Book: Пятое евангелие. Часть 7. Заключение



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Все в этом мире имеет свои пределы, и в каждом деле также когда-нибудь, хочешь не хочешь, а приходится ставить точку. Совершенно ясно, что всеобъемлющий обзор Святых мест невозможно втиснуть в рамки одной книги, его можно было бы продолжать до бесконечности. Вызывает сожаление, что еще огромное количество интересных страниц, которые содержит в себе “Пятое Евангелие”, остались непрочитанными и даже неупомянутыми, но отсутствие достаточного времени, средств и издательских возможностей вынуждает автора прервать свой обзор и подвести итоги, основываясь на вышеизложенном материале.

Сейчас возникает вполне логичный еврейский вопрос: “ма йигье?” (что будет, что скажем?). Вполне возможно, что для многих мой краткий обзор не открыл ничего нового. “Все это, – скажут они, – было уже миллионы раз от сотворения мира. Создавались новые церкви, новые религиозные общины, новые идеи овладевали массами, и какая разница, примешь ли ты новую веру или вернешься к старой, жизнь все равно останется старой, как была дрянь, так и будет. История уже испробывала все, и Моисеевы законы, и христианство, и ислам, и светлое будущие коммунистов, и к чему это все привело? Разве можно найти на земле такую религию, которая приведет людей к добру?” Мы скажем так: нет, на земле такой религии никогда не было и не будет; но такая религия есть у Бога, и она приглашает избранных последовать ее путем в Его Царство. Такая религия называется Учение Христа.

Но мне могут возразить: “Всегда ли это учение ведет к добру?” – Да, есть такие “просвещенные гуманисты”, которые отвечают на этот вопрос отрицательно. Крывлев, например, приводит длинный перечень пороков, которые якобы воспитывает в верующих учение Христа. Он утверждает, что Церковь, основываясь на этом учении, всегда защищала эксплуататорские классы, преследовала инакомыслящих, поощряла антисемитизм и т. д. Но Иисус бы спросил его: “Верите ли вы, господин Крывлев, что все содеянное Церковью есть добро? Ах не верите! Так идите и поступайте по вашей вере. Ты веришь, что такой-то поступок – добро? не рассуждай, а делай его, ибо вера без дел мертва, и в этом Закон и пророки”. Вы ждете от учения Христа конкретных инструкций как поступать в том или ином случае? Напрасный труд. Их там нет. Иисус отвечал таким искушавшим Его законникам: “Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону”. Его учение ясно различает между тем, что Богово и что кесарево. И сегодня можно было бы сказать: “Вам мало ваших уголовных и гражданских законов? Если они вас чем-то не устраивают, так совершенствуйте их. Но никакие законы не заменяют совести и веры, ибо одни и те же инструкции могут быть и добром и злом”.

Иосиф Клаузнер пишет: “Ни в обществе, ни в государстве не могут существовать такие отношения между людьми, которые находились бы в соответствии с учением Иисуса. Только еврейская Тора позволяет людям существовать и выжить” note 1 . Хотя мы знаем, что большинство человечества прекрасно существует и выживает и без Торы, тем не менее это суждение Клаузнера есть самая настоящая клевета на учение Христа. Неужели он не знает, что Иисус никогда не устанавливал в обществе свои уставы вместо Торы? Если для вас регламентом жизни является иудаизм, то и живите по этому регламенту, он ни в коей мере не противоречит учению Христа. Ведь нет никакой войны между Иисусом и иудаизмом, но есть война между искренней верой и филистерской идеологией, проповедуемой лицемерами-фарисеями, апологетами которой стремятся быть наши уважаемые еврейские критики.

Что же тогда дал миру Иисус? Он дал миру сему заповеди из мира иного для того чтобы чающие его могли “собирать себе сокровища на небе”. Все мирские законы, какие бы они мудрые и справедливые ни были, исходят из того, что в этом мире царствует один закон: “Homo homini lupus est” (Человек человеку) – волк, императивы Нагорной проповеди принадлежат тому миру, где царствует закон: “Homo homini Deus” (Человек человеку – Бог). Этот мир и его законы дано понять не всем, поэтому, то, что дал Иисус, еще не каждый способен взять. Могут ли Его благодатью воспользоваться евреи? Я думаю, что безусловно да, могут, если, конечно, среди них есть такие, которые знают, что такое “Небесные сокровища”, что такое ценности духовные. Однако существует мнение, что, мол, евреи народ земной и знают только сокровища материальные, и, видимо, кому-то выгодно видеть этот народ именно таковым. “И, кроме морали, ничего не дал Иисус своему народу. Он не беспокоился о том, как исправить и обустроить мир” – пишет Клаузнер. Ну разве это не рассуждение мещанина? Он, Иисус, есть Слово Господне, и разве не в Торе сказано, что “не одним хлебом живет человек, но всяким словом , исходящим из уст Господа, живет человек” (Втор. 8:3); этим Словом насытилась вся мировая культура, но только, мол, евреям Он “ничего не дал”. Кроме всего прочего, подобные суждения из уст еврея дают карты в руки разного рода антисемитам, ищущим повод обвинить евреев в том, что они-де живут лишь меркантильным расчетом и у всех у них черствые сердца. Именно это и хотел, как видно, доказать своей книгой Клаузнер: “Цель этого сочинения дать не только историю Иисуса, но и разъяснить, из-за чего израильская нация не приняла его учения…”; “Подавляющее большинство израильской нации не могло положить в основание своей веры такой “краеугольный камень”; “…ни под каким видом не мог принять иудаизм его”. Мы же, зная как сейчас много евреев, причем лучших евреев, принимают Христа, считаем подобные утверждения явной фальсификацией.

Ну а как же принято относиться к Иисусу в среде образованных современных израильтян? Надо признать, что модные либеральные взгляды побуждают многих из них также и Ему отдать свою дань уважения: “С человеческой точки зрения он, конечно, “Свет для гоев” – так высоко оценивает Иисуса Иосиф Клаузнер, и вслед за ним подобные “благородные” реплики можно услышать из уст большинства представителей израильского истеблишмента. Но если Он – Свет для гоев, то почему же и не для евреев, или евреи сделаны из другого теста? Чтобы понять Христа вовсе не нужно быть “гоем”, но нужно не быть животным и иметь человеческое сердце.

Что касается отношения верующих христиан к еврейскому государству, то оно обусловлено христианским вероучением, предписывающим безусловное подчинение властям и гражданским законам, но до тех пор, пока они не противоречат Слову Господню. Если под страхом уголовного наказания христианам будет запрещено свидетельствовать о своей вере, то они всегда выберут наказание. Когда есть альтернатива подчинения закону или совести, христианин, как и всякий верующий, всегда подчиняется совести. Для того, чтобы увидеть границу, до каких пор можно следовать закону, христианину и дана вера, ибо, если он ее преступит, его не оправдает никакой гражданский закон и приказ начальства и не спасет от ответа ни перед людьми, ни перед самим собой, ни перед Богом. “Основа веры есть смысл жизни, из которого вытекает оценка того, что важно и хорошо в жизни, и того, что неважно и дурно. Оценка всех явлений жизни есть вера” – писал Лев Толстой note 2 .

Христианская вера есть прежде всего личное, внутреннее различение добра и зла, но всякая земная религия не очень-то полагается на это качество у своих приверженцев. Она вообще не верит, что у них есть какая-то вера, а посему она заменяет эту веру доверием. Вместо категорических императивов веры, она стремится навязать свои авторитарные императивы. Она как бы говорит: Ты должен исполнять такую-то заповедь даже в том случае, если ты не видишь в ней никакого смысла, даже если ты не считаешь ее добром, ибо, что добро, а что зло можем знать только мы. “Веруй во все, во что веровать повелевает Св. Церковь” – учит святитель Феофан Затворник (1815-1894). Но в христианстве есть и другие мнения. Так, лучшие сыны Христианской Церкви учили всегда, что верить нужно скорее не церковным догмам и попам, а Богу и своей совести. Августин Блаженный писал: “Но что до этого нам, для которых гораздо важнее рассмотреть само дело, чем знать, кто и чему придавал особое значение относительно людей” note 3 . Мартин Лютер заявил на Вормском рейхстаге: “Если я не буду убежден свидетельствами Писания и ясными доводами разума – ибо я не верю ни папе, ни соборам, поскольку очевидно, что зачастую они ошибались и противоречили сами себе, – если таким образом мою совесть не свяжут Словом Божиим, то я не хочу ни от чего отрекаться, ибо неправомерно и неправедно делать что-либо против совести. На том стою и не могу иначе. Помоги мне Бог!”.

Николай Бердяев видел в подавлении свободы совести профанацию религии: “Бога сделали врагом свободы и хотели видеть свободу в освобождении от идеи Бога. В этой страшной лжи повинно было христианство в истории” note 4 .

По сути дела, авторитаризм есть монофизитство, ересь, исходящая из убогой природы собственного тоталитарного сознания, стремящегося все свести именно к этой единой природе, не допускающей даже мысли о том, что Бог может раскрываться в индивидуальности, обладающей также и своей свободной волей. Но Бог есть во всем, даже в дьяволе есть Бог, ибо в основе всякого развития лежит противоречие, лежит раздвоение, отрицание отрицания. Мир только потому и существует, что в нем отсутствует “мировая гармония”. Если бы законы природы были бы всесильны, как наивно полагают материалисты, или во всем была бы совершенная мудрость Божественного провидения, как утверждают деисты-монофизиты, то в мире бы действительно царствовала гармония, и все бы его механические процессы вращались бы в дурной бесконечности, никогда бы не выйдя за пределы этого порочного круга в новое качество, тогда не могло бы быть и речи ни о каком прогрессе и эволюции. Ведь потому и умирает человек, что в нем есть несовершенство, иными словами, грех, хотя Бог, как учит религия, изначально сотворил человека совершенным, т. е. бессмертным. Умирая же, человек освобождается от своего природного несовершенства, его плоть осуждается смертью, и все, что от него остается – это человек духовный, но он уже не от мира сего.

Философский принцип “Все действительное разумно”, по сути дела, декларирует, что все происходящее обусловлено абсолютным разумом, а посему, нравится ли вам действительность или нет, вы должны ее принимать и обоготворять, так как она разумна, детерминирована непреложным законом Божиим. Только вот непонятно, зачем это философы ломали свои головы, чтобы додуматься до такой “мудрости”, не проще бы было им оставаться на уровне первобытных дикарей, ведь их же сознание действительно, а значит, разумно, чего же еще надо? Хотя, откровенно говоря, эти “реалисты” не ушли далеко от дикарей, ведь все их шаманское сознание также по-своему поклоняется объективной действительности как богу. Но есть в философии и другие взгляды на отношение Божества к материальному миру и человеку. Так, например, высказался Бердяев: “Власть объективного и есть власть обыденности, есть закон мещанского царства. Мучительная проблема зла получает другое освещение и перестает быть аргументом против существования Бога. Этот мир, в который мы выброшены, не есть Божий мир, и в нем не может царствовать Божий порядок, Божья гармония, Божий мир лишь прорывается в этот мир, он лишь приоткрывается в подлинно существующем, в существах и в существовании, но не образует порядка и гармонии целого, которые мыслить можно только эсхатологически” note 5 .

Итак, Бог только начинает прорываться в наш мир и воплощаться в человека. Из всех смертных, Иисус первый показал людям, что человек не только может быть Богом, но стать Им есть его главный долг и смысл жизни. А что значит быть Богом? Прежде всего, Бог не может быть рабом. Бог есть абсолютная свобода, недетерминированная никакими внешними обстоятельствами, “объективными реальностями” и необходимостями, хотя бы даже и осознанными. Единственная необходимость свободного духа – он сам, и никакая реальность не может повлиять на его волю, обусловленную исключительно внутренним побуждением (то есть любовью, ибо злая воля всегда чем-то обусловлена). Бог есть Абсолютный Субъект, и когда человек становится субъектом, созидателем и судьей “объективной реальности” (т. е. всего окружающего мира, включая и самого себя), он становится Богом. Когда человек поднимается над слепым миром объектов как субъект, то в этом случае он есть и “Альфа и Омега”, т. е. и первопричина, и конечная цель всего сущего, и “мера всех вещей”, ибо он уже не человек, а Бог. Если во всей природе Бог существует в Себе, то в человеке Он становится Богом для Себя, а потому, как писал Бердяев: “Утверждение Бога вне богочеловечности, т. е. отвлеченный монотеизм, есть форма идолопоклонства” note 6 .

Посмотрите, господа, на то вероучение, к которому вы как бы принадлежите, или на предписания тех религий, которые вы знаете, и скажите себе: сколько из этих предписаний вы разделяете всем сердцем, какие из них действительно отвечают вашим представлениям о добре, справедливости, истине и не противоречат ни голосу вашего разума, ни совести, а сколько из них просто навязываются вам неким долгом, чужой волей, традициями, авторитетами и т. п., и подумайте, не есть ли голос разума и совести, который говорит в вас тем истинным Божественным словом, с которым Господь обращается ко всем людям и говорит непосредственно с каждым из нас. Попробуйте отвергнуть все, что вы считаете ложным, устаревшим, бесполезным и объясните своим ближним, что вы намерены исповедовать религию Добра, а не долга, потому что такая религия Добра и есть ваш прямой Долг. Если вас не поймут, то не смущайтесь, почитайте Библию, книги лучших философов, писателей, посмотрите о чем повествуют произведения искусства великих мастеров, и вы убедитесь, что почти все они будут на вашей стороне. Ищите также себе единомышленников во всех религиях и во всех народах.

Для того чтобы идти к Богу, совершенно неважно, к какой религиозной деноминации вы относитесь. Любая религия предписывает любить Бога и ближних, учит добру и праведности, т. е. любить и осуществлять правду и ненавидеть ложь. Конечно, далеко не все приверженцы тех или иных вероисповеданий исполняют все то, что говорят, а нередко даже делают совсем противное своим принципам. Да, к сожалению, это так, и нет такой религии или секты, которая смогла бы сказать, что она чиста от этого греха. Но зато этот грех всегда можно обличить, исходя только лишь из принципов данной религии. Поэтому нет никакой нужды создавать новые секты. Правду можно и должно говорить везде: и в синагоге, и в церкви, и в мечети, и на партсобрании, и повсюду искать единомышленников или хотя бы стараться находить с другими общие точки соприкосновения, а их в действительности гораздо больше между людьми, казалось бы, навечно разделенных друг от друга стенами своих вероисповеданий, чем это представляется на первый взгляд.

Могут спросить: “Так как же? значит, следует общаться с чуждыми нам по духу людьми? Но ведь мы говорили о Церкви избранных?” – Да, говорили, и не будем отрекаться от этих слов, но быть избранным не значит отвергать других, нас окружающих. Нельзя сказать, чтобы мытари и блудницы были слишком близки по духу Иисусу, но Он, тем не менее, прекрасно с ними уживался, не гнушался их компании и всегда знал, что с ними делать. Нам ли быть щепетильно разборчивыми относительно той среды, внутри которой нам предстоит послужить Богу?

Как сказал Томас Карлейль: “Тебе не нужно никакой “новой религии”, и по всей вероятности, ее не получишь. У тебя и то больше “религии”, чем ты используешь. Сегодня, взамен одной обязанности, которую ты исполняешь , тебе известны десять обязанностей, которые тебе приказано помнить, ты видишь в своем уме десять правил, которым нужно подчиняться! Исполни хоть одно из них; оно само укажет тебе еще десять других, которые должны и могли бы исполняться” note 7 . И я думаю, он прав, ибо существует только одна Религия, которая может по-разному называться: и религией откровения, и естественной религией философов, и религией человека материалистов, и отдельными своими гранями представляться в различных вероучениях, потому что, несмотря на различие догматов и доктрин, все это – одна и та же Религия, так как конечная цель у всех ее проявлений одна. Это доказывают их Святыни, которым поклоняется народ. Но даже если мы постараемся исполнить хотя бы одну из заповедей, предписываемых этими вероучениями, то она необходимо повлечет за собой и все остальные и в конце концов мы придем ко всей полноте истинной веры. Нам не надо ничего выбирать, менять, искать. Если ты иудей – очень хорошо, не пытайся становиться кем-то другим, в твоей вере есть все, чтобы постичь Истину, но знай, что христианство, ислам и все другие религии идут к той же цели, но своими путями. Я вообще не понимаю, что значит “кем-то стать”, что значит выбирать религию. Разве можно выбрать себя, родителей, родной язык? Это невозможно, да, если бы и было возможно, – не нужно. В мире есть очень много прекрасных вещей, много и прекрасных религий, и, заметьте, их с каждым годом становится все больше! Все это постигнуть одному человеку и разобраться, что лучше, что хуже и что предпочтительнее – просто невозможно. Невозможно даже перечитать всех классиков мировой литературы. Но если кто-нибудь поймет хотя бы одного, – это уже будет великое достижение. Я, грешный, например, родился в России, в XX веке, могу свободно читать на русском языке, в последнее время читаю также на иврите и английском. В силу только этого обстоятельства (а кроме этого, есть и масса других обстоятельств, ограничивающих наши возможности, такие, как: наши способности, образование, социальная среда и т. д.), мне трудно углубиться в тонкости, например, китайской или индийской мудрости, а мировая мудрость вообще безгранична. Поэтому я не говорю, что истина заключена только в моей культуре. Устами всех мудрецов мира всегда говорит одна и та же Истина, она же и Религия. Она может быть выражена на разных языках, в разных стилях и в разных формах. В этой книге я пытался увидеть Истину в формах Святынь Израиля, но отсюда не следует, что у Истины не может быть других форм. Поэтому старайтесь всегда углубляться не в формы, а в Содержание, а Его можно постигнуть через любую форму.

Тот, кто, живя в Иерусалиме, во истину хочет мира, кто видит Бога в любви к ближнему или хотя бы во взаимопонимании между людьми, тот должен проявить внимание и уважение ко всем Святыням, существующим на этой древней земле, уважать и изучать все вероучения, пустившие здесь свои корни. Мы бы давно покончили с этим умопомешательством – религиозным фанатизмом, националистическим идолопоклонством – пережитком средневековья, если бы здравомыслящие евреи начали бы в своих синагогах изучать Новый Завет, христиане в своих церквях читали бы Коран, а мусульмане в своих мечетях цитировали бы Фридриха Ницше.

Итак, что же скажем?  

Пятое евангелие. Часть 7. Заключение




Note1

1 Иосиф Клаузнер, Иисус Назарянин.

Note2

2 Л. Н. Толстой, В чем моя вера.

Note3

3 Августин Аврелий, О граде Божием, 19, 3.

Note4

4 Николай Бердяев, Царство Духа и царство кесаря.

Note5

5 Николай Бердяев, Опыт эсхатологической метафизики.

Note6

6 Николай Бердяев, Царство Духа и царство кесаря.

Note7

7 Томас Карлейль, Этика жизни.




home | my bookshelf | | Пятое евангелие. Часть 7. Заключение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу