Book: Свет на краю земли



Свет на краю земли

Юрин Александр

Свет на краю земли

Свет на краю земли

Название: Свет на краю земли

Автор: Юрин Александр

Издательство: Самиздат

Год: 2012

Страниц: 498

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Девочка сидела за столом и рисовала. Сегодня был первый день, когда Павлу Эдуардовичу разрешили общаться с ребёнком без оперативного сотрудника ФСБ, снизойдя лишь до общества её отца. Девочка что-то видела ТАМ, на краю земли. Там, где не осталось ничего живого, да и мёртвого тоже. В новостях естественно сообщили, что упал метеорит. Так же, как и более ста лет назад, когда тоже... якобы упал метеорит...

ГЛАВА 1.

   Светка прильнула кончиком носа к запотевшему стеклу иллюминатора и, вытянув шею, посмотрела на простиравшийся внизу зелёный ковёр. Выпуклое брюхо вертолёта скрывало от глаз большую часть бескрайней панорамы, но даже и малая её часть казалась необъятной. В школе она слышала от учителей, что суровая тайга простирается на многие тысячи километров и для того чтобы преодолеть её по воздуху на самолёте не хватит и суток. Про то, чтобы спуститься вниз и попытаться пройти пешком хотя бы километр, и вовсе не было речи. Да Светка и не думала, что кто-то захочет этого. Ведь там, внизу, под тёмно-зелёными пиками огромных елей и сосен, выглядевших с высоты не так грозно, как то, скорее всего, было в действительности, могло таиться что угодно.

   Светка протёрла холодное стекло тонкими пальцами и ещё раз выглянула наружу. На этот раз её детский любопытный взор был устремлён вверх, туда, где в лучах заходящего солнца, поблескивали вращающиеся на огромной скорости лопасти вертолёта. Отсюда, из салона, они были похожи на крылышки стрекозы, зависающей над прудом в поисках беспечных водомерок. А преломлявшиеся в их гладкой поверхности солнечные лучи, разбивались на множество непослушных зайчиков, которые весело скакали по серой обшивке.

   Внизу, по зелёному ковру на огромной скорости пронеслось что-то тёмное и нырнуло под вертолёт. Светка тут же оторвала взгляд от лопастей и снова уставилась вниз, желая, во что бы то ни было, рассмотреть то загадочное существо, что осмелилось бросить вызов их "механическому винтокрылу". Она не знала, что значило это выражение, но по тому, как его употреблял дядя Паша, девочка догадалась, что он имел в виду именно вертолёт.

   Произнося эти слова как заклинание, ещё там, на земле, дядя Паша гладил своего стального питомца по широкому брюху, словно тот был и вправду живой, и от того, как его поласкают перед полётом, напрямую зависело его дальнейшее поведение. Однако вертолёт никак не реагировал на все эти сантименты и продолжал возвышаться на фоне серого аэродрома, уныло наклонив длинные лопасти, словно дядя Паша ему уже порядком поднадоел.

   Светку это несказанно поразило. Она привыкла, что таким образом люди проявляют свои чувства по отношению к другим живым существам. Да, лошадь или пони ещё можно погладить и угостить чем-нибудь вкусненьким, но когда речь заходит о железном вертолете, то, как бы он не выглядел одушевлённо, это всё равно выглядело просто глупо.

   Светка так и заявила папе, но тот только рассмеялся и, схватив её под руки, бережно усадил себе на плечи. Вертолёт от этого, казалось, только хмыкнул и деловито качнул лопастями, словно подразумевая то, что он ещё и не так может. И Светка в этом вскоре сама смогла убедиться: по части того как можно поднять и унести, "винтокрыл" и впрямь был не удел. А папа тогда сказал:

   -Свет, дядя Паша полярный лётчик. А занимаясь таким нелёгким и опасным делом, нужно быть со своим железным другом не то чтобы на "ты", а буквально мысли друг у друга читать. Только тогда будет уверенность в успехе.

   -Так он ещё и мысли читать умеет? - совсем удивилась Светка и тут уже даже сам дядя Паша не удержался.

   -Видишь ли, Светочка, - сказал он, хлопая своего железного друга по пыльному боку, - мы с моим "винтокрылом" уже больше двадцати лет вместе летаем и всё по тому, что ещё при первой нашей встрече сумели найти общий язык. Иначе ничего бы не вышло.

   -И как же вы договорились? - поинтересовалась Светка, уже догадываясь, что её непременно водят за нос, как какую-то там детсадовскую мелочь.

   Дядя Паша только покачал головой и загадочно улыбнулся, обнажая редкие жёлтые зубы.

   -Это уж наш с ним секрет, - и он принялся снова гладить своего "винтокрыла" по боку.

   Папа спустил недовольную Светку вновь на землю и снова заулыбался.

   -Ну хватит тебе заливать, дядя Паша, не такие уж мы и маленькие! - он потрепал девочку по светлым волосам, собранным зелёной резинкой в аккуратный пучок. - Мы уже в четвёртый класс этой осенью пошли, а ты нас всё обмануть пытаешься.

   Пожилой вертолётчик сова засмеялся, но сделал это как-то натужно, отчего Светке почему-то вдруг показалось, что он и впрямь разговаривает с "винтокрылом", по крайней мере, когда этого никто не видит. Она не стала больше ничего спрашивать, сосредоточившись только на стальной птице, грустно нависавшей всей своей громадой над сгорбленным дядей Пашей. Это выглядело странно, но на пустынном сибирском аэродроме они и впрямь походили друг на друга, словно уже не могли жить поодиночке.

   Светка почувствовала неловкость от того, что она сделала вид, будто не верит во всё, только что сказанное. Но дядя Паша и его "винтокрыл", казалось, совершенно не обиделись на неё. Первый по-прежнему добродушно улыбался, а второй приветливо спустил к ногам девочки небольшую металлическую лесенку, чтобы той было легче подняться на его борт.

   -Спасибо, "винтокрыл", - прошептала Светка, стараясь чтобы её никто не услышал, а дядя Паша, тут же, не упустив момента, потрепал её по шелковистым волосам.

   Девочка уже давно привыкла к этой слабости всех окружавших её взрослых и никак не прореагировала на очередное проявление чувств. Она ступила на дрожащую подножку и осторожно прикоснулась к металлическому боку вертолёта. Поверхность была холодной и совершенно не живой, отчего Светке почудилось, что "винтокрыл" внезапно умер, так и не покатав их на себе. Однако спустя мгновение в потолке что-то негромко заурчало, а безвольно поникшие снаружи лопасти чуть заметно дёрнулись и стали бешено раскручиваться, поднимаясь всё выше и стремительно ускользая от взгляда.

   "Винтокрыл" ожил и, негромко ворча, будто недовольный старик, вынужденный заниматься непосильной работой, прыгнул в серое небо, стремясь скорее оторваться от преследовавшей его вращающейся пыли. Земля под неуклюжими колёсами стремительно удалялась и чем выше они поднимались, тем всё увереннее руки дяди Паши держались за ручку штурвала, а его верный друг веселел буквально на глазах.

   Внизу снова что-то мелькнуло, но на этот раз не так стремительно и Светке удалось разглядеть под пузом вертолёта мчащееся по зелёному ковру тёмно пятнышко. Сначала она не поняла, что могло на такой скорости прыгать с ёлки на ёлку и при этом не отставать от них, но спустя какое-то мгновение у девочки не осталось никаких сомнений относительно того, что это была тень "винтокрыла", такая же пузатая и нескладная. Дядя Паша снова потянул рычаг в сторону, и пятнышко тут же пропало, спрятавшись где-то позади, но, по-прежнему, не отставая от своего старшего брата.

   Светка уже однажды летала с мамой на вертолёте, но это было в городе и тот "винтокрыл" был совершенно не похож на этот. Хотя если верить дяде Паше, тогда у той птицы было другое имя, которое ей должен был дать её пилот, да и выглядела она совершенно по-другому. Если "винтокрыл" больше походил на усердного ослика, привыкшего без лишней спешки выполнять свою тяжёлую работу над бескрайними просторами тайги, то тот, городской вертолёт, напоминал быстрого хищника, стремглав перелетавшего с места на место в поисках добычи.

   Так или иначе, но опыт перелётов у Светки, не смотря на её скромный возраст, уже был и поэтому, особой тревоги от вида проплывавшей внизу зелёной массы она не испытывала. Правда всё это стало порядком надоедать и ей хотелось, чтобы они, наконец, уже долетели до места.

   Светка недовольно отвернулась от иллюминатора и осмотрела внутреннее пространство. В салоне, не смотря на то, что ещё продолжался день, царил полумрак. Лишь только приветливо мерцали лампочки на пульте дяди Паши, который то и дело склонялся над ними, стараясь уловить настроение "винтокрыла".

   Папа сидел через проход от Светки, но её это особо не тревожило. После развода родителей она привыкла к тому, что большую часть времени ей приходилось проводить либо в одиночестве, либо вот так, делая вид, что тебя нет, для того чтобы не мешать. Она знала, что родители её по-прежнему любят, просто в силу всех проблем, что на них навалились, они пока не могут проводить с ней много времени. По крайней мере, столько же, что в те времена, когда они жили в одном доме.

   Светка понятия не имела, общались бы родители между собой, не будь её, но думать на эту тему особого желания не испытывала. Папа последнее время носился со своей диссертацией, а мама то и дело пеняла его этим, потому что он больше ни о чём не мог думать и совершенно не обращал внимания на семейную жизнь. Светка порой не понимала маму: ведь папа старался этим заработать денег, чтобы они ни в чём не нуждались. Однако бывало и наоборот. Особенно когда по выходным рано утром раздавался телефонный звонок от одного из папиных коллег и он, невзирая на крики мамы, хватал свои бумаги и спешно убегал из дома, бросая напоследок уже с лестничной площадки: "Дорогая, я скоро вернусь, не сердись!" Это было и впрямь слишком. Вместо запланированного кино приходилось сидеть весь день дома и делать вид, что не слышишь маминых всхлипов, несущихся с кухни.

   Само собой, долго так продолжаться не могло, и в один прекрасный день папа больше не вернулся. Он пришёл только через неделю, обросший жёсткой щетиной и сильно осунувшийся, но только для того, чтобы забрать свои вещи и снова уйти. Светка помнила враньё на счёт того, будто папа не справляется и вынужден ночевать на работе. Она понимала, что родители просто не хотят делать ей больно, признаваясь, в чём по-настоящему дело, но изображать из себя малолетнюю дурочку, которая живёт в розовых снах и ни о чём не догадывается было ещё сложнее, чем услышать и воспринять правду.

   В конце концов, ей всё рассказали, но душевная пустота и обида к тому времени уже всецело завладели её детским разумом. С этим можно было только смериться, но понять и окончательно поверить в случившийся ужас, было просто невозможно. При каждой встрече родители бросали друг другу сухое "привет" и спешно отводили глаза, словно и им тоже было тяжело осознавать тот факт, что они теперь поврозь. Светкино сердце при этом буквально кровью обливалось, и она что есть мочи надеялась, что хоть кто-то из родителей непременно оттает и захочет вернуть все назад, но ничего так и не происходило, а время неумолимо неслось вперёд, унося мечты в несбыточную даль.

   Оставаясь жить с мамой, папу Светка теперь видела только на каникулах, и это получалось четыре раза в год. Да и то если тот был свободен, а не пропадал по своему обыкновению в командировках. Для ребёнка её возраста это было просто ужасно мало.

   Вот и сейчас, вместо городского зоопарка, он, как ни в чём не бывало, потянул её невесть куда, где из всех непонятных слов ей удалось понять только название реки - Енисей. Что на это скажет мама, если Светка вдруг проговорится или, чего доброго, не успеет вернуться вовремя, оставалось только гадать. А между тем, сотовый телефон, висевший на её шее, уже битый час оставался бесполезной игрушкой, годной только на то, чтобы иногда сверяться со временем. Хотя насколько Светка помнила "из-за часовых поясов", и это тут удастся лишь приблизительно. Поэтому она старалась не тревожить мобильник лишний раз, силясь сохранить заряд. Папа ничего не говорил по этому поводу, но Светке, тем не менее, казалось, что обыкновенную розетку она увидит ещё нескоро.

   Она не могла до конца понять: страшно ей было или нет. Да, они летели Бог весть куда, но так нужно было папе и раз он решился взять её с собой, значит никакой опасности эта поездка ни представляла. К тому же откажись она, то неизвестно когда бы в следующий раз им удалось встретиться. На зимние каникулы? Там папа тоже куда-нибудь пропадёт и придётся и вовсе ждать до лета. А с мамой может и впрямь всё обойдётся...

   Светка смутно в это верила, но ничего больше делать не оставалось, а проблемы, как известно, следует решать по мере их возникновения. Девочка тихо вздохнула, хотя за свистом лопастей и урчанием мотора "винтокрыла" этот звук невозможно было бы различить, даже если закричи она во весь голос.

   Папа так и не обернулся, продолжая изучать свои бумаги. Его угловатое лицо с нацепленными на кончик носа очками в квадратной оправе было неимоверно сосредоточено, словно он пытался решить прямо сейчас сложнейшую задачу, от которой зависела судьба всей планеты. Хотя, возможно, это и было так, ведь папа работал геологом и очень здорово разбирался в природе. Перед отправлением сюда, он даже пообещал Светке северное сияние. Она никогда не видела этого явления вживую - лишь только по телевизору, - но взглянуть и впрямь было на что!

   Светка помнила, как чёрный экран телевизора вздрагивал и в раз покрывался мерцающей зеленоватой пеленой, которая дрожала и переливалась тенями, заслоняя далёкие звёзды. Затем всё резко вспыхивало, и на тёмном небе начиналась разноцветная пляска стремительных волн, которые разгонялись в красном, а по мере удаления перескакивали через все цвета радуги и терялись где-то на границе горизонта ярко-фиолетовыми тонами. В конце небо резко поднималось и начинало пульсировать монотонным зелёным светом, словно гипнотизируя всех, кто в этот момент на него смотрит.

   Чего говорить, Светка была просто поражена этим диковинным явлением и тот факт, что совсем скоро она сможет увидеть всё наяву своими глазами, сильно радовал ее, гоня из головы тревожные мысли о домашнем нагоняе от мамы, и прочие детские страхи.

   Светка встала ногами в войлочных туфлях на кресло и, откинув в сторону мешающий ремень, призванный взрослыми на помощь, чтобы удерживать её на месте, обернулась назад. Она привстала на носочки, силясь выглянуть из-за высокой спинки, и посмотрела на дремавшего в таком же кресле дядю Диму. Он никак не прореагировал и только захрапел ещё громче.

   Дядю Диму она раньше никогда до этого не видела, но как поняла из разговора папы с остальными, с этим человеком он давным-давно вместе служил. Они, оказывается, прыгали с огромной высоты на парашюте и вообще были лучшими друзьями. Правда через два года папа выполнил свой долг и снова стал мирным гражданином, а дядя Дима, напротив, остался служить и дальше. Всё это время они совершенно не виделись и были очень рады совместному полёту "на край света".

   Как Светка поняла из подслушанных ею разговоров, это именно папа пригласил дядю Диму провести отпуск "невесть где". Всё время перед полётом они о чём-то громко спорили на аэродроме и вызывающе жестикулировали руками, словно собираясь обхватить ими всё небо. Похоже, папа тоже обещал своему другу непременно показать что-то интересное, а тот просто ему не верил.

   Светка никогда ещё не видела своего папу таким возбуждённым, и от этого ей сделалось не по себе. Однако как только дядя Дима отошёл в сторону, папа снова сделался прежним и даже пытался с ней шутить. Светка решила, что ей просто показалось, и старалась не думать о плохом. Правда, оказавшись уже здесь, на борту, папа снова сделался тревожным и в перерывах между изучением своих бумаг, хмуро смотрел в иллюминатор на простиравшийся внизу лес.

   Дядя Дима снова по-младенчески хрюкнул и попытался подсунуть грубую руку себе под щёку. Он вообще был огромным, так что еле помещался в кресле "винтокрыла", а когда ходил по салону, то всё время подгибал ноги в коленях, чтобы не упираться бритым наголо затылком в потолок. Светке он казался дядей Стёпой, только необычайно крикливым и быстро выходящим из себя. Она боялась подходить к нему и о чём-то спрашивать, хотя и не могла до конца определиться, в чём именно была загвоздка.

   Через проход от дяди Димы сидел лейтенант Чесноков. Он был милиционером и тоже присоединился к ним только на аэродроме. Папа с ним о чём-то громко спорил, показывая бумаги и тыча пальцем в небо, на что "товарищ лейтенант" только равнодушно качал головой и смотрел куда-то вдаль, поверх папиной головы, сохраняя завидное спокойствие.

   Светке показалось, что изначально милиционер вовсе и не собирался лететь с ними. У него даже и сумки никакой с собой не было, только чёрная папка, раздутая от напиханных в неё бумаг. "Вот если мне так из школы прийти, - подумала тогда Светка, - интересно, что бы мама на это сказала?" Уж явно ничего хорошего! Скорее всего, лейтенант Чесноков не только не желал лететь, но и пытался, во что бы то ни стало, не то отговорить, не то просо запретить делать это и им. Однако папа никак не отреагировал на все эти запреты и принялся за свои дела. При этом он старался не обращать никакого внимания на постоянно следовавшего за ним буквально по пятам милиционера.



   В конце концов, они так и погрузились на борт "винтокрыла", а лейтенант вместе с ними. Светка тогда несказанно удивилась, даже ещё больше того, нежели при виде дяди Паши и его стального друга. Она не представляла, как можно было просто так, ни с того, ни с сего, взять и полететь неведомо куда, без еды, одежды - вообще без всего! Она хотела было сначала спросить на этот счёт папу, но тот сразу же принялся за дела, а потом "винтокрыл" взлетел, и в его животе сделалось довольно шумно, так что все расспросы пришлось отложить до лучших времён.

   Однако уже в воздухе Светка поняла сама, что и её папа ничем не отличается от этого человека. У лейтенанта Чеснокова просто была такая работа. Он, как и папа, должен был постоянно куда-то уезжать, порой может и не по своей воле. Но вот в чём была причина столь опрометчивой реакции, оставалось загадкой...

   Милиционер недовольно смотрел в иллюминатор и тоже не обращал на девочку никакого внимания. В какой-то момент его серая форма покрылась алыми красками из-за проплывавшего мимо "винтокрыла" багрового заката, от чего он сделался похож на какого-то сказочного гвардейца, призванного защищать их от всевозможных злобных существ. Хотя как сказал папа: "Тут на многие километры нет ничего живого, что могло бы причинить вред". Однако Светка не могла поверить, что так и взаправду бывает. Ведь они на земле, а не на Марсе и что-то живое по любому должно было встретиться!

   Девочка недовольно сморщила нос и попыталась выглянуть в иллюминатор, чтобы как можно лучше разглядеть игру красок на вечернем небосводе. Может - это уже и есть сияние? Хотя масштаб был явно не тот, да и толком ещё не стемнело.

   "Странно, - думала Светка, наблюдая через толстое стекло за огромным красным диском солнца, пытающимся скорее скрыться за неприветливо ощетинившимся колючими соснами горизонтом, - дядя Паша говорил, что мы ещё засветло будем на месте. Уже темнеет, а зелёный ковёр внизу так и не собирается кончаться".

   Девочка тревожно посмотрела на вертолётчика, склонившегося над приборами. Но тот продолжал осторожно подёргивать за свой рычаг, наблюдая, как послушно отзывается на каждое его движение верный "винтокрыл". Папа продолжал беспечно читать, всем своим видом показывая, будто всё идёт своим чередом и им нечего опасаться. Это слегка успокоило Светку, и она сев в кресло, принялась нетерпеливо раскачивать ногами.

  

   ГЛАВА 2.

  

   Дядька Йэне вышел на ветхое бревенчатое крыльцо и тревожно посмотрел на темневшее небо. Его узкие раскосые глаза, казалось, были совершенно равнодушны к нещадно хлеставшему по ним осеннему ветру, то и дело налетавшему тяжёлыми порывами со стороны Нижней Тунгуски. Он смахнул грубой рукой, выступившие было на сухом обветренном лице слёзы, и присел на верхнюю ступеньку. Его короткие пальцы с потрескавшейся от сырости и холода кожей еле заметно дрожали и неустанно теребили единственную пластмассовую пуговицу на старой поношенной телогрейке. Шапка из серого горностая растрепалась, и её уши колебались в такт порывам ветра. Дядька Йэне, казалось, не замечал всего перечисленного, продолжая пристально следить за свинцовым горизонтом.

   Небольшая деревня раскинулась на высоком берегу в среднем течении реки и смиренно терпела все невзгоды дикой природы. В это время года, по вечерам, она оказывалась освещённой, как на ладони, бордовыми лучами заходящего солнца, пытающимися прорваться сквозь плотные кроны исполинских сосен. Налетало ощущение, будто совсем рядом бушует свирепый пожар, но дядька Йэне знал, что это только кажущееся явление и на самом деле позади ничего не происходит. Только продолжают раскачиваться вековые сосны, да редко когда послышится вдруг одинокий рёв "сохатого", пробирающегося где-то далеко по лесной чащобе.

   В деревне кроме дядьки Йэне оставалось ещё человека два-три. Да и те такие убогие, что самостоятельно и передвигаться не могут. Если бы не редкие экспедиции геологов в окрестные места, то жизнь в этом оазисе давным-давно прекратилась. А как только это произойдёт, деревню тотчас проглотит дикая тайга, которая всем своим видом, при каждом удобном случае, непременно демонстрирует личную неприязнь к так нагло поселившемуся тут человеку. Она и так с каждым днём подступает всё ближе и медленно, но верно, шаг за шагом, занимает новые территории, обволакивая разваливающиеся домишки и сараи непреступными зарослями черники и голубики. Да подминая под себя хрупкий плетень, оставшийся от низких оград, хищно разбредается по окрестностям. И, казалось, угомонится природа, только когда всё людское окажется опрокинутым с высокого скалистого берега в мутные воды реки.

   Дядька Йэне тихо вздохнул и, порывшись негнущимися пальцами в дырявом кармане, извлёк из него благоухающую местными травами самокрутку. Он размял её в руках и с наслаждением понюхал, словно больше ему ничего и не надо было в этой жизни. Из груди раздался свист, и дядька Йэне тут же зашёлся сиплым кашлем, несущимся нескончаемым потоком из его дряхлых недр.

   Рядом с кособоким крыльцом, на котором и восседал старик, от стенки дома отвалилась завалинка, и из-под просевшего фундамента вылез тонкий мальчишка. Его довольное лицо было чернее сажи, а на грязных, слипшихся волосах виднелись обрывки серой паутины, которая тут же замерцала, как только попала под солнечные лучи.

   Парнишка, недовольно щурясь, посмотрел на заходящее солнце и, отряхнув голову, поднялся с колен. Он глянул одним глазом на крыльцо и быстро произнёс:

   -Что, до сих пор не прилетели?

   Дядька Йэне ничего не ответил и только отрицательно покачал головой. Он силился подавить в груди душивший его кашель, но ничего не выходило. Шапка снова затряслась от очередного порыва налетевшего с реки ветра, а стоявшие позади сосны издали недовольный вздох. Дядька Йэне покосился через плечо и, подождав когда ветер утихнет, достал из другого кармана слежавшийся спичечный коробок. Он потряс его у самого уха и, довольно крякнув, аккуратно достал тонкую спичку.

   Мальчишка снова прищурился, но смотрел он уже в другую сторону. Туда, куда до этого устремлял свой суровый взгляд дядька Йэне.

   В пятидесяти метрах от крыльца высился скальный берег. Саму реку видно не было: она несла свои спокойные воды далеко внизу, метрах в ста под холмом. Так что всё пространство перед домом занимало огромное небо и только далеко-далеко, за вечерней дымкой, поднимавшейся над невидимой водой, виднелось продолжение бескрайнего зелёного ковра.

   -Что-то задерживаются! - вновь произнёс парнишка и как цирковая обезьянка вскарабкался по сухим перилам на крыльцо. - Как бы чего не случилось.

   Дядька Йэне недобро посмотрел на этого каскадёра и ничего не говоря выпустил облако синего дыма, который тут же унёсся за его спину. Его это нисколько не смутило, и он жадно затянулся ещё раз, кутаясь в полы телогрейки.

   Мальчишка спрыгнул с перил и, тоже зябко поежившись, присел рядом со стариком.

   -Вчера ночью над лесом опять сверкало, - тихо сказал он, продолжая смотреть вдаль. Лёгкая поношенная курточка развивалась на его худых плечах, и, казалось, вот-вот сорвётся, и улетит вслед за пеплом от тлевшей самокрутки.

   Дядька Йэне снова закашлялся и, вытирая нос сальным рукавом телогрейки, посмотрел вдаль.

   -Опять на Лысую гору без спроса бегал? - спросил он хриплым голосом, продолжая сдерживать неуёмный кашель.

   Паренёк виновато посмотрел в глаза старику и неуверенно покачал головой.

   -Ну вот чего опять врёшь? - вздохнул дядька Йэне и недовольно покачал головой, отчего уши на его шапке повторили это неспешное движение.

   -Я отсюда, - заскулил мальчишка плаксивым голосом и тут же добавил, понимая, что отпираться бессмысленно. - Я же быстро, одна нога там, другая здесь!..

   -Говорят же тебе, что туда опасно просто так ходить! - дядька Йэне приподнялся и стал медленно спускаться по ступенькам, оставляя позади себя густые клубы вращающегося дыма. - Да и чужой пример на что? Неужто не страшно?

   Мальчишка пожал плечами и тоже привстал.

   -Но ведь эти, новые, тоже туда пойдут? - тихо пролепетал он и посмотрел, как недовольно при этом дёрнулась спина старика.

   Дядька Йэне спустился с крыльца и, облизав потрескавшиеся губы, нехотя затушил остатки самокрутки о каблук неимоверно большого кирзового сапога. Затем он с трудом выпрямился и кинул бычок в проржавелое ведро, стоявшее возле ступенек.

   -Все они туда ходят, - сипло произнёс он, словно обращаясь к самому себе, и резко обернулся. - Никто не хочет слушать старого Йэне. А ведь я каждый раз предупреждаю об опасности.

   Паренёк замер на верхней ступеньке так и не сделав первый шаг. Ему показалось, что старик смотрит именно на него, но это было не так.

   Взгляд дядьки Йэне был устремлён поверх головы мальчишки и уходил далеко за перекошенную крышу, из которой местами торчали отдельные клочки ставшего бесцветным рубероида. Он простирался намного дальше границ деревушки, ставших расплывчатыми и относительными. Он продолжался и за вековыми соснами, хищно наклонявшимися под порывами неуёмного ветра, издавая редкие стоны. Он не замирал и там, где лесной массив резко поднимался вверх, образуя на том месте возвышение, носившее имя Лысой горы. Только уперевшись в её безжизненную кручу, взор дядьки Йэне наконец остановился и неуверенно задержался на самой макушке, возвышавшейся над умирающей деревней, словно залысина на голове великана.

   -Чего молчишь? - произнёс старик, обращаясь не то к замершему в нерешительности парнишке, не то к самой горе, освещённой красными бликами засыпающего солнца. Его плечи напряглись, а пальцы снова затеребили пуговицу. Дядька Йэне нервничал, и это его состояние отчётливо бросалось в глаза.

   -Я больше не буду, - виновато сказал мальчишка и быстро сбежал по ступенькам вниз.

   Старик, явно размышлявший о чём-то своём, тут же еле заметно вздрогнул и схватил того за шиворот.

   -И сильно сверкало? - он отвернулся от горы и вновь принялся наблюдать за низким горизонтом над самой рекой.

   Паренёк вырвался из его некрепких объятий и отскочил на незначительное расстояние. Тут он оправил своё ветхое одеяние и с неподдельным любопытством посмотрел на никак не прореагировавшего на это старика.

   -Рация сгорела, - неспешно произнёс дядька Йэне и посмотрел на мальчишку. Он словно позабыл про свой недавний вопрос, хотя тут же на него и ответил: - Наверное, и впрямь, было на что посмотреть.

   -Как сгорела? - мальчишка вытянул шею и сразу же сделался необычайно серьёзным.

   Дядька Йэне пожал плечами. Он и сам этого не понимал. За все годы существования на той стороне Лысой горы таинственного сияния подобного результата от её деятельности он никогда не видел.

   -Наверное, кроме света излучается что-то ещё, - он закрыл глаза и снова о чём-то задумался.

   -А как же мы без рации? - парнишка явно был огорчён этим известием. Он опасливо посмотрел по сторонам и тихо добавил: - А вдруг с вертолётом тоже что-нибудь случилось?

   Дядька Йэне снова вздрогнул и, открыв глаза, зло посмотрел на своего собеседника, явно с нетерпением ожидавшего ответа на свой вопрос.

   -Ничего с ними не случилось, - он кивнул, словно сам не до конца доверяя своим словам. - Сейчас прилетят. Просто запаздывают.

   Мальчишка только молчаливо кивнул, не желая больше расстраивать старика своими домыслами и окинул темнеющий небосвод нетерпеливым взором.

   -Жаль что сияние отсюда не видно, - разочарованно произнёс он, наблюдая, как со стороны реки неспешно поднимаются клубы пара. - А то они и в темноте смогли бы до нас долететь.

   Дядька Йэне только недовольно крякнул и цыкнул на мальчишку, давая тому понять, что это уже слишком. Когда начиналось светопреставление, он даже глушил генератор, боясь как бы и с ним чего не случилось. А как поведёт себя при этом вертолёт оставалось только гадать. Но уж точно, ничего хорошего бы из этого не вышло, так что гостям не мешало и поторопиться.

   Солнце уже целиком скрылось за густыми пиками сосен и заметно потемнело. На тёмном небосводе одна за другой стали появляться мерцающие звёзды. С каждой минутой их становилось всё больше, и дядька Йэне как можно скорее отвёл от них свой беспокойный взор, боясь окончательно сойти с ума от этого первобытного зрелища. Звёзды и впрямь манили, даже буквально засасывали с головой, силясь, во что бы то ни стало подчинить себе человеческий разум.

   Со стороны реки послышался неприметный шум, и дядька Йэне тут же прислушался, ловким движением руки стянув с лысеющей головы шапку. Парнишка посмотрел на него и одними губами прошептал: "Кажись, летят!" Но старик и без того уже отчётливо слышал тарахтение старенького вертолётного двигателя и свист лопастей, рассекающих вечерний сумрак. Этот великолепный звук он ожидал долгими месяцами, стараясь отвлечься от монотонного шума леса, и не мог спутать с чем-то ещё.

   На самой линии горизонта замаячила расплывчатая точка, от одного вида которой мальчишка сорвался с места и стремглав помчался к обрыву.

   -Э-ге-ге-гей! - кричал он, дико размахивая руками над головой, отчего больше походил не на обыкновенного паренька, а на первобытного индейца, впервые столкнувшегося с цивилизованным миром.

   Дядька Йэне недовольно покачал головой и, заправив выбившуюся из-под телогрейки рубаху, да водрузив на место шапку, припадая на правую ногу, направился вслед за непослушным мальчуганом. Он продолжал теребить пальцем свою пуговицу, хотя и не мог до конца осознать, что же именно так тревожило его в этот момент.

   Тем временем вертолёт приблизился уже настолько, что можно было легко различить его очертания. Мальчишка в нерешительности замер на самом краю обрыва и с явным сожалением смотрел вперёд, ругая судьбу за то, что та не подарила ему крылья. Тогда он бы точно ринулся в стометровую пропасть, невзирая на страх, и безмятежно заскользил под мириадами звёзд. Но это были всего лишь мысли неугомонного сорванца, который был вынужден сейчас заниматься самым своим нелюбимым делом - ждать.

   Сзади неспешно подошёл дядька Йэне и тоже уставился в небо. Так они и стояли молча до тех пор, пока сверху на них не набросился сумасшедший ураган, стремительно оглушающий и сбивающий с ног.

  

   ГЛАВА 3.

  

   Светка что есть мочи всматривалась в окружавшее её тёмное пространство и сильно нервничала от того, что ничего не может рассмотреть. Огромный красный шар солнца спрятался за возвышавшейся впереди горой и после этого события они продолжали монотонно лететь практически вслепую. Никого из её попутчиков данный факт, похоже, особо не тревожил, но маленькой девочке от этого не было легче. Ей в голову постоянно лезли страшные мысли, что они потерялись, и теперь будут вынуждены лететь до тех пор, пока в баках не кончится топливо, после чего либо сядут на эти ужасные ёлки, которые и не думали кончаться, либо, что ещё страшнее, попросту разобьются.

   Светка судорожно теребила металлическую бляшку прижимавшего её к креслу ремня и периодически бросала жалобные взоры в сторону папы. Она сама не знала, зачем пристегнулась, но после этого ей сразу же сделалось немного спокойнее. Пару раз папа отвлёкся от своих бумаг и посмотрел в её сторону, состроив безмятежную смешную гримасу, словно говоря дочери: "Светулька, всё хорошо и мы совсем скоро приземлимся! Ну же, улыбнись мне в ответ!" Она делала то, что приказывал разум, но всё чаще и чаще смотрела в иллюминатор, за которым уже практически ничего не было видно.

   После этого папа, похоже, окончательно про неё забыл, а когда впереди замаячила верхушка этой проклятой горы, то он и вовсе, как загипнотизированный, прильнул к стеклу, не в силах отвлечься на что-то другое. "И чего в этом холме было такого?" думала Светка, изгибая шею и всматриваясь в темень. Может с земли он и выглядел бы большим, но отсюда, сверху - холм как холм, ничего необычного. Однако у папы на этот счёт как всегда было иное мнение.

   "Ну же, "винтокрыл", родненький выноси! - молилась девочка, обхватывая худые колени липкими от пота пальцами и заламывая суставы. - Ты ведь тут уже летал с дядей Пашей, так что должен всё знать!"

   И железный "винтокрыл" словно чувству, что к нему обращаются мысли маленькой испуганной девочки, в ту же секунду затарахтел заметно тише, и Светка почувствовала, что они снижаются.

   -Приехали! - послышался из кабины довольный голос дяди Паши, направлявшего своего стального друга навстречу темноте.

   Светка тут же выпрямилась, а от былого страха не осталось и следа.

   -Что-то и впрямь как-то быстро долетели, - послышался сзади хриплый возглас дяди Димы, который потянулся и попытался подняться из своего миниатюрного кресла.

   Светка прыснула от смеха, но постаралась сделать это так, чтобы дядя Дима не догадался, что это именно из-за него.

   Внизу что-то сверкнуло, и девочка тут же отвлеклась от своих эмоций, вновь прильнув носом к прохладному стеклу иллюминатора. Под раздутым пузом "винтокрыла" простиралась река, в тёмных водах которой и отражался единственный светящийся глаз железного летуна. Волн практически не было, и зеркальная гладь невольно завораживала, изредка бликуя в свете прожектора, предусмотрительно включенного дядей Пашей.



   "Винтокрыл" промчался над самой водной гладью, словно пытаясь рассмотреть свои стальные бока, после чего вновь взмыл вверх, оставив на зеркальной поверхности лёгкую рябь. У Светки от этого ускорения захватило дух, и она, что было сил, вцепилась в ручки кресла, стараясь удержать равновесие и не съехать на пол.

   Сзади раздался грохот - это дядя Дима не успел ни за что схватиться и всей своей массой полетел вдоль прохода. Светка снова прыснула, но оборачиваться всё же не решилась. Вдруг исполинскому великану эта её радость придётся не по душе? Уж лучше потом, на земле, вместе с папой посмеяться над его шишками, да синяками!

   А вертолёт, тем временем, перестал стремительно ускользать из-под тела и замер на месте, надменно покачиваясь, словно влюблённый гусь. Светка глянула в иллюминатор и буквально на расстоянии пяти метров внизу увидела скалистую поверхность. Она оттянула мешающийся ремень и упёрлась носом в неподатливое стекло.

   "Винтокрыл" неспешно качнулся ещё пару раз, будто выбирая местечко как можно лучше, и, содрогнувшись всем своим металлическим телом, аккуратно приземлился.

   Светка клюнула носом и от неожиданности прикусила язык. Стало неприятно, а рот наполнился вязкой слюной. Девочка хотела было сплюнуть, но в этот момент как назло на неё посмотрел папа и радостно произнёс:

   -Вот и всё, Светочка! - он встал со своего места и, отложив бумаги в сторону, склонился над недовольной девочкой, пытаясь помочь ей освободиться от тугого ремня. - Что-то я не помню, чтобы так крепко тебя привязывал.

   Светка нахмурилась и постаралась, что есть сил, скорее проглотить тугой комок, застрявший в её горле. Во рту, тем не менее, остался противный медный привкус крови, и жутко захотелось пить.

   -Ты меня прости, Свет, - папа откинул проклятую резинку в сторону и присев на колено заглянул дочери в глаза. - Я бы ни когда в жизни не потащил тебя в такую даль, тем более без маминого ведома. Но тут такое дело... - он запнулся, подыскивая слова, и его взгляд упёрся в тёмное стекло "винтокрыла", который продолжал еле заметно вздрагивать.

   Светка не понимала, что такое вдруг нашло на папу, но прервать его не решалась. Всё её плохое настроение было вызвано совсем не длительным перелётом неведомо куда, а распухшим и саднящим языком, который, казалось, скоро совсем не будет помещаться во рту.

   -Просто в этом месте располагается труд всей моей жизни, - вновь заговорил папа, продолжая выискивать что-то глазами в иллюминаторе. - И у меня в коей то веки появился шанс завершить начатое ещё в институте! - он снова запнулся и посмотрел на начавшую скучать Светку.

   Девочка натужно улыбнулась и тихо сказала:

   -Па, ты сейчас начал извиняться, потому что сияния не будет?

   Отец вздрогнул и тут же посмотрел на дочь.

   -Кто тебе такое сказал? - удивился он и, схватив Светку под руки, поставил её на пол. - Конечно будет, иначе нам тут просто нечего делать!

   -Правда? - переспросила девочка, желая ещё больше убедиться в том, что её не обманывают.

   -Клянусь!

   Светка удовлетворённо кивнула и взяла папу за костлявую руку.

   -Тогда всё в порядке, - кивнула она.

   Сзади подошёл дядя Дима и остановился в проходе рядом с отцом. Он усердно тёр огромную шишку на тщательно выбритом черепе и, скорее всего, в эту секунду очень сильно жалел о своей скудной причёске.

   -Сергей, ты где этого пилота нашёл? - дядя Дима тяжело вздохнул и продемонстрировал всем свою травму.

   Светка снова прыснула и тут же уткнулась носом в рукав папиной куртки.

   -Нас на военном вертолёте так не возили, - продолжал сокрушаться великан, недобро косясь в сторону дяди Паши.

   -Так то - военный! - улыбнулся папа. - А этот - полярный. Он всю тундру облетел, даже в заполярье бывал! Так что, всё по высшему классу.

   -Куда уж ещё выше, - покачал головой дядя Дима и негромко ругаясь, направился к люку.

   -Папа, - недовольно произнесла Светка, усиленно стараясь подчинить себе распухший язык, - а почему он на "винтокрыла" ругается и на дядю Пашу?

   Отец покачал головой и улыбнулся.

   -Да это он не со зла. Просто ударился сильно, - он не сдержался и провёл рукой по податливым Светкиным волосам, отчего девочка недовольно скривила губы: уж от кого, а от папы она такого не ожидала!

   "Подумаешь - ударился! - думала она, сжимая зубы. - Вот я вообще язык прикусила, но ведь не виню в этом доброго дядю Пашу и его верного друга!"

   -Ну что, идём, с местными жителями знакомится! - воскликнул папа и потянул Светку за собой.

   "Какие это ещё жители? - быстро пронеслось в голове девочки. - Говорил, что нет ничего живого, а теперь с кем-то знакомиться тянет! В общем, как всегда".

   Она не стала ничего говорить по этому поводу, решив, что и сама сможет во всём прекрасно разобраться - не маленькая уже!

   У самого люка их поджидал дядя Паша. Он протянул свои ловкие руки, которые казалось только и были созданы для того, чтобы управлять "винтокрылом" и подхватил Светку, чтобы та не оступилась в темноте. Лопасти вертолёта уже перестали бешено вращаться и снова безвольно поникли, словно стальная птица утомилась столь длительным перелётом и теперь наслаждалась покоем. Девочке стало жаль беднягу, и она напоследок прикоснулась тонкими пальцами к холодной лестнице, словно стараясь придать этим своим движением дополнительных сил верному "винтокрылу".

   -Добро пожаловать в аэропорт Сакко! - пробасил старый лётчик и, что было сил, улыбнулся девочке. - Надеюсь, мы не замучили вас своими перелётами?

   Светка усиленно замотала головой, показывая тем самым, что всё в порядке и она довольна полётом.

   -Совсем наоборот, было даже весело! - девочка немного кривила душой, но ей так не хотелось расстраивать дядю Пашу и "винтокрыла", что поступить как-то иначе она просто не могла. - А что такое Сакко, дядя Паша?

   Вертолётчик присел на одно колено и указал рукой куда-то в сторону. Светка тут же глянула в этом направлении, но из-за сгустившихся сумерек она ничего не увидела и снова вопросительно уставилась на дядю Пашу.

   -Там под скалой протекает речка, - терпеливо сказал лётчик и для убедительности кивнул. - Называется Нижняя Тунгуска.

   -Тунгуска? - переспросила девочка, удивляясь странному названию.

   -Да, Тунгуска, - ещё раз кивнул дядя Паша и перевёл руку чуть в сторону. - А вон там, вниз по течению, на ней есть пороги.

   -Пороги? - не поняла Светка и вновь посмотрела в ту сторону, куда указывала рука лётчика.

   -Это мели, где на поверхность выступает скальное дно, - разъяснил дядя Паша. - Вокруг бурлит вода, пена, в воздух поднимаются тучи брызг...

   -Здорово! - воскликнула Светка, не обращая внимания на то, что перебила вертолётчика. - А когда посмотреть будет можно?

   Дядя Паша усмехнулся и поднялся во весь рост.

   -Ну, думаю если папу очень сильно попросить, то он непременно тебя туда отведёт.

   Светка довольно улыбнулась, разыскивая в темноте глазами папу, чтобы прямо сейчас начать упрашивать. Её головы коснулась тёплая рука дяди Паши, но девочка никак не прореагировала на это. Доброму вертолётчику слабость была простительна.

   -Стоп! - воскликнула она. - А что же такое Сакко?

   Дядя Паша развёл руками.

   -Порги и есть Сакко, - медленно произнёс он. - И деревня тоже Сакко, - он указал в том направлении, куда отбрасывал яркий луч света прожектор "винтокрыла" и зябко укутался в ватник.

   Светка была настолько разгорячена полётом и открывающейся вокруг неё новизной, что совершенно не замечала холода. Ей натерпелось поскорее увидеть местных жителей, сияние, Сакко и много чего ещё, что укрывала непроглядным сумраком затаившаяся меж вековых сосен ночь.

   Из люка "винтокрыла" показался папа. Он вдохнул полной грудью сырой таёжный воздух и спрыгнул вниз.

   -Ну ты даёшь, дядя Паша! - сказал он поправляя съехавшие с носа очки и улыбнулся. - Тебе на канал "дискавери" пора. Будешь рассказывать многомиллионной зрительской аудитории про Сакко!

   Вертолётчик смущённо улыбнулся и махнул рукой, словно говоря: "Да куда там! Здесь не до жиру - быть бы живу!"

   -Папа! - грозно произнесла Светка. - А почему ты мне ничего про Сакко не сказал?

   Отец оторопел от таких резких обвинений в свой адрес, и хотел было погладить девочку по волосам. Но Светка тут же надела на голову вязаную шапочку и папина рука, не достигнув цели, нерешительно замерла в пространстве. Это вызвало смех со стороны притихшего дяди Паши, но девочка даже глазом не повела, продолжая вызывающе смотреть на отца.

   Из-за вертолёта показался дядя Дима, несущий за плечами огромный рюкзак. Он остановился передохнуть и обвёл собравшихся вопросительным взглядом.

   -Что, семейные склоки начались? - он улыбнулся и покачал головой. - Эй, Чесноков, где ты там возишься, у нас тут бытовуха назревает. Это ведь по твоей части?

   Дядя Дима снова засмеялся и направился дальше.

   -Свет, ну не всё же сразу, - папа присел рядом с дочкой. - Я, если честно, и не думал, что тебя речка заинтересует.

   -Заинтересует, - капризно проворчала Светка и кинула быстрый взор на продолжавшего улыбаться дядю Пашу, словно ища у того поддержки. - Там интересно: много пены, и воды!

   Папа только развёл руками, будто говоря: "Ну что же, будь по-твоему". Он встал на ноги и сказал:

   -Так и быть. Но все экскурсии завтра с утра.

   Светка довольно подпрыгнула и принялась отплясывать на пустынных скалах дикий танец. Папа спустил к её ногам большой рюкзак и, не желая терять времени, закинул его себе за плечи. От внезапной нагрузки он крякнул и немного покачнулся в сторону.

   -Может помочь? - спросил дядя Паша и протянул руку.

   -Нет-нет, - папа закрутил головой и замахал руками, показывая, что и сам справится. - Мы, учёные, люди крепкие, не смотря на внешний вид и всякие там слухи.

   Из вертолёта выглянул Чесноков и, небрежно осмотревшись, то же спустился вниз. Он подхватил свою папку подмышку и, проведя пальцами по уголкам рта, тихо произнёс, продолжая всматриваться в окружавшую их темноту:

   -Так-так, а почему же нас никто не встречает?

   Светка тоже посмотрела в направлении луча света, но тот упирался в торчащую из земли скалу и отбрасывался её наклонной поверхностью куда-то вверх. Девочка потуже натянула шапочку на голову и вжала шею в плечи. Возбуждение проходило и она сама того не замечая начинала чувствовать подкрадывающийся к ней со всех сторон холод.

   -По-прежнему думаете, что непременно что-то случилось? - спросил папа, корчась под весом собственного рюкзака.

   Дядя Паша только махнул рукой.

   -Да что тут случиться-то может! - он покачал головой. - Небось, просто рация сдохла, вот и не отвечают.

   Вертолётчик глянул на Светку и незаметно ей подмигнул. Девочка тоже утвердительно кивнула, соглашаясь с дядей Пашей, и пристально посмотрела на милиционера.

   Чесноков снова промокнул пальцами губы и покачал головой.

   -Какие всё же вы учёные беспечные люди, - он дёрнулся всем телом, тоже ощущая объятия холода, и ещё сильнее вцепился в свою папку, словно получая от неё дополнительное тепло. - Сами ни во что не верите и ничего не боитесь - это ладно, я привык уже. Так ко всему ещё и ребёнка с собой притащили невесть куда, - он посмотрел на Светку и покачал головой. - И как только мама тебя отпустила?

   Девочка густо покраснела и тут же потупила взор, силясь отыскать глазами висевший на шее мобильник. Она не знала отчего, но ей было очень стыдно. Ни сколько перед этим лейтенантом, который зачем-то сначала увязался за ними, а теперь вот всякие неприятности спрашивать начал, сколько перед продолжавшей прибывать в неведении мамой.

   Светка осторожно посмотрела на экран телефона и тут же разочарованно отдёрнула руку прочь - сеть так и не появилась, а это значило только одно: по возвращении домой, их с папой ждёт очень неприятный разговор.

   -А чего тут вообще случится-то может? - послышался из-за вертолёта раскатистый голос дяди Димы, который продолжал извлекать из брюха "винтокрыла" всевозможные рюкзаки, сумки, кульки и свёртки, без которых папа никогда никуда не ездил.

   Милиционер тут же встрепенулся и притронулся согнутым пальцем к уголку рта. Он явно нервничал, и голос дяди Димы только усилил это его состояние.

   Светка переводила любопытный взор с Чеснокова на замершего в свете прожектора дядю Диму и обратно. Ей всё больше казалось, что эти взрослые как-то не очень тепло друг к другу относятся, и это её слегка настораживало.

   -Да что угодно случиться может! - быстро произнёс милиционер и снова осторожно осмотрелся.

   -Я вас умоляю, - отмахнулся дядя Дима, принимаясь за вещи. - Где угодно только не здесь.

  Я такой тишины и покоя ещё нигде не видел. Я тут всего несколько минут, а уже отдыхаю.

   Чесноков недовольно хмыкнул и молча прошёл мимо Светки, и продолжавшего добродушно улыбаться дядя Паши.

   -И впрямь что-то никто не встречает, - пожал плечами папа, но из-за тяжёлого рюкзака сделалось ощущение, что он просто присел, согнув ноги в коленях.

   Светка прыснула, а папа рассеянно заулыбался, тоже признавая комичность своей позы.

   -Заняты, небось, чем, - произнёс дядя Паша. - Вы идите, а я вас потом догоню.

   Вертолётчик провёл тёплой рукой голове девочки и, согнувшись в плечах, пошёл в сторону "винтокрыла". Светка грустно посмотрела на его спину и тихо сказала:

   -Па, а почему дядя Паша не может с нами остаться, вместе с "винтокрылом"?

   Папа улыбнулся и, взяв дочь под руку, направился в ту сторону, куда отбрасывался луч прожектора.

   -Видишь ли, Свет, у дяди Паши много работы. Он ведь лётчик и должен возить со своим "винтокрылом" людей. Ведь не только нам с тобой нужно куда-то лететь. Понимаешь меня?

   Светка молча кивнула и в последний раз кинула прощальный взор в сторону затихшего вертолёта.

   -Я тебе обещаю, - сказал папа, - что как только я закончу тут все дела, "винтокрыл" снова прилетит за нами и унесёт нас домой.

   -Честно?

   -Вот тебе зуб! Боюсь только что наклониться я не смогу.

   -Да я и так верю, - рассмеялась Светка, и они устремились вслед за широкой спиной дяди Димы, который ушёл уже далеко вперёд.

  

   ГЛАВА 4.

  

   Дядька Йэне дождался, когда затихнет вихрь, порождённый лопастями вертолёта, и не осядет поднятая с земли пыль. Только после того как всё улеглось и на небе снова стало заметно яркие звёзды, он убрал руку от шапки и повернулся в сторону скалистого берега.

   В этот раз вертолёт сел дальше чем обычно и если у приезжих было много вещей, то тогда придётся вдоволь попотеть. Дядька Йэне ругал себя за то, что так неосмотрительно забыл развести на скалах костёр, для того чтобы площадку можно было различить и в темноте. Однако уже поздно себя корить, нужно было скорее добраться до вертолёта и оказать хоть какую-то помощь.

   "И что их так задержало? - думал старик, усердно перешагивая через крошащиеся под подошвами кирзовых сапог известняковые скалы. - Должны были уже час как быть тут. Видно что-то приключилось".

   Хотя, может быть, просто задержали вылет, а его просто не смогли дозваться, так как рация не работала с самого утра. Там, небось, все переволновались, почему, дескать, старый Йэне не выходит на связь? Хотя кому он был нужен со всеми своими несметными владениями? Парочке очередных геологов? Или еще кому? Старик покачал головой, и чуть было не налетел на замершего в нерешительности мальчишку.

   -Ты чего это удумал? - спросил дядька Йэне и грозно сверкнул в темноте глазами. - Шпионишь что ли?

   Паренёк покачал головой и пнул пористый кирпич под ногами.

   -Страшно, - медленно произнёс он, на что старик только рассмеялся.

   -На Лысую гору по ночам, видите ли, не страшно бегать, а тут вдруг, ни с того ни с сего, страшно стало. И как же это понимать?

   Дядька Йэне пожал плечами и, тщательнее кутаясь в телогрейку, направился дальше. Хоть река и была далеко внизу, сырость и холод ощущались уже здесь. Скоро зима - чего тут странного. Мальчишка обескураженно посмотрел на спину старика и недовольно хмыкнул.

   -Так то, Лысая гора, а тут неведомо кто, - он передёрнул худыми плечами и направился вслед за дядькой Йэне, стараясь производить как можно меньше шума.

   Вертолёт приземлился сразу за невысоким кряжем, высотой в человечески рост. Его ещё не было видно, но дядька Йэне уже распознал тусклый свет прожектора и приглушённую человеческую речь. Он постарался прибавить шагу, но хромая нога воспротивилась этому его желанию. Старик негромко крякнул от стрельнувшей ниже колена резкой боли и чтобы хоть как-то отвлечься, снова принялся теребить в трясущихся пальцах пуговицу.

   Выйдя из-за скалы, дядька Йэне чуть было не столкнулся с высоким человеком, на котором, невзирая на лютый холод, была надета майка без рукавов и грубые штаны, закатанные до колен. Старику от одного созерцания этого сделалось не по себе, и он замер на месте не в силах что-либо сказать.

   -Привет лесной человек! - пробасил незнакомец и опустил к ногам старика две огромные сумки. На его лице играла улыбка, отчего дядьке Йэне сделалось совсем плохо.

   "Ну и времена, - подумал невольно старик. - А этот что у нас забыл"?

   Он опешил и не сразу заметил протянутую в его сторону руку.

   -Ты чего по-нашему совсем не понимаешь? - удивился незнакомец и, отдёрнув руку, почесал пальцем бритую голову. - Ну я, конечно, могу по-английски попробовать, - задумчиво произнёс он, - но что-то я не уверен, что ты его знаешь...

   Дядька Йэне, наконец, взял себя в руки и попытался приветственно улыбнуться, однако незнакомец к этому моменту отвернулся и принялся громко кого-то звать, выразительно махая мощными руками.

   Из-за скалы внезапно показался человек в форме и, не дожидаясь пока старик его рассмотрит, быстро заговорил:

   -Здравствуй, Йэне, ты чего по рации целый день не отвечаешь? Мы там уже и предполагать боимся, что у тебя тут на этот раз могло приключиться!

   Старик отступил в сторону и принялся усердно пожимать протянутую ему руку.

   -Да всё в порядке, товарищ участковый! Просто рация сгорела той ночью, а из меня мастер совсем никудышный. Да и запасных частей нет.

   -Как это нет? - удивился Чесноков и принялся тереть пальцами губы. - К тебе тут высший свет отечественной науки слетается, а ты ни у кого запчастей отжать не можешь?

   Дядька Йэне пожал плечами и снова заулыбался.

   -А мне вот теперь из-за тебя всю ночь тут обитать, - лейтенант недовольно огляделся по сторонам, показывая всем своим видом, что эта перспектива его мало радует.

   -Так это же хорошо, - быстро заговорил старик, судорожно теребя пуговицу. - Я вам баньку истоплю к вечеру, чаю заварю, да и к тому же выспитесь как младенцы - воздух тут вон какой благодатный.

   -Я уже чую, - кивнул Чесноков и посмотрел в глаза дядьке Йэне. - Суровец так и не вернулся?

   Старик тут же замолчал, а беспечная улыбка враз слетела с его лица. Он ещё более напряжённо попытался схватиться за пуговицу, но трясущиеся руки сделались непослушными, и у него мало что получалось.

   -Ну так что? - повторил свой вопрос милиционер и ещё пристальнее упёрся взглядом в своего собеседника.

   -Ничего нет, - дядька Йэне испуганно покачал головой и осторожно посмотрел на Чеснокова. - Ни слуху, ни духу. Третьи сутки уже пошли.

   -И впрямь чертовщина у тебя тут твориться, - лейтенант покачал головой и прошёл мимо трясущегося старика. - Значит, говоришь, баньку истопишь? - он остановился и вопросительно посмотрел через плечо на дядьку Йэне.

   Старик кивнул, но уже не так уверенно как прежде.

   -Что ж, валяй, - Чесноков протянул было руку к подбородку, но видимо вспомнив о чём-то ещё, не завершил это движение, и только тихо сказал себе под нос: - Банька - это хорошо.

   -А, всё же умеешь говорить, - раздался над самым ухом дядьки Йэне недовольный бас, от чего он чуть было не подскочил. Могучий исполин в майке всё это время молчал, и только заметив, что беседа старика с милиционером окончена, вновь подал раскатистый голос. - Эй, товарищ участковый может, соизволите сумочку понести? - человек прошёл мимо дядьки Йэне, совершенно не обратив на него внимания.

   Чесноков замер в нерешительности, но не стал спорить и, приняв из рук попутчика огромный рюкзак, не спеша принялся подниматься в горку.

   Дядька Йэне ничего не сказал и посмотрел вслед этим двоим.

   "Вот ещё принесла нелёгкая! - думал он, обходя одиноко торчащую из земли скалу. - Не могла эта рация поработать ещё немного"!

   Занятый собственными мыслями старик не сразу заметил приближавшихся к нему людей, а когда всё же опомнился, принялся тщательно всматриваться в лица. Он не был уверен, что сможет узнать кого-то ещё, но шанс на это всё же оставался.

   -Привет, дядька Йэне! - к нему вплотную подошёл высокий человек в очках и огромным рюкзаком на плечах.

   Старик замер, явно не ожидая подобного развития событий и прищурился.

   -Ты, наверное, меня уже и не помнишь? - человек улыбнулся и неуклюже поправил рюкзак за спиной.

   Из-за его спины выглянула маленькая головка и завидя дядьку Йэне тут же снова спряталась. Старик протёр трясущимися руками свои раскосые глаза, словно не до конца доверяя увиденному ими.

   -Калитин Сергей Эдуардович, - человек протянул руку и, продолжая улыбаться, шагнул в сторону опешившего дядьки Йэне. Он снял свободной рукой очки и повернулся на свет прожектора, позволяя старику как можно тщательнее разглядеть собственное лицо. - Калита - неужели не помните? Я у вас ещё в бытность студентом с группой геологов был!

   -Серёжка? - неуверенно произнёс дядька Йэне. - Неужто и впрямь ты?

   -Ну а кто же ещё! - радостно откликнулся Сергей. - Неужели так изменился сильно?

   Старик ничего не ответил и принялся с наслаждением трясти протянутую ему руку.

   Светка потянула отца за штанину и, когда тот обернулся в её сторону, вопросительно посмотрела на него.

   -Свет, не сейчас, погоди минуточку.

   Девочка недовольно фыркнула и отошла в сторону, демонстрируя всем своим видом, что сейчас точно обидится.

   -Тебя и впрямь не узнать! - качал головой дядька Йэне, силясь рассмотреть старого знакомого со всех углов. - Ты ведь тогда ещё совсем мальчишкой был: кожа, да кости. Помнится, ещё у геологов тушёнку воровал. Я поначалу думал, будто ты её для себя таскаешь, а потом как однажды увидел, что ты всё Патрулю скормил, так чуть было и не сел прямо там, где стоял.

   Светка прыснула за спиной у отца и снова потянула его за штанину. Ей тоже хотелось поучаствовать в этой весёлой беседе, тем более что момент опознания уже закончился.

   -Я думал тогда, что ты меня точно в речке утопишь! - засмеялся Сергей и потёр пальцами лоб над очками. - Вместе с этим псом ненасытным.

   Дядька Йэне тоже улыбнулся.

   -Да ты и сам по части утопления был мастак.

   -Это почему ещё?

   -А как тогда с лодки на самой глубине свалился? Мы как раз корчаги проходили, а ты "сохатого" на том берегу увидел - так и нырнул, в чём был! - старик хрипло засмеялся и, сняв с головы шапку, вытер ею лицо.

   -Верно всё, - кивнул Сергей. - Что ж и на старуху бывает проруха!

   -Я ещё тогда не знал что делать, - снова неспешно заговорил Дядька Йэне, - то ли тебе весло тянуть, то ли геологов держать за ватники - они ведь так за тобой бы и прыгнули, не будь меня в лодке.

   -Ага. А вода, помнится, холодненькая была. Точно бы не выплыли, тем более в ватниках.

   Они на минуту замолчали и, качая головами, принялись вспоминать былые времена - каждый по-своему.

   -А как же Патруль поживает? - нарушил тишину Сергей и с любопытством посмотрел на дядьку Йэне. - Небось, после тушёнки теперь на волкодава похож?

   Старик перестал улыбаться и водрузил шапку на место.

   -Нет больше Патруля, - вздохнул он и посмотрел на Сергея грустными глазами. - Той осенью ещё пропал.

   -Жалко то как.

   -Конечно, жалко, - медленно сказал дядька Йэне. - Только ничего не поделать уже.

   -Папа! - Светка что есть мочи потянула Сергея за штанину так, что даже раздался звук расходящихся швов. Ей становилось скучно, и оставаться в стороне она больше не желала.

   Сергей вспомнив, что был не один, быстро обернулся, чуть было, не сбив Светку с ног своим огромным рюкзаком. Он взял девочку за руку и осторожно вывел её из-за спины.

   -Вот, познакомьтесь, - сказал Сергей, подталкивая Светку вперёд, к старику. - Это дядька Йэне. Он здешний лесничий. Следит за порядком, браконьеров ловит. Он меня в молодости из реки вытащил, так что я ему теперь по гроб жизни обязан.

   Девочка вышла на свободное пространство и, посмотрев на старика, сделала осторожный реверанс, точь-в-точь как показывали по телевизору.

   -Неужто эта красавица - твоя дочка! - воскликнул дядька Йэне и, прихрамывая, подошёл к девочке.

   -А что, не похожа что ли? - пошутил Сергей.

   Светка покраснела и снова отошла к папе.

   -И как же зовут это прекрасное создание? - не унимался старик, снова стараясь подобраться как можно ближе.

   Сергей присел рядом со смущённой девочкой и прислонился своей небритой щекой к её маленькой головке. Он прошептал ей что-то на ухо и снова выпрямился.

   -Света, - сказала девочка и, изобразив на лице добродушную улыбку, протянула старику дрожащую руку.

   Дядька Йэне присел на здоровое колено, а больную ногу причудливо отставил в сторону, от чего сделался похож на огромного рака, заигрывающего со своей добычей. Он аккуратно пожал своими грубыми пальцами протянутую ему детскую ладошку и тихо произнёс:

   -Ну а я, дядька Йэне, - он улыбнулся, обнажив жёлтые зубы. - Ох и почудил твой папка тут по молодости! Чуть было седым меня после всех своих выкрутас не оставил.

   -Да? - тут же воскликнула Светка, окончательно сбросив с себя робость. - И что он натворил?

   -А ты только представь себе, - не спеша начал дядька Йэне, поудобнее устраивая колено на твёрдой скале, - на дворе зима, пурга метёт, низги не видно, а этот сорванец, как ни в чём не бывало, по тайге гуляет.

   Светка засмеялась и посмотрела на папу, который только пожал плечами и поскорее отвёл взгляд в сторону, показывая как ему сейчас стыдно.

   -А в ночь возьми, да и мороз ударь! - продолжал дядька Йэне. - Мы его до самого утра с фонарями искали. Думали уже, что и не сыщем живым - замерз, поди, где под ёлкой!

   -И что? - нетерпеливо перебила Светка.

   -Что-что, уже назад, было, поворачивать собрались, а он нам навстречу из медвежьей берлоги вылезает.

   -Из медвежьей? - не поверила девочка и снова посмотрела на папу. Тот только вздохнул, соглашаясь и с этим.

   -А то из чьей же! - кивнул старик, тоже косясь на Сергея. - Перепугал нас всех до беспамятства. Не знаю, даже, как никто не пальнул в него из ружья со страху.

   Светка выразительно покачала головой, не веря до конца, что подобное могло и впрямь произойти. Тем более не с кем-нибудь посторонним, а с её папой.

   -Так всю ночь и пролежал у медведя под боком, - усмехнулся дядька Йэне. - А наутро вылез и даже спасибо хозяину не сказал.

   -А я всё думал тогда: отчего же так сильно воняет? - Сергей снова почесал лоб и поправил очки. - Хорошо, что не полез источник искать.

   -И то верно, - согласился старик и, кряхтя, поднялся на ноги. - Вот такой твой папка, не приведи Господь.

   -Так ведь молодой был и любопытный, - развёл руками Сергей и покосился на Светку. - Интересно было на всё самому посмотреть.

   -Ага! - воскликнула девочка. - А мне так ничего про Сакко и не сказал!

   -Про Сакко? - удивился дядька Йэне. - Так это совсем рядом. Можно даже завтра сходить посмотреть.

   Светка довольно заулыбалась и состроила отцу весёлую рожу.

   -Боюсь, что завтра вряд ли получиться, - разочарованно произнёс Сергей. - Если только мельком, когда мимо проходить будем.

   Светка недовольно сморщила нос и быстро глянула на старика, словно ища у того поддержки. Но дядька Йэне больше на неё не смотрел и усиленно над чем-то размышлял.

   -Значит и ты туда собрался? - тихо спросил он через несколько секунд и неодобрительно посмотрел на Сергея. - Хотя мне следовало и самому обо всём догадаться.

   Старик тяжело вздохнул, и его пальцы снова взялись за пуговицу. Свободной рукой он пошарил по карману в поисках самокрутки, но та, что он выкурил на крыльце, похоже, оказалась последней. Это ещё больше расстроило дядьку Йэне, но он постарался скорее взять себя в руки, чтобы никто не увидел это его состояние.

   -А что такого? - спросил Сергей, но, так и не дождавшись от старика ответа, продолжил: - Мы такие фотографии со спутника каждую ночь получаем, что просто диву даёшься. Такой электромагнитной активности над этим местом никогда не наблюдалось! - он на секунду замолчал, но только для того чтобы перевести дух после чего снова заговорил: - Последний раз в этом месте нечто подобное было замечено, когда упал метеорит. А это было без малого сто лет назад.

   Светка напряглась и тут же схватила отца за штанину. Её глаза горели безумным любопытством, а Сергей скорее прикрыл ладонью собственный рот, явно уже жалея о том, что сказал.

   -И ты решил разгадать эту тайну? - тихо спросил дядька Йэне.

   Девочка перестала трясти отца за ногу и с явным интересом посмотрела уже на старика.

   -Да я не вижу тут особой тайны, - пожал плечами Сергей, чувствуя, что те уже отказываются ему повиноваться. - Просто нужно найти источник этих волн. Из космоса ничего не получится - лес слишком густой. Да и на месте падения уже всё заросло, так что фотографии и аэросъёмка ничего не дадут. Поэтому нужно идти. Конечно, может это всего лишь руда так фонит, но если нет, тогда это что-то очень необычное.

   -Не так-то всё и просто, - дядька Йэне вздрогнул и, сразу же поменявшись в лице, посмотрел на трясущуюся от нетерпения Светку. - Ох, старый я балда! Стою тут, распинаюсь, а девчушка-то уже совсем, небось, замёрзла!

   Девочка покачала головой, показывая, что всё с ней в порядке и поднимать панику по этому поводу не стоит, но взрослые - это же взрослые и на неё уже никто не смотрел.

   "Лучше бы про метеорит рассказали! - в отчаянии подумала Светка и зло сжала маленькие кулачки. - А то всё только о себе и обо мне"!

   -И то верно, - согласился Сергей, стараясь размять затёкшие от груза плечи. - Там ещё дядя Паша остался на вертолёте - он позже подойдёт. Остальные, вроде как, уже нас опередили.

   -Да-да, - кивнул старик, - проходили тут, помнится, двое. Он зябко поежился, представив ещё раз здоровяка в майке, и от содрогания, вызванного этими мыслями, хрипло закашлялся.

   -Идём тогда, - Сергей взял недовольную Светку за руку и направился по скалам вслед за содрогающейся от кашля спиной дядьки Йэне.

   -Почему ты мне и об этом ничего не сказал? - не унималась девочка, чувствуя себя обманутой и разочарованной в этих взрослых.

   -Свет, я и сам до конца не уверен, что это всё именно из-за метеорита, - оправдывался папа. - Сюда много экспедиций ходило, но никто даже и кусочка не нашёл.

   -А может быть, я найду! - воскликнула Светка и от восторга, вызванного этими мыслями, даже подпрыгнула.

   Сергей улыбнулся и тихо произнёс:

   -Я буду только рад, если это случится.

   Они медленно шли по крошащимся скалам, и временами Светке казалось, что на некотором отдалении от них, среди тёмных выступов берега, параллельно им что-то движется. Она не была в этом до конца уверена, но всё же, как можно сильнее сжала папину руку и постаралась не смотреть по сторонам, чтобы ни дай Бог не увидеть что-то страшное.

  

   ГЛАВА 5.

  

   В доме было сильно натоплено. Дядька Йэне принёс из старого, покосившегося на один бок, сарая сухих поленьев и теперь подбрасывал их по одной в маленькую топку. В эти моменты яркое пламя вырывалось наружу и освещало противоположную стену оранжевым заревом. Старик при этом отдёргивал руки и щурился не то от ослепляющего света, не то от непереносимого жара. Он прикрывал трясущимися пальцами заслонку и некоторое время, не отрываясь, смотрел в узкую щёлку, что-то бормоча себе под нос, словно заговаривая беснующееся пламя.

   Светка сидела за большим деревянным столом, у которого было аж шесть ножек. Поначалу она несказанно удивилась, но постепенно свыклась и с этим. Особенно когда дядька Йэне вскрыл погреб и, спустившись в образовавшееся в полу отверстие каких-то раза три, заставил всю поверхность стола всевозможными яствами, большую часть которых она отродясь не видела. Конструкция угрожающе прогнулась и не будь дополнительной пары ножек, точно бы рухнула, не выдержав собственного веса.

   Из-за распространявшегося от печки тепла, щёки девочки порозовели и совсем скоро, дядька Йэне позволил ей снять курточку, и слегка ослабить шарф. На большее его скупой милости не хватило, и он лишь только подбросил в топку ещё пару поленьев. Светка хлебала из огромной закопчённой кружки горячий чай, который почему-то отдавал еловой хвоей и ещё чем-то мятным. Хотя пить уже и не очень-то хотелось, она всё равно продолжала упорно заставлять себя совершать глотки, боясь обидеть добродушного старика, который уже, похоже, и не знал, чем ещё угостить столь желанную гостью.

   Папа с остальными взрослыми разгрузил "винтокрыла" и они громко о чём-то споря, пошли в баню, которую спешно истопил дядька Йэне. В перерывах между всеми этими занятиями он так же запустил старенький генератор, который теперь монотонно тарахтел за окном, а внутри дома, под самым потолком, мерцала тусклая лампочка. Старик то и дело недобро поглядывал на неё, словно ожидая, что та вот-вот погаснет.

   Дядя Паша до сих пор не пришел, и Светка немного беспокоилась за него и "винтокрыла": вдруг у них что-то случилось? Хотя дядя Дима сказал, что это самое безобидное место на свете и тревожиться не о чем. Тогда чего так сильно испугался дядька Йэне, когда папа заговорил про метеорит и сказал, что они завтра пойдут в лес? Странно. Как и то неприятное чувство, будто на берегу за ними кто-то следил, прячась в темноте и не желая выдавать своего присутствия.

   Светка старалась не думать о плохом. Она прекрасно знала, что если не выкинуть нехорошие мысли из головы прямо сейчас, то они непременно возвратятся, как только она залезет под одеяло и тогда уж придётся ворочаться до самого утра. Ведь дядька Йэне жил здесь постоянно и раз до сих пор ничего плохого не случилось, значит все её страхи были простым вымыслом. К тому же вокруг неё много взрослых, которые куда более внимательны и случись что, первыми забьют тревогу.

   Дядька Йэне не проронил ни слова после того как встретился с папой. Всю дорогу, пока они шли от "винтокрыла" до этого дома, старик хромал впереди и зябко кутался в свою телогрейку, на которой была пришита всего лишь одна пуговица, да и та того и гляди оторвётся. Продолжая испытывать страх, девочка дёрнула за руку папу и спросила у него, чтобы хоть как-то отвлечься от окружавшего их сумрака.

   -Папа, а почему у него такое странное имя? - она говорила в полголоса, стараясь, чтобы старик ничего не услышал.

   -Странное, говоришь? - переспросил папа и поправил рюкзак на плечах. - Ну да, для наших мест и впрямь редкостное.

   Светка кивнула и покрепче сжала отцовскую руку, чтобы та чего доброго не выскользнула из её объятий.

   -Видишь ли, Света, дядька Йэне не такой как мы с тобой. Нет, он, конечно же, человек из плоти и крови, но он относится к совершенно другому типу людей. Он представитель одного из меньшинств, проживающих на территории нашей огромной страны, - папа сделал паузу для того чтобы придать своим словам больший вес. - Он эвенк - коренной житель этих мест, так что мы и впрямь на этой земле его гости. Потому у него и такое необычное имя. Оно к тому же ещё и кое-что означает.

   Он посмотрел на Светку, желая понять, слушает ли она его, однако тут же почувствовал толчок, который означал лишь одно: продолжай дальше!

   -Это у нас имена даются только для того чтобы различать людей и не перепутать одного человека с другим. Тут же всё совершенно по-другому. Они всю свою жизнь проводят наедине с природой и, соответственно, для того, чтобы быть с ней в ладах, и не прогневить чем-либо бескрайнюю тайгу, должны всячески удобрять ту среду, в которой они существуют. И имя тут одно из важнейших компонентов. От того какую стихию дадут ребёнку в покровители при рождении и будет зависеть вся его дальнейшая судьба и возможно жизнь. Это может быть вода, земля, небо, лес, ветер - всё что угодно. Да, это конечно и смахивает на сказку, но, тем не менее, все местные жители в неё верят, потому что уже не раз убеждались, что без покровителя в этих непроходимых лесах просто не выжить. Вот так-то.

   -И какой же покровитель у дядьки Йэне? - осторожно спросила Светка и посмотрела на папу.

   -Енисей.

   -Река?

   -На языке эвенк - Йэне означает: "большая вода". А отсюда и идёт название реки - Енисей. Немного изменено произношение и сглажены гласные звуки, а в остальном все, как и прежде, - папа улыбнулся и посмотрел на Светку.

   -Ничего себе, - прошептала девочка. - А мне можно тоже такое имя?

   -Боюсь, уже поздно, - развёл руками папа. - Да и вряд ли стихия возьмёт под своё крыло людей из другого мира.

   -Очень жаль, - расстроилась тогда Светка и с завистью посмотрела в спину хромающего старика.

   Сейчас, сидя за столом в натопленной комнате, она уже и думать забыла про свою недавнюю зависть, тем более, как позже сказал папа, если сделать здесь какое-нибудь хорошее дело, то природа сама пометит тебя и в дальнейшем будет ото всего оберегать. И тут даже не надо быть обязательно рождённым именно в этих местах, и уже иметь соответствующее имя.

   Девочка смотрела на плясавшие по стене тени от пламени и с сожалением размышляла о том, как сейчас, наверное, беспокоиться мама. Ведь она наверняка пыталась дозвониться до неё или до папы, однако пробиться в эти места даже по телефонным линиям, которые, скорее всего попросту отсутствовали, было не так просто. Светка грустно посмотрела на безжизненный телефон продолжавший свисать на бечёвке с её шеи и постучала по нему пальцем, словно это могло как-то помочь.

   Дядька Йэне заметил это движение, и присев за стол напротив девочки тихо произнёс:

   -Был у нас тут телефон одно время, - он попытался улыбнуться и поковырял грязным ногтем грубую поверхность стола. - Только как пурга зимой, так обязательно кабель порвёт. Решили в землю закопать, так промерзло всё и по весне сгнило. Не любит здешняя природа, когда на ней что-то строить начинают. А ты, небось, мамке позвонить хотела?

   Светка печально кивнула.

   -Да уж, это нехорошо, получается, - вздохнул дядька Йэне и посмотрел в маленькое окно. На улице повесили вторую лампочку, так что со двора в дом тоже пробивался свет. - Она теперь думает, как вы долетели, всё ли благополучно. Эх, ещё и рация моя не работает, а то бы в райцентр сообщили, что у вас всё хорошо, а они бы уж и дальше потелефонили.

   Светка откинула телефон за спину и замотала головой.

   -Она не знает, что папа меня с собой взял. Иначе просто бы меня не отпустила, - девочка виновато посмотрела в раскосые глаза старика, словно тот сейчас начнёт непременно ругать её за такое самовольство.

   -Вон оно как получается, - дядька Йэне почесал обветренную щёку и задумался.

   -Если бы папа сказал ей, то тогда меня сразу же в Москву отправили, - Светка отодвинула кружку в сторону и капризно надула губки. - А я и так папку уже полгода не видела!

   -Так он всё с этой своей работой носится, что даже на семью времени не остаётся? - старик покачал головой и заботливо подвинул к девочке миску с вареньем. - Черничное, попробуй детка, очень вкусное.

   Светка посмотрела на дрожащую тёмную массу и нехотя воткнула в неё ложку.

   -И как долго он пропадает? - спросил дядька Йэне и подлив в кружку из мятого чайника ещё чаю пододвинул и её к рукам девочки.

   -Он сейчас отдельно живёт, - монотонно сказала девочка и, поморщившись, проглотила ложку варенья. - Они с мамой поругались.

   Дядька Йэне крякнул, и чуть было не выронил из рук чайник. Он взял со стола кусок рафинада и машинально отправил его за щеку.

   -Уже год как прошёл, - сказала Светка и отхлебнула из кружки ещё чаю. В животе заурчало, и девочка уже сейчас поняла, что ночь будет неспокойной.

   -Эх, Серёжка-Серёжка, - прошептал старик и перекинул языком рафинад за другую щёку. - Так ты из-за своего папки в такую даль полетела? Что бы с ним подольше побыть?

   Девочка кивнула и опустила взгляд под стол.

   -Он ещё обещал сияние показать,- произнесла она уже громче, - и если повезёт, то ещё и метеорит.

   Дядька Йэне молчал и только не спеша раскачивал головой.

   -А вы и правда папу так давно знаете? - спросила девочка, желая как можно скорее прервать больную тему.

   Старик вздрогнул и посмотрел на Светку, словно видел её впервые в жизни. Его грубые пальцы теребили единственную пуговицу на телогрейке, с которой он не расставался, даже находясь внутри помещения. Девочке сделалось не по себе, но дядька Йэне вовремя сообразил, что пугает столь странным поведением свою маленькую гостью и постарался изобразить на лице улыбку.

   -Что ты сказал? - переспросил он, снова переигрывая рафинадом во рту.

   -Когда вы с папой познакомились? - повторила Светка свой вопрос и сделала вид что ей очень интересно. Хотя это и впрямь было так.

   Дядька Йэне почесал лысый затылок и довольно крякнул.

   -Давным-давно это было, - он покачал головой давая понять, что уже и сам не помнит, сколько именно времени прошло с тех давних пор. - Он тогда в одной группе с геологами прибыл как практикант. Весёлый мальчишка был, скажу я тебе. Всё ему интересно знать, всё нужно самому попробовать. Чертёнок одним словом, больше никак не обласкать!

   Светка прыснула и зачерпнула ложкой ещё варенья.

   -На слова никому не верил, - продолжил дядька Йэне. - Ему говорят, делай это так, а он своё в ответ. Почему, дескать, так, когда можно вот так? Ох и намаялись те геологи с ним. Наверное, ждали и дождаться не могли, когда же за ними вертолёт прилетит.

   -И тушёнку подальше прятали!- довольно заключила Светка, запивая варенье чаем. - Да, папка такой!

   -Ума бы ему ещё, - вздохнул старик, - только не научного, от избытка которого он и страдает, а жизненного, чтобы о семье и такой прекрасной дочурке не забывал!

   Девочка почувствовала, как загорелись мочки её ушей, и тут же упёрлась взглядом в стол.

   -А железо ведь тогда он и впрямь нашёл, - медленно произнёс дядька Йэне, смотря мимо Светки на тёмную стену. - И как только у него это вышло? Словно ему какая-то неведомая сила помогла.

   Девочка ощутила, как по спине пронеслась россыпь мурашек и невольно открыла рот. То, каким тоном старик произнёс последние слова, произвело на неё таинственное впечатление.

   -Неведомая сила? - переспросила Светка и покачала головой. - Но ведь она оберегает только тех, кто родился на этой земле.

   Дядька Йэне пристально посмотрел на неё и хрипло рассмеялся, держась за грудь.

   -Так папка тебе уже всё рассказал?

   -Ага, - Светка довольно кивнула, и открыла было рот, чтобы добавить что-то ещё, но старик опередил её.

   -А знаешь ли ты, что и приезжий человек может совладать с природой?

   -Да, папа и про это говорил, - кивнула девочка.

   -Вот значит как, - расстроился дядька Йэне. - И тут он меня опередил.

   -Да это я сама всё, - виновато произнесла Светка и потупила взор. - Постоянно с расспросами приставала к нему, вот он и проговорился.

   Старик улыбнулся и, наклонившись вперёд, дотронулся своими корявыми пальцами до тёплых Светкиных ладошек.

   -Ну-ну, не расстраивайся, - как можно мягче проговорил он. - Рассказал, так рассказал, что уж теперь горевать. Однако самого главного он, похоже, и сам не знает.

   Девочка стремительно подняла глаза, и в них с новой силой вспыхнуло детское любопытство.

   -А что ещё?

   -Нужно ещё чистое и доброе сердце, способное даже пожертвовать собой, если придётся, - медленно сказал дядька Йэне и взглянул в Светкины глаза. - Такое сердце, которое не обрамлено ложью и ненавистью. Только тогда природа откроется тебе и поведёт за собой. А кто не обладает этими качествами, тот может сколь угодно долго слоняться по здешним лесам в поисках счастья, которое с каждым шагом будет только всё дальше ускользать от его пустого взгляда. Вот так-то.

   Старик замолчал и пристально уставился в мерцавшую над столом лампочку. Светка тоже молчала и лишь только усердно обдумывала всё, только что услышанное ею.

   Похоже, видимое на первый взгляд безмолвие здешних мест оказывалось истинным заблуждением. Всё тут было взаимосвязано и напрямую зависело от характера человека. Если откроешь тайге душу и сердце, то тебя обязательно примут, а если будешь юлить и оправдываться, то погонят прочь. На первый взгляд может быть и жестоко, но иначе просто нельзя!

   Светка хотела было спросить ещё что-то, но не успела. За окном мелькнула быстрая тень и тут же пропала в направлении входной двери. Девочка вздрогнула и опасливо посмотрела на задумавшегося над собственной речью старика. Квадрат света, падавший на пол из окна, закачался, и во дворе сначала что-то скрипнуло, а затем послышался тихий шорох, который всё ближе и ближе подбирался к входной двери.

   -Кого ещё принесла неладная в такой-то час? - в полголоса прохрипел дядька Йэне и, крякнув, поднялся из-за стола.

   Светка хотела было сказать старику, чтобы он не открывал дверь, но тут же поняла, что панике тут не место и лишь только молча, одними глазами, следила за неспешными движениями хозяина дома.

   Дядька Йэне не преодолел и половины пути, как дверь быстро открылась и на её пороге возникла невысокая фигурка, которая могла принадлежать только ребёнку или карлику. Светка потёрла глаза кулаками, будто перед ней предстало видение, и снова посмотрела в сторону гостя. Но тот не пропал, продолжая стоять на месте и пристально озираться по сторонам. Затем он заметил девочку и нерешительно почесал косматый затылок, смотря в её сторону.

   -А это ты, - махнул рукой старик и остановился, так и не дойдя до двери. - А я уж думал, куда ты запропастился?

   Фигурка сбросила оцепенение и неуверенно зашла в комнату. В свете тусклой лампочки Светка, наконец, убедилась, что это вовсе не был какой-то там карлик, как подумалось в самом начале. Перед ней на неотёсанном грубом полу стоял чумазый мальчишка в рваной курточке, измазанных в белую крошку штанишках, и некоем подобии галош, вырезанных, по всей видимости, из резиновых сапог.

   Он деловито шмыгнул носом и, утерев лицо грязным рукавом, посмотрел на дядьку Йэне.

   -Я дядь Паше помогал.

   -А чего ему помогать? - усмехнулся старик. - Небось, как всегда мешался только больше.

   Светка улыбнулась этой шутке, но тут же взяла себя в руки и спрятала лицо за спинкой стула. Однако парнишка, похоже, это всё же заметил и недовольно засопел.

   -Лучше бы сумки нести помог и то, пользы бы больше вышло, - продолжал нравоучения дядька Йэне. Он снова подошёл к столу и, обнаружив, что чайник опустел, грустно смотрел на него, словно от одного его взгляда тот должен был наполниться сам собой.

   -Я и правда помогал, - мальчишка насупился и, медленно подойдя к столу, принялся осторожно изучать то, что лежало на его широкой поверхности. - Мы вертолёт тентом укрывали, а то дядя Паша боится, что с утра роса выпадет, а у него генератор слабый.

   Паренёк с завистью посмотрел на Светку, которая залезла с ногами на стул и молча наблюдала за ним, обхватив руками худые коленки.

   -Вон оно как! - дядька Йэне перестал смотреть на донышко чайника и пожал плечами. - Ну, тогда ладно, так уж и быть. А где же дядя Паша отстал?

   -Он к мужикам сразу пошёл. Руки помыть.

   Мальчишка протянул, было пальцы к варенью, но старик недовольно заворчал, отчего Светке снова сделалось смешно. Она уткнула подбородок в колени и попыталась проглотить смешок. Рядом снова недовольно засопели, и девочка в очередной раз принялась ругать себя за столь наглое, как ей самой казалось, поведение.

   -Эх, надо бы за заваркой сходить, - вздохнул дядька Йэне и погрозил мальчишке коротким пальцем. - А ты смотри, по столу не лазай, подожди, пока все не соберутся! Да и руки бы тебе тоже не мешало помыть, вместе с лицом, а то уже невесть на кого похожим стал! Не ребёнок, а бесёнок какой-то! Понял?

   Мальчишка быстро кивнул и опустил руку.

   Старик довольно крякнул и, побрякивая пустым чайником, не спеша вышел во двор. Светка осталась наедине с незнакомым мальчишкой, и от этого ей сделалось как-то не по себе. Она осторожно косилась в его сторону, чувствуя, как по спине рассыпаются мурашки.

   Однако неловкое молчание продолжалось недолго. Паренёк бросил быстрый взгляд на закрывшуюся за дядькой Йэне дверь и, обойдя стол на полусогнутых ногах, присел на стул напротив Светки. Он как маленький зверёк огляделся по сторонам и схватился за банку с вареньем, словно та была предметом всей его жизни.

   Девочка опешила и не в силах что-либо сказать, широко открыв глаза, следила за этим ритуальным уничтожением сладостей.

   -Ты только деду ничего не говори, - произнёс мальчишка в один из перерывов, отведённых на то, чтобы перевести дыхание. - А то он мне такое устроит! - он качал головой и, как загипнотизированный, продолжал тянуть губы к горлышку пустевшей буквально на глазах банки.

   Светка широко улыбнулась и на этот раз уже не стала скрывать своих эмоций.

   -Могила, - кивнула девочка, понимая, что и сама бы не отказалась ещё от капельки варенья. Но в неё просто уже больше не влезет!

   Парнишка никак не прореагировал на данную Светкой клятву и только с ещё большим аппетитом продолжал уплетать варенье, громко чавкая и отдуваясь.

  

   ГЛАВА 6.

  

   После бани все собрались за столом.

   Светка сидела рядом с папой, лицо которого раскраснелось от пара и выглядело молодым, словно он вернулся в то время, когда был ещё студентом и впервые попал во владения дядьки Йэне. Девочка уже вдоволь наелась, а потому теперь просто наблюдала за беседой и смеялась над тем, как папа то и дело вспоминает забавные истории из прошлого. Ей было не понятно, почему же он всё это не рассказывал ей дома, неужели думал, что она попросту не будет его слушать?

   Свет во дворе погасили, и от этого лампочка внутри дома стала мерцать немного ярче. Прятавшиеся до этого в тени стены осмелели и шагнули вперёд, словно тоже желая присоединится к весёлой компании. Однако на них по обыкновению никто не обратил внимания, и этот жест единения остался незамеченным. Комната была просторной, но не из-за своих размеров, а потому что внутри неё мало что находилось. Большую часть пространства занимали стол посередине и печь, расположившаяся вдоль стены. В углах затаились ещё какие-то элементы мебели, но их было просто не рассмотреть, да они особо и не интересовали девочку.

   Светка раз за разом бросала осторожные взгляды на тёмное окно, но то в какой-то момент запотело из-за большого количества людей внутри дома и это ей нравилось. Может она и не могла увидеть что-то таинственное по ту сторону стекла, но и оттуда внутрь дома заглянуть вряд ли у кого получится. Девочка не могла сказать, почему именно, но её продолжало постоянно преследовать чувство того, будто за каждым их шагом что-то или кто-то следит. Она была уверена, что тут, на берегу, им совершенно ничто не угрожает, но почему-то легче от этого не становилось.

   "Интересно, как там "винтокрыл"? - думала Светка, раскачивая под столом ногами и продолжая изображать на лице веселье. - Нам-то тут хорошо, весело, а он там один, на самом краю берега. Хорошо хоть, что дядя Паша предусмотрительно накрыл своего стального друга брезентом, и теперь тот не может увидеть, что происходит вокруг, а значит и ничего не испугается".

   Девочка поёжилась и тут же постаралась отвлечься от надоедливых тревожных мыслей.

   -А мне академик Водяной так и сказал, - говорил тем временем папа, - что руда, какая бы она не была радиоактивная, не может так сильно на естественный фон планеты влиять!

   -Так что же, Серёга, - усмехнулся дядя Дима и довольно почесал огромной ручищей лоснящийся затылок, - завтра идём инопланетян искать?

   Папа покачал головой и тоже заулыбался.

   -Ну с инопланетным разумом ты может быть и погорячился, но то, что этот источник не похож ни на что из уже изученного - это я вам зуб даю!

   -А ты сам как думаешь? - не унимался дядя Дима. - Чем это может быть?

   -Сложно сказать, - папа потёр переносицу и поправил очки. - Судя по снимкам со спутника - это очень мощный источник излучения. Да, чем-то похоже на северное сияние, однако это природное явление образуется в верхних слоях атмосферы и к тому же преимущественно на полюсах, когда солнечная радиация встречает на своём пути магнитное поле Земли. То же что наблюдается тут - непосредственно вблизи земли, если и вовсе не на глубине.

   -А сфотографировать, говорите, не выходит? - подал свой тихий голос Чесноков и пристально посмотрел на сжимаемую в руках чашку с чаем.

   -В том-то и дело, что из-за высоких деревьев ничего не видно. Можно только наблюдать спектр волн, но тут пока ничего необычного. Хотя я уже говорил, что руды металлов, даже высокорадиоактивных, себя так не ведут.

   -Это всё тайга, - заговорил молчавший всё это время дядька Йэне. Он сидел на самом краю стола, чтобы можно было ухаживать за гостями, при этом, не мешая им, и тщательно прислушивался к разговору. - Ей не нравится, что мы постоянно суём нос в её дела.

   Дядя Дима покачал головой.

   -Мистика, хотите сказать? - недовольно пробасил он.

   -Мистика, не мистика, - перебил Чесноков, - но люди в здешних местах регулярно пропадают. Я вас ещё в Туре, на аэродроме предупреждал, что не всё тут спокойно. А вы как бараны упертые! Да ещё ребёнка с собой притащили.

   Он недовольно посмотрел на Светку, отчего та буквально вспыхнула.

   -Ну ещё неизвестно, что с ними приключилось, - сказал папа и заботливо обнял дочку, силясь её успокоить. - Может мистика тут и не при чём.

   -Может и ни при чём, - кивнул Чесноков. - Но факт остаётся фактом. За три дня до вас прилетел этот, как его...

   -Суровец? - подсказал папа.

   -Точно, Суровец! - хлопнул руками лейтенант. - И, поди, сыщи его теперь! Из-за перебоев в радиосвязи сюда ни одного спасателя не заманишь! Вот и приходиться только все эти случаи таинственных исчезновений коллекционировать, да новых энтузиастов отговаривать от поездки в эти края!

   Повисла гнетущая тишина, во время которой раздавались только хриплые вздохи дядьки Йэне и треск поленьев в топке.

   -Папа, мне страшно, - в полголоса прошептала Светка и прижалась к отцу.

   -Светуль, ну не бойся, мы больше не будем про этого Суровца. К тому же он, скорее всего, просто заплутал, а вниз по течению есть зимовье. Я больше чем уверен, что он именно там сейчас и находится.

   -Честно? - девочка вздохнула, слово не до конца доверяя этому ответу. - А как же остальные?

   Папа задумался и почесал розовый подбородок.

   -Да, вот с остальными и впрямь непонятица какая-то получается.

   -Чего ты такое говоришь? - не поняла Светка. - Ведь они все живы? - девочка упорно пыталась посмотреть в глаза отцу, но тот почему-то продолжал отводить взор в сторону, словно не желая встречаться им с дочерью.

   -Тайга укажет им дорогу, - пришёл на помощь дядька Йэне. - Если они умеют смотреть и слушать, то непременно выйдут, сколько бы времени с тех пор не прошло. Нужно только не отчаиваться и верить.

   -Мне бы вашу эту уверенность! - воскликнул Чесноков и нервно вытер губы.

   -Товарищ участковый! - раскатисто произнёс дядя Дима. - Может, не будем больше об этом? - он поправил на плечах взмокшую от пота майку и попытался улыбнуться Светке.

   Девочка кивнула в ответ великану и тоже состроила на лице некое подобие веселья. В душе у неё снова проснулись неугомонные кошки и заскребли с новой силой, стараясь, во что бы то ни стало обратить на себя внимание.

   -А может это всё наше правительство? - снова заговорил дядя Дима.

   -В смысле? - не понял папа.

   -Ну, может быть, оно здесь, втайне от всех, что-то построить пытается, - силач пытался жестикулировать, от чего весь стол буквально ходуном ходил. - Какую-нибудь станцию или что-то ещё из той же серии?

   Папа усмехнулся и покачал головой.

   -Это вряд ли. На реке бессмысленно что-то строить - потенциал не тот. А в земле и вовсе глупо. Кругом залежи никеля и железа, к тому же вечная мерзлота. Копать придётся целую вечность.

   -Да, неприятное местечко, - согласился дядя Дима и принялся стучать огромным кулаком по собственной ладони. Он о чём-то размышлял, а это движение, похоже, помогало ему сосредоточиться.

   Светка улыбнулась, но дядя Дима никак не прореагировал на это.

   -Хотя с другой стороны, - снова задумчиво произнёс папа, - для военных и их учений тут самое место. Глухомань, да в придачу ещё и дурная слава.

   -И бесплатная рабочая сила в виде учёных, сама в лапы даётся, - усмехнулся дядя Паша, который всё это время грелся у печки.

   -А что, тоже версия, - кивнул папа. - Ведь судя по характеру вспышек и по излучаемой энергии очень похоже на то, что это управляемая реакция. Ведь никогда раньше рации от северного сияния или там от фона земли не ломались. Так что у нас тут и впрямь загадка века!

   Папа широко улыбнулся и потрепал Светку по волосам. Девочка зашипела, от чего все за столом засмеялись.

   - Значит, вернулись к тому с чего и начали, - проронил сквозь смех дядя Дима. - И когда планируешь выдвигаться?

   Светка тоже с неподдельным любопытством посмотрела на отца.

   -Да, когда пойдём смотреть сияние? - спросила она и состроила на лице жалостливое выражение.

   Дядька Йэне прерывисто закашлялся в своём углу и дядя Дима, не дожидаясь когда его об этом попросят, постучал старика по спине, от чего тот чуть было не повалился на пол. Светка рассмеялась и от этого не расслышала, что ответил на её вопрос папа.

   -А успеете с утра собраться-то? - спросил дядя Паша и, наконец, отодвинув от печки свой табурет, присоединился к общей компании. - Может лучше денёк подождать, да подготовится, как следует?

   -Лучше вообще никуда не ходить, - Чесноков обвёл всех предупреждающим взглядом и облизал губы. - Посмотрите на это своё зарево отсюда и улетайте ради Бога скорее домой! Пока ничего плохого не случилось.

   Дядя Дима грозно кашлянул и недобро посмотрел через весь стол на милиционера. Чесноков тут же прикусил язык и спешно затёр подбородок.

   -Ждать нельзя, - медленно сказал папа. - Нет никакой гарантии, что завтра всё это не прекратиться само собой, так же как и началось. Последнее время излучения всё сильнее и может так случиться, что это, так сказать, последние вспышки. И если аномалия вдруг исчезнет, следующего всплеска, возможно, придётся ждать не один год, - он посмотрел на кивающего в знак согласия дядю Пашу и монотонно закончил: - Так что выбора особого у нас нет: чем быстрее соберёмся и выступим, тем больше вероятность на конечный успех.

   -И ни сколько ты не изменился, - вздохнул дядька Йэне и посмотрел на своего гостя. - Всё такой же настырный и упрямый. Тебе ведь дело говорят, что не стоит так опрометчиво принимать решения.

   Светка осторожно посмотрела на папу, но тот никак не прореагировал на это замечание.

   -Может я что-то и делаю поспешно, - тихо сказал он, - но это только оттого, что как-то иначе поступить просто нельзя. Я не могу просто так всё бросить и улететь только потому, что вы все считаете это место проклятым, или как это тут у вас называется? - он бросил вопросительный взгляд на притихших слушателей, но никто так и не ответил. - Так же я не могу сидеть здесь и ничего не делать. Это просто глупо!

   Последние слова он произнёс так громко, что не ожидавшая подобного Светка еле заметно вздрогнула. Она тут же осторожно покосилась на отца и то, с какой яростью светились сейчас его глаза, совершенно ей не понравилось.

   -Да всё в порядке, Сергей, - дядя Дима кивнул и развёл руками, словно призывая всех собравшихся к компромиссу. - Все сегодня устали, день был не из лёгких, так что окончательно всё решим утром, на свежую голову. Идёт?

   Чесноков молча поднялся и, махнув рукой, - мол, поступайте, как вам заблагорассудится - вышел из дома на крыльцо.

   С улицы тут же повеяло неприятным холодом и сыростью. Светка зябко поёжилась и засунула руки подмышки не желая выпускать приятное тепло.

   -Ну вот и славненько, - дядя Дима потёр ладонями друг о друга. - А я бы ещё что-нибудь съел на сон грядущий.

   -Как же тебя в армии до сих пор держат? - удивился дядя Паша. - С таким аппетитом, думаю, ни один продовольственный склад и год не продержался бы! - он улыбнулся, показывая тем самым, что просто шутит.

   -А они и не держат, это я за них держусь! - ухмыльнулся дядя Дима и подмигнул Светке. - Где ещё на белом свете такую халяву найдёшь, где кормят бесплатно.

   Папа с дядей Пашей засмеялись, а дядька Йэне только громко крякнул и покачал головой.

   -Светка, ну-ка уши закрой и не подслушивай! - рявкнул дядя Дима, явно собираясь сказать что-то ещё более ёмкое, нежели какая-то там "халява".

   Девочка подалась всем телом назад и, хлопая ресницами, что есть мочи, прижала ладошки к ушам, боясь даже представить, что сейчас отмочит этот добродушный гигант. В этот момент она понятия не имела, как вначале могла испытывать к этому здоровяку хоть какой-то страх. Чем больше Светка узнавала дядю Диму, тем с большим радушием она начинала к нему относиться. И как только он мог с этим своим характером Родину защищать? Но значит, как бы то ни было мог, и это было здорово!

   Занятая своими мыслями девочка не сразу почувствовала, что из-под стола её кто-то еле заметно дёрнул за ногу. Совершенно не понимая, что всё это могло означать, Светка наклонилась вниз и, не отрывая ладоней от ушей, буквально нос к носу столкнулась с чумазым мальчишкой. Он осторожно посмотрел на неё и, прижав указательный палец к губам, поманил за собой. Девочка изобразила вопросительный взгляд и повела плечами, требуя объяснений. Паренёк что-то прошептал, но она ничего не расслышала и с ещё большим интересом подалась вперёд.

   Только оказавшись уже целиком под столом, Светка наконец поняла, что продолжает зажимать уши и именно поэтому ничего не слышит. Она убрала ладони от головы, и сверху на неё в тот же миг обрушился оглушительный бас продолжавшего о чём-то рассказывать дяди Димы. Девочка наморщила нос, но как ни старалась ничего устрашающего так и не услышала.

   "Наверное, уже выговорился", подумала Светка и сосредоточила всё своё внимание на продолжавшем скрываться в темноте мальчишке.

   Под столом было душно и пахло сыростью.

   -Ты чего? - спросила Светка, стараясь говорить как можно тише, чтобы взрослые их не вычислили.

   Паренёк вытер нос рукавом и, указав головой наверх, так же тихо спросил:

   -Твой отец учёный?

   Девочка обернулась и посмотрела на папины ноги, словно те могли их подслушать.

   -Да, учёный, - быстро ответила она, - а что?

   -Так, ничего, - пожал плечами мальчишка, которому видно нужно было просто с чего-то начать разговор. - Он сияние приехал изучать?

   -Ага, - кивнула Светка и тут же недоверчиво спросила: - А ты разве не слышал о чём они только что разговаривали?

   -Почему, слышал, - он шмыгнул носом и добавил в полголоса: - Просто думал, мало ли что...

   -А ты всегда под столом за взрослыми шпионишь?

   -Почему сразу шпионю? - обиделся парнишка. - Просто отсюда можно правду услышать.

   -Это ещё почему? - не поняла Светка.

   -Потому что при детях взрослые стараются всей правды не говорить. Что бы колготы меньше было.

   -Да ладно тебе заливать! - Светке показалось, что её непременно пытаются обмануть. Насколько она помнила ни мама, ни папа никогда от неё ничего не утаивали. За исключением, может быть, только развода. Да и это оставалось тайной не так уж и долго.

   -А вот ничего я и не заливаю, - возразил мальчишка и ловко увернулся от огромной ручищи дяди Димы, спустившейся под стол почесать пятку. - Помнишь, как они про Суровца говорить перестали?

   Светка осторожно кивнула, но перебивать собеседника не стала.

   -Ну так вот, это только потому, что ты была там, и они побоялись напугать тебя.

   -Да я и сама про него ничего слышать не хотела, - безразлично сказала Светка. - Я его к тому же совсем не знаю и никогда раньше не видела.

   -Ну вот и зря, - зловеще прошипел паренёк и осторожно оглядел узкое пространство вокруг себя.

   -А это ещё почему?

   -Раз ты собралась идти смотреть на сияние, то неплохо было бы сначала разобраться, что к чему, а уж потом и решать окончательно, стоит ли вообще в лес соваться.

   -А чего в этом такого? - осторожно спросила Светка и почувствовала, как по спине забегали мурашки.

   -Ничего. Просто если ничего не знать, то обязательно в какую-нибудь неприятность можно впутаться.

   -Мой папа учёный и он об этом месте всё знает, - деловито произнесла девочка и показала мальчишке язык. - А запугать меня у тебя всё равно не получится, как ни старайся.

   -Да я и не старался. Просто было интересно узнать, что бы они про этого Суровца наговорили. Что-то мне не верится, что он до зимовья дошёл.

   -Почему?

   -Да это далеко очень, вниз по течению, - парнишка покачал головой. - Тем более, у них своей лодки не было, а у деда кроме деревянных больше никаких и нету. На такой через пороги очень опасно плыть.

   -Опасно?

   -Разбиться можно запросто. Хорошо ещё если всё благополучно закончится и все уцелеют. Потому что, как видишь, помощи ждать просто не от кого.

   -А разве по суше никак нельзя к этому зимовью пройти? - девочке было не по себе от этого разговора, но она старалась не выдавать своих чувств.

   -Конечно, можно ещё напрямую, через Лысую гору, но для этого нужно быть полным идиотом.

   -Идиотом? - переспросила Светка.

   -Ну да, - кивнул мальчишка. - Это тогда на склоне под самым сиянием идти придётся. Я на саму Лысую гору поднимался пару раз, но дальше не смог, - он умолк и уставился перед собой.

   Светка толкнула его в бок, желая сейчас же услышать продолжение рассказа.

   -Это сияние только из-за Лысой горы и не видно отсюда. Оно на той стороне, на протяжении всего склона, словно сеть над головой. И если сможешь там пройти, то как раз и выйдешь напрямую к зимовью.

   -А ты видел это сияние? - вопрос прозвучал слишком громко, и девочка тут же зажала рот руками. Несколько секунд они продолжали молча смотреть друг на друга и прислушиваться. Однако разговор за столом так и не прервался.

   -Видел, - прошептал мальчишка. - В нём-то всё и дело. Чем ближе подходишь, тем труднее потом назад идти.

   -Как это? - Светка широко открыла глаза и подалась вперёд, стараясь ничего не упустить.

   -Не знаю как объяснить. Вперёд можно идти, а как только домой поворачивать начинаешь, такое ощущение, что всё тело к земле прижимается, и ноги не идут. Хочется просто лечь и ничего больше не делать. Если силы воли нет, то можно там так и остаться.

   -А дядька Йэне знает об этом? - спросила Светка, чувствуя как в груди, всё с большей силой начинает стучать её собственное сердце.

   Паренёк пожал плечами.

   -Сколько экспедиций не приезжало, сколько его за проводника не звали с собой - ни разу не согласился.

   -А ты как же?

   -А я без спросу, - прошептал мальчишка. - Ты только деду не говори, а то он меня живо отучит!

   -Могила, - кивнула Светка. - И ты не боишься?

   -Боюсь? - парнишка улыбнулся. - Да ты не представляешь себе насколько это красиво! - он развёл руки в стороны, силясь описать увиденное, но только тяжело выдохнул и покачал головой. - Ради этого можно и немного побояться.

   -Клёво, - прошептала Светка, силясь представить всё, только что услышанное.

   -Везёт тебе, - завистливо проговорил мальчишка. - Отец тебя с собой берёт.

   -А ты тоже хочешь с нами? Я могу его попросить, тогда он и тебя возьмёт.

   -Нет, это вряд ли. Дед меня ни за что не отпустит.

   -Жалко, - вздохнула Светка. - И неужели ничего нельзя поделать?

   Паренёк плотно сжал губы и помотал головой.

   -Да ничего, я ночью и один могу сгонять, на сияние посмотреть, - он довольно улыбнулся и подмигнул опешившей девочке.

   -Ты же говорил, что отсюда ничего не видно?

   -Да тут пару метров подняться на гору и делов-то, - мальчишка махнул рукой, словно это его особо и не волновало. - Вернусь, ещё даже рассвет не начнётся.

   -Это и впрямь так близко? - осторожно спросила Светка, чувствуя, как в голове сам собой назревает безумный план.

   -Я же говорю, что на самую верхотуру можно и не лезть. Особенно последнее время. Вспышки такие сильные, что даже отсюда зарево видно!

   -А мне можно с тобой? - тихо спросила девочка, и ей невольно показалось, что эти слова исходят не от неё самой, а от кого-то ещё. Мальчишка глупо посмотрел на свою собеседницу и почесал затылок.

   -Со мной? - переспросил он. - Зачем, ведь отец и так берёт тебя с собой?

   -Ну это только завтра будет, - Светка недовольно поморщилась. - И то ещё не до конца решили. А так, я уже этой ночью могу сияние увидеть.

   Парнишка явно был в замешательстве и не знал, что ответить. Он продолжал чесаться и смотреть на девочку так, словно та была безумной.

   -Ну так что? - поторопила его Светка. - Возьмёшь?

   -Даже не знаю, - по-прежнему сомневаться мальчишка. - А ты не испугаешься?

   -Кто, я? - вспыхнула девочка. - Вот ещё, глупости. Не дождёшься! - с вызовом заключила она и горделиво вскинула голову.

   -Ну ладно, - паренёк тяжело вздохнул и махнул рукой. - Только ты никому ничего не говори, хорошо?

   -Я же сказала - могила.

   Мальчик осторожно осмотрелся и, убедившись, что на них по-прежнему никто не обращает внимания, прошептал:

   -Тогда как все лягут, тоже ложись, но только не засыпай, я за тобой зайду.

   Девочка кивнула и только сейчас до конца осознала, на что она, сама того не желая, себя подписала.

  

   ГЛАВА 7.

  

   Светка ворочалась на жёсткой кушетке и пыталась не позволить себе заснуть. Хотя для этого и не требовалось каких-то особых усилий: в комнате стояла духота, лежать было неудобно, а незаметные в темноте половицы зловеще скрипели, заставляя то и дело отрывать голову от подушки и осторожно глядеть по сторонам.

   Поначалу до девочки доносились шаги и шуршание дядьки Йэне, который после того как уложил своих гостей, ещё какое-то время бесцельно бродил во дворе и что-то бубнил на непонятном языке. Светка прислушалась было пару раз, но так ничего и не поняв, оставила эти попытки. Через какое-то время на дворе всё затихло и из всех известных ей звуков осталось лишь тёплое потрескивание поленьев в печке.

   Какое-то время Светка вертела в руках бесполезный мобильник и в отчаянии смотрела на его равнодушный экран, надеясь, что тот смилостивиться над ней и зажжёт долгожданный конверт. Но ничего так и не происходило, от чего на душе становилось с каждой минутой всё хуже и хуже.

   "Мама сейчас, наверное, с ума дома сходит, - думала Светка, выпуская из влажных ладоней телефон и аккуратно отодвигая его в сторону, чтобы ненароком не раздавить. - А папа даже и не вспоминает о ней. Хотя чего в этом странного - это уже давно не новость". Девочка могла только предполагать, что сейчас происходило с мамой, когда на её звонки не отвечала ни она, ни папа...

   За окном и в комнате царил полный мрак. Взрослые пытались было переубедить дядьку Йэне не глушить на ночь дизель, чтобы оставить зажжённой хотя бы одну лампочку, но старый эвенк остался непреклонен. Из его беспорядочных ответов Светка догадалась: старик боялся, что генератор может сгореть, так же как и рация. Именно поэтому он и не пошёл на уступки, даже осознавая тот факт, что в доме были дети.

   Девочке не особо всё это нравилось, а если учесть ещё и то, что совсем скоро за ней должен был зайти мальчишка, и вовсе настораживало её. Хотя чего она ожидала: что на протяжении всего пути их будет освещать висевшая на крыльце лампочка? Дудки! Рано или поздно, но всё равно придётся столкнуться с темнотой, так что нужно было готовить себя к этому уже заранее. "Здесь самое спокойное место, - вертелись в голове слова дяди Димы. - Я уже отдыхаю"!

   Светка тихо вздохнула и перевернулась на другой бок. Вечерний разговор не давал ей покоя, а сам факт того, что совсем скоро она станет свидетелем чего-то необычайно странного и вовсе будоражил все чувства девочки. Она даже не полностью ощущала подкрадывающийся к её кровати с разных углов дрожащий страх, который, похоже, сам не понимал, что происходит и мелко тряс облезлым хвостом, желая поскорее провалиться в одну из напольных щелей.

   Мальчишка, скорее всего, просто преувеличивал. Ему хотелось произвести впечатление на свою гостью, вот он и расписывал всё ранее им увиденное в столь таинственных тонах. Вполне возможно, он даже и сам не понимал до конца, что говорит неправду, так как тонкая грань в его голове, разделявшая реальность от фантазии, стала совсем незаметной. Сказав тогда свои последние слова, мальчишка медленно вылез из-под стола, оставив Светку наедине с её собственными мыслями. Она только слышала, как хлопнула за ним входная дверь, от чего всю её снова обдало холодом и сыростью.

   Взрослые долго ещё спорили, но девочке было совершенно не до их проблем. Весь её разум занимала только раскинувшаяся над кронами сосен светящаяся сеть, которая затмевает разум и тянет за собой, пытаясь увлечь в самое сердце здешних мест, где царят тайны и загадки. От этих мыслей по спине пробегал холодок, а под ложечкой начинало неприятно щекотать. Девочка старалась, во что бы то ни стало, не выдать терзавших её чувств, а потому как только взрослые засобирались расходиться, поскорее выскользнула из-за стола и затерялась вблизи стен, среди дрожащих от печки теней.

   Светка чувствовала как, не смотря ни на что, медленно, но верно, проваливается в мир снов. Она снова заворочалась, силясь отогнать от себя обволакивавшую пелену, и принялась усердно тереть кулачками слипающиеся глаза.

   "Где же его носит? - думала девочка, чувствуя жар во всём теле и силясь стащить с себя ногами пуховое одеяло. - Наверное, и впрямь всё наврал, а я теперь вот лежу и, как дура, жду этого врунишку, который и думать про меня уже забыл!"

   Светка собиралась уже снова вздохнуть, но чуть было не вскрикнула, почувствовав на потной руке чьи-то холодные пальцы. Она открыла рот, приготовившись завопить на весь дом, но вовремя опомнилась и постаралась взять себя в руки.

   -Ты чего? - послышался совсем рядом недовольный шёпот мальчишки. - Спишь что ли? Я же говорил: не засыпай!

   -Да ничего я и не сплю! - зло прошипела в ответ Светка, стараясь дышать как можно реже, чтобы тем самым успокоить колотящееся от страха сердце. - Нечего так подкрадываться незаметно!

   Тень мальчишки перед кроватью закачалась - по всей видимости, он боязливо озирался по сторонам, прислушиваясь к каждому шороху. Светка откинул одеяло в сторону, и принялась наощупь шарить вокруг кровати, ища табурет со своей одеждой. В этот момент мрак комнаты прорезал луч света, и девочка снова чуть было не взвизгнула, но на сей раз не из-за страха, а от неожиданности.

   -Не свети на меня! - Светка прижала худые руки к груди, силясь прикрыть свою наготу. Хоть на девочке и была майка, она всё равно чувствовала себя голой и испытывала нечеловеческий стыд.

   Луч тут же дрогнул и стал светить в сторону. Светка недовольно шмыгнула носом и принялась снова искать одежду. В доме по-прежнему царила полная тишина, создавая ощущение того, что дети были в нём совершенно одни.

   Девочка наконец нащупала дрожащими пальцами платьице и принялась спешно натягивать его через голову на свои угловатые плечи.

   -Я думала, что ты врал всё и не придёшь, - прошептала она, чтобы хоть как-то разогнать неприятную тишину.

   Тень паренька резко оглянулась и подалась в сторону кровати.

   -Я что на вруна похож? - недовольно возразил он, вновь включил фонарь, но направляя луч света, на сей раз себе под ноги. - Если сказал, что зайду, значит зайду.

   Светка недовольно хмыкнула и, закончив одеваться, поднялась на ноги.

   -Ну что, пошли? - спросила она и посмотрела на замершего возле неё мальчишку.

   -Погоди, надо ещё кое-что сделать, - прошептал он и, подойдя к кровати, принялся спешно скатывать подушку в рулон.

   -Это ещё зачем? - не поняла Светка и постаралась заглянуть за спину другу, чтобы увидеть, что тот делает.

   -Это на тот случай, если кто-нибудь погулять удумает, пока нас нет, - мальчишка закончил мять подушку и, довольно крякнув, укрыл её одеялом.

   Девочка кивнула и посторонилась, пропуская своего проводника вперёд.

   Осторожно ступая босыми ногами по грубым половицам, которые в свете фонаря хищно извивались, будто силясь ускользнуть в сторону, дети дошли до входной двери. Здесь мальчишка замер и настоятельно заставил Светку надеть на себя неимоверно огромный ватник, а на ноги тяжёлые сапоги. Девочка недовольно посмотрела на него, но возражать всё же не решилась.

   -Ничего, - прошептал парнишка, старательно застёгивая все пуговицы, - это только пока жарко. Как в лесу окажешься, то пожалеешь ещё, что только один надела!

   -Там что, так холодно? - осторожно спросила Светка и почувствовала, что уже не так сильно хочет посмотреть на сияние, как казалось раньше.

   -Сейчас ещё нет, но вот к утру похолодает по-настоящему, особенно если туман опуститься.

   -Туман? - переспросила девочка, натягивая на голову вязаную шапочку. - Может тогда вообще не стоит туда сегодня ходить?

   Мальчишка замер и поднявшись во весь рост сухо заявил:

   -Ты чего, не помнишь, что вчера твой отец за ужином говорил? - он недовольно шмыгнул носом и затянул воротник ватника, так что Светке стало трудно дышать. - Всё это может в одну секунду пропасть и больше уже никогда не повториться!

   Светка вытянула шею и, выглянув из капюшона, кивнула, силясь показать, что она всё прекрасно помнит и понимает.

   -Так что если не хочешь что бы эта твоя поездка на край света так и закончилась ничем, то нужно не упускать не единого шанса.

   Паренёк снял с гвоздя, вбитого у самой двери телогрейку, чем-то похожую на ту, в которой ходил дядька Йэне, но только со всеми пуговицами и не говоря больше ни слова, накинул её на худые плечи. Затем он в нерешительности посмотрел на свои галоши, словно сомневаясь в чём-то, однако лишь только махнул рукой и спешно засунул в них ноги.

   Закончив сборы, они как можно глубже вдохнули тёплый домашний воздух, и вышли во двор.

   Оказавшись на высоком крыльце, Светка сразу же почувствовала накинувшийся на неё сырой холод леса. Он насильно проникал в горло с каждым новым вдохом и буквально вырывал из лёгких крупицы комнатного тепла. Девочка втянула голову в плечи и постаралась вдыхать воздух из-под полов ватника. Здесь он хоть и отдавал прелостью, но всё же был намного теплее. С трудом переставляя ноги, Светка спустилась по крутым ступенькам и облегчённо выдохнула, ступив на ровную землю.

   Сзади подошёл мальчишка и, на ходу застёгивая пуговицы, осветил близлежащее пространство фонариком.

   -Ну что, идём? - спросил он и посмотрел на девочку, которую за раздутым ватником было практически не видно.

   Светка кивнула, для чего ей пришлось наклониться всем телом, так как её шея практически не имела возможности поворачиваться из-за грубого воротника и давившего сверху капюшона. Паренёк пожал плечами, так и не дождавшись ответа. Он медленно зашагал вперёд, а девочке ничего не оставалось, как только молча последовать за ним.

   Вокруг ничего не возможно было рассмотреть, и Светка внимательно следил за жёлтым лучом, который то и дело выхватывал из темноты наполовину разрушенные скалы, и кое-где поднимающиеся от набухшей сырой земли клочки молочного тумана. Она словно попала в странную ночную сказку, которую никогда не читали детям, потому что та и впрямь где-то существовала, и было невозможно провести грань между реальностью и вымыслом.

   -Ты никогда раньше ночью в лесу не оставалась? - спросил мальчишка и остановился, поджидая отстававшую с каждым шагом девочку.

   -Нет, а что? - Светка хотела было тоже передохнуть, но паренёк не позволил ей этого сделать и снова зашагал вперёд, обходя крошащиеся валуны и бликующие в свете фонаря лужи.

   -Да так, - он пожал плечами. - Просто если это в первый раз, то ты очень смелая, - парнишка кивнул, подтверждая, что именно это и хотел сказать. - Не всякая девчонка сама вот так попросится в лес идти.

   -Спасибо, - прошептала девочка, хотя в данный момент особой храбрости внутри себя она явно не ощущала. - Я до этого только в парках гуляла, к тому же днём и с кем-то из родителей.

   -А почему не вместе? - сухо спросил мальчишка и осветил фонарём очередную лужу под ногами.

   Светка затормозила и, стараясь не испачкаться, прошла по воде на одних носочках. Паренёк глупо понаблюдал за этим, словно никогда в жизни до этого не видел столь аккуратной девочки. Он хмыкнул и со всех сил прыгнул в воду, поднимая в воздух тучи брызг. Светка не поняла этого, но спрашивать ничего не стала.

   -Они не живут больше вместе, - ответила она на недавний вопрос и грустно вздохнула.

   -А почему?

   -Из-за папиной работы. Он постоянно только о ней и думает, да пропадает в командировках, вроде этой. По крайней мере, так говорит мама.

   -Да? - задумался мальчишка. - А мне твой отец очень понравился. Я был бы только счастлив, будь у меня такой же.

   -Я знаю, он хороший, - согласилась Светка. - Только и впрямь порой всё забывает. Конечно не специально, но всё равно очень обидно бывает, когда ждёшь какого-нибудь события, а оно так и не наступает.

   Паренёк ничего не ответил и только шумно засопел, как при их первой встрече.

   -А где твои родители? - поинтересовалась девочка и неловким движением постаралась скинуть опостылевший воротник, от которого уже начинала болеть шея.

   -У меня их нет, - луч света еле заметно дрогнул и как бы невзначай осветил несколько невысоких сосен, растущих прямо посередине тропы.

   -Как это?

   Мальчишка пожал плечами и, загнув на ходу кроны деревьев, спустя несколько шагов отпустил их. Послышался шелест распрямляющихся веток, и в разные стороны полетели холодные капли росы. Светка сморщила нос, продолжая бороться с непослушным капюшоном, и постаралась скорее отвернуться в сторону.

   -Просто нет, - произнёс мальчик и, подойдя сзади к девочке, помог ей усмирить ватник.

   -Так не бывает, - возразила Светка и резко обернулась. - У каждого человека должны быть мама и папа, если только конечно... - она запнулась и посмотрела в тёмные глаза своего спутника.

   Парнишка дёрнулся и быстро заговорил:

   -Я их не помню совершенно. Видно тогда ещё слишком маленький был. Дядька Йэне говорил, что они, так же как и вы, приехали сюда с экспедицией и меня с собой привезли, - он замолчал и посмотрел на внимательно слушавшую его Светку. - Только вот что с ними произошло, он мне так и не сказал. Да я и не спрашивал особо. Какая теперь разница - тем более спустя столько лет.

   Он замолчал и снова принялся шагать вперёд. Девочка какое-то время стояла на месте, обдумывая всё, только что услышанное, после чего последовала за своим спутником, желая нагнать его как можно скорее.

   -Но ведь они же твои родители! - воскликнула Светка, настигнув мальчишку. - Неужели ты и впрямь не хочешь во всём разобраться?

   -В чём разбираться-то? - он произнёс это настолько резко, что девочка невольно отшатнулась от него. - Услышать, как их медведь задрал или что-нибудь ещё, намного страшнее? Нет уж, увольте. Пускай лучше они останутся просто пропавшими.

   -Мне этого конечно не понять, - медленно сказала Светка. - Но так всё равно нельзя. Ты же сам говорил вчера вечером, что прежде чем что-то предпринять, нужно сперва во всём разобраться!

   Паренёк снова остановился и взглянул на раскрасневшуюся от быстрой ходьбы и спора девочку. Светка тоже замерла и смахнула со лба липкие капли.

   -Так я же ничего и не предпринимаю, - развёл руками мальчишка.

   -Но ведь в лес же ты ходишь один, - осторожно сказала девочка и посмотрела по сторонам.

   -Ну и что? Я уже тут всё знаю. С этой стороны горы ничего страшного и необычного нет, а на ту сторону я не хожу.

   Мальчишка пожал плечами и посветил фонариком перед собой.

   Буквально в нескольких шагах от них начинался лес. Так внезапно и непреклонно, что Светка даже не сразу поверила в увиденное своими глазами. Ей почему-то казалось, что тайга не может подходить так близко к деревне, а должна начинаться немного поодаль, чтобы у живущих тут людей не сложилось впечатление, будто их дом расположен в самой чаще.

   Пока девочка стояла на месте и пыталась преодолеть страх перед исполинскими деревьями, словно гигантские пики стремительно возвышавшимися над её головой, парнишка, как ни в чём не бывало, уже мелькал между толстых стволов. Боясь отстать и потеряться, Светка заспешила вслед за ним, стараясь как можно реже смотреть по сторонам, чтобы ни дай Бог не увидеть среди исполинских сосен что-нибудь страшное.

   -А что милиция и правда никого тут не ищет? - спросила Светка не в силах больше испытывать царившую вокруг тишину.

   -Да, - ответил мальчишка, не оборачиваясь и пытаясь отыскать среди деревьев только одному ему известные ориентиры.

   -Потому что связи нет? - девочка схватилась было за грудь, но ничего там не обнаружив, тут же вспомнила, что забыла телефон на кровати. Она недовольно сморщила нос: мобильник хоть и не работал, но с ним всё равно было намного спокойнее.

   -И поэтому тоже, - кивнул паренёк, разгоняя её мысли.

   -А разве ещё причины есть?

   -А то! - мальчишка довольно вскрикнул, обнаружив на ближайшем дереве знакомый выступ и, махнув рукой, зашагал вперёд ещё более уверенно. - Скорее всего, просто бояться. Слава у здешних мест нехорошая.

   Светка боязливо огляделась, но так ничего и не увидев, тоже заторопилась вперёд. Под ногами непривычно пружинила лесная поверхность, но как девочка ни пыталась разглядеть, что именно было у неё под ногами, из-за кромешной тьмы это ни капельки не получалось. Она была уверена только в одном - в том, что это была не трава.

   Светка пару раз обернулась назад, но то место, где они вошли в лес, было таким же черным, как и всё вокруг, поэтому она, окончательно заблудившись уже тут, старалась, во что бы то ни стало, не упустить из виду расходящийся конус от фонарика, мелькавший среди толстых сосновых стволов.

   -А если мы вдруг заблудимся, то нас тоже никто искать не будет? - спросила Светка, продолжая испытывать предательскую панику, от того что ничего не было видно.

   -С чего ты взяла, что мы заблудимся? - мальчишка снова подождал её и старался больше не отрываться так далеко.

   -Ну мало ли что может случиться?

   -Не бойся, всё нормально будет. У меня вот что есть, - и он вытащил из кармана телогрейки что-то тёмное.

   -Что это такое? - спросила Светка, силясь рассмотреть непонятную вещь.

   Паренёк осветил её фонариком, и девочка невольно вскрикнула от неожиданности.

   -Это что, пистолет?

   -Да ладно тебе, - быстро ответил мальчишка и осторожно отступил назад. - Это ракетница. Я её ещё тот год в сарае у деда нашёл. Только вот испытать всё не решался.

   -Но она ведь стреляет?

   -Должна. Но если вдруг что-то случится, то эту ракету издалека будет видно, так что нас обязательно найдут, - мальчишка довольно кивнул и снова спрятал ракетницу в полы телогрейки.

   Светка проследила за тем, как он поправляет свою амуницию и покачала головой.

   - Раз ты так уверен в себе, как говоришь, зачем же тогда её с собой брал? - она пристально посмотрела на паренька, от чего тот даже смутился.

   -Захотел и взял, чего тут такого? - он шмыгнул носом и поспешил скорее отвернуться.

   Тон, каким мальчишка произнёс последние слова, совершенно не понравился Светке. Ей показалось, что он непременно что-то недоговаривает. Однако выпытывать в чём именно было дело, девочка не стала. Парнишка не выглядел идиотом, так что если бы им в действительности тут что-то угрожало, то он бы и сам в лес не сунулся.

   Они продолжали медленно продвигаться вперёд, обходя исполинские деревья, которые росли тут, наверное, ещё с допотопных времён и были свидетелями динозавров. Кое-где стволы причудливо изгибались и обволакивались между собой, словно в этой огромной тайге им, не смотря ни на что, не хватало места. Причудливые клубки возвышались на отдалении в свете фонарика и больше походили на театральные колонны, сотворённые руками человека, но никак не возникшие под влиянием природы.

   В некоторых местах приходилось подлезть под эти огромные монументы, поваленные друг на друга какой-то неведомой силой. Толстые стволы застревали ещё при падении среди других деревьев и намертво застывали в самых причудливых позах, так и не достигнув земли. Их разлагающиеся останки угрожающе нависали над головой и в тот момент, когда приходилось проходить под ними, силились издать томный скрип, для того чтобы непременно напугать незваных гостей.

   Почва под ногами по-прежнему приятно пружинила и Светка с каждым шагом ощущала, будто её подбрасывает вверх какая-то неведомая сила, скрытая глубоко под землёй. Она пару раз присела, для того чтобы потрогать землю, но её рука нащупала что-то прохладное и неимоверно мягкое. Подобного ощущения она отродясь не испытывала, а потому даже понюхала липкую ладонь. Та пахла сыростью и гнилью, от которых неприятно забурлило в животе. Девочка тут же оставила свои эксперименты и поспешила вперёд.

   Местность постепенно поднималась, и идти с каждым шагом становилось всё сложнее. Светка с трудом переставляла ноги и всё чаще останавливалась у огромных стволов, для того чтобы облокотиться на их твёрдую поверхность и немного передохнуть.

   В какой-то момент они перестали подниматься в гору и резко повернули в сторону. Сначала девочка не поняла смысла этого странного манёвра, но спустя какое-то время догадка всё же настигла её сознание. Мальчишка теперь вёл её в обход горы, не желая, видимо, больше тратить силы на крутой подъём. Светка была благодарна ему за это, так как сил на борьбу с неуступчивой горой у неё практически не осталось.

   -Далеко ещё? - спросила девочка, громко отдуваясь и шагая уже без особого разбора.

   -Да нет, пришли уже можно сказать, - откликнулся мальчишка и остановился у очередного поваленного исполина. - В принципе можно даже и не идти дальше, - он тяжело выдохнул и жалостливо посмотрел на волочащую ноги Светку. - Устала?

   Девочка без сил повалилась на ствол дерева и покачала головой.

   -Тогда лучше тут останемся, - подвёл итог паренёк. - А то дальше ещё труднее идти будет. Там лес кончается, а по голому склону только на лыжах кататься, - он усмехнулся и тоже присел рядом со Светкой.

   -А как же сияние? - спросила девочка и постаралась подняться.

   -А его отсюда видно. Просто ещё не началось, наверное.

   -И когда начнётся?

   Парнишка пожал плечами и осмотрел клочок неба, видневшийся в пространстве между кронами сосен.

   -Кто его знает, - медленно произнёс он. - Будем надеяться, что скоро.

   Светка тоже уставилась на небо и только сейчас увидела, что то было буквально усеяно мерцающими звёздами. Из их яркого узора слагался гигантский пульсирующий ковёр, от одного вида которого замирало сердце. Девочка открыла рот и, медленно хлопая ресницами, снова опустилась на холодный ствол.

  

   ГЛАВА 8.

  

   -Ты чего? - не понял мальчишка и оглянулся на Светку.

   Девочка никак не прореагировала на его вопрос и продолжила с интересом наблюдать за раскинувшимся через всё небо узором. Она совершенно забыла, зачем они пришли сюда, и если бы вдруг паренёк позвал её сейчас в обратный путь, она бы так и решила, что целью их ночного путешествия являлись именно эти крохотные огоньки, дрожащие на фоне чёрного неба.

   -Красиво-то как! - прошептала Светка и оглянулась на мальчишку, который по-прежнему ничего не понимал в столь странном поведении своей спутницы. Он ещё раз задрал голову, но, не увидев на небе ничего странного, только пожал плечами и снова впёрся взглядом в девочку.

   -Ты чего, звёзд раньше никогда не видела? - нерешительно спросил он и даже нервно моргнул от напряжения.

   Светка покачала головой и, продолжая смотреть вверх, тихо сказала:

   -Таких - никогда.

   -Как это? - парнишка почесал затылок и, закрыв один глаз, снова взглянул на небо, силясь отыскать там что-то такое, чего он раньше не видел.

   -В городе они совсем не такие, - продолжала шептать Светка, не в силах отвести зачарованный взор от неба.

   -И какие же они у вас? - мальчишка с любопытством посмотрел на девочку и постарался устроиться как можно удобнее.

   Светка секунду молчала, после чего всё же заставила себя на немного отвлечься от созерцания звёзд и тихо ответила:

   -Нет, я не в том плане, что они чем-то отличаются от этих. Просто там они не такие яркие и их практически не видно.

   -Как это? - не понял паренёк. - У вас в городе тоже такие высокие деревья?

   -Нет, что ты! - воскликнула Светка и, улыбнувшись, посмотрела на своего глупого спутника. - Деревьев практически нет. Только в парках, - девочка обвела взглядом окружавших её исполинов и невольно содрогнулась. - Да и те, не такие огромные как здесь.

   -Тогда в чём же причина?

   Светка пожала плечами. Она не знала ответа на этот вопрос. Скорее всего, просто из-за того, что никогда раньше не смотрела вверх и не задумывалась на этот счёт. Как и большинство её равнодушных соплеменников.

   -Наверное, причина в первую очередь во мне.

   Мальчишка кивнул, словно и впрямь догадался, о чём думает его спутница, однако ничего так и не ответил, продолжив изредка поглядывать на нависавшее над их головами небо. Широкий проём между гигантскими соснами был словно специально образован из-за падения исполинских деревьев и чем-то напоминал холст, на котором проецируют фильмы в кинотеатре.

   -А ты хотя бы раз покидал эти места? - осторожно спросила Светка, пытаясь определить по реакции своего собеседника задел его этот вопрос или нет.

   Парнишка улыбнулся в темноте и покачал головой.

   -Что, совсем никогда?

   -А куда мне ехать? Да и зачем?

   -Ну не знаю, - девочка задумалась. - Ведь столько ещё мест интересных существует.

   -Да мне и тут не плохо.

   -Но так, наверное, очень сложно? Когда приходится постоянно оставаться на одном месте? - Светка попыталась заглянуть в глаза мальчишки, но тот не смотрел в её сторону, предпочитая наблюдать за яркими звёздами, и над чем-то размышлял.

   -А быть постоянно в разъездах лучше?

   Девочка почувствовала, что краснеет и тут же потупила взор.

   -Извини, - тихо прошептал паренёк и посмотрел на Светку. - Я, наверное, обидел тебя?

   -Нет, всё в порядке, - пожала плечами девочка и попыталась улыбнуться. - Сама виновата.

   -Я не подумав сказал. Сам не понимаю, что на меня нашло, - мальчишка ударил кулаком по твёрдому стволу и больно поморщился.

   Снова повисла тишина. Светка ещё раз бросила взор на россыпь ярких огоньков и пожалела о том, что к великому сожалению нельзя взять с собой хотя бы частичку этой первозданной красоты. Она сокрушённо вздохнула и спустилась с небес на землю.

   -А как тебя зовут? - вдруг совершенно спонтанно произнесла девочка и почувствовала, как снова зарделись её щёки.

   Паренёк еле заметно вздрогнул, но постарался всё же не выдать собственных эмоций.

   -Селета, - тихо сказал он и протянул руку.

   -Селета? - Светка как бы попробовала это незнакомое слово на вкус и невинно улыбнулась. - А это тоже что-то значит? Ну как и у дядьки Йэне?

   Мальчишка видимо засмущался и поэтому только кивнул.

   -И что же? - не унималась девочка.

   -Селета - значит речной поток, - наконец ответил мальчишка и гордо поднял голову.

   -Здорово! - Светка от неописуемого восторга всплеснула руками и широко открыла глаза, словно перед ней и впрямь пролегал бурный поток.

   Парнишка опустил подбородок и протянул ей руку.

   -Света, - девочка собиралась было пожать протянутую ей ладонь, но в этот момент в груди у неё что-то кольнуло, и по всему телу пронёсся электрический разряд.

   Светка удивлённо посмотрела на Селета и улыбнулась, совершенно не понимая, что именно с ней происходит. Казалось, что весь её организм словно проснулся и буквально излучал в пространство потоки, даже реки, энергии. В её руках и ногах появилась сила, и захотелось прямо сейчас непременно что-то сделать или куда-нибудь пойти. Девочка дёрнулась и попыталась освободить руку. Однако с первого раза у неё ничего не вышло, потому что замерший напротив мальчишка, похоже, испытывал те же самые чувства и всё сильнее сжимал протянутую ему ладонь.

   В какой-то момент Светка почувствовала в кисти неимоверную боль и, громко вскрикнув, отдёрнула ноющую руку. Селета тут же встрепенулся и, с безумной улыбкой на лице, медленно прошептал, смотря мимо испуганной девочки:

   -Началось.

   Светке показалось, что теперь она видит своего спутника намного лучше и только в этот момент наконец догадалась, что причиной всего происходящего с ними является что-то очень яркое, возникшее у неё за спиной.

   Не понимая до конца, хочет ли она это увидеть, девочка медленно оглянулась и невольно попятилась назад, как только её глазам предстало огненное зрелище, раскинувшееся над кронами деревьев в виде огромного зарева. Звёзды на небе тут же погасли, словно испугались подобного зрелища и постарались как можно скорее сгинуть с мерцающего небосвода. Вокруг плясали бордовые тени, и складывалось ощущение, будто исполинский лес ожил и теперь вращается в диком танце.

   Пространство между кронами деревьев закачалось из стороны в сторону и исказилось от ярких вспышек, происходящих за деревьями. Казалось, что там происходит неимоверное светопреставление или взрывается мощная электростанция, сыпля искрами и искажая горизонт. Бордовое зарево вспыхнуло ещё пару раз и пошло на убыль, стремясь, словно огромное чудовище после небывалого поединка, как можно скорее скрыться в своей норе. Деревья снова отступили в темноту, но замерли всё же не до конца, периодически шевелясь в свете продолжавшихся разрядов.

   -Что это такое? - только и смогла прошептать испуганная Светка и покосилась на замершего рядом с ней паренька.

   -Началось, - повторил тот свои недавние слова и, схватив девочку за руку, стремглав кинулся в сторону. - Идём скорее, а то пропустим!

   Светка хотела было вырваться, но ничего не получилось, и ей пришлось смириться с волей своего спутника, который уволакивал её за собой всё дальше и дальше. Девочка перепрыгивала на бегу через коряги и поваленные на землю стволы, совершенно не понимая, как замечает эти препятствия в полной темноте и откуда у неё берутся дополнительные силы на то, чтобы двигаться. Действительно, каких-нибудь минут десять назад, она думала, что не сможет сделать и шага, а сейчас буквально неслась сквозь тайгу, и при этом не чувствовала ни капельки усталости!

   Сердце безумно колотилось в груди, но девочка не чувствовала и этого. Дышать стало неимоверно легко, а тяжёлый ватник с грубым воротником, казалось, превратился в невесомую майку или и вовсе растворился за её плечами. Мелькавшие сосны слились в единый хоровод и кружили вокруг ребят, словно стараясь не отстать от них и вдоволь погоняться, пока есть такая возможность.

   "Что со мной происходит?" думала на бегу Светка, но безмятежная эйфория затмевала её сознание и девочка тут же напрочь забывала все свои мысли. Она только слышала в ушах свист от рассекаемого воздуха и ощущала во всём теле приятную гибкость. Это безмятежное чувство увлекало за собой, и в какой-то момент девочка поняла, что остановиться она уже просто не сможет.

   Однако это у неё всё же получилось. Внезапно они выбежали на открытое пространство, и Селета тут же затормозил, продолжая крепко удерживать руку своей спутницы. Светка недовольно фыркнула, но тоже остановилась.

   Лес остался позади, и они стояли на совершенно голом склоне, который уносился далеко вниз, насколько хватало глаз. Однако поразило девочку вовсе не это. Над высокими кронами деревьев на полнеба, вдоль всего склона, раскинулась мерцающая сеть, которая буквально накрывала лес гигантским колпаком. Это скорее было похоже не на то сияние, которое Светка видела по телевизору, а на светящуюся паутину. Но сейчас и это зрелище целиком завладело её разумом.

   Сеть над лесом еле заметно дрожала и периодически извивалась, словно стараясь как можно тщательнее заполнить собой окружающее пространство. В секунды таких колебаний, свет резко угасал, и купол становился буквально бордовым. От этого почему-то казалось, что он не удержится и вот-вот упадёт на кроны деревьев. Однако длилось это впечатление недолго, и спустя пару секунд происходила резкая вспышка, которая казалось, снова возвращала странную сеть к жизни. Бордовый свет становился ярче и, пройдя весь спектр, снова замирал в синем диапазоне, при этом дрожа и еле слышно потрескивая.

   Светка почувствовала, как набухли под шапочкой волосы, и ей даже показалось, что вокруг её головы изредка образуется еле различимый нимб из белых искр. Она тут же дотронулась до выбивавшихся из-под воротника кончиков волос и ощутила под пальцами лёгкое покалывание, будто через них пропускали электрический ток. Девочка отдёрнула руку и снова устремила взор на странное явление, представшее перед её глазами.

   -Это и есть сияние? - прошептала она и попыталась сделать пару шагов вперёд, однако мальчишка удержал её и медленно потянул назад.

   -Оно самое, - кивнул он. - Жаль пропустили тот момент, когда оно только появилось.

   -Да уж, - только и смогла выговорить Светка, вспоминая бордовое зарево на полнеба, когда всё только начиналось. Она снова чувствовала во всём своём теле нараставшую силу, и непреодолимое желание бросится навстречу таинственной стихии. - Давай поближе подойдём! - девочка шагнула было вперёд, но Селета вновь одёрнул её. - Ты чего это?

   -Нельзя, - сухо произнёс он и ещё крепче сжал ладонь своей спутницы.

   -Это ещё почему? - разозлилась Светка и попыталась высвободить руку. - Сам же вёл меня сюда, чтобы показать!

   -Да, вёл, - спокойно произнёс парнишка. Недавнее безумное выражение без следа исчезло с его лица, которое сейчас выглядело неимоверно сосредоточено и от этого немного смешно.

   -Так что же тогда? Почему ближе подойти нельзя?

   -Потому что нельзя! Ты тут в первый раз и совершенно не контролируешь себя.

   -Всё я контролирую! - Светка недовольно топнула ножкой и снова потянулась в сторону мерцающей сети. - Тебе жалко, что ли?

   Однако Селета оставался непреклонным и никак не реагировал на эмоции девочки.

   -Не сегодня, - только прошептал он. - В следующий раз может, и подойдём ближе, но сейчас не стоит, поверь мне.

   Светка недовольно хмыкнула и обиженно надула губки.

   "Тоже мне, ещё друг называется! - думала она, жадно упиваясь красочным зрелищем, которое казалось таким близким и одновременно совершенно недоступным. - Знала бы, что так будет лучше бы дома, в тепле осталась, а не бродила ночью по лесу"!

   В этот самый момент из леса позади них послышался странный шелест. Светка быстро обернулась, однако глаза очень медленно привыкали к темноте и поначалу она так ничего и не разглядела. Она только почувствовала, что к её ногам что-то упало и заворочалось в темноте. Девочка, было, наклонилась, силясь рассмотреть непонятное существо, метавшееся на земле, но тут же ощутила, что её тянут в сторону. Она недовольно посмотрела на мальчишку, и хотела уже снова начать ругаться, как внезапно тот обернулся, и в свете синего купола её взгляду предстало его искажённое ужасом лицо.

   -Что это такое? - только и успела произнести Светка, чувствуя как на смену недавней эйфории в её сознание пробирается первобытный страх и прямиком протягивает к горлу свои костлявые пальцы.

   Ответа не последовало, но девочка его уже и не ждала. Она тут же взяла себя в руки и безропотно последовала в ту сторону, куда её продолжал тянуть Селета. От резкого движения, сапог на ноге предательски заболтался, и Светка поняла, что она его сейчас непременно потеряет.

   -Стой! - закричала она, пытаясь на ходу засунуть ногу как можно глубже, но из-за уклона её постоянно раскачивало, и попытка совладать с сапогами не удалась. - Селета, подожди!

   Паренёк остановился как вкопанный и, тяжело дыша, посмотрел на спешно поправлявшую сапог девочку. Он ничего не сказал и только нетерпеливо бросил испуганный взгляд за её спину.

   Светка закончила поправлять амуницию и тоже оглянулась. На том месте, где они стояли пару секунд назад, в земле что-то извивалось. В редких вспышках сети было сложно разобрать, что это такое, но оно явно было живым и пыталось подняться. Девочка вытерла с ладоней грязь и перевела взор со странного существа на мальчишку. Тот, казалось, её не замечал, продолжая пристально смотреть в темноту.

   -Что это? - снова спросила Светка, от чего Селета вздрогнул.

   Он посмотрел на девочку, словно видел её впервые в жизни, и это напомнило ей то, как накануне вечером на неё смотрел дядька Йэне. Так же сухо, без каких либо эмоций, будто перед ним находился совершенно незнакомый человек.

   В этот момент в воздухе снова что-то зашелестело и в дерево, рядом со Светкиной головой, на огромной скорости врезалась тёмная тень. От сильного удара в воздух взлетели клубы пыли и непонятные фрагменты, чем-то напоминавшие птичьи перья. Девочка завизжала что есть мочи и в страхе отпрыгнула в сторону. Парнишка подался вслед за спутницей и снова схватил её руку. Светка вскрикнула от неожиданности и обернулась.

   Буквально в метре от них у толстого дерева на земле сидела огромная сова и, растопырив крылья, водила острым клювом из стороны в сторону. Перья на её голове растрепались и торчали, словно колючки дикобраза. Глаза были закрыты, а из груди доносился непонятный клокочущий звук. Светка никогда раньше не слышала, какие именно звуки воспроизводят совы, но почему-то ей казалось, что чирикают они совершенно иначе. Эта же птица хрипела, словно старалась им что-то сказать.

   Девочка закрыла глаза и отступила назад ещё на пару шагов. Теперь уже она тянула за собой Селета, продолжавшего наблюдать за странной совой.

   Словно услышав эти шаги, птица замерла и, подобрав крылья, открыла глаза. Светка не сразу поняла, кажется ли ей это или же всё происходит в действительности. Из огромных зрачков совы излучалась ровная голубоватая пелена, сродни тому свету, что исходил от укрывшего лес купола. Поначалу девочке показалось, что это просто отражение неба в этих блестящих глазах, однако чем дольше она в них смотрела, тем больше убеждалась в обратном. Свет вовсе не отражался, а именно исходил из немигающих зрачков птицы.

   -Как это? - прошептала Светка и быстро глянула на мальчишку, ожидая хоть каких-нибудь объяснений.

   Однако её спутник пребывал в том же ступоре, хотя судя по неподдельному ужасу, читавшемуся в его глазах, он явно видел это существо уже не в первый раз.

   Сова тем временем окончательно оправилась от удара и, втянув голову, всё пристальнее смотрела на замерших ребят. Из её приоткрытого клюва продолжали доноситься непонятные булькающие звуки, а кончики крыльев еле заметно вздрагивали - от всего этого душа стремительно проваливалась в пятки, а сердце напоминало там-там. Птица, тем временем, осторожно приподнялась на ногах, но не удержалась и снова повалилась на землю, издав мышиный писк, от которого Светка снова вскрикнула.

   -Надо скорее уходить, - дрожащим голосом произнёс Селета, и потянул было Светку снова в лес. Однако в этот самый момент сова вжалась в землю и неуклюже подпрыгнула вверх, силясь взлететь.

   Окружающее пространство тут же наполнилось шорохом крыльев, и птица, перевернувшись в воздухе, словно совершая первый пробный полёт, ударилась в соседнее дерево. Послышался глухой удар, и сова, странно развернув голову, практически на триста шестьдесят градусов, рухнула вниз.

   Светке показалось, что из приоткрытых глаз птицы в разные стороны посыпались голубые искры, и она невольно вздрогнула. Однако сова, снова не получив видимых повреждений, подобрала крылья и, нахохлившись, склонилась под деревом, изредка поглядывая в сторону детей, и продолжая бормотать, как какой-нибудь старик. Внутри неё при этом что-то негромко пощёлкивало, а глаза светились с каждой секундой всё ярче.

   Поняв, что оставаться на месте и дальше опасно, Светка перестала сопротивляться, и позволила настырным рукам мальчишки утянуть себя за исполинские стволы деревьев. Она только сейчас окончательно осознала, как сильно гудит её измученное тело, а на ногах, казалось, не осталось ни одного живого места.

   Девочка уже на бегу с трудом проглотила тугой комок в горле и, испытав в боку сильнейший приступ боли, поняла, что не может больше сделать и шагу. Сердце буквально вырывалось из груди, а по голове стучал неумолимый молот, отдаваясь звучным эхом в висках и закладывая уши. Однако Селета продолжал упорно тащить её вперёд, не обращая ни малейшего внимания на то, что девочка с трудом передвигает ноги и практически волочиться вслед за ним.

   По сторонам извивались тёмные тени деревьев, а над головой зловеще мелькали корявые сучки. Однако дети не обращали на это никакого внимания и продолжали пробираться вперёд, стараясь как можно скорее очутиться подальше от этого непонятного существа, так похожего на обыкновенную птицу.

   Спустя какое-то время мальчишка тоже, по всей видимости, запыхался и перешёл сначала на быстрый шаг, а затем и вовсе остановился. Светка тут же без сил рухнула на землю и, жадно хватая ртом холодный лесной воздух, оглянулась назад. Там никого не было и она, громко выдохнув, стараясь восстановить сбившееся дыхание, стянула с горящих ног сапоги. Носки слетели с пяток и плотно утрамбовались в самый носок сапога, от чего пальцы уже практически не гнулись, а обе стопы представляли собой два гигантских мозоля. Девочка поправила носки и невольно всхлипнула, натягивая сапоги на место.

   Селета присел рядом и вытер мокрый нос.

   -Больно? - спросил он и осветил ноги девочки фонариком.

   Светка дёрнулась всем телом и сжалась в болезненный комок.

   -А ты как думаешь? - она ухватилась за бок и, чувствуя во рту неприятную горечь, попыталась сплюнуть на землю. Однако слюна была настолько густой, что у неё ничего не вышло, и вся жидкость осела за воротником ватника. Девочка злобно выругалась и снова оглянулась назад. Перед глазами метались разноцветные кляксы и серые точки, из-за которых Светка практически ничего не видела. Создавалось такое ощущение, что пробеги она ещё несколько метров и тогда бы уж точно в её детском теле что-нибудь непременно отказало, и защёлкало как у той ужасной птицы.

   Девочка шмыгнула носом и принялась спешно растирать трясущимися кулачками липкие слёзы по своему грязному личику.

   Они сидели среди вековых деревьев, надменно следившими за всем происходящим внизу, и озирались по сторонам, словно загнанные зверьки. Зарево отсюда видно не было, но Светка по-прежнему ощущала, как стремиться выпрямиться её волосы, а это значило, что сияние ещё не прекратилось и продолжало старательно обволакивать их сознание. Однако атака стала намного слабее, так что мысли в голове не начинали стремительно скакать, как было в самом начале, а на чёрном небосводе снова зажглись яркие звёзды, которые так же манили и зазывали к себе, но делали это более сдержанно.

  

   ГЛАВА 9.

  

   Светка открыла глаза и, последний раз глубоко вдохнув, попыталась подняться на ноги. Голова продолжала болеть, но наряду со всем остальным ноющим организмом, это чувство где-то затерялось и в данный момент проявлялось не столь явно, нежели несколько минут назад, когда девочка не могла и пошевелиться. Светка всё это время думала, что не сможет даже наступить на ноги, не то чтобы куда-то идти, однако поправленные носки сделали своё дело и немного сбавили неприятные ощущения от саднящих мозолей, так что девочка могла вполне сносно передвигаться. Она сделала пару шагов и, стараясь не расходовать сил понапрасну, снова опустилась на колени.

   Дети уже убедились, что их ничто не преследует, и теперь продолжали сидеть на земле, набираясь сил и стараясь привести в порядок собственные чувства. Жар после стремительного бега постепенно отступал, но холода они всё же пока ещё не замечали. Селета, похоже, чувствовал на себе вину за всё случившееся и продолжал неловко молчать, ожидая, когда Светка заговорит с ним сама. А у девочки просто не было на это сил, к тому же в горле от бега всё пересохло, и ей было больно даже глотать.

   Небо над головой сделалось мутным и словно подёрнулось невидимой пеленой, отчего свет звёзд заметно потускнел и стал не таким приветливым как раньше. Снизу, от реки, приплыл молочный туман, который всем своим присутствием словно возвещал о том, что совсем скоро наступит утро. Мальчишка понял это первым и, включив остававшийся погашенный всё это время фонарик, осветил им пространство вокруг себя. Он тщательно прищурился и принялся старательно осматривать близстоящие деревья и землю под ними.

   Только сейчас в свете этого маленького фонарика Светка наконец-то смогла разглядеть то, что так приятно пружинило под ногами, но до этого момента столь старательно пряталось от её настырных глаз. Это был тёмно-зелёный ковёр изо мха, распространявшийся во все стороны, насколько это можно было видеть в свете дрожащего луча. Девочка протянула руку вниз и осторожно коснулась мягкой, покрытой росинками, поверхности странного растения. Оно было холодным и от сильного нажатия проседало и неприятно пузырилось под пальцами.

   Светка отдёрнула руку и поднесла её к лицу. С пальцев капала тёмная жидкость, а в сыром воздухе повис запах гнили и прелой хвои. Видневшиеся на первый взгляд красота и величие, в реальности оказывались надуманными и как только до них дотрагивались пальцы, тут же растворялись в небытие. Грань между вымыслом и реальностью в этот момент снова крошилось на мелкие части.

   -Надо идти, - тихо произнёс Селета, закончив определять их местоположение, и снова приблизившись к ожидавшей его девочке. - А то когда туман с реки придет, можем и заблудиться.

   Светка подняла на него измученные глаза и попыталась встать на ноги.

   -А ты сейчас знаешь, куда нам идти? - спросила она, морщась от пронзившей поясницу боли.

   -А чего тут знать? - пожал плечами мальчишка и помог девочке подняться. - Вниз по склону. Река вокруг горы протекает, так что в какую сторону ни шагай, мимо не пройдём.

   Светка кивнула и медленно перенесла собственный вес с плеча мальчишки на больные ноги. Мозоли тут же заныли, но вполне терпимо, так что идти было хоть и неприятно, но можно. Девочка шмыгнула носом и, раскачиваясь из стороны сторону, да спотыкаясь через коряги, неловко зашагала вслед за своим спутником.

   Идти под уклон было заметно легче, но из-за того, что земля постоянно стремилась выскользнуть из-под ног и, опережая детей, убежать вниз, носки снова начали сбиваться, и боль с каждым шагом продолжал только усиливаться. Светка усердно сжимала пальцы на ногах, пытаясь замедлить сползание непослушной ткани с пяток, но у неё ничего не выходило и приходилось то и дело останавливаться, чтобы снова и снова переобувать сапоги.

   Селета ничего не говорил по этому поводу, но девочке отчего-то казалось, что он непременно должен был на неё сердиться из-за столь продолжительных остановок. В один из таких моментов Светка решила наконец прервать их затянувшееся молчание и тихо произнесла, поправляя сапог на ноге:

   -А как долго это сияние обычно продолжается? - девочка оглянулась в сторону мальчишки, но тот стоял к ней спиной, от чего выражение его лица было не разглядеть.

   -Когда как, - задумчиво ответил он и, развернувшись, подошёл к Светке. - Сильно болит?

   -Ничего, до свадьбы заживёт! - девочка улыбнулась, стараясь не думать о преследовавшей её сознание боли. - Я в жизни так не бегала, как сегодня. Утром, наверное, даже подняться не смогу.

   Селета оглядел её ноги и с сожалением проговорил:

   -Да, невесты из тебя в ближайшее время не выйдет, - он улыбнулся, показывая, что шутит, от чего у Светки тут же загорелись щёки.

   -Как же я днём с папой пойду? С такими мозолями он меня никуда не возьмёт! - девочка в отчаянии хлопнула себя по голеням и закусила нижнюю губу, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы обиды.

   -У дядьки Йэне есть местная трава, которая уменьшает боль, - тут же попытался её успокоить мальчишка. - Сейчас на остаток ночи приложим, и к утру про мозоли свои даже не вспомнишь!

   -Честно? - девочка с неподдельной надеждой посмотрела на него и одним движением руки вытерла со щёк, выступившие было слёзы.

   -Конечно, честно! Зачем мне врать? - Селета протянул Светке оброненный сапог. - Давай, надевай и пошли скорее, а то туман уже сгущается.

   Чувствуя, что и впрямь ещё не всё потеряно, девочка окончательно вытерла слёзы.

   -А так и правда, наверное, можно Бог весть куда уйти, - задумчиво произнесла Светка, прихрамывая за своим спутником и стискивая зубы при каждом новом шаге. - Такое ощущение, словно я энергетиков с вечеру обпилась! - она покачала головой, припоминая своё состояние в тот момент, когда всё и началось.

   -Я же говорил тебе, что так всякий раз бывает, - мальчишка подождал, пока Светка не поравняется с ним, после чего заботливо взял девочку под руку. - Главное голову окончательно не терять. А лучше всего вдвоём с кем-нибудь ходить, как мы сегодня, чтобы контролировать друг друга.

   -Но почему так происходит?

   Селета пожал плечами и ещё крепче уцепился за руку Светки, словно та собиралась от него убежать.

   -Для того чтобы это узнать, нужно до конца идти и не останавливаться.

   -Ты шутишь что ли? - не поняла девочка и оглянулась на мальчишку.

   -Нет. Но я просто уверен, что если зайти под сеть, тогда непременно обо всём догадаешься, - он наморщил лоб и явно о чём-то задумался, от чего фонарик в его руке начал освещать не землю под ногами, а проплывавшие мимо деревья.

   -А как же потом назад выйти? - не утерпела Светка и невольно содрогнулась, только представив, что могло с ней произойти под этим странным синим куполом, населённым бормочущими и щёлкающими птицами, которым неведомы ни боль, ни страх.

   -В этом-то и дело, - медленно сказал Селета, словно читая мысли своей спутницы. - Зайти так далеко - не проблема. А вот выйти назад, тем более... - он внезапно запнулся и боязливо огляделся по сторонам, словно опасаясь, что за ними кто-то или что-то следит.

   - Тем более - что? - осторожно спросила девочка и тоже осмотрелась, чувствуя, как к горлу снова тянутся холодные лапы страха.

   -Эта чёртова птица, - тихо произнёс паренёк, и Светка даже через толстый ватник почувствовала, как он затрясся мелкой дрожью. - Я ещё никогда их так далеко от сияния не замечал.

   -Так ты и впрямь её уже видел? - воскликнула девочка, понимая, что чувства не подвели её, но тут же схватилась за губы, слыша, как в разные стороны устремляется эхо от её голоса.

   Селета вжал голову в плечи и цыкнул на Светку, призывая ту больше так не делать.

   -Просто я ещё там, по выражению твоего лица об этом догадалась, - прошептала девочка и, медленно оторвав ото рта руки, виновато посмотрела на мальчишку.

   -Видел, - кивнул он. - Только не именно её и намного ближе к сиянию. Я вообще думал, что они только под самым куполом жить могут, а как только из-под него вылетают, так с ними и начинает нечто подобное твориться. Ну то, что мы и видели. Похоже на то, что они умирают вне света.

   -Так она не одна? - ужаснулась Светка и внезапно поняла, что идти завтра с папой она уже совершенно не хочет.

   Селета, казалось, не заметил этой реплики и продолжил повествовать замогильным голосом, словно рассказывая очередную страшилку за костром.

   -Однако чем больше я за всем этим наблюдал, тем сильнее убеждался в том, что мои первоначальные догадки оказались ошибочны. Они не погибают, как то кажется на первый взгляд, а учатся.

   -Учатся? Как это?

   -Просто, - развёл руками мальчишка и напряжённо посмотрел на Светку. - Словно они никогда до этого не летали.

   -Но ведь этого быть не может!

   -И, тем не менее, это так, - кивнул Селета. - Там с ними что-то происходит, от чего им потом приходится заново учиться летать, - он сделал паузу и закончил уже почти шёпотом, - а животным ходить.

   Светка внезапно остановилась и отрешённо посмотрела на враз замолчавшего мальчишку.

   -Так это не только с птицами происходит?

   -Нет, - покачал головой спутник девочки и тут же потянул её за собой, - я думаю, случись и человеку попасть туда - с ним произойдёт то же самое.

   -Ужас какой-то, - прошептала Светка, заставляя свои ноги идти дальше, и, чувствуя, как по спине разбегаются мурашки. - А что же произойдёт, когда они научатся?

   -Я не знаю.

   -Но ведь ты же следил за ними...

   Селета кивнул и нерешительно посмотрел на шагавшую рядом с ним девочку.

   -Я до конца никогда не ждал, - он смущённо отвёл взгляд в сторону, словно стыдясь этих слов. - Мне почему-то постоянно казалось, что они непременно накинуться на меня, и я убегал.

   -Ну и правильно делал! - утвердительно кивнула Светка, от чего парнишка глупо заулыбался. - Только почему мне сразу ничего не сказал?

   Селета пожал плечами и негромко произнёс:

   -Я же говорю, что так далеко от сияния я их ещё не видел.

   -Но ведь эту свою ракетницу ты вовсе не оттого взял, что заблудиться боялся? - девочка утвердительно посмотрела на своего спутника, от чего тому пришлось лишь грустно кивнуть, тем самым подтверждая её правоту.

   -Я больше за тебя боялся, если честно, - мальчишка шмыгнул носом и отвёл взгляд в сторону. - Она вовсе и не дедова, а того бугая, что с твоим папой дружит.

   -Дяди Димы?

   -Ну да, - кивнул мальчишка. - Он когда ещё сумку от вертолёта нёс, эта штука из неё и вывалилась. А я подобрал, только и всего, - он пристально посмотрел на Светку и сухо произнёс: - Не подумай только, что я воришка какой. Если бы ты со мной не попросилась, тогда я бы сразу её на место положил.

   Светка внимательно посмотрела на Селета и звонко рассмеялась, отчего по лесу снова разлетелось ухающее эхо.

   -Ты чего это? - не понял паренёк и дёрнул Светку за руку, немедленно требуя ответа.

   -Так это ты тогда там за нами шпионил? - сквозь смех и слёзы еле выговорила девочка, чувствуя, как с плеч свалился тяжеленный камень.

   -А ты разве меня тогда видела? - тут же смутился Селета и даже подался в сторону.

   -Нет, не видела, - успокоила его Светка, силясь унять смех, который уже больше походил на истерику. - Просто почувствовала что ли. Не знаю, как правильно объяснить, - она пожала плечами. - Я поначалу думала, что это непременно какое-нибудь чудище страшное. Зачем ты это делал?

   -Не знаю. Так просто, - тихо ответил мальчишка, явно чувствуя себя пристыженным и желая как можно скорее сменить неприятную тему. - А твой отец и правда думает, что это всё из-за метеорита?

   -Я даже не знаю, - Светка улыбнулась и окончательно успокоилась. - Он и сам, такое ощущение, ещё ничего не понимает.

   Селета только кивнул и прибавил шаг.

   -Да, в наших местах много всего странного, - загадочно произнёс он. - Сразу и не разберёшь, что к чему.

   -А ты сам как думаешь, из-за чего всё это происходит? - спросила девочка, стараясь не отставать.

   Мальчишка какое-то время продолжал идти молча, но затем всё же ответил:

   -Дед постоянно твердит, будто тайге не нравится, что сюда пришёл человек, и она стремиться от него как можно скорее избавиться, - он сделал паузу, явно над чем-то размышляя, после чего снова заговорил: - Однако на деле всё выглядит наоборот. По крайней мере, я каждый раз в этом убеждаюсь. Нас тянет вглубь леса, а не отталкивает, как должно быть, если верить деду. Если там и впрямь кто-то есть, то он вовсе и не желает оставаться один.

   Он внезапно замолчал и какое-то время дети продолжали идти, стараясь издавать как можно меньше звуков, словно за ними и впрямь кто-то пристально наблюдал. Затем Светка еле слышно спросила:

   -Ты думаешь, что все пропавшие люди должны быть там? - девочке сделалось страшно от одного только своего вопроса и она, ещё не договорив до конца, уже желала лишь об одном: чтобы Селета просто пожал плечами. Но тот всё же ответил:

   -Да так, наверное, и все думают, только бояться говорить в открытую. Ведь поделать всё равно ничего нельзя.

   Светка не стала больше ничего говорить и остаток пути они повели в полной тишине, нарушаемой лишь их осторожными шагами, да недовольным скрипом сонных деревьев. Местность под ногами перестала круто уходить вниз, и дети снова шли по относительно прямой поверхности, утопая ногами в податливом мху и спотыкаясь об залёгшие, наподобие партизан шишки. Молочный туман густел буквально на глазах, от чего луч фонарика набухал и непреклонно рассеивался в наступавшей со всех сторон пелене.

   Мальчишка шагал всё быстрее и Светка за ним уже еле поспевала. Хотя на прямой носки сбивались не так быстро, она всё равно чувствовала противный зуд, который тут же перерастал в нестерпимую боль, стоило им только замедлить шаг или и вовсе остановиться, чтобы передохнуть. Девочка силилась отогнать от себя неприятные ощущения, стараясь сосредоточится на чем-то другом, но в сознании всплывала лишь раскинувшаяся над лесом сеть, да страшная птица с синими глазами, вновь и вновь пытающаяся безуспешно взлететь. К тому же в голове стоял медный звон, и Светка чувствовала, что буквально засыпает на ходу, не в силах что-либо поделать с собой.

   Расходуя последние силы, дети буквально выбежали из леса и, не до конца веря своему счастью, тут же замерли. Из-за заполнившего всё пространств тумана ничего не было видно, и какое-то время Светка просто стояла на одном месте, и озиралась по сторонам. Ей не верилось, что всё уже закончилось и совсем скоро можно будет снять опостылевшие ей сапоги и, укутавшись одеялом, свернуться в калачик.

   Девочка полной грудью вдыхала холодный воздух и внезапно почувствовала, что тот больше не пахнет только сыростью и хвоей - здесь к этим запахам прибавился ещё и кислый аромат дыма от печки дядьки Йэне. Светка шумно выдохнула и с неподдельной радостью посмотрела на своего спутника.

   -Кажись, вышли, - тихо сказал Селета и стал медленно пробираться по скалистой поверхности, силясь разглядеть в мутном тумане знакомые постройки.

   Девочка осторожно последовала за ним, стараясь ступать как можно мягче, чтобы дать хоть какую-то передышку израненным ногам.

   Они вышли из леса намного севернее, чем заходили и теперь были вынуждены пройти через всю зараставшую бурьяном деревню. Светка уже прямо сейчас чувствовала себя в дурманящих объятиях сказочного сна. Со всех сторон её окружала непроглядная пелена, из которой то и дело выплывали полуразрушенные домишки с пустыми бойницами вместо окон и покосившейся крышей. Иногда прямо из-под земли вырастали элементы ветхой ограды или рыжеватые развалины печей, таких же, как и в доме дядьки Йэне, но отчего-то стоящие прямо под открытым небом. Крошка под подошвами сапог еле слышно хрустела, создавая впечатление того, будто они шли по грязному снегу.

   -Не отставай, - то и дело повторял парнишка и манил постепенно замедлявшую шаг Светку рукой. Издалека его расплывчатый силуэт изгибался и вытягивался, превращаясь в гигантское существо с пиками вместо рук, шагающее на высоких ходулях. На месте головы оказывался причудливый ромб, растянутый по вертикали, от чего весь этот образ казался устрашающим и нереальным.

   Девочка то и дело тёрла кулачками глаза и мотала головой, силясь как можно скорее разогнать всё сильнее смыкавшуюся вокруг пелену и вернуть себя к реальности. Однако ресницы неумолимо слипались, отчего казалось, что ещё совсем чуть-чуть, и она окончательно утонет в клочках витавшего вокруг её головы тумана.

   Светка совершенно не помнила, как они вышли к дому дядьки Йэне, как поднимались по крутой лестнице и заходили внутрь. Она начала снова соображать лишь только тот момент, когда кто-то принялся стягивать с её ног проклятые сапоги. Из-за этих движений стопы снова принялись излучать боль, и девочка невольно застонала.

   -Тише ты! - послышался совсем рядом недовольный шёпот Селета.

   Светка огляделась по сторонам и только сейчас окончательно поняла, что они были уже внутри дома. Она сидела на жёстком полу и старалась как можно реже шевелиться, чтобы не провоцировать новых приступов боли.

   -Как это? - не поняла девочка и вопросительно посмотрела на замершего парнишку.

   Тот только махнул рукой и принялся снова стягивать с неё сапоги.

   В комнате было тепло и сухо, а от недавнего лесного запаха не осталось и следа. Под потолком витал аромат крепкого чая, вперемешку с дымком из печки. Под руками приветливо поскрипывали деревянные половицы, от чего у девочки сложилось впечатление, что она и впрямь оказалась дома, а из соседней комнаты прямо сейчас покажется расстроенная мама.

   Девочка с надеждой вытянула шею, но ничего так и не произошло. Сумрак сгущался, но из него по-прежнему никто не выходил.

   Селета, наконец, всё же стащил с неё сапоги и, зашвырнув их подальше под лавку, прошептал:

   -До кровати сама дойдёшь?

   Светка посмотрела сначала на него, потом на свои израненные ноги. Зрелище и впрямь было не из самых приятных. Кое-где под кожей скопилась водянистая жидкость, а в отдельных местах мозоли от бега уже успели прорваться, и на их месте теперь красовалось розовое мясо. Девочка поморщилась и, прилепив отстающую кожу на место, невольно вскрикнула, больше от неприязни, нежели от боли.

   Рядом тут же недовольно засопел мальчишка, и Светка поспешила быстрее закрыть рот, чтобы не выкрикнуть чего-то ещё.

   -Ну так дойдёшь или нет? - снова спросил Селета и на этот раз уже в полголоса.

   Девочка кивнула, продолжая изучать свои ноги, и одним движением плеч попыталась скинуть с себя ватник, пуговицы которого уже были расстёгнуты. Оказавшись на свободе, Светка что есть мочи разогнула затёкшие плечи и тут же почувствовала, что всё в её теле и впрямь захрустело, как у той совы. Девочке снова пришлось вспомнить недавние события, о которых она уже стала невольно забывать, оказавшись во власти полудрёмы.

   -Тогда иди скорее, - нетерпеливо сказал паренёк, - пока никто не проснулся. Вот фонарь.

   -А ты куда? - Светка только сейчас заметила, что её недавний спутник сам пока раздеваться не спешил: на нём по-прежнему были одеты телогрейка и самодельные галоши.

   -До чулана и обратно, - быстро произнёс Селета и быстро выпрямился. - Сейчас той травы попробую найти, а то ты впрямь без неё завтра на ноги не наступишь.

   -Тогда лучше ты фонарь бери - тебе, наверное, нужнее, - кивнула девочка и, неуклюже поднявшись на ноги, протянула лёгкий предмет мальчишке, - а я и так дойду.

   -Уверена?

   -Ага, - Светка попыталась улыбнуться и осторожно заскользила на негнущихся ногах вглубь комнаты, стараясь подгибать ступни так, чтобы основной вес ложился на их внешнюю поверхность.

   Селета подождал, пока раскачивающийся силуэт девочки не скрылся из освещённого фонариком пространства, после чего быстро повесив ватник на гвоздь и смахнув с пола лесную грязь, выбежал из дома.

   Светка услышала, как за спиной хлопнула дверь и невольно замерла. Однако этого кроме неё, похоже, больше никто не услышал. Из соседней комнаты доносился размеренный храп, от чего ещё сильнее захотелось спать. Девочке показалось, что это непременно должен быть дядя Дима, по крайней мере, это было так похоже на него. Однако долго стоять и прислушиваться к посторонним звукам она не стала, поспешив поскорее лечь на кровать и дать отдых своему ноющему телу.

   Светка положила ноги на металлические дужки и почувствовала, как в горящих ступнях тут же принялась пульсировать кровь. Девочка успела только натянуть на голову мягкое одеяло и издать приглушённый вздох облегчения, после чего мгновенно провалилась во мрак.

  

   ГЛАВА 10.

  

   Дядька Йэне склонился над печкой и пытался раздуть непослушное пламя, которое извивалось меж поленьев и упорно не желало разгораться. Старик не рискнул на ночь задвигать заслонку в трубе, и видимо пока все спали, проклятый туман всё же сумел залезть в саму топку, чтобы и тут наделать своих нехороших дел. Дядька Йэне вздохнул от напряжения и попытался разогнуть затёкшую спину. Кости неприятно захрустели, а в больной ноге и вовсе неприятно стрельнуло. Однако он всё же выпрямился и, шаркая ногами, направился к заставленному посудой столу.

   "Хорошо, что хоть осень на дворе, - думал старик, смахивая крошки на трясущуюся ладонь, - а то бы сейчас мошкара как налетела, никакого покоя бы от неё не было".

   Приглушённо скрипнула входная дверь и старик, тут же прекратив своё нудное занятие, отвернулся от стола.

   В дом зашёл Сергей и, сняв грязные сапоги, задвинул их под лавку. Он посмотрел на старика и разочарованно покачал головой.

   -Что, неужто и впрямь так всё плохо? - прохрипел дядька Йэне, старательно теребя свою пуговицу.

   -Похоже на то, - кивнул Сергей и попытался протиснуться к печке, однако завидя, что в топке ничего не горит, тут же замер на месте, и нерешительно оглянулся на старика.

   -Да ничего страшного, - махнул рукой дядька Йэне, видя молчаливый вопрос в глазах своего гостя. - Видно влага поутру скопилась, вот головешки-то и отсырели.

   -Так керосину чего не возьмёшь? У дядь Паши его, небось, выше крыши! - Сергей заглянул в топку и потрогал поленья. - Да, похоже, эта ночь принесла сплошные разочарования! - он выпрямился и потёр влажными ладонями друг о друга.

   Старик замер и испытующе посмотрел в глаза Сергею.

   -А чего, кроме вертолёта ещё что поломалось? - тихо спросил он, словно не очень-то желая услышать на него ответ.

   -Всё, - кивнул Сергей и сделал большой глоток прямо из стоявшего на столе чайника.

   -Как это?

   -А вот так. Вертолёт не заводится, "Моторола" Чеснокова теперь напоминает твою рацию - тоже никого не дозовёшься, - да и вся та мелочь, что я привёз для исследований ни хрена не фурычит! - Сергей невольно грохнул чайником по столу и развёл руками.

   -Тише ты, - прикрикнул на него дядька Йэне, - дочь разбудишь.

   -А она спит, что ли ещё?

   -А чего ты хотел после такого перелёта? - захрипел старик, снова склоняясь у печки и силясь чиркнуть спичку. - Да и вчера сдуру допоздна сидели, спорили. Нет бы, сначала ребёнка уложить, а уж потом и тараторить про все эти свои замыслы и задумки, которые к тому же совершенно и не нужны.

   -Эх, а я и впрямь балбес! - Сергей покачал головой и медленно сел на стоявшую у стола лавку. - Ведь я даже не представляю, во сколько она вчера легла! Димка меня совсем заболтал.

   -Вот и я тебе о том же толкую, - дядька Йэне дунул на пламя, отчего в комнату вылетели клубы золы. Старик закашлялся и принялся размахивать руками, пытаясь разогнать образовавшуюся пыль.

   -Она и по мамке, наверное, скучает, ведь связи-то нет, - продолжал сокрушаться Сергей, не обращая внимания на старика. - Маринка там и сама теперь, скорее всего, в трансе. Я уже не помню даже, когда мы с ней последний раз по телефону говорили, - он содрогнулся всем телом. - Что-то я и правда, начудил больно сильно.

   Дядька Йэне ещё раз громко чихнул, после чего вытер почерневшее от золы лицо и довольно посмотрел на извивающееся в печи пламя.

   -Ты ещё кое-что пойми, - медленно произнёс старик и уселся напротив Сергея. - Она ведь не из-за твоих исследований сюда за тобой понеслась, - дядька Йэне покачал головой и вытер грязные руки о лежавшее на столе полотенце. - Просто она хотела как можно больше времени рядом с тобой провести. А все эти сияния и метеориты ей сроду и не нужны! Неужто тебе этого так и не ясно?

   Сергей ничего не ответил и только упёрся взглядом в шершавую поверхность стола и о чём-то усердно размышлял.

   -Я понимаю, конечно, что у тебя работа, - снова заговорил старик. - Но если уж ты потерял-таки семью, то хотя бы постарайся больше не совершать ошибок, иначе можешь остаться и без девочки.

   Дядька Йэне замолчал, и в доме повисла напряжённая тишина, нарушаемая только треском разгоравшихся в топке поленьев.

   -Работа, - выдохнул Сергей, словно это слово было сродни чему-то мерзкому, и он стремился скорее от него избавиться. - Я, наверное, и не смогу сейчас точно сказать, когда именно это произошло, - он глянул на старика, стараясь по выражению его лица определить, понял ли тот его или же нет. - Я про то время, когда на первое место решился поставить работу.

   -Наверное, это было необходимо, - кивнул дядька Йэне, показывая Сергею, что он его слушает.

   -Да, так было нужно, но вопрос жизни и смерти тут конечно не стоял. Просто Маринка, мама Светки, она не из тех женщин, которые будут ждать, когда их избранник чего-то добьётся. Им нужно всё и сразу, а если ты постоянно не можешь ничего добиться, тогда извини, - Сергей грустно улыбнулся и посмотрел на серьёзное лицо старика.

   -Так это всё из-за денег?

   -Да. Я думал, что если смогу хотя бы чего-то добиться, тогда она престанет смотреть на меня как волк на ягнёнка. Однако всё затянулось, как впрочем, обычно и бывает в этой жизни, - Сергей ударил кулаком по столу и, наклонив голову, послушал, как на это отозвалась деревянная поверхность. - Только вот почему-то большая часть переживаний выпала именно Светке.

   -Так неужели ничего уже нельзя поменять? - спросил дядька Йэне и, порывшись в карманах телогрейки, извлёк из них очередную самокрутку.

   -Думаю, что вряд ли, - Сергей отодвинул в сторону чайник и быстро поднялся на ноги. - Я понимаю, дядька Йэне, к чему ты клонишь, но я просто не могу вот так взять, да и бросить всё. А со Светкой я на счёт нашей сегодняшней беседы обязательно поговорю, как только она проснётся.

   -Что ж, ты взрослый человек, - вздохнул дядька Йэне, - и я не вправе указывать тебе на какие-то жизненные ошибки, тем более учить тебя чему-то, однако предостеречь я тебе всё же должен: брось всю эту затею! - старик пристально посмотрел на собеседника и невольно почувствовал, что того и гляди оторвёт последнюю пуговицу.

   Сергей ещё какое-то время оставался стоять у стола, после чего нерешительно подошёл к входной двери и, сунув ноги в сапоги, вышел из дому, оставив дядьку Йэне наедине с его мыслями. Старик покачал головой и, поднеся самокрутку к лицу, вдохнул полной грудью исходивший от неё пресный аромат табака.

   Сергей быстро сбежал с высокого крыльца, и уже внизу чуть было не столкнулся с дядей Пашей. Старый вертолётчик задумчиво брёл по косогору в направлении дома и медленно вытирал замасленные руки грязной ветошью. Его длинная тень растянулась на полдороги, а лица из-за низко склонившегося осеннего солнца было просто не разглядеть.

   -Ой, дядя Паша, прости! - прокричал Сергей, стараясь избежать столкновения и одновременно устоять на ногах. - Задумался что-то!

   -Да ничего, Серёжка, - улыбнулся вертолётчик и окинул тревожным взглядом ясное небо. - Я и сам, как видишь, в прострации пребываю. Сколько лет летаю, но такое впервые в жизни вижу.

   -Что, так и не удалось ничего сделать?

   -Какое там! - дядя Паша махнул ветошью в руке и, плотно сжав губы, покачал головой.

   -Понятно. А хоть нашли, что именно поломалось?

   -Да генератор, будь он не ладен! Я ведь ещё прошлый год собирался его заменить, да всё как-то руки не доходили, - он сокрушённо посмотрел на клочок ветоши сжатый в своих пальцах, словно тот и был всему виной. - Вот теперь и получил, чего заслуживаю.

   -Значит генератор, - задумчиво произнёс Сергей. - Ну впрочем я так и думал.

   -Как это? - не понял дядя Паша и вопросительно посмотрел на учёного.

   -Да это всё из-за аномалии. Похоже, этой ночью и впрямь полыхало, раз такие последствия. У меня тоже кое-какая аппаратура поломалась. Так что не у одного вас утро не заладилось, - Сергей попытался улыбнуться, но вышло этого у него как-то не очень. - И как теперь планируешь быть? С нами останешься?

   -А чего мне делать? - пожал плечами вертолётчик. - Пока сюда кого-нибудь мне на выручку не зашлют, придётся превратиться в местного аборигена, - он улыбнулся и продолжил уже более серьёзно. - Кстати, Серёжка, ты Чеснокова случаем не видел, а то как раз его рация нужна.

   -А он вроде как обещался с утра лодки загрузить. Скорее всего, на берегу, с Димкой опять собачатся.

   -Да уж, - усмехнулся дядя Паша. - Он ведь больше всех нас мечтал скорее улететь отсюда и вот - тоже застрял.

   -Да, он уж точно не обрадуется когда узнает, что ты так ничего и не починил.

   -Ну, будем надеяться, что не на долго. Вот сейчас с аэродромом свяжусь, а там уж и будем думать, что дальше делать, - вертолётчик кивнул, и собирался было уже зайти в дом, но голос Сергея его остановил.

   -Дядь Паша, а у Чеснокова рация тоже не работает. Так что вряд ли у тебя кого дозваться получиться.

   Вертолётчик замер и через плечо глянул на Сергея. На его серьёзном лице, читалась явная тревога.

   -Как, и у него тоже? - медленно произнёс он, словно не до конца веря в услышанное. - Эх, вот ещё незадача.

   -Да уж, похоже, застряли мы тут все основательно и надолго.

   -И у вас тоже ничего нет? - с надеждой в голосе спросил дядя Паша. - Я про связь.

   Сергей покачал головой.

   -Ну что же, - махнул ветошью вертолётчик и окончательно отвернулся от дома, - тогда придётся своими силами обходиться, пока нас не хватятся. Ты на берег? Идём тогда.

   Они вместе не спеша побрели в сторону реки, каждый думая о своём и пиная ногами хрупкие валуны.

   Сергею было неприятно от недавнего разговора с дядькой Йэне. Старик был, конечно, прав на счёт всего того, что говорил относительно его отношений со Светкой. Девочка и впрямь, скорее всего, полетела сюда только ради него, ведь в противном случае ей пришлось бы вернуться домой, и она это прекрасно понимала. А он теперь вместо того чтобы постараться быть как можно чаще с дочерью, словно упёртый баран, крутится вокруг этой своей затеи, от которой его, к тому же, все то и дело отговаривают!

   Сергей покачал головой и со злости пнул гладкий голыш, который тут же отлетел в сторону и пропал из виду.

   -Из-за девочки переживаешь? - словно прочитал его мысли дядя Паша. - Ей, наверное, не стоит всё рассказывать.

   -Да, - кивнул Сергей, - Светке и так не по себе, наверное, вдали от мамы. А если узнает, что мы выбраться отсюда не можем, так совсем испугается.

   Вертолётчик кивнул и, прищурив глаза, посмотрел на застывший среди скал вертолёт, нос которого осторожно выглядывал из-под брезента.

   -Она ведь и его живым считает, - усмехнулся Сергей и указал рукой вперёд. - Так и называет: "винтокрыл дяди Паши".

   -Да он и для меня уже почти живой стал за все эти годы, - кивнул вертолётчик. - Ну ты тогда спроси ещё раз у Чеснокова на счёт рации, а то вдруг заработает.

   -Хорошо, - кивнул Сергей, - обязательно спрошу.

   Здесь их пути разошлись. Дядя Паша направился к своему "винтокрылу", скучавшему среди скал, а Сергей круто завернул вправо и на полусогнутых ногах заспешил вниз по крутому склону, стараясь как можно скорее спуститься к реке.

   На самом краю берега росли невысокие сосны. Здесь им явно в избытке хватало солнечного тепла, но из-за скудной скалистой породы, за которую им приходилось то и дело цепляться серыми корнями, чтобы не соскользнуть в речку, их внешний вид оставлял желать лучшего. К тому же хрупкий известняк, из которого преимущественно и состоял этот береговой панцирь, постоянно смывался дождевой водой, да выдувался холодным ветром, блуждающим внутри русла. Берег, будучи не в силах совладать с мощной стихией, постепенно отступал вглубь кряжа, на котором и расположилась деревня. Так что жизнь деревьев тут напоминала постоянную борьбу за существование, которая никогда не прекратиться.

   Сергей пробежал по выдолбленным в известняке ступенькам, чувствуя, как за ним по пятам катится мелкая крошка, увлекаемая вниз его ногами. Он то и дело хватался руками за стволы растущих вблизи тропы деревьев, стараясь хотя бы немного сбить скорость, чтобы не слететь на полном ходу в ледяную воду.

   Стометровый спуск быстро закончился, и Сергей очутился на самом берегу речки. Течение тут было быстрым и у самых скал даже виднелись небольшие воронки, из центра которых вырывалась белая пена. На противоположном берегу росли огромные сосны - нечета тем неуклюжим деревцам, что склонились над Сергеем. Вода приятно ласкала слух, а окружающий воздух пах сыростью и рыбной чешуёй.

   Метрах в тридцати от Сергея на волнах качались два "Зодиака". Они были уже основательно загружены, но мелькавший среди скал Димка забрасывал в них всё новые и новые тюки.

   Чесноков увидел остановившегося Сергея и, бросив в лодку небольшой свёрсток, заспешил к нему.

   -Что с вертолётом? - прокричал он на ходу, но уже издалека увидел понурое выражение на лице учёного и недовольно сморщил нос. - Чёрт, я так и знал! - он нервно вытер уголки рта и сжал от бессилия кулаки.

   -Да вы не волнуйтесь так, - поспешил его успокоить Сергей, подходя как можно ближе. - Дядя Паша может ещё починит. А как с вашей "Моторолой" дела обстоят?

   -Да никак! - зло выкрикнул участковый и, круто развернувшись, снова направился к лодкам.

   Сергей пожал плечами и поплёлся следом.

   -Почти загрузились! - прокричал Димка и ударил огромным кулаком по упругому боку ближней лодки. - Я и впрямь не понимал до конца на что подписываюсь, когда уговаривал тебя пешком идти, - произнёс он, указывая бритой головой на горы вещей и старательно выбираясь из воды. Широкие унты доходили ему чуть выше колен, но великана это, похоже, совершенно не смущало. Он снова был в майке с короткими рукавами, от чего по спине Сергея тут же забегали зябкие мурашки.

   -Не жарко? - улыбнулся он, на что Димка только махнул огромной ручищей. - Да, пешком и тем более в гору мы бы вряд ли со всем этим поднялись, - Сергей кивнул на загруженные лодки. - Да и к тому же тогда пришлось бы ночевать в лесу, под открытым небом, а в начале октября это не самая лучшая идея! - он усмехнулся и посмотрел на друга.

   -Ну уж это меня в самую последнюю очередь беспокоит, - Димка схватился за протянутую ему Сергеем руку и громко пыхтя выбрался из воды на берег. - На меня в лесу такой сон нападает - уж, мама не горюй! - великан раскинул в стороны руки и громко прокричал, от чего даже волны в реке слегка приумолкли. - Эх, благодать-то какая!

   -Да для тебя, похоже, везде благодать, где спать можно, - едко заметил Чесноков и тут же предусмотрительно отошёл на некоторое расстояние.

   -Эх, темнота вы, товарищ лейтенант! - пробасил Димка, продолжая любоваться природой. - Судьба вам, можно сказать, такой шанс преподносит - отдохнуть ото всего, а вы только и можете, что причитать и суетиться.

   -А я вот нисколько вашу эту радость не разделяю, - тут же перебил его Чесноков. - У меня дел знаете сколько? А если я ещё тут с вами прокукую - так и вовсе полный завал получится!

   Димка махнул рукой и посмотрел на воду.

   -А, да ну тебя. А большой крюк дадим по воде? - он снова повернулся к Сергею и вопросительно посмотрел на того, хотя по выражению лица, ответ его мало интересовал.

   -Да я бы не сказал, - Сергей медленно покачал головой и глянул на воду. - Километра два-три. Тут немного вниз по течению пройти, да гору обойти. А там зимовье должно быть. Оно сейчас заброшено. Им в основном пользовались, когда этой деревушки не было. Тогда ведь в эти места пешком ходили прямо из Туры.

   Димка присвистнул и почесал широкую шею.

   -Это КМС подтвердить можно! - он усмехнулся. - Ну вы, профессура, и выносливые!

   -Да, мы следим за собой, - улыбнулся Сергей. - И, слава Богу, что сейчас необходимость пешком ходить отпала, а то представь, сколько бы людей пропадало, останься всё как прежде. Ужас сколько!

   -Можно подумать, что сейчас меньше пропадает! А это всё оттого, что вы и слушать никого не хотите! - снова заговорил Чесноков. - Вам одно - а вы по-прежнему о своём!

   -Да я просто понять не могу в чём тут опасность, - пожал плечами Сергей.

   -Вот-вот! - тут же поддержал его Димка. - Твердите постоянно про свою эту мистику и чертовщину! У меня уже впечатление ото всего этого, что я на сатанинскую мессу попал!

   -Ну-ну, смейтесь, - обиженно произнёс Чесноков и склонился над лодкой, делая вид, что проверяет её крепление к берегу.

   -Действительно, что-то мы раньше времени расслабились, - сказал Сергей. - Дел ещё непочатый край.

   Димка посмотрел на лодки и спросил:

   -Так когда отплываем? Тут всё уже готово.

   -Вот чёрт! - Сергей хлопнул себя по лбу. - Совсем забыл, зачем наверх поднимался!

   Димка вопросительно посмотрел на друга.

   -Я ведь хотел ещё пенициллина взять, на всякий случай, - Сергей качал головой, понимая, что это всё последствия той неприятной беседы с дядькой Йэне.

   -Думаешь, что этот твой Суровец и впрямь там? - тихо спросил Димка и покосился на милиционера.

   Сергей пожал плечами.

   -Если мы продолжаем отказываться верить в потусторонний аспект всего происходящего тут, тогда ему больше и негде быть. А если он и правда там, то вполне логично предположить, что ему нужна помощь. Так что лучше быть готовыми ко всему, чтобы потом не суетиться.

   -Что ж, надеюсь, твоя версия верна.

   -А больше ничего и не остаётся. На организацию настоящей спасательной операции у нас попросту не хвати ни сил, ни времени. Эти леса тянуться на сотни километров, так что искать в них маленькую группу людей, всё равно, что искать иголку в стоге сена. Уж прости за банальность сравнения.

   -Да ладно! - Димка махнул рукой. - А девчушку-то возьмёшь собой?

   -Я, вообще, обещал, - осторожно произнёс Сергей, от чего Чесноков у лодки недовольно хмыкнул.

   -Ну раз обещал, так назад уж не попрёшь!

   -Ты так думаешь? - неуверенно спросил Сергей.

   -А ты думаешь, она обрадуется, если ты молча, просто так возьмёшь, да и уплывёшь без неё, тем более, если уже дал обещание? - Димка посмотрел на друга и улыбнулся. - Давай уж папаша, решайся, наконец, как быть дальше, а то я смотрю, тут довольно-таки быстро темнеет. Не хотелось бы впотьмах по этим водоворотам плыть.

  

   ГЛАВА 11.

  

   Светка приоткрыла было глаза, но тут же снова зажмурила их. Из-за яркого света, она не сразу вспомнила, где находится и поэтому ещё какое-то время просто лежала, окончательно отходя ото сна. Ей снилось что-то непонятное, постоянно меняющее цвета и издающее странные звуки. Девочка не могла сказать точно, что именно это было: просто огромная масса чего-то мерцающего, целиком заслонившего её сознание. Сквозь эту дрожащую панораму Светка чувствовала периодически повторяющиеся приступы боли, которые непременно усиливались, как только она пыталась пошевелиться или перевернуться на другой бок.

   "Не может же боль снится так правдоподобно, - думала она, не в силах открыть глаза. - Как-то всё странно".

   Внезапно Светка почувствовала резкий запах дыма и, не понимая, что происходит, быстро открыла глаза. От яркого света девочка прищурилась и только сейчас окончательно вспомнила, где именно она находится. В комнате было одно-единственное окно, но дневной поток был настолько мощным, что этого вполне для него хватало. Он смешивался под самым потолком с дымком от самокрутки дядьки Йэне и медленно вращался, постепенно принимая форму растянутых колец.

   Светка слегка расстроилась: она-то думала, что находится дома и всё произошедшее с ней этой ночью - всего лишь обыкновенный сон. Она быстро перевернулась на живот и зашарила ободранными руками под подушкой. Бок пронзила нестерпимая боль, и девочка тут же замерла, стараясь больше не производить столь резких движений. Голова была тяжёлой и совершенно чужой - по крайней мере, так казалось.

   Светка наконец нащупала телефон и, снова перевернувшись на спину, облегчённо вздохнула, чувствуя как боль в спине постепенно утихает. В голове при этом громко стучало и ужасно хотелось пить. Дневной свет её больше не беспокоил, и девочка с надеждой взглянула на экран мобильника. Однако тот даже не засветился. Светка покрутила телефон в пальцах, беспорядочно нажимая на все кнопки, но ничего так и не изменилось.

   "Неужели так быстро батарейка села?" пронеслось у неё в голове. Хотя ничего странного в этом и не было - времени с тех пор как она последний раз заряжала мобильник, прошло уже предостаточно.

   Светка обиженно сморщила нос и, боясь даже представить, что сейчас происходит с мамой, отодвинула безжизненный телефон в сторону. Перед полётом сюда она даже не думала, что будет так сильно по ней скучать. Там в городе, девочка жила у папы целыми неделями и особой тревоги не испытывала, даже по истечении столь длительного времени. Правда мама ей постоянно звонила и спрашивала как её дела, и чем они без неё занимаются. Казалось бы - простой звонок, а как много он значил на деле. Ведь и тут папа был с ней, но всё равно чего-то не хватало...

   Светка внезапно вспомнила, что сегодня они собирались в поход, и буквально подскочила в кровати. Она подползла на коленках к маленькому окну и, вытянув шею, выглянула на улицу. Во дворе никого не было видно: лишь только неспешно раскачивались сосны на скалистом берегу, да отбрасывали к самому крыльцу длинные тени. Толстое стекло не пропускало уличных звуков и казалось, что всё происходило в полной тишине. Внутри дома всё тоже словно застыло. Девочка невольно забеспокоилась и постаралась как можно скорее встать. Она откинула в сторону одеяло, и с удивлением посмотрела на свои ноги.

   -Вот это набродилась вчера, - прошептала она, не мигая, смотря на стопы. - Даже носки снять забыла.

   Девочка наклонилась было, пытаясь поправить их, однако тут же ощутила, что внутри что-то тихо зашуршало. Её руки на секунду замерли, а затем быстро стянули носки с ног. На пол посыпалась какая-то трава, и комната тут же наполнилась странным прелым запахом, от которого защекотало в носу и захотелось чихнуть. Светка зажала нос и зажмурилась, силясь сдержать подступающий к самому горлу кашель.

   Селета всё же выполнил своё обещание и принёс траву дядьки Йэне. Только вот как ему удалось натянуть носки ей на ноги, да так что она даже этого не почувствовала Светка не знала. Она осмотрела свои ноги и невольно поразилась. Трава и впрямь была не простая. Те мозоли, которые так и не успели прорваться, просто засохли и совершенно не беспокоили девочку. А в тех местах, где ещё ночью виднелось окровавленное мясо, теперь розовела молодая кожа и боли как не бывало.

   Светка осторожно прикоснулась к пяткам, словно не до конца веря своим глазам, и от удивления издала невольный возглас. Она опустила ноги на пол и попыталась встать. Если не считать боли в растянутых от бега мышцах, стопы совершенно не болели, и лицо девочки расплылось в довольной улыбке. Она смахнула ногой траву под кровать, снова натянула носки и, на ходу надевая платьице, направилась к выходу.

   В большой комнате с шестиногим столом никого не было. Светка на цыпочках подошла к печи и, подняв со стоящей рядом скамьи чайник, наконец утолила мучавшую её жажду. Дом и правда выглядел совершенно пустым, и это не очень нравилось девочке. Она помнила, что дядька Йэне вчера пытался отговорить папу брать её с собой, и эта мысль настораживала её ещё больше. Неужели они и правда могли поступить с ней так подло! Светка наморщила нос и ещё раз пожалела о том, что не может позвонить маме, которая бы её сейчас уж точно поддержала.

   Девочка не могла с уверенностью сказать, что уж так сильно хотела ещё раз приблизиться к тому странному сиянию. Особенно после всего того, что случилось этой ночью в лесу. Вряд ли ей было так уж страшно ото всего увиденного, скорее просто неприятно. И в первую очередь, от того что нельзя было точно сказать, где именно существовала реальность, и за какой чертой она превращалась в вымысел. Всё и впрямь больше походило на сон, и Светка понимала, что не столкнись она со всем этим ещё раз, то оно непременно запомниться ей лишь как неприятный элемент очередного кошмара.

   Но бросать её просто так, по той лишь причине, что она была ещё не такой большой, как все остальные, было, по крайней мере, не справедливо! Светка почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы и неприятно клокочет в груди. Однако она глубоко вдохнула и тщательно стиснула зубы, давая понять себе, что плакать, как какой-нибудь ребёнок она уж точно не будет! Тем более что она уже видела и знала намного больше чем все остальные!

   В этот самый момент входная дверь внезапно открылась, и на пороге дома возник папа. Он спешно отдувался от быстрой ходьбы, а его лицо при этом сильно раскраснелось.

   -Ну наконец-то! - радостно выдохнул он, смотря на замершую от испуга девочку. - Мадмуазель соизволила проснуться! - он захлопнул за собой дверь, отсекая холодный уличный воздух, и зябко потёр ладонями друг о друга.

   -Ой, папка! - радостно воскликнула Светка и кинулась в холодные объятия отца. - А я думала, что вы без меня уплыли!

   Сергей немного опешил от такого искреннего проявления чувств, и какое-то время просто улыбался, всё сильнее сжимая дочь длинными руками.

   -Да уж собирались было, - наконец произнёс он, выпуская девочку из объятий и силясь напоследок провести пальцами по её запутанным волосам. - Дядя Дима говорит, что без нашей красавицы никак нельзя!

   -Правда? - Светка почувствовала, как загорелись её щёки, но оставаясь наедине с папой, она не обратила на это никакого внимания.

   -Конечно, - кивнул Сергей и осмотрелся по сторонам. - А где дядька Йэне?

   Девочка пожала плечами и тоже осмотрелась, хотя и так прекрасно знала, что в доме кроме них никого больше нет. Только если Селета опять забился в какой-нибудь угол и снова шпионит за всеми? Светка медленно осмотрела все щели в стенах и даже на потолке, но, так и не заметив ничего подозрительного, снова заулыбалась, уперев взгляд в отца.

   -Я только встала, - сказала она. - И его уже не было.

   -Что ж, понятно всё, - кивнул Сергей. - И ты, наверное, ещё ничего не ела к тому же?

   Девочка снова заулыбалась и утвердительно затрясла головой.

   -Ну тогда предлагаю завтрак туриста на свежем воздухе!

   -А что это такое?

   -Увидишь, - улыбнулся Сергей. - Его уже на берегу дядя Дима готовит. Так что давай-ка одевайся скорее. Твоя "Аляска" на печке, а мне ещё кое-что нужно взять.

   Светка довольно кивнула и спешно полезла по деревянной лестнице на печку. Болоньевая "Аляска" была намного легче ватника и девочка тут же пожалела о том, что ночью так и не додумалась одеть её. Хотя, скорее всего, это было и к лучшему, так как можно было только гадать, на что бы походила эта куртка сейчас, побегай Светка в ней по лесу.

   Девочка накинула "Аляску" на плечи и быстро застегнула стальную молнию. Мягкий воротник приятно грел ноющую шею, и Светка аккуратно убрала за него растрепавшиеся после сна волосы. Сейчас ей было не до красоты. "Вот вернёмся домой из этого путешествия - тогда и будем отмываться! - думала девочка, спрыгивая с лестницы. - А пока всё это безобразие нужно просто скрыть с глаз долой!"

   Светка подошла к двери и, пошарив рукой под скамьёй, извлекла из-за неё свою шапочку. Она была вымазана во что-то зелёное и вся буквально утыкана сосновыми иголками. Девочка недовольно вздохнула и принялась усердно отскребать грязь.

   Дверь отворилась, и на пороге возник дядька Йэне. На его морщинистом лице застыло хмурое выражение, а узкие глаза выглядели так, словно старик о чём-то очень сосредоточенно размышлял. Он даже из-за этого не сразу заметил стоявшую у скамьи девочку, которой пришлось спешно отскочить в сторону из-под его ног.

   -Ой, Светка, а чего это ты тут стоишь на самом ходу? - выдохнул дядька Йэне, стараясь придать своему лицу более человечное выражение. - Да ты никак куда собралась?

   Девочка кивнула и продолжила своё занятие.

   -Папа говорит, что пора плыть, - произнесла она себе под нос. - Они и так меня уже заждались.

   Старик присел на скамью и снял с головы пушистую шапку. Светка посмотрела на него и только сейчас заметила, что на дядьке Йэне была одета вовсе не его засаленная телогрейка с одной единственной пуговицей, а тёплый ватник. Через плечо у него свисал толстый шпагат, а на ногах красовались сапоги из шкуры какого-то волосатого животного. Девочка удивилась столь странному образу и нерешительно отступила назад.

   -Дядька Йэне, а ты куда собрался? - послышался из-за спины голос папы и Светка тут же обернулась.

   Сергей быстро прошёл через всю комнату и остановился напротив старика. Девочка с любопытством смотрела то на папу, то на дядьку Йэне и ждала, что будет дальше.

   -С вами пойду, - тихо сказал старик и снова водрузил шапку на голову.

   -Как это? - Сергей тоже отступил на шаг и пристально уставился на хозяина дома. - Я что-то совсем ничего не понимаю.

   -А чего тут понимать-то? - развёл руками дядька Йэне и, опёршись о дверной косяк, поднялся на ноги.

   -Но ведь ты сам меня вчера весь вечер, да и сегодня утром отговорить пытался, - Сергей почесал затылок и вопросительно посмотрел на старика. - А сейчас вдруг с нами собрался.

   -В том-то и дело, что так и не смог отговорить, - дядька Йэне посмотрел на замершую девочку и снова устремил взгляд на Сергея. - А раз не отговорил, значит тоже пойду.

   -Но ведь ты же не обязан. Да и на кого дом оставить, ведь мало ли что случиться может, пока нас не будет?

   -Может и не обязан. Но только я всё равно себе тут места не найду, зная, что вы вниз по реке пошли, а я так и не сумел вас образумить. Тем более за девчушку боюсь, так как знаю ваш учёный люд.

   Сергей ничего не говорил и только пристально смотрел перед собой.

   -Только нужно сперва девочку покормить, - сказал старик, и хотел было пройти к печке, но Сергей его тут же остановил.

   -Не нужно, дядька Йэне, там Димка на берегу тушёнку разогревает, там и позавтракаем.

   Старик кивнул и, развернувшись, вышел на крыльцо.

   -Папа, а чего это с ним? - прошептала Светка и медленно натянула на голову шапочку.

   Сергей какое-то время продолжал молчать, но затем резко встрепенулся и посмотрел на дочь.

   -Беспокоится он за нас, вот и всё.

   -Потому что это опасно, да? - спросила девочка и осторожно глянула на отца.

   Сергей присел на одно колено и рукой подвинул дочь к себе.

   -Видишь ли, Света, - он заглянул ей в глаза и постарался говорить так, чтобы ребёнок смог его понять. - Тут дело даже не в том, что всё это опасно. Просто никто не знает, что именно происходит на самом деле. Мне кажется, что в большей степени все страшатся этого сияния, нежели чего-то конкретного. Потому что понятия не имеют, что от него можно ещё ждать, кроме порчи приборов и... - Сергей резко замолчал, понимая, что сейчас проговориться, однако девочка, похоже, этого не заметила. - А у меня как раз и есть шанс разобраться в том, чем это является на самом деле. И если мне это удастся, то представь, скольким людям мы сможем помочь. Тогда все те, кто станет направляться в эти места, уже не будут испытывать непонятный страх, а смогут целиком сосредоточиться на работе. Ты меня понимаешь?

   Светка молча кивнула.

   Конечно, она всё понимала, но одновременно с этим, она ещё и кое-что знала. Такое, о чём никто из взрослых даже не представлял, а маленькая девочка видела это собственными глазами. И то, что произошло этой ночью, было куда как опасно. Наверное, даже больше того, как это представлял себе дядька Йэне, который хоть и молчал, но явно догадывался обо всём, происходящем вокруг его дома.

   Светка хотела было прямо сейчас рассказать о том, свидетелем чего они с мальчишкой стали этой ночью, но почему-то так и нашла в себе сил на этот решительный шаг.

   -Папа, я знаю, что это очень важно для тебя, - кивнула девочка и обняла отца. - Я тебя люблю.

   -И я тебя, - Сергей тоже обнял дочь и в этот момент понял, что мог бы прекрасно обойтись и без странного сияния.

  

   ГЛАВА 12.

  

   В лицо бил холодный ветер и раз за разом бросал в глаза ворох мокрых капель, от которого сводило челюсть и неприятно зудело за ушами. Светка сидела на самом носу пузатого "Зодиака", который игриво подпрыгивал на волнах и издавал звонкие резиновые звуки, как только снова утыкался жёлтым носом в бурный поток. Сзади тарахтел моторчик, и его приглушённое эхо уносилось вдоль извилистого русла, ограждённого со всех сторон высокими скалами. Сидевший у руля дядя Дима, только перед самым отплытием соизволивший наконец-то облачиться в армейский бушлат, щурился от летевших в его лицо брызг и недовольно крякал всякий раз, как на их пути встречались скальные косы, тянувшиеся на середину реки от самого берега, которые папа называл странным словом: КОРГА.

   Светке казалось, что она снова пробила грань реальности и погрузилась в вымышленный мир, от которого буквально захватывало дух! Река извилистой лентой протискивалась между крутых кряжей, бурно заросших исполинскими соснами, которые спускались к самой воде. Они не были такими огромными как те гиганты, что встречались девочке во время её ночного путешествия, но и без того на фоне серых скал эти отщепенцы выглядели впечатляюще.

   Берег был настолько крутым, что казалось, будто небо опирается на пики деревьев, вдавливая весь массив в бурлящий поток, отчего тот начинал ещё больше пениться и извиваться. Девочке казалось, что случись им пристать к таким недружелюбным скалам, то всё могло бы кончиться плачевно. Тем более что об этом ещё вчера говорил Селета.

   Вдоль самого берега узкой полосой были навалены небольшие, отполированные водой камни, диаметром по десять-пятнадцать сантиметров. Папа говорил, что это КУРУМЫ, которые образуются когда рушатся скалы и их обломки скатываются под тяжестью собственного веса к реке. Тут они беспорядочно нагромождаются друг на друга и распределяются водой вдоль берега, создавая обманчивое впечатление того, будто их специально притащили сюда чьи-то трудолюбивые руки для того чтобы создать своеобразную границу между рекой и сушей.

   Течение было быстрым, и в какой-то момент дядя Дима и вовсе заглушил мотор, предоставив бушующему потоку самостоятельно увлекать лодку за собой. Теперь он только внимательно всматривался в клочки белой пены, из-под которой всё чаще выглядывали хищные корги. Лодка продолжала подпрыгивать и дрожать, от чего буквально замирало сердце. А если ещё, вдобавок к этому, посмотреть на синее небо, то всё в глазах начинало вращаться и приходилось спешно искать руками опору, чтобы ни дай Бог не свалиться в холодную воду. На девочке был одет оранжевый спасательный жилет, пристёгнутый к лодке, но искупаться в это время года всё равно не очень-то и хотелось.

   Светка испытывала истинное наслаждение от стремительного спуска, отчего то и дело оглядывалась на взрослых, чтобы посмеяться и показать как ей хорошо. Из-за шума воды практически ничего не было слышно, поэтому сидевший позади неё папа только улыбался в ответ и показывал большой палец. Стараясь спастись от холодных капель воды то и дело летевших из-за борта, он натянул на голову меховой капюшон от куртки и сделался похож на снежного человека, что ещё больше развеселило девочку.

   В другой лодке, вслед за ними спускались дядька Йэне, который с момента их последнего разговора так и не проронил ни слова, и непонятно как согласившийся на это Чесноков. В тот момент, когда Светка уплетала за обе щеки разогретую дядей Димой тушёнку, папа долго и упорно о чём-то спорил с милиционером, после чего тот махнул рукой и тоже больше ничего не говорил. Девочка собиралась было, поинтересоваться на сей счёт у папы после их отплытия, но только сейчас поняла, что поговорить о чём-то в лодке из-за постоянного шума воды было не так-то просто.

   По пути на берег, Светка видела, что "винтокрыл" с утра так никуда и не улетел. А дядя Паша сидел в его кабине и о чём-то усиленно размышлял. Папа сказал, что у вертолётчика остались здесь ещё кое-какие дела, но тон, каким он это говорил, совершенно не понравился девочке. К тому же и тот факт, что Чесноков поплыл с ними, как-то не вязался в Светкиной голове с тем, что он говорил накануне за столом, желая как можно скорее улететь обратно в Туру, совершенно не одобряя папины планы. И это только добавило подозрений.

   Девочка искренне надеялась, что Селета всё же появится, ведь он тоже хотел поплыть с ними. Тем более и дядька Йэне уже сидел в лодке, а это давало определённый шанс на то, что он позволит и мальчишке присоединиться к их компании. Однако время шло, а Селета так и не появлялся. Светка то и дело бросала беспокойные взгляды на ведущую к деревне тропинку, но на ней так никто и не появился. Пришлось мириться с этим и постараться сосредоточиться на плавании, тем более что спуск не обещал быть лёгким.

   -Света! - послышался сзади заглушаемый рёвом воды голос папы. - Смотри!

   Девочка быстро обернулась на отца и вытерла с лица холодные капли. Папа приподнялся в лодке и, скинув капюшон, указывал вытянутой рукой вперёд, по направлению их движения.

   -Что это? - прокричала Светка, снова поворачивая голову вперёд и усиленно смотря в ту сторону, куда указывал отец.

   -Пороги! - прокричал папа и, сделав пару неловких шагов, склонился рядом с дочерью. - Прямо по курсу!

   -Это Сакко? - спросила девочка, поднимая руку и стараясь укрыть глаза от летевших в них капель.

   -Они самые! - кивнул папа и протянул Светке огромные очки на резинке. - Смотри внимательнее! Не каждый день увидишь нечто подобное!

   Девочка быстро натянула их себе на голову и снова устремила взгляд вперёд.

   В нескольких десятках метров от их "Зодиака" река резко поворачивала направо, словно стараясь обогнуть возвышавшуюся над ней гору. В этом месте русло резко расширялось и словно превращалось в две отдельные реки, разделённые невысокой скальной грядой, возвышавшейся посередине: правый рукав при этом продолжала бурлить и изрыгать пену, а левый резко врезался в скальный берег, словно силясь, во что бы то ни стало, сдвинуть его в сторону.

   Вода в этом месте словно проваливалась под собственным весом и закручивалась в гигантские водовороты, от одного вида которых становилось не по себе. Речные массы медленно вращались, затягивая в свои недра всё, что попадало в этот мутный поток, и столь размеренный хоровод буквально завораживал взгляд. Берег был источен упорной водой, которая неустанно, дни и ночи напролёт, шлифовала скальный кряж, словно тот не давал ей возможности развернуться по-настоящему.

   Это неспешное действие настолько поразило Светку, что она даже на несколько секунд позабыла про приближавшиеся пороги, которые поначалу являлись её первостепенной целью.

   -Здорово! - воскликнула девочка и возбуждённо заворочалась в лодке.

   -Это корчаги! - прокричал папа, указывая на водовороты. - Они из-за поворота реки образуются. Течение очень быстрое и вода просто не успевает выталкиваться в русло на той стороне, а закручивается вот в такие воронки! Это самое страшное место на реке. Даже страшнее порогов. Случись искупаться тут, последствия будут не очень хорошие! - и, говоря это, он ещё раз проверил крепление девочки к лодке.

   Светка молча кивнула и поскорее отвернулась в другую сторону, туда, где продолжала бурлить вода. Дно здесь взбудораживалось и изгибалось, выпячивая наружу свой скалистый хребет, через который усиленно прорывался стремительный поток. Во все стороны летели мелкие брызги и постепенно превращались в дрожащий туман, который неспешно поднимался над руслом, словно силясь взлететь выше береговых скал. Солнечный свет упирался в него и играл всеми цветами радуги, создавая ощущение, будто всё происходит не в реальности, а является элементом сказочного сна.

   Девочке постепенно начинало казаться, что то место, где они сейчас проплывали крошиться, двоиться и разламывается на две части, продолжая жить внутри её сознания каждая по своим правилам. И вот здесь между этими двумя мирами как раз и существовала чёткая граница, которая до этого постоянно ускользала от её глаз. Светка не знала, зачем именно она всё время ищет её, но остановить себя не могла, да и попросту не желала этого делать.

   -Держись левее! - прокричал папа и его голос разрушил двойной мир в голове девочки.

   Светка оторвала взор от реки и оглянулась назад. Папа снова был на ногах и отчаянно жестикулировал, стараясь привлечь к себе внимание дяди Димы, который тоже заворожённо наблюдал за бушующей стихией, не обращая на происходящее вокруг него никакого внимания. Наконец он всё-таки оторвался от проплывавшего за бортом пейзажа и, кивнув Сергею, снова завёл мотор.

   Слева послышался плеск, и их на полном ходу нагнала лодка дядьки Йэне. Старик поравнялся с дядей Димой и что-то прокричал ему. Однако из-за продолжавшегося шума ничего не было слышно. Здоровяк пожал плечами и ничего не понимая посмотрел на Сергея. Тот тоже качал головой и внимательно следил за людьми в соседнем "Зодиаке".

   Дядька Йэне видимо догадался, что его просто не слышат и, поманив рукой, умчался вперёд, предлагая, по-видимому, следовать за ним. Дядя Дима тут же понимающе кивнул, и тоже поддал газу, от чего нос лодки резко задрался вверх, и Светка перестала что-либо видеть.

   -Эй, ну вы чего! - обиженно воскликнула девочка и кубарем скатилась на корму, к самым ногам дяди Димы, при этом чуть было, не опрокинув папу за борт. Лодка, было, закачалась, но из-за сообщаемого мотором ускорения тут же выровнялась и устремилась в погоню за другим "Зодиаком", который дядька Йэне увёл уже далеко вперёд.

   -Светка, ну-ка хорош ёрзать, давай уже держись за что-нибудь! - рявкнул дядя Дима и свободной рукой вытащил девочку из-под лавки, словно та была нашкодившим котёнком.

   Папа засмеялся и, взяв ничего не понимающую Светку за руку, усадил её рядом с собой.

   -Вот, держись! - прокричал он и протянул девочке конец идущего вдоль борта троса.

   Светка вцепилась в него скрюченными от холода пальцами и вернула съехавшие от падения очки на место. Их "Зодиак" не испытывая ни малейшего страха нёсся напрямик, через злобно вращающиеся корчаги, словно те были всего на всего грязными воронками, что образуются в раковине после мытья посуды. У девочки от этой картины захватывало дух, и она спешно крутила головой по сторонам, стараясь заглянуть в самый центр гигантских водоворотов проносящихся на огромной скорости мимо её восторженных глаз.

   Справа от них бурлили пороги, словно выражая этим своё недовольство всем происходящим. Водные потоки извивались, переваливали через огромные валуны, утыкались в скалы, но всё же не теряли уверенности и продолжали упорно пробираться вперёд, будто не желая так легко упускать из виду две стремительные лодки, нагло вторгшиеся в их владения.

   Светка на секунду оторвала взгляд от воды и осторожно посмотрела наверх. От того, что открылось её глазам, девочка буквально обомлела и вцепилась в куртку отца. Выраставшая буквально из воды каменная стена резко уходила вверх и буквально нависала над их головами, напрочь заслоняя собой небо. Светка отчётливо видела правильные контуры обвалившихся пород, которые оставляли на кряже глубокие шрамы, покрывшиеся зелёным налётом от постоянной сырости. Из них корявыми клешнями торчали корни деревьев, пробивших берег насквозь и спокойно растущих на внешней стороне скалы.

   Девочка толкнула в бок папу, но тот никак на это не прореагировал, тоже запрокинув голову и любуясь невиданным пейзажем. Невозмутимым оставался только дядя Дима, который продолжал направлять лодку вдоль водоворотов, мимо бушующих порогов и нависающих над головой воздушных замков. Он казалось, совершенно не замечал первозданной красоты здешних мест, а может быть, просто делал вид, чтобы сохранить хладнокровие и не ослабить бдительность, потеря которой могла стоить в столь свирепом месте жизни.

   Светка сняла с головы очки и вытерла лицо ладонями. "Зодиак" тем временем уже окончательно завершил поворот, обозначенный скалистым берегом, и увлекаемый быстрым течением стал всё дальше удаляться от порогов и водоворотов, навстречу новым впечатлениям. Девочке отчего-то сделалось грустно, и она снова вспомнила про маму. Жаль, что она не могла увидеть всего этого, ей бы точно понравилось! Если бы работал телефон, тогда можно было постараться сфотографировать хоть что-то. Но через фотографию всё равно было невозможно передать всю ту атмосферу скорости, веселья и неожиданности, что ударяла в лицо вместе с холодными брызгами и пахнущим рыбой ветром.

   Светка оглянулась назад и напоследок ещё раз взглянула на поднимавшийся над рекой туман от мелких брызг, в котором продолжало играть всеми цветами радуги низкое осеннее солнце, уже практически скрывшееся за массивным боком горы. Девочка постаралась отогнать от себя грустные мысли и сосредоточится на проплывавшей мимо её глаз красоте. Может если она сумеет потом рассказать маме обо всём увиденном ею на краю земли, то та не станет злиться, а наоборот обрадуется тому, какая её дочь стала самостоятельная и бесстрашная! Но только для того, чтобы все эти мысли стали реальными было необходимо вернуться домой. А пока и это являлось несбыточной мечтой...

   Дядя Дима догнал другой "Зодиак" и, заглушив мотор, снова доверил своё маленькое судно стихии.

   -Ну как вам наши места? - прокричал дядька Йэне и подмигнул Светке, лицо которой выражало истинное возбуждение от всего увиденного.

   -Так здорово! - воскликнула девочка, даже не заметив, что перебила открывшего было рот отца.

   Старик засмеялся и указал трясущейся рукой на сидевшего рядом с ним Чеснокова, глаза которого буквально вываливались из орбит.

   -А участковый-то наш вон как впечатлений набрался! - пошутил дядя Дима и тоже подмигнул продолжавшей светиться от счастья Светке. - Теперь, даст Бог, остаток дня проспит как младенец и не придётся его нытьё слушать.

   Сергей тоже рассмеялся и крикнул дядьке Йэне:

   -Вы вперёд плывите, а то я уже толком и не помню здешних мест!

   -Да ну, ни за что не поверю! - усмехнулся старик и покачал головой.

   -Нет, правда! Как через пороги пошли, так я тут словно никогда и не был!

   -Это поначалу только! - дядька Йэне махнул рукой и, повернув руль, направил лодку к противоположному берегу, ложась на прежний курс вдоль склона Лысой горы. - Со временем всё вспомнишь! - крикнул он напоследок, тщательно всматриваясь в заросшие лесом скалы.

   -Пока вспомнишь, ещё неизвестно куда заплывёшь, - пошутил папа, и Светка звонко рассмеялась.

   -И то верно, - кивнул дядя Дима, старательно правя за дядькой Йэне и тоже изредка поглядывая на приближающийся берег.

   Порги остались далеко позади и шум воды уже практически не доносился. Русло реки в этом месте было намного шире, нежели у деревни, и противоположный берег было практически не разглядеть. Хотя он ничем особым и не отличался, так что Светка смотрела в его сторону всё реже. Вода здесь была мутной и на её поверхности беспорядочно плавала всевозможная грязь, поднятая бурным течением со дна реки. Пахло гнилью и болотной тиной, от чего девочка зажала нос и старалась дышать исключительно ртом.

   -Ну и местечко, - словно читая её мысли, произнёс дядя Дима и шумно высморкался прямо в воду.

   -Да уж, не очень приятно тут плавать, - усмехнулся папа и посмотрел на открывшую рот Светку. - Тут со дна поднимается всё то, что было затянуто корчагами. Естественно остаётся только догадываться, сколько весь этот мусор провёл на глубине.

   -Да судя по запаху, всё это ещё года два назад затонуло! - великан вытер с глаз выступившие, было, слёзы и недовольно поморщился, тоже стараясь дышать ртом.

   -Ничего не поделаешь, - пожал плечами папа, - своеобразный природный конвейер.

   "Зодиак" вплотную приблизился к берегу и резко повернув, поплыл вдоль него. Светка внимательно всматривалась в заросшие скалы, но ничего интересного там не было: только неприветливые серые валуны, раздробленные корнями сосен, да неоднородный ковёр изо мха, больше похожий на старый изодранный половик. Деревья спускались к самой реке и обиженно склонялись над водой, словно силясь разглядеть в мутной воде собственное отражение, которое то и дело смывалось и уносилось проч. Солнце спряталось за кручей берега и от этого заметно потемнело.

   От недавней эйфории не осталось и следа, и Светка, облокотившись об упругий борт "Зодиака", смотрела скучающим взором на ровную гладь воды и мысленно представляла себе то место, в которое они так усердно стремились.

   -Да, я бы тут никому не пожелал потеряться или хотя бы остаться одному, - медленно произнёс дядя Дима, внимательно осматривая местность. - А этот ваш Суровец, один был или тоже с друзьями?

   -Ну одному тут и впрямь делать нечего, - согласился папа и по дружески толкнул притихшую девочку в бок, приглашая и её принять участие в их беседе.

   Светка оторвала безразличный взгляд от воды и улыбнулась.

   -Чесноков говорил, что из Москвы он с каким-то молодым человеком прилетел. А уже в Туре, перед тем как сюда выдвигаться, в качестве носильщиков нанял двух якутов.

   -Нашёл кому жизнь доверить, - покачал головой дядя Дима и подмигнул девочке. - Он бы ещё китайцев с собой взял и всю дорогу учил их по-нашему лялякать, чтобы время скоротать!

   Светка невольно прыснула и укрыла рот руками, стараясь производить как можно меньше лишнего шума. Дядя Дима довольно крякнул, радуясь тому, что его шутка удалась.

   -На самом деле зря смеётесь, - серьёзно произнёс папа и окинул всех сидящих в лодке выразительным взглядом. - Эти якуты довольно хорошо ориентируются на местности, так что в качестве проводников производят довольно сносное впечатление, если не сказать больше.

   -Да ладно заливать-то! - усмехнулся дядя Дима. - Они же всего лишь оленеводы! Куда им в навигаторы подаваться! Бряхня всё!

   Светка снова не сдержалась и на этот раз уже засмеялась по-настоящему.

   -Какие ещё оленеводы? - улыбнулся папа и покрутил пальцем у своего виска.

   -Как это какие? - рявкнул гигант и, растопырив пальцы, поднял руки над бритым черепом. - С рогами!

   Девочка дрыгнула ногами, и снова чуть было не покатилась на дно лодки, но уже по собственной инициативе. Папа тоже засмеялся и медленно поправил очки, стараясь как можно тщательнее запомнить эту пантомиму.

   -Ну всё, хватит придуриваться, - сказал дядя Дима стирая с лица улыбку и придавая глазам более серьёзное выражение. - Значит, получается, что их четверо было?

   -Да, - кивнул папа, снова поднимая дрыгающую ногами дочь и усаживая её рядом с собой. - Так вчетвером и уплыли на лодке от дядьки Йэне.

   -И ни слуху, ни духу, - медленно закончил дядя Дима. - А на порогах с ними ничего не могло случиться?

   -Вряд ли. Даже если учесть что у них была деревянная лодка, мне всё равно в это с трудом верится.

   -Почему это?

   -Ну сам посуди, - папа сосредоточенно потёр лоб и выдохнул, собираясь с мыслями. - Даже если на сами порги налететь, то ничего страшного не случится. Ну, допустим, разобьётся лодка и что?

   -Что? - дядя Дима посмотрел на Светку, словно спрашивая, понимает ли она, куда клонит её отец.

   Девочка снова заулыбалась и отрицательно затрясла головой. Здоровяк расстроился и махнул рукой: мол, эх ты!

   -Там же мелко и вполне можно выйти, - продолжал тем временем папа, не обращая внимания на пересмешки за его спиной. - Конечно, вещи уже не спасти, но в деревню и без них можно вернуться, не так уж и далеко. А я Суровца знаю и более чем уверен в его силах! Он одно время Гималаи исследовал, и уж там точно этот твой КМС защитил.

   Дядя Дима на этот раз не стал острить и только одобрительно качнул головой.

   -А если в водоворот затянет? - медленно проговорил он и посмотрел на мутную воду.

   -Нас же не затянуло, - развёл руками папа.

   -Ну мы же в лодке были. А если вот так, как ты говоришь, на порги налететь, тогда что?

   -А ты вон про что, - папа снова поправил очки и покачал головой. - Это тоже вряд ли. Очень сильное течение. Даже если сразу на ноги не сможешь встать, опомнишься уже за поворотом. Засосать просто не успеет, если только специально к корчагам не плыть. Но это идиотом нужно быть, а Суровец вроде как нормальный.

   Дядя Дима задумался и тихо произнёс:

   -Ну тогда приходится снова во всём винить чёрте-что.

   -Да Боже упаси, - махнул рукой папа и обнял притихшую Светку. - В зимовье он, где же ещё! А со связью сами видите какие проблемы, - он внезапно замолчал и осторожно посмотрел на дочь.

   -А вот Селета говорил, что по суше туда нельзя дойти, - тихо проговорила девочка и взглянула на притихших взрослых.

   -Селета? - не понял папа и с любопытством посмотрел в глаза дочери. - Это ещё кто такой?

   -Да это тот мальчишка чумазый, с которым она вчера весь вечер под столом просидела, - перебил дядя Дима и тоже посмотрел на Светку. - Я прав?

   Девочка опасливо кивнула и тут же продолжила, чтобы её снова не перебили.

   -Он говорит, что если по земле идти, то придётся под этим сиянием пройти, - она глубоко вдохнула, припоминая, какие чувства испытала, оказавшись в непосредственной близости от странной голубоватой сети. - А это опасно.

   -Так-так, - кивнул папа и ещё пристальнее уставился на дочь. - И почему же?

   Девочка перевела дух и, продолжая сомневаться в том, стоит ли ей об этом говорить, выпалила:

   -Он говорит, что когда оказываешься возле сияния, то сразу же перестаешь себя контролировать, и с тобой может приключиться что угодно.

   Папа помолчал, по-видимому, о чём-то размышляя, а вместо него заговорил дядя Дима.

   -Во как, Серёга! - он усмехнулся и подмигнул девочке. - А дочурка-то смышлёнее тебя оказалась! Ещё и суток здесь не провела, а знает уже намного больше твоего! - он покачал головой и, указав на папу пальцем, засмеялся пуще прежнего.

   Светка почувствовала, что краснеет и уперлась взором в дно лодки.

   "Знали бы вы, что я ещё видела! - думала она, но отчего-то понимала, что открывать все карты разом пока что не следовало. - И что испытала".

   -А откуда он всё это знает? - медленно спросил папа, не обращая внимания на смешки дяди Димы.

   -Он однажды подходил к ней, - осторожно произнесла девочка, стараясь не выдать собственных чувств. - И почувствовал, что не может остановиться. Его что-то тянуло к сиянию.

   Светка резко замолчала и посмотрела на папу.

   -Значит, говоришь, тянуло, - задумчиво произнёс он и поправил очки. - А больше ничего он не видел?

   Девочка нерешительно покачала головой и отвела взгляд.

   -Ты только дядьке Йэне не говори об этом, - виновато произнесла она. - А то я ведь честное слово дала, что никому не скажу.

   -Ох, об этом даже не беспокойся, - быстро сказал папа и посмотрел на дядю Диму. Тот сразу встрепенулся и недовольно глянул на Светку.

   -А чего я-то? Военную тайну же никому до сих пор не рассказал!

   Девочка благодарно кивнула и тут же перевела взгляд на папу, ожидая, что он скажет на счёт её речи.

   -Да, это конечно возможно, - кивнул тот. - Все магнитные поля именно так и работают. Что-то притягивают, а что-то отталкивают. Но конечно, в случае с человеком - это исключение из правил. Да и не только с человеком, а вообще с живой материей, - папа обвёл слушателей внимательным взглядом, на что дядя Дима тут же зевнул и махнул рукой: мол, брось всё это! - Нет, правда, так вполне может быть, тем более в столь аномальной зоне, как эта. Если мальчик конечно просто не врёт, - тихо закончил он и посмотрел на Светку.

   Девочка тут же вспыхнула и замотала головой. Папа мог думать на сей счёт, что угодно, но она-то была просто уверена в правоте Селета, так как видела и чувствовала всё это своими глазами!

   -А это ещё что такое? - тихо сказал дядя Дима и привстал со своего места.

   Девочка быстро обернулась и устремила свой взгляд в ту сторону, куда указывала вытянутая рука гиганта. Ничего странного вроде бы не происходило, однако "Зодиак" дядьки Йэне, продолжавший до этого безмятежно плыть впереди, сбросил скорость и стал быстро уходить в сторону берега.

   -Что, уже приплыли? - снова заговорил дядя Дима и уставился на папу.

   -Да вроде как не должны ещё.

   -Смотрите! - воскликнула Светка и указала трясущимся пальцем на прибрежную полосу, где у огромного серого валуна, хищно выглядывавшего из леса, на волнах неспешно качалась еле заметная лодка.

  

   ГЛАВА 13.

  

   Дядька Йэне бросил руль и, подобрав со дна лодки пластмассовое весло, принялся усердно грести им к берегу. Место тут было неудобное, с быстрым течением, и можно было легко наскочить на еле заметные в мутной воде курумы. Поэтому старик так и не решился заводить двигатель и продолжал уповать на собственные силы, которых явно не хватало и "Зодиак" медленно, но верно сносило вниз по течению.

   Чесноков, перебравшийся было на нос лодки, чтобы как можно лучше осмотреть прибрежную полосу, заметил, что дядька Йэне не справляется. Он тут же схватил второе весло и принялся старательно грести, изредка бросая мимолётные взоры на медленно приближающиеся скалы. Старик ничего не сказал и только благодарно крякнул, ещё сильнее налегая на гнущуюся в пальцах пластмассу.

   Чем ближе они приближались к берегу, тем всё более отчётливо на желтоватом фоне деревьев выделялись очертания лодки. Течение постепенно замедлялось и "Зодиак" с каждым новым взмахом весла становился заметно послушнее. Чесноков всё чаще смотрел на крохотное судно, безмятежно раскачивающееся на волнах прямо по курсу и, вытирая пот со лба, что-то негромко бормотал себе под нос. Дядька Йэне не обращал на это никакого внимания, стараясь сосредоточится исключительно на том, что представало перед его глазами.

   -Думаешь это они? - прокричал Чесноков, переводя дух и снова налегая на вёсла.

   -А кто же ещё? - не оборачиваясь ответил старик, явно признавая свою лодку. - Непонятно только зачем они пристали тут к берегу!

   -Да, местечко и впрямь гадкое! - согласился участковый, осматривая прибрежный лес и недовольно морщась. - Может течь в лодке?

   -Нет, - покачал головой дядька Йэне. - Там глубина возле берега. Если бы у них была пробоина, то лодка давно затонула, и мы бы её попросту не заметили.

   -Тогда какого же дьявола?

   Старик отмахнулся, призывая Чеснокова оставить на потом все вопросы, а сейчас постараться сосредоточиться на гребле.

   Они причалили к берегу чуть ниже по течению, метрах в десяти от того места, где была привязана лодка. Дядька Йэне схватил неповоротливой рукой свесившуюся над самой водой сосновую ветвь и попытался подтащить "Зодиак" как можно ближе к скалам. Тут и впрямь было довольно глубоко, и опускать ноги в ледяную воду не очень-то и хотелось.

   Чувствуя, как по дну заскрипели камни курумы, старик ослабил хватку и показал глазами Чеснокову, чтобы тот скорее вылезал из лодки. Милиционер не заставил себя ждать и, откинув весло, да как можно тщательнее оттолкнувшись от упругого дна, выскочил на скалистый берег. Лодка закачалась, и дядьке Йэне пришлось, стиснув зубы, пытаться удержать колючую ветку в немеющих пальцах. Он перевёл дух и кинул свободной рукой Чеснокову швартовый конец.

   -Вяжи скорее! - выдохнул старик, чувствуя, что силы окончательно его покидают.

   Милиционер быстро привязал лодку к одной из сосен и вернулся к воде, чтобы помочь дядьке Йэне выбраться на берег. Однако тот откинул весло и теперь копался на дне "Зодиака", тщательно что-то разыскивая.

   -Чего там ещё? - нетерпеливо произнёс Чесноков пытаясь заглянуть за борт.

   Старик, наконец, нашёл, что искал и приподнялся в лодке, сжимая в руке старую двустволку. Участковый невольно отступил на шаг и, вытерев губы, покачал головой.

   -Ты по ком это стрелять удумал?

   На это старик только махнул рукой и, кряхтя, выбрался на берег. Чесноков осторожно осмотрелся и на всякий случай прикоснулся к висевшей на ремне кобуре, словно желая удостовериться, что та по-прежнему была с ним. Убедившись, что амуниция цела, милиционер не спеша направился вслед за дядькой Йэне.

   Идти было неудобно. Скалы рушились под ногами и скатывались вниз мелкой крошкой, стараясь утянуть за собой и ноги людей. Чесноков то и дело спотыкался, да сыпал проклятиями, что не очень нравилось дядьке Йэне, осторожно подходившему к лодке. Та безмятежно качалась на волнах и гулко стучала деревянным бортом о валун, к которому и была привязана. Кроме этого звука больше ничего не было слышно, от чего создавалось впечатление, что всё вокруг замерло - даже вода и ветер - наблюдая за тем, как люди осторожно подходили к лодке.

   -Эй, чего вы там застряли! - послышался со стороны реки громкий крик, от которого старик невольно вздрогнул и зашатался на больных ногах. - Что это за лодка?

   Дядька Йэне гляну в ту сторону откуда до него доносился голос и заметил приближающийся к берегу "Зодиак", о существовании которого он уже и сам того не желая забыл.

   -На вёслах подходите! - крикнул старик, изображая руками греблю. - Слышишь? Глуши мотор!

   -А чего вдруг так? - раздался недовольный возглас великана, но звук работающего двигателя тут же умолк.

   Дядька Йэне кивнул и продолжил осторожно обходить валун, стараясь осыпать как можно меньше хрупкой породы.

   -Может экскурсию решили устроить? - снова подал голос Чесноков. - Только, правда, не понятно, на что тут можно любоваться, - тут же ответил он на свой собственный вопрос и разочарованно посмотрел по сторонам.

   Старик наконец завершил свой манёвр и, неловко оттолкнувшись от скалистой поверхности, спрыгнул в лодку.

   -Ну чего там? - не утерпел милиционер и осторожно свесился с валуна, пытаясь отыскать взглядом дядьку Йэне.

   -Да ничего, - недовольно ответил старик, двигая ногами разбросанные по дну лодки вещи. - Всё на месте, кроме людей.

   -То есть они просто так взяли и ушли? - не понял Чесноков и присел на валун. - Ничего не взяв с собой?

   -Ничего не понимаю, - дядька Йэне продолжал тщательно осматривать дно лодки, осторожно приподнимая дулом ружья отдельные свёртки, словно под теми мог скрываться кто-то живой. - Такое ощущение, что они и впрямь просто взяли, да и ушли.

   -Но ведь это абсурд! - Чесноков поднялся на ноги и не спеша спустился с валуна.

   -Эй, на земле! Вяжи концы! - и к ногам милиционера упала верёвка. Он тут же поднял её и недовольно хмыкнув, привязал к валуну.

   -Узнал лодку, дядька Йэне? - раздался голос Сергея, и старик поспешил прервать своё бесполезное занятие.

   -Узнать-то узнал, - медленно произнёс он, махая рукой, - только вот особой радости это не принесло.

   -Почему же? - не согласился Сергей, подтаскивая "Зодиак" за веревку к самой лодке. - По крайней мере, мы теперь знаем, что они не утонули, а благополучно причалили к берегу.

   -Только вот зачем? - произнёс с берега Чесноков и все тут же посмотрели в его сторону.

   -Ну значит на то были веские причины, - пожал плечами Сергей и аккуратно спустил ноги в лодку, к дядьке Йэне. Он осмотрел её содержимое и почесал подбородок.

   -А почему они ничего с собой не взяли? - спросила Светка, с интересом заглядывая через борт в соседнюю лодку и изучая двустволку в руках старика.

   -Да, неужто и впрямь назад к деревне пошли? - удивился дядя Дима и тоже свесился вниз.

   -И впрямь странно, - кивнул Сергей, продолжая смотреть на дно.

   -Если бы они и правда повернули назад, то давно бы уже пришли, - дядька Йэне прошёл на корму и склонился у двигателя, который был кем-то предусмотрительно откинут на корму. - Да и возвращаться логичнее было бы на лодке. Мотор исправен и бензину больше полбака, - он разогнулся и в нерешительности развёл руками.

   -Мистика, - покачал головой дядя Дима и посмотрел на застывшую возле борта Светку.

   -А я ведь говорил, что тут и впрямь не всё так просто, - произнёс с берега Чесноков и скинул в воду пару мелких камешков.

   -Почему же, - задумчиво произнёс Сергей и посмотрел на милиционера. - Всё довольно просто получается.

   -Как это? - не понял дядька Йэне и устремил на учёного требующий немедленных объяснений взгляд.

   -Они не собирались возвращаться назад или идти дальше пешком, - Сергей сделал выразительную паузу и окинул пристальным взглядом прибрежные скалы с растущими на них деревьями. - Просто, скорее всего, они увидели на берегу что-то такое, что очень сильно их заинтересовало. Настолько, что они в спешке ничего не взяли с собой. Даже самое необходимое, - и он поднял со дна лодки рюкзак, доверху наполненный банками с тушёнкой и брикетами хлеба.

   Дядька Йэне посмотрел на это и тоже оглянулся на берег.

   -И что же это могло быть? - спросил он, словно обращаясь к самой тайге.

   -Зная Суровца, - медленно заговорил Сергей, - которого довольно сложно чем-то удивить - это и впрямь было что-то поразительное. Либо он просто нашёл то, что искал уже здесь.

   Дядька Йэне ничего не сказал и только ещё пристальнее вгляделся в берег.

   -Тогда может быть и нам не стоит плыть дальше? - спросил с берега Чесноков, прерывая наступившую было тишину. - А как только связь наладится, я вернусь сюда со спасателями.

   -Папа, мне страшно, - прошептала Светка и поспешила скрыться за борт "Зодиака", не в силах больше смотреть ни на странную лодку, ни на страшное ружьё в руках дядьки Йэне, ни на зловещий берег, так таинственно поглотивший ни в чём не повинных людей.

   -Светка, ну ты чего? - дядя Дима придвинулся к ней и осторожно обнял девочку за хрупкие плечи. - Ну-ка отставить эти панические настроения. Слышишь меня? Они просто могли заблудиться, вот и всё. Ничего страшного пока что не случилось.

   -А вот и случилось! - огрызнулась Светка и уткнулась носом в промокшие коленки, испытывая трусливую жалость к самой себе за то, что знала больше других.

   -Серёга, ну хватит вам тут домыслы устраивать! - дядя Дима окинул всех недовольным взглядом и продолжил: - Давайте вяжите эту лодку сзади и если всё осмотрели, то поплыли отсюда, а то и так уже ребёнка довели!

   Дядька Йэне тут же кивнул и махнул Чеснокову, чтобы тот как можно скорее отвязывал лодки.

   -Подождите! - закричал Сергей и дёрнулся, было, в сторону берега. - Надо бы осмотреться, вдруг, что на скалах найдём!

   Старик только покачал головой и невозмутимо произнёс:

   -Не сейчас. Приезжай сюда без девочки и хоть весь берег перерой. А раз взял ребёнка с собой, так соизволь перво-наперво о нём думать. Не только когда весело, но и в таких ситуациях как эта! - он недовольно покачал головой, от чего меховая шапка снова закачала развязанными ушами.

   Сергей ничего не сказал и, с трудом оторвав взгляд от скал, перешагнул снова на "Зодиак". Он склонился над сжавшейся в комок девочкой и нежно обнял её за плечи, чувствуя стыд за своё поведение. Светка тут же прижалась к его куртке и еле слышно прошептала:

   -Я к маме хочу. Почему до неё даже дозвониться нельзя?

   -Свет, я тебе обещаю, что как только мы вернёмся в деревню, я постараюсь сделать всё возможное, для того чтобы хоть как-то с ней связаться. Ты меня понимаешь? - и он постарался заглянуть в покрасневшие глаза дочери.

   Девочка кивнула.

   -Обещаешь? - прошептала она.

   -Конечно, - кивнул Сергей и ещё крепче сжал плечи девочки.

   -Ну вот и славно, что снова мир, - произнёс дядя Дима затягивая на корме верёвку. - Сейчас мы попробуем взять на буксир это корыто, - он ухмыльнулся и еле заметно подмигнул Светке, стараясь чтобы этого больше никто не заметил.

   Девочка изобразила на лице улыбку и бросила недовольный взгляд назад. Дядька Йэне закончил изучать состояние лодки и, закрепив на носу другой конец веревки, сопя и кряхтя, выбрался на берег, где его с нетерпением ждал Чесноков. Он глянул на дядю Диму и махнул рукой давая понять, что можно отчаливать. Мотор "Зодиака взревел, заглушая вечернюю тишину, и связка лодок медленно заскользила в сторону от берега, постепенно набирая ход. Дядька Йэне проводил их взглядом и медленно обернулся к Чеснокову.

   -Ну что, товарищ участковый, посмотрим, что могло их так заинтересовать?

   Милиционер медленно прикоснулся пальцами к губам и потёр уголки рта, усиленно над чем-то размышляя.

   -А по темноте потом куда надо выплывешь? - он прищурился и посмотрел на старика.

   -Думаю, да, - кивнул тот и глянул на темнеющее небо. - Да мы долго и не будем расхаживать. Берег осмотрим и если ничего не найдём, так сразу дальше и поплывём.

   -А что ты собираешься найти, Йэне? - тихо произнёс Чесноков, отступая в сторону и тщательно осматривая слагавшие берег скалы.

   Старик ничего не ответил и только покачал головой, отчего уши шапки снова не спеша качнулись. Он отошёл от воды и, продолжая сжимать в руках двустволку, принялся подниматься вверх по склону. Милиционер постоял ещё какое-то время внизу, после чего негромко выругался и направился вслед за стариком, нерешительно оглядываясь по сторонам.

   Берег полого поднимался над рекой и, с каждым новым шагом, идти становилось заметно легче. Дядька Йэне старался не обращать внимания на болевшие коленки, однако те упорно напоминали о себе, как только он оступался или резко менял направление движения. Чесноков сопел сзади, но обгонять старика не решался, делая вид, что тщательно изучает окружающие скалы и деревья.

   -Йэне, а почему ты согласился плыть сюда? - наконец нарушил молчание милиционер и в два шага нагнал своего спутника. - Ты ведь жуть как не любишь ходить в это сторону. Или страхи уже позади?

   Старик недовольно крякнул и, не оборачиваясь, ответил:

   -Страх и нежелание с чем-то встречаться - совершенно разные вещи. И поэтому не следует обсуждать их вместе.

   -Вон оно как оказывается, - удивился Чесноков. - И что же в твоём случае выходит на первое место?

   -Я просто стараюсь не совать свой нос туда, куда не следует, - медленно ответил дядька Йэне, продолжая подниматься вверх. - Учитывая всё то, что творится на Лысой горе и вокруг неё - это самый действенный способ.

   -Значит, ты согласен с тем, что тут и впрямь не всё чисто? - не унимался участковый, шагая буквально след в след за стариком.

   -Смотря, что ты имеешь в виду под выражением "не всё чисто".

   -А что тут понимать? - развёл руками Чесноков и замер на месте. - Похоже на то, что кто-то нехороший поселился в твоей тайге. И этот кто-то совсем не хочет жить по твоим правилам.

   Старик тоже остановился и, оглянувшись, смерил милиционера вопросительным взглядом.

   -Да-да, - кивнул Чесноков. - Вопрос только в том кто это: человек или животное?

   Дядька Йэне усмехнулся и разочарованно покачал головой.

   -Глупый ты, Чесноков, и что самое странное, совершенно не стесняешься этого, - он не обратил внимания на то, как недовольно перекосилось после этих слов лицо участкового, и продолжил говорить: - Дело тут даже не в том кто или что это делает, а ради какой цели всё это происходит.

   -Опять начнёшь говорить, что это твоя тайга так нам мстит за то, что мы пришли сюда? - недовольно произнёс Чесноков и, быстро обойдя старика, направился быстрыми шагами вверх по склону, совершенно не смотря по сторонам.

   Дядька Йэне посмотрел ему вслед и пожал плечами.

   -Лишь бы эта месть не зашла слишком далеко, - тихо произнёс он и окинул взглядом сгрудившиеся вокруг него сосны. - И лишь бы мы смогли вовремя остановиться.

   Старик крепче сжал ружьё в руках и снова зашагал вперёд, обходя встречавшиеся на пути валуны. Он силился как можно скорее нагнать обиженного милиционера, который успел уже скрыться за деревьями.

   С каждой минутой становилось всё темнее, и дядька Йэне уже практически ничего не мог разглядеть, за исключением узкой полосы по обе стороны от себя, вдоль которой он продолжал подниматься. Стараясь не думать о том, что их могло ожидать впереди, старик постепенно прибавлял шаг, чтобы успеть пройти как можно дальше пока ещё окончательно не стемнело. Занятый своими мыслями он буквально влетел в спину Чеснокова, который замер между двух сосен и был практически не заметен со стороны.

   Дядька Йэне судорожно выдохнул, и чуть было не повалился на землю. В глазах на секунду потемнело, но он нашёл в себе силы для того чтобы совладать с собственным телом и устоял на ногах.

   -Ты чего это замер? - недовольно спросил старик и дотронулся до плеча милиционера.

   Чесноков ничего не сказал и только молча указал рукой вперёд. Дядька Йэне отчего-то вскинул свою двустволку перед собой и медленно вышел из-за спины участкового. Он не знал, чего именно боится увидеть больше: злобное животное, одному Богу известно как забредшее в эти края или же что-то непонятное и необъяснимое, что не давало ему покоя все эти годы. Так или иначе, но старик был готов встретиться, лицом к лицу, с чем угодно, даже если бы это вызвало у него жуткий страх.

   В этом месте пологий подъём заканчивался и упирался в отвесную скалу, в нижней части которой зияла узкая трещина в человеческий рост. Дядька Йэне пристально уставился в это отверстие, словно желая прямо отсюда заглянуть внутрь. Он подождал ещё несколько секунд, в течение которых так ничего и не произошло, после чего медленно опустил ружьё, и посмотрел на Чеснокова, совершенно не понимая, что именно вызвало у того столь сильный ступор.

   Однако участковый смотрел вовсе не на скалу, а прямо себе под ноги, словно наступил в какую-то гадость и теперь думал, обо что бы ему вытереть ноги. Только сейчас старик, наконец, увидел, что под его ногами, на скалистой поверхности и впрямь что-то валялось. Он не сразу понял, что это было такое, и отошёл на пару шагов назад. Лишь только отсюда он окончательно различил под ногами милиционера разодранный на части ватник, вся ткань которого была залита чем-то тёмным. Дядька Йэне почесал шею и трясущейся рукой принялся искать свою пуговицу, которая самым непостижимым образом куда-то вдруг подевалась.

   Чесноков наконец-то переборол себя и, отступив на шаг в сторону, оглянулся на старика.

   -Ну как, ты это искал? - затараторил он, держась пальцами за подбородок и нервно стреляя глазами по сторонам, словно за ним кто-то постоянно наблюдал. - Скажи мне, может твоя долбаная тайга сделать вот это? - и он брезгливо подцепил кончиком ботинка клочок ватника. - Что-то мне с трудом в это верится!

   Дядька Йэне снова подошёл ближе и, с трудом наклонившись, принялся более тщательно изучать странную находку.

   -Чего ты молчишь? - не унимался Чесноков, продолжая переминаться с ноги на ногу. - Ведь это медведь, не так ли? Больше просто некому!

   -Замолчи! - резко приказал дядька Йэне и попытался засунуть руку в рваный карман ватника.

   Участковый тут же притих и принялся недовольно наблюдать за движениями старика.

   -Это не медведь, - продолжал говорить дядька Йэне, силясь хоть что-то нащупать своими непослушными пальцами. - Их уже лет десять в наших краях не водится.

   -А если вдруг завелись? - спросил Чесноков и, словно вторя его словам, из трещины в скале донесся гортанный хрип.

  

   ГЛАВА 14.

  

   Светка сидела на корме до тех самых пор, пока окончательно не стемнело и глаза перестали что-либо различать. Она ждала, что вот-вот их нагонит "Зодиак" дядьки Йэне, но тот так и не появился. Позади только по-прежнему виляла странная деревянная лодка, которую они продолжали тянуть за собой, да всё ниже опускалось над водой темнеющее буквально на глазах небо.

   Над рекой образовалась тонкая молочная дымка, которая мелко дрожала и медленно обволакивала ближний берег. А в воздухе в этот момент отчётливо запахло осенью.

   Светка посмотрела на сидевшего рядом с ней дядю Диму и тихо толкнула его в бок, потому что из-за рёва мотора боялась, что тот её не услышит. Великан тут же обернулся и, расплывшись в добродушной улыбке, слегка поубавил газ, чтобы можно было говорить.

   -Светулик, ты чего это толкаешься? - пробасил он и дёрнул свободной рукой девочку за выбившийся из-под шапочки локон. - Случилось опять чего?

   Светка замотала головой и попыталась высвободить волосы.

   -Нет, я так просто, - рассмеялась она и отодвинулась в сторону, чтобы здоровяк не мог её достать.

   -А, понятно, - кивнул тот. - Скучно, да? Что же папка, такой сякой, тебя не развлекает?

   Девочка оглянулась на отца и снова расплылась в улыбке.

   -Вот так всегда, - продолжал монолог дядя Дима, всматриваясь в темноту, - сначала заманят Бог весть куда всякими метеоритами, да северными сияниями, а потом вдруг оказывается, что для этого ещё нужно и в самую тьму тараканью забраться, чтоб уж с головой, как говориться, всю полноту эмоций ощутить!

   Светка захихикала и снова покосилась на папу.

   -Ну конечно это всё я виноват, - кивнул тот и тоже улыбнулся. - А вы тоже хороши - не дали мне берег осмотреть.

   -А чего там такого интересного? - развёл руками дядя Дима. - Сосны да камни, камни да сосны - этого тут, по-моему, куда ни плюнь: в избытке!

   -Да мало ли что! Глядишь, может и нашёл бы что-нибудь.

   -Вот завтра с утра встанем и все вместе пойдём искать, - здоровяк сладко зевнул и потянулся. - Не знаю как остальные, а мы со Светулькой тебе точно чего-нибудь, да найдём. Правильно я говорю, а? - и он снова потянулся руками к отскочившей в сторону девочке.

   Сергей улыбнулся и заметил:

   -Ну что ж, тогда ловлю на слове, - он посмотрел на часы и сказал уже более серьёзно: - Что-то дядька Йэне с Чесноковым отстали сильно. Как бы бензин у них не закончился. Ты обе лодки проверял?

   Дядя Дима перекосил губы, будто нашкодивший школьник-переросток и медленно произнёс:

   -Обе, чесслово, - он махнул рукой и заговорил уже нормальным голосом. - Да всё с ними в порядке, не думай даже об этом. Небось, тебя наслушались и теперь на пузе по берегу ползают. Ищут, куда этот доблестный Суровец девался, в какую щель забился!

   Светка у противоположного борта снова засмеялась и отметила про себя, что после этих объяснений дяди Димы на душе у неё сделалось немного спокойнее. Она не испытывала особой симпатии к милиционеру, чей образ в сознании девочки совершенно не вязался с теми бравыми служителями порядка, о которых она слышала по телевизору или от мамы и папы. Чесноков в отличие от них выглядел каким-то безликим и расплывчатым, словно внутри его головы взаимно сосуществовали сразу два разных человека, которые постоянно спорили друг с другом как именно поступить в той или иной ситуации. А от этого было совершенно невозможно предсказать, как он поведёт себя в дальнейшем.

   Светка вздохнула. Так или иначе, но Чесноков оставался в первую очередь человеком и уж потом тем странным существом, что рисовало перед глазами девочки её собственное воображение. Однако в большей степени она всё же беспокоилась за доброго дядьку Йэне, так радушно принявшего их вчера вечером и до сих пор ни разу не позволившего усомниться относительно того, что свалившиеся на его голову гости, были в тягость.

   -Что-то и впрямь на него не похоже, - вздохнул папа и посмотрел на мелькающий позади "Зодиака" силуэт лодки. - Понятия не имею, чего Суровец мог такого увидеть, чтобы так опрометчиво причалить к берегу и уйти вглубь леса!

   -Может зверушка, какая вышла? - заметил дядя Дима. - Насколько я понял, оружия в той лодке нет?

   Сергей покачал головой.

   -Я не видел. Да и на кого в этих скалах охотиться?

   -Ну мало ли, что привидеться могло, - пожал могучими плечами силач.

   -Мне больше интересно как давно это случилось? Дядька Йэне говорил, что третьи сутки пошли, как они уплыли. Если считать с самого первого дня, то они уже Бог весть куда могли уйти! Если только... - Сергей запнулся и виновато покосился в сторону дочери. Однако та склонилась у противоположного борта и, казалось, совершенно не слушала разговор взрослых.

   -Ну почему снова так категорично? - вздохнул великан и посмотрел на тёмный берег, не спеша проплывавший мимо "Зодиака". - Людей нельзя хоронить пока на то не будут веские причины. Уж поверь мне, я в этом кое-что понимаю. Ты сомневаешься, что они живы, но у тебя так же и нет доказательств обратного. Так что о чём-то судить пока преждевременно.

   -Да я и не сужу, - развёл руками Сергей. - Я же всё это время, наоборот, был полностью уверен, что Суровец в зимовье и с ним ничего не случилось, - он помолчал. - А тут вдруг такое.

   -Вот и я о том же. Это ещё один довод в пользу моей теории, относительно жизни и смерти людей в экстремальных ситуациях! - дядя Дима засмеялся, отчего сидевшая напротив Светка вздрогнула и отвлеклась от своих мыслей.

   -Папа, а долго ещё плыть? - спросила девочка и попыталась рассмотреть в сгустившихся сумерках лицо отца.

   -Да почти уже приплыли, - весело сказал тот и указал пальцем на тёмный берег. - Димка, давай ближе к берегу подойдём, а то ещё чего доброго мимо пронесёмся, придётся тогда назад возвращаться.

   Дядя Дима молча кивнул и, прибавив газу, повернул руль в сторону скал с возвышавшимися на фоне ещё не стемневшего до конца неба силуэтами деревьев.

   Светка вцепилась в борт и невольно почувствовала, как тот стремительно пытается вырваться из её замёрзших пальцев. "Зодиак" резко повернул и на всех парах помчался к берегу, рассекая резиновым носом водную гладь.

   -Устала? - спросил папа и попытался согреть своими большими руками тонкие пальчики дочери.

   Светка ничего не сказала и только с наслаждением почувствовала, как по кистям её рук разливается приятное тепло. Она закрыла глаза и попыталась мысленно перенестись как можно дальше от этой реки, туда, где её ждала мама. На душе снова сделалось грустно, и девочка спешно открыла глаза, стараясь возвратить себя к суровой реальности.

   -Димка! - громко произнёс папа и кивком головы указал на медленно выплывавший из темноты сгусток чего-то непонятного. - Нам туда! - он порылся рукой в кармане и достал из него небольшой фонарик.

   -Как скажешь, - кивнул великан и, сбавив ход, лихо завернул лодку в небольшую заводь, ограниченную с обеих сторон далеко вдававшимися в реку косами корги.

   Светка вырвалась из папиных объятий и с интересом прильнула к самому борту, стараясь разглядеть хоть что-то в узком конусе белого света.

   -Как тут с глубиной? - тревожно спросил дядя Дима и осмотрел воду вблизи "Зодиака".

   -Понятия не имею, - пожал плечами Сергей и попытался протиснуться на нос лодки. Здесь он буквально лёг на борт и принялся тщательно освещать пространство перед лодкой. - Ничего не видно, только муть одна!

   Светка опасливо наблюдала за их неспешным продвижением, и чуть было не подпрыгнула в тот момент, когда сзади в них что-то ударилось. Получив предательский удар в корму, "Зодиак" нырнул вперёд, отчего все его пассажиры полетели со своих мест. Девочка спешно поднялась со дна и посмотрела назад, однако так ничего и не разглядела.

   -Что ещё за шуточки? - возмутился силач, садясь на своё место и отталкивая в сторону нагнавшую их по инерции лодку. - Чёртово корыто, пихается ещё!

   Светка облегчённо вздохнула - ей-то показалось, что они налетели на мель и сейчас непременно начнут тонуть в холодной воде. Девочка постаралась заставить себя не думать о плохом и снова сосредоточилась на приближавшемся береге.

   -Вон там! - крикнул папа и указал лучом фонаря на возвышавшуюся перед ними из воды постройку.

   -Ага, причал, - кивнул дядя Дима и начал править более уверенно. - Вижу.

   "Зодиак" грозно порыкивал мотором и медленно, но верно приближался по спокойной воде к далеко вдающейся в реку пристани, тёмные очертания которой уже довольно отчётливо просматривались из лодки. От видимого напряжения дядя Дима привстал со своего места и, высунув кончик языка, внимательно наблюдал за выплывавшей из темноты постройкой.

   Послышался тихий плеск воды о деревянные сваи, вбитые в дно, и мотор "Зодиака" в ту же секунду затих, недовольно булькнув напоследок. Они прошли ещё несколько метров на волнах и плавно упёрлись носом в причал. Набежавшая вода разбилась о берег и всё затихло.

   Какое-то время люди продолжали сидеть в лодке и прислушиваться. Однако темнота окончательно сомкнулась над их головами и не излучала ни единого звука. В небе одна за другой загорались и постепенно росли в диаметре далёкие звёзды, а над водой поднимался молочный туман. Откуда-то сбоку налетел одинокий порыв ветра и, обдав "Зодиак" запахом прелой хвои, унёсся вдоль тёмного русла реки.

   -Даже на кладбище куда веселее, - прошептал дядя Дима и невольно перекрестился.

   Светка почувствовала тянущиеся в её сторону из темноты костлявые лапы страха и медленно стала продвигаться к папе, у ног которого на самом дне замер спасительный конус света. Она не была трусихой, но это место сеяло внутри её сознания настоящую панику, с которой девочка, как ни старалась, всё равно ничего не могла поделать.

   Сзади снова подплыла лодка и, словно усмехаясь, над горе путешественниками, толкнула их в корму. Дядя Дима недовольно выругался и отпихнул её ногой подальше в сторону.

   В этот момент темноту прорезал яркий луч фонаря и папа сказал:

   -Ну что, будем выгружаться? - его голос как-то странно дожал, от чего Светке казалось, будто отец испытывает те же леденящие чувства, что и она.

   -А может, лучше назад поплывём? - пошутил дядя Дима и встал со своего места.

   Девочка догадалась, что это всё не в серьёз и печально вздохнула, отмечая про себя, насколько сильно все хотят скорее убраться отсюда. Она шагнула в сторону папы и недовольно сморщила нос, оказавшись в луче ослепляющего света.

   -Сколько уже лет этому причалу? - спросил дядя Дима, без особого энтузиазма осматривая ветхую постройку.

   -Будем надеяться, что не больше чем нам с тобой вместе взятым, - попытался пошутить папа и склонился на дне в поисках верёвки.

   -А ты уверен, что эта гнилушка нас выдержит?

   -Должна, - кивнул папа, привязывая "Зодиак" к причалу. - Сибирский кедр как-никак. А это растение покрепче дуба будет.

   -Да уж, - с сомнением произнёс дядя Дима и постучал по деревянной поверхности своим увесистым кулаком. - Что-то не выглядит особо крепким. Хотя ты у нас учёный, так что тебе виднее.

   -Ещё скажи, что я первым должен на него подняться, - усмехнулся Сергей и посмотрел на Светку.

   Девочка не разделяла этого беспечного веселья и продолжала осторожно прислушиваться к тишине. В доме дядьки Йэне и в окружавшем его лесе - хоть и было молчаливо, но это всё равно, не шло ни в какое сравнение с той тишиной, что царила в этом месте повсюду. Светка с трудом проглотила возникший в горле комок страха и посмотрела на папу.

   -А может, лучше дядьку Йэне подождём? - неуверенно прошептала она и боязливо оглянулась на чёрную даль, в которой терялись неровные дощечки причала.

   -Ну уж нет, - покачал головой папа. - Ещё неизвестно, сколько ждать придётся, - он закончил привязывать лодки и, оценив на глаз высоту причала, упёрся в него руками. - А ты и так уже трясёшься.

   -Ничего я и не трясусь, - девочка постаралась вложить в эти слова как можно больше уверенности, но зубы предательски клацнули друг о друга, сведя на нет все её усилия.

   -Ну конечно, - кивнул папа, подтягиваясь на руках и поднимаясь во весь рост уже на причале. - А то я не почувствовал какие у тебя руки ледяные.

   Светка тут же покраснела и потупила взор, испытывая смешанные чувства по отношению к самой себе. Она не могла сказать почему, но одновременно чувствовала стыд, за открытое враньё папе и жалость, поскольку к её чувствам никто не желал прислушиваться. Девочка грустно вздохнула и обернулась в ту сторону, откуда они только что приплыли. Однако там царила такая же темень, за плотной завесой которой ничего нельзя было разглядеть.

   -Свет, ну правда, пойдём в дом, а то простынешь ещё не дай Бог, тогда настроение ещё хуже будет, - дядя Дима, казалось, понимал какие чувства испытывает девочка, но как настоящий друг даже не собирался озвучивать их вслух.

   Светка благодарно кивнула великану и, стараясь не упасть, подошла по мягкому дну к краю лодки. Папа тут же подхватил её под руки и поставил на скользкую поверхность причала. Следом выбрался дядя Дима и, кряхтя, вытащил за собой тяжёлый рюкзак.

   -Да ты оставил бы вещи пока, - произнёс Сергей, освещая причал фонарём и старательно озираясь по сторонам.

   -Вот ещё! - возразил дядя Дима. - А потом полночи ходить туда-сюда?

   -Ну как знаешь, - кивнул папа и, взяв Светку за руку, направился по причалу вглубь берега.

   Освещаемая лучом фонаря тьма, словно хищная кошка отпрыгивала в сторону и изгибалась, не желая отдавать объятые ею предметы и растения. На высокие скалы при этом отбрасывались длинные тени, которые, казалось, извивались в непонятном танце и жили своей собственной жизнью, не обращая внимания на то, что происходит вокруг них.

   Сергей негромко откашлялся и в окружавшем их безмолвном мире этот звук прозвучал, словно раскат грома. Светка невольно вздрогнула и стала ещё быстрее перебирать ногами по неровной деревянной поверхности, стараясь не отстать от папы и не выронить его тёплую руку. Сзади безмятежно сопел дядя Дима и это слегка успокаивало девочку. Она вообще не представляла себе, что бы сейчас с ней происходило, не будь рядом этого добродушного здоровяка, одно присутствие которого уже вселяло уверенность.

   Каждый новый шаг отдавался от окружающих скал зловещим эхом, отчего сердце начинало колотиться всё сильнее. Причал под ногами закончился, и теперь, когда они шли по относительно твёрдой поверхности, папа выпустил из своей ладони пальцы девочки. Он сосредоточенно осматривал близлежащее пространство, однако судя по задумчивому выражению лица, совершенно не понимал, куда следует идти дальше. Где-то в стороне послышалось журчание воды, и они резко остановились.

   -Ручей? - спросил дядя Дима и снял с плеча опостылевший рюкзак.

   -Точно, ручей, - кивнул папа и стал быстро пробираться в ту сторону откуда доносился плеск воды.

   Дядя Дима пожал плечами и снова закинул рюкзак за спину.

   -Странный какой-то у тебя папа, - усмехнулся он и подмигнул Светке.

   Девочка не увидела этого в темноте, но всё равно постаралась улыбнуться в ответ.

   -И не говорите, дядя Дима, - произнесла она и почувствовала, как тот потрепал её по голове.

   -Идём скорее, пока он окончательно от нас не смылся, - произнёс здоровяк и совершил огромный шаг вперёд. - А то мой фонарик в лодке остался.

   Они медленно шли до тех самых пор пока и впрямь не вышли к узкому ручью, пробившему своё неглубокое русло прямо в осыпающихся скалах. В воздухе витал неприятный запах сырости и, казалось, что они не удаляются от реки, а снова идут к берегу. Папа ждал их у самой воды и довольно улыбался.

   -Ну чего, абориген хренов, - рявкнул дядя Дима и посмотрел на друга, - долго ещё водить будешь?

   -А чего водить-то? - улыбнулся Сергей. - Уже пришли, - и он осветил фонариком бревенчатую лачугу, склонившуюся у самого ручья.

   Дядя Дима моргнул и пристально уставился на эту постройку, буквально сверля глазами её кособокие стены и ветхую крышу.

   -И что за дегенерат это убожество домом назвал? - медленно произнёс великан и отрешённо покачал головой. - Я лучше в палатке жить буду, чем в этом народном творчестве!

   -Ну, это твоё право, - улыбнулся папа и, светя себе под ноги, направился к домику.

   Светка с интересом посмотрела на дядю Диму, но тот больше не возмущался и только лишь усиленно тискал огромной ручищей лямку рюкзака, словно та была всему виной. Девочка улыбнулась и медленно зашагала вслед за папой, стараясь ставить ноги как можно дальше от скалистого берега ручья, границы которого не казались ей слишком уж прочными. Журчащая внизу вода разорвала противную тишину, и от её звука на душе сделалось значительно легче.

   Вблизи домик уже не казался таким ветхим и игрушечным. Его бревенчатые стены были тщательно обработаны и подогнаны друг к другу, так что никакой сквозняк не был страшен и в помине. Щели заполнял спрессованный мох, который затвердел от нещадного веяния времени и теперь больше походил на серую извёстку, а вовсе не на растение. Наспех сколоченное крыльцо приветливо спускалось к самым ногам и подставляло под руку невысокие перила. Окон на этой стороне не было или же их просто не было видно из-за ночной темноты.

   Светка запрокинула голову и постаралась разглядеть крышу - однако та тоже скрывалась от глаз за границей тьмы и света. Девочка снова спустила взгляд на землю и посмотрела на замершего у самого крыльца папу.

   -Конечно не дворец, - улыбнулся он, - но от дождя и холода непременно защитит.

   -Да ну, - хмыкнул подошедший дядя Дима и тоже посмотрел на Сергея. - Да его пока протопишь, уже назад пора идти будет!

   -Ну а чего ты хотел? Чтобы тебя и тут баня ждала?

   Силач ещё крепче стиснул рюкзак и почесал затылок, словно и впрямь размышляя на эту тему.

   -А что, было бы не плохо, - наконец произнёс он и заскользил вверх по лестнице.

   Светка осталась на месте и ещё раз осмотрелась. В свете папиного фонарика было сложно хоть что-то разглядеть, но девочка, тем не менее, увидела, что деревянная постройка была сколочена в небольшой скальной нише, так что пробраться сюда можно было только по воде. Если и были какие-то другие тропы, то в темноте их было попросту не разглядеть. Так же как и сам берег, который в этом месте отвесно уходил вверх и разбрасывался неровным полукругом, обрамляя тихую заводь скальными косами, далеко вдававшимися в реку.

   Откуда вытекал ручей Светка так и не поняла. Он журчал где-то за домом и в данный момент её нисколько не занимал.

   Дядя Дима тем временем поднялся по крыльцу и, откинув с петель щеколду, толкнул дверь рукой. Та заскрипела и медленно отошла в сторону. Великан оглянулся и загадочно улыбнулся, будто внутри скрывались несметные сокровища.

   -Ну чего вы замерли-то? - пробасил он. - Айда греться.

   Светка нерешительно подалась вперёд и, не ожидая, когда дядя Дима позовёт снова, быстро пробежала по ступенькам вверх. Она замерла у открытой двери и прислушалась. Изнутри ничего не доносилось и только сильно пахло ветхостью.

   -Страшно? - спросил великан и поёжился.

   Девочка покачала головой, но шагнуть за порог первой так и не решилась.

   -Эх вы, первооткрыватели, - пожурил их подошедший сзади папа и, увеличивая яркость фонаря, зашёл внутрь.

   Светка подалась вперёд, но, не успев сделать и шага, снова замерла на месте. Она не поняла, что именно её остановило, однако что-то явно было не так. Девочка прислушалась к тишине, но ничего необычного не происходило: по-прежнему неспешно журчал ручей за домом, и чуть слышно поскрипывала на ржавых петлях входная дверь. Светка оглянулась было на дядю Диму, но того не оказалось за её спиной. На крыльце лежал только оставленный им рюкзак. Сбитая с толку девочка принялась искать великана глазами, но того нигде не было.

   -Ну чего вы застыли? - из-за двери снова выглянул папа. - Тут и впрямь никого нет, и не было уже, наверное, лет десять. - А где... - он, по всей видимости, собирался спросить про дядю Диму, но что-то над Светкиной головой отвлекло его внимание и единственное что донеслось до ушей девочки, это: - Вот оно!

   Светка быстро подняла глаза вверх и увидела то, что до этого было скрыто от её взгляда высоким берегом. Внутри у неё тут же всё похолодело, а сердце сжалось в маленький пульсирующий комочек, который был не в силах преодолеть стремительно нараставший в сознании девочки страх и мог только мелко трястись.

   Небо над их головами осветилось короной высокого зарева и размеренно мерцало, становясь то светло голубым, то тёмно бордовым, словно на него пролил свои краски безумный художник. Цвета смешивались между собой, выдавая невиданные палитры и казалось того и гляди обрушаться вниз радугой бурлящих оттенков. Светка разинула рот и как завороженная смотрела на эту гигантскую мозаику, складывающуюся на фоне затухающих звёзд, и буквально увлекающую за собой.

   Девочка снова испытывала те самые чувства, что и прошлой ночью в лесу, когда проклятое сияние чуть было, не заманило её в свои разноцветные сети. Сердце учащённо стучало в груди, руки и ноги налились огромной силой, словно не было ни той ночи, ни сегодняшнего дня, а мысли упорно уносились за скалы, навстречу мерцающему безумию. Только на сей раз увлекавшая за собой сила была не такой сильной и только слегка затрагивала сознание.

   Светка на всякий случай помотала головой, чтобы окончательно скинуть с себя приставучие сети и, оторвав взгляд от неба, посмотрела на папу. Тот словно загипнотизированный медленно спускался с крыльца, по всей видимости, будучи не в силах оторвать взора от беснующегося на небе цветного урагана.

   -Папа! - крикнула девочка и кинулась вслед за отцом, чувствуя, как под шапочкой снова начинают ворочаться её волосы. - Папа, не смотри туда!

   Сергей замер и нерешительно обернулся. Его глаза светились безумным голубым светом, от чего девочке сделалось не по себе.

   -Светка, смотри как красиво! - произнёс он и снова устремил взор на небо, словно что-то незримое продолжало манить его к себе.

   -Папа! - Светка схватила его за руку и что есть мочи дёрнула на себя. Она не рассчитала сил и, потеряв равновесие, вместе с ничего не понимающим отцом, кубарем скатилась вниз по ступенькам.

   Очутившись на холодной земле, девочка быстро поднялась на ноги и нависла над отцом, стараясь не дать тому смотреть на небо. Но Сергей больше и не пытался глядеть вверх: при падении с крыльца его очки отлетели куда-то в сторону и он только осторожно обшаривал окружавшее его пространство, боясь даже пошевелиться.

   -Света, зачем ты это сделала? - строго спросил он и попытался посмотреть в ту сторону, где, как ему казалось, должна была находиться его дочь.

   -Потому что нельзя на это смотреть! - резко ответила девочка и, заметив на некотором отдалении валявшиеся на земле очки, подняла их и протянула продолжавшему ничего не понимать папе.

   -Это ещё почему? - он протёр стёкла от налипшей пыли и спешно водрузил очки на нос. - Я ради этого сюда и приехал!

   -Потому что ты начинаешь себя странно вести!

   -Странно? - не понял Сергей. Он поднялся на ноги и бросил осторожный взгляд на продолжавший мерцать клочок неба.

   -Да, странно! Ты меня пугаешь, - Светка топнула ножкой и состроила страшное лицо. - Я ведь говорила в лодке, что эта сеть тянет за собой! Ты разве не помнишь?

   Папа ничего не сказал и только ещё раз посмотрел вверх.

   -Погоди, - он приподнял очки и не спеша почесал лоб. - Я и впрямь это ощущаю. Как будто что-то даёт дополнительные силы.

   -Да, - кивнула девочка и, увидев, что безумный блеск в глазах отца бесследно исчез, отошла в сторону. - Только пользоваться ими нельзя, а то прямиком туда уйдёшь, - и она кивнула в сторону возвышавшейся горы.

   Папа внимательно посмотрел на Светку и снова принялся чесать лоб.

   -Это тебе тоже тот мальчишка рассказал?

   Девочка кивнула и поспешила как можно скорее отвести глаза в сторону.

   -А где Димка? - вдруг спросил папа и осветил фонариком близлежащие скалы.

   Светка вздрогнула, вспомнив про великана, и принялась быстро озираться по сторонам.

   -Я не знаю, - произнесла она. - Он исчез, как только это всё началось...

   -Вот ещё незадача, - выдохнул Сергей и громко крикнул: - Димка!

   Девочка невольно вздрогнула и почувствовала в коленках мелкую дрожь. Со всех сторон на неё стремительно наваливался мрак, и только над самой головой продолжалась стремительная игра красок и света. Светка зажмурила глаза и постаралась как можно тщательнее собраться с мыслями, потому что она начинала чувствовать, что медленно сходит с ума.

   -Папа, мне страшно! - зашептала девочка. - Давай скорее уедем отсюда.

   Однако Сергей был занят поисками и не расслышал этой просьбы своей дочери.

   -А чего это вы красотой не любуетесь? - прогремел из темноты голос дяди Димы, от которого Светка чуть было, не лишилась чувств и зашаталась на ватных ногах.

   -Ты куда пропал? - зло спросил папа. - Я уж думал, что ты, как и я рехнулся!

   -Ты рехнулся много лет назад, - усмехнулся дядя Дима. - Когда учёным стал. Так что не приравнивай меня к себе. А чего случилось то? - и он обвёл друзей ничего не понимающим взором.

   Сергей перевёл дыхание и, поправив очки, медленно выговорил:

   -Это зарево, - он кивнул вверх. - Оно ведь и впрямь что-то с головой делает.

   -Да ну, - махнул рукой дядя Дима. - И давно ты это понял?

   Сергей склонил голову на бок и вопросительно посмотрел на силача.

   -Тебе это Светка ещё в лодке сказала, - он глянул на замершую от неожиданности девочку. - А чего, твой папка всё же не поверил тебе?

   Светка ничего не ответила и только грустно пожала плечами.

   -А ты-то где был? - повторил Сергей свой первоначальный вопрос и смерил друга недоверчивым взглядом.

   -А чего я-то сразу? - рассмеялся дядя Дима. - Я только к лодке за фотоаппаратом бегал, - и он вынул из кармана обыкновенную "мыльницу". - Чего красоте такой пропадать!

   Сергей махнул рукой и тяжело выдохнул.

   -А вы думали, что я того? - и великан покрутил у собственного виска огромным пальцем. - Нет, меня так легко не возьмёшь!

   Он хотел было произнести ещё что-то, но в этот самый момент над рекой прогремел выстрел, который отрекошетил от скалистого берега колючим эхом и вновь умчался в сторону водной глади.

   Светка перестала чувствовать под ногами опору и больно ударилась затылком о скалистый берег. Перед глазами закружились жёлтые кляксы, которые смешивались с мерцающим небом и разлетались в разные стороны, неловко размахивая угловатыми крыльями и злобно шипя. Девочка попыталась от них отмахнуться, но не успела и провалилась в темноту.

  

   ГЛАВА 15.

  

   Дядька Йэне замер и медленно вытянул пальцы из чужого кармана, словно его застали за совершением не очень хорошего поступка. Он приподнял голову и нехотя посмотрел в сторону возвышавшейся над ним скалы. Под завесой стремительно наступающих сумерек та была еле различима, но зияющая у самого основания трещина так и бросалась в глаза. Старик не сразу понял, отчего этот ещё более тёмный элемент природной конструкции был столь хорошо различим, однако его замешательство продлилось совсем не долго.

   Снова раздался утробный хрип, словно в чьей-то огромной глотке шипело раскалённое олово. И в этот самый момент дядька Йэне различил внутри трещины два синих огня, медленно раскачивающихся в темноте. Стрик не понял, что это было такое, но, в то же время, он прекрасно видел, как этот странный источник света становился всё ближе.

   Стараясь двигаться как можно медленнее, дядька Йэне отодвинулся от разорванного ватника и выпрямился во весь рост, всё сильнее сжимая в руках ружьё. Сзади раздавалось шумное дыхание замершего в нерешительности Чеснокова, который, казалось, потерял дар речи. Старик попятился в сторону и показал рукой милиционеру, чтобы тот как можно медленнее, не совершая лишних движений, отступал в сторону реки. Однако участковый никак не отреагировал на этот жест и оставался стоять на месте как вкопанный.

   Из трещины снова послышались хрипы, которые на этот раз больше походили на человеческий шёпот, от чего дядьке Йэне сделалось окончательно не по себе. Старик понимал, что за все долгие годы, проведённые в тайге, он всего лишь однажды сталкивался с чем-то подобным, и было это очень давно. И словно подтверждая эти его мысли, голубые огни медленно качнулись и замерли у самого выхода из трещины, словно желая посмотреть в глаза своим непрошеным гостям.

   На берег обрушилась зловещая тишина, но опытный лесник, скорее на уровне собственного подсознания или по размеренному движению воздуха вдоль склона, отчётливо различал совсем рядом чьё-то хищное дыхание. Он продолжал пятиться назад и не сразу понял, что в какой-то момент упёрся спиной в ствол и просто топчется на месте, будучи не в силах сдвинуть дерево с места или и вовсе пройти сквозь него.

   -Чего это такое? - дрожащим голосом прошептал Чесноков, к которому, по всей видимости, только сейчас вернулся дар речи. Он на секунду оторвал взор от голубых огней и глянул на старика.

   Дядька Йэне пожал плечами и прошептал:

   -Уходи к лодке. Только медленно.

   Милиционер дёрнулся всем телом и снова посмотрел на трещину.

   -А как же ты?

   -Я следом, - кивнул дядька Йэне. Он хотел было оглянуться и посмотреть на склон, но в этот момент из трещины в скале на свет Божий появилось нечто, отчего старик напрочь позабыл про задуманное.

   На скалистый берег, покачиваясь, вышло существо, отдалённо напоминавшее сибирский хаски, но, одновременно, не имеющее с ним ничего общего. Шерсть на всём теле слиплась и больше походила на иголки дикобраза, густо смазанные чем-то вязким и излучавшие в пространство бледный, голубоватый свет, отчего вокруг собаки мерцал странный ореол. Угловатые конечности были неловко разведены в стороны, будто животное не до конца осознавало, как следовало ими пользоваться, а на лапах явно выделялись длинные когти, вонзившиеся в твёрдую почву не то для придания большей устойчивости, не то готовя существо к стремительному прыжку. Голова склонилась над землёй, а кожа на верхней челюсти еле заметно подрагивала, обнажая синие клыки с которых капала вязкая жидкость.

   Все эти особенности анатомического строения странного существа дядька Йэне заметил лишь мельком, так как его взор был прикован к огромным сиим глазам, которые пристально уставились в его сторону.

   Собака сделала пару шагов по направлению к людям и то, как она переставляла свои лапы, ещё больше поразило старика, у которого складывалось ощущение, что в теле этого животного были переломаны все кости. Существо покачивалось и смотрело вниз, будто до конца не осознавая, с какой именно конечности стоит начать движение. Из её глотки донёсся зловещий хрип, а внутри что-то негромко защёлкало. Собака тут же замерла и, повернув голову на бок, что-то бессвязно пробормотала, словно желая заговорить с дядькой Йэне. Однако неприспособленная к человеческой речи глотка исказила все звуки, и из пасти раздалось лишь утробное бульканье.

   Чесноков вскрикнул и наконец-то стал медленно двигаться назад. Собаке это, по всей видимости, совершенно не понравилось и она, переметнув голубой взгляд со старика на участкового, оскалила блестящие клыки и зло зарычала. И только сейчас глазам дядьки Йэне открылось самое странное: на шее хаски он увидел знакомый кожаный ошейник.

   -Патруль? - прошептал старик, не веря своим глазам. - Но как? Этого не может быть! Кто же сделал с тобой это?

   Хаски тут же отвлёкся от Чеснокова и снова уставился на дядьку Йэне. Внутри собаки опять что-то защёлкало и, передёрнув всем телом, зверь медленно двинулся в сторону старика, окропляя скалистый берег вязкой слюной.

   -Да что это за тварь такая? - воскликнул Чесноков, стараясь не производить резких движений, чтобы снова не привлечь внимание страшного зверя.

   Дядька Йэне медленно обошёл возникшее на его пути дерево и, вскинув перед собой ружье, принялся отступать к реке. Он понимал, что шансов добраться до лодки практически не было, особенно если вдруг это существо, которое было так похоже на его верного пса, сгинувшего больше года назад, всё же решит напасть на них. Однако и стрелять в странное существо не спешил.

   Занятый этими мыслями старик не заметил под ногами предательскую кочку и, зацепившись за неё каблуком сапога, растянулся на земле, совершенно не понимая, что с ним произошло. Двустволка выскользнула из его растопыренных пальцев и, жалобно звякнув о камни, тут же скрылась в темноте. Из груди дядьки Йэне вырвался сдавленный крик, и он как можно скорее попытался подняться со спины. Однако шарнирный пёс оказался куда проворнее, нежели это казалось на первый взгляд и в тот момент, когда старик поднялся на колени, был уже всего в паре шагов от него.

   -А ну отстань, тварь проклятая! - завизжал Чесноков и махнул рукой, желая, по всей видимости, таким образом вспугнуть собаку.

   Однако это не помогло и животное, продемонстрировав на всеобщее обозрение ровные ряды острых зубов, продолжило медленно надвигаться на замершего старика. Из пасти существа по-прежнему доносились булькающие звуки, а глаза устрашающе вращались, словно желая загипнотизировать свою жертву.

   Дядька Йэне старательно ощупывал близлежащие скалы, надеясь найти оброненное при падении ружьё, но тот факт, что ему постоянно приходилось отдвигаться назад, чтобы не оказаться в лапах пса, сводил все его попытки к минимуму. Наконец он всё же почувствовал под ладонями что-то холодное и тут же потянул невидимый предмет на себя. Это и впрямь оказалась его двустволка, которая, по всей видимости, срикошетила от скал и поэтому отлетела так далеко в сторону.

   -А ну пошёл прочь! - скомандовал старик и попытался ткнуть в слюнявую пасть твари стволом ружья. - Убирайся обратно в преисподнюю, где тебе и место!

   Собака на секунду замерла, склонила клыкастую морду на бок и молниеносным движением вырвала двустволку из трясущихся пальцев дядьки Йэне. Старик невольно опешил, явно не ожидая от противника такой прыти. Он продолжал держать руки перед собой, словно не до конца осознавая, что именно произошло.

   Животное тем временем отбросило ружьё в сторону и, издав ужасающий рык, набросилось на беспомощного старика, словно тот был жалкой игрушкой, об которую можно было поточить зубы. В сгустившейся над скалами темноте существо больше походило на голубоватую тень, спустившуюся во мрак ночи, чтобы полакомиться на сон грядущий.

   Дядька Йэне почувствовал в ногах жуткую боль и, не в силах сдержаться, громко закричал. Ему показалось, что в его ступни вонзились острые клещи и теперь всё сильнее сдавливали плоть, наслаждаясь запахом крови. Ему казалось, что он даже слышит, как под неимоверным прессом хрустят его кости, не в силах противостоять безумной силе ополоумевшего чудовища. Старик махал руками, стараясь оттолкнуть от своего тела огромную тушу животного, но у него элементарно не хватало на это сил. И чем больше он дёргался, тем глубже в его плоть вонзались острые клыки ужасного существа.

   Чесноков, наблюдавший со стороны за этой жуткой картиной, сделала пару неуверенных шагов в направлении сцепившихся старика и собаки, однако тут же снова замер и невольно перекрестился, словно перед его глазами и впрямь было существо из глубин преисподней. Под своей ногой он заметил увесистое бревно и как можно скорее схватил его, чувствуя как его уверенность медленно, но верно перерастает в самоуверенность.

   -Сейчас посмотрим, из чего ты сделана, - прошептал милиционер, в большей степени настраивая себя на задуманное, нежели обращаясь к собаке, и заставил свои ноги двигаться вперёд.

   Дядька Йэне уже практически ничего не соображал от нестерпимой боли, заполнившей всё его сознание, как вдруг послышался глухой удар и сила, сжимавшая его ноги словно гигантский капкан, внезапно исчезла. Старик какое-то время продолжал махать руками, метя в липкую шерсть на голове собаки, а когда уже окончательно понял, что зверя рядом с ним больше нет, собрал остатки сил и попытался откатиться в сторону. В темноте, на некотором отдалении слышались странные звуки, похожие на недовольное ворчание, однако дядька Йэне старался не обращать на них внимания и целиком сосредоточиться на бегстве.

   -Чего, мерзкое отродье! - раздался совсем рядом голос Чеснокова. - Не понравилось? Сейчас я тебе ещё парочку пистонов выпишу! - и над головой дядьки Йэне снова что-то просвистело.

   Старик вжал шею, стараясь невольно не попасть под орудие участкового, которым тот пытался отогнать пса и снова принялся двигаться, желая как можно скорее скрыться из этого жуткого места.

   Он больно ударился рёбрами о скалы и, перевалившись на бок, устремил свой взор в то место, где, как ему казалось, должна была находиться собака. У него не сразу получилось разглядеть, что именно происходило в данный момент, так как глаза разъедала соль от выступивших слёз, а ниже колен пульсировал сгусток нестерпимой боли. Однако как только у старика это всё же получилось, он ещё больше пожелал оказаться подальше отсюда.

   Чесноков сжимал в руках огромное бревно, которым и огрел животное по голове. Собака странно изгибала шею, будто у неё и впрямь был сломан позвоночник, но, тем не менее, продолжала медленно наступать на милиционера, желая как можно скорее отомстить тому за причинённые дефекты. Из её приоткрытой пасти сочилась вязкая жидкость, отчего вместо шипения существо снова устрашающе булькало и хрипело.

   -Лезь на дерево! - прокричал дядька Йэне, уже сейчас понимая, что шансов в рукопашной борьбе с этим монстром ни у него, ни у Чеснокова практически не было.

   Собака обернула уродливую пасть в сторону старика и злобно гавкнула, словно говоря: не мешай, твоя очередь скоро подойдёт! От сильного удара часть её черепа вогнулась внутрь и два глаза теперь испускали синий свет не так равномерно как прежде. Рваное ухо свисало на уровне челюстей, а пара клыков теперь устрашающе торчала наружу, словно миниатюрные пики. Тем не менее существо казалось совершенно не чувствовало боли и все эти видимые повреждения ни коим образом его не беспокоили.

   -Что же ты за тварь такая? - прошептал старик, силясь подняться на локтях.

   Пёс зло обнажил клыки и, прохрипев что-то ещё, снова отвернулся к продолжавшему отступать Чеснокову. Милиционер изредка отрывал взгляд от надвигавшегося на него создания и спешно осматривал ближайшие деревья. Он явно расслышал совет старика, однако не решался просто так повернуться к твари спиной и броситься бежать. Участковый медленно раскачивал палкой перед собой, стараясь как можно тщательнее смотреть на соперника, чтобы не попустить возможную атаку. Про висевший на ремне пистолет он совершенно забыл, словно не веря, что оружие может причинить этому созданию хоть какой-нибудь вред.

   Пёс обнажил клыки и припал к самой земле, словно готовясь прыгнуть на свою жертву. Его глаза ярко светились в предвкушении крови, а облезлый хост еле заметно подёргивался. Чесноков понял, что отступать и дальше было бессмысленно и, кинув в голову твари свою дубинку, бросился к ближайшему дереву. Однако он ни успел сделать и пары шагов, как сзади на него налетело что-то огромное и увлекло за собой на землю. Участковый ударил наугад локтём и, на секунду почувствовав себя на свободе, поднялся на ноги, и снова устремился к спасительному дереву.

   Дядька Йэне закусил губу и попытался найти свою пуговицу, которой снова не оказалось на месте. Из своего укрытия ему практически ничего не было видно, однако по доносившимся до него из темноты звукам можно было судить о продолжавшейся там борьбе. Старик снова сжал в руке погнутое ружьё и, оттолкнувшись им от земли, преодолевая нестерпимую боль, осторожно осмотрел свои ноги, страшась того, что могло открыться его глазам.

   Кости вроде остались целы, но все суставы ниже колен были буквально вывернуты наизнанку, словно над ними поработал безумный хирург. Кровь текла, не преставая, и старик уже чувствовал в пальцах ног недоброе покалывание, которое не сулило ничего хорошего. Стараясь не смотреть на эту ужасную картину, дядька Йэне перевалился на живот и, стиснув зубы, стал медленно переползать в сторону доносившейся до него драки.

   Второй удар достиг Чеснокова, когда он уже практически подбежал к дереву. От пронзившей бок острой боли, милиционер повалился на землю и принялся спешно извлекать из кобуры пистолет. Однако над его головой тут же блеснули синие огни, и огромная сила вдавила всё его тело в землю, не позволяя даже шелохнуться. Участковый попытался спихнуть с себя тяжёлую тушу, однако это у него ничуть не получилось.

   Понимая, что совершенно не контролирует ситуацию, милиционер престал дёргаться и, выгнув руку за спину, постарался нащупать висевшую на ремне кобуру. Это было очень нелегко, но всё же почти ему удалось. Однако животное тут же отскочило в сторону, отвесив своей жертве чудовищный удар по голове, от которого Чесноков совершенно престал что-либо понимать. Он постарался отползти в сторону, продолжая нащупывать спасительный пистолет и когда это у него уже практически получилось, собака, словно осознавая всё происходящее, снова налетела на него, метя непременно в руку.

   Пистолет жалобно звякнул по камням и скрылся в темноте, оставив Чеснокова один на один с собственной судьбой. Милиционер какое-то время продолжал нерешительно смотреть на собственные руки, не понимая до конца, как этот зверь сумел догадаться, что он задумал, да ещё и опередить его мысли. Собака прижалась всем своим дрожащим телом к земле в метре от него и словно смеялась, ожидая, что её жертва предпримет теперь, оказавшись совершенно безоружной. Синие глаза продолжали возбуждённо вращаться, а из пасти доносился хищный свист.

   Чесноков медленно попятился и, собрав все вои силы, кинулся на возвышавшийся в метре над его головой сук. Дерево предательски наклонилось, словно стараясь избежать этой хватки и как можно тщательнее подыграть ужасному существу. Однако поняв, что просто так избавится от настырных пальцев у него вряд ли получиться, тут же вонзило в них колючие иголки. Участковый стиснул зубы и попытался помочь себе ногами, но и это у него не вышло. Скользя по гладкой коре подошвами ботинок, он вдруг понял, что больше не может удерживать своё тело навесу. Пальцы разжались, и Чесноков, взмахнув от неожиданности руками, упал на твёрдые скалы.

   Он смачно приложился затылком о камни и, практически не приходя в сознание, понял, что не может пошевелиться. Поначалу ему показалось, что это гадкий пёс снова навалился на него, однако приоткрыв глаза, участковый увидел, что рядом с ним никого нет. "Странно", пронеслось в его голове, которая, казалось, совершенно не осознавала, что в действительности произошло с её телом. Перед глазами продолжали метаться жёлтые кляксы, а в ушах стоял медный звон, затмевая все окружающие звуки.

   Внезапно Чесноков почувствовал движение и, приподняв тяжёлые веки, понял, что его куда-то тащат. Он по-прежнему не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, а в шею, такое ощущение, был воткнут стальной кол. Голова стучала по кирпичам, и от каждого нового удара он проваливался всё глубже в леденящий мрак.

   Дядька Йэне услышал впереди глухой удар и тут же замер, стараясь выставить перед собой дуло ружья. Зловещее ворчание тоже прекратилось, и перемещения собаки теперь выдавал лишь неясный ореол света вокруг её угловатого тела. Старику показалось, что пёс склонил голову к самым скалам и что-то вынюхивает. Однако это замешательство продолжалось недолго и, неловко встрепенувшись всем телом, животное вцепилось клыками во что-то, лежавшее у её трясущихся лап, и стало пятиться в сторону трещины в скале.

   Дядька Йэне хотел было позвать Чеснокова, но внутренний голос упорно твердил ему, что не стоит этого делать. Старик упорно сжал зубы и старался заставить себя издавать как можно меньше звуков. Он снова поджал руки под себя и принялся медленно продвигаться вслед за страшным чудищем. Сил становилось с каждым движением всё меньше, но старик не обращал на это никакого внимания.

   Внезапно небо над головой резко вспыхнуло, и дядька Йэне почувствовал, как под шапкой зашевелились его скудные волосы. В ушах послышался электрический треск, а всё пространство вокруг осветилось словно днём. По скалам заплясали длинные тени деревьев, а сгорбленный силуэт собаки причудливо изогнулся, словно должен был вот-вот растаять или просто провалиться обратно под землю. Старик попытался было поднять голову вверх, чтобы определить, что именно происходило над ним, однако больная спина не позволила воплотить в жизнь задуманное, и его взгляд снова упал на скалы.

   Только сейчас, под действием ослепительного света, продолжавшего литься с неба, дядька Йэне окончательно смог разглядеть, что в клыках у собаки торчала нога Чеснокова. От последовавшей за этим догадки старик невольно замер на месте и с трудом проглотил подступивший к горлу комок. Он снова выставил перед собой руки и уткнулся лбом в твёрдые скалы. Мысли путались в голове, от чего дядька Йэне никак не мог сообразить, что же следовало предпринять дальше.

   Всё происходящее сейчас на его глазах совершенно не походило на реальность, и должно было непременно являться элементом ночного кошмара. Да и присниться нечто подобное могло, разве что напрочь больному человеку или обыкновенному психу.

   Старик снова заставил себя посмотреть на собаку, которая упорно продолжала утягивать недвижимое тело милиционера вслед за собой. Она периодически замирала на месте и, подняв уродливую голову, тщательно осматривалась по сторонам, словно пытаясь между делом определить местоположение другой жертвы. Затем она снова вцеплялась острыми клыками в безвольную плоть Чеснокова и продолжала пятиться в сторону своей жуткой берлоги.

   Понимая, что ему больше ничего не остаётся, дядька Йэне собрал остатки всех своих сил и, вскинув ружьё перед собой, стал тщательно целиться в ужасное создание. Его глаза застилала качающаяся пелена, а руки предательски дрожали. Кроме того ниже колен поселился пугающий холод, а мысли в голове носились на огромной скорости и больно стучались в кости черепа. Долго так продолжаться не могло и, задержав на секунду дыхание, старик медленно нажал непослушным пальцем на необычайно твёрдый спусковой крючок.

   В ту же секунду блеснуло яркое пламя, и в нос ударил резкий запах горящего пороха. Пространство вокруг дядьки Йэне заполнилось едким дымом, и он совершенно не понимал, достиг ли его выстрел цели или только ещё больше разозлил страшного зверя. Испытывая в плече тянущую боль, старик опустил трясущиеся руки и, выпустив из пальцев ружье, снова уткнулся подбородком в холодные скалы. Он закрыл глаза, ожидая того момента, когда на него налетит злобное исчадие ада и вцепиться зубами в плоть, чтобы непременно разорвать её на части.

   Однако ничего так и не произошло. Шли секунды, а он по-прежнему оставался жив. Дядька Йэне не понимал, что происходит и попытался снова поднять голову.

   Перед ним ничего не было. Только над головой всё так же мерцало небо, и изредка слышался треск атмосферных помех. На том месте, где старик видел последний раз пса, валялась непонятная куча чего-то тёмного. Никакого движения не было и в помине, однако дядька Йэне не спешил верить в собственное спасение и продолжал внимательно всматриваться в окружавшее его пространство.

   -Чесноков! - наконец негромко произнёс старик, но ответа так и не последовало.

   Преодолевая нестерпимую боль уже во всём теле, дядька Йэне откинул в сторону ставшее бесполезным ружьё и стал медленно ползти в сторону возвышавшегося на скалах тёмного пятна. Сердце безумно колотилось, однако старик не мог с уверенностью сказать, из-за чего это происходит. Особого страха он не испытывал, хотя в данной ситуации это было довольно странно, так что скорее всего эта аритмия являлась следствием большой потери крови. Так что, скорее всего, ему осталось не так уж и долго. Стараясь не думать о плохом, дядька Йэне продолжал упорно двигаться вперёд. Он опасался лишь одного: что животное просто притворилось мёртвым, чтобы подманить его как можно ближе к себе.

   Однако приблизившись практически вплотную к собаке, дядька Йэне окончательно понял, что она не притворяется. Пёс распластался на земле во всю свою длину и чуть заметно подёргивал лапами. Дробь прошла по касательной к голове и оторвала порядочный кусок черепа. Из образовавшегося провала на скалы капала серая жидкость, а всё пространство вокруг было усеяно странными светящимися кристаллами, которые вспыхивали и угасли в такт мерцанию неба над головой.

   Старик старался не прикасаться к этим странным частям, разлетевшимся из расколотого пополам черепа собаки, и попытался нащупать тело Чеснокова. Милиционер не подавал признаков жизни, и в первоначальный момент дядьке Йэне показалось, что тот и впрямь не дышит. Его глаза безвольно закатились, а с подбородка тонкой струйкой сочилась кровь. Однако грудная клетка еле заметно приподнималась, обозначая медленное дыхание, что вселяло некую надежду на благополучный исход. Правая нога участкового, за которую по все видимости его и тащило животное, была согнута под неимоверным углом и, скорее всего, была сломана не в одном месте.

   -Лейтенант, - прошептал дядька Йэне и потрепал недвижимое тело за руку.

   Милиционер никак не прореагировал на этот звук, отчего старик, тяжело вздохнув, перекатился на спину и растянулся на скалах, устремив безразличный взор на бордовое небо. Он понимал, что нужно было хотя бы попытаться спуститься к воде, где оставался крохотный шанс на спасение. Однако оставить Чеснокова тут, рядом с ужасным монстром, пусть уже и не живым, было, по крайней мере, подло.

   Стараясь не думать о том, что его ждёт, дядька Йэне сжал зубы и принялся трясущимися руками стягивать с себя ремень. Пальцы с трудом слушались его, но старик непреклонно заставлял их, не смотря ни на что, двигаться и выполнять свои команды. Он изредка продолжал коситься на безжизненного пса, словно тот мог восстать из мёртвых и снова накинуться на свою жертву.

   Вытащив ремень из лямок брюк, дядька Йэне приподнялся и стал тщательно обматывать им собственные ноги, стараясь таким образом остановить кровотечение, хотя как ему казалось, всё что могло, уже давно вытекло из его тела. Занятый этим делом старик не сразу услышал отдалённый шорох и треск ломающихся веток, однако тот с каждой секундой нарастал, и игнорировать его и дальше не представлялось возможным.

   Дядька Йэне замер и медленно стянув недвижимые ноги вместе, осмотрелся по сторонам. Из чащи леса в его сторон что-то двигалось и, судя по раздающимся звукам, это что-то совершенно не пыталось скрыть своего присутствия. Старик напряжённо надул ноздри и, нащупав трясущимися руками под собой кирпич, закрыл глаза, с нетерпением ожидая очередного противника.

  

   ГЛАВА 16.

  

   Светка приоткрыла глаза и, оторвав голову от жёсткой подушки, медленно огляделась по сторонам. В помещении царил полумрак и небывалая тишина, от которой девочке сразу же сделалось не по себе. У противоположной стены стоял стол и на его неровной поверхности раскачивался папин фонарь. Дрожащий луч света упирался бледным конусом в потолок и, казалось, тоже испытывал страх от витавшей вокруг него темноты.

   В углу коптила небольшая железная печка. Пламя в топке чуть слышно потрескивало и отбрасывало на лицо Светки извивающиеся тени. Особого тепла от неё не было, однако и холода девочка не испытывала. Сверху на неё кто-то предусмотрительно положил тяжёлый ватник, возможно даже именно тот, в котором накануне она гуляла по лесу. Если это конечно можно было назвать прогулкой! Светка попыталась отбросить ватник в сторону, но не удержала его в слабых руках, и тот упал на деревянный пол.

   Голова сильно болела и была необычайно тяжёлой, словно распухла от удара о землю. Светка протянула руку за шею и попыталась ощупать свой затылок. Пальцы тут же застряли в спутанных волосах и девочка, морщась от боли, поспешила прекратить свои попытки. Крови не было, а это значило, что всё обстояло не так уж и плохо. Она смутно помнила, что именно произошло, но сил на то чтобы попытаться расшевелить затаившиеся в голове мысли у неё пока не находилось.

   Светка снова осторожно откинулась на подушку и, закрыв глаза, тяжело вздохнула. В нос ударил прелый запах, отчего в груди неприятно защекотало.

   Позади неё негромко скрипнула дверь, и девочка тут же оглянулась, не обращая внимания на резкую боль, пронзившую её шею.

   -А ты уже проснулась! - обрадованно произнёс папа и как можно плотнее прикрыл за собой входную дверь. - Ну и напугала же ты нас с дядей Димой! - он старался придать своему голосу беспечное выражение, но Светка отчётливо слышала прорывавшиеся сквозь общий поток слов неприятные тревожные нотки.

   -А что случилось? - тихо спросила она и поморщилась от продолжавшейся боли.

   -А ты совсем ничего не помнишь? - папа придвинул к кушетке табурет и присев на него подобрал с пола ватник.

   Светка покачала головой.

   -У тебя, похоже, обморок случился, - тихо сказал он и положил ватник в ноги девочки.

   -Обморок?

   -Да, - кивнул папа и постарался скорее улыбнуться, чтобы окончательно не напугать дочь. - Наверное, просто от переутомления и от необъятных эмоций.

   -Это правда? - спросила Светка и внимательно посмотрела в глаза отца, словно пытаясь прочесть в них правду.

   -Даже не сомневайся. Температуры у тебя точно нет, а голова если и болит, то это от удара, - он помолчал и добавил в полголоса. - Да, похоже, что и впрямь не следовало так уж со всем этим спешить.

   Сергей хотел было подняться, но девочка схватила его за руку и не позволила сделать этого.

   -Прости меня, - прошептала она и почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы.

   -Светка, ты чего? - не понял папа. - За что я должен тебя простить!

   -За то, что всё так глупо вышло, - тихо произнесла девочка и отпустила руку отца. - Без меня тебе бы было намного проще. Ведь так?

   -Да что ты такое говоришь? - Сергей резко поднялся на ноги и уже стоя продолжил говорить: - Я, наоборот, благодарен Богу, что он подарил мне эти мгновения, во время которых я могу быть рядом с моей любимой дочуркой! - он посмотрел на Светку и та ему улыбнулась.

   -Я тоже рада. Только голова болит сильно.

   -Подожди секунду, - папа отошёл к столу и принялся там спешно копаться. - Сейчас таблетку выпьешь, и боль должна успокоиться.

   Тень от его высокой фигуры напрочь заслонила свет фонарика, и та часть комнаты, где лежала Светка, погрузилась в полный мрак.

   -А как долго я без сознания была?

   -Точно не скажу, - задумчиво произнёс Сергей, снова подходя к кушетке, - где-то около часа. Вот держи, - и он протянул Светке продолговатую капсулу. - Сейчас воды дам.

   Девочка подставила маленькую ладонь и неприятно сморщила нос, демонстрируя, как сильно она не любит лекарства.

   -Ну, ничего не поделаешь, - пожал плечами папа и достал из кармана своей куртки маленький термос. - Представь, как в детстве, что это вкусная конфетка, ради которой ты целый день терзала маму!

   Светка улыбнулась и, положив на язык безвкусную капсулу, зажмурила глаза. Сергей тут же вложил в растопыренные пальцы дочери чашку термоса и с улыбкой принялся наблюдать за её "страданиями".

   Девочка наконец переборола своё отвращение и утерев губы вернула чашку.

   -Молодец. Сейчас станет намного легче, - отец снова отошёл к столу и поставил на него термос. - Если хочешь, то можешь даже поспать. Я не думаю, что дядя Дима так быстро вернётся.

   -Вернётся? - воскликнула Светка, от чего папа невольно вздрогнул. - А где он?

   -Видишь ли, - отец неуверенно посмотрел в глаза девочки и поправил очки. - Он решил проплыть вверх по реке, чтобы убедиться всё ли в порядке.

   -Зачем?

   -Дело в том, что дядька Йэне и Чесноков до сих пор не вернулись, - медленно произнёс Сергей и тут же быстро добавил: - Скорее всего, у них и правда что-то с лодкой случилось.

   Светка потупила взор и только сейчас окончательно вспомнила, что прежде чем погрузиться во тьму она слышала странный хлопок очень сильно похожий на выстрел или взрыв. Девочка снова посмотрела на папу и робко произнесла:

   -С ними что-то случилось? На них кто-то напал? Ведь я слышала выстрел! - она покачала головой и медленно осела на подушку. - Ты просто не хочешь меня ещё больше пугать, ведь так?

   Папа какое-то время молчал, но затем всё же проговорил:

   -Свет, ты уже взрослая девочка и должна понимать, что если я тебе чего-то не договариваю, то это не значит, что всё и впрямь так плохо. Просто я либо не вижу необходимости тревожить тебя по пустякам или же и сам не знаю, что в действительности происходит, - он замолчал и тревожно вздохнул.

   -И какой же случай сейчас?

   Сергей пожал плечами и снова нервно поправил очки.

   -Возможно, они просто набрели на какое-нибудь животное. Может заяц или куница. Выстрел ведь был только один, так что я думаю, с ними всё в порядке, - он зачем-то снял очки и, бесцельно повертев их в руках, снова нацепил на нос.

   Светка прекрасно понимала, что папа очень сильно нервничает, и решила больше не надъедать ему своими вопросами.

   -А как же дядя Дима? - напоследок спросила она. - Ведь он тоже может заблудиться в темноте.

   -Я говорил ему об этом, - Сергей покачал головой. - Но он настоял. Хотя действительно, куда как разумнее дождаться рассвета и уже тогда что-то предпринимать.

   Девочка грустно вздохнула и закрыла глаза, стараясь собраться с мыслями. Боль постепенно отступала, и голова становилась совершенно пустой. Из-за этого в неё то и дело лезли нехорошие мысли, от которых Светка, как ни старалась, но всё же не могла отмахнуться. Ей снова очень сильно захотелось домой к маме, отчего на глаза снова навернулись солёные слёзы, а к горлу снова подступил дрожащий комок обиды. Девочка судорожно проглотила его и принялась как можно тщательнее тереть кулачками глаза, чтобы папа не догадался, как у неё сейчас было скверно на душе.

   Снаружи послышались спешные шаги, которые на какое-то мгновение замерли у самой двери, после чего та недовольно скрипнула и отворилась, нехотя поворачиваясь на ржавых петлях. Светка тут же открыла глаза и, выгнув шею, посмотрела в ту сторону, где располагался выход. На пороге стоял дядя Дима и молча смотрел на папу. В огромных ручищах он сжимал длинную верёвку, конец которой остался, по всей видимости, далеко за дверью.

   -Всё же решил послушать меня и подождать до утра? - спросил Сергей и попытался улыбнуться.

   Дядя Дима тоже усмехнулся и покачал головой.

   -Нет, к сожалению не успел.

   -Это ещё как понимать?

   -А очень просто, - произнёс великан и кинул на пол свою верёвку. - Кто-то решил это за меня. Лодок нет.

   Светка перевернулась на живот и ничего не понимая смотрела то на папу, то на дядю Диму, то на странную веревку, растянувшуюся на полу. Она совершенно не представляла, как это могло быть правдой. Девочке почему-то казалось, что великан просто так шутит и вот-вот рассмеётся и станет подкалывать папу на счёт того, как он ловко его провёл. Однако время шло, а дядя Дима продолжал стоять на месте и глупо смотреть на свою верёвку.

   Напряжённая пауза затянулась, но никто не смел, прервать её и заговорить первым, словно от этого зависела чья-то жизнь.

   Наконец Сергей откашлялся и, в очередной раз поправив очки, тихо проговорил:

   -Это моя вина, - он посмотрел на напрягшуюся от страха дочь. - Наверное, плохо привязал.

   -Не думаю, - покачал головой дядя Дима и швырнул носком унты конец верёвки в сторону Сергея. - Просто кому-то вдруг понадобились наши лодки или этот кто-то очень не хотел, чтобы мы вдруг взяли и уплыли обратно.

   -Я не понимаю, - отец взял со стола фонарик и осветил им пол под ногами.

   -А чего тут понимать, - вздохнул великан. - Ты ведь хотел загадок - вот они и начались. Теперь только успевай ответы находить.

   -Папа, что там? - Светка не могла больше сдерживаться и вытянула шею, стараясь прямо с кушетки разглядеть причину столь странного поведения взрослых.

   -Перерезана? - не то спросил, не то просто констатировал факт Сергей и ничего не понимая посмотрел на дядю Диму. - Но как? Кому это понадобилось?

   -Понятия не имею, - пожал плечами гигант. - Меня больше интересует, что нам теперь делать.

   Сергей снова отошёл к столу и, положив фонарь на место, задумался.

   Светка сидела на кушетке и чувствовала как неприятная боль медленно, но верно снова пыталась пробраться в её голову. "Ну почему же дядя Дима всё никак не признается? - думала девочка, продолжая смотреть на великана. - Ведь этого никто не мог сделать, кроме него! Если только с Лысой горы и впрямь не спустилось что-то ужасное, обозлённое тем, что никак не может сломить хоть чью-нибудь волю". Светка поёжилась от пронзившего всё её тело страха и устремила взор на папу. Однако тот продолжал пребывать в раздумьях и не замечал никого вокруг себя.

   -Мне кажется, что нам стоит как можно скорее убраться отсюда, - медленно произнёс дядя Дима и кивнул девочке. - Прости, Светуль, но другого выхода я из этой ситуации не вижу.

   Папа у стола невольно вздрогнул и посмотрел на великана.

   -Скорее всего, это кто-то из группы Суровца, - произнёс он. - Только вот зачем? Непонятно.

   -Папа, мне страшно, - дрожащим голосом прошептала Светка. - Давай сделаем так, как дядя Дима предлагает, - она с надеждой посмотрела на недвижимого великана, словно упрашивая того скорее убедить её отца уйти как можно дальше от этого страшного места.

   Сергей посмотрел на дочь и кивнул.

   -Конечно-конечно, мы непременно отправимся обратно в деревню. Но, - он невольно запнулся и развёл руками, словно констатируя неизбежный факт, - нам всё равно придётся ждать до утра, потому что без дядьки Йэне мы непременно заблудимся.

   Светка закусила губу, потому что ждала, что папа сейчас скажет именно это. Она резко подалась назад и упёрлась острыми лопатками в холодную стену. Ей вдруг показалось, что остальные стены и потолок пришли в движение и стали неумолимо надвигаться на неё одновременно со всех сторон. Свет сделался тусклым, и девочка даже не сразу поняла, что это просто дядя Дима подошёл к столу и загородил своим исполинским телом луч фонарика.

   -А ты уверен в том, что они появиться утром? - великан старался говорить в полголоса, однако Светка всё же услышала его слова и буквально вскочила с кушетки.

   Дядя Дима тут же замолчал и виновато посмотрел на девочку.

   -Свет, он совсем не то имел в виду, о чём ты подумала, - тут же быстро затараторил папа и, подойдя к дочери, попытался усадить её на кушетку.

   -Да? - девочка увернулась от его рук и, тяжело дыша, отскочила в сторону. - И о чём же я, по-вашему, подумала?

   -Свет, ну правда, не дури понапрасну, - дядя Дима тоже сделал было шаг в сторону девочки, но увидев как сильно от этого напряглось всё её тело, тут же снова замер на месте и даже нерешительно попятился назад. - Я просто хотел сказать, что если у них там что-то серьёзно поломалось, то они и утром всё равно ничего поделать не смогут. Так что нам лучше сразу рассчитывать только на себя. Верно я говорю?

   Сергей кивнул и осторожно взял Светку за трясущуюся руку.

   -Всё так и есть, - тихо произнёс он. - Или ты думаешь, что мы уже похоронили их?

   Девочка нерешительно посмотрела отцу в глаза и шмыгнула носом. Она чувствовала, что сейчас непременно заплачет, не то от обиды, не то от жалости, не то по какой-то другой причине. Папа обнял её и постарался усадить на кушетку.

   -Ну ты как? - тихо спросил он и смахнул со щеки девочки первую слезинку.

   -К маме хочу, - сквозь зубы прошептала Светка и заплакала, уже совершенно себя не сдерживая.

   Папа покрепче прижал её к себе, а дядя Дима скорее отвернулся, не желая вмешиваться в семейные драмы.

   -Я обязательно тебя к ней отвезу, - мягко говорил папа, прижавшись своим подбородком к голове девочки и смотря сквозь запотевшие стёкла очков на бревенчатые стены, которые в этот момент больше походили на границы камеры, из которой некуда было бежать.

   -Я прямо сейчас хочу, - хныкала Светка, хотя в глубине души и понимала, что эти её пожелания были совершенно несбыточными.

   Папа тяжело вздохнул, но больше ничего не сказал.

   -Надо бы фонарь поберечь, - пробасил от противоположной стены дядя Дима. - А то без света останемся. Я другие фонари не успел из лодки достать.

   Сергей кивнул, и великан щёлкнул тумблером. Комната погрузилась в полумрак, и единственным источником тусклого света осталось только пляшущее в печке пламя, которое теперь с ещё большим вдохновением принялось искажать стены и углы.

   Девочка вздрогнула, но ничего не сказала, продолжая негромко всхлипывать.

   -А вот это точно моя вина, - и Сергей, стиснув зубы, покачал головой. - Ещё ведь и тебе предлагал рюкзак сразу не брать.

   -Да не бери в голову, - махнул рукой гигант. - Кто же мог знать, как всё обернётся.

   Светка вытерла нос и глубоко вздохнув, попыталась выбраться из папиных объятий.

   -Всё в порядке? - спросил Сергей и не спеша отступил назад.

   Девочка кивнула, продолжая вытирать со щёк остатки липких слёз.

   -Ты бы отдохнула немного, - мягко пробасил от стола дядя Дима. - А то и впрямь столько всего уже за один день случилось, что просто мама не горюй... - он тут же замолчал, понимая, что невольно затронул больную тему.

   -Я всё равно не смогу уснуть, особенно когда там бродит эта тварь, - тихо произнесла Светка и несмело посмотрела на папу.

   -Тварь? - не понял тот и глянул на застывшего у стола великана. - Тебе, наверное, просто приснилось что-то плохое. Постарайся думать о хорошем.

   -Нет, не приснилось, - покачала головой девочка и виновато посмотрела на взрослых. - Я врала, когда говорила, что Селета мне что-то говорил про это сияние.

   -Врала? - усмехнулся папа. - Но зачем?

   Светка тяжело вздохнула и, набравшись смелости, громко сказала:

   -Я всё это сама видела. Вчера ночью, на горе, - девочка тут же заглянула в глаза отца, силясь прочитать в них хоть что-то, но из-за тусклого света у неё ничего не вышло.

   -Погоди, я что-то совершенно ничего не понимаю, - папа снял очки и принялся спешно массировать переносицу, словно это движение ускоряло все его мыслительные процессы. - Но как ты туда попала? Зачем?

   -Эх, чёртов мальчишка! - весло выругался дядя Дима, которого всё это, казалось, несказанно порадовало. - Это он её ночью увёл. А я ещё всё думал, что мне чьи-то шаги постоянно мерещатся. А оно вон как оказывается!

   -Так с этим парнем ночью в лес ходила? - ужаснулся папа и тут же замолчал, словно у него враз закончился словарный запас.

   Светка виновато кивнула и быстро заговорила:

   -Он сказал, что это очень красиво, к тому же и идти не так далеко. Мне очень хотелось взглянуть, хотя бы одним глазком! - и девочка громко вздохнула.

   -Я же и сам обещал показать тебе сияние, - тихо произнёс Сергей, и у девочки не получилось определить по выражению его голоса, насколько сильно на неё сердятся.

   -Да, но Селета сказал, что это может прекратиться в любой момент! - Светка заглянула папе в глаза и добавила ещё тише: - Вернее это ещё ты сам говорил, а он только пересказал...

   -Эх, попадись мне этот мальчонка! - громко пробасил дядя Дима и покачал головой. - Уж я бы ему наподдал!

   -Не надо, - взмолилась девочка. - Он и сам не хотел меня с собой брать. Это я просто настояла, - и она потупила взор, словно говоря: делайте со мной что хотите, я сама во всём виновата.

   Великан ничего не сказал и только хмыкнул, скрестив огромные ручищи на груди.

   -Что ж, подкинула ты мне ещё пищи для размышлений, - медленно произнёс папа и невольно присел на кушетку. - Хотя сам виноват, что тут говорить.

   -Папа, прости меня, - снова захныкала Светка и взяла отца за ладонь, пытаясь хоть как-то вымолить прощенье. - Я больше никогда так не поступлю. Честно-честно!

   -Свет, всё в порядке, - вздохнул Сергей и сжал пальцы девочки. Он приподнял свободной рукой очки и внимательно посмотрел в глаза дочери. - Я не сержусь, только немного расстроен.

   Светка шмыгнула носом, но больше ничего в своё оправдание говорить не стала.

   -А сейчас давай ты успокоишься и не спеша расскажешь, чего такого вы там увидели, - папа выпустил руку дочери и усадил её на кушетку рядом с собой.

   Девочка посмотрела сначала на отца, затем на прислонившегося к столу дядю Диму и тихо заговорила:

   -Это совсем и не похоже на сияние, - Светка замолчала, вспоминая увиденную ею накануне игру красок над исполинскими деревьями. - Больше напоминает сеть, которую раскинули над лесом. И чем ближе к ней подходишь, тем тяжелее остановится, - девочка снова замолчала и быстро взглянула на папу, пытаясь определить, верит он ей или нет.

   Сергей молчал и внимательно слушал дочь.

   -А как же вы сумели остановиться? - пророкотал от противоположной стены дядя Дима и ещё плотнее сжал на груди руки.

   -Это всё Селета, - кивнула Светка. - Если бы не он, то я бы точно не смогла устоять. Это такое странное ощущение!.. Словно что-то тянет за собой, одновременно давая много сил...

   -Так же как было здесь? - перебил папа.

   Девочка на секунду замолкла, припоминая свои ощущения, после чего сказала:

   -Нет, здесь было намного слабее. Хотя Селета говорил, что самое сильное впечатление бывает только, когда в первый раз видишь сияние! - она замолчала и глубоко вздохнула, так как последние слова вылетели из её рта буквально на одном дыхании.

   -Сергей, ты что-нибудь понимаешь? - спросил дядя Дима и посмотрел на друга.

   Папа покачал головой и почесал лоб.

   -Нет, - наконец вымолвил он и уставился себе под ноги. - Понятие не имею, что бы это такое могло быть, - он снова замолчал, словно что-то обдумывая. - Хотя я это чувствовал. В тот момент, когда на небе возникло зарево, мне захотелось залезть на самую верхотуру, чтобы быть как можно ближе к нему. Если бы не Светка, то я не знаю, чем бы всё закончилось, - Сергей замолчал и посмотрел на дочь.

   Девочка попыталась улыбнуться, но вместо этого у неё получился испуганный оскал.

   -Тогда почему же я ничего так и не почувствовал? - удивлённо спросил великан и с вызовом посмотрел в сторону входной двери.

   Сергей пожал плечами.

   -Возможно всё дело в психике, - задумчиво произнёс он. - В каких-то отдельных участках мозга или нервной системы. Своего рода иммунитета. Попадёшь один раз под воздействие этого излучения и если сможешь устоять, то дальше будет намного легче.

   -И ты веришь в это?

   -Я и сам уже не знаю, во что верить, - Сергей снова принялся тереть переносицу. - Возможно, что некоторые люди, вроде тебя, просто либо не пользуются данными клетками нервной системы, либо это у них происходит как-то иначе. В другом диапазоне что ли, - он покачал головой. - Не знаю, как точнее выразиться, чтобы ты меня окончательно понял. Я просто сейчас не готов дискутировать на такую тему.

   -Хочешь сказать, что я слишком туп, чтобы услышать чей-то призыв? - усмехнулся дядя Дима и почесал затылок.

   -Ну вот видишь, ты и впрямь меня не так понял, - Сергей виновато улыбнулся. - Не обязательно быть тупым или идиотом от рождения. Достаточно чего угодно, любого стресса, чтобы мозг заработал иначе, не так как у всех остальных. У тебя, кстати, ранений не было, пока ты служил?

   Великан замер, и какое-то время ничего не говорил. Светка с нетерпением уставилась на дядю Диму, словно от его ответа и зависело то, как они поведут себя в дальнейшем.

   -Контузило пару раз, - пожал плечами силач, будто для него это было сравнимо с укусом комара. - А так чтобы что-то серьёзное - никогда.

   -Да этого уже достаточно, - кивнул Сергей. - Так что в твоём случае, можно сказать, мы разобрались.

   -А мне кажется, что всё это дурь, - покачал головой дядя Дима и виновато посмотрел на девочку. - Прости, Свет, конечно, но мне как-то не особо верится во всё это. Может именно от того, что я не могу испытать этого ощущения на себе... Но то, о чём говорит твой папа больше похоже на фантастику, - он резко замолчал и отвёл взгляд в сторону.

   -Фантастику, говоришь? - медленно повторил папа. - А что ты там сказал про чей-то призыв?

   Силач ничего не ответил и только грузно пожал плечами.

   -Дядька Йэне всё время твердил, будто лесу не нравится, что люди пришли сюда. Якобы все эти таинственные происшествия происходят с одной лишь целью: что бы прогнать нас прочь.

   -И ты туда же? - воскликнул дядя Дима, и вся его фигура резко напряглась на фоне тусклого пламени.

   -Нет, я вовсе не туда же, - покачал головой Серей. - Я, наоборот, с каждой секундой только всё больше уверен в том, что он не прав. Или просто хочет казаться таким.

   -Ну хоть что-то, - пробасил гигант и довольно хмыкнул.

   -Папа! - недовольно воскликнула Светка и с вызовом посмотрела на отца. Девочке было жаль доброго старика и особенно, когда о нём за глаза говорили всякие гадости.

   -Дайте мне договорить, - нетерпеливо произнёс Сергей и нервно поправил очки. - С основной мыслью дядьки Йэне я согласен. Может это и смахивает на мистику, но в этом всё рано что-то есть, - он посмотрел на враз оттаявшую Светку и продолжил: - Старик ошибался в другом: нас не хотят прогнать отсюда любым способом, а наоборот, пытаются заманить ещё дальше.

   Он резко замолчал и перевёл взор на дядю Диму.

   -Что-то я совсем ничего не понимаю, - замотал головой великан. - Этот твой Суровец получается какой-то злой гений? Или попросту сумасшедший учёный?

   -Да при чём тут Суровец? - махнул рукой папа и тяжело вздохнул. - Он и его друзья, скорее всего, оказались в таком же положении что и мы, если не хуже.

   -Тогда кто же при чём? - не понял дядя Дима и посмотрел на Сергея.

   -Это кто-то неимоверно могущественный, - задумчиво произнёс папа, - раз смог раскинуть свои сети на многие километры. И это началось ещё задолго до того как тут очутились мы или группа Суровца. В тот момент, когда над здешними местами впервые появилось сияние. И того кто над всем этим стоит, следует искать именно под этой сетью.

  

   ГЛАВА 17.

  

   Селета не обращал внимания на хлеставшие его по щекам сосновые лапы и продолжал, что есть мочи, мчаться сквозь лес вперёд, спотыкаясь через трухлявые пни и вминая ногами в податливый мох корявые шишки. В свете кровавого зарева, раскинувшегося на полнеба и плотоядно выглядывавшего из-за высоких крон деревьев, дорога хорошо просматривалась, отчего мальчишка заставлял свои ноги двигаться всё быстрее.

   С того момента как над деревней прогремело эхо далёкого выстрела прошло по самым приблизительным подсчётам не больше получаса, однако за это время Селета не покрыл и половины расстояния до зимовья. Он то и дело ругал собственное тело за то, что оно не может двигаться быстрее, отчего только ещё больше сбивал дыхание и чувствовал, как силы таяли буквально на глазах.

   Исполинские сосны нависали над его головой и безучастно наблюдали за небывалым в здешних краях спуртом. Они пригибали свои уродливые сучья к самой земле и, словно потешаясь над незадачливым марафонцем, пытались постоянно цеплять его за края одежды. Селета не обращал на это сопротивление никакого внимания и только стремительно уклонялся от вновь возникающих на его пути преград, с остервенением устремляя своё гибкое тело вперёд.

   Дядя Паша, копавшийся весь день в своём "винтокрыле" тоже слышал странный хлопок, раздавшийся с той стороны, где вниз по течению реки и располагалось зимовье. Однако он не стал судить столь категорично о причине вызвавшей его, попытавшись заставить парнишку, сперва всё как следует взвесить, а уж потом и бросаться на выручку, если на то будет такая необходимость.

   Но Селета не мог спутать звук от выстрела ружья дядьки Йэне с чем-то ещё! Он так же прекрасно знал, что дед не начнёт палить просто так. Если его двустволка выстрелила, то это непременно значило только одно: либо ему, либо кому-то из их группы угрожала смертельная опасность. А тот факт, что сияние свирепствовало этой ночью с ещё большей силой, только в разы усугублял и без того нехорошую ситуацию.

   Дядя Паша пытался, во что бы то ни стало отговорить его бежать через лес, да и вообще уходить из деревни на ночь глядя. Опытный вертолётчик настаивал на том, что до тех пор, пока не рассветёт, лучше не горячиться, так как можно и самому потеряться в темноте, добавив ещё парочку проблем к общей куче, которая и без того выглядела на этот момент внушительно. Мальчишка пытался заставить свой разум согласиться с доводами дяди Паши, однако его хватило совсем ненадолго.

   Как только вертолётчик прилёг на кровать, Селета тут же натянул свои галоши и, схватив ракетницу, позаимствованную у гиганта, что прилетел с папой Светки, скрылся в начинавшихся прямо за домом зарослях тайги. Он не испытывал особой тревоги относительно того, что могло ожидать его впереди. И происходило это отнюдь не из-за его детской беспечности, а по той лишь причине, что сейчас его больше заботила судьба маленькой девочки, оказавшейся в лапах злобного леса. Селета чувствовал за собой вину и постоянно корил себя за то, что повёл накануне Светку в лес. Ему почему-то казалось, что не сделай он этого тогда, то и сейчас ничего бы не произошло.

   Паренёк продолжал мчаться вперёд, стараясь отгонять терзавшие его разум мысли. Временами он останавливался под массивными стволами деревьев и осторожно озирался по сторонам, ловя отдельные лесные шорохи и скрипы. Над его головой продолжалась цветная вакханалия, от которой складывалось ощущение, будто небо натужно вдыхает сырой воздух и злобно выплёвывает его в виде света вниз, силясь непременно попасть в маленького бегуна. Бордовые краски не спешено стекали по изогнутым стволам громадных сосен и разливались лиловым туманом над ковром изо мха, погружая Селета в дрожащее марево.

   Мальчишка вздрагивал от соприкосновения с этим мерцающим сгустком, который пытался как можно скорее проникнуть сначала в его лёгкие, а затем и в мозг, чтобы уже там начать подчинять себе мысли и парализовать волю. Кончики пальцев при этом начинало легонько покалывать, а волосы на голове шевелились, словно стремясь выпрямиться и стать как можно ближе к кровавому небу. Селета зажмурил глаза и, что было сил, дёрнулся всем телом. Неприятное ощущение тут же пропало, как и леденящие пальцы, стремительно проскальзывающие в его глотку.

   "Чёртова сеть! - пронеслось в сознании парнишки. - Никак не можешь успокоиться?"

   Небо ещё пару раз вспыхнуло бордовыми вспышками и перенеслось в голубой спектр, отчего волосы на голове принялись неприятно потрескивать. В лесу стало заметно светлее, а исполинские деревья тут же поджали собственные тени, словно подтверждая своё поражение. Селета поморщился и открыл рот, ощущая в ушах неподатливую пробку. Он посмотрел по сторонам и, не заметив ничего подозрительного, вновь устремился вперёд.

   Всё это время мальчишка двигался вдоль реки, опасаясь приближаться к краю берега, который с этой стороны оканчивался резким склоном, простиравшимся до самой воды. Слететь по такой горке вниз головой оказалось бы не очень приятно, да и, скорее всего, опасно для жизни. Однако услышав на некотором отдалении шум Сакко, Селета тут же поменял направление своего бега и помчался напрямую к реке, сметая всё на своём пути. Почему-то ему казалось, что если что и случилось, то это непременно должно было произойти вблизи порогов. Именно это место вселяло в его детское сознание наибольший страх, оттого что больше походило на сказку, нежели на что-то реальное, существовавшее по обе стороны реки.

   Скалистый берег начал медленно понижаться и почувствовав это, паренёк стал невольно сбавлять скорость. Ему казалось, что шум разбивающейся о скалы воды доносится откуда-то сзади, а это значило только одно: он находился намного ближе к зимовью, нежели думал прежде. На пути то и дело встречались хрупкие скалы, и Селета терпеливо обходил их вокруг, одновременно продолжая прислушиваться к далёким звукам. Ноги нестерпимо ныли от безостановочного бега, но мальчишка не обращал на них никакого внимания, стараясь сосредоточится на окружавших его тенях.

   Внезапно лес отступил и Селета оказался на небольшой площадке, освещённой голубоватым светом от мелькавшего над головой зарева. На открытом пространстве пареньку сделалось не по себе, и он как можно скорее отступил за огромную скалу, которая буквально возникла перед ним. Опираясь пальцами о шершавую поверхность, Селета медленно шёл вдоль скального массива, стараясь ступать как можно тише, чтобы не выдать себя прежде времени. Он явно чувствовал чьё-то близкое присутствие, но никак не мог определить, кто именно его поджидает в голубоватой мгле.

   Внезапно рука перестала чувствовать под собой опору и, не ожидавший этого мальчишка, чуть было не упал. Он быстро встрепенулся и, устояв на ногах, осмотрел известняковую поверхность. Перед его глазами предстала трещина в рост человека, из чёрного чрева которой сквозило гнилью и сыростью. Селета невольно отшатнулся в сторону, не в силах стерпеть буквально разъедавший глаза смрад, и как можно тщательнее зажал пальцами нос, стараясь по возможности дышать только ртом.

   Переборов позывы тошноты, подступившие к самому горлу, мальчишка снова боязливо осмотрелся по сторонам и осторожно приблизился к трещине. Он явно чувствовал как изнутри ему на лицо дул леденящий сквозняк, отчего по спине поползли неприятные мурашки. Селета заглянул внутрь, но из-за кромешной темноты так ничего и не увидел. Да и внутренний инстинкт то и дело твердил ему, что если поблизости кто-то и прятался, то он был совершенно в другом месте и возможно прямо сейчас аккуратно подступал сзади.

   Парнишка быстро выпрямился и, высунув голову из трещины, неловко обернулся. Позади него никого не было и сердце совершенно напрасно безумно трепыхалось в груди. Селета проглотил вязкий комок страха и медленно выдохнул, чувствуя, как сильно было напряжено его собственное тело. Прилипшая к влажным от пота рукам скальная крошка набухла, словно тесто, отчего кожа на руках неустанно зудела.

   Мальчишка зло почесался и снова заглянул в трещину. Он не понимал, куда подевался его здравый рассудок, который так беспрепятственно позволял телу делать все, что тому заблагорассудиться, совершенно не беспокоясь при этом о возможных последствиях. От постоянного зловония в голове нарастала нестерпимая боль, а веки становились неимоверно тяжёлыми и неподатливыми, словно сверху на них насыпали тонны песка. Может и страх был так же придавлен к земле, что никак не мог добраться до сознания и заставить его двигаться прочь, как можно дальше из этой дурно пахнущей темноты?

   Селета остановился и, выпрямившись во весь рост, осторожно пошарил по карманам. Дед забрал с собой все фонари и единственное, что подвернулось под руку, когда он уходил из дому, был затёртый коробок спичек. Паренёк встряхнул его в руке и принялся тщательно вытирать липкие от пота пальца о полу телогрейки. Сумрак над его головой качался и угрожающе напирал со всех сторон, словно из него вот-вот должно было выскочить что-то ужасное и непременно кровожадное.

   Селета наконец рискнул попытаться добыть огонь и осторожно чиркнул спичкой о коробок. Из-под его пальцев выскочила голубая искра и с озорным щелчком подожгла сухое дерево. Тут же возникло оранжевое пламя, которое, довольно шипя, принялось играть на чернеющей серной головке. Порывы недовольного сквозняка наклоняли его в сторону, словно желая как можно скорее загасить этот неугодный источник света и снова погрузить влажные стены в привычный мрак. Однако мальчишка только недовольно хмыкнул и бережно заслонил дрожащее пламя свободной рукой, так что противный ветер был ему уже не помеха.

   Потолок внутри расщелины был намного выше, нежели это казалось снаружи, и Селета окончательно выпрямил плечи, больше не опасаясь врезаться головой в свод или стать жертвой притаившегося там злобного существа. Тусклый свет от спички падал на близлежащие стены, подчёркивая покрывавшие их изгибы и трещины дрожащими тенями. Противоположного входа отсюда видно не было, хотя он определённо существовал и об этом всецело свидетельствовал неприятный сквозняк, резво носившийся под сводами расщелины.

   Мальчишка чиркнул снова, осветив пол под ногами, и стал медленно продвигаться внутрь. Его галоши то и дело скользили по гладкой, отполированной дождевыми водами поверхности, отчего приходилось придерживаться за липкую и от этого словно живую стену. От дрожащего пламени исходил еле ощутимый кисловатый запах, который хоть и слабо но, тем не менее, перебивал заполнявший расщелину смрад, и дышать было немного легче. По крайней мере, слёзы из раздражённых глаз больше не лились столь яростно, и их не приходилось то и дело тереть грязными руками.

   Где-то далеко впереди слышался еле различимый шорох, словно на ветру развевалась шёлковая занавеска. Селета отчаянно прислушался и, не сумев определить, приближается ли этот странный звук к нему или же остаётся на месте, снова заскользил вперёд. Пол самым непонятным образом уходил вниз, словно расщелина занимала всё внутреннее пространство массивного кряжа, из которого состоял берег реки.

   Поняв, что продолжая двигаться вперёд, он рискует соскользнуть вниз по скользкой поверхности скал, парнишка остановился и, высоко подняв очередную спичку, ещё раз осмотрелся. Потолок поднялся вверх настолько, что его уже было не различить, а противоположная стена услужливо отступила в сторону. Расщелина постепенно превращалась в гигантскую пещеру, об истинных размерах которой приходилось лишь догадываться.

   Под ногами валялся небольшой камень и Селета тут же подобрал его. Он нерешительно посмотрел в тёмную даль и, размахнувшись, запустил кусок скалы вдоль склона. Мальчишка отчётливо слышал, как брошенный им снаряд как минимум два раза звонко отскочил от твёрдого пола, после чего какое-то время ничего не происходило. Селета собирался было уже поворачивать назад, как вдруг откуда-то снизу раздался тихий всплеск воды, после которого на секунду всё снова затихло.

   Паренёк присвистнул и с любопытством вытянул шею, словно стараясь прямо отсюда заглянуть в располагавшуюся где-то рядом глубокую впадину. Он не сразу заметил, что доносившийся до него из глубины расщелины шелест вдруг стал нарастать, словно со дна колодца к нему усердно карабкалось какое-то существо. Мальчишка настороженно попятился назад, но поскользнулся обо что-то вязкое, неприятно захлюпавшее под подошвами галош, и сам не заметил, как оказался на коленках. Он тут же попытался ухватиться за выступ стены, но заметил, обо что именно поскользнулся и невольно отдёрнул пальцы назад. Пытаясь преодолеть подступающие к самому горлу позывы тошноты от увиденного ужаса, Селета почувствовал, как начинает медленно, но верно скользить в сторону обрыва, где его уже кто-то или что-то поджидал.

   Мальчишка судорожно вцепился пальцами в окровавленный пол и, чувствуя, как ломаются его ногти, издал стон отчаяния, поскольку был просто не в силах преодолеть всё то, что так сразу навалилось на его плечи. Огонь в его руках погас, а коробок отлетел в сторону и тут же скрылся в темноте. В этот момент шелест снизу сделался практически нестерпимым, будто окружающий сырой воздух рассекали сотни перепончатых крыльев, и из недр скалы вырвался голубой раскачивающийся сгусток, который издал противный писк и ударился в свод расщелины. Всё произошло настолько быстро, что Селета просто не успел осознать, свидетелем чего он стал. Голубые кристаллы отскочили от потолка и, на секунду зависнув в воздухе, словно ожидая, когда все их представители отойдут от сильнейшего удара о камень, что есть мочи, ринулись в сторону продолжавшего скользить парнишки.

   Селета тут же пригнулся и закрыл голову руками, ощущая, как над ним проносится стая непонятных птиц, задевая телогрейку и продолжая истошно пищать, от чего сознание было готово разорваться на части. В нос ударил нестерпимый смрад, исходивший от того, что продолжало пузыриться под его ногами, отчего пред глазами заплясали разноцветные каракули.

   Голубое облако промелькнуло над головой мальчишки и устремилось по расщелине к выходу. Снова сомкнулась темнота и, Селета почувствовав под рукой небольшой выступ, тут же схватился за него, желая как можно скорее замедлить своё движение к краю бездны. Он открыл глаза и, стараясь не дышать носом, огляделся по сторонам. Ничего не было видно и только в нескольких шагах от него на полу дёргалось что-то небольшое, испускавшее голубоватый свет.

   Мальчишка бросил опасливый взгляд за спину, пытаясь определить, не несётся ли оттуда на него ещё что-то. Но всё было спокойно. Тогда он попытался снова подняться на ноги и, не отрывая подошв от пола, принялся медленно отступать к выходу, придерживаясь рукой о край стены. Внизу неприятно захлюпало, и Селета как можно плотнее стиснул зубы, стараясь не обращать на этот звук никакого внимания. Он тщательно тёр окровавленные пальцы о телогрейку, но неприятное ощущение от соприкосновения с чем-то, что не так давно было ещё живым, продолжало упорно преследовать его сознание, не желая отступать в сторону.

   Паренёк на негнущихся ногах подошёл к тому месту, где продолжало валяться странное существо, отставшее от своих сородичей, и осторожно склонился над ним. Тут же раздался противный писк, и голубое создание попыталось взлететь, неуклюже взмахнув перепончатыми крыльями. Однако у него ничего не вышло.

   Только сейчас Селета окончательно понял, что перед ним находилась летучая мышь. Вернее что-то очень сильно напоминавшее её. Клыки в пасти были раза в два крупнее нормальной длины, а их цвет больше напоминал белый металл. Когти на лапах тоже заметно выделялись и, соприкасаясь с поверхностью скал, оставляли на них глубокие борозды. Перепончатые крылья за спиной перекосились, создавая впечатление того, будто они были сломаны, а глаза безумно вращались, излучая в пространство голубой свет, от которого делалась не по себе.

   Не дожидаясь, когда странное существо окончательно придёт в себя, мальчишка поднял ногу и, что было сил, ударил мышь по голове. Раздался треск, и голова животного раскололась, словно грецкий орех. Когтистые лапы судорожно заскребли по полу, а крылья напряглись и еле заметно задрожали, отчего над маленьким тельцем образовался мерцающий нимб голубого цвета. Агония прекратилась, и Селета нехотя поднял ногу. Существо продолжало светиться и после смерти, отчего парнишке сделалось ещё больше не по себе. Он на всякий случай надавил на расплющенную голову ещё раз и только после этого окончательно уверовал в то, что животное всё же мертво.

   Преодолевая отвращение, мальчишка взял летучую мышь за поникшее крыло и, стараясь держать её как можно дальше от лица, поднял над головой. Пещера озарилась ровным голубым светом, и Селета от неожиданности открыл рот. Из разбитой головы животного на пол медленно падали светящиеся кристаллы и тут же погасали, как только достигали влажной поверхности. Было похоже на голубой листопад, однако паренёк не обратил внимания на это странное явление.

   Куда больше его занимало нечто другое, оставшееся возле противоположной стены. Стараясь держать себя в руках, Селета осторожно двинулся к тому месту, где он совсем недавно скользил на коленях. Сердце в груди отчаянно колотилось, не желая больше оставаться в этом ужасном месте, однако мальчишка упорно продвигался к своей цели. В испускаемом трупом животного свете, он увидел на полу расщелины что-то тёмное, распространявшееся на несколько метров вдоль стены. Селета непроизвольно зажал свободной рукой рот, но от него самого уже пахло не многим лучше, чем от окружающих предметов.

   Мальчишка склонился над пятном и поднял тело летучей мыши как можно выше над головой. Прямо под его ногами лежал наполовину сгнивший скелет непонятного существа на первый взгляд напоминавшего человека. Однако чем тщательнее Селета всматривался в эти останки, тем всё больше он убеждался в обратном. Череп был намного больше человеческого и по сравнению с остальными фрагментами тела выглядел очень несимметрично, словно принадлежал кому-то другому. На месте носа виднелся непонятный отросток, но из-за следов разложения нельзя было точно сказать, на что он походил при жизни существа. Подбородок и вовсе раздваивался, свидетельствуя о том, что челюсти смыкались по вертикальной линии. Так что это был либо какой-то мутант, либо гигантское насекомое, достигшее размеров человека. Туловище и конечности укрывала тёмная ткань, напоминавшая брезент, однако на ногах ничего не было, и сплюснутые стопы оканчивались двумя длинными когтями, похожими на крючки.

   От всего увиденного мальчишка подался назад и ощутил, что внутри у него поселился леденящий страх. Витавший над существом смрад свидетельствовал о том, что оно уже давно мёртво. Однако тот факт, что ничего подобного он никогда в жизни не встречал, только ещё больше увеличивал ужас в сознании Селета. Он невольно споткнулся о длинную конечность, которая почему-то сгибалась в обратную сторону, словно коленка была напрочь вывернута и располагалась задом-наперёд.

   По влажному полу растянулся длинный кровавый след, напополам с перегнившими внутренностями существа, который, скорее всего, начинался от самого входа в расщелину. Складывалось впечатление, что странный человек стремительно убегал от кого-то или чего-то, при этом теряя по пути свои внутренности, словно ему предварительно вспороли брюхо, а уже непосредственно на этом месте окончательно сорвали кожу. До спасительного колодца оставались считанные метры...

   Селета потряс головой, стараясь возвратить способность нормально мыслить, и осторожно попятился назад. Он опустил вниз руку с летучей мышью и отрешённо посмотрел на неё. Вряд ли эти маленькие злобные существа могли сотворить с кем-то нечто подобное - тут явно нужно было животное намного крупнее! Однако парнишка уже не был ни в чём окончательно уверен и, отшвырнув светящийся труп в сторону, что было сил, помчался к выходу, скользя по влажному полу и ругая себя, на чём свет стоит за проявленную беспечность.

   Он то и дело натыкался на стены и старательно выглядывал впереди выход, однако того всё не было видно. Мальчишка даже представить не мог, как далеко он зашёл внутрь расщелины, и от этого всё его сознание тряслось пуще прежнего.

   Внезапно он увидел прямо перед собой голубоватый свет и быстро затормозил у самого выхода, стараясь восстановить дыхание и прислушиваясь к внешним звукам. Какое-то время паренёк слышал только свист, с которым воздух вырывался из его груди при каждом новом выдохе и ничего больше. Однако как только он попытался сделать шаг в сторону выхода, внутреннее пространство расщелины наполнилось ужасающим человеческим криком, который прокатился по извилистому своду, пропетлял между стен и вернулся из ужасающей темноты сдавленным эхом.

   Селета не сразу понял, с какой именно стороны пришёл этот звук, а потому лишь только замер на месте как испуганный зверёк и, вжав голову в плечи, осторожно смотрел по сторонам, ожидая неминуемого конца. Однако с ним так ничего и не произошло, а снаружи прозвучал новый крик, в котором мальчишка явно распознал знакомые нотки. И как только это произошло, он тут же плюнул на возможную опасность и сломя голову ринулся к выходу.

  

   ГЛАВА 18.

  

   -Мне всё же кажется, что это просто чья-то неудавшаяся шутка, - зло произнёс дядя Дима и сильно ударил кулаком по собственной ладони. - И попадись мне этот шутник, уж я бы тогда из него всю дурь выбил!

   Светка невольно вздрогнула от этого шлепка и посмотрела на папу, который в темноте сделался похож на угловатую тень с длинным носом. Девочка удивилась, не понимая, как в таком состоянии она ещё может искать какие-то сравнения и думать о чём-то постороннем, что никак не связано с тем положением, в котором они невольно оказались.

   -Думаешь, в такой ситуации у кого-то может хватить духа на подобные шутки? - медленно произнёс Сергей и обнял встревоженную дочь. - Я что-то не очень в этом уверен.

   -Но это всё равно выглядит куда как правдоподобнее, чем все эти твои тайны и загадки, - вздохнул силач, - от которых уже голова кругом идёт.

   -Я думаю, дальше ещё хуже будет, - усмехнулся папа. - Эх, сейчас бы чайку!

   -Ага, - кивнул дядя Дима и, подняв из-под стола рюкзак, принялся в нём что-то искать. - Только уплыл твой чай с концами в неизвестном направлении. Вот, - он вынул руку и бросил на стол что-то шуршащее, - придётся только галетами питаться. Хоть что-то осталось.

   Здоровяк снова вздохнул и тяжело опустился на табурет у стены. Он повертел упаковку в своих огромных руках и кинул её в сторону кровати.

   -Свет, будешь? - спросил Сергей дочку, беря в руки свёрток. - Только они, наверное, очень солёные, а с водой у нас тоже, как я понимаю, проблемы, - папа посмотрел на дядю Диму, на что тот только молча кивнул. - Понятно.

   Светка помотала головой и наморщила нос. Она совершенно не испытывала голода, хотя уже толком и не помнила, когда последний раз ела. Это было ещё в деревне, на берегу, перед самым отплытием, когда дядя Дима предусмотрительно накормил всех жирной тушёнкой. Казалось, что это было так давно, хотя в действительности все эти события разделяли какие-то часы.

   -Нет, я не голодна, - прошептала девочка и отвернулась в сторону, чувствуя, как от одного запаха галет, в её желудке начинается революция.

   -Ты уверена? - переспросил папа и попытался заглянуть ей в глаза. - Может хотя бы одну, для аппетита попробуешь?

   Светка недовольно затрясла головой, и папа поспешил отстать.

   -Ну ладно, - вздохнул он, бросая пачку обратно дяде Диме. - Не хочешь, как хочешь.

   Девочка виновато обернулась и, стараясь сменить тему, медленно проговорила:

   -Вчера ночью мы кое-что ещё видели, - Светка невольно сглотнула подкравшийся к самому горлу страх, чувствуя, что её голос чуть заметно дрожит.

   -Так ты ещё не закончила? - тут же насторожился папа и посмотрел в глаза дочери. - И что же ещё?

   Девочка какое-то время молчала, словно стараясь собрать в кучу разбежавшиеся от страха мысли, после чего всё же неуверенно заговорила:

   -Это была большая птица. Скорее всего, сова или филин. Не знаю точно, - Светка виновато пожала плечами и глубоко вздохнув, продолжила: - Во всяком случае, очень на них похожая. Только она летать не умела и всё время падала.

   -Отчего же? - перебил дядя Дима, который от любопытства даже подался всем телом вперёд, оставив ноги с табуретом далеко позади. - Может у неё, чего сломано было?

   -В том-то и дело, - терпеливо кивнула девочка, - что на первый взгляд, по ней машина на большой скорости проехала. И голова у неё крутилась, словно шеи вовсе и не было! - Светка замолчала и посмотрела на папу.

   Тот почесал нос и медленно заметил:

   -Ну если это действительно была сова или филин, то голова у них и впрямь крутиться довольно хорошо, так что в этом нет ничего странного. Это всё из-за глаз. Просто они у них в одной плоскости...

   -Иди ты со своей этой плоскостью! - махнул рукой дядя Дима. - Устроили тут, понимаешь, "в мире ужасных животных"! - и великан недовольно покачал головой.

   Девочка осторожно посмотрела на силача, но тот ей добродушно кивнул, показывая тем самым, что недавний гнев относился только к её слишком умному папаше.

   -Мне вообще казалось, что у неё внутри все кости переломаны, но она даже на это внимания не обращала и всё время пыталась взлететь и на нас набросится.

   -Так она на вас напасть хотела? - не поверил дядя Дима и даже приподнялся со своего места. - Вот эта да! Саблезубые какие-то птички.

   -Может, рядом гнездо было? - Сергей снова почесал подбородок. - Хотя зима на носу: тут уж явно не до него.

   Светка только пожала плечами и продолжила:

   -Ещё она была вывалена в чём-то синем и от этого светилась в темноте. А потом, - девочка вздохнула как можно глубже и пока её снова не перебили, сказала самое основное, ради чего и затеяла этот рассказ: - Потом она хотела нам что-то сказать, но и это у неё не получилось.

   Наступила тишина и Светка осторожно посмотрела сначала на папу, а затем на дядю Диму. Взрослые молчали и о чём-то усиленно думали. Отец вдруг качнул головой и, сняв очки тихо сказал:

   -А тебе точно это всё не показалось?

   Светка обиженно глянула на него и тут же скривила личико, стараясь хотя бы так показать, что она говорит правду.

   -Я ничего не придумала! - воскликнула девочка и негодующе сверкнула глазами. - Вам просто завидно, что это всё мы с Селетом видели, а не вы! - она надула губки и, скрестив руки на груди, отвернулась в сторону, всем своим видом обозначая огромную обиду.

   -Папа откашлялся, явно не ожидая столь резкой реакции на свои слова и снова заговорил, стараясь произносить слова как можно мягче:

   -Свет, я совсем не то имел в виду, - он притронулся к плечу дочери, но та тут же отдёрнула его и обиженно засопела.

   -Ну правда, Светуль, чего ты опять начинаешь? - вздохнул из своего угла дядя Дима. - Мы же не говорим, что ты непременно врёшь или просто так, назло, берём и не верим тебе. Просто это всё... - он развёл руками. - Странно, что ли?..

   Силач посмотрел на Сергея и махнул рукой.

   -Ведь темно было, - тихо сказал папа, - незнакомое место, тем более это сияние на небе. Могло просто показаться. Ведь наверняка страшно было.

   -А как же тогда нам обоим одно и то же показалось? - не унималась девочка. - Тем более Селета сказал, что уже видел таких существ и причём не раз! Он говорит, что они учатся, а когда у них станет получаться!.. - Светка хотела было продолжить бороться за собственную правоту, но в это время на крыльце послышались чьи-то осторожные шаги, и она тут же проглотила язык, чувствуя глубоко в груди небывалую пустоту.

   -А это ещё что за нежданные гости? - растянуто пробасил дядя Дима и поднялся со своего табурета.

   В тусклом свете от печки он был похож на этакого средневекового богатыря, не спеша собирающегося на очередной подвиг. Силач грузно вздохнул и, взяв со стола фонарик, направился к входной двери.

   Светка в ужасе наблюдала за размеренными движениями дяди Димы, и ей почему-то казалось, что всё происходящее прямо сейчас неумолимо замедляло ход времени, для того, чтобы она как можно тщательнее испытала чувство страха. Девочка вжала голову в плечи и упёрлась спиной в холодную стену. Она посмотрела на папу, однако всё внимание того было так же приковано к двери и приближавшемуся к ней великану.

   -Папа, скажи ему, чтобы не открывал! - хрипло прошептала Светка и потянула отца за рукав куртки.

   Сергей отрешённо глянул на дочь и тут же поспешил её успокоить:

   -Свет, ну что ты такое говоришь? А вдруг это дядька Йэне с Чесноковым? Что же им теперь на улице остаток ночи провести?

   Девочка зажмурила глаза и что есть мочи затрясла головой.

   -А вдруг это вовсе и не они, а кто-то другой? - она испытующе посмотрела в глаза отца, от чего тот невольно подался назад.

   -Света, прекрати! - испуганно произнёс Сергей, стараясь привести себя в чувство. - Я понимаю, что тебе страшно. Особенно после всех этих событий и разговоров. Нам всем страшно, однако нужно держать себя в руках. Иначе просто нельзя!

   Девочка сморщила лоб и медленно покачала головой.

   -Так если страшно - зачем тогда открывать?

   Папа больше ничего не ответил и снова устремил взор на дядю Диму, который уже взялся за металлическую щеколду замка. Силач глянул на притихших друзей и медленно потянул дверь на себя.

   Светка зажмурила глаза и как можно плотнее стиснула зубы, отчего за мочками уха завязались твёрдые узелки. Девочка понимала, что было бы лучше встретить опасность лицом к лицу, но у неё просто не было на это сил. К тому же если это действительно было какое-то лесное чудовище, то испытывать дополнительный страх от его ужасного вида не очень-то и хотелось.

   Противно скрипнула дверь и, дядя Дима отступив в сторону, включил фонарь. Какое-то время он просто стоял на пороге и молча всматривался в приглушённый свет, исходивший от небесного зарева. Над его головой образовался ареал из белых искр, который медленно вращался и потрескивал.

   Сергей не спеша приподнялся с кушетки и осторожно приблизился к замершему другу.

   -Чего там? - спросил он и остановился рядом с открытой дверью.

   Силач пожал плечами и сыграл лучом фонаря по крыльцу, на котором никого не было. Только гнетущая пустота, старавшаяся подобраться как можно ближе. За причалом в мутной воде отражалось серое небо, да медленно со всех сторон наступал молочный туман.

   Сергей почувствовал, как волосы на его голове принялись осторожно шевелиться. Сначала ему показалось, что это происходит от страха, однако боковым зрением он увидел над собой такие же искры, как и у друга, отчего спешно отступил назад. Он провёл рукой по затылку и услышал треск, словно его голова была сильно наэлектризована. Пальцы при этом неприятно заколол, а на бревенчатых стенах запрыгали белые тени.

   Светка устала ждать и медленно открыла глаза. Она увидела странное свечение над головой папы и дяди Димы, от чего невольно вскрикнула. Ей показалось, что на них надели странные колпаки и сейчас непременно утянут на улицу в сторону гадкой сети. Однако ничего не произошло, и девочка довольно кивнула, увидев, как странный нимб над головой папы рассыпался на голубые кристаллы от одного прикосновения пальцев.

   Силач тут же престал освещать пустое крыльцо и посмотрел сначала на Сергея, а затем на погасающие вблизи пола кристаллы.

   -А это что такое? - не понял он и, увидев над собой такой же нимб, спешно замахал руками, стараясь как можно скорее от него избавиться. Снова раздался чуть слышимый треск и на стенах заиграли блики.

   Папа присел на колени и попытался дотронуться до одного из потухших кристаллов, однако тот хлопнул как воздушный шарик и развалился буквально на глазах. На полу осталась лежать только бесформенная кучка чего-то тёмного, со стороны напоминавшего пепел.

   -Интересно, - медленно произнёс Сергей и посмотрел на дядю Диму.

   -А вот мне нисколько! - резко ответил силач и, осторожно обойдя такую же кучку у себя под ногами, вышел на крыльцо.

   -Папа, куда это он? - резко воскликнула Светка и, позабыв про недавний страх, соскочила с кушетки.

   Сергей посмотрел в образовавшийся между дверью и косяком зазор, и пожал плечами.

   -Там никого нет, - тихо произнёс он, продолжая рассматривать непонятные кристаллы у себя под ногами. - Не беспокойся.

   -Тогда чьи же шаги мы слышали? - спросила девочка и медленно склонилась рядом с папой. - Что это?

   -Понятия не имею. Но думаю, что это напрямую связано с этим сиянием, - Сергей почесал подбородок и наступил ногой на ещё один кристалл. Тот так же лопнул, издав громкий хлопок, от чего Светка невольно села прямо на пол. - Они очень не стабильны, - продолжал разговаривать сам с собой папа, - гибнут, как только оказываются отделёнными от внешнего мира.

   -Папа, я ничего не понимаю, - взмолилась девочка и, поджав под себя ноги, обхватила руками худые коленки. - Что ты такое говоришь?

   Сергей встрепенулся и озадаченно посмотрел на дочь, словно напрочь позабыл, где они сейчас находятся и что вообще происходит.

   -А, - он махнул рукой и, кряхтя, поднялся с колен, - это я так, о своём. Наверное, эти хлопки мы и приняли за шаги.

   -Ты уверен в этом или только предполагаешь? - осторожно спросила Светка и тоже поднялась на ноги.

   -Но ведь снаружи никого нет, - пожал плечами Сергей и, подойдя к двери, снова выглянул на крыльцо, стараясь разыскать в голубой дымке силуэт дяди Димы.

   Силач сидел на ступеньках и изредка отмахивался огромными ручищами от настырных искр, продолжавших обступать его голову.

   -Димка, ты чего? - спросил Сергей и подошёл к другу.

   Светка внимательно наблюдала за взрослыми, но выходить на улицу всё же не решилась. Она замерла у самой двери и, почувствовав над собой лёгкий треск, тут же подалась назад, не желая, чтобы и её атаковали непонятные кристаллы.

   Сергей подошёл к великану и сел на ступеньку рядом с ним.

   Димка какое-то время молчал, а затем невесело произнес, смотря на клочки тумана, надвигающиеся со стороны реки.

   -Подумать только, ни разу в жизни не думал, что когда-нибудь окажусь в подобной ситуации: когда ничего не смогу поделать, - он ударил кулаком по деревянной ступеньке и задумчиво посмотрел на дрожащие пальцы. - А ведь воевал даже. Казалось бы, ко всему должен был быть привычным. Ан нет, оказывается, есть что-то ещё, что способно ввести и меня в ступор.

   -Поверь, не ты один испытываешь подобные эмоции, - Сергей потрепал друга за плечо и так же задумчиво проговорил: - Я вот тоже ехал сюда в надежде на яркие впечатления от увиденного, а получил нечто среднее между возможностью исследовать что-то доселе никому неведомое и шансом напороться на такое, что просто невозможно постичь! - он махнул рукой и покачал головой. - Такое ощущение, что за все эти годы я и впрямь ни капельки не повзрослел.

   -Думаешь? - усмехнулся силач. - Наверное, со стороны мы и взаправду выглядим глупо. Особенно когда не знаем чему верить, а чему нет, и начинаем на сей счёт тупо спорить.

   -Это вполне нормальное явление. Ведь взрослым тоже не чуждо испытывать помимо обычных эмоций ещё и чувство страха. Мне кажется, что это происходит даже намного чаще, чем нам кажется. Ведь только идиот ничего не боится, - Сергей усмехнулся, понимая, что сказал банальность, но исправляться не стал. - Мы просто постоянно стараемся скрыть все наши тревоги, чтобы не выглядеть неловко перед друзьями и близкими. Да и к тому же повседневные страхи совершенно не такие как здесь.

   -В том-то и дело, - перебил друга Димка. - Всё происходящее тут, больше напоминает детский кошмар и тот факт, что приходится в него верить, и напрягает больше всего! - он помолчал и добавил: - Думаешь, ещё сможешь во всём этом разобраться?

   Сергей пожал плечами.

   -Не уверен, что хочу начинать, - медленно произнёс он. - Особенно в свете последних событий. Сейчас я больше беспокоюсь за свою девочку и расшибусь в лепёшку, но выведу её из этого проклятого леса! Только прошу об одном: помоги мне сделать это.

   -Да без вопросов, - кивнул силач и показал лесу кулак. - Мы ещё поборемся! - под его ногой хлопнул очередной кристалл, и великан расплылся в злорадной улыбке.

   -Эй, ну чего вы там расселись? - послышался из дома неуверенный голос Светки. - Мне страшно тут одной!

   Сергей тут же встрепенулся и поднялся со ступенек.

   -Да, что-то мы и впрямь заговорились, - он протянул другу руку и, поморщившись, помог тому подняться на ноги. - Надо бы отдохнуть, а то завтра весь день придётся на ногах провести.

   Димка ничего не ответил и только молча кивнул. Стараясь больше не смотреть на освещаемое редкими вспышками небо, мужчины медленно зашли в дом.

  

   ГЛАВА 19.

  

   Дядька Йэне не знал, сколько именно времени он провёл без сознания. В чувство его привело ощущение нестерпимой боли в районе шеи. Казалось, что по всему его телу туда-сюда шныряют какие-то мелкие создания, оставляя на открытых участках кожи глубокие царапины. От их стремительных коготков распространялся неприятный шорох, а в уши лез противный писк, очень напоминавший мышиный.

   Старик попытался открыть глаза, но тут же понял, что не может этого сделать. Ресницам не позволяло приподняться что-то тяжёлое и неимоверно холодное. Дядька Йэне с трудом преодолел слабость собственного тела и поднёс трясущуюся руку к лицу. Он попытался нащупать глаза, но вместо этого под пальцами стремительно заворочалось что-то мерзкое и издало ужасающий писк. Старик дёрнулся и, что было сил, откинул пульсирующий комочек как можно дальше от себя. Над ним тут же раздался шорох множества крыльев, и боль в шее тут же прекратилась.

   Дядька Йэне быстро открыл глаза и осмотрелся. То, что он увидел над собой, заставило его разум содрогнуться. В небе медленно вращался голубой хоровод странных созданий, которые, по всей видимости, и облепили тело старика, пользуясь тем, что тот не может пошевелиться. Окружающее пространство заполнял шорох от их перепончатых крыльев, который какое-то время постепенно затихал, но затем принялся снова нарастать, словно странные птицы догадались, что им ничего не угрожает, и устремились занимать прежние позиции.

   Не дожидаясь, когда эта стая окончательно убедится в собственном превосходстве над жертвой, дядька Йэне, насколько мог быстро, перекатился на живот и принялся судорожно толкать немеющими руками своё непослушное тело, пытаясь сползти вниз по склону, к реке. Бесчувственные ноги старика волочились сзади, и от этого он не сразу понял, что его уже кто-то пытается съесть. Только услышав позади себя злобный писк, дядька Йэне слегка притормозил и повернул голову назад. То, что предстало его глазам, повергло старика в состояние крайнего ужаса.

   На его ногах сидела парочка странных созданий и в излучаемой собственными телами голубой дымке, жутко вопя, пыталась поделить мясо на волочившихся вместо стоп культях. Дядька Йэне не сразу осознал, что именно произошло, и какое-то время продолжал молча наблюдать за склокой существ, не в силах что-либо предпринять. А когда ступор все же закончился, он окончательно понял, что ничего не может поделать в этой ситуации.

   В этот момент сверху на его голову что-то стремительно спикировало, и от полученного удара старик на секунду потерял способность нормально мыслить. В ушах раздался медный звон, прерываемый противным писком мечущихся на огромной скорости существ, а по лбу заструилось что-то липкое и неимоверно горячее. Дядька Йэне дотронулся трясущимися пальцами до головы и тут же почувствовал под ними рваные края большой раны. По телу старика снова зашуршали мелкие коготки кровожадных созданий, которые почувствовав скорое пиршество, окончательно осмелели и уже не обращали внимания на безуспешные попытки своей жертвы отмахнуться от их острых зубов.

   Дядька Йэне чувствовал, как с каждой секундой силы стремительно покидали его ноющее тело, и молился про себя о том, чтобы всё закончилось как можно скорее. В этот момент в мочку его левого уха вонзились хищные клыки, отчего старик громко закричал, не в силах больше сдерживать собственные эмоции.

   Несколько существ при этом снова вознеслись в небо, однако большая их часть никак не прореагировала на этот призыв о помощи, продолжив буйное пиршество. Дядька Йэне окончательно уронил голову на холодные скалы и почувствовал на губах противный вкус собственной крови. Он озлобленно стиснул зубы, которые даже скрипнули от налипшей на них мелкой известняковой крошки, и почувствовал, что медленно, но верно скользит в пугающую пустоту.

   -А ну пошли прочь! - раздался над головой громкий детский голос, от чего дядьке Йэне показалось, что он уже бредит, цепляясь за этот свет буквально одной уже не существующей пяткой. Он снова попытался приоткрыть глаза и в этот момент вдруг понял, что его больше не терзают ни когти, ни зубы. Старик медленно повернул голову и увидел в нескольких шага от себя мальчишку, остервенело гоняющегося за противной голубой стаей. Он тяжело вздохнул и, подтянув руку к лицу, неловким движением смахнул со лба густую кровь, которая стекая вниз, заливала глаза.

   Селета тем временем окончательно загнал гадких существ обратно в трещину, откуда те и вырвались, и, убедившись, что стая унеслась вдаль по расщелине к бездонному колодцу, бросился к продолжавшему лежать на холодных скалах дядьке Йэне. Мальчишка не мог с уверенностью сказать, узнал бы он в этом, казалось, бесформенном куске мяса добродушного старика, если бы перед этим не услышал его отчаянный крик. Так или иначе, но сомнений относительно того, кто лежал перед ним на скалах, у Селета не было и он, преодолевая отвращение при виде такого количества крови, склонился над дядькой Йэне.

   -Дед, - позвал паренёк дрожащим голосом и попытался осторожно перевернуть старика на спину. - Дед, ты живой? Слышишь меня? - он спешно стянул с себя телогрейку и, скомкав её в кособокий рулон, засунул под голову дядьке Йэне. Левое ухо было настолько сильно обглодано, что Селета старался не прикасаться к нему, опасаясь, что то просто отвалится.

   Старик при этом издал стон и с трудом открыл глаза. Кровь на его ресницах запеклась и от этого у него не получалось нормально моргать. Видя это, парнишка послюнявил пальцы и аккуратно стёр липкую плёнку с лица деда. Тот благодарно кивнул, и хотел было что-то сказать, однако из его глотки донёсся только хриплый свист. Мальчишка терпеливо ждал и с ужасом смотрел на тело старика, которое и впрямь напоминало освежёванную тушу на разделочной доске мясника.

   Больше всего Селета поразили его ноги, которые ниже колен превращались в некое сплетение из мышц, сухожилий и кожи, словно их провернули в гигантской мясорубке. Штаны разлохматились, а сапоги и вовсе пропали, хотя, скорее всего, находились где-то, среди этой ужасной мясной каши. Выше колен бёдра стягивал кожаный ремень, хотя кровь из переломанных конечностей не сочилась, скорее всего, совершенно по другой причине: судя по огромной луже под ногами все, что можно из старика уже вытекло.

   Заставляя себя не думать о самом страшном, мальчишка подвинулся к дядьке Йэне и осторожно постучал его по грязным щекам. Закатившиеся было глаза старика, еле заметно дернулись, и он попытался отыскать ими Селета. Паренёк как мог, старался сдержать душившие его слёзы и от напряжения закусил указательный палец. Дядька Йэне наконец смог задержать мутный взор на сопящем мальчишке и еле слышно просипел:

   -Найди девчушку, - вены на его блестящей от пота шее резко вздулись, и на пыльную поверхность скал закапала тёмная кровь. Старик закашлялся и скосил глаза, словно до этого и не подозревал о наличии ещё одной раны.

   -Что случилось? - спросил Селета и громко шмыгнул носом, стараясь проглотить неугомонные слёзы, буквально выступающие на глаза при каждом его слове. - Где Светка? Кто это всё сделал?

   Дядька Йэне закатил глаза, но тут же взял себя в руки и снова посмотрел на парнишку.

   -Тише ты, не кричи, - медленно произнёс он и сглотнул кровавый комок в горле. - Там внизу лодка. Спускайся вниз по реке. Они должны быть в зимовье. И поторопись, пока они ещё, чего доброго, не начли нас искать.

   -Кого это НАС? - перебил его Селета и быстро огляделся. - Ты тут не один? Кто с тобой?

   Старик приподнял трясущуюся руку и бросил её в том направлении, где как ему казалось, остался лежать недвижимый Чесноков. Кисть гулко ударилась о камни и замерла, словно весила целую тонну.

   -Участковый, - прошептал дядька Йэне, снова проваливаясь в темноту. - Он там, рядом с этой ужасной собакой.

   Мальчишка тут же оказался на ногах и тщательно осмотрел пространство вокруг себя. Вблизи стоящего неподалёку дерева он заметил непонятную синюю жидкость и ещё лужу крови, однако ни милиционера, ни пса, о котором упоминал старик, нигде не было.

   Селета снова наклонился к дядьке Йэне и, продолжая бросать по сторонам боязливые взгляды, попытался привести старика в чувство.

   -Дед! - он стучал его по щекам, пытался разжать глаза, тряс за холодные пальцы - но ничего не происходило. - Дед, не умирай, слышишь? Не поступай так со мной! - паренёк уже не сдерживал слёзы и открыто рыдал, мечтая лишь об одном: что бы дядька Йэне остался жив. Да, он сильно пострадал, но его ещё можно выходить, а ноги... Да Бог с ногами - это ведь не голова или сердце!

   Занятый этими беспорядочными мыслями, которые стихийно завладели его сознанием, Селета не сразу заметил, что старик снова приоткрыл окровавленные веки и жалостливо посмотрел на него.

   -Не время рыдать, - прошелестел он, и мальчишка невольно поежился, явно ощутив пронёсшийся мимо него сгусток ледяного ветра. - Ты должен отговорить учёного от его затеи с исследованием сияния. Это очень опасно. Там живёт хозяин тайги и не следует совать нос в его ужасные дела.

   -Дед, ты о чём? - продолжал всхлипывать Селета, совершенно ничего не понимая. - Ты бредишь, да? Потерпи немного, я сейчас принесу с лодки что-нибудь, на чём можно будет тебя перетащить, - он хотел было встать и помчаться к реке, но холодные пальцы дядьки Йэне с неимоверной быстротой схватили мальчишку за руку, не позволив воплотиться его замыслам в жизнь.

   -Не нужно тратить на меня время. Его и так осталось мало, а мне уже не помочь, - старик перевёл дух и облизал дрожащим языком потрескавшиеся губы.

   -Но я не могу тебя тут бросить! - воскликнул Селета и попытался разжать пальцы дядьки Йэне. Однако старик только ещё сильнее сжал свои предсмертные объятия.

   -Тебе придётся это сделать. Если станешь возиться со мной, тогда с ними наверняка что-нибудь случиться. Так же, как это случилось с твоими родителями, - дядька Йэне громко выдохнул и разжал непослушные пальцы.

   Мальчишка замер и молча смотрел в затухающие глаза старика не в силах что-либо сказать.

   -Их тоже забрала тайга, - снова заговорил старик. - Только в тот раз она приняла другой облик.

   -Дед, ты о чём? - прошептал Селета, чувствуя, как на голове начинают шевелиться волосы.

   -Эти искры, - дядька Йэне махнул рукой, от чего в воздухе раздался электрический треск и на камни рядом мальчишкой медленно посыпались угасающие кристаллы.

   -Что это? - Селета осторожно отодвинулся в сторону, стараясь, чтобы странные светящиеся крупицы не попадали на его тело.

   -Они появляются всегда, прежде чем из ночного сумрака выйдет хозяин тайги, - старик зажмурил глаза, словно что-то упорно вспоминая. - Тогда, десять лет назад, когда сюда прибыли твои родители и ты сам, всё обстояло точно так же.

   -Что обстояло? - развёл руками мальчишка. - Я тебя не понимаю! Ты бредишь!

   -Нет! - дядька Йэне резко подался назад и попытался покачать головой. Это причинило ему сильную боль, и он тут же снова замер. - Это действительно было. Это он утянул твоих родителей в чащу! Я сам видел! Это был не человек. Нет.

   -Тогда почему ты ничего не сделал?

   -А чего тут можно поделать, - медленно произнёс старик и взглянул на серебристое небо. - Ты сам прекрасно видел, что творит с нашим разумом эта проклятая сеть.

   -Но тогда ты должен был сказать отцу Светки, что тут на самом деле твориться! - воскликнул совершенно сбитый с толку Селета. - Почему ты промолчал и только теперь обо всём рассказываешь?

   Дядька Йэне стиснул зубы и зло прорычал, словно обращаясь к самому небу.

   -Потому что я был уверен, что убил его!

   -Кого? - мальчишка подался назад, словно страшась услышать ответ на свой вопрос.

   -Это существо. Мне казалось, что оно боится воды. И я сманил его в реку. Это было похоже на безумие, - дядька Йэне говорил быстро, словно боясь не успеть, и постоянно смотрел на Селета. - Но у меня ничего не вышло. И теперь он пришёл за мной в образе Патруля, чтобы поквитаться.

   -Патруль? - переспросил мальчишка. - Так он же пропал ещё год назад!

   -Нет. Просто теперь у него другой хозяин, - старик еле заметно качнул головой и затих.

   Селета снова опасливо оглянулся, но ничего не увидел. Он понятия не имел, говорил ли дед правду или же действительно бредил от большой потери крови - так или иначе, - но эти его слова произвели на мальчишку огромное впечатление, а если сказать ещё точнее: то откровенно напугали.

   Селета вновь посмотрел на старика и почувствовал в груди странную пустоту, от которой желудок стремительно ринулся вверх. Закрыв рот руками и стараясь не смотреть на мёртвого дядьку Йэне, мальчишка медленно поднялся на ноги и стал пятиться прочь от этого жуткого места. Он чувствовал неуёмную дрожь во всём теле, но подойти ещё раз к безжизненному телу деда для того, чтобы вынуть из-под его головы свою телогрейку Селета так и не решился.

   В голове мальчишки царил полнейший беспорядок: мысли метались из стороны в сторону и совершенно не желали повиноваться. Его сознание просто отказывалось верить в происходящее. Всё это больше напоминало ночной кошмар, упорно не желавший отступать перед надвигающимся рассветом, но никак не реальные события.

   Внезапно Селета вспомнил, что дед говорил ещё и про Чеснокова, который якобы тоже был здесь и принялся тщательно исследовать скалы вокруг себя. На его пути то и дело попадались следы крови, но паренёк не мог понять, кому именно они принадлежали. Под ногами что-то сверкнуло и Селета тут же замер, осторожно всматриваясь в окружавшую его голубую пелену. Он сделал нерешительный шаг вперёд и, наклонившись, подобрал из небольшой скальной расщелины пистолет. Мальчишка повертел оружие в дрожащих руках и снова осмотрелся. Выходит, что дядька Йэне и впрямь не бредил, потому что пистолет на многие мили вокруг был только у Чеснокова. Однако ни самого милиционера, ни хотя бы его тела нигде не было, словно он испарился самым непостижимым образом.

   Селета медленно засунул холодное оружие за ремень брюк и, одёрнув свитер как можно ниже, принялся снова обшаривать безжизненную округу. Однако больше ничего не было. В нескольких шагах от тела старика он, правда, обнаружил старое ружьё, но то было так сильно покорёжено, словно по нему проехался гусеничный трактор и уже мало на что походило. Парнишка бесцельно повертел его в руках и, проходя в очередной раз мимо коченевшего тела дядьки Йэне, аккуратно положил двустволку рядом с его скрюченными пальцами.

   Поняв, что дальнейшие поиски вряд ли дадут результат, Селета последний раз окинул пустынную скалистую площадку жалостливым взглядом и, как только мог быстро, заспешил вниз по склону. Мальчишка старался не думать о том, что добродушного старика больше нет, однако сознание вновь и вновь рисовали перед его глазами окровавленный образ деда, с вздувшимися на шее венами и страшными обрубками вместо ног.

   Селета сам не заметил, как выбежал к воде, и чуть было на полном ходу не врезался в огромный валун, на котором сидело непонятное голубое существо. Паренёк в ужасе попытался затормозить, однако сел на пятую точку и ещё какое-то время продолжал скользить по скальной крошке в сторону реки. Он усиленно работал ногами, силясь сдвинуть своё тело в противоположную сторону, но неумолимо приближался к хихикающему созданию, которое уже тянуло в его сторону когтистые лапы.

   -Хе-хе, а вот и ещё один человёныш попался, - прошепелявило существо и присело на валуне, словно гигантская лягушка, готовясь выстрелить свой липкий язык.

   Только сейчас Селета окончательно понял, что это существо было очень похоже на человека, однако лица в царившей на берегу темноте ему разглядеть не удалось. Мальчишка опасливо моргнул и принялся спешно тереть глаза кулаками, желая скорее прогнать очередной кошмар. Но тот так никуда и не делся, как и голубое существо на валуне.

   -Чего такое? Не верится в правду? - создание изогнуло шею и посмотрело на Селета под другим углом, словно оценивая его размеры и рост. - Да, дохловат и маловат, - констатировало оно. - Надо бы тебе ещё побегать, а то проку от тебя сейчас мало - больше мороки! - послышался сдавленный смешок и чавканье.

   Паренёк сглотнул и, стараясь нащупать рукоятку пистолета, хрипло произнёс:

   -Кто ты такой? Ты из группы Суровца?

   -Суровца? - прошамкало существо и снова захихикало. Его сплюснутая голова повернулась на другой бок и пристально уставилась на Селета. - Понятия не имею, что это такое! А вот этого разэтакого лесника я, пожалуй, заберу, может он ещё не так сильно одряхлел, как выглядит и сгодится для дела. Чем чёрт не шутит!

   -Какого ещё дела? - мальчишка осторожно отползал в сторону леса, хотя и понятия не имел, что делать дальше. Он вытянул шею и попытался оценить расстояние до лодки, однако то, что предстало его глазам, совершенно не вдохновляло. "Зодиак" располагался сразу же за валуном, но его просадка и тот факт, что он совершенно не качался на волнах, говорили только об одном: катер был затоплен. Селета недовольно засопел, понимая, что ему больше ничего не остается, как снова бежать в проклятый лес.

   Существо тем временем проследило взгляд парнишки и довольно закачалось вверх-вниз, словно гигантская обезьяна на суку.

   -А лодки-то нет! Лодочка тю-тю! - странный человек-амфибия подпрыгнул вверх и приземлился рядом с опешившим от такой прыти мальчиком. - И у тех, других, тоже тю-тю! - существо водило головой из стороны в сторону, отчего перед глазами Селета образовалось расплывчатое голубое пятно.

   Паренёк вжался в землю и, стараясь двигаться как можно медленнее, снова заскользил назад. Он не отрывал глаз от нависшего над ним создания, но то больше не приближалось, оставаясь сидеть возле валуна и изредка дёргаться всем телом.

   -Чего тебе от нас надо? - снова спросил Селета, скорее просто для того чтобы выиграть ещё время, нежели действительно желая услышать ответ.

   Существо замерло и, прижавшись к самой земле, медленно поползло к мальчишке. Руки и ноги передвигались в горизонтальной плоскости, отчего странный человек теперь больше походил не на жабу, а на крокодила.

   -Тебе не понять, - зашипел он. - Вы люди слишком тупы для осознания этого. И я не хочу тратить время на объяснения. Вы просто нужны мне для одного очень важного дела, - послышался картавый смех, и создание снова замерло.

   -Это ты убил моих родителей, - прошептал парнишка и с вызовом глянул в светящиеся глаза, буквально сверлившие всё его тело.

   -Я? - существо приподнялось на ноги и застыло в вопросительной позе суслика, прижав руки к груди. - Вот только давай без сантиментов, а? Им было любопытно, так же, как и всем остальным! Они сами пришли сюда, сами зашли в лес, а дальше... - прозвучал смешок. - А дальше уже дело техники! - и существо надрывно захлюпало, явно наслаждаясь собственным величием.

   Селета перестал ползти и зло посмотрел на трясущееся от смеха создание.

   -Эту сеть ведь ты сделал?

   -А тебе что, не нравится? - в голосе существа прозвучали недовольные нотки, и оно снова склонило голову на бок. - Не нравится красота? Не нравится чувствовать себя сильным и беспечным? Это всё ты, я знаю! Ты многих уже отговорил ходить ко мне. Ты и этот чёртов старик! Но теперь, когда его не стало, будет намного легче!

   -Ну ты и тварь! - прошипел мальчишка и не желая больше смотреть на радость голубого создания выхватил пистолет и что было сил надавил на спусковой крючок.

   Прогремел выстрел и из короткого ствола вырвался сгусток пламени. Существо отбросило к валуну, и оно, словно бесформенный студень, шлёпнулось о его твёрдую поверхность. Селета почувствовал, как его лицо обдали капли противно пахнущей жидкости, а пальцы рук онемели от отдачи. В ушах замер протяжный звон и запахло порохом.

   Какое-то время оглушённый мальчик продолжал сидеть на скалах и глупо хлопать ресницами. Он совершенно не понимал, что именно произошло, а когда ответ всё же всплывал из глубин его подсознания, просто отказывался в него верить.

   Наконец к пареньку вернулась способность мыслить, и он посмотрел сначала на дымившийся в трясущихся руках пистолет, а затем на лежавшее у валуна существо. То еле заметно подёргивалось, но подняться на ноги не пыталось. Из мешковатого тела на камни сыпались затухающие кристаллы и, касаясь поверхности берега, хищно шипели. Стараясь двигаться как можно быстрее, Селета поднялся на ватные ноги и, продолжая держать голубое создание на мушке, отступил к редким деревьям. Он понимал, что в лодке могло сохраниться что-то ценное, однако не мог заставить себя приблизиться к непонятному существу, которое хоть и казалось мёртвым, тем не менее, могло ожить в любую секунду. Мальчишка не мог точно сказать, почему его преследовали столь неправдоподобные мысли - он просто знал, что этой ночью ожидать можно было чего угодно.

   Селета пятился до тех пор, пока бледное сияние, исходившее от тела существа, не скрылось за скалами, после чего развернулся и сломя голову кинулся прочь.

  

   ГЛАВА 20.

  

   Светка не могла точно сказать: спала ли она этой ночью. Да, девочке снились странные лесные создания, шептавшие ей что-то на ухо. Однако она ничего не понимала и только нерешительно качала головой, стараясь как можно скорее отыскать в ночной темноте невысокий силуэт Селета, который то и дело ускользал от её глаз. В это время из царившей над лесом ночи появлялись невидимые руки и приобняв Светку за плечи старались медленно, но верно утянуть её за собой, прямиком в неприветливую чащу. Девочка пыталась вырваться, но у неё ничего не получалось и она тут же начинала слышать несущийся со всех сторон противный смех. Казалось, что хохотали сами деревья, однако как только Светка тщательнее всматривалась в темноту, то сразу же распознавала за их массивными стволами мелькающие тени странных существ, стремительно ускользавших от её взора. Девочка указывала на них пальцем, силясь привлечь внимание папы и дяди Димы, которые тоже были где-то рядом, и пыталась что-то кричать. Однако взрослые продолжали смотреть совершенно в другую сторону и, казалось, не слышали её слов.

   Именно в этот момент кошмар обрывался и Светка, тяжело дыша, обнаруживала себя на маленькой кушетке в домике, затерявшемся в огромной тайге, где-то на самом краю земли. Она хотела позвать маму, но внезапно понимала, что та находится за тысячи километров отсюда и только робко всхлипывала, осознавая собственное бессилие. Откуда-то со стороны доносился размеренный храп великана, и именно он заставлял девочку хоть как-то совладать с собственными эмоциями и перебороть наседавшее со всех сторон отчаяние. Осознание того, что в доме кроме неё был ещё кто-то, словно давало дополнительных сил.

   Пламя в печке погасло, и под потолком летал кисловатый запах гари. Однако он вытеснял из домика настырный дух леса, которым сознание Светки насытилось до тошноты, и ей это нравилось. Даже царившая под крышей темень, словно по мановению волшебной палочки ускользала за дверь, унося с собой попутные страхи и тревоги.

   Светка пыталась повернуться на другой бок и снова ощущала на себе ватник. Она недовольно морщилась, силясь как можно скорее стянуть его с разгорячённых плеч и утрамбовать в ногах, для которых и так практически не было места. От печки исходил нестерпимый жар и во рту пересохло. Язык неприятно лип к нёбу и зубам, а из горла доносился неприятный запах. Девочка старалась не обращать на это внимания и радовалась тому, что отказалась от галет. Иначе ей точно пришлось бы вставать и отправляться на поиски воды. А делать этого очень не хотелось. Нет, Светка не боялась караулившего возле кровати сумрака, просто она не хотела давать лишнего повода своему кошмару. Ведь тот мог ожить и попытаться подчинить себе реальность.

   Девочка старалась вести себя как взрослая, однако глубоко в душе она по-прежнему оставалась ребёнком, которому присуще бояться всякой ерунды.

   Продолжая ворочаться и пытаясь не думать о доме, где её уже вторые сутки ждала любимая мама, Светка сама не замечала, как снова погружалась в вымышленный мир, который обволакивал её сознание голубой мерцающей пеленой и стремительно тянул за собой в непонятном направлении.

   Утром девочку окончательно разбудили быстрые шаги и приглушённый разговор. Светка открыла заспанные глаза и с трудом отлепила язык от обезвоженного нёба. Голова была неимоверно тяжёлой, а в висках пульсировала боль, которая только усилилась в тот момент, как девочка попыталась приподняться.

   Входная дверь была открыта, и под крышей дома гулял прохладный речной ветерок. Печка окончательно угасла, однако её так никто и не соизволил растопить заново. Светка поёжилась и принялась искать неподатливыми руками спрессованный в ногах ватник. Тусклый уличный свет пробивался внутрь и падал на деревянный пол неровным прямоугольником со скошенными сторонами. Девочке наконец удалось нацепить на себя отдающую прелостью тяжесть, отчего она тут же поняла, что силы практически полностью покинули её худенькое тело.

   Светка с трудом натянула на ноги сапоги и, тяжело вздохнув, осмотрелась. В доме всё осталось по-прежнему. На полу валялась принесённая дядей Димой верёвка, под столом его распотрошённый рюкзак, а на столе фонарик, термос и так и не распечатанная пачка галет. По углам так же валялись тёплые вещи, которые взрослые, по всей видимости, раскидали ночью, пытаясь спастись от мучавшей их жары.

   Девочка с трудом поднялась на ноги и направилась к выходу. Стёртые пятки больше о себе не напоминали, но она всё равно раскачивалась из стороны в сторону и, подойдя к двери, тут же ухватилась за косяк. В лицо ударил поток свежего воздуха и после ночного спёртого сумрака Светке показалось, что сознание пьянеет буквально на глазах. Лодыжки налились свинцом, а коленки предательски задрожали. Девочка крепче вцепилась пальцами в стену и откинула свободной рукой свесившийся с головы локон. Он неподатливо лёг за ухо, словно не желая отстраняться от всего происходящего, а девочка недовольно наморщила нос, стараясь не отвлекаться на ерунду.

   Низкое солнце грустно выглядывало из-за нависавших над домом скал и скудно поливало крыльцо осенними лучами, которые практически не несли тепла. Видневшаяся метрах в двадцати вода подёрнулась мелкой рябью и постоянно меняла направление, словно стараясь угодить настырному ветру, гнавшему волны то к берегу, то прочь от него. Из-за длинных скалистых кос, далеко вдающихся в реку с двух сторон, течения в этом месте практически не было, и у прибрежных скал образовывалась тихая заводь, которую вчера вечером разглядеть так и не удалось.

   Светка собралась с силами и сделала шаг на крыльцо. Ей было интересно, куда же делись взрослые, от чьих разговоров и беготни она проснулась. И почему они так опрометчиво не закрыли за собой дверь? Однако уйти далеко девочке было, видимо, не суждено. Двигаясь по крыльцу, она бросила невольный взгляд под ноги и тут же опешила от того, что открылось её глазам. Доски были буквально усеяны грязными следами от чьих-то неимоверно больших босых ног. Светка невольно вскрикнула и отшатнулась в сторону от открытой двери, стараясь на ходу обо что-нибудь опереться, чтобы не растянуться на досках от подкосившего её коленки страха.

   Под крыльцом что-то зашуршало, и в щель между досками девочка заметила высокую фигуру. Она хотела закричать, но вместо этого из пересохшего горла раздался лишь тихий хрип. Светка в ужасе попыталась скорее скрыться в доме, однако находясь уже на пороге, она услышала знакомый голос и поспешила остановиться.

   -Светулик, ты уже проснулась? - прозвучал откуда-то снизу встревоженный голос дяди Димы. - Ты на крыльцо не выходи, а то там грязно. Мы тут воды сейчас наберём из ручья и тоже придём.

   Светка тут же кинулась к перилам и, свесившись вниз, посмотрела под крыльцо. То, что отрылось глазам, ещё больше удивило девочку, так что непонятные следы тут же вылетели из её головы. Оказывается, дом стоял вовсе и не на скалах, как представлялось вначале, а располагался метрах в двух над землёй, на вбитых в берег сваях, и под ним можно было ходить, поднявшись в полный рост, не боясь при этом удариться головой об деревянное основание, которое всю ночь служило им полом.

   От созерцания всего этого Светка издала восторженный хрип и быстро сбежала вниз по кособоким ступенькам, стараясь не наступать на зелёную грязь.

   -Дядя Дима, а папа с тобой? - прохрипела девочка, обходя крыльцо и осторожно заходя в пространство под домом. Тут было сыро и темно от нависавших со всех сторон скал, от чего ей сразу же стало не по себе.

   Стоявший под крыльцом силач попытался улыбнуться Светке, но вышло это у него как-то не очень.

   -Да, вон он, около воды, - дядя Дима указал пальцем в сторону пролегавшего метрах в десяти от дома русла ручья.

   Девочка прищурилась и увидела у самого берега сгорбившуюся фигурку отца. Ручей ниспадал из огромной расщелины, которую вода пробила в скальном кряже, и уносился в сторону реки, слегка разбавляя её мутные воды. Над двухметровым водопадом поднималось облако мелких брызг, однако внизу, скорее всего, русло было заполнено травой или тиной, отчего плеска практически не было слышно.

   -Вот это да! - восторженно произнесла Светка и посмотрела на великана. - А где у него начало?

   -Ох, и не спрашивай, Светуль, - махнул своей лапищей дядя Дима. - Я и сам понятия не имею. Наверное, где-то на той горе, - и он указал пальцем в сторону возвышавшегося над ними берегового панциря.

   -Так далеко? - удивилась девочка и невольно попятилась. Она запрокинула голову, но отвесная стена изгибалась и терялась за основанием дома где-то далеко вверху. В глазах закрутились серые точки, и девочка поспешила вернуться на землю. - А как же он через скалу течёт?

   -Это же вода, - пожал плечами гигант. - А для неё преград не существует. Какую угодно скалу подточит. Всё дело только во времени.

   -И сколько?

   -Ну это лучше у твоего чересчур умного папани спросить. Вон он уже идёт, - и дядя Дима кивнул в сторону ручья.

   Светка сдержала себя, чтобы не бросится навстречу папе, понимая, что с подобным грузом на плечах завалится на первой же кочке. Однако Сергей и сам, заприметив дочь, махнул рукой, призывая ту оставаться рядом с великаном. Девочка кивнула и нетерпеливо затопталась на месте.

   -А когда мы обратно пойдём? - спросила она и настырно посмотрела в глаза силачу.

   Дядя Дима как-то уж очень осторожно осмотрелся и не спеша ответил:

   -Да прямо сейчас и выступим. А что ещё делать? Еды-то у нас нет, только пара пачек галет. Так что нужно скорее к деревне двигать.

   -А как же дядька Йэне? - Светка тут же обернулась в сторону реки, словно желая ещё раз убедиться, что возле причала нет второго "Зодиака". Но там и впрямь ничего не было, только обрывок веревки, которой папа вчера привязывал их катер и странную лодку. - Они ведь так и не приплыли?

   Великан покачал головой и медленно отвёл взор в сторону.

   -И что, мы их тут бросим? - девочка сильно тревожилась за старика, словно тому и впрямь угрожала опасность. Она не могла объяснить толком, почему ей казалось именно так, и потому старалась не пугать раньше времени своё и так трясущееся сознание.

   -Ну что ты такое говоришь, - развёл руками дядя Дима и посмотрел на Светку как на маленькую, от чего девочке тут же сделалось стыдно. - Конечно нет. Пойдём вдоль берега и хорошенько осмотрим то место, где вчера причаливали. Скорее всего, у них и впрямь что-то с лодкой приключилось, так что мы их быстро разыщем, - однако голос великана звучал как-то по-особому, словно он знал что-то ещё, о чём не считал нужным рассказывать или просто не хотел этого делать.

   -А если они не остались на месте? - не унималась девочка, чем совершенно неожиданно разозлила на первый взгляд добродушного силача.

   -Свет, ну чего ты заладила одно и то же? - недовольно произнёс дядя Дима и тяжело вздохнул, окончательно подтверждая подозрения девочки на счёт того, что ночью, пока она спала, случилось что-то такое, о чём ей не желали рассказывать. - Они либо обратно в деревню вернулись, либо нам на встречу идут, и мы их уже сегодня обязательно встретим.

   В этот момент сзади подошёл Сергей и весело произнёс:

   -И о чём это мы спорим?

   -Да вот, пытает меня твоё чадо основательно, - пожаловался дядя Дима. - Когда, дескать, назад двинем, где старик, что с ним... - он грузно выдохнул и усмехнулся. - Так что можешь начинать объяснять всё прямо сейчас, как раз до деревни уложишься.

   -Да ладно тебе ёрничать! - улыбнулся Сергей и склонился рядом с дочерью. В руках он держал старый алюминиевый чайник с погнутым в нескольких местах дном и отломанным кончиком от сплюснутого носика. Папа поставил свою ношу на землю и обнял Светку. - Ну ты чего к дяде Диме пристала? Разве не видишь, что у него с утра плохое настроение?

   Девочка обиженно покосилась на возвышавшегося рядом великана и покачала головой.

   -А чего не застегнулась даже? - Сергей хотел было застегнуть несколько пуговиц на ватнике дочери, но та тут же замахала руками и попыталась вырваться из крепких объятий. - Света, на улице дикий холод. Не хочешь, чтобы я этого делала, тогда застёгивайся сама. А лучше иди, надевай свою куртку, потому что мы уже уходим. Позавтракаем наверху, - и он кивнул на возвышавшийся над их головами берег.

   -Прямо сейчас? - не поверила девочка и пристально посмотрела в папины глаза. - Случилось что-то да? - робко спросила она и от напряжения заломила кисти рук.

   Отец как-то сразу погрустнел и поднял с земли чайник.

   -Там следы на крыльце, - тихо произнесла Светка. - Кто-то приходил?

   Взрослые как-то загадочно переглянулись и дружно уставились на ребёнка, словно не зная, что сказать. Девочка упрямо выпятила нижнюю губу, давая понять, что без ответа она не двинется с места и грозно наморщила лоб.

   -Это был дядька Йэне? - спросила она и ещё пристальнее уставилась на растерявшегося отца. - Куда он ушёл? Почему не остался?

   -Видишь ли, Светуль, - осторожно начал дядя Дима и посмотрел на Сергея, - а никого и не было. Это мои следы, - он говорил растянуто, тщательно подыскивая слова и странно поджимая губы, словно одновременно над чем-то размышляя.

   -Твои? - не поняла девочка и вопросительно посмотрела на силача, продолжавшего топтаться на месте. - Так там же босиком ходили.

   -Да, - тут же кивнул великан и стал говорить более привычно. - Живот прихватило ночью. Сапоги не нашёл, вот в чём был, в том и выбежал. Так что как-то вот так всё и обстоит, - он посмотрел на продолжавшую сомневаться Светку и сдержанно улыбнулся. - Потому и настроение ни к чёрту.

   -Но... - девочка хотела было что-то возразить, однако папа тут же схватил её за руку и потянул за собой к крыльцу.

   -Свет, тебе же объяснили откуда эти следы, - говорил он, на ходу расплескивая воду из чайника и не обращая на этого никакого внимания. - Видишь, человеку неудобно об этом говорить, так что давай оставим эту тему.

   Он замер и посмотрел в глаза дочери.

   -Света, я прошу тебя, не задавай лишних вопросов, просто делай то, что скажу я или дядя Дима. Хорошо?

   Совершенно сбитая с толку девочка только глупо кивнула и, не понимая до конца что делает, указала на чайник.

   -А можно мне попить?

   Папа как-то странно глянул вниз, словно совершенно забыл про свою ношу, но тут же взял себя в руки.

   -Держи, - он протянул чайник дочери и спешно направился к крыльцу. - Сейчас принесу твою куртку, и сразу же пойдём! - он замер у первой ступеньки и оглянулся на припавшую к носику чайника девочку. - Значит, мы договорились?

   Светка ещё раз кивнула, продолжая жадно пить и пытаясь сообразить, что же всё это могло значить. Она следила глазами за спешными сборами взрослых и с каждой секундой только ещё больше убеждалась в том, что ей явно что-то недоговаривали. Девочка медленно оторвала носик чайника от дрожащих губ и старательно вытерла их засаленным рукавом ватника.

   На крыльце появился дядя Дима со своим огромным рюкзаком. Он недовольно посмотрел себе под ноги и обвёл окружающие скалы внимательным взглядом. Силач заприметил смотрящую на него девочку и поспешил ей тут же улыбнуться. В это время за его спиной замаячил силуэт папы, и великан неловко попытался отодвинуть своё огромное тело в сторону.

   Сергей тоже мельком оглянулся по сторонам и спешно спустился по ступенькам крыльца. Всё происходило в полной тишине, словно взрослые уже сознательно отрепетировали свои действия и теперь действовали по намеченному плану, опасаясь сделать что-то не так. Светка хотела было снова приняться за расспросы, однако вспомнила про данное только что обещание и тут же прикрыла уже начавший открываться рот.

   Сергей быстро подошёл к дочери.

   -Вот, переодевайся, - он протянул ей испачканную скальной крошкой "Аляску" и оглянулся на продолжавшего находиться на крыльце силача. - Димка, захлопни дверь на щеколду и пошли.

   Дядя Дима молча кивнул и принялся за исполнение приказа.

   Светка тем временем скинула тяжёлый ватник, который папа тут же старательно скрутил в рулон и запихнул себе подмышку. Девочка недовольно сморщила нос и принялась соскребать грязь с куртки. Папа тут же недовольно засопел, от чего Светке пришлось плюнуть на манеры и облачиться в "Аляску" как есть. Она не хотела никого выводить из себя, понимая, что плохое настроение с утра было не только у одного дяди Димы.

   Силач спустился с крыльца и, недовольно крякнув под тяжестью рюкзака, прошёл мимо них. Папа поднял с камней чайник и подтолкнул продолжавшую бороться с застёжками девочку в спину, призывая ту идти перед собой. Светка постаралась смолчать и на этот раз. Она уже чувствовала себя полноценно обиженной, и с каждой новой секундой молчание ей давалось всё легче. Девочка только недовольно хмыкнула и, на ходу затягивая пояс, запрыгала по крошащимся камням вслед за широкой спиной дяди Димы.

   Они снова обогнули крыльцо и, пройдя под домом, взяли курс на то место, где на скалы из широкой расщелины ниспадал молчаливый ручей. Светка снова запрокинула голову, желая увидеть верхнюю границу отвесной стены, возвышавшейся на их пути, однако так ничего и не рассмотрела. Скалу словно что-то выпирало изнутри, из-за чего она буквально нависала над домом. Девочке не верилось, что маленький ручей и правда сумел самостоятельно пробиться сквозь этот гигантский массив, и она даже закусила зубами нижнюю губу, пытаясь представить весь масштаб происходящего на протяжении многих тысячелетий. По спине при этом побежали вереницы мурашек, и Светка как можно скорее опустила взгляд. Чувствуя, что голова снова начинает кружиться, она глубоко вздохнула и, пошарив по карманам, обнаружила в одном из них шапочку. Девочка безразлично посмотрела на неё и решила, что ей пока не холодно. Папа тоже ничего не говорил, а шапочка отправилась снова на дно кармана.

   Ушедший вперёд дядя Дима уже подходил к руслу ручья, и девочка заставила себя двигаться быстрее, потому что снова начинала слышать за спиной недовольное сопение. "А вот мама сначала бы всё объяснила, - думала Светка, осторожно ступая между хрустящих камней, - и только потом заставляла спешить неведомо куда". Она недовольно озиралась по сторонам, но отовсюду напирали скалы, и смотреть было просто не на что.

   Девочка подошла к краю русла и глянула вниз. Она ожидала увидеть бурный поток и заросли жирных водорослей, однако ручей и впрямь выглядел спокойным. В том месте, где основной поток падал с двухметровой высоты, образовался гладкий пологий склон, который сдерживал массу воды и просто перенаправлял её в горизонтальном направлении вдоль русла. Это была своеобразная природная развязка на оживлённой магистрали, с целью упорядочить движение. Светке тут же сделалось скучно, и она отвернулась.

   -Согласен, не очень-то впечатляет, - кивнул подошедший папа, который словно прочитал мысли дочери. - Но всё равно довольно интересно придумано, не так ли?

   -Придумано? - не поняла Светка и осторожно глянула на отца, сожалея о нарушенном обещании.

   Папа посмотрел на неё и улыбнулся.

   -Ну ты совсем что ли обет молчания дала?

   Девочка пожала плечами: мол, при чём тут я - это всё вы со своими секретами. Она отступила от края берега и, запрокинув голову, посмотрела на расщелину, из которой срывалась вода. Бледный, дрожащий туман, который Светка заприметила еще, когда ждала папу с водой, образовывался именно там, на высоте. Мелкие капли не успевали низвергнуться с основным потоком и оставались наверху, словно подвешенными в пространстве. Часть их тут же уносилась сквозняком, а остальные медленно, будто парашютисты-новобранцы, оседали в русло.

   -На первый взгляд, - снова заговорил папа, - вода, падающая с такой высоты должна шуметь на всю округу. Однако ничего подобного не происходит. Природа потрудилась, чтобы и тут великая тайга не испытывала недовольства от посторонних звуков. Видишь, ручей как бы скользит по скалам.

   -Ну ты даёшь! - усмехнулся дядя Дима и махнул рукой.

   -А чего такого? - обиделся папа и подставил руку под разлетавшиеся капли. - Это ведь так и есть. Ты много чего слышал за то время пока мы тут?

   Силач замер и, не оборачиваясь, произнёс:

   -Было дело.

   Светка ничего не поняла и глянула на папу, лицо которого как-то сразу погрустнело. Он отдёрнул руку от воды и осторожно посмотрел на дочь.

   -Идём, - тихо сказал Сергей и взял девочку за руку.

   Светке это не очень понравилось. Она в очередной раз начинала чувствовать себя маленьким ребенком, от которого все постоянно что-то скрывают и не дают шага ступить без присмотра. Однако девочка постаралась тут же успокоить собственные эмоции и сделала вид, что её всё устраивает.

   Дядя Дима между тем подошёл к самой воде и, тщательно вытерев руки о подол ватника, уцепился за влажную поверхность скал. Светке сделалось не по себе, и она вдруг окончательно представила себе, что та затея, в которой она принимала участие, была вовсе не похожа на какую-нибудь прогулку.

   -Папа, я не хочу туда лезть, - прошептала девочка и тут же затормозила. Она с ужасом смотрела на серые скалы, окроплённые проплешинами тёмно-зелёного мха, и стремительно несущуюся в непосредственной близости от них воду.

   -Света, там ступеньки есть, - папа присел рядом с дочерью на одно колено, отчего чайник в его руке протяжно звякнул дном о скалы.

   Девочка вздрогнула и отрешённо покачала головой.

   -Что происходит? Почему мы должны идти именно тут? Разве нельзя подняться где-нибудь ещё? - она топнула ножкой, показывая своё несогласие со всем происходящим, и надула губы.

   Папа глубоко вздохнул и посмотрел Светке в глаза.

   -Мне, правда очень жаль, что приходиться идти тут и заставлять тебя испытывать страх, - он помолчал, собираясь с мыслями, после чего продолжил: - Но другого выхода и впрямь нет.

   -Этого не может быть! - упрямо воскликнула девочка. - Ты просто хочешь там что-то увидеть, ведь так?

   Сергей сжал губы и приобнял дочку.

   -Да я уже давно ничего не хочу, - вздохнул он. - Но только тут мы сможем подняться наверх. И ты мне обещала, что будешь слушаться. Помнишь?

   Светка недовольно кивнула. Она вытерла нос и снова посмотрела в сторону массивной скалы.

   Дядя Дима медленно поднимался по крутому склону, в котором и впрямь были продолблены ступеньки для ног, так что великан имел возможность даже периодически оглядываться на своих спутников.

   -Ну вы идёте или нет? - послышался его раскатистый голос, отражённый многократным эхом от громоздившихся друг над другом скал.

   Сергей помахал ему рукой и снова обернулся к дочери.

   -Я буду постоянно держать тебя за руку, так что ничего плохого не случиться, - он убедительно кивнул и улыбнулся, стараясь как можно тщательнее поддержать девочку. - Это только со стороны выглядит так страшно. Потому что рядом и горы, и подъём, и вода - а когда ко всему этому прикоснёшься, то от страха и следа не останется!

   Папа поднялся с колена и, ещё раз улыбнувшись, осторожно потянул Светку к скалам. Девочка зажмурилась и неловко ступила вперёд.

  

   ГЛАВА 21.

  

   Два метра вверх по скалам, рядом с бурлящим ручьём заняли какие-то мгновения, и Светка не могла понять, чего она так сильно боялась вначале. Да, грубые, неотёсанные ступеньки, выдолбленные непосредственно в камне выскальзывали из-под ног, однако делали это совершенно не так стремительно, как казалось со стороны. Девочка придерживалась уверенной руки отца, поднимавшегося впереди неё, и даже успевала крутить головой по сторонам, приходя в неописуемый восторг от открывавшейся перед глазами картины.

   "Это вам даже не 3D в кинотеатре смотреть! - скакали назойливые мысли. - Это куда как круче!"

   В лицо стремительно ударялись мелкие капли воды, под пальцами ощущалась скользкая прохлада покрывавшего скалы мха, а над головой возвышался необъятный массив, который по-прежнему не желал отступать перед жалкой горсткой упрямцев, решившихся бросить ему вызов! Откуда-то сверху в уголки глаз самым непостижимым образом заглядывало голубое небо, на котором не было ни единого облачка и от этого ощущения в груди приятно щекотало, а желудок стремительно уносился вниз, замирая где-то в районе пяток. Светке в какой-то момент даже стало казаться, что над горой снова повисло ужасное сияние, которое и влечёт их к себе. Однако небо было чистым, и всё стремление вверх было вызвано только сознанием девочки, а ни чем-то прибывшим извне.

   Подъём закончился, не успев толком и начаться. Светка разогнулась на небольшом выступе, с которого низвергалась вода и быстро оглянулась. Чуть левее, в стороне, возвышался домишко, так благодушно приютивший их на ночь. На своих четырёх лапах он напоминал добродушного краба, выползшего из реки, чтобы погреться на солнышке. Девочка даже улыбнулась от возникшего в её голове сравнения и тут же почувствовала, как мучавшие её совсем недавно страхи отступили прочь, спеша как можно скорее забиться в многочисленные трещины и расщелины, извивающиеся среди скал.

   Впереди и справа, насколько хватало взора, располагалось русло ручья, которое на некотором отдалении вдавалось в заводь реки. По водной глади продолжали бегать стремительные мурашки от налетавших порывов ветра, а над противоположным берегом поднималась еле заметная дымка, оставшаяся после утреннего тумана. От всей этой красоты жить захотелось с новой силой, и Светка медленно почесала затылок, стараясь как можно тщательнее запомнить небывалый пейзаж.

   -Света, идём, - поторопил её папа и снова потянул за руку.

   Девочка обиженно вздохнула и, отвернувшись от живописной природы, опасливо уставилась на тёмный зев пещеры, исказившийся перед ними неприветливым оскалом. Отец продолжал тянуть Светку за собой и она, глубоко вздохнув, робко двинулась навстречу наступавшей темноте. Под ногами неприятно скользила сырая крошка от камней, а прямо из хищного чрева сквозило сыростью и противной гнилью. Девочка задержала дыхание и шагнула в пещеру, стараясь держать своё сознание запертым от плотоядных страхов, яростно накинувшихся на него в кромешной темноте.

   Глаза очень медленно привыкали к царившему внутри сумраку, и Светка не смогла удержаться, чтобы не посмотреть на светлое пятно, оставшееся у них за спиной. Однако умиротворённое журчание воды у самых ног утихомирило панику, и страхи снова отступили. В ту же секунду пространство пещеры рассёк луч света и заиграл множеством бликов на поверхности ручья. Светка вскрикнула от неожиданности и дёрнулась в сторону, однако папа удержал её на месте.

   -Всё в порядке, - медленно произнёс он и осторожно осмотрелся по сторонам.

   Светка изобразила на лице улыбку, которая тут же растворилась под натиском нестерпимой тревоги. Девочка как можно крепче стиснула в своих пальцах руку отца и стала медленно продвигаться вслед за ним.

   Дядя Дима осветил высокий потолок, поддерживаемый толстыми колоннами, которые стремительно вырастали из пола и устремлялись к нависавшему над головой своду. Создавалось впечатление, что опоры были воздвигнуты давным-давно для того, чтобы как можно дольше сохранить это русло ручья кем-то неимоверно могущественным, кого не могли остановить даже неприступные скалы.

   В некоторых местах из потолка торчали непонятные отростки, которые поначалу показались Светке чудовищными червяками, медленно, но верно тянущими к путникам свои холодные щупальца. Однако она буквально тут же поняла, что это всего-навсего корни огромных деревьев, растущих по ту сторону кряжа, на крутом склоне. Действительно, для того чтобы удерживать исполинский ствол на хрупких скалах требовались вот такие опорные механизмы, которые расщепляли камень и, прорастя пещеру насквозь, погружались в неспешные воды ручья, высасывая из него живительную влагу наподобие мощных насосов.

   -Ну ничего себе корешки, - восторженно произнёс дядя Дима и ударил лучом в девочку. - Светка ты только погляди на это! - и он снова осветил щупальца, которые беспорядочно раскинулись по всему, за что только можно было уцепиться.

   Девочка болезненно моргнула от яркого света и на секунду снова потеряла способность видеть. Папа остановился, и не заметившая этого Светка налетела на его спину.

   -Ты чего! - обиженно произнесла она, потирая ушибленный нос.

   -Я когда ещё в бытность студентом эти места исследовал, - быстро заговорил папа, не обратив внимания на укоры дочери, - то мне постоянно казалось, будто это место сделано кем-то специально, для какой-то цели!

   -Да ну! - присвистнул силач и ещё раз осветил потолок. - Ты только посмотри на это, - и он указал трясущимся пальцем на гигантские валуны, буквально вывернутые корнями из массивного свода и теперь беспорядочно валявшиеся под ногами. - Я такого в жизни не видел!

   -Согласен, - кивнул Сергей и посмотрел на дочь. - Как тебе это всё?

   Светка даже не глянула на отца, продолжая зачарованно наблюдать за неведомым зрелищем, о существовании которого она никогда раньше и не подозревала.

   -Такое вряд ли кто-то мог по своей воле построить, - медленно произнёс дядя Дима. - Хотя в этом месте, во что угодно поверишь, - из темноты донёсся его приглушённый смешок, и луч фонаря снова устремился вдоль пещеры, спотыкаясь о крутые изгибы стен.

   -Папа, а правда, вдруг тут кто-то живёт, - прошептала Светка, осторожно взмахнув рукой, будто пробуя темноту на вес. - Вдруг он это только для себя построил, а мы теперь мешаемся?

   Сергей рассмеялся, и девочка даже почувствовала, как он покачал головой.

   -Света, это только на первый взгляд так кажется. Я тут десять лет назад буквально всё облазил, но так никого и не нашёл. Если кто и делал всё это осознанно, то произошло это очень давно.

   -А может он просто не хочет, чтобы мы его видели? - снова спросила девочка. - И прячется сейчас где-то в темноте? - она прислушалась и отчетливо различила за шорохом воды тихие шлёпающие шаги, словно вокруг них бродил кто-то босой.

   -Думаю, что это только твоё воображение, - пошутил папа и направился вслед за дядей Димой.

   Светка продолжала прислушиваться и только спустя какое-то время почувствовала, что её больше никто не держит за руку. Она тут же вздрогнула и сломя голову кинулась за папой. В ушах по-прежнему раздавались непонятные звуки, но понять, откуда именно они неслись было невозможно. Стараясь не свалиться в ручей, Светка быстро нагнала отца и, уткнувшись в его спину, осторожно заскользила по гладкому полу, не желая снова оставаться наедине со своими страхами.

   Пещера медленно поднималась и петляла из стороны в сторону, отчего светлое пятно позади сначала превратилось в размытый туман, а затем и вовсе растворилось, уступив навалившемуся на него сумраку. Огромные колонны на их пути встречались всё реже, однако свод пещеры оставался по-прежнему где-то высоко, и его невозможно было разглядеть. Валунов так же стало заметно меньше, как и корней, свисавших сверху зловещими пучками, которые так и стремились уцепиться за волосы и резко потянуть в сторону, причиняя мучительную боль.

   Светка вжимала голову в плечи и бросала вверх опасливые взгляды, опасаясь попасться в хищные объятия деревянных исполинов. Некоторые корни были сырыми, отчего больше походили на перегнившие останки каких-то животных. Когда они в темноте касались открытых участков тела, сердце в груди на миг замирало, после чего начинало усиленно колотиться, словно пытаясь вырваться наружу и броситься наутёк. Девочка брезгливо отбрасывала растения в сторону и тут же пыталась, во что бы то ни стало избавиться от неприятного ощущения, застывшего на ладонях. Ей казалось, будто между пальцами осталось что-то скользкое и одновременно неимоверно липкое. Светка старалась скорее вытереть пальцы об куртку, так как ей отчётливо чувствовался растекающийся по всему телу нестерпимый зуд. В конце концов, девочка всё же сообразила надеть шапочку и противные щупальца от неё тут же отстали.

   С потолка срывались тяжёлые капли и словно грецкие орехи стучали о каменный пол. Светке показалось, что именно этот звук она поначалу приняла за шорох чьих-то мокрых шагов. Особой радости это не принесло, потому что сознание всё равно вздрагивало от каждого нового шлепка разбившейся капли. Однако тот факт, что поблизости не шастало что-то ужасное и не пыталось незаметно подкрасться сзади, вселял какой-никакой оптимизм.

   Запах гнили, бивший в лицо вместе со сквозняком, тоже, скорее всего, распространялся от разлагавшихся в сыром пространстве корней, а вовсе не от умершего животного или человека, и это окончательно успокаивало Светку, которая уже даже не держалась за куртку отца. Девочка увеличила шаг и, обогнав Сергея, озиралась по сторонам уже рядом с дядей Димой. Великан так же продолжал рассматривать местные достопримечательности, остававшиеся до этого часа скрытыми от человеческих глаз многометровым панцирем из скал.

   -Да, Светка, такого, пожалуй, ни в одном московском музее не увидишь! - силач непринуждённо рассмеялся, тоже, по всей видимости, позабыв о мучавших его с утра тревогах. - Одноклассникам потом будет что рассказать. Не каждого папаши в такие недра природные затаскивают!

   Светка кивнула и звонко рассмеялась. Звук её голоса отразился от спокойной глади воды, вознёсся к невидимому своду, откуда снова спустился по стенам на пол и прогремел раскатистым эхом, от которого девочка невольно отшатнулась.

   -Ничего себе! - прошептала она и осторожно подняла голову, словно желая рассмотреть спрятанные в потолке громкоговорители.

   -Да тут кого угодно запугать до смерти можно, - так же тихо произнёс дядя Дима и вместо смешка хрюкнул через нос.

   -Димка, тебе лучше тут и вовсе не горлопанить, - Сергей похлопал друга по плечу и тоже остановился, всматриваясь в темноту.

   -Где мы сейчас, примерно? - спросил великан и поправил рюкзак. - Что-то очень медленно поднимаемся.

   -Нормально. По такой поверхности вообще было бы невозможно идти, будь уклон ещё круче.

   -Да, скользко, - согласился дядя Дима и посветил себе под ноги.

   -Сыро очень, - как бы размышляя, произнёс Сергей и потыкал носком ботинка крошащийся пол. - Это известняк. А он очень привередлив к внешним воздействиям. Так что ещё лет сто и всё тут обвалиться, - он замолчал и постучал пальцем по стене, словно желая достучаться до повелителя земельных недр, чтобы сообщить тому столь печальную весть.

   -Тогда это и впрямь не единственный сток, - медленно заключил силач и посмотрел на друга. - Ведь этой скале намного больше лет.

   -То-то и оно, - кивнул Сергей и опустил светящий ему в лицо фонарь вместе с застывшей от любопытства рукой великана. - Видишь, ты и сам прекрасно всё понял. Этот сток образовался уже значительно позже, - он помолчал и тут же добавил, чувствуя, как в его руку снова вцепились трясущиеся пальцы дочери. - Но это совершенно не значит, что его кто-то делал специально.

   -А зачем его специально делать? - задумался дядя Дима и медленно направился вперёд.

   Сергей пожал плечами и потянул Светку за собой.

   -Нам в школе на уроке говорили, что когда хотят на берегу реки что-то построить, то вверх по течению строят дамбу или и вовсе пускают речку в другую сторону, - девочка замолчала и потянула папу за руку, требуя немедленного ответа.

   -Ничего себе познания, - хихикнул силач. - Только не говори что это наследственность.

   Сергей махнул рукой.

   -Да, всё именно так и обстоит, - согласился он с дочерью. - Но тут, скорее всего, само собой получилось. Может где-то ещё обвал был или лес так разросся, что ручью легче стало по этому руслу течь. В конце концов, и тут всё развалиться, и воде снова придётся искать новый сток.

   -Потому что её нельзя остановить?

   -Да, ты снова права. Но всё же определённая возможность есть. Ведь мы живём в двадцать первом веке, и перед человечеством с каждым днём остаётся всё меньше преград.

   -Ух, как возвышенно мы закончили, - снова усмехнулся дядя Дима. - Жаль, нет цилиндра и смокинга, а то я даже выпил бы за это.

   -Успеешь ещё! - рассмеялся Сергей и, шутя, толкнул Светку в бок.

   Девочка удивилась, но ничего не ответила. Несмотря на, казалось бы, беспечную беседу, она не разделяла домыслов взрослых и по-прежнему была уверена, что всё это сделали специально и, причём совсем не так давно, как думал папа... Или пытался показать, что так думает. Светка снова почувствовала тревогу и ощущение того, что за их продвижением из темноты кто-то или что-то непременно наблюдает.

   -Видишь, корней тут практически нет, - продолжал высказываться папа, пока его никто не затыкал и не подкалывал. - Так что мы сейчас под самой скалой и над нами тысячи тонн известняковых пород.

   -Да уж, - пробасил дядя Дима. - Такой мощи на плечах я ещё не чувствовал.

   -Папа, а это прямо сейчас не может обвалиться? - как можно тише спросила девочка и осторожно прикоснулась пальцами к липкой стене.

   -Нет, Света, это невозможно. Пройдёт ещё не одно десятилетие, прежде чем нужно будет всерьёз опасаться этого.

   -Ты правду говоришь или просто меня успокаиваешь?

   -Ну конечно правду. Или ты думаешь, что я повёл бы вас сюда на верную гибель?

   -Нет, я так не думаю, - прошептала девочка. - Но ты ведь сам говорил, что другого выхода нет и нам больше некуда идти, кроме как сюда...

   Сергей остановился и обнял дочь за плечи.

   -Света, ну пожалуйста, поверь мне. Я же обещал, что всё будет хорошо, - он старался говорить медленно, так чтобы его голос не дрожал и не срывался на крик. - Мы уже сегодня вечером будем в деревне. К тому же, я думаю, что дядя Паша ещё никуда не улетел, и завтра мы отправимся домой, к маме.

   Девочка ничего не говорила и только молча слушала эту тираду. Она хотела было уже взять себя в руки и сказать папе, что с ней всё в порядке, как вдруг услышала рядом с собой сокрушительный вздох дяди Димы. В нём было столько потайного смысла и чего-то такого, что Светка просто не могла понять, что ей ещё больше сделалось не по себе.

   "Утром что-то произошло, - думала девочка в этот момент, одновременно продолжая слушать папу. - Это были следы вовсе не великана, а кого-то другого. Того, кто ещё вечером шуршал на крыльце и вполне возможно жил где-то поблизости!"

   От последовавшей догадки Светка почувствовала себя нехорошо и с трудом устояла на ватных ногах. Она хотела было что-то сказать, но в этот момент на всю пещеру прогремел голос дяди Димы, который со словами: "Смотри-смотри!" ринулся в сторону ручья и осветил водную гладь лучом фонаря.

   Тут же наступила зловещая тишина, в которой девочка услышала частый стук собственных зубов друг о друга. Она попыталась проглотить вязкий комок страха и, что было сил, стиснула челюсти. За ушами набухла ноющая боль, однако Светка совершенно не замечала этого, продолжая бросать безумный взор на то место, где над водой склонились знакомые ей фигуры папы и дяди Димы.

   -Чего там? - раздался испуганный голос Сергея.

   Силач ничего не ответил и пещеру заполнил его нестерпимый хохот.

   -Ты чего? - Светка видела, как папа отвернулся от воды и посмотрел на продолжавшего трястись от смеха друга.

   Тот наконец сумел совладать с собой и теперь уже надрывно кашляя произнёс:

   -Там проплыло что-то, - и он тщательно всмотрелся в воду.

   -Так это рыба, скорее всего.

   -Нет, рыба такой большой не бывает. И проплыла больно быстро.

   -Посмотри какое тут течение, - Сергей порылся в карманах и бросил на воду шелуху от семечек. Мусор тут же подхватился прозрачной водой и унёсся в том направлении, откуда они пришли. - Видал?

   -Чего видал? Так оно с той стороны и приплыло! - дядя Дима посмотрел на друга и указал рукой в сторону течения. - Ведь там обрыв, что оттуда может приплыть, да ещё против этого твоего течения?

   Услышав эти слова, Светка медленно попятилась, но тут же упёрлась в холодную стену и еле слышно запищала. Девочка понятия не имела, чего пытается добиться этим звуком, который неумолимо растворялся в сырой темноте, как только слетал с её дрожащих губ. Однако она продолжала скулить, не в силах заставить свой голос звучать громче.

   -Ты точно уверен, что не показалось? - папа прислушался и глянул в ту сторону, где осталась дочь. Он увидел девочку у стены и снова перевёл взгляд на силача.

   Дядя Дима разочарованно покачал головой.

   -Я что, похож на человека, которому постоянно всякая нечисть мерещится? - он осветил воду и прикоснулся кончиками пальцев к её ледяной поверхности.

   Сергей хотел было ещё что-то сказать, но в этот момент на глубине, под рукой друга промелькнула голубая тень и тут же скрылась в том направлении, откуда они пришли. От неожиданности дядя Дима издал недоумённый возглас, словно и сам всё же до конца не верил в то, что ранее предстало перед его глазами. Он отдёрнул руку и глупо посмотрел на побежавшие по поверхности воды волны.

   -Твою мать! - выругался великан и глянул на друга. - Видал? - и он направил луч света вдоль русла.

   Сергей медленно провёл трясущимися пальцами по лицу, словно заставляя тем самым собственные мысли успокоиться. Он тяжело выдохнул и, опасливо посматривая на безмятежный ручей, решительно попятился прочь.

   -Видал... Надо уходить... пока ещё чего не случилось.

   -А чего ты ждёшь? - не понял дядя Дима.

   -Да мало ли что! - резко ответил Сергей и направился широкими шагами в ту сторону, где до этого видел Светку.

   Девочка стояла возле стены и грызла ногти. По выражению её лица складывалось впечатление, будто она совершенно не понимает, что делает, а всё, происходящее вокруг, её совершенно не касается. Сергей осторожно прикоснулся к рукам дочери и опустил их вниз, стараясь делать всё как можно медленнее, чтобы ещё больше не испугать бедного ребёнка. Светка тяжело моргнула и посмотрела на отца.

   -Что там? - девочка чувствовала, что неповоротливый язык практически не слушается её и старалась формулировать мысли как можно короче.

   -Всё в порядке, - прошептал папа и потянул дочь за руку. - Просто большая рыба.

   -Рыба? - Светка покачала головой и попыталась высвободить руку. - Врёшь ты всё, никакая это не рыба! - Она зажмурила что есть мочи глаза, заставляя себя проснуться, однако кошмар не пожелал отступать и только ещё тщательнее вгрызся в окружающую темень.

   -Света, прошу тебя, успокойся, - терпеливо заговорил папа, стараясь снова ухватить руку дочери. - Всё в порядке и я тебя не обманываю. Это просто рыба и ничего больше. А нам нужно идти дальше. Ты меня понимаешь?

   Девочка старательно кивнула и посмотрела на дядю Диму, продолжавшего наблюдать за ручьём.

   -Идём? - и папа снова потянул её за собой.

   Светка не стала больше сопротивляться и неуверенно шагнула от стены.

   -Димка, пошли скорее, - бросил Сергей на ходу, совершенно не смотря в сторону друга.

   Девочка глянула в глаза великана и тут же пожалела, что сделала это. Выражение лица дяди Димы не сулило ничего хорошего. Он словно встретился с чем-то ужасным, что целиком подчинило себе весь его разум. Светка хотела было уже отвести взгляд в сторону, как вдруг тьма за спиной силача медленно качнулась и трансформировалась в две уродливые клешни, испускавшие голубоватое свечение. Они не спеша тянулись из ручья к ногам великана, стараясь производить как можно меньше шума. Большие капли воды срывались с них, но словно увязали в скальной поверхности и скатывались обратно в ручей.

   Девочка ошарашенно моргнула и затрясла головой, желая как можно скорее прогнать этот ужасный образ, возникший перед её глазами.

   Сергей продолжал тянуть дочь за собой, отчего её ноги заплелись и подкосились. Светка заставила себя открыть глаза и, почувствовав, что неминуемо падает, выставила в сторону свободную руку. Сергей выругался и быстро обернулся. Он хотел было что-то сказать, но тоже увидел страшные клешни, тянущиеся к ногам друга, и это словно парализовало его.

   Дядя Дима пристально наблюдал за этой картиной, совершенно не замечая грозившей ему опасности и не понимая, что именно происходит. Он смотрел в перепуганные глаза Сергея и пожимал огромными плечами, словно спрашивая: "Чего это с вами"?

   Светка больно приложилась локтём о твёрдый пол и, превозмогая боль, вырвала здоровую руку из безвольных пальцев отца. Она обернулась и крикнула на всю пещеру:

   -Сзади!

   Великан, словно запрограммированная машина быстро оглянулся и, увидев то, что пыталось подкрасться к нему в темноте, стремительно отпрыгнул в сторону.

   -Ах ты тварь проклятая! - зло выругался он и отступил ещё на пару шагов.

   Клешни замерли и осторожно ощупали поверхность скал в том месте, где только что стояли ноги дяди Димы. Ничего не обнаружив, они вздрогнули и подались обратно в воду.

   -Папа, что это? - шептала Светка, не в силах оторвать взгляда от всего происходящего в ручье.

   Сергей ничего не ответил и только снова схватил руку дочери. Он не обратил внимания на тот факт, что девочка продолжала сидеть на коленях, и принялся медленно отступать к стене, словно та могла их защитить.

   Дядя Дима стряхнул с себя оцепенение и осторожно осветил пространство над ручьём. Голубые клешни мелькнули последний раз и не спеша скрылись в воде, оставив после себя два вращающихся в разные стороны водоворота. Всё происходило в полнейшей тишине, словно было до этого тщательно отрепетировано и больше походило на фрагмент из фильма ужасов.

   Светка наконец разобралась со своими ногами и осторожно поднялась с пола. Она так же, не отрываясь, следила за вращающейся водой и тяжело дышала.

   -Папа, что это было? - повторила свой вопрос девочка и потянула отца з руку.

   -Понятия не имею, - пожал плечами Сергей и перевёл взгляд с ручья на дядю Диму. - Ты в порядке?

   Силач нехотя повернул голову в сторону друга, и по его телу пробежала брезгливая дрожь.

   -Чёртова тварь, хотела меня под воду утянуть! - он поёжился и неловко поправил рюкзак. - Спасибо Светка закричала, а то бы я...

   -Да кто это был! - громко завизжала девочка и, что было сил, дёрнулась в сторону, хотя понятия не имела, куда именно следует бежать. - Чего вы постоянно молчите!

   Сергей вздрогнул и уронил чайник. Тот издал приглушённый звон и укатился в темноту, клацая носиком о скалы. Светка замерла и нехотя обернулась.

   В этот момент вода в ручье качнулась и стала медленно подниматься вверх, словно со дна пыталось всплыть что-то неимоверно большое.

  

   ГЛАВА 22.

  

   Светка зажмурилась и вспоминала маму. Когда-то давно та говорила о том, будто чудовищ на самом деле не бывает. Якобы они существуют только в ночных кошмарах и нехороших фильмах. А ещё ими пугают непослушных детей, чтобы они не лазали куда не следует и вовремя ложились спать. Девочка и сама помнила того лохматого барабашку, что жил под её кроватью, и каждую ночь поджидал когда же с неё соскользнёт одеяло. Однако он и близко не стоял с тем первобытным ужасом, что лез сейчас из подземного ручья.

   Светка открыла глаза и как загипнотизированная смотрела на вздыбившуюся под напором чего-то огромного воду. В этот момент она понимала, что не может пошевелить даже пальцем. Девочка хотела было попятиться, но только ещё раз убедилась в том, что совершенно не контролирует собственное тело. Действительно, ноги словно налились свинцом и буквально вросли в каменный пол. Голова ничего не соображала, а где-то глубоко в груди стремительно нарастал крик отчаяния, направленный на то, что всего этого просто не должно было происходить в реальности.

   Девочка медленно разжала губы и попыталась позвать отца, однако и это у неё тоже не вышло. Вместо обычной человеческой речи из её горла вылетел бессвязный лепет, больше походивший на курлыканье загнанного в угол зайца. Светка тут же умолкла, однако этой её попытки заговорить и так никто не заметил.

   Прозрачные волны бесшумно набежали на скалистый берег и тут же отступили обратно. Луч фонаря дяди Димы дрогнул и выхватил из мрака уродливую голову, появившуюся над водой. На сплюснутом черепе напрочь отсутствовала растительность, а веки были словно обрезаны острым скальпелем, от чего глаза буквально вываливались из глубоких глазниц. Они быстро бегали из стороны в сторону, и казалось, совершенно не зависели друг от друга. Синюшный нос свесился на бок, будто был сломан в нескольких местах, но совершенно не беспокоил существо. Из перекошенного злобной ухмылкой рта торчали кривые клыки, и медленно сочилась вязкая голубая жидкость. Она стекала по скривлённому подбородку и капала в ручей, оставляя на воде мутные разводы.

   -А это что ещё за образина! - негромко выругался силач и потряс головой, словно желая как можно скорее избавиться от этого видения.

   Голова недовольно моргнула раскосыми глазами и состроила наглую улыбку. Из-за отсутствия век это выглядело так, словно вся кожа на лице съёжилась и собралась гармошкой у злобно вращающихся глаз. От этого спазма тонкие губы так же поползли вверх, обнажая голубые клыки, а из пасти донеслось злобное шипение.

   Существо хрипло выдохнуло и неожиданно заговорило:

   -На себя посмотри, мешок костей! - прозвучал довольный смешок, и на берег накатилась новая порция волн.

   Дядя Дима невольно отступил к стене и испуганно посмотрел на Сергея. Однако тот продолжал заворожённо изучать странную голову, самодовольно раскачивающуюся на воде, и не обратил на взгляд друга никакого внимания.

   -Славненько это я зашёл! - снова оскалилось существо и повело белками глаз в сторону отца и дочери. - Сколько народищу привалило! А вот мелкая пока не нужна, - раздался недовольный щелчок клыков, - пускай ещё побегает, я за ней потом зайду. Правда тогда нужен воспитатель. Кто-нибудь заинтересован? Жизнь гарантирована!

   Глаза на голове налились самодовольством, и стали буквально излучать в пространство синий свет.

   Светка снова зажмурилась и вжалась всем телом в куртку отца, словно желая слиться с ней в одно целое.

   -Ты кто такой? - медленно произнёс дядя Дима, к которому, по всей видимости, только сейчас вернулся дар речи.

   Существо недовольно фыркнуло, подняв тучу мелких брызг, и не спеша перевело взор на силача.

   -А кто ты такой, чтобы спрашивать меня, кто я такой? - прозвучал очередной довольный смешок, и голова двинулась в сторону берега. - Нужен кто-то вместо лесника. А то дед-то: тю-тю! - На скалы одна за другой набегали всё новые волны и, хищно шелестя, нехотя отступали, будто желая продлить своё удовольствие, созерцанием паники ничего не понимающих путников.

   Фраза про деда, словно тяжёлым молотом ударила по сознанию Светки, и она скорее отвернулась в сторону, не желая видеть страшную голову.

   -Папа, что она такое говорит? - прошептала девочка и, что было сил, потянула отца за рукав куртки. - Ведь с дядькой Йэне ничего не случилось?

   Сергей ошарашенно посмотрел на дрожащую дочь и буквально одним движением спрятал её за свою спину.

   -Димка! - крикнул он, чувствуя, что снова контролирует своё тело. - Нужно уходить отсюда и как можно скорее!

   Силач сделал было шаг в сторону друга, но вдруг замер и махнул рукой.

   -Это вы уходите, а я ещё пообщаюсь с этим, - и он кивнул в сторону выходящего из воды монстра.

   -Ты сума, что ли сошёл? - воскликнул Сергей и мельком глянул на существо. - Ты это видел!

   Голова уже была на мели и, снова состроив гримасу, по всей видимости, означавшую улыбку, захлюпало, пуская по воде пузыри:

   -А вот и я! Тюк-тюк!

   Существо замерло и медленно поднялось на ноги. Голова была непропорционально мала по отношению к остальному перекошенному телу и, такое ощущение, жила своей собственной жизнью. Длинные руки, оканчивающиеся загнутыми крючком когтями, свисали ниже колен и цепляли за высокие прибрежные скалы. Ноги, напротив, были короткими, с разведёнными в разные стороны коленками, словно их вывернула из суставов чья-то могущественная сила. Само тело сгорбилось, и с нацепленным на него промокшим ватником, больше напоминало повешенное на кол пугало. От существа исходил дрожащий голубой свет, однако из-за одежды, он был не так хорошо заметен. Мерцающая пелена вырывалась из-под отодранных заплат и тут же рассеивалась в окружающем сумраке.

   -Так это вроде человек, - тихо произнёс дядя Дима и посмотрел на друга, словно требуя от того немедленного подтверждения своих слов.

   -Да какой к чёрту человек! - воскликнул Сергей и решительно потянул хныкавшую Светку в сторону от надвигающегося чудовища.

   -Папа, не позволяй ему оставаться здесь! - плакала девочка и безостановочно дёргала отца за подол куртки. - Ради Бога, давайте скорее уйдём из этого места!

   -О чём с ЭТИМ можно разговаривать? - Сергей указал рукой на недовольно шипящее существо и тут же попытался успокоить дочь. - Света, всё будет хорошо. Только ничего не бойся. Мы уже уходим.

   -К маме хочу! - взвыла девочка и принялась отчаянно колотить кулаками по рукам отца. - Слышишь, отведи к маме! Сейчас же!

   -А это почему ещё со мной нельзя разговаривать? - прохрипело существо и буквально нависло над дядей Димой, продолжавшим отступать к стене. - Или я выгляжу таким снобом? - словно пытаясь посмотреть на себя со стороны, чудовище неестественно выгнуло шею, отчего тут же послышался хруст перекатывающихся под голубой кожей позвонков.

   Силач стиснул зубы, заставляя себя не слышать этот противный звук. Он думал, что за долгие годы службы уже привык к треску свёрнутых шей, однако когда всё происходило вот так, само по себе, это было что-то новое и совершенно ни на что не походило.

   -Нет, со мной можно говорить, - самодовольно заключило существо и вернуло себе прежнюю позу. Снова затрещали кости и шею, очевидно, заклинило, отчего голова перестала поворачиваться. - А это что ещё за безобразие? - разочарованно произнесло чудовище и принялось усердно ощупывать тело уродливыми клешнями.

   Пользуясь заминкой странного создания, Сергей поймал руки дочери, которыми та отчаянно колотила его по ногам, откинул в сторону мешавшийся ватник и, схватив дочь под мышку, что было сил, бросился прочь. Светка пронзительно запищала и задрыгала ногами, стараясь как можно скорее освободиться от сковавшей её силы. Однако отец держал извивающееся тело очень крепко, и девочке пришлось смириться со своим положением, хотя она особо и не понимала, что именно происходит. Сергей ещё долго слышал позади себя, сквозь срывающийся голос визжащей от страха дочери, ужасающи хруст костей, но старался не обращать на него внимания, сосредоточившись только на беге в полной темноте. О том, чьи именно это были кости, он старался не думать.

   -Похоже, что-то снова сломалось, - недовольно прошамкало существо и напрягло когтистые лапы.

   Димка услышал, как затрещали кости черепа и в уродливую пасть высунулся синий язык. Чудовище довольно хмыкнуло, повертело голову, словно стараясь ещё лучше разработать её, и недовольно посмотрело на силача.

   -Значит поговорить захотел? - шея продолжала хрустеть, но существо казалось не чувствовало боли и даже наслаждалось этим звуком, - будто человек щёлкавший хрящами пальцев. - Любопытный, да? Нравится сияние?

   Димка отступил ещё на шаг, понимая, что находится слишком близко к созданию и при желании то могло легко схватить его своими длинными ручищами.

   -Да, неплохо придумано, - произнёс он и осторожно посмотрел в ту сторону, где скрылся Сергей с дочерью. - Так это ты сделал?

   Существо наконец оторвало руки от головы, но сухожилия и мышцы в конец порвались и голова безвольно повисла на один бок.

   -Эка пакость! - с трудом выругалось существо и попыталось засунуть одним пальцем мешавший говорить язык обратно в зубастую пасть. - Какие же вы всё-таки непрочные.

   Силач пожал плечами, не до конца понимая, что это подобие человека имело в виду, и повторил свой вопрос:

   -Зачем она тебе? Что бы нас заманивать? Это ведь ловушка, да?

   Существо приподнялось на кривых ногах, отчего стало намного выше Димки и сверху вниз, недобро, посмотрело на своего собеседника.

   -А ты не дурак, - чудовище попыталось выдохнуть через нос и в сторону силача полетела тёмная слизь. - Небось, профессор какой? Или может быть учитель, привёзший на экскурсию целый класс детишек? - послышался смешок, отчего язык опять вывалился из пасти.

   Чудище закачало головой и злобно зашипело, пытаясь снова попасть пальцем в рот.

   -Нет, - покачал головой Димка и тоже улыбнулся. - Я солдат. Поэтому и могу так профессионально оценить твою ловчую сеть.

   -Солдат? - существо тут же встрепенулось и забыло про изодранный на части язык. - Так значит армия на подходе? Хорошо! Прекрасно! Великолепно! - оно задумалось, словно припоминая ещё парочку восхитительных слов.

   -Да какая армия? - усмехнулся силач и снова посмотрел по сторонам. - Один я. А ты что же повоевать захотел?

   -Повоевать? - создание почесало гладкую кожу на голове, словно пытаясь откопать в недрах собственного подсознания значение этого слова. - Нет, - оно хотело покачать головой, но ничего не вышло. - Просто нужны люди, много людей!

   -Так значит, ты просто хочешь нас всех убить, верно? - Димка отступил ещё на шаг и приготовился бежать при первом же удобном шансе.

   -Так надо! - резко вскрикнуло существо и медленно двинулось на человека. - Поначалу я хотел использовать только животных, но они не подходят. Нужны люди! Много людей!

   -Для чего? - развёл руками силач и в тот же момент почувствовал за плечами твёрдую стену.

   -Домой, - из груди чудища послышался сдавленный хрип, а глаза принялись пульсировать всеми цветами радуги, словно приборная панель атомной станции. - Очень сильно хочу домой!

   Димке показалось, что вместе с этими словами он услышал ещё что-то. Далёкий смысл, который был рождён не в этой уродливой голове, а намного дальше, за пределами пещеры и даже, может быть, леса. Сама интонация, с которой существо произнесло эту фразу, звучала зловеще, но за ней скрывалось неимоверное желание и надежда. Только не его, а кого-то другого. Но вот где было рождено нечто подобное и что оно подразумевало под словом дом? Силач этого не знал, да и сейчас явно было не до этого.

   -Так, когда же придёт армия? - существо пригнулось к земле и попыталось заглянуть в глаза человека. - Разве им не странно, что тут постоянно пропадают люди? Разве не хотят во всём разобраться?

   -Так вот я и прибыл, чтобы во всём разобраться! - Димка злобно глянул в ответ на замершее создание. - Или у тебя уже поменялись планы относительно меня?

   -Шутишь? - прошипело чудище. - Это правильно. Смех ослабляет страх, но главное вовремя остановиться. Однако ты не похож на труса, раз так опрометчиво тянешь время, чтобы твои друзья убежали как можно дальше. Хотя может ты просто глупец? - существо снова оскалилось, демонстрируя ряды острых клыков. - Ведь никто из вас не подумал на счет того, что я могу быть не один, тем более на охоте!

   Создание глубоко вздохнуло, и окружающее пространство заполнил его хриплый смех, больше похожий на прерывистое собачье гавканье.

   Димка понял, что другого такого шанса ему больше может не представиться и бросился прочь от злобного существа, продолжавшего изрыгать всевозможные звуки. Однако пробежать удалось лишь считанные метры, прежде чем из темноты возник сокрушительный удар в спину. Силач грузно выдохнул и, не успев растопырить руки, полетел головой вперёд, молясь, чтобы на его пути не встретились острые скалы. Оставалось только предполагать, выдержали бы его кости этот могучий пинок, ни будь за плечами спасительно рюкзака.

   Димка свалился на влажный пол и стремительно перевернулся на спину, стараясь как можно скорее собрать в кучу разлетевшиеся по голове мысли. Он не верил, что существо может так быстро двигаться. Да, в воде ещё куда не шло, но по суше, с такими раскоряченными ногами, - это было совершенно неправдоподобно. К тому же факт того, что чудовище и впрямь могло быть не одно, никто не отменял, а это только ещё больше настораживало.

   Силач наконец нащупал у ног оброненный при падении фонарь и тут же направил его в ту сторону, откуда ожидал появления своего противника.

   Существо и впрямь оказалось намного подвижнее, чем это выглядело со стороны. Оно быстро перебирало своими кривыми ножками и за счёт длинных рук выигрывало дополнительные метры. Димка попытался скорее подняться на ноги, однако защитивший его от недавней атаки рюкзак, теперь, наоборот, сковывал все движения, словно внезапно переметнулся на сторону противника. В голове нудно гудело, но офицер армии был привычен к подобным ощущениям и они его мало заботили!

   -Куда же мы вдруг так заторопились? - ехидно прошипело создание, нависая над человеком и не давая тому подняться. - От меня ведь не убежать! Я тут везде, на многие километры!

   -Ох, я тебя умоляю, - покачал головой Димка и со всех сил провёл удар ногой в челюсть. Раздался громкий хруст и многострадальная голова чудища, откинувшись назад, повисла за спиной на рваных мышцах.

   Существо отшатнулось в сторону и принялось неуклюже махать огромными лапами, стараясь не то отбить новую атаку, не то вернуть голову на место, чтобы снова бросится на противника. Из того места, где раньше начиналась шея, на пол сыпались голубые кристаллы, которые Димка уже видел над своей головой этой ночью. Он продолжал изумлённо наблюдать за конвульсивными движениями непонятного создания и без особой надежды ждал, когда же то наконец соизволит издохнуть. Подобный приём напрочь ломал соперникам шеи, но как быть в том случае если враг и после этого продолжает двигаться, силач понятия е имел.

   Пользуясь моментом, Димка поднялся на трясущиеся от страха ноги и стремительно отбежал в сторону. Он опёрся о стену и снова посмотрел на непрекращающуюся агонию. Звон в его голове прекратился, и только неприятно ныли после неуклюжего падения коленки, да локти. Силач поправил сбившийся на бок рюкзак и злобно дёрнул лямку, словно предупреждая вещь, чтобы та больше не мешалась.

   Существо тем временем нащупало сломанную голову и, отодрав её от туловища, злобно зашвырнуло в ручей. Затем оно развернулось в сторону замершего Димки и словно на автопилоте бросилось на человека.

   -Твою-то мать! - только и успел выкрикнуть здоровяк, прежде чем на него налетел бешеный экспресс и буквально впечатал его тело в неимоверно твёрдую стену. Фонарь снова полетел прочь из его рук, а перед глазами остался лишь неясный голубой силуэт надвигающегося противника.

   Димка ощутил резкую боль в боку и какое-то время совершенно не мог вздохнуть. Он только широко открыл рот и пытался удержать руками тянувшиеся к своему горлу когти чудовища, которому, казалось, совершенно не нужно было видеть, для того чтобы продолжать наносить меткие удары. Из рваной раны продолжали сыпаться кристаллы, а ещё очень сильно пахло гнилью, словно все внутренности существа давным-давно разложились и превратились в смрадный сироп. Силачу казалось, что создание продолжает ехидно смеяться над ним, только хриплый голос теперь звучал не под сводами пещеры, а внутри его сознания. Словно потеряв свою голову, существо теперь пыталось проникнуть в чужую.

   Димке всё же удалось отодвинуть от горла липкие пальцы, однако для завершающего броска было необходимо глубоко вдохнуть, чего силач, как ни пытался, никак не мог сделать. При каждой такой попытке грудную клетку сводила резкая боль, и наружу стремительно вырывался хриплый кашель с железным вкусом крови. Попытка задержать дыхание так же ни к чему не приводила и только ещё больше усиливала боль.

   Чудовище словно чувствовало это и рвалось в сторону своей жертвы с удвоенным остервенением. Однако силы его тоже покидали и Димка это чувствовал. Может, происходило это и не так быстро как с человеком, но всё же с каждой секундой ярости явно становилось меньше. А это давало определённые шансы на победу в безумном поединке. Под ноги падали всё новые порции синих кристаллов и в какой-то момент силачу даже показалось, что именно эти странные сгустки цвета и являются той движущей силой, что заставляла это ужасное создание бросаться вперёд вновь и вновь. И теряя их, оно неизбежно слабело.

   Однако это были всего лишь мимолётные мысли и, почувствовав в какой-то момент, что пришло время действовать, Димка что есть мочи толкнул существо в сторону, произведя вдогонку серию мощных ударов кулаками, которые причинили бы нормальному человеку массу неприятных ощущений. Но от мешковатого тела, которое, казалось, было мертво уже не первый день, раздались только гулкие удары, а из раны на плечах вырвалась голубая слизь. И больше ничего!

   -Проклятая гадина! - зло сплюнул силач, наблюдая за тем, как безголовый монстр разворачивается для того, чтобы начать новую атаку.

   Внезапно Димку озарило и он, собравшись с силами, бросился на создание. Находясь в непосредственной близости от тянувшихся к его телу лап, человек нырнул вниз и что есть мочи рубанул ногой по вывернутым коленям противника. Тут же раздался треск разламывающихся суставов, и существо повалилось на пол, теряя всё больше сини кристаллов.

   Силач тут же отскочил в сторону и поморщился, чувствуя, как в боку с новой силой разгорается нестерпимая боль.

   "Неужели и впрямь рёбра?" пронеслось у него в голове, однако внимание, по-прежнему, было целиком приковано к продолжавшему извиваться монстру. Димка присел на корточки и принялся шарить руками по липкому полу, стараясь как можно скорее разыскать оброненный фонарь. Под пальцами с ужасающим треском лопались высыпавшиеся из тела существа кристаллы, отчего здоровяк то и дело вздрагивал и оборачивался в сторону своего недавнего противника. После всего увиденного новая атака могла последовать в любой момент, и он это прекрасно понимал.

   У самой стены Димка почувствовал под пальцами металлический цилиндр и довольно хмыкнул, отчего зашёлся нестерпимым кашлем. У него сложилось ощущение, будто лёгкие прямо сейчас вывернуться наружу, наподобие странных кристаллов существа и шлёпнуться на пол. Однако приступ утих, оставив на губах капли крови. Силач прекрасно понимал, что ничего хорошего это ему не сулило, но делать было нечего, и он, задержав дыхание, щёлкнул выключателем.

   Темноту рассёк луч света, и Димка тут же осветил чудовище. То и впрямь умирало. По крайней мере, каждое новое движение раскиданных в стороны конечностей происходило медленнее, чем предыдущее, а из рваной раны в верхней части тела уже ничего не выпадало.

   Силач остался на месте, понимая, что не стоит испытывать судьбу и подходить к этому проклятому созданию, чтобы убедиться, что оно и впрямь издохло. Он только неуклюже поправил рюкзак и, стараясь не замечать боль в боку, направился прочь от этого места, изредка бросая недобрые взгляды на затухающее голубое свечение на берегу подземного ручья.

  

   ГЛАВА 23.

  

   Сергей не знал точно, сколько времени он уже бежал по тёмным коридорам, увлекая плачущую дочь за собой. Опасаясь, что из ручья выскочит новый монстр, он предусмотрительно свернул в один из повстречавшихся на пути боковых ходов, и теперь они всё дальше удалялись от воды в пересечённый лабиринт, раскинувшийся в недрах нависшей над их головами скалы. Сергей понятия не имел, как именно потом они встретятся с Димкой, да это его сейчас и мало волновало. Куда больше он опасался за жизнь дочери, а потому не обращал внимания на постепенно таявшие силы и продолжал упорно пробираться вперёд по крошащемуся под сапогами известняку.

   Светка безостановочно хныкала позади, но ничего конкретного не говорила. Сергей намеревался сделать остановку, чтобы хоть немного успокоить девочку, которая явно пребывала в состоянии крайнего шока, но никак не мог выгадать подходящего момента. Как только он замедлял бег, в ушах снова замирал противный хруст костей вылезшего из ручья существа, отчего ноги сами собой снова разгоняли тело, а мысли, словно полчища одурманенных тараканов, начинали безумно метаться по голове. Сергей понимал, что теперь хруст доносится исключительно из-под его ног, но никак не мог перебороть неумолимое сознание, которое упорно толкало его вперёд и даже не помышляло об остановке.

   -Папа, я больше не могу!

   За свистом собственного дыхания Сергей не сразу различил голос дочери, и той пришлось неоднократно повторять эти слова.

   -Папа, ну куда ты меня тянешь? - Светка пыталась замедлить ход, но её сил просто не хватало и в какой-то момент девочка, окончательно запутавшись в гудящих от усталости ногах, растянулась на холодном полу пещеры, больно ударившись носом о скалы.

   Сергей почувствовал, как рука дочери выскользнула из его влажных пальцев и тут же остановился. Сердце в груди бешено колотилось, а из-за высокой влажности при каждом выдохе из груди вылетал громкий свист, от которого буквально закладывало уши.

   Светка оперлась на изодранные пальцы и осторожно приподнялась с пола. Она почувствовала, как из разбитого носа хлынула теплая кровь и принялась тихо всхлипывать, стараясь как можно тщательнее зажать ноздри пальцами. Боль быстро отступила, однако в ушах остался звучать неприятный гул, словно над головой носился рой озлобленных пчёл. В горле застрял кровавый комок, который не желал двигаться ни вперед, ни назад, отчего девочке казалось, что она вот-вот задохнётся.

   -Света, ты чего? - раздался совсем рядом взволнованный голос папы. - С тобой всё в порядке?

   Девочка обиженно шмыгнула носом и, стараясь нащупать в кромешной тьме стену, поднялась на ноги. Кровь теперь уже стекала по подбородку и тонкой струйкой капала вниз. Светке от всего этого сделалось окончательно не по себе, и она поспешила снова опуститься на корточки, стараясь перебороть дурноту, застилавшую разум вращающейся пеленой.

   -Кажется, нос разбила, - тихо произнесла девочка и попыталась сплюнуть противную кровь. - Тошнит сильно, - от непрерывного бега слюни сделались вязкими и вместо плевка вышел рвотный спазм, от которого тело ребёнка выгнулось в болезненной судороге.

   Сергей понимал, что ничем не может помочь и только молча созерцал конвульсии дочери, всё сильнее сжимая собственный подбородок.

   -Света, прости меня ради Бога, - прошептал он, обнимая девочку за плечи и стараясь не слушать издаваемые ею звуки. - Какой же я всё-таки идиот! Я не должен был этого делать. Не должен был тащить тебя в эту проклятую дыру.

   Сергей замолчал и от досады пнул рукой по стене. Костяшки больно хрустнули, от чего он невольно содрогнулся.

   Светка наконец почувствовала, что спазмы в желудке прекратились и судорожно вздохнула полной грудью, стараясь как можно скорее стереть с лица неприятную желчь с остатками крови. Её тело трясло, но девочка не до конца понимала, из-за чего именно это происходит. Скорее всего, это был страх, который последнее время всецело властвовал в сознании ребёнка.

   -Что это было? - с трудом произнесла Светка и попыталась разыскать глазами силуэт отца. - Ведь это не человек?

   Сергей сильнее сжал плечи ребёнка и яростно стиснул зубы. Он понятия не имел, что именно должен был ответить на вопрос дочери, хотя и ожидал его неминуемого возникновения.

   -Почему ты молчишь? - поторопила девочка и тут же закричала срывающимся голосом: - Говори же!

   Сергей вздрогнул от громкого звука и ещё больше запутался в собственных мыслях.

   -Хочу домой, к маме, - продолжала причитать Светка. - Отведи меня домой! Я больше не хочу тут оставаться! Слышишь? Почему ты молчишь?

   Сергей чувствовал, как по его щека текут слёзы и в коей-то веки благодарил Бога, что из-за ниспосланной им тьмы, дочь не могла догадаться по его лицу о том, насколько ужасно всё обстояло.

   -Мы умрём, да? Ведь оно нас не отпустит. Мы ему зачем-то нужны, ведь так? - девочка, как могла, пыталась разглядеть образ отца, но у неё ничего не выходило. Кровь в носу постепенно запекалась и от этого кожа на лице нестерпимо чесалась, а из глаз текли крупные слёзы, размывая и без того неясные силуэты, вращающиеся вокруг Светки.

   -Нет, мы обязательно выберемся! - уверенно проговорил Сергей и потряс дочь за плечи, стараясь хотя бы этим поддержать испуганного ребёнка.

   -Честно? - девочка шмыгнула носом и тяжело закашлялась, отчего на губах снова появился вкус крови.

   -Да. Мы свернули от ручья, так что нам ничего не угрожает, - Сергей на всякий случай посмотрел в ту сторону, откуда они прибежали, однако ничего так и не увидел. - Так что ни о чём не беспокойся.

   -Ты уже говорил так однажды, - тихо произнесла Светка и осторожно сглотнула, опасаясь новых приступов рвоты. - Почему вы постоянно врёте! - она со всей злости ударила разбитыми кулачками в скальный пол и тут же взвыла от нестерпимой боли, ринувшейся вверх по её ноющим запястьям.

   Сергей ещё плотнее прижал дочь к себе и продолжал шептать ей на ухо:

   -Света всё будет хорошо. Представь себе, что это сон. Этого ничего нет на самом деле. Завтра ты проснёшься дома, рядом с мамой и сразу же забудешь весь этот кошмар. Всё будет, как и прежде. Только, пожалуйста, верь мне!

   Девочка замолчала и только редко всхлипывала, да шмыгала носом. Она пыталась заставить свой разум поверить в те слова, что шептал ей в полголоса папа, однако это было не так просто. Особенно в том плачевном положении, в котором они оказались. Из-за кромешной тьмы, Светке то и дело казалось, будто рядом с ними находится страшное чудовище, которое довольно наблюдает за страхами своих жертв и никак не решится нарушить столь животрепещущую семейную драму. Из-под чёрной завесы налетало его спёртое дыхание, отчего сердце в груди замирало и превращалось в жалкий комочек страха, трясущийся под натиском неизбежного, стремительно проникающего в сознание.

   Сергей осторожно разжал объятия и прикоснулся подбородком к головке дочери. В нос ударил запах шерсти от вязаной шапочки, и он тяжело вздохнул, невольно понимая, как далеко они, сами того не ведая, зашли.

   -Света, нам нужно идти, - сказал папа и попытался приподнять дочь за плечи. - Ты сможешь?

   Девочка осторожно поднялась на трясущиеся ноги и ощупала лицо. Нос раздулся от сильного удара о камни, но особо не беспокоил. Куда противнее был вкус крови, уверенно поселившийся на языке и губах, от которого оказалось не так-то легко избавиться.

   -А как же дядя Дима? - тихо спросила Светка и потопала ногами, силясь унять царящую в коленках слабость. - Он же не знает, что мы свернули в другую пещеру.

   -Он солдат, - терпеливо произнёс папа и тут же потянул шатающуюся дочь за собой. - Тем более, тот туннель ведёт на поверхность, так что он в любом случае выйдет из этой пещеры.

   -Но ведь он остался наедине с этим... - девочка внезапно умолкла, так и не договорив до конца.

   -Света, перестань. Он может постоять за себя и... - Сергей на секунду так же замолчал, подыскивая нужные слова, после чего договорил: - Так что ещё неизвестно, кому в большей степени не повезло.

   Девочка больше ничего не сказала, так как понимала, что на любой её вопрос папа постарается дать заведомо обнадёживающий ответ. А потому этот бесконечный поток его слов уже никак не влиял на её сознание.

   Они продолжали молча брести в темноте, каждый думая о своём и прислушиваясь к малейшим шорохам. Казалось, что в окружающем пространстве кроме отца и дочери больше никого не было, однако атмосфера тревоги сворачивалась над их головами плотным клубком и словно оживала от витавшего под сводами пещеры страха.

   Светка старалась заставить собственный разум поверить в то, что весь этот ужас и впрямь является частью неимоверно реалистичного кошмара, который всецело завладел её трясущимся подсознанием. Правда, особо легче от этого не становилось, а только ещё сильнее хотелось домой, к маме. Девочка старалась сдержать наворачивающиеся на глаза слёзы, чтобы папа ничего не услышал. Она понимала, что он, скорее всего, снова примется врать, в надежде облегчить её первобытные страхи, что так настырно пытались прорваться сквозь наступавшую со всех сторон тьму.

   Под ногами постоянно шуршали мелкие камешки, и от их шороха сердце буквально проваливалось в пятки. Оставаясь позади, они тут же скатывались под собственным весом, ища на полу наиболее удобное место, отчего складывалось ощущение, будто из сгущающейся темноты медленно, но верно подкрадывается новое чудище. Оно ходит вокруг ничего не подозревающих путников и довольно всасывает своей клыкастой пастью ощущение нестерпимого страха, что витает под потолком. Оно подходит с каждой секундой всё ближе, предвкушая скорое пиршество, отчего его противное дыхание уже начинает обдавать плечи и неустанно шевелить волосы. Стараясь отогнать от себя все эти мысли, Светка что есть мочи стискивала зубы и отчаянно жмурилась, чтобы ни дай Бог не увидеть во тьме хищные глаза, горящие голубым светом.

   Поверхность под ногами постепенно поднималась вверх, отчего идти с каждым шагом становилось всё труднее. Светка чувствовала урчание в животе и с ужасом представляла, как в её желудке сейчас переваривается её же собственная кровь, которой девочка наглоталась в избытке. От этих мыслей слюна во рту снова загустевала и к горлу подступал жгучий комок желчи, стремительно рвущийся наружу. Светка с трудом заставляла эту гадость провалиться внутрь и старалась переключить своё внимание на что-нибудь другое. Однако перед глазами тут же всплывала страшная голова, выглядывающая из темноты, и начинала качаться на тёмных сгустках сумрака, демонстрируя угрюмым стенам свою зубастую улыбку.

   Папа, шедший впереди, внезапно остановился, и Светка была вынуждена прервать свои ужасные мысли, чему была несказанно рада. Она осмотрелась по сторонам и попыталась различить рядом с собой фигуру отца, которая в темноте была похожа на сгорбленную тень.

   -Что-то случилось? - спросила девочка и отметила, как хрипло звучал её сорванный от долгих криков голос.

   Сергей присел на корточки и обнял дочь.

   -Нет, всё в порядке, - как можно увереннее произнёс он. - Мне кажется, что посередине туннеля что-то торчит. Побоялся налететь на эту штуку, - он медленно приподнялся и, отпустив девочку, осторожно заскользил вперёд.

   -А что это за ШТУКА? - прохрипела Светка и, недолго думая, двинулась вслед за отцом.

   Сергей вытянул перед собой руки и пытался прикоснуться к маячившему перед глазами тёмному пятну, выглядевшему на фоне общего сумрака длинной кляксой, прочертившей пространство снизу-вверх. Внезапно он почувствовал под пальцами что-то тёплое и, как ему показалось вначале, мягкое. Сергей вздрогнул и тут же отдёрнул руки, опасаясь как бы их, что не откусило.

   Сзади надавила Светка и, уткнувшись в спину отца, тут же еле слышно прошептала:

   -Дай руку, - она смущённо шмыгнула носом, - а то мне страшно.

   Сергей тут же безошибочно обнаружил протянутые в его сторону детские пальчики и, недолго думая, сжал их в своей ладони. Светка облегчённо вздохнула, словно уже оказалась на поверхности, и ей больше ничего не было нужно. Однако это была лишь секундная расслабленность, после которой страх снова завладел сознанием девочки.

   -Что там? - спросила Светка больше не в силах прислушиваться к тишине и осторожно шагнула вперёд.

   -Аккуратнее, - прошептал папа, сам не понимая причину того, что пытается говорить в полголоса. Если впереди и застыло злобное существо, то присутствие людей уже давно не было для него тайной. - Тут что-то тёплое. Только никак не могу понять, что именно.

   Сергей осторожно протянул руку вперёд и ещё раз притронулся к загадочному предмету. По ладони снова разлилось приятное тепло, однако на этот раз он не отдёрнул пальцы, а только ещё сильнее надавил на податливую поверхность. Под пальцами сверкнули синие искры, и кожу неприятно кольнуло, словно в неё воткнулись сотни мелких иголок. Сергей вскрикнул и тут же отдёрнул руку, ощущая, как кожа на ладони онемела, словно через неё прошёл емкостной заряд.

   -Ты чего? - воскликнула Светка, которая через другую руку отца, сжимавшую её пальцы, тоже почувствовала неприятный укол, но значительно слабее.

   Сергей ничего не понимал и только медленно пожал плечами, продолжая смотреть перед собой. То место, до которого он только что дотронулся, сохранило форму его ладони, и теперь еле заметно пульсировало голубым цветом.

   -Смотри, твой отпечаток остался, - зачарованно произнесла Светка и ткнула пальцем в расплывчатое свечение, которое пульсировало с каждой секундой всё ярче, словно они, сами того не желая, запустили какой-то непонятный механизм.

   -Что бы это могло быть? - медленно произнёс Сергей и попытался снова дотронуться до возникшего перед собой препятствия.

   Однако он не успел этого сделать, так как из-под земли, у самых его ног, вверх ударил луч ослепительного света. Сергей отшатнулся назад и инстинктивно заслонил рукой глаза, которые словно обдали мощной струёй кислоты. Голова была не прочь разорваться на мелкие куски, а сердце учащённо заколотилось. Однако продолжалось это недолго и спустя пару секунд, Сергей уже мог мыслить более сносно. Он почувствовал, что по инерции отлетел к стене и подмял под себя дрыгающую ногами дочь.

   Светка громко сопела и старалась как можно скорее выбраться из-под тяжёлого тела отца. Наконец девочке это удалось, и она заворожённо уставилась на притихший поток света, бьющий прямо из земли в считанных метрах от неё.

   -Ничего себе, - прошептала Светка и медленно поднялась на ноги. В момент вспышки она оставалась за спиной папы, поэтому свет не причинил ей особого вреда. Перед глазами плавали большие оранжевые круги, но их суточные параллели пролегали где-то по бокам и они особо не мешали.

   -Что ещё? - выдохнул Сергей и поспешил наощупь подняться на ноги. Он приподнял очки, однако всё равно ничего не увидел.

   -Здорово! - продолжала восхищаться Светка, смотря на столб голубого света, разметавший по углам темень, которая преждевременно уверовала в свою лёгкую победу. - Папа, что это такое?

   -Если бы я только видел! - сокрушённо выдохнул Сергей и снова пристально уставился на белое пятно перед глазами.

   Девочка заботливо посмотрела на отца и только сейчас, в свете этого дивного источника, она увидела, во что превратился её дорогой папа от недавней безумной беготни. Молния на его дутой куртке местами разошлась, а кое-где и просто была вырвана. Сквозь прорванные дыры наружу выглядывала подкладка, которая в мерцающем голубом свете больше напоминала человеческие внутренности, отчего Светке невольно сделалось нехорошо. Волосы на голове разметались, словно это был не папа, а безумный учёный, пришедший в состояние неописуемого восторга от собственного ужасного эксперимента. В стёклах очков играли расплывчатые блики голубоватого света, а всё лицо покрывала мелкая каменная крошка.

   Светка представила, на что в этом случае походила она сама и поспешила отвести взгляд в сторону. Она снова уставилась на загадочный свет и только сейчас ощутила в ушах еле заметный гул, который то ослабевал, то снова нарастал, вторя мерцаниям дрожащего посреди туннеля голубого столба. От низкого звука уши то и дело закладывало, и девочка открыла рот, чтобы хоть как-то противостоять этому неприятному ощущению.

   Сергей тоже слышал странное жужжание и медленно водил головой из стороны в сторону, пытаясь определить местоположение источника. Однако чем дольше он прислушивался, тем всё с большей уверенностью понимал, что гудел именно сам свет. Зрение постепенно возвращалось, и Сергей уже довольно сносно различал возникшую перед ними преграду.

   -Света, осторожнее, - предупредил он дочь, заметив, что та медленно направилась вперёд. - Отойди от него.

   -От кого? - тут же спросила девочка и оглянулась на отца. - Что это такое?

   -Понятия не имею, - Сергей схватил Светку за руку и почувствовал, как на голове зашевелились волосы, а ноги сами собой сделали шаг вперёд.

   Девочка попыталась вырваться, но не смогла. От этого ей сделалось очень обидно, и она тут же состроила на лице жалостливое выражение.

   -Папа, ну ты чего? Давай посмотрим!

   Сергей резко подался назад и вжался спиной в стену.

   -Нельзя, - громко произнёс он, обращаясь в первую очередь к себе и стараясь успокоить разбежавшиеся мысли.

   -Ну почему? - не унималась Светка. - Смотри как красиво!

   -Вот именно, - кивнул Сергей и уже ясными глазами уставился на столб света. - Всё это ловушка и ничего больше.

   -Что ты такое говоришь? - не поняла девочка и дёрнула руку, стараясь снова освободиться.

   В этот момент свет мигнул и переметнулся в бордовый спектр. Жужжание тут же затихло и волосы на голове безвольно поникли. Сергей с трудом вздохнул и почувствовал, как сильно заколотилось в груди его сердце.

   -Чёрт побери! - выругался он и что было сил, потянул опешившую от подобных ощущений Светку к стене. - Эта штука и впрямь как-то воздействует на организм! - он с трудом удерживал ноги на месте, чувствуя, что те сгорают от желания отвести тело в какое-то до жути интересное место.

   -Папа, это что, сияние? - медленно произнесла Светка и глупо уставилась на отца. - Значит, оно ещё и под землёй есть?

   Сергей медленно проглотил душивший его комок страха и посмотрел на дочь.

   -Именно, - кивнул он. - Похоже, что где-то поблизости оно и зарождается, - он опустил очки со лба на нос и ещё тщательнее уставился на кровавый свет.

   Только сейчас ему удалось разглядеть, что непонятное сияние распространялось не просто само по себе, а находилось запечатанным в высокий сосуд с прозрачными стенками. Было очень похоже на поставленную вертикально лампу дневного света, которая мигает всеми цветами радуги, не в силах зажечься. Однако на этом сходство заканчивалось. Снаружи столб опоясывали спиралью и так же поднимались к своду трубки меньшего диаметра, внутри которых явно угадывалось присутствие тёмной жидкости. По одним сосудам эта вязкая субстанция неслась вверх, а по другим возвращалась обратно. Было похоже на замкнутый круг, однако какую именно функцию он выполнял было неясно.

   Светка тоже ощутила, как тяжёлая, невидимая глазу рука легла на её грудь и принялась сильно сдавливать рёбра, заставляя сердце учащённо стучаться и призывая организм к бегству. Девочке сделалось не по себе, и она уже не так живо желала подойти к столбу, чтобы досконально разглядеть, что именно он из себя представляет.

   Светка снова перевела взгляд на отца и тихо произнесла:

   -И что же нам делать?

   -Сейчас решим, - кивнул папа и принялся пробираться вдоль стены, стараясь обойти столб стороной. Он двигался медленно и опасливо посматривал на бордовое сияние, словно то было хищным зверем, идущим по пятам за своей жертвой.

   -Папа, а как же я? - воскликнула девочка и медленно двинулась за отцом. Она постоянно дёргала плечами, желая, как можно скорее избавиться от силы, продолжавшей монотонно сдавливать грудную клетку, но пока ничего не выходило.

   Сергей оглянулся на дочь и поманил её за собой.

   -Только близко к этой штуке не подходи, - он недовольно глянул на столб и, не желая терять времени, продолжил медленное движение вперёд.

   Светка прислушалась к приказу отца и, как только могла, сильно упёрлась плечом в стену. Она старалась даже не смотреть в сторону пульсирующего света, однако её взгляд притягивало, словно магнитом и противостоять этой невидимой силе было очень непросто.

   Сергей тем временем оказался уже на другой стороне и тут же оглянулся на дочь. Он попытался улыбнуться девочке, чтобы хоть немного её поддержать, однако та на него даже не смотрела.

   -Света, ты в порядке? - крикнул отец, на что Светка только утвердительно кивнула и ускорила своё продвижение.

   Сергей выдохнул и оглянулся назад. То, что предстало перед его глазами, совершенно не радовало. Туннель закачивался тупиком в паре метров от человека, и идти дальше было просто некуда. Сергей нервно почесал переносицу и негромко выругался, стараясь сдержать собственные эмоции. Однако это было делом не лёгким, как и решение того что, делать дальше.

   -Папа, а куда нам теперь идти? - подошедшая сзади Светка тревожно смотрела на возвышавшийся впереди завал, а её голос снова дрожал.

   Сергей вздрогнул и тут же посмотрел в глаза дочери, которые из-за сияния казалось, излучали холодный свет, одновременно выглядя заплаканными. Хотя они, скорее всего, и впрямь были такими, а бордовый свет только ещё сильнее подчёркивал это.

   -Сейчас придумаем, - медленно произнёс Сергей и снова уставился на бесформенную груду камней, начинавшуюся у самых его ног.

   -Я не хочу назад, - прошептала девочка и с надеждой посмотрела в спину отца. - И тут оставаться тоже не хочу.

   -Света, я сейчас что-нибудь обязательно придумаю, - Сергей усиленно пытался сообразить хоть что-то, однако голова по-прежнему оставалась пустой как барабан и совершенно не желала подчиняться. - Мы не пойдём назад и тут не останемся. Это я тебе обещаю.

   -Но ведь тут тупик! - не унималась девочка и беспомощно озиралась по сторонам, словно загнанный в угол зверёк. - А если это животное нас догонит? Я не хочу ещё раз с ним встретиться!

   Сергей перестал изучать завал и подошёл к дочери. Он присел на одно колено и обнял девочку за плечи.

   -Света, тут множество ходов и везде этот запах, - папа тяжело вдохнул отдающий гнилью воздух и недовольно поморщился. - Ему очень сложно будет нас выследить. К тому же я просто уверен, что Димка не позволит этой твари идти за нами.

   -Ты и правда так думаешь? - глотая слезы, прохрипела девочка и недовольно посмотрела в ту сторону, откуда они пришли. - Или ты просто снова меня успокаиваешь?

   -Я уверен, что всё именно так и обстоит, - Сергей в отчаянии поднял голову и посмотрел на высокий потолок. Он не хотел врать дочери, но что он мог ещё сказать? То, что и впрямь не был до конца уверен, что у Димки получится сдержать или хотя бы задержать ужасного монстра? Это тоже было неправильно, да и можно только гадать, что в этом случае произойдёт с девочкой! Очередная истерика - это в лучшем случае.

   Сергей закатил глаза, понимая, что и сам сейчас топчется на грани. Он понятия не имел, сколько ещё продержится, но тот факт, что с ним продолжала находиться родная дочь, обязывал только к решительным действиям и как можно скорее. Для паники сейчас было не время и не место.

   "Маринка мне этого теперь точно не простит! - носились в голове отчаянные мысли, от которых на душе становилось ещё больше не по себе. - Как пить дать, не простит".

   Сергей ещё раз глубоко вдохнул и только сейчас окончательно заметил, что непрерывно смотрит в одну точку под самым сводом туннеля. В том месте, где сплетение из светящихся трубок пробивало камень и уходило ввысь, между стенками потока, и сиянием существовал небольшой зазор, в который вполне реально можно было протиснуться. Уж ребёнок, вроде Светки, должен был легко там поместиться. Вопрос заключался лишь только в том: не сужается ли эта сопутствующая столбу света ниша на пути к поверхности и как поведёт себя организм на такой близости от парализующего волю излучения.

   Сергей понимал, что потеря концентрации относительно того и другого может стоить жизни как его, так и маленькой девочки, однако придумать что-то другое он просто не мог, как и повернуть назад.

  

   ГЛАВА 24.

  

   -Папа, я не уверена, что у меня получится, - Светка испуганно смотрела наверх, туда, где бордовый столб исчезал в недрах скалы. - И я боюсь прикасаться к этому, - девочка кивнула в сторону света и невольно поёжилась, по-прежнему ощущая на груди невидимую силу, желавшую пересчитать все её кости. - Вдруг я превращусь в такое же существо!

   -Света ну что ты такое говоришь? - Сергей старался говорить уверенно, хотя на деле чувствовал себя так, будто ему предстояло с головой окунуться в кипяток и после этого ещё преодолеть немалое расстояние по раскалённым углям. - Ни в кого ты не превратишься.

   -Ага, а почему тогда все эти животные выглядят так, словно им все кости переломали? - девочка с неподдельным любопытством посмотрела на отца словно пытаясь подловить того на заведомо ожидаемой лжи.

   Сергей ничего не ответил и только развёл руками. Действительно, а он об этом даже не подумал. Что если и правда, можно прямо сейчас на глазах у дочери превратиться невесть в кого? Злобного и ужасного? Расплющиться, сжаться под натиском неведомой силы, наподобие той головы, что всплыла в ручье и навсегда распрощаться с обычной человеческой жизнью. Выглядело неправдоподобно, но за последние двое суток и так уже случилось много чего, что на первый взгляд не вязалось со здравым смыслом и, тем не менее, существовало, не смотря ни на что.

   -Всё будет хорошо, - кивнул Сергей и медленно двинулся к столбу света.

   -А если я устану и сорвусь? - Светка посмотрела на трясущиеся руки и недовольно поморщилась. - У меня сил нет. Я не смогу, - она замерла на месте и покачала головой.

   -У тебя получится, - уверенно произнёс папа. Он остановился у самого сплетения сосудов и посмотрел вверх. Сердце продолжало усиленно колотиться, а в глазах тут же потемнело, словно на голову надели затемнённый колпак.

   Светка закусила губу и следила за происходящим, не в силах что-либо сказать.

   -Думаю, что эта штука сама нас выведет на поверхность, - задумчиво произнёс Сергей и осторожно прикоснулся к гладкой поверхности сплетённых трубок.

   -Выведет? - не поняла девочка и сама не заметила, как шагнула вперёд.

   -Да, - кивнул папа, - нужно только дождаться когда загорится голубой свет, и он сам потянет нас за собой, как было до этого!

   -А ты уверен? - нерешительно спросила Светка и, что было сил, заставила свои ноги оставаться на месте.

   -На сто процентов! - Сергей понимал: какая-то доля вероятности здесь всё равно присутствовала, но она была столь не значительна, что он старался не думать об этом. - Эта штука создана для того, чтобы заманивать, и я думаю, что пора предоставить ей такой шанс.

   -Папа, я всё равно боюсь, - девочка содрогнулась от одних только мыслей, что придётся лезть в тёмную узкую щель, да ещё в тот момент, когда под боком будет этот безумный свет, который способен затуманивать мысли и подчинять себе волю. - Давай ты что-нибудь другое придумаешь?

   Однако папа был неумолим, и Светка поняла, что ей придётся постараться перебороть свой страх, как бы тяжело это ни было. Она глубоко вздохнула и попыталась успокоить собственные мысли, однако ей не пришлось сильно напрягаться. Свет снова дрогнул и в ушах неприятно загудело. Девочка невольно попятилась и уставилась на мерцающий столб, который опять сделался голубым. Волосы на голове зашевелились, и Светка вдруг поняла, что не всё так страшно как казалось ей изначально.

   Сергей тоже почувствовал окутавшее его голову возбуждение. От неожиданности он попытался отдёрнуть руку, но та словно прилипла к тёплой поверхности и поддавалась с трудом. Между пальцами и матовым боком столба снова заплясали синие искры, а гул в ушах усиливался всякий раз, как Сергей хотел убрать ладонь. Напор тёмной жидкости в спиральных сосудах казалось, увеличился, отчего они раздулись буквально на глазах и еле заметно дрожали.

   -Ничего не понимаю, - пожал плечами Сергей и осторожно обернулся к дочери.

   Светка смотрела на него восторженными глазами и с трудом удерживала себя на месте.

   -А куда он нас приведёт? - спросила девочка и шагнула к отцу.

   -Думаю, что выход находится на склоне горы, - пожал плечами папа. - Но вот как далеко от реки, остаётся только гадать. Но нам главное выбраться, а там уж на месте разберёмся, - он уже было протянул руки к дочери, как вдруг услышал с не заваленной стороны туннеля, шаркающие шаги.

   Светка тоже распознала этот еле различимый звук и уставилась на отца широко открытыми глазами. Она открыла рот, желая что-то сказать, но Сергей прижал палец к губам и покачал головой, молясь про себя, чтобы девочка совладала с собой.

   Шорох тем временем становился всё громче, и его уже было легко распознать за ровным гулом столба света. Теперь к нему добавилось ещё и сбивчивое дыхание, со свистом вылетавшее в темноту и замиравшее под сводами туннеля. Сомневаться не приходилось - это был кто-то живой или, по крайней мере, способный передвигаться на значительные расстояния, потому что пройти мимо живого существа в темноте они просто не могли.

   Сергей махнул руками в сторону дочери, приказывая ей, чтобы немедленно отступала в сторону завала, где сохранялась темнота, и можно было какое-то время оставаться незамеченной. Однако Светка только ещё шире раскрыла глаза и, быстро глянув через плечо на поджидавшую её темноту, часто замотала головой, давая тем самым понять, что этому никогда не бывать. Сергей погрозил девочке пальцем и поспешил пригнуться, хотя и понимал, что вблизи пусть и не очень яркого источника света ему вряд ли удастся спрятаться от чьих-то глаз.

   Светка тоже села на коленки и вжалась всем своим миниатюрным тельцем в твёрдый пол.

   Шаги внезапно смолкли, и наступила тишина, которая нарушалась только гудением света и прерывистым дыханием неизвестности. Какое-то время ничего не происходило и Сергею даже показалось, что кто бы сейчас не стоял с той стороны столба, он был тоже несказанно удивлён увиденным.

   Девочка сжалась в крохотный комочек и закрыла глаза грязными пальцами, не желая смотреть на того, кто должен был с минуты, на минуту появится из темноты. Воображение рисовало во вращающемся сумраке различные картины, одна ужаснее другой, отчего страх хватал свою трясущуюся жертву за горло всё основательнее и крепче. Светка старалась думать только о чём-нибудь хорошем, но мозг словно пропитался атмосферой опасности и не желал отвлекаться на что-то постороннее.

   Сергей медленно развернулся и выглянул из-за столба, тщательно всматриваясь в окружающее пространство. На границе тьмы и света он увидел неясный силуэт и тут же прижался к полу всем телом. Фигура была скрючена и напоминала страшное существо из ручья. Сергей почувствовал, как внутри у него всё похолодело, и стал осторожно отступать в сторону дочери. Он понятия не имел, что именно можно было противопоставить подобному существу, у которого и так, казалось, на всём теле не было ни одного живого места. Однако он был полностью уверен, что прежде чем добраться до его дочери твари придётся изрядно попотеть.

   Светка почувствовала, что к ней кто-то приближается и тут же оторвала ладони от глаз. Она увидела отступавшего папу и осторожно выглянула из-за его тела, стараясь быть готовой, сразу же податься назад, как только перед глазами появится что-то ужасное. Внезапно девочка замерла и на её лице заиграла радостная улыбка.

   -Дядя Дима! - прошептала Светка не в силах заставить свой голос звучать громче и поднялась с пола.

   Сергей ошарашенно посмотрел на дочь и, словно не веря в происходящее, медленно обернулся назад. В полумраке напротив них и впрямь стоял силач. Он слегка наклонился вперёд и держал правую руку прижатой к боку, словно его мучала сильная боль. Именно эта неестественная поза и делала его больше похожим не на человека, а на порождение мрака. Лицо было синим, не то от сильнейшего удара, не то из-за мерцающего света, всё вокруг окрасившего в голубые тона. Ватник на груди растрепался и напоминал шкуру загнанного животного, а в трясущихся от напряжения руках еле заметно мерцал бледный луч умиравшего фонаря.

   -Господи, кто это так тебя? - выдохнул Сергей и сделал шаг в сторону друга.

   Силач замер и недовольно прищурился. Со стороны было не совсем понятно, ожидал ли он кого-нибудь здесь повстречать или же тоже был несказанно удивлён.

   -Что-то не очень-то далеко вы убежали, - хрипло произнёс дядя Дима и скинул с могучих плеч изодранный в клочья рюкзак. Он хоте было положить его к своим ногам, но одна из лямок предательски затрещала и ноша упала на пол, издав при этом неприятный шипящий звук.

   Светка поёжилась, но заставила себя так же податься вперёд, желая как можно скорее убедиться, что с добродушным великаном всё в порядке.

   -Да тут такие дела, - махнул рукой в сторону завала папа и недовольно поморщился, - что дальше совсем никак не получается. Так что случилось, и как ты нас нашёл? Я вообще думал, что ты так вдоль ручья и пойдёшь.

   -Ага, а что меня сожрать могут, не думал?

   Сергей молча покачал головой. И ничего не понимая уставился на друга.

   -Да понятия не имею, как нашёл, - развёл руками силач. - Наверное, всё из-за вон той штуки, - и он указал на мерцающий столб. - Такое ощущение, будто у меня в мозгах чья-то рука копается!

   Дядя Дима тяжело выдохнул и ещё крепче уцепился за бок.

   -А это всё проклятая зверюга, - покачал он головой и посмотрел на себя как бы со стороны, - никак не хотела на тот свет отправляться.

   -В смысле? - не понял Сергей и подступил ещё ближе к другу.

   -Да в прямом! Я этой твари можно сказать голову открутил, а ей хоть бы хны - только ещё злее сделалась!

   Сергей посмотрел на силача и медленно покачал головой.

   -Но ведь это невозможно. Ты уверен?

   -Уверен? - усмехнулся дядя Дима и тут же поморщился от очередного приступа боли. - Да я сейчас ни в чём уже не уверен! Мог бы предупредить, прежде чем бежать, что с этой тварью просто так не совладать!

   -Да откуда мне было знать? - развёл руками Сергей и виновато посмотрел на тяжело дышащего великана. - К тому же я вроде бы предупреждал тебя, чтобы ты не оставался там, а уходил вместе с нами.

   -А ты думаешь, что нам удалось бы от него просто так убежать? Поверь мне, бегает эта штука так же быстро, как и плавает. Я в этом, можно сказать, на личном опыте убедился.

   -Что же это за дрянь такая? - медленно произнёс Сергей и судорожно вцепился в очки, сам не понимая для какой цели.

   -Вот я тоже самое и собирался у тебя спросить, - озлобленно ответил дядя Дима и тяжело опустился на свой рюкзак. - Ты ведь тут абориген, как-никак.

   -Ага, такой же, как и ты! Может что-то типа снежного человека? - Сергей почесал подбородок. - Или совсем новая форма жизни? Но как тогда она тут выжила? Зимой-то тут просто так не проживёшь...

   -Да какая к чёрту форма жизни! - силач сплюнул на пол и покосился на друга. - Я же тебе говорю: это существо без головы на меня бросалось и не просто так, наугад... - он вдруг замолчал и, словно вспоминая недавние события, неприятно поёжился. - Оно видело меня или чувствовало, не знаю, как точнее сказать...

   -Ну примитивные формы жизни могут сохранять простейшие двигательные функции и без головы. Например, те же куры...

   -Да иди ты! - махнул рукой дядя Дима и отвернулся в сторону. - Я сам это видел и даже чувствовал этот запах, что от него исходил!.. Ни от кого живого на этом свете так не пахнет... Это самый смрад! Такой, какой исходит от покойника не первой свежести. И в этом я полностью уверен, можешь не сомневаться, - силач тяжело выдохнул и почесал нос, продолжая смотреть в одну точку.

   Сергей оторвал руку от подбородка и медленно произнёс:

   -То есть ты хочешь сказать, что эта зверюга давно уже умерла, но, тем не менее, продолжает ходить, разговаривать и даже может напасть?

   -Ничего я не хочу говорить. Эта тварь мне без головы все рёбра пересчитала - разве это не факт?

   -Так как же тогда ты с ней справился? - нерешительно спросил Сергей. - Ведь оно сейчас мертво?

   Дядя Дима махнул рукой.

   -Мертвее не бывает. Понятия не имею, как это мне удалось. Похоже, я сломал ту штуку, при помощи которой оно управлялось, - силач помолчал, снова что-то припоминая, после чего продолжил: - Те кристаллы, что вертелись над нашими головами этой ночью. Нечто подобное было внутри того существа и чем больше их из неё высыпалось, тем слабее оно делалось...

   -Вон оно как, - задумался Сергей. - Что же это всё значит?

   -Да какая теперь разница? - развёл руками великан и посмотрел на друга. - Валить нужно отсюда, пока ещё на кого не нарвались! Причём чем скорее, тем лучше!

   -Думаешь, оно не одно?

   -Этот монстр сам мне сказал, что не охотится в одиночку, так что ждать можно чего угодно. Тем более что этой ночью они нас уже почти прищучили, - дядя Дима неприятно поёжился и быстро глянул в сторону тёмного туннеля. - Как представлю, что когда мы спали по крыльцу подобная тварь шастала, даже не по себе становится... - он внезапно замолчал и осторожно оглянулся на Светку.

   Девочка стояла чуть поодаль и еле заметно раскачивалась. Она прижала к ушам крохотные ладошки, словно не желала слушать эту затянувшуюся беседу взрослых и что-то шептала одними губами.

   -Чёрт! - выругался силач и виновато посмотрел на друга. - Прости, случайно вышло, - и он принялся тщательно тереть собственный лоб.

   Сергей ничего не сказал и быстро подошёл к дочери. Он склонился перед девочкой и осторожно взял её за плечи.

   Светка никак не прореагировала и только продолжала смотреть куда-то в темноту поверх головы отца. Губы ребёнка продолжали шевелиться, и Сергей вдруг понял, что это были слова обыкновенной детской считалочки. Однако под сводами этого тёмного туннеля они звучали как-то неестественно и даже зловеще, отчего в груди всё похолодело.

   Точка, точка, запятая -

   Вышла рожица кривая.

   Палка, палка, огуречик -

   Получился человечек.

   -Света, - тихо произнёс Сергей и осторожно оторвал руки дочери от головы. - Ты меня слышишь?

   Девочка еле заметно вздрогнула и нерешительно сфокусировала взгляд на лице отца. Она пару раз моргнула и снова потупила взор.

   -Дочка, прости меня, - дрожащим голосом произнёс папа и прижал податливое тельце ребёнка к своей груди. - Прости, ради Бога.

   Светка недовольно заворочалась и попыталась высвободиться из крепких объятий. Она снова посмотрела на отца и, прекратив ритмичное бормотание, тихо сказала:

   -Папа, нас дома мама заждалась. Надо идти, а то мне и так уже влетит, - девочка попятилась в сторону столба, продолжавшего равнодушно мерцать голубым светом, и снова принялась за считалку.

   Сергей почувствовал, как внутри у него что-то будто оборвалось, и принялся напряжённо теребить заросший щетиной подбородок.

   -План есть куда дальше идти? - раздался сзади голос силача.

   Сергей вздрогнул. Нерешительно обернулся. Димка поднялся на ноги и медленно раскачивался из стороны в сторону.

   -Нужно придумать, как быть дальше, а то там, в темноте что-то есть, - и он равнодушно махнул рукой себе за спину, не удосужившись даже посмотреть в ту сторону. - Чую.

   Сергей прислушался, однако ничего не услышал.

   -Впереди завал, - быстро произнёс он. - Так что не прорваться. Остаётся только по этому столбу лезть. Там небольшой зазор между ним и скалами, так что шанс, хотя и крохотный, но есть.

   -Небольшой, говоришь? - усмехнулся силач и медленно направился в сторону света, волоча за собой по полу рюкзак. - И что это за штука?

   -Не знаю, - покачал головой Сергей. - Да и не до этого сейчас. Другого пути просто нет. К тому же если это действительно то, о чём я подозреваю, тогда оно непременно выведет нас к Лысой горе.

   -Я даже не спрашиваю, о чём ты думаешь, - улыбнулся Димка. - Наверх, значит наверх! - и он двинулся прямиком к столбу.

   Сергей снова подошёл к дочери и взял её за холодные пальцы. Светка шмыгнула носом и посмотрела на отца.

   -Со мной всё в порядке, - прошептала девочка. - Только страшно очень! - она огляделась по сторонам, словно маленький зверёк в окружении злобных хищников и снова посмотрела на папу. - Но я всё сделаю, как ты придумал. Я ведь обещала. Только не пугайте меня больше, ладно?

   Сергей снова обнял дочь и почувствовал, как на глаза наворачиваются слёзы. Он глубоко вдохнул, стараясь не выдать собственных эмоций и только неловко прохрипел:

   -Мы выберемся. Обязательно выберемся.

   Светка незаметно кивнула и уставилась в пол. По выражению папиного голоса она прекрасно поняла, что тому не очень хорошо и просто не хотела показывать этого. Ведь взрослые переживают собственные ошибки и бессилие намного сильнее детей, и повышенное внимание только ещё сильнее угнетёт их чувства.

   -А я всё думал, почему свернул в этот коридор, - раздался голос дядя Димы, и девочка тут же уставилась на силача, осторожно изучавшего непонятный источник света. - Это что-то наподобие того сияния, что ты так хотел изучить?

   -Именно, - кивнул Сергей и отпустил дочь. - Я предполагал, что оно может тебя на нас вывести. Только особой уверенности не было. Ведь вчера вечером оно на тебя не подействовало...

   -Интересно, - покачал головой силач, - оно постоянно тут или только из-за нас появилось?

   -Он засветился, только когда я до него дотронулся, - пожал плечами Сергей и посмотрел на друга. - До этого тут полная темнота была.

   Великан почесал подбородок и медленно произнёс:

   -Тогда нам и впрямь не мешало бы, и поторопиться, - и он быстро скинул рюкзак на пол. - Светка иди сюда скорее!

   Девочка вздрогнула и как могла быстро подошла к дяде Диме. Силач улыбнулся и присел на корточки.

   -Давай-ка живо залазай мне на шею, сейчас прокачу!

   Светка округлила глаза и нерешительно посмотрела на папу.

   -Ты уверен, что сможешь со своим боком? - спросил Сергей. - Может, лучше я её понесу?

   -Я вообще ни в чём не уверен, но Светку допру, - великан присел и потянул продолжавшую сомневаться девочку к себе. - Ты лучше рюкзак тащи, а то мне от его лямок уже плохо становится.

   -Хорошо, как скажешь, - кивнул Сергей и попытался придумать, как бы так пристроить Димкину вещь, чтобы та не мешалась в узком проёме. - А он очень нужен? В смысле, может его тут оставить, если в нём нет ничего ценного?

   Силач сверкнул глазами и с негодованием махнул здоровой рукой.

   -Надевай и больше ни слова! - он снова улыбнулся Светке. - Ну что, готова?

   Девочка успела только кивнуть и тут же оказалась на могучей шеи великана.

   -Мамочки! - воскликнула она и взмахнула руками, силясь совладать с обрушившимся на её тело ускорением.

   -Держись там! - раздался под ногами голос дяди Димы, и Светка тут же, что есть мочи, вцепилась непослушными пальцами в плечи силача.

   -Думаешь, что за нами и впрямь кто-то идёт? - послышался осторожный голос папы.

   -Если ты сам включил эту штуку, то вполне логично предположить, что сделавший её мог это заметить. Так что нужно быть ко всему готовыми, - дядя Дима тяжело вздохнул и принялся карабкаться по извилистым сосудам, опоясывавшим столб света.

   Девочка втянула голову в плечи и нерешительно посмотрела вверх на стремительно надвигавшийся потолок. Если бы два дня назад кто-нибудь сказал Светке о том, что ей совсем скоро предстоит путешествие по загадочному пучку света сквозь толщи скалы, да ещё верхом на папином друге она, скорее всего, посчитала это за шутку. Однако всё это и впрямь происходило, отчего сознание пришло в окончательное замешательство.

   -Лишь бы эта дрянь не выкинула новых фокусов! - прошипел дядя Дима скорее для себя, нежели к кому-то обращаясь.

   Светка закрыла глаза и глубоко вдохнула. В тот момент, когда девочку со всех сторон окружили скалы и завлекающий голубой свет, она почувствовала себя качающейся на безмолвных волнах. Они поднимали её невесомое тело всё выше, словно в недрах горы зародился сказочный подземный фонтан, который старался, во что бы то ни стало, прорваться на поверхность, увлекая за собой зачарованных путников.

  

   ГЛАВА 25.

  

   Светка понятия не имела, сколько времени она уже раскачивалась на безмятежных волнах, целиком и полностью окутавших её сознание. Казалось, что в общем сплетении цветов и звуков её совершенно перестало интересовать всё происходящее вокруг. Девочке чувствовала, что невидимая материя уносит её всё дальше от этого страшного места, и где-то вдалеке она уже видит знакомый образ мамы, которая тянет руки к своей любимой дочке, однако почему-от остаётся на месте, словно её не пускает ближе странная невидимая преграда.

   Светка пыталась протереть глаза, чтобы окончательно отогнать от себя ощущение того, будто всё происходящее сейчас является обыкновенным сном или чрезмерной игрой фантазии, однако при каждом новом движении девочка чувствовала, что неизменно падает и спешила снова вцепиться пальцами во что-то скользкое и неимоверно горячее, удерживавшее её в вертикальном положении. Она не знала, что именно оставалось реальным - загадочная мама, всё сильнее тянущая руки или страшная рожица, всплывающая из ледяного ручья, - но оба этих образа соизмеримо оставляли в её мыслях глубокие отпечатки, словно сознание металось из стороны в сторону, не зная на чём именно ему сосредоточиться.

   Светка наконец открыла глаза и, увидев перед своим распухшим носом призрачный голубой свет, тут же дёрнулась всем телом в сторону, чуть было не соскользнув с влажных от пота плеч дяди Димы.

   -Эй, аккуратнее там! - недовольно вскрикнул силач и ещё сильнее вцепился окровавленными пальцами в гладкую поверхность странных трубок, внутри которых продолжала циркулировать тёмная жидкость.

   Девочка виновато ойкнула и тут же заставила себя замереть. Она понимала, что в данный момент является страшной обузой, и не в её интересах было доставлять дополнительные трудности и так переживающим за неё взрослым. Великан одобрительно крякнул, словно прочитал мысли ребёнка, и снова упорно полез вверх. Светка немного побаивалась за папу: как он там, ведь подобный альпинизм, похоже, не входил в род его занятий, да и интересов? Однако она не решалась отвлекать расспросами дядю Диму, который и так отдувался на всю расщелину, отложив их на потом.

   Вблизи столба волосы на голове наэлектризовались до такой степени, что уже с трудом помещались под шапочкой, и девочке приходилось то и дело засовывать пальцами непослушные локоны обратно на их законное место.

   Неожиданно великан замер и, раздвинув локотки в стороны, принялся разминать затёкшую шею.

   -Дядя Дима, я мешаюсь, да? - осторожно спросила Светка, в душе понимая, что всю правду ей не услышать и на этот раз.

   -Нет-нет! - тут же выдохнул силач и запрокинул голову так, чтобы видеть хотя бы часть лица ребёнка. - Просто замаялся что-то. Сейчас малость передохнём и дальше полезем. Там ничего не видать над нами?

   Девочка стремглав посмотрела вверх, но из-за голубой пелены, буквально въедавшейся в глаза, так ничего и не увидела.

   -Света, слышишь? - снова позвал дядя Дима, которому так же не удавалось разглядеть свою наездницу.

   -Нет, ничего не видно! - разочарованно вздохнула девочка и опустила взор вниз. - А как там папа?

   -Папа? - пропыхтел силач. - Я вот больше за свой рюкзак беспокоюсь, - попытался пошутить он и сказал уже во весь голос: - Эй, учёный, ты там ещё жив или уже не очень?

   Снизу донеслось недовольное сопение, и послышался знакомый голос, услышав который Светке сделалось немного спокойнее.

   -Всё в порядке! - прокричал Сергей. - Лезу!

   -Там за тобой никого нет?

   -Вроде нет! Только я не уверен! Гудит всё кругом и голова какая-то, не моя!

   -Понятно! - кивнул дядя Дима всем телом, отчего девочка снова чуть было не сорвалась. - Пардон! - тут же раздалось снизу, - это я что-то не рассчитал.

   Светка вцеплялась ногтями в спину силача, совершенно не представляя какую боль тому причиняет и, что было сил, пыталась удержаться навису.

   Через несколько минут они снова начинали упорно двигаться, не желая оставлять попыток как можно скорее выбраться наружу. Постепенно девочка стала сбиваться со счёта этих повторяющихся остановок, во время которых дядя Дима справлялся об их с папой состоянии, тяжело вздыхал и через какое-то время опять начинал размеренно подниматься вверх.

   Иногда цвет столба сменялся на тёмно-бордовый. Это происходило так, словно где-то внутри громадного пучка света перегорала старая лампочка: пространство будто сжималось и еле слышно щёлкало, напоминая сломанный стартер в люминесцентной лампе. Столб какое-то время болезненно мерцал, а затем словно взрывался, вспыхивая во всю мощь фиолетового спектра! И буквально тут же на смену беззаботному настроению приходило чувство скованности, и подавленности. Создавалось впечатление, словно откуда-то из скальных пород высовывалась костлявая рука страха и начинала методично сдавливать конечности, стремясь непременно пересчитать все косточки в теле своей жертвы. Светке казалось, что она медленно, но верно задыхается, однако это неприятное ощущение длилось недолго и через какое-то время снова уползало в одну из многочисленных трещин за спиной. Девочка опять оставалась наедине с собственными чувствами и ощущала внутри себя пустоту, словно была огородным пугалом, и под её детской оболочкой совсем ничего не было. Сначала она винила в этом мучавший её голод, однако постепенно стала понимать, что это что-то другое. Такое же бестелесное и бесформенное, как и царящий вокруг лиловый свет.

   Затем огонь снова менялся на голубой, и сразу же становилось веселее, а от необузданного прилива сил хотелось танцевать. Голод и пустота отступали, а им навстречу неслись вереницы новых эмоций, от которых снова кружилась голова, и дыбились волосы под шапочкой. Светка всякий раз вздрагивала, понимая, что, скорее всего, никогда в жизни не поймёт, свидетельницей чего она стала, Бог знает где, на краю земли.

   В какой-то момент свет столба сделался значительно тусклее и как бы рассеялся в пространстве. Девочка тут же опасливо огляделась и к своему великому удивлению заметила, что скальной стены за её спиной больше нет. Сзади открывался огромный грот, своды которого терялись где-то высоко над головой, а у противоположной его стороны зиял провал, в который заглядывал солнечный свет. Странный столб здесь слегка наклонялся в сторону выхода из пещеры и заканчивался остриём, на самом конце которого дрожала голубая искра. Спиральные сосуды расходились в разные стороны и терялись в сумраке, словно стараясь как можно скорее скрыться с глаз долой, чтобы не выдавать своих жутких тайн.

   Однако Светка недолго любовалась всем этим и как только окончательно поняла, что они всё же выбрались из страшных подземелий, тут же отпустила задервенелые плечи дяди Димы. Она уцепилась дрожащими пальцами за опоясывающие провал скалы и спрыгнула на пол. Ноги за время подъёма затекли от неудобной позы, отчего коленки неприятно дрожали, а пальцы в сапогах закололо.

   -Вот и приехали, - выдохнул силач и с трудом перевалился на ровный пол пещеры. Он сразу же уцепился одной рукой за больной бок, а другой вытер со лба стекавший в глаза пот. - А я уже сомневаться было начал, что это безумие когда-нибудь закончится.

   Светка обернулась и посмотрела на дядю Диму. Ей сделалось жалко могучего великана, так мужественно вынесшего её из страшных подземелий. Девочка подошла к силачу и медленно опустилась рядом с ним на коленки.

   -Ох, Светка, а тебе-то от кого так досталось? - произнёс дядя Дима, пытаясь отдышаться, и указал пальцем на распухший нос ребёнка.

   Девочка тут же смущённо отвернулась и обиженно засопела.

   -Да ладно тебе дуться, - пожурил её силач. - Я же не для того чтобы посмеяться, - он тяжело закашлялся и отодвинулся в сторону, давая возможность выкарабкаться на свет Божий и Сергею, который только сейчас показался в проёме. - Я вот, похоже, и делать-то это разучился.

   Светка махнула рукой и посмотрела на запачканную кровью курточку.

   -А, упала просто. Теперь в школе ребята достанут, - она разочарованно вздохнула и, скосив глаза, посмотрела на свой многострадальный нос. - Хоть не болит, а то бы совсем плохо было.

   -Не расстраивайся, до свадьбы... Тьфу ты! До школы, я хотел сказать, обязательно заживёт, и снова станешь Светка-конфетка! - дядя Дима оскалил зубы, которые в свете столба больше походили на клыки покойника, и оглянулся на голову Сергея, по-прежнему пытавшуюся перевалиться через край провала. - Сейчас мы у папки твоего спросим, если он, конечно, вылезти сможет! - и великан протянул другу ободранную руку.

   Девочка заставила себя улыбнуться, хотя настроение совершенно для этого не располагало. Она глянула на противный столб, который снова сделался бордовым, и недовольно показала ему язык. Эта штука постоянно норовила проникнуть внутрь головы и посеять там полный хаос. Светка понятия не имела, для чего это происходит и только ещё сильнее испытывала тревогу.

   -Мне теперь этот твой рюкзак ночью присниться, - выдохнул Сергей и попытался уцепиться за протянутую ему руку.

   -Так это же хорошо, - кивнул дядя Дима. - По крайней мере, кошмары не будут мучить после всего этого, - силач стиснул зубы и что есть мочи потянул Сергея на себя.

   -Что-то я не очень уверен на этот счёт!

   Светка тоже подбежала к папе и принялась тянуть вверх показавшийся из отверстия рюкзак, который, похоже, за что-то зацепился и упорно не желал вылезть. Пещера наполнилась недовольными вскриками, сопением и шорохом от бесконечных движений.

   -Ты его к себе не привязывал? - спросил дядя Дима после очередной неудачной попытки.

   -Нет, - покачал головой Сергей и свободной рукой поправил съехавшие с носа очки. - Так на одной лямке и тяну.

   -А другая где?

   Сергей вопросительно посмотрел снизу-вверх на раскрасневшегося друга.

   -Внизу, наверное, где же ей ещё быть?

   -Балбес, - махнул рукой силач и прислонился спиной к скале. - Она теперь там за что-нибудь зацепилась, вот ты и не можешь выбраться.

   -Да ну? - удивился Сергей и попытался улыбнуться. - И что же теперь делать?

   -Как что? - усмехнулся дядя Дима и посмотрел на Светку. - Ждать, пока не похудеешь! - он закашлялся и постарался снова стать серьёзным. - Сейчас что-нибудь придумаем, не переживай только сильно.

   -А нельзя и эту лямку подрезать? - спросил Сергей и попытался вывернуться, дёргая из стороны в сторону скованным плечом. - Ножик есть?

   -Есть, - кивнул великан и еле сдержался, чтобы снова не засмеяться. - Только он в рюкзаке. Я хотел, конечно, его достать, прежде чем лезть сюда, - он сдвинул брови и поджал губы. - Но вот почему-то так и не достал...

   -И впрямь обидно, - усмехнулся Сергей и обвёл глазами открывавшееся перед ним пространство. - А куда это мы попали?

   -Понятия не имею, - покачал головой дядя Дима. - Да ты ещё к тому же и не выбрался. Так что погоди впечатляться.

   -Там выход! - тут же произнесла Светка, продолжая дёргать на себя неподатливый рюкзак, по-прежнему не желавший уступать. Девочка хотела было добавить про интересную искру на острие столба, как вдруг услышала считалочку и испуганно замерла.

   "ТОЧКА, ТОЧКА, ЗАПЯТАЯ - ВЫШЛА РОЖИЦА КРИВАЯ!" Слова возникли, словно из ниоткуда, отчего все сразу же умолкли и принялись озираться по сторонам, желая как можно скорее обнаружить умника, решившего их посчитать.

   -Светка, это ты опять? - тихо спросил дядя Дима и с надеждой глянул на ребёнка.

   Девочка округлила глаза и медленно покачала головой.

   "ПАЛКА, ПАЛКА, ОГУРЕЧИК - ВОТ И ВЫШЕЛ ЧЕЛОВЕЧЕК", прозвучало со всех сторон, отчего, казалось, все остальные звуки просто вымерли.

   -Чёрт, - выругался Сергей и тревожно посмотрел на силача.

   -Чего ещё?

   -Внизу, подо мной что-то есть!

   -Ты уверен? - дядя Дима тут же встрепенулся и быстро подскочил к тому месту, где можно было видеть рюкзак и часть пространства за спиной Сергея. - Светка, найди что-нибудь острое! Живо!

   Девочка вздрогнула от этих громких слов и машинально направилась вглубь пещеры, тщательно смотря под ноги. Она снова приложила ладони к ушам и старалась не обращать внимания на зловещий голос, продолжавший методично шипеть слова из её считалочки. О том, что к ней легко может подобраться нечто ужасное, Светка не думала и только всё с большим отчаянием всматривалась в царивший под сводами пещеры полумрак.

   Великан тем временем снова вцепился руками в неподатливый рюкзак, однако особого результата это не принесло.

   -Проклятое место! - шептал он сквозь зубы. - И зачем я только согласился на это?

   -А вот я благодарен судьбе за то, что ты с нами, - улыбнулся Сергей и попытался размять затёкшее плечо.

   -Ой, только вот давай без этих сантиментов обойдёмся! - Димка недовольно сморщился и снова глянул в провал. - Твою дивизию! - воскликнул он, и чуть было не повалился на каменный пол.

   Снизу по столбу медленно карабкалось небольшое существо с телом калика или же и вовсе ребёнка. Кожи на лице не было, а пустые глазницы светились ужасающим синим цветом. Движения были размеренными и неспешными, словно ужасная тварь была полностью уверена, что её жертва никуда не денется.

   -Ты чего? - не понял Сергей и вопросительно уставился на друга.

   Силач ничего не ответил и только быстро оглянулся, по всей видимости, стараясь определить местоположение девочки.

   -Светка! - крикнул он спустя пару секунд. - Нашла хоть что-нибудь?

   Девочка тут же возникла из темноты и только виновато покачала головой.

   -Поблизости ничего нет, - она неловко проглотила застрявший в горле комок и честно закончила: - А дальше я боюсь одна отходить - там эти голоса...

   -Да что происходит? - Сергей ничего не понимал и от этого только ещё сильнее ощущал лапы мерзкого страха проскальзывающие за шиворот.

   Великан на него даже не посмотрел и снова устремил взор вниз.

   -Скорее подожми ноги, и главное не паникуй! - скомандовал он и на глаз оценил расстояние до продолжавшего подниматься монстра.

   Сергей уже на уровне подсознания всё понял и ощутил как его глаза медленно, но верно ползут из орбит.

   -Что там? - прошептал он и инстинктивно поджал ноги.

   -Не знаю, - покачал головой Димка и принялся дёргать проклятый рюкзак. - Очередная зверюга!

   -Зверюга? - повторила одними губами Светка и медленно попятилась.

   -Чёрт, надо было и впрямь этот баул внизу оставить! - сокрушался силач и потянул с такой силой, что ткань начала трещать по швам.

   -Оно очень близко? - Сергей буквально копчиком чувствовал присутствие внизу чего-то ужасного, тянущего к его неподвижному телу когтистые лапы.

   Великан, не прекращая своих усилий, глянул вниз и буквально встретился глазами с мерзким существом. Вернее с его пустыми светящимися глазницами. Тварь тут же замерла на месте и, открыв усеянную мелкими зубами пасть, гнусаво зашипела. Димке даже показалось, что он услышал, как заскрипели на челюстях сгнившие связки. Создание словно хотело что-то сказать, однако из её глотки раздался только противный свист и надменное клокотание.

   -Метра три от тебя, - произнёс силач и снова принялся за дело.

   Светка продолжала стоять и молча наблюдала за всем происходящим. Мысли в её голове беспорядочно метались, отчего девочка не совсем хорошо понимала, что именно происходит. Со всех сторон слышались противные шорохи и скрипы, словно со стен спускались обитавшие на них тени, а из щелей выползали страшные барабашки. От предвкушения скорого праздника они были не в силах сдержать собственных эмоций и довольно шипели.

   "ТОЧКА, ТОЧКА, ЗАПЯТАЯ", неслось с одной стороны, а от противоположной стены тут же отвечали: "ВОТ И РОЖИЦА КРИВАЯ!"

   Девочка хваталась за голову, не в силах сдержать настигавшую её сознание панику и хотела буквально испариться, чтобы больше никогда в жизни не соприкасаться с подобным ужасом.

   -Нога! - взвыл Сергей и что было сил, ринулся вверх, желая как можно скорее высвободиться из ужасной ловушки.

   Он отчётливо почувствовал на голени мерзкое прикосновение костлявых пальцев, которое словно обожгло кожу под брюками, перерезало мышцы и сомкнулось на самой кости, причиняя адскую боль! Сергей помнил, что где-то поблизости находилась его дочь и, как мог, старался сдержать крики, чтобы ещё больше не напугать ребёнка. Однако боль была настолько ужасающей и нестерпимой, что зарождающийся в пульсирующих связках вопль стремительно вырывался из глотки, не обращая внимания на стиснутые зубы. Было ощущение, словно к ноге поднесли гигантский капкан и тот с удовольствием раскрошил голень своей жертве, чтобы она уж точно никуда не делась!

   -Терпи! - раздался над головой сбивчивый крик силача. - Вроде поддаётся!

   -Давай скорее! - завопил Сергей и постарался отбрыкнуть проклятое создание здоровой ногой. Он почувствовал рядом с собой что-то извивающее, отчего сердце окончательно рухнуло в пятки.

   Послышался звук рвущейся ткани, и Светка невольно вздрогнула. Находясь словно за завесой тумана, девочка смотрела на то, как дядя Дима по инерции отлетел к скале, продолжая сжимать в руках часть своего рюкзака, а папа тут же выскочил из провала, словно чёртик из табакерки. Он сильно припадал на правую ногу и разбрызгивал на близлежащие камни кровь. Штанина была разлохмачена, словно конечность побывала в лезвиях неуправляемой газонокосилки, а голенище сапога и вовсе сгинуло в недрах скал. Однако в данный момент Сергей не обращал на всё это никакого внимания и только часто дышал, продолжая смотреть на провал в полу, из которого он только что выбрался самым непостижимым образом.

   Взрослые испуганно переглянулись и быстро отскочили от мерцающего столба. Искра на его макушке еле заметно дрогнула, и от этого свет в пещере закачался, будто кто-то зацепил головой огромный абажур.

   "ПАЛКА, ПАЛКА, ОГУРЕЧИК", послышалось из-за соседней скалы, и Светка даже подпрыгнула от неожиданности.

   -Чего это ещё? - оглянулся дядя Дима, который словно не ждал атаки сзади.

   Девочка смотрела на него огромными глазами и только медленно качала головой, понимая: ещё один звук, и она точно сойдёт с ума.

   "ВОТ И ВЫШЕЛ ЧЕЛОВЕЧЕК", донеслось откуда-то сверху, и шорох между скал заметно усилился, словно невидимое кольцо вокруг людей медленно, но верно сужалось.

   Сергей поднял голову и посмотрел на потолок. То, что открылось его, глазам на несколько секунд обездвижило его тело и заставило забыть про пульсирующую боль в ноге. В невидимых глазу нишах под самым сводом ютились мелкие тени, которые недовольно ворчали и осторожно переползали с места на место. На тёмном фоне можно было различить только их синие глаза, злобно вращающиеся в пустоте.

   -Это что, чистилище? - прошептал Сергей и дёрнул Димку за рукав.

   Силач на секунду поднял взгляд и кивнул, показывая тем самым, что он тоже видит весь этот ужас.

   -Больше похоже на Судный день, - медленно произнёс он и снова уставился на провал, с нетерпением ожидая, когда из него появится очередное порождение сатаны.

   Существо не заставило себя долго ждать и спустя пару секунд, над скалами появилась его голова. В глазницах продолжал гневно вращаться синий свет, а из приоткрытой пасти неслось хищное шипение. Тварь на секунду замерла, и словно обнюхало остатки рюкзака. Челюсти раздвинулись ещё шире, и Сергею невольно показалось, будто именно эти гнилые колодки и сдавили его ногу с той неимоверной силой, от которой ему чуть было не сделалось плохо.

   Чудовище откинуло бесформенную ткань в сторону и, щёлкнув зубами, медленно выбралось на поверхность. Это и впрямь был либо карлик, либо маленький ребёнок. Существо постоянно горбилось, и от этого определить его точный рост было проблематично. На первый взгляд оно возвышалось над скалами в одном уровне со Светкой, но из-за постоянно качающегося света всё в этой пещере казалось относительным и изменчивым.

   Кожа твари напрочь сгнила, а укрывавшая некогда тело одежда износилась и истрепалась до такой степени, что теперь больше походила на бесформенный клубок ткани, ниток, мышц и сухожилий. Запястья заканчивались уродливыми двупалыми клешнями, в одной из которых существо сжимало голенище Сергеева сапога. Оно было изрезано словно острым лезвием, а весь мех вывернулся наружу. Чудовище недовольно посматривало на свою добычу и утробно булькало, хотя под изодранным тряпьём, укрывавшим грудь монстра, вряд ли было что-то ещё, кроме прогнивших костей. Тем не менее, оно явно пыталось заговорить, а издаваемые звуки очень сильно походили на те, что Светка уже слышала от странной птицы в первый день своего пребывания в тайге.

   -Он, наверное, думал, что оторвал тебе ногу, - медленно произнёс дядя Дима и недобро усмехнулся. - Обознался гадёныш!

   Сергей ничего не ответил. Он только сглотнул комок боли и стал осторожно пятиться в сторону дочери.

   Светка медленно открыла рот и как можно скорее зажмурилась. Происходящее в данный момент никак не вязалось со здравым смыслом, и девочка уже слышала стук безумия в свою голову. Складывалось ощущение, будто на плечо вскарабкалась цирковая обезьянка и усердно колотила в свой барабан, стараясь привлечь к себе как можно больше внимания. Последнее что почувствовал ребёнок, прежде чем снова открыть глаза, это прикосновение чьих-то сильных рук, которые потянули его тело в неизвестном направлении.

  

   ГЛАВА 26.

  

   Светка быстро открыла глаза и тут же увидела мелькающие со всех сторон голубые огоньки. Поначалу девочка не придала этой картине особого значения, но когда поняла, что за каждой парой крохотных искр скрывается страшное, шипящее создание, поспешила зажмуриться, не в силах перебороть заслонивший разум страх. Она снова обнимала руками вздувающуюся от напряжения шею дяди Димы, который нёсся к спасительному выходу из этих ужасных подземелий, удерживая одной рукой её крохотное тельце.

   Фигура папы хромала позади, а ещё дальше, пригибаясь к самому полу, за ними пробиралось жуткое существо. Оно недовольно шипело и высекало длинными когтями искры из скал, что встречались на его пути. Голубые вспышки освещали осыпающиеся стены, которые буквально кишели монотонно движущимися тенями, не желавшими отставать от беглецов. Со всех сторон к страшной твари стекались всё новые полчища таких же ужасных чудовищ, которые перемещались буквально по головам друг друга, и Светке казалось, будто их и впрямь преследует армия, посланная с того света!

   -ВОТ И РОЖИЦА КРИВАЯ!!! - звучало в сознании девочки многоголосое эхо, от которого сердце начинало беспорядочно метаться по телу в поисках спасительной щёлки, в которую можно было бы забиться и переждать наступающий сзади ужас.

   -Сергей, давай скорее! - воскликнул силач и, высоко махнув рукой, отбил от своей головы спикировавшее с потолка существо.

   Раздался жуткий писк, и Светка увидела, как в соседнюю скалу ударилось голубое, пернатое тельце. Крылья разметались в стороны, однако птица не обратила внимания на своё повреждение и, перевернувшись со спины на живот, попыталась вцепиться в окровавленную ногу Сергея, как раз пробегавшего мимо.

   -Осторожно, снизу! - воскликнула девочка и принялась усердно размахивать руками, стараясь привлечь внимание отца, то и дело оглядывающегося назад.

   Сергей услышал крик дочери и быстро глянул вниз. Он не понял, что именно бросилось из темноты в его сторону, да особо и не горел желанием выяснять это. Одного взмаха здоровой ноги хватило для того, чтобы злобная тварь отлетела в сторону, и недовольно заворочалась в каменной крошке где-то далеко за скалами. Однако над головой всё отчётливее слышались взмахи всё новых и новых крыльев, стремительно целивших в головы своих жертв.

   Светка сжалась в трясущийся комок, и вскрикивала всякий раз, как в ушах раздавался стремительный свист пикирующих вниз тварей. Дядя Дима продолжал отмахиваться от них кулаками, но каждый раз это отнимало у него всё больше сил. Его запястья и ладони были рассечены в кровь острыми когтями, отчего каждое движение огромных рук сопровождалось дождём из бордовых капель. Из-за этого не иссекающего источника хищные существа приходили в состояние крайней эйфории и казались совершенно обезумевшими.

   Девочка втянула голову в плечи, стараясь уберечься от проносящихся мимо на огромной скорости крылатых тварей, и часто моргала ресницами, чувствуя, как в глаза летит мелкая крошка с расположенных поблизости скал. Светка старалась не смотреть по сторонам, потому что там происходило что-то поистине ужасное и необъяснимое. Казалось, что они и впрямь ввалились в логово к самому сатане, где намечался кровавый пир, и невольно сами превратились в лакомый десерт.

   Буквально из каждой трещины, ниши, расщелины выскакивали голубые монстры и тут же с остервенением бросались на бегущих мимо людей. Одни из них походили на обыкновенных лесных животных, только сильно обозлённых и что-то утробно булькающих. Да, они были очень неповоротливые, щетина на спине стояла дыбом, а в хищных глазах вращался синий свет - но это всё равно на первый взгляд были звери из крови и плоти.

   Однако в одних рядах с ними крались и совершенно неземные создания, вернее то, что от них осталось. Словно из музея сбежала выставка скелетов и разбрелась по всей округе, прячась от солнечных лучей и пытаясь, во что бы то ни стало, утолить многовековой голод. С чёрных рёбер свисали куски гнилой шкуры, сзади волочились разлагающиеся внутренности, переломанные конечности издавали при каждом шаге нестерпимый хруст, а в воздухе над всем этим скопом витал трупный смрад, от которого буквально сводило дыхание.

   Среди всего этого хаоса бесцельно бродили человеческие фигуры, наподобие той, что гналась за ними, только уже нормальных размеров и о чём-то друг с другом перешёптывались, словно споря, сколько ещё продержаться их гости. Слова считалки слегка поутихли, но противное шипение продолжало нестись со всех сторон, ещё сильнее сдавливая сознание девочки. Светка поначалу пыталась рассмотреть этих людей, но они предпочитали держаться в тени, будто всецело доверяли своей хищной живности, которая была просто обязана удовлетворить волю хозяев.

   В конце концов, девочка поняла, что больше не может наблюдать за всем этим безумием и отрешённо подняла взгляд вверх. Открывшаяся перед её глазами картина только ещё больше поразила сознание. Под сводом пещеры на канатовидных подвесах раскачивался огромный диск, со стороны напоминавший вогнутую лупу. Светка не могла точно оценить диаметр этого устройства, но оно был огромно и, казалось, занимало всё свободное пространство перед выходом, из-за которого так заманчиво падали солнечные лучи.

   Поверхность диска казалась матовой и совершенно не пропускающей свет. Внутри вращались мутные водовороты, распространяющиеся от периферии к центру, которые буквально притягивали к себе взгляд. От стен к этой лупе тянулись те самые трубки с тёмной жидкостью внутри, по которым путники совсем недавно поднимались вдоль мерцающего столба. Они оплетали наружную границу диска и как бы создавали декоративную окантовку. Жидкость стремительно вливалась внутрь гигантского устройства по одним сосудам и так же быстро отводилась от него другой группой переплетённых между собой трубок, словно создавая обширную сообщающуюся систему. Однако для чего именно она предназначалась, Светка понятия не имела. Девочка открыла рот и тихо позвала дядю Диму.

   Силач тут же отвлёкся от борьбы с кровожадными созданиями и посмотрел на ребёнка.

   -Дядя Дима, смотри! - и Светка указала пальцем на странный диск, размеренно качавшийся на подвесах под самым потолком. - Что это такое?

   Великан задрал голову вверх, и какое-то время просто смотрел на непонятное сооружение, после чего отбил ещё парочку реактивных снарядов, целивших ему в глаза, и покачал головой.

   -Не знаю, Свет! Вот выберемся наружу, задай этот вопрос своему папе, - дядя Дима неловко обернулся. - Как он там?

   Девочка тоже посмотрела назад и ужаснулась.

   Сергей бежал на полусогнутых ногах, сильно припадая на правый бок. На его изогнутую спину вскарабкалась неимоверно зубастая зверюга, чем-то напоминавшая суслика или бурундука, только больших размеров, с необычайно раздутыми боками, словно всё её тело изнутри разрывала неведомая сила. Существо грозно шипело и метило в раскачивающуюся на бегу шею своей жертвы. Сергей размахивал руками, пытаясь скинуть гадкое создание со своих плеч, но то ехидно извивалось и стремительно избегало предназначающиеся для него удары.

   -Папа! - воскликнула испуганная девочка и попыталась выскользнуть из цепких объятий дяди Димы.

   -Не останавливайся только! - махнул рукой Сергей, обращаясь к дяде Диме и совершенно не замечая тянущую к нему руки Светку. - Я сам разберусь! Дочь спасай!

   -Вот чёрт! - выругался силач, стараясь удержать вёрткого ребёнка. - Светка, а ну-ка прекрати! Слышишь?

   -Оно его укусит сейчас! - взмолилась девочка и посмотрела на великана глазами, полными отчаяния. - Дядя Дима, надо что-то сделать!

   -Сейчас я ему помогу! Ты только успокойся!

   Силач продолжал медленно пятится, прикрываясь локтём от всевозможной нечисти, неустанно напирающей со всех сторон. Он нерешительно посматривал то на друга, то на метавшуюся по его спине зверюгу и о чём-то усиленно соображал. В этот момент из темноты выскочило что-то вёрткое и стремительно бросилось под ноги Сергею. Он в последний раз махнул руками и повалился на пол. Сверху на него тут же налетела вереница злобных существ, и в какой-то миг человека стало совершенно не видно под извивающейся массой клыков и когтей.

   -Прочь отсюда! - слышался из-под кучи приглушённый голос Сергея. - Уходите! Слышишь, Димка, уводи Светку!

   Девочка громко взвизгнула и снова попыталась вывернуться, но ничего не вышло. Тогда она принялась, что есть мочи колотить кулаками по груди дяди Димы, от чего на его лице тут же появилась гримаса дикой боли.

   -Отпусти, слышишь! - кричала Светка, словно озверевший зайчонок и вновь обрушивала на силача всю свою злобу и отчаяние. - Ему надо помочь! Они ведь его искусают до смерти!

   Дядя Дима остановился и нерешительно двинулся в сторону беснующейся голубой кучи, от которой раздавалось злобное шипение, но тут же замер и снова стал отступать в сторону выхода.

   Светка уже не говорила, а просто визжала на всю пещеру, отчего даже некоторые летучие хищники просто так пролетали мимо голов людей, словно не решаясь атаковать. Девочка не могла точно охарактеризовать то чувство, которое сейчас целиком завладело её сознанием. Это была вереница последовательно сменяющих друг друга эмоций, однако они пролетали перед глазами настолько быстро, что не удавалось сосредоточиться хотя бы на одной из них. Это были и жалость, и злость, и отчаяние, и безутешное горе, и желание покончить со всем прямо сейчас!..

   -Светка, прости меня, но я обещал ему, что выведу тебя, - раздался откуда-то со стороны приглушённый голос дядя Димы, и девочка в ту же секунду поняла, что они снова продвигаются в сторону выхода, бросив папу на произвол судьбы.

   Светка, что было сил, вцепилась ногтями в плечи силача и старалась ткнуть его как можно сильнее коленкой в больной бок! Однако великан то ли ничего не чувствовал, то ли просто так мужественно сдерживал собственные эмоции - он продолжал монотонно двигаться в сторону всё сильнее разгоравшегося света и при этом не издавал ни единого звука.

   Атаки с воздуха прекратились так же внезапно, как и начались. Страшное шипение тоже затихло и в какой-то момент Светке показалось, что всё только что произошедшее с ними ей просто показалось. Девочка приоткрыла заплаканные глаза и ожидала увидеть перед собой хромающую фигуру отца, однако вместо этого её взору открылся ещё один диск, висевший под потолком напротив первого. Он был значительно меньших размеров, но всё равно впечатлял. К нему подходили тонкие трубки и так же окутывали наружную поверхность.

   Светка недовольно поморщилась - сейчас ей было совершенно не до открытий. Она продолжала всматриваться во вращающийся перед глазами сумрак, но так и не могла хоть что-то разглядеть. От небывалого напряжения на тёмном фоне закружились серые точки и зигзаги. Девочка потупила взор и принялась еле слышно всхлипывать.

   Дядя Дима наконец остановился и обернулся назад. Их больше никто не преследовал, и силач только сейчас поморщился и стряхнул с локтей продолжавшую сочиться кровь. Он присел на одно колено и опустил Светку на пол. Девочка тут же дёрнулась в обратную сторону, но силач предусмотрительно не выпускал её руку.

   -Пусти! - гневно воскликнула Светка, отчего её испачканное кровью и грязью личико приняло воинственное выражение. - Какой ты солдат, если папу бросил! Нужно вернуться за ним!

   Дядя Дима никак не прореагировал на эти обвинения и только грустно покачал головой. Он медленно ощупал свой бок и, поморщившись от нескончаемой боли, посмотрел на трясущуюся девочку.

   -Прости, Света, но я не могу позволить этим тварям схватить ещё и тебя, - он глубоко вздохнул и покачал головой. Грязь стекала по его потным щекам и скапливалась на шее бесформенными кляксами. Ватник растрепался ещё больше и напрочь лишился подкладки, которую утащило во тьму одно из прожорливых чудовищ.

   -Ты просто боишься! - топнула ногой девочка и тут же почувствовала, как до этого медленно выступавшие на глаза слёзы начинают её стремительно душить. - Боишься бороться с этими тварями! Так и признайся!

   Дядя Дима поднялся с колена и, оглядевшись по сторонам, потянул Светку за собой.

   -Идём, - тихо скомандовал он и медленно направился к выходу. - Я отведу тебя в деревню и вернусь за ним.

   Девочка попыталась сопротивляться, но поняв бесполезность всех своих усилий, нехотя признала очередное поражение.

   -Папа бы никогда так с тобой не поступил! - кричала она, задыхаясь от продолжавших стекать по щекам слёз. - Он же твой друг! Ну почему ты не хочешь помочь?

   -Света, я не могу оставить тебя одну, - терпеливо отвечал силач и громко сопел, словно эти слова давались ему с превеликим трудом. - И не могу тащить за собой обратно в гущу этих тварей. Ты должна понять, что я должен сначала вывести тебя, а уж потом и спасать друга, - он резко замолчал и, глянув вверх, заметил уже третий диск под потолком ещё меньших размеров. - Что же это за дрянь такая тут кругом?

   -Что они с ним сделают? - причитала девочка, с трудом переставляя ватные ноги и то и дело оглядываясь назад. Видневшийся впереди яркий свет совершенно не занимал её внимания, словно вдруг сделался блеклым и нежеланным.

   -Свет, - тихо произнёс дядя Дима и снова остановился. Он присел, чтобы лучше видеть лицо девочки и продолжил: - Не думаю, что они ему что-то сразу сделают, - он замолчал, подыскивая верные слова, и нервно притронулся согнутыми в кулак пальцами к дрожащим губам. - Я не спец во всех этих зверюгах, как твой отец. Вернее, честно говоря, я совершенно не представляю, что именно тут такое творится. Однако мне думается, что схватили его вовсе не для того чтобы просто убить. По крайней мере, если что-то и случиться, то не сразу. А за это время я что-нибудь обязательно придумаю, - силач попытался уверенно кивнуть и облизал вмиг пересохшие губы. - Ты только доверься мне и давай выбираться отсюда.

   Дядя Дима отпустил руку Светки, словно приглашая её самостоятельно сделать выбор. Девочка осталась стоять на месте и жалобно шмыгать влажным носом.

   -Ну вот и хорошо, - кивнул силач и поднялся на ноги. - Странно, почему они от нас отстали? Неужели и впрямь солнечного света испугались? - дядя Дима обернулся на яркий свет, бьющий через узкую трещину в скале, и прищурился, чувствуя как привыкшие к темноте глаза обильно заслезились.

   Светка не обратила на эти слова внимания и продолжала медленно раскачиваться на гудящих от напряжения ногах. Икры сводила мечущаяся из стороны в сторону паника, отчего коленки то и дело подгибались, и хотелось сесть прямо на пол.

   Из-за ослепляющего света великан не сразу заметил, что выход заслонила невысокая тень. Он быстро стёр тыльной стороной руки со лба остатки пота и отведя ладонь от лица, прикрыл ею мешающие смотреть лучи.

   Перед ним на серых, крошащихся скалах стоял Чесноков и зловеще улыбался. Вернее это был не сам милиционер, а кто-то очень сильно его напоминавший или бывший им ранее. Кожа на лице подёрнулась серебристой крошкой, а глаза сияли голубым светом. Искривлённые в усмешке губы еле заметно дрожали, демонстрируя на всеобщее обозрение ровные ряды мелких и необычайно острых зубов. По подбородку стекала вязкая жидкость и тяжёлыми каплями капала под ноги. Волосы на угловатой голове слиплись и больше походили на засаленный парик с редкими проплешинами.

   Дядя Дима, не ожидавший увидеть перед собой нечто подобное, медленно отступил к Светке и опустил руку, пальцы которой сами собой сжались в кулак. Девочка тоже смотрела на бывшего участкового широко открытыми глазами, а с её дрожащих губ неслась нескончаемая вереница слов:

   -Точка, точка, запятая...

   Чесноков улыбнулся ещё шире и сделал шаг навстречу. Всё его тело передёрнулось и заскрипело, словно целиком состояло из шарниров и остатков раздробленных костей.

   -Вышла рожица кривая...

   Он отставил одну ногу вперёд и, облокотившись о колено, протянул свободную руку в сторону дяди Димы, продолжавшего медленно отступать, пряча трясущуюся девочку за своей широкой спиной.

   -Палка, палка, огуречик... - продолжала шептать Светка, стараясь не только не смотреть по сторонам, но и не обращать внимания на противный хруст конечностей, стоявшего на пути лже-Чеснокова.

   -Вот и вышел человечек! - прошипел участковый, и улыбка на его перекошенном лице заняла всё пространство от уха, до уха, отчего кожа на губах тут же потрескалась, обнажив тёмно-синие мышцы.

   Силач невольно перекрестился, понимая, что ничто на этом свете не смогло бы выкинуть ничего подобного с собственным лицом, и отступил ещё на шаг. Он снова схватил Светку за руку, опасаясь как бы нервы ребёнка окончательно не сдали, и почувствовал, что по всему её телу гуляет сильная судорога.

   -Как это трогательно, - снова зашипело подобие Чеснокова, - друг заботится о дочери лучшего друга, так печально сгинувшего в пучине мрака, - протянутая рука нетерпеливо задрожала, отчего длинные когти мелодично зазвенели, касаясь друг друга.

   -Ты-то что ещё за дрянь такая? - нерешительно проговорил силач, опасливо посматривая на тянущуюся к нему ужасную пятерню.

   -Как так? - удивился милиционер, и улыбка тут же пропала с его голубого лица. - Неужели не узнал?

   -Да разве вас всех упомнишь, - дядя Дима оглянулся на притихшую позади Светку и сильнее сжал холодные пальчики, замершие в его огромной ладони. - Кто вы такие? Зомби? Вурдалаки? Вампиры?

   Чесноков какое-то время молчал, словно обдумывая каждое услышанное им только что слово, после чего резко выпрямился, отчего его тело снова заунывно скрипнуло и перекосилось на один бок, будто вместо позвоночника оно опиралось на гнутую арматуру. Пещеру наполнил хриплый смех, от которого под потолком зародилось такое же неприятное эхо, тут же бросившееся бродить по тёмным углам, отражаясь ото всего подряд.

   -А ты и впрямь смешной! - участковый смахнул синим когтем скатившуюся по щеке слезу, отчего на коже остался глубокий порез. - Чёрт, какие же вы людишки всё-таки непрочные! - существо недовольно зашипело и снова забренчало когтями.

   -Чёртовы солдафоны, - тихо выругался силач и помотал головой, словно желая прогнать прочь весь этот ужас и непонимание происходящего. - Не думал, что так когда-нибудь скажу.

   -А ты говори, - снова улыбнулся Чесноков. - Не стесняйся, ведь нам теперь долго вместе жить. Так что не мешало и впрямь малость чего узнать друг о друге, а?

   -Что тут за эксперименты творятся? - с вызовом проговорил дядя Дима, смотря прямо в голубой свет, льющийся из глаз милиционера. - Ведь это всё военные, так?

   -Военные? - клацнул зубами Чесноков. - Да ты и впрямь туповат, однако. Не понимаю, как только тебе ребёнка доверили. Лучше бы тебя заловили, а не того, другого.

   -Давай только без наездов.

   -Стал бы я ждать тут военных, будь это ваши земные задумки, - покачал головой участковый. - Нет, это всё моё, - он поднял руки и обвёл ими пространство над головой. - Пока я вынужден оставаться в этом лесу - он мой и живёт только по моим законам.

   -Звучит как бред сумасшедшего, - медленно произнёс дядя Дима и для убедительности кивнул головой.

   -Бред? - шея Чеснокова выгнулась под необычным углом, отчего из-под кожи высунулась не то кость, не то некое её подобие. - В прочем называй, как хочешь, сути дела это всё равно не изменит, - милиционер прикоснулся когтем к шее и изучил произошедшее. Он снова недовольно зашипел и вернул голове первоначальное положение. - Просто мне нужны люди. Много людей!

   -И зачем же? - силач пожал плечами и указал пальцем на существо. - Что бы делать вот таких гадов, от которых никакой пользы нет?

   -Вот были бы вы умнее, то давно уже догадались, что это только побочный продукт, - милиционер самодовольно улыбнулся и медленно засунул пальцем сломанную на шее кость обратно под кожу. - Мне нужна только небольшая часть вашего организма, ради извлечения которой совсем не обязательно убивать тело полностью. Тем более благодаря моей технологии, я получаю безотказных рабов, которые делают все, не задумываясь, и, к тому же, не просят ничего взамен...

   -Да, а ещё их хрен придушишь! - лаконично произнёс силач и ещё сильнее сжал кулак на свободной руке.

   -Поверь, я старался, - Чесноков осторожно кивнул, словно опасаясь поломать ещё что-то в своём неподатливом теле. - Когда я всё же смогу вернуться домой, может оставить вам новую расу? Расу, которая будет устойчива ко всему на этой планете, даже к смерти. Подумай только, в этом случае вам не придётся всю жизнь думать о неизбежности и молиться фантомным богам, чтобы они не прогневались, и не подвергли бы вас под землёй вечным мукам! - раздался противный смешок, и существо неловко пожало плечами.

   -Предлагаешь нам превратиться в кровожадных монстров? - усмехнулся в ответ силач и покачал головой. - Знаешь, что бы за тварь ты не был, но мозгов у тебя не многим больше чем у людей. Может ты и построил это, - он обернулся и указал на огромные диски, раскачивающиеся под потолком. - Но то, что ты при этом творишь, заставляет меня склониться к тому, что ты просто зубастая зверюга, которую давно уже пора проучить!

   -Смелое заявление, - кивнул Чесноков и медленно поднял руки над головой. - А это видел?

   И буквально за долю секунды мерцавшая на конусе столба искра сорвалась со своего места и со скоростью реактивного снаряда устремилась в центр самого большого диска. На мгновение его мутная поверхность, с вращающимся внутри водоворотом дрогнула, после чего с другой стороны вырвался ослепительный луч света, перед которым, казалось, расступились даже стены пещеры.

  

   ГЛАВА 27.

  

   Огромный диск издал протяжный стон, от которого качнулся спёртый воздух и задрожал пол под ногами. Светка почувствовала, как сверху на неё обрушилось тяжёлое тело дяди Димы, стремясь укрыть беззащитного ребёнка от новой угрозы. Голова при этом буквально разорвалась от нестерпимой боли, заслонившей на миг все мысли и чувства девочки, а в груди, прямо под сердцем, сильно закололо. Она с трудом разлепила веки и выглянула из-под силача пытаясь понять, что же происходит вокруг.

   Свет поутих, но только на секунду, для того чтобы собраться с силами и вспыхнуть ещё ярче. В эту мимолётную паузу девочка заметила, что огромный диск сильно вибрировал на гибких подвесах и от незаметных глазу колебаний его края выглядели размытыми. Внутри него стремительно вращался бордовый водоворот, а подходившие по краям трубки буквально выпрямились от неимоверного напора, циркулировавшей по ним жидкости. Казалось, что маленькая голубая искра сыграла роль зажигания, приведя в действие какой-то незнакомый механизм.

   Тем временем бордовая воронка стекла к центру диска и сжалась, образовав новую искру. Она была больших размеров и громко шипела, словно масло на сковородке. Однако всё происходило так быстро, что Светка не успела даже толком удивиться, как пляшущий огонёк оторвался от поверхности и с шипением перебросился на соседний диск, отчего пещеру осветила новая вспышка. Девочка снова зажмурилась, но свет был настолько ярким, что лучи прошивали веки насквозь и злобно ударяли прямо в мозг, порождая нестерпимую боль.

   Светка взвыла, но из-за громкого шипения, лившегося сверху, её возглас так и не был услышан. Через пару секунд свет снова погас, однако девочка всё не решалась открыть глаза, боясь новых впечатлений. Над её головой медленно зашевелился дядя Дима и что-то злобно проворчал. Светка наконец решилась осмотреться и осторожно приоткрыла ресницы. Однако перед глазами плыли только огромные жёлтые круги с оранжевыми краями, словно реальный мир враз перестал существовать.

   -Дядя Дима, что это? - прошептала девочка и попыталась ощупать своё лицо, словно оно было покрыто невесомой пеленой.

   -Это от яркого света, - послышался рядом недовольный голос силача, который, похоже, испытывал те же самые чувства, что и ребёнок. - Сейчас пройдёт.

   Светка опасливо кивнула и отдёрнула пальцы от головы.

   -Точка, точка, запятая... - послышалось откуда-то со стороны, и девочка почувствовала, как сразу же напряглось всё её тело. - Вот и рожица кривая!.. - раздался довольный смешок, и в тот же миг пространство вокруг склонившихся людей вспыхнуло в третий раз.

   Светка тут же забыла про страшное существо, продолжавшее нашёптывать её считалочку и, что было сил, обхватила голову руками, пытаясь спастись от непонятного устройства, готовившегося совершить какую-то страшную работу. Буря снова стихла, оставив после себя приглушённое шипение, к которому на сей раз добавился ещё и знакомый гул. Девочка почувствовала, как зашевелились под шапочкой её волосы, и тут же открыла глаза. Зрение вернулось, и Светка ощутила дрожь, увидев ту картину, что простиралась под потолком некогда тёмной пещеры.

   Все три диска дрожали на подвесах, издавая тот самый гуд, что до этого исходил от голубого столба. Воронки на их поверхностях раскрутились до такой степени, что за ними было невозможно уследить глазами и превратились в мерцающие сгустки лилового света. Голубая искра недовольно отрывалась от самого маленького диска, подвешенного у выхода, и, казалось, вот-вот вылетит наружу. Она резко дёргалась из стороны в сторону, словно не желая выбираться из пещеры, но какая-то неведомая сила упорно выпихивала её прочь.

   Однако поразило разум девочки вовсе не это, а огромное спиральное облако, растянувшееся через всю пещеру, от голубого столба, до крохотной искры, продолжавшей плясать у выхода. Синяя дымка взлетала под самый потолок, соприкасалась там с мерцающими дисками и начинала усиленно раскручиваться, приобретая форму гигантской воронки, конус которой упрямо целил в сторону одинокого огонька. Фронт голубой массы отбрасывался по инерции к стенам и окутывал уродливые скалы молочной пеленой, образуя над крошащимися пиками миниатюрные торнадо.

   Светка открыла рот и осторожно прикоснулась пальцами к проносящимся мимо неё облакам. Она совершенно не испытывала страх по отношению к этому непонятному процессу и чувствовала, как всё сильнее неизвестность тянет её к себе. Девочка поднялась на трясущиеся ноги и сделала неуверенный шаг в сторону вращающейся спирали, ощущая в кончиках пальцев еле заметное покалывание. Светка снова подняла руку и увидела, как в месте соприкосновения её ладони с голубым сгустком тут же заплясали яркие искры. Девочка невольно подалась назад и тут же поняла, что за другую руку её кто-то держит.

   -Что, эмоции немного не те? - раздался совсем рядом шипящий голос Чеснокова, отчего девочка вздрогнула и медленно обернулась, боясь даже посмотреть на то, что сжимало её запястье.

   "Как же это так? - пронеслось в голове Светки. - Я ведь никуда не отходила, да и дядя Дима постоянно был рядом..."

   Однако её опасениям не суждено было сбыться: рядом по-прежнему находился здоровяк и именно он сжимал в своей огромной пятерне миниатюрную руку девочки. Милиционер оставался напротив выхода, однако намного ближе, чем прежде. Светка глянула на дядю Диму, но тот, казалось, не замечал присутствия Чеснокова и продолжал смотреть на бушующий под потолком голубой ураган. Девочка отметила, что силы попытавшиеся было вновь завладеть её разумом, быстро ослабли, однако из-за чего именно это произошло, она не знала. Вряд ли её сознание могло само справиться с этим безумием, скорее всего ужасный монстр, принявший облик участкового просто хотел продемонстрировать свою силу, и надо признать, вышло это у него довольно эффектно.

   Светка осторожно дёрнула силача за палец и посмотрела, как тот медленно приходит в себя.

   -Всё хорошо, - кивнул он, не ослабляя хватки и продолжая игнорировать зубастого Чеснокова. - Я просто зрелищем любуюсь.

   -Ну и как оно тебе? - прошептал милиционер и осторожно подвинулся ближе. - Ведь оно того стоит?

   -Чего? - не понял дядя Дима. - Ты, наверное, хотел сказать: стоит жизни? Ведь это самая настоящая ловушка.

   -Так я и не утверждаю обратного, - существо пожало плечами и снова жутко улыбнулось во весь рот. - Это только лишь необходимость, для того чтобы вырваться из вашего примитивного мира. Я не забираю жизнь просто так. Я даже сохраняю её, пусть и слегка видоизменённой. Меня нельзя назвать убийцей или захватчиком, я просто хочу улететь к себе. И возьму ровно столько человек сколько мне нужно для того чтобы починить мой корабль. Ни больше, ни меньше.

   -Корабль? - переспросил силач и осторожно ещё раз посмотрел на странное устройство под потолком. - Так ты пришелец что ли?

   -Называйте меня лучше гостем, - Чесноков склонил голову и приложил когтистый палец к подбородку. - Более ста лет назад я был вынужден приземлиться на вашей убогой планетке, но надо признать, я не рассчитывал задержаться тут так надолго.

   -А по-моему ты меня просто дуришь, - тихо произнёс дядя Дима и принялся медленно обходить участкового, таща ничего не понимающую Светку за собой.

   -Мне незачем это делать, - обиженно произнёс Чесноков и снова поднял руки, отчего, словно ожидавший этого ураган, стремительно ринулся из пещеры. - Разве ваш примитивный мозг сможет создать нечто подобное?

   Светка почувствовала, как её ноги скользят по шершавому полу пещеры, а всё тело медленно движется вслед за спиральным облаком в сторону выхода. Она попыталась уцепиться за руку силача, но тот тоже был не в силах устоять на месте и неуклюже размахивал свободной рукой, пытаясь сохранить равновесие.

   -Что происходит? - взвизгнула девочка, и чуть было не оглохла от звука собственного голоса, отразившегося от неровных стен многократным эхом.

   Только сейчас Светка окончательно заметила, что никакого ветра не было и в помине, так же как и шума проносящегося мимо неё воздуха. Спиральное облако просто окутывало тела людей плотной оболочкой из синих искр и утягивало за собой, заставляя ноги двигаться, не зависимо от воли хозяина. Голова при этом, как ни странно, оставалась совершенно ясной, будто всё происходило во сне. Девочка, ничего не понимая, смотрела по сторонам, словно ища на скалах выключатель, способный прекратить это затянувшееся безумие.

   -Я думаю, теперь вам понятно, что от меня невозможно убежать, - лаконично произнёс Чесноков, наблюдая за попытками своих пленников освободиться от действия невидимых сил. - И теперь мы, несомненно, найдём общий язык.

   -Я думал, что тебе только моя шкура нужна! - зло произнёс силач и напряг ноги так, что даже на лбу вздулись вены. - Что, вкусы поменялись?

   -Вроде того, - кивнул участковый и поманил великана к себе.

   Дядя Дима неуверенно шагнул вперёд и ничего не понимая уставился на свои ноги, которые так нагло вдруг перестали его слушаться.

   -Что за чёрт! - вырвалось из его горла, и он испуганно посмотрел на Светку, которая так же ничего не могла поделать с собственными конечностями.

   -Именно поэтому, как ты сам заметил, меня до сих пор никто и не смог проучить, - Чесноков расплылся в очередной самодовольной улыбке, отчего зубы в его пасти противно скрипнули. - Как видишь - это довольно проблематично сделать.

   -Чего тебе надо? - быстро спросил великан и тут же почувствовал, что его больше ничто не тянет к ужасному существу.

   -Вот это другой разговор, - участковый довольно кивнул головой, и поток света тут же вернулся на место и принялся, как и раньше вращаться под потолком.

   Светка посмотрела на свои руки и увидела, как плясавшие до этого искры медленно угасли и не спеша спускались к её ногам в виде тёмно-синих кристаллов. Они нерешительно оседали на скалы и тут же разваливались на бесформенные серые кучки, издалека похожие на золу. Девочка размеренно хлопала ресницами и не в силах оторваться от этого захватывающего зрелища снова шептала свою считалочку.

   -Предлагаю сделку, - медленно произнёс Чесноков, и улыбка сразу же пропала с его лица. - И я думаю, она тебя очень сильно заинтересует.

   -Даже теряюсь в догадках, чего ещё от меня такого можно получить, - пожал плечами дядя Дима.

   -Кое-что есть, - нетерпеливо кивнуло существо, от чего голубой свет в его глазах резко вспыхнул и принялся вращаться, наподобие гигантской воронки под потолком, словно желая разрастись до её размеров.

   -Ребёнка ты не получишь, - холодно произнёс силач и шагнул вперёд желая укрыть девочку за своей спиной. - Только через мой труп.

   -Ребёнка? - переспросил милиционер и тут же качнул головой. - Я же говорил, что он слишком мал. Пускай сначала подрастёт, а иначе от него никакого толку, - послышался смешок и существо нагло улыбнулось. - Да и к тому же если он и впрямь был мне нужен, спрашивать я бы не стал. Это уж точно.

   -Да? А кишка не тонка?

   -Похоже, я и впрямь оставил не того, - зло прошипел Чесноков и его глаза завращались ещё стремительнее. - Только время теряю.

   -Ладно, я всё понял, - махнул рукой дядя Дима. - Договаривай.

   Участковый какое-то время продолжал недовольно шипеть, но затем видимо переборол злость и медленно заговорил:

   -Я отпущу тебя домой, но взамен, ты должен будешь привести мне ещё людей. Так сказать, организовать новую экспедицию в мой лес, - существо сделала выразительную паузу, давая возможность человеку обдумать суть предложения, после чего снова захрипело: - Можешь даже привести военных, я буду только рад, лишь бы их было очень много, - Чесноков мелко затрясся, словно уже представлял в мыслях предстоящую в этом случае расправу, но тут же взял себя в руки и продолжил: - Хотя тебе вряд ли кто-то поверит, особенно если будешь плести про всё это! - он обвёл руками пространство вокруг себя и надрывно засопел.

   -Я понял, - кивнул силач. - Нужны люди - будут тебе люди. Нужно много - достанем много. Это всё?

   -Вроде того. Только сам, наверное, понимаешь, что мне нужны гарантии.

   -Ага, боишься, что кину тебя и не вернусь?

   -Ты можешь и не возвращаться - главное чтобы прибыла экспедиция, - участковый замолчал и принялся поглаживать острым когтем дрожащий подбородок.

   -Тогда о каких гарантиях ты говоришь?

   Повисла секундная тишина, во время которой пещеру заполнял только размеренный гул вращающегося урагана и напряжённое дыхание человека.

   -Ребёнок останется здесь, - сухо выдохнуло существо и резко опустило руку, отчего на лице остался ещё один шрам.

   Дядя Дима напрягся и медленно отступил назад.

   -Так, - растянуто проговорил он, прижимая к себе трясущуюся Светку. - Похоже у нас недопонимания. Я ведь уже сказал, что не отдам тебе девочку.

   -И не надо, - безразлично отмахнулся Чесноков. - Оставь её в деревне, где жил этот проклятый старик! - существо передёрнулось всем телом, словно наступило во что-то мерзкое и липкое. - Можете идти.

   -Значит, можем, - усмехнулся силач.

   -Дядя Дима, - прошептала из-за спины великана напуганная ходом этого ужасного разговора Светка. - Не оставляй меня с ним, пожалуйста! Он врёт, я просто уверена что врёт! - она вцепилась руками в ватник взрослого человека и старалась вложить в собственные слова, срывавшиеся с губ непрерывным потоком, как можно больше смысла, в надежде, что дядя Дима не поверит страшной зверюге.

   -Да я знаю, что врёт, - кивнул силач и наклонился к испуганной девочке. - Но ты не бойся, я тебя ему не оставлю.

   -Честно? - в отчаянии выдохнула Светка и, не ожидая ответа, обняла ногу великана.

   -Я же обещал...

   Сзади раздалось недовольное шипение и звон металла. Дядя Дима тут же выпрямился и снова посмотрел на Чеснокова. Существо ехидно скалилось, и хлопало в ладоши. Холодный стальной звук возникал в тот момент, когда когти на его пальцах соприкасались, и разлетался в пространстве, неся с собой ещё большее ощущение страха.

   -Как это трогательно, - хрипло выдохнул участковый и качнул острыми зубами. - Всё-таки ваша духовность заставляет обратить на себя внимание. Стоит признать, что ничего подобного я ещё не видывал.

   -Что же, - усмехнулся силач, - твои сородичи давно наплевали друг на друга? Хотя, если учесть ваши принципы, это вполне закономерно. Подобные тебе монстры, как правило, держаться поодиночке. Ну или стаями, в которых один хрен, каждый сам за себя.

   -Не тебе судить наш устой, - злобно зашипел милиционер, и когти на его руках сразу напряглись. - Вы, люди, и сами не далеко ушли от первобытных начал.

   -Это как же так?

   -Вы убиваете, чтобы жить, - существо самодовольно кивнуло. - Убиваете, чтобы есть. И даже не брезгуете убивать просто так. Ради развлечения. А это тупик. Монстры - это вы и никак уж не я, - последовала пауза, поле которой снова раздалось злобное шипение. - К тому же после того как один из вас обрёк меня на одиночество, я был вправе потребовать компенсацию за полученный ущерб.

   -О чём это ты? - не понял дядя Дима и вопросительно глянул в постепенно затухающие глаза.

   -Я о том, - тяжело выдохнуло существо и снова загремело когтями, - что один из ваших, убил одного из моих. Однако я не стал мстить. А это, заметь, очень благородно.

   -Так это ты про того гада, что без головы остался? - пожал плечами великан. - Прости, я не знал, что он твой родственник. Да и к тому же он первый полез...

   Чесноков резко поднял руку, прерывая человека и странно захлюпал, словно ему что-то мешало говорить. Ураган под потолком еле заметно дрогнул, но остался на месте и только закружился с ещё большей силой.

   -Ты убил себе подобного, - наконец похрипело существо. - Но оставим эту больную тему. Так как на счёт моего предложения?

   -А никак, - покачал головой дядя Дима. - Без девочки я отсюда не уйду.

   Милиционер скривил уродливые губы и наклонил набок голову, отчего сделался похож на любопытного попугая.

   -Хорошо. Что предлагаешь ты?

   Силач улыбнулся и покачал головой.

   -Ничего невозможного для тебя. Я ухожу с девочкой, а вместо неё ты оставляешь у себя её отца. Живым и невредимым, без всех этих твоих спецэффектов. Лады?

   Чесноков какое-то время молчал, только изредка вздрагивая и издавая непонятные гортанные звуки, словно его мучала икота.

   Светка недовольно пихнула сзади дядю Диму, и когда тот обернулся, злобно глянула в его глаза.

   -Так нужно, - кивнул великан и попытался изобразить на губах улыбку. - Я его тут не оставлю, поверь мне. Просто так нужно, - он снова отвернулся к продолжавшему раздумывать существу, оставив девочку наедине с собственными мыслями и страхами.

   -Как-то странно всё выходит, - наконец растянуто произнёс Чесноков и недовольно глянул на своего собеседника. - Ведь он и так у меня.

   -Верно. Но если ты так тонко разбираешься в наших чувствах, то должен тогда знать, что кроме злости и повадок хищника, человеку ещё свойственны такие черты, как благородство, самопожертвование, наконец, дружба.

   Участковый перекинул неподатливую голову на другое плечо и снова задумался, по всей видимости, определяя значение незнакомых ему слов.

   -Или ты так глубоко не вдавался? - усмехнулся силач. - Ведь твои интересы начинаются сразу же под шкурой или кожей.

   -Не смешно, - зашипел Чесноков и его глаза снова принялись злобно вращаться. - Да, ваша психология большая загадка. Своего рода нерешённый ребус. Даже страшно блуждать по вашему сознанию, потому что оно напоминает лабиринт, в котором можно сгинуть навеки.

   -Думай проще: человеческая душа - потёмки!

   Существо переварило услышанный афоризм и сухо хихикнуло.

   -Да, всё же с вами не соскучишься, - голова выпрямилась, и из-за губ показались острые резцы. - Так и быть. Твой дружок пока поживёт. Но я всё же советую тебе вернуться, потому что в противном случае его ожидает... Постоянно забываю, как это у вас называется?

   -Муки вечные? - холодно проговорил силач и крепче сжал пальцы девочки, удерживая ту от излишних эмоций.

   -Вот-вот, - довольно кивнуло существо и улыбнулось ещё шире. - Рад, что мы друг друга понимаем.

   -А вот я как-то не очень, - вздохнул дядя Дима. - Так значит, мы можем идти?

   -Конечно, - Чесноков хищно отступил от выхода и по-хозяйски простёр руки в сторону яркого света, пробивавшегося между скал. - Только прошу вас поторопиться, потому что... мало ли что...

   -Я думал, мы договорились, - напрягся дядя Дима.

   -Мы-то договорились, - зашипел участковый. - Но вас могут опередить.

   -Кто? - не понял силач. - Или ты ещё с кем договорился?

   Милиционер еле заметно качнул головой и задумчиво поковырял длинным когтем в зубах.

   -Совсем не обязательно. Хотя, честно говоря, до вас мало кто соглашался, - существо разочарованно моргнула голубыми глазами, но тут же отвлеклось от неприятных мыслей. - Ну там просто прижать было нечем, сам понимаешь. А ваш случай - просто идеален. Отец с дочерью и лучшим другом... Что может быть прекраснее.

   -Да уж, тут сам Бог велел ультиматум сочинять.

   -Согласен. Но когда-то и мне должно было повезти, - Чесноков хихикнул и тут же добавил: - А вот чисто случайно кто-нибудь вполне может пожаловать и в этом случае я не могу гарантировать, что условия нашей сделки осунуться прежними, - он задумался и тут же медленно выговорил: - Это называется "се ля ви".

   -Понятно всё с тобой, - дядя Дима старался говорить сдержанно, хотя было отчётливо заметно, что его буквально разрывают на части различные эмоции. - Но всё же рискнём. Чем чёрт не шутит!

   -Вот и хорошо. Кстати, - участковый убрал когти от своего лица и совсем по-человечески поджал губы, - вертолёт уже исправен. Так что проблем не будет. А дорогу я вам укажу, так и быть.

   Великан хотел сказать что-то в ответ, но не успел этого сделать. Существо снова подняло руки, отчего спиральная воронка под потолком содрогнулась и ринулась вон из пещеры. Искра на поверхности малого диска еле заметно дрогнула и налилась бордовым цветом. Она нерешительно качнулась вслед за стремительным потоком, но так и не оторвалась от своего места, оставшись судорожно плясать над самым выходом.

   Краем глаза Светка увидела, что над её телом снова закружили голубые огоньки и испуганно попятилась. Однако сжимавшая её взмокшие от пота пальцы рука не позволила этого сделать. Девочка посмотрела на возвышавшегося рядом дядю Диму, который оставался спокойным, словно происходящее вокруг никоим образом его не касалось. Над огромной фигурой силача так же плясали хороводы ярких искр, которые сталкивались под влиянием раскручивающегося потока между собой и недовольно трещали.

   Светка протянула руку вперёд и попыталась прорвать образовывавшуюся вокруг себя оболочку, однако дрожащий пузырь отпрянул от пальцев ребёнка, словно опасаясь возможного прикосновения.

   -А вот этого делать не стоит, - сухо произнёс Чесноков и покачал пальцем, словно призывая девочку не шалить.

   Светка испуганно отдёрнула руку и поспешила скрыться от леденящего взгляда страшного существа за широкой спиной великана. Было странно, но обе их оболочки беспрепятственно проникали одна в другую, не испытывая видимых проблем, словно представляли собой одно целое. При этом происходило тихое шипение, а на границе пузырей сверкали миниатюрные молнии, словно внутри пещеры встречались два однородных атмосферных фронта.

   Не желая больше оставаться на месте, дядя Дима сделал осторожный шаг и медленно направился в сторону выхода. Голубой поток стремительно обтекал его фигуру, высекая из прозрачной оболочки синие искры, и уносился наружу.

   Светка почувствовала, что от всего этого движения у неё сильно кружиться голова и только ещё сильнее вцепилась в ладонь силача. Она осторожно переступала через нагромождения скал, то и дело выраставшие под ногами и щурилась от яркого света, бьющего по глазам из узкой расщелины впереди. Казалось, что недавний кошмар вот-вот закончится, однако даже от осознания этого, на душе не становилось легче. Девочка продолжала оглядываться назад, рассчитывая увидеть папину фигуру, но перед глазами плыла только голубая дымка, и где-то на противоположном конце пещеры продолжал безучастно мерцать столб света.

   Светка грустно вздохнула и почувствовала в груди щекочущую пустоту, от которой тут же задрожали губы и зачесались глаза. Девочка поняла, что сейчас расплачется, но в коей-то веки у неё ничего не вышло. За последние сутки она уже столько всего натерпелась, что, похоже, выплакала все слёзы и теперь лишь глупо мычала, да задыхалась от нестерпимых всхлипов, зарождавшихся глубоко в груди и стремительно вырывавшихся наружу.

   Шмыгая носом, девочка безразлично шла за дядей Димой, не желая больше смотреть по сторонам. Она только на мгновения сбавила шаг, проходя мимо лже-Чеснокова, но посмотреть во вращающиеся глаза страшного существа так и не решилась.

   Силач замер у выхода и нерешительно ступил в продолжавшую кружиться пелену. Его оболочка задрожала и растянулась в сверкающий эллипс, утягивающийся сгустком странной материи наружу. Дядя Дима крякнул и вышел из пещеры. Он сразу же прикрыл ладонью глаза от яркого дневного света и довольно вдохнул полной грудью свежий воздух.

   Светка почувствовала, как её больная голова закружилась ещё сильнее и невольно пригнулась, пытаясь сохранить равновесие. Стремительный поток огибал её маленькое тельце и уносился вниз по склону. Он заполнял небольшую низину, в которую выходила пещера, и медленно клубился над росшими внизу деревьями. Ещё дальше начиналась Лысая гора, однако её заросшие склоны было уже не разглядеть. Происходило что-то странное, но девочка никак не мгла понять что именно. Ей оставалось только прищуриться от яркого солнца и заворожённо следить за тем, что происходило вокруг.

   Внезапно над головой раздалось громкое шипение, от которого Светка, сама того не желая, вздрогнула и прижалась к стоящему рядом дяде Диме. Великан тут же подхватил её на руки и стремительно отскочил в сторону. Девочка вскрикнула от неожиданности и устремила взор вверх.

   Увлекаемая потоком света искра сорвалась с поверхности диска и дрожала в воздухе над самой расщелиной. Она переливалась всевозможными цветами, шипела, а с её вращающихся боков срывались расплывчатые капли. Однако они не достигали скал, а подхватывались вихрем и уносились вниз по склону. Сам поток от этого еле заметно вздрагивал и испускал бордовое свечение.

   Девочка чувствовала, как сердце в груди с каждой секундой увеличивает ритм и уже догадывалась о том, что должно произойти с минуты на минуту. И словно подтверждая её догадку, искра вздрогнула последний раз и рассыпалась на синие кристаллы, которые буквально воспламенили стремительный поток. По вихрю прокатилась гигантская волна голубого света и затихла где-то там, вдали, над склонами Лысой горы. А над головами людей загудело ровное сияние, из-за которого солнце сделалось похожим на бордовую кляксу, расплывшуюся вдоль горизонта. Поток тут же угомонился и только в отдельных местах вздрагивали лиловые вспышки, порождая висящие вниз головой протуберанцы, которые тут же закручивались в спирали и всасывались обратно в общую пелену.

   Было похоже на то, будто из открытого окна ветром выдуло лазурную занавеску и она, растрепавшись, заслонила собой небо. Материя продолжала развеваться под напором спиральной воронки, но та окончательно раскрутилась, и тогда наступило состояние покоя. Дядя Дима вытянул губы дудочкой и удивлённо присвистнул. Происходящее и впрямь завораживало, заставляя сознание парить в пространстве вместе с гудящим сиянием.

   Светка открыла рот, но целиком насладиться дивным зрелищем ей так и не удалось. В голове что-то щёлкнуло, и картинка стремительно погасла.

  

   ГЛАВА 28.

  

   Селета молниеносно пригнулся к земле и принялся нащупывать трясущимися от напряжения пальцами холодную рукоятку пистолета. Он понятия не имел, как оружие могло его защитить в подобной ситуации, но одно только ощущение холодного металла в ладонях, придавало пареньку дополнительной уверенности. Над головой творилось что-то неимоверное, отчего рябило в глазах и закладывало уши. Мальчишка хотел было присмотреться к непонятным бордово-фиолетовым вспышкам, которые возникли над макушками высоких сосен, но последовавший за ними голубой взрыв заставил его тут же зажмуриться.

   В ушах загудело, а по затылку принялся стучать гигантский молот, от каждого удара которого сознательных мыслей под костью черепа становилось всё меньше. Селета ощутил покалывание в кончиках пальцев, а в груди при этом что-то сильно защемило. Вначале мальчишке показалось, будто его сердце просто остановилось, и он машинально притронулся к рёбрам, ожидая, что его сознание вот-вот погрузиться в леденящую темноту. Однако он по-прежнему оставался жив, а это значило, что неприятные ощущения оказались всего-навсего бестелесными страхами.

   Селета протяжно выдохнул и поднялся с колен. Тяжёлый пистолет неприятно оттягивал руку, а между его блестящей поверхностью и пальцам паренька пробегали голубые искры. Мальчишке показалось, будто кожу что-то щиплет, словно металл рукоятки стремился врасти в его руку. От этого ощущения сделалось не по себе, и Селета поспешил засунуть оружие обратно за ремень брюк. Поле этого он стряхнул с колен крошку и зябко поёжился. Худое тело мальчишки укрывали только лишь длинный вязаный свитер, который совершенно не удерживал под собой тепло и фланелевая рубаха, буквально взмокшая от пота, и теперь больше напоминавшая солевые отложения.

   Прошлую ночь ему пришлось провести под открытым небом и истерзанное лишениями тело неустанно напоминало об этом периодическими болями в разных местах. Селета понимал, что без костра ему придётся очень нелегко, но после всего увиденного, он просто не решался разводить огонь, опасаясь, что это непременно привлечёт новых монстров. Мальчишке и без того везде мерещилась страшная жабья голова, которая выглядывала из-за высоких деревьев и скалила свою уродливую пасть. А из хлюпающей глотки при этом доносилось ужасающее шамканье: "А дед-то тю-тю..."

   В конце концов, Селета забился в неглубокую скальную нишу и, свернувшись калачиком, попытался заставить свой организм хотя бы подремать какое-то время, потому что о полноценном сне в сложившейся ситуации не было и речи. Он не заметил того момента, когда голова престала соображать, погрузив его в лапы кошмара, который с хищным остервенением накинулся на беззащитное детское сознание. Сквозь сон, мальчишке казалось, что рядом с его укрытием постоянно кто-то бродит и недовольно ворчит, однако он не мог стряхнуть с себя сковавшие разум сети и оставался лежать в полубреду, прислушиваясь к лесным шорохам.

   Помнится, дядька Йэне постоянно учил его до самого конца не покидать спасительного убежища, что бы ни происходило вокруг, и как бы страшно при этом не было. Потому что в большинстве случаев именно нетерпение и паника оказываются решающими факторами. Особенно когда дело касается жизни и смерти. Именно так волк и хватает зайца, когда тот больше не в силах сдерживаться на месте, бросается наутёк и тут же попадает в ожидающую его пасть. Даже если ты уверен, что к тебе что-то приближаться необходимо до самого последнего момента оставаться на месте. Как бы ни хотелось при этом сорваться с места и побежать...

   Возможно именно это, а вовсе не сковавшая тело усталость и не позволили пареньку выглянуть наружу, чтобы окончательно определить, кто же не даёт ему спокойно спать в эту ночь. Однако поутру, как он ни старался отыскать поблизости следов от мерзких лап, так ничего и не обнаружил. Похоже, это и впрямь были страх и необузданное воображение, которые, заключив союз, пытались разыграть несмышлёного ребёнка, так беспечно решившегося на ночлег в тёмном лесу. Так или иначе, но делать было нечего, и мальчишка двинулся дальше, стараясь как можно скорее выйти к нависавшей над зимовьем скале.

   Селета поморщился, пытаясь преодолеть сильные приступы головной боли и осторожно поднял глаза вверх. Раскинувшаяся над кронами деревьев картина заставила мальчишку ужаснуться.

   -Как же так, - прошептал паренёк одними губами и принялся боязливо оглядывать мерцающее голубыми тонами небо. Он пытался отыскать за раскинувшейся вдоль горизонта пеленой солнце, но то словно испугалось страшной сети и стремительно укатилось куда подальше. - Ведь рано ещё. Даже не стемнело.

   Селета нерешительно почесал затылок и почувствовал, как сильно напряглись кончики волос, стремясь рвануть в волнующееся небо. Совсем рядом из продолжавшего вращаться потока красок с хищным шипением вырвался несимметричный протуберанец и скатился к самой земле по податливым сосновым лапам. Мальчишка услышал чей-то шёпот и невольно попятился. Он резко оглянулся в ту сторону, где пространство у дерева заволокла фиолетовая дымка, и облизал моментально пересохшие губы.

   В голове продолжался еле различимый лепет, но вокруг по-прежнему никого не было.

   -Проклятая сеть, - тихо произнёс паренёк, словно опасаясь, что его ругательство вдруг кто-нибудь услышит и для большей уверенности пригрозил небу кулаком.

   В промежутке между пиками сосен проплыло что-то кроваво-алое и необычайно большое. Селета вытянул шею пытаясь понять, что это такое, но буквально тут же распознал в огромной кляксе низкое солнце, которое вовсе никуда и не подевалось, а просто оказалось отрезано от поверхности земли плотной пеленой. При этом сияние словно всосало в себя весь голубой спектр, а красный - чудовищно преломило и растянуло на полнеба в виде кровавого зарева.

   Мальчишка опасливо почесал нос и, попытавшись не слушать поселившийся в голове голос, медленно направился вперёд.

   Всё последнее время перед вспышками, низину заполнял молочный туман, какой обычно гуляет по берегу реки по утрам, перед тем как взойти солнцу. Селета поначалу не обращал на него внимания, посчитав, что это просто особенность низкого места, расположенного в нише, между склонами Лысой горы и береговым кряжем. Однако странная пелена в один миг поднялась над кронами деревьев и заслонила собой небо. Это было уже странно и парнишка всё чаще поглядывал вверх и опасливо озирался по сторонам, боясь как бы из-за массивных стволов, пользуясь моментом, на него не набросилась какая-нибудь зубастая зверюга.

   Селета старался как можно меньше думать про деда, однако всё случившееся по-прежнему никак не желало покидать его голову. Казалось, что ничего подобного просто не могло произойти на самом деле, потому что это выглядело дико и в большей степени походило на обрывки страшного сна. Поперёк сознания так же стояли и последние слова стрика, относительно родителей и этого духа леса, который якобы получил сполна, но оказался совсем не одинок в своих злодеяниях. Хотя, что именно всё это значило, паренёк понятия не имел.

   Затем случился взрыв и Селета на несколько минут совершенно отстранился от терзавших его душу обид и сомнений. Туманная пелена над головой подёрнулась мелкой рябью, словно вода в озере при порыве ветра и еле заметно задрожала. Над соснами закружили небольшие лиловые смерчи, а со стороны берега примчалась волна быстро растекающегося по горизонту голубого свечения, от которого небо буквально вспыхнуло. Мальчику вся эта картина напомнила молниеносное распространение пламени по поверхности лужи, в которую попала капля бензина. Достаточно одной спички, как радужная поверхность тут же с хлопком вспыхивает бледным, незаметным на солнце пламенем, а воздух над водой начинает еле заметно дрожать от углеродистых испарений.

   Однако с взрывом неба, это дурачество и рядом не стояло. У Селета до сих пор перед глазами плясали оранжевые кляксы, а коленки неустанно ныли, словно напоминая о том, что им пришлось испытать из-за секундной растерянности хозяина, когда тот склонился ниц перед безумной стихией.

   Впереди что-то блеснуло, и мальчишка стремительно отскочил за ближайшее дерево. Он присел на корточки, стараясь угомонить бешено колотящееся сердце, которое стремительно кинулось наутёк. Из ритмично вздымавшейся груди со свистом вырывался воздух, а в голове снова кто-то зашептал, словно стараясь в конец запутать и напугать паренька.

   Селета глубоко вздохнул, снова нащупал пальцами рукоятку пистолета и осторожно выглянул из-за дерева. Сначала он не смог толком разглядеть, что именно двигалось по лесу. Это было похоже на переливающееся скопление синих искр, медленно проплывающих над поверхностью земли. При этом раздавался приглушённый треск, который очень походил на тот самый шёпот, что не давал покоя мальчишке всё последнее время.

   Селета моргнул пару раз широко раскрытыми глазами и для пущей уверенности потряс головой, словно гоня прочь преследующий своё сознание кошмар. Он ещё пристальнее всмотрелся в странное явление и неожиданно различил за скоплением вращающихся огоньков высокую человеческую фигуру. Поначалу мальчишка не понял, кто именно это был, но чем ближе подходил незнакомец, тем сильнее паренёк убеждался в правильности своих самых жутких предположений.

   По податливой лесной подстилке изо мха медленно шёл силач, прибывший с отцом Светки, и нёс на своих огромных руках недвижимое тело девочки. Поверхность под его ногами пузырилась, будто земля кипела в адском пламени, и с шипением уходила под землю, взымая вверх хаотично движущиеся искры. Селета смотрела на происходящее, словно заворожённый и тяжело дышал, опасаясь выходить навстречу, так как в этом случае ему пришлось бы окончательно осознать весь тот ужас, что случился сегодня ночью.

   В конце концов, паренёк всё же собрался с силами и осторожно вышел из-за дерева, с трудом переставляя ватный ноги.

   Великан тут же заметил его и замер на месте, раскачиваясь из стороны в сторону, словно массивное тело с трудом подчинялось воле своего хозяина. Он покачал головой и опустился на корточки. Светка на его руках не подавала признаков жизни: её голова безвольно свесилась вниз, а приоткрытые глаза равнодушно смотрели на исполинские сосны. Силач тяжело вздохнул, словно каждую секунду ему приходилось бороться с невидимой, но очень могущественной силой, и поманил опешившего мальчишку к себе.

   Селета еле заметно вздрогнул и нерешительно шагнул вперёд. Только сейчас он увидел, на что походили его друзья и от этого к горлу подступил тошнотворный комок. Вся курточка девочки была залита кровью, которая давным-давно запеклась и теперь представляла собой неоднородную коричневую массу. Кожа на ладошках потрескалась и зияла множеством ранок, из которых продолжала сочиться алая жидкость. Личико было вымазано грязью, напополам с серой крошкой и походило на чудовищную маску животного безумия. Нос раздулся, отчего девочка больше напоминала не ребёнка, а гротескную куклу, выполненную ради того, чтобы обсмеивать на сцене смерть.

   Здоровяк тоже больше походил не на обычного человека, а на участника боевых действий. Ватник на нём был напрочь разодран, а на лице и руках зияли рваные раны, словно их неустанно терзали чьи-то острые когти и клыки. Кожа на шее и квадратных скулах имела странный синий оттенок, словно силач превратился в одно из тех страшных существ, блуждающих по лесу во время сияния, однако присмотревшись более тщательно Селета понял, что это всего на всего огромный кровоподтёк от сильного удара в челюсть. Гладкий череп так же был испещрён глубокими царапинами и густо вымазан скальными породами, словно великан побывал глубоко в недрах земли. Однако все эти видимые дефекты, казалось, совершенно не беспокоили большого человека, который продолжал измученно смотреть на паренька и манить его к себе трясущейся рукой.

   Мальчишка опасливо поёжился и медленно двинулся к силачу. Он замер в метре от мерцающего облака, обволакивающего людей и присел на корточки, стараясь определить, дышит девочка или нет.

   -Она живая? - спросил Селета сбивающимся голосом и неуверенно посмотрел в глаза здоровяку, заведомо опасаясь возможного ответа.

   Дядя Дима с трудом опустил голову и глянул на Светку. Его руки задрожали, будто он и сам не был ни в чём полностью уверен, однако спустя небольшую паузу всё же нашёл в себе силы и утвердительно кивнул.

   -Тогда что с ней? - тут же встрепенулся мальчишка и подвинулся ещё ближе. Искры недобро зашипели, и паренёк был вынужден снова замереть.

   Силач поднял голову и поводил ею из стороны в сторону.

   -Не знаю, - послышался его хриплый голос. - Это всё из-за пузыря.

   Селета опасливо посмотрел на голубые огоньки и тревожно отметил, что над его головой так же собираются похожие скопления, отчего в ушах начинает противно звенеть. Мальчишка отмахнулся от настырных искр и те с треском посыпались вниз.

   -Что случилось? - снова заговорил Селета, убедившись, что ему какое-то время ничто не угрожает. - Где учёный?

   Дядя Дима махнул рукой и растянуто проговорил:

   -Всех утащила это проклятая тварь... - он ударил свободной рукой в землю под ногами, обдав штанину коричневой грязью.

   -Тварь? - переспросил мальчишка, ясно представив себе жабоподобное существо на валуне. - А разве ещё есть?

   Силач глянул на паренька и усмехнулся.

   -Да ты прям, как с Луны свалился, - он глубоко вздохнул и, собравшись с силами, продолжил: - У вас тут под боком твориться чёрте что, а вы ни сном, ни духом. Сюда пора атомную бомбу сбрасывать, пока всё это наружу не вырвалось!

   -Бомбу? - Селета округлил глаза и почувствовал, как на спине заворошились холодные мурашки. - Зачем?

   -А ты сам подумай, малец, - дядя Дима с трудом оторвал руку от земли и указал ею на возвышавшиеся позади себя скалы. - У вас тут кровожадный монстр в лесу обжился, а вы всё в какого-то там духа тайги верите и ещё невесть во что!

   Мальчишка неуверенно сглотнул застрявший в горле комок и медленно покачал головой.

   -Но как? Откуда он взялся?

   -Оттуда! - силач поднял руку над головой и указал дрожащим пальцем в зенит. - У него видно что-то поломалось, вот он и поселился в ваших краях. И надо сказать чувствует себя как дома, - он опасливо отдёрнул руку, боясь соприкоснуться с шипящими кристаллами, скопившимися в пространстве возле вытянутого пальца, словно не желая допустить прорыв.

   -Так это всё его рук дело... - Селета почувствовал внутри себя пугающую пустоту, которая стремительно нарастала, словно желая завладеть всем его телом. Мальчишка вздрогнул и снова замахал руками пытаясь разогнать образовавшееся над головой мерцающее облако.

   -Именно, - выдохнул силач и подозрительно посмотрел на паренька. - Только вот странно, почему ни ты, ни старик этого до сих пор не поняли...

   Селета вздрогнул и медленно опустил взгляд на великана, фигура которого уродливо изгибалась за беснующимися искрами.

   -Или вы всё знали?.. - растянуто проговорил дядя Дима и ещё пристальнее уставился на испуганного мальчишку. - Ведь эта тварь охотно идёт на контакт. Даже взамен кое-что предлагает. Так что может и ты с дедом один из них?

   Селета попятился и, зацепив ногой кочку, сел на копчик. Он почувствовал под собой неприятную влагу, стремительно обступившую тело, но заставить себя подняться попросту не сумел. В голове мальчишки носились испуганные мысли, а сознание отказывалось верить в только что услышанное. Как только его могли в чём-то подозревать, а тем более ещё и деда!.. Селета моргнул и потупил взор, поняв, что основания так думать у великана и впрямь были, потому что дядька Йэне кое-что знал и даже видел, однако рассказать решился только в самый последний момент.

   -Так что скажешь? - холодно произнёс силач, явно заметив ступор, в который впал после его последних слов паренёк. - Тебе можно доверять или тоже сейчас невесть в кого превратишься, как Чесноков?

   -А что с ним? - вырвалось из уст мальчишки, и он тут же виновато поёжился.

   -А то ты не знаешь!

   -Я, правда, не многим больше вас знаю, - тихо произнёс Селета и всё же поднялся на ноги, стараясь не обращать внимания на леденящую влагу в штанах. - Я до этого только странных животных видел, которые и передвигались-то с трудом, что уж говорить о нападении. Хотя... - он призадумался. - Я, наверное, просто внимания не обращал. Ведь это всё... неправдоподобно, что ли...

   -Куда уж там неправдоподобнее!

   Мальчишка шмыгнул носом и, не обратив внимания на недобрую реплику великана, продолжил говорить:

   -Я только сегодня ночью впервые увидел ЭТО создание, - он с трудом сглотнул, представив ещё раз страшное существо у реки. - Скорее всего, именно оно и утащило Чеснокова... И оно же убило деда.

   Селета замолчал и, стиснув зубы, попытался сдержать подступившие к глазам слёзы.

   Повисла напряжённая тишина, которую никто не спешил прерывать. Над лесом стоял только надменный гул от раскинувшегося по небу сияния и злобное шипение неугомонных искр, продолжавших кружить свой безумный хоровод. Однако на эти ставшие уже привычными звуки никто не обращал внимания. Наконец силач прервал молчание и хрипло проговорил:

   -Так его и впрямь больше нет? - он неловко покачал головой и поджал губы. - Прости, похоже, занесло меня не по-детски. Глупо как-то всё вышло. Прости.

   Мальчишка мотнул головой, давая понять, что не нужно задерживаться на этой больной теме и снова спросил:

   -Значит оно не одно?

   -Не одно? - переспросил дядя Дима и развёл руками. - Да их даже не два и не три. Их тут целая стая! Так что попали мы по самые помидоры!

   -Но ведь с ними можно бороться? Я вроде как одного пристрелил у реки.

   -Так это ты стрелял вчера вечером? - силач подался вперёд, словно этот вопрос занимал все его мысли. - У тебя есть оружие?

   Мальчишка пожал плечами и неуверенно кивнул.

   -Вот, - он достал из-за ремня пистолет, и хотел было протянуть его силачу, но вовремя вспомнил про мерцающую оболочку и нерешительно замер. - Нашёл его у реки, километрах в двух отсюда, рядом с дедом.

   Великан вытянул шею и довольно осмотрел оружие в руках паренька.

   -Это уже хорошо, - кивнул он и даже невольно улыбнулся. - Пускай пока у тебя побудет, а то боюсь, эта штука с ним что-нибудь нехорошее сотворит.

   Селета кивнул и тут же сунул пистолет обратно за пояс.

   -Только я потом стрелял. Первый выстрел из дедова ружья был. Я как его услышал, сразу же понял, что беда приключилась, вот и кинулся на выручку, - он внезапно замолчал и виновато почесал косматый затылок. - Дядя Паша там, наверное, сейчас с ума сходит из-за всего этого. Я ведь ему ничего не сказал...

   -Молодец конечно, - пожурил мальчишку силач и тут же добавил уже более серьёзно: - Хотя это нам только на руку. Не улетит без нас - ждать будет.

   -Но вертолёт и так не заводился. Там сгорело что-то.

   -У тебя тут чудища бегают, - махнул рукой дядя Дима, - а ты не веришь, что вертолётчик свой аппарат починить сможет?

   Селета потупил взор, не зная, что сказать на это вполне обоснованное заявление.

   -Так что будем бороться, - усмехнулся силач. - Да, ты прав, их можно убивать. Только уж больно нелегко это на деле выходит! - он недовольно сморщился и снова ударил кулаком вязкий мох. - Ты не припомнишь, сколько экспедиций тут было за последнее время?

   Мальчишка наклонил голову на бок и на секунду призадумался.

   -Ну, в этом году вы вторые, - растянуто проговорил он. - До вас ещё этот дедок был... - паренёк сморщил нос, пытаясь вспомнить фамилию.

   -Суровец?

   -Да, Суровец! - обрадованно кивнул Селета. - А так обычно не больше одной экспедиции в год. А то и того реже. В основном геологи. Места-то тут разведаны, а вот ископаемые никак не используются. Из-за всего этого... - голос мальчишки дрогнул, но он собрался с силами и начал заново: - Из-за всего этого, мало кто сюда едет. Боятся.

   -И что же, все пропадают?

   Паренёк с любопытством посмотрел на задумчивого великана.

   -Нет. А что?

   Дядя Дима улыбнулся и качнул головой.

   -Интересно просто, сколько их тут всего скопилось.

   -Как это?

   -А так. Все эти твари - это и есть твои геологи. Никто их не жрёт и на части не разрывает. Просто в лесу с ними что-то происходит, отчего они и превращаются в этих существ.

   -Но ведь вы же говорили... - неуверенно произнёс Селета и тут же замолчал. - А я ведь тело деда так на берегу и оставил.

   -Значит, ещё увидишься с ним, - кивнул силач. - Думаю, что тут за все годы поднабралась приличная дивизия.

   -Тогда как же бороться? - тихо спросил мальчишка. - Нас же очень мало.

   -А на войне всегда так, - улыбнулся великан. - Ты либо намного сильнее противника, или же, наоборот, очень слаб. Равновесие бывает очень редко и когда оно всё же достигается воевать вообще нет смысла, потому что это только бесполезные потери.

   -Так как же нам быть?