Book: День мертвеца



День мертвеца

Шарлин Харрис

День мертвеца

Харпер Конноли – 1

День мертвеца

Название: День мертвеца

Автор: Шарлин Харрис

Серия: Шарлин Харрис. Мировой мега-бестселлер

Издательство: Эксмо, Домино

Год издания: 2011

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Харпер Коннелли получила свой дар после того, как в нее ударила молния. Девушка может определить, где находится тело умершего человека, и разделить с мертвецом последние мгновения его жизни. Она служит мертвым и дает утешение живым. Правда, покойникам все равно: у них впереди вечность. А живые крайне нетерпеливы и, как правило, недовольны тем, что сообщает Харпер. В романе «День мертвеца» жители маленького городка просят Харпер Коннелли определить, что же случилось с одной из его жительниц. У Харпер нет сомнений, что девушка мертва, но тайна ее гибели тесно связана с секретами власть имущих. И Харпер становится для них нежелательной гостьей. Но тут в городке происходит убийство, и, похоже, что эта жертва не последняя...

Шарлин Харрис

День мертвеца

Молчаливые свидетели лежат повсюду, их плоть переходит из одного состояния в другое, постепенно они становятся неузнаваемыми даже для родных и близких. Их тела скатывают в овраги, запирают в багажниках брошенных автомобилей, замуровывают в цементные блоки. Кто-то оказывается на дне озера. От некоторых избавляются поспешно: торопливо свернув, выкидывают из машины на обочину дороги, чтобы потом пронестись мимо, не притормозив и не удостоив их взглядом.

Иногда мне снится, что я парящая орлица, которая с высоты замечает их останки. Вон тот человек пошел на охоту со своим врагом. Теперь он лежит под деревом, в зарослях. Мне попадаются на глаза кости официантки, обслужившей не того клиента, - вон они, под рухнувшей крышей старой лачуги. А здесь могила подростка, который много пил в плохой компании, - неглубокая яма в сосновом лесу.

Часто души усопших не могут успокоиться и витают над останками, некогда служившими им пристанищем. Их души не становятся ангелами. При жизни они не были верующими, так с чего бы им становиться ангелами? Даже обычные люди, те, которых считают «хорошими», могут быть глупыми, корыстными или ревнивыми.

Где- то среди них лежит моя сестра Камерон. Возможно, в сточной канаве или под проржавевшим остовом заброшенного автомобиля, а может, гниет в лесной чаще. Должно быть, и ее душа льнет к тому, что осталось от тела. Она ждет, когда ее обнаружат, и хочет, чтобы кто-нибудь рассказал о том, что с ней сталось.

Вероятно, этого хотят и все остальные молчаливые свидетели.

Глава первая

Шериф не желал, чтобы я приехала сюда. Странно, кто же тогда меня отыскал и попросил явиться в Сарн? Вероятно, кто-то из людей, которые сейчас неловко переминались с ноги на ногу в кабинете шерифа, - хорошо одетых, упитанных, судя по всему, представляющих властные структуры этого городка.

Я переводила взгляд с одного человека на другого.

У шерифа Харви Брэнскома, одетого в тесную форму цвета хаки, были белые усы и короткие седые волосы; ему можно было дать лет пятьдесят пять, а то и больше. Брэнском сидел за столом во вращающемся кресле, его красное морщинистое лицо выражало отвращение.

По правую руку от Брэнскома стоял человек лет на десять моложе его, темноволосый, стройный, с узким, гладко выбритым лицом, - адвокат Пол Эдвардс. Он спорил с моложавой блондинкой, явно красящей волосы в дорогом салоне. Мой брат узнал, что недавно овдовевшей Сибил Тиг досталось большое наследство.

Возле Тиг стоял Теренс Вейл - круглое лицо, жидкие бесцветные волосы, очки в тонкой оправе, на груди табличка. Он влетел в комнату и с порога сообщил, что пришел прямо из ратуши. Я прочитала надпись на бедже: «Привет! Я ТЕРРИ, МЭР».

Поскольку мэру Вейлу и шерифу Брэнскому мой приезд был явно не по душе, я решила, что меня пригласили по инициативе Эдвардса или мадам Тиг.

Я перевела взгляд с мужчины на женщину. Тиг, решила я.

Опустившись на неудобный стул, я покачала ногой, наблюдая, как носок моей черной кожаной туфли приближается к столу шерифа. Люди бросали друг на друга обвиняющие взгляды, словно не замечая меня.

«Интересно, слышит ли их из приемной Толливер?» - подумала я.

- Может, обсудите это между собой, а мы отправимся в гостиницу? - спросила я, прервав спор.

Все замолчали и уставились на меня.

- По-моему, у нас сложилось о вас ошибочное представление,- сказал Брэнском.

Голос его звучал вежливо, но, судя по лицу, ему хотелось, чтобы я немедленно убралась ко всем чертям. Он судорожно сцепил на столе руки.

- Может, поясните?…

Я потерла глаза. После долгой дороги я очень устала.

- Терри ввел нас в заблуждение относительно ваших способностей.

- Ну хорошо, я пойду спать, а вы пока решайте.

Я с трудом поднялась, чувствуя себя глубокой старухой; по крайней мере, гораздо старше своих двадцати четырех лет.

- В Эшдауне меня ждет другая работа. Я уеду отсюда рано утром. Вам придется оплатить нам дорогу. Мы приехали сюда из Талсы. Спросите у моего брата, сколько это будет стоить.

Не дождавшись ответа, я покинула кабинет Харви Брэнскома и прошла по коридору в приемную. Дежурная за столом с любопытством взглянула на меня, но я не обратила на нее внимания. Пока я ее не отвлекла, она наверняка с не меньшим любопытством глазела на Толливера.

Толливер отбросил старый журнал и встал с кресла, обтянутого искусственной кожей. Толливеру двадцать семь, и хотя он темноволосый, как и я, усы его имеют рыжеватый оттенок. Он на четыре дюйма выше меня, хоть и я не малютка.

- Готова? - спросил он.

Он явно заметил, что я устала, и вопросительно поднял брови. Я покачала головой, давая понять, что расскажу позже.

Брат отворил передо мной стеклянную дверь, и мы вышли в промозглую ночь. Озноб тотчас пробрал меня до костей. Педали «малибу» были приспособлены для моих ног, поэтому за рулем чаще всего сидела я.

Отделение полиции находилось напротив суда - массивного здания, построенного в двадцатые годы XX века. В то время в моде были высокие сводчатые потолки и мрамор. Такие дома невозможно согреть зимой и охладить летом, но выглядят они внушительно. Площадку вокруг старого здания содержали в безупречном порядке даже сейчас, когда листва пожухла. На парковке все еще стояли автомобили туристов. В это время года в Сарн наезжали немолодые и совсем старые люди в ветровках и туфлях на резиновой подошве. Шли они медленно, осторожно поднимались с мостовой на тротуар. Они и на машинах ездят так же медленно и осторожно.

Я дважды обогнула площадь, прежде чем нашла переулок, ведущий к мотелю.

Магазины на площади и рядом с нею были самой нарядной частью города, всячески приманивая к себе покупателей. Даже уличные фонари здесь были особенными: выкрашенные в тусклый зеленый цвет металлические столбы удивляли обилием завитков и листьев. На каждом шагу попадались урны, закамуфлированные под симпатичные домики. Гладкие тротуары облегчали передвижение инвалидов на колясках.

Магазины на площади были перестроены в стиле ретро. Куда ни глянь - деревянные фасады со «старинными» вывесками: «Мороженое от тетушки Хэтти», «Отдохни у Джеба». Перед каждым таким домом стояла тяжелая деревянная скамья. Сквозь стекла ярко освещенных витрин я заметила, что владельцы лавок наряжены в костюмы начала прошлого века.

Мы выехали с площади уже в шестом часу. Стоял конец октября, и в пасмурный день небо казалось почти черным.

За пределами площади Сарн оказался уродливым городишкой. Заведения с вывесками вроде «Ремесла горной страны Карла» уступили место другим, таким как «Первый национальный банк» и «Электротовары Рейнольдса». Чем дальше я отъезжала от площади, тем чаще замечала магазины и вовсе без вывесок, встретились даже заколоченные витрины. Движения почти не наблюдалось. Это была приватная территория Сарна, для своих, для местных.

Мэр сказал мне, что туристский сезон закончится, когда опадут листья. Сарн готовился свернуть ковры - а вместе с ними и гостеприимство - на всю зиму.

Я была раздражена и впустую потраченным временем, и долгой напрасной дорогой. Однако не совсем потеряла надежду, а когда в пяти кварталах от площади ощутила безошибочный импульс, почувствовала себя почти счастливой. Это находилось от меня слева, на расстоянии шести ярдов.

- Недавно? - спросил Толливер, заметив, как я дернула головой.

Я всегда оглядываюсь, хотя и не могу увидеть это глазами.

- Совсем недавно.

Мы не проезжали мимо кладбища, и у меня не было ощущения забальзамированного трупа, указывавшего на близость похоронного бюро. Импульс, который привлек мое внимание, был слишком свежим и сильным.

Они хотят, чтобы их обнаружили, знаете ли.

Вместо того чтобы ехать прямо, к мотелю, я свернула налево, следуя за мысленным «запахом». Остановилась на парковке возле маленькой автозаправки. Голова моя снова непроизвольно дернулась, и я прислушалась к зову, доносящемуся из заросшей лужайки на другой стороне улицы. Я говорю «запах» и «зов», но вряд ли эти слова раскрывают природу моих ощущений.

Я посмотрела на здание на лужайке. Судя по тому, что я прочла на полуразвалившейся вывеске, некогда здесь была прачечная самообслуживания. Должно быть, несколько лет назад здание наполовину сгорело.

- Там, - сказала я Толливеру.

- Хочешь, чтобы я посмотрел?

- Нет. Я позвоню Брэнскому, когда войду в номер.

Мы улыбнулись друг другу. То был лучший способ подтвердить мой bona fides [1] . Толливер одобрительно кивнул.

Я снова выехала на дорогу. Мы добрались до мотеля и получили ключи от наших номеров. Излишней застенчивостью мы не страдаем, просто нам необходимо отдыхать друг от друга: невозможно целый день находиться вдвоем. Потому мы с братом берем отдельные номера.

Моя комната была такой же, как и все остальные, в которых я спала последние несколько лет. На кровати - зеленое пикейное покрывало, на стене - картина с изображением какого-то европейского моста. За исключением этих мелких деталей, я могла бы находиться сейчас в любом другом дешевом американском мотеле. Слава богу, тут было чисто.

Я вынула косметические принадлежности и отнесла их в маленькую ванную. Уселась на кровать, положила на колени древний телефонный аппарат и стала просматривать список номеров местных городских служб. Набрала нужный номер и спросила шерифа. Меньше чем через минуту раздался голос Брэнскома; шериф явно не обрадовался моему звонку и снова начал твердить, что меня напрасно пригласили, словно я была в этом виновата.

- Я подумала, вам следует это знать, - перебила я. - Возле сгоревшего здания прачечной на Флорида-стрит, в пяти кварталах от площади, лежит мертвец по имени то ли Чесс, то ли Честер.

- Что?

Наступила долгая пауза. Харви Брэнском старался вникнуть в смысл моих слов.

- Даррил Чессвуд? Да ведь он сейчас в доме своей дочери. В прошлом году она выделила ему комнату, потому что он начал забывать, где живет. Как вы посмели такое сказать?!

Брэнском был полон праведного негодования.

- Да вот посмела, - ответила я и положила трубку на рычаг.

Город Сарн только что получил кое-что на халяву.

Я улеглась на скользкое зеленое покрывало и сложила руки на груди. Не надо было быть экстрасенсом, чтобы предсказать, что теперь произойдет. Шериф позвонит дочери Чессвуда. Та заглянет в комнату отца и увидит, что он ушел. Шериф, возможно, поедет на место сам, поскольку посылать с таким поручением помощника ему будет неудобно. Он найдет тело Даррила Чессвуда.

«Старик умер естественной смертью - от кровоизлияния в мозг», - подумала я.

Всегда приятно узнать, что человека не убили.

На следующее утро, когда мы с Толливером вошли в кафе возле мотеля, вся группа уже была там, в маленькой смежной комнате. Двери комнаты были открыты, так что нашего появления не могли не заметить. Грязные тарелки перед собравшимися, два незанятых стула, кофейник на столе - все указывало на то, что нас ждали. Толливер подтолкнул меня в бок, мы переглянулись.

- Слава богу, я наложила макияж. Обычно по утрам я себя этим не утруждаю.

- Было бы жеманством выбрать другой стол, поэтому я, с газетой под мышкой, вошла в распахнутые двери. Газету я купила в автомате.

Большой круглый стол занимал почти всю тесную комнату. Властители Сарна так уставились на нас, что я забеспокоилась: попыталась вспомнить, причесалась ли с утра. Впрочем, Толливер сказал бы мне, если б я вздумала выйти на улицу растрепанной. Волосы я стригу коротко - они у меня густые и кудрявые, и если бы я их отрастила, на голове у меня появился бы целый куст. Хорошо Толливеру: у него волосы прямые, поэтому временами он их отращивает и завязывает в хвост, а когда ему это надоедает, снова обрезает. В данный момент он носил короткую стрижку.

- Шериф, - сказала я, кивнув. - Мистер Эдвардс, миссис Тиг, мистер Вейл. Как поживаете?

Толливер придвинул мне стул, и я села. То была показная вежливость. На публике он всегда проявляет ко мне повышенное уважение, чтобы народ почувствовал, с кем имеет дело. Иногда это срабатывает.

Официантка налила мне кофе, и я сделала первый глоток. С трудом оторвала взгляд от газеты, которую положила рядом с блюдцем. У меня плохая привычка: читать во время еды.

- Он там был, - сказал Харви Брэнском.

Шерифа едва можно было узнать: за какой-то день он словно состарился лет на десять, на щеках отросла седая щетина.

- Вы имеете в виду мистера Чессвуда?

Я заказала фруктовое ассорти и йогурт. Мой выбор, похоже, показался официантке странным. Толливеру принесли французский тост, бекон и одарили кокетливым взглядом. Официантки всегда от него без ума.

- Да, - ответил шериф. - Я имею в виду мистера Чессвуда. Даррила Чессвуда. Он был хорошим другом моего отца.

Он произнес последние слова очень внушительно, словно я была виновата в том, что принесла ему прискорбную весть.

- Позвольте выразить соболезнования, - сказал Толливер.

Я просто кивнула. Наступило молчание.

Толливер предложил подлить мне кофе, но я подняла руку, продемонстрировав ему, что сегодня она не дрожит. Сделала последний глоток и дотронулась до чашки Толливера, спрашивая тем самым, не хочет ли он еще, но он помотал головой.

Поскольку люди за столом не сводили с меня глаз, я не могла раскрыть сложенную газету. Пришлось ждать, когда же они примут решение. Поначалу я испытывала оптимизм: ведь не зря они нас дожидались, однако мой оптимизм начал быстро улетучиваться.

Сарниты (или сарниане?) все время переглядывались. Пол Эдвардс подался вперед, видимо собираясь сообщить, чем закончилось обсуждение. Он был красивым мужчиной и привык, чтобы на него обращали внимание.

- Какова причина смерти мистера Чессвуда? - спросил он.

- Кровоизлияние в мозг.

Господи, что за люди! Я с тоской посмотрела на газету.

Эдвардс откинулся назад, словно я ударила его по лицу. Они снова начали посылать друг другу молчаливые сигналы. Официантка принесла мне заказ - нарезанная на куски канталупа [2] оказалась жесткой и безвкусной. Кроме нее на тарелке лежали банан в кожуре и веточка винограда. Толливеру подали яичницу с беконом и тост. Мы приступили к еде.

- Просим прощения за то, что вчера мы засомневались в вас, - сказала Сибил Тиг. - Должно быть, вы подумали, что мы отказываемся от соглашения.

- Именно так я и подумала. Толливер?

- Я тоже так подумал, - произнес Толливер.

У брата темные глаза, на щеках следы угревой сыпи, а голос глубокий, звучный, и все, что он произносит, кажется значительным.

- Должно быть, я просто струсила.

Сибил пыталась выглядеть очаровательной, извиняясь, но на меня это не произвело впечатления.

- Когда Терри рассказал мне, что о вас слышал, а Харви согласился связаться с вами, мы понятия не имели, с чем будем иметь дело. Мне еще не приходилось нанимать таких людей, как вы.

- Таких, как Харпер, вы больше не встретите, - напрямик сказал Толливер.

Он застал Сибил Тиг врасплох, и ей пришлось сделать паузу, чтобы собраться с мыслями.

- Да, вы правы, - неискренно ответила она. - А теперь, мисс Коннелли, давайте вернемся к работе, которую, как мы надеемся, вы сделаете.

- Прежде всего хотелось бы узнать, - начал Толливер, промокнув усы салфеткой, - кто будет платить Харпер?

Все непонимающе уставились на него.

- Вы представители городских властей, хотя я не совсем понимаю, что здесь делает мистер Эдвардс. Миссис Тиг, вы заплатите Харпер лично или из городского бюджета?

- Я лично заплачу мисс Коннелли.

При упоминании о деньгах голос ее зазвучал очень сухо.

- Пол здесь выступает в качестве моего поверенного. Харви - мой брат.

Выходит, Терри Вейл не имеет к ней отношения.

- Позвольте, я скажу, что мне от вас нужно, - заявила Сибил, посмотрев на меня в упор.

Я опустила глаза на тарелку и принялась общипывать веточку винограда.

- Вы хотите, чтобы я нашла пропавшего человека, - без околичностей ответила я. - В том и заключается моя работа.

Заказчикам всегда приятнее слышать слова «пропавший человек», а не «труп».

- Да, но она была своенравной девушкой. Возможно, сбежала. Мы не уверены… Не все верят, что она погибла.

Как будто я раньше не слышала подобных заявлений!

- Тогда у нас проблема.

- Какая именно проблема?



В голосе Тиг слышалось нетерпение - похоже, она не привыкла, чтобы ей возражали.

- Я нахожу только мертвых людей.

- Они это знали, - вполголоса сказала я Толливеру, когда мы вышли из комнаты, - Они знали, что я не нахожу живых, просто не умею.

Я начала нервничать, что было глупо.

- Разумеется, им это известно, - спокойно подтвердил Толливер. - Возможно, им просто не хочется верить, что она мертва. Так уж устроены люди. Если они притворятся, что есть надежда… Значит, надежда есть.

- Надежда - пустая трата времени, - заявила я.

- Я согласен, но они ничего не могут с собой поделать.

Раунд третий.

Пол Эдвардс, поверенный Сибил Тиг, вытащил короткую соломинку. Потому и оказался в моем номере. Остальные, должно быть, вернулись к своим обычным делам.

Мы с Толливером сидели в креслах у стола, какие часто встречаются в дешевых мотелях. Я наконец-то взялась за газету. Толливер читал книжку из серии «Меч и магия» - этот растрепанный томик он обнаружил в предыдущем мотеле. Мы переглянулись, услышав стук в дверь.

- Ставлю на Эдвардса, - сказала я.

- А я - на Брэнскома, - отозвался Толливер.

Я впустила посетителя и улыбнулась брату из-за его спины.

- Если после нашей беседы вы согласитесь, - извиняющимся тоном произнес поверенный, - я бы пригласил вас пройти со мной кое-куда.

Я глянула на часы. Девять. Чтобы достичь консенсуса, им понадобилось около трех четвертей часа.

- Куда именно?

- Туда, где, возможно, убили Тини… Монтин Хопкинс. И туда, где был убит либо покончил с собой Делл Тиг, сын Сибил.

- Мне надо обнаружить одно тело или два?

За двоих мне должны были заплатить больше.

- Мы знаем, где лежит Делл, - испуганно сказал Эдвардс. - На кладбище. Вам надо найти Тини.

- Мы отправимся в лес? Что это за место? - осведомился практичный Толливер.

- Лес. Местами там крутые склоны.

Зная, что мы едем в сторону Озарка*, мы захватили с собой все, что нужно. Я надела крепкие ботинки, ярко-синюю теплую куртку, взяла шоколадку, рассовала по карманам компас, фляжку с водой и мобильный телефон. Толливер прошел в свой номер (нам дали смежные комнаты) и вернулся одетым примерно так же, как я.

Пол Эдвардс с интересом наблюдал за нами. На несколько минут он даже забыл о своей красоте.

- Видно, для вас это дело привычное, - заметил он.

Я крепко завязала шнурки на ботинках и взяла перчатки.

- Да, - ответила я. - Я всегда так работаю.

С этими словами я обмотала шею ярко-красным вязаным шарфом. Шарф был не только теплым, но и очень заметным. Посмотрела на себя в зеркало. Сойдет.

- Вас не угнетает ваша работа? - не удержался Эдварде.

В его глазах появилась теплота, которой я раньше не примечала. Должно быть, Эдвардс вспомнил, что он красивый мужчина, а я молодая женщина.

Я чуть было не ответила: «Нет, я считаю свою работу выгодной!» - но промолчала. Люди считают мой способ зарабатывать на жизнь неприятным. Что ж, отчасти так оно и есть.

- Я делаю это ради покойных, - ответила я.

Что тоже было правдой.

Эдвардс кивнул, словно я высказала глубокую мысль.

Он хотел, чтобы мы втроем уселись в его «аут-бек», но мы предпочли ехать в собственной машине. Мы всегда так поступали. Такая практика сложилась у нас с тех пор, как клиент оставил нас в лесу в девятнадцати милях от города, расстроившись, что мне не удалось найти тело его брата. Я была уверена, что труп лежит к западу от места, которое он назвал, но он не захотел платить за дальнейшие поиски. То была не моя вина, что его брат прожил достаточно, чтобы дотащиться до ручья. Нам тогда пришлось очень долго добираться пешком до города.

Я постаралась ни о чем не думать, пока мы следовали за Эдвардсом на северо-запад. Была золотая осень, ее красота привлекала множество туристов. По сторонам извилистой, взбирающейся в горы дороги стояли ларьки. В них продавали камешки и кристаллы - «настоящие ремесленные изделия Гор Озарка» - и разнообразные домашние варенья и джемы. Все торговые ларьки так или иначе муссировали тему невежественных горцев из глухомани - такая маркетинговая стратегия была мне непонятна. «Мы были невежественны, беззубы и живописны! Остановитесь, чтобы проверить, по-прежнему ли мы такие?»

Я смотрела в лес, в его прохладные сияющие глубины. По пути часто ощущала импульсы разной интенсивности.

Мертвецов, разумеется, хоть отбавляй. Но чем раньше произошла смерть, тем слабее я чувствую толчок.

Мне трудно описать это свое ощущение. Всех, конечно, очень интересует, каково это - чувствовать близость трупа. Тогда в моей голове как будто жужжит пчела или щелкает счетчик Гейгера. Эдакий настойчивый, неравномерный шум, который нарастает, когда я приближаюсь к трупу. В импульсе чувствуется что-то электрическое, он пробегает по всему моему телу. Меня это, впрочем, не слишком удивляет.

Мы проехали мимо трех кладбищ (одно совсем маленькое, очень старое), миновали место захоронения индейцев (их курган казался теперь обыкновенным холмом). Древняя могила отозвалась во мне очень слабо: я словно услышала издалека писк облака москитов.

Когда Пол Эдвардс остановился на обочине, я полностью сосредоточилась на лесе и на земле. Лес подступал так близко к дороге, что было трудно поставить на обочине две машины, не мешая проезжающим мимо автомобилям. Толливер, должно быть, беспокоился, что кто-нибудь проедет слишком близко и повредит «малибу». Впрочем, он промолчал.

- Расскажите мне, что произошло, - попросила я Эдвардса.

- Может, сами пойдете и посмотрите? Разве вам требуются пояснения? - с подозрением спросил Пол.

- Если я хоть что-нибудь узнаю об обстоятельствах случившегося, буду искать более целенаправленно, - ответила я.

- Ну хорошо. Весной Тини пошла на свидание с сыном миссис Тиг. Он к тому же племянник шерифа Брэнскома. Вы, должно быть, знаете, что Сибил и Харви - брат и сестра. Сына Сибил звали Делл. Он два года был любовником Тини. Они были одногодками, им было по семнадцать лет. Труп Делла обнаружил лесник. То ли мальчика застрелили, то ли он сам застрелился. Тини так и не нашли.

- Как обнаружили место их встречи? - спросил Толливер, указывая на землю, на которой мы стояли.

- Автомобиль припарковался именно здесь, где мы с вами стоим. Видите наполовину упавшую сосну? Ее поддерживают два других дерева. Такое место легко запомнить. Делл отсутствовал менее четырех часов, когда одна из семей, живущих неподалеку, дала знать Сибил об автомобиле. Вскоре после этого начались поиски, но Делла обнаружили лишь спустя несколько часов. Дело в том, что пошел дождь. Он смыл все запахи, так что собаки были беспомощны.

- Почему никто не искал Тини?

- Никто и не знал, что Тини была с Деллом. Ее мать спохватились часов через двадцать, а может, и позже. О Делле она ничего не знала и заявила в полицию слишком поздно.

- Как давно это произошло?

- Около полугода назад.

Гм. Что- то здесь нечисто.

- Почему же к нам обратились только сейчас?

Потому что полгорода думает, что Делл убил и похоронил Тини, а после совершил самоубийство. Сибил очень страдает. Мать Тини бедна. Если бы ей и пришло в голову к вам обратиться, она бы не смогла заплатить за ваши услуги. Сибил решила взять расходы на себя, когда узнала о вас от Терри. На конференции мэров он говорил с главой городка в Арклатексе.

Я посмотрела на Толливера.

- Эльдорадо, - пробормотал он, и я, припомнив, кивнула.

Пол продолжил:

- Сибил не может вынести подозрений, павших на ее сына. Несмотря на плохую репутацию девушки, она любила Тини и не исключала, что та когда-нибудь войдет в ее семью.

- А что мистер Тиг? - поинтересовалась я. - Миссис Тиг овдовела совсем недавно?

- Да. У Сибил еще есть дочь, Мэри Нелл. Ей семнадцать.

- Зачем Тини и Делл сюда приехали?

Эдвардс пожал плечами и, слегка улыбнувшись, сказал:

- На этот вопрос уже никто не ответит. Впрочем, семнадцатилетние подростки в лесу, весной… Это, по-моему, очевидно.

- Но они припарковались возле самой дороги.

Это было очевидно мне, но только не Полу Эд

вардсу.

Если подростки хотят секса, они, конечно же, спрячут автомобиль. Молодежь маленьких городов знает, как легко их могут застукать.

Эдвардс, похоже, удивился. Судя по его сухому смуглому лицу, в голову ему пришли неожиданные и неприятные мысли.

- По этой дороге почти никто не ездит, - сказал он.

Голос его звучал не слишком убедительно.

Я надела черные очки. Эдвардс удивленно на меня посмотрел: день был пасмурный. Я кивнула Толливеру.

- «Макдуф, начнем» [3] , - произнес Толливер.

Пол Эдвардс смутился. В его школе, должно быть, проходили «Юлия Цезаря», а не «Макбета». Толливер жестом показал на лес, и Эдвардс, поняв, что от него требуется, повел нас вниз с холма.

Холм был крутой. Толливер, как всегда, шел рядом со мной. Я была рассеянна, и он знал, что я могу упасть. Раньше такое случалось.

Через двадцать минут медленного спуска - скользкие листья и сосновые иголки затрудняли ходьбу - мы приблизились к большому упавшему дубу, заваленному листьями и ветками. Я поняла, что сюда их прибило сильным ливнем.

- Вот здесь нашли Делла, - сказал Пол Эдвардс.

Он указал на крутой склон. Я не удивилась, что на поиски трупа Делла Тига даже весной понадобилось два дня, однако меня смутило местоположение тела. Хорошо, что я надела черные очки.

- На этой стороне оврага? - спросила я и ткнула пальцем в указанное место.

- Да, - ответил Эдвардс.

- И при нем было оружие? Возле тела?

- Нет.

- Но ведь предполагают, что он застрелился?

- Да, так утверждают люди шерифа.

- Странно.

- Шериф подумал, что оружие забрал себе охотник и промолчал об этом. Или кто-то из тех, кто первым обнаружил тело. В конце концов, оружие стоит дорого, и почти все здесь умеют им пользоваться. - Эдвардс пожал плечами. - Или Делл застрелился при подъеме на холм, а когда упал, оружие соскользнуло по склону и куда-то закатилось. Возможно, до сих пор где-то ржавеет.

- Сколько у него было ран?

- Две. Одна пуля оцарапала ему щеку. Специалисты решили, что это была первая попытка. Вторая пуля прошла через глаз.

- Итак, две раны сочли результатом попыток суицида. Первая попытка окончилась ничем, вторая достигла цели. И самоубийцу нашли на склоне оврага?

- Да, мэм. - Юрист снял шляпу и похлопал ею по бедру.

Что- то здесь не так. Хотя, может быть…

- Как он лежал? В какой позе?

- Что, вы хотите, чтобы я вам показал?

- Да. Вы его видели?

- Да, мэм. Видел. Я приезжал на опознание. Не хотел, чтобы его видела мать. Мы с Сибил старинные друзья.

- Тогда будьте добры, покажите мне положение тела.

Эдвардс явно пожалел, что поехал с нами. Он встал на колени, все его движения говорили о нежелании исполнять мою просьбу. Он повернулся лицом к поваленному дереву. Взялся за ствол рукой и лег на правый бок. Согнул ноги в коленях.

Толливер встал позади меня.

- Это неправильно, - шепнул он мне на ухо.

Я кивнула.

- Хорошо, спасибо, - громко сказала я.

Эдвардс поднялся с земли.

- Не понимаю, зачем вам понадобилось смотреть, как лежал Делл, - заявил он, стараясь не говорить осуждающе. - Ведь сейчас мы ищем Тини.

- Назовите мне ее фамилию.

Для поиска тела это ничего не значило, зато свидетельствовало об уважении.

- Тини Хопкинс. Монтин Хопкинс.

Я все еще стояла с той стороны холма, которая шла вверх. Теперь повернула направо.

- Можете вернуться к своей машине, - предложил Толливер нашему спутнику.

- А если вам понадобится помощь? - спросил Эдвардс.

- Мы справимся. В случае чего - я за вами схожу.

Заблудиться я не боялась. Задача Толливера - этого не допустить. Он никогда меня не подводил, за исключением одного случая, в пустыне. После я так долго его дразнила, что он чуть не спятил. Поскольку мы тогда едва не погибли, то был хороший урок.

Лучше было бы идти с закрытыми глазами, но на пересеченной местности это было опасно. Помогали черные очки: они частично блокировали цвет и жизнь вокруг меня.

Первые тридцать минут на бездорожье все, что я чувствовала, - это слабые толчки, сообщавшие о древних смертях. Мир воистину полон мертвецов.

Убедившись, что, как бы тихо ни передвигался Пол Эдвардс, мы бы обнаружили, если бы он пошел за нами, я остановилась возле россыпи камней и сняла очки. Глянула на Толливера.

- Чушь собачья, - сказал он.

- Точно.

- Оружие не обнаружено, так с какой стати самоубийство? Дважды стрелял, и это самоубийство? Что-нибудь одно я бы переварил, но и то и другое? И тот, кто решится покончить с собой, прежде посидит в овраге и подумает. Самоубийца не встанет на вершине холма. Он покончит с собой, поднимаясь вверх.

У нас в этом отношении уже имелся опыт.

- Кроме того, - заметила я, - он упал на руку, в которой должен был держать оружие. Если по какой-то странной причине именно так все и произошло, вряд ли кто-нибудь стал бы доставать оружие из-под трупа.

Только тот, у кого железные нервы.

- И выстрел в глаз! Ты слышал, чтобы самоубийца пускал себе пулю в глаз?

Толливер покачал головой.

- Этого парнягу кто-то укокошил, - сказал он.

Порой Толливер выражается как деревенщина.

- Ты абсолютно прав, - согласилась я.

Мы подумали с минуту.

- Давай-ка поищем девушку, - предложила я.

Толливер предоставил мне самой принять решение.

- Она где-то здесь, - полувопросительно сказал он.

- Весьма вероятно.

Я склонила голову набок и задумалась.

- Возможно, мальчика убили, когда он пытался ее защитить.

Мы снова двинулись в путь. Идти стало легче: подъем не был уже таким крутым.

Бывает, люди и похуже проводят пригожий осенний день. Все-таки вокруг было красиво, блестели листья, солнце просвечивало сквозь ветви, когда расходились тучи.

Я прислушивалась к своим ощущениям, но импульсы оказывались лет на десять старше того, что требовалось найти. Стоило мне отойти на шаг от места трагедии, как я сразу почувствовала, что рядом лежит труп чернокожего мужчины, умершего от обморожения. Он умер десять лет назад, и его засыпало листьями, ветками и прочим мусором, слетевшим с холма. Можно было увидеть лишь почерневшие ребра с приставшими к ним кусками одежды и немного мышц, прилипших к костям.

Я вынула из кармана куртки красную полоску ткани, а Толливер достал из кармана брюк моток проволоки и отрезал от нее нужный кусок. Я привязала ткань к одному концу проволоки, и Толливер воткнул в землю другой ее конец. Мы прошли около четверти мили в юго-западном направлении от поваленного дерева, когда я снова ощутила толчок.

- Несчастный случай во время охоты, - предположил Толливер.

Я кивнула. Я не всегда могу четко назвать причину, но ощущаю момент смерти. Чувствую панику, одиночество, страдания. Я не сомневалась, что человек свалился с дерева, подкарауливая оленя, и сломал позвоночник. Он лежал, пока не наступил конец. Из дерева до сих пор торчали щепки. Человека звали Брайт? Марк Брайт? Что-то в этом роде.

Впрочем, мне не заплатят за то, что я его нашла. Выходит, это мой второй подарок Сарну. Пора наконец заработать деньги.

Мы отправились дальше.

Я двигалась на восток, но мне было не по себе. Пройдя шестьдесят шагов от костей охотника, я вдруг почувствовала знакомый и очень сильный импульс - с севера, с вершины холма. Сверху? Это показалось мне немного странным. Правда, я тут же сообразила: поднявшись на холм, мы выйдем к дороге.

Чем ближе я подходила к дороге, тем сильнее ощущала призыв Тини Хопкинс или какой-то другой молодой белой девушки. Я ничего не слышала, кроме шума в голове, и опустилась на колени в упавшую листву.

Она была здесь. Уже не вся, но для опознания будет достаточно. На тело были наброшены большие ветви, но за полгода они высохли. Тини Хопкинс пролежала под ними долгое жаркое лето. И все же сохранилась лучше охотника, несмотря на насекомых, животных и причуды погоды.

Толливер опустился на колени рядом со мной, обхватил рукой за плечи.

- Плохо? - спросил он.

Даже с закрытыми глазами я чувствовала его движения. Он крутил головой, оглядывая окрестности. У нас однажды был случай, когда убийца явился на помойку, где находился труп убитого другим. Вот такая ирония судьбы.

Наступил самый трудный момент. Обычно обнаружение трупа означало, что я успешно выполнила задание. Сам труп меня особенно не волновал. В конце концов, это моя работа. Все люди когда-нибудь умрут. Но это гниющее тело в листьях… Она бежала, бежала, дыхание со свистом вырывалось у нее изо рта. Ее охватила паника, и в этот миг ей в спину вонзилась пуля, а вторая…

Я потеряла сознание.

Толливер держал мою голову у себя на коленях. Нас окружали листья дуба, сассафраса, эвкалипта и клена - золотой, коричневый, красный ворох. Толливер прислонился спиной к большому золотому эвкалипту, что вряд ли было удобно, так как наплывы камеди впивались в его зад.

- Ну же, детка, очнись, - говорил он, и по его тону я поняла, что он произносит эти слова не в первый раз.

- Я очнулась, - ответила я, с ненавистью услышав звук собственного голоса.

- Господи, Харпер. Не делай так больше.

- Извини.

Я прижалась лицом к его груди, вздохнула и поднялась. Немного покачалась и встала ровно.

- Что ее убило? - спросил брат.

- Ей дважды выстрелили в спину.

Он подождал, думая, что я прибавлю еще что-нибудь.

- Она бежала, - сказала я.

Должно быть, он понял ужас и отчаяние девушки в последние мгновения ее жизни.

Последние минуты редко бывают такими страшными.



Конечно, мои стандарты отличаются от стандартов большинства людей.

Когда мы вышли из леса, Пол Эдвардс дожидался нас возле своего блестящего серебристого «аут-бека». Лицо его выражало любопытство, однако наш первый доклад должен был услышать клиент.

Толливер попросил адвоката поехать в город и собрать комиссию, если таково намерение миссис Тиг.

Мы молча отправились в Сарн, по пути остановившись лишь у круглосуточного магазина, где Толливер купил мне колу, подслащенную настоящим сахаром. После того как я нахожу тело, мне всегда требуется сахар.

- Тебе нужно выпивать по четыре таких бутылки зараз. Тогда хоть вес наберешь, - пробормотал Толливер.

Эту песню я слышу от него постоянно.

Я, как всегда, не обратила внимания на его слова. Выпив колу, через десять минут я почувствовала себя лучше. До тех пор пока я не обнаружила целебные свойства сахара, мне в таких случаях приходилось день отлеживаться в постели.

В кабинете шерифа должны были собраться все те же люди, и я смотрела из машины на стеклянную дверь, полная нежелания приступать к этой части своей работы.

- Хочешь, чтобы я подождал в приемной? - спросил Толливер.

- Нет, мне нужно, чтобы ты пошел со мной, - ответила я.

Толливер кивнул.

Я взялась за дверцу машины и помедлила.

- Теперь они будут вести себя по-другому, - сказала я.

Он снова кивнул.

На этот раз мы собрались в комнате заседаний. Пришли Брэнском, Эдварде, Тиг, Вейл и Толливер.

- Карту, - сказала я Толливеру.

Тот развернул карту. Мне хотелось поскорее рассказать все, что требуется, и покинуть эту комнату, а потом и город с чеком в руке.

- Прежде чем мы перейдем к главному, - начала я, - позвольте также сказать, что мы нашли тело чернокожего мужчины, умершего около десяти лет назад. Вот здесь.

Я показала на место, где мы оставили красную метку.

- Он умер от обморожения.

Шериф задумался.

- Должно быть, это Маркус Олбрайт, - протянул он. - Тогда я был помощником шерифа. Его жена думала, что он от нее сбежал. Ну надо же! Нужно поехать забрать останки.

Я пожала плечами. Ко мне это не имело отношения.

- Ну а теперь - Тини Хопкинс.

Все напряглись, Пол Эдвардс даже подался вперед.

- Ей дважды выстрелили в спину, и ее останки находятся здесь.

Я показала на карту кончиком пальца.

Люди за столом шумно вздохнули.

- Вы ее видели? - спросил «Привет! Я ТЕРРИ, МЭР».

Его глаза за очками в тонкой оправе широко распахнулись. Господин мэр чуть не плакал.

- Видела то, что от нее осталось, - ответила я, запоздало сообразив, что достаточно было бы кивка.

- То есть, - недоверчиво переспросила Тиг, - вы ее там оставили?

Харви Брэнском удивленно посмотрел на нее.

Я уставилась на Тиг с не меньшим удивлением.

- Это место преступления, - ответила я. - И тела я не доставляю. Этим занимаются квалифицированные люди. Идите и забирайте ее, если не хотите, чтобы этим занимался шериф.

Я перевела дух. Вспомнила, что говорю со своим клиентом.

- Ей дважды выстрелили в спину, поэтому мы до сих пор не знаем, как все произошло. Если вначале застрелили вашего сына, то Тини убил тот же самый человек. Если же ее застрелил ваш сын, затем он покончил с собой. Хотя я сомневаюсь, что произошло самоубийство.

Мой ответ заставил Тиг замолчать, по крайней мере на время, и я полностью завладела вниманием аудитории.

- О господи, - прошептала Сибил.

- Как вы все это узнаете? - спросил шериф.

- Как я вообще нахожу тела? Нахожу, и все. А когда нахожу, понимаю, отчего они погибли. Хотите верьте, хотите нет. Вы желали, чтобы я нашла Тини Хопкинс. Я нашла то, что от нее осталось. Возможно, одна или две кости отсутствуют. Животные.

Сибил Тиг смотрела на меня со странным выражением лица. Она не знала - хвалить меня или ненавидеть. По крайней мере, я верила, что ее сын Делл не совершал самоубийства. Она провела ладонями по золотисто-коричневым брюкам, разгладила легкий жакет.

- Позовите Холлиса, - сказал шериф в переговорное устройство.

Мы сидели в напряженном молчании, пока в комнату не вошел человек в форме помощника шерифа. Ему было около тридцати. Крепкий, светловолосый, голубоглазый. Видно было, что ему очень любопытно, что же происходит в кабинете шерифа. Он оглядел Толливера и меня. Форма ему очень шла.

- Мисс Коннелли, - сказал шериф. - Поезжайте с Холлисом, покажите ему, где лежит тело.

Холлис страшно удивился, прежде чем до него дошло, что это приказ, а не просьба.

- Которое из тел? - спросила я, и глаза Холлиса распахнулись.

- Давайте поеду я, - предложил Толливер. - Харпер нуждается в отдыхе.

- Нет, раз мисс Коннелли ее нашла, она и должна поехать.

Толливер сердито взглянул на шерифа и встретил ответный сердитый взгляд. Должно быть, шериф хотел позаботиться, чтобы я честно отработала каждый пенни своего гонорара.

- Я поеду, - сказала я, положив ладонь на руку Толливера. - Все будет хорошо.

Я сжала его рукав и долго не разжимала пальцев. Потом отпустила брата и мотнула головой в сторону светловолосого полицейского.

Он привезет меня обратно, - сказала я через плечо.

Мне хотелось, чтобы Толливер оставался на месте, пока меня не будет. Он кивнул, и дверь за мной закрылась.

Помощник шерифа прошел к патрульному автомобилю.

- Меня зовут Холлис Бокслейтнер, - представился он.

- Харпер Коннелли.

- Там ваш муж?

- Брат. Толливер Лэнг.

- У вас разные фамилии.

- Да.

- Куда едем?

- Шоссе номер десять, на северо-запад.

- И куда потом?

- К тому месту, где был убит мальчик, - ответила я.

- Где он покончил с собой, - поправил Холлис Бокслейтнер, но не слишком уверенно.

Я презрительно хмыкнула.

- Как вы их находите? - спросил он.

- Шериф говорил вам, что я приеду?

- Я слышал, как он разговаривал по телефону. Он считает, что Сибил сошла с ума, раз решила вас вызвать. И шериф разозлился на Терри Вейла за то, что он ей о вас рассказал.

- Меня ударила молния, - сказала я. - Когда мне было пятнадцать лет.

Похоже, Бокслейтнер не знал, о чем еще спросить.

- Вы тогда были дома?

- Да. Я, Толливер и моя сестра Камерон… Мы были дома одни. Две младшие сводные сестры где- то выступали, пели на концерте. Мать пошла их послушать.

Мама в то время была в таком состоянии… Удивительно, что она вообще вспомнила, что у нее есть дети.

- Примерно в четыре часа началась гроза, я была тогда в ванной. Ванна у нас рядом с окном, и окно было раскрыто. Я стояла рядом с ванной и смотрелась в зеркало, завивая волосы электрическими щипцами. В комнату влетела молния. Помню, что оказалась на полу. Я смотрела в потолок, волосы дымились, туфли с меня слетели. Толливер сделал мне искусственное дыхание. Потом приехала «скорая».

Что- то я разболталась. Лучше будет помолчать.

Холлис Бокслейтнер больше не задавал вопросов, что меня удивило и озадачило. Большинству людей показалось бы, что я рассказала очень мало. Я плотнее запахнула куртку и пожалела, что я не в отеле: было бы хорошо сейчас забраться в кровать. Укрыться с головой, съесть на ужин горячий суп…

Я на несколько минут закрыла глаза, а когда открыла их, почувствовала себя получше. Мы почти подъехали к нужному месту.

Почувствовав знакомый толчок, я попросила Холлиса остановиться. Мы находились совсем рядом с телом. Теперь, когда я знала, где оно лежит, его было легче обнаружить на моей мысленной карте. И идти было легче, чем в прошлый раз, когда мы спускались по крутому и скользкому холму к месту, где лежал убитый юноша.

Во время спуска Бокслейтнер спросил:

- Выходит, вы зарабатываете на жизнь тем, что отыскиваете мертвецов?

- Да, - ответила я. - Это моя работа.

Такая работа давалась мне нелегко: меня мучили страшные головные боли, тряслись руки, после удара молнии на правой ноге образовался странный рисунок в виде паутины, и нога эта стала слабее левой. Хотя я регулярно совершаю пробежки для укрепления мышц, из-за вчерашнего и сегодняшнего лазания по холмам больная нога дрожала. Я прислонилась к дереву и показала на кучу мусора, под которым лежали останки Тини Хопкинс.

Бокслейтнер заглянул под ветки, и его тут же вырвало. Он смутился, но меня его реакция не удивила. Я всякое повидала и знала, что с человеческими телами творят природа и время. Должно быть, полицейские из маленьких городов не часто видят трупы. К тому же Бокслейтнер мог быть знаком с девушкой.

- Самое неприятное, когда они не совсем сгнили, - заметила я.

Он понял, что я имею в виду, и энергично кивнул. Я пошла к автомобилю, дав Холлису возможность побыть одному, прийти в себя и сделать то, что ему предписывала должность.

Я стояла, прислонившись к дверце машины, когда Холлис Бокслейтнер поднялся на холм, вытирая рот тыльной стороной ладони. Он отметил место трагедии: привязал к дереву кусок оранжевой пластмассы. Полицейский жестом пригласил меня сесть в машину, и всю обратную дорогу мы угрюмо молчали.

Припарковавшись, он сказал:

- Тини Хопкинс была моей свояченицей.

На это мне было нечего ответить.

Я позволила Бокслейтнеру ввести меня в отделение полиции. Мы отсутствовали всего сорок пять минут, и прежняя компания была в полном сборе. Судя по натянутому выражению лица Толливера, его расспрашивали обо мне, возможно, выясняя, как часто я добиваюсь успеха. Ему приходилось что-то отвечать, а такие расспросы брат всегда ненавидел.

Все вопросительно посмотрели на нас: мэр - всего лишь с любопытством, адвокат - настороженно, шериф - по-прежнему сердито, Толливер - облегченно. У Сибил Тиг был напряженный и несчастный вид.

- Тело там, - лаконично сказал Холлис.

- Ты уверен, что это Тини? - спросила миссис Тиг.

В ее голосе я услышала замешательство и глубокую печаль.

- Нет, мэм, - ответил Бокслейтнер. - Нет, мэм. Вовсе не уверен. Дантист скажет точно. Я позвоню Доктору Керри. Это будет неофициальное опознание. Мы отправим останки в Литтл-Рок.

Я, разумеется, была уверена, что тело принадлежит Тини Хопкинс, но Сибил Тиг не поблагодарила бы меня, если бы я это повторила. Вообще-то она смотрела на меня с некоторым отвращением.

С таким отношением к себе я сталкивалась неоднократно. Она наняла меня и заплатит мне солидную сумму, но ей не хотелось мне верить. Сибил Тиг была бы даже счастлива, если б я ошиблась. Я никогда не стану ее любимицей, хотя именно я дала ей информацию, о которой она просила… Информацию, ради которой она приложила столько трудов, вызывая меня в Сарн.

Когда я только начинала свой бизнес, я могла сочувствовать такому противоречивому отношению к своей особе. Но это было раньше. Теперь же оно лишь утомляло меня.

Глава вторая

Никто не хотел с нами говорить, да в разговорах больше и не было необходимости.

Мэра Терри Вейла, похоже, при одном только взгляде на меня бросало в озноб. С этим делом он был связан меньше других, я вообще не понимала, зачем ему постоянно присутствовать при наших встречах, но остальные явно были обеспокоены его душевным равновесием, поэтому мы с Толливером ушли.

После серии телефонных звонков выяснилось, что дантиста Тини, доктора Керри, в городе не будет еще четыре дня. Тело можно было опознать только в Литтл-Роке. Шериф Брэнском позвонил в криминалистическую лабораторию штата, и ему пообещали заняться опознанием, как только получат тело. У Брэнскома имелась копия карточки Тини из зубного кабинета, которую послали вместе с трупом.

Значит, нам придется застрять в Сарне по меньшей мере на двадцать четыре часа. Нам и раньше доводилось проводить много времени в ожидании, но это было не так-то просто.

- В мотеле есть канал НВО [4] , - сказал Толливер. - Может, покажут кино, которого мы еще не видели.

Однако, просмотрев программку, мы поняли, что видели все, представляющее хоть какой-то интерес. Толливер отправился на поиски официантки, которой успел приглянуться. Он мне об этом не доложил, я догадалась сама.

Я никак не могла настроиться на чтение, а в кровать ложиться не хотелось, потому что я уже согрелась. Наконец я решила заняться маникюром и педикюром, просто чтобы скоротать время. Вынула маникюрный набор и принялась красить ногти на ногах в темно-красный цвет. И тут в дверь постучали.

- Можно войти? - спросил Холлис Бокслейтнер.

Я глянула ему за спину: хотела узнать, не приехал ли он на патрульной машине. Нет. Хотя Холлис по-прежнему был в форме, он прикатил на собственном автомобиле - ярко-синем «форде»-пикапе.

- Войдите, - сказала я.

Я оставила дверь открытой. Погода была хорошая, и полицейский не возражал.

Холлис Бокслейтнер уселся на стул, я тоже села и предложила ему «фрески» [5] , достав из холодильника запотевшую банку. Он ее откупорил и сделал глоток. Я поставила ногу на край стола и продолжала заниматься педикюром.

- Предлагаю пойти в ресторан и заказать там жареную курицу, - сказал он.

- Спасибо, нет.

Был второй час дня, и хотя пора было перекусить, есть мне не хотелось.

- Боитесь калорийной пищи? Вам не мешало бы поправиться.

- Дело не в калориях.

Я осторожно провела кисточкой от основания до кончика ногтя.

- Ваш брат уже там. Беседует с Джанин.

Я пожала плечами.

- А как насчет «Соника»? [6]

Я быстро взглянула на него: лицо у него было не слишком заинтересованное.

- Чего вы хотите? - спросила я.

Мне не нравится, когда мной манипулируют.

Бокслейтнер отставил банку.

- Хочу поговорить с вами о Монтин Хопкинс. О свояченице. О девушке, которую вы нашли сегодня.

Ничего не желаю о ней знать.

Так будет лучше. Я и без того знала предостаточно: прочувствовала на себе последние моменты ее жизни на земле. Куда уж больше!

- Гарантирую, - прибавила я, поскольку была задета моя профессиональная честь, - что тело, которое мы обнаружили, принадлежит Монтин Хопкинс.

Он посмотрел на свои большие руки с золотистыми волосками на тыльной стороне ладоней.

- Я боялся, что вы это скажете. - Холлис помолчал. - Пойдемте, выпьем по коктейлю. Меня вырвало, и желудок требует, чтобы его чем-нибудь наполнили. Да и ваш наверняка готов к приему пищи.

Я посмотрела на Холлиса долгим взглядом, пытаясь понять его намерения. Однако проникнуть в его мысли мне не удалось. Как-никак он был живым. С мертвецами легче.

В конце концов я кивнула.

Ногти еще не просохли, поэтому, несмотря на осень, я села в машину босиком. Похоже, его это позабавило. Холлис Бокслейтнер был крепким мужчиной с крючковатым носом, широким лицом и белоснежными блестящими зубами. Впрочем, в данный момент ему было не до улыбок. Светлые волосы Холлиса были гладкими, как стекло.

- Вы всегда жили в Сарне? - спросила я, когда мы подъехали к «Сонику».

Он нажал на кнопку и заказал два шоколадных коктейля.

- Десять лет, - ответил он. - Переехал сюда за два года до окончания школы, да так и остался. Поступил в колледж. Часть обучения оплачивали местные власти. Учился и работал, живя дома, но после первого курса переселился в общежитие.

- Должно быть, женились, раз Тини была вам свояченицей?

- Да.

Я кивнула.

- Дети?

- Нет.

Должно быть, Бокслейтнер предполагал, что женитьба долго не продлится.

- Моя жена была старшей сестрой Монтин, - сказал Холлис. - Она умерла.

Вот это да! Я вздохнула. Пока Холлис расплачивался за коктейли, я подумала, что мне все-таки придется навести справки о Тини Хопкинс, хочу я того или нет.

- Впервые я увидел Монтин, когда ей было тринадцать. Подобрал ее на перекрестке во время дежурства. Сразу было видно, что она несовершеннолетняя и на дороге ей делать нечего. Она стала приставать ко мне прямо в машине. Совершенно отбилась от рук. Я отвез Монтин домой, к матери, тогда и познакомился с Салли. - Холлис немного помолчал, припоминая. - Салли понравилась мне с первого взгляда. Она была хорошей девушкой и очень милой. Не то что Тини. Ту иначе как оторвой трудно было назвать.

- Должно быть, Тигам не нравилось, что их сын встречается с ней?

- Еще бы! Тини уродилась в мамашу. В то время Хелен сильно пила и приводила домой кого ни попадя. Но потом взялась за ум и бросила пить. А когда мать перебесилась, Тини последовала ее примеру.

Сибил рассказывала об этом совсем не так, и я решила проверить факты.

- Каким образом вы получаете заказы? - спросил Бокслейгнер.

Я присосалась к соломинке, удивившись резкой смене темы разговора. Коктейль оказался хорошим, хотя в такую погоду не следовало пить холодные напитки. А ведь я была в придачу босиком и невольно задрожала.

- С помощью сарафанного радио. Так меня наняли здесь: Терри Вейл услышал обо мне на конференции мэров. Люди общаются и лично, и с помощью электронной почты. Да и в профессиональных журналах выходят статьи.

Бокслейтнер кивнул.

- Должно быть, вы не можете позволить себе рекламу.

- Иногда позволяем. Трудно найти нужные формулировки.

- Понимаю, - нехотя улыбнулся он, а потом настойчиво вернулся к прежней теме: - Вы просто… чувствуете их?

- Вижу последние моменты, - кивнула я. - Словно маленький видеоклип. Может, включите обогреватель?

- Да, сейчас поедем.

Через минуту мы покинули «Соник».

- В здешней полиции работает много народу?

Я пыталась быть вежливой, но ощущала подводное течение, причем вода двигалась все быстрее и быстрее.

- Постоянных сотрудников, кроме меня? Шериф и два его помощника.

- Маловато.

- Только не в это время года. Осенью сюда приезжают лишь туристы, которым нравится смотреть, как листья меняют цвет. Они довольно мирный народ. - Холлис Бокслейтнер покачал головой, дивясь на тех, кто выкраивает свободное время, чтобы посмотреть на пригоршню листьев. - А летом, в разгар туристического сезона, мы нанимаем еще шесть человек на неполный рабочий день - следить за дорожным движением и тому подобным.

Зарабатывал Холлис Бокслейтнер, должно быть, мало. Он был молодым, похоже, способным и умным. Почему же он застрял в Сарне? Ну да это не мое дело. И все же мне было любопытно.

- От родителей мне здесь остался в наследство дом, - сказал он, словно отвечая на мой невысказанный вопрос. - Лесовоз сплющил их автомобиль в лепешку.

Я сказала, что мне жаль, и он кивнул в ответ. Холлис не хотел вдаваться в подробности гибели родителей, и это было хорошо.

- Мне нравятся охота и рыбалка, и люди здесь хорошие. Летом помогаю шурину. Он занимается рафтингом, сдает туристам надувные лодки. Три летних месяца работаю почти круглые сутки, но это помогает пополнять банковский счет. А что делает ваш брат, когда не помогает вам?

- Он всегда со мной.

Холлис посмотрел на меня так, как будто вежливо скрывал усмешку.

- И больше ничем не занимается?

- Этого достаточно.

Мысль о том, что мне придется справляться в одиночку, заставила меня задрожать.

- И сколько вам платят за услуги? - поинтересовался Холлис, глядя на дорогу.

Надеясь, что в вопросе нет скрытого подтекста, я промолчала.

Прошло некоторое время, прежде чем Холлис ощутил неловкость - другие люди почувствовали бы ее раньше.

- Я хочу вас нанять, - пояснил он.

Этого я не ожидала.

- Пять тысяч долларов, - сказала я. - Деньги я получаю после опознания останков.

- А если местонахождение тела известно? Вы можете назвать причину смерти?

- Да. В таком случае, разумеется, я беру меньше.

Иногда семья хочет услышать независимое суждение о причине смерти.

- Вы когда-нибудь ошибаетесь?

- В моей практике такого не было.

Я смотрела на проносившийся за окном город.

- В том случае, если нахожу тело. А это не всегда получается. Иногда у меня недостаточно информации, и я не знаю, где искать. К примеру, та девочка, Моргенштерн.

Я ссылалась на случай, о котором в прошлом году писали все газеты. Табиту Моргенштерн увезли из сада пригородного дома в Нэшвилле. С тех пор ее никто не видел.

- Недостаточно знать место, на котором человека видели в последний раз. Тело могли выбросить где угодно - в Теннеси, в Миссисипи или в Кентукки. Было слишком мало информации, и мне пришлось сказать ее родителям, что я не смогу ее найти.

Хотя кладбище еще не показалось, я знала, что мы к нему приближаемся. Чувствовала это кожей.

- Кладбище здесь давно? - спросила я. - Судя по всему, недавно.

Бокслейтнер так резко свернул на обочину, что я чуть не выронила свой коктейль. Холлис уставился на меня с покрасневшим лицом - я его напугала.

- Как, к дьяволу… Вы что, с братом уже проезжали здесь раньше?

- Нет.

Сейчас мы находились далеко от улиц, излюбленных туристами, почти в пригороде.

- Вы разве забыли, чем я занимаюсь?

- Это новое кладбище. - Голос Холлиса дрогнул. - А старое…

Я покрутила головой, прикидывая.

- Старое - на юго-западе. Примерно в четырех милях отсюда.

- Господи, у меня от вас мурашки по коже.

Я пожала плечами. У меня мурашек не было.

- Я могу дать вам три тысячи. Вы сделаете для меня кое-что?

- Да. Поскольку кредитной карты у нас нет, попрошу деньги вперед.

- Да вы деловая.

Я не почувствовала восхищения в его голосе.

- Вообще-то нет. Поэтому всеми финансовыми вопросами занимается Толливер.

Мой коктейль напоследок громко чмокнул.

Холлис развернулся, поехал в город и остановился у банка. Девушка в кассе постаралась не выказать своего удивления, когда он подал ей заполненный бланк. Ей едва удалось сдержаться и не посмотреть на меня.

Мне хотелось сказать Холлису, что, выполняй я какую-нибудь другую работу, его бы это так не раздражало. Если бы я убирала в домах, он бы не попросил сделать у него уборку бесплатно. Я уже было открыла рот, чтобы высказать все это, но передумала и не стала оправдываться.

Он сунул мне в руку деньги в банковском конверте. Я молча положила их в карман куртки. Мы поехали назад, к кладбищу, и припарковались на гравиевой дорожке. Холлис выключил двигатель.

- Пошли, - сказал он. - Могила там.

Распогодилось. Ветер нес по пожухлой траве листья большого платана.

- Бальзамирование снижает эффект, - предупредила я.

Глаза его вспыхнули. Холлис подумал, что раньше я каким-то образом сфальсифицировала свои достижения, а сейчас он меня разоблачил. Разоблачил и получит обратно свои деньги. В этом человеке скрывались огромные амбиции.

Я осторожно остановилась возле ближайшей могилы; мои босые ноги мерзли. Поскольку на кладбище было полно покойников, мне было трудно получить четкий импульс. От трупов исходили разные запахи, к тому же на них влияло бальзамирование, и требовалось подойти к могиле как можно ближе.

- Белый человек среднего возраста, умер… от обширного тромбоза венечных артерий, - сказала я, закрыв глаза. - Зовут Мэтью или как-то в этом роде.

Наступило молчание. Холлис читал надпись на надгробном камне.

- Да, - наконец прорычал он.

С усилием выдохнул и сказал:

- Пошли. Не открывайте глаз.

Он взял мою ладонь в свою большую руку и осторожно подвел меня к другой могиле. Я дала волю своему чутью - оно еще никогда меня не подводило.

- Очень старый мужчина.

Я покачала головой.

- Думаю, просто пришел его срок.

Холлис повел меня к другой могиле, подальше

- Женщина, шестидесяти с чем-то лет, автокатастрофа. Фамилия Тернер, Тернидж? По-моему, алкоголичка.

Мы повернули обратно, и по тому, как напрягся Холлис, я почувствовала: он ведет меня к могиле, ради которой мы сюда явились. Он остановился, и я встала возле могилы на колени.

Смерть была насильственной - это я поняла сразу. Глубоко вздохнула и обратилась к своему чутью. Я смутно догадывалась, что, поскольку Холлиса так интересует эта покойница, его отношение поможет мне до нее добраться.

Я услышала шум воды, льющейся в ванну. В доме было жарко, ветерок влетал в высокое открытое окно. И вдруг…

- Пустите! - сказала она.

Но мне казалось, что она - это я, и я тоже произнесла это слово. А потом ее (моя) голова оказалась под водой, и мы смотрели на полосатый потолок, и не могли дышать, и утонули.

- Кто-то взял ее за лодыжки, - сказала я - и тут же вернулась в свое тело.

Я была жива.

- Кто-то держал ее под водой.

Спустя долгое время я открыла глаза и посмотрела на могильный камень. На нем была надпись: «Салли Бокслейтнер. Любимая жена Холлиса».

- Коронер сказал, что не может установить причину. Я посылал ее на вскрытие, - проговорил помощник шерифа. - Результаты оказались неясными. Она могла потерять сознание и уйти под воду. Могла уснуть в ванне. Я никак не мог понять, почему она не выбралась. Но не было никаких свидетельств.

Я молча наблюдала за ним. В горе люди могут быть непредсказуемыми.

- Вагусный шок, - пробормотала я. - А может, это называется вагусным торможением. От неожиданности люди не могут сопротивляться.

- Вы уже видели такое раньше?

В его глазах стояли слезы, злые слезы.

- Я всякое повидала.

- Ее кто-то убил?

- Да.

- И вы не видите кто?

- Нет, убийц я не вижу. Когда нахожу тело, вижу только, как все произошло. И знаю, что это не вы. Если б вы были убийцей и находились рядом с жертвой, я смогла бы это определить.

Этого я говорить не намеревалась. Обычно переговоры вел Толливер. Я начинала по нему скучать. Ну не смешно ли?

- Отвезите меня в мотель, пожалуйста.

Холлис задумчиво кивнул.

Мы пошли мимо могильных камней. Солнце все еще светило, но день клонился к вечеру. По бурой лужайке с шорохом разлетались сухие листья. Я дрожала: ногам было зябко на невысокой холодной траве. По пути мы остановилась у самого большого памятника. На этом участке находилось по меньшей мере восемь могил с фамилией Тиг.

Я осторожно ступила на ту, где на могильной плите было выведено имя Делл. Да, он здесь. Не слишком глубоко зарыт в каменистую почву. Постояв секунду, я подумала, что встреча с забальзамированным телом, к счастью, не слишком драматична по сравнению со встречей с трупом, не прошедшим такую обработку. Снова воспользовавшись своим чутьем, я «погрузилась» в могилу.

«Ха- ха, вот вам и самоубийство!» -такова была моя первая мысль. Почему Сибил не попросила меня сразу прийти на могилу, а послала в лес разыскивать Тини? Разумеется, этот мальчик в себя не стрелял. Делл Тиг был убит, так же как и его бешеная подружка.

Я открыла глаза. Холлис Бокслейтнер обернулся, чтобы узнать, что меня задержало. Я посмотрела в напряженное лицо помощника шерифа и сказала:

- Это не самоубийство.

Последовала долгая пауза. Я подняла глаза и увидела, что с запада быстро бегут черные тучи. Конец хорошей погоде. Холлис тоже это увидел. Блестящая полоса распорола далекие тучи.

- Пошли, - сказал Холлис. - Вы приносите несчастье. - И он покачал головой.

Мы сели в машину.

На обратном пути никто из нас не проронил ни слова. Пока он смотрел на дорогу, я вынула из кармана деньги и положила их между нами на сиденье, у мотеля выскочила из машины, хлопнула дверцей и одним движением отперла дверь. Холлис молча уехал. Вероятно, ему было о чем подумать.

Я приложила ухо к стене и услышала шум. Толливер в своем номере - должно быть, включил телевизор. Я подождала еще минуту… И хорошо, что не вошла. Через секунду я поняла: Толливер не один. Наверняка с ним Джанин, официантка. Толливер пользовался большим успехом у женщин, зато меня мужчины не слишком замечали, и иногда меня это злило. Думаю, дело было не во внешности, а в состоянии души.

Я вздохнула, мне захотелось то ли показать язык, то ли пнуть стену, то ли сделать еще что-нибудь столь же ребяческое.

Сегодня на несколько мгновений мне почудилось, что я заинтересовала Холлиса Бокслейтнера как женщина, но нет: я понадобилась ему лишь в качестве профессионала.

Надвигалась гроза.

Я взяла роман и попыталась читать. За окном потемнело, через десять минут пришлось включить лампу. Громыхнуло.

Я заставила себя прочитать две страницы; мне очень хотелось отвлечься, а самый лучший способ - с головой уйти в книгу.

На заднем сиденье нашего автомобиля стоит ящик со старыми книжками в бумажных переплетах. Прочитав книгу, мы оставляем ее в номере для следующего постояльца. Если книга в очень хорошем состоянии, мы сдаем ее в магазин. Во всех городах, где нам приходится бывать, мы обязательно заходим в лавку букиниста и пополняем наши запасы. Я прочитала уйму литературы, о которой раньше понятия не имела. И то, что книги эти уже давно не бестселлеры, меня не волнует.

Толливер не такой всеядный, как я. Любовные романы его не интересуют (он считает, что они слишком предсказуемы), зато он охотно читает все остальное. Вестерны, мистику, научную фантастику и даже нон-фикшн, не гнушаясь ничем.

В данный момент я читала потрепанную книгу Ричарда Престона «Горячая зона». Она оказалась одной из самых страшных, которые я когда-либо читала. Сейчас, чтобы не думать о громе за окном, я предпочитала бояться распространения вируса Эбола, о котором писал Престон.

Прежде чем вновь отправиться с Престоном в африканскую пещеру, я взглянула на часы и подумала, что официантка покинет комнату Толливера примерно через час. Может, к тому времени, как сюда докатится гроза, Толливер уже будет один.

Положив открытую книгу на стол, я включила беспроводной фен и стала причесывать волосы. Время от времени я поглядывала в зеркало: несмотря на бледное и усталое лицо, выглядела я вроде бы неплохо.

Внешне мы с братом совсем не похожи, если не считать черных волос и карих глаз. Толливер кажется человеком жестким, скрытным, недружелюбным, рябые щеки и широкие костистые плечи придают ему очень мужественный вид.

Однако боятся люди именно меня.

Снова громыхнуло, теперь гораздо ближе. Вирус Эбола, как я ни старалась, больше не мог привлечь моего внимания.

Должно быть, шериф уже забрал из леса тело Тини Хопкинс и сейчас направляется с ним в Литтл-Рок. Я могла держать пари: он радуется, что успел до дождя. Ему не понадобилось на это много времени, поскольку место преступления уже известно.

Наверняка даже самые ленивые полицейские принимали участие в поисках. Я гадала, нашли ли они что-нибудь и входил ли в поисковую группу Холлис. Надо было расспросить его, когда мы ехали в машине. Может, он и сейчас там, в лесу.

Но какое, собственно, мне до этого дело? Я уеду, прежде чем начнется расследование.

Я нервно постучала пальцами по столу и почувствовала, как задрожали ноги. Выключила лампу и погасила свет в ванной.

Я должна с этим справиться. На этот раз не поддамся.

За ударом грома последовала яркая вспышка молнии. Я подпрыгнула. Фен у меня был беспроводной, и все равно я его отключила, вынула из розетки телевизионный провод и уселась на кровать, на блестящее зеленое скользкое покрывало. Снова гром, а за ним - молния. Я задрожала, скрестила руки на животе. За окном зашумел ливень, забарабанил по крыше нашего автомобиля, бешено обрушился на дорогу. Еще одна молния. Я невольно тихонько вскрикнула.

Дверь в смежную комнату отворилась, вошел Толливер с полотенцем, обернутым вокруг талии. Его волосы еще не высохли после душа. Я заметила движение в его комнате и увидела официантку, натягивавшую одежду. Лицо ее было сердитым.

Толливер уселся на кровать рядом со мной, молча обнял меня за плечи. Я тоже молчала. Только тряслась с каждым проблеском молнии.

Глава третья

Сарн оказался непростым городком. Я буду рада, когда мы отсюда уедем. Спустя два дня нам следовало быть в Эшдауне, и мне не хотелось нарушать договоренность; я пыталась по мере сил быть настоящим профессионалом.

Бывало, мы сидели в нашей квартире в Сент-Луисе по две недели кряду, а потом один за другим начинались звонки. Поскольку мое рабочее расписание совершенно непредсказуемое, нам следовало быть ко всему готовыми. Мертвые могли ждать вечно, зато живым было недосуг.

Шериф позвонил мне на следующее утро около семи. Обычно в это время я совершаю пробежку, однако накануне я была не в себе из-за грозы. Прежде чем взять трубку, я взглянула на часы.

- Тело Тини находится в лаборатории в Литтл-Роке, - сообщил шериф.

Его голос, несмотря на ранний час, звучал устало.

- Можете забрать свой чек в офисе Пола Эдвардса. - И с этими словами шериф повесил трубку.

Он не добавил: «И больше никогда сюда не приезжайте», но я и так отлично все поняла.

Вошел Толливер, одетый и готовый к завтраку своей любимой трапезе. Я как раз вешала трубку, брат, взглянув на меня, сказал:

- Не вините гонца… Опознание, насколько я понимаю, дало положительный результат?

Я кивнула.

- Ну никак не пойму! Каждый раз одно и то же: меня зовут найти некое тело. Я его нахожу, а люди злятся и дают мне чек с таким видом, будто я должна была сделать эту работу бесплатно.

- Мы могли бы делать это и бесплатно, - по жал плечами Толливер, - если бы с нами расплачивалось правительство.

- Да уж, правительство меня просто обожает!

Меня замучили налогами. Не то чтобы я возражала против их уплаты, но мои доходы были непостоянными, к тому же трудно было объяснить, кто я такая. Я называла себя консультантом. Таким образом мне пока удавалось выворачиваться, но рано или поздно все могло измениться.

Толливер улыбнулся.

Я натянула футболку и свитер и, поскольку собиралась провести день в разъездах, надела джинсы. Одежда меня не слишком интересует, за исключением голубых джинсов. В этом случае я очень разборчива. Сейчас на мне были самые любимые, протертые в некоторых местах.

- Заедем к Эдвардсу, а чек получим по дороге из города.

- Надо его быстро обналичить, - сказал я, наученная горьким опытом.

Снова зазвонил телефон. Мы переглянулись, и я сняла трубку.

- Мисс Коннелли, - услышала я женский голос. - Харпер Коннелли?

- Да?

- С вами говорит Хелен Хопкинс. Я мать Салли и Тини. Вы можете ко мне приехать?

Это была теща Холлиса. Интересно, рассказал ли он ей, что я обнаружила на кладбище?

Я закрыла глаза. Мне очень не хотелось ехать. Но она была матерью двух убитых молодых женщин.

- Да, мэм, могу.

Она продиктовала мне адрес и спросила, не могу ли я приехать к ней через полчаса. Я сказала, что буду у нее через час.

У нас ушло больше часа, потому что сначала надо было выписаться из мотеля, погрузить вещи и позавтракать. Обслуживала нас Джанин, официантка, которую брат развлекал накануне. Она еле таскала ноги. Джанин сердито поглядывала на меня и старалась ненароком прикоснуться к брату. Это было жалкое и неприятное зрелище. Уж не думает ли она, Что я силком заставляю брата ездить с собой по всем Штатам? Уж не вообразила ли она, что стоит мне чуть ослабить хватку, и Толливер останется в Сарне, устроится на работу в магазин и сделает из нее честную женщину?

Иногда я дразнила Толливера его девушками, но сейчас был не тот случай. Щеки брата раскраснелись, и, пока мы ехали к офису Пола Эдвардса, он не проронил ни слова.

Офис находился в старинном доме рядом с центральной площадью. Здание было окрашено в два цвета - голубой и желтый. Причудливое сочетание. Вряд ли архитектор, построивший этот дом, одобрил бы такой выбор. Должно быть, Пол Эдвардс старался вписаться в имидж, который Сарн продавал туристам, - имидж старинного города, в каждом уголке которого можно найти нечто интересное.

- Я подожду в машине, - сказал Толливер.

Я полагала, адвокат оставит чек в конверте на столе в приемной, но Эдвардс сам вышел ко мне, когда я назвала секретарше свое имя. Он пожал мне руку, а крашеная блондинка заворожено следила за каждым его движением. Я могла ее понять: Пол Эдвардс был красивым мужчиной.

Адвокат пригласил меня в кабинет.

- Чем могу служить? - нехотя спросила я.

Мне не терпелось уйти, однако пришлось сесть в кожаное кресло для посетителей возле огромного письменного стола.

- Вы удивительная женщина!

Он покачал головой, дивясь моей феноменальности.

Я не знала, рассмеяться в ответ или покраснеть, и вскинув бровь, молча ждала, что он еще скажет.

- За один день вы изменили жизнь двух моих клиентов.

- Каким образом?

- Хелен Хопкинс благодарна вам за то, что вы нашли тело Тини. Теперь ее дочь будет наконец-то похоронена. А Сибил Тиг рада, что на бедного Делла перестанут возводить напраслину.

Я молча выслушала это, ожидая, когда он перейдет к сути дела.

- Если вы ненадолго задержитесь в Сарне, мне бы хотелось пригласить вас на ужин и побольше о вас узнать.

Я посмотрела на дорогой костюм Пола Эдвардса, на его белую рубашку и блестящие туфли, на ухоженные волосы, гладко выбритые щеки, на светящиеся дружелюбием карие глаза.

- Дело в том, - с запинкой проговорила я, - что мы с братом через час уезжаем из Сарна. Только заглянем к Хелен Хопкинс, по ее просьбе, и тут же уедем.

- Плохо! - воскликнул Эдварде. - Я упустил свой шанс. Если поблизости для вас найдется дело, непременно мне позвоните.

Он сунул мне свою визитную карточку.

- Спасибо, - уклончиво ответила я.

Мы обменялись рукопожатием, и я вышла на улицу с чеком.

Я попыталась рассказать Толливеру о нашем странном разговоре с Эдвардсом, но брата, похоже разозлило долгое ожидание в приемной. Вообще-то он молчал почти все время, пока мы разыскивали дом Хопкинс. Хелен жила в унылом доме-коробке на бедной улочке.

Холлис Бокслейтнер не слишком хорошо отозвался о прошлом своей тещи, и у меня сложилось неважное мнение о Хелен Хопкинс. Но когда она открыла дверь, я удивилась: передо мной стояла аккуратная худощавая женщина с вьющимися каштановыми волосами и выпуклыми голубыми глазами. Когда-то она была красива, но сейчас больше походила на высохшую ракушку. На ней была футболка с цветочным рисунком и брюки цвета хаки.

- Я Харпер Коннелли, - представилась я. - Это мой брат, Толливер Лэнг.

- Хелен Хопкинс. Да благословит вас Господь за то, что вы согласились со мной повидаться, - быстро сказала Хелен. - Прошу вас, входите и садитесь.

Она повела рукой, и я огляделась. Гостиная была крошечной, заставленной мебелью, поэтому я не сразу заметила, что здесь тем не менее безукоризненно чисто. На одной стене висела полка со стеклянными изделиями из Эйвона. На дешевом кофейном столике между накрахмаленных вышитых салфеточек лежала огромная Библия, в центре каждой салфетки стоял стеклянный подсвечник с белой свечой.

Святилище, без сомнения.

И две фотографии: две девушки-брюнетки. Их снимки висели по всей комнате. Начиная с северной стены фотографии показывали этапы взросления девочек. Я увидела Салли и Тини в младенческом возрасте, потом в младших классах, увидела их танцующими на школьном выпускном балу, увидела Салли на свадьбе. Комната стала панорамой жизни двух девушек, и обе они были убиты. На последней тусклой фотографии был запечатлен белый гроб, заваленный гвоздиками. Стало ясно, что снимок сделан на похоронах Салли. Рядом с этой фотографией оставалось пустое место, должно быть, приготовленное для снимка с гробом Тини. Я почувствовала, как к горлу подступил комок.

- Я не беру в рот ни капли уже тридцать два месяца, - сказала Хелен Хопкинс, жестом пригласив нас сесть в кресла.

Сама она примостилась на краешке дивана.

- Рада слышать, - сказала я.

- Если вы пробыли в городе более десяти минут, кто-нибудь вам что-нибудь обо мне да рассказал. Да, я много лет пила и распутничала. Но сейчас, благодаря Господу и несчастью, веду трезвый образ жизни.

Толливер кивнул, показывая, что мы приняли к сведению ее слова.

- Обе мои девочки мертвы, - продолжала Хелен Хопкинс. Ее голос был абсолютно спокоен, но лицо исказилось от боли. - У меня много лет не было мужа. Не на кого было рассчитывать, только на себя саму. Я хочу знать, что вас сюда привело, кто вы такие и почему пошли в лес искать мою девочку. До вчерашнего дня я ничего об этом не знала. Мне позвонил Холлис.

Высказалась она яснее некуда. Мы с Толливером переглянулись, молча задав друг другу вопрос. Эта женщина была очень похожа на нашу мать, вернее, на мою мать, мачеху Толливера. Правда, моя мать училась в юридическом колледже и так и не стала трезвенницей. Толливер незаметно для Хелен пожал плечами, и я кивнула.

- Я, миссис Хопкинс, нахожу мертвых. Когда я была еще девочкой, в меня ударила молния, и у меня появился такой дар. Я чувствую трупы на расстоянии. И если подхожу поближе, знаю, отчего погиб этот человек. Правда, не знаю, кто его убил. - Я хотела расставить все точки над i. - Мне известны лишь последние мгновения жизни человека.

- Вас наняла Сибил Тиг?

- Да.

- Откуда она о вас узнала?

- Ей рассказал Терри Вейл.

- Вы всегда оказываетесь правы?

- Да, мэм.

- Как думаете, Господу нравится то, что вы делаете?

- Меня саму мучает этот вопрос, - призналась я.

- Значит, это Сибил пригласила вас найти Монтин. Она сказала зачем?

- Судя по словам шерифа, все считают убийцей ее сына. Поэтому она хотела отыскать тело Тини, чтобы доказать обратное.

- И вы нашли Тини.

- Да, шериф Брэнском подтвердил это. Позвольте выразить свои соболезнования.

- Я знала, что она мертва, - сказала Хелен. Ее глаза были сухи. - Я знала это с момента ее исчезновения.

- Почему?

Раз уж я была с ней столь откровенна, то и она

ответила тем же.

- Если бы она была жива, то пришла бы домой.

По словам Холлиса, Тини была неуправляема, как когда-то ее мать. Я усомнилась, что Хелен Хопкинс рассуждает логично. Следующие ее слова подтвердили мои сомнения, и я подумала, что, возможно, женщина не вполне здорова.

- Она у меня была с норовом, - медленно произнесла Хелен Хопкинс, - говорила, что уйдет, потому что я пьяница. Но когда я перестала пить, она тоже взялась за ум.

Хелен слегка улыбнулась, и я ответила ей улыбкой. Эта высохшая женщина не так давно была довольно мила. Следы былой красоты сохранились и в ее лице, и в фигуре.

- Делл Тиг нравился мне, - заметила Хелен. Говорила она медленно, похоже, обдумывая каждое слово, - Я никогда не верила, что он убил мою девочку. Дети собирались пожениться, а мне не хотелось, чтобы Тини вышла замуж так же рано, как Салли. Не скажу, чтобы Салли была несчастлива в браке. Холлис - хороший человек, я не виню его в том, что я была ему не по нраву. У него на то имелись веские причины. Но Тини… Ей не следовало так рано сходиться с Деллом. Я просто хотела, чтобы Тини не спешила. Сибил молодец, что заплатила вам за поиски моей девочки, хотя…

- Холлис говорил вам, что мы ездили на кладбище? - Я пыталась упорядочить поток ее мыслей.

- Да. Он приходил вчера. Я давно с ним не разговаривала. Он сказал, что, по-вашему, Салли убили, никакой это не несчастный случай.

Я увидела, как Толливер напрягся и бросил на меня суровый взгляд. Ему не понравилось, что я ездила с кем-то одна и ничего ему об этом не рассказала.

- Как вы это делаете? - спросила Хелен. - Как узнаете? Могу ли я верить вам?

Это были хорошие вопросы, мне всегда задавали их.

- Вам не нужно верить в то, что я говорю, - сказала я. - Я просто вижу, вот и все.

- Вы считаете, этот дар дал вам Бог? А вдруг дьявол?

Я не собиралась говорить ей, что считаю на самом деле.

- Как хотите, так и думайте, - ответила я.

- Я верю в то, что вы видели, как погибли мои дочери, - сказала Хелен Хопкинс.

Ее огромные глаза стали еще больше и круглее.

- Верю, что вас послал сюда Господь.

- Нет, - возразила я. - Я не детектор лжи. Я могу находить трупы. Могу сказать, отчего погибли люди. Но кто это сделал и почему, мне неведомо.

- Как они умерли?

- Вряд ли вы захотите это услышать, - вмешался Толливер.

- Помолчите, мистер. Я имею на это право.

Она была маленькой, но настойчивой. «Словно москит», - подумала я.

- Вашу дочь Салли утопили в ванне. Схватили за щиколотки и окунули головой под воду, а Тини выстрелили в спину.

На наших глазах Хелен Хопкинс покинула вся сила.

- Мои бедные девочки, - пробормотала она. - Мои бедные девочки.

Она посмотрела на нас невидящим взором.

- Спасибо, что пришли, - сухо сказала Хелен. - Спасибо. Я перед вами в долгу. Передам отцам девочек то, что вы мне сказали.

Мы с Толливером поднялись. Хелен молчала.

- Теперь в путь, - сказал Толливер, когда мы вышли на улицу.

В банке мы обналичили чек Сибил Тиг, сели в машину и поехали в южном направлении.

После нескольких молчаливых часов езды мы остановились в мотеле в Эшдауне. После ужина Толливер уселся на стул в моей комнате, а я примостилась на краю кровати.

- Расскажи о своей поездке с полицейским, - попросил он.

Голос брата был мягким, но я знала: это обманчивое впечатление. Я весь день ждала, когда грянет гром.

- Он пришел ко мне, когда ты флиртовал с официанткой, - сказала я. - Пригласил с ним прокатиться.

Толливер хмыкнул, но я решила не обращать на это внимания.

- В общем, он все говорил и говорил, и мы взяли по молочному коктейлю, а потом я вдруг поняла: он хочет, чтобы я поехала с ним на кладбище и рассказала, что случилось с его женой.

Все это я рассказывала, не глядя брату в лицо, но потом все же решилась и посмотрела. К моему облегчению, он не разозлился. Толливер терпеть не мог, когда меня использовали, а больше всего - когда меня использовали мужчины.

- А ты не думаешь, что ты просто ему понравилась и поэтому он приехал в мотель?

Я понурилась, и Толливер погладил меня по голове.

- Нет, - сказала я. - Думаю, он с самого начала собирался отвезти меня на могилу жены. Толливер, я сказала, что мои услуги платные. Тогда он поехал со мной в банк и взял деньги. - Я не сказала Толливеру, что запросила неполный гонорар. - Но я оставила деньги в машине, потому что чувствовала себя скверно из-за всей этой истории.

Скверно. И виноватой, и разозленной, и обиженной.

- Ты поступила правильно, - в конце концов произнес Толливер. - В следующий раз никуда не уезжай, не предупредив меня, ладно?

- Ты собираешься ходить за мной по пятам?

Во мне вспыхнула маленькая искра гнева.

- А что мне делать, когда ты срываешься без меня? Я что, должна брать с женщины слово, что она привезет тебя домой к десяти часам? Сфотографировать ее, чтобы можно было выследить ее, если ты задержишься?

Толливер сосчитал до десяти. Это было видно по еле заметным движениям его головы.

- Нет, - сказал он. - Но я за тебя беспокоюсь. Ты сильная женщина, но даже сильные женщины слабее большинства мужчин.

Эта простая биологическая правда часто приводила меня в тупик: о чем думал Бог, создавая нас?

- Если бы он не отвез тебя на кладбище, он мог бы отвезти тебя куда угодно. Тогда мне пришлось бы разыскивать тебя так, как мы сами разыскиваем людей.

- Если кто-нибудь на свете и понимает, Толливер Лэнг, что может быть в любой момент убит, то этот человек - я. - Я ткнула себя пальцем в грудь. - Сам подумай: каждый день миллионы женщин идут куда-то с мужчинами без всякого повода. И, что еще более странно, почти все возвращаются домой живыми и невредимыми!

- Мне на них плевать. Я беспокоюсь о тебе. Как ты вообще можешь доверять кому-то, когда мы столько раз в году имеем дело с убийствами…

- И однако у тебя нет проблем с тем, чтобы пригласить в свою комнату женщину, с которой ты только что познакомился?

- Хорошо, забудь обо всем, что я сказал! - вскинул руки Толливер. - Я хочу лишь знать, где ты и что ты в безопасности!

Он вышел на улицу, чтобы пойти к себе. В этом дешевом мотеле не было смежных номеров.

Я услышала, как в его комнате включился телевизор. Из-за чего мы поссорились? Неужели Толливер хочет, чтобы я сидела в своей комнате, пока он развлекается? Неужели хочет, чтобы во имя безопасности я отказывалась от каждого приглашения?

Я была уверена, что на все эти вопросы он ответил бы утвердительно.

В ту ночь я услышала, как в номере Толливера зазвонил телефон, благо стенки здесь были тонкие. Через мгновение звонки прекратились.

«Интересно, кому известно, где мы находимся и чем занимаемся», - подумала я и снова заснула.

На следующее утро я совершила пробежку, прохладный воздух меня взбодрил, а после горячего душа я почувствовала себя еще лучше. Я одевалась, когда в дверь постучал Толливер. Впустив его, я закончила застегивать блузку. Мы впервые должны были встретиться с клиентом из Эшдауна, поэтому на сей раз я оделась получше.

- Ночью звонили, - сказал Толливер.

- Да, я слышала. И кто это был?

Я почти забыла о звонке.

- Полиция из Сарна.

- Кто именно?

- Харви Брэнском, шериф.

Я ждала с расческой в руке.

- Нам придется вернуться.

- Не раньше, чем мы закончим дела здесь. А что произошло?

- Вчера кто-то явился в дом к Хелен Хопкинс и забил ее до смерти.

Минуту я молча смотрела на Толливера. Я так привыкла к смерти, что мне трудно реагировать на подобные новости как полагается.

- Что ж, - наконец отозвалась я. - Надеюсь, она недолго страдала.

- Я сказал, что прежде нам нужно закончить дела здесь, а потом мы вернемся.

- Я готова.

Я заправила блузку в серые брюки и надела блейзер в тон.

- Эй, этот блейзер как раз под цвет твоих глаз, - заметил Толливер.

- Так и было задумано, - сухо сказала я.

Толливер, похоже, считает, что если я хорошо выгляжу, то это счастливое исключение. Моя блузка была светло-зеленой, с рисунком в виде бамбука. Я надела золотую цепочку, которую Толливер подарил мне на прошлое Рождество, причесалась, проверила макияж и сказала, что готова. На Толливере был хлопчатобумажный темно-красный пуловер, который, надо признаться, очень ему шел.

Мы встретились с клиенткой и ее адвокатом на кладбище, современном, с плоскими могильными камнями. Такие кладбища дешевле, и траву здесь проще стричь. Современные кладбища не обладают «атмосферой», зато ходить по ним гораздо удобнее.

Адвокат, женщина лет шестидесяти, дала понять, что люди вроде меня занимаются обманом убитых горем, отчаявшихся родственников. Я часто сталкивалась с такими сигнальными вехами, предупреждающими о возможных осложнениях: не только в виде грубого поведения юристов, но и в виде повышенной нервозности клиентов. Следуя стандартной процедуре, уловив подобное к себе отношение, я получала подписанный чек, отдавала его Толливеру, и тот отправлялся в банк, пока я занималась работой. Нынешняя ситуация имела все признаки недобросовестного отношения к ведению дел.

Клиентке, грузной женщине лет сорока, хотелось, чтобы ее муж умер от более драматической причины, чем упавший в ванну радиоприемник. Смерти в ванне в этом месяце следовали одна за другой. Порой мне случалось иметь дело с таким рядом смертей по однотипной причине, что я начинала нервничать. В прошлом году выпало кряду пять случаев с утонувшими людьми. После этого я пару месяцев боялась плавать.

У Женевы Роллер, моей клиентки, имелась собственная тщательно разработанная теория о том, как в ванне ее мужа оказался радиоприемник. Она подозревала в злодействе первую жену мистера Роллера и его лучшего друга.

Мне нравится, когда местоположение трупа известно. Это было небольшим подарком, что клиентка сразу повела меня к могиле покойного мужа. Женева Роллер быстро шагала вперед. Каблуки моих туфель погружались в мягкую грязь. Адвокат шла сразу позади меня, и я не смогла бы сбежать, даже если бы захотела.

Мы остановились возле памятника с надписью «Фарли Роллер». Чтобы дать Женеве почувствовать, что та не зря потратила деньги, я встала на могилу, присела и положила руку на могильный камень.

«Фарли, - думала я, - что, черт возьми, с тобою стряслось?» И тут же увидела, как всегда. Чтобы дать понять Женеве, что происходит, я сказала:

- Он в ванне. Он… гм… необрезанный.

Это было необычно.

Мои слова убедили клиентку, что я не мошенница. Женева Роллер задохнулась, поднесла руку к груди. Ярко-красные губы образовали букву О. Адвокат Пэтси Болтон хмыкнула и сказала:

- Любой мог узнать это, Женева.

- Ну разумеется, это первое, о чем я расспрашиваю мужчин.

- Он насвистывает, - сказала я.

К сожалению, я не слышала, что именно насвистывал Фарли Роллер. Я увидела столешницу.

- Вижу столешницу, а на ней - приемник, - продолжала я. - Наверное, насвистывает под музыку.

Это был один из тех случаев, когда я видела не только сам момент смерти.

- Он всегда так делал, когда лежал в ванне, - выдохнула Женева. - Он так делал, Пэтси!

У адвоката теперь был менее скептический вид.

- А вот и кот, - сказала я. - На столешнице. Мраморной масти.

- Мягколап, - улыбнулась Женева.

Адвокат не улыбалась.

- Кот прыгнул в открытое окно.

- Окно было открыто, - подтвердила Женева.

Она больше не улыбалась.

- Кот задел приемник, и тот упал в воду, - сказала я.

Кот прыгнул из окна во двор, и бедному мистеру Роллеру пришел конец. Ванна была старинной, цвета авокадо.

- У вас зеленая ванна, - удивленно покачала я головой. - Я права?

Пэтси смотрела на меня, раскрыв рот.

- Вы настоящая ясновидящая, - произнесла она. - Теперь я вам верю. Их ванна цвета авокадо.

Я встала, отряхнула с колен пыль, не удостоив взглядом Пэтси Болтон.

- Мне очень жаль, миссис Роллер, но вашего мужа убил кот.

Я считала, что это хорошая новость.

- НЕТ! - завопила Женева Роллер.

Даже адвокат изумилась.

- Женева, это разумное объяснение, - сказала Пэтси Болтон, но Женеву уже понесло.

- Его убила первая жена, Анжела. Это она. Я знаю! Она вошла в дом, пока я была в магазине, и убила его. Это сделала Анжела, а не мой маленький Мягколап.

Я и раньше сталкивалась с недоверием, хотя чаще всего тогда, когда выяснялось, что смерть наступила в результате самоубийства. Не впервые я столкнулась с тем, как человек цепляется за собственную теорию. Я чуть не сказала Женеве Роллер, что она просто не может смириться с правдой.

- Я заберу свой чек обратно, я вам ни цента не заплачу! - прошипела Женева.

Слава богу, что я послала Толливера в банк.

Я посмотрела через плечо Женевы и увидела, что наш автомобиль въезжает на территорию кладбища. Облегчение придало мне смелости.

- Миссис Роллер, кот не виноват в вашей трагедии. Он сделал это неумышленно. Так что и винить некого.

Она кинулась на меня, но адвокат схватила ее за плечи.

- Женева, вспомни, кто ты, - сказала Пэтси Болтон. Ее щеки покраснели, каштановые с проседью волосы спутал ветер. - Не позорь себя.

Толливер подоспел вовремя. Пытаясь двигаться не спеша, я села в машину.

- Мне очень жаль, миссис Роллер.

Мы сорвались с места, а Женева что-то вопила нам вслед.

- Получил деньги?

- Угу. Правильно сделал?

- Да, она не хотела признать, что смерть наступила в результате несчастного случая. Думаю, надеялась попасть в «Сеть художественных и развлекательных программ» - «Убийство в Эшдоне» или что-нибудь в том же духе. - Я заговорила глубоким голосом: - «Вдова, однако, с самого начала подозревала, что смерть Фарли Роллера была не тем, чем казалась с первого взгляда», - что-нибудь вроде того. А вместо этого оказалось, что винить во всем нужно только глупого кота. Сплошное разочарование.

- Гораздо интереснее быть женой жертвы преступления, чем владелицей кота-убийцы, - заметил Толливер, но я поневоле в этом усомнилась.

Глава четвертая

Поскольку из мотеля в Эшдауне мы уже выписались, то сразу поехали в Сарн. Толливер остановился возле офиса шерифа, и несколько минут спустя мы уже сидели у его стола. Шериф вошел в комнату, снял шляпу и бросил ее на журнальный столик.

- Слышал, вчера вы навещали Хелен Хопкинс, - сказал Харви Брэнском. Пригнулся и включил коммуникатор. - Реба, пришли сюда Холлиса.

Спустя минуту появился Холлис Бокслейтнер с чашкой дымящегося кофе. Я почувствовала аромат, но не осмелилась ни попросить, чтобы кофе принесли и мне, ни посмотреть в лицо Холлису. Толливер рядом со мной напрягся.

- Мистер Лэнг, я хочу, чтобы вы отправились с Бокслейтнером. Мне нужно поговорить с мисс Коннелли.

Я повернулась к Толливеру, стараясь не показать своего беспокойства. Он понял, что я не хочу, чтобы он вмешивался. Свои страхи я стараюсь держать при себе. Толливер многозначительно на меня посмотрел, и я слегка успокоилась. Потом брат молча встал и вышел из кабинета вместе с Холлисом.

- Зачем вы встречались с Хелен? - спросил шериф.

Лицо его стало суровым. Под белой щетиной щеки казались обмороженными. Из-за недостатка сна морщины на лбу шерифа сделались еще глубже.

- Она сама нам позвонила. - Вот и все, что я ответила.

Толливер всегда советовал в разговорах с полицией не сообщать никаких лишних подробностей.

- Чего она хотела? - спросил шериф, всем своим видом демонстрируя, что проявляет ангельское терпение.

- Она хотела, чтобы мы приехали к ней. - Я правильно поняла выражение лица Брэнскома. - Хотела узнать, кто меня нанял и зачем.

- Разве Сибил не говорила ей, что вы приедете?

Брэнском выглядел удивленным. Странно, ведь он брат Сибил Тиг.

- Видимо, не говорила.

- Ее это рассердило?

Мы уставились друг на друга.

- Если и рассердило, она не упоминала об этом.

- О чем еще вы с ней разговаривали?

Я ответила, осторожно выбирая слова:

- Она сказала, что некоторое время вела неправильный образ жизни, а теперь уже тридцать два месяца не пьет. Говорила о дочерях. Она гордилась ими.

- Она расспрашивала вас об их смерти?

- Да, конечно. Она хотела выяснить, что именно я узнала. Уверена ли я, что их убили. И сказала, что передаст мои слова их отцам.

Харви Брэнском, не донеся чашку до рта, поставил ее на стол.

- Что вы сказали? - переспросил он.

- Она упомянула, что передаст отцам девушек мои слова.

- Отцам девушек? Вы употребили это слово во множественном числе?

Я кивнула.

- Она никому не говорила о том, кто отец Тини. Я всегда считал, что она и сама этого не знает. А отец Салли, Джей, уехал много лет назад, после того как она добилась соответственного решения суда. Хелен называла какие-нибудь имена?

- Нет, - ответила я на этот раз с легкой душой.

- О чем еще она говорила? Расскажите мне все.

- Она хотела знать, как я работаю, думаю ли я, что мой дар от Бога, а не от дьявола. Хотела убедиться, что я знаю, о чем говорю.

- И что вы ей рассказали?

Шериф явно заинтересовался.

- Я ей ничего не рассказывала. Она сама придумала ответ, который хотела услышать.

Должно быть, мой голос прозвучал немного сухо.

- Когда именно вы покинули ее дом?

Я, конечно, уже думала об этом.

- Примерно в половине десятого, - ответила я. - По дороге из города мы завернули в банк. В Эшдаун приехали около двух, возможно, в половине третьего.

Шериф записал все это вместе с названием мотеля. Я отдала ему квитанцию из мотеля. Он переписал ее данные и сделал еще какие-то заметки в своем блокноте.

- В котором часу она умерла? - спросила я.

- Незадолго до полудня, - ответил шериф. - Холлис отправился к ней в свой обеденный перерыв - договориться о похоронах Тини. Он не общался с ней два года и поехал после того, как вы рассказали ему об обстоятельствах гибели Салли. Я, между прочим, в ваш рассказ не верю. Думаю, вы решили поживиться, а ведь Холлис - человек небогатый.

Я удивилась.

- Он дал мне деньги, но я оставила их в его машине. Разве он вам об этом не сказал?

Может, Холлис просто не захотел рассказывать начальнику, что я вообще просила у него денег, - хотя я не понимала почему. Шериф Брэнском и так был неважного обо мне мнения, поэтому вряд ли бы удивился, что я попросила оплаты (за то, чем зарабатываю на жизнь!). Этот эпизод только подтвердил бы, что шериф не заблуждался на мой счет. Да, я ожидаю, что за мою работу будут платить даже бедные люди. Как ожидают и все остальные.

- Нет, - произнес шериф, откинувшись назад в поскрипывающем кресле и проведя рукой по небритым щекам. - Об этом он не говорил. Может, ему было стыдно давать деньги такому человеку, как вы.

Иногда победить просто невозможно. Шериф Брэнском явно не войдет в число моих фанатов. Хорошо, что я уже привыкла к таким людям, а то бы сильно расстроилась.

- Где Толливер? - спросила я, потеряв терпение.

- Сейчас будет здесь, - ответил шериф. - Думаю, Холлис еще не закончил допрос.

Я поерзала на стуле.

- Я хочу немедленно поехать в мотель и лечь. Поэтому мне нужен Толливер.

- У вас есть ключи от машины, - заметил шериф. - Холлис приведет вашего брата, когда закончит разговор.

- Нет, - возразила я. - Мне нужен мой брат.

- Не поднимайте на меня голос, юная леди. Он будет здесь через минуту.

Однако я заметила тень тревоги на круглом мягком лице шерифа.

- Сейчас, - заявила я. - Мне он нужен сейчас же.

Я широко раскрыла глаза, так, чтобы показались белки, и стала раз за разом нервно выкручивать руки.

- Сейчас проверю, - бросил шериф и в спешке выскочил из-за стола.

В большинстве мест меня тотчас же посадили бы в камеру или отправили в больницу, но я раскусила этого человека. Через четыре минуты в комнату быстро вошел Толливер, присел рядом и взял мои руки в свои.

- Я здесь, детка, - сказал он. - Не бойся.

Но моим щекам потекли слезы.

- Мне нужно уехать, Толливер, - прошептала я. - Пожалуйста, отвези меня в мотель.

Я обхватила его за шею. Мне нравилось обнимать Толливера - он был ширококостный, твердый и теплый. Мне нравилось слушать его дыхание и стук его сердца.

Он поднял меня со стула и повел к дверям, обняв за плечи. Люди в приемной с любопытством посмотрели на нас.

Когда мы благополучно добрались до машины и тронулись в путь, Толливер сказал:

- Спасибо.

- Тебе плохо пришлось? - поинтересовалась я, убрав руки от лица и выпрямившись. - Шериф думает, что я все наврала. Хорошо, что у меня оказалась квитанция из мотеля.

- Холлис Бокслейтнер на тебе помешан, - сообщил Толливер. - Никак не может решить, хочет он переспать с тобой или тебя избить. И гнев в нем кипит, как лава в вулкане.

- Это потому, что убили его жену.

- Да. Он тебе верит, и это выводит его из себя.

- Тогда пусть повесится, - сказала я.

- Пусть, - согласился Толливер.

- Он говорил тебе что-нибудь об убийстве Хелен Хопкинс?

- Сказал, что это он ее обнаружил. Ее ударили по голове.

- Чем-нибудь, что было в доме?

- Подсвечником.

Я вспомнила стеклянные подсвечники, стоявшие на кофейном столике возле Библии.

- Она стояла, когда ее ударили?

- Нет. Сидела на диване.

- Значит, убийца стоял перед ней.

Толливер призадумался.

- Вполне вероятно. Впрочем, Холлис ничего об этом не говорил.

- Поскольку нас самих подозревают в убийстве, мы ничем не поможем делу.

- Да, и нам нужно уехать отсюда - чем быстрее, тем лучше.

Толливер припарковался перед мотелем и пошел за ключами от комнат.

Мне и в самом деле захотелось лечь к тому времени, как мы добрались до места, и я была рада, что Толливер вошел в дверь, соединявшую наши номера, и включил мой телевизор. Я подложила под спину подушки, он ссутулился в кресле, и мы стали смотреть игровой развлекательный канал. Он выиграл у меня в «Риске», а я побила его в «Колесе Фортуны». Мне, конечно, больше хотелось бы выиграть в «Риске», но Толливер всегда лучше запоминал разные Факты.

Наши родители были умнейшими людьми, пока е спились и не пристрастились к наркотикам. И пока не решили, что жизнь преступников, делами которых они занимались, более интересная и захватывающая, чем их собственная. Моя мать и отец Толливера нашли друг друга, катясь по наклонной плоскости, после того, как оба бросили прежних супругов. Я и моя сестра Камерон вместо бывшего дома с четырьмя спальнями в пригороде Восточного Мемфиса очутились в съемном доме с дырой в ванной комнате в Тексаркане, штат Арканзас. Случилось это не сразу; мы прошли через несколько ступеней деградации. Толливер рухнул не с такой большой высоты, но и ему с братом пришлось катиться вниз за компанию с их отцом. В Тексаркане он вместе с нами пользовался отверстием в полу ванной. В той комнате меня и ударила молния.

У моей матери и отца Толливера родилось еще двое детей, Мариелла и Грейси. Мы с Толливером нянчились с ними как могли. Мариелла и Грейси не знали жизни лучше, чем наша тогдашняя жизнь.

А как же мой отец и мать Толливера - почему они не спасли нас от такого ужасного поворота судьбы? Что ж, к тому времени мой биологический отец попал в тюрьму за серию преступлений, совершенных в профессиональной деятельности, а мать Толливера умерла от рака, поэтому никто не помешал моей матери и отцу Толливера скатиться на дно и увлечь за собой своих детей.

Так и получилось, что мы с Толливером оказались в дешевом мотеле, под занавес туристского сезона, надеясь избежать суда за убийство.

Но, чтоб мне провалиться, мы были умными людьми!

Мы играли в скрэббл [7] , когда в дверь постучали.

Поскольку это была моя комната, отозвалась я:

- Кто там?

- Холлис.

Я отворила дверь. Холлис увидел за моей спиной Толливера и спросил:

- Можно?

Пожав плечами, я посторонилась, и Холлис вошел.

- Должно быть, вы пришли извиниться, - сказала я как можно более холодным тоном.

- Извиниться! За что?

Он, кажется, был искренне озадачен.

- За то, что сказали шерифу, будто я взяла у вас деньги. Намекнули, что я вас надула.

- Но ведь деньги-то вы взяли.

- Я оставила их на сиденье вашего автомобиля. Я посочувствовала вам.

Я была так зла, что почти шипела; меньше чем за пять секунд я перешла от холодного тона к жаркому, как огонь.

- На сиденье их не было.

- Нет, были.

Он вынул из кармана ключи.

- Покажите.

- Нет уж, посмотрите сами, а то станете утверждать, что я их вам подбросила.

Мы с Толливером вышли на улицу. Небо был серым, деревья гнулись на ветру. Мне стало холодно без куртки, но я не вернулась в номер. Толливер обхватил меня за плечи. Холлис открыл дверь автомобиля с пассажирской стороны, запустил пальцы в щель между сиденьями и через десять секунд вытащил конверт с деньгами.

Он уставился на конверт, покраснел, как рак, потом побледнел. Спустя мгновение-другое посмотрел на нас.

- Вы сказали Харви правду, - признал он. - Извините.

- А я что говорила? Этот вопрос мы прояснили?

Он кивнул.

- Вот и хорошо.

Я развернулась и пошла в свой номер. Толливер оставался снаружи еще немного, потом присоединился ко мне.

Мы закончили игру в скрэббл. Я выиграла.

Мы отправились ужинать в маленький городок, находившийся в пяти милях от мотеля. Толливер, похоже, не рвался идти в столовую мотеля, и я не стала дразнить его официанткой. Мы заказали в ресторане стейк по-деревенски, картофельное пюре, лимскую фасоль - почти такие же, как в телешоу «Хорошая еда», и все действительно оказалось очень вкусным. Интерьер был знакомый: столы со столешницами из жаростойкого пластика, потрескавшийся линолеум, две усталые официантки и человек за стойкой - хозяин заведения. Чай со льдом тоже был неплох.

- Знаешь, за нами кое-кто увязался, - сообщил Толливер, когда официантка забрала наши тарелки и ушла на кухню.

Он вынул кошелек, чтобы расплатиться.

- Девушка, - сказала я. - В «хонде».

- Да. Может, она тоже помощник шерифа?

- Очень уж молода для такой должности. А может, ей просто поручили это задание.

- Она, наверное, замерзла, сидя в своей маленькой «хонде».

- Что ж, если это ее работа…

Мы заплатили, оставили чаевые и вышли. Собиравшийся с утра дождь наконец-то полил, и мы с Толливером побежали к машине. Брат быстро ее отпер, и я как можно проворней нырнула внутрь. Очень боюсь промокнуть. Ненавижу ливни. В сильный дождь я даже не стану говорить по телефону.

По крайней мере, гроза не разразилась.

- Не понимаю, - раздраженно сказал однажды Толливер, когда не смог дозвониться до меня с расстояния в пять миль. - Самое худшее уже случилось. В тебя уже попала молния. Неужели ты думаешь, что это случится еще раз?

- А каковы были шансы, что такое вообще произойдет? - парировала я.

Хотя настоящая причина моего страха, вероятно, крылась не в том, о чем он думал.

Мы ехали медленно. Красная «хонда» держалась за нами, как приклеенная. Дороги в окрестностях Сарна узкие, окруженные крутыми холмами, к тому же тут надо держать ухо востро: в любой момент на дорогу может выскочить олень.

Доехав до мотеля, мы заспорили: остановиться и дать незнакомой девушке знать, где мы поселились (очень может быть, ей это уже известно, если она и в самом деле коп), либо поездить кругами, пока ей не надоест за нами следить. Мы решили, что обращаться в полицию будет глупо. В конце концов, она нам не угрожала, просто держалась сзади.

Решил вопрос мой мочевой пузырь: пришлось припарковаться. Я ринулась в свою комнату, а когда вышла, Толливер сообщил:

- Она никак не может осмелиться постучать в дверь.

Брат спрятался за занавеской, не включив свет в комнате. Я встала рядом.

Автомобиль девушки был на виду, освещенный фонарями стоянки. Я как следует разглядела незнакомку и могла бы дать полиции ее словесный портрет. Каштановые волосы, чуть длиннее стандартной мужской стрижки - такая прическа ей шла, поскольку девушка была миниатюрной. На вид лет семнадцати, а может, и того меньше, с выпяченной нижней губой, с косметикой на глазах, которой хватило бы на трех женщин. Маленькое личико имело выражение, свойственное девушкам-подросткам из не вполне благополучных семей: смесь вызова, ранимости и настороженности.

У Камерон слишком часто бывало такое лицо.

- Давай поспорим на что хочешь. Я считаю, что она сдастся и уедет. Она нас боится - Толливер сжал мое плечо.

- Нет, она войдет, - уверенно сказала я. - Я слишком легко у тебя выиграю. Видишь? Она решилась.

Дождь припустил снова, и девушка набралась храбрости встретиться с нами. Она выскочила из машины и ринулась к моей двери. Дважды постучала.

Толливер включил лампу возле кровати, а я отворила дверь.

Девушка свирепо уставилась на меня.

- Вы та самая женщина, которая находит трупы?

- Вам это известно, иначе вы не стали бы за нами ездить. Я Харпер Коннелли. Входите.

Я посторонилась, и девушка, кинув на меня подозрительный взгляд, вошла в комнату. Осторожно огляделась по сторонам. Толливер сидел на стуле, стараясь выглядеть безобидным.

- Это мой брат, Толливер Лэнг, - сказала я. - Он путешествует вместе со мной. Хотите диетической колы?

- Конечно, - ответила она, словно отказ от безалкогольного напитка был бы невероятным. Толливер вынул из холодильника банку и подал ей. Она издалека протянула руку, явно стараясь держаться от него подальше. Я подвинула ей стул, а сама примостилась на краешке кровати.

- Чем могу служить?

- Вы можете сказать мне, что сталось с моим братом? Я не говорю, что считаю вашу деятельность нормальной, даже морально оправданной. - Она снова одарила меня яростным взглядом. - Но я хочу знать, что вы думаете.

Я решила, что у нее был хороший учитель гражданского права.

- Ну хорошо, - начала я. - Может, для начала скажете, кто ваш брат?

Девушка вспыхнула. Судя по всему, она считала себя крупной рыбой в своем маленьком пруду.

- Я Нелл, - представилась она. - Мэри Нелл Тиг. Делл был моим братом.

- Вряд ли вы намного младше его.

- Он был на десять месяцев старше.

Мы с Толливером быстро переглянулись. Эта несовершеннолетняя девушка была сестрой жертвы убийцы. И я готова была поспорить, что она не покидала Сарн больше чем на две недели.

- «Морально оправданна», - повторил Толливер. Его, как и меня, поразила эта фраза.

Он произнес слова медленно, словно пробуя их на вкус.

- Я хочу сказать, что считаю это неправильным, ясно? Рассказывать людям о том, что случилось с их умершими родственниками. Не хотела вас обидеть, но вы ведь могли все выдумать, верно?

«Не хотела обидеть», как же! Меня уже тошнило от людей, рассказывающих мне, что я зло.

- Послушайте, Нелл, - произнесла я, изо всех сил стараясь говорить спокойно, - я зарабатываю на жизнь тем, что у меня получается лучше всего. Когда вы называете меня нечестной, вы тем самым оскорбляете меня.

Возможно, она не привыкла к тому, что ее слова воспринимают всерьез.

- Ну ладно, хорошо, - пробормотала она, явно застигнутая врасплох. - Но вы ведь можете мне сказать? То, что сказали моей маме?

- Вы несовершеннолетняя. Я не хочу неприятностей.

У Толливера был такой вид, как будто он обдумывает что-то.

- Послушайте, я, может, и подросток, но он был моим братом! И я должна знать, что сталось с моим братом!

В ее словах звучала неподдельная мука.

Мы с Толливером обменялись чуть заметными кивками.

- Я не верю, что он покончил жизнь самоубийством, - сказала я.

- Так я и знала! - воскликнула Нелл. - Так и знала!

Она только что была так уверена, что я мошенница, а теперь без малейших колебаний поверила мне на слово.

- А если он не покончил с собой, - говорила она теперь все быстрей и быстрей, - стало быть, он и Тини не убивал. А если он не убил Тини, тогда он не…

Она замолчала с почти комическим выражением паники на лице. Глаза ее распахнулись, губы крепко сжались, чтобы ненароком не вырвалось предательское слово - что бы она ни собиралась сказать.

В дверь громко постучали. Мы с Толливером не сводили глаз с Нелл Тиг, словно могли одними взглядами вырвать окончание ее недосказанной фразы.

- Замечательно, - сказала я, посмотрев в глазок. - Толливер, это Сибил Тиг.

- О господи! - выдохнула наша посетительница.

Сейчас она выглядела даже младше, чем была.

Я молча выругалась. Жаль, что Сибил не пришла на пять минут пораньше. У меня мелькнула мысль спрятать Нелл в комнате Толливера, но нас наверняка на этом поймают. В конце концов, мы не сделали ничего плохого!

Я отворила дверь, и Сибил вошла, словно хорошо ухоженная богиня ярости.

- Мой ребенок здесь? - осведомилась она, хотя мы и не собирались прятать Нелл.

Девушка сидела на виду, словно запланировала это мгновение.

- Здесь, - ответил Толливер ласково, но с ноткой сарказма.

Сибил покраснела, сквозь тщательно нанесенные румяна и тональный крем пробился естественный цвет ее лица. Посмотрев на дочь, которая сидела в кресле, не изнасилованная, с диетической колой в руке, она взяла тоном ниже.

- Где ты была, юная леди? - спросила она и тут же снова завелась: - Тебе следовало быть дома несколько часов назад!

К счастью для нас, Нелл решила сказать правду.

- Я следила за ними. Они ездили ужинать к «Фло энд Джо». Не торопились. Я приехала сюда вслед за ними и спросила, могу ли войти.

- Ты ездила по дождю, по скользким дорогам, в темноте? - Сибил Тиг побледнела еще больше. - Слава богу, я об этом не знала.

- Мама, да я сто раз ездила по дождю.

- Но ты ездишь всего два года, у тебя мало опыта.

Сибил глубоко вздохнула и заставила себя успокоиться.

- Ладно, Нелл, я понимаю: ты хотела поговорить о том, что случилось с твоим братом. Бог знает, я сама хотела все выяснить. И я подумала, что эта женщина мне ответит. Но теперь у меня еще больше вопросов, чем раньше.

«Этой женщине» захотелось раздраженно вскинуть руки. «Этой женщине» не нравилось, когда о ней говорят так, словно ее здесь нет.

На пороге за спиной Сибил появился Пол Эдвардс. Его волосы потемнели от дождя. Он положил Руку на плечо Сибил, и я подумала, что он введет ее в комнату, чтобы самому не мокнуть под дождем.

Еще я подумала, что с их стороны было бы мило закрыть дверь, потому что в комнату задувал ветер. Сибил нехотя сделала шаг вперед, но Эдвардс по-прежнему держал ее за плечо.

Мне впервые пришло в голову, что между этими двумя людьми, возможно, существуют более близкие отношения, чем отношения между клиентом и адвокатом. Когда дело касается живых людей, я куда менее проницательна, чем когда дело касается мертвых.

Нелл увидела Пола Эдвардса, и лицо ее закрылось, точно створки раковины. Юность соскользнула с ее губ, ушла из глаз, и теперь, со своей боевой раскраской, она стала похожа на проститутку, а не на подростка, пытающегося самоутвердиться.

- Здравствуйте, мисс Коннелли и мистер Лэнг, - сказал Эдварде и посмотрел на Нелл. - Я рад, что мы нашли тебя, юная леди.

Интересно, не родственник ли Эдвардс покойному мужу Сибил Тиг. Форма ушей у него была точно такая, как у Нелл, хотя во всем остальном девочка походила на мать.

- Конечно, - ответила Нелл голосом таким же безжизненным, как и выражение ее лица. - Спасибо за то, что отправились на мои поиски, мистер Эдвардс.

Ее сарказм можно было резать пилой.

- Твоя мать уже достаточно настрадалась, и следовало волновать ее лишний раз, Нелл.

Эдвардс произнес это с таким нежным упреком, что мне захотелось его нокаутировать.

Я не сомневалась, что Сибил Тиг страдает по сыну, но так же сильно была уверена, что и младшей сестре Делла очень не хватает брата. Если бы что-нибудь случилось с Толливером, я бы… Нет, я просто не могла себе такого представить.

Я готова была обследовать целое кладбище, лишь бы не находиться в одной комнате с ними.

- До свидания, - заявила я и повелительным жестом указала на дверь.

Конечно, я знала: хозяйке не следует выгонять гостей, но это была моя комната, и я могла вести себя, как мне заблагорассудится. Все изумились, кроме Толливера. Брат улыбнулся краешком губ. Я тоже улыбнулась, и все машинально ответили улыбками, хоть и нерешительными.

- Да, конечно. Вы наверняка устали, - сказала Сибил.

Как истинная леди, она нашла причину моей невежливости.

Я хотела было возразить, но Толливер с улыбкой вмешался:

- У нас был трудный день.

Мэри Нелл Тиг посмотрела на него с интересом. Когда Толливер улыбается, это так неожиданно, что людям его улыбка кажется приятным сюрпризом.

Через минуту мать с дочерью и адвокат вышли за дверь, чего я и добивалась.

- Харпер, - покачал головой Толливер.

- Знаю, знаю, - сказала я без малейшего раскаяния. - Как думаешь, зачем она сюда явилась?

- Я и сам пытаюсь понять. Погоди, ты кого имеешь в виду?

- Мать.

- Хорошо. И я тоже. Как ты считаешь - она явилась сюда, чтобы выяснить, что говорит нам Нелл? Или чтобы помешать Нелл что-нибудь нам рассказать?

- Давай сначала подумаем, почему Нелл так стремилась с нами поговорить. Думаешь, она могла что-то знать о гибели брата?

- Мы начинаем слишком увязать во всем этом. Нам надо убраться из Сарна.

- Я бы с удовольствием. Но вряд ли шериф позволит нам уехать.

Я уселась на кровать и невзначай увидела себя в зеркале напротив. Я выглядела бледной и даже слегка осунувшейся - как женщина, которой требуется большая чашка горячего шоколада и десять часов сна.

Что ж? Я всегда вожу с собой шоколадный порошок, и в комнате есть небольшой кофейник. Убедившись, что Толливер не хочет пить, я прислонилась к подушкам в изголовье кровати с дымящейся чашкой в руке и посмотрела на брата. Толливер осел на своем стуле, вытянув длинные ноги.

- Какой следующий пункт наших планов, - спросила я.

- Мемфис. Через неделю. Оккультные науки в одном из университетов.

- Лекция? - попыталась я скрыть свое разочарование.

Я терпеть не могла возвращаться в Мемфис, где прошла единственная легкая часть моей жизни.

- Надо совершить обход маленького кладбища. Думаю, жителям известны причины смерти большинства покойников. Это тест. По телефону было слышно, как профессору не терпится продемонстрировать тебя. Он злорадствовал и говорил дьявольски снисходительным тоном. Так что, удивишь его или нет?

- Засранец, - пренебрежительно сказала я. - Они нам хоть заплатят?

- Номинальную сумму. Но надо согласиться, потому что это лучшая реклама. Университет частный, стало быть, у родителей водятся деньжата. К тому же через день у нас назначение в Миллингтон, а это рядом.

Толливер хорошо заправлял делами.

- Спасибо, братец.

Я действительно была благодарна ему всем сердцем.

Он отмахнулся.

- Эй, а чем еще я мог бы заниматься? Собирать в кучку тележки в магазине «Уол-Март»? [8] Управлять автопогрузчиком на каком-нибудь складе?

«Ты мог бы жить сейчас размеренной счастливой жизнью на ранчо с тремя спальнями, с женой и парой детишек», - чуть было не сказала я. Но потом стиснула зубы, чтобы у меня ненароком не вырвались эти слова.

Кое- что я боюсь произносить вслух.

Глава пятая

У нас не было никаких дел на следующий день, который выдался солнечным и прохладным.

Встав с постели, я тут же отправилась на пробежку и на обратном пути увидела Толливера: он бежал трусцой в противоположном направлении. Когда я приняла душ, а он вернулся и тоже вымылся, мы позавтракали в другой столовой.

К полудню я так заскучала, что заставила Толливера отвезти меня на старое кладбище, которое заметила в то утро, когда искала Тини. Могилам здесь было по сто пятьдесят лет, и они были ухожены - по крайней мере, в американском понимании этого слова. Присутствие такого множества старых покойников будило во мне постоянную, негромкую, почти убаюкивающую вибрацию. Как будто вдалеке стучали древние барабаны.

Хотя, как я уже сказала, территория была ухожена, в самой старой части кладбища я заметила несколько перевернутых могильных плит с сохранившимися на них надписями. В этих могилах лежали люди из вымерших родов. За ними некому было ухаживать. Я занималась тем, что переходила от могилы к могиле и вытягивала из останков ту информацию, какую могла получить. Лица, являвшиеся мне, часто казались неясными, затуманенными, словно сами мертвые забыли, какими были когда-то. Но порой я ясно видела черты лица и слышала имя покойного.

- Смерть во время родов, - сказала я Толливеру.

Брат сидел, наполовину высунувшись из машины, и разгадывал кроссворд.

- Еще одна, - сказал он, на мгновение оторвав взгляд от газеты.

Я уже нашла здесь третью усопшую роженицу.

- Жутковато, - заметила я, ступив на следующую могилу.

Поскольку сейчас я просто практиковалась, то туфли не сняла. День был прохладный, и я боялась простудиться.

- Знаешь, Толливер, мужчины не часто умирают от сердечного приступа.

- В самом деле?

- Недавно я слышала, как об этом сказали по телевизору. А этот человек погиб под деревом, которое срубил.

Толливер даже не поднял глаз. Он только что- то промычал в ответ, и я поняла, что он не слушает. Я двинулась дальше.

- Сердечный приступ, - бормотала я. - Заражение крови после пореза ножом. Скарлатина. Оспа. Грипп. Пневмония.

Сейчас этих людей можно было бы вылечить или, по крайней мере, облегчить их страдания. Я не понимаю людей, которым хотелось бы жить в старые времена. Ведь тогда не было антибиотиков.

Следующая могила была одной из самых древних. Надгробный камень был расколот пополам, но кто-то попытался его соединить. Я не смогла прочитать имя.

- А тут - пулевое ранение! - крикнула я Толливеру.

- Это лейтенант Плезент Эрли, - сказал Холлис Бокслейтнер. Помощник шерифа стоял в ярде от меня. - Его застрелили в Гражданскую войну.

Если бы здесь была открытая могила, я бы наверняка в нее свалилась. Толливер резко вскинул голову и отложил газету.

- Как вы здесь очутились? - не слишком дружелюбно спросил он.

- Пропалывал цветы на могиле прабабки. Вон там, - мотнул Холлис головой в сторону северной части кладбища.

И в самом деле: там стояло ведро с сорняками, а к могильному камню была приставлена тяпка.

- Сейчас идет расследование убийства, а вы находите время шастать по кладбищам? - резко спросил Толливер.

- На кладбище я расслабляюсь. - Широкое лицо Холлиса осталось спокойным. - А начальство в городе.

Порыв ветра погнал по могилам сухие листья, потом они с шорохом выкатились на гравиевую дорожку. Мне нравился этот звук.

- Выходит, для вас это… своего рода отдых? - поинтересовался Холлис, указывая на могилы.

- Да. Оттачиваю свое мастерство.

Люди думают, что я стыжусь своего занятия. Напрасно.

- Вы бывали на древних кладбищах? Таких, какие есть в Англии?

Я опустила голову.

- Не часто. Есть, конечно, курганы индейцев и еще более древних людей. Они очень интересны. Мы побывали на очень старом американском кладбище в Массачусетсе.

- И как они вам? Временной отрезок имеет значение?

Вопрос мне понравился. Мало кому хочется подробно разузнать о моих занятиях.

- Да, имеет. Я получаю менее четкие картинки, не такие точные сведения. Иногда мне хочется побывать в Вестминстерском аббатстве. И в Стоунхендже.

Там наверняка множество древних умерших.

- Как вы думаете, вы смогли бы получить дополнительную информацию, если бы вернулись в дом Хелен Хопкинс?

Полицейский резко вернул меня к действительности, положив конец нашей отвлеченной беседе.

- Нет, - ответила я. - Для этого мне нужно быть рядом с телом.

Мне этого вовсе не хотелось. Очень неприятно видеть смерть человека, которого ты знал.

- Полиция начала расследование, - сообщил Холлис, подняв ведро с сорняками. - А я во время своего дежурства только отвечаю на звонки. По горячей линии.

Лишь спустя секунду я поняла, что его отстранили от расследования.

- Должно быть, обидно, - посочувствовала я.

За свою жизнь я повидала много копов и знала, что лучшие из них любят быть в гуще событий.

Он пожал плечами.

- В некотором роде - да. Но я просто штатный коп, что правда, то правда.

- Она была вашей тещей.

- Да, - вздохнул он. - Они вас ждут.

Поскольку я стояла на могиле, на секунду мне подумалось, что он имеет в виду мертвецов - они и вправду меня ждали. Но потом я сообразила, что Холлис подразумевает более земные дела. Адвокат Пол Эдвардс и человек в форме, которого я раньше никогда не видела, стояли возле машины и разговаривали с Толливером. Я обрадовалась, что не сняла туфли. Сделав глубокий вдох, я пошла к машине.

- Удачи, - сказал Холлис, и я кивнула.

Я знала, что он наблюдает за мной и увидит мой кивок.

В полиции меня ожидало унылое времяпрепровождение. Полицейские смотрели на меня, как на кровожадную пиявку. Пока мы ехали в город, я ожидала, что так и будет, и все равно это меня измотало.

Мужчины медленно сменяли один другого. Худые лица, мясистые лица, белые, чернокожие, умные, тупые… Все эти люди были обо мне одинакового мнения и не пытались его скрывать. Толливера они считали помощником кровожадной пиявки.

Мне не нравится, когда со мной обращаются как с мошенницей. Толливеру - я уверена - это нравится еще меньше. Я ухожу в себя и не даю людям задеть меня за живое. Толливер старается придерживаться той же тактики, но у него это хуже получается. Он выходит из себя, когда люди пытаются задеть нашу честь.

- Мы заглянули в ваше досье, - сказал худой мужчина с лицом, похожим на морду овчарки, и с холодными узкими глазами.

Комната для допросов была маленькой, со стенами, выкрашенными бежевой краской. Толливера допрашивали в соседней комнате.

Я сделала вдох, выдох и уставилась в стену за ухом полицейского.

- Вас и вашего «брата» допрашивали много раз, - сказал он.

На табличке, пришпиленной к груди, я прочла его имя - Грин. Он сделал паузу: хотел убедиться, что я правильно расслышала интонацию и поняла, что он сомневается в моем родстве с Толливером. Поскольку отвечать мне было нечего, я промолчала.

- В тюрьме вы ни разу не сидели, - продолжал он.

Этот факт был неоспорим, потому я снова не сказала ни слова.

- А следовало бы.

На его частное мнение ответа тем более не требуется. Мои родители как-никак были юристами.

- Вы знаете, что говорят о людях из здешних лесов? - спросил Грин. - Что они отправляются на семейное сборище, если хотят пойти на свидание.

«Стало быть, Грин не местный», - подумала я и поплотнее уселась на пластмассовом стуле.

- Сдается, вы с братом из того же теста, - неприятно улыбнулся он.

Еще одно личное мнение, причем он знает, что оно основано на некорректной информации.

- На самом деле он вам не брат, так ведь?

- Сводный брат, - ответила я.

Грин пришел в замешательство.

- Но вы представляете его как брата.

- Так проще.

Я сидела, закинув ногу на ногу, и теперь поменяла ноги - просто ради разнообразия. Я бы сейчас не отказалась от ланча. Сходим с Толливером в ресторан или купим что-нибудь в магазине и разогреем в микроволновке. На этот случай мы возим ее с собой. Мы с братом поговаривали о покупке домика в окрестностях Далласа. Тогда у нас будет микроволновка побольше, и я, может, выучусь готовить. Я люблю заниматься уборкой. Нравится мне, конечно, не процесс, а результат. Возможно, подпишусь на журнал. Допустим, на «Нэшнл джиографик». Когда наступит декабрь, поставим в новом доме рождественскую елку. У меня уже десять лет не было елки.

- Вы слышали, что я сказал? - Лицо Грина перекосилось от злости.

- Нет, не слышала. Мне пора идти. Вы же знаете, что не я убила бедную женщину. И Толливер тоже ее не убивал. У нас нет на это ни малейших причин. Я вам неприятна. Но вы не можете из-за этого посадить меня в тюрьму.

- Вы наживаетесь на горе других людей.

- Это каким же образом?

- Они горюют, - взъярился он, - хотят уединения, а вы с вашим братцем налетаете, точно вороны, чтобы поклевать трупы.

- Это неправда, - быстро возразила я. Тут я чувствовала под ногами твердую почву. - Я нахожу тело. Дело для них закрывается. И они становятся счастливее.

Я поднялась, ноги затекли после долгого сидения на неудобном стуле.

- Мы останемся в городе столько, сколько скажете. Хелен Хопкинс мы и пальцем не тронули. И вы это знаете.

Он тоже встал, попытался придумать, что бы сказать, чтобы меня задержать, обвинив в каком-то преступлении. Но ему было нечего мне предъявить, и он только бессильно смотрел мне вслед. Я постучала в дверь соседней комнаты.

- Толливер! - крикнула я. - Мы уходим.

После некоторой паузы отворилась дверь и вышел Толливер. Взглянув на брата, я увидела, что глаза его полны ярости, и осторожно приложила ладонь к его щеке. Прошло мгновение, и он расслабился.

Мы вышли из отделения и направились к машине. По жухлой траве катились большие серебристые листья платана.

Я пошла за одним таким листом и вдруг увидела Мэри Нелл Тиг, которая с нетерпением нас поджидала… Нет, она ждала Толливера, я в ее глазах была лишь его тенью. Нелл припарковала свой маленький автомобиль рядом с нашей машиной, что было непросто в оживленный воскресный день.

Вокруг военного мемориала собралась группа подростков. Таких ребят увидишь в Штатах где угодно - джинсы, футболки, кроссовки. Возможно, стрижки здешних подростков были не слишком модными, но здесь это никого не беспокоило. Я бы на них и не посмотрела, если б не заметила, что они не спускают с нас глаз. Вид у них был недружелюбный. Самый высокий из парней переводил сердитый взгляд с Нелл на Толливера.

- Гм, - хмыкнула я, чтобы Толливер тоже обратил внимание на подростков.

- Все экстрасенсы - отстой, - громко произнес высокий парень.

Он хотел, чтобы мы его услышали. Вероятно, он играл в футбол, возможно, был старостой класса. Вожак стаи, красивый, загорелый, каждая строчка на его кроссовках стоила больше моих туфлей.

- В людях, которые утверждают, что говорят с мертвыми, сидит дьявол, - сказал он еще громче.

Мэри Нелл, возможно, не расслышала его издали, но она то и дело переводила взгляд с мальчишек на нас, и на лице ее по очереди отразились возмущение, ужас и возбуждение. Я подумала, что у нас сложился маленький любовный треугольник - мальчик-звезда, Мэри Нелл и Толливер. Правда, Толливер об этом даже не подозревал.

С каждой секундой мне становилось все тревожнее. Мальчишки двинулись нам наперерез. Толливер достал из кармана ключи и собрался открыть дверцы автомобиля.

Мэри Нелл подскочила к нам быстрее подростков.

- Привет, Толливер, - весело сказала она и взяла его за руку. - Ой, привет, Харпер.

Я попыталась не улыбнуться тому, что мне присвоили статус второго класса. Удержаться от улыбки было легко, потому что мне стало ясно: столкновения с подростками не избежать. Мальчик-звезда взял Нелл за плечо, остановив ее и, таким образом, нас.

- Тебе не следует якшаться с этими людьми, - заявил он девушке.

По его тону я поняла, что он давно знает Нелл и испытывает к ней интерес собственника.

Возможно, он и в самом деле был давно с ней знаком, но вряд ли хорошо ее знал. Ее маленькое лицо затвердело от гнева. Он унизил ее перед ее последней пассией, перед экзотическим взрослым мужчиной из другого города.

- Скотти, хватит твердить мне одно и то же, - возмутилась она. - Толливер, поедем в «Соник» и возьмем колу.

Толливер очутился между молотом и наковальней. Интересно, как он выпутается из затруднительного положения. Пока он раздумывал, я смотрела на лица подростков, пытаясь встретиться с кем-нибудь из них глазами и улыбнуться. Только двое из них сделали усилие и кивнули мне, остальные отводили глаза и хмурились. Плохо дело.

- Мэри Нелл, я был бы рад, но мы с Харпер должны ехать в мотель. Нам нужно сделать несколько важных телефонных звонков, - сказал Толливер.

Я видела, что он хочет и не обидеть девочку, и сорваться с ее крючка, и утихомирить волну поднявшегося вокруг нас тестостерона. Невозможно было выполнить все три задачи разом.

- Может, Мэри Нелл не откажется сегодня поужинать с нами, - нехотя предложила я.

Не то чтобы я пожалела девчонку, но, если она на нас разозлится, ее гнев позволит подросткам перейти в атаку.

Я заметила, что Мэри Нелл разрывают сомнения. Приглашение исходило от меня, что снижало его ценность, но в известной степени помогало ей спасти лицо.

- Это было бы замечательно, - проворковала она, едва удостоив меня взглядом. - Встретимся в шесть в гостинице «Долина Озарка».

Я понятия не имела, где находится такая гостиница, однако сказала:

- До встречи.

Нелл высоко вскинула голову и быстро пошла к своей машине. Мы с Толливером так же быстро сели в автомобиль и уехали. Ремни пристегнули только у следующего светофора.

Толливер казался сердитым и смущенным.

- Жаль, что ты не хочешь вступить в подростковую банду, - съязвила я после минутного молчания. - Ты, несомненно, обладаешь харизмой.

- Ох, заткнись! - откликнулся Толливер. - А сама-то? Собираешься стать одной из красоток стража закона?

- Холлис хотя бы совершеннолетний… - пробормотала я, однако не могла не улыбнуться.

Толливер ухитрился слегка приподнять уголки губ.

- А где эта «Долина»? - спросил он.

- Понятия не имею, но нам придется отыскать ее к шести часам. О господи, голова болит. Надеюсь, мне не станет хуже, а то придется отказаться от ужина.

- Только попробуй - и тебе конец.

Мы взяли на ланч по салату, захватив еду с собой в отель.

Телефон зазвонил, когда мы устроились, чтобы почитать. Поскольку мы находились в моей комнате, я взяла трубку.

- Это Холлис. Не хотите со мной поужинать?

Мы могли бы устроить двойное свидание: Толливер с Мэри Нелл, а я с Холлисом! Ну разве не забавно? Я прикусила губу, заставляя себя отказаться от этой затеи.

- Сегодня я уже договорилась насчет ужина, - сказала я нерешительно, понимая, что должна просто дать ему от ворот поворот, но все же испытывая искушение согласиться.

- Может, после ужина выпьем?

- Да, - подумав, осторожно согласилась я.

- Я заеду за вами в мотель. В восемь часов.

- Хорошо, до встречи.

- Договорились. До свидания.

Я тоже сказала «до свидания» и повесила трубку. Толливер иронически смотрел на меня.

- Позволь догадаться. Мальчик Коп?

Я кивнула.

Мы с ним пойдем выпить в восемь часов, так что романтическое свидание с Мэри Нелл придется сократить. Я уверена, ты не захочешь остаться без своей дуэньи.

- Если где-нибудь здесь окажется место, где на ужин можно потратить больше двух часов, я сильно удивлюсь, - сухо заметил Толливер.

Я согласилась и снова открыла книжку, но заметила, что вновь и вновь читаю одну и ту же страницу.

Когда мы обратились в администрацию мотеля чтобы разузнать дорогу к гостинице «Долина Озарка», то заметили, что пожилой управляющий не слишком рвется нам помочь. У этого облаченного в форменную одежду человека по имени Вернон было утомленное морщинистое лицо бассета. До сих пор Вернон был любезен с нами, хотя мы виделись не часто, но на сей раз вел себя очень сдержанно и смотрел на нас неодобрительно.

- Может, вы желаете перевезти туда свои вещи? - спросил он чуть ли не с надеждой.

- Нет, - удивилась я. - Нам просто назначили встречу в тамошнем ресторане.

- Видите ли, я хочу вас предупредить. Скоро мне понадобятся ваши комнаты. Надеюсь, вы не собираетесь задерживаться здесь надолго.

- Уверена, у вас будет множество посетителей, - согласилась я, возможно, несколько холодно. - И мы не задержимся здесь ни минутой дольше необходимого.

- Рад это слышать.

- Думаю, никто не собирается просить нас выступать в роли судей на намечающемся параде надувных плотов, - сказала я Толливеру, когда мы сели в машину.

Он улыбнулся, но чуть заметно.

- Чем скорее мы уедем из Сарна, тем лучше, - заявил он.

Мэри Нелл пришла через семь минут после того как мы уселись в ресторане за столик, - раскрасневшаяся, с мобильником в руке. Я готова была поспорить, что она наврала матери о том, где находится и с кем. В тот момент я почти ненавидела девушку за неприятности, в которые она нас втравила.

- Извините за опоздание, - произнесла Мэри Нелл, усевшись. - Я должна была кое-что сделать дома. Моя мама - просто параноик.

- Она потеряла твоего брата, - сказала я. - Я уверена, именно поэтому она так опекает тебя.

Мне с трудом верилось, что даже эгоцентричный подросток может не понимать таких вещей.

Девушка густо покраснела.

- Конечно, - натянуто проговорила она. - Я просто хочу сказать, что она, похоже, не помнит, сколько мне уже лет.

Нелл тщательно оделась: на ней были новые джинсы фирмы «Райдер», зеленая футболка в обтяжку, мягкий пушистый кардиган и ботинки.

- С матерями это обычная история, - поддакнула я.

Моя мать забыла, сколько мне лет, после того, как увлеклась наркотиками и алкоголем. Она решила, что я намного старше и что мне нужен любовник. Привела своего дружка-наркомана, который согласился стать моим первым «кавалером». Толливер к тому времени уехал в колледж, и мне приходилось целыми днями сидеть взаперти у себя в комнате. Я знала, что рано или поздно они отправятся спать, и тогда я смогу выйти из дома, но я была голодна хотела пить и не могла попасть в туалет. После этого я стала держать в своей комнате воду в бутылках, пачку крекеров и старую кастрюльку.

- Ты всю жизнь прожила в Сарне? - спросил Толливер.

Мэри Нелл покраснела, когда он к ней обратился.

- Да, - ответила она. - Родители моего отца тоже здесь родились. Отец умер незадолго до смерти Делла.

Я изумилась. Когда Эдвардс сказал, что Сибил недавно овдовела, я и не подозревала, что это случилось настолько недавно.

- Делл очень скучал по отцу… Он был к нему ближе, чем я, - произнесла Нелл со смутной обидой.

- Позволь задать тебе один вопрос, Мэри Нелл, - начала я. - Не хочу расстраивать тебя еще больше, но, когда ты вчера говорила с нами, после одной фразы ты запнулась. Ты сказала что-то вроде: «Я знала, что он не убил Тини и не…» И тут ты замолчала. Что ты хотела сказать?

Мэри Нелл пристально посмотрела на меня. Чувствовалось, что ее одолевают сомнения.

- Пожалуйста, скажи нам, Нелл, - попросил Толливер, и она смягчилась, посмотрев в его темно карие глаза.

- Хорошо.

Она перегнулась через стол, собираясь поделиться с нами своим большим секретом.

- За неделю до того, как он и Тини… За неделю до их гибели Делл сказал, что у Тини будет ребенок.

Ее сильно накрашенные глаза были большими и круглыми, как у енота. Девушка была явно шокирована тем, что ее брат находился в сексуальных отношениях со своей подружкой, и считала, что беременность - страшный секрет.

- Никто не знал?

- Маме он точно ничего не говорил. Она бы его убила.

Затем, сообразив, что она только что сказала, Мэри Нелл багрово покраснела, глаза ее налились слезами.

- Ничего, ничего, - поспешно произнесла я. - Мы знаем, что твоя мама никогда бы этого не сделала.

- Мама не любила мать Тини. Не знаю почему. Несколько лет назад мисс Хелен на нас работала, и мне она очень нравилась. Она всегда пела.

Видно было, что Нелл вдруг вспомнила о том, что Хелен Хопкинс тоже убили. Лицо ее приняло потерянное выражение, как будто она тонула.

- Если бы я убивал всех, кого не люблю, то носил бы ожерелье из их скальпов, - бросил Толливер.

Мэри Нелл вымученно хихикнула и прикрыла Рот маленькой рукой.

Интересно, по прошествии стольких месяцев может ли вскрытие установить беременность Тини?

- Делл рассказал об этом только тебе? - спросила я.

- Только мне, - гордо ответила Мэри Нелл.

Ладно, Мэри Нелл была уверена, что брат никому не сказал о ребенке, но как же Тини? Может, она кому-нибудь призналась. Своей матери?

Матери, которая… Ну-ка дайте сообразить… Которая тоже теперь мертва.

Глава шестая

Мы с Толливером переглянулись и резко сменили тему разговора. Грустное, заплаканное лицо Мэри Нелл уже привлекло внимание немногочисленных посетителей ресторана.

Заговорив о более веселых предметах, она оживилась и просветлела. Обращалась она почти исключительно к моему брату. Толливер выяснил, что Нелл собирается в следующем году поступить в университет в Арканзасе, что она хочет стать терапевтом и помогать людям. Нелл была лидером группы поддержки и терпеть не могла алгебру.

Я смогла без помех погрузиться в размышления. Мэри Нелл ничем не отличалась от других старшеклассниц, дочерей благополучных, трезвых родителей, девушек, имеющих достаточно денег, чтобы не знать тревог и бесприютности. Она была неглупа, но не выдающихся способностей, девственна, но не безгрешна. Потеря брата нарушила привычный ход ее жизни, заставив дрейфовать в поисках нового «я», в то время как ее прежнее было потрясено до самых основ.

Было видно, что тайные отношения брата с Тини сильно беспокоили Мэри Нелл, но потом гибель Делла затмила все ее прежние тревоги. Открыв нам секрет брата, она облегчила душу, сбросив с нее тяжелый груз. Похоже, Мэри Нелл не беспокоило, что люди, с которыми она поделилась тайной, были чужаками.

Девушка явно увлеклась Толливером. Поскольку она пользовалась популярностью в своей среде, то не сомневалась, что и Толливер найдет ее притягательной. Я наблюдала за поведением Мэри Нелл во время их беседы и пыталась дать понять брату, что она относится к нему как женщина к мужчине. Мэри Нелл начала рассказывать анекдот о своей домашней учительнице, сообразила, что это детская тема, и с большим усилием перевела разговор в другое русло, посчитав, что этот предмет больше заинтересует взрослого человека.

- А вы учились в колледже? - спросила она Толливера.

- Два года, - ответил он. - Потом некоторое время работал. А затем мы с Харпер начали наши разъезды.

- Почему вы не нашли себе постоянную работу и не перестали разъезжать туда-сюда?

Толливер посмотрел на меня.

- Хороший вопрос, - заметил он.

Я искоса посмотрела на него, решив не отвечать, меня-то Нелл не спрашивала.

- Харпер помогает людям, - сказал Толливер. - Она особенная.

- Но ведь ей за это платят, - возмутилась Нелл.

- Разумеется, - согласился Толливер. - А почему бы нет? Когда ты станешь терапевтом, тебе тоже будут платить.

Мэри Нелл по-королевски проигнорировала его замечание.

- Но ведь она может заниматься этим и одна. Разве ей требуется помощь?

Эй, я ведь тоже здесь сижу! Я раскинула руки ладонями вверх. Мой жест заметил только Толливер.

- Дело не в том, что она нуждается в моей помощи, а в том, что я хочу ей помогать, - мягко произнес Толливер.

Я опустила глаза, уставившись в тарелку.

Мэри Нелл вдруг извинилась и пошла в дамскую комнату. Я не собиралась ее сопровождать, да ей бы это и не понравилось. Мы с Толливером спокойно доели то, что оставалось в тарелках. Нелл вернулась с красными глазами, но с высоко поднятой головой.

- Спасибо за ужин, - натянуто сказала она (мы настояли на том, что угощаем ее). - Все было великолепно.

Потом, широко раскрыв немигающие глаза, Нелл гордой поступью вышла из ресторана.

Я увидела, как с темной стоянки вырулил ее автомобиль, и сама себе удивилась, поняв, что сочувствую девушке. Жизнь ее рушилась, и это могло сделать ее неосторожной. Слишком многое может произойти с девушками, которые не смотрят, куда ступают. Я каждый год нахожу их трупы.

Мы вернулись в мотель, и у меня было достаточно времени на то, чтобы причесаться и побрызгаться духами. Толливер смотрел на это, не комментируя. Его лицо в неярком свете было суровым.

- Ты взяла мобильник? - поинтересовался он, - Я буду держать свой включенным.

- Ладно, - буркнула я.

Толливер ушел в свою комнату, очень тихо закрыв за собой дверь.

Холлис постучал ровно в восемь и, когда я открыла, сказал:

- Хорошо выглядишь.

Его голос звучал удивленно, что мне отнюдь не льстило. На мне были джинсы, черная блузка и черные туфли. Я надела золотую цепочку с нефритовым кулоном, которую сама себе подарила, получив гонорар от безутешного мужа, четыре года разыскивавшего тело жены.

Холлис и сам хорошо выглядел: крепкий, светловолосый, в новых джинсах и рубашке в золотисто- коричневую клетку, чисто выбритый, пахнущий одеколоном. Видно было, что постарался. Может, это и в самом деле будет скорее свиданием, чем тем, что я воображала?

Мы поехали в маленький ресторанчик в северной части города. Здание было из темного дерева, с крыши на длинных веревках свисали пластиковые флажки. В хорошую погоду эти яркие треугольники должно быть, весело трепещут на ветру. Однако сейчас, в промозглый безветренный вечер, флаги производили угнетающее впечатление, напоминая о прошедших праздниках.

Зато внутри все выглядело лучше, чем я ожидала. Бар блестел полированным деревом. Пол здесь явно недавно перестелили. Современные покрытия из искусственного дуба смотрелись неплохо, столики и кабинки сверкали чистотой. Декор был выполнен в охотничьем стиле: головы оленей и больших рыб перемежались на стенах с зеркалами и табличками со старинными охотничьими лицензиями. Музыкальный автомат играл музыку в стиле кантри.

Это место мне понравилось, и я улыбнулась. Холлис спросил, хочу ли я сесть за стол или пройти в маленькую кабинку. Я выбрала кабинку. Он осведомился, что я предпочитаю из напитков, и я ответила, что «Куэрс»

[9]

вполне подойдет.

Холлис пошел к бару и вернулся с двумя бутылками. Еще он принес две салфетки, одну торжественно расстелил передо мной на массивном искусственном дереве и поставил на нее кружку. Я подавила улыбку. Вот и надейся на предварительные переговоры.

- Чем вы любите заниматься в свободное время - спросил он. - Когда разъезжаете по стране? Такого начала я не ожидала.

- Люблю читать, - ответила я. - Иногда мы пытаемся посмотреть какой-нибудь популярный фильм. Я занимаюсь бегом. Смотрю телевизор. Люблю смотреть баскетбольные матчи Женской национальной лиги. Я и сама в школе немного играла в баскетбол. И я собираюсь построить дом своей мечты.

- Расскажите мне об этом доме, - с улыбкой попросил Холлис.

- Хорошо, - медленно произнесла я, так как не часто говорила об этом. - Он, конечно, будет стоять вдалеке от изъезженных дорог. Я хочу, чтобы он скорее напоминал бревенчатую хижину, но имел все удобства. В Интернете я нашла план и купила его. Но разумеется, я хочу немного подправить план.

- Конечно, - согласился Холлис, отхлебнув пива.

- В доме будут две спальни, кабинет и общая комната. Здесь кухня, а здесь - ванная. - Я смотрела на стол, чертя по нему пальцем. - С задней стороны будет въезд для машин, чтобы в кухню можно было внести продукты, не промокнув под дождем. Вот здесь, с правой стороны кухни, я сооружу площадку, видите? А может, сделаю ее рядом с общей комнатой. Там будет камин, и на площадке можно будет держать дрова. А еще на площадку можно поставить газовый гриль. Чтобы жарить на нем стейки.

- И кто будет жить вместе с вами в этом доме?

Вздрогнув, я вскинула на него глаза.

- Ну конечно… - начала я, а потом захлопнула рот.

- Ваш брат, конечно, к тому времени женится? - ласково спросил Холлис. Его глаза изучали меня, лицо было спокойно. - Возможно, и вы выйдете замуж. Перестанете так много ездить по стране.

- Возможно, - после паузы ответила я. - А какие планы у вас?

- Я останусь здесь, - ответил он почти печально. - Может, попытаюсь завязать постоянные отношения, кто знает? Я не был с женщиной с тех пор, как умерла Салли. Перед тем как ее повстречать, я успел жениться, и брак этот продлился около десяти минут. Я был тогда совсем юнцом. А теперь, возможно, трудно будет убедить какое-нибудь милое создание проводить со мной время.

- Не думаю, что тут возникнут проблемы, - заметила я.

Холлис и вправду мог отпугнуть некоторых женщин, но в том, что его вторую жену убили, не было его вины.

- Вы были женаты… Вам это нравилось? Жить с кем-то сутки напролет?

Он задумчиво посмотрел в свою кружку. Потом взглянул на меня.

- Первый брак был раем, длившимся два месяца. Потом он стал адом, - криво усмехнулся Холлис. Мы совершили огромную ошибку. Единственное, что могу сказать: ей так же хотелось совершить эту ошибку, как и мне. Мы так желали друг друга, что я не спал ночами. Все время, пока мы были женаты, мы смотрели на брак как на разрешение законно трахаться. И, милая, как же мы трахались! Мы не понимали, что кроме секса существует многое другое, но это выяснилось довольно быстро. Когда мы разошлись, то оба почувствовали огромное облегчение.

Взглянув на меня, Холлис вопросительно вскинул бровь, а потом принес еще два пива.

- С Салли все было по-другому, - сказал он. - Она была милой, в отличие от матери и сестры. Те были дикарками. Салли хотела уйти от них, однако чувствовала ответственность за сестру, поскольку мать не просыхала. Потом Хелен взялась за ум и перестала пить. - Он покачал головой. - А теперь их всех нет в живых, и это уже не имеет значения, верно? С тем же успехом Хелен могла бы продолжать пить.

- Вы получили результаты вскрытия Тини? - спросила я.

Лицо его стало настороженным.

- Я не могу говорить с вами об этом. - Он посмотрел на меня долгим взглядом. - А почему вы спрашиваете?

Я не имела права открывать секрет погибшей пары. И внезапно удивилась, что меня вообще это заботит. Я нахожу тела, а потом уезжаю. Люди все время умирают, кто-то в постели, кто-то в лесу, кто сам приставляет к виску пистолет. Результат один и тот же. Чем нынешний случай отличается от остальных?

- Какой случай был у вас самым худшим? - ни с того ни с сего спросил Холлис.

Может, выражение моего лица подсказало ему вопрос?

- О, случай с торнадо, - не раздумывая ответила я.

- Где это произошло?

- В Техасе. На главную улицу маленького городка обрушился ураган. Не помню, звучали сирены или нет. А может, все произошло так внезапно, что сирену некогда было включить. Одна женщина, Молли Матерс, бежала из своего офиса к машине и держала одну из пластиковых переносок. В ней был ребенок. Совсем крошечный.

- И смерч унес ребенка?

Я кивнула.

- Выхватил переноску прямо из руки Молли.

Мы помолчали.

- Все, конечно, были уверены, что ребенок не выжил, но мать не могла в это поверить. Она цеплялась за мысль, что ребенок до сих пор в переноске, может быть, где-нибудь в поле, и хочет есть.

Я рассказывала это ровным голосом, потому что Даже думать об этом мне было трудно.

- Вы нашли ребенка?

Я кивнула, крепко сжав губы.

- Мертвым?

- Конечно. На дереве. Девочка по-прежнему находилась в переноске.

- Господи!

Я снова кивнула. Что тут еще скажешь?

- Но по большей части это не так плохо, - сказала я после длинной паузы, дав памяти о том случае поблекнуть. - Чаще всего я нахожу девушек, не вернувшихся домой, или заблудившихся стариков. Иногда похищенных детей - нечасто, потому что, если кто-то сажает их в машину, невозможно угадать, где искать тело.

- Стало быть, вы беретесь за поиски, когда местонахождение тела известно?

- Ну если круг поисков можно сузить до разумных пределов. Вы не можете сказать: «Эй, он путешествовал где-то по пустыне Мохаве» [10] - и ожидать, что я что-нибудь найду. Если только мне не дадут неограниченное время для поисков и не будут его оплачивать.

- На что это похоже?

- Что?

- Ощущение, когда тело рядом.

- Что-то вроде жужжания, гудения. Я ощущаю его костями, мозгом. Это почти больно. И чем ближе я подхожу, тем сильнее становится ощущение. А когда я совсем рядом, то словно переселяюсь в тело и вижу смерть человека.

- И много видите?

- Несколько секунд до того, как она наступает. Но вижу только умирающего. Того, кто рядом, не вижу. При этом я умираю сама. Неприятное… ощущение.

- Слишком мягко сказано.

Он сделал большой глоток пива.

Я кивнула.

- Мне бы хотелось увидеть лицо убийцы, но я его не вижу.

- Если бы и увидели, суд не смог бы опираться на ваши голословные показания.

- Да, понимаю, но все-таки, - пожала я плечами. - Если бы я могла видеть преступника, от меня было бы больше пользы.

- Вы считаете свою работу полезной?

- Конечно. Все хотят определенности, верно? Незнание мучает вас. Я говорю «вас» в широком смысле слова. Разве вам не стало легче, когда вы узнали, что случилось с вашей женой? И если люди мне верят, я могу сэкономить уйму денег. Например: «Не осушайте этот пруд и не посылайте водолазов. Тела там нет». Или: «О, на помойке искать не нужно».

- Если вам верят.

- Вы правы: многие не верят.

- И как вы на это реагируете?

- Я научилась смотреть на такое сквозь пальцы и Уходить.

- Это, наверное, трудно.

- Поначалу было трудно, сейчас - нет. А что насчет вашей работы?

- Она примерно такая, как вы и ожидаете. В основном нетрезвые водители. Пререкания соседей. Иногда кражи в магазинах. Грабежи. Ничего загадочного или очень серьезного. Время от времени муж избивает жену или кто-нибудь в субботнюю ночь палит из ружья. Мне ни разу не доводилось видеть человека, совершившего что-нибудь из ряда вон выходящее, - криво улыбнулся Холлис.

Я уже начала гадать, где мы возьмем еще темы для разговоров, но следующие два часа прошли легче, чем я ожидала. Холлис рассказывал об охоте на оленей и о том, как свалился с «засидки» на дереве, но лишь растянул лодыжку, а в том же году его приятель Джон Харли тоже упал с «засидки» и сломал спину. Я сама однажды повредила спину, играя в баскетбол. Холлис тоже в школьные годы играл в баскетбол. В школе он отлично проводил время, но вернуться в те годы никогда не хотел. И я не хотела. В старших классах я старалась держаться в тени и помалкивать: не желала, чтобы кто-нибудь узнал, как плохо мне живется дома. Из-за матери и отчима я никого не приводила к себе. И я справлялась со своей ролью очень даже хорошо, пока не пропала Камерон. Ее исчезновение стало таким захватывающим, его так обсуждали в прессе, что все невольно обратили внимание и на меня.

- Кажется, я припоминаю тот случай, - задумчиво произнес Холлис.

Он пил уже третью бутылку, а я все еще расправлялась со второй.

- Это ее какой-то мужчина посадил в голубой пикап?

- Ее схватили по дороге домой, - кивнула я. - Она украшала школьный зал, готовила его к танцам. Я ушла домой раньше, поэтому она была одна. Тот парень схватил ее прямо на улице. При свидетелях. Но ее так и не нашли.

- Сожалею, - сказал он.

- Когда-нибудь я ее найду. Услышу знакомое гудение и почувствую, что это она. И тогда мы узнаем, что с ней сталось.

- Ваши родители живы?

- Отец, кажется, жив. Мать умерла в прошлом году.

Алкоголизм и наркотики в конце концов сожрали ее тело.

- Какое отношение имеет к вам Толливер?

- Отец Толливера женился на моей матери, и нас вырастили как одну семью.

Если нас действительно «растили», добавила я про себя. В основном мы выживали сами. Спустя некоторое время мы научились хорошо притворяться перед представителями властей, которые могли бы нас разлучить. Толливер присматривал за мной и Камерон. Я ухаживала за двумя младшими девочками, Мариеллой и Грейси. Старший брат Толливера, Марк, регулярно заглядывал к нам: следил, чтобы мы не голодали. Если мы голодали, Марк привозил продукты. Толливер, как только подрос, устроился на работу в ресторан и приносил нам всю еду, какую только мог.

Иногда наши родители работали, иногда получали пособие. Но большая часть денег шла им в глотки и вены.

Мы научились выживать, довольствуясь самым малым, научились выбирать одежду в дешевых магазинах и на гаражных распродажах так, чтобы она не выдала, как мы живем. Марк читал нам лекции о том, как важно получать хорошие оценки.

- Пока вы чистые и аккуратные, не прогуливаете уроки и получаете хотя бы удовлетворительные оценки, социальная служба вас не тронет, - учил он нас и был прав.

До тех пор, пока не исчезла Камерон. Я пыталась объяснить Холлису, как мы жили в те годы.

- Это ужасно, - вздохнул он.

Лицо его было печальным. Он грустил о девочке, которой я была тогда, благослови его Господь.

- Тебя били?

- Нет. Не замечать нас - таков был ключ к их системе воспитания детей. Они не замечали даже Мариеллу и Грейси. Когда девочки были совсем крошками, мама еще ухаживала за ними, но потом переложила свои обязанности на нас с Камерон. Главным образом на меня. Было трудно не скатиться в ту же канаву.

Я пыталась цепляться за воспоминания о том, какой жизнь была раньше - до того, как мать пристрастилась к наркотикам, а отец сел в тюрьму. Я пообещала себе, что смогу снова зажить такой жизнью. Двум моим младшим сестрам было легче: они не помнили о более светлых днях.

Напряжение, с которым я поддерживала статус-кво, почти убило меня. Но мы справлялись, пока не похитили Камерон.

- А что было потом? - спросил Холлис.

Я поерзала на стуле, посмотрела в сторону.

- Давайте поговорим о чем-нибудь другом. Но если коротко, подростком я несколько лет прожила в фостерной семье [11] , а мои младшие сестренки жили с тетей и дядей.

- И каково было в фостерной семье?

- Они были порядочными людьми. Не совратителями детей, не рабовладельцами. Пока я выполняла свою часть работы по дому и делала уроки, мне жилось сносно.

И было верхом наслаждения жить в доме, в котором ценят порядок и чистоту.

- Следов вашей пропавшей сестры так и не обнаружили?

- Нашли ее кошелек и ранец.

Я подвигала правой ногой, онемевшей от долгого сидения.

- Плохо.

- Да, я бы сказала, что у нас обоих в жизни была пара-другая ухабов.

Холлис кивнул.

- Давайте выпьем за перемены к лучшему!

И мы чокнулись стаканами.

Позже мы пошли к нему в дом и получили друг от друга немного утешения и тепла. Но на ночь я не осталась, хотя Холлис и уговаривал. Примерно в три часа я поцеловала его на прощание у порога моего мотеля, и мы долго стояли обнявшись. Потом я вошла в номер одна, промерзшая до костей.

Глава седьмая

Утро для пробежки выдалось хорошее - третий ясный день подряд, прохладный, обещавший безоблачное небо. Я провела щеткой по волосам, надела спортивный бюстгальтер, старую футболку с надписью «Race for the Cure» [12] , медальон, на котором было выгравировано мое имя и номер мобильника Толливера, прикрепила к бриджам из лайкры маленький перцовый баллончик. Нашла пластиковый футляр с отверстием на одном конце, положила в него ключ от комнаты и прицепила на одну цепочку с медальоном.

После разогревающих упражнений я решила пробежаться на другой конец города. По главным улицам мне бежать не хотелось: даже в Сарне там оживленное движение. Зачем глотать автомобильные выхлопы? Я выбрала маршрут, который вел по глухим улочкам с мелкими офисами и небольшими Домами, и с чувством облегчения начала пробежку.

Во время бега можно думать о чем угодно. К своему удивлению, я чувствовала себя лучше, чем ожидала: спокойствие и никакой вины. Хотя в сексуальном отношении я была довольно неопытна, Холлис оказался нежным и тактичным любовником. Он не меньше меня нуждался в физическом контакте. И я сказала себе: то, что случилось, - хорошо и нормально.

Погруженная в эти мысли, я не сразу заметила, что следом движется какой-то пикап. Потом шум двигателя привлек мое внимание, и сердце неприятно сжалось, когда я сообразила, что водитель явно меня преследует. Темная тень, которую я заметила краем глаза, превратилась в грохочущую действительность. Хотя я продолжала бежать с той же скоростью, все мое внимание сосредоточилось теперь на автомобиле.

Он следовал за мной, как лев, крадущийся за добычей в высокой траве. Я сняла с цепочки перцовый баллончик. Интересно, разрешено ли в Арканзасе пользоваться таким средством самозащиты? Этого я вспомнить не смогла, но решила, что сейчас меньше всего следует беспокоиться о законности. От мотеля меня отделяло примерно полмили, и по улицам ехало мало машин. На помощь рассчитывать не приходилось. Баллончик почти спрятался в моей ладони.

Сейчас я бежала мимо учреждений, которые пока не приступили к работе: страховое агентство, ювелирный магазин, прачечная. Ни машин, ни прохожих. Я страшно напряглась в ожидании, когда преследующий меня человек приступит к действиям. Если он подождет, пока я добегу до главной улицы или окажусь возле полицейского отделения… Но тут моему ожиданию пришел конец.

Пикап обогнал меня и встал у меня на пути. Из машины выскочили трое подростков. Конечно! Мальчик-звезда, тот, кого Мэри Нелл назвала Скотти, а с ним - двое приятелей.

Я остановилась, и они преградили мне дорогу. Все трое были одеты в форму школьной футбольной команды. Скотти стоял посредине, справа от меня - черноволосый невысокий мальчик, слева - крепкий подросток с каштановыми волосами. Оружия при них вроде не было. Но все трое сжимали кулаки.

- Эй, ведьма, мы ведь предупреждали, чтобы ты убиралась отсюда! - заявил Скотти.

Лицо его скривилось от злости. Троица, сдерживая возбуждение, переминалась с ноги на ногу и беспокойно двигала плечами.

Я переводила взгляд с одного мальчишки на другого, соображая, на которого напасть в первую очередь. Подростки явно приготовились к решительным действиям.

- Вы, парни, что, изнасиловать меня решили? - поинтересовалась я, стараясь прояснить ситуацию.

Мой вопрос их поразил. Шокировал. Двое подростков вопросительно взглянули на вожака. Может ждали от него указаний?

- Да зачем ты нам сдалась, уродина? - спросил Скотти, стараясь говорить пренебрежительно чтобы дать понять: нежелание насиловать меня не ставит под сомнение его мужественность.

Само собой, настоящие мужчины в любое время готовы к любому виду секса, и если им не хочется меня изнасиловать, значит, я просто не вызываю такого желания.

- Ну и хорошо, - сказала я, заметив, что черноволосый подросток уже не в силах сдерживаться.

Он занес руку, готовясь меня ударить. С его стороны было глупо так явно демонстрировать свои намерения. Я брызнула из баллончика ему в лицо, он покраснел, схватился за глаза и завопил:

- Жжет! Я ничего не вижу!

Дружки с раскрытыми ртами уставились на него. Я брызнула и в них тоже, хотя Скотти в последнюю минуту попытался увернуться и я не попала ему в глаза.

Рев полицейской машины лишил меня остатков самообладания. Однако, оправившись от шока, я страшно обрадовалась, увидев полицейскую машину, а еще больше обрадовалась, увидев за рулем шерифа Харви Брэнскома.

Шериф, напротив, был вовсе не рад нашей встрече.

- Что здесь происходит? - рявкнул он, с отвращением глядя на подростков.

Те лили слезы и стонали, черноволосый сидел на земле.

- Они преградили мне путь машиной и стали мне угрожать, - объяснила я.

- Нет, шериф! - завыл черноволосый. - Это все она! Она…

- Так это она вывела автомобиль на обочину, вытащила вас из машины, поставила перед собой и обрызгала из баллончика?

Харви Брэнском очень хотел найти повод, чтобы выдвинуть против меня обвинение, но ему помешала честность.

- Меня, Скотт, от твоей троицы уже тошнит. Если увижу, что после этого инцидента ты хотя бы взглянешь на мою племянницу, засажу в тюрьму, и тебе там не понравится.

Я сомневалась, что Скотт как следует понял угрозы шерифа, поскольку мальчишка согнулся в три погибели и тер горевшее лицо. Да, видно, мне не следовало этого делать, ведь я читала инструкцию, прилагавшуюся к перцовому баллончику. Шериф Брэнском тяжело вздохнул и вынул из полицейского автомобиля бутылку с «Горной водой Озарка».

- Вам повезло, что я вожу ее с собой, - пробормотал он.

Он открыл бутылку и заставил подростков стоять смирно, пока умывал им лица.

Надеюсь, вам стыдно. Не только потому, что вы едва не совершили тяжкое уголовное преступление. Вы, трое больших парней, готовы были избить одинокую женщину. Мало того, вы еще и прогуляли школу, за это вас сегодня оставят после уроков, а значит, вы пропустите футбольную тренировку. И мне интересно, что устроит вам тренер, когда я позвоню ему и объясню, по какой причине вы ее пропустили. - Харви, вскинув бровь, взглянул на меня. - Это в том случае, если леди не захочет подать на вас в суд Если же она выдвинет против вас обвинения, вы вообще сегодня не попадете в школу.

Я поняла намек. Поколебалась, потом кивнула и увидела, как плечи шерифа расслабились.

- Если вы позвоните их тренеру и позаботитесь о том, чтобы их как следует наказали, этого с меня будет довольно. В конце концов, - многозначительно произнесла я, - если я подам на них в суд, их выгонят из футбольной команды, по крайней мере на некоторое время.

На лице Харви читалось облегчение.

- Да, выгонят. И разумеется, их родители обо всем узнают. Думаю, арест положит конец их мечтам о колледже. Твоему отцу, Скотт, будет интересно выслушать твои объяснения, тем более что совсем недавно ему пришлось заплатить за три новых почтовых ящика на Бейнбридж-роуд. И ты знаешь, Джастин, что твоя мама с трудом наскребла денег на эту футбольную форму.

Джастин слишком громко рыдал, чтобы ответить, но вид у него был совершенно несчастный.

- Коди, а что скажет твоя бабушка, когда узнает, что ты напал на женщину?

- Мы просто хотели, чтобы она уехала из города, - пробормотал Коди.

Видно, я не слишком метко в него прицелилась, когда опрыскала из баллончика.

Мое сердце до сих пор колотилось, точно у зайца, заслышавшего в кустах собаку. Чувство было неприятным и унизительным: надо же было так напугаться! Если бы при мне не было перцового баллончика или если бы шериф не вмешался, сейчас бы мне уже сломали челюсть или несколько ребер. Три больших мальчика (мужчины), всего несколькими годами младше меня… Да они вполне могли бы меня убить.

Харви Брэнском выполнил все, что пообещал. Он вынул мобильник, позвонил футбольному тренеру и, не уточняя, что именно натворили мальчики, сказал, что они заслуживают самого серьезного наказания. Я была довольна сделкой с шерифом и подумала, что это мое лучшее достижение в Сарне.

Когда шериф решил, что Скотт проморгался и может сесть за руль своего пикапа, Брэнском послал подростков в школу. Машина скрылась из виду, мое сердце перестало бешено колотиться, и тогда шериф сказал:

- Мисс Коннелли, я вижу, вы не пользуетесь популярностью в Сарне.

В том, что я не пользовалась популярностью у него, я не сомневалась. Его лицо выражало сдержанную неприязнь.

- Мне жаль, что с вами такое произошло. Скотт сделал это из-за Мэри Нелл. Они с первого класса в одной школе.

В моих ногах до сих пор гудел адреналин.

- И он проявляет свои чувства тем, что избивает другую женщину?

- Нет, этот идиот считает, что должен защитить мою племянницу от того, кто, по его понятиям, собирается причинить ей зло, - ответил Брэнском

Он прислонился к своей машине. Сейчас он выглядел старше своих лет.

- Наши люди не могут понять ни вас, ни того, чем вы занимаетесь, мисс Коннелли. Вы нашли Тини, но мы по-прежнему не знаем, кто ее убил, до сих пор нет доказательств, что это сделал не Делл. И, получается, Тини нельзя было искать, потому что после этого убили и Хелен. Мы будем хоронить Тини и ее мать одновременно, на том участке, где уже лежит Салли. Судя по тому, что вы сказали Холлису, три члена одной семьи были убиты. Жаль, что молния не ударила вас чуть покрепче. Может, тогда вы бы увидели побольше.

«Или, - подумала я, догадываясь о его мыслях, - меня бы убило, и теперь у них не было бы проблем». Меня поразило такое недоверие.

- В вашем распоряжении было много месяцев. Достаточно для того, чтобы разгадать загадку смерти Делла и исчезновения Тини, - сказала я почти шепотом, потому что мне хотелось кричать. - В вашем распоряжении штат полицейских, криминалистическая лаборатория. Вы можете расследовать убийство Хелен. А я просто женщина, которая умеет находить трупы. Больше я ни на что не претендую. Не смейте обвинять меня в том, что у вас происходит.

За машиной шерифа остановился еще один патрульный автомобиль, из него в тяжелой, поскрипывающей полицейской амуниции вышел Холлис.

- С вами все в порядке? - спросил он, взяв меня за плечо.

Он наклонился и заглянул мне в лицо. То, что он увидел, заставило его рассердиться.

- Возле школы я задержал Бриско за превышение скорости. Он так плохо выглядел, что я спросил, что с ним случилось. Он мне все рассказал и не понял, почему я не аплодирую.

Я почувствовала себя старухой. В спортивном костюме, на ветру, я совсем замерзла. Единственным теплым местом в мире было мое плечо под рукой Холлиса.

- Со мной все в порядке, - ровным голосом проговорила я. - Сейчас закончу пробежку и вернусь в мотель.

- Где ваш брат? Может, заехать за ним и привезти сюда?

Неожиданно голова моя стала легкой, как воздушный шар. Я поняла, что это вызвано противоречивыми ощущениями - сначала дикий страх, а потом такое же сильное чувство облегчения заставили меня оцепенеть. К тому же меня поразило, что у Холлиса хватило интуиции предложить то, чего не хотелось больше всего на свете… Но я не собиралась просить его привезти Толливера.

- Я ценю ваше участие, - сказала я очень тихо. - Но сейчас мне нужно бежать.

Не знаю, понял он меня или нет, но, надеюсь, уловил мою искренность. Поскольку мы находились в публичном месте, я его не обняла. Но даже если б мы были одни, не уверена, что я обняла бы его. С трудом растянув губы в улыбке, я пустилась бегом. Бежала я очень медленно, потому что мой организм был полностью сбит с толку: мышцы не знали, охладились они от бездействия или, наоборот, разогрелись от адреналина. Мысли разбегались в разные стороны, однако я сосредоточилась на одном: надо закончить пробежку, чтобы не потерять лицо.

К мотелю я вернулась без приключений, одолев дистанцию, которую сама для себя установила. Я остывала, расхаживая по стоянке возле своего номера, и пыталась стряхнуть с себя остатки страха. Ну что я за дура! Дура, дура!

Появился брат, заканчивавший свою пробежку. Я поспешно подошла к двери и вставила в замок пластиковую карту.

- Ну уж нет! - крикнул он. - Ты останешься здесь.

Черт! Я не обернулась.

Толливер развернул меня за плечо и осмотрел с ног до головы.

- Ты в порядке? - спросил он.

Должно быть, повстречался с кем-то из полицейских.

- Да, - ответила я, стараясь не говорить сердито. - Со мной все хорошо. А кто тебе сказал?

- Я видел Холлиса Бокслейтнера. Так вот где ты была сегодня ночью?

Я кивнула, стараясь не смотреть Толливеру в глаза.

- Нам надо поскорее уехать отсюда, - заявил он. - Хоть бы они нашли того, кто это сделал.

- Может, мне следует посмотреть на тело Хелен? Я бы что-нибудь обнаружила.

- Холлис сказал, что после того, как утром мы уехали от нее, ей позвонили. Пол Эдвардс.

- О чем они говорили?

- Холлис не сказал. Ночью, как я понимаю, он тебе об этом не говорил?

- Нет.

Мое лицо вспыхнуло.

- Но шериф не хочет, чтобы мы уезжали, - сказал Толливер. - Он считает, что мы что-то знаем.

- Мы могли бы попросту взять и уехать. Нет такого закона, который запретил бы нам сделать это.

- Я так не думаю, - произнес Толливер.

Он наконец отпустил мои руки, которые сжимал так крепко, что теперь их защипало, когда к ним снова прилила кровь.

- Ты ведь знаешь: одно плохое слово от силовых структур - и мы потеряем клиентов.

Он был прав. Как-то раз мной остался недоволен шеф полиции. Он был убежден, что мне известно местоположение тела и что я знаю убийцу. Он сделал так, что у меня полгода не было заработка. Тогда нам пришлось туго. Я не хотела, чтобы это повторилось.

- Твой дружок даст нам хорошую характеристику, - поддразнил меня Толливер.

Он старался поднять мне настроение.

Я не стала возражать против слова «дружок», зная: брат не верит, что Холлис что-то для меня значит. Как обычно, он был одновременно и прав и не прав.

Глава восьмая

Морг «Глисон и сыновья», находившийся в старинном здании викторианского стиля, удивлял обилием тяжелых ковров. Стены были выкрашены в спокойный голубой цвет, окна с витражами, должно быть, обошлись хозяевам в целое состояние. В здании имелись две смотровые комнаты и офис, где семьи усопших могли заплатить за гробы и заказать другие услуги. В кухне постоянно варился кофе. Его пили родственники покойных. С задней стороны здания помещались более мрачные комнаты, в которых совершалась необходимая подготовка к погребению.

Элия Глисон, невысокий полный человек лет сорока, с гладкими густыми черными волосами и широким тонкогубым ртом, показал нам сначала парадную часть дома. Он принадлежал к третьему поколению Глисонов, занимавшихся похоронным бизнесом, и было видно, что он гордится своими достижениями. Я почувствовала к нему уважение.

- Это моя жена Лаура, - сказал он, когда мы проходили мимо открытой двери.

Женщина в комнате помахала рукой. У нее были очень короткие каштановые волосы и пухлая фигура.

- Зимой она занимается бухгалтерией, а летом превращается в тетушку Хетти в кремовой гостиной.

Женщина улыбнулась, рассеянно кивнула и перевела взгляд на экран монитора. На вешалке в углу я заметила мягкую шляпу с цветами и длинный передник в тон. Я надеялась, что комната оборудована кондиционером.

- Полагаю, ваш бизнес не зависит от времен года, - сказала я, не придумав лучшей реплики.

- Вы удивитесь, но летом у нас умирает по меньшей мере два туриста. Разумеется, мы только подготавливаем усопших к отправлению домой, но все же это приносит доход.

На это я не знала, что ответить, поэтому просто кивнула и сделала мысленную заметку: летом держаться подальше от Сарна.

Было как- то неловко думать о здешних людях, надевающих старинные костюмы с целью сымитировать прошлое -прошлое, которое было куда более опасным, вонючим, невежественным и полным смертей, чем теперь принято делать вид. И умирали тогда от болезней, от которых сегодня легко излечивают. Женщины умирали в родах, дети гибли от полиомиелита и несовпадения резус-фактора, у мужчин мог развиться сепсис после небольшой травмы при работе с пилой… Я видела все это на кладбищах. Большинство людей не думают об этом, когда пытаются вообразить прошлое. Они вспоминают только о хорошем: об отсутствии абортов, гомосексуализма, телевидения, разводов. Прошлое представляется им в виде пятничных вечеров, когда соседи, стоя на крыльце, играют на скрипке, поют псалмы, а браки у всех долгие и счастливые.

Я же видела внезапные, бессмысленные смерти.

Вскоре мы пришли в новую часть дома, и директор показал нам тело Хелен. Об этом его попросил Холлис. Он заверил Глисона, что при виде трупа я не упаду в обморок и меня не вырвет. Я люблю похоронные залы. Мне нравится попытка сделать смерть достойной и приемлемой. Это как смягчающая подушка для жизни. Мертвым все равно, а живым легче.

Чем ближе мы подходили к комнате с закрытыми дверями, тем громче жужжало у меня в голове. Шум достиг апогея, когда я оказалась в белой стерильности современного помещения для бальзамирования трупов.

- Я над ней еще не работал, - сообщил Элия Глисон. - Ее только что доставили из криминалистической лаборатории. Сказали, что проверка на токсичность займет у них несколько месяцев, потому что много работы.

- Может, выйдете в коридор? - спросил Толливер. - Просто у моей сестры иногда бывают странные реакции, и это может вас напугать.

- Прошу прощения, - твердо произнес Глисон. - Тело Хелен находится под моей ответственностью, поэтому я останусь здесь.

Что ж, другого ответа я не ожидала и согласилась.

Потом полностью сосредоточилась на лежащем на столе теле. Я подняла руку, чтобы мужчины помолчали, и приблизилась к Хелен.

Женщина была до подбородка укрыта простыней. Волосы были причесаны. Я почувствовала, что ее душа все еще здесь, что оказалось для меня полной неожиданностью. Я даже вздрогнула. Почти беспрецедентный случай: после смерти прошло три дня, а ведь тело не значилось потерянным. Я знала, что получу больше информации, поскольку Хелен все еще была целой. Но меня охватило чувство глубокой жалости. Мышцы на моей шее едва заметно задергались, потому что я не пыталась искать ее, она находилась прямо передо мной. И была целой.

Глисон смотрел на меня с плохо скрываемым отвращением.

- Она здесь, - почти прошептала я и увидела, что лицо Глисона помертвело от ужаса.

Я взглянула на Толливера, и тот понимающе кивнул.

- Сейчас я к ней прикоснусь, - объяснила я Глисону. - С уважением.

Я посмотрела на избитое лицо Хелен, и мое лицо и шея наконец-то расслабились. Казалось, кто-то нарисовал на лице покойной темные тени: так много у нее было синяков. Кончиками пальцев я дотронулась до кожи на ее плече. Словно издалека я услышала собственный вздох - глубокий, грудной, испуганный звук. Увидела поднятую руку, руку с зажженной свечой. Я пригибалась, пыталась уйти от удара. Рука принадлежала мужчине, я видела длинный рукав. Чувствовала шок, вызванный предательством. Увидела, как эта рука опустилась. Боль, разочарование, горечь, надежда на воскресение, ужасающая смесь эмоций. А потом - ничего, ничего, ничего.

- Знаю, - прошептала я. - Теперь ты можешь уйти.

И душа Хелен Хопкинс покинула тело.

Такой случай был у меня только однажды. Тогда я не знала, что делать, так как наткнулась на тело случайно. Подобные истории и порождают рассказы о привидениях. Душа хочет, чтобы кто-то увидел ее борьбу, ее предсмертную агонию, чувства, охватившие ее в момент убийства.

Я успокоила Хелен Хопкинс, прежде чем ее похоронили. Я сделала нечто хорошее.

Но вместе с ней я пережила ее последние мгновения и теперь чувствовала слабость. Толливер взял меня за руку и подвел к металлическому стулу. То, что произошло в момент убийства, отпечаталось в моем мозгу. Я заметила, что Элия Глисон смотрит на меня, прищурив глаза и открыв рот. Я знала этот взгляд. Так смотрят на ведьм, которых хотят сжечь.

- Хелен теперь с Господом, - сказала я и постаралась улыбнуться.

Глисон слегка успокоился.

- Вы это точно знаете?

- Да, - ответила я твердо. - Сейчас она на небесах, вместе со святыми.

Такие заявления всегда производят впечатление, и ко мне перестают приставать. Терпеть не могу разыгрывать эту карту. Я не назову себя неверующей. Или агностиком. Но мне приходится говорить с людьми о Боге так, чтобы они поняли, потому что мой Бог не такой, как у них. Даже если люди по-настоящему не верят, для них всегда утешительно услышать христианские догмы. Вообще-то, когда они слышат такие догмы от меня, это может поколебать их тайное неверие.

И это обеспечивает мне безопасность. И безопасность Толливеру.

Глисон натянул на лицо Хелен простыню, и я в последний раз посмотрела на тело, покрытое отбеленным хлопком. Теперь передо мной была пустая оболочка, набор клеток, которые отныне начнут быстро разлагаться.

Когда мы снова вышли под нежаркий солнечный свет, я спросила Толливера, можем ли мы найти подругу Хелен. Мы позвонили Холлису, и тот сказал, что лучшей подругой Хелен была Анни Гибсон. Мы заглянули в городской справочник и пять минут спустя сидели в гостиной - почти точной копии комнаты Хелен. Фотографии детей, показывающие этапы их взросления, большая семейная Библия на кофейном столике, нагромождение ухоженной мебели, запах обеда… Все очень знакомо. Единственное отличие - новые фотографии: у Анни Гибсон появились внуки. В углу стояла корзина с игрушками, дожидавшимися, когда их разбросают по комнате маленькие ручки.

Внешне Анни Гибсон ничуть не походила на Хелен Хопкинс. Толстая, с одышкой, с короткими кудрявыми волосами, она носила очки в голубой пластмассовой оправе. По ней было сразу видно, что женщина она неглупая. Она не позволила нам войти, пока мы не показали ей водительские удостоверения. Тогда Анни предложила нам кофе - из вежливости, а не от души.

- Хелен говорила мне о вашем визите, - сказала Анни Гибсон. - Я не знаю, хорошие вы люди или нет. Но она положительно о вас отозвалась, так что мне этого довольно. Я буду скучать по Хелен. Мы каждый день встречались за кофе, дважды в год ездили за покупками в Литтл-Рок. Посылали друг другу открытки на Рождество.

По пухлым щекам Анни потекли слезы, и она потянулась за коробкой с платками, стоявшей подле нее на столике. Промокнула слезы, высморкалась.

- Наши мамы были лучшими подругами. Они и родили нас в один месяц.

Я пыталась представить, каково это - дружить с кем-то так долго. Анни Гибсон было лет под сорок. Я силилась представить, что это такое - иметь внуков, но и детей-то вообразить не могла. Такая долгая дружба казалась мне чем-то невероятным.

«Мне повезет, если я вообще проживу так долго», - подумала я. Интересно, с чего мне в голову пришла такая мысль? Я очнулась и сосредоточилась на сидевшей напротив женщине.

- Я должна поговорить с вами о том, что вам, возможно, не понравится, - начала я.

Анни была открытой женщиной, и я почувствовала, что с ней надо говорить без утайки.

- Вы должны обсудить это со мной, прежде чем я приму решение, - сказала она.

Лицо ее было мягким, но воля - железной.

- Некоторые вещи должны оставаться в секрете.

- Я с вами согласна, - ответила я и подалась вперед, упершись локтями в колени.

- Миссис Гибсон, Хелен сама сказала нам, что пила.

- Так и есть, - кивнула Анни Гибсон, не сводя с меня глаз.

- Хелен пригласила нас поговорить с ней об убийстве Тини.

Я говорила медленно, осторожно подбирая слова.

- Когда я рассказала ей о Тини и Салли, она сказала, что передаст мои слова их отцам. Вот я и хочу узнать у вас: кто был отцом Тини?

Анни Гибсон покачала головой. Коричневые кудри закачались, словно были сбрызнуты лаком для волос. Может, так оно и было.

- Я обещала Хелен, что никому не скажу. Она приказала молчать, даже если спросит сама Тини.

- А она спрашивала?

Я благословляла брата за его молчание.

- Да, - без колебаний ответила Анни. - Спрашивала. Перед самой своей смертью.

- Итак, похоже, это был важнейший секрет, - заметила я. - Понимаете? Она спрашивала и погибла. Хелен сказала, что собирается рассказать отцу Тини, и тоже погибла.

Анни Гибсон изумленно раскрыла глаза. Похоже, она сложила два и два.

- Но этого не может быть! У него не было причин так поступать!

- Должно быть, были, - заметила я, пытаясь говорить ласково и убедительно. - Я рассказала Хелен, что жену Холлиса, Салли, тоже убили. Теперь погибла вся семья. И все они знали, кто был отцом Тини.

- Тини не знала, - возразила Анни Гибсон. - Тини так и не узнала. Я ничего ей не рассказала, ведь я обещала Хелен. И я знаю, что Тини спрашивала Хелен много раз после того, как начала подозревать, что ее отец - не Джей.

- Джей? - переспросил Толливер.

- Муж Хелен. Отец Салли. Он придет на похороны. Хотя он и развелся с Хелен, теперь унаследует дом. Сегодня утром он мне звонил.

- Где он остановился? - спросила я.

Возможно, удастся с ним поговорить.

В том же мотеле, в котором остановились вы. Но вряд ли вы узнаете у него что-нибудь важное. Хелен бросила пить, а Джей так и не бросил. Ей пришлось подать на него в суд, и постановление суда гласило, что он не может появляться дома. Произошло это года через два после рождения Салли. Раньше Джей был красивым мужчиной, но теперь он никчемное существо.

- У нас есть опыт общения с алкоголиками.

- В самом деле? - Она в упор посмотрела на меня. - Я заметила на вас эту отметину.

- Отметину?

- Дети, выросшие у родителей-алкоголиков, все имеют такую отметину. Я ее вижу. Другие не замечают.

Оказывается, я не единственный человек на земле, у которого есть странный маленький талант.

Мы с Толливером встали, Анни тоже поднялась. Я оглядела маленький дом и заметила на дверях хорошие замки. Чувствовалось, что сюда то и дело приходят друзья и члены семьи; пока мы были здесь, дважды звонил телефон, и хозяйка поставила его на автоответчик. Анни была хорошо защищена.

- На вашем месте, - сказала я очень осторожно, - я бы поехала на пару дней в Литтл-Рок - за покупками или еще за чем-нибудь.

- Вы мне угрожаете? - поинтересовалась она.

- Нет, мэм. Хелен мне понравилась, хотя я видела ее лишь однажды. И я видела ее после смерти. Я бы не хотела, чтобы вы пережили такой же страх, какой пережила она.

- Все же вы мне угрожаете, - настаивала Анни Гибсон.

Лицо ее затвердело, она стала похожа на очень упрямого мопса.

- Клянусь, это не так, - произнесла я как можно серьезней. - Я просто беспокоюсь о вас.

Но она не собиралась меня слушать, я лишь впустую тратила время. С этого момента все наши с Толливером слова только подтвердили бы в ее глазах наши дурные намерения.

- Вам нужно пойти сегодня в церковь, послушать музыку, она навеет вам хорошие мысли, - заключила она, захлопывая за нами дверь.

- Я думала, что Хелен - крепкий орешек, - пробормотала я. - Но тогда мне еще не встретилась Анни Гибсон.

На ланч мы пошли в «Макдоналдс», что доказывало - настроение у нас ни к черту. Когда мы были маленькими, родители так часто кормили нас фаст-фудом, что теперь мы даже запаха его не переносили. Когда моя мать вышла замуж за моего отца, у нас был хороший дом в Мемфисе и домработница, которую я любила, - строгая чернокожая женщина по имени Мэрилин Коучман. Ей нельзя было возражать; если она приказывала тебе что-то сделать, ты это делала. Как только Мэрилин поняла, что мать пристрастилась к наркотикам, она тут же ушла. Интересно, где она сейчас.

Я посмотрела на картофель фри в бумажном кульке и отпихнула его в сторону. Мэрилин была замечательным поваром.

- Нам нужны овощи, - заявила я.

- Картофель - овощ, - отозвался Толливер. - А кетчуп сделан из помидоров. Я знаю, что ботаники считают помидоры фруктами, но я всегда думаю о них как об овощах.

- Очень смешно. Я не шучу. Ты знаешь, что я должна избегать подобного дерьма. Нам нужно место, где мы сможем жить. Я научусь готовить.

- Ты не шутишь?

- Нет.

- Ты хочешь купить дом…

- Мы уже говорили об этом раньше.

- Но я не… Нет, ты говорила серьезно?

- Да, - не на шутку обиделась я. - А ты, выходит, шутил?

Он отложил бигмак, вытер пальцы бумажной салфеткой. Вошла очень молодая мать, неся на бедре ребенка, в другой руке держа поднос, полный еды и напитков. За ней по пятам следовал мальчик лет пяти. Женщина поставила поднос на стол, усадила детей и принялась раздавать им еду. Она выглядела обеспокоенной. Бретелька лифчика сползла с ее плеча, руки были голыми, потому что она носила кофточку без рукавов, несмотря на холодную погоду.

Теперь Толливер не спускал с меня глаз.

- Ты все еще думаешь о Далласе?

- Или о его окрестностях. Мы могли бы подыскать хороший домик - в Лонгвью или даже ближе к Далласу, в северном направлении. Это ближе к центру, чем Атланта, о которой мы тоже говорили.

Его темные глаза исследовали мои.

- Даллас ближе к Мариелле и Грейс, - сказал Толливер.

- Может, они не всегда будут нас ненавидеть.

- А может, будут. Нет смысла пытаться проломить стену.

- Когда-нибудь они изменятся.

- Думаешь, эти люди позволят им видеться с нами?

Мариелла и Грейс жили теперь с сестрой моего отчима и ее мужем. Тетя Толливера, Иона, не хотела заботиться о Толливере и Марке. Что уж говорить обо мне и Камерон (мы-то вовсе никем ей не приходились). Но когда социальные службы узнали о похищении Камерон и о том, что в нашей семье неладно, меня забрали в приемную семью, а Толливер отправился к брату. Тогда Иона с Хэнком соблаговолили взять к себе бедную дорогую Мариеллу и малютку Грейс. Они постарались, чтобы все услышали об их благородном поступке, но отрицали, что им что-либо известно о падении моей матери.

Прожив с Ионой и Хэнком два месяца, наши младшие сестры перестали смотреть на нас как на своих спасителей и защитников и начали вести себя так, будто мы были воплощением чумы.

Из множества горьких воспоминаний той короткой поры самым кошмарным было воспоминание о том, как Грейс вопила:

«Я никогда больше не хочу тебя видеть!» - когда я наклонилась, чтобы взять ее на руки.

- Не может быть, что они додумались до такого сами, - сказала я Толливеру, должно быть, в сотый раз. - Они нас любили.

Он, как всегда, кивнул.

- Иона с Хэнком убедили их, что из-за нас так плохо велось домашнее хозяйство, - сказал Толливер.

- Или вообще не велось. Как же все скверно, - отозвалась я из глубокого колодца горечи, отделявшего меня от других людей.

- Она уже умерла, - очень тихо произнес Толливер. - Возможно, что и он - тоже.

- Знаю, знаю. Прости.

Я помахала рукой перед лицом, разгоняя вернувшийся гнев.

- Я просто не могу избавиться от надежды, что когда-нибудь малышки подрастут достаточно, чтобы все понять.

- Все равно к прошлому возврата не будет.

Толливер был моим оракулом и знал это. Он почти всегда говорил вещи, о которых я боялась даже подумать. И оказывался прав.

- Наверное, не будет. Но когда-нибудь им понадобятся сестра и брат, и они нас позовут.

Толливер снова взялся за еду.

- Иногда я надеюсь, что этого не случится, сказал он очень спокойно, и я не придумала, что ответить.

Я знала, что он имеет в виду. У нас не было никого, за кого следовало бы отвечать. У нас не было никого, о ком следовало бы заботиться. У меня был только Толливер, у него была только я. После стольких лет отчаянных попыток не позволить распасться семье, не дать другим узнать, что у нас происходит, нынешняя ситуация - просто присматривать друг за другом - казалась сравнительно несложной и даже утешительной.

За наш столик присел Холлис с пакетом еды в руке.

- Надеюсь, не помешал, - сказал он. - Проезжал мимо и увидел вас в окно. Вы выглядели такими серьезными.

Толливер остро взглянул на полицейского. Холлис был в форме, и она ему очень шла. Я улыбнулась, глядя на остатки своего ланча.

- Мы готовы покинуть ваш город, - бросил Толливер. - Но не можем, пока шериф не даст отмашку.

- Что произошло в похоронном зале? - Холлис благоразумно пропустил слова Толливера мимо ушей.

Я рассказала ему, что Хелен убил человек, которого она знала и которому доверяла. Это, впрочем, не было открытием. После убийства ее маленький Дом остался таким же аккуратным, каким и был. Никто в него не вламывался, никто его не грабил.

- Я видела рукава, костюм был штатский, не форменный.

- Это все, чего вы добились?

«Нет, я освободила душу Хелен», - хотелось ответить мне. Но о некоторых вещах лучше промолчать. И это был именно такой случай.

- Послушайте, Холлис… Кто-то сказал, что Хелен подала в суд на первого мужа, Джея. Это так?

- Да, Джей был алкоголиком. Он и на нашей с Салли свадьбе напился. Мой дядя вывел его из церкви, потому что Джей нарушал церемонию. Салли было за него очень стыдно. - При этом воспоминании Холлис задумчиво покачал головой. - Я слышал, он вернулся в город. Наверное, Хелен оставила завещание. Джей унаследует дом и то немногое, что было у Хелен в банке.

- Зачем Хелен понадобилось составлять завещание в пользу человека, который так с ней обращался?

У меня сложилось впечатление, что такой поступок не в духе Хелен Хопкинс.

- Возможно, - откашлялся Холлис, - она была благодарна ему за то, что он признал Тини своей дочерью.

- Никто не знает, кто был отцом Тини?

- Нет. Но в конце концов, это мог быть и Джей. ДНК они не делали. Джей вел себя так, словно отец - он, и в свидетельстве о рождении Хелен записала его отцом.

- Почему он согласился на такое?

Толливер не поднимал глаз от оберток от еды, скатывая их в шарики и укладывая на подносе.

- Если бы он сказал, что дочь не его, он тем самым признал бы, что не смог удовлетворить свою жену, - объяснил Холлис так, словно ответ был очевиден.

- Выходит, лучше принять бастарда, чем признать, что жена спала с кем-то другим? - скептически спросил Толливер.

- Он поступил по-джентльменски.

На сей раз Холлис посмотрел на меня, и я почувствовала, что лицо у меня вспыхнуло.

- Иногда мужчины совершают правильные поступки, - очень серьезно сказал Холлис.

- Но если Тини не была его дочерью, он не дал шанс другому человеку совершить правильный поступок, - заметила я.

- А много ли мужчин стремятся признать своего ребенка? - поинтересовался Холлис.

Я слишком ясно вспомнила школьные дни. Что-то озадачивало меня с самого начала, и я решила, что с тем же успехом могу спросить об этом Холлиса сейчас.

- Я кое-чего не понимаю. Почему Делл Тиг не стеснялся встречаться с девушкой, имевшей плохую репутацию? Ведь он из лучшей семьи в городе. Или, по крайней мере, самой богатой. Тем не менее он встречался с девушкой, мать которой - алкоголичка, отец отсутствует, а сама девушка бедная и распутная.

Приподняв бровь, я ждала, что ответит Холлис. Тот поразмыслил минуту-другую.

- Они не общались, пока Хелен не начала работать на Сибил. Хелен приводила Тини после школы в дом Титов, и дочка делала там уроки. С тех пор детей и потянуло друг к другу. Потом родители Делла решили вмешаться. Вот и все, что мне известно. После этого если Тини и попадала в беду, то лишь когда родители Делла решали встать между ними или когда Хелен начинала бушевать. Если Тини не разрешали гулять с Деллом, она поднимала скандал.

Это было интересно. Никуда не приводило и все равно было интересно.

Я аккуратно сложила обертки от своей еды и положила их на поднос рядом с шариками Толливера.

- Прежде чем Хелен подала в суд на Джея, они скандалили? Полиция являлась к ним каждые выходные? Или она подала в суд из-за какого-то отдельного эпизода?

- Это было еще до моего прихода в полицию. Вам нужно расспросить об этом людей постарше. Один из них управляет вашим мотелем - Вернон Маккласки. Он в курсе.

Расположением Вернона Маккласки мы не пользовались, если Холлис имел в виду пожилого человека в спецодежде, обычно сидящего за конторкой, того, который недвусмысленно намекнул, что мы больше не желанные гости в его мотеле.

Толливер взял поднос и выкинул бумажки в мусорный контейнер. Одна из работниц, лет двадцати пяти, взглянула на него из-за кассы и отвела глаза.

Девушка была плотной, невысокой, и форма «Макдоналдса» ей не шла. Зато у нее была потрясающе красивая кожа - то, что Толливер особенно высоко ценил, поскольку у него было рябое лицо. Хотя если кто-нибудь попросил бы брата перечислить самые привлекательные женские черты, вряд ли он упомянул бы хорошую кожу. Тем не менее я обратила внимание, что у всех его девушек с этим полный порядок.

Девушка зря надеялась, потому что Толливер ни разу не посмотрел в ее сторону. Он отправился в мужскую комнату, и, пока его не было, Холлис попросил меня о новом свидании этим вечером.

- Мы можем пойти на площадь к зданию суда. Сегодня там будут петь псалмы. Последний раз в этом году. Туристов будет немного, вам может понравиться.

- Неужто?

Я вспомнила рекомендацию Анни Гибсон, но он своей большой ладонью накрыл мою руку.

- Пожалуйста. Я хочу снова увидеться с вами.

Я чуть было не сказала слишком много, но удержалась и в конце концов просто ответила:

- Хорошо. В котором часу?

- Сначала я отвезу вас куда-нибудь поужинать, хорошо? Буду у мотеля в половине седьмого.

Заверещала его рация. Холлис поспешно встал, попрощался и отнес к стойке свой поднос. Открывая стеклянную дверь, он уже говорил в наплечный микрофон.

Толливер вернулся, демонстративно размахивая руками.

- Ненавижу электрические сушилки, - сказал он. - Почему бы не повесить бумажные полотенца?

Его жалобы на сушилки я слышала раз триста, потому лишь устало вздохнула.

- Вытри руки о джинсы, - посоветовала я.

- Ну что, назначила еще одно свидание влюбленному мальчику?

- Заткнись, - немного рассердилась я. - Вообще-то - да, назначила.

- Может, это он просит своего босса задержать нас здесь как можно дольше?

Толливер произнес это настолько серьезно, что я принялась размышлять над его идеей, прежде чем заметила ухмылку брата. Я легонько стукнула его, поднялась и повесила на плечо сумочку.

- Поганец, - с улыбкой сказала я.

- Пойдете смотреть, как патрулируют улицы?

- Нет, будем слушать псалмы на площади у здания суда. - Толливер вскинул брови, и я серьезно объяснила: - Сегодня они выступают последний раз в сезоне.

Толливер громко расхохотался. Мне стало немного стыдно, и, когда мы вернулись в мотель, я сказала:

- Он хороший парень, Толливер. Мне он нравится.

- Знаю, - ответил брат. - Знаю, что нравится.

Глава девятая

Вернувшись в мотель, мы стали думать, как подступиться к Вернону Маккласки. Я покрывала ногти темно-коричневым лаком, а Толливер трудился над кроссвордом в воскресном номере «Нью-Йорк таймс». Я уже знала, что подарю Толливеру на Рождество: какую-нибудь книжку с алфавитом на иврите. В кроссвордах постоянно встречается иврит. Во всяком случае, так утверждает Толливер, а брат иврита совершенно не знает. И еще я куплю ему атлас мира. Так что если попадется «река в Сибири», он заглянет туда и не станет больше ко мне приставать.

- Зачем говорить с этим козлом? - спросил Толливер. - Он же ясно дал понять, что мы должны убраться из его мотеля. И зачем выяснять, какие отношения были у Хелен Хопкинс с бывшим мужем? Лучше залечь на дно и ждать, пока шериф даст нам отмашку. Сколько времени он собирается нас здесь продержать? Один звонок юристу, и мы уедем.

Я занесла кисточку над мизинцем и посмотрела на Толливера:

- Я не хочу, чтобы нас запомнили здесь как людей, которых отпустили только потому, что не сумели найти на них компромат. Ты же знаешь, нам нужна реклама. Люди позвонят Брэнскому, поинтересуются, какую работу мы здесь проделали. Спросят, каковы мы в общении. Давай делать вид, что воспринимаем его серьезно и стараемся докопаться до причины этих смертей. Что нам не все равно.

- А нам не все равно? Впрочем, ты, похоже, заинтересовалась.

Я удивилась: слова Толливера прозвучали, как обвинение.

- Это тебя беспокоит?

- В зависимости от того, чем именно ты заинтересовалась.

- Мне понравилась Хелен Хопкинс, - сказала я очень осторожно. - Да, я расстроилась из-за того, что кто-то раскроил ей череп. Мне не все равно, что в лесу были застрелены двое молодых людей, а потом все решили, будто мальчик убил девочку, а потом покончил с собой. Ведь на самом деле все было не так.

- Ты думаешь, они ждут от тебя расследования?

- Они?

- Мертвецы.

Под моими веками вспыхнул яркий луч света.

- Нет, - ответила я. - Вовсе нет. Никто лучше меня не знает, что мертвые люди мертвы. Они уже ничего не хотят. Может, Хелен Хопкинс хотела, но теперь она освободилась.

- Ты чувствуешь себя обязанной?

Я покрасила ноготь мизинца.

- Нет. Мы сделали то, за что нам заплатили. Но хоть я и не коп, мне не нравится, что убийца так и останется безнаказанным.

Я тут же пожалела о своей последней фразе.

Толливер вскочил со стула.

- Поеду вымою машину. Неподалеку от главной улицы я заметил мойку. И все равно заскочу в контору и спрошу у Маккласки, где она находится, - это даст повод поговорить с ним. Вернусь через час, может, раньше.

- Неплохо придумано. Но разве ты не хочешь, чтобы я с ним поговорила?

- Нет. Он считает тебя сатаной. А я лишь помощник сатаны.

- Хорошо, спасибо, - улыбнулась я. - Может, сказать Холлису, что сегодня вечером ты пойдешь с нами?

- Нет, Харпер. Побудь хоть немного обычной девушкой и получи от этого удовольствие. - Голос брата прозвучал неискренно.

- Что это значит?

- Ты когда-нибудь думала о том, что мы могли бы осесть в городке вроде этого? Могли бы бросить нынешнее занятие? Могли бы найти постоянную работу?

Конечно, я об этом думала.

- Нет, - ответила я. - Такое никогда не приходило мне в голову.

- Лгунья. Ты могла бы завести серьезные отношения с парнем вроде Холлиса. Работать в магазине или офисе. С живыми людьми.

Я отвернулась.

- А ты мог бы встречаться с сотнями Джанин или даже дождаться, когда подрастет Мэри Нелл Тиг. Мог бы получить работу в «Хоум депо» [13] и очень быстро сделался бы менеджером.

- Мы и вправду могли бы это сделать? - спросил Толливер.

Он не имел в виду, есть ли у нас такая возможность, - конечно, такая возможность у нас имелась. Он хотел знать, способны ли мы осесть и стать обычными гражданами.

- Это было бы очень непросто, - ответила я уклончиво.

- Покупка дома стала бы первым шагом, - сказал он.

- Может быть, - пожала я плечами.

Толливер очень тихо закрыл за собой дверь.

Мы с ним редко говорили о будущем.

У меня, разумеется, было немало возможностей о нем подумать. Мы много времени проводили в дороге, и, хотя слушали аудиокниги и радио, неизбежно случались и долгие периоды тишины.

Я слишком часто задумывалась и о прошлом, хотя Толливеру об этом не говорила. Я пыталась не зацикливаться на грязи повседневной жизни в доме в Тексаркане. Если бы не счастливое раннее детство, я бы так не грустила, но превращение из принцессы в девочку, которой торгуют, чтобы достать деньги на наркотики, было слишком шокирующим и внезапным. Мое взросление не было постепенным. Я обрела твердую оболочку, но под ней была все та же ранимая душа.

- К черту, - произнесла я вслух и усилием воли отогнала от себя эти воспоминания.

Включила телевизор. С ногтями я уже закончила.

Толливер вернулся около четырех, намного позже, чем я ожидала. Я почувствовала запах пива и секса. Ладно, сказала я себе. Успокойся. Толливер почти никогда не напивался, он и сейчас не был пьяным. Но то, что он пил пиво днем, и то, что занимался сексом, зная, что я беспокоюсь, было неприятно.

- Автомобиль вымыл, - сообщил он. - С бывшим полицейским Маккласки поговорил. Таких отталкивающих субъектов мне редко приходилось видеть.

- Автомобиль - это хорошо, - сказала я и порадовалась, что мой голос прозвучал ровно. - А что тебе сказал Маккласки? Что-нибудь интересное?

- У меня ушла целая вечность, чтобы успокоить его и заставить перейти к делу.

- Это придает тебе бодрости - давать мне понять, какой утомительной работой я заставляю тебя заниматься?

- Чертовски верно. Я работал в поте лица, чтобы раздобыть информацию.

- Угу.

- И ожидал, что ты это оценишь.

- Оценила, еще как.

- Уж не слышу ли я в твоем голосе сарказм?

- Упаси боже.

- Тогда я закончу то, что хотел сказать.

- Говори.

Толливер разлегся на кровати и свесил руки с обеих сторон.

- Маккласки… Я уже сказал, какой он мерзавец? Маккласки решил, что я твой телохранитель, и хотел знать, как мне удается оставаться возле тебя, потому что ты явно отмечена дьяволом.

- Вот как? А я думала, что хорошо моюсь под душем.

- Возможно, ты не заметила за ушами сатану.

- Очень сожалею.

- Он думает, что вступление в контакт с мертвецами - большой грех, и тот, кто говорит, что способен на такое…

- Догадываюсь - порочен?

- Удивительно! Ты права. Откуда ты узнала?

- Случайно удалось.

- Во всяком случае… - Толливер зевнул. - Он слышал о случае с подростками и, хотя он думает, что молодые люди не должны обижать женщин, считает, что попугать тебя стоит.

- Замечательно!

- Я с ним не согласился. - Толливер вдруг стал серьезен. - Я сказал, что, если случится еще что-нибудь подобное, я проявлю недюжинные способности телохранителя. Не зря же я учился в лагере спецназначения.

- В каком лагере?

- В котором воспитывают особо злобных телохранителей-убийц.

- Вот оно что!

- Да. Во всяком случае, он в это поверил и сказал: ничего с тобой в Сарне не случится, так как шериф Брэнском возмущен тем, что тебе угрожали.

- Что ж, приятно слышать.

- И я так подумал. Как тебе кажется, вечером ты сможешь погулять, ничего не опасаясь?

Я оторвала взгляд от ногтей и посмотрела на Толливера.

- Я не собираюсь тебя останавливать, - торопливо сказал он. - Хочешь идти со своим дружком-офицером, иди. Просто напоминаю, что здесь живут консервативные люди, и они не в восторге от твоих способностей.

Я целую минуту придерживала язык, обдумывая слова Толливера, и, неожиданно для себя самой, сказала:

- Значит, если ты выходишь вымыть машину и успеваешь с кем-то переспать - все в порядке, а мне нельзя пойти послушать пение псалмов?

Толливер покраснел.

- Я просто не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось, - заметил он. - Вспомни, что произошло в Западной Виргинии.

В Западной Виргинии все население крошечной деревни швыряло камни в наш автомобиль.

- Помню, - сказала я. - Но то была деревушка. Эти люди находились под влиянием сильного лидера, который на дух меня не переносил.

- То есть в Сарне против тебя не двинутся единым фронтом?

Я кивнула.

- Возможно, ты права, - подумав, согласился Толливер. - Но я очень боюсь, что…

Голос его прервался.

- Я не хочу стать мишенью для атаки. Поверь, не хочу. Но и не собираюсь трусливо отсиживаться в номере.

- И тебе хочется снова встретиться с Холлисом.

- Да.

Толливер на секунду отвел взгляд.

- Хорошо.

Он заставил себя кивнуть.

- Это будет хорошо - заняться для разнообразия чем-то новеньким. Желаю приятно провести время.

Я вовсе не хотела бросаться людям в глаза, но и пойти одетой кое-как было бы неприлично. Я даже не представляла, в чем люди ходят на концерт духовной музыки, и выбрала то, что казалось мне нейтральным: хорошие слаксы, свитер, мокасины. Когда приехал Холлис, надела теплую куртку. На Холлисе были новые джинсы и вельветовая рубашка. Такого мягкого вельвета я еще не видела. Куртку он тоже надел. И ковбойские сапоги. Это меня удивило.

- Хорошие сапоги, - заметила я.

Он посмотрел вниз, словно впервые их увидел.

- Я занимался верховой ездой и привык к ним.

Он спросил меня, как я чувствую себя после утреннего инцидента. Я ответила, что хорошо. Это был не совсем правдивый ответ, но почти правдивый. Правдой было то, что мне не хотелось больше об этом думать.

Вокруг площади были припаркованы автомобили. Красивые уличные фонари придавали площади процветающий и причудливый вид. Повсюду стояли складные стулья. Дети с визгом гонялись друг за другом. Я была здесь чужая и не могла отличить туристов от местных, но Холлис сказал, что соотношение туристов и здешних жителей - сорок к шестидесяти.

На невысокой сцене у старинного здания суда уже стояли музыкальные инструменты и стулья для первой группы исполнителей. Женщина в длинной, до пят, юбке с широким бирюзовым поясом настраивала гитару. Ее седые волосы ниспадали до талии, лицо с глубокими морщинами было спокойно и уверенно. Мужчинам позади нее было за сорок и за пятьдесят, видно было, что все музыканты - настоящие профессионалы.

- Это Роберта Мур со своими «Сыновьями Благодати».

- Сколько групп будет выступать?

- Увидим. Иногда здесь бывает шесть или семь, но пока я вижу еще три. Бобби Тарум выступает один.

Бобби Тарум оказался очень молодым человеком в ковбойской шляпе, в изящном ковбойском костюме и сапогах. Чисто выбритое лицо светилось в предвкушении успеха. Он разговаривал со стайкой девушек не старше Мэри Нелл, которые хихикали в ответ на каждое его высказывание.

Другие исполнители, как и Роберта Мур, выступали в составе групп. Я обратила внимание на стоявшие за сценой очень дорогие музыкальные инструменты. Да, на любительский концерт не похоже, эти люди знали свое дело.

Стемнело. Холлис достал из машины одеяло, вплотную придвинул свой стул к моему, и мы пристроились под одним одеялом. Мэр Терри Вейл сделал несколько объявлений. Сейчас он вовсе не походил на того взволнованного человека, которого я видела в кабинете шерифа. Он был счастлив и спокоен.

- Коричневый «шевроле венчур», вы заблокировали выход из аптеки. Джебу Мартину нужно попасть домой. Если не хотите, чтобы он вызвал эвакуатор, подойдите и извинитесь.

Толпа рассмеялась. Молодой человек с едва пробивающимися усиками вскочил с места и поспешил к аптеке. Прозвучало еще несколько объявлений, в том числе напоминание, чтобы по окончании концерта слушатели убрали за собой мусор. Потом под бурные аплодисменты Терри Вейл объявил выступление Роберты Мур и «Сыновей Благодати». Седовласая женщина, продолжая настраивать гитару, рассеянно кивнула толпе. Убедившись, что все в порядке, Роберта Мур подала «Сыновьям» знак и начала петь.

Это было великолепно. Должно быть, днем эти люди работали в аптеке или на ферме, а вечером превращались в талантливых музыкантов. Я была потрясена. Я не знала ни одной песни, хотя у меня появилось смутное ощущение, что в детстве я слышала один или два спиричуэла [14] . В чистом вечернем воздухе звучали протяжные, звонкие голоса. Время от времени кто-нибудь из певцов говорил:

- Теперь мы исполним старинную любимую песню, и, если вы ее знаете, подпевайте.

Но песня не оказывалась в числе моих любимых, ее вряд ли знали мои родители или даже бабушка с дедушкой, и я поняла, какая же я невежда. Впрочем, убеждалась я в этом не в первый и наверняка не в последний раз.

Холлис вместе со всеми пел «Старый крест». К моему удивлению, у него оказался приятный баритон.

Стоило мне подумать, что я замерзла и не могу больше наслаждаться пением, как Холлис достал термос с горячим шоколадом. Я выпила и совершенно расслабилась. Никто не обращал на меня внимания, и это было приятно. Рука Холлиса была теплой и сухой, шоколад - вкусным.

Спустя два часа концерт закончился, и люди начали собирать одеяла и стулья. Детей на руках уносили в машины, другие малыши спали на плечах родителей. Я взяла одеяло и термос, а Холлис - стулья.

И тут я наткнулась на Сибил Тиг: она, как и я, несла что полегче, а Пол Эдвардс тащил стулья.

Трудно сказать, кто из нас удивился больше.

- Я и не знала, что вы еще в городе, - сказала Сибил.

Она, как и Пол, выделялась в толпе дорогой одеждой.

- Шериф хочет, чтобы мы задержались, - ответила я.

Я- то думала: Сибил знает, что мы не уехали, знает и об утреннем инциденте, тем более что мальчик-звезда ухаживал за Мэри Нелл. Возможно, Сибил удивилась, что я пришла на концерт. Пол Эдвардс даже не попытался любезно меня поприветствовать; он молча стоял за Сибил с двумя висящими на плече стульями.

- Не понимаю, почему шериф так поступил, - сказала Сибил. - Сожалею, что вам доставили такие неудобства.

Она нерешительно взглянула на меня. Похоже, не знала, как закончить разговор, а я была слишком мелкой сошкой, чтобы выручить ее из затруднительного положения.

- Может, встретимся завтра за ланчем? - предложила Сибил.

Должно быть, никакой другой реплики ей в голову не пришло.

- Приходите вместе с братом в полдень. Хорошо? Вы знаете, где мой дом?

- Спасибо. Думаю, мы его найдем.

Я слегка улыбнулась ей, и мы с Холлисом пошли к пикапу.

Холлис издал сдавленный звук, и я поняла, что он сдерживает хохот.

- Что с тобой? - спросила я и сама улыбнулась.

- Она не знала, как выйти из неловкой ситуации.

- Нет, просто она чувствует себя обязанной людям, которых наняла на работу.

- Ты могла бы помочь ей вывернуться, - заметил он, но, судя по всему, его не слишком беспокоила светская дилемма Сибил.

- Не-а. Я догадалась, что ей в голову придет какая-нибудь идея. И оказалась права.

Мы уложили вещи в багажник и уселись в автомобиль. Холлис крепко обнял меня за талию.

Когда мы подъехали к мотелю, я пригласила его к себе.

- Мне всегда хотелось заниматься любовью в мотеле, - сказал он.

- Такова моя цель… Расширить твои горизонты.

Кровать в мотеле была намного лучше, когда я находилась в ней не одна.

Глава десятая

Холлис ускользнул в пять утра. Прошептал, что ему надо домой, принять душ и поехать на работу. Он поцеловал меня, а я на долгий момент прижалась к нему, жалея, что ему нужно уйти. Хотя утонченность не была отличительной чертой Холлиса - ни в любви, ни в беседе, - это не было плохо. Он был большим и теплым, во сне тихонько похрапывал, отчего мне становилось очень уютно. Я как будто лежала с большим, полным энтузиазма плюшевым медведем.

Я бы не возражала провести с ним много таких ночей.

И эта мысль окончательно меня разбудила.

У меня почти не было секса. Одна из причин, по которой я так редко выбирала партнера, - это осознание того, что наша связь будет кратковременной. Любовь на одну ночь напоминала мне расчесывание зудящего места, и я предпочла бы делать это сама, чем вербовать человеческий инструмент для мастурбации. О, я знала, что умелые взрослые люди могут взять и отдать немного себя всего за одну ночь. Я знала, что такой секс не обязательно должен быть скверным и показным. Однако в большинстве случаев так и получалось; и это оставляло у меня чувство тошноты и недовольства собой, каким бы удовлетворительным ни был физический акт. Такой была для меня вторая отрицательная сторона секса.

Но теперь я провела с Холлисом две ночи и поняла, что хочу провести с ним еще больше времени. Однако я прекрасно понимала, что мой образ жизни этого не позволит.

Толливеру было намного проще. Он встречался глазами с женщиной, она соглашалась на секс, и после сближения они спокойно расставались. Она понимала, что он уедет из города так же внезапно, как и приехал. Возможно, некоторые женщины думали: «Хорошо бы, чтобы он так меня полюбил, чтобы оставил свою сестру и пожил со мной некоторое время». Поскольку подруг у меня не было уже много лет, я могла лишь догадываться, о чем думают другие женщины. Может, когда-нибудь Толливер именно так и поступит.

Несмотря на беспокойство, я уснула, однако в семь уже была в душе. Я была одета, когда Толливер тихонько постучал с улицы в мою дверь.

Когда я его впустила, он быстро оглянулся и расслабился, увидев, что мы вдвоем.

- Как прошел концерт?

- Замечательно. Тебе бы он понравился.

Я не спросила, чем он занимался в мое отсутствие.

- Готов позавтракать?

- Да. Поедем в «Денни».

Возможно, в «Денни» фруктовый салат окажется получше. У меня, как и у многих выживших после удара молнии, бывали страшные головные боли, да и правая нога стала намного слабее левой. Облегчение мне приносило то, что я избегала жареной пищи. Накануне в «Макдоналдсе» я сильно погрешила против диеты, и всю ночь у меня дергалась нога. К счастью, Холлис этого не заметил, однако сегодня утром я чувствовала себя слишком неважно для пробежки.

- Кстати, нас пригласили на ланч, - сказала я Толливеру, когда мы застегнули ремни безопасности.

День был пасмурный и холодный. Вскоре начнутся дожди, ветры сорвут с дубов и кленов листья и покатят по дорожкам. Горожане уберут до весны свои национальные костюмы горцев, закроют ларьки, где продаются кристаллы и фрукты, и всю зиму Сарн будет жить без туристов.

- Куда пригласили? - спросил Толливер, вернув меня к действительности.

- К Сибил Тиг.

Я рассказала ему, что накануне столкнулась с Сибил и Полом.

- Интересно, - сказал Толливер. - Прежде чем пойдем в ресторан, расскажу тебе, что я вчера узнал от Джанин. Пол Эдвардс был адвокатом Хелен, она пригласила его, когда оформляла развод с Джеем Хопкинсом. Он и раньше представлял интересы Джея и Хелен, когда они судились с Терри Вейлом.

- А что они могли инкриминировать мэру?

- Возможно, тогда он еще не был мэром. Он владеет местной компанией, торгующей мебелью и коврами. Джей Хопкинс сказал, что ковер, который продал им Терри, слишком легко покрывался пятнами и что Терри не выполнил условия гарантии.

- Гм. Не уверена, что все это значит.

И мне нужна чашка кофе, прежде чем я вообще начну соображать.

- Это означает, что Пол Эдвардс знает секреты обоих семейств, - сказал Толливер.

- Например?

- Например, кто на самом деле отец Тини.

- О-о.

- Возможно, он знает, зачем Тини и Делл оказались в тот день в лесу. Что заставило их туда поехать, на землю, не принадлежавшую их семьям? Почему их убили?

- А кто владелец земли?

- Не знаю.

- Может, сегодня и выясним?

- Справимся в местной администрации. Хотя зачем нам это нужно?

- Я предпочла бы чем-нибудь заняться, вместо того чтобы вернуться в мотель и решать кроссворды.

- Да, я тоже.

Мы составили план на сегодня.

Сразу после завтрака мы отправились в прачечную самообслуживания «Садси клин», владельцем которой - что нас не удивило - оказался Терри Вейл. Работала в прачечной морщинистая старуха с палкой, которая разменивала деньги на монеты, нужные для пользования стиральными машинами и сушилками, и продавала маленькие упаковки со стиральным порошком. Мы заметили, что по просьбе посетителей она также стирала и складывала белье. Дела в «Садси клин» шли бойко.

Крепкая старуха отлично обслуживала клиентов и хорошо выполняла свою работу, но была полна решимости вести себя как можно более нелюбезно.

Поначалу пушистые седые волосы и накрахмаленный передник ввели меня в заблуждение, и я подумала, что буду вежлива со старой каргой. Но когда я попросила разменять мне доллар, чтобы воспользоваться сушилкой, старуха так шумно втянула в себя воздух, словно я сделала непристойное предложение. Я была поражена и не могла сообразить, что же я такое натворила. Я растерянно протянула доллар, старуха взяла его и оглядела так, словно я была известной фальшивомонетчицей. Затем медленно отсчитала мелочь, поблескивая очками, то и дело взглядывая на меня, как будто боялась, что я выхвачу деньги из кассы и убегу.

- Она очаровательна, - доверительно сказала я Толливеру, засовывая монеты в щель автомата. - Тебе надо с ней познакомиться.

Толливер посмотрел на старуху и попытался сдержать улыбку.

- Я имею в виду, она просто обворожительна, когда сердито зыркает на тебя, - продолжала я, - Какой характер! Таких старых леди теперь редко сыщешь!

- Тсс! - прошипел брат, но было ясно: на самом деле он не хочет, чтобы я замолчала.

Не знаю, слышала меня женщина или нет, но выражение крайнего отвращения так и не покинуло ее лица. Было ли в ее неприязни что-то личное? Или она возненавидела нас просто потому, что мы были не из Сарна? Трудно сказать. Впрочем, какая разница.

Мы довольно быстро закончили стирать и складывать белье, поскольку с утра клиентов в прачечной было мало. Возможно, старая драконша разогнала всех посетителей.

Потом мы остановились в центре города. Администрация размещалась в старинном здании, где мы еще ни разу не бывали. Потолки в нем оказались в точности такими высокими, а окна - в точности такими огромными, какими я их воображала. Очевидно, здание построили еще до изобретения кондиционеров. Комната, в которую мы вошли, оказалась очень непропорциональной: расстояние от пола до потолка было гораздо больше, чем от одной стены до другой. Мне стало не по себе: я и представить себе не могла, как можно долго находиться в таком помещении.

Две работавшие в комнате женщины удивились незнакомым посетителям. Та, что постарше, очень полная, с крашеными каштановыми волосами, сразу поднялась из-за стола и подошла к деревянному барьеру. Мы попросили показать карту графства, и она молча указала на стену позади нас.

- Змея, - прошептала я Толливеру.

Мы развернулись и увидели огромную карту графства Коллетон. Брат кивнул, поняв, кого я имела в виду.

- Если бы она была змеей, она бы нас ужалила.

Я вгляделась в карту, ориентируясь на две главные дороги. Они проходили через Сарн, формируя шаткую букву X. Я все еще смотрела на них, когда Толливер указал на место, где мы вышли из машины, когда отправились на поиски тела Тини.

Ознакомившись с некоторыми перекрестными ссылками, мы определили, в чьем владении находится этот кусок земли, и служащая дала нам соответствующий журнал. Мы узнали, что этот участок, как и несколько других по обе стороны дороги, принадлежит Отделу мелиорации графства Коллетон. Это ни о чем нам не говорило, и Толливер спросил служащую, не знает ли она, кто на самом деле стоит за Отделом мелиорации графства Коллетон.

- А-а, - ответила она с улыбкой, - это Пол Эдвардс, Теренс Вейл и Дик Тиг. Они купили много земли, мечтали, что с годами мы станем еще одним Брэнсоном [15] . Не думаю, что такое когда-нибудь случится.

- Все время всплывают одни и те же имена, - заметила я, когда мы с Толливером очутились в машине.

- Ничего удивительного. Маленький город с длинной историей, - логично рассудил брат. - Не уверен, что за этим что-то кроется. И куда теперь?

Без пятнадцати десять мы явились в издательство и выяснили, что все выпуски газеты «Горный Коллетон» (по меньшей мере за последние десять лет) внесены в компьютерную базу. Нам разрешили воспользоваться компьютерными архивами. Такой неожиданно гостеприимный прием оказала нам женщина примерно моего возраста, молодой репортер - она надеялась, что мы пригодимся ей для какой-нибудь статьи. Девушка была полненькой, темноволосой, в костюме горчичного цвета. Я не щеголиха и не интересуюсь новинками моды, но даже я видела, что журналистка выбрала самый неподходящий для себя цвет. Но, судя по золотой цепочке, золотому браслету и блестящей бронзовой помаде, она любила яркие вещи, поэтому горчичный цвет, возможно, был частью того же синдрома. Табличка на столе гласила, что журналистку зовут Дина Траут. Она предложила нам кофе и ходила мимо нас чаще, чем требовалось. Дина ловила каждое слово, которым мы обменивались с Толливером. Везло же нам сегодня на женщин-энтузиасток.

В целях самозащиты мы с Толливером садились за компьютер по очереди. Тот, кто не читал, вынужден был отвечать на вопросы невероятно любопытной мисс Траут. Те горожане Сарна, которые знали о моей необычной карьере, явно не поделились информацией с мисс Траут, за что я была бесконечно им благодарна.

Примерно через час я убедилась, что мы прочитали все статьи, связанные со смертью Делла Тига, исчезновением Тини Хопкинс и «трагическим несчастным случаем» с Салли Хопкинс-Бокслейтнер. Меня заинтересовали фотографии сестер Хопкинс. Странно было видеть их живыми. В гостиной Хелен висело так много фотографий, что я не успела их рассмотреть.

Сестры оказались не похожими друг на друга. Салли, жена Холлиса, была блондинкой с рыжеватыми волосами и веснушками, с приятным круглым лицом и широкими плечами. В ее глазах я не заметила тоски, ни малейшего предчувствия скорой смерти. Я рассмотрела ее свадебную фотографию (странно было видеть совсем еще молодого Холлиса, скармливающего невесте свадебный торт) и фотографию, сделанную в «Уол-Марте», где она работала менеджером отдела детских товаров.

Младшая сестра, Тини, была запечатлена на школьной фотографии - печальнейшее дополнение к некрологу. Для фотографии она немножко переусердствовала с макияжем и разделила волосы на две эффектные темные волны, ниспадающие по обе стороны лица. Она унаследовала материнские тонкие черты и хрупкое сложение, у нее был острый, совершенно прямой носик. По школьной фотографии трудно составить мнение о характере человека. Она, конечно же, улыбалась, но лишь губами. Я не увидела в ней искреннего счастья. Для меня она была «черным ящиком», поэтому я не удивилась, что она заинтриговала Делла Тига.

Делл Тиг оказался светловолосым, как и его мать. На одном снимке его сфотографировали в футбольной форме, и даже мое сердце сжалось при виде молодого человека, улыбающегося в камеру. Столько юности, гордости и силы! Интересно, понял ли он, что происходит, или тот выстрел оказался для него полной неожиданностью? Успел ли он побеспокоиться о судьбе своей девушки? Пока я стояла на его могиле, у меня появилось чувство, что он все понимал, к огромному моему сожалению.

С фотографии Делла я перевела взгляд на снимок Тини. И обратно. В них было нечто общее. Я проверила, когда именно были сделаны снимки - и тот и другой датировался ранней осенью. В ту пору Тини еще не могла думать, что беременна. Какой секрет они оба знали? Мне захотелось распечатать статьи и взять их с собой, а потом я удивилась, что меня так захватила история погибших подростков.

Я стала искать в компьютере статьи или фотографии, где фигурировала бы Мэри Нелл Тиг. Мэри Нелл была на многих снимках. В школе она была лидером группы поддержки (неудивительно!) и старостой класса, а еще ее выбирали королевой бала. Я даже отыскала фотографию Дика Тига, покойного мужа Сибил. Ничем не примечательный мужчина: упитанный, обычные каштановые волосы, светлая кожа, неправильный прикус, крупный нос, узкие плечи, неуверенная улыбка, - во всяком случае, таким он получился на газетном снимке. Умер он дома от неожиданного сердечного приступа.

Тем не менее жаль было скоропостижно скончавшегося человека, сделавшего для города так много. Во всяком случае, об этом поведал некролог. Дик Тиг был окружным судьей и членом клубов «Лайонс» [16] и «Ротари» [17] . Он был даже председателем местного филиала общества «Дом для человечества» [18] .

Вспомнив о Сибил, я взглянула на часы.

- Нам пора, - пробормотала я Толливеру.

Брат улыбался Дине. Возможно, его ослепил блеск множества золотых поверхностей.

- Можно нам распечатать эти статьи? - спросила я жизнерадостно, стараясь быть очаровательной.

- Конечно. Двадцать пять центов за страницу, - сказала она.

Должно быть, я не слишком ее очаровала.

- Мы не против распечатки, только нам приходится платить за чернила в картридже.

Это я могла понять, поэтому старалась сохранять приятное выражение лица, пока принтер медленно выпускал заказанные мною страницы.

Дина Траут пригласила нас заходить в любое время, но я решила, что это вряд ли возможно. На ее пальце красовалось обручальное кольцо, поэтому Толливер наверняка не назначит ей встречу, даже если она даст знать, что согласна.

Увидев, что мы вот-вот ускользнем из ее хватки, Дина задала нам несколько вопросов, и мы ответили ей более или менее вежливо.

- Озарк дает женщин с сильным характером, - заметила я Толливеру.

Тот мрачновато кивнул.

Самой непримечательной женщиной, с которой я говорила в тот день, оказалась Сибил Тиг, а она умела причесываться и одеваться. На ней были красная юбка и белый свитер, и выглядела она очень хорошо. Интересно, она из тех матерей, кто сохраняет комнату своего погибшего ребенка в неприкосновенности, точно святыню, или из тех, кто все оттуда убирает? Я готова была поставить на второй вариант, но ошиблась.

Сказав, что мне нужно в туалет, после ланча я проскользнула в комнату Делла. Возможно, теперь здесь было аккуратнее и чище, чем при жизни подростка. Но одежда погибшего мальчика висела в шкафу, и, хотя о нем не осталось множества патетических напоминаний, как о Тини, на его компьютерном столе стояла в рамке фотография девушки. Мое мнение о Сибил изменилось в лучшую сторону оттого, что она оставила фотографию здесь.

Пришлось пойти на некоторые ухищрения, чтобы осмотреть дом. К счастью, Сибил была достаточно эгоистичной и поверила в мое восхищение. Как только я проявила интерес к дому, нам с Толливером устроили настоящую экскурсию. Я не обращала внимания на протесты Сибил:

- Дом сейчас не в лучшем виде… Пожалуйста, извините за беспорядок…

На самом деле все здесь было безупречно, вероятно, как и всегда. Даже комната Мэри Нелл оказалась на высоте: ни разбросанной одежды, ни неубранной постели. Ванна сверкала, на вешалке висели свежие полотенца. Если Мэри Нелл выйдет замуж за местного молодого человека, ему придется несладко.

У Сибил, разумеется, имелась домработница. Именно ей дом был обязан чистотой и порядком. Эту сухопарую пожилую женщину в вязаной кофте со спущенными петлями и в брюках с вытянутыми коленками Сибил нам не представила, но, когда мы прошли через кухню, домработница бросила на нас откровенно любопытный взгляд. Мимоходом я заметила через окна задний двор. Там какой-то мужчина подбирал и сжигал упавшие листья. Я не разглядела его лица, потому что он работал у ограды. Получается, Сибил владела особняком или чем-то вроде этого.

Интересно все же, что почувствовала Сибил, когда Делл стал встречаться с девушкой из низов местного общества. Увидев сейчас ее дом, я подумала, что все разговоры о Тини как о возможной невестке были блефом. Как далеко могла зайти Сибил, чтобы не дать Деллу попасть в ловушку, сделавшись отцом непрошеного ребенка? Какую бы роль ни сыграла Сибил в смерти Тини Хопкинс, она горячо любила своего сына.

Мэри Нелл пришла домой, когда мы сидели за обеденным столом, - ворвалась в комнату и с порога закричала:

- Мама, мама! Посмотри на мою юбку!

Увидев нас, она покраснела. Не знаю, расстроилась ли при виде Толливера или ужаснулась, столкнувшись со мной после того, что натворил ее обожатель, пытаясь выгнать меня из города. Возможно, и то и другое.

- Мэри Нелл, что ты делаешь дома? - явно удивилась Сибил.

- Глупая Хезер обрызгала мою юбку своим дурацким напитком, - сказала Мэри Нелл. Она выставила ногу и показала пятно на джинсовой юбке. - Я отпросилась на полчаса у миссис Маркхэм, чтобы пойти домой переодеться.

- Миссис Маркхэм - спонсор группы поддержки, - пояснила Сибил, словно нам это было интересно, и сказала Нелл: - Что ж, детка, ступай переоденься.

С тем же успехом она могла бы сказать «брысь» и хлопнуть в ладоши. Нелл с горящими щеками бросилась вон из комнаты. Через пять минут она вернулась в темно-синей рубашке с длинными рукавами и юбке цвета хаки. Я готова была поспорить, что прежний ее наряд валяется на полу.

- Я пошла, мама! - крикнула она и побежала в сторону кухни.

В кухне имелась дверь, ведущая в гараж. Через минуту по гравиевой дорожке заскрипели колеса «доджа».

- В школе она очень активна, - заметила Сибил.

- А в каком классе она учится? - из вежливости спросила я.

- О, она пробудет со мной еще один год, - ответила Сибил. - А после этого я буду бродить одна по этому большому пустому дому.

- Вы можете снова выйти замуж, - совершенно нейтральным тоном произнесла я.

Сибил, кажется, удивилась. Может, потому что я затронула тему, которая совершенно меня не касалась.

- Что ж, возможно, - ответила она сухо. - Я как-то не думала об этом.

Я ни на миг не поверила ей. По взгляду, который бросила на нее домработница (она как раз выносила грязные тарелки), та не поверила тоже. Нам подали салат, курицу с брокколи и рисом и охлажденный чай, но я съела лишь одно блюдо. Мне хотелось зайти в комнату Нелл, но неудобно было снова отпрашиваться в туалет. Это показалось бы подозрительным. И я никак не могла сказать Толливеру, что мне нужно; в любом случае брат не очень хорошо умел незаметно ускользать.

В столовой висел большой портрет, я решила, что на нем изображен покойный муж Сибил. Я сидела напротив и сорок пять минут рассматривала черты лица изображенного на портрете мужчины, отыскивая в нем сходство с Деллом и Мэри Нелл - их портреты висели слева и справа.

- Ваш муж? - спросила я, кивнув на картину.

Я подумала, что она написана с фотографии, и все равно картина получилась интересной. Глаза выглядели живыми, фигура напряженной, словно Тиг готов был в любой момент выпрыгнуть из рамы.

Сибил взглянула на портрет так, словно забыла, что он там висит.

- Муж был хорошим человеком, - тихо сказала она. - И конечно, просто обожал наших детей. У него была пневмония, антибиотики на него не действовали, поэтому его положили в больницу в Литгл-Роке. У Дика были небольшие проблемы с сердцем, но врачи говорили, что беспокоиться не о чем. Сердцем они собирались заняться после того, как вылечат пневмонию. Но однажды днем - муж уже шел на поправку - он сидел в кабинете с медицинскими документами за прошлый год. Дик был недоволен нашей страховой компанией, кажется, думал, что она должна была заплатить больше по счетам доктора, точно не помню. Тот год с медицинской точки зрения вообще выдался напряженным, думаю, иногда такое случается. Мэри Нелл удалили миндалины. Делл ехал пассажиром в автомобиле, попавшем в аварию. Водитель сломал ногу, а сын стукнулся головой, и ему наложили несколько швов. Крови было много, но, когда раны промыли, оказалось, что Делл пострадал не слишком сильно. А у меня повысился холестерин. Дик сидел в кабинете с этим ворохом бумаг и где-то после полудня просто… потерял сознание. Я пришла, чтобы пригласить его на ужин, и увидела, что он лежит головой на столе.

- Мне очень жаль, - сказала я.

Сибил пришлось многое пережить, и я должна была уважать это, какой бы холодной она мне ни казалась.

- Я никак не пойму, Сибил, почему вы не попросили Харпер приехать в Сарн раньше? - спросил мой брат, словно такой переход от одной темы к другой был вполне логичным.

Сибил моргнула и посмотрела на Толливера.

- Прошу прощения?

Ее красивое лицо ничего не выражало.

- Почему вы не обратились к ней сразу после исчезновения Тини?

- Я… Видите ли… Я была потрясена смертью сына и о Тини даже не вспоминала. Честно говоря, мне было не до нее.

Сибил сделала значительный вид, словно говоря: да, ей стыдно, но что теперь поделаешь?

- Да, конечно-конечно, - отозвалась я, только чтобы побудить ее продолжить.

- Но потом я услышала, что по городу ходят слухи - дескать, поделом этим богачам, и почему никто не ищет Тини. Похоже, люди решили, что Делл сотворил с ней что-то ужасное… За воскресным ланчем в кантри-клубе я разговорилась с Терри, и он рассказал, что слышал о вас. Пол решительно возражал, но я просто не могла оставить все как есть. Нужно было сделать хоть что-нибудь, прежде чем начать самой обшаривать лес. Вы знаете, они должны были сразу же привести ищеек. Но тогда никто не знал, что Тини ушла с Деллом. Делла нашли и решили, что он покончил жизнь самоубийством. Когда Хелен обнаружила, что Тини пропала, был уже поздний вечер, а ночью прошел сильный дождь. На следующий день поиски возобновили, но запахи пропали, и собаки не взяли след. Впрочем, все это я плохо помню. Мне тогда было не до Тини.

- Собак, разыскивающих трупы, у вас не было? - спросила я.

- Они чем-то отличаются от ищеек, да? Нет, таких не было. Поразмыслив, Хелен сказала: она уверена, что Тини куда-то сбежала и скоро явится живая и здоровая, а привлечь собак для поисков трупа означало бы признать, что девочка мертва. Хелен наверняка отказалась бы от такого, она всем говорила - так поступать не следует. - Сибил покачала головой. - Терри к тому же считал, что эта история испортит репутацию города, но к дьяволу! Когда пропадают молодые люди, их надо искать. Если бы Джей был здесь… Кстати, он хочет, чтобы вы к нему приехали. Он звонил мне сегодня утром, хотел узнать о вас побольше. В конце концов, Джей и Хелен были не в таких уж плохих отношениях. Хелен пошло на пользу то, что она бросила пить, но, пока она жила с Джеем, характер у нее был тверже. После того как они расстались, она вечно слушала то одного, то другого и никак не могла ни на что решиться.

У меня сложилось другое впечатление о Хелен Хопкинс. Казалось, Сибил и Хелен просто не общались друг с другом.

Словно услышав мой внутренний монолог, Сибил сказала:

- Она ни разу не захотела сесть со мной рядом и поговорить, чтобы мы могли решить, что делать. Я посылала ей записки, она не отвечала, - покачала головой Сибил. - А сейчас уже слишком поздно, - произнесла она драматически.

Теперь, когда она говорила не о трагедии, случившейся с ее сыном, она могла лицемерить.

- Бедная Хелен. По крайней мере, ей не пришлось хоронить свою дочь. Харви найдет того, кто это сделал. Сукин сын попробует продать то, что украл у Хелен, либо напьется в баре и проболтается приятелю. Харви говорит, обычно так и бывает.

«Сибил Тиг никогда не узнает, как обычно бывает», - подумала я. В некоторых случаях она была так далека от правды, что не узнала бы ее, даже если бы правда внезапно укусила ее за задницу.

Глава одиннадцатая

- Ну почему ты не хакер? - спросила я Толливера. - Тогда ты бы проник в компьютеры полиции или в домашний компьютер Тигов, раздобыл бы важную информацию, а я бы ею воспользовалась.

- Тебе на время лучше перестать читать детективные романы, - бросил Толливер, плавно затормозив у очередного светофора. - Или завести нового спутника.

- Спутника?

- Да, если ты у нас блестящий сыщик, я должен быть слегка туповатым, но в своем роде бесподобным, полезным спутником, верно?

- Да, Ватсон.

- Скорее, Шарона, - пробормотал он.

- Тогда я Монк? [19]

- Сама призналась.

Вообще- то мне было немного обидно -так бывает, когда шутка чересчур похожа на правду.

- Ты, конечно, намного умнее, - рассудительно сказал Толливер, и мне стало легче. Немного.

- Послушай, то, что она сказала о Хелен Хопкинс, показалось тебе правдой?

- Нет, - без колебаний ответил Толливер. - Кстати, куда мы едем?

- В дом Хелен Хопкинс. С нами хочет встретиться Джей Хопкинс.

- Зачем?

- Понятия не имею.

- Что ж, похоже, ни Сибил, ни Хелен не делали усилий, чтобы поговорить друг с другом, хотя одна из них была матерью погибшего мальчика, а другая - матерью пропавшей девочки. А ведь их дети любили друг друга. Но должно быть, известие о беременности Тини было для них как ведро ледяной воды на голову.

- Да. И, судя по всему, Тини не призналась матери, а Делл - ясное дело - не говорил Сибил. Зато сказал младшей сестре. Тебе это не кажется странным? - спросила я.

- Нет. В чем бы ни было дело, я бы прежде всего рассказал тебе, а потом уж отцу и мачехе.

У меня сразу потеплело на душе.

- Но здесь совсем другие обстоятельства. Эти двое выросли в нормальных семьях.

- Нормальных? Хелен была алкоголичкой и развелась с мужем, потому что тот пил и избивал ее. Сибил Тиг - одна из самых холодных женщин, каких я когда-либо видел, и чтоб я пропал, если она вышла замуж за того беднягу не ради денег… Мне кажется, на первом месте у нее был сын Делл, на втором - она сама, а на третьем, с большим отрывом, Мэри Нелл.

- Верно, - сказала я. - Верно.

Иногда Толливер меня удивляет, как сейчас.

Мы ехали по городу. Выходные закончились, город начал готовиться к зиме. Флаги сняли с украшенных орнаментом уличных фонарей, никто не ходил в красивых костюмах. В витрине «Мороженое от тетушки Хэтти» висело объявление «Закрыто на зиму». Лошади и экипажи исчезли с площади.

Наш мобильник зазвонил, когда мы находились недалеко от домика на Фридом-стрит. Ответила я, потому что Толливер сидел за рулем.

- Алло.

- Харпер? - спросил издалека чей-то голос.

- Да?

- Это Иона, тетя Толливера.

- Иона, - прошептала я Толливеру и снова прижала ухо к трубке. - Да, чем могу помочь?

- Ваша сестра сбежала.

- Какая?

- Мариелла.

Мариелле недавно исполнилось одиннадцать. Мы с Толливером послали ей поздравительное письмо и деньги. В ответ, разумеется, не получили благодарности, а когда позвонили (я позвонила), Иона сказала, что Мариеллы нет дома, хотя вдалеке я слышала ее голос.

Все это кошмарно походило на историю с Камерон. Я заставила себя спросить:

- Она убежала с кем-то или просто исчезла?

- Она убежала с тринадцатилетним мальчиком. Хулиганом по имени Крейг.

- И?

- Мы хотим, чтобы ты приехала и поискала ее.

Я отвела мобильник от уха и уставилась на него с недоумением, которого заслуживало подобное заявление.

- Вы несколько лет твердили ей, какие мы с Толливером мерзкие, - напомнила я тете Ионе. - Даже если я ее найду, она со мной не вернется. Она побежит в другую сторону. Кроме того, я отыскиваю только мертвецов. Так что ищите ее сами. И конечно, позвоните в полицию. Держу пари, что вы туда не обращались.

Я нажала на кнопку, закончив разговор, если это можно было назвать разговором.

- Что? - спросил Толливер.

Я передала ему слова Ионы.

- Тебе не кажется, что ты слегка поторопилась?

Слова его прозвучали мягко, но обожгли меня.

- Нас ждут в Мемфисе и Миллингтоне, и мы уже опаздываем. Невозможно сказать, где сейчас Мариелла и этот Крейг. Как далеко они могли сбежать? Они не могут править машиной. Держу пари, они сейчас где-то недалеко от Ионы. В полицию она не пошла, потому что слишком горда, чтобы признать, что Мариелла сбежала.

- Ты помнишь, какой была Камерон в одиннадцать лет? - спросил Толливер. - Я тогда ее не знал. Но держу пари - она тоже сбежала, а?

- Нет, - ответила я. - Когда Камерон исполнилось одиннадцать, мы были в безопасности.

Хотя признаки разлада между родителями уже наметились, мы были слишком маленькими, чтобы понять, что происходит. Мы все еще находились в уютном коконе уверенного в себе среднего класса.

- Возможно, Мариелла и ее приятель присоединились к бродячему цирку, - предположила я. - Или путешествуют с рок-группой.

- У тебя старомодные представления, - сказал Толливер. - Нынешние девочки мечтают стать дизайнерами или супермоделями.

- Ну, Мариелле это не удастся, - возразила я.

Когда мы видели нашу сестру Мариеллу в последний раз, та была маленькой и пухлой и не годилась в модели. Она была еще слишком мала, чтобы начать вытягиваться.

- Теперь они позвонят Марку, - сказал Толливер.

Его старший брат жил недалеко от Уилла и Ионы.

- Бедный Марк, - вздохнула я.

Он всегда кому-то помогал, и ему требовалась передышка. Первый его брак развалился эффектно и быстро, и с тех пор он встречался с неудачницами.

Марк был хорошим парнем и заслуживал лучшей участи.

- Мы должны позвонить ему вечером.

- Хорошая мысль. Ну вот, мы снова здесь.

Сегодня домик как будто тонул во мраке. Джею Хопкинсу нелегко будет его продать, хотя дом был свежеокрашен и двор находился в хорошем состоянии.

Джей оказался таким же худым, как и его бывшая жена. Я представила, как во время секса они стукались костями, но тут же выкинула эту картину из головы. Джей сидел на крыльце, и, пока мы шли через двор, я хорошенько его разглядела: исхудавшее лицо пьяницы, жидкие светлые с проседью волосы. Бывшему мужу Хеллен можно было дать и сорок с небольшим - вероятно, столько ему и было, - и все шестьдесят. Он курил, делая быстрые нервные затяжки.

- Спасибо, что пришли. Вы, должно быть, леди-экстрасенс.

- Я не экстрасенс, - объяснила я, наверное, уже в сотый раз.

Хотела добавить, что и леди меня не назовешь, но скучно было утверждать очевидное.

- Я просто нахожу трупы.

- Я Толливер Лэнг, брат Харпер.

Толливер протянул Джею руку.

- Соболезную вашей потере.

- Вся моя семья теперь мертва, - сказал Джей Хопкинс. - Обе дочери и жена. Большей потери и представить себе нельзя.

Как ни старалась, я не придумала, что ответить, и промолчала. Наверное, на это и в самом деле нечего было сказать.

- Садитесь, - предложил Джей, когда пауза слишком затянулась.

- Прежде мне хотелось бы задать один вопрос, - начала я. - Ваша жена оставила комнату Тини в прежнем состоянии?

- Да. Потому что ждала возвращения Тини. Салли и Тини жили в одной комнате, пока Салли не вышла замуж за Холлиса, а потом комната перешла в полное распоряжение Тини. А что вы хотите узнать?

- Могу я на нее посмотреть?

- Вы же сказали, что вы не экстрасенс. Что вы надеетесь там найти?

Джей Хопкинс оказался умнее, чем я думала. Может, с утра еще не пил?

Я поколебалась.

- Хочу посмотреть, не остались ли на ее гребенке волосы, - сказала я.

- Это еще зачем?

Он зажег еще одну сигарету.

Это его дом, напомнила я себе.

- Я хочу, чтобы их проверили, - ответила я.

- На предмет чего?

Теперь он задал на один вопрос больше, чем следовало.

- Думаю, вы знаете, - неожиданно вмешался Толливер. - И сами хотите это проверить.

Джей сердито погасил сигарету.

О чем вы толкуете, мистер?

- Вы хотите узнать, кто был ее отцом.

Джей замер. Должно быть, изумился, что кто-то набрался наглости произнести такое вслух.

- Она была моей дочерью, - заявил он не терпящим возражений тоном.

- Разумеется. Но мы хотим знать, кто был ее биологическим отцом, - сказал Толливер.

- Зачем? Хоронить ребенка буду я. Вы не можете мне это запретить.

Он говорил как человек, переживший слишком много потерь, хотя я не сомневалась: многое он потерял по своей вине.

- Если отец до сих пор не заявил на нее права, то и сейчас не заявит, - резонно заметила я.

- Есть все шансы, что отцом Тини могу быть я. Я не хочу, чтобы кто-нибудь плохо думал о Хелен.

Поздновато он задумался об этом.

- Полагаю, все знают, что Хелен была человеком из плоти и крови, - сказала я мягко. - Стыдно должно быть настоящему отцу - за то, что он отказался от ответственности за ребенка.

Вот бы Толливер его задержал, пока я сбегаю в комнату…

- Ну ладно, - буркнул Джей Хопкинс.

Он говорил как побежденный, сломленный человек, и я знала: эта уступка означала для него еще одно проявление слабости. Но в тот момент его самоуважение не значилось в списке важных для меня вещей. В любом случае я сомневалась, что у него сохранилось много самоуважения.

- Что вы сделаете с ее волосами? - спросил он.

- Пошлю в лабораторию. Там их проверят на ДНК.

- Каким образом пошлете?

Я пожала плечами.

- Думаю, с помощью UPS

[20]

.

- Ее комната налево.

Джей поставил локти на костлявые колени и положил голову на сложенные ладони. Теперь в нем чувствовалось некое самодовольство. Мне следует быть осторожной.

В таком маленьком доме невозможно было перепутать, какую именно комнату он имел в виду.

Здесь все еще стояли две кровати со втиснутой между ними тумбочкой. На стенах висели плакаты и памятные вещицы. Были тут и высушенные букеты, и приглашения на вечеринку, и записки от друзей, и значки с интересными высказываниями, и большая соломенная шляпа, и салфетка из «Дэйри куин»

[21]

. Такие мелочи были памятными лишь для той, которая их хранила, а теперь этих воспоминаний больше не существовало. Я готова была поручиться, что все сувениры Салли убрали в день ее свадьбы и оставшиеся здесь предметы принадлежали Тини.

В расческе на полке под маленьким зеркалом я не обнаружила волос. Может, полиция забрала их, когда Тини исчезла. На старом комоде я увидела сумку, высыпала ее содержимое на ближайшую кровать - и была вознаграждена, увидев маленькую расческу с запутавшимися в ней темными волосами Тини. Я положила расческу в конверт, который захватила с собой, и огляделась по сторонам. Я знала: кто только ни прочесывал эту комнату - и полиция, и, конечно же, Хелен. Если бы моя дочь пропала, я непременно осмотрела бы ее комнату. Я бы даже разобрала половицы. Похоже, бесполезно искать здесь еще какие-то улики.

Я взяла образец волос у Джея Хопкинса, и тот отпустил мрачную шуточку, дескать, у него теперь столько волос, что он не может уделить мне слишком много. Ну вот, у меня есть образцы волос Тини и Джея, и что мне это дало? Впрочем, обязательно пошлю их на анализ.

У Толливера имелись знакомства в большой частной лаборатории в Далласе. Он мог добиться того, чего не сумела бы я. Его знакомым специалистом была женщина, и ему придется подольститься к ней, но от сладких речей еще никто не погибал. Ну, при мысли об этом у меня все переворачивалось в животе, но ничего, переживу.

Мне не терпелось уйти, но Джей захотел узнать о моем последнем разговоре с Хелен, и я чувствовала себя обязанной рассказать ему все, что поведала в полиции. Он же разрешил мне взять образец своих волос и волосы с расчески Тини. Похоже, в нем неожиданно проснулся интерес - был ли он биологическим отцом Тини, - перевесивший печаль, которую он испытывал при мысли об этом.

- И ты заплатишь за тесты? - спросил Толливер, когда мы сели в машину.

Мы приехали в филиал UPS - он находился в магазине автозапчастей, в нескольких кварталах от площади.

- Да, заплачу.

- Господи, да чего ради?

- Даже не знаю. Я хочу уехать, но прежде должно свершиться правосудие. Мне очень жаль Хелен. Легко ли потерять обеих дочерей?

- А может, все дело в Холлисе? - резко спросил Толливер. - Может, тебе хочется произвести на него впечатление?

Мне захотелось отвесить Толливеру пощечину или заорать. Но я просто молча уставилась на него, не сделав ни того ни другого.

- Ладно, извини, - произнес он после долгой паузы.

- Она сказала, что на предварительный ответ уйдет три дня?

- Да. На точный ответ понадобится еще больше времени. Все-таки в нашем распоряжении имеются только волосы, а не образцы крови.

Когда мы выходили из магазина, возле нашей машины припарковался полицейский автомобиль и из него вышел незнакомый мне офицер. Высокий, худой, средних лет, с бесцветными, очень короткими волосами. На носу у него сидели безобразные очки, и он был напряжен, словно свернувшаяся в клубок змея. Он остановил свою машину позади нашей и посмотрел на наш техасский номер так, словно номер был немецким.

- В Монтане есть ордер на ваш арест, - сказал он.

- Это неправда, - начала было я, но Толливер схватил меня за руку.

- И у вас разбит задний габаритный фонарь.

Он показал, где именно, но у меня хватило ума не подойти к нему, чтобы посмотреть самой. Он подождал нашей реакции и, не дождавшись, был слегка разочарован.

- Это вы, сэр, владелец автомобиля?

- Да, - осторожно ответил Толливер.

- Встаньте возле машины, положите руки на капот. Я должен вас обыскать.

Я почувствовала шум в голове, отдаленный, тихий, и застыла на месте, пока брат молча, почти небрежно повиновался полицейскому. Толливер, как и я, заметил, как тот напряжен.

- Что… - Мне пришлось откашляться, прежде чем продолжить: - Что вы делаете?

- Возможно, есть ордер на его арест. Он должен проследовать в тюрьму, пока дело не прояснится.

- Что?

Я никак не могла его понять, потому что шум в голове усилился.

- В город скоро прибудет судья. Если произошла ошибка, его мигом отпустят.

- Что?

- Вы меня не понимаете? - спросил полицейский. - Вы говорите по-английски, женщина?

- Вы арестовываете моего брата, - сказала я.

- Так и есть.

- Потому что, судя по вашим словам, в Монтане есть ордер на его арест.

- Да, мэм.

- Но ведь это неправда. Обвинения были сняты.

- Компьютер утверждает обратное. И, мадам, кроме того, у вас разбит задний фонарь.

Он снова показал. Толливер оставался на месте, а я осторожно обошла нашу машину, держась на безопасном расстоянии от помощника шерифа. Задний габаритный фонарь был разбит.

- Он был цел, когда мы вошли в магазин, - возразила я.

- Прошу прощения, но мы не можем верить вам на слово, - злорадно усмехнулся полицейский.

Он тоже обошел автомобиль, при этом явно стараясь держаться подальше от меня - точно так же, как я от него. Затем обыскал Толливера. Я заметила блестящие куски разбитого фонаря, рассыпавшиеся по улице.

- Когда я смогу его забрать? - спросила я, всеми силами притворяясь, что полицейского для меня не существует.

Это было чистой воды враньем, но что еще я могла сделать?

- После того как судья назначит штраф за разбитый фонарь и мы разберемся с тем ордером на арест, - сообщил офицер. - Судья у нас не заседает все время, так что придется его подождать.

Я задохнулась - просто не смогла удержаться. Каждое проявление моего испуга прибавляло полицейскому властности и самодовольства, но я ничего не могла с собой поделать. Меня охватила паника, я пыталась найти способ, как выкарабкаться из положения. Немедленно.

- Как ваше имя? - спросила я.

- Бледсо, - нехотя ответил он.

- Харпер, - вмешался брат.

Он был уже в наручниках. Я посмотрела на металлические браслеты, шум у меня в ушах становился все оглушительнее. Полицейский бросил на меня неуверенный взгляд. Он больше не усмехался.

- Просто позвони Арту. Он кого-нибудь порекомендует.

Арт Барфилд был нашим юристом. Его офис находился в Атланте. Там мы с ним и познакомились, когда нам впервые понадобились услуги юриста.

Полицейский забеспокоился еще больше, уяснив, что нас защищает какой-то известный юрист (что вообще-то было не так), и начал было что-то говорить. Потом передумал и остановился на полуслове, но после решился снова.

- Не нервничайте так, молодая леди. В тюрьме с вашим братом ничего не случится.

Об этом я даже не подумала. До сих пор я сосредоточилась на своей эгоистичной нужде в Толливере и паниковала из-за страха - как я справлюсь без него. Но теперь я сразу поняла, что боялась не того, чего следовало. Я поняла, что Толливер окажется в руках обладающего властью дурака.

Толливер попытался подойти ко мне, но полицейский дернул его за наручники.

Я должна была взять себя в руки. Я полностью сосредоточилась и сделала медленный глубокий вдох. Мне следовало сосредоточиться на Толливере, а не на себе и не на своих дрожащих руках. Моя голова заработала снова, возможно, не слишком хорошо, но, во всяком случае, в ней снова начали рождаться мысли.

Я заглянула Бледсо в глаза.

- Если в тюрьме с Толливером что-нибудь случится, у вас будут очень большие неприятности.

Это ведь не угроза, верно? Мне не хотелось, чтобы он арестовал и меня.

- Теперь я хочу забрать у брата наш мобильный телефон. Он у него в кармане, - произнесла я чуть слышно.

Я положила сумочку на капот машины, чтобы было видно - я не вооружена. Никто не двинулся, когда я подняла руки и очень медленно подошла к Толливеру. Я желала полицейскому смерти. Мне хотелось постоять на его могиле. Я в упор смотрела в его узкие водянистые голубые глаза. Веки его дрогнули, и он отвернулся к своей машине, притворяясь, будто прислушивается к рации.

Я опустила руку в карман Толливера и вынула телефон.

- Я горжусь тобой, - пробормотал он, и я постаралась улыбнуться.

На секунду я прислонилась головой к его плечу, выпрямилась, растянула губы в улыбке. Полицейский запихал Толливера на заднее сиденье патрульной машины, сел в нее сам, и автомобиль уехал.

Я оставалась на месте, пока из магазина не вышел продавец и не спросил, все ли со мной в порядке.

Глава двенадцатая

К мотелю я ехала очень медленно и осторожно, точно инвалид с ампутированной рукой или ногой. Я чувствовала себя страшно уязвимой, выставленной напоказ, словно к моей спине прикрепили мишень; заметной, как жирафа, бродящая по улицам Сарна.

Вернувшись в номер, я заперла дверь на замок и почувствовала: я на пределе. Правая нога, пострадавшая при ударе молнией, дрожала и едва выдерживала мой вес. Но все-таки я держалась, хоть и из последних сил.

Уставившись на себя в зеркало, висевшее в ванной над раковиной, я сказала вслух:

- Я не должна сдаваться, потому что только я могу вызволить Толливера.

Я глядела на себя с минуту, и мне стало лучше, когда в моих глазах появилась решимость.

Я позвонила Арту Барфилду. Арт не был знаменит на всю страну и не работал в какой-нибудь крупной фирме. На Юге его уважали как выходца из старинной богатой семьи, в Атланте он был широко известен своей эксцентричностью. Его партнерами были два других юриста, лишь немного более консервативные, чем Арт.

Его добропорядочная секретарша не обрадовалась, когда я потребовала соединить меня с Артом, но после того, как она переговорила с боссом, я услышала его звучный голос и южный выговор. Ужасное напряжение слегка отпустило меня.

- Где ты, сладкая? - спросил Арт.

- В Сарне, штат Арканзас.

- О господи, какого черта ты там делаешь?

Я почти улыбнулась.

- Мы расследовали тут одно дело. Но у нас возникли осложнения. Когда мы вышли из магазина автозапчастей, нас ждал придурочный помощник шерифа, чтобы арестовать Толливера.

Я объяснила насчет незакрытого дела в Монтане и разбитого фонаря.

- Гм. Так, значит, Толливер в тюрьме?

- Да, - почти проскулила я и так крепко сжала мобильник, что побелели пальцы.

- Значит, ты сейчас одна, детка?

- Да.

- Плохо. Толливера, разумеется, никто в Монтане не ищет. Этот вопрос мы закрыли. А за разбитый фонарь его не имели права брать под арест. Видимо, у копа имелась на то другая причина.

Последний довод я бы не привела, если бы защищала Толливера, но все равно

была рада поговорить

с тем, кто считал невиновность моего брата чем-то само собой разумеющимся.

- Ты сможешь сама с этим справиться, сладкая?

Голос Арта был очень мягок, но в то же время деловит. Он ожидал от меня быстрого ответа.

- Да, со мной все будет прекрасно, - сказала я, отлично понимая, что лгу.

- Это означает, что тебе придется туго, - пояснил Арт.

- Угу.

- Молодец, дорогая. Вот что я тебе скажу. Я знаю в Литтл-Роке адвоката. Она может приехать к тебе и все устроить. Ее зовут Филлис Фоллиетт. Запиши.

С памятью у меня все было в порядке, и все равно я записала и имя адвоката, и ее телефон.

- Я тотчас ей позвоню, и она с тобой свяжется немедленно или в ближайшее время.

- Это хорошо, - сказала я. - Отлично. Послушай, Арт, а они не откроют нашу посылку, ту, что мы переслали через UPS?

- Нет, - ответил он. - На это им потребовался бы ордер.

Потом он предложил в случае чего перезвонить ему и повесил трубку.

Я надеялась, что Бледсо не догадался, что мы делали в магазине автозапчастей. Пока мы находились рядом, он не входил в здание, чтобы навести там справки, и ни о чем меня не спрашивал. Поэтому, возможно, причиной ареста Толливера стала не наша посылка. Вероятно, дело было в чем-то другом.

Харви Брэнском, хоть и не входил в число моих любимцев, произвел на меня впечатление независимого человека, хорошо разбирающегося в своем деле. Зачем ему соглашаться на участие в фарсе, разыгравшемся возле автомобильного магазина? Кто мог так на него повлиять? Ему следовало знать, чем занимается его помощник.

Чего добивались арестом Толливера? То был решающий вопрос. Какую цель преследовали люди, посадившие его в тюрьму?

Первое, что пришло мне в голову: это было сделано для того, чтобы заставить нас задержаться в Сарне. Но я не могла понять, кому это выгодно. Потом меня посетила дикая мысль, и я заставила себя ее обдумать. Может, Холлис за столь короткое время так в меня влюбился, что добился ареста Толливера, лишь бы задержать меня в городе? Нет, не может быть. Мне было бы легче поверить, что ловушку Толливеру подстроила Мэри Нелл, потому что выдвинутые против нас обвинения были отчаянными и непрофессиональными. Однако предположение, что Мэри Нелл могла узнать об инциденте в Монтане, было слишком невероятным. Даже если бы она о нем узнала, не смогла бы влезть в полицейскую компьютерную сеть.

Сидя в своем номере, я пыталась нащупать обоснованные причину и следствие, возможность и мотив. Не придя ни к какому заключению, вошла в номер Толливера и уселась там на стул. Горничная застелила постель, повесила свежие полотенца, и от Толливера в комнате не осталось и следа. Спустя некоторое время я, однако, почувствовала себя немного лучше, а еще чуть позже - глупо, как будто была здесь незваным гостем.

Вернувшись к себе, я так и подпрыгнула, услышав стук в дверь. Посмотрела на наручные часы и поняла, что сидела больше часа, пока мои мысли бегали по кругу, как хомячки в колесе.

- Извини, пожалуйста, - сказал от двери Холлис.

- Ты… Ты ведь не имеешь отношения к случившемуся?

- Нет.

Судя по голосу, Холлис не обиделся. Он говорил даже слишком ласково - таким тоном люди говорят, когда боятся, что на них набросится собака.

- Марв Бледсо и Джей Хопкинс часто выпивают вместе.

Я вспомнила самодовольный взгляд Джея Хопкинса и поняла: он позвонил Марву и сказал, где нас перехватить. Неудивительно, что он не упомянул об образцах волос. Должно быть, не поверил, что мы успеем отослать их по почте.

- Я никогда не верил Джею и Марву. Харви, к сожалению, верит; по крайней мере, ведет себя так, будто верит. Другие полицейские сейчас отправились расследовать убийство еще одного подростка. Они думают, что оно имеет отношение к гибели Тини и Делла. Поэтому Марва некому притормозить, как следовало бы.

- Итак, ты видел тот ордер на арест?

- Нет. Я так понимаю, когда в прошлом году вы работали в Монтане, у вас возникла некая проблема?

- Да. Но там все разрешилось. Ордера на арест Толливера нет. Это я точно знаю. И когда мы выехали из дома, габаритный фонарь был цел.

- Вы видели, как он его разбил?

- Нет.

- Если Марв состряпал все дело, он должен был к чему-то придраться.

Холлис уселся на кровать, поймал мой взгляд и нерешительно сказал:

- Я подумал: надо заскочить к тебе, посмотреть, как ты тут. У меня сложилось впечатление, что ты очень зависишь от брата.

- Да, - просто ответила я. - Но ничего, справлюсь. Я уже позвонила адвокату в Литтл-Рок. Она должна мне перезвонить.

- Это хорошо, - сердечно отозвался Холлис. - Ты молодец.

Его одобрение вновь показалось мне чрезмерным.

Я- то знала, что никакая я не молодец. Тем не менее одно дело -когда ты сама знаешь свои недостатки, а другое - когда видишь, как на них реагируют другие люди.

«Ты не можешь скрыть, насколько ты странная, уловила я его невысказанную мысль. - К тебе требуется особое, бережное отношение».

Я снова начала заводиться.

- Холлис, - произнесла я похожим на рычание голосом, - позаботься о том, чтобы с Толливером в тюрьме ничего не случилось. Слышишь?

Я заметила, что Холлис возмутился, но в тот момент меня это не волновало. Мне было важно увидеть в его глазах уверенность в том, что с моим братом ничего плохого в тюрьме не произойдет, что к нему будут относиться с уважением.

Этой уверенности я не заметила.

- Холлис, ты слышишь меня? - повторила я как можно спокойнее. - Я знаю, ты любишь свой город, тебе здесь нравится. Но в Сарне что-то происходит. Здесь завелась гнильца. Об этих смертях мы многого не знаем. Кто-то убил и Делла Тига, и Тини Хопкинс. Кто-то, кого ты знаешь, убил твою жену Салли и избил до смерти Хелен Хопкинс. Кто-то, кого ты знаешь, не хочет, чтобы мы с братом отсюда уехали. Неизвестно, по какой причине. А теперь надо выяснить, кто же это. Я приехала сюда, сделала свою работу, сделала ее быстро и хорошо. Но мы с Толливером должны уехать, а вы сами решайте свои проклятые проблемы.

- Ты начала привязываться ко мне до того, как схватили Толливера, - сказал Холлис, полностью застав меня врасплох.

- Да, - согласилась я.

- Я знаю, что кто-то виноват во всех этих смертях, - продолжал он. - И понимаю, что убийца - человек, которого я знаю. Но я никак не возьму в толк, зачем он это сделал. Салли была хорошей женщиной, и я ее любил.

Я поняла: Холлис размышляет над проблемой так же упорно, как и я сама.

- Она что-то знала, - сказала я. - Она знала секрет, большой секрет. И умерла первой.

Мы немного помолчали.

- Ты можешь вспомнить что-нибудь о ее последних днях? Была ли она взволнованной, расстроенной, подавленной?

У Холлиса был несчастный вид. Мне хотелось погладить его по голове, но я крепко сцепила руки на коленях.

- Да, похоже, она что-то узнала, - сказал он. - Она говорила со мной почти обо всем, кроме некоторых своих семейных дел и неприятностей, в которые попадала ее мать… Неудивительно, что ей не хотелось говорить о пьянстве, о разводе, о неверности отца.

Я обдумала его слова.

- Значит, она была откровенна с тобой во всем, кроме дел своей семьи?

- Да, - ответил он после некоторого колебания. - Так и было.

- Как думаешь, она сама додумалась до этого секрета или ей рассказали о нем мать или Тини?

Холлис пытался вспомнить, а я еле сдерживала нетерпение. Мне было жаль его: я понимала, что режу по живому, но это было необходимо. Я спрашивала себя: «Почему он не сделал этого раньше?» Ну конечно, он же думал, что его жена умерла в результате несчастного случая. А теперь, когда узнал, что ее убили, заново все припоминал.

- Похоже, она сама догадалась, - сказал Холлис. - Почти невозможно сказать, что происходит в чужой голове. Сейчас я думаю, что, возможно, я не знал Салли так хорошо, как мне это казалось. Если бы мы были женаты подольше, больше доверяли бы друг другу, она рассказала бы мне, что ее беспокоит. Тогда бы мы вместе все решили. Но наш брак продлился недолго.

- Может, перед ее смертью случилось что-то необычное? - спросила я, подумав, что действую грубовато. - Что-то такое, что могло повлечь за собой ее гибель.

- Смерть Дика Тига, - произнес Холлис.

- Когда он умер? - спросила я.

Я читала некролог в газете, но дату не запомнила.

- Кажется, в феврале. Да, верно, - подумав, сказал Холлис. - Когда Сибил обнаружила его мертвым и поняла, что не сможет одна справиться с уборкой дома перед поминками, она наняла Хелен и Салли. Ты знала, что Хелен убирала ее дом до того, как пристрастилась к выпивке? Сибил уволила ее и наняла Барбару Хэпп. Мне не нравилось, что Салли будет на кого-то работать, но она любила уборку и сказала, Что с удовольствием займется ею в выходной день. И не потому, что ей было жаль Сибил, а потому, что хотелось заработать на Рождество лишние деньги. В тот день Салли вернулась домой озабоченная.

- Она тебе ни на что не намекнула?

Я предположила, что Салли узнала о беременности сестры, но нет: она умерла за несколько месяцев до этого.

- Я спросил ее, как прошла работа. Она сказала, что делала уборку внизу, а мать занималась верхним этажом. Вот и все, что она сказала. Кабинет остался таким же, каким был в день смерти Дика, и ей было немного жутко. В тот вечер Салли стала рыться в своих школьных учебниках и, к моему удивлению, чем-то заинтересовалась.

- Какой учебник она смотрела?

- Она взяла несколько книг. Сейчас уже не могу припомнить, каких именно. Она о чем-то раздумывала, а когда нашла нужный учебник, долго его читала. Это было необычно.

- И ты не можешь вспомнить, который именно?

- Сегодня посмотрю, может, и найду. Кажется, он был в красной обложке…

Холлис рассеянно уставился в пространство.

Зазвонил телефон. Я вздрогнула.

- Алло?

- Мисс Коннелли? - услышала я женский голос с южным выговором.

- Да.

- Это Филлис Фоллиетт. От юридической компании «Хафф, Мун и Грин».

- Да, да! Хорошо.

Холлис указал на дверь, намекая, что хочет уйти. Я кивнула, махнула рукой и сосредоточилась на разговоре с юристом.

- Я слышала, у вас в Сарне возникли трудности, - сказала она.

- Да.

- Я звонила шерифу, и тот сказал, что ваш брат будет находиться под арестом еще два дня. Я не могу за него поручиться, пока судья не назначит залог. Понимаете?

- Да, понимаю.

- А судья будет только послезавтра. Понимаете?

- Я понимаю, что два дня означают послезавтра.

- Прошу прощения, что я так разжевываю, - извинилась Филлис. - Издержки профессии.

- Гм.

- Я приеду в Сарн послезавтра и вызволю вашего брата из тюрьмы, - сказала она. - Обвинения кажутся несерьезными. Утром я первым делом позвоню в Монтану и все там проясню. А вы не беспокойтесь, не действуйте опрометчиво. Арт особенно просил передать вам это. Договорились?

- Да.

- Ну и ладно. Сейчас я соединю вас с нашей бухгалтерией.

Все хотят, чтобы им заплатили, даже я. Особенно я, поскольку дар может покинуть меня в любую минуту. Я хочу воспользоваться им, пока он у меня есть. Ведь это единственное, что я умею. Дар поддерживает меня, и он же лишает меня нормальной жизни.

Уладив финансовый вопрос, я повесила трубку и постаралась обдумать дальнейшие шаги.

Я упаковала вещи Толливера, сложила их в своей комнате, а затем пошла в администрацию мотеля и сказала ужасному старому Вернону Маккласки, что вторая комната нам сейчас не понадобится. Он сказал, что готов выписать из мотеля и меня, но я объяснила, что мне придется остаться в Сарне еще на несколько дней. Он не мог выбросить меня на улицу законным образом, хотя сегодня мне ясно дали понять, что честного судопроизводства в Сарне не существует. Если Маккласки все-таки вынудит меня уехать, я просто отправлюсь в ближайший город другого графства.

- Перебирая в уме все варианты, я вернулась в номер и обратила внимание, что сильно трясу руками - это напоминало детское упражнение, - чтобы на что-нибудь отвлечься. Пора было поесть, и я открыла плитку гранолы. Мне нужна была еда получше, но я не хотела выходить на улицу одна. Когда я знала, что Толливер ожидает меня в мотеле или просто находится в том же городе, было совсем другое дело, но теперь он сидел в тюрьме. Интересно, что ему дали на ужин. Когда я его увижу? Один ли он в камере? Что, если его поселили вместе с бандитом?

Кроме шерифа самым важным человеком из тех, кого я знала в Сарне, была Сибил Тиг. Я не знала, заинтересуется ли она случившимся, сомневалась, что она поможет, но все равно позвонила ей.

- Моего брата посадили в тюрьму под вымышленным предлогом, - заявила я, едва она сказала, что рада меня слышать.

- Пол Эдвардс сообщил мне сегодня об этом, - сказала Сибил прохладным голосом богатой женщины. - Я очень вам сочувствую.

Ее слова не показались мне многообещающими.

- Ни в одном городе Толливера не разыскивает полиция, - сказала я как можно спокойнее.

- Я знаю, мой брат - шериф, но вы должны понимать, что я не могу вмешиваться в судебные дела, - ответила Сибил.

Теперь ее голос был не просто холодным, он был ледяным.

- Толливер - мой брат, а помощник вашего брата подставил его по непонятной причине.

- Какой помощник? - спросила Сибил.

Вопрос меня удивил.

- По фамилии Бледсо. Какое совпадение, верно?

Я хотела, чтобы Сибил призналась, что это она натравила на нас полицейского. Тогда я точно буду знать, кто мой враг.

- Значит, Марв, - задумчиво произнесла она.

Кажется, она расстроилась - то ли потому, что я попыталась втянуть ее в это дело, то ли по какой-то другой причине.

- Он двоюродный брат Пола. Но это ничего не значит.

Неужели все, вовлеченные в этот случай, - родственники?

Сибил не хотела мне помочь, а я даже не могла придумать, что именно она могла бы сделать. Она была огорчена и вряд ли считала Толливера в чем-то виноватым. Но она не могла или не хотела похлопотать за моего брата перед шерифом. Мы закончили разговор, недовольные друг другом.

Я долго и упорно думала, потом позвонила на мобильный телефон Мэри Нелл Тиг. Она дала свой номер Толливеру, я нашла бумажку в кармане его куртки, когда паковала вещи. Под именем «Нелл» она нарисовала завитушку.

Мэри Нелл не обрадовалась моему звонку.

- Толливер не может позвонить сам, - сказала я, - потому что твой дядя Харви посадил его в тюрьму.

Я была не совсем точна, но сейчас меня не заботила честность.

Нелл взвизгнула и целую минуту не могла успокоиться, пока я терпеливо ждала на телефоне.

- Конечно, полиция Монтаны его не разыскивает, - возмутилась она. - Это просто безумие!

Хотя мнение Мэри Нелл основывалось на ее тяге к Толливеру, а не на фактах, мне было приятно, что кто-то встал на его сторону. Чтобы подтолкнуть девочку в нужном направлении, я сказала, что ее мать отказалась помочь. Я высказала это не в лоб, но донесла до Нелл суть проблемы. Теперь я знала, что в ближайшие двадцать четыре часа, не меньше, Сибил жизнь медом не покажется. Но она это заслужила; я не чужда мелочной мести.

Затем я позвонила Холлису, но он не ответил. Судя по тому, как быстро он ушел из моего номера, я подумала, что ему надо на дежурство. Но вдруг он просто струсил? Что, если шериф приказал ему держаться от меня подальше, чтобы не потерять работу? Холлис, наверное, порядком дорожит своей работой. Я пыталась не винить его в этом, но мне было так грустно, что я все равно сочла его трусливой крысой.

Я стала размышлять, что делать дальше. Скорее всего, я закончу тем, что окончательно расклеюсь - буду плакать и дрожать. Но от этого не будет никакой пользы, только вред. И я наверняка могу что-нибудь предпринять, а не просто торчать в проклятом номере мотеля! Например, пойти и избить Бледсо; в те мгновения я чувствовала, что могла бы ногтями вырвать его печенку. Но существует же более конструктивный подход к делу…

Я продумала все, что мне было известно на данный момент, снова позвонила Холлису и оставила на его автоответчике сообщение: «Если не хочешь со мной говорить, как хочешь, но знай: сейчас я отправлюсь к тебе и просмотрю все школьные учебники».

Я пожалела, что была достаточно благородна, чтобы вернуть ему деньги, сейчас бы они мне пригодились.

В дом Холлиса я направилась бегом, потому что утром у меня не было пробежки. Заодно это поможет мне на некоторое время сохранить спокойствие. Нога раза два подгибалась, но выдержала.

Машины возле дома не было. Я решила войти в любом случае: мне было не важно, дома Холлис или нет. Но я не хотела, чтобы меня задержали. К счастью, заднюю дверь скрывал от соседних домиков густой кустарник. День рабочий, и соседей, возможно, нет дома.

Для полицейского у Холлиса была на редкость паршивая система безопасности. Я нашла его запасной ключ с третьей попытки - на гвоздике возле крыльца, в темном углу. Я шарила там до тех пор, пока не нащупала гвоздь, и через секунду ключ оказался у меня в руке. Хорошо, что я нашла его, иначе пришлось бы разбить стекло в задней двери. Иметь стеклянные двери - лишний риск, это должен знать каждый коп.

День снова выдался мрачным, и я включила в гостиной лампу. Когда я была тут в прошлый раз, мы сразу отправились в спальню, поэтому я не знала расположения комнат. Маленькая комната оказалась удобной и… уютной: мягкий диван и кресло к нему под пару. Перед диванчиком для двоих стоял обычный кофейный столик с лампой, несколькими журналами и книгой, а рядом с креслом валялось несколько пультов управления. На расстоянии вытянутой руки - шкаф из древесностружечных плит, забитый книгами, в основном любовными покетбуками Джейн Энн Кренц, Сандры Браун, Норы Робертс и тому подобными. Среди них было и несколько авантюрно-мистических книг Ли Чайлда и Томаса Кука - эти книги, скорее всего, принадлежали Холлису.

Я быстро прошлась по дому, чтобы убедиться, что ищу в нужном месте. В спальне не было книжных полок, во второй комнате - которая использовалась для работы на компьютере и как кладовая - имелась только компьютерная литература и справочники по видеоиграм. В кухне я нашла две поваренные книги, в ванной - корзину с журналами.

Тогда я вернулась в гостиную и присела возле забитых книжных полок.

Холлис сказал, что его жена читала один из своих школьных учебников. Вряд ли он их убрал. Оказалось, я права. Салли Хопкинс-Бокслейтнер хранила книги, входившие в школьную программу: сборник британской поэзии, шекспировские «Юлий Цезарь» и «Венецианский купец». Еще здесь были учебник американской истории и сильно потрепанный учебник биологии.

Холлис сказал, что книга имела красную обложку. Учебники истории и биологии были красными. По крайней мере, с красными корешками.

- Какого черта ты здесь делаешь?

Я уже услышала, что Холлис вернулся домой, поэтому не вздрогнула. Он злился.

- Ищу то, что читала Салли, - сказала я. - Ключ от дома я нашла за две минуты. Вот, смотри - учебник истории. Она его читала?

- Почему ты не дождалась, когда я приду домой?

Кажется, он слегка смягчился.

- Мне показалось, ты меня избегаешь и не впустишь в дом.

- И ты решила явиться без приглашения? Считаешь, это законно?

- Так же законно, как держать человека в тюрьме под вымышленным предлогом. Эту книжку она читала?

- Возможно, - ответил он рассеянно. - А еще есть красные книги?

- Да, учебник биологии.

- Может, и его.

- Хорошо. Ты возьми «Историю», а я посмотрю «Биологию».

Я перевернула книгу и потрясла ее. Выпала бумажка. Я подумала, что это список продуктов или записка, которую Салли написала мальчику, учившемуся с ней в одном классе. Но на листке оказалось что-то непонятное.

На половинке бумажного листа было написано: СО, МО, ДА, НО.

- Если бы ты оставила ее на месте, мы бы узнали, из какого раздела она выпала, - упрекнул меня Холлис.

- Ты совершенно прав, - отсутствующим тоном произнесла я. - Я виновата. А тебе эти буквы о чем-нибудь говорят?

- Нет, во всяком случае, на первый взгляд. Но это почерк Салли.

В его голосе прозвучала новая нотка, на которую отреагировал даже мой перегруженный эмоциями мозг.

- Извини, - с огромным усилием проговорила я. - Понимаю, из-за меня ты снова погружаешься в неприятные воспоминания, которые хочешь забыть.

- Нет, я не стараюсь забыть Салли, - ответил Холлис. - Но я пытаюсь думать и о своей дальнейшей жизни. А то, о чем я узнал за последние несколько дней… Мысль о том, что Салли была убита и что убивший ее сукин сын расхаживает на свободе, разговаривает со мной… От этого у меня все переворачивается внутри. А еще, когда я вижу тебя, мне до боли хочется тебя трахнуть. Ты вломилась в мой дом, и я хочу трахнуть тебя прямо на полу.

- Да?

- Да.

Он как будто щелкнул переключателем. Я вдруг тоже подумала об этом - о том, как хорошо будет на несколько минут забыть о своих проблемах, - и, очутившись на спине, стянула через голову рубашку.

Все произошло быстро, яростно и более возбуждающе, чем когда-либо в моей жизни. Ногти и зубы, гладкая кожа и глухой стук сталкивающихся тел.

После, лежа рядом со мной на полу в тесном закутке, Холлис сказал:

- Здесь нужно пропылесосить.

Он задыхался, медленно выговаривая слова.

- Несколько пыльных комочков, - согласилась я. - Но они неплохая компания.

Он хрипло засмеялся, а я снова надела бюстгальтер, потому что по полу дуло. Я перекатилась на бок и оперлась на локоть.

- Я исцарапала тебе спину, - сказала я, глядя на следы своих ногтей. - Извини.

- Мне было приятно, когда ты это делала, - бросил он и начал засыпать. - Я не возражаю.

Пока Холлис дремал, я улеглась на живот и начала листать учебник биологии. Текст был очень простым - речь шла о клетках растений, о репродукции, о нервной системе человека, о зрении и…

Я глянула на царапины на плече Холлиса и покачала головой. Снова посмотрела в книгу, натянула джинсы.

- Холлис, - сказала я очень тихо.

- Мм? - Он открыл глаза.

- Мне пора.

- Что? Подожди минуту. Где твоя машина?

- Я добежала от мотеля до твоего дома. Обратно пойду пешком.

- Нет, только подожди минутку, и я отвезу тебя обратно в мотель. Или можешь остаться здесь. Я знаю, ты не любишь быть одна.

Не одиночество заставляло меня так нервничать. Я нервничала из-за того, что рядом не было брата. Но мне не хотелось этого объяснять.

- Мне нужно вернуться в мотель, - сказала я с как можно большим сожалением. - Может позвонить адвокат.

Насчет адвоката я соврала, но я пыталась пощадить его чувства. Мне нужно было сделать то, в чем представитель закона мог бы мне помешать.

Холлис быстро натянул форму.

- Ты поела? - практично осведомился он, когда мы ехали назад.

- Э… кажется, нет.

Я даже не доела плитку гранулы.

- Тогда давай заскочим в «Сабуэй» [22] .

- Отлично.

Я вдруг почувствовала, что проголодалась.

Автомобиль наполнился аппетитным запахом горячей жареной курицы, и у меня потекли слюнки.

Мы остановились напротив моего номера, и я выскочила из машины с сэндвичем в коробке. Холлис посветил мне фарами, чтобы я попала ключом в замок: мотель был плохо освещен. Потом он начал отъезжать задним ходом, я повернулась, чтобы ему помахать, и смутно увидела, как он тоже помахал за стеклом. После чего переключил скорость и выехал со стоянки.

И тут кто-то, находившийся в моем номере, ухватил меня за руку, развернул и втащил в комнату.

Я споткнулась и упала на ковер. Все произошло в мгновение ока.

Я вскочила и набросилась на нападавшего, попытавшись выпихнуть его из дверей. Никогда не давай загнать себя в угол. Еще подростком я узнала, что отвечать следует стремительно, иначе противник возьмет над тобой верх: или ты будешь слишком сильно ранена, или слишком сильно напугана. Так что иди напролом. Толкайся, кусайся, царапайся. Если хочешь кого-то побить, не обращай внимания на его выпады. Я почти не почувствовала двух ударов, которые получила по ребрам, ухватила врага за яйца и как можно сильней укусила за шею. Он заорал, попытался меня отшвырнуть… И тут нас разнял Холлис.

Я привалилась спиной к стене, всхлипывая и трясясь, и взглянула на своего противника.

Холлис мгновенно надел на него наручники. Это, конечно же, был Скотт, подросток, влюбленный в Мэри Нелл, который и раньше пытался на меня напасть. Сейчас он хныкал, маленький сопливый ублюдок.

- Ты спятил? - орал на него Холлис. - Обалдел? Как ты посмел наброситься на женщину?

- Это она сумасшедшая, - заявил Скотт и сплюнул кровь. - Вы видели, что она сделала?

- Скотт, зачем ты это сделал?

Я видела, что Холлис в полном недоумении.

- Как ты попал в ее комнату?

Он потряс мальчишку. Подросток молчал, злобно глядя на Холлиса.

Из конторы вперевалку вышел Верной Маккласки и приблизился к нам.

- Вернон, это ты впустил мальчишку в номер Харпер? - взревел Холлис.

- Нет, - ответил Верной.

Он презрительно смотрел на подростка. Я понимала, что он презирает Скотта не за то, что тот набросился на женщину, а за то, что у того ничего не вышло.

- Я сдал ему номер, в котором раньше жил брат этой леди. То, что она не закрыла смежную дверь, не моя вина. Я понятия не имел, что Скотт выкинет такое.

Вернон с деланым сожалением покачал головой. Вот ведь сукин сын!

Если до сих пор я себя чувствовала параноиком, то теперь у моей паранойи появились веские основания.

- Вставай, Скотт. Ты отправишься в тюрьму, - сказал Холлис. - Харпер, вы будете выдвигать обвинение?

- Разумеется.

Мне нужна была помощь, чтоб подняться, но Холлис уже вел Скотта к машине, а Вернона я не попросила бы даже под дулом пистолета. Шатаясь, я медленно встала. Мышцы дрожали, я чувствовала себя слабой и больной и ненавидела все человечество.

- До завтрашнего дня я, может, и подожду, но теперь непременно подам в суд. В первый раз я готова была простить. Думала, что подросток просто спятил от ревности, но теперь это перешло все границы.

Что, во имя Неба, побудило мальчика, так боящегося родителей и тренера, на меня напасть? Что ему приказали сделать? Убить меня или просто избить?

- Ему заплатили, - сказала я.

Холлис остановился, перестав запихивать в машину закованного в наручники мальчишку.

- Готова поспорить, кто-то заплатил ему за то, чтобы он это сделал, - пояснила я.

По лицу Скотта я поняла, что попала в цель.

- Что именно тебе приказали? - почти дружески спросила я. - Сломать мне несколько костей? Или убить?

- Заткнись! - Он отвернулся. - Просто больше не разговаривай со мной.

- Трус, - произнесла я, вспомнив, как Харви Брэнском прошлым утром назвал его точно так же.

Харви был прав.

- Гореть тебе в аду, - ответил Скотт.

Холлис затолкал его в машину и захлопнул за ним дверцу.

Они отъехали, а Вернон остался стоять на месте.

- Вы не смеете входить в номер в мое отсутствие. Я подам на вас в суд, и ваш мотель обанкротится, - пригрозила я.

Я прекрасно помнила, что заперла смежную дверь.

- Если со мной что-нибудь случится, брат с этим разберется. А если что-то случится с ним, делом займется наш адвокат.

Вернон ничего не сказал, лишь окинул меня злобным взглядом.

Я закрыла и заперла дверь. Взяла коробку с сэндвичем. К счастью, я не купила в «Сабуэе» напитки, потому что в холодильнике у меня уже стояли бутылки. Вернон, возможно, подал бы на меня в суд, если бы при столкновении я пролила на его зеленый ковер колу.

На всякий случай я подсунула под дверную ручку стул и придвинула к смежной двери холодильник. Дверь все равно можно будет открыть, но не так быстро, да и шум поднимется немалый.

Я позвонила по мобильнику в Атланту Арту и оставила на его автоответчике подробное описание того, что произошло.

Почувствовала себя одинокой и расплакалась.

Потом я съела сэндвич. Не потому, что мне хотелось (он успел остыть и стал противным), а потому, что мне требовалось восстановить силы.

Дрожащими руками я разделась; одежда была в жутком состоянии. В один и тот же вечер - и секс, и драка. Мне требовалось принять душ. Левый бок посинел: Скотт здорово меня приложил. Я сделала глубокий вдох, пытаясь понять, сломаны ли ребра, и решила, что все обошлось.

Что ж, если у меня выдался тяжелый денек, то Скотту пришлось еще хуже, с удовлетворением вспомнила я. Из защитника футбольной команды и поклонника Мэри Нелл Тиг он превратился в преступника, которого скоро осудят. Кто-то сыграл на его уязвленной гордости и дал ему денег. Наверное, после утреннего инцидента ему было стыдно за себя. Тренер, возможно, заставил его почувствовать себя дураком, шериф назвал его трусом. Но вместо того чтобы сделать нужный вывод, Скотт разозлился и, когда ему предложили деньги, ухватился за возможность исцелить свое уязвленное самолюбие. В таких ситуациях узнаешь, на что ты способен. Скотт понял, что он слабак.

Холлис позвонил мне после того, как доставил Скотта в тюрьму. Он хотел узнать, как я себя чувствую, и подбодрить.

- Мы выясним, что означают те буквы, - сказал он. - Я знал свою жену и рано или поздно все пойму.

Я не думала, что в нашем распоряжении есть «поздно». К тому же сомневалась, что знание характера Салли может помочь найти разгадку. Мне подумалось: если девушка, окончившая среднюю школу в Сарне, смогла сделать открытие, изучив школьный учебник биологии, то и я не оплошаю. Кроме нас могли догадаться и другие люди, а это могло быть опасно.

«СО, МО, ДА, НО». Я переписывала эти странные буквы в маленький блокнот, который держала рядом с телефоном. То как одно слово. То задом наперед. То пытаясь составить из этих букв разные слова. И уснула, сжимая в руке карандаш.

Глава тринадцатая

Меня разбудил стук в дверь, я посмотрела на часы на тумбочке - было семь утра.

- Кто там? - осторожно спросила я, подойдя к двери.

- Мэри Нелл.

О, просто замечательно. Я вынула стул из-под дверной ручки, и девочка вошла.

- Мы должны вызволить его из тюрьмы, - сказала она драматически, и мне захотелось ее ударить.

- Да, - согласилась я. - Я тоже этого хочу.

Нелл не заметила саркастической нотки в моем голосе.

- Что вы для этого предприняли?

Я моргнула и села на кровать.

- Наняла адвоката. Она будет здесь завтра, - сообщила я.

Нелл несколько смешалась.

- Я позвонила Тоби Бакеллу, но он просто посмеялся надо мной. Сказал, что примет заказ только от взрослого.

Еще бы!

- Мне жаль, что он отнесся к тебе без должного уважения. - Я очень постаралась, чтобы мои слова прозвучали искренно. - Мне нравится, что ты проявила инициативу. Но Толливер - мой брат, и этим делом должна заниматься я.

Мне хотелось вести себя дружелюбно с девочкой, единственная вина которой была в том, что ей всего шестнадцать, но она меня раздражала. Потом я напомнила себе, что она почти одновременно потеряла отца и брата, и заставила себя быть гостеприимной.

- Что хочешь - кофе или колу?

- Колу, конечно.

Нелл прошла к холодильнику и вынула банку. Я приготовила себе кофе в кофеварке. Хоть и плохой, зато горячий, и в нем есть кофеин.

Я посмотрела на свою гостью: на лице Мэри Нелл не было косметики, волосы она стянула в очень короткий хвостик. Теперь она выглядела на свой возраст. Ей бы сейчас сидеть дома, писать сочинение или болтать по телефону с подружкой о последнем свидании, а она сидит в комнате мотеля с женщиной вроде меня.

- Ты обратилась к какому-то юристу, - сказала я. - А почему не к Полу Эдвардсу?

- Думаю, мама может выйти замуж за мистера Эдвардса, - неожиданно выпалила Нелл.

- Тебе он не нравится? - поинтересовалась я, не зная, как на это отреагировать.

- Мы с ним ладим. Он постоянно у нас бывает. Они с папой были друзьями, и мама всегда интересуется его мнением. Деллу мистер Эдвардс не нравился. В последнее время они часто спорили.

- О чем же? - спросила я, делая вид, что мне это безразлично.

- Не знаю. Делл мне не говорил. Он что-то узнал и пошел к мистеру Эдвардсу поговорить об этом. Деллу не понравилось то, что сказал ему мистер Эдвардс.

- Он что-то узнал о Поле?

- Не знаю, касалось ли это мистера Эдвардса или кого-то другого. Делл думал, что мистер Эдвардс ему поможет, даст какой-то ответ.

- Гм.

На листке бумаги не было ни буквы П, ни Э, если буквы, написанные Салли, означали инициалы человека. Черт, ну почему люди не пишут, что они имеют в виду? Зачем им шифры?

- Я думала, вы с Деллом были близки, - заметила я, хотя это было глупо и бестактно. - Но он не сказал тебе о том, что его так беспокоило. Странно.

Мэри Нелл гневно посмотрела на меня.

- Для брата и сестры мы были достаточно близки.

- Что ты имеешь в виду?

- Есть вещи, о которых братья и сестры не говорят. - Девочка словно пыталась растолковать что- то эскимосу. - Вы ведь с Толливером тоже не обо всем говорите? Ой, я забыла. Вы ведь не настоящая сестра. Поэтому и не понимаете.

Туше.

- Братья и сестры не говорят о сексе. Держу пари, не говорят, даже когда становятся взрослыми, - проинструктировала она меня.

Я вспомнила, какой потрясенной выглядела Нелл, рассказывая о признании своего брата, что Тини беременна.

- Братья и сестры не говорят и о друзьях, которые занимаются сексом. Они обсуждают что угодно, только не это.

- А вы со Скоттом обсуждали, что он придет сюда меня избить?

Она вздрогнула.

- О чем вы?

Значит, мельница слухов еще не сработала, она ни о чем не знает.

- Кто-то заплатил Скотту, чтобы он пришел сюда вчера вечером и спрятался в моей комнате. Он собирался меня избить. Так же как и прошлым утром. Правда, в первый раз он действовал по собственной инициативе. Если бы поблизости не оказалось Холлиса Бокслейтнера, я была бы сейчас в больнице.

- Я не знала, - сказала девочка.

Я снова почувствовала себя виноватой, но такую историю нельзя рассказать более мягко. Я и так свела свой рассказ к основным фактам.

- Что происходит в нашем городе? До вашего приезда у нас все было спокойно.

Это ж надо было все так повернуть!

- Меня вызвала твоя мать, - напомнила я. - Все, что я сделала, - это нашла тело Тини. Но за тем меня и пригласили.

- Лучше бы вы ее не находили, - по-детски сказала Нелл, как будто я могла предсказать, что последует за моей находкой.

- Такова моя работа. Ей не следовало лежать в лесу. Я выполнила свою работу, и это было добрым делом.

- Тогда почему все это происходит? - спросила она, словно я могла дать ответ. - И что именно происходит?

Я покачала головой. У меня не было никаких идей. Когда у меня возникнет идея - та, что поможет мне вызволить брата, ноги моей в Сарне больше не будет.

Нелл пошла в школу; она казалась ошеломленной и очень юной.

Я подъехала к отделению полиции, чтобы дать показания о случившемся прошлой ночью, и спросила, могу ли я повидаться с Толливером. Я почти боялась спросить об этом чиновницу, полную женщину, которая была здесь и неделю назад, в тот день, когда я явилась сюда впервые. Вдруг, узнав, что я хочу повидаться с братом, они найдут способ не пустить меня к нему? Притом я даже не знала, кто такие эти «они».

- Часы посещения с двух до трех по вторникам и пятницам, - сообщила она, глядя в сторону, словно мой вид вызывал у нее отвращение.

Так, сегодня вторник. Значит, я увижу его попозже. Я почувствовала огромное облегчение, но до двух надо было чем-то заняться. Сидеть в комнате мотеля было тошно.

Я отправилась на новое кладбище. Хотела нанести визит остальным Тигам, скончавшимся членам их семьи. В этот раз я смогла припарковаться рядом с их участком. Оделась я очень тепло, потому что похолодало. В начале ноября в Арканзасе вряд ли выпадет снег, но в Озарке такая возможность не исключена. Я обмотала шею красным шарфом, натянула красные перчатки, надела теплую ярко-синюю куртку. Мне нравилось быть заметной, тем более что в Арканзасе был охотничий сезон. Впервые этой осенью я настолько закуталась, что почувствовала себя ребенком, которого мать выпустила поиграть на заснеженную улицу.

Я оглянулась по сторонам: вокруг никого. Через дорогу, к западу, находился лес, к северу - маленькая группа домов, около двадцати, с лужайками в пол-акра, с открытыми верандами, газовыми грилями возле раздвижных стеклянных дверей. Автомобилей я не заметила: все старались поддерживать этот кусочек загородной недвижимости в должном порядке. К югу от крутой горы раскинулось кладбище. Мирное место.

Участок Тигов я нашла быстро. В центре на возвышении стоял большой памятник, с северной и южной стороны которого было выбито «ТИГ».

Я медленно пошла от могилы к могиле. В большинстве своем Тиги жили недолго. Дед Делла дожил до пятидесяти двух, умер от обширного инфаркта. Тут же лежали двое его детей, умершие в младенчестве. Бабушка Делла была покрепче: дожила до семидесяти двух и умерла от пневмонии. Я мысленно поздоровалась с Деллом. Его гибель от ружейного выстрела сильно снизила средний уровень продолжительности жизни семейства. Взглянув на памятник отца Делла, я подсчитала, что мужчине было всего сорок семь, когда Сибил обнаружила его мертвым в кабинете.

Именно Дик Тиг являлся целью моей поездки. На его могилу я встала с предвкушением, похожим на ощущения гурмана, приступившего к десерту. Мысленно проникла в каменистую почву, вступила в контакт с лежащим в глубине телом. Мне хотелось изучить Дика, как он того заслуживал, однако я ощутила барьер: земля и гроб притупляли мои ощущения. Я присела возле памятника и положила руки на землю, но, как только я это сделала, из леса донесся треск, что-то резко стукнуло меня по лицу, и я вскрикнула от боли.

Приложив руку в перчатке к лицу, я увидела, что на ней кровь. Цвет крови отличался от цвета алой перчатки. Я смотрела на нее с недоумением. Снова услышала треск и вдруг поняла, что в меня кто-то стреляет.

Я распласталась на могиле. Слава богу, я не в Дельте: там, на плоской земле, нельзя было бы спрятаться даже от мухи. Я отползла в сторону и укрылась с восточной стороны большого памятника посреди участка. Памятник не мог полностью защитить меня, но все же лучше такое прикрытие, чем никакого.

Слава богу, я положила в карман мобильник, и сейчас, сорвав перчатку, набрала 911. Мне ответили, и я узнала голос чиновницы, с которой разговаривала в полицейском отделении.

- Я на кладбище на участке триста четырнадцать. Кто-то стреляет в меня из леса, - сказала я. - Выстрелили дважды.

- Вы не ранены?

- В меня попал отлетевший кусок гранита. Но я боюсь двинуться.

Я начала плакать от безудержного ужаса, мне было трудно совладать с голосом.

- Хорошо, я сейчас же кого-нибудь пришлю, - сказала она. - Можете, если хотите, оставаться на телефоне.

Она на минуту отвернулась; слышно было, как она посылает ко мне патрульную машину.

- Возможно, какой-то охотник ошибся, - предположила она.

- Только если олени здесь ярко-голубого цвета.

- Вы слышали еще выстрелы?

- Нет. Я спряталась за памятник Тигу.

- Автомобиль уже подъезжает?

- Да. Я слышу сирену.

Не первый раз во время пребывания в Сарне я обрадовалась полицейской сирене. Я вытерла лицо чистой перчаткой.

Позади моей машины, скрипнув тормозами, остановился автомобиль, и из него вышел Бледсо, помощник шерифа, арестовавший Толливера. Он неторопливо приблизился к тому месту, где я скорчилась.

- Говорите, в вас кто-то стрелял? - спросил он.

Я подумала, что за два цента он и сам пристрелил бы кого угодно.

Медленно поднявшись, я почувствовала, что ноги меня не держат, и привалилась к гранитному памятнику.

Он посмотрел на мое лицо и заговорил чуть более деловым тоном:

- Откуда, вы говорите, раздались выстрелы?

Я указала на лес через дорогу. Там деревья ближе всего подступали к кладбищу.

- Вот, взгляните на памятник Дику Тигу.

Выстрел отколол кусок гранита, и на памятнике остался белый шрам.

Внезапно Бледсо, прищурившись, посмотрел на деревья и взялся за кобуру.

- Откуда кровь? - спросил он. - Куда вас ранило?

- Меня задел кусок камня, - ответила я. Мне не понравился собственный дрожащий голос. - Пуля чуть в меня не угодила.

Я увидела ее на земле, подняла и подала полицейскому.

- Конечно, вы и сами могли бы это сделать, - без малейшей убежденности сказал он.

- Мне плевать, что вы думаете, - ответила я. - Плевать, что вы напишете в рапорте. Главное, что вы здесь, и теперь он не посмеет в меня стрелять.

- Вы называете стрелявшего «он» по какой-то причине?

- Без всякой причины.

Теперь я дышала почти нормально. Поняв, что в следующее мгновение никто не попытается меня убить, я вернулась к прежнему мнению относительно этого полицейского.

- А что вы вообще здесь делаете?

В нем тоже проснулась былая враждебность.

- Просто заглянула.

На его лице появилось отвращение.

- Вы та еще особа, вы это знаете?

- То же самое могу сказать о вас. Послушайте, я сейчас уеду, пока вы еще здесь, потому что мне не хотелось бы умереть в вашем городе. Спасибо, что приехали. По крайней мере… - Я замолчала, но потом закончила фразу: - По крайней мере, полиция здесь не полностью продажна.

Я догадывалась, что мое высказывание очень нетактично, тем более что полицейский не стоял, показывая на меня с криками: «Можете продолжать в нее стрелять!»

Бледсо отрывисто кивнул. Когда я закрывала дверь машины, спросил:

- Вы стояли на могиле Дика Тига?

Я кивнула.

- Хотели узнать, отчего он умер?

Я снова кивнула.

- Ну и в чем причина? По вашему мнению?

- Сердечный приступ, как и у его отца.

Я посмотрела на полицейского, постаравшись придать лицу как можно больше искренности.

- Выходит, врач был прав?

- Да.

Он самодовольно кивнул. Я завела мотор и включила обогреватель. Выехав на дорогу, посмотрела в зеркало заднего вида. Помощник шерифа Бледсо следовал за мной по пятам. Я подумала, что нужно завернуть в мотель, прежде чем я отправлюсь к Толливеру, если я не хочу, чтобы у брата тоже случился сердечный приступ. На моей щеке засохла кровь, несколько капель попали на куртку.

К этому времени я уже ненавидела мотель, но (поскольку на сей раз никто не выскочил на меня из комнаты) вынуждена была признать, что здесь безопаснее, чем на улицах. Сарн начинал превращаться для меня в большую опасную зону.

Я заперла дверь на засов и на цепочку, вымыла лицо, подкрасилась, покрыла губы яркой помадой. Я не хотела выглядеть как привидение, когда пойду к Толливеру. Пришлось, однако, наложить на порез пластырь. Запачканную куртку и перчатку я сунула в ванну с холодной водой, после чего надела черную кожаную куртку.

По пути в тюрьму я поймала себя на том, что каждые несколько секунд осматриваюсь по сторонам. «Не будь смешной, - говорила я себе. - Никто не убьет тебя в оживленном городе среди белого дня». Но, с другой стороны, я недавно считала Скотта безобидным подростком, чье наказание вполне можно доверить тренеру его футбольной команды. Ха!

Мне и раньше доводилось посещать тюрьмы. Когда меня обыскали и заставили отдать надзирателю сумку, я ничуть не удивилась, хотя, само собой, в этом не было ничего приятного. Пока я ползала по кладбищу, снова дали знать о себе ушибы, полученные накануне. Я просто превратилась в развалину и ненавидела себя за это.

Толливер вошел в комнату в оранжевой тюремной робе. Когда надзиратель его привел, я невольно прикрыла рот рукой. Вместе с ним в комнате появились два других арестанта (Скотта не было) и разошлись к своим посетителям, сидевшим за маленькими столами. Тюремные правила Сарна гласили: держать руки на столе, чтобы они все время были на виду. Ничего не передавать арестантам, если это заранее не оговорено с администрацией. Говорить тихо, не подниматься резко со стула, пока арестанты не покинут помещение.

Толливер взял меня за руки. Некоторое время мы смотрели друг на друга.

- Ты ранена, - наконец сказал он.

- Да.

Лицо его затвердело.

- Твое лицо. Кто-то тебя ударил?

- Нет, нет.

Я не приготовилась заранее к тому, что ему расскажу. Глупо было бы скрывать, что случилось со мной после его ареста. Лгать я не хотела, даже ради спокойствия Толливера.

- Кто-то стрелял в меня из леса, - сказала я без утайки. - Раны нет, просто царапина. Больше одна я на кладбище не пойду.

- Что происходит в этом городе? - Толливер с трудом сдерживался. - Что за люди здесь такие?

- Ты видел Скотта? - спросила я, пытаясь придать своему голосу немного жизнерадостности.

- Скотта? Подростка?

- Да.

- Вчера кого-то привезли, я еще не видел - кого. А что он натворил?

- Вчера он был в моем номере. Холлис довез меня до мотеля, и он…

У Толливера сделалось такое лицо, что я замолчала.

- Успокойся, пожалуйста, - сказала я очень тихо и настойчиво, схватившись за его руки, словно утопающая - за спасательные канаты. - Ты должен успокоиться. Просто обязан. Устраивать скандал здесь нельзя, иначе тебя не выпустят. Послушай, со мной все будет хорошо. Я позвонила адвокатам. Завтра из Литтл-Рока приедет Филлис Фоллиетт. Она будет тебя защищать. Эта женщина - подруга Арта, значит, она настоящий профессионал. Тебя выпустят, и все будет хорошо.

Я чуть подвинулась на жестком стуле и постаралась не вздрогнуть.

- Этот Скотт - подлый крысеныш, - с обманчивым спокойствием произнес Толливер.

- Да, - ответила я, фыркнув. - Он таков, что правда, то правда. Но я думаю, кто-то заплатил ему за то, чтобы он стал еще более подлым.

Я рассказала Толливеру о смерти Дика Тига и о том, что Салли нанимали убирать кабинет. По всей видимости, она увидела что-то на столе Дика, и это до такой степени возбудило ее любопытство, что она пришла домой, достала школьный учебник и записала такие буквы: «СО, МО, ДА, НО». Толливер, как и я, ничего не понял.

- Может, это анаграмма? - спросил он.

- Мне не удалось составить из этих букв ни одного слова, - сказала я. - И это не совпадает ни с чьими инициалами. Я пыталась писать буквы задом наперед. Подставляла к ним порядковые номера алфавита. Вряд ли Салли Бокслейтнер использовала какой-то сложный код.

Толливер поразмыслил минуту. Я чувствовала под своими пальцами его пульс, ровный и сильный.

- А что было на столе? - спросил Толливер.

- Страховые документы.

- Чьи?

- По словам Сибил, он просматривали полисы семьи за текущий год.

- У него в самом деле был сердечный приступ?

- Да, я проверила это на кладбище. Похоже, это наследственное: отец Дика тоже умер от инфаркта довольно рано, хотя не так рано, как Дик.

- Я подумаю об этом, все равно мне здесь больше нечем заняться, - грустно сказал Толливер.

Я откашлялась.

- Я принесла одну из твоих книг. Они проверяют ее на предмет скрытых посланий. Тебе ее передадут, когда вернешься в камеру.

- О, спасибо.

Наступила пауза - Толливер боролся с собой, стараясь промолчать, но проиграл.

- Знаешь, пока я здесь, я не могу помешать людям обидеть тебя.

- Знаю.

- Еще никогда в жизни я так не злился.

- Догадываюсь.

- Но мы должны узнать, кому понадобилось меня сюда засадить.

- Это… Это вполне может быть Джей Хопкинс.

- Почему ты так решила?

- Марв Бледсо - закадычный друг Джея Хопкинса. И Марв - двоюродный брат Пола Эдвардса. А может, сам Харви, шериф, приказал Марву тебя арестовать.

- Из этой троицы на эту роль больше всего годится Джей Хопкинс.

Я кивнула. Джей был самым слабым из троих.

- Свидание закончено, - сказал надзиратель, и два других посетителя встали.

Мы с Толливером посмотрели друг на друга. Я постаралась принять уверенный вид. Подозреваю, Толливер делал то же самое.

- Встретимся завтра в суде, - сказал он, увидев, что надзиратель выказывает признаки нетерпения.

Я выпустила его руки и откинулась на спинку стула.

Спустя пять минут я стояла под холодным ярким солнцем, думала, что же теперь делать, и никак не могла избавиться от беспокойства. Казалось, за мной кто-то следит, и у этого человека в руках оружие. Интересно, доживу ли я до возвращения Толливера.

Я презирала себя за страх. В конце концов, я на свободе, в то время как мой брат в тюрьме. Там не менее опасно, чем здесь, если выяснится, что наш враг - шериф.

По уличному движению я заметила, что занятия в школе окончились, и совсем не удивилась, когда ко мне подкатил маленький автомобиль моей новой лучшей подружки, Мэри Нелл.

- Прокатимся? - пригласила она.

Я уселась на переднее сиденье, удивившись тому, что она одна, а еще больше тому, что она приблизилась ко мне у всех на глазах.

- Вы его видели? - спросила она, подав автомобиль задним ходом и сразу же покатив прочь с безрассудной, как я считала, скоростью.

- Да.

- Меня бы не пустили: я не родственница и не жена, - произнесла она с сердитым изумлением, как будто со стороны надзирателей было верхом тупости не пускать к арестанту влюбленную девочку-подростка.

Эта девушка с ее надоедливой любовью и уверенностью в своих привилегиях начинала очень меня утомлять. Но вместе с тем мне было слегка жаль ее, и я надеялась, что она поможет нам разобраться в том, что же на самом деле происходит в Сарне. И немедленно.

- Мэри Нелл, что ты знаешь о Джее Хопкинсе?

- Раньше он был мужем Хелен, - ответила она. - Вы и сами знаете.

- Он общался с Деллом?

- Какая разница? Я о таких дрянных людях не думаю.

- Хоть это и нелегко, но тебе пора немного повзрослеть.

- Как будто я не повзрослела за последний год.

- Да, в этом году тебе пришлось нелегко, но, насколько я могу судить, трагедия не сделала тебя взрослой.

Она свернула на обочину и остановила машину- В ее глазах стояли слезы.

- Невероятно, - всхлипнула она. - Какая вы злая! Толливер заслуживает лучшей сестры, чем вы!

- Согласна. Но у него есть только я, и я сделаю для него все, что в моих силах. И у меня есть только он.

Я заметила, что Нелл так и не ответила на мой вопрос. Но ее молчание уже было ответом.

Она вытерла лицо платком и высморкалась.

- Почему вы меня расспрашиваете?

- Сегодня кто-то в меня стрелял. Кто-то заплатил твоему воздыхателю, чтобы он меня избил, кто- то впустил его в мой номер. Не думаю, что он сделал это по собственной инициативе. А ты как считаешь?

Она покачала головой.

- Когда я вчера разговаривала со Скоттом, он был зол на меня и на вас, но хотел держаться от вас подальше. Мистер Рэндом, футбольный тренер, поставил Скотта перед командой и устроил ему выволочку, а отец Скотта запретил ему целый месяц смотреть телевизор и пользоваться телефоном.

- Что же тогда заставило его спрятаться в моей комнате?

Запрет на телевизор и телефон, выволочка от тренера. Я была рада, что за нападение на меня ему теперь грозит настоящее наказание.

- А вам не приходило в голову, что его попросил ваш поклонник Холлис? - Мэри Нелл решила перейти в контратаку.

- Нет, не приходило. Почему ты так думаешь?

Мэри Нелл пыталась меня разозлить, и ей почти это удалось, но я невероятным усилием взяла себя в руки.

- Может, Холлис хотел выставить себя перед вами героем, спасителем, вот и договорился со Скоттом. Может, и стрелял в вас тоже он… Хотя о том, что в вас стреляли, я знаю только с ваших же слов.

- Зачем бы ему понадобилось в меня стрелять?

- Чтобы заставить вас нуждаться в нем. Чтобы вы крепче к нему привязались. Сейчас, когда брата рядом нет, вам нужен защитник. Может, это Холлис сделал так, что Толливера арестовали.

Мэри Нелл меня поразила. Я не ожидала такого глубокого психологического анализа от семнадцатилетней девочки. Ее слова не были лишены смысла. Мне не хотелось верить в ее теорию, и вряд ли я в нее поверила, но все-таки поразмыслила над тем, что сказала Нелл. В ее предположениях было не меньше резона, чем в моих, может быть, даже больше. Я вспомнила, как накануне занималась с Холлисом сексом, и на мгновение подумала: а вдруг он с самого начала меня обманывал? Потом подключила разум и поняла, что Мэри Нелл нападает на меня по многим причинам, а главным образом потому, что с братом у меня такие близкие отношения, каких у нее никогда не будет.

Глупая девчонка!

Но, глядя на нее, пока девочка промакивала лицо и причесывала волосы, я осознала, что она всего на семь лет моложе меня. Жизнь Мэри Нелл, конечно же, не была праздником, однако была лучше моей. В ее возрасте - даже если отбросить эпизод с ударом молнией - для меня все безвозвратно изменилось. Я видела, как губили себя взрослые, которых я знала и любила. Потом потеряла сестру Камерон, потеряла в буквальном смысле.

- Не смотрите на меня так. - Голос Мэри Нелл дрожал. - Прекратите!

Я заморгала. Я и не заметила, что уставилась на нее.

- Извини, - машинально сказала я. - Твоя мама сказала, что в прошлом году тебе вырезали гланды?

- Вы такая странная. Такая дьявольски странная! - Бранное слово она прибавила нарочно - пусть я только попробую сделать ей замечание!

Я не отреагировала и после паузы сказала:

- Я задала тебе вопрос.

- Да, вырезали, - мрачно ответила Нелл.

- В здешней больнице?

- В соседнем городе, Маунт-Парнасе. Наша маленькая больница закрылась два года назад.

- Деллу накладывали швы в той же больнице?

Свои вопросы я задавала, опираясь на разговор с Сибил, который мы вели у нее в доме. Я и сама не знала, чего ищу, возможно, пойму, когда услышу.

- Кажется, он тогда сломал ногу или с ним произошло еще что-то?

- Нет, ногу сломал парень, который управлял машиной. Деллу наложили швы на голову. Сначала врач подумал, что у него другие проблемы, потому что Делл был без сознания, так что его на всякий случай оставили в больнице на ночь.

- Твой отец тоже лежал в этой больнице?

Я продолжала искать вслепую.

- Да, у него была пневмония. - Лицо Мэри Нелл омрачилось. - У него было плохое сердце, а пневмония его подкосила. За день до смерти он сказал: «Нелли, я уже не тот человек, каким был раньше».

- Он называл тебя Нелли?

- Да, или Нелл. Он называл нас с братом Нелл и Делл.

Ее маленькое личико сморщилось.

- У меня теперь нет ни брата, ни отца. Возможно, никто меня больше так не назовет.

- Обязательно назовет, - сказала я, пытаясь понять, отчего в моей голове зазвенел тревожный сигнал.

- Ты красивая девочка, Мэри Нелл, и у тебя сильный характер. Кто-то придет и назовет тебя так, как тебе захочется.

Она просветлела. Должно быть, рада была услышать такие слова даже от человека, которого, как она считала, презирает. На самом деле она мне, скорее, завидовала.

- Вы так думаете?

- Да. Я уверена.

- Харпер, - сказала она, и я поняла, что она впервые назвала меня по имени, - что теперь будет с Толливером?

- Как я уже сказала, я позвонила нашему адвокату. Он предложил мне обратиться к юристу из Арканзаса. Завтра юрист будет здесь, приедет из Литтл-Рока. Я уверена, что она вызволит брата из тюрьмы.

- Вы сами все это организовали?

- Да.

- Я бы не смогла, - вздохнула она. - Не знала бы, с чего начать.

Мне не хотелось разыгрывать из себя мудрую бабушку, но я сказала:

- Узнаешь, когда понадобится.

- Мне нравилась мисс Хелен, - вдруг заявила Мэри Нелл.

- Ты мне это уже говорила, - мягко напомнила я. - Мне она тоже понравилась. Ты ее хорошо знала?

- Она некоторое время работала на нас. Так Делл и познакомился с Тини. Он видел ее в школе, ведь там все друг друга знают. Но он никогда не стал бы с ней встречаться, если бы мисс Хелен не пришла к нам работать. Тут он Тини и разглядел. Потом мисс Хелен стала пить, опаздывать на работу. Мама уволила ее и наняла миссис Хэпп. Но к тому времени Делл и Тини уже ускользали, чтобы повидаться друг с другом.

Примерно то же самое я слышала от Холлиса.

- Потом мистер Джей, Джей Хопкинс, избил мисс Хелен, и я слышала, как моя мама и дядя Пол спорят, надо ли возвращать мисс Хелен к нам домой. Дядя Пол сказал, что мисс Хелен уже не пьет и заслуживает второго шанса, а мама сказала, что после того, что она теперь знает, она не вернет Хелен в дом ни за любовь, ни за деньги. В особенности за любовь.

- Что она имела в виду? - спросила я.

Оказывается, с Мэри Нелл и диктофона не нужно.

- Понятия не имею, - ответила девочка. - Я ничего не поняла. Думаю, мама решила, что мисс Хелен что-то у нее украла. Они мне ничего не объяснили.

В ее голосе прозвучала знакомая горечь подростка, столкнувшегося с враждебным миром взрослых.

- Мэри Нелл, не подкинешь ли ты меня назад, к моему автомобилю?

Похоже, она обиделась, однако согласилась. Я была слишком резка, но мне нужно было подумать, а Мэри Нелл болтала бы всю дорогу.

Оставшись в одиночестве, я почувствовала себя очень заметной и беззащитной. К мотелю я поехала самой короткой дорогой и заперлась в проклятом номере с проклятым зеленым покрывалом. Сообщений на автоответчике не было, и я не знала, хорошо это или плохо. По ноге бегали мурашки. Я стянула джинсы и потерла кожу, разрисованную тонкой красной паутиной. Одно время Камерон называла меня Женщиной-пауком. Отчим любил приказывать мне демонстрировать ногу его приятелям.

Холлис. Возможно, он не понял, что это след от молнии, а принял метку за родимое пятно и не захотел ранить мои чувства.

Я улеглась на кровать. «СО, МО, ДА, НО», - думала я. Эти слова могли бы стать припевом к карибской песне. Ну хорошо, а если их перевернуть? ОС, ОМ, АД, ОН. Какие слова можно из этого составить? Оса, ад, мода. Дон, дом, сом, она. Самоа? Нет, здесь только одно А. Почему А только одно? Все остальные сочетания букв заканчивались на О.

Ладно, а если вторая буква - некое условие? Что, если первые буквы означают имена? «С» может означать Сибил, «Д» - Делл, «Н»… Мэри Нелл сказала, что отец называл ее Нелли. Значит, это она. Но кто тогда «М»? Я не знала ни одного человека, имя которого начиналось бы с «М». «Д» может быть и Диком Тигом, и Деллом.

Впервые мне захотелось задать мертвым вопросы. Но нет, я могла узнать только то, что они сообщали мне сами. Они давали мне картину своей смерти. Они рассказывали, что ощутили в последний миг. Но почему и кто? Этого я не знала. Знала только как.

В моей спине пуля… В моих легких инфекция… Мое сердце сильно забилось и перестало стучать… Я был очень стар и отжил свой век… Меня сбил автомобиль… Я упал с высоты… Меня ударили ножом… Я не мог дышать, не мог дышать, а при мне не было ингалятора… Я подавился куском мяса… Меня убил вирус… Нож прошел через мою печень, потом вонзился в живот, потом…

У каждого была своя история, однако мертвые ничего не объясняли и никого не проклинали.

Я читала на странных маленьких веб-форумах, что люди, которых, как и меня, поразил разряд электрического тока, видят мертвых, могут даже общаться с ними. Но никто не признавался, что обладает моим увечным способом связываться с мертвыми через их могилы. Некоторые пораженные молнией люди могли видеть будущее, кое-кто из них хромал или ослеп на один глаз. Одна женщина написала: никто из членов семьи не помог ей после удара, будучи уверены, что она заряжена электричеством. На более конфиденциальном форуме, всего с несколькими членами, человек из Колорадо-Спрингс сообщил, что его повсюду сопровождает покойный брат, убитый тем же разрядом молнии. Никто, разумеется, не видел брата, и родственники на некоторое время поместили несчастного в психиатрическую больницу.

Я оставалась в номере всю ночь, заказав туда пиццу. Холлис сообщил по телефону, что у него ночное дежурство, и предложил позвонить ему, если мне что-нибудь понадобится. Еще позвонил неизвестный, тяжело дышавший в трубку, - должно быть, меня пугал один из дружков Скотта. Потом позвонил Пол Эдвардс, чтобы выразить сожаления по поводу «ситуации» моего брата и предложить всяческую помощь.

Поскольку брата арестовал его кузен, я решила, что тут имеет место конфликт интересов, но все равно вежливо поблагодарила. Он намекнул, что может прийти и побыть со мной. Я снова отказала, уже не так вежливо.

Он был красив, и он был юристом, и мне, наверное, мог бы пригодиться красавец-юрист, но Пол Эдвардс был не из тех, кто предлагает побыть с женщиной просто так. Ему от меня было что-то нужно, не обязательно секс. На постоянного любовника он не смахивал. Взаимоотношения между ним и Сибил Тиг не были тайной, и вот, пожалуйста, - он звонит мне с какими-то тайными мотивами.

Той ночью я проспала всего несколько часов, но и это оказалось больше, чем я ожидала. Выпила в номере кофе - дрянной, зато, чтобы выпить его, ни на кого не надо было смотреть. Есть я ничего не могла, поэтому ресторан стал бы пустой тратой времени.

С Филлис Фоллиетт я договорилась встретиться в здании суда. Я не знала, как она выглядит, но обнаружить ее оказалось очень легко. С первого взгляда я поняла, что она не из Сарна. Женщина высокого роста в темно-зеленом костюме и шелковой блузке бронзового цвета; отличные кожаные туфли сочетались по стилю с сумочкой, кейсом… даже с волосами. Фоллиетт было за сорок, и было сразу видно, что это уверенная и умная женщина. Именно то, что нам требовалось.

Я чувствовала себя почти смущенной, приближаясь к такой яркой особе. Думаю, немногие женщины чувствуют себя ухоженными и привлекательными, когда глядят на Фоллиетт, и я не стала исключением. Мне сделалось стыдно за свои разлохмаченные волосы и мятый костюм. Этот выходной костюм яс трудом вытащила из туго набитого чемодана и поленилась отгладить. Увидев Филлис Фоллиетт, я пожалела, что не надела джинсы.

- Рада с вами познакомиться, - сказала она, - Вы произвели впечатление на Арта Барфилда, и это говорит о многом.

Она пожала мне руку и принялась рассказывать, что ей удалось узнать в беседах с полицией Сарна.

- Я побывала в тюрьме. Они что-то подстроили. Во-первых, если они всерьез воспринимают историю с ордером штата Монтана, мистер Лэнг предстанет перед другим судом. Не знаю, что вам известно о юридической практике в Арканзасе.

Она подняла брови.

- Абсолютно ничего, - честно сказала я.

- Его никогда не арестовали бы за разбитый габаритный фонарь, если бы он не выкинул что-нибудь в придачу: например, толкнул бы полицейского или попытался избежать ареста. Помощник шерифа мотивировал арест Толливера тем, что против него возбуждено дело в Монтане.

Так мне говорил и Арт.

- Однако, если бы они придерживались этого мотива, дело вашего брата рассматривала бы выездная сессия суда. Но этого не случилось. Он предстанет перед окружным судьей Сарна, который рассматривает только небольшие правонарушения. Вы все поймете, когда мы войдем в зал. Придется подождать, пока выслушают обвинения против других людей.

Юрист внимательно посмотрела на меня карими глазами.

- Харпер, милая, вы очень взвинчены, - сказала она. - Вам надо успокоиться.

- Меня бесит эта фальшь! - прошептала я.

Я старалась говорить тихо, потому что мы вошли в холл и люди с любопытством смотрели на нас. Я так психовала, что мне казалось, мои измученные нервы не выдержат и лопнут.

- Так вы говорите, с Монтаной все будет в порядке?

Она взглянула на часы.

- Думаю, да. Его вот-вот приведут. Давайте найдем укромный уголок, и вы расскажете мне все подробно.

Я сомневалась, что смогу рассказать Филлис Фоллиетт все, что случилось в Сарне, однако сумела изложить главную цепь событий, за которой последовал арест Толливера.

- Совершенно ясно, что в городе кто-то на вас ополчился, - сказала она, помолчав. - По-моему, на вас объявили охоту. Неважно, что я думаю о вашем способе заработка, мисс Коннелли; то, что с вами делают, несправедливо. Арест Толливера подтверждает, что ваш приезд сюда был нежелателен. Я сделаю все, чтобы вызволить его из тюрьмы. Его и в самом деле в прошлом году арестовали в Монтане?

Ну… Да. Один человек швырнул в меня камень. Само собой, Толливер расстроился.

- Само собой, - сказала Фоллиетт, словно постоянно имела дело с клиентами, которых забрасывают камнями. - Толливер так расстроился, что отправил того человека в больницу?

- Но эти обвинения с него сняты.

- Гм. Думаю, вам повезло с тамошним судьей.

- У вас есть сестра?

- Мм… Да.

- Если бы кто-нибудь швырнул в нее камень, вы бы набросились на обидчика, верно?

- Думаю, я бы, скорее всего, ухаживала за сестрой, предоставив полицейским арестовать того, кто бросил камень.

- Посмотрите на эту ситуацию с точки зрения мужчины.

- Да, я поняла вашу мысль.

- Вы говорили об этом с Толливером?

- Да, мне сегодня разрешили с ним повидаться. Он упомянул тот инцидент, но не сообщил подробностей.

- Ну, это же Толливер, - улыбнулась я.

- Вы очень дружны, - заметила она. - Почему у вас разные фамилии? Вы были замужем?

- Нет, - сказала я. - Его отец женился на моей матери, когда мы с ним были подростками.

Мне никогда не нравилось объяснять это.

Адвокат кивнула, искоса посмотрев на меня. Потом извинилась и пошла в дамскую комнату, а я долго смотрела себе под ноги. Филлис вернулась. По пути ее многие приветствовали и часто останавливали, последним - мужчина лет пятидесяти, в очках и отличном костюме.

Когда этот мужчина скрылся в судейской комнате, Филлис Фоллиетт подошла ко мне и кивнула:

- Пора в зал, пока там есть свободные места.

Мы влились в поток людей, входящих в массивные двойные двери.

Потом мы с Филлис молча сидели и ждали, когда все войдут. Надзиратели ввели заключенных.

Я встала, чтобы Толливер сразу меня увидел. Он серьезно на меня посмотрел, и я снова села на деревянный откидной стул.

- Он неплохо выглядит, - сообщила я адвокату, пытаясь себя подбодрить. - Как вы считаете?

- Да, - согласилась она. - Хотя оранжевый цвет ему не к лицу.

- Верно, - сказала я. - Это верно.

- Скажите, пожалуйста, мне просто любопытно, - обратилась ко мне Филлис, пока все рассаживались, - вы не родственница Камерон Коннелли, которую несколько лет назад похитили в Техасе? Я спрашиваю потому, что Арт упомянул - вы выросли в Техасе, и у вас и у пропавшей девочки необычные имена. Это скорее фамилии, а не имена.

- Да, - рассеянно откликнулась я, не слишком вникая. - Меня назвали по фамилии бабушки со стороны отца, а Камерон - по фамилии бабушки со стороны матери. Камерон была моей сестрой.

- Вы употребили прошедшее время. Ее так и не нашли? В газетах перестали об этом писать…

- Нет, не нашли. Но когда-нибудь я найду ее тело.

- А… Хорошо.

Я заметила странный тон адвоката.

- Знаете, - пояснила я, - если людей так долго не находят, это значит, что они мертвы.

- А как же та девочка из Юты, Элизабет Смарт?

- Да, была такая девочка. Она оказалась жива. Однако в большинстве случаев, когда люди пропадают больше чем на два дня и за них не требуют выкупа, они мертвы. Либо ушли по доброй воле. Я знаю, что Камерон не собиралась убегать. Значит, она мертва.

- У вас нет никакой надежды? - недоверчиво спросила Филлис.

- Я не тешу себя несбыточными надеждами.

Я хорошо знала свое дело.

Судебный исполнитель объявил о приходе судьи, и все встали. Место на возвышении занял человек с проседью - не в судейской мантии, а в костюме. Я не удивилась, узнав в нем того мужчину, который недавно разговаривал с Филлис. Городской прокурор (по крайней мере, мне думалось, что это именно прокурор) уже сидел напротив судьи, нагромоздив перед собой высокую стопку дел. Заседание началось.

Я бывала в судах и раньше, по разным поводам, поэтому меня не удивило, что все выглядело не так, как в старых фильмах с Перри Мейсоном или в более позднем сериале «Судья Джуди». Люди входили и выходили. Арестантов приводили и уводили. В промежутках между слушаниями присутствующие тихо переговаривались. Обстановка была самая будничная, никаких драматических моментов.

Когда объявляли очередное имя, люди поднимались на возвышение и садились напротив судьи. Судья читал выдвинутое обвинение, спрашивал у истца, может ли тот что-либо добавить, и после обсуждения выносил решение.

- Это больше похоже на дорожный суд [23] , верно? - прошептала я Филлис. - Как-то все несерьезно.

Она в это время внимательно, оценивающе слушала судью.

- Выдвинутые против вашего брата обвинения - чушь собачья, - так же тихо ответила она. - Его хотят осудить за разбитый фонарь. Невероятно!

Прошел час, прежде чем очередь дошла до Толливера. Брат выглядел усталым. Каждый раз, взглядывая на меня, он силился улыбнуться. У него это неважно получалось.

Наконец судебный обвинитель объявил:

- Толливер Лэнг.

На Толливере, слава богу, не было наручников. Он поднялся на возвышение в сопровождении тюремного охранника.

- Мистер Лэнг, судя по документам, против вас в прошлом году выдвинули обвинение в Монтане, а здесь у вас была проблема с задним габаритным фонарем.

Похоже, ответа от Толливера не требовалось. Узкое лицо судьи было хмурым.

- Как зовут офицера, который задержал вас за фонарь? Бледсо? Он здесь?

- Нет, ваша честь, - ответил секретарь. - Сегодня у него дежурство.

- Прелестно. Теперь он говорит, что ошибся насчет Монтаны?

- Да, ваша честь, - сказал прокурор. - Он просит извинения за ошибку.

- Это очень серьезная ошибка. - Судья, нахмурившись, посмотрел в бумаги. - И очень странная. А как насчет фонаря?

- Он настаивает насчет фонаря, ваша честь, - с бесстрастным лицом ответил прокурор.

- Как долго этого человека держали в тюрьме?

- Две ночи.

- Две ночи в тюрьме за разбитый фонарь?

- Мм… Да, сэр.

- Вы не сопротивлялись при аресте?

Впервые судья обратился к Толливеру. Брат выпрямился.

- Нет, сэр, - ответил Толливер.

- Вас арестовывали в Монтане?

- Да, сэр, но обвинения были сняты.

- Дело перешло в государственный архив.

- Да, сэр. И это было больше года тому назад.

- Мистер Лэнг, вы хотите выдвинуть обвинение против офицера Бледсо?

- Нет, сэр, я просто хочу выйти из тюрьмы.

- Я могу это понять. Вы будете отпущены без залога, как только уплатите штраф за фонарь. Полагаю, вы не будете возражать против штрафа?

Толливер молчал. Наверняка ему хотелось сказать, что фонарь разбил дубинкой сам Бледсо.

- Нет, ваша честь.

- Хорошо, штраф за разбитый фонарь - сто пятьдесят долларов, - сказал судья.

Тюремщик увел Толливера через заднюю дверь. Должно быть, предстояло оформить соответствующие бумаги.

- Здесь есть кто-нибудь, кто заплатит штраф?

Я подняла руку.

Судья едва на меня взглянул.

- В ту дверь, за спиной секретаря, - махнул он рукой.

На подгибающихся ногах я прошла через указанную дверь, за которой увидела флегматичную женщину в форме цвета хаки и футболке и Холлиса в полной полицейской форме. Женщина сидела за маленьким столом с кассой, а Холлис, должно быть, охранял деньги и заботился о том, чтобы кто-нибудь из рассерженных наложенным штрафом не решил выместить свой гнев на кассирше.

- Все закончилось хорошо? - спросил Холлис, вздохнув при этом с облегчением.

- Да.

Я подала женщине бумаги и сто пятьдесят долларов наличными. Она убрала деньги и, поставив на бумагах штамп «уплачено», вернула мне. Мне хотелось сказать Холлису еще что-нибудь, но я не находила слов, а за моей спиной уже кто-то ждал своей очереди уплатить штраф. Поэтому я просто улыбнулась Холлису и вернулась в зал заседаний. Там было не меньше людей, чем утром.

Фоллиетт ждала меня снаружи похожего на пещеру зала.

- Спасибо, Филлис, - сказала я и потрясла ей руку.

Филлис улыбнулась.

- Да я ничего и не сделала, только доложила суду о своем приезде, - сказала она. - Если хотите знать мое мнение, кто-то предложил Бледсо отказаться от обвинений, чтобы ему самому не пришлось отвечать.

- Может, он сделал это импульсивно, чтобы кому-нибудь угодить, а потом выяснил, что он вовсе и не угодил своим поступком.

Возможно, здесь замешан его кузен Пол. Не исключено, что его начальник, шериф. А может, дама, владеющая половиной города, - Сибил. Или…

- Пойдемте в тюрьму, - предложила Филлис. - Я дождусь вместе с вами, когда его выпустят. Хочу убедиться, что все в порядке.

Мы снова пошли в тюрьму, и я спросила женщину за стойкой, где можно подождать. Она указала на стулья в той же приемной, где накануне я так нервно ожидала Толливера.

Ждать пришлось долго, и Филлис, верная слову, оставалась со мной. Конечно, я знала, что она впишет в счет потраченное время, но на ее месте большинство юристов похлопали бы меня по спине и поспешили обратно в свой офис. Заметив, что я предпочитаю молчать, она вынула из кейса какие-то бумаги и изучала их, пока я сидела с закрытыми глазами.

Я думала об обитателях Сарна, о том, как тесно они, похоже, связаны друг с другом; о том, как отталкивающий стереотип неученого, вырождающегося, простодушного, но удивительно мудрого горца здесь додумались использовать для того, чтобы вытягивать деньги у туристов и порочить. Раньше здешние люди прозябали в нищете и изоляции, а потом нарочито упростили и мифологизировали тогдашний быт и сделали из него развлечение для всех желающих. Все, с кем нам пришлось иметь здесь дело, жили в этом городе с давних пор, за исключением Холлиса.

Я беспорядочно прокрутила в голове инциденты минувшей недели. Подумала, что, возможно, для пользы дела стоит составить их список. Это могло бы стать нашей программой на вечер.

Потом я услышала знакомые шаги и открыла глаза. Ко мне шел Толливер. Я вскочила, мы обнялись, крепко и быстро, прежде чем я представила его Филлис, которая смотрела на него с легким любопытством. Толливер поблагодарил ее, а юрист снова запротестовала, сказав, что ничего не сделала, всего лишь появилась на суде.

- Но вчера вы позвонили шерифу, - сказал Толливер.

Я тревожно смотрела на брата. Он выглядел уставшим и явно нуждался в душе.

- Да, позвонила, - слегка улыбнулась она. - Подумала, что это не повредит. Пусть шериф знает, что за ситуацией следит известный юрист. Не переживайте, я выставлю вам счет.

- Ваше присутствие того стоило, - сказала я.

Мы обменялись рукопожатиями, Филлис уселась в свой «БМВ» и покинула Сарн. Счастливица.

По дороге в мотель я рассказала Толливеру о его комнате.

- Мне все равно, - бросил он. - Я собираюсь помыться, как следует поесть, а потом, наверное, несколько часов просплю. Встану, снова приму душ, еще раз как следует поем и опять усну.

- И это после тридцати шести часов в тюрьме! А если бы ты пробыл там целую неделю?

Он содрогнулся.

- Не поверишь, какая ужасная тут тюрьма. Похоже, они кормят арестантов на десять центов в день.

- Но ты не первый раз в тюрьме. - Меня слегка удивила такая бурная реакция.

- В тот раз я не боялся, что с тобой что-нибудь случится. А сейчас, похоже, весь город сговорился против нас.

- Ты это чувствуешь?

- Я чувствовал бы себя спокойнее, если бы здешний известный адвокат и шериф не были закадычными приятелями и не были бы замешаны в деле, по которому нас сюда пригласили. В тюрьме я не мог спать. Мне подкинули вдрызг пьяного сокамерника, он храпел и вонял. Я так долго не спал, что убедил самого себя, что со мной там что-нибудь сотворят, а после скажут, что, дескать, я наступил на мыло и проломил себе голову или споткнулся и случайно попал головой в петлю. А после возьмутся за тебя.

- Филлис говорит, что мы не обязаны оставаться в Сарне.

- Тогда уедем завтра утром.

- С удовольствием.

Толливер достал из своего чемодана чистое белье и отправился в ванную, а я поехала купить ему поесть. Я решила воспользоваться магазинчиком для автомобилистов, чтобы купить все, не выходя из машины. Моя паранойя зашкаливала, хотя следовало признать, что люди Сарна, не питавшие ко мне личной неприязни, никогда не обращались со мной дурно. Девушка в магазине оказалась вежливой и веселой, женщина на заправке тоже вела себя воспитанно, а судья был деловым и проворным. Так что у меня наверняка просто сложилось о Сарне превратное впечатление.

«Ну и пусть, - подумала я. - Скоро мы уедем». Еду, которую я купила для себя, я съела с таким аппетитом, какого у меня не было несколько дней. Потом прилегла и задремала. Сквозь сон услышала, как перестала бежать вода, как Толливер принялся за еду. Он старался не шуметь, но бумажные пакеты все-таки шуршали. Я уже приготовилась распрощаться со сном, когда скрипнули пружины: Толливер улегся на другую кровать. Наступила тишина, лишь мирно гудел обогреватель.

Я проспала не так долго, как брат, потому что мне удалось подремать прошлой ночью. Раздвинув занавески, я выглянула на улицу: небо затянули тучи, собирался дождь. Было около четырех часов дня. Я почистила зубы, причесалась, надела туфли и уселась за столик с листом бумаги и карандашом. Мне нравится составлять списки, хотя они редко бывают нужны: я не часто хожу в магазин, и большую часть наших дел мы выполняем в дороге.

Я решила перечислить все запомнившиеся мне факты, а потом посмотреть, что получится.

1. Сибил и шериф - брат и сестра.

2. Сибил и Пол Эдвардс - любовники.

3. Сына Сибил застрелили.

4. Подругу сына Сибил застрелили тогда же.

5. Подруга сына Сибил - Тини Хопкинс, сестра убитой жены помощника шерифа Холлиса

Бокслейтнера.

6. Салли (жену Холлиса) убили после того, как она убирала кабинет…

7. Муж Сибил стал жертвой неожиданного сердечного приступа. Это произошло, когда он изучал…

8. Медицинские страховки своего сына (тогда еще живого), своей дочери и собственные.

9. Убили также Хелен Хопкинс, мать Тини Хопкинс и жены Холлиса Бокслейтнера.

10. Хелен несколько лет была домработницей в семье Сибил, пока не начала пить. Ее избил бывший муж, Джей Хопкинс.

11. Ее адвокатом в деле, возбужденном против бывшего мужа, и в более раннем деле о разводе был Пол Эдвардс, являющийся также адвокатом и любовником Сибил.

12. Терри Вейл рекомендовал Сибил воспользоваться моими услугами.

13. Холлис хотел знать, что на самом деле случилось с его женой.

14. Пол Эдвардс рад был заплатить нам.

15. Кто- то за деньги подговорил подростка Скотта (не исключено, однако, что тот действовал по собственной инициативе) спрятаться в моей комнате и избить меня.

16. Этот «кто-то», а возможно, другой человек, стрелял в меня на кладбище.

17. Моего брата посадили в тюрьму под вымышленным предлогом. Возможно, чтобы человеку, который в меня стрелял, удобнее было совершить на меня покушение. Может, это было сделано, чтобы напугать нас и вынудить уехать, что бы ни говорил нам шериф.

Толливер потянулся, зевнул и заглянул мне через плечо.

- Зачем это все? - спросил он.

- Нужно понять, что здесь происходит. Это единственный способ отсюда уехать.

- Уедем завтра утром. Плевать мне на все. Пусть хоть выставят на дороге заставу, мы уезжаем из города.

Глава четырнадцатая

Я проглотила две таблетки парацетамола и заставила себя улыбнуться.

Толливер подошел к окну и посмотрел на улицу.

- Ой-ой-ой! - воскликнул он. - Собирается гроза.

- То-то у меня начинает болеть голова.

- Может, ты в придачу проголодалась? - мягко спросил он.

- Я ела несколько часов назад.

- Так уже пора. Тем более ты и съела-то всего полсэндвича. Поедем в «Маунт Парнас», хватит приключений на наши головы.

- Неплохая мысль. Но, знаешь, мы могли бы просто упаковаться и двинуться в дорогу,- сказала я.

- Но не в грозу же.

Из- за меня мы не могли ездить в непогоду, потому что временами я очень плохо реагировала на ненастье. Еще одна моя слабость.

- Поедем в «Маунт Парнас», - сказал он. - До него всего двенадцать миль.

На улице уже стемнело, отчасти из-за надвигающейся грозы. Поскольку у меня болела голова, за руль сел Толливер. Поэтому, когда зазвонил мобильник, ответила я. Звонил старший брат Толливера, Марк.

- Привет, - сказала я. - Как ты?

- Бывало и лучше, - ответил он. - Толливер рядом?

Я молча подала Толливеру трубку. Он не любил говорить и вести машину одновременно, поэтому свернул на обочину. Марк Лэнг был уже почти в том возрасте, когда юноша может покинуть дом, когда моя мать и его отец стали жить вместе и в конце концов поженились. Моя мать ему не нравилась, ему не нравилась обстановка в доме, и он убрался оттуда при первой же возможности. Ради Толливера он заглядывал к нам каждые две недели. Он помогал кормить и одевать нас, заботился о медицинской помощи, когда мы болели, а взрослые были слишком накачаны наркотиками, чтобы об этом подумать. Любимицей Марка была Камерон, как я была любимицей Толливера. Две младшие девочки для Марка были просто еще двумя существами, которым нужен уход и присмотр. Можно представить, как он расстроился, когда ему позвонили и рассказали об исчезновении Мариеллы. Наверняка потому сейчас он и связался с Толливером.

- Он ее нашел, - сообщил мне Толливер, на мгновение отстранив трубку от уха. - За какой-то час.

Слава богу. У меня, конечно, было несколько вопросов, но я решила дождаться окончания разговора.

Разговор закончился быстро, и Толливер коротко сказал:

- Они прятались в здании воскресной школы Крейга.

- Что… А где она сейчас?

- Пошла домой. У Крейга кончилась еда, поэтому ей стало неинтересно.

Мы замолчали. О Мариелле было больше нечего сказать. Ребенком она столько всего повидала, что невинной ее уже никак не назовешь. Вероятно, она быстро пойдет по той же дорожке, что и наша мать, несмотря на все уроки воскресной школы и часы в церкви Ионы, несмотря на нравоучения и школьные уроки. Чтобы жизнь девочек не была сплошной унылой работой, мы с Толливером посылали деньги Мариелле и Грейси - на уроки танцев, вокала, живописи. Все это крутилось знакомым скучным перечнем в моей голове, пока я вновь пыталась понять, что еще мы могли бы сделать. Суд никогда бы не позволил нам с Толливером самим воспитывать девочек.

Головная боль усилилась, и я с тревогой посмотрела на небо. Я знала, что скоро увижу вспышку молнии.

Мы включили радио, чтобы прослушать прогноз погоды. Предсказывали грозу с проливным дождем и молниями. Какой сюрприз! Предупреждали об угрозе наводнения - такие предупреждения следует воспринимать серьезно там, где дороги ныряют далеко вниз, а потом снова бегут в гору, в местности, где все ручьи и пруды уже переполнены водой из-за множества дождей, рано начавшихся этой осенью.

Мы добрались до маленького типичного ресторанчика через десять минут и вошли, захватив с собой плащи. Возле двери, ведущей на кухню, сидели пожилые супруги, за другим столиком мужчина читал газету. Молодая пара, обоим чуть больше двадцати, с двумя детьми заняла кабинку возле большого окна. Оба бледные, толстые, оба в спортивных костюмах из «Уол-Марта». На муже была бейсболка, жена собрала волосы во вьющийся «хвост»; ее веки были покрыты голубыми тенями. Мальчик лет шести в камуфляжной форме держал пластмассовое ружье. У маленькой девочки были густые, кудрявые светло-каштановые волосы, как у матери, хорошенькое и безучастное личико. Она рисовала.

Официантка в джинсах и рабочей блузке не спеша подошла, чтобы принять наш заказ. Шапка ее волос напоминала огромный белесый пузырь из резинки, которую она жевала. Официантка сказала, что рада нам помочь, но я усомнилась в ее искренности. С минуту поизучав меню, мы сделали заказ, и девушка той же вальяжной походкой отправилась к раздаточному окну. Подав нам охлажденный чай, она исчезла.

Молодые родители начали спорить: надо ли их дочери принять участие в следующем конкурсе красоты. Оказывается, за участие в конкурсе требовалось выложить изрядную сумму, да еще и заплатить за взятое напрокат платье. Прическа и макияж стоили еще больше.

Вскинув брови, я посмотрела на Толливера, и тот подавил улыбку. Моя мать пыталась послать Камерон на такой конкурс. На первом же туре Камерон сказала судьям, что такие показушные конкурсы очень похожи на торговлю женщинами, и обвинила их во многих отталкивающих извращениях. Само собой, карьере Камерон в качестве конкурсантки тут же пришел конец. Но Камерон тогда было четырнадцать, а этой девчушке примерно восемь, и она явно не обидела бы и муху.

Снова зазвонил мобильник, на сей раз ответил Толливер.

- Алло?

Мгновение он молча слушал.

- Привет, Саша! Что новенького? А, образцы волос. Тест ДНК.

Еще несколько минут Толливер слушал, потом повернулся ко мне.

- Они не совпадают. Мужчина не отец. Образец женских волос номер один - мать образца женских волос номер два.

Это я так обозначила образцы.

- Спасибо, Саша. Я у тебя в долгу.

Не успел он положить мобильник на стол, как раздался новый звонок.

Мы раздраженно переглянулись, на этот раз ответила я.

- Харпер Коннелли? - напряженно спросили в трубку.

- Да. Кто это?

- Сибил.

Я ни за что бы не узнала свою бывшую клиентку - таким натянутым и нервным был ее голос.

- Что случилось, Сибил? - спросила я, пытаясь говорить спокойно.

- Вам нужно вечером приехать ко мне.

- Зачем?

- Мне нужно с вами повидаться.

- Зачем?

- Я должна кое-что сообщить вам.

- В подобном разговоре нет необходимости. Мы свою работу закончили. - Я старалась говорить твердо и уверенно. - Я сделала все, за что вы мне заплатили. Мы с Толливером уезжаем сегодня.

- Нет, я хочу повидаться с вами нынче вечером.

- Ну так продолжайте хотеть.

Наступила отчаянная пауза.

- Речь идет о Мэри Нелл, - сказала Сибил. - Она по уши влюбилась в вашего брата. Мне нужно поговорить с вами обоими, и, если завтра вы уезжаете из города, разговор должен состояться сегодня вечером. Мэри Нелл говорит, что покончит с собой.

Я отвела трубку от уха и с недоумением уставилась на нее. Что за бред? Я не много общалась с Мэри Нелл, но, по-моему, она скорее взяла бы Толливера в заложники и докучала ему своей любовью до тех пор, пока тот не сдался бы.

- Хорошо, Сибил, - устало произнесла я. - Мы приедем примерно через час.

- Постарайтесь скорее, если можно, - сказала она; у нее, похоже, перехватило дыхание от облегчения.

Официантка принесла нам еду. Я пересказала наш разговор Толливеру, но тот и сам слышал большую его часть.

Он скорчил гримасу.

Я нацарапала вилкой на салфетке «СО, МО, ДА, НО» и смотрела на эти буквы, пока ела салат, который оказался примерно таким, какого и следовало ожидать в захолустном ресторанчике. Я пыталась представить себя на месте событий. Итак, Дик сидит в кабинете, просматривает медицинские документы своей семьи, готовится к уплате налога. Четыре пары букв. Четыре члена семьи.

Сибил - это «С», «М» - Мэри Нелл, «Д» - Делл, а кто тогда «Н»? Я уже знаю, что Дик называл свою дочь Нелли. Но если «Н» - это Нелли, кто тогда «М»? Уставившись на салфетку, я представила, как набрасываю заметки о себе и своей семье…

О господи! Буква «М» означает «моя»!

Я положила вилку.

- Харпер? - спросил Толливер.

- Это же группы крови, - сказала я. - Какая же я тупая, тупая, тупая!

- Харпер?

- Это группы крови, Толливер! Дик Толливер написал здесь: «Моя группа крови - нулевая, Сибил - нулевая, Мэри Нелл - нулевая, группа крови Делла - А». Вот что искала в учебнике биологии Салли Бокслейтнер. Она сразу сообразила, что означала запись, которую Дик составил перед тем, как у него случился инфаркт. Дик понял, что он не может быть отцом Делла. У мужа и жены с нулевой группой крови не может родиться сын с группой А.

- Теперь понимаю, почему у него случился сердечный приступ, - протянул Толливер.

Он тоже отложил вилку и промокнул губы салфеткой.

- Но почему застрелили Делла и Тини?

- Надо подумать, - сказала я.

Пока мы ели, семейство с двумя детьми уже ушло, так и не решив, надо ли посылать дочь на конкурс красоты. Я была уверена, что последнее слово останется за матерью. Пожилая пара не спеша поела, так же медленно расплатилась и похвалила официантку. Одинокий мужчина все еще читал газету, а официантка подливала ему кофе. Пока Толливер расплачивался, я смотрела в пространство, стараясь представить, как дальше развивалась драма в семействе Тигов.

Так, вслед за смертью Дика была убита жена Холлиса. Салли поняла, что Делл не сын Дика. Кому она сказала о своей догадке? Наверняка женщине.

Я думала, она скажет матери. Но, должно быть, был кто-то еще…

По дороге я пересказала свои мысли Толливеру.

- Почему она не сказала Холлису? - спросил он. - Естественно было бы поделиться догадкой с мужем.

- Если верить Холлису, она не любила говорить о семейных проблемах. Думаю, отцовство Делла для Салли относилось именно к таким проблемам. Должно быть, Салли рассказала обо всем своей матери, а не Тини, потому что Салли была ближе к матери. Кроме того, секрет касался Делла, и Тини бы ему проболталась.

- А что случилось потом? - спросил Толливер, словно не сомневался: я это знаю.

- Хелен, - пробормотала я. - Как бы поступила Хелен? Почему ее беспокоило, кому приходится сыном Делл?

В самом деле, почему?

Допустим, Тини и Делл ничего об этом не знают. А потом Салли умирает. Салли умирает из-за того… что она рассказала. Рассказала матери. Но я вспомнила всепоглощающее горе Хелен. Нет, Хелен не знала, почему умерла Салли. Пока я не приехала и не поведала Холлису и Хелен об убийстве, оба они считали, что Салли погибла в результате несчастного случая. Насколько мне известно, Хелен ни разу в том не усомнилась. И она верила, что Тини застрелил Делл. Почему? Наверняка из-за ее беременности! А затем, не в силах перенести того, что сделал, застрелился сам. Вот как считала Хелен.

Потом Сибил наняла меня, желая обелить имя сына, и я сказала Хелен, что Делл не убивал Тини. Я сказала Хелен, что обе ее дочери убиты кем-то другим.

Я не считала, что эти смерти на моей совести, однако мне было не по себе. Я сделала то, что должна была сделать. Откуда мне было знать, что последует за этим в таком месте, как Сарн. После того как Хелен узнала, что обе ее дочери убиты, она, должно быть, догадалась, кто это сделал. Возможно, она встретилась с убийцей и высказала ему свои подозрения. Во время их беседы тот человек убил и ее. Хелен умерла под взглядами дочерей, смотревших на нее с многочисленных фотографий.

- Я не верю Сибил, - заявила я.

Толливер взглянул на меня и тут же переключил внимание на скользкую от дождя дорогу. Послышался отдаленный раскат грома. Я содрогнулась.

- Почему?

- Я не верю, что Мэри Нелл грозится покончить с собой. Не может быть, чтобы подобным образом девочка надеялась пробудить в тебе интерес. Она слишком горда.

- Ей всего шестнадцать.

- Да, но характер у нее твердый.

- Тогда зачем мы туда едем?

- Просто Сибил почему-то очень нужно нас видеть, и мне интересно зачем.

- Не знаю. Может, лучше вернуться в мотель? Собирается гроза, значит, будут и молнии. Я заметила.

Парацетамол не помог: головная боль усиливалась.

- И все же поедем.

Что- то подталкивало меня, и у меня было чувство, что я собираюсь совершить не очень умный поступок.

Краем глаза я заметила блеск молнии и попыталась не вздрогнуть. В конце концов, в машине я в безопасности, а когда выйду, постараюсь не наступить на электрический провод, не схватить клюшку для гольфа, не встать под дерево и не совершить какой-нибудь другой нелепый поступок, из-за которых люди становятся жертвами молнии. Однако я все же не удержалась, пригнула голову и спрятала лицо.

- Ты не справишься, - сказал Толливер. - Нужно найти укрытие.

- Вот и поехали в дом Тигов! - завопила я.

Я была в ужасе, но словно одержима.

Брат ничего не ответил, но поехал в нужном направлении. Мне стало стыдно за то, что я на него накричала, но еще я ощущала странное легкомыслие. Я сосредоточилась на том, что ждало нас впереди, но малая часть моего мозга все еще мучилась над проблемой: почему Делл и Тини должны были умереть, раз Делл не был сыном Дика? Какая тайна была настолько важна, что из-за нее пришлось умереть стольким людям? Людям, которые могли бы выдать эту тайну?

Когда мы подъехали к дому Тигов, там было почти темно. Я думала, дом будет сверкать огнями, но нет: светилось только одно окошко. Фонари на улице не горели, и это показалось мне странным. На месте Сибил я бы непременно их включила: ведь она пригласила гостей, к тому же разыгралось ненастье.

- Плохо дело, - медленно произнес Толливер.

Больше он ничего не добавил. И не нужно было ничего добавлять. Мы припарковались напротив дома. По крыше автомобиля барабанил дождь.

- Позвони-ка на всякий случай своему дружку полицейскому, - сказал он. - Думаю, нам лучше пока не выходить.

Он включил свет в салоне.

- Я не могу рассчитывать, что он тут же примчится на зов, - возразила я, но все же набрала номер домашнего телефона Холлиса на тот случай, если тот сидит в тепле и уюте своего маленького дома.

Ответа не было. Я позвонила в офис шерифа. Ответила женщина-диспетчер. Голос у нее был встревоженный. Слышно было, как в глубине комнаты работает радио.

- Холлис на дежурстве? - спросила я.

- Нет. Он поехал на вызов. На окружной дороге двести двенадцать упало дерево, - огрызнулась она. - А на Марли-стрит столкнулись три автомобиля.

Я поняла, что личный вызов занятого офицера не будет значиться в числе срочных.

- Попросите его как можно быстрей приехать в дом Титов, - попросила я. - Скажите, что это очень важно. Кажется, здесь совершено преступление.

- Кто-нибудь приедет, как только разберется со случаями, которые произошли наверняка, - ответила она и повесила трубку.

- Что ж, нас предоставили самим себе, - вздохнула я.

Толливер выключил свет, и мы остались на темном островке сухого тепла. Холодный дождь хлестал по лужайке и поливал машину. Молнии вспыхивали не так уж часто. Я могу это выдержать, сказала я себе. Мы припарковались в конце дорожки, ведущей прямо к центральному входу. Гараж, дверь которого открывалась в кухню, был слева от нас, на западной стороне дома.

- Я войду в главную дверь, а ты - со стороны гаража, - сказала я.

В свете отдаленных уличных фонарей я заметила, что Толливер открыл рот, собираясь запротестовать, и тут же его закрыл.

- Ладно, - сказал он. - На счет «три». Раз, два, три!

Мы выпрыгнули из машины и побежали к дому. Я добралась быстрее. Никто на меня не кинулся, только дерево забросало меня листьями и веточками, сорванными сильным ветром.

Дверь оказалась не заперта. Впрочем, это ничего не значило. В Сарне двери запирали только с наступлением ночи. Однако по коже моей пробежали мурашки, когда я осторожно приоткрыла дверь.

Она вела в просторную темную гостиную. По большому окну колотил дождь, в проникавшем сюда свете уличных фонарей казалось, что комната находится под водой. Прежде чем толкнуть дверь, я скорчилась и прокатилась по полу. Надо мной прогремел выстрел. Я спряталась за большим креслом. Я ни разу не держала в руках оружия и сейчас пожалела, что не овладела этим искусством.

В огромном доме кто-то застонал.

Где Толливер? Он наверняка слышал выстрел. Ему надо быть осторожней.

В течение невыносимо долгой минуты ничего не происходило. Интересно, сколько людей прячется в этих комнатах и успею ли я выяснить это, прежде чем погибну.

Постепенно глаза мои привыкли к слабому, водянистому свету. Хотя занавески были полузакрыты, можно было различить очертания мебели.

Напротив главного входа я разглядела еще одну дверь - стреляли наверняка оттуда. Глубоко вдохнув, я перекатилась от кресла к кофейному столику, а затем - к дивану. Так я окажусь в нескольких футах от второй двери. Только через нее можно попасть в остальные помещения дома, если я правильно запомнила план комнат.

- Нелл! - заорала я, надеясь своим криком отвлечь внимание стрелка от Толливера, где бы ни находился брат. - Сибил!

На втором этаже кто-то завопил. Я не знала, кто кричит, не знала, сколько людей находится в доме, но была уверена, что все они живы, потому что не слышала знакомого шума в голове.

Я была настроена очень решительно, но гроза усилилась. Дождь изо всех сил захлестал по стеклу, ворвался в дом через открытую дверь, намочил ковер. Гром почти не прекращался, после каждого раската сверкала молния. Мне казалось, что я, словно бабочка, наколота на карту и молния видит меня, следует за мной, подбирается ко мне все ближе и ближе, хочет снова меня ударить. Тогда я потеряю все. Невообразимая боль пронзит меня, и я ослепну, потеряю память, забуду, как двигать ногой, либо произойдет еще что-нибудь непоправимое. Я застонала от страха, прикрыла ладонью глаза, а когда отвела руку, увидела стоящего надо мной мужчину с пистолетом в руке.

В отчаянной попытке спастись я бросилась на него, схватила за колени и повалила на пол. Оружие выстрелило: человек держал пальцы на спусковом крючке. О господи, господи! Но если он в меня и попал, я этого еще не почувствовала. Он направил оружие мне в голову, а я обеими руками вцепилась в его запястье.

Возможно, страх придал мне сил, потому что я не отпустила его, даже когда он ударил меня свободной рукой и попытался меня стряхнуть. Но он не сумел в меня выстрелить, а когда мы покатились по полу, я улучила мгновение и вонзила зубы в его ладонь. Он завопил от боли и выпустил пистолет. Мне бы хотелось сказать, что я нарочно его укусила, но нет, за меня все решило подсознание.

В комнате вдруг зажегся свет, ослепивший меня, и человек, который показался мне Толливером, прыгнул вперед. Теперь мы втроем катались по полу, наталкиваясь на столы, и тяжелые лампы падали на светлый ковер.

- Стоп! - закричал кто-то. - Буду стрелять!

Все мы замерли. Я так и не разжала зубов на руке мужчины, а Толливер занес тяжелое стеклянное украшение в форме яблока, чтобы размозжить противнику голову.

Наконец я разжала зубы и впервые посмотрела в лицо своего врага. Это был Пол Эдвардс. Сейчас он не имел ничего общего с обходительным адвокатом, с которым я познакомилась в кабинете шерифа. На нем была фланелевая рубашка, брюки хаки, кроссовки. Эдвардс тяжело дышал, волосы его были взлохмачены, из руки текла кровь. Но самым поразительным мне показалось отсутствие спокойной уверенности в том, что он управляет своим маленьким мирком. Он был похож на загнанного енота: оскаленные зубы, бегающие глаза, вырывающееся изо рта шипение…

- О господи, Пол, - сказала Сибил.

Пистолет дрожал в ее руке. Проклятье, почему все здесь вооружены? Пистолет Сибил был поменьше, чем у Эдвардса, но выглядел не менее опасным.

- О господи! - Сибил была поражена преображением Эдвардса не меньше меня, а может быть, и больше. - Как можно было так поступить?

Я надеялась, вопрос адресован ему, а не нам. По крайней мере, когда зажегся свет, страх меня чуть- чуть отпустил. Толливер осторожно поставил стеклянное яблоко на стол у кухонной двери.

- Сибил, я не мог позволить, чтобы они узнали.

Эдвардс пытался говорить рассудительно и веско, но его слова прозвучали нерешительно.

- Ты уже говорил это, когда заставил меня им позвонить. И все-таки я не понимаю.

Они разговаривали так, словно нас с Толливером не было в комнате.

Впервые я заметила, что рука Сибил перевязана шарфом, а на другом запястье отпечаталась красная полоса. Стало быть, он ее привязал.

- Где Нелл? - прохрипела я.

Никто мне не ответил. Они сосредоточились друг на друге, мы для них как будто находились на другой планете. Я увидела, как Толливер молча нагнулся и подобрал пистолет Пола, лежавший возле панели. В дорогой, типично женской комнате оружие выглядело ужасно смертоносным. Впрочем, теперь в этой комнате царил хаос. Толливер сунул пистолет под оборку дивана. Правильно.

- Сибил, мы были вместе так долго, - сказал Пол. - Так долго. А ты с ним так и не развелась. Ты даже никогда не соглашалась перестать с ним спать.

- Но ведь он был моим мужем, Христа ради! - резко воскликнула Сибил.

- А когда Хелен развелась с ублюдком Джеем, она… - Пол посмотрел на ковер, словно тот хранил тайну, которую ему необходимо было узнать. - Мы с ней стали близки.

- У тебя был с нею роман. - Сибил была совершенно ошеломлена. - Ты связался с плебейкой, с пьянчужкой, с проституткой. И отрицал это, глядя мне в глаза! Харви был прав.

Я рискнула взглянуть на Толливера. Брат тоже посмотрел на меня.

- Я знал, что Делл был моим сыном, - сказал Пол. - Но и Тини была моя.

- Нет, - мотала головой Сибил. - Нет!

- Да, - сказал он.

Его глаза время от времени останавливались на пистолете. Теперь Сибил держала его крепко. Мы с Толливером отодвинулись от Пола, не желая попасть на линию огня, но я размышляла, не зря ли мы выпустили Эдвардса. И хорошо бы Толливер все-таки приложил его стеклянным яблоком, просто на всякий случай. Адвокат быстро приходил в себя, видя, что Сибил разговаривает с ним, но не стреляет.

- Ты мог бы просто сказать им. Мог бы просто сказать!

- Я и сказал. В тот день, когда они погибли. Я все им рассказал.

Его голос дрожал точно так же, как голос Сибил.

- Ты убил их? Почему ты убил своего сына, нашего сына?

По ее щекам текли слезы, но она не собиралась биться в истерике. Я была права, когда решила, что Сибил - железная женщина.

- Да потому что Тини была беременна, ты, глупая корова! - ответил Эдварде. Злость сейчас была самым удобным для него чувством. - Тини была беременна и не хотела делать аборт. Сказала, что это неправильно. А твой сын, наш сын, не стал бы ее заставлять.

- Беременна! О боже! Как ты узнал?

- От меня.

Растрепанная Нелл стояла на пороге, сжимая в руке нож для открывания писем. На ее запястьях виднелись такие же красные метки, как у матери.

- Я самый глупый человек на свете, мама. Когда Делл рассказал мне о беременности Тини, я так беспокоилась, что попросила Пола поговорить с ней, посоветовать отдать ребенка в приемную семью. Делл был слишком молод для женитьбы, и я не хотела, чтобы Тини стала моей родственницей. Поэтому они и погибли! Он убил их, мама, и в этом виновата я!

- Даже не думай, Мэри Нелл. Это его вина, - указала пистолетом Сибил на своего давнишнего любовника.

Мне показалось, что тут есть и вина Сибил, но я оставила свое мнение при себе, потому что Сибил держала пистолет. На меня сейчас не обращали внимания, и я подалась к дальнему концу дивана, желая находиться подальше от Пола Эдвардса. По другую руку от Эдвардса Толливер придвинулся как можно ближе к женщинам, но при этом позаботился о том, чтобы оставаться подальше от возможной линии огня.

- Да, это моя вина, - пробормотал Эдвардс.

Он исподтишка обшаривал глазами пол: искал свой пистолет. Списывать Эдвардса со счетов было опасно.

- Надо его связать, - предложил Толливер. - И позвонить в полицию.

Нелл попятилась - должно быть, чтобы пойти в кухню и вызвать полицию, но Пол дернулся, и она застыла.

- Не звони, - сказал он. - Мэри Нелл, я ведь и твой отец. Не сдавай меня.

Бедная Нелл не пришла бы в такой ужас, если бы услышала от него предложение руки и сердца.

- Нет, - прошипела Сибил. - Не слушай его, Мэри Нелл. Это неправда.

- Сибил права, - сказала я очень тихо.

Но никто не обратил внимания на мои слова. Мы с братом оказались в роли зрителей, невинных свидетелей. Все знают, что случается с невинными свидетелями.

- Это ты убил моего отца? - спросила Нелл Эдвардса. - Моего настоящего отца?

- Нет, - вмешалась я. - Твой отец, Нелл, умер от сердечного приступа. На самом деле.

Я не видела необходимости добавлять подробности.

- Ты… ты… засранец, - сказала Нелл Полу Эдвардсу.

Мать открыла было рот, чтобы сделать Нелл замечание, но у нее хватило здравого смысла передумать.

- Ты убил моего сына, - вместо этого сказала Сибил. - Ты убил моего сына. Ты убил его ребенка. Ты убил его девушку. Ты убил… Кого ты еще убил? Думаю, Хелен. Мать своей дочери.

- Вини за это себя, - ответил Эдвардс. - Это ты наняла ее на работу, из-за тебя Делл и Тини начали встречаться.

- А в придачу я дала тебе шанс снова видеться с Хелен, - очень мерзким голосом проговорила Сибил. - Кого еще ты убил, Пол?

- Салли Бокслейтнер? - предположила я.

Эдвардс уставился на меня так, словно у меня выросла еще одна голова.

- С чего вы?… - начал было он и растерянно замолчал.

- Она обо всем узнала, так ведь? - спросила я. - Она вам позвонила?

- Позвонила, - признался он. - Она сказала, она…

- Что вам сказала моя жена? - спросил Холлис из открытой передней двери.

Я подумала, не можем ли мы теперь с Толливером проскользнуть на кухню и уйти. Вернуться в мотель, взять наши вещи и навсегда покинуть этот город. Я взглянула на брата и показала ему на дверь. Он слегка покачал головой. Мы были просто зрителями развязки в Окей Корал [24] , но в результате какого-нибудь необдуманного движения все еще могли погибнуть под перекрестным огнем.

Холлис сейчас не походил на того стоического копа, каким я впервые увидела его, явившись в Сарн, не походил и на любовника, каким он был в моей постели. Я ясно видела белки его глаз, лицо его было мокрым от дождя, с длинного блестящего плаща на ковер стекала вода, поверх тяжелых офицерских ботинок он носил резиновые сапоги. В левой руке Холлис держал перчатку, в правой, обнаженной, - пистолет.

«Интересно, нет ли и у Мэри Нелл в кармане пистолета», - подумала я.

- Я ее не убивал, - возразил Пол. - Она позвонила мне, сказала, что у нее появились вопросы относительно групп крови. Я согласился с ней встретиться, хотя и не знал, о чем она толкует.

- Ты убил Делла, - заявила Мэри Нелл. - Ты убил Тини и ее ребенка и мисс Хелен. Разве мы можем поверить в то, что ты не убивал Салли?

- Сибил, - прошептала я.

Меня расслышал только Толливер. Его глаза широко распахнулись.

- Этого вы мне не припишете, - сказал Пол Эдвардс и начал подниматься на колени.

Мне подумалось: как странно, что после всего содеянного обвинение в еще одном преступлении возмутило его настолько, что подтолкнуло к сопротивлению.

- Думаю, вы понимаете, почему я не хотел, чтобы Тини родила ребенка с такой родословной. - Его гримаса была пародией на рассудительное выражение лица. - Но Салли я и пальцем не тронул. Салли была хорошей девушкой. И уж точно не моей дочерью, конечно.

- Хорошо, - прорычал Холлис.

- Но, знаете, поскольку я считал, что она случайно утонула в ванне, ведь так сказал коронер, я никогда даже не задумывался о причине ее смерти. Сибил, я говорил тебе, что Салли мне позвонила и сказала, что хочет потолковать о смерти Дика. Я думал, она собралась что-то выудить из меня, а потом шантажировать. Но после ее смерти это уже не имело значения. Сибил, а ты говорила с Салли?

Мэри Нелл подавила смешок.

- Уже не хочешь ли ты, убийца, перевести стрелки на нее? Мама, скажи ему… - Она замолчала, увидев лицо матери. - Мама?

Девушка совсем растерялась.

Она сказала, что видела группы крови и поняла, что Делл на самом деле не Тиг, - пробормотала Сибил. - Она хотела, чтобы Харви подал в отставку, а его место занял Холлис. Она боялась, что иначе Холлис станет беспокойным, боялась, что ему не очень нравится наскребать на жизнь в таком маленьком городишке.

Холлис был похож на человека, которого кто-то ударил по голове. Рука его дрожала. Он не знал, кого ему хочется застрелить больше всего. Я понимала его чувства.

Сибил опустила руку с пистолетом.

- Я не могла этого допустить. Не могла вынести ее лжи. Я заставила себя поверить в то, что это ложь. Поэтому я пришла к ней днем. Она оставила дверь незапертой. Я вошла с этим пистолетом. Она лежала в ванне и пела.

Лицо Холлиса помертвело.

- Я вошла в ванную, схватила ее за пятки и потянула. Через минуту она перестала сопротивляться.

Сибил стояла перед нами, опустив руку с пистолетом.

Мэри Нелл в ужасе закричала. Пол Эдвардс подскочил к Сибил, собираясь выхватить у нее пистолет. Толливер толкнул меня за диван и обнял. Пуля, разумеется, прошла бы сквозь него, как сквозь масло, но, по крайней мере, мы с братом спрятались, как могли.

Прозвучал выстрел, послышались крики. Один голос точно принадлежал Мэри Нелл. Потом наступила пауза, и мы высунулись из-за дивана.

- Можете встать, - сказал Холлис очень усталым голосом.

Толливер поднялся первым и подал мне руку. Моя больная нога отказывалась разгибаться.

Пол Эдвардс стоял на коленях и держался за плечо. Позади него в стене зияла дыра, по ковру рассыпались осколки стекла. Мэри Нелл застыла на месте, как статуя. Сибил смотрела на дочь.

- Ты вывихнула мне плечо, - прошипел Пол. - Маленькая ведьма.

- Это сделала я, - по-детски пропищала Мэри Нелл. - Швырнула в него стеклянным яблоком.

- Ты пыталась попасть ему в голову? - спросил Холлис. - Надо было целиться выше.

Мэри Нелл рассмеялась. Смех звучал жутковато.

- Почему ты не застрелишь меня, Холлис? - спросила Сибил. - Давай, я же знаю, тебе этого хочется. Уж лучше так, здесь, сейчас. Мне не хочется, чтобы меня судили и посадили в тюрьму.

- Я всегда знал, что вы эгоистка, - бросил Холлис. - Я что, должен застрелить вас на глазах у дочери? Оставить ей на память еще один эпизод? Попробуйте хоть раз в жизни подумать о ком-нибудь другом. - Потом он продолжал уже слегка спокойнее: - Толливер, будь добр, позвони шерифу.

Брат похлопал себя по карманам. Не обнаружив мобильника, пошел на кухню. Слышно было, как он набирает номер и говорит. Гроза прекратилась. Падали последние капли.

Мне казалось, что я смотрю на все не в тот конец телескопа. Четверо людей. Маленькие, но четкие.

- Для вас все кончено, - сказала я Полу Эдвардсу.

Он взглянул на меня широко раскрытыми глазами.

- Мне вас не жаль. Мало того, что вы совершили эти ужасные злодеяния, вы еще чужими руками бросили моего брата в тюрьму. Стреляли в меня на кладбище. Это уже собственноручно. Теперь вашей жизни конец.

- Кем вы себя считаете? Ясновидящей? - горько спросила Сибил.- Зачем я только вас позвала? Лучше б мне не знать, что случилось с девушкой.

- Я рада, что вы успели мне заплатить.

Это был единственный ответ, который тогда пришел мне в голову. Сибил рассмеялась, хотя вряд ли мои слова развеселили ее. Дочь переводила взгляд с Сибил на Пола. С матери на ее любовника. Нелл выглядела юной, беззащитной и больной.

- Ты будешь отличной женщиной, - сказала я Мэри Нелл.

Она на меня не взглянула; вряд ли в тот момент она любила меня больше, чем мать и Пола.

Брат вернулся в комнату, и мы тотчас услышали вой сирен, за окном засверкали полицейские мигалки.

- Зачем вы на меня нападали? - спросила я Пола. - Не понимаю.

- Из-за ребенка, - ответил он. - Я не верил, что вы найдете Тини. Когда вы ее нашли, я решил, что вы знаете и о ребенке. Думал, что, если буду держать вас в страхе, вы не распутаете дело.

На самом деле от ребенка не осталось никаких следов. Если бы Пол оставил нас в покое, мы бы просто-напросто уехали из Сарна.

Мы покинули город только в три часа ночи. Пришлось рассказывать многим людям о том, что мы видели и что слышали. Мы вернулись в мотель такими взвинченными, что целый час не могли уснуть, а когда уснули, проспали до полудня.

Спустя час наши вещи были упакованы и сложены в машину. Мы пришли в контору, чтобы выписаться, и ненавистный Вернон чуть не сплясал макарену, убедившись, что мы наконец-то уезжаем.

Я чувствовала себя пустой, разбитой, но мне так хотелось уехать из Сарна, что я заставила себя проделать все положенные процедуры. Мы заправились и заехали в полицейское отделение, как нам было приказано.

Холлис уже находился там, а может, еще не уходил. В кабинете Харви Брэнскома никого не было, дверь стояла открытой настежь. Шериф наверняка провел ужасную ночь, а впереди его ждал не менее ужасный день, ведь его сестра обвинялась в убийстве.

Я внимательно посмотрела на Холлиса. Он казался моложе, словно, разобравшись в деле о смерти жены, стер с лица напряженные морщинки, а вместе с ними и несколько лет.

- Что, уезжаете? - спросил он.

- Да, - ответил Толливер.

- На всякий случай мы записали номер вашего телефона и адрес адвоката.

- Да-да, - кивнула я.

Я знала, что Холлис никогда мне не позвонит.

- Что ж, хорошо. Мы благодарны вам за помощь.

Он пытался говорить отрывисто и отчужденно, и я почувствовала, как Толливер ощетинился, обидевшись за меня. Я положила ладонь на руку брата.

- Все в порядке, - сказала я. - Все в порядке.

- Тогда ладно.

Мы оба кивнули Холлису, он ответил нам быстрым кивком, и мы вышли из вращающихся стеклянных дверей - как я отчаянно надеялась, в последний раз.

Толливер сел за руль, мы пристегнулись, включили радио и, миновав улицы Сарна, выехали на автостраду, ведущую на восток.

- Как думаешь, к ночи доберемся до Мемфиса? - спросила я.

- Конечно. Как тебе понравилось это прощание?

- Все нормально. К чему сентиментальное расставание?

Похоже, Толливер согласился со мной, слегка кивнув.

- Но он тебе нравился.

- Да, конечно. Но, знаешь, из этого все равно бы ничего не вышло.

- Когда-нибудь… - начал он и не договорил.

- Знаешь что, Толливер? Помнишь, как в школе мы штудировали «Ромео и Джульетту»? Мы с тобой проходили пьесу в разные годы, но школа всегда с религиозным почтением относилась к изучению этой вещи.

- Да. И что же?

- Помнишь слова, которые произносит Меркуцио, когда его убивают во время вражды Монтекки и Капулетти? Помнишь, что он говорит?

- Нет. Напомни.

- Он говорит: «Чума на оба ваших дома». И умирает.

- «Чума на оба ваших дома», - повторил Толливер. - В общем, отражает суть дела.

Я продолжала свою мысль:

- Конечно, Пол Эдвардс отметился и там, и там - и в доме Хопкинсов, и в доме Тигов.

- Как бы то ни было, выражение и вправду попало в точку.

Мы помолчали. Потом, когда Сарн остался позади и горы сменились низинами, я сказала:

- Я все думаю о Тини, о том, как она лежала одна в лесу. В любом случае я сделала доброе дело.

- Даже не сомневайся. Это было доброе дело.

Толливер поколебался.

- Как думаешь, они знают? Когда их находят?

- Конечно знают, - ответила я.

Перед нами лежал долгий путь в Мемфис.

[1] Юридический термин, соответствующий русскому понятию «добросовестность» (лат.). (Здесь и далее прим. перев.)

[2] Канталупа - сорт дынь.

[3] Шекспир У. Макбет. Перевод У. Корнеева.

[4] HBO - Home Box Office - программа кабельного телевидения.

[5] «Фрески» - безалкогольный цитрусовый напиток.

[6] «Соник» - автомат для продажи молочных коктейлей.

[7] Скрэббл - популярная игра в слова.

[8] «Уол-Март» - сеть однотипных универсальных магазинов, где продаются товары по ценам ниже средних - непременная часть пейзажа американских пригородов.

[9] «Куэрс» - товарный знак пива производства компании «Куэрс Брюинг», штат Колорадо.

[10] Пустыня Мохаве простирается на юге штата Калифорния, к юго-востоку от хребта Сьерра-Невада.

[11] Фостерная семья - семья, куда временно передают ребенка на воспитание.

[12] «Бег для здоровья» (англ.) .

[13] «Хоум депо» - американская торговая сеть по продаже инструментов для ремонта и стройматериалов.

[14] Спиричуэл - американские духовные песнопения. Возникли на юге США на основе африканских и англо-кельтских художественных традиций.

[15] Брэнсон - один из самых привлекательных городов США.

[16] «Лайонс» - международная организация бизнесменов и людей свободных профессий, занимающихся, в частности, благотворительной деятельностью.

[17] «Ротари» - международный клуб, основанный в 1905 году.

[18] «Дом для человечества» - «Habitat for Humanity International» - благотворительная христианская организация, борющаяся с бедностью и бездомностью по всему миру, ремонтируя и строя простое, но отвечающее стандартам жилье.

[19] Имеется ввиду кинокомедия «Монк» о сыщике Монке и медсестре Шароне.

[20] UPS - United Parcel Service - транснациональная корпорация, предоставляющая услуги экспресс-почты.

[21] «Дэйри куин» - сеть закусочных быстрого питания, включающая более 5,7 тыс. заведений в США, Канаде и других странах.

[22] «Сабуэй» - сеть, насчитывающая более 16 тыс. экспресс-кафе, специализируется на продаже горячих и холодных сэндвичей.

[23] Дорожный суд - в Америке - суд, рассматривающий дела о нарушениях правил дорожного движения.

[24] Окей Корал (OK Coral) - место в городе Тумстоун на Диком Западе, где в 1881 году разыграла финальная перестрелка между представителями закона и бандитами. В современном понимании слова - неблагополучная часть города, где преступники часто пускают в ход огнестрельное оружие.

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

22.06.2011


home | my bookshelf | | День мертвеца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу