Book: Тайна Владигора



Леонид Бутяков

Тайна Владигора

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Мы ничему не научились

у леса,

         трав,

                прибрежных скал…

Кричал, как сумасшедший, чибис.

Он нас не знал.

Язык, утраченный в столетьях,

не отыскать.

О чем бормочет ветер в ветвях —

не разобрать.

О, как цветы велеречивы!

Как разговорчивы ручьи!

…И снова чибис плачет: «Чьи вы?!»

Молчим.

Не знаем — чьи.

Синегорские Летописания Книга Посвященных, IV (современное переложение)

1. Княжеский холм

Гонец осадил взмыленного жеребца возле княжеского шатра и радостно прокричал:

— Мы побеждаем, князь! Айгуры, едва завидев наших молодцев, обратились в бегство! Теперь у них одна дорога — через ущелье. Сотник Ероха просит дозволить ему переправиться через Угору, дабы разгромить мерзавцев на их берегу!..

Откинув полог, Владигор, князь Синегорья, вышел из своего шатра и прервал восторги юного всадника резким взмахом руки.

— Рано кричишь о победе, гонец, — сказал он негромко. — Вернись к Ерохе и передай, чтобы дожидался подхода лучников. В ущелье, скорее всего, подготовлена ловушка: уж больно хорошее место для засады. Ты понял меня, гонец? Не медли!

Всадник умчался, вздымая рыжую пыль на склоне холма.

Этот холм, опаляемый немилосердным солнцем, синегорские ратники третий день называли Княжеским, поскольку знали, что Владигор именно здесь поставил свой походный шатер. Главный дружинный лагерь находился западнее, на левом берегу полноводной Угоры, что позволяло избежать внезапного нападения диких айгурских племен. Между лагерем и Княжеским холмом лежал густой хвойный лес, через который вела чуть приметная звериная тропа. Так что вздумай неприятель совершить дерзкую вылазку и, обойдя дружину, напасть на князя Владигора, помощь из лагеря примчалась бы слишком поздно.

Князь, охраняемый лишь десятком воинов, будто поддразнивал айгуров: ну, вот он я, давайте поразите Синегорье в самое сердце — убейте Владигора!

И враг не заставил себя долго ждать. Под вечер третьего дня полторы сотни айгуров скрытно переправились на левый берег. До Княжеского холма оставалось рукой подать — не более пяти верст по заливному лугу.

Но это айгуры считали, что переправа была скрытной. На самом же деле синегорские разведчики выследили их еще на подходах к реке и вовремя сообщили Владигору о приближении врага. Князь послал в бой сотню конных дружинников, однако сам, изменяя давнему правилу, остался в стороне. Напрасно златогривый Лиходей бил в землю копытом и с азартом всхрапывал, ожидая, что вот-вот появится из шатра хозяин, единым взмахом взлетит в седло и коротко скажет: «Вперед!» Князя, казалось, ход сражения не интересовал, и только его слова, предостерегающие сотника Ероху от поспешных действий, свидетельствовали о том, что Владигор не забыл об айгурах.

Ждан, верный друг и советчик, тоже не понимал происходящего с князем. Всего несколько дней назад Владигор был задорен, весел, жизнь клокотала в нем и требовала немедленных действий. Тогда он и придумал этот план — установить княжеский шатер вдали от главного лагеря, поманить айгуров легкой добычей. Ждан, впрочем, был против того, чтобы Владигор находился в шатре, хотел, переодевшись в походное облачение князя, заменить его собой. Владигор очень резким тоном отверг это предложение. Он даже на присутствие в своем шатре Ждана согласился лишь после долгих уговоров.

Княжеский холм с самого начала вызвал у Ждана странные и неприятные чувства. Примерно такие же ощущения испытывает человек, случайно забредший после веселой пирушки на старый могильник. На фоне густой зелени прибрежных лесов и лугов этот одинокий холм выделялся мертвой, пожухлой травой, которая, едва на нее ступала нога человека или копыто коня, рассыпалась в прах. Не иначе как сам Хорс, бог-солнце, свой гнев здесь явил, наказав за что-то грешную землю испепеляющими лучами.

Владигору сей холм тоже не понравился (Ждан приметил кривую улыбку, скользнувшую по лицу князя, когда три дня назад они выехали сюда из леса), тем не менее, всех удивив, князь повелел установить свой шатер на его вершине.

С этого момента Владигора будто подменили. Он сделался мрачным, неразговорчивым, раздражительным. Все вопросы Ждана неизменно наталкивались на глухую стену молчания или односложных ответов: «Ничего не случилось», «Поживем — увидим», «Оставь меня».

Какие думы изводили Владигора? Ждан терялся в догадках. И ведь даже посоветоваться не с кем! Княжна Любава осталась в стольном граде, чародей Белун, мудрый наставник и покровитель молодого князя, второй год пропадает незнамо где, а в его замке на Белой скале тоской и вынужденным одиночеством мается птицечеловек Филимон.

Конечно, Филька с радостью принял бы участие в их походе вдоль восточных границ Синегорья, но, к несчастью, его поразила странная хвороба: он вдруг стал чрезвычайно быстро утомляться. В человеческом облике уже через две-три версты спокойного пешего хода Филька буквально падал с ног от усталости, а в своей птичьей ипостаси и такое расстояние не мог пролететь. Никто из чародеев, собратьев Белуна, не сумел его излечить. Поговаривали о сглазе, о злобной и неведомой порче, кем-то насланной на беднягу… Хотя даже в этом полной уверенности не было. Одна теперь надежда — вернется Белун, найдет тайную причину болезни и тогда Филька живо пойдет на поправку…

В общем, как ни крути, а толкового совета ждать не от кого. Самому нужно во всем разбираться. И разбираться нужно обязательно, поскольку перемены, происходящие с Владигором, скоро наверняка будут замечены сотниками Ерохой и Панфилом, а там и среди дружинников нехорошие слухи начнут гнезда вить. Давно известно: если с воеводой творится неладное, так и для всего войска жди беды.

Сокрушенно вздохнув, Ждан вошел в княжеский шатер. Владигор, не повернув головы, спросил:

— Лучники Панфила не запоздали?

— Нет, князь, они уже на том берегу. Выбивают айгуров, затаившихся на скалах. Ероха, как ты и велел, на правый берег пока не суется. Сам-то не хочешь на битву взглянуть? Может, я чего важного не приметил… Твой опытный взгляд не помешал бы.

— Без меня управятся.

— Раньше, князь, ты так не считал. Сам всюду хотел поспеть, за каждой мелочью приглядывал.

— Тогда было иное дело.

— Чем же иное? — удивился Ждан. — Или нынче не важно, мы врага разобьем или враг — нас?

— В том, что айгуров накажем, я ничуть не сомневаюсь, — ответил Владигор. — Окончательно их разбить, впрочем, вряд ли удастся. По щелям расползутся, в пещерах укроются. А через год-другой осмелеют и вновь начнут своими разбойными набегами досаждать Синегорью.

— Думаю, поболее времени пройдет, — возразил Ждан. — Если сегодня от нас получат хорошую взбучку, сами надолго запомнят, да еще и другим расскажут. Не для того ли мы и отправились в поход, чтобы отбить у разбойников охоту соваться в Синегорье?

— Верно, друг, для того, — согласно кивнул Владигор. Однако в его словах не было привычной княжеской твердости.

— Почему же ты охладел к собственным замыслам? — не унимался Ждан. — Почему скрываешься от людских глаз? Никогда такого не было, чтобы князь Владигор во время сражения в стороне отсиживался, издали — через гонцов — дружиной командовал!

Только теперь Владигор вскинул голову и сердито взглянул на Ждана.

— Не в трусости ли обвиняешь меня?!

Ждан с досадой махнул рукой:

— Не говори ерунды, князь. Мы еще пацанами были, а я уж тогда понял, что страх тебе неведом. Но это я знаю, а что другие могут подумать? Дружинники начнут искать объяснение твоему странному поведению, а когда не найдут — у меня, разумеется, спросят. Но что я им отвечу? Ты ведь ничего не желаешь мне рассказать!..

Выслушав друга, Владигор задумался. Он, в общем-то, и сам догадывался, что дружинники немало удивлены отсутствием своего князя на поле битвы. Но как объяснить то, что и сам не можешь понять?

Он тяжело вздохнул и сказал:

— Хорошо, я попробую. Помнишь ту ночь возле Щуцкого озера, когда разразилась жуткая гроза?

Ждан кивнул — еще бы не помнить! С небес на землю обрушился такой ливень, что, казалось, все вокруг в одночасье будет затоплено и никто не спасется. Гневный Перун швырял огненные молнии не по одной, не по две, а сразу дюжинами. Из-за оглушительного грохота его колесницы люди не слышали собственных криков и дикого ржания перепуганных лошадей. К счастью, гроза кончилась так же неожиданно, как и началась. Кое-кто из дружинников поговаривал, правда, что Перун неспроста гневался: не хотел, дескать, чтобы они шли к Рифейским горам. Но через несколько дней, когда весьма удачно столкнулись с разбойной ватагой айгуров и разбили ее в честном бою, все разговоры о дурном знамении прекратились сами собой.

— Именно этой ночью, во время грозы, мне было видение, — тихо продолжил Владигор. — Из-за молний и грома в лагере началась дикая суматоха, люди бросились успокаивать лошадей, а меня вдруг какая-то неведомая сила по рукам и ногам сковала. Застыл посреди шатра, как чурбан березовый, двинуться не могу. Порывом ветра сорвало полог, задуло светильник, но в сверкании молний вижу: входят ко мне три седобородых старца. Хотя обряжены были одинаково — темно-багровые хламиды до пят, лица скрыты капюшонами, — в одном из них сразу угадывался главный. Двое других стояли по бокам и чуть позади него, будто сопровождали. Да и ощущение власти исходило именно от него, я это сразу почувствовал…

— Как они сумели проникнуть в лагерь? — воскликнул Ждан. — Где была охрана?!

— Охрана была на месте, возле шатра. Но старцев только я видел, для других они не существовали.

— Понятно, — уже более спокойным голосом произнес Ждан, хотя на самом деле пока ничего не понимал. — А зачем ты им понадобился?

— Этого я не знаю. Они стояли в двух шагах от меня, молчали, и главный, как мне показалось, пытался совершить какое-то действо. Какое, зачем? Не знаю. Его длинные бледно-желтые пальцы неприятно шевелились, словно загребали к себе что-то. Я даже на мгновение увидел, как возле этих незваных гостей скукоживается, тяжелеет и густеет воздух, мне стало трудно дышать. Не имея возможности произнести хотя бы словечко, я спросил мысленно: «Кто вы? Чего хотите?», и в ответ услышал, вернее — уловил мысленное послание: «Скоро узнаешь… Мы вернемся…»

— Это была угроза?

— Трудно сказать. — Владигор пожал плечами. — Выглядели они не слишком грозно. Постояли еще немного, а затем медленно растаяли в воздухе. И гроза прекратилась почти сразу после их исчезновения.

— Н-да, мне все это не нравится, — сказал Ждан, почесав затылок.

— Мне тоже, — кивнул Владигор. — Хуже всего, что с тех пор бывают моменты, когда я буквально чувствую в себе нечто чуждое, не свое. И тогда очень трудно определить, сам я принял решение или это чуждое меня надоумило.

— Эх, был бы при тебе чародейский перстень, сразу бы узнал, враги или друзья приходили!

— Может быть, — согласился Владигор. — Но ведь ты знаешь, почему я оставил в Ладоре и Перунов перстень, и Богатырский меч… Так что незачем теперь сокрушаться.

Ждан ничего не ответил. К тому, чтобы перстень и меч были оставлены на хранение сестре Владигора, княжне Любаве, он первый, как говорится, руку приложил. В те дни это казалось самым разумным выходом из положения.


После великой победы в Дарсанской долине, когда — не без помощи чародейского перстня и только что найденного Богатырского меча — князь разгромил дикие савроматские орды и надолго избавил Синегорье от посягательств ненавистного Злыдня-Триглава, среди простых людей вдруг поползли дурные слухи о Владигоре. Дескать, молодой князь якшается с колдунами и ведьмаками, у него в услужении оборотни и прочая нежить. Только с их своекорыстной помощью он смог изгнать савроматов. А теперь собирается всех синегорцев обратить в свою веру, сделать из них легкую добычу для мертвяков… Полная чушь, конечно.

Мало кто знал, что в действительности грозило Поднебесному миру, какую беду отвели чародеи-заступники и князь Владигор, самим Перуном нареченный Хранителем Времени. От незнания и разброд в умах. А как сей разброд остановишь? Особенно если князь ничего объяснять не желает, но почти всегда опоясан своим волшебным мечом, а на безымянном пальце правой руки днем и ночью сверкает голубым огнем аметистовый перстень.

Сам Владигор в разговорах со Жданом не раз сетовал, что хоть и предвидел подобные сплетни среди простонародья, однако не ожидал, что начнутся они столь скоро (и двух лет не прошло после Дарсанской победы!), будут столь нелепыми и не обойдут стороной даже верных дружинников. Но объяснять всем и каждому, что сила Хранителя Времени — сила добрая, на общее благо направленная? Нет уж, увольте. Одни не поверят, другие не поймут, третьи на свой лад истолкуют. Да и, честно признаться, далеко не обо всем имеет он право рассказывать.

Когда на Совете старейшин пошли толки о необходимости укрепить восточные рубежи Синегорья, а для сего — направить дружину к Рифейским горам и примерно наказать разбойные айгурские племена, Владигор твердо заявил, что сам возглавит поход. Конечно, явно противиться решению князя никто не посмел. Но не слеп же Владигор, сам увидел — старейшины с большой опаской отнеслись к его словам. Причину их опасений тоже без труда понял: любые невзгоды и мелкие неудачи (а какой поход без оных может обойтись?) будут истолкованы дружинниками как злонамеренные козни пригретой князем нечистой силы.

Своего решения Владигор, конечно, не изменил, однако Ждан заметил мрачную тень озабоченности на его лице. Вот тогда и предложил князю не брать в поход ни Богатырского меча, ни Перунова перстня. Увидят, мол, дружинники, что князь в поход вышел, как и все они, без волшебных амулетов, как воевода, а не как обладатель таинственной и пугающей силы, сразу все встанет на свои места.

Особых трудностей в предстоящем усмирении обнаглевших айгуров не могло возникнуть, следовательно, чудодейственные перстень и меч Влади-гору вряд ли понадобятся. Зато быстрые и успешные действия дружины против разбойников, возвращение в Ладор со славой — разве это не лучшее средство против глупых сплетен?

Князь выслушал Ждана и тут же согласился с его мнением. Перстень отдал Любаве, а Богатырский меч повесил на почетное место в своей малой горнице. И все складывалось как нельзя лучше. По крайней мере, так считал Ждан.

Дружина быстро навела порядок на юго-востоке Синегорья, где айгурские набеги случались чаще всего. Здесь, у истока Аракоса, Владигор повелел заложить новую крепость и нарек ее своим первым именем — Владий. Далее они двинулись на север, и до самого Щуцкого озера ничего необычного или опасного им не встретилось. Жутковатая ночная гроза тоже не слишком смутила бывалых воинов. А когда вновь вышли к Рифейским предгорьям, так и вовсе забыли о буйстве стихии: дружина, следуя по левобережью Угоры, в пух и перья разнесла несколько мелких разбойных ватаг, осмелившихся сунуться на исконные синегорские земли. Но разведчики продолжали чуть ли не ежедневно сообщать о замеченных ими отрядах айгуров, и становилось очевидным, что вот-вот грянет решающее сражение.

Для того чтобы выманить айгурское войско из-под прикрытия высоких скал в чистое поле, Владигор предложил себя в качестве приманки. Так, во всяком случае, он объяснил Ждану и сотникам свое решение поставить княжеский шатер в стороне от главного лагеря.

Теперь выясняется, что в основе его плана лежали и другие соображения…


— Когда увидел этот выжженный солнцем холм, внутри меня будто вновь прозвучал голос неизвестного старца в багровой хламиде: «Здесь мы встретимся», — продолжил Владигор свой рассказ. — Но разве я могу рисковать всей дружиной? Что будет, если над холмом опять разразится буря, как на Щуцком озере, а после нее ударят айгуры? Они сразу получат преимущество, мы потеряем много людей…

— Однако ничего такого не произошло, — возразил Ждан.

— Пока не произошло, — уточнил Владигор. — Как говорится, береженого боги берегут. Поэтому незачем сейчас мне встревать в ход сражения. Если незваные старцы могут каким-то образом воздействовать на мои поступки (а это вполне возможно), что ж, пусть их влияние только меня и коснется.

— Ты хочешь сказать, что надумал изображать «живца» не только для айгуров, но и для багровых старцев? — поразился Ждан.

Владигор не успел ответить. Возле шатра послышался конский топот и крик гонца:

— Князь, князь!..

Владигор и Ждан выбежали из шатра.

— Что случилось?

— Айгурские шнеки спускаются по реке! — выпалил гонец. — В них не меньше полусотни лучников, плывут к переправе.

— Почему не остановили их возле главного лагеря?



— Не успели, князь, — понурил голову гонец. — Все произошло так неожиданно… Мы не ждали их с юга…

— Ясно, — прервал его Владигор. Он обернулся к Ждану: — Немедленно мчись к Ерохе, предупреди его об опасности. А ты, гонец, возвращайся в лагерь: подготовьте айгурам на левом берегу хорошую встречу. Наверняка ведь причалят к нашему берегу. Вот на опушке с ними и разберетесь!

Увидев, что Ждан собирается вскочить на свою крапчатую кобылу, Владигор окрикнул его:

— Нет, Ждан, так не успеешь. Бери Лиходея!

— А как же…

— Не спорь, время дорого!

Несколько мгновений спустя два всадника устремились к подножию холма.


Владигор, безусловно, был прав: на своей крапчатой Ждан вряд ли опередил бы айгурские шнеки. Но Лиходей, равного которому не сыщется во всем Поднебесном мире, домчал его вовремя. Головной отряд синегорцев уже вошел в реку, не подозревая, какая опасность ему грозит.

К счастью, сотник Ероха был опытным командиром, поэтому на всякий случай придерживал на своем берегу дюжину лучников. Но смогут ли они противостоять вражеской полусотне? Ждан считал, что переправу нужно срочно прекратить и вызвать на подмогу людей Панфила.

— Тогда уж точно разбойники в горах скроются, — возразил ему сотник. — Нет, мы хитрее сделаем.

Услышав, какие распоряжения Ероха отдает лучникам, Ждан сердито стукнул себя по лбу: почему сам-то не сообразил?! Ведь эта хитрость ему с детских лет была знакома и ни разу еще не подводила!

Синегорские лучники между тем уже готовили стрелы к предстоящей схватке, обматывая их жгутами сухой травы и пропитанными маслом клочками собственных нательных рубах. За большим прибрежным валуном разожгли костер.

— Ну вот, — сказал довольный Ероха, — теперь пусть суются.

И как раз в это мгновение, словно только его слов дожидались, из-за поросшей густым кустарником речной излучины показались айгурские шнеки.

Утлые суденышки были явно перегружены и едва не зачерпывали воду низкими бортами, но, подгоняемые течением, неслись довольно-таки резво. Чуть помедлив (Ждан головой покачал: уж больно рискует сотник!), Ероха наконец-то громко свистнул.

Двенадцать огненных стрел рассекли воздух. Почти все они достигли цели, некоторые пронзили не защищенные кольчугами тела айгуров, другие воткнулись в просмоленные доски.

Ждан вновь подивился точному расчету Ерохи: удар был нанесен не в передовой шнек, а в замыкающий, поэтому айгуры не сразу сообразили, какая участь им уготовлена. Когда же из-за прибрежных камней вновь ударили огненные молнии, но теперь — в первый шнек, разбойники окончательно растерялись.

Головной шнек, лишившись гребцов, развернулся поперек течения, не давая другим возможности быстро двигаться вперед. Замыкающий, которому досталось еще больше, к этому времени уже полыхал не хуже вязанки сухого хвороста. Айгуры угодили в настоящий огненный мешок!

Их замысел — вспороть синегорскую конную сотню на переправе, когда всадники не способны оказать активное сопротивление, — рухнул в считанные мгновения. Теперь они сами оказались в ловушке, из которой был лишь один выход: немедленно править к берегу и постараться найти спасение в лесных зарослях.

…Ждан, знавший, что и на берегу разбойникам обеспечена достойная встреча, тем не менее почувствовал странную обеспокоенность. Вдруг тревожно забилось сердце, в рано поседевших висках гулкими толчками запульсировала кровь. «Что происходит?!» — успел он подумать, а в следующее мгновение сам собой явился ответ: «С Владигором беда!»

Лиходей, не дожидаясь команды, с места рванул галопом, будто быстрее седока понял, куда и почему нужно мчаться. Увы, его стремительный аллюр ничего не мог изменить…

Взлетев к подножию холма, Ждан увидел страшную картину, которая с тех пор надолго отпечаталась в его памяти. Вновь и вновь являясь к нему бессонными ночами, она заставляла ворочаться на мягких звериных шкурах и скрипеть зубами, вырывала из горла тяжелые хрипы и грязные слова безбожной ругани. Но что он мог изменить?

Княжеский холм, озаренный лучами закатного солнца, высился над ним неприступной твердыней. Лиходей, вскинувшись на дыбы, бил копытами в невидимую преграду — и не мог ее проломить. Ждан вцепился в золотистую гриву, чтобы не рухнуть на землю, но вряд ли понимал, что делает. Его взгляд был прикован к вершине холма, а там… Лиловая туча, ядовито-лиловая, немного похожая на перебродивший кисель, густой волной обволакивала северный склон, заползала на холм подобием — нет, он не мог найти сравнения! — какой-то мерзкой мертвечины, и — о боги! — к ней медленными нетвердыми шагами приближался князь Владигор.

У границы лиловой тучи стоял человек в темно-багровой хламиде. Его руки тянулись к Владигору, а из пальцев сочились кровавые ручейки и, обретая плоть, превращались в змей. Ждан отчетливо видел их жадно распахнутые пасти с извивающимися раздвоенными языками и острыми желтыми зубками, видел маленькие треугольные головки с мутными глазами-бусинками, видел замысловатые черные узоры на влажно-красных шкурах. И лишь краем сознания он понимал, что ничего подобного на таком расстоянии он видеть не должен.

Словно подтверждая его догадку, поддерживая его пошатнувшийся разум, вспыхнула яркой молнией мысль: это наваждение, обман, не поддавайся! Мгновением позже ему стало ясно, что мысль эта передана ему Владигором!

Впрочем, он даже не поразился столь неожиданному открытию, ибо все, что происходило сейчас на его глазах, не оставляло возможности для трезвых рассуждений.

Стражники, чьей главной задачей было беречь князя от вражеских козней, окаменев, застыли возле шатра. Складывалось впечатление, что они просто обратились в изваяния, не способные шевельнуть хотя бы пальцем. В воздухе повис тонкий свистящий звук, небо потемнело. Владигор шаг за шагом двигался навстречу смертельной опасности, но Ждан по-прежнему был не в состоянии пробиться к нему сквозь незримую и непрошибаемую стену.

В сознании Ждана вновь вспыхнули мысли Владигора, и на сей раз не было сомнений, что князь посылал их именно своему другу: «Иллирийские колдуны… Черная магия… Куда-то уводят… Не могу противостоять… Прощай… Береги Любаву!»

Он с ужасом увидел, как ручейки-змеи подползли к Владигору и быстро обвили его с ног до головы. Затем лиловая туча достигла вершины холма, накрыла собой князя и старика в багровой хламиде. Тонкий свистящий звук неожиданно превратился в завывания ветра, и этот ветер налетел на холм, закрутил тучу в черно-лиловый жгут, оторвал от земли.

Ждану показалось, что в борьбу с иллирийским колдуном вступил некто более могущественный, что сейчас власть Черной магии будет разрушена и мертвая погань провалится в мрачные владения Переплута… Но этим надеждам не суждено было стать реальностью.

Через несколько мгновений колдовской смерч бесследно растворился в вечернем небе, тут же стихли порывы ветра и на Княжеском холме воцарилась убийственная тишина. Князь Владигор исчез.

2. Разорванный круг

Зарема сидела на жесткой березовой лавке возле очага и, не отводя слезящихся глаз, пристально смотрела на яркие языки пламени. Трое собратьев-чародеев, Добран, Гвидор и Алатыр, понимали ее состояние и догадывались, что не едкий дым, попавший в глаза, стал причиной ее слез. Но чем они могли утешить Зарему?

Расположившись в креслах возле большого круглого стола, они молча и неторопливо потягивали из серебряных кубков молодое, чуть кисловатое вино, однако никто не притронулся к яствам, принесенным для них птицечеловеком Филькой.

— Прости, Филимон, — извинился за всех Гвидор. — Сегодня кусок в горло не лезет… Да ты не суетись, дружок, мы не голодны. Лучше ступай к себе, приляг отдохнуть. Нужда будет — позовем.

Филька не стал возражать и вышел, плотно прикрыв за собою тяжелые двустворчатые двери. В главном зале Белого Замка вновь повисла тягостная тишина, нарушаемая лишь потрескиванием смолистых поленьев, жарко пылающих в очаге.

Чародеи собрались здесь скорее по давней привычке, нежели в надежде на возвращение Белуна. Хозяин Белого Замка уже два года не подавал о себе известий, и у них не было никакой уверенности в том, что он объявится в ближайшее время.

На Зарему было больно смотреть: понурые плечи, впалые бледные щеки, скорбно сжатые губы. Хотя никто не укорял ее в случившемся, сама она считала себя главной виновницей. «Не уберегла Владигора! — было написано на ее лице. — Не смогла, старая дура, вовремя распознать козни иллирийских колдунов, а когда сообразила, оказалось слишком поздно».

Первым не выдержал Добран. Поднявшись с кресла, он подошел к Зареме и, мягко положив руку на ее плечо, негромко сказал:

— Хватит убиваться, сестра. Никто из нас не сумел бы спасти Владигора.

— Белун смог бы, я знаю, — тихо ответила Зарема.

— Зря так думаешь! — резко вмешался Алатыр. — Не всесилен Белун и не всеведущ. Даже будь он вчера здесь, в Поднебесье, вряд ли бы поспел на выручку Владигору. Ведь князь заветный аметистовый перстень оставил в Ладоре, а без оного как мог Белуна кликнуть?

— Не в перстне дело, — покачал головой Гвидор. — Сам Перун предупреждал о близкой беде, когда учинил бурю на Щуцком озере. В ту ночь, мне кажется, только он помешал колдунам осуществить задуманное и нам заодно подсказал, откуда несчастья ждать. Да мы вот подсказки не поняли, не обратили внимания на божьи знаки. Все мы — не одна Зарема.

— Верно говоришь, — согласился Добран. — Каждый из нас почитает своих богов, на их заступничество надеется. Ты Дажьбогу поклоны бьешь, я Сварога превозношу, Алатыр — Стрибога, для Заремы богиня Мокошь главнее других. Как могли разобраться в тех знаках, что Перун, княжеский бог, с небес посылал? Они только Белуну ведомы, ибо Перун — его покровитель.

— Но разве не должен был княжеский бог вступиться за Владигора?! — не унимался Алатыр. — Разве не сам Перун посвятил его в Хранители Времени? Почему же на Щуцком он помешал колдунам, а на Угоре не захотел?

— Видать, другие заботы одолевали, — пожал плечами Добран. — Не нам судить о божьих помыслах. И сейчас не о том речь, что было бы, если бы да кабы. Нужно решать, как Владигора спасти.

— Его сначала найти надобно, — вздохнул Гвидор. — Мы даже не знаем, куда его занесло. Я вообще не очень понимаю, что именно произошло, когда Зарема вмешалась в колдовство иллирийца…

— Может быть, ты повторишь свой рассказ? — с осторожностью спросил у Заремы Добран. — Вдруг мы упустили в нем что-нибудь важное?

— Хорошо, — устало кивнула Зарема. — Давайте попробуем.

Она встала, подошла к столу и, сделав маленький глоток из кубка, бесцветным голосом начала рассказывать:

— Моя первая ошибка в том, что не придала особого значения буре на Щуцком озере и той тревоге, которая с тех пор жила в сердце Владигора… Конечно, я не обладаю могуществом Белуна, поэтому сокровенные мысли Владигора для меня закрыты. Но для вас не секрет, что иногда мне удается почувствовать его состояние, сколько бы верст ни лежало между нами. И на этот раз я ощущала его беспокойство, однако по своему скудоумию решила, что князь всего-навсего взволнован предстоящими стычками с айгурами. Даже вчера, когда к порогу моего жилища вдруг подошли два седобородых странника в багровых одеждах, я не заподозрила обмана. Они представились иноземцами, «мечтающими продемонстрировать уважаемой хозяйке свое искусство». Дескать, давно были наслышаны о чародейских способностях «великой Заремы» и почитают за огромную честь стать моими учениками или хотя бы узнать непредвзятое мнение о своих скромных дарованиях. Столь грубая лесть, как ни странно, на меня подействовала…

— Ты не знала, что они из Иллирии? — спросил Алатыр.

— Нет. — Зарема покачала головой. — Почему-то даже не посчитала нужным выяснить, откуда они родом. Теперь, впрочем, я понимаю, из-за чего глаза мои застилал дурман… Это и было второй серьезной ошибкой: не сразу поняла, что иноземцы обезопасились черной иллирийской кабалой.

При этих словах Заремы чародеи переглянулись, однако никто из них не произнес ни слова. Да и что они могли сказать друг другу, в чем упрекнуть Зарему, если сами с иллирийской кабалой не сталкивались, а слышали об оной лишь от своих учителей, давно покинувших сей мир?

— Сначала они выделывали трюки, вполне доступные непосвященным. Один двигал взглядом камушки, другой разрубил ребром ладони дубовую колоду, затем оба поднялись на аршин над землей и попытались изобразить своими телами какую-то магическую фигуру… И тут вдруг меня осенило: мнимость! Я кинула посыл: откройтесь, а когда посыл наткнулся на непробиваемый щит, мгновенно ударила вскрывающей молнией. Увы, незнакомцы успели выбросить перед собой багровое облако, которое моя молния не смогла одолеть. Я побежала к крыльцу, чтобы взять чародейский жезл, и лишь тогда увидела кабалистическое семизвездье, начертанное на двери! Не было времени на раздумья. Стало ясно, что лживые странники готовят пакость — кому? во имя чего? Они попытались окружить меня отвлекающими призраками — разнесла в пух и прах. Обратили половину моего сада в болото — одолела их одним усилием. Я чувствовала, что за проделками «багровых» скрывается нечто более важное, однако не могла понять, что именно. Ну почему всемудрая Мокошь не поторопилась открыть мои очи?!.

Голос Заремы дрожал и прерывался. Слезы наполняли ее глаза. Некогда прекрасная, своевольная и непобедимая, сейчас она была похожа на дряхлую немощную старуху, вполне соответствующую своим ста четырнадцати летам.

— Наконец, ухватившись за краешек сознания одного из «багровых», я сумела вклиниться в их мерзкий замысел — и ужаснулась! «Багровые» оказались колдунами, пришедшими из давно погубленного Злой силой Иллирийского царства. То, что делалось в моем саду, было всего лишь отвлекающим маневром, ибо третий колдун — самый опытный из них, находившийся за сотни верст от моего жилища, в это самое время одурманивал Владигора. Их главной задачей было пленить Владигора! А я, старая рухлядь, не поняла этого сразу, обманулась их славословием!..

— Ты и сейчас продолжаешь себя жалеть! — громыхнул голосом чародей Гвидор.

Всем, кроме Заремы, было ясно, для чего он это делает. Можно ли допустить, чтобы их сестра, мудрая и многосильная, приняла свою — вполне объяснимую — оплошность за неисправимую глупость?! Стремясь не позволить Зареме впасть в самобичевание, от которого никому никакой пользы, Гвидор с несвойственной ему грубостью оборвал ее рассказ и твердо заявил:

— Хватит! Это мы уже слышали. Теперь другое требуется: магический круг мыслеобразов. Хотя и мало нас нынче, а все-таки уверен, что должно получиться.

Добран и Алатыр тут же подхватили его идею:

— Верно, почему же не получится?

— Эх, раньше надо было!..

— В круге всегда Белун присутствовал, — не слишком уверенно возразила Зарема. — Его мысленный посыл оберегал нас от ошибочных образов. Сейчас мы вряд ли сумеем круг удержать: разорвется…

— Ничего, справимся, — ответил Гвидор. — Тоже не лыком шиты. Тем более что мы сейчас не где-нибудь, а в главном зале Белого Замка. Али запамятовали, как именно здесь мы когда-то постигали мысли друг друга в прямом магическом общении?

Дальше Зарема спорить не стала. Прав Гвидор: их чародейскому собратству в этом зале даже стены всегда помогали. Сегодня из Двенадцати мастеров Белой магии лишь четверо остались живыми (да пятый, Белун, незнамо где пребывает — жив ли?), так что теперь — зарывать былое могущество под холодные камни?

Она решительно вышла в центр зала и простерла перед собой чуть подрагивающие ладони. Через несколько мгновений от ее длинных тонких пальцев скользнули к собратьям золотистые волны света. И тут же крепкие ладони чародеев встретили их, не позволяя без толку разбегаться по сторонам, придержали немного, дабы почувствовать магическую силу волн, а затем плавно послали в обратный путь — к раскрывающемуся, как ночной цветок, разуму чародейки Заремы.


…Сколь долгим было это прямое магическое общение? Для постороннего человека — если бы, конечно, угораздило его оказаться поблизости, — не дольше полета стрелы. Он успел бы, пожалуй, заметить, как жаркий огонь в очаге превратился в каменный алый цветок, как загустел — до невозможности вздохнуть полной грудью воздух, как сделались вдруг прозрачными тела четырех чародеев.

Впрочем, посторонний мог и не обратить внимания на эти удивительные метаморфозы, если бы, например, на два-три мгновения он отвлекся на за-оконный пейзаж. Но для чародеев эти краткие миги вместили в себя очень многое…

Магическое общение позволило им увидеть схватку с колдунами не глазами Заремы, а ее сознанием и ее ощущениями. Как и Зарема, они с неожиданной болью поняли, что иллирийский колдун по имени Хоргут уносит Владигора сквозь Поток Времени, а двое других Модран и Карез — всячески стараются остановить Зарему. Однако чародейская воля Заремы была сильнее: она разметала черную кабалу, вышвырнув двух иллирийцев из быстротечного Потока Времени, и вступила в единоборство с Хоргутом.



Этот бой был жестоким и кратким, как вспышка молнии. Спасаясь от разящего удара Белой магии, Хоргут закрутился волчком и потерял контроль над ситуацией. Душа Владигора освободилась от его власти, рванулась к свету и, мгновенно покинув магическое пространство, вернулась в реальный Поднебесный мир.

Увы, отчаянное сопротивление колдуна помешало Зареме определить время и место, которые приняли в себя Владигора. Мыслеобразы, которые уловили чародеи над полем схватки Хоргута и Заремы, хотя и свидетельствовали о том, что Владигор жив, не могли подсказать им большее. Где искать князя? В настоящем времени, в прошлом или в будущем? Каждый из чародеев, вновь и вновь проникая в подсознание Заремы, пытался обнаружить в нем то, на что в пылу сражения она сама могла не обратить внимания, любую крошечную деталь конкретной местности, реального времени. Даже для них, подлинных мастеров Белой магии, это было неимоверно трудно.

Вскоре им стало ясно, что, потеряв пленника, иллирийские колдуны успели-таки напустить туману в магическое пространство и запутать следы, разбросав десятки ложных примет. Несмотря на все усилия чародеев, магический круг не выдержал внутреннего давления раздирающих его противоречий — и разорвался…


Когда багровый туман, застилавший глаза, рассеялся, встревоженная Зарема первым делом обернулась к младшему из собратьев Алатыру:

— Ну, как ты?

Алатыр молча потряс головой, словно очухиваясь от крепкой оплеухи. Вместо него, чуть усмехнувшись, ответил Гвидор:

— Ничего, впредь умнее будет. Сколько их, молодых, словесами наставляем — не суйтесь вперед, если нет уверенности в своей силе. Ан все-таки лезут, не боясь голову потерять!

— Не ожидал такой сильной отдачи, — придя наконец в себя, произнес сконфуженный Алатыр. — Очень хотелось круг удержать. Понял, что он разрывается, вот и решил — концы сцеплю, склепаю трещинку… Не получилось.

— И не могло получиться, — сказал Добран. — Если в круге трещинка появилась, его уже не склепаешь. Здесь как раз другое требуется: выходить из него поскорее, но без шараханья. А начнешь туда-сюда метаться, осколки обязательно по мозгам двинут.

Алатыр, махнув рукой на попреки собратьев, шагнул к столу, отпил вина из серебряного кубка и сказал:

— Перед самым разрывом у меня возникло ощущение близости моря. А еще — запах еловых ветвей, крики чаек, шум прибоя. Не померещилось?

— Все верно, — подтвердил Добран. — Я тоже увидел морской берег и, по-моему, узнал его…

— Венедское море. Восточный берег Бореи, — уверенно заявил Гвидор. — У меня нет ни малейших сомнений.

— Согласен с тобой, — кивнул Добран. — Хвала богам! Теперь мы знаем, в какие края занесло Владигора. Вот только — в какие времена?

— Нам остается надеяться на волшебные силы, дарованные Владигору, — сказала Зарема. — Будучи Хранителем Времени, он должен сам справиться с Потоком.

— Но ведь он был в беспамятстве, — возразил Алатыр.

— И все-таки я уверена, что Поток Времени не затянул его в невозвратное прошлое.

— Что спорить без толку? — Алатыр пожал плечами. — Ведь если его занесло в дальние времена, все наши потуги не имеют смысла. Итак, отправляемся в Борею?

— Нет, — сказала Зарема, — поисками Владигора займутся его друзья. А нас ждет иная забота: иллирийские колдуны. Не знаю, что заставило их вмешаться в судьбу Синегорья, но уверена — за ними скрывается сам Злыдень-Триглав! Упустив Владигора, они постараются вновь заманить его в ловушку. Поэтому нужно перехитрить их. Кто яму копает, тот сам в нее упадет! Если сумеем пленить кого-нибудь из «багровых», то сможем узнать и о том, для чего понадобился им Владигор.

Вновь переглянулись между собой чародеи. А затем каждый поднял над головой скрещенные руки, что означало: быть посему.

3. Иллирийский кошмар

Каких-нибудь три столетия назад Иллирийское царство было цветущим благословенным краем. Урожайные земли, плодоносные сады и обширные пастбища позволяли жить без горестей каждому, кто хотел и умел трудиться. Богатые каменные города славились талантливыми ремесленниками и удачливыми торговцами. Бесстрашные мореходы на своих не слишком прочных парусниках заплывали в такие дали, что их рассказам о невероятных приключениях и новых землях трудно было поверить. Но они возвращались на родину с диковинными товарами, подтверждающими сказанное, — и становились самыми желанными гостями царя Сиинга, мудрого и справедливого правителя Иллирии.

К несчастью, долгое и безмятежное царствование сделало Сиинга излишне доверчивым.

Однажды в главный портовый город Карсим вошел большой двухмачтовый корабль чужестранцев. Его паруса были странными — багрового цвета, но еще более странной была корабельная команда: три десятка уже не молодых, длиннобородых и темноглазых мужчин в одинаковых багровых одеяниях.

Не торгуясь, они продали парусник первому попавшемуся купцу, а сами занялись делом, не свойственным мореходам, — устроили красочное волшебное действо на торговой площади Карсима. И платы не просили, и казалось, вообще ни в чем не нуждаются, даже в ночлеге, поскольку с наступлением темноты и завершением чудесных представлений на площади пришельцы… незаметно исчезали. Куда? почему? с какой целью? — наивные иллирийцы не утруждали себя подобными вопросами.

Не миновало и полной луны, как об искусстве чужестранцев прослышал царь Сиинг, гонцов прислал в Карсим: пожалуйте, дорогие гости, в стольный град Тооргут, покажите нам свое диво дивное.

Они первое диво тут же показали: явились в Тооргут неведомым для простых смертных образом — через день, хотя пути в стольный град даже на лучших конях всегда было не менее четырех дней и ночей. Другим дивом порадовали, видать, лишь одного Сиинга. Незнамо каким, да только после встречи с чужестранцами будто подменили царя Иллирийского…

Впрочем, слухи о подмене пошли не сразу. Сначала жители Тооргута, как и до них все прочие, восхищались волшебными фокусами бессловесных гостей. Да и как не восхищаться? Те, иллирийской речи не ведая, любому человеку могли растолковать все, что хотели. Не сходя с места, любой предмет — будь то меч двуручный, или колесо тележное, или даже сама телега — одним взглядом с места сдвигали! А если впятером напрягались, так могли и вовсе крепкий дом разнести по камушку.

О подмене царя Сиинга стали в народе шептаться дней через десять, когда старый и добрый правитель Иллирии вдруг перестал выходить на дворцовое крылечко (а прежде, пусть и непогода, каждый день выходил, чтобы с людьми о том о сем перемолвиться) и через глашатаев начал объявлять указы — один другого дурнее.

Сперва эти указы народ воспринял как царевы шутки, ибо не мог оные слушать без смеха: бабам велено лица от мужиков скрывать, мужикам и вовсе запрещено на чужих баб смотреть, а кто ослушается, тех стражники должны камнями бить, а если бить не будут, так самих стражников дозволяется на колья сажать. Ну и все прочее в том же духе… Смех, да и только!

Через два дня смеяться перестали. Вышли на дворцовое крылечко иноземцы в багровых хламидах, народ оглядели и, выхватив из толпы полдюжины баб с веселыми открытыми лицами, велели дворцовой страже прилюдно высечь их розгами.

Тут люди не стерпели — с кулаками бросились на иноземцев. Баб своих выручили, страже бока намяли. Иноземцы же, достав спрятанные под хламидами толстые медные трубки, полыхнули из них в толпу длинными языками пламени. На ком одежку пожгли, кому лицо и волосы опалили, а кто и глаз лишился в одно мгновение. Здесь бы и настал конец чужакам, но вдруг, едва передвигая ноги, из-за их спин выступил вперед царь Сиинг.

Он поднял руку, утихомиривая толпу, и объявил, что приказ о наказании женщин, появляющихся на людях с открытым лицом, оглашен по его воле. Он, дескать, убедился во всеобщем падении иллирийских нравов, а посему намерен установить в своем царстве порядки, о которых прослышал от мудрых иноземных гостей; оных же гостей следует почитать как его преданнейших друзей и высших советников. Дабы прекратить смуту в народе и доказать подданным, что все делается лишь им во благо, через двадцать дней в Тооргутском царском дворце надлежит собраться представителям знатных иллирийских родов, с которыми он, царь Сиинг, будет совет держать. Как решат на совете — так и будет.

В назначенный день почти две сотни лучших и почитаемых народом мужей съехались в Тооргут. Царский дворец хоть и велик размерами, а вместить всех — с оруженосцами, писарями и прочими слугами — никак не мог. Поэтому челядь осталась дожидаться господ на площади, где, впрочем, и без них предостаточно любопытствующих собралось, яблоку упасть негде. В толпе судачили по-разному: одни шептались о том, что царя подменили иноземные колдуны, другие заверяли, что Сиинг тяжко болен и, не имея наследника, готовится передать царскую корону самому достойному из иллирийских мужей, а третьи, полные мрачных предчувствий, говорили коротко: «Добром не кончится. Ждите крови!» И эти последние оказались правы.

Достоверные сведения о том, что произошло в Тооргутском дворце, не запечатлены в летописях Поднебесного мира. Очевидно, тогдашние иллирийские летописцы были столь напуганы происшедшим, что не рискнули доверить пергаменту свои мысли и впечатления. Лишь один из них пророчески начертал:

Юродивый в пустынный час

вскрывает вены…

Глухое время входит в нас

неслышной поступью измены.

И возле этих смутных строк пометил: «Измена пришла из Тооргутского дворца, лик ее был кровав и кошмарен. Можно ли поверить, что царь Сиинг внезапно сошел с ума и велел безжалостно вырезать всех, кто явился к его престолу? И что исполнителями этого безумства стали — по его приказу — чужеземцы в багровых одеяниях?»

С этого началось, но этим не кончилось.

Захватив власть в стольном городе Иллирийского царства, иноземцы, разумеется, не собирались отсиживаться в Тооргуте. Они были прекрасно осведомлены обо всем, что происходило в других городах и селениях Иллирии (народ, прознавший о злодействе, готовил войско для свержения тиранов), поэтому злата-серебра не жалели — открыв сокровищницы Сиинга, объявили о найме всех желающих в «Тооргутское воинство». Желающие нашлись. Очень скоро под багровые знамена были собраны четыре сотни воинов, большинство из которых в мирное время промышляли воровством и разбоем. Вот-вот должна была грянуть кровавая междусобойная сеча. Но вместо нее явилась в Иллирию беда пострашнее, сразу утихомирившая воинственный пыл простолюдинов…

Сперва на дальних пустынных окраинах, а затем в самом центре Иллирии, в ее богатейших землях случился невиданный мор: домашняя скотина — коровы, лошади, козы, овцы и даже собаки — начала без всякой причины дохнуть буквально на глазах испуганных хозяев. Следующей жертвой разразившегося кошмара стала лесная и речная живность. Наконец жуткий мор перебросился и на людей. Смертельная болезнь наваливалась внезапно, не щадя ни старых ни малых, в одночасье кидая в черную горячку целые семьи, а за ними — деревни и города. Из тысячи заболевших выживали двое-трое, но и выжившие становились безумцами. Да и чей разум был способен сохранить здравомыслие при виде многих десятков и сотен мертвецов, еще недавно бывших жизнерадостными, крепкими и красивыми людьми?

С этого началось, но этим не кончилось… Заполыхали вдруг ярым пламенем сады и нивы, деревни и города. Виновниками пожарищ посчитали было безумцев, сумевших одолеть черную горячку, с перепугу казнили некоторых из них, но вскоре поняли: безвинны юродивые, не от них беда зачалась и длится! И тогда взоры несчастных вновь обратились на чужеземных пришельцев, наглухо замкнувшихся в Тооргутском дворце.

Хотя «багровые» сами были напуганы происходящим и полностью отрицали свою причастность к разгулу стихий и смерти в Иллирии, народ им не верил. Прямым доказательством вины чужеземцев было уже то, что никого из них не коснулась черная горячка, а пожары, испепеляющие города и веси, странным образом затухали на подступах к Тооргуту. Объяснение могло быть только одно: злодейское колдовство!

Но покарать пришлых колдунов иллирийцы были не в силах. Высокие башни и крепкие стены Тооргутского дворца, возможно, и удалось бы взять отчаянным приступом или долгой осадой, да какой с того толк? При желании «багровые» легко скрылись бы в многочисленных подземных тайниках, созданных в незапамятные времена для надежного хранения царских сокровищ. Каждый иллириец с детства слышал истории о сказочных пещерах, обитых золотыми и серебряными пластинами, о сундуках, наполненных драгоценными камнями, о хитрых ловушках, в которых неизбежно пропадали немногие сорвиголовы, рискнувшие покуситься на богатство иллирийских царей. И когда чужеземцы, поражая щедростью, взялись завлекать в «Тооргутское воинство» разбойников и лиходеев (один громила, например, пожелал в уплату за свою службу столько золота, сколько сам весит, — и получил его в тот же день!), люди сразу сообразили, что колдуны раз-гадали-таки секреты подземного лабиринта и проникли в заветные сокровищницы.

В общем, у воеводы Губерта, приведшего дружину к стенам Тооргута, дабы освободить жителей стольного града от власти «багровых», не было сомнений в том, что осаждать бывший царский дворец бессмысленно. И людей зазря положишь, и чужеземцы наверняка ускользнут. А главное, как выяснилось, никакой реальной властью в городе проклятые колдуны уже не обладали. Изредка их видели на дворцовых башнях (то ли молили богов о пощаде, то ли наблюдали тайком за тревожной суетой городской жизни), но никто из «багровых», как только стал известен грандиозный размах поразившего Иллирию бедствия, носа из дворца не высовывал.

С теми, кто поддерживал чужеземцев в первые недели их правления, народ по заслугам разделался еще до прихода дружины. Сотни полторы-две наемников из несостоявшегося «воинства» хотя и укрылись вместе со своими хозяевами в царских палатах, особой угрозы тоже из себя не представляли. Судя по пьяным крикам да разухабистым песням, доносившимся из-за дворцовых стен, они ежедневно и еженощно топили собственный страх в бочонках с вином. Хорошей еды, к сожалению, в подвалах дворца тоже хранилось немало, а значит, не приходится рассчитывать на то, что голод вскорости заставит их выйти наружу.

Воевода Губерт на всякий случай, конечно, выставил вокруг дворца усиленные караулы, ввел ночные дозоры на улочках, однако к каким-либо решительным действиям приступать не спешил.

Безымянный тооргутский летописец усмотрел в медлительности Губерта не столько разумную осторожность, сколько слабоволие и неумение брать на себя ответственность в ключевые моменты. Однако последующие события опровергли эти обвинения. (Именно воевода Губерт и его дружинники поддерживали хоть какой-то порядок в столице, когда сюда хлынули толпы беженцев со всех концов Иллирии. И он же бесстрашно повел своих воинов на битву с Триглавом, заведомо зная, что эта битва будет для него и для дружины последней…)

Вести, поступавшие в Тооргут, ужасали. По словам беженцев, вслед за черной горячкой на страну обрушились огненные смерчи, после которых остается лишь мертвая выжженная земля; тучи пепла застилают небо, и день превращается в ночь; воды многих ручьев и озер превратились в отраву, один глоток которой отнимает у человека речь и зрение; ливневые дожди не приносят прохлады и облегчения, ибо они — кровавые. Так что это, если не конец света, если не смертная кара богов?!

Слушая рассказы беженцев, многие столичные жители начинали сомневаться в причастности к этому кошмару чужеземных колдунов. Ну разве способны три десятка злодеев, пусть даже владеющих тайнами Черной магии, сотворить подобное с целой страной? Ведь они и сами теперь от страха трепещут, не зная, где и как отыскать спасение.

С каждым днем кольцо несчастий сужалось вокруг Тооргута. И настал день, когда мрачные тяжелые тучи медленно выползли из-за горизонта и огненный смерч исполнил свой дикий танец на склоне близлежащего зеленого холма, за несколько мгновений превратив его в черное пепелище, и даже яркий солнечный диск вдруг сделался кровавым.

Сотни людей заголосили разом и распластались на земле, моля жестоких богов о пощаде. Но боги были глухи.

Воевода Губерт был одним из тех немногих, кто в сей страшный час не потерял самообладания. Поэтому он первым увидел, как среди туч пепла и дыма, застивших небо, возникло громадное трехликое чудище. Его тяжелую тушу, покрытую зеленой чешуей, с необъяснимой легкостью удерживали в воздухе большие перепончатые крылья. Короткие когтистые лапы напоминали жабьи, а длинный и голый, лоснящийся жиром хвост был похож на крысиный. Страшнее всего выглядела голова, точнее — три головы, сросшиеся бугристыми затылками в единую уродливую массу. Их венчала рубиновая корона, на драгоценных зубьях которой посверкивали молнии. Три лица чудища разнились меж собой: одно было сморщенной и слюнявой рожей противного, безбородого и узколобого старикашки, другое — грубым, словно вырубленным из камня, лицом безжалостного воина-варвара, а третье — между ними — жуткой звериной мордой, скалящей в беззвучном хохоте несколько рядов острых клыков.

Хотя Губерт никогда прежде не видел подобного чудовища, он сразу понял, кто явился к стенам Тооргута, и губы его прошептали: «Сам Злыдень-Триглав пожаловал… Что ж, вот и разгадка всех наших несчастий». Оруженосец, стоявший рядом, услышал его слова и повторил для других. Впрочем, многие воины уже сами припомнили древние иллирийские предания о Злыдне-Триглаве, который раз в тысячу лет приходит из Преисподней, дабы, превратив людей в стадо бессловесных рабов, установить свое владычество на земле. По тем же преданиям, никакому человеческому войску его не одолеть, и одни лишь боги-небожители способны изгнать Триглава.

Воевода Губерт, разумеется, знал о непобедимости чудища, однако унизительному рабству предпочел геройскую смерть.

Подняв над головой меч и увлекая за собой верных соратников, он бросился на Триглава. Увы, участь отважных воинов была предрешена. По свидетельству летописца, первый же удар молнии из рубиновой короны чудища поразил воеводу Губерта в грудь и он упал бездыханным. Стрелы лучников обламывались о чешуйчатый панцирь Триглава, а те из них, что угодили в поганые морды, доставили ему беспокойства не больше, чем булавочные уколы.

Смертоносные молнии разили воинов без промаха. Языки пламени, вылетавшие из звериной пасти, сжигали заживо храбрецов, сумевших прорваться к чудищу на расстояние удара копьем. Крысиный хвост сносил головы тем, кто пытался обойти его со спины. Вскоре все было кончено. Четыреста иллирийских ратников приняли славную смерть у ворот Тооргута.

Горожане, со страхом и безумием последней надежды наблюдавшие за сражением, поняли, что спасенья не будет. Вновь неутешный плач и горестные вопли огласили обреченную столицу Иллирии.

Однако Злыдень-Триглав, сделав круг над городскими крышами, неожиданно взмыл ввысь и скрылся за черными тучами. Еще какое-то время жители Тооргута могли слышать его громоподобный хохот, но затем и он стих. Стало ясно, что по труднообъяснимой причине несчастные получили отсрочку, ибо никто не сомневался — чудище обязательно вернется.

Не тратя времени на рассуждения, бросая пожитки, люди кинулись прочь из Тооргута. Бежали куда глаза глядят, только бы подальше от страшного места. Но мало кому повезло добраться до тех благословенных земель, где лишь понаслышке знали о бесчинствах Злыдня-Триглава…

С той поры Иллирийское царство перестало существовать.

Всяческие домыслы бродили затем по свету о судьбе несчастных, угодивших в рабство к Злыдню-Триглаву. Однако достоверных сведений не было, ибо кто мог по собственной воле осмелиться на поход в разоренную Иллирию? А ежели кого случайно туда заносило, жестокой бурей или по глупости, и о той беде узнавали сородичи, все надежды на возвращение бедолаг тут же исчезали и оплакивали оных пропавших как покойников.

Только восемьдесят лет спустя объявился вдруг человек (его звали Исидом и родом он был из Венедии), которому удалось побывать в этой мертвой стране и вернуться из нее живым. Исид был опытным мореплавателем, но внезапно налетевший ураган разбил его корабль в щепки. Вся команда погибла в океанской пучине, ему же чудом повезло ухватиться за какой-то деревянный обломок и таким образом продержаться на плаву два дня и две ночи. На рассвете третьего дня волны выбросили его на пустынный берег. Неподалеку он увидел широкое устье реки, впадающей в океан. Не имеющий ни малейшего представления о том, куда его забросила свирепая стихия, но не утративший присутствия духа, Исид разумно решил, что, отправившись вверх по течению, он рано или поздно обязательно наткнется на какую-нибудь деревушку.

Впрочем, довольно скоро его уверенность сменилась удивлением, а затем и настоящим страхом. Селения, которые встретились ему на пути, были давным-давно брошены жителями. Избы прогнили и развалились, поросли колючками и лишайниками. Повсюду виднелись следы давних пожарищ. Несколько раз Исид буквально спотыкался об истлевшие человеческие кости. В довершение к увиденному, он внезапно сообразил, что не слышит ни пения птиц, ни стрекота цикад — только горячий ветер шелестит пожухлой травой и подвывает среди развалин…

Вот тогда Исид и припомнил рассказы стариков об «Иллирийском кошмаре», и с ужасом понял, по какой земле он идет.

И все же судьба оказалась к нему благосклонна. Хотя на речном берегу не было никакой живности, в самой реке водилась вполне съедобная рыба, следовательно, голодная смерть ему не грозила. Кроме того, рассуждал Исид, если до сих пор проклятый Злыдень не объявился, может быть, он и вовсе вернулся к себе в Преисподнюю? В любом случае — деваться некуда, нужно идти дальше.

Судьба помогает смелым и решительным. Проплутав много дней по мертвой стране, Исид вышел к южным склонам Таврийских гор, где его, совершенно обессиленного, подобрали случайно забредшие в эти дикие края охотники.

Так впервые стало известно, что Злыдень-Триглав наконец-то убрался восвояси, оставив после себя безжизненную пустыню…

Позднее, вернувшись в родную Венедию, Исид в подробностях записал все, что довелось ему увидеть и испытать в Иллирии. Особое место в этом повествовании было отведено стольному граду, точнее каменным развалинам, оставшимся от некогда великого Тооргута.

Исида поразило то обстоятельство, что единственным уцелевшим сооружением оказался прекрасный царский дворец. Но когда он попытался проникнуть в него, ничего не вышло. Все двери были заперты изнутри, взломать их или взобраться к высоко расположенным окнам дворца измученный долгими скитаниями Исид был не в силах.

Бродя по разрушенному городу, он обнаружил не только обычную домашнюю утварь, но и множество драгоценных камней, золотых и серебряных изделий. Как ни странно, человеческие останки встречались гораздо реже, чем в других селениях, из чего Исид сделал совершенно справедливый вывод о том, что столичные жители покидали город в панике, без раздумий бросая все свое имущество.

Самая важная находка поджидала Исида при выходе из города. Здесь, в каменной нише возле крепостных ворот, он увидел небольшой бронзовый сундучок, за верхнюю скобу которого крепко цеплялась рука полуистлевшего скелета. Если бы на потускневшей бронзе не сверкнул яркий луч предзакатного солнца, Исид, вероятно, даже не обратил бы внимания на сей сундучок. Посчитав солнечный луч подсказкой богов, он извинился перед мертвецом за доставляемое беспокойство и осторожно открыл медную крышку. Так была найдена летопись, повествующая о гибели Иллирийского царства.

Неизвестный автор до самого последнего момента описывал происходящие в Тооргуте события, поэтому не смог покинуть город до возвращения Злыдня-Триглава. Уже понимая, что смерть его близка и все-таки веруя в победу людей над Злой Силой, он успел укрыть бесценную летопись в каменной нише. Заключительные строки начертаны рукой слабеющего, но мужественного человека: «Тооргут погрузился во мрак, озаряемый лишь всполохами надвигающейся огненной бури. Воздух насыщен ядовитым смрадом, от которого слезятся глаза и на теле выступает кровавый пот. Подземные толчки не оставили в городе ни одного уцелевшего дома, и только дворец Сиинга стоит невредимым. Из него не доносится ни криков, ни стонов. Может быть, чужеземцы и разбойное „воинство" покинули его, воспользовавшись тайными ходами? Да покарают их небесные боги!.. Все, кто еще в состоянии держаться на ногах, потянулись к Северным воротам. Мои пальцы слабеют, глаза не видят строки… Великое Иллирийское царство погибло».


Зареме, как и ее собратьям по Чародейскому Кругу, были давно известны сведения, содержащиеся в последней Иллирийской летописи и в записках венедского мореплавателя Исида (оба манускрипта хранились в библиотеке Белого Замка), и все же сегодня они вновь и вновь вчитывались в древние тексты, надеясь отыскать в них ответ на главный вопрос: зачем иллирийским колдунам понадобился князь Владигор?

Однако при внимательном изучении манускриптов вместо ответа возникло множество новых вопросов. Откуда и с какой целью явились в Поднебесный мир странные люди в багровых одеждах, позднее прозванные иллирийскими колдунами? Если предположить, что «багровые» были слугами Злыдня (чародеи в этом почти не сомневались), тогда с чего бы им так пугаться его бесчинств в Иллирийском царстве? А если все же «багровые» не имеют к Злыдню прямого отношения? И почему Злыдень, разрушив до основания все иллирийские города и селения, спалив сады и посевы, отравив землю и воздух, оставил в неприкосновенности Тооргутский царский дворец?

Ни на один из этих вопросов чародеи не могли найти вразумительного ответа.

В очередной раз просмотрев Иллирийскую летопись, Алатыр с усталым вздохом отодвинул ее в сторону и, продолжая разговор, сказал:

— Загадки начинаются с первых же дней появления «багровых» в Иллирии. Вы обратили внимание на то, как быстро они оказались в Тооргуте? На самых резвых лошадях дорогу из Карсима в столицу можно было осилить за четыре дня, а «багровые» одолели ее за день!

— Ну, здесь-то я загадки не вижу, — ответила Зарема. — Они, судя по вчерашним событиям, владеют искусством перемещения в Потоке Времени. Этим они воспользовались и триста лет назад, чтобы поразить воображение доверчивых иллирийцев.

— По-моему, ты преувеличиваешь их способности, — возразил Гвидор. — Вряд ли все они обладают столь редким даром. Скорее всего, с Потоком Времени способен управиться кто-то один из них. Он и перенес остальных из Карсима в Тооргут, затратив, кстати, на это путешествие целый день.

— А ведь верно! — поддержал его Добран. — Если бы каждый «багровый» умел самостоятельно перемещаться в Потоке, они оказались бы в царском дворце еще раньше. И вспомни-ка, сестра: вчера тебе сумел оказать достойное сопротивление только самый старший из колдунов, двое других почти сразу выпали из магического пространства.

— Может быть, вы и правы, — задумчиво произнесла Зарема. — Но не будем заранее обольщаться предполагаемой слабиной «багровых», ведь это всего лишь наши догадки. Сами знаете: недооценивать силу противника — большая ошибка.

После ее слов в зале вновь повисла гнетущая тишина. Чародеи понимали, что Зарема абсолютно права. Ведь они уже допустили серьезнейшую ошибку, когда после изгнания Злыдня-Триглава из Поднебесного мира позволили себе успокоиться, заняться будничными делами вместо того, чтобы постоянно быть настороже. Когда же и Белун, никого не предупредив, отправился незнамо куда и зачем, они и вовсе решили, что лихая пора миновала, что отныне на землях Братских Княжеств воцарятся покой и радость. Ну как можно было так опростоволоситься!

— Я знаю, где надо искать «багровых», — произнес Алатыр неожиданно осипшим голосом.

Головы собратьев мгновенно повернулись к нему. Глаза Алатыра, совсем недавно тусклые и уставшие, теперь возбужденно сверкали.

— Где они жили во время «Иллирийского кошмара»? — спросил он и сам же ответил: — В царском дворце. И этот дворец остался невредимым, верно? Не будем сейчас разбираться, по какой причине ему так повезло, не это важно. Судя по летописи, дворец славился не только богатым убранством, но и множеством секретных комнат, ловушек, тайных ходов. Как раз то, что им требуется! И самим легко спрятаться, коли нужда возникнет, и князя похищенного удобно прятать. Наконец, кому из простых смертных придет в голову сунуться в Иллирию? Триста лет прошло, а в те мертвые земли по сей день никого силком не затащишь. Вот я и думаю: откуда они сбежали, туда и вернулись!

— А ведь прав наш молодец! — воскликнул Добран и радостно хлопнул ладонью по столу. — В Тооргуте они укрылись, в царских палатах!

— Похоже на то, — широко улыбнулся Гвидор. — Хоть и молод еще, а мыслит здраво.

— Ну что ж, дворец так дворец, — подвела итог Зарема. — Все равно с чего-то надо начинать… Начнем с Тооргута.

4. Под знаком Скорпиона

Если бы чародеи могли сейчас проникнуть за стены Тооргутского дворца, последние сомнения в прозорливости Алатыра были бы сразу отброшены. Царские хоромы, несмотря на трехсотлетнее забвение, выглядели вполне обжитыми, и только очень внимательный наблюдатель мог заметить некоторые странности в их пышном убранстве.

Обветшалые савроматские ковры, некогда ласкавшие взор своим ярким многоцветием, но теперь — блеклые, побитые молью, соседствовали с новехонькой шелковой драпировкой колонн. Разнообразное оружие, которое, зная страсть царя Сиинга к искусно выкованным клинкам, купцы привозили в Тооргут со всех концов света, по-прежнему украшало одну из стен тронного зала. Правда, сейчас эти мечи, кинжалы, топоры и секиры можно было назвать красивыми лишь благодаря богато инкрустированным рукояткам, ибо драгоценные самоцветы не подвластны старению. Зато сами клинки, увы, оказались не столь долговечны. Изъеденные ржавчиной, затупившиеся в бездействии, они более не внушали ни трепета, ни уважения. Однако среди сей бесполезной трухи кто-то, словно в насмешку, повесил три длинных меча — не выделяющихся богатством отделки, но хорошо заточенных и готовых к сражению. Да и повешены они были странно — так, что их сверкающие лезвия составляли треугольник, в центре которого разместился круглый золотой щит с изображением двухголового скорпиона.

Над царским троном, изножье которого было сделано в виде двух пещерных львов, оскаливших пасти, тоже дерзко подшутили: в зубы одного могучего зверя вложили пучок травы, а другому подсунули дохлую мышь. И судя по тому, что трава еще не успела засохнуть, злые шутники побывали здесь совсем недавно.

Впрочем, разглядывать следы попранного величия и сетовать на неуместные издевки было некому: главные двери дворца, запертые изнутри на тяжелые засовы, триста лет ни перед кем не распахивались. Чужаки в багровых одеждах, обосновавшиеся в царских покоях, проникали сюда иным способом, неведомым простым смертным.

О том, что именно дворец стал их тайным жилищем, свидетельствовали атрибуты колдовской власти: кабалистические пентаграммы, начертанные кровью на шелковой драпировке; семь золотых фигурок диковинных тварей, из которых особо выделялся двухголовый скорпион; наконец, занимающий центр зала массивный стол-семигранник из сандалового дерева. В середине стола было вырезано большое, и тоже семигранное, отверстие, а по краям — сигиллы, оттиски именных печатей колдунов, инкрустированные багровыми топазами. Рядом стояли три стула из мореного дуба, с высокими спинками, с обтянутыми шкурой горного барса широкими сиденьями и подлокотниками.

За этим столом иллирийские колдуны собирались ежевечерне, дабы обсудить свершенное за день и, вызвав заклинаниями Дух Вечности, испросить совета на день грядущий. Но в минувший вечер колдовские бдения не дали результатов: Дух Вечности не отозвался. Промучившись без толку, на рассвете они перешли в соседний зал, который при царе Сиинге назывался Родонитовым, поскольку целиком — от пола до потолка — был выложен шлифованными плитками кроваво-красного с черными и темно-бурыми прожилками родонита.

Сейчас здесь жарко пылал очаг и в большом чугунном котле, установленном на его раскаленных камнях, варилось дурно пахнущее зелье. Старший из колдунов — высокий седовласый старик по имени Хоргут — стоял рядом с котлом и, бормоча заклинания, изредка кидал в красновато-бурое варево крупицы черного песка.

Двое других — Модран и Карез — напряженно следили за его действиями. В каждой руке они держали толстые восковые свечи, и в те моменты, когда черные крупицы падали в кипящее зелье, пламенем свечей быстро чертили в воздухе кабалистические знаки. Огненные рисунки, будто живые, юркими ящерицами устремлялись в котел.

Наконец Хоргут, осторожно принюхавшись к дыму, курящемуся над котлом, удовлетворенно кивнул и сказал:

— Зелье готово. Кто из вас не побоится отведать?

— А разве не сам ты должен испить его, Хоргут? Ведь именно ты упустил синегорца.

— Нет, Карез. Мы все упустили его. Впрочем, для Зелья Прозрений это не имеет значения. Гораздо важнее телесное здоровье того, кто выпьет кубок. Я старше вас и еще не восстановил силы после схватки с Владигором и Заремой. Ну, так кто же?

Карез и Модран переглянулись. Они знали, что Хоргут прав. Зелье Прозрений очень опасный напиток: достаточно выпить один лишний глоток — и никакое противоядие не выдернет тебя из ледяных объятий Вечного Забвения. Для Хоргута, конечно, опасность была наибольшей. Значит, рисковать придется кому-то из них двоих.

Видя, как мнутся в нерешительности его собратья, старый колдун взял хрустальный кубок, осторожно наполнил его и, сделав свой выбор, шагнул к Модрану:

— Сегодня ты выглядишь сильнее Кареза. Не волнуйся, я очень редко допускаю ошибки в приготовлении снадобий.

— Кажется, последней такой ошибкой был целебный отвар, которым ты потчевал царя Сиинга, — усмехнулся Карез, явно довольный тем, что выбор Хоргута пал на другого.

— Одной из последних, — уточнил Хоргут. — Но сейчас не время для воспоминаний, пусть даже и сладостных. Итак, Модран, ты знаешь, что нужно делать.

Побледневший Модран кивнул и принял кубок из рук Хоргута. Несколько мгновений он собирался с духом, затем прошептал: «Магнум Игнотум… Фиат волунтас туа!»[1] и залпом выпил дымящееся колдовское варево.

По всему телу Модрана волнами пошли судороги, однако он устоял на ногах. На его лице выступила испарина, зрачки глаз расширились, опустевший кубок выпал из руки и разбился. Хоргут с холодным вниманием наблюдал за происходящим.

Судороги постепенно прекратились, и Модран застыл окаменевшим истуканом. Хоргут удовлетворенно потер ладони:

— Зелье Прозрений подействовало. Теперь все зависит от внутренней силы Модрана.

— Как долго нам ждать? — спросил Карез.

— Думаю, не слишком долго. Отыскав следы, оставленные Владигором в Потоке Времени, он выйдет на тех, кто сейчас находится рядом с бесчувственным телом князя и внушит им все, что требуется…

— А если поблизости никого не окажется?

— Не будет людей — будут звери и птицы. Модран оглядится их глазами и, надеюсь, сумеет узнать местность. Нам останется лишь поскорее добраться туда и, опередив друзей Владигора, вновь захватить его.

— Нисколько не сомневаюсь, что они уже начали поиски, — скривив рот злой усмешкой, сказал Карез. — К счастью, только Белун приобщен богами Занебесья к Магии Времени, а о нем уже два года никто не слышал. Без его помощи ни Зарема, ни кто-либо другой из чародеев не сможет определить, куда Поток Времени забросил синегорца!

— Недооценивать противника — большая ошибка, Карез. — Сам того не зная, Хоргут повторил слова Заремы, произнесенные за тысячи верст от этих мест. — Старуха очень сильна, в чем ты сам недавно убедился. Другие вряд ли слабее ее. И пусть их уже не двенадцать, а всего четверо, но, объединив усилия, они способны на многое.

— Ты так говоришь, будто восхищаешься ими, — удивленно вскинул густые белесые брови Карез. — Разве они не враги всем нам?

— Да, меня восхитила отвага, с которой Зарема кинулась выручать молодого князя, — признался Хоргут. — Ведь она не могла знать, что из нас троих только я способен совладать с Потоком Времени, текущим сквозь магическое пространство, поэтому очень рисковала, вступая в бой. Так волчица, защищая волчонка, не думает о собственной шкуре и бесстрашно бросается на саблезубых тигров… Честно скажу, Карез: мне жаль, что по воле Духа Вечности Зарема и ее собратья стали нашими главными врагами. Я бы предпочел видеть их среди своих союзников.

— Странные речи ты произносишь, — нахмурился Карез. — Не нам судить о намерениях Духа Вечности. К тому же, как тебе известно, без Владигора нам никогда…

— Знаю, знаю! — сердито махнул рукой Хоргут. — И ни в коей мере не ставлю под сомнение высшую справедливость Духа Вечности. Я лишь сожалею о том, что нам противостоят могущественные маги, не разделяющие нашей великой веры.

— Ну-ну, — неопределенно покивал головой Карез, то ли принимая объяснения своего старшего соплеменника, то ли намекая, что не до конца им поверил.

Старый колдун, видимо, понял, что сболтнул лишнее, и хотел было продолжить объяснение, но в это время из горла неподвижно застывшего Модрана вырвался громкий хрип, глаза его бешено завращались, словно желая вырваться из орбит, на бледных губах выступила зеленая пена.

— Что с ним?! — Карез отшатнулся в сторону.

— Пока не знаю, — ответил Хоргут. — Какое-то внешнее сопротивление. Может быть, наткнулся на очень сильный разум, не желающий его впускать в свои сокровенные глубины. Придется увеличить воздействие Зелья Прозрений… Помоги мне, разожми кинжалом его зубы.

Карез с видимым неудовольствием подчинился. Хоргут все-таки главный среди них и знает, что нужно делать, даже если иной раз и заводит непозволительные речи.

Старый колдун маленькой серебряной ложкой зачерпнул из котла немного варева и, шагнув к Модрану, быстро влил ему в рот. При этом несколько дымящихся капель, скользнув по лезвию кинжала, упали на руку Кареза. Тот испуганно отдернул руку и торопливо обтер ее о подол своей багровой хламиды.

— Спокойнее, Карез, — усмехнулся Хоргут. — А то еще ненароком глотку перережешь нашему другу! Как тогда перед Великим Скорпионом оправдаешься?

Карез ничего не ответил, но глаза его злобно сверкнули.

На какое-то время в Родонитовом зале установилась тишина, прерываемая лишь тяжелыми хрипами Модрана. Затем хрипы сменили глухие утробные звуки, словно Модран пытался что-то сказать.

— Он возвращается, — негромко произнес Хоргут и, вглядываясь в лицо Модрана, вновь искажаемое судорогами, добавил: — Боюсь, с ним что-то неладно. Очень трудно выходит из магического пространства.

Из груди Модрана вырвался душераздирающий вопль. Он протянул руки и быстро зашевелил скрюченными пальцами, будто ощупывая ими воздух перед собой. Хоргут крепко схватил его за запястья, развел руки в стороны и, приблизив лицо, вонзил свой горящий взгляд в невидящие глаза Модрана.

Несколько долгих мгновений два колдуна стояли совершенно неподвижно, однако огромное напряжение, возникшее между ними, вот-вот могло обратиться в страшный взрыв. Карез, наблюдавший за происходящим в некотором отдалении, чувствовал это и трусливо подумывал о том, что надо бы укрыться в более безопасном месте.

Вдруг тело Модрана обмякло, колени подогнулись и он, бережно поддерживаемый Хоргутом, осел на пол.

— Принеси воды! — крикнул Хоргут. — Нет, лучше вина!

Карез стрелой вылетел за дверь. Когда он, неся кувшин с молодым вином, вернулся в Родонитовый зал, Модран уже пришел в себя и с помощью Хоргута перебрался в кресло возле высокого витражного окна.

Сделав несколько жадных глотков прямо из кувшина, Модран начал рассказывать.

— Сперва все шло неплохо: почти сразу понял, куда Владигора занесло — на борейское побережье Венедского моря. Там его нашли и повязали морские разбойники Бароха. Как раз неподалеку на свой потрепанный драккар латки ставили… Они, понятное дело, синегорского князя в беспамятном бродяге не признали. На силенку его позарились, ибо за такого невольника славный барыш выручить можно… Я проник в сознание их главаря, Бароха, и постарался втемяшить ему, чтобы спрятал бродягу подальше от чужих глаз и ждал, когда за ним богатый купец явится. Ничего другого, более толкового, внушить не удалось — у этого разбойника жадность все мозги проела… Собрался уже назад отправляться, как вдруг обратил внимание на рябинку, возле которой Барох сидел: ягоды на ней красные!

— Ты хочешь сказать…

— Вот именно! — расплескивая вино, стукнул себя по колену Модран. — Поток Времени унес Владигора то ли в прошлое, то ли в будущее. Ведь в Борее лето не так давно началось, рябина еще не скоро краснеть начнет, а тут — на тебе! Одно утешает: его не очень глубоко затянуло, поскольку (на сей счет я хорошенько Бароха прощупал) эти разбойнички — нашенские, из нашего ближнего времени. Они уже слышали о сражении Владигора с трехглавым драконом, и эти слухи весьма ярко отпечатались в тупой башке Бароха.

— Пожалуй, ты прав, — задумчиво произнес Хоргут. — Битва в Дарсанской долине была два года назад, следовательно, временной разброс не может быть большим: года полтора в ту или другую сторону.

— Весь вопрос — в какую? — вставил Карез, уже сумевший воспрянуть духом и напустить на себя привычный скептицизм. — Либо мы заведомо опоздали и Владигора перехватили его друзья, либо придется ждать целый год, следя за каждым шагом морских разбойников.

— Заткнись, — коротко бросил Хоргут и вновь обернулся к Модрану: — С тобой что-то случилось при возвращении из магического пространства. Что именно?

— Я и сам не очень-то понял, — ответил Карез, торопливо глотая вино из кувшина. — Что-то страшное, будто меня схватили за пятки и вывернули наизнанку через глотку. А затем со всего маху вмазали мордой в каменную стену! Жуткое ощущение…

— Проклятье! — Хоргут ударил себя по лбу и принялся быстрыми шагами выхаживать по залу. — Я должен был это предвидеть! Старая карга пронюхала-таки о нашем убежище и выставляет заслоны. Теперь не будет покоя ни днем ни ночью!

— Ты о ком говоришь, Хоргут? — вскинулся Карез. — Неужели?..

— Еще не сообразил? О ней, о Зареме! Нутром чуял — вмешаются чародеи, попытаются наши планы разрушить. Так и случилось. Но они напрасно радуются! Пусть им известно, где мы укрылись, из этого они для себя никакой выгоды не извлекут. Модрана перехватить не смогли — это раз. Значит, о пленении Владигора морскими разбойниками не знают — это два. Тооргутский щит без подмоги Белуна им не проломить — три!

Хоргут подошел к Модрану, взял кувшин из его рук и разлил вино по бокалам. Подняв свой бокал, он торжественно произнес:

— Поздравляю вас! Мы начинаем битву с достойным противником. Не берусь утверждать, что все останемся в живых, но драка будет знатная… И да поможет нам Великий Скорпион!

5. Беспамятство

Безжалостный удар по ребрам заставил его очнуться. Но не было сил открыть глаза или хотя бы застонать от боли. Впрочем, особой боли он не испытывал — все тело казалось неживым, одеревеневшим.

Словно подтверждая его ощущения, рядом кто-то озабоченно спросил:

— Не помер ли, а? Глянь-ка, Рухад! С виду-то мертвец мертвецом…

— Не беспокойся, — ответил молодой голос. — Багол предупреждал, что он таким еще три или четыре дня пролежит. К тому времени, если столь же торопко двигаться будем, как раз в Тумаш доберемся.

— Сдается мне, что именно из-за синегорца Багол всем роздыху не дает, — продолжал бубнить первый. — Когда Барох с нашим хозяином шептался, а затем разбойнички тайком приволокли этого полупокойника, я сразу скумекал, что теперь хлопот не оберешься. Так и вышло. И от чужого глаза его прячем, и в Тумаш торопимся, будто за нами гонятся, одно хорошо — бревном лежит, жрать не просит. Вот не пойму только: что с ним хозяин делать-то будет, когда в Тумаш придем? Если продавать собрался, так почему сейчас в обозе прячет? А если не на продажу, то какой с него навар, окромя хлопот?

— Не твоего ума это дело, Мохнач! Болтаешь много. Багол не любит, когда зазря языком чешут.

— А чего не поболтать на привале? Лучше бы, конечно, бражки выпить, закусить копчушкой или грибочками солененькими, тогда и разговор веселее, и жизнь легче.

— Ладно, хватит гундосить, — решительно прервал его молодой. — Гляди вон, передние уже двинулись. Трогай и ты, не задерживай, а я к Баголу подскачу — зовет, кажись…

Голоса умолкли, их сменил скрип тележных колес. Он по-прежнему не мог разлепить свинцовые веки, не чувствовал своих рук и ног, лишь спиной и затылком ощущая, что лежит на чем-то твердом, скорее всего — на досках.

Медленно, очень медленно пришло понимание, что — да, конечно, он лежит в телеге, телега движется, и это о нем сейчас говорили, его называли синегорцем и полупокойником. Но — почему? Как он здесь оказался? Что с ним случилось? Куда его везут? Вопросы осиным роем закружились у него в голове. Ответов не было. Вместо них — мрачная и холодная пустота, в которую каждое мгновение рисковало провалиться его хлипкое сознание.

Огромным усилием воли он заставил отступить наползающий ужас и постарался сосредоточиться на услышанном. В словах незнакомцев была какая-то крошечная зацепка. Если за нее ухватиться… Они называли его синегорцем! Ну конечно, он — синегорец!

Эта маленькая победа над пустотой и беспамятством вдохнула в него надежду, придала новых сил. Теперь он уже не боялся сорваться в пропасть Вечного Мрака, ибо знал: память о вотчине не сгинула, не исчезла бесследно, и она поможет ему одолеть все ступени возвращения к Жизни.

Невидимый возничий, изредка понукая лошадь, негромко напевал тоскливую песню. Он прислушался, надеясь, что ее слова о чем-нибудь напомнят ему.

Ох, у гуляки у меня,

   у бедняжечки,

ни жены, ни коня,

   ни рубашечки,

ни кола, ни двора,

   ничегошеньки.

Только рученьки есть,

   только ноженьки.

Но умеют мои рученьки

   грабить-убивать,

но умеют мои ноженьки

   догонять-убегать.

За те рученьки мои,

   за те ноженьки

не сносить мне головы,

   о-хо-хошеньки!..

Разбойничья песня, подумал он. Хотя слова песни не были ему знакомы, они все-таки рождали смутные воспоминания: разбойное становище на берегу широкой реки, неравный и жестокий поединок с рыжим громилой, дружба с пареньком по имени Ждан, черноволосая красавица в лесной избушке, ее нежные и ласковые руки, страстная ночь любви… Здесь в его памяти вновь начиналась широкая полоса непроглядного тумана, а после нее — круговерть человеческих лиц и фрагментов каких-то сражений, разбойная ватага, в которой он, кажется, был не последним человеком. Соратники обращались к нему без подобострастия, но уважительно, и среди них ближайшими друзьями были Ждан и карлик с каким-то забавным именем. Чича? Нет… Чуча. Верно, Чуча! Этот самый Чуча хорошо знал тайные подземные ходы («А что я делал в подземелье? От кого-то прятался или что-то искал?») и, несмотря на свой малый рост, был умелым и крепким бойцом.

Обрывки воспоминаний накладывались друг на друга, хаотично переплетались, но не желали соединяться в цельную картину. И хуже всего было, что он никак не мог припомнить собственного имени.


В следующий раз он очнулся не от удара — от криков. Кричал возничий, громко ругался молодой Рухад, кричали многие другие, чьих голосов он еще не знал. Эти вопли пытался перекрыть некто властный и решительный, судя по интонациям — изрядно встревоженный, однако не приученный пасовать перед опасностью.

По-прежнему не в состоянии шевельнуться или хотя бы открыть глаза, он весь ушел в слух. Паника, если он верно понял, была вызвана встречей с лесной нечистью. К обозу приближались то ли волкодлаки, то ли упыри-кровососы, то ли и те и другие вместе. Грозно звенели мечи, которыми воины колотили о щиты, стараясь отпугнуть мертвяков, испуганно ржали кони, разноголосо возносили молитвы своим богам пленники.

Телега, на которой лежал синегорец, вдруг дернулась и, подпрыгивая на кочках, быстро покатила незнамо куда. Он услышал храп обезумевшего коня, визгливый скрип несмазанных колес и откуда-то сзади отчаянную ругань возничего. Похоже, тот свалился с телеги и теперь, проклиная все на свете, не решался-таки бежать вслед за конем.

Но скачка по лесной дороге была недолгой: на очередном ухабе телегу занесло в сторону и шарахнуло о ствол дерева. Раздался треск ломающейся оглобли, телега резко накренилась — и он кубарем полетел в кустарник.

Кусты были колючими и жесткими, однако ссадины и впившиеся в кожу колючки даже обрадовали его: телу возвращалась чувствительность, значит, есть надежда, что вскоре он вновь сможет двигаться. Воодушевленный этим открытием, он попытался поднять свинцовые веки — и получилось! Предвечерние сумерки показались ему ослепительным солнечным днем, но он заставит себя выдержать этот удар яркого света.

Когда исчезла резь в глазах, он увидел, что лежит в нескольких шагах от разбитой телеги и к нему, переваливаясь с ноги на ногу, приближается рослый мертвяк.

В том, что это именно мертвяк, упырь-кровосос, не было никаких сомнений: морда синюшная, зеленые губы вывертом, вместо глаз — розоватые бельма, кожа на шее лоскутами свисает. И своей разболтанной, переваливающейся походочкой прямиком на него топает, ибо, ясное дело, свежую кровушку учуял! А рядом еще двое, росточком помельче, вихляются, сизыми носами туда-сюда тыркаются.

Страха не было. Одно лишь удивление — с чего вдруг мертвяки до полуночи на свет божий выползли? Даже малым детишкам известно, что кровососы жуткую свою охоту на людей только в кромешной тьме ведут, поскольку при солнечном свете незрячи. Но в сознании вдруг зашевелилось воспоминание: «Было уже, было!.. Встречался я с упырями среди белого дня, а еще — русалка в болото заманивала, леший дорогу путал… Давно, очень давно это было, но ведь было же!»

Только тут он всерьез оценил угрозу, которая нависла над ним. Нависла в прямом значении слова: долговязый упырь встал в полушаге от него, вокруг себя руками водит, к земле клонится, вот-вот нащупает. Что здесь, бессильный и обезноженный, поделаешь? Не всякому здоровому, говорят, отбиться или убежать от мертвяков удается. Они, сучьи выродки, какое-то слово знают, от которого человек враз превращается в колоду бездвижную, после чего делай с ним что угодно — не пикнет, не дернется.

«А на меня и слова не затратят, — подумал отрешенно. — И без оного лежу бревном. Сейчас жилу прокусит — и прощай, белый свет!» Всего обиднее было, что белый-то свет и заслонила ему поганая рожа — клыки скалит. Эх, вмазать бы по ней с оттяжечкой!..

Он с ненавистью посмотрел на упыря и мысленно представил, с каким удовольствием размахнулся бы и вдарил ему точнехонько промеж глаз. Упырь испуганно отпрянул. Будто в самом деле получил крепкую затрещину! Два его низкорослых приятеля, почуяв неладное, остановились. Долговязый утробно взрыкнул и вновь двинулся вперед.

«Тебе мало? — подумал синегорец. — Ладно, еще получи!» Он мысленно вложил в свою руку тяжелую палицу, расставил ноги пошире и без лишних выкрутасов двинул ею по клыкам кровососа. Упырь дернул башкой и с треском завалился в кусты.

«Наверно, мне все это снится, — мелькнуло у него в голове. — Но бывают ли сны такими яркими? И разодранная до крови спина саднит по-настоящему. А разве во сне человек ощущает боль? Наоборот, если больно — человек просыпается».

Поразмыслить над своим странным положением ему не удалось. Мертвяки — вот настырные! — вновь стали приближаться, незряче ощупывая руками пространство перед собой и опасливо принюхиваясь сизыми носами.

Синегорец начал рисовать в своем воображении хороший осиновый кол (известно ведь, что против мертвяка это самое действенное оружие), но в этот момент в воздухе коротко просвистела стрела и вонзилась в грудь долговязого упыря. Обыкновенному человеку тут бы и конец пришел, для безмозглого мертвяка иной расклад — качнулся, недовольно хрюкнул, выдернул стрелу и, не обращая внимания на сочащуюся из глубокой раны темно-лиловую жидкость, опять зашагал вперед. Однако еще пять или шесть каленых стрел вонзились в его грудь и заставили наконец остановиться. Двое других, не дожидаясь развязки, испуганно взвизгнули и заспешили укрыться в лесной чаще.

Синегорец понял, что на выручку подоспели обозники. «Надеюсь, они прихватили с собой осиновые колья», — подумал он. с облегчением переводя дух. Его сознание затуманилось, тяжелые веки сомкнулись, и он вновь провалился в небытие.


— Будь моя воля, набрал бы хворосту побольше, обложил им этого ведьмака со всех сторон и запалил бы! Жаркий огонь лучше всего помогает, ежели другой управы не нашлось…

— Да с чего ты взял, что он ведьмак? Я одного ведьмака видел, когда еще мальчонкой был: весь волосатый, руки-ноги кривые, глаза сумасшедшие. Мужики его камнями забили, а потом, уже мертвого, в овраг сволокли и там на костре сожгли. Но этот парень совсем на ведьмака не похож.

— А я говорю — ведьмак! Сам припомни, сколько несчастий на нас свалилось с тех пор, как Одноглазый Багол купил его у морских разбойников. Дорогу, по которой не первый год ходим, потеряли. Среди лета вдруг в снежную метель угодили, когда такое было? А утречком я глянул вокруг — спасите, боги небесные! — осенняя пожухлая трава куда-то исчезла, а вместо нее весенняя зеленеет. Не я один, все это заметили. И упыри белым днем объявились — случайно разве? Ты ведь сам рассказывал, что мертвяки почему-то к синегорцу никак подойти не могли, хотя чуяли живую кровь и вот-вот должны были присосаться. Наверняка своего распознали, потому и не тронули!..

Синегорец понимал, что спор идет о нем, но встревать и оправдываться не собирался. Он лежал на телеге и делал вид, что крепко спит, хотя сна не было ни в одном глазу: похоже, за последнее время он отоспался на десять лет вперед.

После встречи с мертвяками его дела быстро пошли на поправку. Уже наутро следующего дня он почувствовал, что мышцы начинают обретать силу, а к вечеру мог бы, пожалуй, передвигаться самостоятельно. Однако решил не торопить события. Сперва нужно было выяснить обстановку и понять, как и почему он здесь оказался.

Долго ждать не пришлось. Один из воинов приметил, что пребывающий без чувств синегорец украдкой разминает затекшие члены, и донес об увиденном своему одноглазому хозяину. Тут же были принесены деревянные колодки, в которые замкнули руки и ноги пленника. Теперь у него не осталось сомнений: хотя везут отдельно от прочих, а не ведут на общей цепи, но на том разница с другими несчастными и кончается.

Разговор у ночного костра, затеянный возчиком с двумя стражниками, рождал в нем странные воспоминания. Снег, выпавший среди лета, блуждания по таинственному лесу, схватка с волкодлаком-оборотнем… Он знал, что все это было в действительности, но — когда, в какой жизни? Память отказывалась дать ответы.

— Ты вот объясни мне, Рухад, — приставал к молодому стражнику возчик, — почему Багол этого синегорца дурман-травой опоил? Не из-за того ли, что ведьмовства опасается?

— Чепуха! Не Багол его опоил, а разбойник Барох, еще за день до нашего прихода. И по той лишь причине, что синегорец оказался весьма буйным. Да и силенки ему не занимать. Говорят, двоих или троих к праотцам отправил, покуда не повязали.

— Не шутишь? — удивился второй стражник. — Вид у него, кажись, не слишком богатырский. Больше на бродягу похож…

— Вот-вот, — ответил с усмешкой Рухад. — Люди Бароха тоже так считали, да просчитались. Этот бродяга, как я слышал, знает секретные удары, от которых ни мечом, ни копьем не отбиться. И сам быстрый, как молния, увертливый, как ящерица. За такого бойца на невольничьем рынке можно выручить очень хорошую цену. Поэтому и бережет его наш хозяин, как свой единственный глаз, ясно?

— Ясно, да не совсем, — не унимался возчик. — Ежели он такой крепкий, то почему дурман-трава с ног его свалила аж на семь дней? Другие, кто гораздо слабее, через два дня очухивались. Меня тоже, было дело, опоили, ничего страшного — денек отсыпался, на другой свеженьким был, как огурчик. Ну, что скажешь?

— Откуда я знаю? — Рухад пожал плечами. — Может, особая травка попалась, ядреная, а может, и не в ней дело… Я ведь не знахарь.

«Прав докучливый возчик, — подумал синегорец. — Не в дурманной траве дело. Не мог я из-за нее память потерять и столько времени валяться березовой чуркой. Но не ведьмак же я, в конце концов! А кто? Великие боги, кто я?!»

Он лежал на дне телеги, бессонно вглядываясь в ночной небосвод, будто надеялся там, среди ярких созвездий, отыскать ответ на мучительнейшие вопросы: кто я? зачем я? куда я иду?

Но звезды молчали.

6. Ночь в Ладоре

Возничий, как ни странно, был не далек от истины, когда распалялся по поводу летнего снегопада и спутанных лесных дорог. Почти о том же говорила чародейка Зарема, наставляя сыскарей, призванных во что бы то ни стало найти исчезнувшего князя.

— Мы не знаем, куда его занесло, однако надеемся, что не слишком далеко. Судьба Владигора особая — не чета нашим. Поэтому странности и несовпадения обязательно должны проявиться. Может, луна свой лик поменяет или времена года начнут плясать… Расспрашивайте людей, ищите, думайте. Если кого-то сомнения одолеют, пугаться не надо, меня зовите — подскажу, коли в силах буду…

Два десятка крепких мужей слушали Зарему в просторной горнице княжеского дворца, внимательно изучая полученные от нее карты западных границ Братских Княжеств. Каждому достался участок земель, который предстояло исходить-изъездить вдоль и поперек.

Сыскарей набралось немного, но это были те, кому доверяли Ждан и Любава. Без полного доверия никак нельзя рассчитывать на скрытность поисков, а без скрытности — не избежать дурных слухов о Владигоре. Они и так уже появились, едва дружина вернулась в Ладор — без князя. Хотя Любава, заранее осведомленная о происшедшем соколиной почтой, принародно объявила о давнем желании брата погостить в Ильмерском княжестве (дескать, после разгрома айгурских племен Владигор — без охраны и свиты! — прямиком направился к Ильмер-озеру, дабы отдохнуть на его берегах от ратных трудов), ее объяснениям не поверили.

Трудно было поверить, глядя на бледное лицо и заплаканные глаза княжны. Дружинники, которых бросились расспрашивать о походе и странном решении князя, тоже не внесли ясности, напротив, добавили тревоги, рассказывая о дикой буре на Щуцком озере, о неучастии Владигора в последнем сражении с айгурами на берегу полноводной Угоры, о том, что с того дня никто князя не видел — ни живым, ни мертвым.

Любава, не обученная врать, после возвращения дружины замкнулась во дворце и несколько дней отказывалась встречаться даже со старейшинами. Умом понимала, что ее ложь идет сейчас во благо, что Зарема, которая подсказала ей эту ложь, заботилась только о спокойствии в княжестве, однако пересилить себя было необычайно трудно. Если бы Ждан не взял в свои руки бразды правления, всякое могло бы случиться в Ладоре, охваченном тревогой и волнением. Он же, кстати, посоветовавшись с Любавой, назвал Зареме имена людей, которых можно было, доверив тайну исчезновения князя, отправить на поиски.

После подробного рассказа чародейки никто из созванных к престолу в поздний вечерний час не задавал лишних вопросов. Сами не дураки были и понимали, что большего не узнают. Главное уже сказано, а на пустяки, на охи да ахи время терять ни к чему.

Каждый, прощаясь с княжной, не словами, а взглядом и земным поклоном будто бы говорил: «Коли жив князь Владигор, отыщем его обязательно! А коли нет в живых… Что ж, тогда хоть останки его привезем, дабы упокоить в родной земле».

Последней уходила Зарема. Перед тем как шагнуть за порог княжеской горницы, она еще раз обратилась к Любаве:

— Знаю, милая, что неймется тебе самолично броситься на поиски брата. Желание славное, да неразумное. Нельзя Синегорье оставить без власти. Сердцем чувствую — беда близко. Только не ведаю, с какой стороны она явится… Ох, надо бы мне задержаться в Ладоре, походить-посмотреть, но без меня собратья не управятся с иллирийскими колдунами. Уж не сердись, Любавушка, на старуху, что тебя оставляю одну в трудное время.

— Не тревожься, Зарема, — успокоила чародейку Любава. — Я справлюсь. И разве я одна остаюсь? Сама видела, как мне Ждан помогает. Его и дружинники уважают, и старейшины. В общем, если и придет в Ладор какая беда, есть кому на защиту встать.

На том и расстались. Ни старая чародейка, ни молодая княжна не заметили, как скользнул от дверей худенький человечек, спрятался во мраке длинной галереи, а затем бесшумно проследовал за подслеповатой Заремой.


— Итак, все подтвердилось! — Сотник Ероха довольно потер руки. — Владигор похищен, а скорее всего — загублен иллирийскими колдунами. Ты хорошо их слышал, ничего мне здесь не напутал?

— Как можно, хозяин? — Дибун, оруженосец Ерохи, обиженно поджал тонкие губы. — Пусть умом я не слишком богат, зато на память не жалуюсь. Слово в слово запомнил, о чем они толковали в горнице, только мало что уразумел.

— А тебе разуметь и не требуется, — прервал оруженосца Ероха. — Где сейчас Ждан?

— Пошел к Надвратной башне, дабы его сыскарей беспрепятственно выпустили из крепости. Еще собирался ночную стражу проверить. Говорит, что дружинники после похода обленились, дозор плохо несут…

— Каков засранец, а?! — мгновенно вспылил Ероха. — Всюду норовит сунуть свой нос! Разве его старейшины назначили крепостным сотником? Или ему должна подчиняться дворцовая стража?

— Тебя назначили, — тут же подтвердил Дибун. — Ив крепости, и во дворце ты стражей командуешь. Однако Ждан в дружине всегда был вторым человеком после князя. Кому же теперь, коли князь куда-то запропал, воеводою быть над всей дружиной? Я ведь тебе рассказывал, что третьего дня среди старейшин подслушал: не сегодня-завтра они хотят согласиться с желанием княжны Любавы и назначить его ладорским воеводой. Али ты запамятовал?

— Умолкни, пес! — воскликнул Ероха, замахиваясь на оруженосца.

Дибун втянул голову в плечи, привычно ожидая крепкой затрещины.

Но на сей раз сотник ограничился слабенькой оплеухой. Скосив глаз на хозяина. Дибун увидел, что тот задумчиво теребит свою кучерявую бородку и уже совершенно не обращает внимания на оруженосца.

С облегчением переведя дух, Дибун на цыпочках отошел в сторонку, дабы не помешать размышлениям Ерохи и вновь не навлечь на себя его гнев.

До айгурского похода хозяин не был таким злобным и вспыльчивым. Конечно, норовом он всегда был крут, но по пустякам, как сейчас, не раздражался, умел себя сдерживать. В Ладор вернулись — и будто подменили Ероху. Неужели все дело в его зависти к молодому Ждану? Да, наверно… Дибун не раз замечал, как Ероха смотрит на княжеского друга и советника: лицо приветливое, а взгляд колючий, холодный.

Говорят, сотник Ероха встречал Ждана еще в те времена, когда тот был пацаном и вместе с речными разбойниками грабил купеческие ладьи. Может, с тех пор и затаил на него злобу? А теперь в довершение к старым обидам новые прибавились. Ероха надеялся, что в отсутствие князя именно его сделают воеводой в Ладоре, ан вышло иначе. Хотя командовать крепостной и дворцовой стражей — весьма почетная служба, сотник все же считает, что его заслуги не оценены должным образом. Мрачнее тучи ходит, зубами скрипит, кулаки в ярости сжимает — ох. не к добру все это!..

Пока Дибун, отойдя в сторонку, размышлял об изменившемся характере своего хозяина, тот, меряя шагами узкую комнатенку, о чем-то своем думал, и надумал-таки. Сердито зыркнув глазами на оруженосца, спросил вдруг:

— А куда старуха Зарема делась? Упустил небось!

— Не упустил, хозяин, не упустил! — затараторил Дибун. — За нею до самой Княжеской башни, как мышка, от норки к норке перебегал, ни разу на глаза не попался. Видел, что она поднялась на самый верх. Слышал, как произнесла заклинание. А потом — фыоить! Прямо на глазах пропала, словно корова языком слизнула. Я туда-сюда, все уголки обшарил, даже вниз глянул — не свалилась ли? Нетути! И во дворце нигде нет, и в крепости нет… Не я упустил, хозяин, она сама, чай, в Преисподнюю провалилась!

— Дурак ты, Дибун, — удовлетворенный услышанным, хмыкнул Ероха. — Зарема не просто старая баба, она магию знает. Посредством сей магии исчезает, когда и куда требуется. Уразумел?

— Не-а, — вытаращил глаза Дибун, вовсю изображая недомыслие. «Лучше дураком показаться, чем покойником оказаться» — это правило, усвоенное с детских лет, никогда его не подводило. — Мне такие штучки-дрючки не по разуму, хозяин. Ты сотник — тебе виднее, тебе и решать.

— Вот именно, мне решать, — подтвердил Ероха. И добавил: — Не только решать, но действовать! Сейчас самое время, лучшего не будет. Дружки Ждана подались на поиски Владигора. чародейка Зарема покинула крепость, сам Владигор сгинул без вести. Значит, пора!

Он громко ударил в медное било, подвешенное у стены, и тотчас в распахнувшуюся дверь вбежали два стражника.

Ероха оценивающе оглядел их, покачал головой:

— Вдвоем, пожалуй, не управитесь. Разбудите еще двоих — Нила и Гурью, возьмите крепкие веревки и кандальную цепь… Дибун знает, где найти Ждана. Повяжете этого выскочку и сволочете в подземное узилище, туда, где Климога Кровавый всякую мразь держал. Ясно?

— Яснее некуда, — ухмыльнулся один из стражников. — У нас на щенка-разбойничка давно руки чешутся.

— Особо кулаками не усердствуйте. — предупредил Ероха. — Он мне живым нужен. А главное — без шума, без крика. Когда повяжете, пришлете мне Дибуна. Ну, чего стоите? Вперед, шелудивые, действуйте!

Стражники и оруженосец торопливо выскочили за дверь. Сотник Ероха подошел к столу, налил из кувшина браги, выпил и, отерев рукавом усы. сказал самому себе: «Теперь, княжна, посмотрим, как ты будешь елозить…»


Княжна Любава, простоволосая, в одной легкой льняной сорочке, едва прикрывающей колени, сидела возле небольшого зеркала в серебряной оправе (подарок купца из далекой Кельтики) и задумчиво разглядывала мелкие морщинки, появившиеся совсем недавно в уголках ее прекрасных глаз. Не по годам рано появились эти морщинки, но — по испытаниям, выпавшим на ее долю.

Любаве еще семи лет не исполнилось, когда умерла ее мать, княгиня Василиса. Едва четырнадцать стукнуло, когда в неравной схватке с волкодлаками-оборотнями. которых привел в стольный город предатель Климога, погиб ее отец — славный князь Светозор. Спасая младшего брата, княжича Владигора, оказалась в плену у диких берендов, но сумела из пленницы стать воительницей и повернуть неукротимое лесное племя против Климоги. Увы, первый успех очень скоро сменился разгромом и Любава вновь стала узницей, на этот раз — самозваного князя Климоги Кровавого. Он вознамерился, дабы узаконить свою неправедную власть в Синегорье, взять Любаву в жены, да не успел. Ворвался в Ладорскую крепость юный князь Владигор. Не один ворвался — с верными друзьями и соратниками, разбил неприятельское войско, спас любимую сестру от неминуемого позора и смерти. А потом… Много всякого было потом в ее жизни — и хорошего. и плохого. Впрочем, хорошего было больше. А что дальше будет, о том лишь боги ведают.

Сдавленный вскрик за дверью и шум падающего тела заставили ее встрепенуться. Однако не успела Любава позвать стражника, дабы выяснить, что стряслось, как дверь в ее опочивальню распахнулась и через порог дерзко шагнул сотник Ероха. В его руке был зажат окровавленный кинжал, глаза сверкали черным огнем, губы подрагивали в нервной ухмылке.

— Что такое, сотник? — спросила княжна, окидывая его удивленным взглядом.

— Сейчас узнаешь, — осклабился Ероха. Затем повернулся к двери и негромко приказал кому-то: — Втащи его сюда, а сам встань на страже и никого не впускай.

Любава с ужасом увидела, как оруженосец Ерохи втаскивает в ее опочивальню мертвого стражника. Это был один из тех, кого Ждан недавно назначил ей в охранники. Она не знала его имени, не успела узнать. И вот… В том, что он мертв, сомневаться не приходилось: кровь из двух глубоких ран — в груди и на горле — еще сочилась, но зеленые глаза смотрели незряче, как два холодных изумруда.

— Кто это сделал?! — воскликнула Любава и тут же прикусила губу. Она поняла кто. Но почему?

Промедлив лишь несколько мгновений, княжна кинулась к стене, на которой висели воинские доспехи и меч, специально для нее изготовленные ладорскими оружейниками. Ероха ждал этого и, опередив Любаву, встал у стены. Для большей убедительности поднял руку с кинжалом к ее груди. Любава замерла.

— Прежде чем за меч хвататься, сперва, наверно, побеседовать надо? — усмехнулся Ероха.

— А с ним, — Любава кивнула на убитого стражника, — ты долго беседовал или сразу ударил, без лишних слов?

— На него, княжна, жалко было слова тратить. Я их для тебя приберег. Готова выслушать?

Любава промолчала. Ероха, истолковав ее молчание в свою пользу, убрал кинжал в ножны и указал на кресло:

— Садись, княжна. Чего зря утруждать такие красивые ножки?

Только теперь она сообразила, что стоит перед сотником почти раздетая. Краска стыда и гнева залила щеки, но Любава даже не попыталась прикрыть рукой полуобнаженную грудь. Нет, не она стыдиться должна, а тот, кто посмел среди ночи ворваться в ее опочивальню. Любава гордо вскинула подбородок, шагнула к креслу и села.

— Говори, — произнесла она повелительным тоном. Словно не ночной тать стоял перед ней, а провинившийся смерд, молящий о снисхождении.

Ероха понял ее вызов. Он цокнул языком и сказал:

— Напрасно выкобениваешься, Любава. Нынче сила на моей стороне. Поубавь спесь, а то ведь хуже будет.

— Ты мне угрожать смеешь? — Княжна с нарочитым удивлением выгнула бровь.

— Смею! И повторю — сила на моей стороне. Сейчас все в этом дворце подчиняются мне. поскольку таков порядок: ночью командует крепостной сотник.

— Ой ли? И бабам ты приказываешь, кого пускать под одеяло, а кого нет? И тараканам запечным — когда им из щелей выползать? И детишкам указываешь, какие сны видеть?

Ероха скрипнул зубами, выхватил кинжал и, подскочив к Любаве. приставил лезвие к ее горлу.

— На язык ты остра, Любава, да не острее моего кинжала.

— Убивать пришел? — чуть побледнев, сказала Любава. — Так что же медлишь?

— Коли сговоримся, будешь жить и Синегорьем править. А нет — пеняй на себя, мне терять нечего.

— О чем же сговориться хочешь?

— Вот так-то лучше, — кивнул Ероха, вновь убирая кинжал. — Я многого не прошу. Хочу получить то, что давно заслужил своим ратным трудом. Заслужил-то я, а почет оказан другому, разбойнику и придворному выскочке!

— Не понимаю, о ком ты? — искренне удивилась Любава. — Да и в чем тебя обделили, если поставили командиром всей стражи?

— О ком? — зло переспросил Ероха. — О любимчике Владигора, о безродном щенке, о Ждане! И нечего зенки на меня вылупливать!.. Я доподлинно знаю, что по твоему нашептыванию старейшины собираются назначить его ладорским воеводой. А ведь это почти княжеская власть!

— Так вот в чем дело, — задумчиво произнесла Любава. — Черная зависть одолела тебя… Мало оказали почета, малой властью наделили, рвешься к большему. Не надорвешься ли, сотник?

— За меня-то не беспокойся, княжна. О себе подумай.

Любава встала с кресла, взяла с постели большой пуховый платок и укутала им плечи. Хотя в опочивальне не было холодно, ей вдруг стало зябко. Не от страха за свою жизнь, но — от леденящей бездны, которую она увидела в глазах этого человека.

Она неторопливо подошла к окну. Звезды в ночном небе светили ярко и безучастно. Скоро ли рассветет? Утром во дворце заметят, что она долго не выходит из опочивальни, поспешат выяснить причину… Сотник явно сошел с ума, следовательно, у него не может быть много помощников: один-два, не больше. А если это все-таки заговор?.. Нужно тянуть время. Слуги сообщат Ждану, и он сумеет ее выручить из рук этого безумца.

Словно догадавшись о ее мыслях, сотник расхохотался:

— Посматриваешь, нет ли бучи под окнами? Ха-ха! Ты, княжна, меня совсем за дурака считаешь?! Я сегодняшней ночи долго ждал, каждый шаг выверял, ошибок не будет. И видят боги — спасать тебя некому!

— Ты к своему беззаконию богов не примазывай! — резко шагнула к нему Любава. — Никогда еще властители небесные за убийц и предателей не вступались! Придет срок — они тебя покарают!

— Тихо, тихо. — Ероха отступил в сторону и шутовски поклонился бронзовой фигурке Перуна, стоящей в дальнем углу комнаты. — Он, как видишь, не торопится вмешиваться. Я думаю, что и в дальнейшем предпочтет отмалчиваться. Как отмолчался, когда иллирийские колдуны твоего брата выкрали…

Любава застыла. Собрав все силы, сказала негромко:

— Значит, ты с ними…

— С ними, с колдунами? — искренне возмутился сотник. — Сроду презирал всякую нелюдь. Колдуны, чародеи, ведуньи, знахари — все они одного поля ягоды. Нет, красавица, я не с ними. Я сам по себе!

У Любавы немного отлегло от сердца, но Ероха тут же продолжил:

— Конечно, их проделки нынче весьма кстати оказались. Будет случай встретиться, обязательно кадку медовухи им выставлю. Но это после, когда ты указ напишешь о моем воеводстве в Ладоре. Вот тогда будет повод их благодарить.

— Откуда ты знаешь об иллирийских колдунах и Владигоре?

— Знаю, княжна, многое знаю… Ну, долго ерепениться будешь?! Бери пергамент, корябай буковки, а то у меня терпение уже кончается.

Любава подошла к столу, на котором были разложены все необходимые принадлежности для письма, села на скамью, пододвинула к себе чистый пергаментный свиток.

— И вот еще что, — неожиданно мягким, слащавым голосом произнес Ероха. — Коли ты надеешься меня обмануть, эти надежды лучше сразу выброси из головы. Не получится. Я ведь знаю, что ты замыслила: напишу, дескать, указ, как он хочет, а утречком свиток порву, велю Ждану схватить мерзавца и бросить в змеиную яму. Верно?

Любава подняла голову и внимательно посмотрела на сотника, уже догадываясь, что он приготовил для нее новую — и страшную — каверзу.

— Да ты не волнуйся, княжна. Пиши указ-то, пиши, — хмыкнул Ероха. — Деваться тебе некуда… Только учти: жизнь твоего любимчика в твоих руках. Не примут старейшины указа или со мной что дурное случится — кровь Ждана на тебе останется. Мои ребятки его с радостью прирежут. Все поняла?

— Н-не очень, — голос Любавы дрогнул, — о чем толкуешь?

— Сейчас увидишь. Потерпи немного…

Ероха подошел к двери и что-то негромко сказал стоящему за ней оруженосцу.

— Ты меня, кажется, не только за дурака, но еще и за сумасшедшего принимаешь, — сказал он, возвращаясь к Любаве. — Это напрасно. Я все продумал, княжна. Как рассветет, ты соберешь старейшин и объявишь им, что безродный разбойник Ждан, которого по наивности ты и Владигор пригрели в своем дворце, оказался предателем. Он обманом захватил князя и держит его в тайном месте, угрожая убить, коли не будут выполнены его требования. К счастью, крепостной сотник Ероха сумел обезвредить этого мерзавца и других заговорщиков. Поэтому все дальнейшее расследование сего предательства поручается Ерохе, он же отныне становится ладорским воеводой и твоим первейшим советником. Остальное — моя забота. Главное запомни, княжна: взбрыкнешься — и тебе конец, и твоему Ждану. Вы живы, покуда я жив. Ну, поняла?

Любава резко выпрямилась и ударила Ероху кулаком по лицу. Тот даже не покачнулся. Слизнув кровь с разбитой губы, он осклабился:

— Вот и славненько, княжна. Ты дала мне хороший повод показать, как будут строиться наши дальнейшие взаимоотношения.

Сотник широко распахнул дверь, и два дюжих стражника волоком втащили в опочивальню связанного по рукам и ногам Ждана. Любава охнула. Сотник, довольный произведенным эффектом, шагнул к Ждану и сказал, обращаясь к Любаве:

— Отныне на каждую твою оплеуху, княжна, я отвечаю тремя.

И он, коротко размахнувшись, трижды ударил пленника. Удары были такой силы, что Ждан, потеряв на несколько мгновений сознание, безвольно обвис в руках стражников. Его лицо залила кровь.

— Бросьте его пока здесь, — сказал Ероха, вытирая окровавленный кулак о белоснежную простынь на постели княжны. — Встаньте за дверью. Кликну, когда понадобитесь.

Стражники молча выполнили указание сотника и вышли из княжеской опочивальни.

— Итак, дорогая княжна, ты принимаешь мои условия, — скорее утверждая, чем спрашивая, произнес Ероха.

— Да, — очень тихо ответила Любава. В глазах ее стояли слезы, пальцы судорожно комкали края пухового платка. Она понимала, что эта схватка с изменником ею проиграна. Но только эта. Сейчас необходимо спасти жизнь Ждана, не дать безумному завистнику нового повода для издевательств над пленником.

— Да, — повторила она. — Я напишу указ о твоем назначении ладорским воеводой…

— Не делай этого, — остановил ее голос Ждана. Брошенный на пол рядом с убитым охранником, он, с трудом приподняв разбитую голову, говорил тем не менее твердо и решительно. — Уступив ему однажды, ты будешь обречена уступать вновь и вновь. Не обо мне сейчас думай — о княжестве.

— Заткнись, поскребыш! — рявкнул Ероха и ткнул пленника сапогом под ребра. — О княжестве теперь я думать буду! А ты лучше моли своих богов, чтобы я не разозлился окончательно.

Любава смотрела то на безумного Ероху, способного в любой момент пустить в ход кинжал, то на связанного, окровавленного Ждана, то на мертвое тело охранника и уже не знала, как ей поступить.

— Ну, мне еще долго ждать?! — взъярился Ероха, заметив ее растерянность.

Вдруг за дверью раздались крики и зазвенели мечи. Сотник быстро шагнул к двери, но она сама распахнулась и на пороге возник один из стражников. Его рот открылся в беззвучном вопле, глаза готовы были вылезти из орбит.

— В чем дело, Гурья? — встревоженно спросил Ероха. Но стражник его не слышал. Качнувшись на подгибающихся ногах, он захрипел и рухнул на пол. Между лопаток у него торчал широкий боевой нож.

В то же мгновение, перепрыгнув через убитого, в опочивальню ворвался маленький, коренастый человек, ростом едва ли выше десятилетнего ребенка, но невероятно широкоплечий и мускулистый. В руке он сжимал увесистую палицу, а пустые ножны на поясе не оставляли сомнений, что именно его нож торчит в спине стражника.

— Чуча! — радостно воскликнула Любава и рванулась к двери.

Однако Ероха оказался проворнее. Схватив Любаву за волосы, он выставил ее перед собою как щит. Лезвие кинжала уперлось ей в горло.

— Один твой шаг — и она мертва!

Чуча остановился. Еще трое или четверо его соплеменников, таких же низкорослых и плечистых, замерли у входа.

— Бросьте оружие и выйдите отсюда! — крикнул Ероха. — Ну, кому говорю?! Я прирежу ее, как овцу!..

— Хорошо, — спокойным голосом ответил Чуча. — Мы сделаем, как ты хочешь.

Он отбросил палицу в сторону, повернулся и шагнул к дверям, но, неуклюже споткнувшись о труп стражника, растянулся на полу.

— Живее, урод, живее! — взвизгнул Ероха.

— Иду, иду, — пробормотал Чуча, поднимаясь и незаметно вытаскивая припрятанный за голенищем короткий нож. — Вот только хотел у тебя спросить: как ты намерен отсюда выбраться?

— Не твоего ума де…

Сотник не успел договорить. Чуча резко вскинул руку — клинок молнией сверкнул в воздухе и вонзился Ерохе в переносицу. Глаза предателя закатились. тело обмякло, и он — уже мертвый — повалился к ногам Любавы.


Столь своевременное появление во дворце Чуча объяснил просто. Вместе с тремя родичами он направлялся в стольный город, чтобы кое-каких товаров прикупить для семейства, а заодно встретиться со старыми друзьями — Любавой и Жданом, узнать подробности о походе на айгуров, выяснить, почему князь домой не вернулся вместе с дружиной. Однако задержались в дороге, засветло в Ладор не поспели, а ночевать возле запертых крепостных ворот не хотелось. Вот и решили воспользоваться Великаньей Глоткой — тем самым подземным ходом, что начинается у Великан-Камня и ведет в бывшее тайное узилище Климоги Кровавого.

Только наружу сунулись, глядь — двое громил тащат кого-то по лестнице из подвала. Пришлось подождать, когда мимо пройдут. Чуча был чрезвычайно удивлен: неужто Любава надумала использовать дворцовый подвал для тех же целей, что и ненавистный ей Климога? Да и зачем ей среди ночи понадобился бедный узник? Не для пыток же! А если Любава здесь ни при чем?.. Пораскинув мозгами, Чуча решил осмотреть подвал и сразу наткнулся на вещицу, валявшуюся на каменном полу. Это был хорошо знакомый ему оберег — маленькая фигурка рыси, вырезанная из кости. Это был оберег Ждана!

Вот, значит, кого волокли громилы по лестнице! Стало ясно, что во дворце творится нечто странное, если не хуже. Чуча и его родичи без промедления кинулись к покоям Любавы, но здесь их остановили стражники. Да не просто остановили, а выхватили мечи из ножен и без всяких расспросов и предупреждений вознамерились порубить подземельщиков в куски. Видимо, наивно полагали, что с легкостью управятся с четырьмя коротышками. Глупцы! Подземельщики только с виду неказисты и неуклюжи, а на самом-то деле мало кто превосходит их в боевом искусстве.

В общем, подземельщики в два счета и навсегда усмирили обнаглевших громил, через порог ступили… Ну, остальное уже известно.

— Жаль, что вы всех мерзавцев прикончили, — вздохнул Ждан. — Как теперь выяснить, с чего вдруг Ероха взбеленился?

— Извини, дружище, — улыбнулся Чуча. — У подземельщиков рука тяжелая, глаз точный. Коли вынуждают, бьем без промаха и наверняка.

— Не придирайся, Ждан, — вступилась за Чучу Любава. — Если бы не подземельщики, кто знает, что сейчас было бы с нами.

— Тоже верно, — согласился Ждан, осторожно потрогав огромный синяк на скуле.

Они втроем сидели в княжеской горнице. За окном занимался долгожданный рассвет. Ждан держался довольно-таки бодро, чего нельзя было сказать о Любаве, измученной событиями этой бесконечной ночи. Подземельщик Чуча, только что узнавший правду об исчезновении князя, старался не выказывать своей тревоги: и без того, как он быстро понял, среди его друзей царило несвойственное им уныние.

— Сначала я подумала, что всему виной черная зависть Ерохи к тебе, — продолжила Любава. — Он несколько раз помянул твое имя, твердил о своих заслугах, которые, дескать, не оценили по достоинству. Но его глаза… Мне показалась, что я заглянула в Преисподнюю. Это был взгляд не просто безумца, нет! Там было еще нечто — жуткое, ледяное, нечеловеческое. Мне кажется, Ероха лишился разума под воздействием чьей-то злой и могущественной воли, и эта воля им управляла… Ох, предупреждала ведь меня Зарема, что беда рядом ходит! Чародейка, видать, нутром чуяла присутствие во дворце злой воли, а я, глупая, не приняла всерьез ее предупреждение.

— Может быть, ты и права, княжна, — задумчиво произнес Ждан. — Во время похода он вел себя достойно и отважно, хотя иной раз бывал слишком высокомерен в отношениях с рядовыми дружинниками. А вот на другой день после исчезновения Владигора он куда-то запропал, отсутствовал с полудня до позднего вечера, хотя его сотня должна была прочесывать правобережные скалы. Вернулся к полуночи, весь какой-то издерганный, мрачный, рассказал, что заблудился и угодил в болото, едва не утонул. Мне, честно говоря, тогда не до него было… Теперь думаю, что именно там, в болоте или еще где-то, разум Ерохи дал трещину, поскольку на обратном пути многие дружинные десятники стали на него сетовать: сквернословит на каждом шагу, злоблив не в меру, чуть что — в драку. Мы все были изрядно уставшими, и этим я объяснял его поведение. К тому же, когда миновали Замостье, жалобы десятников прекратились, все наладилось… Н-да, моя вина — проглядел.

— Да хватит уж после драки кулаками махать! — рассердился Чуча. — Оба на себя напраслину возводите. Эта не догадалась, тот недоглядел… Чушь! Не зря говорится: знал бы, где упадешь, соломки бы подстелил. Вы делали все правильно, нечего сомневаться. И Владигор, когда вернется, то же самое скажет.

— Когда вернется… — тяжело вздохнула Любава.

— Сыскарей вы послали, друзей в Братских Княжествах известили, чародеи тоже без дела не сидят, — перечислил подземельщик. — Так что, если небесные боги от нас не отвернулись, обязательно найдем князя. Думаю, еще до зимних морозов мы его в Синегорье увидим.

Любава с печальной нежностью посмотрела на Чучу, будто хотела сказать: «Спасибо тебе, дружок, за добрые слова. Да только из них мостик к моему брату не выстроишь и дорогу не вымостишь».

…По зимнему снегу вернулись в Ладор сыскари. Никто из них не нашел Владигора, ни даже следов его, ни сколько-нибудь достоверных сведений. Как в воду канул князь Синегорья.

7. Скилл

Хоргут был зол, очень зол. А еще — встревожен. Именно в этой последовательности: зол, очень зол, встревожен. Но не испуган, нет! Ему ли, прямому потомку царей Внутреннего Круга, ассирцу и колдуну, пугаться рогатин, выставленных полуграмотными чародеями? Да, они помешали ему захватить синегорского князя, да, он встревожен их активным противодействием, однако в его душе никогда не было места страху — и не будет.

Можно, конечно, предположить, что чародеи каким-то образом пронюхали о значимости Владигора-Ассируса для возрождения Грозной Ассиры. Тогда почему они противятся Предначертанию? Что кроется за этим? Чье могущество питает их силы?

Вопросы, вопросы… Отсутствие ясных ответов рождало злость. Еще большую злость вызывали провалы всех планов, которые первоначально казались безукоризненными — и по замыслу, и по исполнению. Тем не менее все они («Не все! — одернул себя Хоргут. — Большинство? Нет, просто многие из них») рано или поздно оборачивались неудачей.

Разве плохо начиналось их незаметное вторжение в Иллирию? Сама идея — захват власти без официального свержения власть имущего принадлежала царям Внутреннего Круга. К тому времени они уже получили предупреждение Духа Вечности о грядущей катастрофе, следствием которой — так вещал Дух — станет исчезновение с лика земли царств Грозной Ассиры. Поэтому в сопредельные миры отправились отряды посланников, бесстрашных и могущественных жрецов Великого Скорпиона, вкусивших запретных знаний и поклявшихся использовать оные лишь во имя Ассиры. Предводителями отрядов были назначены лучшие из лучших — младшие отпрыски царских семей, не имевшие права престолонаследия, но с младенчества обучаемые в храмах Скорпиона и традиционно становившиеся верховными жрецами своего божества.

Цари Внутреннего Круга пожертвовали сыновьями, чтобы найти земли, достойные принять народ Ассиры. Однако все одиннадцать отрядов сгинули безвестно и бесславно: коренные жители новых земель отвергали притязания чужаков и просто-напросто убивали посланников.

Двенадцатый, последний, отряд возглавил Хоргут. В отличие от предшественников, он знал, что страшная беда нависла не только над землями Грозной Ассиры, но над ее судьбами. Ему не сообщили подробностей, посвятив лишь в конечные следствия скорой катастрофы: полное исчезновение ассирцев, хуже того — забвение их славы, мудрости и могущества.

Хоргут был потрясен. Его народ веками лелеял и пестовал веру в грядущее счастье для всех и каждого. Его народ знал: Великий Скорпион, повторяя свою судьбу, обязательно явится в Ассиру, дабы перенести достойнейших на звезды и даровать им блаженное существование в иных мирах. Все прочие тоже не будут забыты. Каждый получит то. что заслужил, но не будет обиженных. Ибо таковы судьбы ассирцев: никто и ничто не исчезает бесследно. Как Великий Скорпион отравил сам себя собственным ядом — ядом запретных знаний, так любой ассирец, чуя близость смертного часа, умерщвляет себя святым клинком — и обретает Великое Знание.

Но если будет прервана связь между Грозной Ассирой и Скорпионом, если древний народ утратит веру в Предначертание, если судьбы ассирцев не станут более смыкаться в звенья, а звенья судеб не продлят цепь единой судьбы… О боги, такое невозможно даже представить! Обрыв цепи равнозначен гибели Великого Скорпиона. Разве допустима хотя бы мысль о подобном? Цари Внутреннего Круга в разговоре с Хоргутом не просто делали подобное допущение, они были уверены — цепь единой судьбы уже распадается! Вот почему отряд Хоргута должен был решить почти непосильную задачу: не только найти новые земли для ассирцев (для тех из них, кто уцелеет в катастрофе), но отыскать Ассируса, с помощью которого возродится Ассира.

Не имело значения, сколько времени займут эти поиски. Жрецы-посланники не могли умереть от старости, ибо их души принадлежали Великому Скорпиону. Конечно, тела были смертны. Но что есть тело? Всего лишь бренная оболочка, хрупкий сосуд. Если пробил твой час — перелей драгоценное содержимое в новый кувшин и разбей старый. Так замкнется твое звено в единой цепи. Правда, далеко не всем удавалось дожить до часа перевоплощения. Смерть от руки врага, от неведомой болезни или просто по воле слепого случая лишила возможности многих жрецов вселиться в новую плоть. И вот теперь, когда цель кажется такой близкой, их осталось всего трое…

Да, вторжение в Иллирию начиналось просто замечательно. Менее полугода понадобилось его отряду, чтобы установить свою власть в этом прекрасном и богатом царстве. Дружины бунтовщиков, направлявшиеся в столицу, были им не страшны: с одними разделалось бы наемное «Тооргутское воинство», других уничтожили бы сами жрецы, владеющие тайной магией, сопротивляться которой простолюдинам было не по силам. Однако именно этот момент избрал для своего появления Злыдень-Триглав!

Что привело его в Иллирийское царство? Разве мало других земель, где он мог бы резвиться вволю? Глупые иллирийцы, конечно же, причиной всех бед считали чужестранцев. Им и в голову не приходило, что вмешательство Злыдня разрушило все планы ассирцев! Отравленная пустыня, в которую превратились плодородные земли, была не нужна Грозной Ассире.

Злыдень-Триглав почему-то не тронул отряд Хоргута. Полетал вокруг да около Тооргутского дворца и умчался в другие места, где еще не все было разрушено и сожжено. Некоторое время жрецы Великого Скорпиона пребывали в полной растерянности. Хоргут не осмеливался сообщить царям Внутреннего Круга о постигшей его неудаче. Он еще надеялся, что хоть какая-нибудь часть Иллирии уцелела, поэтому направил почти треть своего отряда на поиски плодородных земель. Увы, его разведчики не обнаружили ни единого клочка земли, пригодной для жизни. Хуже того, через несколько дней после возвращения в Тооргут все они умерли в жутких мучениях от неизвестной болезни. Их тела, покрытые многочисленными язвами и струпьями, их одежду и оружие Хоргут велел сжечь за крепостной стеной, поскольку опасался, что смертельная болезнь перекинется на остальных ассирцев.

В конце концов Хоргут набрался смелости и сообщил в Грозную Ассиру о случившемся: сидя за магическим столом-семигранником, поддерживаемый колдовской силой оставшихся в живых жрецов. он направил мысленный луч царям Внутреннего Круга, будучи уверенным, что их ответ не задержится. Но ответа не было. Ни в ту ночь, ни во многие последующие из Грозной Ассиры не пробился даже слабенький намек на ответный луч царей Внутреннего Круга.

Хоргут понял, что означает это молчание. Грозная Ассира перестала существовать.

Через несколько дней, собрав жрецов в Родопитовом зале, Хоргут объявил о своем решении: посланники остаются в Тооргутском дворце до тех пор. пока не появится возможность покинуть Иллирию без риска заразиться неведомой болезнью. «Нас очень мало, — сказал он соплеменникам. — Может быть, мы единственные ассирцы, уцелевшие в Поднебесье. Поэтому отныне наша главная обязанность — сохранить в себе мудрость, силу и славу Грозной Ассиры. Вы знаете, что у нас есть Корбул — магический кристалл, переданный мне царями Внутреннего Круга. С его помощью мы сможем совершенствовать свое мастерство, свободного времени для этого теперь предостаточно. Но мы будем совершенствоваться не ради собственного тщеславия, а во имя достижения святой цели: найти Ассируса, сверхчеловека, живительная кровь которого возродит наш великий народ! Магнум Игпотум, фиат волунтас туа![2]».

С того дня минуло более трех столетий. Почти все люди Хоргута легли в отравленную землю Иллирийского царства, в живых остались сам Хоргут, Карез и Модран, которым посчастливилось-таки разыскать в Поднебесном мире Ассируса. Как они радовались, когда Дух Вечности впервые подтвердил их расчеты и явил их взорам Ладорскую крепость! Узнать имя того, кто пока еще не ведает предначертанного пути, но деяниями уже подтвердил свое грядущее имя. было нетрудно. В Синегорском княжестве только один человек соответствовал Предначертанию — князь Владигор.

Хоргут не тешил себя надеждой, что молодой князь по собственной воле согласится обрести иную сущность, поэтому был разработан детальный план его похищения. Жрецы старались учесть любую мелочь. хорошо понимая, что теперь не имеют права на ошибку. И даже после первой неудачи, вызванной неожиданно сильным противодействием чародейки Заремы, Хоргут не впал в отчаянье. Необходимо было срочно придумать хитрую ловушку, которая отвлекла бы на себя внимание чародеев, тем самым позволив ассирцам действовать без помех. Хоргут ее придумал и блестяще, как показалось вначале, осуществил.

И вдруг — сокрушительный провал. Сотник Ероха, чья воля была полностью подчинена власти ассирцев, не сумел захватить Ладор. Что ему помешало? Ответ на этот вопрос находится в Ладоре, в княжеском дворце, но проникнуть туда жрецы Великого Скорпиона не могут: проклятые чародеи успели обнаружить тайное убежище ассирцев и заключить его в магическое кольцо!

Похожим приемом они воспользовались несколько лет назад, когда отсекали от всего мира переполненный нечистью Заморочный лес. Конечно, теперь их не двенадцать, а лишь четверо, следовательно, колечко не слишком прочное. Ассирцы сумеют его разорвать — в нужном месте и в нужный час. Именно в нужный час, ибо схватка с чародеями потребует немалых сил, а эти силы необходимы для успешного перемещения Владигора-Ассируса. Нельзя рисковать, нельзя!.. Прежде всего надо определить местонахождение князя, и только после этого — одним ударом! — сломить сопротивление чародеев, вырвать Владигора из реальности и осуществить Предначертание.


— Карез! — громко позвал Хоргут, а когда никто не отозвался, крикнул еще раз: — Карез, тварь зеленая, иди сюда!

Дверь в Родонитовый зал со скрипом распахнулась, и на пороге предстал Карез. Он был пьян. Пьян до безобразия. Удивительно, как он еще держался на ногах.

Тяжело дыша, будто человек, которому пришлось пробежать не одну версту, одной рукой утирая лицо, чтобы снять с него никому не видимую паутину, другой упираясь в дверной косяк, Карез икнул и выдавил из себя два слова:

— Чччшего т-тебе?

— Тварь зеленая, — повторил Хоргут, с омерзением глядя на соплеменника. — Как ты посмел?..

Недоговорив, он махнул рукой и тяжело опустился в кресло. В общем-то, ему было ясно, почему Карез посмел напиться. Страх. Тот самый страх, которому он, Хоргут, не дозволил поселиться в своем сердце. Карез, более молодой и менее стойкий, дозволил. Модран, вероятно, тоже. Они очень испугались того, чего не сумели понять.

— Дурачье, — вздохнул Хоргут. — Только дураки верят, что хмельное вино возвращает смелость. Оно лишь обманывает глаза и разум, но страх остается… Ладно, разговаривать с тобой бесполезно. До тех пор, во всяком случае, пока я не приведу тебя в чувство.

— Да-а-а? — протянул Карез. На его слюнявых губах блуждала пьяная улыбка. — Ик-к… И как т-ты это с-и-сделаешь?

— Есть один способ, — ответил Хоргут. Он встал, быстро шагнул к Карезу и нанес ему короткий удар в челюсть. Карез рухнул как подкошенный.

Вместо упавшего Кареза на пороге тут же возник Модран. Он был очень бледен, однако, к удивлению Хоргута, почти трезв.

— Я предупреждал его, что нельзя столько пить, тем более на голодный желудок, — пробормотал он, стараясь не встречаться глазами со старым жрецом. — Древнее иллирийское вино обманчиво: легко пьется, но сильно ударяет в голову. Карез меня не послушался. Он очень расстроен нашей неудачей в Ладоре.

— По поводу этой неудачи я и намеревался с ним побеседовать. Ведь Карез был последним, кто общался с Ерохой. Мне нужно знать подробности… Перетащи-ка его в кресло.

Когда его приказание было исполнено, Хоргут подошел к бесчувственному Карезу и, возложив ладони на его лоб и затылок, забормотал:

— Леге нецесситатис… Перфер эт обдура, лабор ниц тиби проверит олим! Адыоро тэ пер эум, куи вентурус эст юдицаре вивос эт мортуое… Бокс эт протереа нихиль![3]

Глаза Кареза широко открылись, но было ясно, что он по-прежнему ничего перед собой не видит. Сейчас его окружали иные видения: Княжеский дворец в Ладоре, опочивальня Любавы, сама Любава, испуганно отпрянувшая к темному окну, труп стражника и связанный крепкими веревками сотник Ждан… Все это Карез видел глазами Ерохи.

— Говори, Карез! Рассказывай обо всем, что происходит! — словно сквозь густой туман услышал он повелительный голос Хоргута.

— Княжна готова согласиться с моими требованиями… Ей не остается ничего другого. Расчет был правильным: Ждан схвачен, ей никто больше не поможет… Какой-то шум за дверью. Проклятье, это подземельщики! Откуда они взялись? Бросайте оружие, все вон отсюда, иначе я убью ее!.. А-а-а! А-а-а-а!..

Тело Кареза изогнулось дугой, руки рванулись к горлу, на губах выступила кровавая пена.

— Хоргут, остановись! — испуганно выкрикнул Модран. — Ты же погубишь его!

Старый жрец с явным усилием снял ладони с головы обмякшего Кареза и устало опустился в соседнее кресло.

— Ничего, он еще крепок, — сказал Хоргут, утирая пот со лба. — Все было бы гораздо проще, не напейся он, как свинья. Что-то голова кружится… Наверно, часть его хмельной дури проникла в меня. Впрочем, это скоро пройдет. Ну, дружище, ты понял, что случилось в Ладоре?

— Кажется, да, — кивнул Модран. — В последний момент вмешались невесть откуда явившиеся подземельщики и…

— И один из них убил Ероху, — продолжил за него Хоргут. — Мысленное общение Кареза с Ерохой было прервано смертью Ерохи. Вот почему Карез ничего толком не мог нам рассказать! Его разум, спасая себя от страшных воспоминаний о гибели в чужом теле (ведь во время магического общения Карез и Ероха обладали единым разумом), выставил охранительные заслоны. Увидеть свою смерть — испытание не из легких.

— Он не может сейчас умереть по-настоящему? — встревожился Модран.

— Для обыкновенного человека это могло кончиться весьма плачевным образом. Но мы, ассирцы и жрецы Великого Скорпиона, обладаем незаурядной силой. Помнишь, что случилось, когда ты выпил Зелье Прозрений?

— Да, конечно. — Модран невольно передернулся. — Врагу не пожелаешь…

— Виноват не чудодейственный напиток, а магическое кольцо, которое в момент твоего возвращения в реальность начали выстраивать чародеи. Ты проскочил буквально в последнее мгновение и лишь благодаря защите Великого Скорпиона остался жив. Ни один человек из Поднебесного мира не уцелел бы в такой ситуации.

— Хвала Великому Скорпиону и отцу его, Духу Вечности! — пробормотал испуганный Модран.

— Честь и хвала, — отозвался Хоргут, соблюдая ритуал. — Пусть наш собрат проспится, а мы с тобой должны еще кое-что сделать…

Он подошел к витражной двери, ведущей на балкон, и распахнул ее. В Родонитовый зал ворвалась волна жаркого воздуха мертвой пустыни. Хоргут поднял руку к глазам, заслоняясь от ослепительного солнечного сияния, и внимательно оглядел горизонт.

— Я был прав, — торжествующе произнес он. — Чародеи многого не учли!

— О чем ты говоришь? — спросил Модран, поспешно накидывая на голову капюшон своего багрового балахона. Хотя жрецу было известно, что иллирийский воздух уже много лет неядовит, он все-таки опасался, что песчаная буря может занести в Тооргут отраву с каких-нибудь далеких неизлечившихся земель.

— Сейчас увидишь, — коротко ответил Хоргут.

И Модран увидел. Высоко в безоблачном небе появилось темное пятнышко. Быстро приближаясь к Тооргутскому замку, оно обретало более четкие очертания, и сперва Модран подумал, что Хоргут призвал к ним большого горного орла. Вот только зачем? Но это был не орел.

Когда крылатое существо опустилось на балкон и сложило свои орлиные крылья, Модран испуганно отпрянул к двери, и только повелительный жест Хоргута не позволил ему обратиться в бегство.

Голова и крылья существа были орлиными, однако тело, пышная грива и хвост выдавали в нем молодого льва, а сильные когтистые лапы напоминали драконьи. Грифон! Никогда прежде не доводилось Модрану воочию видеть этих животных. Он знал, что они необычайно сильны и коварны, живут в гнездах из чистого золота, а их самки откладывают агатовые яйца. Когти грифонов при соприкосновении с любым ядом меняют цвет, поэтому многие земные правители хотели бы обладать оными: самый надежный способ выявить отраву. Но мало кому удавалось выжить в схватке с грифоном…

Хоргут широко улыбнулся и сказал:

— Здравствуй, Скилл! Я рад тебя видеть в полном здравии и благодарен за то, что ты счел возможным откликнуться на мой зов.

— Гарл кху го, — клокотнул грифон.

— Ах да, прости! — поспешно ответил ему старый колдун. — Запамятовал, что ты не терпишь звуков живой речи. Хорошо, поговорим на языке мертвых… Корг со цзанг, сигу ко дуц. Цу косс зорг! Гру ци-цо цза?

Грифон задумался, присел и совсем по-собачьи почесал брюхо задней лапой. Его черный взгляд холодно скользнул по застывшей фигуре Модрана, вернулся к Хоргуту, и лишь после долгого молчания из горла грифона вновь вырвалось птичье щелканье:

— Цилк чул гоцци, ци-цо цзу коц. Сигу?

— Ко сигу, Скилл. Корг!

Грифон с тяжелым вздохом расправил крылья и, оттолкнувшись от мраморных плит балкона, взмыл в небо. Через несколько мгновений он превратился в маленькое темное пятнышко, а затем и вовсе исчез в слепящем золотисто-голубом мареве.

— Скилл? — запоздало отреагировал Модран. — Ведь ты называл его Скиллом?!

— Да, это и был наш собрат Скилл, — усмехнувшись, ответил Хоргут. — Ты его не узнал?

— Но… Скилл умер полтора года назад!

— Наверно, ты хотел сказать, что полтора года назад ассирец по имени Скилл покинул свою телесную оболочку, так? Верно, поблизости не было ни одного человеческого тела, в которое могла бы переселиться его душа. Зато рядом бродил осиротевший львенок а в небе парил голодный орел. Нам повезло: изголодавшийся орел, отбросив природный страх, кинулся на львенка, и в этот миг душа покинула бренную плоть Скилла. Я стоял на балконе, поэтому успел совместить все эти моменты и произнес заклинание. И Дух Вечности, услышав меня, даровал умершему Скиллу обновление в триединстве: лев, орел, ассирец. Так наш собрат стал грифоном.

— Но почему ты не рассказал нам об этом чуде?

— Зачем? — Хоргут небрежно пожал плечами. — Вдруг кто-нибудь из вас угодил бы в руки чародеев? До поры до времени это оружие следовало хранить в секрете.

Модран понял его и промолчал. Конечно, не чародеи беспокоили Хоргута полтора года назад, ибо в то время жрецы даже не предполагали, что им придется иметь дело с Заремой и ее соратниками.

Старик опасался другого — измены. Случись таковая, могучий грифон наверняка выступил бы на стороне Хоргута. Следовательно, выгоднее было скрыть превращение Скилла в грифона — до наступления критического момента.

Именно в те дни, когда Скилл готовился к смерти, самолюбивый Карез затеял свою игру, итогом которой должно было стать свержение Хоргута с командной высоты (во всяком случае, так это виделось Модрану) и воцарение на оной Кареза. Похоже, Карез был уверен, что его притязания будут поддержаны Духом Вечности, иначе вряд ли бы рисковал, бросая в лицо Хоргуту самые разнообразные обвинения: от бездарного руководства, повлекшего за собою гибель отряда посланников, до предательства интересов Грозной Ассиры ради исполнения личных корыстных планов. К счастью, Дух Вечности не поддержал Кареза. Да и Хоргут не счел нужным каким-либо способом мстить амбициозному собрату. В результате все вернулось на круги своя, чем испуганный Модран остался чрезвычайно доволен. Худой мир, как известно, всегда лучше хорошей ссоры.

— Да, я понял, — наконец произнес Модран, потирая виски пальцами. У него вдруг страшно разболелась голова. То ли жаркий ветер пустыни так подействовал, то ли еще почему — сейчас это не имело значения. Он хотел сосредоточиться, хотел расспросить Хоргута о грифоне, но боль стала почти нестерпимой…

— Не трать силы попусту, дружище, — услышал он тихий голос Хоргута. — Головная боль сейчас пройдет. Все дело в том, что иллирийские грифоны несут на своих крыльях ядовитую пыль — очень мелкую, почти невидимую. Отравиться ей невозможно, ее слишком мало, но неприятные ощущения неизбежны. Давай-ка вернемся в зал и очистим легкие.

После этих слов Модран чуть ли не бегом устремился с балкона и, встав у дальней стены, задышал часто и глубоко. Хоргут был прав: с каждым выдохом отступала головная боль и стихал противный звон в ушах. Но полностью Модран успокоился лишь после того, как Хоргут закрыл витражную дверь балкона.

— О чем ты разговаривал с ним? — спросил Модран, отдышавшись, но все еще не осмеливаясь назвать грифона по имени.

— Я приказал ему лететь на поиски Владигора.

— Не понимаю, — Модран потряс головой, изгоняя остатки ядовитого дурмана, — не понимаю, как он сможет проникнуть за магическую ограду, установленную чародеями. Ты же сам говорил, что для этого от нас потребуется слишком много сил, которые мы обязаны беречь для…

— А каким образом Скилл прилетел сюда, в Тооргутский дворец? Ты об этом подумал? — прервал его Хоргут. — Он даже не заметил магического кольца!

— Может быть, его гнездо находится где-нибудь поблизости? — не слишком уверенно произнес Модран. — То есть он был внутри кольца?

— Нет! Нет и нет! — воскликнул Хоргут, все более распаляясь. — Скилл живет в Таврийских предгорьях, именно там еще не выветрился ядовитый песок, оставшийся после Злыдня-Триглава! Значит, он все-таки пролетел сквозь чародейские заслоны. Из этого следует, что с таким же успехом он пролетит и в обратную сторону. Разве нет?

Казалось, старый колдун разговаривает сам с собой, не обращая ни малейшего внимания на Модрана. Он почти бегал по залу, размахивал руками, брызгал слюной, то бормотал, то азартно вскрикивал:

— Я жду, жду, а Скилл не возвращается… Ему удалось, понимаешь? Ему удалось обмануть чародеев! Я был уверен, что они допустят ошибку, и я оказался прав. Ведь их всего четверо, у них нет сил, чтобы наглухо закрыть Тооргут. Поэтому они сосредоточились на человекообразных сущностях! И только на человекообразных! Им и в голову не пришло, что один из нас мог перевоплотиться в существо иного рода.

Хоргут подскочил к балконной двери, распахнул ее и оглядел горизонт. По его лицу блуждала странная улыбка, воспаленные глаза сверкали черными углями. «Да ведь он пьян! — сообразил Модран. — Исцеляя Кареза, старик заполучил в свои мозги изрядную порцию иллирийского вина, поэтому и разболтался, как мальчишка!»

— Тебе нужно отдохнуть, — негромко, но твердо сказал Модран.

— Да, да, конечно, — согласился старик. — Теперь можно и отдохнуть… Скилл найдет Владигора. Найдет и вернется, чтобы указать нам точное место. И вот тогда… Тогда мы ударим! Одним ударом решим все проблемы, и уже никто не сможет нам помешать!

Хоргут качнулся, и Модран едва успел поддержать его. «Великий Скорпион, что с нами происходит?» — подумал он, осторожно ведя Хоргута в опочивальню. Однако рассуждать на эту тему ему не хотелось. Другая мысль полностью овладела его сознанием: поскорее уложить старика в постель, а самому спуститься в винный погреб и — напиться до поросячьего визга.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СМЕРТНИК

Кинули в омут

хлеба ломоть —

и нищие тонут

за нищую плоть.

К небу прибили

звезду золотую —

и лучшие гибли

за сказку пустую.

Одним были — гири,

другим — паутины.

И не было в мире

нигде середины.

Синегорские летописания, Книга Посвященных, V (современное переложение)

1. Одноглазый Багол

Для Одноглазого Багола, известного на западном побережье торговца живым товаром, этот весенний день складывался удачно. Еще солнце не осилило половины небесной дороги, а он уже продал две цепи рабов (на каждой цепи — по шесть человек; впрочем, кто их теперь за людей посчитает?), и до вечера наверняка сыщется покупатель на третью, последнюю цепь. Может, как раз вон тот чернобородый венед со шрамом, рассекшим лоб и правую щеку, собирается прикупить несколько крепких невольничьих рук для своих богатых владений? Хотя вряд ли. Венеды редко интересуются живым товаром, поскольку у них другие порядки: рабами признают лишь преступников, осужденных старейшинами, да иноземных врагов, взятых в плен.

Почему же тогда чернобородый с явным вниманием разглядывает выставленных на продажу невольников? Или — такое тоже случается — приметил средь них кого-то знакомого?

Багол скосил глаз на Рухада, молодого надсмотрщика, сейчас выполняющего обязанности зазывалы, и негромко сказал:

— Черную бороду видишь? Выясни, чего хочет.

Рухад кивнул и направился к венеду. Единственный глаз Багола (второй он потерял много лет назад в пьяной драке) был зорче и наблюдательней, чем у других — оба. Он разом окидывал и оценивал все, что происходило вокруг. Вот и сейчас, хотя всякого люду на торговой площади толпилось изрядно, Багол приметил, как рядом с чернобородым, едва к нему приблизился Рухад, напряглись трое молодцев. Один, будто бы случайно, оказался за спиной Рухада, а его крепкая ладонь легла на рукоять меча. Двое других — постарше, поопытней — оружия не коснулись, но Багол не сомневался — если нужда возникнет, клинки мелькнут молнией.

Ясное дело — охранники. Иное странно: с чего вдруг такая настороженность? Венед, судя по дорогому кафтану из куньего меха, пусть и не беден, да вряд ли из знатного рода. И на купца не похож, скорее — на воина. Тогда зачем ему телохранители надобны?

Пока Багол размышлял, присматриваясь к чужестранцу, тот уже переговорил с Рухадом и неторопливо направился к торговцу. Рухад, идя рядом, подал условный знак: товар понравился, за ценой дело не станет.

Молодой надсмотрщик ошибся. Чернобородый, поздоровавшись с Баголом без особого почтения, хотя и завел речь о выставленных на продажу рабах, вряд ли собирался их покупать.

— Говорят, старик, ты четвертый день здесь торгуешь, — произнес он, не столько спрашивая, сколько утверждая. — Две дюжины невольников уже продал, а эти, видать, последние.

— Тебе в том какой интерес, чужестранец? — нахмурился Багол.

Начало разговора ему не понравилось. Однако венед тоже почувствовал, что перегнул палку, и сменил жесткий тон на примирительный:

— Меня Демидом зовут, я венедский воевода.

— Вижу, что не землепашец. Не пойму только, зачем я, простой торговец, тебе понадобился?

— Не так ты прост, Багол, — усмехнулся Демид. — О твоей купеческой сметке даже венеды наслышаны. Поэтому и решил к тебе с расспросами обратиться. Уважишь?

— Отчего не уважить? За спрос в Упсале денег не берут.

Демид присел на скамью рядом с Баголом, оглядел торговую площадь и понял, отчего именно это место облюбовал Одноглазый. Сидя на невысоком холмике, в тени старого ветвистого клена, он мог без труда наблюдать за торговцами, разложившими свои нехитрые товары у крепостной стены, и делать из тех наблюдений соответствующие выводы. Возле кого толпятся покупатели, что и как выбирают, кто из торговцев к вечеру будет с наваром, а кто с прогаром — все видно как на ладони.

Верно, что за спрос денег не берут, но верно и другое: за подсказку о том, кто и когда домой направится с тугой мошной, разбойные люди (а их в Упсале всегда было немало) толковому соглядатаю платят десятую часть награбленного.

Самые богатые сделки заключаются, ясное дело, не здесь, а на том знаменитом рынке, что скрыт за стенами города-крепости Тумаш. Однако нападать на купеческие караваны, надежно охраняемые латниками, не всякая ватага решится. Куда легче грабить мелких коробейников, которые после нескольких дней удачной торговли возвращаются в свои края без воинской защиты, надеясь лишь на собственную силу и милость богов.

Давние связи Одноглазого Багола с разбойниками не были секретом, хотя напрямую обвинить его в соучастии в грабежах вряд ли кто мог: не пойман — не вор. А что живым товаром торгует, так в Упсале это не возбраняется. Купил, дескать, в дальних краях у незнамо кого и здесь продаю — имени не спрашиваю…

— Я ищу одного человека, — сказал Демид, исподволь наблюдая за реакцией Багола, — и большое подозрение имею, что он мог оказаться пленником борейского разбойника Бароха. Подозреваю опять же, что Барох продал его человеку, для которого работорговля дело привычное и прибыльное. Тебе, например.

— Все может быть, — пожал плечами Багол. — Я и у борейцев покупал, и у свеонов. А разбойники они или нет, кто разберет?

Демид кивнул, соглашаясь, и продолжил:

— Среди тех, кто сейчас к невольничьей цепи прикован, нет ни одного синегорца. Но сказывают, что были — двое или трое, да ты их уже продал. Верно ли?

— Люди всякое говорить могут, — небрежно ответил Багол. — Я с невольниками языком не чесал, кто да откуда не спрашивал. Мне без разницы, каких они кровей.

Демид заметил, что небрежность в голосе торговца — напускная, поддельная. Упоминание о синегорских невольниках его встревожило.

— Тот, кого я разыскиваю, молод и красив. У него светло-русые волосы, голубые глаза, широкий лоб и прямой нос. Ростом чуть повыше меня, немного худощав, но плечист и силенкой не обделен. На лице и на теле нет особых отметок, однако среди других он выделяется сразу: гордой статью, открытым взглядом, независимостью в суждениях. Если он был среди пленников Бароха, ты не мог не обратить на него внимания.

— Да, пожалуй, — согласился Багол. — Судя по твоему описанию, приметный товар. Давненько такого не попадалось. Измельчал народец, захирел в праздности… Разве кто-нибудь из этой мелюзги, — он мотнул головой в сторону обессиленных, измученных жаждой и голодом невольников, — хоть немного похож на того, кого ты описал?

— А кому синегорцев продал?

— Говорю тебе, воевода, не знаю про синегорцев!

— Ой ли? — Демид вскинул бровь. — Подумай-ка хорошенько. Надеюсь, старческим беспамятством не страдаешь? А коли занедужил, не беда: я и подлечить сумею. От беспамятства наилучшее средство знаешь какое? Жилы надрезать и гнилую кровь на землю слить — враз полегчает.

Для пущей убедительности он чуть распахнул кафтан. Глаз Багола непроизвольно проследил за этим жестом и наткнулся на резную рукоять кинжала. Хотя торговец был не из пугливых, ссора с венедом его не прельщала. И свистнуть не успеешь, подзывая своих людей, как отточенное лезвие пропорет брюхо. А чего ради?

Багол быстро подсчитал возможные убытки и решил, что дальнейшее упрямство может обойтись ему слишком дорого.

— Если были среди невольников синегорцы, то всего лишь двое. Но молодыми и статными их вряд ли кто назовет. Худущие, грязные, для хорошей работы не годные. Как они к Бароху попали, я не ведаю… Я у него три цепи купил и вопросов лишних не задавал. Не любит Барох расспросов. Одну из его цепей вчера продал, две — сегодня.

— А синегорцы?

— Они во вчерашней были. Ее купил хозяин большого драккара. Имени его не знаю, но драккар легко отличишь: на носу высечена кабанья голова с железными клыками… Однако, думаю, он уже отчалил.

— Почему так думаешь?

— Сам суди: зачем понапрасну гребцов-колодников кормить, если нужда в них только на воде? Таких, как он выбрал, покупают лишь на одно плаванье и перед самым отплытием, чтобы расходов было меньше.

Демид озабоченно кинул взгляд на океанскую гладь, простершуюся за обрывистым северо-западным берегом Упсала. Большая торговая пристань находилась немного южнее и отсюда была не видна.

— Других синегорцев, значит, среди невольников не было?

— Не было, воевода, не было, — торопливо заверил его Багол, радуясь, что неприятная беседа подошла к концу. — Такого молодца, как ты расписал, я бы запомнил. Но, сам видишь, нынче у меня товар невыгодный, малахольный.

— Вижу, — хмуро сказал Демид, вставая со скамьи. — Людей, аки псов, на цепи держишь.

— В каждом краю свои порядки, — ухмыльнулся работорговец.

— Зубы-то не скаль! — осадил его Демид. — Если набрехал мне, не посмотрю на ваши поганые упсальские порядки — вернусь и свои наведу! Понял меня?

— Как тут не понять…

Багол поджал губы, изображая обиду. Однако любопытство оказалось сильнее. Увидев, что Демид, не прощаясь, уходит, он окликнул его и спросил:

— Зачем тебе, венеду, синегорец нужен? Кто он тебе — собрат али сват?

— Друг, — ответил Демид коротко и, не оглядываясь, быстро зашагал к пристани.


С юных лет у Багола в ходу одна приговорка; не обманешь — не продашь. Да откуда знать о ней венедскому воеводе? А если бы и знал, как уличил бы во лжи работорговца? Того русовласого и синеглазого, что описал Демид, среди невольников никто из посторонних видеть не мог. Не было его в цепях, которые Одноглазый Багол привел на торжище. Но лишь потому не было, что приметного синегорца по строгому наказу разбойника Бароха не со всеми прочими вели, а в телеге везли — одурманенного и беспамятного, и продал его Багол не здесь, у всех на виду, а в городе — знакомому покупателю, который и толк знал в живом товаре, и язык за зубами умел держать.

Сейчас Одноглазый очень жалел, что ввязался в это дело и согласился забрать синегорца у морского разбойника. Так ведь сперва сделка показалась весьма выгодной: Барох за синегорца никакой платы не просил, одно условие ставил — увезти пленника подальше и поскорее. Правда, уже тогда работорговец почуял неладное, ан все равно согласился. Кто же от дармового товара откажется? И удивительные речи Бароха счел, дуралей, за пьяные бредни, хотя давно известно: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Надо, надо было прислушаться, насторожиться, попросить у Бароха день-другой на раздумья! Да что уж теперь, дело сделано…

О странных вещах Барох рассказывал. Дескать, не в бою синегорца взял и не в чужой земле обманом завлек, а вот здесь, на прибрежных камнях нашел — мирно спящего (так показалось), чуть прикрытого драными лохмотьями. Но по всему было видно: крепкий парень и, скорее всего, знатного рода.

Перво-наперво, конечно, связали его по рукам, по ногам, затем будить стали. Долго очухивался, а как в себя пришел — тут началось! Просмоленные путы в два счета порвал, одному из разбойников челюсть сломал, другому, как цыпленку, шею свернул, третьего кулаком в лоб треснул — не откачали. Только тогда с ним справились, когда вдесятером ринулись и кое-как опутали рыбацкой сетью.

Пленник не то что с трудом разговаривал, а вообще молчуном оказался. В ответ на все вопросы буркнул разбитыми губами несколько ругательств, которыми обычно синегорцы своих врагов приветствуют, а больше рта не раскрыл ни разу, хотя разбойнички Бароха очень старались сделать его по-сговорчивее. Перестарались, конечно, немного (уж больно обидно было за тех двоих, что он голыми руками к праотцам отправил), однако синегорец попался весьма живучий. Барох был вынужден влить ему в глотку особое усмирительное зелье, которым девка Ликея опаивает неосторожных путников, дабы затем сбагрить их морским разбойникам. Тройную меру влил — только тогда и затих синегорец, свалился в беспамятстве.

К вечеру Барох почувствовал себя заболевшим: в голове туман, ноги подкашиваются. Прилег на травку, поскольку сил не было идти к драккару, и вдруг услышал голос. И сей голос растолковал ему, что пойманный синегорец очень опасен, его надлежит хорошенько стеречь и надежно прятать от посторонних глаз. За ним могут явиться сообщники, которые наверняка постараются отбить у Бароха своего главаря. Ни в коем случае не уступать им! А держать при себе синегорца нужно до той поры, пока не придет за ним богатый покупатель, отмеченный особым знаком, ему и отдать пленника.

Наутро, проспавшись, Барох был вновь здоров и полон сил. И голос, вещавший ему накануне, посчитал бы бредом (нанюхался, дескать, дурманной травы девки Ликеи, которой синегорца усмиряли, вот и прислышалась всякая дребедень), если бы не новые события.

О них бывалый морской разбойник рассказывал скупо и неохотно. Сначала якобы он долго не мог попасть на собственный драккар: тот неожиданно сделался полупрозрачным, зыбким, как морской мираж. Затем, когда мираж рассеялся и драккар обрел былую четкость, выяснилось, что команда пребывает в панике. И было из-за чего! Оказалось, Барох отсутствовал целых пять дней. За это время на берегу ранняя осень превратилась в студеную зиму, державшуюся два дня и две ночи, после зимы наступила скоротечная весна, которая длилась лишь до полудня, вновь лето — на остаток дня и ночь, а теперь опять начинается осень, но кто знает» что будет дальше?

Барох кое-как успокоил своих людей и, дабы избежать новых странностей, принес в жертву всемогущему Бору двух пленниц. О том, возымело жертвоприношение должное действие или нет, Барох умолчал. Однако среди его разбойников поговаривали о появляющихся среди ночи мавках — лесных духах, весьма похожих на принесенных в жертву молодых пленниц. Мавки, смущая караульных своими женскими прелестями, беззаботно плясали на ночном берегу, смеялись и пели, предлагали разбойникам любовные утехи, в общем — всячески заманивали в лесную чащу, как это и водится среди коварных мавок. К счастью, никто из разбойников не попался на их удочку. Все знали, чем заканчиваются веселые игры с мавками: уведут в бурелом, примутся щекотать и не отпустят, покуда не защекочут до смерти.

Одноглазый Багол явился в условленное место в тот день, когда терпение Бароха уже иссякло. Приди днем позже — и не застал бы в тайной бухте разбойничьего драккара. Сколько лет уже Багол знает его, безжалостного рубаку и опытного морехода! Всяким видел — пьяным от крепкой браги, измазанным чужой кровью, злобным и упрямым, жадным и щедрым, хохочущим и тоскующим, но никогда еще не замечал в его глазах испуга и смятения. И вдруг такая перемена!..

Почти не торгуясь, Барох отдал ему своих пленников и только об одном просил: увози подальше бродягу синегорца да остерегайся встречи с теми, кто хочет его освободить. А на вопрос Багола: «Почему ты решил, что я и есть тот богатый купец, о котором тебе голос вещал?» — ответил уклончиво: мол, говорилось же об особой отметине, но о какой именно, увы, не понял. Но разве одноглазие Багола — не божья отметина? Так что, дружище, бери синегорца задаром, помни мою доброту!..

Относительно «божьей отметины» Барох, конечно, глупость ляпнул, поскольку хорошо знал, при каких обстоятельствах Багол глаза лишился. Но разве откажешься, если тебе задарма предлагают крепкий товар? Еще по чарке выпили — и ударили по рукам.

Правда, на следующее утро, когда разбойничий драккар спешно покинул укромную бухту, Багол удивился: с чего вдруг этакая прыть? Раньше Барох после удачной сделки обязательно проводил здесь дней десять-двенадцать и устраивал на берегу славную попойку для своих громил. Что же заставило его изменить давнему правилу? Не найдя вразумительного ответа, Багол тоже решил не задерживаться в опасном месте.

Страхи морского разбойника он понял позднее, когда сам столкнулся с необъяснимым. Волкодлаки и упыри, чехарда времен года, долгие плутания по давно знакомому лесу — было, от чего запаниковать. Когда наконец обоз добрел в Тумаш, выяснилось, что по лесным дорогам Багол шастал более полугода! Как могло такое случиться? По его подсчетам, как ни крути, расстался с Барохом каких-нибудь пятнадцать — двадцать дней назад, среди осени. А в Тумаш заявился — конец весны на дворе. Бред какой-то!..

Памятуя предостережения Бароха, приказал своим людям держать язык за зубами и поспешил перво-наперво избавиться от дармового бродяги. Тот, хотя и пришел в себя после зелья девки Ликеи, не помнил ни роду, ни имени, с трудом воспринимал окружающий мир и верил на слово всему, что ему говорили. Поэтому Багол живо втолковал синегорцу сказочку о его, дескать, незавидной судьбе: был ты разбойником с большой дороги, поймали тебя служивые люди, хотели на березе вздернуть, да жалостливый Багол перекупил, кошель серебра отдал за твою грешную душу.

Синегорец всему поверил, ибо единственное, кажется, что сохранилось в его памяти, — драка на морском берегу, в которой он двоих разбойников лишил жизни. В общем, даже не брыкался, когда Одноглазый Багол поздним вечером отвел его к покупателю. Сам же Багол был весьма рад выгодной сделке: и хорошую цену получил за бродягу, и туда его отправил, откуда не возвращаются.

Но вот появление венедского воеводы, занятого поисками синегорца, не сулит ничего хорошего. А ну как этот Меченый пронюхает, что Багол ему ложный след выдал? Добром не кончится… Так или иначе, а задерживаться в Тумаше опасно. Поторговал, пора и честь знать.

Одноглазый коротко свистнул, подзывая Рухада:

— Что хочешь делай, а до заката все должны быть проданы. Утром уходим в Борею.

— Может, сбавить цену, хозяин? — Рухад озабоченно посмотрел на изможденных невольников. — Хилый товарец. Сам видишь, с дороги еще не очухались толком.

— И не очухаются, — поморщился Багол. — Долго мы добирались… Ладно, отдавай за половину. Главное, чтобы к утру все было готово к отъезду.

— С чего такая спешка?

— Не твоего ума дело!

Багол решительно поднялся с лавочки и, не вдаваясь в дальнейшие разъяснения, заковылял к городским воротам.

2. Бродяга на цепи

Когда сознание прояснилось и глаза привыкли к окружающей его темноте, синегорец увидел, что заперт в железной клетке, которая установлена в довольно-таки просторной, но мрачной пещере. Вдоль гранитных стен пещеры стояло еще не менее дюжины таких же клеток, и в них, беспокойно ворочаясь, похрапывая, то и дело болезненно вскрикивая, спали узники.

В противоположном конце пещеры не столько виднелся, сколько угадывался выход из нее. Синегорец с трудом встал на ноги и сделал несколько нетвердых шагов к решетке. Это был почти бессознательный порыв — к живому предутреннему свету, к свободе. Но тут же натянулась прочная железная цепь, прикованная к обручу на его шее, и одновременно с лязгом покрытых ржавчиной звеньев за спиной синегорца прозвучал хриплый голос:

— Эй, полегче, Бродяга! Ты мне голову оторвешь…

Он оглянулся. В углу клетки на подстилке из гнилой соломы, поджав под себя ноги, сидел человек. Широкоплечий, с крепкими мускулистыми руками, обнаженный по пояс, он напомнил синегорцу однажды виденного («Где? Когда?» — мелькнуло в глубине сознания) каменного истукана, которому поклонялось племя лесных дикарей. Сходство усиливала большая голова незнакомца: она была совершенно лысой. Черные, немного раскосые глаза на широкоскулом безбородом лице смотрели почти весело.

Беспокойство Лысого о сохранности собственной головы оказалось вполне обоснованным: они оба были скованы общей цепью, пять аршин которой тянулись от синегорца к точно такому же кольцу на его шее.

— Садись. — Лысый кивнул на подстилку рядом с собой. — В ногах правды нет. Хотя не уверен, что она вообще есть в чем-нибудь, но разговаривать удобнее сидя. Как считаешь?

Синегорец не ответил, но молча опустился на прогнившую подстилку.

— А ты быстро очухался, Бродяга. Как правило, новички приходят в себя лишь через день-другой.

— Это из-за варева, которым меня напоили?

— Из-за него, — подтвердил Лысый. — Его вливают каждому невольнику, прежде чем сюда привезти. Чтобы обратной дороги не знали. Бывали случаи, что человек и вовсе не просыпался опосля такой чарки… Но ты, видать, из других. Это хорошо, это очень хорошо, Бродяга.

— Почему ты называешь меня Бродягой?

— Надсмотрщики, когда приковывали мою цепь к твоему ошейнику, так называли. Здесь у нас нет имен, только прозвища. — Он усмехнулся и пошлепал себя тяжелой ладонью по затылку. — Меня, сам догадываешься, Лысым кличут.

— И всегда так величали? — без тени улыбки спросил синегорец.

— С того дня, как рабом сделался.

Он немного помолчал, затем вздохнул и добавил:

— Мое прежнее имя — Дорк. Дорк Младший из девятого колена тоймунского рода вагаров. Мы жили очень далеко отсюда, в южных степях, к востоку от Таврийского моря. Вождем племени был Дорк Старший, меня в его честь нарекли. Он же приговорил меня к изгнанию…

Узник замолчал. Синегорец не стал докучать ему дальнейшими расспросами: захочет — сам все расскажет.

В голове была полная сумятица. Синегорец вполне отчетливо помнил, как обоз наконец-то выбрался из лесных дебрей, как через два дня подошли к высоким крепостным стенам, но в ворота не сунулись, а расположились на постой поодаль, в грязной избе, больше напоминающей конюшню. Он почти оправился от неведомой хвори, лишавшей сил и воли к свободе, что не ускользнуло от внимания Одноглазого. Тот сразу приказал запереть синегорца отдельно от других невольников и удвоить охрану, хотя пленник не предпринимал ни малейших попыток к бегству. А потом Одноглазый сам пришел к синегорцу, дабы растолковать — что, как и почему. Если верить ему, получалось, что синегорец с рождения был бродягой и отпетым разбойником, достойным лютой смерти, и только вмешательство сердобольного Багола избавило его — на какое-то время — от Преисподней. Багол, дескать, надеется, что Бродяга («Да, именно так он меня называл в тот вечер, — припомнил синегорец. — Что ж, Бродяга так Бродяга…») когда-нибудь сможет искупить свои прегрешения, поэтому намерен завтра же передать его в руки сурового, но справедливого хозяина.

Синегорец не поверил Одноглазому. Хотя смутные обрывки памяти, казалось бы, свидетельствовали о правдивости утверждений Багола (восторженно подчинявшаяся ему разбойная ватага; дубовая клетка, в которой его содержал какой-то княжеский наместник; карлик-подземельщик. показывающий тайные ходы под крепостными стенами…), он не чувствовал на себе вины, не ощущал себя грабителем и убийцей. Или не помнил? Ядовитая змея сомнений заползла в его душу и свилась в ледяную спираль. Приподняв узорчатую головку, она заглядывала в глаза Бродяги и шипела: «Тщщщета и мельтешшшение… Уймисссь, бессспамятный бродяжжжка, смирисссь, зззатихни!..», но он не желал сдаваться без боя. Может быть, именно это упрямое и труднообъяснимое (в его-то положении — безродного раба, колодника!) нежелание сдаваться и было главной причиной его неверия словам Одноглазого Багола.

На следующий день Бродягу продемонстрировали новому хозяину. Одноглазый вновь распинался о его разбойном прошлом, тыкал пальцем в плечи и грудь, заставил скалить зубы, короче, вовсю нахваливал товар, и уговорил-таки покупателя раскошелиться. Синегорец в какой-то момент готов был броситься на них обоих и так шибануть лбами, чтобы мозги наружу брызнули (он был уверен, что деревянные колодки не помешают, расколет их запросто, в один удар), но сдержался. Почему? Чуть позже понял причину: змея сомнений не дозволила вырваться наружу праведной обиде. Ведь если он в самом деле запятнал себя грабежами и убийствами, как о том говорил Одноглазый, какое тогда право имеет на гнев и обиду?

Новый хозяин, кажется, заметил яростный блеск в глазах Бродяги. Цокнул языком, прищурился и, будто желая успокоить колодника, унять его пыл, поднес к губам синегорца глиняную кружку с зеленоватой водицей. Он выпил до дна — и вновь провалился в блаженную темень бесчувствия. А очнулся уже здесь, на цепи, в железной клетке…

Послышался противный металлический скрип. У выхода из пещеры вспыхнули смоляные факелы, в клетках зашевелились серые тени узников.

— Жратву несут, — оживился Лысый Дорк. — Не советую отказываться, даже если намедни тебя потчевали жареной куропаткой. Сегодня, как и всегда, накормят капустной похлебкой и, если повезет, поймаешь в ней рыбий хвост.

Надсмотрщики неторопливо двигались вдоль клеток, оставляя у железных прутьев деревянные корытца с мутным и дурно пахнущим варевом. Узники, встав на четвереньки, просовывали руки сквозь прутья, зачерпывали похлебку ладонями и торопливо, стараясь не потерять ни капли вонючей бурды, хлебали ее с почти звериной жадностью.

Бродяга, поколебавшись несколько мгновений, все же последовал их примеру. Голод — не тетка. Похлебка оказалась густой, однако явно пересоленной, а вместо рыбьего хвоста он выловил в ней голову какой-то мелкой зверушки, то ли сурка, то ли… крысы?

— Что это? — спросил он у Лысого, показывая свою находку.

— Какая разница? — хмыкнул тот. — Если не хочешь, отдай мне.

— Ладно, бери.

Череп неведомой зверушки тут же захрустел под напором крепких челюстей Лысого Дорка.

— Ну вот и славно, — сказал Лысый, когда корытце опустело. — Теперь можно отсыпаться до вечера. Поскольку ты новенький, нас нынче на ристалище не поведут, позволят тебе день-два отдохнуть с дороги.

Он громко рыгнул и, не вставая с четверенек, направился к подстилке. Бродяга шагнул за ним. но остановился, вновь услышав клацанье железа. Оглянувшись, он увидел, что надсмотрщики открывают клетки и попарно выводят узников из пещеры.

— Садись, Бродяга, садись, — недовольно заворчал Лысый. — Нечего зазря глаза им мозолить. А то ведь сообразят, что ты уже на ногах держишься, и вместе со всеми отправят. Оно, конечно, и неплохо, — на травке порезвиться, на солнышко поглядеть, да только я что-то не очень хорошо себя чувствую. Прихворнул малость… Лучше будет, если отдохну денек.

— На ристалище? — переспросил Бродяга, устраиваясь рядом с Лысым. — И что они там делают?

— Учатся убивать друг друга.

— Как это? — не сразу понял его Бродяга.

— Как всякий воин учится: и рукопашному бою, и на мечах, и с палицами. Кому что сподручнее.

— И зачем?

— А за тем, чтобы зрителей, когда они явятся в гости к Виркусу, поразвлекать своим ратным искусством.

— Узники здесь вместо скоморохов, так, что ли? — Бродяга с недоумением уставился на Лысого Дорка.

— Так да не так, — усмехнулся Лысый. — Это скоморошество без музыки и песен, зато с человечьей кровью, со смертью… Еще не понял, Бродяга, куда тебя судьба занесла? На Остров Смерти. И ты теперь, как и я, не просто раб, ты — смертник.


Из объяснений Лысого Дорка складывалась картина столь мрачная, что поначалу синегорец отказывался признать ее достоверность…

Хозяином острова является некий Виркус — один из самых знатных и богатых жителей приморского города Тумаш. Впрочем, знатным и богатым он стал именно после того, как получил права на единоличное владение островом. А раньше он был не слишком удачливым мореходом, который, однажды вернувшись из далекой страны, задумал показать состоятельным горожанам кровавое зрелище. виденное им за морем.

Как ему удалось прибрать к рукам безымянный остров — дело темное. Однако с той поры Виркус быстро начал богатеть, а к нему на остров (он поставил здесь особый дом для гостей, хотя сам обосновался в городе) зачастили самые зажиточные хозяева не только Тумаша, но и всего Упсала.

Простонародье — ремесленники и землепашцы, мелкие торговцы и мореходы, воины и рыбаки — вряд ли догадывались о том, что творится на небольшом скалистом островке, увидеть который с материка можно было только при очень ясной погоде. Поговаривали, что Виркус припрятал здесь сказочные сокровища, а со временем намеревается воздвигнуть среди скал неприступный замок. Для этого, мол, и стражников нанял, которые рыбаков не подпускают к острову ближе, чем на полет стрелы, и рабов покупает самых мускулистых, выносливых, они будут в каменоломне вырубать гранит для будущего замка… В общем, люди о разном судачили, да ничего толком не знали.

Другое дело — состоятельные горожане. Очень многие из них были прекрасно осведомлены о происходящем на скалистом островке, ибо время от времени наезжали сюда — по особому приглашению Виркуса. Но трепать языком о визитах на Остров Смерти было не принято, а увиденное здесь вряд ли подлежало одобрению. Привычные к неизбежным жестокостям жизни, гости Виркуса не могли тем не менее открыто приветствовать неоправданную жестокость кровавых зрелищ, которыми регулярно потчевал их толстокожий хозяин острова.

Не одобряли, нет. Однако и не отказывались от поездок. Виркус умело пользовался своим знанием тайных уголков человеческой души. На его остров допускались лишь избранные — богатые и влиятельные горожане, утомленные пустым времяпрепровождением, желающие пощекотать себе нервы, погорячить застоявшуюся в жилах кровь редким и азартным зрелищем.

— Он что же, хорошую мзду берет со своих гостей? — спросил Бродяга, потрясенный услышанным.

— Те скажут, кто приезжает, — хмыкнул Лысый. — Если захотят, конечно.

— Погоди-ка, Дорк… Если простонародье ничего не слышало о смертельных боях на острове, откуда же тебе все это известно?

— До тебя к этой цепи был прикован Горбун — телохранитель Виркуса. Многое по ночам рассказывал… Он лет пять служил Виркусу не за страх, а за совесть, да позарился однажды на золотой перстенек, оброненный хозяином. Не сообразил вовремя, что Виркус обронил его с умыслом — такую вот проверку устроил телохранителю. На следующий день Горбуна повязали, никаких оправданий не слушали — прямиком сюда, в клетку.

— А где сейчас этот Горбун?

— Погиб на ристалище несколько дней назад, — вздохнул Лысый. — Он был хорошим бойцом, и до последнего времени наша сцепка считалась непобедимой…

— Сцепка?

— Так называют двух смертников, скованных общей цепью. Горбун рассказывал, что Виркус очень гордился своей выдумкой. Дескать, в этом случае раб бьется не только за свою жизнь, но и за жизнь своего напарника. Ежели тебя, к примеру, сильно поранят, мне уже деваться некуда: весь простор на пять аршин, особо не разгуляешься. Так что волей-неволей приходится друг за друга стеной стоять.

— Сумасшествие какое-то. — Бродяга даже головой потряс, будто хотел избавиться от картины, возникшей в его воображении. — Люди бьются насмерть ради того, чтобы потешить других людей!.. А если я откажусь выходить на ристалище, если не стану убивать?

— Это будет твоей последней ошибкой, — внимательно посмотрев в глаза Бродяги, сказал Лысый Дорк. — Один из новичков однажды попробовал отказаться… Поверь, я всякую смерть видел, но такой жуткой и мучительной не приходилось. Здешним надсмотрщикам только дай повод — уж они расстараются! Бедный малый три дня умирал, от его воплей еще один смертник умом тронулся… Нет, брат, коли попал сюда, ничего не поделаешь — должен биться.

Он протянул руку к Бродяге и со знанием дела ощупал его мускулы. Удовлетворенно кивнув, сказал:

— Худощав немного, но силенок, похоже, тебе не занимать. Ты на воле кем был?

— Это я и сам хотел бы знать, — с тяжелым вздохом ответил Бродяга. — Человек, продавший меня Виркусу, утверждал, что меня осудили за разбой. Не знаю… Память отшибло.

— Ну дела. — Лысый присвистнул. — Совсем ничего не помнишь? Ни роду, ни племени?

— Помню, что синегорец, но даже своего имени не знаю. Наверно, в это трудно поверить?

— Всякое на свете бывает. — ответил Лысый. — Тебе ведь нет смысла меня обманывать. Мы с тобой теперь этой цепью повязаны крепче родных братьев… Не важно, кем ты был раньше. Имеет значение лишь то, каким ты будешь на Острове Смерти.

3. Забытая песня

Уже на следующий день Бродягу и Лысого вывели из пещеры вместе со всеми. Бродяга не противился и покорно перенес пинок надсмотрщика, которому показалось, что новенький чересчур медлителен. Он и в самом деле чуть задержался у выхода из пещеры, поскольку хотел определить численность выставленной здесь стражи.

Его глаза цепко ухватывали каждую деталь: мощная дубовая решетка, которая поднимается и опускается посредством простейшего механизма, похожего на колодезный ворот; двое стражников возле этого ворота (их копья отставлены в сторону, лица лоснятся от пота — очевидно, перегораживающая выход решетка весьма тяжела); утоптанная каменная тропа, по краям которой на высоких валунах стоят еще трое — держат луки в руках, однако стрелы покоятся в колчанах («Если кто-то решится на побег, они вполне успеют достать стрелы и прицелиться без лишней торопливости, — подумал Бродяга. — При свете дня все видно как на ладони»); наконец, переброшенный через глубокую расщелину легкий бревенчатый мостик, пройдя по которому узники вышли на ристалище.

Оно представляло собой широкий луг, окруженный грядой холмов и невысоких скал. На пологом склоне одного из холмов для пущего удобства знатных гостей Виркуса были расставлены деревянные скамьи. Кроме того, ристалище опоясывал специально выкопанный ров, дно которого было утыкано заостренными кольями, — надежная защита для зрителей, если смертники вдруг надумают обратить против них свое оружие.

«Да, хозяин острова выбрал удачное место для кровавых забав, — думал Бродяга, окидывая взглядом ристалище. — И бойцам есть где развернуться, хоть двое на двое, хоть стенка на стенку, и зрители видят бой во всех подробностях. А главное — сбежать отсюда так же трудно, как из клетки в пещере».

Зычные команды надсмотрщиков развели смертников по ристалищу. Для каждой сцепки было определено свое место, Лысого Дорка и Бродягу поставили недалеко от охранного рва. Здесь же валялось оружие, посредством которого им надлежало отрабатывать боевые приемы. Увы, оружие было деревянным.

Дорк поднял с травы меч и дубинку, повернулся к Бродяге:

— Ты что предпочитаешь?

— Мне все равно, — пожал плечами Бродяга.

— Ну, как хочешь. Лично я, когда есть возможность, беру «кусаригаму». Она меня еще никогда не подводила.

— «Кусаригама»? А что это?

— Короткая железная цепь с серпом на конце. Весьма сподручная вещица, если уметь ею пользоваться. Но ее выдают только для настоящего боя… Ладно, если ты не против, сегодня поработаю мечом.

Он отдал дубинку синегорцу, отошел на всю длину — пять аршин связывающей их цепи и тут же, без предупреждения, бросился на Бродягу. Казалось, через мгновение деревянный меч обрушится на голову синегорца, беспечно разглядывающего зеленые склоны холмов, однако в последний миг тот чуть отклонился, и Лысый Дорк пролетел мимо. Вернее, должен был пролететь мимо, но — растянулся на земле во весь рост, поскольку Бродяга, уклоняясь от удара, еще и подцепил его лодыжку своей стопой.

С кошачьей ловкостью вскочив на ноги, Дорк изготовился к отражению удара дубинки, но увидел, что Бродяга не торопится нападать. Он по-прежнему внимательно осматривал окрестности.

— Неплохо у тебя получилось, — сказал Дорк. — Давай повторим?

— А как сюда зрители попадают? — вместо ответа спросил Бродяга. — Неужели на холмы поднимаются?

— Нет, для разжиревших гостей Виркуса это было бы затруднительно, — усмехнулся Дорк. — Вон там, за ельником на северном склоне, есть проход на другую сторону холма, что-то вроде тоннеля. Уж не знаю, откуда он взялся, кто и зачем его прокопал, но тоннель очень древний. Вот по нему гости сюда и приходят, чтобы полюбоваться нашими игрищами…

Удар кнута ожег спину Бродяги.

— Не натрепались еще, дохляки?! — проревел надсмотрщик, незаметно подошедший к ним сзади. — Куда свои зенки пялите? Аль о свободе воз-мечталось?! Щас я покажу вам свободу!..

Он вновь вскинул кнут, злорадно предвкушая, как кровавый рубец разукрасит синегорскую рожу. Бродяга неуловимым движением перехватил конец сыромятного жгута и дернул на себя. Резное кнутовище вылетело из руки надсмотрщика, и Бродяга, небрежно обломив его о колено, швырнул остатки в утыканный кольями ров.

Надсмотрщик позеленел от гнева.

— Как ты посмел, ублюдок?! Да щас я тебя к праотцам отправлю!..

Он схватился за меч — и вдруг замер, встретив взгляд синегорца. Лысый Дорк, ожидавший скорой и кровавой развязки — не в пользу Бродяги, разумеется, — увидел неожиданно округлившиеся глаза надсмотрщика. Горевшая в них злоба сменилась растерянностью, растерянность — животным страхом. Рука, готовая выхватить меч, задрожала и безвольно повисла. Надсмотрщик несколько раз моргнул, промямлил что-то неразборчивое и, вжав голову в плечи, торопливо засеменил на другой конец ристалища.

«Как собака, побитая хозяйской палкой», — подумал Дорк и поглядел по сторонам: кто еще видел это поразительное превращение злобного зверя в подзаборную шавку? Похоже, других свидетелей не было. Смертники продолжали усердно отрабатывать боевые приемы, остальные надсмотрщики толпились возле мостика и о чем-то оживленно судачили, почти не обращая внимания на ристалище. «Может, я на солнышке перегрелся? — Дорк почесал свой лысый затылок. — Ничего не понимаю…»


Поздним вечером, умяв свою порцию капустной похлебки и с довольным видом растянушись на гнилой соломе, Дорк с притворным равнодушием поинтересовался:

— Ты, как я понял, колдовством балуешься. Может, и меня каким-нибудь заклинаниям научишь? В нашем деле все сгодится…

— С чего ты надумал, будто я силен в колдовстве? — искренне удивился Бродяга.

— А то я не видел, как надсмотрщик от одного твоего взгляда шарахнулся, — хмыкнул Дорк. — Ясное дело: сглазу испугался! Или чего похуже? Ты, может, секрет василиска знаешь?

— Какого еще василиска?

— Того самого, чей взгляд запросто в камень обращает. Он, говорят, похож на змея, только на голове — петушиный гребень, и по земле не ползает, а выбрасывает вперед свое змеиное тело, ну, как аркан бросают. Рождается он от семигодовалого черного петуха, ежели тот, конечно, яйцо снесет и в навозе его спрячет. То яйцо должна гадюка найти, кольцами обвить и высиживать сорок дней. И еще говорят, что иные смельчаки, встретив новорожденного василиска, особыми заклинаниями могут его секреты выпытать. Ну а коли не сумеют или смелости не хватит, превращаются в каменных истуканов…

— Никогда о таком не слышал, — ответил Бродяга, усаживаясь рядом с Дорком. — Хотя, честно сказать, иной раз кажется, что во мне бурлит какая-то неведомая сила. Если ей не препятствовать, она вырывается наружу. Может, с надсмотрщиком так и получилось? Я дико разозлился и представил себе, как выхватываю из ножен свой меч и разрубаю мерзавца от плеча до бедра!.. Но по-моему, колдовство здесь ни при чем.

— Может, и ни при чем, — согласился Дорк. — Праведная злость, коли человеком овладевает, всякие чудеса творить способна, это верно. Только ты, брат, поосторожней обращайся с эдакой силищей. Дойдет слух до Виркуса — худо может случиться. Очень уж Виркус боится колдовства.

— Хуже-то некуда, — вздохнул Бродяга.

Лысый Дорк не стал объяснять Бродяге, что сделает хозяин Острова Смерти, если заподозрит в нем колдуна. Парень еще не отвык от вольной жизни, надеется сбежать (Дорк видел, какими жадными глазами тот смотрел на вершины холмов, как вдыхал полной грудью свежий морской воздух, да и на ристалище бился всерьез — будто готовил себя к схватке с дюжиной стражников), так нужно ли с первых дней стращать его рассказами о зверствах Виркуса? Со временем все узнает, а пока пусть тешится надеждами.

Под сводами пещеры, нарушив гнетущую тишину, чей-то хриплый голос запел:

Вы забросьте меня, боги, за тридевять земель,

в царство тридесятое, где трехглавый Змей.

Нынче все едино мне, где и как сгореть.

Но дозвольте, боги, мне вольным встретить смерть!

Нынче время — черное. Нынче смерть — светла.

Прогорает вздорная душа моя дотла…

Натужный кашель заставил узника оборвать песню.

Дорк покачал головой:

— Совсем загибается Акын… Еще недавно был хорошим бойцом, быка-двухлетку кулаком с ног сбивал. Теперь вот мучается грудной хворобой. До настоящего боя, пожалуй, и не доживет.

— А когда настоящий будет? — заинтересовался Бродяга.

— То лишь Виркусу ведомо, — пожал плечами Дорк. — Он обычно гостей сюда приглашает на праздники, получается пять-шесть раз в год. Последний бой был дней десять назад, так что, думаю, следующий не скоро. Тебе-то чего не терпится? Что деревянный меч, что железный — всякий без пользы, сбежать все равно не удастся. Некоторые пытались, ни у кого не вышло.

Бродяга ничего не сказал. Он лежал на соломенной подстилке и, закрыв глаза, строил планы побега.

«Сбежать… Конечно, рано или поздно я отсюда сбегу. Не случайно же меня прозвали Бродягой. Бродягу ничто и никто не удержит в узилище! Надо лишь как следует подготовиться, изучить привычки надсмотрщиков, раздобыть оружие, хотя бы нож… Лысый Дорк говорил, что к выгребной яме узников выводят поочередно трижды в день. Яма находится у выхода из пещеры, собственно, даже не яма, а глубокий колодец, прикрытый досками. Оглушить надсмотрщика и сбросить его колодец, затем… Затем нужно заставить стражников поднять входную решетку. Но как их заставишь? Может быть, сначала переодеться в доспехи надсмотрщика: примут за своего и выпустят из пещеры. А цепь? От нее обязательно нужно избавиться… Если остальные узники согласятся на этот план, то совместными усилиями мы и цепи разобьем, и снесем решетку, и разделаемся со стражниками у входа. Согласятся ли? Нужно при случае все обсудить с Дорком, узнать, кому можно довериться. Например, этот Акын, который песню пел, ему терять нечего — хвороба одолевает. И слова-то в песне верные: любому хочется встретить смерть свободным человеком. А ведь я слышал эту песню, слышал!.. Была ночь, скрипели тележные колеса, где-то вскрикивала испуганная птица. И я был очень слаб, едва мог поднять голову. Ранен? Не помню… Пел старый гусляр. Да, верно! Сначала гусляр, а потом ему начал подпевать женский голос. Кажется, слова были немного другие:

Нынче все едино мне, где и как сгореть.

Отпусти, любимая, в поле встретить смерть!

Не богов он упрашивал, а свою возлюбленную… Почему так забилось сердце? Кем была дм меня эта женщина? Как ее звали? Кто был я?!»

Но сколько ни напрягал свой измученный мозг Бродяга, память по-прежнему отказывалась ему подчиняться. Обхватив ладонями голову, он громко застонал. Дорк положил руку ему на плечо, легонько потряс:

— Ты в себе, брат, тоску не держи, выпусти ее со слезами, отведи от сердца. Мужикам здесь не зазорно плакать. Кто боль в себе хранит, очень быстро сгорает, уж поверь мне.

Тихие сочувственные слова подействовали на Бродягу совсем не так, как ожидал Дорк. Стонать, плакать? Нет, ему, синегорцу, для горьких слез нужны причины более основательные, чем железный ошейник, ржавая цепь и клетка в пещере! Бродяга сжал кулаки.

— Спасибо, друг, за добрые слова, — произнес он твердым, уверенным голосом. — Только я думаю, что слезами горе не осилишь. И еще думаю, что рано предаваться отчаянью. Дай срок — мы обязательно отсюда выйдем, клянусь небом!

Столько решительности и силы было в его словах, что Лысый Дорк невольно подумал: а ведь и впрямь этого парня никакими цепями не удержать! Но вслух он сказал другое:

— Ладно, брат, поживем — увидим.

4. Вода мертвая и живая

Время перестало существовать. Бродяга уже не мог сказать с уверенностью, сколько дней и ночей он находится на Острове Смерти. В его жизни (если это существование можно назвать жизнью) ничего не менялось, а ведь только перемены, плохие или хорошие, маленькие или большие — без разницы, дают человеку ощущение времени. Когда он сказал об этом Лысому Дорку, тот немного подумал и согласился.

— Я не знаю, как долго живу здесь, — сказал Дорк. — Я лишь помню, что в первом бою на ристалище потерял два зуба, во втором получил вот этот шрам за ухом, в третьем был убит мой брат по цепи и крови, но его имени уже не помню… Потом смертные бои тоже стали походить один на другой, шрамом больше или меньше — какая разница? Так и с тобой будет. Запомнишь первое серьезное ранение, запомнишь бой. в котором убьют меня, а все остальное расплывется в тумане беспамятства и безвременья… Впрочем, я надеюсь, что меня еще не скоро прикончат. Благодаря твоей силе и ловкости наша сцепка сегодня считается самой лучшей.

— При чем здесь я? — возразил Бродяга. — До моего появления твоя сцепка и так считалась лучшей.

— Если бы мы с Горбуном были столь же хороши, как ты один, то не уступили бы в последнем бою Дурынде и Крысолову и Горбун сейчас был бы жив. Ведь тебя даже надсмотрщики побаиваются!..

Подобные разговоры они вели не первую ночь — вполголоса, чтобы не слышали другие смертники. Бродяга уже знал, что любое неосторожное слово, сказанное в пещере, может обернуться бедой и для него, и для Дорка. Хотя Бродяга с радостью предпочел бы смерть в праведной битве рабскому существованию в железной клетке, далеко не все узники, как выяснилось, разделяли его взгляды.

Те же Дурында и Крысолов, например, были вполне довольны своей жизнью на Острове Смерти. В их похлебку почти каждый день попадали куски мяса, иной раз надсмотрщики (Дорк уверял — по личному распоряжению Виркуса) приносили им бадейку прокисшей браги, а все потому, что среди смертников не было никого злее и кровожаднее этой парочки. На волю они не стремились, ибо там их в мгновение ока разорвали бы на куски родичи десятков ограбленных и убитых ими людей.

Еще два-три узника, по словам Дорка, добились расположения надсмотрщиков тем, что доносили им о подозрительных разговорах своих соседей. А потому малейшая попытка бунта или побега пресекалась в зародыше и самым жестоким образом.

В общем, как ни крути, а планы Бродяги вырваться на свободу оставались чисто умозрительными, то есть — он смотрел, слушал, размышлял, но что-либо предпринять был не в силах. Он выжидал. Чего? Да чего угодно, крошечной зацепки, малейшей перемены в нудном, болотном существовании Острова Смерти. Однако ничего не менялось.

— Так и задумывал Виркус, — объяснил Дорк. — Он башковитый хозяин и отлично понимает, что нищая и размеренная жизнь сама по себе лишает человека надежды на перемены в судьбе. Это как застоявшаяся мертвая вода: с виду обычная, но в ней никакая живность не водится, а кто пить станет — запросто больным сделается.

— Будь он проклят, мерзавец! — выругался Бродяга. — По чьей-то злой воле я лишен памяти о своем прошлом. Теперь по воле Виркуса меня хотят лишить веры в будущее!

— На все воля богов небесных, — вздохнул Дорк. Обычно этой фразой он завершал их еженощные беседы, но на сей раз напарник не пожелал успокоиться.

— Чепуха! — громким шепотом воскликнул Бродяга. — Боги никогда не поддерживают человеческие злодеяния. Да, они создали этот остров, как и весь Поднебесный мир, но в Остров Смерти его превратили люди.

— Боги жесткосердны, брат… Конечно, земные люди заковали нас в цепи, однако, думаю, это вряд ли бы произошло, не будь на то воля небожителей. Боги карают нас за все зло, что мы натворили в молодости. В отличие от меня, ты очень молод и, возможно, успеешь искупить свои грехи еще в этой жизни.

Синегорец обессиленно упал на соломенную подстилку. Слова Дорка ранили в самое сердце. Неужели он, влюбленный в жизнь Бродяга, все же был когда-то безжалостным насильником и убийцей? Он по-прежнему не хотел в это верить.

— Каким злодеянием я осквернил свою душу? Если бы я помнил о содеянном зле, то знал бы, по крайней мере, что не зазря терплю столь жестокие муки. Но я не помню, ничего не помню!..

— Может быть, это и к лучшему, — тихо сказал Дорк. — Наверно, боги оказывают тебе великую милость, лишая всяких воспоминаний о содеянном. Ведь иные воспоминания могут искромсать человеческое нутро не хуже борейских кинжалов, а то и вовсе — жизнь отнять.

— Темно говоришь, брат, — не понял его Бродяга. — Какая уж тут милость, если не ведаю, кто я, откуда, за что и кем приговорен в смертники?

— Ладно, объясню доходчивей. Только мой сказ долгим будет…

— Нам спешить некуда, — горько усмехнулся Бродяга. — Рассказывай.

— Был когда-то со мной в сцепке молодой свеон по прозвищу Грач, — немного помолчав, начал Дорк. — Статный, черноволосый и черноглазый, резвый и башковитый — о таком возлюбленном каждая девка мечтает… Свеонское племя осудило его за убийство пяти человек: зрелого мужа, старика, женщины и девочек-двойняшек. Грач объяснил мне, что в ночь убийства был пьян и наутро ничего не помнил. Однако свидетелей кровавого злодеяния оказалось предостаточно. Соплеменники хотели знать причину, по которой этот красивый и добрый малый вдруг набросился с топором на своих мирных соседей. Грач не мог назвать причины, поскольку сам ее не ведал. Он был убежден, что случилась ошибка: соседей убил кто-то другой, чужак, похожий на него лицом и статью… Суд племени пощадил Грача: его не казнили, а всего лишь продали в пожизненное рабство. Через некоторое время он бежал, его поймали, снова бежал — и снова поймали. В конце концов его купил Виркус и отправил сюда, на Остров Смерти. Парень был очень крепким, тяжелые испытания лишь закалили его. На ристалище нам не было равных. Как и ты, он засыпал и просыпался с мыслями о побеге. Он считал себя невиновным, а свою судьбу незаслуженной. Эта уверенность придавала ему силы, наполняла его рабскую жизнь смыслом. Но однажды… Однажды среди новичков, привезенных на остров, оказался его соплеменник. Слабый, сломленный человек, трясущийся при одном виде кнута, тем не менее довольно опасный в бою — ловкий, увертливый. Грач ему обрадовался, как родному, поскольку в прежние времена был с ним дружен, а теперь очень хотел услышать, что соплеменники давно изловили настоящего убийцу и он узнает наконец всю правду. Так и случилось.

— Суд ошибся? — Бродяга слушал Дорка с возрастающим вниманием. — Парень никого не убивал? Ему сказали правду?

— Да, всю правду, — кивнул Дорк. — Сперва новичок делал вид, что не узнает соплеменника, и Грач не понимал — почему? Но через несколько дней нам раздали кочу. Ее всегда раздают вечером, накануне боев на ристалище, ибо коча возбуждает силу, отвагу, злость. Ее нужно хорошенько пожевать перед сном, оставить на ночь за щекой, а потом вновь жевать утром, покуда не выйдешь на ристалище. Там ее лучше выплюнуть — будет мешать драться. На некоторых людей коча оказывает еще одно действие: развязывает им языки задолго до начала боя. И это плохо, поскольку такой человек может болтать всю ночь, напрасно тратя силы перед схваткой. Так случилось и с новичком. Его клетка стояла напротив нашей, он сел возле прутьев, подозвал Грача и принялся рассказывать, как и почему были убиты его соседи… Соплеменник Грача считал его своим соперником: они оба намеревались свататься к одной и той же девице. Вот он, гаденыш, и задумал избавиться от соперника. Вечерком зашел к Грачу якобы для душевного разговора, выпили по чарке, по другой, а в третью он сыпанул дурман-травку. Кто ее выпьет, сразу дуреет и за истину принимает любую чушь, какую бы ему ни сказали. Когда Грач, ничего не заметив, выпил третью чарку, лживый дружок нашептал ему, что стая оборотней напала на соседей, всех, бедняжек, вырезала и, дабы никто не догадался, приняла их человечий облик. Дескать, ежели сейчас оборотней не порубить, они еще до утра все племя изведут поголовно! Уверил Грача, что видел происходящее в соседней избе собственными глазами, однако по своей природной трусости не решился за них вступиться. Сказал — и сунул топор в руки Грача.

— А тот и поверил, — то ли с укоризной, то ли с удивлением вздохнул Бродяга.

— Не только поверил, но тут же рванулся к соседней избе рубить оборотней… Гаденыш тем временем быстренько выплеснул в очаг остатки ядовитого пойла и побежал звать людей: мол, парень до безумия упился, с топором балует, грозится всех зарубить-зарезать. Сбежался народ, да поздно… Остальное понятно.

Лысый Дорк замолчал. Бродяга, покусывая соломинку, ждал продолжения. Ему было ясно, что история Грача на этом не кончилась, ведь не ради же удовольствия почесать языком она сказывается. А ради чего? И как она связана с его, Бродяги, муками беспамятства?

Дорк не спешил. Не из-за того, что не помнил дальнейшего, а напротив — прикрыв глаза, неприметно следил за выражением лица Бродяги и пытался предугадать, какие выводы тот сделает, узнав до конца печальную судьбу молодого свеона. Откажется ли от своих несбыточных мечтаний о свободе, станет ли меньше роптать на жестокость богов. бросит ли изводить себя бесплодными душевными терзаниями? Если брат по цепи и крови изо дня в день мучается внутренним разладом с самим собою, то каком же из него боец на ристалище?! Конечно, в учебных поединках Бродяга показывает удивительное мастерство, и уже сейчас его побаиваются будущие соперники. Но как дело дальше обернется? Он, Лысый Дорк, всякое здесь повидал. Именно поэтому стал вдруг опасаться, что Бродяга может повторить судьбу Грача… Ох как не хотелось бы! Боец-то славный, хотя и молод, учение на лету схватывает и такие приемы иной раз показывает, что даже Дорка завидки берут. Ежели они, Бродяга и Лысый, настоящими братьями сделаются, никто не будет им страшен!

Бродяга первым нарушил затянувшееся молчание. Отбросив соломинку, он сказал:

— Странно, что оба свеона угодили в одно узилище.

— Сперва я тоже это посчитал весьма удивительным совпадением, — согласился с ним Дорк. — Но выяснилось, что здесь нет ничего необычного. Дело в том, что сей мерзавец, избавившись от соперника, посватался к девице и взял-таки ее себе в жены. И никто бы ничего не узнал, не сболтни он однажды спьяну лишних слов своей молодой супруге. Та умницей оказалась — еще вина ему подлила и слово за слово выведала всю правду. Ну. понятно, с таким ублюдком жить не захотела и рассказала старейшинам о его коварстве. Старейшины провели дознание, отыскали старуху-травницу, которая злодейству содействовала — она тоже во всем призналась. Не знаю, что сделали со старой каргой, а вот с мерзавцем решили: продать в рабство тем же торговцам, которым Грача продали. Дескать, ежели боги дозволят, он не только разделит судьбу Грача, но. может быть, отыщет беднягу и передаст его хозяину предложение племени о выкупе. И боги дозволили.

— А что же Виркус?

— Виркус посмеялся. Он отправил новичка на Остров Смерти, хотя видел, что боец из него никудышный. Да еще приказал, чтобы поместили рядом с клеткой Грача.

— Почему Виркус не захотел получить выкуп от свеонов? — спросил Бродяга. — Он ведь жаден, не правда ли? Племя наверняка предложило бы ему за освобождение Грача хорошую плату.

— Ты не знаешь Виркуса. Человеческие страдания доставляют ему большее удовольствие, нежели блеск драгоценных каменьев. Думаю, ему очень хотелось посмотреть, как свеоны сойдутся на ристалище в смертельном поединке.

— И они сошлись?

— Нет, — покачал головой Дорк. — На следующее утро Грач отказался выходить на ристалище. И это был единственный случай, когда смертника не покарали за ослушание. Сам Виркус распорядился не наказывать. Понимал, наверно, что Грач должен очухаться после откровений своего соплеменника. Да вышло иначе… Узнав, кто был истинным виновником обрушившихся на него несчастий, Грач не мог ни спать, ни есть, все время о чем-то думал. А потом вдруг сказал мне: «Я все-таки убил их. Пусть не по своей воле, пусть одурманенный, но убил — собственными руками!» Понимаешь, прежде он был уверен, что убийцей был какой-нибудь чужак, и эта вера позволяла ему сносить все невзгоды. Правда о происшедшем выбила из него некий внутренний стержень, и Грач за несколько дней превратился в собственную тень. Он не простил себя, хотя настоящим виновником смерти его соседей был другой человек… И еще он сказал: «Лучше бы я не знал истины. Но, видать, так было угодно богам. Они карают меня за гордыню…» Однажды ночью, когда я крепко спал, он перегрыз себе вены на ногах и руках, и еще до рассвета его душа отлетела на суд небожителей. Надеюсь, они простили беднягу.

— Мерзавец, отравивший Грача, еще жив? — с неожиданной злостью спросил Бродяга.

— Нет, — усмехнулся Дорк. — Всего два настоящих боя продержался, а на третьем ему не повезло — против меня встал. Жаль только, что Грач этого уже не увидел.

— Кажется, я понял, для чего ты рассказал мне о судьбе Грача… Опасаешься, что, узнав правду о своих прегрешениях, я не смогу с ней примириться и тоже отправлюсь на суд богов. Так?

Дорк молча кивнул.

— Нет, брат, этого не будет, — твердо заявил синегорец. — Если когда-то я был насильником и убийцей, что ж, прошлого не исправить, но будущее — в моих руках.

— К сожалению, выбор не слишком велик, — сказал Дорк и для наглядности звякнул цепью.

— Пока не велик, — возразил Бродяга.

Больше в своих еженощных беседах они к этой теме не возвращались. Хотя Дорк видел, что его новый брат по цепи, как и прежде, изводит свой разум бесплодными попытками вспомнить прошлое, он окончательно убедился — душевные терзания никак не влияют на силу и ловкость Бродяги. Значит, не о чем беспокоиться, в бою Бродяга не подведет.

Беспокоиться, точнее — бояться, следовало их будущим противникам. Синегорец так быстро прибавлял в мастерстве, будто не обучался оному у Лысого Дорка, а всего-навсего развлекался, тешил свое молодое тело давно ему известными, но чуть подзабытыми трюками и уловками. Одинаково умело Бродяга управлялся мечом и палицей, кистенем и кинжалом; в каждом его движении чувствовалась скрытая мощь, готовая выплеснуться наружу, однако сдерживаемая до поры умом и волей опытного бойца. Лишь единственное вызывало у Бродяги явное раздражение — железная цепь, прикованная к ошейнику.

Дорк много раз показывал ему, как легко эту неизбежную «помеху» обратить себе в помощь, используя на манер щита или, допустим, подсекая ею ноги противника, но синегорец упрямо отказывался следовать его советам. Ничего не поделаешь, такова уж натура Бродяги: не признает цепей, и хоть тут тресни!

В сторону других смертников, упражняющихся на ристалище, Бродяга поглядывал с интересом лишь первое время, затем его внимание к ним иссякло. Когда же Дорк спросил, почему он не присматривается к чужим уловкам и бойцовским навыкам, ответил словами самого Дорка, хотя и с другим, несколько загадочным смыслом: «В их жилах течет мертвая вода…»

Лысый Дорк не стал спорить, поскольку накануне сам расписывал синегорцу «уловки и навыки» большинства смертников отнюдь не в радужном свете. Рассказал, например, что Хряк известен своими коварными ударами под ребра, а добивает по-волчьи — вырывая кадык зубами; Дурында обожает выдавливать глаза, а потом громко хохочет, наблюдая за тем, как ревет и ползает по ристалищу обреченный противник; Угорь, ежели его сшибают на спину, хорошо отбивается ногами и норовит вмазать в промежность… Н-да, трудновато себе представить, что синегорец надумает перенять у них подобные приемы рукопашного боя.

Впрочем, пока Дорк не представлял и другого: как мог Бродяга промышять разбоем? Это обвинение не вязалось ни с его обликом, ни с характером. Дорк на своем веку насмотрелся на грабителей и убийц — Бродяга в сей ряд никак не вписывался. Синегорец, конечно, великолепно владел оружием, однако Дорк нутром чуял, что его удивительные способности этим отнюдь не исчерпываются. И вскоре ему представился случай убедиться в справедливости своих догадок.

В тот день моросил мелкий, холодный дождь, трава на ристалище была скользкой, и опытному Дорку, разумеется, следовало бы это учесть. Но и на старуху бывает проруха. Уже в сумерках, пытаясь повторить один из приемов Бродяги — прыжок с переворотом и ударом пяткой, Лысый Дорк поскользнулся на мокрой траве, неловко выставил руку, чтобы смягчить падение, — и взвыл от нестерпимой боли.

Рука оказалась сломанной в двух местах, она буквально на глазах распухла и посинела.

Подбежавший надсмотрщик не на шутку разозлился.

— Ты, Лысый, нарочно руку повредил! Испугался настоящего боя, вот и подстроил себе увечье!.. Сегодня же хозяину обо всем доложу!

— Докладывай, Хряк, докладывай. — сдерживая стон, процедил Дорк сквозь зубы. — Виркус меня хорошо знает, он никогда не поверит, что Лысый от страха в штаны наложил.

— А для чего же ты здесь выкобенивался, козлом прыгал и ножками дрыгал? — не унимался надсмотрщик. — Всякому ясно, что хотел покалечиться. Надеешься, видать, что к Большому Хатунгу рука не заживет и тебе дозволят не выходить на ристалище!

— Дурила ты, Хряк, — негромко буркнул Дорк.

Однако надсмотрщик расслышал его слова и схватился было за кнут, чтобы проучить наглеца, но, встретившись взглядом с Бродягой, отказался от своего намерения. Злобно сплюнув, он приказал узникам отправляться в пещеру.

В клетке, осторожно улегшись на солому, Дорк поморщился от боли и сокрушенно вздохнул:

— Плохи наши дела, Бродяга. Не оправлюсь я, похоже, к Большому Хатунгу. А какой из меня боец с одной-то рукой? Только обузой тебе буду.

— Что такое Большой Хатунг? — спросил синегорец.

— Главный здешний праздник в честь океанского бога Хатунга. Со всего побережья народ съезжается в Тумаш, чтобы принести земные дары Хатунгу — кто чем богат. Он все примет, поскольку под водой у него, как известно, нет ни зверей лесных, ни птиц небесных, ни злаков, ни скотины домашней. Говорят, ежели Хатунга как следует задобрить, целый год можно по океану безбоязненно плавать. Зачем ему на купеческие товары зариться и ладьи топить, коли всего уже получил вдосталь? На всякий случай два-три раза в год устраивают еще Малые Хатунги, чтобы его меньших братьев ублажить. Ну а как в Тумаше праздник, так Виркус богатых гостей сюда привозит — поглядеть на бои смертников.

— Ты считаешь, Виркус поверит этом Хряку и решит, что ты нарочно руку сломал?

— Поверит не поверит, а биться все равно заставит.

Бродяга присел рядом с Дорком, внимательно осмотрел вспухшую руку и вдруг сказал:

— Кажется, я могу ее вылечить.

— Ты? — удивился Дорк. — Разве ты знахарь?

— Вряд ли. Да только чувствую, что…

Недоговорив, он легонько коснулся пальцами сломанного предплечья, и Дорк ощутил слабое покалывание в мышцах. Затем покалывание сменилось жжением, но не болезненным, а даже немного приятным.

— Как ты это делаешь? — спросил Дорк.

Бродяга не ответил. Его глаза были закрыты. На виске, выдавая сильное внутреннее напряжение, пульсировала голубая жилка. Дорку почему-то стало не по себе. Он хотел уже отказаться от загадочной помощи синегорца, однако в этот момент почувствовал, что его охватывает неодолимая сонливость. В ушах мелодично зазвенели далекие колокольчики, веки отяжелели и сомкнулись, сознание окутала мягкая мгла — и Дорк уснул.

Очнувшись на рассвете, он не мог поверить своим глазам: сломанная кость срослась, опухоль исчезла. Синегорец, впрочем, был поражен не меньше Дорка.

— Честное слово, брат, не знаю, как это получилось. У меня в голове будто картинка возникла, весь твой перелом в подробностях, и я вдруг решил, что могу приказать костям занять прежнее положение и… В общем, ничего не понимаю.

— Я думал, такое только в сказках бывает, — сказал Дорк, совершенно безболезненно сгибая и разгибая руку, сжимая пальцы в кулак, с удовольствием напрягая мышцы. — Или, может, тебе известен секрет живой воды, а?

— Впервые слышу, — ответил Бродяга. — Какая еще живая вода?

— Говорят, где-то посреди океана стоит остров, а на этом острове есть волшебный источник живой воды. Ежели ее испить — любая хворь пропадет, даже ведьмин сглаз и колдовские чары исчезнут… Когда ты давеча мою руку стал ощупывать, я почему-то вдруг об этой живой воде вспомнил. И ведь не напрасно вспомнил: рука, глянь, как новенькая!

— Источник на острове — это быль или сказка? — неожиданно заинтересовался Бродяга.

— Сам на том острове не был и той водички не пил, но купец, который мне рассказал о волшебном источнике, родной матерью клялся, что ни словечка не выдумал. Дескать, ураган разбил его ладью о скалы как раз возле острова, он был сильно искалечен и уже умирал, когда на берег вышла чернокожая дикарка.

— Чернокожая?

— Да, как головешка, — подтвердил Дорк. — Она дала ему напиться, и через день купец был совершенно здоров. От дикарки он узнал о волшебном источнике, а еще о том, что должен немедленно покинуть остров, поскольку чернокожие соплеменники его спасительницы убивают всякого, кто ступит на тамошний берег. Она дала ему лодку, съестные припасы, и ночью купец вновь уплыл в океан. Через несколько дней его, совсем обессиленного, подобрала венедская ладья… Вот такой счастливчик — трижды от смерти ушел!

…Лысый Дорк не предполагал, что мимоходом рассказанная им история — то ли быль, то ли небылица — надолго завладеет мыслями Бродяги, а ее продолжение тесно переплетется с их судьбами.

5. Талисман удачи

К Большому Хатунгу в Упсале готовились загодя и основательно. Жизнь побережья во многом зависела от благосклонности бога Хатунга. Дозволит он рыбакам забрасывать сети, охотникам — бить тюленя и нерпу, а купцам — плавать в дальние страны, все будут сыты и счастливы. А разбуянится, обиженный на людей, пошлет гулять по океану ураганы и штормы — жди голода и прочих бед. Поэтому и богатые, и бедные, и знать, и простолюдины, чествуя Большого Хатунга, не жалели даров. Не задобришь в день радости — не спасешься в несчастливый день.

В город-крепость Тумаш съезжались со всех концов побережья. Понурые лошадки с трудом тащили тяжелогруженые возы; рыбачьи шнеки, заваленные всяческим товаром, едва не зачерпывали бортами соленую океанскую воду; купеческим ладьям и драккарам было тесно в просторной Тумашской бухте.

Конечно, лишь малая толика этих товаров предназначалась в дар обидчивому богу, большая их часть пойдет на продажу и на обмен. Богу богово, а свою выгоду тоже забывать не следует. В общем, никто внакладе не останется — ни бог, ни купец, ни даже чернь подзаборная. Каждый получит то, что судьбой предначертано…

Виркус был уверен, что в нынешний Большой Хатунг судьба вновь окажется к нему благосклонной. Ведь так было всегда, по крайней мере — с того дня восемнадцатилетней давности, когда он, человек без роду и племени, мелкий перекупщик янтаря и заядлый игрок в кости, получил от Хатунга бесценный дар: талисман удачи.

Сей талисман океанская волна выкатила ему под ноги в разгар чествований Большого Хатунга, но не там, где собрались сотни дарителей, жаждущих ублажить бога своими подношениями, не на каменистом обрыве под юго-западной стеной крепости, а совсем в другом месте — двумя верстами севернее, на широкой и безлюдной песчаной косе. Молодой (да, тогда еще очень молодой) Виркус предыдущим вечером в пух и прах проигрался заезжим мошенникам, теперь он должен был каким-то образом выплатить образовавшийся долг или умереть. О бегстве не могло быть и речи, ибо самолюбие Виркуса просто не выдержало бы такого позора. Поэтому он предпочел смерть. Оставалось избрать способ, для этого он и пришел сюда: испросить у небесных богов совета — какой мертвец им угоднее? Тот, что удавится в петле? Или, например, взрежет кинжалом горло? Может быть, лучше всего броситься с крепостной стены на острые камни? Он не мог сделать выбор без подсказки богов и был в отчаянье от своей нерешительности, ибо… не хотел умирать.

Боги молчали. Виркус изрыгал проклятья, понося их за бессердечие, но толку не было ни от проклятий, ни от мольбы. Усталый, голодный, охрипший от собственных криков, он рухнул ничком на прибрежный песок — и разбил нос о камень. Вернее, о то, что сперва посчитал камнем. Но это был большой кусок — размером с кулак взрослого воина — золотистого и полупрозрачного янтаря.

Вглядевшись в него, Виркус понял, что наткнулся на весьма редкий и, безусловно, ценный экземпляр: в глубине янтаря застыло в вечном сне какое-то крупное насекомое. За такую находку можно получить немалый барыш, подумал Виркус, однако с грустью был вынужден признать, что этого барыша не хватит, чтобы выплатить долг.

И все-таки теперь у него появился повод отложить свое намерение покончить с жизнью. А вдруг два жулика, обыгравшие его в кости, получив хотя бы часть долга, согласятся подождать, покуда он сумеет собрать оставшееся? Кроме того, рассуждал Виркус, не является ли эта находка той самой подсказкой богов, о которой он только что их умолял? Ну конечно же! Сам Хатунг, бог морей и океанов, смилостивился над ним!

Спрятав янтарь за пазуху, Виркус поспешил в город. И здесь его поджидало известие, заставившее сначала оторопеть, а затем громко восславить Хатунга. Оказалось, что минувшей ночью какие-то рыбаки, объегоренные двумя жуликами, сцепились с ними на ножах, в результате — два хладных трупа и… Виркус ничего никому не должен! Теперь не было ни малейших сомнений в том, что удача улыбнулась ему благодаря заступничеству Хатунга и волшебной силе янтарного талисмана.

Виркус тут же заперся в своей каморке и еще раз скрупулезно изучил спасительную находку. Чем пристальнее он всматривался в глубину янтаря, тем сильнее становилось ощущение: существо, сокрытое в нем, не умерло, оно продолжает жить. Его неподвижность обманчива, и крошечные бусинки глаз внимательно следят за всем, что происходит вокруг…

С тех пор судьба стала благосклонна к Виркусу.

Со стороны могло показаться, что богатство само плывет к нему в руки — успевай только сундуки подставлять. Виркус один знал, в чем секрет его невероятно быстрого обогащения. Всякий раз, когда возникала необходимость принять важное решение, он извлекал из тайника янтарный талисман и смотрел прямо в глаза-бусинки заключенного в нем существа. Через некоторое время сам собой находился правильный ответ. Ошибок никогда не случалось.

Через два года Виркус понял, что талисман способен на большее. Он не только подсказывал своему владельцу самые верные и выгодные шаги, но мог воздействовать на поступки других людей. Достаточно было мысленно попросить его, и пожалуйста — неуступчивый продавец снижает цены на свой товар, знатный горожанин подобострастно зазывает в гости, неприступная красавица сама является среди ночи и страстно умоляет одарить ее хотя бы несколькими мгновениями любви.

Правда, Виркус старался не слишком часто обращаться к талисману с конкретными просьбами повлиять на кого-либо, поскольку следом наступала расплата: целый день, а то и два он чувствовал себя совершенно больным — голова трещала, как с похмелья, руки-ноги дрожали, из горла вместо обычных слов вырывались странные звуки, напоминающие птичий клекот. Все это его очень пугало.

Однажды Виркус решился показать волшебный янтарь знахарю-чужестранцу, который плыл в Кельтику и на несколько дней остановился в Тумаше. Дескать, не подскажет ли мудрый старец, как дорого ценятся подобные вещицы в других странах? Знахарь почти сразу определил, что насекомое внутри янтаря — скорпион, к тому же чрезвычайно редкий, обитающий чуть ли не на другом конце света. А затем… Затем он побелел как полотно, быстро положил талисман на стол и попятился к двери. С немалым трудом Виркусу удалось успокоить его и выяснить, в чем, собственно, дело.

По словам знахаря, янтарь сей не обычная драгоценность (ну, это Виркус и без него знал), а коцу-тан древнего и давно исчезнувшего народа — ассирцев. С помощью таких коцу-танов ассирские жрецы творили всяческие чудеса, но если волшебный талисман вдруг попадал в чужие руки, с его новым обладателем случалась беда: рано или поздно коцу-тан забирал себе душу несчастного.

«Почему же эти самые коцу-таны не вредили жрецам?» — спросил Виркус. Знахарь пожал плечами: «Может быть, жрецов защищали ассирские боги. Или им было известно какое-нибудь охранное слово. Не знаю… Мне никогда еще не доводилось видеть подлинный ассирский коцу-тан». — «Но если ты его никогда не видел, — рассердился Виркус, — как можешь быть уверен, что это он?» Старик ткнул скрюченным пальцем в янтарь: «На спине скорпиона — багровый семигранник! Это знак ассирских жрецов. Если не хочешь накликать беду, выброси его в море».

Конечно, Виркус и не подумал последовать совету рехнувшегося старца. Какие жрецы, какой семигранник? Сколько он ни вглядывался в янтарь, никаких знаков не углядел. А как же подслеповатый знахарь мог там что-то увидеть? Ерунда, в общем. Хотел, наверно, свою хваленую мудрость показать. вот и придумал небылицу.

Однако с той поры он старался прибегать к помощи талисмана лишь в самых необходимых случаях. Береженого, как говорится, боги берегут. К счастью, Хатунг по-прежнему благоволил к нему: дела с каждым годом шли лучше и лучше, богатство росло как на дрожжах, и, разумеется, вопреки предостережениям старого знахаря, никаких тревожных перемен с его душой не наблюдалось…

Спрятав талисман в тайник, сделанный специально для него под настенным ковром, Виркус громко позвонил в медный колокольчик. В горницу торопливо вошел Ойзен, верный слуга и надежный помощник в любом щекотливом деле.

— Все ли готово на острове к приему гостей?

— Да, мой господин. — Ойзен почтительно склонил голову. — Гости будут довольны.

— Не слишком ли ты самоуверен? — нахмурился Виркус. — Помнится, в прошлый раз ты так же заявлял, что все в полном порядке.

Ойзен склонился еще ниже. Во время предыдущих боев на ристалище один из смертников метнул в хозяина рогатину. Конечно, расстояние было достаточно безопасным и безумец промахнулся, но Виркуса разозлила сама возможность покушения на его жизнь. Как сей ничтожный раб осмелился хотя бы помыслить о том, чтобы поднять оружие на своего господина?!

К счастью, Ойзену удалось оправдаться: мол, смертник совершенно неожиданно сошел с ума, о чем в тот же день признался под пытками его напарник. В назидание другим эти оба были преданы лютой казни, так что хозяин может быть уверен — ничего подобного больше не повторится.

— Я лично все проверил, господин. Клянусь Хатунгом, гости будут довольны.

— Ладно, посмотрим, — буркнул Виркус. — Какая сцепка, по-твоему, одержит победу?

— Думаю, Лысый и Бродяга.

— Вот как? — вскинул бровь Виркус. — Мне сообщили, что Лысый повредил руку и не сможет биться, как прежде.

— Надсмотрщик ошибся. Я сам осматривал Лысого — никаких следов перелома. Вероятно, был простой ушиб, не более. Сейчас этой сцепке нет равных на ристалище. Бродяга с легкостью отбивает любые удары, меч в его руке подобен молнии!..

— Не преувеличиваешь?

— Нет, мой господин. Помнишь рассказ Одноглазого Багола о том, как Бродяга голыми руками разделался с тремя разбойниками? Теперь я уверен, что Багол ни словечка не приврал.

— Ну-ну. — Виркус задумчиво подергал свою реденькую бородку. Если новичок в самом деле столь хорош, как утверждает Ойзен, тогда не совсем понятно, почему известный своей жадностью Одноглазый Багол продал его так дешево? Он очень торопился избавиться от молодого синегорца, а вскоре и вовсе исчез из города… Что за этим кроется?

— Что слышно об Одноглазом?

— Он вернулся в Тумаш, мой господин, однако старается не мозолить глаза. По-моему, не хочет, чтобы кому-то стало известно о его возвращении.

— От кого же он прячется?

— Не знаю.

— Так узнай! — разъярился Виркус. — Мне должно быть известно все, что происходит в Тумаше! Одноглазый никогда не считался трусом, и если сегодня он чего-то или кого-то боится, я должен знать причину. Ты меня понял?

— Да, мой господин, — поспешно ответил Ойзен. — Я все выясню, не изволь беспокоиться.

— Ладно, ступай прочь, — приказал Виркус, с трудом сдерживая нахлынувшую на него злость. — И скажи кормчему, что мой драккар утром должен быть готов к отплытию на остров.

Ойзен вновь почтительно склонил голову и, пятясь. вышел из горницы. Виркус грохнул кулаком по столу. Боль в руке несколько отрезвила его, багровый туман перед глазами рассеялся, и Виркус с облегчением перевел дух.

Приступы неожиданного гнева последнее время накатывались на него все чаще. С чего бы это? Кажется, для дурного настроения нет никаких причин: торговля идет весьма успешно, городская знать относится к нему с уважением, купцы — с почтением, а простолюдины со страхом. Именно этого он добивался долгие годы. Сегодня в городе нет человека, способного противостоять его воле. Пройдет еще немного времени, и он добьется главного: неограниченной власти над всем Упсалом. Вожди и старейшины кланов сами явятся к порогу его дома, чтобы провозгласить Виркуса своим верховным господином! Так будет, ибо этого хотят сами боги. Нужно лишь немного потерпеть. Талисман удачи не зря внушает ему: жди, жди, твое время придет… Но, великие боги, как трудно ждать! Он никогда не отличался особой терпеливостью, а сейчас, в двух шагах от вожделенной цели, тем более. Отсюда, наверно, и злость на все и вся, и дрожь в руках, и багровый туман в глазах. А главное — страх и тревога.

Казалось бы, почему его должно беспокоить странное поведение работорговца Багола? Какое ему дело, от чего или от кого прячется Одноглазый?!

Виркус тяжело опустился в кресло, сцепил пальцы, стараясь унять нервную дрожь. Нет, здесь что-то не так! Каким-то образом неприятности Багола грозят затронуть и его самого, он всем нутром это чувствует… Может, пора посоветоваться с талисманом? Но в таком случае завтра ему не избежать дикой головной боли и птичьего клекота в горле.

А ведь именно завтра он должен предстать перед гостями острова в наилучшей форме — здоровым, красивым, могущественным.

Ладно, два-три дня не играют роли, ничего страшного не случится. После возвращения с Острова Смерти он обязательно разберется с Одноглазым Баголом. душу из него вытрясет, но узнает, почему тот спешил избавиться от Бродяги и от кого скрывается в городе.

6. Ристалище

Дорк не удивился, когда Бродяга отказался жевать кочу. Этот парень явно не нуждался ни в каких возбуждающих средствах — ни силенки, ни отваги ему не занимать. Относительно же боевой ярости, которую коча добавляла на ристалище, так это кому как нравится. Сам Дорк любил, когда кровь жарко пульсировала в жилах, сердце готово было вырваться из груди, а душа жаждала битвы. И плевать ему было на любые раны, даже на саму жизнь, ибо только одно имело значение: победа во что бы то ни стало!

Впрочем, здесь была и оборотная сторона. Человек, взбодренный кочей, иной раз терял чувство реальности. Вдруг мнил себя всемогущим, а противников — ничтожными и хилыми. В такие моменты запросто можно было пропустить опасный удар, даже не обратив на него внимания. Подумаешь, комариный укус! А в результате все, выноси мертвеца.

Тем не менее Дорк не мог обойтись без кочи. Без нее он, пожалуй, не заставил бы себя выйти на ристалище и ублажать гостей Острова Смерти кровавой схваткой. А не выйти означало обречь себя на долгую и мучительную смерть под пытками. Короче, куда ни кинь, всюду клин.

Бродяга, понятное дело, еще верит в свой крепкий боевой дух, в собственные силы и воинские навыки. Увы, придет время — и ему тоже понадобится коча…

Глаза Дорка слипались, но перед тем, как укрыться блаженным пологом сновидений, он взглянул на брата по цепи. Тот сидел на соломенной подстилке, поджав ноги и невидяще глядя прямо перед собой. «Где бродят сейчас твои мысли? — подумал Дорк. — Наверно, опять мучаешь свой разум попытками вспомнить прошлое. Бедняга… Завтра ты станешь моим братом по крови, а вскоре и прошлое и будущее перестанут тебя волновать. Как и все мы, смертники, тоже будешь жить только настоящим, ибо так угодно богам».


Последние дни над Островом Смерти стоял густой, влажный туман, и Виркуса это очень беспокоило. Не откажутся ли гости от его приглашения? Одно дело — в ясную и тихую погоду приплыть на дальний островок, чтобы разгорячить кровь созерцанием безжалостных поединков и чужой смерти, но совсем другое — рисковать собственной шкурой, доверясь лишь искусству кормчего, который почти наугад ведет драккар сквозь сплошную пелену тумана. Уж чего-чего, а опасных подводных камней вокруг Острова Смерти было предостаточно.

Однако, слава Хатунгу, на рассвете туман рассеялся, и незадолго до полудня к островной пристани подошли три драккара, нанятые Виркусом для доставки гостей. Виркус стоял на берегу с непокрытой головой, лично приветствуя всех прибывших, но никого в отдельности не выделяя. Большинство из них были ему хорошо знакомы. А вот рыжеволосую красавицу, зябко кутающуюся в долгополую накидку из лисьего меха, он видел впервые.

Тонкие черты лица, высокий лоб, изящно украшенный широким серебряным обручем, аккуратный носик и чувственные губы, большие зеленые глаза — да, такую красотку он вряд ли мог забыть, встретив ее хотя бы раз в Тумаше. «Если ее фигурка под накидкой так же хороша, как и личико, — подумал Виркус, — она сегодня же будет в моей постели… Тьфу, напасть! — одернул он себя. — Ведь я оставил талисман в крепости!.. Ладно, можно и потерпеть ночку-другую».

Рядом с рыжеволосой стояли два дюжих телохранителя и — большая диковинка для здешних мест — статная чернокожая служанка. Она была явно старше своей хозяйки, однако еще далеко не в том возрасте, чтобы не волновать мужскую плоть. Обе они, рыжая и черная, выгодно оттеняли пленительную красоту друг друга, и Виркус невольно растянул губы в похотливой ухмылке, представив их обнаженные тела в своих объятиях.

— Что, дорогой мой, сражен в самое сердце? — К Виркусу подошел Мелентий, глава одного из самых знатный упсальских кланов. — Я так и думал. Тельма кого угодно сведет с ума, даже не заметив этого.

— Которая из них? — Виркус попытался изобразить полное безразличие.

— Брось притворяться! — расхохотался Мелентий. — Черненькая, конечно, тоже неплоха. Но, получив госпожу, разве не получишь ее служанку? Вопрос в другом: как опрокинуть на лавку Тельму, верно?

— И не таких обламывали, — буркнул Виркус. Неприкрытая ирония в словах собеседника задевала его самолюбие, однако Мелентий был из тех людей, с которыми Виркус предпочитал до поры до времени не ссориться. — Занятное имечко: Тельма. Откуда она?

— Из Аквитании. Третья жена аквитанского принца Варик-Сонга. Во всяком случае, так начертано в грамоте, которую она третьего дня вручила воеводе Родиму, въезжая в Тумаш.

— Аквитанская принцесса? — Виркус задумчиво теребил свою бородку. — Редкая гостья… Никогда не встречал аквитанскую знать в наших землях.

— Не ты один, — вновь рассмеялся Мелен-тий. — В первую же ночь нашлись желающие выяснить, как все там устроено, у аквитанских-то, вдоль али поперек? Бедолагам сперва ейные стражники всыпали, а затем уж мои ребятки добавили.

— Выходит, старый хрыч, ты ее под свое покровительство взял? — усмехнулся Виркус.

— Ну, сообразил наконец-то! — Мелентий звонко хлопнул себя по ляжкам. — Для того и взял, чтобы тебе показать. Еле уговорил сюда плыть. Она хоть и наслышана о твоем ристалище, и я кое-что порассказал, ан все равно не сразу согласилась. Пришлось дозволить всех гребцов на драккаре сменить и тех поставить, которых она сама указала.

— Вот как? — насторожился Виркус. Он очень не любил, когда в его владениях объявлялись чужаки. Разумеется, это не относилось к женщинам: на Острове Смерти побывали многие красотки, коих весьма возбуждали кровавые зрелища. — И где она этих гребцов выбирала?

— Там же, где и оных мордоворотов. — Мелентий кивнул на телохранителей принцессы. — Из своей личной стражи. А ты думал, что супруга аквитанского принца сунется в чужие земли без охраны?

— Я о том думал, что ты должен был предупредить меня о такой гостье, — раздраженно проворчал Виркус. — Да чего теперь языком чесать, коли дело сделано.

Но думал Виркус лишь о том, что волшебный талисман остался в Тумаше. Уж больно соблазнительна была эта самая Тельма! А когда она, словно угадав его потаенные мысли, чуть приоткрыла свою лисью накидку, Виркус едва удержался от страстного вздоха. Высокая грудь выступала над глубоким вырезом черной кожаной рубахи незнакомого кроя двумя столь восхитительными холмами, что ему захотелось немедленно, тут же схватить красавицу на руки и унести ото всех… Мысленно выругавшись, Виркус трижды хлопнул в ладоши. Это был знак, хорошо известный всем гостям Острова Смерти: пора направляться к ристалищу.


Перед началом сражения смертников выстроили посреди зеленого луга, дабы зрители могли сделать свой выбор. Угадавший сцепку победителей получал от Виркуса подарок — золотой перстень, медвежью шкуру или что-либо еще в том же роде. Но угадать старались не ради этого подарка. Большинство гостей заключало сделки между собой, и, разумеется, отнюдь не мелочные. Для Виркуса же выгода состояла в том, что он, как хозяин ристалища, получал с выигравшего в споре пятую часть заклада. Сей порядок считался вполне справедливым, поскольку именно Виркус устраивал эти игрища и он же подробно записывал на листе пергамента заклады спорщиков. Если позднее возникали разногласия (а такое случалось, ведь иной азартный гость мог выставить в заклад, например, свой дом в Тумаше, драккар вместе с гребцами, коровье стадо или молодую жену), записи Виркуса становились главным аргументом в справедливом разрешении конфликта.

Когда все сделки были записаны и смертников увели в большой шатер, поставленный на дальнем краю ристалища, Виркус подошел к лавке, на которой сидела рыжеволосая красавица и ее чернокожая служанка.

— Как я слышал, на вашей родине, в Аквитании, подобные зрелища называются турнирами. Знак начинать и завершать турнир дает самая прекрасная гостья. Буду счастлив, принцесса, если вы и здесь, на моем острове, возьмете на себя эту милую обязанность.

— Аквитания не моя родина, — ответила Тельма, окинув Виркуса надменным взглядом из-под длинных ресниц. — Принц Варик-Сонг привез меня в Аквитанию двенадцатилетней девочкой… Впрочем, это не имеет значения. Какой же знак я должна подать, чтобы начать поединки?

— Просто взмахните своей очаровательной ручкой, принцесса. Этого будет достаточно.

Тельма, не вставая, небрежно вскинула вверх руку. Тут же один из стражников Виркуса затрубил в рог и на ристалище вышли две первые пары смертников.

— Наше солнце, вероятно, кажется вам не слишком жарким? — спросил Виркус, на правах хозяина усаживаясь рядом с принцессой. — Так старательно кутаетесь в меховую накидку, будто сейчас зима.

— Немного знобит, — объяснила принцесса. — Продуло на морском ветру, и теперь опасаюсь, как бы не заболеть всерьез.

— О да, я слышал, что аквитанские женщины очень нежны и самый легкий ветерок может им навредить. — Виркус улыбнулся уголками своих тонких губ. — Но здесь вы можете не беспокоиться о своем здоровье. Когда закончатся поединки, праздник продолжится в моем доме здесь же, на острове, и я вам обещаю, что замечательное вино из моих погребов как рукой снимет всякую хворь!

Принцесса Тельма никак не ответила на его двусмысленную тираду. Она смотрела на ристалище, где в это время насмерть бились рабы, однако в ее взгляде не было ни азарта, ни хотя бы малейшего интереса к происходящему.

— Вам не нравится, как дерутся эти рабы? — Виркус вдруг почувствовал себя уязвленным. — Но ведь это только начало. Самые сильные выйдут на ристалище позднее, и, я уверен, они заставят вас поволноваться.

— Вряд ли, — коротко ответила Тельма.

— Почему?! — с искренним удивлением воскликнул Виркус. — Может быть, все дело в том, что аквитанские турниры более красочны? Да и зрители побогаче? А может, вам не хватает гусляров и скоморохов? Будьте милосердны, принцесса, объясните же мне причину вашего недовольства!..

— Ах, любезный хозяин, не утруждайте себя пустыми домыслами, — поморщилась Тельма.

Однако Виркус, раздосадованный безразличием принцессы (не только к кровавой схватке, но и к своей персоне), сердитым жестом подозвал Ойзена и злым, свистящим шепотом отдал ему какое-то приказание. Какое именно — стало ясно, когда, к неудовольствию зрителей, схватка была остановлена.

— Не огорчайтесь, дорогие гости, — громко объяснил Виркус. — Я не намерен лишать вас удовольствия. Просто решил сделать сей… э-э… турнир более зрелищным. Двое будут биться против четверых!

— А как же наши заклады? — подскочил на своей лавке Мелентий. — Ведь это нарушение установленных правил!

— Правила здесь устанавливаю я, — твердо заявил Виркус, бросив на Мелентия гневный взгляд. — Это во-первых. А во-вторых, для вас, мои дорогие, ничего не меняется, поскольку против четырех смертников будет сражаться сцепка, на которую никто из вас не поставил заклада. Лысый и Бродяга против Дурынды, Хряка, Угря и Косого!

Посчитав, что сказанного достаточно, Виркус вновь уселся рядом с принцессой Тельмой. Но теперь он даже не взглянул на нее. Темная волна гнева билась в его груди: как смеет эта чужестранка являть здесь свой норов?! Ах, не волнует кровавое зрелище? Ничего, сейчас увидим, как затрепещут твои реснички, как задрожат коралловые губки и на щечках выступит румянец азарта! Плевать, что Лысый Дорк и синегорский Бродяга почти наверняка погибнут в неравной схватке. Зато какая будет красотища: реки крови, ошметки плоти, крики боли и ужаса! Ничего подобного ты, принцесса, не видела в своей Аквитании! Теперь — увидишь.


— Да, брат, мы с тобой по-настоящему влипли, — тихо сказал Дорк Бродяге, когда им стали известны новые условия схватки.

— Рано ты запел погребальную песнь, — усмехнулся Бродяга.

Он был совершенно спокоен. Казалось, его интересует лишь меч, который перед выходом на ристалище вручил ему надсмотрщик. Впервые за время своего пребывания на Острове Смерти он держал в руке оружие. И пусть этот меч, на его взгляд, был не очень хорош — коротковат и весьма небрежно заточен, Бродяга вдруг ощутил в себе огромную силу. Он был уверен: час освобождения близок. Откуда взялась эта уверенность, Бродяга не знал. Но он уже привык не знать (слишком многое было скрыто от него за пеленой беспамятства), поэтому предпочитал вслушиваться в себя и доверяться тому внутреннему голосу, который поддерживал его в самые тяжелые дни и ночи и который сейчас твердит ему о близкой свободе.

Над ристалищем протрубил боевой рог, объявляя начало смертельной схватки.

Противники Дорка и Бродяги сразу постарались занять выгодную позицию: одна сцепка встала на западе, другая — на востоке. Таким образом, Бродяге выпало драться с Дурындой и Хряком, самыми опытными и жестокими бойцами на острове.

— Берегись левой руки Хряка, — напомнил Дорк. Бродяга молча кивнул, хотя они стояли теперь спина к спине и Дорк не мог видеть этого кивка. Впрочем, им не нужны были слова, чтобы понимать друг друга.

Бродяга, опираясь на выставленную вперед левую ногу, опустил меч к правому бедру. Со стороны могло показаться, что синегорец пребывает в некоторой растерянности. Он оглядел скалы и зеленые склоны холмов, безразличным взором окинул зрителей, но даже не шелохнулся, когда Дурында и Хряк стали медленно приближаться к нему. Они медлили, поскольку не раз были свидетелями этой манеры синегорца вести поединок: обманчивое благодушие, а затем каскад молниеносных ударов, парировать которые Лысому Дорку удавалось с большим трудом. Поэтому сейчас они выжидали, отдавая право первой атаки сцепке Угря и Косого.

Так и вышло. Выставив перед собой рогатину, Косой одним прыжком преодолел расстояние, отделяющее его от Дорка, а маленький и юркий Угорь скользнул чуть левее, дабы при малейшей возможности ударить сбоку. Дорк увернулся от железных наконечников рогатины, но не успел нанести ответный удар — пришлось защищаться от коварных выпадов Угря.

В то же мгновение Дурында и Хряк ринулись на Бродягу. Однако их расчет на то, что внимание синегорца будет отвлечено схваткой напарника с другими нападавшими, не оправдался. Бродяга и Дорк, стоя спиной друг к другу, действовали столь слаженно, словно у них глаза на затылках выросли! Меч Бродяги мелькал с быстротой молнии, да и Лысый Дорк бился, как всегда, решительно и умело.

После нескольких безуспешных атак обе сцепки были вынуждены отступить. Дорк и Бродяга не преследовали их. Избрав оборонительную тактику, они предпочли спокойно ждать нового нападения. Конечно, при обычном раскладе — двое на двое — Дорк наверняка бы кинулся вслед за отступающим врагом. Но сегодня условия были иными, значит, лучше не рисковать.

Долго ждать не пришлось. Свист и улюлюканье зрителей разъярили Дурынду и Хряка. Неужели какой-то безродный синегорец в одиночку способен противостоять им, крошившим в куски куда более сильных и опытных бойцов? Не бывать этому! Ослепленные злостью, они вновь бросились на Бродягу. Кистень Дурынды со звоном ударился о меч синегорца, и… меч разломился надвое. Отшвырнув бесполезный обломок, Бродяга быстро качнулся в сторону, перехватил руку Дурынды, занесенную для нового удара, и резко дернул на себя. Дурында потерял равновесие — и тут же кулак Бродяги врезался в его квадратную челюсть. Дурында рухнул как подкошенный.

Сколь ни быстро действовал Бродяга, драгоценные мгновения были потеряны. Хряк успел проскочить мимо и вонзил бы меч в спину Дорка, с трудом сдерживающего напор Косого и Угря, если бы не отчаянный прыжок Бродяги. В последний момент синегорец сбил Хряка своим телом. Они покатились по траве, цепи спутались, образовалась общая свалка.

Какое-то время совершенно невозможно было разобраться, кто берет верх в этой кровавой драке. Яростные вопли и громкие стоны смертников, звон оружия и цепей, свист и крики зрителей — все слилось в невообразимую и жуткую какофонию.

Развязка наступила неожиданно. Бродяга, сбросив с себя Хряка, вскочил на ноги. Его глаза гневно сверкали, порывисто вздымалась грудь, из рассеченного лба текла кровь. Наступив ногой на цепь, он крепко схватил ее обеими руками, напрягся и — рванул. Цепь лопнула!

В первый момент никто не понял, что именно произошло. Ни гости, ни обитатели Острова Смерти никогда не видели ничего подобного. Такого просто не могло быть. Ни один человек не в силах разорвать железные оковы! Однако же смертник, прозванный Бродягой, сумел это сделать.

Дурында, Косой и Угорь, напуганные, кажется, больше всех прочих, попытались было отползти подальше от синегорца, но спутанные цепи не дали им этой возможности.

— Он колдун, колдун!.. — забормотал вдруг Дурында, и Косой повторил за ним, тряся головой: — Конечно, колдун. Его нельзя победить, вся его сила — колдовская, нечеловеческая!

— Заткнитесь, ублюдки! — рыкнул на них Лысый Дорк. Он сидел на траве, зажимая ладонью глубокую рану в плече. Кровь сочилась сквозь пальцы.

— Ты ранен, брат? — шагнув к нему, встревоженно спросил Бродяга. Похоже, синегорец сам еще не понимал, что он только что сделал.

— До свадьбы заживет, — усмехнулся Дорк. — Сейчас не обо мне надо беспокоиться. Не видишь разве, какого ты страху на всех нагнал? Виркус тебе этого не простит…

Бродяга поднял с травы меч Дорка и, гордо выпрямившись, огляделся по сторонам. Зрители, потрясенные увиденным, молчали. Стражники пребывали в полной растерянности.

И вдруг среди всеобщего замешательства раздался звонкий, веселый смех. Смеялась аквитанская принцесса.

— Молодец Бродяга! — громко выкрикнула она. — Только так и должен действовать свободный человек!

7. Принцесса пиратов

Виркус, наконец-то придя в себя, вскочил с лавки и замахал руками:

— Правила поединка нарушены! Стража, взять мерзавца!..

Сразу не менее десятка надсмотрщиков ринулись к синегорцу, однако, встретив его пронзительный взгляд, замерли и даже мечи опустили. Бродяга, словно все происходящее его меньше всего касалось, склонился над своим напарником и, что-то прошептав, положил ладони на кровавую рану. Даже гости Острова Смерти увидели, как свело судорогой тело Лысого Дорка, но через несколько мгновений его плечо, отертое от крови ладонями Бродяги, перестало кровоточить!

— Да ведь он колдун!.. — испуганно выдохнул Виркус. — Принцесса, нам лучше уйти отсюда. Стража, конечно, наведет здесь порядок, но это потребует некоторого времени.

Он взглянул на тропу, ведущую к тоннелю, будто желая убедиться, что она никуда не исчезла, и остолбенел. По склону холма к ристалищу бежали вооруженные люди. Их было не менее двух дюжин, однако они не имели никакого отношения к островной страже.

— Проклятье, что происходит?! Откуда…

Виркус не успел договорить: узкий длинный стилет уперся ему в грудь. Стилет держала в руке аквитанская принцесса Тельма.

— Если не будешь делать глупостей, — очаровательно улыбаясь, произнесла принцесса, — останешься жив.

Она скинула свою долгополую накидку, и Виркусу стало ясно, почему принцесса так старательно в нее куталась. Накидка скрывала мужское одеяние, столь не свойственное знатным дамам: черные кожаные штаны, подпоясанные широким ремнем с ножнами для стилета.

Виркус затравленно оглянулся. Дюжие телохранители принцессы стояли теперь таким образом, чтобы надежно прикрыть свою госпожу от выстрела из лука. Впрочем, стражники Виркуса даже не смотрели в их сторону, ибо целиком были заняты безуспешными попытками приблизиться к Бродяге. Медленно, шаг за шагом, они сокращали расстояние, отделяющее их от взбунтовавшегося раба, однако — слишком медленно. Чувствовалось, что они с великим трудом одолевают охвативший их животный страх. И было ясно, что неизвестные вооруженные люди окажутся здесь раньше, чем стражники успеют подобраться к Бродяге.

— Что вы задумали, принцесса Тельма? — Виркус постарался взять себя в руки. — Я ничего не понимаю.

— Может быть, кое-что поймешь, если я скажу, что меня зовут вовсе не Тельма. Мое настоящее имя — Агния. Надеюсь, тебе уже доводилось его слышать?

С этими словами она резким движением сорвала с головы серебряный обруч. На лбу женщины было выжжено клеймо: круг, вписанный в треугольник.

— О боги… Клеймо аквитанского каторжника! — Виркус побледнел, по его лицу покатились капли холодного пота. — Принцесса пиратов!..

— Как вижу, дополнительных объяснений не требуется, — усмехнулась Агния. — Итак, у тебя есть выбор: либо подчиниться всем моим требованиям, либо умереть.

— Моя стража перебьет твоих головорезов, их слишком мало, — попытался торговаться Виркус. — Будет лучше, если…

— Не тяни время, — оборвала его Агния. — Если твои люди вздумают сопротивляться, ты этого уже не увидишь. Ну?!

Для пущей убедительности она чуть шевельнула рукой, и острый клинок, прорвав рубаху, слегка оцарапал кожу под левым соском на груди Виркуса.

— Хорошо, согласен, — поспешно ответил Виркус. — Что я должен сделать?

— Для начала прикажи страже и надсмотрщикам положить оружие на землю. И не забудь попросить о том же своих гостей.

Виркус покорно кивнул. Женщина скользнула ему за спину. Теперь он почувствовал, как острие стилета уперлось под левую лопатку.

— Слушайте меня! — крикнул Виркус. — Всем оставаться на месте, ничего не предпринимать!

Стражники и гости с удивлением уставились на него. Только теперь они заметили, что окружены какими-то людьми весьма устрашающего вида.

— Оружие… — напомнила Виркусу Агния.

— Бросьте оружие на землю! — приказал Виркус. Однако его приказ поспешили выполнить далеко не все. Виркусу пришлось повторить, обращаясь к возмущенным гостям: — Бросьте оружие, прошу вас! Остров захвачен пиратами. Я вынужден принять их условия… Агния, принцесса пиратов, обещает всем сохранить жизнь, если не будем сопротивляться.

Трудно сказать, что в большей мере подействовало на знатных гостей Острова Смерти — то ли смысл объяснений Виркуса, то ли его дрожащий голос, — но в конце концов они подчинились. Тут же громилы принцессы Агнии приступили к обычному для себя делу: срывали драгоценные украшения, срезали с поясов кошели, снимали приглянувшуюся одежку.

— Что это, Дорк? — Бродяга кивнул в сторону зрителей. — По-моему, их просто грабят, а они даже не пытаются сопротивляться.

— Лучше расстаться с богатством, чем с жизнью, — ответил Дорк. — С принцессой пиратов не спорят. А кто вздумает спорить, тот не жилец.

— И что будет дальше?

— Не знаю, брат… Мне кажется, что я сплю и вижу волшебный сон. Неужели боги смилостивились над нами?!

— Кто она такая, эта принцесса? — не унимался Бродяга. — И кто такие пираты?

— Морские разбойники, — ответил Дорк, не сводя глаз с рыжеволосой женщины. — Когда-то среди нас был один из них. Он рассказывал, что его племя обитает на южных островах Бескрайнего океана, и главный их промысел — нападение на купеческие ладьи… У него на лбу было точно такое же клеймо, как у этой женщины. Оно означает, что человек приговорен в Аквитании к пожизненной каторге. Ему удалось бежать с каторги, но вскоре угодил в лапы Виркуса. Его убили надсмотрщики, когда он попытался сбежать с острова… О принцессе я ничего не знаю.

— Ладно, — кивнул Бродяга. — Сейчас узнаем. Только сначала хочу избавиться от проклятой побрякушки на горле.

— Для этого нужен кузнец, — сказал Дорк. Посмотрев на обрывок цепи, добавил: — Хотя, возможно, ты и без кузнеца управишься.

Бродяга ничего не ответил. Он просунул пальцы под железный обруч на своей шее, глубоко вздохнул, напружинил мускулы и — после нескольких мгновений отчаянной борьбы с железом — разломил рабский ошейник на две половинки. Затем он поднял с травы меч, разбежался и одним гигантским прыжком перемахнул через глубокий ров, отделяющий рабов от зрителей.

Телохранители Агнии сразу шагнули вперед, заслоняя собой принцессу. Хотя то, что было проделано на их глазах, внушало невольный трепет, они не собирались уподобляться трусливым надсмотрщикам Виркуса и пасовать перед неведомой силой Бродяги. Мечи телохранителей уперлись в его грудь.

— Пропустите его, — вдруг сказала Агния. — У него нет дурных намерений, ведь так?

Телохранители расступились, однако по выражению их лиц легко было догадаться, что при любом неосторожном движении Бродяги они без колебаний пустят в ход свои длинные мечи.

— Мои дурные намерения не распространяются на тебя, принцесса, — ответил Бродяга. В его спокойном голосе она не услышала ни рабской покорности, ни торжества победителя, ни даже особой ненависти к бывшему хозяину.

— Тебе не терпится поквитаться с ним? — Агния небрежно кивнула в сторону перепуганного до полусмерти Виркуса. — Увы, молодец, я обещала сохранить ему жизнь, если его люди не окажут сопротивления.

— Мне не нужна его пакостная жизнь, — поморщился Бродяга. — Но я собираюсь кое-что у него выяснить.

— Вот как? — Агния вскинула бровь. — А ведь я тоже хочу порасспрашивать Виркуса. Надеюсь, он не заставит меня долго ждать и сразу ответит на все вопросы. Ну а затем — пожалуйста, разговаривай с ним сколько влезет.

— Хорошо, я согласен, — усмехнулся Бродяга. От этой мимолетной усмешки Виркуса кинуло в дрожь.

К принцессе подошел один из морских разбойников — высокий, статный, с волевым лицом и пудовыми кулаками. Его можно было бы назвать красавцем, если бы не полубезумный блеск черных глаз: в их зрачках горела звериная злоба, пламя которой, казалось, способно испепелить даже камень.

— Мы закончили, принцесса, — сказал громила. — Как я и думал, добыча не слишком богатая. Пора на берег.

— Не спеши, Акмад, — ответила принцесса. — На этом острове есть еще кое-что. Не так ли, дорогой хозяин?

— Я не понимаю, о чем речь, — пробормотал Виркус.

— Сейчас поймешь! — рявкнул Акмад и, схватив Виркуса за ворот рубахи, как следует тряхнул. Виркус завизжал так, будто его режут.

— Полегче, Акмад, полегче, — сказала принцесса. — Если ты его придушишь, не у кого будет узнать о тайнике. Итак, Виркус, где же ты прячешь свое золото?

— Какое золото? Нет здесь никакого золота! — затараторил Виркус. — Все это выдумки глупой черни!.. Сама посуди, для чего мне прятать золото на острове, если вся торговля идет в Тумаше?! Чтобы расплатиться за товар, сюда, что ли, каждый раз мотаться?

— Вообще-то, похоже на правду, — сказал Акмад, поворачиваясь к принцессе. — Такие, как он, не любят свое богатство далеко от себя держать. Наверняка где-нибудь в крепости прячет. Может, просто возьмем его с собой и потребуем выкуп?

— Нет, — резко ответила Агния. — Мне нужен не выкуп, а все его богатство. Тайник где-то на острове, я уверена.

— Ладно, я вытрясу из него правду.

Разбойник вновь тряхнул Виркуса, затем взял его за горло и надавил. Виркус захрипел, его лицо посинело, глаза полезли на лоб. Акмад улыбался. Бродяга понял, что этому человеку мучения его жертв доставляют подлинное удовольствие.

— Ну, тварь, ты будешь говорить? — прорычал Акмад, чуть ослабляя хватку.

— Здесь… ничего нет… — едва шевеля губами, просипел Виркус. — Никакого тайника… Клянусь!..

Акмад оглянулся на принцессу, будто спрашивая — нужно ли продолжать? Агния стояла, нервно покусывая нижнюю губку, и никак не могла принять решение. Либо тайник, о котором она слышала от верных людей, на самом деле пустая выдумка, либо хозяин острова так жаден, что готов умереть за свое богатство.

— Я не верю ему, — наконец произнесла принцесса. — Золото должно быть на острове.

— Как скажешь, — кивнул Акмад. Он небрежным движением своих железных пальцев слегка повернул голову Виркуса, наклонился и, клацнув зубами, откусил ему ухо.

Страшный вопль Виркуса заставил всех вздрогнуть. Акмад с невозмутимым видом выплюнул из окровавленного рта ухо бедняги и повернул его голову другой стороной. Крики жертвы сменились повизгиваниями, сквозь которые можно было разобрать все то же: «Нет золота… Нет!.. Ничего нет!»

— Ты замучаешь его до смерти, но не добьешься признания, — сказал Бродяга, с отвращением глядя на громилу.

— Твое-то какое дело, грязный раб? — оскалился Акмад. — Или пожалел своего хозяина?

— Я сам себе хозяин, — спокойно ответил Бродяга. — А вот его повелитель — золото. Он служит своему богатству с такой преданностью, какой сам ни от одного раба не видел. Поэтому он умрет, а не скажет, где спрятаны его сокровища.

— Значит, умрет, — хмыкнул разбойник.

— Твоя госпожа обещала сохранить ему жизнь, — напомнил Бродяга. — Кроме того, если он умрет, я не узнаю ответа на свои вопросы.

— Верно, я обещала, — досадливо поморщившись, сказала принцесса Агния. — Придется опросить его охранников и гостей. Может, кто-нибудь из них знает о тайнике. Посулю награду — все выложат.

— Они ничего толком не знают, — покачал головой Бродяга. — Виркус, когда ходил к тайнику, с собой никого не брал, ибо никому не мог доверять.

— А тебе откуда известно? — удивилась принцесса.

— От него, — кивнул Бродяга на Виркуса. — Он сейчас, как это ни странно в его положении, хвалит себя за предусмотрительность. А еще очень надеется, что ты сдержишь слово и не убьешь его. Без уха, даже без двух, он как-нибудь обойдется, лишь бы золото осталось в целости и сохранности… Так, Виркус? Именно об этом ты сейчас думаешь?

Виркус глядел на Бродягу с ужасом. Казалось, громила Акмад напугал его куда меньше, чем слова синегорца.

— Погоди-ка, — начала догадываться принцесса Агния. — Ты хочешь сказать, что читаешь его мысли?

— Читаю? Нет, скорее — вижу, чувствую. Это трудно выразить словами.

— И ты можешь сказать мне, где находится тайник?!

Бродяга шагнул к Виркусу и пристально посмотрел в его расширенные от ужаса зрачки. При всем своем желании синегорец не смог бы объяснить, как и почему он вдруг стал понимать мысли Виркуса. Лично ему, впрочем, и не было нужды в этих объяснениях: он уже привык, что в некоторых ситуациях обретал совершенно невероятные способности. Важно было только уловить сам момент обретения и подтолкнуть свой разум, свои силы и волю в правильном направлении. Остальное получалось само собой.

Вот и сейчас — он без особого напряжения проник в смятенное сознание Виркуса, довольно-таки брезгливо покопался в нем и отыскал то, что из последних сил пытался сохранить в тайне хозяин Острова Смерти.

— Недалеко от пристани находится гостевой дом, — негромко сказал Бродяга, продолжая вглядываться в зрачки Виркуса. — Узкая галерея… Ну, Виркус, а что дальше? Не пытайся меня запутать, все равно не получится… Галерея ведет в сторожевую башню…

В это время Виркус истерично взвизгнул и задергался в крепких руках Акмада. Громила тут же отвесил ему звучную оплеуху и, похоже, перестарался — Виркус лишился чувств.

— Акмад, дубина стоеросовая, что ты наделал?! — в сердцах воскликнула принцесса. — Мы же не успели ничего выяснить!

— Успели, — заверил ее Бродяга. — Теперь я знаю, где искать золото Виркуса.

— Хвала богам! — облегченно вздохнула принцесса. — Тогда не будем медлить. Веди нас, синегорец.

— Нет. — Бродяга отрицательно покачал головой.

— Нет? — Агния вскинула бровь, затем удивление сменилось гневом. — Ты надеешься уберечь золото для своего хозяина или, может быть, для себя самого? Думаешь, твои колдовские штучки будут для тебя надежной защитой?!

Длинные мечи телохранителей мгновенно уперлись в грудь Бродяги, но ни один мускул не дрогнул на его лице.

— Вечно ты, Агния, торопишься с обвинениями, — неожиданно вмешалась чернокожая служанка принцессы. — Ужель так трудно понять, что богатырь не о себе беспокоится? И колдовство напрасно помянула, ни при чем оно здесь. Его сила — не злая, это ведь сразу видать.

Шагнув вперед, она решительным жестом отвела в сторону мечи телохранителей и с уважительным поклоном обратилась к Бродяге:

— Не держи обиду в сердце, молодец. Госпожа моя не со зла говорила дурные слова, но лишь по горячности своей. Не уразумела она, что ты о собратьях тревожишься, о тех, с кем прозябал дни и ночи в мрачной темнице.

— Я не обижен на твою госпожу, любезная чужестранка, — с достоинством ответил Бродяга. — Прости, не знаю твоего имени…

— Зови меня Урсулой.

— Ты права, Урсула, не о себе пекусь. Я готов указать место, где Виркус хранит свои сокровища. Но при одном условии: все узники Острова Смерти должны быть немедленно освобождены.

— Хорошо, — быстро, хотя и не без ноток раздражения в голосе, согласилась принцесса. — Рабы получат свободу.

— Этого мало, — продолжил Бродяга, глядя ей прямо в глаза. — Их нужно вывезти с острова. Ведь если узники останутся здесь, на них снова наденут цепи.

Агния задумалась. Конечно, рабы Виркуса — не ее забота, да и на пиратском драккаре для них не хватит места. С другой стороны, сейчас у пристани стоят драккары, на которых сюда приплыли гости… Почему бы не прихватить один из них? Да и свежее пополнение не будет лишним. Эвон какой богатырь — целой дюжины стоит!

Она бросила мимолетный взгляд на мускулистую грудь синегорца, на его широкие плечи и сильные руки. Наверно, эти руки умеют не только железные цепи рвать и мечом размахивать… Принцесса невольно улыбнулась своим игривым мыслям. И тут же нахмурила брови: не читает ли он ее мысли с такой же легкостью, как только что проделал это с Виркусом? Она резко подняла голову, посмотрела в лицо Бродяге. Он молча ждал ее ответа.

— Договорились, — сказала Агния. — Все узники получат свободу и драккар. Думаю, многие пожелают присоединиться к моей ватаге, поскольку на берегу Упсала их вряд ли ждут с распростертыми объятиями… Акмад, сними с рабов цепи и веди всех на пристань.

Громила, явно недовольный таким поворотом дела, сердито зыркнул на Бродягу, но возражать своей госпоже не посмел. Когда он удалился, Агния вновь обратилась к синегорцу:

— Итак, я выполнила все твои условия?

— Да, — кивнул он. — Благодарю тебя, принцесса. Теперь моя очередь выполнять обещанное. Пойдем, я покажу дорогу к тайнику Виркуса.

8. Сторожевая башня

Бродяга взглянул на лежащего у его ног хозяина Острова Смерти и приказал, не скрывая презрения:

— Вставай, Виркус! Твое притворство никого не обманет.

— Нет, нет! — заверещал Виркус, признавая тем самым, что уже вполне очухался после затрещины Акмада. — Не трогай меня, проклятый колдун! Я никуда не пойду!..

— Мои ребятки могут и на руках его понести, так сказать — в честь особого уважения, — усмехнулась принцесса пиратов. — Но мы потеряем много времени. Зачем он тебе? Ведь ты уже выяснил, где спрятано золото.

— В общем-то, в сторожевой башне он нам уже ни к чему, — признал Бродяга. — Однако я должен узнать у него правду о том, как и почему я оказался узником Острова Смерти.

— Так узнавай здесь, мы подождем немного, — сказала принцесса, небрежно пожав плечами. — И даже в сторонку отойдем, чтобы тебе не мешать.

Она сделала знак своим слугам и вместе с ними отступила на несколько шагов, всем своим видом демонстрируя полное безразличие к предстоящему выяснению отношений бывшего раба с бывшим хозяином.

Бродяга решил не церемониться. Встав коленом на грудь всхлипывающего Виркуса, он сдавил пальцами его подбородок и голосом, в котором слышался звон металла, произнес:

— Смотри мне в глаза, мерзавец. Принцесса обещала оставить тебя в живых, но я такого обещания не давал, и я, как ты понимаешь, не подчиняюсь принцессе пиратов. Поэтому, если ты вздумаешь хитрить, можешь считать себя покойником.

Глаза Виркуса вновь наполнились ужасом, губы задергались. Не в силах вымолвить ни слова, он промычал что-то нечленораздельное. Бродяга удовлетворенно кивнул:

— Вижу, что ты согласен. Итак, хорошенько припомни того человека, у которого ты меня купил… Ясно. Почему же он так продешевил?.. Ах вот в чем дело… Ну-ну, дальше…

Со стороны этот разговор казался более чем странным. Агния, хотя и делала вид, что не интересуется происходящим, внимательно вслушивалась в доносящиеся до нее слова, но — ничего не понимала.

— Урсула, ты уверена, что он не колдун? — шепотом спросила она у своей чернокожей служанки.

— Конечно, уверена. Что я, колдунов не видела? — фыркнула Урсула. — Может быть, он и владеет какими-то начатками Белой магии, но его главная сила не в этом. Синегорец, скорее всего, пользуется покровительством могущественного бога.

— Все может быть, — задумчиво произнесла принцесса. — Он и сам похож на молодого бога. А уж держится так, будто с детских лет жил в каком-нибудь княжеском дворце…

— Да тебе он никак приглянулся? — негромко рассмеялась Урсула.

Агния смутилась, однако возражать не стала. Да и что возражать, если права Урсула: этот синеглазый русоволосый гордый юноша сумел разбередить ее сердце. Но о чем же он расспрашивает Виркуса? И почему вдруг так разволновался?

— Неужели… Какой флакон, где?! — вскрикнул Бродяга и схватил Виркуса за ворот рубахи. — Ну, гад, вспоминай, не увиливай!.. Точнее… Вот, хорошо. Ясно!

Отшвырнув Виркуса, будто мешок с отрубями, он быстро подошел к принцессе. На его лице лежала тень усталости, лишь глубокие синие глаза горели веселым блеском.

— Я узнал, что хотел. Можем идти к башне.

— Замечательно, — ответила Агния, сдержав свое любопытство. — Не будем медлить.


Если смотреть на Остров Смерти со стороны океана, никакой сторожевой башни на нем не увидишь. Обычные серые скалы, ничего примечательного. Но на самом деле одна из этих скал была искусственным сооружением, возведенным, как и тоннель под холмом, много веков назад. Кто были строители и для чего им понадобились тоннель и башня? Ответ известен только небесным богам. Виркус нашел этим древним постройкам новое применение.

Входя в галерею, ведущую в башню, Бродяга предложил:

— Принцесса, нужно ли тебе и Урсуле идти дальше? Здесь всякое может случиться. Отправь со мной несколько человек покрепче, они вынесут сундуки с золотом…

— Нет, я должна сама все увидеть, — решительно возразила принцесса. — К тому же здесь побывали мои люди. Ничего опасного, кроме башенного дозорного, который поспешил сложить оружие, им не встретилось. Правда, сундуков они тоже не приметили.

— Твои люди, вероятно, не увидели потайную дверь, — пояснил Бродяга. — За ней — лестница, она ведет в подвал, где и спрятаны сундуки с золотом и драгоценностями. Между прочим, большая часть этих сокровищ хранилась здесь задолго до появления на острове Виркуса. Кто-то их здесь припрятал много веков назад. Если я правильно разобрался в мыслях перепуганного Виркуса, сокровища оберегает рогатый баргест.

— Вот как? — принцесса замерла в растерянности. Ей доводилось слышать о баргестах — рогатых оборотнях, встреча с которыми сулит несчастье и даже смерть.

— Здешний баргест очень дряхл, — продолжил Бродяга. — Виркусу он являлся в образе косматой черной собаки с рогами и глазами-плошками, которые пышут холодным зеленоватым пламенем. Поэтому, принцесса, стоит ли тебе рисковать?

Чуть подумав, Агния упрямо кивнула:

— Идем в подвал. Если Виркус не боялся, то я и подавно.

— Ладно, как скажешь, — ответил Бродяга.

Они зажгли смоляные факелы и вошли в башню. Бродяга продвигался весьма уверенно, будто уже не раз бывал здесь. У принцессы даже мелькнуло подозрение: а не ловушка ли это? Нет, маловероятно.

Хотя и удивителен этот молодой синегорец, и в поведении его много странного, почти таинственного, но коварство и ложь, по всему видно, ему несвойственны.

Внимательно оглядев стену, Бродяга быстро обнаружил неприметное углубление и извлек из него массивное железное кольцо. Пошарив еще немного, достал оттуда же пучок высохшей белоцветной травки и сунул его за пояс.

— Пока все верно, — негромко сказал он сам себе.

Он потянул за кольцо — и тяжелая каменная плита возле него бесшумно сдвинулась, открывая секретный вход в подземелье.

От входа вниз вела винтовая лестница. В непроницаемом мраке скудное свечение факелов позволяло видеть лишь несколько ближайших ступеней и матово-черные, совершенно гладкие стены. Первым шел Бродяга, следом, изготовив мечи к бою. настороженно продвигались телохранители принцессы; за ними — Агния и Урсула, которые старательно делали вид. что мрачная атмосфера подземелья не производит на них никакого впечатления; замыкали шествие четверо дюжих разбойников и громила Акмад. Ничуть не веря словам раба-синегорца о «прочитанных мыслях» Виркуса, он присоединился к этому маленькому отряду с одной лишь целью: посмеяться над Бродягой, когда наконец откроется его обман, а затем и свернуть наглецу шею.

Получилось совсем иначе. Синегорец не только не опростоволосился, но — гляньте-ка! — уверенно идет во главе отряда и держится так, будто всю жизнь командовал ратниками. И откуда ему известно о тайнике Виркуса? Нет, без колдовства здесь не обошлось…

Протяжный звериный вой заставил всех вздрогнуть. Хотя и ожидали чего-то подобного, ан все-таки мурашки побежали по спинам.

— Баргест чужих учуял, — сказал Бродяга. — Сейчас прибежит.

Подтверждая его слова, по нижним ступеням лестницы заскрежетали железные когти. Бродяга выставил вперед факел и вгляделся в темноту. Из-за крутого поворота лестницы навстречу ему медленно вышло чудище: ростом с теленка, на кривых мохнатых лапах, с козлиными рогами на голове. Черная шерсть висела клочьями, как у старых подзаборных собак, в огромных глазищах светилась дикая ненависть ко всему живому, с гнилых желтых клыков стекала слюна.

— Ну что, песик, желаешь познакомиться? — насмешливо произнес Бродяга. — Давай-ка наше знакомство отложим до лучших времен. А пока — на, понюхай травки!

Он вытащил из-за пояса пучок травы и, сделав быстрый шаг вперед, ткнул его в морду баргеста. Оборотень содрогнулся, отпрянул. Бродяга ткнул еще раз. Коротко взвизгнув, баргест присел на задние лапы и замотал головой, словно хотел отпугнуть настырного человека своими козьими рогами. Бродяга, не долго думая, пихнул ему в нос горящий факел. Баргест снова взвизгнул, а затем вдруг его очертания стали зыбкими, расплывчатыми, и за несколько мгновений он превратился в нечто бесформенное, отдаленно напоминающее морскую медузу. В сердцевине этой медузы по-прежнему светились глаза-плошки и скалились желтые клыки. Еще немного помаячив на лестнице, оборотень издал какой-то булькающий звук и медленно скрылся в темноте подземелья.

— Уф-ф, — громко перевела дух Агния. — Какая мерзость! А чем ты его отпугнул?

— Одолень-травой, принцесса, — ответил Бродяга. — Ее Виркус у входа прятал, чтобы отпугивать оборотня. Верное средство против стареющей нечисти.

Наконец крутые ступени кончились и они оказались в просторном сводчатом зале. С помощью факелов зажгли большие масляные светильники, закрепленные на стенах, и огляделись по сторонам. Зал был почти пуст, если не считать большого каменного постамента и трех массивных сундуков, обитых медью.

«Интересно, что было раньше в этом подземелье? — подумал Бродяга. — Похоже на тайное капище. Вероятно, на постаменте возвышалось изваяние какого-нибудь бога, которому поклонялись местные жители. Решив покинуть остров, они увезли его с собой. Но сколько же времени и сил они затратили, чтобы выстроить эту башню!»

Радостные возгласы пиратов прервали его размышления. Бродяга подошел к уже открытым сундукам и невольно присвистнул. Да, Виркус владел воистину сказочным богатством! Все три сундука были доверху набиты украшениями из золота, серебра и драгоценных камней: браслеты, перстни, кольца, изящные ожерелья, расшитые жемчугом пояса, цепи с загадочными амулетами, не говоря уж о всяческой посуде для знатных пиршеств, ножах и кинжалах, фигурках людей и животных… Очень странными были эти фигурки. Бродяга взял в руки одну, отлитую их серебра: вроде бы лошадь, но вместо лошадиной головы — человеческий торс. Вот уж диво дивное!

— Что, раб, на чужое добро заришься? — раздался рядом с ним язвительный голос Акмада.

— Чужое да лихое счастья не принесут, — ответил Бродяга. Положив фигурку на место, он отошел от сундуков, словно демонстрируя: я свое обещание выполнил, остальное меня не касается.


Сундуки оказались слишком тяжелыми, чтобы тащить их наверх по крутым ступеням винтовой лестницы. Пришлось посылать за мешками, перекладывать в них сокровища и частями переносить на драккар. За этой суетой, весьма радостной для пиратов, никто не обращал внимания на синегорца. А тот, стараясь не мозолить глаза принцессе и ее людям, занимался довольно-таки странным делом: медленно продвигаясь вдоль стен подземного зала, скрупулезно осматривал и ощупывал масляные светильники.

Наконец в медном основании одного из них Бродяга обнаружил то, что искал — чуть выступающий металлический штырек. Бросив взгляд на пиратов (не следит ли кто? да нет, слишком увлечены разграблением богатства Виркуса), он надавил пальцем на штырек. Раздался тихий щелчок, нижняя часть основания светильника сдвинулась и открыла Бродяге свое содержимое: маленький, не больше кулачка младенца, серебряный флакон и полуистлевший пергаментный свиток, прошитый золотой нитью и скрепленный красной сургучной печатью.

Бродяга, с трудом удержавшись от счастливого возгласа, торопливо спрятал флакон и пергамент за пазуху.

Тем временем пираты почти закончили свою работу. Принцесса Агния, судя по блеску ее зеленых глаз, пребывала в полном восторге. Достав из сундука удивительной красоты золотую корону, усыпанную изумрудами, рубинами и жемчугом, она тут же надела ее и кокетливо обернулась к подошедшему синегорцу:

— Тебе не кажется, что ее сделали как раз для меня?

Бродяга вдруг нахмурился. В голове у него мелькнула и тут же пропала неясная тревожная мысль, каким-то образом связанная с золотой короной…

— Да что этот грязный раб может понимать в драгоценностях? — вмешался Акмад. Его лицо лоснилось от пота, губы кривились в злобной усмешке, в черных глазах пылал огонь ненависти.

— Он больше не раб, — сердито возразила Агния. — Запомни это, Акмад!

— Хорошо, госпожа, — ответил Акмад, покорно склоняя голову. — Я лишь хотел сказать, что эта прекрасная корона — добрый знак. Ты вскоре станешь царицей и царством твоим будет весь Бескрайний океан!

Агния весело рассмеялась. Но Бродяга был по-прежнему хмур. В нем крепла уверенность, что корона попалась на глаза принцессе отнюдь не к добру. Может быть, копаясь в испуганном подсознании Виркуса, он упустил какую-то важную деталь? Или это его собственный внутренний голос предупреждает о близкой опасности?

Однако он не успел разобраться в своих смутных ощущениях. По лестнице сбежал телохранитель принцессы и крикнул:

— Дозорные увидели два больших паруса на горизонте! Судя по всему, боевые драккары из Упсала, идут к острову!

Принцесса мгновенно стала серьезной, сорвала с головы корону и кинула ее в мешок с золотом.

— Все на пристань, — коротко приказала она.

Подхватив остатки сокровищ Виркуса, пираты устремились к лестнице. Бродяга уходил последним. Он окинул взглядом подземный зал, словно хотел убедиться, что не забыл здесь ничего важного. Пламя светильников бесстрастно освещало черные стены; брошенные пиратами пустые сундуки напоминали больших морских рыб, которых жестокая буря закинула на каменный берег и оставила издыхать — немых и беспомощных.

«Не знаю, какие люди и какому богу здесь молились, — мысленно произнес Бродяга. — Не знаю, когда и почему они ушли отсюда. Но я прошу тебя, неведомый бог, не гневаться на тех, кто сегодня вновь осквернил твое капище. Я привел их сюда не по злому умыслу, а по незнанию… И я благодарен тебе, неведомый бог, за сохраненный в твоем земном жилище бесценный напиток. Но если ты хочешь покарать меня за непрошеное вторжение, что ж, я приму твою кару со смирением!»

Он достал из-за пазухи серебряный флакон, зубами вырвал плотно притертую затычку и, не раздумывая более ни мгновения, одним глотком выпил его содержимое.


Пиратский драккар был готов к отплытию. Другой, который по приказу Агнии отдали в распоряжение бывших смертников, тоже торопился отчалить, и лишь свирепые угрозы Лысого Дорка не позволяли его новым гребцам налечь на весла. Дорк ждал, когда на пристани появится где-то задержавшийся брат по крови. Он не догадывался, что по этой же причине не подает команды к отплытию и принцесса Агния.

Стоя на корме драккара, она нетерпеливо оглядывала скалистый берег, теряясь в догадках о причинах задержки молодого синегорца.

— Ронг, ты уверен, что Бродяга покинул башню? — спросила она одного из своих пиратов.

— Конечно, моя госпожа, — уверенно заявил Ронг. — Я был на самом верху башни — следил за упсальскими драккарами, поэтому уходил последним. Молодого синегорца я обогнал на полпути к пристани и даже поторопил его. Мне показалось, что он не очень спешит.

— С чего тебе так показалось?

— Да вид у него был какой-то отрешенный. Когда я крикнул, что надо поскорее сматываться, он ничего не ответил.

— Может быть, он ранен? — забеспокоилась Агния. — Свалился где-нибудь…

Она уже собиралась послать людей навстречу Бродяге, когда тот наконец-то вышел из-за скалы на берег. Ронг сказал правду: синегорец явно не торопился покидать Остров Смерти. Почему вдруг такая удивительная перемена? Совсем недавно рвался на волю, даже добился, чтобы сняли цепи с других узников, и вот — на тебе! Или думает, что в благодарность за услуги его здесь до вечера ждать будут?!

— Похоже, что-то случилось, — негромко сказала Урсула. — Посмотри, как он бледен.

Только после ее слов Агния поняла, что Бродяга и в самом деле выглядит очень странно. Сейчас он мало чем напоминал богатыря, который способен голыми руками разорвать железную цепь и сломать рабский ошейник. Белый как полотно, ноги подкашиваются…

— Ронг, быстро помоги ему!

Пират спрыгнул на причал и подбежал к Бродяге. Тот незряче посмотрел на него, затем шагнул в сторону, словно уступая дорогу. Не церемонясь, Ронг взвалил безвольное тело синегорца на плечо и поспешил вернуться на пиратский драккар. Едва они оказались на палубе, Агния крикнула:

— Рубите канат, весла на воду!

Приказание было мгновенно выполнено. Оба драккара устремились на запад — прочь от Острова Смерти.

9. Потерянный след

Одноглазый Багол ни днем ни ночью не чувствовал себя в безопасности. А все из-за той истории с рабом-сине-горцем… Угораздило же его прельститься выгодной сделкой (тогда, больше года назад, она в самом деле показалась ему весьма выгодной), которая в результате обернулась сплошными издержками и неизбывным страхом! И чем больше он размышлял о случившемся, тем сильнее ругал себя последними словами за поразительную недальновидность и глупую самоуверенность.

Разве трудно было сообразить, что подлец Барох никогда не отдаст задарма хороший товар? А коли отдал, значит, есть какой-то подвох. Значит, и брать не следовало, а нужно было драпать куда подальше! О-хо-хошеньки… Влип через жадность свою, как кур в ощип.

Сообразил, что дело нечисто, когда с грехом пополам и с великими трудностями добрался в Упсал. Тут явно не обошлось без нечистой силы, посему решил как можно скорее сбагрить с рук опасного синегорца. Да опять, видно, нечистый вмешался: наплел Виркусу с три короба, лишь бы тот подвоха не заподозрил. И что же? От одной напасти избавился, другую — не меньшими бедами чреватую почти сразу приобрел.

Венедский воевода, разыскивающий своего друга-синегорца, по всему видно, зря слов на ветер не бросает. Стоит ему пронюхать, что Багол направил его по ложному следу, жди великих неприятностей. Как он тогда сказал? «Если набрехал мне, не посмотрю на ваши поганые упсальские порядки — вернусь и свои наведу! Понял меня?» Как тут не понять…

Багол, правда, тоже не лыком шит. Сообразив, что угодил в поганейшую историю, надумал обезопасить себя сразу двумя уловками. Во-первых, решил, пока не улягутся страсти вокруг синегорца, не мозолить глаза ни в Тумаше, ни вообще на землях Упсала. Во-вторых, направил по следу Меченого Демида надежного человечка, который должен был сообщать Баголу обо всех передвижениях венеда.

Обе уловки оказались вполне действенными, и вскоре Багол выяснил, что настырный венед покинул Борею. По словам соглядатая, он вернулся в Ладор — стольный город Синегорского княжества.

Лишь тогда работорговец вздохнул с облегчением. Тем не менее велел соглядатаю продолжать наблюдение и тут же сообщить ему, ежели Демид вновь надумает заявиться в Упсал. Тревожная весточка пришла две луны назад: воевода с тремя дюжими молодцами выехал из Ладора, по слухам — возвращается в родную Венедию. Что ж, вполне возможное дело. Однако на всякий случай (береженого боги берегут!) Багол вновь решил поостеречься. Он передал работорговлю помощнику, а сам предпочел лишний раз не мелькать на торжище.

Единственную поблажку себе позволил: заглянуть в Тумаш на празднества во славу Большого Хатунга. Да и как иначе? Не принесешь дары океанскому богу — весь год не будет удачи. А у него в последнее время, покуда от венеда скрывался, дела явно расстроились. Хочешь не хочешь, а придется рискнуть.

Через два дня, когда звериным нюхом учуял погоню, понял, что все-таки вляпался. С опозданием понял… Отточенный венедский нож уперся под седьмое ребро и возле уха раздался повелительный шепот: «Не дергайся. Выходи из трактира, за порогом — налево. Уразумел?»

Не переча, Багол сделал все, что требовалось, и вскоре оказался в крошечном сарайчике, где при блеклом свете лучины воочию явился ему кошмар ночных бессонниц — Демид Меченый.

— Ведь я предупреждал, — сухо сказал Демид. — А ты не поверил… Твое право, конечно. Да теперь, понимаешь ли, и я в своем праве. Верно?

Багол судорожно сглотнул слюну. Говорить он не мог — от страха горло перехватило.

— Небось голову ломаешь, — продолжил Демид, — где, мол, ошибку сделал? Скажу просто: вся твоя жизнь — ошибка. Но я свершу благое дело, богам любезное, и твою ошибочку исправлю.

Он говорил спокойно, почти лениво, но от его слов Баголу хотелось визжать и брыкаться. В этих словах Багол свою смерть услышал. И случилось то, чего с ним не бывало с двухлетнего возраста: промеж ног потекло теплое и вонючее. Демид повел носом и удивленно вскинул бровь, а его помощники, не сдерживаясь, загоготали.

— Коли в дерьме живешь, оно завсегда наружу выйдет, — философски изрек Демид. — Однако жить-то все равно хочется, да?

— Х-х-да, — выдавил из себя Одноглазый. Его душа билась в ознобе животного страха, но мозг лихорадочно искал пути к спасению.

— Вижу, что хочется, — кивнул Демид. — Твой соглядатай тоже, кстати, не пожелал помирать в муках и все мне выложил. Надеюсь, ты не глупее своего слуги… Обещать ничего не буду, начну с вопросов. Первый и главный: где князь Владигор?

Багол непонимающе вылупился на воеводу — и тут же венедский кулак врезался в его печень. Багол сдавленно взвыл, из его единственного глаза потекли слезы.

— Не спеши, Всеслав. — Демид с укоризной оглянулся на молодого воина. — Вполне возможно, что этот бедолага не знал настоящего имени нашего друга. Повторю иначе: где синегорец, которого ты привез в Упсал?

— Я н-не знал… В-видят боги, не знал!

— Верю. Но где он сейчас?

— Н-не знаю, — ответил Багол. Заметив, что помощник Меченого вновь сжал свой железный кулачище, поспешил пояснить: — Его называли Бродягой. Откуда мне знать, что он князь? Он беспамятный лежал, бессловесный, в драной одежке…

— Дальше, — коротко сказал Демид, нахмурив брови.

— Его купил Виркус, — затараторил Багол, кося глаз на кулак Всеслава. — Самый богатый из здешних. У него есть остров, на который отвозят тех рабов, что покрепче… Туда, наверно, и синегорца отправили.

— Где находится этот остров? Для чего он Виркусу? Что там делают его рабы?

Багол втянул голову в плечи, будто каждый вопрос венеда бил по его темечку не хуже боевой дубины.

— Поверь — не ведаю! Краем уха слышал, что прозывается Островом Смерти, что Виркус затеял там какие-то кровавые игрища. Приглашает туда только богатых да знатных. Еще говорят, что он хочет построить крепость и жить на острове единовластным господином.

— А где он сейчас живет?

— Здесь, в Тумаше. — Багол заискивающе поднял глаза на Меченого. — Я могу показать его дом. Только сразу предупреждаю: там у него стража крепкая.

— И много сей стражи?

— Двое на воротах, — с готовностью начал загибать пальцы Багол. — Во дворе столько же, в палатах четверо или пятеро. Очень уж Виркус боится грабителей…

— Значит, человек восемь-десять, — улыбнулся Демид. — Чего же тут крепкого?

Его помощники, не тратя лишних слов, хмыкнули. Багол сжался, ибо отчетливо понял: не шутят. И, подтверждая его догадку, Демид сказал:

— Пойдешь с нами, познакомишь с Виркусом.


Поимки и допрос перепуганного работорговца хотя и не вызвали особых затруднений, однако отняли у венедов почти всю ночь. Уже занимался бледный туманный рассвет, когда они подошли к высокому частоколу, огораживающему хоромы Виркуса. Безопаснее было бы перенести визит к хозяину Острова Смерти на следующую ночь, но Демид не захотел медлить. Теперь, когда наконец обнаружен след Владигора, он рвался вперед, и не было силы, которая могла бы его остановить.

Впрочем, в Упсале начинался второй день празднования Большого Хатунга. Венеды такого бога не знали, следовательно, чтить его не собирались. Зато, как прикинул Демид, именно во время праздника им легче всего будет пробраться в хоромы Виркуса. Дароприношения океанскому богу длятся три дня, а где дарствуют — там и пьянствуют. Разве в страже Виркуса одни трезвенники?

Расчет оказался верным. Когда Одноглазый Багол, подталкиваемый кинжалом Демида, не без опаски постучал в дубовые ворота, стражник лишь для виду изобразил примерную службу. Стоило ему разглядеть одноглазую рожу раннего гостя да распознать ядреный запах браги, шибающий из объемистой бадейки, которую Багол с трудом удерживал трясущимися руками, — все, служба кончилась. Не задавая лишних вопросов, стражник распахнул ворота и… даже не успел понять, что случилось.

Оттащив в сторонку тело оглушенного стражника, Демид негромко свистнул. Из утреннего тумана во двор скользнули три тени, и ворота вновь закрылись. На высоком крыльце история повторилась: стук в двери, подобострастные приветствия Багола, откинутый засов — и бесчувственное тело очередного стражника падает на ступени.

Однако внутри дома Багол то ли случайно, то ли намеренно споткнулся, с грохотом обронил бадейку. Тут же на шум выскочили четверо стражников, зазвенели клинки. Через несколько мгновений трое свалились замертво, тогда четвертый бросил оружие и бухнулся на колени, вымаливая пощаду.

— Веди к хозяину, — сказал Демид.

— Так нету же его в доме, — ответил стражник. — Честное слово, нету! Еще вчера на свой остров отправился.

Демид скрипнул зубами. Того, что он слышал об этом острове, было достаточно, дабы понять — без полусотни крепких воинов туда и соваться нечего. Можно, конечно, попробовать пробраться на него под покровом ночи. Но даже для этого потребуются, как минимум, хорошая лодка и опытный кормчий. Пока найдешь лодку, пока сговоришься с кормчим… С другой стороны, Владигор почти наверняка там, на острове. Значит, либо дожидаться возвращения Виркуса, чтобы вышибить из него свободу Владигора, либо самим плыть на остров.

— Когда он должен вернуться?

— Да кто его знает! — с готовностью затараторил стражник. — Может, к ночи объявится, может, завтра к полудню. Бывает, что и подольше там сидит, особенно ежели смазливая бабенка рядышком.

— Вчера с ним была женщина?

— Нет, вчера не было, хозяин только Ойзена с собой взял. Это главный его помощник, от хозяина ни на шаг. А вот нынче там бабы появятся, и не одна, пожалуй: дюжины две гостей на остров зазвал.

— Гости? — вскинулся Демид. — Когда они туда отправятся?

Стражник глянул в оконце, за которым всходило солнце, и ответил испуганно:

— Наверно, уже отправились… На зорьке должны были отплыть.

— Проклятье! — выругался Демид, хватаясь за рукоять меча. — И ты молчал?!

Стражник втянул голову в плечи, ожидая смертельного удара. Но Демид быстро взял себя в руки. Немного подумав, он подошел к одному из воинов и негромким голосом приказал:

— Микита, иди на пристань, потолкайся среди лодочников, послушай, о чем судачат, и выбери того, кто поотчаяннее. Скажешь ему, что твой хозяин был приглашен Виркусом на остров, да накануне перепил бражки и опоздал к отплытию. Если лодочник согласится отвезти нас к Виркусу, мы хорошо заплатим. Все понял?

Воин молча кивнул и торопливо вышел за дверь.

— Веди в хозяйскую горницу, — приказал Демид стражнику.

Когда тот, резво вскочив на ноги, устремился вперед, Демид объяснил двум своим оставшимся воинам, Всеславу и Пахому:

— У Виркуса наверняка где-то должна быть припрятана карта Острова Смерти. Ее нужно найти. Уверен, что на ней обозначены и секретные заставы, и место, где невольников содержат… В общем, если найдем карту, легче будет к Владигору пробиться.


Они обыскали и горницу, и опочивальню, и гостевой зал, однако не нашли ничего, похожего на карту. Венедский воевода, не приученный рыться в чужих вещах, в конце концов не стерпел — схватил за грудки стражника и шарахнул его об стену:

— Говори, смерд, где твой хозяин самое ценное прячет!

Стражник вытаращил глаза, побледнел от страха, головой замотал:

— Не знаю, видят боги, не знаю! Слышал только, что есть тайное хранилище на Острове Смерти. В нем и золото, и серебро, и самоцветные камушки…

— Дурак ты! — рявкнул Демид. — Я воевода, а не разбойник. Не нужно мне его золото! Где-то здесь, в доме, тайник должен быть. И не ври, что не знаешь о сем тайнике! Знаешь! Если будешь молчать, пеняй на себя. Сперва ноги выдерну, затем твои поганые зенки выжгу, потом еще чего-нибудь придумаю, но говорить все равно заставлю. Ну, остолоп, что выбираешь?

До полусмерти перепуганный стражник трясущейся рукой указал на небольшой цветастый ковер, висящий на стене:

— Не г-гневайся в-воевода… За этим к-ковром г-глянь. Может, отыщешь т-там, что тебе т-т-требуется.

Демид шагнул к стене, одним движением сорвал ковер. В неглубокой нише лежал кусок янтаря. Демид взял его в руки и поднес к свету, падающему из окна. Внутри янтаря застыло какое-то мертвое насекомое… На мгновение Демиду показалось, что насекомое отнюдь не мертво и что багровые бусинки его глаз внимательно следят за человеком. «С усталости мерещится, — подумал Демид. — Но почему Виркус прятал янтарь в тайнике?»

На всякий случай он еще раз осмотрел нишу, хотя с первого взгляда было ясно — карты Острова Смерти здесь нет. «Виркусу не нужна карта, — скользнула в его сознании догадка. — Он и без нее помнит все, что касается острова». Демид вздрогнул. Это была не его мысль. Она явилась извне.

Он резко обернулся, одновременно выхватывая меч из ножен. Молодой Всеслав заученным движением шагнул к его левому плечу, дабы прикрыть воеводу от нападения с менее защищенной стороны. Второй воин — Ефрем, ровесник Всеслава, — отскочил к стене, освобождая место для схватки. Для схватки с кем? В доме по-прежнему было тихо, враг не объявлялся. Воины, привыкшие доверять чутью Меченого, настороженно огляделись, но не заметили ни малейшей опасности. Наконец Демид кивнул им — дескать, ложная тревога, — затем всмотрелся в янтарь. «Не ты ли со мной разговариваешь?» — молча спросил он и тут же явственно уловил ответ: «Коцу-тан готов помочь тебе. В тебе есть духовная сила, которой недоставало Виркусу. Ты станешь безмерно богат и обретешь власть над людьми. Они будут поклоняться тебе, как божеству, а над тобой будет лишь один хозяин — Великий Скорпион…»

— Боги небесные, спасите меня! — выдохнул Демид и, словно ожегшись, отбросил янтарь в угол горницы.

— Колдовской камень! — утерев со лба капли холодного пота, коротко объяснил он молодым венедам. — Не трогайте его, а то враз повяжет — пикнуть не успеете.

Демиду было явно не по себе. Хотя чужие мысли больше не тревожили его разум, он чувствовал странную притягательную силу янтаря. Взгляд вновь и вновь устремлялся в полутемный угол горницы, где чуть светился мягким внутренним сиянием колдовской камень; очень хотелось еще раз взять его в руки, услышать сладостно-таинственные речи. Воевода поднял с пола цветастый ковер и решительно накрыл им янтарь: с глаз долой — из сердца вон.

Похоже, этот простой прием сработал. Демид постепенно обретал утраченное самообладание. Когда же в дом неожиданно быстро вернулся Микита, которого он посылал на пристань поговорить с лодочниками, стало и вовсе не до колдовского камня.

Запыхавшийся Микита рассказал, что в Тумаше срочно готовят к отплытию боевые драккары — выручать Виркуса и его знатных гостей, угодивших в лапы к морским разбойникам. Вот наилучшая возможность попасть на Остров Смерти!

— Откуда стало известно о разбойниках? — настороженно спросил Демид. После общения с нечистью, заключенной в янтаре, он остерегался новых каверз.

— Говорят, кормчий одного из драккаров, на котором гости отправились к Виркусу, держал при себе ручного ворона, — объяснил Микита. — И вдруг этот ворон прилетел домой, а к лапке его привязан клочок пергамента. На клочке всего четыре слова нацарапано: «Остров захвачен пиратами. Помогите!» Жена кормчего кинулась к местным старейшинам, те ударили в набат… Короче, желающих сразиться с пиратами оказалось предостаточно.

— С чего вдруг такое рвение? — удивился Демид. — Перепились в честь праздничка, теперь подвигов захотелось?

— Не без этого, пожалуй, — хмыкнул Микита. — Но главная причина в другом. По слухам, Виркус прячет на острове сказочные сокровища. Так почему бы не изловчиться и не ухватить кусочек от чужого пирога?

— Ясно, — кивнул Демид. — Что ж, поспешим на пристань. Я знаком со здешним караульным сотником. Думаю, он нам поможет оказаться на борту драккара, а дальше видно будет.


Они были чужаками на этом драккаре. Всякому известно, что в Упсале чужаков с трудом терпят. Тем более — венедов. Тем более — в дни, когда чествуют Хатунга. Если бы не суровое предупреждение весьма уважаемого в Тумаше караульного сотника Бронда, подвыпившие ратники не отказали бы себе в удовольствии намять бока обнаглевшим венедам. К их удивлению, Бронд оказался давним знакомцем венеда, лицо которого было обезображено шрамом. Прозвище у венеда было соответствующее — Меченый. Указав на Меченого и его молодых спутников, Бронд приказал: «Эти четверо плывут с нами». Кто рискнет ослушаться Бронда?

…Демид был мрачен. Он нутром чуял, что упсальские ратники (и он вместе с ними) явятся на Остров Смерти слишком поздно. Уж больно долго готовились. И когда глазастый дозорный, пристроившийся на самой верхотуре мачты, крикнул, что приметил вроде бы какое-то судно, скрывшееся за юго-западной оконечностью острова, у Демида не осталось сомнений: опоздали!

Конечно, кинулся к Бронду, попытался уговорить его хотя бы один драккар послать вдогонку за беглецами. Где там! Лишь недовольно подбородком дернул и что-то невразумительное процедил сквозь зубы. «А сам ты что сказал бы иноземцу, вздумавшему учить тебя уму-разуму? — подумал Демид. — Вот и не лезь куда не следует!» Верный вывод, да что толку?

А потому, когда, причалив к владениям Виркуса, выяснили, что пиратов и след простыл, Демид ни единого укоризненного взгляда не бросил в сторону караульного сотника. Бронд сам подошел и, пряча глаза, сказал:

— У нас, Меченый, другие порядки. Ни мне, ни тебе их не изменить. Мои ратники задарма драться не будут… Вот если не отыщут здесь золотишко да сообразят, что его из-под носа вывезли, тогда, может, в погоню и ринутся. Никак не раньше, сам видишь…

Демид не стал спорить. Пока ратники шастали по окрестностям в надежде отыскать легендарные сокровища, Бронд и Демид выспрашивали у гостей Виркуса подробности разбойного нападения. Как случилось, что пираты сумели незаметно проникнуть на тщательно охраняемый остров? Много ли их было? Почему стража не оказала сопротивления? Не слышал ли кто, куда пираты собирались направить свои драккары?

Из путаных и зачастую противоречивых ответов складывалась, на взгляд Бронда, довольно странная картина. Судя по всему, разбойники прибыли сюда на драккаре аквитанской принцессы под видом ее гребцов и слуг. Впрочем, рыжеволосая красавица, выдававшая себя за молодую жену Варик-Сонга, на деле оказалась знаменитой принцессой пиратов Агнией, одно имя которой заставляло бледнеть упсальских купцов и мореходов.

Перед самым нападением пиратов случился бунт на ристалище. Какой-то смертник (по внешности — синегорец, по кличке — Бродяга), обладающий воистину невероятными способностями, умудрился разорвать цепи и перепрыгнуть через оградительный ров. Вместе с принцессой пиратов он схватил Виркуса и, угрожая смертью, принудил его отдать приказ стражникам и надсмотрщикам сложить оружие. А тут и другие разбойники набежали: освободили смертников, сорвали с перепуганных гостей драгоценности и всех заперли в мрачной пещере, где до этого содержались рабы.

Правда, некоторые из гостей утверждали, что Бродяга сиганул через ров и присоединился к пиратам чуть позже, когда надсмотрщики уже побросали оружие. До этого он был иным озабочен: заговаривал тяжелую рану, которую во время боя получил один из смертников. И ведь как хорошо заговорил — следа не осталось! Тут, видать, не обошлось без колдовства… Ну а что далее происходило на острове, ни гости, ни стражники не знали, поскольку всех, кроме самого Виркуса, пираты загнали в пещеру.

Хозяина Острова Смерти удалось отловить возле Сторожевой башни. Именно отловить, ибо несчастный Виркус явно повредился в рассудке: размахивая руками, будто крыльями, он резво прыгал с камня на камень, издавал громкие звуки, напоминающие птичий клекот, и коршуном бросался на всякого, кто пытался приблизиться к башне.

Потратив немало трудов, его все же настигли и связали, однако разговаривать с ним было совершенно бесполезно. Дикий взгляд, пузырящаяся пена на губах, мелкие судороги по всему телу — явные признаки умопомешательства.

Вдруг Демиду показалось, что среди нечленораздельного клекота, рвущегося из горла Виркуса, отчетливо слышится уже знакомое ему слово. Он наклонился к Виркусу, тряхнул его за плечи и требовательно сказал:

— Повтори, ну, повтори же! Кого ты зовешь на помощь?

— Коцу-тан! — оскалив желтые зубы, выкрикнул Виркус. — Коцу-тан!

Демид отшатнулся и на всякий случай даже вытер о рубаху вспотевшие ладони.

— О чем это он? — спросил Бронд.

— Кто ж теперь разберет, — ответил Демид.

На самом деле он прекрасно понял, что Виркус обращается за помощью к той самой нечистой силе, которая недавно пыталась завладеть и его разумом. Демид еще раз мысленно возблагодарил небесных богов, которые вовремя уберегли его от искуса.

В это время из гостевого дома с отчаянными воплями выбежали ратники. Лицо Бронда мгновенно залила краска стыда и гнева. Его воины выказывают позорный страх на глазах у венедского воеводы?! Обнажив меч, он без промедления кинулся к дому, чтобы сразиться с нежданным противником и — пусть ценой своей жизни — спасти честь упсальской рати. Но сразу несколько воинов повисли на нем, вцепились в руки и ноги, заставили остановиться.

— Нет, сотник, туда нельзя! — кричали они, перебивая друг друга.

— Это проклятый дом, жилище нечисти!

— Огромный баргест загрыз Нарбута, оторвал руку Маклану!..

— Нужно убираться отсюда, пока все не сгинули!

Услышанное несколько умерило пыл храброго сотника. Он больше не рвался в дом, однако с прежним гневом смотрел на своих подчиненных. Они стыдливо избегали его взгляда. Похоже, столкновение с нечистью протрезвило их быстрее, чем купание в ледяной воде.

— Где Нарбут? Где Маклан? — с металлом в голосе спросил Бронд.

— Я здесь, — ответил воин, появившийся на крыльце гостевого дома. Он был смертельно бледен, из глубокой раны на предплечье сочилась кровь. — Нарбут погиб… Баргест разорвал ему грудь, даже кольчуга не спасла…

— Чего ждете? — рыкнул Бронд. — Быстро перевяжите его, пока кровью не истек!

Заминка ратников была вполне оправданной, ибо давно известно — ежели слюна из пасти баргеста смешается с кровью человека, то сей бедняга вскоре сам оборотнем станет и начнет, как зверь, на людей бросаться.

— Он меня не клыками — лапищей своей достал, — негромко, словно оправдываясь, произнес Маклан.

Лишь после этих слов (раз когтями поранил, значит, ядовитая баргестова слюна вряд ли в кровь попала) воины подошли к нему и торопливо (вдруг-таки бросится?) наложили повязку.

— Что там произошло? — спросил у раненого Бронд. — Откуда взялся баргест?

— Из дома к Сторожевой башне ведет галерея… А в самой башне есть тайный ход в подземелье. Дверь была открыта… — Маклан, обессиленный потерей крови, говорил медленно, едва ворочая языком. — Мы с Нарбутом первыми туда спустились… Но пираты до нас побывали, все сундуки пустые… Вдруг Нарбут закричал, я оглянулся и… Огромный черный пес, больше теленка… Глаза огнем горят, клыки жуткие, шерсть на загривке дыбом стоит… Нарбуту я уже ничем не мог помочь: баргест сбил его с ног и…

Маклан умолк и закрыл глаза.

— Несите его на драккар, — приказал Бронд. Затем, обернувшись к Демиду, спросил: — Ты когда-нибудь видел баргеста?

— Было однажды, — кивнул Демид. — Твой ратник правильно его описал. Я слышал, кстати, что с помощью Черной магии баргеста можно заставить охранять сокровища.

— Я тоже об этом слышал. Но тогда каким образом пираты сумели у него из-под носа эти сокровища забрать? Или они магические заклинания знали?

— Все может быть. — Демид вновь пожал плечами. Он был почти уверен, что разбойники воспользовались волшебными способностями Владигора, однако не посчитал нужным вдаваться в объяснения.

— Глядите! На небо глядите! — закричал вдруг кто-то из воинов.

Все тут же задрали головы — и обомлели. Над островом медленно, будто высматривая добычу, парило неведомое чудище. Оно было похоже одновременно на льва, на дракона и на гигантского орла.

— Что это?! — громким шепотом вымолвил Бронд.

Ему никто не ответил. Никому из ратников никогда прежде не доводилось встречаться с подобным крылатым зверем. Лишь у Демида поначалу мелькнула страшная мысль: не сам ли Злыдень-Триглав пожаловал? Нет, с облегчением сообразил он, эта зверюга и размерами гораздо меньше, и выглядит не столь отвратительно, как Злыдень… Хотя зрелище, конечно, тоже не из приятных.

К счастью, крылатый зверь, сделав несколько кругов над Сторожевой башней и не найдя, вероятно, заслуживающей внимания добычи, устремился прочь.

— Ладно, с меня достаточно, — решительно заявил Бронд. — Проклятый остров! Надо уходить, пока еще какая-нибудь мерзость не объявилась… Все на драккары, возвращаемся в Тумаш!

На сей раз Демид был с ним полностью согласен. Увы, догнать пиратов уже не удастся, потеряно слишком много времени. Он тяжело вздохнул. Что ж, поиски придется начинать заново… Но все-таки одна радостная мысль согревала теперь его сердце: Владигор жив и, скорее всего, свободен. Значит, княжеский бог Перун не отступился от Владигора, по-прежнему оказывает ему свое покровительство. А разве этого мало?

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

КОРОНА И СУДЬБА

По миру бредем без дороги,

утратив значенье и суть,

надеясь, что мудрые боги

укажут нам истинный путь.

Бродяги, слепцы и калики,

мы не замечаем уже,

как мечутся лунные блики

на лезвиях длинных ножей,

как, выйдя из темного леса,

нас окружает зверье.

И где-то заплачет принцесса,

но мы не услышим ее…

Страна до того необъятна,

что даже к воплям глуха.

И светятся звездные пятна,

как сыпь родового греха.

Синегорские Летописания Книга Посвященных, VI (современное переложение)

1. Звезды над океаном

Разбойничий драккар, поймав косым парусом свежий ветер, легко и уверенно рассекал океанский простор. Багряный диск солнца, сверкнув на прощание фантастическим зеленым лучом, скрылся за горизонтом. Над миром воцарилась бархатная южная ночь. Самоцветные россыпи звезд кажутся столь близкими, что протяни руку — они тут же упадут в ладонь, как волшебные ягоды из сказочного сада. Опасное искушение… Где-то за черным пологом ночи притаился недремлющий садовник. Он пуще глаза бережет волшебные ягоды и разделается со всяким, кто посмеет на них покуситься. Садовник невидим, однако его присутствие выдает тонкий блестящий серп — молодой месяц. Ну, дерзнешь войти в небесный сад? И готов оплатить свою дерзость самой жизнью? Но если вдруг выяснится: внутри этих соблазнительно искрящихся ягод зреет не божественный нектар, а смертельно ядовитый сок, что тогда?


…Бродяга полулежал на короткой носовой палубке драккара, сложив руки на груди и опершись спиной об искусно вырезанную, покрытую серебристой краской хребтину морского змея. Хребтина плавно переходила в чешуйчатую змеиную шею и оканчивалась однорогой звериной башкой. Рог был витым, железным; он, если требовалось, запросто пробивал борта купеческих суденышек. Оскаленная пасть щерилась двумя дюжинами настоящих — медвежьих — зубов, большие круглые глаза, сделанные из полупрозрачного янтаря, мерцали почти как живые.

Сия жутковатая башка ввергала в телесную дрожь многих упсальских купцов, и не столько видом своим, сколько тем, что означало ее появление на их пути. В большинстве случаев купцы лишались товаров, а если оказывали сопротивление — расставались с жизнью. Редко кому удавалось вовремя заметить опасность и счастливо ее избежать: пиратские драккары, вызывающе украшенные рогатыми змеями, были, как правило, быстроходнее купеческих, да и кормчие у разбойников не знали равных себе в мореходном деле.

Что касается воинского умения, хитрости и отваги, то и говорить нечего, один разбойник из вольной ватаги принцессы Агнии стоил двоих-троих наемных упсальских ратников. Сама же принцесса тем славилась, что была неистощима на всякие выдумки и каверзы, в результате которых ее ватага почти не знала поражений. Вот и нападение на Остров Смерти — нахальное до безрассудства и продуманное до мелочей — прибавит ей славы. Ведь даже вероятность погони была учтена принцессой: когда Остров Смерти скрылся за горизонтом, к разбойничьему драккару подошел еще один, «Серебристый единорог» — личный драккар принцессы Агнии, все это время скрывавшийся в стороне от чужих глаз, и пираты быстро перегрузили на него все награбленное. Теперь, если их настигнут, основной удар преследователей будет направлен, разумеется, на драккар, участвовавший в захвате острова, а «Серебристый единорог» тем временем успеет скрыться, унося на борту сокровища Виркуса, принцессу пиратов и ее ближайших соратников.

Среди оных неожиданно для себя оказался и Бродяга. Синегорец, в отличие от других узников Острова Смерти, сразу отверг предложение принцессы присоединиться к ее ватаге. Он хотел одного — как можно скорее высадиться на берег.

Когда стало ясно, что погони не будет (или она по каким-то причинам задерживается), Бродяга подошел к принцессе.

— Я синегорец, — произнес он. — И я обязательно должен вернуться на родину.

— Даже если тебя там ждут дыба и топор палача? — удивилась Агния. — Как я слышала от других, раньше ты был разбойником, за что и угодил в рабство к Виркусу.

— Да, — усмехнулся Бродяга, — было такое в моей жизни… Но сейчас это не имеет значения. Во что бы то ни стало я должен вернуться в Синегорье!

— Может быть, тебя ждет жена или невеста? — нахмурив брови, спросила Агния.

— Я не женат, — коротко ответил Бродяга.

— Лысый Дорк сказал, что ты не помнишь своего прошлого, — возразила Агния. — Значит, вполне мог забыть и о жене, разве не так?

Бродяга пожал плечами. Поняв, что ей не удастся переубедить упрямого синегорца, принцесса решила не настаивать на своем.

— Ладно, вольному воля, — сказала она. — При первой возможности высажу тебя на берег. Однако хочу предупредить, что такая возможность появится не сегодня и не завтра. Сейчас подходить к берегу слишком опасно. Чтобы сбить с толку преследователей, я приказала один из драккаров бросить среди океана — пусть себе носится по воле волн и ветра. Два других — «Серебристый единорог» и «Зверолов» — плывут в мои владения, которые расположены далеко от этих мест, но из-за твоих капризов я не собираюсь менять свои планы.

— И где находятся твои владения, принцесса?

— Любопытные долго не живут, Бродяга, — одернула его Агния, но тут же сменила гнев на милость: — Я называю свою землю Поющим Рифом, хотя мореходы знают ее под другим именем.

— Красивое название, — сказал Бродяга. — Хорошо, я согласен.

— Ну ты и наглец! — весело рассмеялась Агния. — Разве я спрашивала твоего согласия?

Да, эта молодая женщина, как истинная принцесса, привыкла повелевать. Пираты, способные одним ударом вышибить дух из кого угодно, подчиняются ей беспрекословно. И в основе их подчинения лежит отнюдь не страх, а нечто иное. Что именно? В этом синегорец еще не сумел разобраться, хотя после разговора с принцессой весь день внимательно приглядывался и к ней, и к ее подданным.

Рыжеволосая красавица, безусловно, обладала удивительной внутренней силой. При одном взгляде ее глубоких зеленых глаз самые отчаянные громилы становились смирными и покорными, как овечки. Но было ясно, что по воле своей госпожи овечки тут же превратятся в злобных цепных псов и разорвут всякого, на кого укажет ее тонкий пальчик.

Даровали эту силу небесные боги или Агния владела какими-то магическими секретами, которым обучили ее могущественные колдуны? Бродяга не находил ответа. Впрочем, так ли уж важен был ответ? Он не собирался задерживаться в гостях у принцессы пиратов. Как только «Единорог» причалит к Поющему Рифу, он поблагодарит Агнию за гостеприимство (за то, что помогла покинуть Остров Смерти, он сполна расплатился, указав местонахождение сокровищ Виркуса) и отправится в далекое Синегорье.


«…Звезды над океаном совсем не похожи на те, что горят над заснеженными вершинами Синегорья, — думал Бродяга, глядя в черную бездну. — Но разве в чем-нибудь изменилась их суть? Они по-прежнему холодны и бесстрастны. Что им люди? — песчинки на берегу, мелкие брызги океанской волны. Мы, человеки, страдаем и надеемся, любим и ненавидим, жертвуем собой и убиваем друг друга, рвемся к власти над себе подобными и — обращаемся в прах, в пыль на дороге, проложенной неизвестно кем и ведущей незнамо куда…»

Он старался не направлять и не контролировать вольно бегущий поток мыслей, образов, ощущений. Освобожденный от суетных забот, раскрепощенный разум позволял ему медленно и постепенно, шаг за шагом, проникнуть в собственные глубины, дабы извлечь хранящиеся в них тайные знания. Возможно, это был не лучший способ понять себя и обрести новые душевные силы, но в его распоряжении не было другого. Извлекались какие-то фрагменты, осколки, обрывки, большинство из которых не прибавляли ясности, однако он был уверен, что все они имеют определенный смысл и рано или поздно сольются в нечто единое и чрезвычайно важное. А пока этого не случилось, он пользовался, как умел, малой толикой обретенного.

— Читаешь по звездам свою судьбу? — раздался рядом голос чернокожей служанки принцессы. — Получается?

— Никто не знает своей судьбы, — ответил Бродяга, мгновенно возвращаясь к действительности. — Да и по звездам читать не умею, я ведь не звездочет.

— А кто ты, Бродяга?

— Сама говоришь — бродяга.

— Ну-ну, — белозубо сверкнула в ночной темноте легкая улыбка Урсулы. — Разные бродяги мне встречались, но ни один из них так не стремился на родину. Многие даже не помнили, на какой земле родились. Ты на них совсем не похож.

— Долго нам плыть к Поющему Рифу? — спросил он, желая сменить тему разговора.

— Дня три-четыре, если ветер не переменится. Да куда тебе спешить, скажи на милость? Вчера, как на пристань вышел, едва на ногах стоял, а сегодня уже в дорогу рвешься! Тебе надобно отдохнуть, откормиться, силы восстановить.

— Я вполне здоров, — возразил Бродяга. — А вчера… Наверно, просто от вольного воздуха отвык, голова замутилась. Все давно прошло.

— Чего же она у тебя на ристалище не мутилась, а? Хитришь, молодец! Ну да ладно, не моего ума дело. И хватит тебе здесь одному сумерничать, иди в светелку — принцесса зовет.

То, что Урсула назвала светелкой, было, по сути, обычной кормовой пристройкой. Но, шагнув через ее порог, Бродяга невольно замер. Он никак не ожидал увидеть на разбойничьем драккаре (пусть и не заурядном, а принадлежавшем самой принцессе пиратов) столь уютный уголок: золотой светильник, подвешенный к потолку, мягко озаряет роскошные ковры на стенах; вместо привычных лавок или кресел — атласные и бархатные подушки, разбросанные по полу; низенький резной столик уставлен золотыми и серебряными блюдами со всевозможной снедью.

И принцесса… Боги небесные, до чего же она прекрасна! Волна медных волос свободно ниспадает на обнаженные мраморные плечи, тихая улыбка загадочно скользит по лицу, большие изумрудно-зеленые глаза смотрят внимательно, с чуть скрытой иронией. Платье — легкое, почти прозрачное и очень короткое — не столько прячет, сколько подчеркивает восхитительные линии молодого и страстного тела.

Принцесса полулежала на подушках, явно довольная произведенным эффектом.

— Долго ты будешь стоять? — спросила Агния. — Не робей, присаживайся.

Бродяга наконец очнулся, торопливо и неловко опустился на подушки.

— Хочу угостить тебя замечательным аквитанским вином. — Она протянула ему тонкостенный серебряный кубок. — Его подают к столу аквитанского принца Варик-Сонга в особо торжественных случаях.

— Благодарю, — сказал Бродяга, принимая кубок. Он сделал маленький глоток и подтвердил: — Да, великолепное вино.

— Я так и думала, что оценишь его по достоинству, — кивнула Агния. — Ведь ты не из простолюдинов, верно? В тебе наверняка течет кровь знатного господина.

— Кровь у всех людей одного цвета — красная, — ответил Бродяга. — Ты называешь себя принцессой, однако твоя кровь ничем не отличается от моей или от крови твоей чернокожей служанки.

— Опять уходишь от прямого ответа, — усмехнулась Агния. — Не желаешь рассказывать о себе?

— Ты, как я заметил, тоже весьма скрытна.

— Разве? — Изобразив искреннее удивление, Агния окинула красноречивым взглядом свой полупрозрачный наряд. Оба весело рассмеялись. Бродяга почувствовал, что его привычная настороженность исчезла. Да, ничего не скажешь, эта рыжеволосая красавица умеет завоевывать сердца!..

Осушив кубки, они вновь наполнили их, и Агния продолжила разговор:

— Ты прав, синегорец, кровь Урсулы тоже красного цвета. И ты не прав, называя Урсулу моей служанкой. Семь лет назад мы стали кровными сестрами.

— Вот как? Я думал, этот обряд признают только мужчины.

— Не всякий мужчина способен выдержать то, что нам с Урсулой довелось испытать. — Словно какая-то тень пробежала по лицу Агнии, сразу сделав ее на несколько лет старше. — Ты когда-нибудь слышал об аквитанских золотых копях?

Бродяга отрицательно покачал головой.

— Я не знаю в Поднебесном мире более страшного места… Сотни несчастных, измученных рабов день и ночь добывают золотоносную руду для самого жестокого и отвратительного человека на земле — принца Варик-Сонга. Рудокопы мрут как мухи, но войско принца исправно поставляет в подземные шахты новых рабов — кельтов, киммерийцев, степняков, тавров, савроматов. Даже надсмотрщики, хотя им не приходится махать кайлом и ломом, не долго выдерживают в этом кошмаре. Иной раз они начинают роптать, и тогда Варик-Сонг избавляется от самых ворчливых, а другим, дабы утихомирились, посылает из своего дворца какую-нибудь подачку — несколько бочонков крепкого вина, свежее мясо, дюжину молодых рабынь… Порядок быстро восстанавливается, кровавое золото вновь течет в казну принца.

Слушая печальный голос Агнии, Бродяга вдруг понял: она пригласила его не для того, чтобы о чем-то выспрашивать. Наоборот, это ей необходимо было высказаться, сбросить с души тяжкий груз воспоминаний!

— Мне было тринадцать лет, когда аквитанские воины вторглись на земли нашего племени, — рассказывала Агния. — Вместе с другими женщинами, как это принято у аквитанцев, меня отправили в дар царю Таним-Сонгу. Конечно, все знали, что на самом деле невольницы предназначены его уродливому сыну, горбатому и кривоногому принцу Варик-Сонгу. Аквитанский царь уже тогда был стар и немощен, наложницы его не интересовали. О принце ходили жуткие истории, в них с трудом верилось… Говорили, например, что по утрам он обязательно выпивает кубок с кровью девственницы, дабы после бурной ночи восстановить свою мужскую силу. Почти каждую ночь ему приводят новых невольниц, но обратно, на женскую половину дворца, они не все возвращаются. Те, которые по каким-то причинам ему не понравились, бесследно исчезали. Впрочем, следы все же оставались — кровавые следы на стенах его опочивальни…

Бродяга ощутил, как по спине пробежал холодный озноб. Он прикрыл глаза. В его сознании сами собой стали возникать и множиться туманные образы. Некоторые из них обретали удивительную четкость: низкорослый горбун, дико смеясь, хлещет плетью-семихвосткой двух обнаженных женщин; испуганная рыжеволосая девочка забилась в темный угол комнаты, но огромная волосатая рука находит ее, хватает за волосы и швыряет на ковер возле жарко пылающего камина; горбун в испачканном кровью цветастом халате медленно приближается, сладострастно облизывая свои пухлые губы, жирное уродливое лицо нависает над ней, короткие толстые пальцы больно сжимают девичью грудь… В последний момент Агния изворачивается, выскальзывает из-под навалившегося на нее мужского тела, она хватает из камина пылающую головню и — наотмашь бьет ею по отвратительной роже насильника! Истошный визг горбуна, крики стражников, свист плети, затем — провал в спасительное беспамятство.

— К сожалению, огонь лишь немного опалил его мерзкую морду, — тихо продолжала свой рассказ Агния. — По приказу принца мне выжгли на лбу клеймо пожизненного рабства и отправили в копи, на забаву надсмотрщикам. Наверно, через два-три дня все было бы кончено. Разве может девочка-подросток уцелеть в звериных лапах дюжины истязателей? У них это называлось «пустить по кругу»… Вместе со мной к надсмотрщикам привели чернокожую рабыню. Это была Урсула. Прежде мы никогда не встречались, и я не знаю, почему она вдруг решилась хоть в какой-то мере облегчить предстоящие мне муки. Урсула скинула лохмотья и сама предложила негодяям свое молодое и крепкое тело. Надеялась, что они, растратив силы на нее, станут меньше вызвериваться надо мной. Пустые надежды… Ублюдки были нетерпеливы и ненасытны. Пока большинство из них забавлялось с Урсулой, трое набросились на меня… Но, видать, небесные боги решили-таки сжалиться над девчушкой, поскольку именно в тот страшный день доведенные до отчаяния рудокопы подняли бунт. Их предводителем был могучий кельт по имени Роальд. Они ворвались в караульное помещение, когда попойка была в самом разгаре. К тому времени двое негодяев уже распяли меня прямо на столе, заваленном объедками и залитом прокисшей брагой, а третий, спустив штаны, готовился удовлетворить свою похоть… Эти трое сдохли первыми — Роальд убил их голыми руками.

И вновь туманные образы обступили Бродягу. Он увидел кряжистого чернобородого кельта, кулачище которого был размером с баранью голову и этот кулак проламывал доспехи аквитанцев не хуже увесистой булавы; увидел изможденных рабов, забрасывающих камнями своих мучителей; увидел большой военный отряд, посланный Варик-Сонгом для усмирения бунтовщиков. Около трех десятков рабов все же сумели вырваться из смыкающегося кольца. Голодные, израненные, они вышли к пустынному океанскому берегу; Агния и Урсула были среди них.

— Аквитанская стрела пронзила правую руку Роальда. Через несколько дней рана загноилась, у него начался жар. Тогда Урсула сказала, что единственный способ спасти жизнь Роальда — отрубить гниющую руку. Бывшие рудокопы, услышав это, чуть не прибили ее. Но я знала, что Урсула говорит правду. Я все объяснила Роальду, и он согласился со мной и с Урсулой… Так Роальд стал Одноруким Ро.

— Почему вы обе решили, что нет другой возможности его исцелить? — негромко спросил Бродяга.

— Моя мать была травницей и ворожеей. Она многому успела меня обучить. Воины Варик-Сонга сожгли ее в погребе, как ведьму… Урсула тоже умеет врачевать. Хотя она никогда не рассказывала, кто передал ей свои знания. Ведь и ты умалчиваешь о своем умении, не так ли? — Агния вскинула длинные ресницы и с улыбкой посмотрела на Бродягу. — Наверно, ты смог бы сохранить руку Роальда, да? Я отлично видела, с какой легкостью ты исцелил своего раненого друга.

— Не так уж легко это было, — сказал Бродяга. — Я и сам не был уверен, что у меня получится.

,219

— Мы тоже ни в чем не были уверены. Но, к счастью, все обошлось. Однорукий Ро очень быстро восстановил силы, а его левая вскоре стала орудовать мечом не хуже отсеченной правой… Все мы жаждали отомстить проклятому Варик-Сонгу, а больше всех, пожалуй, Ро и я. Эта жажда сблизила нас. Когда мне исполнилось пятнадцать, он собрал всю ватагу и назвал меня своей женой. К тому времени в нашей разноплеменной ватаге насчитывалось уже около сотни бойцов. Мы нападали на аквитан-ские драккары, опустошали их и пускали на дно. Варик-Сонг бесился, однако ничего не мог сделать: его войско не привыкло к морским сражениям, да и кормчие у него не из лучших. Мы всегда успевали скрыться еще до того, как ему становилось известно о нашем появлении. И тогда Варик-Сонг, пересилив собственную жадность, пообещал большую награду за голову Однорукого Ро. Повсюду было объявлено, что убийца предводителя морских разбойников получит столько золота, сколько сумеет увезти на двух телегах… Ро был мудрым человеком, он хорошо понимал, что соблазн очень велик, что рано или поздно среди пиратов отыщется подлый изменник.

— Поэтому он вновь собрал ватагу и провозгласил тебя принцессой пиратов, — задумчиво произнес Бродяга. — Он не боялся смерти, но жаждал мщения. Он хотел быть уверен, что после его гибели среди пиратов не начнется дележка власти и не будет забыто главное: месть аквитанскому принцу.

— Да, верно, — кивнула Агния, с интересом взглянув на Бродягу. — Именно об этом Ро беспокоился больше всего. И он не только объявил меня принцессой — он стал учить меня всему, что знал и умел сам. Увы, времени оставалось немного…

Бродяга, прикрыв глаза, пытался различить неясную тень, бесшумно скользнувшую в опочивальню Однорукого Ро и Агнии. Нет, на сей раз не удавалось. Очертания фигуры были слишком расплывчаты, вместо лица — темное пятно, на котором глаза горели, как раскаленные угли. В лунном свете, падающем сквозь слюдяное оконце, сверкнул обнаженный клинок. Спящая Агния, похоже, чувствовала приближение смертельной опасности, но никак не могла проснуться. Вдруг под ногой ночного татя скрипнула половица. Однорукий мгновенно вскинулся на постели — и тут же широкий нож убийцы вонзился в его горло. Отчаянный вопль Агнии разорвал тишину. Еще не до конца понимая, что происходит, она скатилась на пол и, не раздумывая, ударила татя ногой, как учил ее Ро — в пах. Видимо, удар попал в цель. Убийца охнул от боли, замер на месте, и эта заминка спасла Агнию: за окном послышались встревоженные голоса людей, разбуженных женским криком. Убийца рванулся к двери, распахнул ее (на один краткий миг на фоне звездного небосклона обозначился силуэт мужчины в черной одежде) и исчез в ночи.

— Я так и не узнала его, — вздохнула Агния. — Утром неподалеку от избушки нашли сплетенную из конского волоса черную маску с прорезями для глаз, и больше никаких следов. Впрочем, для тщательного расследования не оставалось времени: дозорные сообщили, что к острову приближаются боевые аквитанские драккары. Стало ясно, что нас предали… Сражение было жестоким. От всей ватаги осталась едва ли половина, и мы вынуждены были бежать с острова. Моего мужа, Однорукого Ро, похоронили по давнему обычаю кельтских мореплавателей: привязали на грудь камень и отправили на дно океана… Позднее мы нашли Поющий Риф, удобный тем, что все корабли стараются обходить его стороной — слишком сильное течение и много подводных скал. Я с утроенной жаждой мечтала отомстить Варик-Сонгу, но помнила предупреждения Ро: «Ничего не делай сгоряча. Наноси удар лишь тогда, когда враг не ждет его». Я понимала, что ватаге необходимо восстановить силы, набрать новых людей, раздобыть хорошие корабли…

— Именно тогда, по настоянию большинства пиратов, ты решила грабить не только аквитанских купцов, — продолжил за нее Бродяга.

— Да! — Агния сердито вскинула голову. — Какая разница? Аквитанские, упсальские, борейские — все они богатеют неправедно, обчищая до нитки простолюдинов, наживаясь на чужом горе!

— Не все, — возразил Бродяга. — В Синегорье…

— Слышала я и про синегорского князя, и про ваши порядки, — прервала его Агния. — Знаю, что всем синегорцам велено жить по правде и совести. Но опять же — велено! Неужели князь Владигор считает, что указами и наместниками можно исправить человеческую натуру? Сильные всегда будут грабить слабых, а слабые, чтобы спастись от их бесчинства, убивать сильных, и никакими указами этого не изменить.

— Своими грабежами ты тоже ничего не изменишь.

— Мне надо только одно — уничтожить Варик-Сонга и весь его ублюдочный род!

— Хорошо, согласен, — кивнул Бродяга. — Аквитанский принц заслуживает смерти. Но что изменится после нее? Чем начнут промышлять твои пираты? Убивать всякого, кто по их меркам слишком богат, следовательно, жиреет на чужих несчастьях?! А ты? Какая судьба ожидает тебя после того, как ненавистная голова аквитанского принца скатится к ногам принцессы пиратов?

Агния промолчала. Бродяга смотрел на нее и видел перед собой не властную, гордую и бесстрашную предводительницу морских разбойников, а усталую, растерянную молодую женщину, нуждающуюся в надежной мужской поддержке, в понимании, защите и ласке…

— Нельзя жить одной лишь жаждой мести, — тихо, со всей возможной мягкостью в голосе сказал Бродяга. — Эта жажда иссушает сердце, испепеляет душу.

— Чепуха! — Агния резко отвернулась, забыв, что держит в руке кубок с вином. Темно-красное вино выплеснулось на лицо и грудь Бродяги.

— Ой! — совсем по-девчоночьи вскрикнула Агния. — Прости, пожалуйста, я не нарочно.

Сорвав с талии большой треугольный платок из тонкой ткани, заменявший ей пояс, Агния стала утирать опешившего синегорца. Он, не смея шелохнуться, вдыхал волшебный аромат ее волос и старался ни о чем не думать, ибо мысли его в эти мгновения были слишком уж своевольны и грешны.

Легкая дымчатая ткань быстро пропиталась вином. Агния посмотрела на нее, испуганно отбросила в сторону и… заплакала.

Бродяга, окончательно растерявшись, осторожно обнял ее. Агния прижалась к его груди, затем подняла голову и, глотая слезы, прошептала:

— Не уходи, пожалуйста, не уходи!.. Зачем тебе возвращаться в Синегорье?.. Мне здесь так одиноко… Разве ты не понял, что я влюбилась в тебя, как только увидела? Ничего ты не понял, чурбан стоеросовый…

— Я… Я не знаю, что…

Бродяга, казалось, напрочь забыл все слова. Да что слова! Все мысли мгновенно спутались, закружились в пьяном вихре и утратили свое значение. Его ладонь скользнула к доверчиво обнажившейся женской груди, губы прижались к теплым и нежным губам Агнии.

Где-то в самой глубине его сознания мелькнуло воспоминание о другой ночи — такой же звездной и жаркой, о другой женщине — черноволосой, отчаянной, ласковой. Но Агния, словно угадывая его смятение, еще сильнее прижалась к нему и, увлекая за собой, мягко опрокинулась на спину.

— Ни о чем не тревожься, милый, — зашептала она горячо и страстно. — Люби меня… Люби…

Он взглянул в ее широко распахнутые глаза, и ему вдруг показалось, что в их бездонном омуте отражаются звезды. Не те, ледяные и безмолвные, что сверкают в небе над океаном мертвыми изумрудами, а совсем иные — пылающие, живые, готовые спуститься на землю, чтобы согреть заплутавших путников, чтобы вернуть им надежду, любовь и веру. И он коснулся их губами, и нежность неведомых звезд вошла в его сердце.

2. Проклятие древних

Утро было солнечным и почти безветренным. Покинув светелку принцессы на исходе ночи, Бродяга улегся на палубке возле носовой фигуры и мгновенно провалился в сон. Теперь, проснувшись, он долго не открывал глаза, слушая равномерные удары в медный диск, задающие гребцам драккара единый ритм…

Воспоминания о том, что произошло между ним и Агнией, были сладостными и все же немного тревожными. Как он отныне должен вести себя рядом с принцессой? Ведь глупо делать вид, будто не случилось ничего особенного. Кроме того, ничего путного, конечно же, из их отношений не получится. Ну, хотя бы по той причине, что он должен, обязан вернуться в Синегорье! А у нее совсем иная дорога — дорога мщения. Через два-три дня «Единорог» и «Зверолов» причалят к берегу, и каждый пойдет своим путем. Но эти два-три дня… Какими они будут?

Бродяга встал, быстро умылся водой из бочки и направился на корму драккара, решив поточнее выяснить у кормчего, сколько еще им плыть к Поющему Рифу.

Его остановил веселый голос принцессы:

— Долго спишь, Бродяга! В Синегорье все такие сони?

Она вышла из светелки в новом платье — белом, расшитом золотыми нитями, с пышными рукавами и глубоким вырезом на груди. В этом наряде она выглядела настоящей принцессой, и усыпанная драгоценными камнями золотая корона на ее прелестной головке лишь подчеркивала ее полное право на сей громкий титул.

Стоя в потоке яркого солнечного света, Агния смотрела на Бродягу откровенно влюбленным взглядом. И ее счастливый взгляд, и тени под глазами (след бессонной и страстной ночи), и неподдельная радость при появлении синегорца — все это было тут же замечено находившимися поблизости пиратами. Кто-то многозначительно хмыкнул, кто-то подмигнул приятелю, кто-то неопределенно пожал плечами, дескать, известное дело, баба есть баба. Лишь громила Акмад потемнел лицом и посмотрел на Бродягу с неприкрытой ненавистью.

Бродяга вежливо поклонился принцессе и сказал с учтивой улыбкой:

— В Синегорье, моя госпожа, есть поговорка: «Кто рано встает, тому Перун подает». Увы, сегодня Перун вряд ли будет ко мне милостив, ибо я, сознаюсь, безнадежно…

Он не успел договорить. Золотая корона на голове принцессы вдруг ослепительно засверкала, ее драгоценные камни вспыхнули разноцветными фантастическими огнями, и будто прозрачный искрящийся поток накрыл Агнию.

— Нет! — дико вскрикнул Бродяга. Мгновенно оказавшись рядом с принцессой, он сбил корону с ее головы еще до того, как кто-либо из пиратов успел пошевелиться. И все-таки он опоздал: лицо Агнии покрылось смертельной бледностью, веки сомкнулись, из горла вырвался сдавленный хрип и принцесса потеряла сознание.

Не дав ей упасть, Бродяга подхватил Агнию на руки. Вокруг них тут же столпились пираты, но никто не мог понять, что случилось, а главное — что делать?

Кто-то крикнул:

— Принесите воды!

Кто-то, обнажив палаш, испуганно оглядывался по сторонам, разыскивая невидимого врага. Большинство же, хмуро глядя на синегорца, стояли молча и, казалось, в любой момент были готовы его растерзать. Все произошло слишком быстро, их разум не мог охватить целостную картину, вырывал из нее лишь фрагменты: веселый смех принцессы, появление Бродяги, ослепительный свет и — бесчувственное тело госпожи в руках бывшего смертника.

Бродяга не замечал их враждебных взглядов. Он с тревогой и болью всматривался в окаменевшее лицо Агнии. Неужели древнее колдовство сумело погубить принцессу? Неужели боги, столько лет покровительствовавшие рыжеволосой красавице, не смогли ее защитить?

Растолкав пиратов, на палубу выбежала Урсула. Не тратя времени на причитания, она приложила ухо к груди Агнии, затем с облегчением сказала:

— Дышит.

Только после этого она обратила внимание на угрюмые разбойничьи физиономии и сразу поняла, что грозит синегорцу. Голосом, не допускающим возражений, Урсула произнесла:

— Ступайте по местам, дармоеды! Принцесса в обмороке, ничего страшного — отлежится. А ты, — она повернулась к Бродяге, — неси ее в светелку.

Внешнее спокойствие Урсулы оказало на пиратов должное воздействие. Они расступились. Лишь Акмад, широко расставив ноги и недвусмысленно положив ладонь на рукоять меча, не двинулся с места. Бродяга, неся на руках Агнию, молча обошел его. Но именно в эти мгновения он осознал, что рано или поздно схватка с Акмадом станет неизбежной.


Войдя в светелку, Бродяга бережно опустил бесчувственное тело на ковер и сел рядом. Он был сосредоточен и напряжен, как тетива лука.

Урсула плотно закрыла дверь, бросилась к Агнии и принялась усиленно растирать ее запястья. Теперь она не скрывала своей тревоги.

— Совсем холодная, как ледышка, — испуганно прошептала она. — Нужно разогнать кровь по жилам, иначе сердце остановится!..

Бродяга ничего не ответил. Он несколько раз провел ладонями над головой Агнии, будто ощупывая воздух. Его глаза были закрыты, на лбу выступили капли пота, кончики пальцев чуть заметно подрагивали. Внезапно отдернув руки, он резко встряхнул кистями, словно сбрасывал с них что-то влажное и липкое, затем снова простер ладони над головой принцессы. Урсула наблюдала за его манипуляциями с немалым удивлением, однако вопросов не задавала.

Через какое-то время она ощутила, что в тело Агнии возвращается живое тепло. Было ли это следствием ее настойчивых растираний или результатом загадочных манипуляций Бродяги, Урсула не знала. Да и какая разница? Оба они, каждый по-своему, делали все, чтобы вырвать Агнию из ледяных объятий смерти.

И вот наконец щеки Агнии порозовели, дыхание стало ровнее и глубже. Она медленно приходила в себя… Дрогнули веки, глаза открылись.

— Что со мной? — с трудом шевеля губами, прошептала Агния.

— Золотая корона, — хмуро ответил Бродяга. — На ней лежит проклятие очень древней расы.

— Корона… — повторила Агния, и ее глаза снова закрылись.

— Остальное не в моих силах, — тихо сказал Бродяга в ответ на безмолвный вопрос Урсулы. — Нам остается уповать на милость богов или на какое-либо неизвестное мне чудодейственное снадобье, способное пересилить древнее проклятие.

— Почему эти неведомые пращуры обрушились именно на принцессу? — со стоном отчаяния спросила Урсула. — В чем Агния провинилась перед ними?!

— Лишь в том, что завладела их сокровищами.

— Но сокровища уже много лет были в руках Виркуса!

— Виркус всего лишь охранял и берег их. Со временем, видимо, ему предстояло заменить собой баргеста, которого мы встретили в Сторожевой башне, став таким же оборотнем-чудовищем, — объяснил Бродяга и ударил себя кулаком по колену. — Я должен был догадаться! Ведь в глубине сознания Виркуса брезжило что-то такое о заколдованной короне, но я не придал этому значения… Самонадеянный болван! Нащупал мысль о флаконе с живой водой — и все прочее меня уже не интересовало.

— Постой, Бродяга, — прервала его Урсула. — Ты хочешь сказать, что Виркус тоже когда-то надел золотую корону и сразу после этого превратился в хранителя сокровищ?

— Не сразу. Проклятие начинает действовать, если надеть корону на ярком солнечном свете. Заколдованные изумруды и рубины расположены таким образом, что солнечные лучи, преломляясь в них, как отравленные стрелы пронзают человеческий мозг… С этого момента человек постепенно утрачивает свой разум, свою душу, а через год или два, может, через пять лет окончательно превращается в раба и хранителя древних сокровищ.

— И это произойдет с Агнией?! — Урсула смотрела на Бродягу с ужасом, отказываясь верить его словам, но в глубине души понимая, что синегорец говорит правду. — Она станет рабыней золотых побрякушек?!

— Не знаю, — ответил синегорец, понурив голову. — Я остановил распространение болезни, но не могу полностью изгнать отраву из сознания принцессы. Многое зависит от ее собственных душевных сил, однако боюсь, что в конце концов проклятие древней расы окажется сильнее. О, если бы я не поторопился осушить весь флакон!.. Живая вода наверняка излечила бы принцессу!

— Живая вода? — вскинулась Урсула. — Где ты ее взял? И как узнал про нее? Ну, говори же!

— Узнал, когда допрашивал Виркуса. Она хранилась в подземелье, рядом с сокровищами. — Бродяга достал из-за пазухи серебряный флакончик и протянул его Урсуле. — Теперь он пуст. Я все выпил, чтобы вернуть себе память.

Схватив флакон, Урсула внимательно осмотрела его и воскликнула:

— О боги, все верно!.. Здесь были слезы Бордиханга!

— Какие еще слезы? — не понял Бродяга.

— То, что в Упсале называют живой водой, на самом деле — слезы великого божества, Трехглазого Бордиханга. Он покровитель острова, на котором живет мое племя. Его слезы обладают воистину волшебной силой!.. Видишь три сплетенных кольца? — Урсула показала на едва заметный рисунок на донышке флакона. — Они означают, что в этом сосуде хранились именно слезы Бордиханга.

Она торопливо вытащила пробку и поднесла флакон к губам Агнии. Увы, ни единой капли не упало на воспаленные губы.

— Что ж, теперь я понимаю, почему на пристани у тебя заплетались ноги, — тихо сказала Урсула. — Выпил весь флакон, хотя для твоего исцеления хватило бы и полглотка.

— Но я ведь не знал…

— Я не виню тебя, синегорец. Просто в этом крошечном сосуде была наша последняя надежда.

Они оба замолчали. Принцесса лежала на мягком цветастом ковре, ее рыжие волосы разметались по ярко-голубой подушке, черты прекрасного лица заострились, дыхание было слабым, но ровным, как у спокойно спящего человека.

Вдруг синегорец резко поднялся на ноги, одним прыжком подскочил к двери и распахнул ее. Но мгновением раньше пират, скрывавшийся за дверью, почуял неладное и успел скрыться за углом пристройки. Бродяга заметил только его широкую спину, обтянутую курткой из воловьей кожи.

— Нас подслушивали, — сказал он Урсуле. Та безразлично пожала плечами — дескать, это теперь не имеет значения.

Бродяга плотно закрыл дверь и вновь опустился на ковер рядом с принцессой. Затем твердым голосом произнес:

— Расскажи мне о твоем родном острове, Урсула.

3. Возвращенное имя

В полдень Урсула позвала к принцессе Ронга — одного из тех, кто вместе с Роальдом семь лет назад поднял бунт на аквитанских золотых копях и кому Агния доверяла безоговорочно.

Ронг, войдя в светелку, был поражен изменившимся видом своей госпожи. Как и большинство пиратов, он был уверен, что недавний случай на палубе — всего лишь обморок, вызванный каким-нибудь пустячным женским недомоганием. Однако теперь ему стало ясно, что принцесса захворала весьма серьезно. Бледная, с темными кругами возле глаз, совершенно обессиленная, она неподвижно лежала на подушках и была не в состоянии хотя бы легким кивком головы поздороваться с Ронгом.

Разбойник опустился перед ней на колени. Глаза принцессы потеплели, губы дрогнули в попытке улыбнуться.

— Что с тобой, моя госпожа? — с искренней болью в голосе спросил Ронг. — Чем я могу помочь тебе?

— Принцесса тяжко занедужила, Ронг, — ответила вместо Агнии Урсула. — Чтобы спасти ее, драккары должны немедленно повернуть на запад и как можно скорее плыть к острову Гремучей Горы. Там находится снадобье, которое исцелит Агнию.

— К острову Гремучей Горы? — удивился Ронг. — Но это же равносильно гибели! Всякий, кто осмеливался ступить на сей остров, находил там свою смерть. Да ведь ты лучше всех знаешь, что делают твои соплеменники с пришельцами!

— Знаю, — со вздохом ответила Урсула. — Но если мы не достанем слезы Бордиханга, принцесса обречена…

Некоторое время Ронг молчал, затем, словно не видя Бродягу, сидевшего возле Агнии, жестко спросил:

— Какое отношение к болезни принцессы имеет синегорец?

— Никакого, — сказала Урсула. — Во всем виновата золотая корона, на ней лежит проклятие древнего племени.

— Вот как? — Ронг недоверчиво взглянул на Урсулу. — Это тебе синегорец объяснил?

— Да, — подтвердила Урсула. — Если бы он не вмешался, все могло обернуться еще хуже.

— Вот как… — повторил Ронг. И выражение лица, с которым он произнес два этих коротких слова, не предвещало ничего хорошего.

В наступившей тишине вдруг прозвучал едва слышный, прерывающийся голос принцессы:

— Это правда… Верь ему, Ронг. Сделай так… как он скажет… Теперь он князь… князь пиратов… Я… Я так хочу… Ты меня понял?..

— Да, я все понял, моя госпожа! — торопливо сказал Ронг. — Не беспокойся ни о чем. Все сделаю как нужно.

Агния устало закрыла глаза. Урсула склонилась над ней, обтерла влажной тряпицей изможденное лицо, поправила подушку.

Ронг поднялся с колен, повернулся к Бродяге:

— Эта проклятая корона любого человека так сшибает?

— Может быть, не так сильно и не сразу, — ответил Бродяга. — На принцессу, ты сам видел, почти мгновенно подействовала. А на крепкого мужика, наверно, больше времени уйдет.

— Н-да. — Ронг озабоченно поскреб затылок.

— Что-нибудь случилось? — догадался Бродяга. — Еще кто-то надевал золотую корону?!

— Может, и надевал, не знаю… Ее Акмад забрал. Он сейчас людей против тебя баламутит. Уж больно злобствует, давненько его не видел таким… Боюсь, что многие согласны с Акмадом: ты чужак, и принцесса занедужила после того, как провела с тобой ночь.

— И об этом уже всем известно, — криво усмехнулся Бродяга.

— Хватит языками чесать! — вмешалась Урсула. — У нас нет времени, неужели не ясно?

— Ясно, — кивнул Ронг. — Мы немедленно поворачиваем на запад.


Но сказать было проще, чем сделать. Бродяга понял это, когда вскоре после ухода Ронга услышал возмущенные крики собравшихся на палубе пиратов.

Он сунул за пояс кинжал, взял меч и, взглянув на принцессу (она вновь пришла в сознание и пыталась самостоятельно пить целебный травяной отвар, приготовленный Урсулой), решительно шагнул за порог.

Морские разбойники встретили его появление громкой руганью.

— Эй, щенок, ты что о себе возомнил?!

— Опять в кандалы захотел?

— Отправить его за борт — пусть плавать учится!

— Да кто он такой, Переплут ему в глотку!..

Бродяга окинул взглядом толпу (не меньше двух десятков разъяренных громил, каждый из которых не побоится выйти с рогатиной на медведя) и сразу увидел Акмада. Тот не прятался за чужими спинами, однако и в первые ряды не рвался. Рядом с ним молчаливо стояли двое, немногим уступающие Акмаду в ширине плеч и крепости мускулов.

Ронг вышел на середину палубы и обратился к своим собратьям:

— Хватит орать! Или запамятовали, чем мой кулак пахнет? Особо забывчивым могу напомнить.

Крики постепенно стихли.

— И еще хочу вам напомнить, дурачье, — продолжил Ронг. — Пять лет назад вы признали Агнию своей принцессой, ибо этого захотел Однорукий Ро. Верно? Сегодня принцесса Агния пожелала, чтобы вы признали синегорца своим князем. На мой взгляд, все по закону. Кто не согласен?

— Несогласных много, Ронг, — ответил ему Акмад. — Еще больше причин для несогласия.

— Не говори за всех, за себя отвечай, — сердито сказал Ронг.

— Отвечу, — ухмыльнулся Акмад. — По нашим законам всякий, кто не согласен с решением о передаче власти новому вожаку, имеет право забрать свою долю и покинуть ватагу, так?

— Так, — нахмурившись, согласился Ронг. — И ты, вероятно, нацелился заполучить золотую корону. А ведь знаешь, сукин сын, что на ней лежит проклятие древних.

— Чепуха! — рассмеялся Акмад. — Вы оба, ты и грязный раб, пытаетесь нас одурачить глупыми россказнями о проклятиях, чтобы захватить власть над нами, вольными пиратами! Я надевал эту корону — и что? Разве лишился мозгов? Занедужил? Что скажете, братцы, похож я на болезного?

Злобно-веселые крики разбойников были весьма красноречивым ответом на его слова. Ронг явно проигрывал в этом споре, и Акмад решил закрепить свой успех.

— Не корона виновата в недуге принцессы, — крикнул он, возбуждая толпу. — Во всем синегорец повинен! Многие из вас видели, что устроил он на ристалище. Разве простому смертному такое по силам? На такое лишь колдун способен! И тем же черным колдовством он охмурил нашу принцессу — подчинил, гад, своим желаниям!

Акмад шагнул вперед и, усмиряя ватагу, поднял руку. Затем повернулся к Ронгу:

— Теперь ты понял, что я говорю не только от своего имени? Никто из них не верит тебе, синегорскому прихвостню!

— Мои слова подтвердит Урсула, — сказал Ронг. — Или вы считаете, что она тоже околдована синегорцем?

— Почему бы и нет? — Акмад издевательски всплеснул руками. — Если он нашел способ охмурить госпожу, разве труднее было ублажить служанку?

И вновь в ответ раздалось громогласное ржание пиратов.

— Хватит! — резко сказал Бродяга. — Я слишком долго терпел твою оскорбительную наглость. Жаждешь поединка? Хорошо, я согласен. Будем биться — здесь и сейчас.

— Слыхали?! — воскликнул Акмад. — У щенка голосок прорезался! Околдовал девчонку, чтобы на коврах с ней покувыркаться, а теперь думает и меня, Зариб-шах-Акмада, своим колдовством осилить!

Бродяга, отодвинув плечом Ронга, вышел на середину палубы:

— Обнажи свой меч, негодяй. Или трусишь?

— Много чести драться с тобой, щенок, — с нарочитым презрением ответил Акмад и кивнул одному из своих напарников: — Вахнир, успокой мальчишку.

Бритоголовый и безбородый разбойник послушно выхватил меч и без лишних предисловий бросился на синегорца. Со звоном скрестились клинки, в воздухе мелькнула левая рука Вахнира, сжимающая кинжал, и тут же бессильно повисла. Кинжал упал на доски палубы. Вахнир, суматошно отмахиваясь мечом, отскочил назад. На его левом плече не было ни царапины, но тем не менее рука висела плетью и отказывалась подчиняться.

— Ну, видели?! — завопил Акмад. — Это все колдовские штучки!

В его глазах смешались злоба и страх.

— Колдовство здесь ни при чем, — твердым голосом произнес Ронг. — Я тоже знаю этот прием. Синегорец ударил ребром ладони по предплечью Вахнира. Молодец князь! У тебя был хороший учитель.

— Заткнись, Ронг! Ты с потрохами продался ублюдку!..

— Еще одно слово, Акмад, и я посмотрю, какого цвета твои потроха.

Акмад скрипнул зубами, но промолчал. Ронг был весьма уважаемой личностью среди пиратов; чтобы выступить против него, нужно было иметь достаточно серьезные аргументы. Ватага приутихла.

— Вперед, Вахнир! — приказал Акмад в наступившей тишине.

Бритоголовый, пробормотав какое-то заклинание, сломя голову ринулся на синегорца. Бродяга легко уклонился от мощного, но слишком прямолинейного удара, который в щепки разнес дверь светелки, и коротким резким тычком рукояти меча двинул Вахнира по черепу. Тот, словно тяжелый мешок с отрубями, рухнул на палубу.

Разбойники оторопели. Опытные вояки, они повидали всякое, но ловкость, с которой действовал молодой синегорец, потрясла их. Что это — редкостное мастерство или все-таки Черная магия? Ропот недоумения прошелестел между ними и тут же затих, ибо вперед выступил Акмад. Рядом с ним дикой кошкой скользнул второй приятель Акмада (его звали Крысоловом, и Акмад выбрал его из бывших рабов на Острове Смерти).

Первым на синегорца бросился Крысолов. Бродяга встретил его парирующим ударом меча, качнулся в сторону и почти неуловимым движением подсек соперника левой ногой. Крысолов упал на колени, сразу вскочил, выхватил из-за пояса узкий нож и метнул его — буквально с двух шагов — в спину синегорца. Увернуться от столь коварного удара было не в человеческих силах, но Бродяга (словно глаза имел на затылке!) мгновенно пригнулся, и нож Крысолова пролетел мимо.

Акмад, воспользовавшись удобным моментом, наотмашь рубанул мечом, однако и он промахнулся: клинок просвистел в полувершке от горла Бродяги. Акмад, теряя равновесие, неловко развернулся и… синегорец, вместо того чтобы покончить с громилой одним точным ударом, молниеносно рванулся вперед, зажал голову Акмада под мышкой и кинжалом (когда только успел вытащить из-за пояса?) вспорол кожаную куртку на его широкой спине.

— Я так и думал, — воскликнул Бродяга, брезгливо отшвыривая Акмада на окончательно растерявшегося Крысолова. — Твой хозяин уже отмечен клеймом древнего проклятия!

— Не-ет! — отчаянно завопил Акмад. Освобождаясь из невольных объятий Крысолова, он ударил его кулаком по лицу, быстро поднялся на ноги и вновь завопил: — Не-ет! Не верьте щенку! Это же его колдовские проделки, неужели не ясно?!

Акмад вертелся как юла, пытаясь спрятать от удивленных глаз собратьев свежее клеймо на своей спине. Но пираты окружили его, содрали остатки кожаной куртки — и испуганно отшатнулись. Почти всю спину Акмада покрывал странный рисунок: багровый скорпион с необычайно выпуклыми, словно живыми, черными глазами.

— О боги! Что это? — с ужасом прохрипел Крысолов, торопливо отползая в сторону.

— Такое же клеймо было на спине Виркуса, — громко, чтобы все услышали, ответил Бродяга. — Каждый, кто наденет золотую корону, становится рабом сокровищ.

— И наша принцесса?.. — спросил Ронг.

— К счастью, нет. Я успел вовремя сбить корону с ее головы. Агния не стала рабыней сокровищ, у нее нет клейма, но проклятие древней расы все-таки проникло в ее сознание. Если мы не достанем слезы Бордиханга, принцесса погибнет.

— Он врет! — завопил Акмад. — Неужели вы верите словам безродного синегорца, самозваного князя, который даже имени своего не знает?! Убейте его!

Пираты в растерянности смотрели то на одного, то на другого, совершенно не зная, как поступить. Однако на всякий случай отодвинулись подальше от обоих. Вдруг их взгляды устремились на разбитую дверь светелки. Там, на пороге, поддерживаемая чернокожей служанкой, стояла принцесса Агния.

— Синегорец сказал правду, — с трудом проговорила Агния непослушными губами. — Он знает, что делать… Теперь он… ваш князь…

— У-у-у, сучка! — взвыл Акмад. — Однажды ты увернулась от моего ножа. Так попробуй еще раз!

Только безумец посмел бы сделать то, что в следующее мгновение сделал Акмад. Он вскинул руку и, дико завизжав, метнул нож в принцессу пиратов! Бродяга, уже понимая, что бесполезно даже пытаться, в отчаянном прыжке попробовал перехватить летящий нож. Нет, не успел.

Узкий отточенный клинок, сверкнув на солнце, вонзился… в грудь Урсулы. Каким-то чудом она сумела разгадать безумный замысел Акмада и в последний миг заслонила собой принцессу. Тихо охнув, Урсула опустилась на палубу.

— А-а-э-у! — в истошном крике Акмада уже не было ничего человеческого.

Вскинув над головой меч, он бросился на Агнию. Но тут на его пути встал синегорец. Клинки скрестились, высекая искры. Проклятие древних, завладевшее душой и телом Акмада, придало ему небывалые силы: меч сверкал молнией, из глотки вырывались звериные рыки, удар следовал за ударом. Казалось, этот дикий смерч укротить невозможно. И все же, несмотря ни на что, синегорец теснил Акмада, заставляя его отступать к низкому борту драккара. Лицо Бродяги осунулось, в глазах пылал пламень гнева.

Акмад, словно крыса, загнанная в угол, на каждый выпад отвечал двумя-тремя, и никто не мог сказать, чем закончится их поединок.

Позднее Ронг утверждал, что в те мгновения в голове у него был полный сумбур, а его рукой двигала божья сила, что, будь он в здравом уме, ни за что не посмел бы вмешаться в схватку двух одержимых противников. Но, так или иначе, именно он вырвался из круга потрясенных зрителей, скользнул вдоль борта и, улучив момент, воткнул кинжал в горло Ак-мада.

Для всякого смертного этот удар обозначил бы конец жизни. Но меч в слабеющей руке нового стража древних сокровищ еще дважды рассек воздух, едва не задев грудь Ронга. И лишь после этого Акмад — уже мертвый или еще живой? — отшатнулся назад и, неестественно переломившись спиной, рухнул за борт. Его тело сразу ушло под воду.

— Зря, — коротко сказал Бродяга.

— Что зря? — растерянно переспросил Ронг.

Не ответив, синегорец подбежал к принцессе.

Агния едва держалась на ногах, опираясь плечом о дверной косяк. Широко распахнутыми глазами она смотрела на неподвижное тело своей чернокожей подруги и не могла осознать очевидное: Урсула мертва.

— Ты спасешь ее… — то ли спрашивая, то ли утверждая, произнесла принцесса.

Бродяга опустился на колени перед бездыханной Урсулой, положил ладони на ее лоб. Пираты молча окружили их, ждали… Они знали, что только чудо способно вернуть Урсулу к жизни, и они надеялись на чудо. Увы, чуда не произошло.

Бродяга поднялся, избегая взгляда принцессы, и отрицательно покачал головой. Агния молча повернулась, шагнула в светелку. Здесь силы покинули ее и она упала без чувств. Ронг бросился к своей госпоже, но Бродяга жестом остановил его, накрыл Агнию легким плащом и вышел на палубу.

— Сейчас принцессе ничего не грозит, — громко сказал он, — Однако нельзя терять времени. Нужно как можно скорее добраться к Гремучей Горе.

— Это слишком опасно! — заволновались пираты. — Оттуда никто не возвращался живым!..

Бродяга подошел к мертвой Урсуле, выдернул нож из ее груди, осмотрел рукоятку и швырнул под ноги пиратам.

— На этом ноже метка — рогатый череп!.. Урсула не подозревала никого из вас, но знала, что когда-нибудь ее убьет рогатый мертвец…

— Откуда она могла знать? — крикнули из толпы. — Что за чушь?!

Бродяга поднял руку, призывая пиратов к спокойствию:

— Вам хорошо известно, что Урсула была верной подругой принцессы и отважной женщиной. А еще… Об этом я узнал только сегодня: она, как и ее мать, была ведуньей. Однажды мать Урсулы встретила чужеземца, выброшенного бурей на пустынный берег. По законам племени его ждала смерть на жертвенном костре, но она помогла ему спастись. Когда сородичи узнали об этом, ей самой пришлось бежать с острова. Вскоре родилась Урсула… Через несколько лет мать погибла, а Урсула оказалась среди пленниц Варик-Сонга.

— Говори короче, Бродяга, — прервал его Ронг. — К чему ты клонишь?

— Урсула знала, что погибнет, если решится ступить на берег родного острова. Она рассказала мне, что недавно ей было видение: рогатый мертвец, — он указал на нож Акмада, — настигает ее и Агнию, предоставляя ей самой сделать выбор… И Урсула сделала выбор у вас на глазах, отдав свою жизнь за принцессу. Неужели вы…

Ронг не дал ему договорить. Обернувшись к пиратам, он крикнул:

— Гребцы, на весла! Кормчий, идем на запад, к острову Гремучей Горы. Да помогут нам боги!


Поздним вечером Ронг вошел в светелку, где рядом с беспокойно спящей принцессой сидел Бродяга.

— Бывшие смертники отказались плыть к острову, — сказал он, присаживаясь рядом. — Только один согласился.

— Лысый Дорк?

— Да, — кивнул Ронг. — Он перешел на «Зверолова». Других мы не стали удерживать. Их драккар, если все будет нормально, через два дня подойдет к устью реки Эридань. Остальное не наша забота.

— Сколько у нас людей?

— Три дюжины на «Единороге» и две с половиной на «Зверолове». Маловато, чтобы рассчитывать на успех. Верно?

Бродяга не ответил. Вздохнув, Ронг встал, шагнул к выходу, однако на пороге обернулся и спросил:

— Ты сказал, что я напрасно встрял в твою схватку с Акмадом. Почему?

Бродяга поднял глаза. Взгляд его был усталым и отрешенным.

— Я хотел взять Акмада живым.

— Зачем? — удивился Ронг. — Разве предатель не заслуживал смерти?

— Он заслужил десять смертей. Но прежде чем казнить его, я должен был выяснить, чья воля им управляла.

— Ты ведь сам объяснил нам, что все дело в древнем проклятии.

— Боюсь, Ронг, не все так просто… Слишком много совпадений. Дело в том, что я и раньше видел скорпиона, задолго до того, как мы нашли тайник Виркуса.

— И на чьей же спине была эта мерзкая отметина? — заинтересовался Ронг.

— Не на спине. Золотой браслет с изображением скорпиона был на руке колдуна, с которым я столкнулся в Синегорье. Теперь я отчетливо его помню… Но зачем колдуну понадобилось меня похищать? И что помешало ему в последний момент?

— Н-да, странные дела, — согласился Ронг. — Кто же ты есть, парень, если вокруг тебя такое творится?

Бродяга взглянул на него и негромко сказал:

— Синегорский князь Владигор.

Ронг присвистнул, затем хлопнул себя по лбу:

— Вот балбес! Как я сразу не сообразил? Ведь земля слухами полнится: мол, князь Владигор где-то запропал, больше года в Синегорье нос не кажет. И тайные сыскари повсюду шастают, расспрашивают людей о могучем синегорце с русыми волосами и голубыми глазами!.. Я, правда, тебя немного другим себе представлял — постарше да в плечах пошире. Ан все равно должен был догадаться — по тому, как бьешься славно, по чародейским твоим выкрутасам, по манерам княжеским. Чего же ты раньше молчал?

— Сам не помнил своего имени, память отшибло, — вздохнул Владигор. — А когда нашел живую воду… В общем, хотел все хорошенько обдумать, чтобы новых ошибок не сделать.

Такое объяснение вполне удовлетворило пирата. Узнав, с кем имеет дело, он заметно повеселел. О князе Владигоре много разного говорили — и доброго, и не очень, однако доподлинно было известно, что он, несмотря на свою молодость, еще не проигрывал ни одного сражения.

— Ну, теперь у меня камень с души свалился, — сказал Ронг. — А то ведь считал, что на верную погибель плывем: от черных дикарей еще никто живым не уходил.

— Что же изменилось? — вскинул бровь синегорец.

— Ой, не хитри, князь! — Ронг улыбнулся. — Всякому ведомо: если князь Владигор чего задумал, обязательно своего добьется. То ли чародеи помогают, то ли княжеский бог Перун, то ли еще какая сила неведомая — судить не берусь. Но о том, как ты с самим Триглавом разделался, в народе уже былины складывают.

Ронг почесал затылок, чуть замялся и все-таки спросил:

— Скажи, князь, на Гремучую Гору ты только ради принцессы Агнии плывешь или, может, есть еще какой умысел?

Недолго помолчав, Владигор ответил:

— Агния, сама того не ведая, помогла мне вернуть имя. Разве не должен я, хотя бы в благодарность за это, защитить ее от козней древних колдунов? Однако ты прав, есть и другая причина. Да вот сам ее пока разобрать не могу… Еще утром лишь об одном мечтал: сойти на берег и поспешить в Синегорье. А сейчас мне почему-то кажется, что дорога к дому лежит именно через Гремучую Гору.

— Мудрено говоришь, — покачал головой Ронг. — Но, с другой стороны, у кельтов слышал я такую поговорку: «Тысячи дорог уводят от цели, и лишь одна-единственная ведет к ней». Будем надеяться, что чутье и на сей раз тебя не обманывает.

Ронг резко повернулся и вышел из светелки. Владигор задумчиво посмотрел ему вслед. Возникло странное ощущение, что в словах Ронга о единственной дороге скрыт какой-то намек, и намек не слишком добрый. Князь тряхнул головой, словно желая поскорее избавиться от неприятных мыслей. Все дело, конечно, в усталости. Ронг — славный малый, и подозревать его попросту не в чем.

4. Остров Гремучей Горы

Чернокожие обитатели острова, соплеменники бедняжки Урсулы, называли себя дагбордами, что означало — дети Бордиханга. Когда-то, много столетий назад, они были великим и могучим народом, а страна их была обширна и богата; чтобы проехать ее из конца в конец, пришлось бы гнать самого резвого скакуна пять дней и ночей.

Увы, дагбордам показались тесноватыми просторы их вотчины и они надумали захватить плодородные земли южных соседей. Конечно, эти соседи тоже были сильны, отважны и многочисленны, но ведь известно: чем труднее путь воина, тем слаще вино победителя. Кроме того, посчитали дагборды, давно пора вколотить в упрямых южан почтение к истинному богу, правящему миром, Великому Бордихангу. Сколько можно мириться с тем, что они, будто издеваясь над истинной верой, поклоняются уродливому существу — шестиногому, хвостатому и двухголовому, да еще называют его Великим Скорпионом?! В мире есть лишь один подлинно великий бог — Великий Бордиханг. Всякий, кто осмелится оспаривать эту истину, должен умереть.

Так началась многолетняя война, безжалостная и кровопролитная. Ни одна из враждующих сторон не могла добиться окончательной победы, а кратковременные успехи обходились слишком дорогой ценой. Когда наконец всем стало ясно, что в этой затянувшейся междоусобице никому не одержать верх, правители враждующих сторон объявили перемирие. Но было уже слишком поздно: сами боги прогневались на неразумных людей и ниспослали им ужасную кару.

Сперва в небе появился хвостатый огненный шар. Он был столь ярок, что затмил даже солнце. А затем разразилась жуткая буря, равной которой никогда не бывало в Поднебесном мире. Она буйствовала семь дней и ночей, сгубила множество народу, однако разгневанные боги и это наказание сочли недостаточным. По их воле вдруг заколебалась земная твердь, и океанские воды встали стеной и обрушились на города и селения, и никому не было пощады!..

Когда наконец божий гнев иссяк, немногие уцелевшие дагборды поняли, что их вотчины больше не существует. От богатой и процветающей страны остался лишь крохотный клочок земли, со всех сторон омываемый Бескрайним океаном. А посреди этого острова они увидели самого Великого Бордиханга, принявшего облик высокой и неприступной горы. Дагборды узнали его по третьему глазу, расположенному на лбу: именно этим глазом Бордиханг мог созерцать будущее.

И еще они увидели, что Великий Бордиханг оплакивает участь своих неразумных детей — в скорбных морщинках под его глазами блестели настоящие слезы!

Дагборды пали на колени и долго-долго молились своему окаменевшему богу. Они поклялись, что никогда не позволят ни одному иноземцу увидеть его священные слезы, дабы не смогли чужаки насмехаться над страданиями Великого Бордиханга…

Позднее дагбордам открылись необычайные целительные свойства слез Бордиханга, и они вновь возблагодарили своего божественного покровителя, принеся ему достойную жертву — две дюжины иноземцев, посмевших сойти с корабля на берег острова. Бордиханг принял жертву и ниспослал в тот год своим детям богатый урожай плодов и злаков.

Но бывало, что Великий Бордиханг сердился на них, и тогда высыхали священные слезы, земля начинала дрожать, из глубины каменного тела доносился пугающий гул, а над головой его вздымался к небесам черный дым божьего гнева.

Только мудрый шаман племени мог объяснить, за что и на кого сердится Бордиханг. Провинившегося ожидало заслуженное наказание — его сбрасывали в пропасть, принося в жертву, и вскоре Бордиханг успокаивался…

Никто, кроме шамана, не имел права подниматься к всевидящим очам Бордиханга и собирать чудодейственные слезинки. Впрочем, если бы и сыскался среди дагбордов такой ослушник, он вряд ли бы сумел уйти далеко. В лесных зарослях, окружавших подступы к священной горе, были спрятаны хитрые капканы и ловушки, а тайную пещеру, в которой жил шаман, день и ночь охраняла неподкупная стража.

Заслужить особое доверие шамана и стать его личным стражником — о такой чести мечтал каждый молодой воин племени, но добиться исполнения своей мечты удавалось лишь немногим. Шаман ежегодно устраивал для них сложные испытания, чтобы определить дюжину самых сильных, ловких и смекалистых. Из этой дюжины, по каким-то ему одному ведомым признакам, он выбирал троих, они становились его верными стражниками и учениками.

Никто не знал, чему и как он учит своих избранников. Зато всем было известно, что после смерти шамана один из учеников займет его место. Впрочем, из рассказов матери Урсула поняла, что произойдет это очень и очень не скоро, ибо шаман живет на белом свете ровно столько лет, сколько дозволяет ему Великий Бордиханг, а тот, похоже, необычайно благоволит к нынешнему шаману…


— По-твоему, князь, на острове все еще прежний шаман? — спросил Дорк. — Ведь со дня бегства матери Урсулы из родного племени прошло, считай, двадцать годочков.

— По ее словам, — ответил Владигор, — шаман пережил чуть ли не три поколения дагбордов. Вполне возможно, что и сейчас жив. Думаю, здесь не обошлось без Черной магии.

— Н-да, серьезный противник.

Они стояли на носовой палубке «Единорога», внимательно разглядывая поросшие густой темно-зеленой растительностью берега острова Гремучей Горы. Драккар медленно плыл вдоль острова на расстоянии полета стрелы — Владигор искал наиболее удобное место для высадки отряда.

— Ни единой души не видать, — сказал Дорк. — С перепугу попрятались, что ли?

— Нет, они не боятся, — уверенно ответил Владигор. — Просто ждут, когда на берег сойдем, и втихаря готовят нам встречу. Я даже знаю, где именно.

— И где же?

— Взгляни-ка вон туда, левее скалы. Заманчивая бухточка, верно? Похоже, это единственное место, где драккары могут подойти к самому берегу. Здесь нас и встретят.

Дорк посмотрел в указанном направлении и, немного подумав, кивнул. Бухточка, расположившаяся за двумя скалистыми утесами, в самом деле выглядела спокойной и уютной. Небольшая, но для «Единорога» и «Зверобоя» простора вполне достаточно. Широкая песчаная полоса отделяет густые заросли от воды. В общем, при обычных обстоятельствах лучшего и желать нельзя.

Вот на это, пожалуй, и могут рассчитывать коварные дикари. Сойдут чужестранцы на песчаный бережок (а он из-за деревьев как на ладони виден) — сразу полетят в них стрелы и дротики!

— Что ж, придется искать другое место, — со вздохом сожаления сказал Дорк.

— Ни к чему, — усмехнулся Владигор. — Будем здесь высаживаться.

— Но ты ведь только что говорил…

— Что дикари наверняка устроят засаду в этом лесочке, — продолжил за него Владигор. — И дабы они не передумали, мы дальше не поплывем.

Он повернулся к гребцам и громко приказал сушить весла. Могучие утесы откликнулись на его повелительный голос двойным эхом. Тут же на па-лубку взбежал Ронг.

— В чем дело, князь? — озабоченно спросил он. — Мы же собирались идти вдоль берега, осмотреть весь остров.

— Я нашел то, что нужно, — ответил Владигор. — Просигналь на «Зверолова»: бросить якорь, до рассвета стоим здесь.

Он взглянул на красный диск предвечернего солнца.

— Скоро начнет смеркаться… Пусть люди хорошенько отдохнут, завтра будет тяжелый день.

— Что-то я тебя не очень понимаю, — нахмурился Ронг. — Почему ты изменил свои планы?

— Не изменил, а немного подправил, — объяснил Владигор. — Мы ведь раньше не знали, где лежит кратчайший путь к Трехглазому Бордихангу. А теперь, — он кивнул в сторону мрачной горы, темнеющей над лесной чащей верстах в десяти-двенадцати от берега, — все ясно, по-моему. Посмотрите внимательно — чем не великан?

Владигор был прав. Из полудюжины достаточно массивных, но не слишком крутых гор, возвышающихся над островом, эта явно выделялась. При хорошем воображении можно было даже «разглядеть» в ней очертания огромной человеческой головы: тяжелый двойной подбородок, жирные отвислые щеки, скорбно сжатые губы, скошенное плоское темя. И главная примета — три черные впадины на склоне, весьма похожие на пустые глазницы. Две находились там, где и положено быть человечьим глазам, а третья — в середке великаньего «лба».

— Небесные боги, что это?! — внезапно дрогнувшим голосом воскликнул Дорк. — Он же… смотрит на нас!

Глазницы, которые только что были пустыми и темными, сверкнули живым светом. Будто каменный великан в самом деле очнулся после долгого сна и теперь пристально оглядывал свои владения.

— Это козни шамана, — поспешил успокоить его Владигор, хотя ему тоже стало не по себе. — Наверно, велел своим ученикам костры запалить. Это ведь не глаза, Дорк, а простые пещеры, и шаман такими проделками на своих соплеменников страх наводит.

— Я думаю, не только на соплеменников, — бросил Ронг.

— Пожалуй, ты прав, — согласился Владигор. — И чужаков запугать хочет. Так это же к лучшему. Значит, нас заметили и готовятся к встрече.

— Чего в этом хорошего? Мы собирались напасть неожиданно, а теперь все планы — псу под хвост.

Ронг не пытался скрыть раздражения. Он был бледен, говорил нервно, избегал встречаться глазами с князем. «Волнуется перед сражением? — подумал Владигор. — Или есть другая причина?.. Совсем негоже, если и утром его будет так лихорадить».

— Для всей ватаги план остается прежним, — твердо произнес Владигор. — Изменения коснутся лишь меня и Дорка. Но, кроме нас троих, об этом никто не должен знать.

Оба его собеседника молча кивнули — дескать, можешь не беспокоиться, лишнего не сболтнем.

— На рассвете «Единорог» войдет в бухту, — вполголоса продолжил Владигор. — «Зверолов» двинется следом, но остановится вот в этом горлышке, между утесами. Не на якорь встанет, а будет держаться на веслах, чтобы иметь возможность в любой момент или назад выскочить, или подсобить «Единорогу». Пока все ясно?

— Не все, но ясно, — буркнул пират.

— На месте дагбордов, — терпеливо пояснил Владигор, — я заранее укрыл бы полтора-два десятка воинов на этих утесах, чтобы обстреливать непрошеных гостей сзади, когда драккары уже войдут в бухту. Оставь на «Зверолове» самых метких лучников — и они не позволят никому высунуться из-за камней. Теперь ясно?

Ронг сердито сверкнул глазами, но промолчал.

— «Единорог» должен подойти к самому берегу, и ты, — Владигор ткнул пальцем в Ронга, — покажешь дикарям, что команда готовится к высадке. Надеюсь, обманывать ты не разучился…

Пират сжал челюсти до зубовного скрежета, его правая рука непроизвольно дернулась к поясу, на котором висел кинжал, однако через мгновение разум возобладал над чувствами, и Ронг, изобразив покорность, произнес:

— Сделаю как велено, князь.

Владигор, будто не замечая его реакции, повернулся к Дорку:

— Смолу и паклю заготовили?

— Конечно, князь, — спокойно ответил Дорк.

Он видел, что между Владигором и Ронгом идет какая-то непонятная борьба. Видел, но не понимал ее глубинного смысла и, соответственно, не собирался вмешиваться. «Бродяга всегда знает, что делает!» — это убеждение прочно сидело в мозгах Дорка.

— На берег — ни ногой, — твердо произнес Владигор. — Первыми стрелами наши лучники должны поджечь лес за спинами дагбордов. Начнется паника, они обязательно высунутся из-за деревьев, раскроют себя. Вот тогда и стреляйте в них!

— Горящие заросли не позволят нам прорваться к Гремучей Горе, — с недоумением сказал Ронг. — Не по воздуху же ты лететь собираешься?!

— Хорошая идея, — задумчиво ответил Владигор. — В самом деле — были бы крылья, не было бы проблем. Увы, — вздохнул он, — будем обходиться тем, что имеем. Следовательно, твоя основная задача, Ронг, как можно дольше и с большим шумом изображать высадку на остров. Нужно, чтобы все чернокожие воины бросились отражать нападение пришельцев.

— Допустим, у нас это получится. Что дальше?

— Будешь продолжать обстреливать заросли и дожидаться, когда «Зверолов» просигналит отступление. Этот сигнал будет означать, что мы с Дорком благополучно вернулись из своего путешествия по острову.


Когда на востоке начали блекнуть первые звезды, Лысый Дорк бесшумно вошел в кормовую пристройку «Единорога».

— Пора, князь, — шепнул он. — Светает.

Владигор, всю ночь не сомкнувший глаз над изголовьем принцессы Агнии, молча поднялся, взял кожаный пояс с мечом и шагнул к выходу.

— Как она? — тихо спросил Дорк.

— Плохо, — ответил Владигор. — Очень плохо. У меня не хватает сил удерживать ее разум на краю пропасти… Если мы не успеем вернуться до заката солнца, она погибнет.

— Мы вернемся, брат, — сказал Дорк, стараясь, чтобы его голос звучал как можно увереннее. — Обязательно вернемся.

Как только они вышли на палубу, весла гребцов бесшумно погрузились в воду и «Единорог», едва различимый в предутренней мгле, скользнул к бухте.

— Возьми чуть левее, — сказал Владигор подошедшему к ним Ронгу. — Тогда мы сможем незамеченными вынырнуть у тех камней, возле утеса.

Ронг, по-прежнему очень бледный и явно рассерженный, передал его приказ кормчему, затем, словно рядом не было Дорка, дерзко спросил:

— Не понимаю, — раздери меня ледяная Хель! — почему ты, князь, доверяешься лысому инородцу? Ведь он ни малейшего понятия не имеет о том, как драться в лесу! Сбежит при первой же опасности!

— Уймись, Ронг, — тихо сказал Владигор. — Я тоже не понимаю, почему ты так рвешься ступить на этот опасный берег. Пока не знаю. Если боишься, что не сумеешь исполнить мой приказ и отвлечь на себя дагбордов, скажи честно — и…

— Я ничего не боюсь! — вскинулся Ронг.

— Вот и отлично, — улыбнулся Владигор. — Значит, у нас все получится.

Князь взглянул на приближающуюся громадину скалистого утеса, кивнул Дорку, показывая, что время пришло, и вдруг посмотрел на светлеющий горизонт. Солнце еще не взошло, но в предрассветных лучах, озаривших океанский простор на востоке, была отчетливо различима большая крылатая тень. Владигор замер, не сводя с нее глаз, пытаясь рассмотреть в подробностях. Слишком далеко…

— Морской орел, — с нарочитой небрежностью произнес Ронг.

— Может быть, — столь же небрежно ответил Владигор и шагнул к борту.

5. Вопросы без ответов

Хоргут сидел в кресле, придвинутом к изразцовому камину, вдыхая густой аромат кипящего в котле семицветного магического отвара. Веки его были опущены, однако закрытыми глазами он видел гораздо яснее, чем если бы всматривался в происходящее открытыми. Секрет был прост — сейчас его зрение принадлежало Скиллу.

Зрение Скилла острее орлиного, а ночью он видит с зоркостью льва, как и положено грифонам. Поэтому все происходящее на «Серебряном единороге» — пусть и затуманенное предутренней дымкой — было открыто ему как на ладони.

Мысль Хоргута мгновенно отразилась в сознании Скилла: «Откуда взялся второй?! У тебя не двоится в глазах? Кто еще плывет к острову вместе с князем?» Тут же в мозг Хоргута скользнул ответ: «Это Лысый Дорк — напарник Бродяги, его брат по цепи на Острове Смерти». — «Почему они снова вместе?» — «Не знаю». — «Выясни у Ронга, он был рядом…» — «Ладно, разберусь». — «Не упускай из виду Владигора. Помни: когда начнет действовать заклинание Скорпиона, именно ты будешь направлять его разящий хвост!» — «Не беспокойся, Хоргут. На сей раз ошибок не будет».

Потерев ладонью лицо, Хоргут решительно встал и потянулся, как после долгого сна — до хруста в суставах. На его лице блуждала довольная полуулыбка. Полного удовольствия (на которое имел, казалось бы, все права) он сейчас не испытывал по многим причинам, главная из них — предстоящий разговор с Модраном и Карезом.

Последнее время он избегал встреч с ними, хотя в стенах Тооргутского дворца это было весьма затруднительно. Откровенно вызывающее поведение младших жрецов мешало сосредоточиться, раздражало и при других обстоятельствах требовало бы немедленного и жесткого усмирения. К сожалению, оп упустил тот критический момент, когда легкий и вполне допустимый скепсис подчиненных превращается в неприкрытое противодействие, в отрицание всего, что сделано и делается старшим по рангу, по возрасту, наконец, по мастерству.

Для оного противодействия были и объективные причины — его собственные ошибки, допущенные в ходе поисков Владигора-Ассируса. Эти двое, как говорится, в своем глазу бревна не разглядят, в чужом — соринку за версту увидят. Что ж, подумал Хоргут, самое время поставить их на место, встряхнуть за шкирку, показать на деле, кто здесь настоящий хозяин!


Хоргут, с довольным видом потирая руки, расхаживал по тронному залу и громогласно вещал:

— Ну-с, дорогие собратья, теперь вы убедились в моей прозорливости? Я обещал Великому Скорпиону, что князь Владигор рано или поздно окажется в моих руках, и сдержал свое слово. Сегодня же он будет здесь! А ведь кое-кто был готов заподозрить меня в глупости, бездарности и чуть ли не в измене Духу Вечности, не так ли? Меня, прямого потомка славных царей Внутреннего Круга! И вот вам ответ на все нелепые измышления: Владигор-Ассирус найден, хотя вы оба почти не верили в мой успех!

— Ты так часто говоришь «я», «мое», «мне», что становится тошно, — проворчал Карез. — Можно подумать, что это исключительно твоя заслуга.

— Уж не твоя ли? — Хоргут гневно сверкнул глазами. — По чьей вине провалился заговор в Ладоре? Если бы ты был внимателен и усерден, если бы поменьше вливал в себя иллирийского вина, князь оказался бы в наших руках гораздо раньше!

— Не городи ерунды! — воскликнул Карез. — Заговор сотника Ерохи был мною придуман, это верно. Но сорвался-то он как раз из-за тебя, поскольку именно ты не сумел предотвратить вмешательство коротышки Чучи! Ну а кто виноват в истории с Акмадом? Будь ты более терпеливым…

— Прекратите! — Модран стукнул кулаком по столу. — Не нашли другого времени препираться?

Хоргут, остановившись посреди зала, с нарочитым недоумением оглядел своих соплеменников. Дескать, это вы, жрецы-недоучки, долгие-долгие годы не смевшие бросить косой взгляд на потомка царей Внутреннего Круга, теперь нагло спорите с ним и даже пытаетесь в чем-то обвинять? Воистину мир сошел с ума.

— Мы все очень устали, — тихим примирительным тоном сказал Модран. — Поиски Владигора-Ассируса и борьба с чародеями отняли слишком много сил. Сейчас, когда победа уже близка, необходимо собрать нашу волю в единый кулак, а не распыляться на бессмысленные препирательства.

Хоргут, ничего не сказав, сел в свое кресло у стола-семигранника. В общем-то Модран прав. Усталость, раздражение, боязнь допустить новую ошибку — все это тяжким грузом лежит на каждом из них. Нужно взять себя в руки. Нужно спокойно и расчетливо довести дело до конца. Ошибок больше не должно быть.

Карез, откровенно говоря, не без оснований обвинил его в нетерпении. Нельзя было спешить и подталкивать морского разбойника к прямому выступлению против князя Владигора! Разум Акмада, хотя и подчинялся командам Хоргута, оказался слишком неустойчивым, а в результате… Хоргут тяжело вздохнул.

— Ладно, я согласен, давайте трезво обсудим положение. — Он положил руки на стол и сцепил пальцы. Верный признак того, что Хоргут собой недоволен и готов спокойно выслушать чужую критику. — Начнем с того, в чем упрекнул меня Карез… Когда Скилл принес известие о том, что Владигор находился на Острове Смерти под именем Бродяги и, по счастливому стечению обстоятельств, был освобожден принцессой пиратов, все мы, помнится, весьма обрадовались. А когда узнали, что пираты нашли древнюю золотую корону, подвластную коцу-тану, мы сочли это явной поддержкой, которую оказывает нам Великий Скорпион.

— Разве ты сомневаешься в его поддержке? — прищурив глаз, спросил Карез.

— Нет, ни в коей мере не сомневаюсь, — заверил его Хоргут. — Просто нельзя было проявлять беспечность и считать, что главные трудности остались позади. Но я, видимо, именно тогда допустил первую ошибку: не учел противодействия со стороны Владигора. Он догадался о тайной силе короны и успел сбросить ее с головы принцессы. Поэтому мне пришлось отказаться от первоначального плана. Впрочем, в тот момент я не считал, что ситуация может измениться, ибо пиратский драккар по-прежнему плыл к Поющему Рифу, и стоило Владигору сойти на твердую землю — он был бы в наших руках. Когда короной завладел Акмад, я окончательно успокоился. Издавна мечтающий о богатстве, тайно ненавидящий принцессу, он почти мгновенно оказался во власти коцу-тана, следовательно, и в моей власти. Подчинив себе его разум, я мог по-прежнему наблюдать за Владигором.

— Вот и надо было просто наблюдать, а не вмешиваться, — вновь проворчал Карез.

— Согласен, — усилием воли подавив вспышку раздражения, ответил Хоргут. — Узнав, что князь Владигор намерен ради спасения Агнии отложить высадку на берег, я не сдержался и решил ему помешать. Казалось, что это не составит особого труда. Ведь пираты с подозрением относились к новому любимчику принцессы, да и не испытывали ни малейшего желания плыть к опасной Гремучей Горе. К сожалению, времени на серьезную подготовку не оставалось. Я внушил Акмаду основную идею — обвинить синегорца в зловредных замыслах, связать его и силком доставить в разбойное становище. А там, дескать, можно будет устроить детальное разбирательство и справедливый суд. Таким образом, Владигор все равно оказывался в наших руках. Увы, я не учел, что Акмад переполнен тайной ненавистью к принцессе, когда-то помешавшей ему получить награду за голову Однорукого Ро. Кроме того, он надеялся после ее смерти стать предводителем ватаги. И вдруг принцесса называет синегорца князем пиратов! Акмад рассвирепел, его хлипкий разум помутился и перестал подчиняться моим командам. Что оставалось делать? Сперва я испугался, что он убьет Владигора…

— Ну, это вряд ли могло произойти, — хмыкнул Карез.

— Затем я понял, что князь намеренно старается вымотать противника, дабы взять его живым, — продолжил Хоргут, не обращая внимания на реплики Кареза. — Случись такое, Владигор сумел бы проникнуть в подсознание Акмада и узнать о том, что его ждет на берегу. В общем, нужно было срочно действовать.

— И ты пожертвовал Акмадом.

— Да, мне ничего другого не оставалось.

— Хочешь сказать, — удивился Модран, — что Ронг тоже был под твоим контролем? Разве можно управлять одновременно двумя сознаниями?

— Нет, такое мне не по силам, — покачал головой Хоргут. — Помогло другое. Ронг был столь потрясен попыткой Акмада убить принцессу, что мне даже не понадобилось вторгаться в глубины его подсознания. Хватило легкого мысленного толчка в нужном направлении — и он поддался, не подозревая, что исполняет чужую волю. Ну, а дальше было проще. Хотя Ронг вновь упрятал корону под замок, перед этим он достаточно долго держал ее в руках, то ли изучая, то ли просто любуясь. В результате коцу-тан помог мне воздействовать на его разум. Короче, вместо неуравновешенного и вспыльчивого Акмада мы получили в соглядатаи спокойного и рассудительного Ронга. Именно через него я узнавал о каждом шаге Владигора.

— Ты думаешь, Ронг по-прежнему ни о чем не догадывается?

— Он не глуп и, конечно, уже понял, что кто-то чужой копошится в его мозгах. Я опасался, что он может рассказать об этом Владигору, однако — не рассказал. А теперь и не расскажет, ибо на рассвете Владигор покинул драккар.

Хоргут сложил руки на груди и откинулся на спинку кресла, демонстрируя полную уверенность в себе и в скорой победе. Модран и Карез молча обдумывали услышанное. План Хоргута в общих чертах был им известен и раньше. Место для его осуществления — Поющий Риф — не вызывало сомнений. Однако ситуация резко изменилась, когда по настоянию Владигора пиратские драккары повернули к острову Гремучей Горы. Ведь остров принадлежал дагбордам — давним и яростным врагам Грозной Ассиры! Случайное совпадение, мелкий каприз судьбы? Или желание Владигора излечить принцессу Агнию с помощью слез Бордиханга является ловким прикрытием совсем иных намерений? Здесь было над чем поломать голову.

Хоргут убежден, что Владигор отважился на крайне опасное дело исключительно из-за прекрасных глаз Агнии, следовательно, никаких каверз не замышляет. Он, дескать, не догадывается, что ассиры внимательно следят за ним и готовят новое похищение. А если синегорец все-таки водит Хоргута за нос? Если он давно сговорился с чернокожим шаманом и вся история с принцессой — хитроумно расставленная ловушка для ассиров?

— По-моему, самое разумное сейчас, — тихо сказал Модран, — вызвать Дух Вечности и попросить у него совета.

— Я тоже так считаю, — кивнул Карез.

Хоргут презрительно скривил губы:

— Значит, моему опыту вы больше не доверяете… И власть, данная мне царями Внутреннего Круга, для вас теперь не указ.

— Ты неправильно меня понял, — поспешил возразить Модран.

— Да все я понял. — Хоргут устало махнул рукой. — Ладно, пусть будет по-вашему.

Жрец старался придать своему лицо небрежно-снисходительное выражение, хотя внутри у него все клокотало. Эти недоучки совсем обнаглели! Держат себя равными с ним, более того — взрыкивают, огрызаются, как волчата, почуявшие слабину вожака стаи. Ясно, что их требование обратиться к Духу Вечности вызвано и собственным страхом, и желанием щелкнуть старшего жреца по носу. Оба прекрасно знают, что Дух, сколько его ни проси, не даст конкретного ответа. Дух и раньше-то вещал через пень-колоду, так и сяк толковать можно, а в последние годы вовсе был маловразумителен. На какой совет от него сегодня можно рассчитывать?

Правда, первые указания Духа, благодаря которым жрецы узнали о существовании Владигора-Ассируса, были вполне четкими и недвусмысленными. В ту ночь над сандаловым столом-семигранником вдруг воспарил багровый дым и сам по себе сгустился в изображение Ладорской крепости князя Владигора, а затем прозвучали магические слова: «Хиц лоцус!.. Хиц номен аткве омен… Хиц херес аб ин-тестато!»[4]

Увы, многое изменилось с тех пор…

Корбул — магический кристалл, врученный Хоргуту царями Внутреннего Круга, — медленно и невесомо парил над столом-семигранником, лучась мягким розовым светом. Жрецы, сидя на своих стульях из мореного дуба, обтянутых шкурой горного барса, с напряжением ждали, когда кристалл сделает выбор. Наконец, совершив полный круг, он завис над инкрустированной топазами сигиллой Кареза. Тот слегка побледнел, но, стиснув зубы, закрыл глаза и молча кивнул: да, я готов быть устами Духа Вечности, начинайте.

Хоргут и Модран, взяв в руки горящие восковые свечи, начертали в воздухе сдвоенную кабалистическую пентаграмму, и тут же из отверстия в столе-семиграннике заструился легкий белесый дымок. Постепенно густея, он заскользил к магическому кристаллу, обволок его, а потом непроницаемой белой пеленой накрыл Кареза.

Несколько мгновений ничего не происходило, и Хоргут уже начинал думать, что Дух Вечности вновь не пожелал разговаривать с ними. Но в этот момент дым стал менять свой цвет: из молочно-белого превратился в темно-желтый, затем — в багровый. Это означало, что Дух Вечности завладел устами Кареза и ждет вопросов.

Дух Вечности не нуждался в подобострастных приветствиях, поэтому Хоргут не стал медлить и сразу спросил:

— Скажи, Дух, сумеем ли мы сегодня добиться успеха? Окажется ли Владигор-Ассирус в наших руках?

Голос, раздавшийся из багрового облака, звучал размеренно и глухо:

— Куис эст эним, куи тотум дием яцуланс, нон аликуандо цоллинеет?[5]

Хоргут шумно вздохнул — сей ответ его не устраивал, ибо вполне допускал различные толкования. Нужно получить более конкретный вариант. Он вновь обратился к Духу Вечности:

— Мы хотим быть уверены, что не сделали какой-либо ошибки.

— Эксэмлис дисцимус![6] — прозвучал короткий и столь же невразумительный ответ.

— Я согласен с тобой, Дух Вечности, — покорно и терпеливо сказал Хоргут. — Но все же…

Голос из облака прервал его:

— Аут нон тентарис, аут перфице![7]

Хоргут растерялся. Было ясно, что Дух раздражен его вопросами. Найдя в себе последние крохи самообладания и уже не рассчитывая на нужный ответ, он спросил:

— Дух Вечности, скажи нам, кто одержит победу?!

— Викторий нулла куам куае цонфессос анимо куокуе субяугат хостес…[8]

Багровое облако, освобождая Кареза, взмыло к потолку тронного зала, заискрилось тысячами мелких розовых искр и — исчезло. Обессиленный Хоргут уронил руки на подлокотники, но тут же собрался с силами и приказал Модрану:

— Приведи в чувство Кареза! Двенадцатая матра из пятого хуртала, со слов «Перспецуитас аргументатионе елеватур…»[9].

Карез довольно-таки быстро пришел в себя. Он не задавал лишних вопросов, поскольку содержание беседы с Духом Вечности прекрасно сохранилось в его голове. Спросил, тяжело переведя дыхание, только об одном — о самом главном:

— Мы получим Ассируса?

Хоргут, устало откинувшись на высокую спинку дубового стула, ничего не сказал. Вместо него ответил Модран:

— Если я правильно понял слова Духа, Владигор-Ассирус очень скоро будет в наших руках. Мы победим!..

— Если сами враги признают себя побежденными, — уточнил со вздохом Хоргут.

6. Князь и шаман

Владигор и Дорк не без труда выбрались на каменистый берег, но ссадины и синяки волновали их меньше всего. Куда важнее было узнать: удалось ли им проникнуть на остров незамеченными? Притаившись за большим серым валуном, они какое-то время внимательно вслушивались в рассветную тишину. Наконец Владигор кивнул Дорку — пора двигаться дальше. Они беззвучно и быстро скользнули к густым зарослям, начинавшимся в сотне шагов от полосы берегового прибоя, и вскоре оказались под темным сводом южного леса.

Здесь не было ни одной тропинки, терпко пахло гнилью и сыростью. Широколистные пальмы, обвитые лианами, возвышались над папоротниками. Колючие кусты цеплялись за одежду. То и дело приходилось перелезать через заросшие красноватым лишайником поваленные стволы огромных деревьев. Мелкая мошкара роилась над головой, липла к лицу, не давая вздохнуть полной грудью.

И все же они неустанно продвигались вперед, стараясь уйти подальше от побережья до того, как пираты предпримут активные действия.

Вдруг откуда-то издалека донеслись глухие барабанные удары. Вскоре им ответили другие, более звонкие и частые. Эта своеобразная перекличка длилась не очень долго, а когда она закончилась, Дорк предположил:

— Сообщают всем, что чужие драккары вошли в бухту.

Князь молча кивнул. Сигнальные барабаны были ему хорошо знакомы, поскольку такой же способ передачи срочных сообщений использовали дикие айгурские племена, досаждавшие синегорцам на восточной окраине княжества.

Когда одолели еще четверть версты, Владигор настороженно замер и поднял руку, предупреждая Дорка об опасности. Но Дорк уже и сам увидел: деревня дагбордов!

Впрочем, деревней ее можно было назвать лишь с большой натяжкой. На крошечной поляне — пять-шесть неказистых камышовых хижин, крытых широкими пальмовыми листьями. В центре поляны — выложенное черными камнями кострище, в котором, судя по всему, еще недавно пылал огонь, однако теперь угли едва тлели и рядом никого не было.

— Деревушка пуста, — шепнул Дорк. — Все поспешили на зов сигнальных барабанов. Похоже, Ронг задал им жару.

— Боюсь, дело не только в Ронге, — сказал Владигор, всматриваясь куда-то вверх. — Великан гневается…

Дорк проследил за его взглядом. Теперь, когда кроны деревьев не скрывали от них горные вершины, отлично была видна цель их вылазки — Гремучая Гора. К удивлению Дорка, сейчас над нею поднимался густой дым.

— О боги, — испуганно пробормотал Дорк. — Что это?

— Извержение огнедышащей горы, — объяснил Владигор. — Вернее, первые признаки того, что извержение скоро начнется. Мой Учитель рассказывал, как это выглядит и чем грозит…

Князь оборвал себя, решив, что не следует пугать своего названого брата излишними подробностями.

— Мы полезем прямо в эту огнедышащую пасть? — спросил Дорк, старательно, хотя и не очень успешно, изображая хладнокровное любопытство.

— Нет, — покачал головой Владигор. — Наша вылазка потеряла всякий смысл. Присмотрись к глазам Бордиханга… Его чудодейственные слезы испарились.

— Проклятие! — воскликнул Дорк. — Но почему? Из-за нас?

Владигор не ответил. Еще раз осмотревшись, он шагнул на поляну. Его внимание привлекли кокосовые пальмы, которые росли рядом с хижинами. Почти у каждой из них стебли огромных листьев были надрезаны, в подвязанные к стеблям глиняные сосуды медленно стекал белый сок.

— Ты знаешь, зачем это?

— И даже пить доводилось, — ответил Дорк. — Из этого сока делают пальмовое вино. Не очень вкусное, но крепкое.

— Верно, — кивнул Владигор. — По словам Урсулы, готовить это вино имеют право только ученики шамана. Значит, мы наткнулись на их жилище.

— Предлагаешь обыскать хижины, найти вино и как следует напиться? — Дорк пожал плечами. Он был явно раздосадован провалом их вылазки и не понимал, к чему клонит Владигор. — Я не возражаю. И повод хорош: у нас ничего не получилось…

— Не спеши расстраиваться, брат. Еще не все потеряно. Если здесь живут ученики, значит, где-то должна быть тропинка, которая нас выведет к шаману. Так?

— Пожалуй, — ответил Дорк. — И что дальше? Зачем тебе нужен этот старый хрыч?

— А затем, что у него наверняка найдутся слезы Бордиханга!

Дорк растерянно почесал свой лысый череп и буркнул:

— Хрен редьки не слаще: что к дракону в глотку, что к шаману в лапы.

Словно отвечая на его слова, под их ногами загудела и задрожала земля, послышался отдаленный грохот, а над Гремучей Горой всплыла черная туча дыма и пепла. Дорк, не видевший прежде ничего подобного, готов был упасть на колени и молить чужого бога о пощаде. Так бы, наверно, и поступил, если бы не поразительное спокойствие Владигора. Стоит и в ус не дует! Будто не земля под ногами трясется, не злые духи свирепствуют, а так, пустячки всякие, шалости детские!..

Ничего не поделаешь, пришлось Дорку загнать свои страхи в самый дальний уголок трепещущего сердца, изобразив на лице полное безразличие к происходящему. К счастью, подземный гул и тряска продолжались лишь несколько кратких мгновений.

Пройдясь по деревушке, они не встретили ни души, но, как и предполагал князь, довольно быстро отыскали тропу, ведущую в глубь острова.

Еще одно доказательство того, что именно эта тропинка выведет к логову шамана, они получили через несколько шагов: Дорк опрометчиво ступил в сторону — и обязательно провалился бы в глубокую ловчую яму, не успей Владигор схватить его за рубаху и тем самым вновь спасти ему жизнь. Со дна ямы послышалось рассерженное шипение змеи. Дорк осторожно глянул вниз, его лицо исказила гримаса отвращения.

— Бр-р-р, какая мерзость!

Тем не менее он еще раз посмотрел на дно ловушки.

— Это ларанги, — сказал он. — Болотные змеи.

— Ядовитые, конечно? — спросил князь.

— Очень, — подтвердил Дорк. — Как-то Виркус привез на остров и запустил двух таких же в охранный ров — для пущей надежности. Одна сумела выбраться и ужалила надсмотрщика, тот умер у всех на глазах в жутких мучениях. Виркус сам перепугался, и по его приказу вторую змеюку забили камнями.

— Будь внимательней, — сказал Владигор. — Уверен, это не последняя каверза, устроенная шаманом для непосвященных…

Новая ловушка (на сей раз ее первым заметил Дорк) оказалась более хитроумной. Над тропой свисала гибкая тонкая лиана, и любой путник машинально отвел бы ее рукой, дабы без помехи пройти дальше. Что случилось бы с ним в следующий момент, Дорк с готовностью продемонстрировал князю. Пригнувшись, он слегка тронул лиану мечом. Тут же из ближайших зарослей вылетел дротик и, просвистев над головой Дорка, вонзился в ствол пальмы.

— Самострел, — сказал Дорк. — Такие ставят кельтские охотники на звериных тропах.

Владигор выдернул дротик из ствола и осмотрел костяной наконечник. Он был густо смазан чем-то фиолетовым и резко пахнущим.

— Здешние охотнички целили не в зверя, — криво усмехнулся Владигор. — Яду, похоже, у них предостаточно.

Он хотел было закинуть отравленный дротик в лес, но передумал и отдал его Дорку со словами:

— Зачем оружию зря пропадать? Представится случай — вернем хозяевам…

Случай представился довольно скоро.

Тропа вывела их на берег мутного извилистого ручья и здесь оборвалась. Лес на противоположном берегу был редким, из земли выступали лобастые валуны, заросшие мхом и папоротниками, но продолжения тропы нигде не было видно.

— Наверно, ручей служит границей для виноделов, — заметил Дорк. — Дальше начинаются владения шамана.

Он уже собирался шагнуть к ручью, как вдруг Владигор, не говоря ни слова, схватил его за плечо и знаками приказал — тихо, не шевелись! Дорк замер, укрывшись в гуще папоротников.

Через несколько мгновений он понял причину тревоги князя: из-за большого серого валуна к ручью вышли четверо. Это были молодые и сильные чернокожие воины, всю одежду которых составляли узкие набедренные повязки, ожерелья из зубов диких зверей и яркие птичьи перья, воткнутые в жесткие волосы. Трое были вооружены дротиками, четвертый сжимал в руке боевой топорик. Их лица были размалеваны красной, белой и желтой краской. Особо выделялся почти трехаршинный детина, замыкавший цепочку дикарей: его нос украшало костяное кольцо, на голой мускулистой груди белой краской была нарисована свирепая тигриная морда, боевой топорик в его руке казался детской игрушкой.

Владигор шевельнул губами:

— Двое первых — твои.

Дорк молча кивнул.

Дагборды, ничуть не таясь, перешли мелкий ручей и ступили на берег. Они явно не ожидали нападения. Дорк резко выпрямился и метнул отравленный дротик в первого воина. Костяной наконечник пронзил черную грудь — и дагборд умер прежде, чем его тело рухнуло на землю. Второго воина он намеревался достать мечом, однако тот, проявив незаурядную прыть, уклонился от выпада и сиганул за ствол ближайшей пальмы. Дорк, раздраженно взрыкнув, бросился следом.

За миг до того, как острие дротика разорвало сердце дикаря, Владигор взвился в воздух, перемахнул через колючий куст и ударил ногой в челюсть замыкающего. Удар, хотя и достиг цели, не произвел желаемого воздействия: верзила покачнулся, но устоял на ногах. Владигор кувырнулся по траве, зацепил правой стопой другого воина, одновременно нанося удар левой пяткой в голый живот верзилы. На сей раз подействовало — все трое покатились в ручей.

Из взбаламученной воды поднялись только двое — синегорец и долговязый дикарь, наконец-то почувствовавший силу своего соперника.

Его черные глаза засверкали белками, ноздри шумно выбросили воздух, от чего воткнутое в них кольцо подпрыгнуло и задрожало. Нарисованный на груди тигр оскалил зубы.

Видимо, подобные трюки призваны были устрашить врага до потери сознания. Однако все зависит от того, какой враг стоит перед тобой. Перед громадным, чернокожим, взбешенным и раскрашенным дагбордом стоял хладнокровный и чуть посмеивающийся князь Владигор.

Дикарь завопил и метнул топорик в голову синегорца. Владигор слегка отклонился — увесистый боевой топор пролетел мимо. Тут же, блеснув на солнце, в руке чернокожего возник длинный трехгранный кинжал, и верзила, набычившись, бросился на Владигора.

— Глупец, — коротко сказал Владигор, припадая на колено и перехватывая руку дагборда молниеносным зажимом.

Дикарь взвыл от нестерпимой боли, но, получив удар ребром ладони по шее, обмяк и покорно свалился к ногам Владигора.

— Ваш учитель, похоже, давно не видел настоящего боя, — сказал Владигор, неизвестно к кому обращаясь. Трое дагбордов были мертвы, а четвертый беззвучно корчился у его ног и вряд ли был в состоянии воспринимать спокойную человеческую речь.


…И вновь Хоргут, закрыв глаза, сидел у камина, вдыхая густые ароматы колдовского зелья. Его морщинистое лицо выглядело изможденным, тонкие губы беззвучно шептали слова древних заклинаний, узловатые пальцы мяли друг друга до хруста в суставах. Хоргут был в ярости.

«Как ты смел потерять его, Скилл?» — взывал его мозг к невидимому собеседнику. «Не беспокойся, найду, — вспыхивал ответ. — Куда он денется? Сейчас они оба скрываются в зарослях. Как только выйдут на открытое место, я сразу покажу их тебе». — «А если за это время кто-нибудь его прикончит?» — «Его? Да ты смеешься, брат! Разве эти дикари способны противостоять Ассирусу? Им даже с какой-то полусотней пиратов не совладать!..» — «Сражение в бухте еще продолжается?» — «Это не сражение, а скоморошья потеха! Дагборды так и не поняли, что их просто-напросто дурачат. Ронг поджег лес за их спинами, поэтому две трети племени пытаются остановить огонь. Боятся, что пожар уничтожит весь остров. По-моему, они уверены, что землетрясение и пришельцы ниспосланы им Великим Бордихангом в наказание за грехи. Старый шаман явно перестарался, запугивая своих соплеменников». — «Хорошо, я понял тебя… А теперь покажи мне берег бухты».

В несколько взмахов мощных крыльев Скилл перенесся на побережье, и перед мысленным взором Хоргута распахнулась панорама битвы пиратов с чернокожими дикарями. Грифон был прав: дагборды, столкнувшись с незнакомой тактикой, совершенно растерялись и были близки к панике. Престарелый вождь племени с трудом сдерживал своих воинов от повального бегства, хотя пожар, устроенный пиратами за их спинами, не представлял особой опасности ни для них, ни для большого селения, расположенного в двух верстах от берега.

Пираты, скрываясь за высокими бортами «Единорога», берегли стрелы, поэтому били только наверняка — лишь по тем безумцам, которые, ошалев от страха или от злобы, выскакивали из-под защиты деревьев и пытались поразить пришельцев камнями и дротиками. При таком раскладе Ронг способен дразнить и удерживать дагбордов на берегу до самой ночи.

Скилл пролетел над крутобокими утесами, замыкавшими вход в бухту, и показал Хоргуту десяток мертвых чернокожих тел, валявшихся среди камней. «Лучники со „Зверолова" очень метко стреляют, — пояснил он. — Только один ушел живым, остальных ты сам видишь».

Хоргут немного успокоился. Судя по всему, основные силы дагбордов еще долго будут заняты ложной высадкой пиратов. Лишь бы Владигора-Ассируса не подвела какая-нибудь случайность… «Не беспокойся, брат, — отозвалась в нем мысль Скилла. — Синегорца на мякине не проведешь. Он всегда знает, что делает». — «А я, по-твоему, нет?! — взъярился Хоргут, отчетливо уловив двусмысленность заявлений Скилла. — Займись делом, ищи Ассируса!»

Панорама бухты скользнула в сторону, и перед мысленным взором вновь открылась непроницаемая темно-зеленая ширь тропического леса. «Ищу, брат, ищу», — откликнулся грифон, даже не пытаясь выбросить непочтительную иронию из своего ответа.


Вытащив бесчувственного верзилу на берег (ох и тяжел оказался!), Дорк утер пот со лба и. присев на камень, спросил:

— Зачем он тебе, скажи на милость? Придется ведь безоружного добивать… Иначе нельзя. Отпустим — сразу на след наведет.

Владигор, не отвечая, уселся на корточках рядом с дагбордом, коснулся пальцами его висков и тут же отдернул руки.

— Сейчас он очнется, — негромко сказал Владигор, отрешенно глядя сквозь Дорка. — Его зовут Наггуззимз, и он главный ученик шамана…

Потом взгляду князя вернулась былая живость, он тряхнул головой и почти весело произнес:

— Наггуззимз должен знать дорогу к шаману. Во всяком случае, эти четверо — последние из его охраны. Шаман почуял неладное и послал их выяснить, что происходит в Лазурной бухте.

— А то не знал! — недоверчиво хмыкнул Дорк.

— Его напугали барабаны. Вождь племени почему-то созвал на берег всех, кто способен держать оружие.

— Так мы на это и рассчитывали! — с довольным видом воскликнул Дорк. — Правда, шамана забыли предупредить… И что дальше?

— Сейчас выясним, — сказал Владигор и приложил правую ладонь ко лбу дикаря.

Тот неожиданно вздрогнул, широко распахнул глаза, увидел Владигора и попытался вскочить на ноги. Острие меча Дорка, мгновенно уткнувшись в его горло, заставило дикаря приутихнуть и остаться в горизонтальном положении.

— Ты проведешь нас к пещере своего хозяина или… умрешь, — нарочито скучным голосом произнес Владигор. — Выбор остается за тобой. Все понятно?

Глаза дагборда налились кровью.

— От меня, белолицый, ты ничего не добьешься!

— Добьюсь, — спокойно возразил Владигор. — Я просто надеялся сохранить тебе жизнь. Итак, ты не передумал?

— Нет! — выкрикнул дагборд и плюнул в лицо Владигора.

Синегорец, не ожидавший подобного оскорбления, побледнел. Его уста скривились в недоброй усмешке, но он не сделал ни малейшей попытки утереться.

— Тем хуже для тебя, — тихо сказал Владигор.

— Поджарить? — спросил Дорк. Однако в его голосе не было уверенности, что подобная мера развяжет язык упрямца.

— Незачем. Есть более надежный способ.

Владигор дважды взмахнул ладонью над раскрашенным лицом дикаря — и глаза дагборда застыли, остекленев как у покойника.

Несколько мгновений Владигор сидел молча, сосредоточенно глядя в переносицу Нагтуззимза, затем строгим голосом велел:

— Говори!

По телу дикаря пробежала крупная дрожь. Было ясно, что он пытается противостоять чуждой воле, но силы были слишком неравны, и Наггуззимз покорно выдохнул из себя:

— Все скажу, господин…

— Как найти пещеру шамана?

— Возле Красных камней… Ступай по моим следам… Будь осторожен… Ловушки…

Дикарь говорил, едва ворочая языком.

— Шаман знает о тебе, чужеземец… Ему было видение… Великий Бордиханг гневается на своих детей… Близится ночь огня и грома! Никто не спасется… Никто!

Губы дикаря раздвинулись в жутковатой улыбке, глаза яростно засверкали, руки потянулись к горлу князя. Владигор небрежно оттолкнул от себя его руки и встал.

— Надо спешить, — сказал он Дорку.

— Хорошо, — кивнул Дорк. — Иди, я тебя догоню.

Владигор, не оглядываясь, направился к зарослям папоротника на противоположном берегу ручья. Вскоре Лысый Дорк присоединился к нему. О том, что стало с учеником шамана, не было сказано ни слова.


— Дикарь-то не обманул, — с некоторым удивлением произнес Дорк, стараясь рассмотреть, что скрывается в темном наклонном туннеле, ведущем в глубину Гремучей Горы, но, кроме вырубленных в камне дюжины ступенек, ничего не было видно. — Я был уверен, что придется изрядно попыхтеть, отыскивая шаманье логово. А теперь такое ощущение, будто нас прямо-таки приглашают в него зайти…

Они стояли на широкой гранитной площадке — единственном ровном месте среди хаоса странных красно-бурых камней у подножия Гремучей Горы. Словно сам Великий Бордиханг когда-то набрал их в свою великанью горсть, полюбовался немного, позабавился, а наскучили — небрежно бросил их себе под ноги и ладони отряхнул.

Узкий вход в тайную пещеру, расположенный на склоне горы, у края гранитной площадки, оказался слишком приметным, хотя, наверно, плечистым чернокожим стражникам шамана не трудно было бы прикрыть его от посторонних взглядов с помощью краснобоких валунов.

— Ну что, лезем в эту нору? — спросил Дорк.

— Ты останешься здесь. Похоже, приглашают меня одного.

— С чего ты так решил?

— Чувствую, — ответил Владигор, не вдаваясь в подробные разъяснения.

Он в самом деле неожиданно почувствовал острое желание остаться одному. Нечто похожее, вспомнил он, произошло с ним на берегу Угоры, перед роковой встречей с колдуном в багровой хламиде. Неужели шаман из племени дагбордов имеет какое-то отношение к «багровым»? Или здесь другая причина? Так или иначе, решил Владигор, дальше надо идти одному.

— Я долго не задержусь, — заверил он Дорка. — А ты пока на лес поглядывай. Вдруг дикари надумают кинуться к своему шаману за подмогой?

Не тратя больше времени на разговоры, князь обнажил меч и шагнул в темный туннель. Как он и ожидал, спуск оказался пологим, устроенным специально для старческих ног. Владигор насчитал тридцать ступеней — и наткнулся на большую мохнатую шкуру, плотным занавесом перекрывающую проход. Он резко откинул ее, готовый к любым неожиданностям…

Перед ним была просторная пещера, озаряемая светом масляных светильников. Впрочем, она скорее напоминала подземный зал какого-нибудь дворца, а не пещеру дикарей: стены были расписаны таинственными значками и узорами, каменный пол покрывали звериные шкуры, а под высоким сводом на тяжелых цепях висели большие серебряные шары.

Разглядывая эти странные шары, Владигор не сразу заметил человека, который молча стоял у противоположной стены и внимательно наблюдал за ним. Человек был один, в его спокойной позе не было и намека на враждебность, поэтому князь вложил меч в ножны и, выйдя на середину подземного зала, громко произнес:

— Я разыскиваю шамана из племени дагбордов. Это ты?

Человек, не говоря ни слова, сделал несколько шаркающих шагов навстречу Владигору.

Это был невысокий худощавый старик, безбородый, с впалыми щеками и усталыми подслеповатыми глазами, глубоко сидевшими под густыми бровями. И брови, и короткие вьющиеся волосы на большой бугристой голове были выкрашены охрой. Несмотря на жару, он был обряжен в пятнистую шкуру диковинного животного и обут в меховые сапоги. На кожаном поясе висели ножны с кинжалом и десяток шнурков с разнообразными костяными амулетами. В руке он сжимал толстую бамбуковую палку с навершием из орлиного черепа.

Взгляды шамана и князя скрестились подобно молниям, и в спертом, затхлом воздухе пещеры вдруг повеяло ледяным холодом. Незримый поединок длился несколько мгновений, затем Владигор шагнул назад и растерянно отвел взгляд.

— Не пытайся проникнуть в мой разум, князь, — скрипучим голосом произнес старик. — Это даже тебе не по силам. Во всяком случае, не теперь и не здесь. У тебя были хорошие учителя, но сам ты еще не достиг подлинной зрелости.

Владигор неожиданно понял: что не удалось ему, то с легкостью проделывает чернокожий шаман — копается в его мозгах! Владигор тряхнул головой, отшатнулся, его рука потянулась к мечу.

— Незачем хвататься за оружие, князь, — присаживаясь на камень, покрытый звериной шкурой, сказал старик. — Я ведь мог убить вас обоих у входа в пещеру, но не сделал этого.

В сознании Владигора ярко вспыхнула отчетливая картина: гранитная плита, на которой только что стояли они с Дорком, быстро накреняется — и оба они с громкими воплями летят в пылающую бездну.

Князь встревоженно обернулся, чтобы позвать Дорка в пещеру, однако шаман и на этот раз упредил его намерения:

— Не беспокойся, твоему другу ничего не грозит. Я всего-навсего лишил его возможности двигаться.

— Зачем? — сердито спросил князь. Он понимал, что в данной ситуации вопрос звучит весьма глупо, но ничего более толкового в голову не приходило.

— Не хочу, чтобы кто-нибудь помешал разговору. У нас и без того мало времени. Великий Бордиханг в ярости и вскоре ниспошлет на неразумных своих детей ночь огня и гнева…

— Вот как? Почему же он гневается на дагбордов, которые всеми силами защищают его покой от любопытствующих иноземцев? — не удержался от колкости князь, который чувствовал себя оскорбленным. — Или дагборды посмели перечить тебе, мудрому шаману, за что и должны поплатиться?

— Никто не знает причин его гнева, — ответил шаман. — Возможно, и я виновен не меньше других. В моей долгой жизни было немало ошибок, достойных суровой кары. Одна из них стала причиной твоего появления здесь…

Владигор с недоумением вскинул бровь.

— Но я и теперь не раскаиваюсь в совершенном двадцать лет назад, — продолжил шаман. — Мать Урсулы была очень красива, а я был уже слишком стар… Конечно, я мог забрать ее, как и любую женщину племени, в свое жилище, дабы не слишком сложными заклинаниями принудить молодое и страстное тело согревать мою холодеющую кровь. Я не сделал этого. Я даже позволил ей спасти чужака, случайно оказавшегося на нашей земле, а потом, когда вождь племени узнал о ее грехе, за который полагалась мучительная казнь в змеиной яме, я устроил ее побег с острова.

— Я предполагал нечто подобное, — задумчиво сказал Владигор. — Иначе трудно понять, как молодой женщине удалось в одиночку совершить многодневное плавание и оказаться в Аквитании.

— Своими действиями я, сам того не ведая, соединил разрозненные звенья событий в единую цепь загадочной судьбы… Твоей судьбы, синегорец.

— Какое отношение имеют ко мне твои действия двадцатилетней давности? — удивился Владигор. — В жизни много случайного и непредсказуемого…

— Увы, мой разум не в состоянии объяснить эту череду таинственных совпадений и скрещений, дабы понять их конечную цель, — бормотал шаман себе под нос, не обращая внимания на слова князя. — Кто вселил в старческое сердце любовь к молодой женщине и подталкивал меня к греховным поступкам? Не помоги я сбежать ей, ты никогда бы не встретил Урсулу и, значит, не приплыл бы сюда. Погибни принцесса пиратов от кинжала Акмада — и ты, опять же, был бы сейчас далеко отсюда. Не расскажи Лысый Дорк предание о живой воде и не улови ты случайную мысль в сознании перепуганного Виркуса о тайнике в бронзовом светильнике, ты по-прежнему был бы лишен памяти о своем прошлом и, скорее всего, не имел бы будущего. Так почему же столь разные и малозначимые события переплелись между собой, образовав крепчайшую цепь, разорвать которую не сумел даже Великий Бордиханг? Может быть, такова сила твоей Судьбы? Но тогда получается, что твоя Судьба необычайна и сплетена с Грядущим. И она сильнее воли небесных богов. Возможно ли это? Не знаю…

Вдруг снова загудела земля, откуда-то из глубины Гремучей Горы послышались тяжеловесные удары, задрожали пол и стены пещеры — словно великан молотобоец пытался пробить каменную толщу и вырваться на свободу.

Старый шаман внимательно прислушался к подземному грохоту, а когда тот наконец затих, сказал:

— Торопится Великий Бордиханг, очень торопится… На твое счастье, князь, я вовремя понял, что гнев Бордиханга вызван отнюдь не твоим появлением вблизи острова. Иначе твои бренные останки уже валялись бы на дне жертвенного ущелья.

— По законам дагбордов, — с независимым видом заявил Владигор, — любой чужак, ступивший на остров, должен быть немедленно казнен. Почему же ты решил изменить заведенный порядок? Или просто откладываешь мою казнь на более поздний срок?

— Ты излишне самоуверен, князь, — проворчал шаман, — и когда-нибудь за это поплатишься.

— Возможно, — согласился Владигор. — Но сейчас ведь речь не об этом, верно? Тебе известно, зачем я пришел…

— Известно, — кивнул шаман. — Я преступлю законы своего племени и дам тебе флакон с чудодейственными слезами Бордиханга. Однако хочу предупредить: не тебе суждено исцелить принцессу пиратов.

— Не мне? — Владигор с удивлением уставился на старика. — Разве слезы Бордиханга не пересилят заклинание древних? Неужели Урсула ошиблась?!

— Урсула была ведуньей и не могла ошибиться. Но разве она утверждала, что именно из твоих рук придет исцеление?

— Нет, но…

— У вас разные дороги, князь, — твердо сказал шаман. — Ты больше не увидишь Агнию, ибо уже сегодня окажешься очень далеко отсюда.

— Почему ты так уверен в этом, шаман? — рассердился Владигор. — Может, задумал очередную каверзу? Тогда предупреждаю сразу: со мной шутки плохи! Не посмотрю, что ты стар и немощен, и познакомлю тебя со своим мечом.

— Ну, о мече потолкуешь с другими. — Старческие губы раздвинулись подобием улыбки. — Они давно ждут новой встречи с тобой. Самодовольные глупцы и недоучки, они даже не подозревают, в какую ловушку сами себя загнали!.. Столько лет прошло… Но я всегда знал: наступит день возмездия. Жаль только, что не увижу своими глазами их бесславной погибели…

— Я не понимаю тебя, старик. О чем ты бормочешь? Кому грозишь?

Шаман пристально посмотрел на князя, и в сознании Владигора возникло туманное видение: Княжеский холм, ядовито-лиловая туча, человек в темно-багровой хламиде. Владигор невольно вздрогнул.

— Иллирийские колдуны!

— Да, под этим именем они известны в Поднебесном мире, — подтвердил шаман. — Хотя на самом деле это посланники давно исчезнувшего царства — Грозной Ассиры. Они пытались тебя похитить, но что-то им помешало. Теперь они вновь выследили тебя.

Перед мысленным взором князя появилась другая картина: большая крылатая тень над предрассветным океанским простором.

— Морской орел, — не слишком уверенно произнес Владигор.

— Смотри внимательней, — повелительным тоном ответил шаман.

И князь внезапно обострившимся зрением увидел, что орлиными были только голова и крылья этого странного существа, но тело, грива и хвост принадлежали гигантскому льву, а чешуйчатые лапы с острыми когтями наверняка были драконьи!

— Боги мои, что за чудище?! — воскликнул Владигор.

— Это грифон, — ответил шаман. — Точнее, ассирец по имени Скилл, перевоплотившийся в грифона. Он следил за тобой от самого Острова Смерти и обо всем сообщал Хоргуту, главному из уцелевших посланников Грозной Ассиры.

Шаман вдруг захихикал и мелко затряс головой. Владигор посмотрел на него с недоумением, однако предпочел переждать неожиданный взрыв веселости старика, не задавая лишних вопросов. Долго ждать не пришлось — хихиканье сменилось старческим кашлем, а затем и гневным монологом:

— Дурачье! Недоумки! Тупые последыши безмозглых царей!.. Разве могли они догадаться, что глаза и недоделанные мозги Скилла можно использовать и в обратном направлении?! Увидев над островом грифона, я сразу понял, откуда он заявился. Мне хватило нескольких мгновений, чтобы хорошенько покопаться в его мозгах и выяснить все замыслы Хоргута. Бедняжка Хоргут, какое жестокое разочарование тебя ожидает!..

Пещера содрогнулась от новых подземных ударов. Гулкие громовые раскаты заставили шамана умолкнуть и вернуться к более насущным делам, чем словесные издевательства над давними врагами. Как только прекратился грохот, он с кряхтением поднялся на ноги и шагнул к висящим на цепях серебряным шарам. Пробормотав что-то на непонятном языке, он протянул руки к одному из шаров. Тот сам собою медленно опустился к ногам шамана.

Старик легонько прикоснулся к шару, раздался тихий мелодичный звон, и шар послушно раскрылся, как цветок водяной лилии. Шаман достал из него маленький серебряный флакончик и передал князю.

— Этого хватит, чтобы исцелить Агнию, — прежним скрипучим голосом сказал шаман. — И поторопись, если не хочешь погибнуть вместе с несчастными дагбордами.

— Благодарю тебя, — с почтительным поклоном произнес Владигор и спрятал драгоценный сосуд за пазуху. — К сожалению, я многого не понял в твоих словах. Может быть…

— Когда-нибудь поймешь, — небрежно махнул рукой шаман. — Сейчас для разговоров уже не осталось времени.

— Скажи хотя бы, почему ты решил помочь мне? — попросил Владигор.

— Не тебе, синегорец, — грустно улыбнулся шаман. — Твоя судьба от меня не зависит… Дочь женщины, которую я любил, пожертвовала собою, пытаясь спасти жизнь принцессы Агнии. Наверно, у нее были для этого очень веские причины. Я не знаю этих причин, но знаю, что должен завершить начатое Урсулой… А теперь, князь, ступай! Я снял чары с твоего друга, и он уже начал беспокоиться. Иди, и пусть боги твои будут милосердны.


— Бродяга, что происходит?! — закричал Дорк, едва князь вышел из туннеля. Он был так встревожен, что вновь назвал Владигора его прежним именем. — Земля то и дело трясется, как в лихорадке, из горы к небу искры летят, да еще какая-то мерзость над головой кружит!..

Владигор посмотрел вверх, так и есть — под облаками, уже ничуть не скрываясь, парил грифон.

Но опасаться сейчас следовало не этого крылатого урода, а большой темно-лиловой тучи, подползающей к Гремучей Горе с южной оконечности острова. Владигор сразу почувствовал на себе ее мрачную и вязкую силу. Шаман был прав — иллирийские колдуны приступили к решительным действиям.

В сердце князя не было страха. После краткого размышления он понял, что не имеет права рисковать драгоценным сосудом, спрятанным на груди. Колдунам нужен князь Владигор? Хорошо, он готов с ними встретиться. Здесь и сейчас.

Владигор достал серебряный флакон и быстро сунул его в руку Лысого Дорка.

— Это живая вода, которую дал мне шаман. Ты должен во что бы то ни стало отнести ее принцессе, — сказал он голосом, не допускающим возражений. — Беги во весь дух! Когда окажешься на драккаре, передай Ронгу мой приказ: как можно скорее уходить подальше от острова!

— Что ты удумал, князь? — вскинулся Дорк. — Хочешь здесь остаться?

— Не хочу, но придется, — ответил Владигор, с возрастающей тревогой глядя на лиловую тучу. Его мысли уже начинали путаться, ноги сделались тяжелыми и непослушными. Огромным напряжением воли он стряхнул с себя колдовскую паутину и почти закричал ничего не понимающему Дорку:

— У нас больше нет времени, брат! Вдвоем нам отсюда не вырваться. Спасай принцессу!

— Но как же ты? — с отчаянием воскликнул Дорк.

— Не беспокойся обо мне. Обещаю, что мы еще встретимся! — со всей убедительностью, на которую был способен, заверил его Владигор. — Беги, тебе говорят, беги!

Дорк хотел сказать что-то еще, но, натолкнувшись на твердый взгляд Владигора, понял, что любые уговоры бесполезны. В конце концов, Бродяга всегда знал, что делать в критической ситуации, и еще никогда не ошибался.

Резко повернувшись, Дорк бросился к лесу. Его сознание уловило последнее мысленное напутствие Владигора: «Не забудь о ловушках!.. Передай Агнии, что я благодарен ей за все. Она останется в моем сердце навсегда… Не оглядывайся, брат! Не надо оглядываться…»

И Дорк ни разу не оглянулся, покуда не вбежал в лесные заросли. Здесь он задержался на несколько мгновений, чтобы восстановить дыхание, и все-таки, нарушив запрет князя, бросил мимолетный взгляд в сторону Красных камней.

Над тем местом, где он покинул Владигора, вздымалось к небу черно-лиловое веретено смерча. Самого же князя нигде не было видно… Дорк тяжело вздохнул и торопливо устремился в глубину леса.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ХРАНИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ

Мы меняемся, когда улыбаемся.

Мы меняемся, когда умываемся.

Мы меняемся, когда сомневаемся.

Мы — меняемся…

Мы стараемся не меняться.

Мы стараемся не смиряться

с тем, что —

                  как ни стараемся! —

мы меняемся.

Мы меняемся утром,

                              вечером,

просто так

        и в угоду женщинам.

Словно делать нам больше нечего,

словно Время стекает в трещины…

Жизнь меняем, как обувь к лету.

Выцветают глаза и волосы.

Вот мы были — и вот уж нету,

лишь в кассету вмагничен голос.

Даже звезды горят напрасно —

не меняться не получается.

…И любимая

                    ежечасно,

как сады в сентябре,

                               меняется…

В человечестве — дух школярства.

Видно, бродит у нас по венам

наркотическое лекарство —

вера в лучшие перемены!

Синегорские Летописания Книга Посвященных, VII (современное переложение)

1. Совет старейшин

Давно известно: чтобы в княжестве были покой и порядок, люди должны быть уверены — всемогущий князь хотя и сидит в далеком стольном граде, но обо всем ведает, о благе народном печется и правит вотчиной, как предками завещано, по Правде и Совести. Иное дело, если вдруг начинают ходить-бродить дурные слухи — о хворобе правителя, о его слабости умственной или телесной, о прочих бедах, якобы принудивших князя спрятаться от людей и все заботы о княжестве переложить на плечи старейшин. Тут уж всякого ждать можно — и бунтов среди простолюдинов, и заговоров среди знати, и разбойных набегов с чужой стороны.

Но хуже всего случается, если народ узнает о том, что князь его то ли в плену, то ли в бегах, в общем, без вести канул. О последствиях и гадать нечего: сперва объявятся самозванцы, затем разгорится смута, а следом и супостаты иноземные выложат свои права на княжество.

Пока в Синегорье — хвала богам-покровителям! — о самозванцах не слышно, однако среди простолюдинов зреет недовольство. Например, в Замостье, где местный воевода Нифонт, ссылаясь на княжеский указ, обложил землепашцев и ремесленников непомерным налогом. Сей указ. конечно, поддельный, и Нифонт весь оброк под себя гребет, не отправляя в стольный град ни одной ладьи. При Владигоре разве было такое возможно?

Впрочем, тех или иных безобразий хватает нынче и в Поскребе, и в Селоче, и в Комаре… Поводы разные, а причина одна — распространившиеся повсюду слухи об исчезновении князя Владигора.

— Необходимо срочно предпринять действенные меры для наведения порядка, иначе нас ждут страшные времена, — такими словами закончил глава старейшин Варсоба свою речь на Совете.

Правильные слова, никто их не оспорит. Да что толку? Ладорские старейшины — десять мудрых мужей, избранных жителями стольного града в помощь своему князю, — хорошо понимали, какие беды грозят Синегорью, оставшемуся без правителя. Поняли еще в тот черный день, когда Любава и Ждан сообщили им о таинственном исчезновении Владигора. Тогда же было решено, что больше никто не должен знать о случившемся. Народ известили: князь отправился, мол, отдохнуть на берегу Ильмер-озера, вместо себя, как и прежде бывало, оставив править княжеством свою сестру Любаву.

Впрочем, эту сказочку для простодушных Любава огласила еще до возвращения в Ладор княжеской дружины. Старейшины, таким образом, лишь поддержали ее обман, слепо надеясь, что Владигор — да поможет ему Перун! — объявится со дня на день. Увы, их надежды не сбылись.

— Год миновал, а точных сведений о князе как не было, так и нет, — с тяжким вздохом сказал старейшина Ипат, нарушив затянувшееся молчание. — Разве мы можем быть твердо уверены, что крепкий русоволосый Бродяга, о котором толковал венедский воевода, и есть князь Владигор?

Ждан, сидящий рядом с Любавой, хотел ему возразить, но Ипат чуть приподнял свою старческую десницу, показывая, что еще не закончил:

— Наперед знаю, Ждан, что ты мне скажешь… Но дело даже не в том, прав Демид или ошибся. Да и нет сейчас оного Бродяги на Острове Смерти, а где искать его — лишь богам ведомо. Пока искать будем, Синегорье вовсе на уделы развалится. Ибо народ не верит более, что князь Владигор жив-здоров. что загостился он в Ильмере или еще где-то. А раз не верит, значит, подозревает нас — и тебя прежде прочих — в неправедном захвате княжеской власти. Ты бы послушал, о чем ремесленный люд разговоры ведет!

— Да слышал я, — буркнул Ждан. — Горазды языками-то чесать…

— Конечно, ладорская дружина вся на твоей стороне, — продолжил Ипат. — Тем, кто злословит, спуску не дают. Ан еще хуже получается! Третьего дня сам видел, какую драку зачинили дружинники на торговой площади: поскребского купчишку вместе с его челядью так отделали, что и посейчас на полатях лежит, через раз дышит. Плохо дело, коли эдакий раздор промеж людей начинается. А раздор обязательно будет, ежели мы с людьми не объяснимся и все оставим как есть.

— И что ты предлагаешь? — спросил Барсова. — Заявить принародно, что нечистая сила забросила князя Владигора неведомо куда, а мы целый год всех за нос водили?

— Нельзя этого простолюдинам говорить! — вскинулся старейшина Ростислав. — Сразу буча поднимется.

Остальные торопливо поддержали его:

— Верно, никак нельзя!

— Не поверят. Скажут, что сами все придумали…

— Решат, что мы Владигора сгубили!

— Если не мы, то Ждан.

Ипат вновь поднял руку, призывая Совет к тишине.

— Сейчас, конечно, всего рассказывать не следует, — согласился он с большинством. — К такому известию народ нужно подготовить — и не словами, а делами. Нужно показать, что в отсутствие Владигора княжеская власть не ослабла, что и впредь будет как заведено: по Правде и Совести.

— Каким же образом ты это показать хочешь? — хмуро поинтересовался Варсоба. — Языки вырывать у болтунов, а недовольных на кол сажать?

— Ну, до такого, надеюсь, дело не дойдет… Короче, надо послать в Замостье малую дружину, дабы самоуправца Нифонта на цепь посадить и в таком виде в Ладор для суда доставить.

— Дружину, конечно, можно послать, — сказал Варсоба. — А кто ее поведет? Ждан? Тогда боюсь, что Нифонт встретит его мечами и стрелами. В Замостье сейчас не меньше сотни ратников, которые подчиняются воеводе Нифонту. Им ладорский воевода не указчик.

— Ждан не просто воевода, — неожиданно вмешалась Любава, сердито сверкнув глазами. — Он жених мой! Или, по-вашему, в Замостье об этом не знают?!

— Знают, княжна, знают, — заверил ее Варсоба. — Но жених — не супруг. Ведь еще зимой было объявлено, что ты решила замуж выйти за Ждана. Теперь уж осень подоспела, а о свадебном пире ни словечка не говоришь. В народе слух пошел: не разладилось ли у вас?

— Ничего не разладилось, — резко ответила Любава. — Просто не время сейчас для свадьбы.

— Напротив, княжна, самое время, — с хитрецой во взгляде сказал Ипат. — Воевода Ждан против воеводы Нифонта не может выступить, поскольку ничего, кроме междоусобицы, из этого не получится. А вот супруг синегорской княжны — иное дело. Против него ратники Нифонта не посмеют мечи обнажить!

В гостевой гриднице, где заседал Совет старейшин, повисла напряженная тишина. Всем было ясно, что предложение Ипата вполне разумно, более того — оно позволяло решить и многие другие проблемы.

Любава растерянно взглянула на старейшин, и ее лицо залила краска стыда и гнева. Хотя никто не сказал ни слова, она поняла, что Совет полностью поддерживает Ипата… Да как они смеют?! Кто дал право этим немощным старцам вмешиваться в ее сердечные дела и даже указывать ей, княжне, когда свадьбу играть?!

Рука Ждана тихонько сжала запястье княжны, призывая ее успокоиться. Любава прикусила губу, с трудом сдерживаясь, чтобы не нагрубить ладорским старейшинам. Она вновь окинула взглядом Совет и неожиданно для себя увидела в мудрых глазах стариков искреннее сочувствие. И гнев сам собой улетучился.

— Неужели вы не понимаете, — наконец произнесла княжна невольно дрогнувшим голосом, — что без благословения брата я не могу…

Она не договорила. Да и что договаривать ясное без всяких объяснений: свадебный пир в отсутствие Владигора будет не просто нарушением вековых традиций, он для всех станет признанием того, что ее брат бесследно исчез, что невеста и жених уже не надеются на его скорое возвращение. Может быть, его и в живых нет? Но Владигор жив, жив!

— Я должна подумать, — сказала Любава и, решительно встав с кресла, направилась к выходу из гридницы. — Ждите моего решения.


Княжна вошла в малую горницу, которую когда-то предпочитал всем другим покоям дворца ее отец — князь Светозор. Позднее эта же горница стала излюбленным местом уединения Владигора. Здесь все осталось так, как было при отце: большая карта Синегорья, покрывающая чуть ли не всю стену, два бронзовых подсвечника на массивном дубовом столе, ореховая шкатулка с письменными принадлежностями, слева от дверей — сундук с воинскими латами, а над ним на стене — волшебный Богатырский меч.

Любава печально вздохнула, в который раз укоряя себя за то, что не сумела уговорить брата взять в поход именно Богатырский меч. Владигор не ее послушал, а старейшин. Те опасались, что волшебная сила меча, так замечательно проявившая себя в битве со Злыднем-Триглавом, неверно будет воспринята дружиной и простолюдинами. Дескать, и без того всякое болтают о молодом князе, о его дружбе с чародеями, о пугающей силе и невиданных способностях Владигора, — ну к чему лишний раз гусей дразнить? Усмирить обнаглевших айгуров можно ведь без всякого чародейства… И Владигор согласился с ними, оставил свой Богатырский меч в Ладоре.

«Я во всем виновата, — думала княжна, медленно проходя мимо стола и проводя узкой ладонью по его скошенным углам. — Считала, что могу править Синегорьем не хуже отца и брата. И могла править, покуда знала, что Владигор всегда поддержит в трудный момент. Люди о том же знали, поэтому никто не перечил, не злословил по закоулкам, не замышлял дурного. А пропал князь без вести — и не стало мне веры».

Любава задумчиво смотрела на карту Синегорья. Велика, сильна и богата вотчина… Разве женщина совладает с такими просторами? Но совладать надо! Нельзя позволять женским страхам брать над собой верх. Страх… Да, это он стал первопричиной ее сегодняшних бед. Ведь той ночью, год назад, когда в опочивальню ворвался изменник Ероха, когда почувствовала у горла лезвие кинжала, она испугалась до полусмерти, хотя внешне, как потом заверяли Ждан и Чуча, смотрелась на удивление хладнокровной. Может быть, со стороны так все и выглядело. Вот только не знали они, что наутро княжна, запершись в опочивальне, безутешно рыдала до самого полудня, и руки-ноги тряслись как в лихорадке, и ни о чем думать не могла, а перед глазами все мелькал испачканный кровью кинжал Ерохи…

С того времени страх поселился в душе. Иной раз просыпалась среди ночи и внимательно вслушивалась: не скрипнет ли половица под чужой ногой, не звякнет ли у дверей меч нового татя, не вспыхнут ли в темноте безумные глаза? Умом она понимала, что ее страхи бессмысленны, что измена Ерохи была всего лишь следствием его неожиданного безумия, однако сердце трепетало в груди, словно лесная голубка, угодившая в силки птицелова.

Страх разъедал душу, как ржавчина разъедает клинок. А ведь перепуганный правитель, это всякий скажет, уже ни на что путное не годен. Вот и она, при народе сохраняя уверенность и спокойствие, на самом-то деле об одном лишь мечтала — скорей бы Владигор объявился и снял с ее слабых женских плеч непомерную ношу княжеской власти!

Милый, любимый Ждан, кажется, о многом догадывался и старался во всем быть ей опорой. Но полностью передать ему бразды правления княжеством она не имела права — законы Синегорья подобного не дозволяли. И то, что сегодня предложили старейшины, всего лишь хитроумная уловка, позволяющая, не раздувая пожара междоусобицы, справиться с воеводой-смутьяном. А что дальше?

Синегорью нужен князь — сильный и справедливый, признанный законом и людьми. Именно таким, несмотря на свою молодость, был Владигор («И был, и остается!» — тут же одернула себя Любава). Ждану не суждено занять его место, даже если Владигор никогда больше не вернется в Синегорье. Значит, нет нужды спешить с замужеством и столь не ко времени устраивать свадебный пир. Необходимо взять себя в руки и найти другой выход…


Когда Любава вернулась в гридницу, старейшины увидели перед собой не слабую и растерянную молодую женщину, а гордую, властную правительницу, готовую к самым решительным действиям.

Она была бледна, но держалась очень уверенно, словно всем своим видом хотела подчеркнуть: я — княжна, и буду поступать так, как считаю нужным.

Обведя взглядом старейшин, Любава громко сказала:

— Я обдумала ваше предложение и… отклоняю его. Свадебный пир в отсутствие моего брата невозможен, ибо он, во-первых, многими будет истолкован как поспешная и незаконная передача наследственной княжеской власти в руки Ждана, а во-вторых, будет означать, что мы более не ждем возвращения князя Владигора.

Старейшины не осмелились возразить ей. Любава продолжила:

— Мой брат попал в беду… Во имя сохранения общего спокойствия и порядка мы долгое время скрывали сей прискорбный факт. Однако дальнейшее умолчание, как видим, чревато самыми дурными последствиями для Синегорья. Поэтому нужно действовать, действовать быстро и решительно!

— Каким образом? — не сдержался Варсоба.

— Любым, который в наших силах! — сверкнув голубыми глазами, жестко произнесла Любава. — По словам Демида Меченого, секретное становище морских разбойников, названное Поющим Рифом, расположено на безлюдном и труднодоступном берегу, на границе Кельтики и Аквитании. Именно туда, скорее всего, разбойничьи драккары должны были доставить золото, захваченное на Острове Смерти. Значит, освобожденные ими смертники окажутся там же.

— Но мы не уверены, что князь Владигор находился среди смертников, — вновь перебил ее глава Совета старейшин.

— Я доверяю своему сердцу, а оно говорит мне: это был Владигор, — сказала Любава.

Варсоба со вздохом пожал плечами, но на сей раз промолчал.

— Князь Владигор жив и нуждается в помощи. Поэтому мы должны немедленно отправить на его поиски малую дружину, и поведет ее ладорский воевода Ждан.

Старейшины удивленно переглянулись, в их взглядах читались и непонимание, и явная обеспокоенность. Разумно ли в столь тревожное время оставлять Ладор без надежной защиты ратников? Да и как найти Владигора в далеких и совсем незнакомых краях? Все равно что искать иголку в стоге сена!..

— Заранее знаю все ваши возражения, — сказала Любава, поднимая вверх руку и призывая старцев к спокойствию. — Однако бездействие считаю худшим из зол. В связи с этим я намерена обратиться за поддержкой к князьям Изоту Венедскому и Калину Ладанейскому. Убеждена, что они не останутся безучастны к судьбе Владигора. Я хочу, чтобы их ладьи прошли вдоль океанского берега до самой Аквитании. Кроме того, всем вам известны поразительные способности Владигора, которыми одарил его Перун. Разве такой человек останется незамеченным? Да о нем сразу пойдут разговоры среди купцов, охотников, рыбаков, землепашцев! По этим слухам, думаю, будет не очень трудно выйти на след князя.

Она хотела сказать, что собирается также попросить помощи у чародейки Заремы, но не сказала. Варсоба, Ипат и другие старейшины всегда избегали упоминаний о чародеях, покровительствующих Владигору. Словно в этом покровительстве было нечто зазорное и опасное, способное накликать беду на Синегорье…

— Не спорю, княжна, — сказал Варсоба, по-прежнему сердито хмуря брови, — мы обязаны сделать все от нас зависящее, чтобы разыскать и выручить из беды князя Владигора. Но при этом нельзя забывать о тревожном положении в княжестве. Если Ждан с дружиной уйдет к Бескрайнему океану, кто усмирит воеводу Нифонта?

— Вор и плут Нифонт, разумеется, должен быть наказан. Его надлежит забить в колодки и доставить в стольный град для прилюдного и праведного суда. — Любава, сделав паузу, твердо посмотрела в глаза Варсобы. — Поэтому я завтра же отправляюсь в Замостье. И мне ни к чему дружина, достаточно двадцати человек личной охраны.

Тут и Ждан не выдержал, вскочил со своего места:

— Это слишком опасно! Что могут двадцать охранников против сотни воеводы Нифонта?

— Никто не посмеет поднять меч на законную княжну Синегорья, — уверенно заявила Любава. — Впрочем, на крайний случай у меня еще кое-что найдется.

— Что именно?

— Грым Отважный и его лесные люди. Надеюсь, вы не забыли, что племя берендов не раз выручало и меня, и Владигора в самых сложных ситуациях. Я сегодня пошлю весточку Грыму, чтобы он поджидал меня возле Замостья…

— Постой, княжна. — Варсоба оторопело уставился на Любаву. — Ты хочешь подговорить полудиких берендов напасть на Замостье?

— Ничего подобного я не хочу! — рассердилась Любава. — На мирное Замостье никто нападать не будет — ни ладорская дружина, ни беренды. Однако, если воевода Нифонт откажется мне подчиниться, беренды просто-напросто выкрадут его из крепости. Они в этом, как известно, большие ловкачи. Теперь понятно? Ну, скажи, Варсоба, разве осмелятся ратники без воеводы-смутьяна выступить против своей княжны?

Варсоба не нашелся, как ей возразить. Да и другие старейшины молча переглянулись: дескать, права княжна, ловко задумано…

— Молодец Любавушка! — раздался вдруг чей-то громкий и почти веселый голос. — Не зря в народе говорят, что одна женщина десятерых мудрецов перехитрит!

Княжна удивленно оглянулась на заднюю дверь гридницы — кто посмел войти сюда без спроса?

На пороге стоял высокий седобородый старик в белой полотняной хламиде до пят и с дорожным посохом в крепкой руке. На его груди сверкала серебряная цепь с чародейским оберегом в виде горного орла, распростершего крылья.

— Белун! — радостно воскликнула Любава, бросаясь в объятия нежданного гостя. — Значит, я не зря богов молила… Ты наконец-то вернулся!

Старейшины вскочили со своих мест, разом загалдели, однако не решились приблизиться к самому могущественному из чародеев Поднебесного мира. Хотя Белун издавна слыл защитником Синегорья и покровителем синегорских князей, большинство людей избегали встреч с ним. Конечно, они были благодарны чародею за все доброе, что он сделал для княжества, но в глубине души таили страх. Людей пугала магия, ибо они не понимали ее. Белая или Черная, добрая или злая — какая разница? Сегодня он исцеляет больных и предупреждает об опасностях, а завтра, глядишь, переметнется на чужую сторону и накличет беду. Захочет — превратит в жука навозного, или деревню дотла сожжет, или наводнение устроит, ему все по силам! Нет, уж лучше держаться от такой силы подальше…

Белун почтительно поклонился старейшинам:

— Здравствуйте, люди добрые. И простите великодушно, ежели помешал вам обсуждать важные дела.

— Здравствуй и ты, Белун, — ответил за всех Варсоба. — Чем же ты помешал? Наоборот, очень кстати вернулся на синегорскую землю, поскольку несчастье у нас — князь Владигор без вести пропал.

— Знаю об этом, — сказал чародей. — И знаю, что собираетесь отправить дружину к Поющему Рифу — выручать Владигора… Но делать этого не следует.

— Почему? — нахмурилась Любава. — Или синегорец, о котором нам толковал Демид, вовсе не Владигор?

— Нет, Демид не ошибся. Был Владигор на Острове Смерти, был и среди пиратов. Однако сейчас он совсем в других краях, и никакая дружина его оттуда не вызволит.

— О боги! — В глазах Любавы сверкнули слезы. — Где же он?

Белун по-отечески обнял ее, утешая, и с тяжелым вздохом сказал:

— В тайном иллирийском остроге, в колдовском плену.

2. В тайном остроге

Он даже не успел ничего толком понять. Нападение было мгновенным, яростным и жестоким. Первый удар нанес воин, как две капли воды похожий на рослого дагборда, которого он заставил указать дорогу к пещере шамана. Чернокожий дикарь выскочил из боковой штольни и взмахнул утыканной железными шипами палицей — по плечу Владигора заструилась кровь.

Конечно, метил он в голову, но Владигор успел-таки увернуться. Шипы до мяса разодрали кожу, однако не задели кость. Владигор без раздумий ответил резким ударом в челюсть… и охнул от боли. Будто в скалу ударил. Чернокожий не шелохнулся, хотя кулак Владигора врубился в его квадратную челюсть с убойной силой железного молота.

Пришлось уклониться от новой атаки дагборда и, как говорил в таких случаях Лысый Дорк, «показать смерти задницу». Скользнув под палицей, Владигор выскочил за широкую спину дикаря — и нос к носу столкнулся с двумя его чернокожими собратьями.

Сомнений не было, — как не было возможности и задуматься над этой нелепостью, — на него, сверкая белками безумных глаз, кинулись те самые воины, которых они с Дорком совсем недавно отправили к праотцам! В набедренных повязках, с раскрашенными лицами и ожерельями из острых звериных зубов, с птичьими перьями в волосах и с дротиками в руках… «Может быть, я тоже умер?» — мелькнула шальная мысль. На домысливание времени не оставалось: первый дикарь ударил дротиком, метясь в грудь Владигора. Князь качнулся влево, перехватил дротик и отшвырнул дикаря к стене. Второго он встретил ударом ноги в горло, — тот захрипел и, выронив оружие, повалился на каменный пол.

Но уже развернулся трехаршинный верзила («У него было дурацкое имечко — Наггуззимз», — припомнил синегорец), уже занес над Владигором железную палицу, и бежать некуда — спина упирается в стену… Владигор вонзил дикарский дротик прямо в сердце верзилы, почти догадываясь, что произойдет дальше. И почти угадал. Дротик не обломался (так предполагал князь), а с легкостью прошел сквозь широкую черную грудь, как нож проходит сквозь говяжий студень.

Князь вслед за дротиком по инерции врезался в Наггуззимза и, подобно дротику же, очутился… за спиной дикаря. Потеряв равновесие, он кубарем покатился по крутым ступеням каменной лестницы («Откуда она взялась?!») и внизу ее со всего маху ударился головой о нечто массивное и вроде бы железное. Сноп искр посыпался из глаз, сознание помутилось.

Превозмогая боль в затылке, он поднялся, готовясь встретить противника лицом к лицу. Перед ним стоял отвратительный железный истукан: двухголовый скорпион, опирающийся на чешуйчатый хвост, с горящими красным цветом глазами из больших гранатов, с алмазными клыками, с маленькими золотыми коронами на головах.

У Владигора не было времени рассматривать железное чудище — каменная лестница вдруг задрожала, как при землетрясении, из трещин в гранитной стене пополз едкий черный дым. Князь обернулся и, увидев широкую двустворчатую дверь в конце коридора, побежал к ней.

Дверь сама распахнулась ему навстречу, и Владигор оказался в просторном восьмиугольном зале. Зал был совершенно пуст, если не считать полупрозрачного столба лилового дыма, поднимающегося из центра к высокому куполу. Князь с изумлением понял, что зал весьма похож на тот, который он видел три года назад в Мертвом городе. Такой же затейливый орнамент на стенах и вплетенные в него изображения диковинных животных: лохматый бык-единорог, птица с головой крокодила, медведь с рыбьим хвостом вместо задних лап, получеловек-полулошадь с дубинкой в руке… Правда, здесь не было шестилапого дракона с желтым глазом-самоцветом, который помог тогда Владигору и его друзьям выбраться из опасного лабиринта. Вместо него на стене был нарисован двухголовый скорпион — младший брат железного чудища, с которым князь только что столкнулся в коридоре.

Неужели он опять каким-то образом угодил в Мертвый город? Но в таком случае, чтобы выбраться из него, нужно найти «Глаз Дракона» — золотистый топаз и коснуться его рукой. Может быть, как и в прошлый раз, он вставлен в какой-либо рисунок?

Владигор внимательно вгляделся в настенную роспись и невольно затряс головой, пытаясь избавиться от наваждения: диковинные звери меняли свои очертания! «Уж не повредился ли я рассудком, ударившись о железного истукана? — подумал князь. — Или меня кто-то дурачит?»

Мысль о железном истукане была не случайной, ибо все звери на глазах у Владигора превращались именно в двухголовых скорпионов. И не просто превращались, а будто оживали: чуть подергивали мохнатыми ножками, шевелили длинными хвостами, угрожающе скалили острые клыки. В довершение всего стены зала стали медленно надвигаться на Владигора!..

Князь выхватил из ножен кинжал. Впрочем, какой сейчас от него толк? Где тот враг, что, оставаясь невидимым, намерен, кажется, расплющить Владигора между гранитными плитами? Нужно было поскорее выбираться из этого каменного мешка, но дверь исчезла! Ловушка захлопнулась.

Владигор понимал, что все происходящее похоже на болезненный бред, однако даже в этом бреду чувствовалась своя логика. Если в ней разобраться, сразу станет намного легче. Да вот только времени для разбирательств у него не было: стены продолжали надвигаться, неумолимо сокращая жизненное пространство. Единственный выход, который у него еще оставался, — полупрозрачный столб лилового дыма, который по-прежнему поднимался из центра зала-ловушки. Коли есть дым, значит, имеется дымоход, через который он проникает сюда и в который, возможно, удастся протиснуться и человеку.

О том, что нет дыма без огня, сейчас лучше не думать…

Ладно, будь что будет. Владигор подошел вплотную к дымному столбу, глубоко вздохнул и, задержав дыхание, прыгнул. Он был уверен, что мгновенно провалится вниз (а куда же еще, если не в дымоход?), но случилось несусветное — лиловый дым швырнул его вверх, будто легчайшее перышко! «Я все-таки сошел с ума», — успел он подумать и в следующий миг закричал от неожиданной и нестерпимой боли.

Тысячи острых когтей вонзились в мозг, раздирая его на куски. Отчаянным напряжением воли Владигор попытался запретить себе воспринимать эту дикую боль (такое не раз удавалось ему прежде, когда требовалось продолжать бой, не обращая внимания на полученные раны), но у него ничего не получилось. Ослабив натиск лишь на несколько кратких мгновений, отточенные железные когти с удвоенным рвением возобновили пытку.

Его тело, полностью утратившее вес и терзаемое мучительными судорогами, неслось куда-то в лиловом дыму, словно обломанная сухая ветка, оказавшаяся во власти урагана. Его мозг, разрываемый безжалостными когтями, отказывался воспринимать происходящее как нечто реальное, ибо ничего подобного в реальности быть не могло. Наконец кошмарная боль превысила даже ту меру, которую способен был выдержать Владигор. Огненный шар всплыл из глубины разума — и взорвался, швырнув сознание Владигора в спасительную пустоту.

Трое жрецов Грозной Ассиры стояли возле распростертого на каменных плитах бесчувственного тела Владигора. Магические жезлы в их руках были нацелены на голову князя, пот струился по их лицам.

— Деструам ет аедифицабо… Зит про ратионе волунтас![10] — произнес Хоргут, и все трое, опустив жезлы, почти одновременно перевели дух. — Хватит для первого раза.

— А ты уверен, что он выдержит повторную атаку? — спросил Карез. — Боюсь, как бы мы не перестарались. Вдруг помрет? Ведь не всякий богатырь такие мучения осилит.

— Ты сам видел, как стойко он держится, — ответил Хоргут, утирая пот. — Определенный риск, разумеется, существует. Но другого выхода у нас нет. Его воля должна быть сломлена. Он должен признать свое поражение и полностью подчиниться нам. Только в этом случае можно приступать к главному этапу.

— Не понимаю, почему ты не захотел прямо объяснить ему великую суть Предначертания? — пожал плечами Модран. — Я, например, отнюдь не исключаю возможности его добровольного согласия на обретение иной сущности.

— Разве ты до сих пор не разобрался в том, что представляет собой князь Владигор? Для него такие понятия, как «долг», «совесть», «родина», «правда» и «справедливость», совсем не пустой звук. Не говорю уж о той выучке, которую он прошел у чародея Белуна. Старец отдал его воспитанию все свои силы… Нет, если мы не сумеем разрушить внутренний мир Владигора, если не докажем ему, что сила и власть на нашей стороне, ничего не получится. Впрочем, — тут же поспешил добавить Хоргут, — я ни на миг не сомневаюсь в нашем успехе. Можно сказать, что на три четверти мы уже победили!

— По-моему, это неплохой повод откупорить амфору старого иллирийского вина, — сказал Модран, подмигнув Карезу.

Хоргут нахмурился. Последнее время его собратья слишком часто стали наведываться в винный погреб. Если раньше наиболее усердствовал в бражничестве Карез, то теперь и Модран не отстает от него. Хотя, конечно, небольшой отдых не помешает…

Вторжение в подсознание синегорца отняло очень много сил и нервов. Даже самый верхний слой Хоргуту удалось проломить лишь после того, как он нащупал слабину (Владигор, как выяснилось, почему-то корил себя за убийство чернокожего Наггуззимза, хотя и не сам убил, да и решение было, как считал Хоргут, вполне правильным. Чего жалеть дикаря? Но стыдился Владигор, что пришлось убить безоружного… Вот уж явная глупость!). Еще труднее было взламывать заслоны, прикрывающие воспоминания трехлетней давности — о походе за Богатырским мечом, о Мертвом городе, о белокурой женщине с янтарными глазами. Похоже, у Владигора были веские причины понадежнее и подальше упрятать образ этой красотки. Однако Хоргут и здесь нашел уязвимое место: оказывается, именно в Мертвом городе князь Владигор чувствовал себя крайне неуверенно, его сердце изгрызли сомнения в правильности своих поступков. Как раз то, что требовалось Хоргуту. Нужно было усилить эти сомнения, подтолкнуть синегорца к необдуманным действиям, испугать его и наказать нестерпимыми телесными муками. Все это, кажется, получилось. Болевой барьер синегорца хотя и оказался выше, чем рассчитывал Хоргут, тем не менее он существовал и — главное! — сей барьер был разрушен. Сотрясаемое конвульсиями тело Владигора явилось наилучшим подтверждением правильно избранных методов обработки упрямого синегорца. Дальнейшее будет гораздо проще…

— Гхм-кхе, — услышал Хоргут рядом с собой настойчивое покашливание и только тогда сообразил, что, целиком погрузившись в свои размышления, напрочь забыл о собратьях и предложении Модрана.

— Ладно, согласен, — сказал он, улыбнувшись. — Сегодня мы можем позволить себе небольшой праздник. Заслужили.

Карез в предвкушении долгожданного удовольствия потер руки, а более осторожный Модран, которому тоже не терпелось забраться в иллирийский винный погреб, все-таки оглянулся на распростертого синегорца:

— Не очухается, а?

— Нет, — уверенно заявил Хоргут. — До утра как минимум его мозги будут переваривать бредовые видения, которые мы в них запустили, да и когда переварят, не смогут оценить как должно. И не забывай о болевом пороге. Ни один смертный не в силах его преодолеть.

— Это меня больше всего и беспокоит, — повторился Карез. — Не помер бы… Впрочем, тебе виднее. Кстати, что предпримем завтра?

— Завтра будет проще, — сказал Хоргут. — Помните, какой занозой сидит в его памяти гибель ведуньи Лерии?

— Та самая девка, что направила его в Белый Замок?

— И не только, — усмехнулся Хоргут. — Она была первой женщиной, подарившей ему прелести плотской любви. Такое не забывается. Но мы напомним синегорцу еще кое-что, а именно — черного паука, сожравшего эту девку! Владигор по сей день в глубине души чувствует себя виноватым: ведь Лерия, защищая синегорца, предпочла жуткую смерть предательству.

— Разве он мог ее спасти?

— Нет, конечно, — согласился Хоргут. — Но дело в том, что он корит себя за всякое несчастье, постигшее другого человека, который хотя бы косвенно оказался причастным к его судьбе.

— Дурак, — коротко резюмировал Модран.

— Может быть, — кивнул Хоргут. — Во всяком случае, это самобичевание и есть тот ключик, который позволяет нам вскрывать тайные уголки его души и, следовательно, управлять его подсознанием. Завтра мы заставим Владигора биться с тем самым черным пауком, что вырвал сердце из груди его первой возлюбленной. Паук, разумеется, одержит верх — и Владигор будет окончательно сломлен.

— Да поможет нам Великий Скорпион, — Карез молитвенно сложил руки на груди.

— Ну, не будем терять время. — заторопился Модран. — Коли завтра нам предстоит весьма ответственный день, я не хотел бы упускать блага сегодняшнего вечера.

«Трахит суа куемкуе волуптас»[11] — со вздохом припомнил Хоргут слова древнего заклинания, но вслух не сказал ничего.


Боль накатывалась волнами — то плавными и продолжительными, как морской прилив на заре, то резкими и сильными, как в штормовую ночь. В чередовании этих волн не было никакой последовательности, тем не менее само наличие такого чередования подсказало Владигору простую мысль: его мучитель действует не в одиночку. Их двое или трое, и у каждого своя манера. Но главное — в глубине подсознания зазвучал колокольчик тревоги — они проникли в его мозг! Правда, еще не успели завладеть им полностью, иначе, как и в прошлый раз, он не смог бы совладать с лавиной нарастающей боли и был бы не в состоянии рассуждать сколько-нибудь здраво.

Едва он это понял, разум тут же применил известный Владигору способ самозащиты: в потаенном уголке мозга возникли многоуровневые заслоны, прорваться через которые не смог бы ни один колдун. Конечно, Владигор по-прежнему был не в состоянии управлять своим телом или оказывать действенное сопротивление истязателям, однако теперь он мог, хотя бы частично отрешившись от физических мук, обдумать свое незавидное положение.

И прежде всего — где он находится?

Он помнил, как быстро наползала на остров лиловая туча, как вытянулся из нее хобот смерча и подхватил, закрутил, швырнул к небу… А дальше? Нет, дальнейшее в его памяти не сохранилось. Очнулся в каком-то подземном лабиринте, и сразу пришлось отбиваться от Наггуззимза и его оживших соплеменников. Впрочем, они лишь выглядели живыми, а на самом деле были кем? Или чем? Их плоть была то твердой, как железо, то рыхлой, как студень, но удары этих покойничков были весьма чувствительными.

Затем был восьмиугольный зал, странно напоминающий другой — в Мертвом городе. Однако из Мертвого города ему удалось выбраться, а в этом зале для него была подготовлена ловушка… Что все это значит?

Его воспоминания прервала тугая и безжалостная волна боли, которую с трудом сдержали выставленные им заслоны. Потаенный уголок сознания сохранил себя, но большая часть разума вновь находилась в чужой власти…

Владигор вдруг оказался висящим на стене глубокого колодца. Его пальцы, ломая ногти, судорожно цеплялись за неровности склизкой каменной кладки, ноги торопливо искали опору. К счастью, опора нашлась сразу: это была вбитая в стену железная скоба. Над головой виднелась еще одна, и Владигор, ухватившись за нее, наконец-то смог перевести дух и оглядеться.

Колодец был довольно-таки широким — не менее десяти аршин до противоположной стены. О глубине же судить было сложно, поскольку дна князь при всем старании разглядеть не смог. Далеко вверху маячило бледное пятнышко света. Что ж, делать нечего, надо карабкаться туда, к свету.

Краешком сознания Владигор ощущал неприятное присутствие чужих внутри своего мозга, и эти чужие, похоже, были довольны его решением. Владигор, стараясь не выдать себя неосторожной мыслью, попытался выяснить, кто они и сколько их, однако ничего путного узнать не удалось. Чужаки неплохо умели скрывать свое проникновение в человеческий разум, а Владигор в свою очередь не хотел рисковать раньше времени. Придет срок — и он сразится с ними по-настоящему. Пока же надо терпеть, таиться и делать вид, что находишься целиком в их власти.

Долго подниматься ему не дали: вверху, перекрывая пятно света, замаячила зловещая тень. Князь прижался к стене и приготовился к бою.

Сперва Владигору показалось, что противник умудряется каким-то образом спускаться в колодец на крыльях, поскольку он явно не касался стен. Но вскоре князь понял, с кем ему предстоит иметь дело, и невольно передернулся от омерзения. Выпуская из своего чрева толстую нить (больше похожую на просмоленный канат), к нему неторопливо приближался огромный, в два человеческих роста, мохнатый паук.

Владигор, половчее ухватившись левой рукой за скобу, правой вытащил из ножен кинжал. Против эдакого чудища, конечно, не ахти какое оружие, однако другого-то все равно нет… Паук завис напротив Владигора и вылупил на него белесые шаровидные глаза, словно решил получше рассмотреть свою будущую жертву или, может быть, запугать одним своим жутким видом. И ему было чем запугивать! Каждый глаз величиной с крепкий кулак, когти на членистых лапах — словно кривые савроматские ножи, разинутая пасть усыпана острыми треугольными зубами.

Несколько мгновений человек и чудище разглядывали друг друга, затем паук резко качнулся вперед, норовя цапнуть Владигора когтями. Владигор отбил этот выпад, полоснув клинком по мохнатой лапе. Брызнула густая черная кровь. Паук отдернул раненую лапу, но тут же атаковал вновь. Владигор отпрянул к стене, его кинжал замелькал с бешеной скоростью, не давая пауку возможности приблизиться.

Раскачиваясь как маятник, паук без устали повторял свои попытки, не обращая внимания на полученные раны. Лишь когда князь, изловчившись, отсек одну из его поганых лап, он взвизгнул по-поросячьи и немного умерил атакующий пыл. Владигор без промедления воспользовался этим, чтобы нанести сильный рубящий удар по приоткрывшемуся брюху. Паук завизжал так, что Владигор едва не оглох. Его лапы судорожно задергались, в тупых глазищах мелькнуло нечто похожее на растерянность. И тогда князь, рискуя свалиться со своей ненадежной опоры, молнией выбросил вперед руку с кинжалом. Клинок по самую рукоять с хрустом вонзился между глаз уродливой твари.

Паук на мгновение замер, потом конвульсивно вздрогнул всем телом — и безжизненно скользнул вниз.

Владигор не услышал ни тяжелого удара о камни, ни всплеска воды. Или этот колодец вообще бездонный? Но раздумывать было некогда. Сунув кинжал в ножны, Владигор начал с цепкостью дикой кошки взбираться по торчащим в стене железным скобам.

Нельзя было терять ни мгновения. Он явственно ощущал смятение чужаков, проникших в его мозг, однако понимал, что они очень скоро предпримут ответные меры и эти меры вряд ли окажутся слабенькими.

Так и случилось. Тысячи каленых игл вонзились в голову, в глазах сверкнули огненные искры, руки свело судорогой. Но Владигор, превозмогая боль, продолжал карабкаться вверх. В помутившемся сознании возникли соблазнительные мысли: «Зачем столько напрасных мучений? Признай свое поражение, смирись с неизбежным… Сила, с которой ты здесь столкнулся, могущественней всего, что ты когда-либо видел. Она убьет всякого, кто не покорится, и подарит жизнь тому, кто будет служить ей!» Защищенным уголком разума Владигор хорошо осознавал, что это не его мысли, тем не менее бороться с ними было чрезвычайно трудно. Внутренняя раздвоенность была ужасней физической боли, казалось, еще немного — и мозг не выдержит, взорвется.

И все же Владигор с отчаянным упорством заставлял свои руки цепляться за скобы и вытягивать одеревеневшее тело из мрачного зева колдовской западни. Он не мог бы сказать, сколь долгим было это мучительное восхождение к дневному свету. День, год, вечность? Чувство времени покинуло его, как, впрочем, и все другие чувства, кроме единственного — ненависти к врагу.

Наконец, теряя последние силы, он ухватился за верхний край каменной кладки, подтянулся и выбрался на поверхность. Он ничего не успел разглядеть — яркая вспышка боли хлестнула по глазам. Но, заставив Владигора корчиться на холодных гранитных плитах, эта дикая боль не сумела вышибить из него радостного ощущения одержанной победы. Он одолел-таки своих мучителей, не подчинился их Черной магии!

«Не обольщайся, князь, — скользнула чужая мысль. — Тебе никогда не справиться с нами, посланниками Грозной Ассиры. Предначертание будет осуществлено, сколько бы ты ни сопротивлялся. Такова воля Духа Вечности!»

Словно в доказательство этой мысли боль тут же стала усиливаться, проникая во все уголки его истерзанного естества. Владигор. не выдержав новых мучений, закричал. Понимая, что сейчас неизбежно лишится сознания, он откинул охранные заслоны и ударил по чужакам сверкающим клинком своей ненависти!

Удар достиг цели. На один краткий миг Владигор успел разглядеть внутренним зрением две шарахнувшиеся прочь багровые тени, и только третий чужак сумел парировать его отчаянный выпад, закрывшись магическим щитом. Владигор узнал их: иллирийские колдуны! Но его силы, увы, были полностью исчерпаны. Ответный удар колдуна последовал мгновенно, и отбить его Владигор был уже не в состоянии. Кроваво-багровая лавина боли обрушилась на него и погребла под собой.

3. Великий чародей

Весть о возвращении Белуна облетела Братские Княжества с быстротой ветра. Никто не знал, где пропадал целых три года великий синегорский чародей, никто не знал, надолго ли он задержится в своем знаменитом и таинственном Белом Замке, но все почему-то надеялись, что его возвращение сулит благие перемены…

Чародеи, собравшиеся в Белом Замке, были радостны и заметно возбуждены, чего с ними давненько не случалось. Они уже знали, что первым делом Белун излечил от неведомой хвори птицечеловека Филимона и, кстати, назвал причину этой хвори: порча, наведенная на бедного Фильку колдунами-ассирцами.

— Я уже и не чаял когда-нибудь снова взмыть в небо, — рассказывал Филька, весело сверкая большими круглыми глазами и улыбаясь во весь рот. — Да что небо, если по земле передвигался хуже столетней бабки! А Белун, как только меня увидел, даже ни о чем не стал спрашивать. Руки надо мной простер, забормотал-запел, вокруг моей лежанки походил, маленькими колокольчиками в каждом углу опочивальни позвякал — и нате вам!

Филька высоко подпрыгнул, замер в воздухе, поджав ноги, выкрикнул: «Чжак-шу!» — и мгновенно превратился в большого серого филина. Сделав широкий круг под сводчатым потолком гостевого зала, он сложил крылья, камнем рухнул на пол — и вновь обернулся человеком.

— Н-да, весьма наглядно, — улыбнулся Добран. — К сожалению, нам и в голову не приходило, что твоя болезнь вызвана Черной магией, и ее причину совсем в другом искали.

— Так ведь он захворал гораздо раньше, нежели мы хоть что-то узнали об иллирийских колдунах, — сказал Гвидор, отпивая сладкого вина из высокой серебряной чарки. — Как могли догадаться?

— Белун, как видишь, сразу догадался, — вздохнув, сказала Зарема.

— На то он и Белун, — то ли с завистью, то ли просто выражая общее мнение, буркнул Алатыр.

С этим утверждением никто, разумеется, спорить не стал, и в зале повисла тишина. Чародеям было о чем подумать, и прежде всего — что будет дальше? Возвращение Белуна явилось для них полной неожиданностью. Конечно, нельзя сказать, что они перестали надеяться когда-либо увидеть его, и все же… Три года ни слуха, ни намека, ни весточки. Что можно было предположить? Да все что угодно.

Раньше они были уверены, что Белун исчезает когда и куда захочет исключительно по собственной воле (впрочем, на их веку он никогда не пропадал на столь длительный срок), однако после сражения в Дарсанской долине он сам поведал: даже великий чародей, увы, не властен над своей судьбой. Есть необъяснимая высшая сила, которая вот уже много столетий швыряет его, как щепку, по волнам Времени и Пространства.

Здесь, в Поднебесном мире, он прожил более трех веков, но были миры, в которых не задерживался и на десяток лет. А главное — он сам никогда не знал, в какой миг и по какой причине высшая сила решит оборвать его пребывание в том или ином мире. За три тысячелетия странствий Белун так и не раскрыл загадку своего предназначения, не добился вразумительного объяснения конечной цели своей судьбы.

Впервые услышав об этом, чародеи ужаснулись и впали в уныние. Если лучшему и могущественнейшему из них не дано познать высший смысл сей жизни, на что же они-то могут надеяться? Позднее, когда, как обычно, на их плечи свалилось множество вполне житейских проблем, этот жгучий вопрос сам собой перестал быть чрезмерно жгучим, то есть хотя и обжигал своей неразрешимостью, однако не слишком, не до костей… А иначе как жить? Невозможно ведь каждый день терзаться и ломать голову над загадками, не имеющими ответа. С ума сойдешь без всякой пользы. И только — вот напасть! — возвращение Белуна вновь растеребило старые болячки, ибо в душе у каждого шевельнулось: а вдруг он вернулся именно потому, что узнал наконец истину и скажет им, в чем же заключается высший смысл бытия?

Никто из чародеев (за исключением, может быть, Заремы) не посмел бы обратиться к Белуну с подобным вопросом. Гордость не позволяла. И все же, все же… Когда Белун своей знаменитой шаркающей походкой вошел в гостевой зал, взгляды чародеев прежде всего остановились на его руках, которые держали объемистый пергаментный свиток: не здесь ли скрыт долгожданный ответ? Но, разумеется, на эту тему никто даже не заикнулся.

Белун, верный своим привычкам, повел себя так, будто все они только вчера виделись. Положив пергамент на стол, он поочередно обнял каждого из собратьев, а затем, взглянув на Филимона (тот, опрокинув в себя чарку ладанейского вина, торопливо закусывал ее рыбьим хвостом), с нарочитой строгостью произнес:

— Ты еще здесь? Я думал, что ты уже на пути к Замостью.

— Ждал восхода вечерней звезды, хозяин, — не моргнув глазом, соврал Филька. — Она сегодня что-то припозднилась… А филинам, сам знаешь, летать при дневном свете не положено.

— Разбаловался ты без меня, вот это я точно знаю, — усмехнулся Белун. — Все небо давно уж звездами усыпано.

— Разве? — Филька, изобразив удивление, выглянул в окно. — А ведь и правда стемнело! Ну тогда извините, господа чародеи, мне пора улетучиваться.

Он быстро допил вино, одним прыжком вскочил на подоконник и, выкрикнув заклинание: «Чжак-шу!», скользнул в темноту.

— По годам ему давно положено косточки на печи греть, а он ведет себя как мальчишка! — покачал седой головой Белун.

— Никак не нарадуется, что снова летать может, — сказала Зарема. — Кстати, для чего ты его в Замостье направил?

— Любаве и Грыму поможет разобраться с воеводой Нифонтом, — ответил Белун, не вдаваясь в подробности. — Думаю, там особых проблем не возникнет.

— Если бы все наши заботы были такими же легкими, как эта, — вздохнул Гвидор. — Ты, конечно, уже обо всем знаешь…

— Знаю, — кивнул Белун. — Посему не будем зря терять время. Давайте решать, что и как делать, дабы поскорее выручить Владигора. Но для начала ознакомьтесь с этими рукописями.


Передав собратьям пергаментный свиток, Белун отошел к распахнутому окну, уселся в свое любимое кресло из мореного дуба и устало прикрыл глаза.

В последнее время он почти не спал, да и в ближайшие ночи, судя по всему, отдыхать не придется. Судьба князя Владигора висит на волоске. Если посланники Грозной Ассиры одержат верх, последствия будут самыми катастрофичными не только для Синегорья, но для всего Поднебесного мира. Понимают ли это его собратья?

Они, конечно, как опытнейшие мастера Белой магии, умеют мыслить широко и раскованно, их познания и способности разнообразны, однако не беспредельны. Ведь даже он, Белун, посвященный во многие тайны Вселенной, посетивший десятки миров — исчезнувших и грядущих, — по-прежнему не в состоянии постичь все взаимосвязи магического и реального, земного и небесного, Времени и Пространства. Когда ему впервые открылось значение Хранителей Времени для поддержания в равновесии этих удивительных взаимосвязей, он долго не мог избавиться от болезненного ощущения собственной ничтожности и беспомощности.

Окружающий мир предстал вдруг необычайно хрупким творением, воздвигнутым на краю бездонной пропасти и пронизанным тысячью золотых нитей, и стоит лишь оборваться некоторым из них — шаткое равновесие тут же будет нарушено, и, сталкиваясь друг с другом, начнут биться тончайшие хрустальные грани, а затем весь мир просто-напросто рухнет в бездну…

Но как жить, осознавая свое бессилие? Разве кто-нибудь может уберечь все золотые нити или хоть на вершок отодвинуть мир от гибельного рубежа? Увы, такое даже небесным богам не дано.

Решение, которое Белун тогда принял, было и остается единственно возможным: пусть не в его силах защитить весь Поднебесный мир, однако он должен попытаться отыскать и уберечь хотя бы несколько золотых нитей, столь важных для судьбы этого мира.

Поиски были трудными и долгими, тем не менее увенчались успехом — он нашел Владигора, Хранителя Времени, одного из тех, в ком воплотилась незримая связь между Поднебесным миром и Магическим Пространством[12]. Впрочем, скоро выяснилось, что эта задача, несмотря на свою важность, была все-таки не самой сложной. Куда более сложные проблемы возникли позднее, когда Владигор сумел вернуть себе княжеский престол и, не удовлетворившись этим, взялся за претворение в жизнь давней мечты своего погибшего отца, князя Светозора, о создании союза Братских Княжеств, объединяющего Синегорье, Ильмер, Венедию и Ла-данею.

Владыка Преисподней, известный чародеям и жителям Поднебесного мира под именами Черный Злыдень и Триглав, конечно же, не мог смириться с тем, что какой-то молодой Хранитель Времени смеет противиться его замыслам покорения Вселенной. Так на землях Братских Княжеств началось великое, жестокое и кровавое противоборство Света и Тьмы, уцелеть в котором для Владигора не было никаких шансов.

Белун был близок к отчаянию. Вот-вот могла оборваться бесценная золотая нить… Однако свершилось подлинное чудо — Владигор не только спас вотчину и Братские Княжества от нашествия многотысячной савроматской орды, но (разумеется, не без помощи чародеев) изгнал самого Злыдня-Триглава далеко за пределы Поднебесного мира![13]

Белун понимал, что победа в Дарсанской долине, которой так искренне радовались его собратья-чародеи, увы, всего лишь краткий эпизод в бесконечной битве с многоликими силами Тьмы. Впереди их ожидали новые и более кровавые сражения, ибо Владыка Преисподней никогда не откажется от своих разрушительных планов.

Что оставалось делать? Ждать очередного нападения Злыдня-Триглава на Поднебесный мир и гадать, где и когда это случится? Подобное положение весьма устроило бы Злыдня, поскольку оно предоставляло ему полную свободу выбора и действий. Нет, нельзя сидеть сложа руки, необходимо опередить врага! Но каким образом?

Белун мучительно искал ответ, удивляя собратьев своей хмурой сосредоточенностью и стремлением к уединенности в дни всеобщего ликования, вызванного победой над Злыднем и его приспешниками. Чародеи долго не решались обратиться к Белуну с вопросом о причинах его странного поведения, а когда все же надумали и явились в Белый Замок, неожиданно для себя узнали, что Белун… исчез!

Это повергло их в растерянность, почти в панику. Что произошло? Почему именно теперь случилась беда, об угрозе которой Белун не раз предупреждал их? Правда, он никогда не называл это бедой, предпочитая другое слово: перемещение. Но каким словом ни назови, суть одна — самый лучший и могущественный из чародеев покинул Поднебесный мир.

И все-таки они продолжали верить, что рано или поздно Белун вернется. Более того, не сговариваясь, продолжали действовать так, словно великий чародей находится где-то поблизости, внимательно наблюдает за ними и в критической ситуации придет на помощь. Никто из них не мог бы сказать, на чем держится эта уверенность, однако именно она помогла преодолеть панические настроения.

Со временем чародеи привыкли к отсутствию Белуна и даже возродили свои былые встречи в его Белом Замке. Конечно, отсутствие хозяина Замка наложило определенный — и довольно грустный — отпечаток на содержание их традиционных бесед за широким дубовым столом в гостевом зале, но главная суть сохранилась: знаменитый чародейский синклит, некогда созданный усилиями Белуна, продолжал действовать.

«Что ж, грешно мне жаловаться на судьбу, — подумал Белун, оглядывая собратьев, внимательно изучающих пергаментные листы. — Ведь уже тем, что удалось объединить их — столь разных, очень самолюбивых, чрезмерно гордых и весьма обидчивых — в сплоченный круг единомышленников, вполне оправдывается мое пребывание в Поднебесном мире… Разве не так?»


— Прости, собрат, я не понимаю, какое отношение все это имеет к Владигору? — спросил Гвидор, первым закончивший чтение рукописей. — Здесь что, рассказывается о его будущих подвигах?

— Особых подвигов я не заметил, — пожал плечами Алатыр. — Просто занимательные приключения. К тому же вовсе не князя, а каких-то неизвестных людей, по-моему не имеющих к Владигору ни малейшего касательства.

Добран и Зарема не стали спешить с выводами, но по их взглядам нетрудно было догадаться, что они во многом согласны со своими более молодыми собратьями.

— Мне понятно ваше недоумение, — улыбнулся Белун. — Я испытал похожее чувство, когда эти рукописи впервые оказались в моих руках. Не буду утомлять вас рассказом о том, как это произошло, поскольку важно другое: я получил их с твердыми заверениями, что все в них описанное имеет непосредственное отношение к будущим воплощениям Владигора.

— Следует ли тебя понимать так, что, например, этот самый Пигмалион, — Гвидор ткнул пальцем в пергамент, — и есть князь Владигор?

— Возможно, — кивнул Белун. — Хотя полной уверенности у меня нет, поскольку в истории с Пигмалионом упомянуты и другие лица: Аполлон, Афродита, Харон, рабы… Хранителем Времени вполне может оказаться любой из них.

— Бред какой-то, — покачал головой Алатыр. — По-твоему, Владигор может когда-нибудь перевоплотиться в женщину?

— Почему бы и нет? — сказал Белун. — Многие жители Небесного мира по сей день убеждены, например, что ни одна женщина не способна стать чародеем. И для них наша сестра Зарема является чуть ли не самозванкой.

Зарема негромко хмыкнула себе под нос, невольно подтверждая слова Белуна.

— Впрочем, дело не в том, кем конкретно станет князь Владигор после перевоплощения, — продолжил чародей. — Неведомая высшая сила, которая указала мне на эти рукописи и позволила скопировать их для вас, была уверена, что чародеи Поднебесного мира сумеют сломать внутренние ограничения в своем мышлении и узрят великое разнообразие Вселенной… В отличие от меня, уважаемые собратья, вам не довелось скитаться в иных мирах и временах, ибо вы принадлежите своему веку. Поэтому вам сложно воспринять как неоспоримую истину, что Великое Время многослойно, что его составляют большие и малые потоки, в которых обитают — и порознь, и взаимосвязанно — самые различные миры. Одни совершенно не похожи на тот, который стал вашим домом, другие почти совпадают с ним и во многом — да почти во всем! — похожи на него.

— Из таких — совпадающих — миров ты и принес нам истории о будущих воплощениях Владигора? — догадалась Зарема.

— Верно, сестра! — воскликнул Белун, искренне обрадованный тем, что его поняли. — Признаюсь, для меня тоже было потрясением узнать, что Владигор, Хранитель Времени, принадлежит не только этому миру, который мы называем Поднебесным, но связывает золотой нитью своей судьбы десятки других миров, почти совпадающих с нашим в потоке Времени!

Чародеи молчали, осмысливая его слова. Хотя они привыкли считать, что Белун почти никогда не ошибается, услышанное сейчас с трудом укладывалось в признанную ими картину мироздания.

— Все это, разумеется, очень интересно и познавательно, — сказал Алатыр, тщетно скрывая нотки досады в своем голосе. — Но при чем здесь наши сегодняшние проблемы?

— Такой же вопрос возник у меня, поскольку мне показалось, что высшие силы чрезмерно поторопились, выдернув меня из Поднебесного мира, как морковку из грядки, — мягко улыбнулся Белун. — Но потом я припомнил скрывающихся в Иллирии посланников Грозной Ассиры…

— Ты знал об их существовании? — удивилась Зарема.

— Да, — подтвердил Белун. — Знал даже о том, что они озабочены поисками некоего Ассируса, якобы призванного возродить их погибшее царство. К сожалению, я не придавал этому значения, поскольку не видел никакой связи между Иллирией и Синегорьем.

— А эта связь все-таки существовала, — задумчиво произнесла Зарема. — Именно в Иллирийских землях впервые объявился Злыдень-Триглав, дабы четыреста лет спустя обрушиться на Синегорье. Вот только при чем здесь Владигор?

— Точного ответа у меня до сих пор нет. Возможно, узнаем после встречи с колдунами-ассирцами. Но вот что удалось выяснить… Они вдруг уверовали, что князь Владигор и есть их легендарный Ассирус, точнее — станет Ассирусом после изменения своей сущности. Признаков для подобной уверенности, на их взгляд, было предостаточно, и единственное, что оставалось сделать, — похитить Владигора и попытаться заставить его изменить сущность.

— Что они и сделали, — вздохнул Гвидор. — Однако если взглянуть на их действия без предвзятости и с учетом содержания этих рукописей[14], то мы должны признать: Владигор вполне может перевоплотиться в их Ассируса. В общем, чему быть, того не миновать…

— Все верно, — согласился Белун. — Вот только одна загвоздка: почему посланники Грозной Ассиры так торопятся? Четыреста лет ждали, а теперь вдруг решились на самые отчаянные действия, лишь бы заполучить Владигора. Не проще ли было положиться на естественный ход событий, дождавшись дня, когда сбудется Предначертание? И я решил все выяснить до конца, то есть подробно изучить временной поток, в котором пребывают царства Грозной Ассиры, и отыскать тот исторический момент, в котором появляется Владигор-Ассирус.

Белун, сделав паузу, обвел взглядом собратьев, напряженно внимающих его словам, и медленно произнес:

— Три года длились мои поиски. Я досконально исследовал все попытки возрождения ассирского государства и выяснил: Предначертание, в которое истово веруют «багровые», не сбылось! Четыреста лет назад Грозная Ассира погибла окончательно и бесповоротно, ее Поток Времени иссяк. Случилось это по вине так называемых царей Внутреннего Круга, возомнивших себя властителями мира. Своими необдуманными действиями они оборвали все золотые нити, которые связывали их мир-время с главным потоком Великого Времени. Следовательно, изменение сущности Владигора — перевоплощение его в Ассируса — ничего им не даст. Владигор просто погибнет, рухнув в пустоту Безвременья.

Чародеи по-разному восприняли его слова. Добран, уставившись на Белуна, замер, будто окаменев. Зарема побелела как полотно. Гвидор, утерев холодный пот со лба, потянулся к серебряному кувшину с вином, не замечая, что Алатыр уже опередил его и, словно забыв о существовании бокалов, пьет прямо из кувшина.

— Владигор обречен? — вымолвила наконец Зарема. — Мы ничего не можем исправить?

— Можем, — уверенным голосом ответил Белун. — В противном случае, думаю, высшие силы не стали бы возвращать меня в Поднебесный мир. Они, судя по всему, не меньше нас заинтересованы в сохранении равновесия, но не могут влиять на наши конкретные действия. Как мы поступим — так и будет. И если мы сделаем неверный шаг, Хранитель Времени погибнет, что будет означать начало конца Поднебесного мира.

— Великие боги, помогите нам! — воскликнул Алатыр, едва не уронив кувшин с вином на пол.

— На богов надейся, а сам не плошай, — одернул его Гвидор, забирая кувшин и разливая вино по бокалам. — Белун вернулся, значит, мы можем приступать к решительным действиям. Теперь у нас хватит сил, чтобы напасть на Тооргутский дворец и вырвать Владигора из колдовского острога.

— Ты почти прав, Гвидор, — подтвердил Белун. — Вы все, кстати, сделали очень многое, чтобы не допустить гибели Хранителя Времени. Но сейчас складывается крайне опасное положение. Хоргут и его помощники ни перед чем не остановятся, если увидят, что Владигор выскальзывает из их рук. Пока они еще надеются на его добровольное согласие, ибо знают, что без непосредственного соучастия Владигора изменение сущности может завершиться его смертью. Тем не менее они пойдут на любой риск, если мы предпримем лобовую атаку на их тайное убежище. Боюсь, что в таком случае они тут же начнут процесс перевоплощения Владигора в Ассируса…

— Так что же делать? — растерянно спросил Гвидор.

— У меня появились кое-какие идеи, — ответил Белун. — Давайте сядем к столу и все спокойно обсудим.

4. Искушение

После удара, который столь неожиданно нанес им синегорец (но как смог, сукин сын, ежели находился под их полным контролем?!), Модран и Карез чувствовали себя хуже некуда. При малейшем телесном усилии, при неосторожном резком движении их мозги буквально раскалывались и в глазах вспыхивали слепящие разноцветные круги. Пришлось целый день отлеживаться, как после жестокого похмелья, а затем еще выслушивать издевательские нарекания Хоргута, суть которых сводилась к простому и обидному: сами виноваты.

По его словам, синегорец умудрился обратить удары терзающих плетей против своих мучителей, то есть ответил колдунам их собственным оружием. Как такое могло случиться? Вероятно, какой-то уголок его разума был надежно укрыт от их воздействия и в нужный момент хлестнул что было силы по своим мучителям.

Услышав это объяснение, Карез злобно сверкнул глазами и ткнул пальцем в Хоргута (тут же, впрочем, заскрипев зубами от боли):

— Ты заверял, что мозги синегорца находятся полностью под нашим контролем! Разве нет? Проклятие!.. Выходит, мы не сможем добиться власти над ним? Где же твое хваленое могущество?!

— Заткнись, ублюдок, — небрежно бросил Хоргут в ответ, сохраняя невозмутимый вид. — Вы оба получили то, что заслуживали. Самоуверенность всегда наказуема.

Хоргут, конечно же, хитрил. Он прекрасно знал, что в случившемся меньше всего виноваты Модран и Карез, которые просто не могли ожидать каких-либо активных действий со стороны Владигора. Если он, прямой наследник царской династии, не заметил опасной уловки синегорца и сумел защитить себя лишь в самое последнее мгновение, тогда о чем вообще говорить? Любому понятно — Владигор чрезвычайно силен, и, если они по-прежнему рассчитывают получить его согласие на изменение сущности, с этой невероятной силой нельзя не считаться.

Карез не нашел слов (или не захотел искать, поскольку головная боль была ужасной), чтобы возразить Хоргуту. Он лишь простонал нечто невразумительное и махнул рукой — дескать, и говорить с тобой не хочу.

Модран, скромно наблюдавший со стороны за этой перепалкой, посчитал за благо не вмешиваться. На его взгляд, были виноваты все и, следовательно, никто, а потому что толку махать кулаками после драки? Он и прежде считал, что возни с Владигором будет куда больше, чем они, Хоргут и Карез, надеялись. Молодой князь привык властвовать. При его редчайших способностях подобные привычки, как правило, вызывают множество осложнений: обостренное самолюбие, упрямство, настойчивость, граничащую с фанатизмом, веру в свою природную исключительность. Можно ли обломать все это одним наскоком? Нет, конечно. Однако беда в том, что у них нет времени, чтобы кропотливо и ласково подбирать ключики к характеру Владигора. По вполне достоверным слухам, в Синегорье вернулся чародей Белун, значит, со дня на день можно ждать неприятностей.

Он тихонько вздохнул и кончиками пальцев потер затылок. Боль ослабла, но по-прежнему заставляла быть очень осторожным в движениях…

— Так что же мы будем делать дальше? — негромко спросил он у Хоргута. — Помнится, ты говорил, что есть запасной вариант.

— Есть, — кивнул Хоргут. — Чтобы его осуществить, мне понадобятся кое-какая подготовка и ваша помощь. Но могу ли я на вас рассчитывать?

Не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, куда он клонит. Если все получится — заслуга Хоргута, сорвется — виноваты Модран и Карез. Но куда денешься? Только Хоргут, царский последыш, способен разбудить магическую силу корбула, без которой нечего и думать об изменении сущности Владигора.

— Не сердись на нас, предводитель, — с притворной покорностью произнес Модран. — Мы провинились перед тобой…

— Не передо мной, — скривился Хоргут, без труда раскусивший притворство Модрана. — Перед Великим Скорпионом!

— Да, да, конечно, — поспешно подтвердил Модран. — Мы сделаем все, что потребует от нас Великий Скорпион.

— Сегодня можете отдыхать и восстанавливать силы, — сказал Хоргут, не скрывая довольной усмешки. — Но завтра мне понадобится все ваше колдовское умение. Будем охмурять синегорца…


Владигор очнулся в небольшом подвальном помещении, назначение которого было понятно с первого же взгляда. Каменные стены, железная решетка на узеньком оконце под потолком, крепкая дубовая дверь, ворох гнилой соломы на сырых каменных плитах… Острог. Вот только интересно, где сей острог находится? И как далеко от Синегорья?

В том, что он сумеет отсюда выбраться, Владигор почти не сомневался. Правда, сейчас его положение обнадеживающим не назовешь: мало того, что заперт в подвале, так еще и прикован к стене невидимыми цепями. Только голову повернуть можно, а ни рукой, ни ногой не шевельнуть.

Однако важнее всего было другое — чужаки убрались из его мозга! То ли ответный удар на них подействовал, то ли решили иными способами с ним бороться, но убрались. Владигор вздохнул с облегчением, хотя на всякий случай тут же поспешно выставил охранные барьеры, чтобы не позволить колдунам незамеченными проникнуть в его разум.

Итак, он в плену у «багровых», это ясно. Они весьма упорно за ним охотились и наконец добились своего. Впрочем, чего же они добились? Зачем он вдруг понадобился иллирийским колдунам? Не выкуп же хотят потребовать за его голову, как это водится, например, у савроматов и таврских горцев. Или, может быть, кто-то надумал захватить власть в Синегорье? Тогда проще было бы воткнуть кинжал в спину, а не гоняться за ним по всему свету. Нет, гадать бесполезно. Сами придут и скажут, что им нужно от синегорского князя.

Именно в этот момент громко заскрипели засовы и медленно распахнулась дубовая дверь острога. В подвал вошли трое. Он узнал их сразу и невольно усмехнулся, заметив болезненную бледность на лицах двоих, без особого удовольствия шествующих за своим предводителем. Похоже, синегорский клинок ненависти изрядно подпортил их самочувствие и поубавил колдовскую прыть.

Они остановились шагах в пяти от Владигора, и старший, взмахнув коротким жезлом, повелительно произнес:

— Я возвращаю тебе речь, князь, дабы ты мог отвечать на мои вопросы.

«Оказывается, меня не только по рукам и ногам сковали, но еще, если верить этому старому хрычу, на язык повесили замочек, — подумал Владигор. — Ладно, это вам, оглоеды, тоже припомнится…» Однако вслух он ничего не сказал, решив, что ни к чему тратить слова понапрасну. Придет время, и он поговорит с колдунами на том языке, которого они заслуживают.

— Взгляни на мой магический жезл, — продолжил колдун. — Его золотое навершие изображает Великого Скорпиона, одна голова которого смотрит в прошлое, а другая в будущее. Такими жезлами имеют право владеть лишь прямые потомки царей Внутреннего Круга, повелителей Грозной Ассиры. В руках у моих помощников иные жезлы, серебряные, с одноглавым скорпионом, поскольку они всего лишь младшие жрецы Ассиры. Только поэтому ты смог нанести им весьма чувствительный удар, наказав за чрезмерную самонадеянность. Хочу заверить тебя, князь, что повторить подобное тебе не удастся.

Владигор наградил колдуна презрительным взглядом — дескать, плевал я на твои заверения. Губы колдуна дрогнули в мимолетной улыбке.

— Не обольщайся тем, что мы покинули твой мозг. Просто захотелось дать тебе возможность отдохнуть и собраться с мыслями. А сейчас я вновь без труда проникну в твое сознание, дабы кое-что тебе показать…

Владигор мгновенно усилил барьеры, стараясь не допустить колдуна к своим мыслям, хотя понимал, что полностью закрыться не сможет. Однако старик не полез в глубины его сознания, ограничившись поверхностным слоем.

«Не волнуйся, князь, — отчетливо обозначились в голове Владигора слова-мысли колдуна. — Меня не интересуют твои тайны. Я хочу всего лишь объяснить, почему ты здесь оказался и что мы намерены от тебя получить. Утихомирься — и все узнаешь».

Красочная картина, возникшая в сознании Владигора, была похожа на сказку. Он увидел огромную процветающую страну, расположенную где-то посреди океана, на архипелаге из сорока больших и малых островов; особой пышностью выделялись двенадцать островов в центре архипелага — здесь, окруженные яркой зеленью садов, стояли высокие белокаменные дворцы, каждый из которых соперничал в роскоши с соседними; в этих дворцах жили цари Внутреннего Круга, верховные правители Грозной Ассиры…

Мозг Владигора, подчиняясь магической силе Хоргута, быстро и жадно впитывал в себя самые разнообразные сведения об истории, законах и обычаях ассирцев, о могуществе царей и несметном богатстве знати, о многочисленных победах, одержанных стотысячным ассирским войском в борьбе с врагами, о горячей любви простолюдинов к своим правителям, обо всем, что должен был знать будущий Ассирус — полубожественное шестирукое и двухголовое существо, земное воплощение Великого Скорпиона и Духа Вечности.

Специально для Ассируса на главном острове страны был возведен Золотой Храм, входить под своды которого дозволялось только правителям и жрецам. Они приходили сюда два-три раза в год, когда возникала необходимость услышать из уст Ассируса очередное божественное пророчество, и эти пророчества всегда сбывались, и Грозная Ассира продолжала благоденствовать на зависть всем другим народам.

Однажды, войдя в Золотой Храм, правители вдруг обнаружили, что душа Ассируса покинула свою земную оболочку. Сперва они впали в отчаяние, ибо не знали, отчего случилась эта страшная беда, и не представляли себе, как жить дальше без пророчеств Ассируса. Но великомудрые жрецы Великого Скорпиона успокоили царей, объяснив, что завершился очередной цикл жизни Ассируса, но обязательно начнется следующий. Дух Вечности сам изберет человека, который будет удостоен великой чести: изменив свою прежнюю сущность, перевоплотиться в Ассируса. Правда, никто не знает, когда это произойдет — через год или через несколько столетий, однако произойдет обязательно, и Дух Вечности укажет своим жрецам того единственного человека, который станет Ассирусом…

Наконец красочные видения растаяли, и Владигор вновь вернулся к мрачной действительности.

«Так вот в чем дело, — подумал Владигор. — Они решили, что я наилучшим образом подхожу для перевоплощения в их божественного Ассируса, и не остановятся ни перед чем, чтобы добиться от меня согласия на… как они это называют?» — «Изменение сущности, — откликнулся мысленный голос колдуна. — Ты прав, мы во что бы то ни стало добьемся своего». — «Убирайся из моего мозга, старый хрыч!» — «Меня зовут Хоргут. Впрочем, я действительно очень стар, и если тебе привычнее общаться посредством голоса, я готов…»

— …разговаривать вслух, оставив в покое твой мозг, — сказал колдун, со снисходительной улыбкой глядя на Владигора.

— Почему ты считаешь, что именно я должен отказаться от своей собственной сущности и стать вашим Ассирусом? — спросил князь.

— На тебя указал Дух Вечности.

— Да какое мне дело до всех этих духов, скорпионов, ассирусов?! Почему я должен в них верить и подчиняться им? — вспылил Владигор. — Я князь Синегорья, а не вашей Грозной Ассиры, которая к тому же давным-давно исчезла с лица земли!

— Не богохульствуй, князь. — Колдун сердито нахмурился. — У меня нет желания вести с тобой бесполезные споры, ибо они ничего не изменят. Будет лучше и для тебя, и для нас, если ты согласишься по доброй воле.

— А если нет?

— Мы в любом случае осуществим Предначертание, — твердо произнес Хоргут. — Разница лишь в том, что, сопротивляясь ему, ты рискуешь собственной жизнью.

— Эка невидаль, — усмехнулся Владигор.

— Чем сильнее твоя неприязнь к изменению сущности, — теряя остатки терпения, пояснил Хоргут, — тем больше вероятность неудачи, то есть бесславной и мучительной смерти. Итак, синегорец, каким будет твой ответ?

Колдун был почти уверен, что князь, несмотря на свое врожденное упрямство, ответит согласием. Да и упрямства в нем наверняка поубавилось после тех изощренных пыток, которым они подвергли его волю и разум. Конечно, сопротивлялся Владигор умело и отважно, что делает ему честь, однако теперь не будет зазорным признать свое поражение. Почему же он медлит?

— У тебя что, язык отсох? Я жду ответа! — повторил Хоргут с плохо скрываемым раздражением.

И он увидел ответ синегорца. Каким-то невероятным усилием воли одолевая колдовское заклятие, Владигор медленно оторвал от стены свою правую руку и… показал Хоргуту кукиш.

Колдуны испуганно отпрянули назад. Они вдруг решили, что синегорец сумел полностью разрушить магические оковы и сейчас бросится на них. Хоргут быстро пробормотал заклинание, сковывая пленника новыми невидимыми цепями, и только после этого десница Владигора опять оказалась прижатой к гранитной стене.

Лицо князя было искажено гримасой боли. Сейчас он не мог произнести ни слова, но губы его кривились в издевательской ухмылке.

— Что ж, я отлично понял тебя, синегорец, — злобно прошипел Хоргут. — Оказывается, я ошибся, считая тебя умным человеком. В подобных случаях у нас, в Грозной Ассире, наказывают не обнаглевшего дурака, — что с него взять? — а тех, кто ему близок и дорог. Смотри внимательно, упрямый глупец!..

Он подал знак своим помощникам, и все трое направили магические жезлы в дальний угол подвала. Сверкнули три ослепительных луча — и от сваленной в углу сырой соломы повалил густой багровый дым.

— Сейчас ты увидишь одного своего друга, — сказал Хоргут. — Он находится далековато отсюда, но, как понимаешь, для Черной магии нет ничего невозможного.

Багровый дым стал почти прозрачным, за его пеленой возникли какие-то тени, которые постепенно обрели цвет и плоть. Владигор чуть не вскрикнул от неожиданности и удивления: в углу подвала появился Лысый Дорк! Он лежал на каких-то подушках, изможденный и очень бледный, его тело сотрясали судороги, на губах пузырилась кровавая пена.

— Узнал? — хмыкнул колдун, явно довольный произведенным эффектом. — Жаль, что здесь не слышны его душераздирающие стоны, это было бы еще нагляднее.

Лишь теперь Владигор понял, что видит перед собой не подлинного Дорка, а его двойника, изображение, невесть каким способом перенесенное сюда, в подвал. Признал он и место, где находился Дорк: пиратский драккар «Серебряный единорог», светелка принцессы Агнии. Сердце Владигора болезненно сжалось. Что же происходит?

— Он умирает, — сказал Хоргут. — Накануне съел рисовую лепешку, которой угостил его ваш общий приятель по имени Ронг, и вот… Наверно, его могло бы спасти шаманское снадобье, так называемые «слезы Бордиханга», но, к сожалению, он влил весь флакончик в принцессу пиратов. Ее спас, а о себе не подумал. Впрочем, откуда ему было знать, что Ронг состряпает из стебельков листьев водяной пальмы смертельную отраву и начинит ею обыкновенную рисовую лепешку? Очень хорошая отрава, от нее нет противоядия.

Владигор заскрипел зубами от собственного бессилия. Ну почему он не предупредил своего брата по крови о странностях в поведении Ронга? Ведь чувствовал что-то неладное, однако не хотел спешить с выводами, надеялся разобраться после возвращения на драккар. А теперь поздно, ничего не исправишь…

— В стебельках этих листьев имеются жесткие и очень тонкие волоконца, — продолжал объяснять Хоргут, с издевкой поглядывая на князя. — Их надо мелко нарубить, загнуть крючочками и пропитать ядом, который приготавливают из корней той же водяной пальмы. Потом отраву подмешивают в рис, и дело сделано. Человек съедает лепешку, сперва ничего не чувствует, но затем загнутые волоконца впиваются в его кишки и желудок. Резкая боль, кровотечение, судороги. Что ни делай — ничего не поможет. Через два-три дня отравленный умирает в жутких мучениях.

За полупрозрачной магической завесой появился Ронг. Он поднес к воспаленным губам больного плошку с водой, пытаясь его напоить.

— Бедняжка Ронг, — притворно вздохнул колдун. — Он даже не догадывается, что собственными руками приготовил отраву и подсунул ее Дорку.

Владигор с недоумением посмотрел на колдуна, и тот рассмеялся:

— Все очень просто, князь. Вернее, это очень просто для меня, прямого потомка царей Внутреннего Круга и жреца Великого Скорпиона. Находясь от Ронга за тысячу верст, я могу внушить ему все, что пожелаю. Он выполнит мой приказ и тут же забудет о том, что сделал. Вчера он отравил Дорка. Завтра, если ты не дашь согласия на изменение сущности, он отравит принцессу Агнию.

Князю на мгновение показалось, что он ослышался. Но только на одно мгновение, ибо, взглянув в черные, злобно сверкающие глаза Хоргута, он понял, что колдун исполнит свою угрозу.

— Ты рехнулся, старик, — внезапно севшим голосом прохрипел Владигор. — При чем здесь Агния? Зачем ты впутываешь ее в наши дела?

— Эвон как живенько заговорил! — вновь рассмеялся Хоргут, не скрывая злорадства. — А я ведь предупредил тебя: по законам Грозной Ассиры наказывают всех, кто дорог сердцу осужденного. Весьма полезный закон, не правда ли?

— Ты ничего не добьешься, старый ублюдок. Только неповинную женщину напрасно погубишь.

— Нет, князь, именно ты погубишь ее своим упрямством! — сердито воскликнул Хоргут. — Отказываясь от изменения сущности, ты вынуждаешь меня прибегать к методам, которые, честно сказать, не доставляют мне особого удовольствия. Но что поделать, если ты уперся, как безмозглый баран, и никак тебя с места не сдвинуть?

— Врешь, колдун! Дорку ты еще вчера подложил отраву, хотя не мог знать моего решения. Тебе просто нравится мучить и убивать…

Хоргут скривил улыбку, однако не стал возражать. Он обернулся к своим помощникам, которые за все это время не произнесли ни слова, и щелкнул пальцами. Вновь ударили яркие лучи из колдовских жезлов и заклубился багровый туман. Когда он рассеялся, в дальнем углу подвала больше никого не было.

— Я даю тебе возможность еще раз обдумать наше предложение, — сказал колдун. — Даже сниму с тебя магические оковы, дабы ничто не мешало твоим размышлениям. Не трать зря время, пытаясь отсюда выбраться: стены и дверь скреплены заклинанием, которого никому не одолеть. Мы придем завтра в полдень. И запомни, князь: жизнь и смерть принцессы Агнии в твоих руках. Если к полудню ты не примешь мои условия, Ронг получит приказ угостить принцессу свеженькой рисовой лепешкой.

Он резко повернулся и направился к выходу, двое помощников поспешили за ним. Скрипнули ржавые засовы, в остроге повисла гнетущая тишина.

Владигор почувствовал, что невидимые цепи исчезли, и устало опустился на холодный каменный пол. В зарешеченном оконце были видны две маленькие звездочки. Значит, уже наступила ночь…

5. Побег

Владигор не сомневался в том, что колдун убьет Агнию. Ведь человеческая жизнь для него — пустой звук, тусклый огонек лучины, трепыхание мотылька. Это он и хотел продемонстрировать Владигору, приказав отравить Дорка. Дескать, подобные «пустяки» не имеют никакого значения, когда речь идет о возрождении Ассируса.

Очевидно, проклятые колдуны сумели отыскать в его памяти все то сокровенное, что было связано с лучшими человеческими чувствами: любовью, дружбой, состраданием. Проникнуть в Ладор, к счастью, им оказалось не по силам, иначе наверняка использовали бы для осуществления своих мерзких планов Любаву, Ждана, Фильку…

Стоп! А не вызвана ли странная болезнь птицечеловека попытками колдунов заранее подготовить один из вариантов воздействия на Владигора? Ну конечно же! Теперь он в этом почти уверен.

В первый раз «багровые» появились на берегу Щуцкого озера, уже тогда намереваясь его похитить, а не просто запугать. Но каким-то образом им помешала разразившаяся в ту ночь страшная гроза. Может, сам княжеский бог Перун-громовержец защитил Владигора? Вторая попытка была более удачной: они схватили его, однако не сумели доставить в свой тайный острог. Кто-то опять сорвал их планы, и Владигор, потеряв память, стал Бродягой и смертником.

И все это время бедняга Филимон маялся от неведомой болезни, причин которой не могла понять даже чародейка Зарема. А причина вот она — козни «багровых»!

Владигор вскочил на ноги и, по старой привычке, принялся ходить из угла в угол (Любава однажды сказала, что, расхаживая таким манером по горнице, он напоминает ей горного барса, запертого в четырех стенах. Он тогда улыбнулся и ответил, что, дескать, так лучше думается, ибо за годы странствий привык решать все проблемы не в роскошных княжеских палатах, а в чистом поле, высоко в горах или под густыми кронами деревьев…).

Итак, размышлял Владигор, если Хоргут не упомянул о птицечеловеке, не воспользовался возможностью подкрепить свои угрозы смертью еще одной безвинной жертвы, следовательно, Филька по-прежнему жив! Похоже, колдуны сейчас уже не могут проникнуть в Синегорье хотя бы для того, чтобы показать ему больного Фильку. Их Черная магия там больше не действует. А это означает, что кто-то раскусил их грязные намерения и весьма успешно им противостоит. Кто-то? Ну, разумеется, Зарема и ее собратья-чародеи! Только они способны разбить колдовские заклятия.

Но знают ли чародеи, что случилось с князем и где он сейчас находится? Нет, вздохнул Владигор, вряд ли. Слишком извилистым и непредсказуемым был его путь… Конечно, они повсюду ищут его, однако нельзя недооценивать Хоргута, который наверняка искусно запутал следы и надежно укрыл сей острог от чародейского взора.

В общем, сейчас не стоит надеяться на поддержку извне, нужно рассчитывать лишь на собственные силы.

А что он может сделать? Как перехитрить посланцев Грозной Ассиры? Именно перехитрить, поскольку открытый и честный поединок с этими мерзавцами колдунами невозможен, они на него никогда не согласятся.

Остается единственное: сделать вид, что он готов уступить их требованиям. Тянуть время. Выставить свои условия, и прежде всего — они должны исцелить отравленного Дорка и оставить в покое принцессу. Хоргут, конечно, сразу полезет прощупывать его мысли, дабы проверить искренность пленника. Как защититься? Помогут ли охранные барьеры? А если и помогут, разве проклятый колдун не сообразит, что пленник водит его за нос?

В любом случае, как смог сегодня убедиться Владигор, Хоргут с легкостью проникает в поверхностный слой человеческого сознания, а эта хитрость с затягиванием времени, само собой, будет лежать на поверхности. Вот если бы удалось полностью затуманить-заморочить свой разум да так переплести-перепутать в нем все мысли, чтобы старый хрыч вообще ничего не смог понять…

Владигор замер посреди подвала. А ведь это идея! Почему бы не сойти с ума? Вот взять и напрочь лишиться рассудка. Как тогда Хоргут сумеет различить в его мозгах правду и ложь, подлинные замыслы пленника и бред безумца?

Когда-то, еще мальчишкой, Владигор встретил на торговой площади Ладора чудного старичка — всклокоченного, в дрянной одежке, с бубенчиками на шее и деревянной погремушкой в руках. Старичок безостановочно приплясывал, почесывался и кривлялся, развлекая купцов своими ужимками и какими-то невразумительными песенками-прибаутками. Отец объяснил княжичу, что это местный юродивый, у которого в голове все перемешалось и нет ни одной здравой мысли. Он ничего не помнит, кроме дурацких скоморошьих прибауток, да и те бормочет как придется, через пень-колоду… Вот этого дурачка старичка и нужно подсунуть Хоргуту!

Ужимки и приплясывание изобразить нетрудно, подумал князь, но ведь не в них главное. Он должен полностью погрузиться в какую-нибудь нелепую песенку, подчинить ей все свои мысли, все без остатка, чтобы она стала для него центром Вселенной, сутью существования.

Владигор попытался припомнить, что именно бормотал сумасшедший старичок с торговой площади, однако память подсказала совсем другое — заунывную песню, которую он слышал на Острове Смерти:

То ли жить мешают годы,

то ли вовсе отупел

от промозглой непогоды

и своих беспутных дел…

На душе темно и кисло,

как у лешего в котле.

За решеткой ночь повисла,

как удавленник в петле.

Нет, явно не годится. Нужно что-то совсем безмозглое, бездумное, бездарное, без… Без чего? Где подобрать слова, не имеющие никакого смысла, да еще умудриться втемяшить их в свои мозги?!

Неожиданно в его сознании шевельнулось нечто, покрутилось-поюлило амбарной мышкой, ударило хвостиком — и прозвучало хотя и печальной, но вполне дурацкой припевочкой:

Закрывает окна

город полусонный.

На высоких крышах

дремлют облака…

А мне опять приснился

крокодил зеленый,

зеленый-презеленый,

как моя тоска…

— О боги! — воскликнул Владигор и даже выругался с досады. — Где я мог это слышать? И почему в голову лезет совсем не то, что нужно?!

И вдруг услышал в ответ:

— А мне нравится. Особенно про этого, как его, каракодила. Кстати, он на кого похож? На жабу или на кикимору?

Владигор застыл каменным истуканом, не веря своим ушам. Чей это голос? Может, он и в самом деле сходит с ума?

— Эй, князь, о чем задумался? — прозвучало вновь. — Давай вместе подумаем.

Голос был гулким, словно доносился из пустой бочки, но, как ни странно, казался удивительно знакомым.

— В сторонку-то шагни, — продолжил невидимый собеседник. — И помоги мне приподнять эту плиту проклятущую. Ну, долго ждать?

Только теперь Владигор сообразил, что голос звучит прямиком из-под его ног, вернее, из-за гранитной плиты под его ногами. Он торопливо сошел с плиты и внимательно пригляделся к ней. А ведь верно: на стыке двух плит виднелась приметная щель, не меньше двух пальцев в ширину!

Он не стал размышлять, кто и зачем лезет в острог из-под земли, а просто вцепился в край плиты, рискуя обломать пальцы, и со всей силой потянул ее вверх. Плита дрогнула и, активно подталкиваемая снизу, приподнялась. Владигор ухватился поудобнее, напрягся — и сковырнул ее, как заскорузлую болячку с простуженной губы.

Снизу вдруг ударил яркий голубой луч, князь невольно прикрылся ладонью, но тут же отвел ее и радостно, еще не веря своим глазам, воскликнул:

— Чуча?! Не может быть!..

— Может, князь. Чуча все может, — ответил коротышка, улыбаясь во весь рот.

Владигор поспешно приложил палец к губам: тихо, нас могут подслушивать; и только потом, когда Чуча, не издав ни звука, выбрался из подземного хода, стиснул его в объятиях.

— Полегче, а то раздавишь, — прошипел Чуча, не без труда высвобождаясь из богатырских объятий князя. — Не хватало еще помереть такой глупой смертью, когда наконец-то до тебя добрался.

— Боги небесные, как ты меня нашел?! — Владигор все еще не мог поверить, что видит не сон, а явь. — Почему тебя пропустили заколдованные стены? Да уж не рехнулся ли я?!

— Нет, дружище, ты неисправим, — хмыкнул Чуча. — Почти два года тебя не видел, а все тот же! Закидываешь вопросами, как детвора снежками.

Он поднял голову, взглянул в зарешеченное оконце и тут же сделался серьезным, почти хмурым.

— Опаздываем, князь, рассвет скоро. Давай-ка за мной, потом все объясню, — сказал Чуча и резво спрыгнул обратно, в подземный ход.

Владигор, собравшись было последовать его примеру, неожиданно остановился.

— Ну, чего застыл, как чурка березовая? — сердитым шепотом окликнул его Чуча. — Говорю же тебе — времени почти не осталось!

— Не могу, друг, — тихо сказал Владигор. — Если я сбегу сейчас, Хоргут убьет Агнию. Я, к сожалению, должен остаться здесь и попытаться его перехитрить.

— Кобель кудлатый! — выругался Чуча. — Ну где такое видано? За юбку бабью готов жизнь положить! Ох, не зря меня Белун предупреждал…

— Белун? — удивленно встрепенулся Владигор. — Погоди-ка, ты говоришь, что…

— Я говорю, что годить некогда! — перебил его Чуча. — А Белун говорил, что ты наверняка начнешь упираться, да только я ему не поверил. Как поверить, что человека пойдешь из острога вытаскивать, а он, балбес, упрется — и ни в какую?!

— Белун вернулся? — не обращая внимания на ругань Чучи и почти не веря своим ушам, переспросил Владигор.

— А как я, по-твоему, здесь оказался? — вопросом на вопрос ответил Чуча. — Конечно, вернулся! Разве мы смогли бы без него вытащить тебя отсюда? О своей принцессе не беспокойся — ничего с ней ассирцы не сделают, пугают только. Белун сразу на их заклятия свои запреты наложил, чтобы пакостить перестали. И Фильку вылечил, и твою девку-разбойницу в обиду не даст. Ну, дружище, долго ты мозговать будешь?!

Владигор, совсем одуревший от услышанного, несколько мгновений тупо смотрел на Чучу, а затем вдруг махнул рукой и спрыгнул в подземный ход.

— Так-то лучше, — удовлетворенно произнес коротышка. — Теперь беги за мной. Все объясню, когда будем на месте.

6. Тооргутские катакомбы

Подземный ход оказался довольно тесным, и князю пришлось едва ли не на четвереньках пробираться вслед за Чучей. Впрочем, мучился он не слишком долго — Чуча вывел его в просторную горизонтальную шахту, где Владигор смог наконец с облегчением распрямить спину.

— И что дальше? — спросил он у коротышки, оглядывая подземелье, озаряемое странным голубоватым светом. Источник света, похоже, был спрятан на груди у Чучи, но Владигору никак не удавалось толком его рассмотреть.

— Сейчас устроим маленькое землетрясение, — ответил Чуча, доставая из-за пазухи огниво.

— «Ведьмин песок»? — догадался Владигор.

— Он самый, — подтвердил Чуча. — Здесь, к счастью, сохранились кое-какие запасы. А теперь, князь, беги от греха подальше вон за тот угол.

На сей раз длительных уговоров не потребовалось. Владигор еще не забыл, как действует «ведьмин песок», поэтому поспешил укрыться за поворотом шахты. Через несколько мгновений к нему присоединился Чуча, и тут же раздался оглушительный грохот. На их головы и плечи посыпалась мелкая известняковая пыль.

Чуча выглянул из-за угла и с удовлетворением произнес:

— Отличная работа! Теперь можем спокойно двигаться дальше, никто нам на хвост не сядет.

— Ты не переусердствовал, дружище? — спросил Владигор, осматривая завал, прочно перекрывший подземный ход, которым они только что воспользовались. — Колдуны собирались явиться в подвал лишь к полудню, мы за это время далеко бы ушли. Но после такого грохота они, конечно, сразу обо всем догадаются…

— Вот-вот, князь, — кивнул Чуча. — Белун так и объяснил: они, дескать, дадут Владигору срок до полудня, а на самом деле заявятся к нему на рассвете, чтобы застать врасплох и прощупать все его хитроумные замыслы. Поэтому нам и нужно было убираться из острога как можно скорее. Я нюхом чуял, что они уже близко!

— Ничего не понимаю… Как Белун узнал о намерениях колдунов?

— Спроси что-нибудь полегче, князь. — Чуча пожал плечами. — Я тоже этого не понимаю. Видел когда-нибудь Хрустальный Шар, который Белун прячет у себя в Белом Замке?

— Да, конечно.

— Наши чародеи вчера весь вечер с ним чего-то мудрили. Ну, наверно, этот Шар и рассказал Белу-ну о колдовских планах.

Владигор задумался. Хрустальный Шар, о котором упомянул Чуча, был чародейским Всевидящим Оком и, подчиняясь воле Белуна, мог показать ему любое место Поднебесного мира, где вдруг обнаруживались следы Злыдня. Если именно с помощью Всевидящего Ока чародеи проникли в тайное логово колдунов и узнали об их планах… Неужели посланники Грозной Ассиры каким-то образом связаны со Злыднем-Триглавом? Или Чуча опять что-то напутал?

— Ох, чуть не забыл! — воскликнул Чуча и, развязав шнурок, висевший у него на шее, протянул князю серебряный перстень с большим голубым аметистом. — Узнаешь?

Да мог ли Владигор не узнать знаменитый чародейский перстень?! Сколько раз он выручал князя, предупреждая об опасности, указывая верный путь, оберегая от дурного глаза! Именно его небесный голубой свет разгонял сейчас мрак подземелья.

— Белун велел отдать тебе, как только встретимся, — пояснил коротышка. — Без него, наверно, долго плутал бы по этим катакомбам, отыскивая лаз к твоему острогу. Он и дорогу подсказал, и колдовские чары снял с гранитной плиты. Хотя, по-моему, чары были слабенькими — одна видимость, ничего серьезного.

Вполуха слушая болтовню Чучи, Владигор надел перстень на безымянный палец и сразу почувствовал себя намного уверенней. Эх, был бы еще Богатырский меч в его деснице — и никакие колдуны не страшны! Впрочем, не время предаваться пустым мечтаниям, нужно действовать.

— Ладно, дружище, — прервал он Чучу. — Остальное по дороге расскажешь.

— И то верно, — согласился подземельщик. — Белун ждет нас возле бывшей Северной заставы, а туда еще добраться надо…


Тооргутские катакомбы, по словам Чучи, простираются на десятки верст. Когда-то иллирийцы вырубали здесь известняковые блоки для строительства своих домов и дворцов. Однажды сюда спустился младший сын иллирийского царя — и пропал. Его искали много дней и ночей, а когда наконец нашли, было поздно: мальчишка умер от голода и жажды. Царь в тот же день повелел засыпать все входы-выходы и под страхом смерти запретил своим подданным какие-либо упоминания о катакомбах. Сей запрет, очевидно, выполнялся неукоснительно, поскольку уже следующее поколение жителей Тооргута почти ничего не знало о подземном лабиринте.

Правда, ходили всякие слухи о том, что где-то в окрестностях Тооргута, в большой подземной пещере укрыты несметные царские сокровища, и кое-кто пытался их разыскать. Многие из этих искателей сокровищ сгинули без следа, поэтому возникла новая легенда: о разбойниках-упырях, надежно стерегущих таинственную пещеру. Угодишь в их лапы — прощайся с жизнью. Всю кровушку выпьют, и сам таким же мертвяком сделаешься, будешь бродить по ночам в поисках новой жертвы.

— Упырей я, конечно, не встретил, — рассказывал Чуча, уверенно ведя Владигора по мрачному лабиринту, — а вот иссохшие человеческие останки попадались. Здешний воздух сам чуешь какой: известняковый, ни капельки влаги. Покойнички не гниют, как в сырой землице, а желтеют и скукоживаются, будто березовые листья возле жаркого очага.

— Откуда тебе стало известно о Тооргутских катакомбах? — спросил князь, чтобы сменить малоприятную тему. — Белун поведал?

— Э, нет, — гордо заявил Чуча. — Все наоборот: это я рассказал чародеям, что под стольным градом Иллирийского царства есть подземный лабиринт. Я о нем еще в детстве слышал от своего деда. Он, если помнишь, был последним сказителем из рода железняков, поэтому знал великое множество преданий о подземельном народе[15]. После войны с медниками и серебряками, в которой железнякам досталось изряднее прочих, они решили убраться подобру-поздорову куда-нибудь подальше, лучше всего — в теплые и богатые края. Вот и направились к Южному океану. Увы, путь был неблизким, и сюда немногие дошли, а большинство и вовсе оказалось пленниками Мертвого города[16].

Владигор, конечно же, не забыл трагическую историю подземельного народа, жившего в Синегорье несколько столетий назад. Видел он и несчастных соплеменников Чучи — полудиких уродцев, влачивших жалкое существование под сводами Мертвого города…

— Если твой дед рассказывал об этом лабиринте, значит, кто-то из железняков не только побывал здесь, но и смог вернуться в Синегорье?

— Ты, князь, всегда отличался сообразительностью, — усмехнулся Чуча.

— А ты — ехидством, — в тон ему ответил Владигор.

— Чародеи, кстати, лишних вопросов не задавали. У них просто глаза разгорелись, когда я упомянул о заброшенных катакомбах! Ведь целый день не могли придумать, как подобраться к Тооргуту, и вдруг пожалуйста — приходит Чуча, и проблемы решены.


Подземельщик, разумеется, прихвастнул, ибо на самом деле все обстояло несколько иначе.

Еще до возвращения Белуна чародеям было известно, что Тооргутский дворец прикрыт колдовским щитом. Теперь они могли попытаться проломить его совместными усилиями, и почти наверняка им это удалось бы сделать, но ведь и посланники Грозной Ассиры не стали бы сидеть сложа руки. Нападение чародеев приведет к тому, что они тут же начнут изменение сущности Владигора, следовательно, погубят его.

Необходимо было срочно придумать более осторожный план действий, дабы не подвергать риску жизнь Хранителя Времени. Вот тогда чародеи и вспомнили один фрагмент из древней Иллирийской летописи, в котором говорилось о царских сокровищах, якобы припрятанных в таинственном подземном лабиринте. По мнению безымянного летописца, золотом и серебром этих сокровищниц оплачивали колдуны свое наемное воинство, призванное уберечь их от народного гнева. Однако чародеев интересовало совсем другое: существует ли на самом деле таинственный лабиринт под Тооргутским дворцом? Тут же позвали Чучу (всем была известна его страсть к поиску древних кладов), который подтвердил — да, от своего деда-сказителя он слышал о заброшенных Тооргутских катакомбах. Только никаких сокровищ там нет…

Итак, можно было начинать действовать, вернее — нужно было действовать немедленно, ибо с помощью Хрустального Шара они уже выяснили, что колдуны очень торопятся и утром готовы приступить к превращению Владигора в Ассируса.

Гвидор и Алатыр вызвались пробраться через катакомбы в Тооргутский дворец и, освободив Владигора, сразиться с колдунами в открытом бою. Белун охладил их воинственный пыл. Да, используя подземный лабиринт, чародеи смогут пройти под колдовским щитом, но есть ли уверенность, что Хоргут — весьма опытный и сильный колдун — не почувствует их приближения?

Идти выручать Владигора должен тот, кого Хоргут не сумеет заранее почувствовать и распознать. И кто лучше подземельщика Чучи годится на эту роль? Ведь он всю жизнь провел в таких же катакомбах, шахтах и штреках, насквозь пропитался их каменной пылью. Хоргут просто не отличит его от какой-нибудь подземной зверушки!

На это возражений не последовало, а Чуча так и вовсе возгордился. О том, что сделают с ним колдуны, если задуманное сорвется и он попадет в их руки, Чуча в тот момент старался не думать.

К счастью, все складывалось вполне удачно. Чародеи, прихватив с собой Чучу, мгновенно перенеслись через магическое пространство к развалинам Северной заставы, находившейся в двух верстах от крепостной стены Тооргута. Здесь настал черед подземельщика проявить свои способности — и он не подкачал, быстро и безошибочно отыскав поблизости заброшенную шахту.

Правда, она была уже возле самой границы колдовских владений, поэтому ползти к ней Чуче пришлось очень осторожно, рискуя угодить под воздействие охранного щита и поднять тревогу во вражеском логове. Хвала богам, этого не случилось. Ну а все остальное было значительно проще, поскольку в любом подземелье он чувствовал себя не хуже, чем рыба в воде.


Идя следом за Чучей, Владигор припомнил, как несколько лет назад они вот так же пробирались подземными ходами в Ладорскую крепость, чтобы вышибить из нее мерзавца Климогу. Сегодня ситуация другая: он спасается бегством из чужой крепости. Н-да, не слишком почетная роль для князя…

Чуча замер и предупреждающе поднял руку — тихо! Владигор напряг мускулы, готовясь ринуться в бой, но подземельщик вдруг негромко выругался и рассмеялся:

— Тьфу, зараза, я его за упыря принял!

— Кого? — не понял Владигор.

— А вон, видишь, к стеночке прислонился.

Внимательно присмотревшись, Владигор наконец разглядел в узком боковом штреке неподвижную человеческую фигуру. Казалось, человек просто стоит, опершись плечом о стену, кого-то поджидая или о чем-то раздумывая. Вот сейчас заметит их и шагнет навстречу.

Холодные мурашки пробежали по спине князя. Человек был мертв. Судя по тому, что от него осталось (скелет, обтянутый иссохшей кожей и чуть прикрытый клочками истлевшей одежды), он умер очень давно.

— Почему он стоит, а не лежит? — невольно понизив голос, спросил Владигор.

— Наверно, упрямый был, никак не хотел сдаваться и умирать, — ответил Чуча. — Я таких уже встречал… Заблудившись в подземных катакомбах, люди себя по-разному ведут. Одни через два-три дня сдаются, ложатся на камни и ждут, когда смерть придет. Другие дней десять бродят, покуда силы есть, а потом все равно падают и помирают. А бывают очень упрямые — и двигаться уже не могут, и нет никакой надежды на спасение, ан все равно — вот так прижмутся к стене, чтобы не упасть, и смерть свою стоя встречают… Ну-ка, а это что у него?

Чуча быстро проскользнул в штрек, нагнулся к ногам мертвеца и что-то поднял. Когда он вернулся, в руке у него был меч.

— Ты посмотри, князь, ни одного пятнышка ржавчины! — Подземельщик протянул меч Владигору. — Притупился, конечно. Однако лучше такой, чем никакого.

Владигор на мгновение замешкался, но решил, что Чуча прав. В его положении привередничать не приходится.

— Не повезло бедняге, — вздохнув, сказал Чуча, когда они двинулись дальше. — Не знал, видать, что выход совсем рядом.

Чародейский перстень будто услышал его слова — мягкое голубое сияние поблекло, а затем…

— Стой! — резко произнес Владигор.

Чуча с недоумением оглянулся и увидел, что князь пристально всматривается в свой заветный перстень.

— Аметист кровью окрасился, — тихо пояснил Владигор. — Верный знак, что опасность близко.

— Может, колдовской щит виноват? — так же тихо предположил Чуча. — Мы ведь почти выбрались, выход сразу за поворотом…

— Может быть, — согласился Владигор. — Но давай-ка теперь я пойду первым.

Чуча не стал спорить. В полном молчании они прошли до поворота, за которым начинался наклонный, не слишком длинный лаз к поверхности. Вверху виднелось утреннее синее и безоблачное небо.

— Путь свободен, — с облегчением сказал Чуча.

— На этот раз ты ошибся, — ответил Владигор. — Нас уже караулят.

7. Противостояние

Признать свое поражение? Нет, Хоргут никогда бы на это не согласился. Даже теперь, когда побег Владигора-Ассируса стал реальностью.

— Еще не все потеряно, — заявил Хоргут, старательно скрывая дрожь в голосе. — Никуда он не денется! Эти дурацкие катакомбы имеют всего-то три-четыре выхода на поверхность, мы их с легкостью перекроем…

— Пять-шесть, — прервал его Карез. — Семь-восемь! Как ты собираешься остановить синегорца, если даже в остроге не сумел его удержать?! Почему ты снял с него оковы, зачем дал время для размышлений?

— Так было нужно, — сердито ответил Хоргут. — Синегорский князь никогда бы не согласился на наши условия, не предоставь мы ему возможность как следует обдумать свое положение. Он упрям и самолюбив, такого человека не одолеть ни пытками, ни заурядным соблазном.

— А разве ты чем-то другим старался его сломить? — подал голос Модран. — По-моему, еще несколько дней назад ты нам доказывал, что Владигору некуда деваться, поскольку жизнь его друзей у тебя в руках. И что получилось? Вернулся Белун — и поганый филин вновь летает, а рыжеволосая девка живет припеваючи.

— Никто не думал, что он вернется…

— Ты не думал, — усмехнулся Модран. — Но мы тебя предупреждали: не возгордись! Чем выше взлетишь, тем ниже падать. Пришло время расплачиваться.

— Да как ты смеешь!.. — задохнулся от гнева Хоргут.

— Смею, — жестко ответил Модран. — Вчера явился ко мне сам Дух Вечности и сказал: Хоргут ослаб, ему нельзя верить; теперь я доверяю тебе изменение сущности синегорца!

— Чушь, бред, вранье! — содрогнувшись, воскликнул Хоргут.

— Нет, — спокойно возразил ему Карез. — Я был при этом и подтверждаю достоверность сказанного.

— Вы сговорились!

Не обращая внимания на вопли Хоргута, Модран подошел к семигранному столу и, вальяжно усевшись в кресло, провозгласил:

— Дабы именно я принял верховную власть жрецов Грозной Ассиры, Дух передал мне магическую формулу изменения сущности Владигора. Вот ее начало: «Насцентур моримур…»[17]

Хоргут сразу обмяк, на его лице четко обозначились старческие морщины. Ухватившись за спинку кресла, он покачнулся, но, пытаясь сохранить властную твердость во взгляде и в голосе, произнес:

— Дух Вечности всегда прав. Я признаю свое поражение… Действуйте, и да поможет вам Великий Скорпион!


Белун, сжав ладони, несколько раз хрустнул пальцами. Верный признак серьезной обеспокоенности, подумала Зарема, что-то нарушило его планы…

— Светает, — негромко сказал Добран. — Им пора бы уже вернуться.

— Еще есть время, — возразил Гвидор. — Чуча не подведет. Он отлично разбирается…

— Погодите! — прервал их Белун. — Тихо!

Среди развалин Северной заставы повисла напряженная тишина. Чародеи с недоумением посмотрели на Белуна: что происходит? Тот, полностью погрузившись в себя, некоторое время молчал, а затем произнес:

— Филимон просит доставить его сюда… Боится, что не успеет.

— Что именно не успеет? — сдерживая недовольство, спросил Гвидор. — Сейчас слишком рискованно использовать магическое пространство, ассирцы могут заметить.

— Уже заметили, — резко произнес Белун. — Не чувствуете? Давление охранного щита ассирцев увеличивается.

— Все верно, — подтвердила Зарема. внимательно прислушиваясь к себе. — Они обнаружили нас… Переноси Фильку!

Белун, не дожидаясь согласия других собратьев, шагнул к серой известняковой плите, некогда бывшей частью крепкой стены Северной заставы, и что-то быстро пробормотал. Из ясного предутреннего неба ударила молния — и глазам чародеев предстал большой нахохлившийся филин.

— Ну, в чем дело? — спросил его Алатыр, не скрывая своего раздражения. — Только тебя здесь не хватало!

Филин, не удостоив его взглядом, повернул голову к Белуну и произнес гортанным, однако вполне человеческим голосом:

— Грррифон каррраулит князя. Не пррропустит. Надо выррручать.

— Откуда знаешь? — опередив Белуна, спросил Гвидор. — Разве Чуча не вытащил его из острога?

— Вытащил, — кивнул Филька. — Грррифон оперрредил их. Посмотрррите на пррроход.

Добран, все это время наблюдавший за низкими холмами, отделяющими Северную заставу от крепостной стены Тооргута, медленно повернулся к чародеям:

— Извините, собратья… Не углядел сразу. Думал, степной орел залетел ненароком. А это и не орел вовсе…

Чародеи, не сказав ни слова, подошли к полуразрушенной стене и внимательно посмотрели на сглаженный временем и ветрами гребень холма, из-за которого должны были появиться Чуча и Владигор. В предутренней дымке среди низкорослого кустарника виднелась расплывчатая крылатая тень.

Добрана не в чем было упрекнуть: отсюда до холма было не менее полуверсты, а солнце еще только поднималось над горизонтом. Как здесь отличишь орла от грифона?

— Это Скилл, стррражник и ррразззведчик ассирррцев, — проклокотал Филька. — Скоррро появятся колдуны…

— Бред какой-то! — вскинулся Алатыр. — Мы здесь его не заметили, а ты за тысячу верст разглядел. Каким образом?

— Нифффонт! — ответил, будто фыркнул, птицечеловек. — Черррез него Скилл смуту устррраивал. Когда Грррым прррижал, Нифффонт все выложил. И сказал, что грррифон сейчас Владигоррра накррроет!..

Белун подошел к Фильке и потрепал его по шее:

— Спасибо, дружище. Теперь мы и сами разберемся.

— Не уверен, — сказал Алатыр, с подозрением глядя на птицечеловека. — По-моему, здесь что-то не сходится. Откуда воевода Нифонт может знать, что ассирский грифон вот сейчас на холме уселся и дожидается Владигора?

— К сожалению, может, — вздохнув, сказал Белун, — Мы не учли всех способностей посланников Грозной Ассиры, а они, увы, весьма разнообразны. Хотя и не без огрехов… В данном случае, как я понимаю, мы столкнулись с так называемым взаимопроникновением. Нифонт и Скилл очень долго общались друг с другом на магическом уровне, поэтому теперь стали единым существом, хотя и в двух разных телах.

Чародеи некоторое время осмысливали услышанное, затем Алатыр, не сдержавшись, воскликнул:

— Но тогда получается, что ассирцы, несмотря на все наши старания, проникли в Синегорье и творили что хотели!

— Получается именно так, — грустно улыбнувшись, сказала Зарема. — Мы, к сожалению, не всемогущи.

— Или к счастью, — негромко уточнил Белун.

Зарема пристально взглянула на Белуна, и в ее глазах мелькнула тень смутной догадки. Белун, встретив ее взгляд, кивнул:

— Ты права, сестра. Я знал Хоргута еще мальчишкой. Более того, он был моим учеником. Очень способным учеником…

Хоргут, последний и единственный потомок царей Внутреннего Круга, сидел перед жарко пылающим камином в гостевом зале Тооргутского дворца, невидяще глядя на ярко-малиновые, желтые, багряные, алые и оранжево-красные языки огня. Он уже понял, что проиграл, и теперь пытался понять — почему?

Как получилось, что самые преданные его последователи и помощники, считавшие каждое его слово непререкаемой истиной, постигшие многие тайны магического искусства лишь благодаря его усилиям, так подло предали его? Где он, мудрый и сильный, допустил ошибку? И в чем заключается эта ошибка?

Дух Вечности, разумеется, принял самое верное решение, передав всю полноту власти Модрану. Власть всегда переходит к сильнейшему. Но когда же он. Хоргут, перестал быть сильнейшим? Еще несколько дней назад все было в его руках и он чувствовал дрожание каждой ниточки, связывающей его с Поднебесным миром, как чувствует паук предсмертное трепетание мухи, угодившей в его ловчую сеть. И вот — все погибло, все кончено. Где же искать ошибку?

«В тебе самом, Хоргут!» — неожиданно прозвучало в его смятенном разуме.

— Кто посмел?! — сдавленно прохрипел колдун, вскочив с кресла.

«Не обманывай себя, Хоргут. Ты знаешь того единственного, кто может проникнуть в твое сознание…»

— Учитель…

«Да, вынужден признать, что был когда-то твоим Учителем. Но разве я учил тебя творить зло? Разве не предупреждал тебя об опасностях магической власти? Разве…»

— Прекрати! Убирайся прочь! — завопил Хоргут, хватаясь за голову, раскалывающуюся от неожиданной и нестерпимой боли. — Не мучай меня!..

«Я здесь ни при чем… В твоих муках повинен тот, которому ты отдал свою душу. Он пытается помешать нам…»

— Вранье! Это твои козни, Белун! И я теперь знаю, кто повинен во всем. Ты, ты!.. Ну что ж, пришло время помериться силами. Или ты испугаешься сразиться с учеником?

«Одумайся, Хоргут. Неужели ты забыл мои главные уроки? Не навреди человеку, не сотвори зла, не возносись над…»

— Умолкни, Белун! — выкрикнул Хоргут, почти теряя сознание. — Ты сводишь меня с ума! Выходи на поединок, на честный поединок, Белун!..

«Бедняга… Ты так ничего и не понял. Хорошо, пусть будет поединок. Жду тебя у Северной заставы».

8. Северная застава

Они лежали возле узкой горловины шахты, укрывшись за известняковой глыбой, и Чуча, кося глаз на большую черную тень грифона, испуганным шепотом пытался уговорить Владигора вернуться в подземный лабиринт:

— Мы найдем другой выход, князь, я тебе обещаю!.. С этой страхолюдиной нам ни за что не совладать. У него же когти размером с мой кинжал! Один раз полоснет — и голова с плеч.

— Помолчи, дружок, — тихо, но твердо сказал Владигор. — Смыться всегда успеем.

Чуча скрепя сердце замолчал. Он никак не мог понять, почему князь не желает пока не поздно спуститься в спасительный мрак подземелья. Ведь там, по крайней мере, этот ужасный птицезверь не сможет их преследовать, а здесь, того и гляди, унюхает, набросится и в клочки разорвет.

Владигор, сосредоточенно всматриваясь в перстень, чего-то выжидал. А чего? Волшебный аметист светился прежним кроваво-красным сиянием, выказывая близкую опасность. Так и без его подсказки все ясно: до грифона не больше полусотни шагов.

Князь вдруг нахмурил брови:

— Плохо дело, Чуча. Один из колдунов спустился в катакомбы и по нашему следу идет.

— Как ты узнал?

— Перстень улавливает волну злобы, которая прет из этого негодяя. Уж очень сердится колдун, что я сбежал от них.

— Эх, надо было раньше сматываться отсюда и другой выход искать!

— Другие выходы они сейчас тоже проверяют. В общем, здесь будем прорываться…

Грифон, будто услышав его слова, громко зарычал и неожиданно взмыл в небо. Владигор вскочил на ноги, готовый сразиться с чудищем, но тут же вновь спрятался за камень.

— В чем дело? — спросил Чуча. Он успел выхватить свой кинжал, дабы вместе с князем встретить врага, как положено воину, и теперь не мог понять, что происходит.

— По-моему, он кого-то заметил.

— А разве не нас?

— Нет, — ответил Владигор, выглядывая из-за камня. — О боги! Не может быть… Филька!

Чуча с недоумением посмотрел на князя — какой Филька? Откуда он взялся? Любопытство на сей раз пересилило врожденную осторожность подземельщика, и он высунул голову наружу.

Отвратительный грифон, расправив крылья, парил над холмом, а возле его оскаленной морды нахально крутился большой серый филин. Чуча даже глаза протер на всякий случай: не мерещится ли? Нет, вне всяких сомнений — Филька! Но что он вытворяет? Будто затеял игру с птицезверем, будто не понимает, чем закончится для него эта нелепая и смертельно опасная игра!

Грифон выписывал медленные, постепенно сужающиеся круги, не давая филину возможности ускользнуть в сторону. Филька, суматошно взмахивая крыльями, кидался то вправо, то влево, однако всякий раз вновь оказывался перед клыкастой мордой. Филька напоминал сейчас безмозглого птенца, который, трепыхаясь и попискивая от ужаса, тем не менее сам лезет в пасть удава. Лишь каким-то чудом ему удавалось — пока удавалось! — избежать гибели.

— Он что, совсем летать разучился?! — с болью в голосе воскликнул Чуча.

— Ты еще не понял? Он же пытается увести грифона за холм, чтобы мы смогли вырваться из ловушки. Только ему солнце очень мешает… Ведь филины при дневном свете почти ничего не видят.

— Надо что-то делать, князь! — Чуча ударил себя кулаком по колену. — Этот урод его растерзает!

Владигор и сам видел, что каждый миг промедления приближает кровавую развязку этого слишком неравного поединка. Но грифон по-прежнему, несмотря на отчаянные усилия Фильки, перекрывал им путь к Северной заставе. Эх, если бы эта воздушная схватка переместилась немного левее, ну совсем немного!..

Филимон, издав громкий воинственный клич, вдруг бесстрашно бросился на грифона, будто хотел во что бы то ни стало выклевать его налитые кровью глаза. Грифон зарычал и взмахнул когтистой лапой, намереваясь прикончить наглеца одним ударом. Но в последний момент Филька скользнул вниз, под раскрывшееся брюхо чудища, и саданул по нему своим крепким изогнутым клювом. Удар оказался чувствительным даже для грифона: тот взвыл, судорожно взмахнул крыльями и поспешно рванулся в сторону. Филька успел ударить еще раз, а затем страшная лапа грифона обрушилась на него сверху, переломив крыло, как соломинку. Не издав ни звука, Филька рухнул на землю.

— За мной! — крикнул Владигор, выскакивая из-за укрытия и устремляясь навстречу врагу. — Быстрее!

Чуча, мысленно простившись с жизнью, бросился следом.

Грифон, делая круг над поверженным противником, раздумывал: то ли спуститься на землю, чтобы добить, то ли оставить умирать под палящими лучами солнца. И тут он увидел князя.

Утробно зарычав, грифон спланировал на гребень холма, неторопливо сложил крылья и встал на задние лапы. Он хорошо знал, что одним своим жутким видом способен обратить в бегство дюжину отнюдь не трусливых воинов. На что же надеется синегорец, столь безрассудно кидаясь прямиком в объятия смерти? Или всерьез думает, что железяка в его руке способна сравниться с острейшими когтями и клыками грифона? Жаль, конечно, что Модран не разрешил вырвать сердечко из груди нахального беглеца (велел живым оставить, ибо все еще рассчитывает перевоплотить его в Ассируса), ну да ничего, живым не значит целым: ноги-руки переломать — вот никуда больше и не денется!..

Владигор на несколько мгновений остановился возле распростертого на земле филина, обернулся к подбегающему Чуче и крикнул:

— Уноси Фильку к чародеям! Я разберусь с этой драной кошкой.

— Да как ты с ним совладаешь? — пробормотал запыхавшийся Чуча. — Только на когти его глянь!..

— Делай, что сказано, — сердито приказал Владигор. — Не теряй времени. Вот-вот колдуны заявятся!

Напоминание о колдунах подействовало. Чуча отдал князю свой кинжал, крякнув, взвалил на плечо неподвижное тело Фильки и, огибая опасный гребень холма, засеменил к развалинам Северной заставы.

Грифон спокойно наблюдал за происходящим, не делая попыток задержать коротышку. Пусть, дескать, убирается. Пока. Все равно далеко не уйдет: сперва с князем разделаюсь, а потом и мелюзгу пришлепну.

Владигор, оставшись один на один с грифоном, стал медленно подниматься по склону. Меч он держал в правой руке, а кинжал небрежно сунул за пояс, словно хотел показать чудищу: второй клинок вряд ли понадобится. Грифон, увидев сей нахальный жест, оскалил пасть и сверкнул глазами. Его львиный хвост рассерженно взбил песок, из глотки вырвался устрашающий рев.

Когда до чудища оставалось не более десяти шагов, князь вдруг споткнулся и, потеряв равновесие, упал на одно колено. Грифон изготовился к прыжку, дабы в следующий миг обрушиться на растяпу и, придавив к земле, без суеты поразмяться на его косточках… Левая рука Владигора взметнулась вверх — и целая горсть горячего песка полетела в морду грифона. Ослепленный и очумевший от неожиданной боли, грифон затряс головой, пытаясь прочистить глаза. Его когтистые лапы заколотили по воздуху, однако Владигор без труда увернулся и наотмашь рубанул мечом. Грифон дико взвыл, его правая передняя лапа, рассеченная до кости, безвольно повисла, земля окрасилась бурой кровью.

Владигор, досадуя на недостаточно острый клинок, отскочил в сторону, уклонился от второй, пока еще опасной лапы и, выбрав момент, вонзил меч в левый бок чудища. Он надеялся, что сердце у этого урода расположено, как и у всех, слева и что клинок сумеет его достать. Увы, древний меч не выдержал — и сломался. Его обломок, хотя и застрял в боку грифона, не достиг цели.

Грифон резко взмахнул крыльями, пытаясь взлететь. Владигор, угадав его намерения, прыгнул на спину чудища, вцепился в жесткую гриву. Грифон все же оторвался от земли, однако ничего больше не смог сделать: Владигор выхватил кинжал и что было силы ударил его промеж лопаток. Закаленная сталь с хрустом вонзилась в хребет. Крылья птице-зверя безвольно обвисли, и он рухнул вниз.

К счастью, они не успели взлететь высоко, да и туша грифона смягчила удар о землю. Владигор тут же оказался на ногах и, не желая искушать судьбу, мгновенно перерезал горло мерзкой твари. Послышался булькающий хрип, вонючим потоком хлынула кровь, по телу грифона пробежала предсмертная судорога — и он, наконец, испустил дух.


Владигор обтер лезвие кинжала о гриву издохшего чудища и устало выпрямился. Интересно, долгим ли был их поединок? И успел ли Чуча укрыть в развалинах Северной заставы тяжелораненого Филимона? В любом случае задерживаться здесь не стоит.

Он машинально взглянул на чародейский перстень и с удивлением обнаружил, что аметист переливается чуть ли не всеми цветами радуги: от успокоительно-голубого до тревожно-красного. Как же это понимать? То ли опасность очень близка, то ли ее нет вовсе…

— Проклятие, он зарезал Скилла! — раздался за его спиной громкий голос.

Владигор резко обернулся, выставив перед собой кинжал и уже догадываясь, кого он сейчас увидит. Да, так и есть — двое ассирцев в своих неизменных багровых хламидах. Настигли-таки! Ну а где третий и самый главный? Третьего колдуна, Хоргута, почему-то среди них не было… Впрочем, подумал Владигор, даже с двумя колдунами справиться будет совсем не легко.

Они приближались к нему неторопливо, уверенные в своей силе. На губах одного играла торжествующая ухмылка, другой, очевидно раздосадованный гибелью грифона, был хмур и сосредоточен. Оба сжимали в руках магические жезлы, нацеленные в грудь князя.

Не спуская глаз с колдунов, Владигор медленно попятился.

— Тебе некуда бежать, синегорец! — выкрикнул ухмыляющийся. — Сопротивляться бессмысленно. Только прибавишь себе мучений.

В подтверждение сказанного он отвел свое оружие немного в сторону: из жезла вылетела яркая беззвучная молния и ударила в землю рядом с Владигором. Однако ни один мускул не дрогнул на лице князя. Он продолжал отступать, поскольку другого выхода не было. Если удастся взойти на гребень холма, там, возможно, он сумеет перехитрить мерзавцев. Надо будет лишь на несколько мгновений отвлечь их внимание, чтобы потом вдруг оказаться за их спинами…

Еще один шаг, еще. И вот он уже на гребне.

Но колдуны, похоже, учуяли неладное.

— Ни с места! — раздался злобный окрик. — Еще одно движение, синегорец, и останешься без ног!

— Ты в этом уверен, Карез? — прозвучал за спиной Владигора насмешливый и очень знакомый голос. — По-моему, сейчас твоей серебряной штуковиной можно только орехи колоть.

Владигор увидел, как замерли и побледнели колдуны. Он оглянулся, и широкая улыбка озарила его лицо.

— Белун!.. До чего же я рад тебя видеть!

— Не сомневаюсь, — весело ответил чародей, обнимая князя. — Ты заставил меня поволноваться. Особенно когда полез в драку с грифоном.

— Филимон жив? — встревоженно спросил Владигор.

— Жив-жив, — успокоил его чародей. — Рана не опасная. Дело в том, что я заранее прикрыл его невидимой, но достаточно прочной защитой. Нужно было выманить ассирцев на этот холм…

Истошный вопль прервал его объяснения. Один из ассирцев в истерике бился о землю, рядом валялся его серебряный жезл, утративший колдовскую силу. Второй колдун стоял молча, с испугом глядя то на свой бесполезный жезл, то на чародеев, невесть каким образом оказавшихся на холме и накрывших ассирцев непробиваемым магическим колпаком.

— Здесь нет самого главного, Хоргута, — сказал Владигор.

— Я знаю, — кивнул Белун. — Сейчас и он явится.

В то же мгновение в полусотне шагов от них из-под земли ударил фонтан огня и дыма. Белун усмехнулся:

— Хоргут всегда любил шумные трюки… Сколько лет прошло, а он, похоже, так и не избавился от дурных привычек.

Когда огонь угас и дым рассеялся, Владигор увидел на холме своего недавнего мучителя.

— Мы в западне, Хоргут! — тут же закричал Карез, отчаянно пытаясь проломить незримую стену. — Умоляю тебя, освободи нас!

Хоргут удостоил его лишь мимолетным презрительным взглядом и повернулся к Белуну. Теперь его глаза пылали ненавистью и злобой.

— Отойди, князь, в сторонку, — негромко сказал Белун. — У меня с ним особый разговор будет.

Владигор не стал возражать, понимая, что в данном случае от его кинжала и умения драться мало толку.

Хоргут, не произнеся ни слова, вскинул над головой свой жезл — и десятки ослепительных молний пронзили чародея!

Владигор вздрогнул всем телом и выхватил кинжал, чтобы броситься на проклятого колдуна. «Остановись, князь! — вспыхнул в его сознании мысленный приказ. — Белун сам управится. Он даже нам не разрешил вмешиваться». Владигор быстро оглянулся и, встретив спокойный и твердый взгляд Заремы, понял, что приказ исходил от нее.

Молнии продолжали сверкать над холмом, однако Владигор вдруг увидел, что они не наносят чародею ни малейшего вреда. Наоборот, князю показалось, что Белун от их ударов становится выше ростом и вроде бы даже молодеет. Он протер глаза. Да, точно! Чародей теперь вовсе не был похож на старика: его плечи расправились, длинные седые волосы потемнели, со лба исчезли глубокие морщины, и он… улыбался!

Столь разительные и совершенно необъяснимые перемены в облике противника потрясли Хоргута. Он заскрежетал зубами, выругался, а затем стал громко выкрикивать древние ассирские заклинания. Однако они тоже оказались бессильны. Белун по-прежнему как ни в чем не бывало стоял на испепеленной молниями вершине холма и спокойно, даже с каким-то снисходительным сочувствием поглядывал на своего противника.

Хоргут растерялся. Его руки задрожали, лицо стало пепельно-серым, в широко открытых глазах появился страх.

— Ну ладно, хватит, — сказал Белун и ударил о землю своим тяжелым посохом.

От этого удара весь холм содрогнулся, из-под земли послышался мощный гул, который, впрочем, быстро затих. На несколько мгновений фигуру чародея скрыла легкая дымка голубого тумана, а когда она рассеялась, Белун вновь был прежним: седовласым и немного сутулым старцем.

Зато на Хоргута нельзя было смотреть без жалости. Он едва держался на ногах, и казалось, достаточно слабого дуновения ветерка, чтобы он упал и больше никогда не поднялся. И он сейчас был поразительно похож на того иссохшего мертвеца, которого Владигор совсем недавно видел в подземном лабиринте.

— Ведь я предупреждал тебя, Хоргут, — вздохнув, покачал головой Белун. — Черная магия дает лишь опасную иллюзию могущества, а на деле ведет своих служителей к вырождению и гибели. Цари Грозной Ассиры и жрецы Двухглавого Скорпиона погубили не только себя, они обрекли на смерть и забвение целый народ.

— Ассира возродится… Предначертание когда-нибудь обязательно сбудется, — с трудом шевеля губами, прохрипел колдун.

— Нет, никогда, — твердо произнес Белун. — Грозная Ассира канула в пропасть Безвременья. И все ваши попытки отыскать грядущего Ассируса были бессмысленны, его просто не существует.

— Дух Вечности указал на Владигора…

— Увы, Хоргут, именно в этом была твоя основная ошибка, — с неподдельной грустью сказал Белун. — Дух Вечности, которому вы столь бездумно поклонялись, покинул Грозную Ассиру много веков назад, задолго до катастрофы, уничтожившей великое царство. А тот голос, что указал тебе на Владигора. принадлежал Черному Злыдню, Триглаву!

— Нет!.. — Хоргут качнулся, как от удара. — Почему?..

— Потому, что Злыдень готов уничтожить Хранителя Времени любым способом. Когда не удалось грубой силой, он пошел на хитрость: внушил тебе, что Владигор и есть Ассирус, которого вы безуспешно искали по всему Поднебесному миру. Изменение сущности привело бы к бесследному и невозвратному исчезновению Хранителя Времени, к разрыву еще одной золотой нити, удерживающей наш мир над пропастью Безвременья.

Белун кивнул в сторону плененных помощников Хоргута:

— Кстати, вот тебе еще одно подтверждение моих слов — Модран. Разве подлинный Дух Вечности мог передать ему, безвольному, лживому, истеричному пьянице, огромную власть, на которую имеют право лишь прямые потомки царей Внутреннего Круга? Нет, конечно. Не Дух Вечности, а Злыдень-Триглав торопился покончить с Хранителем Времени. Он увидел, что ты настаиваешь на добровольном согласии, следовательно, осуществление его коварного плана слишком затягивается. Поэтому он предпочел сговориться с твоим глупым и тщеславным учеником.

Хоргут медленно повернул голову и взглянул на Модрана. Тот, скорчившись на земле, дрожал и поскуливал от страха. И Хоргут поверил словам чародея. Его глаза наполнились слезами.

— Все напрасно, — прошептал он и, подняв взор к небу, повторил: — Все было напрасно!..

Его рука, сжимавшая золотой жезл с навершием в виде двухглавого скорпиона, вскинулась к груди. Сверкнула беззвучная молния. И мертвое тело последнего потомка царей Внутреннего Круга рухнуло на опаленную землю.

Белун некоторое время постоял молча над несчастным самоубийцей, затем спустился к чародеям и, кивнув на Кареза и Модрана, сказал:

— Отпустите их.

— Стоит ли? — спросил Гвидор. — Горбатого только могила исправит, а эти, сам знаешь, хуже горбатых.

— Они теперь не опасны, — ответил Белун и презрительно махнул рукой. — Пусть себе катятся на все четыре стороны.

Он повернулся к ассирцам:

— Заберите своих мертвецов и похороните, как было принято в Грозной Ассире.

Оба колдуна, еще не веря в свое спасение, то и дело оглядываясь, торопливо засеменили на гребень холма.

Чародеи окружили Владигора и, не скрывая радости, затискали его в своих объятиях.

— Хвала Перуну, кончились твои скитания!..

— А в плечах-то как раздался!

— Вот только ребра торчат…

— Ну, это дело поправимое, Любава в два счета откормит.

— Главное, чтобы на свадебном пиру не объелся!

— И не упился!.. Отвык, наверно, от доброго вина?

Владигор удивленно уставился на чародеев:

— Погодите-ка, уважаемые. О чьей свадьбе толкуете?

Те с не меньшим удивлением посмотрели на него, потом Алатыр вдруг хлопнул себя по лбу:

— Экие мы безголовые! Да откуда ему о свадьбе знать? Ведь у них любовь началась, когда уже и след его простыл!

— Что верно, то верно, — вздохнула Зарема. — Без тебя, князь, много чего в Синегорье случилось — и доброго, и худого. Боюсь, отдыхать тебе некогда будет.

— Так все же чья свадьба? — с подозрением глядя на Зарему, вновь спросил Владигор.

— Сестрица твоя, Любава, замуж собралась. Народ, почитай, целый год свадебного пира дожидается. Но без тебя Любава ни за что не хотела свадьбу играть.

— И кто жених? — нахмурился Владигор. — Из какого княжества?

— Не сказала разве? — притворно удивилась Зарема. — Свой жених, синегорский.

— Имя-то у него есть? — воскликнул Владигор, теряя терпение.

— Отчего же не быть? — подхватил Добран игру Заремы. — Есть, конечно. И хорошее имя, славное…

— Да хватит вам, — улыбнулся Белун. — Твой друг Ждан к Любаве посватался. Надеюсь, ты противиться не будешь?

— Уфф! — с облегчением выдохнул Владигор. — Да как я такой свадьбе могу противиться? Молодец сестренка! Лучшего жениха во всем Поднебесном мире не сыщется!

И впервые за долгие-долгие дни Владигор рассмеялся — громко и заливисто, как мальчишка.

Санкт — Петербург, 1997 г.


Примечания

1

Magnum Ignotum… Fiat voluntas tua! (лат.) — Великое Неизвестное… Да будет воля твоя!

2

Magnum Ignotuin, fiat voluntas tua! (лат.). — Великое Неизвестное, да будет воля твоя!

3

Lege nccessitaliss… Perlcr et obdura, labor nic tibi prodcrit olim! Adjure le per cum, qui vcnlurus est judicare vivos et mor-tuos… Vox et practerca nihil! (лат.) — По закону необходимости… Переноси и будь тверд, эта боль когда-нибудь принесет тебе пользу! Заклинаю тебя тем, кто грядет судить живых и мертвых… Говори и больше ничего!

4

Hiс locus!.. Hiс nomem atque omen… Hiс heres ab intestato! (лат.) — Здесь место!.. Здесь имя и знамение… Наследник при отсутствии завещания!

5

Quis est enim, qui totum diem jaculans, non aliquando collineet? (лат.) — Найдется ли кто-нибудь, кто, бросая целый день дротик, не попадет однажды в цель?

6

Exemplis discimus! (лат.) — На примерах мы учимся!

7

Aut non tentaris, aut perfice! (лат.) — Или не берись, или доводи до конца!

8

Victoria nulla quam quae confessos animo quoque subjugat hostes… (лат.) — Настоящая победа только та, когда сами враги признают себя побежденными…

9

Perspccuitas argumentatione elevatur (лат.). — Очевидное умаляется доказательствами…

10

Destruam et aedificabo… Sit pro ratione voluntas! (лат.) — Разрушу и воздвигну… Пусть доводом будет моя воля!

11

Trahit sua quemque voluptas (лат.). — Всякого влечет своя страсть.

12

«Владигор». СПб.: Азбука, 1996.

13

«Меч Владигора». СПб.: Азбука, 1997.

14

См. Приложения.

15

«Владигор». СПб.: Азбука, 1996.

16

«Меч Владигора». СПб.: Азбука, 1997.

17

Nascentur morimur… (лат.). — Рождаясь, умираем…


home | my bookshelf | | Тайна Владигора |     цвет текста