Книга: Адмирал Канарис



Адмирал Канарис

Карл Хайнц Абжаген

Адмирал Канарис

Мои так называемые преступления — это лишь фантазия глупцов. Разве перед умным человеком когда-нибудь возникала необходимость совершать преступления? Преступление — это вспомогательное средство незадачливых политиков… У меня были слабости, может быть, и пороки, но преступления — никогда!

Талейран, из беседы с поэтом Ламартином

Предисловие

Взлет и падение «старого лиса»

Несмотря на то, что в последнее время на страницах книг, теле- и киноэкранах виртуальные шпионы и сбившиеся с ног в их поисках федеральные агенты все больше вытесняют традиционные образы разведчиков и контрразведчиков, реальная история шпионажа таит в себе еще немало загадок и тайн, с которыми архивные хранилища различных государств расстаются весьма неохотно. Свои секреты и у уходящего XX века.

Одним из подтверждений этого является данная книга. В центре повествования К. Х. Абжагена — Фридрих Вильгельм Канарис — шеф абвера (Управления разведки и контрразведки Верховного командования вооруженных сил Германии), создавший в период с 1935 по 1944 г. широкую шпионскую сеть в странах Европы, Азии, Америки и Африки. Человек-загадка, яркая неординарная личность которого притягивала и продолжает притягивать к себе внимание многочисленных биографов.

Абжаген ставит перед собой задачу разрушить образ Канариса-реакционера, созданный «левыми» партиями. Во многом это ему удается.

Особую ценность повествованию придает то, что автор лично знал своего героя, беседовал с окружавшими адмирала людьми, использовал при работе над книгой его личную переписку.

Родившийся 1 января 1887 года в Аплербеке, близ Дортмунда, сын директора сталелитейного завода, в роду которого были, главным образом, буржуа, изменил семейным традициям и избрал карьеру военного. 1 апреля 1905 года он стал кадетом императорского морского флота. (Впрочем, если принять во внимание наличие в семье Канарисов общих родственных корней с Наполеоном Бонапартом, то в этом можно усмотреть определенный знак судьбы.) Вскоре его привлекают к разведывательной деятельности, и отныне продвижение по флотской служебной лестнице идет рука об руку с карьерой профессионального разведчика.

Как и многие другие офицеры, будущий глава абвера в полной мере испытывал разочарование, вызванное поражением Германии в Первой мировой войне и заключением унизительного для нее Версальского мирного договора, Ноябрьской революцией 1918 г. и бегством кайзера за границу (с последним молодому монархисту было особенно трудно примириться).

Эти события усиливают впитанную с молоком матери антипатию к левым движениям, и Канарис отдает много сил борьбе с последними, участвует в неудавшемся Капповском путче в марте 1920 г., направленном на свержение республиканского строя и установление военной диктатуры. Позднее продолжает служить в военно-морском флоте, а вскоре после прихода к власти Гитлера, несмотря на то, что ему претят «люди с подбородком дровосека», принимает один из самых высоких постов в иерархии Третьего рейха, встав во главе абвера. Официальное вступление в новую должность пришлось на день его рождения — 1 января 1935 года. За умение принимать зрелые, глубоко продуманные решения сотрудники дали рано поседевшему шефу прозвище «Седой старец» или «Седой».

Практически с первых же дней нахождения в новой должности Канарис вынужден контактировать с Главным управлением имперской безопасности (РСХА). Преодолевая свой страх перед его начальником Рейнгардом Гейдрихом, он заключает с ним соглашение о разграничении функций, стремясь придать широко распространенному в Третьем рейхе соперничеству ведомств подобие сотрудничества. Интуиция подсказывает ему необходимость закрепить служебные контакты с шефом РСХА установлением отношений на семейном уровне.

Несмотря на это, оба остаются настороже. Гейдрих считает Канариса «старым лисом», с которым нужно держать ухо востро. Это прозвище как нельзя лучше характеризует адмирала.

Прекрасно зная о существовании в вермахте заговора с целью осуществления антинацистского государственного переворота, одним из активных участников которого был Ганс Остер — правая рука адмирала — начальник штаба абвера Канарис не изменял присущей ему осторожности, все время оставаясь за кулисами. «Он стоял рядом или позади дел, был постоянно в курсе и был готов оказать помощь, если понадобится. Но инициативу оставлял другим»[1].

Правда, кругу своих сотрудников на ежедневных совещаниях Канарис иной раз позволял себе чересчур смелые замечания о режиме, но уже на следующий день исправлял допущенную оплошность, не скупясь на лояльные высказывания.

Как и «простые смертные», адмирал был не лишен определенных человеческих слабостей и недостатков, некоторые из которых наверняка вызовут улыбку читателя. Имея рост чуть более 160 см, он не жаловал высоких людей. Испытав к кому-либо антипатию при первом знакомстве, не менял своего мнения, даже если впоследствии тот доказывал свои высокие деловые качества и порядочность. Карманы ревностно относившегося к своему здоровью адмирала всегда были набиты лекарствами[2].

Время от времени Абжаген излишне идеализирует Канариса, подчеркивая его «внутреннее отвращение к любому виду насилия»: «Только то могло рассчитывать на его одобрение и поддержку, что соответствовало общепринятым и признанным в вооруженных силах цивилизованных держав правилам ведения войны. Если приказы Гитлера или военных, действовавших по его указаниям, противоречили этой предпосылке, то они не выполнялись разведкой»[3].

Конечно, Канарису, как человеку культурному, претили геноцид против «неарийского» населения рейха и варварские методы ведения войны. Он стремился использовать имевшиеся в его распоряжении возможности для помощи отдельным евреям, которых, замаскировав под агентов разведки, переправлял за границу. Выступал он и против скандально известного гитлеровского «Указа о комиссарах» от 13 мая 1941 года, в соответствии с которым попавшие в плен комиссары Красной Армии подлежали расстрелу без суда и следствия.

Однако не следует забывать, что Канарис, пусть и по идейным мотивам, принимал участие в организации убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург, а возглавляя абвер, руководил разработкой операций, стоивших жизни сотням тысяч людей.

Стремление Абжагена преувеличить неосведомленность военной разведки о германских стратегических планах выглядит неосновательным.

Незадолго до покушения на Гитлера 20 июля 1944 года, ставшего кульминацией заговора, подготовленного группой офицеров вермахта, была подведена черта под соперничеством абвера и РСХА. Гиммлеру, давно ведшему под военную разведку подкоп, удалось получить данные о том, что она служит крышей для заговорщиков, и воздействовать на Гитлера в нужном для себя направлении. 14 февраля 1944 года фюрер подписал декрет о реформировании абвера, службы которого передавались различным ведомствам, в том числе РСХА. Внешняя разведка полностью переходила под контроль Шелленберга[4]. Канарис подал в отставку, но пережил абвер ненадолго.

Днем 20 июля в его доме в Шлахтензее раздался звонок. Звонил начальник штаба Резервной армии К.Ш. фон Штауффенберг, сообщивший ему о гибели фюрера в результате взрыва бомбы. Канарис, знавший, что его телефон прослушивается, и будучи верен своей привычке перестраховываться, с прекрасно разыгранным волнением прокричал в телефонную трубку: «Мертв? Ради Бога, кто это сделал? Русские?»[5].

Гитлер остался жив и уже в ночь с 20-го на 21-е июля все радиостанции Германии передали его обращение к нации:

«Если я говорю с вами сегодня, то для того, чтобы вы услышали мой голос и знали, что я не пострадал и в здравии, и, во-вторых, чтобы вы знали о преступлении, не имеющем параллели в германской истории. Очень маленькая группка честолюбивых, безответственных и в то же время безрассудных и глупых офицеров вошла в заговор с целью ликвидировать меня и высшее командование вооруженными силами…

На этот раз мы рассчитаемся с ними привычными для национал-социалистов способами»[6].

На этот раз капкан не миновал и «лиса». Не спасла и поздравительная телеграмма, срочно направленная им «обожаемому фюреру». 23 июля Канарис был арестован и после многомесячного заключения повешен в концлагере Флоссенбюрг 9 апреля 1945 года.

Нередко, выходя в отставку, разведчики высокого ранга, сидя в тиши уютных кабинетов, пишут мемуары, в которых с большей или меньшей (в зависимости от обстоятельств) откровенностью приобщают читателя к тайнам недавнего прошлого. Волею судеб, Канарису было не суждено предложить собственную версию секретов, создателем и хранителем которых он являлся.

Абжаген не единственный автор, бившийся над разгадкой шифрограммы жизни Канариса. Но он, пожалуй, преуспел в этом больше других. Его книга меньше всего напоминает посмертную маску. Основанная на реальных фактах, она написана столь живо, динамично, увлекательно, что может составить достойную конкуренцию любому, самому захватывающему авантюрному роману.

Е. А. Паламарчук

Книга первая

Гордо реет знамя

Пролог

Время действия: смена столетий. XIX век подходит к концу, XX нарождается. На сей раз это не более чем внешняя цезура, которая из-за случайного, установленного людьми отсчета времени происходит каждые 100 лет. Очередной век подходит к своему завершению. Однако люди не замечают смену времен, не хотят понимать, что вместе с XIX веком подходит к концу буржуазный мир гуманистического либерализма с его слепой верой в неудержимый прогресс человечества, с его разбойничьей предприимчивостью и обманчивым ощущением безопасности, его национализмом, который удерживается в рамках только благодаря гуманизму. Они этого не замечают; неясные предчувствия отдельных людей, что не все устроено лучшим образом, остаются чуждыми для огромного большинства современников — это касается как правителей, так и подданных, как умных, так и глупых. Даже Освальд Шпенглер появляется со своим пророчеством, предвещающим крушение, лишь тогда, когда здание буржуазного мироустройства, привычное для XIX века, было поколеблено первой крупной катастрофой.

Сынов прошлого столетия, тех, кто был сознательным очевидцем старого мира, это крушение всех материальных и этических ценностей их юности пока еще не лишает оптимизма. Пусть их время ушло, они этого не знают, они живут и как личности проявляют удивительную жизненную силу. Они не хотят верить тому, что их юность навсегда осталась в прошлом. Одно, два десятилетия они снова пытаются склеить осколки разбитого мира; они пытаются вернуться к тому, что кажется им нормальным порядком, и не хотят понять, что нормы, которые они имеют в виду, уже не действуют и что мир, бьющийся в тяжелых родах, еще не создал новые нормы, которые должны будут показаться им чуждыми и враждебными. Таким образом, их неутомимая деятельность и их устремления остаются тщетными, даже если к некоторым из них рано или поздно придет осознание того, что произошла смена времен и надо начинать все сначала.

Первая глава

Родился в рубашке

Вильгельм Канарис родился в рубашке. В его родительском доме, возможно, не было большого богатства, но все же был достаток. Здоровый мальчик, который появился на свет 1 января 1887 г. в Аплербеке, округ Дортмунда, был младшим из трех детей директора Карла Канариса и его супруги Августы Амелии, урожденной Попп. Большую часть своей юности Вильгельм Канарис прожил в большом доме в Дуйсбург-Хохфельде, в который семья переехала через несколько лет после его рождения. Здесь у бойкого мальчика было все, что могло желать мальчишеское сердце. Большой сад вокруг дома был идеальным местом для игр с ровесниками в индейцев Там были кусты, в которых можно было спрятаться, высокие деревья, на которые можно было легко забраться На собственной теннисной площадке он рано освоил игру, которой отдавал предпочтение до последних лет своей жизни в редкие часы досуга.

Вильгельм рос в семье, где царила гармония. Родители его баловали. Отец был строгим, сдержанным человеком, но своему младшенькому, который юмором и оригинальными идеями часто заставлял смеяться всех окружающих, в том числе отца, он отдавал предпочтение. «Малыш Вильгельм всегда заставлял всех смеяться», — рассказывает сестра, которая была на четыре года старше брата; она опекала и баловала его. Мать также не могла не поддаться очарованию мальчика и прилагала все силы, чтобы оставаться серьезной, когда Вильгельм в ответ на ее осуждающий взгляд замечал: «Мама, у тебя взгляд как рентгеновские лучи».

С 1893-го по 1896 годы Вильгельм посещал начальную школу при реальной гимназии Дуйсбурга, а потом на пасху 1896 года перешел в первый класс. Довольно длинный путь до школы ему не приходилось проделывать пешком. Семейный экипаж доставлял его каждое утро в школу, а в обед забирал домой. С кучером у маленького Вильгельма было полное взаимопонимание. Когда семья в хорошие дни выезжала за город, Вильгельм сидел на козлах около кучера и развлекал все общество своими бесконечными выдумками. Но он и сам себе был кучером, потому что уже в раннем возрасте получил в подарок козла, который тащил маленькую тележку и на котором он разъезжал по саду. Когда Вильгельму исполнилось 15 лет, отец подарил ему верховую лошадь; так он стал увлеченным и хорошим наездником. В течение всей жизни Канарис использовал любую возможность для верховой езды. Он любил лошадей и умел с ними обходиться. С норовистыми конями он справлялся благодаря своей интуиции и умелому управлению. Уже с ранних лет он развил в себе то, что англичане называют horse sense — чувство лошади, как в прямом, так и в переносном смысле.

Еще когда Вильгельм был маленьким, обнаружилась его необыкновенная наблюдательность и стремление всегда вникать в суть дела — таланты, благодаря которым он позже, уже служа во флоте, получил кличку «цепкий», и история предопределила его на должность начальника службы разведки и контрразведки. Ничто не ускользало от его внимания, а его наблюдения и меткие замечания по этому поводу нередко приводили взрослых в смущение.

Атмосфера родительского дома и круга, в котором вращалась его семья, естественно, сыграли большую роль в формировании характера подростка. Родители Вильгельма были религиозны, но без ярко выраженной конфессиональной установки. Семья Канарисов вначале была католической. Только дедушка Вильгельма, женившись на протестантке, перешел в ее веру. Мать Вильгельма, хотя и происходила из семьи евангелистов, больше склонялась к католицизму. И мать и отец не были регулярными посетителями церкви. Посещение церкви ограничивалось, как это было принято в годы, когда в большой моде была либеральная теология, в основном, большими церковными праздниками. Однако дети воспитывались в естественной вере в то, что более высокая власть направляет и охраняет человеческую жизнь, и на принципах христианской этики. Это воспитание осуществлялось не столько с помощью поучений, сколько благодаря живому примеру родителей. Вильгельм Канарис хотя и не имел ярко выраженной веры, но был все же глубоко религиозным человеком. Позднее, уже будучи зрелым человеком, он часто ходил вместе со своими обеими дочерьми в евангелистскую церковь в Далеме; однако он, очевидно, унаследовал от матери то, что в тяжелые последние годы своей жизни на него оказывала сильное влияние мистическая атмосфера католических соборов.

Отец и мать Канариса были людьми с возвышенной душой, многосторонними интересами и обширными знаниями. Конечно, такой развитый ребенок, как Вильгельм, многое усваивал из бесед взрослых. Тот период, когда ум мальчика начал критически воспринимать окружающий мир, был эрой Вильгельма II. Это было время бурного экономического развития. В районе Рура закладывались все новые шахты, вырастали новые доменные печи и металлургические заводы. Молодая германская империя стремительно превращалась в ведущее индустриальное государство континента. Внешняя торговля расширялась; рос флот, для которого в Руре изготавливали броню. Колониальная политика империи волновала фантазию людей, и прежде всего молодежи. Конечно, в доме Канариса все были настроены патриотически. Отец был восторженным почитателем Бисмарка. В конфликте между старым канцлером и молодым неопытным императором симпатии отца были безраздельно на стороне основателя империи. В остальном в семье мало говорили о политике; только когда предстояли выборы в рейхстаг или происходили исключительные события, дети слышали, как их родители при случае затрагивали политические темы — в беседе между собой и с гостями. Тогда произносились с неодобрением имена либерала Евгения Рихтера и социал-демократа Августа Бебеля. Сами говорившие были сторонниками национального либерализма. Тогда эта партия еще была ведущей в индустриальном районе в сравнении с партией центра, к которой относились в своей основной массе представители индустриальной верхушки. Сближение между промышленными магнатами и прусскими консерваторами еще только предстояло.



В индустриальной среде, в которой вырос Вильгельм Канарис и которая уже тогда чувствовала и называла себя экономикой страны, естественно, ничего общего не имели с социализмом как из-за классовых, так и интернационалистических тенденций. Это было золотое время ничем не ограниченной предприимчивости. Многие из этих людей, хотя им и приходилось смиряться с существованием профсоюзов, занимали позицию хозяина в доме, которая, однако на практике значительно смягчалась патриархальным чувством социальной ответственности. Потому что во многих случаях подъем от рабочего к предпринимателю и фабриканту происходил слишком быстро, чтобы в среде индустриальных магнатов смогло развиться чувство классового превосходства.

Классовый оттенок диктовался снизу и лишь тогда смог пустить корни в западногерманском промышленном районе, когда отечественные рабочие смешались благодаря иммиграции с востока с иностранными элементами.

Можно со всей отчетливостью наблюдать в последующей жизни Канариса влияние этой среды; отвращение к марксизму, особенно в его экстремальных формах, сохранилась в нем навсегда. С другой стороны, ему было свойственно очень сильное чувство социальной ответственности, которое он унаследовал от среды промышленников и военных и которое нашло свое выражение в его заботе о своих подчиненных всех званий. Канарис был совершенно лишен какого бы то ни было чувства превосходства. Поэтому ему легко было общаться после революции 1918 года с представителями всех партий, в том числе и пролетарских. По этой же причине его сопротивление Гитлеру было основано не на осуждении «ефрейтора», а имело более глубокие и серьезные основания.

В семье Канарисов профессия военного не была наследственной, как бы далеко мы ни проследили его родословную — а мы можем просмотреть ее по документам до XVI века, — мы не находим ни одного активного солдата среди предков адмирала. Это типично буржуазная семья. Дед по отцовской линии был управляющим рудником в районе Брилона и имел титул королевского горного советника. Идя еще дальше в глубь времени, мы находим среди Канарисов множество служащих, одного советника и одного директора льняной мануфактуры, кроме того есть купцы, ремесленники и юристы.

Дед по материнской линии был старшим лесничим саксонского герцога. Среди ее предков более ясно проглядывает крестьянский элемент, чем у Канарисов. Несколькими поколениями раньше мы находим среди предков первую фрейлейн фон Польхайм и первую мадемуазель фон Трише, записанную позже де Дриеш, имя которой позволяет сделать вывод о дворянском происхождении. Однако это ничего не меняет в буржуазном характере генеалогического древа. Даже при исключительном полете фантазии адмирала Канариса нельзя охарактеризовать как представителя юнкерской или офицерской касты, как это время от времени встречается в обширной литературе о бывшем начальнике немецкой разведки.

Иностранное звучание имени Канарис было поводом для многочисленных спекулятивных версий о происхождении его носителя. Даже Ганс Бернд Гизевиус, который был осведомлен лучше других, в своей книге «До горького конца» говорит о Канарисе как о «маленьком выходце с Ближнего Востока».

Очень часто немецкого адмирала ошибочно называют то потомком, то близким родственником Константина Канариса, героя морских боев, прославившегося в освободительной войне Греции и ставшего позже премьер-министром. Есть сведения о том, что и Вильгельм II на полях одного служебного донесения об удачном потоплении, совершенном Вильгельмом Канарисом, бывшем тогда командиром подводной лодки, сделал пометку примерно такого содержания: не потомок ли он греческого борца за освобождение? Можно не без юмора отметить, что в семье будущего адмирала тоже в течение некоторого времени считали, что мужественный грек был их родственником. В начале века в буржуазных семьях еще не было принято слишком живо интересоваться собственным происхождением. Канарисы, конечно, понимали, что их фамилия имела иностранное звучание и что их предки, очевидно, приехали в Германию несколько поколений назад. Откуда — этого они не знали. Сходство имен навело на мысль, что греческий моряк мог быть их родственником. И в действительности, отец и мать Канарисы в начале века использовали возможность и поехали в Грецию, чтобы посетить греческих «родственников» в Афинах, которые, в свою очередь, приняли их очень приветливо.

Была даже приобретена копия афинского памятника моряку и отослана в Дуйсбург, где ее поставили в доме директора металлургического завода. Не исключено, что рассказы о героическом «предке» не только вдохновляли фантазию юного Вильгельма, но и укрепляли его желание стать морским офицером, чтобы быть похожим на знаменитого грека. Но и спустя много лет, когда Канарис уже давно знал все о своей родословной и не сомневался, что в его жилах не течет греческая кровь, он со свойственным ему неподражаемым юмором любил немного пококетничать греческим родством. Цветная гравюра, изображающая Константина Канариса, висела на стене его дома в Шлахтензее, и он охотно показывал ее своим посетителям.

Сам Вильгельм Канарис в более зрелом возрасте с увлечением изучал свою родословную. Исследования, начатые им, увенчались успехом и подтвердили, что его семья происходит от Томаса Канариса, который вместе с многочисленными братьями в прошлом столетии переселился из Салы на Комерзее в Западную Германию и поселился в Бернкастеле, где он женился на дочери своего земляка родом из той же области, что и он сам. Итальянские переселенцы, которые в то время были в большом количестве в западной и южной Германии (вспомним такие имена, как Караччиола, Брентано и др.), похоже, длительное время держались очень близко друг к другу, потому что еще прадед адмирала, советник канцелярии курфюрста Франц Канарис, в 1789 году, то есть примерно через 100 лет после переселения вышеупомянутого родоначальника Томаса, женился на девице Жоанетте, дочери доктора юридических наук Фридолин Мартиненьо, имеющего практику при имперской судебной канцелярии. Главный ствол различных ветвей семьи Канарисов в Германии наглядно представлен в книге, вышедшей из-под пера Петера фон Гебхардта и изданной в 1938 году частным издательством. В ней четко и подробно прослеживается также родословная итальянских предков по отцовской линии вплоть до упомянутого в документах 1506 года Гаспара Канариса и, кроме того, упоминаются предполагаемые предки с XIV века по документам из Милана. Эта книга была составлена по инициативе Вильгельма Канариса. В новогодний день 1942 г. бывший в то время начальником военной разведки полковник, а позднее генерал Чезаре Аме, переслал адмиралу Канарису специально написанное произведение о его семье — «Канарисы» в богатом переплете, которое содержало ряд документальных очерков о различных ветвях семьи, пользующейся в северной Италии высоким авторитетом, и фотографии принадлежащих ей издавна домов и владений. В книге Гебхардта, упоминавшейся ранее, указывается, впрочем, на то, что некоторое родство между немецким Канарисом и греческим Канарисом нельзя полностью отрицать; не в том смысле, что Вильгельм Канарис происходил из рода греческого борца за свободу, в том, что также и греческие Канарисы вышли из северной Италии, так как это имя имеет не греческое происхождение и члены семьи Канарисов в Греции на острове Псара являлись переселенцами. Похоже, Канарисы вообще питали страсть к путешествиям, и можно с юмором отметить, что и среди предков Наполеона I тоже были Канарисы. В своих исследованиях Гебхардт установил, что дед императора, Джузеппе Бонапарт, был женат на Марии Савериа Паравичини, мать которой носила девичье имя Николетта Канарис. Но так как Паравичини происходят из Италии, а одна ветвь этой семьи проживала на Комерзее, то можно с большой уверенностью сказать, что эта Николетта Канарис была родом из той же семьи, из которой происходит Вильгельм Канарис.

Итак, если относительно происхождения семьи Канарисов из северной Италии не может быть никаких сомнений, то, с другой стороны, можно все же отметить, что за те два столетия, которые она к моменту рождения Вильгельма Канариса прожила на немецкой земле, эта семья полностью онемечилась. Достаточно лишь одного взгляда на родословную Канариса, чтобы увидеть, что у адмирала было гораздо больше немецких предков, чем итальянских. И все же он, без сомнения, обязан своим итальянским предкам многими своими качествами, которые решающим образом повлияли на его характер: оригинальное сочетание живой фантазии и чувства реальности, доходящее порой до границ невозможного, скрытый, подчас почти шутовской юмор, необыкновенная, граничащая с ностальгией любовь к странам Средиземноморья: Испании, Италии и Греции — и инстинктивное понимание склада ума уроженцев романских стран, и это было далеко не все. Даже в своих внешних проявлениях он обладал качеством, которое напоминало о его предках из солнечных широт: его потребность в тепле в сочетании с необыкновенным отвращением к холоду, которая даже в самые жаркие дни в наших широтах не могла заставить его выйти на улицу без пальто.

В реальной гимназии в Дуйсбурге Вильгельм Канарис считался хорошим, любознательным и прилежным учеником. Уже с ранних лет проявилась его способность к изучению иностранных языков, и он приобрел в школе более глубокие практические знания английского и французского языков, чем большинство его одноклассников. Он много читал. Вильгельма особенно интересовали исторические темы, он любил книги, которые углубляли его знания о чужих странах. Феноменальная память позволяла ему легко запоминать прочитанное и расположить все в уме в виде каталога, так что он при необходимости мог все это снова извлечь из недр памяти. Уже в гораздо более поздние годы дядя Вильгельм Канарис, которого в остальном все обожали, вызывал ужас у племянников: он «всегда все знал» и легко приводил в смущение тех, у кого была не столь блестящая, как у него, память.

Мы уже отмечали, что в семье Канарисов не было военных. Кроме того, в кругах поднимающейся немецкой индустриальной буржуазии начала века мало симпатизировали профессиональным офицерам. Представители индустриальной буржуазии имели ярко выраженное предубеждение против юнкерского элемента в армии, точно так же как некоторые офицеры — выходцы из дворянских семей видели тогда в промышленной буржуазии все еще торгашей и «слесарей». Индустриалы, однако, были убеждены в необходимости сильной армии для защиты империи, их сыновья служили, по возможности, в «хороших» полках (сам отец Канариса дослужился до старшего лейтенанта запаса и ценил военную дисциплину и порядок) и становились офицерами запаса; но в качестве профессии на всю жизнь малодоходная карьера офицера противоречила сильно развитому инстинкту наживы мужчин, которые привыкли в своей профессии «считать». Менее отчужденно, чем к офицерскому корпусу армии, относились к офицерам морского флота, которые были внешне не так отягчены «феодальными» традициями и предрассудками. Несмотря на это отец Канариса подумывал над тем, чтобы позволить своему младшему сыну поступить в морской флот, о котором он мечтал. Однако до того как было принято окончательное решение, отец, еще довольно молодой — ему было только 52 года, — неожиданно умер от сердечного приступа на курорте в Бад-Наухайме. На следующую весну Вильгельм закончил свою учебу в реальной гимназии в Дуйсбурге. Мать больше не препятствовала его желанию стать морским офицером. 1 апреля 1905 года Вильгельм Канарис стал морским кадетом императорского морского флота.

Вторая глава

Молодой офицер

Подготовка морского кадета в кайзеровском морском флоте ставила перед будущими морскими офицерами высокие духовные и физические требования. После кратковременной общей военной и пехотной подготовки на суше последовало девятимесячное заграничное плавание на учебном корабле, на котором они проплыли через воды Северной Европы, затем в Средиземное море и в Вест-Индию. В 1905 году в качестве учебных кораблей еще служили старые парусные фрегаты. Условия размещения кадетов были примитивными, морская служба тяжелой и напряженной. К этому еще добавилась теоретическая подготовка по навигации, обращению с оружием и другим наукам, необходимым для будущего морского офицера. Канарис, хрупкий, едва среднего роста, оказался достаточно гибким и выносливым, чтобы справиться со всеми требованиями службы. При изучении теоретических предметов выяснилось, что у него были прекрасные способности, далеко превосходящие средний уровень, и исключительно гибкий, живой ум. Все экзамены он сдавал играючи. Он был склонен к педантизму, но достаточно уживчивым, чтобы и в этом отношении удовлетворять всем требованиям своих командиров. Один из его товарищей в первые годы службы в морском флоте рассказывает, что уже тогда обнаружились качества, которые позднее стали характерными для него, и добавляет, что Канарис, по старому выражению, «все схватывал на лету, но не спешил говорить и сердиться». В этом определении подчеркивается его природная сдержанность и умеренность, которые были характерны для Канариса на протяжении всей его жизни. Он был хорошим товарищем, принимал участие во всех юношеских шалостях и проделках, которые устраивают обычно в компании здоровых молодых мужчин между 18 и 20 годами и которые являются естественным выражением жизненной энергии. Он любил слушать и рассказывать разные фантастические истории. Одним словом, его природный юмор проявился уже на первых этапах его жизни вне семейного круга. Да, этот тихий, лукавый юмор в сочетании с его быстрым умом и готовностью помочь любому, кто был в большой или малой беде, возможно, способствовали тому, что Канарис в своем кругу — как это бывает в каждом кадетском корпусе, среди молодых офицеров полка, студентов любого профиля и в других подобных коллективах молодых мужчин — стал играть никем официально не зафиксированную, но однако единогласно признанную роль лидера.

Научная и практическая подготовка выпускника военно-морского кадетского корпуса была продолжена в военно-морском училище в Киле. Затем последовала учеба на оружейно-технических курсах и опять служба в экипаже корабля. Осенью 1907 г. Канарис в звании курсанта второго курса военно-морского училища был направлен на крейсер «Бремен», который курсировал в качестве дежурного корабля у берегов Центральной и Южной Америки. Год спустя он получил звание лейтенанта морского флота. Он служил в должности адъютанта командира корабля. Тогда, как и сегодня, в латиноамериканских странах революции и перевороты были повседневностью политической жизни. Крейсеры, принадлежавшие крупным морским державам, должны были следить за тем, чтобы экономические интересы их стран, а также жизнь и имущество их граждан, проживавших в Латинской Америке, не страдали в результате этих частых переворотов. Должность адъютанта командира давала Канарису широкие возможности изучить политическую подоплеку событий. Он использовал этот шанс для того, чтобы подробно познакомиться с историей, культурой и общественной жизнью латиноамериканского мира. Уже тогда он заложил основу для изучения испанского языка, которым он впоследствии отлично владел. Кроме того, молодой офицер получил здесь свои первые практические навыки общения с людьми, в области ведения дипломатических или квазидипломатических переговоров. Благодаря своему прирожденному такту и интуиции Канарису удалось добиться некоторых политических успехов, и не удивительно, что молодой лейтенант не без гордости прикрепил на грудь орден Боливара, которым его наградило правительство одной из южноамериканских стран.

Несколько лет спустя некоторые морские офицеры утверждали, что Канарис, собственно, никогда не был морским офицером, что он был не столько моряком, сколько политическим интриганом. К примеру, на процессе перед международным военным трибуналом в Нюрнберге Дёниц пренебрежительно заявил, что Канарис был совсем не тем, что другие морские офицеры, и что он, Дёниц, никогда ему не доверял. Его товарищи времен Первой мировой войны и последней войны утверждали совершенно иное. По их рассказам, Канарис, хотя и был сорвиголовой, однако его взвешенный рассудок всегда держал чувства в узде, он всегда оценивал степень риска, прежде чем идти на него, но если он считал действие правильным, то всегда вступал в него безоговорочно.

Так он оправдал себя, попав после «Бремена» на курсировавший в Северном море миноносец, где он исполнял обязанности вахтенного офицера. Служба на этих маленьких кораблях была суровой, полной опасностей даже в мирное время; она по праву расценивалась как высшая школа морской службы. Канарису помогало то, что он был совершенно неуязвим для морской болезни, жертвой которой в плохую погоду становились даже старые моряки, служившие на миноносцах.



Осенью 1912 г. он, однако, снова становится членом экипажа, выполняющего заграничные походы Он был прикомандирован к крейсеру «Дрезден», который вскоре вышел в восточный район Средиземного моря. Кораблю было поручено соблюдать германские интересы в начавшейся войне Балканских стран против Турции. Канарису здесь представилась возможность в непосредственной близости изучить проблемы, касающиеся Балканских стран и пролива. Пестрая жизнь в Стамбуле захватила его, но не меньше его интересовали хитросплетения политики в районе Золотого Рога. Поэтому в многочисленных беседах с местными жителями он занимался также вопросом о дороге на Багдад. В следующем году «Дрезден» после короткого пребывания на родине вновь покинул родные берега, чтобы сменить «Бремен» в районе Центральной и Южной Америки. Таким образом, Канарис вновь возвратился в знакомые места и к привычным проблемам. Командиру «Дрездена» Колеру, конечно, был очень полезен опыт Канариса, который в то время стал уже обер-лейтенантом. Перед ними действительно стояли трудные задачи. В Мексике опять была революция. Шли тяжелые бои между войсками президента Хуэрты и мятежниками за город Тампико. Множество иностранных военных кораблей ушли из реки Тампико, только «Дрезден» терпеливо выжидал в 20 морских милях выше устья, несмотря на угрозы мятежников спустить огромные баки с нефтью и поджечь всю реку. Таким образом, «Дрездену» удалось взять на борт много сотен граждан Соединенных Штатов, бегущих из страны, которые позже могли быть переданы командиру находящейся во внешних водах американской эскадры. В июле 1914 г. президент Хуэрта сложил свои полномочия. «Дрездену» выпала задача доставить его в безопасное место, в Кингстон (Ямайка). При выполнении этой трудной задачи, которая требовала знания страны и большого такта, Канарис помогал своему командиру, исполняя обязанности его помощника.

Сразу же после рейса в Кингстон «Дрезден» отправился в воды Гаити, где встретился с крейсером «Карлсруэ», который должен был сменить «Дрезден» и одновременно взять к себе их прежнего командира. После этого «Дрезден» должен был вернуться на родину. Однако начало Первой мировой войны внесло свои поправки. Корабль получил задание принять участие в войне против торговых судов союзников у побережья Южной Америки. Крупных успехов «Дрездену», однако, не удалось добиться, у корабля еще не было жидкого топлива, и его двигатель съедал так много угля, что задача наполнить бункер с помощью вспомогательных кораблей в открытом море полностью перекрывала все тактические и стратегические намерения и планы. Однако «Дрездену» удалось в начале октября 1914 г. объединиться с эскадрой адмирала графа Шпее в Тихом океане в победоносном сражении у Коронеля. Вслед за этим «Дрезден» вместе с крейсером «Лейпциг» зашел на короткую стоянку в Вальпараисо, чтобы взять свежую воду и продовольствие, так как команда уже в течение недели питалась в основном солониной и консервами.

От этого времени сохранилось два письма, которые Канарис написал своей матери: 2 ноября, накануне сражения под Коронелем и 12 ноября вечером, перед заходом в Вальпараисо. Они отличаются спокойным, деловым тоном, в котором он обычно говорил о своих переживаниях, о жизни в годы войны и о своих взглядах на события; здесь приводятся короткие отрывки из этих писем. Сразу же после четкого и объективного описания хода сражения Канарис 2 ноября пишет: «Я очень радовался выдержке нашей команды. Ни у кого из членов команды я не заметил ни малейшего волнения. Было больше порядка, чем при смотрах и учениях в мирное время». О значении сражения он говорит с осторожным оптимизмом: «Наверняка это прекрасный успех, который внесет во все ясность и, возможно, окажет также влияние на весь ход событий. Надеюсь, так будет идти и дальше». А десять дней спустя он говорит о своем отношении к известиям, которые пришли из Вальпараисо и из которых следовало, что французский центр прорван, а английские министры смещены. Он замечает сухо: «Надеюсь, что эти сообщения не полностью выдуманы» и добавляет: «Надежды на мир, по-видимому, все еще очень мало. Наверное, пройдет еще много времени, пока с Англией не будет покончено…» Дальнейшее позволяет сделать вывод, что его новый командир, капитан 2-го ранга Людекке, который взял на себя руководство кораблем после Гаити, сумел оценить Канариса, хорошо разбиравшегося в латиноамериканских делах В письме говорится: «Командир со мной очень внимателен и вежлив. Он дает мне много свободы и все со мной обсуждает».

Победа под Коронелем ненадолго расчистила путь эскадре графа Шпее. Руководство британским флотом пустило в ход все рычаги, чтобы загладить поражение, которое могло пошатнуть престиж Британии. 8 декабря немецкая эскадра столкнулась у Фолклендских островов с превосходящими силами Британии. В развернувшемся морском сражении все немецкие корабли погибли, только «Дрездену» удалось ускользнуть благодаря его высокой скорости. Остаток лета 1914–1915-го корабль, который был беспомощным из-за отсутствия угля и страдал от недостатка провианта, скрывался в фиордах и бухтах Огненной Земли. Только после того как ему с большим трудом удалось получить необходимое пополнение, командир решил продолжить свое участие в войне крейсеров. Но теперь успех изменил «Дрездену». 9 марта 1915 года корабль бросил якорь в чилийских водах у Мас-а-Тьерры из-за недостатка угля. Тут внезапно появился английский крейсер «Глазго», далеко превосходящий «Дрезден» в артиллерийском оснащении, и открыл огонь по немецкому кораблю. Обер-лейтенант Канарис был послан своим командиром в качестве парламентера на борт английского судна. Это была драматическая ситуация, своеобразная развязка сражений под Коронелем и Фолклендами. «Глазго» был единственным британским кораблем, уцелевшим под Коронелем, а «Дрезден» — единственным немецким кораблем, уцелевшим в бою у Фолклендских островов. Драматичной была также беседа, состоявшаяся между Канарисом и британским капитаном. Канарис обратил внимание англичанина на то, что «Дрезден» находится в нейтральных водах Чили и что обстрел с борта «Глазго» нарушает нормы международного права. Ответ британского капитана был коротким и убедительным: «У меня есть приказ уничтожить „Дрезден“, где бы я его ни встретил. Остальное уладят дипломаты Великобритании и Чили». Канарис вернулся ни с чем на свой корабль, и сражение продолжалось. Под превосходящим огнем «Глазго» «Дрезден» затонул. Вместе с экипажем корабля Канарис был интернирован чилийскими властями.

Ловкость моряка и дипломата, которую Канарис проявил на этом первом этапе мировой войны на «Дрездене», нельзя описать лучше, чем это сделал один его товарищ того времени: «Мне совершенно ясно, что мы с нашим „Дрезденом“ никогда не смогли бы продержаться до марта 1915 г., если бы Канарис не продумывал все так мастерски и если бы его потрясающая изобретательность не была столь успешной».

Раненые с «Дрездена» были доставлены в Вальпараисо, а остальные офицеры и члены экипажа интернированы на острове Квириквина. Канарис недолго терпел вынужденную бездеятельность военнопленного. Он решил бежать и вернуться в Германию. Надо сказать, что у многих из его товарищей было такое же желание. Однако ни у кого из них не было таких благоприятных предпосылок для успеха тяжелого предприятия, как у Канариса, который к этому времени уже в совершенстве владел испанским языком и поэтому мог относительно легко раствориться среди населения Южной Америки. Он обратился к своему командиру и получил согласие; тот поручил ему в случае удачного побега представить в вышестоящие службы в Германии точный отчет о последних месяцах «Дрездена» и о его потоплении.

Побег потребовал немалых физических сил. Сначала нужно было на весельной лодке добраться от Квириквины до материка. Затем путь проходил по суше, большей частью верхом на лошади, через Анды. Рождество 1915 года Канарис отмечал уже в Аргентине в доме одного немецкого поселенца по имени Бюлов. В Буэнос-Айресе он подыскал себе подходящий корабль. Тем временем Канарис превратился в молодого чилийского вдовца Рида Розаса, который плыл в Голландию, чтобы там вступить в право наследования от одного из родственников своей матери-англичанки. Его чилийский паспорт был хорошо сделан и был достоверным. Во время переправы многие пассажиры смотрели друг на друга с недоверием. Этот швейцарец или тот голландец казался им не совсем тем, за кого себя выдавал. Идея, что чилиец Рид Розас, который вскоре после отплытия из Буэнос-Айреса завязал хорошие отношения со многими британскими спутниками и использовал возможность, чтобы немного освежить свой (по материнской линии) английский язык, мог быть кем-то другим, — эта идея никому не пришла в голову. Как и следовало ожидать, когда они приблизились к европейским водам, их корабль был задержан и получил приказ зайти в Плимут. Пассажиры и члены экипажа были подвергнуты тщательной проверке чиновниками английской службы безопасности. Канарис и этот трудный экзамен выдержал быстро и без затруднений. Многих других пассажиров перевезли из их кают в камеры на суше, чтобы там было удобнее их допрашивать. О том, как мало вызывал подозрений Канарис, можно судить по тому, что один из английских чиновников попросил, чтобы Канарис помог ему выяснить, действительно ли пассажир, который утверждал, будто он чилиец из Вальпараисо, говорил на местном диалекте. Многие из его английских спутников настойчиво приглашали Рида Розаса посетить их в Англии после того, как он уладит свои дела с наследством. Он с благодарностью принимал приглашения, но, естественно, не смог приехать. Он был счастлив, когда корабль оставил наконец позади себя Плимут и взял курс на Роттердам. Несколькими днями позже Канарис, который не без трудностей приехал по своему чилийскому паспорту из Голландии в район рейха, сидел у своей тетки Доротеи Попп в Гамбурге. Он ехал всю ночь напролет и выглядел усталым и бледным. Теперь, когда все трудности и опасности его побега были позади, наступила реакция нервной системы, которая в течение месяцев была в состоянии чрезмерного перенапряжения. Он весь дрожал, не хотел есть и не мог спать. Не давая себе отдыха, он поехал дальше, чтобы явиться к своему шефу и выполнить поручение командира.

Третья глава

Мадридский тыл

Летом 1916 г. Канарис внезапно появился в Испании. Неизвестно, каким образом он смог попасть туда, пройдя через британскую блокаду. Он снова был там под именем Рид Розас. Чилийский паспорт, который оказал ему неоценимую услугу на пути домой от Вальпараисо, теперь опять был для него хорошей маскировкой. Не удивительно, что руководство военно-морского флота направило молодого офицера, который с такой ловкостью пробился через британский контроль и так успешно носил маску представителя нейтральной ибероамериканской национальности, в Испанию для выполнения задач, требовавших именно таких способностей и талантов, которые столь ярко продемонстрировал Канарис. В «мадридскому тылу», как называли Канарис и его товарищи сферу своей службы, его начальником стал немецкий морской атташе, капитан 3-го ранга в отставке фон Крон. Крон вышел в отставку в результате ранения и отошел от активной службы во флоте, но, когда началась война, был снова призван на службу. Молодая жена фон Крона родилась в Лиссабоне и выросла в Португалии, а ее отец играл видную роль в экономической жизни иберийского полуострова и был консулом в одной из южноамериканских республик, благодаря чему фон Крон поддерживал не только служебные, но и полезные личные контакты и связи с кругами испанского и международного общества Мадрида.

В те годы Мадрид был центром политического и военного шпионажа воюющих держав. Для немецкой военной разведки Испания, как и Швейцария, была одним из важнейших наблюдательных пунктов за событиями во Франции. Немецкий военный атташе Калле был начальником, отправлявшим своих агентов во Францию, а главной задачей морского атташе было, естественно, наблюдение за военно-морскими силами армий союзников, особенно за британским флотом и его важным опорным пунктом Гибралтаром, контроль и наблюдение за кораблями союзников и нейтральных стран в интересах ведения военных действий подводными лодками и обеспечение снабжения для немецких подлодок и вспомогательных крейсеров в испанских портах. Конечно, временами задачи обоих атташе пересекались, и можно с полным правом сказать, что конкуренция этих двух «институтов» иногда была более интенсивной, чем этого требовали интересы дела Но в основном задачи их оставались различными, и морское ведомство ничего не могло поделать со шпионажем против Франции, в котором участвовала и танцовщица Мата Хари, получившая всемирную известность в связи с драматическими обстоятельствами ее разоблачения французской контрразведкой и казнью в Париже. Однако истории, в которых делается попытка установить связь между Матой Хари и Канарисом, являются чистым вымыслом.

Главная задача Канариса состояла в том, чтобы найти и завербовать в испанских портовых городах сотрудников для особых заданий немецкого морского ведомства: людей, которые наблюдали бы за движением судов, расспрашивали моряков с кораблей торгового флота союзников или выполняющих службу в интересах союзников. Далее, он должен был также отыскивать торговцев корабельным провиантом и товарами первой необходимости, а также моряков для прибрежных судов, которые были бы готовы участвовать в обеспечении немецких подводных лодок и надводного транспорта углем, нефтью и провиантом. Это были задачи, которые морской атташе и лица, принадлежащие к его официальному штабу, не могли выполнять открыто. Но англо-чилиец Рид Розас прекрасно подходил для этого, и не только потому, что имел чилийский паспорт. Его владение испанским языком, то, как он тонко понимал образ мышления южанина, его невозмутимое терпение, которое он проявлял, сталкиваясь с обычным для Испании затягиванием дел и новыми обещаниями на завтра, а потом опять на завтра и т. д., — это были способности, которые делали Канариса особенно подходящим для выполнения его задачи.

Свои письменные сообщения, особенно свои отчеты для вышестоящих служб в Берлине, Канарис составлял большей частью в доме фон Крона, где он и вне службы был желанным гостем. Свою собственную квартиру он часто менял. Она держалась в тайне для всех, кроме узкого круга сотрудников Крона. Хотя Канарис официально не поддерживал отношений с немецким посольством, он, однако, был в неслужебном контакте с послом принцем Ратибором и его семьей, а также с важнейшими сотрудниками посольства, в том числе с советником посольства графом Бассевицем, секретарем миссии фон Шторером, который позднее, во время Второй мировой войны, сам стал исполнять обязанности посла в Мадриде, и вице-консулом Цехлином (позднее начальником службы печати в министерстве иностранных дел), вернувшимся из Танжера в Мадрид. Посольство в Калле Кастеллана было центром благородного общества, а сам посол, так же как принцесса и ее многочисленные дочери, пользовались исключительной любовью в кругах испанского дворянства и избранного мадридского общества тех дней. Мнения относительно воюющих в Испании во время Первой мировой войны разделились. Король Альфонс XIII стремился сохранить нейтралитет для своей страны, и если были известны его симпатии к Германии, то значительная часть общества склонялась на сторону союзников, и даже в правительстве были влиятельные лица, например, министр иностранных дел граф Романонес, сочувствующие Антанте.

Несмотря на молодость Канарис производил на многих людей из самых различных сфер жизни, с которыми он встречался на своей работе или в обществе в Мадриде, впечатление сильного, искусного и волевого человека. Многие люди изумлялись, когда с юного лица невысокого хрупкого сложения молодого человека на них обращался взгляд больших голубых глаз под четко очерченными бровями, который, казалось, пронизывал их до глубины души. По натуре Канарис уже тогда был не по годам серьезен, но в кругу друзей он мог быть веселым, порою даже шаловливым.

В своей работе Канарис всегда добивался большого успеха. Ему удалось за короткий период времени завоевать полное доверие своего начальника фон Крона. Постоянное непосредственное общение со многими испанцами из всех слоев населения породило в Канарисе глубокую симпатию к испанскому народу, которая сохранилась в нем в течение всей его жизни и в более поздние годы, выйдя за рамки личного, приобрела историческое значение. За время (примерно один год), которое Канарис провел на этот раз в Испании, он заложил основу для дружеских и доверительных отношений с некоторыми из людей, которые спустя 20 лет заняли в Испании ведущие посты в государстве и в вооруженных силах. Несмотря на свои успехи и обширные контакты с людьми, Канарис не был счастлив в Испании. Он жестоко страдал от чересчур жаркого лета и неприветливой зимы, от малярии, которую привез из Южной Америки. Но, пожалуй, еще больше угнетало молодого человека чувство, что ему следует быть на фронте, подальше от благополучной жизни «мадридского тыла». Фон Крон не хотел, чтобы Канарис уходил, но все же не стал препятствовать желанию своего младшего товарища и поддержал его просьбу о переводе на действительную службу. Берлин удовлетворил просьбу и Канарис отправился в Германию.

Опять чилийский паспорт должен был послужить ему прикрытием. Чтобы придать поездке убедительное обоснование, Рид Розас выдал себя за больного туберкулезом, который ищет в Швейцарии исцеления от своей болезни. Он был так изнурен малярией, что ему поверили. Один испанский священник, с которым Канарис подружился, сопровождал его в поездке которая должна была проходить через юг Франции и Северную Италию в Швейцарию. Сначала казалось, что все идет гладко. Испано-французскую и франко-итальянскую границы они прошли без препятствий. Но недалеко от швейцарской границы, на вокзале Домодоссола, оба спутника были арестованы. Конечно, деятельность Канариса не ускользнула от внимания шпионских служб союзников в Испании, и его маскировка под гражданина Чили была раскрыта. Лишь то обстоятельство, что его отъезд из Мадрида прошел внезапно и в полной секретности, явилось, очевидно, причиной того, что его не задержали уже при переходе на территорию Франции. Зато ведомства итальянской службы безопасности вовремя получили приметы фальшивого Рида Розаса.

Канарис сидел в итальянской тюрьме. Испанский священник, сопровождавший его, тоже находился под арестом. Допросы не прекращались. Снова и снова пытались чиновники итальянской разведслужбы неожиданными вопросами привести заключенных в замешательство. Канарис повторял свою версию, падре также не выдал свою тайну. Чтобы заставить всех поверить, что он болен туберкулезом, Канарис кусал себе губы, так что на них появлялась кровь, и харкал кровью в камере.

К счастью, разведслужба противника не знала, кем в действительности является заключенный; они лишь были убеждены в том, что он, очевидно, немецкий шпион. Дни заключения тянулись. Канарис упрекал себя в том, что был неосторожен и, возможно, втянул в беду испанского священника. Ему казалось, что его судьба решена. Смерть не пугала его; как моряк и офицер он часто смотрел ей в лицо. Но все его существо восставало против смерти на виселице, которая, похоже, ожидала агента иностранной разведки. Действительно, однажды в камеру вошел с широкой ухмылкой ключник, который принес ему миску с едой. Он смерил взглядом заключенного, потом сделал руками жест, как будто он одевает себе на шею петлю, показал затем пальцем на Канариса и сказал со злостью: «Dopodomani» (т. е. послезавтра) и потом хрипящим голосом, как будто он задушен: «Krik!»

На этот раз судьба быть повешенным прошла мимо Канариса. Известие об аресте вызвало у его друзей в Мадриде не только ужас, оно также мобилизовало их на деятельную помощь. Влиятельные связи были пущены в ход, итальянскому правительству дипломатическим и неофициальным путем было сообщено, что Рид Розас, что бы им ни казалось, был действительно тем, что было записано в его чилийском паспорте. Удалось ли этими аргументами убедить итальянскую контрразведку, осталось в тайне. Как бы там ни было, в Риме посчитали возможным сделать выводы из тех представлений о Канарисе, которые говорили в его пользу. Во всяком случае, никто больше не препятствовал, чтобы поездка в Швейцарию была продолжена. Канарис и сопровождающий его священник были доставлены на борт испанского грузового судна, которое направлялось из Генуи через Марсель в Картахену! Возможно, итальянские чиновники надеялись таким образом снять с себя неприятную обязанность, не изменив ничего в сущности, потому что в Марселе их французские коллеги, которых уже поставили в известность, взялись бы за дело, а в Париже мнения в пользу подозрительного чилийца не имели успеха.

Во всяком случае, Канарис был убежден: если судно зайдет в Марсель, то это будет стоить ему жизни. Французы смогут привлечь агентов из Мадрида, которые, хотя и не знали, что он обер-лейтенант военно-морского флота Канарис, но на основе собственных впечатлений могут сообщить вполне достаточно о его деятельности в Испании, чтобы обеспечить ему смертный приговор французского военного суда. В этой ситуации Канарис решился на шаг, который показывает, насколько хорошо он знал испанскую душу. Он обратился к капитану судна и призвал его проявить рыцарское благородство. Он открыто объяснил ему, что он не чилиец Рид Розас, а немецкий офицер. Он отдает свою судьбу в руки капитана. Если он зайдет в Марсель, то это будет одновременно смертным приговором для его пассажира. И тут испанский моряк проявил себя как кабальеро, что и ожидал от него Канарис. Он взял курс прямо на Картахену. Если французская контрразведка, уведомленная итальянской стороной, ждала его в Марселе, то она ждала напрасно.

В доме фон Крона подумали, что появился призрак, когда Канарис, бледный и худой, неожиданно появился у них. Несмотря на усилия влиятельных друзей, его считали погибшим. Теперь он сидел, дрожа от лихорадки, в гостиной и в промежутках между приступами малярии рассказывал о том, что пережил за последние недели. Несмотря на серьезность происшедшего в его рассказе порою проскальзывал юмор и слушатели не могли сдержать улыбку, когда он повторил жест итальянского палача с его «Dopodomani… krik» с необыкновенной артистичностью. Канарис не подозревал, что через 30 лет он действительно кончит свои дни на виселице.

У многих людей испытания в итальянской тюрьме отняли бы желание предпринимать следующие попытки вернуться в Германию. Канарис же, не успев отойти от напряжения и лишений тюремного заключения, направил все свои силы на то, чтобы вернуться к военной службе. Он говорил своим товарищам, что сыт по горло службой в так называемом «мадридском тылу». Его привлекала работа в секретной службе, манила опасная игра, в которой все зависело скорее от интуиции, чем от трезвого рассудка. Канарису нравилось наблюдать за деятельностью авантюристов, с которыми ему приходилось иметь дело, этих «джентльменов удачи», которые занимались шпионажем и саботажем, работая то на одну, то на другую сторону, нередко обманывая и дурача своих кредиторов на обеих сторонах. Его острый ум находил удовольствие в том, что он мерился силами с этими прожженными малыми, раскрывал их замыслы и благодаря своему умственному превосходству заставлял их служить себе и делу своей страны. И все же Канарис еще не воспринимал эту тонкую игру как цель своей жизни. Свою задачу он видел в службе, на кораблях, которые в открытом море сражались с превосходящими силами противника или под водой вели еще более опасную войну против связных кораблей британской империи. Деятельность, которую Канарис вел в Испании, была лишь косвенно направлена на войну подводных лодок. Теперь он горел желанием лично принять участие в этой войне в должности командира подводной лодки.

В доме Крона с пылом обсуждали возможность поездки на родину. Кто-то высказал идею, что Канариса могла бы взять в испанском порту одна из немецких подводных лодок, действующих в Средиземном море. Незадолго до этого подводная лодка U-35, командиром которой был капитан-лейтенант Арнольд де ла Перье, прославившийся своими успехами в потоплении кораблей, зашла совершенно официально в Картахену, чтобы передать письмо германского кайзера королю Альфонсу. Пользуясь таким поводом, командир получил возможность ознакомиться с входом в порт и его особенностями. Таким образом, Картахена, казалось, была подходящим портом для посадки Канариса на U-35, которая вела войну против торгового флота союзников в Средиземном море и могла бы без особого риска осуществить это предприятие. Фон Крон передал по телеграфу это предложение руководству военно-морскими силами в Берлин, которое дало свое принципиальное согласие. В ходе обмена телеграммами были обстоятельно обсуждены подробности. Многое нужно было подготовить. Например, дождаться безлунной ночи, чтобы ускользнуть от агентов Антанты, которые как тени преследовали Крона и Канариса день и ночь и от которых было очень трудно отделаться, а также чтобы не привлечь внимание испанской береговой охраны. Дважды проваливалась попытка сесть на судно, потому что агенты вражеских стран каким-то образом узнали о готовящемся предприятии. Наконец, на третий раз все прошло гладко. Поздним вечером Канарис прибыл поездом в Картахену. Ему удалось избавиться от ищеек вражеских разведок. Канарис поднялся на борт маленькой лодки, которая должна была доставить его из внутреннего порта на рейд. Лодочник прекрасно знал воды порта и направился к месту, которое ему было указано. Точно в назначенный час всплыла боевая рубка подводной лодки. Люк рубки открылся, Канарис сказал условный пароль и перешел на подводную лодку. Люк закрылся, и через несколько минут U-35 погрузилась. «Мадридский тыл» уходил в прошлое.

Четвертая глава

Конец войны и революция

Желание Канариса получить назначение на подводную лодку осуществилось после возвращения в Германию. Однако прошло еще много времени, прежде чем он «пошел на врага». Сначала будущий командир подводной лодки должен был познакомиться со своим новым оружием. Последовали месяцы подготовки, но когда и они прошли, Канарису еще несколько месяцев пришлось сдерживать свое нетерпеливое желание попасть на фронт, потому что сначала он был назначен командиром на учебное судно в Экернферде, и лишь весной 1918 г. стал командиром боевой подводной лодки. Он провел свое судно невредимым через Атлантический океан и через Гибралтарский пролив, который зорко охранялся англичанами, и затем вел войну с торговым флотом с австрийской базы Каттаро. Мировая война близилась к неблагоприятному для Германии концу. Как раз в тот период, когда Канарис получил командование подводной лодкой, война субмарин перешагнула свою высшую точку. Британские меры борьбы, особенно все более совершенствующаяся система конвоя судов, усложняли задачу немецкого подводного флота, несмотря на его активное использование в боевых действиях. Хотя Канарису удалось осуществить на своей лодке ряд нападений на суда противника, эти успехи уже ничего не давали. В начале октября положение германских подводных лодок, базирующихся в Каттаро, стало невыносимым. Повсюду рушились фронты — в Италии и на Балканах. Бунтующие солдаты недолго задерживались на фронте, а взваливали рюкзак на спину и уходили домой. В южнославянском тылу в районе Каттаро в полном разгаре было восстание против остатков режима Габсбургов. Все коммуникации были закрыты. Подвоз горючего, нефти и снаряжения из рейха был уже невозможен. На совещании командующих флотом было принято решение, что лодки флотилии, каждая сама по себе, должны сделать попытку прорваться в родной порт Киль. В середине октября суда флотилии вышли по-одному из Каттаро в открытое море. Когда одиннадцать лодок после опасного, но удачного плавания снова встретились у берегов Норвегии в Скагерраке, они получили из Киля радиограмму о восстании на морском флоте. 8 ноября флотилия сомкнутым строем под военным флагом вошла в Киль. На мачтах флота развевался красный флаг. На следующий день кайзер Вильгельм II сбежал в Голландию и депутат Шейдеман объявил со ступеней рейхстага о создании свободной немецкой республики. Нетрудно представить, какое действие могла произвести эта фраза социал-демократического политика на офицерский корпус, который после нескольких лет тяжелых боев и беззаветной службы оказался перед военным и политическим крушением своего отечества. Канарис также был возмущен этими «соци», которых он после подавленной попытки поднять мятеж на морском флоте в 1917 г. считал причиной бунта, не вдаваясь в первые дни в красном Киле в сравнение позиций от Эберта, Носке — Шейдемана до Дитмана и Либкнехта. Морской офицер, которому было уже почти 32 года, был в меньшей степени потрясен поражением, чем многие из его товарищей. Его ясный ум и жизненный опыт, который стал еще более обширным за время войны в период его пребывания в Чили и Аргентине, а затем в 1916–1917 годах в Испании, уже давно позволили понять, что победы быть не может. Его не могли ослепить успехи во Франции весной и летом 1918 г., потому что он из собственного опыта понял, что война подводных лодок не могла достичь своей цели и была бессмысленна. Очевидно, следует также заметить, что Канарис видел главного противника в Англии; однако это не вызывало в нем ненависти к англичанам. Уже в тот период его можно было считать англофилом. Во всяком случае, он всегда был высокого мнения о британском флоте, а также о морских и солдатских качествах их морского офицерского корпуса. Но как и в общественной жизни, где у него вследствие его уверенности в себе, сформировавшейся под влиянием беззаботного детства и юности, никогда не было никаких комплексов и он мог легко общаться с людьми разного положения, так и теперь он чувствовал себя перед англичанами абсолютно равноценным противником. Никогда, даже в те мрачные 1918–1919 годы, в нем не было и тени ненависти к англичанам, которую часто можно было увидеть у его товарищей в морском флоте и которая проявлялась в совершенно не обоснованном комплексе неполноценности перед более крупными военно-морскими силами.

Как и подавляющее большинство его товарищей, Канарис был монархистом. Нельзя, однако, сказать, что это были его политические убеждения. Вопрос о целесообразности той или иной формы государственного устройства никогда не вставал всерьез ни перед сыном промышленника, ни перед профессиональным офицером. Офицеры кайзеровского флота испытывали глубокую привязанность к Вильгельму II, который проявлял такой живой интерес к флоту и так интенсивно занимался его созданием. В молодом флоте это чувство было продиктовано не вековой традицией, а почти личной привязанностью каждого офицера к своему полководцу. Эта верность не становилась меньше оттого, что в кругах морских офицеров более отчетливо видели слабые стороны кайзера, чем в других частях общества. Тем мучительнее и неприятнее было для морских офицеров бегство кайзера за границу; самые мыслящие из них, в том числе и Канарис, восприняли это как дезертирство. Потому что военная присяга — эта присяга родине — была по сути дела не односторонним изъявлением воли, а взаимным договором, который благодаря обращению к богу был окружен ореолом святости и нерушимости и поэтому предполагал верность за верность. Выводы относительно бегства кайзера и природы военной присяги, к которым Канарис пришел в конце 1918 г., очевидно, позволили ему много лет спустя, в 1934 г., составить более ясное суждение о присяге фюреру, который после смерти Гинденбурга был в нарушение конституции навязан вермахту при поддержке Бломберга. Во всяком случае, Канарис позднее не прятался за присягу человеку, который ее сам постоянно нарушал, когда опасность, нависшая над отечеством, заставила его восстать против преступного режима.

Однако вернемся к ситуации, сложившейся в Киле в ноябре 1918 г. Монархия рухнула, дисциплина на флоте пошатнулась. Даже для экипажей маленьких крейсеров и миноносцев, на которые вначале не распространился мятеж с линейного флота, а также для экипажей подводных лодок, которые вернулись домой в полном порядке и безукоризненно повиновались своим офицерам, не могли бесследно пройти подстрекательство и травля со стороны красных агитаторов. В хаосе, вызванном поражением и революцией в Киле, депутат от социал-демократической партии Носке казался единственным, кто может восстановить порядок. Многие из товарищей отвергли мысли о сотрудничестве с «соци». Другие предпочли вообще снять морской китель — либо потому, что были экономически независимы и имели возможность перейти на гражданскую службу, либо предпочли покинуть родину, которая не оказала почестей вернувшимся воинам, чтобы искать счастье в других странах. Канарис мог бы благодаря своему положению и связям своей семьи без труда пойти по первому пути, а его знание других стран и иностранных языков могли бы облегчить ему преуспевание и за пределами Германии. Но он ощущал слишком глубокую связь со своей профессией и слишком большой долг перед отечеством, чтобы хоть на мгновение подумать об отъезде. Он не ломал себе голову размышлениями о социальной и политической подоплеке революции. Он видел беспорядок, который был ее следствием, и предвидел дальнейшие тяжелые потрясения, если она не будет быстро локализована. Поэтому он без особых колебаний присоединился к крупице порядка, который начал формироваться вокруг Густава Носке.

В первой половине января 1919 г. мы видим Канариса в Берлине. Как и многие офицеры морского флота и сухопутных войск, он не хотел ударить в грязь лицом в борьбе против «Спартака». В Берлине такое творится! Только что совет народных комиссаров сместил «независимого» начальника полиции Эйхгорна, но назначенному на его пост социал-демократу Эрнсту трудно взять под свое руководство аппарат полиции в имперской столице, которая потрясена событиями последних недель. Борьба за красный дом на Александерплатц вырождается в перетягивание каната между СПГ, партией независимых и «Союзом Спартака». Левые радикалы господствуют на улицах Берлина. Все газеты, которые не стоят на стороне «Спартака» или партии независимых, по нескольку дней не выходят. Их редакции и типографии заняты красными матросами (очень многие бойцы так называемой народной морской дивизии на самом деле никогда не служили во флоте и носили морскую форму, не имея на это права) и радикальными представителями рабочего класса, а также преступными элементами, которые использовали революцию для прикрытия грабежей и погромов. Радикалы предпринимали все усилия, чтобы помешать провести выборы в национальное собрание, назначенные на 19 января. Они хотели напрямик, минуя парламентскую систему, ввести государство советов по русскому образцу.

В этой тяжелой ситуации оформляется союз между умеренными социал-демократами и офицерами-монархистами. Опасность победы радикалов и сообщения о польской угрозе в восточных пограничных районах заставили обе стороны забыть о старых предубеждениях. Дивизия гвардейских кавалерийских стрелков (ГКД), штаб-квартира которой после возвращения их с фронта находилась сначала в монастыре королевы Луизы в Далеме, а после вступления в Берлин в середине января переехала в отель «Эден», становится одним из основных опорных пунктов правительства Эберта — Носке. Формируются первые независимые корпуса, в которых несут службу сотни офицеров в униформе экипажа (рядового состава). Можно было видеть поразительные картины, а газеты приносили сообщения, которые еще несколько недель назад показались бы неправдоподобными. «Франкфуртер Цайтунг» в начале января сообщала, что главный редактор центрального органа социал-демократической партии «Форвертс» Куттнер как на поле сражения возглавил правительственные войска у Бранденбургских ворот. В то же время войсковые части уже в конце декабря сражались за берлинский королевский замок, в то время как другие соединения короткое время спустя под командованием полковника Рейнхардта, последнего командира 4-го пехотного гвардейского полка, штурмовали занятое спартаковцами здание «Форвертс» на Линденштрассе, после того как в фасаде дома с помощью пушки была пробита брешь. По сообщениям прессы, среди освободителей здания газеты социал-демократов находился прусский принц. Если даже эта информация неточна, она характерна для истории. 13 января газеты возвестили о восстановлении порядка в Берлине. «Вторая революция на этот раз получила отпор», — пишет «Франкфуртер Цайтунг», которой в целом можно было доверять. Во время этой передышки Канарис согласился взять на себя задачу выяснить ситуацию на юге Германии и способствовать там организации гражданской самообороны по образцу, созданному комитетом ГКД и уже примененному в Берлине и во многих других местах.

Помимо служебного поручения Канариса влечет на юг Германии еще одно, сугубо личное желание. В 1917 г., во время обучения на подводной лодке, он познакомился в Киле с подругой сестры товарища, Эрикой Вааг, дочерью умершего фабриканта Карла Фридриха Ваага из Пфорцхайма. Хрупкая, юная девушка, увлекающаяся искусством и музыкой, произвела на него глубокое впечатление. Теперь, когда война закончилась, он хочет задать ей вопрос, который уже давно волнует его сердце, сказать ей слова, которые он не хотел произносить, пока опасность смерти от руки врага витала над ним. В то время как в Берлине опять вспыхивают бои, Канарис обручается в Пфорцхайме.

В феврале Канарис вернулся из своей миссии в южной Германии, и опять явился в ГКД, которая командировала его на несколько недель в качестве своего связного офицера и представителя по делу гражданской самообороны в национальное собрание в Веймар. Это казалось руководству дивизии совершенно необходимым, так как партии, осуществляющие переворот, всеми силами стремились дискредитировать идею гражданской самообороны, поскольку реализация этой идеи положила бы конец успехам радикалов. После выполнения этого задания Канарис стал членом штаба вновь созданной морской бригады Левенфельд, в формировании которой он в последующие месяцы принимал активное участие. Место его работы периодически находилось в отеле «Эден» около зоопарка в западной части Берлина, в которой находился также штаб конногвардейской стрелковой дивизии. Офицерский корпус этой дивизии, которая являлась центральным звеном правительственных войск в Берлине, был очень пестрым: наряду с многочисленными профессиональными офицерами, которые беспомощно взирали на изменившуюся политическую и социальную ситуацию и не имели никаких других желаний и стремлений, кроме одного — добросовестно выполнять свой солдатский долг перед отечеством, здесь находились также наемные солдаты и авантюристы всех мастей, а также люди, которые в критической ситуации вдруг открыли в себе призвание стать политическим спасителем отечества, вынашивая в уме план заговора. Из многих интересных людей, которые в то время появлялись в отеле и исчезали из него, нужно назвать, пожалуй, двух, которые спустя некоторое время стали известны общественности, капитана Эрхардта, командира одноименной морской бригады, ставшего позднее одной из главных персон в путче Каппа и основателем тайной организации «Консул», и офицера генерального штаба ГКД, армейского капитана Вальдемара Пабста, высокоинтеллигентного, живого человека, наделенного природным умом, острым языком и многочисленными талантами, которого Канарис через несколько лет с удивлением встретил в Вене в должности начальника австрийского штаба гражданской обороны.

В холле отеля в те месяцы царила атмосфера, которая напоминала валленштейнский лагерь. Ходьба взад-вперед, щелканье каблуками и звон шпор, неожиданные встречи со старыми товарищами; здесь обменивались воспоминаниями, строили планы, сюда приезжали офицеры и связные со всех концов империи — из свободных формирований, которые создавались повсюду, из отрядов пограничной охраны, а также из формирований борцов за Балтику. Не было недостатка и в гражданских лицах. Тут можно было встретить посланников имперского правительства, которое тем временем переехало в Веймар, политиков всех направлений: монархистов, республиканцев, трезвых реалистов и взбалмошных утопистов; и все чего-то ждали от военных — ведь только они обладали возможностью повернуть все к хорошему или к плохому. Все самые страстные желания и требования были обращены к командующему правительственными войсками. Одни искали защиты от «Спартака», так, бывший рейхсканцлер князь Бюлов и княгиня нашли убежище в отеле; другие строили планы свержения республики и установления монархии; один представитель ультралевых вообразил, будто он с помощью букета обещаний и угроз сможет перетянуть войска на свою сторону. Однажды была арестована группа радикалов, сформированная в России, которая имела задание взорвать отель в назначенное время.

Очень скоро стало ясно, что капитан-лейтенант Канарис обладал особым умением обращаться с людьми. Поэтому ему было поручено вести многие из переговоров с делегатами от политических партий и организаций. Товарищи восхищались его дипломатическим мастерством, проявившимся в бесчисленных переговорах и конференциях. И сегодня они улыбаются, вспоминая те дни. «Он умел найти общий язык с каждым человеком, для каждого он выбирал правильный тон, для представителя национал-демократической партии и для депутата от партии независимых», — рассказывает бывший морской офицер, который в тот период мог наблюдать за деятельностью Канариса.

В январе, когда Канарис находился на юге Германии, погибли Карл Либкнехт и Роза Люксембург, главные руководители «Союза Спартака». На членов ГКД пало подозрение в совершении преступления или в соучастии Правительство страны дало санкцию на расследование преступления, которое вызвало большой резонанс в стране и за рубежом. Напряженная ситуация еще больше осложнилась, когда коммунистическая газета «Роте Фане» из-за бестактности представителей партии независимых поставила социал-демократов и представителей «Союза Спартака» перед необходимостью опубликовать неизвестные прежде подробности, касающиеся обстоятельств смерти руководителей «Союза Спартака». В этом сообщении так ловко переплелись факт и голый вымысел, что возникла совершенно искаженная картина, а в без того возбужденные массы имперской столицы еще больше подлили горючего. Поэтому статья в «Роте Фане» оказалась весьма неприятной как для правительства Германии, так и для руководства ГКД, не столько по деловым, сколько по политическим соображениям. Несмотря на довольно удачные выборы в Национальное собрание, успешно проведенные, главным образом, благодаря защите со стороны правительственных войск, и состоявшееся заседание Национального собрания в Веймаре, правительство оказалось в затруднительном положении. Несмотря на то, что избрание Фридриха Эберта временным рейхспрезидентом могло расцениваться как первый признак начинающейся консолидации, все же решающее слово нового правительства во главе с Шейдеманом было весьма условным. Правительство держалось на двух опорах — правительственных войсках и социал-демократическом рабочем классе. И те, и другие не были абсолютно надежными. Лояльности рабочего класса постоянно угрожала пропаганда ультралевых, членов «Союза Спартака» и партии независимых, которые с пристрастием рассчитывали на антимилитаристские инстинкты масс и стремились представить правительственные войска как отъявленных реакционеров, стремящихся свести к нулю завоеванные свободы.

В этой пропаганде правдой было то, что большая часть рядового состава и офицеров в правительственных войсках и свободных формированиях, действительно, поддерживала правительство, возглавляемое социал-демократами и находившееся под их влиянием только потому, что они видели в нем наименьшее из двух зол. Ранее уже было сказано, что Канарис в ноябре 1918 г. в конце концов примкнул к «соци» Носке только лишь потому, что видел в нем единственную надежду на восстановление государственного порядка. Так же думали очень многие из его товарищей; некоторые выходцы из старых офицерских семей относились к правительству тех дней, пожалуй, далеко не столь положительно, как он. Те же военачальники, которые видели дальше, чем молодые лейтенанты и капитаны, и которые глубже осознавали свой долг и свою ответственность, находились в затруднении. Они ведь возглавляли не регулярные войска в благополучном правовом государстве, а добровольцев в стране, где гражданская война еще далеко не была закончена. Им приходилось прилагать все свои силы, чтобы не перегружать моральный настрой войск, что могло бы создать угрозу для дисциплины и послушания.

Чтобы представить себе, насколько неустойчивой была политическая ситуация в Германии в те дни, достаточно просмотреть газеты за февраль и март 1919 г. Они все битком набиты сообщениями о попытках путчей, как с правой, так и с левой стороны, сообщениями о покушениях и стачках. Назовем наугад несколько событий: подавлен реакционный путч в Мюнхене, прусский принц Йоахим арестован в связи с этим событием, и хотя выяснено, что он не принимал никакого участия в происшедшем, он был выслан в Пруссию через баварскую границу, — сообщает, к примеру, «Франкфуртер Цайтунг» 19 февраля. Несколькими днями позже читаем сообщение о том, что Курт Эйснер застрелен в Мюнхене на людной улице лейтенантом графом Арко-Валлеем, в баварском ландтаге министр Ауэр, член социал-демократической партии, ранен выстрелами, один депутат от партии центристов смертельно ранен; результатом всего явилась всеобщая забастовка в баварской столице. Забастовки в Рейнско-Вестфальском промышленном районе, волнения в Мангейме, осадное положение во всем Бадене и так далее и тому подобное — вот маленькая антология одной недели. Не трудно представить себе, как должны были влиять эти сообщения на молодых офицеров и солдат правительственных войск. В их душе вследствие того, что они видели в уличных боях, которые велись спартаковцами всеми самыми коварными способами, вырастала слепая ненависть к левым революционерам, которая становилась еще сильнее из-за оскорблений спартаковских народных ораторов и газет, называвших их (офицеров и солдат) «гвардейцами Носке», «сутенерами реакции», «предателями народа», не говоря уже о более грубых выражениях. Для большинства солдат правительственных войск имена Либкнехта и Розы Люксембург были олицетворением врага, против которого должна быть направлена борьба. В том конце, который нашли они оба, рядовой солдат и офицер не могли видеть ничего предосудительного или достойного сожаления. В конце концов, ведь у солдат было четыре с половиной года войны за плечами, и понятия о ценности отдельной человеческой жизни за это время у мужчин на фронте существенно изменились. Также и самые мыслящие среди мужчин в «Эден-отеле», к которым принадлежал и Канарис, не могли полностью освободиться от влияния атмосферы, описанной здесь.

В любом случае ускорение судебного процесса против подозреваемых в убийстве Либкнехта и Люксембург, спровоцированное статьями в «Роте Фане», явилось серьезным испытанием надежности войск.

Между тем прошли недели и месяцы, пока наступило время судебного слушания дела, поскольку одного из главных подозреваемых, солдата Рунге, направленного в свою воинскую часть, но дезертировавшего во время поездки, смогли найти и арестовать лишь в середине апреля на пограничной заставе. Судебное разбирательство состоялось в начале мая перед военно-полевым судом дивизии конногвардейских стрелков, членом которого в роли заседателя был Канарис. Правительство неоднократно оказывало воздействие на суд в такой форме, что это было воспринято подсудимыми как ограничение беспристрастности судей в ущерб им. Тем временем произошли события, которые в глазах общественности совершенно отодвинули процесс на задний план. В Мюнхене провозглашается республика Советов, которая просуществовала около четырех недель и была вновь свергнута в кровавых уличных боях. Известие об убийстве заложников в Мюнхене, облетевшее общественность как раз перед началом процесса по делу об убийстве К. Либкнехта и Р. Люксембург, стало яркой иллюстрацией одичания политической морали в Германии, в котором главным виновником были ультралевые и жертвой которого стали их собственные вожди. И, наконец, за день до начала судебного разбирательства графу Брокдорф-Ранцау в Версале были переданы союзниками условия мира, которые Шейдеман охарактеризовал как «ограниченный сроком смертный приговор». По дороге в зал суда большинство военных судей, как и семьдесят приглашенных свидетелей и семь экспертов, читали берлинские утренние газеты, в которых и левые и правые проклинали эти условия как «насильственный мир».

Несмотря на подобные настроения слушание дела было компетентным и прошло на высоком уровне. Ультралевыми спустя некоторое время была предпринята попытка дискредитировать приговор военно-полевого суда как предвзятый. Также газета социал-демократов «Форвертс», которая хотя и признала, что следствие было проведено тщательно, но высказывала сожаление что четверо офицеров, участвовавших в убийстве Либкнехта, были полностью оправданы, и порочила также приговор по делу об убийстве Люксембург особенно потому, что главный обвиняемый, обер-лейтенант Фогель, был приговорен к тюремному заключению только за служебный проступок и неправомерное использование служебных полномочий, а не за участие в убийстве. Но, по крайней мере в деле Либкнехта, уже по результатам вскрытия, произведенного при участии тайного советника Бира, которые не противоречили показаниям сторон в процессе, вряд ли можно было ожидать другого приговора, во всяком случае не имелось никаких оснований сомневаться в добросовестности судей. Эту точку зрения представляла также газета демократов, которая считала, что и суд присяжных вряд ли вынес бы иное решение. Правда, — писала газета, — сопутствующие обстоятельства психологического свойства предстали бы в другом свете, если бы дело разбиралось в гражданском суде, и вызвало бы больше доверия к приговору, — намек на недоверие к военной юрисдикции и к армии в целом, раздуваемое в широких массах рабочего класса в результате травли, развязанной ультралевыми в прессе. Здесь следует процитировать некоторые интересные замечания из комментария «Франкфуртер Цайтунг» относительно приговора (16 мая 1919 г.): «Если эта часть решения (имеется в виду оправдательный приговор в деле об убийстве Либкнехта. — Прим. авт.) и используется с целью представить весь процесс в виде комедии, то нужно, однако, отметить, что из всех, кто критиковал органы следствия и суда, ни один, как мы видим, не мог представить никаких данных, позволяющих усомниться в добросовестности судей, и что такой умный и беспристрастный наблюдатель, как Штефан Гроссман, который присутствовал на судебном разбирательстве, пришел к заключению, что ни один из судей ни на одну минуту не имел и в мыслях вынести неправосудное решение в пользу обвиняемых».

Историю этого процесса, в котором Канарис, как уже говорилось, принимал участие в качестве заседателя военно-полевого суда, мы описали довольно подробно потому, что впоследствии в связи с этим делом со стороны левых политиков против Канариса в разное время выдвигались тяжелые обвинения, на которых мы хотим сразу остановиться.

Прямой упрек был при этом направлен не на то, что Канарис входил в состав суда в качестве заседателя; его также не обвиняли в пристрастном отношении в пользу обвиняемых. Зато позже, годы спустя высказывались утверждения, что Канарис помог обер-лейтенанту Фогелю через несколько дней после обвинительного приговора бежать из места предварительного заключения. Обстоятельства этого побега до сих пор еще остаются невыясненными. Когда стало известно о побеге Фогеля, берлинская левая пресса обрушилась с резкими нападками на высокие военные ведомства. Наиболее тяжелые обвинения были выдвинуты против прусского военного министерства и руководства конногвардейской стрелковой дивизией; их обвиняли в содействии побегу. Газета «Ди Фрайхайт» («Свобода»), близкая по своим взглядам к независимым социал-демократам, утверждала, что капитан Вальдемар Пабст и некий лейтенант Зухонг будто бы причастны к этому делу. Фальшивый заграничный паспорт для Фогеля был, по мнению газеты, скорее всего, оформлен в паспортном отделе военного министерства, которого, как выяснилось, вовсе не существовало.

Военная администрация провела военно-судебное расследование, в ходе которого был арестован и Канарис по подозрению в пособничестве. Его арест вызвал среди офицеров и рядового состава военно-морской бригады Левенфельда такое большое волнение, что военный суд освободил Канариса из-под ареста под личную ответственность капитана морского флота Левенфельда. Однако он был обязан во время расследования не покидать штаб-квартиру бригады, которая тогда находилась в королевском замке в Берлине. Ни кричащая роскошь окружающей обстановки, среди которой он был вынужден несколько дней находиться под домашним арестом, ни висящее над головой расследование не в силах были заглушить его юмор. Квартира, в которой он находился, и выдвинутые против него обвинения удивительно не вязались друг с другом, это настраивало его на такой шаловливый лад, какого мы никогда у него больше не замечали. По рассказам товарищей, которые в эти дни были вместе в Канарисом, замок был для него приятным заключением. Результат расследования, подтвердивший, что Канарис не имел никакого отношения к побегу Фогеля, более того, его в это время вообще не было в Берлине, положил конец этому аресту.

Одновременно следует заметить, что несмотря на выяснение обстоятельств, обвинения в том, что Канарис, будучи членом военного суда, совершил проступок, оказав пособничество офицеру, обвиненному и осужденному в процессе по делу убийства Либкнехта и Люксембург, спустя годы вновь выдвигались политиками и органами печати левых. Дело Фогеля было драматическим образом вновь начато в подкомитете парламентской следственной комиссии депутатом от социалистической партии Мозесом 23 января 1926 г., когда Канарис, бывший уже капитаном 3-го ранга морского флота, по поручению министра вооруженных сил выступил в роли эксперта по делу попытки мятежа в 1917 г. и при этом вступил в острый поединок с независимым депутатом Дитманом, который сам был одним из главных действующих лиц при осуществлении попытки мятежа. В комиссии на этот раз социал-демократ Мозес помог своему «независимому» коллеге и выразил протест по поводу того, что в качестве представителя министерства вооруженных сил в комиссии присутствовал человек, виновный в соучастии в побеге убийцы Розы Люксембург. Когда Канарис отказался принять в комиссии участие в дискуссии по этому вопросу, левые начали бурную манифестацию. В адрес Канариса обрушились оскорбления, такие как «Убийца! Сообщник!» и это продолжалось довольно долго, пока председателю наконец не удалось восстановить порядок. Официальное сообщение министерства вооруженных сил в тот же день подтвердило полную безосновательность обвинений депутата Мозеса, сославшись на судебное расследование, проведенное в 1919 г. Еще один раз аналогичное обвинение прозвучало пятью годами позже; Канарис к тому времени уже был морским капитаном и начальником штаба в районе Северного моря; обвинение было высказано в связи со свидетельскими показаниями бывшего адвоката Бредерека, известного по путчу Каппа, на процессе политического характера. По данным Бредерека, Канарис, злоупотребив своим положением судьи, мог передать незаконным путем деньги, собранные Национальным союзом немецких офицеров для офицеров, обвиненных по делу Либкнехта — Люксембург, в тюрьму братьям Пфлюг-Хартунг, обвиненным в расстреле Либкнехта, чтобы они могли бежать. И на этот раз расследование дела министерством вооруженных сил показало, что все обстояло совершенно иначе, что только после того, как названным офицерам был вынесен оправдательный приговор, Канарис, с согласия Носке, бывшего в то время министром вооруженных сил, позаботился о том, чтобы эти деньги были выплачены братьям Пфлюг-Хартунг и их товарищам, частично для возмещения расходов на защитника, частично для того, чтобы дать возможность на время исчезнуть из Берлина близким родственникам этих офицеров, которые подвергались непрерывным притеснениям и реальным угрозам со стороны коммунистов. В обоих случаях, в 1926 и 1931 гг., министры вооруженных сил, доктор Гесслер и генерал Гренер, оба истинные демократы, после тщательного расследования происшествий оказывали безоговорочную поддержку своему подчиненному, и этого было достаточно, чтобы отвергать все нападки на Канариса как необоснованные.

В конце мая 1919 г. с Канарисом произошел несчастный случай, который мог привести к более тяжелым последствиям. Вслед за частным визитом в Пфорцхайм для «официального» обручения он поехал и в Мюнхен к капитану Эрхардту, который принимал активное участие в освобождении Баварии от правительства Советов, и хотел оттуда лететь в Берлин. Самолету пришлось сделать под Ютербогом вынужденную посадку на вспаханном поле, и это была далеко не мягкая посадка. Канарис долго страдал из-за контузии, которую он тогда получил. То, что и первый министр вооруженных сил германской республики, в присутствии которого летом 1919 г. велось следствие против Канариса по делу Фогеля, также был совершенно убежден в невиновности последнего, можно понять из того, что через несколько недель мы находим Канариса уже в числе адъютантов министра. Главным адъютантом был майор фон Гилза, ему подчинялись капитан Макс фон Фибан и капитан-лейтенант Канарис. Когда Канарис стал членом штаба Носке, тот уже переехал из бывшего здания генерального штаба («красного балагана») на Лиценбургскую улицу, а оттуда на Бендлерштрассе, где министерство вооруженных сил затем оставалось в течение продолжительного времени. Личные отношения между Канарисом и Носке были хорошими. Лояльность Носке по отношению к офицерам, которые в то трудное время встали на защиту министра социал-демократа, гражданское мужество, с которым он защищал своих подчиненных перед собственными товарищами по партии, которые не доверяли офицерам, снискали ему истинную симпатию и привязанность офицеров, с которыми он работал. Кроме того, этот высокий костлявый человек с приподнятыми плечами и темными глазами за очками в металлической оправе не был лишен юмора; его сухой юмор заставлял звучать в Канарисе струнки его души.

Осенью 1919 г. примирение и консолидация в стране достигли такого уровня, что министр вооруженных сил рискнул отправиться в поездку по южной Германии, чтобы обсудить с главами правительств южногерманских земель вопросы, связанные с ролью армии в качестве гаранта внутреннего порядка. Вначале он отправился в Мюнхен. Фибан и Канарис поехали вместе с министром. В Баварии ситуация была по-прежнему настолько напряженной, что Носке отказался от посещения войск и ограничился переговорами с ведомственными министрами и офицерами штаба корпуса. Кроме того, он посетил советника по лесничеству Эшериха, основателя организации самозащиты, названной его именем; эта организация была в то время немаловажным фактором для поддержания спокойствия и порядка. Далее они отправились в Штутгарт, где состоялись продолжительные беседы Носке с президентом Больцем; одновременно Фибан и Канарис обсуждали положение с первым офицером генерального штаба, ставшим позже военным атташе в Вене, Муффом; и, наконец, они поехали в Карлсруэ, где обязанности офицера генерального штаба в штабе корпуса исполнял Бек, ставший позже начальником штаба корпуса. В Штутгарте и Карлсруэ Носке осмотрел также несколько воинских частей, размещавшихся там. Между министром и обоими адъютантами существовали в тот период непринужденные человеческие отношения, и Носке не сердился, если оба офицера временами позволяли себе безобидные шутки в его адрес.

20 ноября этого года Канарис женился на Эрике Вааг. Свадебное торжество состоялось в родном городе невесты Пфорцхайме. Брак с этой образованной, утонченной, умной женщиной, которая в течение последующих двух лет подарила ему двух дочерей, был с первого дня до трагического конца Канариса уравновешенным и гармоничным. Собственно, это был настоящий брак моряка, потому что даже в продолжительный период между службой на борту корабля и его назначением на должность начальника разведки, когда он часто бывал на суше, Канарис нередко находился далеко от дома. Но чем дальше забрасывали его профессия и беспокойный ум, тем больше его ухоженный дом, в котором все — от хозяйки дома до прислуги — ориентировалось на хозяина, становился гаванью, где Канарис, лишенный внешнего и внутреннего покоя, мог несколько дней, а иногда только часов, отдохнуть и расслабиться, чтобы со свежими силами выполнять задачи, которые после короткой передышки снова ставила перед ним его деятельная жизнь.

Через несколько месяцев, в марте 1920 г., жизнь Канариса потряс новый кризис, который одновременно был кризисом для германской республики. Зима 1919–1920 г. привела к новому обострению внутриполитических противоречий. Возникновение националистических тенденций, вызванное Версальским договором, все более отчетливо выступающие экономические последствия проигранной войны, которые стали ощутимы для каждого человека из-за неуклонного падения валютного курса, дискредитация демократической формы правления, которая не имела опоры в массах, — все это были признаки ухудшения политического климата. Общее настроение распространилось и на военных, которым грозило увольнение в связи с положениями мирного договора о разоружении. На этот раз республике угрожали не слева, а справа. Если в 1918 г. решение для правительства и для Носке было легким, потому что оно одновременно было направлено против мятежников, группы «Спартака» и угрозы установления республики Советов, то теперь дела обстояли иначе! На этот раз правительству противостояли люди, которые казались офицерам, а также большинству солдат представителями эры, на которую в этот трагический момент смотрели как на доброе старое время, люди, от которых ждали возврата к тем лучшим дням.

Во главе их был не только генеральный директор Капп, о котором мало кто знал. За кулисами событий стояли совершенно другие люди. Разве Капп был не заодно с Людендорфом, в котором почти все офицеры все еще видели полководца, и разве сам Людендорф не дал этому предприятию свое благословение? Разве в глазах нового рейхсканцлера такие люди, как Эрхардт, не были военными вождями, за которыми армия пойдет в огонь и воду и сметет всех, кто противится восстановлению отечества? Правда, главнокомандующий, генерал фон Лютвиц, похоже, некоторое время колебался. Его начальник штаба фон Олдерсхаузен поехал в Дебериц навстречу морским бригадам, чтобы побудить их к возвращению, но вернулся с новым образом мыслей, воодушевленным делом «нового отечественного правительства».

Оказавшись перед необходимостью сделать выбор между Носке и его войсками, Канарис, всегда чувствовавший себя их доверенным при политическом министре, без колебания выбрал войска, так же, как и его товарищи, служившие в штабе Носке. Возможно, решение было бы иным, если бы сам Носке остался в Берлине и оттуда обратился к военным с призывом. Но он отправился вместе со своим кабинетом в Штутгарт. После его отъезда адъютанты нашли на его письменном столе записку, в которой он призывал рабочих ко всеобщей забастовке. Эта записка только убедила военных в правильности их решения. Правда, их воодушевление продолжалась недолго. Очень скоро Канарис понял, что «новое германское правительство» хотя и сумело занять Вильгельмштрассе, однако это был предел его возможностей. Против всеобщей забастовки и самые решительные офицеры морских бригад были беспомощными, и через 48 часов мечты об обновлении отечества рухнули Канарис, Фибан и еще несколько товарищей смогли несколько дней поразмыслить о событиях последних дней в тюремной камере полицейского управления, прежде чем они снова были выпущены на свободу. Германскому правительству хватило ума понять, что оно зависимо от войск. Новый министр вооруженных сил, демократ доктор Гесслер, пришел на место Носке, который после участия берлинских войск в путче не мог больше оставаться на прежнем месте и должен был избегать нападок внутри своей собственной партии. Гесслер сумел тактично и уверенно, опираясь на поддержку генерала Зеекта преодолеть колебания в войсках, вызванные неудавшимся путчем. Дисциплина в военных частях не была нарушена. Прежде всего было необходимо восстановить взаимное доверие, и это удалось сделать за удивительно короткое время.

Пятая глава

В морском флоте республики

Путч Каппа не прошел бесследно для Канариса.

Если до сих пор в нем — при всем его уме — еще сохранялись остатки легкомыслия лейтенантской поры, что не вязалось ни с его возрастом — ему уже шел 33-й год, — ни с его серьезностью, то теперь для него начался период целеустремленной и упорной работы. Время политических игр для капитан-лейтенанта Канариса прошло и всю свою энергию он направил на возрождение флота. Канарис был и оставался истинным морским офицером и патриотом, и, по его мнению, сильный современный флот был необходим для восстановления Германии как одной из великих держав в европейском оркестре Положения Версальского договора, по которому Германии позволялось иметь только корабли с малой боевой способностью и в ограниченном количестве, Канарис, как и большинство его товарищей не принимал. В договоре он также видел диктат, что не налагало на побежденных никаких моральных обязательств. Он был намерен приложить все силы, чтобы перечеркнуть положения Версальского договора в том, что касалось морского флота.

Однако вначале его возможности в этом направлении были ограниченны. Летом 1920 г. он переводится в Киль, где в течение двух лет несет службу в должности старшего офицера в составе военно-морской базы флота в Балтийском море. В 1922 г. он стал старшим офицером крейсера «Берлин». Эта служба, во время которой Канарис в 1923 г. получил повышение в звании и стал капитаном 3-го ранга, продолжалась два года. «Берлин» был учебным крейсером для морских кадетов. Среди этих кадетов был Гейдрих, ставший позднее начальником главного управления службы безопасности Германии.

Если мы теперь оглянемся на годы, прошедшие со времени возвращения Канариса из Испании в 1917 г., то констатируем, что многочисленные истории о нем, где его жизнь представлена как непрерывный ряд более или менее сомнительных авантюр и предприятий разведки и шпионской службы, не имеют ничего общего с истиной, а являются вымыслом. В действительности после интермеццо в «мадридском тылу», где его деятельность тоже имела мало общего с действительным военным шпионажем, а скорее была в первую очередь направлена на обеспечение снабжения для подводных лодок и надводных вооруженных сил, участвовавших в войне против торгового флота, Канарис долгое время не сотрудничал с разведкой. Его карьера была карьерой особо одаренного и дельного молодого офицера и осуществлялась попеременно на службе в штабах и на борту корабля. Канарис везде работал с пылом. Его интерес к восстановлению морского флота далеко выходил за рамки службы. Он вынашивал планы, как обойти положения мирного договора, которые мешали Германии иметь сильный флот. Он вел оживленную переписку со старыми товарищами, которые ушли с флота, выйдя в отставку, и были заняты в новых сферах деятельности: в торговом флоте, в индустрии, в политике. Он старался хоть как-нибудь использовать их привязанность к флоту. Он принимал активное участие во всех усилиях — за пределами Германии, вне сферы досягаемости для контрольных комиссий Антанты, — направленных на продолжение теоретической и практической исследовательской работы, особенно в области подводного оружия, в надежде, что однажды все же наступит день, когда германский морской флот сможет извлечь из этого выгоду. Канарис участвовал в различных проектах постройки подводных лодок по немецкому образцу в Голландии, Испании и Финляндии — или, по меньшей мере, знал об этих проектах Не все товарищи и начальники того времени были согласны с такой активностью, но, с другой стороны, было бы уместным заметить, что при этом речь шла не о частной инициативе отдельных офицеров, напротив — высшие инстанции в руководстве морским флотом и в министерстве вооруженных сил, а также в политическом руководстве Германии, по крайней мере, в общих чертах были обо всем информированы и со всем согласны. И здесь Канарису впервые пригодились связи, налаженные в Испании. Он с большим пылом использовал их для выполнения задачи, которую считал важной.

В многочисленных письмах, написанных в то время близким друзьям, которые сотрудничали с ним в этих деликатных делах, проявляются определенные свойства, которые были характерными для Канариса в более поздние годы, когда он стал начальником разведки. Автор писем использует разные уловки и тайнопись, когда называет людей и места, так что его письма оставались непонятными для непосвященных. Наряду с этим в них часто проскальзывает юмор, который, несмотря на свою остроту, не оскорбителен, потому что именно благодаря своим шпилькам по поводу действительной или предполагаемой несообразительности получателя он действует обезоруживающе. И еще одна деталь бросается в глаза, когда читаешь эти многочисленные письма. Почти в каждом втором или третьем письме Канарис просит своих друзей оказать кому-то помощь: в одном письме — это какой-то артиллерийский техник, который был уволен по окончании службы и теперь ищет место в торговом флоте, в другом — это сын знакомого, который хочет стать моряком и которому нужно рекомендательное письмо на учебное судно, затем — снова за одного бывшего товарища, который стал страховым агентом, и Канарис рекомендует его состоятельным друзьям, занимающим высокие посты в экономике. Готовность к помощи — характерная черта Канариса уже в это время, и так же, как и в более поздний период, она не ограничивается близкими людьми. Он обижается, когда однажды, вступаясь за одного совершенно чужого ему человека, вдруг из ответа своего друга, к которому обращается за помощью, делает заключение, что тот подозревает Канариса в личной заинтересованности. «Я с ним не состою ни в родстве, ни в свойстве, и я хотел сослужить хорошую службу не только ему, но и тебе, когда рекомендовал установить с ним деловые связи…» — пишет он, явно оскорбленный этими подозрениями.

Сразу после службы на «Берлине» Канарис совершил «служебную ознакомительную поездку» в Японию. Она началась в мае 1924 г. и закончилась в октябре того же года. Канарис поехал не на одном из быстрых комфортабельных пароходов — морской флот в то время не располагал крупными денежными суммами для таких целей, — а на одном из самых маленьких пароходов северно-германской компании — на «Рейнланде», — это был корабль, который, главным образом, перевозил грузы, но, кроме того, имел еще каюты для нескольких пассажиров. Поездка протекала спокойно, но медленно, слишком медленно для нетерпеливого Канариса; они заходили по пути в многочисленные порты, так что собственно на визит в Японию осталось только 12 дней. О цели этой служебной ознакомительной поездки мы не знаем ничего определенного. В одном письме, которое Канарис пишет на японском быстроходном пароходе «Нагасаки-Мару», находясь на обратном пути из Кобе в Шанхай, где он снова хотел пересесть на борт «Рейнланда», он говорит о том, что после первоначальных трудностей очень доволен успешными результатами поездки. По мнению старых друзей, она тоже могла иметь отношение к подводным лодкам, так как на японской верфи в Кавасаки в те годы было построено для японского морского флота много подводных лодок и подводных крейсеров по немецкому образцу.

После возвращения в Германию опять начался новый этап в профессиональной карьере Канариса. В октябре 1924 г. он стал референтом в штабе начальника управления военно-морских сил в министерстве вооруженных сил Германии. Таким образом, теперь он был в центре морской политики германской республики. На этом посту в силу служебных обязанностей ему пришлось заниматься вопросами, над которыми прежде он работал из личных побуждений и с полной отдачей, наряду со своими непосредственными служебными обязанностями. И сейчас его деятельность была тайной по уже упомянутым причинам, многое приходилось маскировать из-за ограничения вооружений по Версальскому договору — но с тем, что везде называют военной разведкой, он все еще не имел ничего общего. Много раз за годы деятельности в министерстве вооруженных сил Канарис совершал поездки в Испанию в целях обмена опытом в кораблестроении, причем важную роль играли здесь не только вопросы конструирования подводных лодок, но и, к примеру, строительства быстроходных танкеров, приспособленных для сопровождения флота. Его владение испанским языком, понимание испанского образа мыслей имели огромное значение при выполнении поставленных задач. Одновременно росли привязанности Канариса к этой стране и ее жителям.

На этот период его службы в управлении военно-морского флота приходится также уже упомянутое выступление в следственной комиссии рейхстага в январе 1926 г. Независимо от налета сенсационности, которую вызвала атака депутата Мозеса, для того, кто хочет проследить развитие Канариса, его выступление по этому поводу представляет огромный интерес. Партии левых, причем не только независимых, но и большевиков социал-демократов, характеризовали Канариса как реакционера, скрытого монархиста, которому нечего делать в морском флоте республики[7]. Даже газеты буржуазных левых считали, по меньшей мере, тактической ошибкой то, что представитель министерства рейсхвера 1926 г. идентифицировался с руководством кайзеровского морского флота. Что, собственно, произошло? В своих выступлениях перед комиссией Канарис выступал не столько против матросов и истопников, осужденных в связи с неудавшейся попыткой мятежа в 1917 г., хотя он защищал приговоры, вынесенные начальником морского флота, как справедливые и обоснованные в данных условиях. В основе его речь была направлена против политиков, которые в 1917 г. стояли за кулисами мятежа, однако, как уже упоминалось, в силу своего депутатского иммунитета были вне пределов досягаемости. Так как один из них, независимый депутат Дитман, исполнял в упомянутой комиссии обязанности референта, то не удивительно, что выступления Канариса возмутили левых, которые затем ответили «разоблачениями» прошлого Канариса, о которых уже говорилось выше.

Было не слишком умно впутываться в эту дуэль с Дитманом, но этого замечания недостаточно, чтобы понять случившееся. В конце концов офицерский корпус морского флота республики, по крайней мере его средние и высшие чины, состоял полностью из людей, сознававших свою принадлежность к германскому морскому флоту и исполненных чувства глубокого ожесточения по отношению к тем, кто, по их мнению, нес ответственность за попытку мятежа в 1917-м и мятеж 1918 года. Так что Канарис говорил от имени преобладающего большинства своих товарищей по сословию. При этом чисто политические соображения не играли никакой роли либо эта роль была весьма второстепенной. Решающее значение в его выступлении играло естественное чувство морского офицера, которое восставало против идеи мятежа.

К делам, касающимся мятежей, в каждом военном флоте относятся очень чувствительно. В морском флоте демократических государств временами тоже вспыхивали бунты рядового состава против офицеров. Во французском флоте их можно насчитать немало как до 1914–1918 г., так и после. Британский флот, можно сказать, почти по традиции время от времени переживает такие трудности — вспомним, к примеру, бунт Инвергордона в начале тридцатых годов. Каждый морской офицер, независимо от его национальности и политических убеждений, инстинктивно примет в этом вопросе сторону равных себе, как бы раньше он ни относился к этому флоту. Поэтому для человека, знакомого со взглядами моряка, звучало не слишком убедительно, когда, к примеру, демократическая пресса сожалела по поводу солидарности Канариса с германским военно-морским ведомством, выраженной им в речи перед следственной комиссией; свое сожаление пресса обосновывала тем, что, мол, генерал фон Зеект ведь и не собирается защищать то, что когда-то говорил или делал Людендорф. В морском флоте этот инцидент только укрепил положение Канариса. Он также стал доказательством того, что Канарис в то время воспринимал мир еще исключительно с позиции патриотически настроенного офицера, страстно любящего свою профессию.

Дальше его карьера развивалась не менее успешно. Вслед за работой в управлении морского ведомства, длившейся почти четыре года, последовала опять служба на борту корабля. Сразу после шестинедельной поездки для отдыха в Аргентину на итальянском пароходе «Конте Россо», которую он использовал для неофициальных контактов с высокопоставленными офицерами аргентинского военно-морского флота и которая на обратном пути опять проходила через Испанию, Канарис в июне 1928 г. стал исполнять обязанности первого офицера линейного корабля «Силезия», стоявшего в Вильгельмсхафене. У первого офицера на большом военном корабле всегда много дел. Ему вменяется в обязанность руководство всей внутренней службой и непосредственное управление этим очень сложным хозяйственным и техническим механизмом. От его деловых качеств зависит, в первую очередь, получает ли экипаж (на корабле типа «Силезия» было почти 800 человек) материальные блага, которые принадлежат ему по праву, и хорошо ли он себя чувствует на борту корабля, что опять-таки имеет исключительное значение для морального настроя и успешной службы. Заметим, что Канарис, по оценке многочисленных свидетелей, исполнял свои служебные обязанности на этом трудном и ответственном посту с образцовым рвением и неустанно заботился об интересах команды. Несмотря на большую загруженность работой, он не упускал из виду интересы, связанные с его деятельностью в морском ведомстве. Он по-прежнему поддерживал оживленную переписку со своими старыми друзьями и товарищами. Часто к нему обращались за советом, особенно если речь шла об отношениях с Испанией, в чем Канарис разбирался лучше, чем кто-либо другой. Интересно отметить, что эта интенсивная деятельность Канариса за рамками его непосредственных обязанностей ускользнула от внимания даже его самых близких товарищей в Вильгельмсхафене. Многим из них, узнавшим об этом позднее, казалось невероятным, чтобы первый офицер «Силезии» при такой занятости мог активно участвовать еще в чем-то, что находилось за пределами его службы на корабле. И, кроме того, — утверждают они, — совершенно нереально, чтобы это ускользнуло от внимания товарищей, потому что Вильгельмсхгафен был городом до такой степени морским, а офицеры морского флота были так тесно связаны друг с другом — в том числе и вне службы, — что казалось немыслимым сохранить здесь на длительное время в тайне от других даже самые сокровенные мысли.

Однако те, кто так думал, заблуждались. Из обширной переписки, которую Канарис в то время вел по вопросам, связанным прямо или косвенно со строительством флота, сохранилась лишь небольшая часть, но этого достаточно, чтобы показать, насколько интенсивным было это «побочное занятие». Оно дает возможность снова и снова говорить о духовном богатстве Канариса, о его необыкновенно глубоком знании людей и дела, умении обращаться с людьми. В затяжных переговорах с испанскими представителями, которые были заинтересованы в обмене опытом по вопросам, касающимся кораблестроения, именно Канарис, с одной стороны, умел тактичными замечаниями хотя бы частично преодолеть врожденную склонность южан к промедлению и затягиванию, а с другой стороны, внушить своим немецким товарищам и представителям германских экономических кругов, вовлеченным в эти связи, необходимость понимания своеобразия их партнеров по переговорам. Лучшим свидетельством этого умения является то, что он всегда сохранял дружбу испанцев, участвовавших в переговорах, и приобрел во влиятельных кругах испанского правительства, вооруженных сил и экономики огромное доверие к своей личности, что впоследствии сыграло важную роль как в ходе гражданской войны в Испании, так и во время Второй мировой войны.

Достопримечательным в обширной переписке, которую Канарис вел в эти годы, будучи первым офицером «Силезии», является то, что вопросы внутренней политики никогда не затрагивались в ней даже вскользь. Все разговоры велись только вокруг морского флота. Его профессия морского офицера все еще находится в центре его мыслей и деятельности. Начало службы в Вильгельмсхафене и на «Силезии» приходится на короткое время видимого расцвета германской экономики, которая развивалась на базе иностранных кредитов, поступающих в Германию после принятия плана Дауэса. Но уже в 1929 г. начал намечаться новый экономический кризис, что было видно по росту числа безработных, — кризис, который все более четко проявлялся как явление мирового масштаба. Одновременно обострилась внутриполитическая борьба в Германии. Национал-социалистическая рабочая партия Германии имела большой успех, особенно среди молодежи. Сентябрьские выборы 1930 г. привели национал-социалистов, вторую по силе партию, в рейхстаг. Во флоте также становилось все более заметным проникновение национал-социалистических идей, особенно среди молодых офицеров и рядового состава. Один из ровесников Канариса, который в то время служил с ним в подразделениях флота, находившихся в Вильгельмсхафене, оглядываясь назад, обобщает свое мнение о ситуации в начале тридцатых годов в одной сжатой фразе: «Все люди были тогда нацистами». Но он добавляет, что в среде старших офицеров вначале не слишком много об этом размышляли, потому что отношение команды к своему делу от этого не страдало. Не следует также забывать, что в офицерском корпусе отрицательное отношение к марксистским партиям вследствие событий 1917–1918 годов, естественно, было очень сильным, и в национал-социалистах видели тогда оплот против попыток коммунистов снова проникнуть во флот. Национал-социалисты тогда, перед захватом власти, еще выдавали себя за патриотическое движение, стоящее на почве христианства, которое ставило перед собой цель ликвидировать классовую борьбу. Именно среди тех, кто в те годы вступил в партию или симпатизировал ей, процент честных идеалистов был очень велик, особенно в кругах, которые начали интересоваться внутренней политикой лишь под влиянием экономических забот и не имели возможности заглянуть за кулисы политической сцены.

Ко времени, когда Канарис был первым офицером на «Силезии», относится эпизод, который свидетельствует об эволюции его характера. С конца ноября до начала декабря 1929 г. Канарис провел с супругой две недели отпуска у греческих друзей на Корфу. Это следует отметить, поскольку Канарис не увлекался отдыхом. Позднее, особенно во время войны, его подчиненные постоянно жаловались на то, что их шеф не имеет никакого понятия о необходимости отдохнуть и расслабиться, будь то он сам или работники его ведомства. Даже воскресенье, свободное от работы, казалось ему излишним, и по крайней мере его начальники отделов должны были и по воскресеньям приходить в учреждение для обсуждения положения. Сам Канарис настолько отдавался работе, что воспринимал отпуск как помеху. Если в годы, когда на него еще не было возложено руководство контрразведкой, он действительно брал временами отпуск на пару недель и ехал со своей семьей куда-нибудь на курорт на Балтийское или Северное море, то теперь он не знал, что ему делать с отпуском. Он продолжал свою переписку, которая всегда велась вокруг вопросов, связанных, главным образом, со службой и флотом, с повышенной интенсивностью, чтобы таким образом компенсировать пробел в нормальной повседневной работе. Однако пребывание на Корфу явилось исключением. Здесь, в чудесном районе Средиземного моря, окруженном ореолом античности, мы находим совершенно другого, расслабленного и одновременно веселого и созерцательного Канариса. Веселая и жизнерадостная сторона натуры, которая в другое время была спрятана под чрезмерным напряжением и серьезностью, ярко проявляется в этой чудесной стране. Его богатая фантазия переносит его из современности в сияющее прошлое. Ему кажется, что прошел всего лишь один день и ночное дежурство с тех пор, как Одиссей, с которым его так роднит жажда деятельности, мудрость и хитрость, приплыл к этому берегу.

Погода была все время прекрасной. Несмотря на то, что подходил уже конец лета, дни были жаркие, небо синее, однако ночи уже прохладные. Вечером было приятно посидеть перед камином, в котором потрескивали поленья оливкового дерева, наполняя комнату ароматом, почти фимиамом. Тогда они беседовали с хозяином дома, графом Теотокисом, бывшим прежде гофмаршалом короля Константина, об истории острова и всей Греции, о мифологии Гомера, о геологическом строении Корфу, о политике на Балканах и в Средиземном море, о литературе. Любознательному Канарису не приходилось скучать ни минуты. Он страстно интересовался природой, языком, обычаями жителей Корфу, их песнями и танцами, живописной народной одеждой и народным поэтическим творчеством.

То были беззаботные дни, проведенные как в раю. Каждый раз, когда они садились обедать, это был истинный праздник с чудесной и необычной едой, к которой Канарис, умевший при случае сам готовить для близких друзей, проявлял живой интерес. Что это были за аппетитные блюда: лангусты, особенно вкусные потому, что их варили в морской воде; разнообразные виды мелкой рыбы, например, сардины; куры и индейки, приготовленные по рецептам Корфу, и фирменное блюдо страны — ягнята, зажаренные на вертеле. И все это проперченное, с душистыми травами, аромат которых наполняет под осенним солнцем всю местность, и пропитанное местным благоухающим красным и белым вином.

Канариса любили все. Также и те, с которыми он не мог объясняться в беседе, потому что он не владел греческим языком, чувствовали, что перед ними был друг, который и без слов понимал их душу. С детьми в доме он быстро установил дружеские отношения, и на праздник Св. Николая он сделал им сюрприз, явившись в образе святого, которого дети одновременно и любили, и боялись.

Эти дни отпуска были такими безмятежными и счастливыми, что они прошли, — как в опьянении. Канариса настолько захватила красота пейзажа и гармония окружающего мира со всей его неповторимостью, что ему на мгновение пришла в голову мысль оставить морское дело и карьеру, купить здесь маленькое имение и вести дальше идиллическое существование. Это была мечта-мгновение. Отпуск подошел к концу, и Канарис вернулся из залитого солнцем Корфу в зимний Вильгельмсхафен на борт «Силезии».

Вскоре ему довелось снова увидеть Дукадес. В следующее лето «Силезия» совершала крейсерскую поездку по Средиземному морю. Была предусмотрена короткая остановка на Корфу. Гостеприимные хозяева прошлой осени использовали возможность, чтобы дать большой бал для офицеров германского корабля и для дам и господ местного общества. Это был праздник, о котором жители долго еще потом говорили.

Из этой поездки Канарис привез с собой домой портрет греческого морского героя Канариса. Это был подарок его прошлогоднего хозяина, напоминающий о каникулах в Дукадесе, — как будто можно было забыть эти золотые дни! Но Канарис искренне был рад портрету «прародителя», и тот занял почетное место в его доме.

В течение более чем двухлетней службы на «Силезии» различные заинтересованные стороны внутри и вне морского ведомства неоднократно настаивали на том, чтобы сократить службу Канариса на борту и вновь предоставить ему в Берлине сферу деятельности, в которой можно было бы использовать его дипломатические таланты, как это было в прошлые годы. Для самого Канариса возвращение в управление морским флотом или его использование для специальных заданий за границей было бы очень желательным. Но в управлении морского флота он оставил не только друзей. Во всяком случае, инстанции, ведающие кадрами, распорядились иначе. До октября 1930 г. Канарис оставался на «Силезии» — в это время он в июле 1929 г. получил повышение и стал капитаном 2-го ранга, — и когда затем он снова получил пост в вышестоящем штабе, тот также находился вне Берлина. Канарис стал начальником штаба военно-морской базы в Северном море; это означало, что он оставался в Вильгельмсхафене. Поэтому решающие для внутриполитического развития Германии годы, 1930–1932-й, он провел именно здесь. Вильгельмсхафен был тогда, как уже говорилось, морским городом, в котором совершенно отсутствовали признаки штатского, по крайней мере, для служащих морского флота.

Для Канариса мало что меняется, когда 1 декабря 1932 г. он принимает на себя командование линейным кораблем «Силезия», то есть кораблем, на котором он уже служил прежде свыше двух лет в должности первого офицера. Он — командир большого корабля. Но возникает вопрос, полностью ли он удовлетворен ходом своей карьеры в течение последних лет. Для его живого ума круг его товарищей в Вильгельмсхафене не совсем его удовлетворяет. Корабль не вызывает у него огромной радости: «Силезия» — старый корабль, построенный задолго до Первой мировой войны; он устарел уже к 1914 году, а в четвертом десятилетии XX в. вообще не имел серьезного военного значения. Несмотря на это он прилагает все силы, чтобы его командование было успешным. Так же, как прежде он был отличным первым офицером, так и сейчас он был хорошим командиром, во всяком случае для своих офицеров он не был удобным капитаном: слишком уж хорошо он знает службу во всех ее деталях, да и сам он слишком уж прилежен, слишком педантичен. Насколько бы любезным и понимающим он ни был, особенно когда дело касалось человеческих слабостей молодых людей, как бы он ни был готов помочь каждому, кто находится действительно в беде, настолько же резко и строго он пресекает небрежность и неаккуратность на службе. Нет, удобным начальником капитан военно-морских сил Канарис не был. У рядового состава, во всяком случае, опять все хорошо: о них он заботится, как и прежде, когда был первым офицером, образцово.

Через два месяца после того, как Канарис стал командиром «Силезии», рейхспрезидент назначает Гитлера рейхсканцлером. Среди молодых офицеров и очень большого числа служащих из рядового состава флота это событие воспринимается с воодушевлением. Наконец-то есть национальное правительство, которое наверняка вскоре сбросит ограничения Версальского договора и поставит флот снова на полагающееся ему место, — так думают они. Канарис также относится к новому правительству положительно, хотя он и не разделяет слепого энтузиазма молодых; для этого он слишком хорошо видит недостатки правительства. Он, пожалуй, раньше, чем большинство представителей его поколения в офицерском корпусе, понимает, что «национальное правительство» — это не настоящая коалиция и что в нем слишком сильные позиции занимают национал-социалисты в силу их господства на улицах и существует опасность, что однажды они утрут нос своим товарищам по коалиции. Однако масштабы подобного развития он предвидеть не смог. Он думал, как и многие другие, что рейхспрезидент и рейхсвер окажутся достаточно сильными, чтобы держать Гитлера в узде, если тот зайдет слишком далеко. Но тем временем, полагает он, можно использовать динамизм национал-социализма для того, чтобы, по крайней мере, попытаться ослабить путы Версальского договора, а внутри страны преодолеть хозяйственный кризис. Провозглашенная Гитлером политика мирной ревизии Версальского договора нравится Канарису, жесткая политика в отношении Москвы ему также импонирует. Военно-морской флот не имеет никакой заинтересованности в сотрудничестве с Красной Армией, представляющем интерес для сухопутного войска, и Канарис, несмотря на почитание им Бисмарка, унаследованное от отца, не в такой мере пруссак, чтобы всерьез принимать идею немецко-русского союза против Запада. Кроме того, он испытывает инстинктивную враждебность к марксизму. Ведь он вышел из среды промышленников, а кроме того, он не забыл роли коммунистов в бунтах на флоте в 1918 г. и поддержки, оказанной группе «Спартак» советскими помощниками в берлинских мятежах.

Но многое в нацистах ему все же в высшей степени не нравится. Он не может выносить «людей с подбородком дровосека». Глупая, хвастливая болтовня многих функционеров национал-социалистов действует ему на нервы. А среди высокопоставленных нацистов слишком много глупых болтунов Метод кабинетных битв, террора против соперников — вещи, о которых постоянно узнают и в далеком Вильгельмсхафене, — все это до глубины души противно человеку, который умеет достигать своих целей с помощью убеждения, шутки, хитрости или одурачивания противника и не выносит грубого насилия. Ему не трудно разглядеть надувательство с поджогом рейхстага. Он становится тем все более скептическим и озабоченным, чем дальше тянется это дело о поджоге, при котором ни с одной стороны не чувствуется серьезного сопротивления. Однако и среди нацистов есть люди, которые ему нравятся. Во время одного захода «Силезии» в Гамбург на борт корабля поднимается местный гауляйтер (национал-социалистический руководитель области в фашистской Германии) и германский наместник Кауфман. Канарис и он испытывают друг к другу определенную симпатию. Кауфман производит на Канариса впечатление очень разумного человека, с которым можно было бы делать политику. Такие люди, по мнению Канариса, должны стоять во главе страны, тогда это правительство сможет сделать что-нибудь полезное.

Но все это — чисто личные размышления морского офицера, карьера которого явно идет к концу. Осенью 1934 г. заканчивается срок его службы на «Силезии» в должности командира, и Канариса назначают комендантом крепости Свинемюнде. Городок, расположенный на среднем из трех устьев Одера, является в это время народным балтийским курортом. Там есть несколько береговых батарей и морской гарнизон. Должность коменданта крепости — это не совсем то, что мог пожелать себе честолюбивый морской офицер. Лавров там не завоевать. Свинемюнде не является ступенью, предшествующей дальнейшему подъему, это тупик. Кто получает туда назначение, тот может провести там еще пару лет, пользоваться полным окладом капитана, прежде чем уйти на пенсию контр-адмирала. Канарис тоже уже полностью смирился с тем, что после долгих лет изнурительной и бескорыстной работы теперь наступят дни для созерцания и размышления, или ему только кажется, что он с этим смирился. Осматривая свое новое поле деятельности, он решает, что широкий песчаный пляж, раскинувшийся на многие километры, очень хорошее место для скачек. Здесь он сможет заниматься своим любимым спортом сколько захочет.

Но все вышло совершенно иначе. Именно теперь, когда казалось, что карьера Канариса окончена, она, собственно, только началась. В Берлине, в военном министерстве Германии, в отделе контрразведки, возник вопрос, касающийся личного состава, который требовал срочного решения. Руководитель отдела, капитан военно-морских сил Конрад Патциг, дельный офицер с прямым характером, из-за постоянных конфликтов с рейхсфюрером СС и Гейдрихом попал в немилость к своему начальнику, бывшему в то время военным министром Германии, фон Бломбергу. Бломберг потребовал от главнокомандующего военно-морскими силами адмирала Редера сместить Патцига с его поста, так как тот был неприемлемым для партии. Часто возникает вопрос: как могло случиться, что в немецком вермахте пост руководителя разведки, а тем самым и службой осведомления, которая в основном была предназначена служить потребностям армии и персонал которой состоял большей частью из офицеров армии, — после смещения Патцига снова, уже не в первый раз, был занят морским офицером. В первое время в Германии, очевидно, играло большую роль распространенное мнение, что каждый морской офицер должен владеть очень широкими знаниями и опытом, потому что военные корабли заходят во всевозможные чужие страны. То, что только немногие офицеры могут за короткое пребывание в порту собрать сведений больше и гораздо более важного свойства, чем просто какой-нибудь турист, — это чаще всего упускают из виду. Но после того как представитель морского флота уже однажды занимал должность начальника абвера, руководство морским флотом считало важным снова ее получить. В вермахте, который в 1934 г. был еще не столь многочисленным, как позже, естественно, каждый стремился утвердить завоеванные позиции. Из морских офицеров, которые по своему званию подходили для этого поста, в тот момент был только Канарис. Он являлся единственным, от которого можно было ожидать, что он без длительной предварительной подготовки сможет войти в курс дела и освоиться с новой должностью. Его прежняя служба показала, что он владел качествами, делавшими его пригодным для должности начальника разведки, что его острый проницательный ум и его находчивость, изворотливость в соединении со способностью обращаться с людьми могли компенсировать недостаток опыта непосредственной работы в службе разведки.

Редер долго колебался, прежде чем решился доверить Канарису руководство отделом разведки. Лично ему Канарис был не по душе; он боялся работать вместе с человеком, живой ум которого он хорошо знал и который именно из-за его ловкости, из-за того, что действовал больше по интуиции, чем по рассудку, казался непроницаемым и даже жутким. Однако, чтобы закрепить разведку за флотом, Редер преодолел свои колебания. Канарису поручили должность, в которую он после многонедельной подготовки официально вступил 1 января 1935 г.

Книга вторая

Тирания

Осознание

Человек упорно трудится, но приходит время — и он оглядывается на пройденный путь. За кипучей деятельностью он почти перестал размышлять о смысле своей жизни. Теперь до него доходит, что век, прошедший уже одну треть положенного ему времени, еще не открыл своей цели. Нет уже былого порядка и норм, пригодных для всех. Правда, государственные деятели из половины стран мира еще собираются каждые несколько месяцев в Женеве и делают лицемерные заявления, но союз, который должен был подарить миру новое, более совершенное устройство, с самого начала оставался только идеей; теперь же он смертельно болен. Отношения между государствами внешне протекают в дипломатических формах, берущих свое начало из того времени, когда существовал союз нескольких держав, но теперь этого союза более не существует. Силовые государства придерживаются официальной дипломатии пока еще в качестве фасада, но важнейшие международные дела и сделки они осуществляют через подпольные каналы. Внутренняя и внешняя политика пересекаются. Новый опошленный, вульгарный макиавеллизм готовится вступить в свои права. То в одном, то в другом государстве поднимает голову тиран, опираясь, как в античные времена, на улицу и на массы, не имеющие собственного мнения. Тираны могут враждовать друг с другом, ложные учения о значении, выплескиваемые в мир их пропагандистскими машинами, могут внешне противоречить друг другу, в основе же своей цели их идентичны. То, что еще сохранилось от гуманного либерального века, должно быть разрушено; они стремятся к завоеваниям с помощью грубого насилия, личность должна быть порабощена — и для достижения своих целей они готовы на любое беззаконие.

Человек обнаруживает, что новые фронты проходят через государственные границы, через народы, и поэтому для индивида, для личности, наделенной чувством собственной ответственности, встают совершенно новые проблемы, которые невозможно решить средствами, известными ему с юности. И в эту минуту приходит осознание того, что перед ним беспрецедентная ситуация и что привычка, обычай, мораль, писаный закон не смогут указать путь. Он видит, что отныне все его действия или отказ от действий должны подчиняться высшему, божественному закону, слово которого будет каждую минуту подсказывать ему его собственная совесть.

Шестая глава

Шеф абвера

Канарису было 47 лет, когда он возглавил разведку. Внешне, несмотря на свежесть лица, он выглядел старше, потому что его волосы были уже совершенно белыми. Вскоре среди тех, кто с ним имел дело, за Канарисом закрепилась кличка «Седой старец», «Седой». Это можно легко понять, потому что Канарис зрелостью своих решений и сдержанностью, с которой он обычно преподносил их, производил впечатление мудрого старика. Он ни с кем не откровенничал, его манера выражаться была, — по словам человека, который работал вместе с ним в Сопротивлении против Гитлера, — «эклектичной». У него были все основания скрывать от окружающих свои истинные взгляды. Мы уже знаем, что Канарис не принадлежал к тем, кто осудил национал-социализм с самого начала. В какой момент он осознал, что гитлеризм — это не преходящее явление, которое можно преодолеть нормальными политическими средствами парламентской системы, а что речь идет о феномене, угрожающем самому существованию Германии и даже Европы, нам не известно. К тому времени, когда он стал начальником разведки, это осознание в нем уже созрело. Бойкот, объявленный евреям, и преследование всех «неарийцев», принимавшее все более беззаконные формы, его наблюдения, сделанные 30 июня предыдущего лета, и то, что он случайно узнал о всем масштабе осуществлявшихся убийств и жестокостей, совершенных в этот и последующие дни, — все это было достаточным, чтобы развеялись его сомнения в том, что Гитлер и его паладины никогда не «полиняют», об этом не могло быть и речи. Однако он все еще пользовался — не в последнюю очередь из-за нападок, которые в прошлом с таким шумом обрушивались на него со стороны левых, — у руководителей НСДАП репутацией «надежного человека», и Канарис не считал нужным преждевременно поколебать это мнение. Потому что ему с самого начала стало ясно, какое орудие власти ему дали, поставив во главе отдела разведки в авторитарном государстве, все заметнее идущем в сторону тоталитаризма.

Когда Канарис в конце 1934 г. ушел из морского флота, чтобы принять руководство разведкой, он уже далеко перерос задачу, которой посвятил себя в 1920 г., а именно: всеми силами содействовать восстановлению германского флота. Это не означало, что он, как потом утверждали некоторые из его товарищей по флоту, «дезертировал» из морского флота. Скорее, все было наоборот. Назначение на пост коменданта крепости Свинемюнде осенью 1934 г. подтверждало, как уже говорилось, что, по мнению и воле тех, кто был ответственным за продвижение по службе во флоте, карьера Канариса в морском флоте достигла наивысшей точки, если только не превысила ее.

Те, кто так решили, были не так уж и неправы. Конечно, Канарис в высшей степени оправдывал себя как в должности первого офицера, так и на посту начальника штаба морского ведомства на Северном море и, наконец, как командир «Силезии». Но если мы представим себе Канариса в конце 1934 г., то мы вряд ли найдем в нем те специфические качества, которые должны быть у командующего эскадры или флота. Конечно, в нем не было недостатка мужества, — то, что он обладал не только природным, но и в еще большей степени гражданским мужеством, он сотни раз доказывал на посту начальника разведки, — но мы не находим у него той беззаботности и непринужденности, той степени безрассудной смелости, которые должны быть у командующего флотом или кавалерийским полком. Он был по натуре человеком, который привык все тщательно взвешивать, и его деятельность в двадцатые годы, которая в неясной политической ситуации становления республики обязывала его снова и снова принимать экстренные решения, маскироваться, изворачиваться и хитрить, еще более усилила это прирожденное качество. Один товарищ тех лет рассказывает, что эта его черта характера проявлялась даже в парусном спорте: «Канарис плыл всегда на полном ветру, с надутыми парусами».

Но и в субъективном смысле рамки задач прошедших лет стали слишком тесными для Канариса. Благодаря постоянному чтению и многочисленным заграничным поездкам его кругозор расширился. В трудных переговорах с политиками и бизнесменами, судовладельцами и директорами верфей, земляками и иностранцами он научился смотреть на вещи не только с одной, но и со всех сторон. Это развило в нем склонность к объективности. Возможно, именно тогда манера Гитлера и Геббельса представлять события в мире в черно-белых тонах, как они это делали для немецкого народа, способствовала сознанию Канарисом того, что уже давно сформировалось в его подсознании, а именно: он смотрел на события уже не через немецкие очки, а глазами космополита. Правда, он все еще оставался немцем и патриотом. Его любовь к родине и к немецкому народу стала не меньше, но глубже, если можно так выразиться. Когда он научился сравнивать, то сделал для себя вывод, что не всегда правда была на немецкой стороне, а несправедливость — на другой. Этот новый Канарис-космополит нашел в руководстве разведкой поле деятельности, которое, можно сказать, было создано именно для него.

Похоже, независимо от особой политической ситуации 1934–1935 годов в вермахте вряд ли могли бы найти лучшую кандидатуру на пост начальника разведки. Это был действительно гражданин мира, который обладал всеми предпосылками для успешного осуществления столь трудных обязанностей. Он много ездил и необычайно глубоко разбирался в положении, существовавшем во многих странах. Правда, Канарис не владел в совершенстве, как иногда утверждают, полдюжиной или более иностранных языков. Но он в совершенстве владел испанским языком — разговорным и письменным, хорошо говорил по-английски, мог вести сложные переговоры на французском и итальянском, вместе с тем не претендуя на совершенное владение этими языками. О других языках он имел, по крайней мере, представление, а при случае мог быстро выучить несколько фраз и вести короткие беседы на совершенно незнакомом ему языке. Но еще более важным было то, что этот человек обладал редким даром общаться с людьми разных национальностей, находить с каждым правильный тон, будь то трудные случаи в собственной стране, как фюрер и другие национал-социалистические вожди, или столь разные личности, как испанский каудильо Франсиско Франко, финн Маннергейм, итальянцы Роатта и Аме, венгры Хорти и Хомлок, муфтий из Иерусалима или индиец Субхас Чандра Бос — и это лишь немногие из них. С такими разными людьми Канарис находил общий язык. Обладая почти женской интуицией, он умел найти к каждому правильный подход, внушить доверие.

Отдел разведки, когда Канарис принял его под свое руководство, был довольно «мелкой лавочкой». В последующие годы он непрерывно расширялся. Не будем здесь описывать историю разведки, оставим это профессионалам. Но несколько слов о росте этой организации стоит сказать. Когда Канарис вступил в свою должность, в военном министерстве Германии существовал один отдел разведки. В течение 1938 г. произошло две его реорганизации, что было связано с учреждением верховного командования вооруженными силами вместо военного министерства, распущенного в связи с уходом Бломберга. В результате сформировалась ведомственная группа абвер, которая делилась на пять отделов: зарубежный отдел, три внутренних отдела разведки и центральное отделение, которому было подчинено все управление, финансирование и правосудие. Наконец, в 1941 г. вся организация стала управлением разведки и контрразведки, в рамках которой прежний зарубежный отдел был реорганизован, в то время как другие отделы разведки и центральное отделение остались по существу без изменения.

Управление и образованная позднее зарубежная группа должны были поддерживать связь между верховным командованием вермахта и министерством иностранных дел. Он был одновременно центральным отделом для германских военных, морских и военно-воздушных атташе за границей и «заботился» о военных атташе иностранных государств в Германии. Наконец, он имел также особый отдел, занимавшийся международными вопросами, если они затрагивали интересы вермахта. К шпионажу, то есть к получению разведданных из-за границы тайными путями, зарубежный отдел или группа не имели никакого отношения.

Это было исключительно задачей первого отдела разведки. Его обязанностью была так называемая тайная служба осведомления. Она получала через свои заграничные посты сообщения от доверенных лиц, находящихся за границей, в которых содержались важные для военного руководства Германии сведения, касающиеся вооруженных сил, военной техники и военной промышленности государств — возможных противников, а также предполагаемых нейтральных стран. Следует сразу сказать, что и разведка в целом, и первый отдел разведки в частности отвечали только за получение информации, которая — в некоторых случаях с оценкой надежности источника — передавалась в компетентные отделы генерального штаба и заинтересованных служб вермахта: в главное командование сухопутных сил, военно-воздушных сил и морского флота, а также во время войны в штаб оперативного руководства вооруженными силами (генерал Йодль).

По важности и по численности своего персонала третий отдел разведки шел непосредственно после первого отдела. Ее служебной сферой была собственно контрразведка, то есть она должна была препятствовать успешной работе разведки и контрразведки противника в Германии, не только раскрывать системы шпионской службы противника, но и разлагать их (например, с помощью провокаторов, вводимых в них), предотвращать возможный саботаж противника против германского вермахта и военной промышленности.

Эти задачи, естественно, вели к довольно тесному сотрудничеству со службой безопасности гестапо.

Значительно меньше, чем два других отдела, был отдел разведки номер два, задачей которого, в первую очередь, была работа в тылу противника, то есть саботаж во вражеском стане, нарушение важных связей за линией фронта противника, задачи, которые довольно точно совпадали с задачами британского «Коммандос», получившего известность во время войны. Для проведения этих задач в отдел по возможности привлекались агенты из соответствующих стран, недовольные политикой своих государств. В Восточной Европе это были чаще всего представители угнетенных национальных меньшинств; установление связей с такими элементами входило поэтому в сферу работы отдела. Можно сразу сказать, что Канарис несколько скептически относился к идее саботажа. Он реально оценивал возможности в этой области, чтобы ожидать даже от успешных мероприятий саботажа какого-либо существенного, не говоря уже решающего, эффекта. Против саботажа говорило, по его мнению, также то обстоятельство, что результаты, которых можно было бы ожидать от актов саботажа, никак не соответствовали бы той атмосфере озлобленности и ожесточения, которая возникла бы в связи с этим в лагере противника. И, наконец, он чисто по-человечески был против опасности, которая каждый раз угрожал жизни и здоровью гражданских лиц — мужчин и женщин.

С другой стороны, все эти раздумья и сомнения заходили не так далеко, чтобы Канарис был принципиально против любого применения саботажа. В этом отношении, как и вообще во всей своей деятельности на посту начальника разведки, он руководствовался главной мыслью — что его обязанностью до тех пор, пока он занимает этот пост, является использование всех возможностей военной тайной разведки, которые служили бы руководству вооруженными силами своей страны при одном условии, а именно: только то могло рассчитывать на его одобрение и поддержку, что соответствовало общепринятым и признанным в вооруженных силах цивилизованных держав правилам ведения войны. Если приказы Гитлера или военных, действовавших по его указаниям, противоречили этой предпосылке, то они не выполнялись разведкой. В зависимости от ситуации и положения дел это каждый раз происходило разными способами: либо рассмотрение приказа сверху сначала затягивалось в надежде, что он будет отодвинут на задний план из-за других событий и о нем постепенно забудут; либо против него высказывались возражения, в надежде, что приказ будет отменен; либо создавали видимость напряженной деятельности, в действительности не предпринимая по делу ничего. Подобных случаев были десятки, если не сотни, и тому можно привести немало примеров. В этом, и именно только в этом — в нарушении преступных приказов, выполнение которых покрыло бы немецкий вермахт вечным позором, — и заключается саботаж германского способа ведения войны; при определенных условиях это был саботаж саботажа, в котором обвиняют Канариса многие представители офицерского корпуса, все еще не понявшие, что они не в последнюю очередь обязаны мертвому Канарису тем, что руководство вермахта, генералитет и адмиралитет, и генеральный штаб в целом не были объявлены преступными организациями.

Разведка в том виде, в каком она предстала в начале войны осенью 1939 г., была в основном творением Канариса. Из «мелкой лавочки» она превратилась в большую и весьма мощную организацию. Канарис гордился своей разведкой. Он был глубоко к ней привязан, но также понимал ответственность, которую он взял на себя, создавая этот инструмент. Пожалуй, именно чувство ответственности заставляло его оставаться на своем посту еще долгое время после того, как он не только убедился в поражении и в предстоящем уничтожении Германии, но уже и не верил больше в возможность того, что до наступления этой катастрофы Германия будет освобождена от бича гитлеровской системы. Даже в тот момент он все еще до последнего защищал свое положение начальника разведки, чтобы, по крайней мере, как можно дольше не давать ей попасть в руки хорошо известных ему парней из СС. Хотя Канарис всего себя отдавал разведке как своему собственному творению, он все же не заблуждался на счет того, что расширение этой организации до подобных размеров было бы невозможным, если бы не особые обстоятельства времени и политическая ситуация. Разведка формировалась в период всеобщего вооружения и быстрого расширения вермахта — и в материальном плане, и в количественном. И можно сказать, что сам дух времени требовал расширять все институты вермахта. Однако совершенно особенным образом расширению разведки способствовало также наивное, порой доходящее до абсурда восхищение ведущих национал-социалистов во главе с Гитлером и Риббентропом британской секретной службой, принимающей порой вид легенды. Нечто подобное этому произведению фантазии, и даже большее, хотел иметь и Гитлер. Риббентроп и Гиммлер с большей охотой осуществили бы эту цель за пределами вермахта, но Канарис был в ту пору все еще в милости у Гитлера, и абвер был единственной организацией, в которой имелся живой зародыш для крупной организации тайной разведки. Поэтому деньги играли здесь подчиненную роль, по крайней мере, до тех пор, пока речь шла о расходах в немецких деньгах. Вопрос об иностранной валюте также был проблемой для разведки, но здесь все занимавшие крупные посты сотрудники, которые еще в состоянии давать свидетельские показания, сходятся в общем мнении: для выполнения задач, которые Канарис считал важными, вопрос о валюте тоже не был препятствием.

В период своей деятельности во главе разведки Канарис расходовал миллионы по своему усмотрению. Но при всем достатке имеющихся в его распоряжении средств он был очень осмотрительным в расходах. Он требовал — именно потому, что служба в разведке таила в себе для слабых характеров большое искушение, — насколько это было возможным, точной отчетности. Характерной является маленькая сценка из довоенного периода: один из самых проверенных людей разведки, человек, который пользовался полным доверием Канариса и был с ним в дружеских отношениях, вернулся в Берлин после длительного пребывания в Америке. Он должен был отчитаться за свои весьма существенные расходы перед главным казначеем, советником интендантства Теппеном, которому незадолго до этого было поручено отвечать за казну и который в качестве «новой метлы» был особенно строг. Доверенный ссылался на решение начальника и в качестве примера привел эпизод из своей поездки в Южную Америку, где он в одном из маленьких латиноамериканских государств дал большой званый обед, а некоему высокопоставленному вельможе, поддержка которого ему была необходима в интересах дела, положил под салфетку крупную сумму в британских фунтах. «И теперь я должен за это представить отчеты!» — с ожесточением выкрикивал он. Канарис, как в этом, так и во многих других случаях, брал на себя ответственность за оплату счета. Ему приходилось лично решать трудную проблему, а именно: безупречное применение государственных средств на службе, которая по своей природе не дает возможности нормального контроля за расходами.

Его личная порядочность никогда не подвергалась сомнению даже в гестапо, которое в иной ситуации охотно брало других под подозрение в том, что они потратили доверенные деньги не по назначению. И действительно, Канарис никогда не наживался на крупных денежных средствах, которые проходили через его руки без возможности тщательного контроля. Его личный стиль жизни был и оставался для его звания и положения скромным. Он не запрашивал и не получал специальных ассигнований и дотаций от фюрера. Когда он в 1936 г. купил себе маленький дом в Шлахтензее, в котором жил до своего ареста в 1944 г., была продана дорогая скрипка его супруги, потому что иначе не хватило бы сбережений, чтобы покрыть расходы на покупку. Канарис и на службе был противником ненужных расходов. Разведка, после того как она под его руководством расширилась по составу и стала играть более важную роль, оставалась в своей старой «лисьей норе» на Тирпицуфер 74–76, названной так не в честь начальника, хотя многие видели в нем старого, хитрого лиса, а из-за многочисленных, необозримых, полутемных коридоров, парадных и черных лестниц этого когда-то «светского» многоэтажного дома, который со своими салонами, «Берлинскими комнатами», кухнями, девичьими и так далее был крайне непрактичным для учреждения и в котором новичок мог почти наверняка заблудиться. Канарис не планировал ни переезда в другие, более подходящие для работы помещения, что, впрочем, было бы нежелательным, так как здесь они были вблизи от верховного командования вермахта, куда можно было попасть прямым путем, ни основательной перестройки. Также и своим собственным кабинетом, который находился на верхнем этаже здания и куда можно было попасть только на старомодном, часто ломавшемся лифте, он был совершенно доволен. Это помещение, в которое можно было попасть через приемную с двумя секретаршами, было на редкость скромным и не имело ничего общего с помпезными залами, которые привыкли называть своими кабинетами высокопоставленные персоны национал-социалистического режима. Комната была средней по величине, в ней находилась только необходимая мебель, похоже, собранная из старых вещей без всякого стиля и выбора. Перед комнатой находилась пристроенная терраса, с которой можно было смотреть на Ландверканал. На письменном столе стояла миниатюрная модель крейсера «Дрезден», на котором он участвовал в битвах под Коронелем и у Фолклендских островов, — память о морской карьере шефа. Рядом пресс-папье, на каменной подставке три бронзовые обезьяны. Одна из них приставила руку к уху и напряженно слушает, вторая с интересом смотрит в даль, третья прикрывает рот рукой. Это символ разведки, она должна слышать и видеть, но молчать.

Среди картин и портретов, висящих на стене, бросалась в глаза большая фотография испанского каудильо с длинным посвящением, рядом — японская картина с дьявольской рожей, подарок японского посла Ошимы.

На другой стене фотографии прежних начальников секретной службы, одна из них — портрет знаменитого начальника отдела 36 немецкого генерального штаба в период Первой мировой войны, полковника Николаи. Над диваном карта мира, конечно, всего мира, потому что интересы человека, который здесь работает, не ограничиваются Германией или Европой, а распространяются на все страны планеты. Обстановку этого кабинета довершали несколько стеллажей с досье, которые Сеппл, жесткошерстная такса, безнаказанно использовал вместо угла, маленьким сейфом и железной походной кроватью, на которую Канарис после обеда при возможности ложился для короткого отдыха. Когда политическая и военная ситуация была особенно напряженной, то бывало, что адмирал проводил ночь в своем кабинете, чтобы в случае необходимости каждый раз быть «под рукой».

Он не считал, что обстановка его кабинета не совсем соответствовала его положению, особенно если вспомнить, что он должен был здесь часто принимать иностранных посетителей высокого звания. Он не придавал никакого значения таким формальностям. Он не хотел потратить деньги даже на приличный ковер, который придал бы помещению более респектабельный вид. Один из его сотрудников говорил, что Канарис скорее всего не удивился бы, если бы ему однажды вместо письменного стола поставили в комнату большой ящик. Только фотография Сеппла, которая стояла на карнизе камина против стула у письменного стола, должна была бы остаться на месте.

Такой была эта комната, в которой работал Канарис, когда он не был в отъезде. Здесь же он проводил ежедневные совещания по поводу положения дел, называемые «колонна».

Седьмая глава

Люди, окружавшие Канариса

Персонал разведки был далеко не однородным.

Мысленно можно разделить его на три основные группы: в первую очередь следует назвать тех офицеров, которые получили непосредственное военное обучение и подготовку в армии или во флоте монархического государства, затем после революции 1918 г. вышли в отставку и позже поступили на службу разведки и контрразведки рейхсвера. Сначала большей частью в качестве гражданских служащих, затем в процессе своего роста в должностях офицеров резерва они вошли в состав гитлеровской разведки опять в военном чине. У этой категории служащих больше, чем у других, сохранились традиции старой армии, служебная этика и понятие о чести. Они составляли большую часть постоянных консультантов в отделе разведки. Не совсем идентичны с этими людьми, которые уже за много лет до того, как Гитлер пришел к власти, служили на анонимных должностях в вооруженных силах Германии, прежде чем снова надеть форму офицера, были те, кто после организованного Гитлером вооружения и увеличения армии попал в вермахт из гражданской жизни, где они в основной своей массе не смогли добиться успеха, на который рассчитывали, и после очень короткой переподготовки быстро сделали карьеру. Разведка в процессе ее роста пополнилась за счет таких служащих. Однако ввиду особых требований, которые предъявлялись к тем, кто должен работать за границей, были возможности более тщательного, чем в армии, отбора, и в общей сложности эти люди, вторично использованные в разведке, могли быть причислены к первой группе.

Совершенно другого типа были те офицеры, которые прошли школу вооруженных сил, созданную Зеектом. Наиболее старшие из них, хотя и участвовали также в мировой войне 1914–1918 годов в германской армии или во флоте, но свою истинно солдатскую обработку и последнюю шлифовку получили в ходе интенсивной профессиональной подготовки в так называемом «стотысячном войске». Это были высококвалифицированные профессиональные солдаты со специальным образованием, которые не имели себе равных во всем мире. Генерал фон Зеект при создании вооруженных сил стремился как можно полнее сохранить этические принципы и идейное богатство старого офицерского корпуса, по крайней мере, перенять все и сохранить в офицерах республики то, что имело непреходящую ценность. В большей степени ему это удалось. Однако следует также отметить, что с переходом от императорской прусской армии и контингентов других бывших немецких земель к вооруженным силам республики была связана определенная опасность бюрократизации. Верность, в которой офицеры и солдаты клялись безличной конституции Германии, была неполным эквивалентом личного отношения повиновения главнокомандующему и отцу отечества. По меньшей мере, для некоторой части офицеров армии — таковых было не так уж мало — их карьера была скорее практической профессией, специальностью, делом, которое осуществляется без какого-либо другого побуждения.

Обе названные категории объединяла традиционная антипатия офицера к занятиям внутренней политикой, не говоря уже об активном вмешательстве во внутренние конфликты. Именно рейхсвер под влиянием Зеекта рассматривал себя как ultima ratio конституционного правительства Германии на случай вмешательства во внутренние дела, если это станет необходимым для защиты спокойствия и порядка. Но это не имело никакого отношения к их личному нежеланию заниматься внутренней политикой. Ни офицеры, которые еще всецело придерживались традиций монархической армии, ни их товарищи из рейхсвера не были «солдатами политики».

Последние имелись только среди более молодого поколения — тех, кто начал свою офицерскую карьеру при Гитлере и своим необыкновенно быстрым продвижением был обязан быстрому росту вермахта в период после 1935 г. Правда, среди этих более молодых офицеров Третьего рейха были такие, кто по армейской традиции или из-за скептического отношения к национал-социализму, свойственного их общественной среде, сохранял еще определенную меру внутренней независимости, но число убежденных приверженцев режима, который играючи добивался одного внешнеполитического успеха за другим, который сбросил «оковы Версальского договора», который восстановил военную мощь Германии и тем самым дал каждому из них возможность сделать головокружительную карьеру, — было среди молодых капитанов, ротмистров и лейтенантов исключительно велико. Отсюда между офицерами старшего возраста и молодыми возникла пропасть, которая благодаря военной дисциплине в некоторой степени сглаживалась, но которая могла бы, пожалуй, иметь серьезные последствия, если бы соперничество между вермахтом и партией и ее структурами, особенно между армией и СС, в свою очередь, не влияло на примирение между поколениями внутри вермахта.

Здесь можно сразу сказать, что в разведке описанные здесь противоречия в целом проявлялись не особенно остро. Человеческие качества, духовный и умственный уровень офицеров, работавших в разведке, лишь с некоторыми исключениями далеко превосходили средний уровень во всех трех категориях. Особенности секретной службы вызывали глубокое уважение к личным качествам каждого сотрудника. В конце концов количество молодых офицеров, относившихся к третьей категории, которые могли бы вызывать повод для трений и конфликтов, было в разведке относительно небольшим. В ходе войны оно значительно увеличилось. Но даже в этих исключительно благоприятных обстоятельствах руководство таким ведомством с его исключительно сложными задачами, каким была разведка, требовало в особых условиях Третьего рейха всего искусства человеческого обхождения, каким был наделен Канарис. Среди людей, которые служили в разведке в момент, когда он стал ее руководителем, был один, который впоследствии должен был сыграть значительную роль не только в разведке и в жизни Вильгельма Канариса, но и в немецком движении Сопротивления: майор Ганс Остер. Нити судеб обоих мужчин тесно переплелись друг с другом, и на последующих страницах имя Остера будет часто упоминаться. Здесь же дадим лишь краткое описание его личности. Остер принадлежал к категории людей, в которых сразу виден военный. Мужчина с элегантной стройной фигурой наездника, который всей душой ненавидел лживую демагогию и ничтожную мораль национал-социалистического режима, полностью сохранил взгляды, которые он молодым офицером усвоил в годы, предшествующие 1914-му. Хотя Остер не думал о перевороте и восстановлении монархии, в душе он был убежден в превосходстве монархической формы государственного устройства в целом и для Германии в частности и считал себя связанным отношениями личной верности и привязанности с кайзером, бежавшим в Голландию, по крайней мере, до тех пор, пока тот был жив. Правда, после 1918 г. Остер несколько лет служил в рейхсвере, но примерно в 1930 г. был уволен из войск и лишь спустя много лет снова поступил на службу в вермахт из запаса. Очевидно, перерыв в его карьере объясняется тем, что он не ассимилировался полностью с офицерами рейхсвера и не мог скрывать свое происхождение из имперской армии. Остер был, пожалуй, одним из первых в вермахте, кто ясно осознал опасность национал-социализма не только для Германии в общем, но и в частности для вермахта, то есть для той сферы, за которую он непосредственно чувствовал свою ответственность. Но прежде всего он, пожалуй, решительнее, чем кто-либо другой из его товарищей по сословию, сделал из всего личные выводы. Он со всей серьезностью относился к делу, с серьезностью, которую он только частично мог скрывать под несколько показной грубостью, смягчаемой саксонской мягкостью. Остер был человеком, горячо любящим свою родину, но так же, как и у Канариса, это не была слепая любовь; он хорошо видел недостатки своей страны и своего народа, но при этом его любовь не становилась слабее; его любовь была неразрывна с глубоким чувством чести.

Мы должны всегда помнить об этом, говоря о событиях, которые описываются в последующих главах, если хотим сделать справедливую оценку. Отношения между Остером и Канарисом не были лишены трений. Причиной этому была разница в характерах. С одной стороны, осторожный, тщательно взвешивающий каждый шаг, действующий под влиянием интуиции и постоянно маскирующий свои истинные намерения Канарис. С другой — нетерпеливо рвущийся вперед, безрассудно смелый, порой просто неосторожный Остер. Но они были едины в выборе своей цели, в решительном осуждении как политики национал-социализма, так и его режима террора внутри страны, и они прекрасно дополняли друг друга. Если безрассудная смелость Остера ставила его порой в трудное положение, то Канарису в течение долгих лет удавалось всевозможными хитрыми уловками прикрывать опасную ситуацию дымовой завесой или, мужественно рискуя своей жизнью и положением, отгораживать Остера и его доверенных сотрудников от опасностей, грозящих им со стороны гестапо.

Еще одно объединяло Канариса и Остера — глубокое религиозное чувство как основа всей их деятельности. «Как с Канарисом, так и с Остером можно было постоянно вести беседы на религиозные темы, — рассказывает один сотрудник, бывший многие годы их доверенным. — Как у Канариса, так и у Остера движущими мотивами их действий были не политические, а этические соображения. Они подчинялись более высокому закону, чем уставы национал-социалистического государства, и это давало им силу, если придется принять не только физическую, но и гражданскую смерть».

Во главе первого отдела разведки много лет стоял полковник генерального штаба Пикенброк, которого доверенные называли Пикки; это был жизнерадостный, с добрым юмором человек, родившийся на Рейне. Его высокий интеллект и сухой юмор особенно расположили к нему Канариса, который безоговорочно ему доверял. С ним он объяснялся более свободно и открыто, чем с другими близкими сотрудниками. Если он вообще кому-нибудь говорил все, что было у него на сердце и что его тяготило, то этим человеком мог быть только Пикенброк. Впрочем, трудно предположить, что Канарис вообще мог бы кому-то полностью открыться. Он имел привычку, даже в кругу самых близких своих сотрудников, определенным образом распределять свое доверие и обсуждать мучающие его вопросы частями, беседуя то с одним, то с другим.

Следующее по важности третье отделение разведки возглавлял до начала войны майор Бамлер, ставший впоследствии полковником генерального штаба. Гизевиус в первом томе своей книги «До горького конца», вызвавшей много споров, дал ему очень недружелюбную характеристику. Действительно, Бамлер был восторженным почитателем национал-социалистической системы или выдавал себя за такового по некоторым причинам, что более похоже на правду, если подтвердятся сведения, что он больше не скрывает своих симпатий к коммунизму и якобы служит в советской разведке. Бамлер, отдел которого, как уже говорилось, был по службе тесно связан с СД, стремился поддерживать между обеими организациями не только корректные, но установить тесные и, как он выражался, товарищеские отношения. Этого, конечно, опасался Канарис, который стремился давать СД как можно меньше данных о делах разведки и поэтому старался помешать дружеским и товарищеским отношениям его хозяев с другим отделом. Поэтому он втихомолку старался сместить Бамлера. Тот, сам того не зная, пошел навстречу стремлениям Канариса, когда попросил в 1939 г. дать ему командование воинской частью. Его желанию начальник разведки не стал препятствовать.

На место Бамлера пришел полковник генерального штаба фон Бентивеньи, который, несмотря на свое итальянское имя, происходил из семьи прусского офицера и родился в Потсдаме. Как Пикенброк и Бамлер, он также был выходцем из «стотысячного войска»; это был человек, который в совершенстве владел своей профессией. Он был офицером до мозга костей, придавал большое значение своему внешнему виду и никогда не появлялся без монокля, в военном смысле был более правоверным, чем великодушный, и независимый как в духовном, так и в экономическом плане Пикенброк, и его личные связи с Канарисом были не столь близкими, как у Пикенброка. Однако взаимоотношения были хорошими. Бентивеньи сохранял за собой руководство третьим отделом до выхода Канариса в отставку весной 1944 г. и затем, во время перехода разведки в главное управление службы безопасности, временно исполнял обязанности заместителя начальника управления по трем отделам разведки. Один высокопоставленный руководитель службы СД позже, в Нюрнберге во время его допроса в органе государственного обвинения международного военного трибунала, показал, что, по информации гестапо, Бентивеньи, несмотря на внешне хорошие и сердечные отношения с Канарисом, в глубине души относился к нему отрицательно, «прежде всего из-за его хитрости и неискренности». В любом случае это утверждение преувеличено. Очевидно лишь то, что для Бентивеньи оппозиционная деятельность его начальника по службе, которая из-за слежки гестапо должна была вестись с использованием всевозможных методов маскировки и с применением «военных хитростей», не могла пройти незамеченной. Это приводило его в ужас, тем более, что должность обязывала его, как уже говорилось, к постоянному сотрудничеству с СД. Однако в любом случае Бенти, как его называли товарищи, ни разу не обманул доверия, которое Канарис на него возлагал.

Во главе второго отдела разведки, который мы называем именно после третьего, что соответствовало его значению, стоял до начала 1939 г. майор Гроскурт, ставший впоследствии подполковником генерального штаба. Он пользовался особым доверием у Канариса, который заботился о том, чтобы руководство этим отделом было в надежных руках; это было страховкой от нежелательных сюрпризов в проведении операций саботажа. Гроскурт, как и Остер, был офицером разведки, деятельность которого была направлена на свержение национал-социалистического режима. Личность Гроскурта в основных чертах метко обрисована Гизевиусом, так же как и роль, которую тот играл, особенно зимой 1939–1940 года, в качестве связного между заговорщиками и начальником генерального штаба Гальдером. Гроскурт являлся убежденным христианином и был близок к церкви. Генерал фон Лахоузен, которого тот сразу после его поступления на службу весной 1938 г. лично познакомил с Остером, описывает его как «одного из самых решительных и честных людей в офицерской оппозиции». Именно «Муфл» (Ворчун) — такой была кличка Гроскурта в разведке — предложил Канарису сделать тогдашнего подполковника генерального штаба фон Лахоузена своим преемником в руководстве вторым отделом разведки.

В лице Лахоузена в наше поле зрения попадает офицер, который не подходит ни к одной из трех ранее названных категорий. Он пришел из австрийской армии, служил еще в период правления габсбургской монархии в армии в Первую мировую войну, затем был направлен в вооруженные силы австрийской республики и после окончания Венского военного училища (оно соответствует тогдашней германской военной академии) поступил в генеральный штаб вооруженных сил Австрии. С 1935 г. он служил консультантом по вопросам, касающимся Чехословакии, в отделе разведки и контрразведки австрийского генерального штаба. Относительно Чехословакии с 1934 г. между австрийской службой разведки, немецкой разведкой и так называемым вторым бюро венгерского генерального штаба существовало с ведома и согласия австрийского правительства сотрудничество, заключавшееся, в основном, в обмене информацией. В первые годы обязанности связного офицера с немецкой стороны для такого обмена чисто военной информацией исполнял аккредитованный с этой целью в австрийской службе безопасности руководитель мюнхенского отдела разведки граф Маронья-Редвиц. Позже, с 1937 г., обмен информацией осуществлялся через военных атташе обеих стран. Канарис лично познакомился с Лахоузеном во время одного визита, который он нанес в 1937 г. начальнику отдела разведки и контрразведки в федеральном министерстве обороны в Вене. После включения Австрии в состав Третьего рейха в марте 1938 г. граф Маронья, который, с одной стороны, пользовался большим доверием у Канариса и был также близок ему по политическим убеждениям, а с другой стороны, в результате сотрудничества с Лахоузеном установил дружеские отношения с последним и имел ясное понятие о его деловых качествах, сразу рекомендовал его (Лахоузена) для работы в немецкой разведке. Лахоузен сначала был направлен в первый отдел разведки в качестве заместителя начальника отдела; ему было доверено заниматься странами, лежащими к востоку и к югу от Германии, в том числе Чехословакией. В начале 1939 г. он как преемник Гроскурта стал руководителем второго отдела разведки.

В результате показаний, которые сделал генерал фон Лахоузен перед международным военным трибуналом в Нюрнберге, он стал известен мировой общественности как человек из окружения Канариса. Ему и вправду удалось очень быстро завоевать доверие своего начальника, что подтверждает столь быстрое назначение на должность руководителя второго отдела. Те, кто знал Канариса, очевидно, удивлялись, что он так быстро подружился с Лахоузеном, хотя тот был ростом гораздо выше 180 см; обычно «Седой», который был ростом чуть выше 160 см, относился к людям высокого роста с инстинктивным предубеждением. «Это похититель людей», — говорил он часто, желая охарактеризовать какого-нибудь особенно высокого, статного и сильного на вид мужчину. Вероятно, Лахоузену повезло, что он не был одновременно «бравым» солдатом в старопрусском стиле. Потому что «бравых» парней Канарис еще меньше выносил, чем длинных. Привычка Лахоузена ходить немного согнутым и его манера говорить чаще тихо, чем громко и причем медленно, после тщательного обдумывания, возможно, принимались во внимание как смягчающие обстоятельства при его высоком росте. Во всяком случае, «Длинный» уже вскоре пользовался полным доверием своего шефа.

Зарубежным отделом, ставшим позднее группой, руководил офицер морского флота, капитан 1-го ранга, а затем контр-адмирал Бюркнер, которого Канарис хорошо знал со времен их совместной службы в Вильгельмсхафене. «Верный моряк и розовый оптимист», — как охарактеризовал его однажды Канарис. В этой короткой фразе, собственно, дано исчерпывающее описание их отношений. В личном плане они были хорошими и товарищескими. В служебном же Канарису многое в нем не нравилось. Отчасти это касалось сферы работы отдела «Зарубежье», которую «Бю» выполнял в тесном служебном контакте с министерством иностранных дел, а в нем с послом Риттером, к которому Канарис относился отрицательно как в личном, так и в деловом отношении, и со штабом оперативного руководства вермахта, начальник которого Йодль был типом «только солдата», который Канарис не выносил. Влияния этих людей Бюркнер часто не мог избежать. Но чаще всего Канариса раздражал неистощимый оптимизм Бюркнера, который, несмотря на все неудачи, заставлял его еще долго верить в окончательную победу.

Деятельность Бюркнера находилась за пределами разведки как таковой. Он был самым старшим по званию офицером после Канариса, участвовал не только в совещаниях «колонны», но и постоянно сопровождал Канариса на расширенные совещания («большая колонна») у начальника штаба верховного командования вермахта Кейтеля до тех пор, пока они проводились. В отсутствие Канариса он был, однако, его заместителем только в делах, касающихся непосредственно службы, но не разведки. Там его представителем становился старший из присутствующих начальников отделов разведки, то есть обычно это был Пикенброк, если он сам не сопровождал адмирала. В целом к Бюркнеру относится то, что можно вообще сказать об этом круге людей, куда можно отнести также полковника В. Йенке, много лет служившего у Канариса адъютантом, и который можно еще расширить за счет целого ряда руководителей групп и ответственных исполнителей, консультантов в отделах абвера, которые здесь не будут названы поименно: только немногие из этих людей в годы, когда Канарис был их начальником, лично участвовали в движении Сопротивления против Гитлера и режима. Но ни от кого из них в течение всего этого времени не могло ускользнуть, что Канарис враждебно относился к национал-социалистической системе. К тому же он часто слишком открыто выражал свое ожесточение на заседаниях «колонны» и просто в разговорах. Большинство из них знали также, что деятельность Остера, по меньшей мере, по отношению к Третьему рейху считалась государственной изменой. Несмотря на это, заговорщики все эти годы были уверены, что из этого круга можно было не опасаться доносов; это было доверие, которое ни разу их не подвело. Что это значит, может понимать только тот, кто сам жил сознательно в полицейском государстве Третьего рейха.

Среди людей, которые были тесно связаны с Канарисом в первые годы его деятельности на посту начальника разведки, следует упомянуть также человека, который часто упоминался в прессе Германии и за рубежом под именем барона Ино. Это имя было наверняка псевдонимом. Как его звали в действительности, так же трудно с достоверностью установить, как и его происхождение. Во всяком случае он не был немцем, и многое говорит о том, что его родиной была одна из областей, которые до 1913 г. входили в состав Оттоманской империи. Внешне он был похож на завсегдатая, которые десятками встречались перед многочисленными кафе бульвара Монпарнас в Париже. Маленький, сухопарый, жгучий брюнет, подвижный, умеющий свободно говорить на полдюжине языков, Ино был везде дома — как в Берлине, так и в Париже, Стамбуле, Афинах, Мадриде или в Рио и Буэнос-Айресе. Его знания иностранных языков были обширными — от турецкого, немецкого и французского до испанского и португальского. Ино был руководителем заокеанской фирмы в Берлине. Через эту фирму осуществлялись всевозможные деловые и финансовые транзакции для разведки. Она также использовалась, чтобы замаскированно посылать доверенных из разведки под видом коммивояжеров и торговых агентов за границу. Канарис часто с согласия Ино использовал эту возможность, чтобы переправлять через германскую границу в безопасное место людей, преследуемых нацистами. В прошлом, в двадцатые годы, Ино осуществлял крупные коммерческие сделки за границей, особенно с правительствами стран, не имевших собственной военной промышленности, которые хотели модернизировать свои вооруженные силы. Зачастую это были, пожалуй, операции, при которых левая рука не должна была знать, что делает правая. Но действительно хорошими и успешными являются только такие сделки, в которых каждая сторона получает свое и никто не чувствует себя обманутым. Ино заключил, должно быть, много хороших в этом смысле сделок, потому что во всех странах, где он работал, у него остались многочисленные друзья на влиятельных постах. Поэтому он слышал много интересного. Его информация о политических событиях в целом ряде стран оказывалась поэтому часто удивительно хорошей. Канарис, который знал его уже давно, возможно, еще с периода своей службы в «мадридском тылу», очень доверял сообщениям Ино, а также ему самому. Возможно, он знал больше подробностей о происхождении Ино, но даже если этого и не было, то этот маленький живой человек уже потому был ему симпатичен, что он был не стандартен. Канарис по природе сам был игроком и конспиратором и поэтому был особенно рад людям, которые не соответствуют шаблону, которые были не только оригинальны, но и в каком-то роде не от мира сего, однако при условии, что эти люди были умными и изобретательными; простаки его не интересовали. Со временем между Канарисом и «бароном» завязались отношения истинной дружбы. Они даже обращались друг к другу на «ты». Канарис особенно любил ходить с Ино в маленькие венские или венгерские пивные в Берлине, отведывать там фирменные блюда Юго-Восточной Европы и пить венгерское вино; часто он приглашал его и в свой дом в Шлахтензее.

Ино любил Германию, однако был решительным противником национал-социализма, особенно методов террора против инакомыслящих и евреев. Он не скрывал своих мыслей и в доме Канариса. Когда однажды один из гостей, офицер разведки, удивился такой открытой критике и попытался слегка его предостеречь, Ино с уверенным видом положил на стол свой турецкий паспорт, чтобы показать, что ему как иностранцу не смогут запретить говорить. Но в 1939 г. ему стало слишком опасно жить в Берлине. Канарис тоже советовал ему переехать из Германии в безопасное место.

При расставании — это было незадолго до начала войны — Канарис говорил, по словам Ино, с глубоким пессимизмом в отношении будущего. По словам Ино, Канарис сказал ему тогда, что Гитлер, «дилетант, мечтающий захватить весь мир», наверняка погубит Германию. Он спровоцирует войну, которая принесет гибель не только ему самому, но и Германии. Для себя Канарис уже принял решение. «Он будет, — сказал Ино, — работать во имя свержения Гитлера, хотя знает наверняка, что это скорее будет стоить ему жизни. Он убежден, что они никогда больше не увидятся».

Очевидно, настал момент коротко высказать свое мнение по поводу многочисленных попыток представить разведку как центр заговорщиков, нанесших удар ножом в спину германского вермахта, чтобы отнять у немецкого народа победу, которая — не будь этих саботажников — была бы подарена ему благодаря гениальному руководству Адольфа Гитлера. В действительности все было совершенно иначе. В разведке под руководством Канариса велась интенсивная работа, которая ничем не уступала деятельности военных разведок других держав. Если бы военное и политическое руководство отнеслось с доверием к сведениям, доставляемым разведкой, то многих несчастий, возможно, и самой войны, можно было бы тогда избежать. От Канариса до самых мелких служащих и сотрудников, работавших вне разведки внутри страны и за рубежом, сотрудники этой организации были людьми, горячо любившими свою родину и все силы отдавали, служа ей. Именно благодаря своей деятельности, которая позволяла им видеть все происходившее в мире не искаженным национал-социалистической пропагандой, многие из них очень рано осознали опасность, которой Гитлер подвергал Германию своей авантюристической политикой. Они также получали, особенно после того как война уже началась, гораздо больше сведений, чем их имел средний немец, о злодеяниях, которые совершались органами Третьего рейха в самой Германии и в оккупированных районах. Поэтому они, как и относительно немногие посвященные в министерстве иностранных дел и на некоторых других служебных постах и из круга частных лиц, были поставлены в ужасное положение, которое Ульрих фон Гассель, тоже знавший обо всем, в октябре 1939 г. метко обрисовывает в своем дневнике: «Они не могут желать победы и еще меньше хотят тяжелого поражения, они явно боятся затяжной войны и не видят никакого реального выхода». Несмотря на все эти душевные тяготы разведка обязана сообщать германскому командованию о положении за линией фронтов, о противнике, его мощи, его приготовлениях и планах — сведения, полученные под руководством Канариса, который при выполнении этой задачи часто бывает скован желанием фюрера и безоговорочно преданных ему военных из его окружения видеть вещи не такими, какие они есть, а какими они должны быть по их мнению. Этому моменту здесь будут приведены еще примеры из практики.

Совершенно естественным является то, что в этой ситуации именно в разведке у тех, кто осознавал свою личную ответственность перед нацией, должна была родиться мысль о сопротивлении. У очень многих людей рано или поздно побеждало такое чувство ответственности и в зависимости от природы человека проявлялось в пассивном или активном сопротивлении. К пассивному сопротивлению безумным или бесчеловечным приказам «сверху» были готовы, пожалуй, большинство офицеров разведки, по крайней мере, старшего возраста и более зрелые, однако только узкий круг офицеров в разной степени участвовал в действиях, направленных на свержение режима. Но то, что ими предпринималось, было не деятельностью разведки, а осуществлялось по личной инициативе, на страх и риск непосредственных участников. Таким образом, нельзя считать, что Канарис в качестве начальника разведки руководил деятельностью Сопротивления. Это было не так. Напротив, часто случалось, что он собственным вмешательством защищал того или другого из своих подчиненных от гестапо, если даже в отдельных случаях не одобрял ни целей поступка, ни методов, примененных для их достижения. Правда, нужно согласиться, что разведка была идеальной маскировкой для свержения режима, а именно: с одной стороны, благодаря особому, исключительному положению, которое долгое время давало ей иммунитет против системы контроля и слежки гестапо, с другой стороны, потому что Канарис умел сделать из своего неоднородного по составу офицерского корпуса коллектив, в котором хотя далеко не все испытывали друг к другу любовь и уважение, но где никому и в голову не приходило донести на другого или как-то иначе нанести ему удар в спину.

При этом работа под руководством Канариса была далеко не легкой. Он требовал чрезвычайно много от своих подчиненных, особенно от ответственных руководителей отделов. Он сам был одержим работой. Как многие немцы, он не умел перекладывать ответственность на других. Он брал все решения на себя, и поэтому на его плечах лежала всегда тяжесть, превышавшая все человеческие возможности. Естественно, для личной жизни у него с каждым годом оставалось все меньше времени.

Им овладело лихорадочное беспокойство. С началом войны он все чаще ездил из одного зарубежного центра разведки в другой. Чем больше становилась тяжесть работы, которую он сам на себя взвалил, тем нетерпеливее он становился. Его живой ум и врожденная способность комбинировать, еще больше развившаяся с годами, зачастую позволяли ему угадывать суть дела быстрее, чем ему ее преподносили. Пространные доклады нервировали его. На крупных заседаниях, которые проводились совместно с другими учреждениями, где он должен был участвовать, ему становилось трудно справиться со своим нетерпением. Во время докладов, которые читались с большой серьезностью, он усмехался и высказывал вполголоса иронические замечания, так что господам, которые его сопровождали, часто было очень трудно сохранять серьезность. Его подчиненным пришлось научиться преподносить ему все в самой короткой и сжатой форме. В противном случае у них не было никаких шансов поговорить с ним о своих делах. С другой стороны, то, что в результате этого иногда приходилось опускать не слишком важные детали, таило в себе определенную опасность. Если какой-то отдел входил в конфликт с другими учреждениями, что было неизбежным вследствие многократно пересекающихся компетенций в чрезвычайно сложной ведомственной ситуации в Третьем рейхе — будь то вермахт, партия, СС или гестапо, — тогда несчастный руководитель отдела должен был приготовиться выслушивать упреки Канариса: «Мне неправильно доложили!» Во время таких неудач он целиком снимал с себя всю ответственность, что, впрочем, не мешало ему с величайшей энергией и всеми силами вступиться за своего подчиненного.

Нетерпение заставляло его ненавидеть все общественные виды транспорта. Он ездил по возможности на автомобиле, на дальние расстояния — самолетом. Один из его ближайших сотрудников, рассказывая о его почти детском нетерпении, приводит в качестве типичного примера случай в одной поездке. Канарис ехал поездом из Висбадена в Берлин. Сначала он ругал поезд, который все время ехал со скоростью около 100 километров в час, называя его «эта почтовая карета». Он заставил одного из сопровождавших его офицеров пойти к машинисту локомотива и заставить его ехать быстрее. Он не успокоился, пока офицер не пошел и не вернулся, сообщив, что передал приказ. Поэтому не удивительно, что один из профессиональных военных, который долгое время занимал ответственный пост под руководством Канариса, охарактеризовал его как «одного из самых трудных начальников в его тридцатилетней военной карьере». И все же все его подчиненные пошли бы за ним в огонь и в воду.

В особенности к нему были привязаны молодые подчиненные и женщины, работавшие в учреждении; от них он хотя и не требовал также полной отдачи и неустанной работы, но обращался с ними всегда с исключительной любезностью. Также его привычка, унаследованная от службы в морском флоте, при случае обращаться к своим подчиненным на «ты», способствовала тому, что между ним и младшими сотрудниками установились отношения, как у отца с сыновьями.

В кругах разведки часто спорили о том, хорошо ли Канарис разбирался в людях. Есть немало оснований, чтобы усомниться в верности его суждений о людях. К примеру, в своей кадровой политике он находился под сильным влиянием неоправданных симпатий и антипатий. Свой вывод о человеке он делал быстро, чаще всего при первой встрече с ним. Даже если человек, внушивший ему при первом знакомстве антипатию, доказывал свои деловые качества и надежность, то это не меняло его отрицательного мнения, однако никогда не отражалось на его отношении к человеку. С другой стороны, он мог терпеть и даже поощрять в течение нескольких лет людей, которые ничего из себя не представляли, но по той или иной причине чисто по-человечески были ему симпатичны. Однако все сказанное еще не доказывает, что он плохо разбирался в людях. Потому что, с другой стороны, многое говорит о том, что он видел людей, с которыми имел дело, насквозь. Может быть, то, что он убирал из своего окружения также и дельных сотрудников, которые когда-то действовали ему на нервы, и одновременно терпел в своем окружении нескольких бездарей, потому что ему нравились их внешние данные, даже если он видел их деловую никчемность, было актом самозащиты для его итальянской чувствительной натуры. Если посмотреть на главных сотрудников, которыми он себя окружил и которых умел удерживать, то этот выбор никак не говорит о том, что Канарис не разбирался в людях. Один из тех, кто до последних дней его деятельности на посту начальника разведки был с ним тесно связан, делает замечание, которое необходимо здесь привести, потому что оно объясняет некоторые странные решения адмирала: «Он обладал, — пишет этот сотрудник, — при всем своем необычайном таланте быстро все схватывать и комбинировать еще и способностью сразу понимать, насколько подчиненный был в состоянии исполнять данные ему приказы. Если они выходили за рамки понятливости подчиненных (а это случалось довольно часто, и несмотря на это, при определенных обстоятельствах приказы должны были даваться именно так), то он сразу подстраховывал ожидаемые ошибки перекрестными приказами третьим или четвертым лицам и таким образом исправлял уже сегодня ошибки, которые были бы сделаны послезавтра».

Канарис в кругу своих сотрудников был не совсем осторожен в высказываниях о режиме. Не раз после ежедневной «колонны» Пикенброк или начальник какого-нибудь другого отдела обращал его внимание на то, что он высказывал вещи, которые не совсем годились для круга, выходящего за пределы доверенных лиц. Потому что в «колонне» участвовали также люди, которые, как, например, советник интендантства Теппен, тот или иной сотрудник имперского отдела и так далее, не имели никакого отношения к вопросам, касающимся непосредственно разведки и политическим соображениям, вытекающим из них. Канарис в ответ на такие предостережения имел обыкновение в следующей «колонне» компенсировать свои слова, сказанные в прошлый раз, обильными лояльными высказываниями. Но на войне он потом разработал новый метод, поделив свои ежедневные совещания на две части; в первой, где принимал участие более широкий круг людей, обсуждались только служебные вопросы общего характера, в то время как более секретные темы оставались для второй части, на которой присутствовали лишь начальники отделов.

И по телефону Канарис был не всегда так осторожен в своих высказываниях, как хотелось бы его сотрудникам. Примечательно, что даже такой спокойный и, определенно, не слишком робкий человек, как Пикенброк, уже в 1940 г. сказал своим товарищам: «Честно говоря, я удивляюсь, что они нашего старика все еще не трогают». Канарис, конечно, знал, что копию каждого его разговора, если он велся из дома, где находилась разведка, клали на письменный стол его врагам из имперской службы безопасности (РСХА). Один маленький инцидент из первых лет войны может пояснить его «неосторожность» как в «колонне», так и по телефону. Фрау Канарис разговаривала со своим мужем по телефону и в процессе разговора сделала несколько критических замечаний относительно каких-то мероприятий правительства, в ответ на что ее муж тут же прервал разговор. Вечером того же дня Канарис настоятельно предостерег свою жену, чтобы она вообще не затрагивала по телефону политические темы, и порекомендовал ей прежде всего воздержаться от каких-либо критических замечаний. В ответ на ее слова, что он сам часто высказывает много критических замечаний, когда говорит по телефону, Канарис сказал что-то вроде того, что, мол, о нем все и без того знают, что он не во всем согласен с действиями режима. Если бы он при случае не давал это понять в своих компрометирующих высказываниях, это только усилило бы подозрения гестапо.

Впрочем, мы далеко опередили события. В последующих главах мы проследим, как Канарис решал проблемы, стоящие перед разведкой и лично перед ним в связи с гитлеровской политикой.

Восьмая глава

Канарис и Гейдрих

Сначала деятельности Канариса в разведке до его отставки весной 1944 г. разграничение компетенций между его служебной сферой и СД, или, иначе выражаясь, защита разведки от экспансионистских тенденций РСХА, требовало от него больших усилий и всей его ловкости. «Внутренний враг» был во все времена намного опаснее, чем внешний. В то время, когда Канарис заступил на свою должность, ситуация определялась двумя факторами. С одной стороны, разведка занимала в Третьем рейхе единственное в своем роде положение. Вскоре после захвата власти военному министерству Германии удалось добиться непосредственного распоряжения Гитлера, которое часто называли «кабинетным ордером», в результате которого за вермахтом была признана исключительная компетенция во всех мероприятиях, которые могли бы понадобиться в целях предотвращения шпионажа и саботажа против вооруженных сил, находившихся в процессе становления. Вытекающая отсюда необходимость обеспечить оборону страны распространялась также на промышленную сферу и даже на ведомства, где были поставлены на службу военные, так называемые уполномоченные по делам контрразведки, которые несли ответственность за профилактические мероприятия, направленные против шпионажа и саботажа.

Таким образом, в будущем конфликте преимущество было сначала на стороне вермахта. Это стало возможным потому, что в 1933 г. еще не было имперской полиции. Гиммлер до 1935 г. был не начальником германской полиции, а сначала только назначался в отдельных землях начальником политической полиции. Чем больше укреплялось положение Гиммлера, тем отчетливее проявлялся второй фактор, то есть тем ревностнее стремились он и Гейдрих, назначенный сначала руководителем прусской государственной тайной полиции, ограничить исключительную компетенцию вермахта и добиться собственного влияния как можно в более многочисленных сферах секретной службы.

Отправной точкой для подобных устремлений явился тот факт, что вермахт с самого начала был вынужден сотрудничать с политической полицией при проведении арестов, обысков и других уголовно-процессуальных мероприятий, так как сам не имел соответствующих исполнительных органов. Предшественник Канариса был смещен с должности из-за его фронтального сопротивления устремлениям Гиммлера и Гейдриха. Люди, игравшие в то время важную роль в вермахте, военный министр Германии фон Бломберг и начальник службы вермахта генерал фон Рейхенау, были, говоря языком того времени, более или менее «коричневыми» (т. е. последователями нацистов) и хотели при любых обстоятельствах избежать конфликта с Гиммлером. Поэтому новый начальник разведки должен был согласно желаниям своих шефов находить компромиссы с государственной тайной полицией. Переговоры велись со стороны «черных», в первую очередь Гейдрихом. Его грубой целеустремленности Канарис противопоставил свое искусство обхождения с людьми. Гейдрих после отставки из морского флота, связанной с неблаговидными для него обстоятельствами, страдал от комплексов. Канарис, который, как уже говорилось, был много лет назад начальником Гейдриха, встретил его с естественной приветливостью «старого товарища». В деловых переговорах Канарис использовал методы постепенной сдачи маловажных позиций и упорного отстаивания важных. Ему было поручено заключить соглашение с гестапо, значит, он это сделает. Но он позаботится о том, чтобы это соглашение не имело точных формулировок, чтобы оставалась возможность впоследствии изменить его по собственному усмотрению.

Наконец между Канарисом и Гейдрихом было заключено соглашение, изложенное в 10 пунктах (по этой причине его позже называли «десять заповедей»). В нем обговаривалась компетенция обеих сторон. Это разграничение сфер деятельности сохраняло за абвером так называемую секретную службу связи — военный шпионаж за границей. В принципе за абвером оставалась контрразведка, в то время как тайная государственная полиция (гестапо), как и прежде, сохраняла свою компетенцию во всех областях деятельности, где действовали уголовно-процессуальные определения. Заключенное соглашение не принесло длительного согласия между инстанциями. Взаимное недоверие, существовавшее повсеместно между вермахтом и СС, постоянно поддерживалось в результате создания Гиммлером военных формирований СС, соперничавших с армией. Также и в практической деятельности гестапо со своей контрольной деятельностью и слежкой за всем, что могло хоть как-то показаться подозрительным с точки зрения политики, часто вторгалось в те области, которые были компетенцией контрразведки.

В результате соглашения между Канарисом и Гейдрихом деятельность секретной службы связи ограничивалась чисто военной разведывательной деятельностью. Поэтому абверу уже не было позволено осуществление разведывательной деятельности из-за границы. Вопрос о получении разведданных внешнеполитического характера вызывал большое расхождение во мнениях еще в период деятельности предшественника Канариса, и не только между разведкой и СД, но также между рядом других инстанций. Наряду с министерством иностранных дел и разведкой, к которым в 1934 г. присоединилась еще служба СС, правом на осуществление внешнеполитической разведки пользовались также основанная Германом Герингом «служба исследований» (служба, успешно действовавшая в области контроля и расшифровки дипломатической телеграфной, кабельной и радиосвязи), внешнеполитический отдел (Розенберг) и зарубежная организация НСДАП. Капитан морского флота Патциг сделал попытку создать единый фронт из министерства иностранных дел и разведки против различных партийных организаций. Его предложение заключить в этой области джентльменское соглашение наткнулось, однако, на негативное отношение государственного секретаря фон Бюлова, который, по всей видимости, с давних пор не мог преодолеть недоверие к военным инстанциям и потребовал для своего министерства исключительной компетенции в этой области. По отношению к организациям НСДАП, в особенности к СС, министерство иностранных дел было, конечно, не в состоянии реализовать это требование, поэтому официально тайная политическая разведка за границей была, если только она не осуществлялась дипломатическими внешними представителями, сферой СД. Канарис воспринимал это формальное ограничение не слишком трагически. Границы между военной и политической информацией весьма расплывчаты. Трудно описать, в какой точке в каждом отдельном случае лежит граница между военно-политической и чисто политической информацией. Канарис был способен оперировать в этой пограничной области с достаточной ловкостью и оглядкой, чтобы не только самому иметь постоянно четкую ориентацию во внешней политике, но также иметь в любое время возможность своевременно обеспечивать своих военных начальников достоверной информацией обо всех важных политических событиях за границей. Не в последнюю очередь этой цели служили и его частые зарубежные поездки, во время которых он использовал свои обширные личные связи с влиятельными и осведомленными кругами за границей. То, что его позиция была в основном правильной, доказывают события. Начальник немецкой разведки во все времена относился к наиболее информированным лицам в Германии по вопросам, касающимся политической ситуации за границей. Этому способствовало то, что Канарис умел очень быстро устанавливать доверительные отношения с влиятельными лицами в немецкой дипломатической службе, которые занимали по отношению к режиму позицию, сходную с его собственной. Благодаря этому взаимному доверию, которое, к примеру, связывало Канариса с начальником политического отдела, позднее государственным секретарем в министерстве иностранных дел фон Вайцзеккером, между военной разведкой и по меньшей мере одним очень важным сектором компетентной во внешней политике инстанции были установлены такие хорошие отношения, какие редко найдешь в целом мире между шпионской службой и дипломатией. Ведь тот факт, что между этими обеими инстанциями существуют отношения напряженности и недоверия, везде расценивается как нормальный. Дипломатия страшится международных конфликтов, а шпионские службы всех стран время от времени провоцируют такие конфликты, которые часто бывают очень неприятными; это связано с тем, что шпионским службам приходится работать с людьми, действия которых не всегда соответствуют кодексу и протоколу международной дипломатии. Конечно, между министерством иностранных дел и разведкой и в дальнейшем случались трения и разногласия, но благодаря доверительным отношениям между Вайцзеккером и Канарисом они никогда не бывали продолжительными и не принимали зловещего характера[8].

Внешнеполитическая служба информации и наблюдения никогда не была политической разведкой. Несмотря на это Канарис был в большинстве случаев хорошо осведомлен обо всем, что происходило внутри правящей НСДАП и о напряженных отношениях между «грандами» в правительстве и в партии, дерущимися за милость фюрера, и получал еще в мирное время, а затем в первые годы войны если не полный, то все же обширный материал о запланированных или уже осуществляющихся злодеяниях режима, так что он мог снабжать высокие чины в военном ведомстве обширной скандальной хроникой; однако чаще всего те не делали выводов, на которые надеялся Канарис. То, что он располагал такими материалами, было, в первую очередь, заслугой полковника, позже генерала Остера, который благодаря своим связям в кругах «коричневых» и «черных», особенно с начальником полиции в Берлине графом Хельдорфом и начальником уголовного розыска Германии Небе, получал «подпольным путем» многочисленную информацию[9]. Однако не следовало переоценивать эти источники информации, которая поступала благодаря хорошим личным связям. Эти связи развивались и поддерживались в условиях постоянной огромной опасности для всех участвующих. Посол Хассель в своем дневнике 16 декабря 1938 г. записал мнение посланника Гентига о том, что отделение разведки (Канарис) при вермахте контролировало всю партию. Однако это было явным преувеличением.

Возможности получения информации не были безграничными, но под руководством ловкого и изворотливого начальника они были очень значительными, хотя, как уже говорилось, приходилось постоянно затрачивать много энергии, чтобы отражать непрекращающиеся открытые и замаскированные попытки экспансии РСХА. Разведке помогало то, что она в большей степени, чем какая-нибудь другая инстанция в Третьем рейхе была свободна от надзора и опеки со стороны гестапо. У нее, например, был свой собственный паспортный отдел для оформления заграничных паспортов и виз, она была в состоянии относительно свободно решать среди своего персонала вопрос о доказательстве происхождения. (Среди офицеров, работавших в разведке, были некоторые, а среди так называемых связных даже целый ряд сотрудников, которые не соответствовали требованиям «нюрнбергских законов».)

Один высокопоставленный руководитель СД во время допросов в Нюрнберге дал подробное показание об отношениях между вермахтом и тайной полицией. Даже при очень критическом рассмотрении эти показания в отдельных частях звучали очень убедительно. Допрашиваемый рассказывал, к примеру, что в кругах вермахта в довоенные годы ходили слухи, что Гиммлер и Гейдрих планировали с помощью методов ЧК стать во главе всего вермахта. Допрашиваемый не знает, действительно ли Гиммлер и Гейдрих вынашивали тогда планы такого рода, но сомневается в этом, потому что уже в личном плане не существовало предпосылок для осуществления столь далеко идущих целей; затем он добавляет буквально следующее: «Тайная государственная полиция как учреждение так же мало занималась этим вопросом, как и служба безопасности (СД). Им было запрещено вести разведывательную деятельность против и внутри вермахта. Правда, сам Гейдрих время от времени охотно слушал что-либо о вермахте и от него; однако он принимал решительные меры в каждом случае нарушения, о котором ему сообщали. Он был вынужден это делать, хотя бы для того, чтобы самому быть под прикрытием от вермахта».

Эти высказывания руководителя СД содержат большую долю достоверности, в них в особенности интересны замечания, которые позволяют сделать вывод о том, что Гейдрих стремился подпольным путем с помощью добровольных помощников получить информацию о вермахте и специально о разведке. Факт, что внутри разведки в течение стольких лет мог безнаказанно существовать центр сопротивления режиму, можно считать доказательством того, что личный аппарат информации у Гейдриха в этот период работал гораздо хуже, чем тот, который Остер пустил в действие против партии и гестапо.

Здесь нужно коротко остановиться на личных отношениях Канариса с руководящими сотрудниками гестапо. Отношения с Гиммлером совершенно бесцветны. Личные контакты редкие. Канарис невысокого мнения о Гиммлере, которого он в глубине души считает взбунтовавшимся мелким чиновником. Хотя он жестокий и хитрый, но не умен и труслив. С этим, считает Канарис, он справится. Труднее описать его отношения с Гейдрихом. Они сложны с обеих сторон. Гейдриха Канарис боится. Это инстинктивный физический страх. Человек этот во всех отношениях кажется ему жутким. Он слишком высок ростом, его глаза с почти монгольским разрезом смотрят всегда холодно и пронизывающе, взгляд как у змеи. Канарис чувствует, что перед ним человек, для которого не существует препятствий, это преступная натура крупного масштаба. И все же он околдован высоким интеллектом своего противника, которого он однажды назвал «умнейшая бестия». В своем дневнике он говорит о Гейдрихе после первой служебной встречи, как о «жестоком фанатике, с которым будет трудно сотрудничать открыто и доверительно». Со временем страх перед Гейдрихом не проходит. Уже одного телефонного звонка от начальника РСХА достаточно, чтобы лишить Канариса покоя.

Несмотря на это Канарис, пока Гейдрих был жив, стремился поддерживать с ним хорошие личные отношения. Постороннему отношения между ними казались даже сердечными. По воле случая Канарис, когда его семья в начале февраля 1935 г. переехала из Свинемюнде в Берлин, нашел квартиру на Деллештрассе. Вскоре выяснилось, что Гейдрих живет неподалеку от него на той же улице. Несмотря на внутреннее отвращение, Канарис по служебным соображениям старался поддерживать контакт между обеими семьями, и воскресными вечерами летом 1935 г. семья Канариса ходила к Гейдрихам, чтобы там в саду поиграть в крокет. В августе 1936 г. Канарис купил себе маленький дом в Шлахтензее на Дианаштрассе, которая впоследствии была переименована в Бетацайле в честь национал-социалистического писателя Оттомара Бета. Было ли чистым совпадением, что полгода спустя Гейдрих купил на Августаштрассе, в двух минутах ходьбы от Канариса, строящийся дом и переехал туда, когда дом был готов. Фрау Канарис, услышав об этом, не могла удержаться от смеха и сказала: «Хорошая покупка!» Гейдрих уловил в этом замечании намек, так как сразу стал защищаться и со всей убежденностью сказал, что он по чистой случайности нашел подходящий дом рядом с домом Канариса. Возможно, здесь и вправду не было особого умысла, потому что, в конце концов, для начальника РСХА вряд ли было необходимо лично следить за своим противником из разведки.

О том, что Гейдрих, несмотря на внешнюю приветливость отношений с Канарисом, считал того своим противником и всегда был перед ним начеку, говорили многие сотрудники СД. Он предостерегал своих подчиненных, что с Канарисом, «этим старым лисом, нужно быть всегда настороже».

Штандартенфюрер СС Шелленберг, который после падения Канариса взял руководство секретной службой связи, заявил в Нюрнберге, что Гейдрих не доверял Канарису только потому, что у того были документы, подтверждающие неарийское происхождение Гейдриха и которые хранились в надежном месте. Подобные рассказы можно было услышать и от других людей. Однако документы эти до сих пор не найдены. Те, кто по работе и в личной жизни поддерживал с Канарисом наиболее близкие отношения, тоже ничего подобного от него не слышали, хотя никто не сомневался в том, что он был хорошо осведомлен о неарийском происхождении отца Гейдриха. Против утверждений Шелленберга, что Канарис располагал документами о «неудачном» рождении Гейдриха и хранил их в печатном виде в надежном месте, говорит, очевидно, тот факт, что Канарис, по словам свидетелей из его окружения, всегда боялся Гейдриха и что известие о смерти последнего 1 мая 1942 г. было воспринято им с облегчением, хотя он посчитал необходимым во время погребения заявить сотрудникам Гейдриха глухим, словно охрипшим от слез голосом, что он исключительно ценил и почитал Гейдриха как великого человека и потерял в его лице верного друга.

Несмотря на взаимное недоверие, хорошие отношения с Гейдрихом были крайне необходимы для работы Канариса. При всей взаимной сдержанности у него была возможность своевременно услышать о планах и мероприятиях СД. Хотя Гейдрих не доверял Канарису, он, похоже, все же ценил личные контакты с ним. В связи с обстоятельствами своего увольнения из морского флота он был полон недоверия к вермахту. Он также знал, что большинство из высокопоставленных офицеров флота и армии смотрели на него как на ренегата и по возможности избегали с ним личных контактов. Поэтому он считал контакты с семьей Канариса, несмотря на все предубеждения, полезными и часто в беседах с шефом абвера заходил дальше, чем вначале планировал.

Девятая глава

Испанская загадка

В то время как шли переговоры с Гейдрихом о разграничении компетенции обеих сторон, формирование и расширение разведки продолжались. Канарис всегда стремился давать руководителям германского вермахта как можно более полную и неприкрашенную картину соотношения военных, политических и экономических потенциалов. Из многих публикаций прошлых лет в широких кругах возникло впечатление, что Канарис сознательно систематически в ущерб германским военным интересам утаивал сообщения, поступавшие в разведку от связных и дипломатических служб, или передавал их инстанциям, ответственным за руководство вермахтом, в искаженной форме. Один отрывок из книги Гизевиуса «До горького конца» также можно ошибочно истолковать в этом смысле. Сотрудники, которые долгие годы имели доступ к делам секретной службы связи, опровергали эти утверждения как совершенно ошибочные. Генеральный штаб сухопутных войск, а также соответствующие службы люфтваффе и морского флота, отвечавшие за оперативную подготовку немецких военных действий, получали информацию, поступившую в разведку, принципиально в той форме, в которой она поступила, а при необходимости также с указанием па природу и достоверность источников. Анализировать сообщения, увязывать с другими разведданными поступившими независимо от разведки (к примеру, перехваченные радиосообщения, показания пленных и т. д.), было обязанностью их, а не разведки.

В другом месте сказано, что Канарис при случае, например, при докладе Гитлеру или Кейтелю, стремясь повлиять на верховное руководство в том направлении, которое казалось ему разумным или безупречным в моральном отношении, некоторые сообщения, подтверждавшие его тезисы, особенно подчеркивал, другие, которые могли содействовать идеям Гитлера, умышленно пропускал. Но при разумном осмыслении приходишь к выводу, что и в этих случаях речь шла лишь об отдельных сообщениях из информационного материала, который предоставлялся в полном объеме службам, отвечавшим за непосредственную оценку военного положения. Свое моральное право на такую подачу информации Канарис видел в том, что он именно благодаря своей деятельности в качестве начальника разведки очень рано осознал опасность гитлеровской внешней политики. Тем более необходимым стало, по его мнению, правильное и широкое информирование руководства вермахта. В первые годы его деятельности во главе разведки положение вермахта было еще относительно независимым от влияния партии. Правда, люди типа Бломберга и Рейхенау, были весьма склонны к тому, чтобы пойти навстречу желаниям Гитлера; но такие личности, как главнокомандующий армией фон Фрич, начальник генерального штаба Бек и некоторые другие, по мнению Канариса, сопротивлялись попыткам полностью подчинить вермахт влиянию партии. Поддерживать в рамках своей сферы деятельность таких людей в их борьбе за сохранение традиций вермахта, в особенности армии, Канарис рассматривал как свою естественную обязанность. При этом он не занимал мелочную бюрократическую позицию. Он чувствовал себя компетентным именно тогда, когда видел возможность предотвратить беду или несправедливость.

Когда осенью 1935 г. начался абиссинский конфликт, все симпатии Канариса были на стороне Абиссинии. Он инстинктивно становился на сторону более слабого. Кроме того, он очень рано увидел опасность в авантюре Муссолини, потому что с полным правом считал, что Гитлер последует примеру дуче и втянет Германию в опасное предприятие. При всей своей симпатии к итальянскому народу Канарис был и тогда, и позднее противником военного союза с Италией. Он был невысокого мнения об итальянском военном потенциале и с основанием предвидел, что оба диктатора будут взаимно готовить все более опасные авантюры. Слабость, которую проявила Великобритания во время абиссинского конфликта, глубоко разочаровала Канариса. По его мнению, она могла бы закрыть Суэцкий канал и тем самым быстро покончить со всем безобразием в Абиссинии. Он, однако, не сделал, как Гитлер, из всего этого ошибочного заключения, что Англия всегда и при всех обстоятельствах только блефует и никогда не пойдет на серьезный конфликт. Он и в последующие годы был много раз разочарован нерешительностью британских политиков, но это не отражалось на его отношении к Великобритании. Канарис на протяжении всей своей жизни испытывал к англичанам симпатию и глубокое уважение. Он восхищался искусными методами, с помощью которых они сохраняли единство и сплоченность своей разноликой империи. Он видел в Британской империи принцип общественного устройства, от которого можно ожидать много позитивного и для будущего оформления отношений на Европейском континенте. Он глубоко уважал стойкость и выносливость британского народного характера и был убежден в том, что, несмотря на недостатки британского вооружения, не ускользнувшие от его внимания, Гитлеру никогда не удастся одолеть этого противника.

Опасения, которые вызвал у Канариса успех авантюры Муссолини в Абиссинии, очень скоро оказались обоснованными. Вступление гитлеровских войск в демилитаризованную зону Рейна стало ответом на слабую позицию западных держав в отношении Италии. За несколько дней до этого Канарис в беседе с секретарем посольства Эрихом Кордтом, с которым в тот период еще не был в тесном контакте, однако был хорошо осведомлен о его отрицательном отношении к режиму, затронул назревающие события. Не говоря прямо о запланированном вторжении, он неожиданно задал вопрос: «Вы верите в то, что Франция объявит мобилизацию?» Секретарь посольства, к которому обратились таким образом, не выразил своего удивления по поводу такого вопроса; более того, он ответил, что сам сомневается в том, предпримут ли западные державы какие-нибудь меры или позволят ввести себя в заблуждение, выслушивая миролюбивые заверения, которыми Гитлер намеревался сопровождать свою проделку, и удержатся от решительных ответных действий. Канарис признался, что он тоже сомневается в том, будет ли политика Англии и Франции достаточно энергичной; и высказал это мнение при всей осторожности в выборе слов с таким выражением, что после этого разговора у его собеседника больше не осталось сомнений в том, что он говорил с противником этой операции и, более того, с противником системы.

Хотя Канарис отрицательно относился к оккупации Рейнской области в нарушение Локарнского договора, это, однако, не говорит о том, что он не стремился как можно скорее восстановить суверенитет Германии. Но он был убежденным противником гитлеровского метода односторонней отмены договоров, тем более таких, которые и национал-социалистический режим еще недавно признал обязательными для выполнения. Он был убежден, что немногочисленные положения Версальского договора, ущемлявшие равноправие Германии, могут быть в недалеком будущем упразднены путем переговоров. Он опасался, что каждый успех политического насилия будет вдохновлять Гитлера на новые нарушения договора. И, наконец, многочисленные сообщения, которые поступали к нему со всего мира, не оставляли сомнений в том, что эти так называемые внешнеполитические успехи Гитлера дорого обойдутся не только режиму, но и всему немецкому народу в результате потери моральной поддержки и из-за роста всеобщей ненависти к немцам в странах, где такие настроения, вызванные Первой мировой войной, как раз только что начали ослабевать.

В это время Канарису становилось все более ясно, что сопротивление системе является его моральным долгом. Но момент, когда это сопротивление должно было принять форму заговора с целью свержения Гитлера, еще не наступил. Ведь во главе вермахта еще стояли такие люди, как Фрич и Бек; действовать через их голову Канарис чувствовал себя не в праве. Таким образом, это пока еще была маленькая война против пороков системы. Канарис знал о борьбе, которую непрерывно вел Остер против СС и гестапо, и тайно в ней участвовал. Кроме того, он принимал личное участие в гуманитарных мероприятиях. В эти годы многие сотни людей, которых преследовали партия и гестапо — значительной частью из них были евреи, — обязаны были начальнику разведки тем, что могли уехать за рубеж через границы Третьего рейха.

В легковерности, с которой многие иностранцы, занимавшие крупные посты, попадали под влияние пропаганды национал-социалистов, Канарис видел большую опасность. Он старался противостоять ей, приглашая, в свою очередь, из-за границы многих известных людей, которых он считал более или менее наблюдательными, например, в связи с Олимпиадой в 1936 г. и на партсъезды НСДАП, и давал им возможность осмотреться в Германии; он надеялся на то, что они разглядят пропаганду и получат истинное представление о тирании и дилетантизме национал-социализма. Особенно большого успеха в этой области он, однако, не добился.

1936 г. принес события большого значения. 16 июля начался военный мятеж в Испании против народного правительства; причиной мятежа явилось убийство политика правых сил Кальво Сотело, организованное органами полиции, имевшими левую ориентацию. Мятеж перерос в гражданскую войну, которая тянулась три года, завершившись победой генерала Франсиско Франко. На первых этапах борьбы преимущество было несомненно на стороне народного правительства и все окончилось бы кровавым подавлением восстания, если бы Франко не получил поддержку Италии и Германии. Известно, что Канарис играл очень большую роль в оказании помощи со стороны Германии. Это обстоятельство стало исходным пунктом для многочисленных нападок на Канариса. Действительно, на первый взгляд, кажется необъяснимым противоречием то, что Канарис, боровшийся с авторитарным режимом национал-социализма в Германии, всеми силами поддерживал испанский вариант фашизма, не только выполняя приказы своих начальников и Гитлера, но и по личному убеждению.

Мы не сможем объяснить это противоречие, не разобравшись в том, как Канарис тогда вообще понимал политические проблемы. С детства он проявлял жгучий интерес к внешнеполитическим вопросам. Деликатная игра европейской политики равновесия сил занимала его, когда он был морским офицером, так же, как шахматные ходы царской России и Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке или политика перетягивания каната между британскими и североамериканскими интересами в Мексике, которую он наблюдал непосредственно накануне Первой мировой войны. Вопросы же внутренней политики, социальной политики и все, что было с этим связано, оставалось, напротив, за пределами его непосредственного поля зрения. В родительском доме, как уже писалось, мало интересовались политикой. В кайзеровском флоте беседы о внутренней политике среди офицеров были не приняты. Как армия, так и морской флот должны были по возможности дальше держаться от борьбы политических мнений. Революция и борьба в 1918–1919 гг. внутри страны изменили ситуацию, однако на Канариса они не слишком повлияли. Только в одном отношении они оставили свой след: глубокая неприязнь к коммунизму, недоверие к большевистской России остались в нем навсегда. При этом многочисленные контакты с политиками самых различных направлений в период его службы в конногвардейской стрелковой дивизии в Берлине, во время его миссии в Веймаре и позднее при Носке не увеличили его уважение к парламентам и парламентариям. Они также не пробудили в нем особого желания глубже заняться внутриполитическими проблемами.

Одним словом, Канарис никогда в жизни не был убежденным демократом. Он не был убежден в несомненном превосходстве и приемлемости демократической формы государственного устройства. В своей точке зрения на практико-политические проблемы он был исключительно гуманным человеком. (Ведь и его сопротивление Гитлеру было не столько следствием политических размышлений, сколько отвращения к жестокостям и правонарушениям системы.) Он восхищался британской парламентской системой из-за духа свободы в ее учреждениях, а также из-за ее гибкости и приспособляемости. Он видел в ней синтез демократических и аристократических элементов, родившийся из векового опыта и традиций. Однако он очень сомневался в том, можно ли такую систему перенести на другие страны, народы и отношения.

Например, у Канариса были серьезные опасения относительно пути, по которому грозила пойти парламентская система в большинстве западноевропейских стран, особенно во Франции и Испании, перед началом гражданской войны. Он воспринимал правительства народного фронта в обоих государствах с глубоким недоверием. Уже в середине тридцатых годов он не питал никаких иллюзий относительно коммунистических партий этих стран, в которых он видел не что иное, как всецело зависящие от Москвы и от политиков в Кремле секции Коминтерна. Он считал, что буржуазные традиции Франции достаточно сильны, чтобы, по крайней мере, на ближайшее будущее предотвратить полную большевизацию страны, однако в отношении Испании он был настроен гораздо более скептично. Канарис знал и любил Испанию. Он рассматривал происходящее там как чисто человеческий феномен без идеологических шор. Когда он оглядывался на прошлое, то ему казалось, что несмотря на все теневые стороны режима Примо де Ривера стране и народу было принесено больше пользы, чем при республиканских правительствах, которые затем последовали. Крупные административные успехи Салазара в соседней Португалии после десятилетий парламентской разрухи казались ему лишним доказательством того, что на иберийском полуострове, по меньшей мере сейчас, еще не существует политических и социальных предпосылок для демократической системы и что в иной политической и духовной атмосфере Юго-Западной Европы авторитарные режимы не обязательно должны иметь такие недостатки, как системы Сталина или Гитлера. (Он и позже считал, что Муссолини без влияния и примера Гитлера пошел бы совершенно по другому пути.) Его особенно настораживало в испанской политике то, что там все указывало на возрастающее влияние Москвы. Традиционные группы левых радикалов, анархисты и синдикалисты уступали свою роль в пользу коммунистической партии, получавшей идеологическую, пропагандистскую и финансовую поддержку из Москвы. Если бы это продолжалось и дальше, то, по мнению Канариса, существовала бы опасность создания на юго-западе Европы большевистского государства, зависящего от Кремля; это создало бы опасность для Франции и всех стран, расположенных между советской Россией и советской Испанией, а также для всего ибероамериканского мира.

Развитие событий в республиканской Испании вскоре после начала гражданской войны, похоже, подтверждало предположения Канариса. Очень скоро вооруженные организации левых ускользнули из-под контроля правительства народного фронта. Умеренные элементы внутри республиканских партий были обречены на безвластие. Влияние большевиков ощущалось все более отчетливо. Убийство заложников из высших и средних слоев населения, особенно же в верных церкви кругах католиков, позволяли провести параллели с большевистской революцией в России настолько четкие, что даже в кругах Западной Европы, сочувствовавших республиканской Испании, высказывалась резкая критика.

Но уже в начале гражданской войны Канарис, как говорилось, относился к правительству народного фронта в Испании с недоверием и неприятием. С другой стороны, он испытывал личные симпатии к Франко. Все его друзья, с которыми он познакомился в прежние годы во время своего многократного пребывания в Испании, были в лагере каудильо или в любом случае состояли в оппозиции к народному фронту. Канарис с самого начала был довольно высокого мнения о генерале Франко и до конца остался верен этому мнению.

Канарис ценил не только солдатское суждение Франко, который умел трезво и без иллюзий видеть военную ситуацию как во время гражданской войны, так и позже во время мирового конфликта. Даже тогда, когда в Германии и в других странах было модным представлять каудильо ограниченным и незначительным, Канарис считал Франко государственным деятелем достаточно большого масштаба. Но прежде всего тот был ему симпатичен как человек. Канарис ценил в нем его чувство достоинства, а также его неприятие внешней показухи. Ему нравилось природное остроумие Франко, граничащее с крестьянской хитростью[10], а также его умение оценивать факты. Когда другие нелестно сравнивали Франко с Санчо Панса, то Канарис указывал на то, что именно Санчо Панса является олицетворением благоразумного испанца и что в любом случае в трудные тридцатые годы Испания наверняка не должна была бы ставить во главе государства Дон Кихота, если она не хочет быть раздавлена в борьбе со сверхъестественными силами.

Однако направляющим мотивом в действиях Канариса в период гражданской войны в Испании было все же стремление перехватить большевизм на его пути в Юго-Западную Европу. Один из его многолетних сотрудников, может быть, несколько преувеличенно грубоватыми, но отражающими суть дела словами дает такое объяснение. Тот факт, что Канарис боролся с коричневым большевизмом дома, не могло ему помешать выступать против красного большевизма повсюду, где он мог стать опасным.

Насколько известно, Канарис никогда не распространялся насчет того, когда он впервые встретил Франко. То, что оба могли встретиться уже во время первого пребывания Канариса в Мадриде в 1916–1917 гг., возможно, но маловероятно и не подтверждается знакомыми времен «мадридского тыла». Однако можно предположить, что Канарис лично знал Франко уже до начала гражданской войны. Возможно, он встретил его в тот период, когда Франко в середине тридцатых годов исполнял обязанности начальника генерального штаба. В то время руководитель католической партии, Гил Роблес, возглавлял военное министерство. Все указывает на то, что оба мужчины знали друг друга, когда поздним летом 1936 г. Франко из-за воздушной транспортировки в Испанию своих войск, находящихся в Марокко, прощупывал почву в Германии. Двое немецких торговцев по имени Бернгардт и Лангенхейм, жившие в Тетуане, приехали по поручению Франко в Берлин и вели переговоры сначала с генералом Вильбергом в министерстве авиации Германии. Геринг был поставлен в известность, но вначале отнесся к просьбе Франко холодно. Хотя он был заинтересован в продаже немецких самолетов за валюту, и возможность испытывать новые виды самолетов в условиях, приближенных к войне, казалась ему заманчивой, но шансы военного мятежа в Испании казались ему слишком сомнительными, чтобы он был готов активно участвовать в деле.

Примерно в то же время у Канариса появились два испанца, которые приехали через Париж, чтобы попросить его поддержать устремления Франко. В противоположность Герингу Канарис воспринял это дело не с точки зрения получения валюты или испытания военной техники, а в политическом аспекте, описанном ранее. Так как он из объяснения обоих испанцев понял, что извне были предприняты усилия для поддержки военного мятежа, Канарис счел целесообразным договориться со своим итальянским коллегой, в то время полковником Роаттой. Он полетел в Рим. Между обоими начальниками разведок существовали дружеские отношения, хотя, по крайней мере со стороны Канариса, дружба сочеталась с осторожностью. После обсуждения вопроса со своими военачальниками и личного доклада Муссолини в присутствии Чиано Роатта смог заверить Канариса, что Италия весьма заинтересована в оказании помощи Франко.

После возвращения из Рима Канарис был официально включен Кейтелем в переговоры, которые тем временем начались в Берлине между заинтересованными ведомствами. Канарис должен был сначала отчитаться перед Герингом о своих беседах в Риме. По поручению Геринга он затем должен был явиться с докладом к Гитлеру. В ходе этих обсуждений был принят основной план оказания помощи франкистской Испании. Канарис представлял точку зрения, что лучше всего послать в Испанию представителя вермахта. Для этого задания был выбран полковник Варлимонт, который был рекомендован Франко в послании, составленном на испанском языке и подписанном военным министром фон Бломбергом, как представитель всех трех родов войск вермахта. В предыдущие месяцы между Канарисом и Варлимонтом установилось тесное сотрудничество. Совместно с ними и в одиночку Канарис много раз летал в Испанию. Первый полет в старом «юнкерсе» без промежуточной посадки, на большой высоте пересекая Францию — пассажиры сидели на канистрах с бензином, так как все ненужное оборудование в целях экономии веса было удалено из машины, — был рискованным приключением. При следующей возможности Канарис вместе с Роаттой отправился в Испанию на итальянском теплоходе, чтобы там согласовать немецкую и итальянскую помощь.

В результате переговоров с Франко был образован легион «Кондор», первым командиром которого стал генерал Шперрле. Далее в ходе войны командование легионом еще два раза менялось. Генералы Фолькман и фон Рихтгофен получили, таким образом, возможность приобрести опыт руководства авиацией в военных условиях и оценить способности французских и русских (советских) летчиков, сражавшихся на противоположной стороне.

Руководство испанским предприятием было возложено на министерство военно-воздушных сил Германии. Несмотря на то, что Геринг при случае выказывал ревность по отношению к Канарису, он, однако, не мог обойтись без начальника разведки в вопросе поддержания отношений с франкистской Испанией. Приходилось постоянно обращаться к его знанию страны, к его личным связям с большим кругом лиц, занимавших видное место в Испании, и его правильной оценке испанского национального характера. Снова и снова Канарис, когда было необходимо преодолеть трудности, уладить разногласия, заключить новые соглашения, должен был ехать в Испанию. Все жалобы, которые Франко высказывал по поводу помощников из Германии, он, по возможности, предъявлял Канарису, тот, конечно, принимал их со смешанными чувствами, так как это не прибавляло любви к нему у немецких инстанций, участвующих в предприятии.

У Франко Канарис пользовался неограниченным доверием, и многие соглашения, которые в другом случае застряли бы в бюрократических преградах, достигались быстро в личной беседе между обоими мужчинами, которые не нуждались в переводчике, так как Канарис прекрасно владел испанским языком. Тут можно было решить много проблем. С посылкой немецких «добровольцев» и самолетов для легиона «Кондор» еще не все было решено. Нужно было через доверенных людей покупать оружие за границей, в том числе в Чехословакии и в Америке; деньги, предоставленные немецкой стороной, во многих случаях поступали потом через Лондон, где Франко удавалось получить финансовую помощь. Переговоры проходили частично через испанское посольство в Берлине, где Канарис поддерживал тесный контакт с советником посольства Варгасом и с графом Роккамора, назначенным Франко на пост военного атташе вскоре после начала гражданской войны. Конечно, только одна часть — но очень важная — этих дел проходила через руки Канариса. Наряду с легионом «Кондор» возникла большая германо-испанская экономическая организация, которой руководил Бернгардт — ее название «Хизма» часто упоминалось в мировой прессе — и которая играла большую роль не только во внешней торговле Испании, но и внесла существенный вклад, например, в стабилизацию курса испанского песо.

Частые поездки в Испанию были для Канариса приятной обязанностью. Он любил страну и он любил испанцев. Когда мы говорим, что он любил Испанию, то из этого не следует делать вывод, что он особое внимание уделял испанскому пейзажу. Он никогда не проявлял особого интереса к красоте пейзажей, а также к архитектурным и градостроительным тонкостям, будь то в Испании или в какой-то другой стране. В городах, которые он посещал во время своих поездок в далекие страны, он редко видел что-то, кроме отелей, в которых останавливался. Кроме отелей, он посещал, самое большее, тот или иной собор или аптеку. Его особенно притягивали католические соборы. Случалось так, что он, так не любивший выходить из дома один, втихомолку уходил из своего отеля и отправлялся для размышлений и медитации в церковь. Так, однажды вечером его спутники, которые несколько часов не могли его нигде отыскать и уже беспокоились, не случилось ли что-нибудь с ним, обнаружили его под мрачными готическими сводами собора, едва освещенного свечами, горящими у алтаря. Он сидел совершенно один, погруженный в глубокие размышления. Аптеки Канарис искал, потому что в вопросах своего здоровья он был ярко выраженным ипохондриком и его карманы часто были переполнены всевозможными безобидными запатентованными лекарствами, которые он часто предлагал также своим спутникам.

Что Канарис любил в Испании — это «атмосфера», в прямом и переносном смысле, на Средиземном море. Он чувствовал себя дома среди людей Испании, звучание их голосов были ему приятно; и запахи рынков, небольших ресторанов, трактиров, узеньких переулков действовали на него благотворно и умиротворяюще. Он ценил испанскую кухню, и можно было не сомневаться, что на первом же обеде на испанской земле он закажет чесночный суп. Он особенно любил ездить на автомобиле по широкому плоскогорью Кастилии. Охотнее, чем в больших отелях, ночевал он в общественных домах отдыха.

Во время таких автомобильных поездок по Испании в беседе со спутниками юмор адмирала проявлялся в полном блеске. Его юмор большей частью был глубоко скрыт, так что до других (за исключением Пикенброка[11], который отличался большой сообразительностью) обычно лишь некоторое время спустя доходило, о чем, собственно, шла речь. Однако часто это был глубокий сарказм: например, проезжая мимо стада овец, заставлял своих спутников приветствовать каждую овцу, встречающуюся им, поднятием руки: «Никогда не знаешь, не скрывается ли под нею какой-нибудь высокий начальник».

Канарис оценивал шансы Франко в гражданской войне с самого начала как благоприятные. В противоположность другим наблюдателям он не давал себя обмануть затянутостью операций национал-социалистических вооруженных сил. Он, например, в противоположность Гитлеру, очень хорошо понимал, что Франко стремился захватить Мадрид при наименьших разрушениях и поэтому не спеша и вдумчиво готовился к нападению, ведь он намеревался в один прекрасный день остаться в столице страны в качестве главы правительства всей Испании. Исход гражданской войны подтвердил это мнение Канариса.

Десятая глава

Борьба за мир

Гражданская война в Испании шла своим ходом. В мировой прессе были сторонники партий «лоялистов» и «националистов». В Лондоне заседал комитет по вопросам невмешательства и питал еще иллюзию, что посредством дипломатии если и не удастся решить злободневные проблемы, то можно все же предотвратить начало серьезных конфликтов. Кроме Испании, в 1937 г. не возникало серьезных внешнеполитических кризисов. Правда, для Канариса год начался с события, которое заставило его насторожиться и принесло ему беспокойные ночи, так как он не мог найти ему объяснения. Речь шла о ходатайстве Гейдриха, которое стало известным в то время по ряду публикаций. Это была просьба о том, что разведка должна дать ему в распоряжение рукописные документы времен германо-советского военного сотрудничества, особенно акты с подписями немецких генералов фон Зеекта и фон Гаммерстейна, советского маршала Тухачевского и других русских генералов, а также сотрудников, которые имели опыт в изготовлении близких к оригиналу подделок рукописных документов. Гейдрих сам разыскал по этому поводу Канариса и между ними произошел довольно резкий разговор, в ходе которого Канарис отклонил дерзкие требования начальника гестапо и объяснил ему, что тот обратился не по адресу. Гестапо должно само себе помогать в подобных делах.

Канарис был обеспокоен происками Гейдриха. Он обсудил это с Остером и Пикенброком и попытался разузнать, что могло за этим стоять. Однако на этот раз внутренняя информационная служба Остера дала осечку. Только когда два месяца спустя в Москве началась глубокая «чистка» в верхах Красной Армии из-за якобы существующего заговора против советского правительства, в ходе которой Тухачевского и целый ряд других ведущих руководителей советских вооруженных сил, как правило, после полного признания приговорили к смерти и казнили, Канарис понял, для какого подлого маневра понадобилась Гейдриху его поддержка. Гестапо подкинуло ОГПУ окольным путем, через чехословацкую разведку поддельный материал о якобы состоявшихся переговорах советского генералитета с немецкими военнослужащими, и шеф ОГПУ Ежов немедленно клюнул на это. Летом, после расстрела Тухачевского, Гейдрих, сияя от радости, рассказал Канарису во всех подробностях, как он продумал и провернул это дело. На испуганный вопрос Канариса «Зачем?» Гейдрих ответил, что у самого Гитлера была идея лишить таким способом Красную Армию ее верхушки и на многие годы ослабить ее.

По иронии судьбы Канарису было известно, что Тухачевский отнюдь не совсем безвинно был расстрелян. У него были достоверные сведения о том, что советский маршал во время своего пребывания в Лондоне в качестве представителя Советского правительства во время похорон короля Георга вел переговоры с посланцами стоящего во главе русской эмиграции в Париже генерала Миллера. Вполне возможно, что ОГПУ также было осведомлено об этом и завело судебное дело против Тухачевского, так как из судебных расследований, которые последовали одновременно с исчезновением в Париже генерала Миллера, явствовало, что в самом центре русской эмиграции во Франции имелись шпионы, которых оплачивали Советы, в том числе по крайней мере один в чине генерала. Но это, конечно, ничего не меняло в бесчеловечности методов, примененных Гейдрихом, и можно предположить, что материал, переданный гестапо, в большой степени способствовал тому, чтобы выдать на расправу руководящий состав Красной Армии.

В Канарисе в это время происходили перемены. Афера с Тухачевским — это одно из многих событий, которые дают понять, что маленькой войной нельзя справиться с самыми дурными пороками системы, так как эти пороки — лишь симптом того, что режим Гитлера является насквозь преступным и, таким образом, нельзя надеяться на очищение путем отсечения плохих элементов. Чем дольше режим будет оставаться у власти, тем больше он угрожает деморализовать имеющиеся еще порядочные элементы и постепенно разложить весь народ. Режим нужно устранить, если хочешь предотвратить тяжелейший ущерб для всего народа. Никто не знает лучше Канариса — благодаря поступающей к нему со многих сторон информации о становящейся все более коварной организации шпионской и террористической системы Гитлера, — что свергнуть национал-социалистическое правительство нормальными политическими средствами нельзя. Таким образом, спасение может принести только вооруженное восстание, а оно может быть осуществлено только вермахтом, в первую очередь, армией, так как воздушные силы слишком близко стоят к режиму благодаря их шефу Герингу, военно-морской флот численно слишком слаб, слишком отдален от центров правительства и, кроме того, его использование осложняется из-за еще слишком свежих воспоминаний о бунте 1918 года.

Канарис относился к немногим морским офицерам, которые достаточно ясно видели различия между тем временем и сегодняшним днем, так что на него не могли повлиять воспоминания. Но он достаточно хорошо знает также и людей во главе вооруженных сил, чтобы понимать, что не стоит ждать от них серьезного сопротивления Гитлеру.

Он сознает трудности лучше, чем большинство тех, кто в это время замышляет восстание против режима. Вооруженные силы уже в значительной мере больны национал-социализмом. Армия более не свободна от политической инфекции. Официальная версия, что вооруженные силы являются единственным оруженосцем и, наряду с партией, являются равноправным оплотом государства, давно уже стала фикцией. Но факт, что Гиммлер создал втихомолку свои подразделения, был в тот момент еще не самой страшной угрозой независимости армии. В результате введения всеобщей воинской обязанности характер армии коренным образом изменился. Прежнее строение созданной генералом фон Зеектом профессиональной армии подорвано, сотни тысяч молодых людей, которые прошли через гитлерюгенд и военизированную трудовую повинность, введенную национал-социалистами для их целей, принесли в казарму понятие политических, а точнее, политизированных солдат. Еще серьезней было то, что вместе со многими тысячами офицеров, пришедших на службу, наряду с порядочными и ценными элементами проникло в младший и средний офицерский состав большое число убежденных национал-социалистов и, что еще хуже, националистов-карьеристов. Но самым сомнительным кажется Канарису, что и в высшем руководстве намечаются явные признаки размывания непреходящих понятий чести и долга. Быстрый рост численности армии и вытекающий отсюда скачкообразный процесс повышения в должности честолюбивых карьеристов, в то время как компетентные и порядочные люди оттесняются на задний план. Гитлер сознательно стимулирует это развитие посредством дотаций послушным генералам. Поэтому Канарис решается не из личного честолюбия на осуществление вооруженного переворота. Несмотря на все сложности и сомнения он не видит другого пути.

Но здесь одновременно и ответ на вопрос, который в это время, то есть в 1937 году, в первый раз с полной серьезностью встает перед Канарисом, а именно: сможет ли он согласовать со своей совестью дальнейшую службу режиму, не будет ли более честно и в конце концов целесообразнее отказаться от дальнейшего сотрудничества с Гитлером и уйти из вооруженных сил. Это тот же вопрос, который задают себе в эти годы многие офицеры и чиновники, занимавшие высокое положение в Третьем рейхе. Многие просто не принимают это близко к сердцу. Другие с тяжелым сердцем ищут решения. Для Канариса в течение семи лет, пока судьба его не настигла, эта проблема никогда не переставала быть актуальной. Это мучает его с короткими перерывами дни и ночи, это мешает его внутреннему равновесию, это не дает ему буквально сидеть на месте и гонит во все новые служебные командировки, от места к месту, из одной страны в другую. Сейчас, в 1937 году, было бы проще уйти. Позже, во время войны, добровольно уйти будет гораздо сложнее, хотя ловкий человек нашел бы, пожалуй, выход, если бы ему пришло в голову решение уйти со службы. Канарис остался. Две причины были для него наиболее важными.

Он сознавал, что свержение режима может быть осуществлено только людьми, которые занимают влиятельные посты в правительстве и вермахте. Но, кроме того, он считал, что не имеет права сдавать ключевой пост главы разведки, потому что у него нет гарантий в том, что возможный преемник сможет более успешно противостоять проискам гестапо. Наконец, возможно, некоторую роль сыграла мысль, что он обязан и далее обеспечивать необходимое прикрытие для Остера и младших сотрудников, которые вместе с ним ведут неустанную борьбу с партией и СС.

Логическим выводом из этого решения является то, что Канарис в последующий период принимает активное участие в деятельности Остера, направленной на подготовку устранения национал-социалистического господства, и ищет контакты с другими группами Сопротивления; Остер держал его в курсе всего, что он предпринимал в этой области. Кроме того, он с некоторых пор связан с Шахтом, он участвует в обмене мнениями с группой служащих из отдела дипломатической службы, среди них братья Тео и Эрих Кордт, которые со знанием дела и под прикрытием Вайцзеккера стремятся подготовить за границей почву для будущего немецкого правительства, свободного от шлака национал-социализма. Несмотря на многие разочарования он снова на своей работе, чтобы довести до сознания генералов, занимающих высокие ключевые посты, что армия должна взять инициативу по свержению Гитлера. Можно видеть, что из маленькой войны против самых дурных проявлений национал-социализма постепенно развертывается война против режима в целом.

Подготовка Остера к государственному перевороту велась с большой осмотрительностью. Остер и близкие ему сотрудники положили в основу своих планов и исследований книгу с названием «Техника государственного переворота», вышедшую в начале тридцатых годов под псевдонимом Малапарте вскоре после «Захвата власти», запрещенной гитлеровским правительством; кроме того, был сделан очень подробный анализ путча Каппа и ноябрьского путча 1923 г. в Мюнхене и выведено обоснование их правила. Остер — и Канарис, с которым тот часто обсуждал свои планы, был с ним согласен — исходил не из покушения на Гитлера, как это сделали после него Гальдер, а затем инициаторы восстания 20 июля 1944 г. Более того, его концепцией было не убивать Гитлера, а арестовать его и объявить душевнобольным. Канарис и Остер сходились на том, что государственный переворот мог бы удаться только при особых политических сопутствующих обстоятельствах. Чтобы разорвать путы, в которых Гитлер держал большую часть населения, которое отнюдь не было настроено национал-социалистически, нужно было разоблачить лживость его миролюбивых заверений. Следовало убедить немецкий народ, который в преобладающем большинстве желал мира, что Гитлер поставил его на грань войны и что свержение Гитлера преследует непосредственную цель предотвратить эту войну. Заговорщики хорошо понимали, что ожидание момента, когда Гитлер ясно обнаружит свои истинные намерения, было очень рискованным, однако у них не было альтернативы, ведь нужно было избежать кровавой гражданской войны против обманутой части населения.

Некоторое время при разработке этих планов они также обдумывали, не будет ли целесообразным на первом этапе запланированного переворота поставить во главе правительства Геринга, потому что было известно, что «железный» Геринг, по крайней мере в то время, отрицательно относился к идее скорой войны. Это позднее подтвердилось в его позиции как перед мюнхенским соглашением, так и в эпизоде Далеруса в августе 1939 г. С самого начала такая возможность предполагалась только на переходный период с непосредственной целью расколоть в момент переворота национал-социалистические ряды. Однако после обстоятельных размышлений эту мысль пришлось отбросить.

В планах того периода они избежали многих ошибок, которые были совершены позднее, при неудавшейся попытке переворота 20 июля 1944 г. Например, план, разработанный под руководством Остера, предусматривал, что караульный полк Берлина — чтобы не втягивать его без необходимости в столкновение морального характера — будет подключен только тогда, когда они уже будут перед свершившимся фактом. Арест Гитлера следовало произвести как можно более незаметно в рейхсканцелярии. Небольшая группа решительно настроенных молодых людей должна была под убедительным предлогом направиться в рейхсканцелярию, там, не привлекая большого внимания, арестовать Гитлера и как можно скорее, в автомобиле, исчезнуть с ним из рейхсканцелярии и столицы. И лишь после этого начать захват правительственного квартала.

Вторым пунктом плана был предусмотрен захват всех средств связи — телеграфа, телефона и радиовещания — причем в их центральных пунктах, в представительских учреждениях, а если речь пойдет о радио, то радиостанции. Тем самым все партийные и правительственные инстанции, оказывающие сопротивление, будут лишены возможности поддерживать связь друг с другом. Так называемая «сеть А» с ее собственной, независимой от общественных учреждений связью, должна была обеспечивать только заговорщикам возможность передавать сообщения.

Наконец, был подготовлен широкий пропагандистский материал, чтобы с первого мгновения дать населению ясный отчет о причинах и целях предприятия. Так, уже между 1936 и 1938 годами возникла так называемая «Политическая азбука», в легкодоступной форме были изложены понятия и представления национал-социализма. Была разработана временная рейхсконституция.

Канарис принимал в этой подготовке только косвенное участие, велев Остеру регулярно его информировать. Он содействовал работе, однако не был движущей силой. «Только делайте!» — обычно говорил он. Как ни приветствовал он приготовления Остера, но все же не мог удержаться от некоторого скептицизма. Этот скептицизм основывался, прежде всего, на том, что он испытывал большое недоверие к большинству генералов. За исключением генерала Бека, которого он почитал за его ум и сдержанность, в большинстве остальных генералов, которых планировали привлечь для осуществления восстания в случае удачи государственного переворота, он предвидел опасность рецидива в сторону реакции и тем самым развитие событий, которые должны были иметь неблагоприятные последствия как во внутренней, так и во внешней политике.

Конечно, в течение времени, когда разрабатывался план государственного переворота, также не раз возникала мысль, и Канариса убеждали, что он сам должен начать восстание и стать во главе его. Он постоянно отклонял подобные предложения. По своему душевному складу он не был склонен играть ведущую роль. Он всегда чувствовал себя слугой этого дела и предпочитал работать на него за кулисами. Но даже если бы эта личная скромность и сдержанность не были его характерными чертами, у него были реальные политические основания, из-за которых он никогда не решился бы взять на себя руководство. Канарис знал, что без содействия армии систему нельзя было свергнуть. С другой стороны, он был убежден, что щепетильность и ревность военачальников никогда не позволят им стать подчиненными морского офицера.

За этими приготовлениями Канарис не забывал выполнять задачу, которую сам на себя возложил, насколько ему позволяли возможности, помогать тем, кто подвергался преследованиям партии и гестапо. В это время уже шли разговоры о том, что разведка помогает евреям и другим преследуемым бежать за границу, а при возможности даже помогает им спасти имущество. Иногда к офицерам разведки обращались совершенно чужие люди и просили о помощи, что нередко ставило их в трудное положение. Удивительно, что гестапо, по всей видимости, не замечало, какая здесь шла игра. Или, может быть, что-то замечало, но у Гиммлера и Гейдриха были определенные причины, по которым они пока еще закрывали глаза? Об этом мы еще поговорим.

В конце 1937 г. внутренняя напряженность возрастает. Именно внешнее спокойствие кажется жутким. В кабинетах берлинских учреждений царит такое настроение, которое напоминает время накануне 30 июня 1934 г. В воздухе чувствуется приближение грозы, но никто не знает, когда и где ударит молния. В январе 1938 г. разразилась долгожданная гроза. Начало ей положил скандал с военным министром Германии фон Бломбергом. Речь идет о браке. Подкрадывающийся кризис в отношениях между партией и вермахтом вырастает в открытую вспышку грозной интриги против верховного главнокомандующего армией фон Фрича. Эта двойная афера так подробно изображена со всех сторон, что мы не будем здесь останавливаться на внешнем описании хода скандала, подоплеку же его мы рассмотрим, так как в скандал вмешался Канарис.

Грозная афера Бломберга становится тяжелым потрясением для шефа абвера. Канарис, который в своей служебной сфере педантично следит за чистотой и такое внимание уделяет человеческой порядочности, сохранивший при всей своей ловкости и хитрости, необходимых в его деле, очень многие понятия о добре и зле, с ужасом отшатывается от такой степени человеческой слабости на одной стороне и морального превосходства с другой стороны. Он шокирован не тем, что военный министр женился на «девушке из народа» — если бы она такая была! — не «мезальянсом», о котором многие говорят, сморщив нос. Но чем больше он слушает предысторию всего дела, тем непонятнее становится для него поведение фельдмаршала, который не по случайности, как все вначале предположили, влип в эту историю с браком; нет, он сознательно пошел на эту связь, которая была непозволительна и с точки зрения его хорошего вкуса, и по отношению к имени и фамилии; чувство долга перед вермахтом также запрещало эту связь. Но еще сильнее поразила Канариса, несмотря на то, что он в последние годы уже много раз сталкивался с непорядочностью национал-социалистических руководителей, интрига, которую затеял Геринг в союзе с гестапо против руководителей вермахта и армии. На этом не заканчиваются для Канариса тягостные переживания последних недель, когда каждый день приносит новые и все более неслыханные разоблачения. Он должен себе признаться, что фон Фрич, которого он почитает и в невиновности которого он ни минуты не сомневается, оказался совершенно беспомощным перед ситуацией, которую можно назвать исключительно прискорбной, досадной, потому что она вредит не только делу самого генерал-полковника, но также облегчает интриганам из партии и СС их работу, направленную на подрыв вермахта.

Однако это прискорбное дело имеет и свои позитивные стороны. В февральские дни 1938 г. Канарис осознает, сколь ценным является аппарат внутриполитической разведки Остера. В прошлом он при случае не скрывал своих сомнений относительно деятельности Остера, ведь она нарушала соглашение с гестапо и была чревата конфликтом. Теперь же он понимает, что единственным недостатком этой информационной службы является то, что она недостаточно эффективна. Правда, после того как в военном министерстве начался кризис, Остер благодаря своим связям с начальником берлинской полиции графом Гельдорфом и начальником германского уголовного розыска Небе часто мог быстро узнавать, что происходит в окружении Гитлера, Геринга и на Принц-Альбрехтштрассе. Таким образом, Канарис получал возможность своевременно информировать командующих армии и морского флота, Браухича, Бека, Кейтеля, который, правда, вел свою игру, давшую ему повышение до начальника штаба верховного главнокомандования, и Редера, о шахматных ходах в лагере партии и СС и тем самым предотвращать еще более худшее, чем то, что потом в конце концов происходило. Однако начавшийся кризис поразил и разведку, несмотря на то, что она уже несколько недель до него жила в большом напряжении. В будущем Остер сможет с согласия Канариса расширять свою неофициальную внутриполитическую информационную службу.

Однако, прежде всего, «дело Фрича» привело к тому, что внутри руководящих кругов вермахта теснее сплачивается фронт тех, кто понял опасность, грозящую не только вермахту, но и отечеству со стороны режима. В особенности близко сходятся в эти недели Бек и Канарис. Вместе с Остером они образуют центр, из которого осуществляется руководство обратными акциями против интриги Геринга-Гиммлера. Можно при этом подумать, что Бек и Канарис должны были знать друг друга много лет. Между генеральным штабом и разведкой существовали, конечно, тесные отношения, но разведка была не отделом генерального штаба армии, а органом всего вермахта. Прямой субординации между Беком и Канарисом поэтому не существовало. Однако именно во время кризиса Фрича выяснилось, насколько руководители армии и всего вермахта даже в этом внутриполитическом деле зависели от информации начальника разведки. Так, например, Бек и Кейтель впервые получили от Канариса информацию о том, что обвинение в гомосексуализме, выдвинутое против фон Фрича, основывалось на перепутывании персонажей, о котором, как позже выяснилось, гестапо знало с самого начала, но скрыло этот факт.

Бек и Канарис смогли в течение этих недель установить свое полное совпадение мнений по основным вопросам. Они оба стремились укрепить позиции главнокомандующих армией и морским флотом Браухича и Редера, на которых после отставки Фрича возложили руководство армией, и побудить их использовать случай для решительного удара против гестапо. Хотя этим стремлениям не суждено было увенчаться в конце концов успехом, однако было начато сотрудничество, которое в последующие месяцы должно было становиться все более тесным и осенью того же года едва не привело к свержению Гитлера.

Также и другие ценные связи, которые позже должны были приобрести большое значение в движении Сопротивления, завязываются во время кризиса в военном министерстве. Советник военного трибунала доктор Зак, командированный для участия в предварительном следствии по обвинению против Фрича (некоторое время спустя он в качестве главного судьи в армии после 20 июля 1944 г. попал в руки гестапо и был казнен), оказался убежденным сторонником истинной справедливости и оказывал Канарису и Остеру ценные услуги, предоставляя им информацию о ходе расследования. Точно так же в ходе расследования Остера познакомили со старшим советником правительства фон Донаньи, который был включен в процесс в качестве представителя министра юстиции Гюртнера. Позже он стал одним из ближайших сотрудников Остера и самых близких политических консультантов Канариса.

Афера против Фрича еще не пришла в своему неудовлетворительному, с точки зрения вермахта, концу: генерал-полковник был оправдан, однако без действительной реабилитации, когда вступление войск Гитлера в Австрию отвлекло внимание общественности и вермахта от внутренних трудностей к сфере внешней политики. Решение австрийского вопроса в той форме, в какой это произошло 11 марта 1938 г., явилось неожиданностью и для Канариса. Возможно, его внимание, как и внимание других военных начальников, в февральские недели было слишком занято кризисом внутри вермахта и было отвлечено от обострения отношений с Австрией. Но это совсем не значит, что он не учел развитие событий в этом регионе весной 1938 г. Он даже выполнял служебные поручения в период между визитом австрийского канцлера в Оберзальцберг и вступлением войск. Гитлер, для того чтобы оказать давление на австрийское правительство, распорядился провести некоторые отвлекающие маневры, в результате которых должно было сложиться впечатление о концентрации войск на германо-австрийской границе. Кроме того, сюда относилось также распространение слухов об усилении пограничных сторожевых постов и даже усиленная работа военных радиостанций в пограничном районе Баварии, которая должна была создать впечатление о подходе войсковых подкреплений. В этом должна была принимать участие и разведка, и Канарис получал от Кейтеля соответствующие приказы и давал необходимые указания. Можно сразу отметить, что планируемый обман не удался. Об этом Канарис узнал после введения войск в Вену в отделе разведки министерства обороны. Там маневр сразу разглядели. Только позже, когда вступление войск действительно произошло, обманный маневр вначале имел косвенное действие, поскольку австрийские командные посты сначала не хотели верить, что этот обман оказался действительностью.

То, что Канарис был до некоторой степени изумлен развитием событий в начале марта, связано, очевидно, с тем, что сам Гитлер из-за референдума, проведенного в Австрии под руководством Шушнига, был вынужден действовать быстрее, чем это вначале планировалось.

Канарис сразу после вступления немецких войск отправился в Вену. Там он встретился, между прочим, также с Лахоузеном, который в чине подполковника служил в отделе разведки министерства обороны. По предложению полковника Мароньи из мюнхенского отдела разведки Лахоузен, как уже упоминалось, был принят в абвер. Уже после первого разговора со своим новым начальником он получил ясное представление об установке, которая существовала в руководстве разведки по отношению к партии. Речь зашла о том, какие еще офицеры из австрийской службы разведки могут годиться для службы в абвере. Канарис в присутствии майора Гроскурта заявил: «Не приводите, особенно в берлинский центр, нацистов, приводите австрийцев». Еще более ясно высказался полковник Остер, когда Лахоузен нанес ему первый визит в бюро. Остер прямо сказал Лахоузену, которого видел впервые: он должен знать, что во главе государства стоит преступник.

Канарис уже во время этого визита в Вену вскоре после происшедшего «аншлюса» пришел к выводу, что удачное осуществление этого первого бескровного захватнического нашествия Гитлера, которому не было оказано никакого серьезного сопротивления со стороны западных держав, таило в себе большие опасности для будущего. В речи Гитлера при вступлении войск в Вену он уже отчетливо различал признаки будущей мании величия. Легкий успех должен был толкнуть Гитлера на новые и более опасные авантюры. Это чувствовал Канарис с абсолютной уверенностью, а он знал, что его интуиция никогда его не подводит. И тогда сопротивление в руководстве вермахта будет еще слабее, чем прежде. Вера в то, что «фюрер это сумеет» и что «другие не осмелятся помешать», похоже, начала подтверждаться. Такие размышления объясняют резкое замечание Канариса одному офицеру австрийского генерального штаба, который был ему представлен в эти дни: «Вы, австрийцы, сами во всем виноваты. Почему вы не стреляли?!»

При этом было бы неверно говорить, что Канарис был противником присоединения Австрии к рейху. Напротив, он очень сожалел, что в 1919 г. союзные власти помешали добровольному объединению обоих немецких государств. Он и сегодня считал объединение на основе свободного решения обеих сторон и без давления со стороны могущественной империи желанной целью немецкой военной политики. Но он, противник всех насильственных методов как в отношениях между людьми, так и в отношениях между государствами, не мог одобрить смесь насилия и лживой пропаганды, с которой Гитлер положил конец австрийскому государству, даже если восторженный прием, с которым население Австрии встречало вступающие немецкие войска, казалось, задним числом оправдывало государственный переворот, совершенный Гитлером.

Канарис был уверен, что эти всплески радости будут продолжаться недолго. К тому же он слишком хорошо знал нацистов, и также в период своей службы командиром подводной лодки во время Первой мировой войны он слишком хорошо понял австрийский характер. Исходя из этого понимания австрийского менталитета он поручил руководство вновь созданным венским отделом немецкой разведки офицеру, который не только хорошо знал свое дело, но вся его личность была гарантией того, что в его служебной сфере не будет допущено никаких бестактностей по отношению к австрийцам. Это был полковник Маронья-Редвиц, офицер, служивший в Баварии, который, как уже упоминалось, уже в течение многих лет поддерживал из Мюнхена легальные связи между немецкой разведкой и австрийской службой разведки. Маронья, у которого были с Канарисом отношения доверия, оказывал с согласия своего начальника в последующие годы помощь многим австрийцам, бывшим в оппозиции. Естественно, гестапо и СД его люто ненавидели. После гибели Канариса его судьба тоже была решена. Он участвовал в заговоре 20 июля, после вынесения приговора народным судом казнен 12 октября 1944 года.

То, чего опасался Канарис после вступления германских войск в Вену, быстро наступило. Без долгого промедления Гитлер выбрал себе следующую жертву — Чехословакию. Май 1938 г. принес, как мы помним, первый кризис. Канарис принадлежал к тем людям, которые ясно осознавали опасность того, что насильственное решение немецкого вопроса в Судетах повлечет за собой войну в Европе. Он был одновременно твердо намерен сделать все, что в его силах, чтобы отвратить эту опасность от Германии и Европы. В его непосредственной служебной сфере по его указанию оказывалось содействие относительно умеренному направлению среди судетских немцев, во главе которых стоял Генлейн, в противоположность экстремистскому национал-социалистическому крылу, которым руководил Карл Герман Франк. Генлейн позже как майор запаса был принят в вермахт. Однако Канарис прекрасно понимал, что просто занять такую позицию в отношении групп судетских немцев значит сделать очень мало.

Мысль о государственном перевороте принимала все более осязаемые формы; он все яснее осознавал, что это является единственным средством возможного предотвращения войны. «Всеобщая забастовка генералов», которую планировал в начале июня начальник генерального штаба Бек, направив Браухичу свой меморандум, не осуществилась. Бек ушел в отставку, не делая из этого шумной демонстрации, как это требовалось в интересах политики. Еще до отставки Бека также ушел один начальник управления, который был как человек близок к Канарису, — генерал Макс фон Фибан, исполнявший обязанности руководителя отдела верховного главнокомандования (из которого позже сформировался штаб руководства вермахтом); он ушел из-за разногласий с Кейтелем. В результате этого принципиальное и человеческое согласие между тремя самыми важными руководителями ведомств вермахта — третьим был начальник службы вооружения вермахта генерал Томас — было нарушено. Тем более необходимым казалось Канарису удержаться на своем посту, чтобы обеспечить перевороту участие разведки.

После ухода Бека в отставку было необходимо определить отношения с его преемником Гальдером. При этом опять автоматически началось разделение обязанностей между Канарисом и Остером. В то время как Остер открыто излагал начальнику генерального штаба, с которым он был лично знаком по прежнему деловому сотрудничеству, идею восстания против Гитлера и налаживал связи между Гальдером и Шахтом, Канарис обрабатывал генерала с помощью обширной информации, поступающей к нему из-за рубежа. Вообще на протяжении всех этих месяцев он прилагал все усилия, чтобы обрисовать главным военачальникам, помимо Гальдера, особенно также Браухичу, Кейтелю и Редеру, те опасности, которые сулили Германии военные планы Гитлера в отношении Чехословакии. Он не боялся представить военный потенциал и решимость западных держав, а также готовность Чехословакии к сопротивлению более опасными, чем это, по его убеждению, было на самом деле. Для сохранения мира такие преувеличения и вынужденная ложь казались ему оправданными; он скептически говорил с генералами, полагая, что сможет побудить их к сопротивлению Гитлеру тем, что, как можно более логично и ярко, представит им на случай войны вероятность собственного поражения. Он достиг определенных успехов в своей тактике, однако здесь нужно сразу сказать, что позже, после мюнхенского соглашения, она в некоторой степени обернулась против него: когда он в последующие годы — на этот раз уже с более веским основанием — с помощью тех же аргументов предостерегал военное руководство, что Великобритания и Франция в ответ на немецкое вторжение в Польшу объявят войну Германии и что Германия не способна выдержать конфликт с ними на длительный период, тогда он уже больше не встретил безоговорочного доверия.

Летом 1938 г. Канарис не ограничился тем, что предостерег генералов и адмиралов. Он преодолел свое личное отвращение к Риббентропу и попытался также довести до сознания министра иностранных дел Германии опасность войны в Европе, которая должна была вспыхнуть в ответ на открытую агрессию против Чехословакии. Он усилил свои контакты с государственным секретарем фон Вайцзеккером, с которым привык обмениваться мнениями с самого начала своей деятельности в разведке, когда тот еще был посланником в Берне. Первые попытки установить контакты были облегчены тем, что Вайцзеккер в молодые годы тоже был морским офицером. В общении с ним Канарису не приходилось ретушировать свои сообщения и оперативные сводки. Они оба привыкли одинаково оценивать ситуацию и теперь ломали голову над тем, как в выгодном свете изложить свою точку зрения Гитлеру и Риббентропу.

Канарис применил с согласия Вайцзекера также свои зарубежные связи, специально в Италии и Венгрии, для мирного решения судетского кризиса. С руководителями венгерской военной разведки Канарис завязал личные отношения вскоре после начала своей деятельности в должности начальника немецкой разведки; с течением лет эти отношения становились все более тесными и были очень благоприятны для делового сотрудничества обеих служб. Начальником венгерской службы разведки был в то время полковник фон Геньей. Его и Канариса связывали отношения дружбы. Канарис ясно понял роль, которую Венгрия в качестве ключа к юго-востоку Европы играла для мирного расширения экономического и политического влияния Германии в этом направлении, и в противоположность Гитлеру он испытывал к Венгрии чувства глубокой симпатии. Хорошо зная мадьяр, Канарис считал правильным играть со своими венгерскими партнерами совершенно открыто. Результатом этого явилось безграничное доверие к нему с венгерской стороны.

Сотрудничество обеих разведок включало также наблюдение за Чехословакией, Восточной и Юго-Восточной Европой. В личных же контактах между Канарисом и венгерскими военачальниками свободно обсуждались и более важные проблемы мировой политики. Так, к примеру, венгерские партнеры в связи с традиционными симпатиями венгерского правительства к Англии живо интересовались тем, как Канарис оценивает германо-британские отношения; его мнение, основанное на реалистической оценке соотношения сил, что путь к мирному подъему Германии ведет через честную договоренность с Великобританией, было одобрительно принято в Будапеште. Также в тех областях, в которых обе разведки практически сотрудничали, имелось полное совпадение во мнениях.

Канарис был высокого мнения о работе венгерской разведслужбы, особенно когда речь шла о Балканах. В отношении Польши он хорошо понимал, что между Варшавой и Будапештом существовали дружеские отношения, основанные на старой традиции и совместных интересах, и потому в беседах с венгерскими военнослужащими и политиками, которые велись в годы, предшествующие войне, он часто намекал на то, что хотел бы использовать эти хорошие отношения для честного сближения между Германией и Польшей. Потому что он глубоко сознавал, что соглашение 1934 г. между Германией и Польшей не помогло преодолеть недоверие обеих сторон друг к другу. Полное совпадение мнений было с самого начала между Канарисом и его венгерскими друзьями в оценке способности Советского Союза к сопротивлению. Венгерские военачальники уже тогда — в период между 1935 и 1938 гг. могли констатировать, что Советский Союз не сломается в случае нападения Германии, что ошибочно считать его колоссом на глиняных ногах. Конечно, позже, когда этот вопрос приобрел конкретное значение, Канарис не скрывал от них, что его мнение по этому вопросу не разделяли высокие политические и военные инстанции в Германии.

Личные связи Канариса в Венгрии вскоре вышли за рамки военной сферы в политическую. К лицам, с которыми у Канариса были доверительные отношения, относился также министр иностранных дел фон Канья, с которым Канарис полностью сходился в резком осуждении авантюристической и экспансионистской политики Риббентропа. Накануне судетского кризиса осенью 1938 г. Канарис вместе с полковником генерального штаба фон Типпельскирхом, возглавлявшим в те годы отдел «Иностранные армии», появился в Будапеште, чтобы предостеречь Венгрию от участия в так называемом «широком решении» чехословацкого вопроса, то есть ликвидации Чехословакии силой оружия. По сообщениям из влиятельных венгерских кругов, оба немецких офицера высказали по этому поводу совершенно открыто свое мнение о том, что политика Гитлера и Риббентропа нацелена на то, чтобы втянуть неподготовленные и недостаточно оснащенные войска в предприятие, которое, по мнению Канариса, несомненно, должно привести к началу Второй мировой войны. Этот визит немецких офицеров в Венгрию, где к ним отнеслись с полным доверием, способствовал тому, что Венгрия укрепилась в уже принятом ею решении избежать участия в войне. Подобным образом Канарис попытался, правда, безрезультатно воспрепятствовать весной 1939 г. насилию по отношению к Чехословакии.

В своих беседах с венгерскими друзьями Канарис еще в предвоенные годы неуклонно считал, что Германия хотя бы из инстинкта самосохранения не должна пускаться в военные авантюры. Любая война таит в себе опасность разрастись в мировой конфликт, а в нем Германия не имеет шансов остаться победителем. Именно здесь можно заметить, что на одного из венгерских друзей Канариса глубокое впечатление произвели слова, сказанные им во время визита в Венгрию осенью 1939 года после окончания войны с Польшей: «Знаешь, мы уже проиграли войну».

Точно так же в Венгрии Канарис в период судетского кризиса обратился, как уже говорилось, к своим итальянским друзьям, чтобы поддержать усилия Вайцзеккера, направленные на достижение мирного решения. Мы, пожалуй, можем здесь отметить, что при всем единодушии Канариса и Остера по принципиальным вопросам акцент все же делался на разные аспекты совместно проводимой ими политики. Оба хотели сохранить мир и оба желали, чтобы преступная система исчезла. Но в то время как у Остера на первом месте во всех его планах стояла жгучая ненависть к Гитлеру и национал-социализму, Канарис в первую очередь заботился о предотвращении войны.

Подробности заговора, который в летние месяцы 1938 г. принял четкие формы, стали настолько известны из судебного разбирательства перед Международным военным трибуналом против главных военных преступников, из так называемого процесса на Вильгельмштрассе, из заседаний комиссии по денацификации в процессе против генерал-полковника Гальдера и из многочисленных публикаций внутри страны и за рубежом, что нет необходимости их здесь повторять. Канарис в эти недели и месяцы был предельно занят. Разведка создавала мозговой центр, из которого протягивались нити во все стороны: к генеральному штабу, к генералу фон Вицлебену, командующему Берлинским военным округом, войска которого должны были нанести удар, к Шахту и Герделеру, к Беку, который, правда, держался в стороне из-за лояльности к Гальдеру, к Вайцзеккеру и группе дипломатов, находившихся под прикрытием последнего, которые за границей специально через братьев Кордт вели в Лондоне переговоры с сэром Робертом Вэнзиттартом, целью которого было поставить Гитлера перед однозначной позицией Британии (и тем самым вынудить его отступить) или разоблачить его агрессивные намерения перед немецким народом. Известно также, что многообещающая попытка свергнуть Гитлера силами немцев и тем самым раз и навсегда положить конец опасности, угрожающей Германии и Европе со стороны национал-социализма, в последнюю минуту была задержана в результате визита Чемберлена в Берхтесгаден и затем окончательно сведена на нет Мюнхенским соглашением.

Как и его товарищи по заговору, Канарис был убежден, что Мюнхенское соглашение по вопросу судетских немцев было лишь «вторым по качеству» решением. Мир был еще раз сохранен, но внутри верховного главнокомандования вскоре выяснилось, что Гитлер не был удовлетворен, получив область судетских немцев. Также полная покорность нового чехословацкого правительства не могла удовлетворить его жажду власти. Его фантазии не хватило, чтобы представить себе Чехословакию в непосредственном соседстве с Германией и с собственным правительством.

Хотя Канарис, как и остальные участники заговора, был разочарован уступчивой позицией Чемберлена в сентябре 1938 г., он, однако, из всего этого не сделал заключения, что Великобритания и дальше будет безропотно при всех обстоятельствах соглашаться с захватническими планами Гитлера. Вооружение, которое началось в Англии сразу после Мюнхенского соглашения, каким бы оно ни было скромным по сравнению с лихорадочным темпом подготовки к войне в Германии, доказало ему, что приближается момент, когда Британская империя со всей своей мощью выступит против Гитлера. Он не улыбался, когда его знакомые, вернувшиеся из Англии, рассказывали ему о призывах в широких кругах британского населения выступить крестовым походом против Гитлера, в котором люди начинали видеть антихриста.

В противоположность большинству руководящих политиков и военных в Германии Канарис имел очень четкое и в основном правильное представление о характерных качествах, физической и моральной стойкости и выдержке английского народа. Он достаточно хорошо знал британскую историю, чтобы понимать, что военная мощь Британии всегда заключалась не в совершенной подготовке, а в неслыханной стойкости в сочетании со способностью к импровизации.

Весной 1939 г. он обсуждал с одним знакомым, который выполнял поручение в Британии, целый ряд сообщений политического характера, которые поступили к нему в последнее время из Лондона. Из них следовало, что во влиятельных кругах Англии обсуждают «теорию молниеносной войны», нашедшую широкое распространение среди немецких военнослужащих. Они повсеместно осознали, что на Великобританию на первых этапах войны (а она может длиться годами) огромная немецкая военная машина обрушит тяжелые удары. Однако эти удары никогда не принесут Германии победу. Потому что у Англии имеется большое преимущество в отношении стратегического положения, которое заключается не в том, что Англия лежит на острове, а в том, что неизмеримы энергетические источники империи, не говоря уже о Соединенных Штатах, которые находятся совершенно за пределами досягаемости немецкой военной техники, в то время как ни одно из жизненно важных сооружений в германском рейхе нельзя будет продолжительное время беречь от британских бомб. Медленно, но неуклонно британский военный потенциал вместе с военным потенциалом союзных держав преодолеет немецкий и через несколько лет Германия будет повергнута. Канарис заявил, что его мнение в основном совпадает с этими британскими аргументами и он попытается довести их до Кейтеля и руководства в армии и флоте. «Но, — добавил он с кривой усмешкой, — мне не повезет».

Когда состоялась эта беседа, вторжение в Прагу стало уже свершившимся фактом. Канарис смотрел на все происходившее с некоторым фатализмом. Он заранее отлично понимал, что вскоре после успеха Гитлера в судетском вопросе ни один генерал не отважится участвовать в восстании. Он также заранее знал, что западные державы хоть и поднимут большой шум, но практически не сделают из присоединения Чехословакии никаких непосредственных выводов, во всяком случае, не предпримут никаких военных мер. Уж если ради Бенеша не допустили начала военных действий, то ради Гахи наверняка ничего не предпримут, тем более что — Канарис хорошо это знал — британское вооружение, в частности, противовоздушная оборона, не слишком далеко продвинулось по сравнению с прошлой осенью. Несмотря на это он не сомневался, что эта новая военная прогулка будет иметь для дальнейших планов Гитлера печальные последствия. В действительности фюрер ведь некоторое время воображал, что его проделка с Чехословакией через несколько недель будет забыта.

16 марта Канарис сам прибыл в Прагу, чтобы там присутствовать при передаче ему так называемого второго бюро чехословацкого генерального штаба (это было, как и во Франции, названием секретной службы связи, т. е. разведки). Его сопровождали два бывших офицера австрийского генерального штаба, один из которых был последним австрийским военным атташе в Праге. Ехали в автомобиле через покрытые снегом горы в Богемию. Во время поездки Канарис и его сопровождающие по-разному отметили недостатки в моторизации введенных немецких войск. Канарис был в плохом настроении. Он снова стал осуждать чехов за то, что они не оказали Гитлеру никакого сопротивления.

Заявления о помощи, которую предлагали Чехословакии Англия и Польша вскоре после введения германских войск в Прагу, укрепили Канариса в его мнении, что чаша терпения в Лондоне наполнилась до краев и что при следующем акте насилия она переполнится.

Начало переговоров между западными державами и Советским Союзом о гарантии безопасности для Польши он воспринял как следующий знак предостережения. По случаю доклада у Гитлера в мае он смог констатировать, что и Гитлер убедился в том, что присоединение Чехии не скоро забудется; одновременно создалось впечатление, что Гитлер затевает какие-то совершенно новые планы, о том что речь идет о сближении со Сталиным, ему не сразу могло прийти в голову.

Сразу после возвращения из Праги Канарис возобновил свои попытки убедить генералов в необходимости сопротивления дальнейшим авантюрам. Наступившее вскоре обострение отношений с Польшей показало ему, что опасность надвигается. У нас есть запись из его дневника, которая была типична для формы его изложения и которую мы поэтому приводим слово в слово. Она датирована 17 августа 1939 г., то есть была сделана за несколько недель до того, как стало известно о большом ударе Гитлера — о переговорах с Советским Союзом. (Хотя Канарис знал через свои связи с министерством иностранных дел, что действия, направленные на то, чтобы нейтрализовать Советский Союз, идут полным ходом, он, однако, в тот момент еще не был убежден в том, что переговоры будут успешными.)

Запись в дневнике сообщает следующее: «Беседа с генерал-полковником Кейтелем 17.VIII.1939: Я сообщаю Кейтелю о моих переговорах с Йостом[12]. Он говорит, что не может сам позаботиться об этом деле, так как фюрер его не проинструктировал, а только передал ему, что мы должны предоставить в распоряжение Гейдриха польские униформы. Он согласен с тем, чтобы я проинформировал генеральный штаб. Он говорит, что не слишком доверяет подобным предприятиям, но что, мол, ничего не поделаешь, раз это приказ фюрера. Он не может спросить фюрера, как он мыслит выполнение этого спецзадания. В отношении Диршау он решил, что предприятие может проводиться только силами армии[13].

Тогда я сообщил ему о моем разговоре с Роаттой[14]. Он мне сказал, что будет рад, если Муссолини прямо и ясно скажет Гитлеру, что он не будет участвовать в войне. Он (Кейтель. — Прим. авт.) говорил, что он считает, что Муссолини все же согласится. Я ответил ему, что, на мой взгляд, это исключено. Так я считаю после разговора Чиано с Риббентропом, о котором я еще раз подробно ему сообщил. Он (Кейтель. — Прим. авт.) говорил, что фюрер сказал ему противоположное. Итак, я прихожу к выводу, что фюрер ему — Кейтелю — говорит не все. Я говорю ему даже, что от графа Мароньи я узнал: король Италии Альфонс сказал несколько дней назад, что он ни при каких обстоятельствах не поставит свою подпись, если Муссолини предъявит ему ордер о мобилизации.

В ответ на это Кейтель сказал, что интересно было бы обнаружить, что даже народ, который, как и вся Италия, находится под властью диктатора, весьма капризен в отношении войны. Гораздо хуже обстоит дело в демократических странах. Он (Кейтель. — Прим. авт.) убежден в том, что англичане не станут вмешиваться. Я пытаюсь опровергнуть это мнение и говорю, что англичане наверняка начнут блокаду и разобьют наш торговый флот. Кейтель говорит, что это не так уж важно, потому что мы получаем нефть из Румынии. Я отвечаю, что это не существенно, и мы не выдержим длительной блокады, и что Англия все силы бросит на борьбу с нами, если мы совершим агрессию против Польши и дело дойдет до кровопролития. Я пытаюсь представить Кейтелю последствия торговой войны для Германии и говорю ему, что мы сможем бороться против нее только малыми силами. Только что я узнал, что мы сможем послать в Атлантику только десять подводных лодок.

Кейтель считает, что после захвата Польши будет легко принудить Румынию отдать свою нефть. Я пытаюсь пояснить ему, что англичане наверняка уже все подготовили на Балканах на этот случай. Болгария не может быть полезной как союзник, так как на нее могут сразу напасть Румыния и Турция».

Такова эта запись в дневнике. Она так ясно говорит сама за себя, что не нуждается в комментарии. Потрясающей, но все еще распространенной является ограниченность, которая видна в каждой записанной в дневнике фразы человека, носившего высокопарный титул начальника верховного командования вермахта, каждое слово выдает в нем просто связного по передаче приказов.

10 августа, то есть непосредственно накануне упомянутых в дневнике переговоров Риббентропа с Чиано (тот с 11 по 13 августа находился с визитом в Берхтесгадене и Зальцбурге), Канарис вместе с Кейтелем полетел в Зальцбург. В то время как начальник штаба вермахта находился на Оберзальцберге, Канарис вместе с одним сопровождающим обедал в кругу семьи Риббентропа в замке Фушл. Министр иностранных дел Германии по такому случаю в хвастливых тонах подчеркнул значение военного союза с Италией, который он заключил в мае этого года. Риббентроп тогда был еще глубоко убежден в том, что Италия в предстоящем конфликте немедленно встанет на сторону Германии. С другой стороны, Риббентроп, который был штатским человеком, счел целесообразным заявить адмиралу и бывшему командиру подводной лодки Канарису о стратегическом значении вмешательства итальянского флота в британские позиции в Средиземном море и заявил, что итальянцы с их 100 подводными лодками блокируют Гибралтарский пролив и закроют англичанам путь. Канарис без возражений слушал тирады Риббентропа. Он явно считал бесполезным пускаться с таким невеждой в дискуссию по вопросам ведения войны на море. Однако на обратном пути к аэродрому он ядовито сказал своему спутнику: «Слушайте, когда начнется большое сражение в Средиземном море, мы со своего парома посмотрим, как англичане сделают из итальянцев бифштекс».

Через пять дней после беседы с Кейтелем Канарис в полной мере осознал опасность, навстречу которой неслась Германия явно без шансов на спасение. Он был участником встречи в Берхтесгадене 22 августа, на которую Гитлер пригласил руководство вермахта. В многочасовых выступлениях с перерывом только на завтрак фюрер сообщил собравшимся военным свои взгляды на международное положение, описал свои внешнеполитические целеустановки и объявил о начале военных действий против Польши 26 августа. Относительно содержания выступления Гитлера на судебном процессе против главных военных преступников были представлены три документа, основывающиеся на записях участников этой встречи. Они в основном совпадают друг с другом, но в них записаны лишь отрывки того, что Гитлер действительно говорил собравшимся военным. Канарис во время речи Гитлера сознательно держался на заднем плане и несмотря на запрещение делать записи записал всю речь. После возвращения он, находясь еще совершенно под впечатлением безумных планов Гитлера, прочел своим доверенным в управлении разведки важнейшие отрывки из речи. Он записал копию конспекта в своем дневнике. То, что и эта часть дневника считается безвозвратно исчезнувшей, является невосполнимой потерей для истории нашего времени.

Несчастье, приближение которого Канарис так давно чувствовал и против которого он всеми силами боролся, похоже, наступало. Риббентроп вернулся из Москвы как триумфатор с подписанным германо-советским договором о ненападении. В то время как немецкий народ верил, что гениальный шахматный ход фюрера вновь отодвинул грозящую опасность войны в Европе, диктатор совершал последние приготовления, чтобы 26 августа согласно плану начать нападение на Польшу. Еще раз возникло впечатление, что мир в последнюю секунду будет спасен. Заявление Муссолини, что Италия не будет участвовать в войне, а также известие о подписании Британией гарантий помощи Польше, принудили Гитлера забрать назад уже отданный приказ о нападении. Об этом событии сообщает запись Канариса, которую он сделал в своем дневнике после своей беседы с Роаттой. Снова начались лихорадочные дипломатические переговоры. Но даже предостережения, содержащиеся в письме Муссолини и в британском договоре о гарантиях не смогли исцелить Гитлера от его ослепления. 31 августа он дал окончательный приказ о нападении на Польшу. Вермахт послушался. Борьба за мир была проиграна. Война началась, роковая судьба Германии начала свой неумолимый бег.

Книга третья

Квадратура круга

Промежуточный итог

На стыке войны и мира человек еще раз останавливается и задумывается. Он подводит итоги, пока война еще не втянула его в свой водоворот. А эти итоги — в этом он себе признается — неутешительны. Все усилия минувших пяти лет были напрасны. Тиран победил повсюду. Мир утрачен, тысячелетняя культура в смертельной опасности, а главный враг — в собственной стране. Массы не понимают, о чем идет речь и что им угрожает. Даже противоестественный союз с Востоком не открыл им глаза. Напротив, тысячи маленьких Макиавелли с ликованием приветствуют этот гениальный ход великого соблазнителя. Призыв к инстинктам патриотизма на сей раз не остается без ответа, хотя тот, от кого он исходит, является лживым пророком и его не волнуют подлинные интересы страны и народа.

Человек чувствует разлад в собственной душе. Победы соблазнителю, который расширит тиранию зла — кто знает насколько? — он не может желать, но он не желает и поражения и тем более уничтожения родины; он знает, что эта война не на жизнь, а на смерть.

Если бы у него был выбор, он бы тихо ушел, передал бы дело, в котором сомневается, в другие руки. Ведь он не видит решения задачи, которая похожа на задачу с квадратурой круга, то есть неразрешима. Но у него нет выбора. Он не должен покидать свой пост, если не хочет отдать его врагу, который только и ждет этой возможности. Это было бы изменой, он должен оставаться, потому что он чувствует свою ответственность за родину, а кроме того, за человечество и все человеческое. Он знает, что его работа останется незаконченной и когда-то его за это упрекнут, но он понимает, что его выход в отставку будет причиной еще больших несчастий. И поэтому он остается на своем посту и будет поступать так, как будто невозможное все же можно сделать возможным.

Одиннадцатая глава

Буря начинается

Начало войны с Польшей утром 1 сентября означало для Канариса крушение надежды, вопреки всему не покидавшей его до последней минуты, что катастрофу все же можно предотвратить. В том, что война с Польшей не останется локальной, что из нее вырастет европейский, а возможно, и мировой конфликт и этот конфликт будет означать конец Германии, Канарис с самого начала не сомневался. Однако не только потому, что война должна была окончиться неудачей для Германии, но также из-за религиозных и этических взглядов, которые с течением лет проявлялись все более отчетливо и однозначно, начальник немецкой военной разведки отвергал войну.

Мы уже говорили, что Гитлер перенес на другой день начало войны, запланированное на 25 августа 1938 г., из-за отказа Муссолини участвовать в ней и британских гарантий помощи Польше. Мы знаем от Гизевиуса и других, что в окружении Остера считали: отмена Гитлером уже отданного приказа о начале нападения настолько дискредитирует диктатора в глазах военного руководства, что война по крайней мере в ближайшее время станет невозможной. У Канариса сначала было такое же впечатление. Оно еще более усилилось под влиянием информации, которая стекалась к нему с различных сторон, об усилиях, предпринимаемых Риббентропом, чтобы достичь компромисса в польском деле. Ему было известно о странной миссии шведа Далеруса, и он знал от государственного советника Гельмута Вольтата, с которым он длительное время обменивался информацией и который в последние недели перед началом кризиса не без успеха пытался добиться в Лондоне немецко-английского сближения на экономической основе, что Геринг проинформировал шведа — конечно, под секретом — о перспективах новых контактов Германии с Лондоном. Таким образом, вновь отдан роковой приказ о наступлении на Польшу. Канарис считал возможность мирного решения еще реальной и опасался лишь того, что эта возможность слишком похожа на Мюнхенское соглашение прошлого года и снова создает у немецкого народа иллюзию миролюбивой природы гитлеровской политики.

Первые сообщения немецкой пропаганды принесли Канарису и разведке решение загадки, которая занимала их внимание уже несколько недель. Примерно в середине августа Канарис получил от Кейтеля приказ Гитлера заготовить польские униформы, предметы снаряжения, солдатские книжки и так далее, которые предназначались для проведения так называемой операции «Гиммлер». Сам Кейтель, как явствует из записи в дневнике Канариса, процитированной в предыдущей главе, дал понять во время разговора 17 августа, что его это мероприятие вовсе не восхищает, но поскольку приказ исходит от Гитлера, то он не может противиться этому приказу. Начальники отделов абвера, участвующие в этой беседе — это были Пикенброк и Лахоузен — сразу стали ломать себе голову над этим делом. Название запланированной операции, похоже, давало повод предполагать, что затевается что-то дурное. Лахоузен тогда спросил, как записано в служебном журнале разведки второго отдела, почему, мол, Гиммлеру пришло в голову получить униформы от разведки. Однако приказ есть приказ, униформы и снаряжение были изготовлены в соответствии с указаниями свыше и получены одним доверенным, который взамен дал квитанцию. О цели применения абвер никогда не ставился в известность. Однако о недоверии к собственной пропаганде можно судить по словам Пикенброка: после опубликования первого сообщения германского вермахта, в котором говорилось о вторжении польских войсковых частей на немецкую территорию, Пикенброк сразу заявил своим товарищам: «По крайней мере, мы теперь знаем, для чего предназначались наши униформы». Вскоре после этого Канарис также узнал — постепенно это стало известно повсюду, — что узников СС из концлагерей одели в польские униформы и таким образом инсценировали мнимое нападение на радиостанцию Глейвица, в котором затем обвинили Польшу.

Если эта гангстерская проделка пролила свет на нравственные качества национал-социалистов, занимавших самые высокие посты в партии и государстве, то вскоре Канарис узнал нечто гораздо худшее. В ряде бесед, которые были проведены 12 сентября, то есть менее чем через две недели после начала кампании, в поезде фюрера, который тогда стоял в Ильнау (Силезия), Канарис получил четкое представление о жестоких планах, которые Гитлер и его приближенные наметили в отношении будущего Польши. Мы располагаем документом того времени, одной из немногих сохранившихся выписок из личного дневника Канариса. Эта запись сохранилась, потому что Лахоузен, который сопровождал своего начальника на этих переговорах, законспектировал ее для дневника Канариса и с согласия Канариса взял копию в свою личную «папку раритетов». Таким образом документ сохранился, в то время как оригинал дневника Канариса, как уже сообщалось, после 20 июля 1944 г. был, к сожалению, сожжен.

Запись, на которую мы ссылаемся, датирована 12 мая 1939 г. Она интересна как потому, что в ней приведен ряд высказываний фюрера, вроде тех, что Лахоузен записал по памяти сразу после переговоров, так и потому, что позволяет сделать вывод о характере окружения Гитлера, как и самого Канариса. Мы приводим ее здесь полностью. Она дается от первого лица, причем говорящий не Лахоузен, а сам Канарис.

ЗАПИСЬ В ЖУРНАЛЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

О КОНФЕРЕНЦИИ В ПОЕЗДЕ ФЮРЕРА В ИЛЬНАУ ОТ 12 СЕНТЯБРЯ 1939 Г.

I. Украинская проблема

Сразу после обмена приветствиями министр иностранных дел фон Риббентроп высказал мнение о возможностях окончить войну между Германией и Польшей политическим путем. В ходе последовавшей дискуссии в служебном вагоне генерала Кейтеля эти возможные решения были обобщены начальником верховного командования вермахта следующим образом:

1. Должен состояться четвертый раздел Польши, причем земли к востоку от линии Нарев — Вейксел — Сан, в которых Германия не заинтересована, она определит в пользу Советского Союза.

2. На остальной части будет создана независимая Польша; это решение больше всего импонирует фюреру, потому что в этом случае он смог бы провести с польским правительством переговоры о восстановлении мира на Востоке.

3. Остатки Польши делятся:

а) Литве предлагается область Вильно;

б) Галиция и польская Украина становятся независимыми (с условием, что этот внешнеполитический аргумент подойдет Советскому Союзу).

Для случая 3б я бы провел соответствующую подготовку украинцев, потому что если будет выбран этот путь решения проблемы, то организация Мельника (ОУН) может спровоцировать восстание, целью которого было бы уничтожение евреев и поляков. Политическое распространение этого движения в направлении Советской Украины (идея создания великодержавной Украины) следовало бы категорически предотвратить (здесь карандашная пометка: «Похоже, это уже не понадобится».).

II. Пропаганда

Затем я обсудил с Кейтелем вопросы, касающиеся пропаганды. В результате того, что по этому вопросу между министром иностранных дел Германии и доктором Геббельсом было достигнуто полное взаимопонимание и согласие, в центры пропаганды направляются представители министерства иностранных дел, чтобы проверить материал пропаганды и выразить свои пожелания. (Связной с МИД.)

Однако ответственность за проведение пропаганды лежит исключительно на руководителе пропагандистских кампаний.

III. Военные казни

Я сказал Кейтелю, что знаю о запланированных в Польше массовых казнях. При этом в первую очередь будет истребляться дворянство и духовенство. В конечном итоге мировая общественность возложит ответственность за эти действия на вермахт.

Кейтель ответил, что фюрер уже принял решение по этому вопросу. Он объяснил главнокомандующему армией, что если вермахт не захочет иметь ничего общего с подобными делами, то этим займутся СС и гестапо. Поэтому для каждого военного округа будет назначаться, наряду с военным командующим, также штатский начальник. На последнего будет возложена задача истребления населения. (Пометка карандашом: политическое землеустройство.)

IV. Бомбардировка Варшавы

В ответ на мое замечание о неблагоприятных внешнеполитических последствиях этого мероприятия Кейтель заметил, что окончательное решение по таким вопросам принимается фюрером и генерал-фельдмаршалом Герингом. Фюрер часто совещается с Герингом по телефону. Иногда его (Кейтеля) информируют о темах переговоров, но не всегда.

V. Заявления фюрера

Во время этой беседы появился фюрер и сразу спросил меня, какая у меня есть информация с запада. Я ответил, что в соответствии с имеющейся информацией и сообщениями мы можем сделать вывод, что в районе Саарбрюккена французы собирают войска и артиллерию, чтобы подготовить массированный удар. Поэтому я позаботился о том, чтобы он в кратчайшее время получил информацию о месте и направлении этого удара.

В ответ на это фюрер заметил: «Я не могу себе представить, чтобы французы стали наступать именно в области Саарбрюккена, где наши позиции наиболее сильны. Они (французы) окажутся перед вторыми и третьими укреплениями, которые еще более сильны. Я считаю самыми слабыми нашими точками Бинвальд и Пфельцервальд, несмотря на возражение со всех сторон, что нападение через зону леса бесперспективно. У меня по этому поводу другое мнение.

Авантюра через Рейн все же возможна. Я считаю не очень вероятным, что попытка наступления будет предпринята через Бельгию и Голландию в нарушение их нейтралитета. К тому же для серьезного наступления на Вестфалию необходимо время».

Кейтель и Йодль соглашаются с этим мнением фюрера, а тот добавляет, что подготовка артиллерии для крупного наступления требует 3–4 недели, тогда само наступление произошло бы в октябре. Затем фюрер продолжает: «Да, а в октябре уже довольно холодно, и наши люди будут сидеть в защищенных бункерах, в то время как французам придется лежать под открытым небом. Однако даже если француз и найдет самую слабую точку в Вестфалии, то мы тем временем будем в состоянии поднести ему с востока такое, что ему (французу) тошно станет.

Итак, остается только путь через Бельгию и Голландию. Я не верю в это, однако это все же возможно, поэтому мы должны быть бдительны».

Затем фюрер обратился непосредственно ко мне и потребовал строжайшего контроля за всем происходящим в этих нейтральных странах.

Украинская проблема. Текст обращения по радио к украинскому народу был по предложению отдела пропаганды вермахта изменен в соответствии с пунктом 3 и одобрен министром иностранных дел Германии в следующей формулировке: «Германские вооруженные силы не имеют никаких враждебных намерений по отношению к украинскому населению в Польше».


Этот документ заслуживает того, чтобы мы на мгновение на нем задержались. Он однозначно показывает, что мероприятия по ликвидации больших частей населения не возникли в уме Гитлера как следствие ожесточения, нарастающего в ходе войны, а что фюрер уже в первые дни войны с циничной беззаботностью и без малейших признаков человечности разработал комплексную программу геноцида[15]. Не только польское духовенство и польское дворянство подлежали уничтожению; украинское население в Польше планировалось подстрекать к тому, чтобы оно взяло на себя у СС и гестапо грязную работу и уничтожило живущих в его районах поляков и евреев. Для того чтобы инсценировать запланированные для этой цели бунты, разведка должна была предоставить свои связи в распоряжение групп украинского меньшинства.

Мы видим, что главнокомандующий армией фон Браухич сначала выступил против такого «политического землеустройства» (в дневнике не сообщается о том, кто применил это циничное выражение применительно к запланированному массовому убийству, однако известно, что оно принадлежит лично Гитлеру), однако затем согласился, чтобы эти мероприятия проводили «черные» конкуренты в тыловой части армии. Жалкое положение Кейтеля проявляется особенно в том, что он воспринимает это как само собой разумеющееся и также не стесняется открыто признаться своему подчиненному Канарису и подполковнику Лахоузену, бывшему ниже его рангом, что, хотя он и носит громкий титул начальника верховного командования вермахта, Гитлер сообщает ему даже о важнейших решениях лишь по собственному усмотрению и настроению.

Относительно Канариса и его методов в отношениях с «верхушкой» записи в дневнике весьма показательны. Его отношение к Риббентропу внешне ровное, что ни в коем случае не означает, что он соглашается с тем, что тот говорит. Во всяком случае, он не входит ни в какие дискуссии с министром иностранных дел Германии. Этот человек ему слишком противен. В разговоре же со своим непосредственным начальником Кейтелем он не таится. Он по собственной инициативе делится с ним своими опасениями и сомнениями по поводу запланированных зверств и взывает, правда, напрасно, к чувству ответственности Кейтеля за доброе имя вермахта. С подобными призывами, даже заклинаниями и мольбами он во время войны еще много раз будет обращаться к Кейтелю, но, к сожалению, чаще всего безрезультатно. Особенно интересен был разговор между Канарисом и Гитлером. На этот раз его хитрость не имеет ни малейшего успеха. Канарис преднамеренно сгустил краски, сообщая, что французы якобы готовят наступление. Он, очевидно, надеется, что перед угрозой такой опасности Гитлер менее жестоко обойдется с Польшей, еще раз продумает свои планы о ее переделе и уничтожении населения. Но Канарис недооценил Гитлера. Фюрер явно демонстрирует свое превосходство. Он, по всей видимости, прекрасно осведомлен о положении на западе. Его аргументы основываются на фактах. Кейтель и Йодль и здесь производят жалкое впечатление и только стараются подпевать своему господину и повелителю.

Следует сделать еще несколько замечаний по содержанию записей в дневнике. Мельник, о котором Кейтель упоминал в связи с планируемым украинским мятежом, был одним из руководителей вышеупомянутой Организации украинских националистов (ОУН) — движения, организованного Петлюрой после большевистской революции, целью которой было создание независимого украинского государства. Признанный руководитель этого движения Коновалец, которого Канарис лично знал и ценил, был за несколько лет до войны убит в Голландии агентами НКВД. Мельник, который обычно сам себя называл полковником — возможно, ему дали это звание в национал-украинской армии Петлюры, — был управляющим в латифундиях (крупных земельных владениях), расположенных в галицких частях Украины. Внутри этой организации, в рядах которой были многочисленные политики, бежавшие из Польши, а также из закарпатской Украины, отошедшей в 1939 г. Венгрии, — имелись всевозможные оттенки — от умеренных социалистов до ярко выраженных национал-большевиков. Однако радикальные элементы украинского освободительного движения очень скоро сменили направление своей борьбы и организовали партизанские группы, которые затем досаждали немецким войскам, находившимся в Польше и оккупированных частях Советской Украины, создавая помехи для их связи с тылом. Этим объясняется поразительный, на первый взгляд, факт, что примерно с 1943 г. большое число украинских национал-революционеров оказалось в немецких концентрационных лагерях. Среди них было немало истинных борцов за свободу, которые не хотели освобождать свою родину от советского ига только для того, чтобы отдать ее во власть «колониальных» методов национал-социалистической восточной политики.

Если мы снова прочтем записи в дневнике Канариса от 12 сентября 1939 г., то эта смена украинского фронта уже не покажется столь удивительной. Из записей в дневнике ясно видно, что, согласно концепции Риббентропа — в сжатой формулировке Кейтеля, — украинцы, хотя и должны были использоваться, чтобы в районах Польши, населенных ими, уничтожить польское и еврейское население, однако одновременно им собирались воспрепятствовать в осуществлении их цели — созданию великодержавной Украины. Потому что тогда, в сентябре 1939 г., Гитлер и Риббентроп еще боязливо старались не раздражать своих новых «друзей» в Москве украинским мятежом в Советской Украине, исходящим из района, оккупированного немецкими войсками. Украинцы были для них всего лишь фигурой на их шахматной доске, которую при необходимости передвигали и потом оставляли без внимания. Позже, когда Гитлер принял решение напасть на Советский Союз, тактика по отношению к украинцам до определенной степени изменилась; но тут благоразумные среди них уже заметили, что Гитлер собирался использовать их лишь как орудие для своих планов, касающихся «жизненного пространства», и что сами украинские национал-социалисты не могли рассчитывать на исполнение своих собственных национальных желаний и целей.

Мы уже ранее заметили, что Канарис в беседе с Риббентропом не стал категорически возражать против задачи, которая предназначалась для него и разведки. Это вряд ли было бы целесообразным, а при случае лишь привело бы к тому, что абвер перестал бы играть ведущую роль в этом деле, и вместо него эти задачи поручили бы службе безопасности. А это означало бы прямое и беспощадное осуществление директив Риббентропа — и не только в отдельном конкретном случае; кроме того, это содействовало бы общим стремлениям СД расширить свои компетенции за счет разведки. Поэтому Канарис выбрал путь, где он просто игнорировал планы Риббентропа. Он оставил «льва рычать». В конце концов Риббентроп ведь не был его начальником, а Кейтель, через которого приказы Риббентропа должны были поступать к Канарису, ограничивался тем, что в обобщенной форме пояснял ему ход мыслей Риббентропа, не добавляя к своим разъяснениям четких указаний или приказов. Канарис ограничивался тем, что записывал в свой дневник поставленные перед ним чудовищные и одновременно дилетантские требования. Брошенное мимоходом требование министра иностранных дел Германии организовать восстание украинцев уже потому было в высшей степени дилетантским, что совершенно не имело под собой никаких практических предпосылок. Абвер благодаря своим связям с украинскими националистами сумела сформировать боевые группы из нескольких сотен человек, которые были обучены и годились для осуществления военных диверсий — развал вражеского войска, саботаж в транспортных учреждениях в районе вражеского наступления и операций, а также в тылу врага, — однако эти группы не годились для политико-террористических дел, тем более для операций такого масштаба, какие требовал Риббентроп.

Поэтому во время поездки из Ильнау в Вену Канарис высказывался о взглядах и мнениях Риббентропа не только с глубоким негодованием, но и с едкой насмешкой. Однако во время деловых переговоров, последовавших в Вене и Берлине, он никому не сказал ни слова о концепции восстания Риббентропа, кроме Остера для его документации и отдельных доверенных лиц. Зато он сразу связался с генеральным штабом армии и сообщил там, что в недалеком будущем следует принимать в расчет возможность совершения украинскими боевыми группами диверсионных действий; он также хотел выслушать пожелания и требования в армии в связи с данным вопросом. Целью боевых групп было ни в коем случае не уничтожение мирного населения польской и еврейской национальности, — сообщил он, — а уничтожение польской армии. Там, где разведка для осуществления этой цели могла оказать помощь своей собственной боевой группе, будь то разрушение вражеского железнодорожного полотна, взрыв объектов в тылу противника или же предотвращение таких разрушений со стороны вооруженных сил врага, она всегда делала все, что было в ее силах.

После заключения договора о дружбе между Германией и Советским Союзом 29 сентября 1939 г. весь проект опять утратил свою силу, так как Московский договор привел не к решению № 3, а к четвертому переделу Польши, предусмотренному вариантом № 1. Вследствие этого украинцы и их устремления потеряли для Риббентропа до поры до времени всякий интерес. Но не для Канариса. По его указаниям целому ряду украинцев, занимавших крупные посты в районах Польши, отошедших к Советскому Союзу, была оказана посильная помощь в бедственной ситуации, возникшей там в результате быстрого введения советских войск. Принимая во внимание тот факт, что у многих живых свидетелей родственники еще находятся в восточной области, мы не можем привести здесь более подробные сведения о конкретных случаях.

Хотя упомянутые политические события избавили Канариса от выбора между открытым отказом участвовать в запланированных злодеяниях в Польше и подчинением гитлеровским приказам убивать, он был глубоко встревожен и опечален событиями, которые разыгрались в последующие недели и месяцы в Польше, оккупированной Германией. Он получил очень точные сообщения о жестоких действиях СС. В беседе с Бюркнером, руководителем зарубежного отдела, он заметил: «Война, которая ведется без соблюдения элементарной этики, никогда не может быть выиграна. Есть высшая справедливость на земле».

В то время как руководство Третьего рейха носилось с планами массового уничтожения поляков и евреев, Канарис, несмотря на огромную занятость, старался, как и прежде, помогать людям, попавшим в беду, невзирая на лица и национальность. В интересах граждан, которые еще живут сегодня в Восточной Европе, мы не можем и в этом случае называть имена и приводить подробности и документальные подтверждения этой помощи, которую оказывал Канарис. В числе лиц, которые в те дни благодаря Канарису выскользнули из оккупированной Польши и были доставлен в безопасное место в нейтральной стране, была и семья одного высокопоставленного польского офицера, с которым у Канариса в прежние годы были служебные контакты.

Несколько слов еще об одном случае, где помимо гуманитарных большую роль сыграли и политические соображения. Незадолго до окончания похода Германии на Польшу осенью 1939 г. американский генеральный консул Гейст обратился в Берлине по делу, которое он сам назвал очень деликатным, к государственному советнику Гельмуту Вольтату, с которым много лет был хорошо знаком. Сославшись на личную заинтересованность высоких Политических кругов в Соединенных Штатах, он попросил у Вольтата совета и помощи. Речь шла о том, чтобы разыскать в только что занятой немецкими войсками Варшаве одного раввина, который, по его описанию, был как в религиозном, так и в научном отношении одним из духовных руководителей иудаизма в Восточной Европе, и вывезти его с территории, находившейся под властью национал-социалистов на нейтральную территорию в безопасное место. Поскольку Гейсту была хорошо известна позиция Риббентропа по этому вопросу, он понимал, что обращаться с этим делом в министерство иностранных дел было бессмысленно. Он заверил Вольтата в том, что с американской стороны все останется в полной секретности, так как хорошо знал, что принятие мер для осуществления его просьбы и просьбы его доверителя было связано со значительным риском для исполнителей.

Хорошо все обдумав, Вольтат решил не обращаться ни к Герингу, ни к одному из военачальников армии, с которым у него были дружеские отношения. Прежде всего он разыскал Канариса на его службе на Тирпицуфер и спросил его, может ли и хочет ли он помочь. Канарис сразу понял значение, которое, судя по интересу, проявляемому высшими инстанциями в тогда еще нейтральных Соединенных Штатах, имело это дело, и уже при первом разговоре сказал, что готов с помощью своих офицеров найти этого человека в горящей Варшаве. И действительно, офицерам, которым было поручено это дело, удалось с большим трудом идентифицировать раввина и переправить его к границам одной страны в Восточной Европе, которая в то время еще не была втянута в войну. Некоторое время спустя он живым и невредимым достиг Соединенных Штатов. В честь его прибытия в Нью-Йорке еврейская община организовала праздничное шествие. Роль, которую сыграли в его спасении лица немецкой национальности, была сохранена в тайне согласно обещанию, данному генеральным консулом Гейстом.

Вскоре новые заботы захватили внимание Канариса. Сегодня из дневника Хасселя, со слов Пехеля и Гизевиуса и других известно, что в последние три месяца 1939 года, когда Гитлер сразу же после кампании в Польше хотел начать зимнюю кампанию на западе, нарушая нейтралитет Бельгии и Голландии, в различных группах Сопротивления кипела напряженная деятельность. Строились планы государственных переворотов и покушений, составлялись списки министров, в поисках мира нащупывали почву в нейтральных странах. Самая решительная группа заговорщиков находилась, без сомнения, в недрах верховного командования вермахта. Ее непосредственным двигателем был тогдашний полковник Остер, который вместе со своими сотрудниками Донаньи, Гизевиусом и другими и в тесном взаимодействии с подполковником Гроскуртом, служившим в главном командовании армии, являлся связной инстанцией. От него тянулись нити к Беку, Герделеру, Шахту, с одной стороны, начальнику генштаба Гальдеру, Вицлебену и другим генералам, с другой стороны, через представителя министерства иностранных дел при главном командовании армии Ганса фон Эцдорфа к Вайцзеккеру и даже в коричневый и черный лагерь — к начальнику берлинской полиции графу Гельдорфу и к начальнику уголовной полиции генералу СС Небе.

Именно анализ событий тех волнующих недель позволяет увидеть различия между методами Канариса и Остера. Инициатива Остера заключалась в его попытках побудить генералов к свержению режима, подготовить промежуточное политическое руководство в виде временного правительства и обеспечить ему за границей тыловое прикрытие. Канарис, напротив, оставался за кулисами. Он стоял рядом или позади дел, был постоянно в курсе и был готов оказать помощь, если понадобится. Но инициативу оставлял другим.

Объяснение этому частично можно увидеть в том, что в его уме стремление совершить что-то решающее для предотвращения новой авантюры и для освобождения Германии и всего мира от Гитлера постоянно сочеталось с интуитивным предчувствием, что все его стремления будут напрасны. Уже в эти недели в нем начало формироваться фаталистическое убеждение в том, что уже слишком поздно менять судьбу Германии, что на немецком народе лежит слишком большая вина, даже если речь идет о бездействии, и что он должен вынести Гитлера как божью кару. В своей уверенности, что Германия не сможет выиграть войну, легкомысленно и со злодейским умыслом начатую Гитлером, Канарис никогда не сомневался, даже когда Гитлер стоял на вершине своих успехов. Она в такой же мере была основана на его убежденности, что в мире существует божественный порядок, как и на его оценке взаимосвязей в мировой политике и относительной расстановки сил.

Наряду с таким ходом мыслей, граничащим с метафизикой, очень реальные выводы настраивали его скептически и относительно перспективности планов совершить переворот. Канарис не доверял генералам, которых предполагалось вовлечь в операцию. Он хорошо знал их характеры, да и опыт подсказывал ему, что они не смогут решиться на такое.

Особенно негативно он оценивал главнокомандующего армией фон Браухича, роль которого должна была иметь решающее значение. «Браухич подражает Мольтке», — иронически заметил он однажды в кругу своих доверенных. К Гальдеру он питал больше симпатий, однако не ожидал от него никакой готовности. Впрочем, он всегда понимал то, что многие из других заговорщиков не хотели понимать, а именно: начальник генерального штаба не мог лично повести войска, а зависел либо от главнокомандующего армией, либо от одного или нескольких войсковых начальников, если бы он хотел предпринять операцию против Гитлера.

Канарис, пожалуй, лучше, чем Остер и его нетерпеливые друзья, видел, что генералы не без основания сомневаются в том, что более молодые офицеры — лейтенанты и капитаны — последуют за ними, если они дадут им приказ выступить против Гитлера и партийного режима. Нельзя упускать из виду, что в результате быстрой победы над Польшей престиж Гитлера чрезвычайно вырос у многих офицеров, которые уже в течение нескольких лет подвергались обработке со стороны национал-социалистической пропаганды. Сомнения военных по поводу войны в зимнее время, которые у многих генералов были сильнее, чем все политические и этические соображения, были не знакомы молодым офицерам действующей армии. Ведь до сих пор фюрер всегда выигрывал, даже вопреки предостережениям специалистов. Так почему же на этот раз будет иначе? Справедливыми были утверждения, что в Третьем рейхе среди «милитаристов», прошедших школу рейхсвера, созданного Зеектом, было большое количество убежденных противников войны. Но эту школу прошла только часть офицеров вермахта в Третьем рейхе, число которых за короткое время увеличилось вчетверо, вопреки теории Зеекта; младшие поколения, которые руководили ротами и батареями, были вместо этого напичканы национал-социалистическими идеями. Канарис на основе своего опыта фронтовой службы (в качестве командира «Силезии», которая базировалась в Вильгельмсхафене) больше разбирался в этом, чем Остер. Он считал, что будь Фрич в живых, он мог бы найти достаточно людей, повиновавшихся ему, чтобы при необходимости призвать их к открытому восстанию против режима. По отношению к Браухичу он такой уверенности не имел.

Несмотря на свой скептицизм, Канарис все же не был пассивен. Он отправился в октябре в сопровождении Лахоузена в поездку к нескольким военачальникам войск на западе. Среди посещенных был также генерал фон Рейхенау, штаб-квартира которого находилась в Дюссельдорфе. Рейхенау принял Канариса и Лахоузена в присутствии своего начальника штаба генерала Паулюса, и своего офицера генерального штаба капитана Пальцо. Рейхенау был высокопоставленным начальником, который благодаря своим связям с национал-социализмом пользовался широкой известностью. Несмотря на это Канарис был приятно удивлен, услышав от него и членов его штаба не радостную уверенность в победе, а чрезвычайно скептическую оценку зимнего наступления, запланированного Гитлером. Это облегчило его задачу, потому что он, конечно, не мог и думать о том, чтобы открыто обратиться к Рейхенау с предложением организовать сопротивление главнокомандующих планам наступления. Он ограничился тем, что высказал свои сомнения, основанные на военной ситуации. Он дал сильно преувеличенную версию поступивших в разведку сообщений, касающихся мощи противника, и подчеркнул, что в случае наступления немецкая сторона понесет большие потери.

Канарис добился, что Рейхенау согласился составить для Гитлера докладную записку с названием «Гарантия немецкой победы», основной мыслью которой было: «До этой позиции, не дальше». Дальнейшим успехом переговоров можно, пожалуй, считать то, что через несколько дней во время беседы Гитлера с руководящим составом армии именно «нацигенерал» Рейхенау один выступил против разработанного Гитлером плана наступления. Запись об этом мы находим в дневнике Хасселя от 30 октября 1939 г., который получил это сообщение от Герделера.

Канарис использовал свой визит к Рейхенау также для того, чтобы во время беседы в узком кругу сообщить ему на основании обширного материала, который он в то время постоянно возил с собой в папке, о злодеяниях, которые отряды СС совершали в Польше по приказу Гитлера. Рейхенау был потрясен сообщением Канариса и согласился с ним, когда Канарис указал на то, что такие действия могут значительно подорвать авторитет германского вермахта. Генерал Паулюс, с которым Канарис завел разговор наедине о ситуации в Польше, напротив, счел себя обязанным оправдать и поддержать мероприятия Гитлера в оккупированном районе. Канарис доложил об этом руководству своего штаба с глубоким возмущением. Для него Паулюс перестал существовать. Канарис никогда не простил ему этой позиции. Во время катастрофы под Сталинградом он заявил в кругу доверенных ему людей, что, помня позицию Паулюса по отношению к злодеяниям СС в Польше, он теперь не может испытывать к нему никакого сочувствия.

Менее удовлетворительно, чем переговоры с Рейхенау, проходил визит к командующему войсковой группой генерал-полковнику фон Рунштедту, который, хотя и ужасно ругал Гитлера и режим, однако уклонялся от всех конкретных вопросов. Канарис покинул его с убеждением, что от этого человека нельзя ожидать активного сопротивления Гитлеру. Будущее подтвердило правильность его оценки. Канарис вернулся в Берлин неудовлетворенным своей поездкой. Хотя наступление и было опять отложено Гитлером, но подготовка к нему — в нарушение бельгийского и голландского нейтралитета — продолжалась.

Канарис лучше, чем Остер и его сотрудники, понимал и оценивал трудности, которые стояли на пути восстания генералов, однако это не означало, что он соглашался с их бездеятельностью и постоянными уступками Гитлеру. Он понимал, что восстание против фюрера нельзя начать в любой запланированный момент. Однако, с другой стороны, он был убежден, что будут постоянно появляться возможности, которые нужно будет использовать, чтобы помешать диктатору или свергнуть его. В случае необходимости, считал он, такие возможности можно спровоцировать. В сентябре 1938 г. такой шанс, как мы знаем, был упущен из-за приезда Чемберлена и затем окончательно уничтожен Мюнхенским соглашением. В результате была не просто упущена особенно благоприятная возможность. Еще год спустя у генералов появилось чувство отрезвления. Даже генерал-полковник Вицлебен, который в 1938 г. был самым решительным из своих коллег по чину, в 1939 г. стал более скептичным и сдержанным. И тем не менее покушение в городской пивоварне Мюнхена, совершенное в ноябре, независимо от того, действовал ли Эльзер и вправду один, или это была афера гестапо, подобная поджогу рейхстага, давала великолепный повод, чтобы неожиданно лишить СС власти, задержать Гиммлера и Гейдриха по подозрению в соучастии, а фюрера взять под арест. Подобные предложения, которые разрабатывались в бюро Остера, предлагались с согласия и одобрения Канариса начальнику генерального штаба, воспринимались им сначала с интересом, но в конце концов отклонялись.

По сообщению Гизевиуса, Гальдер рекомендовал Канарису подготовить покушение на Гитлера. Если фюрера больше не будет, то он, Гальдер, будет готов действовать. Не следует удивляться, что Канарис отклонил такое предложение. Существует большая разница между военным мятежом против тирана и убийством из-за угла. Ожесточение и чувство безнадежности еще не достигли той стадии, как два или три года спустя, когда даже глубоко религиозные люди после долгих месяцев внутренней борьбы преодолели угрызения совести и решились на убийство тирана. У Канариса к сомнениям религиозного характера примешивалось еще его внутреннее отвращение к любому виду насилия. Человек, который всеми силами сопротивлялся идее Гитлера сделать из разведки организацию убийц для уничтожения поляков или евреев, не в силах был решиться на подготовку убийства, пусть даже речь шла о Гитлере.

Это ответ на вопрос, почему Канарис, упрекавший генералов за их бездеятельность, не взял на себя руководство попыткой совершить государственный переворот. Мы еще раз хотим отметить это, так как немало людей утверждают, что Канарис был тщеславным человеком. По мнению большинства людей, кто в течение долгих лет работал вместе с ним, подобные утверждения беспочвенны. Правда, Канарис не был совершенно лишен человеческого честолюбия. Он любил, чтобы его работа была признана. Однако стремления выдвинуться вперед никто из его сотрудников не замечал. Уже его отношение к Остеру показывает, что для Канариса более характерным было оставаться в тени. Даже в молодые годы он никогда не проталкивался вперед. Когда он в 1926 году должен был выступать на заседании комиссии рейхстага, то это было не из-за стремления к известности. Работа в тишине, за кулисами больше отвечала его способностям и желаниям, чем выступление на общественном поприще. Тщеславным Канарис был в течение всей жизни только в деле, которому служил. Так, он не давал в обиду морской флот и приходил в ярость, если нападали на «его» абвер.

Следует заметить, что те люди, которые представляют себе Канариса как мрачного заговорщика, склонного к интригам, как о нем часто пишут, его не понимают. Конечно, у него была склонность применять нестандартные методы уже с того времени, когда он участвовал в нелегальном восстановлении военно-морского флота, и это было для его поста начальника военной разведки совершенно естественно и определялось потребностями его ведомства. Он также находил почти детскую радость в хитростях и маскировке своих действий. Но в период, о котором мы сейчас говорим, он уже был в мучительном разладе с собой, разрываясь между чувством долга высокопоставленного офицера вермахта и требованием совести, которая велела ему оказать сопротивление системе, в преступной природе которой он больше ни минуты не мог сомневаться. Канарис был вынужден вести двойную жизнь, пока был убежден в том, что его моральный долг оставаться на службе, потому что только там он имел шанс каким-то образом влиять на несчастье. Он должен был разделить свои действия с точки зрения своей совести на легальные и нелегальные (по отношению к господствующей системе). Шеф абвера стремился хорошо выполнять свои «легальные» служебные обязанности, пока они не требовали от него дел, которые он считал преступными. Он даже делал больше, чем от него требовалось, и всегда стремился противодействовать отдельным преступным акциям режима, насколько это было возможным, «нормальным» путем служебных ходатайств перед своим начальником Кейтелем. Это было особенно тогда, когда речь шла о мероприятиях и приказах Гитлера, которые касались вермахта, и если он мог хотя бы немного надеяться на то, чтобы повлиять через начальника генерального штаба вермахта на их отмену или изменение. В любом случае он стремился участвовать в усилиях, направленных на свержение правительства, отдельно от своей служебной деятельности, чтобы своими действиями не подвергать опасности существование разведки и жизнь подчиненных ему офицеров.

У нас есть свидетельство адмирала Бюркнера, который, будучи начальником отдела и позднее группы «Зарубежье», регулярно сопровождал Канариса к Кейтелю для обсуждения положения, которое в противоположность «колонне» у Канариса называлось также «большая колонна», о том, что Канарис на таких обсуждениях не скрывал своих мыслей. В совещаниях у Кейтеля обычно участвовали руководители ведомств, кроме Канариса, также генералы Томас и Рейнекеш, далее — от руководства штабом вермахта — обычно генерал Варлимонт, а также начальник юридического отдела верховного командования вермахта, начальник отдела министерства Леман. Канарис в таких случаях обычно очень открыто высказывал свои сомнения, говорил о своих впечатлениях от поездок в районы фронта и за границу. Он очень часто, — подчеркивает Бюркнер, — заводил разговор о тяжелом положении в Польше, обсуждал свои проблемы с СС и все то, что его еще мучило.

Независимо от этих обсуждений Канарис использовал каждую возможность для того, чтобы в разговоре наедине разбудить совесть Кейтеля и помочь ему противостоять непомерным требованиям Гитлера, которые были не совместимы с традициями вермахта и этическими взглядами большинства солдат. Довольно часто он жаловался своим сотрудникам на «чурбана» Кейтеля, к которому бесполезно обращаться, и все же он не прекращал своих усилий, чтобы таким путем добиться устранения несправедливости и абсурда.

В первые годы своей деятельности на посту начальника разведки Канарис пытался оказать личное влияние на самого Гитлера. Тот вначале питал слабость к Канарису, во всяком случае, уважал его исключительный интеллект. Канарис умел пустить в ход все свое личное обаяние и обладал способностью удивительно быстро успокаивать Гитлера, когда на него находили приступы гнева. Однако уже в 1938 г. он жаловался на то, что больше не имеет к нему доступа. Это было в дни судетского кризиса, в период, когда разведка оказала поддержку Генлейну, представлявшему умеренное направление, в его конфронтации с Карлом Германом Франком, которого подстрекал Гейдрих. «Если бы только Кейтель пустил меня к Гитлеру, — говорил он в эти дни в кругу своих руководителей отделов, — я бы его убедил». Позже, после начала войны, Канарис уже не слишком стремился к личным беседам с Гитлером. Он хорошо понимал, что было бесполезно стараться убедить с помощью фактов человека, охваченного манией величия.

Кроме того, он больше не мог рассчитывать на разговор с Гитлером тет-а-тет. Всегда при этих разговорах присутствовал Кейтель. Канарис был бы не против поговорить втроем, если бы Кейтель был подходящим собеседником, чтобы с распределением ролей изложить Гитлеру позицию вермахта или поговорить с ним о требованиях гуманности. Но Кейтель был способен лишь слепо исполнять приказы. Если он присутствовал на беседах с Гитлером, то всегда во всем соглашался с ним, что еще больше укрепляло того в его позиции. Такие переговоры втроем не имели для Канариса никакого смысла. Этим объясняется кажущееся противоречие между жалобой Канариса, что он не может пойти к Гитлеру, и утверждением Кейтеля во время допросов в Нюрнберге, что, мол, Канарис вместо того, чтобы пойти к нему, мог сам обратиться к Гитлеру. Из-за полного безволия Кейтеля перед Гитлером было совершенно бесполезно обращаться к нему с ходатайствами. Нельзя было быть уверенным в том, что он их вообще передавал Гитлеру, если чувствовал, что тому неприятно было их слушать. А те темы, которые затрагивал Канарис, как раз и были такого характера. Поэтому, когда Канарис при разговоре с Кейтелем драматизировал и преувеличивал сообщения в надежде тем самым его расшевелить, это ни к чему не приводило. «Чурбан» не шевелился.

Отношения Канариса с военным окружением Гитлера осложнялись также тем, что он не видел возможности наладить человеческие отношения с начальником оперативного управления ОКВ генералом Йодлем, который был ближайшим стратегическим сотрудником Гитлера. Между Йодлем, который был «только солдатом», беспощадным милитаристом чистейшей воды и атеистом, с одной стороны, и щепетильным, гуманным, мистически религиозным, оценивающим ситуацию большей частью чисто интуитивно Канарисом, с другой стороны, не существовало никакой духовной близости. Канарис испытывал невольный страх перед Йодлем, а тому начальник разведки казался непроницаемым мечтателем, даже шарлатаном. Гораздо лучше были отношения между Канарисом и Варлимонтом. Сотрудничество в период гражданской войны в Испании сблизило их. Варлимонт нравился Канарису как человек. Хотя другие считали Варлимонта слишком скользким и «напомаженным», для Канариса это не был повод для непризнания. Отклонение от молодцеватого прусского шаблона было ему скорее приятным. «Варлимонт хитрый парень, нестандартный офицер генерального штаба», — сказал он однажды. С его чрезмерной мягкостью и гибкостью Канарис примирился, потому что распознал острый ум Варлимонта. С этим офицером, компетентность которого намного превосходила средний уровень, он охотно беседовал. Он многое доверял ему в надежде, что сказанное таким образом дойдет до Кейтеля, а может быть, и до Гитлера. Кроме того, он ценил то, что Варлимонт, когда военная ситуация ухудшалась, не пытался ввести его в заблуждение, а говорил ему чистую правду. Только непосредственно перед концом деятельности Канариса на посту начальника разведки их отношения утратили эту взаимную искренность. Где-то в конце 1943 г. Канарис однажды сказал своим офицерам: «Теперь даже Варлимонт не говорит мне больше правду». Информации, хотя бы в общих чертах, об истинном положении дел на фронте и о планах руководства Канарис, естественно, придавал огромное значение. Не только потому, что это соответствовало его внутренней потребности быть как можно лучше информированным, но и потому, что разведка может работать в правильном направлении только в том случае, если она знает, каким целям она должна служить. Официально разведка совсем ничего не знала или знала очень мало о своих собственных стратегических планах; гораздо лучше она была осведомлена о своих противниках и их намерениях. Влияние разведки на проведение операций было совсем незначительным и в лучшем случае носило косвенный характер. Все те рассказы, в которых Канарис изображается как один из вдохновителей или даже мозговой центр немецкого ведения войны, являются сказкой, также, как и сообщения, из которых якобы следует, что он передавал планы военных походов через разведку военным противникам. Об этих планах разведка вообще знала только в общих чертах. О крупице истины в этих фантастических историях мы еще будем говорить.

Мы уже видели, что Канарис хорошо понимал слабость их предприятия, которая заключалась в том, что те из генералов, которые, как Гальдер, всерьез планировали свержение режима, не имели в своем распоряжении войск, стоящих непосредственно под их руководством. То же было и у самого Канариса, если бы он, вопреки своей натуре, однажды решился взять на себя осуществление попытки переворота, направленной против Гитлера. «Рождественские Деды Морозы» из разведки — так насмешливые активисты при случае называли основной персонал абвера, большей частью состоящий из отставных офицеров — при всей личной храбрости не были войском, с которым можно было бы отважиться на конфликт с Гиммлером. Одно время во время войны казалось, что положение в этом смысле изменится. Это было так.

Планируя поход на Польшу, генеральный штаб армии поставил перед абвером, а именно перед вторым отделом, ответственным за наступательные операции во вражеской стране, первоначально две задачи. Он должен был, во-первых, помешать полякам взорвать большой мост под Диршау, прежде чем немецкие войска продвинутся до этой стратегически важной переправы. Во-вторых, он должен был предотвратить разрушение важных индустриальных предприятий и рудников в районах Верхней Силезии. Позже разведку освободили от обязанности охранять мост в Диршау. Армия взяла эту задачу на себя. Оставалась задача охранять промышленные предприятия в Верхней Силезии. Эту задачу осуществляло отделение разведки в Бреслау. Для этой цели были использованы так называемые боевые отряды, которые состояли не из солдат, а из агентов, навербованных специально. Это были большей частью люди судетско-немецкого происхождения или «фольксдойче» из Польши. Операция была проведена успешно. В ночь с 31 августа на 1 сентября, за несколько часов до запланированного начала вторжения немецких войск в Польшу, группы боевиков заняли важные учреждения фабрик и заводов, предотвратив в большинстве случаев действия поляков по разрушению, и охраняли их до подхода немецких войск. Впоследствии, однако, был подан целый ряд жалоб от войсковых командиров на то, что члены боевых групп, которые были сугубо штатскими людьми и не подчинялись никакой военной дисциплине, допускали всевозможные выходки и бесчинства, арестовывали по собственному усмотрению и так далее.

По этой причине было решено выделить для выполнения таких же задач в будущем специальную часть войск, в которой хотя и были бы набраны добровольцы, однако они должны были держаться в повиновении. Так осенью 1939 г. была создана так называемая строительно-учебная рота «Бранденбург», названная так по имени места размещения гарнизона — Бранденбурга. Она подчинялась непосредственно второму отделу разведки. Уже с момента основания организации заговорщиков в разведке показалось, что задачи данной войсковой части не должны исчерпываться их официальной целеустановкой, а что она может стать зародышем роты для особых поручений оппозиции. Сам Канарис носился с такими же мыслями. В нем еще были живы воспоминания о 1919–1920 гг., когда он служил в добровольческом корпусе, и он гордился тем, что опять командует войсковой частью. Формирование роты было встречено в СД с недоверием. В Нюрнберге высокопоставленные руководители СД показали, что Гейдрих был особенно озабочен в связи с обучением «бранденбуржцев» прыжкам с парашютом, так как он опасался, что эта войсковая часть в случае необходимости может быть направлена против штаб-квартиры фюрера, чтобы блокировать ее или каким-то другим образом лишить его возможности влиять на политику.

Строительно-учебная рота быстро росла. Уже весной 1940 г. она превратилась в батальон, позже из нее был сформирован полк «Бранденбург», а в 1942 г. — дивизия. В соответствии с задачами полк был разделен на три батальона, из которых один остался в Бранденбурге, районом его действий был восток. В связи с этим он был составлен главным образом из балтийцев и «фольксдойче», происходивших из Восточной Европы, которые хорошо знали ситуацию в Польше и России и по возможности также владели одним из славянских языков. Второй батальон был расположен в Дюрене (Рейнская область); в его задачу входила борьба на западе, то есть в первую очередь против Англии. Среди офицеров и солдат были такие, которые могли говорить по-английски. В Унтер-Вальтерсдорфе под Веной стоял третий батальон, который должен был действовать в государствах европейского юго-востока и который состоял в основном из немцев, венгров и выходцев из Балканских стран.

В качестве войсковой части, находящейся в распоряжении оппозиции, предполагалось в первую очередь использовать стоящий в Бранденбурге батальон. Руководство этим батальоном было поэтому поручено офицеру разведки, который пользовался полным доверием Канариса и Остера. Это был тогда майор, а позже подполковник Гейнц, который специально был направлен в Бранденбург и поэтому был также посвящен во все планы переворота и покушения. Помимо узкого круга офицеров, он и Лахоузен были единственными, кто в октябре и ноябре 1939 г. были посвящены Остером в планы покушения на Гитлера, которые разрабатывались несмотря на отрицательную позицию Канариса. Для осуществления этих планов необходимо было достать взрыватель замедленного действия швейцарского производства. Планы покушения не привели тогда к конкретным результатам.

В целом можно сказать, что идея сделать из Бранденбургского полка воинскую часть оппозиции в целях борьбы с Гитлером оказалась на практике неосуществимой. Правда, Канарис мог бы позаботиться о том, чтобы руководство полком находилось в руках преданных ему офицеров, что также было трудно осуществимо. Но в остальном официальная целеустановка этой части сводила план к нулю. Для выполнения задач, которые были поставлены перед Бранденбургским полком для операций за линией фронта противника, причем если это было возможно, то в униформе вражеских армий, где каждая операция была, говоря на фронтовом жаргоне, «командировкой на небо», могли быть использованы только люди, которые добровольно отдавали свою жизнь за дело, которое считали хорошим и правым. В войне, начатой Гитлером, таких людей можно было найти лишь в рядах слепых почитателей фюрера, если не считать нескольких авантюристов. Как «оппозиционный полк» они меньше всего годились. С этой точки зрения весь план оказался неудачным. И действительно, полк, ставший позднее Бранденбургской дивизией, был немецким вариантом троянского коня или, другими словами, британских «коммандос», которые в последующие годы причиняли немецкому вермахту во всех районах военных действий: в Норвегии и Дании, в оккупированной Франции и также на Средиземном море — столь многочисленные ощутимые булавочные уколы.

Для Канариса вновь созданная воинская часть разведки стала вскоре причиной его новых конфликтов с совестью.

Уже в конце октября или в начале ноября вновь возникла проблема с иностранными униформами. После истории с операцией «Гиммлер» Канарис был не склонен соглашаться, когда Кейтель потребовал, чтобы он достал голландские и бельгийские униформы. Поэтому он довольно резко стал возражать против такого поручения, однако Кейтель заявил: «Это приказ фюрера!» Впрочем, речь шла не об униформах бельгийской или голландской армии, а об униформе пограничников. Подробности Кейтель еще не мог рассказать Канарису. Об СС на этот раз не было речи. Канарис предпочел не настаивать. Он только хотел узнать обо всем более конкретно. Может быть, тогда еще была бы возможность поломать планы Гитлера.

Он дал руководителю КО[16] Голланду задание достать образец нужной униформы. Это задание было немедленно выполнено. Правда, кража униформы, совершенная агентом, не осталась незамеченной. В голландской и бельгийской прессе появились сообщения о загадочном исчезновении служебных униформ (мундиров), с которым газеты, естественно, связывали предположения о преступниках и их целях. О том, что предположения были довольно верными, можно судить по карикатуре, появившейся в одной голландской газете, которая, намекая на пристрастие Геринга к униформам, изобразила его в униформе голландского кондуктора трамвая.

Об этих газетных сообщениях Канарис еще ничего не знал, когда во второй половине дня 20 ноября был приглашен на совещание в рейхсканцелярию. Гитлер присутствовал лично, а кроме того, Геринг, Браухич, Кейтель, Рейхенау, Гальдер и целый ряд офицеров. Темой совещания было обеспечение в случае наступления на западе как можно более свободного продвижения шестой армии (под командованием Рейхенау) с помощью профилактических мероприятий по охране переходов через реку Маас на территории Голландии и Бельгии. Так как при этом важная роль отводилась строительно-учебной роте, вновь сформированной в Бранденбурге, Канарис был также приглашен и получил одну из редких возможностей заглянуть в карты Гитлера при подготовке к операции, хотя это и был лишь ограниченный участок фронта.

Наряду с вопросами об обеспечении переходов через Маас в Голландии на этом заседании также обсуждалось взятие бельгийского форта Эбен-Эмаэль, которое было поручено не абверу, а военно-воздушным силам (люфтваффе).

Гитлер сначала был в отличном настроении. Он проявлял живой интерес ко всем подробностям различных военных хитростей и трюков, которые предполагалось использовать для осуществления поставленных задач. Теперь Канарис также знал, какой цели должны были служить затребованные голландские и бельгийские униформы. Добровольцев, которые должны были быть набраны из строительно-учебной роты для выполнения «особого задания», нужно было одеть в эти униформы и перед началом наступления послать на мосты, важные для переправы армии Рейхенау, чтобы помешать голландцам и бельгийцам их взорвать.

Канариса попросили доложить о том, что было предпринято его ведомством и что он еще считает необходимым. Он как раз докладывал о том, что отделение немецкой разведки в Голландии достало униформы, необходимые в качестве образца, когда генерал-майор Рейхенау, участвующий в совещании, прервал его доклад сухим замечанием: «Об этом уже написано в газете», — и указал на заметки в голландской и бельгийской прессе. Это неожиданное сообщение вызвало у Гитлера взрыв ярости. Хорошее настроение сразу улетучилось. Он бранил остолопов, которые испортили его лучшие планы. Присутствующие военные смущенно молчали. Кейтель побледнел. Только Канарис спокойно подождал, пока первый взрыв ярости утих. Он не хотел еще больше раздражать взволнованного фюрера своими возражениями. Но затем он приглушенным голосом начал говорить с Гитлером. Ему очень быстро удалось завладеть его вниманием. Он успокоил Гитлера, сказав, что ущерб не настолько велик, чтобы нельзя было его исправить. Прошло немного времени, и бушующие волны улеглись. Свидетели были потрясены этим шедевром искусства Канариса обхождения с людьми.

Совещание 20 ноября не привело к окончательным решениям. Запланированное наступление снова и снова откладывалось. Но Канарис слишком хорошо рассмотрел планы Гитлера, и теперь мог успокоиться. На протяжении всей зимы он принимал живое участие в новых и новых проектах переворота, но все они были обречены на неудачу из-за описанных трудностей и нерешительности участвующих генералов.

Наряду с этим его занимал план, по которому предполагалось участие строительно-учебной роты, принадлежащей разведке. Он пытался выяснить, как такое использование солдат в униформе противника рассматривается в правовом и моральном аспекте. Конечно, это было совсем другое дело по сравнению с операцией «Гиммлер». На этот раз речь шла о настоящем военном действии, а не об обманном маневре, который был во всех отношениях предосудительным. Но оставался еще ряд сомнений. Прежде всего, это означало, что некоторое количестве солдат нужно было послать на операцию, которая предполагала исключительный риск. Не могло быть сомнения в том, что если эти солдаты попадут в чужой униформе в руки противника, то они с полным правом будут расстреляны как шпионы. Но ведь речь шла о добровольцах, которые должны были бы отдавать себе отчет о существовании такой вероятности. Оставался еще вопрос, повлечет ли такое предприятие ответственность согласно международному праву и правилам ведения войны. Канарис провел параллель с войной на море, где не считалось нарушением правил, если военный корабль маскировался под чужим флагом, даже под флагом противника. Правда, обычай ведения войны на море требовал, чтобы данный корабль, прежде чем открыть огонь, поднимал свой флаг. Отряды, предназначенные для выполнения операции на мостах через Маас, ведь даже не должны были открывать огонь. Их цель заключалась не в том, чтобы самим наступать, а чтобы помешать противнику обороняться. Кроме того, у солдат на суше нет флага, который бы они могли поднять. Впрочем, вся афера должна была разыграться ночью, когда все кошки и все флаги и униформы серые.

То, что в первые месяцы войны так сильно волновало Канариса и вызывало у него угрызения совести, оказалось в дальнейшем ходе войны методом, который применяли почти все воюющие. Британские операции групп «коммандос» под командованием лорда Маунтбеттена получили известность во всем мире. Не так уж много людей знает, по крайней мере, в Германии, об американских «рейнджерах», которые были сформированы и с успехом использовались руководителем отдела стратегической службы (ОСС) Соединенных Штатов Америки, генералом Биллом Донованом. В обоих случаях речь шла о формированиях, которые должны были выполнять аналогичные задачи и теми же средствами, как немецкие «бранденбуржцы». На процессе перед американским военным трибуналом в Дахау по делу подполковника службы СС Скорцени, который зимой 1944–1945 гг. в битве под Арденнами применил сформированные специально для этой цели подразделения в американской униформе и с американским снаряжением в районе действий противника, американский официальный защитник основывал свое ходатайство о вынесении оправдательного приговора на утверждении, что в ходе Второй мировой войны появились новые формы ведения войны и что эти методы не представляли собой военных преступлений. Для поддержания этого доказательства был также приведен материал, свидетельствующий, что в 1942 г. британские войска в немецких маскировочных униформах (среди них был племянник фельдмаршала Александера) осуществили внезапное нападение на штаб-квартиру Роммеля в Северной Африке и что американские войска в немецких униформах использовались во время последних битв за Ахен и на Саарлаутернском мосту. Скорцени и другие лица, привлекаемые по тому же делу, были, как известно, оправданы. Характерным для способа мышления Канариса было то, что он стремился ограничить ответственность разведки за дело, на ход которого он не мог оказывать решающего влияния или которому он не мог помешать. По меньшей мере он не хотел быть ответственным за непосредственное проведение мероприятия, которое он не мог контролировать. Разговор с компетентными руководителями он закончил так: «Мы, то есть абвер, достанем униформы, поддельные документы и дадим рядовой состав. Проведение является делом армии». Так все и происходило.

По предложению Канариса был издан всеобщий приказ верховного командования вермахта. Согласно этому приказу разведка должна была подготовить свою спецроту — строительно-учебную роту, ставшую некоторое время спустя Бранденбургским полком, для выполнения спецзаданий (сюда входило, например, обучение прыжкам с парашютом и обращению со взрывчатыми веществами всех типов, а также предотвращение взрывов, подготовленных противником); разведка также должна была обеспечивать материальное оснащение, готовить совместные действия агентов разведки, работающих в стане врага. Но боевое использование должно было осуществляться под ответственность главнокомандующего, на участке фронта которого и по приказу которого данное подразделение должно было приступить к действиям.

Действительно, в мае 1940 г. батальон особого назначения № 100, вышедший из тогдашнего бранденбургского батальона, был подчинен шестой армии для выполнения задач, предусмотренных на совещании в рейхсканцелярии 20 ноября. Можно сразу же сказать, что ударные группы, сформированные из него, не смогли выполнить свою задачу под Маастрихтом. Мост в том районе был вовремя взорван голландцами. Напротив, группе, которой руководил старший лейтенант Вальтер, посчастливилось сохранить в целости мост под Геннепом, важный для быстрого наступления через Голландию и Бельгию.

Канарис глубоко и искренне сожалел о том, что Гитлер, вопреки всем советам и возражениям, осуществил свое наступление на запад в нарушение нейтралитета Голландии и Бельгии. Он испытывал не только душевные, но и физические страдания из-за все усиливающегося осознания нарастающей беды. Однако это не мешало ему извлечь из успеха под Геннепом выгоду для разведки. Когда он рассказывал об этом успехе, то говорил «мы», в то время как неудачу под Маастрихтом охотно оставлял «армии». Он это делал не из личного тщеславия. Но он хорошо понимал, что разведка при режиме, в котором положение «быть больше, чем казаться» давно уже превратилось в противоположное, каждая крупинка престижа была необходима, чтобы утверждать свои позиции перед «черными» завистниками и конкурентами.

О Бранденбургском полке можно еще сказать, что он участвовал в охране румынской нефтяной промышленности и судоходства по Дунаю от актов саботажа со стороны противника. Еще перед началом войны второе отделение разведки подготовило почву для этого. Так как снабжение германского вермахта горючим и смазочным маслом в большой степени зависело от румынских поставок нефти, то в случае конфликта учитывали возможность акций саботажа британской секретной службы на нефтяных источниках и нефтеперегонных заводах. На немногочисленных предприятиях, на которые германский капитал мог оказывать непосредственное влияние, работали мастерами, бригадирами и сторожами люди, подобранные вторым отделением разведки. Но кроме того, после начала войны при осведомленности и терпении короля Кароля II с использованием людей из Бранденбургского полка здесь была организована особая караульная и информационная служба. Эта нелегальная с точки зрения румынских властей работа велась при взаимодействии с генеральным директором сигуранцы (румынской тайной государственной полиции) Моруцовым. Специальной задачей организации было охранять нефтяные поля и нефтеперерабатывающие заводы и своевременно сообщать о возможных планах саботажа. Эта задача была успешно выполнена.

В начале сентября 1940 г. король Румынии Кароль отрекся от престола. Генерал Ион Антонеску взял на себя управление государством в качестве регента; молодой король Михай играл чисто декоративную роль. В то время как в Бухаресте происходил этот переворот, начальник сигуранцы случайно оказался вместе с Канарисом в Венеции на конференции по проблеме охраны нефтяных полей. Заседали в отеле Даниели. Сообщение о событиях в Бухаресте сразу вызвало у Канариса сомнение не только относительно служебного положения, но и относительно личной безопасности Моруцова при новом режиме. Он спросил у того совершенно прямо, намерен ли он вообще возвращаться в Румынию при изменившейся ситуации. Хотя Моруцов как человек не был ему симпатичен, Канарис понимал, что румын не только сотрудничал с немецкой разведкой, но и поддерживает тайные отношения с советским ведомством. Канарис, ни минуты не колеблясь, предоставил бы Моруцову защиту и убежище. К глубокому удивлению Канариса, тот ответил, что он без колебания вернется в Бухарест.

Вскоре оказалось, что Канарис правильно оценил ситуацию. Уже через несколько дней из военного отдела немецкой разведки в Бухаресте пришло сообщение, что Моруцов арестован. После этого Канарис сразу отправился в Бухарест, чтобы ходатайствовать перед Антонеску за Моруцова. И опять-таки здесь проявилась его типичная черта: он всегда вступался за своих сотрудников и «деловых друзей», даже если они лично ему были несимпатичны. Он чувствовал себя обязанным, так как сотрудничество разведки с румынскими инстанциями по предотвращению вражеских попыток саботажа на нефтяных источниках и нефтеперерабатывающих заводах относились к самым успешным делам разведки, и Моруцов, как уже говорилось, постоянно проявлял здесь свою лояльность. Антонеску принял начальника немецкой разведки. Тот объяснил ему, что Германия проявляет живой интерес к судьбе Моруцова. Антонеску заверил Канариса, что с Моруцовым ничего не случится. Канарис, успокоенный, вернулся в Берлин. Но уже короткое время спустя пришло известие, что Моруцов был зверски убит, по всей видимости, сотрудниками «железной гвардии». Канарис был возмущен этим. Антонеску нарушил данное слово. Канарис заявил своим ближайшим сотрудникам: «С Антонеску я не хочу больше иметь ничего общего». Этим объясняется, почему Канарис в последующее время не поддерживал с главой румынского правительства никаких личных отношений, в то время как многие руководящие деятели в других, независимых от Гитлера странах Восточной и Юго-Восточной Европы обычно часто обращались к начальнику немецкой разведки за советом или помощью.

Для охраны судоходства по Дунаю венский батальон Бранденбургского полка создал очень разветвленную организацию; на всех кораблях, совершавших рейсы по Дунаю, а также на постоянных причалах находились люди, замаскированные под моряков или служащих порта, которые должны были заботиться о том, чтобы в результате саботажа противника не было никаких нарушений в движении судов, имевших жизненно важное значение для транспортировки нефти, а также подвоза зерна и других продуктов.

Двенадцатая глава

Измена?

Давайте вернемся к общему положению, как оно выглядело в глазах Канариса накануне 1940 г. Окончательное решение о наступлении на запад все еще не было принято. Назначались все новые сроки, за которыми следовали новые отсрочки; однако Канарис не сомневался, что однажды Гитлер окончательно решится на прыжок, если прежде не положить конец его авантюрам. Возможности для этого были, на его взгляд, очень маленькими. Однако разработка планов государственного переворота, который был бы осуществлен при содействии вермахта, продолжалась. Одновременно предпринимались усилия найти с помощью Ватикана возможности заключения мира на приемлемых условиях между «порядочной» Германией и Великобританией и Францией. Еще во время польской кампании началось зондирование почвы, предпринятое в Риме баварским политиком доктором Йозефом Мюллером по заданию генерал-полковника Бека; это привело к мирным переговорам, которые тянулись с перерывами и под разными предлогами до 1943 года. Доктор Мюллер в звании подполковника был формально прикомандирован к мюнхенскому отделению разведки, однако по службе подчинялся непосредственно Канарису и Остеру. Его миссия основывалась на надеждах, которые Бек, Канарис и Остер — все трое протестанты — возлагали на папу, который находился в Берлине в качестве нунция. После того как папа согласился выступить в роли посредника и британское правительство через Ватикан изъявило свою готовность, начались конкретные переговоры об условиях мира, причем устранение национал-социалистического режима с самого начала предполагалось как само собой разумеющееся. Канарис держался на заднем плане, что было характерным для его поведения в то время. Во время визитов доктора Мюллера в Берлин он никогда не обсуждал с ним отдельные условия заключения мира, но старался быть в курсе всех дел, просматривал отчеты, предназначенные для Бека.

Результаты переговоров были обобщены в так называемом докладе, который через генерала Томаса был представлен Гальдеру, а от него Браухичу. Однако тот не сделал из него выводов, которых ожидала оппозиция, а заявил, что речь идет о борьбе мировоззрений, которая не может закончиться посредством переговоров, а будет лишь разглашена. Этим заявлением главнокомандующий армией подтвердил скептическую оценку своей личности, которую дал Канарис. Для Канариса, по мнению которого надежды на свержение Гитлера и быстрое окончание войны уменьшились, первостепенной задачей стало противодействовать расширению войны.

Этой установкой Канариса объясняются описанные ниже события. В начале 1940 г. начались приготовления к походу на Норвегию. Идея получить опорные пункты на западном побережье Норвегии давно занимала руководство морского флота. Можно сказать, что после опыта Первой мировой войны такие попытки никогда не прекращались. В окружении генерал-адмирала Редера эту проблему рассматривали с чисто военной точки зрения, не ломая себе голову над ее политической стороной: для успешной оперативной войны на море необходимо выбраться из «мокрого треугольника» Северного моря и создать базы на побережье Атлантического океана. Напротив, вопрос об обеспечении перевозок руды водным путем из Нарвика играл, по мнению руководства морского флота, по всей видимости, только подчиненную роль, хотя можно было удачно использовать угрозу Британии относительно этой связи с тылом, жизненно важной для военного хозяйства Германии, чтобы обратить внимание Гитлера, который слабо разбирался в вопросах морской стратегии, и его сотрудников к интересам морского флота.

Сам Гитлер потом при случае рассказывал, что идея похода на Норвегию пришла ему в голову во время беседы с Видкуном Квислингом 14 декабря 1939 г. Утверждение Гитлера всегда нужно оценивать с осторожностью; то, что эта осторожность особенно необходима при обсуждении норвежской кампании, мы еще увидим. В любом случае интересно отметить, что Квислинг за два дня до своей аудиенции у Гитлера имел продолжительный разговор с Редером. Отсюда в кругу Канариса сложилось впечатление, что инициатива проведения операции «Учения на Везере» — под этим кодовым названием проводилась скандинавская авантюра — исходила не от Гитлера, а от руководства морского флота, но при этом выдвигался аргумент: «Нужно опередить англичан».

Во второй половине февраля был сформирован специальный штаб для проведения операции (верховное командование армии XXI), который получал указания непосредственно от штаба руководства вермахта. Это был первый случай, когда верховное командование армии, которое отрицательно относилось к планам похода на Норвегию (эту позицию укрепляли Канарис и Остер, используя имеющиеся в их распоряжении каналы), было практически отстранено от подготовки и непосредственного проведения операции, в которой должны были использоваться сильные соединения войск. В штабе армии, как и у руководства разведки, отрицательная позиция была основана на мнении, что норвежская операция — это безответственная и легкомысленная авантюра; ее провал мог повлечь за собой, несмотря на превосходство германского военно-воздушного флота, огромные ненужные человеческие потери и уничтожение значительных частей германских надводных сил в результате британских воздушных налетов.

Естественно, уже в интересах получения информации для кругов армии, стоящих в оппозиции, Канарис считал особенно важным следить за действиями специального штаба. Потому что штаб руководства вермахтом старался как можно меньше информировать о своих действиях верховное командование армией. Канарису удалось направить в спецштаб капитана 3-го ранга Франца Лидига в качестве представителя разведки. Лидиг как морской офицер был в спецштабе «вне подозрений», с другой стороны, он пользовался особым доверием Канариса. Они были знакомы еще со времени службы Канариса в должности адъютанта Носке. Затем в тридцатые годы (Лидиг тогда уже был штатским служащим) они снова встретились и постепенно сблизились. Отрицательное отношение Лидига к гитлеровскому режиму побудило Канариса принять его в разведку, где тот в годы накануне войны принадлежал к узкому кругу сотрудников Остера, разрабатывающих планы свержения режима. Лидиг смог в последующие недели подробно информировать Канариса о ходе приготовления к «Учениям на Везере». Для выполнения особых поручений он в различное время посещал Данию. В течение марта первоначальный план подвергся многочисленным изменениям. Среди сотрудников специального штаба не было единого мнения. Сам Гитлер много раз колебался в своем решении начать наступление. Впрочем, вначале предполагалось не трогать Данию. Включение ее некоторое время спустя в операцию произошло по настоянию руководства военно-воздушного флота, возможно, в связи с расширением операции в Северной Норвегии, которая первоначально планировалась в ограниченном варианте. В течение марта становилось все более очевидно, что в своих планах относительно портов в центральной части Норвегии Германия состязалась с Британией — совпадение целей, которое четко описал Уинстон Черчилль в своих мемуарах. Сообщения об этом, поступающие в разведку, давали Канарису глубокое убеждение в том, что британский флот держит наготове крупные силы для собственной акции и в любом случае перехватит немецкую инициативу и разобьет германские войска.

На совещаниях в Берлине, в которых кроме Канариса и Остера участвовал также Лидиг — это было примерно 1 апреля, — Канарис, анализируя морскую стратегию запланированного предприятия, развил идею, что Гитлер и на продвинутой стадии разработки плана может отказаться от его проведения, если ему убедительно продемонстрировать риск подвергнуться атаке с противоположной стороны. Канарис указал, в частности, на уязвимость предприятия, которая значительно усугублялась тем, что в ходе обсуждений центр тяжести операции переносился все дальше на север. Первоначально в кругах военно-морского флота думали, в первую очередь, о южной части Норвегии, прежде всего в планах Редера большую роль играл Ставангер. Однако постепенно цели простирались все дальше, и главными объектами стали Берген, Тромсе и, наконец, Нарвик. Канарис был глубоко убежден, что своевременной посылки мощных британских морских подразделений в воды Центральной Норвегии с целью демонстрации своей мощи было бы достаточно, чтобы побудить Гитлера отменить свои «Учения на Везере». Это убеждение крепло в нем все больше и не только вследствие компетентной оценки возможности успеха, но и вследствие убеждения, что Гитлер в глубине души труслив и до сих пор отступал всегда, если чувствовал превосходство противника. В ответ на слова Канариса Лидиг заметил, что, по его мнению, англичане давно уже осведомлены о намерениях Гитлера. Уже тот факт, что огромная концентрация кораблей в Штеттине и других портах Балтийского моря не могла ускользнуть от внимания капитанов шведских кораблей, входивших в гавань и выходивших из нее, казался ему достаточным для того, чтобы насторожить британцев, разведка которых в Швеции особенно активна. Канарис закончил совещание словами: «Надеюсь, что вы правы в вашем оптимизме».

Поводом для этого совещания послужили сообщения о подготовке британской операции, а также о повышенной активности в специальном штабе, которая наводила на мысль о том, что в ближайшие дни решение о том, проводить операцию «Везер» или нет, будет принято. Действительно, 2 апреля Гитлер приказал начать операцию 9 апреля. Усиленная деятельность, начавшаяся теперь в портах, куда заходили корабли, по здравому смыслу не могли и вправду остаться незамеченными, так как во многие из этих портов регулярно заходили скандинавские грузовые суда и выходили обратно и было известно, что в командах нейтральных торговых судов находились агенты по передаче сведений для обеих сторон. Поэтому было вдвойне важно как можно раньше узнать, известно ли за границей об этих приготовлениях и что о них известно. Свидетельство того, что о запланированной операции все заранее известно, могло бы, по мнению Канариса, привести к отмене операции. Для Канариса, стремившегося предотвратить любое расширение войны, было очень важно получить как можно раньше сообщения, касающиеся этого вопроса. Поэтому Лидиг был направлен в Копенгаген с поручением немедленно извещать о всех сообщениях и слухах, касающихся этого вопроса.

И действительно, 3 или 4 апреля в прессе Дании появилось сенсационное сообщение из Стокгольма о предполагаемых замаскированных приготовлениях к переброске водным путем немецких войск в балтийских портах. В обстановке всеобщей нервозности, царившей тогда в Скандинавских странах — ряд событий вызвал там ощущение надвигавшейся беды — это газетное сообщение было воспринято общественностью Дании как доказательство того, что, очевидно, готовится нападение на Норвегию. Были основания предполагать, что в британской дипломатической миссии в Копенгагене это сообщение также вызвало живой интерес. Во всяком случае в Копенгагене у всех было впечатление, что о сохранении в тайне запланированного наступления не могло больше быть и речи, хотя общественность еще не могла знать, как далеко это зашло. Всевозможные предположения относительно германской акции, направленной против Норвегии, были настолько однозначны, что можно было считать, что британская разведывательная служба располагает куда более обширной информацией, чем та, которая содержалась в сообщениях прессы. В любом случае сведения, полученные Лидигом, давали ему достаточно оснований подробно сообщить о них в Берлин и в конечном итоге вернуться туда самолетом для устного доклада.

Из доклада Лидига и на основе других сообщений, поступивших тем временем в разведку, Канарису казалось совершенно очевидным, что операцию, еще до того как она развернулась в полную силу, рассматривали за границей как реально возможную и что англичане были сильно встревожены. Во всяком случае Канарис высказал на этом совещании надежду, что Гитлер еще раз серьезно обдумает дело и расширение войны на Скандинавские страны, которого он так опасался, не состоится. Он еще больше утвердился в этом мнении, когда Лидиг сообщил, что в специальном штабе опять появились серьезные сомнения по поводу предприятия — и не только из-за этих тревожащих сообщений в газетах, но и по другим причинам.

В конце совещания Канарис сделал следующий вывод: «Мы можем лишь надеяться, что в Лондоне посмотрят на дело с той серьезностью, какой оно заслуживает, и британское военное руководство предпримет то, что мы предприняли бы на их месте, то есть что они с помощью соответствующих мероприятий своего флота ясно покажут Гитлеру, каким опасностям он подвергнет свои слабые военно-морские силы и свои транспортные суда, если все же отважится на операцию. Я хотел бы думать, что англичане нечто подобное предпримут со всей серьезностью, какая только возможна. Однако на всякий случай мы, разведка, должны сделать все возможное, чтобы усилить впечатление, которое может произвести на Гитлера эта демонстрация британской мощи. Мы должны представить как можно больше тревожных сообщений об английских контратаках». Действительно, в последующие дни все сообщения, касавшиеся этого вопроса, были в самом убедительном виде отправлены в специальный штаб.

Однако появление в норвежских водах соединений мощного британского морского флота, на которое так надеялся Канарис, не состоялось. Гитлер не дал себя обмануть сообщениям, которые преднамеренно распространила разведка. 9 апреля началась операция против Дании и Норвегии. Но и тогда реакция со стороны британского флота непонятным для Канариса образом, вопреки его ожиданиям, не наступила. Хотя германские войска понесли под Осло чувствительные потери в результате оборонительных мероприятий, начатых Норвегией в последнюю минуту в ответ на предостережения Швеции, гитлеровский акт насилия удался, хотя время от времени ему наносились ответные удары, которые иногда наводили его на мысль прекратить операцию[17].

Позиция Канариса относительно всего этого дела еще раз ярко проявляется в его высказывании, которое он сделал в Копенгагене, куда отправился сразу же после занятия его немецкими войсками. Там на следующий день после вторжения немецких войск ходили слухи о том, что в районе Бергена должно произойти большое морское сражение между немецкими военными кораблями и британским флотом. Канарис сначала серьезно отнесся к этим слухам, потому что он увидел в них подтверждение, хотя и запоздалое, своих стратегических предположений. Он заметил по этому поводу: «Видите, если бы англичане оказались в море на два дня раньше, то этого бы не случилось».

Из сказанного ясно видно, что Канарис долгое время слишком оптимистически рассматривал вероятность энергичного превентивного вмешательства британского флота. Это, с одной стороны, весьма характерно для его высокого мнения о мощи Британии и осмотрительности британского политического и военного руководства. Но кроме того, этот единичный случай является примером, что глубокому фаталистическому пессимизму, который все больше овладевал Канарисом с момента начала войны, снова противостояла сангвиническая оценка отдельных событий. Возможно, именно полярностью его чувств и ощущений можно объяснить то, что он переносил моральные и душевные тяготы 1939–1944 гг., не смирившись, и продолжал борьбу, в успешное завершение которой он в глубине души не верил. Ощущению безнадежности и осознанию, что все напрасно, его темперамент противопоставлял снова и снова самую оптимистическую оценку отдельных событий и фактов. В основном это ничего не давало, кроме временного самоуспокоения. Чем дольше продолжалась война, тем ему труднее было обрести хотя бы такую временную местную анестезию собственного пессимизма. Позже ему ничего не оставалось кроме бегства в лихорадочную деятельность, которая в основном заключалась в почти беспрерывных поездках от одного зарубежного отделения абвера к другому, из страны в страну.

Что касается конкретного факта оценки Великобритании, то здесь следует еще отметить, что мнение Канариса было до некоторой степени предвзятым и что он сохранял его очень упорно, вопреки обоснованным аргументам. Но в безрассудной склонности Гитлера и Риббентропа считать, что они покончили с англичанами, полагая, что те пришли в состояние упадка и созрели для того, чтобы уйти с политической арены, он справедливо увидел подтверждение своего противоположного мнения. Он был почитателем англичан, и его высокое мнение о них основывалось, в основном, на двух факторах: как морской офицер он имел ясное представление о мощи и боевых качествах британского флота и был убежден в его способности удержать за собой господство на море перед любой державой европейского континента. К этому добавлялась его симпатия к интуитивному, внешне совершенно бессистемному способу, с помощью которого британцы создали свою большую империю и управляли ею. Метод, при котором импровизация стояла над организацией, при котором личность могла свободно развиваться без установленных клише, слишком сильно соответствовал его собственной натуре, чтобы оставить его равнодушным. В особенности Канарис восхищался Уинстоном Черчиллем, чьи воинственные речи он регулярно читал и затем в кругу своих доверенных комментировал в позитивном смысле, отмечая особенно ту откровенность, с которой тот обсуждал в них перед английским народом и всем миром трудности и нужды Англии. Эти выступления Канарис противопоставлял лживой пропаганде Геббельса. Мнение Канариса о Великобритании было в основе своей правильным. Он не сомневался в том, что главная сила англичан заключалась в их способности «брать», если можно так выразиться, языком бокса. В том, что потребуется время, прежде чем они будут в состоянии отплатить Гитлеру той же монетой или почище, он тоже был убежден. Однако он недооценивал величину этого промежутка времени и также не хотел признать, что весной 1940 г., то есть во время «странной войны», в крупных инстанциях Англии еще не было решимости, которая появилась несколько позже под впечатлением поражения во Франции, непосредственной угрозы Британским островам и под влиянием вдохновляющей личности Уинстона Черчилля. Теперь следует обратить внимание на то, что в оппозиции против Гитлера ведущие умы: Бек, Герделер и фон Хассель, а также Канарис и Остер — стали связывать свое понимание внешнеполитических предпосылок и возможных последствий государственного переворота с западными державами, особенно с Великобритании. Они рассчитывали прежде всего найти у британского правительства высокую степень понимания проблем, с которыми имела дело немецкая оппозиция.

Незадолго до начала наступления на Скандинавские страны в Берлин вернулся после долгого пребывания в Швейцарии один дипломат, который входил в оппозицию. Его наблюдения в нейтральной стране и многосторонние контакты с зарубежными друзьями различных наций привели его к скептической оценке военной мощи Великобритании, по крайней мере в ближайшее время. Также в политическом плане лондонское правительство показалось ему слабее, чем хотелось думать его друзьям из Берлина; со своего швейцарского наблюдательного пункта ему хорошо была видна их беспомощность в той ситуации, которая сложилась в результате советско-финской зимней кампании. У него возникли большие сомнения относительно существования у британского правительства ясной политической концепции в войне против Гитлера, и того, что немецкая оппозиция в этой ситуации не ошибается в своем политическом расчете на то, что Британия оценит внутреннюю ситуацию в Германии. Дипломат обсуждал это с Канарисом и Остером в тот момент, когда немецкие горнострелковые части уже появились на улицах Берлина, напоминая о предстоящей норвежской операции. Канарис резко возражал против доводов дипломата. Что он в своей оценке англичан не руководствовался наблюдениями и выводами своих дипломатических друзей, можно видеть из того, что он поверил сообщению о вступлении британского флота в бой в норвежских водах.

Но и сегодня еще не понятно, по каким причинам британский адмиралитет не отреагировал быстро и энергично на предостережения, появившиеся в шведской прессе. Сегодня стало известно, что и шведский консул в Штеттине за два дня до начала акции предупредил по телефону свое правительство о погрузке войск в местных портах. Ведь оно и без того должно было бы находиться в состоянии полной боевой готовности, так как незадолго до немецкой акции было принято решение поставить мины в норвежских водах со стороны Британии. Разные источники утверждают, что Канарис, или Остер по его распоряжению, за несколько дней до начала операции «Учения на Везере» направил предостережение скандинавским правительствам. Это совершенно исключено. Единственный оставшийся в живых участник упомянутых обоих совещаний в руководстве разведки, состоявшихся в первые дни апреля, не оставляет сомнений в том, что оба раза не было сделано и малейшего намека на то, чтобы предупредить участников антигитлеровской коалиции или страны, на которые готовилось нападение. Озабоченность Канариса тем, правильно ли англичане оценивают сообщения, которые они, несомненно, получают с разных сторон, и сделают ли они необходимые выводы, является дополнительным доказательством того, что у него и в мыслях не было лично их информировать. Напротив, на основе надежных норвежских источников можно констатировать, что Остер по собственной инициативе отправил 3 апреля предостережение в Норвегию, а именно: через нидерландского военного атташе Заса, с которым у него были дружеские отношения. Правда, это сообщение не было передано правительству Норвегии, так как сотрудник норвежской дипломатической миссии, которого уведомил Зас, либо не воспринял всерьез это предостережение, либо не передал его в Осло по другим причинам. За этот случай он после войны был привлечен к ответственности. Действия Остера в этом случае должны рассматриваться в связи с усилиями, прилагаемыми оппозицией для свержения режима и окончания войны. Первое известие о гитлеровском плане «импровизированной авантюры» в Норвегии поступило в руководство оппозиции в тот момент, когда переговоры в Риме после перерыва, наступившего в связи с «покушением» 8 ноября 1939 г. и инцидента с Венло, снова активизировались. Также усилия, направленные на то, чтобы, с одной стороны, склонить еще колеблющуюся часть высокого генералитета к заключению мира, а с другой стороны, к свержению Гитлера, снова были в активной стадии. Большинство генералов были убеждены, что норвежская авантюра обречена на неудачу и повлечет большие потери, Остер же надеялся, что если операция не будет отменена, как это планировал Канарис, то с помощью предостережения можно будет ее провалить в начальной стадии и с относительно меньшими потерями.

Несомненно, что Остер незадолго до начала наступления на западе сообщил Засу о том, что ожидало нейтральную Голландию. Засу удалось поздним вечером 9 мая связаться по телефону со своим начальством в Гааге и с очень легкой маскировкой поставить его в известность, что «хирург решил провести операцию на следующее утро в 4 часа». В Гааге сочли необходимым спустя несколько часов еще раз переспросить, чтобы услышать от Заса, что его сообщение об операции исходит от «абсолютно достоверного источника». Эти телефонные разговоры были услышаны «службой исследований», созданной Герингом в 1933 г. организацией, занимавшейся подслушиванием и, при необходимости и возможности, дешифровкой международных телефонных разговоров и телеграмм иностранных миссий, и послужили поводом для начала расследований, откуда нидерландский офицер мог получить свою информацию, потому что версии с хирургом никто не поверил. В ведомстве заграничной разведки, по меньшей мере Пиккенброку и Бюрнеру, которые на следующий день услышали о сообщении относительно телефонных разговоров, переданном из службы исследований в абвер, пришла в голову идея, что это сделал Остер, потому что они знали о дружеских отношениях между Остером и Засом. Но они промолчали. Ситуация стала опаснее для Остера, когда через несколько дней один офицер третьего отдела разведки во время разговора вне службы услышал высказывание лица, принадлежавшего к дипломатической миссии одной нейтральной страны; тот сказал, что предупреждение было сделано Остером. Сообщение дошло до Канариса, который сразу осознал опасность для своего сотрудника. Хотя он не одобрял его поступок, однако решил его прикрывать. Он нашел выход, объявив офицеру, которому было поручено расследование, что он сам передал это, чтобы заслушать другие сообщения. Тем самым Канарис пресек дальнейшее расследование, начатое отделом контрразведки.

Кажется странным, что гестапо словно не получало никаких сведений об этом предостережении голландцам или же оно сочло необоснованным подозревать Остера. Напротив, гестапо шло по другому следу. Службе исследований удалось в первые дни мая 1940 г. расшифровать два радиосообщения, которые один сотрудник бельгийской дипломатической миссии при Ватикане передал своему правительству. Из этих сообщений следовало, что дипломат на основании информации, которую он получил от одного немца, прибывшего недавно в Рим, и которую считает достоверной, пришел к заключению, что Германия вскоре начнет на западе наступление в нарушение нейтралитета Бельгии и Голландии. После получения этого сообщения служба СД по личному распоряжению Гиммлера начала широкое расследование в Риме, тщательно проверила, кто в указанное время пересекал границы в направлении Италии. Однако усилия гестапо остались безрезультатными. Разведка также со своей стороны начала расследование. Однако сотрудничество между двумя ведомствами организовать не удалось из-за взаимного недоверия.

Расследование, проведенное третьим отделом разведки, компетентным в деле, а именно группой III-F, которой руководил полковник Роледер, хотя и принесло определенные результаты, однако Гейдрих и СД по понятным причинам ничего о них не узнали. Один доверенный, имя которого установить не удалось, сообщил из Рима, что все указывает на то, что не кто иной, как доктор Йозеф Мюллер, несет ответственность за передачу германского плана наступления. Действительно, в конце апреля доктор Мюллер по поручению Бека сообщил своим деловым партнерам, что через 8–10 дней начнется наступление Гитлера. Бек руководствовался соображениями, что если начнется война, о которой противоположная сторона не была предупреждена, то там не поймут разницы между «порядочной Германией» и гитлеровским режимом. Бек также был убежден, что следует предупредить и нейтральные страны — Бельгию и Голландию, так как Германия уже однажды понесла тяжелый ущерб в результате того, что нарушила нейтралитет Бельгии в 1914 г. Примечательна реакция Канариса на сообщение Роледера. Это реакция мужественного и отважного человека: Канарис поручил проведение расследования в Риме не кому иному, как самому доктору Мюллеру. При этом Мюллеру посчастливилось установить, что точные сведения о наступлении и сроках его начала, о которых он сам ничего не знал и не сообщил своим партнерам, поступили из окружения Риббентропа задолго до начала акции сначала в Италию, а оттуда — к сотруднику бельгийской дипломатической миссии в Ватикане. Мюллер составил отчет, который Канарис счел удовлетворительным. На этом дело закончилось. Служба СД также не стала предпринимать дальнейших шагов, очевидно, опасаясь Риббентропа.

Все сказанное выше позволяет понять характер и методы Канариса. Сам Канарис никогда не принимал личного участия в передаче военных секретов противнику. Если в кругу близких ему сотрудников когда-нибудь говорили о таких возможностях, что-то вроде: «Нужно было бы дать совет другой стороне», — то он энергично отмахивался со словами: «Это была бы государственная измена».

Теоретически Канарис хорошо понимал, что по отношению к деспотии Гитлера, установленной в нарушение конституции и права и поддерживаемой методами террора, не могут быть применены обычные правовые нормы и что фронты проходили уже через территории многих государств. Он также был в душе глубоко убежден, что победа Гитлера стала бы огромным несчастьем для Германии и всего мира. И все-таки он не мог решиться на последний шаг, чтобы всеми силами воспрепятствовать этой победе Он не мог прыгнуть выше своей головы: ему мешали не только традиции его профессии. По своей натуре Канарис был очень склонен к крайностям. Он ни минуты не сомневался в том, что каждый день выполнял дела, которые юридически можно было квалифицировать как государственную измену! Однако сделать шаг к техническому осуществлению государственной измены не мог.

Из этого, однако, не следует, что благодаря этому он чувствовал себя в какой-то мере более хорошим и безупречным, чем те из его сотрудников, в первую очередь Остер, у которых хотя были такие же сомнения, что и у него, но которые после длительной и тяжелой борьбы между познанной необходимостью и совестью преодолели свои сомнения и сделали последний шаг, которого он сам ужасался. Канарис лучше других сознавал, что если Остер несмотря на все препятствия (его воспитание, традиции и врожденное чувство чести) все же решился взять на себя этот позор государственной измены, то он сделал это не из честолюбия или по какому-то другому мотиву. Он понимал, что Остера побудила к этому поступку его горячая любовь к родине и уверенность, что, служа ей, он должен использовать каждую возможность, дающую надежду покончить с господством Гитлера. И именно потому, что Канарис знал, что Остер, как и он сам, был религиозным человеком, он мог себе представить, чего стоило тому сделать поступок, который мог повлечь тяжелые потери для немецкой армии. Даже если это было сделано с целью добиться быстрого окончания войны и тем самым предотвратить гибель сотен тысяч, а может быть, и миллионов людей, а также уничтожение духовных и материальных ценностей[18].

Поэтому Канарис ни минуты не колебался, когда ему приходилось решать вопрос, должен ли он защищать Остера или доктора Мюллера от гестапо. Он делает это, не щадя собственной жизни и своего престижа. Из документов гестапо следует, что полковник Роледер, начальник группы III-F, в связи с проведением следствия по делу доктора Йозефа Мюллера был в 1944 г. допрошен одним из руководителей СД. Речь шла о найденных документах Остера. На допросе Роледер заявил, что, по его мнению, донесения из Рима были вполне достоверными. Он же расценивал указания Канариса как приказы, которые он не смел нарушить несмотря на то, что сам Роледер придерживался противоположного мнения.

Победа Гитлера во Франции не поколебала уверенность Канариса в том, что Германия в итоге потерпит поражение и что это неотвратимо, если не удастся раньше окончить войну, свергнув диктатора и его режим. Через несколько дней после падения Парижа он приехал в Мадрид. Его племянник, живший там, только что обручился; он поинтересовался мнением своего дяди, не будет ли правильнее отложить бракосочетание до окончательной победы Германии, которая, судя по огромным успехам во Франции, будет вот-вот одержана. На молодого человека неизгладимое впечатление произвело то, что при упоминании слов «окончательная победа» лицо дяди, которого он так любил и уважал, помрачнело и тот сказал сдавленным голосом, что, мол, ради бога, пусть его племянник женится и наслаждается своей молодой жизнью, пока еще светит солнце, что гроза, которая вот-вот разразится над всем, что является немецким, будет ужасной. В этом он, Канарис, ни секунды не сомневался.

В своей деятельности он был довольно одинок среди высокопоставленных военных. Идея насильственного свержения режима в следующем году уже не сможет увлечь ни одного генерала, несмотря на отказ от высадки десанта в Англии, которая готовилась с таким шумом. Престиж Гитлера в глазах новоиспеченных фельдмаршалов и тех, кто еще готовился ими стать, был настолько велик, что генералы равнодушно и без сопротивления ожидали начала войны на два фронта несмотря на все предостережения, которыми были полны сообщения и доклады разведки. В отношении войны с большевистской Россией у Канариса не было таких мучительных раздумий, с которыми он обычно противился войне вообще и любому расширению фронта. Но умом он отвергал этот легкомысленный план Гитлера не менее решительно. Он слишком хорошо видел параллель между решением Наполеона в 1812 г. и решением Гитлера в 1941-м; оба решения родились из разочарования, вызванного неудачной попыткой покорить Англию. Он понимал, что нападение на огромную советскую территорию должно было повлечь за собой последствия, которые Гитлер и его генералы, мечтавшие о новых огромных битвах с окруженным противником, не могли себе ни представить, ни взвесить. Он предвидел, что эта концентрация немецких войск на востоке даст англосаксам передышку, которая им была необходима, чтобы подготовиться и нанести Германии сокрушительный удар.

Но еще прежде, чем в июне 1941 г. произошло нападение на Россию, усилия Канариса, направленные на то, чтобы, по крайней мере отодвинуть эту войну, которую он не в силах был предотвратить, натолкнулись на новые препятствия. Произошли события в Югославии. Хотя он не испытывал к Югославии особой любви, он был возмущен варварским началом войны против этой страны, которая пыталась избежать насилия, заключив под нажимом трехсторонний договор. Через несколько дней после начала похода на Югославию, 12 апреля 1941 г., Канарис прибыл в Белград, чтобы лично познакомиться с местной ситуацией. Это был первый раз, когда он попал в город, только что перенесший массированную бомбардировку. Разрушения были огромные. Канарис был глубоко потрясен величиной человеческого горя, которое ему пришлось увидеть во время поездки через город. Когда он вернулся в свою квартиру, приготовленную для него на северном берегу Дуная в Землине, он был полностью сломлен. Он не мог больше сдерживать слезы. «Я больше не могу, — сказал он своему спутнику. — Мы улетаем». На вопрос, куда они полетят, он показал жестом: «В Испанию». Все больше Испания становилась в эти годы душевных страданий и напряжения той страной, где он искал убежища, чтобы расслабиться и хотя бы немного вернуть себе душевное равновесие.

Наряду с Испанией Канарис также очень любил Грецию. Он часто говорил полушутя-полусерьезно, намекая на греческое «родство», что когда-нибудь уйдет в отставку от всех забот и тревог политики и своей профессии и поселится в Греции. Несколькими годами позже он однажды с одним представителем немецкой разведки в Греции во всех подробностях обсудил идею построить совместно кофейню в чудесном местечке с видом на Эгейские острова. У Канариса с давних пор были в Греции хорошие друзья. Поэтому ему было особенно больно, когда весной 1941 г. Гитлер решил участвовать в войне с Грецией, чтобы взять реванш за поражение Муссолини. Прежде чем начались военные действия, генерал Метаксас, стоявший во главе греческого правительства, сделал еще одну попытку предотвратить надвигающийся конфликт, направив германскому правительству докладную записку. Представителю греческой дипломатической миссии в Берлине было поручено вручить эту докладную записку министру иностранных дел Германии. Но Риббентроп в таких случаях прибегал к странному методу: он просто не принимал заявления иностранных правительств, если предполагал, что они не входили в расчеты Гитлера. Посланник, которому были известны дружеские чувства Канариса к Греции, обратился к нему со своей бедой и передал ему меморандум. Канарис, не ожидая никакого практического успеха от этого предприятия, нашел в себе гражданское мужество, чтобы передать записку через Кейтеля фюреру. Разумеется, он не ожидал положительного результата. Гитлер вернул ему докладную записку через Риббентропа. Риббентроп сопроводил ее собственной запиской, в которой просил Канариса, чтобы в будущем тот не вмешивался в дела, которые его не касаются. Канарис отнесся к выговору Риббентропа равнодушно и не ответил на его записку.

После окончания похода Гитлера на Грецию Канарис в начале мая 1941 г. поспешил в Афины. Не последним поводом к этой поспешной поездке было его желание позаботиться о своих греческих друзьях и, насколько это было в его силах, помочь им в тяжелой ситуации. У нас сохранились восторженные высказывания некоторых из этих друзей и по поводу тактичности и деликатности, с которыми Канарис изъявлял свою готовность помочь. Удачное нападение на Крит также не поколебало уверенности Канариса, что борьба с Великобританией бесперспективна для Германии. Несмотря на приобретение удачной позиции на большом греческом острове, важной для войны в Африке, он не верил в успех наступления на Суэцкий канал. Теперь, ранним летом 1941 г., а также больше года спустя Канарис высказал мысль, что считает войну в Северной Африке проигранной, потому что «англичане господствуют на море».

Понятно, что при этих обстоятельствах Канарис мысленно перебрал все возможности, которые имелись для того, чтобы окончить войну до наступления полного разгрома Германии. При этом снова возникла мысль о покушении на Гитлера, как бы она ни была противна Канарису; наряду с этим Канарис опять занимался вопросом, как можно избежать дальнейшего расширения войны. Признаки того, что как у сателлитов, так и у вассалов Гитлера не было желания продолжить войну, вызывали у Канариса не тревогу, а удовлетворение.

Впрочем, ему не всегда удавалось сохранить серьезное выражение лица, когда высокопоставленные партийные чиновники или восторженные маленькие наци спрашивали у начальника разведки, окруженного ореолом всезнайства, как он оценивает ситуацию. В большинстве таких случаев он не мог открыто сообщить свое истинное мнение. Когда однажды обергруппенфюрер Лоренц отыскал его в его рабочем кабинете и спросил, что тот думает о военном положении, Канарис ответил, показав на карту мира, висящую на стене: «Положение видно на карте. Она сама обо всем рассказывает». Когда Лоренц в ответ хитро усмехнулся, словно спрашивая себя, не означает ли это замечание Канариса его пораженчество, Канарис успокоительным тоном добавил: «Но ведь у нас есть фюрер», — после чего непрошенный посетитель распрощался с довольно глупым лицом.

Еще сильнее высказал адмирал свою иронию в беседе с очень молодым, награжденным Рыцарским Крестом и Дубовыми листьями генералом военно-воздушных сил, который во время «британской кампании» осенью 1940 г. заносчиво сообщил, что англичане «упадут на колени» под ударами немецкой военной авиации не позднее, чем через четыре-шесть недель. «Нет, нет, — перебил его Канарис, — говорят, что фюрер дает им на это только четырнадцать дней, — и затем с чрезвычайно серьезным выражением лица: — Фюрер всегда прав». Летчик, который почувствовал смущение перед такой уверенностью старого коллеги в победе, поспешил согласиться и вскоре ушел. Когда дверь за ним закрылась, Канарис только ядовито пробормотал: «Скотина с дубовыми листьями».

Тринадцатая глава

Саботаж

О том, что Канарис в общем был невысокого мнения о диверсионной деятельности, мы уже говорили. Он был противником гитлеровской войны вообще, но если бы он и считал эту войну справедливой, то и тогда он не мог бы ожидать от диверсий ничего стоящего. Он не думал, что таким путем можно добиться крупных успехов, и был противником политики булавочных уколов. На процессе в Нюрнберге обвиняемый Фезенмайер во время допроса попытался представить Канариса в черном свете, когда речь шла об актах диверсий во время войны. Он заявил, что он, Фезенмайер, по поручению Риббентропа удерживал Канариса, имя которого так часто называли в связи с движением Сопротивления, от проведения диверсий в Ирландии и Соединенных Штатах. Фезенмайер пошел еще дальше и охарактеризовал Канариса как человека, который посылал агентов «в командировку на небо», из которой девяносто процентов не возвращалось; Фезенмайер добавил, что он с глубоким отвращением относится к методам, при которых, с одной стороны, посылают людей на смерть, а с другой стороны, представляют совсем другие взгляды.

Фезенмайер, который был любимцем Риббентропа[19], пытается очернить память мертвого Канариса; но его стремление так очевидно, что вряд ли стоит на нем останавливаться. Однако доказательства Фезенмайера следует рассмотреть, так как подобные обвинения легко пристают к человеку, даже если они малообоснованны. Это на фронте можно посылать солдат, подчиняющихся строгой дисциплине, сотнями, тысячами и, как показала трагедия под Сталинградом, даже сотнями тысяч против их воли «на небо»; но при самом простом размышлении можно прийти к выводу, что для опасных миссий, которые должны проводиться в тылу противника, вдали от какого бы то ни было контроля командующего, можно использовать только людей, которые идут на это добровольно — из корысти, жажды приключений или фанатизма.

Однако показания Фезенмайера также и по другим пунктам не соответствуют действительности; поэтому будет уместным рассмотреть более подробно оба затронутых им пункта, касающихся диверсионных актов в Ирландии и против Соединенных Штатов. В обоих случаях Фезенмайер играл определенную роль, правда, иную, чем он пытался внушить суду.

Самая большая трудность, с которой постоянно сталкивался Канарис, стремившийся ограничить до минимума диверсионную деятельность своей службы, заключалась в том, что в разведке не было недостатка в предприимчивых офицерах, которые рвались сделать на работе что-то такое, что бросалось бы в глаза. Не всегда было легко отклонить подобные побуждения, потому что именно среди более молодых офицеров, из числа которых набирались главным образом консультанты для отдельных подгрупп и которые большей частью не принадлежали к старому кадровому составу разведки, был целый ряд людей, преданных НСДАП. Если отказать им реализовать свои планы, то возникала опасность, что это дойдет до сведения гестапо, которое тогда, в свою очередь, постарается очернить в глазах Гитлера разведку, которая и без того была у гестапо как бельмо на глазу. По каким причинам Канарис не хотел этого, мы уже объясняли.

Так случилось, что весной 1940 г. одному консультанту из второго отдела абвера пришла в голову идея, что было бы неплохо втянуть в борьбу с Англией Ирландскую республиканскую армию (ИРА), которая и в мирное время давала о себе знать Англии, организуя частые покушения с применением бомб. С военной точки зрения особенно интересным казался главный пункт программы ИРА: насильственный захват Северной Ирландии. Здесь следует упомянуть, что ИРА не является армией тогдашнего свободного государства, теперешней Ирландской республики, а радикальной боевой организацией, которая часто усложняла жизнь не только англичанам, но и тогдашнему законному правительству де Валера в Ирландии. ИРА состояла из весьма неоднородных элементов, которые некоторым образом удерживались вместе благодаря их общей ненависти к англичанам. Одна ее часть симпатизировала немецким национал-социалистам, в то время как другая склонялась к левым радикалам. Отсюда становится ясно, что члены ИРА во время гражданской войны в Испании сражались в интернациональной бригаде против Франко. Некоторые из них попали в заключение и еще в 1940 г. сидели в Испании в тюрьме. Об этом вспомнил предприимчивый консультант и предложил походатайствовать перед Франко об освобождении ирландцев, чтобы затем использовать их против англичан. Канарис сначала представил это дело своему собственному течению, полагая, что оно само угаснет, натолкнувшись на испанское «завтра, завтра, не сегодня». Руководитель боевой группы немецкой разведки в Испании был уполномочен запросить по этому делу испанские ведомства. Вопреки ожиданиям, эти ведомства ответили очень быстро. Вероятно, немецкий запрос пришел очень кстати, поскольку они не знали, что им делать с ирландскими заключенными, и теперь были рады от них избавиться. Заключенные были переданы немецкой разведке и доставлены в оккупированную Францию. Тем временем по этому делу был направлен запрос в министерство иностранных дел. Консультантом там служил господин Фезенмайер. Между ним и руководителем второго отдела абвера состоялись переговоры, в ходе которых Фезенмайер проявил интерес к данному делу. Это дало Канарису возможность переложить свою ответственность за дело, в которое он не верил и которое ему было не слишком приятно, на министерство иностранных дел. Он заявил, что разведка окажет техническую помощь при подготовке и осуществлении транспортировки ирландцев в Ирландию, однако осуществление операции передает Фезенмайеру. По поводу транспортировки разведке пришлось обратиться к руководству военно-морского флота, которое, хотя и неохотно, согласилось предоставить для этой цели одну подводную лодку. Тем временем с помощью министерства иностранных дел удалось убедить руководителя ИРА, Шина Рассела, находившегося тогда в Соединенных Штатах, приехать через Геную (был конец апреля или начало мая 1940 г., Италия, следовательно, еще не вступила в войну) в Германию; также среди британских военнопленных, находившихся в Германии, было найдено еще несколько ирландцев, которые были готовы присоединиться к акции, возможно, в надежде попасть таким путем в Ирландию. Размещение и «обслуживание» Рассела в Берлине взял на себя Фезенмайер. Он сразу обрушил на щепетильного ирландца такую массу национал-социалистической пропаганды и настолько бестактным образом, что тот несколько раз жаловался на него офицерам абвера.

У Риббентропа состоялось совещание, на котором присутствовали Шин Рассел, Канарис, Лахоузен в качестве начальника второго отдела разведки и Фезенмайер, который в качестве референта представлял министерство иностранных дел; на совещании было решено, что Рассел с несколькими соотечественниками, в их числе был особенно рьяный боец Франк Риан, будут на подводной лодке доставлены к побережью Ирландии, затем ИРА получит с немецкой стороны подкрепление в виде поставки оружия и тем самым будет приведена в состояние готовности для действий против англичан. В середине лета 1940 г. Рассел и его спутники были доставлены в Вильгельмсхафен на борт подводной лодки, предназначенной для перевозок. Лодка ушла в море. Ровно через двадцать четыре часа от руководства подводной лодки пришла телеграмма, что Рассел, который в Берлине произвел впечатление преждевременно постаревшего, страдавшего болезнью сердца человека, вдруг скончался, по-видимому, от сердечного приступа. Командир просил сообщить, что он должен делать при таких обстоятельствах. Он получил приказ отменить высадку в Ирландию и высадить людей в Бордо. Операция закончилась, даже не начавшись.

В то время как между Канарисом и Риббентропом не было больших разногласий по ирландскому делу, в оценке позиции Соединенных Штатов между ними существовали принципиальные расхождения. Если в окружении Риббентропа лелеяли надежду, что Соединенные Штаты можно удержать от ввязывания в войну, то Канарис с самого начала был убежден, что Америка ни при каких обстоятельствах не будет пассивно смотреть на поражение Британии и рано или поздно включится в войну. Канарис, в противоположность Риббентропу, был очень высокого мнения о военном потенциале Соединенных Штатов. Уже на опыте Первой мировой войны он научился правильно оценивать мощность американской судостроительной промышленности, производящей военные и торговые суда, и соответственно низко оценивал перспективы немецкой войны подлодок. Также его представления об экономической и военной мощи Соединенных Штатов гораздо более соответствовали действительности, чем представления министра иностранных дел Германии; впоследствии, после вступления Америки в войну, оценка Канариса оказалась правильной.

Из-за расхождения мнений возникли трения. Абвер в рамках своих приготовлений по всевозможным конфликтам также принял, хотя и относительно скромные, меры предосторожности на случай включения Соединенных Штатов в войну. В рамках этих мероприятий в Мехико был направлен один доверенный, который после начала войны в Европе должен был выяснить возможности проведения диверсий в Соединенных Штатах. Это был человек, который мастерски умел подменять недостаток успешной деятельности фантастическими отчетами о воображаемых актах диверсий. В связи с блокадой Германии британским флотом руководящие центры разведки не имели возможности осуществлять эффективный контроль. Канарис и его сотрудники с самого начала поняли, что «сообщения об успехах», которые присылал упомянутый агент, были плохо подтверждены фактами. Одно сообщение, которое дало повод для конфликта с министерством иностранных дел — о нем говорил Фезенмайер в своих показаниях в Нюрнберге, — имело буквально следующее содержание: «В Бостоне торговый корабль поврежден пожаром. Лесные пожары в Джерси. Сорваны собрания поджигателей войны». Видно, что в сообщении не указывается ни название корабля, ни другие подробности успешной диверсии. Канарис предполагал, очевидно, правильно, что агент брал сообщения из американских газет и затем приписывал эти успехи своей организации. Однако для Канариса эти сообщения о головокружительных успехах вовсе не были лишними, потому что он мог представить их в высших инстанциях, где было еще меньше возможности проверить их истинность, как свидетельство активности организации. А это было, как уже неоднократно говорилось, совершенно необходимо для противоборства с конкурентами из СД.

Однако в деле было свое «но». Агент, о котором только что говорилось, посылал свои сообщения через немецкую дипломатическую миссию в Мехико. Там зашифровывали, передавали в министерство иностранных дел Германии, где затем расшифровывали и прочитывали вместе с разведкой. Таким путем Фезенмайер и его начальник, министр иностранных дел Германии, узнавали об «успехах» агентов разведки. Риббентроп, пожалуй, ничего не имел бы против небольших диверсий в Соединенных Штатах, с которыми Германия тогда (упомянутая телеграмма датирована 29 мая 1941 г.) еще не находилась в состоянии войны, если бы он не надеялся, что Америка воздержится от открытого участия в войне. И поскольку он еще не преодолел своих иллюзий, то велел государственному секретарю фон Вайцзеккеру сделать по этому поводу замечание Канарису.

Совещание между Вайцзеккером и Канарисом, который привлек и Лахоузена, начальника компетентного отдела, состоялось в начале июня 1941 г. В ходе беседы Вайцзеккер в резком тоне высказал свое недовольство актами диверсий, которые могли спровоцировать вступление Америки в войну, и попросил Канариса прекратить подобные действия со стороны сотрудников разведки. Канарис не счел нужным открыто сознаться даже Вайцзеккеру, с которым он во многом имел сходные позиции, что считает все сообщения своего агента о диверсиях чистым вымыслом. Но он охотно пообещал прекратить все подобные действия против Соединенных Штатов. Телеграмма по этому поводу была отослана агенту в Мехико, конечно, снова через министерство иностранных дел.

Ничто не могло быть для Канариса приятнее, чем этот протест, заявленный министерством иностранных дел, в котором акты диверсий в Соединенных Штатах были охарактеризованы как противоречащие интересам рейха. Теперь у него было на долгое время тыловое прикрытие на случай, если он должен был чересчур рьяным подданным отказывать в осуществлении их планов диверсий. Ссылка на «интересы рейха» охраняла его от подозрений в «бездеятельности».

Еще и после того, как Соединенные Штаты вступили в войну, Канарис мог с успехом ссылаться на эту договоренность с министерством иностранных дел. Зимой 1941–1942 г. Гитлер лично потребовал от Канариса активизировать деятельность разведки в Соединенных Штатах и распорядился специально организовать крупную диверсию против начавшегося массового производства самолетов. Канарис ответил, что диверсии крупного масштаба возможны только при наличии в соответствующей стране заранее подготовленной организации агентов. Расширение же такой организации и другие подготовительные мероприятия в период, предшествовавший началу войны с Соединенными Штатами, было парализовано из-за запрета министерства иностранных дел. Министерство даже настаивало на полном прекращении работы единственного опорного пункта абвера в Мехико, который вел активную деятельность.

Когда же партийное руководство потребовало от абвера активизировать диверсионную деятельность в Америке, Канарис сначала также хотел уклониться от этого. Инициатором этого плана был консультант из второго отдела, один немец иностранного происхождения, награжденный Золотым значком партии. После начала войны он стал служить в разведке в должности старшего лейтенанта запаса. Консультант предложил переправить на подводной лодке в Соединенные Штаты десять молодых немцев, преданных партии, которые раньше жили в США, и использовать их для ведения подрывной деятельности против американской военной промышленности. Компетентный руководитель отдела убедил Канариса не давать категорического отказа. Он указал на то, что, принимая во внимание личность консультанта, можно ожидать, что все предложение — это ловушка СД. Соблюдать осторожность по отношению к гестапо было необходимо в связи с тем, что незадолго до этих событий в печати Соединенных Штатов и Великобритании появились сообщения, где Канарис был охарактеризован как противник режима и один из немногих людей, которые в состоянии свергнуть Гитлера. Хотя Канарис попытался превратить все в шутку, обратив с улыбкой внимание Гиммлера и Гейдриха на эти публикации, однако у него не было полной уверенности в том, что он сумел убедить рейхсфюрера и его ближайшего сотрудника.

Подготовка десяти добровольцев велась непосредственно участвующим в этом консультантом с большой тщательностью. При взаимодействии с третьим отделом разведки (контрразведка) были даже проведены учения на немецких военных заводах, причем руководство заводов даже не было поставлено в известность, чтобы как можно нагляднее представить для будущих диверсантов «условия работы». Затем после прощального вечера в Берлине и последнего празднества в Бордо восторженные молодые люди поднялись на борт двух подводных лодок, которые должны были доставить их через Атлантический океан. Поехали только девять, потому что десятый в последний момент подхватил венерическое заболевание, которое, как вскоре выяснилось, спасло ему жизнь и свободу. Остальные девять, которые были высажены в разных точках Восточного побережья Америки, все без исключения еще на берегу попали в руки американской полиции. Было очевидным, что обо всей операции было сообщено еще до отправки, и также выяснилось, что два предателя находились среди десяти «восторженных молодых национал-социалистических активистов». Захват группы диверсантов вызвал в американской печати необычайную сенсацию. Газеты были полны сообщений и статей о «вторжении наци» в Соединенные Штаты. Сомнения, которые испытывал Канарис с самого начала по поводу всей операции, носившей название «Пасториус», подтвердились. Из всех, кто участвовал в этой акции, семеро были казнены, а оба изменника были осуждены к пожизненному заключению, однако некоторое время спустя после окончания войны они были помилованы президентом Трумэном. По показаниям генерала фон Лахоузена, это была единственная попытка активной диверсионной деятельности, которую предпринял заграничный отдел абвера в Соединенных Штатах в ходе войны.

Как за греческими трагедиями античного периода, так и вслед за провалившейся драмой «Пасториус» последовал фарс. Канарис должен был по срочному звонку Кейтеля ехать в штаб-квартиру фюрера и там получил огромную головомойку за провал операции. Он подождал, когда фюрер уймется, а затем, в ответ на упреки, что он доверил такое важное дело неподходящим людям, сказал, что операция готовилась не с агентами разведки, а с добровольцами из числа молодых национал-социалистов, которых не он подбирал. Однако это возражение не успокоило Гитлера. «Ах вот он что, — закричал тот. — Тогда нужно было брать преступников или евреев!» «Аудиенция» закончилась, и Канарису так и не удалось на этот раз развеять плохое настроение Гитлера. Несмотря на это, начальник разведки был доволен. Высказывание Гитлера «о преступниках и евреях» он не заставил повторять дважды. Его можно было теперь по принятой в то время привычке толковать как «приказ фюрера». Большое число евреев, замаскированных Канарисом в последние месяцы под агентов разведки, были переправлены за границу и снабжены деньгами разведки на первое трудное время в чужой стране. Своей свободой, а вероятно, и жизнью они были обязаны «приказу фюрера». В ответ на все возражения гестапо по этому поводу Канарис отвечал, что фюрер дал ему лично и однозначно приказ использовать евреев в качестве агентов разведки. Лишь много времени спустя Кальтенбруннеру удалось настоять, чтобы этот «приказ» был отменен.

Вообще Канарис использовал свои случайные визиты в штаб-квартиру фюрера — они с течением войны становились все реже — для того, чтобы отстаивать свое мнение в спорах с правительственными и партийными инстанциями. Не называя конкретных «приказов фюрера», он умел еще через месяцы после своего визита в штаб-квартиру вставлять в беседу свои замечания вроде: «Я также разговаривал с фюрером» или «фюрер считает» и таким образом влиять на своих собеседников, даже если «разговор с фюрером» ограничивался вопросами о самочувствии или замечанием о погоде.

Прежде чем закончить эту главу о Канарисе и диверсиях, мы должны еще упомянуть, что Канарис принципиально отказывался от создания так называемых террористических групп, которые предназначались для устранения видных военных или политических руководителей в странах, с которыми Германия была в состоянии войны. В этом отношении он не проводил различия между Востоком и Западом. В журнале боевых действий записан по этому поводу его приказ, направленный во второй отдел абвера, отвечающий за осуществление диверсионной деятельности и акций за линией фронта и в тылу противника.

Четырнадцатая глава

Саботаж саботажа

В ходе судебного разбирательства в Международном военном трибунале в Нюрнберге Канарис постоянно упоминался как центральная фигура немецкого движения Сопротивления. Те, в ком было больше безрассудства, чем ума, пришли в ходе слушания дела к выводу, что начальник немецкой военной разведывательной службы несет непосредственно вину за поражение Германии, так как он сознательно и успешно саботировал немецкую победу. Такие взгляды переоценивают возможности, имевшиеся у Канариса, и еще больше переоценивают его самого. Мы уже несколько раз отмечали, что в действительности влияние разведки и ее начальника на планирование военных действий, а также их сведения о намерениях военного руководства, были крайне незначительными и неполными. Канарис не саботировал победу Германии уже потому, что он не в состоянии был бы это сделать, даже если бы хотел. Однако он не хотел поражения Германии, хотя был убежден, что победа системы означала бы для Германии еще большее несчастье, чем поражение. В том, что победа Гитлера невозможна, он был, однако, уверен всегда. Трагедия этого человека заключалась в том, что в силу обстоятельств он оказался в положении, когда, по его убеждению, он мог служить своему отечеству, которое любил, только продолжая служить человеку и режиму, которых ненавидел. При этом он даже не мог утешиться надеждой на хороший конец, как многие из его товарищей и друзей, что наперекор своему рассудку все еще лелеяли надежду на какое-нибудь чудо, способное изменить все к лучшему. Канарис больше других страдал из-за внутреннего разлада еще и потому, что видел, как неумолимо приближается несчастье; он обладал достаточно развитым воображением, чтобы представить себе беду во всех ее ужасных подробностях.

С этой точки зрения его служебная деятельность во время войны большей частью заключалась в том, чтобы предотвращать несправедливость и безрассудство. Особенно он стремился, насколько это было в его силах, сохранить незапятнанной честь вермахта. С первых дней войны он был уверен, что действия и бездействие вооруженных сил Германии и их руководства когда-то станут объектом тщательного расследования перед международным форумом. Он также знал, что это расследование коснется и деятельности секретной службы, бывшей под его руководством, и что именно в этой области вся деятельность и бездеятельность будут проверяться с микроскопической точностью. Он привык ежедневно лично записывать в дневник все события предыдущего дня, а когда началась война, просил начальников отделов также фиксировать свою служебную деятельность в дневниках, «потому что, господа, наступит день, когда нам придется давать отчет всему миру», — и это звучит как пророчество.

Сегодня известно, что Канарис сознательно саботировал целый ряд акций, которые планировал Гитлер. Если мы рассмотрим отдельные случаи, то увидим, что в них речь всегда шла о борьбе с несправедливостью или безрассудством, а так как выполнение соответствующих приказов почти каждый раз поручалось второму отделу его ведомства (он отвечал за организацию диверсий и саботажа), то действия Канариса были саботажем саботажа, диверсией против диверсии.

Одно из первых дел, о которых мы хотим здесь рассказать, касалось французского флота, который согласно положениям о перемирии стоял вблизи Тулона. Это было вскоре после встречи, состоявшейся между Гитлером и Петеном в Монтрё в конце октября 1940 г., то есть всего лишь четверть года спустя после заключения перемирия между Германией и Францией. Уже тогда Гитлер, по всей вероятности, вынашивал план нарушить это перемирие. Он поручил Канарису через Кейтеля принять все меры к тому, чтобы помешать французскому флоту выйти из Тулона. В данном случае необходимо было организовать диверсию. В ходе разговора между Канарисом и руководителем компетентного отдела выяснилось, что речь шла о совершенно дилетантском поручении. Это была задача, которую невозможно было выполнить, не привлекая общего внимания. Необходимо было доставить достаточное количество взрывчатки на несколько десятков кораблей, часть которых находилась в военном порту, хорошо охраняемом и отрезанном от города и торгового порта, а другая часть стояла на рейде; эту взрывчатку нужно было поместить таким образом, чтобы в нужный момент лишить суда возможности двигаться. Уже тогда Канарис убедился, что нецелесообразно объяснять Кейтелю или даже Гитлеру всю абсурдность подобных поручений. В таких случаях обычно отвечали, что слов «невозможно» в лексиконе Третьего рейха не существует. Поэтому он начал затягивать это дело. Кейтелю было сказано, что необходимые приготовления уже начаты, что придется преодолеть большие трудности и многое другое, короче, был сделан вид, как будто что-то предпринимается, в то время как в действительности ничего не делалось.

На совещании, состоявшемся 23 декабря 1940 г. в служебном кабинете Кейтеля на Тирпитцуфер, речь также зашла о деле, которое взволновало его гораздо сильнее, чем бессмысленное поручение, касавшееся французского флота. Это был приказ Гитлера ликвидировать бывшего главнокомандующего французской армией, генерала Вейгана, который в то время находился в Северной Африке. Подробности этой аферы были подробно рассмотрены Международным военным трибуналом на процессе против главных военных преступников. Были допрошены многочисленные свидетели. Мы не можем ограничиться лишь коротким упоминанием об этом деле. После обсуждения дел в Тулоне Кейтель спросил у начальника второго отдела разведки Лахоузена, сопровождавшего Канариса, как обстоит дело с Вейганом. Это поручение совершить убийство, первое, которое было дано разведке, вызвало у офицеров разведки заметное волнение. В ходе многочисленных обсуждений у Канариса, в которых участвовали генерал Остер и полковник Пикенброк, фон Бентивеньи и фон Лахоузен, был высказан резкий протест против дерзкого требования. Канарис и его сотрудники сошлись в общем мнении, что, как сформулировал Лахоузен, разведка существует для ведения военных действий и выполняет свои обязанности, но не согласится служить как организация убийц. Приказ Кейтеля не был выполнен по распоряжению Канариса; он вообще не был передан нижестоящим службам.

Канарису и его офицерам не пришлось ломать голову, размышляя о том, какие причины могли побудить Гитлера замышлять план убийства Вейгана. Как Кейтель объяснил Канарису, Гитлер опасался, что Вейган может предпринять попытку реорганизовать французские войска, находящиеся в Северной Африке, для борьбы с Германией, а также предоставить французские владения в Северной Африке в распоряжение союзников и боевых групп «Свободная Франция», формировавшихся под руководством де Голля. Свою озабоченность этим обстоятельством Гитлер выражает также в своем письме Муссолини 5 декабря 1940 г. Гитлер указывает на возможность разрыва между правительством Виши и французскими колониями в Северной и Западной Африке. Такой поворот событий, считает он, дал бы Великобритании стратегическую базу, опасную для государств «оси». По этому поводу в письме Гитлера написано буквально следующее: «Генерал Вейган послан в Африку, чтобы восстановить там порядок. Я недоволен тем, что для этой цели выбран генерал Вейган».

Не похоже, чтобы в штаб-квартире фюрера имелись конкретные подтверждения таких планов Вейгана. Также впоследствии не было выяснено, что дало Гитлеру повод сделать заключение о подобных намерениях Вейгана, которые противоречили бы положениям о перемирии между Германией и Францией. Возможно, здесь какую-то роль в этих опасениях сыграла нечистая совесть самого Гитлера. Потому что, как мы уже указывали, Гитлер уже вскоре после встречи под Монтрё обдумывал возможность подчинить себе также и неоккупированную часть Франции. Эти размышления приняли конкретную форму, когда Петен 12 декабря освободил Лаваля от исполнения обязанностей премьер-министра. В то время по приказу Гитлера был разработан план «Аттила» для вторжения в неоккупированную часть Франции, который был осуществлен только ровно два года спустя, после того как союзники высадились в Северной Африке. Но именно за несколько дней до рождества 1940 г. все висело на волоске. Войска, которые планировалось использовать для вторжения в неоккупированную зону, были до самого сочельника в состоянии высшей боевой готовности. Поэтому не случайно, что Кейтель задал 23 декабря вопрос, как обстоит дело с Вейганом; потому что вторжение немецких войск в свободную часть Франции, очевидно, давало бы генералу право не считать больше действительным определенное перемирие и совершить в действительности то, чего Гитлер до тех пор без всякого основания так опасался.

Ответ Лахоузена на вопрос Кейтеля был уклончивым. (Такие ответы вошли в практику у офицеров разведки на случай подобных приказов.) Лахоузен сказал что-то вроде того, что дела идут, результатов нужно подождать. Кейтелю пришлось удовлетвориться таким ответом. Впрочем необходимость в операции «Аттила» постепенно отпала. Вейган ничего не предпринимал, и все дело закончилось. Больше запросов Кейтеля не поступало. Гитлер, вероятно, вскоре забыл об этом деле за другими событиями и планами. Когда Вейган через несколько лет был переведен в Германию, к нему отнеслись соответственно его рангу и никто не посмел его и пальцем тронуть. Возможно, этот случай является особенно отталкивающим доказательством абсолютного хладнокровия, с которым по приказу Гитлера и его «паладинов» распоряжались человеческой жизнью в зависимости от потребности момента, без зазрения совести и без всякого оправдания своей ненависти.

Сложнее обстояло дело с французским генералом Жиро. Генерал Жиро был главнокомандующим французской армией. Летом 1940 г. он попал в немецкий плен; весной 1942 г. смог убежать из крепости Кёнигштейн (Саксония), где он содержался, и добраться до неоккупированной территории Франции. Побег вызвал у Гитлера гнев, и он приказал вернуть генерала любыми средствами в Германию — по доброму ли согласию или насильно. В дело включилось министерство иностранных дел; «посол» Абец, который находился в Париже и не был аккредитован в Виши, организовал встречу с генералом, в которой приняли участие также премьер-министр Лаваль и Скапини, ослепший в результате фронтового ранения руководитель французских военнопленных. Встреча происходила в отеле «Де Пари» в оккупированной Франции. Она должна была состояться без ведома немецкой военной администрации, потому что Абец заверил Жиро, что обеспечит ему свободный проезд. Однако при подготовке встречи Абец упустил из виду, что в этом же отеле находилась штаб-квартира одной немецкой дивизии. Абец планировал уговорить Жиро, чтобы тот добровольно вернулся в Германию в качестве уполномоченного правительства Виши и там взял на себя заботу о французских военнопленных вместо Скапини. Жиро отклонил это предложение, и правительство Виши, поскольку Петен уволил Жиро из армии сразу же после его побега, практически не имело права принудить его взять на себя такую задачу. Таким образом, встреча закончилась безрезультатно. И тут возникло осложнение в связи с тем, что командир немецкой дивизии, живший в том же отеле, разузнав, что в отеле находится Жиро, решил того арестовать; он отказался от своей затеи лишь после того, как Абец и Лаваль позвонили по телефону в вышестоящий штаб и пожаловались на него, причем Лаваль пригрозил, что французское правительство немедленно уйдет в отставку, так как не хочет, чтобы его опозорили, уличив в выдаче Жиро немцам. Впоследствии, когда Гитлер услышал о неудачной попытке Абеца, состоялся еще один продолжительный спор между Риббентропом и военачальниками по поводу того, кто собственно был виновен, что Жиро не был задержан в нарушение торжественных обещаний.

На этот раз ярость Гитлера не знала границ. Хотя Жиро в то время еще не был такой выдающейся личностью, как позже, когда в Северной Африке он соперничал с де Голлем за командование «Свободной Францией», фюрер потребовал вернуть беглеца — живого или мертвого. Опять этот приказ был дан разведке. Канарис и его ближайшие сотрудники решили, как и в деле Вейгана, не брать на себя подобные услуги похитителей или убийц. Сначала Канарис надеялся, что и на этот раз дело со временем само собой уладится. Но этого не случилось; Гитлер и Кейтель постоянно требовали от Канариса покончить с ним наконец. С Жиро следовало разделаться. В кругу начальника разведки состоялась бурная дискуссия, в ходе которой Канарис решил заявить Кейтелю, что разведка должна быть освобождена от выполнения этого приказа; Кейтель дал свое согласие. В кругу шефа разведки по этому случаю прозвучало классическое высказывание полковника Пикенброка: «Нужно господину Кейтелю наконец ясно сказать, чтобы он сообщил своему господину Гитлеру: мы, то есть военная разведка, не какая-нибудь организация убийц, как СД или СС».

Вряд ли можно предположить, что Канарис сообщил Кейтелю о сопротивлении гитлеровскому приказу в такой резкой форме. Но в любом случае он добился, чтобы Кейтель никогда больше не требовал от разведки выполнения этого приказа.

Несмотря на это дело еще не закончилось. Кейтель уполномочил Канариса передать дело службе СД. Канарис выслушал это указание, но решил его не выполнять. Он хотел не только снять с разведки ответственность за убийство французского генерала, а вообще предотвратить это преступление и в любом случае никоим образом не участвовать в его совершении, даже путем передачи такого приказа в гестапо.

Снова прошли недели и месяцы; Канарис считал, что о деле давно забыли, когда оно вдруг снова всплыло, и причем в крайне опасной форме. Стоял сентябрь1942 г. Канарис находился в командировке в Испании, когда начальнику второго отдела разведки Лахоузену вдруг позвонил Кейтель: «Как обстоит дело с „Густавом“? (Это было условное название дела Жиро, употреблявшееся в телефонной и телеграфной связи.) Я должен немедленно об этом знать». Этот вопрос начальника верховного командования вермахта привел Лахоузена в смятение. Он не имел представления о том, какая личная договоренность существовала между Кейтелем и Канарисом. Он только мог вымолвить, что Канарис оставил это дело за собой и поскольку тот в настоящий момент отсутствует, то его нельзя об этом спросить. Когда Кейтель вслед за этим спросил Лахоузена, знает ли он, что дело должны были сделать «другие» (имелись в виду, конечно, СС и СД), тот ответил «да». После этого он получил от Кейтеля приказ немедленно связаться с группенфюрером СС Мюллером, руководителем четвертого управления РСХА, выяснить все о состоянии дела и затем сообщить Кейтелю. Дело было срочным, из чего Лахоузен сделал вывод, что Гитлер наконец требует сообщить результаты.

Ситуация была критической. Нужно было срочно сообщить обо всем Канарису, который находился на пути из Испании в Париж; но прежде нужно было решить вопрос, что Лахоузен должен был сказать Мюллеру. Канарис поставил Лахоузена в известность, что дело должны проводить «другие». Но он знал, что Канарис не сообщил Мюллеру, чтобы тот взялся за дело. К счастью, Лахоузен узнал, что Мюллера в этот день не было в Берлине. Таким образом они выиграли, по крайней мере, двадцать четыре часа. Лахоузен использовал их, чтобы по совету Остера полететь в Париж навстречу Канарису и там получить указания для дальнейшего ведения дела.

Когда Канарис услышал, что и «Густав» снова всплыл на поверхность, и в такой форме, он сначала пришел в замешательство. Разговор проходил во время ужина в отеле «Лутеция» в Париже. Канарис сидел за столом с руководителями парижского отделения абвера и начальником отдела зарубежных стран адмиралом Бюркнером, когда вошел Лахоузен. Настроение компании за столом при сообщении Лахоузена сразу помрачнело. Канарис несколько минут размышлял. Затем он быстро задал один за другим несколько вопросов. Речь шла о трех датах, которые он хотел точно выяснить. Это были: день побега Жиро из Кёнигштейна, дата совещания в Праге, где между Канарисом и Гейдрихом был урегулирован вопрос о компетенциях СД и третьего отдела абвера, и, наконец, дату убийства Гейдриха в Лидице. Сотрудники, сидевшие за столом, не поняли смысла этих вопросов, еще меньше они поняли, когда на лице Канариса, после того, как тот услышал ответы, напряженное выражение сменилось улыбкой. Он спокойно наполнил бокал и спросил Лахоузена: «Ну, длинный, все совпадает? Да, все совпадает. За ваше здоровье!» Только постепенно до остальных стало доходить, что их шеф, обладавший даром делать быстрые комбинации, нашел выход из трудного положения. Они потребовали от него объяснений. Три даты и их последовательность были потому так важны, что они позволяли Канарису заявить Кейтелю, что в Праге он лично договорился в Гейдрихом, чтобы тот поручил своим органам дальнейшее выполнение дела «Густав». Это, естественно, было бы невозможно, если бы Жиро сбежал из Кёнигштейна лишь после встречи Канариса с Гейдрихом в Праге — это была их последняя встреча — или после смерти Гейдриха. Последовательность дат была такой, как было нужно Канарису. Гейдрих был мертв, а мертвые не говорят. Успокоившись, Канарис полетел на следующий день в Берлин, чтобы поговорить с Кейтелем по этому делу. Так закончилась для разведки операция «Густав».

Дело Жиро является характерным для Канариса и его методов работы. С одной стороны, мы видим неординарный и совершенно не бюрократический подход к выполнению столь важного и трудного дела. Все делается устно, нет никаких письменных распоряжений ни от Кейтеля, ни от Канариса подчиненным; нет даже записей в дневнике, который велся не для отчета перед современниками, а для неопределенного будущего. В основном Канарис все делает сам. Даже его самые близкие сотрудники имеют лишь неполную информацию. Каждый из них знает только часть того, что происходит. Каким бы неприятным ни было дело и как бы серьезно Канарис его ни воспринимал, для него это была одновременно игра, опасная игра, при которой речь шла о жизни и смерти. Но, может быть, только эта постоянная игра на грани жизни и смерти и дает человеку, охваченному отчаянием при виде безвыходного положения, возможность выполнить задачу, которую он сам перед собой поставил. С другой стороны, мы видим здесь типичный пример молниеносного решения. Канарис совершенно не готов к сообщению, которое приносит ему Лахоузен. Он потрясен. Пожалуй, никому другому не пришла бы в голову идея свалить вину на мертвого Гейдриха. Но для Канариса это, естественно, быстрое решение является обычным, и он в высшей степени удивлен, что другие не сразу поняли, зачем ему нужно знать об этих трех датах. Кто бы мог подумать, что мертвый Гейдрих однажды пригодится, чтобы вытащить Канариса из затруднительного положения! Но именно в этом смысле помощник выбран гениально. «Прикончить» Жиро — это дело было как раз во вкусе Гейдриха. Переговоры в Праге, как мы еще увидим в другой главе, были совсем не легкими. Канарис находился в очень невыгодном положении. Тогда маленькое «досье» об открытом требовании убить генерала, пусть даже это был «всего лишь» французский генерал, было бы, пожалуй, кстати. Его можно было бы использовать против Кейтеля и при этом указать на то, что таким образом удалось отделаться от неприятного поручения — поручения, которое было недостойно офицера. Одним словом, произведение ловкости и хитрости.

Еще несколько примеров о «саботаже саботажа». Фюреру опять пришла в голову одна из его гениальных идей. Это было в 1942 г. Уже длительный период в штаб-квартире фюрера царило недовольство по поводу того, что у англичан была возможность регулярно поддерживать воздушное сообщение между Великобританией и нейтральной Швецией. Британские самолеты везли с собой почту для британских дипломатических миссий в Стокгольме и Москве, в них летали в обоих направлениях многочисленные служащие государств-союзников, членов коалиции, а также переправлялись в Швецию британские и американские журналы, книги, фильмы и всевозможный пропагандистский материал союзников. Один-единственный раз немецким самолетам-истребителям удалось сбить самолет-курьер над Северным морем, однако это не запугало противника. Связь продолжала действовать. Фюрер наконец распорядился, чтобы этому был положен конец. Если летчики не могли справиться с такой задачей, то отдел диверсий разведки должен позаботиться, чтобы самолеты были уничтожены бомбами с часовым механизмом, установленными на них тайком. Если это будет происходить довольно часто, то англичане наверняка прекратят воздушные сообщения. Кейтель поручил эту дело Канарису в присутствии Лахоузена, а Канарис тут же в присутствии Кейтеля поручил Лахоузену позаботиться о том, чтобы шведское отделение разведки немедленно принялось за дело. Как только Канарис и Лахоузен ушли от Кейтеля и могли поговорить наедине, Канарис тут же сказал, что, естественно, ни при каких обстоятельствах нельзя предпринимать ничего подобного. Разведка существует не для того, чтобы делать грязные дела в нейтральной стране только потому что военно-воздушные силы Геринга не способны прервать нежелательное воздушное сообщение.

Однако, чтобы замаскироваться, в Стокгольм был передан приказ изучить возможность проведения подобной диверсии. Одновременно Канарис распорядился, чтобы в Стокгольм был немедленно направлен надежный офицер — адъютант Лахоузена, который был в курсе всего, что происходило во втором отделе и пользовался неограниченным доверием Лахоузена и Канариса. Офицер был подробно проинструктирован Канарисом. Его задача заключалась в том, чтобы при любых обстоятельствах следить за тем, чтобы попытка пронести на британский самолет бомбы с часовым механизмом не была предпринята. При следующей встрече с Кейтелем Канарис доложил, что дело, касающееся курьерского самолета Стокгольм — Лондон, начато. Он даже отправил в Стокгольм наиболее деятельного и надежного офицера из своего собственного штаба, чтобы операция во всех отношениях была хорошо подготовлена. Кейтель, соответственно, доложил обо всем Гитлеру. Дело было забыто; бессмысленная попытка диверсии, которая в случае удачи принесла бы мало успеха, потому что англичане, конечно же, нашли бы пути и средства, чтобы доставлять в Швецию своих курьеров и почту, однако явилась бы причиной невинно пролитой крови в Англии и Швеции, была предотвращена.

Похожий случай произошел несколько раньше. Тогда, однако, идею подал не Гитлер. Напротив, руководство штаба военно-воздушных сил уже с осени 1941 г. настоятельно требовало от второго отдела абвера проведения акций саботажа, чтобы помешать движению так называемых Atlantic Clippers — больших американских летающих лодок между Нью-Йорком и Лиссабоном. С согласия Канариса выполнение этого задания было также затянуто. Но когда на совещании у Кейтеля (примерно в начале 1942 г.) тот потребовал объяснить отсутствие результатов, Канарис в резком тоне сделал выговор начальнику второго отдела разведки, присутствующему на совещании, и сказал ему, что тот наконец должен позаботиться о том, чтобы дело пошло на лад. Сегодня нельзя сказать с большой достоверностью, принял ли руководитель отдела выговор Канариса за чистую монету или рассердился на него за несправедливую брань, предназначенную только для успокоения Кейтеля. Во всяком случае, Канарис забыл отменить свой приказ после совещания у Кейтеля и руководитель отдела дал указание в Лиссабон начать подготовительные мероприятия для саботажа сообщения между Нью-Йорком и Лиссабоном.

Действительно, вскоре в португальском отделении немецкой разведки началась активная работа. Когда Канарис после этого прибыл в командировку в Мадрид и на несколько дней заехал в Лиссабон, ответственный офицер боевой группы разведки доложил, что операция по саботажу гидропланов полностью подготовлена. В самом деле, первый груз взрывчатки с часовым механизмом уже находился на борту одного самолета, стоявшего в то время на водном аэродроме неподалеку от Лиссабона. Канарис тут же приказал удалить взрывчатку из гидросамолета или, по меньшей мере, ее обезвредить; чтобы дать своим подчиненным в Лиссабоне убедительное объяснение отмены первоначального приказа, он сделал вид, будто прежде ничего о нем не знал. Распоряжение о саботаже движения гидроплана поступило сюда за его спиной и без его ведома, от руководства штаба военно-воздушных сил во второй отдел разведки. Затем он сказал, что данный приказ является недопустимым по международному праву нападением на пассажирские самолеты в нейтральной стране, которое ни в коем случае не должно быть совершено немецкой стороной. Поэтому он раз и навсегда запретил совершение подобных действий. Также позже, когда Канарис посещал Лиссабон, он всегда снова указывал на то, что, именно принимая во внимание деликатную область задач второго отдела разведки и подчиненных ему органов в нейтральных странах, следует строго придерживаться только того, что допустимо по международному праву. В упомянутом конкретном случае вмешательство Канариса произошло как раз вовремя. Взрывчатку успели вынуть из гидросамолета, так как он в связи с нелетной погодой вынужден был несколько дней стоять в аэропорту.

Пятнадцатая глава

Различные образы

О том, что Канарис был решительным противником большевизма, мы уже говорили. Однако это не мешало ему занимать гуманную позицию также в отношении представителей большевистской системы. 13 мая 1941 г., то есть за пять недель до начала наступления на Советский Союз, Гитлером был издан пресловутый «Указ о комиссарах», подписанный Кейтелем. На практике он сводился к тому, что советские комиссары, которые попадали в плен, а также другие лица из восточных районов, которые могли быть заражены большевизмом, должны были быть доставлены определенным офицерам, которые без суда и следствия должны были решать вопрос об их расстреле. Канарис с самого начала был в душе противником этого приказа; по его мнению, тот факт, что Кейтель согласился его подписать и передать вермахту, причинял тяжелый моральный ущерб вермахту и возлагал на него тяжесть вины. Армии вменялись в обязанность действия, которые противоречили всем правилам ведения войны и понятиям гуманности. Канарис усматривал в этой сознательной тактике Гиммлера и Гейдриха и их приверженцев стремление развалить вермахт изнутри, обязывая его участвовать в преступлениях, и тем самым предотвратить возможность его сопротивления Об этом Канарис говорил своим начальникам отделов после оглашения «Указа о комиссарах».

Летом 1941 г. начальник оргуправления вермахта генерал Рейнеке созвал совместное совещание представителей вермахта и СС, чтобы сгладить расхождения во мнениях, которые существовали по поводу выполнения данного указа, и устранить трудности. Канарис был приглашен на совещание. Хотя Канарис в тот день был в Берлине, он не пошел на это совещание. Он питал слишком большое отвращение к Рейнеке, которому Остер дал подходящую кличку «маленький Кейтель»; в его беспрекословном подчинении требованиям НСДАП Канарис видел одну из главных причин того, что вермахт все больше и больше погружался в грязь национал-социалистической системы. Однако он с большим интересом отнесся к теме совещания и предварительно проинструктировал своего представителя относительно позиции, которую тот должен занять. Представлять Канариса и вместе с тем заграничный отдел абвера должен был на этот раз Лахоузен, так как он был начальником отдела, и все аргументы против указа в основном сводились к ущербу и трудностям, которые выпадали на второй отдел в связи с указом. Нужно сразу отметить, что Канарис и его сотрудники из личного опыта общения с Кейтелем и Рейнеке, а также с руководством СС и гестапо давно уже усвоили, что абсолютно бессмысленно обращаться к этим людям с рассуждениями о гуманности, праве или порядочности, если целью этих рассуждений и протестов было достижение конкретных результатов. Единственное, что могло быть принято во внимание, это замечание, что то или иное санкционированное мероприятие непосредственно противоречит гитлеровскому ведению войны.

Гестапо было представлено на совещании группенфюрером Мюллером, начальником четвертого управления имперской службы государственной безопасности. Лахоузен его уже знал, так как его отдел часто должен был сотрудничать с ведомством Мюллера. Четвертое управление было тайной государственной полицией в узком смысле. Ему вменялись слежка и террор внутри Германии. Теперь во время похода его компетенция распространялась также на оккупированные территории. Второй отдел разведки уже пытался установить связь с четвертым управлением, поскольку оно должно было также следить за всеми иностранцами, живущими в Германии, а следовательно, и за политическими эмигрантами из Восточной и Юго-Восточной Европы, среди которых второй отдел обычно подбирал для себя агентов и связных. Гораздо интенсивнее были контакты между третьим отделом абвера и четвертым управлением в области непосредственной контрразведки, о чем упоминалось при описании переговоров о разграничении компетенций между Канарисом и Гейдрихом.

Мюллер был выходцем из Баварии; за его плечами была карьера полицейского. Специальность профессионального криминалиста он не мог скрыть даже под своей обычной маской обходительного человека. Среднего роста, темноволосый, он мог быть очень любезным, но пронизывающий взгляд его колючих глаз и рот с тонкими губами исключали всякую возможность доверительных отношений, даже если бы он не носил ненавистную форму СС. Кто знал его поближе, мог также наблюдать, как маска приветливости вдруг спадала, а голос, обычно приятный благодаря легкому баварскому акценту, приобретал пронзительную резкость. В такие моменты вся жестокость и беспощадность Мюллера, а также его хладнокровный цинизм проявлялись в их неприкрытом виде. Канарис, очевидно, был прав, видя в Мюллере своего самого опасного после Гейдриха врага в лагере СС. Он инстинктивно чувствовал, что Мюллер ему не доверял и стремился собрать против него материал. Канарис чувствовал себя в присутствии этого криминалиста с тонкими губами исключительно неуютно. Возможно, это обстоятельство, а также неприязнь к Рейнеке заставили его отправить на совещание своею представителя.

Представитель разведки выступил на совещании с протестом, который опирался на чисто практические аргументы. Он сообщил, какое негативное влияние на настроение в его воинской части оказывают расстрелы, которые проводятся в присутствии солдат и офицеров. Здоровые чувства большинства военнослужащих германского вермахта восстают против убийства военнопленных; те же, кто способен мыслить, задумываются над тем, не поступит ли противник подобным же образом с немецкими солдатами, попавшими в плен. Действительно, по крайней мере в более поздний период, когда война принимала все более жесткие формы, приказы Гитлера имели своей целью также удержать немецких солдат от капитуляции даже в безнадежных ситуациях, и тем более от перехода на сторону противника. Кроме того, представитель зарубежного отдела разведки заявил, что «Указ о комиссарах» мешает работе разведки, так как должен распространяться также на национальные меньшинства в Советском Союзе; в этих группах населения нужно развивать их стремление к самостоятельности и независимости от Советского правительства; эта задача станет невозможной, если всех военнопленных подвергать одинаково жестокому обхождению. В связи с этим возникает также вопрос, по каким основным параметрам следует выделять из числа военнопленных тех, кто «заражен большевизмом». Действительно, в командах особого назначения СД царил дикий произвол, сочетавшийся с потрясающим незнанием обстановки; так, к примеру, представители некоторых народов, живущих в горах Кавказа и исповедующих магометанство, у которых принят обряд обрезания, рассматривались на основании вытекающих отсюда физических признаков как евреи и уничтожались. Наконец, представитель разведки указал на то, что распространившиеся повсюду слухи, что большая часть военнопленных уничтожается, может толкнуть советских солдат к отчаянному сопротивлению и удержать от перехода на сторону немцев. Расплачиваться должна будет, таким образом, германская сторона.

Доводы, приведенные разведкой, встретили у Мюллера и Рейнеке мало понимания. В особенности Рейнеке энергично выступил против отмены приказа об уничтожении и откровенно заявил, что советские солдаты должны рассматриваться не как солдаты, а как смертельные враги в области мировоззрения и с ними нужно обращаться соответствующим образом. Мюллер с циничной улыбкой изъявил свою готовность принять к сведению соображения разведки относительно плохого влияния казней на воинские части и распорядился, чтобы впредь казни проводились за территорией лагерей, так что войскам незачем будет на них смотреть. Он также дал согласие решить вопрос об уточнении понятия «заражен большевизмом». Таким образом, протест, заявленный Канарисом, остался безрезультатным.

Однако Канарис не сдавался. От него лично и от его ведомства в компетентные инстанции, прежде всего к Кейтелю, поступали предостережения и протесты по поводу противоправного и бесчеловечного обращения с военнопленными. Когда в начале сентября Рейнеке, к компетенции которого относились все вопросы, касающиеся военнопленных, дал указания относительно обращения с советскими военнопленными, которые противоречили всем установкам и правилам цивилизованного ведения войны, Канарис счел правильным вступить в сражение, пустив в ход все аргументы из области международного права. При этом он взял за основу докладную записку, разработанную в заграничном отделении разведки графом Мольтке, которая была ему передана начальником этой службы адмиралом Бюркнером и которую он распорядился еще дополнить в связи с некоторыми соображениями.

Докладная записка содержала в себе протест против установки, что советские заключенные не могут претендовать на международно-правовую защиту, потому что положения женевского соглашения о военнопленных, в котором Советский Союз не участвовал, на них не распространяются. В связи с этим в докладной записке было указано на принципы всеобщего международного права, согласно которым, начиная с XVIII века под понятием «плен» подразумевается не месть или наказание, а ограничение свободы с единственной целью помешать военнопленным участвовать в боевых действиях. «Этот принцип, — написано в докладной, — развивался в связи с существующим во всех армиях мнением, что убийство или причинение увечий безоружным противоречит нормам военного времени. Прилагаемые к докладной распоряжения относительно обращения с советскими военнопленными (имеются в виду указания Рейнеке от 8 сентября 1941 г. — Прим. авт.) исходят из совершенно другой точки зрения».

Из Нюрнбергского процесса против главных военных преступников известно, что и эта акция протеста Канариса, как бы хорошо она ни была обоснована в моральном и в юридическом смысле, осталась безрезультатной. Кейтель сделал на полях докладной пометку, где он хотя и признает, что мнение начальника разведки соответствует солдатским понятиям рыцарской войны, однако добавляет: «Здесь идет речь об уничтожении мировоззрения. Поэтому эти меры одобряю и поддерживаю».

Данные примеры еще раз показывают настойчивое стремление Канариса придать войне гуманные формы и уберечь германский вермахт и его репутацию от грязи.

Перевод штаб-квартиры фюрера в Восточную Пруссию и тот факт, что Кейтель теперь большую часть времени находился там, вызвало необходимость более частых визитов Канариса в штаб-квартиру фюрера. Неподалеку от «Волчьего логова», как называли штаб-квартиру, расположенную под Растенбургом, и штаб-квартиры верховного командования армии разведка создала узел связи, что отвечало желанию верховного командования армии иметь как можно более тесный контакт между учреждением разведки, получающим информацию о ситуации на Восточном фронте, и отделением иностранных армий Востока, подчиняющимся старшему квартирмейстеру. Узел связи абвера находился под руководством особенно опытного и знакомого с положением дел на востоке офицера разведки. И у Канариса была там квартира, которая всегда находилась в его распоряжении. Когда во время военного похода в 1942 году штаб-квартира фюрера была переведена в Винницу, упомянутое подразделение разведки было перенесено в тот же район и расположилось в Воронино неподалеку от Винницы, где для Канариса также было выделено помещение. Кроме упомянутого узла связи, который был подведомствен первому отделу разведки, служебная группа заграничного отдела имела в штаб-квартире фюрера своего офицера, который был прикомандирован к штабу руководства вермахта.

Во время визитов в штаб вермахта Канариса сопровождал обычно кто-нибудь из его начальников отделов в зависимости от того, какие конкретные вопросы должны были обсуждаться с Кейтелем. Прежде чем Канарис являлся на совещания с упомянутыми высокими инстанциями, он обычно сначала просил офицеров из зарубежного отдела разведки, которые хорошо знали местную ситуацию, проинформировать его о том, что случилось в штаб-квартире. Канарис вообще имел привычку узнавать таким косвенным путем обо всем, что происходило в окружении Гитлера, но здесь играло роль то обстоятельство, что он как человек слишком плохо чувствовал себя в атмосфере штаб-квартиры фюрера, чтобы затягивать свое пребывание там дольше, чем это было необходимо по службе. По окончании своего доклада или своих переговоров у Кейтеля (в противоположность показаниям Йодля в Нюрнберге он бывал у Гитлера очень редко, самое большее — четыре-пять раз в году в крайнем случае), поговорив также с Варлимонтом или Йодлем, он обычно тут же удалялся. В особенности он избегал возможности, которую так любило использовать большинство посетителей штаб-квартиры фюрера, в обеденное время или за ужином принять участие в казино, находившемся в штаб-квартире Гитлера, чтобы при этом услышать от адъютантов и других офицеров из окружения Гитлера новейшую информацию о его взглядах и намерениях. Большинство людей из окружения Гитлера были ему несимпатичны; вся атмосфера штаб-квартиры угнетала его. Кроме того, имело значение также то, что Канарис не любил попоек, длящихся до глубокой ночи, а это было необходимо, если нужно было действительно что-либо узнать. Он имел обыкновение уже в 21.30 идти спать. Своим спутникам он обычно полусерьезно-полушутя говорил, что, по его мнению, только злые люди остаются по доброй воле на ногах до десяти вечера.

После провала наступления на Москву в штаб-квартире фюрера царило подавленное настроение. Тот факт, что Браухич был уволен, став козлом отпущения, должен был тем, кто прежде верил в продолжение серии гитлеровских успехов, показать, что наметился серьезный перелом. Об отставке Браухича было известно только в тесном окружении Гитлера. Поэтому сообщение о вступлении Японии в войну, пришедшее на следующий день, было воспринято со вздохом облегчения, причем большинство офицеров даже в самых высоких штабах не слишком задумывались над тем, что одновременно Соединенные Штаты со своей мощной армией открыто примкнули к лагерю союзников, воюющих на стороне противника. Однако Канарис ни минуты не заблуждался насчет последствий этого события. Он предостерегал от переоценки японской победы в Перл-Харбор. Конечно, как морской офицер он прекрасно понимал, что уничтожение такой значительной части американских боевых кораблей давало японцам свободу для их экспансии в желанные южные районы. Но он также ни минуты не забывал о неслыханном превосходстве американского военного потенциала. «Не позволяйте вводить себя в заблуждение, господа, — говорил он своим начальникам отделов при обсуждении результатов в Перл-Харбор. — Вы не знаете мощность американской кораблестроительной промышленности. Они восполнят свои потери за полтора года».

Из времени визитов в узел связи и штаб-квартиру в памяти участников этих визитов сохранилось несколько эпизодов. Однажды руководитель узла связи разведки докладывал начальнику службы о ситуации, стоя перед картой расположения армий. «Мы установили, что нашим 180 дивизиям противостоит около 500 русских дивизий. Из них половина установлена с абсолютной точностью, еще четверть — с вероятностью в 75 %, а вторая четверть с вероятностью в 50 %. Но, господин адмирал, те там (в верховном командовании армии) не хотят мне верить. Такова моя участь». В ответ на что Канарис сухо заметил: «Штаб руководства вермахтом мне тоже не верит».

Был конец 1942-го или первые месяцы 1943 года. Канарис с одним из своих руководителей отдела поехал в штаб-квартиру фюрера и после совещания у Кейтеля еще некоторое время прогуливался вблизи «Волчьего логова», прежде чем вернуться в свой штаб. Его спутник обратил внимание на то, что Гитлер как раз вышел из одного барака и, беседуя с адъютантом, тоже ходил неподалеку взад-вперед. Спутник Канариса мечтательным голосом сказал: «Если выстрелить с такого расстояния, то промаха бы не было». Канарис ответил тут же: «Так сделайте же это!»

Оба высказывания были сделаны совершенно инстинктивно. Они не имели никакого практического значения уже потому, что, не говоря уже о других сторонах дела, и Канарис, и его спутник были без огнестрельного оружия. Они, однако, были знаменательны тем, что хорошо отразили настроение в широких кругах немецкого движения Сопротивления: там все яснее понимали, что без устранения Гитлера нельзя изменить отчаянную ситуацию, которая с каждым днем все ухудшалась. К этому убеждению пришел также генерал-полковник Бек (это было примерно тогда, когда произошла катастрофа под Сталинградом), который был, бесспорно, руководителем заговорщиков. Планы того периода, в которых важную роль играл генерал Олбрихт, начальник общевойсковой службы, предусматривали совершение покушения на Гитлера. (Важная роль генерал-полковника определялась его решимостью и занимаемым им ключевым положением.) Канарис в душе еще не совсем примирился с мыслью о покушении, хотя умом он понимал всю необходимость этого шага. Он также не возражал, когда внутри разведки начали подготовку к покушению. Он был более чем наполовину обо всем осведомлен, однако не хотел иметь подробную информацию.

При всех проектах такого типа решающую роль играл вопрос: где достать надежный взрыватель, который не будет заметен, потому что в нем нет тикающего механизма. Второй отдел разведки и, соответственно, подчиненная ему войсковая часть «Бранденбург» были среди заговорщиков единственной инстанцией, которая легально имела дело с подобной аппаратурой. Поэтому Канарис знал, что этому отделу было поручено достать необходимый взрыватель. В действительности незадолго до неудавшегося покушения на самолет Гитлера, совершенного начальником главного штаба группы армий «Центр», генералом Геннингом фон Тресковом и старшим лейтенантом фон Шлабрендорфом в марте 1942 г., он сам возил в своем самолете такие взрывчатые устройства в Смоленск, где находилась штаб-квартира группы армий. С офицером генерального штаба, полковником фон Герсдорфом, участвовавшим в осуществлении покушения, у Канариса были хорошие личные отношения, хотя они никогда не говорили о запланированном покушении.

Офицеры генерального штаба поддерживали тесные контакты, служебные и личные, с офицерами разведки, прикомандированными к их службам; от них они получали информацию, поступающую в первый отдел разведки. Для Канариса эти хорошие отношения были очень важны, потому что он все яснее чувствовал, что в штабе руководства вермахта ему уже не давали неприкрашенную картину положения на фронтах. Поэтому свои сведения об обстановке на аренах боевых действий он доставал неофициальным путем от офицеров генерального штаба. Кроме того, они были довольно хорошо осведомлены о планах СД, и Канарис узнавал от них во время беседы в узком кругу, часто с глазу на глаз, многое о злодеяниях, которые во все более широких масштабах совершались на Востоке. То, что офицеры, которые не были по службе подчинены Канарису, в нарушение «Приказа № 1», согласно которому все служебные дела можно было обсуждать только с непосредственными участниками, давали ему такие подробные сведения из своей служебной сферы, можно объяснить способностью Канариса внушать людям самого разного типа глубокое доверие к себе. Многие из новых сотрудников Канариса, которые в течение 1943 г. пришли в разведку на место начальников отделов, выбывших в связи с отправкой их на фронт, были взяты из круга офицеров генерального штаба, например, полковники фон Фрейтаг-Лорингхофен и Ганзен.

Поездка в Смоленск имела, помимо прочего, своей целью также зондирование позиции главнокомандующего группы армий «Центр» генерал-фельдмаршала фон Клюге относительно планов покушения и переворота. С давних пор Остер поддерживал отношения с Клюге, который тоже носился с идеей совершить переворот; однако разговор Канариса с ним в Смоленске прошел неудовлетворительно, и начальник абвера на обратном пути открыто выразил Лахоузену и Донаньи, которые сопровождали его в этой поездке, свое недовольство и разочарование по этому поводу. «Наши генералы не решатся», — сказал он.

Отношение Канариса к генералам, которые никогда не проявляли большого энтузиазма, с течением войны становилось все более скептическим. Исключение составляло его отношение к фельдмаршалу фон Леебу. Тот был известен как верующий католик, и гестапо подозревало его в «конфессиональных связях», но именно по этой причине Канарис ему полностью доверял и говорил с ним совершенно открыто о своих заботах и опасениях.

Если с начальником генерального штаба Гальдером у Канариса были по-человечески хорошие отношения, хотя он ругал Гальдера за недостаток решимости, то со сменившим его Цейцлером у Канариуса не было ничего общего. Возможно, Канарис был не совсем справедлив по отношению к новому начальнику генерального штаба, который, подчиняясь стратегу-любителю Гитлеру, находился в весьма незавидном положении.

Но мы здесь видим случай, когда чисто внешнее впечатление, произведенное человеком на Канариса, с самого начала исключало всякую возможность контакта с ним. Среднего роста здоровяк Цейцлер со своим розовым круглым лицом составлял слишком резкий контраст с одухотворенным Канарисом, который к тому времени был как комок нервов. Цейцлер уже по своему внешнему виду казался ему неотесанным чурбаном, в котором нельзя было заподозрить душевные качества и широту взглядов, какими, по его мнению, должен обладать каждый, кто хотел стать последователем старого Мольтке. «Гениальный начальник генерального штаба нам не нужен, у нас ведь есть фюрер», — прокомментировал Канарис назначение Цейцлера, оставив неясным, процитировал ли он изречение кого-то из окружения Гитлера или это был сарказм его собственного производства.

К операциям, которые по распоряжению Гитлера одновременно с войной в Советском Союзе проводились или планировались на Ближнем и Среднем Востоке, Канарис с самого начала относился скептически, потому что был убежден, что они не могут иметь успеха без завоевания морского господства по меньшей мере в Восточном Средиземноморье. А о том, чтобы в этих водах немецкие вооруженные силы могли победить британский Средиземноморский флот, по его мнению, не могло быть и речи. Зато Канарис проявлял живой чисто художественный интерес к колоритному и романтическому облику восточных политиков, которые участвовали в этих планах и действиях. Посланник Отто Кип, служивший в группе «Зарубежье» в качестве офицера запаса, был не так уж не прав, когда однажды при случае сказал о Канарисе: «Старик никак не может забыть игры в индейцев».

Среди арабов, которые после провалившегося восстания иракского премьер-министра Эль Гайлани собрались в Берлине, самым интересным человеком был для Канариса муфтий из Иерусалима. Канарис знал ситуацию в Передней Азии по собственным наблюдениям. В 1938 г. он вместе с Гроскуртом, тогда майором, совершил туда поездку, которая привела его в Багдад. Во время этой поездки он впервые познакомился с муфтием. Поездка, конечно, проходила, инкогнито. Однако выяснилось, что оба восточных путешественника были скорее экспертами по вопросам шпионажа, привыкшими сидеть за зеленым столом, а не шпионами-практиками. Приехав в отель в Багдаде, Гроскурт по рассеянности записал не то имя, которое было указано в его заграничном паспорте, а свое действительное имя, и должен был по этому поводу выслушать множество упреков своего шефа. Через несколько дней он взял реванш, с иронией указав на сорочки, возвращенные из прачечной. На этих сорочках было указано подлинное имя Канариса. Впрочем, маленькие промахи им не повредили, потому что британская секретная служба, конечно же, знала, кем были эти двое путешественников.

Когда в апреле 1941 г. Эль Гайлани призвал к борьбе с англичанами, из Германии в Багдад кроме посланника Гроббы полетел также майор разведки. Когда восстание провалилось, между майором и Гроббой возникли значительные расхождения во мнениях, что отразилось также на отношениях между министерством иностранных дел и абвером. Канарис встал на защиту майора, так как в нападках Гроббы он увидел попытку свалить на разведку провал в Ираке.

Муфтий, который после подавления восстания в Ираке сначала отправился из Багдада в Тегеран, в конце 1941 г. появился в Берлине. В последующее время он часто встречался с Канарисом, обсуждая планы создания арабского легиона. Канарис хорошо относился к этому человеку, овеянному легендами и интригами, однако он невысоко оценивал его политику, считал ее бесперспективной и догадывался, что муфтий пытается извлечь для себя выгоду из разногласий между министерством иностранных дел и разведкой. Канарис любил беседовать с интеллигентными людьми, а в интеллигентности муфтию нельзя было отказать. Кроме того, из бесед с ним можно было многое узнать об извилистых путях восточной политики, а такую возможность Канарис никогда не упускал. Беседы проходили чаще всего на французском языке, которым муфтий, как и английским, хорошо владел. От арабского легиона, который был в то время сформирован большей частью из добровольцев, набранных из военнопленных, бывших родом из Северной Африки, являвшейся французской колонией, разведка имела пользу только постольку, поскольку она набрала себе оттуда связных арабской национальности. Сам Канарис уже осенью 1940 г. во время визита в Бордо нанял себе слугу из Алжира по имени Мохаммед, который до конца войны исполнял свои обязанности и вместе с поварихой-полькой придавал дому Канариса «космополитическую окраску».

Серьезнее, чем муфтий, показался Канарису индийский политик Субхас Чандра Бос, один из руководителей Индийского национального конгресса. Бос, который долгое время находился в английском плену, приехал в Берлин как политический беженец. Сначала он надеялся, что победа Германии над Англией благоприятно повлияет на освободительную борьбу его народа. Канарис и в этом случае очень скептически отнесся к перспективам восстания, направляемого из Берлина, в противоположность министерству иностранных дел и соответственно министру иностранных дел Германии, которые долгое время проявляли живой интерес к Босу, так как ожидали, что крупное восстание в Индии ослабит Великобританию. Верховное командование армии также интересовалось Босом и планировало сформировать индийский легион из индийских военнопленных, находившихся в Северной Африке. Разведке было поручено сбросить на парашютах в восточной части Персии около сотни индийцев, которые должны были подготовить почву для восстания против англичан. Из Персии наиболее подготовленные к выполнению своей задачи индийцы должны были в одиночку или маленькими группами пробиваться через Белуджистан в Индию. Индийцы, набранные для этой операции в группу под кодовым названием «Баядера», были собраны в лагере к востоку от Берлина, одеты в немецкие униформы и прусские военные сапоги, хотя и остались в тюрбанах, и начали подготовку для выполнения своего задания.

Операция ничего не дала. После того как немецкое наступление на Кавказе зимой 1942–1943 г. ничем не закончилось, а поражение под Сталинградом окончательно отдало инициативу в руки противника, интерес к авантюрам на Среднем Востоке ослаб. Бос был эвакуирован на подводной лодке в Японию. На этом беседы между Канарисом и индийским политиком, в ходе которых тот обычно высказывался очень разумно и открыто, закончились.

Шестнадцатая глава

Против расширения войны

После того как войну не удалось предотвратить, Канарис ни на минуту не прекращал поиск средств и путей, чтобы окончить ее как можно скорее и с наименьшими потерями. О предпринятых зимой 1939–1940 г. попытках связаться через Ватикан или другими путями с противниками войны уже упоминалось. Подобные попытки продолжались и в последующие годы, но не дали ощутимых результатов.

В своих усилиях Канарис руководствовался стремлением предотвратить ненужное кровопролитие и уничтожение культурных ценностей.

Любое кровопролитие он считал ненужным в войне, неправомерность и бессмысленность которой он видел с самого начала, в войне, которую Германия, по его мнению, не могла выиграть. Поэтому к победам Гитлера в Польше и Франции он относился так же, как и к бескровным завоевательским походам на Австрию и Чехословакию. Он с самого начала знал, что эти военные успехи, достигнутые первоначально с относительно малыми жертвами, будут поддерживать манию величия Гитлера и толкать его на все более рискованные и кровавые авантюры, и тем тяжелее будет несчастье, которое постигнет Германию в конечном итоге. По этой же причине он считал постоянное расширение войны и вовлечение в нее все новых государств и народов несчастьем для всех участников, для всего мира и в особенности для Германии. Конечно, для высокопоставленного офицера, начальника разведки одной из мощнейших военных машин, когда-либо существовавших в истории, это была парадоксальная ситуация. Но Канарис был не хладнокровным, жестоким главным шпионом, как его любят изображать, а душевным, гуманным, необыкновенно тонким человеком с ярко выраженным чувством личной ответственности перед богом и людьми. Для него каждый новый союзник Гитлера означал продление конфликта, новые разрушения культурных ценностей, уничтожение человеческих жизней и в конечном итоге отягчение вины, которая однажды ляжет не только на непосредственных участников, но и на весь немецкий народ. И, наоборот, он был рад, если кто-то из союзников стран «оси» выходил из войны, потому что для всех стран это означало поворот к миру, а для Германии шанс на свержение преступной системы и уменьшение людских потерь, моральных и материальных ценностей. Кроме того, чем дольше продолжалась война, тем отчетливее чувствовал Канарис, что ее затягивание таило в себе большую опасность для всего западного мира, так как на место гитлеровской угрозы шла не менее страшная угроза — большевизм, набиравший силу. В мемуарах Уинстона Черчилля о Второй мировой войне есть размышления об отношениях между генералом Франко и руководством стран «оси». К своему удивлению, мы видим, что британский государственный деятель также и впоследствии выражал недоверие по поводу того, что Франко, которого он считал «ограниченным тираном», не имел другой цели, кроме как «уберечь свой истекающий кровью народ от новой войны». Цель Франко Черчилль наверняка понимал правильно. Но при этом он заблуждался относительно роли, которую играл Канарис в вопросе, должна ли Испания вступить в войну. По словам Черчилля, через три недели после визита испанского министра иностранных дел Серано Суньера к Гитлеру, состоявшегося в ноябре 1940 г. в Берхтесгадене, Канарис был послан в Мадрид, чтобы обсудить подробности вступления Испании в войну. По словам Черчилля, Канарис предложил Франко вариант, согласно которому немецкие войска 10 января 1941 г. должны были перейти испанскую границу; это должно было послужить началом наступления на Гибралтар, запланированного на 30 января. Далее Черчилль отмечал, что адмирал был удивлен, когда Франко ответил ему, что Испания не может вступить в войну в назначенное время.

Мнение Черчилля по этому вопросу, возможно, опиралось на отчеты его мадридского посла того периода и заметно искажало картину действительного хода событий. Прежде всего нужно сказать, что предложение, касающееся вступления Испании в войну 10 января 1941 г., было сделано Франко гораздо раньше и ни кем иным, как лично Гитлером во время их встречи в Генуе 23 октября 1940 г. Но уже тогда каудильо встретил это предложение очень вяло; сроки так и не были установлены, что вызвало досаду у Гитлера и Риббентропа.

Затем в начале декабря Гитлер поручил послу в Испании фон Штореру сделать запрос, как обстоит дело с испанскими планами относительно Гибралтара, и тот получил от Франко ответ, что в связи с плохой подготовленностью Испании к войне и неудовлетворительным положением со снабжением Испания не в состоянии вступить в войну в то время, когда этого хотел Гитлер.

То, что Канарису было поручено параллельно со Шторером также прозондировать почву в этом вопросе, является лишь еще одним подтверждением двуличия Гитлера в его проведении внутренней и внешней политики. Гитлер был невысокого мнения о Шторере, как, впрочем, обо всех служащих дипломатической миссии. Он надеялся, что Канарис добьется больших успехов, так как знал о его хороших личных отношениях с Франко. Что у Канариса могло быть другое мнение по вопросу о целесообразности вступления Испании в войну, ему в тот момент, вероятно, не приходило в голову.

В любом случае Канариса меньше всего могла удивить отрицательная позиция Франко. Это было невозможным уже потому, что между начальником немецкой разведки и высокопоставленными испанскими генералами, занимавшими руководящие посты, по крайней мере с периода гражданской войны в Испании существовали тесные и дружественные отношения. Сотрудники мадридского филиала немецкой разведки вспоминают, что Канарис, прежде чем отправиться на переговоры с главой испанского правительства, проводил сначала на основе широкого и исчерпывающего материала, имевшегося в этом отделении разведки, тщательный анализ состояния испанских сухопутных, морских и военно-воздушных сил. Пользуясь этой информацией, он хотел, как он объяснил одному близкому ему офицеру боевой группы при испанском отделении немецкой разведки, на переговорах с каудильо сразу же начать с заявления, что хотя он прибыл из Берлина с поручением решить вопрос о сроках вступления Испании в войну, однако на месте уже удостоверился в том, что состояние испанского военного потенциала не позволяет Испании пойти на такое решение.

Канарис не только рассматривал вступление Испании в войну в указанное время как несчастье для всех участвующих сторон; на основании своей личной пессимистической оценки положения Германии в целом он считал безответственным убеждать каудильо вопреки его воле участвовать в войне, которую Канарис считал уже безнадежно проигранной. Позиция каудильо на встрече в Генуе, а также свойственная ему привычка все осторожно и тщательно взвешивать давали повод предположить, что, как только стало очевидным поражение Германии, он отклонил бы предложение участвовать в войне даже в том случае, если бы к нему обратился Канарис. И то, что Канарис не предпринял таких попыток, еще более укрепило доверие каудильо к адмиралу.

Впоследствии Канарис еще несколько раз в разные периоды получал задание передать в Мадрид просьбы о вступлении в войну. Но тогда он еще меньше рассчитывал на согласие Франко пойти навстречу желаниям Гитлера, чем в первый раз, поскольку ухудшающееся положение Гитлера не могло внушить главе испанского правительства доверие к этому предприятию. В сотрудничестве Канариса с руководящими военными лицами Испании сохранялись в связи с этим по-прежнему доверительные отношения. Особенно это касалось генерала Вигона, бывшего в то время начальником испанской разведки, и начальника генерального штаба Мартинеса Кампоса. Все трое играли открытыми картами.

После высадки союзников — членов антигитлеровской коалиции — в Северной Африке позиция Испании вновь приобрела для Гитлера повышенное значение. Эта высадка дала Гитлеру повод для многочисленных нападок на разведку. Ее упрекали в том, что она не сообщила или несвоевременно сообщила об этом событии и повинна в том, что эта высадка союзников не встретила немецкого сопротивления. Канарис успешно оборонялся от этих упреков в адрес своего ведомства, заявляя, что он давал подборку большого количества сообщений, поступивших в абвер в недели, предшествующие этой высадке, в которых сообщалось о предстоящей акции крупного масштаба; во многих донесениях было даже точно указано место высадки. То, что для самого Канариса, несмотря на обширную информацию, касающуюся возможной высадки союзников, которую разведка направляла генеральному штабу и штабу командования вермахта, это событие явилось до некоторой степени неожиданностью, можно заключить из того факта, что в день высадки он в сопровождении Пикенброка, то есть начальника отдела, ответственного за секретную службу связи, находился в командировке в Копенгагене.

Высадка войск союзников послужила затем поводом к тому, чтобы закрыть брешь в организации штаба командования вермахта, из-за которой верховное командование получило такой сюрприз. Штаб командования вермахта, который в процессе своего развития все больше превращался в инстанцию, занимавшуюся исключительно вопросами важного стратегического значения, до сих пор не имел своего собственного отдела по сбору информации о состоянии войск противника. В тот период, когда германский вермахт сам диктовал противникам ход действий, отсутствие такого отдела не ощущалось. Высадка войск союзников в Северной Африке означала, что инициатива перешла в руки противника — это поняли даже те, кто прежде закрывал на это глаза. Теперь эта брешь была закрыта и была создана служба 1-е при штабе руководства вермахта.

Однако вернемся к проблеме участия в войне Испании и той роли, которую при этом играл Канарис. Накануне нового 1943 г., то есть через два месяца после высадки американцев и британцев в Северной Африке, он вновь получил задание выяснить через своих военных друзей в Испании, окажет ли Франко сопротивление в случае вторжения англосаксонских войск на испанскую территорию. В сопровождении Лахоузена он отправился в Мадрид. Его переговоры с Вигоном и Мартинесом Кампосом не привели к окончательному результату, так как они предложили обратиться с таким политическим вопросом к министру иностранных дел графу Йордане, который с сентября 1942 г. возглавлял это ведомство, сменив Серано Суньера. Канарис не решился встретиться с министром иностранных дел. Он опасался, что это вызовет новые трения с Риббентропом, который очень болезненно реагировал на любое вмешательство в его сферу компетенции, особенно, если вмешивалась разведка, которую он ненавидел. Ситуация усложнялась еще и тем, что посол фон Шторер, с которым Канарис в течение многих лет поддерживал дружеские отношения, был заменен фон Мольтке, с которым Канарис еще не успел завязать дружеских связей. Можно тут же заметить, что отношения немецкой разведки с посольством в Мадриде развивались не очень благоприятно после того, как посол фон Мольтке, проработав недолгое время, умер и на его место пришел доктор Дикхоф; особенно неблагоприятны были отношения с советником посольства фон Биброй.

Канарис не скрывал своих сомнений перед Мартинесом Кампосом. Только благодаря доверительным отношениям, которые существовали между ними, Канарис получил возможность побеседовать с испанским министром иностранных дел, не опасаясь, что его уличат в незаконной охоте во владениях Риббентропа. Кампос пригласил графа Йордану на чай в свой дом, где у него гостили Канарис и его сопровождающие.

В этот день полковник Лахоузен после хорошего обеда в доме Мартинеса Кампоса был лишен заслуженного и принятого в этой стране послеобеденного отдыха. Причиной явилась внезапная идея Канариса, который попросил его пройти вместе с ним в его комнату и начал диктовать проект телеграммы в Берлин, которую нужно было послать через начальника группы по вопросам заграницы Бюркнера в министерство иностранных дел. Можно представить себе удивление Лахоузена, когда телеграмма приняла форму отчета о переговорах между Канарисом и Йорданой, которые должны были состояться только через три часа. Согласно тексту телеграммы, продиктованной Канарисом, Йордана сообщил ему, что Испания даст отпор любой стране, которая нарушит ее границы.

Под вечер пришел на чай Йордана. После обмена обычными формами вежливости между ним и Канарисом состоялась беседа с глазу на глаз, причем Йордана держался совершенно спокойно, в то время как Канарис, держа в руке лист бумаги с текстом своей телеграммы, обращался к нему на испанском языке. После того как беседа была закончена и Йордана, распрощавшись, ушел, Канарис велел зашифровать текст телеграммы в неизмененном варианте и отослать ее в Берлин.

Возникает вопрос, почему Канарис избрал эту тактику. Это типичный пример его методики. Он ни минуты не сомневался в содержании ответа, который получит на свой вопрос от испанского министра иностранных дел. Для него, так хорошо разбиравшегося в испанской ситуации, было ясно, что замена импульсивного Суньера, симпатизировавшего фашистам, осторожным дипломатом Йорданой означала поворот Испании от политики Муссолини к полному нейтралитету. Он знал, что Испания, если она хочет сохранить свой нейтралитет, должна дать отпор англосаксонским войскам, если они высадятся на ее территории. Впрочем, он считал такую высадку маловероятной, потому что нейтральная Испания была для британцев и американцев нужнее, чем насильственно оккупированная. Что его действительно тревожило, так это мысль, что Гитлеру может прийти в голову идея под предлогом угрозы англо-американского вторжения ввести в Испанию немецкие войска, стянутые на юге Франции на случай осложнений на иберийском полуострове; Гитлер мог предположить, что испанцы, хотя и не проявят при этом особой радости, но также и не окажут сопротивления. Однако такие опасения он, конечно, не мог открыто высказать Йордане. Его тревожило, что ответ Йорданы на простой вопрос, касающийся возможности англосаксонского вторжения, будет не настолько ясным, чтобы в Берлине его не расценили как ответ на одновременное предостережение, касающееся возможного вторжения немецких войск. Все дело было именно в этом. Отсюда необычный путь, чтобы подсказать испанцу формулировку, которая будет безупречной с этой точки зрения, особенно если это высказывание будет произнесено испанцем вслух, и которая будет понята в Берлине в том смысле, как этого хотел Канарис.

Результат, на который он рассчитывал, не замедлил сказаться. В Берлине несколько дней был крайне неблагоприятный настрой в министерстве иностранных дел и штаб-квартире фюрера. После возвращения из Испании Канарис предпочел не попадаться на глаза и сразу же полетел на Восточный фронт для инспекции постов разведки.

Воспользовавшись поездкой в Испанию, Канарис посетил также Алжир и мог сам увидеть огромный военный и транспортный флот союзников, стоявший в проливе между Гибралтаром и Алжиром. Его посещение Алжира пришлось как раз на последний день 1942 года. В канун Нового года Канарис на несколько часов забыл о тяжелых заботах, которые теперь постоянно лежали на нем. Жили не в отеле а в доме начальника алжирского отделения немецкой разведки, в задачу которого в первую очередь входило наблюдение за движением судов через пролив. В этот вечер Канарис вновь после длительного перерыва взял в руки поварскую ложку. В белом переднике и в колпаке шеф-повара он вместе со старой поварихой-испанкой приготовил для себя и сопровождавших его сотрудников праздничное жаркое из индейки, которое потом все в приподнятом и веселом настроении ели и запивали хорошим испанским вином. В этот вечер Канарис был веселым и приветливым другом и отцом для своих подчиненных. Они принимали это с благодарностью, потому что в последнее время из-за чрезмерного напряжения нервной системы, связанного с массой работы, разочарованиями и огорчениями, он часто бывал резким и нетерпимым, иногда даже несправедливым к своим сотрудникам.

Конечно, он и в этот вечер по привычке ушел рано. Наиболее молодые из его подчиненных использовали возможность, чтобы пойти на несколько часов на новогодний бал в прекрасном и изысканном отеле «Рейна Мария Кристина». Там, кроме испанского общества, они нашли целый ряд офицеров британских военно-морских и военно-воздушных сил, которые пришли на бал с Гибралтара. Пожалуй, один из редких случаев, когда офицеры двух наций, находящихся в состоянии войны друг с другом, встретились на нейтральной земле под одной и той же крышей.

Еще несколько случаев из многочисленных поездок Канариса по Испании в период войны заслуживают внимания. Во время одной из таких поездок Канарис, прежде чем вернуться через Бордо в Германию, остановился в Сан-Себастьяне. В лучшем отеле прекрасного курорта начальник испанского филиала немецкой разведки забронировал номер для своего шефа и сопровождавших его офицеров. Это была великолепная квартира, намного комфортабельнее, чем то, к чему привык Канарис с его скромными запросами: необычайно комфортабельные покои, состоящие из приемной, спальни и ванной, на первом этаже с прекрасным видом на море. Канарис только что пришел в свой номер и как раз собирался ложиться спать, как вдруг заявил, что не может оставаться в этих комнатах. На все вопросы, касающиеся причины его нежелания остаться, он сначала не отвечал; его уговаривали все было напрасно. С большим трудом администрации отеля объяснили то, что сами не могли понять, и для Канариса был найден равноценный номер на другом этаже и в другом крыле отеля. И только там Канарис откровенно объяснил причину своего нежелания остаться в первом номере: «Вы не видели парня, который обслуживает эти комнаты? Вылитый Риббентроп! Я просто не в состоянии был бы при каждом вызове слуги смотреть на физиономию этого молодчика!» В другой раз Канарис ехал с Пикенброком и руководителем мадридского отдела немецкой разведки по какому-то району Испании. Из окна машины Канарис увидел маленькое поместье с чудесным домом, расположенное в стороне от дороги. Имение очень понравилось Канарису, и он в шутку спросил офицера, служившего при мадридском отделе разведки, сколько может стоить такое имение. Он подумывает о том, что неплохо бы после войны купить такое в Испании. Офицер охотно отозвался на шутку и ответил, что сразу же по возвращении в Мадрид наведет справки и при случае купит имение. «Тогда после войны вы сможете здесь поселиться, господин адмирал», — добавил он, все еще продолжая шутить. В эту секунду в Пикенброка неизвестно почему вселился черт. У него вырвалось циничное замечание: «После войны, Ваше превосходительство?» (Пикенброк любил, когда они были в узком кругу, в шутку величать Канариса «Ваше превосходительство».) «После войны вы хотите здесь поселиться? Вы явно ошибаетесь, Ваше превосходительство. После войны мы все будем…» — и Пикенброк сделал рукой движение, как будто ему накинули на шею петлю и потянули…

Циничное замечание «Пики» погасило веселое настроение, царившее в автомобиле. У каждого из присутствующих холодок пробежал по спине, и слова эти показались зловещим предсказанием.

О том, что между Канарисом и начальником итальянской службы разведки, временно использовавшим обязанности военного атташе в Берлине, генералом Роаттой, существовали хорошие отношения, уже неоднократно упоминалось. Также с его преемником, полковником, ставшим позднее генералом Аме, белокурым, голубоглазым пьемонтцем, отличавшимся от большинства своих сограждан сдержанностью жестикуляции и уравновешенным поведением, Канарис вскоре смог наладить доверительные отношения. Главы военных разведок стран «оси» понимали друг друга как авгуры в древнем Риме, почти без слов. Если нужно было говорить, то часто хватало полунамека, а если приходилось выступать перед публикой с высокопарными речами, то партнер улавливал в этих речах предназначенный для него подтекст. Ведь та и другая стороны прекрасно знали, что в любое время могут быть объектом слежки со стороны обеих правящих партий, и облачали свои официальные высказывания в соответствующую форму. «Эклектичную» манеру Канариса выражать свои мысли особенно хорошо понимал его итальянский «коллега».

Однако случалось, чаще всего в узком кругу или с глазу на глаз, когда итальянцы в разговоре с Канарисом были очень откровенны. Ульрих фон Хассель упоминает в своем дневнике об одном разговоре с советником германского суда фон Донаньи, принадлежавшим к кругу близких Канарису сотрудников; речь шла о том, что уже осенью 1941 г. итальянские офицеры (скорее всего итальянской разведки — SIM) заявили Канарису, что Муссолини должен и будет свергнут армией уже в течение следующей зимы.

Во всяком случае Канарис очень рано был проинформирован обо всех стремлениях итальянских армейских кругов, которые были направлены на свержение фашистского режима и выхода Италии из войны против государств-союзников. Судя по тому, что в разное время говорилось о его мнении по этому вопросу, можно было сделать вывод, что Канарис симпатизировал этим стремлениям. С ними он связывал свои надежды в двух направлениях: выход Италии из войны мог стать шагом, ведущим к быстрому ее окончанию на всех фронтах. Во-вторых, могла оправдаться надежда на то, что свержение Муссолини поколеблет веру молодых немецких офицеров и солдат в авторитарную систему и одновременно подтолкнет все еще колеблющихся немецких полководцев к решительным действиям против Гитлера и его режима. Однако события в Италии, несмотря на благоприятные предпосылки, к которым можно было отнести в первую очередь то, что итальянская монархия продолжала существовать, являясь некой опорой для итальянской армии в подготовке сопротивления Муссолини и фашизму, развивались гораздо медленнее, чем уверяли его авторитетные лица из Италии; и когда в июле 1943 г. Муссолини был смещен королем и арестован новым правительством Бадольо, то это событие не вызвало в Германии никакого резонанса, потому что государственный терроризм в этой стране к тому времени уже набрал полную силу.

Так или иначе Канарис поддерживал в эти годы самые тесные связи с начальником итальянской разведки и часто сам ездил в Италию, чтобы своими глазами видеть все этапы развития событий в этой стране и иметь о них свою точку зрения. Во время одного из таких визитов произошел один, на первый взгляд, незначительный, маленький эпизод, о котором все же стоит рассказать, потому что он снова позволяет нам понять Канариса как человека. Канарис встречался с Аме весной 1943 г. в Венеции. Он жил в отеле «Даниели», где происходили и его длительные переговоры с начальником итальянской разведки. Встреча завершилась совместным ужином, в котором принимали участие также важнейшие сотрудники обоих начальников, сопровождавшие их в Венеции. Канарис был в этот день необыкновенно нервным и беспокойным. Он заказал служебный разговор по телефону с Мюнхеном и с нетерпением ожидал связи; когда Канариса позвали к телефону, и ему ответил офицер мюнхенского отделения абвера, Канарис сначала задал целый ряд вопросов, касавшихся самочувствия двух его собак, которые, как можно было понять из телефонного разговора, в момент его отъезда были нездоровы. Затем последовала служебная часть разговора, которая была относительно короткой и быстро закончилась. Аме и другие итальянские господа, которые хорошо слышали разговор, были явно изумлены, возможно, даже неприятно поражены тем значением, которое Канарис, похоже, придавал самочувствию своих собак — и это в такое время, когда каждый день мог принести события мирового значения. Некоторые из личных сотрудников Канариса были твердо убеждены, что собачья тема была ни чем иным, как кодом, о котором у Канариса и мюнхенского центра была предварительная договоренность и с помощью которого начальнику немецкой разведки можно было передать, не вызывая особого подозрения, какие-то важные секретные сообщения. Только те, кто вместе с ним приехал из Берлина, знали, что Канариса действительно очень тревожило состояние его заболевших собак.

Чем тяжелее становился груз, который ложился на его плечи под действием бед и страхов войны и заговора, чем больше разочарований получал он от своих ближних, тем чаще он искал помощи у молчаливых созданий. Его ум стал со временем настолько острым, необычайный интеллект отшлифован до такого блеска, что даже самые смышленые из его сотрудников редко могли поспевать за его требованиями. Он задевал даже тех людей, которых ценил и которые были самыми верными его последователями. Он и сам чувствовал всю несправедливость своего отношения, но ничего не мог с собой поделать. В этом глубоком душевном страдании ему была необходима простая немая привязанность животных. К ним он оставался неизменно терпелив и приветлив. В Испании Канарис привлекал к себе всеобщее внимание тем, что постоянно носил в карманах сахар для лошади и осла, тогда как в этой стране люди не слишком сентиментальны в обращении с животными. Но больше всего Канарис любил своих собак, и собак вообще. Задавить собаку на дороге он считал тяжким преступлением. Его шофер постоянно получал строгие наставления быть крайне осторожным в этом отношении; когда же Канарис сам вел машину, то мог остановиться посреди быстрой езды и затормозить так резко, что подвергал своей автомобиль и трех-четырех своих пассажиров большой опасности, лишь бы не сбить собаку.

Такса Сеппл, фотография которого украшала карниз камина в его кабинете на Тирпицуфер, был его любимцем. Однажды, когда Канарис находился в командировке за границей, Сеппл заболел и, несмотря на все искусство ветеринара, умер. Не только в доме Канариса все были взволнованны этим событием. Зарубежный отдел абвера был поставлен в известность; там все озабоченно шушукались и ломали себе голову над тем, как сообщить шефу о смерти его любимца. Наконец, кому-то пришла хорошая идея. К торговцам собаками в Берлине отправили человека с заданием найти жесткошерстную таксу, которая была бы похожа на Сеппла; сотрудники Канариса подумали, что, может быть, горе будет не таким тяжелым, если на место Сеппла уже будет найдена замена еще прежде, чем Канарис получит известие о его смерти. Им удалось найти подходящее животное, и, действительно, идея оказалась очень удачной; хотя Канарис был глубоко огорчен утратой, однако другое молчаливое существо, которое тут же потребовало его ласки, сразу стало объектом его внимания и заботы.

Но вернемся к итальянскому вопросу. Бескровное отстранение Муссолини от должности королем Виктором Эммануилом 25 июля 1943 г произвело в руководящих кругах Третьего рейха эффект разорвавшейся бомбы. Сначала в окружении Гитлера обдумывались всевозможные дикие проекты; потом некоторое время утешались заявлением Бадольо, что новое правительство продолжит войну. Однако филиал немецкой разведки в Риме, который имел хорошие связи во всех концах Италии, вскоре после смены правительства сообщил, что этим заверениям Бадольо нельзя слишком доверять и что если не сам он, то новое итальянское правительство в ближайшее время прекратит войну против государств-союзников и, возможно, переведет свою страну в лагерь стран, борющихся против Германии. Кейтель не передавал эти донесения разведки Гитлеру, потому что, как он объяснил Канарису, они противоречили мнению германского посольства в Риме и доставили бы фюреру «ненужные волнения».

Хотя в штаб-квартире фюрера еще, похоже, не думали об опасности выхода Италии, там уже замышляли всевозможные планы, чтобы предотвратить самостоятельные действия нового итальянского режима. На этот случай было подготовлено «освобождение» Муссолини; кроме того, при возможности планировалось также захватить короля Виктора Эммануила; всерьез подумывали и о том, чтобы похитить из Рима папу и доставить его «в безопасное место» на территорию, на которую распространялся суверенитет Германии. Эти бредовые планы дошли до Канариса. Он был не только возмущен до глубины души; он отчетливо сознавал, что применение гангстерских методов нацистов, которые уже стали привычными в других областях — тем более по отношению к коронованной особе, и тем более к святому отцу, — окончательно уничтожат последние крохи авторитета, которым немецкий народ еще пользовался в мире, и сделают судьбу, которая ожидает Германию после войны, еще более тяжелой.

Сегодня уже нельзя с достоверностью установить, из каких источников Канарис узнал о планах имперской службы безопасности. Остер тогда уже был отстранен от должности, и его аппарат, отвечавший всем потребностям службы на Принц-Альбрехтштрассе, был закрыт. Возможно, сообщение пришло от начальника криминального отдела Небе, который находился в лагере «черного противника» и после отставки Остера и бегства Гизевиуса в Швейцарию только изредка имел возможность передавать Канарису через отставного капитана Штрюнка или других информацию особой важности. Как бы то ни было, Лахоузен и полковник Вессель, барон Фрейтаг фон Лорингхофен находились у Канариса, когда пришло это сообщение, и Канарис с возмущением сразу же рассказал им об этих подлых планах. Фрейтаг Лорингхофен, хотя и был протестантом, первый высказал свое мнение по этому поводу. Он встал, прошелся несколько раз по комнате и сказал: «Какая мерзость! Надо бы предупредить итальянцев». Он лишь произнес вслух то, о чем подумали двое остальных. Канарис с готовностью подхватил его инициативу. Он решил сделать все возможное, чтобы предотвратить это злодеяние.

Сообщения, поступившие из римского отделения немецкой разведки, дали ему долгожданный повод для служебной поездки в Италию, чтобы в связи со сменой власти в этой стране лично изучить вопрос о надежности этого союзника Германии. Поездка состоялась в первые дни августа 1943 г. и привела Канариса снова в Венецию, где он договорился встретиться с генералом Аме, начальником итальянской разведки. В этой поездке Канариса сопровождали Лахоузен и Фрейтаг-Лорингхофен. Последний должен был в скором будущем возглавить руководство вторым отделом разведки вместо Лахоузена, который уходил на фронт в качестве командира полка. Канарис хотел использовать возможность, чтобы познакомить его с Аме.

Канарис жил в Венеции, как обычно, в отеле «Даниели». Аме приехал из Рима в автомобиле и привез с собой руководителя римского отделения немецкой разведки. Аме сопровождала большая группа офицеров итальянской разведки. В гостиной отеля был дан завтрак, устроителем которого был Аме. Канарис сидел справа от Аме; Лахоузен, уходивший из разведки, сидел слева. Напротив Аме был Фрейтаг. Разговор между Канарисом и Аме за столом был откровенным и дружественным. Однако большое застольное общество не позволяло Канарису открыто коснуться темы, которая его волновала. Посвященные в это дело Лахоузен и Фрейтаг могли, однако, слышать, что он общими фразами предостерег Аме и призвал сто к бдительности и осторожности на случай возможных сюрпризов. Во второй половине дня для немецких гостей была запланирована прогулка в Лидо на баркасе. Канарис попросил Лахоузена и Фрейтага по возможности занять остальных участников поездки, чтобы он мог поговорить с Аме наедине. Разговор состоялся во время полуторачасовой прогулки у Лидо. Вечером спутники Канариса поняли из намеков шефа, что ему удалось предостеречь Аме и тот в связи с этим в свою очередь сообщил Канарису о действительном состоянии дел в Италии.

После всего происшедшего никто из участников этой встречи уже не сомневался, что выход Италии из войны произойдет в скором будущем. Тем сильнее было удивление офицеров из близкого окружения Канариса, когда на следующее утро во время заключительной встречи Аме снова в строго официальной атмосфере заверил Канариса в верности и нерушимости братства по оружию Италии, а Канарис сделал вид, что принимает это заявление за чистую монету. Без сомнения, это было сделано для того, чтобы создать обоим алиби на случай слежки.

У нас сохранились документы, в которых зафиксировано, в какой форме Канарис использовал это заявление Аме. Руководитель отдела четвертого управления имперской службы безопасности Гуппенкотен на допросе в Нюрнберге сообщил, что вскоре после возвращения Канариса с переговоров он (Гуппенкотен) в сопровождении Кальтенбруннера был на ужине, устроенном Канарисом в его тогдашней штаб-квартире в Цоссене. В ходе ужина Канарис заявил, что из беседы с Аме у него сложилось впечатление, что Италия не предпримет никаких самостоятельных шагов, чтобы окончить войну.

При всем недоверии к показаниям таких людей, как Гуппенкотен, кажется достоверным, что Канарис в тот момент действительно мог заявить такое Кальтенбруннеру. Ведь его отношение к войне на этой стадии не оставляет сомнения в том, что предстоящий выход Италии из рядов немецких сателлитов он расценивал не как несчастье, а как удачу. Поэтому для него не было ни малейшего повода заранее предупреждать службу СД.

Когда примерно четыре недели спустя снова по показаниям Гуппенкотена, во время другого ужина, на этот раз со штандартенфюрером СС Шелленбергом, речь зашла о выходе Италии, ставшем к тому времени уже свершившимся фактом, Канарис снял с себя все обвинения, представив Шелленбергу подборку всех сообщений, поступавших в течение длительного периода и сделанных специально для Кейтеля; из этих сообщений следовало, что итальянское военное руководство планомерно работало над заключением сепаратного мира при одновременной отставке Муссолини. По этому поводу он также добавил, что Кейтель отказался передать эти сообщения фюреру по уже упомянутой причине.

Примечательно, что Канарис использовал возможность для маскировки, которая была явно предназначена для того, чтобы защитить Аме от мести гестапо на тот случай, если ему придется находиться в сфере немецкого влияния. Шелленбергу Канарис также рассказал, что, по имеющимся сведениям, Аме сразу же после встречи с сотрудниками немецкой разведки был отстранен Бадольо от должности и принял командование дивизией. По пути к месту службы он исчез, и Канарис предполагает, что его убили. (Показания Гуппенкотена.) Действительно, Аме после возвращения из Венеции был смещен; вместо него пост начальника итальянской разведки занял генерал Карбонари, который прежде уже занимал подобную должность и был известен как ярый противник «оси». Аме должен был взять руководство дивизией на Балканах. Он не сразу отправился туда; более того, сотрудники итальянского отдела немецкой разведки видели его в Венеции уже после капитуляции Италии. Канарис был об этом осведомлен и даже имел намерение с ним встретиться; однако потом отказался от этой идеи, боясь скомпрометировать его и себя.

Канарис принял все меры предосторожности, чтобы его записи о доверительных отношениях с начальником итальянской разведки не попали в чужие руки; об этом свидетельствует его приказ, направленный в итальянское отделение, в задачу которого входило просматривать всю документацию, касающуюся разведки, попавшую в руки немецких властей после капитуляции Италии; согласно приказу все записи, касающиеся Канариса, должны были быть немедленно доставлены ему.

Видно, что Канарис ведет опасную игру. Это долгий путь — от предостережения, которое звучит из его слов Остеру весной 1940 г.: «Уж не государственной ли изменой вы у меня занимаетесь?» до этой встречи с Аме, через которого он предупреждает Бадольо о планах Гитлера. Какая ирония судьбы: Бадольо, очевидно, не понимает это желание помочь ему или не доверяет как немецкому разведчику, так и своему собственному начальнику разведки; только этим можно объяснить, что он отсылает Аме в пустыню; впрочем, возможно, и потому, что тот признался, что со своей стороны также позволил Канарису заглянуть в итальянские карты. В любом случае времена, когда Канарис еще ломал себе голову над тонкостями различий между изменой родине и государственной изменой, прошли. С тех пор как Остер отстранен от должности, Донаньи арестован, он знает, что сеть, которую плетут для него черные, в любой день может сомкнуться вокруг него. Он больше не прибегает к хитростям, как делал это, когда на Принц-Альбрехтштрассе сидел Гейдрих. По отношению к неуклюжему Кальтенбруннеру и такому сброду, как Шелленберг и Гуппенкотен, он отваживается на более грубую игру. Только этим можно объяснить, почему он не боится, опираясь на очень слабое венецианское алиби, сообщить Шелленбергу в присутствии Гуппенкотена полную противоположность тому, что он четыре недели назад рассказывал Кальтенбруннеру в присутствии того же Гуппенкотена. Тогда он считал, что выход Италии из войны абсолютно невозможен, такое впечатление у него создалось на основе заявления Аме, теперь он утверждал, что разведка предвидела это событие уже давно и давно об этом сообщала. То, что людям из службы безопасности это несоответствие бросалось в глаза, можно понять из показаний Гуппенкотена. Канарис это, наверняка, тоже предвидел. Но он чувствовал себя в данном случае достаточно уверенно, чтобы не ломать над этим голову. К Кейтелю Кальтенбруннер в тот момент не отважился бы пойти; кроме того, он не мог поссориться с Канарисом, не продемонстрировав тем самым близорукость Кейтеля в оценке итальянской ситуации.

Мы уже говорили, что в середине лета 1943 г. Лахоузен ушел из разведки. Еще весной того же года ушел на фронт в качестве командира полка самый близкий и надежный сотрудник Канариса, начальник первого отдела полковник Пикенброк. В обоих случаях эта смена не имела политической подоплеки; она должна была произойти еще раньше согласно установленному порядку, так как прежде чем получить звание генерала, оба офицера должны были некоторое время прослужить в армии. Бентивеньи, начальник третьего отдела разведки, тоже должен был смениться осенью 1943 г., однако вынужден был исполнять обязанности начальника отдела до весны 1944 г., так как полковник Генрих, назначенный на его место, стал на длительное время нетрудоспособным, попав в крупную автомобильную аварию.

Уход начальников отделов, с которыми его долгие годы связывали отношения доверия, особенно Пикенброка и Лахоузена, означал для Канариса, хорошо понимавшего, что кольцо вражды и подозрений, разжигаемых против него руководителями СД, смыкалось все теснее, — подлинное бедствие. Однако ему удалось еще раз подобрать на важные посты первого и второго отделов разведки офицеров, которые совмещали высокие деловые качества с родственным ему образом мыслей и установкой но отношению к режиму. Руководителем первого отдела стал полковник генерального штаба Георг Ганзен, необыкновенно одаренный офицер, который до этого руководил отделом иностранных армий Запада, то есть отделом, которому вменялись в обязанность анализ и оценка всех сообщений, касающихся сухопутных вооруженных сил противника на Западном фронте, поступавших как из разведки, так и из других источников информации. В связи с этим он уже много лет сотрудничал с абвером и пришел на новую должность с полным знанием и пониманием дела. Хотя он разделял политические убеждения Канариса и принимал активное участие в нелегальной деятельности против системы, ему долгое время удавалось вводить гестапо в заблуждение относительно своих подлинных взглядов. Это заблуждение было настолько полным, что, как мы еще увидим, после провала Канариса ему было доверено руководство военной разведкой, включенной в состав имперской службы безопасности. Похоже, Канарис после ухода из разведки был не согласен со многим, что делал Ганзен. У него создалось впечатление, что тот был слишком уступчив. Однако справедливость его суждения сегодня уже нельзя проверить, тем более что после покушения 20 июля 1944 г., в подготовке которого Ганзен активно участвовал, он сам стал жертвой мести Гитлера.

Из новых сотрудников ближе всех к Канарису был полковник Фрейтаг-Лорингхофен, которому в конце лета 1943 г. было поручено руководство вторым отделом абвера. Фрейтаг был балтиец; до начала Первой мировой войны он воспитывался в Санкт-Петербурге, затем весной и летом 1919 г. в составе прибалтийских войск боролся с большевиками, а после непродолжительной службы в латвийской армии был принят в немецкий рейхсвер. Один его товарищ говорил: «Фрейтаг унаследовал от своей русской родины (он говорил свободно не только по-русски и по-латышски, но и владел многими русскими диалектами) способность сочувствовать другим людям в их беде. Он сам страдал несказанно из-за ужасного несоответствия между солдатским долгом и собственной совестью. Весь он был отмечен богом». Канарис знал и ценил Фрейтага уже по его прежней деятельности в отделе 1-е группы армий «Юг» на Восточном фронте. Фрейтаг вскоре завоевал и его личные симпатии. Причиной этому было не в последнюю очередь определенное сходство их установок к проблемам жизни. Также Фрейтаг склонялся к метафизическому и фаталистическому образу мышления, подобному тому, который во все большей степени проявлялся у Канариса.

В связи с усилиями, которые Канарис прилагал, чтобы воспрепятствовать расширению войны, следует упомянуть также и Швейцарию. Нет никаких сомнений по поводу того, что Гитлер во время войны несколько раз обдумывал идею присоединить и Швейцарию к «новой, более прекрасной Европе» под его господством, хотя дело не дошло ни до конкретных военных приготовлений, ни до конкретных действий против Швейцарской Конфедерации. Осенью 1942 г. Риббентроп направил немецкой дипломатической миссии в Берне требование сообщить о том, на какой период времени Швейцария обеспечена продовольствием и сырьем. В подробном отчете посольство ответило, что Швейцария благодаря своей предусмотрительной экономической политике накопила столько сырья и продовольствия, что сможет продержаться в экстренной ситуации около двух лет. Какого типа планы немецкий посланник Кёхер разглядел за этим запросом Риббентропа, видно из того, что к своему отчету он приложил указание на то, что швейцарцы — упорный и крепкий горный народ, который в случае нападения окажет ожесточенное сопротивление. То, что швейцарцы отдадут жизненно важные пути через Готард и Симплон неразрушенными в руки завоевателя, совершенно исключено. Кроме того, в случае нападения на Швейцарию нельзя будет рассчитывать на улучшение положения с транспортными перевозками через Италию.

С согласия Кёхера советник посольства Тео Кордт, прикомандированный к дипломатической миссии в Швейцарии, сообщил Канарису о запросе Риббентропа и ответе миссии. Вслед за этим Канарис в своем отчете вышестоящим военным ведомствам в эффектной форме подчеркнул волю к сопротивлению, а также экономическую и оборонную мощь Швейцарии, сочетающуюся с ее благоприятным географическим положением. Общими усилиями дипломатической миссии и разведки, похоже, удалось отговорить Гитлера от планов нападения на Швейцарскую Конфедерацию. Незадолго до увольнения из разведки Канарис во время своей последней поездки в Берн опять с удовлетворением говорил об этом успехе совместных усилий, в результате которых было предотвращено нападение на Швейцарию.

Еще раньше он подобным же образом взаимодействовал с дипломатической службой. Во время военной кампании во Франции летом 1940 года наступающим немецким войска на вокзале Ла-Шарите попали в руки многочисленные секретные документы, в том числе переписка швейцарского генерала Гвизана с французским генеральным штабом. Государственный секретарь фон Вайцзеккер, который опасался, что Гитлер использует эту переписку как повод, чтобы обвинить Швейцарию в нарушении нейтралитета и постарается извлечь из этого военные выгоды, сообщил через Кордта швейцарскому правительству о судьбе этих документов. Канарис, который активно сотрудничал с Вайцзеккером сначала — до августа 1939 г. — в борьбе за сохранение мира, а потом за то, чтобы сдерживать войну в возможно узких рамках, передал со своей стороны в Швейцарию по доступным ему каналам предостережения о грозящей ей опасности.

Семнадцатая глава

Борьба с внутренним врагом

Мы должны еще раз обобщить все сказанное об отношениях между Канарисом и тайной государственной полицией (гестапо), иначе говоря, с главным управлением службы безопасности, а также рассмотреть, как развивались эти отношения в ходе войны.

О том, что Канарис стремился поддерживать, по крайней мере внешне, хорошие личные отношения с Гейдрихом, мы уже упоминали. Однако недоверие Гейдриха и Гиммлера к Канарису и разведке никогда не исчезало. Отношения между главным управлением службы безопасности и разведкой ухудшались еще и потому, что Гейдрих время от времени предпринимал попытки расширить полномочия своих служб за счет абвера. Особенно он старался в отношении третьего отдела разведки, сфера деятельности которого пересекалась с гестапо. По настоянию Гейдриха в конце 1941 — начале 1942 гг. состоялись переговоры между ним и Канарисом. Канариса на этих переговорах сопровождал начальник третьего отдела, полковник Бентивеньи, в то время как Гейдриха, кроме начальника четвертого управления службы безопасности группенфюрера Мюллера, сопровождали еще два высокопоставленных чиновника службы СД. На этих переговорах Гейдрих открыл свои истинные намерения, заявив, что он вообще согласился на переговоры с Канарисом только ввиду военного положения; после войны вся область деятельности разведки перейдет к гестапо. Гейдриха явно удивило, что Канарис отнесся к его заявлению без протеста. Нас же после того, что мы знаем о мнении Канариса относительно перспектив войны, его поведение мало удивит.

Канарис вел себя на переговорах соответственно принятому им методу. Внешне он пошел на большие уступки Гейдриху. Они в принципе обо всем быстро договорились. По результатам переговоров Гейдрих велел составить проект соглашения и переслать Канарису. На этот проект Канарис ответил спустя некоторое время взаимным предложением, в котором основные уступки в целом ряде отдельных пунктов опять уменьшались, на что Гейдрих прореагировал очень резко. Он заявил, что в таком случае его личные переговоры с Канарисом не имеют никакого смысла. Он пригрозил пожаловаться Гиммлеру и отказался от дальнейших переговоров с Канарисом. Когда тот лично зашел в главное управление, чтобы мирно уладить разногласия, Гейдрих не принял его. Теперь Канарис почувствовал опасность. Он попросил Кейтеля вмешаться, и после того как тот поговорил по телефону с Гейдрихом, между Гейдрихом и Канарисом состоялись новые переговоры. Они привели к письменному соглашению по спорным пунктам. Канарис понимал, что на этот раз в борьбе мнений с начальником главного управления службы безопасности он оказался на второй роли.

Об окончательном соглашении, ставшем результатом этих переговоров, было сообщено в конце мая 1942 г. на совместном заседании большого числа высокопоставленных сотрудников гестапо, службы СД, уголовной полиции и офицеров разведки в присутствии Канариса и Гейдриха во время встречи в замке в Праге, где Гейдрих остановился как исполняющий обязанности генерал-губернатора Богемии и Моравии. Выбор места для этой встречи можно, пожалуй, объяснить тем, что Гейдрих хотел таким образом документально зафиксировать свой триумф над абвером. Это был его последний триумф. Через неделю он был убит чешскими патриотами.

Вот в основном важнейшие события военного периода в отношениях между Канарисом и Гейдрихом. Из них не видно, было ли причиной недоверия Гейдриха к Канарису лишь враждебное отношение начальника национал-социалистической полиции к человеку, который не принадлежал к нацистской партии, и недоверие к вермахту вообще, или у него были какие-то особые причины для подозрений. Из показаний штандартенфюрера СС и группенляйтера в четвертом управлении службы госбезопасности Гуппенкотена в Нюрнберге можно сделать вывод, что гестапо долгое время не получало из своих официальных источников никаких точных и надежных сведений о планах переворота, которые уже за много лет до начала войны, а с 1938 года в совершенно конкретной форме создавались в окружении Бека, Канариса и Остера. Однако некоторые сведения, которые доходили до гестапо, давали уверенность в том, что определенные круги внутри руководства вермахта занимаются разработкой планов переворота и что разведка при этом никак не могла стоять в стороне.

Первый повод к таким подозрениям дал, очевидно, так называемый инцидент в Венло. Недалеко от голландского городка Венло 8 ноября 1939 г. два сотрудника британской секретной службы Бест и Стивенс, находясь непосредственно на германо-голландской границе, но на голландской территории, подверглись нападению сотрудников гестапо и были насильно увезены на немецкую сторону. Руководителем этой акции был Шелленберг, ставший впоследствии начальником зарубежного отдела разведки. Хотя задержанные англичане не дали показаний, которые могли бы навлечь подозрение на отдельных людей, однако в СД на основании допросов сделали вывод, что британская секретная служба располагает данными о существовании заговора высокопоставленных немецких офицеров против Гитлера с участием западных держав. О недоверии Гейдриха к Канарису и разведке говорит тот факт, что начальник главного управления службы безопасности при разговоре с Канарисом отказался дать ему на просмотр протоколы допросов Стивенса и Беста. На вопрос Канариса, есть ли в этих протоколах негативный материал против сотрудников разведки или других служащих вермахта, Гейдрих ответил отрицательно, однако добавил, что, по данным допросов, в высоких кругах вермахта есть целый ряд служащих, на которых падает подозрение.

Мы уже ранее упоминали, что гестапо, расследуя дело о том, что западные державы, вероятно, были предупреждены о начале наступления 10 мая 1940 года, нащупало след, ведущий в Ватикан; однако тогда не удалось получить фактический материал. Гейдрих из заявлений сотрудников гестапо узнал, что разведка также стремилась получить сведения о результатах расследования главного управления службы безопасности, однако результаты своих собственных расследований оставила в секрете; о недоверии Гейдриха говорил также тот факт, что он дал строгие указания не предоставлять абверу никакой информации о дальнейшем ходе следствия, а в личных беседах воздерживаться от обсуждения этой темы. В начале 1942 г. служба СД впервые напала на след, который привел ее к Остеру. Все указывало на то, что его деятельность в области внутриполитической разведки находилась в противоречии с разграничением полномочий между гестапо и абвером. Бывший председатель суда второй инстанции доктор Штрассман был арестован, потому что он якобы пытался установить связь с левыми кругами с целью наладить обмен информацией в области внутренней политики. Арестованный признался, что действовал по поручению двух сотрудников из центрального отдела, которым руководил Остер. Странно, что хотя Гейдрих в кругу своих высоких чиновников и указал на факты нарушения заключенного с Канарисом соглашения, однако не сделал из этого никаких выводов. Более того, он распорядился, чтобы дело до поры до времени закрыли. До своей смерти, последовавшей несколько месяцев спустя, он так к нему и не вернулся.

Это были некоторые факты, известные Гейдриху, которые могли навлечь подозрение на разведку и о которых Гейдрих сообщал своим близким сотрудникам из главного управления службы безопасности. Однако Гейдрих мало кому говорил о том, что знал. Когда дело касалось секретных сведений, число посвященных было предельно ограниченным. Например, когда шло расследование по делу о предполагаемом предупреждении противника относительно начала наступления на западе, круг участников этого расследования был, по указанию Гейдриха, ограничен группенфюрером Мюллером, штандартенфюрерами Шелленбергом и Гуппенкотеном, а также экспертами, занятыми в этом деле. Возникает вопрос, не были ли Гейдрих и Гиммлер, к которым поступала секретная и совсекретная информация из самых разных источников, осведомлены о враждебном отношении абвера к системе и о его деятельности гораздо лучше, чем они сообщали своим самым близким сотрудникам. Далее, нельзя сказать с достоверностью, играли Гиммлер и Гейдрих друг с другом открытыми картами или нет. Что касается Гиммлера, то можно предположить, что он благодаря своим собственным связям с противниками войны через адвоката Лангбена, который впоследствии был убит из-за того, что слишком много знал, имел по меньшей мере представление, что также и с других сторон предпринимались подобные усилия. Из того, что Лангбен сообщал своим друзьям в лагере оппозиции, в том числе послу в отставке фон Хасселю, можно сделать вывод, что в кругу Гиммлера уже, по крайней мере после провала наступления на Москву в начале зимы 1941 г., обдумывали идею устранить Гитлера и поставить на его место рейхсфюрера СС.

При том материале, которым, без сомнения, располагал Гиммлер, не нужно было иметь особого дара, чтобы понять, в каких других сферах вынашивались те же идеи, что и в его кругу, и сделать вывод, что разведка, к которой он относился с ревностью и недоверием, играла при этом особо важную роль. Если Гиммлер и Гейдрих, вопреки всему, не принимали никаких мер, то можно предположить, что для них было целесообразнее предоставить политикам из оппозиции, военным, разведке возможность осуществить их путч и свергнуть Гитлера и лишь после этого принять решительные меры, использовав группы СС. Тогда можно было бы иметь шанс выступить против «реакции» в роли мстителя за фюрера и в обстановке всеобщего смятения захватить власть.

Но это, конечно, только предположение, потому что документального подтверждения таких планов руководства СС у нас нет; однако многие факты можно истолковать именно в таком смысле. Конечно, есть и более примитивные объяснения этой тактики ожидания; в полиции эта практика применялась часто. Она заключалась в том, что хотя налицо было совершенно конкретное подозрение в заговоре против системы, однако пока этот заговор не выражался в подрывной деятельности, можно было ограничиться строгим надзором, руководствуясь соображением, что лучше иметь дело с известным кругом заговорщиков, чем, арестовав сыщиков, спугнуть все движение Сопротивления.

Как уже говорилось, Канарис узнал о смерти Гейдриха с чувством облегчения. Он постоянно ощущал, что Гейдрих идет по его следам. С мелкими негодяями из главного управления службы безопасности он надеялся справиться, хотя с группенфюрером Мюллером был постоянно начеку. С преемником Гейдриха Кальтенбруннером он вначале не искал личных контактов. Первая их встреча состоялась 22 февраля 1943 г., то есть ровно через три четверти года после смерти Гейдриха, в отеле «Регина» в Мюнхене. У нас есть свидетельство очевидца, описавшего эту встречу; она была во многих отношениях весьма интересной. В день встречи в тюрьме Шгадельгейм под Мюнхеном были казнены брат и сестра Шолль, руководители студенческого движения Сопротивления в университете Мюнхена. Канариса глубоко потрясла судьба брата и сестры и жестокий процесс перед народным судом под председательством Фрейслера. Возможно, это обстоятельство было причиной того, что адмирал в первой части беседы с Кальтенбруннером, по словам его спутников, производил впечатление подавленного, неуверенного, почти запуганного человека. Однако и сама внешность Кальтенбруннера могла быть тому причиной. Огромный нескладный тип со сложением альпийского лесоруба, с покрытыми рубцами щеками, производил на Канариса угнетающее впечатление. Его медлительная и неуклюжая речь, которая позволяла сделать вывод о его умственных способностях, действовала Канарису на нервы. Он стал еще более неуверенным, когда Кальтенбруннер на его короткое замечание о том, что казнь брата и сестры Шолль взволновала население Мюнхена, ответил хладнокровной репликой, которая говорила о полном отсутствии в нем человеческих чувств. Поэтому Канарис ограничился со своей стороны довольно избитыми фразами о плодотворном сотрудничестве; Кальтенбруннер в ответ на это высказал критические замечания в адрес начальника венского отдела разведки графа Мароньи-Редвица. Граф, по его словам, поддерживает, согласно полученным данным, отношения с консервативной оппозицией в Австрии и, кроме того, состоит в исключительно хороших отношениях с сотрудниками венгерской разведки, которая подозревается в симпатиях англофилам.

Очевидец сообщает, что, как только Канарис услышал эти нападки на одного из своих сотрудников, вся его неуверенность мгновенно исчезла. Он понимал, что эти обвинения небеспочвенны и что через Маронью опасность грозит всей разведке и движению Сопротивления. Теперь он выдвинул против неповоротливого Кальтенбруннера весь арсенал своего интеллекта. Он сумел представить то, что Кальтенбруннер считал предосудительным, в самом безобидном свете и в полном соответствии с задачами и обязанностями офицера разведки. С величайшей ловкостью он сумел скрыть слабые места в своей аргументации и полностью рассеять сомнения Кальтенбруннера, так что в конце беседы новый начальник главного управления был, казалось, абсолютно уверен если не в безобидности своего противника — начальника разведки, то, по крайней мере, в безобидности деятельности Мароньи. О своем личном впечатлении от Кальтенбруннера Канарис сказал своим сотрудникам непосредственно после разговора с ним: «Вы видели, какие у парня руки? Лапы убийцы!»

Несмотря на физическое отвращение, которое внушал ему Кальтенбруннер уже своим внешним видом, Канарис, после того как были установлены первые личные контакты, постоянно поддерживал с ним внешне хорошие отношения, как и с его предшественником Гейдрихом, в надежде заглянуть таким образом своему противнику в карты. Поэтому Кальтенбруннер, как и его близкие сотрудники Мюллер, Шелленберг, Гуппенкотен и другие, часто бывали у Канариса в Цоссене, куда абвер переехал 19 апреля 1943 г.

Эти отношения по расчету не могли, однако, помешать тому, что петля, которую гестапо начало затягивать вокруг Канариса и разведки, становилась все гуже. Первую скрипку во всем этом деле со стороны гестапо играл, конечно, Мюллер. В опасной близости от самого Канариса проходило расследование в процессе, который начался сначала по инициативе таможенного отделения Праги. В декабре 1942 г. два сотрудника мюнхенского отделения разведки были задержаны по подозрению в нарушении валютного законодательства. Из документов гестапо следовало, что задержанные попытались повернуть дело в область политики и во время допросов сообщили об уже упоминавшихся миротворческих мероприятиях доктора Йозефа Мюллера через Ватикан. Один из обвиняемых даже говорил о «клике генералов» и, кроме этого, упомянул имя Донаньи, охарактеризовав его как инициатора в отделе Остера, эксперта по вопросам мирных переговоров в Ватикане.

В руководстве гестапо к этим заявлениям отнеслись сначала скептически. Правда, на Остере давно лежало подозрение в оппозиционной деятельности, однако состав дела в том виде, как его описали задержанные в Мюнхене, давал слишком законченную картину заговора, близкого к государственной измене, чтобы можно было в это сразу поверить. Если то, что утверждали арестованные в своих показаниях, существовало в действительности, то расследование далеко не заканчивалось на Донаньи и Остере, а должно было коснуться и Канариса. А это казалось «гестапо-Мюллеру» слишком опасным. Он решил не прибегать к быстрым решительным мерам и действовать с большой осторожностью. Неизвестно, говорил ли он об этом с Гиммлером в неофициальной обстановке. Во всяком случае, Гиммлер и Кейтель только теперь получили официальное уведомление, составленное в сдержанной форме и направленное им по распоряжению группенфюрера Мюллера главным советником верховного военного трибунала полковником Рёдером, который вел расследование по делу арестованных в Мюнхене. Было решено скрыть все политические обстоятельства и представить дело как валютное правонарушение с элементами возможной коррупции, чтобы таким образом сделать невозможным любое сопротивление проведению расследования. В действительности же расследование, конечно, было проведено с целью тщательного изучения политических связей в разведке. Рёдер получил приказ проводить дальнейшее расследование как особую задачу имперского военного трибунала. Для выполнения этого приказа он в сопровождении комиссара по уголовным делам 5 апреля 1943 г. направился сначала к Канарису, чтобы предупредить его о начале расследования. Канарис вызвал на эту беседу Остера, который сразу же взял Донаньи под свою защиту и заявил, что он без проверки берет на себя ответственность за все, что тому вменяется в вину. Каким бы рыцарским ни был этот жест, он был совершенно излишним в присутствии людей, от которых можно было ожидать всего, что угодно, но только не рыцарского поведения.

Затем последовала сцена в бюро Донаньи, тоже описанная у Гизевиуса, где из-за нервозности сотрудников была конфискована папка с документами, в которой, кроме всего прочего, находилось ходатайство о повторном освобождении пастора Дитриха Бонгёфера, представлявшего вероисповедальную церковь, от службы в армии. Пастор уже прежде отправлялся на переговоры с зарубежными представителями протестантской церкви, которые велись параллельно с переговорами доктора Мюллера в Ватикане.

Записка была помечена буквой «О», которая означала «игольное ушко» — псевдоним Бека был «Игольное ушко»; «О» означала, что генерал-полковник был согласен, служба СД решила, что это подпись Остера и это привело к разногласиям на допросах Остера и Донаньи.

Донаньи, его жена и пастор Бонгёфер сразу же были арестованы. Остер, который во время обыска на виду у всех пытался уничтожить записку, должен был оставить службу и 31 декабря 1943 г. был уволен. Вместе с ним движение Сопротивления внутри и вне разведки потеряло своего самого деятельного и самоотверженного сотрудника, который без капли честолюбия, думая только о деле, отдавал все свои силы борьбе против Гитлера. Правда, он еще долгое время оставался на свободе, но, конечно, под жестким наблюдением и эго препятствовало его дальнейшей эффективной деятельности в рядах оппозиции.

Постороннему человеку трудно понять, как могли Остер и Донаньи попасть впросак; ведь они наверняка знали, что служба СД давно следовала за ними по пятам. Кроме того, уже вскоре после арестов в Мюнхене они были предупреждены начальником имперской уголовной полиции Небе, что над ними нависла страшная опасность; и еще накануне Канарис, которому каким-то образом стало известно о предстоящей акции, убедительно попросил Остера позаботиться, чтобы в бюро не было найдено ничего изобличающего. Возможно, Остер считал себя в безопасности, потому что, хотя в главном управлении службы безопасности уже много раз возникали подозрения по поводу деятельности разведки, до сих пор еще не прибегали ни к каким мерам. Очевидно, он также сомневался в том, что на Принц-Альбрехтштрассе могут рискнуть открыто начать политический процесс против абвера и пойти на прямое вторжение в дом на Тирпицуфер.

То, что Донаньи должен был стать первой жертвой расследования Рёдера, особенно трагично еще и потому, что именно этот исключительно умный человек хорошо понимал всю опасность письменной фиксации содержания дел, которые были нелегальными с позиции Третьего рейха. Еще гораздо раньше он как-то сказал своему сотруднику Юстусу Дельбрюку, показав жестом на кипу секретных документов: «Каждая бумажка — смертный приговор». Однако, с другой стороны, Остер и его сотрудники находились под сильным влиянием требования Бека сохранить документы, свидетельствующие о всех действиях и бездействии оппозиции. Особенно на первых этапах войны Бек указывал на то, что придет день, когда оппозиция должна будет доказать, что еще тогда, когда большинство людей верили в победу Гитлера, она приняла решение начать сопротивление преступному режиму и вела деятельность в соответствии с этим решением. Сам начальник генерального штаба также не бросил привычку документально оформлять каждый свой шаг. Собрание документов Остера было начато и велось, следуя той же цели: с одной стороны, зафиксировать деятельность оппозиции, а кроме того, описать гнусные преступления национал-социалистического режима.

Единственной ошибкой в расчетах Остера было то, что он не мог знать, что в афере с валютными преступлениями в Мюнхене гестапо замаскировало свое расследование под чисто криминальный случай. Неудачей для Остера и его сотрудников и удачей для гестапо оказалось то, что Рёдеру уже в первый час его расследования попал в руки политический материал, который для Остера лично и для всей разведки носил изобличающий характер.

Рёдер, который почуял запах крови, неделями вел следствие. Он вел себя надменно, угрожал свидетелям, хвастался своими личными связями с Герингом, но, однако, ничего больше не смог добиться. Правда, доктор Йозеф Мюллер был арестован в Мюнхене, но это могло произойти уже на основании показаний обоих задержанных, о которых писалось выше. О том, что в разведке не было обнаружено никакого изобличающего материала, касающегося показаний задержанных, можно заключить из факта, что, хотя против доктора Йозефа Мюллера было выдвинуто обвинение, однако затем он был оправдан. Это не означает, что он был выпущен на свободу. Более того, гестапо держало его в тюрьме. Оправдательные приговоры судов первой инстанции для тех, кто числился в черных списках гестапо, не были благодатью. Более легкими были для них наказания с лишением свободы на непродолжительные сроки; эти наказания выносились судами первой инстанции, в таких случаях осужденные направлялись в места лишения свободы, которые были подведомственны управлению юстиции, и таким образом избавлялись от гестапо. Процесс против Донаньи был с помощью главного судьи армии доктора Зака успешно затянут. Дело не дошло еще даже до вынесения обвинения, когда события 20 июля 1944 г. устранили последние препятствия на пути гестапо и Донаньи также стал жертвой крупной акции уничтожения.

Однако вернемся к расследованию Рёдера в разведке. Опасность, грозящая Канарису и всей его работе, заставила его лихорадочно действовать. Вновь сказались его находчивость и изворотливость. Он пустил в ход все средства, чтобы отбить нападки Рёдера. Неловкость и бестактность Рёдера сыграли ему на руку. Канарис сумел внушить Кейтелю, что Рёдер далеко превышает свои полномочия, что расследование против разведки является лишь поводом, а на самом деле это нападение СС на вермахт и его верхушку — на самого начальника штаба верховного командования вермахта. Его слова заставили Кейтеля действовать. Рёдер был смещен. Его сняли с повышением; он был назначен с повышением в должности в максимальном удалении от Берлина.

Насколько ожесточен был Канарис против Рёдера видно из того, что он, противник любого проявления насилия, стал в случае с Рёдером, по меньшей мере, идейным вдохновителем акта грубой силы. В процессе расследования Рёдер сделал также несколько порочащих замечаний о дивизии «Бранденбург», которую он назвал сборищем лодырей и трусов, уклоняющихся от отправки на фронт. Командир дивизии, генерал-майор фон Пфульштейн, потребовал (по инициативе Канариса) от Рёдера объяснений, а когда тот не смог дать сразу убедительный ответ, дал ему пощечину. Канарис рассказывал об этом в своем кругу с удовлетворением. Когда после этого Пфульштейн был взят под стражу, Канарис тут же отправился к Кейтелю и объяснил ему, что Пфульштейн действовал по его указанию. Следовательно, виноват он, Канарис. Поэтому он считает себя под арестом, пока Пфульштейн не будет освобожден. Он действительно не покидал свой дом примерно в течение недели, пока не получил от Кейтеля сообщение, что дело Пфульштейна улажено.

Однако вернемся к расследованию. Кейтель начал переговоры с Гиммлером. На этих переговорах Гиммлер, по данным из кругов гестапо, занял позицию, которая после того, о чем мы выше говорили, заставляет задуматься. По словам служащих гестапо, он заявил Кейтелю, что вся эта история его совершенно не интересует, кроме того, он совершенно ничего не имеет против Канариса. Тот просто должен из всего извлечь уроки и не держать больше у себя недопустимых элементов. Но трудно поверить, что Гиммлер в это время, летом 1943 г., еще действительно ничего не подозревал, как можно судить по его рассуждениям. Пожалуй, за его незаинтересованностью скрывается что-то большее.

Однако в любом случае позиция Гиммлера давала Кейтелю возможность распорядиться, чтобы в дальнейших расследованиях политическая сторона дела больше не рассматривалась (поскольку предыдущие расследования не дали никаких результатов в этом направлении). Все дело снова ограничилось процессом, связанным с нарушением валютного законодательства и ответственностью за нарушение таможенных правил.

С арестом Донаньи и увольнением Остера разведка как инструмент Сопротивления значительно ослабла. Примерно в это же время в кругу ближайших сотрудников Канариса, как уже упоминалось, произошли значительные изменения. Вокруг Канариса стало более пустынно. В это время одним из самых близких его сотрудников становится пианист Гельмут Маурер. Он был соседом Канариса в Шлахтензее. Соседские отношения перешли со временем в дружбу между высокообразованным и утонченным музыкантом и семьей Канариса. Когда во время войны возникла вероятность, что Маурер будет привлечен к службе в вермахте, Канарис предложил ему поступить в разведку на должность гражданского служащего. В результате этого у Канариса в разведке в течение многих лет находился на незаметной должности человек, на которого он, безусловно, мог положиться. Чем дольше продолжалась война, чем меньше становился круг старых верных сотрудников, тем в большей степени «дядя May», как Канарис его обыкновенно называл, становился доверенным, с которым он мог свободно обсуждать свои заботы и беды.

Пессимистическая оценка Канарисом возможностей решительной перемены к лучшему, которая может наступить благодаря перевороту, казалось, все больше подтверждалась ходом событий. Связи с окружением Бека становились все слабее, инициатива там во все большей степени переходила в руки группы молодых офицеров генерального штаба, среди которых видное место занимал полковник граф Штауффенберг. Он был неординарной личностью. У офицеров этого круга были во многих отношениях другие идеи, чем у «цивилистов» вокруг Остера. Планы государственного переворота, тщательно взвешенные и разработанные «цивилистами», здесь отвергались в самых основных пунктах и, как позже выяснилось, не в пользу дела. Политические взгляды офицеров из окружения Штауффенберга остались Канарису чуждыми. Тем не менее он продолжал свою оборонительную войну против главного управления службы безопасности. Он по собственной инициативе предпринимал такие шаги, как в описанном случае с предупреждением Аме в Венеции. Временами в эти месяцы и недели к нему приходила мысль прекратить игру и выйти из безнадежной борьбы. Но он не поддавался таким мыслям. В начале войны «дядя May» подарил ему экземпляр романа «Цусима» Франка Тиса; намекая на несчастную судьбу командующего российским Балтийским флотом адмирала Рожественского, он сказал Канарису примерно так: «Видите, этот человек отправился в плавание, хотя он знал, что правительство обмануло его во всех его приготовлениях к походу; хотя он знал, что вскоре после отплытия государство предаст его и будет клеветать на него, хотя он знал, что его обвинят в ужасных преступлениях и клика готова распять его на кресте. Он знал как специалист, что отправился на совершенно непригодном корабле и со слабо подготовленной командой; знал, что внешнеполитические отношения с Англией в результате этого пошатнутся, и знал также, что проиграет любое сражение и никогда больше не увидит свою родину — этот человек поехал во имя России, вопреки всему и с полным осознанием того, что он делал». Канарис поступил так же, как этот офицер: «Я иду на войну за Германию и не сдам свой пост, чтобы спасти то, что еще можно спасти, и как можно дольше не пускать убийц, которые хотят захватить мое место».

Эта последняя цель — не допустить Кальтенбруннеров, Мюллеров и Шелленбергов к обладанию разведкой и ее возможностями — не давала ему расслабиться, хотя он понимал, что его Цусима — битва, которая принесет конец ему и абверу как самостоятельной организации, — уже недалеко.

В январе 1944 г. взорвалась еще одна бомба, также в непосредственной близости от Канариса. Люди из окружения вдовы бывшего посла Зольфа, куда сумел пробраться гестаповский шпион, были арестованы. Среди задержанных был посланник Кип, который с начала войны работал в управлении разведки по вопросам зарубежья в качестве офицера запаса. Службе СД стали известны связи как с бывшим рейхсканцлером Виртом, жившим в Швейцарии, так и с начальником генерального штаба Гальдером. Одновременно гестапо стало известно, что члены круга были предупреждены графом Гельмутом фон Мольтке, служившим тоже в группе зарубежного отдела в должности советника военной администрации, и капитаном Гере, служившим в третьем отделе разведки, что их телефоны прослушиваются, о чем последние узнали от одного друга, бывшего ранее морским офицером и работавшего в «Службе исследований». Кальтенбруннер, Мюллер и Шелленберг были, таким образом, проинформированы о том, что в разведке несмотря на уход Остера все еще велась работа против них. Тем не менее они и сейчас не начали лобовую атаку против Канариса, хотя Шелленберг в своем неустанном честолюбии продолжал настаивать на концентрации всей политической и военной разведки в его руках Непосредственным поводом для свержения Канариса послужил затем случай, имеющий к нему довольно отдаленное отношение. Служащий турецкого филиала абвера доктор Эрих Фермерен вместе со своей женой, урожденной графиней Плеттенберг, которая приехала в Турцию незадолго до этого, перешел на английскую сторону и уехал в британском самолете в Каир. В СД стали утверждать, что Фермерен передал противнику секретные материалы. Сами супруги Фермерен заявили, что по религиозным соображениям они должны отказаться от дальнейшей службы Гитлеру и возвращения в Третий рейх. Кроме того, важен, очевидно, был и тот факт, что молодая жена Фермерена, которая призналась в своей принадлежности к католическим кругам, участвующим в движении Сопротивления, с полным основанием чувствовала себя под угрозой. Сообщение о переходе Фермерена вызвало в Турции и за ее пределами большой резонанс. Этому примеру последовали другие. Некоторые немцы, в том числе супружеская пара фон Клечовски родом из Австрии, долгое время работавшая на третий отдел абвера в Турции; даже секретарша гестаповского атташе, прикомандированного к посольству, когда ее отозвали в Берлин, вместо того, чтобы уехать, явилась в американское посольство.

Дело супругов Фермерен вызвало у Гитлера приступ ярости, необычный даже для него. Отягчающим вину обстоятельством явился в глазах Гитлера тот факт, что начальник ведомства, где служил Фермерен, капитан запаса доктор Пауль Леверкюн уже давал ему повод для неприятных воспоминаний. Имя Леверкюна прежде упоминалось в связи с речью на собрании сторонников мира, с которой выступил посол фон Папен в день памяти героев 1943 года в Анкаре и которая послужила поводом для жалобы со стороны японского посла Ошимы Гитлеру. Эта речь вызвала широкий отклик в кругах общественности. Действительно, Леверкюн, несмотря на то, что ему было запрещено вести политическую деятельность, при молчаливом согласии начальника первого отдела разведки полковника Ганзена и Канариса, по соглашению с фон Папеном нащупывал возможности для начала мирных переговоров, что было в духе Канариса, но что, как потом выяснилось, вызвало подозрение у гестапо. Гнев, который вызвало у Гитлера дело супругов Фермерен, он перенес через Леверкюна на его начальника Канариса. В ярости Гитлер несколько раз называл имя Леверкюна как типичного представителя Канариса. «Канарис сам, — ругался Гитлер, — виноват в том, что такое свинство могло случиться». Известный наездник и эсэсовский генерал Фегеляйн, который был женат на сестре Евы Браун (что позднее, незадолго до окончания войны, не спасло его от распоряжения Гитлера убить своего «деверя»), взял на себя «честь» предложить по этому поводу Гитлеру, чтобы он «весь хлам», то есть всю разведку, отдал в ведомство Гиммлера. Во всяком случае, Гитлер вызвал Гиммлера к себе и потребовал, чтобы тот немедленно высказал ему свои соображения по поводу создания единой разведывательной службы. Канарис узнал через Кейтеля, что его борьба против СС окончилась победой противника. Кейтель как раз находился в Берлине. Йодль позвонил ему из штаб-квартиры фюрера и сообщил, что «фюрер» в связи с делом Фермерен распорядился, чтобы разведка была передана в главное управление имперской службы безопасности. Это было в феврале 1944 г.

В высших инстанциях службы СС еще имелись кое-какие расхождения во мнении о масштабах того, что нужно немедленно передать в подчинение службе безопасности. Гиммлер и Мюллер были намерены вначале не включать разведку в состав главного управления. По мнению Шелленберга, необходимо было объединить все учреждения зарубежной разведки. Наконец Кальтенбруннер решился предложить Гиммлеру текст распоряжения Гитлера, имевший, по показаниям сотрудников службы СС, следующее содержание:

1. Я приказываю учредить единую немецкую службу информации.

2. Руководство секретной службой информации я поручаю рейхсфюреру СС. Он и начальник верховного командования вермахта должны согласовать, при каких обстоятельствах военная разведка может быть переведена в секретную службу информации.

После того как Гиммлер выразил свое согласие с проектом приказа, Кальтенбруннер отправился в штаб-квартиру фюрера и после обсуждения текста с Кейтелем и Йодлем представил его на утверждение Гитлеру. Тот не возражал, только спросил Кальтенбруннера, если можно этому верить, дает ли ему этот приказ все, что он хочет. На что тот ответил, что теперь ему еще не хватает отделения информационной службы министерства иностранных дел. В этих словах вся жажда власти СС. Гитлер, похоже, никак не отреагировал на этот запрос.

Канарису ничего не оставалось делать после распоряжения Гитлера. Он был немедленно отправлен в отпуск и освобожден от должности. Переговоры между вермахтом и СС о передаче разведки в другие руки проводились под председательством начальника центрального управления вермахта генерал-лейтенанта Винтера, который был уполномочен к этому Кейтелем. Они велись в отдельности для оперативной группы зарубежья (аналогичный отдел при главном штабе вермахта остался, хотя и реорганизованный, за Гиммлером) ее начальником, контр-адмиралом Бюркнером, и для трех отделов разведки — генерал-майором фон Бентивеньи. Первый и второй отделы были объединены в единый отдел «военной разведки» и переданы в главное управление службы безопасности. Начальником отдела военной разведки стал бывший руководитель первого отдела полковник Ганзен. Для третьего отдела были приняты особые правила регулирования. Центральный отдел, которым ранее руководил Остер, был упразднен.

С горечью в сердце и с глубокой тревогой Канарис смотрел, как разрушается творение, которому он отдал все свои силы. Его не могла утешить уверенность в том, что победителям недолго осталось радоваться. Последней организации, которая была серьезным препятствием в политике тотального террора, больше не существовало. Ее отсутствие отозвалось болью, когда через несколько месяцев была предпринята отчаянная попытка по инициативе немцев устранить тирана и свергнуть систему.

То, что гестапо в борьбе с абвером, которая длилась более десяти лет, одержало победу, не может никого удивить, если вспомнить, что при том режиме, который господствовал в Третьем рейхе, в руках гестапо были все козыри. Удивляет только то, что ему (гестапо) потребовалось так много лет, чтобы добиться своей цели и объединить под своим руководством всю внутреннюю и внешнюю разведывательную службу. В том, что этим устремлениям гестапо в течение более чем девяти лет, несмотря на огромные препятствия и трудности, давался отпор, была чрезвычайная заслуга Канариса. Значение этой задачи можно оценить объективно, только если попытаться себе представить, насколько совершеннее и беспощаднее мог быть террор СС в самой Германии и в странах Европы, попавших под власть Гитлера, если бы Гиммлер, Гейдрих, Кальтенбруннер и их соучастники не чувствовали на себе постоянного наблюдения и контроля «старой лисы» с Тирпицуфер. Это было личное достижение Канариса, его искусства обхождения с людьми, дипломатического таланта, находчивости и искусства преображения, и не в последнюю очередь — его самоотверженности и гражданского мужества.

Восемнадцатая глава

Его голгофа

Отпуск Канариса длился недолго. Он получил новый пост и стал начальником штаба особого назначения, ответственного за ведение торговой и экономической войны. Штаб размещался в Эйхе под Потсдамом. Это была служба, не дающая больших возможностей для практической деятельности. Несмотря на это на первый взгляд кажется странным, что Канарис, попавший в немилость Гитлеру, не был окончательно отправлен в отставку, а получил новое назначение. Это произошло не из любви к нему, а, главным образом, чтобы ослабить впечатление, сложившееся в Германии и за рубежом, будто изменения, происшедшие в немецкой разведывательной службе, являются симптомом тяжелых внутренних потрясений или напряженности. Потому что, естественно, нельзя было скрыть от мира изменения в организации с такой разветвленной системой.

Служба в новом ведомстве отнимала у Канариса не слишком много времени. Как и прежде, он был связан с заговором против Гитлера. Правда, на своем новом посту он не мог уже оказывать большую практическую помощь; к тому же он находился под жестким надзором гестапо, так как больше не оставалось сомнений в его враждебном отношении к системе. Мы уже знаем, что Канарис не доверял новому направлению в группе заговорщиков при всей его высокой оценке личных качеств Штауффенберга. В особенности его настораживало то, что офицеры из окружения Штауффенберга большое внимание уделяли будущей внутренней политике, еще не зная, будет ли удачным переворот, и опасался, как потом выяснилось, с полным основанием, что из-за этого может пострадать техническая сторона его подготовки, на которую в кругу Остера было потрачено так много кропотливого труда. В соответствии со своей установкой он также с сомнением смотрел на поиск связей с нелегальным коммунистическим движением, которые заговорщики пытались установить за несколько месяцев до попытки переворота. Канарис устал и был настроен пессимистически. Он считал, что уже слишком поздно; что свержение Гитлера уже не спасет чести немецкого народа.

Да, Канарис устал. После многолетнего чрезмерного физического и психического напряжения, переутомления, постоянной спешки — внезапная вынужденная бездеятельность: ведь в сравнении с тем, что было прежде, его новая должность была бездеятельностью; все это не могло не вызвать острую реакцию. Человек, который в течение многих лет ни разу не брал отпуск, который ни разу не отдохнул в воскресенье, вдруг оказался в ситуации, когда для него не находилось никакого важного дела. Дома на Шлахтензее было одиноко и тихо, потому что в связи с участившимися бомбардировками он эвакуировал свою семью в Баварию. Теперь он сидел, если не был в Эйхе, в своем саду и читал или занимался с одним знакомым балтийцем, бароном Каульбарсом, русским языком; или «дядя May», который по-прежнему работал в третьем отделе разведки, теперь уже находившейся под эгидой СС, приходил и сообщал об отдельных этапах перевода старой «лавочки» в главное управление службы безопасности. Но, кроме всего прочего, он вел с этим другом и соседом многочасовые беседы о всевозможных проблемах жизни и смерти.

В течение июня сообщения о новой попытке устранить Гитлера и свернуть режим, доходившие до Канариса, приходили все чаще. Тот факт, что весь план был построен на успешном осуществлении покушения на Гитлера и что мысли участников заговора почти всецело были сконцентрированы на начальной фазе восстания, опять вызвал сомнения у Канариса, который в глубине души никогда не смог преодолеть своего неприятия насилия.

Днем 20 июля Канарис сидел в своем доме на Бетацейле в Шлахтензее с «дядей May», когда зазвонил телефон. Звонил Штауффенберг. Он сообщил, что фюрер мертв, его убило взрывом бомбы. Реакция Канариса была типичной для него. Он ответил: «Мертв? Ради бога, кто это сделал? Русские?» Конечно, он хорошо знал, что Штауффенберг сам отвечал за проведение этой акции; но старый начальник разведки также знал, что его телефон прослушивается и о каждом его разговоре становится известно. (Действительно, во время допроса Гельмута Маурера, который вел штандартенфюрер СС Гуппенкотен, выяснилось, что перед ним лежал текст телефонного разговора между Канарисом и Штауффенбергом.) Даже если Гитлер мертв, а сомневаться в этом после четкого сообщения Штауффенберга вначале не было никакого повода, СС и гестапо еще не были уничтожены. Нужно было сначала выждать и посмотреть, позаботился ли новый состав заговорщиков, который пришел на место Остера и его сотрудников, также о ликвидации учреждения на Принц-Альбрехтштрассе, в котором находилось паучье гнездо террора и слежки. Впрочем, Штауффенберг говорил только о Гитлере, а что стало с Гиммлером и Герингом? Были они тоже мертвы или еще живы?

Канарис размышляет: «Ехать мне в Эйхе или на Бендлерштрассе?» — спрашивает он «дядю May». Но это чисто риторический вопрос. На Бендлерштрассе ему, собственно, нечего делать. Штауффенберг не слишком его приглашал приехать. Если все идет нормально, то на Бендлерштрассе сейчас не протолкнуться среди людей, которые захотят документально зафиксировать свой «правильный» образ мыслей. Итак, Канарис сначала ждет. Около 5 часов пополудни ему сообщают по телефону, мы не знаем кто, что покушение не удалось. Гитлер жив! Надо же! Он был все же прав, что никогда не верил в это дело. Теперь Канарис решает ехать в Эйхе. Он занят составлением текста поздравительной телеграммы своего штаба «любимому фюреру». Противно, но что поделаешь?

В последующие дни Канарис большей частью находится в Эйхе. Нужно было навострить слух, чтобы услышать, что намерено предпринять гестапо. В том, что ему угрожает крайняя опасность, он ни минуты не сомневался, но, как всегда в случае опасности, он в наилучшей форме — духовной и физической. Усталости и пессимизма как не бывало. 22 июля ему повстречался в Эйхе бывший подчиненный, офицер разведки, который довольно хорошо был осведомлен о его роли в оппозиции и который сам находился в том же лагере. Канарис поприветствовал его, не пускаясь в разговор в интересах их обоих, потому что можно было предполагать, что за каждым его шагом следили. Он только коротко сказал: «Да, мой дорогой, так, конечно, нельзя делать! Позвони мне завтра».

Следующим днем было воскресенье. Когда этот офицер попытался в понедельник дозвониться Канарису в его личную квартиру, он не получил никакого ответа. Канарис был уже арестован. А через один-два дня арестовали и его. Арест Канариса произошел в воскресенье, 23 июля, во второй половине дня, в Шлахтензее. Не кто иной, как сам господин штандартенфюрер Шелленберг лично приехал, чтобы забрать адмирала. У Канариса были в гостях друзья, его родственник Эрвин Дельбрюк (не следует путать с упоминавшимся ранее сотрудником Остера Юстусом Дельбрюком) и барон Каульбарс. «Дядя May», который сидел с ними тоже, в этот момент ушел в свой дом, стоящий по соседству, чтобы немного поиграть на пианино. Он услышал, как подъехала машина и увидел, как Шелленберг уехал с Канарисом. Дорога вела на Принц-Альбрехтштрассе. Началось долгое и мучительное время заключения и допросов.

Камеры заключенных размещались в подвале большого административного здания гестапо. Очевидно, из-за частых воздушных тревог двери камер не были на замке, а только прикрыты. О том, чтобы никто из заключенных не мог убежать, заботились многочисленные вооруженные эсэсовцы. Кроме того, заключенные большей частью были закованы в цепи, по меньшей мере на ночь им одевали наручники с короткой цепью. Если узников водили на допросы, то конвоиры прежде смотрели, чтобы все двери камер были хорошо закрыты, их обитатели и узники, которых вели по коридорам, не могли друг друга видеть. Но насколько жестоким был гестаповский террор, настолько же примитивными и кустарными методы полиции Гиммлера. Теория, что узники должны содержаться в полной изоляции друг от друга, разбилась о практику воздушных налетов. Узники имели для Гиммлера и Кальтенбруннера слишком большое значение, чтобы без нужды подвергать их опасности быть убитыми бомбами государств-союзников. Когда сигнал тревоги предупреждал о крупном налете, узников выводили из камер во двор и вели в так называемый бункер Гиммлера. Там они должны были в течение всего налета стоять лицом к стене вперемежку с эсэсовцами, так что два узника никогда не стояли рядом. Конечно, им было запрещено разговаривать друг с другом. Но, главное, можно было увидеть, кто здесь находился. Кроме того, во время переходов из камер в бункер и назад часто появлялась возможность обменяться словом с тем или иным товарищем по несчастью. В отдельных случаях даже удавалось обменяться письмами. Девиз, который заключенные передавали друг другу был. «Выиграть время». Потому что даже здесь, в подземельях гестапо, с каждым днем становилось все более ясно, что конец гитлеровского господства не за горами.

О том, что Канарис находится на Принц-Альбрехтштрассе, его друзья узнали через «дядю May». Тот в связи с допросом Канариса в августе, который проводил Гуппенкотен, попросил следователя разрешить заполнить Канарису несколько банковских чеков для поддержания его домашнего хозяйства. Гуппенкотен задумался, но его приветливая секретарша уже схватила чековую книжку и сказала, что это можно быстро сделать, в ответ на что шеф согласился. Действительно, секретарша уже через несколько минут вернулась с подписанными чеками. Товарищами Канариса по несчастью, находившимися на Принц-Альбрехтштрассе, были многочисленные члены оппозиции против Гитлера, в их числе Герделер, генералы Гальдер, Томас и Остер, бывший министр Попиц, государственный секретарь Планк, главный судья Зак, Герберт Геринг, двоюродный брат рейхсмаршала доктор Яльмар Шахт, который в начале сентября был отправлен в Заксенхаузен, далее доктор Йозеф Мюллер, Лидиг, Штрюнк и Гере, также сын генерала Линдемана, Небе и пастор Бонгёфер и многие другие. Канарис относился вместе с Остером и Мюллером к тем заключенным, которые подвергались особенно плохому обращению. На него были надеты наручники особого образца, доставлявшие ему мучительные страдания; длительное время он получал только одну треть тюремного питания и даже в период рождественских праздников страдал от голода. Ему приходилось исполнять самую грязную работу. Однажды, когда он вместе с Мюллером и Гере должен был мыть коридор, что имело, однако, свои положительные стороны, потому что друзья могли при этом переговариваться, один язвительный эсэсовец сказал ему: «Ну, маленький матрос, ты, наверное, не думал, что тебе придется когда-нибудь мыть коридор!»

Большинство узников оставались на Принц-Альбрехтштрассе до воздушного налета ночью 3 февраля 1945 г., во время которого было разрушено здание гестапо. Исключением был Герделер, которого 2 февраля забрали на казнь. 7 февраля заключенные, которые имели отношение к 20 июля, были увезены из Берлина. В предыдущую ночь прибыли еще несколько «гостей» и были временно размещены; 7 февраля их должны были также вывезти из Берлина. Среди них были доктор Яльмар Шахт, граф Готфрид фон Бисмарк, бывший прежде главой земельного правительства в Потсдаме, и бывший военный губернатор в Бельгии фон Фалькенхаузен. Так как водопровод и туалет были разрушены в результате воздушного налета, во дворе вырыли ямы. Это обстоятельство облегчило взаимопонимание между узниками «со стажем» и вновь прибывшими.

Отправка проходила 7 февраля. По неизвестным причинам заключенные были разделены на две группы. Первая, к которой принадлежали Канарис, Остер и Штрюнк, была отправлена во Флоссенбюрг, вторая, в которой были доктор Йозеф Мюллер, Лидиг и множество других, уже упоминавшихся заключенных, в Бухенвальд. Одна часть второй партии узников прибыла в начале апреля также во Флоссенбюрг.

Однако прежде, чем отправиться во Флоссенбюрг, нужно сначала коротко рассказать о методе допросов, проводимых в гестапо на Принц-Альбрехтштрассе. Гуппенкотен, о котором уже много раз говорилось, особенно активно участвовал на допросах самых важных заключенных, среди них, конечно, был и Канарис. Он не принадлежал к типу «людей с квадратным подбородком», которых можно было часто встретить среди эсэсовцев, а скорее производил впечатление образованного чиновника из аппарата управления или полиции. Он старался, по крайней мере в начале допроса, показать себя джентльменом; однако если это не приносило успеха, то он быстро менялся. Его внешний облик не мог надолго никого обмануть: в своем желании «разделаться» с узниками он не знал никаких моральных преград. Более человечным со многими заключенными был штандартенфюрер Панцингер, заместитель группенфюрера Мюллера, который время от времени подключался к допросам. Кроме того, в допросах на Принц-Альбрехштрасе принимали участие комиссары уголовной полиции Зондереггер, который еще в прошлом году был помощником Рёдера, Ланге, Шрей и Старвицкий; последний был особенно груб и любил переходить к рукоприкладству, бил заключенных, если они ему не покорялись.

Пытки, которым подвергали заключенных, были не только физического характера. Тот, кто знал чувствительного, впечатлительного Канариса, может себе представить, что он испытывал, если даже ночью, когда он на жестких нарах, несмотря на наручники с короткой цепью, пытался заснуть, ослепительно яркая лампа, висящая над ногами, светила ему прямо в лицо. Поворачивать тело, даже отворачивать голову было строго запрещено. Таким образом, сон, если наконец он приходил из-за полного переутомления, оставался беспокойным и не приносил никакого освежения. Другое мучение: сознательно и с прямым намерением перегретые камеры! Туалетов в камерах не было. С одной стороны, это было хорошо, но с другой — это ставило заключенных в полную зависимость от милости их охранников, которые по собственному желанию либо водили заключенных в уборную, либо могли заставить их ждать, иногда часами.

Но самые ужасные мучения были психического характера. На каждом допросе предпринимались попытки разобщить арестованных. В гестапо прибегали часто к старым трюкам и утверждали, что другие, мол, уже во всем сознались и свалили главную вину на допрашиваемого. Тем, кто был рангом ниже, говорили, что начальники их предали, почему же они еще прикрывают их и скрывают все, что о них знают. Бывшим руководителям говорили, что их подчиненные уже обо всем рассказали. Однако и такими методами гестапо все же мало чего добивалось от заключенных: так легко на это никто не попадался. Тем более Канарис. И когда сотрудники гестапо осмеливались взывать к совести заключенных, говоря, что, мол, те, как истинные христиане, должны были сознаться во всем, что совершили, — над этим можно было только смеяться. Хуже становилось, когда вдруг между вопросами по делу проскакивали замечания типа: «А где, собственно, сейчас живет ваша жена?» Время от времени заключенным перед допросом делали также инъекции. В целом в ходе допросов можно было наблюдать много нюансов. Так, Гуппенкотен, по всей видимости, стремился доказать, что война проиграна не из-за ошибок Гитлера, а из-за саботажа внутри вермахта, и тем самым подготовить соответствующую легенду об ударе кинжалом в спину.

Надежда, что можно будет растянуть процесс до окончания войны, нашла свое подкрепление в том, что их вывозили из Берлина, которому грозило наступление русских. В любом случае то, что их перевозили на юго-запад, подальше от неприятной близости Красной Армии, казалось Канарису хорошим признаком.

Эти надежды и предзнаменования его обманули. Начинается последнее действие. Сцена разыгрывается в концентрационном лагере Флоссенбюрг, над воротами которого невидимыми буквами написано: «Оставь надежду…»

Прежде чем здесь был построен концентрационный лагерь, Флоссенбюрг был маленьким, удаленным от всего мира местечком в долине, окруженной лесом, недалеко от городка Вейдена и вблизи старой границы, разделяющей Баварию и Чехию. По Мюнхенскому соглашению осенью 1938 г. граница была значительно передвинута на восток, потому что Флоссенбюрг находится довольно точно на широте Пльзеня, до окрестностей которого расширился Третий рейх благодаря насильственному присоединению Судет. Местность вокруг Флоссенбюрга не лишена очарования. Это ландшафт средних гор, который проступает во многих местах на юге и в центральной части Германии.

Гиммлеровские палачи выгоняли здесь ежедневно десятки тысяч рабочих-рабов из разных стран в лес и на каменоломню, и зимний лес отзывался эхом от брани охранников и стонов заключенных. В бараках Флоссенбюрга, построенных на 1600 узников, за последние военные годы было поселено около 6000. Здесь были такие же условия, как и в других лагерях, получивших во всем мире дурную славу — в Бухенвальде, Заксенхаузене, Дахау. Как и в других концентрационных лагерях, во Флоссенбюрге имелось одно массивное строение из кирпича, с массивным фундаментом, состоящее из камер для одиночного заключения — в противоположность деревянным баракам. Это строение на языке лагеря называлось «бункер». В «нормальные» времена, если вообще слово «нормальный» можно применить к заведению такого типа, примерно сорок одиночных камер бункера были предназначены для того, чтобы помещать туда заключенных, на которых были наложены дисциплинарные наказания, такие как одиночное заключение или наказание голодом. Теперь они предназначались для особых узников, так называемых «выдающихся деятелей», «знаменитостей». Около ста человек, наиболее опасных с точки зрения национал-социалистического режима, были временно помещены в сорока камерах. Среди известных нам людей следует упомянуть в этой связи бывшего федерального канцлера Австрии Курта фон Шушнига, который временно находился во Флоссенбюрге со своей женой и маленькой дочкой; с ним обходились лучше, чем с другими: это выражалось в том, что его семья могла жить в более просторном и лучше оборудованном помещении. Также доктор Яльмар Шахт одно время был обитателем бункера, баварский политик, бывший впоследствии министром, доктор Йозеф Мюллер и другие. Среди заключенных бункера было немало иностранцев; в том числе — четырнадцать британских офицеров военно-воздушных сил, последний министр сельского хозяйства Чехословакии, а позднее — несколько греческих генералов.

В номере 21 бункера сидел в начале февраля подполковник генерального штаба королевства Дания Лундинг. Он служил начальником военной разведки Дании до тех пор, пока в 1942 г. генеральный штаб его родины не был распущен по приказу Гитлера. Очевидно, для нацистов это обстоятельство давало достаточный повод, чтобы засадить его за решетку. После целого ряда других застенков он примерно на восемь месяцев раньше попал во Флоссенбюрг, где время от времени занимался тем, что штопал пуловеры. Одиночное заключение для человека с живым умом и привыкшего к интенсивной деятельности — это пытка, и в такой ситуации человек старается всеми возможными средствами внести какую-то перемену в монотонность однообразных дней.

Уже вскоре после того, как Лундинг попал в камеру 21, он обнаружил, что она имеет большие преимущества. По-видимому, древесина, из которой была сделана дверь в коридор, в момент постройки дома была еще слишком свежей. Она высохла, так что в ней появилась щель. Через эту щель можно было, приложив лицо вплотную к двери, смотреть в коридор и