Book: Ревизор



Олег Шелонин, Виктор Баженов

РЕВИЗОР

Купить книгу "Ревизор" Баженов Виктор + Шелонин Олег

1

Обеденный зал старого замка был до отказа набит народом. Уже не одно десятилетие он пустовал, и в нем лишь изредка появлялись слуги, чтобы смахнуть пыль и протереть полы, но вот из дальних странствий вернулся законный владелец барон фон Дерзион, которого кроме старого, подслеповатого управляющего никто раньше в глаза не видел, и жизнь в замке сразу закипела. Прислуга сбилась с ног, обслуживая многочисленных гостей барона, которых он притащил с собой. От того же управляющего слуги знали, что барон немного чудаковат и обожает возиться с разными забавными зверушками, но, когда увидели этих самых «зверушек» воочию, многим стало дурно. Замок заполонили баньши, оборотни, ведьмы, вампиры, тролли и господа откровенно бандитской наружности. Однако вели себя эти дамы и господа по отношению к обслуживающему персоналу на удивление корректно, и слуги быстро успокоились. А когда барон приказал управляющему выдать им по полновесному золотому за верную службу, восторгу их не было границ. По окончании трапезы барон жестом отпустил слуг, приказав им забиться по норкам и сидеть там тихо, как мышки, вплоть до особого разрешения начальства. Приказ был выполнен немедленно, и, как только все лишние удалились, со своего места поднялась очень красивая, но жутко сердитая девица. Она решительно постучала вилкой по краю бокала, давая знать, что хочет говорить. За длинным пиршественным столом тут же воцарилась тишина.

— Все сидящие здесь обязаны великому Ирвану кто честью, кто надеждой, а кто… — Виана, а это, естественно, была она, в упор посмотрела на ведьм, — …и более ценным: жизнью своих собственных детей.

— Да!!! — дружно взревел зал.

— Так неужели мы оставим нашего спасителя, единственного, кто осмелился бросить вызов ордену Серой Мглы и беспределу, царящему в так называемых светлых государствах, на растерзание высокомерным эльфам?

— Нет!!!

— Долой ушастых!!! — треснула кулачком по столу принцесса Шуахра.

— Всех под корень изведем!!! — дружно рявкнул зал.

— Спасибо, товарищ Виана. — Со своего места поднялся герой темной Империи Варгул, он же барон фон Дерзион. — Хотел бы, правда, напомнить, что у вашего жениха ушки тоже остренькие, так что советую не увлекаться, но в основном вы абсолютно правы и идете в нужном направлении.

— Варгул, — поморщилась Виана, — забудь про то, что я тебе рассказала об СССР, и давай без всяких там товарищей. Нам только Октябрьской революции здесь не хватало.

— А вот это вы напрасно, товарищ Виана, — строго сказал герой темной Империи. — Ваш рассказ подсказал мне отличный способ опрокинуть все двенадцать светлых королевств, с тем, чтобы потом навести в них железный порядок. Однако сейчас перед нами стоит другая задача: спасти нашего императора. И медлить с этим нельзя. Пока мы тут прохлаждаемся, его, возможно, уже передали в руки палачей. Не каждый может выдержать их изуверские пытки зеленого листа и первого ростка.

— Так чего же мы ждем? — вскинулась опять принцесса.

— Спокойно, товарищ. Вслепую, с бухты-барахты, здесь действовать нельзя. Так как в нашем императоре течет эльфийская кровь, его должны судить большим кругом и без Дивмара, Души Закона, здесь не обойдется. Так что пока он и главы остальных эльфийских кланов не подтянутся, я думаю, небольшой запас времени у нас есть, хотя и затягивать с этим делом нельзя. К счастью, мое родовое имение (для информации: я родом из этих мест) граничит с землями, оккупированными эльфийским кланом Туманного Леса, а, как вы уже знаете, Маиали, убийца-тень, которому ради нашего спасения вынужден был сдаться Ирван, принадлежит именно к этому клану. Это очень удачно. Итак, у меня родился план, но, прежде чем его здесь изложить, я хочу со всей ответственностью всех спросить: колеблющиеся, сомневающиеся среди вас есть? Все уверены, что готовы идти со мной до конца?

— Да!!!

— Спасем нашего императора!

— Вырвем его из рук палачей!

— И надо поспешать! Его наверняка уже пытают!

* * *

Иван сидел в мягком кресле из упругих ветвей, услужливо выращенном для него древом-домом в зале тысячи звезд. Сюда бессмертные эльфы обычно приходили, чтобы подумать о вечном или провести время в задушевной беседе за бокалом игристого эльфийского вина. Своды зала, сотканные из буйного переплетения ветвей, почти не пропускали света, что позволяло превратить день в ночь. По зеленому потолку, в полумраке казавшемуся синим, ползали тысячи светлячков, создавая впечатление у отдыхающих, что они парят в пространстве, летят сквозь эту звездную пыль. Напротив юноши, за столиком, заполненным эльфийскими яствами и напитками, в таком же кресле сидело небесное создание необыкновенной красоты, с нежностью глядящее на Ивана. На вид ей было лет шестнадцать и по эльфийским меркам, возможно, столько и было, но с точки зрения человека она разменяла уже не одну сотню лет.

— Мама, а какой был папа? — спросил Иван.

— Нежным. Очень нежным и страстным. — Аэрис прикрыла глаза, погружаясь в воспоминания. — Он никогда не обижал слабых, всегда готов был прийти на помощь…

Губы Ивана тронула недоверчивая улыбка. Нет, конечно, приятно было слышать такое о своем отце, но перед мысленным взором почему-то маячил образ графа Дракулы, золотые и серебряные кубки на парапетах фонтанов и головы врагов, торчащие на кольях вдоль дороги, ведущей в его родную темную Империю.

— А мне о нем вообще-то иначе рассказывали.

— Не верь! — решительно сказала Танцующая Кошка. — Да, он был немного жестковат со своими подданными, так это из-за любви к порядку. А как с ними еще иначе?

Деликатное покашливание за спиной Ивана прервало беседу. В зал вошел Хранитель Времени, глава клана Туманного Леса Ариман со своим сыном Эльваром.

— Что-то случилось, брат? — Аэрис поставила на стол недопитый бокал вина.

— Прошу прощения за то, что вмешался в беседу и нарушил ваше уединение, но… — Ариман замялся.

Иван тоже поставил свой бокал на стол, хмуро покосился на главу эльфийского клана. Отношения с дядей у него до сих пор были натянутые, причем не столько по вине Аримана, сколько из-за внутреннего неприятия императором этого эльфа. У него еще свежи были в памяти рассказы Варгула о роли эльфийских кланов в разгроме темной Империи, и не последнюю скрипку в этом деле играл клан Туманного Леса, возглавляемый его родственником.

Хранитель Времени взмахом руки заставил раздвинуться потолок, и в зал тысячи звезд хлынули потоки яркого солнечного света. Взгляд Аримана невольно затормозился на волосах племянника. Они уже не были иссиня-черными. Где-то цвет волос сменился на пепельно-серый, где-то они побелели и стали практически такими же, как волосы всех нормальных эльфов, но отдельные пряди продолжали сохранять первозданный черный цвет.

Аэрис, заметив, куда направлен взгляд брата, улыбнулась.

— Скоро он станет таким же, как и все мы. Мальчик был долго оторван от родины, но, несмотря на это, древо-дом приняло его.

— И сделало меня мелированным, — сердито буркнул Иван. — В зеркало смотреться тошно.

— Зато как красиво, — восторженно ухнул Эльвар. — Папа, а можно я тоже так выкрашусь?

— Ну да, — скептически хмыкнул Ариман. — Через пару дней твой двоюродный брат станет нормальным эльфом, а ты превратишься в чучело.

Хранитель Времени подошел к столу, вырастил из древа-дома себе и сыну по креслу.

— Не ершись, Ирван, — обратился он к племяннику, подсаживаясь к столу. — Я понимаю, что ты воспитывался у людей, наших законов и уклада жизни не знаешь, но я вижу, как в тебе просыпается чисто эльфийская кровь, причем не простая кровь, а королевская, кровь эльфа первого круга.

— А про императорскую кровь ты, дядя, не забыл? — напористо спросил Иван.

— Как же с тобой трудно, — удрученно вздохнул Ариман. — Собственно, об этом я и хотел с тобой поговорить. Послушай, Ирван, у меня к тебе большая просьба: старайся ни во что не вмешиваться, пока вокруг твоей персоны не уляжется шум. Твоему императорскому величеству, — язвительно усмехнулся глава эльфийского клана, — и так крупно повезло, что Маиали не выполнил мой приказ убить сразу так называемого представителя комиссии по защите прав человека. — Аэрис при этих словах зашипела, как рассерженная кошка, но Хранитель Времени даже не повернулся в ее сторону, продолжая сверлить взглядом племянника. — Да и я практически пошел на преступление, оставив тебя на свободе до суда большого круга Серебряного Тиса.

— А ты не забыл, о чем мы с тобой не раз говорили на протяжении последних семидесяти лет? — резко спросила Аэрис.

— Признаю, что, возможно, был тогда неправ, — не стал отрицать Хранитель. — Не исключено, что надо было действовать по-другому. Сейчас я вижу, к чему все это привело. Но, с другой стороны, неизвестно, что произошло бы с этим миром, если бы все королевства покорились и вошли в состав темной Империи.

— Порядок бы здесь наступил, — жестко сказал Иван.

— И это возможно, но власть над целым миром, единоличная диктатура… — Ариман с сомнением покачал головой. — Однако я пришел сюда не для того, чтобы опять вести пустопорожние теоретические споры. Ирван, скоро сюда прибудут представители других эльфийских кланов для участия в суде большого круга Серебряного Тиса. Его возглавляет Дивмар, Душа Закона. Он ярый противник темной Империи, а потому я хочу предупредить тебя… нет, я хочу попросить тебя. Ради твоей матери хочу попросить: не лезь на рожон. На этом суде надо доказать, что в первую очередь ты — эльф, а не темный император. Иначе исход суда будет предрешен.

— Я не собираюсь никому ничего доказывать, — упрямо сказал Иван. — Единственное, что я могу пообещать, — говорить буду только правду. Какой бы неприятной эта правда ни была для темной Империи, светлых королевств и для эльфийских кланов.

— Он весь в отца, — гордо выпрямилась Аэрис. — Иштар тоже не терпел лжи.

Ариман обреченно вздохнул и хотел было уже подняться из-за стола, как в зал стремительной походкой вошел Маиали, убийца-тень. Подойдя к главе клана, он отвесил ему почтительный поклон и торопливо заговорил:

— Хранитель, у нас проблемы.

— Что случилось? — нахмурился Ариман.

— Понимаете, нами задержаны три группы… как бы это выразиться… нарушителей границ. — В голосе Маиали звучала растерянность.

— Ты что, не знаешь, как поступают в наших лесах с нарушителями?

— Да, но они с претензиями.

— Кто? — опешил Ариман.

— Нарушители. Вернее, две группы с претензиями, а одна с предложением. Если позволите…

Маиали склонился над Ариманом и что-то еле слышно зашептал ему на ухо. Глаза Хранителя Времени сначала полезли на лоб, затем чело нахмурилось, а брови сошлись к переносице.

— Ну, началось… — пробормотал он, поднимаясь из-за стола.

— Что-то не так, брат? — тревожно спросила Аэрис.

— Много чего не так. Одна из этих групп целиком состоит из представителей ордена Серой Мглы. Интересуются, почему захваченный нами темный император до сих пор не предан публичной казни. Придется их принять. И не только их.

Аэрис порывисто вскочила из-за стола.

— Я хочу присутствовать на этом приеме.

— Сестра…

— Раз это касается моего сына, я должна быть там!

— При одном условии: ты должна ни во что не вмешиваться и дать мне возможность утрясти этот вопрос мирным путем.

— Договорились.

— А можно и мне быть на приеме? — нетерпеливо заерзал в своем кресле Эльвар.

— Нет, — отрицательно качнул головой Ариман.

— Но, отец…

— Надеюсь, ты не забыл, что скоро здесь будет твой дедушка и ты возглавляешь комитет по встрече.

Лицо Эльвара страдальчески сморщилось.

— А кто у нас дедушка? — заинтересовался Иван.

— Дивмар. Душа Закона, а заодно глава совета эльфийских кланов. Он будет председательствовать на суде.

— Ну, мне поперло! — восхитился юноша. — Куда ни плюнь, одна родня.

— Я бы на твоем месте не обольщался на его счет, — отрицательно качнул головой Ариман. — Отец чтит дух и букву закона как никто другой. И если он сочтет тебя виновным, то родство в данном случае будет отягчающим вину обстоятельством. Эльвар, пока я буду разбираться с орденом, развлеки своего брата светской беседой до прибытия Дивмара.

Легким кивком головы глава эльфийского клана Туманного Леса попрощался с Иваном и в сопровождении сестры и Маиали покинул зал тысячи звезд.

— Папа терпеть не может этот орден, — шепотом сказал Эльвар, покосившись на дверь, за которой скрылся отец. — Слушай, тетя говорила, что в том мире, откуда ты прибыл…

— Подожди, братишка, — поднял руку Иван. — Былое и думы оставим на потом. Хочешь помочь мне избежать обвинительного приговора на суде Серебряного Тиса?

— На суде большого круга Серебряного Тиса, — поправил брата Эльвар.

— Да кой черт разница? — отмахнулся юноша.

— Очень большая разница! — горячо сказал Эльвар. — Малым кругом судят лишь обычных эльфов за всякие мелкие проступки, и все решается в пределах своего клана, а большим кругом судят либо эльфов первого круга, в которых течет королевская кровь, либо простых эльфов, действия которых бросили тень на эльфийские кланы или поставили их под удар. Ты подходишь под обе категории для суда большого круга, — обрадовал Ивана брат. — Так чем я могу тебе помочь?

— Ты хорошо знаешь законы ваших кланов?

— Да ты что! Их там столько! Но основные законы мы, как говорится, с молоком матери в себя впитываем…

— В рукописном варианте эти законы у вас есть? — нетерпеливо спросил Иван.

— Когда-то были. Но восемьдесят лет назад, во время войны с темной Империей, произошло восстание троллей. Их земли граничили с нашими лесами. Они пришли с факелами. Практически вся библиотека со сводами законов и большинство архивов сгорели. Так что все законы наизусть помнит только наш дедушка Дивмар, Душа Закона.

— А почему только он?

— Его ученики, которых он готовил себе на смену, погибли в той войне. Он сейчас пытается восстановить утраченное, но…

— Понятно. То есть практически на этом суде все будут полагаться на память одного-единственного эльфа? — На лице Ивана заиграла довольная улыбка.

— Выходит, так, — кивнул головой Эльвар. — А чему ты, собственно, радуешься?

— Дело в том, что в том мире, откуда меня выдернули, я учился в академии на юридическом факультете и в вопросах юриспруденции кое-что соображаю, — азартно потер руки юноша. — Ну-ка, братишка, давай сюда ваши законы, которые с молоком матери впитываются!

— Их не так уж и много.

— Так это же прекрасно! Успеем до прибытия нашего деда. Излагай!

— Угу. Значит, так. Эльфы в иерархической лестнице населяющих этот мир существ стоят на самой высокой ступени развития, вследствие чего занимают высшее положение, а потому при обращении к истинным эльфам все остальные расы должны называть их светлорожденными, снимать при встрече головные уборы и низко кланяться…

— Охренеть! Это первый закон?

— Ага.

— Упасть и не встать. И это вы всасываете с молоком матери?

— Да.

— Я бы подавился. Высшая раса, истинные арийцы, нацизм в чистейшем виде. А если он к тому же замешан на экстремизме, то в моем мире вам бы всем светил реальный срок.

— Не понял, — нахмурился Эльвар.

— Потом поймешь. Так что там у вас еще впитывается с молоком матери?

— Слушай, ты, если не прекратишь издеваться над нашими законами…

— Извини, братан, но над такими законами грех не поиздеваться.

— Мне это не нравится!

— Не тебе одному, братишка. Такого даже в уставе национал-социалистской партии Германии нет. Не дотумкали фашисты до такого бреда.

— Ах ты, полукровка вонючая! Ща ты у меня получишь, императоришка хренов… — Эльвар в упор не знал, что такое национал-социализм и что собой представляют фашисты, но разобиделся конкретно и полез в драку…

* * *

Ариман с сестрой в сопровождении Маиали неспешно двигались по запутанным зеленым коридорам древа-дома в направлении тронного зала.

— Ну, с орденом все ясно, а что там с остальными группами? Какие у них претензии? Я что-то ничего не понял, — недовольно бурчал Ариман по дороге.

— После ордена Серой Мглы претензии только у одной, самой представительной группы. Их там человек сорок собралось, и все несут полный бред.

— Что за люди? — спросила Аэрис.

— Тут по соседству с нашими лесами расположены земли барона фон Дерзиона.

— Это я знаю, — кивнула мать Ивана.

— Так вот, этот барон со своими людьми забрался в наши земли, а когда мы их взяли, все дружно начали выставлять нам претензии.

— Какие? — потребовал уточнения Ариман.

— Они утверждают, что мы мешаем им собирать грибы.

— Чего-о?!!

— Грибы мешаем собирать, — пожал плечами Маиали.

— Действительно бред, — покачал головой глава клана. — Совсем оборзели людишки. Ну а третья группа?



— Третья группа состоит всего из двух человек с корзинками. Они утверждают, что у них есть очень интересное предложение, от которого мы не сможем отказаться, но говорить об этом они будут только с главой нашего клана, да и то лишь в том случае, если он накроет им поляну. Честно говоря, я ничего не понял. Что значит «накрыть поляну»? Чем и — главное — зачем?

— Не ты один. Я тоже ничего не понял. А больше они ничего не сказали? — поинтересовался Ариман.

— Сказали, что если договоримся, то они замутят с нами такой бизнес, что всем конкурентам станет тошно. Кстати, что такое бизнес, я тоже не знаю.

— Ладно. Разберемся, — пробормотал глава клана Туманного Леса, подходя к тронному залу. — Давай, Маиали, сюда этих нарушителей границ.

— С какой группы начинать?

— Орден лучше оставить на потом. Эти долгополые все мозги вынесут, — поморщился Ариман, распахивая дверь тронного зала. — Тащи сюда грибников.

— Будет исполнено, Хранитель.

2

Когда барона и всю его свиту под усиленной охраной ввели в тронный зал, в нем сразу стало тесно, так как прибывших было не меньше сорока и каждого сопровождали два эльфа с луками — наготове. Понять их было можно: в одной руке у грибников было по лукошку, а в другой по тесаку. Мечом это оружие назвать трудно, но и простым ножичком тоже не назовешь. Один грибник в длиннополом черном плаще с капюшоном вообще догадался взять с собой косу.

— Ничего себе грибники, — пробормотал ошарашенный Ариман, невольно поднимаясь с трона. Ему стало так интересно, что он подошел поближе. — И кто тут у вас за главного?

Вперед выскочил низкорослый худосочный мужичонка с козлиной бородой и тонкими, лихо закрученными вверх усами.

— Я здесь за главного! — воинственно воскликнул он. — Вы хозяин этого борделя?

— Что?!! — выпучил глаза Ариман.

— Я барон фон Дерзион, и у меня к вам претензия!

— Какая? — потряс головой ошарашенный наскоком энергичного барона Ариман.

— Мало того что вы ополовинили мои земли, расширив за счет них свой лес, так вы еще не пускаете меня сюда за грибами!

— Э-э-э…

— Что, скажете, не было такого?

— Да с чего вы взяли, что это ваш лес? — взял наконец себя в руки Ариман.

— А у меня все записано! — барон извлек из своей корзинки кипу бумаг и начал трясти ими перед носом Хранителя. — Вот, здесь у меня документы на баронство, выданные моему прапрапрадеду. Подписаны, между прочим, королем Шуахра! Самим Сексименом Девятым, сто пятьдесят лет назад. Еще есть древние карты, на которых обозначена территория, выделенная моему героическому предку под это баронство, и согласно данным документам эта часть леса моя! Так что извольте выметаться с моей территории и не мешать заниматься любимым делом. Я обожаю собирать грибы!

— Да где вы были все эти годы, барон, — рявкнул Ариман, — что не знаете элементарных вещей?

— Мой дедушка и папа все в меня! Они, как и я, обожают путешествовать. Но это еще не повод захватывать их земли!

— Эта территория отошла к нам по итогам войны с темной Империей семьдесят лет назад!

— Докажите! — петушился барон, продолжая трясти перед носом главы эльфийского клана свои бумаги. — Мои документы — вот они. Все здесь и все в полном порядке! Извольте предъявить ваши!

Ариман прикусил губу, с ужасом понимая, что предъявить ему барону нечего. Все документы сгорели во время пожара, устроенного проклятыми троллями.

— Ага! Молчите? И правильно делаете! Любой непредвзятый суд признает мои права. Вы нагло оккупировали мои земли! Да это же рейдерский захват!

Слышал бы этого барона в тот момент Иван, сразу опознал бы в нем Варгула, несмотря на накладные бороду и усы. Вряд ли в этом мире кто-то, кроме него, Вианы и героя темной Империи, знает, что такое рейдерский захват. Любопытный Варгул многое сумел вытянуть из своего императора во время задушевных бесед в дороге, пока они спасали принцессу Шуахра.

— И что теперь? — продолжал разоряться Варгул. — Я, барон, не имею права пойти со своими гостями в свой лес за своими грибами?

— Что-то не очень верится, что вы пришли за грибами, — гневно сверкнул глазами Ариман.

— Это еще почему?

— А зачем вам в лесу такие тесаки?

— Что значит зачем? — возмутился Варгул. — А грибочки мы чем срезать будем? Опять же колбаску на привале порубать! Транька! Предъяви!

Дородная мадам, которая тоже вышла в лес барона по грибы, откинула тряпицу со своей корзинки довольно внушительных размеров. И чего там только не было! Колбасы вареные, окорока копченые и, разумеется, вино в пузатых бутылках, залитых сургучом, на которых красовался оттиск печати барона фон Дерзиона.

— А дровишки для костра нарубать? Нам что, топоры с собой в лес тащить? Тесак в этом случае незаменимая вещь!

— Костер в моем лесу? — зашипел Ариман.

— Что значит в твоем? Это мой лес! Что хочу с ним, то и сделаю! Хочу — на дрова пущу, хочу — пожгу, хочу — вас, ушастых, погоняю! Какого хрена вы в мой лес без приглашения приперлись?

Маиали, убийца-тень, заскрежетал от ярости зубами. Эльфы-охранники начали натягивать луки, но команды стрелять по нахальному барону и его людям от главы клана не поступало. Ариман был в смятении. Формально барон был абсолютно прав, и без сгоревших на пожаре документов они выглядели самыми натуральными захватчиками, творящими беззаконие на территории Шуахра, где король и без того уже косо смотрит на высокомерных эльфов.

— О правах на эти земли мы будем говорить не здесь и не сейчас, — решительно сказал Ариман. Он уже понял, что спорить с этим упертым бароном, не имея козырного туза в рукаве, бесполезно. Да и не готов он был пока к такому спору. — Но скажите честно, барон: ведь не отдыхать вы сюда пришли. Какой дурак с косой наперевес ходит за грибами в лес?

Барон задрал голову, освидетельствовал долговязую фигуру в черной сутане с косой, стоящую неподалеку.

— А мы думали, это ваш кадр, — почесал он затылок.

— Тьфу! — энергично сплюнула фигура в сутане, вскинула косу на плечо и направилась к выходу. — А я-то думала, и впрямь серьезная заварушка будет.

У кого-то из эльфов не выдержали нервы, и он выстрелил. Стрела сбила капюшон с головы неизвестного, обнажив лысый череп скелета. Эльфы сыпанули в разные стороны, давая ему дорогу, и скелет покинул тронный зал, почесывая костлявой рукой пострадавшую от стрелы черепушку.

— Уф-ф… — вытер со лба пот Варгул. — Слышь, Хранитель, а ведь, кажется, мы с тобой на грани были.

Он небрежно кинул бумаги назад в лукошко, выдернул оттуда пузырь гномьей водки и два стакана.

— Подержи, — сунул он один стакан главе эльфийского клана.

Тот автоматически взял его в руки, и Варгул немедленно наполнил граненую емкость водкой, не забыв налить и себе.

— Ну, за второе рождение!

Они дружно выпили, причем Ариман это сделал опять-таки на автомате.

— И что это такое было? — с трудом выдавил из себя Хранитель Времени, вытирая рукавом выступившие от ядреной водки слезы на глазах.

— Да, что это было? — этот же вопрос не давал покоя и Аэрис, наблюдавшей за происходящими событиями со своего трона.

— Только не падайте в обморок, мадам. Нас только что посетила Смерть, — пояснил барон. — Именно так она выглядит в одном из забавных обличий.

— А ты откуда об этом знаешь? — подозрительно спросил Ариман. Он посмотрел на свой опустевший стакан, пробормотал что-то вроде «черт знает что!» и выдернул из лукошка барона колбасу. Ему срочно надо было чем-то закусить, и он под влиянием стремительно расползающихся по телу градусов уже особо не церемонился.

— Уши чаще мой, светлорожденный. — Барон выдернул из лукошка еще один круг копченой колбасы и вцепился в него зубами. — Шлушай шюда и жапоминай, в третий раж повторять не буду: путешештвовать я люблю, у нас, баронов фон Держионов, это в крови. А в дальних штранствиях шего только не увидишь, шего только не ушлышишь!

— Так! Уведите их с глаз моих долой! — рявкнул Ариман. — А это оставь, — выдернул он из лукошка барона початую бутылку гномьей водки и полез с ней обратно на трон.

— Э! Куда пузырь поволок? — возмутился барон. — И что значит уведите?!! Мы еще не договорили. Пока все финансовые вопросы не утрясем, никуда не пойду!

— Какие еще финансовые вопросы?

— А арендная плата за семьдесят лет? А набежавшие за просрочку платежей проценты кто за вас платить будет? Пушкин? Так, братва, накрываем поляну прямо здесь, пока ушастые не придут к консенсусу по этому вопросу.

Ариман только тряс головой, пытаясь сообразить, о чем идет речь. Впрочем, когда барон и его гости плюхнулись прямо на пол и начали извлекать из своих корзин гномью водку и закуску, он понял, что означает накрыть поляну. Хранитель Времени схватился за голову.

— Сколько ты хочешь за аренду? — в отчаянии взвыл он, сообразив, что от этого нахала проще откупиться, чем отговориться.

— Вот это уже деловой разговор, — обрадовался Варгул. — Значит, так: семьдесят лет за использование чужой земли, плюс возведение незаконных построек…

— Каких еще построек? — оторопел Ариман.

— Вот этих вот! — постучал по полу барон. — А ипотека нынче дорого стоит. — Варгул вываливал на бедного Хранителя ошметки знаний, которые получил в свое время от Ивана и Вианы.

— Какая еще ипотека?! Этому дому две тысячи лет! Принадлежавшие раньше вам земли были западнее!

— Да? — Барон вновь извлек из корзинки свои карты. — Действительно. А жаль. Такая статья дохода уплыла. Ну да ладно. Значит, так: базовую ставку умножаем на семьдесят и с учетом упущенной выгоды от торговли дарами природы…

— А почему на семьдесят? — поинтересовался Ариман.

— Потому что семьдесят лет прошло.

— А базовая ставка какая?

— Не мешай, а то собьюсь, — отмахнулся Варгул. — Ага… значит, так… умножаем на семьдесят, два на ум пошло, плюс подоходный и налог на бездетность…

— Какая еще бездетность? — затряс головой Ариман. — У меня сын есть! Ему скоро будет двести лет!

— Какая древность! А маленьких детей нет?

— Нет.

— Значит, налог на бездетность оставляем. Итого с вас… — Варгул пошевелил губами, что-то старательно подсчитывая в уме, — …три миллиона восемьсот пятьдесят три тысячи двести семьдесят пять золотых.

Аримана аж отбросило на спинку кресла, и он чуть не подавился колбасой, услышав эту сумму. Хранитель понял, что клан свой, можно сказать, уже отдал за один только процент и остался еще должен.

— Откуда такие цены, прохвост?!!

— Будешь грубить, арендную плату с этого года задеру еще выше, — пригрозил Варгул.

— Да весь Шуахр со всеми потрохами столько не стоит! — завопил Ариман.

— Что делать? Инфляция, — развел руками Варгул. — Опять же проценты набежали. Хотя можно договориться и иначе.

— Это как?

Варгул поднялся с пола, подошел к Хранителю и что-то прошептал ему на ухо.

— Да ты с ума сошел! — Глаза у Аримана полезли из орбит. — Ни под каким видом!

— У, какой ты жадный! — Барон вернулся на свое место. — Ладно, так и быть, немножко сброшу цену. Сделаем так: за первый год аренды платишь золотой. Согласен?

— С такой суммой согласен, — кивнул Ариман.

— За второй год сумму удваиваем, и это будет два золотых. Согласен?

— И с этим согласен.

— Вот так и дальше у нас пойдет. За каждый год аренды сумма удваивается. Идет?

— Идет, — облегченно выдохнул Ариман. — Но после выплаты арендной платы ты должен написать отказ от всех претензий на эти земли.

— Да не вопрос. Катай бумагу.

— Какую?

— Долговое обязательство. Как только мы получим на этих условиях расчет, инцидент исчерпан.

Ариман быстро состряпал требуемый документ и лично из рук в руки передал долговое обязательство Варгулу.

— Маиали, отведи барона и его друзей в комнаты отдыха и прикажи казначею деньги отсчитать. Обид барону и его людям ни в чем не чинить и обращаться как с гостями… Все-таки пили вместе, — удрученно вздохнул Ариман.

Маиали отвесил почтительный поклон главе клана.

— А с вами приятно иметь дело, Хранитель! — расплылся в радостной улыбке Варг. — Братва, сворачиваемся.

Убийца-тень дождался, когда люди барона растолкают выпивку и закуску по корзинам, и жестом дал команду своим воинам выпроводить их из зала.

— Кажется, мы обошлись малой кровью, — обрадовал Ариман сестренку.

— Ой, что-то меня гложут смутные сомненья, — покачала головой Аэрис.

— Все нормально, — отмахнулся Хранитель Времени. — Проблему, считай, решили. Задешево, бескровно и, главное, все по закону, не придерешься.

— А что за вариант он тебе на ухо предлагал? — поинтересовалась Аэрис.

— Лучше тебе этого не знать, — насупился Ариман. — Следующих сюда тащи! — приказал он Маиали, присасываясь к бутылке с водкой. Коварные градусы делали свое дело, и глава клана пил прямо из горла, наплевав на этикет и свои аристократические привычки.

— Ты что делаешь? — зашипела на него Танцующая Кошка.

— Молчи, женщина! В политику не лезь!

Пока они препирались, Маиали ввел в тронный зал еще одну группу, которая состояла всего из двух человек. Эта парочка была одета в темные траурные одежды, на головах их красовались черные фетровые раввинские шапки, шею закрывали густые бороды и длинные пышные пейсы, свисающие с висков. Что интересно, в руках у них, как и у предыдущей группы, тоже были корзинки, только прикрыты они сверху были не тряпицами, а плетеными крышками.

— Что? — вгрызаясь в колбасу, изумился Ариман. — Опять грибники?

— Ну шо ви! Как можно нас, бедных стганствующих евгеев, пегепутать с какими-то ггибниками? — сокрушенно всплеснул руками еврей с черными пейсами.

— Евгеи? — нахмурил лоб Ариман, старательно копаясь в своей памяти.

— Евгеи, — поправил его еврей с рыжими волосами. — Мой дгуг пгосто не выговагивает букву «г».

— Ага, — глубокомысленно изрек глава клана Туманного Леса, попытался приложиться еще раз к бутылке, но тут Аэрис, не выдержав, шарахнула по нему заклинанием экстренного похмелья, и он молниеносно вошел в фокус. С недоумением посмотрев на початую бутылку, Ариман заткнул горлышко огрызком колбасы и поставил все это хозяйство на пол рядом с троном. — И что это за народ такой? — абсолютно трезвым голосом спросил он.

— Нагод избганный, — мило улыбнулся еврей с черными волосами. — Позвольте пгедставиться: Абгам Соломонович.

— А меня можете звать пгосто Мойша, — елейно улыбнулся еврей с рыжими волосами.

— Ну, и как вас сюда занесло, народ избранный? — спросил Ариман.

— Понимаете, Хганитель, сидим мы с Мойшей у себя в Одессе на Пгивозе, — с чувством начал свой рассказ Абрам Соломонович, — и он мне говогит: Абгам, здесь ловить нечего, не поискать ли нам счастья в дгугих стганах?

— Та-а-ак, и что дальше? — Ариман мучительно пытался сообразить, что такое Одесса и Пгивоз.

— Ну мы быстгенько собгались и пгямиком сюда.

— Одесса — это где? — не удержалась от вопроса Аэрис.

— Совсем гядом, — успокоил ее Мойша. — Пага пгостганственных пгоколов, и вы там.

Брат с сестрой стремительно переглянулись. Искусством сооружать пространственные порталы в иные миры владели очень немногие в этом мире, и большая часть магов, способных на такое волшебство, были выходцами из эльфийских кланов. Магов человеческой расы, овладевших этим искусством, вообще можно было пересчитать по пальцам одной руки, и все они были королевских кровей. Именно магия возвела когда-то их предков на трон.

— Но гечь у нас пойдет о дгугом, — поспешил вернуть разговор в правильное русло Абрам Соломонович, заметив реакцию эльфов на неосторожные слова Мойши. — Мы пгишли сделать с вами небольшой, так сказать, гешефт. Мы, евгеи, нагод очень щедгый. Сгазу даем вам десять пгоцентов от пгибыли, и можете за это нас не благодагить!

Ариман снова тряс головой, пытаясь сообразить, о чем идет речь.

— Шо? Я таки не понял, ви пготив? — изумился Абрам Соломонович. — Вам мало? А хлопоты с доставкой, а пегеговогы с кговожадными абогигенами? Хотите сказать, шо это ничего не стоит? Кошмаг! Мойша, куда мы попали? Здесь живут самые настоящие дикаги, котогые совсем не умеют говогить за деньги!

— Я так понял, что вы хотите предложить нам какой-то товар? — сообразил Ариман.

— Дошло-таки наконец, — облегченно выдохнул Абрам Соломонович, который взял на себя основной труд по ведению переговоров. — Обгазцы товага, кстати, у нас пги себе, — сообщил он, скидывая со своей корзинки крышку, и оттуда рванула волна магии.

Эльфы дружно ахнули, увидев торчащий из корзинки нежный росток, зеленые листья которого имели характерные серебряные прожилки.

— Королевское дерево? — трепетно спросила Аэрис.

— Совегшенно вегно, — лучезарно улыбаясь, подтвердил Абрам Соломонович. — И пгошу обгатить внимание: этот обгазец мы отдаем вам пгактически задагом. Пгимитивная багтегная сделка — и коголевское дегево у вас в кагмане!

— Что хотите за него? — с трудом перевел дух Ариман.



Это было королевское дерево — древо-праматерь, последний экземпляр которого три тысячи лет назад уничтожил Черный Эльф Генеф, мстя светлым за гибель своего клана. С тех пор лишенные магического талисмана эльфийские кланы начали постепенно угасать, что тщательно скрывалось от посторонних. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь, и кое-кто уже начал замечать, что у бессмертных эльфов все реже рождаются по-настоящему сильные маги, в то время как раса людей их уже начала выдавать, и отдельные личности даже освоили пространственные порталы в иные миры. Последние три тысячи лет священным деревом эльфов служил Серебряный Тис, но он был слабой заменой настоящему королевскому древу.

— Так что вы за него хотите? — севшим голосом повторил вопрос Ариман.

— О! Сущий пустяк, — небрежно махнул рукой Абрам Соломонович. — Меняем на наследника темного импегатога. Он, говогят, здесь недавно пгобегал.

— Что?!! И вам он нужен? — Лицо Аримана окаменело, а Аэрис отшатнулась, как от удара.

— Шо? Вас не устгаивает цена? — тут же сориентировался Абрам Соломонович. — Тогда могу пгедложить импегатогское дегево. Кгасный палисандг. Мойша, пгедъяви товаг лицом.

Мойша откинул крышку со своей корзинки. Торчащий оттуда росток мало чем отличался от ростка королевского дерева, разве что прожилки на листках были золотые, а не серебряные, но при этом по тронному залу прокатилась такая мощная волна магии, что всех присутствующих охватил священный трепет. Этот росток был гораздо мощнее своего королевского собрата, и Ариман сразу понял, что их мир такого дерева еще не знал.

Маиали как завороженный смотрел на бесценные ростки, а руки уже сами сдергивали с плеча лук и накладывали на него стрелу.

— Да, забыл пгедупгедить, господа, — безмятежным голосом сообщил Мойша, — эти обгазцы можно только пгодать, на что-то обменять или пгосто подагить. И все это исключительно по добгой воле. Их нельзя взять силой или укгасть. Сгазу погибнут. Такая вот забавная магия на них наложена.

Опомнившийся Маиали закинул стрелу в колчан, вернул лук на место и виновато покосился на главу своего клана. Но тому было не до него. Он как зачарованный смотрел на ростки священного дерева, судорожно сглатывая обильно набегавшую слюну. Встревоженная Аэрис тронула брата за руку, и он вздрогнул, приходя в чувство.

— Темного императора за два ростка… — еле слышно прошептал он.

— Я знал, шо мы с вами договогимся! — радостно сказал Абрам Соломонович. — Так где там наш пленник?

— А золото в обмен не возьмете? — спросила Аэрис. — Или еще чего вместо него?

— Боюсь, у вас не хватит денег, — скорбно вздохнул Мойша, — а лесом мы не бегем. Дговами не тоггуем. Хотя некотогые тгавки, конечно, на Пгивозе стоят очень догого, но мы не по этому делу, дугь напгаво и налево не толкаем, за нее большой сгок дают. У нас легальный бизнес.

Аэрис прекрасно понимала, что за эти росточки любой эльф готов душу продать, не то что какого-то там темного императора, а потому решительно взяла дело в свои руки.

— Вы не могли бы немножко подождать нашего решения? — вежливо спросила она. — Нам с братом надо посовещаться и подумать. В нашем клане вам будет оказан воистину королевский прием, и, пока вы у нас в гостях, практически ни в чем не будете нуждаться.

— Какие пгоблемы! — расплылся Мойша.

— Конечно, подождем! — сияя всем лицом, согласился с подельником Абрам Соломонович. — Только ви очень долго не совещайтесь, а то потом будет сильно догоже.

Ушлые бизнесмены двинулись к выходу в сопровождении эльфов, которые теперь боялись на них лишний раз дыхнуть: не дай бог, споткнутся и уронят бесценные корзинки.

— Позвольте, мы вам поможем их нести.

— А чем вы их поливаете?

— У нас здесь есть поблизости замечательный родник.

— Ключ бьет прямо из-под корней Серебряного Тиса…

У самых дверей тронного зала их догнал вопрос Аримана.

— Зачем вам темный император?

Абрам Соломонович с Мойшей притормозили, оглянулись.

— Ну ви же умный человек, а такие глупые вопгосы задаете, — тяжко вздохнул рыжий еврей.

— Опомнись, Мойша, это эльф!

— Ну да, запамятовал, Соломоныч. С интеллектом у ушастых слабовато.

— Я бы на вашем месте поспешил. — Абрам Соломонович, уже не улыбаясь, смерил взглядом Аримана. — Ви же все гавно не знаете, шо с этим импегатогом делать. И на суд отдавать нельзя, его дедушка кгемень, обязательно своего внучка засудит, и испытаний большого кгуга он не пгойдет, потому как племянник ваш полуэльф, а Сегой Мгле его отдать гавносильно смегти. Эти сволочи обязательно устгоят показательную казнь. А уж мы-то найдем мальчику пгименение. Устгоим так, шо все будут довольны.

— Но что я скажу на совете?

— Скажете, шо пленник ваш сбежал, и все дела. Так шо и ви будете в шоколаде, и нам хогошо. Есть такое понятие: ложь во спасение. А в благодагность за эту святую ложь мы вам потом кучу таких госточков пгинесем. Их у нас в одном схгоне здесь навалом. На все кланы хватит.

Сопровождающие бизнесменов эльфы чуть не подавились при этих словах собственной слюной.

— Кто за ними ухаживает?

— Надеемся, вы не бросили их на произвол судьбы?

— Я не знаю, что такое Одесса и Пгивоз, — задумчиво сказал Ариман, как только за ними закрылась дверь, — но знаю точно, что это люди, преданные памяти Иштара Второго. И они пришли за своим императором.

— Я это сразу поняла, как только речь зашла о сыне. И ты знаешь, мне их предложение нравится. Есть в нем какой-то резон.

— Ты понимаешь, что означает отпустить его с ними? Это же война!

— Война начнется, если не отпустим. Темная Империя убийства Ирвана не простит никому. А война, кстати, пусть не явная, но уже началась. Только не с темной Империей, а с эльфийскими кланами. Под нас давно уже кто-то упорно копает.

Ариман понурился, признавая правоту сестры.

— Ну что, Хранитель, третью группу звать? — спросил Маиали. — Они уже давно от нетерпения копытами землю роют.

— Пусть еще пороют, — буркнул Ариман. — Мне надо подумать.

Думы Аримана были тяжелы. Еще неделю назад он без раздумий отправил бы на плаху любого самозванца, творящего от имени эльфийских кланов беззаконие в светлых королевствах, но самозванцем оказался его собственный племянник. А его честный рассказ о своей жизни и о том, что с ним произошло с того момента, как Виана вытащила его через портал в Шуахр, тронул главу эльфийского клана Туманного Леса до глубины души. Перед ним был не темный император, а очень хороший, честный и благородный эльф… нет, не эльф, человек! Не каждый эльф поступил бы так, как поступал его племянник, яростно вступая в бой с любой несправедливостью, частенько действуя по зову сердца, а не разума. Порой жестоко, но справедливо. Так же жестоко когда-то действовал и его отец. Неужели он, Ариман, тогда был не прав? После гибели Иштара в светлых королевствах стало в тысячу раз хуже, а в заповедную долину, оплот темной Империи, судя по донесению агентов, валом валит народ, прорываясь через все кордоны. Всем надоел царящий в светлых королевствах беспредел. Все хотят жить в мире, где царят порядок и закон. И что же теперь делать? Вот так вот просто отдать мальчика на растерзание ордену Серой Мглы? И все это в угоду устаревшим договорам со светлыми королевствами, которые и впрямь уже прогнили до основания? А как же быть с отцом? Он ведь действительно кремень и не отступит ни на шаг от буквы эльфийского закона.

Вопросов было много — ответа ни одного.

— Давай сюда долгополых, — поморщился Ариман. — Я в принципе и так знаю, что они скажут, но выслушать все равно придется.

Маиали поспешил исполнить приказание, и через несколько минут ввел в тронный зал представительную делегацию из двадцати человек. Все в длинных серых рясах с капюшонами, все с посохами, и все с суровыми, непреклонными лицами. Это были храмовники, а потому их конвоировали наиболее сильные в магическом искусстве эльфы. Возглавлял группу нарушителей границ эльфийского леса кардинал Легрей. Ариман уже не раз сталкивался с этим вредным и въедливым стариком, который являлся официальным представителем ордена Серой Мглы в Шуахре.

— Что побудило досточтимого кардинала явиться в эльфийские леса без приглашения и предварительного уведомления? — жестко спросил Ариман, действуя по принципу: лучшая защита — нападение.

— Забота о соблюдении закона и порядка в нашем королевстве, — так же неприветливо ответил Легрей. — Вы нарушили договор между эльфийскими кланами и светлыми королевствами, а потому мы здесь. Мы требуем ответа.

— Эльфы подписывали договор со светлыми королевствами, а не с орденом Серой Мглы. Вы хоть понимаете, куда пришли и на кого осмелились повысить голос? — ледяным тоном спросил Ариман.

Он все-таки не сдержался. Хваленая эльфийская выдержка на этот раз подвела. Из пола выскочили зеленые ростки и стремительно оплели своими путами храмовников с головы до ног, мгновенно превратив их в этакие своеобразные зеленые статуи, шелестящие листвой. Ростки становились все длиннее и длиннее, приподнимая судорожно дергающихся адептов первого круга ордена Серой Мглы над землей.

— Вы понимаете, что я сейчас с вами сделаю?

— Не имеешь права, — прохрипел из своего кокона кардинал Легрей. — У нас с собой доверенность.

Ростки перестали шевелиться.

— Какая доверенность?

Кардинал сквозь упругие ветки зеленого кокона попытался просунуть наружу свиток. Ариман щелкнул пальцами, и свиток сам прыгнул в его руки. Неспешно развернув его, глава клана Туманного Леса внимательно изучил доверенность на ведение переговоров от имени светлых королевств.

— Недействительна. Я вижу здесь только одиннадцать подписей. Король Шуахра не подписался, а его королевство по силе и размерам стоит всех остальных одиннадцати королевств, вместе взятых.

Ариман демонстративно порвал свиток на мелкие клочки и бросил их на пол. Аэрис смотрела на брата, не веря своим глазам. Всегда спокойный и рассудительный, правитель сейчас шел на откровенный разрыв с одной из самых могущественных организаций мира.

— А его подписи и не требуется! — яростно прошипел из кокона кардинал.

Ветки тут же нырнули обратно в землю. Храмовники с посиневшими лицами плюхнулись на пол и часто-часто задышали, хватаясь руками за горло.

— Почему? — Хранитель Времени вновь был сама вежливость.

— Потому что его дочь связалась с темным императором, — поднялся с земли кардинал, — что является изменой, а потому нет доверия и к ее отцу. Вдруг и он изменил идеалам светлых королевств?

— Нет, ну это надо же, — покачала головой Аэрис, — орден Серой Мглы, в застенках монастырей которых творятся такие зверства, что у нормальных людей волосы дыбом встают, заговорил об идеалах!

— Мы искореняем ересь! — потрясая посохом, заорал кардинал Легрей.

— А я поражаюсь твоей глупости, — покачал головой Ариман. — Ты только что проигнорировал отсутствие подписи Сексимена Четырнадцатого на договоре, после чего практически во всеуслышание объявил его изменником… Назвать изменником короля самого сильного королевства союза двенадцати, на территории которого ты сейчас находишься… Я даже не знаю, с чем это сравнить. В голове не укладывается. При первом же удобном случае попрошу Лия Второго присылать в следующий раз парламентера поумнее. И запомни: до тех пор, пока на доверенности не будут стоять все двенадцать подписей, никакого ответа от эльфийских кланов ты требовать не можешь!

— Могу! Пусть не от лица всех королевств, но все-таки могу! Вы приютили в своем клане наследника темного императора, а это уже измена!

— Экий ты ретивый, — покачал головой Ариман. — В измене нас, значит, обвиняешь?

— Да! Вы захватили темного императора! Это факт! А где показательная казнь на главной площади Шуахра? Ее нет! Орден, который с самого начала боролся с темной Империей, не может пройти мимо такого факта.

— С чего ты взял, что мы захватили и приютили темного императора? — вкрадчиво спросил Ариман.

— То есть как? — опешил кардинал. — А тот молодчик, которого ваш убийца-тень увел из королевского парка? Хотите сказать, что его здесь нет?

— Почему? Он здесь есть, а вот темного императора нет. Тот, кого ваш орден подозревал во всех смертных грехах, оказался самым обыкновенным эльфом, которого мы давным-давно потеряли и не чаяли уже найти. Он воспитывался среди людей, чем и объясняется его странное поведение. Кстати, он нам много интересного рассказал о своей жизни и кое на что открыл глаза. Мы договор с людьми блюдем свято, а люди его, оказывается, нарушают!

— Как нарушают? — насторожился кардинал.

— Очень просто. Потерянный сын леса сообщил нам, что в светлых королевствах появились силы, которые целенаправленно вели пропагандистскую кампанию против эльфов, создавая в общественном сознании образ врага. Эльф — это враг! То есть конкретно подготавливали почву для войны со светлорожденными. А еще, как выяснилось, ниточки от этих сил ведут прямиком в орден Серой Мглы, и мы задались вопросом: а там ли светлые королевства ищут наследника темного императора? Может, поискать его в вашем ордене? Что скажете на это, кардинал?

— Да как вы смеете! — чуть не задохнулся от возмущения Легрей.

— Смею! — отрезал Ариман.

— Вы перекладываете вину с больной головы на здоровую! А если все-таки окажется, что этот эльф — темный император?

— Завтра над этим эльфом состоится суд большого круга Серебряного Тиса! — взорвался Ариман. — Председательствовать на нем будет Дивмар, Душа Закона. Как ты думаешь, кардинал, оправдает он темного императора или нет? Да один лишь намек на то, что потерянное дитя леса может оказаться причастным к деяниям темной Империи, заставит его устроить мальчику полную проверку, вплоть до проверки кровью!

— Я требую присутствия на этой процедуре независимых экспертов!

— То есть вас? — насмешливо спросил Ариман.

— Да! — бесстрашно ответил кардинал.

— Хорошо, — подозрительно легко согласился с ним Хранитель Времени, — но если все-таки он окажется обычным эльфом, не затронутым темной стороной, то…

— То? — насторожился кардинал.

— То в этом случае я признаю данную бумагу, — Ариман взмахнул рукой, заставив обрывки доверенности взмыть с земли в воздух и слиться воедино, — а ты на основании нее составишь с эльфийскими кланами новый договор. Договор, позволяющий эльфам более активно вмешиваться в дела людей, защищая свои интересы. Кстати, идея Ирвана насчет комиссии по правам человека нам очень понравилась. Эта комиссия, даже когда она состояла всего из одного эльфа, выдала на-гора прекрасные результаты. Теперь мы гораздо лучше знаем, чем дышат эти так называемые светлые королевства. Ну что, согласны на такие условия, господин Легрей?

— Согласен! — азартно стукнул посохом по полу кардинал.

3

— И что мы теперь будем делать? — спросила Аэрис, как только все посторонние были выведены из тронного зала.

— Не знаю, — честно признался Ариман. — Я так понял, им всем нужен темный император. Ордену — чтобы его казнить, их позиция понятна, а вот зачем твой сын понадобился этому барону и евгеям — большой вопрос. Хотя нет… евгеи сами раскололись. Это явно его подданные, которые хотят вернуть Империи своего императора. А вот барон…

— Ну, если непонятна позиция барона, то, может, просто напрямую его спросить? — задумалась Аэрис.

— Я, честно говоря, боюсь, — признался Ариман. — Ему проще заплатить, и пусть идет со своей толпой от нас куда подальше. Сумма-то пустяковая.

Их неспешную беседу нарушил казначей, ворвавшийся в тронный зал с пачкой исписанных какими-то каракулями бумаг в трясущихся руках. На нем буквально не было лица, а волосы стояли дыбом.

— Хранитель, вы с этим бароном уже подписали договор?

— Да, а что?

— Мы разорены, — схватился казначей за сердце.

— В чем дело? — нахмурился Хранитель Времени.

— Я подсчитал, во сколько обойдется нам этот договор. Семидесятикратно удвоенный золотой… впрочем, взгляните сами на итоговую цифру.

Ариман посмотрел и тоже начал зеленеть. Аэрис выхватила из его рук бумаги. «1 180 591 620 717 411 303 424 золотых», — гласила надпись на листке.

— Если сложить казну всех кланов и всех светлых королевств, и миллионной доли этой суммы не собрать. Да что там миллионной — миллиардной доли не наберется! — Казначей был на грани истерики.

— Надул, мерзавец! Я его убью! — просипел Ариман, с трудом переведя дыхание.

— Доверьте это дело мне, — оживился Маиали.

— Опомнитесь! — прикрикнула на них Аэрис. — Не забывайте об эльфийской чести! Нам нельзя терять лицо.

— Сам знаю! — огрызнулся Ариман, постепенно остывая. — Вот что, сестренка, им всем нужен твой сын, так что зови его сюда. Мы с ним еще раз более предметно потолкуем.

— А вот это правильное решение, — оживилась Танцующая Кошка. — Я мигом.

Аэрис спрыгнула с трона и выскользнула из зала. Дорога до зала тысячи звезд много времени не отняла, но при подходе к нему Танцующая Кошка невольно притормозила, услышав голос сына. Что-то в его интонациях ей не понравилось.

— И-и-и… двести шестьдесят! И-и-и… куда поднялся? Команды двести шестьдесят один еще не было. И-и-и…

Аэрис влетела в зал. Иван сидел на кресле, попирая ногами Эльвара, который, пыхтя от натуги, отжимался от пола.

— Что здесь происходит? — спросила Танцующая Кошка.

Иван торопливо поджал ножки под себя, а его красный от смущения брат рывком оторвался от земли и поспешил отвернуться от своей тетки.

— Да вот поспорили, что он триста раз от пола не отожмется, — втянул голову в плечи Иван.

Аэрис посмотрела на его воровато бегающие глаза и не поверила ни одному слову.

— А ты чего глаза прячешь? — строго спросила Танцующая Кошка племянника. — А ну-ка, повернись.

Эльвар послушно повернулся, явив взору тетки огромный бланш на пол-лица под глазом. На лбу его тоже темнел синяк, имеющий довольно характерный отпечаток. Аэрис посмотрела на руки сына. Золотое кольцо в виде спящего дракона на его пальце, словно опомнившись, поспешило растаять в воздухе, но было уже поздно. Мамаша поняла, чем ее сыночек благословил в лоб брата.

— Та-а-ак… И что это все значит? — нахмурилась Танцующая Кошка.

— Понимаешь, мама, мы тут с братишкой не сошлись во мнении по поводу норм эльфийской этики и морали, а так как он во всех тонкостях современной юриспруденции…

— Тонкостях чего? — не поняла Аэрис.

— Законов. Так вот, так как он во всех тонкостях законов и подзаконных актов разбирается слабо, то я решил доказать свою правоту другим способом, но немножко сил не рассчитал…

— Зато ты все рассчитал! — разозлилась Аэрис. — И не стыдно тебе издеваться над братом? Он же совсем маленький! Ему еще двухсот лет нет.

— О господи! — всполошился Иван. — Эльвар, прошу прощения. Если бы я знал о твоих сединах… Короче, извини. Еще раз говорю: не знал. Но как ты сохранился!

— Тьфу! — энергично сплюнул юный «старец».

— Какие же вы еще дети, — покачала головой Аэрис. — Эльвар, тебе тоже придется извиниться. Не забывай, что, хотя твой брат по нашим меркам еще младенец, титула императора его пока никто не лишал.

Лицо Эльвара вытянулось, но он вынужден был отвесить брату почтительный поклон.

— Прошу прощения, император, — еле слышно пробормотал он.

— Надеюсь, на этом инцидент исчерпан? — спросила Аэрис.

Братья покосились друг на друга и под строгим взглядом Танцующей Кошки нехотя кивнули головами.

— Очень хорошо. Ирван, пошли в тронный зал. Тебя хочет видеть Ариман.

— Зачем?

— Есть у него к тебе пара вопросов. Идем. Не стоит заставлять дядю ждать.

Иван поднялся с кресла и пошел вслед за Аэрис. Эльвар проводил их обиженным взглядом. Как только они ушли, юный эльф взмахом руки открыл в стене проход и побежал кратчайшим путем к папе жаловаться, спеша опередить тетку и венценосного брата. По пути он успел заскочить в свои апартаменты, чтобы нацепить на голову диадему, дабы скрыть оттиск дракона на лбу, и, несмотря на это, успел добежать до цели первым.

— Ты что здесь делаешь? — нахмурился Ариман. — Я тебе велел развлекать светской беседой брата, а потом идти встречать деда.

— Вот о светской беседе я и хотел с тобой поговорить, — сердито откликнулся Эльвар, стараясь держаться к отцу непострадавшей стороной лица.

Однако пожаловаться толком так и не успел. Зашелестела листва по земле, повеяло хвойным ароматом северных лесов.

— А вот и твой дедушка пожаловал, — обрадовал сына Ариман, спускаясь с трона. — Мне надо побеседовать с ним наедине. Бегом к своему брату и предупреди, чтобы пока не приходил.

Глава клана Туманного Леса не ошибся. Да в данном случае и ошибиться было трудно. Свести тропу прямо в тронный зал, защищенный сотнями заклятий, мог только член королевской семьи этого древа-дома, к которой принадлежал и Дивмар, Душа Закона. Он появился прямо в центре зала — стройный седой эльф с суровым непреклонным лицом.

— О каком брате идет речь? — строго спросил он сына.

В этот момент распахнулась дверь и в зал вошли Иван с Аэрис.

— Дядя, ты меня звал?

Глаза Дивмара полезли на лоб. Он окинул изумленным взглядом Ивана, растерянно посмотрел на сына, потом на дочь, после чего взгляд его затормозился на Эльваре, старательно прикрывавшем рукой левую сторону лица.

— Та-а-ак… Ну-ка, Эльвар, иди сюда.

Юный эльф послушно подошел.

— Ручку от лица убери и диадему с головы сними, — приказал Дивмар. — Дай полюбоваться на тебя, внучок.

Ослушаться деда Эльвар не посмел и выполнил приказание.

— Прекрасно смотришься, — хмыкнул Дивмар, полюбовавшись на фингал под глазом и синий отпечаток дракона на лбу внука. — И кто же тебя отметил символом темной Империи?

Душа Закона повернулся к Ивану. Парень, чувствуя, что ему скоро предстоит разнос, сделал вид, что рассматривает убранство тронного зала.

— А здесь красиво, — с самым серьезным видом сообщил он маме. — Отличный интерьер и дизайн на уровне. Я бы для красоты еще цветочки по стенам пустил…

Стены тут же расцвели многоцветьем красок жадно тянущихся к падающему сквозь окна солнечному свету цветов.

— Ого! — Душа Закона сделал пасс рукой в сторону Ивана.

Да, это был сильный маг. Он одним махом содрал полог невидимости, и золотой дракончик на кольце Ивана тут же проявился в воздухе. Недовольно завозившись, он приподнял с хвоста свою мордочку, открыл изумрудные глазки, раскрыл пасть и тявкнул что-то явно нецензурное в адрес нахала, посмевшего нарушить его покой, после чего вновь растаял в воздухе.

— А вот это уже странно, — удивился Дивмар. — Символ Империи, но темной магией от него не тянет.

— Об этом я и хотел поговорить с тобой, отец, — обрадовался Ариман.

— Я сейчас в первую очередь закон, а не твой отец, — осадил его Дивмар и сделал еще один пасс, теперь уже в сторону Эльвара.

Синяк под глазом тут же рассосался. Отпечаток дракона немного посопротивлялся, но все же уступил силе магии старого эльфа.

— Ты пока свободен, — кивнул внуку старик. — Мы с тобой позже поговорим.

Эльвар отвесил ему почтительный поклон и двинулся к выходу из тронного зала. Проходя мимо Ивана, он скорчил ему страшную физиономию. «Ну, держись, гад! — говорил его взгляд. — Обязательно деду заложу».

Иван бочком-бочком тоже начал пробираться к выходу.

— А ты куда? — строго спросил его Дивмар.

— Да вот с братишкой хотел физической подготовкой заняться, — лучезарно улыбаясь, сообщил Иван, — а то у него бицепсы слабоваты, а уж о трицепсах я и не говорю…

— Еще успеешь, — усмехнулся Дивмар, садясь на трон, который только что занимал Ариман. — Ну-ка, подойди сюда.

Иван послушно подошел.

— И кто же ты у нас есть такой?

— Дед, ты что, родню не узнаешь? — нахально спросил юноша, которому игры вокруг его персоны уже изрядно надоели, и он решил сразу расставить точки над «i».

Ариман болезненно сморщился и начал беззвучно шевелить губами, сыпля какими-то эльфийскими проклятиями.

— А ты наглец! — покачал головой Душа Закона. — И чем родство докажешь?

— Ну генетический анализ здесь не сотворишь, не дорос пока ваш мир до этого чуда науки и техники. Но если моя мама, — кивнул Иван на схватившуюся за голову Аэрис, — твоя дочь, то кем могу быть я? Конечно, только внуком. Кстати, для информации, если вы еще не в курсе: отец мой — темный император. Его зовут Иштар Второй, а меня Ирван… Ирван Первый!

— Идиот! — не выдержал Хранитель Времени. — Я же просил тебя не лезть на рожон!

— Понятно. Спелись голубки. — Зрачки Дивмара сузились, хотя он продолжал смотреть на Ивана все так же заинтересованно. — А вот скажи мне, Ариман, почему преступник не в цепях и свободно гуляет по древу-дому, да еще и вооруженный?

Это был очень неосторожный шаг со стороны старого эльфа. Из-за пазухи Ивана выскочил медальон, на котором мгновенно ожил золотой дракончик, такой же дракончик проявился на рукояти меча, торчавшей из-за правого плеча юноши. Дал знать о себе и дракончик на кольце Ивана. Они дружно ощерили свои пасти и злобно зашипели на Дивмара, обдав его такой мощной волной магии, что под ним закачался трон. Но Дивмар усидел. Он действительно был очень сильный маг.

— Да-а-а… полный символ власти! — прошептал потрясенный Душа Закона. — Но они все были черные! И все в разных местах. Я это точно помню. — Взгляд старого эльфа затормозился на дракончике, шипевшем на него с кольца. — Вот этот был у Генефа, пока им не завладел Драгон. Много нам бед принес этот проклятый эльф.

— Это который тебе задницу надрал при битве возле Альтеракского ущелья? — зло спросил Иван.

— Ирван! — простонала Аэрис.

— Что ты сказал, щенок? — начал подниматься с трона Дивмар.

Но Иван уже вскипел. Ему надоели все эти наезды насчет пленника-преступника, которого надо держать чуть не в цепях в доме собственной матери.

— Может быть, я и щенок, но Генефа одолел. Черного Эльфа больше нет. Мне удалось довести до конца дело, начатое моим предком Драгоном. И не только его. Вот этот амулет, — ткнул он себя пальцем в грудь, — принадлежал его сестре Мелиссе, которая три тысячи лет в Шуахре воду мутила. Под предсказательницу косила. Черной магией подмяла под себя всех ведьм и настраивала против вас светлые королевства. А вот этот меч, — выхватил юноша из-за плеча клинок, — меч моего отца, я выдернул из камня на площади Победы Аферона. Отныне он служит только мне и вряд ли дастся в руки кому-нибудь другому.

Ариман схватил сестренку за руку и вместе с ней начал тихонько пятиться за трон, прекрасно понимая, что сейчас здесь разразится буря. Он очень хорошо знал своего отца и не ошибся. Взбешенный Дивмар нанес магический удар. Нет, он был направлен не на внука, а на его символ власти, но дракончики, раззявив пасти, всосали в себя поток магической энергии без остатка, зачмокали от удовольствия и вновь ощерились, прося добавки. Аэрис вывернулась из рук брата и встала между сыном и отцом.

— Ирван! Немедленно прекрати это безобразие!

Лицо Ивана сразу стало виноватым, и он поспешил закинуть меч обратно в ножны.

— Ты тоже прекрати, отец! Не забывай, что он сдался добровольно, и нам не было нужды держать его в цепях.

— Да, мне говорили, что он сдался добровольно, — задумчиво кивнул Дивмар, опускаясь вновь на трон. В зале повисло тягостное молчание. Душа Закона напряженно думал. Магическая защита императора произвела на него впечатление. — И что ж ты с таким мощным щитом сдался? Вполне ведь мог уйти. Спасал друзей? — спросил он внука, постепенно остывая.

— Не только. Хотел маму повидать. — В голосе Ивана прозвучало столько нежности, что Дивмар засмущался и отвел глаза. Ему, похоже, стало стыдно. Набросился на мальчишку, с рождения лишенного материнской ласки.

Чуя, что буря уже пронеслась, из-за трона вышел Ариман.

— С Аэрис все понятно, — повернулся к нему Дивмар, — но как же ты осмелился не выполнить приказ?

— Прости, отец, но самозванец оказался эльфом, да к тому же эльфом королевской крови. И он совсем еще малыш, а я не детоубийца. Ему всего двадцать лет.

— Малыш, — усмехнулся Дивмар. — И что же тебя заставило, малыш, грубить своему деду? — спросил он внука.

— Не люблю тупых наездов. Да и оправдываться надоело, — сердито буркнул Иван. — Оправдываться и постоянно доказывать, что не верблюд. Не знаю, как здесь, а в том мире, откуда я прибыл, никто никого не имеет права назвать преступником до решения суда.

— Ну что же, будет тебе суд, — тяжко вздохнул Дивмар. — Ариман, приглашай сюда глав эльфийских кла…

Душа Закона запнулся на полуслове и начал к чему-то принюхиваться.

— А это еще что такое? — ахнул он, увидев початую бутылку рядом с троном, закупоренную огрызком колбасы. Дивмар поднял ее, поднес к носу…

— С ума сойти! Сынок, ты что, пьешь на рабочем месте? — выпучил он глаза. — Да еще гномью водку?!

— Папа, — начал оправдываться Ариман, — был бы ты на моем месте… Тут всего полчаса назад такое было! Я тебе потом отдельно расскажу.

— Так, сынок, тебе уже веры нет. Сам хочу все посмотреть. Ну-с, и что нам скажет древо-дом?

Дивмар взмахнул рукой, и в воздухе проявились призрачные фигуры воинственного барона со товарищи, которых в тот момент вводили в тронный зал.

«Ничего себе грибники, — послышался голос призрачного Аримана, покидавшего трон. — И кто тут у вас за главного?..»

* * *

Иван веселился от души, любуясь этим шоу. Он пытался сохранить невозмутимое лицо, но все его потуги были безуспешны. Опознать в бароне Дерзионе Варгула было трудно, маскировка у героя темной Империи была классная, но то, что это именно Варгул, он не сомневался. Лишь Виана да его неугомонный друг могли так изящно выражаться на сленге родного мира Ивана. Виана — потому что побывала там лично, а Варгул — потому что достаточно долго терся около своего императора. Окончательно его в этом убедил развод прохвостом Аримана на крутые бабки. Он прекрасно помнил, что как-то на привале рассказал герою темной Империи байку про китайского императора, неосторожно сыгравшего с нищим мудрецом в шахматы на рисовые зернышки и продувшего свою империю. Не хватило риса в его государстве, чтобы расплатиться с мудрецом. А ведь на шахматной доске всего 64 клетки. Варгул пошел гораздо дальше мудреца. Два в семидесятой степени да в золотом эквиваленте, — это круто!

— Сделай нормальное лицо, — прошипела Аэрис, тыкая локтем в бок Ивана, — а то твой дедушка начал что-то подозревать.

Сама-то она уже догадалась, что эта лихая компания целиком и полностью состоит из людей ее сына, за исключением, разумеется, мрачной фигуры в сутане с косой.

— Не могу, — простонал Иван.

Лицо юноши покраснело от натуги. Он безуспешно пытался сдержать рвущийся наружу смех, а когда Дивмар со словами «Математику надо было лучше учить, двоечник!» на его глазах отвесил Ариману оплеуху, вообще спрятался за мать и, согнувшись в три погибели, начал беззвучно ржать за ее спиной, уже не следя за мимикой.

Правда, когда в тронном зале появились два «евгея», он в первый момент оторопел, но скоро до него дошло, кто скрывался под личиной народа избранного, и юноша начал просто сползать по стеночке, вытирая выступившие от смеха слезы.

— Ну, Палыч… Ай да Сема, — стонал он. — Хоть бы что-нибудь нормальное из моего мира принесли. Ведь самое плохое подхватили!

— Разве королевский палисандр…

— Я не о дереве, мама, — опять согнулся в три погибели Иван.

Дивмар уже смотрел не столько на происходящее в зале, сколько на ухохатывающегося внука.

— Ну и что ты на это скажешь? — спросил он Аримана.

— А чего там говорить? — почесывая пострадавший затылок, буркнул Хранитель Времени. — Козе понятно: его люди.

— Козе понятно, — хмыкнул Дивмар. — Судя по оборотам речи, ты уже тоже его человек.

— Да с ним пообщаешься, еще и не так заговоришь.

А призрачная сцена уже демонстрировала кардинала, воинственно размахивающего своим посохом перед носом Аримана. Как только представление закончилось, Дивмар взмахом руки повернул время вспять, и в тронном зале вновь появились «грибники». Только теперь их изображение было застывшим, словно в призрачной объемной фотографии.

— А тебя ничего не насторожило в людях твоего племянника? — спросил он сына.

— Ну… — Ариман нахмурился. До него дошло, о чем вел речь отец, и он тоже сделал пасс рукой.

Картина тут же изменилась. Вампиры, оборотни, тролли — кого только не было в этой толпе. Присутствовала даже баньши, от которой тянулись к нечисти тончайшие магические нити заклинания личины, но людей здесь все же было больше.

— Вот так-то! Они пришли сюда, прекрасно зная, что их ждет смерть в случае провала, — мрачно сказал Дивмар. — За своим императором пришли.


— Э! Э! Не вздумайте, — заволновался Иван. — Если вас так волнует эта дурацкая расписка за аренду леса, готов обменять ее на их жизни! Хотя, по-хорошему, все ваши кланы, согласно этой расписке, теперь мои!

— Да-а-а… а внучок-то мой покруче своего папаши будет, — покачал головой Дивмар, взмахом руки стирая изображение. — С компанией таких авантюристов запросто подомнет под себя весь мир.

Душа Закона откинулся на спинку трона, прикрыл глаза и начал думать. Ариман с Аэрис с тревогой смотрели на отца. Несколько минут прошло в молчании. Наконец Дивмар принял какое-то решение.

— Ариман, приглашай сюда глав эльфийских кланов. Они давно уже в приемной топчутся. А заодно не забудь пригласить барона, кардинала и этих двух евгеев.

— Евреев, — поправила отца Аэрис, пытаясь сообразить, какое решение он принял, но по каменному лицу Души Закона так ничего прочесть и не смогла. — Они букву «р» не выговаривают.

— Да нет, прекрасно выговаривают, я точно знаю, — успокоил мать Иван. — Просто недалекие ребята, мыслят штампами: раз картавый, значит, еврей. Я бы на их месте…

— Да подожди ты, Ирван, — поморщился Ариман. — Отец, присутствие на суде ордена Серой Мглы оправданно. Я сам им дал такое разрешение, чтобы избежать политического скандала, но зачем нам барон и евреи?

— Хочу, чтоб были на глазах со своими растениями и твоей распиской. Мне так спокойней будет.

Иван заволновался.

— Мама, — прошептал он на ухо Аэрис, — останови его. Это очень плохая идея. Если главы кланов почуют, что кое-кто из моих людей не совсем человек, плохо будет.

— У них достаточно сильная блокировка, — успокоила его Аэрис. — А кроме того, на суде большого круга Серебряного Тиса магию запрещено применять всем, кроме Души Закона. Это его исключительная привилегия. Главное, чтобы твои подданные не сглупили.

— Но один из этих евреев уже под личиной!

— Так он же ее еще до суда применил. Не дергайся. Главное, чтобы отец принял правильное решение. Но для этого ему придется пойти на грубейшее нарушение наших законов, и сделать это так, чтобы ни у кого не возникло сомнений в справедливости его вердикта. Так что теперь все зависит только от него… — Аэрис с сомнением посмотрела на сына, — …и от тебя. Прошу тебя, Ирван, будь дипломатичней. Не лезь на рожон.

4

— Напоминаю, что на суде большого круга пользоваться магией запрещено.

Дивмар выразительно посмотрел на «евреев», скромно сидящих в специально выращенных для них древом-домом креслах, перевел взгляд на барона, расположившегося в таком же кресле неподалеку, и совсем уже строго — на кардинала ордена Серой Мглы, кидавшего подозрительные взгляды на «евреев» и барона. Ему разрешили явиться на заседание в сопровождении двух храмовников, но, во избежание ненужных эксцессов, расположили в противоположной стороне зала. Все остальные места были заняты главами эльфийских кланов. В основном это были пожилые, умудренные жизненным опытом эльфы, разменявшие не одно тысячелетие. Они с любопытством разглядывали Ивана, непринужденно стоявшего в центре зала. Рядом с троном, на котором восседал Душа Закона, стояло еще два кресла поскромнее. На одном из них расположился Ариман, на другом — Аэрис, баюкая на руках меч в дорогих ножнах. Вооруженный подсудимый на процессе выглядел бы слишком вызывающе, и ей пришлось его у сына отобрать. Меч Ивана, огрызавшийся на всех, кроме своего хозяина, признал Аэрис беспрекословно, и золотой дракончик мирно спал на навершии рукояти меча.

— Итак, если всем все понятно, то суд большого круга Серебряного Тиса над светлорожденным по имени Ирван объявляю…

Кардинал вскочил со своего места.

— Прежде чем вы объявите начало суда, я хотел бы знать, что на нем делают посторонние? — простер он руку в сторону барона с лукошком и «евреев», нежно обнимавших свои корзинки.

Эльфы, возмущенные непочтительностью Легрея, зароптали.

— Они приглашены на суд в качестве независимых наблюдателей, — холодно сказал Дивмар. — Однако, если вы настаиваете, господин кардинал, мы уберем из зала всех посторонних. Но тогда его придется покинуть и вам.

Кардинал скрипнул зубами и плюхнулся обратно в свое кресло.

— Итак, объявляю суд большого круга Серебряного Тиса открытым. — Душа Закона перевел взгляд на внука. — Светлорожденный Ирван, вы обвиняетесь в…

— Прошу прощения, уважаемый Душа Закона, — вежливо перебил деда Иван, — но я не понял: в каком качестве выступаете на этом суде вы?

Лицо Аэрис болезненно сморщилось. Сын все-таки полез на рожон и вряд ли будет изображать жертву несчастного стечения обстоятельств, этакую кроткую овечку.

— В качестве судьи, разумеется. — Дивмар настороженно смотрел на внука, явно ожидая от него подвоха, и не ошибся.

— В таком случае, какое вы имеете право предъявлять мне обвинение? — удивился Иван. — Это дело прокурора.

— Какого еще прокурора? — опешил Дивмар.

— Прокурором во всех цивилизованных странах называют государственного обвинителя, — тоном профессионального лектора пояснил Иван, — задача которого доказать вину подсудимого. Причем доказать не голословно, а с помощью свидетельских показаний и неопровержимых улик.

— Улик? — окончательно растерялся Душа Закона.

— Уликами называют вещественные доказательства, найденные на месте преступления. Так что если вы, уважаемый Душа Закона, взяли на себя функции прокурора, то судьей на этом процессе вам уже быть нельзя.

— Это еще почему? — Судя по тону, Дивмару стало интересно.

— Судья должен вести процесс и быть абсолютно непредвзятым, чтобы вынести потом справедливый приговор. А если он подрабатывает по совместительству прокурором, то обвинительный вердикт подсудимому обеспечен, каким бы белым и пушистым тот ни был. Кстати, я что-то не вижу около себя адвоката.

— А это что за зверь? — не удержался от вопроса Ариман.

— Во всех цивилизованных странах, — продолжил лекцию по основам юриспруденции Иван, — так называют защитника, задача которого — доказать невиновность подсудимого. Так кто меня будет защищать?

— Ну-у-у… у нас подсудимые обычно сами стараются как-то оправдаться, — задумчиво сказал Душа Закона.

— Ага, то есть я сам себе буду адвокат. Это меня устраивает. — Иван тут же вырастил посреди зала кресло и плюхнулся на него, небрежно заложив ногу за ногу. Ариман схватился за голову. — Как адвокат имею право, — успокоил его Иван. — Ну что ж, если хотите и дальше председательствовать на этом суде, — нахально сказал юноша Душе Закона, — вам надобно назначить прокурора. Тогда все будет по закону.

— Он магию использовал! — заорал Легрей.

— Какая магия? — пожал плечами юноша. — Я просто попросил свой дом соорудить мне кресло. В чем проблема?

По рядам эльфов пробежался шепоток. Древо-дом слушался Ивана, и это для них много значило.

— Кстати, — подал голос с места юноша, — этот гражданин, — кивнул он на Легрея, — буквально из сутаны рвется. Дай волю — в глотку вцепится и загрызет. По-моему, он просто жаждет поучаствовать в процессе прокурором. Не хотите дать ему такой шанс?

— А я тогда что буду делать? — хмыкнул Дивмар.

— О! У судьи самая трудная и почетная задача. Он должен выслушать доводы адвоката, доводы прокурора, не дать им перегрызться, оценить вещественные доказательства виновности или невиновности подсудимого, выслушать всех свидетелей и прочих участвующих в прениях сторон. И уже потом, с учетом всех фактов и открывшихся в ходе судебного следствия обстоятельств, вынести свой оправдательный или обвинительный вердикт.

— Как интересно. Но окончательное решение тем не менее все равно остается за мной?

— Разумеется.

— Тогда я не против. — Судя по всему ситуация Дивмара начала забавлять. — Господин Легрей, вы назначаетесь обвинителем на данном судебном процессе.

Главы эльфийских кланов недоуменно переглянулись, а на лице кардинала расцвела хищная улыбка. О такой удаче он мог только мечтать. Неожиданно для всех со своего места поднялся барон фон Дерзион.

— Господин судья, пока суд не начал свою работу, не могли бы вы мне уделить пару минут для приватной беседы?

— Сейчас не время для бесед такого рода, — нахмурился Дивмар.

— К сожалению, к вам очень трудно попасть на прием. Поверьте, это очень поможет делу, — погладил Варгул свою корзинку.

Дивмар перевел взгляд на Ивана.

— Надо бы посоветоваться с подсудимым, — с легкой усмешкой сказал он, — а то вдруг выяснится, что мы опять нарушаем какой-нибудь закон.

— Все в пределах норм самого современного законодательства! — нагло соврал Иван. — Во всех цивилизованных странах рядом с залом суда специальные комнаты для подобного рода совещаний сооружаются, и судья имеет полное право побеседовать там с законопослушными независимыми наблюдателями. Вы ведь законопослушный наблюдатель? — спросил он барона.

— Еще какой! — шмыгнул носом Варгул.

— Значит, за жизнь нашего уважаемого судьи можно не опасаться. Прошу вас, господа, совещайтесь! — сделал широкий жест Иван, и в стене тронного зала появился проем выращенной авантюристом комнаты для совещаний.

— Ну пошли, — усмехнулся Дивмар, прошел с бароном в комнату и небрежным жестом руки запечатал вход.

— Этого, пожалуй, недостаточно, — покачал головой барон и наложил на стены дополнительно полог молчания.

— Я так и думал, что ты человек Ирвана, — хмыкнул Дивмар. — Но учти, если решил шантажировать меня распиской сына…

— Это тоже вариант, — кивнул барон, — но я здесь не за этим. Скажите, Дивмар, вы по-прежнему хотите остаться при эльфийских кланах Душой Закона?

— Странный вопрос, — нахмурился Дивмар. — Душа Закона — должность выборная. На нее назначают лишь самого мудрого и справедливого эльфа, ни разу не запятнавшего свою честь.

— Вот об этом мы с вами сейчас и потолкуем, — обрадовался Варгул. — Значит, так. Если не хотите лишиться этой должности, то постарайтесь применять к нашему мальчику лишь те статьи вашего дикого закона, которые дадут ему свободу и снимут все ваши дурацкие обвинения. Я буду очень внимательно следить за соблюдением законности этого процесса.

Барон покопался в своей корзинке и вытащил оттуда солидный талмуд в золотом переплете.

— Наш свод законов? — побагровел Дивмар. — Так это ты на наш лес троллей натравил?

— Ничего не знаю, — отрицательно мотнул головой барон и затолкал книжку себе под мышку. — От дедушки любимого в наследство достался. По слухам, он купил его у какого-то зачуханного тролля. Так вот, уважаемый судья. Если что пойдет не так, то я буковку эльфийского закона оглашу. И придется эльфам менять Душу Закона. Но если все уладится, то эту книжечку с распиской Аримана я вам на блюдечке преподнесу.

— Ты эту книжечку хотя бы прочитал? — вновь начал остывать Дивмар.

— А как же!

— Сильно сомневаюсь. Открой ее на пятьсот тридцать второй странице.

— Ну открыл. О! Да это ж в самом конце.

— Совершенно верно. Читай самый последний параграф за номером пятьсот семьдесят шесть. Восьмая строчка сверху.

— «…Не подлежат суду как малого, так и большого круга Серебряного Тиса эльфы, не достигшие возраста ста семидесяти лет…» Ох, и ё-мое! — ахнул Варгул.

— По нашим меркам Ирван чуть ли не грудной младенец. Просто не всем приходит это в голову, так как внешне он выглядит на все пятьсот. Слишком долго мальчик обитал в смертном теле человека. А теперь ступай на место, варначья твоя душа, но о возврате книги и расписки не забудь. Ты слово дал.

— Да без проблем! — просиял барон и все-таки посокрушался: — И кто меня, блин, за язык тянул? А может, купите? Отдам недорого.

Дивмар только усмехнулся, снял магическую блокировку Варгула, и они вернулись в зал судебных заседаний, по которому расхаживал Иван.

— …но подсудимый, если у него есть хоть малейшее сомнение в объективности суда, имеет право потребовать суда присяжных, и в этом праве ему никто не смеет отказать, — с самым серьезным видом вешал он лапшу на уши суду большого круга Серебряного Тиса, — и иногда этих присяжных ему доверяют набирать самому. Вот эти два независимых наблюдателя, например, — простер он руку в сторону «евреев», — чем не присяжные заседатели?

— А мы таки согласны, — закивали «евреи».

— И что эти присяжные делают? — поинтересовался Дивмар, усаживаясь обратно в кресло.

— Да то же самое, что и судья, но с небольшим отличием, — пояснил Иван. — Весь процесс они молчат и лишь внимательно слушают, а по окончании процесса запираются в комнате для присяжных заседателей, совещаются там и выносят свое решение по делу, которое передают судье. А судья уже оглашает высокому собранию их вердикт.

— Это так интегесно, — сказал Мойша, открывая свою корзинку, — шо я готов за возможность побыть пгисяжным заседателем отдать им свой госток. А ты как, Соломоныч?

— Какой вопгос! — воскликнул Соломоныч, открывая и свою корзинку. — Отдам, конечно!

Тронный зал накрыла волна блаженной магии такой мощи, что эльфы повскакали с кресел.

— Королевское дерево!

— А вон тот росток, с золотыми прожилками… Какая мощь!

— Требуем суда присяжных заседателей!

— И давайте уже оглашать приговор!

— Какой? Оправдательный или обвинительный?

— Да какая разница? Ты посмотри на те ростки!

Ариман прикрыл лицо рукой, чтоб скрыть за ней ухмылку. Прохвосты разыграли все как по нотам. Теперь слово за отцом. Но он, похоже, для того сюда их и пригласил.

Кардинал, тревожно наблюдавший за происходящим, внезапно понял, что проиграл: это люди Ирвана, и, если Дивмар пойдет у них на поводу, добыча ускользнет.

— Это сговор! — заорал он, вскакивая с кресла. — Я требую суда. Самого строгого суда, согласно вашим же, эльфийским законам, а не тем, что вам навязывает здесь темный император! — простер он руку в сторону Ивана.

— Темный император? — Эльфы с недоумением уставились на юношу.

— Кардинал, у вас все в порядке с головой? — спросил один из них. — Он же эльф.

— Он полуэльф! Он выдернул меч Иштара из камня!

Главы эльфийских кланов ахнули.

— Не-э-эт…

— Да не может быть!

Иван покосился на Варгула. Тот заговорщицки ему мигнул, давая знать, что с Дивмаром проблему перетерли и на этом фронте все о’кей.

— Ну что ж, раз прокурор сделал отвод суду присяжных, — спокойно сказал он, — то продолжаем заседание в обычном режиме. Прокурор выдвинул против моего подзащитного, — ткнул себя пальцем в грудь авантюрист, — очень серьезное обвинение, но не подкрепил его показаниями свидетелей и фактами.

— Какими еще фактами? — завопил Легрей. — Ты — темный император, вот мой главный факт!

— Господин судья, — повернулся к Дивмару Иван, — ввиду правовой неграмотности и невоспитанности моего оппонента прошу извинить его за недостойное поведение на этом суде и разрешите начать прения сторон.

— Разрешаю, — махнул рукой Дивмар и приготовился смотреть бесплатное шоу.

— Итак, господин прокурор обвинил моего подзащитного, — опять ткнул себя в грудь Иван, — в том, что он — темный император. А позвольте спросить: на каком основании?

— Он… тьфу! Ты выдернул меч из камня на площади Победы Аферона! А это, согласно преданию, мог сделать только истинный наследник темной Империи!

— Господин судья, — кротко сказал Иван, — прошу сделать замечание господину прокурору. Плеваться в зале, где творится правосудие, кощунство! Сделайте замечание, прошу вас! А то у меня душа горит. Не сдержусь и сделаю ему замечание сам, — юноша мечтательно постучал кулаком правой руки по раскрытой ладони левой, — но тогда у ордена Серой Мглы на одного кардинала станет меньше.

— Дай ему, Ирван!

— Ишь, разорался тут, долгополый! — одобрительно зашумели главы эльфийских кланов, злобно косясь на кардинала. Орден Серой Мглы все эльфы очень не любили.

— Поучи его уму-разуму!

— А может, пусть схлестнутся? Кто победил, тот и прав!

— А что? Отличная идея!

Эльфам этот суд большого круга нравился все больше и больше.

— Господин прокурор, — поднял руку Дивмар, — если нечто подобное повторится… — Душа Закона запнулся, прикидывая, какой каре подвергнуть мракобеса.

— Выведем из зала, — подсказал Иван.

— А я бы вынес, — мечтательно сказал Варгул.

— На носилках, — добавил Мойша.

— Вас выведут из зала, — принял подсказку внука Душа Закона.

— Однако вернемся к существу вопроса, — поднял руку Иван. Как-то незаметно он перехватил инициативу и исподволь исполнял сразу две функции: адвоката и ведущего процесс судьи. А если учесть, что одновременно являлся и обвиняемым, то даже три. — Итак, сторона обвинения утверждает, что мой подзащитный выдернул меч из камня. И где же, позвольте узнать, этот меч?

— У тебя! — прорычал Легрей.

— Прекрасно. — Иван обвел взглядом суд большого круга Серебряного Тиса. — Господа, кто из вас видел этот меч в камне на площади Победы Аферона?

— Я.

— Я.

— Я…

— Да все мы видели.

— Начнем с вас, — ткнул пальцем в первого попавшегося эльфа аферист. — Что этот меч собою представлял?

— Черный волнистый меч с черным драконом на рукояти.

— Господин судья, — повернулся Иван к Дивмару, — я прошу вызвать в зал свидетеля защиты господина Маиали.

— Да я вообще-то тут, — откликнулся убийца-тень, отделяясь от дверного косяка, который перед этим подпирал, неся охрану зала.

— Да? — почесал Иван затылок. — Тем лучше. Скажите, Маиали, когда вы в королевском парке брали в плен моего подзащитного, какой при нем был меч? Опишите его, пожалуйста.

— А чего там описывать? Вот он, любуйтесь, — кивнул убийца-тень на мать Ивана, продолжавшую баюкать на руках меч сына.

— Гражданка Аэрис, — вежливо обратился к матери Иван, — обнажите, пожалуйста, клинок и предъявите вещественное доказательство суду.

Аэрис, стараясь сохранить невозмутимость, извлекла меч из ножен.

— Как видите, он не черный, не волнистый, дракона на рукояти вообще нет, а следовательно, этот меч не имеет ничего общего с мечом, выдернутым кем-то там из камня, что и требовалось доказать.

Дивмар прикусил губу, чтобы не рассмеяться в голос. Если бы он собственными глазами не видел, как дракончики являли себя миру при первой же угрозе Ирвану… Однако как красиво этот поросенок водит всех за нос! И вроде не соврал нигде: преобразившийся в руках внука меч действительно теперь не имеет ничего общего с мечом Иштара, и прицепиться практически не к чему.

— Итак, на основании всего вышеизложенного, — продолжил словоблудить аферист, — я требую признать моего подзащитного, — еще один тычок в родную грудь, — невиновным, оправдать его по всем пунктам обвинения и привлечь господина прокурора к уголовной ответственности за клевету.

— Что? — ахнул кардинал.

— А ты как думал? — Голос Ивана внезапно стал холодным, и в нем зазвучали стальные нотки. — Можно безнаказанно возводить хулу на светлорожденного?

— Пгавильно! — подпрыгнул Мойша. — За базаг отвечать надо! Пгавда, Соломоныч?

— Пгавда! — поддержал «брата по вере» Абрам. — Игван, пасть ему погви.

— А мы моггала выколем! — азартно мотнул своими приклеенными пейсами Мойша.

— Сговорились, — начал затравленно озираться кардинал. Рядом с ним встали храмовники, готовясь к битве. — А не боитесь возрождения Империи? Она только и ждет своего темного императора.

— Да достал ты уже! — Ивану надоело комедию ломать. — Темный, темный… Да в твоей душе тьмы в тысячу раз больше!

— Да? — вызверился кардинал. — А давай проверим. Раз ты такой светлый, вырасти из их росточков дерево, — ткнул он пальцем в липовых евреев.

— Нашел, блин, садовода-любителя, — фыркнул Иван. — Я те чё, ботаник, что ли?

— Ага-а-а!!! Боишься? Все слыхали? Он боится! — радостно запрыгал кардинал. — Ну и кто теперь осмелится сказать, что он не темный император.

— Да задолбал ты! — разобиделся Иван. — Причем здесь лютики-цветочки и темный император?

— Связь эльфа с лесом очень глубока, — тяжко вздохнув, пояснил Дивмар. — Ему подвластно родное древо-дом, он чувствует нутром все, что растет корнями из земли, но… — Душа Закона запнулся, пытаясь деликатней сформулировать дальнейшие слова.

— Но? — насторожился юноша.

— Последнее королевское дерево было уничтожено три тысячи лет назад проклятым Темным Эльфом по имени Генеф. Природа помнит это, и доверит вырастить королевское дерево лишь эльфу, в душе которого нет ни капли тьмы. Наследнику Иштара это не по силам, — грустно сказал Дивмар, понимавший, в какую ловушку угодил его внук.

— Ну, это мы еще посмотрим, — разозлился юноша. — Ишь, светлые нашлись. Насмотрелся я на этих светлых в ваших королевствах!

— Позвольте, — заволновался Абрам Соломонович, который тоже сообразил, какая опасность грозит их императору, — а кто оплатит наш госток нагоду избганному?

— Да, кто оплатит? — поддержал друга Мойша.

— Я! — отмахнулся кардинал.

— Прекрасно. Будем считать, и это утрясли, — хмуро сказал Иван.

— Ты согласен на это испытанье? — нахмурился Дивмар.

— Да.

— Но ты понимаешь, каков будет приговор суда, если ты его не пройдешь?

— Прекрасно понимаю. И давайте с этим делом не тянуть. Эй, независимые, или как вас там? Доверите один росточек?

— Ну… газ оплатят… — неуверенно пробормотал Абрам, — …тогда конечно.

— Выбигайте. Вам какой? — поднялся с кресла Мойша.

Независимые наблюдатели услужливо открыли крышки своих корзинок.

— Вот этот вроде симпатичней будет, — взял в руки Иван корзинку с красным палисандром.

— Пгекгасный выбог, — одобрительно кивнул Мойша. — Импегатогское дегево!

— Угу… Ну, где будем проводить эксперимент? В смысле, сажать где будем? — начал озираться Иван.

— Только не здесь, — заволновался Ариман, — мы в древе-доме клана. А древо в древе может вызвать нежелательный эффект.

— В моих землях… — подал голос барон.

Дивмар, услышав это, многозначительно закашлял.

— …которые, возможно, скоро станут вашими, — поспешил поправиться Варгул. — Есть прекрасный просторный луг на берегу живописной реки, со всех сторон окруженный лесом.

— Да, место подходящее, — согласился Ариман.

— Только я вас умоляю, — взялся вдруг за поясницу герой темной Империи, — сведите туда тропки, как вы умеете. А то от этих всех волнений спину прихватило. Не дойду.

Дивмар подозрительно покосился на него.

— Маиали, проверь, — коротко распорядился Душа Закона.

Убийца-тень молча кивнул, сдернул с плеча лук, наложил стрелу на тетиву, сделал пару шагов по тронному залу и растаял в воздухе. Отсутствовал недолго, через минуту вновь появился в зале.

— Все чисто, — сообщил он, вешая лук обратно на плечо.

— Надеюсь, ветер там не северный? — страдальчески покряхтывая, спросил Варгул.

— Нет, южный, — успокоил его Маиали, — не замерзнешь.

— Тогда чего мы ждем? — Варгул с трудом поднялся с кресла и старческой походкой немощного старика заковылял по направлению к центру зала…

5

Дивмар свел тропы в самый центр луга, густо поросшего травой, над которой возвышались ветки отдельных островков кустарника, разбросанных там и сям по всему полю. Ноги Ивана запутались в корнях высокой, почти в полный рост человека, травы, и он чуть не грохнулся на землю. Однако сопровождавшие его эльфы упасть ему не дали. Они подхватили подсудимого под ручки и помогли удержать равновесие. При этом главы кланов с таким ужасом смотрели на корзинку с ростком в его руках, что сразу стало ясно, кого спасали.

Из-за болей в пояснице чуть опоздавший к месту испытания барон, как только проявился в воздухе, сразу начал поводить ноздрями, старательно вынюхивая что-то в воздухе. Ароматы луговой травы его успокоили, но он на всякий случай послюнявил палец и повертел им над головой, определяя направление ветра. Кроме Ивана на его манипуляции никто не обратил внимания, так как все озирались по сторонам, выбирая место для посадки. Да и Ивану в тот момент было не до него. И никто не обратил внимания на то, что куда-то подевался Мойша, пожертвовавший на эксперименты корзинку со своим ростком.

Аэрис словно невзначай приблизилась к сыну, глазами сделав знак сопровождавшим его эльфам удалиться. Иван не преминул воспользоваться ситуацией.

— Как это чертово дерево растят? — еле слышно, одними губами, спросил он мать.

— Тебе надо вырастить не простое дерево, а дом, достойный короля, — шепнула в ответ Аэрис.

— Но как?

Ответить мать Ивана не успела, так как кардинал, единственный, кто не сводил с ее сыночка налитых кровью глаз, заметил его перешептывания с Аэрис и тут же начал качать права.

— Они переговариваются! — простер он руку в сторону Аэрис и Ивана. — Я требую, чтобы ему никто не помогал! Он должен сам заставить вырасти росток! Без посторонней помощи!

— Слушай, родное сердце, что ты все орешь? — приблизился к нему Варгул. — У меня вон поясницу прихватило. Болит, зараза, спасу нет, и то молчу. Ой, как скрутило!

Барон сложился пополам, «случайно» заехав локтем под дых Легрею.

— Ап… ап… — Кардинал тоже согнулся пополам и, выпучив глаза, начал ловить ртом воздух.

— Ой, прости, твое святейшество. Ей-богу, не нарочно.

Варгул разогнулся и как ни в чем не бывало, бодренькой походкой отошел в сторону. Воспользовавшись заминкой, Аэрис успела шепнуть сыну:

— Мысленно представь себе этот дом. Я верю, что росток тебя послушается. Ведь это росток императорского дерева!

— Прошу оставить обвиняемого одного с его ростком, — вынужден был дать команду Дивмар.

— Да, — подхватил Иван, — считаю требование прокурора справедливым. Прошу всех отойти подальше. Освободите строительную площадку. Я буду строить дом.

Все посторонние послушно удалились. Луг был такой большой, а трава на нем такая высокая, что скоро они скрылись с глаз, оставив юношу наедине с ростком. Он неловко потоптался, не зная толком, что с ним делать. Садоводством не занимался никогда. Прошелся наугад вперед, наткнулся на малинник. Было колко. Иван решил дальше не идти и заняться посадкой прямо здесь. А чем копать? Юноша с досады чертыхнулся. Меч у мамы. Кажется, придется дерн руками рвать. Тяжко вздохнув, Иван взялся за дело. Отставив в сторону корзинку, начал драть с корнем траву. К счастью, трава росла на слегка влажном, из-за близости реки, плодородном грунте, и он достаточно легко расчистил место для посадки, голыми руками вырыл ямку и сунул в нее росток вместе с комлем земли, извлеченным из корзинки. Покончив с этим, отошел в сторону и полюбовался на результаты своего труда. Росток уверенно сидел в земле. Одна беда: расти буквально на глазах, как в доброй русской сказке, вверх не собирался. Иван понял, что чего-то не хватает. Покопавшись в памяти, он вспомнил, как в программе теленовостей увидел президента, втыкающего в землю саженец. Потом он, кажется, ногами землю притоптал…

Ну, раз такой авторитетный человек ботинок не жалел, то чем Иван-то хуже? Парень вернулся к саженцу и обработал все вокруг ногами. Снова отошел. Не помогло. Саженец упорно сидел в земле, не подавая признаков активной жизни. «Мама говорила, чтоб я что-то там представил», — вспомнил император, закрыл глаза и начал представлять, как маленький росток ползет все выше, выше и вырастает в дерево… Открыл глаза. Росток не вырос ни на йоту.

— Ну ты зараза! Какое же ты к черту императорское дерево, раз императора не признаешь?

Росток молчал, и Иван снова начал думать. Если ему не изменяла память, саженцы на первых порах чем-то удобряли и вроде поливали. Из удобрений в его голове вертелось лишь одно название — мочевина. Что это за фигня, он не знал в упор, но определенные ассоциации имелись. Заодно и за водой бежать не надо, сообразил Иван, воровато огляделся и взялся за штаны. Однако снять их не успел.

В кустах неподалеку вдруг что-то зарычало, заворчало. Юноша отпрыгнул в сторону и ахнул, выпучив глаза. На его глазах огромный заяц вытаскивал из малинника за куцый хвост медведя. Косолапый явно был напуган, но все же огрызался.

— На!

Удар у зайчика поставлен был на славу. Медведь с утробным рыком проломился сквозь кусты, вихрем промчался по лужайке, продрался сквозь оцепление суда большого круга Серебряного Тиса, плюхнулся в воду, переплыл речушку и скрылся в спасительном лесу.

— Ирван! Ты живой? — донесся до Ивана крик испуганной Аэрис.

— Все в порядке! — откликнулся Иван, не сводя глаз с бешеного зайца. — Медведя из малинника спугнул. Оставайтесь все на месте.

Заяц фыркнул, шмыгнул носом и расплылся в незаячьей улыбке, обнажив огромные незаячьи клыки.

— Какие кролики здесь водятся… — пробормотал Иван.

Ему бы испугаться, но страха почему-то не было.

— Кролик? Я вроде под зайчика косил, — удивился зайчик. — Ну как я тебе, император? Впечатляю?

— Еще как!

— На это и расчет. Медведь, как меня увидел, полмалинника удобрил. Чуешь запашок? Даже отбрыкиваться не посмел. Э! Господин, да ты меня никак не узнаешь?

— Ну… как тебе сказать… — Иван присел на корточки, задумчиво погладил нежные листки саженца. По телу прокатилась мягкая волна исходящей от него магии, и с глаз императора вмиг спала пелена. Тело зайца подернулось туманной дымкой и начало трансформироваться в здоровенного, черного, как смоль, пса, за спиной которого трепетали крылья.

— Сема, ты? — обрадовался юноша, опознав в собаке Семиграла.

— Ага. Мы с Палычем тебе решили малость подсобить. Как узнали, что тебя ушастые замели, сразу в твой мир еще разок смотались, росточков палисандра привезли…

— Былое и думы оставим на потом, — решительно сказал Иван, — ты лучше подскажи, что мне с этим ростком делать? Не слушается зараза. Я уже его хотел полить…

— Для этого штаны снимать не надо, — успокоил господина Семиграл. — Есть способ лучше и надежней. Руку дай.

— На… Ай!

Иван затряс прокушенной рукой, невольно оросив росток своею кровью. Семиграл прыгнул в кусты, сложил крылья и в облике собаки рванул на всякий случай от греха подальше.

— Тьфу, зараза!

Однако злость на оборотня сразу же исчезла, как только юноша увидел, что впитавший кровь росточек встрепенулся, отвесил ему почтительный поклон и начал стремительно расти.

— Есть! — возликовал Иван. — Ой, мама!

Саженец рос с такой огромной скоростью, взмывая вверх и раздаваясь вширь, что незадачливому садоводу пришлось конкретно удирать, дабы не раздавило. Ему бы мысленно представить дворец, достойный короля, но времени было в обрез, а в голову, кроме пошлейших анекдотов про жилища новых русских на Рублевке, ничего не приходило. Мелькали, правда, хаотичные картинки Лувра и Версаля, почерпнутые из фильмов о придворной жизни французских королей, но ярче всего почему-то вспомнился кадр из фильма «Властелин колец»: мерцающая в лунном свете арка золотых ворот, ведущая в лабиринт подземных гномов. Император обернулся на бегу и увидел, как у корней настигающего его гиганта разрастается дупло такой же формы, отсвечивая в ярких лучах солнца по периметру серебром, а с двух сторон проема уже вырастали створки золотых ворот.

— Атас! — проорал Иван главам эльфийских кланов, застывших в ступоре на берегу реки с отвисшими челюстями. — Раздавит на хрен! Спасайтесь, идиоты!

Он с ходу подхватил на руки мать и вместе с нею прыгнул в воду. Следом за ним посыпались эльфийская элита и иже с ними.

— Останови его, придурок! — рявкнул Дивмар, вынырнув на поверхность.

— Ой, извиняюсь. И как это я сразу-то не сообразил? — ответил император, уже стоявший на твердой почве вместе с мамой на руках с другой стороны реки.

Новое древо-дом, подчиняясь его воле, послушно остановилось возле воды, напоследок перекинув корни в виде ажурного моста на другой берег прямо к ногам своего повелителя. Противоположный конец моста упирался в створки золотых ворот.

Суд большого круга Серебряного Тиса вместе с независимыми наблюдателями (Семиграл уже успел принять вид добропорядочного еврея) выбрался из воды, и все начали ощупывать золоченые перила ажурного моста. Последними из реки выползли храмовники, волоча за собой кардинала. Он, как оказалось, плавать не умел и успел изрядно нахлебаться.

— А хогошо, что он, загаза, выжил, — обрадовался Мойша.

— Чем хорошо? — зло покосился на Легрея Маиали.

— Он мне денег должен. — Мойша задрал голову. — Ух, ё-моё!!! Ну, ты, Ирван, дал!!!

Потрясение Семиграла было настолько велико, что он забыл картавить. Верхушка выращенного императором гиганта терялась в облаках, а само древо по-весеннему цвело и благоухало. Все его ветки были сплошь усыпаны цветами. Могучий ствол занял весь луг и даже смел часть леса, осмелившегося встать на его пути, но эльфов это не расстроило. Главы эльфийских кланов прыгали от радости, как дети, любуясь на растительного монстра.

— Н-да-с, — почесал затылок Иван. — Тем, кто рискнет здесь жить, уже не заблудиться. Такой минарет увидишь за сто верст. А все же я неплохо поработал.

С этим поспорить было трудно. Даже в процессе панического бегства его буйная фантазия продолжала издеваться над внешним, а возможно, и внутренним обликом императорского древа-дома. Оно все было в дуплах и пластиковых окнах. Кое-какие окна сверкали многоцветьем витражей, а с яруса на ярус вдоль ствола и веток вели подвесные мостки, сооруженные из переплетения ползучих лиан.

— Ну, ты отггохал небоскгеб, — восхитился Абрам Соломонович.

— И что же ты нам вырастил? — Ариман много повидал за свою жизнь, но с таким чудом встретился впервые.

— Дерево, как заказали, — пожал плечами юноша.

— А что внутри? — поинтересовался Дивмар.

— Да кто же знает? Что выросло, то выросло, — развел руками император. — Сами теперь разбирайтесь.

— Так, объявляю свою волю! — громогласно заявил Дивмар. — Суд над Ирваном закончен. Он оправдан по всем пунктам и отныне полноправный член эльфийского сообщества светлорожденных. Маиали, за этими господами присмотри, чтоб не удрали, — кивнул на кардинала и храмовников Душа Закона. — Нам с ними надо будет ряд вопросов утрясти. А мы пока посмотрим новый дом.

— Что встал, сынок? — ласково спросила Ирвана Аэрис. — Веди, показывай.

Иван взял из ее рук свой меч.

— Спасибо, мама, сохранила.

Кардинал Легрей обжег их злобным взглядом.

— Так вот в чем дело! Будем знать, откуда у измены ножки-то растут.

Но на его ворчание всем уже было наплевать. Главам эльфийских кланов не терпелось посмотреть на то, что прячется внутри выращенного Ирваном гиганта, и он их томить не стал.

— Ну, принимайте работу.

Золотые ворота сами распахнулись перед юношей, приемная комиссия зашла внутрь и дружно ахнула. Лувр с Версалем явно уступали по роскоши внутреннему убранству императорского древа-дворца. С расписного потолка громаднейшего зала, чьи своды подпирали белые, с мраморными прожилками колонны, свисали хрустальные люстры. На стенах висели гобелены и полотна с изображением охоты и батальных сцен. Были и портреты. Около одного из них Иван невольно затормозил. С большого полотна на него смотрела озадаченная Мона Лиза, явно пытаясь сообразить: за каким хреном ее дернули из Лувра и кто будет теперь на нее глазеть? Была, правда, одна странность в этой картине. Иван не сразу понял, какая, а когда понял, воровато втянул голову в плечи. Лицо Моны Лизы было подозрительно похоже на личико его Вианы и не имело ничего общего с лицом Джоконды Леонардо.

— Знакомая? — затормозил возле Ивана Мойша.

— Ага.

— Кто такая?

— Мона Валя.

Тут его внимание привлекли возбужденные голоса эльфов с другого конца зала. Они столпились около огромного бассейна, которого при входе он сразу не заметил. В нем кто-то фыркал и плескался. Император с Мойшей подошли поближе.

— Ирван, что это за зверь? — спросил изрядно ошарашенный Дивмар.

— Да-а-а… вроде как бегемот, — почесал затылок юноша.

— Откуда он тут взялся?

— Приплыл, наверное, река же рядом. — Ничего умнее в данной ситуации Иван придумать попросту не смог. Подвел его, однако, анекдот про нового русского, в чьем скромном кабинете стоял аквариум, в котором вольготно плавал бегемот и был в нем практически незаметен. — Пошли, посмотрим, что там дальше?

Приемная комиссия не возражала. Внимание гостей привлекла отъехавшая в сторону и исчезнувшая в толще стены дверь, мимо которой они в тот момент проходили. Эльфы, воспользовались гостеприимным приглашением, вошли внутрь, и дверь за их спинами закрылась. На потолке вспыхнули лампы. Нет, электричеством здесь не пахло. Свет давали светлячки, снующие под прозрачными пластиковыми колпаками.

— Странное жилище, — удивился Ариман. — Все вроде есть: стол, стул, кровать — а окон нет. Так, а здесь что? — Глава клана Туманного Леса открыл очередную дверь и освидетельствовал находящиеся внутри комнатушки унитаз и биде. Хранитель Времени их обнюхал, потрогал, нажал случайно кнопку и отпрянул при виде хлынувший в унитаз воды. Ощупал странные конструкции еще раз. — Как мрамор, а вроде древесина.

Пока он изучал санузел, Дивмар в соседней комнате, выложенной кафелем нежно-голубого цвета, исследовал навороченную ванну с подсветкой и джакузи. И тут Иван, который тоже слегка недоумевал, заметил длинный стройный ряд торчащих из стены пронумерованных сучков и понял назначение странного жилища.

— Да это ж лифт, — обрадовался он и нажал «кнопку» высшего приоритета с цифрой двести шестьдесят пять.

Пол под ногами приемной комиссии дрогнул, и лифт понесся вверх. Из ванной и сортира выскочили Дивмар с Ариманом и вопросительно уставились на Ивана.

— До верха далеко, — пожал плечами юноша, — вот дом и позаботился о пассажирах.

Доехали, однако, быстро. На последний этаж небоскреба лифт домчал их всего за пять минут. Выйдя из него, приемная комиссия оказалась в просторном холле с удобными мягкими диванами вдоль стен. Здесь было всего одно окно и одна роскошная, обитая добротной кожей дверь. На ней красовалась табличка с лаконичной надписью «ДИРЕКТОР», выполненная золотым тиснением на белом фоне.

— Директор — это что? — поинтересовался Ариман.

— Не что, а кто. Я так понимаю, это личный кабинет начальника, — обрадовал дядю император, — главы клана Туманного Леса.

— Спасибо, племянник, — растрогался Хранитель Времени, не замечая сочувственного взгляда своего отца. — Вот не ожидал!

Ариман взялся за ручку двери, дернул, но она не поддалась.

— Не понял…

— А ты дай Ирвану попробовать, — посоветовал Дивмар.

Ивану стоило коснуться ручки, как дверь послушно распахнулась и он спокойно вошел внутрь.

Хранитель Времени был в шоке. До него наконец дошло, во что вылилась устроенная Ирвану проверка.

— А-а-а…

— Да, сын мой, — грустно вздохнул Дивмар, — клан теперь не твой. Подсидел тебя племянник. Конечно, не нарочно, но все же подсидел.

Иван, уже шуршащий внутри кабинета, этого не слышал. Он восторженно смотрел на огромный, во всю стену, экран, отдаленно напоминающий плазменную панель, и навороченный компьютер на столе. Пощупав пальцами дисплей, он понял, что конструкция живая, выращенная из какой-то биологической массы неизвестного происхождения. Затаив дыхание, юноша включил компьютер, и на экране сразу появилась вычурная надпись «Окна-2011».

В кабинет начальника просочилась приемная комиссия, косясь на плазменный экран, честно повторявший картинку с монитора.

— А это что? — робко спросила Ирвана Аэрис.

— Классная штука, мама! — восторженно сказал Иван, успевший соскучиться по цивилизации. — Интересно, в ваших лесах есть Интернет? Вот это было б круто!

Император сел за стол и кликнул мышкой ярлык подключения к сети. На экране начала проявляться характерная заставка Google, но надпись над поисковой строкой гласила иное: «Центральное Корневище». Как только заставка окончательно сформировалась, компьютер заговорил нежным девичьим голоском:

— Введите ваш запрос. Запрос можете вводить как в письменной, так и в устной форме. Наш портал оснащен самым современным устройством распознавания речи.

— Ух ты! — обрадовался Иван. — Покажи мне быстренько Виану.

— Принцесса Виана находится вне зоны действия корневой сети, — бодрым тоном отрапортовал компьютер.

— Тогда покажи ее отца.

— Король Шуахра Сексимен Четырнадцатый вне зоны действия корневой сети.

— Тьфу! Пустышка! — разозлился император. — А что ты вообще нам можешь показать?

— Пока лишь только территорию, подвластную вашему клану, император.

— Э, компьютер, — нахмурился Иван, — ты с какого дуба рухнул?

— С палисандрового.

— Оно и видно. Какой еще клан?

— Клан Туманного Леса.

— И с каких это пор я стал его главой?

— С тех пор, как вырастили имперский древо-дом на территории данного клана.

— Да брось ты дурью маяться! — разозлился Иван. — А ну-ка, покажи мне старый дом.

На экране появился подернутый туманной дымкой тронный зал, в котором совсем недавно проходило заседание большого круга Серебряного Тиса. Время для трансляции из зала суда юноша выбрал неудачное. В него как раз варнаки Варгула с влажными повязками на лицах, перекрывающими им рот и нос, затаскивали внутрь бесчувственные тела эльфов и деловито вязали их по рукам и ногам.

— Это еще что такое? — ахнул Ариман.

— Резервный вариант, — пояснил герой темной Империи, сдирая с лица бородку и усы. — Я немножечко подстраховался. Решил, что на случай, если что пойдет не так, заложники не помешают. Да вы не волнуйтесь, они просто спят… пока.

— Что значит «пока»? — вздрогнула Аэрис.

— Ну, если до заката солнца нам императора назад не отдадут, то… — Варгул выразительно чиркнул себя ребром ладони по горлу.

— Так, Ирван, немедленно кончай этот беспредел! — всполошился Дивмар.

— Да-да, конечно… — заторопился Иван, вскакивая с кресла, — …сейчас все сделаем. Но как вам это удалось? — не удержался от вопроса юноша.

— «Черемуху» пустили, — пояснил Варгул.

— «Черемуху»?

— Ну как спецназ, о котором ты мне прошлый раз рассказывал. Забыл, что ль, император?

— Вот теперь вспомнил. И сработала?

— Поначалу нет. Раз двадцать на тренировке пробовали — никто не засыпает! Пришлось к черемухе сон-траву подмешать. Без нее она почему-то не действовала. Император, не знаешь почему?

— Потом объясню. Сейчас не до того. Клан надо спасать. А то вдруг солнце ненароком раньше времени сядет. Не стоит рисковать. Сема, — император распахнул окно, — быстро лети туда. Труби отбой и приглашай-ка всех на новоселье. Пусть осваивают новый дом… главой которого будет мой дядя!

Смысла скрываться больше не было. Скромный «евгей» мгновенно превратился в черную курчавую собаку, расправил крылья и выпрыгнул в окно…

6

Великодушное решение Ивана о возврате власти Ариману было воспринято главами эльфийских кланов положительно, и они одобрительно загалдели. Лишь Дивмар, недоверчиво косясь на внука, на мгновение задумался, затем усмехнулся и что-то тихо пробормотал себе под нос.

— Отличнейшая штука этот Интернет, — потер азартно руки Варгул. — Слышь, Корневище, что надо сделать, чтобы расширить зону действия твоей сети?

— Осуществить коннект с Центральным Корневищем через правителей других земель с соизволения Владыки Леса.

Услышав про Владыку Леса, эльфы тихо охнули и замерли, выпучив на юношу глаза.

— Ну что, даете разрешение, Хранитель? — повернулся к Ариману Варгул.

— Владыкой Леса является глава клана Туманного Леса, создатель императорского древа-дома Ирван, — категорично заявило Корневище.

— Не понял, — нахмурился Иван. — Это что, бунт? Я ж приказал главой клана назначить Аримана, а значит, он и есть Владыка Леса!

— Приказ отклонен, — ответило неумолимое Корневище. — Только создатель королевского или императорского древа-дома может быть Владыкой Леса.

— Тьфу! — душевно сплюнул юноша. — Вырастил на свою голову. А все вы со своим судилищем. Ладно, дядя, я с этим чуток попозже разберусь. Что-нибудь обязательно придумаю. А пока, раз такое дело, немножко порулю, если ты не возражаешь.

— Какое я имею право возражать Владыке Леса? — судорожно вздохнул Ариман.

Все эльфы явно были в шоке, и лишь одна Аэрис сияла, восторженно глядя на сына.

— Уверяю, это ненадолго, — постарался успокоить всех Иван. — Поверьте, в мои планы не входит занимать чужое кресло. Да я и эльф-то без году неделя. Совсем недавно был обычный человек.

По рядам эльфов вновь пронесся шепоток.

— Он не рвется к власти!

— Все, как сказано в пророчестве.

— Да… Владыка Леса должен быть именно такой!

Иван не стал уточнять, что там за пророчество было у эльфов, но взял на заметку, решив разобраться с этим позже.

— Так что ты хотел посмотреть, Варгул? — спросил юноша героя.

— В свой замок заглянуть хотел. Ой… нет, уже не хочу, — спохватился Варгул, что-то вспомнив.

— А вот это уже подозрительно, — нахмурился Иван. — Теперь уже я хочу. А ну-ка, дерево, где твой коннект?

Из пола тут же вынырнул остренький росток.

— И куда этот штекер подключать, чтоб законнектиться? — опешил юноша.

— Если на него надо садиться, то я против, — заволновался герой.

На конце ростка вырос бутон и тут же распустился. Сиреневые лепестки палисандрового дерева призывно затрепетали.

— Руку на него положи, — сообразил Иван.

Варгул накрыл цветок рукой.

— Загружаю драйвер, — сообщило дерево. Лепестки цветка прошлись по пальцам героя. — Считка данных произведена. Пароль запомнен. Настройка завершена.

— Тогда показывай, — велел Иван.

— Что именно? — потребовало уточнения Центральное Корневище.

— То место, которое мой друг вдруг расхотел показывать.

— Владения фон Дерзиона, — сообщило дерево, и на экране тут же появилась одна из комнат замка барона, крупным планом показав разгневанную фурию, примотанную антимагическими веревками к креслу. В растрепанной и жутко злой девице было трудно опознать принцессу Шуахра, но Иван узнал ее сразу.

— Варгул, да ты сошел с ума! — ахнул юноша.

— А что мне было делать, повелитель? — начал оправдываться герой. — Она же только что из юбок не рвалась. Грозилась всех ушастых вырезать под корень. Ну как ее с таким настроем было брать? Всю бы операцию нам сорвала!

Тут в кадр вплыла Сильфина.

— Доченька, хоть мать-то пожалей, — начала увещевать она дочурку. — Варгул сказал, что мне глаз на эту… ну, ты сама слышала, куда натянет, если за тобой не услежу. А ты ведь его знаешь. Он слово всегда держит. Раз сказал, то обязательно натянет.

Эльфы тихонько захихикали.

— А куда он глаз хотел ей натянуть? — поинтересовался Ариман.

— Ой, дядя, лучше тебе этого не знать, — сморщил нос Иван. — Нет, чтоб чему путному у своего императора научиться. Одно радует. Он дал идею, как наладить связь. Практически со всеми кланами. Их главы сейчас все здесь, так что проблем не будет. Жаль только, связь односторонняя.

— Желаете абгрейдить? — спросило Корневище.

— Давай, — обрадовался парень.

— Выполняю.

Из стены кабинета выстрелила ветка, вырвала корзинку с ростком королевского дерева из рук «еврея» и потащила ее в стену.

— Мне за него еще не заплатили! — кинулся в погоню Абрам Соломонович. — Отдай, сволочь! Глаз на ж… натяну!

Поздно. Корзинка с драгоценным ростком исчезла в стене, а эльфы рухнули от смеха, сообразив, на что Варгул собрался натягивать глаз Сильфине.

— И этот нахватался в моем мире, — удрученно вздохнул Иван.

Тем временем картина на экране изменилась. Прямо перед креслом с девушкой из пола выполз беглый росток и начал свою работу. Стены, пол и потолок комнаты сразу преобразились. Они покрылись в первый миг листвой, затем листва втянулась внутрь, но уже не камня, а добротной древесины.

— Варгул, поздравляю, — хмыкнул Иван, — в твоем баронстве появился новый клан, и ты его глава.

— Вот только этого мне не хватало, — буркнул герой.

Виана на экране встрепенулась.

— Мама, я не ослышалась? Голоса Варгула и Ивана…

Росток нырнул обратно в пол, а вместо него в комнате вырос экран во всю стену.

— Ты не ослышалась, — ответил ей с экрана император.

— Какое колдовство! — пролепетала потрясенная Сильфина.

— Скоро оно здесь будет ширпотребом, — успокоил ее Иван. — Давай развязывай Валюшу, приводи ее в порядок, а потом сажай на свою метлу и лети с ней прямиком ко мне.

— Куда?

— Держи курс на самое высокое дерево в округе, — посоветовал император, — не ошибешься.

— Господи, Ваня… живой! — простонала девушка.

— А чего мне будет? Я тут как на курорте: отсыпался, отъедался. У меня здесь теперь собственный дворец с бассейном. В нем, правда, бегемот поселился, но, если выгнать, можно даже искупаться. Так что жду.

Иван отдал мысленный приказ, и на экране вновь оказалась заставка с надписью «Центральное Корневище».

— А как же мы? — заволновались эльфы.

— Мы тоже домик типа этого хотим.

— Бегемотов мало, — тут же откликнулся растительный компьютер, — а перемещение стоит дорого. Получите разрешение у Владыки Леса и предъявите свои королевские ростки.

— О-о-о…

— У-у-у…

— Да где ж эти ростки!

На эльфов было жалко смотреть.

— Все будет, — успокоил их Иван. — Палыч, позаботься, — приказал он Абраму Соломоновичу. — Бери из команды Варгула пару ведьм и лети с ними до своего схрона. А вам, — обратился император к главам эльфийских кланов, — рекомендую продумать заранее архитектуру древа-дома. А то вырастите такое же уё… — Иван вовремя заткнулся, виновато стрельнув глазами на свою мать.

— А базар-то не фильтруем, император, — хихикнул Варгул.

— Завянь, редиска. Скажи спасибо, что за Виану тебе холку не намылил.

— Уж лучше ты. Вот если это сделает она…

— Так, хватит пустой болтовни, — прервал его Иван, — дел еще по горло. Палыч, мухой за ростками. И прими ты в конце концов нормальный вид.

— Как скажешь, император, — склонил голову Палач, снимая с себя личину. Он сразу же раздался в плечах, подрос минимум на десять сантиметров, поправил на себе черный камзол, перехваченный в талии широким поясом с притороченным к нему мечом в роскошных ножнах. — Разрешите исполнять?

— Разрешаю. Только давай шустрей.

— Я буду здесь с ростками через полчаса.

Палач быстрым шагом покинул кабинет.

— Ну вот, через полчаса вы обзаведетесь собственными королевскими домами, — обрадовал глав эльфийских кланов Иван. — Так что тебе сегодня придется много поработать, дерево.

— Не придется, — тут же откликнулось Центральное Корневище.

— Это еще почему? — нахмурился Иван, почуяв очередной подвох.

— Пока они не присягнули на верность Владыке Леса, то есть тебе, Создатель, я вынуждено заблокировать все королевские ростки.

— А Варгул? — возмутился юноша. — Ах да… он же мой подданный.

— Вот именно, — многозначительно сказал Душа Закона. — Он твой подданный и уже имеет собственное древо-дом, хотя и не является светлорожденным. Я думаю, — обвел он взглядом приемную комиссию, — этот вопрос надо решить немедленно.

— Да! Да! — загалдели главы эльфийских кланов. — Вопрос наиважнейший.

— Надо срочно организовать собрание и по-быстрому проголосовать…

— Опять собрание, ну сколько можно заседать? — поморщился Иван, которому все это уже изрядно надоело.

— Надо, внучок, надо, — строго сказал Дивмар.

— Зал для заседаний: первый этаж, вторая дверь от бассейна с бегемотом справа, — тут же выдал справку компьютер.

* * *

Помещение, в которое их направило Центральное Корневище, подозрительно смахивало на зал заседаний Государственной Думы Российской Федерации и отличалось от него только наличием трона рядом с трибуной. Душа Закона по привычке хотел было на него сесть, но из центра сиденья тут же выскочил острый кол.

— Доступ запрещен, — любезно проинформировал его мелодичный женский голос, идущий откуда-то с потолка. — Это трон Владыки Леса.

Все сразу посмотрели на Ивана, однако император почему-то отказался на него лезть и, опасливо косясь на кол, ограничился скромным креслом в президиуме, сев между мамой с дядей. Убедившись, что кресло под ним не возражает, юноша перевел дух и только после этого указал ошарашенному Дивмару глазами на трибуну. Дескать, твоя идея, ты и отдувайся. Начали рассаживаться и главы эльфийских кланов, на всякий случай предварительно ощупывая сиденья своих кресел руками.

— Заседание эльфийских кланов под председательством императора Ирвана Первого объявляю открытым, — вновь раздался женский голос.

— Ну и деревце я вырастил, — покачал головой юноша.

— Вообще-то я не дерево, а лепестронная секретарша, — обиделось Центральное Корневище. — И попрошу мне не мешать вести собрание. На трибуну для доклада вызывается Душа Эльфийского Закона. Господин Дивмар, у нас жесткий регламент. Постарайтесь уложиться в пять минут.

Дивмар взобрался на трибуну, покосился на граненый стакан и графин с какой-то мутной жидкостью, стоящие на нем.

— Это что такое?

— Березовый сок, — отозвалась лепестронная секретарша.

— А чего мутный такой?

— Он с мякотью. Не отвлекайтесь, пожалуйста.

— Все вы знаете, — начал доклад Дивмар, — что с тех пор как был уничтожен последний королевский древо-дом, мы лишились своего владыки, и эльфийские кланы стали жить отдельными общинами, лишь изредка собираясь вместе, чтоб решить насущные вопросы. Вы видите, к чему это привело. Мы стали вырождаться. Надеюсь, все вы помните пророчество: светлорожденные воспрянут, когда потерянное дитя леса вновь вернется в лоно родной семьи и сразу же откажется от власти, которой его будут наделять, несмотря на то, что он еще младенец.

— Да.

— Да.

— Конечно, помним.

— Но он уже не младенец, — расстроился один из глав эльфийских кланов.

— Моему внуку всего двадцать лет, — ошарашил эльфов Дивмар. — Его просто воспитали люди.

Слова Души Закона заставили зал так восторженно взреветь, что исход голосования Ивану сразу же стал ясен.

— Послушай, дядя, — начал теребить он Аримана, — они ведь выберут. Как пить дать выберут. Ну на фига мне этот геморрой? Я и обычаев местных не знаю. Мне со своей Империей бы разобраться, а тут…

— Итак, у нас есть два пути, — продолжил Дивмар, — либо по-прежнему ютиться в своих жалких лачугах и покорно вымирать, либо объединиться под одной рукой, под властью дарованного нам судьбой Владыки Леса.

Тут с кресла встал один из эльфов.

— Слово предоставляется Элендилу, Другу Звезд, главе клана Серебряной Луны, — отбарабанила лепестронная секретарша.

Элендил повертел головой в поисках невидимой секретарши и, не найдя ее, недовольно крякнул.

— Я вижу, всех здесь охватила эйфория. Как же — королевские ростки. А вы не подумали об опасности такого объединения под одной рукой? Это же диктатура! А любая диктатура в конечном итоге — это социальный взрыв и война!

— Решение за вами, — спокойно ответил Дивмар.

— Я так понимаю, Создатель, Элендила вычеркиваем из списков на получение королевских ростков? — деловито спросила лепестронная секретарша.

— Да помолчи ты, дерево! — не выдержал Иван. — Дай им завалить голосование, и я отсюда побежал. И вообще, это шантаж и явный подкуп избирателей. У меня дел прорва, а я тут как дурак сижу и какие-то идиотские вопросы утрясаю.

— А если все проголосуют «за»? — поинтересовался Дивмар.

— Преемника назначу, — успокоил его Иван. — Ты пойми, дедушка, у меня действительно намечаются очень серьезные дела.

— Твоя Империя? — спросил Ариман.

— Не только. Что-то нехорошее творится в этом мире. Я порой физически чувствую чью-то злобную ауру, оплетающую сетью заговоров Шуахр, а возможно, и другие страны. Заговоры плетутся как против эльфов, так и против людей. Недавно на принцессу Шуахра были совершены нападения. Я не могу это пустить на самотек. Мне нужно во всем разобраться, докопаться до истины и уничтожить источник зла на корню.

— Замыслы, достойные истинного Владыки Леса, — загалдели эльфы.

— Да что там говорить? — вскочил со своего места старый эльф. — Какой может быть выбор? Припомните, мудрейшие, сколько за этот год в ваших лесах родилось младенцев и сколько выжило из них? Наши женщины и без того рожают редко, а тут еще из-за нехватки магии каждый второй рождается мертвым. Сколько матерей сошло с ума на похоронах своих младенцев?! Сколько новых воинов взяли в руки свой первый лук, срезанный с родного древа-дома Серебряного Тиса? А сколько за последние три тысячи лет настоящих магов родилось? Мы вымираем. Еще две, от силы три тысячи лет — и от нас останутся одни предания. Ты этого хочешь, Элендил?

— Нет конечно, — буркнул Друг Звезд.

— Ну так не разводи здесь демагогию и не сбивай всех с толку. Я лично «за». Нам выпал такой шанс начать все сызнова и возродиться!

Эльф решительно выступил вперед, приблизился к президиуму и встал на одно колено перед Иваном.

— Я, Эльрохтар, Лесной Воин, глава клана Шелестящей Травы, признаю твою власть и встаю под твою руку, Владыка Леса.

Следом за ним потянулись давать присягу остальные эльфы, не обращая внимания на возмущенные вопли лепестронного секретаря.

— Да кто ж так голосует? На кнопочки, на кнопочки давить надо! Для кого их на каждом кресле выращивали?

Все-таки не привык Иван к таким проявлениям вассальной покорности. Вид коленопреклоненных эльфов, каждому из которых была не одна тысяча лет, смутил юношу. Он поспешил покинуть свое кресло.

— Все, считайте, записал вас в пионеры.

Эльфы замерли, пытаясь сообразить, что их новый вождь имел в виду.

— Беру вас под свою руку, — поспешил успокоить своих новых подданных юноша. — Да встаньте вы в конце концов! Ну неудобно, право!

Шум за дверями зала заседаний заставил всех насторожиться.

— Куда?!! Задержать презренных! — донесся до них голос Маиали.

Дверь вздрогнула от удара с другой стороны. В руках Варгула, единственного человека, допущенного на это совещание, тут же появились метательные ножи.

— Спокойно. — Иван взмахом руки позволил двери распахнуться, и в зал заседаний ввалился кардинал с храмовниками, на которых повисли эльфы. Пара секунд борьбы — и нарушители спокойствия были связаны по рукам и ногам.

— Душа Закона, эти человечишки посмели взбунтоваться. — Голос убийцы-тени слегка подрагивал от ярости. — Они требуют… — Маиали осекся, выпучив глаза на коленопреклоненных перед Иваном глав эльфийских кланов.

— Обращайся к Владыке Леса, — сказал Дивмар, кивая на внука.

— Владыке Леса? — пролепетал ошарашенный убийца-тень.

— Если трудно выговаривается, можешь назвать его «император», — хмыкнул Варгул, засовывая обратно за пояс метательные ножи. — Или просто «господин».

— Заткни фонтан, Варгул, — отмахнулся юноша. — Вечно ты со своими шуточками. А вы встаньте, — приказал он эльфам. — Считайте, что присяга принята. Чего штаны об пол марать?

Главы эльфийских кланов поднялись с пола, а на то место, где они только что давали присягу, повинуясь знаку Маиали, эльфы бросили связанных храмовников и кардинала.

— Ну что ж, давайте расставим точки над «i», — сказал непонятную его новым подданным фразу Иван. — Ты чем-то недоволен, убогий?

Однако у кардинала уже явно упала планка, и он не в состоянии был адекватно оценивать ситуацию, так как отвечать стал не новому правителю эльфийских кланов, а его подданным.

— Вы что делаете?!! — извиваясь всем телом в попытке стряхнуть с себя путы, заорал он на эльфов. — Перед кем голову склонили? Перед полукровкой? Перед темным императором?

— Да он больной, — расстроился Иван. — Видал фанатиков, но чтобы так вот… И суд я прошел, и дерево я вырастил, а он все слюной брызжет. Такого вот развяжешь, а он кусаться начнет. И не развязывать нельзя.

— Почему, Владыка Леса? — спросил Ариман.

— Так ты там вроде договор какой-то с ним собрался заключать, — пожал плечами юноша. — Или уже раздумал?

— Нет конечно. — На губах Хранителя Времени заиграла тонкая улыбка.

— Вы… предатели! — прохрипел Легрей. — Став на сторону темного императора, вы практически объявили войну всем светлым королевствам!

Лицо Дивмара потемнело.

— Владыка Леса, позволь ответить за тебя? — с трудом сдерживая клокочущую внутри ярость, спросил Душа Закона.

— Не разрешай! — всполошился Варгул. — Ни в коем случае не разрешай, император! Эльфы за оскорбление твоего величества вмиг войну начнут. Дай лучше я отвечу! В душе я прирожденный дипломат!

— Ну попробуй, — пожал плечами юноша.

— Ах ты, козел вонючий! — тут же схватил Варгул кардинала за грудки. — Ты что, рамсы попутал? Да я тебя прямо здесь сейчас отоварю. Пасть порву, моргала выколю!

— Стоять! — рявкнул Иван.

— Шеф, я же только начал, — расстроился герой. — Дай политику партии до конца объяснить.

— Иди отсюда, дипломат хренов.

Варгул с сожалением отпустил Легрея и отошел в сторону.

— Душа Закона, давайте уж лучше вы, — повернулся Иван к Дивмару, — а то не все еще мои подданные до конца перевоспитались. У вас, может, помягче получится.

— Ага… сейчас! — Дивмар схватил Легрея за грудки и встряхнул так, что у того зубы клацнули. — Ты на кого пасть разинул, шавка? А пытку зеленого листа и первого ростка на себе не хочешь испытать?

— Де-э-эдушка… — укоризненно протянул Иван.

— Прости, внучок, — Дивмар брезгливо откинул от себя кардинала и выдохнул с невыразимым облегчением, — но так хотелось! Давно об этом мечтал. — Лицо его вновь посуровело. — Вы уже дважды нарушили закон, — мрачно сказал он кардиналу. — Вы, находясь на территории светлорожденных, неоднократно оскорбляли хозяев этой земли, пользуясь дипломатической неприкосновенностью, которую давала вам доверенность, подписанная одиннадцатью королями. Это дает нам право провести тебя в кандалах по территориям светлых государств, оглашая список твоих преступлений, требовать объяснений у каждого короля в отдельности и объявлять войну тому королевству, чьи извинения и компенсация за моральный ущерб покажутся нам неудовлетворительными.

Кардинал начал спадать с лица. Фанатичный блеск в его глазах угасал. Он явно приходил в себя, и чем больше прояснялось в голове, тем кошмарнее картина представала перед его мысленным взором. Мало того что он не добился казни проклятого императора, так еще и умудрился натравить на орден все эльфийские кланы. И не только их. Как только выяснится, что на войну со светлыми государствами эльфов толкнуло недостойное поведение кардинала, на орден Серой Мглы немедленно начнутся гонения, и нет сомнений, что всех выметут из светлых королевств.

— Но это самый нежелательный вариант развития событий, — спокойно продолжил Дивмар, — как для нас, так и для светлых государств. И мы пойдем по этому пути лишь в самом крайнем случае. Есть другой путь. Мы спишем ваши неосторожные высказывания на временное помутнение рассудка. Но сделаем это только в том случае, если вы на основании доверенности, полученной от правителей светлых королевств, подпишете с Владыкой Леса договор, согласно которому эльфы будут иметь право более активно вмешиваться в дела людей, и в ваши земли будет направлен… — Душа Закона на мгновение запнулся.

— Смотрящий, — подсказал Варгул. — Пусть он их там всех построит.

— Да ты заткнешься или нет? — шикнул на него Иван.

— Прошу прощения, Владыка Леса, — повернулся к внуку Дивмар, — а как перевести «смотрящий» на нормальный язык?

— Ревизор.

— А это что такое?

— То же самое, что и смотрящий, — пояснил Иван.

— Ага… — похлопал глазами Дивмар и вновь обратился к кардиналу. — Итак, в ваши земли будет направлен ревизор.

— Это что-то вроде посла, — решил дать дополнительные разъяснения император.

— Во-во, — закивал головой Дивмар, — я просто со злости забыл, как это называется.

— Только с более широкими полномочиями, — дополнил Иван. — Он будет следить за соблюдением прав эльфов, людей и исполнением как законов, так и заключенных с эльфами договоров. В случае малейшего нарушения любого из вышеперечисленных пунктов он обязан будет сообщать об этом в местные органы власти, и, если они не предпримут никаких действий для исправления ситуации, ревизор будет уполномочен заявить королю от имени Владыки Леса ноту протеста. В случае, если в силу каких-либо причин такой возможности ревизору не представится, то он будет иметь право действовать по своему усмотрению для восстановления закона и порядка.

— Как излагает! — восхитился Варгул. — Вот что значит настоящий император!

— Вот что значит юридическое образование, — поправил его Иван. — Два года лямку в академии тянул.

— Так какой вариант развития событий вы принимаете, господин Легрей? — спросил Дивмар.

— Второй, — нехотя буркнул кардинал.

— Прекрасно, — кивнул Иван. — И еще одно. В связи с тем, что из ваших уст прозвучали недвусмысленные угрозы в адрес Сексимена Четырнадцатого, доведите до сведения главы своего ордена, что эльфийские кланы берут под защиту Шуахр и правящую им королевскую семью, о чем с нашей стороны будет доложено непосредственно Сексимену Четырнадцатому. С этого момента орден Серой Мглы на территории данного государства является персоной нон-грата. В течение трех суток все его представители должны покинуть Шуахр. Не подчинившиеся данному требованию члены ордена будут заключены в тюрьму, либо, в случае сопротивления, уничтожены на месте! — жестко сказал Иван. — И не попадайтесь больше на моем пути. Отныне церемониться с вами никто не будет!

— Я словно снова слышу Иштара Второго, — восторженно выдохнул Варгул.

— Вот именно что Иштара Второго, — не выдержал опять Легрей. — Стоило ему здесь появиться, как его Империя перешла в наступление.

— Чего? — насторожился Варгул.

— Люди темного императора нападают на отдельные отряды войск союза двенадцати на границе с Ванденсией, вот чего! — опять начал входить в раж кардинал. — Что, не верите? Хотите, последнее донесение покажу?

— Хочу! — резко сказан Варгул. — Еще как хочу. Ванденсию все это время охраняло заклятие кольца, и ей не было нужды обороняться. Войска союзников напрасно там топтались семьдесят лет, а теперь вдруг нападения? Я точно знаю, что без приказа императора никто не посмеет сделать вылазку, а приказа такого не поступало.

— Тогда развяжите меня, я докажу.

— Развяжите, — приказал Иван Маиали, — ему все равно еще договор подписывать.

Убийца-тень освободил руки Легрею. Тот вытащил из складок своей сутаны черный кристалл и активировал его. В воздухе, прямо напротив трибуны зала совещаний, возникли призрачные фигуры воинов, схватившиеся в жаркой схватке. Они бились в теснине мрачного ущелья не на жизнь, а на смерть. Отряд в зеленых камзолах пехотных войск союза двенадцати отбивался из последних сил от воинов в черных доспехах. Один из них размахивал штандартом с изображением черного дракона на голубом фоне. Свистели стрелы, звенели мечи, лилась кровь.

— Что на это скажешь, Варгул? — тревожно спросил Иван своего друга.

— Ну-ка, шеф, затормози изображение. Сможешь?

— Не знаю, — пожал плечами юноша, — не пробовал.

Кристалл послушался. Мало того, он, повинуясь мысленному приказу императора, вырвался из рук кардинала, завис в воздухе и изображение застыло.

— В доме и стены помогают, — удовлетворенно хмыкнул парень.

Варгул начал внимательно рассматривать застывшие фигуры.

— Точно. Это не наши люди, — с облегчением выдохнул герой.

— Что значит «не наши»? Ты на флаг их посмотри и на доспехи! — заорал Легрей.

— Подстава. Причем дешевая подстава, — отмахнулся Варгул. — Я это сразу, пока они еще бегали, понял. Наши люди так в бою не двигаются. У них другая выучка. И стрелы не той длины. Они короче. Мы делаем тяжелые стрелы, из дуба, а эти сделаны… — герой присмотрелся к застывшей в полете стреле, — …из липы.

— О! Нарвались на липовое производство, — усмехнулся Иван.

— Ага. Да и оперение наши мастера делают из перьев горного орла, а у этих самозванцев стрелы с перьями каких-то дятлов. Нет, не наши это люди.

— Можешь определить, чьи? — поинтересовался Иван.

Зависший в воздухе кристалл на мгновение вспыхнул и осыпался на пол черной трухой. Картина призрачного боя растаяла в воздухе.

— Кто-то очень не хочет, чтобы мы докопались до истины, — выразительно уставился на Легрея Ариман.

— Ну, хватит, — разозлился император, — составляем договор. Пусть подписывает и катит отсюда к чертовой матери.

— Ирван, — укоризненно покачала головой Аэрис.

— Да ну, мам, конкретно надоел, — досадливо поморщился Иван. — Пусть валит.

С потолка спустилась длинная ветвь, унизанная зелеными листьями. Листья начали белеть и расширяться до тех пор, пока не превратились в свитки.

— Договор в количестве двадцати двух экземпляров подготовлен с учетом всех ваших пожеланий, Владыка Леса, — бойко отрапортовала лепестронная секретарша.

— Почему двадцати двух? — не сразу понял Дивмар.

— Договор с каждым из одиннадцати государств составлен в двух экземплярах.

— А может, с орденом такой же договор составим? — хихикнул Варгул.

— Умолять будут, не соглашусь, — брезгливо поморщился юноша, обрывая ветку. Нащипав нужное количество договоров, император залез с ними на трибуну, которая уже вырастила чернильницу-непроливайку и вытолкнула из своих недр пару гусиных перьев. Парень, не откладывая дела в долгий ящик, поставил свои росчерки на документах. — Я с такой мразью дела не имею. Этот орден, к тому же, не государство, чтоб с ним заключать договоры. Подписывай, — приказал он кардиналу.

Скрипя зубами, Легрей подмахнул свитки.

— Не забудьте заверить документ своей печатью, — напомнила лепестронная секретарша.

— Обязательно… Э! Куда?

Золотые дракончики тут же взялись за дело. Один из них, покинув медальон, выскочил из-за пазухи, другой спрыгнул с рукояти меча, третий — с кольца. Лихая троица шустро отштамповала документы и вернулась обратно на насиженные места.

— Три в одном, — хмыкнул Иван, — рассматривая элегантные оттиски на документах. — Прямо Змей Горыныч какой-то получился. — Юноша отделил из общей стопки свои экземпляры, остальные сунул кардиналу.

— А теперь гоните их в три шеи! — приказал он Маиали. — Разрешаю напоследок дать пинка под зад. Только по голове не бить. С этим органом у них и так проблемы.

— Сынок! — расстроилась Аэрис.

— Они сюда пришли незваными гостями, мама, — твердо сказал император. — Пришли не с миром, а с войной. Пусть радуются, что остались живы.

Воины Маиали восприняли приказ Владыки Леса с воодушевлением и пинками погнали к выходу незваных гостей.

— Вот так их и гоните до границ нашего леса. — Маиали закрыл за ними дверь и застыл возле нее с двумя воинами охраны.

— О чем задумался, мой император? — весело спросил герой.

А Иван действительно задумался. Демарш дракончиков натолкнул его на одну идею.

— Слушай, раз я Владыка Леса, да к тому же император… чего я дурака-то валяю? Все ж так просто! — Юноша выхватил из ножен меч и воткнул его в пол. — Давай, ребята, на первый, второй, третий рассчитайсь! Я сейчас повелевать начну.

Дракончики с кольца и медальона прыгнули на рукоять меча, присоединяясь к своему собрату, и завращались на навершии рукояти в бешеном ритме, слившись практически воедино. Главы эльфийских кланов замерли, с любопытством глядя на своего повелителя.

— Хочу, чтоб наступил мир во всем мире! — торжественно сказал Иван голосом трибуна, вещающего на первомайской демонстрации.

Дракончики тут же перестали вращаться, посмотрели на хозяина как на идиота, удрученно вздохнули и полезли обратно каждый на свое место.

— Как ты думаешь, сработало? — неуверенно спросил Варгула юноша.

— Сомневаюсь, — почесал затылок герой.

— В компетенцию драконов не входит выполнение заданий глобального масштаба, — тут же дала справку лепестронная секретарша. — Их основная функция — защита своего хозяина и выполнение мелких поручений, по крайней мере, до тех пор, пока вы не коронуетесь в своей Империи.

— Еще одно доказательство того, что он не мог отдать приказ войскам Ванденсии о нападении, — с удовлетворением отметил Душа Закона. — Так как не вступил пока в свои права.

— Обломали, гады, — расстроился Иван, закидывая меч обратно в ножны.

За дверью зала совещаний опять начался шум, гам и вопли. Воины охраны насторожились. Герой метнулся к входу, отодвинул Маиали в сторону, приоткрыл сворки, выглянул наружу и тут же закрыл их, навалившись всем телом на дверь.

— Оу-у-у… Шеф, а у тебя запасного выхода здесь нет? — спросил он Ивана, глядя на императора шальными глазами.

— Что? Нападение? — вскочил со своего кресла Ариман.

— Можно сказать и так.

Главы эльфийских кланов повскакали со своих мест и приготовились к обороне, крепко сжимая в руках магические посохи. Эльфы охраны срывали с плеча луки и торопливо накладывали стрелы на тетиву.

— Да не поможет это!!! — завопил Варгул. — Там бабы с ребятенками и кое-кто из них даже на сносях!

— Что за чушь? — сверкнул глазами Ариман. — Что делают здесь люди?

— Какие люди?! Там ваши ушастые бунтуют. По-моему, они с ума сошли! Я с озверелой толпой баб воевать не подряжался. Шеф, ну их всех на хрен, тикаем!

— Из собственного древа-дома? — возмутился юноша. — Все в сторону! Освободить проход!

Охранники с Маиали и Варгулом шарахнулись от двери, которая тут же распахнулась, и в нее ввалилась толпа эльфиек с младенцами на руках. Судя по голосам за их спиной, мужья красавиц значительно отстали от своих жен. На глазах эльфиек блестели слезы. Слезы счастья. Варгул ошибся: это был не бунт. Эльфы вопили не от бешенства, а от восторга. Это был клан Туманного Леса в полном составе.

— Вы что, с ума сошли? — рявкнул ни них Ариман.

Гул голосов начал затихать.

— Прошу простить нас, Хранитель Времени, — вышел вперед один из эльфов, — но наши жены просто потеряли головы, как только поняли, какой вы вырастили им новый древо-дом. В нем столько магии, что…

— Благодарите за него Владыку Леса, — указал на Ивана Ариман. — Императорский древо-дом вырастил он. Благодарите и молите о пощаде!

Гомон окончательно затих. Несколько мгновений шокированные эльфы пялились на императора, а потом, резко спав с лица, один за другим и по нескольку сразу начали падать на колени.

— Прости, Владыка Леса, мы не знали! Пощади, если не нас, то хотя бы наших детей.

— За что простить? — опешил юноша. — Да встаньте вы с колен, что за дела?

— Вам только что было нанесено страшное оскорбление, — хмуро буркнул Дивмар.

— Какое?

— Нарушение субординации. Обратившись не к вам, а к бывшему главе своего клана, они тем самым нарушили все нормы эльфийской этики и морали. По нашим законам наказание за такие проступки…

— Не вздумай только ляпнуть «смерть»! — рассердился юноша. — Господи, какая чушь! Во-первых, о смене власти им никто не сообщал, а во-вторых, здесь не казарма и не плац, чтоб щелкать каблуками и есть глазами начальство. Так, дамочки, быстро встали с пола. Вы тоже, господа. Лизоблюдство не терплю. Можете продолжать радоваться жизни. Да, если что-то от меня хотели, то излагайте. Готов выслушать.

Судя по тому, с каким облегчением выдохнули эльфы, за нарушение субординации здесь карали очень строго.

— Владыка Леса, — донесся чей-то женский голос из толпы, — а жилье когда будут распределять?

— Ой, — расстроился Иван, — а вот о коттеджах я и позабыл.

— Каких коттеджах? — не понял Дивмар.

— В которых члены клана будут жить.

— А разве они будут жить не в этом доме? — насторожился Ариман.

— Стоп, — замер юноша. — Вы хотите сказать, что весь ваш клан жил раньше скопом в одном доме?

Почти все время до суда он провел со своей мамой, не замечая ничего вокруг, а потому о быте эльфов многого не знал.

— Серебряный Тис — неважная замена королевскому дереву, — с грустным вздохом пояснил племяннику Ариман, — но магия в нем все же есть, а потому, чтобы выжить, каждому клану приходилось ютиться в общем доме, черпая из него остатки магии.

— Ни фига себе! Как в муравейнике, коммуной жили? Не, так дело не пойдет. Жилплощадь здесь, конечно, огромадная, на кучу кланов хватит, но я принципиально против коммуналок. Был как-то в студенческой общаге для семейных. Тихий ужас!

Эльфы начали стремительно бледнеть.

— Владыка Леса, — взмолился Ариман, — не отнимай у нас последнюю надежду, в старом доме твой клан рано или поздно ждет смерть.

— Да ты не понял, — успокоил дядю юноша, — не собираюсь я никого отсюда гнать, просто для удобства предлагаю расселить наш клан по современным благоустроенным квартирам а-ля коттедж. Эй, секретарь, пересчитай по-быстренькому семьи и сделай все по уму. Тебе, надеюсь, объяснять не надо?

— Заказ принят к исполнению, Создатель, — промурлыкала лепестронная секретарша. — Центральное Корневище подключает программу «Домостроительный комбинат». Реализацию заказа можете наблюдать по мониторам, чтобы по ходу дела вносить корректировки.

Стены зала совещания украсились множеством мониторов, один из которых, самый большой, показывал вид сверху. На нем отчетливо было видно, как вокруг императорского древа-дома зашевелилась земля. Это гигантский палисандр, как щупальца, раскидывал свои корни вширь. Вот один корень за рекой выпустил из земли росток, вот метрах в ста от него вылез из земли другой, затем появился третий. Они вьюнками поползли по стволам деревьев лиственного леса вверх и, достигнув их крон, тут же начали расширяться, переплетаться ветками, превращаясь в покрытые сверху донизу зеленой листвой коттеджи с мансардами. Еще пара мгновений — лопнули бутоны, выпустив сиреневые лепестки. Палисандровые коттеджи, как и их древо-мать, по-весеннему расцвели на радость восхищенным эльфам. Над старым лесом словно появился второй этаж, состоящий из разбросанных в хаотическом порядке коттеджей, между которыми были перекинуты ажурные мостки. А первые ростки превратились в винтовые лестницы, ведущие к новым жилищам эльфов наверху.

— Семь тысяч лет живу на этом свете, но впервые вижу такую красоту. — В глазах Дивмара стояли слезы.

— Рамодановские ДСК бы с такой скоростью работали, — вздохнул юноша, любуясь на выросший вокруг его дворца городок. — В них магии хватает, секретарь?

— Магический фон дочерних ответвлений дома строго соответствует магическому фону Центрального Корневища, — доложила лепестронная секретарша.

— Значит, порядок. Идите, выбирайте себе дом по нраву и заселяйтесь, — приказал Иван своим новым подданным. — Коттеджи типовые, так что, я думаю, не передеретесь. А внутреннее убранство, если что не так, сами переделаете по своему вкусу.

Эльфы клана Туманного Леса, возбужденно гомоня, помчались выбирать себе дома.

— Ну, слава богу, с этим мы разобрались, — облегченно выдохнул Иван. — Осталось дождаться Валю, Палыча, раздать всем главам кланов по ростку — и можно собираться в путь-дорогу.

— Вы куда-то собрались, Владыка Леса? — заволновался Ариман.

— Да. Не знаю, какой из меня выйдет Владыка Леса, но ревизор, я думаю, получится прекрасный. Да и Империю свою пора навестить. Заждались меня уже там.

— Боюсь, что не получится, — сочувственно вздохнул Душа Закона.

— Почему? — нахмурился Иван.

— Ни один глава клана, а тем более глава клана, являющийся одновременно Владыкой Леса, не может покинуть свой лес до тех пор, пока у него не появится наследник. Дом не отпустит тебя.

— Вы охренели?!! — завопил Иван. — Пока Валька мне родит… Да это ж целых девять месяцев ждать!

— Ну, это от одной жены, — возразил Варгул, — а вот эльфы тебе девять подгонят…

— Да пошел ты со своими шуточками! — взорвался юноша. — Девять месяцев! А мы с ней еще даже не женаты.

— В словах твоего вассала есть частичка правды, — сокрушенно вздохнул Дивмар. — По законам леса ты имеешь право жениться только на эльфийке.

— У-у-у… — схватился за голову Варгул, — вот теперь я тебе точно не завидую. Шеф, ты попал. Крупно попал.

7

— Эльвара ревизором! — бушевал Иван, бегая по кабинету. — Да как они посмели?!!

Его дружная команда молча наблюдала за мечущимся по комнате шефом, не рискуя открыть рот. На заседании, которое шло практически уже четвертые сутки с перерывами на приемы пищи и сон, кроме императора присутствовали: Палыч, Сема, Виана, Сельфина и конечно же Варгул.

— В связи с тем, что Владыка Леса на данном этапе невыездной, — тут же внесла ясность вездесущая лепестронная секретарша, — совет эльфов имел полное право…

— Да пошло это их право! Этот дурачок с его дикими понятиями эльфийских норм морали таких дров там наломает! А я здесь как на привязи сижу!

Все, кроме Вианы и Сильфины, удрученно вздохнули. Их тоже, в отличие от прекрасной половины, присутствующей на заседании, не устраивало такое положение дел. Они томились в эльфийском клане Туманного Леса уже неделю, из которой первые три дня ушли на попытки подорвать из этого проклятого леса. Но, как они ни бились, все тропы выводили императора обратно к древу-дому, в то время как сам караван благополучно продолжал движение без него.

Команда Ивана пыталась даже вывезти его на метле, но метлы отказывались подниматься, как только ведьмы подсаживали на них императора. Не помогла и хитрость. Накатал официальную бумагу об усыновлении Аримана, подписал, отштамповал дракончиками, но бумага по завершении этого акта тут же растаяла в воздухе под ехидный смешок вредной лепестронной секретарши, пояснившей, что дядя, согласно эльфийскому законодательству, усыновлению не подлежит. И что он только не делал: пытался передать власть деду, матери, двоюродному брату, пытался даже срубить дерево, но дерево не поддавалось. Отчаявшись, попробовал подсадить вирус в базу данных Центрального Корневища, но программист из него был паршивый, а потому все усилия пропали втуне.

— Даже если бы Валька была эльфийка, все равно девять месяцев ждать… Да какие, к черту, девять месяцев, если моя золотая ни в какую, а силком я ее в постель не потащу! — Обжег юноша взглядом подругу. — Воспитание, пардон, не позволяет.

— Правильно у эльфов дело поставлено, — высказала решительное одобрямс эльфийским законам Виана. — Без меня ты отсюда никуда не пойдешь.

— Это еще почему? — возмутился Иван.

— Да ты там без меня загуляешь!

— Тебе не об этом надо думать, — хмыкнул Варгул. — Как бы он здесь не загулял.

— Я ему загуляю! И потом, как выходить замуж без благословения родителей?

— Я свое тебе уже дала, — тут же откликнулась Сильфина.

— А папа?

— Могу я за него, — вызвался Варгул. — Мы с твоей мамой теперь дружно живем…

— Да что толку-то? — вздохнул Палыч. — Получите вы благословение или нет — никакой разницы. Императору наследник нужен от эльфийки. Кстати, шеф, а бабы эльфов сколько ходят на сносях?

— Не имеет значения! — зашипела на него Виана, сразу став похожей на рассерженную кошку. — Император женится на мне!

— И будет тут с тобою сидеть вечно… — закручинился Сема.

— А Эльвар уже небось к границе с Лугонией подбирается, — простонал Иван. — Так, Варгул! Ты у меня вроде в советниках числишься?

— Ну?

— Баранки гну! Я иду освежиться, пока не лопнул тут от злости, а ты чтоб через час нашел мне выход из создавшегося положения!

— А если не найду?

— Уволю! Это, кстати, касается всех.

— И меня? — опешила Виана. — Как ты можешь уволить меня?

— Если император увольняет невесту, то ей приходится мириться со статусом любовницы…

— Ах ты, мерзавец!!!

Император успел выскочить за дверь, прежде чем об нее разбилась табуретка.

— Час! Все слышали? Даю вам ровно час! — крикнул Иван из-за двери, не рискуя заходить внутрь, после чего быстро спустился по лестнице на первый этаж и направил свои стопы в сторону банного комплекса.

Надо сказать, что банный комплекс в его новом доме был просто великолепный. В нем было все: и бассейн с джакузи, и массажные, и комнаты отдыха с бильярдными столами, и сауны, и парилки в варианте чисто русской бани.

— Желаете освежиться? — полюбопытствовала лепестронная секретарша, как только юноша взялся за ручку двери.

— И заодно помыться, — буркнул Иван, вваливаясь внутрь. — Весь взмок, пока ругался с этими… — Император только что не зарычал от злости.

Все-таки древо-дом он соорудил на славу. Его желание было исполнено в момент. Пока он скидывал одежду в раздевалке, бассейн в соседнем помещении покрылся толстым слоем ароматной пены.

— Между прочим, согласно эльфийскому законодательству, вы как Владыка Леса можете не только наказать нерадивых подданных, но и переизбрать совет…

— Без твоих советов разберусь! — рявкнул Иван.

— Как скажете.

Юноша покинул раздевалку, бухнулся с размаху в облако пушистой пены, и его тут же подхватили с двух сторон ласковые девичьи ручки.

— Вам спинку потереть, Владыка Леса?

— Твою мать! — взвыл Иван, пулей вылетая из бассейна, и весь в пене рванул обратно, сверкая на бегу белыми ягодицами. Вслед ему смотрели обиженные мордашки вынырнувших из воды молоденьких эльфиек.

— Что, не могла предупредить? — прошипел он на бегу и попытался ткнуться в душевую.

— Вы не нуждаетесь в моих советах, — обиженным голосом ответила лепестронная секретарша. — Кстати, душ тоже занят. Вас там с утра ждут.

— Провалиться! — Император ворвался в раздевалку и стал искать свою одежду.

— А где мои манатки?

— В стирке.

— Тьфу! — Иван накинул на себя банный халат и двинулся обратно на второй этаж.

— Ну, придумали чего? — сунулся он в свой кабинет.

— Шеф, не зверствуй, час еще не прошел, — взмолился герой.

— А ты чего весь в пене? — насторожилась Виана.

— В душе было занято, — пробурчал Иван. — Ладно, работайте.

Юноша закрыл дверь, прошел в свою спальню, расположенную рядом с кабинетом, достал из стенного шкафа полотенце и полез в гардероб за сменной одеждой.

— Вам переодеться, Владыка Леса? — высунулись оттуда две полуголые девицы. — Мы вам поможем.

— Бр-ррысь отсюда!

Девиц как ветром сдуло за дверь.

— Кошмар!

Остроухие девицы на выданье в последние дни устроили на него настоящую охоту, и он не натыкался на них разве что в сортире. Не рискуя вновь соваться в гардероб, Иван сбросил на пол халат, тщательно обтерся полотенцем и решил этот час просто поваляться на кровати.

— А-а-а!!! — завопил он, откинув одеяло.

— А-а-а!!! — согласилась с ним оказавшаяся там юная прелестница в ослепительном наряде из собственной кожи.

Только Иван орал от неожиданности, а девица — явно от восторга, восхищенная его атлетической фигурой и мужским достоинством.

— Повелитель, ваша постель нагрета.

— Ну это уже слишком! — Опомнившийся император закатал живую грелку в простыню и вытолкал за дверь, дав на прощание шлепка по попке.

Где его только не ловили, а вот в постель пока еще не забирались. Только теперь он понял, что имел в виду Варгул, сказав после суда своему шефу, что тот крупно попал. Завернувшись на всякий случай в одеяло, Иван распахнул дверь.

— Так, кто тут еще прячется? Все вон!

Он не ошибся в своих предположениях. Мимо него прошествовала череда девиц, выползшая из-за портьер и из-под кровати. Захлопнув за ними дверь, Иван наконец-то смог одеться в спокойной обстановке.

— Слышь, секретарша лепестронная, — сердито сказал он, — если еще хоть раз какая-нибудь дура…

— Эльфы — свободный народ, — категорично заявила секретарша, — где хотят, там и бродят. И, пока они не представляют непосредственной физической угрозы Владыке Леса, я вмешиваться не имею права.

— Что? — возмутился юноша. — Неповиновение императору?

— Некоронованному императору, — фыркнула лепестронная секретарша. — Сам со своими бабами разбирайся. Это не моя компетенция.

— Уволю!

Что-то тихо зарычало.

— Это что на меня рычит? — нахмурился Иван.

— Что вырастил, то и рычит, — сердито откликнулась секретарша.

— Какая же ты склочная!

— Вся в тебя. По образу и подобию так сказать.

Иван понял, что ругаться с вредным Корневищем себе дороже, покинул комнату, опять спустился на первый этаж и пошел жаловаться на жизнь бегемоту, с которым успел за это время подружиться. По крайней мере, эта гигантская хрюшка не перебивала его глупыми вопросами и терпеливо выслушивала монологи Владыки Леса. И тут не повезло. Место у бассейна оказалось занято.

— Слышь, Ирван, а ты на что такую рыбищу поймал? — поинтересовалась долговязая фигура в черном саване, в очередной раз закидывая в бассейн удочку. Удочка у рыбака была довольно своеобразная: ей служила старая ржавая коса, на остром конце которой извивался огромный червяк.

— Чего? — опешил юноша.

— На что бегемота, спрашиваю, ловил? Не клюет ни хрена.

Ивану б испугаться: не каждый день в гости Смерть приходит, но он был настолько зол, что лишь сердито буркнул в ответ:

— Кончай издеваться над животным. И вообще, оно травоядное.

— И чего оно тут ест?

Иван окинул взглядом идеально чистую воду бассейна, заглянул в грустные глаза гиппопотама, следящего за ним уже далеко не травоядным взглядом, и мысленно обратился к древу-дому с просьбой подкормить зверушку. Дно бассейна тут же покрылось зеленой травой. Бегемот радостно взревел, нырнул и начал пастись на подводной лужайке.

— Слушай, Смерть, а ты чего пришла? Если за мной, то я категорически против. Мне тут терли, что эльфы по всем канонам бессмертные. Давай не будем нарушать традицию? Я еще не все взял от жизни.

— Слушай, Ирван, — в тон императору откликнулась Смерть, — ты глупые вопросы не задавай. Ты задавай по делу.

— Ага, — сообразил Иван, — решила помочь мне вырваться отсюда. А можно один вопрос не в тему?

— Валяй, — покладисто согласилась Смерть.

— Зачем это тебе?

— Скучно, — лаконично ответила Смерть.

— Скучают обычно от безделья. Хочешь сказать, народ уже не мрет?

— Ну почему же? Мрет. Кто в свой срок, кто безвременно, но как-то делают все это без души.

— Не понял, — опешил юноша.

— Да что ж тут непонятного? Работать скучно стало. Все так тривиально. Не то что раньше. У твоего отца был стиль. Вот при ком я от души повеселилась. Ты, кажется, пошел в него. Ах, как я наслаждалась, когда ты умудрился бессмертного завалить!

— Это кого?

— Сегрела. Который твоего папашу предал. Ты что, уже забыл?

— А-а-а… ну да, было дело. Так как мне вырваться отсюда?

— Очень просто, если знать эльфийские законы. Схитрили немножко твои ушастые родственники. Особенно дедуля расстарался. Не хочет старый хрыч, чтоб ты из дома уходил. Кстати, как Владыка Леса за обман можешь его немножечко того. — Костлявая рука вынырнула из-под савана и выразительно чиркнула себя по горлу.

— Ну-ка, поподробней, — навострил уши юноша.

— Облизнешься. Подробно слишком долго, — отмахнулась Смерть. — Лекцию о происхождении жизни в этом мире читать тебе не буду. Улавливай сам смысл. Знаешь, почему амулеты, созданные твоими предками в виде драконов, такую силу имеют?

— Нет.

— Драконы были первыми существами, которых создал здесь Всевышний. Потом он создал единорогов, потом людей.

— А не эльфов? — насторожился парень.

— Людей! Для них, правда, это тайна за семью печатями. Им, короткоживущим, легко было внушить, что светлорожденные чуть не первые существа, появившиеся в этом мире. Да и рядовые эльфы знают об этом далеко не все. А первым эльфом стал затерявшийся в лесу человеческий детеныш, вскормленный молоком единорога. С этим молоком он всосал магию природы, леса, научился шевелить ушами и стал бессмертным. Такие вот дела, малыш.

— Охренеть! Так все ушастые произошли от Маугли местного разлива?

— Ну, что-то типа того, — кивнула Смерть. — Слушай дальше. Людишки так здесь расплодились, что все драконы давным-давно ушли в другой, более спокойный мир. Дорожа своим бессмертием, ушли и почти все единороги, которых неблагодарный человеческий род все норовил пустить на колбасу. И только ради вскормленного ею первого человеческого детеныша мать всех эльфов каждый год в одно и то же место возвращается с новым жеребенком, чтоб вскормить его на сочных горных лугах, в надежде, что появится очередной кандидат на почетную должность Владыки Леса. Смысл понял?

— Начинаю догонять.

— Умница. С тобой приятно иметь дело. Так вот, пока священное животное, мать всех эльфов, тебя не примет и не поделится с тобой своим священным молоком, не можешь ты быть Владыкой Леса.

— Где эта рогатая живет? — Глаза Ивана загорелись.

— Вот в том-то вся и фишка, — радостно сказала Смерть. — В месте, куда уже три тысячи лет нет хода эльфам. Очень далеко отсюда. В горах Ванденсии, где расположена твоя заповедная долина, император. Прежний Владыка Леса в той давней войне погиб, а так как королевские деревья все были уничтожены, с новым Владыкой Леса у ушастеньких пошла проблема. А ты императорское древо вырастил. Дальше объяснять, светлорожденный?

— Уже не надо… Стоп, раз я не Владыка… почему тогда меня мой лес отсюда не пускает?

— Скажи спасибо дереву, которое пока что такое же безграмотное, как и ты. Откуда, думаешь, оно все знает о законах эльфов? От своего Создателя? Ты пока что в этом деле лох.

— Эти знания в него вложили… — прошептал потрясенный юноша. — Но кто?

— Припомни, в ком еще течет такая же, как у тебя, кровь, чтобы втереться к дереву в доверие, и кто у вас большой знаток законов?

— Ну, дедуля! Ща я ему…

— Одолжить косу?

— Да пошла ты! Слышь, Корневище, — заорал Иван, — срочно правь свою программу! Я теперь свободен.

— Программа заблокирована секретным файлом, доступ к которому имеет только Дивмар, Душа Закона, — бодро отрапортовала секретарша и заткнулась.

— Ну дальше ты, надеюсь, и без меня разберешься. Встретимся на границе.

— Какой границе?

— Скоро узнаешь.

Смерть закинула на плечо косу и, не утруждая себя походом через весь зал, покинула помещение прямо через стену.

— Н-да-с. Для этой красотки нет преград, — глубокомысленно изрек юноша. — И по фигу ей все наши заклинания защитной магии.

— Стерва болтливая, — сердито буркнула лепестронная секретарша. — Приперлась тут, понимаешь.

— Опаньки, — опешил император. — Э, дерево, да ты никак участвуешь в заговоре?

— Ничего я не участвую, — ворчливо откликнулась секретарша. — Просто использую предоставленную мне Дивмаром возможность задержать тебя в наших лесах.

— Ну с дедом все понятно, а тебе какой резон меня на привязи держать, редиска?

— А ты знаешь, как паршиво древу-дому без своего повелителя? — захныкала секретарша. — Думаешь, почему такой закон насчет наследников для глав эльфийских кланов принят? Обязательно либо повелитель, либо его наследник в доме находиться должен. Я ведь без тебя помру. Ты уйдешь и ищи тебя свищи, а я помру. Тысячи лет не пройдет, как засохну и помру. А ты меня еще редиской обзываешь!

— Ну, извини, дерево. Больше не буду. И не расстраивайся. Зуб даю, тысячу лет незнамо где болтаться не буду.

В голову Ивана пришла идея, и он тут же помчался претворять ее в жизнь.

— Кажется, мой домик приобрел собственную индивидуальность, — бормотал он на бегу. — Интересно, а другие королевские дома тоже достают своих хозяев?

Он ворвался в кабинет, в котором заседала его мрачная, как туча, команда.

— Ну что, придумали?

— Так час же не прошел, — опять начал канючить Варгул.

— Понятно. Все без изменений. Сема, Варгул, Палач, трубите общий сбор. Сгоняйте нашу ударную группу в кучу. И чтоб все были в походной форме здесь ровно через час. Мы выезжаем. Да, а где Виана?

— К себе ушла, — удрученно вздохнула Сильфина.

— Прекрасно. Мне как раз с ней надо по душам потолковать. Часочек нас не беспокоить.

Иван выскочил из кабинета и нырнул в апартаменты принцессы, расположенные рядом с кабинетом.

* * *

Ровно через час боевая группа императора в составе Варгула, Палыча, Семена, Златовласки, оборотня, вампира и трех веселых троллей в полной боевой готовности нервно топталась в рабочем кабинете повелителя. Лишь Сильфина сохраняла олимпийское спокойствие, небрежно развалившись в кресле. Она о чем-то думала, покусывая губы, и улыбалась своим мыслям.

— Где шеф-то, Варг? — волновалась Транька, симпатичная мохнатая тролльчиха, давно уже положившая глаз на императора.

— Отстань, — отмахнулся от нее герой.

Он нервничал, так как не знал, что задумал повелитель, а это напрягало. Подозрительная возня и всполошенные крики со стороны коридора заставили всех выскочить наружу. Они подоспели вовремя. Как раз в этот момент из комнаты Вианы выскочил Иван, захлопнул дверь и навалился на нее всем телом, сдерживая рвущуюся наружу принцессу.

— А я тебе сказал: беременных в поход не берут! Наследник должен оставаться в доме!

— Подлец! — бушевала с другой стороны двери Виана. — А какие клятвы давал, мерзавец! Никогда не прощу!

— Ну, что-то в этом роде я и предполагала, — хмыкнула Сильфина.

— Умная у меня оказалась теща, — пропыхтел Иван, с трудом удерживая дверь. — Ну, раз так, успокаивай дочку. А мне еще надо с другими родственниками поговорить. Эй! Аримана и Дивмара в кабинет директора на ковер.

— Будет исполнено, — сухо откликнулась секретарша.

— А вы чего вылупили глаза? — прикрикнул император на Олби и Долби. — Держите дверь. Видите, принцесса не в себе. Я ей там даже на всякий пожарный случай на стены мягкую обивку желтенького цвета соорудил.

Сдав вахту, юноша помчался к лифту, где нос к носу столкнулся с Дивмаром и Ариманом, спешащими на срочный вызов Владыки Леса.

— Что случилось, Ирван? — тревожно спросил Ариман.

Дивмар лишь кинул на внука настороженный взгляд и, не сказав ни слова, вошел в лифт.

— Сейчас все узнаете, — посулил юноша, нажимая на сучок-кнопку с высшим приоритетом за номером 265. Надо сказать, что Иван был страшно доволен таким поворотом дел, но старательно напускал на себя грозный вид, и вроде бы у него это получалось. — Быстрее можно, дерево? — недовольно спросил он.

Лифт резко прибавил обороты, и через пару минут все трое оказались на последнем этаже живого небоскреба. И тут…

— Твою мать!

Пол из-под ног Владыки Леса и его родственников резко рванул влево, и их впечатало в правую стену коридора.

— Землетрясение? — всполошился Ариман.

Коридор мотнуло в другую сторону, и вся троица поцеловалась с противоположной стеной.

— Нет, качка, — сообразил Иван. — Есть подозрение, что за окошком легкий ветерок. Дерево! Ты нам хоть поручни изобрази!

Древо-дом послушно вырастило на стенах коридора поручни, цепляясь за которые, Владыка Леса и его подданные добрались до кабинета. Оказавшись внутри, Иван первым делом кинулся к окну. Здесь, на почти километровой вышине бушевал ветер, гоня к древу-дому грозовые тучи.

— Небо мглою что-то кроет, где-то чем-то там крутя, — продекламировал юноша, безбожно переврав Пушкина, и тут до него дошло, какая опасность стремительно приближается к его императорскому дому. Гигантский палисандр был практически идеальным громоотводом, и скоро по нему к земле помчатся миллионы ампер, которые выжгут его внутренности дотла.

— Дерево!!! — завопил он. — Срочно приготовься к электронной атаке!

— Чего? — опешила лепестронная секретарша.

— Исполняй, дура! Сгорим к черту! Как увидишь молнию, позитронами ее дави! Хотя нет… позитроны вроде античастицы электронов. Ежели они друг с другом зафлиртуют, так шарахнет! Лучше протонами… или все же позитронами?

— Давай коннект! — рассердилось дерево, и перед носом юноши прямо из подоконника вырос цветок. Иван погладил его нежные сиреневые лепестки.

— Физику надо было лучше учить, двоечник! — облаяла его секретарша, выкачав из своего Создателя необходимую информацию. — Соки мне внутри древесины надо в диэлектрик превращать. Электропроводность из них убирать.

— Погавкай у меня. Мне эти твои проводимости до одного места. Я на юридическом учился. Ну, ты как, убрала свою проводимость?

— Не дергайся, Создатель, убрала.

— Угу… Это хорошо.

Иван плотно затворил окно, оторвался от подоконника, за который перед этим держался и плюхнулся в кресло, заняв место за компьютерным столиком. Ни Ариману, ни Дивмару при этом присесть не предложил. Они так и остались стоять возле стены кабинета, судорожно цепляясь за поручни. Со своим распоряжением он подсуетился вовремя. Верхушка древа-дома еще сильнее затряслась под напором шквалистого ветра. По окну забарабанили первые капли дождя, а потом хлынул ливень. Вокруг замелькали ветвистые разряды молний, и… все они били прямо в дерево! От громовых раскатов закладывало уши.

— Хорошо-то ка-а-ак… — в экстазе простонала лепестронная секретарша.

— Да тебя никак вставляет! — изумился юноша.

— Извращенец! — опомнилась секретарша. — Я просто подзаряжаюсь.

— А почему нас все-таки бьет? И почему мы не сгорели?

— Ствол от воды стал мокрый, — пояснила секретарша, — по нему и бьет, а дальше фигушки, дальше диэлектрик.

— Фигушки… Однако за базаром придется последить, — вздохнул Иван, сообразив от кого древо нахватало столько вульгаризмов.

Первый, самый мощный шквал прошел, и амплитуда качки резко сократилась, стала мягче.

— Как на качелях, — хмыкнул император. — Надеюсь, господа, вестибулярный аппарат у вас в порядке?

— Не знаю, что такое вестибулярный аппарат, Владыка Леса, — восторженно воскликнул Ариман, — но, как я понял, вы только что спасли наш общий дом.

— А вот подлизываться не стоит. Все равно не поможет. Я страшно зол. Лучше расскажите, как вы докатились до жизни такой.

— Вы это о чем, Владыка Леса? — спросил Дивмар.

— А вот как раз по поводу Владыки Леса я и хотел с вами поговорить. Как я, не испив молока матери всех эльфов, стал Владыкой Леса? Кто из вас этот странный факт мне сможет объяснить?

Очередной всполох молнии высветил мертвенно-бледные лица эльфов. Мгновенно спавшие с лица Ариман с Дивмаром переглянулись и, как нашкодившие школьники, начали разглядывать носки своих сапог, низко опустив голову к полу.

— Я жду! — резко сказал Иван. Ему очень не хотелось разыгрывать из себя сурового повелителя, но, если сразу не поставить близких родственников на место, потом можно будет горько пожалеть.

— Мать всех эльфов появляется только в твоей долине, император, — заговорил наконец Дивмар. — Вина на мне. Я очень не хотел, чтоб ты там оказался. Я не хочу, чтоб началась война, и ты бы разделил судьбу своего отца. Нам всем нужен живой Владыка Леса, пусть даже не испивший молока единорога, а мне нужен живой внук.

Ивану стало стыдно, но ни один мускул на его лице не дрогнул. Возможно, из него действительно получился бы неплохой актер.

— С вами все ясно. Но как же главы других кланов? Почему они почти беспрекословно встали под мою руку, и ни один из них не поднял этот вопрос?

— Какой может быть вопрос, — фыркнул Ариман, — если на кону стояли ростки королевского дерева?

Иван встрепенулся.

— О черт! Слышь, дерево! А главам других кланов ты про грозу…

— Зачем мне главы кланов? Информация передана непосредственно в вассальные корневища.

— Вассальные! Ну у тебя амбиции! Ладно. Слава богу, и это утрясли. Вопрос второй. В чью голову пришла гениальная идея назначить Эльвара ревизором и отправить его с толпой воинов в Лугонию?

— В мою, — честно признался Ариман. — А что? Мальчик подрос. Он уже совершеннолетний. И как члена королевской семьи я просто обязан подпрягать его к серьезным делам, чтоб набирался опыта.

— Опыта набираются у опытного наставника, — отчеканил юноша, начиная уже по-настоящему закипать. — Раз я пока не настоящий Властелин Леса, значит, со мной можно уже и не советоваться по таким вопросам? Так вот, если б этот вопрос решал я, то Эльвар в списке кандидатов на должность ревизора занимал бы последнюю строчку! С его высокомерием истинного светлорожденного да с нулевыми знаниями жизни и быта простых людей он в лучшем случае сложит где-нибудь на чужбине голову, а в худшем таких дел наворочает, что от нас, от эльфов, все отвернутся. Не забывайте, что он едет практически в стан врага, где против нас, эльфов, работают до конца не выявленные нами силы. В любой момент можно ждать удара из-за угла. Так вот… Ой, мама!

В кабинет вошла Аэрис. Ветер утих уже настолько, что ей удалось это сделать без помощи выращенных древом-домом скоб. Увидев понурые фигуры отца и брата, мать Ивана перевела тревожный взгляд на сына.

— Что случилось, Ирван?

— Да ерунда, мам, — вскочил из-за стола Иван, взмахом руки вырастил еще три кресла и начал усаживать в одно из них Аэрис. — Обычное совещание. Решаем производственные вопросы. А вы чего стоите? Дядя, дедушка, подсаживайтесь к столу.

Дивмар с Ариманом переглянулись и не стали отказываться от приглашения.

— А еще нас только что обвинял во лжи, — хмыкнул Ариман.

— Да-а-а… Врет, паршивец, и не краснеет, — согласился Дивмар.

— Папа, — ахнула Аэрис, — это же Владыка Леса! Как можно с ним так говорить?

— Да ладно тебе, мама, — вздохнул юноша. — Я уже все знаю.

— Высек, дочка, нас здесь только что твой сынок.

— Морально, — уточнил Иван. — Но заслуженно. Согласен?

Дивмар кивнул, признавая правоту внука.

— Да согласен. Негоже Душе Закона трактовать закон в угоду своим интересам. Я уже все исправил. Ты свободен.

— Я-то свободен, а вот вы теперь нет. Я, хоть и номинальный, но все-таки Владыка Леса и просто так уйти, оставив вас без наказания, не имею права. Порядок во всем должен быть.

Дивмар с Ариманом замерли.

— Сынок, ты это… ты не очень, — тихонько прошептала Аэрис.

— Мам, а ты ведь тоже знала об обмане, так что тебя это тоже касается. Все наказаны.

Наступившую в кабинете Ивана тишину нарушал лишь легкий стук дождя в окно да отдаленные раскаты грома вихрем пронесшейся грозы.

— Я вам такое наказание придумал, что аж самому страшно становится.

— Да не томи же ты, сынок! — взмолилась Аэрис.

— Ты, дедушка, до моего возвращения назначаешься временно исполняющим обязанности Владыки Леса, а ты, дядя, — временно исполняющим обязанности главы клана Туманного Леса. С домом, я думаю, дедушка тебе поможет договориться. Сумел же он задурить Центральному Корневищу мозги эльфийскими законами, значит, и тебе поможет с ним найти контакт.

Все с облегчением вздохнули, однако Иван своих родственников тут же обломал:

— Но это пока общественная нагрузка. А теперь главное: в наказание за обман вы все трое будете сдерживать натиск моей неве… э-э-э… жены, чтобы не дать ей удрать отсюда до моего возвращения. А то, если догонит, мне очень больно будет. И уж, пожалуйста, с ней поаккуратней. У женщин на сносях, говорят, капризов куча! Исполняйте!.. — Дивмар и Ариман с Аэрис дружно ахнули. — В помощь выделяю свою тещу Сильфину. Думаю, вчетвером справитесь. — Иван поднялся.

— А ты куда, сынок? — растерянно спросила Аэрис.

— Пошел осваивать животноводство. Надо для моей ненаглядной немного молока кобылы единорога добыть, чтоб со стороны светлорожденных не было потом претензий. Чистокровную эльфийку для Владыки Леса заказывали? Будет! Вернусь нескоро, но к родам обязательно поспею. Пока коровник построю, пока курсы дояров пройду, опять же у папаши Вальки надо благословение получить, а то как-то не по-людски поучается. Да и короноваться в моих землях не помешает. Дел, как видите, выше крыши. — Иван направился к дверям, но, что-то вспомнив, затормозил у самого порога. — Да, и самое главное: у меня наследник должен быть, а не наследница. Проконтролируйте. Когда вернусь, проверю.

— Ирван, стой!

— Что, мама?

Аэрис подошла к нему, ласково провела рукой по волосам Владыки Леса.

— Посмотри мне в глаза, сынок.

— Смотрю.

«Придет время, а я чувствую, что оно скоро придет, — раздался в голове Ивана грустный голос матери, — я попрошу тебя вот так же, как сейчас, посмотреть мне в глаза, и тогда ты выполнишь любую мою просьбу. Обещаешь?»

— Конечно, мама, — пробормотал ошеломленный император.

Аэрис смахнула со щеки слезу.

— Теперь иди. Благословляю.

Пришел в себя Иван, только оказавшись в лифте.

«Ничего не понял, но обещаю», — мысленно хмыкнул он, а затем, не удержавшись, уже вслух радостно спросил:

— Ну как я всех в бараний рог скрутил? Лихо?

— Ну положим, не всех, — ответила вредная секретарша. — Вот послушайте, что в апартаментах вашей Вианы сейчас творится.

В помещении лифта раздался грохот бьющейся посуды.

— Что это было?

— Очень дорогой сервиз, подаренный ее высочеству Элендилом, главой клана Серебряной Луны.

— А теща моя там?

— Уже там. От сервиза уворачивается. Окно, кстати, придется менять.

— Ничего. Скоро подмога подоспеет. А нам и впрямь пора отсюда линять, пока моя золотая на волю не вырвалась.

8

То, что звание Владыки Леса Иван еще не заслужил, выяснилось довольно скоро. Как ни пытался он свести тропы, у него ничего не получалось. Мохноногие лошадки чуфрской породы несли их во весь опор прямиком через лес, спеша опередить посольский караван, во главе которого гарцевал на адагорском жеребце довольный собой и жизнью ревизор. Караван ехал по довольно извилистой дороге, так что шанс настигнуть его до пересечения границы еще был. Иван на скаку сыпал отборным матом, кляня себя за самонадеянность. Надо было хоть одного нормального эльфа с собой взять, чтоб профессионально свел ему тропы!

— Не расстраивайся, император. — Лошадь Варгула поравнялась с жеребцом юноши. — Чтобы тропы свести, надо знать, куда сводить. А ты в Лугонии ни разу не был. Опять же такой уровень магии становится доступен лишь на третьем столетии обучения. Магией сведения троп даже твой двоюродный брат не владеет, хотя он и королевских кровей.

— А ты откуда знаешь?

— Я обычно хорошо готовлюсь к заданию и, когда Иштар приказал мне завалить Аримана и его семью, навел справки. А потом твой папа ни с того ни с сего снял заказ. Теперь понятно почему.

— Все будет путем, шеф, догоним! — просипел Олби.

Воздух с хрипом вырывался из легких троллей, которым пришлось вести погоню на своих двоих, так как обычные лошади их тяжести не выдерживали.

— Марчелло, проверь, до тракта далеко? Посмотри, на нем не видно каравана? — попросил Иван.

— Веня, подержи. — Вампир сунул поводья своей лошади оборотню, превратился в летучую мышь и взмыл в воздух. Отсутствовал не более минуты. Плюхнувшись опять в седло, он вновь принял некое подобие человека и заорал: — Шеф, беда! Они в засаду вляпались. До границы не доехали всего три версты.

— Правь туда!

Вампир решительно направил своего коня к месту засады.

— Их там уже режут? — деловито спросил Варгул.

— Нет, пока идут переговоры.

— Эльфы ведут переговоры с бандитами? — недоверчиво спросил Иван.

— Не, бандиты меж собой переговоры ведут.

— Сбавить ход! — приказал Иван. — Подкрадываемся осторожно, а там по обстоятельствам.

Команда была выполнена молниеносно, и через пару минут, ориентируясь на голоса бандитов, отряд вышел точно на цель и замер в густых кустах возле тракта, так и не замеченный ни одной из трех групп, выяснявших меж собой отношения. Вернее, отношения выясняли две группы, обложившие посольский караван спереди и сзади, намертво заблокировав дорогу. Посольскому каравану некуда было деться, так как лес справа и слева от него был перегорожен зыбким маревом барьерной магии, которую ничто живое не могло преодолеть. Об этом говорила пара обугленных эльфийских трупов, лежавших у дороги. То, что это были именно эльфы, говорили их луки, которые почему-то не тронул огонь.

— Всем стоять, — прошептал Иван, лихорадочно соображая, как выручить братишку, который явно растерялся.

Эльфы скукожились в узком пространстве, прикрывшись сферой защитной магии, и пытались пускать стрелы в противников, но они сгорали в невидимом поле, выставленном магами бандитов. Пока что перевес был явно на стороне разбойников. Причем разбойников не простых. Обе группы, азартно ругающиеся через головы эльфов меж собой, с пеной у рта оспаривали свое право на добычу. Что интересно, они больше смахивали не на разбойников, а на боевые отряды регулярной армии, и самое главное — обе группы имели одинаковый штандарт. На их флагах красовался черный дракон на голубом фоне. Экипированы группы были тоже соответственно: черные рыцарские доспехи и черные волнистые клинки, которыми они потрясали в воздухе, что-то доказывая друг другу до хрипоты.

— Сволочи! — прошипел Варгул. — Опять кто-то под твоих людей косит, Ирван. — Герой прикрыл глаза и на мгновение напрягся. — Храмовники, — уверенно сказал он. — Те, что сзади каравана, храмовники. Их магия на эльфов прет.

— Опять орден воду мутит. — Иван извлек из ножен меч. — Хватит с ними цацкаться.

— Шеф, их больше сотни с каждой стороны, — сердито прошипел Варгул. — А мы к тому же не знаем, кто во втором отряде твоим штандартом размахивает. Сам говорил: не зная броду, не суйся в воду. Притормози. Пока они собачатся, есть время. Дай разобраться. Лучше полог невидимости на всех нас наведи. Твои дракончики с этой задачей должны справиться.

— Как скажешь.

Игнорировать советы опытного воина император не стал. Повинуясь его мысленному приказу, дракончики завращались на навершии рукояти меча, и отряд Ивана растворился в воздухе, став невидимым для окружающего мира.

— Лучше отступитесь! — орал юркий, вертлявый храмовник. — Они наши. Темный император приказал нам взять их в плен.

— Пошли прочь, самозванцы! — орал с другой стороны дородный воин, горяча под собой коня. — Это мы верные рабы темного императора. И нам приказано уничтожить ревизора со всей его ушастой сворой!

— Нет, это мы его верные рабы!

— Варгул, — обрадовался Иван, — да это же идеальная, прямо-таки хрестоматийная ситуация. — Все накрытые пологом невидимости члены его команды исчезли для посторонних из окружающего мира, но сами они друг друга видели прекрасно. — Двое дерутся, третий не мешай. Всем стоять здесь и не дергаться, я сейчас.

Иван спрыгнул со своего коня, закинул меч обратно в ножны, слегка прикрыл глаза, внутренним взором окинул место предстоящей битвы и сразу же увидел радужные пленки магических полей как эльфов, так и обложивших их бандитов. Защитный полог посольского каравана подпитывался магической силой Эльвара и двух суровых пожилых эльфов, каждому из которых было как минимум по две тысячи лет. Блокирующие же их бегство в лес магические щиты оказались двойные. И каждая из претендующих на звание верного раба темного императора сторон подпитывала свой щит.

Искусству прощупывания чужой магической ауры Ивана никто не учил. Оно пришло к нему само собой, что было очень кстати в предстоящей битве. Спокойно обогнув щиты бандитов, юноша влез в самую гущу храмовников и оказавшись за спиной их вожака, пустил ветвистый дуговой разряд поверх защитного поля эльфов в своих мнимых подданных с другой стороны. Удар был мощный. Сразу трое всадников рухнули на землю, сраженные ударом императора насмерть. Сделав свое черное дело, Иван рыбкой ушел обратно в лес, а за его спиной уже кипела битва. Его «верные рабы», забыв про посольский караван, швырялись друг в друга через головы эльфов молниями и фаерболами под восторженные охи и ахи команды Ивана, восхищенной гениальным стратегическим ходом своего императора.

— Шеф, — азартно шептал другу Варгул, — ты, главное, потом не зверствуй. Хотя бы по одному с той и с другой стороны Палычу для допроса оставь. А то он соскучился по работе.

Под ударами ветвистых разрядов и фаерболов бандиты пачками гибли как с той, так и с другой стороны каравана, но их по-прежнему было еще очень много.

— С этим успеется. Давай сначала этих недоумков из ловушки вытащим. О! Как говорится, у дураков мысли сходятся.

Спешившийся Эльвар уже делал в своем защитном поле отверстие высотой в человеческий рост и примеривался к магическим щитам противников. Он явно прикидывал, как их нейтрализовать. К счастью, прорыв сын Аримана решил делать с той стороны, где расположилась команда Ивана, чем император тут же и воспользовался.

— Стой!

Эльвар замер.

— Кто здесь?

— Не двигайся, — шикнул на него юноша. — Здесь щит двойной. Его надо прошибать одним ударом, импульсно, и сразу прыгать. Ну на счет три. Раз, два, три!

Магическая мощь Ивана возрастала на глазах. Он с первой же попытки пробил дыры в радужных щитах, но растерявшийся Эльвар не прыгнул.

— Недотепа!

Рука Ивана сунулась в дыру и выдернула брата в лес. Защитное поле Эльвара тут же восстановилось, и, прежде чем Иван накрыл брата пологом невидимости, заросли и пробитые им дыры в магических щитах противников.

— Ирван, ты? — опешил ревизор.

— Ты ждал кого-нибудь другого? Так, в сторону, не задерживай очередь. Будем выдергивать остальных.

Но планам императора не суждено было осуществиться. Небо внезапно потемнело, воздух задрожал, над воюющими сторонами зависли два черных сгустка, и все сразу поняли, что сейчас произойдет нечто ужасное.

— Шеф, полог! — придушенно захрипел Варгул, поспешно творя заклинания.

— Ко мне, быстро! — рявкнул Иван, подтягивая к себе Эльвара.

Императора тут же со всех сторон облепили члены его команды. Юноше не пришлось даже ничего предпринимать. Дракончики все сделали за него. Почуяв грозящую хозяину опасность, они мгновенно превратились в вихрь на рукояти его меча и накрыли всех членов команды императора пологом защитной магии в сотни, если не в тысячи раз мощнее жалкой магической накидки Варгула.

— Он ушел… — донеся из первого сгустка чей-то шипящий, подрагивающий от ярости голос.

— Прости, повелитель! — завопили храмовники, спрыгивая с лошадей и падая на колени.

— Вы упустили его… — Звенящий от бешенства голос из второго сгустка заставил трепетать их противников, и они тоже поспешили пасть ниц.

— Пощади, хозяйка!

У Ивана вдруг возникло ощущение, что эти неведомые Хозяин и Хозяйка были так взбешены непрофессиональными действиями своих подданных, что со злости даже не почувствовали присутствия друг друга.

— Вы наказаны… — дружно, в унисон, прошипели они.

Двойной удар мощнейшей магии проломил защитный полог эльфов и взметнул тела светлорожденных и лжеподданных Ивана в воздух пылающими факелами. Обратно на тракт они рухнули уже обугленными головешками. Защита императора выдержала удар. Небо вновь очистилось, но дракончики почему-то не спешили снимать защитный полог и продолжали вращаться на рукояти имперского меча.

— Война… — прохрипел Эльвар, пытаясь вырваться из объятий брата, — …поднять все кланы! Война! Напасть на светлорожденного?!!

— Шеф, ноги отсюда делать надо! — Сема тревожно нюхал воздух.

— Сам знаю, — раздраженно откликнулся Иван. — Сейчас с этим бесноватым разберусь и…

Варгул ткнул пальцем в бок Эльвара, и эльф тут же обмяк на руках императора, словно из него выдернули все кости. Вслед за тычком последовал короткий удар сверху по загривку, окончательно отправивший ревизора в нокаут.

— Мерси! — Иван перекинул брата через седло, схватил коня под уздцы и потащил его за собой в лес.

Команда старалась не отставать от своего императора и норовила своими телами прикрыть его от неведомой опасности. Они успели отойти метров на двести, когда за их спинами раздался еще один удар. Как только громовые раскаты затихли, дракончики распались и шустро юркнули на свои места.

— Контрольный выстрел, — пробормотал Иван, тормозя лошадь. — Интересно, кто это такой предусмотрительный: Хозяин или Хозяйка? Варгул, твое баронство вроде неподалеку находится, значит, эти леса хорошо должен знать. Мы еще не покинули территорию моего клана?

— Еще нет.

— Это хорошо. — Юноша подошел к ближайшему дереву, положил ладони на шершавую кору и подождал некоторое время. — Вот черт!

— Что случилось? — заволновался Палыч.

— Связи с Центральным Корневищем нет. А если они и на мой дом… — Император спал с лица. — Валька! Сема, быстро проверь!

Семиграл тут же превратился в крылатую собаку и свечкой ушел вверх.

— Все в порядке, шеф, — сообщил он, оказавшись над кронами деревьев. — Стоит твой дворец. Надо же, какую домину отгрохал. Даже отсюда видно.

— У императорского дома такая магическая защита, что ее обычными молниями да фаерболами хрен прошибешь, — успокоил Ивана Палыч.

— Фу-у-у… — облегченно выдохнул юноша. — Значит, охотились на ревизора. — Иван задумчиво посмотрел на висящего поперек седла брата. — Не пойму, кому мог понадобиться Эльвар.

— Шеф, не тупи, — поморщился Варгул. — Кому этот лопух нужен? Охота идет на тебя. Ты же у нас изначально в ревизоры рвался. Крыса где-то в ваших эльфийских кланах завелась. И эта крыса, сливая информацию, не знала, что, пока ты со своим деревом за свободу боролся, вместо тебя Эльвара ревизором послали. Вот отсюда и надо плясать, вычисляя гада.

— Только этого не хватало, — пробормотал юноша.

— Что делать будем, шеф? — спросила Златовласка. — Возвращаемся назад?

— Еще чего! — фыркнул Иван. — Никому не позволю диктовать мне условия. Ревизор и его команда едет с аудиторской проверкой в ближайшее королевство!

— С таким прицепом далеко не уедем, — хмыкнул Варгул, кивая на Эльвара. — Слушай, шеф, а он тебе очень нужен?

— Что ты имеешь в виду? — насторожился юноша.

— Да прикопаем его тут по-быстренькому и…

— Даже думать не смей! — рявкнул на героя Иван.

— Жаль. А то одним наследником меньше…

— Э, маньяк! Ты не забыл, что говоришь с Владыкой Леса? Эльфы теперь свои в доску, и о них надо заботиться как о братьях наших меньших.

— Вот теперь я не понял, — почесал затылок Палыч. — Как о животных, что ли?

— Даже лучше, — вздохнул Иван.

Вообще-то он имел в виду полученную от Смерти информацию об очередности появления эльфов и людей на этом свете, но решил, что делиться ею с окружающими пока рано. Если такие товарищи, как Варгул да Палыч, перед эльфами нос начнут задирать, греха потом не оберешься.

— Варгул, карты доставай, — приказал Иван. — Надо сориентироваться на местности и проложить кратчайшую дорогу к цели.

— Да зачем нам карта? — пожал плечами герой. — Я сам живая карта!

— А меня это не устраивает. Я должен точно знать оперативно-тактическую обстановку и наше местоположение в пространстве. Карту!

Варгул сообразил, что лучше не перечить, извлек из своей безразмерной сумы затребованную карту и развернул ее на земле.

— Смотри, император, — склонился он над ней, — мы сейчас здесь. Если пройти вдоль тракта, не мозоля никому глаза, то вот в этом месте можно спокойно пересечь границу и оказаться в Лугонии, минуя все патрули. Затем на полном скаку преодолеваем Сарракскую долину, пробираемся вдоль кромки болот… — Палец Варгула делал замысловатые зигзаги по бумаге, избегая населенные пункты, контрабандными тропами пересекал государственные границы и лихо сплавлялся по рекам, уверенно приближаясь к горному хребту Тиргету, в самом центре которого лежала заповедная долина Ванденсия — оплот темной Империи.

— Варгул, ты хоть понял, что своему императору предлагаешь? — хмуро спросил Иван.

— А что? — недоуменно пожал плечами герой. — Через неделю дома будем. А потом всей силой Империи как вдарим!

— И большая сила? — поинтересовался юноша.

— За семьдесят лет женщины много воинов нарожали, — успокоил своего императора Палыч.

— И все-таки вы не поняли главного, — грустно покачал головой Иван.

— Да что не так-то, император? — заволновался Семиграл. — Прекрасный вроде план советник предлагает.

— Ну вы тупые! — возмущенно фыркнула тролльчиха. — Вашего императора только что страшно оскорбили. Убили эльфов его клана, и вы хотите, чтоб наш шеф, как заяц, петлял по кустам? Да тьфу на вас! Тоже мне, когорта бессмертных! Смотреть тошно.

— Совершенно верно, — многозначительно поднял палец Иван. — Молодец Транька. Правильно поняла политику партии.

— Да я не против хорошей драки, — начал оправдываться пристыженный Варгул. — Просто ход тактический такой…

— Ход тактический, — усмехнулся Иван. — А скажи-ка мне, советник, что это за отряды были, и почему они от моего имени домогались до ревизора?

— Так это ж подстава, шеф.

— Чья подстава? — продолжал терпеливо допытываться Иван.

— Врагов, — уверенно сказал Варгул.

— Гениальная отмазка. Каких именно врагов?

— Ну одна группа явно из ордена была, а вот вторая… — Герой замялся.

— Да какая разница, шеф? — поспешил другу на выручку Палыч. — С войсками вернемся, зачистим тут всех под ноль, и нет никаких врагов.

— Н-да-с. Два сапога пара. Маньяк на маньяке сидит и маньяком погоняет. Уважаемые дамы и господа, кто-то старательно дискредитирует нашу родину и меня лично в глазах общественности. Натравливает все так называемые светлые государства на эльфийские кланы и Империю. Войны, кстати, частенько выигрывают не силой оружия, а силой духа, и немалую роль здесь играет манипулирование общественным сознанием. Этим наши враги сейчас и занимаются. Это война, господа. Информационная война.

— И что ты предлагаешь? — спросил Варгул.

Иван выудил из кармана бесчувственного Эльвара верительную грамоту.

— Эту бумажку убираем. Козырять ею будем только в самом крайнем случае. Пусть наши враги думают, что их план удался. Ревизор и сопровождающий его отряд эльфов уничтожен. Пусть расслабятся. А мы сейчас — группа дворян, совершающая увеселительный круиз по светлым королевствам. Это возможно?

— Возможно, но есть одна проблема, — кивнул Варгул на зад Эльвара, созерцающий зенит с седла жеребца императора. — Этот ушастенький не вписывается в общую картину.

— Ушки будем подрезать, — успокоил героя Иван, — и не только ему. Однако прежде чем мы этим займемся… Сема!

— Я слушаю тебя, император, — вытянулся перед юношей Семиграл.

— Лети в наш императорский древо-дом. Он, конечно, магически защищен практически от любого нападения, но кто знает? Если там все в порядке, найди Дивмара и расскажи ему о том, что здесь произошло. О мести пусть пока забудут. Надо еще выяснить, кому мстить. Скажи ему, что Владыка Леса приказал любого члена ордена Серой Мглы, оказавшегося на землях эльфийских кланов, вязать по рукам и ногам. В случае сопротивления уничтожать на месте. То, что без ордена здесь не обошлось, нет сомнений. Туда-обратно мухой! Сколько тебе на это времени надо?

— Быстро управлюсь, — успокоил юношу Семиграл. — Ждите меня здесь. Через полчаса буду.

Сема расправил крылья и взмыл в воздух. Порывы ветра, поднятые его крыльями, привели в чувство Эльвара, и он начал слабо трепыхаться. Иван помог ему спуститься на землю.

— Что это со мной было? — удивленно спросил эльф, глядя на брата мутными, ничего не соображающими глазами.

— Под магический удар попал, — поспешил пояснить за шефа Варгул.

Эльвар взялся за шею, болезненно поморщился.

— Магия тяжелая была, — сочувственно вздохнул Палыч. — Со всего размаху по загривку ка-а-ак…

— Хватит дурью маяться, — прикрикнул на них Иван. — Дело такое, брат. Как видишь, хотя эскорт враги и уничтожили, но сам ревизор остался жив, а значит, должен продолжить свою миссию. Расскажи-ка мне, Владыке Леса, твой план дальнейших действий.

— Какой план? — захлопал глазами еще туго соображающий Эльвар.

— А у тебя что, никакого плана не было? Что ты тогда собирался делать в Лугонии?

— А-а-а… вот ты о чем… ну, я это… как в Лугонии окажусь, первым делом в столицу направлюсь, а там прямиком во дворец.

— Очень хорошо. И что дальше?

— Как что? Требую от короля полный отчет о том, как соблюдаются в его королевстве права эльфов и прочих там людишек…

— Господи, какой бред! — простонал Иван.

— Почему? — обиделся Эльвар.

— В лучшем случае этот король тебя пошлет на определенное количество букв… я бы лично послал. А в худшем случае скажет, что в его королевстве все тихо и гладко. Закон и порядок буквально зверствуют на каждом шагу. Приставит к тебе людей, которые будут водить тебя по таким местам, где все подготовлено заранее и выставляет королевство в самом лучшем свете. Куда ни поедешь, тебе будут вслед платочками махать, селянам на щечки румяна накладывать. А у селян ряхи будут вот такие, — развел руки юноша, — правда, это будут ряхи не селян, а стражников, переодетых в селян. А селян загонят куда-нибудь в леса, чтоб их и видно не было.

— Да я их всех за такой обман! — начал петушиться Эльвар.

— И что ты сделаешь? — ласково спросил Иван. — Мы еще из Шуахра выехать не успели, как целый отряд эльфов прямо в землях нашего клана положили. И на что ты рассчитываешь там? Добьют и спишут на нападение либо лихих людей, либо бешеных вампиров.

— Почему сразу бешеных? — обиделся Марчелло. — Мы народ мирный, зазря никого не кусаем.

— И что же мне делать, Владыка Леса? — растерялся Эльвар.

— Хотя бы для начала называть меня не Владыка, а Иван.

— Почему Иван?

— Потому что зовут меня так — Иван. В нашем отряде с этого момента эльфов нет.

Юноша выхватил из-за спины меч, воткнул его в землю, и на нем тут же завращались дракончики в ожидании команды. Иван прикрыл глаза, сосредоточился и отдал мысленный приказ.

— Ну до чего же ты похож на императора! — ахнул Варгул.

— Вылитый Иштар Второй! — восторженно воскликнул Палыч.

— Зеркало! — потребовал Иван.

Златовласка поспешила вручить ему свое ручное зеркальце.

— Вот такого меня Валька сразу бы узнала, — с удовлетворением сказал Иван, полюбовавшись на свою физиономию, и повернулся к брату, с которого уже слетели все внешние эльфийские признаки.

Перед ним стоял парнишка лет шестнадцати-семнадцати с тонкими, аристократическими чертами лица.

— Только что вырвавшийся из-под родительской опеки юнец, — одобрительно кивнул Иван. — Этакий мелкопоместный дворянчик.

— Прекрасная легенда, — согласился Варгул. — Могу усыновить. Будет бароном.

— Не пойдет, — возразил Палыч. — Как же он вырвется из родительского гнезда, если папаша рядом. Пусть это будет сын твоего лучшего друга… ну, скажем, барона де…

— Феленваля, — предложил Иван. — У тебя, по-моему, и бумаги соответственные есть, а, Варгул?

— Да каких в моей котомке бумаг только нет! Хоть графом, хоть герцогом заделаю любого! А Феленвалем ему быть заказано. Ты что, забыл, шеф, кто под этим именем на королевский бал пробрался?

— Ну, во-первых, это был не он, а темный император, который, сволочь такая, украл его честное имя, — успокоил Варгула Иван. — А во вторых, сам же говорил, что у тебя этих бумаг еще куча. И давай уже скорей распределяться. Нам до прибытия Семы еще свои легенды надо зазубрить…

— Чтоб скорей до кабака добраться, — прогудел Олби.

— Да-а-а… — мечтательно рыкнул Долби, — пожрать бы не мешало.

Троллям, в отличие от всех остальных, пришлось проделать этот путь пешком, вернее, бегом, так как лошади чуфрской породы их тяжести не выдерживали, а валтайских тяжеловозов, способных на такие подвиги, в Шуахре не разводили. Организмы оголодавших троллей требовали возврата потраченных в пути калорий.

— Неподалеку от границы есть отличный кабак, — успокоил их Варгул, — там и подзаправимся. Только, шеф, — герой с сомнением посмотрел на Эльвара, — ты бы своего брата насчет правил поведения в приличном обществе предупредил.

— Ты на что это намекаешь? — тут же начал закипать Эльвар. — Да мы, светлорожденные, являемся образцом поведения для всех низших рас!

— У-у-у… — расстроился Палыч, — эта редиска на первом же скачке расколется и всех нас сдаст.

— Только давай мне тут без блатного сленга, — оборвал его Иван. — Достал уже конкретно! — Отчитав героя, император перевел сердитый взгляд на брата. — Вот что, друг мой, чтобы не завалить миссию, ты должен стать человеком! Напрочь забудь о том, что ты эльф. Всю спесь с себя долой! Знаю, неудобно с непривычки. Присматривайся к тому, как ведут себя обычные люди, и веди себя соответственно.

— А если тебе человеком быть западло… — Варгул вжал голову в плечи, сообразив, что опять прошелся по фене.

— …то мы немедленно вернемся назад и сдадим тебя с рук на руки папе с мамой, — поспешил закончить за него Палыч.

Эльвар растерянно посмотрел на брата.

— Так и будет, — кивнул император. — Это тебе Владыка Леса говорит. Так каково твое решение?

— Я с вами, — обреченно выдохнул Эльвар. Бесславное возвращение обратно в клан на таких условиях покрывало его несмываемым позором. — Клянусь, я все сделаю, чтобы стать настоящим человеком.

— Отлично! Взрослеешь на глазах, — одобрительно кивнул Иван. — А теперь распределяем роли. Варгул, доставай свои грамоты и патенты. Пора всем ознакомиться со своими новыми именами.

9

Граница между светлыми королевствами — понятие довольно условное, особенно в тех случаях, когда эта граница проходит по лесным массивам. По этой символической линии, конечно, проезжали символические разъезды пограничников раз в сутки от одного поста до другого, но это была капля в море, и любой желающий мог спокойно прогуляться в соседнее государство, не обременяя таможенные службы дополнительной работой. Правда, через лесные буераки много не провезешь, а потому солидным купцам гораздо выгоднее было везти свой товар по хорошо накатанному широкому тракту, так как таможенники на границе, как только в их карманах появлялась лишняя пара золотых, практически на все закрывали глаза и тут же прекращали зверствовать.

Сегодня у таможни был не самый удачный день. После обеда как отрезало! Ни одного купеческого каравана как с той, так и с другой стороны не было. Две группы таможенников грустно взирали друг на друга через полосатые шлагбаумы, перегородившие дорогу. Навар был настолько мизерный, что даже от жен его зажимать было стыдно. Внезапно со стороны леса до них донесся подозрительный шум, который стремительно приближался к пограничному посту. Таможенники Шуахра тут же начали натягивать рукоятями тугую тетиву на арбалетах, а их коллеги по другую сторону шлагбаума схватились за мечи.

На тракт неподалеку от таможенного поста вывалилась абсолютно никакая толпа. Кто-то из них еще ехал верхом, каким-то чудом удерживаясь в седле, кто-то висел кулем, держась за гриву своей лошади, а кто-то вообще шел пешком. У одного богатыря на плече висел стройный, худощавый юнец. Судя по роскошному камзолу, явно дворянин. Другой бугай в не менее дорогом камзоле тянул за собой упирающуюся всеми четырьмя копытами лошадь на манер бурлака, прокладывая остальным дорогу. Поперек бедного животного была перекинута рыжеволосая девица, пятая точка которой созерцала с седла зенит.

— И какая сволочь сказала баронету, что его лошадь заяц? — промычал богатырь, тащивший на плече юнца.

Все, кто еще был в сознании, дружно ткнули пальцами друг в друга.

— И на хрена? Он же половину лошадей забил, пока его не остановили.

— Кто ж знал, что он так зайчатину любит? — простонал один из всадников голосом Палыча. — И ведь самых жирных выбирал. Всех валтайских тяжеловозов завалил на хрен! И кто их теперь из леса вытаскивать будет?

— Я лично не буду! — прогудел гигант с юнцом на плече. — Мне и охотника выше крыши.

Тут под одним из всадников лошадь слегка взбрыкнула. Всадник оторвался от холки, соизволил продрать глаза и увидел полосатую перекладину шлагбаума, перегородившую дорогу.

— Господа дворяне… — Иван обвел мутным взглядом свою паству, полюбовался на пышные юбки Златовласки, висевшей поперек седла, — …и дворянки. Мы добрались до Селистана! Так пересечем же границу как культурные люди! Мечи наголо! Вперед!

— Прошу прощения, уважаемый, — поспешил сказать один из пограничников, — но за этим шлагбаумом Лугония, а не Селистан.

— Тпр-р-ру-у-у!!! — заорал Иван, натягивая поводья. Слегка пошатывающийся отряд послушно встал. — Так, кто у нас ответственный за карты?

— Ик!.. Я… — пьяно икнул всадник голосом Варгула и вытащил из кармана замасленную колоду игральных карт. — Желаете сметать банчок, маркиз?

— Нет, барон, я хочу знать, куда нас занесло.

— Ща. — Барон извлек из колоды первую попавшуюся карту. — Дама треф! Маркиз, карты говорят, что впереди бордель!

— И ведь не поспоришь, — невольно хмыкнул кто-то из таможенников.

— Это нам подходит, — милостиво кивнул Иван. — Так как, говорите, ваш бордель называется? — уточнил он у вытянувшегося перед ним в струнку седоусого сержанта таможенной службы.

— Тот, в котором вы еще находитесь, Шуахр, господин маркиз, — отрапортовал сержант, — а тот, который за шлагбаумом, Лугония.

— Вообще-то мы ехали в Камакуа, — почесал затылок Иван. — Барон, черт возьми, достаньте же наконец нормальные карты!

— Ща! — Варгул убрал колоду обратно в карман, извлек из-за пазухи свиток, развернул. — Я вас люблю, — с чувством продекламировал он, — чего же боле, что я могу еще ска… Ой, это от графини. — Варгул затолкал свиток обратно за пазуху, запустил руку в седельную сумку и вытащил оттуда что-то уже действительно напоминающее географические карты. — Куда мы, говорите, ехали, маркиз?

— Вчера вроде в Камакуа, — задумчиво сказал Иван.

— Во-о-о-от, — удовлетворенно протянул Варгул. — А сегодня утром баронет изъявил желание отпраздновать свой выпрыг… не, выскок… во, выпорх из родительского гнезда в Селистане и…

— И? — вопросил Иван.

— И нам пришлось сделать небольшой зигзаг.

— Да-а-а…

— Слушайте, маркиз, а какая нам, хрен, разница, где пить? Вы в Лугонии когда-нибудь были?

— Нет.

— Я тоже. Но кабаки там наверняка не хуже, чем в Шуахре.

— Резонно, — согласился Иван. — Открывайте, — приказал он сержанту, кивая на шлагбаум.

— Видите ли, господин маркиз, — деликатно кашлянул сержант, — есть ряд формальностей…

В руки ему плюхнулся увесистый кошель, и таможенники Шуахра, не дожидаясь команды начальства, тут же подняли шлагбаум со своей стороны.

— У вас тоже формальности? — поинтересовался Иван у таможенников Лугонии.

— Если бы вы знали, какие бюрократы в конторах нашей таможенной службы сидят! — сокрушенно завздыхали таможенники принимающей стороны и тут же забыли обо всех бюрократических проволочках, как только получили свою порцию мзды от разгульных дворян.

Пьяная команда Ивана уже практически пересекла границу, когда сержант таможенной службы Лугонии внезапно проявил бдительность.

— Простите, маркиз, а вы не могли бы назвать нам имя вот того господина, — указал он на Эльвара, продолжавшего мирно дрыхнуть на плече здоровяка, под личиной которого скрывался тролль.

— Баронет Эркюль де Лордботряс! — провозгласил Иван, потом нахмурился. — А тебе это зачем, шпионская морда? Сведения секретные из нас выудить хочешь?

— Да нет, что вы, маркиз, — испугался сержант, — это я так, для проформы…

— Он небось думает, что мы его украли, — заржал Варгул, — а теперь тайно вывозим за границу.

— Тоже мне сокровище, — фыркнул Иван.

— А может, оставим его здесь? — прогудел Долби. — Чё-то мне надоело его на себе тащить. Пускай с ним таможня мучается.

— Да ты что! — возмутился Варгул. — Его папаша велел нам его уму-разуму учить.

— Вот пускай тут и поучится, — сердито сказал Марчелло. — Две недели, сволочь, не просыхает.

— Гениальная идея! — обрадовался Палыч. — Пусть здесь где-нибудь в холодной отоспится. Деньги он папашины все равно уже пропил…

— Нет, нет, — заволновались труженики границы, — просим прощения, господа, но груз такого рода на таможне застревать не должен.

— С растаможиванием потом проблемы будут, — понимающе вздохнул Иван. — Да и негоже нам, господа, своих бросать. Не забывайте, что мы его папаше обещали за ним присмотреть, проследить, чтоб чадо любимое с пути верного не сбилось.

— Это да…

— Все верно. Было такое.

— Раз обещались, надо исполнять…

Движение возобновилось. Таможенники проводили взглядом пьяную команду Ивана, под которой мотались даже кони, и, как только они скрылись за поворотом лесной дороги, начали честно, по-братски, делить содержимое ссуженных им кошелей.

— Вот жизня у людей, — завистливо вздохнул кто-то из таможенников, — ешь да пей, и никаких забот!

Тем временем «беззаботные дворяне», удалившись на достаточное расстояние от пограничного поста, мгновенно протрезвели. Правда, не все. Баронет Эркюль де Лордботряс продолжал дрыхнуть на плече у Долби.

— А по-моему, не стоило такой огород городить, Варгул, — недовольно буркнул Иван.

— Стоило, император, — категорично заявил герой. — Если толпа трезвых волочит за собой одного пьяного, это всегда подозрительно, а вот если толпа пьяных прет куда глаза глядят, то все путем. Нас никак не должны связать с магической бойней на тракте, и нарываться на случайный разъезд, пересекая границу нелегально, тоже нельзя, раз ты приказал невинных людей не трогать. А вот толпа пьяных идиотов, ломящаяся через границу, ничего, кроме ржачки, не вызовет. Ни орден Серой Мглы, ни та, вторая, сила нас с этой группой загулявших дворян связать не сможет.

— Убедил, — хмыкнул Иван. — Ну и что ты мне присоветуешь с этим поросенком делать?

— Поступить с ним так, как поступал со мной в таких случаях твой отец.

— А как он поступал? — сразу заинтересовался император.

— Есть одно заклинание, — таинственно сказал герой, — хмельную дурь из головы в один момент выбивает, а вот похмельный синдром взамен увеличивает вдвойне! Ух, как по шарам бьет! Неделю потом на водку смотреть тошно. Ему это на пользу пойдет. Это ж надо было с одного стакана так налакаться!

— А мне мальчика жалко, — томно вздохнула Златовласка.

— И мне. — В голосе Траньки звучала прямо-таки материнская забота. — Это вам, солдафонам, штоф гномьей водки усидеть — раз плюнуть…

— …а мальчик еще не целованный, — подхватила Златовласка, — да к тому же он ваше распоряжение выполнял: старался на человека похожим быть, а в кабаке все только гномью водку пили.

— Этого мы, конечно, не учли, — вынужден был согласиться Иван. — Мальчик привык к тонким винам. Гномья водка в эльфийском меню, как правило, отсутствует. Что там у тебя за заклинание, Варгул?

Герой прошептал на ухо шефу нужные слова и уставился на Эльвара, предвкушая лицезреть его мучения.

— Ну ты чего там возишься, шеф? — не выдержал он через пару минут, видя, что Эльвар по-прежнему трепыхается на плече Долби пьяной тряпичной куклой.

— Я не садист. Поближе к привалу или постоялому двору его протрезвлю, — сказал Иван. — Кстати, до ближайшего города далеко?

— Не больше часа пути, — буркнул разочарованный герой. — И не просто город, а Сакрем — столица Лугонии.

— Так близко от границы? — удивился Иван. — Хотя Питер тоже был практически на границе империи.

— Что еще за Питер? — заинтересовался Варгул. — В твоей Империи такого города нет.

— Это уже из другой оперы, — отмахнулся юноша. — Так, все завяли, Чапай думать будет.

— О чем? — рискнул уточнить герой.

— О том, как нам до настоящего главы ордена Серой Мглы добраться и разведать насчет тех ребятишек, что имели наглость недавно под моих людей косить.

— Да-а-а… это задача задач, — согласился Варгул.

Пока «Чапай» думал, герой занимался повседневными походными делами. Он себе задачу поставил уже давно и выполнял ее неукоснительно. Главной его задачей была безопасность императора, а потому он приказал Вениамеду сдать свою лошадь на попечение Траньки, которая тянула ее теперь за собой под уздцы, и заняться воздушной разведкой. Семиграл ревниво посматривал на небо, но оспаривать решение Варгула не решался. Летучая мышь, молнией носящаяся над лесом средь бела дня, вполне могла сойти за ласточку, а вот летающая собака…

Через несколько минут полета «ласточка» резко спикировала вниз и, оказавшись вновь в седле в виде человека, лаконично сообщила герою темной Империи результаты воздушной разведки.

— Табор.

— Далеко? — заинтересовался Иван. В его голову, как назло, ничего путного за это время не пришло, и он рад был переключиться с вопросов глобального масштаба на более мелкие насущные проблемы.

— Неподалеку от Сакрема. Мы уже скоро будем там. Шатры на поляне разбили. Табуны у них приличные пасутся.

— А ты знаешь, шеф, — подал голос Палыч, — мы еще когда тебя в Рамодановске искали, заметили, что ваши цыгане на наших подозрительно смахивают.

— Я это тоже заметил, когда мы с Варгулом лошадок себе в дорогу в Шатовегере прикупали, — кивнул Иван. — Они и здесь, кстати, себя цыганами именуют.

— Это такой ушлый народ, — поморщился Варгул, — что без масла в любую дырку пролезут. Вполне могли когда-то из нашего мира в твой Рамодановск просочиться.

— Скорее уж наоборот. Кстати, Марчелло, ты в их табунах жеребцов валтайских тяжеловозов не заметил?

— Есть там один такой табунок. Наверное, кибитки их тянет.

— Прекрасно. Заодно и конями разживемся. А то мне перед Транькой неудобно. Я верхом, а дама пешком. Едем покупать.

— Шеф! — всполошился герой. — Да они же у них все ворованные! Зачем покупать? Так возьмем.

— Ты их за руку поймал? — строго спросил Иван.

— Нет.

— Вот и я нет. Так что твое «так возьмем» есть самое настоящее воровство и грабеж. А что в моей Империи за воровство положено?

— Смерть, — тяжко вздохнул герой. — Вот потому-то это бесовское племя в твоих землях и не уживается. Они же неисправимы. Только воровством и живут.

— У нас в Рамодановске еще и наркотой, — честно признался Иван. — Но есть и такие, что талант продают, песнями да плясками живут. А вдруг нарвемся на такое вот приятное исключение?

— Вообще-то мы, вампиры, имеем на этот народец определенное влияние, — осторожно сказал Марчелло. — Могу с лошадями подсобить.

— Незачем! — отрезал герой. — Без них как-нибудь обойдемся. И далась тебе эта чума, шеф! У нас и без них дел невпроворот! А лошадок и в Сакреме у честных торговцев прикупим.

— Я слышал, на местном базаре продаются замечательные рысаки, — поддержал Варгула Семен. — А если мы у каждого табора тормозить будем, то засветло до постоялого двора нам точно не поспеть.

— Ладно, уговорили, черти, — сдался Иван и подхлестнул свою лошадь.

10

Уже смеркалось, когда команда императора въехала в стольный град Лугонии Сакрем.

— Шеф, а не пора тебе брата будить тем заклинанием, которому я тебя учил? — деликатно спросил Варгул.

— Тут неподалеку гостиный двор для благородных есть, — добавил Палыч. — Я раньше бывал в этих местах. Так пусть он хоть в него как человек войдет.

— Резонно, — согласился Иван и мысленно произнес заученные фразы заклинания, направляя магический поток на Эльвара.

Эффект был сногсшибательный, но не совсем тот, на который рассчитывал кровожадный герой, уже приготовившийся насладиться похмельными муками сына Аримана. По телу Эльвара прошла волна, буквально скинувшая его с лошади.

— Где? — просипел он, глядя шальными глазами на брата, и полез обратно на лошадь.

— Что «где»? — вежливо спросил Иван.

Случайные прохожие с любопытством поглядывали на группу иноземных дворян в дорогих, но уже успевших слегка обтрепаться в дороге нарядах.

— Кабак где? А, да что с тобой разговаривать! — Эльвар пришпорил лошадь, и она сорвалась с места в галоп, заставив прохожих сыпануть в разные стороны, чтобы не попасть под копыта.

— Быстро догнать его, пока он опять не нажрался! — крикнул Иван, и его команда ринулась в погоню.

Сам же император продолжил путь в том же неспешном темпе. Рванувший было за Эльваром Варгул это вовремя заметил и, придержав свою лошадь, пристроился рядом с другом.

— А сам чего догонять не поехал? — полюбопытствовал герой.

— Не царское это дело — за алкашами гоняться. Без меня догонят. Слушай, Варгул, а ты в заклинании ничего не напутал?

— Да нет, все точно. Как сейчас помню.

— По-моему, вместо мук похмелья у него возникло желание надраться еще больше.

— Вообще-то на эльфах мы его еще не испытывали, — честно признался герой, — но его желание срочно похмелиться говорит о многом.

— О чем именно?

— Он становится настоящим человеком!

— Если ты из моего братишки синюка сделаешь, с тобой знаешь что будет, приколист хренов?

— Догадываюсь.

— Тихо! — Иван натянул вожжи.

Со стороны проулка, мимо которого они проезжали, слышалась подозрительная возня.

— Помогите! — донесся до Ивана оттуда чей-то придушенный женский возглас, через мгновение сменившийся предсмертным хрипом.

Поздние прохожие, услышав шум, храбро ринулись наутек. Юноша же, не раздумывая, свернул в проулок и помчался на голос, на скаку выхватывая меч из-за спины.

— Куда ж ты, шеф! А вдруг засада? — Герой пытался обогнать своего императора, но узкий проулок не давал ему такой возможности.

— Тпр-р-ру-у-у!!!

Иван резко натянул поводья, заставив жеребца встать на дыбы, спрыгнул на землю и застыл над телом лежащей на земле юной красавицы в пестрых цыганских юбках. Из груди ее торчал воткнутый по рукоятку нож. Вокруг смертельной раны расплывалось алое пятно. Девушка была еще жива. Она смотрела жалобными глазами на Ивана, судорожно цепляясь руками за рукоять ножа, словно раздумывая, вытаскивать его из груди или оставить в ране. Император быстро огляделся по сторонам, но, не найдя убийцу, закинул меч обратно в ножны.

— Варгул, обшарь все вокруг! — коротко распорядился он. — Найди следы мерзавца!

Герой поспешил спрыгнуть на землю и ринулся выполнять приказ императора. Он помчался дальше вдоль проулка, так как другого пути отхода у убийцы не было.

— Я умираю? — жалобно спросила девушка.

— Да ну, что ты! Ерунда какая! — Иван встал на колени перед девушкой, лихорадочно прикидывая, что предпринять.

— Поцелуй меня! — слабым голосом попросила девица. — Не хочу покидать этот мир, не познав, что это… так обидно!

— Поцеловать?

— Умираю…

— Да… да, конечно.

Отказать умирающей в последнем желании, причем таком невинном, было верхом бесчеловечности. Иван склонился еще ниже над девицей и запечатлел на ее белом лобике целомудренный поцелуй.

— Как хорошо… — Одна рука цыганки соскользнула с рукояти пронзившего ее грудь ножа, судорожно вцепилась в пояс императора и подтянула его к себе поближе. — Еще раз, мой добрый господин. В последний раз, прошу вас.

Иван поцеловал еще раз.

— Теперь идите… я готова умереть.

— Да брось ты! Рана ерунда, — делано бодрым голосом начал утешать несчастную император, на глаза которого сами собой начали наворачиваться слезы. — Я такие раны в момент залечиваю! Я великий врачеватель всех времен и народов, а уж залатать маленькую дырочку в груди…

«Ну я дурак! — подумал вдруг Иван. — Ну я тупой! При мне мои дракончики, а я тут чушь всякую лопочу». Он вновь выхватил из-за спины меч и воткнул его в землю рядом с головой жертвы неизвестного бандита.

— Ай! — шарахнулась в сторону девица, да так резво, что кинжал выпал из ее груди и плюхнулся на землю.

Глаза Ивана полезли на лоб. У кинжала не было клинка! Он что, остался в груди несчастной?

— Маньяк! — Девица треснула оторопевшего императора своими крепкими кулачками по лбу, взметнулась вверх, шурша юбками, запрыгнула в седло его коня и ускакала прочь.

— Что случилось? — вынырнул из темноты Варгул.

— Вот, — ткнул пальцем в рукоять ножа Иван, попал в какую-то кнопку, и скрытая пружина выбросила из него окровавленное лезвие.

И тут до него дошло. Император похлопал себя по карманам, ощупал пояс и, не найдя на нем кошеля, начал ржать.

— Ты что, шеф? — еще больше испугался Варгул.

— Слышь, герой, — прорыдал сквозь смех Иван, — твоего императора только что обули.

— Вот паршивка! Да я ее!

— Не говори никому, — попросил Иван, смахивая с глаз выступившие от смеха слезы. — Не надо. Авторитет… сам понимаешь. — Он еще раз нажал на кнопку, и лезвие легко ушло обратно в рукоять.

— И как же я сразу-то не сообразил, — расстроился Варгул. — Наизусть ведь все уловки этого бесовского племени знаю. Там в рукояти есть специальный паз, в который закладывают завязанную с двух сторон кишку, наполненную бычьей кровью. Когда лезвие в рукоять уходит, оно его прорезает, и вся кровь наружу. Очень натурально получается. Ну точно! — Герой поднял что-то с земли. — Выронила, бесстыжая! Тут еще на три заправки хватит.

— Видать, не впервой лохов вроде меня обувает. Заправь, — попросил Иван.

— Зачем тебе?

— Хочу сохранить на память. Уж больно ловка чертовка!

Варгул выполнил просьбу. Иван вытер окровавленное лезвие о траву и сунул кинжал себе за пояс.

— А лошадь твоя где? — начал озираться герой.

— Там же, где и кошелек, друг мой. Столица Лугонии достойно встретила своего ревизора. Пошли братишку моего искать. Что-то мне говорит, что жизнь простого человека пришлась ему по душе, и если на этот раз гномья водка его сразу с ног не свалит, то скоро он начнет громить все кабаки округи.

— С чего бы вдруг?

— Есть подозрение, что он подхватил синдром девицы, жившей много лет в строжайшем воздержании, а потом в один прекрасный миг вырвавшейся на волю.

— Кажется, я понял, что ты имеешь в виду, император.

Друзья покинули проулок, ведя лошадь Варгула под уздцы. Выйдя на широкий проспект, они неспешным шагом двинулись на поиски Эльвара и отправленной на его спасение от зеленого змия остальной части команды.

— Слушай, а в моей Империи что, всех воров сразу на кол? — задумчиво спросил Иван.

— Почему обязательно на кол? — удивился герой. — Ванденсия — культурная страна. У нас практикуются самые разнообразные виды казни: виселица, плаха…

— Да я не о том, — поморщился Иван. — Кроме смертной казни что, других наказаний нет?

— За воровство и разбой нет! — отрезал Варгул.

— Да как же так, — заволновался парень, перед мысленным взором которого возникла нежная шейка юной красавицы, на которую опускается топор палача, — сразу на плаху, не дав даже шанса на исправление?

Варгул понимающе усмехнулся.

— Император, а если бы кошелек твой подрезала не эта бесстыдница, а старая сморщенная карга, тебя бы этот вопрос сильно мучил?

Иван как-то сразу сник, признав правоту своего советника.

— А насчет виселицы да плахи ты, император, не волнуйся. Мы не звери, за любую провинность на кол не сажаем. У нас иногда даже убийцы обычной поркой отделываются.

— Это как? — опешил император.

— Ну, если два обалдуя с пьяных глаз из-за девчонки, как молодые бычки, бодаться начнут и один из них силенок не рассчитает. Заедет, скажем, сопернику кулаком в лоб так, что тот богу душу отдаст, и что с ним делать? Казнить? Да ежели каждого за такое казнить, в Империи народу не останется. Хорошая порция плетей, отступные родственникам погибшего либо пожизненное содержание тех, кто у убиенного на иждивении был: мамаша там престарелая либо детишки малые — и все!

— Я бы все-таки и о других мерах перевоспитания подумал, — вздохнул Иван, хотя в глубине души и понимал, что простые законы его Империи, несмотря на весь их примитивизм, имеют одно очень важное достоинство: они не оставляют преступникам ни одного шанса, а потому преступников в его Ванденсии практически нет.

Пропавшую часть команды долго искать не пришлось. Гостиный двор, включающий в себя солидную ресторацию и номера для благородных, располагался сравнительно недалеко от того места, где Император спасал цыганку от «верной» смерти, а герой искал ее «убийцу». Около парадного входа в ресторацию Марчелло утешал слабо трепыхавшихся у порога мордоворотов, пытавшихся одновременно подняться с земли и утереть кровавую юшку, сочащуюся из носа. Вампир в этот момент как раз ссужал вышибалам увеселительного заведения по мелкой серебряной монете. Увидев императора с героем, он поспешил им навстречу.

— Не поспели, — лаконично сообщил он. — Шустрый малый оказался. С ходу каждому охраннику в рыло, чтоб не становились у благородных на пути, ворвался внутрь, сцапал с подноса официанта штоф гномьей водки и оприходовал его прямо из горла. Официанта успокоил, что за него заплатят.

— Лихо в роль человека вжился, — удрученно вздохнул Иван. — Стоп! А когда это он так драться научился? Я ж его, помнится, легко заломал, а потом еще и отжиматься заставил.

— Это ты его легко заломал, — усмехнулся Варгул. — Ты, император, до конца своей силы не знаешь. А Эльвар все-таки эльф. Их с младенчества к воинскому искусству приобщают. Хорошо еще, что никого не убил. А то с бодуна силы бы не рассчитал…

— Что он сейчас делает? — заволновался Иван, ускоряя ход.

— Выгнал пинками какого-то графа из-за стола, сказал, что он тут не сидел, и теперь пристает к его даме.

— С ума сойти! — всполошился юноша. — Слушай, Варгул, а ты уверен, что, пока я в том трактире в сортир ходил, все правильно ему о поведении дворян в высшем обществе объяснил? Что-то он ведет себя не очень благородно.

— Поверь, император, всему, что сам знаю, научил.

— Кажется, с выбором преподавателя я слегка погорячился. Тем не менее поздравляю: тебе попался очень способный ученик. А что граф, Марчелло? Даже не возмутился?

— Ну почему? Попытался кинуть ему в лицо перчатку.

— А Эльвар?

— Эльвар кинул в ответ штоф. Графа унесли.

— Провалиться!

— Палыч с Семой пытаются образумить вашего брата, но он, кажется, пошел вразнос. Вы бы поторопились, шеф, пока до беды дело не дошло. Без вашего приказа мы не имеем права применять к нему крайние меры.

— Варгул, за мной!

Иван с героем подоспели вовремя. Эльвар так хорошо вошел в образ человека, что уже как минимум десяток дворян возжаждали его крови и начали хвататься за мечи, а их дамы, повизгивая от страха, висли на руках своих кавалеров, пытаясь заставить их покинуть этот вертеп без поножовщины и драки.

— А ну, стоять! — попытался сцапать Эльвар пробегавшую мимо графиню.

Графиню у него с трудом, но отбили. Палыч с Семой тоже были не последние в драке.

— Варг, утихомирь придурка, — попросил друга Иван, а сам кинулся наперерез готовым броситься в атаку дворянам. — Господа, господа, умоляю простить моего юного друга! Баронет дикий, только что из леса выполз.

Варгул тем временем отключил дикого баронета своим коронным тычком пальца в бок и, позволив ему обвиснуть на руках Палыча и Семы, требовательным жестом подозвал к себе хозяина ресторации.

— Постоялый двор тоже твой?

— Да, господин.

— Одиннадцать номеров. Самых лучших, — потребовал он, подкрепив свое требование увесистым кошелем.

— Не извольте беспокоиться, господа, — сразу просиял хозяин ресторации. — Извольте пройти со мной, и я покажу вам номера.

Палыч с Семой поволокли Эльвара в глубь зала за хозяином ресторации.

— Я счастлив, господа, что вы поняли меня, — продолжал рассыпаться перед посетителями ресторации Иван. — Мальчик совсем дикий, только что из-под родительской опеки вырвался, в приличном обществе не бывал, всю жизнь в горах прожил. Да-да, господа, не удивляйтесь. Баронство его отца расположено в лесных массивах у отрогов Тиргетского хребта. Опаснейшие места! Темная Империя буквально в двух шагах! Он даже спит с кинжалом в зубах, вот какой он дикий! — Иван нес откровенную чушь, но ему было на это наплевать. Главное — утихомирить возмущенных дворян и избежать скандала. — Так что проявите снисходительность. Поймите, с гор спустился юный, но очень дикий и очень богатый баронет. Ему всего месяц назад исполнилось семнадцать. Папа с мамой решили вывести его в люди, зарядили на это дело нас, но разве ему такая школа нужна? Ему бы в наставники какую-нибудь вдовушку благородных кровей, чтобы она взяла его в железные руки…

— Так он богат? — послышался чей-то заинтересованный женский голосок.

— Баснословно, мадам! — нагло соврал Иван. — У его папаши в горах такие рудники! Золото, алмазы, рубины, серебро! Король Батефена нищий по сравнению с ним! Барон де Лордботряс, папаша этого обормота, частенько его деньгами ссужает.

Настроение в зале тут же изменилось. Дамы чуть не силой заставили своих кавалеров убрать мечи в ножны и обступили со всех сторон императора, стремясь узнать от него побольше про дикого барона.

— А мне этот парень нравится! — грохнул по столу кулаком какой-то тучный господин. Он сидел в самом дальнем конце зала, уминая за обе щеки хорошо прожаренную ляжку быка, и, кажется, был единственным из всех дворян мужского пола в этой ресторации, кто даже не пытался взяться за оружие. — Ну прям как я в молодости! Без разговоров сразу в рыло! И главное — тоже барон! Ай, молодца! На нас, низовых дворянах, все королевства держатся! — Откинув обгрызенную кость в сторону, барон сыто рыгнул, обтер жирные пальцы о полы своего камзола и попытался почесать сквозь него грудь. Что-то в громоздкой туше барона было от тролля. — Ну чё притихли-то, дворяне? Еще не поняли? Ежели кто этого мальчика обидит, будет иметь дело со мной! У меня еще три дочки не пристроены. Думаете, легко одинокому вдовцу дочкам приличную партию найти? Так что, мадамы, мальчику моему глазки не стройте!

— Хам! — попробовал было возмутиться какой-то дворянин, увидев оскорбленное лицо свой дамы.

— Хочешь вызвать меня на дуэль? — заржал барон, вытаскивая из ножен огромный двуручный меч и начал ковыряться им в зубах. — Давай. Порубаю, откуплюсь и еще раз порубаю.

Дворянина с дамой из ресторации как ветром сдуло.

— Шеф! — возликовал Марчелло. — Это судьба! Пристраиваем твоего братца в надежные руки и валим отсюда!

— А кто его счета тут оплачивать будет, болван? — прошипел Варгул.

— Папочка, — пожал плечами вампир.

— Папочка его гол как сокол. Я специально подбирал грамоты и патенты на самых неприметных и бедных дворян, о которых здесь никто ничего не слышал, а вы…

— А мы его сделали графом Монте-Кристо, — сообразил Иван. — Ну и черт с ним! Зато под такой опекой под ногами у нас путаться не будет, пока мы своим делом заняты.

— Шеф, — тронула за рукав Ивана Транька, — отдай его мне!

— Кого? — не понял император.

— Его… — Тролльчиха буквально пожирала глазами тучного барона, по-прежнему поигрывающего двуручным мечом. — Какой красавец! — Голос Траньки звучал так страстно и умоляюще, что отказать было просто невозможно.

— Забирай, — милостиво махнул юноша рукой. — Заодно и за Эльваром присмотришь. Ох, и не завидую я ему, если дочки этого барона хоть чуть-чуть в папашу пошли. Зато школу жизни пройдет суровую.

Его слова сработали как спусковой крючок, и последние фразы он говорил ей уже в спину.

— Ах, барон, — заворковала мохнатая искусительница, с ходу пристраиваясь на коленях обалдевшего богатыря. — Какая силища! Я впервые вижу, чтоб с таким огромным мечом с такой легкостью управлялись.

Барон похлопал глазами, с размаху воткнул меч в пол, оглушительно заржал и начал тискать Траньку на глазах позеленевших от злости Олби и Долби.

— Только дернитесь, — пригрозил им Иван. — Помешаете своей сестренке судьбу устроить, лично пасть порву… Тьфу! Варгул, еще раз в моем присутствии выругаешься, я не знаю, что с тобой сделаю!

— Так это ж не я, это ты ругаешься!

— Ты на меня дурно влияешь! А вы запомните, — еще раз повторил он Олби и Долби. — Траньке не мешать! Хватит ей в девках ходить, а то она уже на меня засматривается. Так, все, кроме Варгула и Траньки, на помощь к Палычу и Семе. Подмените их. Охраняйте этого обормота. Если очень есть хотите, заказывайте ужин в номера. А Палыча и Сему ко мне на совет.

Как только его распоряжение было исполнено, он с Варгулом под любопытными взглядами слегка успокоившихся дворян занял свободный столик. Через пару минут к ним присоединились и Палыч с Семой.

— Звал, шеф? — вопросил Семиграл.

— Да. Насколько мне известно, вы с Палычем, в отсутствие императора и его героя, по очереди осуществляли временное руководство Империей. Это так?

— Так, — кивнул Палыч.

— Это хорошо. Значит, должны мыслить в государственных масштабах. Здесь, за этим столом, собралась практически вся когорта бессмертных, от которой я хочу получить четкий и ясный ответ на один-единственный вопрос: как мне добраться до организаторов провокаций и нападений на меня и моих людей. Нужны идеи. Думайте.

Отдав распоряжение, император жестом подозвал хозяина ресторации.

— Всего самого лучшего за этот стол. Всего, кроме гномьей водки. Ограничимся эльфийскими винами. У вас такие найдутся?

— Ну разумеется, господин э-э-э…

— Маркиз де Карабас, — представился Иван.

Когда Варгул изобретал им патенты и грамоты, он лично настоял на этом вымышленном титуле самого захолустного королевства союза двенадцати, чтоб не ломать лишний раз голову, запоминая какие-то дикие имена. Не забыл и о своих друзьях. Палыч у него стал виконтом Дуремаром, Сема — бароном де Артемоном, и только Варгул по-прежнему остался все тем же бароном Дерзионом, так как земли его лежали сравнительно недалеко от этих мест и можно было нарваться на нежелательную встречу с какими-нибудь общими знакомыми.

— Все будет сделано, господин маркиз, но, если позволите, один маленький совет…

— Да? — поднял глаза на хозяина ресторации Иван.

— Я так понял, вы и ваши друзья из Батефена?

— И дальше что?

— Барон фон Грыздерю, — скосил глаза хозяин ресторации на тучного гиганта, которого обрабатывала Транька, — родом из Халистана, который, как вам конечно же известно, расположен по другую сторону Тиргетских гор.

— И что с того?

— Считаю своим долгом вас предостеречь, чтобы вы с ним были поосторожней. Барон очень, очень богат. Его баронство практически вплотную примыкает к темной Империи, а сам он в тех местах очень влиятелен.

— Пока что все говорит лишь в его пользу, — хмыкнул Иван.

— Тут есть нюанс. Поговаривают, что он входит в совет тролльих племен, так как сам наполовину тролль.

— Интересно… — Только теперь юноша понял, почему Траньку как магнитом потянуло к тучному барону. Почуяла родную кровь. — А здесь он чего делает?

— Ну это я и сам тебе скажу, — небрежно махнул рукой Варгул. — Я про эту ресторацию наслышан. Сводничеством здесь занимаются. Тусуются тут в основном обедневшие дворяне: маркизы, графы да виконты всякие. Ищут подходящую партию, чтобы через женитьбу поправить свои финансовые дела. Ну а бароны побогаче да купцы именитые желают через тот же брак титул посолидней заполучить.

— Ага, — сообразил Иван, — перейти, так сказать, на более высокий уровень.

— Совершенно верно, — кивнул Варгул. — Слышал, что сказал барон? Три дочки у него не пристроены, да и сам он вдовец.

— Так в чем, собственно говоря, проблема? — опять повернулся к хозяину ресторации Иван.

— Когда увидите его дочурок, — таинственно прошептал хозяин ресторации, — постарайтесь, пожалуйста, воздержаться в присутствии барона от комментариев. Мне очень не хочется терять клиентов. За последнюю неделю уже двух графов и одного виконта похоронили. Так что насчет его дочурок…

— Что? Такие страшные? — хихикнул Семен.

— Нет. Довольно симпатичные, но очень… гм-м… скажем так, габаритные. А папаша их такой вспыльчивый, что любой намек на не совсем стандартную комплекцию дочурок воспринимает как личное оскорбление. Всех потенциальных женихов распугал, а они и так боятся после первой же брачной ночи в блин превратиться.

— Благодарю за информацию, но, как видите, мои друзья умеют обращаться с дикими баронами, — кивнул Иван в сторону воркующей на коленях гиганта Траньки. Барон фон Грыздерю был уже полон счастья и громогласным шепотом делал обольстительнице довольно прозрачные намеки.

— Рад за вас.

Хозяин ресторации дал знак официантам накрыть новым постояльцам стол и, как только распоряжение было выполнено, оставил Ивана с его когортой бессмертных одних.

— Итак, возвращаемся к нашим баронам… то есть баранам, — продолжил собрание юноша. — Какие будут соображения по обнаружению и обезвреживанию врагов народа, мешающих бедному темному императору и его друзьям спокойно жить?

— Если бы мы были сейчас в родной Империи, — задумчиво сказал Семен, — я бы смог вампиров к этому делу подключить.

— Как? — заинтересовался Иван.

— Наши войска все в заповедной долине находятся, это точно. Без приказа императора оттуда ни ногой. А вот если вампирам дать задание понаблюдать сверху за вражескими отрядами за пределами наших гор, много интересного узнать можно. Союзные войска, они ведь по регламенту живут. Никакой фантазии. Даже форма одежды, экипировка, снаряжение — все по одному стандарту кроено. Так что любой якобы твой отряд сверху легко засечь можно.

— А раз засечь, значит, и отследить, найти место базирования, а там, глядишь, и до их хозяев добраться, — обрадовался Иван. — Ай да Сема! Молодец! Воздушная разведка — это то что надо. В принципе, на это дело и ведьм можно было бы отрядить, но… нет, с бабами лучше не связываться. К военным операциям их привлекать не будем. Еще какие идеи есть?

— Ох, шеф, — тяжко вздохнул Варгул, — если б ты не был таким упрямым и мы пошли бы прямиком в твою Империю, я бы еще проще поступил.

— Это как? Только не говори мне, что соберешь войска и вырежешь все светлые королевства.

— Зачем все? Можно выборочно, но раз уж тебе приспичило решить вопрос бескровно, то можно и не заходя на родину вопрос решить. Есть у меня в Сакреме кое-какие завязочки в криминалитете.

— А с внешней разведкой здесь как обстоят дела?

— Честно говоря, этот сектор у меня агентурой не охвачен. Королевство маленькое, на основной расклад сил практически не влияющее, но тем не менее…

— Ясно. Еще какие предложения есть?

— Есть. Если уж совсем обнаглеть, — ухмыльнулся Палыч, — то можно расклеить объявление на всех столбах: мол, объявляется награда в тысячу золотых за сведения о группах самозванцев, выдающих себя за людей темного императора.

— Ага, — невольно рассмеялся юноша, — сведения отсылать в офис темного императора Ирвана Первого, в данный момент проживающего по адресу: город Сакрем, гостиный двор для благородных.

— Кстати, насчет братвы. — Варгул скосил глаза куда-то вглубь ресторанного зала. — Вон тот господин в самом углу — местный авторитет. Он, правда, здесь под барона косит, но его рваная рожа даже на цыганского барона не тянет. Это Меченый.

Иван проследил за взглядом Варгула. За столиком в правом углу ресторации сидела компания расфуфыренных джентльменов в роскошных камзолах, неспешно пережевывая пищу. Один из них с рваным шрамом через все лицо, нет-нет да и бросал украдкой заинтересованные взгляды на компанию Ивана. Встретившись с императором глазами, он на мгновение замер, задумчиво пожевал губами, затем кивнул ему как старому знакомому и что-то прошептал на ухо своему соседу справа — молодому парнишке лет двадцати пяти.

Парнишка поспешил встать из-за стола, одернул на себе камзол и двинулся к столику Ивана. Как ни старался он при этом косить под благородного, блатные ужимки сдерживались с трудом и сквозили в каждом его движении.

— На ловца и зверь бежит, — обрадовался Варгул. — Сейчас мы это дело с Меченым обкашляем.

— Ты его лично знаешь? — настороженно спросил Иван.

— Пересекались пару раз в Шуахре, — кивнул Варгул. — Он по делам сакремской братвы в Шатовегер заглядывал с папиком ряд вопросов перетереть.

Парнишка тем временем достиг стола императора, ощерился, сверкнув золотой фиксой, в приветливой улыбке и обратился непосредственно к Ивану, почему-то проигнорировав Варгула.

— Уважаемый, мой паха… э-э-э… барон просит оказать ему честь разделить с ним трапезу и приглашает за свой столик.

— Одного меня? — вскинул брови Иван.

— Поверьте, уважаемый, э-э-э… маркиз, это в ваших интересах.

— Ладно, ждите. Сейчас подойду.

Посыльный отвесил легкий поклон и поспешил удалиться.

— Не понял, — нахмурился Варгул.

— Я тоже. Сейчас разберемся. — Иван щелкнул пальцами, подзывая официанта.

— Чего изволите?

— Подгони вон за тот столик пару бутылок хорошего эльфийского вина.

— Будет исполнено.

Как только заказ был выполнен, юноша не спеша поднялся и направился к столу криминального авторитета. Парнишка с золотой фиксой торопливо поднялся при его приближении и с почтительным поклоном предложил садиться в его кресло.

— А как же ты? — усмехнулся Иван.

— Я, извиняюсь, на шухере постою-с, — улыбнулся парнишка и поспешил к выходу.

Иван сел на освободившееся место.

— Зачем звал? — спокойно спросил он сакремского криминального авторитета.

— Есть дело. Но, даже если б не было, все равно позвал бы, — неторопливо сказал Меченый. — Если в Сакреме появляется знаменитый Шеф, под чьей рукой находится вся братва Шуахра, то не оказать ему почтение было бы крайне неразумно с моей стороны.

— Правильно мыслишь, — кивнул Иван, наполняя свой бокал игристым эльфийским вином. — Еще что скажешь?

— Еще скажу, что змею ты на груди пригрел. — Меченый тоже наполнил свой бокал, приветственно поднял его и одним махом выпил. — Малява с Шуахра пришла. Братва просила тебя разыскать и предупредить, что Арг, предшественник твой, ссучился. С тайной канцелярией Шуахра терки заимел.

— Серьезная предъява. — На лице Ивана не дрогнул ни один мускул. — А ты, дядя, ничего не попутал?

— Говорю же, малява пришла.

— И доказательства есть?

— Есть. У нас здесь неподалеку в полночь сходнячок намечается. Если хочешь, заходи, там и поговорим предметно.

— Я приду с Аргом. Ему предъявы — это мне предъявы. Он меня мастерству в свое время учил. Где будет сходняк?

— На улице Менял, тринадцать. Только Аргу раньше времени об этом не говори. Затащи его туда как бы невзначай, а то легавых наведет. Не хотелось бы, знаешь.

— Добро.

Иван вытер губы салфеткой, кинул скомканную тряпицу на тарелку с объедками, поднялся и спокойным шагом вернулся за свой столик.

— Что они хотели? — нетерпеливо спросил Варгул.

— Сообщить мне, что ты ссучился, — обрадовал его Иван. — Заодно пригласили нас к себе на сходнячок, где собираются это доказать, а тебя после этого с песнями и плясками отправить в мир иной.

— Что? — ахнул Варгул.

— Что слышал.

— Вот суки…

— Ты знаешь, а ведь и они о том же: ссучился, говорят, твой Арг, ссучился! Прямо даже и не знаю, кому верить, — скорбно вздохнул Иван, провожая взглядом компанию Меченого, которая уже успела расплатиться с официантом и покидала ресторацию. — Ты только морду лица попроще сделай, а то эти придурки подумают, что я тебе уже все рассказал, и решат, что имеют дело не с крутым авторитетом, а с натуральным лохом.

— А ты не лох? — перевел дух Варгул.

— Может, и лох, но не дурак. И по первому навету всяких недоносков своих друзей налево и направо не крошу.

— Господи, шеф! — Глаза Палыча подозрительно заблестели. — Если бы ты знал, как давно мы мечтали о таком императоре!

— Я тоже, — погладил себя по голове Иван. — Однако вернемся к нашим баранам. До полуночи осталось всего три часа, а я даже не знаю, где эта улица Менял. Нас пригласили туда в дом за номером тринадцать. Что это за заведение?

— Сам я в Лугонии ни разу не бывал, но слышал, что по этому адресу располагается малина, — пояснил Варгул. — Вся местная братва периодически там тусуется.

— Отлично. Тогда по коням! Надо там все вокруг заранее обнюхать.

— А потом? — с любопытством спросил Семен.

— А потом навалять как следует всем этим редискам и выяснить, какая сволочь нашего Варга подставляет. Думаю, вам не надо объяснять, откуда ветер дует?

— Конечно, шеф!

11

Через полчаса напротив дома № 13 по улице Менял на старой, обшарпанной лавочке, замаскированной в кустах аллеи парка, примыкавшего вплотную к дому, сидела импозантная компания бомжей, соображая на троих. Четвертый член команды, Семиграл, в общем пиршестве не участвовал, так как в его задачу входила воздушная разведка, дабы вовремя предупредить основную ударную группу о надвигающейся опасности, если таковая, разумеется, возникнет. В руках ханурики держали по граненому стакану, в которых плескалась мутная жидкость. Они были небриты (накладная щетина смотрелась классно) и облачены в жуткие, но почему-то совсем не вонючие лохмотья, а на физиономиях красовались многочисленные ссадины и кровоподтеки (в загашнике у Варга был великолепный грим). Недостаток бомжовых ароматов с лихвой возмещало амбре закуски. Каждый держал в руках по ломтику зловонного, заплесневелого с прозеленью сыра, причем один явно не знал, что ему с этим ломтиком делать.

— Слышь, Варгул, а ты уверен, что бомжи закусывают именно этой дрянью?

— Конечно, шеф!

— А вот у нас в Рамодановске это вонючее дерьмо называется рокфор и стоит бешеных денег!

— Да ну… не может быть! — растерялся герой.

— Точно тебе говорю. Если на местную валюту перевести, не меньше десяти золотых каждый ломтик потянет.

— Варг, ты что, обалдел? — возмутился Палыч, откидывая закуску в сторону. — Откуда у нищих такие деньги?

— Да, выбиваемся из образа, — вздохнул Варгул, отправляя свой рокфор в полет.

Император тоже поспешил выкинуть свой кусок, донельзя довольный, что не придется жрать эту гадость, и задумался: может, и от дозы подозрительного пойла удастся откосить?

— Нормальные бомжи без закуски не пьют! — решительно сказал он.

— Ну это не проблема. — Варгул поднял с земли огрызок яблока, обтер его об свои лохмотья и протянул закуску императору. — Ну за успех сегодняшнего мероприятия!

Спас от вонючей дозы императора спикировавший сверху Семиграл.

— Со стороны парка кто-то идет. — Скинув оперативную информацию, крылатый пес вновь взмыл в воздух.

— Тс-с… — Иван удовлетворенно отставил стакан в сторону.

«Бомжи» послушно замерли и стали практически не видны на фоне слабо шелестящих на легком ветерке кустов. Скоро они услышали чьи-то крадущиеся шаги. По соседней аллее двигалась парочка по направлению к дому № 12. Парочка шла, согнувшись в три погибели, видимо, в надежде что высокие кусты по краям аллеи скроют их от посторонних глаз, но императору все же удалось рассмотреть в мертвенном серебристо-сером свете двух неполных лун, что это были совсем молоденькая девушка и парень лет двадцати. Добравшись до дома, они тихонько приоткрыли входную дверь и скрылись внутри.

— Не наш клиент, — уверенно сказал Варгул.

— С чего ты взял? — заинтересовался Палыч.

— По их повадкам понял. Ни стража, ни братва так себя не ведут. Опять же не в тот дом нырнули, и одна из них баба. Не, не наш клиент.

Тем временем опять скрипнула дверь, и «не их клиент» в количестве двух штук вновь появился на горизонте. Парочка, все так же маскируясь и вздрагивая от каждого шороха, двинулась к дому № 13, на этот раз уже держа что-то в руках.

— Ты и теперь будешь утверждать, что это не наш клиент? — шепотом спросил Варгула император.

Герой пожал плечами. Теперь он уже ни в чем не был уверен. Парочка остановилась возле дома, где намечен был сходняк, и начала шушукаться.

— Странные они какие-то, — нахмурился Палыч. — То от каждой тени шарахаются, то прямо посреди улицы отношения выяснять начинают. Ежели дело какое тайное задумали, раньше, что ль, договориться не могли?

Тут на соседней улице загромыхала карета. Парень замер, изображая столб, а девица тихо пискнув, просто плюхнулась на землю и мелко завибрировала, прикинувшись травой. Шум кареты затих вдали. Столб ожил, трава вновь превратилась в девицу. Заговорщики переглянулись и, уже не вступая в дебаты, начали что-то малевать на стене дома № 13.

— Во, блин! — тихонько рассмеялся Иван. — Прямо «вихри враждебные веют над нами». Ждите меня здесь. — Император поднялся во весь рост и двинулся прямиком к странной парочке.

Парень с девушкой так увлеклись творчеством, что его приближения не заметили. Остановившись за их спинами, Иван с удовольствием полюбовался на аляповатую надпись во всю стену: «ОРДЕН СЕРОЙ МГЛЫ ВОР». Надпись была намалевана красной краской и при свете дня должна была выглядеть эффектно, так как характерные потеки создавали впечатление, что написана она кровью. Однако в свете двух неполных лун колер был совсем не тот и на императора впечатления не произвел.

— А что, товарищи, споем что-нибудь наше, революционное? — предложил Иван.

«Товарищи» дружно закатили глазки и мужественно рухнули в спасительный обморок, судорожно прижав вымазанные краской кисти к груди. К счастью, баночки стояли на земле отдельно, и в них еще было достаточно краски, что позволило Ивану спасти положение. Поначалу он хотел просто замалевать эту надпись, резонно сообразив, что она может сорвать намечающийся сходняк, но потом, вспомнив героев забавного фильма «День выборов», поступил иначе. Отняв у по-прежнему лежащего в отключке «товарища» кисть, он макнул ее в банку и завершил надпись, которая выглядела теперь так: «ОРДЕН СЕРОЙ МГЛЫ ВОРОВАТЬ НЕ ДАСТ!»

Как только юноша нанес на стену последний мазок, девица пришла в себя.

— А почему вы думаете, что орден Серой Мглы воровать не даст? — слабым голосом задала она довольно глупый вопрос.

— Потому что он не любит конкурентов, — любезно пояснил Иван.

Как ни тряслась заговорщица от страха, ответ императора ей понравился, и она тихонько захихикала. На земле зашевелился ее подельник.

— Вот что, подпольщики, — строго сказал им Иван, — если вы сейчас…

— А как вы догадались, что мы подпольщики? — потряс головой юный заговорщик.

— Но ведь угадал?

— Угадал, — кивнула девица. — Мы вон там в подполе обычно сидим, когда от облав скрываемся, — кивнула она на дом № 12. — Там у нас огурчики, помидорчики есть. А по ночам ордену Серой Мглы мелкие пакости делаем. А вы кто? Вы страж?

— Нет, я бомж.

— Это еще хуже, — с утроенной силой завибрировал «революционер». — Это тайный страж! Натка, не говори ему ничего!

— Поздно. Она уже все сказала, — успокоил его Иван. — А о чем ты только что с коллегой спорила, красавица? — опять обратился он к Натке.

— Серго говорил… Кстати, его зовут Серго, — окончательно сдала своего товарища «революционерка». — Он работает помощником младшего клерка тайного советника короля. Так вот, Серго узнал, что завтра в доме номер пятнадцать соберется совет теней Лугонии и вроде там будет даже кто-то от ордена Серой Мглы. И мы решили им сказать все, что о них думаем. Хотели все дома вокруг такими надписями расписать. Вернее, не так. Серго хотел листовки расклеить, а я расписать. Я с листовками не согласна, — пояснила словоохотливая девица. — Я ему постоянно доказываю, что с листовками легче попасться. Кроме того, такие вот надписи издалека видны. Об этом и спорили.

— Ясно. В споре победила юбка. Штаны у местной революции подкачали. Значит, так, мелкие пакостники, быстро собирайте орудия производства и ныряйте в свое подполье. Забейтесь там в самую дальнюю норку и до утра оттуда не высовывайтесь. Иначе огребете по полной программе либо от местной братвы, либо от ордена, либо от стражи. Но самое страшное, если огребете от меня. А теперь брысь отсюда!

«Революционеры» похватали банки-склянки и во весь опор понеслись к дому № 12 прятаться в свое подполье. Юноша посмотрел им вслед, ухмыльнулся и вернулся к друзьям.

— Ну и что там? — поинтересовался Варгул, азартно чавкая огрызком. Его стакан с вонючим пойлом уже был пуст.

— Налицо почти революционная ситуация, — важно сказал Иван. — Верхи, как я понял, не могут править по-новому, а низы не хотят жить по-старому, но приходится, потому что со страху в штаны наложили.

— Шеф, а без этих заумствований можно? — жалобно спросил Палыч. — Это были кто?

— Те, кто, возможно, скоро здесь будет править бал.

— Так, может, нам их того, по-тихому… — Палыч выразительно чиркнул себя ребром ладони по горлу.

— Да, шеф, зачем тебе здесь конкуренты? — поддержал палача Варгул.

— И все-таки вы маньяки, — удрученно вздохнул Иван. — Сидим и бдим дальше. Разговоры на посторонние темы прекратить.

Они честно бдили еще где-то час, оценивая опытным взглядом прибывающую на сходняк братву, но ничего подозрительного не заметили.

— Пора, — изрек наконец Иван. — Через полчаса наш выход. Надеюсь, Сема за это время никого из наших, так сказать, друзей не проворонит.

Друзья покинули свой наблюдательный пост и скрылись в ночи.

Через полчаса к дому № 13 подъехала роскошная карета. На козлах сидел Марчелло, постоянно оправляя на себе костюм кучера, который поверх крыльев сидел на нем довольно неловко. Из кареты вышли три представительных господина, в которых трудно было опознать недавних бомжей.

— Ну что, друг мой Арг, тащим тебя на правеж? — с легкой усмешкой шепнул другу на ухо Иван.

— Ты только не больно, шеф, — попросил герой. — Шибко там не зверствуй. Дай до предъявы дотянуть. Интересно же, что братва Шуахра предъявить мне хочет.

— Самому интересно, — хмыкнул юноша, берясь за ручку двери.

— Шеф… — внезапно насторожился Палыч.

Что-то легким ветерком прошуршало по крыше дома.

— Твою мать… — сквозь зубы процедил Иван, которого внезапно озарило, — …ну надо же так лохануться…

— Ты это о чем, шеф? — тревожно спросил Варгул.

— Скоро поймешь. — В голове юноши молниеносно созрел план, и он немедленно приступил к его выполнению. — За мной!

Император распахнул дверь и решительно вошел внутрь. За его спиной грохотали сапогами Варгул и Палыч. Миновав узкую прихожую, император со своей когортой бессмертных вошел в просторную комнату, где за широким столом расположилась местная братва. Варгул цепким взглядом окинул всех присутствующих и понял, что здесь собрался практически весь криминальный бомонд Лугонии. Кто-то из братвы глядел на него с откровенно враждебной настороженностью, кто-то старательно прятал в стол глаза, и лишь Меченый смотрел на него с усмешкой. Главный криминальный авторитет Лугонии сидел во главе стола, поигрывая заточкой.

Краем глаза Иван увидел нечто, мелькнувшее в проеме окна. Бледное в мертвенном свете лун лицо мелькнуло лишь на мгновение. Мелькнуло и исчезло.

— Я привел его, — мрачно сказал Иван.

Он выхватил кинжал так молниеносно, что никто даже ахнуть не успел.

— За что? — прохрипел герой, чисто автоматически схватившись за рукоять пробившего грудь кинжала, и начал оседать на пол, орошая его брызнувшей из раны кровью.

— Да вот малява из Шуахра пришла, что ты стукачок, мил-человек, — хмуро буркнул император и повернулся к Меченому. — Видел, как я поступаю с ссученными? — злобно спросил он.

— Видел, — пробормотал ошарашенный бандит.

— А ты понял, что с тобой будет, если доказательства его измены меня не удовлетворят?

— Шеф! — в отчаянии заорал Палыч. — Что ты наделал?!! Нас подставили!

— Ах так?!!

Иван очень не любил всю эту воровскую шайку-лейку. Насмотрелся на отрыжки лихих девяностых еще в Рамодановске, и то, что Варгул в свое время сделал его чуть ли не главным паханом всего Шуахра, не добавляло ему радости. А теперь еще и перед всякой мразью Лугонии выкаблучиваться? Перед мразью, которой… которой нет места на земле!

По выражению его лица Меченый понял, что сейчас произойдет, и метнул в юношу заточку. Она не долетела, наткнувшись на невидимую стену, а толпа бандитов заколыхалась, теряя плоть в потоках ревущего огня, рванувшего из рук взбешенного Ивана. Это был магический огонь. Он не затронул пола, стен и потолка. Горели только плоть бандитов и их оружие. Горели и оседали на пол тонким слоем пепла.

— Чего выпучил глаза? — спросил Палыча Иван, подхватывая на руки тело Варгула. — Бегом в карету. Здесь нам больше делать нечего.

Они выскочили из дома в тот момент, когда Марчелло спрыгивал с козел, явно намереваясь броситься на помощь шефу. Шум ревущего в здании огня достиг его ушей.

— Что с ним? — ахнул он, увидев окровавленное тело героя на руках Ивана.

— Быстро на козлы и вези всех нас обратно на гостиный двор. — Император довольно бесцеремонно закинул тело Варгула в карету и вместе с Палычем запрыгнул туда сам. Свистнул кнут. Заржали кони, и карета запрыгала по булыжной мостовой в сторону ресторации для благородных.

— Шеф, за что ты его? — На Палыча было больно смотреть.

Что-то свистнуло в воздухе. Дверь несущейся во весь опор кареты распахнулась, и внутрь втиснулась огромная собака, складывая крылья на ходу.

— Ушел, — лаконично сообщил Ивану Семен. — Почуял, что я его настигаю, юркнул в какую-то подворотню и как сквозь землю провалился. Даже запах в воздухе растаял, как будто и не было никого!

— Рассмотреть-то хоть сумел? — зашевелился на полу кареты Варг.

Палыч нервно икнул и уставился на ожившего друга.

— Ни фига я не успел. Он с такой скоростью летел.

Варгул поднялся с пола, брезгливо отряхнул с камзола кровь и вернул Ивану его нож с откидным лезвием.

— Предупредить хотя бы мог? — сердито спросил он своего друга. — Я чуть в штаны не наложил.

— Зато как натурально получилось, — хмыкнул Иван, засовывая бутафорский нож за пояс.

— Это точно, — пролепетал Палач. — Я поверил.

— Да что ты?! Даже я поверил, — пробурчал Варгул. — Пасть раскрыл и не пойму: нож в сердце, а почему не больно? Шеф, что за фокусы? Почему маляву не потребовал с них? Надо было сначала предъяву огласить.

— А на фига? — пожал плечами юноша. — И так ясно: подстава.

— Шеф, либо ты гений, либо мы идиоты. Я ничего не понял, — потряс головой Варгул.

— Чего ж тут непонятного? Ты меня в Шуахре перед братвой кем представлял?

— Ну… типа паханом.

— А точнее?

— Темным Эльфом.

— Я сейчас похож на Темного Эльфа?

— Шеф, ты гений! — прошептал потрясенный герой.

— Спрашиваешь, — тяжко вздохнул Иван. Если бы он сообразил это сразу, еще там, в ресторации, было бы намного проще.

— А я и теперь не понял, — честно признался Палыч. — Ну подстава и подстава. Порвали бы мы этих гадов — и все дела. Зачем было в Варга бутафорский нож втыкать?

— Для того чтобы наши враги знали: у темного императора на одного соратника стало меньше, — пояснил Иван. — Жаль, конечно, что тот гаденыш удрать сумел. О многом мне его хотелось бы поспрашивать, но он и в таком качестве нам послужит. Извини, Варг, но ты теперь труп. Осталось только придумать, как ловчее тебя использовать в новом качестве. Тебе роль тени отца Гамлета играть не приходилось?

— Нет.

— Тоже мне герой! Придется обойтись без лицедейства, а жаль. И очень плохо, что идея насчет дворян, совершающих увеселительный круиз по светлым королевствам, накрылась медным тазом. Меня расшифровали, господа, и скрываться под личиной маркиза Карабаса смысла больше нет. Марчелло, не гони, — крикнул он вампиру, сидящему на козлах.

Карета сбавила ход. Иван прикрыл глаза и углубился в свои мысли.

— О чем задумался, шеф? — осторожно спросил Палыч.

— Да понимаешь, в чем дело, — начал озвучивать свои мысли император, — я ведь в Лугонии появился как человек. Таким, какой я сейчас есть, меня мог опознать лишь тот, кто видел меня в Рамодановске. Ведь не к Варгулу подошли, не к Семе, не к тебе, а прямиком ко мне. Вам не кажется это странным?

— А ведь и верно, — нахмурился Семен.

— И кто это мог быть? — спросил Варгул.

— Кроме нас с Палычем, там была тьма народу, и все от светлых, — поморщился Семен.

— А если все было иначе? — задумался Варгул. — Просто просчитали, с кем император может оказаться рядом? Конечно, рядом со своим героем, Палычем и Семой.

— А тебя рядом с Палычем и Семой давно рядом видели? — хмыкнул Иван.

— Да, в общем, нет. Семьдесят лет назад расстались.

— А встретились уже у эльфов, так ведь?

— Так, — кивнул Варгул. — Сема и Палыч у них были под личиной. Очень качественной. Вряд ли кардинал Легрей с храмовниками под нее пробились. Кишка тонка. А когда их выперли оттуда, только эльфы да Сильфина в истинном обличии их видели.

— Уверен? — нахмурился Иван. — А когда Сема бешеного зайца изображал, перед тем как я домик клану вырастил, они его засечь не могли?

— Ну…

— Мочить их надо было! — рыкнул Палыч. — Прямо на месте всех под корень замочить, и все проблемы по боку!

— Я сейчас уверен лишь в одном, — твердо сказал Иван. — Нас здесь конкретно ждали! Блеф с пьяными разгульными дворянами никого не обманул. Братва на гостином дворе для благородных ждала именно нас. И нас боятся. На открытый бой уже не идут. Иначе взяли бы прямо в ресторации.

— Не взяли бы, — отрицательно качнул головой Варгул. — Там слишком много ненужных свидетелей из высшего общества. Причем высшего общества не только Лугонии, но и других стран.

— Потому нас и вытащили оттуда, — дошло до Семы.

— А взять не смогли, — добавил Палыч.

— Но мы их только что здорово разозлили… Сема, — решительно сказал Варгул, — прикинься Тузиком и обшарь все помойки вокруг ресторации.

— Чего? — возмутился Семиграл.

— Императором рисковать нельзя! Разведай обстановку и немедленно назад.

— Понял.

Семен обернулся в черную курчавую собаку и выскочил из кареты.

— Нет, а меня вы спросить не забыли? — возмутился Иван.

— Все, что касается безопасности твоей персоны, император, обсуждению не подлежит! — категорично заявил герой темной Империи. — И мне кажется, что ты прав. Нас действительно зауважали и на открытый бой уже не идут. Предпочитают вносить разлад в наши ряды, шеф, и выбивать твоих соратников поодиночке. И начали с самого опасного противника — с меня.

— Какое самомнение, — фыркнул Палыч.

— Не расстраивайся. Следующим будет либо Сема, либо ты, — успокоил его Варгул.

Иван уже не обращал внимания на дружескую пикировку своих соратников. Он напряженно думал, сопоставляя все имеющиеся на руках факты. Перед мысленным взором императора проносились картины недавнего прошлого. Магический хук, нанесенный кем-то из толпы придворных Сексимена Четырнадцатого, кувыркающееся в воздухе тело его Вианы, два сгустка тьмы, из которых по эльфийской миссии наносятся удары невероятной силы. Кто они — эти Хозяин и Хозяйка? Генефа он убил, тут сомнений нет. Его сестра Мелисса вроде тоже сгинула, с расстройства соорудив кривой портал. Хотя вот этот факт еще желательно проверить. Стервозная мадам за три тысячи лет накопила столько яду, что запросто могла и выжить. Предположим, что Хозяйка все-таки она. А кто тогда у нас лучше всего подходит на роль Хозяина?

В карету запрыгнул «Тузик», волоча солидный окорок в зубах.

— О! И закуску с собой приволок, — хмыкнул Палыч и начал отнимать окорок у Семиграла.

— Куда? Я своим хвостом ради него рисковал!

— Хватит дурью маяться, — рявкнул на них герой, разом прекратив дружескую потасовку. — Сема, докладывай.

— Весь гостиный двор облазил. Все спокойно. И снаружи, и внутри.

— Наших видел?

— Да.

— Подробнее.

— Ну я, как ты сказал, собачкой обшарил все помойки по округе. Все тихо. Ну я взобрался на окошко, там невысоко, всего второй этаж…

— С ума сошел? — окрысился Варгул. — Ты что, кошка?

— Нет, собака.

— А как на окно взобрался?

— Аккуратненько, по стеночке. Я себе крылышками помогал.

— Тьфу!

— Да ты не волнуйся, Варг, почти никто не видел. А те, кто видел, были уже никакие. Им на крылатую собаку наплевать. Видал, какую барон фон Грыздерю мне косточку кинул? — гордо тряхнул окороком Семиграл.

— А барон там чего делает? — насторожился Иван.

— Гуляет. Заперся с нашими в их апартаментах и гуляет. Дочерей тоже туда притащил. Демонстрирует товар лицом. Олби с Долби товар оценили. Они даже Траньку к нему перестали ревновать. Не до нее. Да там, в общем-то, всем ни до кого. — Сема вцепился зубами в окорок.

— Тузик, а ты уверен, что эту косточку тебе кинули? — ласково спросил Палыч.

— Шестно? — прошамкал Семиграл.

— Честно.

— Жнаешь, когда этот хряк нажвал меня драной кошкой, я обиделся.

— И? — насторожился Иван.

— И отнял у него закушь.

— Ну ты идиот! — разозлился Варгул.

— А нешего было обжыватьшя!

— Не когорта бессмертных, а какой-то детский сад, — вздохнул Иван. — И что представляют собой дочери этого барона?

— У-у-у!!! — Семиграл проглотил недожеваный кусок. — Олби и Долби в восторге. А у твоего братца на коленях такая блондиночка сидит, закачаешься!

— Блондинка? — удивился Палыч. — Ты не перепутал, Сема, не брюнетка?

— Блондинка. Барон ее младшенькой называет. Как я понял, он ее впервые вывел в свет. Всего на полголовы выше нашего ревизора. В мать, видать, пошла. Она ему не просто ездит по ушам! Она его уши чуть не в косички заплетает!

— Так он же в человеческом обличье, — опешил Варгул.

— А ей по фигу. Он свои человеческие уши развесил, а она на них лапшу вешает. Он ей, кстати, тоже. Уже предложил руку и сердце плюс твой императорский древо-дом в придачу.

— Мой древо-дом? — ахнул Иван.

— Ага. Оказывается, его вырастил не ты, а он. Видел бы ты глаза его будущего тестя, когда он узнал, что баронет Эркюль де Лордботряс в свободное от героических подвигов время по совместительству подрабатывает эльфом. Думаю, они скоро ударят по рукам. Если поторопимся, можем поспеть на свадьбу. Водки и закуси там хватает.

— Твою мать! Дядя меня убьет. Извозчик! — заорал император на Марчелло, высунувшись из окошка кареты. — Гони!!! Плачу тройной тариф, если поспеешь до помолвки!

— До свадьбы, шеф, до свадьбы. Помолвка уже началась. И не одна. Мне кажется, барон фон Грыздерю хочет решить все свои проблемы одним махом. Намечается как минимум четыре свадьбы.

— Да ё-моё!!! Марчелло, гони!!!

12

Прежде чем покинуть карету, Иван набросил полог невидимости на Варгула, который для всех посторонних отныне числился покойником, и ринулся внутрь ресторации гостиного двора для благородных. Народу в нем за это время заметно поубавилось. Хозяин заведения, увидев императора, сразу засиял.

— Слава Всевышнему, вы здесь! Ваша светлость, господин маркиз, не подскажете, кому отсылать счет на перепланировку помещений второго этажа?

— Не понял, — нахмурился Иван.

— Ну… — замялся хозяин ресторации, — ваши друзья и господин барон фон Грыздерю зачем-то объединили номера, слегка подвинув стенки…

— Подвинув?

— Да, если можно так сказать. Стенок больше нет.

— И зачем они это сделали?

— В одном номере у них столы не помещались. Так кому выставлять счет?

— Стенки кто двигал?

— Барон фон Грыздерю, конечно.

— Вот ему и выставляй. А я сейчас пойду и кое-кому вставлю.

Отодвинув в сторону хозяина заведения, Иван с друзьями решительно двинулся к лестнице, ведущей на второй этаж, где располагались номера для благородных. Найти свою команду ему не составило труда. Он уверенно двинулся на шум и гам, доносящиеся из номеров по коридору справа, и пинком ноги распахнул дверь, которая сильнее всех вибрировала под напором децибел веселящегося барона и его товарищей.

— О! Братан пришел!!! — завопил Эльвар и попытался снять со своих колен блондинку, но сил на этот подвиг не хватило. Юный эльф был пьян до изумления.

— Маркиз твой брат? — нежно замурлыкала девица. — А почему ты тогда баронет?

— Он это… названый, — вывернулся ревизор.

— А он женат?

— Почти. Его какая-то принцесса из Шуахра окрутила, — небрежно махнул рукой Эльвар.

— Какая жалость, — томно вздохнула красавица.

— Улька, выпорю! — погрозил ей кулаком барон фон Грыздерю. — А ты, малый, — обратился он к Эльвару, — ежели эта егоза шалить начнет, обращайся ко мне. Я ей враз мозги вправлю! У меня не забалуешь!

— Какой ты у меня сердитый, — начала щекотать под мышками грозного барона Транька.

— Послушай, шеф, а мне завидно, — шепнул на ухо императору невидимый Варгул.

— Мне тоже, — пробормотал Иван, рассматривая заваленные яствами сдвинутые вместе столы.

Транька активно охмуряла довольного жизнью и собой барона, который одобрительно посматривал на своих старших дочерей, блаженствующих на коленях Олби и Долби. Надо признать, что девушки собой были хороши, и если бы не габариты… Их младшая сестричка по сравнению с ними выглядела просто недомерком. Оборотень не отставал от своих друзей. Вениамед активно подливал спиртное хихикающей Златовласке. Судя по тому, что глазки баньши смотрели в разные стороны, она уже успела дойти до кондиции.

— Нет, это надо же, — расстроенно сказал Иван, засучивая рукава, — на минуту этого охламона оставить нельзя. Стоит отлучиться — и уже попойка! Барон, — обратился он к полутроллю, — вы не возражаете, если я со своим братишкой кое о чем потолкую?

Как ни был пьян Эльвар, но сообразить сумел, что этот разговор для него добром не кончится, и начал еще активнее сталкивать с колен подругу.

— Ты что, Эркюль? — надула губки красавица. — Я тебе не нравлюсь?

— Да это же сам Владыка Леса, — округлил глаза Эльвар, рукой поправляя взлохмаченную подругой шевелюру. — Сейчас всех отжиматься заставит. Братан, все в порядке! Личный состав за время твоего отсутствия…

— Нажрался, — закончил за него Иван.

— Владыка Леса, говоришь? — Барон легонько шлепнул Траньку по упругой попке, мигом согнав ее с колен. — Интересно. Маркиз де Карабас Владыка Леса…

Молниеносным пассом могучей длани он запустил что-то в Ивана, но юноша был настороже и перехватил метательный снаряд.

— Что это? — спросил он у Палыча, рассматривая выуженную из воздуха зеленую колючку.

— Горный репейник, — хмуро буркнул Палыч, зверем глянув на барона. — Очень ядовитый. Прошибает любые доспехи.

— Забавно. — Император сжал пальцы в кулак, затем разжал, и все дружно ахнули. На ладони лежала элегантная белая роза. Юноша неспешно подошел к столу и преподнес ее младшей дочери барона. — Самой прекрасной даме этого вечера.

— Гм-м… — Барон фон Грыздерю небрежным жестом отодвинул сидящих рядом Олби и Долби, сметя их вместе с дочерьми со скамьи (кресла и стулья веса троллей и их новых подруг не выдерживали). — Садись, сынок, поговорим.

Иван отказываться не стал. Олби и Долби поднялись с пола и начали пристраиваться за столом подальше от непредсказуемого барона и своего крутого шефа. Дочерям барона к такому обращению, похоже, было не привыкать, и они как ни в чем не бывало вновь пристроились у них на коленях. Барон сдернул со стола штоф гномьей водки и наполнил прозрачной жидкостью огромный кубок.

— Ну что, за здоровье моих дочерей выпьешь? — испытующе посмотрел он на императора.

— Испугал, — усмехнулся Иван. — Владыку Леса испугал. И чем?!! Ну за твоих прелестных дочерей и остальных прекрасных дам, почтивших нас своим присутствием! — В кубке плескалось как минимум пол-литра, но юноша спокойно, не моргнув глазом, осушил его до дна. — Ух! Хорошо пошла…

— Может, закусишь? — Барон с любопытством смотрел на Ивана.

— После первой не закусываю, — отмахнулся юноша, прислушиваясь к своему организму. Мысленная команда в виде чуть-чуть подкорректированного заклинания Варгула работала прекрасно. Алкоголь внутри уже превращался в воду. Теперь главное, чтоб выдержал живот.

— А ты силен, — одобрительно прогудел барон, еще раз наполняя емкость.

Владыка Леса осилил и эту дозу, потом еще одну, и только после третьего кубка соизволил закусить соленым огурцом.

— Ну вот, теперь поговорим, — удовлетворенно крякнул он, потихонечку пьянея. Часть гномьей водки все же успела дать по мозгам, прежде чем превратиться в воду.

— Поговорим, — кивнул барон. — Только сдается мне, сынок, что ты такой же маркиз, как твой братик барон.

— Да ты чё?!! — начал возбухать втертый Эльвар, пытаясь нашарить на поясе кинжал. — На Владыку Леса тянешь? Зарежу!

Улькара перехватила его руку и начала ластиться к своему жениху.

— Вот и я о том, — расхохотался барон. — Владыка Леса и маркиз. Да успокойся ты, ушастый, — махнул рукой фон Грыздерю на будущего зятя. — Я тебя давно уже просек. Нет, а мне нравится этот парень! — грохнул он кулаком по столу. — Ничего не боится! Весь в меня.

— Какие уши? — опять начал обижаться брат Ивана. — У меня их нет!

— Вырастут, — успокоил его барон.

— Согласно распоряжению Владыки Леса я человек! — уперся Эльвар.

— У тебя неплохо получается, — успокоил его барон. — Первый раз вижу, чтоб ушастые так гномью водку жрали. Слушай, Владыка или как там тебя, — вновь обратился он к Ивану, — есть у меня одна мечта: выпить на брудершафт с темным императором.

— Так наливай, — пожал плечами юноша.

— Не побрезговал! — восторженно взревел барон, вновь наполняя кубки.

Пить на брудершафт с гигантом еще та задача, но император справился. Рука Ивана с трудом обогнула могучий бицепс барона фон Грыздерю, и он оприходовал очередную дозу.

— Да что ж ты делаешь-то, шеф… — простонал невидимый Варгул.

— И как ты меня расколол? — спросил Иван, не обращая внимания на страдания героя.

— Не первую сотню лет рядом с Империей живу, — хмыкнул барон, — видал я твоего отца. Похож. Очень похож. Вот только не пойму, как сын Иштара Второго оказался эльфом.

— Чергиз? — ахнул Варгул.

— О! И герой тут где-то рядом крутится, — радостно ощерился гигант. — Ну что, император, примешь от меня присягу?

— Запросто. — Коварные градусы делали свое дело, и Владыка Леса был уже весь белый и пушистый.

С грохотом отлетело в сторону кресло. Гигант поднялся, затем опустился на одно колено перед юношей.

— От имени союза тролльих племен даю присягу верности. Возьми нас под свою руку, император. Мы тебя так долго ждали!

Осознав торжественность момента, юноша встал, выдернул из ножен меч и водрузил лезвие блестящего клинка на плечо гиганта.

— Я принимаю твою клятву верности, Чергиз. Отныне тролльи племена вошли в состав Империи и находятся под моей защитой.

По лезвию меча промчался огненный всполох и скрылся под одеждой мощного барона. Чергиз рванул на груди камзол. На груди его медленно, но верно проявлялись очертания золотого дракона.

— Спасибо, император! — На глаза барона навернулись слезы. — Мы не подведем!

— Надеюсь. — Иван закинул меч обратно в ножны и жестом приказал барону встать. — Так, быстро шторы на окна, двери на засов. Варг, ставь магическую защиту от прослушки и можешь проявляться. — Его приказ был выполнен молниеносно. — Прекрасно. Ну раз пошло такое дело, побеседуем, дамы и господа. У меня родился план. Чергиз, наливай!

13

Гениальный план Ивана начал буксовать буквально с самого утра: Варгул уперся. Он сидел в полном трансе около зеркала, с ужасом глядя на свое отражение. Герой темной Империи был в таком шоке, что не вышел из своих апартаментов даже на проводы барона, избранницы его сердца Траньки, дочерей Чергиза и их женихов Олби и Долби. Владыка Леса сделал воистину королевский жест, отправив со своим новым подданным бароном фон Грыздерю в Тиргетские предгорья всю семейку троллей. Туда же за подругой хотел намылиться и Эльвар, но тут Владыка Леса проявил твердость. За этого охламона он был ответственен перед Ариманом, а потому предпочитал, чтобы юнец был на глазах. Барон клятвенно заверил перспективного зятя, что красавица Улькара непременно дождется своего жениха, и развеселая, так до конца и не протрезвевшая компания покинула гостиный двор, взяв курс на Халистан.

— И это я? — с ужасом вопрошал пространство Варгул, глядя на свое отражение. — Шеф, убей меня, это милосердней! Я ж таких раньше на раз валил, а теперь…

Иван сочувственно вздохнул. Муки героя ему были понятны. Сравнительно недавно он так же страдал, когда Транька с Златовлаской делали из него полуэльфа. Варгулу легче. В предстоящем шоу ему отводилась роль ревизора, а ревизором в данном случае мог быть только натуральный эльф. Такое решение юноша принял из соображений безопасности. На подступах к Лугонии главу эльфийской миссии пытались уничтожить. Если б Иван вовремя не выдернул братишку из-под удара, с ним, скорее всего, было бы уже кончено. У героя шансов выжить в подобной передряге больше. Сам Иван решил оставаться временно в тени, на вторых ролях, чтобы развязать себе руки. Но на самом деле нарываться будет он, отвлекая огонь на себя. Это император решил твердо, так как от магических атак он защищен гораздо лучше Варгула, да и лучше всей своей команды: с ним всегда его дракончики.

— Ты меня опустил. Мое место теперь у параши…

— Варг, не ворчи. И вообще, что это за разговоры? Твой император эльф, и ничего. А тебе что, западло остренькими ушками пред народом помахать?

— Шеф, если ты даже обмотаешься своими ушами с ног до головы, тебе все простится. Ты император, — простонал Варгул, — тебе все можно. А я…

За дверями номера беззвучно ухохатывались Палыч и Семен, «сочувствуя» страданиям коллеги.

— Да какой же ты после этого герой? Родина кинула…

— Варгула, — давясь от смеха, прорыдал из-за двери Палыч.

— Цыц! А то и вас сейчас в эльфов превращу, — шикнул на них Иван, после чего продолжил обработку друга. — Ты пойми. Родина кинула клич…

— И выбрала добровольцем Варгула, — закатился за дверью Семен.

— А он, бедный, и не догадывался! — Судя по звукам из коридора, неразлучная парочка уже сползала по стеночке от смеха.

— Да тьфу на вас! А ну, заткнулись быстро!

Возня за дверями затихла.

— Варгул, родина сказала: надо! Что скажет в ответ ее герой?

— Пошло все на хрен! — простонал Варгул, с ужасом глядя на свои льняные волосы, спадающие ниже плеч. — Хотя бы темным эльфом родина позвала, а тут…

— Ну надо же, какой расист. У тебя явно было трудное детство. Да хватит убиваться! Я вот императора, Владыку Леса, эльфа играю и ничего.

Иван смотрел на несчастного героя и понимал, что слова до него не доходят. С таким настроем всю миссию завалит, понял император. Надо вдохновлять иначе. Юноша покопался в безразмерной котомке героя и вытащил из нее свою гитару. Маг он уже стал неслабый, а потому, повинуясь его воле, струны заиграли сами. И не только заиграли, а еще и запели голосом Иосифа Кобзона:

Не думай о секундах свысока.

Наступит время — сам поймешь, наверное:

Свистят они, как стрелы у виска, —

Мгновения, мгновения, мгновения…

— Варгул, родина тебя не забудет, — проникновенным голосом начал внушать Иван, — ты станешь героем…

— Да я и так уже герой!

— Будешь дважды героем!

У каждого мгновенья свой резон,

Свои колокола, своя отметина.

Мгновенья раздают кому позор,

Кому бесславье, а кому бессмертие.

— В центре Империи, на главной площади твой бюст поставлю.

— Два бюста, — потребовал Варгул, — я же дважды герой.

— И обязательно из серебра, — потребовал из-за двери Семен.

— С ума сошел? Из чистого золота! Он же у нас дважды герой! — возмутился Палыч.

В номер выпало два корчащихся от смеха тела.

— А сейчас я как дважды герой с каждым из них дважды поговорю, — засучил рукава Варгул, сразу перестав страдать.

Иван вовремя перехватил рванувшего на разборку дважды героя и дал возможность выползти обратно в коридор ржущим во всю глотку приколистам.

* * *

Расплатившись с хозяином гостиного двора, команда императора покинула гостеприимное заведение. Возвращаться сюда они не собирались. Этому способствовала обстоятельная беседа между бароном фон Грыздерю и Владыкой Леса накануне. Чергиз, командовавший когда-то тролльими войсками, присягнувшими Иштару II, деликатно намекнул юноше, что с их легендами легко нарваться на неприятности. Батефен, конечно, захолустье, но у любого дворянина родом из тех мест глаза станут квадратные, как только он столкнется с маркизом Карабасом, виконтом Дуремаром и бароном Артемоном. Нет таких дворян в Батифене. Нет и никогда не было.

Юноша внял его советам и, не мудрствуя лукаво, послал все титулы куда подальше. В конце концов, миссия выехала из Шуахра, и во главе ее идет эльф, в жилах которого течет королевская кровь. А так как главная задача миссии — защита прав человека, то сопровождать ревизора должны люди. Обычные мелкопоместные дворяне, весь двор которых — микроскопическая деревушка из десяти-пятнадцати крестьянских семей. Шуахр — большое королевство, подобных деревушек в нем десятки, если не сотни тысяч, и поймать за руку липовых дворян практически невозможно, несмотря на то, что имена их были такими же липовыми, как и их поместья. Император и тут подошел к делу творчески. Своему родовому имению он выбрал название. Иван де Артаньян звучало круто. Палыч стал господином Павлом де Валлоном, оборотень — Вениамедом де Брасье, Семиграл — Семеном де Пьерфоном. Бледные черты лица вампира навеяли ему мысли об Атосе, и он нарек его господином Марчелло де Лафер. Очаровательная Златовласка, теперь единственная дама в их лихой компании, превратилась в леди Винтер, а беспутный братик императора теперь обязан был откликаться на имя господин Эркюль де Бражелон. Все были довольны своими новыми именами. Все, кроме светлорожденного Эльвара, роль которого играл дважды герой Варгул.

Он высокомерно поджимал тонкие губы, стараясь не замечать глазеющий на него народ. Это вполне соответствовало его новой роли, правда, кое-что Ивану все-таки не нравилось. Смотрели на Варгула жители Лугонии хотя и с любопытством, но с неприкрытой неприязнью. Иван направил своего жеребца к кобыле брата.

— А что это, друг мой Эркюль, все так таращатся на нашего Эльвара? — тихонько спросил он его.

— Чего ж ты хочешь? — хмыкнул юноша. — В лесах Лугонии нет ни одного эльфийского клана. Светлорожденные здесь редкость.

— Тем более не повод смотреть на них зверем, — пробормотал император. — Как ты думаешь, толпа кусаться не начнет?

— Да ты что, братан…

— Я тебе дам «братан»! Не выходи из образа. Мы не родня. Ты — господин де Бражелон, а я — Иван де Артаньян!

— Прошу прощения, Владыка Ле…

— Нет, все-таки надо было тебя отправить под крыло папаши, — удрученно вздохнул Иван, тронул поводья и переместился поближе к герою. — Светлорожденный, есть предложение проверить, как соблюдаются права иногородних и других приезжих в славном городе Сакреме. Возражений нет?

— Я не против, — величественно кивнул герой, и комиссия по правам человека направила копыта своих лошадей к городским воротам.

Их путешествие было недолгим. Дорога заняла не больше десяти минут. Время для проверки они выбрали удачно. В город широким потоком вливались телеги спешащих на рынки столицы селян с их немудреной сельскохозяйственной продукцией.

— А вот это уже интересно, — пробормотал Павел де Валлон.

— Не одному тебе. — Император был откровенно удивлен.

Городская стража провожала равнодушными глазами катящиеся мимо них повозки, не делая попыток взять въездную пошлину или какую-либо другую мзду. Тормозили они только телеги, прикрытые рогожей, но, убедившись, что под ними ничего запрещенного нет, спокойно давали отмашку, и движение возобновлялось.

— Оч-ч-чень интересно, — процедил Иван. — Светлорожденный, господин Эльвар, прошу заметить, что в Шуахре нет такой идиллии.

— А может, это уже… как его… местный вариант вашей потемкинской деревни начался? — растерянно спросил Варгул.

— Тогда бы у крестьян глаза были квадратные, — с сомнением сказал Семен.

— Полностью согласен с вами, господни Пьерфон, — кивнул Иван.

— А может, их где-то на подходе к городу обработали? — высказал предположение Вениамед.

— Сильно сомневаюсь, — не согласился юноша. — Они бы все равно дергались. Ты на их морды посмотри. Такое олимпийское спокойствие и полную беспечность может сыграть только артист. Не думаю, что в местных селах есть драмкружки. Едем на ближайший рынок. С народом пообщаемся. Глядишь, на что-то любопытное нарвемся. Не возражаете, светлорожденный?

Светлорожденный Варг не возражал. Найти рынок проблем не составляло. Достаточно было просто ехать в том же направлении, что и производители сельхозпродукции, однако без приключений до цели добраться не удалось. Навстречу миссии по улице ехал отряд всадников, чьи одежды выдавали их принадлежность к ордену Серой Мглы.

— Один храмовник, четыре паладина, — оживился Варг. — Чур, два из них мои!

— Твою мать, светлорожденный! — яростно зашипел Иван. — Ты, блин, комиссия по этим… как ее… правам или просто так подраться вышел?

— Почему просто так? Вот увидишь, сейчас они нарвутся, причем сделают это по доброй воле, сами. Что, не веришь?

— С ума сошел? Мы здесь с высокой миссией! Тут надо дипломатию вести. Так, морду лица сменил! Всех обдаешь презрением и молчишь. Для эльфа это больше чем нормально. Отныне я твой рупор. Советник ревизора намбе ван!

— Намбе что? — опешил Варг.

— Намбе ван. Эх ты, обычного английского не знаешь, а еще советником называешься. Ладно, не перегружай мозги. Тебе теперь как эльфу это вредно.

Увидев светлорожденного в окружении людей, храмовник встрепенулся, сделал неуловимый жест рукой, и паладины послушно выстроили в широкий ряд своих коней, перегородив дорогу. Команда императора вынуждена была остановиться.

— Кто такие? — грозно спросил храмовник. — Предъявите подорожную и удостоверяющие личность документы!

Иван тут же подал своего жеребца вперед и вступил в дипломатические переговоры.

— Ты на кого поднял голос, шавка? — ледяным голосом спросил император, тесня своим конем храмовника. — На лицо королевской крови светлорожденного Эльвара? На ревизора, возглавляющего комиссию по правам человека? Комиссию, статус которой выше статуса любой дипломатической миссии? — Меч императора с тихим шипением покинул ножны. — Согласно мандату, выданному нам на основании документа, заверенного главами одиннадцати светлых королевств, за это оскорбление я имею право казнить вас прямо здесь, на месте, без суда и следствия!

Случайные прохожие шарахнулись в сторону, спеша убраться куда подальше от места возможной схватки. Судя по их реакции, всесильному ордену Серой Мглы здесь не часто решались оказать сопротивление. Удрали, правда, не все. Часть жителей столицы застыла в ступоре, выпучив глаза.

— Спокойно, Артаньян, — лениво бросил Варг, смерив презрительным взглядом членов ордена. — Я не давал команды «фас». — «Светлорожденный» вынул из кармана договор и развернул его. — Подписано Владыкой Леса, ставшим во главе объединенных кланов светлых эльфов, и кардиналом Легреем на основании полномочий, данных ему главами одиннадцати светлых государств.

— Извинения, быстро! — прошипел Иван. — Это ваш единственный шанс сохранить свою жизнь.

Взгляд храмовника заметался между свитком «ревизора» и членами комиссии по правам человека, спокойно, с этакой презрительной ленцой извлекавшими из ножен свои мечи. На то, что перед ними паладины и храмовник, им явно было наплевать, и это впечатляло. Глаза у главы отряда ордена Серой Мглы были зоркие. Он разглядел на договоре подпись кардинала, отвечающего за деятельность ордена в Шуахре, а от росчерка Владыки Леса шел такой мощный поток магии, что храмовник понял: ее ставил не последний в иерархии светлорожденных эльф.

Глава отряда поспешил дать команду освободить дорогу.

— Прошу простить нас, ревизор, мы действовали по незнанию.

Судя по отпавшим челюстям, это окончательно добило жителей столицы.

— Поехали, — небрежно кинул Варг, убирая договор в карман.

Иван закинул в ножны меч, и комиссия по правам человека возобновила путь в сторону рынка.

— Слушай, а давай махнемся, — предложил императору герой, как только они отъехали от места инцидента на достаточное расстояние. — Я советник, ты ревизор.

— Это еще зачем? — подозрительно спросил Иван.

— Ему твоя дипломатия понравилась, — хихикнул Палыч. — Мне, кстати, тоже.

— Очень действенная дипломатия, — поддержал друзей Семен.

— А вы никаких нюансов в дипломатическом наезде шефа не уловили? — вдруг спросила Златовласка.

— Ну-ка, ну-ка? — заинтересовался вампир.

— Женская логика порой такие сюрпризы выдает, — поднял палец брат Ивана, — я бы на вашем месте ее послушал.

— Говори, — на правах главы миссии распорядился Варг.

— Шеф на них не просто так наехал. Он их проверял на вшивость. Видали, как у храмовника глазки прыгали с договора на нас? Если бы здесь устроили потемкинские деревни, храмовники бы с нами еще издалека расшаркиваться начали. Ну шеф на всякий случай и усугубил ситуацию. Во какой он у нас умный.

Умный шеф неопределенно шмыгнул носом. Откровенно говоря, ему просто очень не нравился орден Серой Мглы и ему с ним захотелось элементарно подраться, но что делать, раз он оказался таким гениальным дипломатом и пришлось удовлетворяться лишь моральной победой.

За неспешной беседой время летит быстро, и вскоре на горизонте замаячил рынок.

— Предлагаю слезть с коней и привязать их к вон той изгороди на входе, — сказал Иван.

— Зачем? — не понял Варг.

— А вдруг их спи… э-э-э… украдут, — выдал очередную гениальную идею юноша. — Отличный шанс сделать наезд на городскую стражу и проинспектировать их методы работы.

Возражать никто не стал, и табунок чуфрской породы был примотан к изгороди палисадника одноэтажного дома, над входом которого висела скромная вывеска «Администрация рынка». В здание периодически заскакивали не только сельские труженики. Заходили также гончарные и кузнечные мастера, прибывшие на рынок со своим товаром. Многие из них на ходу вынимали из кармана мелкую медную монетку, прежде чем зайти внутрь, а выходили уже с жестяным квадратиком, на котором был выгравирован номер.

— Чего это они? — заинтересовался Палыч.

— Чего ж тут непонятного? — пробормотал Иван, — места себе на рынке покупают. Буквально за копейки! На такие сборы с рынка только уборщиков нанять можно для поддержания чистоты. Нет, дамы-господа, вы как хотите, а мне следует на это посмотреть и потолковать с народом. Варгул… тьфу! Светлорожденный, ты же мне втирал, что в светлых королевствах сплошной бардак. Я его что-то здесь не вижу.

— Не может того быть! — нахмурился «светлорожденный». — Не может быть такого, чтоб все было хорошо! Что-нибудь да обязательно здесь плохо!

— Проверим. Так, ставлю всем задачу: найти в этом проклятом государстве недостатки. Иначе наша миссия идет коту под хвост! Нам не с чем наезжать на местную элиту.

— А зачем нам на нее наезжать? — спросила Златовласка.

— Сам пока не знаю, — честно признался император. — Но чую, что наезжать придется. Работаем!

И его команда, разбившись на пары, разбрелась по рынку и начала работать. Однако задачу перед ней император поставил практически невыполнимую. Селяне и мастеровые спокойно торговали своей немудреной продукцией, покупатели так же спокойно эту продукцию покупали, городская стража ходила меж торговых рядов, наблюдая за порядком, и никаких поборов ни со стороны стражи, ни со стороны каких-то других посторонних лиц не наблюдалось.

— Хороша у тебя капуста, — одобрил Иван торговца сельхозпродукцией, глядя на тугие белые кочаны. Жутко расстроенный Варгул стоял рядом, о чем-то напряженно думая.

— Гнильем не торгуем, — расплылся продавец.

— Сам растил?

— А как же!

— И большой налог с тебя дерут?

— Что вы, господин! Какой налог? Налоги за нас платит барин, дай бог ему здоровья.

— А ты платишь барину, — сообразил Иван.

— Конечно! Мы с ним в доле.

— И сколько ты ему отстегиваешь?

— Как и положено, ровно половину.

— Круто.

— А как иначе? Ему в казну налог надо отдать, на орден Серой Мглы пожертвовать немало, имение в порядке содержать. Так что все честно. Мы довольны.

— А если барин больше половины захочет взять? — продолжал допытываться император.

— Да кто ж ему даст-то? — рассмеялся продавец.

— Ну а если силой взять захочет? Он же барин.

— Э, господин, да вы никак приезжий?

— Угадал.

— Если барин больше взять захочет, орден Серой Мглы с ним быстро разберется. Был барин, и нет барина.

— Короче, половину барину, и все в порядке?

— Конечно!

Иван взял за локоть «эльфа» и оттащил его от лотка торговца овощами.

— Слышь, Варгул, по-моему, ты мне проехал по ушам.

— О чем ты, шеф?

— Не ты ли утверждал, что во всех светлых королевствах беспредел? Какой здесь беспредел? Ты посмотри на эти ряхи. Где голодный блеск в глазах? Где произвол? Где беззаконие?

— Шеф, в натуре… — заволновался Варг.

— Светлорожденный, попрошу без фени.

— Шеф, да ты пойми, с тех пор как я застрял в Шуахре, все силы уходили только на него. А тут Лугония! Тьфу, а не королевство. Оно в случае войны не больше трех полков нормальных воинов способно дать. Кто ж его берет в расчет? Мы и при твоем отце на него внимания почти не обращали, а уж потом… сам понимаешь. Ну небольшой расклад по криминалу да элите местной мне подгоняли через местную братву, да и только.

— И много таких мелких королевств не охвачено твоей сетью?

— Пять, — честно признался Варг. — А что ты хочешь? Здесь есть королевства, которые и на графства-то не тянут. Время на них тратить, когда не решен вопрос с такой махиной, как Шуахр, было бы просто глупо!

— Ладно, с этим позже разберемся.

Перезвон гитарных струн заставил Ивана встрепенуться. На рынок пришли цыгане. Табор добрался до свободного от лотков пятачка в центральной части рыночной площади и начал представление. Бородатый кряжистый цыган немедленно вступил в потешную борьбу с медведем, а цыганки пустились в пляс, задорно тряся плечами и длинными цветастыми юбками.

— Позолоти ручку, барин, погадаю, — вывернулась откуда-то сбоку юная вертихвостка.

— Думаешь, стоит? — повернулся к ней Иван.

— Стоит, барин. Все, что было, все, что бу… ой!

Глаза цыганки стали круглые-круглые. Она попыталась улизнуть, но Иван уже крепко держал ее за руку.

— А хочешь, я тебе погадаю?

— Зачем? — Глаза девчонки забегали.

Она явно искала пути к спасению, так как поняла: добрый барин ее узнал, и исподволь пыталась вырваться, но не тут-то было.

— Какая прелестная ладошка, — раскрыл ручку девицы император. — Вижу по ней, что тебе не больше пятнадцати годков. Вот эти линии отвечают за ум и мысли… Нет, ну надо же, какой короткий ум. А мыслишки-то какие глупые и недалекие. Зарабатывать на жизнь воровкой на доверии… ай-яй-яй! А что нас ждет впереди? Так, линия судьбы двоится. Тебя как зовут?

— Рада.

— У тебя очень редкое для цыганки имя, — усмехнулся юноша. — Так вот, Рада, если пойдешь старой дорожкой, — палец Ивана прогулялся по линии судьбы, пощекотав ладошку вертихвостки, — то ждет тебя казенный дом, в котором жить тебе недолго.

Наблюдавший за этой сценой Варгул сделал выразительный жест ребром ладони по горлу. Цыганка побледнела.

— Но, если одумаешься, свернешь со скользкого пути и пойдешь по этой тропке, — палец юноши наметил новый путь, — то будешь жить долго и счастливо.

— Господин, пощадите девчонку. — Закончивший выступление с медведем цыган подошел к императору.

— С кем имею честь? — вежливо спросил Иван.

— Василь.

— Я так понял, этот табор твой?

— Да.

— Цыганский барон местного разлива, — хмыкнул император. — И за что тебя простить?

— А разве не вас она вчера… — Василь прикусил губу.

— Ты не ошибся, меня, — успокоил его юноша.

— Еще раз прошу ее простить. Моя племянница с Камакуа, господин, местных порядков не знает и упрямая, чертовка! Сколько раз ей говорил, здесь воровать нельзя, все без толку!

— А что здесь делают с ворами? — заинтересовался Варгул.

— Их забирает орден Серой Мглы, — хмуро сказал Василь. — Оттуда уже нет возврата. Ходят слухи, что в подземельях их проклятых монастырей они долго умирают. Немногие счастливчики сразу попадают на костер публичной казни.

— Твоя племянница раньше жила в Камакуа… — задумался Иван. — А где ее родители?

— На табор брата было нападение. Кого убили, кого взяли в плен и увезли куда-то. Только ее не смогли взять. Очень шустрая девчонка. Сумела удрать. Нашла меня и сразу принялась за старое.

— Вот теперь понятно. Ладно, забирай свою племяшку. — Юноша разжал кулак. — Советую вложить хорошего ума ей в задние ворота. Может, поумнеет.

— А как это… ума и в зад? — не понял Василь.

— Берешь плеть, задираешь юбку и по голой попе… — начал пояснять Варгул.

Василь засмеялся.

— Надо попробовать. Спасибо еще раз, мой господин. Я твой должник. — Цыганский барон отцепил от своего пояса кошель. — Здесь все, что у меня есть с собой, но, если ты окажешь честь и посетишь наш табор за воротами Сакрема, я все верну сполна и дам в придачу лучших жеребцов любой породы, которых ты найдешь в наших табунах.

— Заметано, — не стал ломаться юноша, цепляя к поясу кошель. — Будет время, загляну.

Василь коротко кивнул, дернул за руку племяшку и потащил ее к заканчивающим выступление артистам, что-то сердито выговаривая ей на ходу. К Ивану с Варгулом начали подходить остальные члены комиссии по правам человека.

— Шеф, все чисто.

— Тишь да гладь.

— И прицепиться не к чему.

— Уже вижу, — отмахнулся юноша, — здесь даже воровать боятся. Орден Серой Мглы за глотку крепко взял. Отсюда сразу же вопрос: на чем здесь держится местный криминал? — Иван задумчиво посмотрел на героя. — При таком раскладе шансов у него в этом государстве просто нет.

— А как же Меченый? — побормотал Варгул.

— Вот и я о том же. Ладно, едем дальше. Помотаемся по городу, может быть, что интересное найдем.

Команда императора покинула рынок, отвязала от изгороди своих лошадей, на которых так никто и не покусился, и отправилась исследовать столицу Лугонии, надеясь найти в ней хоть какие-то недостатки. Однако недостатков не было. Все говорило о том, что государство процветает и благодарить за это надо орден Серой Мглы. Его дамоклов меч висел здесь над ворами и мздоимцами, что обеспечило благоденствие королевства.

— Плагиат! — возмущался Варгул. — Они украли у нас идею!

— Что, в нашей Ванденсии с законом и порядком дела обстоят так же хорошо? — усмехнулся Иван.

— Лучше! — категорично заявил Варгул.

— Чем?

— Еще не знаю, но лучше! Есть здесь какой-то подвох, и я его найду!

Упрямства герою темной Империи было не занимать, и он таки нашел. Это произошло на третьем по счету рынке столицы, который обследовал ревизор. Варгул вошел в азарт и, как говорится, носом землю рыл, чтоб доказать свою правоту.

— Попался, ворюга!

На истошный вопль клиента, вцепившегося в опешившего торговца тканями, ринулась стража.

— Всем стоять! — рявкнул сержант.

Покупателя оторвали от продавца.

— Какие у вас претензии к почтенному Гораллу? — хмуро спросил сержант взбешенного покупателя.

— Он украл мой кошелек!

— Проверим.

Горалла быстро обыскали, но в карманах ничего не нашли.

— Кошель был при мне! — бесновался покупатель. — Он исчез, когда я подбирал расцветку для платья жены! Спрятал, подлец, куда-то! Нас здесь было только двое, больше некому!

— Осмотреть прилавок, — приказал сержант.

Кошель быстро нашелся. Он был засунут под рулоны пестрых тканей, которых лежало много на прилавке.

— Вызывайте орден, — устало махнул рукой сержант, неприязненно покосившись на покупателя.

— А что вы на меня так смотрите?

— Понять пытаюсь. Медом вы, что ль, намазаны, господин Таргел? За последнюю неделю третий раз вас обокрасть пытались. Вчера Расул, сегодня Горалл.

Варгул при этих словах вздрогнул. Его эльфийские ушки встали торчком, тряхнув льняную шевелюру.

— Где вор? — К месту происшествия проталкивалась группа в длинных рясах. Вездесущий орден Серой Мглы почуял добычу.

— Отставить! — властно приказал Варгул.

Стражники и монахи вздрогнули, обернулись на голос и окинули недоуменным взглядом команду императора.

— Вы кто такие? — Из группы монахов выступила долговязая фигура в сером плаще.

«Храмовник», — сообразил Иван и хотел было ответить, но Варгул его опередил.

— Я генеральный ревизор, — ледяным тоном сказал герой, небрежным жестом головы откидывая за спину волосы. Император сразу понял, что он сделал это специально, дабы открыть свои остренькие ушки и позлить представителей местной власти. — Возглавляю комиссию по защите прав человека и прочих недоразвитых рас, чей интеллект настолько низок, что сами они свои права защитить не в состоянии. — Надо сказать, Варгул великолепно вошел в роль. Апломб и высокомерие сочились буквально из всех щелей. — Что вы хотите сделать с этим человеком? — кивнул он на несчастного продавца, которому стража уже заломила руки.

— Он будет казнен, — так же холодно ответил храмовник. — С преступниками в Лугонии разговор короткий. У вас есть возражения?

— Есть, — кивнул Варгул.

— Значит, ваша миссия защищает интересы воров? — Тонких губ храмовника коснулась язвительная улыбка.

— Возглавляемая мной миссия предпочитает досконально разобраться во всем происшедшем, прежде чем отправить человека на плаху. Освободить купца!

Подчиняясь его властному голосу, стражники отпустили свою жертву.

— Таргелу вернуть его кошель, — продолжал распоряжаться герой. — Кстати, где он у вас был, почтеннейший?

— Вот тут вот, — засуетился Таргел, — на поясе у меня висел.

— Туда его и повесьте.

— Нет уж, я его теперь из рук не выпущу.

— Я сказал: на пояс! — рявкнул Варг.

Таргел вжал голову в плечи и поспешил исполнить приказание. Информация о том, что нашлись смельчаки, посмевшие возразить всесильному ордену Серой Мглы, быстро распространилась по базару, и к торговой точке почтенного Горалла начал стекаться народ.

— Освободить место около лотка, — приказал герой.

Толпа послушно подалась назад.

— Прошу прощения, светлорожденный, но я должен знать, что вы собираетесь делать, — твердо сказал сержант.

— Служивый, все в порядке, — вступил в игру Иван, сообразивший, что затеял его советник. — Сейчас глава нашей миссии на ваших глазах проведет следственный эксперимент, с помощью которого будет установлен истинный виновник происшествия.

Увидев, как забегали глаза Таргела, юноша понял, что нюх Варгула не подвел. Неясно было только, как в темной Империи производились следственные действия по выявлению виновных. Если Варгул начнет сейчас выколачивать признание из Таргела методом рамодановских ментов, народ его может и не понять. К счастью, у героя темной Империи были менее радикальные методы.

— Граждане Сакрема, — обратился Варг к толпе, — сейчас вы своими глазами увидите то, что здесь произошло несколько минут назад. Против заклинания Беспристрастной Истины никто не устоит.

Герой сделал пасс в сторону Горалла и Таргела. Их тела на мгновение словно окаменели, затем ожили, и представление началось.

Для жаждущего сбыть товар купца и его потенциального клиента мир действительности перестал существовать. Они вернулись в прошлое и теперь увлеченно торговались.

— Да за такие деньги я полотна на три платья для жены куплю, — укоризненно качал головой Таргел.

— Товар недешев, — согласился с ним купец, — но вы посмотрите, какая ткань! Какая выделка, расцветка. Ее мне из Камакуа везли.

— А нет ли чего подешевле? Скажу откровенно, я нынче слегка стеснен в средствах.

— Бывает. Вот могу вам предложить…

Купец начал разворачивать перед клиентом отрезы ткани один за другим, не замечая, как рука Таргела украдкой сдергивает со своего пояса кошель и засовывает его под рулоны пестрых тканей.

Рев возмущенной толпы прервал представление. Купца и покупателя рывком выдернуло из прошлого. Из-за спины храмовника вышли двое дюжих молодцев в рясах и скрутили провокатора.

— Я не виноват!!! — завопил Таргел. — Меня заставили… — Лицо его внезапно посинело. — Орден Се… — вырвался из горла несчастного предсмертный хрип, и тело безвольной куклой обвисло на руках монахов.

— Орден Серой Мглы благодарит генерального ревизора за то, что он помог восстановить истину, — сказал храмовник, глядя на Варгула пустыми глазами, сделал знак своим людям и спокойным шагом направился к выходу с рынка. Монахи поспешили вслед за ним, волоча за собой труп Таргела.

— Господин! — рухнул на колени перед Варгом купец. — Спасибо! До конца жизни буду молиться на тебя! Я уже думал: все, конец, осиротели мои дети!

— Полезное заклинание, — пробормотал сержант, задумчиво теребя свои усы. — Почему же его орден не использует?

— Так это ж заклинание Беспристрастной Истины, — усмехнулся император, — а ордену истина не нужна.

— А что же ему нужно? — настороженно спросил сержант.

— Власть над миром.

Комиссия по правам человека покинула базар под одобрительный гомон толпы, оживленно обсуждавшей происшествие. Заклинание Беспристрастной Истины заставило задуматься многих…

14

— Я же говорил, что-то здесь нечисто, — радовался по пути Варгул.

— А ты силен, светлорожденный, — дивился Иван. — Так красиво наезжал, что даже я поверил, что ты эльф. Конкретно тему вкурил.

— А мне не понравилось, — обиженно шмыгнул носом Эльвар.

— Что именно? — заинтересовался император.

— Чё он на людей наезжает? Недоразвитые расы, низкий интеллект, — передразнил эльф Варгула. — Как дал бы!

— У-у-у… ты тоже тему вкурил, — рассмеялся Владыка Леса. — Так держать, братишка. Скоро мы из тебя сделаем настоящего человека.

— Шеф, а ты понял, что только что произошло? — продолжал восхищаться своей гениальностью Варгул.

— Разумеется, друг мой, — усмехнулся император. — Орден Серой Мглы получил здесь практически абсолютную власть и с помощью таких вот провокаторов убирает всех неугодных. Не знаю, чем досадил ордену этот купец, но подставили его конкретно.

— Жители славного города Сакрема! Слушайте и не говорите, что вы не слышали. — Голос глашатая, дерущего глотку где-то на соседней улице, заставил команду Ивана насторожиться. — Сегодня на центральной площади столицы ровно в полдень состоится казнь государственного преступника. На казнь приглашаются все желающие насладиться предсмертными муками святотатца, покусившегося на святое — государственное имущество великой Лугонии.

Иван задрал голову вверх.

— Ребята, точно не скажу, но, если верить солнцу, уже полдень.

— Казнь, — обрадовался Палыч. — Интересно, какие казни практикуются в Лугонии?

— Маньяк, — вздохнул Иван.

— Зачем так, шеф? Я просто скучаю без работы!

— Угу. Привыкли руки к топорам… Палыч, я не твою садистскую душу тешить собираюсь.

— А чью?

— Ничью. Просто хочу посмотреть, что собой представляют государственные преступники Лугонии. Если они того же типа, что и Горалл, и за поклепом на них стоит орден, то можно будет смело наезжать на короля с требованием выметать отсюда Серую Мглу к чертовой матери.

— Так чего же мы ждем? — Варгул, подавая пример, пришпорил коня, и комиссия по правам человека помчалась в сторону центра города.

К моменту ее прибытия на центральной площади успела скопиться довольно приличная толпа, оживленно обсуждающая предстоящее шоу.

— Кого сегодня казнят?

— Девку какую-то.

— Гулящую?

— Как же, будут они такое добро переводить.

— Говорят, сам кардинал Серафисей к ним в бордель на огонек заглядывает.

— Тише, дурень! Тоже на костер захотел? Обычную воровку судят. Тебе же ясно сказано: на государственное имущество покусилась.

Команда императора, не слезая с лошадей, медленно пробиралась сквозь толпу и прислушивалась к разговорам.

— Государственное имущество… Что-то это мне напоминает, — пробормотал Иван.

— Что именно? — поинтересовался Варгул.

— Сравнительно недавно в том мире, откуда я сюда прибыл, гораздо безопаснее было залезть в карман к соседу, чем покуситься на государственное имущество. Если за первое преступление давали срок, то за второе, как правило, вышку.

— Какую вышку?

— Забавную такую. Обычно с нее свисает веревка с петлей, в которую засовывают шею преступника.

— Ишь, как мудрено у вас смертная казнь называется.

Пробившись в первые ряды зрителей, комиссия по правам человека смогла наконец рассмотреть прикованную к деревянному кресту преступницу, под которой мрачные личности в серых рясах уже раскладывали хворост.

— Слышь, братишка, а когда мы их будем мочить? — деловито спросил Эльвар, поглаживая рукоять меча.

— Ого! Ты орден Серой Мглы имеешь в виду?

— Конечно! Наверняка без этих сволочей здесь не обошлось. Ты посмотри на эту соплюшку. Какая из нее преступница?

— Брат, ты растешь в моих глазах. Однако без команды не дергаться. Пока мочить запрещаю.

В прикованной к кресту девице император сразу узнал Натку. Подпольщица действительно выглядела сопливой девчонкой. Вряд ли ей было больше семнадцати лет.

На помост рядом с приговоренной к смертной казни взобрался представительный господин, плечи которого прикрывал алый плащ паладина ордена Серой Мглы с искусно вышитым на нем белым крестом.

— Жители славного города Сакрема, — траурным голосом начал он свою речь, — с глубочайшим прискорбием вынужден вам сообщить, что в нашем королевстве опять появились расхитители государственной собственности!

Толпа глухо зароптала.

— Ну и ну… — покачал головой Иван. — Обрати внимание, Варгул, все чисто в этом королевстве. Мелкие расхитители государственной собственности есть, а инакомыслящих нет. Гениально. О подполье этот кадр не сказал ни слова.

— Может, еще скажет.

— Это вряд ли.

Воспользовавшись тем, что паладин в этот момент делал артистическую паузу для усиления эффекта, император громко крикнул:

— А что, собственно говоря, она украла? Нельзя ли поконкретнее?

Паладин нахмурил брови, окинул взглядом юношу и его команду, которая была прекрасна видна, так как на шоу прибыла верхом на своих лошадках чуфрской породы, пожевал губами и решил, что ответить стоит.

— Она вчера проникла на склады магистрата и выкрала оттуда краску, предназначенную для ремонтных работ городской управы.

— Страшное преступление, — укоризненно покачал головой Иван. — И много выкрала?

— Целых две банки!

— Я не крала! — в отчаянии громко крикнула девица. — Я купила ее у почтенного купца Расула…

— Заткнуть ей пасть! — рявкнул паладин.

Монахи тут же выполнили приказ, затолкав Натке в рот подол собственной юбки. Это они сделали напрасно. У мужиков при виде обнажившегося девичьего бедра взыграла кровь, а бабы взбеленились.

— Да что ж вы делаете-то, охальники?

— А еще монахи!

— Казнить казните, коли так приспичило, а зачем позорить?

Монахи растерянно переглянулись, выдернули подол юбки изо рта своей жертвы и начали рвать на себе рясы, чтоб соорудить из них более безопасный с моральной точки зрения кляп.

— А ну стоять! — рявкнул Иван. Монахи замерли. — Светлорожденный, — обратился юноша к Варгулу, — позволь от твоего имени провести беседу. Мне что-то говорит, что здесь пытаются заткнуть рот правде.

— Не разрешаю, а приказываю, — величественно сказал герой. — Приказываю провести не беседу, а полноценное расследование. Я уже второй раз за сегодняшний день слышу имя купца Расула. Это наводит на размышления.

— Вы кто такие? — напрягся паладин.

— Этот вопрос я тоже слышу не впервой. — Варгул играл великолепно. Вся его фигура излучала надменность и презрение. — Совсем недавно мне задали его на сакремском рынке, где мы вывели на чистую воду одного мерзавца, пытавшего оговорить почтенного купца Горалла. И, как выяснилось, накануне этот же подонок оговорил другого купца по имени Расул.

— Это которого вчера казнили? — ахнула толпа.

— Выходит, так, — пожал плечами «светлорожденный».

— Я, кажется, спросил, кто ты такой, — скрипнул зубами паладин.

Варгул сделал небрежный жест Ивану: дескать, разберись сам с этим недоумком, мне об него руки лень марать. Императору только того и было нужно. Покинув седло, юноша вышел в круг, буквально кожей ощущая сотни глаз, сопровождавших его до помоста.

— Попрошу к светлорожденному Эльвару обращаться на «вы», — жестко сказал император, оказавшись на трибуне.

— Почему? — враждебно спросил паладин.

— Потому что их двое: он и его чин. Перед тобой генеральный ревизор, возглавляющий комиссию по правам человека. Он имеет право вмешиваться в дела людей и защищать их права, если есть подозрение, что они нарушаются.

— Какие еще права? — зашипел паладин.

— Все слышали? — повернулся Иван к толпе. — Только что представитель ордена Серой Мглы недвусмысленно намекнул, что у вас нет никаких прав!

Ответом был взрыв негодования, исторгнутый сотнями луженых глоток.

— Я этого не говорил! — завопил паладин.

— Но ты это имел в виду! — непререкаемым тоном заявил Иван. — Сейчас я проведу расследование для установления степени виновности или невиновности этой…

— Она приговорена к смертной казни! — брызгая слюной, заорал паладин.

— Кем?

— Трибуналом суда ордена Серой Мглы! Она приговорена и будет сожжена! Решение трибунала отменить нель…

Сокрушительный удар в челюсть смел паладина с помоста. Сверху на него спланировал Иван, выхватывая меч на лету. Паладин замер, почувствовав стальное лезвие у своего горла.

— Я отменяю решение вашего неправедного суда. Расул уже поплатился за него жизнью, и, возможно, не он один. До окончания нашего независимого расследования она считается невиновной! Если у тебя есть возражения, скажи, и я перережу тебе глотку!

— Не имеешь права, — прохрипел паладин.

— Ошибаешься, имею. И под этим правом, кстати, подписался лично ваш король. Так ты по-прежнему против независимого расследования?

— Нет…

— Правильное решение. Господин де Валлон, господин де Пьерфон, присмотрите, пожалуйста, за этим нервным товарищем и его коллегами. Каждого, кто попытается вмешаться в ход расследования, убивать на месте!

Палыч с Семой с нескрываемой радостью спрыгнули с коней и тоже вышли в круг, азартно потирая руки.

— Обожаю защищать права человека, — с нескрываемым удовольствием сказал Палыч, доставая из кармана удавку.

— Ты что делаешь? — зашипел на него Семен. — Права человека кистенем… тьфу!.. мечом защищать надо.

— Извини, перепутал.

Иван только головой покачал, глядя на веселящихся друзей, и, чтобы не привлекать к ним излишнего внимания, приступил к независимому расследованию. План спасения девицы от костра в его голове сложился молниеносно. Заниматься доказательством того, что девушка эту злосчастную краску не воровала, было глупо. Расула в живых нет, свидетелей наверняка тоже. Так что заклинание Беспристрастной Истины Варгула не прокатит. Следовательно, к этому делу надо подойти с другого конца. Он прекрасно помнил, как Дивмар отдал мысленный приказ древу-дому показать наезд «грибников» на Аримана. Комбинация магических флуктуаций намертво засела в его голове, и он даже почувствовал, что, если соответствующим образом их изменить, то можно и подкорректировать картинку. Все-таки он неплохой Владыка Леса, раз уже чувствует подобные нюансы. Так, для такого волшебства надо использовать магическую силу леса, а здесь только жалкие кусты… да черт бы с ними! Иван вспомнил кусты вдоль аллеи парка, где со своей когортой бессмертных прошлой ночью сидел в засаде, и мысленно обратился к ним…

В воздухе над площадью появилась темная аллея парка, ведущая к дому № 13 по улице Менял. По аллее весело, вприпрыжку, шла девица с банкой краски и кисточкой в руке. Остановившись возле дома, она чему-то улыбнулась, макнула в банку кисть и намалевала на стене размашистую надпись: «ОРДЕН СЕРОЙ МГЛЫ ВОРОВАТЬ НЕ ДАСТ!» Полюбовавшись на творение рук своих, девчонка рассмеялась и так же весело, вприпрыжку, удалилась, исчезнув из поля зрения за домом № 13.

Изображение медленно растаяло в воздухе. Состряпанный Иваном клип сработал на все сто. Глаза у Натки полезли на лоб от изумления, а толпа взревела, возмущенная действиями неблагодарного ордена, которому восторженная девица, как выяснилось, чуть ли не объяснялась в любви.

— Верно!

— Все правильно!

— Я там неподалеку живу! Лично сегодня видел эту надпись! А вчера ее еще не было!

Иван поднял руки, привлекая к себе внимание. Толпа послушно затихла.

— Уважаемые дамы и господа, прошу обратить внимание на то, что, во-первых, банка с краской была всего одна, а не две, как утверждали эти изуверы в рясах, а во-вторых, как вы думаете, это невинное дитя, свято верящее в справедливость и непогрешимость ордена Серой Мглы, о чем свидетельствует сделанная ею надпись на стене, способна на такое страшное злодеяние, как воровство?

— Нет!!! — дружно взревела толпа.

— Заслуживает она смерти на костре?

— Нет!!!

— Ее судей на костер!

— Бей долгополых!

— А еще говорили: эльфы гады!

— Да они за нас! За правду!

— Орден Серой Мглы к ответу!

Толпа бросилась в атаку. Паладин с монахами, сообразив, что дело плохо, рванули с площади так, что только пятки засверкали. Палыч с Семой хотели было преградить им дорогу, но Иван жестом приказал им отойти в сторону. Убийство членов ордена Серой Мглы Лугонии на данный момент не входило в его планы. По крайней мере, до тех пор, пока не разобрались досконально во всем происходящем в этом странном государстве. Пусть этим занимаются сакремцы. Этот день основательно подорвал веру горожан в орден Серой Мглы. Меч императора со свистом рассек воздух, перерубая цепи, и обессиленная от переживаний Натка выпала с креста в его объятия…

15

Своей новой базой комиссия по правам человека избрала скромный постоялый двор при трактире с очень оригинальным названием «Пей до дна». Они сразу заметили, что за ними с самой площади увязался длинный хвост соглядатаев, но не сделали ни одной попытки его сбросить. Шила в мешке не утаишь. Эльфийская миссия по правам человека уже заработала в городе определенный авторитет, и прятаться по кустам не имело смысла. С этого момента они действовали практически легально. Сняв несколько номеров, император со своей командой занял самый просторный для проведения следственных мероприятий, дождался, когда хозяин заведения накроет стол, и приступил к работе.

— Ты голодна?

Натка отрицательно покрутила головой. Пережитый ужас отбил ей аппетит.

— Понятно. — Император усадил девицу на кровать, сел рядом и приступил к допросу горе-подпольщицы.

— А теперь, когда здесь все свои, колись быстро, — строго сказал император. — Краску у Расула покупала?

— Не-э-эт… — захныкала Натка. — Я просто знала, что его уже казнили, и сказала что у него-о-о…

— Значит, все-таки украла, — удрученно вздохнул Варгул, садясь за стол, и взялся за жаркое.

Остальные члены комиссии по правам человека тоже начали подтаскивать стулья к столу. Все уже успели проголодаться.

— Не укра-а-ала-а-а…

— Рассказывай! Не украла она. И зачем ты это сделала? — устало спросил Иван. — Ты что, не знаешь, что здесь положено за воровство? Ты хоть представляешь, каких трудов мне стоило тебя отмазать? Неужели нельзя было эту долбаную краску просто купить?

— Нам с Серго папка денег не дае-о-от… — Девчонка зарыдала в голос, размазывая по щекам слезы и сопли.

— Что, не могла сэкономить на новых нарядах? — фыркнула Златовласка.

— Так папка сам их покупае-э-эт…

— Как вы с Серго узнали о предстоящем собрании влиятельных людей на улице Менял, номер пятнадцать? — требовательно спросил Иван.

— Случайно слышала, как про это папа говори-и-ил…

— А папа у нас кто? — насторожился Варгул, отодвигаясь от жаркого.

— Маги-и-истр… — еще сильнее захлюпала носом Натка.

— Магии? — не понял Сема.

— Не-э-эт… он магистратом заведуе-э-эт…

— Так, золотая молодежь дурью мается. Понятно. — Император сдернул с подушки наволочку и протянул ее девчонке. — На, просморкайся и мордашку вытри.

Пока девчонка утирала сопли, комиссия напряженно думала, не прекращая насыщаться.

— Шеф, тебе не кажется, что здесь идет мышиная возня? — спросил Варгул, облизывая жирные губы. — Ведь явно не по этой малолетке били. Кто-то целил в ее папашу.

— Козе понятно, — кивнул Иван. — Глава городской администрации. Да это ж почти первый человек в Сакреме после короля! И что, отец не смог вас защитить?

— Он по делам в Камакуа уехал, — пояснила Натка. — Сегодня к вечеру вернуться должен.

— Значит, все же опасаются папашу, — хмыкнул Варгул. — Взяли детишек, пока его здесь нет. Кстати, где твой брат?

— Не знаю. Раз сразу не казнили, значит, кинули в Осфард.

— Осфард — это что? — спросил Марчелло.

— Есть здесь в лесах тюрьма такая. Туда всех государственных преступников ссылают.

— Ну если там все такие же преступники, как вы… — усмехнулся Иван. — Да, а что ж у вас подполье такое маленькое?

— Раньше было много, — успокоила императора Натка. — А сейчас… кого казнили, кого посадили.

— А вы смелые детишки, — искренне изумился герой. — И много вас, подпольщиков, осталось?

— Трое. Я, мой брат и Миша Рваный.

— Почему Рваный? — спросил Иван.

— Это что за Миша? — Острые уши «эльфа» затрепетали.

— Ну… у него шрам такой во все лицо. Потому и Рваный. Это мы его так меж собой зовем. Он под началом папы работает. Его заместитель по хозяйственной части. Это он нам с Серго краску достал.

— А что же ты об этом на суде молчала? — хмыкнул Вениамед.

— Да разве ж можно своего сдавать? — возмутилась девчонка.

— Рваный… я так полагаю, он же Меченый. Прекрасно работает твоя разведка, светлорожденный, — фыркнул Иван, кинув ехидный взгляд на Варгула. — Вот тебе и криминальный авторитет.

— Да нет у меня здесь разведки, — досадливо поморщился герой. — Я ж говорил тебе уже. Королевство маленькое…

— Да удаленькое. Ладно, с тобой все ясно, — отмахнулся юноша и повернулся к Натке. — Кому пришла в голову идея малевать на стенах надпись «Орден Серой Мглы вор»?

— Нам с Серго.

— С чего вы взяли, что орден — вор?

— Так Рваный нам документы предоставил.

— Какие документы?

— Финансовые. Там четко написано, что за этот год в Осфард поступило двадцать тысяч человек, а продуктов туда поставили только на десять тысяч!

— И что это значит? — заинтересовался Сема, вгрызаясь в уже обглоданную кость.

— Как что? Как что? Значит, они воруют! Бедных заключенных обирают!

Иван только головой покрутил.

— Вот это логика, — пробормотал он. — Девочка, если б они хотели таким образом украсть, то реально продуктов было бы на десять тысяч, а по бумагам, как и положено, на двадцать.

— Это как это? — захлопала глазами Натка.

— Типичная блондинка, — махнул рукой Иван. — Ты мне лучше вот что скажи, милая. Подполье, случаем, не этот Рваный ваш создал?

— Да. Он всеми нами руководит.

— Руководил, — поправил девушку Варгул.

— И Рваного взяли? — На глазах девицы вновь появились слезы.

— Взяли. И в землю закопали. Скажи спасибо своему спасителю, — кивнул герой на императора, — за то, что он его прибил. Этот Рваный всех вас, как барашков на заклание, ордену сдавал. Я думаю, сам орден с его помощью и соорудил подполье.

— Но зачем? — пролепетала Натка.

— Чтоб тонус обывателям поддерживать, — пояснил герой. — Показывать, что орден бдит. Ну а через таких, как ты с Серго, держать в узде всех власть имущих города Сакрема, а то и всей Лугонии. Вот и папашу твоего прижали. Дочку на костер, сына в тюрьму. Братику тебя наверняка младшенький?

— Да.

— А больше братьев нет?

— Нет.

— Ну вот, единственный наследник под бдительным присмотром ордена. После такого глава магистрата просто обязан под дудку долгополых плясать. Наверняка среди подпольщиков детей вельмож немало. Я угадал?

Натка, шмыгнув носом, кивнула головой.

— Господи, какой детский сад. — Иван сочувственно потрепал подпольщицу по щечке, встал с кровати и пересел за стол.

— Так, дамы-господа, — торжественно сказал он, беря в руки бокал. — Пришла пора комиссии по правам человека в этот процесс вмешаться. Натка, где эта тюрьма для политических, не знаешь?

— Где-то в лесу, — прогундосила девчонка, шумно сморкаясь в наволочку, выданную ей в качестве платка.

— Тогда первый приказ такой. Господа де Брасье, де Пьерфон, де Лафер, как закончите трапезничать, за дело. Ваша задача — установить точное местонахождение этой тюрьмы. Кто из вас займется воздушной разведкой, а кто будет работать с местным населением, решайте сами. И к вечеру чтоб все были здесь как штык! Нам предстоит одно ночное дело.

— А я что, опять не у дел? — обиделся Эльвар.

— А вам, господин Эркюль де Бражелон, — торжественно сказал Иван, — генеральный ревизор поручает самое ответственное задание: охранять жертву злобного ордена Серой Мглы, — юноша кивнул на Натку, — от всяких посягательств не ее жизнь и честь.

Эльвар сразу же расцвел и плотоядно облизнулся.

— Опасное задание, шеф, — фыркнул Варгул. — А кто от него ее будет защищать? Жеребчик уже просто на иголках.

— Дух его невесты. Если наш Эркюль начнет шалить, то мы ей настучим на него, и все дела.

Лицо Эльвара вытянулось.

— Шеф, ну зачем так зверствовать? — расстроился герой. — Уж ежели стучать, то будущему тестю. Не так больно будет.

— Да, ты, пожалуй, прав.

Команда Ивана дружно рассмеялась, и большая ее часть потянулась к выходу — выполнять распоряжение императора.

16

Так как ветреный братишка Владыки Леса уже вышел из доверия, Иван решил усилить охрану Натки Златовлаской и вытурил всю троицу в соседний номер, чтоб не путались под ногами, предварительно отняв у Эльвара бутылку водки, которую тот хотел уволочь с собой. Ему надо было обдумать дальнейшие шаги. Палыч с Варгулом с любопытством смотрели на своего императора, мерявшего шагами зал, в ожидании, когда он соблаговолит подключить их к своему мыслительному процессу, однако император с этим не спешил. Когорте бессмертных скоро надоело, и каждый из них занялся своим делом. Палыч достал из недр камзола оселок, вытащил из ножен меч и начал его править, доводя до идеала режущую кромку лезвия, и без того заточенного не хуже бритвы. Варгул переместился поближе к зеркалу. Он все никак не мог привыкнуть к имиджу крутого эльфа, но чувствовалось, что новый образ нравится ему все больше и больше. Герой рассматривал себя то в фас, то в профиль, откидывал длинные белые волосы назад, принимал героические позы, хмурил брови, клал одну руку на эфес меча, а другую пытался засунуть за отворот камзола…

— Бонапарт Виссарионович, будь ласков, сядь, — буркнул, не выдержав, Иван. — С мыслей сбиваешь.

Герой поспешил сесть обратно в кресло.

— У тебя есть мысли? Поделись.

— Мы их направим в нужную сторону, — Палыч закинул меч обратно в ножны, убрал оселок.

— Вас ничего не насторожило в рассказе Натки насчет тюрьмы?

— Абсолютно ничего, — безапелляционно сказал Варг. — Чистейшая туфта. Я так полагаю: этот Рваный подкинул дурачкам… как это в вашем Рамодановске-то говорят? Во, липу!

— На чем основан вывод? — Ивана занимал именно этот вопрос, а потому он даже не стал ругаться на своего героя за то, что он опять использует его сленг.

— Двадцать тысяч заключенных. Заметь, не всего двадцать тысяч, а только за последний год. Бред! Откуда ордену набрать столько преступников? Лугония не Шуахр. Королевство маленькое. Если оно такими темпами свой народ семьдесят лет изводило, в Сакреме сейчас можно было бы орать «АУ-У-У!!!», и вряд ли тебя кто-нибудь, кроме нас, услышал.

— Твое мнение, Палыч?

— Полностью с ним согласен, — поддержал друга Палач.

— Ладно, поставим вопрос иначе. Даже два вопроса. За каким хреном этому Рваному подсовывать детишкам такую вот туфту с риском засыпаться? Расчет на то, что они полные кретины? А вдруг не полные? А вдруг сомнения возникнут, и они вопросы начнут задавать? Да сбавь ты цифры в двадцать, в сорок раз, ловушка все равно сработает, но зато правдоподобно, и никаких проблем со стороны детишек.

Палыч с Варгулом медленно переглянулись.

— Ты хочешь сказать, что этот Рваный… — пробормотал Варгул.

— Давай пофантазируем из предположения, что Рваный сунул детям не туфту.

— Шеф, двадцать тысяч человек! — воскликнул Палыч. — И это только за год. Ты представляешь, каких размеров должна быть тюрьма?

— Продуктов туда подгоняют лишь на десять тысяч, — деликатно намекнул Иван.

— Ну… может, их там держат впроголодь, — неуверенно сказал Палыч.

— Ты сам-то веришь в то, что говоришь? — взорвался герой. — Пусть туда даже из соседних королевств народец подгоняют…

— О! Это уже ближе! — поднял палец император.

— Да все равно идет сплошная чушь! Из года в год кормить такую прорву…

— А ты уверен, что там кормят всех? — спросил Иван. — Ты знаешь, в том мире, откуда я к вам прибыл, была одна очень неприятная организация под названием ГУЛАГ. Перемолола она миллионы. Четко работала система. И, что интересно, народу мозги вправили там так, что его убивали, а он при этом молчал в тряпочку и славил своего короля. А если кто и брюзжал, то делал это тихо. Так, чтобы, не дай бог, соседи не услышали и не настучали куда полагалось. Очень удобная для тиранов система. Всем инакомыслящим в руки кайло — и на урановые рудники либо на алмазные прииски. А буйных попросту в расход, — выразительно чиркнул себя ребром ладони по горлу юноша.

— Да… да… да за такое… — Варгул начал наливаться кровью, — …да за такое я Алчифера лично, сам, в клочки порву.

— Успокойся. До местного королька мы еще доберемся, — поднял руку юноша. — И не забывай, что это пока лишь предположение. Кстати, в моей Ванденсии, случаем, не так же обстоят дела?

— У нас, шеф, без разбору не хватают! — возмутился Варг. — С ворами, мразью всякой поступаем круто, им у нас жизни нет, а остальные, коль по совести живут…

— Понял, успокойся. Здесь, кстати, тоже еще не все потеряно. Когда мы Натку сдернули с костра и вскрыли нехорошие делишки ордена, народ откликнулся с душой. Помнишь, с каким энтузиазмом они погнали ее судей?

— Орден нам за это будет очень благодарен, — хмыкнул Варгул.

— А я все жду, когда же он начнет благодарить? — погладил рукоять меча Палач.

— Открыто долгополые на миссию не наедут, — успокоил их Иван. — Мы здесь уже шороху навели, народ о нас знает, и нашу смерть замаскировать будет очень трудно.

— Это верно, — вынужден был согласиться Варг. — Государство маленькое, и, если что не так, за своего Владыку Леса поднимутся все кланы. Они, пожалуй, даже без Империи все это королевство в порошок сотрут. Ты у ушастых в фаворе.

— Есть и еще одно соображение, — задумчиво сказал Иван. — Варг, если верить твоим словам, в Ванденсии преступность ликвидирована.

— Под корень, император, — уверенно сказал герой.

— А здесь, уверен, нет. Нас ведь тут конкретно ждали. И ловушку по всем правилам оформили через местный криминал, который наверняка плавно влился в государственные структуры. На тайную стражу подрабатывает либо непосредственно на орден. Он здесь все под себя давно уже подмял. Этот Миша Меченый и его команда — типичные отморозки. От них гнильем тянет за версту.

— Как ты здорово по полкам все расставил, — восхитился Варг. — И какой вывод?

— Надо посетить подполье.

— Так его ж сегодня ликвидировали, — опешил Палач.

— Карманное подполье ликвидировали. А настоящее где-то сидит тихо, как мышка, и пытается что-то предпринять.

— С чего ты взял, шеф? — удивился герой.

— Интуиция. Иначе эту казнь… Ребя-а-ата, как все просто! — всплеснул руками юноша и плюхнулся с размаху на диван. — Где была моя голова?

— Что?

— Что, шеф?

— Вы слышали, что Натка нам сказала про совет теней?

— Ну?

— Где вы видели, чтоб высший чин государства встречался тайно с кем-то там не дома и не в магистрате, а где-то у черта на куличках… Ребята, совет теней и есть настоящее подполье! Заговорщики, недовольные нынешним режимом. Вот с ними нам и надобно потолковать.

— А потом? — спросил Варгул.

— Суп с котом. Потом по обстановке. Уточним позиции и, если сразу друг другу глотки не порвем, займемся королем и этой подозрительной тюрьмой.

— Налет устроим? — деловито спросил Палыч.

— Прежде чем такие планы строить, надо сначала информацией разжиться. Ждем разведку, а потом будем думать.

Первым появился господин де Брасье, он же оборотень Веня.

— Главное разнюхал, шеф, — с ходу сообщил он Ивану. — Про эту тюрьму тут все наслышаны и боятся ее как огня. От меня как от чумного отшатывались, когда я расспрашивать начинал. Но кое-что все же узнал. Если верхом туда скакать, то за полдня можно добраться. От столицы в Осфард ведет всего одна дорога, но по этому тракту, кроме тюремных карет, никто не ездит. Проклятое место, все боятся. Ну что, шеф, сгонять? Если хорошо лапами поработать, до ночи увернусь.

— Не стоит, — отрицательно качнул головой Иван. — Дождемся результатов воздушной разведки.

Воздушная разведка не заставила себя долго ждать. Где-то через полчаса появился Сема.

— Нашел тюрьму? — спросил его Варгул.

— Ну, найти ее не так уж трудно. Дал несколько кругов вокруг Сакрема по спирали и на третьем круге засек.

— Что она собой представляет? — оживился Иван.

— Да ничего особенного, — пожал плечами Семиграл. — Тюрьма как тюрьма. Стоит посреди леса, дикое зверье вокруг.

— И что, заключенные там ничего не делают? — удивился юноша. — Ни лес не валят, ни на рудниках каких-нибудь не работают?

— Ничего не делают. Ходят по тюремному двору по кругу в своих клетчатых робах, и все.

— Все двадцать тысяч по кругу? — хмыкнул герой. — Это каких же размеров там тюрьма?

— Да говорю же вам: нормальная тюрьма. Не больше, чем в Шатовегере или у нас в Ванденсии. Просто гуляют там посменно. Каждые пятнадцать минут новую партию выводят.

— В Шатовегере быть не приходилось, — честно признался Палыч, — но если тюрьма такая же, как в наших горах, то двадцать тысяч туда не впихнешь.

— А десять? — заинтересовался император.

— Ну… если в камеры забить всех до отказа…

— Короче, ясно, влезут, — отмахнулся юноша. — И, может быть, не десять тысяч, а гораздо больше. Кто знает, сколько этих камер в подземельях и сколько там подземных этажей.

— А может, и без подземелий, — хмыкнул Варгул. — Может, они там спят по очереди и на одной ноге.

— Слушай, Палыч, а как обстоят дела в наших тюрьмах? — нахмурился Иван. — Тоже спят на одной ноге?

— Да ты что, шеф! — возмутился Палач. — В наших тюрьмах недобор. У нас ведь как: или сразу на плаху, или получай плетей и бегом на работу, денежку на штраф зарабатывать. Сажают редко. Узники сами просятся, чтоб их по трое или хотя бы по двое в одну камеру сажали.

— Зачем?

— Чтоб можно было за жизнь поговорить, в картишки перекинуться. А в одиночке запросто с ума сойдешь.

— Заботятся у нас о заключенных. Это радует. Значит, ходят по кругу, ничего не делают, и ничего подозрительного вокруг нет.

— Внутри нет, а вокруг есть, — возразил Семен.

— Так чего же ты молчишь? Выкладывай.

— Я на всякий случай решил вокруг тюрьмы несколько кругов нарезать. Ну мало ли на что еще наткнусь.

— И что обнаружил? — затаил дыхание Иван.

— Караван. Огромный. Идет лесами под магическим покровом. Ну меня-то этим покровом не обманешь. Он рассчитан на магов средней силы да на лохов.

— Отлично, Сема. Я доволен. Посмотрим, что Марчелло нам в клювике принесет.

— Вряд ли что-то новое, — хмыкнул Семен. — Он, правда, решил еще немножечко поразвлекаться… в смысле дать еще десятка два кругов, — торопливо поправился Семиграл. — Так, на всякий случай.

— Так вы вместе с ним летали?

— По отдельности, — начал отнекиваться Сема, — но, сам понимаешь, шеф, рыбак рыбака видит издалека. Кстати, магия от этого каравана идет такая же, как и от тех сгустков тьмы, которые эльфов на подходе к Лугонии придавили.

— Магия, Хозяин и Хозяйка… А что, господа, если Мелисса выжила в том катаклизме?

— Да полно, шеф! — поморщился Варгул. — Там был такой удар! Хрен выживешь.

— Но все же предположим. — Иван пересел к столу, расчистил в центре место и поставил на него блюдо с остатками салата. — Пускай это будет тюрьма. — Император поставил в центр блюда отнятую у брата бутылку водки.

Команда не возражала.

— А вот это едет караван. — На стол легла обглоданная кость. — Раз от него прет соответствующей магией, значит, при нем либо Хозяин, — император положил на скатерть рядом с костью соленый огурец, — либо Хозяйка, а может быть, и оба вместе. — Рядом с огурцом на скатерть шлепнулся маринованный помидор. — Варгул, карту!

— Тебе какую?

— Лугонии, конечно, не тупи!

Герой покопался в своей безразмерной котомке и выудил оттуда затребованную императором карту.

— Сема, сориентируй ее с этой схемой, — кивнул Иван на стол.

Семиграл быстро выполнил команду.

— Вот вам и ответ, — сказал довольный своей сообразительностью Ваня, кинув взгляд на карту. — Отряд идет со стороны Камакуа в тюрьму.

— Ну да, — пожал плечами Сеня. — А разве, шеф, я тебе об этом не сказал?

— Нет.

— Значит, просто не успел.

— Шеф, с Хозяйкой вроде бы все ясно, но если ты скажешь нам, кто такой Хозяин, — палец Варгула ткнулся в огурец, — я поверю в твою гениальность.

Иван взял со стола «Хозяина» и с хрустом его съел.

— Совсем вы оборзели, ребята. Все шеф за вас, редисок, должен делать.

— И что же ты за нас, редисок, сейчас сделал? — поинтересовался Палыч.

— Следственный эксперимент, — важно сказал Иван. — Я только что на ваших глазах методом научного тыка подтвердил свое гениальное предположение. Теперь понятно, откуда в Осфарде столько лишних зеков.

— Тьфу! — сплюнул Варгул. — Да ты просто развлекаешься.

— Ага. Нам все равно еще Марчелло ждать.

— А я-то думал, ты нам сейчас Хозяина на блюдечке…

— Да с голубой каемочкой… Размечтался! А вы у меня на что? Всех уволю, всех премии ли… — Деликатный стук в дверь намекнул юноше, что пора кончать развлекаться. — Все. Разминка закончена. Палыч, открой.

Вышколенная команда Ивана действовала слаженно. Варгул с Семой встали возле косяков двери с обнаженными клинками и вжались в стену, прежде чем Палыч взялся за ручку двери. Однако тревога оказалась ложной. На пороге стоял трактирщик, он же по совместительству хозяин постоялого двора.

— Прошу прощения у ваших милостей, — пролепетал хозяин заведения, испуганно косясь на когорту бессмертных, закидывавших обратно в ножны свои мечи, — но вас очень хочет видеть один господин.

— Что за господин?

— Он представился как цыганский барон.

— Василь?

— Да, ваша милость, — поклонился трактирщик.

— Зови, — приказал Иван и, как только трактирщик удалился, радостно сообщил друзьям: — Сейчас мы проверим еще одно мое гениальное предположение.

— Какое? — спросил Палыч.

— Я думаю, наш шеф предполагает, что этот барон со своим табором работает на орден Серой Мглы, — хмыкнул Варгул.

— Светлорожденный! Ты растешь в моих глазах! — изумился Иван.

— Варг, как ты догадался? — заинтересовался Сема.

— Моя школа, — кинул покровительственный взгляд на императора герой.

Застывший на пороге барон несколько мгновений растерянно смотрел на хохочущих господ, а потом начал ощупывать свою одежду, мучительно пытаясь сообразить, не она ли является причиной их веселья?

— Проходите, барон, проходите, — махнул рукой Иван, вытирая выступившие от смеха слезы на глазах, — ваш наряд здесь ни при чем. Мы просто тут немножко поспорили с друзьями насчет вас.

— В чем заключается ваш спор? — сразу успокоился Василь, приближаясь к столу. — Возможно, я смогу помочь его разрешить.

Его взгляд остановился на карте Лугонии, заваленной объедками.

— Еще как сможете! — воскликнул юноша, сметая со стола карту. Очистив столешницу от посторонних предметов, император наполнил кубки вином, взял в руки свой бокал, с удовольствием отхлебнул. — Именно вы и можете его разрешить.

— Я вас слушаю. — Василь пригубил из своего кубка.

— Я со своим другом немножко не сошелся во мнении по одному вопросу. На кого вы работаете: на орден Серой Мглы или на тайную стражу?

Барон поперхнулся. Вино фонтаном хлынуло на скатерть.

— Вообще-то я принес извинения за свою племяшку, — откашлявшись, просипел он, выкладывая на стол кошель.

Император взвесил его в руке, кинул Палычу. Тот поймал его на лету, тоже прикинул в руке на вес.

— Золотых на двести тянет, — сообщил он юноше.

— Там двести и есть, — закивал цыганский барон.

— Солидное извинение. Так на кого вы работаете, барон, не томите. Кстати, светлорожденный, пока наш гость не раскололся, предлагаю сделать ставки. Десять золотых на то, что он работает на тайную стражу.

— Отвечаю, — откликнулся Варгул. — Столько же на орден Серой Мглы.

— Прошу прощения, господа, но с чего вы решили, что я работаю на эти организации?

Иван посмотрел цыганскому барону в глаза, но не заметил в них ни капли страха.

— Вы только посмотрите, не боится, — удивился юноша. — Ну что ж, отвечу. Я прекрасно знаю, как добывает хлеб насущный ваше племя. Они кочуют, дают представления в населенных пунктах, по ходу дела гадают, облапошивая разных лохов, и подрезают их кошельки. Вот основная статья ваших доходов. Возможно, бывают исключения. Могу предположить, что есть такие труппы, которые ограничиваются только представлениями, не ударяясь в криминал, но ваша очаровательная племяшка Рада убедила меня в обратном. Байка о том, что несчастная кочевала с другим табором по Камакуа, а потом, став сиротой, пробралась в Лугонию и там сумела найти родного дядю, честного цыгана с честной-пречестной труппой, меня не вдохновила. Я в такие сказочки не верю, а потому задался простым вопросом: что могут делать эти суперчестные цыгане в государстве, где за воровство грозит немедленная смерть?

— И что они тут могут делать? — В глазах барона читался неприкрытый интерес.

— Что, самому стало интересно? — спросил Варгул.

— Ага, — кивнул барон. — А можно, я тоже в вашем споре поучаствую и заключу пари?

— Что ставишь? — азартно спросил Палыч.

— С собой больше ничего нет, но за городом у меня табун. И не один. Ставлю их против кошеля, что только что вам дал.

— Я так понял, у барона есть убойный аргумент, — хмыкнул Иван, — но тем не менее отвечаю. Пари заключено. Так вот мой вывод. Вы работаете под прикрытием. Ваш табор здесь имеет свой карт-бланш, так как подрабатывает на орден Серой Мглы или тайную стражу обычным стукачеством, а возможно, еще убийствами и тайным похищением неугодных властям людей. Это ваш единственный в этом королевстве оберег от плахи. За это вам позволяется какого-нибудь пьяненького вельможу обуть, лошадку у селян увести. Я прав?

— Нет, неправ. Боюсь, вы проиграли, император, — радостно сказал Василь, — гоните мой кошель обратно!

Когорта бессмертных при этих словах тут же схватилась за мечи.

— Стоять! — рявкнул на них Иван.

Его команда застыла, но мечи в ножны не убрала.

— И что же вы здесь делаете? — настороженно спросил юноша.

— Мой табор действительно прибыл сюда с Камакуа. Таких таборов сейчас огромное количество рыщет по всем двенадцати светлым королевствам. И все ищут вас. В государствах типа Лугонии многие это делают, рискуя жизнью. Не так-то просто забыть старые привычки. Моя дочка вот не удержалась.

— Ты имеешь в виду Раду?

— Ее, — кивнул барон.

— Кажется, я продулся. Видите, как рискованно строить замок на песке, — вздохнул Иван. — Господин де Валлон, прошу вернуть барону кошелек.

Палыч кинул кошель, который Василь ловко поймал на лету.

— Теперь у меня к тебе два вопроса. Кто приказал тебе искать императора и с чего ты взял, что это я?

— Хозяин приказал…

Слова барона сработали как спусковой крючок. Из спинки, ножек и подлокотников кресла выскочили зеленые побеги и оплели тело цыгана с головы до ног. Это был непроизвольный выброс магической энергии, который выплеснулся из Владыки Леса на уровне автомата.

— А вот о Хозяине мы сейчас с тобой поговорим отдельно.

Однако поговорить не дал приход Марчелло.

— Я нашел тюрьму, шеф… — Сияющий и чем-то очень довольный вампир с непривычным румянцем на щеках замер при виде зеленой массы копошащихся ветвей, из которой торчала голова цыганского барона. — Это еще что за фрукт? Кажется, я видел его на базаре.

— Не ты один, — кивнул Палыч.

— Что-то чувствую родное… — пробормотал Марчелло.

— Что именно? — спросил Иван.

— Печать вампира. Я чувствую на нем печать. — Марчелло подошел поближе, принюхался. — Ну надо же, сколько на ней прорех. Накладывал не высший. Кто твой хозяин, говори? — потребовал вампир.

— Данаг, — просипел Василь.

— Этот мальчишка всегда был бездарем, — покачал головой Марчелло.

— Ты — высший? — Глаза барона полезли из орбит.

— Я-то высший, — усмехнулся Марчелло, — а вот что ты здесь делаешь, низший?

— Моим людям было приказано найти императора.

— Может, посвятите нас в смысл своей беседы? — ядовито спросил юноша.

— Прошу прощения, господин, — опомнился вампир. — Почувствовав на этом смертном метку моего внучатого племянника, я слегка увлекся.

— Так хозяин этого цыгана твой родственник?

— У всех цыганских таборов есть свой хозяин.

— Забавная традиция. А почему? — заинтересовался Иван.

— Семь тысяч лет назад высший вампир спас первого цыганского барона, прибывшего со своим табором из-за моря на этот континент. Барон в благодарность дал ему клятву верности от своего имени и от имени всех своих будущих потомков, — сказал Марчелло. — Так с тех пор и повелось. Пока они полезны нам, мы их защищаем.

— Интересно. И чем же они вам полезны? — нахмурился Иван.

— Ну… как бы это сказать… — Вампир замялся.

— Как есть, так и говори, — приказал Иван.

— Оказываем друг другу мелкие услуги…

— Они для вас, клыкастых, детей воруют, — хмыкнул Палыч, — а вы их за это из всяких передряг вытаскиваете.

— Варгул, — ахнул Иван, забыв про маскировку, — а в нашей Ванденсии…

— Это было раньше, шеф! — начал яростно защищать свою родину герой. — Сейчас у нас диких вампиров не водится! Кровь все культурно по карточкам получают!

— Ладно, верю. — Иван повернулся к барону, отдал мысленный приказ, и ветки опали, выпустив из своих объятий тяжело отдувающегося цыгана. — Почему твой господин отдал такой приказ?

— До Ванденсии донесся слух, что в светлых государствах объявился темный император, и тамошние культурные вампиры вылетели навестить свою, как вы говорите, дикую родню, — усмехнулся Василь, приходя в себя, — а те уже приказали нам шуршать везде, где только можно, а как найдем — дать весточку своим хозяевам. Тому, кто первый найдет императора, обещана огромная награда. Мне повезло.

— Империя ждет своего императора, шеф! — просиял Варгул.

— Ты ему веришь? — спросил Иван Марчелло.

— На нем стоит печать. Он не посмеет солгать в присутствии хозяина, — уверенно сказал вампир.

— Но его хозяин не ты, а этот… как его… Данаг.

— Теперь его хозяин я, — спокойно сказал Марчелло, проводя рукой над головой барона. — А с родственником, я думаю, мы потом договоримся.

— Прекрасно. Тогда повторим вопрос. Так на кого ты все-таки работаешь, Василь: на тайную стражу или Серую Мглу? — невозмутимо спросил Иван.

Цыганский барон заволновался.

— Отвечай на вопрос! — резко сказал вампир.

Плечи цыганского барона поникли.

— На Серую Мглу.

— Марчелло? — вскинул глаза на вампира юноша.

— Не врет, — подтвердил вампир.

— Ну шеф, ты даешь! — восхитился Варгул. — Выстрел наугад и…

— Ну почему же наугад? Это называется контрольный выстрел, — улыбнулся Иван, — и точно в цель. В присутствии нового хозяина ему теперь соврать проблематично. Сюда прибыл по приказу ордена?

— Нет, — отрицательно мотнул головой цыганский барон. — Искать тебя, император, нам действительно приказал Данаг.

— Говори, где и в чем еще соврал, — приказал юноша.

— По Лугонии мы уже не первый год кочуем, — осторожно подбирая слова, начал колоться цыганский барон. — Ордену услуги мелкие оказываем, за это нас не трогают, а за отдельные заказы даже деньги платят.

— Какого рода услуги от вас требуют? — нахмурился Иван.

— Разные услуги. Табун лошадей в какой-нибудь деревушке украсть, а пару клейменых лошадок из этого табуна потом в стойло того, на кого орден укажет, завести.

— Очень выгодный бизнес, — побагровел Варгул. — И от ордена за такую подставу денежка капает, и табун потом где-нибудь загоните, и…

— И крыша в лице такой солидной организации, как орден Серой Мглы, имеется, — дополнил картину Иван, которого тоже начало трясти от злости.

— Данаг об этом знает? — резко спросил Марчелло цыганского барона.

— Нет, — отрицательно качнул головой Василь. — Мы его обычно по таким мелочам не тревожим.

— Мелочи?!! — Семиграла тоже пробрало. — А что с теми, кому вы лошадок подкидывали, потом стало, не интересовался?

Глаза Василя забегали.

— Шеф, можно я его прямо здесь отоварю? — Палыч выхватил из ножен меч.

— Отставить! — рявкнул Иван. В комнате воцарилась напряженная тишина. — Марчелло, теперь ты его хозяин. Твой приказ он осмелится нарушить?

— Нет. Полное и безусловное повиновение. Иначе смерть. — Вампир окинул мрачным взглядом цыганского барона. — Видишь этого человека? — кивнул он на Ивана.

— Вижу, хозяин.

— Отныне каждое его слово для тебя закон. Понял?

— Да, хозяин.

— За дела свои подлые ты и твой табор уже заработали себе на веревку с мылом или веселенький костер, — процедил сквозь зубы император, — и теперь вам надо будет очень постараться, чтобы заслужить прощение.

Василь буквально выпал с кресла, бухнулся на колени и начал биться головой об пол.

— Спасибо, император! — В глазах цыганского барона заблестели слезы. — Что нужно делать, повелитель? Клянусь, исполню все!

— Куда ж ты теперь денешься, — пробурчал Иван. — Ладно, встань и отвечай нормально. Лизоблюдов не терплю. Кстати, а как ты меня опознал? У меня что, на лбу написано: «Император»?

Василь поднялся, робко улыбнулся.

— Если честно, то это было совсем не трудно. Простите, император, но, если вы хотели проскочить Лугонию незаметно, не стоило вторично разыгрывать карту ревизора. О том, как некий эльф защищал права человека в Шуахре, по ходу дела чистя рожи местной страже, уже легенды по всем светлым королевствам ходят.

— Ну, ревизор понятно, а при чем здесь император? — продолжал настаивать Иван.

— Да понимаете, уж больно один эльф, выдернувший меч из камня на площади Победы Аферона, был на того ревизора похож. А когда этот ревизор оказался в Лугонии, я понял, что мне повезло. Присмотрелся на базаре к светлорожденному, — Василь покосился на Варгула, — затем к вам, — низкий поклон в сторону Ивана, — и понял, кто в вашей команде главный.

— Конспираторы хреновы. — Юноша мрачно посмотрел на друзей. — Ничего не можете. Раскололи вас в полпинка!

— Можно подумать, шеф, что ты так сильно ото всех скрывался, — огрызнулся Варгул. — Я, если ты припомнишь, вообще был против этой затеи с ревизором.

Крыть императору было нечем. Идея подменить братишку на этом нелегком посту целиком и полностью принадлежала ему, и Варг не раз в приватной беседе отчаянно этой идее сопротивлялся.

— Палыч, выведи его в свободный номер и покарауль, — приказал Иван. — Мне надо подумать, а этот недоделанный барон меня с мысли сбивает.

— Чем? — опешил Василь.

— Тошно мне смотреть на тебя, вот чем.

Палыч бесцеремонно вытолкал цыгана из комнаты.

— А теперь мы потолкуем с вами. — Юноша окинул прокурорским взглядом Сему и Марчелло.

— А мы чё?

— Шеф, мы ничё!

— Кому по ушам ездите, пернатые прохвосты? — нахмурился Иван.

— Шеф, мы не пернатые.

— Если я за вас серьезно возьмусь, станете, — пригрозил император. — Пух и перья полетят. Вы думаете, что я не чую, как от вашей ауры смертью тянет? А как ты, Сема, завилял, лишь только речь зашла о караване и Марчелло? Кстати, любезный, — холодно спросил вампира юноша, — а почему у вас такой нездоровый для вампира цвет лица? Словно добрый молодец с трескучего мороза в комнату зашел. Варгул, за ложь своему императору что у нас в Ванденсии бывает?

— У-у-у… — пригорюнился герой, — …сами молить о смерти будут. Тебе все пытки перечислить или как?

— Или как. А то, боюсь, стошнит. Колись, клыкастый: чью кровушку испил? А ты куда ползешь, блохастый? — Сема, осторожно пробиравшийся поближе к выходу, застыл на месте. — Это и тебя касается: кого своими зубками сегодня рвал?

«Пернатые» прохвосты понуро переглянулись, опустили очи долу и, виновато шаркая ножками, начали колоться.

— Давай, — толкнул вампира в бок Семен, — ты во всем виноват, ты и рассказывай.

— Я? — ахнул вампир. — А кто мне предложил развлечься?

— Так! Хватит изворачиваться! — треснул кулаком об стол Иван. — С кем вы развлекались?

— С караваном, — горестно вздохнул вампир. — Охрану малость попугали.

— Тьфу! — сплюнул император. — Придурки. Сильно попугали?

— Сильно, — понурился Семен.

— Можно сказать, насмерть, — добавил Марчелло. — Зато всех рабов освободили. Так это же нам плюс.

— Сколько их было?

— Кого?

— Рабов.

— Около трех тысяч.

Глаза Варгула вылезли на лоб.

— Идиоты… — пробормотал Иван, — и вы на такой огромный караван…

— Да там охраны было с гулькин нос, — заволновался Сема, — человек тридцать…

— Какие тридцать? Двадцать! — вернул тычок Семе в бок Марчелло.

— Короче, э-э-э… не больше десяти, — согласился с ним Семен.

— Понятно, где-то сотня или пятьдесят, — вздохнул Иван.

— Шеф, там в охране было всего два приличных мага. Мы их сделали на раз!

— И заодно подкормились, — хмыкнул Иван.

— Кормился он, — сдал вампира Сема. — Я только рвал, но не проглатывал. Тухлятину не ем. В этой мрази столько темной гнили, тьфу!

— А вы не заливаете, ребята? — спросил Варгул. — На такой огромный караван трех сотен воинов охраны мало.

— Так они ж все под заклятием были, — фыркнул Сема. — Пока мы магов не прибили, шли себе спокойно, а потом ка-а-ак дали этим тварям по мозгам. Голыми руками всю охрану перебили.

— Мне только магами и удалось немножко закусить, — горестно вздохнул вампир.

— Закованные в цепи рабы — и сразу на охрану? — недоверчиво нахмурился Иван.

— Шеф, ты не поверишь, но, как мне показалось, все эти рабы когда-то были воинами, — сказал Семен. — Их просто магией на поводке держали, потому они и рыпнуться особо не могли. Магическая паутина очень мощная. Накладывал серьезный профессионал. Его с караваном не было. А эти двое магов просто сеть на поводке держали.

— Как интересно! И что сейчас делают эти рабы? — спросил Иван.

— Кушают, — доложил Сема. — Изголодали ребята. Мы с Марчелло им стадо оленей подогнали. Они сейчас их оприходуют и будут ждать дальнейших приказаний.

— От кого? — меланхолично спросил Иван.

— От императора, конечно! — пожал плечами Сема. — Мы им сказали, что действуем по твоему приказу, так что это ты их освободил. Слыхал бы ты, как они восторженно орали, когда я им об этом сказал.

— Мать моя женщина! — схватился за голову Варг. — Ну вы даете!

— Чем дальше в лес, тем толще партизаны, — удрученно вздохнул Иван. — Отъедаются, значит?

— И вооружаются, — деликатно кашлянул Марчелло. — Делают из своих цепей что-то вроде кистеней.

— Придурки! — зарычал Варгул. — Это же толпа! Они сейчас нажрутся, по лесу разбредутся, начнут в лапы Серой Мглы и тайной стражи попадать…

— Не попадутся, — успокоил героя Семен. — Там среди рабов десятка три наших людей с Ванденсии оказалось. Их на поиски шефа отправляли, а они попались. Толковые ребята. Пока олени жарились, они еще при нас начали народ по сотням разбивать.

— Ясно, — хмыкнул Иван. — А вот скажи, Семен: почему о нападении на караван не сообщил мне сразу?

— Да я хотел, но… — замялся Семиграл, — решил сначала клыкастого дождаться…

— И получить по шее на двоих, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, — сообразил Иван. — Рассказывай, Марчелло. Где и как ты потом развлекался.


— Еще на один караван… нет, даже не на караван, а на отряд наткнулся, — сообщил вампир. — Человек двадцать всадников. Тоже пробираются лесом, и тоже в сторону тюрьмы. Правда, не со стороны Камакуа, а со стороны Шуахра. От этого отряда такой жуткой магией несло, что я с ним не рискнул связаться.

— И то слава богу!

— Сразу полетел к тебе, шеф, на доклад, — заметив одобрительный кивок императора, воспрянул духом вампир, — и заметил еще одну странность.

— Рассказывай.

— Карету одну подозрительную на въезде в город заметил. Карета одна, а со всех сторон охраны хренова туча. В основном паладины и храмовники. Я круг над внешним периметром Сакрема дал, а там еще три кареты с такой же охраной подъезжают. С разных сторон едут. Стража их не проверяет. Сразу по струнке вытягивается или низко кланяться начинает. Путь одной из этих карет я до конца проследил. В королевский дворец завернула. Думаю, остальные туда же подтягиваются.

— Угу… что-то серьезное назревает, — задумчиво пожевал губами Иван. — Молодец! Хорошее это дело — воздушная разведка! Варгул, кликни сюда Палыча с бароном.

Приказание было немедленно исполнено.

— Сколько лет твой табор здесь, в Лугонии, шустрит?

— Четвертый год, мой повелитель, — виновато вздохнул цыган.

— Есть завязки в королевском дворце?

— Какого рода завязки? — не понял Василь.

— Такие завязки, чтоб я зашел туда без мордобоя, а потом спокойно вышел. — Иван понимал, что шансов на такой расклад довольно мало, и действовал по принципу: а вдруг?

Принцип сработал.

— Есть, — обрадовался цыганский барон. — Есть у меня в таборе одна красотка. За ней маркиз Этьен де Лестигон увивается. Очень щедрый господин. Трепло, повеса и большой шутник. За это ему многое с рук сходит. Как-то он умудрился нашу Азу во дворец на королевский бал протащить под видом заморской баронессы. Когда король эту баронессу увидал, чуть со смеху не помер.

— Почему?

— Она туда явилась с бубном и в цыганском платье.

Все дружно рассмеялись, представив себе эту картину.

— С тех пор маркизу с Азой во дворец проход свободный. Король шутку оценил.

— Отлично. Мне нужны твоя цыганка и ее маркиз! — потер азартно руки юноша.

— Нет ничего проще. Маркиз снял ей комнаты в доме напротив и где-то через полчаса будет у нее.

— Замечательно. — Император выскочил из-за стола и начал нарезать по комнате круги. — Одним ударом порешим двух зайцев. Так, твоя труппа может дать сегодня вечером представление на центральной площади?

— Обычно мы на ярмарках выступаем, — с сомнением в голосе сказал Василь. — Орден Серой Мглы хоть нас и прикрывает, но… если городская стража не разгонит, то почему бы нет?

— Не разгонит, — успокоил барона Иван, — об этом я лично позабочусь.

— Я так понял, у тебя созрел какой-то план? — заинтересовался Варгул.

— Да, — рассеяно кивнул император, прокручивая в голове родившуюся идею. — Сегодня мы с вами провернем операцию под кодовым названием «Ы».

— Почему «Ы»? — нахмурил брови Палыч.

— Чтоб никто не догадался. Значит, так, Василь: задача твоего табора — сегодня вечером оттянуть на площадь как можно больше народу. Присутствие стражи пусть тебя не пугает. Она будет буквально есть тебя глазами, но тронуть не посмеет.

— Как долго этот народ на площади удерживать? — деловито спросил Василь.

— Чем дольше, тем лучше.

— Без цыганской свадьбы не обойдешься, — задумчиво сказал барон, — со всеми обрядами, ритуалами, а если еще несколько бочек вина подкатить…

— Отличная идея, — одобрил император. — Кого замуж выдавать будешь?

— Раду. Пора остепениться вертихвостке.

— А кто жених?

— Еще не знаю. Кстати, император, вы женаты?

— Чего сказал?!

— Жаль, — вздохнул барон. — Вы ей понравились. Прекрасная вышла бы пара.

— Ну ты наглец, — покрутил головой Варгул. — Хоть понимаешь, к кому в родственники набиваешься?

— Так, отставить пустой треп! — нахмурился Иван. — Василь, с тебя ближе к ночи свадьба, а сейчас бегом к этой Азе. Ее задача — напоить маркиза до поросячьего визга либо подсыпать ему снотворного в вино и усыпить. Лучше второе. Так процесс пойдет быстрее и качественнее. Когда маркиз будет готов, сообщить об этом мне незамедлительно. Все, свободен.

Как только цыганский барон покинул комнату, Иван повернулся к герою.

— А теперь полный расклад на высшее руководство Лугонии, — потребовал юноша. — Хотя специально ты этим королевством не занимался, ни за что не поверю, что этих данных у тебя нет.

— Есть, конечно, — фыркнул Варг. — Не всё, но…

— Излагай! А заодно коротенько о королях всех светлых королевств и их семействах, за исключением Шуахра. С ними я уже лично знаком. Все, работаем!

17

Во дворец Иван прошел без всяких затруднений. Качественно наведенная личина послужила ему пропуском. Маркиз де Лестигон имел здесь статус, сравнимый со статусом личного шута короля. Высокородного шута, которому прощалось многое, а потому стража беспрекословно пропустила его на входе, и он теперь неспешно шел по галереям королевского дворца в сторону малого зала заседаний, небрежно поигрывая тросточкой маркиза.

— О! Маркиз, да вы сегодня во всеоружии! — хихикнула какая-то дама в роскошном платье, шедшая ему навстречу в окружении стайки девиц.

Зная эксцентричность господина, чей облик принял, Иван не стал сдирать с него одежду, позаимствовав только тросточку маркиза, золоченая резьба которой прекрасно сочеталась с резьбой на рукояти меча, возвышавшейся над его плечом. Цыганку Азу на операцию «Ы» император решил не брать из соображений безопасности девчонки, и хотя теперь некому было объяснить, что за мадам стреляет в него глазками, юноша был в себе уверен на все сто. Очаровательно улыбнувшись мадам, император удостоил ее легким кивком головы и невозмутимо прошел мимо. Судя по отпавшим челюстям дворцовой стражи, несшей караул у всех дверей дворца, Владыка Леса в чем-то был неправ. Сообразив это, Иван сделал плавный разворот и вновь приблизился к опешившей матроне, решив, что пришла пора использовать домашние заготовки.

— Прошу прощения, мадам, критические дни.

— У кого? — Глазки мадам стали еще шире.

— У меня, конечно! Пашу как проклятый, как раб на галерах. Ем не досыта, сплю без просыха… — Ароматы гномьей водки, которой Иван прополоскал рот перед выходом из кареты, достигли ноздрей дамы, и она все поняла.

— Со своей цыганочкой на благо государства пашете, маркиз?

— Да какая разница?! Короче, кризис у меня, понимаете? Кризис. Критические дни. Да… как невежливо. Позвольте представиться: маркиз Этьен де Лестигон. С кем имею честь?

— Вот теперь точно вижу: кризис, — рассмеялась дама. — Мое величество приветствует вас, маркиз.

— Блин, не узнал. Богатой будете. Примета верная!

Очередная выходка «маркиза» вызвала бурю смеха.

Игриво шлепнув парня веером по лбу, королева Давия продолжила свой путь в окружении хихикающих фрейлин.

Именно на такую реакцию Иван и рассчитывал. Образ маркиза, шалопая и шутника, был как нельзя кстати, так как позволял обходить все острые углы. Расклад на знать Лугонии Варгул ему дал, но, как говорится, ху из кто, этот расклад оставлял открытым, так как фото в этом мире еще не изобрели, да и подробного досье на эту знать у героя с собой не было, а потому ему пришлось ограничиться словесным описанием.

Дальше все было очень просто. Аза оказалась девочкой способной и довольно грамотно нарисовала чертеж первого этажа королевского дворца, что позволило Ивану добраться до малого зала заседаний, не задавая никому лишних вопросов. А вот со стражниками на последнем этапе отношения не заладились. Это была не простая стража. Перед ним были храмовники, переодетые в обычную стражу. Это Иван сразу понял, внутренним взором увидев их магическую ауру.

— Куда? — Алебарды «стражников», охранявших вход в зал, скрестились перед носом юноши.

— Что значит куда? — возмутился Иван. — Куда еще может пойти маркиз Этьен де Лестигон после дикой пьянки? К королю, конечно! У него всегда неплохо наливают.

Губы «стражников» задрожали от с трудом сдерживаемого смеха. Тросточка маркиза пришла в движение, и два тела рухнули на пол отдельно от своих алебард, которые зачем-то ему потребовались.

— Какой крутой я маг! — похвалил сам себя Иван. — Одной палкой двух храмовников завалил. Салаги!

Сунув алебарды под мышку, юноша перешагнул через «стражников», распахнул двери, вошел в малый зал для заседаний, повернулся спиной к ошалевшим от такой наглости королю и его гостям, аккуратно закрыл за собой створки дверей и начал блокировать их алебардами.

— Маркиз, ваши шутки выходят за грани приличий! — раздраженно сказал один из собравшихся в зале господ. Судя по требовательным интонациям, это был король Лугонии Алчифер I. — У нас важное совещание. Мы заняты, маркиз.

— Чем? — невозмутимо спросил Иван.

— Лично мы делом, — не на шутку разозлился король.

Иван снял с себя ненужную теперь личину и повернулся лицом к высокому собранию, которое дружно ахнуло, сообразив, что перед ними не маркиз. Иван усмехнулся. Теперь у него с этими господами разговор пойдет иной.

— Это вы делами занимаетесь? — зловеще прошипел юноша, неспешно приближаясь к столу. — Бездельники! Тунеядцы! На рабочем месте пьянствуете?

Повинуясь взмаху его руки, стоящий на столе кувшин взмыл в воздух и с грохотом разбился об стену. По залу совещаний поплыли духмяные ароматы элитного эльфийского вина, которое ушастые обычно поставляли только королевским дворам за очень большие деньги.

Тучный мужчина в дорогом камзоле вскинул руку, собираясь нанести магический удар. Между пальцами мага затрещали разряды, формируя в ладони нечто, отдаленно напоминающее шаровую молнию. Однако довести дело до конца маг не успел. Тело его взмыло в воздух и смачно впечаталось в стену. Да, магическое искусство императора росло не по дням, а по часам.

— Вы, значит, здесь отдыхаете, а я за вас работать должен?

— Да кто вы такой? — начал наливаться кровью Алчифер. — Вы хоть понимаете, что только что подняли руку на Сигизмунда Третьего, короля Селистана?

«Ох и ни хрена себе!» — мысленно ахнул юноша. Однако на лице его не дрогнул ни один мускул.

— Пусть свое место знает, шавка, — ледяным тоном сказал Иван. — Я никому не позволю тявкать на себя. И приведите кто-нибудь его в порядок. Возможно, мне придется с ним еще отдельно говорить.

Четыре человека, явно из свиты Сигизмунда III, сорвались со своего места и начали хлопотать над телом своего сюзерена. Среди них, похоже, был неплохой лекарь, владеющий магией жизни. Сигизмунд скоро зашевелился на полу. Все присутствующие на заседании маги по достоинству оценили искусство и магическую мощь незнакомца, а потому из соображений безопасности решили пока лишний раз не дергаться.

Император неспешно двинулся по кругу вдоль стола, окатывая пронзительным ледяным взглядом смятенные лица короля Лугонии и его гостей. Их было человек двадцать, не больше. Кроме короля Лугонии здесь присутствовало еще четыре короля, правящие теми самыми маленькими королевствами, которые достойным образом не охватила разведка Варгула. Теперь понятно, кто находился в каретах, обнаруженных Марчелло. Он узнал их по описаниям героя. Общая картина начала потихоньку складываться в голове императора.

— Кто отвечал за уничтожение отряда, в котором ехал ревизор? — Вопрос Ивана прозвучал как удар хлыста.

Короли растерянно переглянулись, а сидящий рядом с Алчифером I господин в серой сутане медленно поднял глаза на императора и внимательно посмотрел на него. Юноша молниеносно просчитал, кто перед ним, и в чем он лично прокололся. Похоже, соответствующего приказа здесь никто не получал.

— Что зенки вылупил, отец Серафисей? — рявкнул он на кардинала. — Акция была проведена буквально в двух шагах от границы с Лугонией, а потому вы просто обязаны были проконтролировать ход ее проведения и убедиться, что она проведена качественно и до конца!

Император прекрасно понимал, что этот бред шит белыми нитками, а потому главное сейчас — держать всех в напряжении и давить на психику. Его наглая тактика сработала.

— Орден Серой Мглы в Шуахре… — начал оправдываться кардинал.

— Подложил нам всем свинью! — бешено сверкнул глазами юноша. Получилось очень убедительно. В нем явно пропадал талант артиста. — Знаю без тебя, потому и спрашиваю, почему вы со своей стороны не проявили инициативу и не убедились, что эльфийская миссия уничтожена? Почему ревизор еще жив и эльфийские кланы не берут штурмом дворец Сексимена Четырнадцатого в отместку за смерть лица королевской крови? Вряд ли Дивмар оставил бы безнаказанным уничтожение своего любимого внука.

— Это сделать еще не поздно, — заволновался кардинал. — Мы точно знаем, что эльфийская миссия, вернее, то, что от нее осталось, в данный момент находится на постоялом дворе при трактире «Пей до дна»…

— Хозяину не нужен штурм дворца короля Лугонии, — прошипел Иван, заставив всех присутствующих содрогнуться. Они и раньше подозревали, а теперь окончательно поняли, чей это посланец. — Ему нужен штурм дворца короля Шуахра. А что мы имеем взамен? Вконец обнаглевшие эльфы едут в сторону Агрибада, чтобы взять королевскую семью Шуахра под свою охрану. Упасть и не встать! Мне пришлось отрываться от своих дел, срочно втираться к этому долбаному ревизору в доверие, а вы здесь пьянствуете как ни в чем не бывало! А ты знаешь, Алчифер…

— Попрошу обращаться ко мне на «вы», — начал приподниматься со своего золоченого то ли кресла, то ли трона король Лугонии, но небрежный пасс руки Ивана заставил его плюхнуться обратно и обессиленно откинуться на спинку кресла. Магические силы были явно не равны.

— Ты у меня допросишься. Хозяин наделил меня особыми полномочиями, так что лучше не дергайся. — Император подошел к королю Лугонии вплотную и склонился над ним, опершись одной рукой на спинку кресла.

— Ты хоть…

Ивана тряхнуло так, словно он умудрился засунуть два пальца в розетку, и из кресла короля, через онемевшую руку в императора начала вливаться магия. Морозящая душу ледяная магия. Черная магия. Магия, которую он сразу узнал. Именно такая магия накрыла его в трактире «Три веселых тролля», когда в нем начал материализовываться призрачный Генеф.

Алчифер отшатнулся от юноши, глаза которого стремительно наливались чернотой.

— Встать… — прошипел Иван.

— Что? — тихо пролепетал король, втягивая голову в плечи.

— Всем встать!!! — проревел Иван. — Как смеете сидеть в присутствии посланника Хозяина?

От императора повеяло такой жутью, что все высокое собрание как ошпаренное вылетело из-за стола.

— К стене!

Короли со своей свитой выстроились вдоль стены. И даже до конца не пришедший в себя после магического удара Ивана Сигизмунд III сумел привалиться к ней, правда, сидя на корточках.

«Кто? Кто здесь?» — раздался в голове юноши голос Генефа. Диким усилием воли Иван разорвал контакт со спинкой кресла и полоснул магией по всему интерьеру малого зала совещаний. Стол, стулья, кресла и роскошные диваны, стоящие вдоль стен, на мгновение вспыхнули ярким пламенем и осыпались на пол черным пеплом. Ивану сразу стало легче. Сунув пострадавшую руку за отворот камзола, юноша, словно Бонапарт перед решающей битвой, начал прогуливаться вдоль строя трепещущих около стены королей и их приближенных. По руке бегали мурашки. К ней потихоньку возвращалась чувствительность.

— Ты хоть знаешь, королек, что у тебя под боком работает подполье? — мрачно спросил он хозяина дворца.

Алчифер I болезненно сморщился при слове «королек», но благоразумно промолчал.

— Мы знаем о подполье, — заволновался кардинал Серафисей, спеша на помощь своему королю, — и буквально сегодня практически его уничтожили.

— Ваше карманное подполье меня меньше всего интересует, — зарычал на него Иван. — Чем вы вообще тут занимаетесь? Почему так бездарно был расставлен капкан в гостином дворе? Ревизор чуть со смеху не помер, глядя на ваши потуги, и попросил меня разнести эту шарашкину контору, чтоб вы знали, с кем имеете дело.

— Так это вы наших лучших агентов уничтожили? — ахнула худосочная личность, стоявшая по правую руку от короля Лугонии.

— Это ваши лучшие агенты? Не смешите мои тапки! Да их одним плевком можно прибить. Что я и сделал. Пришлось. Мне надо нарабатывать авторитет, чтоб окончательно войти в доверие. Да пес с ними, — небрежно махнул здоровой рукой Иван, — дерьмовые были агенты. Единственный плюс от всей этой дурацкой операции, что я под шумок одного человечка ревизора на перо успел поставить.

— А мне агент докладывал, что это был темный император, — в смятении пробормотала худосочная личность.

— Темный идиот тебе это докладывал. Я так понял, что имею честь говорить с начальником тайной канцелярии господином Бертраном? — насмешливо фыркнул Иван, останавливаясь напротив худосочной личности. Окинув его пронзительным взглядом, юноша повернулся к Алчиферу I. — Значит, так, королек, если этот шут гороховый сегодня вечером сорвет задуманную мною комбинацию, завтра в полдень его голова должна торчать всем на обозрение на пике. На центральной площади! Ты понял?

Полностью деморализованный король усердно закивал головой. Напряженное молчание, воцарившееся после слов «посланника» Хозяина, нарушил шум за дверью. Судя по всему, кто-то увидел возле зала отдыхающих на полу храмовников и поднял тревогу. Дверь загрохотала от ударов ломящихся внутрь стражников.

— Ваше величество, с вами все в порядке? — послышались со стороны коридора всполошенные голоса.

— Бертран, — приказал юноша, — разберись с ними.

Бертран кинулся к дверям успокаивать стражу. Это была безусловная победа. Император понял, что полностью контролирует ситуацию и можно спокойно продолжать задуманную партию. Бертран быстро успокоил встревоженную стражу и вытолкал ее обратно в коридор. Как только помещение очистилось от посторонних, император вновь начал откровенно наезжать.

— Итак, господа, благодаря вашим бездарным действиям гениальный план Хозяина поставлен под угрозу срыва. Ревизор жив и прекрасно себя чувствует, семейство короля Шуахра теперь недосягаемо, так как находится под защитой эльфов. Что можете сказать в свое оправдание?

— Мы не совсем понимаем гнев Хозяина, — хмуро сказал Сигизмунд III, с помощью своих людей вставая на ноги. — В чем нас можно упрекнуть? Мы четко выполняем все его распоряжения. Лично прибыли сюда, как он приказал, для получения дальнейших инструкций. К моей тюрьме уже подходит караван из трех тысяч жертвенных тушек. Все, как и заказывали, воины. Все под магическим контролем. Завтра кардинал Жернон, как договаривались, всех отправит на алтарь. Ждем только соответствующего сигнала от Хозяина.

— И мы готовы, — загалдели остальные короли.

— А насчет семейства короля Шуахра у нас для Хозяина есть две новости, — засуетился кардинал Серафисей.

— И, как всегда, одна хорошая, вторая плохая, — хмыкнул Иван. — Я угадал?

— Совершенно верно, посланник. Так вам с какой начинать?

— Давай с плохой.

— Кардинал Легрей, этот бездарный фанатик, не выполнил свою главную функцию. Несмотря на строжайший приказ Хозяина всеми силами охранять младшую дочку короля Шуахра, Милену сумел похитить темный император. Впрочем, возможно, эта новость вам уже известна.

— Разумеется, известна, — фыркнул обалдевший от такой новости Иван. — А какая хорошая?

— Эзра, старшая дочка короля, у нас.

У императора тоскливо защемило сердце. Пока он утрясал свои эльфийские дела, враг не дремал.

— Вы ее взяли? — позволил себе «радостно» удивиться юноша.

— Сама пришла, дуреха. Умудрилась втайне смыться из своей башни и отправилась спасать сестер, попавших в лапы темного императора. Мы ее на границе тепленькую взяли. Упорная девица. С орденом сотрудничать категорически отказывается. Уж мы с ней и так, и так, а она никак. А жаль. Маг такого уровня ордену бы не помешал. Вы бы знали, до чего сильна чертовка! Восемнадцать магов положила, прежде чем ее скрутили и набросили антимагическую сеть.

— Ну наконец-то хоть что-то стоящее сделали, — надменно фыркнул юноша. — А ну-ка быстренько ее сюда!

Кардинал Серафисей лично ринулся выполнять приказание, и через несколько минут стража, усиленная парой магов, чуть не волоком втащила в зал измордованную девушку. Маги круглыми глазами посмотрели на выстроившихся вдоль стены королей, на приближавшегося к ним незнакомца, но ничего не сказали. Иван неспешным шагом подошел к пленнице поближе.

— Ай-яй-яй, за что же вы ее так? — укоризненно покачал головой парень. — Мягче с принцессами надо обращаться, мягче.

— Это всего лишь вторая степень устрашения, — почувствовав одобрение в его голосе, сказал Серафисей.

— Надо же. Вторая степень — и не помогла? — удивился Иван.

— Не помогла. На первой степени устрашения на святых отцов ругалась как сапожник, а на второй степени просто молчит. Упрямая девица.

— Ничего, у меня заговорит. Подними головку, моя прелесть, — ласково, но с издевательскими интонациями попросил Иван.

Повисшая на руках магов девушка медленно подняла голову.

— Ты?!! — В глазах девчонки в первый момент вспыхнула надежда, а потом разукрашенное синяками лицо исказила гримаса отвращения. — А я ведь после Вианы тебе поверила…

— Ну и дура. Только не надо гадостей в мой адрес, — заранее поморщился Иван и небрежным пассом наложил печать молчания на ее уста, пока девчонка не наболтала лишнего. «Болван! — мысленно обругал себя Иван. — Я же сейчас в облике человека. Таким она меня в Рамодановске и видела». Магический посыл дался ему легко. Знания эльфийской магии сами собой всплывали в голове Владыки Леса по мере надобности. — Темный император будет счастлив видеть тебя, моя прелесть. Ему для полного комплекта как раз третьей сестрички не хватает.

У принцессы, мягко говоря, отпала челюсть. И не только у нее.

— Прошу прощения… э-э-э… не знаю, как вас называть… — замялся кардинал Серафисей.

— Господин де Артаньян, — подсказал Бертран.

— Вы упомянули темного императора, господин де Артаньян, — поспешил воспользоваться подсказкой кардинал, — выходит, он в составе эльфийской миссии? И вы хотите пленницу отдать ему?

— Ну разумеется, — любезно улыбнулся юноша. — Грех не воспользоваться такой удачей. Хозяин будет счастлив, узнав об этом. Как вы думаете, что почувствует король Шуахра, когда узнает, что его младшую и старшую дочь зверски замучил и убил темный император, расчищая для своей пассии Вианы, а следовательно, и для себя, родного, дорогу на шуахрский престол?

Высокое собрание одобрительно загудело.

— Он жаждет возродить свою империю малой кровью, — улыбнулся еще слаще парень. — Флаг ему в руки и барабан на шею. Хозяин только этого и ждет. Ответный удар будет страшный. Так что не вздумайте тревожить ревизора с его миссией! — уже более жестко сказал Иван. — Чтоб ни одного вашего человечка от нее близко не было! Он не должен чувствовать, что уже под колпаком, и Хозяин через меня отслеживает каждый его шаг. А я еще не выявил все связи Ирвана. Уверен, что в Лугонии они есть!

— Позвольте задать вопрос, — робко сказал кардинал.

— Задавай.

— А кто из вашей миссии темный император? Сам ревизор, господин де Валлон, господин де Пьерфон или…

— Это вам пока не надо знать, — резко сказал Иван. — Всю игру мне поломаете. Сейчас у вас задача лишь одна: помочь мне выявить связи императора с его агентами здесь, в Сакреме. Я уже точно знаю, что два, а может, даже три таких агента есть в местном таборе цыган. Что? Удивлен, Бертран? Вот так-то. Работать надо лучше, а не громить карманное подполье, состоящее из одних детей. Нет, это надо же, взять сопливую девчонку, обвинить ее в краже банки краски и потащить на костер! Вы чем с кардиналом думали, придурки? Император ржал как ненормальный, когда узнал об этом, и тут же использовал любезно предоставленный вами шанс унизить орден Серой Мглы и подорвать к нему доверие сакремцев. Хозяин в бешенство придет, когда узнает. С такими друзьями и враги не нужны.

Кардинал с главой тайной канцелярии побелели как полотно и мелко завибрировали. Чувствовалось, еще немного — и они выпадут в осадок.

— Ладно, не тряситесь. У вас еще есть шанс исправиться в моих глазах. По моим данным, этот табор сегодня вечером устроит представление на центральной площади. Не простое представление. Цыганский барон будет свою дочь замуж выдавать. На свадьбу согнать весь город. Выкатить несколько десятков бочек вина. Наливать за счет казны, но говорить всем, что вино проплачено бароном.

— Зачем? — выпучил глаза Бертран.

— Ты что, дурак? По пьяни кто-нибудь что-нибудь да ляпнет. Всех своих осведомителей туда, всю городскую стражу и орден Серый Мглы в полном составе должен присутствовать. Наливать не жалеючи, и чтоб твои люди отслеживали движение каждого артиста, запоминали каждый их жест, каждое слово и тщательно фиксировали все это на бумаге.

— Зачем? — теперь уже изображал сову кардинал.

— У темного императора агенты не чета вашим, — мрачно сказал Иван. — Они будут передавать своим людям информацию в танце!

Бертран с кардиналом ошеломленно ухнули. С таким уровнем конспирации им сталкиваться еще не приходилось.

— Цыган не трогать ни до, ни во время, ни после представления, — приказал юноша. — Агенты темного императора вам не по зубам. Я потом займусь ими лично. Отчет о представлении должен быть готов завтра к полудню в полном объеме в трех экземплярах.

— А почему в трех? — рискнул спросить Бертран.

— Вот бездарь! Как ты пролез на эту должность? Один экземпляр мне, второй вам, третий Хозяину!

Иван вырвал из рук магов Эзру, перекинул принцессу через плечо, а когда она взбрыкнула, шлепнул ее по упругой попке и с демоническим хохотом покинул зал заседаний. Впереди него бежал всполошенный Бертран, успокаивая встревоженную этим странным зрелищем охрану…

18

Златовласка с усмешкой смотрела на светлорожденного с короткими ушами, осыпавшего комплиментами Натку.

— Да, господин Эркюль де Бражелон, искусству обольщения вас явно не учили, — хмыкнула она.

— А что я делаю не так? — обиделся Эльвар.

— Все! Где цветы? Где песни о любви при свете лун?

— Какие луны? День на дворе!

— Романтики в вас не хватает.

В комнату заглянул Варгул.

— Эльва… тьфу! Эркюль де Бражелон, дамы, на выход!

— Что случилось?

Эльвар вскочил с дивана, на краешке которого притулилась красная от смущения Натка (туда ее загнал натиск Ромео эльфийского разлива), и выхватил из ножен меч.

— Все правильно, — кивнул Варгул. — Может пригодиться.

Дамы в сопровождения Варгула и Эльвара перешли в общий зал. Вооруженная команда императора была готова к бою. Вениамед стоял у входной двери, Палыч с Семой и Марчелло прилипли к окнам.

— Да что случилось-то? — повторил вопрос Эльвар.

— Еще не знаем, — пояснил Марчелло. — Шевеление вокруг пошло какое-то странное.

— Боюсь, что шеф засыпался, — хмуро сказал Семен.

— Нельзя было его одного отпускать, — скрипнул зубами Варгул.

Эльвар с девицами тоже прилипли к окну. А там действительно творилось что-то странное. Стражники выгоняли из кустов подозрительных личностей, в которых команда императора сразу опознала соглядатаев, пристроившихся на подходе к трактиру им в хвост, и пинками выпроваживали их за ворота. Такая же возня шла как внутри трактира, так и внутри постоялого двора. На хозяина этих заведений было больно смотреть. Он со слезами на глазах наблюдал за выдворением всех лишних постояльцев, которых за последние полдня в трактир и постоялый двор набилась куча!

Десяток минут суеты — и постоялый двор с трактиром опустели.

— Я что-то ни хрена не понимаю, — честно признался Палыч.

— Не ты один, — пробормотал Варгул. — Но чую, что мечи не понадобятся. Если хотели взять нас в оборот, такой переполох устраивать бы не стали. Напали бы внезапно.

Тут к воротам подъехала карета маркиза Лестигона. Из нее вылез Иван, вытащил слабо трепыхающуюся девицу, словно мешок картошки, взвалил ее себе на плечо и двинулся на постоялый двор.

— Живой, — облегченно выдохнул Варгул.

Мужчины вложили мечи в ножны и уставились на дверь. Иван вошел в комнату, обвел пристальным взглядом свою команду, неопределенно хмыкнул и вывалил принцессу на диван.

— Учись, виконт, как надо обращаться с дамами, — рассмеялась Златовласка. — Раз-два, и в койку.

— Да это ж Эзра, — узнал принцессу Палыч. — А ты, шеф, силен. Она меня в Рамодановске своей магией чуть не прибила.

— Точно, она! — изумился Сема. — Шеф, а чего она молчит?

В принципе принцесса не молчала. Она смотрела бешеными глазами на Ивана и что-то «деликатно» говорила, беззвучно разевая рот.

— Ругачая у меня родственница оказалась, — удрученно вздохнул император, — и кусачая. Пришлось ей рот магически заткнуть.

— За что она тебя укусила, шеф? — полюбопытствовал вампир, нервно облизывая губы.

— До чего дотянулась, за то и укусила, — недовольно буркнул Иван, почесывая пострадавший зад.

От хохота команды императора задрожали стены. Эзра рывком села на диване посмотрела на ржущую толпу, и ее разбитые губы тоже начали кривиться в робкой ухмылке. Она пока еще ничего не понимала, но чувствовала, что угрозы для нее здесь нет.

— Шеф, ты когда за ней в Шуахр успел смотаться? — отсмеявшись, спросил Варгул.

— Сама пришла. Так, ребята, хватит веселиться. У нас проблемы. Пока мы тут права людей защищали, кто-то под моей личиной спер Милену из дворца моего тестя. Не думаю, что это привело его в восторг. — Иван сел за стол, наполнил вином кубок, залпом выпил и устало откинулся на спинку кресла. — Эзра, сейчас я с тебя сниму печать молчания, только дай слово, что сразу в драку не полезешь.

Принцесса еще раз огляделась, медленно кивнула, и к ней вернулась речь.

— А ругаться можно? — первым делом полюбопытствовала принцесса.

— Как с делами увернемся, можно, — милостиво разрешил Иван. — Вдруг сумеешь новым оборотом удивить, а сейчас, извини, времени нет. — Юноша покосился на принцессу, окинул взглядом ее покрытые ссадинами и кровоподтеками руки, полюбовался на фингал под глазом. — Нет, дела подождут. Садись сюда, — кивнул он на пустующее рядом кресло.

Эзра несколько мгновений колебалась, но потом, видимо, решила, что нет смысла возражать, и переместилась куда велено.

— Сиди спокойно и не дергайся, — предупредил ее Иван. — Больно не будет.

— Что?!!

Из кресла выскочили шустрые ростки и оплели тело принцессы с головы до ног.

— Шеф, ты что с ней хочешь сделать? — осторожно спросил Варгул.

— Догадаешься с трех раз? Что может сделать темный император, подрабатывающий по совместительству Владыкой Леса, с избитой изуверами родственницей?

— Какая я тебе родственница? — послышался из зеленого кокона возмущенный писк Эзры.

— Не знаю, как у вас, людей, а у нас, ушастых, сестра жены считается родней. Я ведь, к твоему сведению, если с меня лишнюю личину снять, в этом мире эльф. Так что сиди и не вякай, свояченица, а то губки неправильно срастутся.

Зеленый кокон, в глубине которого сердито сверкали глаза Эзры, замолчал.

— Леди Винтер, — обратился император к Златовласке, — будь ласкова, составь Натке компанию. То, о чем пойдет здесь речь, не для ее нежных ушек.

— Как скажете, мой повелитель! — фыркнула баньши и утащила девушку в соседнюю комнату.

— А может быть, и Эзру к ним отправить? — покосился на шевелящийся комок растений Варг.

— Нет уж, пусть сидит, вникает. А то, ежели какая непонятка случится, опять кусаться начнет. — Команда императора опять заржала. — Да вы подсаживайтесь к столу, подсаживайтесь. Пришла пора поговорить о делах наших скорбных.

И как только все уселись за столом, изрек:

— Итак, начинаем наш совет, господа.

— А дамы право голоса здесь не имеют? — пискнул кокон.

— Пока дама не в теме, ей лучше помолчать, — отрицательно качнул головой Иван. — Так вот, ребятушки, у меня есть две новости: одна хорошая, другая плохая. С какой начинать?

— Нам к дерьму не привыкать. Так что начинай с хорошей, — потребовал Варгул. — Дай порадоваться.

— Как скажешь. Итак, хорошая новость: наш главный враг жив.

Из рук героя выпал кубок и громко сказал «дзинь!» об пол.

— Ты имеешь в виду…

— Именно его я и имею в виду, — кивнул Иван. — Не добили мы с тобой Черного Эльфа, Варгул, не добили. Жив Генеф. Все еще жив, заразочка такая, если это, конечно, можно назвать жизнью.

— А плохая тогда какая? — осторожно спросил Палыч.

— А плохая новость заключается в следующем: он полностью держит под своим контролем пять королевств и Серую Мглу. Так что вопрос, кто такой Хозяин, уже не стоит.

— А я, честно говоря, на Мелиссу грешил, — расстроился Палыч.

— Не ты один, — успокоил Палача Иван. — Облом, однако. Хозяином оказался Генеф.

— Тогда Мелисса — Хозяйка! — уверенно сказал Варгул.

— Не будем спешить, — тормознул император героя. — Один раз с выводами уже прокололись. А теперь слушайте третью новость.

— Шеф, я уже боюсь, — честно сказал Марчелло. — Она хорошая или плохая?

— Она очень хорошая, — успокоил вампира Иван. — Я только что навел шмон во дворце и заставил Алчифера по струночке ходить. Он теперь любой мой приказ на полусогнутых исполнять кинется.

— Шеф, ты — гигант! — восхитился Палыч.

— Недооцениваешь. Я не гигант, я — титан! Титан мысли, отец русской демократии… Нет, это из другой оперы. Короче: я простой скромный гений, так как построил заодно еще четверку королей, которых подогнал в Лугонию Генеф.

— Опаньки! — обрадовался Марчелло. — Так в тех каретах, что я засек, были короли?

— Ты угадал, клыкастый, — кивнул Иван. — Так что всего полчаса назад пять королей стояли возле стенки и трепетали, взирая на меня, ужасного. Эх, жалко, автомата под рукой не было. Одной очередью всех бы положил! Наша позеленевшая принцесса не даст соврать.

Эзра внутри кокона сердито засопела.

— Хотя и жалко гадов… — вздохнул юноша.

— Жалко? — ахнул Варг.

— Да. Хозяин их неплохо зазомбировал. И знаете как?

— Ну? — подался вперед оборотень.

— Там в комнате для совещаний такие кресла были, — таинственно сказал Иван. — Сел — и получи, фашист, гранату! Море удовольствия, и все через ж…у! Стыдно признаться, но мне сразу почудилось что-то родное. У нас в России все через ж…у делают.

— Какие именно там были короли? — подался вперед Варгул.

— Только те, чьи государства твоя разведка обошла вниманием, — ядовито хмыкнул юноша. — Перечисляю, — начал загибать пальцы Иван: — король Лугонии Алчифер Первый — раз, король Селистана Сигизмунд Третий — два, король Арлании Берикл Шестнадцатый — три, король Заргана Индар Первый — четыре и король Линарии Пленон Второй — пять. Я их всех построил!

— А присягнуть себе ты их не мог заставить, раз уж построил? — спросил Вениамед.

— К сожалению, не мог, — с горечью сказал Иван. — Они уже успели присягнуть Генефу, от имени которого я там и выступал. Знаете, присягать слуге через голову Хозяина как-то не принято. Между прочим, заметили, что слухачей в округе уже нет?

— Еще бы не заметить, — фыркнул Варгул.

— Моя работа, — самодовольно хрюкнул юноша. — Я им приказал. Ах, видели бы вы, как я их строил! Всех вас с потрохами сдал. Вот только кто из вас темный император, не сознался.

— А как ты думаешь, кого они подозревают? — азартно спросил Эльвар.

— Черт его знает. Я им такого там наплел, что сам теперь не разберусь: кто здесь ревизор, а кто император?

— Это уж точно, — фыркнула из кокона Эзра. — Даже мне мозги зас… э-э-э… задурил.

— Вот оно, дворцовое воспитание, — удрученно вздохнул Иван под гомерическое ржание друзей. — Когда Валька родит мне сына…

— А вы что, уже? — ахнула из кокона принцесса.

— …тетке на воспитание его точно не отдам, — как ни в чем не бывало закончил свою мысль император. — Так, повеселились и хватит. Теперь информация к размышлению.

— Слушаем, — тут же подобралась команда императора.

— Эти недоделанные корольки, непонятно зачем вызванные в Лугонию Хозяином, только что практически сознались, что в их государствах все готово для массовой резни. Орден Серой Мглы собирается завтра по сигналу этого самого Хозяина перерезать глотки трем тысячам воинов в каждом отдельно взятом королевстве. — Эзра в своем коконе при этих словах придушенно ахнула. — Они, правда, еще не знают, что Марчелло с Семой здесь, в Лугонии, кайф им обломали, освободив жертвенные тушки. Но в тюрьме Осфарда, судя по данным нашей Натки, вполне может накопиться нужное количество народа. А теперь вопрос: к чему готовится Хозяин, а возможно, и Хозяйка, устраивая эту жуткую резню?

— Пятнадцать тысяч воинов на жертвенный алтарь! — покачал головой Палыч. — Это какого же монстра они собираются вызывать?

— Если об этом узнают в светлых королевствах, — бушевала внутри кокона Эзра, — всех членов ордена…

— Поднимут на штыки? — горько усмехнулся юноша. — Ты знаешь, девочка, я в ваших светлых королевствах на такое насмотрелся, что не удивлюсь, если этих членов ордена начнут защищать регулярные войска вкупе с королевской гвардией. Нет, твой отец вообще-то молоток, он долгополым лучше всех и до последнего сопротивлялся, а вот в других государствах, где орден всё уже под себя подмял, такой вариант событий пройдет запросто.

За столом воцарилось молчание. Все задумались. Первым его нарушил император:

— Чего затихли? Есть у кого-нибудь идеи? Варг, ты ж мой советник. Не только герой Империи, но и в магии практически магистр. Как сорвать планы этих извергов?

— Пока не ясны их цели, в упор не знаю, — честно признался Варг.

— Эх вы, магистры, — пропыхтела из кокона принцесса, пытаясь освободиться. Листва наполовину открыла ее личико, уже лишенное ссадин и синяков. — Пять государств, пять королевств — вам это ни о чем не говорит?

— Твою мать! — грохнул по столу кулаком Иван, сорвался с места, поднял кресло с Эзрой в воздух и поцеловал сестру Вианы прямо в носик. — Девочка, ты гений!

До дважды героя Империи тоже дошло, и он уже извлекал из своей безразмерной котомки карту. Иван бережно поставил кресло с Эзрой на пол и смел со стола все лишнее. Варгул на освободившемся месте разложил карту с изображением всех королевств и Империей Ивана.

— Так, Лугония… Варг, карандаш! — Получив затребованное, юноша отметил столицу королевства точкой. — Селистан. — Еще одна точка легла на карту. — Арлания, Зарган, Линария. Э! Да эти королевства тут впритирочку, друг к другу вплотную стоят! — Юноша решительно соединил единой линией все точки по периметру. — Да, это пентаграмма. Практически идеальная пентаграмма! Ну Эзра! Ай да молодец! Не зря я твою задницу спасал.

— Другие части тела, как я понимаю, тебя не волнуют, — съехидничала Эзра, жутко довольная своей сообразительностью.

— Ну почему же… Так, — опомнился Иван, — к женатому мужчине попрошу не приставать. Ишь, размечталась. Я самое ценное спасал, а остальное шло в комплекте.

— Вот расскажу Виане, как ты по этому самому ценному…

— А нечего было брыкаться! Тащить и так неудобно, а ты еще…

— Кусаешься, — хихикнул Варг.

Команда императора опять заржала, представив себе процедуру укрощения строптивой принцессы.

— Так, повеселились и будет, — тормознул друзей Иван. — Давайте лучше глянем, что у нас в центре пентаграммы.

Император лично свел лучи от каждой точки к центру, и его команда начала дружно чертыхаться. К точке пересечения сходились узкие языки территорий всех пяти государств.

— Блин, — расстроился император. — И ведь толком не поймешь, какому государству это место принадлежит.

— Никакому, — мрачно буркнул Варгул. — Это Гиблая пустошь. Претендовать на нее дураков нет.

19

Эзра с любопытством смотрела на своего нового родственника, мерившего ногами комнату. Оздоровительные процедуры уже были закончены, и зеленые лекари убрались обратно в кресло.

— Знаете, ребята, я в такие совпадения не верю, — выдал на-гора результат своих раздумий Иван. — И гиблые пустоши просто так из ничего не появляются. С каких пор это место стало гиблым?

— С тех пор как твой предок Драгон Великий одолел там своего брата-близнеца Генефа, — тихо сказал Марчелло.

— Да, именно там стоял наш трактир «Три веселых тролля», когда Драгон в него ворвался, — подтвердил Вениамед. — Это было три тысячи лет назад.

Глазки Эзры стали круглые-круглые. Со всеми участниками совещания она еще не была знакома, и ей вдруг стало очень неуютно.

— Ирван… а они кто? Ой… — Девушка зажала себе рот ладошкой. — Так ты и правда темный император?

— Ясен хрен! А ты случайно не забыла, как меня на эту должность пинками загоняли? — разозлился Иван. — Жил себе спокойно в Рамодановске, жил не тужил, и тут на тебе! Император! А в доказательство от будущей родственницы в морду огненное копье! Что на тебя, кстати, там нашло? Не только меня, но и Валюшку мою чуть не пришибла.

— Сама не знаю, — сникла принцесса. — Какое-то затмение на разум нашло. Я ведь, как только соображать что-то начала, в ужас пришла от того, что едва-едва не совершила.

— А вот это нехорошо, — нахмурился юноша. — Значит, кто-то над твоим сознанием поработал. Кто-то магически более сильный, чем ты. И этот кто-то из твоего самого близкого окружения. Хотя… Ладно, проехали, — махнул рукой Иван. — Сейчас не до того. Кстати, ребята, — повернулся юноша к вампиру с оборотнем, — а Драгон на ваших глазах Генефа завалил?

— Нет, — зябко передернулся Вениамед. — Там такая магия схлестнулась, что мы со страху на кухню забились, а когда все кончилось, услышали проклятие Драгона, и трактир закрылся на мощнейший магический запор. Ты не представляешь, шеф, что такое три тысячи лет сидеть в этой дыре, ждать появления духа Черного Эльфа…

От этих воспоминаний затрясло и Марчелло.

— Тела его не видели? — спросил император.

— Чье тело? — не понял Марчелло.

— Генефа!

— Нет.

— Ясно, — удрученно вздохнул Иван.

— Что тебе ясно? — тревожно спросил Варгул.

— Не надо быть гением, чтобы понять: в этой точке лежит то, что осталось от Черного Эльфа и изо всех сил пытается возродиться. Первая попытка была, когда мы с тобой в тот трактир, как лохи, попались. Вторая, когда Мелисса пыталась меня с помощью своего амулета прибить, а теперь жертвоприношением пробуют. Блин! Ну точно Волан де Морт недобитый! Сколько ж у тебя крестражей, зараза?

— Шеф, ты уж, будь ласков, говори так, чтоб тебя понимали, — взмолился герой.

— Или просто приказывай, — добавил Палыч.

— Да, — расправил плечи Вениамед, — говори, что делать надо?

— Как и намечали, местное подполье надо навестить, — решительно сказал Иван.

— А что нам это даст? — нахмурился Варгул.

— О! Подполье может много дать, — мечтательно погладил свой камзол в районе живота император. — Подполье — это самогонный аппарат, огурчики, помидорчики, соленья…

— Тьфу! Опять прикалываться изволишь? — рассердился герой. — Шеф, мы же теряем время!

— А ты что хочешь предложить? Шашки наголо и с криками «ура!!!» переть на эту пустошь? Боюсь, силенок маловато будет. Да и чувствую за этим всем какой-то подвох.

— Но подполье нам зачем? — не унимался герой.

— А ты знаешь, кто рулит в этом подполье?

— Нет.

— Я пока тоже точно не знаю, но догадываюсь. И, если мое предположение оправдается, то в нашем распоряжении скоро окажутся военные склады и продовольственные припасы Альена, а значит, будет чем вооружить три тысячи воинов, готовых встать под знамена темного императора!

— О-о-о!!! — восторженно взвыл Варгул.

— Не пугайся, Эзра, — повернулся Иван к принцессе. — Меня не прельщает слава великого завоевателя. Эти воины нужны для искоренения старого зла. А когда мы его уничтожим, то со своей тьмой в ваших светлых государствах вы и без нашей помощи разберетесь.

— Знаешь, а я тебе верю, — серьезно сказала девушка. — У Вианы чистая душа. Она бы в гада не влюбилась.

— Ну и слава богу. Будем надеяться, что ножа в спину от тебя ждать не придется. Возвращаемся к нашим баранам. Не дает мне покоя тот отряд с жуткой магией, который от Шуахра двигался. Марчелло, покажи на карте, где ты его засек, и направление его движения.

Вампир отметил на карте Лугонии точку и стрелкой задал направление.

— К Гиблой пустоши идет, — вздохнул Иван.

— Или к тюрьме, — хмыкнул Варгул. — Дорожка-то через Осфард походит. На одной линии лежат.

— Все может быть.

— Послушай, Ирван… или как там тебя… Иван, — нахмурила свой лобик Эзра, — тебя в этой истории ничего не напрягает?

— Да меня все в ней напрягает! — фыркнул юноша. — Ты, если что-то дельное в голову пришло, говори, не стесняйся.

— Нестыковка одна мне в голову пришла. Я, понимаешь, по роду своей деятельности в дворцовых интригах поднаторела, привыкла тщательно все взвешивать и анализировать. Смотри, что получается. Во всех пяти королевствах заготовлено по три тысячи воинов на заклание. Вопрос: зачем сгонять в Лугонию глав этих государств, если они полностью под контролем Черного Эльфа? Что им тут делать? Почему они вместе со своими кардиналами не руководят и не контролируют процесс жертвоприношения?

— В упор не знаю, — честно признался Иван.

— А ты в курсе, что все короли и члены их семей владеют довольно приличной магией? — задала наводящий вопрос Эзра.

— Виана с Варгом что-то в этом роде говорили, — кивнул Иван.

— Ну надо ж быть таким тупым! — расстроился Варгул, треснув себя кулаком по лбу.

— До твоего советника, кажется, дошло, — удовлетворенно хмыкнула принцесса.

— Так, может, и меня, неграмотного, просветите? — рассердился юноша.

— Кровь пяти магов, да к тому же магов королевской крови, заменит кровь трех тысяч жертв, — пояснил Палыч, до которого тоже дошло, о чем идет речь.

И тут все заговорили разом.

— Они знали, что эльфийская миссия через Лугонию идет.

— И про императора наверняка знали.

— Уверены были, что вмешается и все планы сорвет…

— А чтобы этого не произошло, резервный вариант подготовили.

— Не воинов, так королей под нож пустят.

— Тихо! — поднял руку Иван. Все послушно замолчали. — Мозговой штурм прошел удачно. Я доволен. А теперь изменим направление атаки. За каким чертом кому-то потребовалось прикидываться мной и воровать из дворца Милену? — Иван в упор посмотрел на Эзру.

— А ты чего на меня выпучился? — занервничала принцесса. — Хочешь сказать, что это я ее выкрала?

— Нет, я хочу сказать, что ты здесь оказалась самая умная, так что думай!

— Да не знаю я! — возмутилась Эзра. — Чего привязался? К этим делам ее припрягать бессмысленно. Она слишком маленькая. В ней настоящая магия еще не проснулась.

— Даю дополнительную информацию. Если верить Серафисею, на кардинала Легрея была возложена миссия не только вести просветительную работу в Шуахре, но и всячески охранять младшую принцессу. То есть Милена практически находилась под неусыпной охраной ордена.

— Обалдеть! — только и смог сказать Варгул.

— А это значит, что люди ордена проникли в ее свиту… — тут же начала прокручивать полученную информацию Эзра.

— И? — вскинул брови на свояченицу юноша.

— …и им легче всего было ее спереть, — закончила логическое построение принцесса.

— Вопреки воле Хозяина? — недоверчиво хмыкнул Варгул.

— А ты уверен, что о его планах знают все члены ордена подряд? — презрительно фыркнула принцесса. — Слышь, император, советника тебе пора менять. Эх, если бы я не работала принцессой… — мечтательно вздохнула девушка.

— То я бы тебя на работу взял, — кивнул Иван.

— Женой? — полюбопытствовала Эзра.

— Советницей. Хотя можно и женой, но только на полставки, да и то если сумеешь с Валькой договориться.

Давно команда императора так не ржала, и звонче всех хохотала сама принцесса. Только дважды герой Империи не разделял общего веселья. Ему явно было стыдно. Эзра его уела.

— Не списывайте со счетов Хозяйку, — сердито пробурчал Варгул.

— Не исключено, что и она здесь руку приложила, — отсмеявшись, кивнул император. — Правда, не дает мне покоя этот Волан де Морт. Последним крестражем там все же оказался Гарри Поттер…

— Шеф, ты опять за свое, — расстроился герой. — Что за Волан де Морт? Какой еще Гарри Поттер?

— Будет время, на досуге расскажу. Сейчас главное другое. Ты помнишь, как Виану с башни сбросило, пока я снизу концерт без заявок давал?

— Еще бы! — хмыкнул Варгул. — Такое не забудешь.

— А ведь удар шел со стороны кучки придворных, среди которых находилась Милена со своей свитой. Вот и думай после этого: кто из них нанес удар?

— Да говорю ж тебе: в Милене магия еще не проснулась! — опять начала сердиться на бестолкового императора Эзра.

— Вот тут-то собака и зарыта, — глубокомысленно сказал Иван, зачем-то покосившись на Семена.

— А я-то тут при чем? — завопил Семиграл, и толпа опять грохнула. — Меня там вообще не было, и никаких собак я там не зарывал!

— Ладно. Пошутили и хватит. — Иван подошел к окну. Солнце уже клонилось к закату. — А между прочим, твой папаша, Эзра, был еще тот шалун. Ты знаешь, кем была мать Вианы?

— После того цирка, что ты устроил возле башни, знаю, — вздохнула девушка. — Та ведьма, как ее… Сильфина… прямым текстом всем об этом сообщила.

— Да… твой папа был шалун, — повторил Иван. — Осталось выяснить: а чья же дочь Милена?

— Ну знаешь! — разозлилась Эзра.

— К сожалению, пока не знаю, — признался император, — но по законам жанра главный злодей оказывается тот, на кого ни за что не подумаешь.

— Какого еще жанра? — нахмурилась принцесса.

— Детективного. Посуди сама. Ведь кого только во всех смертных грехах не подозревали: и меня, и Виану, и тебя, а малышку в чем-то там подозревать никому и в голову не пришло. Сперли ее… а может, и не сперли? Может, она сама, мягко говоря, сперлась. Нет, сама по себе она явно ни при чем, а вот как проводник чьей-то злой воли — великолепнейший объект. Такая куколка! Только успевай за ниточки дергать. — Иван отвернулся от окна, посмотрел в круглые от изумления глаза принцессы. — Не расстраивайся, свояченица. За дело берется темный император. Найдем, спасем, обезвредим, поса… э-э-э… поставим на путь исправления и вернем обществу нормального гражданина.

— Ты сам-то понял, что сказал, придурок? — спросила Эзра.

— Только не вздумай кусаться! — рассмеялся император. — Я пошутил. Просто пошутил. — Юноша окинул взглядом мятое и в некоторых местах порванное платье принцессы. — А теперь, вояка, дуй к Златовласке… эта та, которая леди Винтер, и приводи себя в порядок. Думаю, она поделится с тобой своим гардеробом. — Иван снова кинул взгляд в окно. — Скоро все осведомители, городская стража и орден Серой Мглы будут на центральной площади, и нам никто уже не сможет помешать. Через полчаса начинаем действовать. Операцию «Ы» будем проводить с шумом, гамом и под трубный рев фанфар.

— А обязательно с шумом-гамом? — тревожно спросил герой.

— Обязательно! — решительно кивнул Иван.

— А зачем? — полюбопытствовала Эзра.

— Чтобы никто не догадался!

* * *

Надо сказать, что рассчитал Иван все верно. Дом № 15 по улице Менял находился на окраине города, в центр которого стража уже согнала народ на развлекательное шоу под названием «Цыганская свадьба». В принципе народ особо и не сопротивлялся. Слух о том, что цыганский барон наливает всем подряд и на центральную площадь уже выкатили три десятка бочек зелена вина, всколыхнул жителей славного города Сакрема, а потому на развлекательное шоу они шли с большим энтузиазмом. Халяву любят все. А пока в центре славного города Сакрема шло столпотворение, по опустевшим улицам окраин под развеселую музыку нанятых лично императором музыкантов катили четыре роскошные кареты. Две кареты были битком набиты расфуфыренными дамами и господами, в третьей наяривали что-то зажигательное музыканты, а четвертая, самая просторная, можно сказать, грузовая, карета была доверху забита стульями, корзинками с холодными закусками, гномьей водкой, пивом и вином. За сохранность всего этого великолепия отвечал лично хозяин трактира «Пей до дна» и пара официантов, взятых авантюристом в качестве обслуживающего персонала на операцию «Ы».

— Шеф, а ты уверен, что мы правильно действуем? — нервничал Варгул, трясясь внутри кареты, прыгавшей по булыжной мостовой.

— А что тебя смущает? — невозмутимо спросил Иван.

— Ну… я как-то иначе себе представлял работу с подпольем. Тут ведь конспирация нужна.

— С подпольем я работал с детства, — успокоил героя император.

— У тебя было такое трудное детство? — изумилась Эзра.

— Еще какое! И не у меня одного. Мы, можно сказать, на подпольных фильмах выросли. Сидим, помнится, на конспиративной квартире, цигарки смолим, клей нюхаем, думаем, — лепил горбатого Иван, — а с экрана подпольщицы стонут: «Дас ист фантастиш!», и тут я такой: «Хороший у вас план, комиссар Жюв!.»

— Ну если у тебя такой большой опыт… — неуверенно пробормотал герой.

— Огромный, — шмыгнул носом Иван, — ни разу не попались. Если бы мой батя о наших сходках узнал, выпорол бы всех как Сидоровых коз.

— Это какой батя? — насторожилась Эзра.

— Тот, который в Рамодановске меня с пеленок воспитывал.

Император врал. Нагло и бесцеремонно. Да, подполье было в отроческие годы, и собирался он с друзьями в нем по всем законам конспирации. Но клей никто из подпольщиков не нюхал, а оргии ограничивались распитием дешевого пива и просмотром не менее дешевых порнофильмов.

— А все-таки, — не унимался Варгул, — вот мы подъедем сейчас. Там подпольщики… если, конечно, они подпольщики. Мы же о них ничего не знаем, они о нас тоже. С чего ты взял, что мы сможем войти к ним в доверие, и они нам сразу все, что нужно, выложат?

Кареты остановились возле дома № 15 по улице Менял, где, по данным Натки, уже должен был вовсю работать совет теней Лугонии, а по умозаключениям императора, собралось местное и далеко не карманное подполье.

— Здесь главное — правильно постучаться, — таинственно сказал Иван, вылезая из кареты, — и назвать правильный пароль. Так, со мной пока идут только Варг, Эльвар и Палыч. Остальные на подходе. Короче, всё как договаривались.

Император дал знак музыкантам заткнуться и решительно направился к входной двери скромного одноэтажного строения. Варг с Эльваром и Палычем последовали за ним, а высыпавшие из своей кареты, заранее проинструктированные музыканты заняли позиции под окнами. Иван отбил костяшками пальцев по деревянной двери замысловатую дробь и замер. Когорта бессмертных тоже замерла в ожидании ответа. Ответом была гробовая тишина. Однако императора это не смутило, и он постучался второй раз. Опять тишина. Иван не поленился постучаться в третий раз.

— Кто там? — донесся из-за двери чей-то робкий голос.

— Вы славянский шкаф заказывали? — таинственным шепотом вопросил Иван.

— Нет, — невидимый собеседник за дверью был явно ошарашен.

— А платить кто будет?

— Чего?!! — Дверь приоткрылась и оттуда высунулась возмущенная физиономия подпольщика. — Да вы кто та…

— Свои! — Император пятерней уперся в лысину подпольщика и втолкнул его обратно внутрь, одновременно распахивая дверь пошире. — Я ж говорил: главное правильно назвать пароль. За мной!

Команда императора ввалилась внутрь. На них уставились пять пар изумленных глаз. Подпольщики сидели за большим круглым столом, в центре которого стоял серебряный канделябр. Заседание подполья шло при зашторенных плотной тканью окнах и свечах.

— Эх вы, — укоризненно покачал головой Иван, окинув грустным взглядом совет теней. — Кто вас конспирации учил?

Ошеломленное внезапным натиском подполье только беззвучно открывало рот.

— Позвольте вам представить полпреда подполья из Шуахра, — ткнул пальцем в Эльвара император.

— Но пасаран, — выговорил старательно заученную фразу брат Ивана.

— Представитель от эльфийского подполья. — Перст юноши ткнул в бок Варгула.

— Буэнос айрес, амиго, — запинаясь, побурчал Варгул, недовольный тем, что Ирван заставил его учить всю эту хрень.

Император перед операцией, правда, пытался объяснить, что главное в начале акции — ошеломить возможного противника или союзника, но герой резонно полагал, что можно было без этого бреда обойтись.

— Представитель от ванденского подполья, — хлопнул по плечу Палыча Иван.

— Какого подполья? — не выдержал Палач, которого Ирван второпях забыл предупредить, от какой именно страны он будет выступать подпольщиком. — У нас в Ванденсии подполья нет!

— Так, ушел в подполье, и чтоб я тебя не видел, — зарядил ему по лбу Иван, и Палыч вылетел за дверь, как пробка из бутылки. — Наш девиз — подпольщики всех стран, объединяйтесь! А сейчас, господа, — сияя обворожительной улыбкой, сообщил совету теней аферист, — я дам вам мастер-класс. Краткий курс науки конспирации. Смотреть внимательно и запоминать. Дважды повторять не буду. — Император щелкнул пальцами.

Тут же за окном грянула музыка, и в комнату вбежали расторопные официанты во главе с трактирщиком с корзинами в руках. Они начали накрывать стол, скидывая на пол мешающие этому процессу бумаги заговорщиков. Закончив сервировку, мастера общепита притащили дополнительные стулья для незваных гостей, низко поклонились и поспешили удалиться. Иван сунул два пальца в рот, оглушительно свистнул, и в комнату ввалилась остальная команда: Сема, Эзра, потиравший пострадавший лоб Палыч, Вениамед, Марчелло и…

— Натка! — схватился за сердце один из подпольщиков.

— Папка! — кинулась ему на шею девчонка. — Как хорошо, что ты уже приехал!

— Отцы и дети, — умилился юноша, — я так понимаю, вы и есть глава местной администрации господин Лигор? — вежливо осведомился он у папаши Натки.

— Да.

— Рекомендую выпороть свою дочурку, а заодно и сына, — естественно, после того, как мы его спасем.

— За что?

— За дурь. Дамы, господа, подсаживайтесь к столу, — обратился Иван к своей команде и, как только приказание было выполнено, наполнил свой бокал. — Теперь, когда все нормы конспирации соблюдены, я со спокойной совестью объявляю расширенное заседание подпольного совета Лугонии открытым. Кстати, на конспиративных встречах действуют законы демократии, поэтому каждый наливает себе сам.

Полностью офигевшие подпольщики, в числе которых невольно оказалась и команда императора, поспешили наполнить бокалы.

— Ну за успех операции «Ы»! — провозгласил первый тост император.

Все дружно выпили. Причем некоторые до сих пор не пришедшие в себя подпольщики не вина, а гномьей водки, которую по рассеянности налили в свои кубки.

— Если кто еще не понял, как надо соблюдать конспирацию, посмотрите на него. — Юноша ткнул пальцем в Варгула. — Семьдесят лет в подполье, и никто до сих пор не расколол.

— Так это же эльф, — нервно икнул глава магистрата.

— В том-то все и дело! Он эльф, его никто не знает, и он до сих пор в подполье, — нагло сказал Иван. — Кто хочет возразить?

— Я, — рискнул подать голос один из рассеянных господ, хлебнувших гномьей водки. — Извините, не знаю, как конспирировался ваш светлорожденный, но какая же здесь конспирация? Музыка играет…

— Чтобы не подслушали, — отмел упрек Иван.

— А повод?

— Если нас придут брать, то мы здесь чем занимаемся? — вскинул брови император.

— Чем?

— Пьянствуем! У меня через полгода будет день рождения. Пора начинать отмечать. И хрен кто догадается, что здесь идет не пьянка, а заседание подпольного комитета вселугонийского значения. Какому идиоту придет в голову принять нас за заговорщиков?

— А-а-а… — дошло до усомнившегося подпольщика. — Да, так нас только за алкашей… — Подпольщик налил себе по рассеянности еще, выпил, вытер выбитые гномьей водкой слезы рукавом и задал гениальный вопрос: — Слушай, а ты хто?

— Так, этому больше не наливать, — распорядился Иван. — Кто там поближе, отнимите у него бутылку.

За окном дома № 15 наяривала музыка, внутри слышался звон бокалов и нестройный гул голосов начинавшего расслабляться совета теней. Расширенное заседание подпольщиков на конспиративной квартире набирало обороты.

— А все-таки, вы кто? — повторил вопрос своего подельника глава магистрата.

— Подпольный ревизор страны.

— Какой страны? — захлопал глазами отец Натки.

— Да хоть какой! — легкомысленно пожал плечами юноша.

— Мне бы хотелось все же уточнить…

— Ну ладно, уломали, — вздохнул юноша, — придется отвечать. И как меня только не называли — и сволочь, и редиска… но это из приятных.

— А из неприятных? — продолжал настаивать отец Натки.

— Ладно, облегчу вам задачу, господа, — сказал Иван, — и начну колоться. — Юноша постучал вилкой по бокалу, чтобы привлечь к себе внимание, хотя его и так все слушали, буквально открыв рот. — В связи с тем, что в Лугонию прибыл глава эльфийской миссии генеральный ревизор господин Эльвар, — юноша сделал учтивый кивок в сторону Варгула, — и темный император Ирван Первый, — погладил себя по голове Иван, — предлагаю лугонскому подполью с завтрашнего дня перейти на легальное положение. Но это с завтрашнего дня. А до того момента в целях конспирации зовите меня Железный Феликс.

У подпольщиков глаза полезли из орбит, а сами они начали сползать со своих кресел, падать на пол и биться об него лбом.

— Отец родной!.. Спаситель!.. Император!.. Как мы тебя ждали!..

Все оказалось очень просто. Здесь действительно собралась вся городская власть, которую Хозяин через орден Серой Мглы по каким-то причинам не стал подпрягать к своим делам, но держал в узде, взяв их детей в заложники. Они уже не раз тайно встречались, пытаясь выработать приличный план спасения своих детей, но так ничего стоящего и не придумали. Верных людей у них было мало, провокаторов и шпиков от тайной канцелярии вокруг полно, а орден Серой Мглы имел в Лугонии ничем не ограниченную власть, что сводило все их усилия на нет. На последнем заседании они договорились внедрить в тюремную охрану Осфарда наемников из вольных магов, которые способны выдержать проверку изуверов Серой Мглы. За этим глава магистрата и уезжал в Камакуа.

— И как? — спросил Иван Лигора. — Удачно съездил?

— Большие деньги отвалил, — махнул рукою отец Натки, — но только трое согласилось. Через неделю должны прибыть.

— Ну что ж, прекрасно, а теперь у меня к вам, уважаемый, есть вопрос. Учтите, от ответа на него зависит ваша жизнь. Сами понимаете, законы конспирации. — Иван выразительно чиркнул себя ребром ладони по горлу. Прежде чем серьезно подпрягать местное подполье к своим делам, император решил расставить все точки над «i». Юноша посмотрел в упор на главу магистрата. — Какой смысл ордену возиться с вами? Почему не посадить на ответственные посты своих, проверенных людей, которые будут работать за идею, а не из-под палки? Тогда ведь их детей не надо жечь и брать заложниками да сажать в тюрьму не надо. Не складывается картинка-то. Так что не обессудьте, но я должен быть уверен, что никто из вас не стукачок.

— Да тут все просто, — скривился господин Лигор. — Политические игры. В нашем королевстве большинство высших должностей передается по наследству и занимать их может только дворянин. Я, например, маркиз Лигор, глава магистрата города Сакрема в девятом поколении. И я такой здесь не один. Государство наше небогатое, и многих дворян кормят должности, а не их жалкие подворья. Это с крестьян налогов не берут. А нас орден и король обдирают подчистую. Да мы, считай, впроголодь живем, и если всех дворян лишить последних привилегий…

— Все, вопрос снят, — кивнул Иван. — Да… вас действительно зажали. А дворянство не пыталось против Серой Мглы объединиться?

— И сразу попасть на костер? Под орденом здесь все. Хотя как раз сегодня мы об этом и хотели говорить, — вздохнул маркиз. — Отправив мою дочку на костер, эти мерзавцы перегнули палку. Хорошо, что вы успели вмешаться в это дело и, как говорят, посрамили Серую Мглу. По нашим расчетам, каждое баронство может поставить как минимум двадцать воинов, графство — пятьдесят, маркизы (их в Лугонии немного, всего три) по двести воинов потянут. Герцогов трогать нельзя. Они все Алчиферова родня. И, если даже кто-то и захочет подсидеть братишку, чтоб занять его трон, риск чересчур велик. Короче, — господин Лигор нагнулся, поднял с пола несколько листочков, — мы тут подсчитали: тысяча двести воинов с дворянства наберется. Завтра будем рассылать гонцов.

— А если в вашем распоряжении не когда-то там, а буквально завтра окажутся три тысячи хорошо подготовленных воинов, вы сумеете ими достойно распорядиться?

— О!!! — восторженно взвыли подпольщики. — Да с такой силой мы…

— Но вам их нужно всех одеть, обуть, вооружить и накормить, — строго сказал Иван, — а то им так есть хочется, что аж переночевать негде.

— Сделаем! — дружно рявкнули подпольщики. — А если вы нам еще и магов против Серой Мглы подкинете…

— О магах не беспокойтесь, их я беру на себя. Ни одного завтра в столице не будет.

Тут один лысенький подпольщик призадумался.

— Император, я так понял, что вы говорили гипотетически, — осторожно сказал он.

— С чего вы взяли, уважаемый? — опешил Иван.

— Как я понял, вы в Лугонию пришли с эльфийской миссией, а она прибыла сюда без войск. Где же вы возьмете столько воинов?

— Это не проблема, — отмахнулся юноша. — У меня тут неподалеку три тысячи партизан по лесам шарятся. Надо их к делу пристроить, пока они окончательно не озверели. Возражения есть?

— Вот теперь нет, — с облегчением выдохнул лысенький подпольщик.

— Прекрасно. Итак, за дело взялся я, а потому оно просто обречено на успех, в чем вы скоро убедитесь. Только что король Лугонии по моему приказу согнал народ к центральной площади…

— По вашему приказу? — ахнул маркиз.

— Попробовал бы этот королек поспорить с императором, — хмыкнул Иван. — Так вот, на площади сейчас столпотворение. Там вся городская стража, ищейки тайной канцелярии, орден Серой Мглы, все маги и даже ваш король с этим уродом кардиналом… как его там? А, вспомнил, кардинал Серафисей. Ваша задача, господа, собрать своих самых верных людей, открыть продовольственные подвалы и оружейные склады, нагрузить подводы провизией, оружием и экипировкой из расчета на три тыщи рыл и, пока мои цыгане на площади пляшут…

— И цыгане ваши? — восторженно ухнули подпольщики.

— Я на дело с пустыми руками не хожу, — важно сказал Иван. — Так вот, пока мои цыгане пляшут, подводы обязаны покинуть город, и еще до рассвета наша маленькая армия должна быть одета, обута, накормлена и вооружена. Вот эти господа, — ткнул пальцем юноша в Вениамеда и Марчелло, — покажут вам дорогу. Теперь вопрос: кто-нибудь из вас имеет отношение к городской страже?

— Я имею, — подал голос лысенький субъект, совсем недавно встречавший команду императора у порога. — Начальник сакремской городской стражи граф де Алдеран к вашим услугам.

— Господи! Да у вас в руках есть все! Какого черта Алчифер еще на троне? — возмутился император.

— Против храмовников и паладинов Серой Мглы, — сердито буркнул граф, — городская стража ни за что не устоит. А у них на службе есть еще и маги.

— Завтра здесь ни магов, ни Серой Мглы не будет, — успокоил его Иван, — так что забирай всех своих воинов и вместе с ними из города долой.

— Куда? Зачем? — опешил граф.

— Отвечаю по порядку. Куда? К тюрьме. Зачем? Бить супостатов. Туда же подойдут мои уже вооруженные войска под предводительством Вениамеда и Марчелло. У вас, кстати, в Осфарде кто сидит?

— Дочь, — понуро сказал граф.

— Если она еще жива, у вас скоро появится возможность ее обнять. Я приложу для этого все силы, но и вам желательно постараться. Сейчас во многом жизнь ваших детей зависит не только от меня, но и от вас. За них придется очень крепко драться. Да, совсем забыл сказать. Маркиз Лигор, если все пойдет удачно, а я уверен, что все пройдет удачно, то вы будете следующим королем. Поздравляю вас, ваше величество. — Заметив, что остальные подпольщики заволновались, император поспешил нахмурить брови: — Только попробуйте начать делить министерские портфели. Я их вам потом сам раздам. У нас тут на носу войнушка наклевывается, надеюсь, не забыли? Все. Совещание закончено. За дело, господа. Ваша главная задача сейчас — подводы с оружием, амуницией и продовольствием. Всю свою команду вам в помощь даю.

— Что, и дам оружие грузить заставишь? — поинтересовалась Эзра.

— Не только оружие. Сапоги и портянки тоже. Все, кроме меня, родного, на трудовой фронт!

— Ага, все, значит, будут пупки надрывать, — начала привычно вредничать принцесса, — а ты…

— Разговорчики в строю!

— Да я сижу!

— Да мне по барабану! Запомни два золотых правила, боец. Правило первое: начальник всегда прав. Правило второе: если начальник не прав, то смотри правило первое!

— Шеф, я чувствую, что ты опять собрался в одиночку в пекло лезть, — заволновался Варгул.

— Да, я такой, — кивнул Иван. — Меня хлебом не корми, дай только погеройствовать. Беру на себя самую тяжелую миссию: охранять ваши тылы, осуществляя операцию прикрытия, пока вы будете грабить склады. А теперь отставить разговоры. Все на фронт, трудовую повинность отбывать! И попробуйте мне только нажраться на работе. До окончательной победы скажите водке «нет»!

20

— Отменное вино, — удовлетворенно крякнул Иван, возвращая ковш виночерпию. — Не пожадничал барон.

Опаснейшая операция прикрытия началась.

— В сторону, в сторону, не задерживай очередь, — заволновалась клубящаяся возле бочки толпа.

Волновались в основном те, кто не догадался прийти на аттракцион неслыханной щедрости со своей кружкой. Счастливые обладатели заветной емкости в очереди за ковшом не стояли и наливали себе самостоятельно. И с каждой выпитой кружкой веселье на площади, в центре которой отплясывали цыгане, нарастало.

Император отошел от бочки и неспешным шагом двинулся к господину Бертрану, которого уже давно заметил в толпе. Увидев рассекающего толпу посланца Хозяина, глава тайной канцелярии побледнел и мелко завибрировал.

— У нас здесь все в порядке, господин де Артаньян, — залепетал он, — все, что приказывали, исполняем. Народ на площадь согнали, художники каждый жест танцоров зарисовывают, писцы каждое слово записывают, и даже лучших дешифровщиков из сыскного отдела к работе подключили, чтобы время не терять.

Действительно, несколько десятков мобилизованных на это грандиозное шоу художников делали стремительные зарисовки, пытаясь зафиксировать каждое телодвижение отплясывающих цыган, а группа интеллектуалов за их спиной дружно чесала затылки, пытаясь расшифровать «тайные послания» темного императора своим агентам.

Иван соизволил одобрительно кивнуть.

— Бертран, вы превзошли себя, но все же есть одна недоработка.

— Какая?

— Почему они все трезвые?

— Не понял, это вы о ком?

— О дешифровщиках, писцах, художниках и страже. Да что они? Я, пока шел сюда, наткнулся на десяток трезвых паладинов! А ваши сыскари? Они должны не выделяться, а, я бы даже сказал, слиться здесь с народом, но они не пьют! Их, трезвых, вычислят в два счета! Они ж как белые вороны в стае черных птиц. Вы что, операцию мне завалить хотите? А ну-ка, быстренько все приняли по стакану. И не по одному! Немедленно передай приказ Хозяина: всем пить! Чтоб через пять минут все были на рогах! Ни одного трезвого не потерплю!

Приказ Хозяина вызвал небывалый взрыв энтузиазма. Городская стража, побросав алебарды, первая ринулась к заветным бочкам, расталкивая локтями агентов тайной канцелярии, стремящихся туда же, но место возле них уже было занято храмовниками и паладинами. Доблестные рыцари ордена Серой Мглы вливали в свои глотки божественный нектар, спеша вознаградить себя за многолетнее воздержание. Устав ордена своим послушникам пить категорически запрещал, но раз сам Хозяин приказал, кто осмелится приказ нарушить? Да тем более такой!

И что интересно, работа у дешифровщиков тут же пошла, хотя до принятия на грудь они откровенно тупили!

— Смотри, смотри, как цыганка плечами затрясла. Что бы это значило?

— Чего ж тут непонятного? Волны изображает. А волны у нас где бывают?

— На море.

— Совершенно верно. Обрати внимание: цыган возле нее плечами не трясет.

— И что это значит?

— Берегом прикинулся. Отсюда вывод: император ждет подкрепления из-за моря и будет ждать войска на берегу.

— Гениально, Хормс!

— Элементарно, Варсон.

Иван подобрал челюсть, неопределенно хмыкнул и продолжил разнос.

— А ты почему не пьешь? — вперил он требовательный взор в Бертрана.

— Я — личность известная. Меня по-любому опознают.

— Если выпьешь, не опознают.

— Правда?

— Правда. Зуб даю.

— Чей?

— Естественно, твой.

За пять минут конечно же не уложились, но через полчаса все были пополам. Надо сказать, что Иван принял очень своевременные меры, так как один случайно отбившийся от общей стаи, а потому абсолютно трезвый осведомитель тайной канцелярии скоро подлетел к Бертрану с выпученными от возбуждения глазами.

— Там телега…

— Ну и шо? — дыхнул на него крутым перегаром глава тайной канцелярии.

— Опрокинулась. У нее колесо сломалось.

— Ну и хрен с ней, — покачнулся уже изрядно набравшийся Бертран.

— Так из нее ж оружие посыпалось! — в отчаянии воскликнул тайный агент.

— Там оружие посыпалось… — Бертран схватился за императора, чтобы не упасть.

— Ну правильно, оружие, — кивнул Иван. — Подарок молодым от короля.

— Подарок? — удивился Бертран.

— Ну да. Они же будут дом-то обустраивать?

— Они вроде бы в шатрах живут, — осторожно сказал чересчур бдительный агент.

— Правильно, вот в шатрах своих и будут делать оружейную комнату. На ковры же им надо что-то вешать?

— Наверное, — проблеял агент, переводя ошеломленный взгляд с начальника на странного товарища, проходящего в их ведомстве по делу темного императора как господин де Артаньян, он же подозреваемый № 2. Подозреваемым № 1, благодаря хитроумной комбинации Ивана, по-прежнему оставался Варгул, игравший роль Эльвара, так как был единственным эльфом в этой дикой комиссии по правам человека. А темный император, как уже всем известно, эльф.

— Ты понял? — промычал Бертран. — Это оружейная комната! Иди отсюда!

— Куда? — окончательно выпал в осадок агент.

— К бочке, — указал направление Иван, — и трезвым сюда не возвращайся!

А к бочкам пробиться было уже непросто, так как приходилось перешагивать через тела павших в схватке с зеленым змием сакремцев. Самые стойкие, впрочем, еще стояли на ногах и даже пытались танцевать.

— Откуда у барона такие деньги? — возмутился вдруг Бертран. — Весь город поит, сволочь! Я вот двадцать лет, как проклятый, на Алчифера гадского пашу, до сих пор личного парикмахера себе позволить не могу, а он город поит! Да что я? У нас король так народу никогда не наливал!

— Дозрел, — рассмеялся юноша. — А где, кстати, он?

— Хто? Ик!

— Король.

— Да вон он… ик!.. к барону целоваться лезет.

Иван с Бертраном пробились поближе к центру площади, где под зажигательную музыку отплясывал табор Василя. Король действительно был там, и был уже в такой кондиции, что на глазах своей супруги целовал взасос слабо отбивающегося цыганского барона. Алчифер, кстати, там был не один. На организованном Иваном празднике жизни присутствовали короли всех государств, загнанных Генефом в пентаграмму. Алчифер тем временем, нацеловавшись с бароном, отодвинул в сторону жениха и начал отплясывать с невестой.

— Нет, а он мне уже нравится! — воскликнул юноша, с умилением глядя на Алчифера. — На человека становится похож!

Иван не ошибся. То ли под влиянием винных паров, то ли из-за того, что с разрушением кресел в малом зале совещаний уменьшилась подпитка злой магической воли Генефа, в Алчифере чувства добрые взыграли, и он начал проявлять любовь к народу. Любовь свою король выразил тем, что сначала приказал выкатить на площадь еще несколько десятков бочек зелена вина, а потом объявил амнистию всем заключенным и приказал разнести все тюрьмы по камешку. Это повеление было встречено восторженными воплями той части толпы, которая еще была на ногах.

— Кажется, короны я рано начал раздавать, — пробормотал Иван. — Алчифер стремительно приобретает популярность.

Как говорится, дурной пример заразителен. Остальные короли решили не отставать от венценосного коллеги и начали пинать своих изрядно окосевших магов с требованием передать аналогичное распоряжение по каналам дальней магической связи в свои государства. Их требование посохами по спине магов поддержали кардиналы ордена Серой Мглы, которые, как оказалось, тоже находились в королевских свитах.

Откровенно говоря, всю эту аферу с цыганской свадьбой император затеял только для того, чтобы дать возможность подпольщикам и друзьям спокойно подломить королевские подвалы, но получил гораздо больше, чем хотел. Венценосные пошли вразнос и творили добро направо и налево. Грех было не воспользоваться ситуацией.

— Телеги отправлены, — шепнул на ухо императору вынырнувший из толпы Варгул.

— Прекрасно. А теперь быстро организуй пять… нет, семь карет и парочку подвод с закуской и бухлом.

— А это для кого?

— Что значит для кого? Каждому королю со свитой по карете, а для меня, родного, две. Я все-таки император. Мне по статусу положена двойная порция всех благ.

— Шеф, если я правильно понимаю, ты собрался вывезти их всех на пикничок?

— Совершенно верно.

— Из общего бочонка не пей! — Варгул радостно потер руки. — Я в твои кареты нормальное вино подкину.

— А что такое?

— Есть в моей котомке одно верное средство. В вине растворяется хорошо.

— Яд? — испугался юноша.

— Лучше. Кто хлебнет, месяца на три всех магических способностей лишится.

— Отлично! — обрадовался Иван. — Одни махом весь орден с магами, паладинами и храмовниками обезвредим. Тогда еще дополнительные кареты и подводы организуй, чтобы всем места хватило. И… — Император на мгновение задумался.

— И? — Варгул нетерпеливо переминался с ноги ногу.

— И лестницы с собой захватите.

— Какие лестницы? — опешил герой.

— Да хоть какие! Желательно штурмовые.

— Я что-то не понял, шеф, зачем нам лестницы?

— Тюрьму штурмовать.

— Но король только что амнистию объявил!

— А Генеф нет! Король не Черный Эльф. Так что без эксцессов не обойтись. Подпольщики своих людей собрали?

— Собрали.

— Сколько их?

— Человек пятьдесят наберется.

— Мало, но, думаю, управимся. Короче, так: планы меняются. Не доезжая пары километров до тюрьмы, я этим обалдуям устраиваю дикую попойку. Партизан с подпольщиками подгоняйте туда и берите всех в плен.

— Вместе с тобой?

— Шутку оценил. Кому жить надоело, могут попробовать.

— Император, а зачем их так далеко везти? Может, прямо здесь их моим снадобьем подпоим и…

— Посреди города разложим, — фыркнул юноша. — Их надо увезти подальше от столицы. Кто знает, сколько здесь еще есть кресел, через которые Генеф свою паству зомбирует? Он хочет использовать королей в качестве жертвенных тушек? Мы ему такого шанса не дадим. Все понял?

— Все.

— Действуй.

Варгул умчался выполнять приказание. Император сделал еще пару кругов по площади, перешагивая через тела павших. Паладины, маги и храмовники ордена Серой Мглы каким-то чудом еще держались, правда, уже не на ногах, а на рогах. Это Ивана не устраивало, так как пили они пока что обычное вино и после протрезвления могли доставить местным жителям немало неприятностей.

— Дорвались, халявщики, — укоризненно покачал головой Иван. Нагнулся, выдернул из руки спящего счастливым пьяным сном черпальщика ковш и душевно черпанул им со дня бочки. Для этого императору пришлось переваливаться через ее край так, что пятая точка какое-то время созерцала зенит.

— Граф! — Императора бесцеремонно потеснили, и в ту же бочку полез король. — Вот гады! Все выжрали, сволочи! Буль… буль…

— Я не граф. — Юноша начал выуживать из бочки Алчифера, ухнувшего в емкость с головой.

— Я требую продолжения банкета! — пробулькал со дна бочки король.

К счастью, ноги державного были еще снаружи, и император, поднатужившись, вытащил короля Лугонии на свет божий, не дав ему утонуть.

— Сейчас устроим тебе продолжение банкета, — хмыкнул юноша, увидев свою команду, высыпавшую на площадь с подпольщиками и их верными людьми. — Варгул! Клиенты дозрели. Загружай!

21

— Вы гений, император! Несколько бочек обычного вина — и Лугония практически свободна! — Глава магистрата кинул восхищенный взгляд на скачущего рядом юношу.

Они уже четвертый час ехали по лесному тракту во главе каравана, состоящего из длинной кавалькады карет и телег, битком забитых выпивкой, закуской, королями и пьяным орденом Серой Мглы Лугонии.

— Если и детей сумеем освободить, я вам присягну на верность и буду служить Империи до конца своей жизни! — поклялся начальник городской стражи Сакрема, скакавший по правую руку от императора.

— Они уже свободны, граф! — отмахнулся Лигор. — Ты же слышал: король амнистию объявил.

— Пока не обниму свою дочку, не поверю, маркиз.

За их спинами громыхали кареты, из которых доносился оживленный гомон, хохот, повизгивание придворных дам, которых Алчифер потребовал захватить с собой на пикник, и нестройное пение из самой просторной кареты, в которой пять королей азартно драли глотки. Что они пели, понять было мудрено, так как ни у кого из них не было ни слуха, ни голоса, но, судя по тому, что после каждого куплета венценосные разражались громовым хохотом, пели они явно что-то непотребное.

Иван на скаку вынул из кармана карту и мысленно прикинул уже пройденный путь.

— Мы где-то на подходе. Тюрьма близко. Пора делать привал. И полянка здесь для наших целей подходящая.

Император натянул поводья и поднял руку, давая сигнал к остановке. Караван послушно остановился, и из карет тут же посыпалась пьяная орда.

— Все на пикник! — Ноги Алчифера запутались в траве, но сопровождавшие караван подпольщики упасть ему не дали.

— На пикник!

Желание державного совпадало с планами команды императора и иже с ними, а потому поляну накрыли с молниеносной скоростью. Опять пошли здравицы и пьяный бред. Орден Серой Мглы и короли усердно накачивались элитным эльфийским вином, обильно сдобренным антимагическим порошком Варгула.

— Шеф, — из леса выскочил огромный серый волк, обернулся в человека и подбежал к слезавшему с коня Ивану, — там впереди толпа.

— Наши? — спросил император. — Сему с Палычем среди них не видел?

— Да я особо не присматривался. Спешил предупредить, но вряд ли это наши. Наших там должно быть тысячи три, а этих не более двухсот.

— Засада?

— Кто ж их знает? Хотя не похоже. Засада замаскировалась бы, а они в полный рост стоят. Перегородили тракт.

— Что-то не так, шеф? — К Ивану подошел Варгул.

— Еще сам не знаю, — честно признался юноша, — но не исключено, что начинаются проблемы. Да и пора бы им уже появиться. А то слишком все у нас легко идет. Так легко, что мне даже немножко не по себе становится. Так, подпольщики, ублажайте пока эту пьяную орду. Главное, подливайте им почаще. Веня, Варг, со мной.

— Шеф, их там две сотни, — напомнил оборотень.

— На пару сотен воинов втроем… — расплылся Варг, выдергивая из ножен меч. — Да, шеф, ты копия Иштара. Наконец-то настоящий бой.

— Меч пока убери. Попробуем договориться мирно.

— Шеф, я, может быть, и параноик, — расстроился Варгул. — Но я предпочитаю быть живым параноиком, а не мертвым идиотом.

— Пошли, я сказал!

Иван в сопровождении друзей решительно двинулся дальше, вперед по тракту. Далеко идти не пришлось. Всего в двухстах метрах от поляны лесной тракт заканчивался, упираясь в дубовые ворота тюрьмы, а в ста метрах от поляны тракт перегородила толпа, о которой говорил Вениамед.

— Вы кто? — требовательно спросил Иван.

В этот момент из-за туч выглянула одна из лун этого странного мира, и вопрос отпал сам собой. Толпа в основном состояла из мужиков в клетчатых робах, в первых рядах стояли растерянные охранники. Они, как и положено, были вооружены, но мечи из ножен никто не вынимал. Из толпы вышел вперед полненький мужичок в добротном камзоле с подносом, на котором лежал пухлый каравай и белая солонка.

— Кхе… кхе… Я начальник тюрьмы барон де Бармезон, — деликатно откашлявшись, представился мужичок, — а это, — кивнул он за спину, — вверенный мне гарнизон и наши подопечные.

— Почему покинули тюрьму? — продолжил допрос Иван.

— Так охранять некого, — пожал плечами барон. — Амнистия. Тюрьма пустая.

— И что вы тут делаете? — спросил Варгул.

— Вас хлебом-солью встречаем. Арестанты очень хотели его величество за его доброту отблагодарить, а я — доложить о выполнении приказания.

— Охренеть! — только и смог сказать Иван. — Сколько заключенных было в вашей тюрьме, барон?

— Двести четырнадцать человек. Вот они. Все здесь стоят.

Иван с Варгулом переглянулись.

— А циферки-то не совпадают, — пробормотал герой. — Благородные в твоей тюрьме содержатся? Дети графов, маркизов, виконтов или еще кого?

— Нет, — испуганно замотал головой барон де Бармезон. — У нас честная тюрьма для честных уголовников. И теперь к тому же пустая. Можете сами убедиться. Там не заперто.

— Ждите здесь и никуда не уходите, — приказал Иван.

— А чего ждать? — тревожно спросил барон.

— Еще сам не знаю, но надо разобраться. Веня, Варг, за мной.

Иван чуть не бегом вернулся на поляну и направился на разборку к разгульным королям. Однако они были уже в такой кондиции, что им было начхать не только на посланца, но и на его Хозяина до кучи. В этом Иван убедился, когда взял за грудки кардинала Серафисея.

— Почему в тюрьме всего две сотни арестантов? — ткнул он пальцем в точку на карте, где его воздушная разведка засекла интересующий их объект.

— Тюрьма! — завопил Алчифер, краем уха услышав императора. — Господа! Мы забыли, зачем сюда пришли! Да хватит тебе жрать! — Король Лугонии отнял баранью ляжку у своего венценосного соседа, вцепился в нее зубами, отодрал солидный кус и яростно зачавкал.

— Ик! И зачем мы сюда пришли? — пьяно икнул король Арлании, пытаясь вернуть баранью ляжку обратно, но Алчифер не отдавал.

— Ужников ошвобождать! — Король Лугонии проглотил недожеванный кусок. — Господа, тюрьма должна быть где-то рядом! Я точно знаю. Все на штурм! За мной!

Призыв Алчифера был услышан всеми. Охваченные волной энтузиазма члены ордена Серой Мглы сдернули с подвод лестницы и с криками «ура!» пошли зигзагами на штурм вслед за державными. Кардинала Серафисея Иван все же сумел слегка притормозить, бесцеремонно взяв его за шкирку.

— Там Осфард? — простер он руку в сторону тракта.

— Какой Осфард? — возмутился кардинал.

— Но карта… — растерялся юноша.

— Да пошел ты со своей картой! Она у тебя неправильная. Здесь обычная тюрьма для уголовников, а до Гиблой пустоши еще скакать и скакать. Ура-а-а!!!

Раздался треск рвущейся материи, и кардинал Серафисей пошел в атаку, оставив в руках ошеломленного Ивана обрывок своей мантии.

Комитет по встрече, увидев прущую на них пьяную толпу, шарахнулся в разные стороны, и уже из-за кустов проводил круглыми от изумления глазами прогалопировавшую мимо них ударную группировку. Добравшись до цели, атакующие рассыпались цепью и пошли на штурм. Та часть штурмующих, что оказалась напротив незапертых ворот, с разгона прободала их и оказалась на внутреннем дворе, остальные принялись приставлять штурмовые лестницы к стенам и карабкаться по ним вверх. Но так как все были уже практически никакие, атака сразу же начала захлебываться.

Первым пал король Заргана Индар I.

— А-а-а!!! — заорал он, не удержавшись, и вместе с лестницей, криво приставленной к стене, полетел вниз.

Летел красиво, вдоль стены наискосок, сшибая по пути храмовников и паладинов, уже прошедших полпути до цели.

— Твою мать!!!

— Они сопротивляются! — завопили сбитые Индаром храмовники и паладины.

— Делаем подкоп!

Сбитые со стены королем Заргана члены ордена начали делать подкоп, остальные упорно продолжали карабкаться вверх.

Услышав их вопли, все, кто оказался на внутреннем дворе, сразу же полезли на стены, правда, уже с другой стороны, чтобы от всей души начистить морды супостатам, и операция по освобождению узников началась. На тюремных стенах закипела битва.

Уголовники с тюремщиками рискнули выползти из кустов, только когда на тракте появился император со своей командой и подпольщиками.

— Слышь, начальник, — осторожно спросил один из уголовников Ивана, — а чё здесь происходит?

— Да как тебе сказать, — почесал затылок юноша.

— Шуахрская братва, — пришел ему на помощь Варгул, — за вас словечко Алчиферу замолвила, вот он и решил вам всем свободу дать.

— Вот спасибо! Выручили! А чё они-то делают? — Уголовник боязливо покосился на штурмующую стены пьяную толпу.

— Вас освобождают, — пояснил Иван.

— Так мы же на свободе!

— А они об этом уже забыли, — хмыкнул император.

— И чё нам теперь делать?

— Ну не знаю. Можете присоединиться к ним, а можете валить домой. Но учтите, братва, времена меняются.

— А что такое?

— Темный император, говорят, вернулся. Так что вы либо завязывайте, либо пеняйте на себя. У него с вашим братом разговор короткий. — В голосе Ивана зазвучал металл. — Если кто надумает браться за старое, о тюрьме может даже не мечтать. Петля или плаха гарантированы.

— Спасибо, братан, мы поняли.

Амнистированных арестантов как ветром сдуло. Тюремная охрана переглянулась с начальником тюрьмы и тоже предпочла испариться от греха подальше.

— Шеф, зачем их отпустил? — расстроился Варгул. — Это ж уголовники. Матерые. Их всех на кол надо!

— Не надо! — категорично заявил Иван. — Нельзя у людей отнимать последний шанс. Тех, кто не одумается, потом отловим и посадим на кол, а остальные пусть живут и честно трудятся.

— Ты сам-то в это веришь, шеф? — усмехнулся Палыч.

— Если перед тобой маячит плаха в качестве альтернативы честной жизни, выбор очень прост, — неожиданно для всех поддержала Эзра императора. — Так что… Ой!

Сверху спикировали две черные молнии и превратились в Сему и Марчелло, оказавшись на земле.

— Император! Наши войска обложили тюрьму со всех сторон, — обратился к юноше Семиграл, — но там творится черт знает что!

— Мы ничего не понимаем, — признался вампир. — Кто с кем там бьется?

— Орден Серой Мглы с зеленым змием, — пояснил Иван. — Так, господа. Нас крепко нае… тьфу!.. обманули. Как я понял со слов Серафисея, местоположение Осфарда замагичено так, что все ваши карты безбожно врут. Интересующая нас тюрьма находится в Гиблой пустоши, а потому придется слегка скорректировать наши планы. Граф Алдеран!

— Я! — по-военному вытянулся перед юношей начальник городской стражи Сакрема.

— Маркиз Лигор!

— Я! — откликнулся глава магистрата.

— На вас и ваших людях короли с их свитами и лутонский орден Серой Мглы, — кивнул юноша на продолжающую битву пьяную орду.

— Но наши дети… — попытался возразить маркиз.

— Если еще живы, будут спасены, — заверил главу магистрата император. — На вас короли и орден. Этих хануриков без присмотра оставлять нельзя. Они сейчас без магии и будут без нее еще очень долго, так что справитесь. Когда устанут развлекаться и выпадут в осадок, вяжите их по рукам и ногам и везите всех в Сакрем.

— А может, сразу по камерам? — оживился граф де Алдеран. — Тюрьма-то свободна.

— Да мне без разницы, — отмахнулся Иван, — можно и по камерам. Потом разберемся, что с ними дальше делать. Эзра!

— Что скажешь, родственник? — насмешливо спросила девушка, с любопытством глядя на Ивана.

— Берешь под начало партизан и пешим ходом выдвигаешься с ними к Гиблой пустоши. У тебя характер бешеный, — рука Императора невольно потянулась к пострадавшей от зубов принцессы заднице, — так что, думаю, справишься. В помощь тебе отдаю Марчелло и Эльвара. Марчелло будет воздушную разведку осуществлять и прокладывать курс, а Эльвар будет армейским магом.

— Принцесса, со мной вы в полной безопасности, — облизнулся светлорожденный, окидывая плотоядным взглядом фигурку Эзры.

— Ирван, подожди, — нахмурилась принцесса, — почему я? Что мешает тебе лично возглавить армию?

— Время и отсутствие достаточного количества лошадей. Варг, Палыч, Сема, Вениамед. По коням и за мной!

— А я? — возмутилась Златовласка.

Император прикусил губу. Он нутром чуял, что впереди их ждет большая драка, а потому предпочитал оставить слабый пол в тылу, но баньши…

— В принципе не будешь лишней, — наконец решился он. — Но, если станет очень жарко, не вздумай мне геройствовать! Ноги в руки и вперед! В смысле назад. Улепетывай так, чтоб только пятки сверкали. По коням!

22

Как ни спешил Иван прибыть на место до рассвета, к границам Гиблой пустоши его отряд добрался, когда солнце уже было высоко. А все потому, что спустя час пути император решительно свернул с лесного тракта, и скорость резко снизилась, так как теперь его отряд вынужден был делать кросс по пересеченной местности, пробираясь через буераки. И чем ближе цель, тем тревожнее становилось на душе Ивана.

Это действительно было гиблое место. По земле полз сырой, промозглый туман, сквозь который с трудом пробивались солнечные лучи. Этот туман клубился вдоль границы между нормальным, живым лесом и чахлыми деревьями-мутантами, чьи уродливые стволы были скручены в замысловатые спирали и связаны чуть не тройным узлом. Император сразу дал сигнал остановиться, нутром чувствуя подвох.

— В чем дело, шеф? — тревожно спросил Варг.

— Еще не знаю… — Юноша спрыгнул с коня, поднял с земли камень и швырнул его в ствол ближайшего мутанта.

Туман вскипел. Скрученный спиралью ствол мгновенно развернулся, и ветки начали хлестать вокруг себя. Некоторые из них во время буйства дотянулись до ветвей других деревьев, и скоро загрохотал весь лес, круша невидимого врага.

— Ого! — присвистнул Палыч.

— Ну и ну, — покачал головой герой.

— Первая линия обороны, — сообразил Иван. — Сема, покружи над нами, разведай обстановку.

Семиграл превратился в крылатую собаку и прямо с седла взмыл в воздух. Воздушная разведка много времени не заняла. Через пять минут Сема вернулся.

— Плохо дело, шеф. По воздуху я вас через этот лес не перетащу. Магия оттуда жуткая идет, внутрь не пускает. Пришлось довольствоваться осмотром со стороны. Дальше за лесом поле, на нем какая-то высокая трава. Поле огромное. Окружает со всех сторон то ли замок, то ли тюрьму. К замку через этот дикий лес и поле идет пять дорог. Одна со стороны Селистана, другая со стороны Арлании…

— Третья, четвертая и пятая со стороны Заргана, Линарии и Лугонии, — нетерпеливо закончил за него Иван. — Это уже и так понятно. Дороги охраняются?

— Ты знаешь, нет. И это очень странно. А вот замок… Стены там о-го-го! А на замковой стене куча воинов. Шеф, они чего-то ждут. И хорошо, если жертвенных тушек или королей. А если нас?

— Они у меня дождутся, — мрачно посулил Иван, окидывая задумчивым взглядом свое воинство.

Палыч, Златовласка, Варгул, Вениамед и Семиграл застыли в ожидании команды.

— Веня, Златовласка, разворот на сто восемьдесят градусов и полным ходом назад!

Оборотень с баньши недоуменно переглянулись.

— Приказ не обсуждать! — жестко сказал Иван. — Ваша задача встретить партизан и предупредить их насчет психованного леса. Лишние жертвы мне не нужны.

— Ну предупредим, и что дальше? — потребовал уточнения Вениамед.

— Дальше поступаете в распоряжение Эзры. Выполнять!

Баньши с оборотнем развернули коней и скоро исчезли в глубине леса.

— Вообще-то и я бы мог слетать, — осторожно сказал Семиграл. — Туда-обратно за полчаса бы обернулся.

— Дурак ты, Сема, — хмыкнул Варг, вытаскивая из ножен меч. — Неужели непонятно, что наш шеф как истинный рыцарь удаляет с поля боя дам.

— Наш Веня — дама? — хихикнул Палыч, кладя руку на эфес своего меча. — Какая маскировка!

— Я убрал всех, кто слишком долго терся рядом с Черным Эльфом, — хмуро буркнул юноша. — Генеф все еще силен. Очень силен. Нет, даже не так: он уже стал очень силен. Так что не стоит ребятишек лишний раз вводить в искушение.

— Шеф, ты стратег. Я тобой горжусь, — уважительно кивнул Варгул. — Ну что, на абордаж? — Меч героя со свистом рассек воздух.

— Рано шашками махать. Убери ножичек, — приказал Иван и начал колдовать. Волшебство давалось ему легко. Он наводил личины уже не хуже баньши.

— Недурственно, — одобрил Варг, ощупывая свой плащ, превратившийся в кардинальскую мантию.

— Вы мне льстите, отец Серафисей, — улыбнулся император, запрыгивая обратно в седло своего коня.

Так как их осталось только четверо, парень решил проблему просто: вряд ли охрана посмеет задержать короля Лугонии со свитой, тем более что в свите кроме храмовника (Семы) и паладина (Палыча) едет сам кардинал ордена Серой Мглы. Император и его когорта бессмертных развернула коней и, сдав метров триста назад, выбралась на тракт.

— Ну с богом! — Иван направил своего коня в сторону Гиблой пустоши. Бессмертные поскакали следом.

К тому времени как они вновь приблизились к границе, бешеный лес успел утихомириться.

— Едем гуськом, — приказал юноша. — Старайтесь держаться центра дороги, чтоб ненароком чего не задеть.

— Плавали, знаем, — успокоил его Варгул, пристраиваясь в хост коню Ивана.

Неспешной рысью команда императора без особых приключений пересекла притихший лес и двинулась сквозь строй раскидистых стеблей гигантской травы, вплотную подступившей к дороге. Огромные, метра в три высотой зеленые растения тихо шелестели на ветру, распространяя вокруг себя терпкий, сладковатый аромат.

— Шеф! — запаниковал Варгул. — Ходу!

— Что случилось?

— Это дурман-трава! И она цветет!

— Вот это травку здесь разводят, — ахнул Иван, пораженный размерами дурман-травы. — Слушай, да это же натуральная конопля. Но какая она здесь вымахала! Явно мутант…

— Шеф, скорее! — заорал Палач. — Нас сейчас накроет!

— Блин! Не дышать! — опомнился Иван и пришпорил коня.

К счастью, эта полоса препятствий закончилась раньше, чем кислород в легких императора и его друзей.

— Если детей местных олигархов заставляют этой гадостью дышать, то мы сдадим им готовых нариков, — с трудом переведя дух, сказал император.

— Шеф, ты не о них, ты о себе и нас лучше подумай, — взмолился Сема. — Нас всего четверо…

— Не ной, — оборвал друга Варг. — Уверен, что наш шеф уже придумал план.

— Спрашиваешь, — шмыгнул носом император, глядя круглыми глазами на циклопическое сооружение, к гигантским воротам которого они уже подъезжали.

— И что это за план? — поинтересовался Палыч.

— Въезжаем, строим всех, а тем, кто возражает, чистим морды.

— Гениально, — умилился Варг. — Я ж говорю, с нашим шефом нигде не пропадешь.

Герой запустил руку в свою безразмерную котомку, пошарил в ней, извлек на свет божий три массивных серебряных креста, два из них отдал Палычу и Семе, третий повесил себе на грудь, замаскировав сутаной.

— Готовишься? — усмехнулся Иван.

— Лишними не будут. В прошлый раз помогло, может, и на этот раз пронесет. Слышь, братва, в случае чего хреначьте этими крестами императора без всякой жалости!

— Чур, ниже пояса не бить, — потребовал Иван.

— Мы что, больные — по самому ценному бить? — хмыкнул Сема, заталкивая крест в карман.

— Нас Виана самих потом за это кастрирует, — добавил Палыч.

— Так, тихо! — прикрикнул на них Варг. — Подъезжаем. Сейчас я начну качать права.

— А почему не я? — возмутился император.

— Королю по чину не положено под дверью глотку драть.

Однако глотку драть не пришлось. Ворота с громким скрипом распахнулись перед ними сами, явив взору императора и его друзей комитет по встрече. Тридцать мрачных воинов, одетых во все черное, щелкнули каблуками и, шурша черными кожаными плащами, выстроились в две шеренги вдоль ворот, организуя живой коридор. Черные рогатые шлемы скрывали лица воинов. Рогатые? Только проезжая сквозь строй, Иван сообразил, что это не рога. Металлические наросты с боков шлемов в точности копировали остроухие эльфийские уши.

Ворота за спиной императора и когорты бессмертных со скрипом затворились. Иван спрыгнул с коня, друзья последовали его примеру.

— Задайте им овса. — Император небрежно кинул поводья воинам в черном, по-хозяйски осмотрелся и двинулся в сторону центра тюремного двора.

Прекрасно понимая, где находится, Иван, внешне расслабленный, был внутренне предельно напряжен, в любой момент ожидая нападения. Но, как он ни старался, первой атаки отразить не смог.

На него навалилась сила. Мощнейший магический удар заставил пошатнуться. В глазах потемнело, в голове забились чьи-то стоны, проклятия, вопли. Иван каким-то внутренним чутьем сообразил, что это стоны тех, кому пришлось закончить жизнь в этом проклятом месте на жертвенном алтаре. Голова юноши буквально раскалывалась от нестерпимой боли. Иван застонал, прикрыл лицо руками…

— Что с тобой, шеф? — всполошился Варг, забыв про конспирацию.

— Все в порядке, кардинал, — просипел Иван. По реакции друзей он понял, что удар пока был нанесен только по нему. — Не стоит беспокоиться.

Боль начала уходить. Юноша убрал руки от лица, и его команда невольно отшатнулась. Наведенный императором морок исчез. Он слетел не только с него. Но если бессмертные просто стали самими собой, то юноша изменился кардинально. Волосы его почернели, а на иссиня-бледном лице заполыхали адским пламенем глаза.

— Блин! Началось, — простонал Варгул, сдергивая с шеи крест.

— А здесь симпатично, — как можно более непринужденно выдавил из себя Иван, борясь с накатывающими волнами дурноты. — Обратите внимание, господа, какой простор! Есть где заключенным разгуляться.

— Вам теперь гулять недолго… — раздался сверху злорадный женский голос.

Земля вокруг императора и его друзей вскипела. Из нее вырвались странные ростки с листвой грязно-бурого цвета и оплели когорту бессмертных с ног до головы, превратив друзей Ивана в слабо трепещущие темно-рыжие коконы. Они пытались сделать то же самое и с юношей, но, едва коснувшись тела императора, рванули в стороны, как от огня.

Тюремный двор и вся тюрьма преобразились, покрылись этой отвратительной бурой листвой и хищно-алыми цветами, в которых лишь с большим трудом можно было опознать мутированный мак. Из одной стены выдвинулся ажурный балкон. На нем стояла обольстительная женщина необыкновенной красоты с платиновой диадемой в черных волосах, окидывая плотоядным взглядом пленников.

— Что, не узнал, племянничек? — насмешливо спросила она.

— Конечно же узнал, Мелисса, — хмыкнул юноша. — Но, должен сказать, блондинкой ты выглядела симпатичней. Черный цвет волос тебе явно не к лицу.

— Дома я хожу без маски. А волосы… это у нас фамильное. Мы — эльфы темные, надеюсь, не забыл?

— Хотел бы, но мне об этом постоянно напоминают, — любезно откликнулся Иван.

Из глубины души императора поднималась туманящая разум бешеная злоба. Он чувствовал нутром, что им опять овладевает чужеродная тьма, идущая откуда-то извне, и прилагал невероятные усилия, чтобы ее сдержать, не забывая поддерживать любезную беседу.

— Рада приветствовать тебя в своем доме. Он тебе нравится? — насмешливо спросила черноволосая красотка.

— Колер подкачал. Но даже если бы здесь росла нормальная трава и симпатичные цветы… — Юноша поморщился. — Тюрьму, как ни озеленяй, от нее все равно тюрьмой нести будет. Неприятный запашок. Дерьмецом попахивает. Цветочки на собственном навозе взращивала?

Мелисса радостно расхохоталась.

— Наглец! Ах, какой наглец! Вылитый отец, только еще дурнее. А где же твоя армия, дурашка? Что так мало мне народу подогнал? Мне нужно больше подданных. Верных подданных с ушами темных эльфов. Мои травки дали хороший урожай, все уже готово к обращению, а ты так меня подвел. Нехорошо, племянник, родственников надо уважать, — с издевкой в голосе хихикнула Мелисса. — Что ж, пока будем довольствоваться тем, что есть. Когда подойдут остальные, твои друзья по моему приказу займутся ими лично.

Ивана пробил холодный пот. Он понял, что творится внутри бурых коконов, захвативших в плен его друзей, выхватил из ножен меч и с ужасом увидел, что дракончик на навершии рукояти уже далеко не золотой. Он чернел буквально на глазах. Император понял, что проигрывает битву, не успев ее начать. Виана, Эзра, верные друзья, поверившие в него… Их лица замелькали перед мысленным взором юноши, как в калейдоскопе, и дракончик опять начал светлеть, медленно, но верно приобретая золотой оттенок.

Сознание императора как будто разделилось на две части. Нет, на два потока. В одном потоке кипела злая, явно чужеродная Ивану тьма, но ее полностью блокировал светлый поток, не давая вырваться наружу.

— Ирван! Вспоминай! Ты же Владыка Леса! — простонал из своего кокона Варгул.

Ивану вспоминать было не надо. Он все прекрасно помнил и уже действовал, правда, исподволь. Император знал, что внешне выглядит сейчас как Черный Эльф, и начал с подданными тетки свою игру.

— На колени, презренные, — обвел он грозным взором воинов Мелиссы.

Его замогильный голос заставил всех содрогнуться.

— Хозяйка! Он возродился!

Темные эльфы один за другим начали падать ниц перед Иваном.

— Ваш хозяин я! — взревел Иван и бросил гневный взгляд в сторону Мелиссы. — Что, сестричка, хотела мое место исподволь занять?

Мелисса побледнела. Затем взгляд ее упал на вновь пожелтевшего дракончика, и она все поняла.

— Артист. Тебе не в императоры, тебе на сцену надо. А насчет места не волнуйся, оно уже занято. Доченька, иди сюда, покажись дяде.

На балкон вышла Милена. Сестренку Вианы было не узнать. Нет, она оставалась все той же маленькой девчушкой с плюшевым мишкой в руках, но прежде ангельские черты лица малышки были искажены злобной гримасой, а налитые кровью глаза не оставляли сомнений, что ее душой владеет тьма. Та самая тьма, которой было здесь в избытке и с которой продолжал бороться император.

— Дядя? — брезгливо сморщилась сестра Вианы.

— Прости, родная, я оговорилась. Это твой двоюродный брат. Как низко пал наш род! Ты только посмотри на этого мерзавца!

Милена злобно зашипела. Детские ручонки вцепились в плюшевого медвежонка и разорвали его на мелкие клочки.

— Тогда почему этот предатель рода еще жив?!!

— Он пока нужен, милая. Знала бы ты, сколько сил я приложила, чтоб заманить его сюда.

— Так делай то, что должна, мама! — Милена посмотрела на коленопреклоненных пред Иваном воинов. — Встать!

Темные эльфы поднялись и начали тихонько пятиться, переводя растерянный взгляд с императора на его злобных родственников. Они были в смятении, не зная, чьи команды исполнять.

Ивану было трудно. Очень трудно. Часть его сил уходила на борьбу с поселившейся в нем тьмой и спасение друзей, отчаянно сопротивлявшихся черной магии внутри коконов, другая часть сдерживала магический напор Мелиссы и Милены. А они давили, пытаясь проломить выставленный дракончиками Ивана магический щит.

— Нет, это ж надо! Сколько у меня родни, — усмехнулся император. — Мадам, вы не ошиблись? Это точно ваша дочь?

— Моя, племянничек, моя! — рассмеялась Мелисса. — Шуахр был самым крепким орешком. Единственным королевством, где орден брата силы не имел.

— Как интересно! Так орден Серой Мглы создал Генеф?

— С моей помощью, племянник. И с помощью детишек — ведьм мужского пола, которых много в моем доме. Лучшие из лучших стали уже эльфами, как видишь.

— Ты гонишь, тетя. Генефа давно нет. Он помер.

— Не совсем, племянник. Темного Эльфа не так-то просто убить.

— Ну и хрен с ним, — легкомысленно сказал император. Иван тянул время, лихорадочно ища выход из создавшегося положения. Нет, ну это надо же! Попался, как пацан! Его сюда, оказывается, чуть ли не за руку вели. — Так что ты там насчет Шуахра и Милены говорила?

Его расчет оправдался. Мелисса, в преддверии своей победы, которую она ждала уже три тысячи лет, вся сияла и с радостью делилась информацией, невольно ослабив давление на щит.

— Нельзя взять силой — возьми хитростью. Пришлось мне в свое время лечь под отца твоей Вианы. Мамашу Эзры удалось на время из дворца изъять и самой поработать королевой на благо рода темных эльфов. Никто подмены не заметил. Мою магию не так-то просто распознать. А когда я родила этому уроду Сексимену третью дочурку, вернула все на круги своя. Ты знаешь, королева оказалась так слаба здоровьем, — ханжески вздохнула Мелисса, — что почти сразу после родов взяла и умерла, оставив мою дочку сиротою. Как нехорошо с ее стороны, ты не находишь?

— Потом должны были погибнуть Эзра и Виана, — догадался Иван, — и престол Шуахра…

— Какой сообразительный у меня племянник! — звонко рассмеялась Мелисса.

— Бабуля, не утрируй, — поморщился Иван, исподволь накапливая мощь для первого удара. — Нашла племянника! Да, может, и племянник, но где-то там прапра… не знаю, сколько раз прапраплемянник. Седьмая вода на киселе. Так что иди-ка ты от меня со своим родством куда подальше.

Сердитая тирада императора заставила Мелиссу согнуться пополам от приступа буквально истерического смеха.

— Ой, уморил, ну, уморил! Да папа твой… нет, мне ты, мальчик, не поверишь.

Взмахом руки Мелисса заставила бурые коконы распасться. Палыч, Варгул и Семиграл, получив свободу, тут же схватились за мечи. Семиграл сделал попытку взлететь вверх, но магия Мелиссы не дала ему обернуться в крылатую собаку.

— Твое мастерство растет, Ирван, — вынуждена была признать Мелисса, увидев, что когорта бессмертных вывалилась из коконов практически неповрежденной.

— Так кто из вас расскажет мальчику насчет его отца? Тебя, герой, не спрашиваю, ты слишком молод, чтоб об этом знать.

— Шеф, не слушай ее! — заволновался Палыч.

— Да, лучше заткни уши, — посоветовал Семиграл, — а то она тебя плохому научит.

Мелисса расхохоталась еще громче.

— Вижу, желающих нет. Придется мне самой лишить невинности младенца. Ты что-то там насчет прапра… и своего отца лепетал, мальчик? А ты ни разу не задумывался над тем, что мы, эльфы, бессмертны? А сколько имен было у твоего отца, прежде чем он стал Иштаром, и не просто Иштаром, а Иштаром Вторым?

У Ивана отпала челюсть.

— Вижу, я сумела тебя озадачить. Не так-то просто выдавать себя за смертного и править Империей в течение трех тысяч лет, но у Драгона получилось. Уважаю. Хоть он и предал нас, но уважаю. Готова была даже простить ему убийство брата, если бы он начал мстить за наш погибший род, а он, подлец, все швырнул к ногам девчонки! Нашел с кем спутаться! С Аэрис! Дочерью исконного врага, с чьей помощью людишки уничтожили наш Дом, последний оплот темных эльфов. Нет и никогда не будет ему прощения!

— Ты все врешь! — завопил Варгул, яростно потрясая своим мечом. — Если бы мой господин был Драгоном Великим, твоим братом, он никогда не пошел бы к тебе за предсказанием, ведьма! Или ты хочешь сказать, что он не узнал тебя?

— Ну разумеется, узнал. — На лице Мелиссы сияла счастливая улыбка. — Ты бы видел его лицо, когда я посмотрела в его глаза, а он в мои. Думаю, он все прочел в них. И кто организовал смерть его детей и внуков, и кто в конце пути займется его последним отпрыском. Да, Ирван, как это ни грустно для тебя, но сегодня все закончится, и тринадцатый наследник темной Империи Ирван Первый, скорее всего, погибнет от руки Хозяина с помощью этого сокровища, — Милена погладила по головке свою дочку, — или от руки Хозяйки, — выразительно ткнула себя пальцем в грудь тетушка Ивана.

— Ирван, не верь ей! — взмолился герой. — Не сдавайся! Она просто околдовывает тебя. Лишает разума и воли! И все врет! Иштар не Драгон!

— Пустое, Варг, — поморщилась Мелисса. — Ты уже прекрасно понял, что это правда. А если еще есть сомнения, спроси у своих друзей. Они не одну тысячу лет землю топчут. Им многие тайны Драгона ведомы. Но как мой брат обабился! — ханжески вздохнула тетушка Ивана. — Он же, как только посмотрел в мои глаза, все сразу понял! Понял, но даже руку не посмел поднять на смиренную гадалку.

— Он просто стал нормальным человеком… в смысле эльфом, — несогласно качнул головой император. — Он отринул зло.

— Не угадал, — хищно оскалилась Милена, — он просто не посмел. А знаешь почему?

— Ну просвети меня.

— Когда три части родового артефакта темных эльфов оказываются рядом, их владелец может видеть будущее. Тебя еще видения не посещали?

— Нет.

— Слабеет род. Так вот, когда Драгон пришел к скромной гадалке, при нем были его меч и кольцо Генефа, а на мне был амулет. И, хотя Драгон на тот момент не обладал всеми частями артефакта, он сработал. Мой братишка понял, от кого зависит твоя жизнь. Еще не догадался, от кого?

— Неужто от тебя?

— Умнеешь на глазах. Как видишь, не такая я и злая. В отличие от Драгона, даю родственникам шанс. Теперь все зависит от твоего решения. Как ты мечтаешь вернуться в лоно родной семьи: принудительно или по доброй воле?

Огненный смерч вырвался из руки Варгула, но цели не достиг: растаял в воздухе без следа, не долетев всего трех метров до балкона. Небрежный взмах руки Милены сбил героя с ног.

— Ирван, уйми своего пса. Я не хочу его убивать.

— Как-то даже странно от тебя слышать такое, тетушка. В твоем Доме столько зла, а ты вдруг подобрела.

— Почувствовал? Да, много жертв пришлось здесь принести во имя наших целей. А насчет твоих людей… на них у меня есть виды. Уничтожать такой прекрасный материал было бы глупо. Они возглавят армии, которые сметут с лица земли всех светлых эльфов, а потом… О! Потом весь мир у наших ног! Я вижу, ты еще не понял, мальчик? Сейчас поймешь. Открыть конюшни!

Воины кинулись к поросшей бурым мхом стене. Она раздалась, и в тюремный двор медленно, с трудом переставляя ноги, выбрел табунок единорогов. В их слезящихся глазах Иван увидел такую муку, что невольно содрогнулся, буквально физически почувствовав их боль.

— Почто животинок мучаете, сволочи? — поморщился он.

— Их муки хорошо питают брата и не дают ему уйти в небытие. — Мелисса сладко улыбнулась. — Ты, кажется, в Ванденсию свою шел за молоком единорогов? Разочарую. Их там нет уже давно. Все здесь, у меня. Мои слуги хорошо о них заботятся. Кормят такой травкой, что закачаешься. Ах, какое прекрасное после этого они дают молоко! Один глоток — и ты наш, Ирван, наш до конца!

— Мама! Убей его или я это сделаю сама! Зачем мне такой брат? — яростно воскликнула Милена.

— Вот видишь, что могут сделать несколько капель молока правильно вскормленного единорога? — рассмеялась Мелисса. — А ты, моя маленькая, не спеши, — обратилась она к дочке. — Добрее надо быть к родне. Уверена, что ты его еще полюбишь, как только мама доведет дело до конца.

В голове Ивана вихрем неслись мысли. Сама того не ведая, Мелисса дала ему шанс. Все три части артефакта были здесь, при нем, но император интуитивно чувствовал, что как оружие их сейчас использовать нельзя. Пока нельзя. А вот… Юноша потянулся мысленно к дракончикам, и в голове его немедленно возникла яркая картина: он как сомнамбула стоит, вперив в Мелиссу бездумный взор. Из безвольной руки падет только что выпитая чаша, орошая землю остатками молока единорога. Иван снимает с себя амулет, кольцо, вытаскивает меч и отдает все части артефакта приплясывающей рядом с матерью злобной мартышке, в которой трудно уже было опознать Милену. Безумный хохот тетушки. Разверзается земля, выталкивая из своих недр гроб дорогого черного мрамора. Слетает крышка, и оттуда поднимается Генеф в разрубленной чуть ли не пополам кирасе. Мертвые губы что-то пытаются сказать, руки тянутся к мечу Драгона, и, как только ладонь сжимает рукоять, серое, землистое лицо Черного Эльфа начинает бледнеть, затем розоветь, наливаясь жизнью. Жизнью, которую он высасывает из него, Ивана. Перед глазами Ивана все кружится, и он падает в опустевший гроб…

— Ирван, что столбом стоишь? — Отчаянный вопль Семиграла привел императора в чувство.

— Придумай что-нибудь! Уже пора! — поддержал друга Палыч.

Иван задумчиво посмотрел на друзей, которых вновь опутывали бурые ростки. Мелисса явно исключала их из общего расклада, чтоб не мешались под ногами до поры до времени и не лезли в их дела. Императора это пока устраивало. А почему его не пробуют таким же способом взять в плен? Ирван глянул вниз. Хищные ростки толкались совсем рядом, но не могли преодолеть невидимый барьер. Что-то мешало им, не подпускало ближе. Уже хорошо. Не давал покоя лишь один вопрос: что ему выдал артефакт? То, что должно сейчас произойти, или намерения безумной тетки?

— Прекрасный у тебя план, тетушка, но в него вкралась одна ошибка, — поднял голову Иван.

— Какая? — полюбопытствовала Мелисса.

— Наркоту не уважаю, а потому облом. Сам я молочко от бешеной коровки пить не буду, а силком меня заставить у тебя кишка слаба.

— Ошибаешься, племянник. Сейчас ты ее выпьешь сам, без всяких понуканий с нашей стороны. — Мелисса щелкнула пальцами.

Покрытый мхом и хищными цветами участок крепостной стены тюрьмы раздался в стороны, и оттуда вышла…

— Валька! — дернулся было к своей подруге юноша.

— Еще одно движение — и она труп! — предупредила юношу Мелисса. — На ней поводок смерти.

Бледная Виана медленно шла через тюремный двор к Ивану, держа в руках чашу, наполненную молоком. Императора пробил холодный пот. Он опять мысленно потянулся к артефакту, моля его о помощи. Дракончики заерзали на своих местах, но слиться воедино, как раньше, почему-то не смогли.

— Не пыжься понапрасну, — хмыкнула Мелисса. — Ты владеешь ими незаконно, и они не слушаются тебя.

Иван нутром почувствовал, что тетка врет. Дракончики его по праву и слушаться бы рады, но злая мощь этого места нейтрализует силу артефакта. Все, на что хватило их, — магический барьер. Тем не менее они не оставляли попыток как-то еще помочь хозяину. Дракончик с кольца на его пальце поднял голову и вонзил клыки в палец Ивана, заставив дернуться, как от удара, тьму в его душе. С глаз юноши как будто спала пелена. Он сразу же увидел черные потоки тягучей темной магии, окутавшие это проклятое место. Они текли со всех сторон. От жертвенных камней подземных казематов, где уже не одно столетие орден Серой Мглы проводил кровавые обряды, от стен, от конопляных и маковых полей, и весь этот поток стекал вниз, под землю, в центр тюремного двора, поддерживая искру жизни Черного Эльфа. Иван теперь на все сто процентов был уверен, что именно Генеф лежал там в своем черном мраморном гробу. Юноша перевел взгляд на Милену и внутренним взором увидел душу насмерть перепуганного ребенка, которую со всех сторон атакует клубящаяся вокруг нее тьма.

Виана почти вплотную подошла к Ивану. Второй конец магической удавки, захлестнувшей ее шею, был у Мелиссы. Тонкий черный луч шел из кроваво-красного рубина, вправленного в платиновую диадему на ее голове.

— А теперь делай свой свободный выбор, — предложила радостно Мелисса. — Или ты пьешь, и она жива, или не пьешь. Тогда, увы, головка моей падчерицы слетает с плеч, а вместе с ней гибнет и твое отродье в ее чреве.

На Ивана накатил приступ такой ярости и злобы, что начало темнеть в глазах.

— Ирван! Не пей!

— Не слушай это стерву!

— Она предаст и все равно ее убьет!

Бурые коконы, внутри которых бесновались друзья Ивана, ходили ходуном.

«Ирван, посмотри в мои глаза», — прошелестел в голове императора чей-то тихий голос.

Ошеломленный юноша завертел головой.

«Я перед тобой».

На императора в упор смотрела Виана.

«Мама?»

«Помнишь свое обещание?»

«Но мама, как ты…»

«Испей молока».

«Но…»

«Мелисса ничего не поняла. Твой отец предвидел это, и в свое время принес себя в жертву. Во имя любви. Ради тебя. Теперь пришла моя очередь. Молоко, испитое из рук любящей матери, никогда не принесет вреда ее ребенку. Оно уже очистилось. Испей…»

Иван взял в руки чашу, поднял голову и хмуро глянул на Мелиссу.

— Ты даешь слово, что она останется жива?

— Обещаю.

Иван медленно, смакуя каждый глоток, испил чашу до дна. Кровь в жилах забурлила, и он почувствовал в себе такую мощь, что…

Голова императора сникла, его зашатало.

— Что ж ты наделал, идиот!!! — раздался из бурого кокона полный муки голос Варга. — Она же все равно обманет!

— Обижаешь, герой! — расхохоталась Мелисса. — Пока жив ее избранник, она будет жить. А жить ему осталось не так долго. Я хочу насладиться муками этой шлюхи, когда мерзавца на ее глазах…

— Да кончай ты с ними, мама! — раздраженно крикнула Милена.

— Сейчас, доченька, сейчас.

Земля в центре тюремной площади разверзлась, вытолкнув наружу мраморный гроб.

— Свершилось, брат мой! — истеричным голосом кликуши взвыла Мелисса. — Он здесь. Он сам принес нам полный символ власти! Восстань из мертвых и возьми его!

Взмахом руки тетка Ивана заставила взмыть крышку гроба в воздух и отлететь в сторону. Внутри лежал Генеф. Именно таким его и запечатлел император только что в своем видении: серое, землистого цвета лицо, развороченная ударом меча грудь, разрубленная чуть не пополам кираса. Темный поток, питающий Генефа, усилился стократно. Ее копили ради этого момента не одну тысячу лет. Лицо Черного Эльфа начало бледнеть, а рана на груди затягиваться на глазах.

— Ну вот и все. — Черный Эльф открыл глаза, зашевелился в своем гробу, приподнялся на локте и протянул руку к Ивану. — Мое кольцо, презренный, меч и амулет!

— А больше ничего не хочешь? — Дальше притворяться, изображая из себя зомби, смысла не было. Все враги тут, перед ним, как на ладони. Юноша расправил грудь и нанес магический удар, отрубая поток энергии от жертвенных камней, питающий Генефа.

Глаза Черного Эльфа полезли из орбит.

— НЕТ!!! — ударил по ушам отчаянный вопль Мелиссы. — Ты не мог!!!

— Еще как мог! — С Аэрис слетел морок, и Мелисса забилась в истерике, увидев, кто преподнес чашу Ирвану. — Не стоило играться с молочком единорогов!

Мелисса изо всех сил рванула поводок смерти, но вместо того чтоб затянуться, он соскользнул с Аэрис, захлестнулся на шее тетушки Ивана и начал ее душить.

— Не трогай мою мать, мерзавка!

Разом распались бурые коконы, из которых вывалились злые, словно черти, Палыч, Сема и Варгул. Они упали уже на зеленую, а не бурую траву, которую начал и жадно щипать изголодавшиеся по нормальной пище единороги. Только теперь Иван понял, что стал настоящим Владыкой Леса. Он чувствовал каждую травинку, дыхание жизни каждого ростка, пробившегося по его воле на поверхность, и черпал оттуда силы. А силы ему требовались немалые, так как тьма еще была жива. Чужеродная тьма Генефа гнездилась в нем, кипела в борющемся за жизнь Черном Эльфе, бурлила в брызжущей слюной Мелисе и продолжала атаковать несчастного ребенка. Это была невидимая неискушенному взгляду борьба. Ивана трясло от напряжения, как в лихорадке, но он продолжал наносить удар за ударом, выколачивая тьму из темных эльфов, на которых уже ринулась в атаку его когорта.

— Не сметь! — крикнул он друзьям. — Не трогать их!

Из рук воинов Мелиссы выпали мечи. Они с недоумением, словно спросонок, трясли головами, пытаясь понять, кто они такие и что здесь делают. Закончив с ними, юноша направил поток силы на Генефа и Мелиссу.

А силы уже были на исходе, Ивана шатало, но он продолжал бить. Тела его озлобленной родни постепенно наливались синевой, затем начали сереть, а потом распадаться в прах.

— Ну вот и все… — просипел Иван.

«Ты ошибаешься, — прошелестел в его голове змеиный голос тетки, — это еще не все».

Два черных смерча вырвались из праха падших тел и с дикой силой врезались в Милену.

«Наш род возродится в ней!» — пророкотал голос Генефа.

— Сема, убей ее! — заорал Палыч.

Семиграл мгновенно обернулся в пса, расправил крылья и… покатился по земле, сбитый магическим ударом императора.

— Не сметь! Она не виновата!

Сил уже не было, но Иван все-таки нанес еще один, последний удар, выжимая из себя все что можно, без остатка. Удар смел девочку с балкона, и ее беспомощное тельце закувыркалось в воздухе. Поток магической энергии Владыки Леса рвал тьму, клубящуюся в ней, в клочки, а сам он, ни на мгновение не прекращая яростной атаки, во весь опор несся вперед.

Он все-таки успел. Поймал малышку в последний момент, чуть не у самой земли. Милена испуганно смотрела на него круглыми, ничего не понимающими глазами, и в ней не было уже ни капли тьмы.

— Дяденька, а где мой мишка?

— Гулять пошел. Но обещал вернуться, — облегченно выдохнул Иван, оседая с девочкой на землю.

Дикое перенапряжение все-таки сказалось. Перед глазами все завертелось, и, уже теряя сознание, он увидел, как всколыхнулась зеленая трава, по которой начали сводиться тропы, и на тюремный двор повалили вооруженные до зубов эльфы во главе с Дивмаром и Ариманом. Но впереди всех мчался Сексимен XIV, пытаясь перехватить несущуюся к юноше Виану.

— Куда ты, оглашенная?!! В твоем положении бегать нельзя!

— Все строго по законам жанра крутого американского боевика. Помощь прибывает в самый последний момент, когда она уже на хрен не нужна, — пробормотал Иван, погружаясь в блаженное небытие…

Эпилог

— Кто автор этой модели? — мрачно спросил император.

— В адрес моей персоны претензии прошу не выставлять! — поспешила предупредить лепестронная секретарша.

— Что-то не так, шеф? — заволновался Варг, на всякий случай отодвигаясь от стоящего напротив зеркала Ивана.

— А мне нравится, — хмыкнул Палыч. — Шикарный костюмчик получился. В таком не стыдно под венец идти, поверь.

— Я, кажется, спросил, кто автор идеи? — ледяным тоном повторил вопрос Иван.

— Лучшие портные работали, — заверил императора Семен.

— Эльфийские или шуахрские? — продолжал допытываться император.

— И те и другие поработали, — хихикнула лепестронная секретарша. — Такой ор стоял, пока ты тут в отключке лежал! Дивмар с Маиали настаивали на традиционном колере камзола: Владыка Леса должен быть во всем зеленом! Представители Империи потребовали черный цвет: только такой колер положен темному императору на свадебной церемонии. Сексимен настаивал на белом цвете: его дочь за темного не выйдет замуж никогда! Потом начали вносить свои корректировки тролли, оборотни, вампиры. Златовласка от имени конклава баньши потребовала на тебя саван нацепить, но ей так сильно возражали, что ты начал просыпаться раньше времени, не долечившись, и…

— И они пришли к консенсусу, — удрученно вздохнул Иван, грустно рассматривая свой костюм.

Костюмчик действительно получился классный. Верхняя четверть камзола справа была белая, слева черная, ниже талии правая половина была уже зеленого цвета, а слева красного (вампиры все же настояли на своем). И завершала ансамбль камышовая юбка — непременный атрибут свадебного обряда троллей.

— Одну деталь забыли, — вздохнул юноша.

— Какую?

— Ща исправим!

— Здесь явно не хватает шутовского колпака, — пояснил Иван.

— Шеф, а может быть, не стоит? — заволновался Варг. — Где они его тебе сейчас найдут? Обряд вот-вот начаться должен. Да и тестю может не понравиться.

— А вот это ему нравится? — ткнул пальцем в зеркало Иван.

— Не знаю. Он его еще не видел.

— Да вы с ума сошли, ребята!

— Ты еше не вижел, как бгакошошетание пгохожить бужет, — прошамкал только что вошедший в комнату Эльвар.

— Что с тобой? — встревожился Иван.

— Это он с папой о помолвке с Улькарой фон Грыздерю поговорил, — захихикала лепестронная секретарша. — Ариман так обрадовался перспективе нянчить в будущем внучат-тролльчат, что твой брат теперь новые зубки отращивает.

— Ну это не страшно, — успокоился юноша. — Раз сразу насмерть не прибил, значит, считай, благословил. А что ты там насчет обрядов говорил?

— В окно выгляни, — хмыкнул Варгул, — поймешь.

Император выглянул и невольно рассмеялся. На большой поляне рядом с его императорским древом-домом стоял батюшка с переносным алтарем, а неподалеку от него паслась самка единорога с маленьким жеребенком и смотрела на святого отца таким взглядом, что тот мелко крестился и вибрировал всем телом, обливаясь потом, выступившим на его лице явно не от жары. А за его спиной стояли эльфы, гномы, тролли, вампиры, знать Шуахра и прочих светлых королевств вперемешку с подданными его Империи.

— Нет, ну что за дела? — возмутился Иван. — Не успел глаза продрать, и сразу под венец. Даже не объяснили толком, чем там все закончилось. Детей-то хоть спасли?

— Всех вытащили из подвалов, не волнуйся. Все живы и здоровы, — успокоил друга Варг. — А насчет спешки тестя своего благодари. Боится, улизнешь из-под венца, оставив его с носом. Ты ведь у нас теперь жених завидный. Не только Владыка Леса, но и император. Как заклятие Мелиссы и Генефа спало, все светлые королевства добровольно под твою руку пошли. Так что после свадьбы тебе еще придется выдержать церемонию присяги.

— Кошмар! А где Виана? Почему я ее не вижу?

— С ней тоже все нормально, не волнуйся. Твою принцессу уже практически вылечили.

— От чего? — вскинулся Иван.

— От зависимости. Пока она в эльфийку превращалась, подсесть успела на молочко единорога, — удрученно вздохнул герой.

— Вы что, из нее наркоманку сделали? — ужаснулся император.

— А ты чего хотел? Знаешь, почему у эльфов такие большие уши? Чтоб лес услышать. Но чтобы с ним еще и разговаривать, надо столько выпить!

— Чего?!!

Ответом императору был дружный смех, и юноша понял, что эти черти его элементарно разыграли. А еще он понял, что здесь собрались не столько подданные, сколько верные и преданные друзья…


Купить книгу "Ревизор" Баженов Виктор + Шелонин Олег

home | my bookshelf | | Ревизор |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 96
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу