Они нас ждали, так что их подкрепления уже, наверное, в пути.

— Сначала мы должны вернуть мой Ларец, — настаиваю я.

— Тогда нам надо разделиться, — говорит Шестая. Своим закоптившимся мечом она показывает на те два места, где могадорцы вошли в лес. — Берни Косар, ты идешь со мной.

Берни Косар съеживается в ястреба, и они с Шестой удаляются налево.

Мы с Сэмом входим в лес в другом месте. Скоро мы слышим треск веток и бежим на этот звук. Я вырываюсь вперед, перепрыгивая через несколько поваленных деревьев, и вижу четырех могадорцев, убегающих по маленькой поляне. В лунном свете я не вижу, есть ли у кого-нибудь из них Ларец. Я съезжаю по склону на боку, ломая поросль и вызывая маленький камнепад. Я слышу, как позади с таким же шумом сползает Сэм.

Они уже на середине поляны. Она густо заросла двухметровой травой, и я продираюсь так быстро, как только могу. Сэм кричит и спрашивает, в каком направлении я бегу. Вместо ответа я, не останавливаясь, направляю свет от ладони прямо в небо как луч от маяка.

— О'кей! Вижу! — кричит он.

Наконец на самом краю поляны я почти настигаю одного из могадорцев. Я ныряю ему в ноги и под грязными штанами цвета хаки вспарываю ему ахиллово сухожилие. Он с ревом падает на спину. Я прыгаю на него и убиваю, вонзив нож ему в грудь.

Сэм спотыкается о мои ноги и летит лицом вниз.

— Ты достал Ларец?

— Нет. Вперед!

Пользуясь одной рукой как фонариком, а другой как мачете, я быстро продираюсь сквозь чащу, не оглядываясь на Сэма. Меньше чем через минуту я вижу еще одного могадорца, который лезет через поваленное бревно. Находясь в двадцати метрах, я поднимаю бревно высоко в воздух, резко его качаю, и могадорец падает вниз головой. Когда я подбегаю, он неподвижно лежит на животе. Я вижу, что Ларца у него нет. Я убиваю его двумя ударами ножа.

— Джон? — кричит из темноты Сэм. — Чувак?

Я снова свечу ладонью в небо. Когда Сэм подходит, я обшариваю глазами лес.

— Скажи, ты его достал?

— Еще нет, — говорю я.

— Ларца нет, — бормочет Сэм.

— Надеюсь, Шестой повезло больше. — Я тянусь за пояс, достаю белый планшет и показываю Сэму: — Но у меня есть вот это.

Он хватает планшет.

— Из колодца?

— И это еще не все, что мы нашли. Погоди, я тебе расскажу. — Я вдруг осознаю, где мы находимся. Я останавливаюсь. Я даже перестаю дышать.

Сэм хватает меня за плечо и говорит:

— Вау, чувак. Что происходит? Ты что-то почувствовал? Что кто-то открыл твой Ларец?

Насколько я могу судить, мой Ларец никто не открывал. Во мне разрастается совсем другое чувство: «Мы рядом с домом Сары!»

22

После того как дверь внизу башни со скрипом отворилась, я слышу шаги. Я слышу доносимое эхом дыхание. Кто бы это ни был, я не смогу от него спрятать одурманенную Аделину, кошку и Ларец с инопланетным оружием и артефактами. Я медленно укладываю ветку обратно в Ларец и закрываю крышку. Наследие мягко идет на край колокольной площадки, садится и смотрит в темноту. Мы все молчим, но потом Аделина издает гулкий протяжный храп.

Шаги на винтовой лестнице ускоряются. Я несколько раз толкаю Аделину, чтобы разбудить ее. Она валится на бок.

«Что мне делать?» — беззвучно спрашиваю я Наследие. Кошка запрыгивает на Ларец, а потом спрыгивает и мурлыкает у моих ног. Это, конечно, не ответ, но она подает мне идею. Я наклоняюсь, ставлю Наследие на Ларец и карабкаюсь на одно из двух окон, где холодный воздух сразу же пробирает меня под пижамой, и у меня начинают стучать зубы. Шаги приближаются.

Я силой мысли поднимаю Ларец в воздух, и Наследие скребет лапами по крышке, стараясь на ней удержаться. Мне приходится пригнуться, чтобы пропустить вылетающий в окно Ларец. Как только я мягко опускаю Ларец на заледенелый газон десятью этажами ниже, Наследие спрыгивает и убегает в темноту. Потом я так же поднимаю Аделину. Она проплывает надо мной, задевая мою голову ночной рубашкой. Я осторожно опускаю ее рядом с Ларцом.

Теперь шаги стали совсем громкими. Я свешиваю ноги в окно. Напрягая все остатки концентрации, я умудряюсь подняться на несколько сантиметров над холодным камнем. Я выталкиваю себя на кружащий ветер. Начиная спуск, я успеваю заметить усатого могадорца из кафе — он выходит из последнего поворота лестницы и ступает на площадку…

Моя концентрация трещит и рассыпается на миллион маленьких кусочков. Я перехожу в свободное падение и останавливаюсь только в последний момент, вытянув перед собой руки и представив, что я летаю как перышко. Мое правое колено приземляется на волосок от трясущегося от холода тела Аделины.

Я в панике. Я или должна укрыть Ларец и Аделину где-то в деревне — но сейчас глухая ночь, мы в одних ночных рубашках, и я вижу во всей деревне только несколько одиноких огоньков, — или быстро отыскать подходящее место в приюте, где можно было бы спрятаться. У могадорца уйдет меньше времени на спуск с башни, чем на подъем, но потом ему надо будет пройти длинный коридор и спуститься еще по одному лестничному пролету на первый этаж. Я просовываю голову в двойные двери и, видя, что все чисто, устраиваю Аделину поверх Ларца и веду их по воздуху в церковный неф. Моя сила угрожающе тает, но я как-то ухитряюсь затащить Ларец, Аделину и себя в самый конец того самого насквозь продуваемого, холодного и сырого лаза, в котором изначально был спрятан Ларец.

Я начинаю думать, что навела на себя могадорца, когда открыла Ларец. Наверное, пульсирующий кристалл, который я уронила, — это своего рода передатчик. Аделина знает, что это, она знает, что надо делать. Борясь со страхом, что враждебные пришельцы вышли прямо на меня, как бы извиняясь перед Аделиной за таблетки и пытаясь хоть немного согреться, я утыкаюсь головой в грудь Аделины и обнимаю ее за пояс.

Несколько часов спустя я слышу, как Аделина сопит и пытается выпростать свои ноги из-под моих.

— Аделина? — шепчу я. — Ты проснулась?

— Кто это? Марина?

Я шепчу:

— Тише, Аделина. Совсем тихо.

— Почему? — шепчет она. — И где это мы?

— Мы в нефе, в том месте, где ты спрятала Ларец. Но пожалуйста, послушай меня. Они здесь. Могадорцы пришли за мной этой ночью, после того как я открыла Ларец. И мне пришлось нас с тобой спрятать.

— Как ты смогла сама открыть Ларец? Это невозможно.

— Ты рассказала мне, что надо сделать. Ты говорила во сне, — лгу я. Я могла бы рассказать, что одурманила ее, но я не готова к выяснению отношений.

По ее голосу ясно, как она растеряна.

— Я не помню… Я, я помню, как встала с постели, а потом… Нет, это, пожалуй, все. Так ты открыла Ларец? Что было внутри?

— Много всего, Аделина. Так много. Все эти камни и драгоценные камни. Один из них зажегся у меня в руке и стал вспыхивать. Думаю, из-за этого и явился этот могадорец.

— Какой могадорец? Что произошло? — Аделина пытается сесть, но я удерживаю ее, чтобы она не ударилась головой о низкий потолок.

Я шепчу:

— Несколько дней назад я увидела в кафе мужчину. У него была книга о Питтакусе, и он таращился на меня. У него была шляпа и большие усы. Я была уверена, что он с Могадора. И этой ночью, когда я в северной колокольне открыла Ларец, он явился.

— Как же мы ускользнули?

— Я телекинезом спустила нас во двор, а потом подняла сюда.

— Надо выбираться отсюда, — шепчет она. — Мы должны немедленно покинуть Санта-Терезу.

От этих слов я моментально возбуждаюсь. Я обнимаю ее в темноте, и, к моему удивлению, она тоже меня обнимает. Аделина ползет на четвереньках ко входу в лаз, я карабкаюсь следом с зависшим надо мной Ларцом. Видя, что в нефе никого нет, Аделина просит меня спустить ее. Потом я осторожно бросаю из лаза Ларец, и он бесшумно опускается у босых ног Аделины. Я уже собираюсь спустить себя, когда из глубины нефа появляется сестра Дора и решительным шагом направляется к Аделине.

— Где ты была? — рявкает она. — Ты всю ночь отсутствовала на посту. Как ты могла такое сделать? И что это еще за багаж?

— Мне понадобилось на свежий воздух, сестра Дора, — мягко говорит Аделина. — Прости, что я оставила свой пост.

Я вижу, как у сестры Доры сужаются глаза.

— С Мариной?

— Что?

— Меня посреди ночи разбудили четыре девушки и сказали, что Марина выскользнула ночью из спальни, и ты ушла вместе с ней.

Аделина хочет что-то сказать, но тут появляется Элла и тянет ее за платье.

— Сестра Дора, я только что видела Марину, — лжет она.

— Где?

— В спальне. Она спит.

Сестра Дора наклоняется и хватает Эллу за руку. Во мне что-то содрогается, когда я вижу страх на лице девочки.

— Ах, ты, маленькая лгунья! Я только что была в спальне, и там никого нет. Ты выдумываешь, чтобы ее выгородить.

— Хватит, сестра Дора, — говорит Аделина.

Но сестра Дора уже потащила Эллу с такой силой, что ноги девочки едва касаются пола.

— Мы идем в контору. Тебя научат, что здесь нельзя лгать.

По щекам Эллы текут слезы. Я впериваюсь взглядом в руку сестры Доры и отрываю ее пальцы от предплечья Эллы. Сестра Дора кричит от боли и с удивлением и недоумением смотрит на Эллу. Потом снова хватает ее.

К ним подбегает Аделина и, не успеваю я швырнуть сестру Дору, чтобы она проехалась на спине по главному проходу, хватает ее за кисть.

Сестра Дора вырывает руку. У меня сердце прыгает от радости, что я и Элла вновь обрели союзника.

— Не смей прикасаться ко мне, — с вызовом говорит сестра Дора. — Это место не для тебя, Аделина. И не для маленького демона, которого ты с собой привела.

Аделина спокойно улыбается:

— Ты права, сестра Дора. Возможно, это место не для нас с Мариной и, возможно, мы покинем его сегодня же утром. Но пожалуйста, будь добра, отпусти сначала Эллу. — В ее голосе, сердечном и терпеливом, таится яд.

— Да как ты смеешь! — фыркает сестра Дора. — Ты и сама сирота. Мы взяли тебя из милости, когда ты никому не была нужна!

— В глазах Господа мы все равны. Ты ведь признаешь это?

Сестра Дора порывается сделать шаг, но Аделина снова хватает ее за руку. Обе женщины сверлят друг друга взглядами.

— Я буду говорить об этом с сестрой Люсией. Тебя вышвырнут отсюда. И так быстро, что ты даже не успеешь помолиться о прощении.

— Я уже сказала, что ухожу сегодня утром. И у меня всегда будет возможность помолиться о прощении. — Аделина протягивает Элле руку, и та берется за нее. Сестра Дора после секундного колебания отпускает руку Эллы. — Я не только помолюсь о том, чтобы Марина простила меня за то, что я была ей таким ужасным опекуном, но также буду молить Бога, чтобы он простил тебя за то, что ты забыла о своем предназначении здесь.

Они еще несколько секунд смотрят друг на друга, потом сестра Дора разворачивается и с пыхтеньем уходит из нефа. Когда она пропадает из вида, а Элла стоит ко мне спиной, я спускаюсь по воздуху на пол.

— Привет, Элла, — говорю я.

— Марина! — Она выпускает руку Аделины, подбегает и обнимает меня. — Где ты была?

— Нам с Аделиной надо было поговорить наедине, — говорю я, отстраняясь от нее. Я поднимаю глаза на Аделину. — Нам надо было поговорить о нашем будущем.

Аделина щурится, потом переводит взгляд на свою грязную ночную рубашку, и ей становится неловко.

— Марина, иди упакуй свои вещи. И найди надежное место для Ларца. Нам скоро уходить.

Когда Аделина уходит, Элла хватает меня за руку и крепко ее сжимает.

— Марина, ночью здесь были плохие люди.

— Я знаю, я его видела. Поэтому мы и уезжаем. — Произнося эти слова, я уже знаю, что буду просить Аделину взять Эллу с собой.

— Я видела всех троих, — шепчет Элла.

Я охаю.

— Их было трое?

— Они были ночью за окном и смотрели на твою кровать.

У меня по спине пробегает дрожь. Я поднимаю Ларец обратно в лаз, и мы бежим в спальню мимо девушек, которые группками собрались в коридоре и шепчутся о каком-то деревенском происшествии.

— Они были вот здесь, — говорит она, показывая на окно.

— Ты уверена, что их было трое?

Она кивает.

— Да, они увидели, что я смотрю на них, и убежали.

— Как они выглядели? — спрашиваю я.

— Высокие и с очень длинными волосами. И их пальто были длиной почти до ботинок, — говорит она.

— А усы? У них были усы?

— Не думаю. Я не помню усов, — говорит она.

Я растеряна, но знаю, что у меня совсем мало времени: скоро появится Аделина с сумкой, в которую уместятся все ее вещи, скопленные за одиннадцать лет. Я уже собираюсь бежать в душ, когда меня останавливает девушка по имени Анали.

— Сегодня отменили занятия в школе. Утром там нашли эту девушку, Миранду Маркес. Она была задушена.

Я в шоке плюхаюсь на кровать. Миранда Маркес — темноволосая девушка, которая живет в деревне и сидит рядом со мной на уроках испанской истории. Наш преподаватель, учительница Муньес, постоянно путает нас, потому что Миранда такая же тощая и высокая, как я, и волосы у нас одной длины. Я сразу понимаю, что, наверное, Миранду убили по ошибке — вместо меня. И ночью меня кто-то хотел убить.

— Это… Это плохо, — шепчу я.

Анали говорит:

— Плюс к тому, я слышала, как сестры между собой говорили, что кто-то из деревенских видел, как этой ночью люди летали по воздуху. И сейчас сюда съехались разные телевизионщики на своих фургонах и делают репортажи.

Все это происходит так быстро. Могадорцы нашли меня. Они нашли мою пещеру. Я опрометчиво воспользовалась своими Наследиями, и есть свидетели, видевшие, как мы с Аделиной вылетали из окна колокольни. Погибла — возможно, из-за меня — девушка из моей школы, а мы с Аделиной покидаем приют посреди зимы, и у нас нет никакого другого пристанища.

Я как никогда быстро принимаю горячий душ и жду Аделину.

23

— Мы не пойдем к Саре, — говорит Сэм, а сам идет за мной краем леса. — У нас есть планшет, может быть, это тот самый передатчик, который мы искали. И мы пойдем назад на помощь Шестой.

Я делаю шаг к нему.

— Шестая сама справится. Я здесь, и Сара здесь. Я люблю ее, Сэм, и я ее увижу. Что бы ты ни говорил.

Сэм отступает, а я снова иду в направлении дома Сары. Сэм говорит:

— А ты в самом деле ее любишь, Джон? Или ты любишь Шестую? Кого же из них?

Я резко оборачиваюсь и свечу ладонью прямо ему в лицо.

— Ты думаешь, я не люблю Сару?

— Эй, перестань!

— Извини, — бормочу я, опуская ладонь.

Он трет глаза.

— Это правомерный вопрос. Я вижу, как вы с Шестой все время флиртуете, все время, и прямо у меня на глазах. Ты знаешь, что она мне нравится, но тебе все равно. И мало того, у тебя и без нее уже есть, наверное, самая шикарная девчонка во всем Огайо.

— Мне не все равно, — шепчу я.

— Что тебе не все равно?

— Мне не все равно, что тебе нравится Шестая, Сэм. Но ты прав: мне она тоже нравится. Мне бы этого не хотелось, но она мне нравится. Это глупо и жестоко по отношению к тебе, но я ничего не могу с собой поделать. Она крутая, она красивая и к тому же она лорианка, а это уже сверхкруто. Но я люблю Сару. И поэтому должен ее увидеть.

Сэм хватает меня за локоть.

— Нельзя этого делать, парень. Мы должны вернуться и помочь Шестой. Подумай об этом. Если они поджидали нас у моего дома, значит, их еще больше у дома Сары.

Я мягко высвобождаю локоть.

— Ты увидел свою маму, ведь так? Ты увидел ее на заднем дворе?

— Да, — вздыхает он, потупив глаза.

— Ты увидел свою маму, а я увижу Сару.

— Это не так важно, как тебе кажется. Не забывай, что мы добыли передатчик. Мы приехали в Парадайз за ним. Только за ним. — Сэм подает мне планшет, и я смотрю на пустой экран. Я ощупываю пальцами каждый сантиметр. Я пытаюсь пустить в ход телекинез. Я прикладываю его ко лбу. Планшет не оживает.

— Дай я попробую, — говорит Сэм. Пока он крутит в руках блокнот, я рассказываю ему о лестнице, об огромном скелете с кулоном, о столе и о стене, увешанной бумагами.

— Шестая захватила горсть бумаг, но не думаю, что мы сможем их прочесть, — говорю я.

— Так у отца была тайная подземная берлога? — Сэм в первый раз за последние несколько часов улыбается и отдает мне блокнот. — Он был такой крутой. Очень бы хотелось посмотреть бумаги, которые взяла Шестая.

— Само собой, — отвечаю я. — Сразу после того, как я увижусь с Сарой.

Сэм в изумлении разводит руками.

— Что я могу сделать, чтобы ты передумал? Просто скажи.

— Ничего. Ты никак не сможешь меня остановить.

* * *

В последний раз я был дома у Сары в День Благодарения. Я помню, как шел по подъездной дорожке, а Сара махала мне из окна.

«Привет, красавчик», — сказала она, открыв дверь, а я еще обернулся, притворяясь, что она сказала это кому-то другому.

В два часа ночи ее дом выглядит совсем иначе. С темными окнами и закрытым гаражом он кажется холодным и пустым. Неприветливым. Мы с Сэмом лежим ничком у угла дома в его тени, и я не знаю, как собираюсь с ней говорить.

Я достаю из джинсов специально припасенный мобильный, который все последние дни был отключен.

— Можно писать ей эсэмэски, пока они ее не разбудят.

— Неплохая мысль. Действуй наконец, чтобы только мы могли поскорее уйти. Клянусь, Шестая нас убьет. Или, что еще хуже, целая стая могадорцев готова убить ее, а мы лежим здесь в траве и ждем сцены из «Ромео и Джульетты».

Я включаю телефон и набираю: «Я обещал, что вернусь. Ты не спишь?»

Я отправляю текст, мы считаем до тридцати, и я набираю: «Я тебя люблю. Я здесь».

— Может, она думает, что это подвох, — шепчет Сэм после очередного тридцатисекундного ожидания. — Скажи что-нибудь такое, что знаешь только ты.

Я пытаюсь: «Берни Косар по тебе скучает».

В ее окне зажигается свет. Мой телефон жужжит, принимая текст: «Это в самом деле ты? Ты в Парадайзе?»

Я так возбуждаюсь, что даже вырываю клок травы.

— Остынь, — шепчет Сэм.

— Не могу.

Я отвечаю: «Я снаружи. Встретимся на игровой площадке через 5?»

Телефон сразу же жужжит: «Я приду:)».

Мы с Сэмом прячемся за мусорным баком в конце улицы, когда видим, как Сара выходит на бетонную площадку. При виде ее у меня от нахлынувших чувств перехватывает дыхание. Она в двадцати шагах от нас, на ней темные джинсы и черная шерстяная куртка. На голову натянута теплая белая шапочка, но она не скрывает длинных светлых волос, и легкий ветерок треплет их по плечам. Единственная лампочка над площадкой освещает ее безупречную фигуру, и я тут же вспоминаю, что сам весь в грязи и могадорском пепле. Я делаю шаг из-за бака, но Сэм хватает меня за руку.

— Джон, я понимаю, что это будет трудно, — шепчет он. — Но через десять минут мы должны вернуться в лес. Я серьезно. Шестая рассчитывает на нас.

— Я постараюсь, — говорю я, в эту минуту даже не думая о грозящих последствиях. Сара здесь и так близко от меня, что я почти ощущаю запах ее шампуня.

Она крутит головой, высматривая меня. Наконец она садится на качели и крутится, натягивая веревки. Потом она медленно раскручивается, а я иду по краю площадки, скрываясь за деревьями, и любуюсь ей. Она такая красивая. Само совершенство.

Я дожидаюсь, пока она повернется ко мне спиной, и выхожу из тени. Она продолжает вращение и оказывается лицом к лицу со мной.

— Джон? — Носки ее кед скребут по бетону, чтобы остановить вращение.

— Привет, красотка, — говорю я. Я чувствую, что моя улыбка растягивается до самых ушей.

Сара всплескивает ладонями, закрывая рот и нос.

Я подхожу к ней, и она пытается слезть с качелей, но ей мешают туго перекрученные веревки.

Я хватаюсь за веревки, разворачиваю ее к себе и поднимаю ее вместе с сиденьем на уровень своего лица. Я целую ее, и, как только наши губы встречаются, мне кажется, что я никогда не покидал Парадайз.

— Сара, — шепчу я ей на ухо. — Я так скучал по тебе, так скучал.

— Не могу поверить, что ты здесь. Это нереально.

Я снова целую ее, не отрываясь, и мы вместе крутимся до тех пор, пока веревки над ней не распрямляются. Сара спрыгивает с сиденья прямо в мои объятия. Я целую ее щеки и шею, а она водит ладонями по моей голове, запуская пальцы в стриженые волосы.

Я отпускаю ее, и она говорит:

— Кое-кто подстригся.

— Да, это моя особая стрижка, называется крутой-парень-в-бегах. Как тебе? Нравится?

— Да, — говорит она, упираясь руками мне в грудь. — Я не против, даже если ты вообще будешь лысым.

Я отступаю на шаг, чтобы сохранить в памяти этот ее образ. Яркие звезды за ней, сдвинутая чуть набок шапочка. Ее нос и щеки раскраснелись от холода. Прикусив нижнюю губу, она смотрит на меня, и у нее изо рта вырывается маленькое облачко дыхания.

— Я думал о тебе каждый божий день, Сара Харт.

— Поверь, что я думала о тебе вдвое больше.

Я опускаю голову, и мы касаемся лбами. И мы какое-то время так стоим, глупо улыбаясь. Потом я спрашиваю:

— Как ты? Тебя сейчас не очень достают?

— Сейчас уже легче.

— Так трудно быть в разлуке с тобой, — говорю я, целуя ее холодные пальцы. — Я постоянно думаю о том, чтобы прикоснуться к тебе, услышать твой голос. Каждый вечер еле удерживаюсь, чтобы тебе не позвонить.

Сара берет в ладони мой подбородок и водит большими пальцами по моим губам.

— Я часто сижу в папиной машине и думаю, где ты. Если бы я только знала, то я бы сразу к тебе поехала.

— Я здесь. Прямо перед тобой, — шепчу я.

Она опускает руки.

— Я хочу уйти с тобой, Джон. Мне все равно куда. Я так больше не могу.

— Это слишком опасно. Мы только что закончили схватку с пятьюдесятью могадорцами около дома Сэма. Вот каково теперь быть со мной. Я не могу тебя в это втягивать.

У нее трясутся плечи, и на глазах наворачиваются слезы.

— Я не могу здесь оставаться, Джон. Когда тебя нет и я даже не знаю, жив ты или погиб.

— Сара, посмотри на меня, — говорю я. Она поднимает голову. — Я ни в коем случае не погибну. Я знаю, что ты меня ждешь, и это для меня как защитное силовое поле. Мы будем вместе. Скоро.

У нее дрожат губы.

— Мне так трудно. Все просто ужасно, Джон.

— Ужасно? Что ты имеешь в виду?

— Люди такие скверные. Все говорят о тебе отвратительные вещи. И обо мне тоже.

— Например?

— Что ты террорист, убийца и ненавидишь Соединенные Штаты. Парни в школе придумывают тебе клички, вроде Бомбист Смит. Мои родители говорят, что ты опасен и что мне больше ни в коем случае нельзя с тобой общаться. Ко всему прочему, за твою голову назначена награда, и люди постоянно разговаривают о том, как бы тебя убить.

Она опускает голову.

— Просто не представляю, как ты все это выносишь, Сара, — говорю я. — Но по крайней мере, ты знаешь правду.

— Я потеряла почти всех друзей. Кроме того, я сейчас хожу в новую школу, и там все считают меня просто какой-то ненормальной.

Я потрясен. В прежней школе Сара была самой популярной, самой красивой, самой любимой девушкой. А сейчас стала отверженной.

— Так будет не всегда, — шепчу я.

Она больше не может сдержать слез.

— Я так люблю тебя, Джон. Но я не представляю, как мы можем из всего этого выбраться. Может, тебе лучше сдаться властям?

— Я не сдамся, Сара. Не могу. Мы выберемся. Точно выберемся. Ты — моя единственная, моя любовь. Сара, я обещаю, жди меня, и все образуется.

Но слезы не останавливаются.

— Но сколько мне ждать? И что произойдет, если все станет налаживаться? Ты вернешься на Лориен?

— Не знаю, — в конце концов говорю я. — Сейчас Парадайз — это единственное место, где мне бы хотелось быть, а ты — единственный человек, с которым мне бы хотелось быть в будущем. Но если мы как-то сумеем победить могадорцев, то да, мне придется возвращаться на Лориен. Но я не знаю, когда это случится.

У Сары в кармане жужжит телефон, и она наполовину вынимает его, чтобы взглянуть на экран.

— Кто тебе так поздно пишет? — спрашиваю я.

— Да Эмили. Может, надо сдаться и сказать им, что ты не террорист? Я не хочу снова и снова тебя терять, Джон.

— Послушай меня, Сара. Я не могу сдаться. Я не могу сидеть в полицейском участке и пытаться объяснить, как была разрушена целая школа и убиты пять человек. Что я скажу о Генри? О документах, которые найдены в нашем доме? Нельзя, чтобы меня арестовали. Шестая меня просто убьет, когда узнает, что я был здесь и разговаривал с тобой.

Сара шмыгает носом и вытирает ладонями слезы.

— А почему это Шестая убьет тебя, когда узнает, что ты был здесь?

— Потому что я ей сейчас нужен и потому что мне опасно здесь находиться.

— Ты ей нужен? Ей? Ты нужен мне, Джон. Ты нужен мне здесь, чтобы сказать, что все будет в порядке, что все это было не зря.

Сара медленно идет к скамейке, на которой вырезаны инициалы. Я сажусь рядом и прислоняюсь плечом к ее плечу. Мы ушли со света, и мне не очень хорошо видно ее лицо.

Я не знаю, в чем тут дело, но Сара отстраняется от меня и говорит:

— Шестая красивая.

— Да, — соглашаюсь я. Зря, конечно, но у меня просто вырвалось. — Но не такая красивая, как ты. Ты самая красивая из всех девушек, каких я знаю. Самая красивая из всех девушек, каких я когда-нибудь видел.

— Но от нее тебе не надо уходить, как ты уходишь от меня.

— Мы должны скрываться, Сара! Мы не можем просто взяться за руки и прогуляться по улице. Мы должны ото всех прятаться. Когда я с ней, я прячусь точно так же, как если бы был с тобой.

Сара спрыгивает со скамейки и поворачивается ко мне.

— Ты с ней гуляешь? Ты держишь ее за руку, когда вы ходите вдвоем?

Я встаю и протягиваю к ней руки. Рукава моей куртки покрыты засохшей грязью.

— Приходится. Только так я могу стать невидимым.

— Ты с ней целовался?

— Что?

— Ответь мне. — В ее голосе появилось что-то новое. Это смесь ревности и чувства одиночества. И к тому же слова пронизаны злостью.

Я качаю головой:

— Сара, я тебя люблю. Я не знаю, что к этому прибавить. Я хочу сказать, что больше ничего не произошло. — Меня накрывает цунами неловкости, и я лихорадочно роюсь в своем словарном запасе в поисках нужных слов.

Она в ярости:

— Я задала простой вопрос, Джон. Ты ее целовал?

— Я не целовал Шестую, Сара. Мы не целовались. Я люблю тебя, — говорю я, и меня коробит от собственных слов: фраза получилась куда хуже, чем я надеялся.

— Я вижу. Почему тебе было так трудно ответить на мой вопрос, Джон? Моя жизнь становится все интереснее и интереснее. Ты ей нравишься?

— Это неважно, Сара. Я тебя люблю, поэтому Шестая ничего не значит. Никакие другие девушки ничего не значат!

— Я чувствую себя последней идиоткой, — говорит она, скрещивая руки на груди.

— Пожалуйста, Сара, перестань. Ты все неправильно понимаешь.

— Правда, Джон? — спрашивает она, поворачиваясь и яростно глядя на меня полными слез глазами. — Ради тебя я столько всего вынесла.

Я пытаюсь взять Сару за руку, но она ее отдергивает.

— Не трогай, — говорит она с жесткой ноткой в голосе. В кармане ее куртки снова жужжит мобильник, но она даже не пытается его проверить.

— Я хочу быть с тобой, Сара, — говорю я. — Похоже, я не могу найти правильных слов. Все, что я на самом деле могу тебе сказать, так это то, что все эти недели я страшно скучал по тебе и что не проходило дня, когда мне не хотелось бы позвонить или написать тебе. — У меня скверное чувство. Похоже, я ее теряю. — Я тебя люблю. Не сомневайся в этом ни на секунду.

— Я тоже тебя люблю, — всхлипывает она.

Я закрываю глаза и глубоко вдыхаю холодный воздух. У меня какое-то дурное ощущение: в горле начинается покалывание и сбегает вниз до самых кроссовок. Открыв глаза, я вижу, что Сара отошла от меня на несколько шагов.

Я слышу слева от себя какой-то шум и резко поворачиваюсь. Это Сэм. Его глаза опущены, и он покачивает головой, давая нам с Сарой понять, что он не хотел бы к нам подходить, но ему приходится.

— Сэм? — спрашивает Сара.

— Привет, Сара, — шепчет он.

Сара его обнимает.

— Я так рад тебя видеть, — говорит он, уткнувшись ей в волосы. — Но извини, Сара. Мне очень, очень жаль, я знаю, что вы долго не виделись, но нам с Джоном надо уходить. Мы в большой опасности. Ты даже представить себе не можешь.

— Немного представляю. — Она отодвигается от него, и как раз когда я готовлюсь начать уверять ее в своей большой любви и переходить к прощанию, внезапно возникает полный хаос.

Все происходит с непостижимой быстротой. Сцены меняются с такой скоростью, как при замедленной киносъемке. Сэма сзади сбивает человек в противогазе. Он в синей куртке с буквами ФБР на спине. Кто-то хватает и утаскивает Сару. По траве к моим ногам подкатывается толстая гильза, из обоих ее концов валит белый дым, который жжет мне глаза и горло. Я ничего не вижу. Я слышу, как мычит Сэм с кляпом во рту. Я ковыляю в сторону от гильзы и падаю на колени рядом с пластмассовой горкой. Подняв голову, я вижу вокруг себя десяток полицейских, у всех в руках оружие. Тот, в противогазе, который схватил Сэма, теперь упирается ему коленом в спину. Мегафон ревет:

— Не двигаться! Лечь на живот, руки на затылок! Вы арестованы!

Я кладу ладони на голову и вижу, как вдруг оживают машины, которые стояли вдоль улицы все время, пока мы здесь находились. У них включаются фары и красные проблесковые фонари на приборных панелях. Из-за угла с визгом вылетают полицейские машины, БТР с надписью «спецназ» на борту прыгает через бортик и резко останавливается посередине баскетбольной площадки. Из него в угрожающем количестве вываливаются кричащие люди, и тут кто-то бьет меня ногой в живот. На запястьях защелкиваются наручники. Я слышу над собой треск вертолета.

Мой ум выхватывает единственное объяснение, которое он может найти.

«Сара. Текстовые сообщения. Это была не Эмили. С ней разговаривала полиция». То немногое в моем сердце, что не разорвалось, когда Сара отстранилась от меня, теперь разбивается вдребезги.

Упираясь лицом в бетон, я качаю головой. Я чувствую, как кто-то вынимает мой нож. Чьи-то руки достают из-за пояса планшет. Сэма поднимают за руки, и мы на секунду встречаемся с ним взглядами. Не могу догадаться, о чем он думает.

Мне защелкивают браслеты на щиколотках, они соединены цепью с теми, что на запястьях. Меня рывком поднимают с земли. Наручники слишком тесные и врезаются мне в запястья. Мне на голову надевают черный мешок и завязывают на шее. Я ничего не вижу. Двое берут меня за локти, третий толкает вперед.

— Ты имеешь право хранить молчание, — начинает один из них. Меня уводят и бросают в машину.

24

Через пять минут я встаю с кровати и открываю шкаф, чтобы посмотреть, что с собой взять из одежды. Я держу черный свитер, когда решаю, что не могу не попрощаться с Гектором.

Я снимаю со стены чью-то куртку с капюшоном и пишу короткую записку Аделине: «Надо кое с кем попрощаться в городке».

Двойные двери выпускают меня на холодный воздух. Мне становится спокойнее, когда я вижу, что вся Кале Принсипаль уставлена полицейскими машинами и фургонами телевизионщиков. Могадорцы не станут ничего предпринимать, когда вокруг так много свидетелей. Я выхожу из ворот с накинутым на голову капюшоном. Дверь в доме Гектора приоткрыта, и я тихо стучу по косяку.

— Гектор?

Отвечает женский голос:

— Да?

Дверь открывается. Это мать Гектора, Карлотта. Ее черные с сединой волосы аккуратно уложены вокруг головы, лицо розовое и улыбающееся. На ней красивое красное платье и синий фартук. Из дома пахнет выпечкой.

— Сеньора Рикардо, а Гектор дома? — спрашиваю я.

— Мой ангел, — говорит она. — Мой ангел вернулся.

Она помнит, что я для нее сделала, как излечила ее от болезни. Я чувствую себя неловко под ее взглядом, но она тянется меня обнять, и я не противлюсь.

— Мой ангел вернулся, — повторяет она.

— Я так счастлива, что вам стало лучше, сеньора Рикардо.

Она льет так много слез, что скоро и мои глаза оказываются на мокром месте.

— Добро пожаловать, слезы, — шепчу я. Позади Карлотты слышится мяуканье, и из кухни ко мне бежит Наследие, с мордочки у нее капает молоко. Она мурлычет у моих ног, я наклоняюсь и глажу ее по пушистой шерсти.

— Когда у вас появилась кошка? — спрашиваю я.

— Она пришла ко мне под дверь этим утром. Она такая прелесть. Я назвала ее Фео.

— Рада с тобой увидеться, Фео.

— Хорошая кошка, — говорит она, теперь уперев руки в бока. — Вечно голодная.

— Я так рада, что вы нашли друг друга. Карлотта, извините, но мне надо идти. Мне нужно поговорить с Гектором. Он дома?

— Он в кафе, — говорит она. Должно быть, у меня на лице явно читается досада на то, что Гектор пьет в такую рань, потому что Карлотта добавляет: — Теперь только кофе. Он пьет кофе.

Мы обнимаемся на прощание, и она целует меня в обе щеки.

Кафе заполнено. Я готова открыть дверь, но столбенею. Гектор сидит за маленьким столиком, но я вижу его только краем глаза. Мой взгляд прикован к тому, кто сидит за тем же столиком напротив него: это тот самый могадорец, который был здесь прошлый раз. Теперь он чисто выбрит, его черные волосы стали каштановыми, но это точно он. Такой же высокий и мускулистый, такой же широкоплечий, такой же смуглый и задумчивый, с такими же тяжелыми бровями. Мне не нужно описание убийцы: я знаю, что это он, неважно, с усами или без, с высветленными волосами или нет.

Я отпускаю дверь и отступаю назад. О, Гектор, думаю я, как же ты мог?

У меня трясутся ноги и колотится сердце. Могадорец оборачивается и видит меня в окне. Я вся холодею. Я стою как вкопанная и не могу шевельнуться. Могадорец смотрит на меня, что заставляет обернуться и Гектора. Только вид его лица выводит меня из шока.

Я пячусь назад, поворачиваюсь и бегу. Почти тут же я слышу, что дверь кафе открывается. Я не оборачиваюсь. Если меня преследует могадорец, я не хочу об этом знать.

— Марина! — кричит Гектор. — Марина!

* * *

Со мной едут четверо полицейских. Я прикасаюсь кончиками пальцев к тяжелым наручникам. Я уверен, что, если захочу, то сумею их сломать или просто открыть при помощи телекинеза, но мысль о Саре лишает меня энергии, необходимой для такого предприятия. «Она не могла меня сдать. Пожалуйста, пусть это будет не она».

Сначала мы едем двадцать минут, и я понятия не имею куда. Меня выталкивают и сразу заталкивают в другую машину, которая, как я предполагаю, более надежна в плане безопасности и предназначена для более долгих поездок. Потом мы едем целую вечность — два, может, три часа, — и, когда мы наконец останавливаемся, и меня снова выталкивают, боль от мысли о том, что это могло быть из-за Сары, становится почти нестерпимой.

Меня ведут в здание. После каждого поворота приходится ждать, пока отопрут очередную дверь. Я насчитываю четыре. С каждым новым коридором воздух становится все более спертым. Наконец меня заталкивают в камеру.

— Сядь, — приказывает мне один из провожатых.

Я сажусь на бетонную кровать. С головы сняли мешок, но наручники остались. Все четверо полицейских выходят и запирают за собой дверь. Двое, что покрупнее, остаются сразу за дверью, а другие двое уходят.

Камера маленькая, три на три метра. В ней помещаются только покрытая желтыми пятнами кровать, на которой я сижу, металлический унитаз и такая же раковина. Больше ничего. Три из четырех стен сделаны из прочного бетона, на задней стене под самым потолком есть маленькое оконце.

Хотя матрац и грязный, я ложусь, закрываю глаза и пытаюсь собраться с мыслями.

— Джон! — слышу я крик Сэма.

Я тут же открываю глаза, кидаюсь ко входу в камеру и хватаюсь за прутья решетки.

— Я здесь! — кричу я в ответ.

— Молчать! — рявкает тот охранник, что побольше, и грозит мне дубинкой. Дальше по коридору кто-то кричит на Сэма. Он больше ничего не говорит, но, по крайней мере, теперь я знаю, что он тоже здесь.

Я просовываю руку за решетку и прикладываю ладонь к плоской металлической поверхности замка. Я закрываю глаза, фокусирую телекинез, пытаясь понять его внутреннее устройство, но ощущаю только вибрацию, от которой моей голове становится тем больнее, чем сильнее я концентрируюсь.

Камера находится под электронным контролем. Я не смогу ее открыть телекинезом.

* * *

Я во всю прыть бегу в приют, капюшон надувается у меня за спиной, а скорость такая, что облака и синее небо надо мной сливаются в яркую белую полосу.

Я врываюсь в двойные двери и бегу в спальню. Аделина сидит на моей кровати, держа сложенную записку на коленях. У ее ног стоит маленький чемодан. Она вскакивает и обнимает меня.

— Тебе нужно на это взглянуть, — говорит она, подавая мне бумагу. Я разворачиваю лист и вижу, что это вовсе не моя записка, а копия фотографии. Кто-то выжег на склоне близлежащей горы огромный замысловатый знак. Со своими аккуратными линиями и острыми углами он представляет собой точную копию шрамов на моей лодыжке.

Я роняю листок, и он медленно планирует на пол.

— Это было обнаружено вчера, и теперь полиция раздает копии, рассчитывая добыть какую-нибудь информацию, — говорит Аделина. — Нам надо сейчас же уходить.

— Да, конечно. Но сначала мне нужно поговорить с тобой об Элле, — говорю я.

Аделина наклоняет голову.

— А в чем дело?

— Я хочу, чтобы она ушла с…

Не успеваю я закончить фразу, как меня сбивает с ног мощное сотрясение, сопровождаемое громоподобным грохотом. Аделина тоже падает, ударившись об пол плечом. Где-то в приюте произошел взрыв. Несколько девушек с криком вбегают в комнату, другие, наоборот, убегают в поисках убежища. Я слышу, как сестра Дора кричит, чтобы все бежали в южное крыло.

Мы с Аделиной поднимаемся с пола и направляемся в коридор, но тут гремит новый взрыв, и внезапно я чувствую холодный ветер. За общим криком я не слышу, что говорит Аделина, но, следуя за ее взглядом, я смотрю на крышу и вижу рваную дыру размером с автобус. Пока я смотрю, к краю дыры подходит высокий мужчина в длинном пальто с длинными рыжими волосами. Он указывает на меня.

25

В комнате для допросов тепло и темно, хоть глаз выколи. Я опускаю голову на стол и пытаюсь не уснуть, но после бессонной ночи сразу проваливаюсь в сон. И сразу же начинает формироваться видение, и я слышу шорохи. Сначала я парю в темноте, потом, словно выстреленный из пушки, огненным снарядом лечу по темному тоннелю. Черное обращается в голубое. Голубое — в зеленое. Шорохи идут за мной, но становятся все слабее по мере моего продвижения по тоннелю. Внезапно я останавливаюсь, и наступает тишина. Порыв ветра приносит яркий свет, и, посмотрев вниз, я обнаруживаю, что стою на заснеженной горной вершине.

Вид грандиозный: огромные горы, тянущиеся на многие километры. Подо мной расстилается глубокая зеленая долина с кристально-чистым голубым озером. Меня влечет к озеру, и я начинаю спускаться, когда вижу вокруг него маленькие вспышки. Сила моего зрения внезапно усиливается, словно я смотрю в бинокль, и я вижу, как сотни до зубов вооруженных могадорцев стреляют по четырем бегущим фигурам.

Меня тут же охватывает ярость, и все вокруг сливается, когда я мчусь вниз по склону. Когда до озера остается несколько сотен метров, надо мной с грохотом появляется черная стена туч. В долину бьют молнии, и гремят раскаты грома. Бьющие вокруг меня молнии валят меня с ног, и тут я вижу, как в тучах появляется глаз и смотрит на меня.

— Шестая! — кричу я, но меня заглушает гром. Я знаю, что это она, но что она здесь делает?

Тучи раздвигаются, и в долину кто-то падает. Я снова все вижу с большим приближением и убеждаюсь, что был прав: Шестая с яростным видом стоит между приближающимся полчищем могадорцев и двумя молоденькими девушками и двумя взрослыми мужчинами. Ее руки подняты вверх, и начинается проливной дождь.

— Шестая! — снова кричу я, и пара рук хватает меня сзади за плечи.

Я открываю глаза и отрываю голову от стола. В комнате для допросов горит свет, и надо мной стоит высокий круглолицый мужчина. На нем темный костюм, на брючном ремне прикреплен жетон. В руках он держит белый планшет.

— Успокойся, малыш. Я — детектив Уилл Мерфи, ФБР. Как мы сегодня себя чувствуем?

— Лучше не бывает, — отвечаю я, все еще озадаченный видением. Кого защищала Шестая?

— Хорошо, — говорит он. Детектив садится, кладет перед собой ручку и блокнот. Он осторожно помещает электронный планшет на левую сторону стола.

— Итак, — протяжно выговаривает он. — Шесть чего? Чего у тебя шесть?

— Что?

— Ты во сне выкрикивал цифру шесть. Не расскажешь мне, в чем тут дело?

— Это мой гандикап в гольфе, — говорю я. Я пытаюсь вспомнить лица двух девушек, стоявших в долине позади Шестой, но они получаются смазанными.

Детектив Мерфи усмехается:

— Да, само собой. Что, если нам немного поболтать? Начнем со свидетельства о рождении, которое ты представил в средней школе Парадайза. Оно поддельное, Джон Смит. На самом деле мы ровным счетом ничего не смогли найти о тебе и твоей жизни до того, как ты несколько месяцев назад появился в Парадайзе, — говорит он и щурится, как бы ожидая ответа. — Номер твоей социальной карточки принадлежит одному жителю Флориды, который уже умер.

— И где здесь ваш вопрос?

Его улыбка превращается в ухмылку.

— Почему бы тебе для начала не назвать свое настоящее имя.

— Джон Смит.

— Правильно, — говорит он. — А где твой отец, Джон?

— Умер.

— Как удобно.

— Вообще-то это, наверное, самое неудобное, что когда-либо случалось у меня в жизни.

Детектив что-то записывает в блокнот.

— Откуда ты родом?

— Планета Лориен, пятьсот тысяч километров отсюда.

— Должно быть, долго пришлось добираться, Джон Смит.

— Почти год. В следующий раз возьму с собой книжку, чтобы скоротать время.

Он бросает ручку на стол, скрещивает пальцы на затылке и откидывается на спинку стула. Потом снова наклоняется вперед и берет электронный планшет.

— Не хочешь мне рассказать, что это такое?

— Я надеялся, что это вы мне расскажете. Мы нашли его в лесу.

Он берется за край планшета и присвистывает:

— Нашли в лесу? В каком месте в лесу?

— Под деревом.

— Ты собираешься и дальше умничать?

— Там видно будет, детектив. Вы работаете на них?

Он кладет планшет обратно на стол.

— На кого я работаю?

— На морлоков, — говорю я первое, что приходит на память из уроков английской литературы.

Детектив Мерфи улыбается.

— Можете улыбаться, но возможно, что они скоро явятся сюда, — говорю я.

— Морлоки?

— Так точно, сэр.

— Вроде тех, что в «Машине времени»?

— Точно так. Это для нас как Библия.

— Попробую угадать: а ты и твой друг Сэмюэл Гуд — из числа элоев?

— На самом деле из лорианцев. Но на сегодня сгодятся и элои.

Детектив достает из кармана нож и бросает его на стол. Я смотрю на его десятисантиметровое алмазное лезвие так, будто вижу его впервые. Я мог бы легко убить этого человека, просто переведя взгляд с лезвия на его шею, но мне надо сначала освободить Сэма.

— Для чего он, Джон? Зачем тебе понадобился такой нож?

— Я не знаю, для чего употребляются такие ножи, сэр. Для вырезания?

Он берет со стола блокнот и ручку.

— Почему бы тебе не рассказать, что произошло в Теннесси?

— Никогда там не был, — говорю я. — Но слышал, что это хорошее место. Может, съезжу, когда выйду отсюда, куплю тур, осмотрю достопримечательности. Не подскажете, что там можно посмотреть?

Он кивает, бросает блокнот на стол и запускает в меня ручкой. Я отклоняю ее, не шевельнув и пальцем, и она летит в стену. Но детектив этого не замечает и выходит через стальную дверь, унося электронный планшет и мой нож.

Вскоре меня заталкивают в мою камеру. Надо выбираться отсюда.

— Сэм? — кричу я.

Охранник, сидящий перед камерой, вскакивает и с размаху бьет дубинкой мне по пальцам. Я едва успеваю отдернуть их с решетки.

— Молчать! — приказывает он, направив на меня дубинку.

— Думаешь, я тебя боюсь? — спрашиваю я. Неплохо было бы заманить его в камеру.

— Мне плевать, что ты думаешь, умник. Но если ты не умолкнешь, то очень скоро об этом пожалеешь.

— Ты не сможешь меня ударить, даже если захочешь: я слишком быстрый, а ты слишком жирный.

Охранник фыркает.

— Почему бы тебе не сесть на кровать и не заткнуться?

— Ты ведь знаешь, что, стоит мне только захотеть, и я могу убить тебя в любую минуту. Даже не шевельнув пальцем.

— Да ну? — отвечает он и делает шаг к решетке. У него противное дыхание — воняет как прогорклый кофе. — Что же тебе мешает?

— Апатия и разбитое сердце, — говорю я. — Но когда это пройдет, я просто встану и уйду.

— Я весь в нетерпении, Гудини, — говорит он.

Я исключительно близок к тому, чтобы заманить его внутрь. Как только он откроет замок, мы с Сэмом, считай, свободны.

— Знаешь, на кого ты похож? — спрашиваю я.

— Скажи, — говорит он.

Я поворачиваюсь к нему спиной и нагибаюсь, выставляя зад.

— Ну, все, ты меня достал! — Охранник дотягивается до контрольной панели на стене и топочет к двери моей камеры. В эту секунду всю тюрьму сотрясает оглушительный взрыв. Охранник утыкается в решетку, разбивая себе лоб, и падает на колени. Я падаю и инстинктивно закатываюсь под кровать. Начинается светопреставление — крики и выстрелы, лязг металла, грохочущие удары. Включается тревога, и в коридоре вспыхивает синий свет.

Я перекатываюсь на спину, наматываю на руки цепь наручников и, пользуясь ногами как рычагом, распрямляюсь и рву цепь, соединяющую руки и ноги. Потом телекинезом открываю браслеты на запястьях и лодыжках и бросаю их на пол.

— Джон! — кричит Сэм откуда-то из коридора.

Я ползу к двери.

— Я здесь!

— Что происходит?

— Я сам хотел тебя спросить! — кричу я в ответ.

Другие заключенные тоже кричат сквозь свои решетки. Мой охранник стонет и с трудом встает на ноги, из раны у него на лбу льется кровь.

Пол снова содрогается, на этот раз сильнее и дольше, и справа по коридору валит туча пыли. Я на время ослеплен, но все же протягиваю руку за решетку и кричу охраннику:

— Выпусти меня отсюда!

— Эй, как ты снял наручники?

Ему трудно держать равновесие, его мотает на несколько шагов то вправо, то влево, и он словно не видит других охранников, которые пробегают мимо него с оружием в руках. Он весь покрыт пылью.

В правом конце коридора гремят сотни выстрелов. Им отвечает рев чудовища.

— Джон! — Я еще никогда раньше не слышал, чтобы Сэм так кричал.

Я ловлю взгляд охранника и кричу:

— Если ты меня не выпустишь, мы оба умрем!

Охранник смотрит в ту сторону, откуда доносится рев, и его лицо искажает ужас. Он медленно тянется за револьвером, но не успевает его коснуться, как тот уплывает по воздуху. Я знаю этот трюк — видел во время полуночной прогулки во Флориде. Ошарашенный охранник разворачивается и убегает.

Шестая становится видимой перед дверью в камеру, у нее на шее так и висит большой кулон. С первого же взгляда я вижу, что она в бешенстве на меня. Я также вижу, что она очень спешит вытащить меня отсюда.

— Что там творится, Шестая? Как Сэм? Я ничего не вижу, — говорю я.

Она смотрит вдоль коридора, концентрируясь на чем-то, и ей навстречу прямо в руки выплывает связка ключей. Она вставляет их в металлическую панель на стене. Я выбегаю из камеры и наконец могу увидеть коридор. Он очень длинный, от меня до выхода не меньше сорока камер. Но выхода нет, как нет и стены, на которой он должен быть, а вместо нее я вижу громадную рогатую голову пайкена. У него в пасти два охранника, и с его бритвенно острых клыков стекает слюна, смешанная с кровью.

— Сэм! — кричу я, но он не откликается. Я поворачиваюсь к Шестой. — Там Сэм!

Она исчезает у меня перед глазами, и через пять секунд я вижу, как открывается другая камера. Сэм бежит ко мне. Я кричу:

— О'кей, Шестая! Давай уделаем эту тварь!

В нескольких сантиметрах от моего носа появляется лицо Шестой.

— Мы не будем сражаться с пайкеном. Не здесь.

— Ты смеешься надо мной? — спрашиваю я.

— У нас есть более важные дела, Джон, — рявкает она. — Мы должны немедленно ехать в Испанию.

— Сейчас?

— Сейчас! — Шестая хватает меня за руку и тащит за собой так, что мне приходится бежать во всю мочь. Сэм бежит рядом за мной, и мы успеваем пройти две двери, которые отпирает ключами Шестая. Когда открывается вторая дверь, мы видим, что навстречу нам бегут семь могадорцев с трубами-пушками и мечами. Я инстинктивно тянусь за ножом, но его нет. Шестая бросает мне револьвер охранника и придерживает меня и Сэма. Она наклоняет голову и концентрируется. Передний могадорец резко разворачивается, и его меч перерубает двух других, обращая их в пепел. Шестая пинает могадорца в спину, и он падает на свой же меч. Он еще не успевает умереть, как она становится невидимой.

Мы с Сэмом уклоняемся от первого выстрела из трубы, второй опаляет воротник моей рубашки. Я выпускаю все патроны, ступая по кучам пепла. Я убиваю одного могадорца и поднимаю его трубу. Когда я нажимаю спусковой крючок, разлетаются сотни искр, и зеленый луч рассекает еще одного неприятеля. Я целюсь в двух последних, но позади них уже появилась Шестая. Она телекинезом поднимает их к потолку и швыряет на пол передо мной, потом снова поднимает и снова бросает. Мои джинсы покрываются их пеплом.

Шестая открывает следующую дверь, и мы попадаем в большую комнату с десятками отсеков. Они в огне. В потолке тлеют дыры. Могадорцы стреляют в полицейских, полицейские отстреливаются. Шестая вырывает у ближайшего могадорца меч, отсекает ему руку и прыгает через горящую стенку отсека. Я стреляю из трубы в шатающегося однорукого могадорца, он падает и превращается в кучу черного пепла.

Я вижу детектива Мерфи, он без сознания лежит на полу. Шестая мелькает между отсеками и так быстро машет мечом, что его даже трудно разглядеть, и могадорцы вокруг нее обращаются в кучи пепла. Полиция отступает через дальнюю левую дверь, пока Шестая прорубается через взявших ее в кольцо могадорцев. Я палю из пушки, уничтожая тех, кто на внешней стороне этого кольца.

— Туда! — кричит Сэм, показывая на огромную дыру, выходящую на парковку. Ни секунды не раздумывая, мы прыгаем через искры и дым. На бегу я замечаю лежащие на столе мой нож и электронный планшет. Я хватаю их, и секунды спустя мы с Шестой и Сэмом уже надежно укрыты в глубокой канаве.

* * *

— Мы сейчас не будем это обсуждать, — говорит Шестая, быстро работая локтями. Она бросила меч еще два километра назад. Я зашвырнул могадорскую трубу под какой-то куст.

— Но ведь он у тебя?

— Джон, не сейчас.

— Но ты…

Шестая резко останавливается.

— Джон! Ты хочешь знать, где твой Ларец?

— В багажнике машины? — спрашиваю я, умоляюще поднимая брови.

— Нет, — отвечает она. — Попробуй еще.

— Спрятан в мусорном баке?

Шестая поднимает над головой руки, и меня уносит порыв ветра, ударяя о ствол толстого дуба. Она идет ко мне, уперев кулаки в бока.

— Как она?

— Кто? — спрашиваю я.

— Твоя подружка, придурок! Это того стоило? Стоило ради драгоценной маленькой Сары оставлять меня одну сражаться против могадорцев, чтобы отбить твой Ларец? Стоило ради нее оказаться под арестом? Ты достаточно нацеловался, чтобы стерпеть, что твоя физиономия теперь снова мелькает во всех новостях?

— Нет, — мямлю я. — Думаю, что это Сара нас выдала.

— И я так думаю, — говорит Сэм.

— А ты! — Шестая резко поворачивается к Сэму и тычет в него пальцем. — Ты был с ним заодно! Я думала, что ты умнее, Сэм. Ты считаешься вроде как гением, а согласился пойти в то единственное место в мире, где полиция наверняка устроит засаду!

— Я никогда не считал себя гением, — говорит Сэм, поднимая упавший планшет и вытирая с него грязь. Шестая снова начинает идти. — К тому же, Шестая, у меня не было выбора. Серьезно. Я как мог уговаривал Джона вернуться и помочь тебе.

— Так и было, — бормочу я, вставая. — Не вини Сэма.

— Так вот, Джон, пока вы, голубки, целовались и миловались, я пыталась оказать тебе услугу, и меня чуть не угробили. Я бы погибла, если бы не Берни Косар, который обратился в огромную помесь слона с медведем и выручил меня. Твой Ларец у них. И я уверена, что сейчас он стоит рядом с моим в той самой пещере в Западной Вирджинии.

— Значит, туда я и поеду, — говорю я.

— Нет. Мы едем в Испанию. Сегодня же.

— Нет, не едем! — кричу я, отряхивая рукава. — Не едем, пока я не верну свой Ларец.

— Ну, а я еду в Испанию, — говорит она.

— Почему сейчас? — спрашивает Сэм.

Впереди показывается наш джип.

— Я совсем недавно заходила в Интернет. Все очень серьезно. Час назад кто-то выжег огромный знак на горном склоне над Санта-Терезой. Он в точности копирует шрамы на наших лодыжках. Кому-то нужна наша помощь. И я еду туда.

Мы запрыгиваем в машину, и Шестая медленно едет по дороге. Мы с Сэмом прячемся на полу перед задним сиденьем. Берни Косар гавкает на пассажирском сиденье впереди, радуясь, что для разнообразия можно прокатиться рядом с водителем.

Мы с Сэмом двигаем лэптоп взад-вперед, по два, по три раза перечитывая статью о Санта-Терезе. Выжженный на горе знак, безусловно, лорикский.

— Что, если это ловушка? — спрашиваю я. — Сейчас мой Ларец важнее.

Может, это и эгоистично, но прежде чем покинуть американский континент, я хочу получить свое Наследство. Меня одинаково тревожит и то, что могадорцы могут открыть мой Ларец, и то, что происходит в Испании.

— Расскажи, как попасть в пещеру, — говорю я.

— Джон! Давай серьезно. Ты что, в самом деле не хочешь ехать со мной в Испанию? — спрашивает Шестая. — Ты все это прочитал и все равно собираешься отпустить нас с Сэмом одних?

— Послушайте-ка. Тоже из Санта-Терезы. Одна женщина необъяснимым образом излечилась от неизлечимой болезни позвоночника. Санта-Тереза становится прямо эпицентром событий. Бьюсь об заклад, что сейчас туда направляются все Гвардейцы, — говорит Сэм.

— Если так, — говорю я, — то я точно не еду. Мне надо вернуть Ларец.

— Это безумие, — говорит Шестая.

Я протискиваюсь над передним пассажирским сиденьем и открываю бардачок. Я нащупываю пальцами камень, который ищу, бросаю его Шестой на колени и снова прячусь на пол.

Она поднимает бледно-желтый камень над рулем, крутит под солнечными лучами и смеется.

— Так ты вынул ситарис?

— Я подумал, что он сможет понадобиться, — говорю я.

— Не забывай, он действует недолго, — говорит она.

— Сколько?

— Час, может, чуть больше.

Это не вдохновляет, но все равно камень даст мне необходимое преимущество.

— Не могла бы ты его зарядить?

Когда Шестая поднимает сиратис к виску, я уже знаю, что она согласна, чтобы я ехал за Ларцом, а она поедет в Испанию.

26

Я даже не думаю, что делаю. В тот момент, когда мужчина у дыры на крыше показывает на меня, я телекинезом швыряю в него два металлических остова кроватей. Один из них попадает точно в цель. Он валится вперед и падает в спальню. Ударившись о каменный пол, он, к моему изумлению, обращается в какую-то кучу — то ли грязи, то ли пепла.

— Бежим! — кричит Аделина.

Мы бросаемся в коридор и проталкиваемся через других девушек и сестер, которые бегут укрыться в южном крыле. Я беру Аделину за руку и тащу ее в церковный неф и потом вперед по его центральному проходу.

— Куда мы идем? — кричит она.

— Надо забрать Ларец!

Приют сотрясается от нового взрыва, и я ударяюсь ногой о скамью.

— Я сейчас, — шепчу я, отпуская ее руку и взлетая к лазу.

* * *

Шестая говорит, что мы недалеко от Вашингтона, округ Колумбия. Пожалуй, так оно и есть. Я считаюсь опасным вооруженным террористом. Неудивительно, что меня привезли для дознания в столицу.

— Меньше чем через час есть рейс из международного аэропорта Даллес, — говорит Шестая, крутя баранку. — Я полечу на нем. Сэм, ты со мной или с Джоном?

Сэм кладет голову на заднее сиденье и закрывает глаза.

— Сэм? — спрашивает Шестая.

— Я думаю, я думаю, — говорит он. Через минуту он поднимает голову и смотрит мне в глаза. — Я поеду с Джоном.

Я шевелю губами: «Спасибо».

— Да мне одной будет и проще туда добраться, — говорит Шестая, но в ее голосе слышится обида.

— Ты будешь сражаться вместе с более опытными Гвардейцами, — подбадриваю я ее. — К тому же, чтобы добыть наши Ларцы, могут понадобиться двое.

На переднем сиденье гавкает Берни Косар.

— Конечно, приятель, — говорю я. — Ты тоже в нашей команде.

* * *

Ларца нет. Я в такой панике, что все тело покрывается потом. Меня чуть не рвет. Неужели могадорцы все время знали, что он здесь? Тогда почему не устроили мне западню, когда была такая возможность? Я медленно слетаю обратно на пол.

— Его нет, Аделина, — шепчу я.

— Ларца?

— Он исчез. — Я обнимаю ее и утыкаюсь лицом ей в плечо. Она что-то стягивает через голову. Это бледно-голубой, почти прозрачный амулет на бежевом шнурке. Она осторожно заводит шнурок по моим волосам, пока амулет не касается шеи. Он одновременно и греет, и холодит кожу, а потом начинает ярко светиться. У меня перехватывает дыхание.

— Что это? — спрашиваю я, прикрывая свет ладонями.

— Лоралит, самый могущественный драгоценный камень на Лориен, его можно найти только в ядре планеты, — шепчет она. — Я прятала его все эти годы. Он твой, и прятать его больше нет нужды. Они знают, кто ты — с амулетом или без. Я никогда себе не прощу, что не тренировала тебя должным образом. Никогда. Прости меня, Марина.

— Все в порядке, — говорю я, чувствуя, как к глазам подступают слезы. Вот чего я от нее всегда хотела. Понимания. Товарищества. Признания общей тайны.

* * *

Мы подъезжаем к аэропорту, на нас все сильнее давит страх перед расставанием. Сэм пытается отвлечься, изучая бумаги, которые Шестая взяла из кабинета его отца.

— Хотел бы я раздать их в справочном отделе какой-нибудь библиотеки.

— После Западной Вирджинии сделаем, — говорю я. — Обещаю.

Шестая подробно инструктирует нас с Сэмом, как найти карту, которая выведет нас к пещере. Остальная часть пути проходит в молчании. В паре километров от Даллеса мы заезжаем на парковку Макдоналдса.

— Есть три вещи, о которых вам надо знать.

Я вздыхаю.

— Откуда у меня такое предчувствие, что все они не очень-то хорошие?

Она не обращает на меня внимания и что-то записывает на обороте квитанции.

— Для начала, вот адрес, по которому я буду ровно через две недели в пять часов дня. Встретимся там. Если меня не будет или по каким-то причинам не будет вас, приходим туда же и в то же время через неделю. Если один из нас не приходит и через две недели, то, думаю, мы можем считать, что он вообще не придет. — Она отдает бумажку Сэму, который читает ее и прячет в карман джинсов.

— Через две недели, в пять дня, — говорю я. — Понято. Что второе?

— Берни Косару нельзя идти с вами в пещеру.

— Почему?

— Потому что это его убьет. Я не до конца сама это понимаю, но могадорцы контролируют своих чудовищ, запуская в пещеру какой-то газ, который действует только на животных. Если какое-то чудовище покидает отведенное ему место, оно падает замертво. Когда я выбралась оттуда, у самого входа в пещеру была целая куча трупов животных. Тех, что подобрались слишком близко к могадорцам.

— Супер, — говорит Сэм.

— А последнее?

— Пещера оборудована всеми мыслимыми следящими устройствами. Видеокамеры, детекторы движения, детекторы температуры тела, инфракрасные датчики. Там есть все. Ситарис спрячет тебя от всего, но когда он выдохнется, будь начеку, иначе они тебя обнаружат.

* * *

— Куда пойдем? — спрашиваю я Аделину. Теперь, с пропажей Ларца, я и себя чувствую потерянной. Пусть даже и с амулетом на шее.

— Мы пойдем на колокольню, оттуда ты телекинезом спустишь нас во двор. Потом мы побежим.

Я беру ее за руку, и мы бежим, когда в задней части нефа с ревом появляется огненный шар. Он охватывает задние скамьи и вздымается к высокому потолку. В нефе стало светлее, чем даже во время воскресной мессы. Из северного коридора уверенной поступью выходит человек в длинном пальто с длинными светлыми волосами, отрезая нам путь к выходу. У меня тут же разом слабеют все мышцы, и я вся покрываюсь гусиной кожей.

Он смотрит на нас, огонь охватывает еще несколько скамей. Его лицо медленно расплывается в глумливой ухмылке. Краем глаза я вижу, что Аделина достает что-то из-под платья, но не вижу что. Она стоит рядом со мной и смотрит в конец нефа. Потом очень мягко берет меня и отодвигает за себя.

— Потерянного времени не вернешь и ошибок не исправишь, — говорит она. — Но я все же постараюсь. Не дай им себя схватить.

Могадорец двигается на нас прямо по центральному проходу. Он гораздо больше, чем казался издалека, и поднимает длинный меч, который горит зеленым флюоресцирующим светом.

— Беги как можно дальше отсюда, — говорит Аделина, не оборачиваясь. — Будь храброй, Марина.

* * *

Шестая кладет ситарис на консоль в углубление для стакана и выскальзывает из джипа.

— Я опаздываю, — говорит она, закрывая дверь.

Мы с Сэмом тоже выходим, сначала внимательно оглядев парковку, другие машины и снующих людей.

Я обхожу машину с капота и вижу, как Шестая обнимает Сэма.

— Задай им там, — говорит он.

Они отпускают друг друга, и она говорит:

— Сэм, спасибо, что ты помогаешь нам, даже когда не должен этого делать. Спасибо, что ты такой замечательный.

— Это ты замечательная, — шепчет он. — Спасибо, что позволила быть вместе с вами.

К моему и Сэмову удивлению Шестая делает шаг вперед и целует его в щеку. Они улыбаются друг другу, а, когда Сэм видит меня через плечо Шестой, он краснеет, открывает водительскую дверь и залезает в машину.

Я не хочу, чтобы она уезжала. Как ни больно в этом признаваться, но я, быть может, больше никогда ее не увижу. А она смотрит на меня с некой нежностью, которой я прежде у нее точно не замечал.

— Я люблю тебя, Джон. Последние несколько недель я пыталась себя убедить, что это не так, особенно из-за Сары и из-за того, каким идиотом ты бываешь… но не получается. Я тебя люблю.

Ее слова ошарашивают меня. Я медлю и говорю:

— Я тоже тебя люблю.

— Ты все еще любишь Сару? — спрашивает она.

Я киваю. Она заслуживает того, чтобы знать правду.

— Люблю, но все как-то запуталось. Возможно, она меня сдала. Возможно, больше не захочет меня видеть, потому что я сказал ей, что ты красивая. Но Генри когда-то сказал, что лорианцы влюбляются только один раз и на всю жизнь. А это значит, что я всегда буду любить Сару.

Шестая качает головой:

— Не обижайся на то, что я скажу, ладно? Катарина никогда мне такого не говорила. Наоборот, она мне рассказывала, как много раз влюблялась, когда жила на Лориен. Да, Генри был великий человек, и он любил тебя всей душой. Но похоже, он был романтиком и таким же хотел видеть и тебя. У него была единственная настоящая любовь, и он хотел, чтобы и у тебя было так же.

Я молчу, принимая на вооружение ее теорию и отставляя теорию Генри.

Она видит, что смутила меня.

— Я только пытаюсь объяснить, что, когда лорианцы влюбляются, часто это бывает любовь на всю жизнь. Так было у Генри. Но так бывает не всегда.

С этими словами Шестая делает шаг ко мне, а я — к ней. Поцелуй, который ускользнул от нас во Флориде, теперь соединяет нас с такой страстью, которая, как я думал, у меня предназначена для Сары и для одной только Сары. Я хочу, чтобы он никогда не кончался, но Сэм заводит двигатель, и мы отпускаем друг друга.

— Ты знаешь, что Сэм тоже любит тебя, — говорю я.

— А я люблю Сэма.

Я настораживаюсь.

— Но ты ведь только что сказала, что любишь меня.

Она толкает меня в плечо:

— Ты любишь меня и Сару. Я люблю тебя и Сэма. Привыкай.

Она становится невидимой, но я чувствую, что она все еще стоит передо мной.

— Пожалуйста, будь осторожна, Шестая. Если бы мы только могли все остаться вместе.

Я слышу ее голос:

— Мне бы тоже этого хотелось, Джон. Но в Испании кому-то требуется помощь. Разве ты не чувствуешь?

Думаю, она уже ушла, когда я отвечаю:

— Да.

* * *

Я пытаюсь двинуться, но словно приросла к месту. Мой взгляд улавливает какой-то блеск в руке Аделины, и теперь я вижу, что она достала из платья — это кухонный нож. Она бежит по проходу к могадорцу, а я — вдоль скамьи. Могадорец прыгает и взмахом меча пытается перерезать ей горло, но она уклоняется, падая на пол с такой ловкостью, какой я никогда прежде за ней не замечала. Он бьет мимо, а она, поднимаясь, рассекает ему ножом правое бедро. Из раны плещет темная кровь, но это никак не замедляет могадорца. Он разворачивается и снова бьет мечом. Аделина подкатывается к нему, и я просто с благоговейным трепетом вижу, как она режет могадорцу другую ногу и по инерции вскакивает. Как же я могла бросить Аделину одну в этой схватке?

Я останавливаюсь и сжимаю кулаки. Но прежде чем я успеваю что-то сделать, он левой рукой хватает Аделину за горло и отрывает от пола. Правой рукой он вонзает меч ей в сердце.

— Нет! — кричу я, запрыгиваю на скамью и по ней бегу к ним.

Глаза Аделины закрыты, на последнем издыхании она выбрасывает руку вверх, и лезвие ножа описывает перед ней дугу. Нож падает на пол. Долю секунды мне кажется, что она промахнулась, но я ошибаюсь. Разрез сделан так мастерски, что проходит целых две секунды, прежде чем начинает хлестать кровь. Могадорец бросает Аделину и падает на колени, поднимая руки к горлу в попытке остановить кровь, но она фонтаном бьет между пальцев. Я подхожу к нему и делаю глубокий вдох. Я вытягиваю руку и поднимаю в воздух нож Аделины. Он на долю секунды зависает, а, когда глаза могадорца расширяются при виде его, я швыряю нож ему в грудь. Он на моих глазах обращается в пепел и рассыпается по полу.

Я падаю перед Аделиной на колени и прижимаю к себе ее безжизненное тело. Я касаюсь щекой ее щеки и начинаю плакать. Она мертва, и, несмотря на мое новообретенное Наследие, я знаю, что не в силах вернуть ее. Мне нужна помощь.

27

Слева я слышу рычание. Я поднимаю голову и вижу еще одного человека в длинном пальто с длинными русыми волосами. Я вскакиваю на ноги, а могадорец поднимает руку. Из нее вырывается луч света и сильно бьет меня в плечо, отбрасывая назад. Сразу приходит нестерпимая боль. Раскаленная добела, она струится по всей руке, как будто в кость ударило током, и он всю ее пронизал. Левая рука онемела, я тянусь правой и ощупываю новую рану на плече. Я поднимаю голову и беспомощно смотрю на могадорца.

«Заклятие», — думаю я. Когда мы еще путешествовали, Аделина рассказывала, что меня могут убить только в порядке, установленном Старейшинами. Эта рана вполне могла стать смертельной. Я смотрю на лодыжку: не появились ли там шесть шрамов вместо тех трех, с которыми я прожила несколько последних месяцев. Нет, ничего не изменилось. Тогда как же меня могут убить? Нанести такие тяжелые ранения? Если заклятие не разрушено?

Мои глаза встречаются с глазами могадорца, и он взрывается в кучу пепла. У меня мелькает было безумная идея, что это я убила его силой своих мыслей, но тут я вижу, что прямо за ним стоит могадорец из кафе. Тот, что с книгой, тот, от которого я бежала. Я ничего не понимаю. Неужели они так эгоистичны, что готовы убивать друг друга за право убить меня?

— Марина, — произносит он.

— Я, я могу тебя убить, — говорю я дрожащим голосом, полным печали. Кровь по-прежнему струится с плеча по руке. Я оглядываюсь на тело Аделины и начинаю плакать.

— Я не тот, за кого ты меня принимаешь, — говорит он, подбегая ко мне и протягивая мне руку. — У нас очень мало времени, — добавляет он. — Я — один из вас, и я здесь, чтобы помочь.

Я беру его руку. Какой у меня выбор? Он поднимает меня с пола и уводит из нефа, куда пока больше никто не пришел. Он ведет меня по северному коридору и по лестнице на второй этаж по направлению к колокольне. Каждый шаг отдается в плече страшной болью.

— Кто ты? — спрашиваю я. В моей голове роится сотня разных вопросов. Если он один из нас, то почему так долго не говорил мне об этом? Почему так мучил меня, заставляя думать, что он один из них? Можно ли ему вообще верить?

— Шшш, — шепчет он. — Молчи.

В сыром коридоре тихо. Когда он начинает сужаться, я слышу внизу под нами тяжелую поступь десятка человек. Наконец мы подходим к дубовой двери. Она приоткрывается, и в нее высовывается голова девушки. Я охаю. Каштановые волосы, любопытные карие глаза, мелкие черты лица. Она старше годами, но это точно она.

— Элла? — спрашиваю я.

Она выглядит на одиннадцать лет, может, на двенадцать. Ее лицо, озарившееся улыбкой при виде меня, стало худее. Элла открывает дверь и впускает нас.

— Привет, Марина, — говорит она незнакомым мне голосом.

Мужчина затягивает меня внутрь и закрывает дверь. Он приставляет к нижней ступени лестницы толстую доску и подпирает ею дверь. Мы быстро поднимаемся по каменным ступеням винтовой лестницы. Когда мы входим на площадку колокольни, я снова смотрю на Эллу. Я только и могу, что в полном недоумении таращиться на нее. Я даже забываю о боли и не чувствую, как кровь течет у меня по руке и капает с пальцев.

— Марина, меня зовут Крейтон, — говорит мужчина. — Мне так жаль твоего Чепана. И жаль, что я не успел добраться раньше.

— Аделина погибла? — спрашивает более взрослая версия Эллы.

— Я не понимаю, — говорю я, все еще глядя на нее.

— Я все объясню, обещаю. Сейчас нет времени. Ты теряешь много крови, — говорит Крейтон. — Ты можешь лечить людей, верно? А себя можешь?

Сначала мы бежали, а потом я была в таком замешательстве, что даже не задумалась о том, чтобы заживить свою рану. Но теперь я пытаюсь это сделать и прикладываю к ней правую ладонь. Ледяной холод покалывает ее, она затягивается, из ладони и из всей руки уходит мертвенное онемение. Через тридцать секунд я уже как новенькая.

— Пожалуйста, будь с этим поосторожнее, — говорит Крейтон. — В нем гораздо больше могущества, чем тебе пока известно.

Я смотрю туда, куда он показывает.

— Мой Ларец!

Где-то рядом гремит взрыв. Башню качает, со стен и потолка летят известка и камни. Еще больше камней срывается, когда второй взрыв сбивает меня с ног. Я телекинезом останавливаю их падение и отбрасываю в окно.

— Они нас ищут и скоро поймут, что мы здесь, — говорит он. Он смотрит на Эллу, потом на меня. — Она одна из вас. Член Гвардии с Лориен.

— Но она недостаточно взрослая для этого, — качаю я головой. У меня не получается принять эту более взрослую версию вместо той Эллы, которую я знала. — Я не понимаю.

— Ты знаешь, что такое Этернус?

Я мотаю головой.

— Элла, покажи ей.

Стоя прямо передо мной, Элла начинает меняться. Ее руки становятся короче, плечи сужаются, она теряет двадцать сантиметров в росте и заметно убывает в весе. Меня особенно потрясает, как сжимается ее лицо: я вижу перед собой ту самую маленькую девочку, которую успела полюбить.

— Она — Этернус, — говорит Крейтон. — Она способна менять свой возраст.

— Я… Я не знала, что такое возможно, — с запинкой произношу я.

— Элле одиннадцать лет, — говорит он. — Она прилетела с Лориен вместе со мной на втором корабле, который отправился вслед за вашим. Она была совсем ребенком, всего нескольких часов от роду. Лоридас, последний из живущих Старейшин, пожертвовал собой, чтобы она смогла взять на себя его роль и развить в себе его могущества.

Пока я смотрю на Крейтона, Элла вкладывает свою ладонь в мою, как много раз делала раньше. Но на ощупь ощущение другое. Я смотрю на нее и вижу, что она снова стала старше и выше. Видя, что я испытываю неудобство, Элла снова ужимается, четыре года быстро растворяются, и вот ей уже опять семь лет.

— Она — десятый ребенок, — говорит он. — Десятый Старейшина. Мы придумали историю о смерти ее родителей и прислали сюда, чтобы она приглядывала за тобой и была моими глазами, которые мне были здесь нужны.

— Прости, что не рассказала тебе правду, Марина, — говорит она своим мягким голосом. — Но ведь я лучший в мире хранитель тайн, как ты сама говорила.

— Да, я это знаю, — говорю я.

— Я все ждала, пока Аделина не отдаст тебе твой Ларец, — говорит она с улыбкой.

— Знаешь, каким был десятый Старейшина? — спрашивает Крейтон. — Способность менять свой возраст позволила Лоридасу пережить всех других Старейшин. Каждый раз, состарившись, он снова становился молодым и обретал жизненную силу молодости.

— Ты — Чепан Эллы?

— Только не в буквальном смысле слова. Поскольку тогда она только родилась, ей не успели назначить Чепана.

— Я думала, что ты могадорец, — говорю я.

— Знаю. Но только потому, что ты неправильно трактовала мои намеки. Сегодня утром, разговаривая с Гектором, я пытался тебе показать, что я твой друг.

— Но почему ты просто не пришел и не забрал меня? Зачем надо было засылать Эллу?

— Я сначала подступился к Аделине. Но она наотрез отказалась иметь со мной дело, как только узнала, кто я такой. А нам было надо, чтобы ты получила свой Ларец. Я не мог забрать тебя без Ларца, — говорит он. — Поэтому я заслал Эллу, и она начала искать Ларец еще до того, как ты ее попросила. Могадорцы уже давно в общих чертах знали о твоем местонахождении, и я всячески пытался сбить их со следа. Кого-то я убил — ну, почти всех, кто попадался, — но еще придумывал и распространял всякие басни в деревнях, расположенных в сотнях километров отсюда: о мальчике, который поднял над головой автомобиль, о девочке, которая ходила по озеру, и так далее. Это срабатывало, пока они не выяснили, что ты в Санта-Терезе. Но даже тогда они еще не знали, кто из девушек — ты. Потом Элла нашла Ларец, и ты его открыла. После этого я приехал в деревню, чтобы поговорить лично с тобой. Когда ты открыла Ларец, это навело могадорцев прямо сюда.

— Потому что я открыла Ларец?

— Да. Давай, открой его.

Я отпускаю руку Эллы и берусь за замок. Мне больно думать, что теперь я могу открывать его сама, потому что Аделина погибла. Я снимаю замок и поднимаю крышку. Маленький кристалл по-прежнему светится бледно-голубым.

— Не трогай его, — говорит он. — Свечение означает, что где-то сейчас запущен в действие Макрокосм. Если ты коснешься кристалла, тем, кто его наблюдает, сразу станет известно, где именно ты находишься. Я не знаю, чей Макрокосм сейчас запущен, но практически уверен, что один из них похитили могадорцы, — заканчивает он. Я даже представления не имею, о чем он говорит.

— Макрокосм? — спрашиваю я.

Он разочарованно качает головой.

— Нет времени все объяснять, — говорит он. — Запри его.

Он открывает рот, чтобы еще что-то сказать, но его прерывает стук в дверь внизу лестницы. Слышны приглушенные выкрики на незнакомом языке.

— Нам надо уходить, — говорит Крейтон, бежит в дальний угол площадки и хватает большой черный чемодан. Он откидывает крышку, под которой лежат десять разных ружей и пистолетов, несколько гранат и ножей. Он сбрасывает пальто, прикрепляет все оружие на кожаный жилет и снова накидывает пальто.

Могадорцы чем-то протаранили дверь, и на лестнице уже слышатся их тяжелые шаги. Крейтон достает одно из ружей и вставляет в него магазин.

— Выжженный знак на горе, — говорю я. — Это сделал ты?

Он кивает.

— Боюсь, я слишком долго ждал. Когда ты открыла Ларец, стало невозможно ускользнуть незамеченными. Я создал самый большой опознавательный знак, какой только мог, и нам теперь только остается надеяться, что другие его увидели и сейчас уже на пути к нам. Иначе… — Он замолкает. — Иначе без вариантов. Нам надо добраться до озера. Это наш единственный шанс.

Я понятия не имею, о каком озере он говорит и зачем нужно туда идти, но я вся дрожу. Я хочу убраться отсюда.

Шаги приближаются. Элла, снова ставшая одиннадцатилетней, берет меня за руку. Крейтон передергивает затвор, и я слышу, как патрон досылается в патронник. Он направляет ружье на выход с лестницы.

— У тебя в деревне есть очень хороший друг, — говорит он.

— Гектор? — спрашиваю я, вдруг начиная понимать, почему сегодня утром они разговаривали в кафе. Крейтон не рассказывал ему басни, а, скорее, рассказал правду.

— Да. И будем надеяться, что он сдержит слово.

— Гектор сдержит, — говорю я, уверенная, что так и будет — неважно, о чем Крейтон его просил. — Имя обязывает, — добавляю я.

— Бери Ларец, — говорит Крейтон.

Я нагибаюсь и беру Ларец в левую руку. Шаги слышны уже на последних витках лестницы.

— Вы обе держитесь ближе ко мне, — говорит Крейтон, переводя взгляд с Эллы на меня. — Она родилась со способностью менять возраст, но она еще маленькая и не развила своих Наследий. Держи ее рядом с собой. И не потеряй Ларец.

— Не волнуйся, Марина. Я быстрая, — говорит она, улыбаясь.

— Вы готовы?

— Готовы, — говорит Марина, крепко стискивая мою ладонь.

— Они будут в таких бронежилетах, которые способны остановить практически любую пулю на Земле, — говорит Крейтон. — Но я обмакнул свои в лорициде, и нет такого щита, который бы от них уберег. Я намерен уложить всех этих ублюдков. — Его глаза сужаются. — Скрестите пальцы, чтобы Гектор поджидал нас у ворот.

— Он будет ждать, — говорю я.

Крейтон нажимает на спусковой крючок и не отпускает его, пока не расстреливает весь магазин.

28

Мы едем с опущенными стеклами и почти не разговариваем, озабоченные предстоящим делом. Шоссе виляет по Вирджинии, и Сэм крепко держит руль.

— Как ты думаешь, Шестая туда доберется? — спрашивает он.

— Безусловно, доберется. Но кто знает, что она там найдет?

— У вас был чертовски шикарный поцелуй.

Я открываю было рот, но сразу закрываю. Минуту спустя я говорю:

— Знаешь, она тебя тоже любит.

— Ну да, как друга.

— На самом деле, Сэм, она вроде как любит тебя.

Он вспыхивает.

— Конечно. Это было видно по тому, как она крутила языком у тебя во рту.

— Чувак, она и тебя целовала. Я видел. — Я хлопаю его ладонью по груди и чувствую, что он сейчас проигрывает в памяти этот поцелуй. — После того как мы поцеловались, я спросил, знает ли она, что ты ее любишь и…

Нас выносит за двойную желтую разделительную линию.

— Что ты сделал?

— Чувак, расслабься. Не угробь нас. — Сэм возвращается на свою сторону дороги. — Она сказала, что тоже тебя любит.

По лицу Сэма пробегает дьявольская улыбка.

— Интересно. Но не очень-то верится, — говорит он наконец.

— Побойся Бога, Сэм. С чего бы мне врать?

— Нет, я не могу поверить в реальность всего этого вместе взятого. Что ты реален, или что Шестая реальна, или что враждебная раса пришельцев распространилась по всей планете, а никто об этом и не знает. Вот хотя бы эта гора посреди штата, которую они всю выдолбили изнутри. Почему никто этого не обнаружил? Они выдолбили целую гору, но куда девали всю землю и все камни? Пусть в Западной Вирджинии и есть малонаселенные места, но все равно кто-то да должен был на нее наткнуться. Туристы или охотники. Пилоты маленьких самолетов. А космическая фотосъемка? А сколько еще у них по всей Земле разбросано баз, лагерей, постов и чего там еще? Я просто не понимаю, откуда у них такая свобода действий, как они могут так легко передвигаться.

— Согласен, — говорю я. — Я тоже не знаю. Но что-то мне подсказывает, что мы не знаем и половины всего. Ты помнишь первую теорию заговора, которую ты мне рассказал?

— Нет, — отвечает Сэм.

— Мы говорили о том, что был похищен целый городок в Монтане, а ты еще сказал, что правительство допускает эти похищения в обмен на технологии. Теперь вспомнил?

— Смутно. Да.

— Так вот, теперь это обретает смысл. Может, дело не в технологиях, может, правительство не разрешает похищений, но я всерьез думаю, что какая-то договоренность существует. Потому что ты прав: они не могут путешествовать незамеченными. Их слишком, слишком, слишком много.

Сэм не отвечает. Я смотрю на него и вижу, что он улыбается.

— Сэм? — спрашиваю я.

— Я просто подумал, что бы я делал в эту минуту, если бы не встретился с вами. Наверное, сидел бы один в подвале, собирал новые теории заговоров и размышлял, жив ли еще мой отец. Я годами только этим и занимался. Но вот что поразительно: сейчас я верю, что он жив. Он где-то есть и он жив, Джон, я это знаю. Знаю благодаря вам.

— Я надеюсь, что так и есть, — говорю я. — А ведь круто, что Генри приехал в Огайо, чтобы отыскать его, а мы с тобой практически сразу стали друзьями. Это как судьба.

Сэм улыбается.

— Или космический альянс.

— Ботаник несчастный, — говорю я.

После паузы Сэм спрашивает:

— Джон? Ты ведь уверен, что тот скелет в колодце — это был не мой отец?

— Абсолютно, чувак. Это был лорианец, причем огромный. Больше любого человека.

— А какая у тебя лучшая версия? Кто это был?

— Я не знаю. Я только надеюсь, что он не был слишком значительной персоной.

Проходит четыре часа, и мы наконец видим указатель к Анстеду, до него девять километров. Мы замолкаем. Сэм сворачивает и едет по небезопасной двухполосной дороге, которая вьется по горам до самого городка. Мы проезжаем его и поворачиваем налево на единственном городском светофоре.

— Ястребиное гнездо, верно?

— Да. Три-пять километров по этой дороге, — говорит Сэм. — Там мы найдем карту, которую Шестая нарисовала три года назад.

* * *

Карта находится точно там, где указала Шестая; она спрятана в национальном парке Ястребиное гнездо с видом на реку Новую. Точно через сорок семь шагов по конной тропе Сэм, Берни Косар и я находим дерево с глубоко вырезанными на стволе знаками: И6. Там мы уходим с тропы и делаем тридцать шагов направо от дерева. Потом следует крутой поворот налево, и через сто шестьдесят метров мы видим дерево, которое заметно возвышается над другими. В маленьком дупле внизу его перекрученного ствола в черном пластиковом пакете лежит карта, которая указывает путь к пещере.

Мы возвращаемся к джипу и едем еще тридцать километров, под конец сворачивая на какую-то грязную безлюдную дорогу. Она доводит до ближайшей к пещере точки: остается пройти десять километров на север. Сэм достает из кармана адрес, написанный Шестой, и убирает его в бардачок. Но «по размышлении» достает его и снова кладет себе в карман.

— Целее будет, — говорит он.

Я бросаю в рюкзак, который оставила Шестая, ситарис и рулон скотча, и Сэм накидывает рюкзак себе на плечо. Я подбрасываю на ладони свой нож и засовываю его в задний карман.

Мы выходим, и я запираю машину. Берни Косар носится кругами вокруг моих ног. Остается всего несколько часов светового дня, и времени у нас мало. Даже если использовать мои руки, не могу представить, как мы найдем пещеру без помощи солнца.

Сэм держит карту в руках. Справа на ней Шестая вывела жирную X. Извилистая тропа длиной десять километров соединяет X с точкой на левом краю карты, где мы сейчас стоим. По дороге мы обогнем русло реки и пройдем мимо разных заметных ориентиров, которые аккуратно обозначены на карте и названы по их физическим приметам. Черепашья скала. Удочка рыбака. Круглое плато. Королевский трон. Поцелуй любовников. Видовка.

Мы с Сэмом одновременно поднимаем головы и в полукилометре впереди видим скалу, исключительно похожую на панцирь черепахи. Берни Косар лает.

— Думаю, ясно, куда надо идти, — говорит Сэм.

И мы идем по маршруту, обозначенному на карте. Здесь нет никаких троп, вообще ничего, что бы выдавало присутствие существ из иного мира или даже из этого. Когда мы добираемся до Черепашьей скалы, Сэм видит дальше по курсу упавшее дерево, которое накренилось со скалы под углом в сорок пять градусов и похоже на рыбачью удочку, терпеливо ожидающую поклевки. И мы продолжаем поход под клонящимся к закату солнцем.

Каждый шаг вперед дает шанс повернуться и уйти. Но ни один из нас этого не делает.

— Ты чертовски хороший друг, Сэм Гуд, — говорю я ему.

— Ты тоже неплох, — отвечает он. И добавляет: — Я никак не могу унять дрожь в руках.

После Королевского трона — узкой высокой скалы, похожей на стул с высокой спинкой, — я легко угадываю другой ориентир: два высоких дерева слегка наклонились друг к другу, их ветви похожи на руки обнимающихся. Я улыбаюсь, на секунду забыв, как страшно я напуган.

— Остался один ориентир, — говорит Сэм, возвращая меня к суровой реальности.

Мы доходим до Видовки через пять минут. Весь поход занял час десять минут. В последнем свете перед наступающими сумерками тени становятся длинными и растянутыми. Вдруг рядом со мной раздается низкое рычание. Я смотрю вниз. Берни Косар оскалил зубы, шерсть на спине вздыбилась, глаза уставились в направлении пещеры. Он начинает пятиться.

— Все нормально, Берни Косар, — говорю я, поглаживая его по спине.

Мы с Сэмом ложимся на землю и через маленькую ложбину смотрим на почти неразличимый вход в пещеру. Он гораздо больше, чем я себе представлял, наверное, по шесть метров в высоту и в ширину, но очень хорошо замаскирован. Он чем-то затянут, может, камуфляжной сеткой или брезентом, и сливается с местностью. Чтобы разглядеть его, надо знать, что он есть.

— Отличное расположение, — шепчет Сэм.

— Абсолютно.

Моя нервозность быстро перерастает в настоящий ужас. При всей таинственности пещеры одно я знаю точно: она переполнена всем — оружием, чудовищами, ловушками, — что может нас убить. В течение следующих двадцати минут я могу погибнуть. И Сэм тоже.

— Чья это вообще была идея? — спрашиваю я.

Сэм хмыкает.

— Твоя.

— Да, иногда у меня бывают глупые идеи.

— Верно. Но нам надо достать твой Ларец.

— В нем так много такого, чем я даже не знаю, как пользоваться… А они, может, знают, — говорю я. Потом что-то останавливает мой взгляд. — Посмотри на землю перед входом, — говорю я, показывая на какие-то темные предметы.

— Около камней?

— Это не камни. Это мертвые животные, — говорю я.

Сэм качает головой.

— Изумительно, — говорит он.

Не стоило бы особо удивляться, потому что Шестая рассказывала нам об этом, но их вид вселяет в меня еще больше страха, хотя я думал, что больше уже некуда. Мой ум работает на полную скорость.

— Ладно, — говорю я, садясь. — Или сейчас, или никогда.

Я целую Берни Косара в макушку, потом провожу рукой вдоль всей его спины, надеясь только, что вижу его не в последний раз в жизни. Он говорит мне, что не надо туда идти, а я в ответ объясняю, что должен, что другого выбора нет.

— Ты самый лучший, Берни Косар. Я люблю тебя, дружище.

Я встаю. Я захватываю правой рукой низ своей рубашки, чтобы можно было достать из рюкзака ситарис, не прикасаясь к нему.

Сэм мучается с кнопками своих электронных часов, устанавливая таймер. Пока мы будем невидимыми, мы не будем видеть и циферблата, но, когда наступит зафиксированное время, часы запищат. Впрочем, я думаю, что к тому времени мы и сами поймем, что срок истек.

— Готово? — спрашиваю я.

Мы вместе делаем первый шаг, потом второй, и вот уже идем туда, где нас может ждать неминуемая смерть. Я оборачиваюсь только раз, когда мы уже совсем рядом со входом в пещеру, и вижу, что Берни Косар неотрывно смотрит на нас.

29

Мы подходим так близко, как только можно, не рискуя, что нас заметят, и прячемся за деревом. Я кладу ситарис на клейкую сторону скотча. Сэм смотрит, держа пальцы на своем хронометре.

— Готов? — спрашиваю я.

Он кивает. Я приклеиваю скотч с ситарисом в самый низ своей груди. Я тут же исчезаю, а Сэм нажимает кнопку на часах, которые при этом издают мягкий писк. Я беру Сэма за руку, мы вместе огибаем дерево и спешим к пещере. Теперь, когда мы приступили к выполнению задачи, я уже не так нервничаю, как по дороге сюда.

Вход в пещеру завешен камуфляжным брезентом. Мы проходим по кладбищу мертвых животных, стараясь на них не наступать, что довольно трудно сделать, когда ты лишен удовольствия видеть свои ноги. Снаружи нет могадорцев, я спешу и чуть слишком резко отворачиваю край брезента. Мы с Сэмом, спотыкаясь, входим, а нам навстречу со своих сидений вскакивают четверо охранников с цилиндрическими пушками — вроде той, что мне приставили ко лбу одной памятной ночью во Флориде. Мы на секунду замираем, как статуи, а потом тихо проскальзываем мимо, надеясь, что они отнесут неожиданное шевеление брезента на счет порыва ветра.

Вентиляционная система гонит легкий прохладный ветерок, и воздух свежий, чего я не ожидал, зная, что он пропитан отравляющим газом. Серые стены отполированы как галька, по ним проложены провода, которые соединяют фонари, висящие через каждые шесть метров.

Мы незамеченными проходим мимо еще нескольких скаутов. Мы оба пребываем в стрессе от мысли о тикающих часах. Мы то бежим трусцой, то ускоряемся, то переходим на шаг, то крадемся на цыпочках. Когда тоннель начинает сужаться и косо уходить вниз, мы двигаемся со всей осторожностью. Прохладный воздух становится удушающе горячим, и в конце тоннеля появляется малиновый свет. Мы медленно идем вперед — и вот оно перед нами, бьющееся сердце пещеры.

Это пространство гораздо больше, чем я себе представлял по описаниям Шестой. Длинный карниз спиралью вьется по круглой стене снизу и до самого верха, создавая полное впечатление пчелиного улья. К тому же здесь и жизнь кипит как в улье: буквально сотни могадорцев идут по непрочным на вид каменным арочным мостам, входят и выходят из тоннелей. Расстояние от пола в глубине до огромного потолка чуть меньше километра, а мы с Сэмом находимся где-то посередине. Две массивные колонны тянутся от самого пола и упираются в потолок, удерживая на себе всю грандиозную конструкцию. Вокруг нас бесчисленное множество проходов.

— Бог мой, — шепчет, озираясь, потрясенный Сэм. — Да тут понадобятся месяцы, чтобы все осмотреть.

Мои глаза прикованы к озеру внизу, наполненному светящейся зеленой жидкостью. Даже на таком большом удалении исходящий от него жар мешает дышать. Однако, несмотря на температуру почти как на сковородке, от двадцати до тридцати могадорцев работают около озера, выкатывая и быстро увозя тачки, наполненные какой-то булькающей субстанцией. Мое внимание привлекает что-то еще, находящееся позади озера.

— Думаю, мы вполне можем догадаться, что найдем в том тоннеле с огромными прутьями, — шепчу я. Он втрое выше и шире того прохода, по которому мы пришли, и весь покрыт тяжелыми железными решетками. За ними в клетках наверняка сидят какие-то чудовища. Снизу доносится их низкий и почти печальный вой. Сразу ясно одно: их там не несколько, а очень много.

— На это уйдут в буквальном смысле месяцы, — словно не веря себе, снова шепчет Сэм.

— Ну, а у нас меньше часа, — шепчу я в ответ. — Так что надо поспешить.

— Думаю, мы можем смело вычеркнуть все эти темные узкие тоннели, которые выглядят совсем заброшенными.

— Согласен. Нам надо начать с того тоннеля, что прямо напротив нас, — говорю я, глядя на этот коридор, который выглядит как главная артерия центрального зала. Он шире и лучше освещен, чем все другие, и по нему снует взад вперед больше всего могадорцев. К нему переброшен мост — каменная арка шириной от силы полметра. — Сможешь пройти по этой арке?

— Сейчас узнаем, — отвечает Сэм.

— Пойдешь впереди или следом? — спрашиваю я.

— Давай пойду первым.

Первые шаги Сэм делает неуверенно. Поскольку у нас сцеплены руки, то первые метров десять мы просто тащимся бочком. Получается страшно медленно. С таким темпом мы никак не успеем добраться на ту сторону и обратно.

— Не смотри вниз, — говорю я Сэму.

— Не надо прописных истин, — откликается Сэм, напрягаясь. Мы медленно двигаемся вперед, и мне все больше хочется увидеть свои ноги. Я так сосредоточен на том, чтобы не свалиться, что не чувствую, как Сэм останавливается. Я натыкаюсь на него, и мы оба едва не летим вниз.

— Что ты делаешь? — спрашиваю я с колотящимся сердцем. Поднимая глаза, я вижу, почему он остановился. Навстречу нам по мосту движется могадорский солдат. Он бежит трусцой и уже так близко, что мы вряд ли успеем хоть что-то предпринять.

— Нам не пройти, — говорит Сэм. Солдат приближается, держа перед грудью какой-то сверток. Когда он уже совсем близко, я чувствую, как Сэм припадает к мосту. Секунду спустя солдат неожиданно для себя спотыкается и валится с моста. Его сверток летит вниз, а он одной рукой цепляется за край моста. Могадорец кричит от боли, когда моя невидимая нога топчет его пальцы, отпускает руку, падает и далеко внизу с болезненным стуком бьется о поверхность озера.

Сэм теперь мчит нас вперед, не дожидаясь какой-нибудь новой напасти. Все могадорцы в пределах видимости оставили свои дела и в недоумении смотрят друг на друга. Интересно, решат ли они, что это был просто несчастный случай, или у них объявят тревогу?

Когда мы сходим с моста, Сэм с облегчением пожимает мне руку. Он теперь идет вразвалку: убив этого солдата, он обрел просто таки необъятную уверенность в себе.

Следующий коридор очень широкий, и в нем полно могадорцев. Нам с Сэмом скоро становится ясно, что мы забрели не туда, куда надо. Помещения здесь явно предназначены для личного использования, и все это крыло, похоже, отведено под жилье: пещеры с кроватями, огромная, с сотнями столов, столовая, тир. Мы спешим в соседний коридор, но там все то же самое. Тогда мы переходим в третий.

Мы идем по извилистому тоннелю, который уходит в глубь горы. От главного тоннеля отходят несколько боковых, и мы с Сэмом иногда сворачиваем в них, руководствуясь исключительно инстинктом. Если не считать главного зала, который мы видели, вся остальная гора представляет собой сеть соединенных между собой сырых каменных коридоров. Между ними расположены исследовательские кабинеты с лабораторными столами, компьютерами и наборами острых блестящих инструментов. Мы проходим мимо нескольких научных лабораторий и при этом оба жалеем, что нет времени их обследовать. Мы уже пробежали километра два, может, три, и с каждым новым коридором, который ничего не дает, в мою кровь впрыскивается очередная доза стресса.

— У нас остается не больше пятнадцати минут, Джон.

— Знаю, — шепчу я раздраженно. Я быстро теряю надежду.

Мы делаем еще один поворот, быстро идем по наклонному коридору и попадаем в то самое место, которого я больше всего боялся: это зал с камерами для заключенных. Сэм останавливается на полушаге, крепко держа меня за руку, так что я тоже останавливаюсь. Двадцать — тридцать могадорцев охраняют больше сорока камер, которые выстроены в ряд и закрыты тяжелыми стальными дверями. Перед каждой дверью электрическими разрядами пульсирует голубое силовое поле.

— Посмотри на эти камеры, — говорит Сэм. Я знаю, что он думает о своем отце.

— Подожди-ка, — говорю я. Меня вдруг озаряет. Это так очевидно.

— Что? — спрашивает Сэм.

— Я знаю, где Ларец, — говорю я.

— Ты серьезно?

— Какой же я дурак, — шепчу я. — Сэм, если бы во всей этой чертовой дыре ты бы мог выбрать единственное место, куда бы при любых обстоятельствах отказался пойти, то что бы ты выбрал?

— Логово с воющими чудовищами, — без заминки отвечает он.

— Точно, — говорю я. — Пошли.

Я веду его назад по коридору, который идет к центру пещеры. Но мы еще рядом с камерами, когда лязгает дверь, и Сэм останавливает меня, дергая за руку.

— Смотри, — говорит он.

Дверь в ближнюю к нам камеру распахнута. В нее входят двое охранников. В течение десяти секунд они что-то злобно говорят на своем языке, а потом под руки выводят бледного изнуренного мужчину. Ему под тридцать, и он так слаб, что ему даже трудно идти. Рука Сэма напрягается, когда охранники толкают узника. Один из них открывает другую дверь, и все трое исчезают за ней.

— Кого они там держат? — спрашивает Сэм, когда я тяну его за собой.

— Нам надо идти, Сэм, — говорю я. — У нас нет времени.

— Они пытают людей, Джон, — говорит он, когда мы наконец добираемся до центрального улья. — Человеческие существа.

— Я знаю, — говорю я, оглядывая огромное помещение в поисках кратчайшего пути вниз. Повсюду могадорцы, но я уже так привык ходить мимо них, что они меня больше не тревожат. К тому же что-то мне говорит, что очень скоро я столкнусь с чем-то гораздо более страшным, чем скауты и солдаты.

— Людей, у которых остались семьи. И семьи даже не знают, куда они исчезли, — шепчет Сэм.

— Я знаю, знаю, — говорю я. — Идем. Поговорим об этом, когда выберемся отсюда. Может, Шестая что-нибудь придумает.

Мы бежим по спиральному карнизу и начинаем спускаться по высокой приставной лестнице, но сразу понимаем, что это практически невозможно, когда один внизу, а другой вверху, и при этом приходится держаться за руки. Я смотрю вниз. Еще высоко.

— Придется прыгать, — говорю я Сэму. — Иначе десять минут уйдут только на то, чтобы спуститься.

— Прыгать? — недоверчиво спрашивает он. — Это нас убьет.

— Не волнуйся, — уверяю я его. — Я тебя поймаю.

— Как это, черт возьми, ты меня поймаешь, если я все время держу тебя за руку?

Но спорить некогда. Я делаю глубокий вдох и прыгаю с уступа с тридцати метровой высоты. Сэм ревет, но производственный шум и гвалт все заглушают. Я приземляюсь ногами на твердый пол, и силой удара меня отбрасывает на спину, но Сэма я крепко держу, и он падает на меня.

— Больше никогда так не делай, — говорит он, вставая.

Здесь, на самом нижнем этаже, так жарко, что почти невозможно дышать, но мы бежим вокруг озера к массивным воротам, за которыми заперты чудовища. Через решетку вырывается холодный воздух, и я понимаю, что регулярные выбросы чистого воздуха не позволяют газу проникнуть в тоннель.

— Джон, думаю, у нас вышло время, — умоляюще говорит Сэм.

— Я знаю, — говорю я, пропуская группу из десятка могадорцев, выходящих из ворот.

Мы входим в темный тоннель. Кажется, что стены покрыты какой-то слизью. По обе стороны тянутся решетки. Под потолком в центре тоннеля установлены десять огромных промышленных вентиляторов. Все они направлены ко входу и гонят холодный и влажный воздух. Некоторые из зарешеченных клеток маленькие, другие гораздо больше, и из всех доносятся дикие или просто ужасные звуки. В одной из клеток слева от нас двадцать — тридцать краулов наскакивают друг на друга, испуская пронзительный визг. Справа за решеткой — целая стая дьявольского вида собак: они размером с волка, с желтыми глазами и совсем без шерсти. Рядом с ними стоит существо, похожее на тролля, да еще и с мерзким наплывом на носу. В большой клетке напротив, шумно нюхая воздух, взад-вперед переваливается массивный пайкен, очень похожий на того, что минувшим утром взломал стену тюрьмы.

— Маленькие клетки нас не интересуют, — говорю я. — Если мой Ларец здесь, то он в самом большом помещении в конце тоннеля. Мне даже не хочется угадывать, для какого чудовища предназначена такая огромная дверь.

— У нас остаются считанные секунды, Джон.

— Тогда поспешим, — говорю я и тяну Сэма вперед, на бегу глядя на ужасных обитателей этого зоопарка: крылатые, гаргульеподобные существа, чудища с шестью руками и красной кожей, еще несколько пайкенов в шесть метров ростом, широкая рептилия-мутант с рогами в виде треножника, чудовище с такой прозрачной кожей, что сквозь нее видны его внутренние органы.

— Вау, — говорю я, останавливаясь около нескольких округлых баков и цистерн. Все они серебристые, и только две — медного цвета с расчерченными датчиками температуры. Что-то вроде котельной, догадываюсь я.

— Так вот откуда у них энергия, — замечает Сэм.

— Должно быть, так, — отвечаю я. Самая высокая из цистерн поднимается к самому потолку, а все баки соединены самыми разными трубами и трубочками — от самых толстых и тяжелых до тонких алюминиевых. Рядом с цистерной-башней на стене укреплена панель управления, от которой отходит толстый пучок проводов.

— Идем, — говорит Сэм, нетерпеливо дергая мою руку.

Мы добегаем до конца тоннеля. Там стоит массивная дверь двенадцати-пятнадцати метров в высоту и в ширину. Она целиком стальная. Рядом с ней есть еще одна дверь — маленькая и деревянная. Она открыта, и я сразу вижу, почему.

— Боже мой, — шепчет Сэм, пораженный огромностью чудовища.

Я тоже застыл на месте и ошеломленно смотрю на эту огромную массу, сваленную в углу комнаты. Его глаза закрыты, и слышно ровное дыхание. Когда чудовище стоит, оно должно быть примерно пятнадцати метров ростом. Насколько я могу судить, его темное тело имеет форму человеческого, только с гораздо более длинными руками.

— Я не хочу иметь ничего общего с этим местом, — говорит Сэм.

— Ты уверен? — спрашиваю я и толкаю в бок, чтобы он отвел взгляд от этого монстра. — Смотри.

В центре комнаты на уровне глаз на толстом каменном пьедестале лежит мой Ларец. И рядом с ним еще один, на вид точно такой же. Подходи и бери. Вот только лежат они за железной решеткой, над которой жужжит и потрескивает силовое электрическое поле, и пьедестал окружен рвом с парящей зеленой жидкостью. И еще этот спящий гигант.

— Этот Ларец принадлежит не Шестой, — говорю я.

— Что ты такое говоришь? А чей же он еще? — недоуменно спрашивает Сэм.

— Они нашли нас, Сэм. Во Флориде они нашли нас, открыв Ларец Шестой.

— Правильно. Я знаю.

— Но посмотри: на нем замок. С какой бы стати снова навешивать на Ларец замок, если они потратили чертову уйму времени, пытаясь его открыть? Думаю, этот Ларец никогда не открывали.

— Может, ты и прав.

— Он мог принадлежать любому из нас, — шепчу я, качая головой и глядя на оба Ларца. — Пятому или Девятому. Любому, кто еще не погиб.

— Значит, они похитили Ларец и при этом не убили Гвардейца?

— Получилось, как со мной. Или, может быть, могадорцы поймали одного из них и держат здесь в заточении, как держали Шестую, — говорю я.

Сэму не удается ответить, потому что начинает жужжать сигнал на его часах. А спустя три секунды сигнал подхватывает оглушительный вой сотни сирен.

— А, черт, — говорю я, поворачивая голову. — Я тебя вижу, Сэм.

Он кивает с паническим видом и отпускает мою руку.

— И я тебя вижу.

Я бросаю взгляд через плечо Сэма и вижу, что чудовище открыло глаза — белые и пустые. Они сузились и смотрят на нас.

30

Звон от стрельбы стоит у меня в ушах еще долго после того, как она прекратилась. Дуло пистолета чуть дымится, но Крейтон тут же выбрасывает пустой магазин и вставляет новый. Прах могадорцев лежит кучами и густо висит в воздухе. Мы с Эллой стоим позади Крейтона. Его пистолет поднят, палец лежит на спусковом крючке. С лестницы появляется могадорец с пушкой, но Крейтон стреляет первым, разрывая его надвое и отбрасывая назад. Могадорец обращается в пепел, еще не врезавшись в стену. На площадку выпрыгивает еще один, с таким же оружием, которое внизу пронзило мне плечо, но Крейтон уничтожает неприятеля, пока тот еще не успевает выпустить убийственный луч.

— Так, теперь им известно, где мы! — кричит Крейтон и несется вниз по лестнице, я даже не успеваю предложить спустить нас всех через окно телекинезом. Мы с Эллой бежим следом, по-прежнему держась за руки. После второго витка лестницы Крейтон останавливается и прижимает к глазам пальцы.

— У меня все глаза засыпало пеплом. Я ничего не вижу, — говорит он. — Марина, веди нас. Если что-то увидишь, кричи и сразу отпрыгивай в сторону.

Я держу Ларец под левой рукой, Элла идет посередине, держа за руки меня и Крейтона. Мы спускаемся, и едва я вывожу их через взломанную дубовую дверь, как башня над нами взрывается.

Я кричу и ныряю на пол, таща за собой Эллу. Крейтон инстинктивно начинает стрелять. Автомат строчит, выпуская восемь — десять пуль в секунду, и я вижу, как падает целая группа могадорцев. Крейтон прекращает стрелять.

— Марина? — спрашивает он, не видя меня и показывая головой вперед.

Я смотрю в коридор, в котором густо висит пепел.

— По-моему, чисто, — отвечаю я, и в ту же секунду, когда эти слова слетают с моих губ, из проема в стене коридора выскакивает могадорец и выстреливает в нас каким-то белым пылающим метеором, таким ярким, что на него невозможно смотреть. Мы успеваем упасть, и белая смерть проносится мимо. Крейтон тут же поднимает автомат и сразу убивает могадорца, осыпав его градом пуль.

Я веду нас вперед. Не знаю, сколько Крейтон убил могадорцев, но мы по самые щиколотки проваливаемся в их пепел. Мы делаем короткую остановку на ступеньках. Свет, падающий из окон, рассеивает пепел, и у Крейтона прочистились глаза. Он выступает вперед и останавливается у самого угла, крепко держа автомат у груди. Когда мы обогнем угол, нам останется пройти до выхода эти ступеньки, короткий коридор, заднюю часть нефа и главный вестибюль. Крейтон делает глубокий вдох, чуть наклоняет голову и выскакивает за угол, выставив вперед дуло автомата и готовый стрелять. Но стрелять не в кого.

— Пошли, — коротко бросает он.

Мы следуем за ним, а он ведет нас через заднюю часть церковного нефа, всю покрытую копотью от пожара. Я на мгновение вижу тело Аделины, которое вдали кажется таким маленьким. При виде ее к сердцу подступает боль. «Будь храброй, Марина», — отдаются во мне ее слова.

Внешнюю стену церкви справа от нас сотрясает взрыв. На нас летят камни, и я инстинктивно поднимаю руку, отводя их от Эллы и от себя. Но Крейтону очень сильно досталось, его швыряет об стену, и он со стоном падает. Автомат вылетает у него из рук, а в образовавшийся проем в стене входит могадорец с пушкой в руках. Одним плавным действием я силой ума отбрасываю его, притягиваю к себе автомат и нажимаю на спусковой крючок. Отдача гораздо сильнее, чем я ожидала, и я чуть не роняю автомат. Но я удерживаю его и стреляю в могадорца, пока он не обращается в прах.

— Держи, — говорю я, протягивая автомат Элле. И по тому, как ловко она его берет, я понимаю, что оружие ей не в диковину.

Я спешу к Крейтону. У него сломана рука, из ран на лбу и лице льется кровь. Но глаза открыты и осмысленны. Я беру ладонями его кисть и закрываю глаза. Ледяной холод медленно ползет по мне и переходит на Крейтона. Я вижу, как у него под кожей двигаются кости на сломанной руке, как на лице затягиваются и исчезают раны. Его грудь с такой частотой поднимается и опадает, что его легкие, кажется, готовы лопнуть. Но потом дыхание успокаивается. Он садится и легко двигает рукой.

— Хорошая работа, — говорит он.

Он забирает у Эллы автомат, и мы выбираемся через пролом в стене на внутреннюю площадь монастыря. Я никого не вижу, и мы с Эллой выбегаем за железные ворота, а Крейтон водит автоматом в разные стороны в поисках противника. За левым плечом Крейтона я замечаю красную вспышку на крыше собора. Выпушенная ракета с громким ревом мчится по направлению к Крейтону. Я впериваюсь взглядом в нос ракеты и концентрируюсь с такой силой, как никогда прежде. Мне в последний момент удается немного сбить ракету с курса. Она пролетает мимо Крейтона и взрывается, ударив в склон горы. Крейтон выбегает из ворот с автоматом наизготовку и быстро оглядывается вокруг себя.

Он качает головой. Сзади слышно, как с треском распахиваются двери церкви.

— Его нет, — говорит Крейтон. Но не успевает он повернуться, чтобы открыть огонь, как воздух прорезает визг колес. Пластиковый тент, под которым скрывался пикап, слетает, и он юзом срывается с места. За рулем с безумными глазами сидит Гектор. Подъехав к нам, он бьет по тормозам. Пикап резко останавливается. Гектор тянется и открывает пассажирскую дверь. Я бросаю Ларец на сиденье рядом с Гектором, и мы с Эллой запрыгиваем в машину. Крейтон остается снаружи, пока не выпускает весь магазин по могадорцам, выбегающим из дверей церкви. Несколько падают, но их слишком много, чтобы всех перестрелять. Крейтон прыгает в машину и захлопывает дверь. Колеса вгрызаются в булыжник. Слышен звук еще одной подлетающей ракеты, но колеса наконец схватываются с мостовой, и мы мчимся по Кале Принсипаль.

— Я люблю тебя, Гектор, — говорю я. Я просто не могу удержаться: При виде его за рулем меня переполняет теплое чувство.

— Я тоже тебя люблю, Марина. Я тебе всегда говорил: держись Гектора Рикардо — он о тебе позаботится.

— Я никогда в тебе не сомневалась, — отвечаю я. И это неправда: сегодня утром я в нем усомнилась.

Мы доезжаем до подножия горы и минуем знаки, обозначающие границу городка.

Я оборачиваюсь и смотрю в заднее стекло на быстро удаляющуюся Санта-Терезу. Я знаю, что вижу ее в последний раз. И хотя я много лет так хотела отсюда уехать, теперь это место стало для меня святым, потому что здесь нашла упокоение Аделина. Скоро городок пропадает из вида. И уходит в прошлое.

— Спасибо, сеньорита Марина, — говорит Гектор.

— За что?

— Я знаю, что это ты вылечила мою дорогую маму. Она мне сказала, что это была ты, ее ангел. Я никогда не смогу тебя за это отблагодарить.

— Я была счастлива помочь. А ты уже отблагодарил, Гектор.

Он качает головой:

— Еще нет. Но точно постараюсь.

Крейтон перезаряжает оба магазина и проверяет свой арсенал, а Гектор ведет машину по опасному серпантину. Мы подпрыгиваем, кренимся и скользим на крутых поворотах. Но, несмотря на всю нашу скорость, уже скоро вдалеке появляется караван машин.

— Не обращай на них внимания, — говорит Крейтон. — Только довези нас до озера.

Хотя пикап несется на полной скорости, караван сокращает разрыв. Через десять минут прямо над нами пролетает сноп огня и взрывается впереди пикапа. Гектор инстинктивно пригибается.

— Боже мой! — говорит он.

Крейтон поворачивается, выбивает прикладом заднее стекло и стреляет. Передняя машина конвоя переворачивается, и мы все радостно кричим.

— Теперь они намного отстанут, — говорит Крейтон, быстро перезаряжая магазин.

И они отстают, но только на несколько минут. Дорога становится еще опаснее, уходя серпантином круто вниз, и преследователи нас нагоняют. Гектор что-то бормочет на каждом повороте, до отказа вдавливая в пол педаль газа, задние колеса опасно заносит над самой пропастью.

— Осторожно, Гектор, — говорит Крейтон. — Не убей нас, пока мы не доедем до места. По крайней мере, дай нам шанс.

— У Гектора все под контролем, — отвечает Гектор, никак не успокаивая этим Крейтона, который сидит, до белых костяшек вцепившись в подголовник перед собой.

Единственное преимущество — это постоянные повороты, которые не позволяют могадорцам стрелять прямой наводкой. Но они все равно стреляют.

Проходя один особенно крутой поворот, Гектор не справляется с управлением, и мы вылетаем с дороги. Под углом семьдесят пять градусов пикап несется по жесткому склону, давя подлесок, разбрасывая камни и еле уворачиваясь от толстых деревьев. Мы с Эллой кричим. Крейтон воет, перелетев через переднее сиденье и врезавшись в ветровое стекло. Гектор не говорит ни слова. Стиснув зубы, он лавирует между препятствиями, пока чудесным образом не выпрыгивает на другую дорогу. Капот сильно разбит и дымится, но двигатель работает.

— Это… м-м… я срезал путь, — говорит Гектор. Он пробует педаль газа, и мы вот мы уже громыхаем по новой дороге.

— Думаю, мы от них оторвались, — говорит Крейтон, глядя вверх по склону.

Я хлопаю Гектора по плечу и смеюсь. Крейтон высовывает дуло автомата в заднее окно и ждет. Впереди уже видно озеро. Интересно, почему Крейтон думает, что оно нас спасет.

— А почему мы так рвемся к этому озеру? — спрашиваю я.

— Ну, ты ведь не думаешь, что я отправился на твои поиски с одной только Эллой?

Меня подмывает сказать ему, что еще несколько часов назад я думала, что он приехал меня убить. Но скоро позади опять появляются могадорцы. Крейтон поворачивается, а Гектор то и дело стреляет глазами в зеркало дальнего вида.

— Уже близко, — говорит Крейтон.

— Мы выберемся, папа, — говорит Элла, глядя на Крейтона. Когда я это слышу, мое сердце наполняется нежностью. Он ей тепло улыбается и кивает. Элла сжимает мою руку. — Оливия тебе понравится, — добавляет она.

— А кто эта Оливия? — спрашиваю я. Она не успевает ответить. Дорога поворачивает на девяносто градусов и резко идет вниз к озеру. Элла напрягается у меня в руках, когда дорога кончается, а Гектор отпускает педаль газа, и пикап таранит цепное ограждение вокруг озера. Мы наезжаем на маленький булыжник, колеса отрываются от земли, и мы летим, прежде чем со стуком приземлиться на берегу озера. Гектор быстро едет к воде, и у самой ее кромки жмет на тормоза, и мы с юзом останавливаемся. Крейтон плечом отбрасывает дверь и бежит в воду, пока она не доходит ему до колен. В левой руке у него автомат, а правой он швыряет далеко в озеро какой-то предмет и начинает бормотать на непонятном мне языке.

— Ну, давай же! — призывно кричит он, выбрасывая перед собой руки. — Давай, Оливия!

Гектор, Элла и я выпрыгиваем из машины и бежим к нему. Ларец у меня под мышкой. В этот момент вода посередине озера начинает бурлить.

— Марина, ты знаешь, что такое химера?

Я не успеваю ответить. На сцену врывается одиночный могадорский «Хаммер». Мощная танкоподобная машина с пулеметом наверху мчится вниз по склону прямо на нас. Крейтон, стоя в воде, поливает свинцом ее ветровое стекло. Машина сразу теряет управление и врезается сзади в пикап Гектора. Оглушительный треск от удара сопровождается лязгом металла и звоном разбитого стекла. Десятки других машин конвоя спускаются с последнего холма и начинают стрельбу. Берег сотрясают взрывы, вздымая огонь и дым и сбивая всех нас с ног. Сверху падают вода и песок. Мы с трудом поднимаемся. Крейтон хватает меня за воротник.

— Беги отсюда! — кричит он.

Я беру Эллу за руку, и мы во всю прыть бежим вдоль озера, огибая его слева. Крейтон начинает стрелять, но я слышу не один автомат, а два. И я очень надеюсь, что на второй спусковой крючок нажимает палец Гектора.

Мы бежим к роще, которая спускается со склона и доходит до самой воды. Мы бежим по мокрым камням, и Элла совсем не отстает. Стрельба продолжается, а когда она останавливается, сверху доносится громкий звериный рев, от которого я останавливаюсь как вкопанная. Я поворачиваюсь, чтобы посмотреть на существо, способное испускать такой парализующий рык. Я знаю, что оно не от мира сего. Из воды на высоту десяти-пятнадцатиэтажного дома выступает длинная мускулистая серая с отливом шея. Ее венчает огромная голова ящерицы. За раздвинутыми, гладкими, как галька, губами видны огромные зубы.

— Оливия! — радостно кричит Элла.

Оливия откидывает голову и снова издает разрывающий уши рев, а в него со стороны холма вонзается какой-то пронзительный лай и визг. Я смотрю на склон и вижу, как по нему к озеру бежит стая странных маленьких зверей.

Я судорожно сглатываю.

— Кто это? — спрашиваю я Эллу.

— Краулы. Целое полчище.

Шея Оливии уже полностью над водой, возвышаясь на высоту тридцати этажного дома. Шея плавно переходит в тело, расширяясь и утолщаясь. Могадорцы тут же открывают по ней огонь, а Оливия колотит их головой, убивая сразу по несколько и усеивая берег большими кучами пепла. Я вижу темные фигуры Крейтона и Гектора, оба стреляют — у дул автоматов видны вспышки. Могадорцы отступают, а сотня краулов прыгает в воду и плывет к Оливии. Многие, цепляясь когтями, забираются вверх и рвут ее у основания шеи. Вода в озере быстро окрашивается кровью.

— Нет! — кричит Элла.

Она рвется бежать назад, но я хватаю ее за руку.

— Нам нельзя возвращаться, — говорю я.

— Оливия!

— Это было бы самоубийством, Элла. Их слишком много.

Оливия ревет от боли. Она раскачивает головой назад и в стороны, пытаясь сбросить или схватить зубами краулов, которые всю ее облепили. Крейтон прицеливается было в них, но опускает автомат, поняв, что скорее всего попадет в Оливию. Они с Гектором стреляют по многочисленным могадорцам, которые перегруппировываются, готовясь к новой атаке.

Оливия раскачивается влево и вправо, рычит на горы, движется к середине озера и медленно погружается в красную воду. Краулы отцепляются от нее и плывут к могадорцам.

— Нет! — слышу я в этом хаосе крик Крейтона. Я вижу, как он пытается войти в озеро, но Гектор затягивает его обратно на берег.

— Пригнись! — кричит Элла и тянет меня за руку вниз. Над нами шелестит воздух, и совсем рядом со мной на землю тяжело ступает огромное черное копыто. Я поднимаю глаза и вижу, что надо мной возвышается рогатое чудовище с головой размером с пикап Гектора. Когда этот гигант ревет, мои волосы хлещут меня по лицу.

— Бежим! — кричу я. Мы бросаемся к деревьям.

— Разделимся, — говорит Элла. Я киваю и резко забираю влево, по направлению к старому буку с густыми изогнутыми ветвями. Я ставлю Ларец на землю. Я инстинктивно поднимаю руки и развожу их. К моему удивлению, ствол дерева раскрывается, образуя дупло, в котором как раз могли бы разместиться двое людей и Ларец.

Я оборачиваюсь через плечо и вижу, что существо в чаще деревьев гонится за Эллой. Я бросаю Ларец в дупло, телекинезом вырываю два дерева и гоню их, как ракеты, в спину существа. Они с громким треском вонзаются в его темную кожу, и оно падает на колени. Я подбегаю, хватаю Эллу за трясущуюся руку и тяну за собой. Скоро мы уже у бука с моим Ларцом.

— В дерево, Элла! Залезай! — кричу я. Она садится на Ларец и, стараясь стать как можно компактнее, ужимается до маленькой девочки.

— Это пайкен, Марина! Залезай ко мне! — просит она. Не успевает она сказать что-то еще, как я закрываю дупло, оставляя лишь маленькую щелку, чтобы она могла смотреть.

— Прости меня, — говорю я в щелку, надеясь, что гигант не увидел, куда я поставила Ларец и спрятала своего друга.

Я поворачиваюсь и бегу, пытаясь увести пайкена от этого места. Но он скоро нагоняет меня и бьет сзади. Удар получается страшно сильным, и я лечу по крутому склону, пока не удается зацепиться за какой-то валун. Я оглядываюсь через плечо и вижу, что я всего в метре от скалистого обрыва.

Наверху склона появляется пайкен. Он передвигается поперек склона, пока не оказывается прямо надо мной. Он так громко ревет, что отупляет меня. Я слышу, как вдалеке меня зовет Элла, но я не могу даже дышать, не говоря уже о том, чтобы крикнуть в ответ.

Он размеренно шагает вниз по склону. Я освобождаю одну руку, вырываю стоящее рядом прямое тонкое деревце и швыряю его в гиганта. Оно протыкает ему грудь. Пайкен теряет равновесие, падает и кувырком с ревом летит по склону прямо на меня. Я закрываю глаза в ожидании столкновения — он раздавит меня своим весом и сбросит с утеса. Но вместо этого его тело ударяется о валун, за который я держусь, и перелетает надо мной. Я поворачиваю голову и вижу, как пайкен летит с утеса.

Я наконец могу достаточно сконцентрироваться, чтобы по воздуху поднять себя вверх по склону. Я спешу назад к буку — к Элле и Ларцу, когда слышу пушечный выстрел и через долю секунды падаю. Боль вдвое сильнее любой, какую я когда-нибудь испытывала. Я вижу перед собой только красное со вспышками белого. Не контролируя себя, я в агонии качусь по земле.

— Марина! — слышу я крик Эллы.

Я перекатываюсь на спину и смотрю в небо. Изо рта и из носа капает кровь. Я чувствую ее вкус. Я чувствую ее запах. Надо мной кружат несколько птиц. В ожидании смерти я смотрю, как небо затягивают огромные темные тяжелые тучи. Они бьются и накатываются друг на друга и пульсируют так, как будто дышат. Я решаю, что это у меня предсмертные галлюцинации, когда большая капля воды падает мне на правую щеку. Я моргаю, когда вторая капля падает между глаз, и тут небо пополам раскалывает молния.

Надо мной стоит и улыбается огромный могадорец в золотых и черных доспехах. Он приставляет к моему виску пушку и сплевывает на землю. Но перед тем как нажать на спусковой крючок, он смотрит вверх на надвигающуюся бурю. Я быстро кладу ладони на зияющую рану на животе и ощущаю под кожей знакомое ледяное покалывание. На меня льет дождь, а тучи превращаются в твердую стену тьмы.

31

Судя по выражению лица Сэма, он утратил почти всякую надежду выбраться отсюда живым. У меня у самого руки опускаются, когда я гляжу в огромные белые глаза чудовища, которое поднимается перед нами на ноги. На это уходит время. Оно вытягивает мускулистую шею, и по бокам ее выступают толстые, как римские колонны, вены. Кожа его лица сухая и растрескавшаяся, как нависающая над ним каменная глыба. Со своими длинными руками оно похоже на инопланетную гориллу.

К тому времени, как гигант поднялся во весь свой полный пятнадцатиметровый рост, рукоятка ножа уже слилась с моей правой ладонью.

— Обходи с фланга! — кричу я. Сэм бежит налево, а я кидаюсь направо.

Он сначала движется на Сэма, который тут же поворачивается и бежит вокруг рва. Чудовище неуклюже идет за ним, и тогда я подбегаю и машу ножом направо и налево, отсекая маленькие куски от его икр. Оно поворачивает голову, ударяясь носом о потолок, и бьет меня ладонью. Один из пальцев касается моей ноги, я лечу в стену и падаю на левое плечо, выбивая его из сустава.

— Джон! — кричит Сэм.

Гигант снова бьет, но я отскакиваю, и кулак пролетает мимо. Гигант хоть и могучий, но медленный. Но пещера не так велика, чтобы можно было далеко убежать. Так что, какой бы он ни был медленный, преимущество все равно на его стороне.

Я бегаю между валунами и совсем не вижу Сэма. Гиганту трудно за мной поспевать. Решив, что я выиграл достаточно времени, я медленно поднимаю левую руку над головой и поворачиваю ладонь так, что она ложится на затылок. Меня от шеи до пяток простреливает боль, но я даже не успеваю среагировать и все еще тянусь, и сустав разом вправляется. По мне растекается чувство облегчения. Но оно длится совсем недолго: поднимая глаза, я вижу прямо над собой ладонь гиганта.

Я тычу в нее ножом, но этого недостаточно, чтобы помешать ему обхватить меня пальцами. Он меня поднимает, и сила хватки такая, что я выпускаю нож. Я слышу, как алмазное лезвие лязгает о каменный пол. Поскольку я вишу вниз головой, я высматриваю его, чтобы поднять телекинезом.

— Сэм! Ты где?

Я теряю ориентацию в пространстве, когда чудовище разворачивает меня правым боком вверх и поднимает метра на полтора над своим носом. Тут я вижу, как из расщелины в стене появляется Сэм. Он бежит, поднимает мой нож, и секунду спустя гигант визжит от неожиданной боли. Он сильно сжимает меня, а я напружиниваюсь что есть сил. Пока он пятится назад, мне удается высвободить руки и плечи. Я включаю свет ладоней и направляю пучок Люмена прямо ему в глаза. Он ослеплен и утыкается спиной в стену. В этот момент я окончательно высвобождаюсь из его пальцев и прыгаю.

Сэм бросает мне мой нож, и я тычу лезвием в кожу между пальцами на ногах чудовища. Гигант воет от боли. Он наклоняется вперед, и я снова ослепляю его Люменом. Он теряет равновесие, а я при помощи телекинеза поднимаю валун и швыряю ему в спину. Чудовище падает на вытянутые руки. Его массивные ладони оказываются во рву с дымящейся зеленой жидкостью — и секунду спустя раздается шипение горящего мяса. Голова чудовища безжизненно падает на основание электрического силового поля и на толстые каменные пьедесталы, на которых стоят Ларцы. От удара силовое поле отключается, а каменные подставки летят через всю комнату и бьются о стену. Чудовище лежит неподвижно.

— Скажи, что ты все так и спланировал, — говорит Сэм, когда мы идем к Ларцам.

— Если бы так, — говорю я.

Я открываю свой Ларец. Все на месте, в том числе банка с прахом Генри и живой кристалл, который я завернул в полотенце.

— На вид все хорошо, — говорю я. Сэм поднимает другой Ларец.

— А что случится, когда мы выйдем через эту дверь? — спрашивает Сэм, кивая на маленькую деревянную дверь, через которую мы вошли.

Мы убили чудовище и добыли Ларцы, но не можем стать невидимыми и просто пройти мимо сотен могов. Я открываю свой Ларец и перебираю кристаллы и другие предметы. Но я опять же не знаю, как большинство из них используются. А те, о которых знаю, не могут провести меня через пещеру пришельцев. Я безнадежно оглядываю комнату. Но при виде расплавленной кожи гиганта и его рассыпающихся костей мне в голову приходит идея.

Засунув нож в задний карман джинсов, я медленно подхожу ко рву с пузырящейся зеленой жидкостью. Я делаю глубокий вдох и осторожно обмакиваю палец. Как я и надеялся, она обжигающе горячая, но моя кожа ощущает лишь покалывание как от обычного огня. Это как зеленая лава.

— Сэм?

— Да?

— Когда я скажу открыть дверь, открой ее и сразу отскочи в сторону.

— Что ты собираешься делать? — спрашивает он.

У меня в голове проносятся видения: я лежу на кофейном столике, и Генри водит надо мной лорикским кристаллом, мои руки объяты пламенем… Я запускаю руку в ров и достаю пригоршню зеленой лавы, капающей с ладони. Я закрываю глаза и концентрируюсь. Когда я снова их открываю, жидкость висит над ладонью горящим шаром.

— Думаю, вот это, — говорю я.

— Ни черта себе.

Сэм бежит к деревянной двери, и я кивком показываю, что готов.

Он рывком распахивает дверь и ныряет вправо. На нас бежит отряд до зубов вооруженных могадорцев. При виде летящего в них огненного зеленого шара они пытаются развернуться. Когда шар подлетает к груди первого могадорца, я силой мысли рассыпаю его, превращая в огненное одеяло. Оно накрывает нескольких могадорцев, и они после секундной пытки огнем обращаются в пепел.

Я бросаю шар за шаром зеленой лавы, убивая все больше могадорцев. Сэм собирает в кучу их оружие. Когда в их натиске наступает пауза, я хватаю еще два шара зеленой жидкости и выбегаю из двери. Сэм бежит за мной с двумя длинными черными ружьями под мышкой.

Количество могадорцев, бегущих на нас по темному тоннелю, просто невероятно. А ревущие сирены и мигающие огни давят на психику. Сэм жмет на оба спусковых крючка и косит могадорцев ряд за рядом, но они все прибывают. Когда заканчиваются патроны, Сэм хватает два других ружья.

— Я бы не отказался от помощи, — кричит Сэм, выкашивая еще один ряд могадорцев.

— Я думаю, я думаю!

Не похоже, что покрытые слизью стены можно как следует разжечь, и у меня в руках остается слишком мало зеленой лавы, чтобы нанести могадорцам большой урон. Слева от меня стоят серебристые газовые баки и цистерны, переплетенные трубами и трубочками. На стене рядом с самой высокой цистерной я вижу контрольную панель с уходящими от нее электрическими проводами. Я слышу, как дальше по коридору кричат и ревут в своих клетках чудовища. Интересно, насколько они голодны?

Я бросаю огненный шар в контрольную панель, и она рассыпается тысячей искр. Решетки клеток, вмурованных в стены, начинают подниматься, и я тут же бросаю другой зеленый шар под баки и цистерны.

Я хватаю Сэма за руку, и мы мчимся назад в грот нашего исполина. Когда грохочет взрыв, я прижимаю Сэма к каменному простенку между стальными воротами и деревянной дверью и загораживаю его от пролетающей волны пламени. У меня в ушах стоит треск и гул огня.

Десятки краулов вырываются из открывшихся клеток и со спины нападают на ничего не подозревающих могадорцев. Несколько пайкенов тяжело ступают по тоннелю, ревя и размахивая руками. Под ногами пайкенов рогатая рептилия-мутант делает месиво из могов и краулов. Крылатое гаргульеподобное существо жужжит под потолком, то и дело пикируя и вырывая куски из всех, кто попадется. Чудовище с прозрачной кожей вонзает частокол своих зубов в икру пайкена. Это происходит в течение нескольких секунд. Потом их всех заливает море огня.

Через несколько минут, когда огонь уходит дальше по тоннелю, чтобы сеять опустошение в главной пещере со спиральными ходами, коридор передо мной завален кучами пепла и закопченными костями чудовищ. Я сбиваю с себя огонь и вытираю ладони о джинсы.

Сэма немножко подпалило, но вообще он в порядке.

— Это было изумительно, чувак, — говорит он.

— Давай сначала постараемся убраться отсюда, а потом уже будем праздновать.

Я беру под мышку свой Ларец, Сэм поднимает другой. Мы бежим по пепелищу, через удушающее трупное зловоние. Обгоревшая приставная лестница в конце тоннеля выглядит устойчивой, и мы с трудом карабкаемся по ней, поскольку у каждого свободна только одна рука. Мы ступаем на черный обгоревший спиральный карниз и бежим по нему кругами, пока не достигаем центра пещеры.

Ад, который я устроил, нанес больший урон, чем я предполагал. Мы видим кучи и кучи пепла. Но видим и сотни могадорцев, на четвереньках выползающих из разных коридоров и тоннелей, обгоревших или все еще объятых пламенем, рычащих от боли, не способных держать оружие, не способных ничего сделать, когда мы бежим, перепрыгивая через них. Над нами по карнизам бегут солдаты, у одних в руках оружие, у других — раненые.

Я заблудился и не знаю, где выход. Я провожу нас по нескольким тоннелям. У меня на шее болтается кулон. Каждый из нас подобрал по дороге брошенное ружье, и мы стреляем по всему, что встает у нас на пути. Хоть мы и не знаем, куда идем, но все равно идем. И останавливаемся, только когда доходим до клеток с человеческими узниками. Теперь я точно знаю, что мы пошли не той дорогой. Я тяну Сэма в другую сторону, но он уперся ногами и останавливает меня. Я вижу у него в глазах волнение и надежду. Стальные двери камер приподняты почти на полметра над полом, а голубые силовые поля исчезли.

— Джон, они открыты! — кричит он, бросая к моим ногам Ларец. Я бросаю ружье и поднимаю Ларец. Сэм, наконец, говорит то, чего я и ждал: — Что, если здесь мой отец?

Я смотрю Сэму в глаза и понимаю, что мы должны это проверить. Он бежит по левой стороне коридора и у каждой камеры зовет отца. Я обследую камеры по правой стороне, как вдруг под одну из дверей просовывается голова: это парень моих лет с длинными черными волосами. При виде меня он осторожно высовывает руку.

— Силового поля в самом деле нет? — кричит он.

— Думаю, что нет! — кричу я в ответ.

Сэм забрасывает ружье за плечо и наклоняется к просвету под дверью.

— Ты знаешь человека по имени Малколм Гуд? Сорок лет, русые волосы? Он здесь? Ты его видел?

— Помолчи и отойди назад, малыш, — говорит парень. Я слышу в его голосе серьезность намерений, и в беспокойстве оттаскиваю Сэма в сторону. Парень хватается за низ двери, вырывает ее из стены и швыряет в коридор как летающую тарелку. Потолок трещит, с него валятся камни, и я телекинезом заслоняю от них себя и Сэма. Я не успеваю ничего сказать, как появляется этот парень, отряхивая пыль с ладоней. Он выше меня, без рубашки, и мускулистый.

Сэм делает шаг вперед и, к моему удивлению, целится из ружья парню в голову.

— Да говори же! Ты знаешь моего отца? Малколма Гуда? Пожалуйста!

Парень смотрит мимо Сэма и его ружья на Ларцы у меня под мышками. Тут я замечаю у него на ноге три шрама. Точно таких же, как у меня. Он один из нас.

Я в шоке выпускаю другой Ларец и он падает на землю.

— Какой у тебя номер? Я — Четвертый.

Он с прищуром смотрит на меня и протягивает руку:

— Я — Девятый. Молодец, что остался жив, Четвертый.

Он тянется к Ларцу, который я уронил. Сэм, опустив ружье, уходит по коридору и каждые несколько секунд останавливается, заглядывая в камеры. Девятый кладет руку на замок, и тот сразу открывается. Когда он поднимает крышку, его лицо озаряет желтый свет.

— Черт побери. — Он смеется и запускает руку внутрь. Он достает маленький красный камень и показывает мне. — У тебя есть такой?

— Не знаю. Может быть. — Мне неловко оттого, что я так мало понимаю в содержимом своего Ларца.

Девятый зажимает камень между фалангами пальцев и направляет кулак на ближайшую стену. Появляется белый конус света, и мы тут же видим сквозь стену пустую камеру.

К нам бежит Сэм.

— Подожди! У тебя есть рентгеновское видение?

— А у этого чудика какой номер? — спрашивает меня Девятый, снова начиная копаться в Ларце.

— Это Сэм. Он не лорианец, но на нашей стороне. Он разыскивает своего отца.

Он бросает Сэму красный камень.

— Так дело пойдет быстрее, Сэмми. Просто направь его, куда надо, и сожми.

— Чувак, он же человек, — говорю я. — Он не может пользоваться такими вещами.

Девятый прикладывает свой большой палец ко лбу Сэма. У Сэма волосы встают дыбом, и я чувствую в воздухе запах электричества.

Сэм, спотыкаясь, делает шаг назад.

— Вау.

Девятый снова запускает руки в Ларец.

— У тебя есть минут десять. Начинай.

Я изумлен тем, что Девятый может передавать могущества людям. Сэм бежит по коридору, проверяя камеры одним движением кисти. Наконец он направляет камень на одну большую металлическую дверь. За ней высвечиваются больше десятка могадорцев, один из них скручивает в открытой панели оголенные провода.

— Сэм! — кричу я, поднимая ружье. — Назад!

У-у-ушш, поднимается дверь, и из нее выскакивают моги. Сэм убегает, стреляя через плечо.

— У тебя есть еще какие-нибудь Наследия? — спрашиваю я Девятого, перекрывая шум своей стрельбы.

Он опускает ресницы. И вот он уже с немыслимой скоростью бежит по растрескавшемуся потолку. Моги замечают Девятого, только когда он спрыгивает у них за спиной. Но уже слишком поздно. Он мечется среди них как торнадо и с такой яростью, какой я и не предполагал у лориан. Это впечатлило бы даже Шестую. Мы с Сэмом прекращаем стрельбу, позволяя Девятому голыми руками разорвать всех могов.

Покончив с ними, Девятый бежит назад по левой стене коридора, потом по потолку, потом по правой стене, вздымая за собой шлейф пепла.

— Антигравитация, — говорит Сэм. — Вот это Наследие, я понимаю.

Девятый с юзом останавливается у своего Ларца и пинком захлопывает крышку.

— А еще я неплохо слышу. За много километров.

— Ладно, пошли, — говорю я, поднимая Ларец. Девятый легко ставит свой на широкое плечо и поднимает с земли ружье.

— А как насчет остальных камер? — спрашивает он Сэма, показывая вдоль коридора. За дверью, из которой выбежали моги, тянутся еще сотня или больше камер.

— Нам надо уходить, — говорю я, понимая, что мы уже испытываем судьбу. Еще несколько секунд, и мы будем окружены. Но Сэма не убедить.

Он пробегает под большой дверью, все еще держа в руке красный камень. Между нами из скрытого тоннеля неожиданно появляется еще дюжина могадорцев. Сэм прижимается к стене и стреляет. Я вижу, как несколько могадорцев рассыпаются в прах, но потом вид загораживает стая краулов с текущими с зубов слюнями.

Сфокусировав мысли на валуне, я швыряю его в стаю и разом убиваю почти всех. Девятый хватает одного краула за заднюю лапу и расплющивает его о стену. Раздавив еще двух, он поворачивается ко мне и смеется. Только я собираюсь спросить, что тут смешного, как он запускает валун прямо в меня. Я едва успеваю отпрыгнуть, а долю секунды спустя моя спина уже покрыта черным пеплом.

— Они везде! — хохочет он.

— Мы должны добраться до Сэма! — Я пытаюсь пробежать мимо Девятого, когда нас обоих захватывает ладонь огромного пайкена.

— Сэм! — кричу я. — Сэм!

Сэм не слышит нас за шумом своих выстрелов. Пайкен отводит руку в другую сторону, и я как в замедленной съемке теряю своего лучшего друга из вида. Не успеваю я снова закричать, как пайкен швыряет нас в другой тоннель напротив. Я бьюсь о стену и падаю на один Ларец, а второй падает на меня. У меня перехватывает дыхание. Я поднимаю глаза и вижу, как Девятый плюется кровью. И при этом улыбается.

— Ты рехнулся? — спрашиваю я. — Тебе что, все это нравится?

— Я больше года просидел взаперти. Это лучший день в моей жизни!

Два пайкена, пригнувшись, входят в тоннель, перегораживая нам дорогу к Сэму. Девятый вытирает кровь с подбородка и открывает свой Ларец. Он достает короткую серебряную трубку, которая быстро разрастается с обоих концов, становится двухметровой и светится красным. Он бежит к пайкенам, держа трубу над головой. Я встаю, чтобы последовать за ним, но чувствую острую боль в ребрах. Я ищу у себя в Ларце лечащий камень, но когда, наконец, нащупываю его, Девятый уже убил двух пайкенов. Он бежит назад по потолку, крутя сбоку трубу, и за шесть метров кричит, чтобы я отодвинулся. Светящаяся красная труба как копье пролетает у меня над головой и вонзается в живот еще одному пайкену.

— Не надо благодарностей, — говорит Девятый, хотя я еще не успел сказать ни слова.

В дальнем конце тоннеля теснятся новые пайкены, а когда я поворачиваюсь, чтобы бежать, вижу летящую на нас стаю прозрачных птиц с бритвенно-острыми зубами. Девятый выхватывает из своего Ларца нитку зеленых камешков и бросает ее навстречу птицам. Она зависает в воздухе и как черная дыра засасывает всю стаю.

Он закрывает глаза, и камни летят в направлении пайкенов. Раскручиваясь, они выпускают всю стаю прямо в лица пайкенов. Девятый кричит мне:

— Кидай в них камни!

Следуя его примеру, я швыряю и швыряю булыжники в эту схватку. Пайкены и птицы замертво падают под градом камней.

В тоннель с ревом протискиваются еще несколько пайкенов. Я хватаю Девятого за руку, чтобы удержать его от нападения.

— Их будет все больше и больше, — говорю я. — Нам надо найти Сэма и убираться отсюда. У нас назначена встреча с Шестой.

Он кивает, и мы бежим. На ближайшем ответвлении от тоннеля мы сворачиваем налево, при этом не представляя, приближаемся ли мы к выходу или, наоборот, удаляемся от него. С каждым новым поворотом сзади появляется все больше врагов. Девятый разрушает за нами все тоннели, телекинезом и точно брошенными камнями обваливая потолки и стены.

Мы добираемся до длинного каменного арочного моста вроде того, по которому мы уже проходили с Сэмом. Под ним парит бассейн с зеленой лавой. На другой стороне узкого моста изготовился к нападению большой отряд могадорцев, а сзади из тоннеля на нас бегут несколько пайкенов.

— Куда пойдем? — кричу я, когда мы ступаем на мост.

— Мы пойдем снизу, — говорит Девятый.

Дойдя до верхней точки моста, Девятый хватает меня за руку, я в буквальном смысле переворачиваюсь вверх ногами, и мы бежим по нижней поверхности арки. Девятый без предупреждения отпускает руку, но мои кроссовки все равно прочно держат меня на брюхе арки. Я протягиваю над собой руку и захватываю пригоршню зеленой лавы. И когда мы добегаем до конца и встаем на пол, у меня в ладони уже колышется зеленый огненный шар. Я швыряю его в могадорцев, толпящихся на мосту, и силой взгляда рассыпаю его над ними. Когда мы ныряем в другой тоннель, я слышу, как с шипением горит их плоть.

* * *

Я уже совсем запыхался, когда мы добираемся до крутого спуска. Я оцениваю угол наклона, когда сзади меня бьет взрывом. Я с необыкновенной скоростью лечу головой вперед вниз по склону, а когда склон заканчивается, бьюсь об землю недавно вывихнутым плечом.

Испытывая невообразимую боль, я переворачиваюсь на живот. Выстрел пришелся точно в спину, и все мои мышцы судорожно сведены. Я едва дышу. Не может быть и речи о том, чтобы искать свой Ларец с лечащим камнем. Все, на что я способен, это лежать и смотреть на проблески лунного света, которые то появляются, то исчезают в конце тоннеля. Брезент. Он колышется на ветру. Я вернулся туда, откуда начал.

Я слышу, как сзади рушатся камни. Я никогда не думал, что боль может быть такой сильной, и все, чего я хочу, это убраться из этой горы.

— Прямо вперед. Это выход. Там мы снова соберемся с силами, — выдавливаю я из себя.

Если мы выберемся, то я смогу себя вылечить и спрятать в лесу наши Ларцы. Может, и Берни Косар сможет теперь пойти с нами, поскольку мы уничтожили баки с отравляющим газом. Четырех могадорцев, охранявших вход, нет на месте. Девятый выпрыгивает через брезент и бежит в лес. Я иду за ним. Мы оба давимся от омерзительной вони от трупов животных. Входим в лес. Я обессиленно плюхаюсь на пень. Мне нужно пять минут, думаю я. Потом мы пойдем назад за Сэмом. При свете ладоней и выстрелов.

Девятый копается в своем Ларце, а я закрываю глаза. У меня по лицу текут слезы. Я вздрагиваю, когда моей левой ладони касается что-то шершавое. Я открываю глаза и вижу, что это Берни Косар в своем собачьем обличье лижет мне пальцы.

— Я этого не заслужил, — говорю я ему. — Я трус. Будь я проклят.

Он видит мои раны и слезы, потом обнюхивает лицо Девятого и превращается в лошадь.

— Вау! — подпрыгивает Девятый. — Что ты такое, черт тебя побери?

— Химера, — шепчу я. — Он хороший парень. Он лорианец.

Потрепав Берни Косара по морде, Девятый быстро прикладывает лечащий камень к моей спине. Пока камень трудится над моим организмом, я замечаю, что над горой собирается грозная буря.

Небо вдруг вспарывает молния, гремит гром. Я так рад возвращению Шестой, что встаю, не обращая внимания на остающуюся боль в спине. Однако я еще никогда не видел, чтобы тучи так вздымались и вытягивались. Небо вдруг становится зловещим. Это не Шестая. Она не пришла на помощь.

Я вижу, как образуется смерч, знакомый по худшим из моих видений.

Берни Косар отскакивает назад, когда из глаза торнадо вырывается круглый и молочно-белый, как жемчужина, корабль. Он приземляется у самого входа в пещеру, заставляя дрожать землю. Как было и в моих видениях, на боку корабля из ничего, словно проступая, возникает дверь. И вот он — предводитель могадорцев из моих видений.

Девятый сдавленно ахает:

— Сетракус Ра. Это он. Он здесь.

Я молчу, парализованный страхом.

— Так вот как его зовут, — наконец шепчу я.

— Так его звали. В отместку за каждый день, когда они пытались мучить меня и мучили моего Чепана, я проткну его вот этим. — В руке Девятого светится красная трубка. Ее концы разрастаются, и на них появляются крутящиеся лезвия. — Я хочу его убить. И ты мне поможешь.

Сетракус Ра идет к пещере, но перед самым входом останавливается. Массивный силуэт, застывший и призрачный. Под сильным ветром и проливным дождем он оборачивается и смотрит в нашу сторону. Даже издалека безошибочно угадывается слабое свечение трех кулонов у него на шее.

Мы с Девятым кидаемся на него из-за деревьев, за нами галопом скачет Берни Косар. Но уже слишком поздно. Сетракус Ра скрывается в пещере, а над входом поднимается такое же пузырящееся голубое силовое поле, какое мы видели перед камерами.

— Нет! — кричит Девятый. Он останавливается на бегу, воткнув в землю свою трубу.

Я, держа в руке нож, продолжаю бежать вперед. Я слышу, как Девятый кричит, чтобы я остановился, но думаю только об одном: убить Сетракуса Ра, спасти Сэма и его отца и окончить эту войну — прямо здесь и прямо сейчас. Когда я натыкаюсь на голубое силовое поле, все вокруг чернеет.

32

Гремит гром, блистают молнии, и в их отсветах я вижу, как ширятся и сжимаются облака. Дождь накатывает тяжелыми волнами, и могадорец, закованный в броню, опускает на меня взгляд. Он прижимает пушку к моему голубому кулону и говорит что-то, чего я не понимаю. Рана у меня на животе почти зажила, и я сквозь раскаты грома слышу, как Элла выкрикивает мое имя.

Если мне суждено умереть, то сначала я должна освободить Эллу. Одна из нас должна выжить, чтобы рассказать обо всем остальным. Я осторожно поднимаю руки и воображаю, что дупло открывается. В этот момент где-то вдалеке небо прорезает молния. Секунду спустя она бьет в стоящего надо мной могадорца, он обращается в прах и уносится ветром.

Я медленно поднимаюсь на ноги и вижу, что сумела до половины открыть дупло бука. Я бегу к дереву и на бегу продолжаю раздвигать ствол.

— Элла? Ты цела?

Она выскакивает из ствола и бросается мне на шею.

— Мне не было тебя видно, — говорит она, обнимая меня. — Я думала, что потеряла тебя.

— Пока нет, — говорю я и беру Ларец. — Идем.

Мы поворачиваемся, готовые бежать, и видим, что к нам идут Крейтон и Гектор. Гектор ранен, Крейтон ведет его через бушующий ветер и дождь, закинув его руку себе на плечи. Сзади на них бросается первая волна могадорцев и краулов. Видя это, я отламываю большую ветку от высохшего дерева и бросаю ее в ближайшую стаю краулов. Она нескольких сбивает, но они тут же вскакивают. Могадорец бросает гранату. Я силой мысли перехватываю ее на полпути и швыряю назад прямо ему в живот. Она взрывается, отбрасывая нескольких могадорцев и краулов на землю — уже в виде сырых кусков пепла. Я бросаю дерево за деревом, камень за камнем. Многих я сбиваю с ног, еще больше убиваю.

— Помоги мне! — кричит Крейтон.

Я подбегаю и снимаю с него Гектора. У него прокушен живот и пулей пробита рука. Обе раны сильно кровоточат.

— Пошли! — кричит Крейтон, доставая патроны из кармана пальто и загоняя их в пустой магазин. — Нам надо добраться до дамбы!

Я открываю было рот, чтобы ответить, но тут над нами сверкает гигантская молния. Она расчерчивает небо как вены богов, оставляя в воздухе явственный привкус металла. Горы отражают оглушающий раскат грома. Ветер и дождь прекращаются, а тучи начинают закручиваться в огромную воронку, пока не образуется темный светящийся глаз, который смотрит на нас из выси над горными вершинами. Могадорцы загипнотизированы не меньше нашего. Снова поднимается ветер и несет темные тучи, молнии и гром. Они, сначала медленно, но быстро набирая скорость, движутся прямо на нас. Буря, прекрасная в своем страшном совершенстве. Я никогда прежде не видела ничего подобного. Мы в оцепенении смотрим на приближающиеся с глухим ревом темные тучи.

— Что происходит? — пытаюсь я перекричать штормовой ветер.

— Я не знаю! — отвечает Крейтон. — Нам надо найти укрытие!

Но он не двигается. И никто не двигается. Даже Гектор завороженно смотрит, кажется, забыв о своих ранах.

— Бежим! — кричит наконец Крейтон. Он разворачивается и стреляет по могадорцам, прикрывая нас, пока мы бежим вниз по небольшому холму, а потом по долине. Справа я вижу дамбу, которая соединяет две невысокие горы. Она слишком далеко, и добраться до нее нереально. Лицо Гектора побелело, он быстро теряет силы, и я начинаю высматривать, где остановиться, чтобы его вылечить. Ружье Крейтона замолкает. Я в страхе оборачиваюсь, ожидая худшего, но у него просто закончились патроны. Он закидывает ружье на плечо и догоняет нас.

— Мы не сумеем добраться до дамбы! — кричит он. — Бежим к озеру!

Мы меняем направление. Снова начался дождь. Пули бьют в дорожку наших следов на траве, рикошетят от камней. Секунду спустя мы словно оказываемся под мостом: дождь просто прекращается. Я оглядываюсь через плечо и вижу, что всего в нескольких шагах позади он по-прежнему идет, причем очень сильный. Ветер резко усиливается, и могадорцы вдруг оказываются в центре ливня и урагана, каких я никогда не видела. Они даже совсем пропадают из вида.

Под ногами у нас шуршит прибрежный песок. Элла и Крейтон головой вперед ныряют в воду.

— Я не могу, Марина, — говорит Гектор, останавливаясь у самой воды.

Я бросаю Ларец, беру его за руку и говорю:

— Я тебя починю, Гектор. Ты справишься.

— Это не поможет. Я не умею плавать.

— Я Марина морская, Гектор. Ты помнишь? — Я запускаю холод со своих пальцев на дыру от пули в его руке. Рана чернеет, сереет, краснеет, а потом затягивается обычного цвета сморщенной кожей. Я быстро концентрируюсь на ране от укуса на его животе под рубашкой, и Гектор вдруг распрямляется и снова полон сил. Я смотрю ему в глаза. — Я ведь Морская королева, и я поплыву с тобой.

— Но ведь у тебя это, — говорит Гектор, показывая на Ларец.

— Значит, ты будешь его держать, — говорю я, вкладывая Ларец ему в руки.

Мы заходим в воду. Когда дно кончается, я правой рукой обхватываю Гектора за грудь, а левой гребу. Гектор прижимает Ларец к животу и плывет на спине, его голова едва выступает над водой. Элла и Крейтон уже на середине озера, и я тяну Гектора в их сторону.

Тучи вверху рассеиваются, превращаясь в сотню узких серых полос. Могадорцы больше не укутаны ураганом. Обретя способность видеть, они ринулись к озеру. Впереди бегут десятки визжащих краулов.

Когда пропадает последнее облако, сверху падает какая-то маленькая черная точка. Чем она ближе, тем больше становится похожа на человека.

С большим голубым кулоном на шее она приземляется на берег, взрывая ногами песок. Это поразительной красоты девушка с иссиня-черными волосами. Я сразу понимаю, что это ее я видела в своих снах и это ее нарисовала на стене пещеры.

— Она одна из нас! — кричу я.

Девушка оборачивается, мы встречаемся глазами — и тут она пропадает. Я ошеломлена: должно быть, она мне просто привиделась.

— Куда она делась? — спрашивает Элла.

В тот самый момент, когда я осознаю, что Элла тоже ее видела, и, значит, это не был плод моего воображения, два ближних к нам краула как-то странно рывком поднимаются в воздух. Они крутятся, визжат и рычат на что-то позади них, потом замолкают. Один летит в ноги двум солдатам, другой крутится в воздухе, сбивая других краулов и солдат.

— Невидимость. У нее есть Наследие невидимости, — выдыхает Крейтон.

Она невидима? Я одновременно изумляюсь и завидую. Но главное мое чувство — это благодарность. Невидимая рука хватает каждого краула, приблизившегося к воде, и швыряет на жесткий песок или в могадорского солдата. Из травы поднимается брошенная кем-то пушка и начинает палить в разные стороны. Гибнут краул за краулом. Десятки могадорцев взрываются облачками пепла.

С другой стороны озера раздаются пушечные выстрелы. Я резко поворачиваюсь и вижу, что по пояс в воде идут двадцать с лишним могадорцев. Лучи света вспарывают воду вокруг нас, и она так парит, что я едва вижу перед собой Гектора.

— Элла? — кричу я.

— Я здесь! — кричит она слева от меня.

— Возьми Гектора.

Она обхватывает Гектора за грудь.

— Зачем?

— Затем, что я не хочу, чтобы эта девушка сражалась в одиночку. Это и моя война.

Прежде чем кто-нибудь пытается меня остановить, я ныряю, и вода сразу начинает покалывать мне легкие. Я погружаюсь все глубже, пока вода из зелено-голубой не становится серой. Я вижу под собой огромное тело Оливии. Она бездыханно лежит на дне в клубах крови, вытекающих из сотен рваных ран от укусов на спине.

Я плыву к другому берегу и через минуту вижу ноги могадорцев. Я подплываю к крайнему слева и, оттолкнувшись ногами от илистого дна, выпрыгиваю из воды. Могадорец не успевает ничего предпринять, и я силой мысли швыряю его к середине озера. Я подвожу к себе его пушку, убиваю его и больше не снимаю палец с пускового крючка. Могадорцы, стоящие на берегу, взрываются пеплом. Я убиваю их всех и теперь целюсь в сотни солдат, сгрудившихся у машин.

Позади меня в воде происходит какое-то движение, и я не успеваю среагировать: краул прыгает и вонзает клыки мне в бок. Боль мгновенная и ужасная, словно кто-то приложил к ребрам раскаленное железное клеймо. Чудовище бьет меня об воду, потом об песок на берегу. Я умудряюсь вдохнуть и кричу, а оно снова поднимает меня по дуге и бьет об воду. Я уверена, что сейчас умру, но челюсти краула вдруг разжимаются и отпускают меня. Я падаю животом на берег и вижу, как пасть краула открывается все шире, пока не трещат кости. У меня перед глазами материализуется черноволосая девушка, она вцепилась руками в подрагивающие челюсти чудовища. Она оглядывается на меня и тянет челюсти так, что они вытягиваются в одну линию. Краул мертв.

— Ты в порядке? — спрашивает меня девушка.

Я задираю рубашку и прикладываю к ране ладонь.

— Через минуту буду в порядке.

Она уворачивается от пушечного выстрела.

— Это хорошо. Какой твой номер?

— Семь.

— Я — Шестая, — говорит она и исчезает.

Холод от моих пальцев расходится по телу, но я знаю, что не успею себя полностью вылечить до подхода новой волны могадорских солдат. Я скатываюсь в озеро и прячусь под водой. Когда я снова поднимаюсь на поверхность, моя рана почти совсем затянулась.

Шестая забралась на крышу одного из бронированных «Хаммеров», в руках у нее светящийся меч. Она сражается сразу с несколькими солдатами: разрубает их на куски, отражает лезвием пушечный огонь, телекинезом пускает в ход парящую высоко над ней пушку, разом выбивая десятки могадорцев в первых рядах отряда. Потом бросает меч как копье, протыкая сразу трех солдат. Шестая берется за пулемет, установленный сверху на машине, и за какие-то секунды выкашивает десятки могадорцев.

Остается только двадцать или тридцать солдат. Может, четыре краула. Шестая одной рукой стреляет из пулемета по «Хаммерам», стоящим вдоль берега, а другую руку поднимает над головой. Над горами собираются темные тучи, и вокруг нее в землю вонзаются молнии. Могадорцы впервые проявляют страх, и я вижу, как некоторые из них бросают оружие и бегут к лесу.

— Выходите из воды! — кричу я, опасаясь молний. Элла выгребает с Гектором на берег, за ними выходит и Крейтон.

Я выбираюсь на берег рядом с Шестой и поднимаю с земли две пушки. Я стараюсь удержаться на ногах, нажимая сразу оба спусковых крючка. Повержены в прах еще несколько солдат, уничтожены два краула. Раненый солдат за искореженным «Хаммером» бросает в спину Шестой гранату, но я останавливаю ее в воздухе. От взрывной волны Шестую вместе с пулеметной турелью качнуло, а раненый солдат через долю секунды превращается в пепел.

Я не могу оторвать взгляд от Шестой. Ее сила завораживает. Голубой кулон скачет на шее, когда она одной рукой косит из пулемета солдат. Она поворачивается налево — и разрывает на куски краула, поворачивается направо — и убивает нескольких могадорцев ударом молнии.

Вся долина горит и дымится. Она сырая и обгоревшая. Я оглядываюсь вокруг, и мне даже не верится, что пройдет еще несколько секунд, и мы победим. Подбегает Крейтон. Я бросаю ему ружье, и он сразу отстреливает солдат, убегающих в лес. С моим Ларцом в руках бежит Гектор, и скоро они с Эллой уже стоят рядом со мной. Я киваю в сторону Шестой и улыбаюсь друзьям, думая, что худшее уже позади. Но тут Элла смотрит поверх моей головы, и ее лицо белеет.

— Пайкены! — кричит она.

Четыре рогатых чудовища несутся вниз по склону горы. Прямо под ними Шестая разбирается с несколькими оставшимися солдатами и краулом. Я вырываю серебристые пихты, растущие вокруг, и одну за другой направляю в пайкенов как ракеты. Четыре попадают в того, что бежит первым. Он падает на спину прямо под ноги троим другим. Они затаптывают его насмерть.

— Шестая! — кричу я. Она слышит, и я показываю ей на бегущих пайкенов. Она резко разворачивает пулемет и очередью перерубает колени чудовища, которое слева. Оно падает и летит вперед быстрее, чем два других бегут, и Шестая едва успевает спрыгнуть с «Хаммера» за долю секунды до того, как мертвый пайкен с грохотом раздавливает его своей тушей.

Мы с Крейтоном стреляем по двум другим из своих пушек, но они слишком быстры и, сбежав со склона, разделяются. Шестая поднимается, сразу с ревом налетают тучи, и огромная молния бьет в одного из пайкенов, отрывая ему руку. Он с воплем падает на колени, но быстро вскакивает и нападает, хотя из бока у него хлещет кровь. Другой пайкен уворачивается от огня Крейтона и атакует с другой стороны. Мы все бежим к Шестой, но Гектор несет Ларец, и ему недостает скорости. Пайкен настигает его, и не успеваю я прийти на помощь, как однорукое чудовище наклоняется и хватает Гектора вместе с Ларцом в кулак.

— Нет! — кричу я. — Гектор!

Я так потрясена, что, когда пайкен бросает бездыханного Гектора и Ларец в озеро, я даже не использую телекинез, чтобы удержать их на поверхности воды.

Шестая убила другого пайкена. Теперь она поднимает обе руки к небу. Сверкает молния и отрывает последнему пайкену голову.

Впервые за весь этот день наступает тишина. Я прислоняюсь к Шестой, смотрю на Эллу и Крейтона, на огонь и опустошение позади них и понимаю, что такие спокойные моменты станут в моей жизни большой редкостью.

— Твой Ларец, Марина, — говорит Крейтон. — Ты должна его взять.

Я оборачиваюсь к Шестой и обнимаю ее.

— Спасибо. Спасибо тебе, Номер Шесть.

— Я уверена, что у нас еще будет возможность это повторить. — Она обнимает меня за плечи. — И называй меня просто Шестой.

— Я — Марина. А это Крейтон и Элла. Она — Десятая.

Элла делает шаг вперед и ужимается до себя семилетней. Она протягивает свою маленькую руку Шестой, которая молчит, открыв от удивления рот.

Крейтон начинает рассказывать ей об Элле и о втором корабле, а я вхожу в озеро. Я в первый раз чувствую, какая в нем холодная вода. Я плыву на середину, ныряю и погружаюсь. Становится совсем темно, и мои ноги касаются илистого дна. Я кружу по нему, пока не нахожу Ларец. Его засосало в ил, и приходится раскачивать его, чтобы достать. Я начинаю всплывать, гребя одной рукой. Когда вода становится голубой, я вижу тело Гектора и свободной рукой обхватываю его за грудь.

Элла и Крейтон стоят на берегу рядом с Шестой. Я бросаю Ларец и прикладываю свои мокрые ладони к голени Гектора, его руке, ко всей искалеченной спине, надеясь и молясь, чтобы в мои пальцы пришел ледяной холод.

— Он мертв, — говорит Крейтон и тянет меня за плечи.

Я не сдаюсь. Ненавидя себя за то, что не пыталась это сделать с Аделиной, я трогаю лицо Гектора. Я ерошу ладонью его седые волосы. Я даже поднимаю его телекинезом на несколько сантиметров над землей. Потом повторяю все это. Но Крейтон прав. Он мертв.

33

Я парю над травой. Я лечу над рекой. Я в полном изнеможении. Каждый раз, когда я решаюсь открыть глаза, я либо спотыкаюсь о бревно, либо скольжу вверх по скалистому холму. Я слышу постоянный шум и только через несколько минут понимаю, что это стучат копыта Берни Косара. Я переброшен у него через спину, и мы быстро идем через горы.

— Ты очнулся? — спрашивает Девятый. Я поднимаю голову и вижу, что он сидит за мной и держит под мышками оба наши Ларца.

— Я не знаю, что я, — говорю я, закрывая глаза. — Что… Что случилось?

— Ты вбежал прямо в эту голубую штуку. Это последнее, что надо бы делать на Земле, на Лориен и где угодно. — Он говорит с таким раздражением, словно я сорвал его с празднования его дня рождения.

— Что с Сетракусом Ра? — спрашиваю я.

— Он где-то в горе. Трус. Я не смог найти другого входа. Хотя искал.

Я в панике приподнимаюсь над шкурой Берни Косара.

— Где Сэм?

— Никаких шансов, Четвертый. Твой приятель или давно погиб, или подвешен вверх ногами над острием ножа.

Меня тошнит. Берни Косар быстро опускается на колени, чтобы я мог соскользнуть с его спины, и меня рвет. Девятый пытается объяснить, что это болезненное состояние скоро пройдет, что он сам несколько раз это испытывал, когда пытался бежать из камеры, что лечащий камень бессилен против воздействия силового поля. Но я его не слушаю — я слишком потрясен, представляя себе, как пытают Сэма. Я страдаю из-за своего предательства, а не из-за каких-то могадорских силовых полей. Думаю, я никогда не смогу себя простить. Это по моей вине он туда пошел и по моей вине там остался. Я отвернулся от своего лучшего друга.

— Мы должны вернуться, — говорю я. — Сэм вернулся бы за мной.

— Ни в коем случае. Не сейчас. Ты совсем никакой. К тому же, как ты сам говорил, нам нужно отыскать другие номера.

Я заставляю себя встать, но почти сразу падаю на четвереньки.

— Ты даже не знаешь, где мы находимся.

— Мы в трех километрах от твоей машины, — говорит Девятый. Должно быть, он видит недоумение на моем лице и треплет Берни Косара по спине. — Выяснилось, что я умею разговаривать с животными. Кто бы мог подумать? Нас ведет Берни Косар. Давай поспешим.

Я слишком слаб, чтобы протестовать. Берни Косар скачет изо всех сил, задевая брюхом кустарник и поваленные деревья. Все мое тело болит, и я цепляюсь за его шкуру, пока мы скачем вверх-вниз по горам и перебираемся через две быстрые реки. Высоко в небе появляются звезды, и я знаю, что где-то очень далеко среди них слабо мерцает солнце Лориен, которое ярко освещает мою дремлющую планету.

— Ну, какой наш следующий ход? — спрашивает Девятый, когда мы трусим в тени деревьев.

Я молчу, раздумывая, какой ход выбрал бы Генри. Какое выражение было бы у него на лице. Гордость за меня, потому что я вернул Ларцы, спас Гвардейца и по ходу дела убил столько могадорцев? Или разочарование во мне, потому что я не воспользовался случаем убить их предводителя и бросил Сэма?

Каждые несколько секунд у меня возникает видение Сэма за одной из тех стальных дверей, и я вижу, как по шее Берни Косара стекают мои слезы. Мне противна эта мысль, но я бы предпочел, чтобы он умер, чем чтобы его мучили, выпытывая сведения обо мне.

Я пытаюсь винить Сару за то, что она сдала меня полиции, но на самом деле винить можно только себя, потому что я встретился с ней, хотя все меня от этого отговаривали. Я сижу тихо и вдавливаю каблуки в шкуру Берни Косара, от чего он бежит быстрее.

Шестая сейчас где-то в Испании. Надеюсь, вместе с другим членом Гвардии. Часть меня хочет сесть на самолет и лететь прямо к ней. Но вряд ли это возможно после моего побега из федеральной тюрьмы и с моим лицом на листе самых разыскиваемых ФБР преступников.

Мы добираемся до джипа, и я с трудом слезаю на землю. Я отпираю багажник, и Девятый аккуратно ставит туда наши Ларцы. Карабкаясь на заднее сиденье, противный самому себе, я спрашиваю Девятого, не поведет ли он машину.

— Я надеялся на этот вопрос, — отвечает Девятый. Я отдаю ему ключи и слышу, как заводится двигатель.

Я чувствую что-то под собой, отодвигаюсь и достаю очки отца Сэма. Я поднимаю их над головой, в стеклах отражается луна. Я глубоко вдыхаю и шепчу:

— Мы скоро увидимся, Сэм. Я обещаю. — И тут, когда я думаю, что хуже уже ничего не будет, меня ударяет чуть ли не с такой силой, как голубым силовым полем. — А, черт! Адрес, где нас будет ждать Шестая. Он был у Сэма в кармане. Какой же я идиот! Как мы теперь найдем друг друга?

Девятый говорит через плечо:

— Не волнуйся, Четвертый. У всего есть свои причины. Если мы должны встретиться с Шестой, или Пятым, или с кем-то еще, то мы встретимся.

Берни Косар запрыгивает на заднее сиденье в облике бигля и облизывает мне щеку. Я испускаю протяжный вздох, все еще отказываясь верить, что после всего случившегося за последние сорок восемь часов я умудрился еще и потерять адрес, записанный Шестой. Я смотрю в окно и вижу, что ветер дует на север. Интересно, есть ли в этом какой-то смысл или, может, он хотя бы показывает правильное направление — Шестая ведь верит, что однажды ветер ей помог.

— Поезжай на север, — говорю я. — Думаю, это будет правильно.

— Понял, босс. — Девятый нажимает на газ, а я смотрю на Берни Косара, который свернулся клубком и уснул.

* * *

Мы хороним Гектора под дамбой, там, где трава переходит в белый бетон.

— Однажды он мне сказал, что ключ к переменам — это избавление от страха, — говорю я, глядя в глаза Элле, Крейтону и Шестой. — Не знаю, избавилась ли я от страха, но перемены уже происходят. Точно происходят. И я только надеюсь, что вы мне поможете через них пройти.

— Мы ведь команда, — говорит Элла. — Конечно, мы поможем.

Простившись с Гектором, мы поднимаемся по лестнице на дамбу. Мы стоим наверху и смотрим на долину и на озеро. По другую сторону дамбы устроены несколько шлюзов, которые удерживают другое озеро гораздо большего размера. Я невольно усматриваю в этом метафору своих нынешних ощущений. Передо мной лежит мое прошлое — маленькое, отдаленное, со следами кровавой бойни, — которое в любой момент может быть затоплено. А позади меня и моих товарищей-Гвардейцев простирается огромное будущее, которое находится во власти сверхъестественных сил.

Я поворачиваюсь к Шестой и спрашиваю:

— Ты знаешь некоего Джона Смита из Огайо? Он один из нас?

Она широко улыбается.

— Я хорошо знаю Джона. Он Четвертый.

Я беру за руку Эллу, стоящую справа от меня, и Шестую слева, и мы стоим с развевающимися на горном ветре волосами. Элла смотрит на Шестую и спрашивает:

— Мы можем поехать в Америку?

— Заклятие снято. Не вижу причин, почему мы больше не можем быть вместе. — Шестая пожимает плечами и снова смотрит вниз на озеро.

К нам подходит Крейтон.

— Мне очень неприятно это говорить вам, дамы, но мы имеем затишье перед бурей. Мы слишком часто побеждаем, и они этого не потерпят. Вы становитесь слишком сильны, и они бросят на вас все свои силы. Больше не будет маленьких армий с несколькими сотнями солдат и парой неуклюжих чудовищ. Скоро здесь будет их правитель. Сетракус Ра.

— Кто? — спрашиваю я.

— Сетракус Ра. — Крейтон качает головой. — И я не думаю, что мы готовы к этой встрече.

— Тогда решено, — говорю я. — Едем в Огайо к Джону Смиту.

— На самом деле в Западную Вирджинию. Он будет там ровно через две недели, — говорит Шестая.

— Сейчас это было бы неумно. — Крейтон начинает уходить. — Сначала надо собрать остальных.

Шестая идет за ним.

— Хорошая мысль. Но я понятия не имею, где они находятся.

— Я имею, — говорит Крейтон, не оборачиваясь. — И я также знаю, где находятся химеры. Если Сетракус Ра думает, что это будет легко, то он ошибается.

Мы идем за Крейтоном, делая первые из многих шагов к другому концу дамбы.

1


home | my bookshelf | | Сила шести |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 89
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу