Book: Клуб знаменитых убийц



Клуб знаменитых убийц

Шарлин Харрис

Клуб знаменитых убийц

Клуб знаменитых убийц

Название: Клуб знаменитых убийц

Автор: Шарлин Харрис

Серия: Шарлин Харрис. Мировой мега-бестселлер

Издательство: Эксмо, Домино

Год издания: 2011

Формат: fb2

ISBN 978-5-699-49194-0

АННОТАЦИЯ

Жизнь в небольшом городке скучна и однообразна. Но что, если создать клуб, на заседаниях которого можно снова рассматривать нашумевшие преступления прошлых лет? И вот такой клуб создан, а его члены вполне серьезно изучают дела знаменитых убийц и ведут собственные расследования, ведь это щекочет нервы и добавляет адреналина в кровь. Но теория весьма далека от реальной жизни…

Шарлин Харрис

Клуб знаменитых убийц

Матери и отцу

Глава первая

— Сегодня я хочу рассказать вам об одном из самых загадочных убийств первой половины двадцатого века — деле Уоллисов, — произнесла я, глядя в зеркало и пытаясь при этом придать своему лицу выражение величайшего энтузиазма.

Затем я примерила маску увлеченности. После нее настал черед академического спокойствия. Я провела щеткой по волосам, но она запуталась в моих густых прядях.

— Черт! — воскликнула я и отбросила щетку, снова уставившись в зеркало. — Несомненно, дела Уоллисов вполне достаточно, чтобы заполнить нашу вечернюю программу, — заявила я, спрятав лицо под маской неколебимой уверенности.

В нашем клубе двенадцать постоянных членов, и за год мы должны подготовить ровно двенадцать программ. Разумеется, не каждое убийство годится для того, чтобы болтать о нем два часа. Тогда члену, ответственному за «убийство месяца» — мы используем именно этот шуточный термин, — не обойтись без приглашенного гостя. Чаще всего этим самым гостем оказывается какой-нибудь сотрудник полицейского управления, или психолог, работающий с преступниками, или директор местного кризисного центра. Пару раз гости не спасали положения, и нам пришлось смотреть кино.

Но мне, похоже, выпал счастливый шанс. Дело Уоллисов изобиловало захватывающими поворотами, и материалов в моем распоряжении было более чем достаточно. Но не так много, чтобы мучиться над тем, как втиснуть их во временные рамки. А вот Джеку Потрошителю нам пришлось отвести два заседания. На первом Джейн Ингл рассказывала о жертвах и обстоятельствах преступлений, а второе Артур Смит посвятил ходу полицейского расследования. Конечно, старина Джек заслуживал особого отношения.

— Сначала я должна познакомить вас с действующими лицами, — продолжала я. — Прежде всего, это жертва, внешне совершенно безобидная женщина по имени Джулия Уоллис. Потом — обвиняемый, ее супруг Уильям Герберт Уоллис. Есть и еще один фигурант: некто по имени Квалтроф. Человек, которого никто никогда в глаза не видел.

Мне наконец удалось расчесать непослушные каштановые волосы, и теперь я ломала голову над тем, как лучше с ними поступить: заплести в косу или закрепить узлом на затылке. А может, оставить распущенными, но вокруг головы повязать ленту, чтобы пряди не лезли в глаза? В конце концов я остановила свой выбор на косе. Такая прическа придаст мне интеллектуальный вид. И в то же время в ней есть что-то богемное. Я разделила волосы на три пряди.

Тут взгляд мой упал на мамину фотографию, которая в изящной рамке красовалась на туалетном столике. Эту фотографию мама подарила мне на прошлый день рождения, сопроводив свой дар словами: «Ты говорила, что хочешь иметь мой портрет».

Надо сказать, выглядит моя мама ничуть не хуже, чем Лорен Бэколл. [1] Ростом она никак не меньше пяти футов шести дюймов, и от макушки до кончиков ногтей — воплощенная элегантность. Не удивительно, что ей удалось стать центром собственной маленькой империи. Что касается меня, то росту во мне всего четыре фута одиннадцать дюймов, я ношу большие очки в черепаховой оправе и с детства мечтала стать библиотекарем. К этому стоит добавить, что мама нарекла меня Авророй. Для женщины, носящей имя Аида, выбор не такой уж странный.

Как это ни удивительно, я свою маму люблю.

Я испустила тяжкий вздох, как это случалось всегда, когда я думала о маме. Привычными движениями заплела косу и уставилась на свое отражение в зеркале: каштановые волосы, коричневые очки, розовые — благодаря румянам — щеки и гладкая — благодаря природе — кожа. Слава богу, уже наступил вечер пятницы, и я с облегчением сбросила деловую одежду — серую юбку и скромную блузку — и надела широкие брюки и свободный джемпер. Решив, что в таком наряде вид у меня слишком затрапезный — по крайней мере для представления столь выдающейся персоны, как Уильям Герберт Уоллис, — я стянула джемпер через голову и заменила его облегающим ярко-желтым свитером. А косу украсила желтой лентой.

Взглянув на часы, я поняла, что настало время выходить из дома. Я провела по губам помадой, схватила сумочку и сбежала вниз по лестнице. Оказавшись внизу, я обвела глазами просторную кухню-столовую, которая занимала почти весь первый этаж дома. Надо сказать, меня с полным правом можно назвать аккуратной молодой особой. Ненавижу, возвращаясь домой, заставать там полный хаос. Продолжая бормотать себе под нос фрагменты будущего выступления, я засунула в сумку блокнот и вынула ключи. У меня была мысль отксерокопировать старые мутные фотографии, изображающие труп Джулии Уоллис, но по зрелом размышлении я отказалась от этой идеи. Решила, это будет неуважительно по отношению к покойной миссис Уоллис. Мы ведь не упыри какие-нибудь, чтобы любоваться фотографиями окровавленных трупов.

Всем нам прекрасно известно, что цели и задачи клуба «Знаменитые убийства» кажутся людям, не разделяющим наших увлечений, весьма сомнительными. Не хватало еще, чтобы за глаза нас называли вурдалаками. А для этого вполне достаточно совершить один неверный шаг.

Я выключила свет и открыла дверь. Весна еще только начиналась, и на улице уже сгущались сумерки. В свете фонаря, горевшего у дверей, внутренний дворик, окруженный высокой стеной, казался чистым и ухоженным. Розовые кусты, сплошь покрытые бутонами, в скором времени обещали настоящее пиршество для глаз.

— Джулия, милая, я тебя люблю. Джулия, милая, я тебя убью, — мурлыкала я на мотив «Michelle», [2] запирая ворота. Каждому из четырех таунхаусов, выходящих во внутренний двор, принадлежат два парковочных места и еще одно с другой стороны — для гостей. Мой сосед, Бэнкстон Уайтс, тоже садился в свою машину.

— Сегодня увидимся, — махнул он рукой, увидав меня. — Только сначала я должен заехать за Мелани.

— Смотри не опаздывай, Бэнкстон. Сегодня я буду делать доклад о деле Уоллиса.

Я включила зажигание, любезно предоставив Бэнкстону возможность выехать первым. Ему ведь еще надо заехать за дамой сердца. Мысль о том, что, в отличие от Мелани Кларк, я неизменно прибываю на заседания клуба в одиночестве, на несколько секунд омрачила мое настроение. Но я не стала предаваться унынию. Как бы то ни было, сегодня я увижу друзей и, по обыкновению, прекрасно проведу вечер пятницы. Чего еще желать.

Подавшись назад, я заметила, что окна таунхауса, соседствующего с моим, ярко освещены. На парковочном месте стояла незнакомая машина. Так вот что означала мамина записка, прикрепленная к моим задним дверям.

Мама давно убеждала меня завести автоответчик. Твердила, что жильцам, арендующим таунхаусы, владелицей которых является она, может в любую минуту понадобиться оставить сообщение проживающему менеджеру, которым являюсь я. Я ведь целыми днями пропадаю в своей библиотеке. На самом деле мама попросту хочет иметь возможность пичкать меня наставлениями, даже в мое отсутствие.

После того как из соседнего таунхауса выехали жильцы, я навела там образцовую чистоту. Так что его не стыдно показать самым привередливым арендаторам. С новыми жильцами встречусь завтра, в субботу. Никуда они не денутся.

Я вырулила на Парсон-роуд и, проехав мимо библиотеки, в которой работала, свернула направо и оказалась в квартале, изобилующем маленькими магазинчиками и автозаправочными станциями. Именно там находился особняк Общества ветеранов.

Всю дорогу я, ни на секунду не останавливаясь, мысленно репетировала свое выступление. Я знала его наизусть, так что в записях не было никакой надобности.

Глава вторая

Клуб «Знаменитые убийства» проводит свои встречи в здании, принадлежащем Обществу ветеранов, и за это платит владельцам небольшую арендную плату. Насколько мне известно, именно из этих денег оплачиваются расходы, связанные с ежегодным рождественским праздником. Так что дело устроилось к взаимному удовольствию сторон. Разумеется, маленькой компании вроде нашей не требуется иметь в своем распоряжении целый особняк, но члены клуба предпочитают покой и уединение.

За полчаса до начала очередного заседания один из членов клуба встречается с представителем Общества и получает от него ключи. После заседания тот же самый член должен удостовериться, что в особняке царит полный порядок, и возвратить ключи. В нынешнем году эта обязанность возложена на Мэми Райт, нашего вице-президента. Именно она расставляет стулья полукругом напротив небольшой сцены и готовит стол с прохладительными напитками и закусками. Большинством голосов мы решили, что в перерыве нам необходимо подкреплять свои силы.

В этот вечер я заявилась спозаранку. Правда, я почти всегда прихожу раньше времени.

На стоянке, примыкающей к зданию, я заметила две машины, которые расположились под сенью возвышавшихся у входа миртов. Впрочем, сказав «под сенью», я несколько погрешила против истины, так как сейчас, ранней весной, деревья были совершенно голыми. Дуговые лампы, освещавшие стоянку, автоматически загорелись, стоило мне подъехать. Я припарковала свой «чеветт» в световом круге поблизости от задней двери. Специалисты по знаменитым убийствам слишком хорошо знают, что наша ежедневная жизнь изобилует опасностями.

Я вошла в вестибюль, и тяжелая металлическая дверь с грохотом захлопнулась за моей спиной. В здании было всего пять комнат. Дверь, находившаяся слева от меня, вела в большую гостиную, где мы проводили заседания. Справа от меня располагались целых четыре двери: в конференц-зал, в мужскую комнату, в дамскую комнату и, наконец, в маленькую кухню. Создавалось впечатление, что особняк предназначен для отражения вражеских атак такими толстыми были стены и такими крепкими — двери. Благодаря этому обстоятельству здесь всегда царила полная тишина. И теперь до меня не доносилось ни звука. Хотя, судя по машинам на стоянке, в здании находились как минимум два человека.

Признаюсь, эти массивные двери, выходившие в глухой коридор, действовали мне на нервы. Можно было подумать, я оказалась в туннеле. Только висевший на стене телефон говорил о том, что это не так. Кстати, он никогда не звонил. Бэнкстон Уайтс как-то раз заявил: если телефон зазвонит, на другом конце провода наверняка окажется Род Серлинг, [3] который металлическим голосом сообщит нам о том, что мы проникли в «сумеречную зону». Вспомнив об этой шутке, я приободрилась, улыбнулась и взялась за ручку двери, ведущей в гостиную.

И тут телефон зазвонил.

Я резко повернулась и сделала несколько неуверенных шагов по направлению к дребезжащему аппарату. Сердце мое колотилось где-то в горле. Прочие обитатели здания, если таковые были, по-прежнему не подавали признаков жизни.

Телефон не унимался. Я робко протянула руку к трубке.

— Алло, — еле слышно выдохнула я. Затем, прочистив горло, произнесла более уверенно: — Алло.

— Могу я поговорить с Джулией Уоллис? — осведомился приглушенный шепот на другом конце провода.

Не будь мои волосы заплетены в косу, они наверняка встали бы дыбом.

— Что? — переспросила я дрожащим голосом.

— Джулия… — прошептал звонивший.

И в ухо мне забили короткие гудки.

Я стояла, словно громом пораженная, сжимая в руке трубку. Тут дверь дамской комнаты открылась, и из нее вышла Салли Эллисон.

Я пронзительно взвизгнула.

— Боже всемогущий, Ро, неужели я так жутко выгляжу? — в недоумении спросила Салли.

— Нет-нет, вы тут ни при чем. Это все телефон, — бормотала я, едва сдерживая желание разразиться рыданиями.

Салли наверняка решила, что я повредилась в рассудке. Эта энергичная и умная женщина, которой давно уже перевалило за сорок, работала в городской газете Лоренсетона. Вне всякого сомнения, она была отличным журналистом. В ранней юности Салли сбежала из дома с каким-то парнем, за которого вышла замуж. Рождение ребенка положило конец этому скороспелому браку. Отпрыск получил имя Перри, и мне выпало сомнительное удовольствие сначала учиться с ним в одной школе, а потом работать в одной библиотеке. Откровенно говоря, я ненавидела верзилу Перри. Но его мамаша мне нравилась, хотя порой ее профессиональная манера беспрестанно сыпать вопросами сводила меня с ума. Кстати, одной из причин, заставивших меня так тщательно подготовиться сегодня к выступлению, было стремление не ударить в грязь лицом перед Салли.

Выслушав мой сбивчивый рассказ, она, по обыкновению, обстреляла меня вопросами и уверенно вынесла вердикт: звонок — не более чем идиотская выходка кого-нибудь из членов клуба или же их малолетних отпрысков. После того как Салли все расставила по местам, шутка начала казаться мне даже забавной.

Конечно, стать объектом розыгрыша не слишком приятно. Но все же намного приятнее, чем вступить в контакт с потусторонними силами.

Салли принесла из маленького конференц-зала поднос и две коробки с печеньем. Объяснила, что оставила там свои припасы, ощутив, что две чашки кофе, которые она выпила после ужина, настоятельно требуют выхода.

— Представляете, мне так приспичило, что я поняла: до большой гостиной мне не добраться, — заявила она, прищурив золотисто-карие глаза.

— Как дела в газете? — осведомилась я нарочито беззаботным тоном. Мне хотелось убедить Салли, что я окончательно оправилась от шока.

На самом деле таинственный звонок не выходил у меня из головы. Я не могла, подобно Салли, неколебимо поверить в единственно возможное разумное объяснение. Прислушиваясь к голосу Салли, сообщавшей мне все подробности своего конфликта с новым главным редактором, я ощущала во рту металлический вкус адреналина. По спине у меня упорно бегали мурашки, и я то и дело поеживалась под желтым свитером.

Красочно описав скверный характер и непроходимую тупость своего босса, Салли заговорила о грядущих выборах — мэр нашего города неожиданно скончался, и теперь необходимо было выбрать ему преемника.

— По рассказам секретарши, бедняга окочурился прямо в своем кабинете, — сообщила Салли, раскладывая печенье по вазочкам. — Надо же, ему удалось побыть в должности мэра всего месяц! Едва успел справить себе новый стол, — покачала она головой, сожалея то ли о печальной участи мэра, то ли о новом столе, оставшемся без хозяина.

— Салли, а где Мэми? — неожиданно для самой себя выпалила я.

— А на что она вам сдалась? — удивленно вскинула бровь Салли.

Я знала, что в ответ на этот вопрос мне следует рассмеяться. Мы с Салли не слишком жаловали Мэми и не раз втихомолку над ней подсмеивались. Но я чувствовала, что у меня пропала всякая охота подавать именно те реплики, которых ждет моя собеседница. С каждой минутой Салли раздражала меня все сильнее. Меня бесили ее завитые волосы, выкрашенные в бронзовый цвет, ее дорогой костюм и дорогие туфли, которые, в соответствии с правилами хорошего вкуса, выглядели сильно поношенными. А самое главное, меня бесил ее незыблемый здравый смысл.

— Когда я подъехала к стоянке, там было две машины, — проронила я самым что ни на есть равнодушным тоном. — Ваша и Мэми. Машину Мэми я не спутаю ни с какой другой — у нее тоже «чеветт». Только у меня синий, а у нее белый. Вы здесь, я здесь, а Мэми что-то не видать.

— Наверняка она в гостиной, расставляет стулья и готовит кофе, — оглядевшись по сторонам, заявила Салли. — Но ее сумочки нигде не видно. Может, она забыла что-нибудь и решила съездить домой?

— Да как она могла проскочить мимо нас?

— Откуда мне знать, — пожала плечами Салли. Моя настырность явно начала ей не нравиться. — Эта особа вечно выделывается. Такой уж у нее характер.

Пытаясь растопить холодок взаимного раздражения, мы немого позубоскалили, обсуждая нелепую привычку Мэми хвостом ходить за своим мужем и влезать во все его интересы и увлечения, не давая ему даже глотка свободы.

Когда я раскладывала свои записи на столе в большой гостиной, прибыли Бэнкстон Уайтс и свет его очей, прекрасная Мелани Кларк. Мелани служила в страховой компании, принадлежавшей мужу Мэми, а Бэнкстон был агентом по займам во Втором объединенном банке. Эта парочка встречалась уже целый год. Прежде они учились в одной школе на несколько классов старше меня, но не обращали друг на друга ни малейшего внимания. И лишь на заседаниях клуба «Знаменитые убийства» между ними вспыхнула искра взаимной симпатии.

На прошлой неделе я встретила в супермаркете мать Бэнкстона, и та сообщила мне, что сладкая парочка в самом скором времени порадует нас известием о помолвке. Впрочем, об этом она твердит мне постоянно. Дело в том, что больше года назад я пару раз сходила с Бэнкстоном в кино, и теперь его мать хочет оградить своего сыночка от всяких поползновений с моей стороны. Если пожилая леди с нетерпением ждет известия об этой самой помолвке, всем прочим она давно уже представляется вопросом решенным. Количество молодых людей и девушек в Лоренсетоне весьма ограниченно, и если Мелани и Бэнкстон не удовольствуются друг другом, обоим, того и гляди, придется коротать свой век в одиночестве. По возрасту они идеально подходят для брака. Бэнкстону тридцать два года, Мелани на год-другой моложе. Лучшего жениха ей не найти. Хотя, конечно, Бэнкстон вряд ли может претендовать на звание красавца: волосы у него жидкие, лицо круглое, а фигуру никак не назовешь спортивной. Точнее, она не заслуживала этого звания до последнего времени. Приглядевшись к Бэнкстону повнимательней, я заметила, как под рукавами его рубашки горой вздымаются мускулы.



— Ты что, Бэнкстон, железо качаешь?! — в изумлении воскликнула я.

Если бы он занялся своей фигурой в то время, как мы встречались, наш роман, возможно, оказался бы не таким скоротечным, промелькнуло у меня в голове.

Бэнкстон просиял, явно польщенный моей наблюдательностью.

— Ага, — кивнул он. — А что, результат уже виден?

— Конечно виден, — заверила я, придав лицу выражение искреннего восхищения.

Думать о том, что на героические свершения Бэнкстона подвигла Мелани Кларк, было не слишком приятно. Тем не менее факт оставался фактом. Что ж, вздохнула я про себя, нет ничего удивительного в том, что Мелани имеет на своего бойфренда огромное влияние. Она ведь живет и дышит одним Бэнкстоном — на всем белом свете у нее больше никого нет. Ее родители давно оставили этот мир: мать умерла от рака, отца сбил на дороге пьяный водитель. Никаких других родственников у Мелани никогда не имелось.

Сейчас эта прекрасная дама, вдохновившая своего рыцаря на подвиги, поглядывала на меня без особой симпатии.

— Наверное, ты силком погнала его в спортзал, да, Мелани? — поспешно обернулась я к ней.

Мелани улыбнулась, несомненно довольная тем, что я признала за ней право собственницы. Про себя я отметила, что в обществе этой особы мне не следует держаться с Бэнкстоном слишком фамильярно. Хотя он живет в одном из «моих» таунхаусов, Мелани наверняка известно, что в прошлом мы были не только соседями. Пожалуй, с нее станется истолковать самую невинную мою фразу в превратном свете.

— В последнее время Бэнкстону пришлось попотеть, — с деланным безразличием изрекла Мелани.

У меня хватило чуткости уловить особый подтекст, которым Мелани сопроводила свои слова. Бьюсь об заклад, она хотела дать мне понять: их с Бэнкстоном любовь больше не является платонической. Попросту говоря, эти двое переспали друг с другом. Вот уж никак не ожидала, что Мелани сочтет нужным поставить меня в известность.

С удивлением взглянув на Мелани, я увидела, что в глазах ее заплясали искорки. На память мне пришла поговорка про тихие омуты и чертей, которые обожают выбирать эти самые омуты средой своего обитания. Мелани, всегда гладко причесанная и скромно одетая, казалась ледышкой, но наверняка это впечатление было обманчиво.

Я незаметно скользнула взглядом по ее фигуре. На мой вкус, бедра и задница у нее были слишком увесистыми. Но мой вкус отнюдь не совпадал со вкусом Бэнкстона. Можно не сомневаться, могучий круп возлюбленной казался ему символом женственности и плодородия. Любуясь этой сладкой парочкой, я решила, что они не просто балуются сексом, но делают это часто и с особой изощренностью.

После того как я пришла к подобному выводу, Мелани сразу выросла в моих глазах. Женщина, столь удачно скрывающая под личиной серой мышки неуемную сексуальность, достойна уважения. Мелани удалось ввести в заблуждение целый город, а это чего-нибудь да стоит.

— Представьте себе, оказывается, этот телефон иногда звонит, — сообщила я. — Это случилось как раз перед вашим приходом.

Бэнкстон и Мелани уставились на меня с интересом. Но прежде чем я успела рассказать им о загадочном звонке, до меня донесся чей-то заливистый смех. Повернувшись к двери, я увидала свою подругу Лизанну Бакли, рядом с которой маячил какой-то высоченный рыжеволосый тип. Появление Лизанны в клубе было настоящим чудом. За минувший год она вряд ли прочитала хотя бы одну книгу, а ее интересы и увлечения были весьма далеки от убийств, пусть даже самых знаменитых.

— С какой стати эта пустышка сюда притащилась? — буркнула Мелани.

Бедняжка не могла скрыть досады. Как пить дать, в самом скором времени она будет оберегать свое сокровище так же ревниво, как Мэми Райт оберегает своего драгоценного супруга, решила я.

Лизанна (Элизабет Анна) Бакли с полным правом носила звание самой красивой девушки в Лоренсетоне. Мужики падали к ее ногам штабелями, но ее это обстоятельство, казалось, ничуть не волновало. Спокойная и невозмутимая, она шествовала по жизни с высоко поднятой головой и не удостаивала поверженных воздыхателей даже взглядом. При этом было бы до крайности несправедливо назвать Лизанну заносчивой гордячкой. Напротив, она была даже добра — ленивой, пассивной добротой. Создавалось впечатление, что главное ее желание — как можно меньше напрягаться.

Лизанна служила секретарем в компании «Энергия и электричество». В обязанности ее входило отвечать на телефонные звонки и принимать оплату коммунальных услуг, и эта непыльная работенка наилучшим образом отвечала устремлениям Лизанны. Так что они с компанией были вполне довольны друг другом. С тех пор как она заняла место в офисе компании, мужчины нашего города полюбили оплачивать счета за свет и газ и оспаривали эту почетную обязанность у своих жен. В воздухе конторы витал аромат галантной любезности. Недоразумения и претензии остались в прошлом. При виде Лизанны самые раздражительные клиенты становились шелковыми и думали лишь об одном: как бы сделать ей приятное.

Несмотря на свою лень, Лизанна нуждалась в постоянных развлечениях, и ее поклонникам приходилось из кожи вон лезть, пытаясь придумать что-нибудь оригинальное. По всей видимости, рыжеволосый молодой человек с крючковатым носом решил, что заседание нашего клуба приятно разнообразит досуг красавицы.

— Что это за тип притащился с Лизанной? — вполголоса спросила я у Мелани.

— Неужели ты его не знаешь? — поразилась та. — Ну ты даешь!

Итак, этот субъект, оказывается, пользовался широкой известностью. Я вновь уставилась на него, стараясь припомнить, когда и при каких обстоятельствах мне доводилось его видеть. Одет он был просто и без затей: свободные брюки, бежевая спортивная куртка, белая рубашка. Руки и ноги у него были здоровенные, а медно-рыжие вьющиеся волосы образовывали вокруг головы подобие нимба. Я могла руку дать на отсечение, что никогда прежде его не видела — ни в жизни, ни на телеэкране. Признавая свою непроходимую серость, я покачала головой и вопросительно взглянула на Мелани.

— Это же Робин Крузо, известнейший писатель, — тихим, но торжественным шепотом сообщила она. — Написал кучу детективов.

— Без трубки во рту его трудно узнать, — произнес над самым моим ухом зычный раскатистый голос.

Обернувшись, я увидела Джона Квинслэнда. Джон, бессменный президент нашего клуба, по своему обыкновению, был неотразим: шикарный дорогой костюм, белоснежная рубашка, сверкающие ботинки. Его пышная седая шевелюра была уложена так, словно он только что вышел из парикмахерской. Недавно Джон начал встречаться с моей мамой и тем самым возбудил во мне повышенный интерес к своей персоне. Я чувствовала, что его лощеный внешний облик ничуть не соответствует внутреннему. То обстоятельство, что он делал доклад по делу Лиззи Борден [4] и признал ее невиновной, говорило о многом. Можно было не сомневаться: под маской стареющего щеголя скрывается истинный романтик!

— И с какой же целью столь выдающаяся личность удостоила нас своего посещения? — спросила я. — Да еще и в обществе Лизанны.

— Сейчас узнаю, — пообещал Джон. — В любом случае, мне следует его поприветствовать. Как-никак я президент клуба, устав которого, кстати, не запрещает визитов посторонних лиц. Хотя до сей поры нам, мягко говоря, не слишком досаждали визитами.

— Погодите минутку, Джон, я хочу вам кое-что рассказать, — затараторила я. — Представляете, сегодня, едва я вошла в коридор, зазвонил телефон. И когда я сняла трубку…

Но Лизанна уже заметила меня и поплыла в мою сторону. Ее знаменитый спутник плелся за ней, как привязанный.

— Ро, сегодня мы решили пополнить ваши ряды, — со своей обычной безмятежной улыбкой проронила Лизанна.

Ни на секунду не прекращая улыбаться, она приступила к церемонии взаимных представлений. Всех собравшихся Лизанна, естественно, знала. В Лоренсетоне все без исключения жители знакомы друг с другом.

Моя рука утонула в огромной лапище писателя. Пожатие его оказалось крепким и решительным. Мне это понравилось. Терпеть не могу, когда люди только делают вид, что собираются пожать вашу руку. Взглянув вверх, я обнаружила, что губы у писателя тонкие, а глаза маленькие, довольно заурядного орехового оттенка. Тем не менее я нашла его симпатичным.

— Ро, это Робин Крузо. Он недавно переехал в наш город, — проворковала Лизанна. — Робин, это Ро Тигарден.

Корифей детективного жанра наградил меня улыбкой, которую с небольшой натяжкой можно было счесть восхищенной. Но я понимала: раз его пленила несравненная красота Лизанны, мне не стоит обольщаться на свой счет.

— Я был уверен, что Робин Крузо — это псевдоним, — шепнул мне на ухо Бэнкстон.

— Я тоже, — кивнула я. — Но, как видно, мы оба ошибались.

— Бедняга, — вздохнул Бэнкстон. — Его родители, похоже, отличались странными фантазиями. Это же надо, назвать сына в честь парня, который полжизни проторчал на необитаемом острове…

Недоуменно вскинув бровь, я дала Бэнкстону понять, что эту тему лучше оставить в покое. Как-никак он разговаривал с женщиной, гордо именовавшей себя Богиней утренней зари в чайном саду.

— Я познакомилась с Робином в офисе нашей компании, — сочла нужным сообщить Лизанна, обращаясь к Джону Квинслэнду. — Он пришел оформлять счета на коммунальные услуги.

Джон изрек несколько подходящих к случаю любезностей: насчет того, что мы все безмерно счастливы видеть в нашем маленьком городке столь выдающегося писателя, надеемся, что ему у нас понравится, и так далее. Затем он схватил Робина под локоть и потащил знакомить с Салли Эллисон, оживленно беседовавшей с офицером полиции по имени Артур Смит, который вступил в наш клуб сравнительно недавно. Широкоплечий увесистый Артур был полной противоположностью длинному и тонкому, как ивовый прут, Робину. На незнакомца он уставился со свирепым выражением быка, который точно знает, что на своей ферме он самый крутой самец и бояться конкуренции ему нечего.

— Надо же, как тебе повезло, — не скрывая зависти, пробормотала я. — Подцепила знаменитого писателя…

Меня не оставляло желание рассказать про загадочный телефонный звонок, но я понимала, что Лизанна будет не слишком подходящим слушателем. Наверняка она не имела даже отдаленного понятия о том, кто такая Джулия Уоллис. Несколько секунд спустя выяснилось, что она не имеет понятия и о том, кто такой Робин Крузо.

— Так он писатель? — переспросила она. — Тогда понятно, почему он такой зануда.

Я недоверчиво уставилась на нее. По первому впечатлению Робин Крузо ничуть не походил на зануду.

Впрочем, для того чтобы нагнать скуку на Лизанну, особого занудства не требовалось. Однажды, когда я заскочила в ее контору оплатить счета, она поделилась со мной своими проблемами.

«Даже когда мужчина мне нравится, если мы встречаемся с ним некоторое время, он начинает меня утомлять, — призналась Лизанна. — Мне больше не хочется делать вид, что он мне интересен. И в конце концов я прошу его оставить меня в покое. Это ужасно грустно», — со вздохом добавила она и сокрушенно покачала очаровательной головкой, украшенной темными блестящими локонами.

Именно по этой причине красавица Лизанна до сих пор не вышла замуж, жила в крошечной квартирке неподалеку от своей конторы и каждый день ходила обедать к родителям.

И даже Робин Крузо, автор леденящих душу историй, которыми зачитывалась вся страна, не сумел избежать общей участи. Лизанна по-прежнему выглядела апатичной и даже слегка сонной.

Тем временем мастер захватывающей интриги вновь оказался рядом с предметом своих вожделений.

— В какой части Лоренсетона вы поселились? — осведомилась я, сознавая, что обязанность поддерживать светскую беседу лежит именно на мне.

Лизанна, рассеянно улыбаясь, вновь погрузилась в мир сладких грез. Ее знаменитый воздыхатель, похоже, начал сознавать, что все его попытки покорить сердце провинциальной сирены обречены на поражение.

— На Парсон-роуд, — последовал ответ. — В очаровательном уютном таунхаусе. Правда, пока я живу по-походному. Вся моя мебель прибудет только завтра. Лучшего места я и желать не мог. Конечно, это не слишком близко от университета в Атланте, где мне предстоит преподавать. Но я так соскучился по тишине и покою. И арендная плата весьма умеренная.

Я едва не подскочила от радости.

— Этот таунхаус принадлежит мне, — сообщила я, с трудом скрывая ликование. — Точнее, моей маме. Я тоже там живу. И по совместительству выполняю обязанности менеджера.

Мы принялись оживленно обсуждать столь невероятное совпадение, однако, взглянув на часы, я была вынуждена прервать разговор. Джон Квинслэнд, встретившись со мной взглядом, сделал многозначительное лицо. Настало время открывать заседание. Мне следовало привести себя в полную боевую готовность.

Я огляделась вокруг, пересчитывая собравшихся по головам. Джейн Ингл и Лимастер Кейн, вошедшие в комнату почти одновременно, болтали друг с другом у кофейного столика. Джейн, всю жизнь проработавшая школьной библиотекаршей, ныне удалилась на покой, но иногда подменяла заболевших сотрудников как школьной, так и городской библиотек. Она обладала на редкость острым для старой девы умом и специализировалась на убийствах Викторианской эпохи. Свои серебристо-седые волосы она неизменно собирала в пучок на затылке. Брюкам доступ в ее гардероб был заказан раз и навсегда. С виду Джейн казалась нежной и изысканной, как старинное кружево. Но годы, проведенные в обществе школьников, закалили ее характер, и она дала бы сто очков вперед любому сержанту морской пехоты. Маделин Смит, [5] юная, прелестная и соблазнительная шотландская отравительница, стала для пожилой библиотекарши настоящим идолом. Это наводило меня на мысль о том, что в прошлом Джейн, возможно, скрываются некие пикантные эпизоды.

Лимастер был единственным цветным членом нашего клуба. Этот статный бородатый мужчина среднего возраста владел собственной химчисткой и питал особый интерес к совершенным в шестидесятых и семидесятых годах убийствам по расистским соображениям. Он сделал весьма содержательный доклад о группе «Зебра» в Сан-Франциско и теперь работал над делом Джонса-Пьяджентини.

Последним явился Перри Эллисон, сынок Салли. Не сказав никому ни слова, он плюхнулся на стул. Перри не входил в число постоянных членов клуба, но, к моему величайшему неудовольствию, удостоил своим присутствием два последних заседания. Я и на работе была сыта этим типом по горло. Правда, должна признать, что Перри оказался не таким уж дремучим невеждой. Он проявил редкостную осведомленность по части серийных убийств на сексуальной почве и выложил уйму кошмарных подробностей относительно дела «Зеленой реки» [6] и Хиллсайдских душителей. [7]

Гиффорд Доукс стоял в стороне, ни с кем не вступая в беседу. Он всегда молчал, точно язык проглотил, за исключением тех случаев, когда приходил на заседание в обществе своего друга Рейнальдо. Больше всего на свете Гиффорда интересовали массовые убийства, причем он не видел особой разницы между холокостом и резней в День святого Валентина. Главное, были бы горы трупов и реки крови. Похоже, подобные картины действовали на него возбуждающе.

Надо сказать, в большинстве своем мы вступили в клуб с одной-единственной целью — развеять скуку и внести в свою жизнь некоторое разнообразие. Разговоры об убийствах приятно волнуют нервы и способствуют выработке адреналина. Согласитесь, вряд ли найдется человек, который, увидав в газете статью о каком-нибудь жутком убийстве, не набросится на нее с жадностью. Но Гиффорда, судя по всему, привели в клуб совсем другие причины. Наверняка он воображал, что на заседаниях мы тешим воспаленное воображение, любуясь фотографиями окровавленных тел и с удовольствием обмениваясь ими. И теперь он терпеливо ждал, когда мы проникнемся к нему доверием и допустим к лицезрению подобных шедевров.

Когда Гиффорд привел с собой Рейнальдо, мы не знали что и делать. Как к нему относиться: как к другу или как к бойфренду Гиффорда? Что ни говорите, это не одно и то же. Так что, когда Рейнальдо присутствовал на наших встречах, все мы немного нервничали. В особенности Джон Квинслэнд, который в качестве президента считал своей обязанностью побеседовать с каждым гостем.

Мэми Райт так и не появилась. По крайней мере, я ее нигде не видела.

Тем не менее она была где-то здесь. Ее машина стояла на стоянке. К тому же Мэми успела расставить стулья и приготовить кофе. Как я уже упоминала, эта особа не пользовалась моей симпатией. Однако ее отсутствие начало меня беспокоить, причем до такой степени, что я решила ее разыскать.

Я уже сделала шаг к дверям, когда в комнату вошел муж Мэми Джеральд. Вид у него был до крайности недовольный, под мышкой он держал портфель. Сама не знаю почему, но я поступила более чем странно: проскользнула мимо него, ни словом не обмолвившись о том, что направляюсь на поиски его жены. Наверное, меня отпугнула злобная физиономия Джеральда. А может, я чувствовала себя идиоткой, которая тревожится по пустякам.



В коридоре царила полная тишина. Толстенные двери не пропускали шум разговоров. Светлый линолеум на полу и бежевые стены сверкали чистотой в холодном свете флуоресцентных ламп. Чувствуя себя героиней притчи «Леди или тигр», [8] я с замиранием сердца открыла дверь в конференц-зал. По словам Салли, она уже была там, но заскочила лишь на пару минут, оставить коробки с печеньем. Теперь я осмотрела комнату самым внимательным образом. Впрочем, осматривать там было особенно нечего — только стол и стулья. Так что пробыла я там недолго.

Покончив с конференц-залом, я вышла в коридор и открыла следующую дверь — в дамскую комнату. Салли успела побывать и там. Кабинок было всего две, так что, вздумай Мэми здесь скрываться, Салли неминуемо заметила бы ее присутствие. Тем не менее я заглянула под двери каждой из кабинок. Потом распахнула двери настежь. Никого.

На то, чтобы заглянуть в мужскую комнату, расположенную по соседству, у меня не хватило смелости. Пока я в нерешительности топталась в коридоре, в комнату вошел Артур Смит. Так что, окажись Мэми там, он непременно ее обнаружил бы.

Я побрела по коридору дальше. Тут взгляд мой привлекло какое-то странное пятно, темневшее на ослепительно чистом линолеуме. Я наклонилась, чтобы рассмотреть пятно получше. Оно было красно-коричневого цвета.

Смутное беспокойство, томившее меня прежде, мгновенно сменилось леденящим ужасом. С трудом передвигая трясущиеся ноги, я подошла к последней в коридоре двери, ведущей в маленькую кухню, где мы готовили кофе и сэндвичи. Набрав в грудь побольше воздуха, я распахнула дверь…

…и увидела бирюзовую туфлю на умопомрачительно высоком каблуке, валявшуюся у самого порога.

А потом я увидела брызги крови, покрывающие серебристую дверь холодильника и поверхность плиты.

И плащ, валявшийся на полу.

Наконец я заставила себя взглянуть на Мэми. Она была совершенно и безнадежно мертва. Голова ее была запрокинута самым неестественным образом, темные крашеные волосы насквозь пропитались кровью. Господи, сколько кровищи, промелькнуло у меня в сознании. Похоже, человеческое тело на девяносто процентов состоит из крови, а вовсе не из воды, как я думала прежде.

В следующее мгновение перед глазами у меня заплясали искры, а ноги предательски задрожали. Я ощутила, что опасность совсем рядом. В воздухе витал ее аромат. И эта опасность исходила вовсе не от несчастной Мэми Райт.

Потом до меня донесся грохот захлопнувшейся двери.

— Мисс Тигарден? — громко позвал меня Артур Смит. — Где вы, мисс Тигарден?

— Идите сюда, — прошептала я едва слышно, хотя намеревалась крикнуть во весь голос. — Здесь Мэми. Миссис Райт.

Мне вовсе не хотелось, чтобы меня сочли слабонервной барышней. Но, боюсь, я произвела именно такое впечатление, потому что эффектно завершила свою тираду, грохнувшись на пол. Проклятые ноги отказались меня держать.

Артур вихрем ворвался в комнату. Он уже наклонился, чтобы помочь мне встать, и вдруг замер, как громом пораженный. Глазам его открылась та же самая картина, которая довела меня до обморока.

— Вы уверены, что это Мэми Райт? — выдохнул он.

Та часть моего мозга, которая хоть что-то соображала, подсказала мне, что подобный вопрос отнюдь не лишен смысла. Узнать Мэми было трудно. Ее лицо… Господи боже, лучше не говорить о том, во что превратилось ее лицо.

— Машина Мэми стоит на стоянке, но ее самой нигде не видно, — пролепетала я. — И это ее туфли. Ни у кого больше нет таких.

Впервые увидев Мэми в этих жутких бирюзовых лодочках, я долго ломала голову над тем, из каких соображений женщина может обречь себя на подобную пытку. Лично я, несмотря на удручающе маленький рост, ненавижу высокие каблуки. И никакие силы на свете не заставят меня на них взгромоздиться. Думать о каблуках было приятно. Это отвлекало от мыслей о том, что лежало сейчас передо мной.

Артур осторожно переступил через меня и склонился над телом. Все-таки он служил в полиции и знал, как следует поступать в таких случаях. Увидав, что он приложил пальцы к окровавленной шее Мэми, я ощутила, как к горлу моему подкатывает ком тошноты. Разумеется, Артур не обнаружил биения пульса. Неужели он на что-то надеялся? Слепому было видно, что Мэми мертва.

— Вы можете встать? — обернулся ко мне Артур.

— Попробую, — буркнула я. — С вашей помощью.

Без лишних церемоний Артур привел меня в вертикальное положение и поволок к дверям. Я почувствовала, какие у него сильные руки. Когда мы оказались в коридоре, Артур, придерживая меня за талию, закрыл дверь в злополучную кухню и прислонил меня к этой самой двери. Его глубоко посаженные голубые глаза смотрели на меня сочувственно.

— Вы легкая, как перышко, мисс Тигарден, — сообщил он. — Ничего, сейчас вам станет лучше. Старайтесь дышать как можно глубже. А я пока позвоню по телефону.

— Хорошо, — раздался у меня в ушах мой собственный голос, который я с трудом узнала — таким он был слабым и жалобным.

Раньше я часто размышляла о том, сумею ли сохранить хладнокровие, если обнаружу труп. Вот этот драматичный момент настал. Приходится признать, что меня вряд ли можно счесть образчиком хладнокровия. Тихонько поскуливая, я наблюдала, как Артур направляется к телефону. Хорошо, что телефон был совсем близко. Стоило мне представить, что я останусь в коридоре одна — точнее, в обществе лежащего за дверью трупа, — у меня снова начинали дрожать колени.

Пока Артур что-то бурчал в телефонную трубку, я не сводила глаз с двери в гостиную. Наверное, Джон Квинслэнд никак не может взять в толк, куда я запропастилась. Ведь уже время открывать заседание. Через несколько минут кто-нибудь отправится меня искать — в точности так, как я отправилась искать Мэми. Картина, которую я только что видела, вновь встала у меня перед глазами. Я старалась не думать о том, что Мэми мертва и этот факт относится к разряду непоправимых. Надо воспринимать случившееся как сцену из фильма, внушала я себе. Фильма, в котором Мэми Райт досталась роль трупа. Скажем откровенно, не слишком выигрышная роль. Без слов и движений. А вот мне выпала роль человека, который обнаружил труп. Роль для настоящей кинозвезды. И я не ударю лицом в грязь.

А еще у каждого фильма обязательно должен быть режиссер, сказала я себе. Именно он выбирает сценарий и декорации. Именно он организует действие. Внезапно в памяти у меня всплыл еще один эпизод картины. Короткий, но важный эпизод. Прежде страх, поглотивший все мои чувства, мешал мне постичь режиссерский замысел. Но теперь он был мне совершенно ясен.

Муть, стоявшая у меня перед глазами, моментально развеялась. Я позабыла о тошноте и отвратительной слабости в коленях.

Артур тем временем повесил трубку, подошел к двери в гостиную и приоткрыл ее ровно настолько, чтобы просунуть туда голову. До меня долетел оживленный гул голосов. Все прочие члены клуба еще пребывали в блаженном неведении.

— Минутку внимания! — гаркнул Артур.

Гул голосов сразу стих.

— Произошел несчастный случай, — сообщил Артур так спокойно, словно речь шла о сломавшемся холодильнике. — Прошу всех вас оставаться в этой комнате до прибытия полиции.

Ситуация под контролем, отметила я про себя. Хорошо все-таки, что у нас в клубе есть свой полицейский.

— А где Ро Тигарден? — спохватился Джон Квинслэнд.

Милый добрый Джон. Непременно расскажу маме о том, что в минуту опасности он первым делом вспомнил обо мне. Она будет растрогана.

— С мисс Тигарден все в порядке. В самом скором времени я расскажу вам о том, что произошло.

— А где моя жена? — раздался пронзительный голос Джеральда Райта. — Вы не видели ее, мистер Смит?

— В самом скором времени я непременно расскажу вам о том, что произошло, — повторил Артур Смит и захлопнул дверь.

Судя по его растерянному виду, он не слишком хорошо представлял, что делать теперь. Хоть он и работает в полиции, очень может быть, что прежде ему не доводилось оказываться на месте преступления первым, подумала я. Уставившись в пространство, Артур мысленно прикидывал, какой шаг будет наиболее разумным.

Я ждала, привалившись к двери. Ноги мои снова начали дрожать. Затянувшееся молчание действовало на меня угнетающе.

— Артур, — позвала я. — Офицер Смит!

Артур буквально подскочил на месте. Похоже, он успел забыть о моем существовании. Торопясь исправить оплошность, он подошел ко мне и сжал мою руку повыше локтя.

Послав к чертям все правила приличия, я вцепилась в него свободной рукой.

— Можете не волноваться, я уже крепко стою на ногах. А вас я позвала, потому что хочу вам кое о чем рассказать.

Артур приволок меня в конференц-зал, усадил на стул и встал напротив, всем своим видом показывая, что готов внимательно слушать.

— На сегодняшнем заседании доклад должна была делать я. Об убийстве Джулии Уоллис. Наверняка вы помните это дело. Это случилось в Англии в тысяча девятьсот тридцать первом году. В убийстве был обвинен муж Джулии, Уильям Герберт Уоллис.

Артур кивнул, но я догадывалась, что мысли его блуждают где-то далеко. Мне захотелось ущипнуть его за руку, но подобной вольности я не могла себе позволить даже в чрезвычайных обстоятельствах. По всей видимости, Артур решил, что от пережитого потрясения я слегка повредилась рассудком. Наплевать, решила я. Пусть считает, что у меня начался параноидальный бред. Я должна наконец все выложить.

— Не знаю, известны ли вам обстоятельства дела Уоллисов, — продолжала тараторить я. — Если вы ничего о нем не знаете, я потом сообщу вам все подробности.

Я взмахнула рукой перед лицом Артура, давая понять, что перехожу к самому главному.

— Понимаете, Мэми Райт была убита в точности так, как Джулия Уоллис. Кто-то позаботился о том, чтобы все детали обоих преступлений совпадали. Все до единой.

Бинго! Взгляд светло-голубых глаз, только что блуждавший в пустоте, теперь был устремлен на меня. Взгляд этот был так пронзителен, что я почувствовала себя букашкой, насаженной на булавку. Да, все-таки этим полицейским детективам пальца в рот не клади.

— Будьте любезны, подробно расскажите, в чем именно заключаются совпадения, — отчеканил он. — Сейчас сюда прибудут ребята из лаборатории. Мы должны сфотографировать эти самые… детали.

Я облегченно вздохнула. Кажется, Артур вовсе не считал меня чокнутой.

— Прежде всего, там, в комнате, я видела плащ-дождевик. Спрашивается, откуда он? Сегодня ведь не было дождя. Его вообще не было уже несколько дней. Тем не менее Мэми лежит на плаще. В точности как Джулия Уоллис. И еще. Там рядом плита. Труп Джулии Уоллис тоже был обнаружен рядом с газовой плитой. Несчастная была до смерти забита дубинкой. Похоже, то же самое произошло с Мэми. На этом совпадения не кончаются. Муж Джулии работал страховым агентом. Как и Джеральд Райт. К тому же Мэми примерно такого же возраста, как и Джулия. Уверена, если хорошенько все вспомнить, отыщутся и другие совпадения. Но их и без того хватает. По крайней мере, совпадений вполне достаточно, чтобы понять — мое воспаленное воображение здесь ни при чем.

Несколько секунд Артур сверлил меня пристальным взглядом.

— Скажите, а какие-нибудь фотографии места преступления сохранились? — спросил он наконец. — Я имею в виду дело Уоллиса.

Про себя я пожалела, что не сделала ксерокопий. Кто бы мог подумать, что они окажутся кстати.

— Сохранились, — кивнула я. — Я видела несколько. Наверняка можно отыскать еще.

— Муж убитой был арестован?

— Да, арестован и признан виновным. Но позднее приговор был отменен, и мистер Уоллис вышел на свободу.

— Понятно. Идемте со мной.

— Подождите, подождите! Я не сказала самого главного. Сегодня, как только я сюда пришла, зазвонил телефон. И какой-то незнакомый голос попросил Джулию Уоллис.

Глава третья

В коридоре, всегда таком тихом и пустынном, царило непривычное оживление. Едва мы вышли из конференц-зала, прибыли представители закона в лице здоровенного детины в клетчатой куртке и двух парней в полицейской форме. Увидав их, Артур мгновенно забыл о моем существовании. Прислонившись к стене, я наблюдала, как он подвел своих коллег к кухне и распахнул дверь. Они не спешили входить, а, сгрудившись у порога, осматривали открывшуюся им печальную картину. При этом никто не произносил ни слова. Только самый молодой из двух полицейских непроизвольно сморщился, но в следующее мгновение вновь придал лицу непроницаемое выражение. Второй парень в форме сокрушенно покачал головой. Взгляд его был полон откровенной грусти.

Интересно, о чем он сокрушается, подумала я. О быстротечности и хрупкости жизни? О том, что человеческое существо превратили в кровавое месиво? Или о том, что в городе, за покой и безопасность которого отвечает он и его коллеги, живет чудовище, способное сотворить такое?

Я сообразила, что человек в клетчатой куртке — сержант полиции. Недавно ему удалось схватить крупного торговца наркотиками, и в честь этого события местная газета поместила на первой полосе его фотографию. На правах старшего по званию сержант первым нарушил тишину.

— Черт побери! — проронил он с каменным лицом. И снова погрузился в молчание.

По всей вероятности, короткая реплика босса послужила Артуру знаком, что ему следует ввести коллег в курс дела. Говорил он быстро, приглушенным голосом, так что большую часть его рассказа я не разобрала. Но в какой-то момент все три головы одновременно повернулись ко мне, значит, Артур не забыл упомянуть о том, кому выпала честь обнаружить труп. Оказавшись под прицелом четырех пар глаз, я жутко растерялась. Может, стоит мило улыбнуться, пронеслось у меня в голове. Нет, пожалуй, в данных обстоятельствах это будет неуместно. Кляня свою внезапную застенчивость, я ограничилась едва заметным кивком. К счастью, сержант и его подручные вновь повернули головы к Артуру, и тот продолжил свой доклад.

Вскоре двое молодых полицейских покинули здание. Артур и дюжий сержант продолжали что-то обсуждать. Артур, похоже, перечислял все обстоятельства убийства, а сержант качал головой, как видно, одобряя наблюдательность и смышленость подчиненного. Время от времени он вставлял пару слов или задавал какой-нибудь вопрос. Артур, вытащив из кармана записную книжку, принялся туда что-то записывать.

У меня в памяти всплыли еще кое-какие сведения относительно бравого сержанта.

Зовут его Джек Бернс, это совершенно точно. Дом, в котором он сейчас живет, он купил у моей мамы. Сержант женат на школьной учительнице, у них двое уже взрослых детей, которые учатся в колледже.

Пока я припоминала подробности биографии Джека Бернса, он отдал Артуру какой-то приказ. Тот подошел к дверям гостиной и распахнул их настежь.

— Мистер Райт, не могли бы вы уделить нам несколько минут? — произнес Артур на удивление ровным и невыразительным голосом.

По всей видимости, Джеральд Райт почувствовал, что подобный голос не предвещает ничего хорошего. По крайней мере, в коридор он вышел без особой охоты. Наверняка все члены клуба, собравшиеся в гостиной, уже сообразили: случилось что-то ужасное. Можно не сомневаться, они успели поделиться друг с другом самыми невероятными предположениями и версиями.

Джеральд сделал шаг в мою сторону, но Артур крепко взял его за руку повыше локтя и направил к дверям в конференц-зал. Джеральду предстояло узнать о смерти жены. Любопытно, как он примет это известие, пронеслось у меня в голове. В следующее мгновение я ощутила приступ жгучего стыда.

Внезапно я поняла, что женщина, которую я хорошо знала, уже никогда не будет живой. Никогда не будет ходить и разговаривать. Никогда не придет на заседание клуба. До сих пор я воспринимала убийство Мэми как одну из тех захватывающих историй, что мы обсуждали во время наших встреч.

— Мисс Тигарден, — донесся до меня голос Джека Бернса. — Вы ведь дочь Аиды Тигарден, верно?

Говорил он, неспешно растягивая слова, как и положено матерому полицейскому волку.

В нашем городе я известна именно как дочь Аиды Тигарден. Конечно, мама родила меня вовсе не от Святого Духа, но о моем отце в Лоренсетоне предпочитают не вспоминать. Некогда он прибыл в наш город из Техаса, устроился работать в местную газету и женился на маме. Единственным плодом этого брака стала я. А через много лет отец и мама поняли, что жить вместе им не имеет ни малейшего смысла. В результате они оформили развод, и отец переехал в Атланту, где встретил новую любовь и создал новую семью. По меркам провинциальной морали, мужчина, оставивший жену и дочь, совершил чуть ли не смертный грех. Поэтому отец считался в нашем городе чем-то вроде персоны нон-грата.

— Да, Аида Тигарден — моя мама, — кивнула я.

— Мне очень жаль, что вам пришлось стать свидетельницей подобного зрелища, — покачав здоровенной башкой, сказал сержант.

Тон заботливого дядюшки совершенно не соответствовал его громоздкой фигуре, в которой чувствовалось что-то устрашающее. На секунду мне даже показалось, будто сержант надо мной насмехается. Я смущенно потупилась, не зная, что сказать. Обычно я за словом в карман не лезу, но сейчас я была слишком растеряна и испугана.

— Странно все-таки, что такая милая молодая девушка, как вы, посещает заседания подобного клуба, — продолжал Джек Бернс, по-прежнему с удручающей неспешностью роняя слова. — Может, вы будете так любезны, просветите мое неведение и объясните мне, какие цели преследует эта… организация?

Вопрос был задан в лоб, и увильнуть от ответа не представлялось возможным. Любопытно все-таки, почему он спрашивает именно меня? Между прочим, его собственный подчиненный является членом нашего клуба. Мне отчаянно хотелось, чтобы этот пожилой дядечка в идиотской клетчатой куртке и ковбойских ботинках провалился бы сквозь землю. И куда только запропастился Артур? Все-таки спокойнее, когда рядом человек, которого ты хоть немного знаешь. А этот тип, сержант, нагонял на меня страх. Дрожащими пальцами я достала из кармана очки и водрузила их на нос.

— Мы собираемся раз в месяц, — с запинкой пролепетала я. — Обсуждаем всякие знаменитые убийства. Как правило, те, что случились давным-давно.

Мое сообщение повергло сержанта в откровенное недоумение.

— Обсуждаете убийства? — переспросил он.

— Именно так, — пожала я плечами. — Один из нас старается поднять как можно больше материалов, связанных с каким-нибудь громким делом, и потом делает сообщение. Рассказывает, кто был убийцей, кого он убил, каким образом, по какой причине. И все такое прочее…

Тут надо отметить, что каждый член нашего клуба уделял первостепенное внимание одному из этих вопросов. Меня всегда особенно интересовала жертва.

— Иногда, — тараторила я все более уверенно, — обсудив все обстоятельства, мы приходим к выводу, что полиция арестовала именно того, кто действительно совершил убийство. Иногда решаем, что осужденный был невиновен и убийцей был совсем другой человек. Иногда не можем определить, чьих это рук дело. А иногда смотрим кино.

— Кино? — переспросил сержант.

Судя по тому, как высоко он вскинул свои мохнатые брови, интерес, который члены клуба питали к киноискусству, чрезвычайно его насторожил.

— Ну да, какой-нибудь фильм об убийстве. Например, «Тонкую голубую линию». Особенно мы любим фильмы, основанные на реальных событиях. Не так давно мы смотрели «Холодную кровь», а до этого…

— Но фильмов, в которых, скажем так, воспевается насилие, вы не смотрите? — осторожно осведомился сержант. — Я имею в виду картины, где проливаются реки крови и громоздятся горы трупов.

— Господи, конечно нет! — воскликнула я и яростно замотала головой, всем видом выражая отвращение к подобной кинопродукции. Я настолько осмелела, что добавила: — Как вам такое могло прийти в голову?

— Мисс Тигарден, здесь произошло настоящее убийство, и я занимаюсь его расследованием. В таких случаях приходится забыть о деликатности, — отрезал Джек Бернс.

Лицо его красноречиво свидетельствовало о том, что он больше не намерен быть обходительным и любезным. Похоже, сам факт существования нашего клуба задел его за живое. Что называется, оскорбил в лучших чувствах. Да, к увлечению своего подчиненного босс относился, мягко говоря, без особого понимания. А ведь им с Артуром предстояло работать над этим делом рука об руку.

— Надеюсь, вы на меня не в претензии, мисс Тигарден, — снова заговорил Джек Бернс.

Создавалось впечатление, что за несколько секунд сержант смазал себе глотку маслом — голос его зазвучал мягко и вкрадчиво, металлические нотки исчезли. Суровый страж закона вновь уступил место доброму дядюшке.

— Мне и двоим сотрудникам отдела убийств необходимо выяснить все факты, имеющие отношение к делу. В качестве человека, хорошо знакомого с членами клуба, Артур Смит будет нам весьма полезен. Я очень рассчитываю и на вашу помощь. По словам Артура, вам известно больше, чем остальным. Именно вы обнаружили тело. И вы говорили по телефону с каким-то неизвестным субъектом. Поэтому вы должны быть готовы к тому, что в ходе следствия нам придется еще не раз вас побеспокоить. Уверен, вы отнесетесь к этому с пониманием.

На лице сержанта играла снисходительная улыбка. Тем не менее я с трудом подавляла в себе желание повернуться и броситься наутек.

Отсутствующий Артур Смит уже казался мне самым давним и задушевным другом. Говорить с ним было куда приятнее, чем с этим бесцеремонным субъектом, в обществе которого я чувствовала себя чуть ли не преступницей. Увидав Артура, выглянувшего из-за спины сержанта, я с трудом сдержала вздох облегчения. Судя по бледному лицу и настороженному взгляду Артура, он тоже чувствовал себя не в своей тарелке. А уж он-то должен был привыкнуть к манере общения своего босса.

— Мисс Тигарден, думаю, вам стоит пройти в комнату и присоединиться к остальным, — отрывисто и строго произнес Артур. — Очень прошу вас, воздержитесь от каких-либо рассказов о том, что здесь произошло. Благодарю за содействие.

Итак, мне оставалось лишь вернуться в комнату, где, сгорая от нетерпения, меня ждали все прочие члены клуба. За исключением Джеральда, оплакивавшего свою утрату в конференц-зале. И Мэми, которая лежала на залитом кровью кухонном полу.

Охваченная смешанными чувствами, среди которых, несомненно, доминировало облегчение, я уже собиралась открыть дверь в гостиную. В это мгновение на плечо мне легла чья-то рука.

— Прошу вас, не сердитесь на меня, — едва слышно пробормотал Артур.

Обернувшись, я увидела у него за спиной сержанта Бернса, который открывал заднюю дверь, впуская двоих полисменов, нагруженных каким-то оборудованием.

— Если вы не против, я хотел бы завтра встретиться с вами и поговорить о деле Уоллисов. Не возражаете, если я загляну к вам на работу?

— Завтра у меня выходной, — ответила я. — Так что лучше заходите ко мне домой.

— В девять утра не слишком рано?

— В самый раз.

Я открыла дверь и вошла в комнату, где взволнованно гудели члены клуба. Судя по всему, Артуру Смиту и его коллегам придется немало попотеть над этим делом, решила я. Произошедшее убийство никак не назовешь ординарным. Человек, его совершивший, наделен богатой, можно сказать, изощренной фантазией, против которой бессильны доводы здравого смысла. Несомненно, этот таинственный незнакомец не просто совершил убийство, но бросил вызов. Спрашивается — кому? Всякому, кто готов этот вызов принять.

«Вы воображаете себя непревзойденными знатоками по части запутанных дел, — словно говорил он нам. — Что ж, попробуйте разгадать эту загадку. Уверен, она окажется вам не по зубам».

Опасаясь, что мысли мои слишком явственно отражаются на моем лице, я попыталась придать ему непроницаемое выражение. Посвящать в свои пугающие соображения членов клуба, которые наверняка напустятся на меня с расспросами, мне совершенно не хотелось. Пытаясь не встречаться ни с кем глазами, я направилась к свободному стулу. Однако избежать пронзительного взгляда Салли Эллисон мне не удалось. Недаром она опытная журналистка, а этот народ, как известно, способен вытянуть информацию даже у мертвеца. Можно было не сомневаться, что Салли намерена припереть меня к стенке. И она знает, какими методами действовать. Я сжала зубы, готовясь дать решительный отпор.

— С вами все в порядке, милое дитя?

Даже в чрезвычайных обстоятельствах Джону Квинслэнду не изменяла старомодная галантность, составлявшая главный секрет его обаяния.

— Ваша мама будет очень расстроена, когда узнает о…

Джон внезапно осекся. Как видно, он осознал, что не имеет ни малейшего понятия о том, что предстоит узнать моей маме. Ему оставалось лишь сокрушенно покачать головой и устремить на меня вопросительный взгляд.

— Мне очень жаль, — услышала я собственный голос, писклявый и неуверенный. — Мне очень жаль, — повторила я более решительно, — но я не могу удовлетворить ваше любопытство. Детектив Смит запретил мне рассказывать о случившемся до тех пор, пока он не сообщит вам об этом сам.

Сопроводив свои слова извиняющейся улыбкой, я юркнула к кофейному столику и, стараясь не обращать внимания на осуждающие взгляды и неодобрительный ропот, налила себе остывшего кофе. Хотя по сторонам я старалась не смотреть, но все же заметила, что Гиффорд Доукс расхаживает по комнате туда-сюда, словно зверь в клетке. Присутствие в здании полицейских явно заставляло его нервничать. Корифей детективного жанра Робин Крузо, судя по всему, не испытывал никаких чувств, кроме любопытства. Лизанна откровенно скучала, несомненно, проклиная про себя тот злополучный ветер, который занес ее в это тоскливое место. Лимастер Кейн, Мелани, Бэнкстон и Джейн Ингл что-то вполголоса обсуждали.

Только сейчас до меня дошло, что сегодня отсутствует еще один постоянный член клуба — Бенджамин Грир. Правда, Бенджамин принадлежал к разряду людей, чье существование в этом мире не подчиняется каким-либо законам. В клубе он появлялся от случая к случаю, и потому в его отсутствии не было ничего удивительного. Салли восседала рядом со своим драгоценным отпрыском Перри, изогнувшим тонкие губы в отдаленное подобие улыбки. Похоже, Перри оказался единственным, кто не испытывал ни малейшей тревоги. Этот недоумок был неколебимо уверен: все события, происходящие в этом мире, не имеют к его персоне ни малейшего отношения.

Сделав над собой усилие, я отхлебнула кофе. Бурбон в подобной ситуации был бы намного предпочтительнее. Я представила, как Мэми входит в пустую комнату, расставляет стулья, а потом направляется в кухню, чтобы сварить кофе… Поручать эту обязанность Салли было никак нельзя, иначе всем нам пришлось бы глотать безвкусную бурду. К глазам моим подступили слезы, рука, державшая чашку, задрожала. Неожиданно для самой себя я разрыдалась, не обращая внимания на желтый свитер, покрытый кофейными пятнами.

Эти туфли кошмарного бирюзового цвета. Узконосые лодочки на головокружительно высоких каблуках. Одна из них с угнетающей отчетливостью стояла у меня перед глазами. Точнее, валялась на залитом кровью полу…

Кто-то успокоительно забормотал у меня над ухом. Подняв глаза, я увидела, что в роли ангела-утешителя выступает Лизанна Бакли. Она склонилась надо мной, изящно изогнув свое точеное тело и лишив меня возможности наблюдать за тем, что происходит в комнате. Я могла лишь расслышать звук подвигаемого стула да разглядеть две длинные ноги в брюках. Новый воздыхатель Лизанны, рыжеволосый романист, решил тактично удалиться, предоставив ей возможность успокоить подругу-истеричку. Лизанна села на стул и придвинулась ко мне поближе. Холеные пальчики с безупречным маникюром всунули в мою трясущуюся руку душистый носовой платок.

— Ро, дорогая, постарайся подумать о чем-нибудь приятном, — пропела Лизанна своим глубоким мелодичным голосом.

Хотела бы я знать, о чем именно, по ее мнению, мне сейчас следует думать.

— У меня к тебе предложение, — очаровательно улыбаясь, продолжала Лизанна. — Ты же знаешь, какая я дурочка. С таким выдающимся человеком, как Робин Крузо, мне совершенно не о чем говорить. Все эти убийства, по которым он с ума сходит, нагоняют на меня тоску. Так что будет здорово, если ты им займешься. Разумеется, если он тебе нравится. По-моему, вы отлично подходите друг другу. Он очень славный, хотя и не в моем вкусе, — поспешно добавила Лизанна, отметая всякие подозрения в том, что она пытается сплавить с рук негодный товар. — Уверена, вдвоем вы отлично проведете время. Ну что, уговорила я тебя?

В глазах у Лизанны вспыхнули озорные огоньки. Она твердо знала: общество мужчины служит лучшим лекарством для впавшей в уныние девицы.

— Лизанна, я не устаю тобой восхищаться, — произнесла я, несколько раз всхлипнув и высморкавшись. — Твоя щедрость поистине безгранична. Согласись, в Лоренсетоне не так много мужчин, которые еще не прошли возрастной выбраковки.

Лизанна взглянула на меня с легким недоумением. Наверное, ей и в голову не приходило, что в нашем городе наблюдается дефицит молодых мужчин. Она-то никогда не испытывала недостатка в поклонниках.

Тут дверь распахнулась, пропуская Джека Бернса. Стоя на пороге, сержант обозрел комнату орлиным взором. Можно было не сомневаться, лица всех присутствующих намертво запечатлелись у него в памяти. Судя по тому, что при виде Салли Эллисон на лбу у него возникла хмурая складка, он знал, кто она по профессии. Выражение лица сержанта стало еще более угрюмым, когда он заметил Гиффорда Доукса. Гиффорд прекратил свою нескончаемую прогулку по комнате и с вызовом уставился на сержанта.

— Минутку внимания, — произнес сержант.

Судя по пренебрежению, которым был полон его взгляд, можно было подумать, что он застал здесь компанию голых извращенцев, демонстрирующих друг другу свои прелести.

— В одной из комнат этого здания произошло убийство.

Сказать, что это сообщение произвело эффект разорвавшейся бомбы, было бы некоторым преувеличением. В конце концов, люди, собравшиеся в этой комнате, привыкли к слову «убийство». Тем не менее в ответ раздался возбужденный гул голосов. Реакция некоторых членов клуба была особенно примечательна.

По лицу Перри Эллисона бродила такая странная ухмылка, что мне невольно пришло на память: в недавнем прошлом Перри столкнулся с какими-то проблемами, которые принято деликатно называть «небольшим нервным расстройством». Правда, это загадочное расстройство не мешало ему ходить в библиотеку и вполне сносно выполнять свои обязанности. Салли наблюдала за своим отпрыском с откровенной тревогой.

Лицо знаменитого писателя, обрамленное рыжими кудрями, вспыхнуло от волнения, которое он тщетно пытался скрыть. Хотя лично его произошедшее касалось меньше, чем любого из нас. Он только что приехал в наш город, никого здесь толком не знал и впервые посетил наш клуб. Честно говоря, я ему завидовала. Поймав на себе мой взгляд, Робин Крузо понял, что его волнение не осталось незамеченным, и залился еще более ярким румянцем.

— Сейчас вы по очереди будете выходить из этой комнаты в другую, где офицер полиции запишет ваши свидетельские показания, — громко и отчетливо произнес сержант Бернс. — После этого вы можете расходиться по домам. Однако будьте готовы к тому, что в дальнейшем полиции может понадобиться поговорить с любым из вас. Начнем с мисс Тигарден. Она пережила шок, и, думаю, нам стоит отпустить ее как можно скорее.

Прежде чем я успела встать, Лизанна крепко сжала мою руку.

Выйдя в коридор, я убедилась, что здание до отказа набито копами. Прежде я и думать не думала, что в полиции Лоренсетона служит такая пропасть народа. Воистину, сегодня был вечер открытий. Причем самых разнообразных.

Мне никогда в жизни не доводилось давать свидетельские показания, но сейчас я пребывала в таких расстроенных чувствах, что это занятие не возбудило у меня особого интереса. В книгах часто описывается, что чувствует свидетель преступления, которого матерый детектив обстреливает вопросами. И вот теперь, оказавшись на месте этого самого свидетеля, я не испытывала никаких эмоций, кроме усталости. То, что процесс допроса, столь увлекательно воспроизведенный во множестве книг, на деле окажется на редкость тягомотным, стало для меня полной неожиданностью. Все свои вопросы офицер повторял дважды, каждый раз формулируя их несколько иначе. Как и следовало предположить, его особое внимание привлек таинственный телефонный звонок. К великому сожалению, я мало что могла рассказать о нем.

После того как я в очередной раз заверила детектива, что голос, желавший побеседовать с Джулией Уоллис, показался мне совершенно незнакомым, в комнату вошел Джек Бернс. Апатия моя сменилась тревогой, когда сержант, насквозь прожигая меня взглядом, принялся дотошно расспрашивать, как вела себя во время нашей встречи Салли Эллисон и постоянно ли она оставалась в поле моего зрения. Говоря откровенно, сердце мое екнуло, когда до меня дошло, что в качестве лиц, первыми оказавшихся на месте убийства — хотя о том, что произошло убийство, мы тогда не имели понятия, — мы с Салли легко можем из разряда свидетелей перейти в разряд подозреваемых.

Потом с меня сняли отпечатки пальцев. При других обстоятельствах эта процедура тоже показалась бы мне чрезвычайно занятной, а сейчас я ждала одного — чтобы она поскорее закончилась. Выйдя наконец в коридор, я невольно бросила взгляд в сторону кухни. Мэми Райт, домашняя хозяйка, любительница высоких каблуков, из разряда живых людей перешла в разряд жертв преступления. Джеральда Райта нигде не было видно. Возможно, его отвезли домой или в полицейский участок. Всякому ясно, что именно он — подозреваемый номер один. Я понимала: вероятность того, что он убил свою жену, достаточно велика, но эта мысль не принесла мне облегчения.

В то, что Джеральд совершил убийство, я поверить не могла. Мэми убил человек, позвонивший нынешним вечером по телефону и спросивший Джулию Уоллис. Я не знала, был ли этот человек мужчиной или женщиной. Но я была непоколебимо уверена: к Джеральду он не имеет никакого отношения. К тому же, пожелай Джеральд избавиться от надоевшей ему супруги, ему совершенно не нужно было пускаться на подобные ухищрения. Он мог без лишнего шума прирезать Мэми, а труп спрятать в подвале собственного дома. Именно так в свое время поступил Криппен. [9] Но убить жену в здании, где проходит заседание клуба, а потом с непонятной целью позвонить туда по телефону, мог только полный идиот. Или человек, обладающий, скажем так, своеобразным чувством юмора. Джеральд не был ни тем ни другим. По-моему, с воображением у него было так же плохо, как и с чувством юмора. А такое изощренное представление мог устроить только человек с артистической фантазией. Человек, решивший подразнить всех нас. «Попробуй-ка поймай!» — словно говорил он, до мельчайших деталей продумывая свою шараду.

По пути к своей машине я во всех подробностях припоминала телефонный разговор. Вне всякого сомнения, это был вызов, откровенный и дерзкий. Кто-то давал нам понять, что убийство было задумано и совершено членом клуба.

Мэми Райт, супруга страхового агента, проживающая в Лоренсетоне, штат Джорджия, была забита дубинкой до смерти. В точности такая же участь за много лет до этого постигла другую женщину, тоже супругу страхового агента, проживающую в Ливерпуле, Англия. Убийство Мэми было совершено в том самом доме, где собираются члены клуба, в тот самый вечер, когда должно было состояться заседание, посвященное смерти Джулии Уоллис.

Вероятность того, что это сделал некто, не являющийся членом клуба, тоже нельзя исключать. Наверняка он что-то имел против нас. Правда, я не видела ни малейших причин для столь жгучей неприязни. Нет, похоже, кто-то решил позабавиться весьма оригинальным способом и сделать всех нас участниками своей жестокой забавы. И скорее всего, этот неведомый кто-то — человек, которого я хорошо знаю. Член клуба «Знаменитые убийства».

Не помню, как я доехала до дома, как поставила машину в гараж и вошла в темную гостиную. Мысль о том, что все члены клуба отныне находятся под колпаком у полиции, не выходила у меня из головы. Все, за исключением Бенджамина Грира.

Кто бы мог подумать, что моя скромная особа заинтересует представителей власти! Ведь более безобидного и законопослушного человека не отыщешь во всем Лоренсетоне!

Машину я вожу осторожно, никогда не превышаю скорость, неизменно торможу у пешеходных переходов и, прежде чем повернуть, никогда не забываю включить сигнальные огни. Налоги выплачиваю без задержек. Никогда не нарушаю тишину и общественный порядок и даже толком не знаю, как это делается. Тем не менее, очень может быть, в ближайшее время мне предстоит стать завсегдатаем полицейского участка. Да, иногда судьба выкидывает с нами странные шутки.

Я так устала, что мне хотелось одного: растянуться на кровати и замереть. И все же я заставила себя набрать телефонный номер мамы. Когда она взяла трубку, я выпалила, что ей не надо волноваться, даже если до нее дойдут самые пугающие слухи. Я жива, пребываю в добром здравии, и со мной не случилось ничего ужасного. Мама, как и следовало ожидать, обрушила на меня град вопросов, но я пробормотала что-то невразумительное и бросила трубку. Взглянув на часы, висевшие на стене кухни, я увидела, что сейчас всего девять тридцать вечера. А мне-то казалось, что с тех пор, как я вышла из дома, прошла целая вечность.

Я поднялась по лестнице, на ходу стягивая свитер. Усевшись на кровать, я, путаясь в штанинах, сняла брюки, натянула ночную рубашку и уснула, едва коснувшись головой подушки.

В три часа ночи я проснулась в холодном поту. Перед глазами у меня стояла мертвая голова Мэми Райт.

В нашем городе завелся маньяк. Или человек, чья жестокость не знает предела.

Или и то и другое сразу.

Глава четвертая

Я повернула кран до упора, дождалась, пока вода станет горячей, и залезла под душ. Было семь часов утра, прохладного, свежего весеннего утра. Проснувшись, я первым делом вспомнила о том, что сегодня мне не надо идти на работу. А в следующее мгновение о том, что жизнь моя вышла из привычного русла.

Никогда прежде со мной не происходило ничего из ряда вон выходящего. Жизнь моя текла плавно, ухитряясь обходиться как без счастливых, так и безгорестных событий. Мои родители развелись, в этом не было ничего хорошего, но назвать это большим несчастьем не поворачивался язык. Даже я понимала, что им будет лучше друг без друга. К тому же, когда это произошло, я уже получила водительские права, так что им не пришлось ломать копья, решая, с кем останется их единственное чадо. Быть может, развод родителей лишил меня некоторых иллюзий, но, в конце концов, иллюзии — довольно вредная вещь.

Сколько себя помню, я вела размеренное и упорядоченное существование, несмотря на все катаклизмы, потрясавшие этот безумный мир. Для роли библиотекарши в маленьком провинциальном городе я подходила идеально. Признаюсь, иногда меня охватывало желание попробовать себя в других, более эффектных ролях. В фильмах со скромными библиотекаршами частенько происходят разительные метаморфозы. Эти серые мышки отбрасывают прочь свои очки, распускают волосы, собранные на затылке в пучок, и превращаются в роковых красоток.

Как знать, может, нечто подобное произойдет и со мной. Первый крутой вираж, который совершила моя судьба, я выдержала неплохо. Утверждать, что вчера я держалась безупречно, было бы некоторым преувеличением. И все же я не без оснований гордилась собой.

Как обычно, я потратила уйму усилий, расчесывая свою непослушную гриву. Когда с волосами было покончено, я натянула старые джинсы и свитер, сунула ноги в мокасины, спустилась в кухню и приготовила себе большую чашку кофе. На прошлой неделе установилась такая славная погода, что я вытащила во двор пластмассовый стол и шезлонг. Нынешним утром я решила выпить кофе на свежем воздухе. Захватив по дороге подсунутые под дверь газеты, я поставила чашку на стол и растянулась в шезлонге. Никто не нарушал моего уединения. Конечно, Крэндаллы и мой новый сосед Робин Крузо могли увидеть меня из своих окон, но это было маловероятно. Во всех наших таунхаусах во внутренний двор выходили только окна гостевых спален, которые большую часть времени пустовали.

Развернув местную газету, я убедилась, что Салли не удалось тиснуть статью о вчерашнем происшествии. В этом не было ничего удивительного — наверняка газета была сдана в набор прежде, чем я обнаружила труп. Лоренсетонский корреспондент утренней газеты, выходившей в Атланте, оказался удачливее. «Жительница Лоренсетона найдена мертвой», — гласил заголовок в разделе «Городские новости». Заголовок, мягко говоря, не слишком оригинальный. Всякому, кто занимается изучением убийств, приходится читать десятки статей, озаглавленных подобным образом.

Стараясь не смотреть на фотографию мертвой Мэми, я пробежала статью глазами. Особых чудес осведомленности корреспондент не проявил. Из статьи я узнала лишь одну деталь, неизвестную мне прежде: полиция не сумела найти сумочку Мэми. Прочтя об этом, я невольно нахмурилась. Пропавшая сумочка никак не укладывалась в тщательно продуманный сценарий. В статье не было ни малейшего намека на то, что произошедшее убийство не относится к числу заурядных и, по сути, является римейком громкого преступления прошлых лет. Должно быть, в полиции сочли, что это обстоятельство лучше не предавать огласке, решила я. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. Хотя в последнее время многие жители Лоренсетона каждый день ездят на работу в Атланту, он остается маленьким провинциальным городом. А жизнь в маленьких провинциальных городах течет по своим законам. Новости здесь распространяются с головокружительной быстротой.

Пробежав статью еще раз, я невольно задержалась взглядом на собственном имени. Наконец-то им не довелось попасть на страницы прессы. «Мисс Тигарден, обеспокоенная долгим отсутствием миссис Райт, отправилась на поиски и обнаружила в кухне тело убитой», — говорилось в статье. Я вздрогнула. Стертая газетная фраза казалась такой обыденной. Она ни в малой мере не передавала ужаса, который я испытала.

Телефонный звонок, долетевший из кухни, отвлек меня от размышлений. Мама, догадалась я. Наверняка она места себе не находит от волнения. Войдя в кухню, я сняла телефонную трубку и налила себе еще кофе.

— Представляю, какого страху ты натерпелась вчера, — донесся до меня голос мамы. — Вчера вечером Джон Квинслэнд явился ко мне сразу, как только полицейские его отпустили, и рассказал обо всем. Я ушам своим не поверила.

Судя по всему, Джон Квинслэнд полон решимости завоевать сердце моей прекрасной родительницы. Задача, прямо скажем, не из простых. Мама слишком долго жила одна, хотя и не обрекала себя на монашеское существование.

— Не так уж сильно я испугалась, — заявила я.

— Неужели? — поразилась мама. — На твоем месте я умерла бы со страху.

— Ну, честно сказать, я тоже… пережила шок. Но сейчас уже совершенно пришла в себя.

Я не кривила душой. По мере того как события вчерашнего вечера отодвигались в прошлое, они представлялись мне все более увлекательными. Что ни говори, подобное потрясение здорово возбуждает. Нет, разумеется, у меня не было желания превращаться в бессердечное чудовище. Я по-прежнему сожалела о несчастной Мэми и с содроганием вспоминала картину, открывшуюся мне на кухне.

— Да, кто бы мог подумать, что подобное злодейство возможно в нашем городе, — пробормотала мама.

Никто из нас не знал, что сказать еще.

— Вчера мне звонил твой отец, — вспомнила мама. — Сказал, что никак не может до тебя дозвониться. Наверняка ты опять плохо положила трубку. И когда ты избавишься от этой дурацкой привычки?

— Вчера я так устала, что не соображала, что делаю. А утром сразу положила трубку на место.

— Отец, конечно, тоже страшно волновался. О том, как ты все это перенесла. Да, он сказал, что на следующие выходные ты обещала взять Филиппа. Он просил позвонить ему, если ты передумала. Уверял, что не будет в претензии, просто изменит свои планы.

Я догадывалась, мама сдерживается изо всех сил, чтобы не назвать своего бывшего мужа бесчувственной скотиной. Уж конечно, она убеждена, что в подобной ситуации рассуждать о каких-то планах на выходные — верх эгоизма и бестактности.

Да, я забыла упомянуть, что у меня есть сводный брат Филипп, человек шести лет от роду. Замечательный мальчуган, неистощимый на всякие выдумки и проделки. Конечно, выходные в его обществе — это серьезное испытание для моих нервов, но время от времени я решаюсь на такой подвиг. Однако со всеми этими потрясениями я совершенно забыла, что папа и его вторая жена Бетти Джо — после Аиды Тигарден он ударился в другую крайность — собираются в Чатанугу на какую-то конференцию.

— Я позвоню ему позднее, — пообещала я. — Думаю, мы все устроим.

— Если я тебе понадоблюсь, непременно позвони, — заявила мама. — Хочешь, я приеду к тебе и приготовлю обед? Или ты приезжай ко мне. Проведем весь день вместе.

— Как-нибудь в другой раз. Не волнуйся, мама. Со мной все в полном порядке.

Если в последнем утверждении и содержалось преувеличение, то весьма незначительное. Хотя, конечно, избитая фраза «со мной все в порядке» не слишком точно выражала мое нынешнее состояние. Внезапно мне захотелось поделиться своими чувствами с мамой. Но слова не могли передать того, что творилось у меня в душе. Не могла же я сказать:

«Я чувствую себя более живой, чем чувствовала все эти годы». Тем не менее это было правдой. Наконец-то сонную заводь моей жизни возмутило действительно значительное событие. Вместо того чтобы ковыряться в подробностях громких убийств, произошедших давным-давно, жить давно погасшими страстями, от которых остались лишь пожелтевшие газетные страницы, я сама стала действующим лицом кровавой драмы. Вышла на сцену, оказавшись в средоточии неведомых сил: злобы, зависти, отчаяния. Но, пожалуй, попытайся я объяснить это маме, она сочла бы меня сумасшедшей.

— Не такая уж я тонкая натура, чтобы впасть в депрессию при виде трупа, — произнесла я нарочито бодрым голосом. — К тому же полиции в любое время могут понадобиться мои показания. Так что мне лучше оставаться дома.

— Хорошо, Аврора. Если тебе вдруг станет не по себе, сразу звони. И помни, что я всегда рада тебя видеть.

Повесив трубку, я ощутила внезапный прилив энергии. Огляделась по сторонам и решила, что энергию эту стоит направить на благое дело. А именно на приведение в порядок своей скромной обители. Я вымыла посуду, расставила вещи по местам, потом вихрем взлетела наверх, застелила постель, убрала одежду в шкаф и повесила в ванной новый рулон туалетной бумаги. В спальне для гостей, которую я практически не использовала, царила безукоризненная чистота. Я вновь метнулась к шкафу, собрала в охапку все вещи, требующие стирки, и загрузила их в стиральную машину.

Когда я вновь взглянула на часы, они показывали без пятнадцати девять. До визита Артура Смита осталось всего ничего. Я поднялась наверх, чтобы навести красоту. Косметикой я пользуюсь весьма умеренно и могу сделать нехитрый макияж, почти не заглядывая в зеркало. На этот раз я изменила своей привычке и, усевшись перед зеркалом, принялась придирчиво изучать собственное отражение. Увы, пока что моя невзрачная наружность не претерпела ровным счетом никаких перемен. Лицо оставалось бледным и широкоскулым, короткий и довольно толстый нос служил идеальной опорой для очков, а глаза, спрятанные за этими самыми очками, по-прежнему были круглыми и карими. Волосы густой блестящей волной падали мне на плечи и закрывали половину спины. Впервые в жизни я оставила их распущенными. Я понимала, что ходить такой лахудрой страшно неудобно: волосы будут лезть мне в рот, цепляться за дужки очков и за все окружающие предметы. Но мне было наплевать! Услыхав, что в переднюю дверь позвонили, я побежала вниз. Почти все мои немногочисленные гости предпочитают пользоваться задней дверью, но Артур Смит оказался исключением. Машину он оставил на улице, не на парковке за домом. Вид у него был усталый, несмотря на отглаженный костюм, свежевыбритые щеки и еще влажные после душа волосы.

— Как вы, очухались после вчерашнего? — первым делом спросил он.

— Более или менее, — кивнула я. — Заходите.

Оказавшись в доме, Артур огляделся вокруг, самым откровенным образом изучая остановку, и направился в гостиную.

— Хорошо у вас здесь, — заметил он.

Судя по восхищенному выражению его лица, это был не дежурный комплимент. Впрочем, моя гостиная и в самом деле заслуживает похвал. Окна просторной солнечной комнаты выходят во внутренний двор, где уже распустились розы. Кирпичные стены, не оклеенные обоями, и обилие книг сразу позволяют понять, что здесь обитает интеллектуалка. Я указала Артуру на мягкое кожаное кресло и светским тоном осведомилась, не желает ли он выпить кофе.

— Да, если можно, черный, без молока и без сахара, — не стал ломаться Артур. — Я всю ночь провел на ногах.

Когда я, изогнувшись со всем доступным мне изяществом, опускала поднос на низкий столик, взгляд Артура, устремленный отнюдь не на дымящиеся чашки, заставил меня слегка смутиться. Честно говоря, я едва не залилась румянцем.

Я уселась напротив гостя, выбрав свое любимое кресло, достаточно широкое для того, чтобы при желании свернуться в нем калачиком. Разумеется, на этот раз ноги мои стояли на полу.

Артур отхлебнул кофе, заверил меня в превосходных качествах напитка и, не тратя больше времени на любезности, перешел к делу.

— Вы были правы, Ро, к телу прикасались уже после того, как наступила смерть, — без обиняков сообщил он. — По всей вероятности, для того, чтобы придать ему положение, в котором вы его обнаружили. Убита она была там, в кухне. Пока что Джек Бернс никак не хочет верить, что это не просто убийство, а точная копия дела Уоллисов. Считает, все это наши с вами выдумки. Но ничего, я сумею его переубедить. Факты — штука упрямая, против них не попрешь. Вести расследование поручено Джеку. Я буду работать под его началом, хотя моя специализация — ограбления. Но я хорошо знал и убитую, и свидетелей, так что без моей помощи не обойтись.

На языке у меня вертелось несколько вопросов, однако я решила, что озвучить их будет невежливо. Это все равно что на вечеринке зажать в угол доктора и начать его расспрашивать, симптомами какой болезни являются нерегулярный стул и железный привкус во рту.

— Слушайте, а почему этот ваш Джек Бернс такой упертый? — спросила я, промолчав о том, что волновало меня больше всего. — Почему он отрицает очевидное? Может, он просто хочет показать вам, что он самый умный?

— Да нет, вряд ли, — покачал головой Артур. — Джеку наплевать, кем его считают окружающие умным или полным кретином. Для полицейского это большое преимущество. Ему наплевать даже на то, как относится к нему начальство. Его заботит одно: раскрыть дело как можно быстрее и наказать виновных. Ради этого он готов разбиться в лепешку. Действовать любыми средствами и не думать о том, нравится это кому-нибудь или нет.

Психологический портрет, нарисованный Артуром, показался мне устрашающим.

— Надеюсь, вы способны найти с ним общий язык, — пролепетала я. — И знаете, как на него воздействовать.

Артур утвердительно кивнул.

— Расскажите мне все, что вам известно о деле Уоллисов, — перешел он к предмету, который привел его в мой дом.

— Я подняла кучу материалов, связанных с этим делом, ведь прошлым вечером я собиралась делать о нем доклад. И мне кажется, тот, кто убил Мэми, сделал это именно из-за моего доклада, то есть я хотела сказать, что он специально выбрал вечер, когда мы должны были обсуждать дело Уоллисов.

Глядя в сосредоточенное лицо Артура, я мысленно порадовалась тому, что титанические усилия, потраченные на изучение дела Уоллисов, не пропали втуне. Мне все-таки выпала возможность сделать доклад, который я так тщательно готовила. Пусть моя аудитория состояла из одного единственного слушателя, мой доклад мог оказать ему реальную профессиональную помощь.

— По заверениям некоторых маститых газетных репортеров, это убийство относится к числу самых загадочных дел, которые когда-либо рассматривал английский суд, — с воодушевлением зачастила я. — Обвиняемый, Уильям Герберт Уоллис, жил в Ливерпуле и служил страховым агентом. — Тут я многозначительно подняла палец. — Он и его жена состояли в браке много лет, но не имели детей. — Я подняла второй палец. — К моменту совершения убийства оба супруга уже достигли среднего возраста. Денег у них было немного, но они вели образ жизни, свойственный интеллектуалам. По вечерам они нередко играли фортепианные дуэты. К развлечениям не питали особой склонности. Круг общения у них был довольно узкий. По словам всех, кто их знал, они никогда не ссорились. — Я сделала паузу, чтобы перевести дух, и заговорила вновь: — В обязанности Уоллиса входил сбор страховых платежей от клиентов компании. Всю неделю он приносил собранные деньги домой и складывал в сейф, а утром по средам доставлял их в контору. Так у него было заведено. Да, забыла сказать, Уоллис играл не только на фортепиано, но и в шахматы. Как раз в это время местный шахматный клуб проводил турнир, в котором Уоллис принимал участие. На стене в клубе висела большая таблица с именами участников и результатами игр. Каждый, кто туда входил, не мог ее не увидеть. — Я вскинула брови, подчеркивая важность этой детали. Артур понимающе кивнул. — Да, вот еще. Дома у Уоллисов не было телефона. В понедельник в клуб позвонили и, когда один из членов поднял трубку, попросили передать сообщение для мистера Уоллиса. Звонивший назвал себя Квалтрофом. Он сказал, что хочет заключить страховой договор на имя своей дочери. И надеется завтра вечером, то есть во вторник, увидеть мистера Уоллиса у себя дома.

— Обратите внимание на одно важное обстоятельство, которое впоследствии сыграло против Уоллиса, — возвысила голос я. — Никто не знал, где он находился, когда раздался звонок. А неподалеку от его дома имелась телефонная будка, которую он вполне мог использовать, выдавая себя за Квалтрофа. Изменить голос, вы сами понимаете, не составило бы труда.

Артур достал из кармана записную книжку в кожаном переплете и принялся там что-то писать.

— Уоллис появился в клубе вскоре после звонка Квалтрофа. Шахматист, говоривший с Квалтрофом, передал Уоллису сообщение. Все, кто был в клубе в тот вечер, утверждают в один голос, Уоллис очень много говорил об этом звонке, с излишней пылкостью благодарил человека, исполнившего роль посредника, и так далее. Это несколько противоречило его обычной манере поведения, немногословной и сдержанной. Не исключено, он хотел, чтобы все члены клуба запомнили: завтра вечером он будет занят. И таким образом стремился обеспечить себе алиби. Эта версия правомочна, если Уоллис действительно замышлял убийство собственной жены. Но возможно, убийцей был кто-то другой. Тогда возникает другая версия: убийца подстроил этот звонок, чтобы во вторник вечером выманить Уоллиса из дома. Следствие долго колебалось между двумя этими версиями и в конце концов склонилось к первой. Уоллиса едва не отправили на виселицу.

Собственный рассказ так захватил меня, что я позабыла обо всем. Речь моя текла плавно и гладко, словно публичные выступления были моей основной профессией. Ни один писатель на свете не способен выдумать такую захватывающую историю, пронеслось у меня в голове. Но я не стала говорить этого вслух.

— Итак, во вторник вечером Уоллис отправился к человеку по имени Квалтроф, изъявившему желание заключить страховой договор. Допустим, он был обязательным человеком и не хотел упускать клиента. Насколько мне известно, и в наши дни страховые агенты готовы из кожи вон лезть, лишь бы заключить еще один договор. Тем не менее в данном случае Уоллису пришлось приложить слишком много усилий. Он оказался в положении сказочного героя, отправившегося на поиски удачи неведомо куда. По телефону Квалтроф сообщил, что проживает в восточном квартале Менлав Гарденс. Но дело в том, что такого адреса не существует: в Ливерпуле есть северный, южный и западный кварталы Менлав Гарденс, а про восточный никто никогда и слыхом не слыхивал. Напрасно Уоллис обращался к прохожим с просьбой указать ему путь. Даже полисмен ничем не мог ему помочь. Но Уоллис не сдавался и продолжал поиски. Возможно, будучи человеком упорным, он привык доводить начатое дело до конца. Возможно, он хотел, чтобы его запомнило как можно больше людей. Убедившись наконец, что дальнейшие поиски бессмысленны, он вернулся домой. — Я сделала паузу, хлебнула остывшего кофе и набрала в грудь побольше воздуха.

— Когда он явился домой, жена была уже мертва? — нетерпеливо спросил Артур.

— Именно так, — кивнула я, не слишком довольная тем, что он испортил самый эффектный момент моего рассказа. — Еслиее убил Уоллис, он должен был сделать это до начала своих блужданий по городу. В таком случае, приставая к прохожим с расспросами, он проявил чудеса самообладания, мастерски играя роль. По словам самого Уоллиса, вернувшись домой, он попытался открыть переднюю дверь, но ему это не удалось, — вернулась я к прерванному течению своего повествования. — Тогда он решил, что Джулия по каким-то причинам заперлась изнутри. Он принялся стучать, но ему никто не открыл. Шум, который он поднял, привлек внимание супружеской пары, проживавшей в соседнем доме. Выйдя на улицу, они увидели, как Уоллис, встревоженный и расстроенный, стоит у задних дверей своего дома. Он сказал им, что передняя дверь заперта изнутри и Джулия не откликается на стук. Возможно, тревога заставила его позабыть о том, что, устроив тарарам, он непозволительно пренебрегает правилами хорошего тона. Возможно, он просто-напросто желал войти в дом при свидетелях.

Артур задумчиво покачал светловолосой головой туда-сюда, словно поочередно взвешивая обе версии. Наверное, в 1931 году ливерпульские детективы так же недоуменно качали головами, решила я. А может, и нет. Не исключено, что вина Уоллиса не вызывала у них ни малейших сомнений.

— Супруги Уоллисы дружили с соседями? — спросил Артур. — С теми, которые вошли в дом вместе с подозреваемым?

— Нет, ни о какой дружбе не было и речи. При встречах они приветливо здоровались друг с другом, и ничего больше.

— Значит, он понимал, что следствие сочтет их незаинтересованными свидетелями, — изрек Артур. — Показаниям таких свидетелей всегда больше веры.

— Скорее всего, именно так Уоллис и рассуждал. Если только Джулию действительно убил он. Как бы то ни было, во время судебного разбирательства эпизод с запертой изнутри дверью оказался в центре внимания. Но истолковать его в пользу обвиняемого так и не удалось. В ходе следствия всплыли показания некоего мальчика, не то молочника, не то разносчика газет, который тоже стучал в переднюю дверь. По его словам, миссис Уоллис открыла ему, живая и здоровая. Если бы удалось доказать, что в это время Уоллиса уже не было дома, обвинения с него были бы сняты. Но доказать этот факт не удалось. — Я в очередной раз перевела дух, готовясь перейти к кульминационному моменту. — Вернемся к вечеру вторника. Войдя в дом, Уоллис и его соседи сразу заметили, что некоторые вещи, как в гостиной, так и в кухне, находятся не на своих местах. Однако сказать, что в доме царил полный разгром, было бы преувеличением. Сейф, в котором Уоллис хранил деньги, был вскрыт. Вы помните, наследующий день, в среду, Уоллису предстояло сдать в контору страховые платежи своих клиентов. Соседи сразу поняли, что дело принимает серьезный оборот. Уоллис направился в большую гостиную, которой они с женой почти не пользовались, и позвал их за собой. — Я снова выдержала трагическую паузу, которой позавидовала бы опытная актриса. — Там они и обнаружили Джулию Уоллис. Она лежала рядом с газовой горелкой, на плаще-дождевике. Плащ, успевший обгореть, принадлежал ее мужу. Джулия была забита до смерти. Тот, кто сделал это, обладал чрезвычайной силой и столь же чрезвычайной жестокостью. По утверждениям экспертов, изнасилована Джулия не была. — Я слегка запнулась и спросила, смущенно потупив взор: — Мэми ведь тоже… не трогали… в этом смысле?

— Судя по всему, нет, — с невозмутимым видом ответил Артур и вновь принялся чиркать в блокноте.

— Если предположить, что Уоллис невиновен, события развивались следующим образом, — снова завела я свою песню. — Убийца — тот, кто называл себя Квалтрофом, — дождался, пока Уоллис уйдет, и постучал в дверь. Судя по всему, он был незнаком с Джулией. По крайней мере, не относился к числу ее близких знакомых. Иначе она не стала бы приглашать его в большую гостиную, предназначенную, так сказать, для официальных визитов. — Заявись ко мне страховой агент, я бы тоже провела его в большую гостиную, в которой почти не бываю сама, мысленно отметила я. — В комнате, которая большую часть времени пустовала, было холодно. Газовую горелку наверняка зажгла сама Джулия. Старый плащ мужа она, скорее всего, накинула на плечи, дожидаясь, пока воздух в гостиной немного согреется. Да, еще одна важная деталь. Сумма, исчезнувшая из вскрытого сейфа, была не так уж велика. На минувшей неделе Уоллис болел и не успел обойти всех клиентов. Но никто, кроме него самого и его жены, об этом не знал. У Джулии никогда не было ни врагов, ни любовников. Если таковые имелись, она скрывала их существование так ловко, что оно осталось тайной для всех, в том числе и для полиции. Вот, собственно, все, что мне известно, — завершила я свое выступление и опустила голову, словно ожидая заслуженных оваций.

Но Артур не спешил вознаградить меня аплодисментами. Взгляд его голубых глаз задумчиво блуждал в пространстве.

— Да, тут есть над чем поломать голову, — изрек он наконец.

— Еще бы, — кивнула я. — В сущности, у Уоллиса не было ни малейшего мотива убивать жену. То есть, я хочу сказать, очевидного мотива. По всей видимости, следствие пришло к выводу, что у мужа всегда найдется скрытая причина желать смерти жены.

— Значит, Уоллис был арестован?

— Арестован и осужден. Однако после того, как он провел некоторое время в тюрьме, приговор был обжалован, и Уоллис вышел на свободу. Вероятно, в высших судебных инстанциях улики против Уоллиса сочли недостаточными. Но пережитый шок и тюремное заключение подорвали его здоровье. Через два или три года после освобождения он умер, по-прежнему твердя о своей невиновности. По его утверждениям, он подозревал, кто скрывается за именем Квалтроф. Но раздобыть какие-либо доказательства оказался не в состоянии.

— Пожалуй, окажись я на месте ливерпульских детективов, я бы тоже счел этого самого Уоллиса подозреваемым номер один, — заявил Артур. — Знаете, мысль о том, что у мужа всегда найдется причина желать смерти жены, не так уж нелепа. По крайней мере, мне частенько приходилось сталкиваться с доказательствами ее справедливости. При этом надо признать, что прямые улики против Уоллиса отсутствуют. Даже странно, что суд вынес обвинительный приговор.

— А может, полиция находилась под давлением? — предположила я. — Может, некто, облеченный властью и влиянием, хотел, чтобы обвинили именно Уоллиса?

Уже после того, как это соображение сорвалось с моих губ, я смекнула, что оно говорит не столько о моей проницательности, сколько об отсутствии такта. Не стоило задевать профессиональную честь моего собеседника. Виновато глядя в усталое лицо Артура, я попыталась сменить тему.

— Если не секрет, почему вы вступили в клуб? — спросила я. — Немного странное увлечение для полисмена. Мне кажется, вы и на работе по горло сыты убийствами.

— Полисмен полисмену рознь, — отрезал Артур. Похоже, желая исправить положение, я в очередной раз задела его чувства.

— Видите ли, Ро, я мечтал поступить в юридический колледж, но денег на это у меня не было, — пояснил Артур.

Я вспомнила, что он происходил из семьи с весьма скромным достатком. Одна из его сестер училась со мной в школе. Артур, наверное, года на три-четыре старше, чем я.

— Я пытался работать и учиться одновременно, продержался два курса, а потом понял, что это выше моих сил. На работе я так выматывался, что учение не шло мне на ум. Тогда я попытался зайти, так сказать, с другого конца. И вступил в клуб. Вы наверняка считаете всех копов тупицами, которые едва читать. Но это не так, уверяю вас. — Видно было, что Артур вскочил на своего любимого конька. — Мне приходилось встречаться с парнями, которые, словно сошли со страниц романов Джозефа Уамбауха. [10] Кстати, он тоже был копом, но умел не только читать, но и писать неплохие книги. Да, в полиции полно непревзойденных мастеров по части выпивки, ругани и рукоприкладства. Я их за это не обвиняю. Скажу честно, наша работа не слишком способствует выработке хороших манер. Приходится иметь дело с такими отморозками, с которыми как-то не тянет разводить церемонии. Тем не менее далеко не все копы считают умение виртуозно изрыгать проклятия главным профессиональным навыком, а чтение — пустой тратой времени. И не все видят образец для подражания в грубых мужланах, героях каких-то идиотских телесериалов. Представьте себе, среди моих коллег есть такие, кто читал Достоевского. Врать не буду, их немного. Но они есть. — Артур слегка улыбнулся. Странно было видеть улыбку на его усталом бледном лице. — По-моему, для полицейского нет более полезного занятия, чем изучение старых судебных дел, — продолжал Артур. — Видишь, каким путем шло следствие, и учишься на чужих ошибках. Или на чужих достижениях. Вам доводилось что-нибудь слышать об убийстве Джун Энн Девани? Это случилось в Англии, в Блэкберне, в конце тысяча девятьсот тридцатых.

— Жертва была совсем маленькой девочкой, верно?

— Верно. Полиция проделала колоссальную работу, снимая отпечатки пальцев у всех взрослых мужчин, живущих в Блэкберне.

Взгляд Артура, недавно угрюмый и озабоченный, просветлел. Ему тоже доставляло удовольствие поведать о деле, которое он досконально изучил.

— В конце концов был арестован некто Питер Гриффитс. Сравнив его отпечатки с теми, что были оставлены на месте преступления, полиция пришла к выводу, что убийца именно он. — Артур бросил на меня торжествующий взгляд, явно гордясь своими коллегами. — Так что заседания нашего клуба заменяют мне лекции по криминалистике и истории права. Я другого не могу понять: зачем вся эта морока понадобилась Мэми Райт? Она ведь была самой обычной домохозяйкой. Женщины такого типа предпочитают курсы кройки и шитья.

— Ну, разве она могла оставить без присмотра своего драгоценного мужа! — с ухмылкой заявила я и тут же пожалела о сказанном, увидев, как Артур принялся что-то царапать в блокноте.

— Расследовать убийство самому — это совсем не то, что читать о чужих расследованиях, — заметил Артур. — Никто не соберет за тебя факты и улики.

— Понимаю, — кивнула я.

Перед глазами у меня стояла Мэми. Живая Мэми в туфлях на высоком каблуке и блузке с идиотскими рюшечками.

— Скажите, Джеральд и Мэми часто ссорились?

— Никогда. По крайней мере, при мне они не поссорились ни разу, — убежденно заявила я.

Супруги Уоллисы тоже никогда не ссорились, — добавила я про себя.

— Мэми не отпускала мужа ни на шаг, только и всего. Боялась, вдруг какая-нибудь женщина положит на него глаз.

— Как по-вашему, у нее были основания для… подобных подозрений?

— Уверена, что все это полный бред. Джеральд привык ходить на коротком поводке и не собирался с него срываться. Да и кому он нужен, этот сухарь? Вы же его знаете. Рядом с ним мухи дохнут от тоски.

Я догадывалась, что все эти вопросы Артур задает вовсе не из праздного любопытства.

— Неужели вы подозреваете Джеральда? — спросила я, стараясь, чтобы голос звучал ровно и бесстрастно, как у настоящего профессионала.

Ведь Уильям Герберт Уоллис не виноват в убийстве жены, это ясно как день, хотелось добавить мне. Но я сдержала свой порыв.

Артур не ответил. Впрочем, все было понятно без слов.

— А вы знаете, почему Джеральд опоздал на заседание? — спросил он, пристально глядя на меня. — Почему Мэми пришлось приехать в одиночестве?

Выяснилось, что Артур тоже кое-что смыслит по части драматических пауз. Протомив меня несколько мгновений, он произнес:

— Если верить Джеральду, ему позвонил некий потенциальный клиент и пригласил его к себе. Сказал, что хочет заключить страховой договор на имя своей дочери.

Челюсть меня отвисла до самой груди. Рукой незамедлительно водворила ее на место. Но боюсь, моему имиджу молодой интеллектуалки был наш нанесен серьезный урон.

— Вот это да… — протянула я. — Тот, кто это сделал… играет в открытую. Хочет показать, что ничего не боится. Бросает вызов всем нам… а вам, Артур, наверное, в первую очередь. — Помолчав, я пробормотала; — Значит, Мэми была убита вовсе не потому, что перешла кому-то дорогу. Преступник выбрал ее своей жертвой по одной единственной причине она жена страхового агента.

Мысль эта показалась мне столь ужасающей, что по спине забегали мурашки.

— Вчера вечером вы уже об этом догадывались, — напомнил Артур. — И назвали это совпадение в числе самых важных.

— А что, если преступник не остановится? — почти кричала я, оставив всякие попытки сохранить профессиональное хладнокровие. — Что, если он решит скопировать убийство Джун Энн Девани и выберет своей жертвой трехлетнего ребенка? А потом попытается повторить все подвиги Джека Потрошителя? Или возьмет за образец какого-нибудь знаменитого каннибала, например Эда Гейна? [11]

— Все эти кошмарные фантазии совершенно ник чему, — оборвал меня Артур. Судя по его нарочитому равнодушию, подобные фантазии уже приходили ему в голову. — Сейчас я должен записать все, что вы делали вчера, — заявил он. — Начиная с того момента, как вы вышли из библиотеки.

Я ощутила себя так, словно меня окатили холодной водой. Прежде мне часто приходилось читать, как фигуранты дела, сбиваясь и путаясь под пронзительным взглядом детектива, пытаются припомнить все свои дела и передвижения. Теперь мне самой предстояло через это пройти. Правда, слово «подозреваемая» пока еще никто не произнес, но нельзя было исключать, что именно так меня будут именовать в скором времени.

Что ж, как бы то ни было, моя святая обязанность — помогать следствию. Я постаралась оживить в памяти прошедший день. Особенно напрягаться для этого не потребовалось.

— Скажите, у вас есть материалы по делу Уоллисов, которые вы можете мне одолжить? — спросил Артур, когда я кончила свой отчет.

Он нехотя поднялся и слегка потянулся. Вид у него был еще более изможденный, чем в начале визита. Наверное, после того, как он немного расслабился в мягком кресле, усталость навалилась на него с новой силой.

— Да, и мне нужен список членов клуба, — припомнил Артур.

— Материалы дела Уоллисов я вам дам с превеликим удовольствием, — откликнулась я. — А что касается списка, вам лучше обратиться к нашему секретарю Джейн Ингл.

Я взяла со стола записную книжку, в которой содержался подробный конспект моего выступления, я проверила, записано ли внутри мое имя, и вручил его Артуру. При этом я сочла не лишним напомнить, что вернуть книжку следует в обязательном порядке. В противном случае мне придется обратиться к начальству Артура с требованием посадить его под арест.

К моему великому удивлению, в ответ на эту не слишком удачную шутку Артур положил руки мне на плечи и весьма ощутимо сжал их.

— Не надо так изводиться, — сказал он, поймав мой взгляд своими светло-голубыми глазами. — Вам довелось пережить событие, которое любого человека выбило бы из колеи. И вы оказались на высоте. Проявили самообладание, находчивость и сообразительность. — Артур коснулся моей гривы, пропуская пряди между пальцами. — Скоро я опять загляну к вам, — пообещал он. — Может быть, даже завтра.

Однако нам предстояло встретиться раньше, чем мы предполагали.

Глава пятая

Подойдя к дверям, чтобы выпустить Артура, я заметила, как к дому Робина Крузо подъехал фургон. Охватившее меня любопытство было таким сильным, что я буквально прилипла к окну, наблюдая за разгрузкой фургона. Правда, телефон, звонивший почти не переставая, отвлекал меня от этого захватывающего зрелища. Не припомню, чтобы когда-нибудь прежде мой аппарат так разрывался от звонков. Новость успела распространиться по городу, и все мои знакомые и коллеги желали узнать подробности из первых рук. В очередной раз отчитавшись о вчерашних событиях, я уже собиралась набрать номер папы, когда позвонил он сам. Трудно было сказать, что его больше волнует: состояние моих нервов или мои намерения относительно Филиппа.

— Ты что там, окочурилась со страху? — раздался в трубке тихий голос моего сводного братца. Обычно этот парень так вопит, что уши закладывает, но по телефону говорит едва слышно.

— Нет, братик, я чувствую себя вполне сносно.

— Значит, ты возьмешь меня на следующие выходные?

— С нетерпением жду встречи.

— А торт с орехами испечешь?

— Не исключено. Если меня как следует попросят.

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

— Против подобной просьбы трудно устоять. Считай, что торт уже у тебя во рту.

— Ура!

— Наверное, про себя ты клянешь меня на чем свет стоит. Считаешь, что я поймал тебя на слове, воспользовался твоей уступчивостью и… — смущенно забормотал папа, забрав у своего отпрыска трубку.

— Не переживай, я уже привыкла, что люди пользуются моей уступчивостью.

— Согласен, я веду себя как последний эгоист. Но войди в мое положение. Бетти Джо так давно мечтала поехать на эту конференцию. Там будет ее лучшая подруга по колледжу, с которой они не виделись целую вечность. Кстати, муж этой подруги — довольно известный журналист, и…

— Передай Бетти Джо, что я буду беречь ее чадо, как зеницу ока, — перебила я.

Хотя в больших дозах общество Филиппа довольно утомительно, перспектива провести с ним выходные меня даже радовала. Лучшего средства от тревожных мыслей, чем непоседливый сорванец, трудно придумать. К тому же я люблю это несносное создание. Смешно вспоминать: когда он родился, я боялась взять его на руки — ведь прежде я и на пушечный выстрел не приближалась к маленьким детям. Надо отдать должное Бетти Джо, она всегда была сторонницей того, чтобы ее сынок общался со своей взрослой сестрой.

Остаток дня прошел безо всяких приключений. По обыкновению, я посвятила свой выходной хозяйственным заботам, оплатила счета, съездила в химчистку.

Моя лучшая подруга Амина Дэй недавно перебралась в Хьюстон. Ей посчастливилось найти такую хорошую работу, что у меня не хватило духу упрекать ее за отъезд. Тем не менее мне ужасно не хватало Амины. Без нее жизнь моя стала однообразной и пресной. Точнее, такой она была до вчерашнего дня. У Амины наверняка глаза бы на лоб полезли, узнай она, какая драма разыгралась в нашем тихом городке. Как жаль, что я не могу с ней поболтать. Впрочем, почему не могу? Слава богу, телефонные линии работают исправно. Решив вечером непременно позвонить Амине, я сразу воспрянула духом.

Теперь, когда я оправилась от шока, вчерашнее событие казалось мне нереальным. Я проглотила так много книг о преступлениях, вымышленных и настоящих, что граница между действительностью и фантазией была в моем сознании весьма зыбкой. Молодая женщина входит в комнату, или гуляет по лугу, или спускается по лестнице, или сворачивает на темную аллею сада и видит труп. Детективным историям, в которых описывается подобная сцена, несть числа. Именно благодаря своей способности воспринимать произошедшее как вымысел я ухитрялась сохранять относительное спокойствие. О том, что вчера погибла женщина из плоти и крови, я старалась не думать.

Поедая омлет и сэндвич с тунцом — излишне калорийный, но простой в приготовлении ланча вновь и вновь прокручивала в памяти эпизод, в котором мне довелось сыграть столь важную роль. Печально все-таки, что моя жизнь так бедна событиями, вздохнула я про себя. Пожалуй, теперь до конца своих дней я буду вспоминать о единственном потрясающем приключении, выпавшем на мою долю. Смаковать его подробности, которые год от года будут становиться все более страшными.

Чем бы еще заняться, спросила я себя, покончив с едой.

Ответ нашелся сразу. Мой холодильник почти опустел, а значит, необходимо загрузить его продуктами. Со своей обычной методичностью я составила список покупок, собрала все дисконтные карты и отправилась в ближайший супермаркет.

Как и всегда по субботам, в супермаркете яблоку было негде упасть. То и дело я ловила на себе любопытные взгляды, говорившие о том, что я стала местной знаменитостью. Я поняла, что совершенно не представляю, как вести себя, если незнакомые люди начнут осаждать меня расспросами. Никто из полицейских не предупреждал меня, что следует держать язык за зубами. Однако у меня не было ни малейшего желания разыгрывать участницу криминального шоу перед покупателями, стоявшими в очереди в кассу. Я попыталась придать своему лицу до крайности неприступное и угрюмое выражение, но это не помогло. Несмотря на то что в ответ на все вопросы и сочувственные восклицания я ограничивалась самыми сухими и односложными репликами, мне никак не удавалось продвигаться между рядами полок со своей обычной скоростью. Через сорок минут в моей корзине лежала едва ли половина продуктов, указанных в списке.

Подойдя к мясному прилавку, я замешкалась, выбирая между «обезжиренным» и «совершенно обезжиренным» гамбургером. Тут до слуха моего долетело какое-то постукивание. Подняв голову, я увидала, что по другую сторону прилавка стоит Бенджамин Грир, единственный член клуба, манкировавший вчерашним заседанием. С отсутствующим видом он постукивал по стеклу, за которым красовались стейки, отбивные и прочие деликатесы. За спиной у него сверкала сталью машина для рубки мяса, около которой хлопотал еще один мясник в таком же, как и у Грира, залитом кровью фартуке.

Бенджамин был приземистым и полноватым мужчиной с заметной плешью, обрамленной жидкими белокурыми волосами. Он пытался отпустить усы, как видно, решив таким образом компенсировать недостаток растительности на голове. Но природа отказала ему в этом мужественном украшении — усишки росли такие жидкие, что больше напоминали грязь над верхней губой. По моему мнению, Бенджамин поступил весьма разумно, когда наконец сбрил их. Отсутствие эффектной внешности и блистательных способностей Бенджамин пытался восполнить приветливостью и дружелюбием, которые временами казались мне излишне навязчивыми. Он постоянно предлагал всем свою помощь, а если ему деликатно давали понять, что в его услугах нет надобности, отходил с обиженной миной. В общем, он относился к разряду тех славных отзывчивых людей, к которым почему-то трудно питать симпатию.

Напрасно я твердила себе, что Бенджамин заслуживает доброго отношения. Он упорно возбуждал во мне неприязнь. Несколько раз он пытался пригласить меня поужинать, но я, сгорая со стыда за собственную черствость, отвечала решительным отказом. Не скрою, я, как и всякая девушка, хотела бы иметь бойфренда. Но кандидатура Бенджамина казалась мне невозможной, даже учитывая удручающий дефицит молодых людей в Лоренсетоне.

Бенджамин, насколько мне известно, перепробовал уже все доступные способы расширить круг общения: ходил в методистскую церковь, играл за местную бейсбольную команду и вступил в клуб «Знаменитые убийства».

Я растянула губы в улыбке, в душе проклиная собственное пристрастие к гамбургерам, ставшее причиной совершенно ненужной встречи.

Бенджамин поспешно вышел из-за прилавка и оказался рядом со мной. Я мысленно напомнила себе, что воспитанная девушка при любых обстоятельствах должна держаться мило и любезно.

— Вчера ко мне приходили из полиции, — прерывистым шепотом сообщил Бенджамин. — Спрашивали, почему я не явился на собрание клуба.

— И что вы ответили? — с безмятежным видом спросила я.

Стояло мне взглянуть на запятнанный кровью фартук, внутри у меня что-то сжалось. Все-таки вегетарианцы правы, мясо — большая гадость, пронеслось у меня в голове. Надо кончать с пожиранием трупов.

— О, я так сожалел о том, что пришлось пропустить ваше выступление, — с пылом заявил Бенджамин, словно вся канитель вчера поднялась именно вокруг моего доклада. — Но, к сожалению, вчера у меня не было никакой возможности приехать в клуб.

Хоть режь меня живьем, больше я ничего не скажу, говорило непроницаемое выражение его лица. Выражение, которое странным образом противоречило его мягкому голосу и вкрадчивым интонациям.

Тем не менее я устремила на Бенджамина вопросительный взгляд, всем своим видом показывая, что не удовлетворена столь расплывчатым объяснением. Как я и предполагала, моя безмолвная атака оказала свое действие.

— Сейчас, когда я занялся политикой, у меня нет ни одной свободной минуты, — просияв, сообщил Бенджамин и тут же скромно опустил глазки.

— Вы работаете на выборах? — догадалась я.

— Именно так. Помогаю Моррисону Петтигрю. Фактически руковожу всей его предвыборной кампанией.

Бенджамин уже не пытался скрыть своего торжества. Исходившее от него сияние было таким ярким, что я невольно подалась назад, опасаясь, что он меня обожжет.

О том, что за птица этот самый Моррисон Петтигрю, Бенджамин не счел нужным сообщить. По всей видимости, он полагал, что это славное имя известно всем и каждому. И в самом деле, оно казалось мне смутно знакомым. Но напрягать память ради человека, сделавшего Бенджамина своим доверенным лицом, мне не хотелось.

— Желаю удачи, — с улыбкой кивнула я и взялась за ручки тележки.

— Может быть, в следующие выходные куда-нибудь сходим? — выпалил Бенджамин.

Господи, ну почему некоторые люди отличаются такой прискорбной тупостью, мысленно возмутилась я. Пока не двинешь их мордой об стол, они от тебя не отстанут. В следующее мгновение мне стало стыдно. В конце концов, человек ничем меня не обидел. И у меня нет никаких оснований строить из себя неприступную гордячку.

— Мне очень жаль, Бенджамин, но боюсь, ничего не получится, — пробормотала я.

На то, чтобы придумать убедительный предлог для отказа, у меня не хватило фантазии. Ничего, может, это и к лучшему, сказала я себе. Есть надежда: Бенджамин поймет наконец, что все его поползновения обречены.

— Понятно, — с видом человека, уязвленного в лучших чувствах, изрек Бенджамин. — Не буду вас задерживать. Надеюсь, вскоре увидимся.

На губах его играла печальная улыбка, взор был полон печали и покорности судьбе. Ни дать ни взять мученик, всходящий на костер.

Надеюсь, в следующий раз я разгляжу тебя издалека и успею свернуть в другую сторону, хотелось сказать мне, но я сочла за благо придержать язык. Отойдя от мясного прилавка, я покатила тележку между полок с собачьим кормом. Собаки у меня никогда не было, но мне хотелось как можно быстрее скрыться из поля зрения Бенджамина. И только тут до меня дошло, что разговор у нас получился довольно странным.

Факт оставался фактом: Бенджамин ни словом не обмолвился о том, что произошло вчера. Даже не спросил, кто еще из членов клуба отсутствовал. Любой нормальный человек на его месте отпустил бы фразу типа: «Надо же, стоило мне пропустить заседание, как случилось такое!» Но Бенджамин ничего подобного не произнес. Более того, он не поинтересовался, что испытал человек, обнаруживший труп Мэми, то есть я. Столь патологическое отсутствие любопытства ни в какие рамки не лезло. Я уже успела понять, что именно этот вопрос занимает сегодня жителей Лоренсетона сильнее всего.

Продвигаясь вдоль полосе парфюмерией, я сломала себе голову над причинами такого странного поведения. Ладно, в конце концов мне наплевать Бенджамина Грира, решила я, выбрав наконец шампунь, и отправилась в отдел сухих завтраков. Как и всегда, оказавшись в этом отделе, я столкнулась с обстоятельством, которое неизменно приводило меня в бешенство. Все хлопья без сахара находились на верхних полках, расположенных намного выше моей головы. Без особого труда я могла достать только детские завтраки в ярких коробках, украшенных физиономиями мультяшных героев. Встав на цыпочки, я выяснила, что не смогу подцепить коробку с вожделенными хлопьями из цельных злаков без риска обрушить себе на голову все остальные. Устраивать в магазине тарарам не хотелось. Уходить ни с чем — тоже.

Поэтому, проклиная свой невысокий рост, я вновь и вновь поднималась на носки, совершая поистине балетные прыжки. Сдаваться я не собиралась. Неужели все люди маленького роста обречены поедать на завтрак кукурузные колечки со вкусом жевательной резинки? Из этого идиотского положения должен быть выход.

— Давай-ка я помогу тебе, девочка, — раздался над моим ухом невыносимо снисходительный голос.

Чья-то огромная лапища с легкостью сняла коробку с полки и опустила ее в мою тележку. Ни дать им взять подъемный кран.

Охваченная благородным негодованием, я вцепилась в ручки тележки, в очередной раз напоминая себе, что первейшая обязанность молодой леди — всегда и при любых обстоятельствах быть вежливой. Без особой симпатии я взглянула на непрошеного благодетеля. Он был так высок ростом, что мне пришлось вскинуть голову, пытаясь разглядеть его лицо, обрамленное длинными рыжими волосами. При такой разнице в росте испепелить его взглядом было затруднительно.

— Простите ради бога, — пробормотал Робин Крузо. Его ореховые глаза смущенно моргали за стеклами очков. — Поверьте, я вовсе не хотел вас обидеть. Но со спины вам можно дать лет двенадцать. Конечно, спереди видно, что вы уже не девочка…

Осознав, что сморозил, бедолага осекся, в ужасе округлив глаза.

Ситуация начала доставлять мне удовольствие. Я представила Робина Крузо, автора прославленных детективных романов, в качестве героя романа любовного и невольно улыбнулась.

Гений детектива, несколько ободрившись, улыбнулся в ответ. Мысленно я не могла не признать, что человек этот не лишен обаяния. Улыбка у него была немного застенчивая, а потому особенно располагающая.

— Думаю, нам с вами куда удобнее разговаривать, когда мы оба находимся в сидячем положении, — изрек он и сделал рукой шутливый жест, подчеркивая существующую между нами разницу в росте. — Как вы относитесь к тому, если я ненадолго загляну к вам? Насколько я понял, мы с вами соседи. Конечно, напрашиваясь к вам в гости, я непозволительно попираю правила хорошего тона. Но сегодня я уже совершил одну оплошность, приняв вас за ребенка. А один неверный шаг, как известно, влечет за собой другой.

Да, он явно вообразил себя героем любовного романа, пронеслось у меня в голове. Не слишком оригинального романа, надо признать. Завязка, по крайней мере, довольно избитая. Но это все ерунда. Главное что героиней этого романа, похоже, являюсь я.

— Так и быть, пойду вам навстречу, — усмехнулась я. — Понимаю, вас мучает любопытство. А я привыкла снисходительно относиться к человеческим слабостям.

— Вы очень добры. Признаюсь, дома у меня такой кавардак, что возвращаться туда нет никакого желания. Хочется хотя бы немного побыть в уютной обстановке, отдохнуть от не распакованных ящиков я коробок.

— Не уверена, что моя домашняя обстановка покажется им уютной. Но, так или иначе, жду вас… скажем, через час?

— Замечательно! Скажите, а вас и в самом деле зовут Рол?

— Ро — это уменьшительное от Аврора, — объяснила я. — Аврора Тигарден, к вашим услугам.

На лице Робина Крузо не дрогнул ни один мускул. Можно было подумать, что именовать себя Богиней утренней зари в чайном саду — самое обычное для женщины дело.

— Кофе? Апельсиновый сок? Минеральная? — предложила я.

— А как насчет пива? — вскинул бровь Робин Крузо.

— Пива у меня нет. Если хотите, принесу вина.

— Идет. Обычно я не пью в это время дня. Но сегодня я решил отказаться от всех своих правил. Посмотрим, что из этого выйдет.

По моим представлениям, раньше пяти часов вином накачиваются только завзятые алкоголики, и потому, наполняя в кухне бокалы, я чувствовала некоторую неловкость. Но, в конце концов, я сама предложила своему гостю выпить. С бокалами на подносе я вернулась в гостиную и устроилась в том самом кресле, в котором сидела во время визита Артура Смита. Моя популярность среди мужского населения Лоренсетона растет не по дням, а по часам, отметила я про себя. Сегодня я принимаю уже второго молодого человека.

Моя гостиная произвела на Робина такое же сильное впечатление, как и на Артура.

— Даже если мне удастся расставить все вещи по своим местам, у меня вряд ли будет так же хорошо, — заметил Робин, оглядевшись по сторонам. — Мне никогда не удавалось со вкусом оформить интерьер. Честно говоря, я совершенно лишен дизайнерского таланта.

В ответ на эту тираду моя подруга Амина наверняка заметила бы, что в качестве компенсации он щедро наделен талантом писательским. Но я решила обойтись без пустых любезностей.

— Так вы еще не устроились? — спросила я.

— Пока что у меня есть кровать и шкаф. Этого вполне достаточно для сносного существования. А сегодня утром, как раз перед тем, как ко мне заглянул сотрудник полиции, грузчики доставили стулья. Так что я, в качестве радушного хозяина, смог предложить детективу присесть.

— У вас был Артур Смит? — удивилась я. Артур ничего не говорил мне о том, что собирается посетить Робина Крузо. Закрыв за ним дверь, я была уверена, что Смит направится прямиком к своей машине. Как видно, он проскользнул в дверь Робина прежде, чем я заняла свой наблюдательный пост у окна спальни.

— Да, детектив хотел узнать, почему я вдруг оказался на заседании клуба и…

— Кстати, откуда вы узнали о существовании нашего клуба? — бесцеремонно перебила я. — Насколько я поняла, вы перебрались в Лоренсетон совсем недавно.

Робин Крузо слегка покраснел.

— Видите ли, я зашел оформить счета и разговорился с Лизанной, — пояснил он. — Она спросила, чем я занимаюсь. А когда узнала, что я пишу детективные истории, сразу предложила посетить ваш клуб. Сказала, там я наверняка найду родственные души. Вы ведь сами рассказывали ей о том, чем занимаетесь на заседаниях.

Конечно, рассказывала, припомнила я. Но кто бы мог подумать, что слова мои запали в хорошенькую головку Лизанны? Она слушала меня с таким отсутствующим видом. Мысли ее, как всегда, витали где-то далеко.

— Лизанна тут же позвонила Джону Квинслайду, вашему председателю, — продолжал Робин Крузо. — Он сказал, что ближайшее заседание состоится нынешним вечером и члены клуба ничего не имеют против гостей. И мы с Лизанной решили не откладывать дело в долгий ящик.

— Да, вам не слишком повезло, — проронила я.

— У этого сержанта Бернса довольно неприятная манера общаться, — произнес Робин. — Но, надо признать, он производит впечатление человека, который знает свое дело. Как и детектив Смит.

— Даже если сержант был с вами не слишком вежлив, вам нечего опасаться, — заметила я. — Вы ведь в глаза не видели Мэми. Никому и в голову не придет вас подозревать.

— Где доказательства того, что я не был знаком с ней раньше? — пожал плечами Робин. — Пока что детективу Смиту пришлось поверить мне на слово. Но не сомневаюсь, он все проверит. У этого парня крепкая хватка. Будь я убийцей, мне бы не хотелось иметь с ним дело.

— Мэми никак не могла оказаться на месте раньше семи, — задумчиво произнесла я. — А с семи до семи тридцати у меня нет никакого алиби. Мэми должна была встретиться с президентом Общества ветеранов и забрать у него ключ. А после заседания заехать к нему домой и вернуть ключ.

— Вчера все было иначе. Она заехала к президенту домой и забрала у него ключ. Сказала, ей надо оказаться в здании Общества ветеранов раньше обычного. По ее собственным словам, перед заседанием у нее была назначена какая-то встреча.

— Откуда вы знаете?

Осведомленность Робина Крузо неприятно поразила меня. Я-то воображала, что являюсь для него ценным кладезем информации.

— Детектив Смит попросил разрешения воспользоваться моим телефоном, — пояснил Робин. — К сожалению, разговаривая со своим боссом, он ограничивался краткими и отрывистыми репликами. Но я сумел связать концы воедино.

То есть корифей детективного жанра попросту подслушивал. Похоже, мы с ним родственные души. Я тоже не способна бороться с собственным любопытством.

— Понятно, — кивнула я. — Значит, у того, кто убил Мэми, было достаточно времени, чтобы устроить все в полном соответствии со своим замыслом. — Я медленно цедила слова, соображая на ходу. — Он без всякой спешки убил Мэми, оформил место преступления и отправился домой привести себя в порядок. — Я вздрогнула и одним глотком допила вино, оставшееся в бокале.

— Расскажите мне о членах вашего клуба, — попросил Робин.

Вот мой потенциальный поклонник и обнаружил истинную цель своего визита, вздохнула я про себя. Признаюсь, я ощутила легкий укол разочарования. Совсем легкий. К счастью, я не успела улететь слишком далеко в своих фантазиях.

— Начнем с Джейн Ингл, седовласой пожилой леди, — приступила я к обстоятельному рассказу. — Сейчас она на пенсии, но время от времени заменяет заболевших сотрудников библиотеки. Джейн — непревзойденный специалист по убийствам Викторианской эпохи.

Столь же краткую, но емкую характеристику я дала всем прочим членам: Гиффорду Доуксу, Мелани Кларк, Бэнкстону Уайтсу, Джону Квинслэнду, Лимастеру Кейну, Артуру Смиту, Мэми и Джеральду Райт, Перри Эллисону, Салли Эллисон, Бенджамину Гриру.

— Но Перри начал посещать наш клуб совсем недавно, — завершила я свой доклад. — Так что даже не знаю, можно ли назвать его действительным членом.

Робин кивнул, прядь рыжих волос упала ему на глаза. Он небрежно откинул ее рукой. Мне понравился этот жест. И сосредоточенное выражение его лица мне тоже понравилось.

— Вы умолчали о себе, — напомнил Робин. — Может, сообщите несколько фактов из собственной биографии?

— Вряд ли эти факты вызовут у вас интерес. Я родилась в этом городе, окончила здесь школу, а потом маленький частный колледж в Атланте. Защитила диплом по библиотечному делу. После этого вернулась домой и поступила на службу в местную библиотеку.

Судя по разочарованному взгляду Робина, он ожидал, что мое жизнеописание окажется более увлекательным.

— Честно говоря, у меня никогда не было желания перебраться в большой город и оказаться, так сказать, в водовороте жизни, — помолчав, добавила я. — Теперь настал ваш черед платить откровенностью за откровенность. Что привело вас в такую дыру, как Лоренсетон?

— Я собираюсь прочесть курс лекций в Университете Атланты. А жить решил здесь, в тишине и на свежем воздухе. Писатель, которого они пригласили, внезапно слег с сердечным приступом. Вам случалось совершать поступки, подчиняясь внезапному импульсу? — неожиданно спросил он.

В данный момент я ощущала весьма настоятельный импульс поставить бокал на стол, подойти к Робину Крузо, опуститься ему на колени и зацеловать его до обморока. Но я сочла за благо подавить этот импульс в зародыше.

— К сожалению, я человек другого склада, — виновато пробормотала я. — Из тех, кто семь раз отмерит, прежде чем отрезать.

— Значит, вы никогда…

Настойчивый звонок в дверь не дал ему закончить.

— Простите, — вздохнула я, с сожалением прерывая беседу на самом интересном месте, и отправилась к передней двери.

Отворив, я увидела мистера Виндхэма, почтальона. Он вручил мне объемистый коричневый пакет.

— Это никак не лезло в ящик, — пояснил он.

— Но это адресовано вовсе не мне, а моей маме, — сказала я, пробежав глазами наклейку.

— Мы доставляем почту по адресам, а адрес здесь указан ваш, — возразил мистер Виндхэм.

Разумеется, он был прав. На пакете и в самом деле был указан мой адрес. В качестве обратного стоял адрес папы в Атланте. Вся наклейка была напечатана на машинке — папа всегда так делает. Судя по незнакомому шрифту, он купил новую машинку, мысленно поразилась я. Неужели он решил расстаться со своей старенькой «смит-короной»? Никогда бы не подумала, что папа на это способен. Нет, скорее всего, он воспользовался офисной машинкой. Потом я обратила внимание на дату отправления и поразилась еще сильнее.

— Это было отправлено шесть дней назад, — пробормотала я. — Неужели для того, чтобы бандероли проделали расстояние в тридцать миль, понадобилось целых шесть дней?

Мистер Виндхэм пожал плечами в знак того, что не несет ответственности за подобные упущения в работе почты.

А ведь папа, разговаривая со мной по телефону, ни словом не обмолвился о том, что послал маме бандероль, припомнила я, закрыв за почтальоном дверь. На моей памяти он вообще не посылал маме писем, ни бандеролей. По крайней мере, после развода. Изводясь от любопытства, я вертела загадочный пакет в руках. О том чтобы вскрыть бандероль в отсутствие мамы, не могло быть и речи. Я подошла к телефону и набрала мамин номер. Услыхав о папиной посылке, мама, как и я, пришла в полное замешательство. Судя по ее взволнованному голосу, она ожидала, что сюрприз будет не слишком приятым.

Вернувшись в гостиную, я обнаружила, что Робин Крузо задремал в кресле. Я поспешно отнесла стаканы в кухню, вымыла и спрятала в шкаф. Мама должна была приехать с минуты на минуту. Не хватало только, чтобы она вообразила: ее единственная дочь пошла по скользкой дорожке. По правде говоря я радовалась, что у меня нет необходимости перебрасываться репликами со своим гостем. Это давало мне возможность вновь пережить все захватывающие моменты дерзкого поступка, который я совершила в помыслах. Полагаю, соверши я его в реальности, это не доставило бы мне столько удовольствия.

Когда входная дверь хлопнула, оповестив о прибытии мамы, Робин Крузо незамедлительно проснулся. Если только он и в самом деле спал. Я представила их друг другу.

Как и положено джентльмену Робин Крузо встал, почтительно пожал маме руку и окинул ее восхищенным взглядом — от тронутых изысканной сединой волос до стройных ног. Можно было не сомневаться, она заметила и оценила его взгляд. На маме был умопомрачительно дорогой костюм цвета шампанского, и выглядела она на миллион долларов. Как, впрочем, и всегда.

— Так приятно видеть вас вновь, мистер Крузо, — протянула она своим низким хрипловатым голосом. — Сожалею, что ваше знакомство с нашим городком было омрачено столь ужасным событием. Но, поверьте, Лоренсетон — очаровательное местечко. Не сомневаюсь, вы его еще полюбите. И уж конечно, заведете здесь множество приятных знакомств.

Я, не теряя времени, вручила маме пакет. Она взглянула на обратный адрес и, не прерывая светской беседы с Робином, разорвала бумагу.

— «Лакомство миссис Си», — хором воскликнули мы, увидав под оберткой черно-белую коробку.

— Конфеты? — словно глазам своим не веря, уточнил Робин.

— Отличные шоколадные конфеты, — подтвердила мама с видом человека, чья заветная мечта, наконец, исполнилась. — Такие продают на Западе и на Среднем Западе. А здесь их недостать. Раньше у меня была в Сент-Луисе кузина, которая каждое Рождество присылала мне коробочку. Но год назад она перебралась на Восток. Мы с Ро уже думали, что некогда больше не попробуем «Лакомство миссис Си».

— Чур, весь миндаль в шоколаде мой! — напомнила я.

— Так и быть, — кивнула мама. — Ты же знаешь, я больше всего люблю конфеты с помадкой. Странно записки нет… Неужели у твоего отца не нашлось для нас пары слов?

— Зато он вспомнил, что мы обожаем эти конфеты! — попыталась я заступиться за папу.

Однако в душе у меня звякнул тревожный колокольчик. Подобные поступки были совершенно не в папином характере. Он не относился к разряду людей, которые любят дарить подарки без повода. К тому же день рождения у мамы был два месяца назад, и папа не счел нужным послать ей какой-нибудь презент. В точности так он поступал и во все прочие мамины дни рождения, имевшие место после их развода. Неужели папа тоже начал действовать, подчиняясь внезапному импульсу? Поверить трудновато. Я не покривила душой, когда сказала, что никак не могу назвать себя импульсивной натурой. Склад характера я унаследовала от папы.

Мама протянула раскрытую коробку Робину. Он отрицательно покачал головой. Тогда она занялась коробкой сама, предвкушая райское наслаждение и не зная, с какой конфеты начать. На протяжении многих лет коробка «Лакомства миссис Си» была для меня неотъемлемой частью Рождества. И сейчас голубое весеннее небо, сиявшее за окном, напоминало мне: что-то не так.

— Ох, как давно я себя не баловала, — мурлыкала мама.

Наконец она сделала выбор.

— Аврора, детка, по-моему, это с карамельной начинкой? — спросила она, доставая конфету из коробки.

Я взглянула на крошечный кусочек шоколада. Мама стояла, а я сидела, поэтому я разглядела то, чего не могла заметить она, — малюсенькое отверстие на нижней стороне конфеты.

Но, может, это просто случайный дефект, с замиранием сердца спросила я себя.

Подскочив к маме, я выхватила из коробки еще одну конфету — лесной орех в шоколаде. Оглядев ее со всех сторон, я не обнаружила никаких отверстий. С губ моих сорвался вздох облегчения. Для очистки совести я вытащила еще одну конфету — с помадкой. И снова микроскопическое отверстие.

— Мама, положи конфету назад, — произнесла я, попытавшись придать своему голосу непререкаемые интонации.

— Ты что, хочешь съесть ее сама? — осведомилась мама и вскинула бровь в знак того, что считает подобный тон недопустимым.

— Прошу тебя, положи конфету.

Мама устремила на меня недоуменный взгляд, но все же повиновалась.

— С этими конфетами не все в порядке. Посмотрите, Робин. — Я указала пальцем на конфету, которую мама положила на стол.

Робин осторожно поднял ее и принялся рассматривать. Дырочка на нижней стороне явно показалась ему подозрительной. Он поднес злополучную конфету поближе к глазам. Мама, рассерженная и сбитая с толку, наблюдала за его манипуляциями.

— По-моему, Ро сошла с ума, — заявила она.

— Я так не думаю, — веско произнес Робин Крузо. — Боюсь, кто-то пытался вас отравить. А может быть, и Ро тоже.

Глава шестая

Служебный долг во второй раз за день заставал Артура Смита посетить мое скромное жилище. На этот раз он привел с собой другого детектива. А может, другой детектив привел его с собой. Точнее, привела, так как им оказалась женщина, сотрудница отдела убийств Лини Лигетт. Роста она была такого же, как Артур, но создавалось впечатление, что она намного выше. Иными словами, для женщины была слишком высока.

Никакого особого страха я, по правде говоря, не испытывала. Конечно, вся эта история несколько вывела меня из равновесия. Я дрожала от негодования, думая о том, что неизвестный злоумышленник воспользовался папиным именем. Стоило мне взглянуть на злополучные конфеты, начиненные какой-то гадостью, как к горлу моему подкатывала тошнота. И все же я не могла поверить, что кто-то действительно хотел убить нас с мамой. Не выкажи я достойной восхищения наблюдательности, мы бы наверняка провели несколько неприятных часов, страдая от желудочного расстройства, говорила я себе. Но не более того.

Судя по угрюмому взгляду Артура, он не разделял моего легкомысленного настроения. Линн Лигетт, серьезная и сосредоточенная молодая леди, засыпала нас вопросами. Казалось, этим вопросам не будет конца. Напоследок Линн черкнула что-то в блокноте, аккуратно взяла коробку с конфетами и направилась к машине.

— Эта дамочка держалась так, словно мы сами виноваты в том, что нас решили угостить отравленными конфетами, — возмущенно прошептала мама.

— Она же нас совсем не знает, мама, — примирительно заметила я. — И хочет выяснить, имелись ли какие-нибудь причины… для такого странного подарка.

Но, признаюсь, манера общения детектива Лигетт показалась мне, мягко говоря, бесцеремонной. Я изо всех сил пыталась сдерживать раздражение, но вопросы типа «Мисс Тигарден, как давно вы знакомы с мистером Крузо?» или «Приходилось ли вам в недавнем прошлом разрывать отношения с близкими знакомыми или наносить кому-нибудь обиду?» оставили в моей душе тягостный осадок. Прежде я не понимала, почему законопослушные граждане недолюбливают полицию. Ведь, в конце концов, люди делают свою работу, тяжелую, а временами опасную. Они слишком заняты, чтобы разводить любезности, и, уж конечно, не могут утирать слезы потерпевшему. И так далее, и тому подобное.

Теперь я готова была согласиться с теми, кто утверждает: от копов лучше держаться подальше. Разумеется, никто не требует от них деликатности и душевной тонкости, но всему должны быть свои пределы. Вчера Джек Бернс глядел на меня презрительно, словно на обрезок протухшей колбасы. Сегодня эта дылда Лигетт всем своим видом показывала, что считает меня донельзя легкомысленной и распущенной особой. Веди я себя достойно, никому и в голову не пришло бы присылать мне отравленные конфеты. Мисс Лигетт, хотелось закричать мне, мои отвергнутые поклонники тут совершенно не причем! Тем более что таковых попросту не существует! Эти проклятые конфеты прислал нам с мамой какой-то маньяк! Но я знала, что Линн Лигетт обязана задать мне все эти бестактные вопросы, а я обязана дать на них исчерпывающие ответы. С этим надо смириться.

Может, будь Линн Лигетт мужчиной, ситуация казалась бы мне не такой неприятной.

Нет-нет, я ни в коей мере не отношусь к числу тех, кто считает, что женщинам в полиции не место. Уверена, из женщин могут получиться отличные детективы. Более того, я сама знаю нескольких дам, которые щелкали бы преступления, как орешки. Видели бы вы, как некоторые наши библиотекарши изобличают нерадивых читателей, которые не гнушаются заныкать книгу! Любой матерый коп рыдал бы от зависти.

Может, после пережитого у меня разыгралось воображение, но взгляды, которые бросала на меня Линн Лигетт, казались мне откровенно… оценивающими. Да, именно так. Она оценивала мои женские достоинства, как внешние, так и внутренние. И пришла к выводу, что имеет право смотреть на меня сверху вниз не только в буквальном, но и в переносном смысле. Я догадывалась, что немалую роль тут играют собственные комплексы Линн Лигетт. Пожалуй, она вообразила себе, что я чувствую перед ней превосходство. Считаю себя изящной миниатюрной статуэткой, желанной для всех самцов, а ее — нескладной пожарной каланчой. И она из кожи вон лезла, чтобы дать мне понять: она из тех, кто не нуждается в мужском внимании. Потому что, в отличие от меня, состоялась как личность.

Расстановка сил получалась примерно такая: профессионал, обладающий железной хваткой, против безмозглой пустышки, жеманной кокетки, смазливой куколки, пушистой киски. И так далее, и тому подобное. Мысленно перечисляя все эти уничижительные определения, я даже пожалела, что не имею на них ни малейшего права.

Я догадывалась, какой сценарий развития событий кажется Линн наиболее желанным. Она была бы чертовски довольна, если бы я разразилась слезами, вытащила из кармана кружевной платочек и пролепетала что-нибудь вроде: «Артур! Мне так страшно, так страшно! Ты ведь защитишь свою маленькую девочку, правда?» Но я не собиралась играть эту идиотскую роль ей в угоду. Тем более кружевных платочков у меня я жизни не водилось.

То, что Артур Смит является объектом смутных вожделений со стороны своей коллеги, было ясно и слепому. Не будь его рядом, детектив Лигетт держалась бы намного дружелюбнее. А так она все время испытывала смутное беспокойство. Ревность, если называть вещи своими именами. Бедняга Линн воображала, что предмет ее тайной страсти неравнодушен к какой-то коротышке библиотекарше. И всеми силами пыталась дать ему понять: эта никчемная кукла не заслуживает интереса.

Женская интуиция подсказала мне, где корень проблемы, как только оба детектива вошли в комнату. Для того чтобы в мыслях четко сформулировать свое открытие, потребовалось намного больше времени. Не буду скрывать, я испытывала досаду. Было бы куда приятнее, если бы детектив Лигетт прониклась ко мне симпатией. Мы могли бы стать закадычными подругами. Линн рассказывала бы мне любопытные случаи из своей практики. А я проводила бы содержательные параллели с громкими убийствами, которые изучила досконально.

Но, увы, все сложилось иначе. Оставалось лишь надеяться, что детектив Лигетт, начисто лишенная женской чуткости, обладает чуткостью профессиональной. Я терпеливо отвечала на бессмысленные вопросы, хотя точно знала — как и мама, и, надеюсь, Артур, — что это пустая трата времени.

Пока шли расспросы, Робин оставался в гостиной, хотя, после того как он поведал детективам нехитрую историю наших отношений, в его присутствии не было ни малейшей необходимости. Вкратце весь его рассказ сводился к следующему:

— Я стакнулся с Ро Тигарден в супермаркете и напросился к ней в гости. После переезда у меня дома царит полнейший кавардак, и мне захотелось немного побыть в уютной обстановке. Получив по почте коробку конфет, Ро была очень удивлена. Да, я тоже заметил отверстие в нижней стороне конфеты, которую выбрала миссис Тигарден. Нет, до вчерашнего дня я не был знаком ни с Ро, ни с миссис Тигарден. С миссис Тигарден я познакомился, когда явился в ее агентство по недвижимости. Именно она показала мне таунхаус, который я решил арендовать. Да, вот этот самый соседний дом. С Ро я встретился в тот же день, вечером, на заседании клуба «Знаменитые убийства».

— И сколько же времени вы провели в гостях у мисс Тигарден? — тихо спросил Артур.

Он разговаривал с Робином, устроившись за кухонным столом. Мы с мамой жались друг к другу на диване, а детектив Лигетт расселась в моем любимом кресле, скрестив невероятно длинные ноги.

— Думаю, час или, может быть, полтора, — с легкой запинкой ответил Робин.

Невозмутимый голос Артура не выражал ровным счетом никаких чувств. Детектив Лигетт явно уступала коллеге в умении владеть собой. Однако я догадывалась, что все, собравшиеся в комнате, за исключением, может быть, мамы, ведут скрытую игру. Разумеется, мама тоже почувствовала, что происходящее имеет… скажем так, сексуальный подтекст. На подобные вещи у нее был непревзойденный нюх. Сверкнув белоснежными зубами, она наградила меня одобрительной улыбкой, которую детектив Лигетт, похоже, сочла личным оскорблением.

Затем мама встала и взяла свою сумочку с видом кинозвезды, дающей понять, что пресс-конференция окончена.

— К счастью, моя дочь не пострадала, и я тоже, — заявила она напоследок. — Я никогда не поверю, что мой бывший муж хотел причинить вред кому-то из нас. Аврору он обожает, а со мной сохранил вполне цивилизованные отношения. У вашей маленькой семьи нет никаких секретов. Уверена, что наше пристрастие к этим злосчастным конфетам было известно всем нашим знакомым. К тому же я часто надоедала людям жалобами на то, что в нашем городе этих конфет не достать. Разумеется, и мне, и Авроре будет интересно узнать, что находится в этих конфетах. Если там вообще что-либо есть, кроме начинки. Возможно, какой-то недалекий шутник проделал в конфетах отверстия, желая нас напугать. Благодарю вас за то, что уделили этому делу столько внимания. Очень сожалею, но сейчас я должна вернуться в свой офис.

Я тоже встала, последовав маминому примеру. Детектив Лигетт была вынуждена двинуться к двери вместе с нами.

Пока Линн и Артур о чем-то совещались во внутреннем дворе, мама направилась прямиком к своей машине. Робин Крузо замешкался, явно не зная, как поступить. Разумеется, он почувствовал, что Артур увидал в нем соперника, бросил ему вызов и, пользуясь преимуществами служебного положения, оставил первый раунд за собой. Боюсь, у Робина не было ни малейшего желания продолжать поединок. Про себя он наверняка сожалел о том, что оказался втянутым в эту темную историю. Сочинять книги о преступлениях куда увлекательней, чем принимать участие в реальных расследованиях.

Внезапно я поняла, что чертовски устала от всей этой канители. Возможно, я не пользуюсь успехом у представителей противоположного пола по причине своей не слишком выигрышной внешности неизменного занудства. Но, думаю, главная причина в другом. У меня никогда не хватает терпения, чтобы выдержать затянувшуюся прелюдию, уловить все сигналы, посылаемые другой стороной, и адекватно на них ответить. В результате игра обрывается, едва начавшись. А вот моя дорогая подруга Амина Дэй обожает подобные забавы и достигла в них непревзойденного искусства. Будь она здесь, наверняка подсказала бы мне продуктивную стратегию. Господи, как сильно мне ее не хватает, вздохнула я про себя.

— Ро, надеюсь, в понедельник вы не откажетесь пообедать со мной в городе, — донесся до меня голос Робина.

Он все же принял вызов. Решил, что сдаваться без боя недостойно мужчины.

— Идет, — ответила я после секундного размышления. — На этой неделе я подменяла сотрудницу, которая водила ребенка к ортодонту. Так что в понедельник могу явиться в библиотеку к двум.

— Вы хорошо знаете университетский кампус? Ах да, конечно, вы же там учились. Если вы не возражаете, давайте встретимся около Такингтон-холла. Утром я буду проводить творческий семинар на факультете английского языка. В одиннадцать сорок пять мы закончим, и я в вашем распоряжении.

— Отлично. Увидимся.

— Если вам вдруг понадобится моя помощь, завтра я весь день буду дома. Надо хорошенько подготовиться к занятиям.

— Спасибо, буду иметь в виду.

Телефонный звонок заставил меня прервать беседу и, махнув рукой Робину и обоим детективам, стрелой полететь в дом. Взволнованный мужской голос попросил позвать Артура.

— Артур, вас к телефону! — крикнула я, выскочив во двор.

Тонкие губы Линн Лигетт многозначительно изогнулись. Черт, я опять совершила промах. Надо было сказать «детектив Смит». Но, как говорится, слово не воробей.

Пока Артур разговаривал по телефону, я тактично оставалась во дворе, поливая розы. Висевшее в воздухе молчание действовало мне на нервы. Я понимала, что попытка завязать светскую беседу обречена на поражение, но все же решила разрядить обстановку.

— Давно вы служите в полиции? — осведомилась я.

— Около трех лет. — К моему удивлению, голос Линн звучал довольно приветливо. — Начинала как патрульный офицер, а потом получила повышение.

Не исключено, что через несколько минут мы с детективом Лигетт прониклись бы друг к другу симпатией. Но тут появился Артур. Судя по его сияющему лицу, он получил не только важное, но и приятное известие.

— Найдена сумочка убитой, — сообщил он, повернувшись к коллеге.

— Вот это да! Где?

— Под передним сиденьем машины.

Говори скорее, чьей машины, взмолилась я едва ли не вслух.

Но Артур, разумеется, не стал выдавать тайну следствия. Едва кивнув мне на прощание, он и его боевая подруга направились к воротам. Надо отдать должное Линн Лигетт, она была так поглощена профессиональными соображениями, что даже не сочла нужным бросить на меня торжествующий взгляд.

Я давно выяснила, что лучшее средство успокоиться и собраться с мыслями — заняться тяжелой физической работой. Именно поэтому я решила покрыть лаком старый деревянный столик, который давно пылился в спальне, ожидая, пока у меня дойдут до него руки. Пыхтя от напряжения, я спустила столик по лестнице, вытащила во двор и принялась орудовать кистью. Испытанное средство не подвело и на этот раз. Сумбур, царивший у меня в мыслях, понемногу улегся.

Естественно, мысль об отравленных конфетах не оставляла меня ни на минуту. Наверное, полиция уже связалась с папой. Я попыталась представить его реакцию, но выяснила, что мое воображение здесь бессильно.

Покончив со столиком, я направилась в кухню, чтобы вымыть руки. Тут мне в голову пришло еще одно соображение. Я даже удивилась, что оно не посещало меня раньше. Что, если тот, кто прислал нам с мамой конфеты, тоже хотел повторить преступление, имевшее место в прошлом? Я бегом бросилась к книжному шкафу и принялась шарить на полках, где хранились книги, связанные с моим увлечением. Поиски оказались безрезультатными. Если преступление-образец и было совершено, то не относилось к разряду прославленных убийств. Но может, Джейн Игл сможет мне что-нибудь подсказать? По части эрудиции она даст мне сто очков вперед, да и ее книжное собрание куда богаче моего. Я поспешно набрала номер Джейн и изложила ей суть дела.

— Погодите, погодите, Ро… Я что-то смутно припоминаю… Если мне не изменяет память, подобное убийство было совершено в Америке…

Джейн помолчала несколько секунд, но так и не припомнила ничего более конкретного.

— Все это кажется мне сном, Ро, — призналась она. — В жизни не поверила бы, что подобное может случиться в Лоренсетоне. С нами. Как это ни печально, я все больше укрепляюсь в убеждении — причина именно в нашем клубе. Вы знаете, что сумочка Мэми была обнаружена под передним сидением машины Мелани Кларк?

— Мелани! Ушам своим не верю!

— Насколько мне известно, теперь бедная девочка возглавляет список подозреваемых. Но, Ро, мы же с вами понимаем, это просто смешно. Кто-то подбросил Мелани сумочку, только и всего.

— Вы думаете?

— Уверена. Преступник, убивший одного из членов клуба, использовал другого члена клуба, чтобы отвести от себя подозрения.

— Вы полагаете, тот, кто убил Мэми, забрал сумочку с намерением подбросить ее в машину Мелани… — медленно и задумчиво произнесла я.

— Руку готова дать на отсечение, так оно и было.

Я представила себе, как Джейн, изысканная и хрупкая, сидит в кресле, прижав телефонную трубку к увенчанной седовласым шиньоном голове. Ее окружает старинная мебель, доставшаяся ей в наследство от матери, и бесчисленные книги, повествующие о кровавых деяниях прославленных убийц.

— А если Мелани и правда это сделала? — рискнула предположить я. — Вдруг она была в сговоре с Джеральдом Райтом? Что, если у них роман?

— Чушь, бред и ерунда, — отрезала Джейн. — Аврора, вы не хуже меня знаете, что Мелани по уши влюблена в Бэнкстона Уайтса. Маленький домик, который она снимает, расположен неподалеку от моего, и, хотя я не собираюсь за кем либо следить, я не могу не замечать машину Бэнкстона, которая постоянно торчит на стоянке.

Джейн не упомянула, что в вечер преступления тоже видела эту машину. Возможно, вчера она просто не подходила к окну.

— Да, эти двое жить друг без друга не могут, — пришлось согласиться мне.

— И по окончании заседаний клуба сразу забывают о существовании Джеральда Райта, — подхватила Джейн. — Так что вывод напрашивается сам собой. Вернемся к вашему случаю. Истории наверняка известен эпизод с отравленными конфетами. И я не удивлюсь, если в скором времени полиция обнаружит банку с ядом на кухне у кого-нибудь из членов клуба.

— Это более чем вероятно, — вздохнула я. — Создается впечатление, что над всеми нами нависла опасность.

— Как это ни печально, вы правы.

— Но кто затеял эту жестокую игру? И главное, с какой целью?

— Деточка моя, об этом я не имею даже отдаленного понятия. Хотя и ломаю себе голову почти целые сутки. Правда, сейчас мне придется отвлечься от этого занятия. Пойду рыться в книгах, искать упоминания об убийстве с помощью отравленных конфет.

— Спасибо, Джейн. — Я повесила трубку, сознавая, что появилась новая информация к размышлению.

На вечер у меня не было намечено никаких особых дел. Вот уже два года, как мне приходится скучать субботними вечерами. Покончив с ужином, состоявшим из итальянского салата и куска пиццы, я вспомнила о намерении позвонить Амине в Хьюстон.

Амина оказалась дома. Поразительный факт, если учесть, что с тех пор, как ей исполнилось двенадцать, она не провела дома ни одного субботнего вечера. Нынешним вечером у нее тоже назначено свидание, но оно состоится позднее, первым делом сообщила она, услыхав мой голос в трубке. Дело в том, что ее бойфренд — управляющий супермаркетом и по субботам вынужден работать допоздна.

— Ну, как тебе Хьюстон? — спросила я, изо всех сил стараясь, чтобы в голосе моем не прорвались завистливые ноты.

— Я просто в восторге! Ты представить себе не можешь, сколько здесь развлечений. И на работе все такие приветливые.

Амина была первоклассным секретарем и служила в юридической фирме. В том, что сослуживцы с ней приветливы, не было ничего удивительного. Я привыкла к тому, что Амина, стройная кареглазая хохотушка моего возраста, вызывает у окружающих симпатию. Ее неуемная общительность всегда находила отклик в сердцах, а веснушки, покрывающие ее лицо, усиливали обаяние. Мы с ней вместе выросли, вместе учились в школе и колледже, и все эти годы оставались лучшими подругами. Амина уже успела выйти замуж и развестись, но детьми не обзавелась. Год, проведенный в законном браке, был единственным, когда она сделала перерыв в бесконечной череде свиданий. Поклонники у нее не переводились никогда. Никто не назвал бы Амину красавицей, тем не менее она была неотразима — всегда веселая, жизнерадостная, острая на язык. Амина обладала особым талантом: в наиболее выгодном свете подавать свои достоинства, как врожденные, так и приобретенные. Например, золотистый оттенок ее волосам придала вовсе не природа. К тому же она умела наслаждаться каждым мгновением жизни. В качестве дочери Амина подошла бы моей маме куда больше, чем такая серая мышка, как я.

После того как Амина закончила болтать о работе, я решила, что настал подходящий момент выложить свои новости. Как я и ожидала, мой рассказ произвел эффект разорвавшейся бомбы.

— Ты обнаружила труп! — выдохнула Амина. — Вот это да! А чей это был труп? Наверное, ты чуть сума не сошла от страха? А кошмарные сны тебе после не снились? Скажи, уже выяснилось, конфеты на самом деле были отравлены?

Вопросы сыпались так быстро, что я не успевала ответить ни на один. Наконец Амина сделала паузу, чтобы перевести дух, и у меня появилась возможность удовлетворить ее любопытство. От своей лучшей подруги я решила ничего не утаивать.

— Насчет конфет пока нельзя сказать ничего определенного, — сообщила я. — Что касается кошмаров, прошлой ночью они мне и в самом деле снились. Но сказать, что я с ума схожу от страха, было бы преувеличением. Напротив, все это меня, скажем так… возбуждает.

— Ты уверена, что тебе ничего не угрожает? — вновь затараторила Амина. — Может, тебе стоит на время перебраться ко мне в Хьюстон? Поверить не могу, что все эти ужасы случились именно с тобой. Ты ведь мухи не обидишь!

— Тем не менее меня пытались убить, — веско проронила я. — И думаю, того, кто это сделал, совершенно не волнует, обижаю я мух или нет. Спасибо за приглашение, Амина. В самом скором времени я им обязательно воспользуюсь. Я очень по тебе соскучилась и страшно хочу тебя увидеть. Но пока я должна оставаться дома. По-моему, сейчас мне нечего бояться. Я уже побывала в роли жертвы и осталась жива. Уверена, преступник не станет повторять попытку.

Я предпочла умолчать о своих предположениях, согласно которым преступник непременно продолжит начатую игру и попытается воспроизвести другие знаменитые убийства, сделав их жертвами членов нашего клуба. Мне было вполне достаточно, что Артур и Джейн Ингл разделяют мою убежденность.

Давать Амине лишний повод для беспокойства не было нужды. Тем более что мне требовался ее совет относительно той сферы жизни, в которой она была настоящим экспертом.

— Знаешь, у меня тут возникла любопытная ситуация, — многозначительно начала я и сразу почувствовала, что Амина вся превратилась в слух.

Она моментально догадалась, о чем пойдет речь. Еще бы, ведь все, связанное с амурными делами, было для нее, что называется, хлебом насущным. Увы, с тех пор, как мы окончили школу, у меня редко появлялись поводы пооткровенничать с подругой. До сих пор мужчинам не приходило в голову соперничать из-за моей благосклонности.

— Итак, — важно изрекла Амина, когда я смолкла, — Артур был уязвлен тем, что этот Робин оказался у тебя в гостях. А Робин никак не может решить, нравишься ли ты ему настолько сильно, чтобы продолжать за тобой ухлестывать, рискуя вызвать неудовольствие другого твоего воздыхателя. Хотя этот самый другой воздыхатель не имеет на тебя ровным счетом никаких прав, верно?

— Верно.

— До сих пор между тобой и обоими упомянутыми субъектами не происходило ничего, что можно назвать свиданием, верно?

— Верно.

— Однако Робин пригласил тебя пообедать. В понедельник.

— Ага.

— Предполагается, что вы с ним встретитесь в университете.

— Так мы договорились.

— А Лизанна по каким-то причинам забраковала этого самого Робина.

Не лишним будет упомянуть, что Амину и Лизанну связывают своеобразные отношения. Сильная сторона Амины — веселый нрав и обаяние, а Лизанны — эффектная внешность. И хотя между ними чувствуется холодок, обе отдают друг другу должное. Возможно, потому, что до сих пор у них не возникало повода для соперничества.

— Лизанна совершенно официально заявила, что он ей не нужен и я могу им заняться, — подтвердила я.

— Лизанна никогда не была жадной, — заметила Амина. — Уж кем-кем, а собакой на сене ее ни как не назовешь. Но вернемся к Робину. Насколько я поняла, он собирается преподавать в университете. Несколько раз в неделю приходить в аудиторию, до отказа набитую свеженькими цыпочками, которые только и мечтают, как бы прыгнуть в постель к известному писателю. Кстати, ты не сказала, как он выглядит. Надеюсь, не слишком страшный?

— Красавцем его не назовешь, — призналась я. — Но он очень обаятельный.

— Смотри только, когда пойдешь к нам обедать, не вздумай надевать что-нибудь из тех блузок и юбок, которые ты обычно носишь на работу. Они способны нагнать тоску на любого мужика.

— А в чем же мне идти? — растерялась я. — Может, прикажешь явиться нагишом?

— Ты попросила у меня совета, так слушай мой совет, — отрезала Амина. — Ты пережила шок. А лучшее средство от шока — прогуляться по магазинами, купить себе несколько новых шмоток. Ты можешь себе это позволить. На твое счастье, магазин моей мамы открыт по воскресеньям. Там ты наверняка подберешь себе что-нибудь подходящее. Думаю, платье в стиле кантри будет в самый раз. Или облегающий костюм классического покроя. И не забудь про серьги. Только помни, маленьким женщинам длинные серьги не идут. А на шею повесь несколько золотых цепочек.

При слове «несколько» я иронически усмехнулась. У меня была одна-единственная цепочка, которую мама подарила мне на прошлое Рождество. Амина, конечно, не брала этого в расчет. Ее бойфренды дарили ей цепочки, браслеты и кольца при всяком удобном случае, так что дома у нее был целый ювелирный склад.

— Как ты думаешь, я интересую его как женщина или просто как активная участница всех этих детективных историй? — задала я наконец вопрос, волновавший меня больше всего.

— Если ты хочешь заинтересовать его как женщина, покажи, что он пробуждает в тебе желание, — последовал очередной совет.

— Что-что?

— Я не предлагаю тебе без конца облизывать губы. Или сидеть в вызывающей позе, демонстрируя ему свои трусики. Держись как можно естественнее. Болтай о чем в голову взбредет. Не позволяй ему догадаться, что ты на седьмом небе от радости. Помни, даже если он сорвется с крючка, никакой катастрофы не произойдет. Помимо этого твоего Робина на свете полно других мужчин.

— Ты так и не сказала, как мне пробудить в нем желание. Или, по-твоему, я должна показать, что сама сгораю от вожделения? Я совсем запуталась. Прошу тебя, объясни поподробнее.

— Это не передать словами. Йоги посоветовали бы тебе включить нижние чакры. Попытайся сконцентрироваться на области ниже талии. Но, ради бога, никаких вульгарных телодвижений. Испускай волны соблазна, поняла? На это способна любая женщина. Природа наградила нас этим даром от рождения.

— Природа не ко всем одинаково щедра, — пробормотала я. — Но попробовать стоит.

— Не волнуйся, все пройдет отлично, — заверила Амина. — Извини, но я должна с тобой распрощаться. В дверь звонят. Потом обязательно позвони мне и расскажи, как все прошло, хорошо? Хьюстон — замечательный город, но у него есть один недостаток. Здесь нет тебя.

— Мне тоже ужасно тебя не хватает, — простонала я на прощание.

— И мне тебя не хватает. Но уверена, что мой отъезд принес тебе только пользу, — сказала Амина и повесила трубку.

Несколько мгновений я растерянно смотрела в пустоту, не понимая, что имела в виду Амина. Потом до меня дошло, что она права. После ее отъезда я освободилась наконец от роли лучшей подруги самой обаятельной девушки в городе. Эта невыигрышная роль никак не давала мне проявить собственные достоинства, потому что все они меркли на блистательном фоне Амины. В результате я почти смирилась с тем, что меня считают ученым сухарем.

Позабыв руку на телефонной трубке, я размышляла о том, до чего щедро моя подруга наделена женским чутьем и проницательностью. Когда телефон зазвонил, я едва не подпрыгнула от неожиданности.

— Это опять я, — раздался в трубке голос Амины. — Франклин ждет в гостиной, а я помчалась в спальню, чтобы позвонить по второму телефону. Я тебя вот о чем хочу предупредить. Ты сказала, что в ваш клуб входит Перри Эллисон? Будь с ним поосторожнее, поняла? В колледже мы с ним часто посещали одни и те же спецкурсы. Тогда-то я и поняла, какой это странный тип. Из тех, кого называют психически неуравновешенными. Настроение у него менялось с головокружительной быстротой. То трещит без умолку и хохочет без всякого повода, то вдруг надуется и пожирает меня глазами, точно я его смертельно обидела. В конце концов в колледже поняли: с ним творится что-то неладное. Вызвали Салли и посоветовали показать сына специалисту.

— Бедная Салли, — невольно сорвалось у меня.

— Да, ей пришлось увезти его домой. Никто не хотел жить с ним в одной комнате, представляешь? Да и с учебой дела шли из рук вон плохо.

— Если это душевная болезнь, то, похоже, она снова входит в стадию обострения, — заметила я. — Врать не буду, со своими обязанностями в библиотеке Перри пока справляется неплохо. Но всякому видно, что Салли обеспокоена состоянием сыночка.

— Так что держись от него подальше. В колледже он никому не причинил вреда, но от подобных психов можно ждать любых неприятных сюрпризов. Как знать, вдруг ему взбрело в голову развеять скуку, совершив пару убийств.

— Спасибо за предупреждение, Амина.

— Не стоит благодарности. Пока. Жду твоего звонка. — И она помчалась наслаждаться жизнью в обществе неизвестного мне Франклина.

Глава седьмая

Воскресное утро выдалось теплым, но дождливым. Влажный южный ветер шевелил мои розовые кусты. Для завтрака на свежем воздухе погода совершенно не подходила. Поэтому я поглощала свежий рогалик и яичницу с ветчиной на кухне, слушая программу местной радиостанции. Кандидаты на пост мэра отвечали на вопросы слушателей. Насколько я могла судить, нынешние выборы обещали быть более интересными, чем наше обычное безупречно отрепетированное шоу, где победа кандидата от демократической партии не вызывает сомнений. Помимо кандидата-республиканца, который на этот раз имел реальный шанс на успех, в предвыборной гонке принял участие, страшно сказать, кандидат от коммунистической партии. Разумеется, именно он избрал Бенджамина Грира руководителем своей кампании. Бедняга Бенджамин, решив с головой окунуться в политику, похоже, ударился в крайности. Коммунист Моррисон Паттигрю был представителем нового поколения — одним из тех, кто, покинув наш город, не желал порывать с ним связь.

Я смаковала кофе, прислушиваясь к возбужденным голосам, долетавшим из радиоприемника. Вопросы слушателей, по обыкновению, поражали своей банальностью, но республиканец и демократ, надо отдать им должное, держались на высоте. Несомненно, оба имели изрядный политический опыт. Ответы они давали спокойные, взвешенные и самые что ни на есть исчерпывающие. Что касается коммуниста, то он всякий раз, когда ведущий обращался к нему, разражался гневной тирадой, далеко выходящей за пределы политической корректности. Нетрудно было представить, что его противники, собравшиеся в студии, взирают на него с насмешливыми улыбками.

Силы небесные, вздохнула я, он не только коммунист, он еще и дурак в придачу. Вчера, по пути из супермаркета, я специально обратила внимание на предвыборные плакаты Петтигрю, развешанные на всех углах. Кстати, о его принадлежности к коммунистической партии там ни словом не упоминалось. Слоган «Моррисон Петтигрю — выбор народа. Он не обманет ваших ожиданий», прямо скажем, не поражал оригинальностью. Если учесть, что руководителем предвыборной кампании Петтигрю был Бенджамин Грир, в подобной скудости фантазии не было ничего удивительного. Фотография Моррисона Петтигрю вряд ли могла привлечь к нему симпатии избирателей. На портрете красовался угрюмый носатый дядька, явно страдающий от угревой сыпи.

Разглагольствования кандидатов так мне надоели, что я переключила радио на другую станцию, где передавали легкую музыку. Подпевая какой-то веселенькой мелодии, я принялась мыть посуду. Домашние дела всегда идут быстрее, если сопровождать их пением.

Утро было таким приятным, что я решила сходить в церковь. Подобное желание возникает у меня довольно часто. Мне нравится бывать в церкви, но, сказав, что я испытываю там духовное просветление, я погрешила бы против истины. Тем не менее я исправно посещаю церковь почти каждое воскресенье, надеясь, что рано или поздно на меня, как говорится, «снизойдет благодать». Иногда я даже надеваю шляпу и перчатки, хотя вид в таком наряде у меня почти карикатурный. Учитывая это обстоятельство, а также то, что на поиски шляпы и перчаток неизменно уходит уйма времени, я решилась обойтись без лишних аксессуаров. Настроение у меня было не такое, чтобы изображать из себя элегантную даму минувших времен.

Подъехав к церковной стоянке, я огляделась вокруг в поисках машины Мелани Кларк. Она тоже часто бывала в церкви по воскресеньям. Однако сегодня ее машины не было видно. Неужели Мелани арестована? Я не могла поверить, что ее действительно обвиняют в убийстве. У нее ведь нет абсолютно никакого мотива. Разве только вообразить, что она и правда закрутила романс Джеральдом Райтом. Но столь рискованное предположение выходило за границы реальности. Кто-то… настоящий убийца… сыграл с Мелани злую шутку.

Во время службы я размышляла о десяти заповедях, первая из которых гласила: «Не убий». Человек, которого я, возможно, хорошо знала, нарушил эту заповедь и лишил жизни другое человеческое существо. С запоздалым чувством вины я вспомнила о том, что при жизни Мэми Райт относилась к Мелани с плохо скрываемым презрением. А теперь ее душа — тот факт, что все мы наделены бессмертной душой, не вызывает у меня ни малейших сомнений — предстала перед Всевышним. Подобная участь не минует никого из нас. Собственная смерть внезапно показалась мне такой близкой, такой реальной. Довольно грустных мыслей, приказала я себе, ощутив, что взор мой затуманился слезами. Как говорила Скарлетт О`Хара, я подумаю об этом потом.

Перебрасываясь репликами с другими прихожанами, я вышла из церкви. Все долетавшие до меня разговоры вертелись вокруг Мелани Кларк, попавшей в затруднительное положение. Согласно последней информации, Мелани провела несколько чрезвычайно неприятных часов в полицейском участке, где ее подвергли длительному допросу. Однако после того как Бэнкстон дал показания и заявил, что в вечер убийства он и дама его сердца не расставались ни на минуту, Мелани была отпущена домой. Полиция была вынуждена отказаться от подозрений на ее счет. Или, по крайней мере, воздержаться от предъявления обвинения.

Мелани была круглой сиротой, так что жители Лоренсетона не имели возможности выразить сочувствие ее родителям. Но матушка Бэнкстона присутствовала на утренней церковной службе и, естественно, оказалась в центре внимания. Миссис Уайтс чрезвычайно походила на своего сына, точнее, он походил на нее. У обоих были светлые волосы и голубые глаза, а по части темперамента их с полным правом можно было назвать флегматиками. Но сегодня миссис Уайтс преобразилась. Эта тихая женщина буквально рвала и метала. Она обрушивала громы и молнии на головы полицейских, дерзнувших подозревать «бедную девочку». Да скорее Лоренсетон станет столицей Америки, чем это кроткое создание причинит кому-то вред! Более того, эти грязные копы дошли до того, что поставили под сомнение показания Бэнкстона. Осмелились намекнуть, что он выгораживает свою возлюбленную. Слава богу, ее сынок не робкого десятка! Пришлось копам понять, что на них тоже найдется управа.

Завершив очередную возмущенную тираду, миссис Уайтс победно огляделась по сторонам и перевела дух. Правду говорят, нет худа без добра, заявила она совсем другим, умиленным тоном. Все эти передряги заставили Бэнкстона и Мелани заявить наконец о своих намерениях. Через два месяца нежные голубки сочетаются законным браком. Нет, день свадьбы еще не назначен. Возможно, жених и невеста определятся с датой уже сегодня. Мелани, да хранит ее Бог, готовится вить семейное гнездышко. На следующей неделе она с будущей свекровью собирается посетить магазин «Милли», выбрать фарфор и столовое серебро.

Миссис Уайтс, на протяжении многих лет безуспешно пытавшаяся женить Бэнкстона, дождалась своего звездного часа. Все прочие ее дети давным-давно имели семьи. Лишь один Бэнкстон, вместо того чтобы активно заняться поисками второй половинки, предпочитал ждать, пока женщина его мечты возникнет у него на пороге. Но вот наконец судьба благословила и его.

Видно, в ближайшем времени мне тоже придется отправиться в магазин «Подарки», приобрести вазу для фруктов или блюдо для салата, вздохнула я. Сколько подобных презентов я уже сделала и сколько еще предстоит сделать. Неужели мой черед самой получать свадебные подарки никогда не настанет? Стараясь не слишком сожалеть о собственной печальной участи, я поехала к маме. По воскресеньям я всегда обедаю у нее. За исключением тех дней, когда она занята с клиентами, желающими безотлагательно присмотреть себе дом.

Мама пребывала в превосходном расположении духа, ибо вчера ей удалось сбыть с рук домище стоимостью двести тысяч долларов. Случилось это сразу после того, как мы с ней расстались. Не всякая женщина, едва не угостившись отравленной конфетой и с трудом вырвавшись из лап бесцеремонных копов, сумеет заключить столь выдающуюся сделку.

— Я пытаюсь уговорить Джона выставить свой дом на продажу, — сообщила мама, когда мы уселись за стол и принялись за мясо в горшочках.

— Но почему? Зачем продавать такой красивый дом?

— Такой большой дом Джону просто ни к чему, — пояснила мама. — Ты же знаешь, жена его умерла несколько лет назад, а дети выросли и разъехались.

— Ты разведена уже двенадцать лет, и твое единственное дитя давно живет отдельно, — напомнила я. — Однако ты не собираешься продавать этот дом, хотя он ничуть не меньше, чем дом Джона.

Перед глазами у меня возникло объявление: «Продается двухэтажный кирпичный дом с четырьмя спальнями и тремя ванными». Я невольно поморщилась. Не хотелось бы, чтобы дом, в котором я выросла, перешел в чужие руки.

— Впрочем, не исключено, что в самом скором времени Джону не придется жить в одиночестве, — продолжала мама. — Очень может быть, мы поженимся.

Похоже, законный брак становится в нашем городе повальным увлечением!

Сделав над собой усилие, я растянула губы в счастливой улыбке. Я всей душой желала маме счастья, но, признаюсь, была несколько ошарашена. Тем не менее мне удалось выдавить из себя несколько приличествующих случаю фраз. Судя по всему, мама осталась довольна.

Интересно, какой презент мне следует преподнести этой сладкой парочке? Тут надо придумать что-нибудь пооригинальнее вазы для фруктов.

— Слушай, я пыталась расспросить Джона о вашем клубе, но из него слова не вытянешь, — резко сменила тему мама. — Может, ты мне расскажешь, чем вы там занимаетесь?

— Ну, Джон, например, — крупный специалист по Лиззи Борден, — пояснила я. — Полагаю, у него в жизни есть три главных страсти: Лиззи, гольф и ты. Нет, наверное, все же в другой последовательности: ты, Лиззи и гольф. Если хочешь узнать о своей сопернице подробнее, прочти «Тайное бесчестье» Виктории Линкольн. Это лучшая книга о Лиззи, которую я когда-либо читала.

— Да кто она такая, эта Лиззи Борден?

Я вытаращила глаза, потрясенная подобным невежеством. С таким же успехом мама могла спросить у бейсбольного фаната, кто такой Микки Мэнтл.

— Вот уж не думала, что на свете найдется человек, которому не известно славное имя Лиззи Борден, — ответила я, обретя наконец дар речи. — Ты лучше спроси об этой особе у Джона. Он тебе все уши прожужжит. Но прежде обязательно прочти книгу. Уверена, он это оценит.

Мама достала маленькую записную книжку и аккуратно записала название. Судя по тому, как настойчиво она пыталась войти в интересы Джона Квинслэнда, ее матримониальные намерения были более чем серьезными. Не могу в точности описать, какие чувства я испытывала по этому поводу. Я знала лишь, какие чувства мне следует испытывать. Или, по крайней мере, изображать. Отравлять маме жизнь мне совершенно не хотелось.

— Аврора, детка, ты оказала бы мне огромную услугу, если бы познакомила с деятельностью этого вашего клуба. А то, разговаривая с Джоном, я, что называется, сяду в лужу. К тому же у вас там произошло убийство, а вчера мы с тобой получили по почте отравленные конфеты. Может, между двумя этими событиями существует какая-то связь?

— Хорошо, мама, если хочешь, расскажу тебе всю историю нашего клуба, — начала я, сделав вид, что пропустила мимо ушей последнюю ее фразу. — Если мне не изменяет память, идея создать клуб «Знаменитые убийства» возникла года три назад. Ты же знаешь, в нашем городском книжном магазине часто устраиваются презентации новых книг. Иногда при этом присутствуют даже авторы, которые подписывают свои шедевры всем желающим. Как-то раз представлялась серия, посвященная громким убийствам. И мы все, будущие члены клуба, как один явились в магазин. Сразу стало ясно, в нашем городе есть несколько человек, которые — ну, в общем, у которых общие интересы. Мы договорились как-нибудь созвониться и встретиться. А потом наши встречи стали регулярными. Теперь мы собираемся раз в месяц, и наши встречи, как правило, проходят по одному и тому же сценарию: ответственный за «убийство месяца» делает доклад, а все прочие его обсуждают.

Неожиданно для самой себя я почувствовала, что мне неприятно рассказывать о «Знаменитых убийствах». А может, я просто устала так долго говорить.

В любом случае, мне хотелось сменить тему. Прежде мама всегда так делала, стоило мне заговорить о клубе. Но на этот раз она слушала меня, не пропуская ни единого слова.

— Помнишь, ты говорила о каком-то деле Уоллисов, — вставила она, стоило мне замолчать. — Ты еще сказала, что тот, кто убил Мэми Райт, попытался скопировать это убийство. А когда нам прислали отравленные конфеты, тебе показалось, что ты уже читала о чем-то подобном. И Джейн Ингл с тобой согласилась. Она даже собиралась найти книгу, я которой рассказывается об убийстве с помощью отравленных конфет.

Я молча кивнула.

— Аврора, девочка моя, тебе угрожает опасность, — нарочито спокойным тоном изрекла мама. — Ты должна немедленно уехать из Лоренсетона. Я вовсе не хочу, чтобы тебя снова попытались убить. Или навлекли на тебя подозрения, как это сделали с бедной Мелани.

— Может, я и не прочь уехать, — пожала я плечами. — Но ты, наверное, забыла, что мне следует каждый день ходить на работу в библиотеку. Не могу же я явиться к своему боссу и сообщить, что мамуля за меня опасается и хочет, чтобы я уехала из города на неопределенное время. Как ты думаешь, что он мне ответит?

— А сама ты, насколько я понимаю, ничего не боишься? — процедила мама, взбешенная словечком «мамуля», которое она ненавидела.

— Еще как боюсь! Стоит мне вспомнить мертвую Мэми Райт — у меня душа в пятки уходит. Видела бы ты, что с ней сделал убийца! Но уезжать я не собираюсь. У меня своя жизнь, и я не могу ее ломать.

Мама ничего не ответила, однако ее удивленный взгляд говорил красноречивее всяких слов. «С каких это пор у тебя появилась своя жизнь?» — было написано на ее лице.

Заверив маму, что я буду соблюдать величайшую осторожность, я отправилась домой, унося с собой кастрюльку с мясом. Мясо я намеревалась съесть на ужин. Также в мои планы входило посвятить остаток дня и вечер размышлениям о своей печальной участи. Одинокие воскресные вечера наилучшим образом подходят для подобного времяпрепровождения.

Оказавшись дома, я сняла нарядное платье. Сколь бы пренебрежительно Амина ни отзывалась о моем гардеробе, у меня есть красивые платья, которые очень мне идут. Потом надела старый растянутый свитер. Смывать макияж и стягивать волосы в тоскливый узел я не стала, хотя мне хотелось это сделать.

Больше всех занятий на свете я ненавижу мытье окон. Настроение у меня было таким паршивым, что это времяпрепровождение вполне ему соответствовало. Небо немного прояснилось, дождя больше не ожидалось. Я собрала все необходимое для тягомотной процедуры и принялась за окна первого этажа. Мрачная, как туча, я брызгала на стекла моющим средством и протирала их тряпкой. Я предусмотрительно захватила табуретку, но, даже взгромоздившись на нее, с трудом дотягивалась до верхнего края рамы.

Когда окна первого этажа засверкали чистотой, я потащила все свои причиндалы наверх. Начать я решила с окна гостевой спальни. Оно выходило на стоянку, и я прекрасно видела, как Крэндаллы, пожилая пара, живущая рядом, возвращаются домой. Оба были нарядно одеты и явно пребывали в отличном расположении духа. Наверное, они обедали у кого-нибудь из своих детей. Все их дети жили в нашем городе и имели свои семьи. Если я не ошибаюсь, Тинтси Крэндалл хвасталась, что у них уже восемь внуков. Глядя, как Тинтси и ее муж Джед весело переговариваются и смеются, как он ласково похлопывает ее по могучему крупу, я ощутила острый приступ зависти.

Стоило пожилым супругам скрыться в дверях своего дома, на стоянку въехала голубая машина Бэнкстона. Сначала оттуда вышел он собственной персоной, потом, разумеется, Мелани. Влюбленные голубки незамедлительно заключили друг друга в объятия и принялись целоваться. Неужели они не могут подождать, пока окажутся дома, недоуменно спрашивала я себя. Впрочем, меня никак не назовешь специалистом по части нежных чувств.

Мое намерение погоревать о тяжелой судьбе удалось на славу. Обстоятельства в полной мере тому способствовали. При мысли, что воскресным вечером, когда нормальные люди предаются любви или воркуют у семейного очага, я должна в одиночестве ужинать разогретым мясом, на глаза у меня навернулись слезы.

Тем не менее, проглотив несколько кусочков, я почувствовала, что больше не хочу растравлять свои раны. Напротив, у меня возникло желание хоть как-то себя утешить. Пожалуй, стоит последовать совету Амины, решила я. Разумеется, я не отношусь к числу женщин, которые считают новую шмотку лучшим лекарством от всех горестей. Но обновка явно не принесет мне вреда.

Завтра с утра непременно отправлюсь в магазин матери Амины и выберу себе что-нибудь умопомрачительное. У Робина Крузо не останется ни малейшего шанса устоять.

А нынешним вечером у меня тоже будет занятие поинтереснее, чем проливать слезы, сказала я себе. Достала телефонную книгу и набрала номер.

Глава восьмая

К восьми часам вечера все они были здесь. Мой дом давно не видел такого наплыва гостей. Джейн, Джеральд и Салли расположились в креслах, остальным пришлось довольствоваться принесенными из кухни табуретками. Бэнкстон и Мелани устроились на полу. Влюбленным, как известно, все нипочем.

Робину Крузо я звонить не стала. В конце концов, он был в клубе один-единственный раз. Лимастер Кейн сидел в стороне, ни с кем не заговаривая. Его темное лицо не выражало ровным счетом никаких чувств. Гиффорд Доукс не преминул привести с собой Рейнальдо. Оба с угрюмым выражением лица сидели на ковре, привалившись к стене. Джеральд Райт, похоже, еще ее оправился от шока. По крайней мере, никогда не видела его таким бледным и растерянным. Под глазами у него залегли темные круги. Бенджамин Грир пытался непринужденно болтать с Перри Эллисоном, делая вид, что они закадычные друзья. Салли прилагала героические усилия, чтобы беспрестанно не смотреть на своего злополучного сына и поддерживать разговор с Артуром, который выглядел до смерти усталым. Джон Квинслэнд, галантно склонив седовласую голову, внимал Джейн Ингл, которая что-то рассказывала в полголоса.

В подобной ситуации мне, несомненно, следовало встать и произнести что-нибудь вроде: «Полагаю, друзья, все вы догадываетесь, с какой целью я собрала вас здесь». Но для подобного выступления у меня не хватало пороху. Да и зачем говорить о том, что и без меня всем известно.

Я просительно посмотрела на Джона, надеясь, что он возьмет инициативу в свои руки. Ведь именно он был президентом клуба. Но, судя по его выжидательному взгляду, он предоставлял действовать мне. Что ж, придется собрать в кулак все свое мужество.

— Друзья мои, — донесся до меня собственный писклявый голос.

Тихий шелест разговоров моментально стих. Я молчала, пытаясь привести мысли в порядок.

— Ро, не могли бы вы встать, — попросил Гиффорд. — А то мы вас не видим.

Все прочие закивали, и я была вынуждена подчиниться.

— Прежде всего позвольте мне от лица всех нас выразить сочувствие Джеральду, — произнесла я озирая собравшихся с незначительной высоты собственного роста.

По комнате прокатился одобрительный гул. Джеральд, по-прежнему вялый и апатичный, слегка наклонил голову в знак признательности.

— А теперь, я думаю, нам стоит обсудить события, произошедшие в последние дни, — продолжила я.

Все глаза были неотрывно устремлены на меня. Пролети в комнате муха, это было бы слышно.

— Думаю, вы все уже знаете, что вчера мы с мамой получили по почте коробку… скажем так, с подозрительными конфетами. Пока что я не могу сказать, что конфеты были отравлены, поскольку мы не располагаем результатами экспертизы. Следовательно, я не могу утверждать, что кто-то пытался убить меня и мою мать. Но думаю, дело обстояло именно так.

Я огляделась вокруг. Никто не выразил несогласия. Члены клуба молча ожидали продолжения.

— Разумеется, всем вам также известно, что сумочка Мэми обнаружена в машине Мелани Кларк.

Мелани смущенно потупила голову, длинные темные волосы упали ей на лицо. Бэнкстон незамедлительно обнял ее за плечи и притянул к себе.

— Тот, кто это сделал, похоже, полный идиот, — процедил он. — Неужели он не понимал: никто не поверит, будто Мелани способна на такое.

— Все мы знаем, что Мелани ни в чем не виновата, — поспешно заверила я.

— Разумеется, — подхватила Джейн Инга.

— Я отдаю себе отчет, что двое из нас сегодня вечером оказались в сложном положении, — продолжала я, тщательно подбирая слова. — Я имею в виду Салли и Артура. У Салли может возникнуть естественное для журналиста желание поместить в газету сообщение о нашей встрече. Артур, в качестве сотрудника полиции, должен сообщить об этой встрече своему начальству. Я понимаю, речь идет о профессиональном долге. Но надеюсь, Салли согласится со мной: то, о чем мы будем говорить сегодня, до поры до времени не стоит придавать гласности.

Теперь все взгляды устремились на Салли. В отличие от Мелани, она ничуть не смутилась и, эффектно откинув бронзово-рыжую голову, обвела собравшихся взглядом.

— Полиция потребовала, чтобы в репортаже об убийстве Мэми не проводилось никаких параллелей с делом Уоллисов, — сердито бросила она. — Но, как говорится, правда всегда выйдет наружу. Члены клуба все равно рассказали об этом всем, кто имел желание их слушать. А я потеряла отличный сюжет, о котором любой журналист может только мечтать. Теперь вы просите меня на один вечер позабыть о том, что я работаю в газете. Но это невозможно. Артур ведь не может позабыть, что он полисмен.

— Значит, завтра весь город узнает о нашей встрече из вашей чертовой газеты? — неожиданно подал голос Гиффорд. — Если это так, я ухожу. У меня нет ни малейшего желания становиться героем прессы. — Он откинул назад длинные волосы и злобно уставился на Салли.

— Так и быть, снова наступлю на горло собственной песне, — сверкнув ореховыми глазами, отчеканила Салли. — Но предупреждаю: это последний раз, когда я соглашаюсь утаить от читателей информацию, связанную с убийством.

По комнате вновь прокатился ропот — не то осуждающий, не то одобрительный.

— Аврора, милая, вы, вероятно, хотите сообщить нам то, что никто из нас не знает? — промурлыкала Джейн Ингл.

Хороший вопрос. Пора брать быка за рога.

— Все мы догадываемся, что убийца — один из нас, верно? — набрав в грудь побольше воздуху, выдохнула я.

Ни один из собравшихся не двинулся с места. Ни один не повернул головы, чтобы взглянуть на сидящего рядом.

В наступившей тишине я особенно остро ощутила, что атмосфера в комнате пронизана страхом. Боялись все. Но никто не хотел этого показать.

— Убийцей вполне может быть враг кого-нибудь из членов клуба, — наконец нарушил молчание Артур.

— У кого из нас есть враги? — спросила я. — Понимаю, этот вопрос звучит по-дурацки. Тем не менее мы должны на него ответить. Иначе события могут принять самый печальный оборот.

— Мне кажется, Ро, вы сгущаете краски, — заметила Мелани.

В объятиях любимого страдалица немного пришла в себя. На губах ее играло слабое подобие улыбки.

— Вы так считаете, Мелани? — резко вскинул голову Перри. — А по-моему, Ро абсолютно ничего не сгущает. Один труп мы уже имеем. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: тот, кто убил Мэми, хотел в точности воспроизвести убийство Джулии Уоллис. Скорее всего, этот убийца — один из нас. И в голове у него тараканы. Все мы проглотили кучу книг и знаем, что самый свирепый маньяк может казаться своим знакомым милым и безобидным, как котенок. До тех пор, пока ему не придет фантазия прикончить кого-нибудь из этих знакомых. Вспомним хотя бы Тэда Банди. [12]

— Но я всего лишь хотела сказать… — растерянно пролепетала Мелани. — Я хотела спросить… Почему вы все так уверены, что убийца как-то связан с нами? Может, мы его совсем не знаем. А он слышал о нашем клубе и решил над нами подшутить… То есть я имела в виду, нас проучить… А может, все эти совпадения — чистая случайность.

— А может, свиньи летают, — подхватил Рейнальдо.

Не слишком удачную остроту своего бойфренда Гиффорд встретил громким хохотом.

Это был неестественный, деланый смех. Казалось, он слился с волнами страха, которые перекатывались по комнате, угрожая накрыть нас всех с головой. Люди уже не могли скрыть, что им не по себе. Пожалуй, я совершила ошибку, пронеслось у меня в голове. Наша встреча не принесет ровным счетом никаких результатов.

— И все же пусть каждый из нас напряжет память, — взмолилась я. — Наверняка у кого-то есть недоброжелатель. Или просто знакомый, который проявлял подозрительный интерес к клубу «Знаменитые убийства». Вспомните, может, кто-то проглядывал ваши записи. Просил у вас почитать книги о громких преступлениях. Расспрашивал о том, как проходят заседания клуба. Попытайтесь ответить на вопрос: есть ли у этого человека причина желать вам зла? — Я перевела дух и отчеканила. — Если мы ничего не придумаем, сегодняшнее заседание «Знаменитых убийств» может оказаться последним.

В воздухе вновь повисло напряженное молчание. Все понимали: это отнюдь не пустые слова.

— Аврора права, — раздался в тишине нежный голосок Джейн Ингл. — Если мы не дадим себе труда раскинуть мозгами, новых смертей не миновать.

— Думай не думай, ясно одно: мы по уши завязли… сами знаете в чем, — угрюмо процедила Салли. — Тот, кто это делает, намерен продолжать. И у нас нет никакой возможности его остановить. Кто-то решил устроить себе кровавую потеху. И, бьюсь об заклад, этот кто-то находится сейчас среди нас. — У меня слишком много дел, чтобы сидеть здесь и выслушивать бессмысленные обвинения, — возмущенно заявил Бенджамин. — К тому же я все равно собирался выйти из клуба. Теперь, когда я занялся политикой, у меня нет времени на подобные забавы. Но прежде чем я отсюда уйду, хочу предупредить: если кто-то намерен меня убить, пусть лучше не пытается. Я сумею за себя постоять.

Гордо вскинув голову, Бенджамин направился к дверям. Его сопровождал удивленный шепот. Не успел он выйти, как Гиффорд во всеуслышание брякнул:

— Зря предупреждал. Вряд ли убийце захочется пачкать руки о такого кретона.

Все закачали головами, осуждая подобную грубость, однако Гиффорду удалось немного разрядить обстановку.

— Ладно, мне остается только попросить извинения за то, что я вас всех побеспокоила, — вновь приступила я к своим обязанностям ведущей ток-шоу. Провального ток-шоу, надо взглянуть правде в глаза. — Я надеялась, что мы сумеем объединить усилия и найти ключ к разгадке этого страшного преступления.

Собравшиеся оживились, точно зрители, с трудом дождавшиеся конца невыносимо скучного спектакля.

К моему удивлению, выяснилось, что Джон Квинслэнд обладает драматургическим чутьем. Он почувствовал, что в финале необходима эффектная реплика.

— Объявляю закрытым последнее заседание клуба «Знаменитые убийства», — торжественно провозгласил он.

Глава девятая

Я выглядела сногсшибательно. Матери Амины я сообщила, что мне нужен костюм для обеда в Атланте. Костюм не должен быть слишком экстравагантным, потому что мне придется явиться в нем на работу, добавила я. Правда, Амина наставала на том, что мой новый наряд должен принадлежать к разряду тех, что не годятся для библиотеки. Но, в конце концов, платить я собиралась из собственного кошелька, а не из кошелька лучшей подруга.

Миссис Дэй понимающе кивнула и наметанным взглядом окинула кронштейны с одеждой. Затем оценивающе уставилась на мою фигуру, прикидывая размер. Я прилагала отчаянные усилия, чтобы не выглядеть слишком глупо. Примеряя новую одежду, я всегда чувствую себя полной идиоткой. Боюсь, в глазах у меня сверкали огоньки надежды, которые мне никак не удавалось погасить.

После минутного размышления миссис Дэй решила, что лучше всего моим чаяниям ответит блуза цвета слоновой кости, украшенная рисунком, отдаленно напоминающим виноградные лозы, и темно-зеленый бант-заколка.

«В твоем возрасте, детка, совершенно ни к чему носить яркие цвета, — ворковала она. — Это нам, старушкам, надо пытаться оживить себя всеми возможными способами».

Бант вызывал у меня серьезные сомнения, однако, когда он увенчал мою непослушную гриву, я не могла не признать: вид у меня стал намного женственнее. Затем миссис Дэй предложила моему вниманию брюки цвета хаки с широким поясом. Гофрированные оборочки, украшавшие низ штанин, показались мне несколько вызывающими, но миссис Дэй заверила, что это чрезвычайно модная и стильная деталь. Подобрать к этому наряду туфли оказалось не так просто, но в конце концов миссис Дэй удалось найти такие удобные, что мне не захотелось их снимать. Напоследок миссис Дэй заявила, что, на ее вкус, помада у меня чересчур бледная. Тут уж я решительно воспротивилась. Слишком яркие губы кажутся мне вульгарными.

Сказать, что новый наряд преобразил меня до неузнаваемости, было бы преувеличением. Тем не менее я чувствовала себя совсем другой женщиной. Уверенной, соблазнительной, манящей. В том, что Робин Крузо будет убит наповал, у меня не было никаких сомнений.

Однако стоило мне войти в здание колледжа и сквозь стеклянную дверь заглянуть в аудиторию, моя уверенность начала меркнуть. Как и предсказывала Амина, класс был битком набит молодецкими цыпочками, внимающими каждому слову знаменитого писателя. Бьюсь об заклад, все эти юные красотки сочиняли стихи о всепоглощающей страсти и томлении одиноких сердец. Все они пожирали Робина Крузо похотливыми взглядами. Насколько я могла судить, в большинстве своем сшиве носили лифчиков. Сильная половина человечества была представлена в аудитории четырьмя удручающе тщедушными насупленными юнцами. Эти наверняка баловались экзистенциальными пьесами. А может, тоже писали вирши о томлении одиноких сердец.

Когда все студенты двинулись к дверям, две особенно настырные цыпочки приблизились к Робину, угрожающе наставив на него выпирающие из-под тесных блузок соски. По всей видимости, они хотели еще глубже проникнуть в секреты его непревзойденного мастерства. Пора вступать в бой, решила я. Растянула губы в улыбке я вошла в аудиторию.

Робин, похоже, действительно был рад меня увидеть. По крайней мере, он просиял очень естественно.

— Как здорово, что вы сумели меня отыскать, — провозгласил он.

Обе студентки — про себя я называла их наглыми девчонками — уставились на меня без особой приветливости.

— Лиза, Кимберли, познакомьтесь, это мисс Аврора Тигарден, — представил меня Робин.

Иногда от хороших манер бывает один вред. Услышав столь пышное имя, брюнетка по имени Лиза недоверчиво вытаращила глаза, а крашеная блондинка Кимберли невольно прыснула со смеху.

— Вы готовы составить мне компанию за обедом? — спросил Робин.

Вот так-то лучше. Лица будущих художниц снова вытянулись. Я с трудом притушила победное сияние в глазах.

— Разумеется, готова, — пропела я, наградив соперниц обворожительной улыбкой.

— Надеюсь удивить вас обеих на следующей лекции. Она состоится в среду, — повернулся Робин к Лизе и Кимберли.

Незадачливые охотницы за писателями уныло побрели к дверям, согнувшись под тяжестью книг. Робин сунул в портфель несколько пухлых антологий.

— Если вы не возражаете, я занесу это в свой офис, — сказал он.

Его офис находился на том же этаже, на другом конце коридора, и был до потолка завален книгами и бумагами. Робин пояснил, что все это добро принадлежит не ему.

— Джеймс Артис собирался вести в этом университете писательский семинар, а также прочесть курс посвященный истории детективного романа. Как видите, он уже успел здесь обосноваться. Но в его планы вмешался сердечный приступ. Меня пригласили сюда по его рекомендации.

— А почему вы решили принять предложение? — спросила я, когда мы шли через кампус, направляясь в ближайший ресторан.

— У меня возникла потребность что-то изменить в своей жизни, — признался Робин. — Мне надоело целыми днями сидеть в одиночестве и строчить романы. Представьте себе, из-под моего бойкого пера почти без передышки вышли три книгу подряд. И как это ни печально, я истощил собственный запас идей. Так что мысль заняться преподаванием показалась мне достойной внимания. К тому же Джеймс расхвалив ваш город до небес. Сказал, что аренда жилья здесь недорогая. Надо отдать ему должное, в этом он был совершенно прав. Таунхаус, который я снял при помощи вашей матушки, превзошел все мои ожидания.

— Значит, вы собираетесь остаться в нашем городе надолго? — деликатно осведомилась я.

— Это зависит от того, будут ли мои лекции и семинары пользоваться успехом, — пожал плечами Робин. — А также от состояния здоровья Джеймса. Но даже если университет решит отказаться от моих услуг, я, возможно, останусь в Лоренсетоне. Мне кажется, тихая провинциальная жизнь придется мне по нраву. А никаких связей и обязательств, мешающих мне жить где заблагорассудится, у меня нет. Мои родители давно на пенсии и живут во Флориде. А у меня нет ни малейшего желания возвращаться в город своего детства… В Сент-Луис, — добавил он, прочтя в моих глазах вопрос.

Подойдя к дверям ресторана, Робин галантно распахнул их передо мной. Это был ресторанчик в стиле кантри, официанты и официантки щеголяли здесь в джинсовых фартуках. Парнишку, который нас обслуживал, звали Дон. Прежде чем принять у нас заказ, он повернул ручку радио, поймав и известную станцию, передающую тяжелый рок. По всей видимости, он принял нас за старых рокеров. Не сомневаюсь, к этой категории он относил всех посетителей старше двадцати пяти.

Просматривая меню, я вспомнила наставления Амины, включила нижние чакры и начала испускать волны соблазна. По всей видимости, мне не удалось направить их в нужном направлении. Бедняга Дон принимая заказ, покраснел как рак и уставился в вырез моей блузки. Но Робину, похоже, тоже кое что досталось. Он сжал мою руку, лежавшую на столе. Правда, вид у него при этом был такой растерянный, словно он никак не мог решить, стоит ли это делать. Впрочем, обстоятельства — разгар дня, многолюдное место, предстоящая лекция — оправдывали его колебания.

К стыду своему, вынуждена признаться в подобных ситуациях я теряюсь, как школьница. Во-первых, я сразу начинаю гадать, что последует за пожатием.

Призвание в любви до гроба? Предложение лечь в койку? Или сходить в воскресенье в кино? Во-вторых, я не знаю, куда девать глаза. Смотреть ухажеру в лицо? Слишком вызывающе. На руку, которая сжимает мою? Слишком глупо. Да и стоит ли отвечать ему на пожатие? Иными словами, по части правил флирта я полный профан.

Появление греческого салата вывело меня из затруднительного положения. Волей-неволей нам пришлось расцепить руки и взяться за вилки. Вкуса еды я не чувствовала, так как мучилась над вопросом: стоит ли испускать волны соблазна, работая челюстями? Тем временем грохот, несущийся из радио-приемника, смолк. Настало время новостей. Услышав название родного города, я навострила уши.

— Переходим к другим новостям, — произнес бесстрастный голос женщины-диктора. — Моррисон Петтигрю, кандидат на пост мэра города Лоренсетона, сегодня утром был найден мертвым. Тридцатипятилетний Петтигрю являлся кандидатом от коммунистической партии. Руководитель его предвыборной кампании Бенджамин Грир обнаружил убитого в ванной собственного дома Петтигрю в Лоренсетоне. Петтигрю получил несколько ножевых ранений. В ванне плавали обрывки бумаги, но пока полиция не может сообщить, какого рода текст содержался на этих клочках. В данный момент полиция не располагает фактами, позволяющими определить круг подозреваемых. Главный вопрос, который предстоит решить следствию: имеем ли мы дело с бытовым убийством или же с убийством по политическим мотивам? Бенджамин Грир настаивает на последней версии.

Наши вилки застыли в воздухе. В потрясенных взглядах, которыми мы обменялись, не осталось и следа вожделения.

— Прикончили в ванной, — пробормотал Робин.

— Закололи ножом, — так же невнятно пробормотала я. — И посыпали обрывками бумаги.

— Жан Поль Марат! — воскликнули мы хором.

— Бенджамину опять не повезло, — вздохнула я себе под нос.

Перед беднягой распахнулись сияющие горизонты, он мчался к ним на всех парусах, и вдруг его корабль потерпел крушение. А он-то поторопился отряхнуть с ног своих прах нашего клуба.

— Детектив Смит ведь наверняка просечет, с ремейком какого убийства мы столкнулись на этот раз? — спросил Робин, совершенно позабывший о том, что перед ним прекрасная соблазнительница, а не просто знаток по части громких преступлений.

— Думаю, да, — кивнула я. — Артур проглотил кучу книг о знаменитых убийствах. И он не страдает от недостатка сообразительности.

— Да, а как насчет отравления с помощью шоколадных конфет? Вам удалось найти, какое преступление послужило ему прообразом?

— Пока нет. Но Джейн Ингл утверждает, что читала о чем-то подобном.

Робин, один-единственный раз встретившийся с членами нашего клуба, не имел понятия ни о Джейн Ингл, ни о ее достойной восхищения памяти. Мне пришлось пуститься в объяснения.

— Джейн обещала покопаться в книгах и найти первоисточник, — завершила я свой рассказ.

— Как вы думаете, ей удастся это сделать до завтра? — поинтересовался Робин.

— Может быть, поиски уже увенчались успехом. Сегодня я непременно увижусь с Джейн и все узнаю.

— Скажите, а какой ресторан считается в Лоренсетоне самым лучшим? — неожиданно спросил мой собеседник.

— «Каретный двор»! — без запинки выпалила я.

О высоком уровне этого ресторана, который и в самом деле располагался на старом каретном дворе, говорил тот факт, что столики там требовалось заказывать предварительно. Все прочие городские рестораны никак не могли претендовать на подобную честь. Для очистки совести я дала еще несколько названий. Но ни одно из них не произвело на Робина столь сильного впечатления, как «Каретный двор».

— Сегодняшний обед никак не назовешь удачным, — заявил он. — Новость здорово испортила нам аппетит, и большая часть салата осталась на тарелках. Предоставьте мне шанс взять реванш. Давайте встретимся завтра вечером, поужинаем и поговорим.

— Спасибо за приглашение. Но имейте в виду: «Каретный двор» — из тех заведений, где неукоснительно соблюдается дресс-код.

Сказав это, я тут же пожалела о своих словах. Чего доброго, Робин обидится, решив, что я намекаю на непозволительную небрежность его костюма. Сочтет меня бестактной особой.

— Хорошо, что предупредили, — улыбнулся Робин, развеяв мои опасения. — А то бы я, чего доброго, заявился в джинсах. Идемте, я провожу вас до машины.

Взглянув на часы, я поняла, что мне и в самом деле надо торопиться. В этой жизни я занимаюсь не только тем, что соблазняю знаменитых писателей и изучаю знаменитые убийства. Настало время приступить к обязанностям библиотекаря.

— Если не возражаете, я заеду за вами завтра в семь, — сказал Робин, когда мы подошли к моей машине. — Буду очень признателен, если вы сами закажете столик.

Итак, он назначил мне второе свидание. Хотя, боюсь, это свидание больше заслуживало названия деловой встречи. Так сказать, совещания двух классных специалистов. Правда, на прощание Робин поцеловал меня в щеку. Это внушало надежду на то, что он видит во мне не только члена клуба «Знаменитые убийства». Так или иначе, в Лоренсетон я возвращалась в приподнятом настроении, мурлыча поднос какую-то композицию в стиле тяжелый рок.

Воспроизводить подобную какофонию звуков отнюдь не просто. Это занятие поглощало все мое внимание, не позволяя воображать ванну, наполненную красной от крови водой, и плавающего в ней Моррисона Петтигрю.

Глава десятая

— Корделия Боткин, [13] тысяча восемьсот девяносто восьмой год, — торжествующе провозгласила Джейн.

Она неслышно подошла ко мне, когда я, взгромоздившись на лесенку, расставляла на верхних полках возвращенные читателями книги. От неожиданности я покачнулась и схватилась за ручку тележки, на которой лежали пухлые фолианты. Ненадежная опора покатилась вперед, увлекая меня за собой. Я чудом не рухнула на пол. Спустившись вниз на трясущихся ногах, я закрыла глаза и мысленно приказала себе воздержаться от упреков по адресу Джейн. Утро вторника началось замечательно. Портить его совершенно ни к чему.

— Ро, детка, простите ради бога! — всполошилась Джейн. — Я думала, вы меня видите!

Я издала нечленораздельное мычание и мотнула головой в знак того, что со мной все в порядке.

— Как, вы сказали, звали убийцу? — спросила я, обретя наконец дар речи.

— Корделия Боткин. Сказать, что ее дело — точная копия вашего, было бы не совсем верно. Но совпадений более чем достаточно. Думаю, тот, кто послал вам конфеты, воспроизвел все обстоятельства давнего дела несколько неряшливо, потому что его поджимало время. Возможно, по его плану вы должны были получить бандероль еще до убийства Мэми Райт.

— Не исключено, что вы правы, Джейн. Для того чтобы попасть мне в руки, коробке с конфетами потребовалось шесть дней. А ведь она была отправлена всего лишь из Атланты. Тот, кто это сделал, наверняка не ожидал от почты такой медлительности. Скорее всего, он думал, отравленные конфеты окажутся у меня уже через пару дней.

Я огляделась по сторонам. Разговор наш не был предназначен для чужих ушей. Моя коллега Лилиан Шмидт тоже расставляла книги на полках. Но она была от нас слишком далеко и вряд ли могла что-нибудь услышать.

— Джейн, прошу вас, расскажите подробнее о деле этой Корделии или как ее там.

Джейн открыла потрепанный блокнот, с которым, похоже, никогда не расставалась.

— Корделия Боткин жила в Сан-Франциско, — вполголоса сообщила она. — Боткин была любовницей Джона Даннига, который возглавлял Бюро объединенной прессы. Ради нее он расстался с женой… Так… так… — Джейн пробежала глазами свои записи. — Корделия Боткин отправила его бывшей жене несколько анонимных писем. Скажите, Ро, ваша матушка случайно не получала анонимных писем?

Я потрясенно кивнула. Детективу Линн Лигетт мама сообщила то, что не сочла нужным сообщить мне: за несколько дней до прибытия злополучной коробки с конфетами она получила донельзя глупое и грубое анонимное письмо. Брезгливо поджав губы, мама призналась, что не захотела меня расстраивать, рассказывал о чьей-то идиотской выходке. По словам мамы, письмо было напечатано на машинке. Разумеется, она не стала хранить «эту гадость» и выбросила анонимку, предварительно изорвав ее в клочки.

Руку готова отдать на отсечение, письмо было отпечатано на той же самой машинке, что и наклейка на бандероли.

— Как бы то ни было, — продолжала Джейн, сверившись со своими записями, — Корделия решила, что Даннинг намерен вернуться к жене. Тогда она начинила ядом шоколадные конфеты и отправила их своей сопернице. В результате жена Даннинга и ее лучшая подруга, на свою беду зашедшая к ней в гости, умерли.

— Умерли, — эхом повторила я.

Джейн кивнула и тактично опустила глаза.

— Ро, ваш отец, насколько я знаю, по-прежнему работает в газете, верно?

— Да, он возглавляет рекламный отдел, — подтвердила я.

— И он живет с новой женой. Иными словами, у него есть «другая женщина».

— Положим.

— Убийца наверняка решил, что с некоторой натяжкой обстоятельства можно счесть сходными, и воспользовался возможностью.

— Вы сообщили о своем открытии Артуру Смиту? — спросила я.

— Я сочла это своим долгом, — важно кивнула Джейн.

— И что он сказал?

— Он записал название книги, в которой я почерпнула сведения о деле Корделии Боткин. Поблагодарил меня и поспешил распрощаться. По-моему, вид у него при этом был обеспокоенный. Насколько я понимаю, его начальству не слишком нравится, когда Артур пытается утверждать, что все эти преступления — копии громких дел, имевших место в прошлом. Да, кстати, полиция уже сумела выяснить, были ли ваши конфеты отравлены?

— Пока что ничего не известно. Конфеты по-прежнему находятся в лаборатории. Артур предупредил: для того чтобы провести исследования, понадобится несколько дней.

Лилиан постепенно продвигалась все ближе и ближе к нам. На лице ее застыло любопытное выражение, весьма характерное для этой особы. Впрочем, в последнее время она была под постоянным огнем любопытных взглядов. Я понимала, что это вполне естественно. Серая мышка библиотекарша, которую угораздило не только обнаружить труп на собрании некоего весьма странного клуба, но и получить по почте коробку отравленных конфет, была обречена стать знаменитостью местного масштаба. К тому же я сама подлила масла в огонь, появившись после вышеупомянутых событий в довольно экстравагантном, по библиотечным понятиям, наряде. Разумеется, Лилиан дорого отдала бы за то, чтобы узнать, о чем мы с Джейн так возбужденно шепчемся.

— Думаю, мне пора идти, — сказала Джейн, бросив в сторону Лилиан многозначительный взгляд. — Я и так отняла у вас непозволительно много времени. Но когда я наткнулась на описание этого преступления, я почувствовала, что должна не откладывая поговорить с вами. Да, вы слыхали об убийстве этого кандидата-коммуниста? Всякому ясно: перед нами точная копия убийства Марата. Тут и в книгах копаться не надо. Бедный Бенджамин Грир! В новостях сообщили, что тело обнаружил именно он.

— Джейн, вы не представляете, как я вам благодарна, — торопливо прошептала я. — На следующей неделе непременно приглашу вас на обед. — Обсуждать убийство Моррисона Петтигрю мне отчаянно не хотелось.

— Ро, милая, в этом нет ни малейшей необходимости, — улыбнулась Джейн. — Благодаря вам мне было чем себя занять, а нам, пенсионерам, только этого и надо. Конечно, время от времени мне дают возможность почувствовать себя полезной, приглашая поработать здесь и в школьной библиотеке. Но вы же сами понимаете: расследовать убийство намного увлекательнее, чем заполнять формуляры. Впрочем, признаюсь, я подумываю о том, чтобы найти себе другое хобби. Согласитесь, когда сталкиваешься с насильственной смертью в реальности, она производит слишком тягостное впечатление. В последнее время я постоянно чувствую себя не в своей тарелке.

Джейн испустила тяжкий вздох. Я так и не поняла, о чем она больше сокрушалась: о том, что Мэми Райт и Моррисон Петтигрю прекратили земное существование, или о том, что своей кончиной они вынудили ее искать новое хобби.

Кивнув мне на прощание, Джейн направилась к лестнице, идущей вниз. Мы с ней находились на втором этаже библиотеки, представляющем собой открытую галерею, откуда прекрасно виден первый этаж — там у нас расположены отдел периодики, отдел детской литературы, а также столы выдачи и приема книг. Провожая глазами идущую к выходу Джейн, я размышляла о Корделии Боткин, которая, в отличие от моего неведомого врага, сумела осуществить свои черные замыслы.

Внезапно взгляд мой упал на знакомую долговязую фигуру. Детектив Линн Лигетт собственной персоной! Директор библиотеки Сэм Клеррик семенил рядом с ней, провожая ее до дверей. Меня точно током ударило. Я никак не ожидала, что Линн Лигетт сочтет нужным побывать у меня на работе и навести обо мне справки. Интересно, что ее интересовало? Мое служебное расписание? Особенности моего характера? Странности в моем поведении? Конфликты и стычки, которые происходили у меня с коллегами?

Охваченная тревожными размышлениями, я вернулась к прежнему занятию. Я автоматически ставила книги на полки, пытаясь понять, какими причинами был вызван визит детектива Лигетт. В любом случае, Сэм Клеррик не мог сообщить обо мне ничего плохого, успокаивала я себя. Я всегда прихожу на работу вовремя, практически никогда не болею и не ссорюсь с другими сотрудниками. С читателями я тоже, как правило, нахожу общий язык. По крайней мере, я ни разу не повысила голос на кого-нибудь из посетителей, хотя, видит небо, поводов для этого каждый день бывает предостаточно. К сожалению, некоторые жители Лоренсетона весьма своеобразно представляют себе назначение библиотеки. Так, многие родители уверены, что читальный зал — самое подходящее место для буйных игр и забав их отпрысков, которых они не желают таскать с собой по магазинам. Стоит ли говорить, что милые шалуны изрядно портят библиотекарям нервы.

Волноваться не о чем, мысленно твердила я. Раньше я понятия не имела о том, что криминальное расследование — такая неприятная вещь. Теперь мне пришлось почувствовать это на собственной шкуре. Тем не менее у меня нет ни малейших оснований строить из себя жертву полицейского произвола. В конце концов, мой гражданский долг — всячески содействовать раскрытию совершенных преступлений.

Все-таки любопытно было бы узнать, вхожу ли я в число подозреваемых в убийстве Мэми Райт. Надо взглянуть правде в глаза: возможность прикончить Мэми у меня имелась. Прежде чем прибыть на заседание клуба, я больше часа провела дома в полном одиночестве. Подтвердить мое алиби не может ни одна живая душа. Разве что кто-нибудь из соседей видел мою машину на стоянке. Но это никак не может служить веским доказательством того, что я в это время находилась дома. Отравленные конфеты я тоже вполне могла прислать себе сама. Разумеется, если бы отыскала магазин, где продают «Лакомство миссис Си». В библиотеке полно пишущих машинок, так что у меня была возможность напечатать наклейку. Если выяснится, что шрифт одной из библиотечных машинок совпадает со шрифтом на бандероли, это будет уликой против меня. Правда, всего лишь косвенной уликой. Ведь машинкой могла воспользоваться не только я. А если шрифты не совпадают, это отнюдь не служит доказательством моей невиновности. Я могла напечатать наклейку на другой машинке. Например, на той, которая стоит в мамином офисе.

Что касается убийства Моррисона Петтигрю, обвинить в нем меня будет несколько труднее. Начнем с того, что я не имела случая познакомиться с покойным претендентом на пост мэра и теперь уже не исправлю это упущение. Я даже не представляла, где он живет. Одна на наших сотрудниц сообщила мне об этом уже после его смерти. Да, но, если дело дойдет до допроса, разве я сумею доказать все эти факты? Детективам придется поверить мне на слово, а они, как я успела понять, не имеют такой привычки. Кстати, в какое время был убит этот чертов Петтигрю? Если в воскресенье вечером, у меня снова нет алиби. После того как выездное заседание клуба «Знаменитые убийства» закончилось столь внезапно, я осталась дома в полном одиночестве сидела в гостиной и горевала о своей печальной судьбе.

Было бы здорово, произойди убийство Петтигрю в тот самый час, когда все члены клуба находились у меня. Тогда все мы чисты от подозрений! Но подобное счастливое совпадение вряд ли возможно.

Позабыв обо всем на свете, я взвешивала аргументы «за» и «против» собственного ареста. Это занятие поглотало меня полностью. Я даже не заметила, как буквально врезалась в Салли Эддисон. Она стояла у стеллажа, где хранились книги по рукоделию. Таких книг в нашей библиотеке насколько десятков. Большая часть наших читательниц — домашние хозяйки, а они считают рукоделие лучшим средством от скуки.

Я что-то невнятно пробормотала в свое извинение, Салли ответила столь же невнятным бурчанием, вероятно означавшим, что мои извинения приняты. Взгляд ее по-прежнему был приклеен к полкам. В последние два месяца Салли часто появлялась в библиотеке, порой она приходила сюда даже в часы, которые люди обычно проводят на рабочих местах. Не думаю, что ее интересовали книги, хотя после каждого визита она неизменно уносила с собой парочку. По моему разумению, Салли влекла в библиотеку тревога за ненаглядного сыночка Перри. В этом не было ничего удивительного, особенно после того, что рассказала мне Амина. Иногда Салли, ни словом не перемолвившись со своим чадом, наблюдала за ним издалека, словно пытаясь решить, есть ли у нее повод для беспокойства.

— Как поживает ваша мама, Ро? — любезно осведомилась Салли.

— Прекрасно, благодарю вас, — ответила я столь же светским тоном.

— Надеюсь, вы обе уже полностью оправились от пережитого потрясения? Вчера я не успела об этом спросить.

После инцидента с отравленными конфетами, о котором Салли узнала из полицейского пресс-релиза, она воспылала желанием сделать нас с мамой героинями пространного репортажа. Однако на все ее вопросы мы отделывались скупыми ответами, лапидарность которых граничила с невежливостью. Меня уже изрядно утомило внимание прессы к моей скромной особе, а мама хотела как можно быстрее забыть об этом мерзком происшествии. К тому же, как всякая бизнес-леди, она в первую очередь руководствовалась деловыми соображениями и находила, что излишний шум вокруг неудавшейся попытки отравления может повредить репутации ее агентства.

— Салли, потрясение, которое пережили мы мамой, было не таким уж сильным, чтобы оправдаться от него несколько дней. Мы до сих пор не уверены, что нас в самом деле хотели убить. Позвольте узнать, вы интересуетесь моим душевным состоянием в качестве друга или в качестве газетного репортера?

Салли вперила в меня пристальный взгляд. Слова мои не то чтобы рассердили ее, но явно задели за живое.

— Вам трудно понять, Ро, что репортер — это такая профессия, о которой невозможно забыть хотя бы на минуту. Она входит в плоть и кровь, становится твоей сутью. Да, я считаю себя вашим искренним другом. Но это не означает, что я могу себе пренебречь материалом, из которого выйдет потрясающий репортаж. По нашим провинциальным меркам, то, что с вами произошло, — настоящая сенсация. А вы еще и дочь известных в городе людей. До сих пор мы, уступая требованиям полиции, придерживали всю важную информацию о совершенных в городе преступлениях. Но моего шефа подобное совершенно не устраивает. Он настаивает… — Салли осеклась, увидев приближающуюся к нам Лилиан. — Эти вышивки болгарским крестом — такая прелесть, — громко пропела она. — Я сплю и вижу, как бы научиться вышивать. Милая Аврора, может, вы посоветуете мне какое-нибудь руководство?

Я растерянно заморгала, однако быстро сообразила, в чем дело.

— Увы, Салли, вы обратились за советом не по адресу, — ответила я столь же громко. — К стыду своему, я даже пуговицу пришить не способна. Обо всем, что касается рукоделия, вам лучше поговорить с моей мамой. Или с Лилиан, — добавила я, расплывшись в улыбке.

Лилиан, острому слуху которой позавидовала бы летучая мышь, разобрала собственное имя и повернулась к нам. В следующее мгновение между ней и Салли завязался удручающе обстоятельный разговор о болгарском кресте и английской глади. Мысленно удивляясь осведомленности, которую проявила в этих вопросах Салли, я вновь принялась расставлять книги на полках. Скорее бы мои приключения набили оскомину всем жителям Лоренсетона, с грустью думала я. Тогда Салли смогла бы позабыть о профессиональном долге и снова стать моим другом.

Взглянув на часы, я обнаружила, что уже четыре. Рабочий день заканчивался в шесть. Хватит предаваться грустным мыслям, сказала я себе. Надо решить, что я надену на свидание с Робином. Он сказал, что заедет за мной в семь. Значит, у меня есть всего час на то, чтобы добраться до дома, принять душ, освежить макияж и одеться. Столик я заказала без всяких проблем, по вторникам народу в «Каретном ряду» бывало немного. А вот над вопросом о собственном наряде придется поломать голову. Может, надеть шелковое темно-синее платье? Оно как раз вернулось из химчистки, и даже Амина не назвала бы его скучным. Да, но есть ли у меня подходящая обувь? Я с ужасом вспомнила, что на моих выходных туфлях порвался ремешок, а я так и не удосужилась отдать их в ремонт. Как жаль, что я не купила те восхитительные черные лодочки, которые видела в магазине матери Амины. Каблук у них не особенно высокий, и есть надежда, что я не буду чувствовать себя как на ходулях. Сзади, у каблука, туфли украшены бантами, которые придают им невероятно изящный вид. Может, я еще успею заехать в магазин и купить их?

Воображая себя во всем блеске красоты и обольстительности, я невольно прислушивалась к заунывному мурлыканью, раздававшемуся по другую сторону стеллажа. Наверняка Лилиан развивает свои вокальные способности, догадалась я. Поставив на полку книгу знаменитого ветеринара «Как люди могут быть полезны для собак», я увидала в просвете между стеллажами ее круглую румяную физиономию.

— Пахать нас заставляют, как лошадей, а денег платить не желают, — угрюмо пробурчала Лилиан. — Надо же до чего додумались — работать по вечерам! Могли бы прежде поинтересоваться, согласны ли мы. От этого нового директора одни неприятности.

— О чем ты, Лилиан? Какая работа по вечерам? — растерянно пробормотала я.

Тирада Лилиан привела меня в полное замешательство. До сего дня она до небес превозносила нашего нового директора Сэма Клеррика. Я тоже признавала, что эрудиция и знание библиотечного дела относятся к числу несомненных достоинств мистера Клеррика. Но о том, умеет ли он руководить людьми, я пока не составила мнения.

— Так ты еще ничего не слышала?

Надутое лицо Лилиан моментально просветлело.

Для нее не существовало большего удовольствия, чем сообщить кому-либо новость, желательно неприятную.

— Конечно, на тебя свалилось столько потрясающих событий, что до наших серых библиотечных будней тебе просто нет дела.

Я возвела глаза к потолку, мысленно призывая себя к терпению.

— Говори, не томи, Лилиан!

— Да будет тебе известно, позавчера состоялось заседание попечительского совета, — досадливо пожав мощными плечами, изрекла она. — Разумеется, наш драгоценный Сэм Клеррик там присутствовал. И внес деловое предложение. Догадайся какое. Сказал: по его мнению, библиотека должна работать не один вечер в неделю, как сейчас, а целых три. Ради удобства тех читателей, которые не могут посетить ее днем. На удобства сотрудников ему, разумеется, наплевать. Так что готовься, со следующей недели начнем вкалывать вечерами. Про личную жизнь придется забыть.

Про себя я не могла не признать, что предложение Сэма Клеррика не лишено смысла. Библиотека работала до шести часов, то есть в то время, когда все трудоспособное население Лоренсетона находилось в своих конторах. Естественно, основными нашими посетителями являлись пенсионеры, домохозяйки и школьники. Как видно, Сэм Клеррик решил в корне изменить ситуацию и расширить читательскую аудиторию. Несмотря на все это, перспектива работать по вечерам не вызывала у меня ни малейшего восторга.

Особенно некстати это было сейчас, когда жизнь моя вышла на новый виток, позволив надеяться, что период одиноких тоскливых вечеров канул в прошлое.

— Но наверное, мистер Клеррик намерен расширить штат? — поинтересовалась я. — Он же понимает, что мы не двужильные.

— Ты слишком высокого мнения о его понятливости! — фыркнула Лилиан. — Он считает, библиотека прекрасно обойдется без новых сотрудников. Вполне достаточно волонтеров, которые будут помогать дежурному библиотекарю.

Волонтеры — такой народ, на который не стоит очень-то полагаться. В большинстве своем это дюйм весьма преклонного возраста. Им совершенно нечем заняться дома, они обожают книги и чувствуют себя в библиотеке как рыба в воде. Однако среди них немало и тех, кто считает библиотеку отличным местом для встреч и болтовни с друзьями. В любом случае, самые ретивые волонтеры вряд ли в состоянии заменить квалифицированных библиотекарей.

— Ты меня просто ошарашила, — призналась я, тем самым вознеся Лилиан на вершину блаженства.

— Сегодня нам официально сообщат об изменениях в рабочем расписании, — сообщила она, стараясь притушить довольный блеск в глазах. — Общее собрание назначено на пять тридцать. Так что Перри Эллисон сменит тебя на выдаче. Кстати, разве тебе не пора отправляться в отдел работы с читателями?

— Пора, пора, — закивала я. — Спасибо, что напомнила, Лилиан.

Все мы по очереди работаем на выдаче и в фондах — штат в нашей библиотеке слишком мал, чтобы сотрудники могли специализироваться в той или иной сфере. К тому же, как известно, смена занятий способствует усилению работоспособности.

Лилиан с таким укоряющим видом поглядела на часы, что я решила ей отомстить.

— Знаешь, сейчас я немножко пришла в себя и решила, что ничего страшного не произошло, — произнесла я фальшиво-бодрым тоном. — Пусть мы будем заняты по вечерам, зато днем у нас появится больше свободного времени. Это тоже неплохо.

Особенно если учесть, что в подавляющем большинстве наши сотрудники проводят вечера перед телевизором, хотелось добавить мне. Но это было уже чересчур.

Хорошо еще, что общее собрание проводится не после закрытия библиотеки, сказала я себе. В противном случае над моими планами нависла бы угроза. Решение купить новые туфли созрело в моей голове окончательно.

— А вообще все это очень некстати! — не удержалась я, сообразив, что собрание может затянуться.

При этом я с такой силой втиснула на полку очередную книгу, что она вытеснила пухлый том, стоявший на стеллаже с противоположной стороны.

— Чертовом некстати! — радостно подхватила приунывшая было Лилиан и подняла упавший фолиант. — Босс который не имеет привычки считаться с людьми, плохо кончит.

Выражение «плохо кончит» заставило меня содрогнуться, но, к счастью, Лилиан этого не заметила.

Работа с читателями неизменно доставляет мне удовольствие. Мне нравится сидеть за большим дубовым столом, отвечать на вопросы, принимать и выдавать книги. Правда, приходится налагать штрафы на нерадивых читателей, вернувших книги после положенного срока, но, как правило, у меня хватает такта сделать это без особой нервотрепки. Если наплыв читателей особенно велик, мне помогает кто-нибудь из волонтеров.

Сегодня никакого особого наплыва не было, так что мысли мои могли без помех витать вдали от служебных обязанностей. В предвкушении свидания я намеревалась настроиться на жизнерадостный лад. Однако мое воображение с упорством, достойным лучшего применения, рисовало душераздирающие картины. Мама, едва не отправившая себе в рот отравленную конфету. Мертвая Мэми, лежавшая на окровавленном плаще. Хорошо еще, что я не успела рассмотреть ее во всех подробностях. Да, ответственная роль «человека, обнаружившего труп» на поверку оказалась не особенно приятной. Кстати, Бенджамину Гриру тоже довелось ее сыграть. Наверное, сейчас он упивается всеобщим вниманием. Что ж, пусть это немножко утешит бедолагу, политические амбиции которого пошли прахом.

Довольно думать о трупах и убийствах, приказала я себе. Лучше помечтать о том, как нынешним вечером я буду испускать волны соблазна, глядя в ореховые глаза Робина. Кстати, светло-голубые глаза Артура Смита тоже очень хороши.

Нет-нет, пожалуй, сравнивать двух своих поклонников и делать между ними выбор несколько преждевременно, остановила я себя. Не исключено, что ни один из них не связывает с моей особой далеко идущих намерений.

Пытаясь отвлечься, я завязала разговор с волонтером, который томился от безделья, сидя за столом рядом со мной. Волонтером этим оказался Арни, отец Лизанны Бакли. Несмотря на свои шестьдесят шесть, этот седовласый пенсионер обладал цепкой, как железная ловушка, памятью. Если какой-то предмет возбуждал его любопытство, он был способен перелопатить горы книг и потом держал все прочитанное в голове. Так что у него можно было получить исчерпывающую консультацию по самым разнообразным вопросам. Когда я спросила у мистера Бакли, в каком направлении он работает сейчас, он признался, что найти новый объект для исследований ему становится все труднее. По его словам, прежде это происходило естественно, без всяких усилий с его стороны.

— Вот, например, выхожу я в свой садик и вижу пчелу, которая сидит на розовом кусте, — пояснил мистер Бакли. — А над кустом с жужжанием летает другая. Я замечаю: та, что сидит на цветке, намного меньше той, что летает. Любопытно, почему это, спрашиваю я. Может, они относятся к разным породам? Одна к той породе, что собирает пыльцу роз, а другая — к той, что предпочитает другие растения? А может, эти пчелы просто разного возраста? Одна матерая, а другая — самка. В результате я читаю все, что только можно достать о пчелах. А в последнее время мой исследовательский пыл как-то угас. По крайней мере, сам собой он не разгорается.

Я сочувственно кивнула и выразила надежду, что с наступлением теплой погоды мистер Бакли будет больше гулять, наблюдать за природой, а значит, у него появится больше возможностей для поиска.

— Откровенно говоря, сейчас я почти определился с выбором, — признался Арни. — Учитывая события, которые недавно потрясли наш тихий городок, думаю, мне стоит заняться убийствами. Ну, я имею в виду, психологией преступника и все такое…

Я уставилась на него, открыв рот. Неужели старикан тоже хочет вступить в клуб «Знаменитые убийства», пронеслось у меня в голове. Придется огорчить его, сказав, что эта пресловутая организация прекратила свое существование.

Но мистер Бакли, судя по всему, был вполне доволен свои уделом исследователя-одиночки.

— Я уже хотел приступить к изысканиям, но тут вышла заминка… — протянул он.

— Какая же?

— В нашей библиотеке не осталось на одной книги по этому вопросу, — горестно вздохнул мистер Баяли.

— Что?

— Все книги об убийствах разобраны, — повторил мистер Бакли. — По крайней мере, те, что основаны на документальных материалах. На них сейчас бешеный спрос.

Поразмыслив над этим фактом, я понята, что в нем нет ровным счетом ничего удивительного. Все члены клуба «Знаменитые убийства» — точнее, бывшие члены — прильнули к источнику знаний, так как намеревались во всеоружии встретить любой сценарий развития событий.

А одному из них предстояло воротить сценарий в жизнь. Возможнее данный момент он выбирал, какой именно.

Внезапно я почувствовала, что внутренности мои болезненно сжались. Невыносимо было представлять, что человек, которого я хорошо знаю, сейчас корпит над книгами — книгами из нашей библиотеки, — решая, какая история убийства достойна того, чтобы еще раз воспроизвести ее в реальности. Выбирает жертву из числа своих добрых знакомых. Усилием воля я отогнала эту отвратительную картину прочь.

К столу подошел Перри, чтобы занять мой пост и дать мне возможность присутствовать на общем собрании. Впрочем, собственное участие в этом мероприятии представлялось мне до такой степени необязательным, что я едва удержалась от желания направиться прямиком к выходу. Сегодня вечером у меня есть дела поважнее. Мне надо подготовиться к свиданию. К великой своей досаде, я осознала, что радость от предстоящего свидания безнадежно отравлена. Изрядная доля вины за мое испорченное настроение лежала на Перри. Признаюсь, этот тип частенько портит мне настроение одним своим видом. Сегодня лицо Перри еще сильнее, чем обычно, напоминало трагическую маску. Губы его были страдальчески искривлены, взор исполнен неизбывной тоски. Зайди он в молочный отдел, все молоко непременно скисло бы.

В конце концов, Перри не виноват, что у него неуравновешенная психика, строго напомнит я себе. Всякий недуг достояв сожаления.

— Я пошла. Завтра увидимся, — сказала я со всей теплотой, на какую только была способна. Растянула губы в улыбке и направилась в конференц-зал.

Признаюсь, ответная улыбка Перри окончательно вывела меня из душевного равновесия. Уж лучше бы он оставался угрюмым. Улыбка его показалась мне зловещей, как акулий оскал. На память мне моментально пришел Нил Крим, знаменитый отравитель, живший в Викторианскую эпоху. Он прославился тем, что давал проституткам ядовитые пилюли, а потом с наслаждением наблюдал за их предсмертными муками. По-моему, вздумай кто-нибудь поставить фильм о его подвигах, Перри был бы лучшим кандидатом на главную роль.

— Смотри не опоздай на совещание, — донесся до меня его гнусавый голос.

Я с сочувствием взглянула на Арни Бакли, которому предстояла непростая задача: поддерживать беседу с человеком, переживающим очередной приступ черной меланхолии.

Войдя без всякого энтузиазма в конференц-зал, я села на страшно неудобный металлический стул. Мистер Клеррик сообщил нам новость, которая для большинства сотрудников уже не являлась новостью. Затем, не дав подчиненным времени переварить сногсшибательное известие, мистер Клеррик принялся знакомить нас с новым служебным расписанием. Тем самым он продемонстрировал, что знание человеческой природы не относится к числу его достоинств.

Согласно этому расписанию, я должна была работать по четвергам, с шести до девяти. Мне сообщили также, что моим волонтером-помощником скорее всего, будет мистер Бакли. У волонтеров пока не спрашивали, готовы ли они работать по вечерам, удовлетворившись тем, что их президент в принципе выразил согласие с новым почином. Мистер Клеррик собирался опубликовать в местной газете извещение о том, что «отныне библиотека работает по вечерам, дабы обеспечить своим многоуважаемым читателям максимум удобств» — в точности привожу его не слишком удачное выражение.

— Что, собралась сегодня на свидание с этим рыжим писателем, который нашел нашу дыру подходящим местом для своей драгоценной персоны? — язвительно осведомился Перри, когда я вернулась на рабочее место.

Вопрос застал меня врасплох. Конечно, я знала, что новости в нашем городе распространяются быстро, но все же источник подобной осведомленности Перри оставался для меня тайной.

— Да, — проронила я, всем своим видом показывая, что не желаю обсуждать эту тему. — И не вижу необходимости никому давать отчет.

Вероятно, ответ мой прозвучал слишком резко. Это было ошибкой. Когда имеешь дело с таким типом, как Перри, выказывать свое раздражение нельзя даже в малой степени.

— О, я ничуть не нуждаюсь, в твоих отчетах, — с нарочитой беззаботностью протянул Перри. При этом он растянул губы в улыбке, такой фальшивой и зловещей, что мне стало не по себе.

— Посетителей сегодня мало, так что ты можешь возвращаться к прежней работе, — произнесла я, даже не пытаясь придать своему голосу приветливые нотки.

Исправлять положение было слишком поздно. Перри медлил, буравя меня колючим взглядом. Несколько жутких мгновений мне казалось, что он намерен стоять у моего стола вечно. Когда у человека едет крыша, от него можно ждать самых диких выходок.

— Увидимся, — бросил Перри.

Как видно, он все же решил смилостивиться и избавить меня от своего общества. Я проводила его взглядом, чувствуя, как по спине моей бегают мурашки.

— Ро, неужели этот парень вас обидел? — участливо осведомился мистер Бакли.

Вид у мистера Бакли при этом был чрезвычайно боевой — если только подобное определение применимо к хрупкому седовласому пожилому джентльмену. Так или иначе, мистер Бакли давал понять, что готов встать на мою защиту.

— Да нет. Он и не думал меня обижать. Просто у него… довольно своеобразная манера общаться.

Мне хотелось пожаловаться на Перри, но я понимала, что поступлю до крайности неразумно, натравливая на него отца Лизанны.

— У этого юнца тараканы в голове, — заявил мистер Бакли.

— Очень удачное выражение, — кивнула я. — Вы уже слышали, нам с вами предстоит работать по четвергам, с шести до девяти…

Мы с мистером Бакли погрузились в обсуждение нового расписания, однако мысли мои то и дело возвращались к Перри Эллисону. Да, похоже, в голове у него на самом деле завелись тараканы. Постоянные визиты его матери в библиотеку — лучшее тому подтверждение. Она-то знает, что эти самые тараканы способны на всякие бесчинства. В любом момент они могут выбраться наружу и поставить своего владельца, мягко говоря, в неловкое положение.

Перед закрытием, как всегда, поток читателей увеличился. Люди, рабочий день которых уже закончился, спешили в библиотеку, чтобы вернуть книги и взять новые, школьники осаждали меня вопросами, надеясь получить брошюру, с которой можно сдуть доклад или сочинение. У меня не было ни одной свободной секунды, но я только радовалась возможности отдохнуть от своих переживаний.

Но вот наконец наступил момент, когда я вышла из библиотеки. Подойдя к машине, я увидела, что рядом маячит Артур Смит. Времени у меня было в обрез, и, хотя совсем недавно я не без удовольствия представляла себе его голубые глаза, теперь встреча с ним была до крайности некстати.

— Нам с вами необходимо поговорить, Ро, — произнес он, как всегда, серьезно и многозначительно. — Не хотел отрывать вас от работы и поэтому решил подождать здесь. У вас найдется свободная минутка?

— Разумеется, Артур, — кивнула я. — Есть для меня новости?

Я решила, что судебная лаборатория завершила наконец свои исследования и выяснила, какая отрава содержалась в конфетах и содержалась ли вообще.

— Если вы о конфетах, ответ из лаборатории еще не получен, — словно прочел мои мысли Артур.

Я устремила на него вопросительный взгляд, давая понять, что у меня действительно есть свободная минутка, но никак не больше.

Артур, казалось, внял моему молчаливому посланию.

— Если не возражаете, давайте посидим в моей машине. Или немного пройдемся.

Я предпочла пройтись. Мне вовсе не хотелось, чтобы Лилиан Шмидт видела, как я сижу в машине с сотрудником полиции. Мы двинулись по пешеходной дорожке, залитой лучами закатного солнца. Ноги у меня такие короткие, что поспевать за рослым мужчиной мне довольно затруднительно. Артур заметил это и приноровил свой шаг к моему.

— Скажите, Ро, на что вы рассчитывали, когда в воскресенье собрали у себя членов клуба? — внезапно спросил он.

— Сама не знаю, — пожала плечами я. — Наверное, на то, что произойдет чудо. На то, что кому-то из нас придет в голову блистательная идея и весь этот кошмар развеется, как дурной сон. Но, как вы сами знаете, мои надежды не оправдались. Смертельная игра продолжается. Кто-то убил Моррисона Петтигрю. Вы считаете, его смерть имеет отношение к нашему собранию?

— Убийство было задумано еще до собрания, в этом нет сомнений. Но мне не дает покоя мысль, что за несколько часов до убийства я сидел в одной комнате с человеком, который намеривался его совершить. И мое детективное чутье ровным счетом ничего мне не подсказало. А ведь я отдавал себе отчет, что всю эту кашу заварил один из членов клуба.

Артур остановился, яростно затряс головой и снова зашагал по дорожке.

— Скажите, а ваши коллеги разделяют вашу убежденность? — спросила я. — Они тоже уверены, что все эти преступления — дело рук одного человека?

— Мне пришлось из кожи вон лезть, доказывая им то, что нам с вами ясно как день. Я имею в виду сходство совершенных преступлений с громкими убийствами прежних лет. И если раньше они хоть как-то ко мне прислушивались, то после убийства Петтигрю окончательно уверились, что все мои соображения — полная чушь. А ведь даже беглого взгляда на место преступления достаточно, чтобы понять: картина в точности воспроизводит убийство Жана Поля Марата. Когда я сказал об этом, меня подняли на смех. Заявили, что я свихнулся от слишком усердного чтения. Версия, согласно которой Петтигрю прирезал какой-нибудь политический маньяк, желающий извести всех коммунистов под корень, представляется нашим детективам более чем убедительной. Почти все решительно отрицают, что это преступление как-то связано с предыдущими.

— Сегодня к нам в библиотеку приходила Линн Лигетт, — вспомнила я. — Насколько я догадываюсь, она расспрашивала обо мне.

— Линн собирает сведения обо всех, кто имеет хотя бы отдаленное отношение к случившемуся, — равнодушно сообщил Артур. — Это ее работа. Я тоже должен выяснить, где вы находились в воскресенье вечером.

— После собрания?

Он молча кивнул.

— Дома, — отчеканила я. — В своей спальне. В полном одиночестве. Подтвердить мое алиби некому. Однако из этого не следует, что Петтигрю прикончила я. Предварительно прикончив Мэми Райт и угостив собственную мать отравленными конфетами.

— Вам ни к чему убеждать меня в своей невиновности, Ро. Я видел, какое у вас было лицо, когда вы обнаружили труп Мэми.

Душу мою внезапно захлестнула теплая волна благодарности. Что ни говори, приятно, когда сотрудник полиции относится к тебе с доверием. Украдкой взглянув на часы, я убедилась, что времени на подготовку к свиданию у меня почти не осталось.

— Вы хотите узнать что-нибудь еще? — осторожно осведомилась я.

— Я одинок как перст, — неожиданно брякнул Артур и в подтверждение своих слов поднял указательный палец. — С женой я развелся. Детей нет.

К столь резкому повороту сюжета я никак не была готова. Мне стоило немалых усилий сохранить на лице выражение вежливой, но отстраненной заинтересованности.

— Одна из причин, по которой я развелся… — сбивчиво забормотал Артур. — Мы ведь с женой постоянно ссорились, и все из-за… Короче, она никак не могла понять, что у копа особая работа. У него могут возникнуть обстоятельства, когда он вынужден послать к черту все свои планы. Даже если он собирался с женой в ресторан. Или в гости к ее родителям. Всякий раз, когда моей бывшей жене приходилось провести вечер в одиночестве, она считала себя обиженной. — Артур взглянул на меня, явно ожидая ответа.

— Понятно, — пробормотала я.

— Не буду лукавить, Ро, мне бы очень хотелось встречаться с вами, — выпалил Артур. Взгляд его прозрачных голубых глаз проникал мне прямо в сердце. — Но я отдаю себе отчет в том, что ситуация может сложится так, что вы будете разочарованны. Сочтете, что я уделяю вам мало внимания. Поэтому будет лучше, если вы сразу поймете: для копа его работа всегда останется на первом месте. То есть все, что я тут наговорил, имеет смысл, если только вы… Если вы тоже хотите… встречаться со мной. Знаете, как говорится, чужая душа — потемки. — Артур осекся и смущенно потупился.

В голове у меня царил полный сумбур. Усилием воли я попыталась привести мысли в порядок, и, как ни странно, мне это удалось. Все мои соображения вкратце сводились к нижеследующему:

А.

Подобная откровенность заслуживает восхищения.

Б.

Не исключено, что этот парень принадлежит к разряду законченных эгоистов.

В.

Хотя он и выразил сомнение в том, что я хочу видеть его своим бойфрендом, это, скорее всего, лишь уступка правилам вежливости. На самом деле он не сомневается: я сплю и вижу, как бы заполучить такого бравого молодца.

Г.

Пожалуй, а не прочь с ним встречаться. Но если он намерен изображать из себя супермена, взявшего под свое покровительство беззащитную овечку, такое положение вещей меня категорически не устраивает.

Про себя я не могла не признать, что еще несколько дней назад подобный расклад не вызвал бы у меня никаких возражений. В ответ на предложение Артура я издала бы радостное блеяние, поспешив под его надежное крыло. Но в последнее время выяснилось, что я способна проявить стойкость под натиском жизненных бурь. Это открытие изрядно повысило мою самооценку.

— Разумеется, Артур, — не отрывая взгляда от собственных ног, шагавших по асфальтовой дорожке, сказала я, — вы вправе рассчитывать, что женщина, с которой вы встречаетесь, с пониманием отнесется к вашим проблемам. Но вы забываете, понимание не должно быть односторонний.

Всякий, кто посмотрел бы на меня со стороны, наверняка решил бы, что я рассчитываю увидеть на собственных туфель какие-то загадочные письмена. Убедившись, что никаких знаков нет, я перевела взгляд на обувь Артура. Его новехонькие черные ботинки сверкали как зеркало.

— Да, я готова согласиться с тем, что при вашей работе иногда могут возникать экстренные ситуации, ради которых можно пожертвовать совместными планами. Но если вы полагаете, что заранее обеспечили себя оправданием на все те случаи, когда вам не захочется идти со мной в ресторан или к моей маме, вы ошибаетесь.

По-прежнему глядя вниз, я перевела дух. Черные ботинки Артура все еще переминались рядом с моими туфлями.

— А впрочем, все эти разговоры кажутся мне… скажем так, несколько преждевременными, — завершила я свою тираду. — Вряд ли возможно выяснить, подходим ли мы друг другу, прежде чем мы начнем встречаться.

Похоже, я несколько поторопилась, записав Артура в законченные эгоисты. По крайней мере, выслушав меня, он принялся смущенно оправдываться.

— Вижу, вы сочли меня самовлюбленным болваном, — пробормотал он. — Вы имели на это полное право, Ро. Пожалуйста, не думайте, что я и на самом деле такой. Вы ведь согласитесь дать мне шанс? Устроить, так сказать, пробное свидание?

— Соглашусь, — кивнула я и тут же испугалась.

Вдруг он предложит устроить это «пробное свидание» прямо сейчас? На сегодняшний вечер у меня другие планы.

— Так, сегодня у нас вторник, — сияя довольной улыбкой, протянул Артур. — К сожалению, все вечера на неделе у меня заняты. Когда расследуешь дело об убийстве, никогда не знаешь, в котором часу закончится твой рабочий день. Что вы скажете насчет субботы, Ро? В моей скромной холостяцкой обители есть отличный видак и аппарат для приготовления попкорна.

Первое свидание не должно проходить на квартире у мужчины. Это правило я никогда не подвергала сомнению. Если у мужчины серьезные намерения, ему следует пригласить девушку в театр, в ресторан, на худой конец, в кино. Хотя мой опыт по части свиданий никак нельзя было назвать богатым, женская интуиция подсказывала мне, что отступление от этого важного правила будет роковой ошибкой. Если ядам слабину, наши отношения обречены.

— Честно говоря, я не очень люблю попкорн, — пропела я медоточивым голосом. — Если вы не против, я хотела бы пойти на роликовый каток.

Вырази я желание заняться прыжками с библиотечной крыши, Артур вряд ли был бы поражен сильнее. Справедливости ради надо сказать, сама я была изумлена ничуть не меньше. На роликах я не стояли уже несколько лет, особой ловкостью никогда не отличалась. Черт меня дернул строить из себя посмешище. К тому же я наверняка набью себе уйму синяков.

Но отступать было уже некуда.

— Оригинальная идея, — медленно произнес Артур. — Вы и правда этого хотите?

Мне оставалось только угрюмо кивнуть в знак согласия.

— Заметано, — решительно изрек Артур. — Заеду за вами в субботу, в шесть часов вечера. Если после этого мероприятия мы останемся живы, пойдем куда-нибудь поужинать. Надеюсь, никакие непредвиденные обстоятельства нам не помешают. Правда, когда ведешь целых три дела, можно ожидать любых неожиданностей. Но возможно, к субботе мы уже завершим следствие.

— Это будет замечательно, — кивнула я, сама не зная, к чему относятся мои слова: к перспективе скорого завершения следствия или вечера на роликовом катке.

Мы сделали круг по кварталу и вновь оказались на стоянке. Глядя, как Артур садится в машину, я заметила, что он растерянно качает головой. Это наблюдение заставило меня улыбнуться.

Ненавижу заставлять людей ждать себя, однако другого выхода у меня не было. Когда Робин заехал за мной в назначенный час, мое состояние было далеко от полной боевой готовности. Мне пришлось извиниться и попросить его посидеть в гостиной.

Как и положено воспитанному человеку, Робин не выразил ни удивления, ни досады, тем менее я чувствовала себя невежей, злоупотребляющей чужим терпением. Чего доброго, истомившись от скуки, мой кавалер будет разочарован результатом моих поспешных приготовлений. Зря я потратила столько времени, гоняясь за этими злополучными туфлями. Что ни говори, я не привыкла к таким высоким каблукам и буду чувствовать себя скованно. Да и эти претенциозные банты наверняка покажутся Робину безвкусными.

Однако зеркало, висевшее в спальне, пыталось убедить меня, что все не так плохо. Правда, я не успела сделать прическу, но мои темные локоны эффектно рассыпались по плечам, а эмалевая заколка в виде бабочки, которую недавно подарила мне мама, пришлась весьма кстати. Синее шелковое платье, на первый взгляд скромное и непритязательное, выгодно подчеркивало все достоинства моей фигуры.

Тем не менее, спускаясь вниз, я никак не могла побороть неуверенности и опасалась, что на щеках моих, чего доброго, выступит застенчивый румянец. Однако восхищенный взгляд Робина развеял все мои опасения.

— Это платье вам очень идет, — поспешил заверить он.

Про себя я признала, что в безупречно сшитом сером костюме Робин просто неотразим. Сегодня он ничуть не походил на того компанейского парня в джинсах и свитере, что по-соседски заглянул ко мне поболтать за бокалом вина. От скромного университетского преподавателя, которого я вчера пыталась утопить в волнах соблазна, тоже не осталось и следа. Передо мной был знаменитый писатель во всем блеске славы и обаяния.

Едва усевшись за столик в «Каретном дворе», мы принялись обсуждать убийство Петтигрю. Кстати, имя Робин Крузо, похоже, вызвало у администратора ресторана какие-то смутные ассоциации — возможно, она читала книги Робина Крузо либо роман о приключениях его знаменитого тезки. Лизанна наградила нас приветливой улыбкой и проводила к одному из лучших столиков.

Робин принял это как должное. Судя по всему, он привык к тому, что его узнают. Когда я спросила его, как ему нравится работу в университете и намерен ли он совмещать ее с писательством, он ответил так подробно и гладко, что я поняла: давать интервью тоже вошло у него в привычку. Сознание того, что нахожусь в обществе знаменитости, невольно приводило меня в замешательство. Так или иначе, Лизанна передала мне эту знаменитость в полное владение, сказала я себе. Стоило мне вспомнить о Лизанне, в зал вошли ее родители, Арни и Эльза. Их сопровождала еще одна пожилая пара — мои соседи Крэндаллы. Все они расположились за столиком напротив нас.

В нашем городе не принято пренебрегать правилами этикета, так что мне пришлось подвести Робина к их столику и начать церемонию представления.

Арни Бакли немедленно вскочил и с пылом пожал руку Робина.

— Наша дочь Лизанна столько о вас рассказывала! — воскликнул он. — Поверьте, все мы гордимся, что такой знаменитый писатель решил поселиться в Лоренсетоне! Как вам нравится наш город? — Мистер Бакли неизменно оставался рьяным патриотом Лоренсетона.

— Я просто в восторге, — ответил Робин самым что ни на есть искренним тоном.

— О, вы непременно должны посетить нашу библиотеку! Быть может, по богатству фондов она и уступает университетской, но все жители города ее обожают. Я и моя жена Эльза, мы оба работаем там волонтерами. Как и у всех пенсионеров, у нас пропасть свободного времени. И мы рады, что нам удалось найти себе занятие.

— Я-то бываю в библиотеке не особенно часто, — скромно вставила Эльза. — Как правило, помогаю на книжных ярмарках.

Эльза приходилась Лизанне мачехой, однако, несмотря на свой преклонный возраст, была так хороша собой, что вполне могла быть ровной матерью первой лоренсетонской красавицы. Арни Бакли, несомненно, везло на красивых женщин. Конечно, внешность Эльзы не избежала влияния времени: волосы приобрели серебристый оттенок, лицо было покрыто сетью мелких морщин. Тем не менее она представляла собой весьма приятное для глаз зрелище.

До сих пор я понятия не имела о том, что супруга Бакли дружат с супругами Крэндаллами. Однако в том, что две пожилые пары поддерживают приятельские отношения, не было ровным счетом ничего удивительного. Тем более между характерами Джеда Крэндалла и Арни Бакли существовало много общего — в старых джентльменах ключом била энергия, оба были готовы взорваться из-за малейшего пустяка и так же легко отходили. Что касается миссис Крэндалл, о ней я могу сказать лишь одно: ее всю жизнь звали Тинтси, и теперь, когда вес ее перевалил за двести фунтов, продолжают звать так же.

Тинтси и Джед отпустили несколько приличествующих случаю фраз относительно того, как они рады иметь такого соседа и надеются, что он без церемоний станет к ним заглядывать, и т. д. Так как мистер Крузо холостяк — сказав это, Тинтси метнула в мою сторону лукавый взгляд, — велика вероятность того, что однажды вечером он окажется перед пустым холодильником. Если его постигнет подобная неприятность, ему достаточно постучать к своим соседям, и они гостеприимно распахнут перед ним дверь и усадят за стол!

— Скажите, а оружием вы интересуетесь? — неожиданно спросил Джед.

— У мистера Джеда превосходная коллекция пистолетов, — поспешно предупредила я.

— Да, с профессиональной точки зрения я не могу не интересоваться оружием, — заявил Робин. — Я пишу детективные романы, — пояснил он, заметив, что супруги Крэндаллы взирают на него с откровенным недоумением.

— Тогда вы просто обязаны побывать у меня в гостях! — с пылом воскликнул Джед. — Я подробно расскажу вам о каждом экспонате моей коллекции.

— Спасибо за приглашение, — широко улыбнулся Робин. Если подобная перспектива и внушала ему страх, он ловко сумел это скрыть. — Было очень приятно с вами познакомиться, — добавил они расплылся в еще более широкой улыбке, адресованной обеим пожилым парам.

Сопровождаемые нестройным хором, в котором слились фразы «до скорой встречи» и «всего наилучшего», мы вернулись к своему столику.

— Сегодня к нам в библиотеку заходила Джейн Ингл, — сообщила я. — Ее исторические изыскания увенчались успехом.

Мой рассказ о преступлении Корделии Боткин, которая разделалась со своей жертвой с помощью отравленных конфет, Робин выслушал с неподдельным интересом.

— До чего увлекательные истории происходят в вашем городе, просто пальчики оближешь! — изрек он, когда нам подали салат. — Из всего этого можно сделать отличную книгу. Не исключено, я сам за это возьмусь. Попробую свои силы в жанре документальной прозы.

Мне казалось, Робин должен воспринимать происходящее более отстраненно, чем я. В Лоренсетон он переехал совсем недавно, с жертвами преступлений познакомиться не успел, если только не считать жертвой мою маму. Предполагать, что он лично знаком с убийцей, у него тоже не было оснований. Тем не менее я чувствовала, что Робин близко к сердцу принимает события, потрясшие Лоренсетон. Это обстоятельство не могло меня не удивлять.

Проглотив очередной ломтик помидора, Робин ответил на мой невысказанный вопрос.

— Видите ли, Ро, писать об убийствах и сталкиваться с ними в реальной жизни — это совсем не одно и то же. Признаюсь, последнее произошло со мной впервые.

Заменив слово «писать» на слово «читать», я могла бы полностью отнести сказанное к себе. Количество книг об убийствах, проглоченных мною, наверняка перевалило за сотню. Но лишь несколько дней назад я выяснила, что самый одаренный писатель не в состоянии передать тех чувств, которые испытывает человек, обнаруживший труп. И тем более человек, которого пытались убить.

— Я тоже впервые столкнулась с убийством в реальности, — призналась я. — И, честно говоря, у меня нет ни малейшего желания обогащать свой опыт по этой части.

Робин перегнулся через стол и взял меня за руку.

— К сожалению, Ро, в этом мире мало что зависит от наших желаний, — философски изрек он. — И знаете, что поражает меня больше всего? Создается впечатление, будто преступник не испытывает ни малейшей личной вражды к своим жертвам. Возьмем хотя бы ваши отравленные конфеты. То есть не ваши, а… в общем, вы меня понимаете. Преступник выбрал вашу матушку исключительно потому, что она показалась ему похожей на жертву этой самой Корделии Боткин.

— Да, но ведь конфеты-то он послал мне, — напомнила я, внезапно ощутив, как в душе моей оживает подавленный страх. — Согласитесь, я ведь тут ни с какого края не подхожу. Да, мама отдаленно похожа на жертву Корделии Боткин. Правда, если бы ее убили, это послужило бы мне слабым утешением, — выпалила я. — Но на бандероли с конфетами стоял мой адрес. Почтальон отдал мне ее прямо в руки. Я обожаю эти конфеты и вполне могла слопать их в одиночестве, не поделившись с мамой. Так что преступник хотел убить именно меня. А может, не убить, а всего лишь заставить помучиться расстройством желудка. Это зависит от того, какая начинка обнаружится в конфетах. В деле Корделии Боткин ничего не говорится о том, что дочь ее жертвы тоже пострадала. Тут преступник действовал по собственному почину.

— Но неужели кто-то питает к вам ненависть, Ро? — простонал Робин Крузо. — Что же это за извращенец такой?

Наши взгляды встретились.

— Хороший вопрос, — вымученно улыбнулась я. — Для членов нашего клуба личность преступника всегда была излюбленным объектом исследований. Так приятно было рассуждать о психологии убийцы, зная, что твоей драгоценной жизни ничто не угрожает. И вы знаете, к какому выводу мы пришли? Совершить убийство способен всякий. Думаю, даже такая овца, как я, смогла бы убить, если бы обстоятельства загнали меня в угол. Но как можно превращать убийство в игру, осуществлять себе на потеху адский сценарий, в котором проливается настоящая кровь! Это выходит за пределы моего понимания!

— И моего, — подхватил Робин.

— А если вспомнить наиболее распространенные мотивы убийства, которые перечислены в книге Теннисон Джесси, выяснится, что ни один из них не подходит нашему преступнику, — продолжала я. — Причины, толкнувшие его затеять это жуткое представление, невозможно постичь рассудком. Не исключено, что эти причины кроются в болезненных вывертах его психики.

— И это чудовище — член вашего клуба.

— В любом случае его можно назвать лишь бывшим членом, — печально уточнила я и рассказала Робину о кончине клуба, произошедшей в минувшее воскресенье.

После этого мы оба почувствовали, что настало время сменить тему. Спору нет, убийства — чрезвычайно увлекательный предмет, но если слишком долго говорить о них, это начинает действовать угнетающе. К счастью, Робин проявил чуткость и принялся рассказывать о своем литературном агенте и обо всех сложностях, которые предшествуют выходу книги в свет. Он оказался таким остроумным рассказчиком, что я то и дело каталась со смеху. Особенно потешно Робин описывая процедуру раздачи автографов, через которую проходил множество раз. Я тоже позабавила его историями о наших читателях, задававших порой самые невероятные вопросы. В результате настроение у нас обоих заметно поднялось. Мы продолжали смеяться и болтать и после того, как Крэндаллы и Бакли заплатили по счету и вышли из ресторана.

Наконец пришла пора отправляться домой. Подъезжая к нашим таунхаусам, я заметила, что на пешеходной дорожке стоит какой-то человек. В свете фонаря я узнала Перри Эллисона, мне так показалось.

На прощание Робин поцеловал меня. Это было неожиданно и потому особенно приятно. Вздумай я готовиться к подобному заранее, наверняка извелась бы, придумывая, как половчее преодолеть разницу в росте. А так все произошло естественно и очень изящно. Пожалуй, я интересую Робина не только как крупный специалист по части прославленных убийств и свидетель недавних преступлений, пронеслось у меня в голове. По крайней мере, его губы убеждали в том, что он неравнодушен к моим женским прелестям.

Я поднялась наверх, чувствуя себя привлекательной, соблазнительной, неотразимой. Мурлыкая какой-то веселый мотивчик, я подошла к окну спальни. Улица была пуста.

Этой ночью разразилась гроза. Меня разбудили раскаты грома и дождевые струи, бьющие в окно. Сквозь щели в занавесях я видела вспышки молнии.

Охваченная неясным беспокойством, я спустилась вниз и проверила, хорошо ли заперты двери. Прислушалась, не раздадутся ли где какие-нибудь подозрительные звуки. Все было спокойно, лишь дождь стучал по крыше. Выглянув из окна, я увидела потоки воды, которые низвергались с неба и бурлили в водосточных желобах. И ничего больше. Весь мир спокойно спал, невзирая на разгул стихии.

Глава одиннадцатая

Подъем на следующее утро дался мне с большим трудом, однако от моей ночной тревоги не осталось и следа. Принимая душ, я беззаботно напевала, а глаза накрасила немного ярче, чем обычно. Тем не менее я решила на время отказаться от образа роковой женщины: натянула джинсовую юбку до колен и полосатую блузку, а волосы заплела в косу.

Начало рабочего дня мне пришлось провести в обществе Лилиан. Сидя в задней комнате без окон, мы подклеивали пришедшие в ветхость книги и беседовали, обмениваясь кулинарными рецептами или обсуждая школьные успехи семилетнего сына Лилиан, который в будущем, если верить мамаше, обещал стать светилом мировой науки. Мое участие в разговоре сводилось к возгласам типа «надо же» или «подумать только», но роль слушателя меня вполне устраивала.

Дай бог, у меня со временем тоже будут дети, рассуждала я про себя. Любопытно, на кого они будут походить? Может, я произведу на свет выводок белоголовых голубоглазых крепышей? А может, мои отпрыски окажутся горбоносыми и огненно-рыжими? В любом случае, я наверняка буду приставать ко всем и каждому с рассказами об их невероятных способностях и дарованиях. Так делают все матери без исключения.

Наконец наступило время обеда. Я с удовольствием встала из-за стола и потянулась. По обыкновению, обедать я отправилась домой. Нынешним утром я встала так поздно, что едва успела проглотить чашку кофе, и теперь испытывала ощутимые приступы аппетита. Поворачивая ключ в дверях, я пыталась припомнить, какими яствами порадует меня мой холодильник. Услыхав за спиной чей-то громкий голос я не испугалась, а лишь расстроилась из-за того, что сладостное свидание с едой откладывается.

— Добрый день, Ро! — приветствовал меня мистер Крэндалл. — Тинтси так и предполагала, что в это время вы, скорее всего, заглянете домой. Видите ли, у вас тут возникла небольшая проблема.

— И в чем же заключается эта проблема? — стараясь ничем не выдать своей досады, осведомилась я.

Мистер Крэндалл, мягко говоря, не отличался особым красноречием, по крайней мере когда дело не касалось сто драгоценной коллекции оружия. Прислушиваясь к его невнятным объяснениям, я поняла: если я хочу вникнуть в суть неприятностей со стиральной машиной, которая у моих соседей стала барахлить, мне лучше взглянуть на все своими глазами.

Я с трудом подавила сокрушенный вздох. Вожделенный миг, когда я усядусь за стол, заморю наконец червячка, который давал о себе знать все настойчивее, а после разверну свежий выпуск «Таймс», отодвигался все дальше. Ничего, с голоду ты наверняка не умрешь, строго сказала я себе. В конце концов, это твоя работа.

Как и во всех прочих таунхаусах, стиральная машина и сушилка стояли у Крэндаллов в подвале. Стоило мне войти, на меня вихрем налетела Тинтси, во всех подробностях рассказывая о катастрофе. Спустившись вниз, я увидела огромную лужу, которая с каждой секундой все шире расползалась по полу. Ситуация принимала печальный оборот. Перспектива обеда становилась все более зыбкой. Судя по всему, мне предстояло провести свой свободный час в поисках водопроводчика.

Вопреки теории вероятностей, первый же телефонный звонок увенчался успехом. Крэндаллы восхищенно наблюдали, как я со знанием дела веду переговоры. Мне удалось заручиться обещанием, что водопроводчик появится в доме моих арендаторов в ближайший час. Учитывая, что я обратилась в фирму, к услугам которой неизменно прибегала мама, когда речь шла о нашей недвижимости, в желании пойти мне навстречу не было ничего удивительного. Но что ни говорите, водопроводчики — люди до крайности занятые, это известно всем. То, что один из них был готов нанести визит Крэндаллам без всяких проволочек, можно было счесть настоящим везением.

Стоило мне положить телефонную трубку, Тинтси поставила передо мной тарелку, на которой дымилась сочная отбивная с жареной картошкой и зеленой фасолью. Удел менеджера, проживающего в том же доме, не так уж и печален, признала я про себя.

Пролепетав что-то вроде «напрасно вы беспокоились», я схватила нож и вилку и принялась за еду. Тинтси, похоже, не морочила себе голову соображениями относительно лишних калорий и холестерина. Именно поэтому ее стряпня была потрясающе вкусной. Чувство вины перед собственным организмом, которое я испытывала, поглощая столь вредную еду, делало удовольствие особенно пронзительным.

И Тинтси, и ее муж явно были довольны, что им есть с кем поболтать. Надо сказать, они представляли собой довольно колоритную парочку. Тонкий детский голосок Тинтси забавно сочетался с ее седыми кудряшками и задом поистине впечатляющих размеров. Морщинистое лицо ее супруга обычно хранило выражение каменной непроницаемости, из-за чего можно было составить превратное впечатление о его характере, на самом деле общительном и приветливом.

Пока я расправлялась с мясом, Тинтси посылала сахарной пудрой кекс, а мистер Крэнданл — он просил называть его Джед, но я никак не могла на это решиться — рассказывал о своей ферме, которую продал год назад. Жаль, конечно, расставаться с местом, где они провели лучшие годы своей жизни, разглагольствовал мистер Крэндалл. Но, спору нет, пенсионерам удобнее жить в городе, поблизости от своих детей. К тому же в таком возрасте чувствуешь себя спокойнее, зная, что в случае чего не придется ждать доктора целую вечность. Я обратила внимание, что голос Джеда звучит не слишком уверенно. Наверняка он томился в городе от вынужденного безделья и в глубине души продолжал сожалеть о проданной ферме.

— Ро, нам так понравился молодой человек, с которым вы вчера познакомили нас в ресторане, — решила сменить тему Тинтси. — Надеюсь, вы хорошо провели время? — осведомилась она с лукавой улыбкой.

Бьюсь об заклад, Тинтси с точностью до минуты знала время, когда Робин привез меня домой.

— О да, замечательно, — уклончиво ответила я.

Подняв наконец голову от тарелки, я огляделась по сторонам. В моей собственной столовой вдоль стен стоят полки с книгами. Все стены в доме Крэндаллов были сплошь завешаны ружьями и пистолетами. Я полный профан по части огнестрельного оружия и ничуть не стремлюсь расширить свои знания по этой части. Но даже ж могла определить, что экспонаты коллекции мистера Крэндалла относятся к разным типам и эпохам. Наверняка все это стоят уйму денег, решила я про себя. От этого соображения я вполне естественно перескочила к размышлениям о страховке. Интересно, мама будет нести ответственность, если коллекция, не приведи господи, будет украдена? Хотя, конечно, надо быть полным идиотом, чтобы попытаться украсть у Джека Крэндалла его сокровища.

Стоило мне подумать о мерах безопасности, которые наверняка предпринял Джед Крэндалл, мысли мои повернули в новом направлении. Я бросила взгляд на заднюю дверь. Так и есть, Крэндаллы поставили два дополнительных замка.

— Мистер Джед, нам надо поговорить о ваших дополнительных замках, — отложив вилку, вкрадчиво пропела я.

Вне всякого сомнения, Джед досконально изучил договор о найме. Его морщинистое лицо мгновенно приняло упрямое выражение.

— Вот видишь, Джед, — прочирикала Тинтси. — Я же говорила, прежде чем устанавливать эти замка, ты должен спросить разрешения у Ро.

— Вы же сами понимаете, Ро, когда хранишь дома такую коллекцию, одного замка явно недостаточно, — процедил ее супруг.

— Да, конечно, я понимаю и даже разделяю ваше беспокойство, — осторожно подбирая слова, сказала я. — Но и вы войдите в мое положение. Но и вы установили дополнительные замки, у меня должны быть ключи, таково правило. А если вы решите сменить место жительства, вы должны оставить все замки в неприкосновенности и передать мне все ключи. Разумеется, я надеюсь, что вы будете жить у нас и дальше. Но запасной комплект ключей мне хотелось бы получить прямо сейчас.

Мистер Крэндалл, как и следовало ожидать, начал бормотать что-то насчет того, что его дом — это его крепость и давать ключи от этой крепости кому бы то ни было — пусть даже милой девушке, заслуживающей всякого доверия, — ему не слишком по нутру. Тем временем Тинтси без лишних слов опустилась на колени и принялась рыться в ящике комода. Вскоре она нашла то, что искала, — огромную связку ключей.

— Попробуй разберись с этими ключами, — озабоченно вздыхала она. — Давным-давно собиралась выбросить те, которыми мы больше не пользуемся, да все никак руки не доходят. Вот, кажется, эти два — как раз от замков на задней двери. Давай-ка, Джед, проверь, подходят они или нет.

Пока ее супруг выполнял поручение, Тинтси продолжала сосредоточенно разглядывать ключи.

— Вот этот здоровенный, кажется, от большого амбара на ферме, — бормотала она. — Вот этот, хоть тресни, не знаю от чего… Послушайте, Ро, я припоминаю, что один из этих двух ключей… или этот, вот тот… по-моему, он от соседнего дома, в котором сейчас живет мистер Уайтс. Вы наверняка помните Эдит Варнстейн, которая жила здесь до него. Она дала мне запасной ключ. Сказала, что часто запирается изнутри и потом не может открыть дверь. И это всегда случается, когда вы на работе.

— Хорошо, что вы вспомнили, — кивнула я. — Если не возражаете, я заберу его с собой.

Мистер Крэнддал, убедившись, что ключи подходят к дополнительным замкам, вручил их мне. Я поблагодарила радушных хозяев за восхитительный обед. Сознание того, что в награду за гостеприимство я «пробила брешь» в защитных сооружениях их крепости, слегка кольнуло мою совесть. Иметь такую чувствительную совесть порой бывает до крайности неудобно. Появление водопроводчика, к моему великому облегчению, скомкало процедуру прощания. Экстравагантная наружность этого типа — двухдневная щетина, баклана на длинных темных кудрях в потертый джинсовый комбинезон — не внушала особого доверия. Тем не менее свой чемоданчик с инструментами он нес с видом матерого профессионала, а в ответ на мою просьбу направить счет в мамину контору кивнул с большим достоинством. Сказав себе, что стиральная машина Крэндаллов находится в надежных руках, я выскочила во двор.

Тут я в самом буквальном смысле налетела на Бэнкстона. Судя по тому, что в руках у него была сумка, из которой торчали клюшки для гольфа, он собрался в загородный клуб. Увидев меня, он, похоже, удивился.

— Что, у Крэндаллов засор в ванной? — спросил Бэнкстон, указав на грузовичок водопроводчика.

— Нет, у них проблемы со стиральной машиной, — пояснила я. — А твоя стиральная машина и сушилка работают нормально?

— Вроде да. Слушай, я все хочу спросить, ты пришла в себя после всех этих неприятностей, которые обрушились на тебя в последнее время?

Бэнкстон сверкал чистотой, словно только что вылез из душа. По обыкновению, он воплощал собой любезность, но у меня не было ни времени, ни желания вступать с ним в светскую беседу.

— Как видишь, я бодра и весела. Да, рада была узнать, что вы с Мелани решили пожениться, — добавила я, подумав, что мне тоже не следует забывать о правилах вежливости. — В тот вечер, когда мы устроили последнее заседание клуба, я не успела поздравить вас обоих. Так что прими мои поздравления сейчас.

— Спасибо, Ро, — важно изрек Бэнкстон. — Мы с Мелани наконец поняли, что хорошо знаем друг друга.

Глаза его буквально испускали сияние. Всякому было ясно, Бэнкстон не из тех, кого волокут под венец силой. Я вновь ощутила укол — на этот раз не совести, а досады. Мне так хотелось язвительно осведомиться, какое событие помогло этой зрелой парочке хорошо узнать друг друга, что я слегка прикусила себе язык. В подобной ситуации упражняться в остроумии совершенно ни к чему.

— Прими мои поздравления, — повторила я, ослепительно улыбаясь. Я и в самом деле желала влюбленным голубкам всех благ. — Прости, мне надо бежать.

Оказавшись у себя дома, я повесила ключи Крэндаллов на специальное кольцо. Несмотря на спешку, я потратила несколько минут на то, чтобы снабдить ключи особым ярлычком.

Явиться на работу без опоздания у меня все равно не было никакой возможности.

Для того чтобы вернуться в библиотеку, мне следовало поехать по Парсон-роуд в северном направлении. Слева у дороги мелькнул дом супругов Бакли, родителей Лизанны.

По чистой случайности из всех жителей нашего города именно я проезжала мимо как раз в тот момент, когда из дверей дома появилась Лизанна. Я повернула голову налево, чтобы полюбоваться цветами, росшими в садике, и увидала, как дверь распахнулась и какая-то фигура, шатаясь, вышла на крыльцо. Я узнала Лизанну по оттенку волос и по стройному силуэту. Да я тот факт, что дом принадлежал родителям моей подруги, наводил на мысль: на крыльце стоит именно она. Тем не менее поверить в то, что это действительно Лизанна, было почти невозможно. Вцепившись в железные перила, она бессильно опустилась на каменные ступеньки крыльца.

Каюсь, какая-то часть моего существа хотела ничего не заметить и продолжить путь. Однако другая, лучшая часть, сознающая, что моей подруге нужна срочная помощь, одержала верх. Именно она нажала на тормоз. Я перебежала через дорогу, пересекла лужайку перед домом и остановилась как вкопанная. Лицо Лизанны исказила гримаса невыносимого отчаяния. На ее колготках темнели какие-то бурые пятна. Сковавший меня ужас не позволял подойти к ней и узнать, что произошло.

Лизанна не видела меня. Ее изящные пальцы с безупречным маникюром судорожно перебирали ткань юбки, грудь ходила ходуном, лицо покраснело и распухло от слез, хотя глаза были сухи. Судя по запаху, распространяемому ее дыханием, ее только что вырвало. Несчастное существо, скорчившееся на ступеньках крыльца, ничем не напоминало холодную, невозмутимую и немного сонную красавицу, которой Лизанна всегда была.

Преодолев наконец свой ступор, я бросилась к ней и сжала в объятиях. Я старалась не обращать внимания на кислый запах рвоты, но он бил мне в ноздри, и мясо с картошкой начали подниматься наверх, угрожая извергнуться наружу. Я закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула. Вновь посмотрев на Лизанну, я встретила ее неподвижный взгляд.

— Они мертвы, Ро, — произнесла она с ужасающей отчетливостью. — Мои мама и папа. Я наклонилась, чтобы проверить, вдруг они еще дышат. Теперь я вся в крови. Вот, посмотри.

Лизанна замолчала и уставилась на свою юбку. Я чувствовала, что не способна вести себя адекватно. Впрочем, в чем заключается адекватное поведение в такой кошмарной ситуации, я не имела даже отдаленного понятия. Мысли мои, получив полную свободу, немедленно пустились проторенной дорогой, выискивая в прошлом прообраз преступления, жертвами которого вновь стали люди, которых я хорошо знала. Отец и мачеха Лизанны, убитые среди бела дня. Лужи крови по всему полу.

Хотела бы я знать, где топорик для рубки мяса.

— Я приехала, чтобы пообедать с ними, — невыносимо ровным голосом произнесла Лизанна. — Я всегда так делаю, ты знаешь. Задняя дверь была заперта. Я постучала, но никто не ответил. У меня есть ключи только от передней двери. Я открыла ее и вошла в дом. А там… там везде кровь… Даже на стенах.

— На стенах? — сама не зная зачем, спросила я.

— На стенах, — подтвердила Лизанна.

Она была слишком потрясена, чтобы оценить бестактность моего вопроса.

— Папа в гостиной, на диване… Он всегда сидит на этом диване, когда смотрит телевизор, а теперь… он… Мама наверху, в комнате для гостей… На полу у кровати.

Я прижала ее к себе как можно крепче. Тело Лизанны сотрясала крупная дрожь.

— Я не верю, что такое возможно, — прошептала она. — Скажи мне, что это сон.

— Держись, Лизанна. Держись. Я с тобой.

Она вновь погрузилась в молчание.

Только тут я сообразила, что нужно позвонить в полицию.

Осторожно выпустив Лизанну из объятий, я встала на ноги. Они отказывались мне повиноваться, словно я вдруг превратилась в разбитую параличом старуху. Медленно, как сомнамбула, ж поднялась по ступеням крыльца и распахнула дверь.

Лизанна была права, стены и в самом деле были густо забрызганы кровью. Потолок тоже был в крови. И экран телевизора.

Сквозь проем звери, ведущей в гостиную, я увидела Арни Бакли. Точнее, я догадалась, что это Арни, потому что труп лежал в его доме, на его диване. Труп, лицо которого превратилось в кровавое месиво.

Мне отчаянно хотелось завизжать и визжать до тех пор, пока кто-нибудь не вырубит меня хорошим ударом в челюсть. Еще мне хотелось выбежать из этого дома прочь, сесть в свою машину и уехать как можно дальше. Усилием воли я подавила в себе оба желания. Ничто на свете не заставило бы меня сделать хотя бы шаг по направлению к залитой кровью гостиной. Я осторожно закрыла дверь, белую дверь с бронзовым кольцом, и побрела по лужайке в сторону ближайшего соседского дома. Неужели теперь мне до конца дней своих предстоит открывать двери и обнаруживать за ними трупы, окровавленные, обезображенные трупы, вертелось у меня в голове. Какими же прегрешениями я заслужила подобную участь?

Не помню, что я сказала женщине, открывшей мне дверь. Помню лишь, что сама звонить в полицию я не стала. Вновь пересекла лужайку и опустилась на ступеньку рядом с Лизанной.

Некоторое время она молчала, потом вдруг принялась без конца повторять: «За что, за что?» Надеясь избежать прямого ответа на этот вопрос я погладила ее по руке и сказала, что ее родителей убил тот же самый преступник, который убил Мэми Райт. Сама я слишком хорошо знала, почему страшный жребий пал именно на них. Двое безобидных пенсионеров поплатились жизнью за то, что у них была незамужняя дочь по имени Элизабет. Дочь, которую не связывало кровное родство с женщиной, заменившей ей мать. Все это более или менее соответствовало обстоятельствам убийства, имевшего место в 1893 году в штате Массачусетс в местечке Фолл Ривер. Жертвами убийства оказались некий мистер Эндрю Борден и его супруга, главной обвиняемой — младшая дочь мистера Бордена Лиззи, вина которой так и не была полностью доказана.

К счастью, Лизание было не до расспросов. Судя по ее отрешенному взгляду, она не слышала ни слова из того, что я говорила. Я положила ее голову себе на грудь и принялась укачивать, как ребенка. Это было все, чем я могла ей помочь.

Полицейская машина остановилась прямо на лужайке. Оттуда выскочил Джек Бернс в сопровождении доктора, хирурга из местной больницы. Как я потом узнала, они вместе обедали, когда поступил звонок. Бросив взгляд на нас с Лизанной, доктор замешкался, словно решая, требуется ли кому-нибудь из нас медицинская помощь. Но его друг-сержант широко распахнул дверь и сделал ему знак войти в дом. Через несколько минут сержант снова появился на пороге. Темные глаза его полыхали огнем ярости. Конечно, объектом этой ярости была не я, но, когда взгляд Джека Бернса случайно скользнул по мне, я вздрогнула, как от ожога.

— Ничего не трогай! — рявкнул он, обернувшись. — И ходи осторожно, а то затопчешь следы!

— Разумеется, этот человек мертв, — донесся из дома голос доктора. — Если ты хочешь, чтобы я удостоверил его смерть, подтверждаю: мертвее не бывает.

— Что вы можете сообщить? — бросил Бернс, в упор глядя на меня. Должно быть, он понял, что Лизанна не в состоянии говорить.

— По ее словам, труп ее мачехи лежит наверху, — тихо сказала я, глазами указав на Лизанну. Впрочем, уверена, она ничего не услышала бы, заори я во все горло.

— Поднимись наверх, док! — приказал сержант.

Окажись я на месте доктора, то не выполнила бы этот приказ даже под дулом пистолета.

— Женщина тоже мертва, — крикнул он через несколько секунд.

— Тогда давай выметайся оттуда, — распорядился Джек Бермс.

Вскоре доктор показался в дверях, немного помешкал на крыльце, не оглядываясь пересек лужайку и побрел по дороге прочь. Ему не пришло в голову спросить Джека Бернса доставить его обратно в ресторан. В том, что аппетит у него пропал начисто, не было ничего удивительного. Теперь настал черед сержанта заходить в дом. Он скрылся за дверями, однако, сколько я ни напрягала слух, до меня не долетал звук его шагов. Судя по всему, он замер на месте, озирая жуткую картину. Против воли представив себе то, что открылось сейчас его глазам, я ощутила очередной приступ тошноты.

Рядом с машиной Бернса остановилась еще одна полицейская машина, из которой высыпало несколько человек я форме. Началась обычная в таких случаях рутина. Среди вновь прибывших я увидела долговязую фигуру Линн Лигетт. Как всегда, спокойная и невозмутимая, Линн отдавала команды подчиненным.

— Каким образом вы оказались здесь? — без всяких предисловий и приветствий спросила она, подойдя к нам.

— Вы уже вызвали «скорую»? — ответила я вопросом на вопрос. — Лизанне необходим врач.

Сама я справилась с шоком без медицинской помощи и постепенно начала выходить из сомнамбулического состояния.

— Да, врач скоро будет здесь, — сообщила Линн.

Я кивнула и приступила к рассказу, который ждала от меня леди-детектив.

— Я ехала на работу в библиотеку и увидела на крыльце дома Лизанну. Сразу поняла: с ней что-то не так. Остановила машину и подошла к ней. Она едва могла говорить. Но все же сообщила мне, что ее родители убиты. Я приоткрыла дверь и увидела… Побежала в соседний дом и попросила вызвать полицию.

Линн Лигетт решительно распахнула дверь и заглянула внутрь. Мне хотелось зажмуриться, но я не сводила глаз с ее лица. Щеки Линн мгновенно приобрели зеленоватый оттенок, губы она сжала так плотно, что они побелели.

Состояние Лизанны с каждой секундой тревожило меня все сильнее. Лицо ее стало восковым, как у покойницы, взгляд бесцельно блуждал в пространстве, руки совершали беспорядочные движения. Дышала она неровно и часто, голова ее, лежавшая на моем плече, становилась все более тяжелой. Увидав подъезжавшую «скорую», я вздохнула с облегчением. Лизанна, казалось, не заметила ни врача, ни санитаров, которые с профессиональной ловкостью уложили ее на носилки и понесли к машине. Я шла рядом и держала Лизанну за руку. Глаза ее по-прежнему были открыты, но, похоже, она потеряла сознание.

Проводив глазами машину «скорой помощи», я в растерянности огляделась по сторонам. Никто не сказал мне, могу ли я уехать отсюда. Внезапно почувствовав приступ невыносимой усталости, я прислонилась к капоту машины Линн, которая оказалась ближе других, и замерла, стараясь прогнать прочь все мысли. Ощутив на себе чей-то взгляд, я вздрогнула и открыла глаза. Рядом стояла Линн Лигетт.

— Надеюсь, полиция не собирается обвинять Лизанну в убийстве родителей? — дрожащим голосом осведомилась я.

Я бы ничуть не удивилась, если бы Линн в ответ отрезала: «Это не ваше дело». Однако за время, прошедшее с нашей последней встречи, леди-детектив несколько смягчилась. Возможно, кошмар, свидетелями которого стали мы обе, пробудил в ее душе человеческие чувства по отношению ко мне.

— Нет, вопрос о виновности Лизанны Бакли не стоит, — сказала Линн. — Сосед слышал, как она стучала в заднюю дверь. Он выглянул из окна и увидел, как она обогнула дом и открыла переднюю дверь своим ключом. Это было так необычно, что сосед уже подумывал, не вызвать ли полицию. А потом она показалась на крыльце. Сотворить такое за несколько минут невозможно. И без экспертизы ясно: к тому времени, как она вошла в дом, родители ее были мертвы уже больше часа.

— Мистер Бакли работал в нашей библиотеке волонтером, — зачем-то сообщила я. — Он должен был приехать туда сегодня к двум часам. А завтра мы с ним собирались работать вечером.

— Да, в кухонном столе лежит ежедневник, в котором это записано.

Эта фраза заставила меня вздрогнуть. Конечно, по роду деятельности Линн должна просматривать ежедневники убитых, разбирать записи на забрызганных кровью страницах. Узнавать о планах и намерениях, которым не суждено осуществиться. Тягостная обязанность, без которой невозможно расследование.

За несколько минут разговора я прониклась к Линн такой симпатией, что решила сообщить ей о своей догадке. Почему-то я была уверена, что она отнесется к ней с пониманием.

— Вы знаете, это убийство похоже на одно громкое преступление, которое…

— На дело Лиззи Борден, — не дослушав, перебила Линн.

У меня глаза на лоб полезли от удивления.

— Артур там, в доме, — пояснила Линн. — Он сказал об этом, как только увидел картину преступления.

Словно в подтверждение ее слов, на крыльце появился Артур. Вид у него был такой же бледный, как и у всех прочих очевидцев случившегося. Заметив меня, он кивнул головой. Мое присутствие, похоже, ничуть его не удивило.

— Надо немедленно связаться с Джоном Квинслэндом, — сказала я. — Он ведь большой специалист по Лиззи Борден.

— Я сразу об этом вспомнил, — откликнулся Артур. — Сегодня я непременно поговорю с Джоном.

Я затрясла головой, отгоняя навязчивое видение милая пожилая пара приветливо улыбается мне, сидя за столиком в ресторане. Это было вчера вечером. А сегодня мне придется сообщить Крэндаллам, что их друзья убиты. Наверное, надо сказать детективам, что вчера я встретила супругов Бакли в ресторане, решила я. Вдруг это обстоятельство окажется важным. Артур и Линн внимательно выслушали мой рассказ о нашей случайной встрече. Пока Линн записывала в блокнот адрес и телефон Крэндаллов, я украдкой бросила на Артура тоскующий взгляд. Мне так хотелось прижаться к нему или хотя бы коснуться его руки. Так хотелось ощутить успокоительное человеческое тепло. Но об этом не стоило даже мечтать.

— Никогда не видел ничего более страшного, — неожиданно признался Артур. — Хотя за несколько лет работы в полиции всякого насмотрелся. Я всегда считал, что у меня крепкие нервы. Но тут любому станет не по себе.

Мне оставалось только порадоваться, что я не служу в полиции и могу себе позволять изгнать из памяти кошмарное зрелище. Хотя у меня вряд ли это получится.

Я переводила взгляд с Артура на Линн, не зная, что сказать. Все слова, которые приходили мне на ум, казались пустыми и бессмысленными. Махнув рукой на прощание, я побрела к машине. Надо было вернуться на работу и сообщить мистеру Клеррику, что наш лучший волонтер никогда больше не придет в библиотеку.

Не помню, что я делала, вернувшись на работу. Не помню, как пролетел остаток дня. Мне казалось невероятным, что еще нынешним утром я чувствовала себя веселой и счастливой. Теперь мне хотелось одного: немного передохнуть от ужасных события, которые сыпались на меня градом. Оправиться от потрясений. Вернуться к своей прежней жизни, скучной, однообразной, но такой уютной спокойной.

Незадолго до закрытия библиотеки я заметила, как в офис Сэма Клеррика направляется какой-то человек в полицейской форме. Я видела его среди коллег Артура и Линн — за последнее время мне удалось увидеть почти всех сотрудников городской полиции, — но не знала, как его зовут. Через несколько минут детектив вышел из кабинета и направился прямиком к Лилиан, сидевшей за столом в отделе приема и выдачи книг. Он задал несколько вопросов, на которые Лилиан, судя по выражению лица, ответила с великим рвением. Детектив записал ответы в блокнот, кивнул и был таков.

Я в это время расставляла книги на галерее второго этажа. Лилиан подняла голову и отыскала меня глазами. Наши глаза встретились. Лилиан, несомненно, была взволнованна и, похоже, чем-то смущена. Она быстро отвела глаза и поманила к себе другую библиотекаршу, находившуюся в зале. Я видела две склоненные друг к другу макушки, но, разумеется, не могла разобрать ни слова из их разговора. Вскоре собеседница Лилиан направилась в отдел периодики и, увидав там еще одну сотрудницу, что-то горячо зашептала ей на ухо. Уж не моя ли скромная персона является предметом всех этих возбужденных пересудов, с содроганием подумала я. Если полиция каждый день будет приходить в библиотеку и расспрашивать обо мне, Сэм Клеррак наверняка захочет избавиться от сотрудницы с такой богатой криминальной биографией. Я могу сколько угодно твердить, что ни в чем не виновата. Вряд ли это заставит директора смягчиться.

Впрочем, даже если я останусь без работы, у меня нет никакого права строить из себя жертву, напомнила я себе. Как бы то ни было, по сравнению с другими я почти не пострадала. По сравнению с теми, кто лишился жизни. По сравнению с теми, кто лишился близких. И никому не известно, на кого завтра падет выбор невероятно эрудированного и беспощадного преступника.

Если раньше жизнь нашего городка напоминала стоячее болото, теперь в это болото полетели камни. Точнее, не камни, а трупы. В результате тихую заводь возмутили волны горя, страха и подозрения. И если деяния преступника не будет положен конец, волны эти захлестнут еще многих.

Глава двенадцатая

Пока я, вялая и апатичная, бродила меж стеллажей с книгами, журналисты, работники радио и телевидения, как говорится, не дремали.

Смерть домохозяйки Мэми Райт не вызвала особого интереса за пределами Лоренсетона. Коробка отравленных шоколадных конфет, благодаря которым владелица агентства по недвижимости и ее дочь едва не отправились на тот свет, тоже осталась событием местного масштаба. Но смерть Моррисона Петтигрю стала по-настоящему горячей новостью. Как-никак покойный был кандидатом на пост мэра, да еще коммунистом. Тут ощущался явный привкус политического убийства, а это всегда подогревает страсти. К тому же он был убит довольно экстравагантным способом, который сам по себе привлекал внимание. Бенджамин Грир, мясник из супермаркета, всю жизнь тщетно пытавшийся вызвать к своей особе хоть каплю интереса, дождался наконец звездного часа. Газеты наперебой цитировали его высказывания, награждая при этом пышным титулом «руководителя предвыборной кампании». И если Бенджамин прежде мог только мечтать о такой громкой славе, то репортеры местной газеты могли только мечтать о такой сенсация.

На последнем заседании нашего клуба Салли Эллисон призналась, что полиция настоятельно попросила журналистов воздержаться от любых параллелей между убийством Мэми Райт и убийством Джулии Уоллис. В ответ на все протесты Салли и ее босса представители полиции заявили, что навязчивые и притянутые за уши сравнения с давно забытым преступлением вызовут у современного американского читателя досаду и раздражение. И, что самое главное, подобные неуместные намеки могут нанести вред расследованию. Возмущению Салли, вполне естественно, не было предела. Как и всякий журналист, обладающий эксклюзивной информацией, она незамедлительно хотела сделать эту информацию достоянием гласности. Но ее босс Мейсон Тернер счел аргументы начальника полицейского управления вполне убедительными и настоял на том, чтобы Салли, образно выражаясь, наступила на горло собственной песне. Кстати, подробности этого профессионального конфликта я впоследствии узнала именно от Мейсона Тернера. Он ухаживал за мамой до того, как на ее горизонте появился Джон Квинслэнд, и мы с ним стали друзьями.

После убийства Петтигрю, Салли развила бурную деятельность. С той самой минуты, как она узнала, что труп был обнаружен в ванне, а на поверхности воды плавали обрывки бумаги, она смекнула, с какой стороны дует ветер. Правда, в подобных обстоятельствах не надо было входить в клуб «Знаменитые убийства», чтобы вспомнить о Жане Поле Марате и Шарлотте Корде. Корде проникла в дом Марата сообщив часовым, что хочет передать ему список предателей. Когда она вошла, Марат лежал в ванной. Как известно, он страдал кожной болезнью, и только вода приносила ему облегчение. Шарлотта навсегда излечила его несколькими ножевыми ударами.

После того как Салли убедилась, что связь между двумя убийствами несомненна и очевидна, она ворвалась в кабинет Мейсона Тернера и потребовала у него снять запрет с исторических параллелей. Она чувствовала, что статья об убийстве Петтигрю станет вершиной ее карьеры. Однако Тернер, которого связывали с шефом местной полиции узы давней дружбы, по словам Салли, «тянул резину». Пока он предавался этому занятию, поступило известие об убийстве супругов Бакли. Кошмарный сериал получил продолжение. Теперь Салли готовила новый вариант статьи, в котором намеревалась перечислить все громкие дела, послужившие источником кровавого вдохновения преступника.

В конце концов, Тернер тоже был журналистом, а значит, тоже был падок на сенсации. Понимая, что со времени своего основания лоренсетонская «Сентинел» не публиковала на своих страницах такой эффектной истории, он уступил требованиям Салли. Теперь, когда у нее были развязаны руки, она могла не опасаться конкуренции. Два других репортера не имели знакомых среди членов клуба «Знаменитые убийства», а значит, не могли похитить «теорию параллелей», которую Салли считала своим достоянием. Члены клуба, в особенности после последнего заседания, состоявшегося у меня дома, предпочитали помалкивать о своих догадках и концепциях.

Так, Лимастер Кейн впоследствии признался мне, что совпадения произошедших в Лоренсетоне убийств с громкими преступлениями прошлых лет с самого начала показались ему слишком многочисленными, чтобы приписать их простой случайности. Но он делал вид, что ничего не замечает, так как, по его собственным словам, не желал «впутываться в эту хренотень». Лимастер был неколебимо уверен, что копы, как только в поле их зрения окажется негр, готовы «повесить на него всех собак». Именно поэтому, обнаружив, что у него пропал молоток с его инициалами на ручке, он скрыл этот факт от полиции. Молоток вполне мог послужить орудием убийства Мэми, а значит, его владелец мог оказаться в числе подозреваемых.

В тот день, когда были убиты супруги Бакли, лаборатория предоставила наконец детективам Лигетти Смиту отчет о своих исследованиях. Там говорилось, что в конфетах обнаружено ядовитое средство под названием «Смерть крысам», которое, как это явствует из названия, используется для травли крыс и других грызунов. Средство это имеется в свободной продаже и обладает резким вкусом и запахом, которые должны уберечь людей от случайных отравлений. Скорее всего, мы с мамой, отправив в рот по конфете, с отвращением выплюнули бы мерзкий на вкус шоколад. Если бы мы не успели этого сделать, то наверняка оказались бы в реанимации. Несколько съеденных конфет стали бы для нас смертельными. Впрочем, проглотить несколько конфет мы могли бы лишь в том случае, если бы наши вкусовые и обонятельные ощущения совершенно притупились. Таким образом, попытка отравления выглядела как-то неубедительно и, скорее всего, являлась делом рук дилетанта.

В тот же день Линн Лигетт обнаружила в машине Артура коробку порошка «Смерть крысам».

Да, я забыла сказать, что лаборатория не только направила результаты своих исследований по почте, но и сообщила о них телефонным звонком в полицейское управление. Сообщение принял офицер по имени Пол Эллисон, который приходился родным братом бывшему мужу Салли. Он сохранил дружеские отношения с Салли, а на Артура ему было ровным счетом наплевать. Пол находился на автостоянке как раз в тот момент, когда Линн Лигетт, забывшая в машине Артура свой блокнот, открыла дверцу и обнаружила упаковку крысиного яда. Поначалу Линн решила, что Артуру для чего-то понадобился образец яда. Она долго вертела находку в руках, так что у Пола Эллисона была возможность как следует рассмотреть коробку. Потом Линн насторожилась и поспешно спрятала отраву, но было уже поздно.

Пол Эллисон незамедлительно доложил о случившемся начальству. Артуру пришлось давать пространные объяснения, которые отличались крайней невразумительностью, так как он понятия не имел, каким образом пресловутая «Смерть крысам» очутилась в его машине. Линн тоже вызвала неудовольствие шефа, который обвинил ее в попытке покрыть своего коллегу.

Разумеется, Пол Эллисон не преминул сообщить об эпизоде с крысиным ядом своей бывшей невестке. Не трудно догадаться, что на следующее утро история появилась на страницах газеты.

Фурор, произведенный статьей, превзошел все ожидания. На пятом десятке лет Салли Эллисон осуществила свою мечту, став автором настоящей газетной бомбы. Опьяненная успехом, она готова была горы своротить.

Два других репортера тоже не дремали. О «теории параллелей» они не имели понятия, однако не могли не понимать, что в нашем городке, который традиционно гордился низким уровнем преступности, происходит нечто неладное. Один из репортеров — точнее, одна, ибо это была молодая женщина — довел свою боевую готовность до такой степени, что, вооружившись фотоаппаратом, преследовал разъезжающие по городу полицейские машины. Следуя за одной из них, девица оказалась у дома Бакли. У нее хватило ума понять, что не стоит вылезать из машины и приставать к полицейским с вопросами. Она поступила как истинный профессионал, медленно проехав по Парсон-роуд и сделав несколько фотографий. На одной из них была запечатлена красивая девушка с отсутствующим взглядом, в забрызганных кровью колготках, склонившая голову на плечо какой-то пигалице в огромных круглых очках. На другой — высокая женщина в полицейской форме, беседующая с той же самой угрюмой невзрачной пигалицей.

Через несколько часов эти фотографии появились на первой странице одной из вечерних газет Атланты. Молодая журналистка проявила чудеса осведомленности, снабдив их следующей подписью: «Элизабет Бакли, только что обнаружившая трупы своих родителей, в шоке сидит на крыльце их дома. Ее утешает Аврора Тигарден, которая в прошлую пятницу обнаружила труп Мэми Райт, убитой при невыясненных обстоятельствах».

Пока я, не догадываясь о том, что стала звездой масс-медиа, скрывалась от жестокой действительности за стенами библиотеки, журналисты осаждали мою квартиру и мамину контору. Им и в голову не приходило, что, «утешив» Лизанну, я могу вернуться на работу. Так и не успев полюбоваться собственным портретом в вечерней газете, я вернулась домой и с удивлением обнаружила на стоянке машину телевизионщиков. Запах жареного уже достиг их ноздрей, и они пылали желанием урвать свой кусок сенсации. Так как шоковое состояние и больничные стены ограждали Лизанну от контактов с внешним миром, а Линн и Артур расхлебывали кашу с крысиным ядом, заварившуюся в полицейском управлении, мы с мамой оказались для телевизионщиков единственно доступной добычей.

Правда, вскоре они сумели поживиться еще кое-чем, точнее кое-кем. Робин, вернувшийся домой после занятий в университете, попал в центр журналистского внимания. Один из телевизионщиков оказался большим его поклонником. Ему было известно, что сейчас Робин преподает в местном университете, заняв место писателя, недавно перенесшего сердечный приступ. Увидев, как Робин выходит из машины, телевизионщик моментально узнал его. Робин тут же попал под прицел камер и под огонь идиотских вопросов. Однако, будучи человеком, закаленным в многочисленных интервью, он быстро взял ситуацию в свои руки. Держался он приветливо и говорил охотно, но при этом почти никакой информации не сообщил. Я говорю об этом так уверенно, потому что видела его в вечернем выпуске новостей.

Увы, нельзя сказать, что Робин поглотил все внимание телевизионщиков без остатка. Иначе один из них не заметил бы меня. Если помогать полиции я считала своим гражданским долгом, то общаться с журналистской братией у меня не было ни малейшей охоты. В данный момент все мои желания сводились к одному: добраться до дома, залезть в горячую ванну и долго-долго там отмокать. Но считаться с моими желаниями никто не собирался. Стоило мне выйти из машины, какой-то ушлый тип сунул мне под нос свежий выпуск вечерней газеты. При этом он что-то возбужденно выкрикивал, но я не разобрала ни слова, так как, увидев фотографию несчастной Лизанны, снова впала в ступор. Придя в себя, я поняла, что пути к отступлению отрезаны. Журналисты окружили меня плотным кольцом. Их было всего трое, но они так галдели, что мне казалось, будто их не меньше трех десятков.

Я была слишком измочалена, чтобы дать им достойный отпор.

— Оставьте меня в покое. Я не хочу говорить о том, что случилось, — жалобно пробормотала я, с ужасом сознавая, что меня снимает камера.

Журналисты сияли довольными улыбками. Мне отчаянно хотелось надавать им по физиономиям и пуститься наутек. Грань, отделявшая меня от истерики, становилась все более призрачной и зыбкой.

К счастью, Робин догадался, что дела мои плохи, и бросился мне на помощь. Он бесцеремонно растолкал телевизионщиков, подошел ко мне, обнял за плечи и повел к воротам во внутренний двор. Охотники за новостями молча наблюдали за его действиями. Никто из них не рискнул вмешаться.

Я чувствовала, что камера снимает наши спины. Чего доброго, в вечернем выпуске новостей эти кадры будут продемонстрированы в сопровождении самых фривольных и двусмысленных комментариев, пронеслось у меня в голове. Надо показать, что со мной шутки плохи. Я обернулась, взглянула прямо в камеру и отчеканила:

— Это частная собственность. Дома принадлежат моей матери, а я являюсь ее представителем. Находясь здесь без моего разрешения, вы нарушаете закон.

Как ни странно, слова мои произвели эффект магического заклинания. Вся телевизионная команда загрузилась в микроавтобус и была такова. С видом победительницы я взглянула на Робина. Лицо его сияло от гордости, словно у любящего папаши, чадо которого только что получило первый приз на школьных соревнованиях по шашкам.

— Грандиозно! — выдохнул он.

— Я очень благодарна вам за помощь, Робин, — заявила я все тем же угрожающим тоном, которым разговаривала с журналистами. — Но прошу вас, запомните: я не нуждаюсь в покровительстве!

На свою удачу, я успела скрыться в дверях прежде, чем разразилась слезами.

Вечером мне позвонил Артур и рассказал гнусную историю о крысином яде, неведомо каким образом очутившемся в его машине.

— Подонок, который это сделал, играет в опасную игру, — дрожащим от гнева голосом произнес Артур. — И он слишком далеко зашел.

Далеко зашел — это мягко сказано, вздохнула я про себя, невольно вспомнив залитую кровью гостиную супругов Бакли.

Поведав мне о служебных неприятностях, Артур, естественно, ждал сочувствия. Я сумела выдавить из себя несколько приличествующих случаю слов. После этого пожаловалась, что пресса и телевидение открыли на меня настоящую охоту. Расслабиться в ванне мне так и не удалось, так как телефон звонил практически непрерывно. Отключать его я не стала, опасаясь пропустить действительно нужный и важный звонок. Впервые в жизни я пожалела, что у меня нет автоответчика.

— Мне эти журналюги тоже осточертели, — посетовал Артур. — Я не привык, чтобы они вились вокруг меня, как стая мух.

— Да, все это до крайности неприятно, — вздохнула я. — Теперь я поняла, что все эти кино и поп-звезды не кривят душой, когда клянут папарацци на чем свет стоит. Какое счастье, что библиотекаря мне приходится устраивать пресс-конференции. Да, но ты так и не рассказал, чем кончилось дело с этим порошком. Надеюсь, теперь тебя ни в чем не подозревают?

— Нет, мне удалось убедить начальство, что меня самым наглым образом подставили. К счастью, мой шеф понимает, я не настолько глуп, чтобы таскать в собственной машине такую улику. Мне разрешено продолжать расследование.

— Рада это слышать.

Сознание того, что в полиции у меня есть свой человек, действовало на меня успокоительно. Если бы Артура отстранили от дела, я лишилась бы последней опоры. К тому же мне трудно было бы избавиться от чувства вины. Ведь, как ни верти, яд-то предназначался мне.

— Мой тебе совет: отключи телефон и попытайся обо всем забыть хотя бы на время, — заявил Артур. — Но прежде позвони маме, попроси ее заказать здоровенный плакат «Частная собственность. Посторонним вход запрещен» и повесить его над въездом на стоянку.

— Неплохая идея. Обязательно ею воспользуюсь.

Мы пожелали друг другу спокойной ночи, понимая, что это пожелание относится к разряду несбыточных. Ночью нам обоим предстояло томиться без сна, гадая, какие шаги преступник предпримет завтра и кто станет его очередной жертвой.

После того как я поговорила с мамой, она незамедлительно позвонила знакомому мастеру, подняв его с постели, и пообещала, что заплатит в тройном размере, если плакат будет готов завтра к семи часам утра. Потом она перезвонила мне и стала умолять уехать из города или хотя бы перебраться к ней до тех пор, пока весь этот кошмар не кончится. Она хорошо знала супругов Бакли, и известие об их страшной смерти окончательно вывело ее из душевного равновесия.

— Боже мой, и зачем ты только вступила в этот проклятый клуб, Аврора? — простонала мама. — Неужели на свете нет более интересных вещей, чем убийства? Но что теперь об этом говорить. Все равно ничего не исправишь. Скажи, когда ты ко мне переедешь?

— Ты думаешь, что в случае чего сумеешь меня защитить? — слабо улыбнулась я.

— Мама всегда сумеет защитить свое дитя.

Внезапно я поняла: мне ни в коем случае нельзя перебираться к маме. Ради ее безопасности.

— Уверена, мне ничто не угрожает, — бодро заявила я. — И если завтра плакат будет готов, мой дом превратиться в настоящую крепость.

Глава тринадцатая

Вопреки ожиданиям, ночью мне удалось заснуть. Однако сон мой никак нельзя было назвать спокойным.

Мне снилось, что у меня в ванной притаился целый отряд телевизионщиков с камерами, причем один из них — убийца. Очнувшись, я обнаружила, что в доме стоит полная тишина и лишь дождевые струи слабо стучат в окно. Я задремала снова.

Проснулась я совершенно разбитая и, стряхнув с себя остатки сна, первым делом выглянула в окно. На стоянке не было никаких чужих машин. На улице — ни одной живой души. Огромный плакат уже занял свое место над въездом на стоянку. Я спустилась вниз, приготовила кофе и снова поднялась в спальню с кружкой в руках. Попивая кофе, я наблюдала, как Робин сел в свою машину и уехал в университет. Бэнкстон вышел из дверей своего таунхауса и взял из ящика газеты. Тинтси втиснула свой впечатляющий зад в машину, выехала со стоянки и через десять минут вернулась. Должно быть, гоняла в магазин, прикупить что-нибудь к завтраку.

К тому времени, как Тинтси вернулась, я настолько окрепла духом, что решила спуститься вниз и забрать свою газету. Едва развернув ее, я поняла, что все мирные события городской жизни окончательно отошли на задний план, не выдержав конкуренции с убийствами. На первой странице красовалась фотография Артура, фотография Мэми и Джеральда, супругов Бакли в день их серебряной свадьбы, а еще Моррисона Петтигрю, выступающего на каких-то дебатах. На заднем плане можно было различить светящееся от гордости лицо Бенджамина.

Пробежав глазами газетные строчки, я с облегчением убедилась, что никому из репортеров не пришло в голову отпускать намеки по поводу возможной виновности Артура и Мелани. Сильнее всего их занимал вопрос о том, куда подевались орудия убийства: топорик для рубки мяса и нож, которым были нанесены раны Моррисону Петтигрю. Хорошо бы еще понять, откуда у преступника берется столько энергии, и физической, и эмоциональной, вздохнула я. И можно ли надеяться, что он когда-нибудь исчерпает свои запасы.

Взглянув в зеркало, я убедилась, что похожа на ожившую покойницу. С горем пополам поправив дело с помощью косметики, я стянула волосы в конский хвост и напялила первое, что попалось под руку. Несомненно, ярко-синяя юбка и красный джемпер-водолазка не слишком гармонировали друг с другом, но сегодня мне было на это ровным счетом наплевать.

Явившись на работу, я узнала, что сегодня утром Бенджамин Грир провел пресс-конференцию, на которой сделал сенсационное заявление. Коммунистическая партия выдвигала нового кандидата на пост мэра города Лоренсетона, и этим кандидатом являлся не кто иной, как сам Бенджамин. По всей вероятности, он был единственным коммунистом, проживающим в нашем городе. Я ни минуты не сомневалась в том, что хоть сколько-нибудь четкие политические взгляды у Бенджамина отсутствуют. Он жаждал одного: быть на виду — и теперь грелся в лучах славы. Пожалуй, после того как выборы останутся позади, бедняге Бенджамину угрожает глубокая депрессия, решила я. Возврат на скромную стезю продавца мясного отдела покажется ему мучительным.

О стремительном взлете политической карьеры Бенджамина Грира мне сообщила Лилиан, когда мы, по обыкновению, расставляли книги на полках. Обо всех прочих сенсациях она умолчала, словно и не догадывалась, что мне довелось принять в них непосредственное участие. Я хотела выведать, в чем причина подобной сдержанности, но сформулировать вопрос так, чтобы не задеть ее чувства, мне никак не удавалось. Нельзя же было спросить в лоб: с какой стати ты стала такой тактичной, Лилиан, ведь раньше ты не отличалась ни тактом, ни деликатностью? Какая муха тебя укусила?

Я уже собиралась на обед, когда Лилиан неожиданно заявила:

— Можешь быть уверена, Аврора, я-то знаю, ты ни в чем не виновата. И мне ужасно жаль, что ты оказалась втянутой во всю эту заваруху. Когда полисмен принялся расспрашивать меня, правда ли мы с тобой все утро подклеивали книги, я едва не рассмеялась ему в лицо. Знала бы ты, как мне хотелось ему сказать: «Похоже, вы там, в полиции, вместо того чтобы ловить преступников, занимаетесь ерундой!»

— Спасибо, — пробормотала я, впервые в жизни почувствовав к Лилиан искреннюю симпатию.

По пути домой я немного пришла в себя. Дорога заняла у меня больше времени, чем обычно, так как я сделала крюк, не желая проезжать мимо дома супругов Бакли. Дома я первым делом включила телевизор и стала свидетельницей того, как Бенджамин упивается выпавшими на его долю мгновениями торжества.

Возвращаться в библиотеку после обеда не было необходимости, так как мне предстояло работать сегодня вечером, и до шести часов я была свободна. Я люблю свою работу, что не мешает мне наслаждаться выходными. Однако сегодняшний день стали исключением. Переодевшись в домашние брюки и свободную блузу, я поняла, что изнываю от одиночества и абсолютно не представляю, чем себя занять. Я загрузила вещи в стиральную машину, попробовала читать, но вскоре отложила книгу и решила испробовать новый фен, красиво уложив волосы. Результат моих манипуляций оказался таким плачевным, что я с отвращением вырвала фен из розетки принялась водить щеткой по волосам, испускающим электрическое потрескивание, как антенны на голове у инопланетянки.

Приведя себя в относительно пристойный вид, я позвонила в больницу и спросила, нельзя ли навестить Лизанну Бакли. Медсестра ответила мне, что в ближайшее время Лизанну могут посещать только родственники. Я вспомнила о том, что необходимо заказать цветы для похорон и, кстати, выяснить, когда они состоятся. Салли Эллисон известно все на свете, решила я и набрала ее служебный номер. Секретарша «Сентинел», прежде чем позвать Салли, спросила, кто ее спрашивает. Раньше такого не случалось. Салли, несомненно, находилась на гребне славы.

— Чем могу служить, Ро? — суховато осведомилась она.

Я догадалась: Салли тратит свое драгоценное время на разговор со мной лишь потому, что я могу служить источником новостей. Точнее, все еще могу служить, ведь горячие новости, как известно, быстро остывают. Мне это обстоятельство играло только на руку. В отличие от Салли, я не жаждала популярности.

— Мне бы хотелось узнать, когда состоятся похороны родителей Лизанны, — поспешно сообщила я цель своего звонка.

— Тела направлены на судебно-медицинскую экспертизу, и никому не известно, когда она завершится, — сказала Салли. — В данный момент назначить день похорон невозможно. Так, по крайней мере, мне сказала тетя Лизанны.

— Понятно…

— Послушайте, Ро, раз уж вы позвонили… Один из копов сказал мне, что вчера вы были на месте преступления и видели своими глазами…

Приплетать какого-то копа Салли было совершенно ни к чему. Разумеется, она, как и все прочие жители города, видела мою фотографию в вечерней газете. Но похоже, журналисты врут без малейшей надобности.

— Может, вы расскажете мне, что там произошло? — В голосе Салли послышались откровенно заискивающие нотки. — Это правда, что Арни Бакли разрубили на куски?

Я молчала намного дольше, чем это позволяли правила приличия. Мысли вихрем проносились в моей голове.

— Не думаю, что мне стоит обсуждать случившееся с вами, Салли, — отчеканила я наконец.

Салли издала какой-то сдавленный звук, судя по всему, выражавший величайшую степень недоумения. Когда белая и пушистая овечка внезапно начинает лягаться, это не может не поразить.

— В конце концов, вы член клуба, а значит, вероятность того, что преступник вовлечет вас в свои игры, достаточно велика, — продолжала я. — Подобная угроза нависла над всеми нами.

Салли находилась в особенно уязвимом положении, но об этом я предпочла умолчать. У нее имелся сын, тоже являвшийся членом клуба «Знаменитые убийства». Сын, психическое здоровье которого оставляло желать лучшего.

— Тем не менее я по-прежнему способна сохранять объективный взгляд на вещи, — холодно произнесла Салли. — И, в отличие от вас, я вовсе не уверена, что над членами клуба висит угроза.

К моей великой радости, вопросов она больше не задавала. Так или иначе, я сумела настоять на своем. Тут в дверь позвонили.

— Ко мне пришли, Салли. Всего вам наилучшего, — мягко пропела я и повесила трубку.

По пути к двери я испытала легкий приступ стыда: Салли всего лишь делала свою работу. Разумеется, она была неприятно изумлена, поняв, что белая пушистая овечка не так безобидна, как кажется. Но я только ответила ударом на удар. Знала бы Салли, как трудно мне было смириться с тем, что женщина, которую я привыкла считать своим другом, на глазах превратилась в газетного борзописца. И почему я вечно боюсь задеть чьи-то чувства, а на мои чувства всем наплевать, с горечью спрашивала я себя.

Прежде чем открыть дверь, я заглянула в глазок. Раньше я всегда пренебрегала подобной мерой предосторожности. На пороге стоял Артур. Вид у него был до крайности изнуренный. Под глазами темнели круги, от носа ко рту залегли глубокие складки, состарившие его лет на десять.

— Давно ты ел в последний раз? — полюбопытствовала я.

— Не помню, — пожал плечами Артур. — Часов с пяти утра не ел точно, — добавил он после недолгого размышления. — С тех пор как встал и отправился на работу.

Я пододвинула ему стул, и Артур тяжело на него плюхнулся.

Настало время сыграть роль милой и заботливой хозяюшки, поняла я. Без предварительной подготовки это оказалось довольно трудно. В моем распоряжении была лишь микроволновка, немного сыра и ветчины, пакет картофельных чипсов, два помидора и букетик увядшей зелени. Плоды моих поспешных усилий, сэндвич и жалкого вида салат, никоим образом не заслуживали названия кулинарных шедевров. Но Артур был рад и этому. Он набросился на еду с завидным аппетитом.

— Не торопись, — сказала я и занялась приготовлением кофе.

Домашние хлопоты оказали на меня самое благотворное воздействие. Впервые с тех пор, как я увидела на крыльце дома Бакли шатающуюся Лизанну, я избавилась от власти кошмара. Мысль о том, что сегодня вечером мне предстоит работать допоздна, была даже приятна. Вернусь домой чуть живая от усталости, приму горячий душ, надену чистую ночную рубашку и завалюсь спать.

Артур тоже начал оживать. Когда я подошла к столу, чтобы забрать пустую тарелку, он схватил меня за руку, посадил к себе на колени и впился в мои губы долгим поцелуем. Не скрою, это было приятно. Хотя, конечно, на мой вкус, события развивались слишком стремительно. Когда наши губы наконец разъединились, я соскользнула с колен Артура и перевела дух.

— Знаешь, день выдался такой пакостный, что мне вдруг ужасно захотелось испытать несколько приятных мгновений, — извиняющимся тоном пробормотал Артур.

— Можешь не оправдываться, — сказала я дрожащим голосом, разлила кофе по чашкам и указала Артуру на кресло в гостиной. Сама я предпочла устроиться на безопасном расстоянии от него.

— Как у тебя дела на службе? — осторожно осведомилась я.

— Слава богу, вся эта канитель с крысиным ядом благополучно завершилась. Конечно, парень из лаборатории облазил всю мою машину, снимая отпечатки пальцев. Уверен, никакой пользы от этого не будет. По крайней мере, в машине Мелани Кларк никаких отпечатков обнаружить не удалось. Кроме, разумеется, ее собственных. Мы обыскали дом Бакли и опросили всех соседей. Тоже дохлый номер. Никто ничего не видел и не слышал. В гостиной нашли одну-единственную улику: длинный волос, который, скорее всего, принадлежит Лизанне. Экспертиза точно скажет, так это или нет. Обнаружить орудие убийства не удалось. Скорее всего, это топорик для рубки мяса. Но смотри, никому об этом не болтай.

— А подозреваемых у вас до сих пор нет?

— Единственным реальным подозреваемым был я. Но надеюсь, теперь я чист. Повесить на меня убийство супругов Бакли нет никакой возможности: в то время, когда их убили, я вместе с напарником опрашивал свидетелей по делу Мэми Райт. Ее я тоже никак не мог прикончить, так как был на работе, на глазах у множества людей. На заседание клуба приехал прямо оттуда, причем с опозданием. Линн клятвенно заверила, что утром никакого крысиного яда в моей машине не было. Наш босс решил, что врать ей ни к чему.

— Отлично, — кивнула я. — Насколько могу судить, у тебя нет никаких шансов оказаться за решеткой.

— К счастью для нашего отдела, — усмехнулся Артур. — У нас сейчас каждый человек на счету, и сажать копа за решетку — непозволительная роскошь. Как ни жаль с тобой расставаться, но надо идти.

Артур с усилием поднялся с кресла. Лицо его вновь показалось мне усталым и постаревшим.

— Скажи, Артур, а у полиции нет никаких подозрений… на мой счет? — выдавила я из себя.

— Нет, детка, — покачал головой Артур. — По крайней мере, с тех пор, как был убит Петтигрю. Ты бы не могла этого сделать при всем желании. Ванна у него в доме допотопная, знаешь, из тех, что стоят на высоких железных подпорках. А росту в самом Петтигрю было по крайней мере шесть футов три дюйма. Если бы ты решила прикончить и затащить в ванну такого здоровенного мужика, тебе было бы не обойтись без помощника. А найти такого в Лоренсетоне, не засветившись, практически невозможно. Так что после того как убийца изобразил из себя Шарлотту Корде, ты, что называется, соскользнула с крючка.

Мысль о том, что какое-то время я все же сидела на этом проклятом крючке, заставила меня содрогнуться. Невыносимо было думать, что какие-то неизвестные мне люди трепали мое честное имя, всерьез прикидывая, была ли у меня реальная возможность превратить живого человека в кусок окровавленного мяса. Тем не менее, узнав, что все подозрения с меня сняты, я несколько приободрилась.

Закрыв за Артуром дверь, я свернулась клубочком в кресле. В душе у меня царил полный сумбур, но я чувствовала, что настало время, когда разум должен взять верх над чувствами. За последние несколько дней я пережила больше душевных бурь, чем за всю предшествующую жизнь. И сейчас надо доказать себе, что я не утратила способности здраво рассуждать и делать логические выводы.

Итак, Артур сказал, что в доме супругов Бакли обнаружен некий длинный волос, который, скорее всего, принадлежит Лизанне. Значит, он такого же цвета, как и волосы Лизанны, то есть каштановый. У кого из членов клуба волосы такого же оттенка?

У меня, у кого же еще. Правда, мои волосы немного темнее. И что особенно важно, в то утро, когда было совершено убийство, я подклеивала книги в обществе Лилиан Шмидт. Значит, надо искать новую кандидатуру. Мелани Кларк, шатенка с волосами средней длины, вполне сгодится. У Салли Эллисон волосы короткие и светлые, но это вовсе не означает, что с нее можно снять все подозрения. Что, если Салли, истомившись в ожидании сенсации, решила провернуть все эти убийства и устроить себе звездный час? Идея, конечно, дикая, но не лишенная смысла. Нет, увлекаться такими смелыми домыслами не стоит, сказала я себе. Вернемся к реальности. Джейн Ингл седая как лунь, так что ее мы отметаем. А вот Гиффорд Доукс заслуживает внимания. Волосы у него такие длинные, что он, к великому отвращению Джона Квинслэнда, собирает их в конский хвост. И цвет как раз подходящий. К тому же Гиффорд ужасно скользкий субъект, в его интересе к массовым бойням есть что-то настораживающее… И подручного ему искать не надо. Бойфренд Рейнальдо всегда под рукой и готов к услугам.

Правда, внешность у Гиффорда слишком экстравагантная и привлекающая к себе внимание. Трудно поверить, что никто из соседей не заметил, как он проскользнул в дом супругов Бакли.

Ладно, оставим пока волос в стороне и попытаемся ответить на вопрос: как убийца проник в дом и как он оттуда выбрался? Сосед видел, что Лизанна стучала в заднюю дверь, а потом отперла переднюю своим ключом. По его словам, через несколько секунд она, бледная как смерть, выползла на крыльцо. Именно эти показания освободили мою подругу от всех подозрений. Она провела в доме слишком мало времени для того, чтобы совершить убийство. Но если сосед видел Лизанну, значит, у него в доме имеется удобный наблюдательный пункт, которым он частенько пользуется. Почему же убийца сумел проскочить незамеченным?

Я пыталась представить все подходы, ведущие к задним дверям дома Бакли. К сожалению, пространственное воображение хромало у меня на обе ноги, да и хорошей зрительной памятью я никогда не отличалась.

Еще некоторое время я ломала себе голову, то и дело бросая тоскливый взгляд на ворота, ведущие во внутренний дворик соседнего таунхауса. Мне хотелось знать, вернулся ли из университета Робин. К моему разочарованию, ворота оставались закрытыми. Небо хмурилось все сильнее, прохладный ветер шевелил розовые кусты. Свинцовые тучи говорили о том, что скоро разразится дождь.

Тем не менее я чувствовала, что больше не могу сидеть дома в одиночестве. Наконец я решила, как распорядиться свободным временем, и поднялась в спальню, чтобы надеть жакет. Выглянув в окно, я увидела, что на стоянку въехала машина Робина. Он вышел оттуда, держа в руках здоровенную кипу бумаг. Почему бы ему не завести портфель, пронеслось у меня в голове.

Я пулей слетела по лестнице и выскочила во внутренний двор.

— Переобуйтесь и идемте со мной, — скомандовала я, не тратя времени на приветствия.

— Хорошо, — бросив взгляд на мои ноги, покладисто кивнул он. — Вот только занесу домой бумаги. Кто-то украл мой портфель, — добавил он, словно услышав мой невысказанный вопрос.

— Ваш портфель украли? — изумленно переспросила я. — Где?

— Я оставил его в машине, и кому-то он до зарезу понадобился, — пояснил Робин. — Скорее всего, это произошло здесь, на стоянке.

Не дожидаясь приглашения, я вошла в дом вслед за Робином. Гостиная была сплошь загромождена не распакованными коробками и ящиками. Только на столе, где стояли компьютер и принтер, царил относительный порядок. Робин бросил куда-то свои бумаги и, громко топая, поднялся по лестнице. Через несколько минут он вернулся в теннисных туфлях.

— Можно узнать, какого рода поход нам предстоит? — спросил он, завязывая шнурки.

— Я тут все сидела и думала, каким образом преступник проник в дом Бакли. Дверь ведь не была взломана, верно? По крайней мере, так утверждают газеты. Может, супруги Бакли держали дверь незапертой, и убийца просто вошел и застал их врасплох. А может, он позвонил, и они его впустили. Или ее. Но одно непонятно: как преступник подошел к дому. Я решила отправиться туда и сама все осмотреть. Пока не сделаю этого, не успокоюсь.

— Значит, мы с вами тоже попытаемся проникнуть в дом? Проведем нечто вроде следственного эксперимента?

— Можно и так сказать, — кивнула я. Но в следующее мгновение мною овладели сомнения. — Наверное, все это чистой воды безумие. Нам не стоит рисковать. Что, если соседи увидят нас и вызовут полицию?

— Тогда мы объясним полицейским, что проводили следственный эксперимент, — изрек Робин так уверенно, словно не сомневался, что наша инициатива будет встречена с пониманием и одобрением.

Наверное, он живет в мире своих фантазий, решила я. В детективных романах запутанные дела, оказавшиеся не по зубам копам, сплошь да рядом распутывают дилетанты.

Тем не менее идея посетить дом Бакли пришла именно в мою голову. И сейчас уже поздно идти на попятный.

Мы решительно вышли на улицу. Длинноногий Робин развил такой темп, что я еле за ним поспевала. К счастью, оглянувшись на меня, он спохватился и замедлил шаг. Дойдя до ближайшего угла, мы свернули на Парсон-роуд и направились к дому Бакли. Возможно, вчера, когда я проезжала мимо, собираясь пообедать дома, родители Лизанны уже были мертвы, пронеслось у меня в голове. Несмотря на то что я изрядно запыхалась, по спине у меня пробежали мурашки. От дома Бакли нас отделял всего один квартал.

Робин окинул улицу задумчивым взглядом. Я последовала его примеру. Фасады всех домов были обращены в сторону, противоположную проезжей части.

— Конечно, он прошел по мусорному переулку, — пробормотала я, довольная собственной сообразительностью.

— Что, простите? — не понял Робин.

— Этот район очень старый, все дома в этом квартале не перестраивались в течение многих лет, — пояснила я. — Между теми домами, что выходят на Парсон-роуд, и теми, что выходят на Честнат-стрит, улицу, параллельную Парсон, есть переулок, по которому проезжают машины для вывоза мусора. В более современных кварталах такого проезда нет. Мусорные бачки стоят там прямо на улицах.

Мы пересекли улицу и оказались у входа в мусорный переулок. Небо мрачнело все сильнее, но дождь пока не начинался, как будто не хотел расстраивать наши планы. В течение последних дней мне постоянно казалось, что за мной наблюдают, а сейчас я словно превратилась в невидимку. Это было странное ощущение. Хрустя гравием, мы дошли до конца переулка. Теперь у меня не осталось никаких сомнений относительно того, каким путем преступник подобрался к дому Бакли.

— Почти все дворы обнесены высокими заборами, поэтому увидеть того, кто идет по переулку, практически невозможно, — заметил Робин.

Задний двор Бакли был одним из немногих, где забора не оказалось. Хозяева домов, расположенных справа и слева от него, защитили свою собственность оградами высотой в человеческий рост. Остановившись около мусорных баков, мы могли прекрасно разглядеть заднюю дверь дома. На клумбах цвели камелии и розы. Миссис Бакли обожала цветы. Бросив взгляд на мусорный бачок, я подумала, что там, быть может, лежит салфетка, которой в то утро миссис Бакли промокнула губы, накрасив их помадой, гуща от кофе, который они пили за завтраком, огрызки яблок и рогаликов. То, что осталось от двух человеческих жизней, прерванных так бессмысленно и безжалостно. По спине моей пробежал холодок.

Бачки наверняка еще не успели опустошить… Машина для вывоза мусора проходит по Парсон-роуд по понедельникам. А родителей Лизанны убили в среду.

— Идем отсюда быстрее, — прошептала я.

От моей недавней решимости не осталось и следа. У меня пропала всякая охота изображать из себя мисс Марпл.

Робин медленно повернулся ко мне.

— Но мы так и не поняли, где преступник оставил свою машину, — сказал он. — Не пешком же он пришел? Где он мог припарковаться так, чтобы его никто не заметил? У въезда в переулок?

— Вряд ли, — возразила я. — Переулок такой узкий, что машина, припаркованная на обочине, обязательно привлечет внимание. Вдруг кто-нибудь захочет выехать? Чужая машина наверняка ему помешает.

— Тогда, может, преступник остановился в другом конце переулка? — предположил Робин.

— Это вообще невозможно, — покачала я головой. — Там рядом станция техобслуживания. Всегда уйма машин и людей.

— Значит, нам остается одно — вернуться назад тем же путем, которым мы сюда пришли, — изрек Робин. — Кстати, еще один вопрос. Будь у вас с собой топор, где бы вы его спрятали?

— Ох, Робин, скажу честно, мне сейчас вовсе не хочется думать об окровавленных топорах, — призналась я. — Идемте, прошу вас.

Мы торопливо зашагали по переулку. Насколько я могла судить, ни одна живая душа нас не заметила. Это обстоятельство не могло меня не радовать.

— Что до меня, — не унимался Робин, — то я избавился бы от топора самым элементарным способом. Бросил бы его в мусорный бачок — и дело с концом.

Писатель всегда остается писателем, отметила я про себя. Как видно, сочинение детективных историй здорово укрепляет нервную систему.

— Не сомневаюсь, полиция перво-наперво обыскала все мусорные бачки до единого, — произнесла я вслух. — И нам нет никакой необходимости повторять этот подвиг еще раз. Кстати, если мы начнем рыться в мусоре, кто-нибудь наверняка вызовет полицию, и нынешний вечер нам придется провести в участке.

А может, и нет, возразил мой внутренний голос. Пока что нас никто не заметил. Не исключено, пожелай мы покопаться в бачках, это тоже сошло бы нам с рук.

Тем временем мы дошли до конца переулка.

— Если убийца решил не парковаться здесь, то он мог проехать дальше и оставить машину в следующем переулке, — задумчиво изрек Робин. — И тем самым свести к минимуму шанс на то, что машина привлечет к себе внимание. Даже если бы ее заметили, никто не связал бы ее с преступлением, произошедшим в другом квартале.

Я послушно засеменила в соседний переулок вслед за своим неуемным спутником. Переулок оказался значительно шире, чем тот, куда выходил задний двор супругов Бакли. Парковку, расположенную у въезда, окружала дренажная канава, снабженная водопропускными трубами.

На месте преступника я бы, пожалуй, сунула топор в одну из этих труб. Может, именно там он и лежит. Полиция, скорее всего, не обыскивала этот квартал.

В этом переулке, как и в предыдущем, царили тишина и безлюдье. Можно подумать, во всем Лоренсетоне в живых остались только мы с Робином, пронеслось у меня в голове. Ощущение было не из приятных. Робин, как видно, догадался, что мне не по себе, и крепко сжал мою руку. Солнце тоже пришло мне на помощь, выглянув из-за туч. Я немного воспрянула духом. Когда Робин выпустил мою руку и опустился на корточки, чтобы завязать шнурок, я принялась осматривать дренажные канавы.

Трубу, находившуюся справа от нас, несомненно, никто не тревожил. Отверстие ее было наполовину забито дубовыми листьями, слипшимися в плотный ком. Но вот что касается следующей трубы… Она явно выглядела подозрительно. Листья, отброшенные чьей-то рукой, плотной пеленой покрывали воду вокруг отверстия. Может, полиция и побывала здесь, но наверняка среди копов не оказалось таких низкорослых созданий, как я. Только определенный угол зрения давал возможность различить в трубе слабое посверкивание, которое выглянувшее из-за туч солнце делало особенно заметным. Я толкнула в бок Робина и глазами указала ему на трубу. Должно быть, ни у кого из полицейских не было таких длинных рук, как у Робина, потому что никто из них не сумел вытащить из отверстия…

— Мой портфель! — изумленно выдохнул Робин. — Как он здесь оказался?

Его тонкие пальцы уже открывали позолоченные замки.

— Не надо! — взвизгнула я, но было уже поздно. Из портфеля выпал окровавленный топорик для рубки мяса.

Глава четырнадцатая

Оставив Робина сторожить страшную находку, я бросилась к ближайшему дому. Оттуда доносился плач ребенка, так что можно было не сомневаться: в доме есть люди.

Судя по изнуренному виду молодой женщины, открывшей мне дверь, она давно забыла, что такое отдых и нормальный сон. Хроническая усталость лишила ее не только осторожности, но и любопытства, потому что, равнодушно выслушав мои сбивчивые объяснения, она указала на телефон. Ребенок продолжал плакать, пока я набирала номер и разговаривала с дежурным офицером, который долго не мог понять, что мне, собственно, надо. Наконец я повесила трубку и поблагодарила хозяйку. Ребенок все не унимался, но теперь его плач перешел в жалобное поскуливание.

— Бедный малыш, — осторожно заметила я.

— У него разболелся животик, — сообщила молодая мать. — В этом возрасте дети часто страдают от колик. Доктор говорит, скоро ему будет легче.

Взгляд ее сразу оживился, но я не могла поддержать столь интересный для нее разговор. В грудных младенцах и их хворях я совершенно не разбираюсь. Правда, когда мой братишка Филипп был совсем маленьким, пару раз мне пришлось заменить ему няню, но он вел себя на удивление спокойно. Мысленно пожелав малышу как можно скорее поправиться, я еще раз поблагодарила его измученную маму и направилась к дверям. Детский плач вновь возвысился до трубного рева.

Вернувшись на то место, где оставила Робина, я увидела, что он сидит на корточках, прислонившись спиной к ограде ближайшего дома.

— Уж конечно, вы сейчас на чем свет стоит клянете меня и мои грандиозные идеи, — виновато пробормотала я, опускаясь рядом с ним.

Истинному джентльмену, к числу которых, несомненно, принадлежал Робин, следовало немедленно уверить даму в обратном. Но Робин был слишком удручен, чтобы рассыпаться в любезностях.

— Пожалуйста, прикройте это чем-нибудь, — попросила я, указав на топор. — А то я сойду с ума.

— Если я прикоснусь к этой штуковине, то оставлю на ней отпечатки пальцев, — резонно возразил Робин. — А это сейчас совершенно ни к чему.

Сначала я попыталась решить проблему, завесив лицо волосами, но они ужасно щекотали мне нос. Тогда я нашла другой выход — подняла с земли палку и протянула ее Робину. Побуждаемый моим умоляющим взглядом, он подсунул палку под крышку портфеля, поднял его и накрыл топор с жуткими бурыми пятнами. После этого мы вновь привалились к забору и стали прислушиваться к тишине, ожидая услышать вой сирен. Мною овладело странное хладнокровие.

— Хотелось бы знать, получу ли я когда-нибудь свой портфель назад, — произнес Робин. — Мне и в голову не пришло бы, что кому-то он может понадобиться для такой оригинальной цели — спрятать орудие убийства. И для этого преступник пробрался на нашу стоянку и вытащил портфель из моей машины! Полагаю, Ро, когда вся эта катавасия останется позади, мне стоит попробовать свои силы в документальном жанре. Писатель должен использовать свой жизненный опыт, а здесь, в вашем городе, я впервые столкнулся с убийством в реальности. Подумать только, я даже успел познакомиться с супругами Бакли! Как раз накануне того дня, когда их убили. Я был рядом с вами и вашей матушкой, когда она едва не отправила себе в рот отравленную конфету. И наконец, я обнаружил окровавленный топор в собственном портфеле. Плох тот писатель, который не сумеет состряпать из этого бестселлер. Хотя, признаюсь честно, нервы у меня на пределе. И если мне вернут этот проклятый портфель, я, скорее всего, выброшу его к чертям собачьим! — И, помолчав несколько мгновений, Робин добавил: — Правда, мой агент вряд ли разрешит мне это сделать. Скажет, что на презентации книги портфель будет гвоздем программы.

Мои очки запотели от влаги. Я сняла их и протерла замшевой салфеткой.

— Робин, я восхищаюсь вашим спокойствием! — изрекла я, глядя прямо в глаза собеседника, скрытые за очками, которые запотели не меньше моих.

— Моим спокойствием? — переспросил он. — А разве у меня есть повод для беспокойства?

— А вы думаете, у полиции не возникнет никаких подозрений на ваш счет? — ответила я вопросом на вопрос.

У Робина было всего несколько секунд для того, чтобы осмыслить мои слова. Как видно, он понял, что подобное предположение более чем вероятно, потому что на лице его мелькнул испуг. В следующее мгновение в переулок въехали две машины, патрульная и еще одна, без опознавательных знаков. По непонятным причинам мы оба поднялись с земли.

Из второй машины вышла моя старая знакомая Линн Лигетт собственной персоной. Глаза ее метали молнии.

— Опять вы! — прошипела она, всем своим видом показывая, что ничуть не рада нашей встрече. — Я понимаю, вы вряд ли приложили руку ко всем этим убийствам. Но, скажите на милость, почему вас тянет на место преступления как магнитом?

Линн затрясла головой, словно я была навязчивым видением, которое она пыталась отогнать. Тут взгляд ее упал на лежавший на земле портфель, из-под которого выглядывала ручка топора, и она, судя по всему, лишилась дара речи.

— Кто это сделал? — выдавила она из себя, когда язык вновь стал ей повиноваться. — Кто накрыл топор?

Выслушав наши пространные объяснения, Линн подняла топор той же самой палкой, которую использовал Робин, и перестала замечать наше существование. Орудие убийства поглотило ее внимание без остатка.

Тем временем в переулок въехала еще одна машина. Сердце мое трусливо сжалось, когда я увидела, что из нее вылез Джек Бернс. Сержант направился к нам ленивой походкой человека, совершающего перед сном прогулку на свежем воздухе. Но глаза его метали молнии еще более грозные, чем глаза Линн Лигетт. По всей вероятности, в полиции обучают этому искусству.

Он остановился рядом с одним из полицейских, который посматривал на него с явной опаской. Без сомнения, именно этот коп руководил поисковыми работами в переулке. Тех эпитетов, которыми Джек Бернс наградил нерадивого подчиненного, я повторить не могу, ибо они относились к числу выражений, которые не принято употреблять в печатных изданиях. Мы с Робином с любопытством наблюдали, как провинившийся полицейский и несколько его коллег возобновили поиски. Как видно, они рассчитывали, что убийца оставил им на память еще какой-нибудь сувенир. Хотелось надеяться, что полученный нагоняй пойдет им на пользу и на этот раз они будут внимательнее.

Из соседних домов начали появляться люди, желающие узнать, что произошло. Трудно было поверить, но всего несколько минут назад в переулке царила сонная тишина. Я заметила, как шевелятся занавески на окнах дома, где живут молодая мать и ее шумный отпрыск. Быть может, малыш наконец уснул, решила я. Кстати, если полицейские собираются опрашивать свидетелей, начинать надо именно с этой женщины. Наверняка она целыми днями сидит дома и, вполне вероятно, видела что-нибудь интересное. Я уже собиралась подойти к Линн Лигетт и поделиться с ней своими соображениями, но инстинкт самосохранения велел мне помалкивать. Чего доброго, выведенная из терпения леди-детектив набросится на меня с кулаками.

После того как топор и портфель были упакованы в пластиковые пакеты, Линн вновь обратила свой огненный взор на нас.

— Вы трогали портфель, мисс Тигарден? — осведомилась она тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

Я яростно затрясла головой.

— Значит, это сделали вы, — отчеканила Линн, буравя глазами Робина.

Бедолаге оставалось лишь молча кивнуть.

— Вы, насколько я понимаю, тоже испытываете странную тягу к тем местам, где были совершены убийства, — продолжала Линн.

Робин по-прежнему молчал, но, судя по выражению его лица, ситуация начинала всерьез его тревожить.

— Сейчас вы отправитесь в полицейский участок, где у вас снимут отпечатки пальцев, — распорядилась Линн.

— В этом нет необходимости, — осмелился возразить Робин. — В полиции уже есть отпечатки моих пальцев. Все, кто находился на заседании клуба «Знаменитые убийства» в тот вечер, когда была убита миссис Райт, прошли через эту процедуру.

Это замечание, несомненно, лишь усилило антипатию, которой прониклась к нему Линн Лигетт.

— Кому из вас пришло в голову забрести в этот переулок? — спросила она так сурово, словно автору этой идеи грозил длительный тюремный срок. Мы испуганно переглянулись. — Понимаете, — пролепетала я, — мне показалось очень странным, что преступник подошел к дому Бакли незамеченным, и я решила…

Робин, как истинный рыцарь, решил взять огонь на себя.

— Если вас интересует, кто предложил обследовать не только переулок, где расположен дом супругов Бакли, но и соседний, то это я, — растянув губы в бесстрашной улыбке, заявил он.

Некоторое время Линн молчала, переводя взгляд с меня на Робина.

— По-моему, вы оба плохо понимаете, что здесь происходит, — наконец процедила она. — Вам кажется, это всего лишь детская игра. Или занятное представление.

Трудно было не признать, что в ее словах содержится некоторая доля истины. Тем не менее я гордо вскинула голову и прищурила глаза, давая понять, что считаю подобные обвинения голословными.

— К вашему сведению, в этом городе есть полиция, — продолжала Линн. — В полиции служат люди, которые занимаются раскрытием преступлений и получают за это деньги. И они не нуждаются в помощи дилетантов, наглотавшихся детективных романов. Мы вполне способны отыскать все необходимые улики и опросить всех свидетелей. — Линн замолчала и перевела дух.

Мне отчаянно хотелось спросить, относится ли окровавленный топор к числу необходимых улик или полицейские асы не сочли нужным затруднять себя поисками подобной ерунды. Напомнить, что ее обожаемый Артур тоже проглотил уйму книг об убийствах. Уточнить, что получать деньги за раскрытие преступлений и раскрывать их — не одно и то же. Но я сочла за благо придержать язык. Доводить дело до рукопашной у меня не было желания.

Робин, как видно, не разделял моего смирения. Он прочистил горло, явно собираясь возразить. Я поспешно наступила ему на ногу.

Несколько минут спустя, когда Линн начала допрос, я пожалела, что помешала Робину поставить ее на место. Сумей он это сделать, она, быть может, проявила бы больше такта и деликатности, если только эти качества вообще имелись в ее распоряжении. Наблюдая за их беседой со стороны, я мысленно восхищалась выдержкой Робина. Хотя, надо признать, у Линн были некоторые основания для подозрений: чреда убийств в нашем городе началась вскоре после того, как в нем поселился Робин. Но я-то точно знала: убийство Мэми Райт было запланировано задолго до того, как знаменитый писатель Робин Крузо осчастливил Лоренсетон своим присутствием. Злополучная коробка шоколадных конфет тоже была отправлена прежде, чем Робин появился в городе. Да, он оказался в клубе в вечер убийства Мэми Райт, а на следующий день был в моем доме как раз в тот момент, когда мы с мамой собирались угоститься отравленными конфетами. Но у меня не было ни малейших сомнений: все это чистой воды случайность.

Полиция, разумеется, не разделяла моей убежденности. Чрезмерное количество случайностей и совпадений наверняка настораживало не только Линн. Вскоре мне пришлось убедиться, что, вопреки всем заверениям Артура, мою собственную персону тоже вряд ли можно считать полностью свободной от подозрений. По крайней мере, выражение лица Джека Бернса, которому Линн передала нас, вдоволь поиздевавшись над Робином, внушало серьезные опасения. Вот он и нашелся, высоченный парень, при помощи которого эта пигалица запихала беднягу Петтигрю в ванну, говорил многозначительный взгляд сержанта.

Казалось, томительный разговор будет продолжаться до бесконечности. Когда терпение мое было на исходе, я вспомнила, что у меня есть спасительный выход.

— К сожалению, через полтора часа я должна быть на работе, — заявила я, пытаясь держаться так, словно меня ожидали дела государственной важности.

К моему великому удивлению, отговорка подействовала. Джек Бернс, задававший очередной каверзный вопрос, замолчал на полуслове.

— Раз так, не буду больше вас задерживать, — произнес он.

Суровый огонек в его глазах погас, он казался усталым и немного растерянным. Быть может, он просто пытался сорвать на нас раздражение, в которое привели его олухи-копы, проворонившие топор, но в сложившихся обстоятельствах это было извинительно. Внезапно я почувствовала к сержанту нечто вроде симпатии.

Отдав нас с Робином на растерзание своему шефу, Линн Лигетт приступила к опросу жильцов. Первым делом она направилась к дому молодой матери. Стоило ей постучать, хозяйка вышла на крыльцо. Вместо халата на ней были джинсы и свитер — разумеется, она понимала, что визит полицейских неизбежен, и успела к нему подготовиться. Линн начала задавать свои бесконечные вопросы. Вскоре я заметила, что она насторожилась, словно охотничья собака, почуявшая дичь. Судя по всему, молодая женщина сообщила нечто весьма важное.

— Джек, идите сюда! — позвала Линн.

— Я вас больше не задерживаю, — бросил Бернс, обращаясь к нам с Робином. — Если вы нам понадобитесь, мы знаем, где вас искать. — Мгновенно позабыв о нашем существовании, он поспешил на зов Линн.

Вздох облегчения вырвался у нас обоих. Страх привлечь внимание представителей закона помешал нам припустить по переулку бегом. Оказавшись на улице, Робин схватил меня за руку и перешел на бег трусцой.

Только после того как за нами закрылись ворота внутреннего двора, мы позволили себе отдышаться. Робин прижал меня к себе и поцеловал в макушку, которая находилась как раз на уровне его губ.

— Как бы то ни было, мы с вами провели время с пользой, — изрек он.

По непонятным причинам это замечание показалось мне таким забавным, что я разразилась смехом.

Сначала Робин удивленно вскинул брови, потом, сняв очки, тоже засмеялся.

Поражаясь своей неуемной веселости, я взглянула на часы и поняла, что должна поторопиться. Робин был прав: у нашего приключения, несомненно, были положительные стороны. На какое-то время я сумела забыть о тех страхах, которые внушала мне перспектива одинокого вечера в пустынной библиотеке.

Шок, вызванный убийством супругов Бакли, был так силен, что никому и в голову не пришло подыскать Арни замену. Сегодня утром, когда наконец зашла речь о том, что мне необходим помощник, выяснилось, что у всех без исключения библиотекарей запланированы на вечер неотложные дела. Свободных волонтеров тоже найти не удалось. Все это я торопливо сообщила Робину.

— Уверен, бояться вам нечего, — заявил он. — В городе сейчас полно полицейских патрулей. Да и я, скорее всего, загляну к вам на огонек. В любом случае, если вам станет не по себе, наберите мой номер, и я мигом примчусь на помощь. — С этими словами он скрылся в дверях своей квартиры, а я направилась к своей.

Поднявшись в спальню, я переоделась в те же красную водолазку и синюю юбку, в которых была на работе утром. Окровавленный топор постоянно стоял у меня перед глазами, и мне приходилось усилием воли отгонять жуткое видение. По дороге на работу я мечтала, чтобы читателей нынешним вечером оказалось как можно больше. Это лишило бы меня возможности предаваться пугающим размышлениям.

В зале приема и выдачи книг я застала Джейн Ингл. Она, по обыкновению, заменяла сотрудницу, у которой заболел ребенок. Джейн выглядела в точности так же, как и всегда: безупречно причесанные седые волосы, аккуратные очки с тонкими дужками, неброский серый костюм. Но, едва обменявшись с коллегой парой слов, я поняла, что ее душевный настрой изменился в корне. Передо мной была уже не спокойная и невозмутимая пожилая леди, привыкшая наблюдать за жизнью со стороны, но испуганная женщина. Она была явно довольна, что может уступить мне свой пост и покинуть библиотеку.

— Все прочие ушли в пять, и с тех пор в библиотеку не заглянул ни один читатель, — сообщила она. — И, признаюсь честно, Аврора, меня это только радовало. Мне бы сейчас не хотелось оказаться один на один с кем-нибудь из жителей этого города. Даже если всю жизнь я считала его милейшим человеком.

Я неловко погладила Джейн по руке. Я всегда испытывала к ней симпатию, несколько раз мы даже обедали вместе — как правило, после заседаний клуба, которые нам обоим хотелось обсудить, — но наши отношения никак нельзя было назвать близкими.

— Впервые наш клуб оказался в центре всеобщего внимания, — продолжала Джейн, — и теперь едва знакомые люди буквально засыпают меня вопросами. И при этом все намекают, что для столь древней особы, как я, посещать подобный клуб — довольно экстравагантная причуда.

Конечно, для такого старомодного человека, как Джейн, обвинения в экстравагантных причудах относятся к числу наиболее тяжких.

— Чужие интересы и пристрастия всегда кажутся людям нелепыми, — философски заметила я. — Они уверены, что нормальными можно счесть только их собственные увлечения.

И все же в глубине души я не могла не признать, что наш клуб и в самом деле можно назвать… скажем так, не столь уж безобидным.

Мягко говоря.

Если бы несколько лет назад мы отказались от этой эксцентричной затеи, жертвы неведомого преступника были бы сейчас живы.

— Проблема в том, что именно под влиянием клуба в голове одного из его членов возникло желание пополнить ряды знаменитых убийц, — произнесла Джейн.

Я невольно вздрогнула, так как она почти дословно озвучила мысль, вертевшуюся у меня в голове. Словно я была героем комикса, мысли которого вписаны в витающий в воздухе шарик.

— Увы, происходящее вышло далеко за рамки наших научно-исследовательских интересов, — вздохнула Джейн. — Мы имеем дело с человеком, действия которого способны поставить в тупик всех специалистов по криминальной психологии. Я поняла это в тот вечер, когда мы собрались у вас дома.

— Джейн, а у вас есть какие-нибудь версии? — выпалила я, поддавшись внезапному импульсу. — Насчет того, кто он, этот непостижимый разумом преступник?

Джейн накинула на плечи шаль, достала из сумочки ключи от машины и только потом ответила:

— Я не сомневаюсь в одном: преступник или входит в наш клуб, или каким-то образом близко связан с кем-то из его членов. Причины, подвигнувшие его — или ее — затеять эту жуткую игру, остаются для меня тайной. Не удивлюсь, если преступников несколько и они действуют сообща.

— Но почему вы так уверены, что преступник — член клуба? Может, все эти убийства — дело рук кого-нибудь нашего скрытого недоброжелателя. Допустим, этого человека раздражает сам факт существования нашего клуба. И он решил нас проучить.

Джейн уже стояла в дверях, но мне не хотелось отпускать ее прежде, чем она поделится со мной всеми своими теориями.

— Возможно, дело обстоит именно так, — пожала плечами Джейн, явно не желая затевать дискуссию. — В любом случае, у всех нас есть веские основания для тревоги. Скажу честно, Аврора, в последнее время я места себе не нахожу. Ломаю голову над тем, героиней какого громкого дела могу стать я сама. Роюсь в книгах, выискиваю описания убийств, жертвами которых становились одинокие пожилые женщины. И не могу сказать, что это занятие действует на меня успокаивающе.

Я уставилась на Джейн открыв рот. Вот уж не думала, что в этой благообразной седовласой голове тоже бродят жуткие мысли.

Прежде чем я успела что-то сказать, в библиотеку вошла мамаша, тащившая за руки двух упирающихся малышей. Джейн, воспользовавшись шансом прервать тяготивший ее разговор, выскользнула в дверь и отправилась в свой одинокий дом, к книгам, повествующим о кровавых преступлениях, жертвами которых пали безобидные старушки.

Слава богу, в библиотеке были посетители, когда явился Гиффорд Доукс. Иначе я, пожалуй, завизжала бы от страха и пустилась наутек. Гиффорд, специалист по массовым бойням, и раньше внушал мне смутные опасения. В его присутствии я неизменно ощущала некоторую скованность и с трудом подбирала общие фразы. Этот человек оставался для меня загадкой, разгадывать которую мне совершенно не хотелось. Поэтому я предпочитала сводить общение с ним к минимуму, допустимому правилами вежливости.

У тебя нет никаких причин для паники, строго сказала я себе, увидав Гиффорда в зале. Будь с ним приветлива и любезна.

О том, каким образом Гиффорд зарабатывает на жизнь, я не имела даже отдаленного понятия. Одевался он всегда до неприличия модно и стильно, ни дать ни взять преуспевающий торговец наркотиками. Длинные темные волосы всегда имели ухоженный вид, словно он только что вышел из салона красоты. Я бы не удивилась, заметив, как под лацканом его пиджака оттопыривается кобура.

Может, Гиффорд и на самом деле был наркодилером. Или наркобароном. Кажется, их называют именно так.

А теперь этот криминальный тип подходил к моему столу, и у меня не было ни малейшей возможности избежать неприятной встречи. Я испуганно огляделась по сторонам. Несколько минут назад в библиотеку явилась сладкая парочка, Мелани Кларк и Бэнкстон Уайтс. По обыкновению, они держались за руки, о чем-то перешептывались и хихикали. Однако сейчас голубки разъединились: Бэнкстон поднялся наверх, в отдел биографической литературы, а Мелани осталась внизу, в отделе иллюстрированных журналов, и с сосредоточенным видом перелистывала «Домашний очаг». Наверное, выискивала какой-нибудь оригинальный рецепт приготовления пончиков. Стоит мне закричать, она моментально примчится, с облегчением решила я.

Тем временем Гиффорд приблизился к моему столу вплотную. Я невольно вцепилась в первую вещь, подвернувшуюся под руку. Этой вещью оказался степлер. Надежное оружие защиты, ничего не скажешь, усмехнулась я про себя. Бросив взгляд в окно, я увидела неразлучную тень Гиффорда — Рейнальдо, который в сгущавшихся сумерках прогуливался по автостоянке. Он то исчезал из поля зрения, то вновь появлялся в пределах яркого светового круга, отбрасываемого фонарем.

— Как дела, Ро? — небрежно бросил Гиффорд.

— Отлично, — выдавила из себя я.

— Послушайте, я тут случайно узнал, что вы и этот писатель, как его там, нашли орудие убийства по делу Бакли.

Словосочетание «дело Бакли» произвело на меня странное впечатление. Я внезапно представила себе антологию самых громких преступлений года, в которой убийству родителей Лизанны отведена пара страниц. Другие люди с любопытством прочтут о страшной смерти безобидных пенсионеров, точно так же, как я с любопытством читала о неразгаданных убийствах минувших лет. Они тоже будут строить предположения и версии. Быть может, убийца — дочь? Вполне вероятно. Но шансы на то, что это дело рук полисмена, входящего в клуб с необычным названием «Знаменитые убийства», тоже достаточно велики… А потом из всего этого сварганят книгу… не исключено, ее автором будет Джой Макгиннас или Джоан Бартел… А может, и Робин, если только у него не возникнет желания поскорее забыть обо всех этих передрягах. И одной из героинь этой книги буду я. Как-никак меня тоже пытались отравить. Но вполне возможно, обо мне упомянут лишь вскользь. Что-нибудь вроде: «Почтальон вручил бандероль с конфетами дочери миссис Тигарден, Авроре…»

На несколько мгновений я ощутила, что грань, отделяющая вымысел от реальности, почти полностью растворилась. Я сама не понимала, кем себя считать — героиней будущей книги или участницей событий, происходящих в действительности. Честно говоря, я бы предпочла превратиться в героиню книги. Это оградило бы меня от опасностей реального мира. Но к сожалению, Гиффорд, с его конским хвостом и серьгой в ухе, вполне реален. И Рейнальдо, расхаживающий по библиотечной автостоянке упругой походкой хищника, тоже реален.

— Расскажите мне, что это было за орудие, — попросил Гиффорд. Точнее, не попросил, а потребовал. — Топор, да?

— Топорик для рубки мяса, — уточнила я. — Большой топор не уместился бы в портфель.

Я была вовсе не уверена, что мне следует говорить об орудии убийства направо и налево. Не исключено, это тайна следствия. Но, в конце концов, сержант Бернс не предупреждал, что я обязана держать рот на замке. А такому жуткому субъекту, как Гиффорд, лучше не противоречить.

— Лезвие вот такой ширины? — раздвинул ладони Гиффорд.

Я кивнула. На мой взгляд, он довольно точно отмерил стандартный размер топорика для рубки мяса.

— Деревянная ручка, обмотанная черной изолентой?

— Да, — снова кивнула я.

Черная изолента совершенно вылетела у меня из головы. Но стоило Гиффорду упомянуть ее, как я вспомнила, что она была.

— Черт, — прошипел Гиффорд.

Вне всякого сомнения, ему хотелось употребить другое, более крепкое выражение. Его темные глаза злобно сверкали. Слепому было видно: он вне себя от бешенства. И в то же время чего-то отчаянно боится. Что до меня, то я чувствовала, что вот-вот грохнусь в обморок от страха. Находиться в обществе разъяренного Гиффорда было ничуть не менее опасно, чем в обществе убийцы. Хотя, вполне вероятно, он и был убийцей.

Я так крепко сжимала степлер, что у меня побелели пальцы. Если дело дойдет до схватки, мои шансы равны нулю, пронеслось у меня в голове. Где уж мне справиться с таким бугаем. Даже с помощью степлера.

— Пожалуй, мне стоит обратиться в полицию. Этой фразы я ожидала от Гиффорда меньше всего.

— Я почти уверен, что этот проклятый топорик принадлежит мне, — сообщил Гиффорд. — Вчера вечером Рейнальдо обнаружил его пропажу.

Я осторожно разжала пальцы, выпустила степлер и осмелилась наконец поднять голову. Бэнкстон, стоя у перил, наблюдал за происходящим. Поймав мой взгляд, он вскинул брови, словно спрашивая, не требуется ли мне помощь. Я отрицательно покачала головой. Опасность, только что нависшая над моей головой, развеялась. Гиффорд находился в точно таком же уязвимом положении, как и все мы. У него имелись веские причины для тревоги. И сейчас, несмотря на свой стильный прикид и экстравагантную прическу, он казался растерянным и сбитым с толку, словно пятилетний малыш, впервые обнаруживший, что мир существует не только для его удовольствия.

— Вам лучше всего поехать в полицию не откладывая, — осторожно заметила я.

Гиффорд резко повернулся на каблуках и, не простившись, зашагал к дверям. Лишь тогда я позволила себе испустить громкий вздох облегчения.

Итак, топорик Гиффорда оказался в портфеле Робина. Тем из нас, кто избежал участи жертв, достались роли подозреваемых. Шоу продолжалось на потеху преступнику.

Любопытно было бы знать, предусматривает ли сценарий мое дальнейшее участие. Или мне придется довольствоваться двумя эпизодическими ролями: свидетельницы, обнаружившей труп, и жертвы несостоявшегося отравления. Откажись неведомый режиссер от моих услуг, я была бы не в претензии.

Следующие полчаса я предавалась тревожным размышлениям, которые были прерваны появлением Перри Эллисона. Вот уж действительно, везет как утопленнице, вздохнула я про себя, увидев в дверях его нескладную фигуру. За один вечер насладиться обществом Перри и Гиффорда — это перебор. В довершение всех бед я была в библиотеке совершенно одна. Мелани и Бэнкстон, а также двое других читателей успели уйти.

На этот раз я более тщательно подошла к выбору оружия: незаметно открыла ящик стола и вытащила ножницы. Потом украдкой поглядела на часы. До закрытия оставалось всего пятнадцать минут.

— Привет, Ро! — буркнул Перри. — Comment са va. [14]

Ума не приложу, почему он решил произнести эту фразу по-французски. Пальцы его выбивали намоем столе нервную дробь.

Внутренности мои болезненно сжались. Перри всегда действовал мне на нервы, а теперь выражение его лица казалось откровенно угрожающим. Наверное, сегодня Перри решил не принимать лекарства, которые прописал ему доктор, и потому окончательно съехал с катушек. Или принял другие лекарства — из тех, что ни один доктор не пропишет. Возможно, этими самыми лекарствами снабдил его Гиффорд. Или какой-нибудь другой наркобарон.

— Все нормально, Перри, — ответила я, стараясь ничем не выдать своих опасений.

— По-моему, нормально — это не слишком подходящее слово для того, что творится сейчас, — заявил Перри, вздернув брови. — Каждый день — новое убийство. Сегодня ко мне домой приходил коп, твой хахаль, кстати. Задавал всякие кретинские вопросы. Делал кретинские намеки. Похоже, твой хахаль больной на голову. Нашел кого подозревать! Он что, не видит, что я и мухи не обижу! — Перри заливисто расхохотался и обежал вокруг стола прежде, чем я успела спрятать свое оружие.

— Ножницы? Ножжжжжницы? — зажужжал он, как шмель.

Захваченная врасплох, я не знала, что ответить. Кто бы мог ожидать от апатичного Перри такого проворства. Воспользовавшись моим замешательством, он схватил меня за запястье, заставив выпустить ножницы. Хватка у него оказалась железная.

— Отпусти, Перри, — взмолилась я. — Мне больно.

Но Перри хохотал все громче, пальцы его сжимали мою руку, как клещи. Я понимала: этому психопату может взбрести в голову все, что угодно. Самые жуткие картины проносились у меня перед глазами.

Истерическое веселье Перри внезапно сменилось яростью.

— Ты хотела меня замочить, гадина! — завопил он. — Заколоть ножницами! Все вы меня ненавидите, я знаю! Спите и видите, как бы отправить меняв психушку! Знали бы вы, как там паршиво!

В том, что в психушке на редкость паршиво, у меня не было ни малейших сомнений. При других обстоятельствах я, пожалуй, прониклась бы к Перри сочувствием. Но сейчас не испытывала ничего, кроме страха и боли.

Глядя на бесполезные ножницы, валявшиеся на полу, я готовилась к самому худшему.

Что за странная участь мне выпала, мысленно посетовала я. Погибнуть от руки ополоумевшего маньяка, причем в самом неподходящем месте. Библиотека призвана служить оплотом культуры и цивилизации. Совершать здесь убийства до крайности нелепо и дико.

Свободной рукой Перри схватил меня за плечо и принялся трясти, точно осыпанную плодами яблоню. При этом он беспрестанно что-то выкрикивал, брызгая слюной. Я чувствовала, что слова его полны горечи и обиды, но смысл их ускользал от меня.

Внезапно отчаяние придало мне сил. Изловчившись, я лягнула Перри между ног. Он взвыл от боли и выпустил меня. Воспользовавшись моментом, я опрометью бросилась к дверям.

И на полной скорости врезалась в Салли Эллисон.

— Господи, Ро! — хрипло пробормотала она. — С вами все в порядке? Он не причинил вам вреда? — Не дожидаясь ответа, она заорала на сына, который при ее появлении точно прирос к полу. — Перри, ты окончательно спятил? Скажи на милость, что на тебя нашло?!

— Мне так грустно, мама, — пролепетал Перри и залился слезами.

— Я думаю, Салли, он наглотался каких-то наркотиков, — с усилием шевеля непослушным языком, проговорила я.

Салли взяла меня за плечи и, слегка отстранив, принялась внимательно осматривать. Не обнаружив ни ран, ни синяков, ни ссадин, она испустила вздох облегчения. Тут взгляд ее упал на ножницы, валявшиеся на полу. Лицо Салли исказилось от ужаса.

— Вы что, собирались ударить его ножницами? — спросила она дрожащим голосом.

— В подобных обстоятельствах такой вопрос могла задать только любящая мать, — криво усмехнулась я. — Успокойтесь, Салли, ваш малыш цел и невредим. Ради бога, поскорее заберите его отсюда и увезите домой.

— Ро, выслушайте меня, прошу вас, — взмолилась Салли.

К страху, от которого я так и не успела оправиться, присоединилось смущение. Я не привыкла, чтобы меня умоляли. А в голосе Салли звучала явная и откровенная мольба.

— Сегодня Перри не принял свое лекарство, в этом вся беда, — поспешно затараторила она. — Доктор прописал ему очень эффективный и абсолютно безопасный препарат. Когда Перри его принимает, он как шелковый. Вы же сами знаете, он ходит на работу и ведет себя вполне адекватно. До сих пор на него никто не жаловался, верно? Прошу вас, Аврора, никому не рассказывайте о том, что сегодня произошло. Прошу вас.

— А что сегодня произошло? — раздался за моей спиной невозмутимый голос.

Робин, никем не замеченный, тихо вошел в библиотеку. Я была так рада его увидеть, что едва не разрыдалась. Лицо его, носатое, бледное и непривычно серьезное, показалось мне невыразимо прекрасным.

— Решил заглянуть, узнать, как вам тут работается, Аврора, — обратился он ко мне. — Добрый вечер, миссис Эллисон. Мы с вами встречались на заседании клуба.

— Да-да, я помню, — закивала Салли, изо всех сил пытаясь взять себя в руки. — К сожалению, нам пора. Перри! Идем!

Перри, понурив плечи, безропотно побрел вслед за матерью. Его заплаканное лицо не выражало ровным счетом никаких чувств.

— Дома нам предстоит серьезный разговор, — вполголоса бросила Салли. — Ты дал мне обещание. И ты его нарушил.

Не взглянув в мою сторону и не сказав ни слова, Перри направился к выходу. Когда дверь за ними закрылась, я уткнулась носом в плечо Робина и дала волю слезам. Он ласково поглаживал меня по голове. Наконец я справилась со своими чувствами, промокнула глаза платком и сказала:

— Пора закрывать библиотеку. Если Санта-Клаус явится к нам за книгами, ему придется обождать до завтра.

— Надеюсь, вы расскажете мне, что за трагедия здесь разыгралась?

— Расскажу, когда найду в себе силы. Но сначала я хочу отсюда выбраться.

Было так приятно ощущать на своих плечах надежную мужскую руку, которая ограждает тебя от всех опасностей. Если бы не острое желание как можно скорее покинуть библиотеку и оказаться дома, я готова была бы до скончания века стоять, прижавшись к груди Робина. К счастью, едва переступив порог моего дома, мы снова воспроизвели мизансцену, которая так понравилась нам обоим.

Глава пятнадцатая

— У меня создается впечатление, что все эти убийства — дело рук не одного преступника, а нескольких, — предположил Робин, откусив половину рогалика.

Если нам и суждено было провести ночь вместе, эта перспектива отодвигалась на неопределенный срок. Сегодня мы безвозвратно упустили подходящий момент.

— Робин, мне не хочется в это верить! Неужели в нашем мирном Лоренсетоне завелось несколько извергов, для которых чужая жизнь ничего не стоит! И всем им одновременно пришла охота творить свои черные дела.

Нам и одного убийцу никак не вычислить, добавила я про себя. А если их несколько, они, пожалуй, в самом скором времени перережут всех мирных жителей. И лоренсетонская бойня войдет в историю.

— Не вижу в этом ничего невероятного, Ро! — возразил Робин, взмахнув надкушенным рогаликом. — Просто один из убийц решил воспользоваться случаем. Такое часто бывает. Предположим, у него были причины желать смерти супругам Бакли. Узнав об убийстве Мэми Райт, он понял, что, разделайся он с ними сейчас, смерть их непременно спишут на убийцу Мэми. А может, кто-то хотел убрать с дороги Моррисона Петтигрю, а Мэми и супругов Бакли убил исключительно для отвода глаз. Как говорится, чтобы напустить туману.

Разумеется, мне доводилось слышать о подобных преступлениях. Правда, они чаще встречались в романах, чем в реальной жизни.

— Я вовсе не сказала, что это невероятно, Робин, — уточнила я. — Мне не хочется в это верить, только и всего.

— Иногда надо себя заставить взглянуть правде в глаза. Вероятность того, что в городе действует целая команда убийц, достаточно велика.

— Джейн Ингл считает точно так же, — неохотно признала я. — Но предположим, преступников двое и они действуют заодно. Не понимаю, как можно общаться с человеком, который знает, что ты совершил такое?

Я ничуть не кривила душой. Неужели один человек и правда может сказать другому: «Видал, приятель, как я разделался с этой курицей Мэми?» И услышать в ответ: «Отличная работа, дружище». Стоило мне вообразить подобный диалог, у меня начинала кружиться голова. Два человека спокойно и деловито обсуждают, как они превратят третьего в кровавое месиво. А после смакуют все детали и подробности…

— Таких случаев в истории более чем достаточно, — заметил Робин. — Вспомним хотя бы Хиллсайдских душителей. Или Барка и Хара.

— Но Хиллсайдские душители убивали по сексуальным мотивам, — напомнила я. — Что касается Барка и Хара, они собирались продавать трупы медицинским факультетам. То есть рассчитывали получить выгоду.

— Именно так, — кивнул Робин. — В отличие от наших преступников, которые убивают исключительно из любви к искусству. А точнее, ради забавы.

На память мне пришел Гиффорд и похищенный у него топорик. Убийце никак не откажешь в своеобразном чувстве юмора, решила я про себя. Его любимое развлечение — не только убивать, но и дразнить людей.

Когда я рассказала Робину, что он далеко не единственный, кого убийца пытался подставить с помощью фальшивых улик, у него заметно поднялось настроение. Всегда приятно сознавать, что у тебя есть товарищи по несчастью.

— Впрочем, нельзя исключать, что этот самый Гиффорд ведет ловкую игру, — предположил Робин. — Возможно, сначала он пустил в ход свой топор, а теперь собирается заявить о его пропаже, чтобы отвести от себя подозрения.

— По-моему Гиффорд не способен на такую хитроумную уловку, — возразила я. — Мне всегда казалось, что он не обладает богатым воображением.

— Значит, вы хорошо его знаете? — спросил Робин, и в голосе его послышался легчайший оттенок… скажем так, ревности.

— Вовсе нет, — торопливо заверила я. — Мы с ним встречались исключительно на заседаниях «Знаменитых убийств». Если мне не изменяет память, в клубе он появился примерно год назад. Кстати, он никогда не разлучается со своим закадычным другом по имени Рейнальдо. У этого типа, похоже, нет фамилии…

Тут зазвонил телефон. Я встала, удивленная столь поздним звонком. Жители Лоренсетона не имеют привычки звонить после десяти вечера даже близким друзьям. По крайней мере, среди моих знакомых это не принято. Робин тактично удалился в ванную, как видно, решив, что телефонный разговор в такой поздний час непременно должен иметь интимный характер.

— Господи, я только что взглянул на часы, — раздался в трубке голос Артура. — Ты, наверное, уже спала.

— Нет, — пробормотала я.

Почему-то мне было неловко признаться, что у меня гость. Дурацкое смущение, мысленно выругала я себя. Я могу принимать в своем доме кого захочу. И если у меня возникнет такое желание, крутить романы сразу с двумя мужчинами.

— А я только что разделался с работой и вынулся домой, — сообщил Артур. — Я так понимаю, не стоит рассчитывать на то, что ты согласишься ко мне заглянуть?

При мысли о том, что через несколько минут я могу оказаться в его объятиях, сердце мое сладко екнуло. Однако с Робином тоже были связаны определенные надежды, которых мне не хотелось лишаться. К тому же мой гость не выказывал ни малейшего намерения отправляться восвояси. Напротив, он подошел к холодильнику и налил себе выпить.

— Мне завтра рано вставать, — сообщила я нейтральным тоном.

— Понятно, — буркнул Артур. — Наше свидание состоится на роликовом катке или не состоится вообще.

«Вот уж влипла», — едва не вырвалось у меня. Об этом проклятом катке я почти забыла. Хорошо, что до субботы еще два дня. Может, сумею как-нибудь выкрутиться.

— Ты как, уверенно чувствуешь себя на роликах? — спросила я, надеясь услышать, что Артур не вставал на ролики ни разу в жизни, и милостиво отменить свое требование.

— Более или менее, — вопреки моим ожиданиям, ответил он. — Кстати, у меня есть новость. Если ты сейчас стоишь, лучше сядь.

Артур говорил каким-то неестественным тоном. Казалось, он изо всех сил старается изобразить радостное возбуждение, коего отнюдь не испытывает.

Меня удивило также, что он до сих пор ни слово мне обмолвился о топоре, который, если бы не моя прыть, до сих пор валялся бы в дренажной канаве, спрятанный в портфеле Робина.

— Не бойся, я не упаду, — сказала я. — Выкладывай быстрее свою новость.

— Бенджамин Грир только что сознался во всех убийствах.

— Что-что? — не поверила я своим ушам.

— Бенджамин Грир признался, что убил Мэми Райт, Моррисона Петтигрю и супругов Бакли.

— Получается, отравленные конфеты нам с мамой прислал тоже он? Зачем? Мама его ни разу в глаза не видела.

— Грир утверждает, что конфеты прислал Моррисон. Якобы он считал твою мать… как это он сказал… хищной акулой капитализма. И поэтому решил избавить мир от ее присутствия.

— Петтигрю считал мою маму какой-то там акулой? Что за белиберда! — выпалила я.

— Разве ты не рада, что убийца наконец найден?

— Чему тут радоваться? Ясное дело, он морочит вам голову! Неужели в полиции ему поверили?

— Многие поверили. Он говорил довольно убедительно.

— А он знал, где был спрятан топор?

— Об этом уже знает весь город.

— А про портфель он тоже знал?

— Об этом тоже знает почти весь город.

— Хорошо, а он сказал, у кого украл этот самый топор?

— Пока нет. Честно говоря, я тоже не располагаю никакими сведениями на этот счет.

— Сегодня вечером Гиффорд Доукс признался мне, что топор, скорее всего, принадлежит ему. По крайней мере, у него из кухни пропал топорик для рубки мяса.

— Вот как? — в голосе Артура впервые послышалось неподдельное оживление. — Однако, насколько мне известно, он не счел нужным сообщить об этом в полицию.

— Значит, тебе будет интересно узнать следующее: сегодня вечером ко мне в библиотеку явился Гиффорд Доукс и принялся расспрашивать про топор, который нашли мы с Робином. Спросил, была ли ручка обмотана изолентой. И когда я сказала, что да, он признался, что топор принадлежит ему.

— Надо немедленно сообщить об этом парням, которые работают с Гриром, — заявил Артур. — Это поможет понять, пудрит он нам мозги или нет. Признаюсь, Ро, все, что он говорит, здорово похоже на правду. По крайней мере, сам он искренне верит своим словам. И самое главное, у нас есть свидетель.

Тем временем свойственная Робину природная деликатность сдала позиции под мощным натиском любопытства. Он вошел в гостиную и замер в нескольких шагах от меня, прислушиваясь к разговору. Мне оставалось лишь надеяться, что он не выдаст своего присутствия каким-нибудь громким восклицанием.

— У вас есть свидетель убийства? — недоверчиво спросила я.

— Нет, свидетель, который видел, как Грир прятал топор в водосточной канаве.

Я вспомнила Линн, делавшую охотничью стойку при разговоре с молодой мамашей. Наверняка пресловутым свидетелем была именно она.

— И что же рассказал этот ваш свидетель? — осведомилась я.

— Ты же понимаешь, я не имею права посвящать посторонних лиц в детали следствия, — с подчеркнутым хладнокровием изрек Артур.

— Прости мою навязчивость, но в данных обстоятельствах меня вряд ли можно счесть посторонним лицом, — процедила я. — К великому сожалению, я влипла в это дело по самые уши. По крайней мере, так считает твой босс Джек Бернс, и твоя боевая подруга Линн Лигетт.

— Значит, у тебя есть двойной повод для радости. Теперь все убедились, что ты чиста, как слеза младенца.

— Повторяю, я не собираюсь радоваться тому, что Грир возвел на себя напраслину! Похоже, у него окончательно съехала крыша.

— Полиция придерживается иного мнения, — пробурчал Артур. — Прости, я страшно устал и чертовски хочу спать. Кажется, дай мне волю, проспал бы несколько суток подряд. У нас еще будет время обо всем поговорить. Например, на роликовом катке.

— Ладно, не буду тебя задерживать, — медленно произнесла я. — Да, кстати, я тут вспомнила, что обещала папе взять на выходные Филиппа, моего маленького братишку. Так что не уверена, что наш поход на каток состоится.

— Почему же нет? — парировал мой пробный выпад Артур. — Возьмем твоего брата с собой. Уверен, он будет на седьмом небе от счастья.

— Да, наверное. Поговорим об этом позднее.

Лишь повесив трубку, я начала верить в то, что признание Бенджамина Грира — не просто бред воспаленного воображения. В конце концов, полиция не видит оснований ему не верить. А у меня нет оснований предполагать, что в полиции Лоренсетона работают олухи.

Я невольно расплылась в улыбке. Отрадно сознавать, что убийца за решеткой. А еще отраднее, когда мужчина ради тебя готов на подвиг. А поход на роликовый каток, что ни говори, вполне заслуживает звания подвига.

— Преступник найден, Робин, — с деланным равнодушием сообщила я, повернувшись к своему гостю.

У того глаза на лоб полезли.

— Вы хотите сказать, нам больше не о чем тревожиться? — выдавил он из себя.

— Так утверждает полиция. Некто Бенджамин Грир, член клуба «Знаменитые убийства», взял на себя все преступления. За исключением отравленных конфет. Их, по его словам, прислал нам с мамой Моррисон Петтигрю. Он был заядлым коммунистом и считал маму капиталистической акулой или чем-то в этом роде. Потом Грир прикончил Петтигрю. На следующий день — супругов Бакли. Существует свидетельница, которая своими глазами видела, как он прятал топор в канаву. Смерть Мэми Райт — тоже его работа. В тот вечер, когда она была убита, он не пришел на заседание клуба, так что все сходится.

Мы обсуждали потрясающую новость до тех пор, пока я не начала зевать.

— Я слышал, на выходные к вам приезжает брат? — тактично осведомился Робин.

— Да. Его зовут Филипп, и ему шесть лет. Это мой брат по отцу — сын от второго брака. Папа и его жена собираются на конференцию в Чатанугу, и я согласилась взять Филиппа к себе. В последнее время ситуация в городе приобрела такой неприятный оборот, что я уже подумывала отказаться от своего обещания. Или сказать папе, что сама приеду к ним и посижу с Филиппом. Мой дом казался мне не слишком безопасным местом. Но теперь, когда преступник больше никому не угрожает, я с удовольствием возьму Филиппа на пару дней.

— Вы с ним хорошо ладите? Чем вы занимаетесь вдвоем?

— Играем во всякие игры. Или отправляемся в кино. Если я хочу немного перевести дух, достаточно посадить мальчика перед телевизором, и он прилипнет к экрану. Еще я читаю ему вслух — он и сам умеет читать, но пока ограничивается вывесками. В прошлый его приезд мы были в боулинге. Результаты показали не слишком впечатляющие, зато здорово повеселились. Иногда он привозит с собой мяч, и мы играем во дворе в бейсбол. Филипп — настоящий фанат бейсбола. Знает все команды наперечет. Видели бы вы, с каким важным видом он рассуждает о достоинствах того или иного игрока.

— Я люблю детей, — без всякого пафоса сообщил Робин.

Я была готова поклясться, что он не кривит душой.

— Может, в субботу съездим все вместе в парк? — предложил он. — Поиграем в бейсбол и устроим пикник на травке.

До парка примерно час езды плюс часа три на пикник и игры, прикинула я про себя. Пожалуй, я успею вернуться домой и собраться на роликовый каток. Но Филипп наверняка так устанет, что ему будет не до роликов. И мне тоже.

— А может, нам лучше поиграть в гольф? — сказала я. — На выезде из города недавно открылся новый клуб. Я проезжала мимо в понедельник.

Кажется, с этого понедельника прошло не три дня, а три года, отметила я про себя.

— Я тоже видел этот клуб, — кивнул Робин. — Производит приятное впечатление. Давайте отправимся туда в субботу после обеда.

— Филипп будет в восторге. Приходите завтра, познакомитесь с ним. Кстати, я обещала Филиппу испечь его любимый ореховый торт. Вы любите ореховый торт?

— Обожаю, — просиял Робин. — Если я загляну часов в семь вечера, это будет нормально?

— В самый раз.

На прощание Робин снова коснулся губами моей макушки. Похоже, этот поцелуй уже стал для него доброй традицией.

— Увидимся завтра, — сказал он, направляясь к дверям. Вид у него при этом был озабоченный, словно дома его ожидали срочные дела.

Проводив Робина, я тщательно заперла заднюю дверь. Потом проверила, хорошо ли заперта передняя дверь, которую я почти не использовала. Пусть убийца в руках у полиции, меры предосторожности никогда не бывают лишними.

Только теперь, когда нервное напряжение немного отпустило меня, я почувствовала, что смертельно устала. Сознание того, что рядом с тобой ходит преступник, выматывает хуже самой тяжелой работы. А сегодняшний день и без того был на редкость богат происшествиями. Сначала мы с Робином обнаружили в дренажной канаве окровавленное орудие убийства. Потом я имела довольно неприятный разговор с Гиффордом Доуксом. Потом Перри устроил мне жуткую сцену, при воспоминании о которой у меня до сих пор тряслись поджилки.

Надо же, Салли уверена, что, когда Перри принимает свои таблетки, людям кажется, будто он ведет себя вполне адекватно. Неужели она думает, что все вокруг настолько лишены наблюдательности? Ладно, пусть разбирается со своим ненаглядным сыночком как хочет. Пусть насильно запихивает лекарства ему в пасть. Мне, конечно, жаль беднягу Перри, но ни за какие блага мира я больше не останусь с ним наедине.

Но самое сильное потрясение я пережила только что. Новость, сообщенная Артуром, произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Бенджамин Грир, этот вечный аутсайдер, решил привлечь к себе внимание любой ценой. Страшной ценой. Невероятной ценой.

Готовя комнату для гостей к приезду Филиппа, я пыталась свыкнуться с мыслью о том, что бояться больше нечего. В приготовлениях не было особой нужды — Филипп всякий раз заявлял, что боится спать один в незнакомом доме, и залезал ко мне в кровать. Тем не менее я застилала постель чистым бельем, прокручивая в памяти все события этой кошмарной недели. Прежде, в ожидании приезда младшего братца, я начинала готовиться за несколько дней — загружала холодильник его любимой едой, приносила из библиотеки стопки детских книжек, узнавала, в каких кинотеатрах идут подходящие фильмы. На этот раз мне было не до того. Слава богу, теперь можно выбросить из головы все подозрения и страхи.

Впрочем, нельзя сказать, что визит почетного гостя застанет меня врасплох. Комната готова, все ингредиенты для обещанного орехового торта у меня есть, что касается обеда, Филипп будет счастлив, если мы отправимся в его обожаемый «Макдоналдс». В любом случае, мой шустрый братишка, которого я получила, уже не рассчитывая когда-нибудь стать сестрой, не даст мне скучать и предаваться душевным терзаниям. Общество шестилетнего сорванца, который ни минуты не сидит на месте, — лучший способ забыть о пережитом и вернуться к нормальной жизни.

Убийца сидит за решеткой.

Больше всего на свете мне хотелось бы в это верить.

Глава шестнадцатая

Я проснулась счастливая. Потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить, в чем причина охватившего меня счастья. Вспомнив, я расплылась в улыбке. Кошмар наконец закончился. Во сне мне удалось окончательно и бесповоротно убедить себя, что убийца — Бенджамин Грир и никто другой. Он решился на признание, потому что жаждал славы, это я поняла, как только Артур сообщил мне новость. Вопрос состоял в том, действительно ли он совершил все те преступления, которые взял на себя, или попытался присвоить себе чужие подвиги? Если вечером я склонялась ко второй версии, теперь, при свете дня, была неколебимо уверена в первой. Бенджамин, спору нет, довольно странный тип, но до сих пор ни у кого не было повода сомневаться в его вменяемости. Насколько мне известно, в отличие от Перри, он никогда не лежал в клинике и не состоял на учете у психиатра. Разве человек в здравом уме будет посягать на сомнительные лавры кровавого маньяка? К тому же в последние дни Бенджамин и так не был обделен вниманием. В качестве доверенного лица покойного Петтигрю и нового кандидата на пост мэра он стал настоящим любимчиком прессы. Вероятно, его вынудили сделать признание муки нечистой совести.

Итак, сегодня пятница, впереди два выходных, вечером ко мне приезжает Филипп, и в поле моего зрения находятся двое интересных молодых мужчин. Причем оба, что особенно важно, проявляют откровенный интерес к моей персоне. Что еще может желать скромная библиотекарша двадцати восьми лет от роду?

Я сделала макияж с особой тщательностью, придав векам своеобразный колорит, выбрала самую яркую и короткую из всех своих юбок и блузку веселенькой весенней расцветки — белую в желтый цветочек. Волосы я оставила распущенными, только завязала вокруг головы желтую ленту, чтобы они не лезли в глаза.

За завтраком у меня разыгрался такой аппетит, что я уплела большую чашку хлопьев с молоком, два тоста и банан. По пути к машине я что-то жизнерадостно мурлыкала себе под нос.

— Ты сегодня просто сияешь! — заявил попавшийся мне навстречу Бэнкстон.

Как и полагается банковскому служащему, он был в неброском сером костюме. Сиял он, кстати, ничуть не меньше моего. Я вспомнила, что сегодня рано утром видела машину Мелани, отъехавшую от стоянки. Значит, нынешней ночью мой сосед в очередной раз вкусил райских наслаждений.

— У меня есть причина радоваться, Бэнкстон! — сообщила я. — Ты, наверное, еще не знаешь, что убийца пойман. Точнее, он сам явился в полицию и во всем сознался.

— И кто же он? — спросил Бэнкстон после того, как ему удалось подтянуть отвисшую челюсть.

— Бенджамин Грир! — торжествующе выпалила я.

Мною тут же овладели сомнения, не нарушаю ли я тайну следствия. Правда, Артур не просил хранить молчание, это я помнила точно. И я не обещала, что буду нема как рыба. В любом случае, я уже обо всем рассказала Робину. Вчера у него так разгорелось любопытство, что, вздумай я запираться, он, пожалуй, прибегнул бы к самым крайним мерам. Стал бы жечь меня раскаленным утюгом или душить шнуром от телефона. Ох, нет, такое лучше не представлять даже в шутку, тут же сказала я себе. После всего, что я пережила, шутки подобного рода вовсе не кажутся остроумными.

Мое сообщение, как и следовало ожидать, произвело на Бэнкстона ошеломляющий эффект.

— Но он же на прошлой неделе был у меня в банке, — пробормотал он, обретя наконец дар речи. — Брал заем на предвыборную кампанию своего кандидата. Ох, я же не имею права никому об этом рассказывать. Все банковские операции должны совершаться строго конфиденциально. Но ты меня как обухом по голове ударила.

— Меня эта новость тоже здорово ошарашила, — призналась я.

— Надо побыстрее рассказать обо всем Мелани, — спохватился Бэнкстон. — Бедная девочка наконец вздохнет спокойно. С тех пор как в ее машине нашли сумочку Мэми Райт, она вся извелась.

Ничего не скажешь, у бедняжки был повод изводиться, мысленно усмехнулась я. Общественное мнение провозгласило ее невинной жертвой полицейского произвола, все жители города наперебой рвались выразить ей свое сочувствие, а ее нерешительный ухажер наконец отважился сделать ей предложение. И как только кроткая голубка сумела пережить все эти напасти? Впрочем, я была слишком счастлива, чтобы завидовать Мелани. Да и чему завидовать? Такого сокровища, как Бэнкстон, нам не нужно даже с приплатой, как любит повторять моя мама.

Кстати, я до сих пор не удосужилась сообщить радостную новость маме. Этот просчет надо как можно скорее исправить. Обязательно позвоню ей сегодня. Представляю, как она будет смеяться, узнав, что Петтигрю величал ее «хищной акулой капитализма». Любопытно все-таки, какой смысл он вкладывал в эти слова. Мама всю жизнь вкалывала как проклятая. Пока ее бизнес не встал на ноги, она буквально не знала отдыха и не позволяла себе никаких лишних трат. Правда, тогда рядом с ней был отец.

Если бы не его поддержка, мамины планы, скорее всего, никогда не осуществились бы. А когда она вышла на прямую дорогу, ведущую к успеху, папа оставил ее и умчался навстречу новому счастью. Заметив, что мысли мои приняли невеселый оборот, я приказала себе выбросить их из головы. Сегодня я буду наслаждаться жизнью, и ни одно темное пятнышко не омрачит моей радости.

Приехав в библиотеку, я выяснила, что добрая весть уже разнеслась по городу. Ни у кого больше не было повода распускать на мой счет слухи и сплетни, припоминая известную поговорку про тихий омут. Лилиан, вчера так умилившая меня своим доверительным тоном, сегодня вновь вернулась к своей стервозной манере общения. Меня это ничуть не расстроило. Напротив, в привычной стервозности Лилиан было что-то чрезвычайно успокоительное. Сэм Клеррик на несколько минут отвлекся от бюджетных отчетов, графиков и диаграмм и, проходя мимо, покровительственно похлопал меня по плечу.

Я принялась за работу с удвоенным рвением. Штампы на карточки я ставила так рьяно, словно этот процесс доставлял мне величайшее наслаждение, а расставляя книги, едва не танцевала меж полок. Даже принимая штрафы у читателей, задержавших книги, я была не в силах придать своему лицу выражение сдержанного неодобрения. Счастливая улыбке не сходила с моих губ. Если раньше время до обеда тянулось, сегодня оно летело как птица. Точнее, порхало как бабочка.

Телефон зазвонил в тот самый сладостный момент, когда я, поедая разогретый в микроволновке яичный рулет, листала энциклопедию знаменитых убийств двадцатого века. Стоило мне открыть этот увесистый том, мною тут же овладел знакомый азарт; я чувствовала, что книга скрывает множество интересных фактов, которые дадут мне щедрую пищу для размышления. Но телефон продолжал трезвонить, и мне пришлось, со вздохом отложив энциклопедию, поднять трубку.

На другом конце провода был мой папа.

— Как поживает моя малышка? — начал он с неизменного вопроса.

Папа терпеть не может моего имени и никогда не называет меня ни Ро, ни Аврора. Честно говоря, я терпеть не могу обращения «малышка», но мне приходится с ним мириться. Ничего более оригинального папа придумать не в состоянии.

— Все замечательно, папа, — откликнулась я.

— Ты по-прежнему ничего не имеешь против приезда Филиппа? — спросил папа, и в голосе его послышались нотки беспокойства. — Если тебе сейчас не до него, мы с Бетти Джо останемся дома.

До меня доносился взволнованный голосок Филиппа, который, судя по всему, вертелся у папы под ногами.

— Я поеду к Ро? Я поеду к Ро? — без конца повторял он.

— Почему же мне не до Филиппа? Ситуация в Лоренсетоне, слава богу, наконец пришла в норму, — радостно сообщила я.

— Полиция нашла преступница?

— Он сам явился в полицию и сделал признание. Так что всем нам не о чем больше тревожиться.

Произнеся эту фразу, я почувствовала, что не разделяю прозвучавшей в ней уверенности. Нет-нет, все сомнения безосновательны, тут же сказала я себе. Преступник больше никому не причинит вреда. А я с нетерпением жду приезда маленького братика.

— Отлично, — с явным облегчением выдохнул папа. — Тогда я привезу его сегодня часов в пять. Бетти Джо передает тебе привет и благодарность. Можешь не сомневаться, мы оба ценим твою помощь.

Еще бы вы не ценили, усмехнулась я про себя. Найти на все выходные бесплатную няньку, которая к тому же трепетно относится к своим обязанностям, не так просто.

Стоило мне повесить трубку, телефон зазвонил вновь. На сей раз это была мама. Судя по всему, между нею и папой по-прежнему существует нечто вроде телепатической связи. По крайней мере, оба моих родителя часто звонят мне один за другим. Что ни говори, они здорово дополняли друг друга. Если мама — вылитая Лорен Бэколл, папа ужасно похож на Хамфри Богарта. [15] Красотой не блещет, зато обаяние буквально лезет у него из ушей. И что особенно ценно, он словно не догадывается об этом своем обаянии. Все-таки жаль, что они расстались, украдкой вздохнула я.

Я не сомневалась: мама уже в курсе последних новостей. С первых секунд разговора выяснилось, что я не ошиблась. Маме даже было известно, что, по словам Грира, отравленные конфеты ей прислал Моррисон Петтигрю. Это признание не вызвало у нее особого доверия.

— Откуда этот тип знал, что мы с тобой обожаем именно «Лакомство миссис Си»? — спросила она. — А я предпочитаю конфеты с помадкой?

— Ну, об этом он, скорее всего, не имел ни малейшего понятия, — возразила я. — Просто начинить крысиным ядом конфеты с помадкой намного проще, чем конфеты с ореховой начинкой.

— Предположим, — неохотно согласилась мама. — И все же мне трудно поверить, что этот самый Петтигрю решил меня отравить. Мы с ним едва знакомы. Если мне не изменяет память, встречались один-единственный раз — на заседании Коммерческой палаты. Говорили о том, что в центре города необходимо проложить новые пешеходные дорожки. Он держался очень любезно и не позволил себе ни единого намека на то, что считает меня акулой капитализма. Или пиявкой, сосущей кровь из трудящихся масс. Никак не могу понять, с какой стати ему взбрело в голову избавлять мир от моего присутствия.

Да, эпизод с шоколадными конфетами получил у Бенджамина Грира не слишком убедительную трактовку, мысленно признала я. Но если он врет насчет несостоявшегося отравления, значит, может врать и насчет всего остального. А мне хочется верить, что его признание соответствует истине на сто процентов.

— Давай не будем торопиться с выводами, — предложила я. — Нам ведь не известно в точности, что именно Грир рассказал в полиции. Может, он сообщил какие-нибудь факты, которые придают смысл поступку Петтигрю.

— Кстати, твой братец по-прежнему собирается пожаловать к тебе на выходные! — спросила мама, по своему обыкновению стремительно перескакивая с одной темы на другую.

— Да, — подтвердила я. — Папа привезет Филиппа сегодня около пяти. И он останется у меня до воскресенья.

Нельзя сказать, что мама избегает встреч с Филиппом. Это было бы ниже ее достоинства. Несколько раз она даже снизошла до разговора с ним. Но когда Филипп гостит у меня дома, мама предпочитает там не показываться.

— Хорошо, я позвоню тебе вечером, — пообещала она.

В том, что она выполнит обещание, у меня не было ни малейших сомнений. Не желая больше обсуждать ни грядущий визит Филиппа, ни признание Грира, я перевела разговор на мамин бизнес. Несколько минут она оживленно щебетала, сообщая мне о своих недавних достижениях.

— Вы с Джоном не отказались от намерения пожениться? — осведомилась я.

— Сейчас мы рассматриваем все плюсы и минусы этого шага. — В голосе мамы звучала улыбка. — Обещаю, ты будешь первой, кому мы сообщим о своем решении.

— Уверена, оно будет положительным! — заявила я. — Я очень рада за вас обоих.

— Я слышала, у тебя появился новый бойфренд, — заявила мама.

Мама не всегда страдает отсутствием логики. Этой фразе никак нельзя было отказать в логической связи с предыдущим разговором.

— Кого из двоих ты имеешь в виду?

Задавая этот вопрос, я испытывала невыразимое наслаждение.

Если бы речь шла не о безупречной во всех отношениях даме, каковой является моя мать, я сказала бы, что ответом мне послужило возбужденное кудахтанье. Так или иначе, она издала именно тот звук, который в подобных обстоятельствах издают все счастливые матери. Мы расстались, вполне довольные друг другом. Я вернулась к работе, уверенная в том, что в моей жизни наступила наконец светлая полоса.

После обеда, когда я сидела за столом приема и выдачи книг, в библиотеку явился мамин бойфренд, Джон Квинслэнд. Глядя на него, я впервые осознала, что он представляет собой полную противоположность папе. Настоящий образчик зрелой мужской красоты, сдержанности и безупречных манер. Несколько лет назад Джон овдовел, но по-прежнему жил в просторном двухэтажном доме, в котором вместе с женой вырастил двоих детей. Теперь эти дети имели собственные семьи. Настроение мое слегка омрачилось, когда я вспомнила, что оба были моими ровесниками.

Джон, увлекавшийся биографиями выдающихся людей, сдал два пухлых тома и выбрал два других им на смену. Пока я ставила в карточках штампы, он сообщил, что недавно кто-то взломал замок на его гараже.

— Не могу сказать точно, когда это произошло, — поведал Джон. — Гаражом я почти не пользуюсь, машину оставляю за домом. В гараже хранится всякий старый хлам. По большей части вещи мальчиков. Я все никак не могу затащить их туда, чтобы они решили, стоит ли все это хранить или лучше выбросить. — В голосе Джона звучал вовсе не упрек, а отцовская гордость. — Из моих вещей там были только клюшки для гольфа. Я уже недели три не играл в гольф, все как-то недосуг. А тут Бэнкстон уговорил меня съездить в клуб, сыграть партию. Я пошел в гараж и выяснил, что клюшки пропали. Ума не приложу, кому они могли понадобиться.

Если у члена клуба «Знаменитые убийства» пропадают клюшки для гольфа, вряд ли это дело рук одуревших от скуки подростков. Я рассказала Джону об исчезнувшем топорике Гиффорда Доукса — как ни странно, он ничего об этом не слышал — и предоставила ему делать собственные выводы.

— Хотя Бенджамин Грир во всем сознался, думаю, полиции интересно будет узнать про вашу пропажу, — заметила я. — Насколько мне известно, одного признания никоим образом не достаточно для того, чтобы считать следствие законченным.

— Пожалуй, по пути в офис мне стоит заглянуть в полицейское управление, — согласился Джон. — Клюшка для гольфа вполне может послужить орудием убийства. А у меня исчезла целая сумка с клюшками. Кстати, сумка очень приметная. Вся сплошь заклеена стакерами. Раньше, когда мои мальчики куда-нибудь уезжали, они обязательно привозили стакеры и лепили их на мою сумку для гольфа. Такая у нас была семейная традиция.

Джон покинул библиотеку, твердо решив выполнить свой гражданский долг. Я подумала об Артуре и сочувственно вздохнула. Вряд ли он обрадуется, когда его поставят перед фактом, который может разрушить стройную версию, удобную для полиции. Удобную для нас всех.

Клюшки для гольфа. Не исключено, преступник уже ими воспользовался. Вполне вероятно, одной из этих клюшек была убита Мэми Райт. Насколько мне известно, орудие убийства так и не было найдено. Но почему я решила, что пропавшие клюшки не согласуются с признанием Бенджамина Грира? Может быть, он уже сообщил полиции, что взломал гараж Джона. Рассказал, где спрятал окровавленную клюшку.

Подобным размышлениям я предавалась до тех пор, пока не вернулась домой и не увидела на стоянке папину машину. На два ближайших дня на все теории, связанные с убийствами, налагается строжайший мораторий, сказала я себе, сжимая в объятиях радостно визжащего Филиппа. Я решила наслаждаться жизнью и не отступлю от своего намерения.

В этом году Филипп пошел в первый класс. Он очень бойкий и сообразительный парнишка, но порой его бешеная активность доводит меня до умопомешательства. Главным источником разногласий для нас являются гастрономические пристрастия Филиппа. Существуют всего пять блюд, которые неизменно возбуждают у него аппетит, спагетти с соусом, жареная картошка, ореховый торт, пончики и мороженое. К так называемой здоровой пище он относится с глубочайшим презрением. Раньше я пыталась бороться с пристрастием брата к вредным калорийным продуктам с высоким уровнем холестерина, но потом сочла за благо капитулировать. Сегодня я собиралась побаловать Филиппа, приготовив на ужин его любимый ореховый торт и спагетти с кетчупом.

— Что сегодня на ужин, Ро? — спросил Филипп, словно прочитав мои мысли. — Надеюсь, спагетти?

— Твои надежды небезосновательны, — ответила я, сгребла Филиппа в охапку и поцеловала.

— Что за телячьи нежности! — немедленно заверещал он. — Я тебе не девчонка!

Тем не менее Филипп чмокнул меня в щеку, затем вырвался и втащил в комнату яркий рюкзачок, доверху набитый игрушками, разлука с которыми представлялась ему невыносимой.

— Пойду отнесу это все в свою комнату, — обернулся он к папе, который наблюдал за ним, сияя родительской гордостью.

— Сынок, мне пора ехать, — сказал папа. — Я бы с удовольствием поужинал с вами, но меня ждет мама. Надеюсь, ты будешь хорошо себя вести, слушаться сестру и не действовать ей на нервы.

— Буду-буду, — выпалил Филипп, пропустивший папины наставления мимо ушей. Схватив рюкзачок со своими сокровищами, он затопал по лестнице наверх.

— Малышка, ты очень нас выручила, — завел привычную песню папа, когда Филипп скрылся из виду. — Мы с Бетти Джо очень тебе благодарны.

— Не за что, — улыбнулась я. — Я рада возможности провести время с Филиппом.

— Вот здесь телефонные номера, по которым ты сможешь нас найти, — произнес папа, протягивая мне вырванный из блокнота листок. — Если возникнут какие-нибудь проблемы, сразу звони.

— Никаких проблем не возникнет, — заверила я. — Все будет хорошо. Желаю вам с Бетти Джо приятно провести время. Когда ты заедешь за Филиппом, в воскресенье вечером?

— Да, часов в пять или шесть. Если мы задержимся, я обязательно тебе позвоню. Непременно напомни ему, что перед едой и на ночь следует прочитать молитву. Если у него вдруг поднимется температура, в чемодане есть коробка с детским аспирином. Можешь дать ему сразу три таблетки. А на ночь оставь около его кровати стакан с водой.

— Не волнуйся, я сделаю все как надо, — закивала я.

Мы обнялись, и папа направился к машине. Помахав мне рукой на прощание, он открыл дверцу я через минуту скрылся из виду. Когда имеешь дело с такими людьми, как мой отец, становится понятно, что означает невразумительное словечко «харизма», подумала я. Звонкий голос Филиппа заставил меня обернуться.

— Ро! Надеюсь, у тебя есть печенье? — заорал мой братец, успевший спуститься в кухню.

Я вручила Филиппу пачку сливочных крекеров, и он, просияв, сообщил, что это его любимые. Незамедлительно набив крекерами рот, он заявил, что хочет поиграть во внутреннем дворе.

— Тебе ведь надо готовить ужин. Я не буду тебе мешать, — изрек он с видом пай-мальчика, у которого на уме одна забота — не создавать взрослым хлопот.

Захватив с собой наполовину опустевший рюкзачок — часть его содержимого, как видно, успела перекочевать в комнату для гостей, — Филипп выскочил во двор. Мне оставалось лишь отправиться на кухню и поставить на плиту спагетти.

Выглянув в окно, я увидела, что Филиппу не пришлось скучать в одиночестве. Он ваял в плен Бэнкстона, сопроводил под конвоем на стоянку и заставил играть в бейсбол. О моих способностях игрока в бейсбол Филипп отзывается довольно уничижительно, но Бэнкстону, судя по всему, удалось заслужить его одобрение. Кстати, мой сосед вовсе не выглядел человеком, отбывающим тяжкую повинность. Сняв пиджак и галстук, он перестал казаться скучным банковским клерком. Лицо его разрумянилось, в глазах горели азартные огоньки. Пожалуй, когда у них с Мелани пойдут дети, Бэнкстон будет неплохим отцом, решила я.

Когда я выглянула в окно в следующий раз, игроков было уже трое. Вернувшийся из университета Робин тоже решил тряхнуть стариной. Потные и красные, они носились по площадке до тех пор, пока я не вышла во внутренний двор и не сообщила, что ужин готов.

— Ура! — издал оглушительный клич Филипп и перебросил через стену бейсбольную биту. Я наградила благодарной улыбкой его товарищей по игре, про которых он моментально забыл.

— Скажи «спасибо» Бэнкстону и Робину, Филипп, — напомнила я.

— Спасибо, — послушно повторил мой братец, стремглав бросился в кухню и уселся за стол.

Бэнкстон открыл дверь своего дома, и я увидела мелькнувший в гостиной силуэт Мелани.

— Увидимся позже, — сказал мне Робин. — С нетерпением предвкушаю ореховый торт. А с вашим братом мы уже успели подружиться.

Я ощутила, как в душе моей поднялась теплая волна. Как это здорово, иметь такого находчивого и общительного маленького братика. Как это здорово, иметь поклонника, способного оценить его достоинства. А также достоинства его очаровательной старшей сестры. Я повернулась и пошла в дом, унося с собой улыбку Робина.

В течение следующих двадцати минут я была занята тем, что заставляла Филиппа, предпочитавшего действовать руками, отправлять спагетти в рот с помощью вилки, время от времени пользоваться салфеткой и проглотить хотя бы немного овощного салата. При этом я постоянно подавляла в себе желание погладить его по взъерошенным каштановым вихрам. Удивительно все-таки, что этот совершенно не похожий на меня маленький мальчик с прозрачными голубыми глазами — мой брат. Поедая спагетти с аппетитом, делавшим честь моему кулинарному искусству, Филипп рассказывал истории о школе и одноклассниках, с которыми он постоянно затевал потасовки. По его словам, один из этих крутых парней по части восточных единоборств мог заткнуть за пояс самого Брюса Ли, а другой владел боксерским ударом не хуже Мохаммеда Али. Но им обоим пришлось смиренно признать превосходство Филиппа.

Я слушала вполуха, так как в голове у меня назойливо звенел тревожный колокольчик. Я отчаянно напрягала память, пытаясь понять, что он хочет мне напомнить. Нечто важное, в этом нет сомнений. То, чему я прежде не придала значения. Но что именно?

— Я забыл на площадке мяч!

Пронзительный вопль Филиппа заставил меня вернуться к действительности. Я успела позабыть, что мой брат способен издавать звуки невероятно высокой частоты, и от неожиданности едва не подавилась макаронами.

— Сейчас я за ним сбегаю! — заявил Филипп и, не слушая моих протестов, сорвался со стула и бросился к задней двери.

Любопытно все-таки, умеет этот человек ходить или он способен передвигаться исключительно бегом, спросила я себя. В последний раз я видела, как он неспешно ковыляет, когда ему было года полтора.

— Филипп, возьми хотя бы фонарь! — крикнула я ему вслед. — На улице темно!

Перспектива получить в свое распоряжение такую замечательную вещь, как фонарь, заставила Филиппа остановиться и подождать, пока я отыщу фонарь в кухонном шкафу.

— Возвращайся побыстрее! — напутствовала я. — Вспомни, где ты видел мяч в последний раз. Найдешь его и сразу назад!

Пользуясь отсутствием Филиппа, я собрала грязные тарелки и загрузила их в посудомоечную машину. С минуты на минуту должен был прийти Робин, и мне вовсе не хотелось ударить лицом в грязь, точнее, в остатки томатного соуса. Затем я достала десертные тарелки и окинула комнату придирчивым взглядом. Ожидая, пока Филипп явится с победным криком и с мячом в руках, я поставила на полку несколько книг, валявшихся на диване. Все это были книги о мужчинах и женщинах, оказавшихся во власти губительных страстей и решившихся на самые крайние меры ради достижения своих желаний.

Время шло, а Филипп все не появлялся. Сколько я ни напрягала слух, с автостоянки не доносилось ни звука.

Телефонный звонок разбил тишину.

— Да? — схватила я трубку.

— Ро, это Салли Эллисон.

— Слушаю вас…

— Скажите, вы давно видели Перри?

— Перри? Сегодня я вообще его не видела!

— Значит… значит, он вас больше не преследует?

— Слава богу, нет. По крайней мере, я ничего такого не замечала.

— Не замечали… — Голос Салли сорвался до хриплого шепота.

— Салли, что случилось? Умоляю, говорите быстрее!

До отказа натянув телефонный провод, я подошла к окну, надеясь увидеть в темноте яркий луч фонарика. В тот вечер, когда мы с Робином ужинали в ресторане, Перри допоздна торчал напротив моих окон, вспомнила я. По спине у меня побежали мурашки.

— Сегодня Перри опять не принял лекарство, — задыхаясь от волнения, сообщила Салли. — И на работу он не пошел. Не представляю, где он сейчас. Может, ему снова удалось достать… эти мерзкие таблетки.

— Салли, немедленно звоните в полицию! Они должны его найти. Что, если он сейчас здесь? Мой маленький брат ушел во двор и до сих пор не вернулся!

Я бросила трубку и истерично заметалась по комнате. Может, стоит объехать весь квартал на машине, решила я и бросилась на поиски ключей. Потом, так и не найдя их, принялась рыться в шкафу, отыскивая второй фонарь.

Что я наделала, что я наделала, вертелось у меня в голове. Я утратила бдительность, и нечто страшное, таящееся в темноте, поглотило шестилетнего ребенка, моего маленького братика. В этом виновата я, только я. Господи Иисусе, спаси невинное дитя!

Я распахнула заднюю дверь и направила луч фонаря в сумрак. Никаких следов Филиппа, только его бейсбольная бита по-прежнему валяется у стены.

— Филипп! — заорала я что есть мочи. Может, мне не стоит поднимать шум, решила я в следующее мгновение. Наоборот, лучше затаиться. Не зная, что предпринять, я водила фонарем туда-сюда, освещая внутренний двор. Шум мотора и шорох колес заставили меня вздрогнуть. Через пару секунд машина проехала мимо, и я увидела, что это машина Бэнкстона, в которой сидит Мелани. Она улыбнулась и помахала мне рукой. Я тупо посмотрела ей вслед. Неужели она не слышала, как я орала?

Впрочем, сейчас у меня не было времени удивляться. Как заведенная, я металась по автостоянке, освещая фонариком все ее темные утолки. Где же он, где он, твердила я про себя.

— Ро, что случилось? — раздался в темноте знакомый голос. — Я как раз собирался к вам. И вдруг заметил вас во дворе.

Обернувшись, я увидела длинный силуэт Робина.

— Филипп исчез. Его похитили, я уверена! Он забыл на площадке мяч, выбежал из дома, чтобы его найти, и не вернулся.

— Сейчас я тоже принесу фонарь, — сказал Робин и направился к своим дверям. Внезапно он остановился, осененный догадкой. — Послушайте, может, он просто решил немного поиграть в прятки? Мальчишки обожают подобные игры.

— Нет, нет, — замотала я головой.

О, если бы Филипп, довольно хихикая, притаился сейчас за кустом, это было бы здорово. Слишком здорово, чтобы быть правдой. Я чувствовала, что происходящее совершенно не похоже на игру. У шестилетнего ребенка не хватило бы ни смелости, ни терпения так долго просидеть в темноте. Он давно бы уже выскочил из своего убежища, оглашая воздух торжествующими воплями.

— Робин, прошу вас, сходите к Крэндаллам. Спросите, вдруг они видели Филиппа. И позвоните в полицию. Мне только что звонила Салли Эллисон, сказала, что Перри куда-то исчез. Я просила ее немедленно сообщить об этом в полицию. Но она вряд ли меня послушалась. А я продолжу поиски.

— Хорошо, — кивнул Робин и тут же исчез в темноте.

Я побежала по пешеходной дорожке, освещая ее фонариком. Внутренний голос подсказывал мне, что поиски бессмысленны, но прекратить их я не могла. Вот и ворота Крэндаллов. По-прежнему никаких следов Филиппа. А вот ворота, ведущие во внутренний двор Бэнкстона. Они, похоже, не заперты. Луч фонаря выхватил из темноты какой-то предмет, валявшийся на земле.

Бейсбольный мяч Филиппа. Господи, наверняка он лежал здесь все это время. Неудивительно, что Филиппу не удалось его найти. Конечно же, Бэнкстон захватил с собой мяч, который Филипп забыл на автостоянке, намереваясь наследующее утро вернуть его владельцу.

Я уже собиралась постучать в дверь Бэнкстона, как вдруг рука моя замерла в воздухе. Почему Мелани вела себя так странно? Почему она отъехала со стоянки, сделав вид, что не слышит моего испуганного крика?

Вспомни, где ты видел свой мяч в последний раз, напутствовала я Филиппа. И он вспомнил, что в последний раз видел мяч в руках Бэнкстона.

Что, если на заднем сиденье машины лежал Бэнкстон? Лежал, придавив своим телом отчаянно сопротивлявшегося Филиппа?

В доме супругов Бакли был найден длинный темный волос, услужливо подсказала мне память. Он никак не мог принадлежать Бенджамину Гриру. У того волосы светлые, короткие, к тому же каждый наперечет. В точности как у Бэнкстона. Кстати, они оба среднего роста, полноватые, круглолицые. Что из всего этого следует? Свидетельница видела в переулке у водосточной канавы вовсе не Бенджамина. Она видела Бэнкстона.

А вот у Мелани волосы как раз длинные. Длинные и темные. Сладкая парочка действовала сообща. Они вместе устроили кровавую потеху.

Тут я осознала, о чем пытался мне напомнить тревожный колокольчик, весь вечер звеневший у меня в голове. Описывая пропавшую сумку с клюшками для гольфа, Джон Квинслэнд упомянул, что она была сплошь облеплена стакерами. Сумка для гольфа, которую я видела в среду в руках у Бэнкстона, тоже была сплошь облеплена стакерами. Кстати, мы столкнулись с ним в такой час, когда он никак не ожидал меня увидеть. В тот день, приехав домой обедать, и сильно задержалась, вызывая Крэндаллам водопроводчика. Нет никаких сомнений, клюшки для гольфа из гаража Джона Квинслэнда похитил именно Бэнкстон.

Но что же они сделали с ребенком? Может, он до сих пор в доме Бэнкстона? Я в нерешительности смотрела на связку ключей. Что, если мои действия суд расценит как незаконное вторжение? Нет-нет, тут же возразила я самой себе. Я не собираюсь взламывать дверь. В конце концов, я могу войти в дом на правах проживающего менеджера. Я сунула ключ в замочную скважину, осторожно повернула его и, стараясь двигаться как можно тише, проскользнула внутрь. Дверь я закрывать не стала, чтобы не отрезать себе путь к отступлению.

В кухне и гостиной царил беспорядок, но это было обычный жилой беспорядок, не вызывавший никаких подозрений. На столе лежала книга. Я направила луч фонарика на ее обложку. Эмлин Уильямс «За пределами человеческого понимания». [16] Точно такая же книга есть и у меня.

В глазах у меня потемнело, колени стали ватными. Значит, на этот раз они взяли за образец «болотных убийц» — Миру Хиндли и Яна Брейди. [17] Их жертвой должен стать ребенок. Мой брат. Я напрасно радовалась, внушая себе, что убийца сидит за решеткой. Все это время убийца жил здесь, по соседству со мной.

Прежде чем убить, Хиндли и Брейди часами пытали детей, наслаждаясь их муками, всплыло у меня в голове. Возможно, Филипп еще жив. Если он был в машине, скорее всего, они отвезли его домой к Мелани. Где же она живет, черт возьми? Ах да, на той же улице, что и Джейн Ингл.

Задыхаясь, я бросилась вверх по лестнице. Никого. В спальне на широченной кровати валяется моток веревки, а на туалетном столике лежит фотоаппарат.

Хиндли и Брейди, два мелких офисных клерка, работавших в одной конторе, всегда записывали на магнитофон крики и стоны своих жертв. И фотографировали их изуродованные трупы.

В спальне для гостей было полно всяких причиндалов для занятий спортом. Ах да, в последнее время Бэнкстон усиленно качал себе мускулы. Дверцы одного шкафа были снабжены замком, из которого торчал ключ. Если Бэнкстон считал необходимым запирать этот шкаф, я должна ознакомиться с его содержимым. Стоило мне открыть створку, как из шкафа хлынули иллюстрированные журналы. В полном ступоре я уставилась на глянцевые картинки, сплошь покрывшие пол. Неужели кто-то может любоваться фотографиями женщин, с которыми обращаются… подобным образом? Правда, мне доводилось слышать об акциях протеста против садистских фотографий. Но я была уверена, что женщины, которые служат для этих отвратных картинок моделями, соглашаются на съемку добровольно, за хорошую плату. А главное, после фотосессии они остаются живыми и здоровыми.

Я опрометью бросилась вниз по лестнице и принялась открывать все шкафы в гостиной. Больше никаких улик. Я распахнула дверь, ведущую в подвал. Ступеньки тонули в темноте. Но я смогла различить, что на самой нижней ступеньке что-то смутно белеет.

Рискуя сломать себе ноги, я спустилась вниз и увидела, что это бейсбольная карточка.

В следующее мгновение до меня донесся приглушенный стон. Филипп здесь, догадалась я прежде, чем шею мою пронзила страшная боль, а ноги подкосились. Открыв глаза, я увидела, что лежу на полу, а надо мною возвышается Бэнкстон. На лице его играла ухмылка, жуткая, как оскал горгульи. В руках он держал клюшку для гольфа.

Бэнкстон неспешно подошел к выключателю. Подвал залил свет. До меня вновь донесся приглушенный стон. С усилием повернувшись, я увидела Филиппа, который с кляпом во рту и со связанными руками сидел на табуретке у стены. Он сжался в комок, подтянув колени к подбородку, лицо его было залито слезами.

Я замотала головой, пытаясь очнуться от страшного сна. В глазах у меня потемнело от боли. Потом я ощутила, как сердце мое разбилось на части.

Прежде мне нередко доводилось слышать, как люди твердят о своих разбитых сердцах. Например, когда их бросали любимые. Или когда умирала их кошка. Порой их сердца разбивались даже вместе с бабушкиной драгоценной вазой.

А мое сердце разбилось за несколько минут до того, как мне предстояло умереть. Умереть, зная, что вслед за мной умрет мой маленький брат. И перед смертью ему суждено испытать муки, которые не в состоянии измыслить воображение нормального человека.

— Мы с Филиппом слышали, как ты вошла, — улыбаясь, сообщил Бэнкстон. — Но звать тебя не стали. Решили, Ро обязательно спустится к нам сама. Верно, Филипп?

Я все еще не могла поверить, что передо мной тот самый Бэнкстон, которого я знала много лет. Мой сосед, с которым я здоровалась каждое утро. Примерный банковский служащий, оформляющий выдачу займов. В один прекрасный день он, отдыхая от своих служебных обязанностей, размозжил голову Мэми Райт клюшкой для гольфа. Любопытно, а присутствовала ли при этом Мелани? Ничем не примечательная секретарша, которая вносит в свою монотонную жизнь приятное разнообразие, убивая людей топориком для рубки мяса. Правильно говорят люди, эти двое идеально подходят друг другу.

Филипп тихонько поскуливал, точно зверек, попавший в капкан.

— Ну-ка заткнись! — скомандовал человек, который совсем недавно с мальчишеским азартом играл с ним в бейсбол. — Будешь ныть, мне придется проверить, крепкие ли кости у твоей сестры. Начнем прямо сейчас.

Клюшка для гольфа рассекла воздух и опустилась на мою ключицу. Должно быть, на несколько мгновений я ослепла и оглохла от боли, потому что Мелани появилась в подвале совершенно неожиданно. Я не слышала ее шагов. Когда муть у меня перед глазами развеялась, я увидела, что она стоит передо мной, сияя от удовольствия.

— Когда я подъехала, Страшила носился по стоянке как угорелый! — сообщила она, повернувшись к Бэнкстону. — Вот он, магнитофон. Ума не приложу, как мы могли его забыть.

Последнюю фразу она произнесла до странности буднично, точно домашняя хозяйка, обнаружившая, что забыла положить в корзину для пикника картофельный салат.

Когда боль немного отпустила, я попыталась понять, кого эти уроды величают Страшилой. Наверное, Робина, кого же еще. Хотя шея отказывалась слушаться, мне удалось скосить глаза на Филиппа.

Бедняга изо всех сил старался сдержать слезы. Он понимая, что Бэнкстон приведет свою угрозу в исполнение. Мне отчаянно хотелось хоть как-то успокоить и приободрить его, но все, что я могла сделать, — это удержаться от стонов и криков. Если я закричу, Бэнкстон размозжит мне голову.

А может, следующий удар клюшкой он нанесет Филиппу.

— Что будем делать? — обратился Бэнкстон к даме своего сердца.

— О том, чтобы вывезти их отсюда, не может быть и речи, — деловито бросила Мелани. — Страшила сказал, что уже позвонил в полицию. Думаю, будет разумно, если кто-нибудь из нас выйдет и предложит свою помощь. Если мы этого не сделаем, это покажется подозрительным. Чего доброго, полиция захочет обыскать дом. А нам это вовсе ни к чему, правда?

Мелани слегка пнула меня ногой, с таким отвращением, словно перед ней была мусорная куча, которую неприлично выставлять на всеобщее обозрение.

— Давай поднимайся, образина, — скомандовала она и лягнула меня еще раз. Я застонала. — Как давно я мечтала это сделать, — пропела Мелани, улыбаясь своему возлюбленному.

Попытавшись выполнить приказ, я обнаружила, что почти не могу двигаться. Виной тому была не только боль, но и шоковое состояние, в котором я находилась. Я бессильно корчилась на полу, ожидая новых ударов. Взгляд мой упал на стиральную машину. Эта прозаическая вещь казалась в моем ожившем кошмаре чужеродной деталью. А вот и сушилка такого же серебристого цвета. Обычные приметы обычного быта обычных людей. Людей, внезапно превратившихся в монстров.

Раньше я всегда удивлялась, читая, как люди годами живут бок о бок с маньяками и не замечают ничего подозрительного. Мне всегда казалось, что на их месте я проявила бы больше проницательности. Впрочем, я не сомневалась в том, что никогда не окажусь на их месте. Теперь мне пришлось на собственном опыте узнать, как ловко маскируются маньяки. Жаль, что этот опыт не пригодится мне в дальнейшей жизни. Дальнейшей жизни у меня не будет.

Собрав все силы, я поползла к стене, у которой сидел Филипп. Молодая женщина, которую я знала с самого детства, женщина, с которой мы учились водной школе и ходили в одну церковь, подбадривала меня пинками. Наконец я оказалась рядом с Филиппом, поднялась на колени, вцепившись в край табуретки, и обняла мальчика здоровой рукой. Господи, сделай так, чтобы ребенок потерял сознание, мысленно молила я. Взглянув Филиппу в лицо, я поспешно отвела глаза. Он смотрел на меня с такой надеждой, словно ждал, что я вот-вот прекращу страшную игру.

Два безумца, во власти которых мы оказались, вели себя совсем не так, как положено взрослым людям. По какой-то непонятной причине они позабыли все правила поведения, которые им внушали с детства. Они больше не желали знать, что человеку следует любить ближних. Или хотя бы не причинять им вреда. Они больше не желали быть приветливыми, доброжелательными и любезными. Чудовищное превращение, которое с ними произошло, доставляло им обоим невыразимое наслаждение.

Почему же ты, моя старшая сестра, такая рассудительная и благовоспитанная, не призовешь этих недоумков к порядку, спрашивал растерянный взгляд Филиппа. Почему ты не скажешь им, что за столь скверное поведение их неминуемо ожидает наказание?

— Зря ездила за магнитофоном, — с сожалением заметила Мелани. — Использовать его сейчас мы все равно не сможем. Знаешь, наверняка эта тварь что-то заподозрила, когда увидела, как я выезжаю со стоянки. Она ведь орала как резаная, а я сделала вид, что ничего не слышу. Иначе мне пришлось бы расспрашивать ее, что случилось, и помогать искать мальчишку. Правда, в результате все сложилось не так уж плохо. Сегодня нас ожидает двойное развлечение.

— Да, только это развлечение придется отложить, — вздохнул Бэнкстон. — Канитель с поисками наверняка затянется на всю ночь. По-моему, нам обоим стоит принять в них участие. К счастью, мы можем не опасаться, что кто-нибудь войдет сюда в наше отсутствие. Запасной комплект ключей был только у нее. Вот он.

И Бэнкстон поднял с пола кольцо с ключами, которое я уронила, оглушенная ударом.

— А что, если полиция потребует, чтобы мы впустили их в дом? — обеспокоенно спросила Мелани. — Мы не сможем им отказать.

Бэнкстон, озадаченный этим предположением, замешкался у лестницы. Я судорожно прикидывала, есть ли у нас с Филиппом хотя бы малейший шанс на спасение. Что, если наброситься на наших мучителей? Ведь руки у меня по-прежнему не связаны. Правда, одна из них сломана. И даже если эффект неожиданности будет на моей стороне, сил у меня осталось так мало, что эти двое без труда со мной справятся. Вряд ли из подвала донесутся какие-нибудь звуки, способные насторожить тех, кто ищет нас наверху. Разве что Крэндаллы тоже коротают вечер в подвале.

— Не знаю, как лучше поступить, — пробурчал наконец Бэнкстон. — Предположим, мы не станем выходить наружу. Сделаем вид, что нас нет дома, и приступим к забаве прямо сейчас. Сама понимаешь, в такой нервной обстановке невозможно расслабиться. К тому же спешка отравит нам все удовольствие.

Бейсбольный мяч, пронеслось у меня в голове. Господи, сделай так, чтобы Робин его заметил.

— Ты разговаривала с кем-нибудь, прежде чем войти в дом? — обратился Бэнкстон к своей суженой.

— Я же тебе сказала, по автостоянке носится Страшила. Я никак не могла проскользнуть мимо. Он спросил меня, не видела ли я мальчика. Я ответила, что нет. Сказала, что он, наверное, спрятался где-нибудь в укромном уголке. Дети часто так делают. — Голос Мелани звучал ровно, буднично и невозмутимо. — Кстати, Ро оставила заднюю дверь незапертой, — заметила она. — Я вошла и заперла ее. Да, по пути я захватила бейсбольный мяч. Не стоило оставлять его на виду.

Воздушный шарик надежды лопнул, издав жалобный писк.

Бэнкстон чертыхнулся сквозь зубы. Я и не думала, что ему известны столь крепкие выражения.

— Неужели этот чертов мяч до сих пор валялся во дворе? Мне казалось, я забросил его в дом.

— Насчет мяча не волнуйся, — успокоила его Мелани. — Ты всегда можешь сказать, что взял его с собой, так как хотел утром отдать мальчику.

— Ты права, — кивнул Бэнкстон, довольный сообразительностью своей подруги. — Но мы так и не решили, что делать с этими двумя. Связать их, оставить здесь и отправиться на поиски? Это небезопасно. Вдруг они сумеют выбраться. Убить их прямо сейчас? Развлечение будет безнадежно испорчено.

Он снова приблизился к нам почти вплотную. Мелани следовала за ним.

— Вот что бывает, когда действуешь без подготовки, — наставительно изрекла она. — Ты схватил мальчишку, подчинившись импульсу. И в результате из нашей забавы вышел пшик. Нам придется потихоньку их прикончить, а потом, когда вся эта суета прекратится, погрузить тела в машину и вывезти куда подальше. Возни много, удовольствия — ноль. В следующий раз мы все тщательно спланируем и продумаем все детали.

— Значит, по-твоему, это я испортил все дело? — Голос Бэнкстона внезапно стал низким и угрожающим.

Мелани съежилась на глазах. Я никогда не видела, чтобы человек так стремительно уменьшался в размерах.

— Нет-нет, ты всегда поступаешь правильно, мой повелитель, — пролепетала она, опустилась на колени и принялась лизать руку Бэнкстона.

Мне казалось, я уже утратила способность удивляться, но тут глаза у меня буквально на лоб полезли. Выяснилось, что в этой жуткой пьесе Мелани отведено несколько ролей. И все она исполняла с одинаковым рвением.

Я затрепыхалась, пытаясь скрыть отвратительную сцену от глаз Филиппа. К горлу моему подкатила тошнота. Боль в перебитой ключице становилась невыносимой. Филипп прижался ко мне, сотрясаясь всем телом. Мальчик обмочился от страха, дыхание его становилось все более частым и прерывистым. Время от времени он сдавленно всхлипывали с трудом переводил дух.

Сцена укрощения Мелани завершилась страстным поцелуем, после которого Бэнкстон впился зубами в плечо возлюбленной. Оба так распалились, что я уже решила, сейчас они удовлетворят свою страсть на глазах своих жертв. Кажется, в истории преступлений встречалось нечто подобное. Однако Мелани, похоже, сохраняла контроль над собой в любых обстоятельствах. Она выскользнула из объятий Бэнкстона и заявила:

— Не будем рисковать. Покончим с ними не откладывая.

— Правильно, — согласился Бэнкстон и вручил ей клюшку для гольфа.

Пока Мелани размахивала клюшкой, готовясь к предстоящей потехе, Бэнкстон принялся шарить у себя по карманам. Я не сводила глаз с Мелани. В черных брюках и ярко-зеленом свитере, с газовым шарфиком на шее, она точно сошла с рекламы загородного гольф-клуба. Клюшка рассекала воздух все ближе и ближе от моей головы. Я уже хотела попросить Мелани быть поосторожнее, но спохватилась, что подобная просьба прозвучит по меньшей мере абсурдно. Как все-таки трудно отказаться от некоторых привычек. Например, от привычки считать всех вокруг порядочными людьми.

Увидев чью-то ногу на верхней ступеньке лестницы, я решила, что это мне пригрезилось.

— Дай-ка мне свой шарф, Мел, — внезапно распорядился Бэнкстон.

Мелани принялась послушно распутывать узел шарфа.

— Попробую ее придушить, — поделился своими планами Бэнкстон. — Грязи будет меньше. К тому же никогда раньше я этим не занимался. Всегда интересно попробовать что-нибудь новенькое.

На нас с Филиппом они обращали не больше внимания, чем на неодушевленные предметы. Похоже, они начисто забыли о том, что мы тоже люди.

К ноге, стоявшей на ступеньке, присоединилась еще одна. Я заморгала, но ноги не исчезали. Напротив, они бесшумно спустились на ступеньку вниз.

— Если ты собираешься ее душить, это обязательно надо записать на магнитофон, — жизнерадостно заявила Мелани. — Такой шанс нельзя упускать.

Ступеньки под ногами неизвестного предательски заскрипели. Я решила спасти положение.

— Проклятые отморозки! — завизжала я во всю глотку. — Вы что, окончательно спятили? Мы не сделали вам ничего плохого! Отпустите нас немедленно!

Если бы табуретка внезапно обрела дар речи, наши мучители поразились бы не меньше. Мелани замахнулась клюшкой. Я прикрыла Филиппа своим телом. Удар был так силен, что у меня потемнело в глазах. На этот раз пронзительный вопль сорвался с моих губ непроизвольно. Когда зрение мое вновь прояснилось, я увидела, что ноги уже внизу.

— Заткнись, сука! — рявкнула Мелани.

— Заткнись сама, — посоветовал ей чей-то негромкий голос.

У лестницы стоял мистер Крэндалл. В руках он держал самый большой револьвер из своей коллекции.

В подвале воцарилась звенящая тишина, нарушаемая лишь моими всхлипываниями. Звук этот казался мне самой таким раздражающим, что я изо всех сил пыталась сдержаться. Филипп поднял связанные руки, пытаясь погладить меня по голове. Господи, ну почему он не теряет сознание. Сейчас самое время.

— Если ты выстрелишь, идиот, ты сам их прикончишь, — процедил Бэнкстон. — Пол здесь бетонный. Пуля отскочит от него рикошетом и попадет в нее или в мальчишку.

— Лучше я застрелю их, чем оставлю вам на растерзание, — невозмутимо ответил мистер Крэндалл.

— Кого же из нас ты намерен пристрелить первым? — прошипела Мелани, незаметно отходя от Бэнкстона в сторону. — Или ты рассчитываешь прикончить двоих одной пулей, старый козел?

— В этом нет необходимости. Второго прикончу я.

На верхней ступеньке лестницы стоял Робин. В руках у него тоже был револьвер. Но, судя по багровым пятнам на скулах и дрожащим губам, он никак не мог похвастаться самообладанием мистера Крэндалла.

— Конечно, в револьверах я разбираюсь куда хуже, чем мистер Крэндалл, — сказал Робин, сбегая вниз. — Но он собственноручно зарядил эту штуку, и, можете не сомневаться, я сумею нажать на курок и отправить кого-нибудь из вас на тот свет.

Наши мучители поняли, что игра проиграна. Они обменялись друг с другом отчаянными взглядами. Я почти физически ощущала, что воздух в подвале пропитан смятением. Пелена боли застилала мне взор, перед глазами постоянно маячило яркое зеленое пятно. Газовый шарф в руках Бэнкстона. Шарф, которому предстояло мертвой петлей затянуться на моей шее.

Монстры, предвкушающие кровавую потеху, исчезли. Передо мной снова были два безобидных человека, которых я хорошо знала: мой сосед, банковский клерк, и его невеста, скромная секретарша. Шарф выскользнул у Бэнкстона из рук. Мелани уронила клюшку для гольфа. Страх, полыхавший в их глазах, сменился недоумением. Казалось, они никак не могли припомнить, как и для чего оказались в этом подвале.

Раздался топот шагов, и по лестнице сбежали Артур и Линн Лигетт. Как и положено представителям закона, они появились в финальной сцене.

Филипп испустил протяжных вздох и наконец потерял сознание. Вдохновленная его примером, я сделала то же самое.

Глава семнадцатая

— Жаль, что мой бронебойный бластер остался в рюкзаке, — посетовал Филипп. — Они бы у меня мигом запросили пощады. А я покрошил бы обоих на куски. Нет, лучше взял бы в плен и отвел в полицию.

Очнувшись от обморока, Филипп не желал расставаться со мной ни на минуту. Даже когда мне накладывали повязку, он стоял рядом как приклеенный и держал меня за здоровую руку. Люди вокруг наперебой хотели успокоить и утешить бедное дитя, погладить по голове, покачать на руках, купить ему мороженое или почитать книжку. Но Филипп был тверд. В ответ на все заманчивые предложения он отвечал, что должен охранять сестру. Я ничего не имела против. Не могу сказать, что в присутствии Филиппа я легче переносила боль — мне пришлось выяснить на собственном опыте, что боль остается болью, даже если рядом человек, который сочувствует тебе изо всех сил. Но после пережитого мне было спокойнее, когда мой маленький братик находился у меня на глазах.

Сейчас Филипп примостился рядом со мной на больничной койке. В его глазах, прежде остекленевших от испуга, снова начали плясать живые огоньки. Наверное, ему ввели какой-то слабый транквилизатор. Я смутно припоминала, что врачи спрашивали у меня разрешения на это и я ответила согласием. Родители Филиппа вот-вот должны были вернуться из Чатануги. Робин отыскал листок, на котором был записан их телефонный номер, и, как это ни удивительно, застал их в отеле.

— Филипп, если бы не ты, я наверняка сошла бы с ума, — сказала я. Полагаю, это признание вполне соответствовало истине. — Ты держался так отважно, что мне тоже было стыдно трусить. Я догадывалась, в глубине души ты тоже боишься. На твоем месте испугался бы даже Рэмбо. Но ты вел себя как настоящий герой.

— Я все время думал, как бы нам убежать, — сообщил Филипп. — Выжидал подходящего момента. Если бы этот чертов Бэнкстон подошел ко мне поближе, я бы его мигом вырубил.

Я с облегчением отметила, что передо мной прежний Филипп, победитель Брюса Ли и Мохаммеда Али школьного масштаба.

— Неужели они и в самом деле хотели нас убить? — внезапно спросил он совсем другим, неуверенным голосом.

Я замешкалась с ответом и вопросительно взглянула на Робина. Он лишь пожал плечами. В самом деле, откуда он мог знать, что следует ответить ребенку на подобный вопрос.

— Да, они хотели нас убить, — выдохнула я. — Они плохие люди, очень плохие. Хотя ухитрялись казаться хорошими. Некоторые люди похожи на гнилые яблоки: снаружи выглядят вполне пристойно, а внутри все кишит червями.

— Но теперь они в тюрьме, за решеткой? И их оттуда не выпустят?

— Конечно нет.

Мысль о судебном процессе, на котором мне неминуемо придется дать показания, заставила меня вздрогнуть. Страшно представить, что мне придется пройти через все эти мытарства.

— Они никогда не выйдут из тюрьмы, — заверила я. — И никому не причинят вреда. Ты их больше не увидишь.

— А когда приедут мама и папа? — в сотый раз спросил Филипп.

— Скоро, — ответила я, радуясь, что могу не кривить душой. — Их самолет уже приземлился. Думаю, они будут здесь с минуты на минуту.

Словно в подтверждение моих слов, в палату ворвался папа. По пятам за ним следовала Бетти Джо.

— Мама! — закричал Филипп и бросился к ней на шею.

Вся показная бравада слетела с него в мгновение ока. Бесстрашный герой исчез, уступив место беззащитному маленькому мальчику, который жалобно всхлипывал, уткнувшись носом в мамино плечо. Бетти Джо, прижимая сына к груди, не замечала никого вокруг. К ней подошла медсестра и сказала, что им будет удобнее в комнате для посетителей, расположенной в том же коридоре. Бетти Джо направилась к дверям со своей драгоценной ношей. Я была рада, что Бетти Джо ушла. Мне отчаянно хотелось разрыдаться, но в ее присутствии я чувствовала неловкость. Она ведь не была моей матерью. Зато она была матерью Филиппу, и никто не мог заменить ее. Даже старшая сестра, которая по возрасту годилась ему в матери.

Папа наклонился ко мне, погладил по голове и поцеловал.

— Я знаю, ты его спасла, малышка, — дрогнувшим голосом сказал он, и в глазах у него заблестели слезы. — По дороге сюда я молился, благодарил Бога за то, что вы оба живы. О, это было бы так ужасно — разом лишиться обоих детей.

Папа закрыл лицо руками и рухнул в кресло, которое пододвинул ему Робин. С тех пор как папа и Бетти Джо вошли в палату, Робин не произнес ни единого слова и предпочитал держаться в тени. В тусклом свете больничных ламп его рыжие волосы казались золотистыми. Никогда не забуду, как эффектно он выглядел с револьвером в руках.

Я была тронута папиными переживаниями, но усталость притупляла мои чувства. Неужели все это произошло со мной, с недоумением спрашивала я себя. Неужели это я дрожала в подвале, ожидая, пока мой сосед задушит меня зеленым газовым шарфом? Неужели это меня лупила клюшкой для гольфа моя давняя знакомая? Неужели это я готовилась встретить смерть, с ужасом сознавая, что вместе со мной погибнет мой маленький брат? Да, мне пришлось заглянуть в лицо демонам зла. Несколько напыщенное, но точное выражение. Лучше не скажешь.

Наконец папа овладел собой, вытер глаза и сказал, что они с Бетти Джо намерены как можно скорее увезти Филиппа домой.

— В привычной обстановке он быстро придет в себя, — заметил папа. — Надо только посоветоваться с врачами, как нам следует себя вести. А то я не знаю, что лучше делать вид, будто ничего не произошло, или уверять его, что опасность миновала.

— Уверена, Филипп скоро обо всем забудет, — пробормотала я.

— Хотелось бы на это надеяться, — откликнулся папа. — Поправляйся, малышка. Если тебе что-нибудь понадобится, немедленно звони нам.

Последняя фраза прозвучала почти формально. Папа сочувствовал мне, но сейчас был во власти одного желания: схватить сына в охапку и умчаться отсюда прочь. В конце концов, его взрослая дочь могла сама о себе позаботиться. К тому же у нее была мать. К горлу моему подкатил горький ком обиды, но я постаралась поскорее его проглотить. Когда тебе двадцать восемь, смешно ждать, что папочка будет вытирать тебе сопли.

Едва за папой закрылась дверь, я провалилась в сон. Проснувшись, я увидела, что у постели сидит Робин и держит меня за руку. Не моту утверждать суверенностью, но сквозь дрему мне почудилось, что он меня поцеловал.

— Приятное пробуждение, — заявила я.

Робин наклонился и поцеловал меня еще раз. Я почувствовала, как ко мне возвращаются бодрость и энергия.

— Наверное, эти двое повредились в рассудке, — заметила я несколько минут спустя.

— Это покажет психиатрическая экспертиза, — пожал плечами Робин. — Хотя, конечно, нормальными их никак не назовешь. Думаю, им обоим казалось, что они всего-навсего придумали на редкость интересную игру. Это ведь так увлекательно, читать в книгах о громких убийствах, а потом воплощать их в жизнь. Они всегда действовали по плану, но в случае с Филиппом прокололись. Бэнкстон схватил мальчика, подчинившись внезапному импульсу. Будь он малость посообразительнее, то ни за что не стал бы оставлять Филиппа в собственном доме. Отвез бы к Мелани или куда-нибудь еще. Они не приняли в расчет, что ты немедленно отправишься на поиски. И что у тебя есть запасные ключи от всех дверей.

— А как вы догадались, где мы?

Мне было так тяжело возвращаться к пережитому, что до сих пор я воздерживалась от каких-либо расспросов.

— Я видел, как вернулась Мелани, — пояснил Робин. — И обратил внимание, что она ведет себя как-то странно. Она явно куда-то торопилась и, столкнувшись со мной, не смогла скрыть своей досады. Я обратил внимание, что отсутствовала она всего минут десять, и, естественно, задался вопросом: куда и зачем она ездила? Она сама поспешила сообщить, что ездила за магнитофоном. Магнитофон она держала в руках, так что скрыть его от меня не было никакой возможности. Но мне трудно было поверить, что им с Бэнкстоном вдруг приспичило потанцевать. Я обыскал весь квартал, но ты словно сквозь землю провалилась. А потом у меня начала наклевываться догадка. Сначала внезапно исчезает Филипп, потом ты. При этом по улице не проехал они одной чужой машины. Только машина Мелани. Сама она пыталась сделать вид, что обеспокоена пропажей Филиппа, но, на наше счастье, на этот раз сыграла из рук вон плохо. И этот чертов магнитофон, который так срочно понадобился им с Бэнкстоном. В общем, я решил проверить свою догадку. — Робин крепко сжал мою руку. — Сам не знаю, как мне удалось убедить мистера Крэндалла, что нам следует вооружиться и пойти в атаку на дом Бэнкстона. Хотя, по совести говоря, долгих уговоров не потребовалось. Джед сам заявил, что медлить нельзя. Сказал, если я ошибаюсь, Бэнкстон простит нам наше вторжение. В конце концов, речь идет о пропаже женщины и ребенка. Снял со стены два револьвера и зарядил их. В общем, старина Джед — молодчина. Ему бы быть шерифом на Диком Западе.

— Но как вам удалось проникнуть в дом? Мелани сказала, что заперла все двери.

— Представь себе, у миссис Крэндалл оказался запасной ключ. Она хотела вернуть его тебе, но по ошибке отдала совсем другой. Насколько я понял, прежде в доме Бэнкстона жила довольно несуразная дама, которая постоянно запиралась изнутри и потом не могла выбраться. Она и вручила второй ключ миссис Крэндалл. Надо бы написать ей благодарственное письмо.

Я засмеялась и тут же поморщилась от боли. Доктор сказал, что я смогу вернуться домой уже через пару дней. По его словам, два сломанных ребра и ключица не относились к разряду опасных повреждений. Наверное, с медицинской точки зрения травмы были не слишком серьезными, но они доставляли мне уйму неудобств. Не говоря уже о синяках, покрывавших затейливым узором мое тело.

Мама заявила, что, пока я окончательно не поправлюсь, мне лучше пожить у нее, однако я решила отклонить приглашение. Конечно, мама сделает вид, что смертельно обижена, но я сумею это пережить. В конце концов, у меня тоже есть повод обижаться. Сегодня утром мама примчалась в больницу с перевернутым от ужаса лицом, но, по обыкновению, с безупречным макияжем и причесанная волосок к волоску. Естественно, она заключила свое злополучное чадо в объятия, осыпала поцелуями и даже пролила над ним пару слезинок — к слезам она, надо сказать, прибегает только в исключительных случаях. Однако, узнав, что мой таунхаус, как и таунхаус Бэнкстона, остался без всякого присмотра и теперь в нем хозяйничает полиция, мама решила, что имущество нуждается в ее заботах куда больше, чем дочь, которая, в общем-то, пострадала не слишком сильно. Пожелав мне скорейшего выздоровления, она отправилась оберегать нашу собственность от возможного урона.

Кстати, мама с юности дружит с матерью Бэнкстона, и, разумеется, перспектива встречи со старой подругой вызывала у нее содрогание.

— Ах, до чего мне жаль бедняжку, — простонала она, когда разговор зашел о миссис Уайтс. — Как она теперь будет смотреть в глаза людям? Ума не приложу, почему Бэнкстон вырос таким чудовищем. Все его братья и сестры — порядочные люди. А в него точно бес вселился. Вы же с ним знакомы с детства, Аврора. Как ему взбрело в голову над тобой измываться? И не только над тобой, но и над маленьким ребенком!

— Никогда нельзя сказать определенно, по какой причине в голове у человека заводятся тараканы, — заметила я. — Наверное, собственная жизнь казалась Бэнкстону слишком скучной и монотонной и ему захотелось внести в нее разнообразие. Пережить волнующие мгновения. Почувствовать, как в крови бурлит адреналин.

Честно говоря, я не испытывала ни малейшего сочувствия к матери Бэнкстона. Может быть, потом, когда пережитый ужас отойдет в прошлое, я стану более снисходительной и отзывчивой. Но не сейчас. Сейчас я слишком измучена. Мое тело покрывают синяки и ссадины, перебитая ключица не дает пошевелить рукой. Я чувствовала себя до крайности непривлекательной, и даже поцелуй Робина не исправил положения, а лишь подарил мне надежду, что когда-нибудь я снова смогу испускать волны соблазна. Я благодарно взглянула на Робина, который надевал куртку, собираясь уходить.

— Робин, — промурлыкала я, ощущая, что вот-вот провалюсь в сон.

Он повернулся, и я поняла, что события вчерашнего вечера не прошли для него даром. Плечи его ссутулились, в уголках рта залегли глубокие морщины. Даже огненно-рыжие волосы, казалось, потускнели.

— Ты спас мне жизнь, — сказала я.

— Нет, жизнь тебе спас Джед Крэндалл, — возразил Робин. Как и всякий истинный герой, он не пренебрегал таким украшением, как скромность. — А я ему только помогал.

— Ты спас мне жизнь, — повторила я. — И я тебе очень благодарна. — В следующее мгновение сон накрыл меня мягкой волной.

Когда я проснулась, в окна палаты било яркое солнце, а часы показывали три часа. На стуле у кровати кто-то сидел. Какой-то крупный широкоплечий мужчина. Он спал, уронив на грудь белокурую голову и сладко похрапывая. Артур! Я и забыла о своем втором поклоннике.

Во рту у меня пересохло, и я потянулась за стаканом с водой, который стоял на столике у кровати. Естественно, дотянуться мне не удалось. Продолжая попытки, я сделала неловкое движение, и боль, пронзившая руку, заставила меня тихонько заскулить. Артур проснулся и подал мне воду.

— Прости, что разбудила тебя, — сказала я, осушив стакан.

— Я не спал, — возразил Артур. — Так, слегка задремал.

— Как идет следствие?

— Успешно. Удалось найти кое-что интересное. Представляешь, дома у Мелани Кларк хранились своеобразные сувениры. Фотографии, попросту говоря. Множество фотографий. И на них…

Я яростно замотала головой, давая понять, что не желаю слышать, что именно изображено на этих фотографиях.

Артур понимающе кивнул.

— Короче, от этих картинок мороз идет по коже. Да, знаешь, что еще выяснилось? Моррисона Петтигрю малышка Мелани прикончила собственноручно. Завязала с ним знакомство, так сказать, интимного характера, а во время первого свидания, когда он разделся и предвкушал несколько приятных минут, прирезала его, как кабана. Потом впустила в дом Бэнкстона, и они вместе затащили беднягу в ванну.

— Насколько я понимаю, они сознались?

— Да. Точнее, сознался Бэнкстон. Он очень горд своими подвигами.

— Значит, финал оказался не таким, как в истории Хиндли и Брейди?

— Не таким. Мелани пыталась покончить с собой.

— Ну и ну, — только и смогла пробормотать я.

— Она хотела повеситься на собственном лифчике, — сообщил Артур. — Но за ними обоими постоянно следят, так что ей не удалось выполнить свое намерение.

Как это нелепо и не эстетично — повеситься на собственном лифчике, подумала я. Но, по крайней мере, выяснилось, что Мелани способна на какие-то проблески человеческих чувств.

— Наверное, ей было стыдно за то, что она натворила, — предположила я.

— Ничуточки, — решительно и резко возразил Бэнкстон. — Просто жизнь в разлуке с Бэнкстоном не имеет для нее смысла. Так она заявила сама.

На это мне нечего было сказать. Я молча протянула Артуру стакан, он поставил его на столик и автоматически вновь наполнил водой.

— Им было чертовски досадно, что мы так и не нашли орудие убийства Мэми Райт, — сообщил Артур. — Им казалось, будто они поместили это орудие в такое место, где найти его не составит труда. Молоток, который они украли из гаража Лимасвера Кейна. На ручке были его инициалы. Но тут в их планы вмешалась случайность. Молоток нашли какие-то дети и решили его присвоить. И только вчера, когда по городу поползли слухи, принесли его в полицию. В дальнейшем наши голубки решили использовать клюшки для гольфа, которыми разжились в гараже Джона Квинслэнда. Впредь жителям нашего города будет наука — лучше запирать свои гаражи. Помнишь, ты встретила Бэнкстона с сумкой для гольфа в руках? Это было сразу после убийства супругов Бакли. Он заехал к Мелани, дочиста отмылся под душем. Он ведь заляпался кровью с головы до ног. Бэнкстон думал, что сумеет незаметно занести их домой. Столкнувшись с тобой, он испугался и в ближайшую ночь отвез сумку за город и закопал в землю. Обилие наклеек делало ее слишком приметной. А клюшки оставил себе. Понимал, что они ему еще пригодятся. А потом ты и твой сосед-писатель отыскали топорик для рубки мяса, который эти шутники запихали в портфель Крузо. Исправили просчет полиции, что греха таить. Скажу тебе честно, этот парень, Крузо, вызывал у нас подозрения. Я едва не пристрелил его, увидав, как он с пистолетом в руках ворвался в двери Бэнкстона. Но тут миссис Крэндалл крикнула мне, что ее муж вместе с мистером Крузо отправился ловить убийцу! Спускаясь в подвал, я ожидал увидеть старину Перри Эллисона. Чертовски ясно представлял, как он довольно ухмыляется над тремя трупами — Уайтса, твоим и Филиппа.

— Кстати, что с Перри? Его удалось найти?

Я отчетливо осознала, какую добрую службу сослужила мне своим звонком Салли Эллисон. Если бы известие об исчезновении Перри не заставило меня переполошиться, я бы ни за что не выскочила из дома так быстро. И парочка монстров смогла бы беспрепятственно отвезти Филиппа к Мелани.

— Его поместили в психиатрическую клинику в Атланте, — сообщил Артур.

Вне всякого сомнения, более подходящего места для Перри не придумать. Конечно, жаль Салли, но ее сын явно нуждается в квалифицированном лечении.

— А как поживает Бенджамин? У него ведь тоже с головой не все в порядке?

— Его отправили в Атланту на психиатрическую экспертизу. Кстати, он признался в еще нескольких убийствах. В том числе и в тех, где преступники давно найдены и посажены за решетку. Похоже, обнаружив тело Петтитрю, он пережил шок, от которого у него окончательно поехала крыша.

— Ох, Артур, как все это грустно, — вздохнула я и залилась слезами.

У меня было так много причин для слез, что я не могла определить, какая именно заставила меня плакать сейчас. Артур гладил меня по голове, а когда я немного успокоилась, бережно вытер мне лицо своим носовым платком.

— Знаешь, о чем я жалею больше всего? — спросил он. — О том, что наш поход на роликовый каток переносится на неопределенное время.

Я в недоумении уставилась на него. За минувшие сутки я забыла о том, что люди умеют шутить. Губы мои тронула неуверенная улыбка. Она моментально увяла, но все же это была улыбка.

— Не хочется покидать тебя, Ро, но мне надо возвращаться на работу, — вздохнул Артур. — Хотя улику нас теперь более чем достаточно, некоторые обстоятельства до сих пор остаются туманными. Например, каким образом Бэнкстону удалось заставить Мэми Райт явиться на заседание клуба задолго до назначенного часа. И почему он позволил Мелани послать тебе отравленные конфеты? Конфеты он купил для своей возлюбленной, когда ездил на совещание в Сент-Луис. Побаловать отравленным шоколадом тебя она решила по собственной инициативе. Почему-то она была неколебимо уверена, что больше всего ты любишь конфеты с помадкой. Более идиотское преступление трудно себе представить, особенно если учесть, что Мелани воспользовалась машинкой, которая стоит на ее рабочем месте, в офисе страховой компании Джеральда Райта. Так или иначе, придется задать нашим голубкам еще много вопросов. А потом проверить все их показания. Вчера Бэнкстон заявил, что не нуждается в адвокате. Уверен, вскоре он об этом пожалеет. А может, и от всех своих признаний откажется. Будет твердить, что проклятые копы сделали его козлом отпущения. Так что возни предстоит много.

— Не сомневаюсь, ты сумеешь вывести их обоих на чистую воду, Артур. Ты даже не представляешь, как я обрадовалась, увидав тебя в том проклятом подвале.

— Я тоже обрадовался, что ты жива.

— Знаешь, я уже простилась с жизнью.

— Знаю.

Артур наклонился и поцеловал меня. Если так и дальше пойдет, то, пожалуй, я превращусь в роковую женщину, которая меняет поклонников как перчатки, мысленно усмехнулась я.

— Завтра обязательно загляну, — пообещал Артур на прощание.

Когда дверь за ним закрылась, я, впервые после своего приключения, осталась одна. Я по-прежнему чувствовала себя усталой до мозга костей, но спать больше не могла. Мне было страшно закрыть глаза.

Включив телевизор, я вздрогнула, увидав на экране собственное лицо. Канал Си-эн-эн использовал давнюю фотографию, которую я сделала, поступая на работу в библиотеку. На ней я выглядела невероятно юной и миловидной.

Ничего не поделаешь, я стала героиней новостей. И очень может быть, в самом скором времени стану героиней книг, которые расскажут о произошедших в нашем городе кошмарных событиях. Раньше я изучала захватывающие подробности знаменитых убийств, теперь сама стала знаменитой. И на собственной шкуре узнала, каково приходится жертве. Над всем этим следовало поразмыслить. Я щелкнула кнопкой пульта, выключая телевизор.

Наверное, в тот вечер — вечер последнего заседания клуба в особняке Общества ветеранов — Мелани и Бэнкстон были страшно удивлены, увидав меня живой и здоровой. Наверняка они рассчитывали, что я уже получила бандероль с отравленными конфетами и вдоволь ими полакомилась. Впрочем, в тот вечер им было не до меня. Стараясь казаться спокойными и беззаботными, оба напряженно ожидали, когда труп Мэми Райт наконец будет обнаружен. Я вспомнила, как встретила Бэнкстона в день убийства супругов Бакли. Тогда он просто сиял чистотой. Еще бы, он ведь только что вышел из душа. Тщательно смыл с себя всю кровь. А в руках у него была сумка для гольфа, сплошь обклеенная стакерами.

Мне никогда и в голову не приходило подозревать Бэнкстона. И Мелани тоже. Кто бы мог подумать, что я возбуждаю у нее столь жгучую ненависть. Ведь для этого не было абсолютно никаких причин. В ушах у меня зазвучал голос Мелани: «Я всегда мечтала это сделать». Господи, с какой злобой она меня пинала.

По спине у меня побежали мурашки. Жуткое приключение никак не желало отходить в прошлое.

Хотя, конечно, если разобраться, это дело не назовешь особенно сложным и запутанным. В отличие от других знаменитых убийств, которые представляют собой настоящую головоломку. Взять хотя бы дело об отравлении, совершенном в Кройдене, Англия, в 1928 году. Оно до сих пор остается нераскрытым. И я так и не смогла решить, была ли виновна миссис Дафф или же…

Я почувствовала, что засыпаю.

1

Лорен Бэколл — американская кинозвезда 1940-1950-х годов. (Здесь и далее прим. ред., кроме особо оговоренных.).

2

«Michelle» («Мишель») — любовная баллада группы «Beatles», написанная Полом Маккартни в 1965 году.

3

Эдвард Родман Серлинг (1924–1975) — американский режиссер и сценарист; создатель фантастического телесериала «Сумеречная зона» (1959–1963).

4

Лиззи Борден (1860–1927) — американка, ставшая известной благодаря нашумевшему делу об убийстве ее отца и мачехи, в котором обвиняли Лиззи. Несмотря на множество доказательств вины, Борден была оправдана. Споры вокруг этого дела не утихают до сих пор.

5

Маделин Смит — дочь архитектора из Глазго, в 1857 году была осуждена за то, что отравила своего возлюбленного.

6

Дело «Зеленой реки» — известнейший американский маньяк Гари Ридгвей («Убийца Зеленой реки») в течение двадцати лет (с 1981 по 2001 год) убил сорок восемь человек.

7

Хиллсайдские душители — двоюродные братья Анджело Буоно и Кеннет Бьянки, действовавшие сообща в 1977–1978 годах в районе Лос-Анджелеса; они насиловали и убивали красивых девушек, трупы которых находили потом на склонах холмов (англ. hillsides) .

8

«Леди или тигр» — имеется в виду современная притча, героям которой, трем юношам, предлагается сделать выбор между двумя дверями, за одной из которых скрывается кровожадный тигр, а за другой — прекрасная дама. (Прим. перев.).

9

Хоули Харви Криппен (1862–1910) — американский врач-гомеопат и дантист, ставший фигурантом одного из самых громких дел об убийстве в криминалистике XX века.

10

Джозеф Уамбаух — американский писатель и сценарист; один из авторов телесериала «Полицейские истории» (1973–1977).

11

Эдвард Теодор Гейн (1906–1984) — один из самых известных убийц-каннибалов в истории США.

12

Теодор Банди (1946–1989) — американский серийный убийца.

13

Корделия Боткин совершила убийство, добавив мышьяк в шоколадные конфеты, которые выслала по почте жене своего любовника.

14

Как дела?

15

Хамфри Богарт (1899–1957) — известный американский киноактер; в 1944 году он женился на Лорен Бэколл, ставшей его четвертой и последней женой.

16

Эмлин Уильямс (1905–1987) — американский актер, режиссер, сценарист.

17

«Болотные убийцы» — Мира Хиндли и Ян Бренди, любовники из Глазго, за несколько лет до середины 60-х годов XX века похитили и убили четырех детей, тела которых схоронили на болоте.


home | my bookshelf | | Клуб знаменитых убийц |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу