Book: 2013. Конец времен



2013. Конец времен

Франсеск Миральес

2013. Конец времен

Предисловие

О грозящем нашему миру апокалипсисе сегодня не слышал разве что абсолютно изолированный от общества человек. Предсказания индейцев племени майя, библейские пророчества, записи, оставленные Мишелем Нострадамусом, книги, опубликованные писателями-фантастами XX и начала XXI века, активно развивают тему наступления конца света и непременно сходятся в одном, называя роковым для человечества 2012 год!

Кто-то верит в предположения, кто-то готовится встретить это событие во всеоружии, кто-то скептически посмеивается… Но у будущего есть одна замечательная особенность – оно зачастую выглядит совсем не так, как мы его себе представляем. Поэтому все Персии, высказываемые сейчас, имеют полное право на существование. Конечно же, пока не наступил «момент Истины».

В названии представленного на суд читателя романа Франсеска Миральеса, как ни странно, фигурирует год 2013-й. И этот факт сам по себе втягивает читателя в интригу – не опечатка ли? Почему именно «2013. Конец времен»? Поверьте, это далеко не последний вопрос, который возникнет у вас во время чтения! Хотелось бы вам знать, к примеру, что общего между Карлом Густавом Юнгом и картами Таро, Албанией и старинным комодом, американским журналистом и старым евреем-каббалистом? Ответы на эти вопросы вам предстоит искать и романе Франсеска Миральеса «2013. Конец времен».

Франсеск Миральес – испанский писатель, родился в Барселоне 27 августа 1968 года. После окончания школы поступил на факультет журналистики, но вскоре оставил обучение. Страсть к путешествием, народившаяся в его сердце еще в юности, привела к тому, что он отдал несколько лет скитаниям по Европе, жил в Словении и Хорватии времен гражданской войны… Именно благодаря большому опыту автора герои романов Миральеса так легко переезжают из одной страны в другую!

Вернувшись в Барселону, Франсеск Миральес получил диплом специалиста по германской филологии. Это привело его в издательский бизнес в качестве переводчика немецких и английских книг. Co временем вышли в свет его собственные романы: «Barcelona Blues», «Amor en minüscula» и успешный триллер «Cuarto Reino».

«2013. Конец времен», как вы, наверное, уже догадались, второй триллер Миральеса. Действие романа начинается в Барселоне, когда американский журналист Лео Видаль получает конверт с просьбой о помощи от антиквара Альфреда Десместре из еврейского квартала города Херона. Отправившись туда, Видаль обнаруживает, что у Десместре похитили старинный комод, в котором хранилась уникальная переписка швейцарского психоаналитика Карла Густава Юнга с одним из специалистов по каббале, жившим в Хероне. Каббалистические вычисления, подробно описанные в посланиях, называют 2013 год годом конца света. Видаль понимает, что ввязываться в эту историю опасно, когда к письмам проявляет интерес таинственный клиент, предлагающий за них 2 013 000 евро. Однако дороги назад уже нет. Лео вынужден отправиться в Албанию, а затем и в Грецию, чтобы разыскать богатого заказчика и разобраться, в чем же состоит ценность украденных писем… Героя сопровождает прекрасная спутница – дочь антиквара Эльза, которой отведена вовсе не последняя роль в затеянном спектакле!

Масштабы этой захватывающей истории можно сравнить с недавно вышедшими бестселлерами Хуана Мартореля, Филиппа Ванденберга, Брайана Д'Амато, да и, пожалуй, самого Дэна Брауна.

Новый взгляд на историю и прогнозы будущего, потрясающие воображение пророчества и толкования фактов, загадки и сумасшедшие фанатичные идеи – все это ждет вас на страницах романа Франсеска Миральеса «2013. Конец времен». Оторваться невозможно!

Приятного чтения.

Заброшенная улица

1

Появление этого желтовато-коричневого конверта нарушило мое спокойствие, которое и без того было всего лишь внешним.

В тот воскресный вечер я в задумчивости наблюдал, как солнце постепенно исчезает за горами. Хотя я прожил в этом доме уже четыре месяца, меня все еще завораживал вид причудливых очертаний горы Монсеррат, залитой золотистым солнечным светом. Скоро наступит ночь и на небе замерцают первые звезды.

Тем не менее я был весьма далек от умиротворенности. Погружающийся в сумерки пейзаж показался мне словно бы концом периода, в который мне довелось испытать определенное счастье, и я вдруг почувствовал, что мой мир вот-вот разлетится на кусочки.

Закрывая окна балкона (еще только наступил июнь, а потому ночи были прохладными), я подумал, что подобное дурное предчувствие, по-видимому, было вызвано моей отцовской тревогой: Айна, вопреки возражениям Ингрид, поехала сегодня утром вместе с ней на автомобиле на экскурсию в Барселону, и они до сих пор еще не вернулись.

Однако когда я, зайдя в гостиную, заметил возле двери конверт, я интуитивно почувствовал, что надвигаются проблемы уже совсем другого характера. После того как я провел несколько журналистских расследований деятельности некоторых преступных группировок, люди, как я уже успел заметить, начали избегать личного общения со мной. То, что кто-то не поленился прийти к моему дому и воскресенье и, не постучав, просунул конверт в щель под дверью, являлось по меньшей мере настораживающим. Моя фамилия на конверте была не написана от руки, а напечатана, и это еще больше усилило мою тревогу.

Я взял двумя пальцами конверт, ощущая не столько любопытство, сколько страх, и на его лицевой стороне прочитал данные отправителя:

Альфред Десместре, антиквар улица Форса 11, г. Херона

Заинтригованный, я вскрывал конверт очень-очень аккуратно, чтобы ненароком не порвать то, что находилось внутри, – а вдруг там лежал какой-нибудь важный документ? Впрочем, я весьма сомневался, что кто-то станет слать мне какие-либо ценные документы.

Внутри я обнаружил всего лишь несколько ксерокопий. Они представляли собой подборку статей и сообщений, напечатанных в местных газетах и посвященных одной теме – кражам предметов антиквариата в окрестностях Хероны. Просмотрев сообщение о банде, занимающейся обворовыванием католических часовен, я без особого интереса прочитал следующую коротенькую заметку:

ПОХИТИТЕЛИ, РЕШИВШИЕ ПЕРЕДОХНУТЬ НА МЕСТЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Санта-Колома-де-Фарнерс. Местная полиция в прошлый вторник задержала четырех итальянцев, которые, украв предметы мебели из построенной еще в XVI веке виллы, известной под названием «Сантес Креус», легли спать в одной из ее хозяйственных построек. Видимо, они решили, что на вилле уже никто больше не живет. Хозяева узнали об этом от владельца находящегося в горах неподалеку от виллы ресторана (он заметил стоявший возле виллы грузовой автомобиль) и тут же сообщили о разворовывании своего имущества в полицию. Полицейские задержали злоумышленников, а в их грузовике обнаружили различные предметы дорогостоящей мебели, вынесенные ими с виллы.

Перелистывая остальные статьи и сообщения и зевая от скуки, я невольно задался вопросом, зачем антиквар прислал все это мне. Чем подобные сведения могли быть интересны для меня – живущего в Испании американца?

Ответ на вопрос находился в низу этой пачки ксерокопий: там я, к своему удивлению, обнаружил написанную мною статью, которую опубликовали три года назад в одной из газет моего родного калифорнийского города Санта-Моника. Здесь она была распечатана в том виде, в котором ее можно было найти в Интернете.

Я о ней уже почти забыл. В этой – объемом в три странички – статье говорилось о последних преступлениях, совершенных некой бандой (тогда еще только-только разоблаченной), которая занималась кражами предметов антиквариата и образцов европейского искусства с целью перепродажи их миллионерам, живущим на Западном побережье США. Бандиты действовали практически «на заказ»: клиент сообщал им, какой именно предмет хотел бы иметь в своем особняке, и они отправляли своих людей в Европу, где те выискивали место, откуда можно было бы выкрасть подобный предмет – то ли государственное учреждение, то ли музей, то ли частный дом.

Перечитав эту свою статью (из-за которой тогда в мой адрес посыпались угрозы от «клиентов» банды, не желавших признавать, что приобретенные ими предметы были украдены для них «на заказ»), я невольно вспомнил времена, когда был вконец обедневшим журналистом и находился на грани развода с матерью Ингрид.

Денежные средства на моем текущем счете в банке и ныне постоянно стремятся к отметке «нуль» – прежде всего потому, что я все еще выплачиваю ипотечный кредит, взятый когда-то для того, чтобы купить в Санта-Монике дом. Дом, который когда-нибудь станет собственностью моей дочери. Тем не менее, с тех пор как я познакомился в Барселоне с Айной, я впал в благодушие, превратившее деньги в мало что значащую проблемку. И вот теперь это благодушие – неожиданно для меня – куда-то улетучилось.

Однако настоящий сюрприз ждал меня в самом низу пачки ксерокопий. Небольшая записка, к которой была прикреплена скрепкой банкнота в двести евро, вернула мое внимание к Европе и таинственному антиквару. Записка гласила:

Я жду Вас в понедельник утром по адресу, указанному на конверте. Прилагаемая банкнота предназначена для покрытия расходов на дорогу, а также как компенсация за потраченное Вами время.

Я развернул сложенную вдвое желтоватую банкноту и посмотрел на нее с недоверием и изумлением. Этот антиквар не сообщил в записке ни номера своего телефона, ни адреса электронной почты, по которому я мог бы связаться с ним и подтвердить, что и в самом деле к нему приеду. Возможно, он полагал, что двести евро – это достаточно привлекательная приманка для журналиста, который дает объявления в газетах, предлагая свои услуги в качестве переводчика текстов.

Как бы там ни было, если речь пойдет о консультациях по поводу украденных художественных ценностей (впрочем, в этом вопросе я отнюдь не считал себя экспертом), я вполне могу выехать завтра с утра пораньше, чтобы к полудню уже вернуться.

Когда я сложил банкноту и засунул ее в свой бумажник, у меня возникло ощущение, что я косвенным образом заключил с Альфредом Десместре договор относительно чего-то такого, о чем я пока не имел ни малейшего представления. Если бы я знал, во что в этот момент ввязываюсь, я немедленно засунул бы банкноту обратно в конверт и имеете со всеми этими бумагами отослал бы его курьерской почтой отправителю.

Послы шалея визг тормозов, и я понял, что два моих самых близких человека приехали. Экскурсия в Барселону, по-видимому, прошла не так, как хотелось: Ингрид с сердитым видом прошагала через гостиную и стала подниматься по лестнице на второй этаж, даже и не поздоровавшись во мной. Через пару секунд дверь ее комнаты громко хлопнула.

Затем в дом вошла со слезами на глазах Айна – женщина, с которой я жил с тех пор, как переехал из США в Испанию. Она села напротив меня за стол, на котором лежал конверт, и, уперев локти в столешницу, посмотрела на меня с упреком.

– Кто-то должен научить эту дикарку хорошим манерам, – заявила она. – Ей только четырнадцать лет, а она уже считает, что ей все дозволено. Она хотела, чтобы я разрешила ей остаться на эту ночь в Барселоне, потому что она, видите ли, познакомилась с каким-то типом в кафе, в котором мы обедали. Обратная дорога превратилась а сущий ад! Она все время размахивала руками и даже ударяла кулаком по щитку приборов, из-за чего мы несколько раз едва не попали в аварию.

– У тебя тоже тяжелый характер, – сказал я, пытаясь хоть немного оправдать Ингрид, однако это только еще больше разозлило Айну.

– Лео, отнесись серьезно к тому, что я сейчас скажу: или ты поставишь эту девчонку на место, или я рано или поздно ее отлуплю. Она, по-моему, именно этого и добивается.



2

Я проснулся еще до рассвета – возможно, из-за ожесточенного спора, состоявшегося между мной и Айной накануне вечером. Поворочавшись в постели, я так и не смог снова заснуть.

Пришлось мне целый час лежать в постели, наблюдая за тем, как темноту постепенно сменяет тусклый свет зарождающегося утра. Я стал размышлять обо всем, что оставил там, по ту сторону океана. Я, конечно же, не поддерживал никаких отношений со своей бывшей женой, отказавшейся растить и воспитывать свою собственную дочь, однако в силу каких-то неведомых причин земля, на которой ты вырос, всегда придает тебе большую уверенность в себе.

Мой отец бросил семью и вернулся в родную для него Барселону, когда я был еще ребенком (он, кстати, попросил меня по телефону, чтобы я даже и не пытался его здесь найти), а вот для меня Испания была, в общем-то, чужим миром. Я целых шесть месяцев потратил на то, чтобы выучить местный – то бишь испанский – язык, и теперь представлял собой образец деклассированного американца, который может рассчитывать разве что на предложение преподавать английский язык в какой-нибудь общеобразовательной школе.

Отогнав от себя эти невеселые мысли, я начал разглядывать в тусклом утреннем свете Айну. Ее волосы разметались по подушке и стали похожи на золотистые морские волны. Она была старше меня более чем на десять лет, однако меня это, в общем-то, вполне устраивало. А как это может не устраивать человека, которому нечем похвастаться о прошлом и у которого не имеется сколько-нибудь четких перспектив на будущее? Уже только поэтому мне стоило держаться за эту женщину и дорожить ею.

Я поцеловал ее в лоб, затем встал с кровати, надел халат и пошел на второй этаж.

В моих ушах все еще стоял звук того, как Ингрид хлопнула вчера вечером дверью. Тем не менее, когда я увидел ее спящей с безмятежным видом в своей кровати, она показалась мне безобидным подростком, неспособным на то, чтобы начать в гневе бить посуду. Сквозь пряди светлых прямых волос – таких же, как у ее матери, – виднелась усыпанная веснушками щека. Ингрид, видимо, что-то снилось: она легонько шевелила во сне губами.

Я вышел из комнаты с ощущением того (возможно, это был всего лишь самообман), что в доме у меня все в порядке и я могу, ни о чем не переживая, отправляться в Херону.


Я уже целый час находился за рулем автомобиля, когда наконец вдалеке появились очертания Хероны с ее возвышающимся над рекой огромным собором. Как по заказу, чтобы еще больше усилить впечатление, производимое громадиной собора, из динамиков моей машины доносилась музыка Джона Доуленда – композитора и лютниста эпохи Возрождения, исполнявшего свои произведения при дворе английского короля Якова I.

Этому необычайно меланхоличному музыканту (он назвал одно из своих произведений «Всегда Доуленд, всегда печальный») удалось прославиться в ту эпоху, в которую он жил. В памяти же потомков Доуленд остался благодаря своим песням (их было чуть более восьмидесяти), которые он исполнял сам, аккомпанируя себе на лютне, и нескольким коротким инструментальным произведениям. Он был, видимо, неплохим трубадуром, сумевшим своим музыкальным нытьем растеребить душу далеко не одной женщине.

Мне не раз доводилось слушать его паваны[1] и траурные гимны долгими ночами во время учебы в университете в Беркли, а недавно я снова столкнулся с этой музыкой, когда Айна подарила мне на день рождения – мне исполнилось тогда сорок два года – компакт-диск, на котором был записан весьма специфический альбом Стинга «Песни из лабиринта».

Въезжая в Херону и слушая этот компакт-диск, я подумал, что солист группы «Полис», безусловно, демонстрирует незаурядные вокальные способности, однако я не мог решить сам для себя, нравятся мне произведения Доуленда в интерпретации Стинга или нет. При звучании некоторых из этих песен мне казалось, что в них больше Стинга, чем самого Доуленда.

Я перестал ломать себе голову над этой дилеммой только после того, как поставил свой старенький автомобиль «СЕАТ Ибица» на стоянку в центре города. Взяв талончик, я надел свой модный хлопковый пиджак, чтобы предстать в нем перед антикваром, который вынудил меня приехать к нему при помощи приманки в двести евро.

Прежде чем пойти по бульвару Рамбла, ведущему к старому кварталу, который когда-то давно был еврейским, я остановился на мосту через реку Оньяр. Лицезрение стоящих на берегу реки – и отражающихся в ней – разноцветных зданий вернуло мне меланхолическое настроение, навеянное мелодиями Доуленда. Стены зданий, изъеденные сыростью, свидетельствовали о том, что когда-то давно река, выходя из берегов, грозила снести эти – теперь уже утрачивающие свою красоту – строения.

Отвернувшись от этих зданий и от реки, я зашагал среди еще закрытых в этот утренний час кафешек и магазинчиков. Бульвар Рамбла выводил к переулку, изгибавшемуся направо и упиравшемуся во вход в еврейский квартал, который, похоже, был очень тщательно реставрирован.

Я зашагал по улице, являющейся, по-видимому, главной транспортной артерией этого квартала, а именно по улице Форса, на которой и жил ждущий моего приезда антиквар. Как я уже сказал, магазинчики и различные заведения были еще закрыты, однако романтический вид этой улицы, с обеих сторон которой возвышались красивые здания, заставил меня забыть о цели моего приезда.

Дойдя до конца улицы, я вдруг осознал, что шел по ней, даже и не пытаясь найти дом с нужным мне номером. Мне пришлось развернуться и пойти в обратном направлении, разглядывая содержимое витрин. Я прошел мимо Музея истории евреев, рядом с ним располагался книжный магазин, в котором торговали книгами, посвященными еврейской культуре.

Размышляя над тем, живут ли еще в этом городе евреи, я приблизился к дому номер 11. Судя по вывеске на этом доме, в нем и вправду располагался антикварный магазин. Впрочем, его витрина была закрыта громадным куском мешковины, словно бы в этом магазине производился ремонт.

Я надавил на кнопку звонка, весьма сомневаясь в том, что внутри кто-то есть: в конце концов, на часах не было еще и десяти утра. Впрочем, через несколько секунд открылась боковая дверь, и из нее появился смуглый мужчина с орлиным носом, в вельветовом пиджаке на покатых плечах. Едва я его увидел, как у меня почему-то появилась уверенность, что передо мной стоит не кто иной, как Альфред Десместре. По-видимому, ему едва перевалило за пятьдесят, однако усталый, но проницательный взгляд мужчины свидетельствовал о том, что за свою жизнь он научился мгновенно определять ценность объектов, попадающихся ему на глаза. В данный момент таким объектом был для него я.

– Если вы – Лео Видаль, то вы попали по правильному адресу.

– Надеюсь, я приехал не слишком рано, – начал оправдываться я. – Понимаете, мне хотелось бы вернуться домой еще до полудня.

– Боюсь, что это будет невозможно, – ответил антиквар.

Подобное заявление вызвало у меня негодование. Заметив это по выражению моего лица, он поспешно добавил:

– Я имею в виду, конечно же, в том случае, если вас заинтересует мой заказ. Вспомните, какую купюру я прислал вам всего лишь в качестве компенсации ваших расходов на эту небольшую поездку, и давайте поговорим о числах.

– Думаю, не стоит говорить о числах до того, как я узнаю, о чем вообще идет речь. Вполне может оказаться, что я – не совсем подходящий человек для…

– Правильнее будет сказать, что мы с вами поговорим лишь об одном числе, – перебил меня Десместре. – Оно состоит только из четырех цифр, но если мы добавим к нему еще три цифры, то сможем заработать целое состояние.

– Мы сможем? – переспросил я, уже начиная жалеть о том, что приехал на встречу с этим умником.

– Именно это я и имел в виду: мы с вами сможем заработать небольшое состояние, если дернем за кое-какую ниточку.

– Давайте-ка вы не будете говорить «мы с вами», пока не убедитесь в том, что ваше предложение меня заинтересовало, – сказал я, решив, что не позволю втянуть себя в какую-нибудь авантюру.

– Оно вас заинтересует, можете не сомневаться.

Произнеся эти слова, антиквар засунул руки в карманы и слегка выгнул дугой свои седые брови. Все повадки выдавали в нем расторопного мошенника. Судя по характерным чертам лица, он происходил из евреев – как, впрочем, и я.

– Ну что ж, посмотрим, – сказал я. – Думаю, лучше всего прямо сейчас и поговорить о том, в чем заключается это ваше предложение.

– Я с вами согласен, однако сначала позвольте мне показать вам этот квартал. Нам не помешает немного прогуляться, прежде чем мы начнем говорить о делах.

3

Мы пошли по выложенной булыжником улице Форса, поглядывая на застилавшие небо низкие свинцовые тучи.

Десместре молчал и, судя по необычайно сосредоточенному выражению его лица, делал в уме какие-то сложные вычисления. Я же с интересом разглядывал узкие, темные переулки, ответвлявшиеся с обеих сторон от этой центральной улицы квартала.

Любому американцу вообще всегда в диковинку оказаться среди средневековых построек. Я поинтересовался у своего спутника:

– В этом квартале живет много евреев?

Антиквар остановился и посмотрел на меня с таким видом, как будто я задал ему нелепейший во всех отношениях вопрос:

– Уже нет. Кроме меня и Эльзы, никого больше не осталось. Если, конечно, не считать туристов-евреев, которые приезжают сюда взглянуть на Эль-Каль – именно под таким названием известен этот квартал. Здесь вы можете узнать очень многое, если вас интересует история. Эльза может устроить вам небольшую экскурсию.

– Мне не хотелось бы заставлять вашу супругу терять время только для того, чтобы удовлетворить мое любопытство, – сказал я, забывая о своем происхождении.

– Эльза не супруга, а моя дочь. Моя жена уехала в Израиль десять лет назад. Мы уже почти не поддерживаем друг с другом связь. А вот Эльза будет очень рада, если вы сводите ее куда-нибудь поужинать. Она говорит, что задыхается в этом городе. Девочка чувствует себя здесь чужаком.

Я хотел было ответить, что не собираюсь никого водить ни на какие ужины, даже если и решу остаться на сегодняшний день здесь, но не успел и рта открыть, как Десместре опередил меня:

– Думаю, она сама в этом виновата. Она немного странная.

Через несколько минут мы подошли к широченной каменной лестнице, ведущей к собору – огромному мраморному строению, горделиво возвышающемуся над городом. На самой вершине его башни виднелся какой-то странный черный ангел.

Улыбнувшись моему изумленному выражению лица (а размеры собора меня действительно поразили), антиквар легонько похлопал меня по спине, тем самым подталкивая подняться по лестнице. Посередине этой лестницы я, засмотревшись на вершину собора и не глядя себе под ноги, споткнулся о лежавшего на ступеньках пьяницу, который тут же начал ругать меня на каком-то непонятном мне языке. Мы с моим спутником были уже на верхних ступеньках лестницы, а позади все еще раздавались чертыханья потревоженного мною пьянчужки.

Эта ругань и застилавшие небо свинцовые тучи, грозившие разразиться дождем, еще больше придали окружающей меня обстановке недоброжелательный вид. Мне показалось, что даже камни под ногами – и те не рады моему появлению здесь. Я вдруг почувствовал, что оказался черт знает где и в компании черт знает с каким человеком, о намерениях которого я не имел ни малейшего представления. Уже поднявшись наверх, я напрямик спросил у своего спутника:

– А как вы на меня вышли? И зачем вы вчера подсунули эти бумаженции под дверь моего дома? – произнося эти слова, я коснулся ладонью желтовато-коричневого конверта, край которого торчал из моей кожаной сумки. – Разве не легче было бы позвонить мне по телефону? В крайнем случае, вы могли бы позвонить мне в дверь.

– Такая уж она, моя дочь Эльза, – сказал в ответ Десместре, поднимая голову и впиваясь взглядом в башню с черным ангелом. – Она ехала куда-то в район горы Монсеррат, и я, воспользовавшись этим, попросил ее заехать к вам и передать конверт с запиской. Мне дали ваш адрес в американском консульстве в Барселоне.

– А я-то думал, что эта информация конфиденциальная, – сердито пробурчал я.

– Все зависит от того, к кому за ней обращаешься.

Не дав по этому поводу больше никаких объяснений, он вытянул руку вперед и указал на каменную голову на фасаде собора. Суровое выражение на его лице при этом сменилось выражением восторга.

– Только не говорите мне, что вы этого не видите!

Я посмотрел на каменную голову, видневшуюся среди рельефных изображений святых и скульптурных украшений на фасаде. Это была голова мужчины с выпученными глазами, длинными волосами и громадными усами.

– Вижу, и даже очень хорошо, – ответил я, сам еще толком не понимая, о чем идет речь.

– Это очень странно, правда? Я имею в виду то, что этот человек изображен здесь, на фасаде XVII века. Думаю, вы его узнали.

– Откровенно говоря, нет.

– Это Дали. Сальвадор Дали!

Смутившись, я внимательнее посмотрел на эту голову, которая, казалось, выныривала из фасада над одной из его колонн. Мне, конечно же, было хорошо знакомо лицо упомянутого моим собеседником художника-сюрреалиста, и сходство данной скульптуры с ним и в самом деле было удивительным.

– Эта каменная голова вызывала всевозможные толки, – сказал Десместре. – Считается, например, что скульптор создал ее после того, как ему приснилось, что через три столетия родится этот гений. Странное предвидение, не так ли?

– А какие еще есть объяснения?

– Скептики говорят, что события происходили с точностью до наоборот. Дали, который хорошо знал этот собор, сделал себе подобные усы и прическу, чтобы они имитировали данную скульптуру, и благодаря этому создал миф о самом себе. Он даже имитировал такой же взгляд.

Уже зайдя в собор, главный неф которого был огромным, антиквар вполголоса рассказал мне о строителях собора – масонах, которые включили в религиозные изображения и статуи эзотерические символы, заметить которые, впрочем, могли лишь посвященные.

– Вот почему здесь везде так много драконов, – закончил свой рассказ Десместре. – Они символизируют собой ту силу, которая исходит из недр земли.

– То же самое мне рассказывали о монастыре Монсеррат, – сказал я, вспомнив об одном ранее проведенном мною журналистском расследовании, о котором мне, впрочем, не хотелось бы вспоминать.

– Пусть у вас на этот счет не будет никаких сомнений. Если мы отправимся в путешествие во времени, то узнаем кое-что весьма интересное. Этот готический собор был построен на месте другого аналогичного сооружения, до которого, как было выяснено, на этом месте находилась церковь, а еще раньше – древнеримский храм. Если бы мы стали перемещаться во времени и дальше, то, мне кажется, наверняка обнаружили бы языческое культовое сооружение, находившееся здесь задолго до возникновения христианства. Знаете, почему?

В ответ я ограничился лишь выжидающим молчанием.

– Потому что там, в глубине, что-то есть. Что-то достаточно могущественное, что заставляло трудиться здесь тысячи ремесленников в течение трех тысячелетий. Мы не знаем, что это, но оно находится прямо под нашими ногами.

– Вы имеете в виду драконье гнездо? – попытался сострить я.

Моя реплика, однако, ничуть не позабавила антиквара. В ответ на мои слова он кивком головы показал, чтобы я выходил вслед за ним из храма.

4

Когда мы выходили из собора, нас встретил оглушительный раскат грома – своего рода предупреждение о том, что начавшаяся гроза в ближайшее время не собирается утихать. Прежде чем мы зашагали вниз по улице, Десместре коснулся моего плеча и показал рукой на своеобразный водосточный желоб, выходящий из боковой стены собора. Он был выполнен в виде женщины с искаженным лицом, у которой изо рта текла вода. Скульптор специально сделал внутри своего творения такое отверстие, чтобы вода во время сильного дождя била струей.

– Это – ведьма собора, – сказал антиквар, довольный тем, что может показать эту диковинку в действии. – Существует легенда о том, что в здешних местах когда-то жила колдунья, которая настолько сильно ненавидела христианскую религию, что осыпала оскорблениями верующих и бросала камнями в храм. Так продолжалось до тех пор, пока на нее не обрушилась небесная кара и она не превратилась в каменную скульптуру, слившуюся с этой стеной. И теперь единственное, что она может делать, – так это плеваться водой.

Пока он рассказывал, я смотрел на то, как дождевые капли медленно стекают по его плечам, напоминающим своими очертаниями походную палатку. Наконец антиквар сказал:

– Надеюсь, вы не станете возражать, если мы немного перекусим в моем любимом ресторанчике. Мы там будем одни, и никто не помешает нам поговорить о деле.



– С удовольствием, – ответил я, внутренне радуясь тому, что мы наконец-таки отставим в сторону всякие мифы и легенды и перейдем к тому, ради чего я, собственно, сюда и приехал.

Ресторан находился на улице Бальестериа и имел довольно странное название – «Эль куль де ла льеона», что в переводе с каталанского языка означало «Задница львицы». Поскольку до обеда оставалось еще целых три часа, он был закрыт, однако стоило Десместре тихонечко постучать в оконное стекло – и ему тут же открыл дверь улыбающийся юноша-араб с курчавыми волосами. Судя по оливковому оттенку его кожи, он был выходцем откуда-нибудь из Марокко, Алжира или Туниса.

– Нам не помешало бы отведать в это дождливое утро чего-нибудь горяченького, – сказал антиквар певучим голосом.

Официант в ответ молча усадил нас за стол неподалеку от входа и закрыл дверь ресторана на ключ. Затем он задернул шторы.

– Я почти каждый день прихожу сюда обедать, – сообщил мне антиквар. – Позвольте мне заказать легкую закуску. Разговаривать на голодный желудок – это неправильно.

Минут через пять официант принес нам гренки с жареными помидорами и целое блюдо с местными колбасными изделиями. А еще он поставил на стол небольшую бутылку красного вина.

– Ну что ж, давайте поговорим о работе, – сказал я, беря гренку и кусочек колбасы. – Вы упомянули число из четырех цифр, которое может трансформироваться в число из семи цифр. Что вы имели в виду?

– В подобной интерпретации это звучит почти как головоломка, но я постараюсь объяснить все как можно проще. Вы слышали что-нибудь про каббалу? Эта наука развивалась в Хероне весьма интенсивно. Когда Эль-Каль переживал период наивысшего расцвета, здесь жили лучшие каббалисты Европы. Однако мы поговорим об этом как-нибудь потом.

– Да, давайте перейдем к делу, – нетерпеливо сказал я.

– Если говорить коротко, я уже лет двадцать как покинул Израиль и приехал сюда, чтобы открыть здесь антикварный магазин – тот, который вы сегодня видели.

Я, по правде говоря, не видел этого магазина, потому что его витрина была полностью закрыта огромным куском мешковины, однако я не стал перебивать своего собеседника.

– После того как этот квартал был отреставрирован, – продолжал антиквар, – город существенно обогатился. И не только благодаря хлынувшим сюда туристам. Здесь стали селиться более-менее состоятельные иностранцы, например, ваш соотечественник Лэнс Армстронг. Знаменитый американский велогонщик.

– Я знаю, кто он такой. Продолжайте, пожалуйста.

– Я, скажем так, довольно неплохо зарабатываю себе на жизнь тем, что скупаю и перепродаю старинную мебель, хотя найти подходящих клиентов зачастую бывает не так-то просто. Впрочем, следует признать, что Интернет значительно упростил весь этот процесс.

Я осушил бокал, мысленно прося небеса – все еще затянутые грозовыми тучами – о том, чтобы сидящий передо мной человек побыстрее закончил все свои преамбулы и наконец сообщил, в чем же заключается его предложение. У меня уже заканчивалось терпение. Десместре, должно быть, заметил мою нетерпеливость, потому что вдруг сказал:

– Дело в том, что я стал жертвой ужасного ограбления.

После подобного его заявления в ресторане воцарилась неловкая тишина, которую не нарушал даже ранее сновавший туда-сюда официант (а может, этот парень был хозяином данного заведения). К этому моменту он уже куда-то испарился.

– При всем моем к вам уважении, сеньор Десместре, – начал я, уже жалея о том, что сюда приехал, – могу лишь сказать, что вам следует обратиться с данной проблемой в полицию. Если я писал статьи о краже произведений искусства по заказу калифорнийских миллионеров, это еще не означает, что…

– Это означает очень многое, – сухо перебил меня антиквар. – По крайней мере, для меня. В данный момент вы являетесь единственным человеком, который может помочь мне, чтобы я не зря потратил свои деньги. И я буду очень щедрым. Более того – мы даже разделим прибыль пополам.

– Я настаиваю на том, что этим следует заниматься полиции, а не мало что соображающему в подобных делах журналисту, – ответил я, предчувствуя, что могу влипнуть в серьезные проблемы. – Если вы не доверяете правоохранительным органам, наймите частного детектива.

– В полиции уже знают об этом ограблении, – сказал Десместре, – но это вряд ли поможет мне вернуть письма. Кроме того, я даже не сообщил полицейским об их существовании.

Как я и опасался, вся эта затея, похоже, пахла какими-то большими неприятностями. Здравый смысл мне подсказывал, что нужно убираться отсюда, и побыстрее. Тем не менее я поддался своему любопытству и спросил:

– О каких письмах вы говорите? Я ничего не понимаю.

Десместре, слегка приподняв брови, уставился на меня пристальным взглядом, а его необычайно покатые плечи стали, казалось, еще более покатыми.

– Прежде чем я сообщу детали, мне необходимо знать, беретесь ли вы за этот заказ. Те, кто не имеет к этому делу никакого отношения, не должны ничего знать.

– Тогда считайте меня одним из тех, кто не имеет к этому делу никакого отношения. Я не собираюсь браться за работу, не имея представления, в чем она будет состоять. Кроме того, она, похоже, пахнет большими неприятностями. В общем, решено – обратитесь к кому-нибудь другому.

Произнеся эти слова, я вдруг почувствовал облегчение. Однако антиквар, не придав моим словам, похоже, абсолютно никакого значения, стал с невозмутимым видом объяснять:

– Обычно я покупаю товар у владельцев находящихся в окрестностях Хероны домов, в которых уже никто не живет. В старых домах, впрочем, не так часто находится какая-нибудь стоящая мебель. Если же она там имеется, то хозяева знают о ее ценности и зачастую загибают немыслимые цены. Сами понимаете, очень прибыльным бизнесом это не назовешь. Поэтому я приятно удивился, когда увидел комод в стиле модерн в партии товара, продававшегося буквально за бесценок. Раньше он принадлежал какому-то старику, который провел всю свою жизнь в квартале Эль-Каль. Старик этот в последнее время жил один, а когда такие люди умирают, их ближайшие родственники обычно стремятся мигом распродать все имущество умершего, чтобы легче было поделить доставшееся наследство…

– А вы, пользуясь этой их спешкой, приобретаете ценную мебель по бросовой цене.

– Я оказываю им хорошую услугу, поверьте мне, – стал оправдываться антиквар, ничуть не обидевшись на мои слова. – Я плачу больше, чем заплатили бы другие, и, кроме того, за особо ценные предметы мебели я отстегиваю их бывшим владельцам определенный процент от прибыли, которую мне удается получить за счет перепродажи.

– Тот комод относился к числу особо ценных предметов мебели?

– Как по мне, так пусть бы его бросили хоть в костер! – неожиданно заявил антиквар. – Он, конечно, старинный, но не очень красивый. Один из тех предметов мебели, которые изготавливали для семей с не ахти каким достатком. Кроме того, он почти сгнил от сырости.

Десместре произносил эти слова с таким видом, как будто я был простодушным владельцем какого-нибудь предмета мебели, а он, желая его у меня купить, пытается сбить цену.

– Если этот комод такая нестоящая вещь, то почему же вы тогда так сильно переживаете? Ведь у вас, если я не ошибаюсь, украли именно его, не так ли?

– Вы не ошибаетесь. Сам по себе этот комод для меня большого интереса не представляет. Если его реставрировать, то я смог бы заработать от его перепродажи всего лишь чуть больше тысячи евро. А вот то, что в нем находилось, – это уже совсем другое дело.

– И что же в нем находилось? – заинтересовался я. – Вы упоминали о каких-то письмах.

– О них и речь. Там лежала кипа хорошо сохранившихся писем, аккуратно перевязанных черным шелковым шнурком. Когда я понял, что это за письма, я сказал себе: «Альфред, тебе посчастливилось отхватить большой куш».

– Расскажите подробнее, не терзайте мое любопытство.

– Давайте-ка лучше пойдем в мой магазин, – шепотом сказал Десместре, покосившись в сторону кухни, в которой кто-то тихонечко гремел кастрюлями и тарелками. – Заодно и посмотрите, во что он превратился.

5

Я зашел в магазин, стараясь не наступать на валяющиеся на полу бесчисленные кусочки битого стекла. Со стороны могло показаться, что здесь недавно разорвалась небольшая бомбочка.

Осмотрев изнутри разбитую вдребезги витрину, прикрытую со стороны улицы огромным куском мешковины, я понял, что при ограблении использовали автомобиль. Я знал из прессы, что именно так частенько грабят ювелирные магазины. Этот способ позволял действовать быстро и результативно: грабители на автомобиле типа «пикап» или на микроавтобусе с разгона въезжали прямо в витрину и, снеся ее, буквально опустошали магазин еще до того, как по сигналу сработавшей сигнализации успевала приехать полиция.

– Комод в стиле модерн, похоже, не показался грабителям дешевым барахлом, если они решились на такой отчаянный шаг, – заметил я. – Они ведь при этом довольно сильно рисковали.

– Я с вами согласен, – кивнул антиквар, почесывая себе затылок с таким видом, как будто ему до сих пор еще не верилось, что подобное могло произойти. – Однако они утащили не только этот комод, но и письменный стол XVIII века, несколько средневековых картин и серебряную скульптуру. Это хорошая добыча. Я, правда, могу возместить часть стоимости утраченного благодаря страховке.

– А что это были за письма? Вы мне про них так ничего толком и не рассказали.

Десместре, скрестив руки на груди, посмотрел на меня настороженным взглядом. Здесь, в его собственном магазине, он казался мне уже гораздо менее добродушным и гостеприимным и был похож скорее на коммерсанта, который ни на секунду не перестает следить за тем, как бы его не облапошили. Тяжело вздохнув, он сказал:

– Надеюсь, я могу вам доверять.

– Можете доверять, если хотите, однако это отнюдь не будет означать, что я уже согласился на ваше предложение.

– Оно не может вас не заинтересовать, – сказал антиквар, жестом приглашая меня пройти в боковую комнату и продолжить разговор уже там.

Комната эта представляла собой небольшое хранилище, и котором жутко воняло растворителем. Запах был настолько сильным, что мне даже стало трудно дышать. Я осторожно присел на расшатанный стул, а Десместре зажег небольшой светильник и затем расположился на сундуке. Доносившаяся со второго этажа дома ария из какой-то оперы придавала ситуации некую торжественность. Антиквар начал рассказывать:

– Я вам уже говорил, что в еврейском квартале Хероны жили каббалисты, пользовавшиеся всемирной известностью. Это была своего рода столица данной науки. Здесь работали эксперты по нумерологии, которые искали в Священных Писаниях тайный код. Не знаю, известно ли вам о том, что в них имелась зашифрованная информация.

Я отрицательно покачал головой, чувствуя, как запах растворителя уже буквально жжет мне легкие.

– Подробный разговор об этом занял бы у нас довольно много времени, которым мы не располагаем, – продолжал антиквар. – Как бы там ни было, каббалисты были изгнаны из города инквизицией, а вместе с ними и все другие жители, представители еврейского народа. С тех пор деятельность евреев в Хероне была весьма и весьма незначительной – если не считать одного конкретного случая, о котором я вам сейчас расскажу. Речь пойдет о человеке по имени Исаак Каравида. Он был таким же, как я, сефардом[2] и поселился неподалеку отсюда в начале XX века. Это довольно увлекательная история, сеньор Видаль, так что слушайте внимательно.

– Я весь превратился в слух, – ответил я, стараясь не выказывать своего неудовольствия.

– Фамилия Каравида – так же как и фамилия Десместре – была весьма распространенной в эпоху процветания квартала Эль-Каль. Когда этот Исаак переехал сюда из Германии, ему, наверное, казалось, что он вернулся на родину своих предков. Он вел аскетический образ жизни, но при этом был довольно богатым человеком, хотя мне и не известно, чтобы он чем-то промышлял здесь, в Хероне. Он жил один, в таком же небольшом доме, как этот, и занимался исключительно научными исследованиями.

– Этакий каббалист XX века, который искал энергию, исходившую от его умерших предков, – добавил, усмехнувшись, я.

– Что-то вроде того, однако Исаак Каравида отнюдь не ограничивался тем, что копался в духовном наследии, оставшемся от когда-то существовавшего здесь еврейского квартала. Он был космополитом и поддерживал связь со многими выдающимися людьми своего времени. В их число входил и некий весьма необыкновенный человек, с которым он довольно активно переписывался.

– Наконец-то мы добрались до сути вопроса, – сказал я, сгорая от желания побыстрее отсюда уехать. – По всей видимости, именно этот человек и был автором тех перевязанных черным шнурком писем, которые исчезли вместе с комодом.

– Вы угадали. А ваше чутье не подсказывает вам, кто был этот человек?

– Мое чутье подсказывает мне, что тут очень сильно пахнет растворителем, который используется для протравки мебели. Рассказывайте быстрее, а то я скоро потеряю сознание и свалюсь с этого стула на пол.

Десместре был так сильно взволнован тем откровением, которым он собирался меня сейчас изумить, что даже не заметил моего ехидства. Своим певучим голосом, ставшим вдруг торжественным и печальным, он произнес:

– Карл Густав Юнг.

Затем он замолчал с таким видом, как будто только что упомянул имя мессии.

Со второго этажа по-прежнему доносились звуки оперы, казавшиеся весьма неуместными при том разговоре, который происходил здесь, в хранилище.

– Это имя вам ни о чем не говорит? – спросил, еле сдерживая негодование, Десместре.

– Мы, американцы, не такие тупые, какими вы нас считаете. Нас в университетах кое-чему учат. Я знаю, что Юнг был довольно эксцентричным коллегой Фрейда, главным образом его интересовало все, что так или иначе относится к эзотерике.

– Позвольте мне сообщить вам об этом выдающемся человеке кое-что еще, – начал горячиться Десместре. – Ему мы обязаны такими понятиями, как «интроверт» и «экстраверт», теорией архетипов, понятиями «коллективное подсознание», «синхроничность»…

– Это все замечательно, – перебил я антиквара, – однако мы здесь не для того, чтобы проводить семинар, посвященный деятельности Юнга. Давайте-ка сконцентрируемся на письмах, которые он прислал нашему каббалисту.

– Меня радует то, что вы – человек дела. Именно это мне и нужно для решения проблемы, которая у меня возникла. Итак, Каравида в течение 1913 года активно переписывался с Юнгом. В нижнем ящике того комода находилось в общей сложности шестнадцать писем, сложенных строго в хронологическом порядке. Я сверил почерк и подписи в них всех с ксерокопиями сохранившихся писем этого швейцарского психиатра и философа и пришел к однозначному выводу: письма, которые я обнаружил в комоде, написал Карл Густав Юнг.

– Думаю, они представляют собой большую ценность для тех, кто изучает его научное наследие, – добавил я.

– Гораздо большую ценность, чем вы можете сейчас себе представить, – заявил антиквар, глядя на меня горящим взглядом. – Во-первых, эти письма охватывают весь 1913 год. Каравида, по всей видимости, потерял связь с Юнгом в следующем, 1914 году, из-за начавшейся мировой войны.

– А чем, собственно говоря, был примечателен 1913 год?

– Сейчас я вам об этом расскажу. Именно поэтому я вас сюда и вызвал. В 1913 году Юнг встретился с Фрейдом в последний раз. Между ними во время той встречи вспыхнула ожесточенная дискуссия, после которой их жизненные пути окончательно разошлись.

– Отсюда следует, – начал рассуждать я, – что в переписке Юнга с Каравидой должны были найти свое отражение факторы, приведшие к разрыву между Фрейдом и Юнгом.

– А вот и нет! – восторженно воскликнул Десместре. – Юнг почти даже и не упоминает в них о Фрейде. Насколько я смог понять из этих писем, Юнг первым написал владельцу комода, заинтересовавшись неким исследованием, которое тот уже почти закончил.

– И которое, наверное, имело какое-то отношение к каббале.

– Ну конечно. Каравида поставил себе отнюдь не легкую задачу: вывести из содержания Библии закодированное в ней число всего лишь из четырех цифр – число, которое те, кто составлял Священное Писание, искусно скрыли. Чтобы узнать это число, Каравиде пришлось заняться сложнейшими вычислениями. Об этом его исследовании знал только Юнг.

– Число из четырех цифр? Я не понимаю, какая польза…

– А вы подумайте немного, сеньор Видаль, – перебил меня Десместре. – Что может состоять из четырех цифр?

– Например, 1913 год.

– Именно так. Однако вряд ли он мог иметь большое значение для каббалистического исследования Исаака Каравиды. Каравида искал в Библии гораздо более удаленный от него год. И он нашел его, причем разница составила ровно одно столетие. 2013-й. Вот он, этот год!

– Я ничего не понимаю. Что такого особенного в 2013 году?

– Абсолютно ничего особенного! – воскликнул дрожащим голосом Десместре. – Просто это год, в котором наступит конец света.

6

Наш разговор был прерван в его самый что ни на есть кульминационный момент зазвонившим телефоном.

Воспользовавшись тем, что Десместре пошел отвечать на звонок в соседнее помещение, я принялся рассматривать хранилище. Здесь находились два обшарпанных шкафа, искривившаяся вешалка с инкрустациями и металлическая этажерка, на полках которой лежали всевозможные предметы: мраморные курительные трубки, фотоаппарат столетней давности, различные пепельницы из зеленого стекла, миниатюрный будильник и какая-то старая фотография в рамке.

Эта фотография привлекла мое внимание, и я, поднявшись со стула, подошел поближе, чтобы получше ее рассмотреть. На ней была запечатлена молодая дама с выразительными черными глазами и красиво очерченными губами. Одета эта дама была в блузку из светлого шелка, на фоне которой четко выделялись темные волнистые волосы. Несмотря на идеальную красоту этой женщины, жившей в далекую эпоху, в ее взгляде чувствовалось что-то тревожное. Возможно, подобное ощущение возникало из-за ее сурового и одновременно бесхитростного взгляда, свойственного тем, кто пытается скрыть свою уязвимость.

Услышав приближающиеся шаги антиквара, я быстренько отошел от этажерки и снова уселся на стул – как будто только что делал нечто зазорное и не хотел, чтобы это кто-то заметил.

– Ничего нового, – сказал антиквар, имея в виду свой разговор по телефону. Ему, наверное, звонили из полиции.

– И здесь тоже нет ничего нового, – ответил я, проводя взглядом по находящимся в комнате старинным предметам.

Десместре, проигнорировав мою плоскую шутку, продолжил наш разговор прямо с того места, на котором он был прерван, – чему я даже обрадовался, потому что это избавляло меня от лишнего словоблудия.

– Мое предложение заключается в следующем, – сказал Десместре, снова усевшись на сундук. – Поскольку грабители наверняка попытаются продать то, что они похитили, в каком-нибудь другом городе, ваша задача будет заключаться в том, чтобы купить у них эти письма. Скупиться я не стану: мы предложим такую сумму, которая заставит их не побояться риска и продать нам письма уже и ближайшее время. Вам прекрасно известно, что похищенные предметы обычно очень долго «вылеживаются» в каком-нибудь укромном месте, и лишь затем их пытаются кому-нибудь продать.

Решив, видимо, что он уже объяснил все достаточно обстоятельно, Десместре стал ждать моего ответа, приглаживая свои блестящие черные волосы. У меня при этом появилось ощущение, что его лицо чем-то похоже на лицо запечатленной на фотографии красивой женщины. Возможно, это была его бабушка или прабабушка – судя по старинности вставленной в посеребренную рамку фотографии.

– А теперь скажите, – нетерпеливо обратился ко мне антиквар, так и не дождавшись ответа, – вы согласны мне помочь?

– Жаль, что приходится вас разочаровывать, однако, по моему мнению, ваш план не такой уж легко выполнимый, как вам кажется.

– А кто сказал, что он легко выполнимый? Однако поскольку вы приобрели определенный опыт, занимаясь похитителями художественных ценностей в Калифорнии, вам, возможно, известны какие-нибудь каналы, по которым можно выйти на такого рода людей. Я всего лишь прошу вас попытаться это сделать. За одно только это вы получите хорошее вознаграждение.

– Даже если я сумею на них выйти, – начал я набивать себе цену, – я, как вам известно, за покупку краденных предметов могу угодить в тюрьму.

– Только не в данном случае. Ведь эти предметы вы возвратите их законному владельцу, я же, со своей стороны, могу дать вам письменное подтверждение того, что вы действуете в моих интересах.

– Неужели вас и в самом деле так сильно заинтересовали эти письма?

– Здесь важен не столько мой собственный интерес, сколько интерес одного моего клиента. Как раз накануне ограбления я заключил на аукционе сделку о продаже этих писем.

– Однако если мы заплатим грабителям за эти письма очень большую сумму, вы от последующей продажи их своему клиенту, наверное, ничего не заработаете.

– В обычной ситуации именно так оно и было бы, – сказал Десместре, открывая свои темные глаза так широко, как будто это помогало ему лучше видеть в полумраке комнаты, – но я предполагаю, что грабители даже не подозревают о том, что эти письма могут представлять для кого-то ценность. Поэтому мы можем не проявлять особой щедрости – заплатим за письма столько, сколько грабители попросят, а затем перепродадим их моему клиенту. Если все получится, мы поделим чистую прибыль пополам. Неплохой уговор, не так ли?

– Позвольте мне подумать хотя бы до завтра, – ответил я, хотя и был уверен, что участвовать в этой авантюре не хочу. – Тут все намного сложнее, чем я предполагал.

– А вам не хотелось бы сначала узнать стоимость этих писем? – спросил Десместре с натянутой улыбкой. – Ведь при принятии решения этот фактор необходимо учитывать.

– Ну так давайте, удивите меня.

– Позвольте мне первым делом объяснить вам, каким образом проходил аукцион.

– Ох и любите вы подольше подержать своих собеседников в напряжении! – с недовольством воскликнул я. – Намного проще было бы назвать одно лишь число – и точка.

– Не будьте таким прозаичным. Кроме того, если вам станет известна вся история, возможно, у вас появится какая-нибудь зацепка.

– Ну хорошо, рассказывайте, но покороче.

– Как только я удостоверился в подлинности писем, и сообщил о своей находке в один из аукционных домов Лондона. Затем о ней были оповещены по электронной почте те клиенты, которых она могла заинтересовать. Вы можете себе представить, кто именно – государственные учреждения, общественные организации, фонды, частные лица, коллекционирующие предметы подобного рода… Затем состоялся – по всем правилам – аукцион, в ходе которого один из попечителей Британского музея предложил за эти письма пятьдесят тысяч евро. Сумма совсем не маленькая.

– Да, это верно.

– А теперь начинается самое интересное. Когда я уже собирался заключить соответствующую сделку, некое частное лицо предложило за эти письма гораздо большую сумму. Это сделал человек, который, видимо, намеревался победить в торгах во что бы то ни стало, поскольку он предложил такую умопомрачительную сумму, превзойти которую не смог бы уже никто.

– Я в Калифорнии сталкивался с подобными миллионерами. Думаю, ваш клиент удвоил предыдущую сумму, чтобы одним махом отпугнуть всех других участников аукциона.

Антиквар в ответ на мое предположение глубоко вздохнул, а затем торжественным тоном сказал:

– Если бы это было именно так, мы с вами, наверное, сейчас здесь не разговаривали.

Масштабы, которые принимало дело, заставили меня позабыть даже о запахе растворителя. Я, как будто бы уже согласился поучаствовать в этой авантюре, с деловитым видом спросил:

– И сколько вам предложило то частное лицо?

– Только не упадите со стула – два миллиона тринадцать тысяч евро. Предложение было сделано именно в этой валюте и поступило откуда-то из Северной Европы. Вам это не кажется странным?

– Скорее похоже на какую-то прихоть. К чему эта добавочка в тринадцать тысяч евро?

– Сразу видно, что вы весьма далеки от каббалы, – насмешливым тоном произнес Десместре. – Данная сумма является не только явно завышенной, но и весьма символической, потому что она перекликается с числом 2013. Тот, кто мне ее предложил, наверняка знаком с содержанием этих писем.

– Этого не может быть, – покачал головой я. – Ну, разве что в том случае, если…

– Вы догадались правильно, – взволнованно перебил меня антиквар. – Если вы и дальше будете блистать интуицией, мы, пожалуй, добьемся в этом дельце положительного результата.

– …если у покупателя имеется вторая половина переписки, – договорил я.

– Таким образом, – закивал антиквар, – данный человек уже раздобыл письма, отправленные Каравидой Юнгу, и теперь ему хочется заполучить письма, отправленные Юнгом Каравиде. Каравида, должно быть, рассказывал в своих письмах о каббалистическом исследовании, которое вывело его на число 2013.

– Этот человек хочет узнать, как прокомментировал это исследование Юнг, – добавил я. – Его это, видимо, очень сильно интересует, если он и в самом деле готов уплатить такую большую сумму.

– Поверьте мне, он на это готов. Он твердо заявил о своем намерении.

– Это, похоже, какой-то чудаковатый миллионер, – покачал головой я, – ведь вообще-то он мог добиться своей цели и без таких огромных затрат. Ему, наверное, хотелось уплатить именно эту сумму. Может, он фанатически увлечен идеями Юнга. Или предсказаниями конца света.

В усталых глазах Десместре, который, скорее всего, что-то от меня утаил, появился беспокойный блеск.

– Или же и тем, и другим, – сказал антиквар.

7

Потратив очень много времени на разговоры с Десместре и так и не придя ни к какому соглашению с ним, во второй половине дня я отправился в отель «Карл Великий», в котором этот докучливый антиквар забронировал для меня номер. Предыдущей ночью я не выспался, да и долгий разговор меня утомил, поэтому, почувствовав себя изможденным, я решил устроить себе послеобеденный отдых, даже и не обедая.

Я намеревался поспать пару часов, а затем сегодня же выпутаться из этой дурацкой истории с письмами. Если события и в самом деле происходили именно так, как рассказал антиквар, то попытка вмешаться в них могла закончиться для меня разве что безвременной кончиной. Даже и за гораздо меньшие деньги преступная шайка не побоялась бы взорвать к чертям собачьим весь отель, в котором я остановился.

Эта мысль напрочь отбила у меня сон, и я довольно долго лежал, глядя в потолок гостиничного номера, белизна которого в ярком свете полуденного солнца почему-то показалась мне прямо-таки вызывающей.

Хотя я провел вдали от своего дома пока всего лишь полдня, я вдруг сильно заскучал по Айне и по дочери. Сегодня был первый понедельник, в который Ингрид не нужно было идти в школу, поскольку наступили летние каникулы. Я решил позвонить на мобильник дочери, чтобы удостовериться, что у нее все в порядке.

Она, вопреки своему обыкновению, ответила на звонок буквально через несколько секунд. Это само по себе уже было для меня хорошей новостью.

– Ты где? – спросил я голосом строгого отца.

– Дома. А где я, по-твоему, сейчас могу быть?

– И что ты делаешь?

– Ничего особенного. Так, смотрю телевизор. А еще разглядываю пиццу, которую я только что вытащила из микроволновки.

– Это далеко не самая полезная в мире еда.

– А жизнь тоже не очень полезная вещь, – ироническим тоном ответила Ингрид. – От нее, как ты мог заметить, рано или поздно умирают.

– В этом ты права, – сказал я, мысленно улыбнувшись. – Как там дела у Айны? Мне очень не понравилось, что ты вчера…

– Мы с ней уже помирились, – перебила меня Ингрид. – Я просто слегка вспылила – только и всего.

– Только и всего? Ты хоть извинилась?

– Да. Больше я с тобой разговаривать не могу – по телевизору начинаются новости.

– С каких пор ты стала интересоваться теленовостями? – удивленно спросил я.

Однако вместо ответа я услышал лишь гудки: Ингрид уже нажала на кнопку прекращения разговора.

Я на пару минут задумался, ломая себе голову над тем, стоит ли мне звонить Айне на работу, и в конце концов решил этого не делать, потому что она работала в библиотеке, а библиотека – не самое подходящее место для телефонных разговоров. Я позвоню ей позже, после четырех часов, когда ее рабочий день закончится.

Мои мысли вернулись к Ингрид. Уже очень скоро нужно будет решить, что же с ней делать, когда наступит сентябрь. За то время, которое она прожила здесь, в Испании, она так и не адаптировалась к местной школе, потому что была слишком ленивой и не сумела быстренько освоить малознакомый ей язык. Позволить ей еще один учебный год провести впустую я не мог.

Если она не переменит своего отношения к учебе, то единственное, что мне останется, – это отправить ее учиться в частную американскую школу, находящуюся в пригороде Барселоны. Это был интернат, в котором с понедельника по пятницу жили и учились дети дипломатических работников. Однако обучение в этой школе стоило очень дорого, и при моем нынешнем финансовом положении заплатить за него я вряд ли бы смог.

Мысль об этом заставила меня еще раз задуматься – хотя и с неизменным скептицизмом – над безрассудным предложением антиквара. Даже если мне удастся каким-либо образом выйти на тех грабителей, будет очень нелегко добиться того, чтобы они, получив большую сумму денег, нас не обманули. И неизвестно еще, действительно ли Десместре был готов рискнуть большими деньгами.

Исходя из сведений, которые имелись у меня относительно подобных авантюр, нам придется иметь дело с посредником. Тот наверняка затребует от нас комиссионные, равные той сумме, которую мы уплатим грабителям, и при этом у нас не будет никакой гарантии, что он нас не обманет. Общие расходы легко могли дойти аж до ста тысяч евро. Кроме того, было еще неизвестно, действительно ли тот таинственный покупатель писем выложит за них два миллиона тринадцать тысяч евро, а при совершении абсолютно законной купли-продажи едва ли не половина полученной прибыли уйдет на уплату комиссионных аукционному дому и налогов.

Я подсчитал, что, если все пройдет так, как задумывалось, и грабители меня не пристрелят, мы с Десместре сможем получить чистой прибыли примерно по пятьсот тысяч евро каждый. Этих денег не хватит на то, чтобы жить на одни лишь проценты, но вот хороший дом на них купить можно, и еще заплатить за учебу дочери…

Негромкий звонок телефона прервал мой сон, в который я погрузился после своих, так сказать, «каббалистических исследований» относительно того, что может ждать меня в ближайшем будущем.

Судя по тому, что в номере было темно, я побаловал себя довольно долгим отдыхом. Уже наступил вечер. Телефон назойливо продолжал тренькать. Я рассеянно поднял трубку и поднес ее к уху. Бесстрастный голос дежурного администратора сообщил:

– Извините за беспокойство. К вам тут пришла одна сеньора.

– Я сейчас спущусь, – машинально ответил я, поднявшись с постели, но еще толком не проснувшись.

Я надел туфли и быстренько прошел в ванную, чтобы умыться. Затем я вышел из номера и направился в вестибюль, теряясь в догадках по поводу того, кому же стало известно, что я поселился в этом отеле.

Когда лифт остановился на первом этаже и его двери открылись, у меня перехватило дыхание. Я не поверил своим глазам: в вестибюле стояла, как порождение галлюцинации, та дама, которую я видел сегодня на старой фотографии. Да-да, та самая дама, фотография которой привлекла мое внимание в антикварном магазине. Она и одета была точно так же, как на фотографии, и глаза ее были такими же темными, да и взгляд, которым она на меня смотрела, был таким же тревожным.

Мне подумалось, что либо эта дама перепрыгнула через сотню лет, чтобы со мной встретиться, либо мне пришлось столкнуться с удивительно похожей на нее женщиной.

Я подошел к ней с осторожностью человека, приближающегося к призраку.

8

– Эй, ты, не впадай в ступор всего лишь из-за того, что я неправильно припарковала машину, – с нагловатым видом сказала мне таинственная незнакомка, когда мы вышли с ней на улицу и подошли к ее автомобилю.

Раз уж эта женщина – даже если она и была призраком – обратилась ко мне подобным образом, пришлось на это как-то отреагировать.

– Мои родители говорили мне, что я ни в коем случае не должен садиться в машину незнакомых людей, – попытался пошутить я.

– Ха-ха, – произнесла женщина в ответ хрипловатым голосом, скрестив руки на груди. – Если меня оштрафуют, я скажу своему отцу, чтобы он вычел сумму штрафа из платы за твои услуги.

Все еще пребывая в недоумении, я все-таки понял, что эта женщина – Эльза и что ужин в ее компании, о котором говорил Десместре, – уже почти свершившийся факт. Идя вслед за ней к «БМВ» с откидывающимся верхом, я невольно мысленно спрашивал себя, зачем такая грубоватая молодая женщина одевается, как дама XIX века. А еще мне, конечно же, было непонятно, как она оказалась на той старинной фотографии. Усевшись на переднее пассажирское сиденье в автомобиле, я поинтересовался, что за дама была запечатлена на фотографии.

– Так это ж я. Неужто не похожа?… Ну ты и сыщик!

С этими словами она надавила на педаль газа и стала обгонять одну машину за другой, не очень придерживаясь правил дорожного движения. Она явно хотела произвести на меня впечатление. А может, это было одно из местных развлечений – пытаться напугать иностранца, только что приехавшего в этот город.

– Я не сыщик, а журналист, – сказал я, пытаясь сохранять самообладание. – Но ведь та фотография… она уже довольно старая.

– Я же тебе сказала – тебе как сыщику над собой еще работать и работать! Логическое мышление у тебя развито слабовато. Ты разве не заметил, что там рядом лежал очень старый фотоаппарат?

– А-а, теперь понимаю! Ты сфотографировала себя этим фотоаппаратом.

– Ну да. Я обнаружила в сундуке эту старомодную одежду, и мне захотелось в ней сфотографироваться. Найти подходящую фотопленку оказалось не так-то просто, но в конце концов я ее нашла, и фотография получилась не такой уж и плохой, правда?

– А сегодня ты надела эту блузку, чтобы меня напугать…

– Нет, ею тебя не напугаешь – если, конечно, ты не трус. Или ты трус?

– Думаю, что нет.

– Тогда держись покрепче.

Она нажала на педаль газа, и мы резко свернули с центральной улицы в переулок, проехав по которому, снова оказались в квартале Эль-Каль. Хотя улицы в этот вечер понедельника были пустынными, я все время боялся, что мы вот-вот кого-нибудь собьем.

– Не будь, пожалуйста, такой бесшабашной, – попросил я. – Тебе ведь уже не двадцать лет.

Эта моя реплика ее, похоже, обидела, и она, с недовольным видом сбавив скорость, включила радио. Из колонок послышалась песня американской рок-группы «Велвет андерграунд», причем весьма подходящая для данного момента – «Femme fatale».[3]

Воспользовавшись воцарившимся молчанием, я стал рассматривать ее краем глаза в желтоватом свете мелькавших над машиной уличных фонарей. Ей было уже за тридцать. Под ее старомодной блузкой и широкой черной юбкой угадывалось гибкое и весьма молодое для ее возраста тело. Большая копна волнистых волос, рассыпавшихся по плечам, придавала ее внешности, можно сказать, классический вид и была, безусловно, главной отличительной чертой ее облика. Глаза у нее были большими и темными, нос – прямой, греческого типа. Ее полные губы все еще кривились от недовольства.

– Я вовсе не хотел обидеть тебя своими словами, – стал оправдываться я. – Мне просто очень хочется, чтобы мы никого не задавили. Кстати, а куда ты меня везешь?

Не отвечая на мой вопрос, Эльза остановила автомобиль на небольшой площади и вышла из него с самым непринужденным видом, хотя парковать машину в этом месте наверняка было запрещено. Я услышал, как ее туфли – тоже старомодные – энергично затопали по булыжной мостовой.


Это заведение – «Ле Бистро» – представляло собой уютное и довольно оживленное кафе, расположенное в самом центре еврейского квартала. Более того, от него было буквально рукой подать до уже известного мне антикварного магазина. Эльза молча и очень внимательно изучала меню, а я тем временем разглядывал местную публику, состоявшую в основном из юных парочек и каких-то друзей-приятелей, которые сидели и без особого энтузиазма пили вино. Моя спутница остановила проходившего мимо официанта одним лишь взглядом. Она заказала у него – разговаривая с ним гораздо вежливее, чем со мной, – бифштекс по-русски с печеночным соусом и пиво, я отдал предпочтение пицце по-деревенски и яблочному вину.

– А ты – чудак, – сказала Эльза, разглядывая свое одеяние. – Это, наверное, побочные эффекты того, что ты не женат.

– Почему ты думаешь, что я не женат?

– Это бросается в глаза – у тебя на пальце нет кольца.

– Считай, что есть, – сказал я. – Кроме того, у меня еще есть четырнадцатилетняя дочь.

– Поздравляю.

– Ты решила издеваться надо мной в течение всего вечера? – спросил я, пытаясь сменить тональность разговора. – Я, между прочим, приехал сюда не для того, чтобы обсуждать свою жизнь.

– Я знаю. Ты приехал за денежками. Я всего лишь служу украшением того, что, в общем-то, является хотя и прибыльным, но грязным дельцем. Причем прибыльным оно станет, если тебе удастся раздобыть те письма.

– Откровенно говоря, у меня нет ни малейшего желания их раздобывать. То же самое я скажу завтра и твоему отцу.

– Готова поспорить с тобой на что угодно: он тебя переубедит, – сказала Эльза, со зловещим видом искривив губы.

– У тебя что, есть какие-то сомнения в моих словах? – сердито спросил я.

– У меня, скажем так, нет никаких сомнений относительно способности моего отца тебя переубедить. Ему очень нужны эти деньги. Они – его шанс распрощаться с этим чертовым антикварным магазином и вернуться в Израиль, будучи обеспеченным уже до конца своей жизни. Поэтому он тебя не отпустит.

Объясняя мне все это, Эльза расстегнула пару пуговиц на своей блузке, и в свете свечей стала видна ее вызывающе-белоснежная шея, еще больше подчеркивающая красоту ее лица. Я понял, что мне нужно переходить к обороне:

– Этот ужин и расстегнутые пуговицы являются частью… переубеждения?

Выражение лица Эльзы тут же стало напряженным, а в глазах сверкнуло негодование.

– За кого ты меня принимаешь? – сердито спросила она.

А затем она расхохоталась – расхохоталась так громко, что сидевшие за соседними столами посетители замолчали и посмотрели на нее. У меня возникло подозрение, что эта Эльза – слегка чокнутая.

– Ладно, хватит глупостей, – сказал я, начиная разрезать пиццу, больше напоминавшую большую лепешку. – Расскажи мне про эти письма. Ты их видела?

– Ну конечно – я ведь их переводила.

– Правда? – удивился я. – А перевод у тебя сохранился?

– Я это делала для своего отца устно. Мы не стали ничего записывать, потому что очень быстро поступили предложения о покупке писем, и нам надо было отправить их в аукционный дом, чтобы гарантировать получение платы за них.

– И тут как раз ваш магазин ограбили.

– Именно так. Это был настоящий удар судьбы.

– Да уж, – кивнул я, слегка повеселев после второго бокала яблочного вина. – Но, по крайней мере, уже хорошо то, что ты их прочитала. О чем в них говорилось?

– О всякой ерунде, связанной с 2013 годом. Тебе мой отец разве не рассказывал? В этой переписке обсуждалась точная дата конца света. Юнг в своих письмах Каравиде выражал сомнения относительно того, что конец света наступит в 2013 году, потому что, согласно календарю майя, он должен наступить в 2012-м. Если быть более точным, то 21 декабря 2012 года.

– Вот уж невелика разница! Кроме того, меня удивляет, что такой выдающийся ученый, как Юнг, поддался подобному суеверию.

– Никакое это не суеверие, – возразила мне Эльза, вдруг заговорив назидательным тоном. – В календаре майя фигурировал так называемый «длинный счет», после завершения которого мир в его нынешнем виде должен исчезнуть. Если посчитать с точностью до дня, то получится, что это произойдет за десять дней до той даты, которую определил в результате своего каббалистического исследования Каравида.

– Даже если кто-то из них и был в чем-то прав, – стал рассуждать я, – мы в данном случае имеем дело отнюдь не с точной наукой. Раз уж тут фигурирует такой огромный промежуток времени, майя вполне могли ошибиться на парочку недель.

– Я по этой теме кое-что читала, – сказала Эльза, кладя вилку на свою – уже опустошенную – тарелку. – Расчеты майя были очень точными. У майя нынешняя эра началась 13 августа 3114 года до рождества Христова. Если мы прибавим то число дней, которое составляло в календаре майя «длинный счет», у нас как раз и получится данная дата – 21 декабря 2012 года. В этот день завершится один цикл и начнется другой. И в промежутке между ними произойдет тотальная катастрофа.

Эльза произнесла последнее предложение с таким увлечением, как будто всей душой хотела, чтобы это пророчество обязательно сбылось. Она, по-видимому, испытывала страсть к трагическому.

– Ну хорошо, предположим, что перед Рождеством 2012 года окружающий нас мир и в самом деле начнет рушиться, – сказал я, решив поразглагольствовать по данному вопросу. – Десяти дней, как мне кажется, вполне хватит для того, чтобы произошло полное разрушение планеты Земля и чтобы наша эра завершилась. Получается, расчеты Каравиды тоже были правильными, и в 2013 году мы все загремим в тартарары.

Эльзу, похоже, позабавило то, что американец, говоря на неродном для него испанском языке, употребил это сугубо разговорное выражение: впервые за этот вечер она добродушно улыбнулась. Затем подняла бокал с пивом и заявила:

– Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Таков закон жизни. Пью за конец света.

9

Я вышел из «Ле Бистро», чувствуя, что от яблочного вина у меня слегка затуманился рассудок. Хотя я и продрых всю вторую половину дня, меня снова очень сильно потянуло на сон. Я уже собирался попрощаться с Эльзой прямо у входа в ресторан, когда она вдруг прикоснулась к моей ладони своими длинными холодными пальцами.

– Мир – стар, а ночь – молода, – сказала оно обольстительным голосом. – Не хочешь еще выпить по бокальчику? Я знаю кафе с видом на реку.

Я стал лихорадочно подыскивать какую-нибудь отговорку, которая позволила бы мне отвязаться от этой женщины, но Эльза вдруг резко навалилась на меня всей массой своего тела, и я рухнул вместе с ней наземь, больно ударившись затылком о мостовую. Через секунду я почувствовал, как мостовая слегка задрожала от проехавшего по ней – совсем рядом со мной – крупнотоннажного грузового автомобиля. Нас с Эльзой, похоже, пытались сбить грузовиком.

Отпрянув от меня, Эльза, дрожа всем телом, посмотрела вслед удаляющемуся грузовому автомобилю.

– Ты спасла мне жизнь, – пробормотал я, вставая с мостовой и чувствуя, что по затылку у меня течет кровь.

– Нам очень сильно повезло, – еле слышно ответила мне Эльза, тоже поднимаясь на ноги.

Я пошел вместе с ней по улице Святого Доминика, глядя перед собой отрешенным взглядом человека, который едва не отправился на тот свет. А вот моя спутница оправилась от своего испуга удивительно быстро, однако от полученного при падении ушиба она слегка хромала.

После пары минут задумчивого молчания я сказал:

– Может, и повезло, но судьбу, как известно, испытывать не стоит. Этот неудавшийся наезд свидетельствует о том, что кто-то не хочет, чтобы мы совали свой нос в эту историю с письмами. Для меня этого предупреждения вполне достаточно.

– Не путай одно с другим, – возразила Эльза, садясь вместе со мной в свой автомобиль. – То, что только что произошло, – а точнее говоря, то, что только что едва не произошло, – не имеет к письмам никакого отношения.

Эльза слегка надавила на педаль газа, и машина тронулась с места.

– А я придерживаюсь другого мнения. Более того, вполне возможно, что это был тот же автомобиль, на котором разнесли витрину магазина твоего отца. Грабители, видимо, все еще ошиваются где-то неподалеку и замышляют нас прикончить.

– Это было бы слишком рискованно – их ведь уже разыскивает полиция. Кроме того, я знаю человека, который сидел за рулем едва не раздавившего нас грузовика.

Услышав эти слова, я молча уставился на Эльзу, ожидая, что сейчас она все объяснит.

– Месяцев шесть назад моего жениха посадили в тюрьму. Я тогда даже и понятия не имела, что он торгует наркотиками. Когда я об этом узнала, не захотела больше поддерживать с ним никаких отношений. А вот он не примирился с нашим разрывом и попросил одного из своих друзей – именно он и был за рулем автомобиля – за мной следить.

– Похоже, не просто следить, но еще и прикончить тебя, – сказал я, удивленно покачав головой. – А заодно и меня. Надо сказать, весьма решительный у тебя женишок.

– Я это поняла слишком поздно. Мне придется уехать из Хероны на довольно долгое время.

– Так для тебя, наверное, будет лучше. Что касается меня, то завтра утром я попрощаюсь с твоим отцом и вернусь домой. Уж больно плохо тут у меня все началось.

– Жаль, – вздохнула Эльза, припарковывая свой «БМВ» возле отеля. – Ты уже начал мне нравиться.

Я в знак прощания поднял руку и, выйдя из машины, неспешным шагом направился к отелю. Когда я уже подошел к его двери, два надрывных автомобильных гудка заставили меня обернуться и посмотреть на Эльзу. Она, высунувшись из окна автомобиля, крикнула:

– Что ты будешь делать завтра?

– Я уже сказал – уеду отсюда.

– Ну, это мы еще посмотрим!

Произнеся эти слова, она включила передачу и надавила на педаль газа. Автомобиль, резко рванувшись с места, унесся прочь.


Все еще находясь под впечатлением того, что со мной сегодня произошло, я, открыв ключом дверь своего гостиничного номера, вошел, уселся на кровать и раскрыл книгу о легендах и тайнах Хероны, которую прихватил со стойки дежурного администратора.

Такому дилетанту в данном вопросе, как я, было удивительно узнать, что, к примеру, в 1286 году в Хероне целые полчища мух вырвались из тела святого Нарцисса и закусали до смерти французских солдат, осквернявших это тело.

Прочитав об этом чуде, я стал быстренько просматривать остальные истории, в которых описывались удивительные происшествия, пока наконец не дошел до главы, посвященной книге «Толкование на Апокалипсис», одна из копий которой хранилась в местном соборе. Упоминание об Апокалипсисе невольно заставило меня вспомнить о переписке Юнга и Каравиды, которому наверняка было известно об этом «Толковании».

Я прочел, что книга эта, написанная и украшенная иллюстрациями вручную, содержит комментарии Беата Лиебанского относительно Апокалипсиса святого Иоанна. Книга снабжена многочисленными изображениями ужасных чудовищ, преисподней и вымышленных городов.

Мне вспомнилось, что в детстве меня очень сильно пугали картинки с людьми, бросаемыми в полымя, ранеными демонами и ангелами, трубящими в трубы и тем самым возвещающими о наступлении конца света. Они, безусловно, являлись хорошим средством устрашения, заставлявшим доверчивых детей вроде меня быть послушными.

В таком виде описал конец света святой Иоанн, обосновывая эти свои утверждения тем, что на него снизошло божественное откровение. Однако фантазии фантазиями, но как все-таки будут развиваться события, если в 2013 году мне и в самом деле придется присутствовать при всеобщей катастрофе? В чем она будет заключаться? В фильмах апокалипсического содержания показывались атомные взрывы – своего рода описанная в пророчествах геенна огненная, в которой грешникам гореть вечным огнем, – цунами, сносящие целые города, эпидемии и войны, ведущие к всеобщему опустошению.

Вполне возможно, что реальный конец света будет не так уж и сильно отличаться от того, как он описан в Библии. Совсем другой вопрос – почему такой человек, как Юнг, заинтересовался датой, до которой он никак не мог дожить, и почему некий чудаковатый миллионер был готов уплатить целую кучу денег за письма, содержавшие в себе не более чем какие-то домыслы.

Чтобы окончательно себя «взбодрить», я прочел на последних страницах книги о легендах и тайнах Хероны краткое содержание рассказа Хоакима Руиры, озаглавленного «Конец света в Хероне»:

При этом строения Хероны все разом рухнули – как рушатся построенные детьми карточные домики, стоит на них только дунуть. Все развалилось с глухим шумом – дома, башни, крепостные стены… У подножия нашей каменной лестницы осталось только нагромождение руин, по которым потекли неудержимыми потоками воды рек Тер и Оньяр. Все трещало, все рушилось…

Я закрыл книгу, чувствуя, что мне становится не по себе. Затем я разделся и лег в постель, даже и не подозревая о том, что всего лишь через какие-то сутки моя жизнь тоже начнет трещать и рушиться.

10

Несмотря на то что я проспал в общей сложности – если считать вчерашний послеобеденный отдых и прошедшую ночь – почти двенадцать часов, проснулся я с таким ощущением, как будто меня отколошматили палками. Зуд в затылке напоминал об инциденте с грузовиком, уцелеть в ходе которого мне удалось буквально чудом.

Столь неприятное воспоминание окончательно убедило меня в том, что со всей этой нелепой авантюрой пора заканчивать. Вежливость обязывала меня пойти попрощаться с Альфредом Десместре, но я твердо решил сказать ему, что не смогу заниматься данным делом, потому что у меня возникли семейные проблемы – что, к тому же, даже не было обманом. Меня, конечно же, немного разочаровывало то, что возвращаться домой мне приходится с пустыми карманами – затраты на проезд по платным дорогам, на бензин и на ресторан уменьшили полученный мною аванс до ста евро, – однако я вполне мог увеличить количество тех уроков английского языка, которые давал в своем районе по пятнадцать евро за час.

Я спустился в вестибюль с горьким осознанием того, что в свои сорок два года вновь потерпел в этой жизни неудачу. Положив книгу с легендами обратно на стойку дежурного администратора, я зашел в ярко освещенный обеденный зал, в котором завтракали всего четыре человека. Я подумал, что это, наверное, коммивояжеры, приехавшие в Херону донимать местных жителей своими дурацкими каталогами продукции.

Уже было девять часов, а мне хотелось вернуться домой как можно скорее.

Подойдя к антикварному магазину, я с раздражением увидел, что его хозяин прикрепил к двери записку для меня:

Сеньор Видаль, я вернусь в 12.30. У нас есть новости.

Эта записка, которая оставила бы равнодушным любого другого человека, подойди он к этой двери, меня очень сильно разозлила: во-первых, потому что она задерживала мое возвращение домой по меньшей мере на три часа (на часах уже было почти полдесятого); во-вторых, мне не понравилось, что Десместре написал «у нас», хотя я никоим образом не давал согласия с ним сотрудничать.

Я пошел вдоль улицы Форса, не зная, как мне поступить – все-таки дождаться антиквара, чтобы с ним попрощаться, или же прямо сейчас забрать свой автомобиль с платной парковки и рвануть домой. Я уже почти было выбрал второй вариант, когда мое внимание вдруг привлекло наклеенное на стену одного из домов рекламное объявление:

Во вторник, в 10.30, в книжном магазине № 22 состоится презентация книги

«ШКАТУЛКА КОНЦА СВЕТА»,

написанной профессором X. М. де ла Фуэнте

Хотя мне за вчерашний день ужасно надоели разговоры о всяких-разных апокалипсисах – конец света, похоже, подстерегал меня в Хероне буквально на каждом углу, – данная вывеска меня все же заинтриговала, и я решил отправиться по указанному адресу – просто чтобы узнать, что это еще за чертовщина.

Я спросил у прохожих, где находится книжный магазин № 22, и оказалось, что идти до него совсем не далеко: мне пришлось перейти на другой берег реки – которая сегодня показалась мне еще более мелкой, чем вчера, – и затем пройти по парочке торговых улочек, прежде чем я оказался перед большим современным книжным магазином.

На витрине виднелось несколько экземпляров книги «Шкатулка конца света» – той самой, презентация которой, судя по объявлению, была запланирована на сегодняшнее утро. Почти все стулья, приготовленные для проведения презентации, уже были заняты подростками, кричащими и толкающимися локтями под неодобрительными взглядами двух учительниц с темными кругами под глазами. Было очевидно, что эту «публику» привели сюда насильно и что заставить ее вести себя тихо во время предстоящего мероприятия будет не так-то просто.

Я уже собирался повернуться и пойти прочь, когда вдруг пожилой мужчина с жизнерадостным выражением лица – видимо, хозяин книжного магазина – жестом показал мне на свободный стул в первом ряду. Я присел, отнюдь не будучи уверенным в том, что поступаю правильно. Примерно через минуту появился автор книги, отчего в зале – неожиданно для меня – воцарилась тишина.

В этом молодом мужчине чувствовалось что-то властное, позволявшее ему успокоить даже целую ораву неугомонных подростков. Выбритая наголо голова и белая хлопковая рубашка классического покроя придавали ему то ли мистический, то ли аристократический вид. В любом случае его манера держаться была таковой, что складывалось впечатление: сейчас здесь будут говорить нечто очень и очень важное.

Поздоровавшись с хозяином книжного магазина – тем самым мужчиной, который усадил меня в первый ряд, – де ла Фуэнте два раза щелкнул пальцем по микрофону. Убедившись в том, что он работает, профессор начал свое выступление следующими словами:

– Те из вас, кто сейчас держит в руках мою книгу – возможно, потому что в школе вас заставляют ее прочитать, – могут взглянуть на нее и увидеть, что издатели причислили ее к серии «Фантастика для юношества». В этом и заключается трагедия. Мне, конечно, хотелось бы, чтобы содержание книги «Шкатулка конца света» и в самом деле оказалось фантастикой, но, к сожалению, то, о чем в ней рассказывается, вовсе не вымысел, не имеющий к реальности никакого отношения, и нас ждет именно такое развитие событий – если, конечно, мы не сумеем в ближайшее время принять соответствующие меры…


Презентация закончилась под громкие аплодисменты, после чего большинство слушателей дружно ломанулось на улицу. Некоторые из них, видимо, подумав, что раз уж конец света так близко, то можно делать все что заблагорассудится, стали прикуривать сигареты прямо на глазах у учителей. Пороки, как известно, начинают расцветать с новой силой каждый раз, когда провозглашается приближение всемирной катастрофы.

Две или три прилежные ученицы остались в магазине, чтобы попросить автора книги подписать им их экземпляры. Я поднялся и уже направился к выходу, когда вдруг профессор де ла Фуэнте сказал:

– Пожалуйста, не уходите.

Я остановился, не зная точно, к кому были обращены эти слова – ко мне или к кому-то другому. Оглянувшись, я увидел, что профессор смотрит на меня. Заметив на моем лице вопросительное выражение, он кивнул.

Я стал ждать, когда он закончит подписывать школьницам книги, задаваясь при этом вопросом, с какой стати я должен выполнять просьбу человека, с которым не знаком – пусть даже он и автор какой-то там книги. Профессор сам поспешил внести в этот вопрос ясность. Протягивая мне руку для рукопожатия, он сказал:

– Не каждый раз можно увидеть журналиста на презентации книги из серии «Фантастика для юношества». Позвольте мне в знак благодарности пригласить вас выпить кофе.

Я невольно насторожился: откуда профессору известно, что я журналист.

– Десместре, похоже, напечатал мою фотографию в какой-нибудь местной газетенке, – попытался я «прощупать» профессора.

– Десместре? – переспросил он. – А кто это? Не понимаю, о ком вы говорите.

– Тогда тут двое непонимающих, потому что я тоже не понимаю, от кого вы узнали, что я – журналист, – контратаковал я.

– Ни от кого. Это было всего лишь моим предположением. Ну кто еще, кроме журналистов, может прийти на проводимую утром презентацию книги? Все остальные считают, что они очень заняты своей работой.

– Ну что ж, ваша догадка оказалась верной, – сказал я, со стыдом вспомнив слова Эльзы о том, что логическое мышление у меня развито слабовато. – Я согласен выпить с вами кофе.

Прежде чем выйти из книжного магазина, профессор де ла Фуэнте купил книгу Алана Вайсмана «Мир без нас». Затем он легким кивком головы дал мне понять, чтобы я следовал за ним.

Мы зашли в кафе с огромными окнами, находившееся на той же улочке, что и книжный магазин. Кофе мы, впрочем, пить не стали: профессор, положив купленную им книгу на стол, попросил официанта принести ему настой из трав, а я заказал минеральной воды.

– Ну, и в каком печатном издании будет опубликована ваша статья? – спросил меня профессор.

Я вдруг понял то, о чем мне следовало бы догадаться раньше: де ла Фуэнте принял меня за журналиста, который пишет статьи о различных событиях в сфере культуры и которого отправила поприсутствовать на презентации книги редакция газеты. А еще я понял, что сегодня утром явно не отличаюсь сообразительностью.

– Мне жаль вас разочаровывать, – стал объяснять я, – но, хотя я и в самом деле журналист, меня сюда никто не присылал. Более того, я, по правде говоря, почти не работаю по своей профессии.

– Это даже лучше, – улыбнулся профессор, отхлебывая из чашки настой из трав, – потому что мы сможем поговорить, не стремясь быть политически корректными. Перед представителями прессы человек невольно начинает тщательно обдумывать все, что собирается сказать.

– Это была презентация, от которой на душе у меня стало тревожно, – признался я. – Она ведь была посвящена проблеме, которая меня очень волнует, – в последнее время только и слышишь, что о конце света.

– Ничего удивительного. А о чем еще можно было бы говорить?

Я не знал, что и ответить. После того как я шандарахнулся затылком о мостовую, у меня явно начались проблемы с сообразительностью.

– В том, что скоро наступит конец света, нет никаких сомнений, – продолжал профессор, – а потому все остальные темы для разговора отходят на второй план. Вам известно о сделанных недавно предсказаниях?

Я отрицательно покачал головой.

– Еще до того как вы облысеете, вам придется присутствовать при событиях, стать свидетелем которых вы никак не собирались.

– О каких событиях вы ведете речь?

– Сначала города на побережье Испании исчезнут под водой в результате резкого подъема уровня моря. Затем наша страна, привлекающая сейчас так много иностранных туристов, превратится в настоящую пустыню, выжить в которой будет очень не просто. Повсеместно начнут свирепствовать лихорадка денег и малярия. Те, у кого будет возможность уехать, эмигрируют в Северную Европу, которая превратится в регион с идиллическим климатом – новое Средиземноморье.

Зазвонивший мобильный телефон профессора на время прервал перечисление надвигающихся на Испанию катаклизмов. Насколько я смог понять из последовавшего телефонного разговора, моего собеседника приглашала на встречу какая-то опоздавшая на презентацию книги радиожурналистка. Профессор де ла Фуэнте – я так и не узнал его имени – поднялся из-за стола и, как бы извиняясь, легонько похлопал меня по плечу.

– Но это все еще ерунда, – стал заканчивать он свой рассказ. – Самое ужасное наступит позже – на следующий день после исчезновения человечества.

Я, не понимая, что де ла Фуэнте имел в виду, стал смотреть, как он удаляется от меня неторопливыми шагами. Когда профессор уже почти дошел до двери, я вдруг заметил, что купленная им книга осталась лежать на столе, и окликнул его.

Он, не оборачиваясь, сказал на ходу негромким голосом:

– Эту книгу я купил для вас.

11

До встречи с антикваром я долго бродил по кварталу Эль-Каль, не переставая восхищаться его суровой красотой. Я даже успел заглянуть в Музей истории евреев.

Я зашел туда в надежде на то, что разглядывание предметов старины прогонит пессимизм, вызванный у меня разговором с профессором де ла Фуэнте, однако, к моему разочарованию, посещение музея не улучшило мне настроения, потому что, как оказалось, пребывание евреев в Хероне далеко не всегда было для них праздником.

Судя по имеющейся в музее информации, первые еврейские семьи стали селиться в Хероне еще в IX веке. Вскоре здесь образовалась процветающая еврейская община, которая имела в своем распоряжении три действующие синагоги, а благодаря таким каббалистам, как Азриэль бен Менахем и Исаак Слепой, она стала знаменитой.

В 1348 году начали предприниматься первые попытки изгнать евреев из Хероны: их обвинили в том, что они навлекли на город мор. В1391 году евреи подверглись многочисленным нападениям, и некоторым из них, чтобы спасти свою жизнь, пришлось укрываться в местной башне. В 1492 году еврейская община Хероны вообще прекратила свое существование, после того как Католические короли[4] издали указ, согласно которому евреи должны были либо отречься от своей религии, либо покинуть территорию Испании. Жившим в Хероне евреям пришлось уехать, оставив свои дома и прочее недвижимое имущество, и Эль-Каль опустел.

Целый квартал тут же был распродан с аукциона. Христиане покупали опустевшие дома и целые улицы, становясь их новыми хозяевами, но почему-то там не селились. Из окна музея можно было увидеть одну из таких заброшенных улиц. Она, как мне показалось, представляла собой весьма мрачное и тоскливое зрелище.

Я остановился на несколько секунд перед стендом, на котором экспонировалась мезуза – прикрепляемый к внешнему косяку двери в еврейском доме свиток пергамента с написанным на нем текстом молитвы Шма.

Я прочитал на табличке перевод этого текста: «Внемли, Израиль! Господь Бог наш Господь Один. И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим и всей душой твоей и всем достоянием твоим, и да будут речи эти, которые я заповедую тебе сегодня, на сердце твоем. И повторяй их сынам твоим, и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась, и поднимаясь».


От повелительного тона этого послания я, уже выходя из музея, почувствовал на душе еще большее смятение, и замаячивший в конце улицы нескладный силуэт Альфреда Десместре отнюдь не подействовал на меня успокаивающе.

– У меня есть хорошие новости, – сказал Десместре, даже не поздоровавшись.

Я лично был уверен в том, что для меня эти новости являются, наоборот, очень плохими.

– Прежде чем вы продолжите, я должен вам сказать, что…

– Не говорите ничего и послушайте, что скажу вам я, – поспешно перебил меня антиквар. – Есть основания полагать, что бандиты, ограбившие мой магазин, все еще находятся здесь, в городе.

– И это надо воспринимать как хорошие новости? – сердито пробурчал я, вспомнив о том, как едва не погиб прошлым вечером под колесами грузовика.

– Не просто хорошие, а замечательные, потому что комод и письма находятся гораздо ближе к нам, чем мы предполагали.

– Насколько ближе?

Я осознал нелепость своего вопроса лишь после того, как его произнес, однако он ничуть не смутил охваченного энтузиазмом Десместре. Антиквар, глубоко вздохнув, пожал плечами, а затем сказал:

– Полицейские обнаружили грузовик. Судя по вмятинам на его передней части и по следам на грузовой платформе, это именно тот грузовик. Здорово, правда?

– Смотря с какой стороны на это взглянуть. А есть какие-нибудь сведения о том, куда подевался перевезенный на этом автомобиле груз?

– Никаких. Грузовик нашли сегодня рано утром брошенным возле одного из зданий университета. Вот и все. Эти грабители, возможно, как-то связаны с бандой, которая ограбила виллу «Сантес Креус» неподалеку в муниципалитете Санта-Колома-де-Фарнерс. В подборке, которую я передал вам через Эльзу, есть статья об этих типах.

– Я ее помню, однако в статье сообщалось, что их арестовали.

– Да, арестовали, однако через несколько дней выпустили на свободу. Они заявили, что вилла пребывала в заброшенном состоянии, они не знали, что мебель представляет собой какую-то ценность, и хотели использовать ее всего лишь как древесину. А еще они сказали, что факт их ночевки на этой вилле свидетельствует о том, что никакие они не воры и не грабители: они просто собирали никому не нужное барахло с целью его утилизации.

– Может, так оно и было, – сказал я. – Однако одно дело забраться в заброшенный дом, и совсем другое – разнести вдребезги грузовиком витрину, а затем обчистить магазин. Это, по-видимому, были не одни и те же люди.

– Да нет, именно одни и те же, – возразил Десместре, пытаясь сдержать охватывающее его волнение. – У меня в комиссариате полиции есть знакомый, и он мне сообщил, что это был один и тот же грузовик. Это ведь, наверное, единственный во всей округе автомобиль с итальянским номерным знаком.

– А может, вам поможет в этом деле ваш друг из полиции? Я вообще-то собираюсь уже сегодня уехать.

– Это будет ошибкой с вашей стороны, сеньор Видаль, вы упустите хорошую возможность подзаработать. Грабители наверняка спрятали свою добычу где-то неподалеку. А письма они, вполне возможно, даже и не заметили. Так что обстоятельства складываются как нельзя лучше.

– Ну и куда же подевались эти грабители? Херона – не такой большой город, чтобы в нем можно было скрываться в течение долгого времени. Они, скорей всего, убрались отсюда куда подальше. Может, едут сейчас в Италию.

– Не стану отрицать такой возможности, однако, поверьте, чутье подсказывает мне, что мое барахлишко все еще находится неподалеку. Грабители наверняка спрятали его где-нибудь в надежном месте и ждут, когда полиция перестанет его разыскивать. Вот тогда у них появится возможность продать награбленное. Не знаю, известно ли вам, что под кварталом Эль-Каль имеется огромный лабиринт из катакомб, о которых почти никто ничего не знает. Нам нужно начать с них.

– Перестаньте говорить во множественном числе, – сказал я, теряя терпение. – Я не собираюсь во все это впутываться. Почему бы вам не заняться этим самому? Если вы считаете, что вернуть ваше добро будет не так уж и трудно, то зачем же вам тогда с кем-то делиться?

– Вернуть мое добро будет, возможно, и непросто, однако попытаться это сделать стоит. Я не хочу заниматься этим делом в одиночку, потому что меня здесь все знают. Вам же бояться нечего: если вы, занимаясь этим делом, совершите какие-нибудь глупости, вам их простят уже только за то, что вы – американец.

– Не очень обнадеживающая перспектива. Буду с вами откровенен: мне необходимо незамедлительно вернуться домой, а потому я ничего для вас сделать не смогу. Я ведь понятия не имею, с чего тут можно было бы начать.

Произнеся эти слова, я протянул руку, чтобы попрощаться с Десместре и раз и навсегда из всего этого выпутаться. Антиквар, однако, не стал пожимать мне руку: он, похоже, еще на что-то надеялся.

– Вы наверняка сумеете найти здесь кого-нибудь, кто согласится вам помочь, – сказал я. – Например, ваша дочь. Она, насколько я успел заметить, не очень-то занята.

– Я не хочу подвергать ее опасности. Она – единственное, что у меня есть.

Вот значит как! Эльзу он опасности подвергать не хочет, а вот меня – туповатого американца – вполне можно убедить рискнуть своей жизнью ради решения чьих-то проблем.

– Желаю вам всяческих успехов, – сказал я в качестве прощания.

– А может, вам нужен аванс – скажем, тысяча евро? Я могу выплатить его вам прямо сейчас, – предложил Десместре, цепляясь уже за последнюю соломинку.

– Нет, спасибо.

Я повернулся и пошел прочь с тяжестью на сердце – как будто предал какое-то благородное семейство. Впрочем, я был абсолютно уверен, что это совсем не тот случай. Шагая к стоянке, на которой находился мой автомобиль (плата за пребывание его там с каждым часом увеличивалась), я даже ни разу не оглянулся.

12

Заплатив сидевшему в будке у входа на стоянку охраннику почти тридцать евро, я подошел к своему автомобилю CEAT Ибица» и… вдруг с ужасом обнаружил, что ключей от машины в кармане моего пиджака нет. Я прекрасно помнил, что положил их именно туда.

Чувствуя, что у меня вот-вот начнется нервный припадок, я несколько раз обшарил все карманы пиджака и брюк, но ключей от машины так и не нашел. Будучи уже не в силах сдерживаться, я с досады врезал ногой по крылу своего автомобиля…

Охранник удивленно поднял брови, увидев, как я выхожу пешком с территории автостоянки.

– Похоже, я оставил ключи от машины в отеле, – объяснил я ему, не очень-то веря в то, что это мое предположение окажется верным.

Шагая под полуденным солнцем по направлению к отелю «Карл Великий», я мысленно говорил себе, что ключи, возможно, остались на столике – хотя я и не помнил, чтобы их туда клал. Еще одно возможное объяснение их исчезновения: они выпали из моего кармана в тот момент, когда я повалился наземь, едва не угодив под грузовик, перед «Ле Бистро». Если и в самом деле произошло именно так, то кто-нибудь из персонала ресторана или его посетителей мог их заметить и подобрать.

Вскоре я убедился в том, что сегодня был явно не мой день: когда я обратился к дежурному администратору отеля – молодой женщине в очках с толстыми стеклами, – она мне ответила, что я уже не могу зайти в свой номер, поскольку недавно ей позвонил Десместре и сказал, что номер уже освободился и в него можно поселять кого-нибудь другого.

– Но я ведь еще не рассчитывался за него… – запротестовал я.

– Тот, кто бронировал этот номер для вас, заплатил за ваше проживание. Мы уже все проверили: вы не брали ничего в мини-баре и не пользовались никакими дополнительными платными услугами. Так что не переживайте.

– Да при чем здесь ваш мини-бар?! – не сдержавшись, заорал я. – Мне просто нужно найти ключи от своей машины. В моем номере уже убирали?

Женщина, заглянув в шкафчик с ключами, ответила:

– Туда уже даже заселили другого постояльца.

– А вы можете спросить обслуживающий персонал, не находили ли они в этом номере ключи?

– Конечно, могу. Однако если бы они что-то нашли, то уже сообщили бы мне об этом.

Женщина набрала на телефоне какой-то номер и стала со скучающим видом ждать, когда ей ответят на другом конце линии. Затем она положила трубку и сказала:

– Вам придется подождать примерно час. Они, вероятно, пошли обедать.

Я поблагодарил ее и пошел по направлению к «Ле Бистро», теряя уже всякую надежду. Мне даже не хотелось есть. Перспектива возвращения домой на поезде – с пересадкой в Барселоне – только для того, чтобы взять запасные ключи и опять поехать в Херону, где к тому моменту уже набежит кругленькая сумма за парковку автомобиля, меня, безусловно, не радовала. Расходы на эту дурацкую поездку в конечном счете раза в два превысят те двести евро, которые мне дал на нее антиквар.

Когда я, возвращаясь ни с чем из «Ле Бистро», подходил к отелю, меня там ждала еще одна не очень приятная неожиданность: перед входом я увидел автомобиль Эльзы. К счастью, самой Эльзы в нем не было.

Опасаясь, что дочь Десместре приехала в отель по мою душу, я решил немедленно убраться отсюда – как праведник, скрывающийся от преследующего его дьявола. Однако не успел я повернуться и зашагать прочь, как мне закрыла глаза чья-то холодная и мягкая ладонь. Подумав, что это наверняка ладонь Эльзы, подкравшейся ко мне сзади (мне даже ворвался в ноздри знакомый запах ее духов), я уже хотел без особых церемоний отстранить эту ладонь от своего лица, когда вдруг раздавшееся возле моего уха позвякивание ключей подействовало на меня, как расслабляющий бальзам. К приятному для меня позвякиванию добавился хрипловатый голос:

– Я пришла, чтобы спасти тебя от тебя самого.

Эльза убрала с моих глаз свою ладонь и поднесла к ним другую ладонь – ту, в которой она держала ключи. Я так обрадовался, что вполне мог броситься ее обнимать, если бы не считал ее «роковой женщиной» – пусть она и явилась «спасать» меня в самом обычном белом свитере, джинсах и кроссовках.

– Где ты их нашла?

– В своей машине. По этому поводу стоит устроить праздничный обед, не так ли?

Положив ключи себе в карман, я посмотрел на мобильном телефоне, сколько сейчас было времени: почти три часа – и подумал, что если я выеду из Хероны, сначала пообедав, то смогу добраться домой к шести и, значит, вполне успею приготовить ужин для Ингрид и Айны. За ужином я расскажу им о своих дурацких приключениях, которые – по крайней мере, я очень на это надеялся – уже закончились.

– Пошли, – кивнул я.


Эльза в течение всего обеда – мы сидели с ней в ресторанчике с видом на реку Оньяр – казалась грустноватой. В ресторане сидели какие-то конторские служащие, которые лопали блюда из дежурного меню.

– Твой отец говорил мне, что ты плохо приспособилась к жизни в этом городе, – сказал я, поглощая большую порцию риса по-кубински.

– Это не совсем так. Я прекрасно приспособилась к самому городу, а вот его жителей не переношу.

– А что тебя в них не устраивает?

– Я не могу сказать ничего конкретного. Они мне просто вообще не нравятся. Я их не понимаю: они занимаются восемь часов в день работой, которая им не интересна, возвращаются домой, ужинают, спят, опять идут утром на работу… И так до самой смерти. Ну не абсурд ли это?

– Они наверняка подумали бы то же самое о твоей жизни, если бы узнали, как ты живешь. Да, кстати, а на какие средства ты живешь?

– На средства своего отца, – без малейшего смущения ответила Эльза. – Я его единственная дочь.

– Но из этого никак не следует, что ты можешь до самой его смерти жить за его счет.

– Так у меня практически нет расходов. Я живу с ним в его доме и почти никогда оттуда не выхожу. По правде говоря, с тех пор как моего жениха засадили в тюрьму, ты – если не считать моего отца – первый человек, с которым я вижусь два дня подряд. Поэтому я и украла твои ключи.

Я едва не поперхнулся рисом с кусочками яйца и помидора, которыми только что набил рот. Принявшись яростно жевать все это, я напряженно размышлял над тем, как бы мне повыразительнее послать эту мамзель куда подальше.

– Я понимаю, что с моей стороны было не очень хорошо утащить у тебя ключи, когда я отвозила тебя в отель, – начала оправдываться, слегка выпучив для убедительности глаза, Эльза, – но я чувствовала себя такой одинокой, понимаешь? Мне не хотелось, чтобы ты уезжал. Хотя мы с тобой едва знакомы, мне кажется, что я нашла в твоем лице очень близкого друга. Мы с тобой в этом мире только вдвоем.

– Говори только про себя, – сказал я, пытаясь сдержать охватывающий меня гнев. – Если бы ты не была беззащитной чудачкой, я бы сейчас размазал по твоей физиономии рис, который еще остался у меня на тарелке.

– Ну так сделай это, – ответила Эльза, улыбнувшись и подперев подбородок ладонями. – Я даже и не подумаю кричать. И не стану подавать на тебя в суд за подобное проявление бытового насилия.

– Хватит болтать глупости. Сколько тебе уже лет?

Хотя эта женщина и заставила меня пережить очень неприятные моменты, надо признать, что последние ее заявления меня слегка растрогали. И это, пожалуй, было еще одним основанием для того, чтобы убраться отсюда как можно быстрее.

– Тридцать три. Распнешь меня, как Иисуса Христа, на кресте?…

Пока мы расправлялись со вторым блюдом, а затем с десертом, она расспрашивала меня о моей жизни. Я умолчал обо всем, что так или иначе касалось некогда проводимых мною журналистских расследований и сконцентрировался совсем на других аспектах своей работы в качестве журналиста в Калифорнии, а также на своей – якобы счастливой – жизни в компании с Айной и Ингрид.

– Хорошо, наверное, иметь семью, – с насмешливым видом вздохнула Эльза, теребя прядь своих волос. – У меня есть мать – она живет в Израиле, в кибуце, – и отец – он, как тебе известно, живет здесь. Жизнь у всех троих такая, что мы вряд ли сойдем с ума от счастья. Еще у меня есть кот – его зовут Гарсиа, – но он только и делает, что спит.

– Гарсиа? Довольно необычное для кота имя.

– Я назвала его так, потому что у нас когда-то был сосед с таким именем, и этот кот своей физиономией очень на него похож.

– Понятно, – сказал я, чтобы хоть что-нибудь сказать, а затем, поднявшись из-за стола, уплатил по счету.

Мы вышли из ресторана и увидели над собой покрытое мрачными тучами небо, грозившее еще одним ливнем. Эльза потянула меня за рукав в сторону железного моста через реку.

– Мы, по-моему, идем явно не к моему автомобилю, – сердито пробурчал я.

– Это тебе так только кажется. На самом деле все дороги здесь ведут в сторону той автостоянки. Ты, кстати, обратил внимание на то, как она называется?

– Нет.

– «Рим». Автостоянка «Рим». Забавно, правда?[5]

В ответ я пробурчал что-то нечленораздельное. В конце концов мы выбрели на улицу Бальестериа – ту самую улицу, на которой я завтракал с Альфредом Десместре. Когда я вдруг резко остановился, Эльза – видимо, поняв, что уже перегибает палку, – сказала мне ласковым голосом:

– Не сердись, но, прежде чем ты отсюда уедешь, мне хочется тебе кое-что показать. Это такая местная традиция.

Мы шли еще минут пять, пока не оказались на маленькой пустынной площади. Эльза показала на незатейливую колонну, вверх по которой «карабкалось» какое-то каменное животное.

– Это что за зверь? – спросил я, изнывая от желания уйти отсюда как можно быстрее.

– Львица, – весело ответила Эльза. – Ты что, не слышал местную поговорку? «Если хочешь в Хероне опять побывать, нужно львицу аж в задницу поцеловать».

Я ошеломленно уставился на скульптуру, не зная, что и делать. Эльза воскликнула:

– Ну же, давай! Чего ждешь?

Я вовсе не собирался еще когда-нибудь приезжать в Херону – город, в котором я провел полтора дня, занимаясь всякой ерундой. Но я понимал, что моя спутница от меня не отвяжется, пока я не совершу этот дурацкий ритуал.

– Сделай это ради меня, – сказала Эльза, еле сдерживая смех.

– Глупости какие-то, – пробурчал я, подходя к колонне и прикасаясь губами к каменному заду львицы.

Эльза громко зааплодировала и сказала:

– Ну, теперь я уверена, что ты сюда еще вернешься.

13

Целый час я пробивался сквозь сплошную дождевую завесу, прежде чем увидел далеко впереди причудливые очертания горы Монсеррат. При таком ливне она казалась еще более впечатляющим и уму непостижимым чудом природы: ее взмывающие вверх, словно ракеты, пики застали еще тот таинственный мир, который существовал на Земле задолго до появления человечества.

Сворачивая на второстепенную дорогу, ведущую к поселку, в котором я жил, я взглянул на часы на щитке приборов: стрелки показывали пятнадцать минут седьмого. Я еще успею принять горячую ванну, прежде чем отправиться в небольшой супермаркет, в котором отоваривались жители нашего – находящегося у подножия горного массива – поселка.

Прошлым вечером мне не удалось поговорить по телефону с Айной: она была на корпоративном ужине, – однако я оставил ей сообщение о том, что сегодняшний ужин приготовлю сам.

Уже составляя в уме его меню, я, медленно отпустив педаль газа, остановил автомобиль позади своего дома. Выйдя из машины, я поспешно юркнул под выступ крыши дома, чтобы спастись от потоков воды, падающих с неба уж слишком обильно для июня.

Чувствуя, что валюсь с ног от усталости, я вставил ключ в замок. Однако стоило мне открыть дверь, как я – еще даже не включив свет – почувствовал, что меня ждет неприятный сюрприз. Кроме обычной проблемы – еле заметного запаха окурков моей дочери, упорно пытавшейся втайне от меня курить, – я уловил внутренним чутьем, что в мое отсутствие тут произошло что-то нехорошее.

Включив свет, я понял, что предчувствие меня не обмануло. На полу виднелись осколки разбитого заварочного чайника и штук десять валяющихся как попало книг – как будто возле этажерки происходила драка, и книги попадали с полок. Панораму «поля боя» завершало большое мокрое пятно на стене – по-видимому, от расплеснутой заварки.

Чувствуя, как мое сердце тревожно заколотилось, я стал звать Ингрид и Айну. Однако мне никто не ответил. Тогда я, покрываясь холодным потом, помчался через три ступеньки вверх по лестнице и, распахнув дверь комнаты дочери, заглянул в нее. Там, к моему удивлению, царил образцовый порядок. Это, однако, меня ничуть не успокоило: я все еще не разобрался, что же произошло в моем доме.

Спустившись в гостиную, я увидел на столе листок бумаги, который поначалу не заметил. Это было адресованное мне письмо Айны.

Дорогой Лео!

Мне очень жаль, что приходится тебе это писать, поскольку я знаю, что ты – человек, преисполненный благих намерений, однако этого недостаточно для того, чтобы жить вместе с женщиной, и – тем более – для того, чтобы суметь воспитать свою дочь.

Ты растил Ингрид, всячески заботясь о ней, но ты не привил ей ничего из того, что необходимо для жизни в человеческом обществе, – ни трудолюбия, ни уважения к другим людям и к себе самой, ни благоразумия. Она переняла от тебя только все самое плохое и теперь совершает, и будет совершать, один безрассудный поступок за другим, пока это не закончится для нее плачевно.

Вчера у нас с ней возник конфликт, потому что ей вздумалось провести ночь не дома. Когда я попыталась ей в этом воспрепятствовать, она стала бросаться в меня чем попало, и я лишь чудом не получила никаких травм.

Лео, я не понимаю, почему я должна терпеть это дерьмо. Ингрид – не моя дочь. Кроме того, я не виновата в том, что ты такой безответственный. В критические моменты ты почему-то всегда находишься где-то далеко. Поэтому я оставляю навсегда этот дом и тебя вместе с ним. Надеюсь, что у вас все будет хорошо.

Прошу тебя не звонить мне и не искать. Мое решение – твердое. Я ухожу от тебя со спокойной совестью – я сделала все, что было в моих силах. Надеюсь, что ты когда-нибудь найдешь свое счастье. Я же безуспешно пыталась найти свое счастье в тебе и в Ингрид.

Целую тебя на прощанье,

Айна

Прочитав это письмо, я почувствовал, что мне не хватает воздуха и необходимо срочно открыть окна. Пейзаж, которым мне раньше так нравилось любоваться по вечерам, вдруг показался самым тоскливым на свете.

Несколько раз безрезультатно попытавшись связаться по мобильнику с Ингрид и – один раз – с обвинившей меня во всем Айной, я повалился на диван и долго лежал неподвижно, словно живой труп, я пребывал в состоянии шока: за какие-то сутки весь мой маленький мирок рухнул. Самое же худшее заключалось в том, что я не имел ни малейшего понятия, как же выбраться из пропасти, в которой оказался.

Когда перед моим мысленным взором замелькали, вызывая душевные страдания, эпизоды нашей совместной с Айной жизни, я вдруг вспомнил о книге Алана Вайсмана «Мир без нас», которую мне подарил профессор де ла Фуэнте. Поскольку речь в ней шла о катастрофах планетарного масштаба, которые якобы должны были произойти в 2013 году, я подумал, что, читая о всеобщих катаклизмах, я, возможно, хотя бы на время позабуду о своей жалкой и, в общем-то, никчемной жизни.

Я выпил бокал вина, вытащил из своей кожаной сумки эту книгу и, снова улегшись на диван, стал ее листать. Судя по аннотации, она представляла собой умозрительные рассуждения о том, что произойдет в тот день, когда последний человек исчезнет с лица Земли.

Раньше я полагал, что исчезновение человечества – это самое лучшее, что может произойти с нашей планетой, однако Вайсман придерживается совсем иного мнения: он считает, что самое худшее для Земли начнется тогда, когда мы исчезнем с этой планеты раз и навсегда.

Сразу за страницей с оглавлением я обнаружил вырезку из газеты, сложенную вчетверо. Это была краткая статья о данном произведении, которую профессор де ла Фуэнте, по-видимому, сохранил для того, чтобы в книжном магазине показать продавцу ее название и фамилию автора. Написал эту статью философ Рафаэль Аргульоль. Прежде чем окончательно решить, стоит ли мне углубляться в чтение этой – по-видимому, довольно жуткой по содержанию – книги, я внимательно прочитал статью, чтобы узнать, что же плохого будет в том, что человечество перестанет паразитировать на планете Земля:

По утверждению Вайсмана, без ухода людей за созданными ими объектами на планете начнется жуткий хаос. Например, через два дня после исчезновения человечества метрополитены городов будут затоплены из-за прекращения откачивания из них воды – по крайней мере, пророчит Вайсман, – это произойдет с метрополитеном в Нью-Йорке. Через семь дней начнутся проблемы в системах охлаждения атомных электростанций. Через год из-за этих проблем по всей планете станут происходить взрывы и пожары. Через три года начнут разрушаться автострады, мосты и другие элементы инфраструктуры. Через двадцать лет Панамский канал засорится и перестанет быть каналом. Самые прочные железные мосты развалятся не позднее чем через триста лет. Через пятьсот лет города уподобятся джунглям, по которым будут рыскать различные животные.

Еще больше приуныв, я отложил статью в сторону и стал разглядывать таблицу на задней стороне обложки книги. Она представляла собой приблизительный календарь событий, которые произойдут на Земле после исчезновения человечества.

Судя по этому календарю, через несколько тысяч лет все здания, которые к тому времени еще не развалятся, превратятся в огромные глыбы льда. Почве потребуется тридцать пять тысяч лет на то, чтобы очиститься от свинца, осевшего в ней во время индустриализации, и пройдут сотни тысяч лет, прежде чем появятся бактерии, способные приводить к разложению пластмассы. Примерно столько же времени потребуется атмосфере для достижения того процентного содержания углекислого газа, которое было в ней до появления человечества.

Через десять миллионов лет более-менее сохранятся лишь бронзовые скульптуры – свидетельство того, что на этой планете когда-то существовала человеческая цивилизация. Жизнь на Земле будет продолжаться в самых невообразимых для нас формах, пока наконец – через пять миллиардов лет – солнце не превратится в огромную ярко-красную суперзвезду и не поглотит самые близкие к нему планеты, в том числе и Землю.

После этого единственным следом, оставшимся от человечества, будут волны наших теле– и радиопрограмм, которым предстоит еще целую вечность блуждать по просторам вселенной.

«Кошмар», – подумал я, закрыв глаза и живо представив себе, что подумают о нас инопланетные разумные существа, которым доведется принять волны наших теле– и радиопрограмм.

14

Часа в три ночи я сквозь сон услышал, как открылась входная дверь. В обычной ситуации я вскочил бы с кровати и насторожился бы, однако на меня так сильно подействовали выпитое вино и чтение о всемирных катаклизмах, что мои мысли и дальше продолжали блуждать где-то по планете, на которой вымерли все люди.

Все еще видя сон о разрушительных взрывах и лежащих в руинах городах, в которых снова воцарился закон джунглей, я услышал тарахтенье удаляющегося мотоцикла и осторожные шаги внутри дома. Почувствовав, как чья-то холодная ладонь прикоснулась к моей руке, я открыл глаза и стал искать на ощупь в темноте выключатель настольной лампы.

Включив ее, я одновременно и обрадовался, и испугался: передо мной была Ингрид, вернувшаяся после ночной гулянки, – с синяком под глазом и с дырками на колготках. Я ошеломленно уставился на нее – словно видел первый раз в жизни. Как меня совершенно справедливо упрекала Айна, эта некогда безобидная девочка-ангелочек превратилась для меня в какого-то инопланетянина.

Прежде чем я успел хоть что-то сказать, Ингрид бросилась ко мне в объятия и начала всхлипывать:

– Папа, я тебя так сильно подвела.

Хотя от нее несло алкоголем, она так безутешно плакала на моем плече, что показалась мне самым беззащитным существом на свете. Я стал мысленно ругать себя за то, что не предпринимал достаточных усилий, чтобы уберечь ее от суровых реалий окружающего мира. Она ведь не могла позаботиться о себе сама, для этого у нее имелся отец.

Мы некоторое время посидели в молчании, которое все объясняло. Нам не были нужны никакие книги с пророчествами, для того чтобы понять: мы в этом мире абсолютно одни и спасать нас никто не придет.


Утром я приготовил для нашего семейного «антикризисного комитета» один из традиционных американских завтраков, состоявший из сосисок, картошки и яиц. Просто покаяться и помириться – этого было мало. Оставалось еще самое главное – разобраться, как, черт возьми, мы собираемся жить дальше.

Вопреки своей привычке долго валяться утром в постели, Ингрид, когда я уже собирался ее позвать, появилась сама – умытая и причесанная. Принюхавшись с угрюмым видом к запаху, доносившемуся от приготовленного мною завтрака, она налила себе из пакета немного сока помпельмуса. Затем села за стол и громко вздохнула. Этот ее вздох означал примерно следующее: «Посмотрим, какие нравоучения мне придется сейчас выслушать».

– Прежде чем ты мне расскажешь о том, чем занималась последние два дня, я хочу знать, кто тебя так отделал, – сказал я, показывая на синяк у нее под глазом.

– Одна моя подружка, которую ты не знаешь.

– Я не стал бы называть подружкой девушку, которая ударила тебя по лицу, да еще и кулаком.

– Она не била меня кулаком. Мы просто танцевали ска.[6] Она вдруг резко повернулась, не зная, что прямо за ней нахожусь я, и нечаянно угодила мне локтем в глаз. Я едва не потеряла сознание.

Подобное объяснение показалось мне настолько нелепым, что я подумал, что, если бы Ингрид пыталась соврать, она придумала бы что-нибудь более правдоподобное, поэтому я решил ей поверить и перешел к следующей части своего «допроса».

– А почему у тебя дырки на колготках? Вчера я слышал, как от дома отъезжал мотоцикл. Этот мотоциклист был таким пьяным, что вы оба повалились наземь и ты порвала себе колготки, да?

– Папа, ты ничего не понимаешь. Когда закончилась вечеринка, моя подруга попросила своего брата проводить меня домой. Он – мормон, живет по строгим правилам и еще ни разу за свою жизнь не пил даже пива.

– Но эти дырки…

– Много ты понимаешь в моде! Эти колготки продают с дырками, потому что они принадлежат к коллекции, выпущенной в ознаменование годовщины появления стиля панк, и стоят они немало. Это тебе не какие-нибудь обычные дырки!

– А что, дырки бывают и необычными?

– Это – точно такие же дырки, какие были на колготках у Сьюзи Сью во время концерта в 1977 году. Дизайнера этих колготок вдохновила историческая фотография.

– Жаль, что тебя интересуют в истории только дырки на колготках исполнительницы песен в стиле панк. Ты уже задумывалась над тем, как будешь жить дальше?

Пока Ингрид размышляла над тем, что сказать мне в ответ (во всяком случае, я надеялся, что она попытается мне хоть что-нибудь ответить), я подцепил вилкой кусочек картофеля и, подняв его, стал наблюдать, как от него исходит пар.

Затем я снова перешел в наступление:

– Дело в том, что в жизни тебе придется что-то планировать – планировать ради своего же блага. Не знаю, осознаешь ли ты это или нет, но я не всю жизнь буду рядом с тобой, чтобы кормить тебя, поить и оберегать от всевозможных невзгод.

– Неужели? – Ингрид изобразила на своем лице придурковато-простодушное выражение.

– Таков закон природы. Если все будет идти своим чередом, я умру намного раньше тебя. Поэтому тебе стоит позаботиться о том, чтобы ты к тому моменту уже определилась, как и на что ты собираешься жить.

– Звучит вполне разумно. Но я не хочу, чтобы ты умирал, папа.

– Я и сам не хочу умирать, но тут уж ничего не поделаешь. Ты же сама сказала по телефону – «от жизни, как ты мог заметить, рано или поздно умирают».

– Я такое сказала? – удивленно спросила Ингрид. – Как бы там ни было, грех толковать о смерти в такое солнечное утро. Как говаривал тот твой друг, который исповедовал дзен-буддизм, жить надо сегодняшним днем!

Я отхлебнул из чашки большой глоток чая, размышляя над тем, что ей на это ответить. Мне показалось проявлением цинизма, что человек, разрушивший мои отношения с женщиной, которую я, в общем-то, любил, приглашает меня наслаждаться жизнью «здесь и сейчас».

– Кстати, у меня для тебя есть хорошая новость, – сказала Ингрид. – Я уже несколько дней все никак тебе о ней не расскажу.

При этих ее словах меня бросило в дрожь: «хорошие новости» в последнее время не предвещали мне ничего хорошего.

– Тебе не придется ломать голову над тем, как я проведу эти каникулы. Тетя Дженни прислала мне электронный билет до Бостона. Она даже пообещала давать мне карманные деньги, если я помогу ей навести порядок в саду.

Меня удивило, что у единственной сестры моей матери – двоюродной бабки Ингрид – нашлись деньги на оплату билета через океан. Она, правда, частенько приглашала к себе Ингрид, когда мы жили в Санта-Монике, однако она была вдовой, вела довольно скромную жизнь и отнюдь не сорила деньгами. Следующие слова Ингрид внесли в этот вопрос ясность.

– Она говорит, что за билет заплатишь ты. Она его просто забронировала.

– Ну конечно заплачу, – кивнул я, не имея ни малейшего понятия, где я возьму на это деньги. – Мне кажется, будет неплохо, если ты проведешь лето с тетей Дженни, поухаживаешь за ней. Это поспособствует формированию у тебя чувства ответственности.

– А чему еще это поспособствует?

Поскольку у меня не было ответа на данный вопрос, я, проигнорировав его, спросил:

– Когда вылет?

– Завтра.

15

Я остался один. Вернувшись из аэропорта, я вдруг осознал, что дом стал похож на пустую скорлупку, в которой уже нет ни людей, ни соответственно человеческих грез и иллюзий.

Расставаясь с Ингрид в аэропорту, я пообещал, что приеду к ней в августе, а затем мы вернемся вместе в Испанию – если, конечно, для нас еще будет смысл жить за пределами Соединенных Штатов. Того, что я зарабатывал здесь, в Испании, даже близко не хватало на оплату учебы в единственной из имеющихся здесь школ, в которой Ингрид смогли бы держать под контролем. По правде говоря, я даже не знал, как оплачу ее расходы за пользование мобильным телефоном, которые – несмотря на мои неоднократные увещевания – не опускались ниже ста пятидесяти евро в месяц.

Размышляя над множеством подобных мелких проблем, постепенно превращавшихся в своей совокупности в один огромный снежный ком, который уже грозил меня раздавить, я старался не думать о той трещине, которую дала моя жизнь после ухода Айны. По дороге в аэропорт Ингрид пыталась оправдаться за свое поведение: она даже показала мне распечатанное сообщение по электронной почте, в котором она, Ингрид, просила у Айны – хотя и в своеобразной манере – прощение.

– Если она тебя на самом деле любит, она вернется, – сказала, чтобы успокоить свою совесть, Ингрид, когда мы уже прощались у входа в зал вылетов.

Сидя теперь за столом в гостиной, я пребывал в таком сильном смятении, что даже не замечал, что лампочка на автоответчике телефона мигает еще с момента моего прихода. Сообщению, записанному на это цифровое устройство, предстояло так сильно изменить мою жизнь, что в сравнении с этим все то, что случалось со мной раньше, можно было считать всего лишь мелкими неурядицами.


Поскольку погода была нежаркой и безветренной, во второй половине дня я вышел погулять, чтобы хоть немного отвлечься от своих проблем, я уже полчаса бродил среди скверов и строящихся вилл, когда мне вдруг – впервые за три дня – позвонила Айна. Увидев на дисплее мобильного телефона ее имя, я глубоко вздохнул, чтобы слегка притормозить начавшее усиленно колотиться сердце. Поднося телефон к уху, я заметил, что моя рука немного дрожит.

– Лео?

– Да, это я, – ответил я, пытаясь говорить спокойным голосом.

– Как у тебя дела?

– Лучше и не спрашивай. А у тебя? Ты откуда звонишь? Такое впечатление, что ты говоришь, стоя рядом со мной.

– Нет, я не рядом. Если тебе интересно это знать, сейчас я в Валенсии. Мне нужно было побыть пару дней в полном одиночестве.

– Понимаю, – сказал я, взбодрившись от непринужденного характера, который принимал этот разговор. – Последние двое суток тебе приходилось нелегко, а я при этом находился где угодно, но только не рядом с тобой.

– Это уже не имеет значения.

– Да нет, имеет. Мне жаль, что я оказался не на высоте, однако теперь, надеюсь, я буду поступать правильно.

– Ты всегда стремишься поступать правильно. Проблема заключается в том, что тебе это никогда не удается, – проворчала Айна. – Как дела у Ингрид?

Этот вопрос вселил в меня надежду. Если Айна интересуется, как дела у дикарки, которая ее едва не отколотила, значит, наши отношения еще можно спасти.

– Она сейчас летит в Бостон. Поживет пару месяцев у своей двоюродной бабки. Это пойдет ей на пользу, потому что ей придется ухаживать за человеком, которого она очень любит. Она наверняка вернется повзрослевшей, вот увидишь. Два месяца в таком возрасте – это целая вечность.

– Она может вернуться оттуда еще более несносной, чем сейчас. Я сомневаюсь, что семидесятипятилетняя женщина, страдающая хроническим артритом, станет контролировать, куда ее внучатая племянница ходит и в какое время возвращается.

– Нужно дать Ингрид возможность наладить свою жизнь. Да и нам с тобой тоже, разве не так? Может, ты вернешься и мы предпримем попытку начать все сначала? Очень серьезную попытку, я имею в виду.

На другом конце линии воцарилось гробовое молчание.

– Айна, ты меня слышишь?

– Да, слышу, – ответила Айна безразличным тоном.

– И что ты мне ответишь?

Слегка дрогнувшим голосом Айна сказала:

– Я не вернусь.

С огромной тревогой на душе я услышал в трубке, как Айна глубоко вздохнула, а затем – уже спокойным голосом – продолжила:

– По крайней мере, сейчас. Мне нужно побыть некоторое время без тебя. А потом посмотрим – может, нам представится более подходящая возможность для того, чтобы попытаться начать все заново.

– Я тебя не понимаю. В конце концов, кроме выходок Ингрид, не происходило ничего такого, что помешало бы нам…

– Это тебе так только кажется, – нервно перебила меня Айна.

Услышав, как она слегка всхлипнула, я стал лихорадочно размышлять над тем, что же могло произойти такого, из-за чего мое немедленное примирение с Айной становилось невозможным. Как часто бывает в подобных случаях, ответ на этот вопрос был настолько банальным, что поначалу даже не пришел мне в голову.

– У тебя кто-то есть? – встревоженно спросил я.

Мне вдруг припомнилось, что Айна недавно случайно встретила одного своего знакомого, ухаживавшего за ней в молодости, и он тут же залил ее потоком слез по поводу того, что он все еще ее любит.

– Это он?

– Да, – еле слышно сказала Айна, а затем из трубки послышались гудки.


До наступления темноты я валялся на небольшом лугу, наблюдая, как небо из однотонно-синего постепенно становится серо-черным с крапинками из первых звезд. Чувствуя легкое головокружение оттого, что небо находится не над, а подо мной – подобное странное ощущение возникало у меня каждый раз, когда я лежал на земле и смотрел на небо, – я признался себе, что Айну можно понять. Она отдала предпочтение предсказуемому мужчине из своего радужного прошлого – мужчине, с которым можно создать нормальную семью, – и отказалась ради него от меня, полунищего проходимца, у которого нет ни нормальной работы, ни других источников дохода, но зато есть дочь, способная отравить жизнь кому угодно.

Я, конечно, мог ее понять, однако мне от этого не становилось легче, я чувствовал себя обманутым. Глядя на одну из очень далеких и еле заметных звезд, я пообещал себе, что буду сторониться женщин по меньшей мере год. Если я хотел спасти то, что еще осталось у меня в жизни – ив первую очередь Ингрид, – мне следовало вести себя по-монашески и лезть из кожи вон ради того, чтобы заработать деньги, которые помогут мне устроить будущее своей дочери.

Это решение, при принятии которого присутствовал в качестве свидетеля космос, придало мне достаточно душевных сил для того, чтобы я смог бодро и решительно зашагать в направлении своего дома. Я почувствовал на душе удивительное спокойствие, хотя это могло оказаться всего лишь кратковременным миражом и уже за ближайшим поворотом меня, возможно, поджидала душевная депрессия.

Зайдя в дом – по-прежнему казавшийся мне навсегда опустевшим, – я заметил красный индикатор автоответчика, мигавший в темноте, словно проблесковый маячок.

Я захлопнул за собой дверь и, подойдя к телефону скорее с опаской, чем с надеждой, нажал на кнопку воспроизведения записанных сообщений. Из динамика телефона послышался знакомый голос, однако в нем чувствовалась неожиданная для меня грусть: «Они убили моего отца. Лео, тебе нужно сюда приехать. Он оставил для тебя конверт, в котором много денег и…»

На этом месте хрипловатый голос Эльзы сменился всхлипыванием, а затем запись оборвалась.

Я стоял и слушал пиканье автоответчика, и мне казалось, что в моей жизни закончился один этап и начался другой – непредвиденный и не сулящий ничего хорошего.

16

Мчась ночью по пустынному шоссе, я подумал, что, если меня убьют, то я, учитывая масштабы постигшей меня жизненной катастрофы, буду за это даже благодарен. Я принял решение выехать в Херону этим же вечером, потому что очень нуждался в деньгах. Если мне на основании последнего волеизъявления Десместре и в самом деле перепадала кое-какая сумма, то я предпочитал уж лучше пойти на риск, чем сидеть сложа руки в своем опустевшем и уже опостылевшем мне доме.

Я въехал в Херону в час ночи – словно скрывающийся от правосудия преступник. Осознание того, что Ингрид находится в безопасности в Бостоне, а моя жизнь уже превращена ею в пустыню, позволяло мне без какого-либо страха двигаться навстречу неизвестности. По крайней мере, пока я буду предпринимать какие-то действия, это будет давать мне ощущение, что я к чему-то стремлюсь и в моей жизни что-то меняется. Даже если я сейчас находился в двух шагах от ада, уж лучше мне было оказаться в этом – новом для меня – месте, чем возвращаться назад.

Поскольку была ночь, я припарковал автомобиль не на автостоянке, а на проезжей части главной улицы квартала и пошел к антикварному магазину пешком. Десместре и его дочь, насколько я понял, жили на втором этаже здания, в котором находился магазин. Если Эльза не ждет меня там – значит, она горюет у гроба отца. Однако вполне возможно, что по требованию полиции – как обычно бывает в случае убийства – труп был помещен в морг с целью проведения аутопсии. Ну что ж, тогда мне, возможно, удастся уклониться от присутствия на похоронах.

Размышляя обо всем этом и прислушиваясь к эху своих шагов в глубине пустынных улиц, я поймал себя на мысли, что уже начинаю рассуждать, как расчетливый делец. Впрочем, в подобной ситуации мне именно так и следовало поступать. Оставалось лишь надеяться, что полицейские не задержат меня, чтобы допросить об убитом, еще до того, как я успею переговорить с его дочерью по поводу упомянутого ею конверта.

К своему удивлению, я дошел до улицы Форса, ни разу не сбившись с пути. По-видимому, где-то в моем подсознании сохранились маршруты, по которым я бродил по Хероне во время своего предыдущего приезда в этот город.

Слегка нажав кнопку звонка у входной двери на второй этаж – как раз над магазином, – я вспомнил о том, как Эльза заставила меня поцеловать задницу каменной львицы. Я, безусловно, рано или поздно приехал бы в Херону опять – раз уж есть такая примета, – однако мне даже в голову не могло прийти, что это произойдет при таких жутких обстоятельствах.

– Заходи, – еле слышно сказала Эльза по домофону, и входная дверь с легким жужжанием открылась.

Я распахнул дверь и зашагал вверх по узкой лестнице. Лампочка на сорок ватт – без плафона – очень скудно освещала ее, а потому придавала ей весьма мрачный вид, никак не соответствующий роскошному фасаду здания.

Пока я поднимался по потертым каменным ступенькам, у меня возникло назойливое ощущение, что я вот-вот угожу в какую-то передрягу, из которой мне уже не удастся выпутаться, однако это меня почему-то не остановило.

На втором этаже имелась лишь одна дверь, а потому я без колебаний легонько постучал по ее деревянному полотну. Дверь сразу же отворилась, и я увидел еле различимый силуэт Эльзы. Она жестом показала, чтобы я следовал за ней в глубь погруженного в темноту жилого помещения.

– А где тело? – шепотом спросил я.

– У судебного врача, – ответила Эльза, увлекая меня вслед за собой в гостиную с очень высоким потолком, но без малейшего освещения.

Хотя через окно в гостиную почти не проникал тусклый свет уличного фонаря, я все же разглядел, что Эльза одета в легкое полупрозрачное черное платье, а ее волосы заплетены в косу. «Ей, наверное, нравятся старинные наряды, – подумал я. – Неизбежное следствие того, что она – дочь антиквара. Точнее, была дочерью антиквара».

– Почему ты не включаешь свет?

– Не хочу, чтобы соседи решили, что я устроила ночью какое-то веселое мероприятие. Они могут подумать что угодно – тут ведь все меня знают.

Хотя я уже привык к тому, что Эльза всегда ведет себя немного странно, невозмутимый тон ее голоса подсказал мне, что дело тут нечисто, и персидский котик, дремавший на диване, на который я только что присел, показался мне превратившимся в кота колдуном.

– Это и есть Гарсиа? – спросил я дрогнувшим голосом, тщетно пытаясь подавить начавшее охватывать меня беспокойство.

Эльза ничего не ответила, а вот кот, услышав свое имя, отреагировал на него коротеньким мяуканьем.

Эльза погладила его по голове кончиками пальцев, а затем села на слегка заскрипевшее под ее весом кресло-качалку. Мои глаза постепенно привыкли к темноте, и я различил на ее губах легкую улыбку, отчего еще больше насторожился. Здесь происходило что-то такое, о чем я еще даже не догадывался.

Эльзу, похоже, мое замешательство забавляло: она начала легонько покачиваться, скрестив при этом ноги, отчего стали видны очертания ее красивого колена. Не нужно было отличаться особой проницательностью, чтобы понять, что эта привлекательная женщина – всего лишь приманка в чьей-то – гораздо более коварной, чем я изначально предполагал, – затее.

– Ты, я вижу, чувствуешь себя довольно раскованно, – сказал я. – Если бы убили моего отца, я вел бы себя совсем иначе.

– Откуда ты это знаешь? Критические моменты жизни позволяют нам очень многое понять: они обнажают саму суть каждого человека.

– И сейчас – один из таких моментов?

– Может, да, а может, и нет. Понимание того, что это был такой момент, зачастую приходит к нам позднее.

– Так уж созданы люди, – холодно сказал я, – однако я, как мне кажется, приехал сюда среди ночи вовсе не для того, чтобы с тобой пофилософствовать. Расскажи мне о том, что произошло.

– Он в конце концов нашел тот чертов комод, – стала рассказывать Эльза, сбросив туфлю с правой ступни на пол.

– В своем последнем разговоре со мной он упомянул об имеющихся под этим кварталом катакомбах. Комод находился там?

– Нет, хотя это было бы намного романтичнее. Знаешь, под этим еврейским кварталом находится целый таинственный мир из различных ходов и склепов. О нем известно крайне мало. В монастыре Святого Доминика, например, есть старинное подземное водохранилище с лестницей, которая спускается кругами до самого дна. И снизу видно, что потолок состоит из могильных плит. Когда находишься там, возникает ощущение, что ты попал в потусторонний мир и ходишь под могилами. Ужасно, правда?

Рассказывая обо всем этом, она босой ногой помогла себе стащить туфлю и со второй ступни. Затем она положила обе ступни мне на колени.

Никак это не прокомментировав, я отодвинулся в сторону – так, чтобы ее ступни соскользнули с моих коленей на диван. Эльзу подобные «маневры», похоже, слегка позабавили. Она явно гордилась своими длинными – как у балерины – ногами: слегка пошевелила ими, чтобы я обратил на них внимание.

– Так где же все-таки находился комод? – спросил я, заставляя себе говорить невозмутимым тоном.

– Гораздо ближе, чем мы предполагали, – на заброшенной улице в квартале Эль-Каль. Грабители после ограбления сгрузили мебель там. Они, вероятно, где-то раздобыли ключ от ворот в заборе, преграждающем вход на эту улицу. Эти ворота уже много лет никто не отпирал.

– Но ведь оставлять награбленное так близко от места преступления – очень рискованно.

– Нет, не очень – полиция вряд ли додумалась бы туда заглянуть. Люди ведь очень часто не видят того, что находится у них под самым носом.

– А твой отец, получается, увидел, – сказал я скептически. – Как ему удалось найти там комод, если улица – заброшенная?

– Ему подсказал один сосед, который видел из заднего окна своего дома, как те люди разгружали мебель, – пояснила Эльза, сгибая ноги и ставя их ступнями на свое кресло-качалку.

– И когда он явился туда, чтобы забрать свое добро, они его убили.

– Именно так. Ты будешь присутствовать на его похоронах?

– Я надеюсь, что мне не придется присутствовать на своих собственных. Ты прекрасно понимаешь, что я не верю ни одному слову из всего, что ты мне сейчас рассказала.

Едва я произнес эти слова, как зажегся свет. Альфред Десместре стоял, ухмыляясь, посреди гостиной в помятом пиджаке с залатанными на локтях рукавами – как будто он пришел на встречу с кем-нибудь не очень им уважаемым. В общем-то, так оно и было.

– Вот и хорошо, – сказал он певучим голосом, – а то я уже начал сомневаться, что вы – именно тот человек, который мне нужен.

17

Я сидел в этой задрипанной гостиной, глядя на Десместре и его дочь и чувствуя себя жертвой унизительного розыгрыша.

– Прошу извинить нас за это небольшое театрализованное представление. – Антиквар, отодвинув кота, сел на диван рядом со мной. – Я вообще-то намеревался честно рассказать вам о сложившейся ситуации, однако Эльза сказала, что так я вас сюда не вытащу. Поэтому я разыграл спектакль, главным персонажем которого стала моя якобы осиротевшая дочь… А вот то, что касается денег, – это уже не спектакль.

Гарсиа забрался на колени своей хозяйки, и Эльза, слегка покачиваясь в кресле, стала поглаживать хвост кота движениями, которые можно было бы счесть неприличными.

– Вы даже себе не можете представить, как сильно я жалею о том, что попался на эту удочку, – сердито пробурчал я.

– Пока вам не о чем жалеть, – сказал Десместре, доставая из буфета бутылочку ликера и два бокала. – Когда же вы узнаете, что у нас в руках, вы будете благодарить Бога за то, что познакомились со мной. Вы даже простите Эльзе ее шалости.

Дочь антиквара одарила меня улыбкой, а сам Десместре ловким движением наполнил бокал и протянул его мне.

– Это кошерное[7] вино. Давайте выпьем за то, чтобы наша затея увенчалась успехом. Начало было не очень удачным, но теперь у нас есть хорошая зацепка.

– Выпить мы можем за что угодно, но участвовать в этой вашей затее я не собираюсь, – возразил я. – Я вам об этом уже сообщил, и с тех пор ничего не изменилось.

Десместре приблизил свое лицо к моему и, приподняв брови, сказал:

– Все изменилось. Именно поэтому я вас и принудил сюда приехать.

– Вы нашли этот свой комод в стиле модерн? – спросил я, пытаясь утопить свое отчаяние в глотке вина.

– Да, – с торжествующим видом ответил антиквар. – На заброшенной улице?

– Как это ни странно, грабители оставили его именно там. Думаю, замок в воротах, через которые можно попасть на ту улицу, насквозь проржавел, а потому они легко сломали его. Они выгрузили на заброшенной улице комод и тем самым избавились от предмета мебели, который, видимо, сочли ни на что не годным. Я могу лично отвести вас туда, если вы захотите посмотреть, где этот комод сейчас находится.

– Мне это совсем не интересно, – заявил я, снова отхлебывая из бокала вино, которое было густым и немножко приторным. – Кстати, а письма в комоде вы нашли?

– К сожалению, нет. К сожалению для меня, но к счастью для вас, потому что в противном случае вы остались бы без работы.

Я хотел было что-то возразить, но Десместре жестом руки заставил меня замолчать, затем долил вина в мой бокал. Я краем глаза заметил, что Эльза, сидя в своем кресле-качалке, с интересом наблюдает за нами.

– А свою дочь вы вином почему-то не потчуете, – сказал я антиквару.

– Ей нельзя, – ответил Десместре. – Она принимает лекарства.

Произнеся эти слова, он вышел из гостиной большими шагами и через минуту вернулся, держа в руках длинный узкий конверт. Подняв его, как поднимает карточку футбольный судья, он затем положил его мне на колени и сказал:

– Загляните вовнутрь. Если мы с вами договоримся, его содержимое станет вашим.

Приоткрыв конверт, я увидел в нем небольшую пачку банкнот достоинством в двести евро, а еще листок, на котором были нечетко напечатаны какие-то цифры.

– Пересчитайте.

Я, слегка смутившись, стал пересчитывать новенькие желтоватые купюры – совсем не с той ловкостью, с какой это стал бы делать мошенник, привыкший к участию в подобных авантюрах. Всего я насчитал двадцать пять купюр.

– Здесь пять тысяч евро, – сказал я.

Эльза теперь смотрела на нас отсутствующим взглядом: раз «спектакль» уже закончился, ей, по-видимому, стало скучно.

– Это компенсация ваших расходов на предстоящую поездку. Кроме того, начиная с завтрашнего дня я буду ежедневно переводить по четыреста евро на ваш текущий счет только за то, что вы попытаетесь найти письма. Если в течение десяти дней вы их не найдете, мы откажемся от этой затеи. Мне отнюдь не хочется разориться.

Все это в корне меняло ситуацию. С пятью тысячами евро на пресловутую предстоящую поездку, уже находящимися у меня в руках (мне, возможно, удастся сэкономить половину этой суммы), и еще в общей сложности с четырьмя тысячами евро, которые «набегут» к концу этой авантюры, мне удастся решить многие из моих проблем. Поэтому я решил, что, по крайней мере, стоит выслушать, что же конкретно потребует от меня антиквар.

– Это очень щедрая оплата за десять дней работы.

– Благодарите не меня, а нашего спонсора, – восторженно воскликнул антиквар. – Он решил вмешаться, чтобы облегчить предстоящие хлопоты. Благодаря его энтузиазму и финансовой поддержке мы наверняка добьемся успеха.

– Спонсора? Я ничего не понимаю. Кого вы имеете в виду?

Эльза, распустив свои волосы – отчего те упали густыми прядями на ее плечи – и обхватив руками колени, снова начала внимательно прислушиваться к нашему разговору.

– Я имею в виду моего клиента из Северной Европы – того, который предложил за письма два миллиона тринадцать тысяч евро. Он решил принять участие в наших попытках вернуть украденные письма. После того как я сообщил ему по электронной почте о том, что произошло, он прислал мне денег, чтобы мы могли начать действовать как можно быстрее. Если нам придется заплатить грабителям за письма, он оперативно предоставит необходимые деньги – в качестве аванса, – а затем, когда письма будут уже у него, выплатит нам оставшуюся часть изначально предложенной суммы. Он свое слово держит.

– Этот человек, по-видимому, сумасшедший, – покачал головой я. – Как его зовут?

– Он предпочитает оставаться инкогнито. Для людей такого уровня это вполне нормально.

– Но вам же приходится к нему как-то обращаться! – возразил я.

– Он называет себя Кинопсом, но это всего лишь псевдоним. Главное – он платит щедро и быстро. Мы не можем его разочаровывать – уж слишком много стоит на кону.

– Но мы ведь находимся в той же самой точке, в какой находились во время нашего предыдущего разговора: я не знаю, с чего начать.

– Здесь тоже кое-что изменилось, – сказал Десместре, и его глаза засветились энтузиазмом. – Грабителям, похоже, откуда-то стало известно, что им будет предложена сделка, и они сами протягивают нам руку. Взгляните на факс, который я положил в конверт вместе с деньгами.

Я поднес листок бумаги, на котором были нечетко напечатаны какие-то цифры, к торшеру и увидел, что на нем всего лишь повторяются много раз цифры от 0 до 3:

0123012301230123

0123012301230123

0123012301230123

0123012301230123

– Это какая-то головоломка. Какой мне от нее толк?

– Откажитесь ненадолго от манеры мыслить в духе картезианской философии, Видаль. Неужели вы ничего не поняли? Набор цифр от 0 до 3 содержит все цифры, имеющиеся в числе 2013. Они пытаются вступить с нами в контакт, не привлекая постороннего внимания. Для непосвященного эта распечатка похожа всего лишь на проверку принтера.

– Даже если это и так, я не понимаю, как я смогу вступить с ними в контакт.

Тут в разговор неожиданно вмешалась Эльза:

– Ради всего святого, Лео, перестань прикидываться дураком!

Самое плохое для меня в этой ситуации заключалось в том, что я вовсе не прикидывался дураком, а действительно не знал, на что мне сейчас намекают.

– Ты прекрасно знаешь, где нужно смотреть.

И только тут я заметил, что к факсу был приколот еще один листок, на котором значилась информация о времени приема факса и о номере телефона-факса, с которого его прислали.

– Код страны – 355… – прочел я, пытаясь придать своему лицу умный вид. – Факс пришел из…

Десместре и его дочь в один голос закончили мою фразу:

– …Албании.

18

Вполне можно было предположить, что грабители знали о большой ценности оказавшихся у них в руках писем – по крайней мере, имели об этом какое-то представление. Раз они увезли комод, а затем бросили его на заброшенной улице – значит, они обнаружили письма уже после ограбления. Им просто улыбнулась судьба – так, как до этого она улыбнулась антиквару Десместре. Этим объяснялось и то, почему итальянцы бросили свой грузовик и вместе с добычей покинули Испанию как можно быстрее.

– Они согласны продать письма, но не хотят рисковать, – сказал антиквар, дополняя этими своими словами мои мысли. – Именно поэтому они выбрали для осуществления купли-продажи такую страну, как Албания. Думаю, там полно итальянцев, занимающихся разными сомнительными делами.

– В таком случае, на мой взгляд, вы предложили мне слишком мало денег для того, чтобы я поехал туда и стал рисковать своей жизнью.

Десместре с недоверчивым видом посмотрел на меня, а затем сердито затараторил:

– Полмиллиона евро – этого для вас мало? Примерно столько вы получите, когда все закончится!

– Я, как говорят здесь, в Испании, считаю, что лучше одна птица в руках, чем сотня таких же птиц в облаках, – заявил я, ставя бокал на пол и чувствуя, что меня начинает клонить ко сну. – Кто мне гарантирует, что наш безымянный спонсор сдержит свое слово, если письма все-таки попадут к нему в руки?

– До сего момента он демонстрировал высокую платежеспособность, – возразил Десместре. – Мы с вами, кстати, можем еще поторговаться. Я не хочу, чтобы вы ехали в Тирану без особого желания.

Я увидел, как этот пройдоха стал стряхивать пыль со своего старого пиджака. Он, наверное, уже тысячу раз проделывал это, прежде чем заключить какую-нибудь сделку. Я понял, что он получил от Кинопса солидный аванс, из которого мне хотел выделить лишь жалкие крохи. Кроме того, у меня не было никакой гарантии, что он отдаст мне мою долю, если я благополучно завершу задуманную им авантюру.

– Тирана… – вздохнул я, напряженно размышляя над тем, сколько денег можно было бы в данной ситуации затребовать. – Я не знаю ни одного человека, который бы там бывал. Как туда можно добраться?

Единственное, что я знал про Албанию, – так это то, что в ней еще сравнительно недавно существовал самый последний в мире тоталитарный режим сталинского типа и что в девяностые годы судно, забитое албанцами аж до вершины мачты, без разрешения местных властей уплыло из Албании в Италию, и там все эти албанцы попросили политического убежища.

– Спросите об этом завтра в аэропорту, – сказал в ответ Десместре, с напряженным видом ожидая, сколько денег я у него затребую.

– Не надо так спешить, – сказал я, решив потянуть время. – Мне, наверное, придется получать въездную визу, придумывать, с какой целью я туда еду – ну, и все такое прочее.

– Думаю, что не придется. С тех пор как вашего президента Джорджа Буша-младшего угораздило посетить с официальным визитом Тирану, к американцам там относятся очень хорошо.

Я не знал, говорит ли Десместре серьезно или же он просто надо мной насмехается. Чтобы наконец покончить с этим взаимным прощупыванием – на часах ведь было уже четыре часа утра, – я решил потребовать от антиквара немалую сумму;

– Кроме пяти тысяч евро на расходы во время поездки и четырехсот евро ежедневно, мне еще нужен на моем текущем счету своего рода страховой фонд в размере десяти тысяч евро – чтобы застраховаться от тех рисков, которым я буду подвергаться.

Ожидая ответа антиквара, я краем глаза посмотрел на Эльзу, которая к тому моменту уже уснула на своем кресле-качалке, склонив голову набок.

– Договорились, – сказал антиквар, протягивая мне руку для рукопожатия. – Я, правда, остаюсь практически без ликвидных средств, но мы уже не можем больше терять время.

– Да, договорились, – удивленно кивнул я, пожимая антиквару руку. – Поскольку нам придется ждать, когда откроются банки, я пока поеду в отель и несколько часов посплю.

– В этом нет необходимости, я могу предоставить вам постель прямо здесь, в этом доме. Пойдемте.


Я уже более часа пытался заснуть – то и дело чихая – в пыльном чулане, когда мне вдруг показалось, что в темноте неподалеку от меня кто-то есть. Чувствуя, что последние события меня довольно сильно утомили – а ведь все еще только начиналось, – я слегка приподнялся и напряг зрение и слух.

Несколько секунд спустя я ощутил, как уже знакомые мне холодные и мягкие пальцы коснулись моего лба и, надавив на него, заставили меня положить голову на подушку.

– Что ты здесь делаешь? – спросил я, скорее догадавшись, чем увидев в темноте, что Эльза улыбается.

– Мне не нравится спать одной, – сказала она, забираясь в кровать, которая и для меня одного была не очень широкой.

– Тогда иди и спи в одной кровати со своим отцом.

– Ты, возможно, не поверишь, но иногда именно так я и поступаю. Ты станешь меня выпихивать из кровати?

Я прижался к стене, чтобы наши тела не касались друг друга. Хотя Эльза и казалась мне физически очень привлекательной, я вовсе не хотел – ради мести Айне – разделять ложе с этой чокнутой женщиной, а тем более в доме ее отца.

– Мне сегодня ночью почему-то страшно, – стала объяснять свое поведение Эльза с такой непринужденностью, как будто залезть в чужую кровать для нее было самым обычным делом. – Тебе известно, что по кварталу Эль-Каль бродит призрак? Это призрак молодой женщины, которую звали Толрана.

– А этот призрак – случайно не ты? – пробурчал я.

– Молчи, – сказала Эльза, легонько ударив меня по ноге своей босой ступней. – Эту женщину, насколько мне известно, в те времена, когда здесь еще жили евреи, нашли с отрубленной головой, с тех самых пор она бродит по окрестным улицам, и можно даже услышать ее вздохи и стоны. Никто ее никогда не видел, но все разок-другой слышали ее грустную песню, которая сначала звучит так, как будто эта женщина поет где-то недалеко, а затем внезапно стихает. Тебе хотелось бы ее услышать?

Я не ответил, поскольку был слишком занят тем, что старался поплотнее прижаться к стене и не поддаться чарам этой обольстительницы. Эльза приблизила свои губы к моему уху и начала напевать – одновременно и зловещую, и по-детски простенькую – песню, похожую на какую-то жуткую колыбельную. Я вдруг почувствовал, что все мои мускулы напряглись.

– Ну вот, теперь ты ее уже слышал, – сказала Эльза, слегка отодвигая свою голову от моей.

Затем она некоторое время молчала и, похоже, пыталась разглядеть меня в темноте. Наконец послышался ее шепот:

– Мне кажется, ты не заметил кое-что очень важное.

– Что ты имеешь в виду? – отозвался я, думая при этом, что сейчас, наверное, уже около шести часов утра, а я еще не сомкнул глаз.

– Я – абсолютно голая.

Прежде чем я успел что-то ответить, она быстренько поцеловала меня в лоб, а затем вылезла из-под простыней. Мне показалось, что я различил в темноте, как ее гибкая и призрачная фигура выскользнула из помещения.

19

Проснулся я в одиннадцатом часу утра. Помещение, в котором я находился, при дневном свете показалось мне и вовсе убогим: стены пожелтели от старости, потолок потрескался, а обивка на диванах и стульях во многих местах превратилась в лоскутья. Последнее, по всей видимости, было делом рук – а точнее, лап – Гарсиа, который, когда я зашел в гостиную, в знак приветствия пару раз мяукнул. Его хозяев, похоже, дома не было.

По дороге в ванную я, к своей радости, обнаружил, что Десместре был настолько быстрым в исполнении обещаний, что уже положил на стол чек на десять тысяч евро, выданный банком на мое имя. Рядом с этим чеком я увидел чистый лист бумаги и шариковую ручку, которой мне, видимо, следовало написать на этом листке номер своего текущего счета.

Сгоняя со своего лица остатки сна при помощи теплой воды, я мысленно сказал себе, что данная работенка может помочь мне укрепить свое финансовое положение и благодаря этому оставаться на плаву аж до конца года. Если мои поиски продлятся десять дней и я не буду сильно тратиться, то смогу вернуться домой примерно с восемнадцатью тысячами евро – даже если и не раздобуду письма. И тогда после перелета в Бостон и возвращения оттуда вместе с Ингрид у меня останется еще вполне достаточно денег для того, чтобы не только заплатить за первое полугодие ее учебы в местной американской школе, но и произвести несколько выплат по кредитам.

Теперь, когда я остался один, без Айны, мне придется вести себя в отношении этих практических вопросов гораздо более осмотрительно, потому что мне уже не от кого было ждать помощи в том случае, если я и дальше буду сидеть на мели.

Взбодрившись мыслями о перспективах своей жизни, я вышел на улицу и отправился искать банк. После того как я обналичу чек, предоставленный мне антикваром, мне придется заняться практической подготовкой предстоящей поездки, в автомобиле у меня лежал чемодан с кое-какой одеждой – я взял ее с собой из дому, думая, что она может пригодиться, если мне придется остановиться на ночь в отеле. Возможно, мне хватит этой одежды и для моего краткого пребывания в стране, про которую я хотя и ничего не знал, но климат в которой, как предполагал, был примерно таким же, как в Испании.

Итак, у меня уже были при себе и паспорт, и деньги, теперь оставалось только найти какой-нибудь путеводитель, чтобы было легче выбрать маршрут путешествия и отель в Тиране, в котором я затем забронирую для себя номер. Пройдя по улице Бальестериа – на которой находился любимый ресторанчик антиквара Десместре, – я увидел книжный магазин, специализирующийся на книгах о путешествиях, и направился к нему.

Этот магазин – он назывался «Улисс» – занимал красивое просторное помещение с большими окнами, выходящими на реку. В это утро посреди рабочей недели он был пустым, если не считать молодого мужчины – в модных очках и с собранными на затылке в хвост длинными волосами, – который вытаскивал книги из большой коробки. Я прошелся взглядом по стеллажам, заполненным книгами о путешествиях, картами и путеводителями. Найдя секцию «Восточная Европа», я просмотрел имеющиеся в ней издания, но ничего полезного для своего предстоящего путешествия не нашел.

– Я могу вам чем-то помочь? – раздался за моей спиной голос книготорговца.

– Мне нужен путеводитель по Албании, – сказал я с легким смущением, как будто бы опасаясь, что сейчас меня начнут расспрашивать, с какой целью я туда еду.

– Есть только одно издание – на английском языке, издательство «Брадт».

Книготорговец стал ловко рыться где-то за первым рядом книг и в конце концов достал оттуда путеводитель. На фотографии на его обложке виднелось пустынное каменистое побережье. Вот туда-то мне и предстояло отволочь свои кости.

Я заплатил в кассе и снова вышел на улицу, чувствуя странное желание: мне захотелось еще раз поцеловать каменную львицу в задницу. Это желание возникло вовсе не из глубокого уважения к традициям и не из особых симпатий к этому городу – в котором, конечно же, имелись кое-какие свои прелести, – а просто потому, что возвращение в Херону после ожидавшей меня опасной авантюры означало бы, что я остался жив.


Прежде чем отправиться к своему автомобилю, я заглянул в антикварный магазин, чтобы попрощаться с его хозяином, но ни в магазине, ни на жилом этаже никого не оказалось – как будто, настропалив меня на отчаянное дело, антиквар и его дочка попросту испарились. В моем распоряжении оставался лишь номер телефона в доме Десместре, по которому я мог держать его в курсе событий, и в частности сообщить, сколько потребуют грабители за возвращение писем – если, конечно, я этих грабителей найду.

Чувствуя себя вдвойне одиноким – и в этой работенке, и в жизни вообще, – я на всякий случай еще раз проверил, лежат ли во внутреннем кармане моего пиджака деньги, паспорт и пришедший из Албании факс, а затем отправился к своему автомобилю «СЕАТ Ибица», сжимая ключи от него в ладони.

Я нашел его там, где и оставил, однако вид у него стал просто ужасным. Он, похоже, послужил в качестве стола для какой-то пирушки, и часть пролитого пива заляпала ветровое стекло. Даже не удосужившись его вытереть, я сел за руль и помчался в направлении Барселоны, которую намеревался обогнуть по объездной дороге, чтобы затем прибыть в аэропорт Прат.

Мрачные черные тучи, скапливавшиеся у линии горизонта, вдруг разразились внезапным ливнем. Потоки дождевой воды очистили мое ветровое стекло, однако мне пришлось значительно снизить скорость, потому что из-за ливня почти ничего не было видно.

Чувствуя на себе гипнотизирующее воздействие ритмично движущихся туда-сюда стеклоочистителей, я включил радиоприемник, чтобы послушать, что говорят в эфире по поводу этого ливня, больше подходящего для апреля или мая, чем для начала лета. Перед выпуском новостей прозвучала одна из песен квинтета «Антония Фонт», пришедшаяся мне по душе, потому что она являлась мальоркским эквивалентом песни «Спейс Оддити» Дэвида Боуи. В ней, насколько я смог понять каталанские слова, рассказывалось о приключениях одинокого капитана, который, опустившись на очень большую глубину, пытается связаться с пунктом управления, находящимся на берегу, и при этом восхищается подводным миром, из которого он, возможно, уже никогда не вернется на сушу.

Пробиваясь сквозь потоки падающей с неба воды и слушая эту песню, я мысленно представил, что тоже являюсь своего рода мореплавателем, готовящимся погрузиться в неизведанную – и кишащую опасностями – бездну, где меня ждет мир, встреча с которым, возможно, станет для меня роковой.

Batiscafo monoplaça es

teu focus a sabsime de

ses aiguës insondables

només tu les averigües

Batiscafo socialista

redactant informe tràgic

camarada maquinista a

institut oceanogràfic

Batiscafo solitari…[8]

Тирана

1

Албания, как я и предполагал, была не самой подходящей страной для исцеления от депрессии, охватившей меня после разрыва с Айной.

Стоя в очереди у стойки авиакомпании «Люфтганза» – из Барселоны можно было в любой день улететь в Тирану с пересадкой в Мюнхене, – я прочел в путеводителе издательства «Брадт», что Албания была единственной в мире официально атеистической страной, пока матери Терезе не присудили Нобелевскую премию. Албанцы, по-видимому, не смогли проигнорировать этот единственный случай проявления широкого международного внимания к представителю албанского народа – если не считать подобного внимания по отношению к диктатору Энверу Ходже, в течение сорока лет державшему Албанию в сталинистской изоляции.

Чуть меньше чем за триста евро я купил себе билет на авиаперелет с пересадкой. Общая длительность поездки составляла девять часов, поскольку мне предстояло проторчать целых пять часов в мюнхенском аэропорту имени Франца-Йозефа Штрауса в ожидании самолета на Тирану.

Стоя в очереди на регистрацию, я размышлял над тем, каким, интересно, должен быть город с таким названием – Тирана. Я уже успел забронировать по телефону номер в отеле «Калифорния», в котором, по-видимому, останавливалась большая часть тех, кто – как в данном случае и я – приезжал в Тирану с частным – и зачастую непредвиденным – визитом.

Мне невольно вспомнилась пластинка с песнями группы «Иглз» с тем же названием. Ходили слухи, что если прокрутить эту виниловую пластинку на проигрывателе в обратном направлении, то раздастся голос самого Сатаны, изображенного на обложке среди гостей многолюдного пира. Я было попытался это сделать, однако у меня ничего не получилось: когда я крутил пластинку на проигрывателе вручную в обратную сторону, раздавался лишь неприятный скрип. Если это и был голос дьявола, то говорил он на абсолютно непонятном мне языке.


«Аэробус-319» был заполнен бизнесменами и молоденькими испанцами, которые – по моему предположению – отправлялись изучать немецкий язык в благодатном баварском климате.

Перед тем как подняться на борт самолета, я позвонил Ингрид. Она сначала сердито поворчала по поводу того, что я своим звонком поднял ее с постели в восемь утра (именно столько было сейчас на часах в Бостоне), а затем заявила, что уже умирает от скуки и что тетя Дженни все время заставляет ее работать – то вырывать сорняки в саду, то наводить порядок в доме.

Успокоив совесть тем, что поговорил с дочерью, я решил скоротать время полета за чтением газеты.

Пока самолет взлетал над Барселоной, затянутой дымкой смога, я прочитал любопытную статью «Моя жена – собака». В ней рассказывалось, что тридцатитрехлетний индиец Сельва Кумар женился на собаке, чтобы избавиться от проклятия. Он страдал от этого проклятия с того момента, как забил до смерти камнями кобеля и сучку, повадившихся совокупляться на его рисовых полях, и затем повесил их обоих за хвосты на ветви дерева. Несчастья, которые могли постичь его волею богов за такой неблаговидный поступок, не заставили себя долго ждать: три дня спустя его хватил паралич, а еще он оглох на одно ухо. После того как все его попытки исцелиться при помощи традиционной и аюрведической медицины не увенчались успехом, его личный астролог посоветовал ему: «Женись на собаке».

Статья дополнялась фотографией сцены бракосочетания, на которой был запечатлен жених в национальной белой одежде, сидящий на земле посреди разряженной толпы, рядом с ним находилась светло-коричневая собака, на шее которой висел венок из цветов.

«Подобным историям веришь только потому, что они напечатаны в газетах», – подумал я, прося у стюардессы вторую чашку чая на высоте уже девять тысяч метров над землей.


Я провел пять скучнейших часов в аэропорту имени Франца-Йозефа Штрауса, бродя по магазинам одежды и книжным магазинам. В одном из них я купил книгу «Введение в психологию Юнга» – купил исключительно из любопытства, потому что считал – как выяснилось позднее, ошибочно, – что труды этого швейцарского психиатра вряд ли смогут приблизить меня к местонахождению разыскиваемых мною писем.

Когда мне уже надоело прохаживаться по ничем не примечательным галереям аэропорта, я присел на сиденье неподалеку от выхода, через который мне предстояло пройти на посадку в самолет. Вокруг меня постепенно скапливались оживленно разговаривавшие о чем-то пассажиры-албанцы. В отличие от отчаянного выражения лиц, которое я видел по телевизору у тех, кто пытался бежать из Албании на незаконно захваченном судне, лица этих людей показались мне большей частью беззаботными и даже счастливыми: это были лица молодых людей, нашедших работу в Германии и, видимо, навещавших свою родную страну каждый раз, когда у них появлялась возможность это сделать.

Внешне они мало чем отличались от итальянцев. Если не считать двух-трех довольно смуглых девушек, цвет их лиц был таким же, как и у всех остальных обитателей средиземноморских стран Европы. Парни, правда, показались мне чересчур поджарыми и жилистыми, но это, наверное, являлось следствием той нелегкой физической работы, которую они выполняли на складах, фабриках и заводах Германии.

Психически расслабившись от подобного рода субъективных предположений, не имевших абсолютно никакого отношения к тем опасностям, которые поджидали меня в Тиране, я решил посвятить оставшееся время до вылета самолета чтению путеводителя. Меня интересовало, что происходило в последние несколько десятилетий в стране, которая являлась самым неизведанным для иностранцев регионом Европы.

В 1948 году – через два года после провозглашения социалистической республики, во главе которой встал Энвер Ходжа, – Албания разорвала отношения с Югославией, пытавшейся сделать эту страну частью своей федерации. Более десяти лет Албания тесно сотрудничала с СССР, но в 1961 году разорвала все отношения с советским гигантом, после того как стало известно о намерении Хрущева построить базу атомных подводных лодок в порту Влёра.

Ходжа решил тогда резко сменить политический курс и попытался найти себе покровителя в лице маоистского Китая – возможно, потому, что эта страна находилась очень далеко от Албании и не стала бы слишком активно вмешиваться в ее внутренние дела. Китайская модель социализма, судя по всему, понравилась бессменному правителю Албании, и в 1966–1967 годах он провел культурную революцию маоистского типа: государственных чиновников время от времени отправляли на работу в сельскую местность, а ответственные должности были доверены неопытным молодым коммунистам. Отправление каких-либо религиозных культов было строжайше запрещено.

Паранойя в действиях албанского руководства, приведшая к полной изоляции Албании, началась после советского вторжения в Чехословакию в 1968 году. Албания по решению Ходжи вышла из Организации Варшавского договора, и в стране началась реализация бредового плана самообороны, предусматривавшего строительство семисот тысяч бетонных бункеров (из расчета один бункер на четыре жителя) и установку на крышах домов зенитных орудий – чтобы отражать воздушные налеты, совершать которые на эту страну никто не собирался.

В 1978 году – через два года после смерти Мао Цзэдуна – Ходжа разорвал отношения и с Китаем, который к тому моменту уже начал потихонечку внедрять у себя рыночную экономику. Не получая никакой помощи из-за рубежа и все больше беднея, Албания оказалась в полной изоляции.

На этом моменте мне пришлось прервать чтение краткого изложения недавней истории Албании, но я решил, что обязательно дочитаю его позже. Поскольку я тоже чувствовал себя изолированным и незащищенным от внешних угроз, мне показалось, что я сумею очень быстро адаптироваться в этой стране.

Тем временем пассажиры-албанцы, вылетающие из Мюнхена в Тирану, начали выстраиваться в очередь, толкаясь, как будто им не терпелось возвратиться в свой общенациональный бункер. Рейс выполнялся на CR-2 – маленьком самолете канадского производства, уже готовом пронзить ночное небо над Европейским Союзом и оказаться совсем в другой части Европы. Хотя железного занавеса давно не существовало, у меня, медленно продвигавшегося к входу в самолет, почему-то возникло ощущение, что я сейчас полечу в страну полудиких команчей.

2

Мы приземлились на территории Албании почти в полной темноте. После непродолжительного маневрирования по посадочной полосе перед зданием аэропорта наш самолет вдруг резко остановился – как будто асфальтированная поверхность неожиданно для пилотов закончилась. Минуту спустя пассажиры дружно устремились к выходу из самолета.

К моему удивлению, аэропорт «Мать Тереза» оказался маленьким, но безупречно сконструированным. Прочитав текст на памятной доске, я узнал, что этот аэропорт является подарком правительства Канады народу Албании.

Заплатив десять евро за въездную визу, я пересек главный зал аэропорта, в котором посетители, сидевшие за столиками в кафетериях, с любопытством разглядывали только что прилетевших пассажиров. Современный интерьер здания аэропорта придал мне определенную уверенность, и я – уже почти без опаски – отправился искать такси.

За рулем первого из выстроившихся в очередь такси сидел тщедушный мужчина лет шестидесяти с потухшей сигаретой во рту. Я передал ему свой единственный чемодан – чтобы он положил его в багажник, – и мы поехали навстречу тому, что ждало меня в Тиране.

Поначалу таксист вел машину молча, а я всматривался в ночной темноте в окружавшую меня действительность. Освещение здесь было большей частью скудным, а вот автозаправок имелось превеликое множество (они мелькали в окне буквально одна за другой), что мне показалось странным, потому что автомобилей по этому шоссе ехало очень мало. Еще мне бросилось в глаза то, что вдоль шоссе строится много зданий, причем некоторые из них были довольно высокими: похоже, после полувекового застоя в этой стране началось экономическое оживление.

Когда мы уже въехали на окраину Тираны, таксист, вдруг разродившись на корявую английскую фразу, спросил, откуда я приехал. Я ему ответил, что вообще-то я – из Соединенных Штатов, однако живу неподалеку от Барселоны.

– Американец хорошо, – закивал таксист. – США и Албания дружба. Буш хорошо.

– Не все американцы так думают, – сказал я, стараясь как можно четче выговаривать слова.

Однако таксист, не обращая внимания на мою реплику, продолжал говорить на ломаном английском:

– Россия, Германия, Франция…

Перечислив эти страны, он наглядно продемонстрировал свое негативное отношение к ним, сжав ладонь в кулак, а затем выставив большой палец и ткнув им куда-то вниз. Затем он со словами: «Америка, Буш», – повернул большой палец на сто восемьдесят градусов и поднял его вверх, до самого потолка салона автомобиля.

Таксисту, похоже, очень нравилось подобное общение при помощи коротких фраз и красноречивых жестов: он удовлетворенно засмеялся и сильнее надавил на педаль газа. Мы, по-видимому, уже подъезжали к центральной части Тираны. Не дожидаясь, когда он примчит меня к какому-нибудь отелю, в котором за каждого привезенного клиента ему платят определенный процент, я напомнил ему название нужного мне отеля. В ответ он неодобрительно покачал головой:

– Отель «Калифорния» не хорошо. Дорого!

– Для меня это неважно. У меня там забронирован номер, а потому отвезите меня именно туда – и точка.

Тщедушный таксист, похоже, ничуть не обиделся на мое безапелляционное заявление – он всего лишь пожал плечами, словно бы говоря: «Если ты болван, то я в этом не виноват».

Затем мы выехали на площадь, вокруг которой виднелись административные здания в советском стиле, незатейливая башня с часами и минарет. Увидев, как ярко все вокруг было освещено, я понял, что это и есть площадь Скандербега – невралгический центр албанской столицы. Поскольку мне на этой площади в данный момент вроде бы ничего ужасного не угрожало, она показалась мне даже довольно цивилизованным местом.

Однако я тут же изменил свое мнение, когда мы проехали рядом с пирамидой современной конструкции, на которой огромными буквами на английском языке было написано:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ПРЕЗИДЕНТ БУШ

Самым забавным в этой приветственной надписи было то, что с момента приезда сюда американского президента-республиканца прошло уже довольно много времени. Мне захотелось узнать, зачем здесь построили такую пирамиду (она была похожа на огромный пирог – из тех, что пекут на день рождения) и что наобещал албанцам Буш, если его здесь так сильно зауважали – и это в стране, в которой после падения коммунистического режима большинство жителей снова стали считать себя мусульманами.

Как бы там ни было, мне становилось все более и более очевидным, что я приехал в чуждый для меня мир.


Отель «Калифорния» представлял собой небольшое пятиэтажное здание и официально считался трехзвездочным. Однако последнее было не более чем условностью, потому что единственным источником света в вестибюле являлся экран включенного телевизора, а дежурный администратор, сидя за своей стойкой, крепко спал.

Мне, чтобы обратить на себя внимание, пришлось несколько раз постучать по стойке твердым уголком паспорта – только после этого дежурный администратор очнулся и посмотрел на меня своими опухшими ото сна глазами. Затем он, что-то сердито бурча себе под нос, записал мои данные в журнал регистрации, взял с меня авансом сорок евро за первые стуки проживания в отеле и дал мне ключ от номера 27. Показав жестом, где находится лифт, он снова закрыл глаза.

Уже стоя в кабине лифта, медленно двигающейся вверх, я вдруг почувствовал облегчение и начал тихонько напевать дьявольскую песню группы «Иглз»;

We are programmed to receive.

You can check out any time you like,

But you can never leave!

Welcome to the Hotel California,

Such a lovely place…[9]

Стены номера были обиты старой ковровой тканью, на которой осело столько пыли, что я даже пару раз чихнул. Во всем остальном номер был для меня вполне приемлемым. Чтобы его немного проветрить, я открыл окно, а затем, чувствуя себя измученным долгой поездкой и невеселыми размышлениями, улегся на кровать. С прибытием в Тирану заканчивалась та часть этой моей работенки, которая еще находилась под моим контролем. Что я должен делать теперь, после своего приезда сюда? Об этом у меня четкого представления не было.

Я вытащил из внутреннего кармана пиджака единственную свою зацепку – факс с повторяющимся набором цифр от 0 до 3 и номером телефона, с которого этот факс был передан. Если грабители и в самом деле пытались при помощи такового вот «ухищрения» вступить с нами в контакт и договориться о сделке, то все, что от меня сейчас требовалось, – это послать на данный телефонный номер соответствующее сообщение.

Мне вдруг пришло в голову, что я допустил оплошность, словно какой-нибудь неопытный юнец – чтобы не сказать идиот. Прежде чем отправляться в Албанию, мне следовало отправить на этот номер факс и выяснить, будет ли на него какая-нибудь ответная реакция. Впрочем, Десместре, наверное, так и сделал, но мне ничего об этом не сказал.

Я решил начать действовать на следующий день, потому что половина второго ночи – не самое подходящее время для того, чтобы кому-то звонить. Даже грабители – и те по ночам обычно спят. Решив пока обо всем этом больше не думать, я разделся и лег в кровать, еще не зная, что очень скоро я буду надолго лишен возможности спокойно спать по ночам.

Прежде чем потушить свет, я взял книгу «Введение в психологию Юнга» и решил провести небольшой эксперимент. Одна женщина, с которой я был когда-то давно знаком, говорила мне, что если открыть книгу на какой-нибудь странице наугад, то на этой странице можно будет прочесть то, что нам необходимо знать. Я решил попробовать и, открыв «Введение в психологию Юнга» примерно посередине, ткнул наугад указательным пальцем. Попал я им, как я увидел мгновением позднее, в одну из цитат этого швейцарского психолога и психиатра: «Мы все рождаемся уникальными, а умираем чьими-нибудь копиями».


Это было не очень ободряющее высказывание, однако я довольно долго размышлял над его применимостью к своей собственной жизни, пока наконец не уснул.

3

Спускаясь утром в вестибюль, я решил, что во время завтрака почитаю про Албанию – страну, в которой, возможно, скрывалось сокровище, позволяющее изменить к лучшему мою жизнь и жизнь Десместре и его дочери. Кроме восемнадцати тысяч евро, которые я должен был получить только лишь за «попытку» раздобыть эти письма, я – в случае возвращения с ними из Албании – вообще избавился бы от всех своих проблем – если, конечно, антиквар не нарушит наш с ним договор.

Ободрившись подобными мыслями, я набрал себе на стойках самообслуживания – по-спартански скудных – кое-какой еды и, усевшись за стол, открыл путеводитель. Часы показывали уже десять часов утра, а я был здесь пока единственным посетителем. На улице, на которую выходили окна обеденного зала, тоже не замечалось особого оживления.

Я прочитал в путеводителе, что Энвер Ходжа умер в 1985 году. Он вершил судьбы Албании в течение четырех десятков лет. Его преемником стал Рамиз Алия, который начал проводить политику экономической либерализации и открыл Албанию для иностранцев. Таможенники в то время стали конфисковывать у туристов путеводители, в которых говорилось, что в Албании принудительно стригут всем мужчинам длинные волосы и бороды, которые в этой стране были запрещены – как была в ней запрещена и одежда с короткими рукавами.

В 1990 году, когда лагерь социалистических стран начал разваливаться, четыре с половиной тысячи албанцев ворвались в посольства некоторых иностранных государств в Тиране, требуя предоставить им политическое убежище. После нескольких стычек этих людей с сигурими – албанской тайной полицией – правительство Албании разрешило им покинуть страну на судах, отправлявшихся в итальянский порт Бриндизи. Год спустя Албанию по данному маршруту покинуло еще двадцать тысяч ее жителей, в результате чего в Италии начался кризис.

Я хорошо помнил, как об этом рассказывали по телевидению.

После проведения в 1992 году первых выборов в Албании начался псевдоэкономический бум, приведший к катастрофическим последствиям. В течение четырех лет в стране активно возникали инвестиционные банки в форме финансовых пирамид, всячески приманивавшие к себе денежные средства албанцев. Схема была следующая: вложив все свои деньги, вкладчик должен был искать новых вкладчиков, благодаря привлечению которых он получал обещанные ему проценты. Эти «новые вкладчики», в свою очередь, искали «еще более новых». Смысл заключался в том, что чем больше вкладчиков находятся ниже тебя в этой финансовой пирамиде, тем больше процентов ты получаешь. Те, кто оказывался в верхней части такой пирамиды, могли накопить немалые деньги благодаря тому, что пирамида неуклонно росла вниз усилиями тех, кто находился в ее нижней части. Так все должно было функционировать в теории.

На практике же эти банки всячески уклонялись от выплаты процентов и в конце концов «лопались». Примерно семьдесят процентов албанцев потеряли в результате подобных афер все свои сбережения. В стране начались беспорядки, а затем – и всеобщий хаос. В течение нескольких лет Албания пребывала, так сказать, в подвешенном состоянии, пока наконец в 1999 году не произошло то, что вроде бы должно было ее окончательно добить, но на самом деле стало для нее спасением.

Летом того года началась война в Косово, и на Албанию нахлынуло целое цунами из 450 тысяч иммигрантов. В мире сильно сомневались, что бедная страна с населением в три с половиной миллиона человек сможет выдержать подобную нагрузку, однако боевые действия закончились, и население Албании стало из кожи вон лезть ради того, чтобы помочь албанцам, живущим в Сербии. Наряду с активным поступлением международной помощи данное проявление национальной гордости и самоуважения изменило психологическую обстановку в Албании: ее жители вдруг почувствовали себя способными на очень и очень многое.

Я закрыл путеводитель, задумавшись над всеми этими – мало кому известными на Западе – событиями и рассеянно поглядывая на дежурного администратора, уже убиравшего то, что осталось на стойках самообслуживания от завтрака. Это был мужчина с седыми волосами и седыми бровями, из-за чего он немного смахивал на альбиноса. Глядя, как он возится с подносами и тарелками, я подумал, что и мне пора приниматься за работу. В конце концов, я приехал сюда не за тем, чтобы изучать историю Албании.

Я показал ему телефонный номер, и он сказал мне, чтобы я следовал за ним к стойке дежурного администратора. Когда мы туда подошли, он сам набрал номер, а затем передал трубку мне.

Я взял ее, ожидая, что услышу характерный звук телефона-факса, переведенного в автоматический режим, однако вместо этого из трубки раздались какие-то слова на албанском языке: автоответчик снова и снова повторял одни и те же фразы. Прослушав их три раза, я разобрал только одно слово – «экспорт». Тогда я передал трубку дежурному администратору и попросил его перевести мне раздававшиеся из телефона фразы. Администратор со скучающим выражением лица прослушал их и затем записал на визитной карточке отеля какой-то номер.

– Это автоответчик компании «Спиро Экспорт». Он говорит, что вы можете отправить свой факс на этот номер, а еще дает другой номер для личных просьб и заказов, – пояснил дежурный администратор, кладя передо мной на стойку визитную карточку отеля с записанным им только что номером.

– А вы не могли бы от моего имени туда позвонить? – спросил я. – Мне нужно договориться о встрече с их менеджером.

– Они наверняка говорят по-английски, – сказал в ответ дежурный администратор, нехотя набирая номер. – И по-итальянски тоже. К ним приезжает по делам много иностранцев.

Я кивнул и положил на стойку купюру в пятьсот леков, равнявшихся примерно четырем евро. Седовласый дежурный администратор стал о чем-то оживленно разговаривать по телефону на албанском – как будто он был хорошо знаком с человеком, находившимся на другом конце линии. Он даже пару раз упомянул мою фамилию, что вовсе не вызвало у меня большой радости: учитывая весьма специфический характер предстоящих переговоров, мне было бы лучше фигурировать в них под какой-нибудь вымышленной фамилией.

– Я обо всем договорился, – сказал дежурный администратор, кладя телефонную трубку и засовывая положенную мною на стойку купюру себе в карман. – Господин Спиро пришлет своего торгового агента сюда, в отель. Он приедет через полчаса. Хотите еще кофе?

– Нет, спасибо. Я поднимусь к себе в номер и приму душ. Позвоните мне, когда он приедет.

То ли из-за пятисот леков чаевых, то ли из-за того, что я невольно выставил себя бизнесменом – а это могло означать, что я пробуду в отеле несколько дней, – то ли по какой-то другой причине, но дежурный администратор, похоже, вдруг проникся ко мне уважением. Прежде чем я успел направиться к лифту, он меня спросил:

– Вы оптовый торговец?

– Не совсем, – ответил я, толком не зная, о чем вообще идет речь. – я – обычный торговец. Скупаю произведения искусства для клиентов, которые не хотят заниматься этим лично, – соврал я.

– Произведения искусства? – удивился дежурный администратор. – А я думал, что вы приехали закупать вино и растительное масло. Именно этим торгует «Спиро Экспорт»…


Уже стоя под душем, я подумал, что действовал, как последний болван. Прежде чем договариваться о встрече с торговым агентом, я должен был выяснить, имеет ли он вообще какое-то отношение ко всей этой истории с письмами. По всей видимости, нет, и мне теперь придется как-то выкручиваться из сложившейся ситуации и ради этого, изображая из себя торговца, расспрашивать о ценах на растительное масло и вино. Кроме того, я уже совершенно бесстыдно наврал дежурному администратору, заявив в ответ на его ремарку по поводу вина и растительного масла, что являюсь представителем некой художественной галереи, которая хочет купить большую партию вина, чтобы наклеить на бутылки специально изготовленные этикетки и затем преподносить это вино в качестве рождественского подарка своим клиентам.

– Вина из области Корча – самые лучшие, – почему-то несказанно обрадовался дежурный администратор.

Едва я вышел из душа, как раздался телефонный звонок. Не прошло и двадцати минут с момента телефонного разговора, а меня уже ожидали в вестибюле. По всей видимости, этот самый Спиро очень торопился что-нибудь продать, и я невольно стал ломать голову над тем, как бы мне выпутаться из этой ситуации, не выставив себя в своих собственных глазах еще большим посмешищем.

4

У стойки дежурного администратора меня ждала хрупкая девушка, одетая в серые брючки и голубенькую кофточку, застегнутую до самой шеи. Ей, по-видимому, было чуть больше двадцати лет, однако благодаря стильной стрижке и макияжу она выглядела старше.

– Меня зовут Кора Андреоу, – представилась она по-английски, – но вы можете называть меня просто Кора.

– Ваша фамилия похожа на греческую, – сказал я, пожимая ей руку.

– Она и есть греческая. Я родом с южного побережья Албании, где проживает довольно много греков.

Произнеся эти слова, она жестом показала мне, чтобы я следовал за ней.

– Господин Спиро – тоже грек?

– Да, он родом из того же региона. Там очень много предприятий, созданных греками. Наше предприятие тоже изначально было создано там, но пять лет назад главный офис перенесли в Тирану. Вы не против того, чтобы пройтись пешком? у нас тут на многих улицах движение закрыто из-за строительных работ.

– Хорошо, идемте.

Я дошел с Корой до площади Скандербега, где в этот момент стали раздаваться с минарета заунывные призывы муэдзина. После нескольких десятилетий атеизма религия, по-видимому, еще слабо проникла в албанское общество: автомобили продолжали носиться по улицам с головокружительной скоростью, и сидевшие в них люди не обращали ни малейшего внимания на этот призыв помолиться и подумать о вечном.

– Водители здесь, я вижу, весьма бесстрашные, – сказал я, стараясь оттянуть тот момент, когда начнется разговор о вине.

– Они просто не умеют правильно водить – только и всего, – презрительным тоном ответила моя спутница. – Водительские права у нас начали выдавать лишь десять лет назад, а до этого никому не разрешалось иметь личный автомобиль. Кроме, конечно, правительственных чиновников.

Мы покинули центральную площадь, которая при дневном свете показалась мне довольно убогой – несмотря на величественную статую, изображающую сидящего на коне местного национального героя, именем которого и была названа эта площадь. Моя спутница – торговый агент компании «Спиро Экспорт» – повела меня по проспекту, с обеих сторон которого виднелись музеи и здания местных органов власти. На каждом из них развевался албанский флаг – черный двуглавый орел на ярко-красном фоне.

Проходя мимо пирамиды с приветственной надписью в адрес Буша, я вдруг вспомнил о том, как видел по телевидению забавный случай, происшедший с этим американским президентом здесь, в Албании. В телерепортаже сначала в различных ракурсах показывалось, как Буш жмет руки столпившимся перед ним и восторженно приветствующим его албанцам, а затем оператор взял крупным планом запястье американского президента, чтобы обратить внимание телезрителей на то, что с запястья куда-то исчезли наручные часы, которые на нем только что были. Подобный случай, конечно же, отнюдь не способствовал улучшению имиджа Албании на международной арене.

Я поинтересовался у своей спутницы, что это за современная пирамида, вокруг которой сейчас играло много детей.

– Ее спроектировали дочь Ходжи и ее муж, – объяснила Кора. – Она должна была стать музеем, посвященным отцу албанского коммунизма, однако этого не произошло. Сейчас в ней проводят различные съезды и форумы, а по вечерам устраивают дискотеки.

Я с удивлением посмотрел на беломраморные наклонные поверхности пирамиды, по которым некоторые дети, рискуя ушибиться, съезжали, как по огромной ледяной горке.

Затем мы с Корой вошли в Блоку – район, в котором когда-то жила местная коммунистическая элита и в который было запрещено заходить обычным гражданам. Район этот был отделен от остального города высокой оградой. Я ожидал увидеть в нем роскошные особняки и монументальные здания, однако в действительности он представлял собой хаотическое нагромождение многоквартирных домов. Их фасады были выкрашены в яркие цвета – иногда даже в два-три цвета, причем абсолютно друг с другом не гармонирующих.

– Думаю, подобная раскраска кажется вам безвкусной мазней, – сказала Кора, сдерживая смех. – Все это было сделано по инициативе мэра Тираны, бывшего художника. Город показался ему слишком серым, и он выделил средства на краски и на строительные леса, чтобы жители сами могли выкрасить свои дома так, как им захочется. Ну, у одних вкус оказался хорошим, у других – не очень.

Тут у нее зазвонил мобильный телефон, и ее лицо – до сего момента непринужденно улыбавшееся – вдруг стало серьезным и сосредоточенным, я догадался, что она разговаривает со Спиро – точнее, он ей что-то говорил, а она в ответ повторяла лишь одно односложное слово: «Нэ, нэ, нэ…» Когда их разговор закончился, она поправила плечики своей блузки и сказала мне:

– Мой босс ждет нас в «Скай Тауэр». Он хочет угостить вас обедом, прежде чем начать говорить о делах. А заодно вы сможете продегустировать наши вина.

С угрызениями совести человека, который заставляет тратить впустую время и деньги тех, у кого их, возможно, не так уж и много, я пошел вслед за Корой по направлению к миниатюрному небоскребу, который являлся, наверное, предметом особой гордости всей Тираны.

На его первом этаже находились торговые галереи. Вполне современный лифт поднял нас к «жемчужине» этого сооружения – ресторану, который, будучи расположенным на круглом этаже с огромными сплошными окнами по всему периметру, медленно вращался вокруг своей оси, обеспечивая посетителям круговой обзор залитого солнечным светом города. Отсюда было отчетливо видно, что Тирана представляет собой своего рода пародию на современный город, потому что в ее застройке не чувствовалось ни упорядоченности, ни, тем более, гармонии.

В ресторане сидели одетые в дорогие костюмы мужчины, некоторые из них – в компании с расфуфыренными женщинами. За одним из столов я увидел лысого человека с пышными усами. Он разглядывал панораму города из окна этого вращающегося ресторана, потихоньку прихлебывая из чашечки кофе и из стакана – минеральную воду. Я сразу же догадался, что это и есть Спиро.

– Ясас, – поприветствовал он по-гречески Кору, которая, сев за стол рядом со своим шефом, показала мне на стул прямо напротив него. – Добро пожаловать в Тирану, господин Видаль.

Я вежливо поздоровался и, сев за стол, подумал, что этот человек по своей натуре, наверное, прямолинеен и привык заключать сделки за минимально необходимое время.

– Позвольте мне заказать вам кое-какие местные блюда, – сказал Спиро, щелчком пальцев подзывая к себе официанта.

Что-то быстро протараторив ему на албанском, Спиро одним глотком допил кофе и затем освежил себе горло водой из стакана. Я к тому моменту уже приготовил в уме небольшую речь, которая, как я надеялся, должна была помочь мне выкрутиться из того затруднительного положения, в котором я оказался:

– Я слышал, что вина из области Корча – очень хорошие. Мне хотелось бы знать, сколько у вас имеется в наличии этих вин и какие на них цены, чтобы я мог сделать вам крупномасштабный заказ, после того как посчитаю, во что обойдется перевозка в пересчете на одну бутылку. Думаю, наиболее разумным будет отправить груз морским транспортом из порта Влёра или Дуррес.

Спиро слушал меня с гробовым молчанием, то и дело косясь на движущуюся в окне панораму Тираны. Когда я наконец замолчал, он посмотрел мне прямо в глаза, но так ничего и не сказал в ответ.

– А может, вы знаете, как еще лучше можно организовать транспортировку. Я готов выслушать ваши предложения.

Пока я дожидался ответа своего собеседника, официант принес нам вина. Это было как раз красное вино из области Корча – в бутылке с длинным горлышком. Официант неторопливыми движениями откупорил бутылку и налил немножко – два пальца – в бокал Спиро, а тот, даже не пригубив, в знак одобрения слегка кивнул. Затем Спиро сказал: – У меня очень простое предложение – давайте прекратим болтать о всякой ерунде и сразу перейдем к разговору о письмах.

5

К моему разочарованию, письма, о которых начал со мной разговор Спиро, были, судя по его словам, лишь копиями, а оригиналы он уже продал. Деньги, которые он за них получил, были, по-видимому, не очень большими, иначе он не стал бы заводить разговор о каких-то жалких копиях, желая, по-видимому, продать и их.

– Мне нужно проконсультироваться со своим клиентом, будет ли для него это ваше предложение интересным. Он вообще-то хотел приобрести именно оригиналы, и я сомневаюсь в том, что его устроят копии.

– Конечно, не устроят, потому что оригиналы сейчас находятся именно у него. Вы приехали слишком поздно.

От этого его заявления на душе у меня похолодело. А еще я, естественно, стал ломать себе голову над тем, какого черта он вообще завел разговор о копиях писем. Я ничего не понимал.

– Вы имеете в виду Кинопса? Того таинственного северянина, который предложил…

– Два миллиона тринадцать тысяч евро. Я об этом уже знаю. Да, я имею в виду именно его, – кивнул Спиро, глядя, как официант ставит нам на стол греческий салат с брынзой. – Но я этих денег не получал – даже и малой их части. Я – всего лишь бедный посредник, последнее звено в цепочке… перед вами.

Я стал добавлять приправы себе в салат, лихорадочно пытаясь понять смысл всего только что услышанного. Однако Спиро вдруг сам взялся мне это объяснить:

– Единственный комплект копий тех писем сделал Кинопс, и этот комплект, насколько мне известно, сейчас находится в запечатанной шкатулке, открыть которую можете только вы. Никто, кроме нас, не знает о ее существовании.

– Но… – пробормотал я, – если этот миллионер уже получил то, что ему было нужно, мне непонятно, зачем он заставил меня сюда приехать. И зачем нужно было отправлять факс с цифрами?

– Он сам написал набор цифр, чтобы вы, не привлекая постороннего внимания, приехали сюда за копиями писем. Вам не нужно за них ничего платить. Они – подарок Кинопса. Подарком являются и те деньги, которые он прислал вам на эту поездку. Думаю, у вас появился хороший друг.

– Теперь я уже вообще ничего не понимаю, – сконфуженно признался я. – Для чего мне могут понадобиться копии, если сделка уже состоялась?

– Все очень просто – он хочет, чтобы вы помогли ему их прочитать. Хотя он и из Северной Европы, знанием немецкого языка он, по-видимому, не блещет. А вы ведь изучали в университете в Беркли именно язык Гете, не так ли?

– Вы, я вижу, очень хорошо информированы, – ответил я, чувствуя себя еще более сконфуженным.

– Эта заслуга не моя, а Кинопса. Он предпочитает иметь подробные сведения о тех, кто на него работает.

– Насколько мне известно, я работаю не на него, а на того жителя Хероны, который отправил меня сюда.

– Десместре? Он тоже работает на Кинопса. И Кора. И я со своей компанией, торгующей вином и растительным маслом. Вот теперь и вы оказались в числе работающих на него людей – а значит, находитесь под его покровительством. Давайте выпьем за это, не возражаете?

– Еще как возражаю, – запротестовал я. – Меня заставили приехать сюда обманным путем, и поэтому я считаю, что мне здесь делать нечего. Неужто имелась какая-то необходимость в том, чтобы заставлять меня приехать в Албанию за копиями писем, не представляющих для меня ни малейшего интереса? Какой я должен видеть в этом смысл?

– У Кинопса есть дом в этой стране. Один из многих принадлежащих ему домов. Если он заставил вас приехать сюда, то сделал это потому, что ему захотелось с вами познакомиться. Я уверен, что он щедро оплатит ваши услуги по части немецкого языка. Он ведь человек весьма щедрый. Кстати, насколько я знаю, в упомянутой мною шкатулке лежат еще кое-какие деньги, при помощи которых он хочет убедить вас с ним встретиться.

Произнеся эти слова, Спиро вытащил из-под стола шкатулку из красного дерева – по размерам примерно такую, в каких хранят гаванские сигары, – и поставил ее передо мной на стол – словно бы в доказательство того, о чем он мне только что говорил. Официант тем временем забрал со стола опустевшие тарелки из-под салата и принес большое блюдо, на котором дымился чомлек – мясо, тушеное с луком.

Кора стала уплетать его с большим аппетитом – как будто ей не было абсолютно никакого дела ни до торговли растительным маслом, ни до предсказаний конца света. Спиро же, казалось, почувствовал на душе облегчение после того, как выставил передо мной на стол шкатулку, а также выложил все те сведения, которые ему надлежало мне по поводу этой шкатулки сообщить.

– Этот его дом находится в Тиране? – поинтересовался я, чувствуя, как у меня разыгрывается аппетит.

Поскольку оригиналы писем уже находились в руках их конечного покупателя, я потерял шанс заработать пятьсот тысяч евро, однако все теперь значительно упрощалось. Если изнывающему от скуки миллионеру хотелось нанять меня на временную работу в качестве переводчика, это было для меня гораздо менее опасным, чем тягаться в хитроумии с мафией. По крайней мере, мне так казалось.

– Нет, не в Тиране. Он находится неподалеку от Саранды – прибрежного городишка на самом юге Албании. Но, как бы там ни было, страна эта – маленькая, и отсюда до Саранды – не больше двухсот семидесяти километров.

– Саранда, – повторил я, чувствуя в этом названии что-то притягивающее.

– Вам там понравится. В том регионе живет много греков, и кухня там – отменная, – с меланхолическим выражением лица сказал Спиро. – Кстати, я родом из соседнего с Сарандой городка – Химары. Удивительно красивое место. Вы когда-нибудь слышали об Албанской Ривьере?

– Нет, никогда.

– Именно поэтому там все еще удивительно красиво. Когда туда начнет приезжать много туристов, от этой красоты вскоре не останется и следа. Поэтому вы не должны рассказывать никому о том, что вы там увидите.


Оставшаяся часть обеда прошла уже в абсолютно непринужденной обстановке. Спиро, словно бы почувствовав облегчение оттого, что он свою задачу во всей этой возне уже выполнил, даже начал шутить по поводу албанских девушек, которые, по его словам, еще пока не сумели отучиться от коммунистического ханжества.

Возвращаясь пешком – со шкатулкой под мышкой – к себе в отель, я зашел по дороге в «Pâtisserie Française»[10]самое, как мне показалось, стильное кафе во всем районе Блоку. Я присел за маленький – на одного человека – столик и, заказав себе кофе, стал читать при свете лампы «Albanian Daily News»[11] – неплохую местную газетенку на английском языке. Большинство статей в ней было посвящено будущему Косово.

Красиво украшенные стены заведения и высокие потолки создали у меня впечатление, что я нахожусь во французском оазисе, расположенном среди тоскливой социалистической действительности.

После такового «технического перерыва» я вышел на улицу и снова зашагал среди разукрашенных в разные цвета бетонных зданий в направлении отеля, неся под мышкой таинственную шкатулку. Я намеревался распечатать ее в уютном спокойствии своего гостиничного номера, однако, подойдя к отелю «Калифорния», я понял, что спокойствие меня там не ждет.

На проезжей части улицы перед отелем стояли три полицейские машины, а на тротуаре собралось множество зевак. У самого входа на асфальте лежало чье-то тело: оно было накрыто простыней, из-под которой торчали одни лишь туфли. Среди столпившихся вокруг трупа людей я увидел того апатичного дежурного администратора, с которым мне пришлось общаться прошлой ночью. Он едва сдерживал слезы.

– Что случилось? – испуганно спросил я у него. – Кого-то убили?

Он в ответ лишь наклонился и, нарушая полицейский запрет, на пару секунд приоткрыл лицо убитого. Это был седовласый служащий отеля – тот самый, с которым я разговаривал сегодня утром. Прямо посреди лба у него зияло пулевое отверстие размером с монету.

6

Ощущение безопасности, появившееся у меня после прибытия в эту страну, тут же улетучилось. Мне невольно стало казаться, что данное убийство так или иначе связано с моим приездом в Тирану. Если это не было сведением счетов за какие-то темные делишки, к которым имел отношение этот человек, то тогда он, возможно, поплатился жизнью за то, что организовал мне встречу со Спиро.

Я поспешно зашагал вверх по лестнице по направлению к своему номеру, решив, что, прежде чем отель «Калифорния» превратится для меня в ловушку, из которой невозможно выбраться – такую, как в широко известной песне про одноименный отель, – мне нужно как можно быстрее собрать свои вещи и дать отсюда деру. Однако когда я распахнул дверь своего номера, стало ясно, что убийство седовласого служащего отеля – это всего лишь первое из целой череды событий, повлиять на которые мне было не под силу.

Судя по состоянию номера, кто-то заходил в него в мое отсутствие и тщательно в нем все обшарил. Матрац, стащенный с кровати и небрежно прислоненный к стене, и разбросанная по полу одежда свидетельствовали о том, что орудовали здесь отнюдь не полицейские. Не надо было обладать особой проницательностью, чтобы вполне обоснованно предположить, что тот, кто устроил здесь обыск, знал, что он ищет: он искал запечатанную шкатулку, которую я сейчас – уже с внутренним содроганием – держал в руках. И, по-видимому, именно этот человек, уже выходя из отеля, пристрелил перед его входом дежурного администратора.

Дело принимало весьма нежелательный для меня оборот, а потому я, упрятав шкатулку в чемодан (я надеялся, что найду более спокойное место и там ее распечатаю), стал поспешно собирать вещи. Заглянув в ванную, чтобы проверить, не оставил ли я там чего, я увидел нечто такое, что повергло меня в ужас: тот, кто заходил в мое отсутствие в номер, взял здесь, в ванной, гель для душа – он был красноватого цвета – и написал им на зеркале уже ставшее для меня зловещим число – «2013».

Позабыв о том, что мне нужно действовать очень быстро и решительно, я в течение едва ли не целой минуты завороженно смотрел на это послание – одновременно и незатейливое, и емкое. Хотя гель в нижней части цифр уже начал растекаться, число «2013» было еще вполне различимым.

Не став тратить время на раздумья о том, кто и с какой целью это написал, я схватил чемодан и едва ли не бегом спустился по лестнице в вестибюль, намереваясь сесть в такси и поехать прямиком в аэропорт. Единственный разумный поступок, который я мог в подобной ситуации совершить, – это побыстрее уехать из Албании и вернуться домой.

Однако на данный счет имелись и другие мнения, я убедился в этом, уже идя по вестибюлю отеля: меня там остановил и – на английском языке – попросил предъявить документы молодой полицейский, протянув ему паспорт, я сдуру стал тараторить, что, хотя я и общался с дежурным администратором во время завтрака, я могу дать подтвержденные доказательствами объяснения того, где я затем находился и чем занимался.

– И мои местные партнеры, и обслуживающий персонал «Скай Тауэр» могут подтвердить, что я обедал там во вращающемся ресторане, – заявил я, после того как полицейский расспросил меня о том, что я делал в течение последних нескольких часов. – А официанты в «Pâtisserie Française» являются свидетелями того, что я пил в их заведении кофе и читал газету, прежде чем я вернулся в отель.

Полицейский слушал меня, скрестив на груди свои худощавые руки, казавшиеся еще более худыми в чрезмерно широких рукавах его униформы цвета морской волны. Когда он, вместо того чтобы вернуть мне паспорт, положил его себе в карман, я, не сдержавшись, начал громко возмущаться.

– Не переживайте, – перебил он меня тоном, который, как ему казалось, должен был меня успокоить. – Хотя я и забрал ваш паспорт, это вовсе не означает, что вы теперь считаетесь подозреваемым, однако нам, само собой разумеется, придется проверить все, о чем вы только что рассказали.

– Это понятно, но я все равно попросил бы вас вернуть мне паспорт.

– Я обязан держать его у себя до тех пор, пока мы не разберемся, что же здесь произошло. Это будет гарантией того, что вы не покинете Албанию до завершения расследования. Совершено убийство, господин Видаль, – сказал полицейский, прочитав мою фамилию в паспорте, – и нам для выяснения обстоятельств его совершения потребуется ваше содействие. Через сорок восемь часов вы сможете забрать свой паспорт.

Ситуация все более и более осложнялась, и у меня в голове мелькнула неприятная мысль, что из-за запечатанной шкатулки, которая лежит в моем чемодане, меня, чего доброго, еще начнут считать подозреваемым. К счастью, разговаривавший со мной полицейский пока не проявлял к моим вещам абсолютно никакого интереса.

– И в чем же будет заключаться это мое содействие? – поинтересовался я, стараясь держаться уверенно. – После того что здесь произошло, мне, как вы понимаете, не очень хочется продлевать свое пребывание в Тиране.

Полицейскому, похоже, очень не понравилось это мое последнее заявление, а потому он сердитым голосом ответил:

– Можете поехать в любой другой населенный пункт, однако не покидайте территорию Албании и являйтесь в полицию по первому требованию. Я сейчас запишу номер вашего мобильного телефона.


Из этой первой постигшей меня большой неприятности вытекал только один положительный вывод: полиции, похоже, было неизвестно, что кто-то самовольно заходил в мой номер и что-то в нем искал, иначе мои личные вещи подвергли бы тщательнейшему досмотру.

Так как я уже собрал разбросанные по полу в номере вещи и уложил матрац обратно на кровать, то теперь единственным доказательством несанкционированного вторжения в мой номер являлись цифры, написанные гелем для душа на зеркале в ванной. Впрочем, эта надпись вполне могла сойти за обычную шалость такого, как я, иностранца, который позволяет себе за границей то, чего не стал бы делать у себя на родине.

Поначалу я решил, что обращусь за помощью в американское посольство в Тиране, но затем подумал, что это еще больше осложнит ситуацию, в которой я оказался. Поскольку я не мог дать вразумительных объяснений относительно того, зачем я вообще приехал в Албанию, мне, пожалуй, следовало вести себя как можно более тихо, дожидаясь, когда полиция проверит данные мною показания.

Чтобы держаться подальше от места преступления, но при этом не покидать Тирану, я решил обосноваться где-нибудь в районе Блоку. Я нашел в путеводителе адрес расположенного в этом районе недорогого отеля, но, прежде чем явиться туда, остановился на пустынной улице и достал мобильный телефон. Мне захотелось поговорить о случившемся со Спиро. Может, я даже верну ему запечатанную шкатулку, и пусть уж он сам разбирается, из-за нее убили дежурного администратора или нет.

Чувствуя себя человеком, копающим самому себе могилу, я набрал номер, который для меня записал – тогда еще живой – дежурный администратор. Безмятежный голос Коры меня немного успокоил – но всего лишь немного.

– Соедините меня со своим шефом, – потребовал я. – Ему придется мне кое-что объяснить.

– Он после обеда в офис еще не возвращался, – голос Коры оставался невозмутимым. – Хотите оставить ему сообщение? Или вы можете подождать его у нас в офисе. Хотя уже поздно, он всегда приходит сюда и закрывает все лично.

– В данный момент меня такой вариант не устраивает, – возразил я, думая, что все равно как-нибудь избавлюсь от шкатулки. – Знаете, а ведь в мой номер в отеле кто-то в мое отсутствие самовольно заходил. Этот кто-то, уходя, оставил мне в подарок труп, и полицейские временно изъяли у меня паспорт. В общем, после всего случившегося мне уже не хочется работать на вашего друга-миллионера.

– А где вы сейчас находитесь? – спросила Кора.

– К счастью, далеко от вас двоих, – соврал я.

– Лео, есть кое-что, о чем вам обязательно нужно знать, – сказала Кора слегка задрожавшим голосом, – однако вряд ли стоит разговаривать об этом по телефону. Нам нужно увидеться, пока вы не совершили роковую ошибку.

– Я совершил роковую ошибку еще тогда, когда согласился поехать в Тирану, чтобы поучаствовать в этих ваших играх, – резко заявил я. – Теперь мне остается только спрятаться в какой-нибудь норе и ждать, когда полиция вернет мой паспорт и я смогу навсегда отсюда уехать.

Кора несколько секунд помолчала, а затем снова перешла в наступление:

– Вы все же запишите на всякий случай адрес нашего офиса. Здесь вы будете в безопасности. Я не уйду отсюда, даже если мне придется прождать вас всю ночь.

– При каких-нибудь других обстоятельствах это прозвучало бы очень обольстительно, – сыронизировал я, – однако сейчас я не уверен, что мне хочется попадаться на подобную приманку. Но я запишу адрес – запишу его только для того, чтобы отправить вам обратно эту шкатулку через какого-нибудь таксиста. Больше я никакого отношения ко всему этому иметь не хочу.

– Как бы вам этого не хотелось, даже не думайте давать эту шкатулку каким-то третьим лицам, – испуганно затараторила Кора. – Если нужно, я сама приеду к вам за ней – приеду туда, куда скажете. Сейчас, как никогда, важно, чтобы она никуда не запропастилась. Если она попадет к третьим лицам, то…

– …то нас всех поджарят на сковородке, – договорил вместо нее я.

Тон ее голоса вдруг стал суровым:

– Может случиться и такое.

7

В Тиране уже стемнело, когда я наконец разыскал то место, в котором, судя по адресу, должен был находиться отель «Эндри». Однако по этому адресу – строение номер 27 по улице Bacо Паши на окраине района Блоку – находился никакой не отель, а многоквартирный дом, причем пребывающий в довольно плачевном состоянии. Если здесь когда-то и в самом деле был отель, то от него не осталось и следа. Я поднялся по внешней лестнице на второй этаж и позвонил в первую попавшуюся дверь. Через несколько секунд она приоткрылась, и в образовавшийся просвет просунулась голова толстого мужчины в очках. Когда я спросил его про отель «Эндри», его жирное лицо расплылось в слащавой улыбке.

– Я вас сейчас провожу, – сказал он. – У меня есть свободная комната в соседнем доме.

– Вообще-то я думал, что это отель, – пробурчал я, шагая вслед за мужчиной вниз по лестнице.

– Да, это отель.

– Где же тогда его вывеска?

– Я прикрепил ее к фасаду здания, но ее зацепил проезжавший мимо огромный грузовик – она отвалилась и разбилась.

Пока толстяк отпирал входную дверь соседнего многоэтажного дома, я подумал, что у местных жителей какой-то странный менталитет: если у отеля оторвали вывеску, то они обходятся без нее – вот и все.

Мой спутник отвел меня на второй этаж, где отпер дверь в явно не отличающуюся образцовым порядком двухкомнатную квартиру, в которой на стенах висело несколько дешевых картин. Впрочем, подобная «дыра» была вполне подходящей для того, чтобы сидеть в ней и дожидаться, когда мне разрешат уехать из этой страны. В комнате, которую мне предложил толстяк, стояли две большие кровати, а ее окно выходило на внутренний дворик, в котором на веревках висело белье. Еще в этой комнате имелся телевизор, маленький холодильник и напольный вентилятор.

– Вход в ванную комнату – вон там, в коридоре, – сказал толстяк, передавая мне ключ. – Стоимость проживания – две с половиной тысячи леков в день. Сколько дней вы здесь пробудете?

– Пока еще не знаю, – ответил я, протягивая деньги за первые сутки – эквивалент двадцати евро. – Я жду, когда закончится выполнение формальностей, связанных с экспортными поставками.

Мужчина кивнул и – к моей радости – не стал больше задавать никаких вопросов. Прежде чем уйти из квартиры, он, поковырявшись в своем кармане и вытащив из него маленький фонарик, протянул его мне.

– Зачем это? – удивленно спросил я.

– Он вам понадобится, – уклончиво ответил толстяк, поворачиваясь и направляясь к выходу.

Когда он ушел, закрыв за собой входную дверь, я подумал, что лучшего места я себе подыскать бы не смог. Я ведь поселился в отеле без вывески, где у меня даже не стали проверять документы – которых у меня, кстати, при себе и не было. Получалось, что мне представлялась прекрасная возможность на время исчезнуть – и тем самым, возможно, спасти свою жизнь. По крайней мере, мне так казалось.

Настал момент узнать, что же содержалось в этих письмах такого, из-за чего поднялся настоящий ажиотаж. Я задернул шторы на окне, а затем открыл чемодан и достал из него «подарок» Кинопса – ну, или кого-то еще, кто скрывался под этим псевдонимом. Держа его в руках, я невольно вспомнил о книге «Шкатулка конца света», написанной профессором де ла Фуэнте.

Мне показалось, что я встречался с этим человеком когда-то давным-давно, хотя на самом деле с момента моего вылета в Албанию не прошло и двух суток.

Я сорвал со шкатулки намотанную на нее клейкую ленту, чувствуя себя беспомощным и обреченным – как будто я вляпался в такую передрягу, из которой меня уже никто не вытащит. В общем, так оно и было. Однако когда я открыл крышку этой шкатулки из красного дерева, все мрачные мысли тут же отошли в моем мозгу на второй план, уступив место удивлению.

Вместо копий писем Юнга Каравиде в шкатулке лежало несколько карт Таро, связанных резинкой. На верхней из них был изображен старец в монашеском одеянии, держащий в руке фонарь, – «Отшельник».

Я, почувствовав себя жертвой какого-то грандиозного розыгрыша, бросил эти карты на кровать. Получалось, что Кинопс, вопреки заявлениям Спиро, положил в шкатулку не копии писем, а карты Таро, и теперь вся эта возня показалась мне еще более странной и непонятной. На дне шкатулки, однако, я увидел сложенный вдвое небольшой лист бумаги, внутри которого лежало что-то объемное.

Я вытащил из шкатулки этот лист, и из него выпала пачка банкнот достоинством в пятьсот евро. Банкнот этих, как я тут же посчитал, было двадцать штук, однако у всех у них имелся один досадный дефект, явно являвшийся результатом чьего-то преднамеренного вредительства: у них отсутствовал нижний правый угол. Отрезанный «треугольничек» составлял не более десятой части каждой банкноты, однако этого вполне хватало для того, чтобы можно было считать их всех недействительными. Смысл всего этого был очевиден: я получу «треугольнички», при помощи которых банкноты можно будет сделать действительными, только в том случае, если приеду на встречу с пресловутым миллионером.

А чтобы я в этом уж совсем не сомневался, внутри сложенного вдвое листа бумаги лежала еще и написанная от руки записка, в которой сообщалось о месте встречи:

Театр в Бутринте

++++++

в воскресенье, в полдень

я понятия не имел, где находится этот театр, однако теперь у меня имелось вполне достаточно времени для того, чтобы это выяснить. Пока я оставался без паспорта, заниматься мне, в общем-то, было нечем, а потому я был вполне готов пойти даже на воскресный спектакль для детей.

Я еще раз пересчитал банкноты и затем положил их во внутренний карман своего пиджака. Если я все-таки встречусь с Кинопсом и он отдаст мне отрезанные «треугольнички», моя захиревшая индивидуальная экономика получит финансовое вливание в размере десяти тысяч евро. Если прибавить это к тем деньгам, которые я уже заработал, то я смогу оплатить все свои расходы на ближайшие месяцев шесть. Если, конечно, останусь жив.

Я развязал стягивавшую карты Таро резинку и стал разглядывать их так внимательно, как будто они могли сообщить мне что-то очень важное о человеке, приславшем эту шкатулку. Под «Отшельником» лежали «Башня, в которую ударила молния», «Дьявол» и «Безумец». Все эти карты несли в себе какой-то негативный смысл. Разложив их на кровати, я продолжал их рассматривать и вспомнил, что как-то раз слышал, что изображения на этих картах соответствуют архетипам, описанным Карлом Густавом Юнгом.

В этом, пожалуй, заключалась единственная связь, которую мне удалось усмотреть между картами Таро и перепиской Юнга с Каравидой по поводу конца света.

Решив немножко покопать в этом направлении, я взял книгу «Введение в психологию Юнга» и, раскрыв ее, разлегся на кровати. Из соседней комнаты доносилась довольно громкая классическая музыка. Я отыскал в оглавлении книги главу, посвященную архетипам, и начал читать:

Этот швейцарский психоаналитик открыл, что в бреде сумасшедших людей фигурируют примерно одни и те же образы, персонажи и символы. Поскольку многие из них не имеют отношения к окружающей этих людей реальной действительности, у Юнга возникла очень важная догадка. Проверив и убедившись, что эти элементы являются общими для всех культур и фольклоров – даже тех, между которыми никогда не имелось никаких контактов, – он назвал их архетипами. Таким образом, кроме индивидуального подсознания, у людей имеется также коллективное подсознание – универсальная галерея образов, персонажей и символов, даваемая нам от рождения. Архетипы укоренялись в памяти человечества на протяжении тысячелетий. Выражаясь словами профессора Э. X. Грекко, «они являются отражением мудрости, не ведомой человеку на уровне его сознания, но реально существующей в глубинах его трансперсональной души».

Едва я прочитал этот абзац, как погас свет, и затем за дверью моей комнаты послышался звук чьих-то шагов.

Подумав, что кто-то – может, обитатель соседней комнаты – выключил рубильник, я поднялся и стал искать в темноте фонарик, чувствуя, как у меня лихорадочно колотится сердце.

8

Я простоял примерно минуту – которая показалась мне целой вечностью – перед дверью своей комнаты, направив свет фонарика в пол. Вспомнив о том, что произошло с седовласым дежурным администратором, я невольно ловил себя на мысли, что, возможно, могу оказаться следующим. В то же время мне было непонятно, с какой стати содержимое находящейся у меня шкатулки стало бы пробуждать в ком-то кровожадность – если, конечно, этому «кому-то» не попали в руки отрезанные от банкнот «треугольнички»…

Размышляя надо всем этим, я прислушивался, не раздадутся ли по ту сторону двери звуки каких-либо движений. Но я так ничего и не услышал. Если по ту сторону двери кто-то и был, то он стоял так же неподвижно, как и я.

Я резко распахнул дверь и выставил перед собой фонарь, чтобы напугать того, кто, возможно, вознамерился на меня напасть, однако я не увидел перед собой ничего, кроме пустого коридора. Я – при помощи света фонарика – поискал в темноте электрический рубильник, однако его нигде не было.

Немного посомневавшись, я тихонько постучал в дверь соседа – того, который только что слушал классическую музыку, – но мне никто не ответил. Наверное, после того как выключили свет, он вышел на улицу.

Устыдившись своей трусливости, я мысленно сказал себе, что не стану ложиться спать, когда на часах всего лишь пол-одиннадцатого вечера, а потому, надев пиджак, спустился на улицу, чтобы поглядеть, что там сейчас происходит.

Выйдя из подъезда, я, к своему удивлению, обнаружил, что не только дом, в котором я обосновался, но и вообще весь район погрузился в темноту. Прохожие на улицах освещали себе путь каждый своим фонариком. Я невольно удивился их предусмотрительности: свет ведь отключили совершенно неожиданно всего несколько минут назад, а они уже все идут с фонариками.

И вдруг я вспомнил слова, которые сказал толстяк, давая мне фонарик: «Он вам понадобится». О таких отключениях электричества здесь, похоже, все знали заранее. Зайдя в еще открытый продовольственный магазинчик, освещаемый газовым фонарем, я спросил у его хозяина, как долго не будет электричества.

– Может, час, а может, и два… Никто точно не знает. У нас, в Албании, электричество отключают по нескольку раз в сутки. Это обычное явление.

– Но как такое возможно? – удивился я.

– Дело в том, что наши электростанции не могут выработать необходимого количества электроэнергии, а потому случаются сбои. Если бы у меня не было дизель-генератора, я бы уже давно разорился. Почему, по-вашему, в Албании нет никакой промышленности? Все предприятия, которые здесь когда-то создавали, рано или поздно закрывались из-за отключений электричества. Из-за этого и из-за плохих дорог мы отстаем от других стран на целое столетие.

В этот момент в магазинчик зашли двое пожилых людей, и мой собеседник, прервав объяснения, отправился обслуживать клиентов.

Раз уж весь квартал погрузился в темноту, то я, подумав, что блуждать впотьмах по улицам в поисках какого-нибудь ресторанчика может оказаться небезопасным, купил немного фруктов, чтобы поужинать прямо у себя в комнате. Подобный ужин, конечно, не вызывал у меня восторга, однако ничего более интересного я придумать не смог.


Когда я открыл входную дверь своего нового жилища, мне вдруг почему-то показалось, что в квартире кто-то есть. Переступив порог, я почувствовал сильный запах сигаретного дыма, отчего насторожился еще больше. И тут, как назло, иссякла батарейка фонарика, и он погас.

Я прислонился спиной к захлопнувшейся за мной входной двери, испуганно подумав, что, похоже, угодил в ловушку. Затем я медленно открыл дверь в комнату и увидел, что там, подтверждая мои подозрения, поблескивает в темноте оранжевый огонек сигареты, похожий на тусклую звездочку, которая вот-вот погаснет.

«Всё, ты труп», – мысленно сказал я себе, роняя пакет с фруктами на пол и глядя на этот огонек примерно так, как смотрит кролик на удава. Однако мысль о том, что сейчас наверняка прогремит выстрел, который положит конец моей жизни – а заодно и моим злоключениям, – почему-то подействовала на меня успокаивающе. Все мои мышцы самопроизвольно расслабились, словно бы готовясь навсегда распрощаться с напряжением этого земного мира. Я даже удивился, что отношусь к своей стремительно приближающейся кончине с подобным равнодушием.

– Ну, и чего ты ждешь? – спросил я у сидящего напротив меня в темноте человека.

– А чего ждешь ты? – послышался в ответ знакомый хрипловатый голос. – Что, даже и не собираешься меня поцеловать?

В этот момент зажегся свет, и передо мной, словно какое-то видение, появилась Эльза: она сидела на моей кровати и держала в правой руке докуренную уже почти до самого фильтра сигарету с ментолом. Одета она была в короткое облегающее черное платье, подчеркивающее очертания ее стройной фигуры.

– Не знаю, чем вызвано это недовольное выражение на твоем лице, – сказала Эльза. – Тебе не нравится, что я здесь накурила?

Я, глубоко вздохнув, ответил:

– Мне не нравится, что ты тайком пробралась сюда и напугала меня чуть не до смерти. Кстати, а как ты сюда проникла? При помощи отмычки?

– Я вообще-то сейчас занимаю соседнюю комнату. А дверь в свою комнату ты оставил незапертой, дурачок, – сказала Эльза, поднимаясь с кровати и с распростертыми руками подходя ко мне.

Она обняла меня, прильнув своим телом к моему, причем так сильно, что я почувствовал, что невольно начинаю возбуждаться. Прижавшись щекой к моей груди и закрыв глаза, она пробормотала:

– Я опасалась, что с тобой может что-нибудь произойти. Албания ведь очень странная страна.

– Даже более странная, чем ты, – сказал я, легонько отстраняя Эльзу от себя. – Кто тебя сюда прислал? И как ты меня нашла?

– Я приехала сама, на свой страх и риск. Мой отец никогда бы меня сюда не отпустил.

– И как давно ты уже находишься в Албании? – спросил я, не переставая удивляться.

– Я приехала только что. А найти тебя было нетрудно – я из мюнхенского аэропорта обзвонила все отели Тираны, указанные в путеводителе, и спросила, не останавливался ли ты в них. Их, кстати, не так уж и много.

– Это было большой глупостью, – сердито пробурчал я, садясь на кровать. Эльза, оставшись стоять посреди комнаты, удивленно посмотрела на меня. – Ты, можно сказать, поставила крест на моем инкогнито. Теперь сюда в любой момент могут нагрянуть…

– Никто сюда не нагрянет, – перебила меня – с улыбкой озорной девчонки – Эльза. – Думаешь, я искала тебя по твоей фамилии? Нет, я просто спрашивала по телефону у дежурного администратора того или иного отеля, не останавливался ли в их отеле американец – и давала описание твоей внешности. Единственным телефоном, по которому я вообще не дозвонилась, был телефон отеля «Эндри». Вот я и заявилась сюда – так, наудачу. И мне, надо сказать, повезло.

Закончив свои объяснения, Эльза села на кровать рядом со мной и приподняла ноги, чтобы полюбоваться своими черными туфельками на высоком каблуке. Я догадался, что она – как это с ней иногда случалось – «отключилась» от внешнего мира и погрузилась в какие-то свои размышления.

Мой взгляд невольно остановился на присланной мне Кинопсом шкатулке, которая все еще лежала на моем чемодане – там, где я ее и оставил. Эльза ее либо не заметила, либо она, Эльза, была великой притворщицей, искусно выдававшей себя за чудачку.

Скользнув взглядом по комнате и увидев уроненный мною на пол пакет с фруктами, я сказал:

– Что-то хочется есть. Может, поужинаем?

– Мне кажется, это замечательная мысль.

9

Мы поужинали на открытой террасе шикарного ресторана «Вилла Амбассадор», занимавшего здание, в котором когда-то находилось чье-то посольство. Поскольку Эльза была дочерью человека, на которого я в данный момент работал, я счел своим долгом подробно рассказать ей обо всем, что произошло с момента моего прибытия в Тирану, в том числе об убийстве дежурного администратора и о запечатанной шкатулке, переданной мне от имени Кинопса неким Спиро.

Эльза слушала меня очень внимательно, потихонечку прихлебывая из бокала красное вино. Она не только была одета в облегающее платье, но еще и распустила свои роскошные волосы и накрасила глаза, отчего стала похожа на настоящую гречанку.

– Ты тоже могла бы сойти за гречанку, – сказал я Эльзе, рассказав ей о Спиро и о его помощнице – которая, наверное, все еще ждала меня в офисе.

– Или за иллирийку, – ответила Эльза, восприняв мою реплику как комплимент. – Албанцы происходят от иллирийцев, которые обосновались в здешних местах еще раньше греков. Если ты заглянешь в местный музей, то увидишь изображения девушек, похожих на меня.

– А ты откуда это знаешь? – удивился я. – Ты же приехала сюда только что.

– Я, прежде чем сюда отправиться, кое-что почитала. Я ведь от природы очень любопытная.

– Значит, ты уже разглядывала шкатулку, – сказал я, незаметно щупая рукой свой пиджак, чтобы убедиться, что банкноты с запиской и карты Таро все еще находятся в его внутреннем кармане.

– Я на нее даже не взглянула, потому что догадалась, что она уже пуста. Ты же, я думаю, не настолько глупый, чтобы выходить из отеля, оставив содержимое шкатулки в номере, – сказала Эльза, теребя локон своих волос.

– А ты догадливая. Как бы там ни было, то, что мне прислал Кинопс, имеет лишь символическое значение, – заявил я, кладя четыре карты Таро на стол. – Мне непонятно, что он хотел мне этими картами сказать.

– Будь так любезен, говори не «я» и «мне», а «мы» и «нам». Теперь мы с тобой занимаемся этим делом вдвоем. Все деньги можешь оставить себе, но я хочу сопровождать тебя везде, куда бы ты ни отправился.

– Ты приехала сюда, чтобы за мной следить? – возмутился я.

Эльза, ничего не ответив, стала очень внимательно рассматривать карты – «Отшельника», «Башню, в которую ударила молния», «Дьявола» и «Безумца». Она даже положила указательный палец на фигуру старца в монашеском одеянии, держащего в руке фонарь, словно бы желая прикоснуться к тайному смыслу, заложенному в этой карте.

– Мне кажется, что «Отшельник» – это мой отец. Он ведь и есть одинокий и необщительный человек, все время пытающийся пролить свет на прошлое.

– А остальные карты?

– «Дьявол» – это не кто иной, как Кинопс, который заманивает нас к себе.

– А «Безумец», получается, – это я, – сказал я, разрезая эскалоп, политый йогуртным соусом, – раз уж я взялся выполнять поручение самого дьявола.

Эльза прикоснулась своими длинными белыми пальцами к карте Таро номер ноль, на которой был изображен юноша, стоящий у самого края пропасти с белым цветком в руках. Рядом с ним радостно прыгала собака, тоже рискующая свалиться в пропасть.

– А что ты мне скажешь по поводу «Башни, в которую ударила молния»? – спросил я. – Надеюсь, это не символическое изображение того, что нас с тобой ждет.

Эта карта явно несла в себе дурное предзнаменование, поскольку на ней была изображена башня, из которой падали два каких-то человека.

Эльза, по-видимому, не знала, что на это ответить, а потому перестала разглядывать карты и попросила у официанта счет. Затем она, сменив тон своего голоса с шутливо-обольстительного на деловито-серьезный, сказала:

– Думаю, нам нужно увидеться с Корой. Если у нее есть для нас какие-то важные сведения, то мы, возможно, сейчас попусту теряем ценное время.

Когда мы с Эльзой уже ехали на такси в направлении офиса компании «Спиро Экспорт», адрес которого мне дала Кора, снова отключили электричество, а потому мы прибыли по месту назначения в гораздо более мрачной и зловещей обстановке, чем хотелось бы.

Взяв за проезд восемьсот леков, таксист высадил нас на одной из улочек района Блоку. В конце этой улочки виднелось узкое офисное здание, удивительно похожее на изображенную на одной из карт Таро башню. Несмотря на то что во всем районе отключили электричество, в одном из окон на верхнем этаже горел свет – что дало мне основание предположить, что Спиро был одним из тех счастливчиков, у которых имелся электрогенератор.

– Нас там ждут, – сказал я, оглядываясь, чтобы убедиться, что за нами нет «хвоста». Подобная улочка была идеальным местом для того, чтобы устроить засаду.

Я поискал на стене возле входа что-нибудь наподобие домофона, однако обнаружил лишь металлическую табличку с надписью «Спиро Экспорт». А еще у входной двери не было ни замка, ни хотя бы дверной ручки. Чувствуя на своей спине взгляд стоявшей в паре шагов позади меня Эльзы, я в течение нескольких секунд пребывал в растерянности, прежде чем до меня дошло, что эту дверь никогда не запирают и, чтобы ее открыть, нужно просто ее толкнуть.

– Может, подождешь меня здесь, внизу? – спросил я у Эльзы.

– Нет, уж лучше я поднимусь туда вместе с тобой, чем останусь на этой улочке одна.

На лестнице в здании «Спиро Экспорт» было очень душно и пахло древесным углем. Я засомневался, что в такой неприветливой обстановке можно успешно вести торговые дела, и подумал, что торговля вином и растительным маслом, которой якобы занимается «Спиро Экспорт», – не более чем ширма.

Благодаря целой пригоршне батареек, которую принес мне официант в ресторане «Вилла Амбассадор» – после того как мы дали ему весьма щедрые чаевые, – я мог освещать себе путь фонариком. Шагая с Эльзой вверх по лестнице, я чувствовал себя cпeлеолoгoм,[12] который очень сильно опасается, что потолок пещеры вот-вот обрушится прямо ему на голову.

Дойдя до третьего – и последнего – этажа, я понял, что это мое опасение было вполне обоснованным. Дверь, ведущая на этот этаж, была распахнута, а из глубины коридора доносился сильный запах гари.

– Башня, в которую ударила молния! – воскликнула Эльза.

Видя, что я остановился в нерешительности, она обогнула меня и первой вошла в коридор, ведущий к офисным помещениям.

Я закрыл себе лицо платком и зашагал вслед за ней туда, откуда тянуло дымом. Подойдя к помещению, окна которого выходили на улочку, и заглянув в него, я с ужасом увидел, что являлось источником запаха гари и дыма: в центре этого помещения на полу лежало обуглившееся тело.

Судя по росту и по узости плеч, это была Кора – а точнее, то, что от нее осталось. Ее труп лежал в согнутой позе – как будто, поняв, что ей придется умереть, она приняла форму находящегося в утробе зародыша.

Помещение было освещено желтоватой лампочкой, электрический ток к которой поступал, по-видимому, от находящегося где-нибудь в подвале генератора. Из-за этого света языки пламени не были видны с улицы, и поэтому никто не заметил, как совершалось данное жестокое и, видимо, заранее спланированное убийство. Коре, наверное, заткнули рот кляпом, чтобы она не кричала, а затем побрызгали на нее керосином – так, чтобы ее подожженное тело горело медленно. Здание не загорелось только потому, что оно состояло из бетонных конструкций, и пол в комнате был бетонным. Это убийство, конечно же, было совершено совсем недавно – через пару часов после моего разговора с Корой по телефону.

Размышляя надо всем этим и стараясь не впасть в панику, я вдруг осознал, что совсем забыл про Эльзу. Оглянувшись по сторонам, я увидел ее распростертой на полу: она, похоже, упала в обморок.

10

– Мне нужно выпить, – сказала Эльза. Ее нижняя губа при этом слегка подрагивала.

После того как я увидел ее лежащей без чувств на полу, мне пришлось взвалить ее себе на плечо и спуститься с ней в таком виде по лестнице – словно бы я ее похитил. Она пришла в себя только на улице. Затем мы молча зашагали с ней прочь, пока не смешались в центре района Блоку с толпой шатающихся по улицам людей. К этому моменту уже снова появился свет.

Я прислонился к дереву, чтобы немного передохнуть. Несколько мальчишек, пытаясь продать блок-другой сигарет, рекламировали свой товар такими пронзительными голосами, что иногда даже заглушали громкую музыку, доносившуюся из баров и проезжающих мимо автомобилей.

– С каждым часом я чувствую себя все ближе и ближе к преисподней, – сказал я.

Мы сейчас сидели в «Lazy Lizard»[13]забитом посетителями рок-баре, в котором, по крайней мере, нас никто не замечал. Сбоку от его громадной стойки находилась небольшая сцена, на которой готовилась к выступлению какая-то рок-группа.

Дожидаясь, когда к нам подойдет официант, я размышлял о том, что кто-то, по-видимому, очень сильно заинтересован перекрыть мне пути, ведущие к Кинопсу. Дежурного администратора отеля убили после того, как он по моей просьбе поговорил по телефону со Спиро, а Кору та же участь постигла после того, как она попыталась со мной встретиться.

Мне, пожалуй, следовало бы выяснить, где сейчас находится Спиро и какое отношение он имеет ко всем этим жутким событиям, в то же время нам с Эльзой по понятным причинам теперь лучше было не высовываться. Самое же худшее заключалось в том, что я не мог уехать из Албании до тех пор, пока мне не вернут паспорт. Исходя из сложившейся ситуации, меня, по-видимому, ждали два – одинаково безрадостных – варианта развития событий: меня или убьют, или обвинят в совершении двух убийств и посадят в албанскую тюрьму.

Рок-группа тем временем обеспечила соответствующее звуковое сопровождение моим размышлениям над этими мрачными перспективами, начав исполнять очень даже уместную в данном случае песню Криса Ри – «Road to hell»:[14]

And there’s nothing you can do.

It's all just pieces of paper flying away from you…[15]

– Они как-то по-уродски поют эту песню! – хмыкнула Эльза, позабыв в этом шумном баре о грозящих нам опасностях.

– А мне нравится.

– Это потому что ты не слышал оригинала. Они пропускают целые строки текста! Ты разве этого не замечаешь?

Похожий на цыпленка белокурый официант принес нам две бутылки пива «Тирана». Поднеся ледяное горлышко бутылки к своим губам, я подумал, что эта марка пива является в данный момент единственным признаком того, что мы находимся в Тиране, а не в столице какой-нибудь другой европейской страны.

– Ты для меня – загадка, – сказал я Эльзе. – Общаюсь я с тобой, и у меня возникает ощущение, что твоя голова забита всевозможной никому не нужной информаций, а вот действительно полезных сведений в ней маловато.

– Просто моя память, скажем так, немного капризничает. Я без труда могу вспомнить текст какой-нибудь песни или отрывок из какого-нибудь романа, но при этом очень быстро забываю самое элементарное – например, сколько мне лет.

– Тридцать три, – не без ехидства напомнил я.

– А вот и ошибаешься! Начиная с этой полуночи, мне уже тридцать четыре.

– Поздравляю, – сказал я, легонько чокаясь своей пивной бутылкой с ее бутылкой. – Нельзя, правда, сказать, что празднование твоего дня рождения началось самым лучшим образом.

– Все еще можно исправить. Давай воспользуемся шансом, который нам дает эта ночь – она ведь может стать для нас последней в жизни.


Когда концерт, состоявший из различных фантазий на песни популярных исполнителей, закончился, посетители стали покидать «Lazy Lizard», причем самые «стойкие» из них переходили в бары, где все еще звучала музыка и, значит, можно было и дальше веселиться. Среди этих «стойких» преобладали те неисправимые личности, которых можно встретить в любом европейском ночном клубе – юноши и девушки, до сих пор не сумевшие найти свое место в этом мире, и люди постарше, вообще чувствующие себя «не от мира сего».

Когда мы с Эльзой вышли из бара на улицу, перед моим внутренним взором вдруг замелькали виды обуглившегося тела Коры и головы дежурного администратора с пулевым отверстием посреди лба.

– Нам нужно отсюда уехать, – сказал я, сам толком не зная, что мы вообще сейчас можем предпринять. – Если мы останемся в Тиране, нас рано или поздно прикончат – причем скорее рано, чем поздно.

– Но ты же мне сказал, что у тебя забрали паспорт, – возразила Эльза, неожиданно для меня становясь рассудительной.

– Да, это верно. И я понятия не имею, когда мне его отдадут. Если полицейские усмотрят какую-то взаимосвязь между тем, что произошло в отеле и в офисе «Спиро Экспорт», у них может возникнуть ко мне множество вопросов. в то же время они мне не говорили, что мне запрещается ездить по стране.

– И куда, по-твоему, нам следует поехать?

Мне вдруг вспомнился титульный лист путеводителя издательства «Брадт» с изображенным на нем пустынным каменистым побережьем, на которое обрушиваются мощные морские волны. Албанская Ривьера.

– Мы могли бы укрыться в какой-нибудь рыбацкой деревне на побережье. Оно здесь малозаселенное, поэтому нас на нем никто не найдет. Так что занавес на представлении в театре в Бутринте откроется и без нас, – сказал я, намекая на место встречи, указанное Кинопсом в его записке.

– Занавес? – засмеялась Эльза. – В Бутринте находится античный театр, а потому занавеса в нем нет!

Я вдруг почувствовал себя ужасно смешным и нелепым и резко ускорил шаг – как будто захотел удрать от пытающегося прилипнуть ко мне имиджа американца-невежды.

– Побережье – это, похоже, единственное место в Албании, куда приезжают хоть какие-то туристы, – сказала Эльза. – Главным образом из Греции.

– А ты неплохо проштудировала путеводитель. Ну, и где же находится этот пресловутый Бутринт?

– На самом юге Албании, неподалеку от Саранды.

Слово «Саранда» отозвалось эхом в моем сознании, словно какое-то заклинание. Это ведь было название города, о котором мне говорил Спиро. Где-то в окрестностях Саранды находился дом таинственного персонажа, дергавшего за ниточки в дурацком кукольном представлении, одной из марионеток в котором стал я. А еще там, оказывается, имеются какие-то античные сооружения. Значит, туда приезжают туристы, и это давало мне определенную надежду на то, что нас с Эльзой там не тронут – тем более в воскресный полдень, – ведь получалось, что назначенная мне Кинопсом встреча должна была произойти в присутствии целой толпы посторонних людей.

– О чем ты думаешь? – спросила Эльза, когда мы пришли на улицу, на которой находился наш отель.

– Думаю, что мы можем поехать в Саранду, и уже по ходу дела будем решать, каким образом нам следует действовать, – ответил я, вспомнив о десяти тысячах евро в купюрах с отрезанными уголками. – Спиро говорил, что у нашего миллионера имеется неподалеку от Саранды дом, и этот дом почему-то представляется мне тихим местечком, в котором можно было бы переждать разыгравшуюся сейчас бурю.

– Не забывай о том, что нас теперь двое, – напомнила мне Эльза, открывая входную дверь отеля «Эндри». – Тебе нужно приучиться говорить все время не «я», а «мы».

– А что мы скажем по этому поводу Кипопсу – или как его там?

– Скажешь ему, что я твоя жена.

11

Мы решили отправиться в Саранду первым утренним автобусом – чтобы иметь возможность осмотреться там еще за день до назначенной встречи. Кроме того, каждый новый час, проведенный нами в Тиране, увеличивал вероятность того, что мы пополним собой список погибших.

Поговаривают, что медики отличаются повышенной сексуальной активностью, потому что они, довольно часто видя то, как люди умирают, начинают очень высоко ценить земные удовольствия. Возможно, именно поэтому и я, став свидетелем двух смертей, начал поглядывать на Эльзу с постепенно возрастающим вожделением. Хотя спать нам оставалось не более трех часов, тот монах, в которого я дал себе слово обратиться сроком примерно на один год, был уже готов отречься от всех данных им обетов.

Открыв дверь своей комнаты, я с досадой увидел, как Эльза стала открывать дверь своей. Заметив на моем лице выражение разочарования, она с коварным видом спросила:

– Что с тобой случилось?

– Мне, понимаешь ли, кажется, что две большие кровати – это для одного человека уж слишком много, – ответил я, чувствуя, что выпитый алкоголь придал мне немного храбрости.

– И ты думаешь, что я займу одну из этих кроватей? За кого ты меня принимаешь?

Она произнесла эти слова негодующим тоном. Вспомнив о ее ночном визите ко мне в кровать в доме ее отца, я подумал, что либо она склонна к тому, чтобы бросаться то в одну крайность, то в другую, либо ей очень нравится надо мной зло подшучивать.

Когда я уже думал, что она вот-вот захлопнет за собой свою дверь и исчезнет, она вдруг сказала, намекая, видимо, на тот свой ночной визит:

– Я, Лео, считала тебя человеком, у которого есть определенные принципы. Принципы, заключающиеся в том, что, прежде чем затащить девушку в постель, на ней нужно жениться. Или ты не такой?

– Не совсем такой, – решил я ответить на ее шутку шуткой. – Я подобен юному дзен-буддисту, который настойчиво пытается избавиться от мучающего его желания, но это ему не всегда удается.

Эльза прислонилась плечом к косяку двери и кокетливо скрестила ноги.

– Пытается избавиться от желания… На это может уйти целая жизнь.

– А применительно к такой женщине, как ты, на это может уйти целых две жизни.

Эльза ответила на этот мой комплимент детским хихиканьем. Затем она, обхватив мою голову ладонями и наклонив ее, поцеловала меня в лоб.

– Юный дзен-буддист уже может ложиться в свою кроватку.

– Жду не дождусь того момента, когда я в нее лягу, – со всей откровенностью заявил я, – Этот город меня сильно утомил.

– А чего еще ты ожидал от Тираны?

Произнеся эти слова, Эльза помахала мне ручкой и зашла в свою комнату. Секунду позднее я услышал, как в замке ее двери провернулся ключ.

Раз уж объект моего вожделения стал для меня недоступным, я смиренно зашел в свою комнату и развалился на одной из кроватей – той, что была поближе к входу. Мне едва хватило сил на то, чтобы дотянуться до выключателя и погасить свет.

Глубоко вздохнув, я почувствовал, что погружаюсь в сон, которому предстояло быть хотя и коротким, но глубоким. Однако не успел я окончательно уснуть, как послышался негромкий стук в дверь, я так устал, что решил уже было, что притворюсь мертвым и не пойду открывать эту чертову дверь, но затем я передумал и, поднявшись с кровати, включил свет и пошел посмотреть, кто это не дает мне покоя.

Открыв дверь, я – как, наверное, и следовало ожидать, – увидел перед собой Эльзу. Она была одета в полупрозрачную ночную рубашку, однако я – все еще находясь в полусне – почти не обратил на это внимания.

– Я подумала, что мне больше нравится в твоей комнате, – заявила Эльза. – Моя – уж слишком маленькая. Можно войти?

– Можно, только дверь запри сама, – пробурчал я, снова ложась в постель.

Когда Эльза погасила свет, мне вдруг ужасно захотелось, чтобы она забралась ко мне в постель и чтобы я смог ее обнять, однако – к своему превеликому разочарованию – я услышал в темноте, как она неспешными шагами подошла ко второй кровати.

– Сейчас этого еще не может произойти, – послышался из темноты ее голос, словно бы она прочла мои мысли.

– Не понимаю, – соврал я. – О чем это ты?

– О сексе, дурачок. Поскольку мы с тобой сейчас коллеги по работе, мы должны соблюдать приличия.

– Жаль, коли так, – зевнул я. – Это было бы единственным осмысленным действием среди всей этой неразберихи.

Эльза ничего не сказала в ответ. Я, уже снова засыпая, совершенно случайно мысленно перенесся в свой поселок у подножия горы Монсеррат и вспомнил о том злополучном воскресенье, в которое она просунула мне под дверь конверт, с тех пор прошло всего лишь несколько дней, однако их вполне хватило для того, чтобы превратить мою жизнь в немыслимую и уже вышедшую из-под моего контроля авантюру.

– Подожди, не засыпай, у меня есть к тебе вопрос, – громко сказал я Эльзе. – Точнее говоря, даже два.

– Надеюсь, они нетрудные, а то мне очень хочется спать.

– Нетрудные. Вопрос номер один: что ты делала возле горы Монсеррат, когда ты, по словам твоего отца, сумела заодно и передать мне тот конверт?

– Я уединялась там на субботу и воскресенье.

– Ты была там одна?

– Ну конечно. Люди для того и уединяются, чтобы побыть в одиночестве. Ну и вопрос!

– А зачем тебе понадобилось уединяться? Ведь твою жизнь в Хероне, насколько я знаю, вряд ли можно назвать – скажем так – кипучей.

– Я должна воспринимать эти твои слова как дерзость, или это уже второй вопрос?

– Нет, второй вопрос – совсем другой. Если не хочешь, можешь мне не отвечать, но меня кое-что беспокоит. Когда я находился в вашем доме, твой отец сказал, что ты не можешь употреблять алкоголь, потому что принимаешь лекарства. Тем не менее я видел, как ты пила алкогольные напитки в «Ле Бистро», а затем здесь, в Тиране. Как такое могло быть?

– Все очень просто – я употребляю алкоголь тогда, когда моего отца нет рядом, и меня некому упрекать.

– А как же лекарства?

– Когда я уезжаю куда-нибудь из дому, я стараюсь не принимать никаких лекарств.

Услышав все это, я невольно внутренне порадовался тому, что между нами ничего не было: Эльза теперь казалась мне существом беспомощным и уязвимым.

– Но что это за лекарства? – не унимался я.

Я услышал в темноте, как Эльза глубоко вздохнула. Она, похоже, сомневалась, как ей сейчас поступить – ответить на мой вопрос или же попросту прекратить этот разговор. В конце концов она решила дать мне коротенький ответ:

– Говорят, что у меня уж слишком богатое воображение.

12

Я проспал чуть больше двух часов, когда меня разбудил зазвонивший будильник моего мобильного телефона, который я поставил на шесть утра. К моему удивлению, Эльза уже была одета и, сидя на второй кровати, смотрела на меня. У ее ног стоял уже собранный чемодан.

Поднявшись с кровати и отправившись в душ, я почувствовал легкое головокружение, от которого у меня стали заплетаться ноги. Уже стоя под струей горячей воды, я мысленно порадовался тому, что прямо сегодня уеду из Тираны. Я уже мечтал о пустынных пляжах, омываемых морскими волнами. Место, в котором я позабуду обо всем остальном мире, а этот мир позабудет обо мне.

Душ и перспектива кардинальной смены окружающей обстановки приподняли мне настроение. Эльза же, наоборот, казалась слегка подавленной – как будто на нее угнетающе подействовало недосыпание.

Мы взяли такси и поехали на нем на автовокзал. За рулем такси сидел пожилой, словоохотливый и неплохо говорящий по-английски мужчина, который, похоже, очень обрадовался тому, что сегодня ему в пассажиры угодили двое иностранцев. Чтобы отпраздновать данное событие, он включил автомагнитолу, и зазвучала песня в исполнении нынешней королевы албанской поп-музыки – певицы с мелодичным голосом, которая тяготела к арабским мотивам и которую звали Пони. Ее протяжное песнопение тут же возымело наркотический эффект на Эльзу.

– Поедете в Крую? – спросил таксист.

– Нет. А что это?

– Крепость неподалеку от Тираны. Там Скандербег – наш национальный герой – сдерживал натиск турок. Они осаждали эту крепость аж четыре раза! – Голос таксиста стал вкрадчивым. – Если все-таки захотите поехать, я могу отвезти вас туда за вполне умеренную плату.

– Наверное, в другой раз, – ответил я, стараясь вести себя дипломатично. – Мы хотим поехать на побережье.

– Замечательно. Если вы хотите поехать в Дуррес – или даже во Влёру, – я и туда могу вас отвезти. Не стоит ехать туда на автобусе, это уж слишком некомфортабельно.

– Вообще-то мы собираемся поехать далеко на юг – в Саранду.

– В Саранду… – задумчиво повторил таксист. – Это очень красивое место, но туда я вас отвезти не могу.

– А почему? Насколько я знаю, до Саранды отсюда двести семьдесят километров.

– Вот потому и не могу. Завтра в полдень будут крестить в православной церкви моего племянника. Я обязательно должен при этом присутствовать.

Взглянув на часы и увидев, что еще нет и семи утра, я удивился, почему, если крестины состоятся лишь на следующий день, нельзя съездить в Саранду и успеть вернуться обратно. Я в тот момент еще не знал, что представляет собой автомагистраль, связывающая север и юг Албании.


Автовокзал Тираны оказался всего лишь пыльной асфальтированной площадкой, на которой первым делом бросались в глаза водители частных микроавтобусов, истошными голосами зазывавшие к себе пассажиров.

Мы с Эльзой по совету нашего таксиста проигнорировали эти разноголосые зазывания и предпочли сесть на рейсовый автобус, который как раз уже готовился тронуться в путь. Меня удивило, что в такое раннее время – да еще и в июне – этот автобус был почти полностью заполнен пассажирами.

– Албанцы, если им нужно съездить куда-нибудь далеко, стараются выехать с утра пораньше, – объяснил нам таксист. – Вы еще узнаете, почему.

Уложив свои чемоданы в багажные отсеки автобуса, мы плюхнулись на еще остававшиеся свободными места в предпоследнем ряду. Несколько минут спустя мы уже ехали по окраинным районам Тираны, причем автобус то и дело – раз двенадцать – останавливался, чтобы взять новых пассажиров. Расторопный кондуктор взимал плату за проезд, снуя туда-сюда по проходу с привязанным к поясу огромным-преогромным кошельком.

Эльза, не устояв против одолевавшего ее сна, прикорнула на моих коленях, свернув мой пиджак и положив его себе под голову в качестве подушки. Я же стал разглядывать в окно незнакомую для меня местность, проплывавшую мимо с раздражающей меня неторопливостью.

На территории Тираны мы миновали бесчисленное множество бензозаправочных колонок, расстояние между которыми зачастую составляло не более двух-трех сотен метров. У меня даже сложилось впечатление, что торговля бензином являлась в Албании единственным по-настоящему прибыльным занятием.

Выехав за пределы столицы, автобус потащился по отвратительнейшей дороге, петлявшей по засушливой гористой местности. Он не только передвигался со скоростью черепахи, но еще и останавливался через каждые несколько километров пути из-за проводимых на многих участках дороги ремонтных работ, из-за которых водителю при преодолении каждого такого участка приходилось совершать невообразимые по своей сложности маневры.

Когда мы проехали – за два часа – полсотни километров, нам вообще полностью преградил путь экскаватор, заполнявший гравием огромную яму в дорожном полотне. Водитель автобуса открыл двери, и пассажиры с покорным видом вышли из автобуса подышать свежим воздухом.

Я же не мог позволить себе даже и пошевелиться, потому что Эльза крепко спала на моих коленях, тихонечко посапывая во сне, и мне не оставалось ничего другого, кроме как достать книгу «Введение в психологию Юнга» и снова начать ее читать, стараясь не обращать внимания на куривших и громко разговаривавших возле автобуса пассажиров.

Я открыл книгу на главе, посвященной архетипам – то есть той теме, которая, похоже, интересовала и таинственного Кинопса. Юнг, как я теперь уже знал, впервые использовал данный термин в своих трудах в 1919 году, хотя он пришел ему в голову намного раньше.

Углубившись в книгу, я прочел, что среди персонажей, обитающих в коллективном подсознании, фигурирует мудрый старец, встречающийся во все эпохи и во всех цивилизациях. В кельтской мифологии, например, с ним отожествляется Мерлин, а в картах Таро – «Отшельник».

В легендах и волшебных сказках каждого из народов существуют целая галерея архетипов, причем они у разных народов удивительно схожи друг с другом.

Некоторые из вымышленных существ, фигурирующие среди этих архетипов, являются наследием доисторического прошлого: коварный змей, огнедышащий дракон и другие чудовища относятся к древним мифологическим временам, но они, тем не менее, продолжают жить в нашем подсознании.

Среди персонажей-людей, которые встречаются в коллективном подсознании человечества, имеется герой, который борется со злобными существами – называемыми Юнгом «тенями», – и который должен спасти принцессу или какую-нибудь девушку – архетип, являющийся символом чистоты.

Еще я с удивлением прочел, что волею Джорджа Лукаса в его «Звездных войнах» перед зрителем появляются все основные архетипы. Этот фильм ведь, по сути дела, является сказанием о некоем герое – Люке Скайуокере, – который должен спасти принцессу Лею от сил зла и действиями которого руководит мудрый старец – сначала Оби-Ван Кеноби, а затем – магистр Йода.

Самые первые люди – Адам и Ева в религиях Западного мира – и концепция Бога тоже являются универсальными. Более того, Юнг утверждал, что за многими религиозными ритуалами скрывается идущее из глубокой древности поклонение архетипам. Так, например, в христианстве Богородица олицетворяет собой извечно существующий образ матери, а в праздновании Рождества Христова проявляется поклонение архетипу «Ребенок», символизирующему будущее.

Восход солнца также имеет священное значение для всех цивилизаций, и он фигурировал в различных религиях с самого момента возникновения человеческого общества. Все это означало, что мы, люди, не отличаемся при выборе своих символов большой оригинальностью.

На этом выводе мне пришлось прервать свое чтение, потому что меня, не выспавшегося прошлой ночью, разморило на солнце, превратившем в настоящую духовку салон автобуса, кондиционер в котором – раз автобус не ехал – в данный момент не работал.

Чувствуя, как у меня самопроизвольно смыкаются веки, я осознал, что шлюзные ворота сна открываются, чтобы в универсальном театре архетипов начался символический спектакль. Большинство из содержащихся в нем посланий так и останется навсегда спрятанным в подсознании, и лишь некоторые из них будут проникать в сознание в форме интуиции.

И мне сейчас, пожалуй, стоило заснуть хотя бы ради того, чтобы этот процесс активизировать.

13

Прошло уже целых пять часов с момента нашего выезда из Тираны, а мы не преодолели еще и половины пути. После этой пятичасовой езды по не поддающейся никакому описанию албанской автомагистрали «Север – Юг» автобус остановился перед чем-то вроде комплекса обслуживания транспортных средств и пассажиров.

Здесь имелся бар, входящий в сеть баров «Господин Кофей», однако в нем, как ни странно, не подавали ни кофе, ни каких-либо других подобных горячих напитков.

– Нет электроэнергии, не на чем кипятить воду, – пояснил хозяин бара, пожимая плечами.

Я с разочарованием уселся на открытой площадке бара рядом с Эльзой, рассматривавшей окружающий пейзаж сквозь свои солнцезащитные очки. Перед нашим взором простиралась вереница красноватых гор, которые, казалось, под жарким полуденным солнцем раскалились добела.

Несколько пожилых женщин оживленно о чем-то спорили, стоя прямо перед мужским туалетом, на двери которого рядом с изображением мужской головы виднелась надпись «BURRA». На испанском языке это слово означало «дура», а вот на местном языке оно, наверное, означало, что туалет – мужской.

По другую сторону дороги из земли торчала верхняя часть бетонного бункера, похожая на громадный бетонный гриб и покрытая рисунками в стиле граффити. Я еще раньше прочел в путеводителе, что разрушить такие бункеры практически невозможно, а потому албанские власти даже и не пытаются это сделать.

Я направился было к бункеру, чтобы поразглядывать его вблизи, однако ударивший мне в ноздри омерзительный запах заставил меня повернуть назад. Кондуктор автобуса, с любопытством наблюдавший за этой сценой, громко сказал мне на корявом английском языке:

– Вы знаете, что Албания иметь самая большая в мире сеть бесплатные общественные туалеты?

Прежде чем я успел ему что-то ответить, он добавил:

– Семьсот тысяч бункеры, которые есть на вся территория Албания и в которые мочиться все кто хотят!

Произнеся эти слова, он очень громко рассмеялся, а затем помахал рукой в знак того, что пора ехать, и зашел в автобус, водитель которого уже завел мотор.


Через десять часов после нашего выезда из Тираны мы наконец-таки преодолели двести семьдесят километров, отделяющих ее от Саранды. Самый последний участок пути был и самым ужасным, потому что старенькому автобусу пришлось на нем тащиться вверх по горной дороге, то и дело рискуя свалиться в пропасть, а затем спускаться по такой же дороге вниз на противоположной стороне горного массива.

Как только автобус преодолел перевал, мы увидели море.

После целого дня, проведенного в засушливой местности, синяя – с белыми барашками – гладь Средиземного моря приятно порадовала взор. Даже Эльза нарушила свое многочасовое молчание и, широко улыбнувшись, тихонечко промурлыкала мне на ухо:

– La mer au ciel deté confond ses blancs moutons avec les anges si purs…[16]

– Я знаю эту песню, – сказал я, чувствуя, как у меня приподнимается настроение. – Ее, по-моему, кто-то пел на английском языке.

– Вполне возможно, потому что у этой песни – аж четыреста вариантов. Рекордное, можно сказать, число.

– Откуда тебе известно об этих нюансах?

– Хочешь сказать, об этих никому не нужных нюансах, да? Я писала реферат, посвященный автору этой песни – Шарлю Трене, – когда изучала французский язык в школе.

Автобус, закончив свой спуск с горного массива на равнину, въехал в настоящие джунгли из многоквартирных домов, большинство из которых еще только строились. Попетляв по улицам, по которым неторопливо прогуливались целыми семействами местные жители, он остановился на каком-то пустыре. Усиленный громкоговорителем крикливый голос кондуктора подтвердил мое предположение о том, что мы наконец-таки приехали:

– Саранда.


Когда мы с Эльзой вышли из автобуса, к нам тут же прицепился один из местных «гидов», и он не отставал от нас, пока мы не согласились поселиться в «Каонии» – маленьком отеле, находящемся в первой линии домов на берегу. Заведовал им не албанец, а грек.

За три тысячи леков – примерно двадцать пять евро – в наше распоряжение предоставили единственный пока еще свободный в этом отеле номер. Остальные номера, насколько я понял, были уже забронированы какими-то албанскими чиновниками, которым в этом году выпала в их учреждениях очередь отдыхать на море в июне.

– Если в номере будет одна двуспальная кровать, тебе придется спать на полу, – предупредила меня моя спутница, стараясь быть серьезной.

К счастью, чтобы устроиться на проживание в этот отель, нам обоим хватило и паспорта Эльзы. Вместе с ключом от номера дежурный администратор протянул мне и какой-то конверт. Я подумал, что в нем, наверное, лежат рекламные листки, сообщающие, чем вообще могут поразвлечься туристы, приехавшие в Саранду – которая, кстати, оказалась совсем не таким глухим местом, каким я ее себе представлял.

Когда мы с Эльзой поднимались по грязной лестнице на второй этаж, меня – впервые с того момента, как я покинул Херону – вдруг охватили курортные настроения. Это тут же вызвало у меня угрызения совести: как я могу думать об отдыхе и развлечениях, если произошли такие трагические события и если… и если я уже два дня не разговаривал по телефону с Ингрид?… Пока Эльза открывала дверь нашего номера, я мысленно дал себе слово, что сегодня же позвоню Ингрид с местной телефонной станции.

В номере и в самом деле оказалась одна двуспальная кровать, однако по лукавому смеху своей спутницы я понял, что спать на полу мне не придется.

Распаковав свой чемодан и полюбовавшись вместе с Эльзой видом, открывающимся с балкона – в это время суток море приобрело кобальтово-синий цвет, – я сел на край кровати, чтобы осмотреть содержимое конверта. Заглянув в него, я едва не свалился с кровати на пол: в конверте лежали карты Таро.

Судя по стилю изображений на этих картах и толщине картона, они принадлежали к той же колоде, из которой у меня уже имелось четыре карты. Кроме того, они были связаны такой же резинкой, как и карты, которые я обнаружил внутри шкатулки.

– Этот Кинопс, наверное, чародей, – сказал я, глядя на самую верхнюю из карт, на которой как раз был изображен маг. – А еще я не понимаю, каким образом он смог предугадать, что мы приедем именно в этот отель.

– Не будь таким тугодумом, – усмехнулась Эльза. – Почему, по-твоему, тот «гид» так настойчиво уговаривал нас поселиться в этом отеле и рвался нас сюда проводить? Он, между прочим, даже не поинтересовался, заплатим ли мы ему за его услуги.

– Значит, Кинопс организовал за нами слежку.

– Более того, наша жизнь сейчас – в его руках. Мы ведь оказались в такой глухомани! Нет ничего проще, чем прикончить здесь, в глуши, парочку иностранцев и затем бросить их тела в море.

– Думаешь, этому миллионеру могло захотеться нас убить? Зачем же тогда ему нужно было заманивать нас аж сюда? Для этого ему представлялось много подходящих моментов и в Тиране.

– Я не знаю, кто он такой, этот Кинопс, – сказала Эльза, уставившись задумчивым взглядом на море, – однако интуиция подсказывает мне, что этот тип склонен к театральности. Он уже не раз демонстрировал, что ему отнюдь не импонирует незатейливость. Он, видимо, испытывает необходимость в том, чтобы трансформировать свои бредовые фантазии в своего рода спектакль.

– Ну, тогда понятно, почему он назначил мне встречу в античном театре в Бутринте, – покачал головой я, удивляясь логичности рассуждений Эльзы.

– То, что встреча назначена именно там и именно на это время, – самое лучшее из всех известий, которые мы до сего момента получили. По крайней мере, у нас имеется гарантированная возможность поразвлечься этой ночью.

– Почему ты так говоришь?

– Да потому что, исходя из времени назначенной встречи, нас не станут убивать по крайней мере до завтрашнего полудня.

14

На часах было шесть вечера, до наступления темноты оставалось еще довольно много времени, а потому мы решили отпраздновать тот факт, что мы все еще живы, купанием в море. Прохлаждавшиеся днем на пляже курортники уже разошлись по своим отелям, чтобы, переодевшись, пойти на ужин, а потому мы с Эльзой, перейдя через тянущийся параллельно береговой линии бульвар, оказались на этом длиннющем пляже только вдвоем.

Мучительный дневной суховей уже сменился приятным ветерком со стороны моря. Всматриваясь в линию горизонта, я подумал, что подобную обстановку можно было бы считать идиллической, если бы не установленные на пляже громкоговорители, из которых беспрерывно доносилась оглушительная музыка. Такие громкоговорители и такая музыка, похоже, были в Албании неизменным атрибутом окружающей действительности.

Пока я терзался сомнениями, окунуться ли мне – впервые в этом сезоне – в море или же просто позагорать, развалившись на большом банном полотенце, Эльза быстренько стащила с себя свое летнее платье и побежала в купальнике-бикини к воде. Я восторженно стал наблюдать за тем, как она, ни секунды не раздумывая, окунулась в море, которое, наверное, было еще довольно холодным. Увидев затем, как она, выскочив из воды, задрожала и, чтобы согреться, обхватила себя руками, я окончательно решил, что купаться сегодня не буду.

Я расстелил на песке банное полотенце и разлегся на нем лицом вверх. Из громкоговорителей доносился хит певицы Пони – тот же самый, которым «ублажал» нас сегодня утром в Тиране таксист. Мне почему-то показалось, что столица Албании находится где-то далеко-далеко и что я уехал из нее уже давным-давно. Возможно, это были побочные психологические эффекты постоянного пребывания под угрозой того, что тебя могут убить.

Я начал размышлять над невидимым Кинопсом, над перепиской Юнга и Каравиды и над картами Таро, когда вдруг подбежавшая ко мне Эльза навалилась на меня сверху, словно какое-то влажное земноводное. Она своими конечностями уперлась в мои руки и ноги, а с ее мокрого тела на меня стали падать холодные капли морской воды.

– А ну-ка, попробуй высвободиться! – по-детски задорным голосом воскликнула она.

Даже на таком близком расстоянии от Эльзы – я лежал, а она стояла надо мной на четвереньках – ее худощавое тело показалось мне упругим, как у совсем еще юной девушки. Возможно, оно стало таким под воздействием холодной воды. Ее длинные влажные волосы щекотали мне грудь.

– Мне нужно поберечь силы для того момента, когда возникнет настоящая опасность, – ответил я, стараясь показать, что держу ситуацию под контролем. – Так что я свою энергию пока транжирить не собираюсь.

– Ну вот, в тебе заговорил юный дзен-буддист, – пробурчала Эльза. – А что ты считаешь настоящей опасностью?

– Это когда у меня уже нет возможности выбирать, вести себя пассивно или активно, потому что пассивное поведение в этом случае неизбежно приведет к смерти, в подобных ситуациях срабатывает инстинкт самосохранения – своего рода автопилот.

Эльза быстро слезла с меня и с сердитым видом улеглась рядом – как будто ей не понравилось то, что я ей только что сказал. Затем она вообще закрыла глаза и повернулась ко мне спиной.

Когда начало темнеть, мы покинули пляж и пошли побродить по тянущемуся параллельно береговой линии бульвару. Он уже был заполнен такими же, как мы, праздно шатающимися людьми. Неподалеку мы увидели небольшой парк с различными аттракционами для детей, а еще здесь везде продавали вареную кукурузу.

Большинство из идущих нам навстречу людей составляли местные жители, гулявшие по бульвару целыми семьями и, по-видимому, нацепившие ради такого случая свои самые лучшие одежды – надо сказать, большей частью довольно неказистые. Еще здесь расхаживали туда-сюда группки самоуверенных на вид молодых людей в обтягивающих джинсах и футболках. Я чувствовал себя в подобной обстановке, как в каком-нибудь маленьком захолустном американском поселке в субботний вечер.

Эльза вошла в сувенирный магазин и с восторженным видом взяла с полки белую пепельницу в форме местного бетонного бункера.

– Символично, правда? – воскликнула она. – В Париже туристам продают пластмассовую Эйфелеву башню, в Лондоне – Биг-Бен, а в Албании главной архитектурной достопримечательностью является бункер.

– В чувстве юмора им здесь не откажешь, – прокомментировал я. – А почему бы тебе не купить эту пепельницу своему отцу? в его магазине всякого барахла такой сувенирчик пришелся бы вполне кстати.

К моему удивлению, Эльза в ответ на эту мою реплику резко поставила – почти швырнула – сувенир обратно на полку. Бросив затем на меня испепеляющий взгляд, она повернулась и быстро пошла в направлении нашего отеля одна.

– Не понимаю, из-за чего ты так разозлилась, – сказал я, догнав ее и зашагав с ней рядом, – но если мои слова тебя чем-то обидели, то ты меня, пожалуйста, прости.

– Это мои личные проблемы, не обращай на меня внимания, – ответила Эльза, не сбавляя шага.

Мы шли еще минуты две молча, когда Эльза вдруг резко остановилась и с очень серьезным видом сказала:

– Я сейчас попрошу тебя кое о чем, и не спрашивай у меня, какая на то причина. Пока не закончится вся эта возня, не говори со мной о моем отце. Хорошо?


Бесцельно прослонявшись по улицам в течение нескольких часов – как будто бы нам обоим хотелось отсрочить момент своего возвращения в отель, – мы в одиннадцать вечера туда все же вернулись. Прежде чем подняться на второй этаж, я подошел к заведовавшему отелем греку, который в этот момент находился за стойкой дежурного администратора.

– Мне хотелось бы знать, кто оставил у вас тот конверт, который вы так любезно мне сегодня передали.

– О-о, это был один земляк, – спокойно ответил грек.

– Чей земляк? – спросил я. – Мой? Он американец?

– Нет, мой. Такой же, как и я, албанец греческого происхождения.

– А он не сказал вам, как его зовут?

– Он мне вообще ничего не сказал. Просто передал мне конверт.

Эльза, увидев, что учиненный мною допрос ни к чему не приводит, поспешила мне на помощь.

– У моего мужа была назначена встреча с его местным партнером, с которым он собирался заключить сделку относительно кое-какой недвижимости, – соврала она, – однако нам сказали, что этот человек уехал в Тирану на какую-то очень срочную встречу. К вам сюда, наверное, приходил его брат. Вы не могли бы рассказать нам, как он выглядел?

– Он выглядел очень хорошо, – с недоверчивым видом ответил грек.

Ему, должно быть, не поверилось, что двое иностранцев приехали в Саранду, чтобы заниматься недвижимостью. Я положил на стол банкноту в тысячу леков, но грек ее не взял. Он даже состроил обиженную физиономию.

– Это всего лишь за доставленное вам беспокойство, – поспешил сказать я. – В том конверте лежали важные документы, и я рад, что брат моего партнера оставил его здесь в надежных руках.

– Это был типичный грек лет пятидесяти, – сообщил наш собеседник, все-таки взяв предложенную мной банкноту. – Лысый, с усами. Довольно плотного телосложения.

– Значит, это был не брат моего партнера, – сказал я, подумав, что подобное описание вполне соответствует внешности Спиро. – Но все равно спасибо.

Когда мы с Эльзой зашли в свой номер, я рассказал ей о возникших у меня предположениях: Кора хотела предупредить меня о чем-то в тот вечер, когда ее шеф куда-то исчез; Спиро успел к тому времени прикончить дежурного администратора отеля «Калифорния», а затем избавился от своей сотрудницы, причем, чтобы отвести от себя внимание, сделал это весьма экстравагантным способом, рассчитывая, что полицейские, обнаружив обуглившийся труп Коры, ни в чем его, Спиро, не заподозрят, потому что подумают, что владелец «Спиро Экспорт» не стал бы подвергать свою собственность опасности сгореть дотла.

– В этих твоих предположениях есть одна неувязочка, – возразила мне Эльза. – Если у Спиро имелась какая-то причина для того, чтобы прикончить этих двоих, он не мог не понимать, что его исчезновение из Тираны может вызвать у полиции серьезные подозрения.

– Тогда и мой уезд из Тираны может показаться полицейским весьма подозрительным.

– Ты – совсем другое дело, – сказала Эльза, направляясь в ванную комнату, чтобы принять душ. – Ты вполне можешь заявить, что тебе надоело торчать в Тиране в ожидании того, когда тебе вернут твой паспорт, и ты поехал поразвлечься на побережье. Иностранцы ведь в подобных случаях именно так обычно и поступают. Спиро же, наоборот, должен заниматься своим бизнесом.

– Вот оно-то меня и беспокоит, – сказал я Эльзе, уже закрывающей дверь ванной. – Если он сейчас находится здесь и передал нам эти карты Таро, это, возможно, означает, что его бизнес в данный момент заключается как раз в том, чтобы нас прикончить… А если Кинопс и Спиро – это один и тот же человек? Кстати, эти две фамилии даже друг на друга немного похожи.

Звуки струящейся воды подсказали мне, что мое самое последнее предположение Эльза, скорее всего, не услышала. Подавляя в себе желание открыть дверь ванной и заглянуть за занавеску душевой кабины, я решил сесть на кровать и продолжить свои размышления, но уже молча. У меня создавалось впечатление, что чем больше я впутываюсь во всю эту чертовщину, тем меньше у меня шансов в ней хоть что-нибудь понять.


Приняв вслед за Эльзой душ и выйдя затем из ванной комнаты в купальном халате, я задумался над тем, что же ждет меня сегодня ночью. В обществе такой чудачки, как Эльза, можно было ожидать чего угодно, хотя я и пообещал сам себе, что постараюсь всячески сопротивляться ее чарам. Впрочем, долго сопротивляться я вряд ли бы смог.

С другой стороны, я так сильно устал за сегодняшний день, что этой ночью уж точно не поддался бы уже никаким чарам.

Эльза, улегшись на краю кровати в нижнем белье и ночной рубашке, с необычайно грустным видом разглядывала потолок.

Я скользнул под простынь на другом краю кровати и, протянув руку к выключателю, погасил лампу. Комната наполнилась проникающим в нее через окно тусклым лунным светом.

– Ты себя плохо чувствуешь? – тихонько спросил я у Эльзы, кладя голову на подушку.

– Нет, я просто задумалась.

– О чем?

– О Тоде.

– Это твой ревнивый жених? Тот, который угодил в тюрьму?

Легкое шуршание простыни подсказало мне, что Эльза уже больше не смотрит на потолок и что она повернулась ко мне.

– Нет, дурачок. Я задумалась о Тоде Любиче – юноше, жившем под изолирующим колпаком.

Я лежал в полумраке и ничего больше не говорил, уже не в первый раз оказавшись в ситуации, когда мне было неизвестно, о чем вообще идет речь.

– Это была любовь моей юности, – стала рассказывать Эльза. – Мне, кстати, иногда кажется, что я до сих пор еще в него влюблена. Ты разве не видел этот фильм?

– Фильм?… – я едва не подскочил на кровати от удивления. – Ты говоришь мне о персонаже какого-то фильма?

– Да. Главном персонаже фильма «Под колпаком». Его сыграл Джон Траволта – еще до того, как стал знаменитым актером.

Мне пришлось сделать над собой огромное усилие, чтобы не позволить себе расхохотаться, а иначе я своим смехом в подобной ситуации очень сильно обидел бы Эльзу. Я стал молча ждать, что еще она мне скажет.

– В этом фильме рассказывается о Тоде Любиче – юноше, родившемся с очень-очень слабой иммунной системой. Поскольку его организм не был защищен, его могла убить любая из находившихся вокруг него в воздухе смертоносных бактерий. Поэтому ему приходилось жить под своего рода изолирующим колпаком.

– То есть в больнице, – добавил я.

– Нет, у себя дома. Поначалу он и в самом деле все время находился в больнице, но затем родители юноши решили превратить его комнату в «изолирующий колпак». В ней проходила вся его жизнь – он там ел, читал, учился, делал физические упражнения…

– Пока не появилась некая девушка.

– А ты откуда знаешь? – удивленно спросила Эльза.

– Так ведь по-другому быть и не могло. Подобное происходит со всеми юношами, которые живут под изолирующим колпаком.

– Ну так вот, – продолжила Эльза, – в один прекрасный день он увидел свою соседку Джину. Она была бесстыжей девушкой, расхаживавшей в бикини перед своим окном и курившей сигареты. Тод влюбился в нее, и она в конце концов тоже обратила на него внимание. Он ведь был таким красивым и сентиментальным! Она подходила к его окну, и они болтали о том и о сем и даже как бы соприкасались руками – каждый со своей стороны изолирующего колпака.

– Это наверняка один из тех фильмов, которые заставляют зрителей плакать.

– Еще как! Эти двое очень сильно друг в друга влюбились, и Тоду пришлось принимать судьбоносное решение – или так и просидеть всю свою оставшуюся жизнь под изолирующим колпаком, или рискнуть из него выйти, хотя в этом случае его ожидала верная смерть.

– И как же он поступил? – заинтересовался я.

– Даже и не подумаю тебе об этом рассказывать.

Я услышал, как Эльза зашевелилась под простыней и, пробормотав что-то типа «Спокойной ночи!», повернулась ко мне спиной.

15

Проснувшись, я увидел, что лежу в обнимку с Эльзой, но, напрягши память, я не смог вспомнить, как такое вообще получилось. На мне была пижама, а на ней – ночная рубашка ниже колен, на основании чего я сделал вывод, что мы оказались в объятиях друг друга исключительно инстинктивно и во сне. Когда я раздумывал над этим, Эльза вдруг открыла глаза и сказала:

– Добро пожаловать в Саранду.

– А я думал, что мы приехали в нее еще вчера вечером, – сказал я.

– Наши тела приехали в нее вчера, а сами мы вот только сейчас в нее въезжаем.

Не понимая, что Эльза хотела сказать этими словами, я очень осторожно отстранился от нее и встал с кровати, готовый смело встретить все то, что ждало меня этим новым днем.

На небе не виднелось ни единого облачка, а на море почти не было волн, в это утреннее время – половина десятого – по прибрежному бульвару почти никто не ходил. я простоял десять долгих минут на балконе, прислонившись к его ограждению и всматриваясь в линию горизонта – так, как всматривается в нее в надежде на спасение жертва кораблекрушения.

Для тех иностранцев, у кого имелся при себе паспорт, покинуть Албанию из этой ее точки было проще простого: на правом краю бухты в маленьком порту сейчас пришвартовалось судно, курсирующее между Сарандой и греческим островом Керкира, причем весь путь занимал не более часа. Абсолютному большинству граждан Албании ездить на Керкиру было запрещено, а вот граждане Евросоюза могли приезжать в Саранду и уезжать из нее хоть каждый день. Мне подумалось, что подобная дискриминация, наверное, была для местного албанского населения весьма унизительной.


Позавтракав, мы с Эльзой обратились к водителю первого попавшегося нам такси и стали договариваться с ним о том, чтобы он отвез нас в Бутринт, находившийся в двадцати километрах к югу от Саранды. После непродолжительного торга мы согласились заплатить ему пять тысяч леков за проезд туда и обратно, включая двухчасовое пребывание на этих самых знаменитых из имеющихся в Албании древних развалин.

В одиннадцать часов утра мы поехали на такси по узкому шоссе, с которого открывались живописные виды на побережье. Эльза увлеченно глазела на это побережье через окно автомобиля, а я думал только о том, как бы побыстрее прибыть на встречу в античном театре, чтобы тем самым побыстрее закончилось мое пребывание в Саранде.

– Вы здесь в первый раз? – спросил таксист, которого, по-видимому, начало тяготить воцарившееся в его автомобиле с самого начала пути молчание. – Я имел в виду, бывали ли вы раньше в Бутринте?

– Нет, не бывали, – коротко ответила Эльза.

– Большинство из тех иностранцев, которые туда приезжают, делают это уже не в первый раз. Я знаю археологов, которые приезжают в Бутринт почти каждый год.

– А зачем? – спросила Эльза, которая при каждом лихом вираже автомобиля на крутом повороте становилась белой, как мрамор. – Что, камни через год становятся уже совсем другими?

Проигнорировав грубость этой ее реплики, таксист стал объяснять:

– Это место – мечта любого археолога, потому что тот на одной и той же территории находятся руины иллирийских построек, акрополь, античный театр, древнеримские бани, баптистерий эпохи раннего христианства и крепость, построенная в девятнадцатом веке. Побывать там – это все равно что прогуляться пешком по различным эпохам.

Уже почти в самом конце пути Эльзу начало сильно тошнить, и, чтобы ее не вырвало прямо в машине, нам пришлось пару раз остановиться и предоставить Эльзе возможность выйти из автомобиля и отойти куда-нибудь в сторонку. Когда мы наконец-таки приехали, она осталась сидеть – с напряженным видом – на заднем сиденье автомобиля. Таксист, тоже оставшись в машине, стал читать газету. Я отправился на назначенную встречу один, причем такой расклад меня вполне устраивал.

Прежде чем я зашел на – как оказалось, огороженную – территорию археологических достопримечательностей, мне пришлось постоять в очереди позади нескольких групп греков, защищавших свои лица от солнца бейсбольными кепками. Когда я купил билет в кассе, до назначенной встречи оставалось еще более получаса, а потому у меня имелось время на то, чтобы поглазеть на древние сооружения.

Вскоре я уже бродил по густо заросшим деревьями античным развалинам. Чувствуя, как меня все больше очаровывает это магическое место, я подошел к сооружению четвертого века до нашей эры, представлявшему собой циклопическую стену. Над воротами в этой стене виднелся каменный барельеф, на котором был изображен лев, убивающий быка.

От этой стены я отправился осматривать менее внушительные развалины, пока наконец не подошел к античному театру, вызывавшему у приехавших сюда туристов наибольший интерес. Взглянув на часы своего мобильного телефона, я увидел, что, если встреча состоится ровно в полдень, мне до нее осталось еще десять минут.

Чувствуя себя гораздо более спокойно, чем можно было бы ожидать, я встал в таком месте, из которого мне было удобно наблюдать за всем тем, что происходит вокруг. В самом центре театра большая группа школьников с обреченным видом слушала пространные объяснения женщины-экскурсовода. А может, это была их учительница истории.

На каменных ступенях фотографировались – в невероятно нелепых позах – какие-то парочки и маленькие группки туристов. В стороне от этих шумных туристов – на самом краю амфитеатра – я в конце концов заметил одинокого мужчину, смотревшего в мою сторону. Он сидел неподвижно на одной из нижних ступеней, и поэтому я не сразу обратил на него внимание.

Мужчина этот – в темных очках и соломенной шляпе на голове – был одет в шорты и рубашку. Несмотря на такой его неформальный наряд, я даже издалека узнал в нем Спиро. Был ли он тем самым миллионером или нет, но здесь, в этом античном театре, он показался мне абсолютно безобидным. Он вряд ли сможет причинить мне какой-либо вред – по крайней мере, до тех пор, пока вокруг нас с ним будет бродить так много народу.

Решив наконец-таки прояснить ситуацию, я покинул свой «наблюдательный пункт» и, пересекши театр, подошел к Спиро. Он, по мере того как я к нему приближался, неотрывно пялился на меня, что меня в конце концов очень сильно разозлило.

– Игра закончена, – сказал я, подойдя к ступени, на которой сидел Спиро. – Вам придется объяснить мне, кто вы такой и какова ваша роль во всем этом фарсе, а иначе я сообщу полиции обо всем, что сейчас происходит.

Спиро ничего не ответил. Сквозь его темные очки я сумел, как мне показалось, разглядеть, что он смотрит мне прямо в глаза. Не выдержав, я схватил его за руку, чтобы дернуть за нее и тем самым заставить его заговорить.

Однако едва я дернул его за руку, как произошло нечто совершенно неожиданное: этот грек подался всем телом вперед и свалился на ступень, находившуюся ниже, а затем его тело, свалившись и с этой ступени, распласталось на краю арены.

У него, как у быка после последнего удара тореадора, из спины торчала рукоятка ножа.

16

Это убийство, совершенное прямо среди бела дня, поставило меня прямо-таки в критическое положение. Если я не покину Албанию уже в ближайшее время, меня в конце концов постигнет судьба Спиро – или же полиция обвинит меня в совершении данного убийства.

Когда я вернулся к ожидавшим меня таксисту и Эльзе, таксист все еще читал газету, а Эльза крепко спала.

– Вы уже все осмотрели? – удивился таксист. – Чтобы обойти все в Бутринте, нужно не менее двух часов, а вы пробыли там… – он взглянул на часы на щитке приборов своего автомобиля, – всего лишь тридцать пять минут!

– Я это знаю, но меня очень сильно беспокоит состояние моей супруги, – возразил я, для пущей убедительности легонько целуя Эльзу в губы. – Мы едем обратно в Саранду. Я хочу, чтобы ее осмотрел врач.

Когда такси снова покатилось по тряской дороге, Эльза, не открывая глаз, тихонько сказала:

– Ты украл у меня поцелуй.

– А у меня украли мой покой. Нам нужно уехать из Албании, а иначе я тут рехнусь…

Когда мы вернулись в отель и зашли в свой номер, Эльза тут же разлеглась на кровати. К ней вернулся ее обычный цвет лица. Хотя день сегодня был не особенно жарким, она, похоже, стала жертвой теплового удара.

– Не понимаю, как тебе могло стать дурно в легковом автомобиле после того, как ты благополучно перенесла многочасовую тряску в автобусе, – сказал я, рассказав ей сначала о том, что произошло со Спиро.

Эльза вскоре крепко уснула – как будто та отчаянная ситуация, в которой мы оказались, лишила ее последних сил.

Поскольку Эльза была худощавой и занимала довольно мало места на кровати, я стал раскладывать на оставшемся свободном месте имевшиеся у меня карты Таро. У меня теплилась надежда, что это поможет мне собраться с мыслями.

Раскладывая карты из деревянной шкатулки рядом с теми картами, которые мне передали в отеле «Каония», я напряженно размышлял над тем, что же они все вместе означают. Первые четыре из них могли являться каким-то зашифрованным сообщением или же символизировать персонажей всего этого фарса, а вот понять смысл остальных семнадцати было довольно-таки трудно.

Тем не менее, разложив их согласно номерам, я заметил одну важную деталь, которая раньше ускользала от моего внимания: отсутствовала карта между картами «Повешенный» и «Умеренность» – двумя явно антагонистическими понятиями.

И эта отсутствующая карта была картой номер XIII.

Решив для себя, что пресловутый миллионер является – или являлся, если им был Спиро – человеком, подверженным каким-то навязчивым идеям, я собрал все эти карты в одну колоду и связал ее резинкой, а затем отправился принимать душ. Однако не успел я дойти до ванной комнаты, как раздался стук в дверь, и с другой ее стороны послышалось – зловещее для меня – слово:

– Полиция.

Когда я поворачивал ключ в замке, чтобы отпереть дверь, на моих ладонях выступил холодный пот. У меня промелькнул в мозгу наихудший вариант развития событий: какие-то случайные свидетели сообщили в полицию, что прямо перед тем, как Спиро рухнул замертво наземь, с ним разговаривал я, причем разговаривал в довольно надменной форме. В глазах случайного свидетеля я вполне мог являться тем самым человеком, который всадил в спину Спиро нож. Затем на меня «повесят» еще и два обнаруженных в Тиране трупа – а может, даже и не два, а больше, если за последнее время добавились какие-нибудь новые трупы.

Когда я наконец-таки открыл дверь, за ней, к моему удивлению, стояла молодая девушка в полицейской форме, которая сообщила мне самую радостную из всех возможных новостей.

– Главное управление полиции возвращает вам ваш паспорт, – сказала она, протягивая мне паспорт, который я принял из ее рук, словно слиток золота. – Его привез полицейский, приехавший утренним автобусом.

С добрый десяток раз сказав этой девушке «Спасибо!» и затем попрощавшись с ней, я закрыл дверь и, ликуя, разбудил Эльзу, чтобы сообщить ей об этом радостном известии.

– Все, едем домой. Меня, слава богу, не заподозрили в причастности к совершенному в Бутринте убийству. Но вот что мне непонятно – так это как полицейские узнали, что я остановился именно в этом отеле.

– Хотя мы показали дежурному администратору только мой паспорт, он, видимо, записал в журнал регистрации постояльцев и мою фамилию, и твою, – объяснила, зевая, Эльза. – Кроме того, не настолько много в Албанию приезжает иностранцев, чтобы полиции было трудно тебя найти… Мы поедем в Тирану опять на автобусе?

В тоне ее голоса чувствовалось прямо-таки разочарование оттого, что наши приключения на этом и заканчиваются.

– Нет, придумаем что-нибудь получше. Насколько я знаю, в семь часов из Саранды отплывает судно, идущее на остров Керкира. Мы могли бы переночевать на этом острове, а наутро отправиться по морю в Афины. Оттуда будет нетрудно улететь на самолете в Барселону.

Не дожидаясь, что скажет Эльза по поводу моего плана – одобрит она его или нет, – я стал наполнять ванну, чтобы купанием в горячей воде отметить возвращение мне свободы действий.

Заставляя гель вспениться под струей горячей воды, я вспомнил о своем опустевшем доме, и меня тут же охватила тоска. Меня отнюдь не приводила в особый восторг перспектива начать ничем не примечательную жизнь оставшегося в одиночестве мужчины, зарабатывающего на жизнь уроками английского языка. В моей душе все еще клокотала обида на Айну за то, что она от меня ушла, и, наверное, я был поэтому почти даже готов и дальше пребывать в обществе Эльзы – лишь бы только не чувствовать себя брошенным всеми неудачником.

Садясь в ванну, полную пены, я мысленно сказал сам себе, что у меня в любом случае нет никакого выбора. Албания едва не стала для нас с Эльзой смертоносной ловушкой. Возможно, она стала таковой для пресловутого миллионера, и ему теперь уже не удастся дожить до катастрофы, которая, если верить предсказанию, должна произойти в 2013 году.

Едва я об этом подумал, как, приподняв голову, увидел на потолке надпись, от которой у меня едва не перестало биться сердце. Пока мы с Эльзой ездили в Бутринт, кто-то проник в наш номер и написал на потолке в ванной толстым красным фломастером следующие слова:

Где находится Кинопс?

Я целую минуту сидел, как окаменевший, будучи не в силах отвести взгляд от этого вопроса, который я теперь задавал себе уже и сам. Этот чертов миллионер был, по-видимому, все еще жив, и он снова – возможно, при помощи кого-нибудь из обслуживающего персонала отеля – попытался подцепить нас на крючок.

– Иди посмотри вот на это, – позвал я громким голосом Эльзу.

Когда уже раздались ее приближающиеся шаги, я вдруг заметил, что пена на поверхности воды довольно быстро тает, а потому я добавил в ванну геля и поболтал в воде рукой, чтобы он вспенился и получше скрыл мое голое тело.

Эльза оперлась о край ванны и с лукавым видом спросила:

– Хочешь, чтобы я потерла тебе спину? Или чтобы я залезла к тебе в ванну?

– И то, и другое, однако позвал я тебя сюда отнюдь не за этим. Посмотри на потолок.

Взглянув вверх, Эльза удивленно вскрикнула, а затем сказала:

– Ну, уже только за то, что этот вопрос кому-то удалось написать вот здесь, на него стоит попытаться ответить.

– Чтобы нас убили?

– Он уже давно бы это сделал, если бы только захотел, – возразила Эльза. – Раз уж ему удалось проникнуть в наш номер в наше отсутствие, то он точно таким же способом мог бы проникнуть в него, когда мы спали, и перерезать нам горло.

– Ты говоришь так, как будто Кинопс приходил сюда лично. По-твоему, это он совершил все те преступления? – спросил я, снова начав взбивать пену.

– Не знаю. Но в любом случае, он, похоже, хочет, чтобы мы с ним встретились.

– Если бы хотел, то сообщил бы нам, где он находится.

– Он, возможно, и в самом деле это сделал, а мы этого не заметили, – возразила Эльза, продолжая разглядывать сделанную красным фломастером надпись. – Ты разве не слышал поговорку о том, что ответ на вопрос зачастую содержится в самом этом вопросе?

17

Собрав свои чемоданы и рассчитавшись за проживание в отеле, мы пошли по пляжу в направлении порта Саранды. Если я не ошибался, менее чем через час из этого порта отправлялось судно в Грецию. Однако сначала нам предстояло пройти таможню.

Мне было уже даже жаль расставаться с этим маленьким курортным городишком, в котором по-прежнему надрывались неугомонные громкоговорители.

В том месте, где заканчивался пляж, мы поднялись по ступенькам, ведущим к одной из боковых улочек. Там находилось греческое бюро путешествий, в котором продавали билеты тем, кто не являлся гражданином Албании, и желал уехать из этой страны. Нас стал обслуживать пожилой мужчина с обгоревшей на солнце кожей: он очень внимательно осмотрел наши паспорта, а затем выписал билеты и протянул их нам. С билетами и паспортами в руках мы отправились на контрольно-пропускной пункт, на котором наши документы должны были проверить еще раз.

Промыкавшись четверть часа на терминале, мы наконец-таки поднялись на борт современного судна на подводных крыльях. Я, узнав там некоторых из туристов, которых видел в Бутринте, внутренне ужаснулся, но затем, правда, успокоился, заметив, что на нас с Эльзой никто из них не обращает ни малейшего внимания.

Когда на судне включились турбины, и оно начало поворачиваться, чтобы затем взять курс на Грецию, я мысленно сказал сам себе, что мы, слава богу, спасены. Я тогда не знал, что самое жуткое из этой череды злоключений еще ждет меня впереди.


Когда Саранда осталась уже далеко позади нас и мы достигли нейтральных вод, из громкоговорителей вдруг раздалась одновременно и довольно неожиданная, и многозначительная для меня музыка. Это была песня «Flow my tears»[17]произведение Джона Доуленда, которое я слушал в его современной интерпретации во время своей роковой поездки в Херону.

Про эту песню когда-то давно сказали, что она является своего рода гимном меланхолии. Похоже, она таковой до сих пор и оставалась, потому что, едва зазвучали первые строки, сидевший неподалеку от меня светловолосый патлатый парень стал со страдальческим выражением лица писать авторучкой какое-то письмо, не обращая внимания на довольно сильную качку. Он, наверное, мучился от неразделенной любви.

Все больше удаляясь от подстерегавших меня в Албании опасностей на курсирующем между двумя средиземноморскими портами судне, я невольно засомневался, а не было ли какого-нибудь скрытого смысла в том, что мне именно сейчас довелось еще раз услышать эту песню Доуленда. Данное совпадение являлось, наверное, как раз тем, что Юнг называл «синхроничностью».

Эльза, выйдя на палубу, стояла там, покуривая сигаретку, и я, воспользовавшись этим, достал из чемодана «Введение в психологию Юнга» и нашел главу, посвященную синхроничности – понятию, над которым Юнг работал вплоть до своей кончины в 1957 году.

Синхроничность имеет место тогда, когда два косвенным образом связанных, но не зависящих друг от друга события происходят в одно и то же время и в одном и том же месте – например, когда нам вспоминается какой-нибудь старый друг, и тут вдруг он звонит нам по телефону. Для Юнга между подобными двумя событиями существует одновременно и тесная, и непонятная связь. Она – своего рода пружина, которая воздействует на случайные события, не являясь при этом причинно-следственной связью.

При описании выдвинутых Юнгом положений относительно синхроничности как определяющего фактора беспричинной связи между событиями в книге приводились в качестве примера два случая, с которыми Юнг столкнулся в своей терапевтической практике и о которых рассказал от первого лица – «Золотой жук» и «Стая птиц». Я с интересом прочел о первом из них:

Молодой пациентке в ключевой момент ее лечения приснилось, что ей дарят золотого жука. Когда она рассказывала мне об этом сне, я сидел спиной к закрытому окну. И вдруг позади меня раздался такой звук, как будто что-то легонько ударилось в окно. Я обернулся и увидел с другой стороны окна какое-то летучее насекомое, которое билось в оконное стекло, я открыл окно и поймал это насекомое. Это было чем-то похожее на золотого жука насекомое из семейства пластинчатоусых листоедов, которое водится в наших широтах, а именно золотистая бронзовка, Cetonia aurata. Жук этот, похоже, вопреки своему обычному поведению, почему-то почувствовал необходимость проникнуть в темную комнату именно в этот конкретный момент.

Во втором примере речь шла о супруге одного пациента, которая рассказала Юнгу, что и в момент смерти ее бабушки, и в момент смерти ее матери к окнам и той, и другой слетелось очень много птиц.

Подобное явление – возможно, именно оно вдохновило Альфреда Хичкока на создание фильма «Птицы» – было отнюдь не редким.

Когда курс лечения ее мужа уже почти закончился, у него стали проявляться легкие симптомы, которые я отнес к сердечной недостаточности. Я передал его соответствующему специалисту, который после первого же медицинского осмотра этого пациента сообщил мне в письменном виде, что не обнаружил у него ничего такого, что могло бы вызывать беспокойство. Когда мой пациент шел после приема у этого специалиста домой, он ни с того ни с сего рухнул наземь прямо посреди улицы. Когда его – еле живого – принесли к нему домой, его жена уже в течение некоторого времени испытывала страх и беспокойство, потому что вскоре после того, как ее муж ушел к врачу, к их дому слетелась целая стая птиц… Я сразу же вспомнил об аналогичных случаях, которые произошли при смерти бабушки и матери этой женщины, и со страхом подумал, что произойдет непоправимое.


Заметив появившийся из-за линии горизонта греческий остров, я закрыл эту книгу, от чтения которой мне становилось не по себе, и положил ее в чемодан.

Затем я вышел на палубу. Эльза стояла там, опершись на поручни, и с апатичным видом смотрела на прибрежную полосу острова Керкира. Сумерки уже начали окутывать этот остров, словно золотисто-серое полупрозрачное одеяло.

Внезапно налетевший на судно влажный соленый ветер заставил меня застегнуть все пуговицы на пиджаке, и, делая это, я невольно нащупал пальцами сквозь пиджак лежавшие в его внутреннем кармане карты Таро, и вспомнил, что, когда я раскладывал их на кровати, я заметил отсутствие карты номер XIII. Именно в этом, возможно, и заключалось настоящее послание нам от Кинопса относительно того, что нас ждет.

– Ты знаешь, как называется карта Таро номер тринадцать? – спросил я у Эльзы, не объясняя ей, почему у меня возник подобный вопрос.

– Ну конечно, знаю, – ответила она. – «Смерть».

Волхв с ocтрова Патмос

1

По сравнению с тоскливым аскетизмом Албании Керкира показалась мне островом, погрязающим в небывалой роскоши.

Пройдя довольно нудную процедуру пересечения греческой границы, мы оказались в городе, похожем на один огромный рынок с беспрерывно тянущимися торговыми рядами. На улицах с архитектурой венецианского стиля за одним магазинчиком сразу же начинался другой, и во всех в них туристам предлагалось по довольно высоким ценам всевозможное барахло – футболки, открытки, бутылочки с оливковым маслом, мыло… В предвкушении разгара туристического сезона местные торговцы завалили витрины своих лавочек бессметным множеством различных сувениров и прочих безделушек.

Эльза из всего этого многообразия выбрала и купила две тонкие свечи из оранжевого воска и иллюстрированный справочник по православной иконографии. У меня мелькнула мысль, что страсть к различным диковинкам передалась ей, наверное, от отца.

Найдя себе место для ночлега – такое, чтобы на этот раз можно было спать каждому на отдельной кровати – и побродив в течение довольно долгого времени по улицам, мы уселись поужинать на открытой площадке таверны и заказали бутылку рецины – кисловатого греческого белого вина – и парочку салатов. Завтра утром нам предстояло вылететь на самолете в Афины.

Отхлебнув вина из своего бокала, я посмотрел на небеса и поблагодарил их за то, что мне удалось выбраться из всех обрушившихся на меня передряг живым.

– Когда я смотрю, задрав голову, на звезды, у меня кружится голова, – сказала Эльза, разламывая брынзу на мелкие кусочки. – Мне кажется при этом, что я вишу вниз головой и могу упасть в космос.

– Это может показаться странным, – ответил я, – но у меня было именно такое ощущение в последний вечер перед моим отъездом из дому, в этом, наверное, есть что-то общее.

– Ничего общего в этом нет. Окружающая нас действительность – это всего лишь иллюзия, сказка, которую мы придумали для того чтобы все мы, люди, могли чувствовать себя в безопасности. Если у тебя возникало подобное ощущение, а впоследствии – то есть сейчас – я рассказала тебе про нечто похожее, то, значит, это ощущение возникало у тебя потому, что у тебя было видение, связанное с тем, что произойдет в будущем. Будущее проскользнуло тогда через трещинку в настоящее, и в данном конкретном случае этим будущим была я.

– Ты рассуждаешь как-то непонятно. Ты и в самом деле во все это веришь?

– Не только в это, но и во многое другое. Ты разве не знаешь, что память может функционировать не только в сторону прошлого, но и в сторону будущего? По-моему, в книге «Алиса в Зазеркалье» кто-то говорит, что если память работает только в сторону прошлого, то это плохая память. Мне кажется, гораздо интереснее помнить о событиях, которые произойдут в будущем.

– Юнгу было бы очень интересно с тобой познакомиться, – сказал я, вспомнив о тех рассказанных Юнгу двумя женщинами случаях, о которых я прочел во «Введении в психологию Юнга». – Я уверен, что благодаря общению с тобой у него в мозгу возникла бы далеко не одна научная гипотеза.

– Этот тип нес всякую ахинею уж куда побольше, чем я. Для меня он – всего лишь сумасшедший, который нашел своему сумасшествию полезное применение, в результате чего его стали считать ученым.

Мне подумалось, что рецина, похоже, уже возымела свое воздействие на Эльзу, раз уж ее – обычно молчаливую и даже иногда угрюмую – сейчас вдруг пробило на несвойственную ей словоохотливость. Разговаривая со мной и поедая салат, она время от времени почему-то прикасалась пальцами к купленному ею справочнику по иконографии – как будто бы проверяя, лежит ли тот все еще здесь.

– А вообще-то Юнг в силу своего умопомрачения время от времени выдавал какую-нибудь гениальную идею, – продолжала Эльза. – Как, например, идею о существовании коллективного подсознания.

– Или о синхроничности, – поддакнул я Эльзе.

– Или об аниме и анимусе.

– А что это? – спросил я.

– Это составная часть его теории архетипов, дающая объяснение тому, почему люди друг в друга влюбляются, и основанная на идеях, выдвинутых еще Платоном в его знаменитом диалоге «Пир». Знаешь, откуда пошло выражение «моя вторая половинка»?

– Мне кажется, знаю, – ответил я, вспомнив одно из занятий в университете. – Если я не ошибаюсь, Платон разглагольствовал в диалоге «Пир» о первоначальном мире, в котором люди обладали такой великой силой и мощью, что даже задумали поднять восстание против богов. Чтобы заставить их потерять свою силу, верховный бог Зевс расколол каждого из них ударом молнии надвое и затем разбросал эти половинки по всему свету. С тех самых пор две половинки скитаются в поисках друг друга.

– Ну что ж, ты ответил на этот экзаменационный вопрос правильно, – сказала Эльза, снова наполняя свой бокал. – Юнг выдвигал такой же тезис, но только преподносил его несколько иначе. Он считал, что – по крайней мере, в мире гетеросексуалов – притяжение возникает в результате поиска анимы или анимуса. Анима – это бессознательное женское, имеющееся в коллективном подсознании мужчин, а анимус – это бессознательное мужское, имеющееся в коллективном подсознании женщин. Когда мы влюбляемся, это происходит потому, что мы нашли вторую половинку от той – мужской или женской – половинки, которая имеется в каждом из нас. Этим объясняется и то, почему мы теряем способность влюбляться по мере того, как стареем.

– Я с этим не согласен. Какое вообще отношение могут иметь к этому анимус и анима?

Эльза, прежде чем ответить, опустила голову и посмотрела на меня сквозь стекло своего стакана. Затем она сказала:

– Мужчина, который ищет свою женскую половинку в женщинах, и женщина, которая ищет свою мужскую половинку в мужчинах, пытаются наполнить свой внутренний бокал. Рано или поздно наступает момент, когда человек уже приобрел достаточно опыта с противоположным полом для того, чтобы для его анимы – или, соответственно, анимуса – наступило пресыщение. И тогда у него уже нет необходимости в том, чтобы влюбляться.

– В теории, может быть, и так, – сказал я, – а вот на практике есть люди, которые попросту не могут не влюбляться. Они всю жизнь живут в этом отношении на полную катушку, и у них никогда не наступает пресыщения.

– Значит, в их бокале есть трещинка, а потому, даже если они и встретят свою аниму или своего анимуса, их бокал никогда не наполнится, поскольку через эту трещинку из него все вытекает, и как бы они не впитывали в себя противоположный пол, они все равно остаются пустыми.

– Неплохая аргументация. Сама придумала или позаимствовала у Юнга?

– Сама, – с гордостью заявила Эльза. – Несмотря на всю сумбурность моего мышления, у меня в мозгу иногда бывают просветления. За примерами далеко ходить не надо – я только что разгадала тайну Кинопса.

Видимо, чтобы подержать меня в напряжении, Эльза категорически отказалась сообщать мне, в чем же заключается эта тайна, до того момента, пока мы не вернемся в отель, и принялась без умолку рассказывать о тех временах, когда она жила в Нью-Йорке. Там она, по ее словам, натолкнулась на сеть так называемых «печальных клубов». Они представляли собой заведения, посещаемые белокожей публикой, одетой во все черное – этих людей за глаза называли «туберкулезными меланхоликами» – и собирающейся для того, чтобы «плакаться друг другу в жилетку» и совместно планировать самоубийства.

Я легко во все это поверил, потому что мне и раньше рассказывали о существующих в Нью-Йорке ресторанах для мазохистов, в которых официанты всячески измываются над клиентами и в конце концов заставляют тех есть, сидя в клетках. Я рассказал об этих ресторанах Эльзе, и она, на пару минут задумавшись, затем сказала:

– Знаешь, что я обо всем этом думаю? В тот день, когда пороки богачей станут доступными для большинства других людей, наступит конец света.

Когда мы, плотно поужинав и выпив при этом полторы бутылки вина, вышли на улицу и побрели по направлению к своему отелю, Эльза взяла меня за руку и начала напевать песенку женщины-призрака из Хероны. Я ее терпеливо слушал, размышляя над тем, а не является ли заявление Эльзы о том, что она раскрыла тайну Кинопса, всего лишь ее попыткой создать интригу и тем самым сделать этот вечер более интересным.

Наш приезд в Грецию, похоже, оживил в ней ее склонность к различным провокационным действиям, которую я заметил еще тогда, когда находился у нее дома, потому что, едва мы зашли в свою комнату и закрыли за собой дверь, как она тут же попыталась заставить меня подчиняться каким-то ее нелепым прихотям.

– Если хочешь узнать тайну Кинопса, – заявила мне она, – тебе сначала придется раздеться догола и лечь на кровать. Я буду выступать в роли жрицы, а ты должен будешь делать только то, о чем я тебя попрошу. Договорились?

Произнеся эти слова, она зажгла свечи, расставив их с обеих сторон одной из имеющихся в номере двух одноместных кроватей, и погасила электрическое освещение. Комната наполнилась тусклым золотистым светом.

– Ну, и чего ты ждешь? – с требовательным видом посмотрела на меня Эльза.

Затем она зашла в ванную, оставляя меня в комнате одного.

Царивший в комнате полумрак снизил мою стыдливость, а желание узнать, чем же это все закончится, принудило меня без колебаний стащить с себя одежду, в которую я облачился, уезжая из Саранды. Разлегшись голым на кровати, я вдруг почувствовал себя абсолютно беззащитным.

Сладковатый запах плавящегося воска придавал окружающей меня действительности одновременно и интимный, и мистический вид.

Я пролежал неподвижно пару минут, слыша, как колотится мое сердце. Затем открылась дверь ванной, и появилась Эльза, так плотно обернувшая себя куском тонкой материи, что та казалась ее второй кожей.

– Настал момент для ничем не прикрытой правды, – сказала она, стоя передо мной, словно древнегреческая богиня, и разглядывая мое тело.

– Единственный, кто здесь совсем ничем не прикрыт, – это я. Что это ты на себя нацепила? И где ты это взяла?

– Я привезла эту материю с собой. Я использую ее в качестве простыни, когда куда-нибудь еду летом.

– А для меня чего-нибудь подобного не найдется?

– Тебе это не нужно, – возразила Эльза с коварной улыбкой. – Я хочу рассмотреть тебя обнаженным, чтобы понять, достоин ли ты того, чтобы узнать тайну Кинопса.

– Тайну Кинопса… – пробормотал я, чувствуя едва ли не разочарование оттого, что мы вернулись к этой теме. – Ты имеешь в виду тот вопрос, который был написан на потолке в ванной?

Эльза в ответ утвердительно кивнула.

– Ты сказала, что ответ заключен в самом этом вопросе, – напомнил я, пытаясь подавить начинающее охватывать меня возбуждение. – Ты нашла этот ответ? Где скрывается этот прохиндей?

– Я скажу тебе об этом только в том случае, если ты пообещаешь мне, что отправишься вместе со мной в его логово.

– А с какой стати я стану это делать? Я не хочу совать свою голову в пасть волку, чтобы меня постигла такая же участь, какая постигла Спиро и Кору. Да и тебе лучше позабыть обо всей этой истории и вернуться домой.

– Не спрашивай, почему, но я не могу этого сделать, – с удрученным видом сказала Эльза. – Мне необходимо узнать, кто такой этот Кинопс, и встретиться с ним лицом к лицу.

– Чтобы получить обещанное вознаграждение?

– Вознаграждение для меня сейчас – дело десятое, однако Кинопс наверняка осыплет тебя деньгами только за то, что ты явишься к нему на встречу, и об этой встрече не будет знать никто, кроме самого Кинопса и нас с тобой.

– Мне кажется, ты знаешь намного больше всего того, что ты мне до сего момента рассказала, – сказал я.

Эльза сделала два шага по направлению ко мне. Запах возбуждающих духов этой – кажущейся в свете свечей золотистой – Венеры проник в мои ноздри, и я почувствовал, что еще чуть-чуть – И Я уже не смогу совладать со своим телом.

– Что я знаю – так это в каком именно месте он нас ждет, – заявила Эльза. – Если тебе страшно, можешь возвратиться завтра в Барселону, а я собираюсь дойти до самого конца.

– Для этого придется вернуться в Албанию? – настороженно спросил я.

– Вовсе нет, – рассмеялась Эльза. – Нам даже не придется покидать Грецию. Но пока что я тебе ничего больше не скажу. Ну так что, я могу на тебя рассчитывать?

Я несколько секунд посомневался, а затем, поддавшись желанию разгадать эту головоломку и поучаствовать в чем-то сумасбродном, дал самый что ни на есть глупый в данной ситуации ответ:

– Да.

Эльза, как будто прозвучавшее коротенькое слово было каким-то могущественным заклинанием, тут же сбросила с себя свою «простынь» и предстала предо мной в обнаженном виде. Поскольку я смотрел на нее спереди и снизу, мне ее тело показалось еще более стройным и соблазнительным.

– Ну, раз уж ты теперь со мной, – заявила она, осознав, что победила, – я стану твоей анимой, а ты станешь моим анимусом.

Навалившись на меня сверху и тем самым наполняя меня неудержимым желанием, она добавила:

– Или же скажем по-другому – я позволю тебе наполнить мой бокал.

2

Тайна Кинопса так и оставалась для меня все еще нераскрытой даже и тогда, когда мы прибыли в афинский аэропорт «Элефтериос Венизелос». Там Эльза потащила меня к терминалу, с которого должен был вылететь самолет ближайшего рейса.

Хотя я прошедшей ночью и переспал с ней, она, поднявшись утром с кровати, стала вести себя так, как будто между нами абсолютно ничего не произошло: она, как и раньше, то говорила что-то странное, то ни с того ни с сего на некоторое время замолкала. Я же, безуспешно пытаясь найти для себя в подобной ситуации какую-нибудь четкую линию поведения, ограничился лишь тем, что, соблюдая данное мною Эльзе обещание, предоставил ей самой решать, куда мы теперь полетим.

Оказавшись уже в кафе в зале вылетов, я все же поинтересовался, а какой вообще конечный путь у этого нашего, так сказать, путешествия.

– Мы направляемся на Самос – греческий остров неподалеку от побережья Турции, – сообщила мне Эльза, глядя на свои малюсенькие наручные часы.

– А на основании чего ты полагаешь, что Кинопса нужно искать именно в тех местах?

– У меня нет в этом ни малейших сомнений, – сказала Эльза, вытаскивая из своего чемодана справочник по иконографии. – Я узнала об этом, просмотрев вот эту книгу.

Она открыла справочник на странице, на которой имелись фотографии нескольких икон из пещеры Апокалипсиса. На одной из них была изображена сцена противоборства святого Иоанна Богослова со жрецом Аполлона на острове Патмос. Этот жрец, судя по примечанию в нижней части страницы, был волхвом, известным под именем Кинопс.

– Святой Иоанн при помощи молитвы не позволил Кинопсу вынырнуть из моря после того, как тот нырнул в него с берега острова Патмос там, где сейчас находится порт Скала, – пояснила Эльза, – и волхв превратился в скалу. Эта скала существует и доныне. Я сегодня утром порылась в Интернете и не нашла в нем никаких упоминаний о Кинопсе, кроме тех, в которых о нем говорится как о волхве с острова Патмос.

Сделанный Эльзой вывод казался вполне логичным. Если на острове Патмос в порту Скала есть даже скала с таким названием, то на вопрос «Где находится Кинопс?» мог иметься лишь один-единственный ответ: на острове Патмос.

– Но если он ждет нас там, то почему же мы летим на Самос? – спросил я.

– Да потому, что на Патмосе нет аэропорта. Это очень маленький остров. Его население – всего лишь две с половиной тысячи человек. Мы прилетим на самолете на Самос, а оттуда отправимся по морю на Патмос.

– Как и святой Иоанн, когда его изгнали из Эфеса, – сказал я, вспомнив о том, что мне рассказывали на занятиях по религиоведению. – Его же вроде бы сослали на Патмос, и он обосновался там в пещере, где затем и написал свой Апокалипсис, да?

– Что-то вроде того.


Самолет компании «Эгейские авиалинии» вылетел в 12 часов 25 минут, и весь полет должен был длиться около часа.

Слегка взбодрившись после второго завтрака на борту самолета, я покосился краем глаза на Эльзу. Хотя она по-прежнему оставалась для меня загадкой, после проведенной в ее жарких объятиях ночи она стала казаться мне самой привлекательной женщиной на свете. Она же, похоже, в данный момент интересовалась лишь облаками, сквозь которые мы пролетали, направляясь на остров в восточной части Эгейского моря. Весь остальной мир для нее на некоторое время перестал существовать, а вместе с ним для нее перестал существовать и я. Словно в подтверждение этому, когда я положил свою ладонь на ее ладонь, она ее поспешно отдернула – как будто мое прикосновение было для нее неприятным.

Если бы на месте Эльзы находилась какая-нибудь другая женщина, подобный поступок меня бы обидел, однако в Эльзе, хотя она и оставалась для меня загадкой, я все же кое-что понял: она была подобна тому юноше, который жил под изолирующим колпаком. Ее отделяла от окружающего мира невидимая стена. Во что она влюбилась в Ходе Любиче – так это во все то, что делало его бесконечно одиноким.

Я взял справочник по иконографии, чтобы почитать в его конце приложение, посвященное святому Иоанну и волхву с острова Патмос. Я надеялся, что эта история поможет мне заметить какой-нибудь новый аспект, относящийся к письмам Юнга и к тому таинственному человеку, которому они попали в руки.

В 95 году н. э. святого Иоанна по распоряжению римского императора изгнали из Эфеса. Иоанна обвинили в распространении ложных вероучений и дискредитации официальной религии Римской империи, и император Домициан решил сослать его на остров Патмос, где на Иоанна впоследствии снизошло божественное откровение о конце света.

Когда его привезли на этот остров в Эгейском море, с него сняли оковы по распоряжению римского наместника Лаврентия, узнавшего о чуде, которое совершил этот апостол: он при помощи молитвы спас от верной смерти юношу, когда тот во время сильной бури упал в море. Вскоре святой Иоанн начал заниматься духовной деятельностью, поскольку ему довелось изгнать бесов из Мирона, тестя римского наместника, после чего все близкие родственники наместника решили обратиться в христианскую веру, и святой Иоанн их крестил.

Жрецы храма Аполлона, однако, не увидели ничего хорошего в том, что власть имущие их острова отреклись от официально признанной религии и обратились в новую веру. Намереваясь воспрепятствовать распространению этой веры, жрецы отправили к святому Иоанну волхва по имени Кинопс, чтобы тот дискредитировал апостола, продемонстрировав свои сверхъестественные способности.

Чтобы выполнить это, Кинопс прибег к своему наиболее эффектному трюку, заключавшемуся в том, что он бросался в море, а затем резко всплывал на поверхность таким образом, как будто его толкала снизу какая-то сверхъестественная сила.

Волхв успешно справился со своей задачей, поскольку он, ныряя в море, появлялся затем из воды вместе с призраками недавно умерших жителей острова, и, убедив таким образом присутствовавших при этом людей в своем могуществе, он призвал их напасть на святого Иоанна. Толпа его послушалась, и апостола избили до полусмерти.

На следующее утро, однако, святой Иоанн опять решил потягаться с Кинопсом. На этот раз он помолился о том, чтобы волхв, нырнув в море, не смог вынырнуть из него, и море, разверзшись, словно бездонная пропасть, навеки поглотило волхва. Согласно легенде, он стал скалой в порту Скала.

Жители острова Патмос, безрезультатно прождав в течение трех дней, когда же Кинопс вынырнет из воды, в конце концов признали победу святого Иоанна и обратились все в христианство.

Прочитав это, я мысленно спросил сам себя, а какой смысл мог заключаться в том, чтобы воплощаться в этого персонажа через две тысячи лет после его гибели. Может, наш пресловутый миллионер являлся противником христианской веры и пытался противодействовать ей при помощи философии Юнга? И какую роль играл во всем этом 2013 год?

Было невозможно не усмотреть связи между Апокалипсисом святого Иоанна, представлявшим собой, в сущности, предсказание того, каким образом будет происходить конец света, и годом, упомянутым Юнгом и Каравидой. Вероятно, этот новый Кинопс был всего лишь чокнутым мистиком, пытавшимся увязать друг с другом события, которые должны произойти при Апокалипсисе, и дату начала этих событий. Остров Патмос, по-видимому, казался ему наиболее подходящим местом для того, чтобы встретить приближающийся конец света.

Чего я не понимал – так это того, какая роль в этом сумасбродстве отводилась лично мне и почему оно привело к смерти по меньшей мере трех человек. От моего внимания, похоже, ускользнуло что-то очень-очень важное.

Чтобы, наверное, еще больше усилить мое беспокойство, наш самолет, подлетая к Самосу, вдруг начал вибрировать – вибрировать так сильно, что, казалось, он вот-вот развалится на части. Возможно, из-за горного рельефа этого острова над ним образовывались воздушные ямы, и посадка самолета сопровождалась целой чередой резких дерганий вниз, грозивших привести к авиакатастрофе.

Несколько раз едва не рухнув наземь, но сумев при этом все-таки избежать преждевременного контакта с землей, самолет в конце концов приземлился на взлетно-посадочную полосу. Подобное приземление, казалось, было предупреждением о том, что ждет меня и мою спутницу в ближайшем будущем.

3

Когда мы приехали на такси в порт Пифагорион – на этом острове родился Пифагор, – нам сказали там, что ближайшее судно отправится на Патмос лишь завтра утром, а потому пришлось остановиться на ночь в отеле.

Хотя впереди у нас был еще очень долгий день, мы ограничились тем, что расположились в кафе и стали глазеть на проходящих мимо него курортников, большинство из которых составляли немцы пожилого возраста, приехавшие сюда в составе туристических групп.

У пристани пришвартовалось множество маленьких суденышек: на них предлагалось отправиться на экскурсию, в ходе которой, кроме купания и барбекю, обещали еще и научить танцевать сиртаки. Мы с Эльзой без особого энтузиазма посмотрели на то, как возвращаются с таких экскурсий курортники – с раскрасневшимися от палящего солнца и плохого вина лицами, хлопая в ладоши и пританцовывая.

А еще на этом острове постоянно дул ветер.

– Теперь, когда мы находимся уже так близко от Кинопса, – сказал я Эльзе, держа в руках чашку чая, – каким ты его себе представляешь?

– Кого именно – того, который жил в древности, или того, который сейчас называет себя этим именем?

Не дожидаясь, когда я скажу ей то, что она и сама знала, Эльза затянулась сигаретой и ответила на мой вопрос:

– Мне кажется, что чем ближе мы к нему находимся, тем труднее представить себе, как он выглядит. До тех пор, пока мы не увидим его собственными глазами, все, что мы можем о нем предположить, скорее всего, окажется неверным, потому что у Кинопса наверняка имеется латентная мотивация.

– Латентная мотивация? Это что еще за чертовщина?

– Это скрытые причины наших поступков. Они могут быть скрыты не только от окружающих, но и от нас самих. Кинопс заставляет нас думать, что ему нужна твоя помощь для того, чтобы прочитать письма Юнга, однако в действительности он просит помощи в чем-то совсем другом, хотя, возможно, и делает это подсознательно.

– Ты говоришь так, как будто тебе это все очень хорошо известно и понятно, – обеспокоенно покачал головой я. – Почему бы тебе хотя бы разок не начать говорить коротко и ясно, чтобы доходчиво объяснить мне, что тут к чему? у меня такое ощущение, что я во всем этом запутался.

– И запутаешься еще больше, – сказала Эльза, наблюдая за тем, как ветерок развеивает дым ее сигареты. – Тебе придется окончательно запутаться для того, чтобы узнать нечто действительно важное.

– Ты начинаешь разглагольствовать, как апостол. Ты что, от близости к святым местам начала чувствовать себя принадлежащей к числу мессий?

– Кто знает, может, я от близости к этим местам немножко умнею.

– Как бы там ни было, – очень серьезно сказал я, – у меня складывается впечатление, что ты с самого начала скрывала от меня какую-то информацию.

– Только ту, которую было необходимо скрыть, – ответила Эльза, глядя мне прямо в глаза. – Бессмысленно сообщать человеку информацию, правильно воспринять которую он еще не готов. Это лишь причинило бы тебе вред.

– Ты причиняешь мне вред уже тем, что заставляешь ввязываться в эту авантюру с закрытыми глазами. Почему ты так упорно пытаешься мне лгать? Ты наверняка прекрасно знаешь, что ждет нас на Патмосе.

– Я отвечу тебе на это словами, которые как-то раз произнес Фабио Новембре, мой парикмахер в Нью-Йорке. Когда один журналист – такой же настырный, как и ты, – спросил у него, в каких случаях он считал, что ему необходимо соврать, он ответил, что сама идея лжи предполагает, что ты знаешь правду. А это – видение жизни лишь в черном и белом свете. Яркие же личности любят яркие цвета.


После того как мы съели на ужин сувлаки,[18] Эльза ушла в свой номер – на этот раз ей хотелось спать одной, – и я, оставшись наедине со своими невеселыми мыслями, не знал, чем себя занять. После вчерашней волшебной ночи мне снова предстояло изнывать от одиночества.

В десять вечера я лег в кровать, стараясь не думать об окопавшемся на греческом острове прохиндее, с которым мне, возможно, предстояло встретиться уже на следующий день, у меня даже не возникло желания заглянуть в мини-бар. Посмотрев новости, я выключил телевизор и, растянувшись на кровати, принялся за чтение справочника по иконографии.

Еще перед тем, как Эльза ушла спать, я выпросил у нее этот справочник, потому что в расположенных в его конце приложениях рассказывалось о пещере святого Иоанна, а это могло дать мне какие-нибудь важные подсказки относительно Кинопса. В этих приложениях, в частности, сообщалось, что на святого Иоанна снизошло божественное откровение, описывающее предстоящий конец света, в одной из пещер, в которой он спал, используя в качестве подушки камень. Он находился там со своим учеником, которому и надиктовал все то, о чем узнал из снизошедшего на него откровения.

Господь вещал Иоанну через три расщелины в потолке пещеры, которые, как счел апостол, символизировали Святую Троицу. Через эти трещины в земных недрах ему была продиктована самая загадочная и зловещая часть Священного Писания.

Я прочел с нарастающей тревогой ту часть Апокалипсиса, в которой святой Иоанн объяснял, как на него начало снисходить божественное откровение:

«Я слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний; то, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам, находящимся в Асии: в Ефес, и в Смирну, и в Пергам, и в Фиатиру, и в Сардис, и в Филадельфию, и в Лаодикию. Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и, обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом: глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи его, как пламень огненный; и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в пени, и голос Его, как шум вод многих. Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лицо Его, как солнце, сияющее в силе своей. И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний, и живой; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти. Итак, напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего».

Далее по тексту святой Иоанн сообщал, что в снизошедшем на него откровении ему было сообщено точное число тех, кто спасется, – сто сорок четыре тысячи, я невольно подумал, что такое число сопоставимо с численностью населения небольшого американского города. Это число меня слегка напугало, потому что, если учесть общее число людей на планете, получалось, что геенны огненной избежит лишь один из тридцати пяти тысяч.

Один экзегет[19] как-то раз подсчитал, что, если принять во внимание разницу в численности населения планеты в эпоху святого Иоанна и в настоящее время, то необходимо добавить три нуля к числу тех, кто спасется, в результате чего получится один из тридцати пяти.

Другими словами, спасется только самый лучший ученик из каждого школьного класса.

4

После плавания по морю, растянувшегося из-за сильных ветров аж на два часа, мы прибыли на остров Патмос к середине утра во вторник. Со стороны моря остров казался причудливым по форме большим сухим камнем: на нем, похоже, единственным естественным источником пресной воды были немногочисленные дожди.

После ночи, проведенной в одиночестве в своем гостиничном номере, к Эльзе вернулось хорошее настроение. А вместе с ним – и свойственная ей непринужденность. Сойдя с судна, она взяла меня под руку, и мы отправились завтракать в центральную часть портового городка Скала, где местные жители, как мы заметили позднее, то и дело друг над другом подшучивали.

Эльза была одета в коротенькую футболку и шорты, в которых ее длинные ноги казались еще более длинными, что стало поводом для далеко не одного – произнесенного громким голосом – комментария со стороны слоняющихся по местным базарчикам мужчин. Хотя мы и не понимали, что они говорят, их реплики звучали скорее как комплименты, чем как упреки, несмотря на то что мы находились на острове, считавшемся святым.

Как ни странно, жители острова, на котором впервые стало известно об ужасах конца света, отличались большой жизнерадостностью и, видимо, большой любовью к плотским утехам.

– К чему приводят все предсказания о приближающихся всемирных катаклизмах, – прокомментировала Эльза, когда я рассказал ей об этом – возникшем у меня – ощущении, – так это к повышению интереса людей к земным наслаждениям.

Эти ее слова заставили меня вспомнить о том, как после презентации книги в Хероне, послушав разглагольствования о конце света, несовершеннолетняя публика чуть ли не бегом вывалила на улицу, чтобы побыстрее предаться одному из земных наслаждений – покурить.

– Возможно, эти наслаждения являются единственной реальностью в жизни, которая возникает из ниоткуда и исчезает в никуда, – сказал я, вдаваясь в незатейливую житейскую философию. – Если, конечно, человек не верит в то, что есть и загробная жизнь.

– Те, кто верит в загробную жизнь, еще больше предаются земным наслаждениям, – возразила мне Эльза, – потому что они хотят, чтобы им на том свете было о чем вспомнить.

Ведя подобные разговоры, мы с Эльзой подошли к той части порта, в которой вроде бы и должна была находиться скала с названием «Кинопс». Однако в море ничего не было видно – если не считать покачивающегося на волнах красного бакена. Мы спросили про эту скалу у рослого рыбака, который в этот момент возился на берегу со своими сетями. Вокруг него собралось несколько котов, надеявшихся, что и им достанется какая-нибудь рыбка.

– Эта скала находится прямо вон под тем бакеном.

– Вы хотите сказать, что эта скала – подводная? – спросил я.

– Именно так. В нее ведь превратился волхв, который нырнул в глубину, но так и не смог из нее вынырнуть. Аквалангисты, которые видели эту скалу, говорят, что она по своей форме похожа на человека. Вокруг нее много осьминогов, однако их там никто не ловит.

– А почему? – заинтересовалась Эльза. – Какая на то причина?

– Местные суеверия. Люди говорят, что у осьминогов, которые прикоснулись к этой скале, мясо теряет свой вкус из-за зловредности Кинопса. Он ведь хотя и превратился в подводную скалу, но, тем не менее, остался при этом злонамеренным волхвом.

Рыбак вернулся к своей работе, а я стал размышлять над этими местными легендами. Когда мы с Эльзой уже собрались пойти прочь, я спросил у того же самого рыбака:

– А известно, где жил этот волхв?

Рыбак, похоже, очень сильно удивился такому вопросу, но затем все же ответил:

– Насколько я знаю, он жил на горе, которая находится в южной части острова и называется Генупа.

– Ну вот мы его и нашли, – прошептала мне на ухо Эльза.


Таксисты в городке Скала в это время суток принимали пищу, а потому мы стали коротать время возле небольшой бухточки, к которой вела извилистая каменистая тропинка.

Усевшись на свой чемодан, я стал наблюдать за тем, как Эльза, подойдя босиком к кромке воды, собирает ракушки. Солнце припекало довольно сильно, но у меня вдруг возникло ощущение, что мне нет никакой необходимости куда-либо спешить. После долгих мытарств я наконец-таки оказался в таком месте, из которого мне не хотелось уходить: я спокойненько сидел себе на чемодане возле тихой бухточки, отдыхая и наблюдая за женщиной, в обществе которой скука мне явно не угрожала.

Меня уже абсолютно не интересовал тот пресловутый миллионер с его каббалистическими изысканиями. Я больше не хотел даже и слышать о картах Таро и об архетипах. Мое внимание теперь привлекала лишь эта женщина.

Мне невольно вспомнилось об «аниме» и «анимусе».

Эльза, должно быть, каким-то образом умудрилась прочесть эти мои мысли: она вдруг перестала собирать ракушки и направилась ко мне, расплывшись в широкой улыбке. Подойдя ко мне и крепко меня обняв, она прошептала в мое ухо:

– Сейчас ты меня видишь, но очень скоро я улетучусь, я – сон, который совершенно случайно приснился тебе наяву.

– Подожди, не торопись исчезать, – взмолился я. – я приехал на Патмос отнюдь не для того, чтобы вести себя здесь, как праведник.

Эльза посмотрела на меня порицающим взглядом, а затем крепко поцеловала меня в губы, после чего мы вернулись с ней в городок Скала по все той же самой извилистой тропинке, чувствуя, как налетевший с моря ветерок ерошит нам волосы.

Проходя по одной из улочек, мы увидели бюро по найму квартир, над входом в которое висел лозунг, достаточно однозначно излагавший философию жителей острова: «САМОЕ СВЯТОЕ ЗДЕСЬ – ЭТО ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ». Прямо перед этим бюро стояло такси, за рулем которого сидел и вертел в пальцах сигарету пожилой хиппи в круглых черных очках.

– Может, сначала снимем квартиру, а затем уже отправимся на поиски Кинопса? – спросил я у Эльзы.

– Давай прежде всего выясним, что там есть на этой Генупе, – ответила мне Эльза. – Возможно, у нашего заочного друга имеется особнячок на берегу моря, и он согласится нас в нем приютить.

Хотя у меня и имелись на данный счет определенные сомнения, я, решив не спорить, подошел к таксисту и стал договариваться с ним о том, чтобы он отвез нас на Генупу. Поначалу он не понял, о каком месте идет речь, а потому достал карту острова и стал ее разглядывать, тихонько бормоча себе под нос:

– Генупа, Генупа…

Я, встав с ним рядом, склонился над картой, пытаясь найти на ней нужный нам холм в южной части острова.

Наконец таксист шлепнул себя ладонью по лбу и воскликнул:

– Кинопа! Ты хотел сказать «Кинопа». Гора, в которой есть пещера.

– Ты имеешь в виду пещеру святого Иоанна? – спросил я. – Разве она находится там?

– Нет. Это пещера, в которой жил его враг Кинопс. Поэтому гора так и называется. Там есть часовня. Она высечена в скале. Я могу отвезти тебя туда за тридцать евро. Это далековато.

– Тридцать евро за двоих, – уточнил я, чтобы эта цена не воспринималась как цена за одного пассажира.

– Кого двоих? – удивленно спросил таксист. – Ты имеешь в виду и меня? Я, дружище, водитель!

– Я имею в виду вот эту женщину, – сказал я, уже начиная злиться от подобной фамильярности и поворачиваясь к Эльзе.

Однако Эльза куда-то исчезла.

5

Я с горечью осознал, что Эльза планировала поступить именно так еще с самого начала. То, что она сказала мне возле бухточки, было не кокетством, направленным на привлечение моего внимания, а вполне осознанным намерением: при первой же подходящей возможности она и в самом деле куда-то «улетучилась».

Пока таксист с невозмутимым видом вез меня на своем драндулете вдоль побережья Патмоса, я задавался вопросом, почему Эльза так сильно настаивала на том, чтобы я поехал вместе с ней, если затем она отправила меня в волчье логово одного. Куда она могла подеваться?

Единственное пришедшее мне в голову объяснение заключалось в том, что Эльза являлась одним из агентов Кинопса – как и несчастные Кора и Спиро, – и ее задача заключалась исключительно в том, чтобы притащить меня на этот остров. Сейчас она, возможно, уже готовит мне «прием» вместе со своим шефом, будучи из трех его помощников единственным человеком, которому удалось уцелеть.

Если это мое предположение было правильным, оставалось еще узнать, из кого состояла противоборствующая группировка, то есть группировка, убивавшая всех, кто пытался помочь установить контакт между тем миллионером и мной.

– Вот это и есть Кинопа, – сказал таксист, останавливаясь возле холма, на котором виднелась православная часовня.

– Ты можешь меня здесь немного подождать? – спросил я, надеясь, что присутствие этого типа обеспечит мне хоть какую-то степень безопасности.

– Хорошо, но только недолго.

Как и сказал мне таксист еще перед бюро по найму квартир, имевшаяся на горе Кинопа часовня представляла собой простенький храм, высеченный в скале. Она сейчас была закрыта: на окнах и двери виднелись металлические решетки с висячими замками. Волхв по имени Кинопс, возможно, и жил две тысячи лет назад на этой горе, но вот современный североевропейский миллионер наверняка бы подыскал себе какое-нибудь более комфортабельное место.

И тут мне пришла в голову мысль, что я пока еще не прибегнул к самому древнему из существующих в мире способов узнать о местонахождении какого-либо человека, заключающемуся в том, чтобы попросту порасспрашивать об этом других людей.

Таксист показался мне, в общем-то, не таким уж и плохим типом, и, глядя, как он, прислонившись задом к своей машине, закуривает сигарету, я решил порасспрашивать первым делом его.

– Я, похоже, слегка заблудился, – признался ему я. – Дело в том, что я думал, что в этом месте живет один мой друг.

– В часовне?! – удивленно воскликнул таксист. – Что это у тебя за друг? Уж не святой ли какой-нибудь угодник?

– Ну, знаешь, из тех людей, которым хочется прикоснуться к божественности такого вот места. Северные европейцы все такие: им мало просто увидеть пещеру святого Иоанна – они хотят и сами пожить так, как жил он. И даже использовать в качестве подушки, если такое возможно, тот же самый камень.

– А-а, ты имеешь в виду чокнутых.

– Ну да, – кивнул я, не обращая внимания на грубоватое поведение своего собеседника. – Мой друг – весьма своеобразный человек. Он называет себя Кинопсом – ну то есть так, как звали того волхва, – и он не дал мне точного описания того, где находится его дом, хотя и сказал, что очень хочет со мной встретиться. Такие вот у него странности. Не знаю, почему, но мне показалось, что он может жить где-то здесь.

– Но ты же сам видел, что тут находится – закрытая часовня. Если твой друг не сам Господь Бог, то ты его в этой часовне не найдешь.

Этот человек мне начинал нравиться. В его манере поведения чувствовалась какая-то бесшабашность. Решив, что здесь, на Кинопе, мне уже все равно делать больше нечего, я сказал:

– Думаю, мне придется заплатить тебе и за проезд обратно в Скалу.

– Я могу довезти тебя бесплатно в Хору, – ответил таксист, махнув рукой в знак того, что отвергает мое предложение. – Там намного приятнее, чем в порту.

– Большое тебе спасибо.

– Не стоит благодарности, это ведь мне все равно по дороге. Кроме того, Иисус ведь говорил, что, если кто-то принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два.

– Замечательный совет.

– Это совет для чокнутых, – усмехнулся таксист, садясь за руль и заводя мотор.


Хора оказалась занятным городком-музеем с извилистыми улочками и очень качественно отреставрированными старинными зданиями. Единственное, что мне в ней показалось странным, так это то, что на ее улицах почти не было людей – как будто этот город предназначался исключительно для туристов, а туристы все вдруг куда-то запропастились. Из Хоры можно было поразглядывать расположенный на вершине близлежащего холма массивный монастырь Святого Иоанна. Он казался похожим скорее на крепость, чем на место, предназначенное для размышлений о вечном.

Таксист похлопал меня – медленно погружающегося в мистическую ауру этого места – по плечу и на прощание сказал:

– Если захочешь взглянуть и на другие часовни, разыщи Панайотиса. Это я. Вот тебе номер моего телефона.

Затем он закурил очередную сигарету и, сев в автомобиль, уехал.

Чувствуя едва ли не облегчение оттого, что мне уже не нужно уделять внимания никому, кроме самого себя, я потащился со своим чемоданом по улицам мимо побеленных известью домов в поисках какого-нибудь места, в котором я мог бы дать своим измученным телесам отдых. Шагая по похожим на лабиринт улочкам, я проходил мимо весьма симпатичных на вид домов с огромными цветочными горшками, взбирался по крутым каменным лестницам и огибал крутые повороты.

Наконец я натолкнулся на малюсенький одноэтажный отель, в котором юнец с явно неприветливым выражением лица показал мне номер с видом на монастырь.

– Пятьдесят евро в сутки, – сказал он.

– Что-то дороговато, – удивился я. – А у тебя нет номера без красивого вида из окна?

Судя по тому, что этот юнец разговаривал со мной с большой неохотой, он был сыном хозяина этого отеля. Жил он, наверное, большую часть года в Афинах, а вот во время каникул работал здесь, в принадлежащем его отцу отеле.

– Номера без красивого вида из окна уже все заняты. Кроме того, стоимость проживания в них – точно такая же.

Мне вдруг вспомнилось о том, что произошло в районе Блоку в Тиране, и я невольно задался вопросом, а не остановилась ли Эльза и на этот раз в том же отеле, в котором собираюсь остановиться я.

– Да кому, интересно, захочется занимать номер без хорошего вида из окна и платить за него те же самые деньги? – с нагловатым видом спросил я.

Юнец запихнул себе в рот жевательную резинку и начал ее с довольно громким чавканьем жевать. Поразглядывав меня в течение нескольких секунд, он с ехидством ответил:

– Людям, которым не нравится смотреть на монастыри. А ты, наверное, тут кого-то ищешь?

– Да, ищу самого дьявола, – ответил я тем же тоном, которым разговаривал со мной этот юнец.

Этот мой ответ, похоже, ему понравился, а потому он протянул мне ключи от номера и, широко улыбнувшись, ответил:

– Тебе его искать не нужно. Он тебя и сам найдет.

6

Я спокойно проспал аж до глубокой ночи. Снилось мне что-то тревожное и мрачное, но в памяти у меня сон не запечатлелся. Я просто закрыл глаза, а когда я их снова открыл, было уже темно.

Взглянув на часы, я увидел, что сейчас уже час ночи. В такое позднее время я вряд ли мог рассчитывать на то, что смогу где-нибудь в этом городишке поужинать, а потому я, уже выспавшись, стал раздумывать, чем же мне следует заняться в ближайшие дни. В связи с исчезновением Эльзы и отсутствием каких-либо сведений о возможном местонахождении Кинопса единственное, что я мог теперь делать, – так это транжирить потихонечку свое время и деньги в ожидании того, что дьявол появится сам.

Дожидаясь, когда мне снова захочется спать – или когда наступит рассвет, – я снова принялся читать «Введение в психологию Юнга». Я с самого начала читал ее не подряд с первой страницы, а выбирая лишь интересующие меня разделы. Вот и сейчас я стал просматривать выборочно некоторые любопытные факты из биографии Юнга.

Мое внимание привлекло то, что в 1907 году, когда Юнг впервые встретился с Фрейдом после годичной переписки с ним, они проговорили без перерыва аж целых тринадцать часов. Если учесть, что их дружба закончилась в 1913 году, то получалось, что это число – «13» – было в жизни Юнга, можно сказать, знаковым.

Похоже, одно из его достоинств, благодаря которым его приняли в узкий круг психоаналитиков, заключалось в том, что он не был евреем. Учитывая, что почти все остальные психоаналитики евреями как раз таки были, его приняли в этот круг для того, чтобы доказать всему ученому миру, что психоанализ не является каким-то извращением, интересующим только евреев.

Первые трения между Фрейдом и Юнгом начались в 1909 году во время их поездки в Соединенные Штаты, в ходе которой они должны были читать лекции по психоанализу в одном из американских университетов. Чтобы как-то скоротать время в этой долгой поездке, они начали рассказывать друг другу свои сны и затем давать им толкование. Однако Фрейд отказался сообщать мельчайшие подробности своих снов, необходимые Юнгу для того, чтобы объективно проанализировать сны отца психоанализа. Фрейд при этом заявил, что не может рисковать своим авторитетом.

Юнг же ему на это ответил: «Вот из-за такого своего поступка ты его как раз таки полностью и потерял».

В результате эти два исследователя и психоаналитика стали отдаляться друг от друга, а в 1913 году окончательно разорвали друг с другом отношения. Я с удивлением прочел, что в том же самом году Юнгу приснился прямо-таки вещий сон. Вот что он сам о нем написал:

Вышедшее из берегов море покрыло водой все северные равнинные территории – от Северного моря до Альп. Приехав в Швейцарию, я заметил, что горы, чтобы спасти нашу родину, стали еще более высокими. Мне стало ясно, что надвигается ужасная катастрофа. Я увидел могучие желтоватые волны, в которых бултыхались обломки нашей цивилизации и измученные тела огромного множества людей. Затем вся эта огромная масса воды превратилась в кровь.

Исследователи деятельности Юнга увидели в этом его сне предсказание ужасного события, которое произошло год спустя, – начала Первой мировой войны.

Однако с учетом того, что я живу уже в двадцать первом веке, я понял, что смысл этого сна полностью совпадал с каббалистическими прогнозами Каравиды, с которым Юнг утратил связь также в 1913 году.

Слова Юнга о море, которое, выйдя из берегов, покрыло водой равнинные земли, перекликались с предсказаниями о подъеме уровня мирового океана в результате таяния льдов, вызванного всемирным потеплением. Эти слова не имели абсолютно никакого отношения к окопной войне, которую представляла собой Первая мировая война. В них явно имелись в виду наводнения и цунами – то есть экологические катастрофы, которые стали угрожать миру столетием позже.

Получалось, что память Юнга в данном конкретном случае функционировала в сторону далекого будущего – хотя он, возможно, об этом даже и не догадывался.

В конце его биографии приводилась мысль, пришедшая ему в голову относительно того, что происходит с человеком, когда он пересекает экватор своей жизни – то есть с таким, как я:

От середины жизненного пути и далее по-настоящему живым остается только тот, кто готов умереть, не дожидаясь естественной смерти, в точке полудня жизни кривая параболы меняет свое направление и устремляется к точке смерти. Вторая половина жизни предполагает уже не зарождение, рост, увеличение, расцвет, а угасание и смерть, ибо цель ее заключается в достижении конца. Отрицание же данной половины жизни равносильно неприятию этого конца. И то, и другое означает, что не хочется жить, а не хотеть жить в данном случае – это то же самое, что и не хотеть умереть. Растущая луна и убывающая луна имеют одну и ту же форму.

Я решительно захлопнул книгу с чувством безутешного отчаяния. Погасив лампу, я увидел, что прямо над монастырем висит в небе растущая луна. Это могло быть для меня хорошей новостью. А может, как раз наоборот.


Меня разбудили громкие удары в дверь. Судя по такому бесцеремонному поведению, это приперся вчерашний хамоватый юнец. Я, тихонечко чертыхаясь себе под нос, поднялся с кровати и, взглянув на падавший в комнату через окно сероватый свет – небо было затянуто тучами, – приоткрыл дверь и спросил:

– Что тебе нужно?

– Уже десять часов. Мой отец хочет знать, останешься ли ты еще на одну ночь. Если нет, то тебе придется сейчас освободить номер, чтобы у нас было время на приведение его в порядок.

– А где твой отец?

– В Афинах.

– Скажи ему, что я останусь еще на одну ночь. Только на одну.

Произнеся эти слова, я закрыл дверь и тут же удивился тому, что я только что сказал. Я, видимо, неожиданно для самого себя интуитивно определил временные рамки своего участия в этой авантюре, которая отняла у меня уже больше недели времени, причем самое худшее в ней заключалось в том, что я постепенно оказывался все дальше и дальше от своего дома. Подчиняясь прихотям моей – теперь уже исчезнувшей – спутницы, я оказался на расположенном возле самой Турции засушливом острове, на котором, судя по всему, полно религиозных фанатиков и просто грубых людей.

Я быстренько принял душ, надеясь, что горячая вода активизирует кровообращение в моем мозгу и я додумаюсь в этот день до чего-нибудь путного. Однако когда я уже вытерся после душа и переоделся (в отеле в Саранде мне постирали всю мою одежду), единственное, что мне пришло в голову, – так это снова прибегнуть к методу «расспрашивайте окружающих людей о том, о чем вы хотите узнать».

Однако единственный имеющийся сейчас в моем распоряжении источник информации – хамоватый юнец – вряд ли смог бы пролить свет на волнующие меня вопросы. Выйдя из свого номера, я увидел, что он сидит на веранде и играет в какую-то игру на своем мобильном телефоне.

– Ты хорошо знаешь этот остров? – без каких-либо вступлений спросил я.

– Лучше, чем мне самому хотелось бы, – ответил юнец, не отрывая взгляда от дисплея мобильного телефона, издававшего через равные промежутки времени еле слышные пиканья.

– Тогда ты, наверное, сможешь мне помочь и тем самым подзаработать немножко денег, – сказал я, опираясь спиной на побеленную стену. – В порту Скала есть подводная скала, известная под названием «Кинопс». А еще на этом острове есть гора Кинопа с пещерой, в которой когда-то жил волхв и в которой теперь находится часовня. Тебе известно еще какое-нибудь место на Патмосе с подобным названием?

Юнец перестал возиться с мобильным телефоном с таким видом, как будто его оторвали от чего-то очень важного, и почесав свою массивную челюсть, ответил:

– Ну, сам-то я там не был, но слышал, что на юго-западе острова есть уходящая далеко в глубь земли пещера, в котором волхв держал своих бесов. Это место называют в народе «пещерой Кинопса».

– Это как раз то, о чем мне и хотелось узнать, – приободрился я. – А как туда попасть?

– Насколько мне известно, вход в эту пещеру находится где-то на горе, которую называют «Пенупа», – сказал юнец. – Есть поверье, что тот, кто приблизится к этой пещере, либо сойдет с ума, либо ослепнет – или же с ним произойдет и то, и другое. Поэтому никто из жителей Патмоса туда не ходит. Последнего из тех, кто пытался спуститься туда на веревке, вытащили оттуда мертвым. Местные жители считают, что это – один из входов в ад.

– Глупости. Сколько ты возьмешь с меня за то, что проводишь меня к этой пещере? я имею в виду, проводишь прямо сейчас.

Юнец удивленно поднял брови – ему как будто не верилось в то, что он сейчас услышал, – а затем ответил:

– Я не пойду туда ни за что на свете. Ты что, чокнутый?

Подобная грубая манера поведения почему-то заставила меня вспомнить о человеке, к которому я мог бы в данной затруднительной ситуации обратиться – о Панайотисе.

7

– Ни один здравомыслящий человек не поведет тебя на гору Пенупа, – сказал мне таксист, когда я связался с ним по телефону. – А тем более для того, чтобы спуститься в пещеру Кинопса.

– Я знаю, – бодро заявил я. – Именно поэтому я и позвонил тебе.

– Ты хочешь сказать, что я не здравомыслящий человек?

– У меня сложилось впечатление, что ты – один из тех, кто способен решиться на отчаянное дело. Ты не похож на человека, которого можно запугать какой-то нелепой легендой.

– Это – не просто легенда, – голос таксиста вдруг стал очень серьезным. – Там, на той горе, что-то есть. Я не знаю, что именно, но что-то очень жуткое.

Произнеся эти слова, таксист на несколько секунд замолчал – как будто он все никак не мог принять окончательного решения. Затем он спросил:

– А у тебя есть альпинистские ботинки?


Панайотис назначил мне встречу на два часа дня на склоне перед монастырем Святого Иоанна, и, поскольку у меня оставалось еще много времени, я смог прийти пораньше и быстренько осмотреть этот монастырь. Туристы, которых я не увидел в Хоре, похоже, собрались все тут, возле продавцов сувениров религиозного характера.

Если не считать текста Апокалипсиса, изданного в виде книги с деревянными обложками, самым ходовым сувениром здесь был небольшой камень, украшенный позолоченным изображением святого Иоанна и, по-видимому, символизировавший тот камень, который святой Иоанн использовал в качестве подушки.

В монастыре имелось несколько темных залов с религиозными реликвиями, однако наиболее значимые из местных реликвий находились в музее. Кроме двух паломников, стоявших в очереди на посещение сокровищницы, я увидел на главном внутреннем дворе монастыря бродячих котов и улыбчивых священников, время от времени пересекавших этот дворик энергичными шагами.

Обстановка здесь показалась намного более жизнерадостной и психологически комфортной, чем в тех католических и евангелистских храмах, которые мне доводилось посещать.

Когда мне надоело глазеть по сторонам, я неторопливо спустился по склону к тому месту, в котором мне предстояло встретиться с Панайотисом. Он приехал на десять минут раньше назначенного времени. Внимательно осмотрев меня через свои круглые черные очки, он сказал:

– Я хочу, чтобы ты заплатил мне сто пятьдесят евро наперед.

– Ты что, мне не доверяешь?

– Я, скажем так, не очень верю в платежеспособность мертвецов. Мне не хочется возвратиться домой с пустыми руками, если ты свернешь себе в той пещере шею.

Я уплатил затребованную сумму, а затем сел в такси. В нем на заднем сиденье лежали веревки и парочка сильно потертых рюкзаков. Меня вдруг охватило сильное волнение. После того как я пересек Средиземноморье, отмечая свой путь трупами, я уже не мог возвратиться домой, так и не найдя Кинопса. Я заставлю его дать мне объяснения относительно всего того, что произошло, – пусть даже это и будет самым последним, что я в своей жизни сделаю.


Проехав по небезопасным горным дорогам, мы наконец-таки прибыли на скалистый мыс, находящийся на юго-западной оконечности острова, – каменную косу, на которую злобно обрушивались волны рассвирепевшего моря. Это местечко казалось самым дальним из всех захолустий, и в нем не виднелось даже и малейших признаков того, что здесь когда-то ступала нога человека.

Панайотис остановил свой автомобиль и затем с решительным видом вытащил из него веревки и рюкзаки. А еще он швырнул мне пару видавших виды альпинистских ботинок.

– Надеюсь, они не окажутся для тебя уж слишком большими. Мой отец вообще-то был довольно крупным мужчиной.

Я стал настороженно надевать себе на ноги эти ботинки, а мой «гид» тем временем принялся запихивать в рюкзаки веревки, два огромных фонаря и парочку бутылей с водой.

– Мы собираемся сунуть свой нос аж в самую преисподнюю, приятель, – вот и все, что он мне по этому поводу сказал.

В самом начале этого мыса возвышалась иссушенная солнцем одиноко стоящая гора (появившаяся здесь, казалось, по какой-то непонятной прихоти Господа Бога), на которой не виднелось ни одной мало-мальски различимой издалека тропинки. Одинокая коза, стоявшая на одном из выступов горы, смотрела на нас с таким видом, как будто хотела сказать: «Какого черта вы сюда приперлись?»

– Это гора Пенупа? – спросил я, впадая в отчаяние от лицезрения подобного тоскливого пейзажа.

– Ага. Надеюсь, у тебя крепкие ноги, а то нас ожидает отнюдь не легкая прогулка.

Подготовившись морально и физически, мы стали подниматься вверх по склону горы, с поверхности которого при каждом нашем шаге скатывались вниз камешки. Небо над нашими головами затянуло мрачными тучами, грозившими в любой момент разразиться умопомрачительным ливнем.

После получаса подъема вверх по склону горы грунт под нашими ногами стал еще более каменистым, а сам склон – еще более крутым. Я пару раз поскользнулся на мелких камешках, едва при этом не упав и не покатившись вниз по склону. Панайотис, прежде чем сделать очередной шаг, внимательно высматривал, куда ему лучше поставить ногу и где ему легче будет идти. Закинув рюкзак за плечо, он так и продвигался вверх по склону – медленно, но верно.

Мне очень хотелось плюнуть на эту свою затею и повернуть назад, однако чувство собственного достоинства заставляло меня упорно идти вслед за Панайотисом, постоянно рискуя поскользнуться и покатиться вниз. Эта часть горы Пенупа своей безжизненностью напоминала лунный пейзаж: здесь уже не виднелось даже и коз, и лишь только один раз между камнями мелькнула, бросаясь наутек, встревоженная нашим появлением ящерица.

– Что-то мне не очень верится, что мой друг живет именно здесь, – сказал я, остановившись для того, чтобы попить воды.

– Не верится? – удивленно переспросил таксист. – Имей в виду, что даже если мы и повернем на полпути назад, деньги я тебе возвращать не стану. У меня и так уже ноги будут болеть почти целый месяц.

– Мы не повернем назад, – решительно заявил я. – Я хочу увидеть пещеру Кинопса.

– Может, и увидишь.

После этой короткой остановки мы снова стали было подниматься по склону горы, но тут вдруг неожиданно налетевший ветер засыпал нас мелким песком, норовящим забиться нам в глаза. Существовавшая на Патмосе легенда относительно пещеры Кинопса показалась мне здесь, на этой горе, отнюдь не безосновательной: в такой бесплодной местности могли обитать разве что бесы.

В конце этого нашего умопомрачительного восхождения мы неожиданно натолкнулись на – весьма испугавший нас – след присутствия здесь других людей. Единственный путь, по которому можно было начать спускаться с горы по ее противоположному склону, был перекрыт проволочными заграждениями. Над ними виднелась прикрепленная к столбу ржавая табличка, на которой было написано:

ВЗРЫВЧАТЫЕ ВЕЩЕСТВА

– Черт побери! – воскликнул Панайотис. – Теперь я понимаю, почему никто никогда не ходит к пещере Кинопса. Она – там, дальше, за этими проволочными заграждениями.

С того места, в котором мы в этот момент находились, было видно огромный желтовато-коричневый кратер, расположенный в нижней части противоположного склона горы Пенупа. Он, судя по всему, образовался от взрыва большого количества динамита, однако тут, похоже, в течение нескольких последних десятилетий никаких взрывных или прочих работ уже не проводилось.

По предложению Панайотиса мы с ним стали осматривать проволочные ограждения с их внешней стороны, и в конце концов нам удалось найти в них дырку, через которую можно было пролезть на другую сторону и при этом не зацепиться.

– Ты уверен, что хочешь туда пойти? – спросил Панайотис, смотря на меня пристальным взглядом. – Судя по тому, через что придется идти, это могут быть последние шаги в твоей жизни.

– Если хочешь, можешь топать назад, – сказал я ему. – Я понимаю, что пещера Кинопса не входит в маршруты движения таксиста.

– Как бы не так! – запротестовал Панайотис, закуривая сигарету прямо на границе территории, на которой, если верить табличке, находились взрывчатые вещества. – Если уж я добрался аж сюда, то я посмотрю на то, чего еще никто из моих знакомых не видел.

8

В огороженной проволочными заграждениями запретной зоне на этой горе повсюду виднелись следы когда-то давно проводившихся здесь взрывных работ. Вместо того чтобы спуститься прямиком по склону, ведущему к кратеру, Панайотис показал мне рукой на тропинку, довольно резко поворачивавшую куда-то влево.

– Насколько я помню карту этой горы, нужное нам место должно находиться вон в той стороне.

Мы стали спускаться в настороженном молчании, и таксист при этом останавливался через каждые несколько шагов и всматривался в простиравшуюся перед нами местность. Он, похоже, пытался определять, совпадает ли она с картой, которая запечатлелась в его памяти.

Наконец он показал мне куда-то рукой и воскликнул:

– Эврика! Это вон там.

Я обеспокоенно впился взглядом в видневшуюся в склоне горы дыру, довольно скромные размеры которой не очень-то позволяли назвать ее пещерой. Она больше походила на вход в волчье логово. Тем не менее я, ничего не говоря, подошел вслед за Панайотисом к этой дыре, диаметр которой не превышал и метра.

Подсвечивая себе фонарем, Панайотис заглянул вовнутрь:

– Это наверняка и есть пещера Кинопса, – с торжествующим видом заявил он. – И она, похоже, глубокая.

Произнеся эти слова, он повесил веревку себе на плечо и жестами показал мне, чтобы я следовал за ним. Я зажег свой фонарь и полез вслед за ним в эту «пещеру», дно которой поначалу имело небольшой наклон, а затем этот наклон становился все более и более крутым, и в конце концов пещера, трансформируясь в своего рода подземный туннель, уходила далеко в глубь земли едва ли не вертикально.

– Я дальше не полезу, – сказал Панайотис. Его голос в этом подземелье звучал как-то уже совсем иначе. – У нас нет никакой гарантии того, что если мы спустимся туда, то потом сможем подняться наверх. Грунт у нас под ногами – очень скользкий.

– Тогда оставайся наверху и держи веревку, – попросил я его с решительностью, которая удивила меня самого. – Я спущусь настолько глубоко, насколько смогу.

Панайотис ответил на мое заявление почтительным молчанием. Было заметно, что подобного героизма этот грек от меня аж никак не ожидал. Один конец веревки он привязал к своему поясу, а другой – швырнул в глубь уходящего в землю туннеля. Прислонившись спиной к большому вертикальному выступу в каменистом грунте и с силой упершись ступнями в землю, он – с торжественным видом – сказал:

– Вот теперь можешь спускаться, приятель. Только делай это осторожно, а иначе ты утащишь меня вместе с собой в преисподнюю.

Ухватившись одной рукой за веревку, а другой держа фонарь, я начал спускаться по туннелю вниз. Он был достаточно широким для того, чтобы можно было тихонечко спускаться, как по детской горке, однако свет фонаря позволял видеть лишь на несколько метров вперед.

Еще до того, как закончилась веревка, длина которой в данном случае определяла и длину моего спуска, я почувствовал, что воздух становится спертым. Я уже едва мог дышать. Возможно, из-за того, что кислород почти перестал поступать мне в мозг, тем самым лишая меня возможности мыслить здраво, я, посомневавшись несколько секунд, решился на отчаянный поступок – спуститься еще дальше вниз, чтобы попытаться выяснить, куда же все-таки ведет этот – проделанный самой природой – туннель.

Из его глубины до меня начал доноситься тошнотворный запах – как будто на дне пещеры Кинопса лежали гниющие останки сотни-другой бесов. Чувствуя, что меня вот-вот стошнит, я начал было карабкаться вверх, но тут силы меня оставили, я выпустил веревку, и мое тело заскользило вниз.


Когда я пришел в себя и открыл глаза, вокруг меня была кромешная тьма, в которой я не мог ничего вокруг себя разглядеть. А еще я поначалу не мог понять, жив я или уже мертв. Острая боль в спине подсказала мне, что я все-таки жив. Впрочем, жить мне, наверное, оставалось совсем недолго: судя по всему, то место, в котором я оказался, очень скоро станет моей могилой.

Единственное, что в данной ситуации имелось положительного, – так это то, что воздух здесь, внизу, оказался более-менее нормальным. Дышать им, правда, было все равно немного трудновато, однако невыносимый запах гнили, от которого я только что потерял сознание, куда-то исчез. Наверное, я, спускаясь вниз по туннелю, угодил в какой-то газовый мешок.

Мне пришло в голову, что нужно попытаться определить, насколько глубоко я упал. Я стал ощупывать землю вокруг себя руками, пытаясь найти фонарь, однако после трех минут таких поисков я смирился с тем, что они ни к чему не приведут. Фонарь, возможно, зацепился за что-нибудь в туннеле или же, наоборот, скатился по нему еще ниже, чем я. Второе, впрочем, показалось мне маловероятным, потому что я, похоже, сидел сейчас на ровной горизонтальной поверхности.

Отнюдь не желая закончить свой жизненный путь в этой пещере, я начал громко звать Панайотиса, однако единственным ответом на мои крики было эхо.

Меня охватило отчаяние, и я, чувствуя себя пойманным насекомым, снова начал шарить руками по земле вокруг себя в надежде все-таки найти фонарь. На этот раз поиски фонаря тоже не увенчались успехом, однако я, к своей радости, нашел нечто другое: мои пальцы нащупали конец веревки.

Снова став громко звать Панайотиса (мне хотелось верить, что он меня слышит и кричит что-то в ответ, но его крика здесь, глубоко под землей, попросту не слышно), я слегка потянул за веревку и тут же издал ликующий вопль: она была довольно туго натянутой. Это вселило в меня надежду на то, что я сумею выбраться из этого подземелья и останусь живым.

Чувствуя, как адреналин рванулся в мою кровь, а все мои мышцы инстинктивно напряглись, я прикоснулся к веревке обеими руками и, перебирая ими, пополз на четвереньках вдоль этой веревки, пока не оказался у ведущего вверх туннеля, из которого я сюда и свалился.

К счастью, глубина этого туннеля не превышала, как оказалось, длины веревки.

Скользкие стены туннеля и очень крутой угол подъема заставили меня напрягаться изо всех сил при преодолении буквально каждого метра. Я одновременно и потел, и трясся от страха, снова начав ощущать в окружающем меня воздухе то зловоние, из-за которого я недавно потерял сознание и рухнул вниз.

Едва не падая опять в обморок, я вдруг почувствовал, что карабкаться вверх мне стало немного легче. Из-за начавшегося у меня головокружения и охватившего меня смятения я не сразу понял, что это Панайотис тянет сверху за веревку, чтобы облегчить мне мой подъем.

Я еще крепче ухватился за веревку обеими руками и стал еще энергичнее взбираться вверх, цепляясь подошвами своих альпинистских ботинок за стены туннеля, как, наверное, цепляются за них своими когтями живущие в длинных подземных норах грызуны. Замаячивший вверху свет заставил меня напрячь все еще оставшиеся у меня силы. Несколько минут спустя я, издавая стоны от изнеможения, выбрался на поверхность.

– Бравов – раздался незнакомый мне голос. – Вот ты и добрался до Кинопса.

9

Я с изумлением увидел, что Панайотиса здесь уже нет, а прямо перед входом в пещеру стоит человек с длинными светлыми волосами и слегка похожими на детские чертами лица. Как он и объявил мне, когда я вылез на поверхность, передо мной был не кто иной, как сам Кинопс.

Самое же удивительное заключалось в том, что, отдышавшись, я вдруг осознал, что его лицо мне знакомо. Мне потребовалось несколько секунд на то, чтобы вспомнить, где я его видел – на судне, на котором я плыл с Самоса на Патмос. Это был тот самый парень, который стал писать что-то авторучкой, когда зазвучала песня Джона Доуленда. Приглядевшись к его лицу, я заметил возле его глаз морщинки, свидетельствующие о том, что ему уже за тридцать.

– А где Панайотис? – ошеломленно спросил я.

– Я его прогнал, – невозмутимым голосом ответил незнакомец. – У него нет права находиться у священной пещеры.

– А у меня есть?

– Ты это право завоевал, ибо ты, чтобы добраться сюда, сумел преодолеть определенные препятствия. Считай, что ты прошел обряд посвящения. Теперь ты – полноправный член «Возрождения».

Из всего того, что я только что услышал, я понял только одно: этот тип – сумасшедший, и до тех пор, пока я не определю, насколько он может быть для меня опасен, мне лучше ему не перечить и соглашаться со всем, что он говорит.

– А Эльза тоже полноправный член «Возрождения»? – спросил я, сам не зная, о чем вообще идет речь.

– Среди избранных нет никого с таким именем, – ответил мне мой собеседник. – А теперь следуй за мной. Ты посмотришь на нашу обсерваторию.

После того, как я вылез из пещеры Кинопса, солнечный свет – хотя небо и было затянуто тучами – слепил меня так же, как до этого – кромешная тьма внутри туннеля. Мой новый знакомый терпеливо дождался, когда я привыкну к дневному свету и смогу пойти за ним.

Затем он повел меня в направлении кратера, который мы с Панайотисом видели с вершины горы.

– Начиная с этого момента, ты уже не должен звать меня «Кинопс», – сказал самоуверенным тоном мой спутник. – Это было всего лишь имя, по которому ты меня искал. Теперь, когда твои поиски успешно закончились, ты можешь звать меня Ханнес. Это мое исландское имя.


Пока мы спускались по извилистым горным тропинкам, Ханнес объяснил мне, что «Возрождение» – это общество, в которое кроме него, Ханнеса, входит двенадцать человек, и задача которого заключается в том, чтобы подготовить мир к Апокалипсису. Именно поэтому они создали свою обсерваторию на острове Патмос – острове, на котором на святого Иоанна снизошло божественное откровение относительно того, каким будет конец света.

Я где-то читал, что лидеры сектантских групп обладают способностью располагать людей к себе, и в Ханнесе тоже чувствовалось что-то притягивающее. Мне показалось, что он – то ли благодаря исключительно вежливому тону своего голоса, то ли благодаря изящным жестам, которыми он сопровождал все свои слова – относится к тому типу людей, которые очень легко завоевывают себе приверженцев.

Его длинные светлые волосы красиво обрамляли лицо, бросающееся в глаза своими правильными чертами и своим безмятежным выражением. Взглянув на его лоб, я подумал, что в этой голове, наверное, роятся такие бредовые идеи, какие мне трудно себе даже и представить.

Идя рядом с подобной харизматической личностью, я – пока мы еще не дошли до пресловутой обсерватории – осмелился задать ему – по-видимому, руководителю упомянутого им общества «Возрождение» – несколько прямых вопросов.

– А почему переписка между Юнгом и Каравидой тебя так сильно заинтересовала?

– Их письма друг другу – часть «Нового Откровения», которое является своего рода путевым листом «Возрождения», – торжественным голосом пояснил Ханнес, – или, если использовать христианский подход, нашей Библией.

– Если они являются лишь частью, это означает, что в составе «Нового Откровения» имеются и другие документы, – сказал я.

– Именно так. Я, кстати, проанализировал пророческие высказывания, сделанные за последнее столетие каббалистами, психологами, философами и прочими учеными, и у всех у них есть в их высказываниях то или иное упоминание о 2013 годе.

– Ты, видимо, имеешь в виду те предсказания, согласно которым конец света наступит в 2013 году, – попытался я внести ясность. – Если речь идет о предсказаниях, сделанных за последнее столетие, то, насколько я понимаю, каббалистические прогнозы Каравиды среди всех этих предсказаний – самые древние.

– Наряду со сном, который приснился Юнгу, – добавил Ханнес, имея в виду сон, о котором мне уже было известно. – Они были первыми, кто узнал, в каком году произойдет конец света – и одновременно все начнется с самого-самого начала. Это – благая весть.

– Но я слышал, что древние майя тоже сделали аналогичное предсказание, – возразил я.

– Да, конечно, однако их предсказание – это своего рода Ветхий Завет, полный непонятных моментов и двусмысленностей. Меня же интересуют только предсказания, сделанные в современную мне эпоху. Я – человек своего времени.

– Ты хочешь сказать, что Патмос является колыбелью новой книги Апокалипсиса?

– Именно так! – с энтузиазмом воскликнул Ханнес. – Переписка между Каравидой и Юнгом – это ее преамбула. «Новое Откровение» пишется именно здесь, пишется каждый день. Этого не могло происходить в каком-либо другом месте.

– Жаль, что кое-кому уже не удастся поприсутствовать при том событии, которое, исходя из предсказаний, произойдет в 2013 году, – сказал я, вспомнив о трупах, которыми кто-то буквально усыпал мой путь на Патмос.

Ханнес посмотрел на меня удивленным взглядом – он, конечно же, не понял смысла только что произнесенных мною слов. Однако тот, кто претендует на роль мессии, не может позволить себе мириться с тем, что его приверженцы видят, что он чего-то не понял, а потому Ханнес в ответ на мои слова сказал:

– Ну что ж, революция, как известно, пожирает своих сынов.

10

Когда мы наконец дошли до обсерватории «Возрождения», оказалось, что она представляет собой группу сборных модулей, расположенных в самом центре кратера – того самого, который я разглядывал с вершины горы Пенупа. Модули эти были выкрашены в желтовато-коричневый цвет – точно такой же, как и цвет окружающего грунта, – и поэтому я их с вершины горы не заметил.

Данный импровизированный «лагерь» напомнил мне об увиденном мною на фотографиях в каком-то журнале лагере альпинистов у подножия Эвереста. Поскольку здесь, в кратере, имелась довольно большая по площади горизонтальная поверхность, сюда, наверное, могли садиться вертолеты – что, если учесть отдаленность и труднодоступность этого места, было большим плюсом.

Мое внимание привлек какой-то слабый блеск. Всмотревшись, я различил на склоне – на довольно большом расстоянии от этого сооружения – солнечные батареи, которые, должно быть, являлись здесь источником электроэнергии. Ханнесу, похоже, понравилось, что я заметил этот – безвредный для окружающей среды – источник энергии.

– Мы здесь полностью автономны, – пояснил он. – Мы снабжаем себя водой, теплом и электроэнергией, не делая абсолютно никаких выбросов в атмосферу и вообще не засоряя окружающую среду. Мощность наших генераторов электрической энергии, правда, слабовата, и поэтому тебе поначалу, видимо, будет казаться, что освещение в помещениях обсерватории не очень-то яркое. Однако любой человек в конце концов привыкает к тусклому свету.

– Вообще-то мне необходимо вернуться в Хору, – сказал я, готовя свое отступление, хотя было уже поздновато для того, чтобы отправляться в обратный путь. – Я заплатил за эту ночь в отеле.

Ханнес засмеялся с таким видом, как будто мои слова были забавной шуткой.

– Здесь тебе понравится больше, – сказал он. – Жду тебя сегодня на ужин.

Затем он исчез в одном из модулей, представлявших собой простенькие жилые помещения со стенами из пластика. Несколько секунд спустя из другого такого же модуля появилась крупная рыжеволосая женщина. Она сказала мне деловитым тоном:

– Я провожу тебя в твою комнату. Добро пожаловать в «Возрождение».

Я в течение пары часов валялся, отдыхая, на низенькой кровати, а снаружи тем временем доносились звуки, свидетельствующие о том, что там кипит какая-то работа. Я пока еще не знал, что представляют собой остальные помещения этой обсерватории, но вот тот модуль, в котором я сейчас находился, по своему убранству ничем не уступил бы номеру в хотя и не шикарном, но вполне приличном отеле.

Кроме кровати, здесь имелся кубовидный столик, от поверхности которого исходил тусклый свет, и – в глубине модуля – еще один стол, побольше, на котором был установлен подключенный к сети Интернет компьютер с плоским монитором. Завершала внутреннее убранство модуля небольшая душевая кабинка с автономным баком с водой.

После встречи с Кинопсом, который, как выяснилось, был исландцем по имени Ханнес, я стал еще меньше понимать, какой смысл заключен в происшедших недавно драматических событиях. Мне пока было ясно только то, что Ханнес использует остров Патмос в качестве базы для современного Апокалипсиса и что, судя по оборудованию, установленному в этой бесплодной местности, он и в самом деле является очень богатым человеком. Он ведь, кстати, порывался уплатить огромные деньги за письма Юнга Каравиде, необходимые ему для его так называемого «Нового Откровения».

А вот чего я не понимал – так это того, какая могла быть связь между «Возрождением», представляющим собой сборище тех, кто верил в приближающийся конец света, и совершенными недавно убийствами. Разве стали бы причинять какой-то вред другим людям собравшиеся в этой обсерватории фаталисты, почему-то решившие, что конец света произойдет именно в такой-то год и такого-то числа, но при этом бережно относящиеся к окружающей среде?

Мне захотелось включить компьютер и попытаться войти в Интернет, чтобы узнать о событиях, происходящих сейчас далеко за пределами этого лагеря – лагеря, из которого мне не терпелось побыстрее сбежать. Однако затем я решил не трогать пока компьютер, а – в ожидании ужина – пойти погулять.

Я дошел до близлежащего небольшого холма и, взобравшись на него, стал наблюдать за тем, как золотисто-серое покрывало вечера неторопливо окутывает все вокруг. На некотором расстоянии от того места, где я находился, группа мужчин и женщин занималась оздоровительной гимнастикой тайцзицюань. А ночь тем временем постепенно выигрывала схватку с днем.

Под тусклым светом уже появившихся на небе звезд обсерватория казалась поселением людей где-нибудь на Луне.


Насколько я понял, каждый член «Возрождения» должен был лично украшать модуль, в котором он жил, и модуль Ханнеса был оформлен в психоделическом стиле. Снаружи он выглядел всего лишь как куб желтовато-коричневого цвета, а вот внутри представлял собой странное сочетание религиозных изображений и эзотерических символов с мебелью в стиле китч, пользовавшейся популярностью в шестидесятые годы XX века.

Руководитель «Возрождения» встретил меня, сидя во вращающемся кресле. От находившегося рядом с ним огромного шара исходил слабый оранжеватый свет. С потолка свисали различные разноцветные предметы, которые вращались и стукались друг о друга, словно бы их кто-то все время тихонько подталкивал.

Ханнес жестом показал мне, чтобы я сел на стул, сделанный в форме руки. Между Ханнесом и этим стулом стоял стол с самсой – пирожками с овощной начинкой в индийском стиле – и открытой бутылкой красного вина.

Почувствовав себя в этой обстановке неловко, я, чтобы слегка взбодриться, первым нарушил молчание ничего не значащей репликой:

– Исландцу, наверное, жить на греческом острове очень интересно.

– Мне нравятся древние камни, – ответил Ханнес. – Впрочем, недревних камней, наверное, и не бывает. Как бы там ни было, нам обоим известно, что этот остров был выбран неслучайно.

– Он, должно быть, является наиболее подходящим местом для общества, которое предсказывает наступление конца света в 2013 году. Чего я, однако, не понимаю, – так это почему оно называется «Возрождение».

Ханнес, ничего не отвечая на этот мой завуалированный вопрос, налил себе в бокал вина. Затем он достал сигарету из настольного портсигара – такого, какого я не видел аж с детства: в нем нужно было нажать на рычажок, и тогда позолоченная пластмассовая птичка вынимала клювом сигарету из открывающейся перед ней коробочки.

Мне подумалось, что это, наверное, одна из тех диковинок в стиле китч, которыми Ханнес развлекает своих гостей. Прикурив сигарету при помощи увесистой зажигалки того же стиля, Ханнес начал рассказывать:

– Легенда о Кинопсе и святом Иоанне дает нам новое видение того, как зарождалось христианство. По моему мнению, то, что произошло на этом острове, было борьбой двух чародеев, из которой святой Иоанн вышел победителем. И тот, и другой прибегали к довольно брутальным методам: Кинопс вытягивал из глубины моря мертвецов, а святой Иоанн молился о том, чтобы его соперник утонул. Официальная церковь впоследствии стала утверждать, что эти – безусловно, вымышленные – события происходили на самом деле, однако в действительности они мало чем отличаются от тех сказок, которые сочинял Джон Толкин.

Слушая эти критические высказывания Ханнеса, я понял, что они являются всего лишь преамбулой к тому, что он еще только собирается мне сказать. Приглядываясь к нему, сидящему в кресле, я подумал, что он выглядит еще старше, чем он показался мне возле входа в «пещеру Кинопса». Он производил впечатление человека, которому уже перевалило за сорок, но во внешности которого еще сохранились юношеские черты.

– Чуть позже ты прочтешь Апокалипсис святого Иоанна, – продолжал Ханнес, – и невольно подумаешь, что, если в наши дни кто-то стал бы заявлять, что на него снизошло подобное откровение, его упрятали бы в психиатрическую больницу. Мир очень сильно изменился, друг мой Лео.

– Изменился в лучшую сторону или в худшую? – спросил я, пытаясь казаться простодушным.

– Ну конечно же, в худшую. Мы утратили самое важное – воображение, позволяющее нам мыслить смело и широко. Существующие в нашем мире проблемы стали такими острыми, что мы пытаемся закрывать на них глаза, обманывая себя своей лживой статистикой. Считается, что планета может прокормить максимум десять-двенадцать миллиардов человек – то есть, получается, примерно в два раза больше, чем живет на Земле сейчас. Это вроде бы замечательно, но возникает вопрос: ты хочешь жить в таком мире? Я – нет.

– И что же ты предлагаешь?

Ханнес достал из своего настольного портсигара – при помощи пластмассовой птички – новую сигарету и закурил ее, а затем сказал:

– Я предлагаю нечто кардинальное – нечто такое, о чем не прочтешь в современной прессе. На подобные кардинальные меры нужно просто решиться – и точка. Если, конечно, есть в наличии соответствующие средства. Кстати, ты читал произведения Петера Слотердайка? Я подумываю включить какую-нибудь из его статей в «Новое Откровение».

– Нет, я его не читал, – признался я.

– Он – пророк, – сказал Ханнес, пуская изо рта к потолку модуля два колечка дыма. – Он рассуждает о современной нам эпохе, то есть об эпохе постисторического развития человечества, и о том, что наступит после нее.

– Постисторического развития человечества? Первый раз об этом слышу.

– Слотердайк считает, что отличительной чертой эпохи исторического развития человечества являлась огромная роль письменности, благодаря которой удалось создать философию и вообще весь наш мир в том виде, в котором мы воспринимаем его и по сей день. Однако аудиовизуальная культура отодвинула письменность на второй план. Поэтому и был выдвинут тезис о том, что наступила новая эпоха – эпоха постисторического развития человечества, – являющаяся частью эры глобализации. Однако и она рано или поздно закончится.

– Это всего лишь домыслы – чтобы было что писать в философских сочинениях и о чем говорить на всевозможных конференциях, – осмелился возразить я.

– Я тебе сейчас все объясню. По утверждению Слотердайка, глобализация характеризуется ускорением темпа жизни людей и – через Интернет и моду – внесением в нее единообразия, и что все это в конечном счете приведет нас к Апокалипсису. Когда он наконец наступит, те немногие, кому удастся спастись, положат начало новой эпохе – постглобализации, или Постапокалипсису, – которая будет характеризоваться неторопливостью и разнообразием жизни различных людей. Говоря другими словами, мы вернемся в пещеры.

– И что ты хочешь всем этим сказать? – спросил я, беря пирожок. – Или нет, я сформулирую вопрос немного по-другому: какие кардинальные меры предлагает принять «Возрождение» для того, чтобы всего этого не произошло?

– Ты, похоже, ничего не понял, – ответил Ханнес, стряхивая пепел с кончика своей сигареты. – «Возрождение» не только не пытается воспрепятствовать Апокалипсису, а, наоборот, борется с теми, кто намеревается его предотвратить.

Я не верил своим ушам. Ханнес, видимо, заметил выражение замешательства на моем лице, а потому он стал объяснять:

– Мы считаем, что вред, приносимый нашей планете людьми, ведущими себя на ней как настоящие паразиты, огромен и что единственный способ положить ему конец – это уничтожить человечество, и это придется сделать.

– Надеюсь, ты сейчас выражаешься образным языком, – встревожился я.

– Ни в коем случае. Уничтожение человечества – самый большой подарок, который мы можем сделать тем, кто сосуществует с нами, людьми, на этой планете. У нас есть одновременно и простой, и амбициозный план возрождения нашего биологического вида: мы покончим с человеком в том виде, в котором он сейчас существует, но оставим небольшое количество людей, чтобы начать с нуля там, где и возникло человечество, – в Африке. Мы подготовимся к этому очень тщательно, и конец существования человечества станет одновременно и началом его – уже нового – существования.

Мне очень хотелось думать, что подобный замысел был всего лишь мимолетной идеей, возникшей под воздействием алкоголя. Чтобы немножко разбавить сгустившиеся краски, я сказал:

– Как бы там ни было, если учесть, что конец света наступит в 2013 году, нам не стоит ни о чем беспокоиться. Если это предсказание о наступлении конца света – верное, то мы все окажемся в руках Господа.

Ханнес посмотрел на меня пристальным взглядом и сказал:

– Это верно, но иногда нужно помогать Богу выполнять его работу.

11

Поспав в абсолютной тишине, царившей в обсерватории (которая, начиная с полуночи, стала похожа на кладбище), я, проснувшись утром и открыв глаза, растерянно осмотрелся по сторонам, не понимая, где я нахожусь и что я здесь делаю. Щурясь от уже начавшего проникать внутрь модуля утреннего света, я вспомнил состоявшийся прошлым вечером разговор, и он показался мне кошмаром, от которого мне захотелось избавиться как можно быстрее.

Кто-то поставил ночью на стол, на котором находился компьютер, корзинку с гренками, чашку кофе и стакан апельсинового сока.

Я поднялся с постели, чтобы позавтракать и тем самым облегчить свое винное похмелье. Уже сидя за столом, я включил компьютер, у которого имелась миниатюрная клавиатура. Набивая себе рот едой, я ждал, когда же на мониторе появится значок веб-браузера, позволяющего войти в сеть Интернет. Я уже больше недели жил фактически в отрыве от всего того, что происходит в мире.

Однако не успел я дождаться появления значка веб-браузера, как мое внимание привлек каталог с названием «Элементы для новой планетарной культуры». Наведя на него курсор, я щелкнул кнопкой мыши, и на экране появились шесть текстовых документов в формате «doc», подкаталог с видеофайлами и подкаталог с аудиофайлами. Я подумал, что это, похоже, подборка наставлений для тех, кто живет в данной обсерватории и должен досконально изучить составные части «Нового Откровения».

Я допил из стакана апельсиновый сок, а затем открыл файл с названием «По поводу синхроничности». Насколько я понял, в нем содержалась научно-популярная статья на данную тему, опубликованная в каком-то журнале:

Граница между совпадением и закономерностью, то есть между случайностью и причинно-следственной связью, является довольно расплывчатой, и это всегда порождало различные домыслы и догадки. Речь идет о примечательных совпадениях, которые Карл Густав Юнг называл синхроничностью. два независимых друг от друга явления или события оказываются непонятным образом связанными друг с другом, и со стороны кажется, что его величество случай хотел этим сказать что-то важное.

Хотя все люди так или иначе сталкивались с подобными совпадениями, в качестве примера при рассуждениях на данную тему чаще всего упоминают то, что произошло с актером Энтони Хопкинсом при подписании контракта на участие в съемках фильма «Девушка с Петровки». Зная, что этот фильм основан на романе американского писателя Джорджа Фейфера, Хопкинс, решив купить эту книгу, целый день бегал по книжным магазинам Лондона, но так ее и не нашел. Сильно приуныв, он решил прекратить свои поиски и зашел на станцию метро «Лестер-сквер», чтобы вернуться домой. Дожидаясь прибытия электропоезда, он увидел, что на скамье, на которую он присел, лежит оставленная кем-то книга, на обложке которой было напечатано ее название – «Девушка с Петровки». Подобное совпадение произвело на него такое сильное впечатление, что, прихватив эту книгу с собой, он по дороге домой почти на нее не глядел. Приехав домой, он осмотрел ее и увидел, что на ее полях имеется множество пометок, сделанных ее предыдущим владельцем. Два года спустя капризное колесо судьбы сделало еще один оборот: когда наконец начались съемки фильма, Хопкинс познакомился с автором романа, и тот рассказал ему, что потерял свой экземпляр этой книги – в котором он сделал много пометок – во время поездки в Лондон. Когда Хопкинс показал ему книгу, найденную им в метро, выяснилось, что это был тот самый экземпляр…

После прочтения этой, можно сказать, забавной статьи я перестал переживать относительно замыслов Ханнеса и его сподвижников – к числу которых он причислял и меня. Я подумал, что «Возрождение» и его обсерватория всего лишь служат своего рода развлечением для разнузданного миллионера, являвшегося, возможно, взбалмошным отпрыском семьи каких-нибудь нефтяных магнатов.

Однако не успело солнце достичь зенита, как я понял, какие в действительности масштабы имеет то, что здесь происходит.

Я собирался войти в сеть Интернет, когда крупная рыжеволосая женщина – у нее была короткая стрижка и зеленая рубашка, делавшие ее похожей на военнослужащую, – зашла в мой модуль, чтобы унести из него посуду с остатками завтрака. Наверное, именно она и принесла эту еду сюда, когда я спал, и это почему-то заставило меня смутиться.

– Через двадцать минут начнется показ пропагандистского фильма, – сообщила мне женщина, кладя на мой стол плоскую картонную коробку.

– Я не смогу здесь больше оставаться, – сказал я, решив начать потихоньку отмежевываться от деятельности этих сектантов. – Я оставил все свои вещи в Хоре, и у меня там есть еще кое-какие дела.

– Это не понравится Ханнесу, – укоризненно покачала головой женщина. – Ты должен быть благодарным ему за то, что он принял тебя в «Возрождение».

– Так ведь я его об этом не просил, – стал оправдываться я. – В Тиране мне сказали, что я нужен вашему шефу всего лишь для того, чтобы перевести какие-то бумаги, написанные на немецком языке. То, что я увидел здесь…

– …превзошло твои ожидания, – договорила вместо меня женщина, и в ее глазах появился безумный блеск. – Я это знаю. Поэтому ты должен посмотреть пропагандистский фильм и послушать Ханнеса. Его устами говорит само будущее. Послушав его, ты все поймешь и станешь благодарить его за то, что попал в число избранных.

Мне захотелось добавить слово «Аминь!», однако я подумал, что уж лучше я буду играть уготованную мне роль, пока не придумаю, как мне из этой обсерватории удрать. Мне в жизни приходилось сталкиваться со многими фанатиками – в том числе и с такими, как эта – уже не молодая, но еще и не пожилая – женщина. Подобные ей люди, угодившие в какую-нибудь секту, не раз цеплялись ко мне на улице точно с таким же безумным блеском в глазах и оставляли меня в покое только после того, как я говорил им какую-нибудь грубость. Однако сейчас ситуация была совсем иной: я находился, можно сказать, на вражеской территории и пока еще не знал, есть ли у меня какая-либо свобода действий или у меня ее вообще нет.

– Хорошо, я пойду на показ пропагандистского фильма, – сказал я, чтобы закрыть этот вопрос, – но затем мне все равно придется покинуть обсерваторию.

Женщина глубоко вздохнула и, взглянув на меня суровым взглядом, сказала:

– Я ему об этом сообщу.

Когда она вышла из модуля, меня охватила растерянность: я не знал, что мне теперь делать. Здравый смысл подсказывал, что пока что мне следовало бы выказывать интерес к идеям Ханнеса и даже задавать ему соответствующие вопросы, а потом, когда представится удобный случай, дать отсюда деру.

Прежде чем пойти в модуль, в котором должен был состояться показ пропагандистского фильма, я открыл принесенную мне рыжеволосой женщиной картонную коробку. к моему удивлению, в ней лежали «треугольнички», отрезанные от банкнот достоинством в пятьсот евро, которые несколько дней назад мне передал Спиро.

«Этот Ханнес, возможно, и в самом деле сумасшедший, но зато он выполняет свои обещания», – подумал я, радуясь тому, что теперь у меня имеется десять тысяч евро.

Засовывая эти «треугольнички» себе в карман, я мысленно подсчитал, сколько времени я смогу прожить на общую сумму имеющихся у меня денег – двадцать восемь тысяч евро, – если мне все-таки удастся вернуться домой. Но тут я увидел на дне картонной коробки написанную от руки записку, которую я поначалу не заметил и которая, насколько я понимал, была посланием от Ханнеса лично мне:

Возродиться или умереть: выбирай сам.

12

Показ пропагандистского фильма должен был состояться в центральном модуле – таком же кубовидном, как и все остальные, но побольше по размерам. На стенах внутри него висели фотографии, на которых были изображены вымирающие животные. Эти фотографии в большинстве своем были сделаны с летящего самолета – в стиле телеканала «National Geographic».

В центре помещения стояла группа людей среднего и пожилого возраста, и все они оживленно разговаривали – так, как будто находились на каком-нибудь научном конгрессе. Среди них я увидел и женщину, которая заходила в мой модуль. Она с заискивающим видом беседовала с бородатым стариком, похожим на профессора.

Несмотря на весьма солидный возраст большинства присутствующих, все они были одеты в замызганные рубашки или же футболки с рисунками и надписями на экологические темы, что дало мне основание предположить, что все они имеют то или иное отношение к борьбе за экологию. Их здесь было – как я посчитал – двенадцать, а потому я подумал, что сподвижники Ханнеса собрались в полном составе.

Если меня – пусть даже и против моей воли – приняли в «Возрождение», это означало, что я стал «апостолом» номер тринадцать. Более того, мне, как и Иуде, предстояло предать мессию, то есть Ханнеса.

Подобное сравнение вызвало у меня немалое беспокойство, однако мои невеселые раздумья прервало появление лидера «Возрождения». Присутствующие с необычайно почтительным видом расступились, давая ему пройти, но при этом было заметно, что их отношения с ним основаны на дружеской доброжелательности. Возможно, он привил им всем дух товарищества, однако они знали, что в определенные моменты нужно вести себя отнюдь не панибратски. И сейчас был как раз один из таких моментов.

Ханнес поприветствовал их всех в неформальной манере, а затем освещавший помещение тусклый свет погас, и показ пропагандистского фильма начался. В модуле воцарилась полная тишина, и это придало еще большую эффектность зазвучавшей через несколько секунд музыке – музыке, которую я за последние несколько дней слушал уже в третий раз.

С первыми нотами песни Доуленда «Flow my tears» на висевшем на стене экране появились кинокадры, изображающие Лондон, погрузившийся в сумерки. На фоне этих кинокадров стала прорисовываться авторучка, которой писались какие-то неровные строчки. Я с изумлением осознал, что это была авторучка Ханнеса – та самая, которую я видел на судне, плывущем на остров Патмос. Возможно, он сам и дал тогда экипажу судна запись этой песни, чтобы обеспечить звуковое сопровождение своим бредовым мыслям, которые он пытался изложить на бумаге.

То, что и мне тоже нравились произведения Доуленда, не было просто случайным совпадением. В прочитанной мною недавно статье о синхроничности утверждалось, что схожие друг с другом люди натолкнутся друг на друга в любом уголке мира – куда бы они ни поехали. Поскольку у них одинаковые вкусы, они отдают предпочтение одному и тому же, в результате чего их жизненные пути снова и снова перекрещиваются. А вот две личности, которые друг на друга ничем не похожи, могут жить по соседству и при этом ни разу не встретиться – не встретиться даже на улице, на которой они живут, – потому что ключевым фактором случайных встреч людей является их схожесть друг с другом.

Возможно, Ханнес усмотрел между собою и мной какое-то сходство, и поэтому он решил затащить меня в созданное им общество – пусть даже это и могло данному обществу навредить.

Тоскливую песню Доуленда сменила симфония Густава Малера, посвященная красоте каналов Венеции. Это был знаменитый отрывок, использованный режиссером Лукино Висконти в его фильме «Смерть в Венеции». После этого отрывка зазвучали одно за другим различные музыкальные произведения, а на стене замелькали короткие киносюжеты о городах – Париже, Берлине, Нью-Йорке, Токио…

Во всех этих киносюжетах о мировых столицах имелось кое-что общее: ни в одном из них не показывались люди. Ханнес, видимо, специально подобрал кинокадры, на которых были запечатлены пустынные площади и улицы, чтобы проиллюстрировать ими свое представление о счастливом мире. Ему, наверное, не были известны предсказания Алана Вайсмана о том, какие ужасы ждут планету Земля после исчезновения человечества.

В конце этого странного пропагандистского фильма перед взором зрителей предстало неподвижное изображение – карта Таро номер XIII, «Смерть». Я догадался, что для Ханнеса она была – наряду с перепиской между Юнгом и Каравидой и различными предсказаниями – еще одним подтверждением того, что именно 2013 год станет годом конца света.

Возможно, чтобы как-то сгладить удручающее впечатление, производимое этой картой Таро – на ней был изображен скелет, едущий на коне по лежащим на земле трупам, – в самом конце пропагандистского фильма его сменил черный фон, на котором снова появившаяся ручка Ханнеса написала:

Конец – это начало

Эта фраза была любимым высказыванием одного моего университетского товарища, который очень рано отправился на тот свет, и потому я вздохнул с облегчением, когда показ пропагандистского фильма закончился и снова зажегся свет.

Все другие присутствующие, вероятно, были уже достаточно осведомлены относительно того, что все это означало, ибо они, поаплодировав, очень вежливо друг с другом попрощались и, покинув центральный модуль, разошлись по своим жилищам.

Я же остался в центральном модуле, невольно задумавшись о том, чем же занимаются все эти люди в таком глухом месте. Ханнес, подойдя ко мне, положил на мое плечо свою холеную руку. Он был одет в черный свитер, отчего его лицо казалось еще более бледным и болезненным.

– Уж слишком много впечатлений за такое короткое время, да? – сказал он снисходительным тоном. – Тебе понравилась концовка?

– Это была уже довольно избитая фраза.

– Как говаривал один мой друг, если хочешь чего-то новенького, обратись к классикам. А еще у Оскара Уайльда есть на этот случай подходящая фраза; «Нет ничего опаснее, чем быть модным. Все модное очень быстро выходит из моды».

– А зачем ты окружаешь себя всяким барахлом из шестидесятых годов? – поинтересовался я, удивляясь в глубине души той фамильярности, с которой я обращался с этим «гуру».

– Я имею слабость ко всему тому, чем я был окружен в своем детстве. Эти предметы вызывают у меня чувство безмятежности, потому что они напоминают мне о том времени, когда жизнь была легкой и приятной.

– Ты, наверное, с тех пор немало настрадался, – предположил я. – Если нет, то тогда мне непонятно, зачем ты затеял все это. А еще я не понимаю, чем занимаются все эти люди в лагере, оторванном от всего остального мира.

– Им нравится жить в обсерватории. Они находятся здесь добровольно. Кроме того, они выполняют очень важную задачу.

– А за какими объектами в этой обсерватории ведется наблюдение? – спросил я, уклоняясь от разговора об упомянутой моим собеседником задаче. – И при помощи чего? Я что-то не заметил здесь ни одного телескопа.

Ханнесу, похоже, нравилось, что я ему слегка перечу. Возможно, он воспринимал меня как дружески настроенного оппонента, в разговоре с которым можно проверить убедительность своих собственных идей. Он посмотрел в направлении двери, чтобы убедиться, что возле нее никого нет и что нас никто не слышит, а затем зажег сигарету и стал поучительным тоном говорить:

– Наш телескоп – это «Новое Откровение», ибо оно позволяет нам видеть очень далеко. Знание будущего делает осмысленным настоящее, дает своего рода путевой лист. Если мы живем в обсерватории, предназначенной для наблюдений за приближением конца света, это отнюдь не означает, что мы сидим здесь сложа руки.

– Насколько я понял, «Возрождение» собирается помочь Господу Богу в его благом намерении стереть человечество с лица земли в 2013 году.

– Именно так, и ты можешь считать, что тебе очень повезло – ты попал в число избранных, – сухо добавил Ханнес. – Благодаря этому ты спасешь свою жизнь.

13

Час спустя Ханнес вызвал меня к себе в модуль, чтобы продолжить меня инструктировать. Вскоре мне, по его словам, будет разрешено идти хоть на все четыре стороны, однако он меня предупредил, что как только я познакомлюсь с «путевым листом», я стану «цепляться» за обсерваторию, как потерпевший кораблекрушение матрос цепляется за еще не утонувшие обломки корабля.

Вернувшись после инструктажа в свой модуль, я подумал, что с каждым часом, проведенным мною среди членов «Возрождения», я мало-помалу теряю ощущение реальности. Мне уже не казалось странным то, что, пожив некоторое время здесь, в этой «обсерватории», человек невольно становится «не от мира сего» и думает только о появлении нового мира в 2013 году.

Чтобы отогнать от себя подобные мысли, от которых у меня уже даже начинала кружиться голова, я включил компьютер, намереваясь узнать, что произошло за последнее время в мире – если, конечно, в этой «обсерватории» имелась возможность это узнать.

Когда монитор компьютера зажегся, вместо каталога с названием «ЭЛЕМЕНТЫ ДЛЯ НОВОЙ ПЛАНЕТАРНОЙ КУЛЬТУРЫ» я щелкнул на иконке веб-браузера, надеясь войти в сеть Интернет. После нескольких секунд ожидания на экране появилось окошко поисковика «Гугл», показавшееся мне в этот момент огромным окнищем во внешний мир.

Пока я набирал название барселонской интернет-газеты, мне подумалось, что у Ханнеса, похоже, нет реальной возможности скрывать даже и самые важные свои секреты, раз уж он позволяет своим приверженцам поддерживать связь с остальным миром. «Обсерватория» неразрывно связана через Интернет с окружающим миром и, видимо, будет с ним связана до тех пор, пока не наступят Постапокалипсис и «эра неторопливости».

Я порыскал по различным разделам газеты – от спортивных колонок до страниц, посвященных экономике, – с приятным ощущением человека, который болел-болел, а теперь вот выздоровел и возвращается к своей обычной жизни. Быстро просматривая заголовки статей, посвященных наиболее значимым из произошедших недавно событий, я невольно зацепился взглядом за знакомую мне фамилию:

ПОЛИЦИЯ ИСКЛЮЧАЕТ КОРЫСТНЫЙ МОТИВ В ОГРАБЛЕНИИ ДЕСМЕСТРЕ

Удивившись тому, что ограблению – причем не ахти какому важному – посвящена целая статья, причем написанная через много дней после этого ограбления, я дважды щелкнул на этом заголовке, чтобы прочесть весь текст статьи:

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СМЕРТИ АЛЬФРЕДА ДЕСМЕСТРЕ ЕЩЕ ПРЕДСТОИТ ВЫЯСНИТЬ

Херона. Редакция. И неделю спустя после смерти Альфреда Десместре, застреленного среди бела дня перед собственным магазином, остается невыясненным, кто совершил данное преступление и в связи с чем. Полиция поначалу связала данное событие с ограблением, совершенным в магазине этого антиквара несколькими днями раньше, как предполагается, бандой, приехавшей из Италии. Однако данная версия пока что не помогла пролить свет на совершенное убийство.

Исчезновение дочери убитого – Эльзы Десместре – сразу же после данного преступления дало повод для проработки новых версий. Полиция не исключает, что Эльза могла быть причастна к этому преступлению, а потому ее объявили в международный розыск с целью задержания.

Данное сообщение вернуло меня в безумный и опасный мир, находящийся где-то далеко за пределами «обсерватории». То, что я разделял ложе с женщиной, которая, возможно, убила своего собственного отца, встревожило меня намного больше, чем бредовые планы Ханнеса.

Раз уж Эльза в общении со мной ни разу не упомянула о смерти своего отца, то и у меня невольно возникало подозрение, что именно она его и убила. Оставалось только выяснить причину, заставившую Эльзу прикончить среди бела дня своего собственного отца – если, конечно, она не сделала это в один из случающихся у нее периодов отчуждения от окружающего мира.

У меня вдруг закололо в груди от осознания того, что ситуация складывается для меня как нельзя хуже: мне, возможно, придется еще долго торчать в этом чертовом лагере среди полусумасшедших фанатиков, зная при этом, что где-то по этому острову, возможно, бродит небезопасная для меня отцеубийца.

Такой поворот в ходе событий менял смысл всего того, что со мной до сего момента произошло. Прежде чем полезть в предыдущие номера газеты, чтобы поискать там еще какую-нибудь информацию о данном преступлении, я попытался припомнить, как вела себя Эльза во время нашего с ней пребывания в Саранде. Когда мы находились на пляже, она рассердилась на мои слова относительно настоящей опасности, при возникновении которой срабатывает инстинкт самосохранения. Затем она еще более негативно отреагировала на мою шутку относительно «барахла», которое выставляет в своем магазине на продажу ее отец.

Обе эти ее реакции, безусловно, были обусловлены убийством ее отца Альфреда Десместре, но она при этом всячески старалась, чтобы я об этом убийстве ничего не узнал. Самое же странное заключалось в том, что она наврала мне о смерти своего отца, когда тот был еще жив, а когда он все-таки отправился в мир иной, она вела себя так, как будто этого не произошло.

Либо эта женщина страдала психическим заболеванием, с которым я раньше еще никогда не сталкивался, либо от моего внимания с самого начала всей этой истории что-то ускользало…

Увидев, что в мой модуль зашла рыжеволосая – ей, похоже, поручили за мной приглядывать, – я был вынужден прервать эти свои размышления.

– Ханнес ждет тебя в своем кабинете. Можешь считать себя счастливчиком, раз уж он уделяет тебе так много внимания, – сказала мне рыжеволосая завистливым тоном.

Несколько секунд спустя я уже шагал по лагерю едва ли не строевым шагом, не глядя по сторонам и не оглядываясь.

Еще когда я только вышел из своего модуля, мне бросилось в глаза, что солнце спряталось за целое скопище густых облаков, в результате чего на территорию лагеря упала огромная тень. Сейчас, в два часа дня, в лагере царила гробовая тишина – как будто все его обитатели вдруг куда-то исчезли.

Я подошел к модулю Ханнеса с непонятно откуда появившейся у меня уверенностью в том, что данная тишина очень скоро будет нарушена.

14

Я не испытывал никаких особенных чувств оттого, что мне в руки наконец-таки попали эти чертовы письма. Лидер «Возрождения», когда я зашел к нему в модуль, протянул мне толстенную кожаную папку, в которой находились документы, являющиеся составной частью «Нового Откровения».

Все их страницы были тщательно заламинированы, а самые первые из них представляли собой оригиналы писем Юнга и Каравиды друг другу. При каких-нибудь других обстоятельствах я бы прочел их с большим интересом, однако та «окопная» жизнь, которую я сейчас вел, не позволяла мне концентрироваться ни на чем, что не имело непосредственного отношения к событиям, происходящим здесь и сейчас.

Прочитав в одном из писем Каравиды довольно запутанно написанный абзац, в котором речь шла о священной символике цифр, я закрыл папку и заявил:

– Поскольку ты мне довольно щедро заплатил, я могу полностью перевести для тебя все эти документы. Кроме того, я предпочитаю начать это делать как можно скорее, раз уж я именно ради этого здесь и оказался.

Ханнес, сидя в своем вращающемся кресле, слушал меня с невозмутимым видом. Возможно, из-за того, что он не любил сколько-нибудь яркого света, в его модуле – в отличие от других модулей – не было ни окна, ни даже какого-нибудь отверстия в стене, через которое внутрь модуля мог бы попасть дневной свет. В этом – оформленном в психоделическом стиле – кабинете царил сейчас такой же оранжеватый полумрак, как и прошлым вечером – словно бы его обитателю хотелось круглые сутки чувствовать, что он присутствует при закате солнца.

Лидер «Возрождения» нажал на рычажок, чтобы позолоченная пластмассовая птичка вытащила из коробочки сигарету. Затем он закурил эту сигарету при помощи своей массивной зажигалки и безмятежным тоном сказал:

– Не переживай пока по этому поводу. У нас еще целая уйма времени.

– Мне жаль, но я этого мнения не разделяю, – ответил я. – По правде говоря, я пришел проститься.

– Что ж так скоро? – тон голоса Ханнес вдруг стал циничным. – Журналист не может уехать с места событий, не набрав там материала для грандиозной статьи. Ты еще ведь даже и не прикасался к самой сладкой части пирожного – проекту «Ирод».

– Ты утверждал, что ты – человек своего времени, – возразил я, – а сам прибегаешь к древним именам типа «Ирод» и «Кинопс» и к картам Таро. Ты, видимо, делаешь это для того, чтобы скрыть, что в действительности у тебя за душой ничего нет. Ты, конечно, сможешь поморочить людям голову в этом уединенном лагере и построить из себя важную персону до 2013 года, но не более того.

Ханнес в ответ на мое провокационное заявление долго смотрел на меня пристальным взглядом, а затем, выпустив изо рта облачко табачного дыма, сказал:

– Если бы я всего лишь морочил людям голову, то здесь, на этом куске бесплодной земли, на меня не работали бы двенадцать выдающихся биологов. Я, правда, им хорошо плачу, и хотя они и являются приверженцами идей, исповедуемых «Возрождением», расходы, которые я несу по их пребыванию здесь, по уходу за имеющимся у них на их родине недвижимым имуществом и по содержанию их семей, в конечном счете намного превзойдут ту сумму, которую я уплатил за эти письма.

– А долго им еще здесь работать? – спросил я, удивляясь тому, что поселение ученых может находиться в таком удаленном от цивилизованного мира и малопригодном для проживания месте. В этом поселении, правда, имелся доступ к сети Интернет, обеспечивающий возможность скачивать информацию из различных электронных баз данных.

Главное же, что мне сейчас было непонятно, – это какими вообще исследованиями могли заниматься в своей жизни эти люди, если их исследования заинтересовали такого чокнутого приверженца идеи приближающегося конца света, как Ханнес.

– Столько, сколько потребуется, однако нам нужно получить окончательные результаты не позднее начала 2012 года. В противном случае «Предсказание 2013» не исполнится.

– Я вообще-то раньше всегда думал, что предсказания исполняются сами по себе и что им не нужны «толкачи», – сыронизировал я. – А иначе какой в них смысл?

– Смысл заключается в том, что они, как я тебе уже объяснял, предоставляют нам своего рода путевой лист. Проект «Ирод», можно сказать, обеспечивает сырье для того, чтобы можно было осуществить все, что написано в «Новом Откровении».

– А что это вообще за проект «Ирод»?

– Это – укол надежды для всех существ, обитающих на этой планете. И урок, который человечество не забудет никогда.

Прежде чем продолжить свои объяснения, исландец бросил взгляд на предметы, подвешенные к потолку модуля и болтающиеся туда-сюда, цепляясь друг с другом, а затем, отведя пряди своих густых белых волос от ушей – наверное, для того, чтобы лучше слышать самого себя, – сказал:

– Вот уже более пятидесяти лет многие страны занимаются разработкой биологического оружия, обладающего огромной вредоносной силой, но при этом стоящего не так уж и дорого. Чтобы ты имел на этот счет кое-какое представление, могу тебе сообщить, что если атомная бомба мощностью десять килотонн способна уничтожить город с населением примерно семьдесят тысяч человек – и это притом, что разработка ядерных технологий стоит очень-очень дорого, – то ста килограммов вирусов сибирской язвы хватит на уничтожение в очень короткий срок аж десяти миллионов человек. Можно объяснить и по-другому: багажа с биологическим оружием, который мы будем в состоянии унести с тобой вдвоем, хватит на то, чтобы такой город, как Барселона, полностью опустел. Теперь поговорим о стоимости. Было подсчитано, что, чтобы уничтожить все живое на площади в один квадратный километр, потребуются обычные взрывчатые вещества на сумму в несколько десятков тысяч долларов. Если же использовать с этой же целью вирусы сибирской язвы, то затраты составят всего лишь один доллар. Поэтому великие державы всегда опасались, что биологическое оружие может стать своего рода атомной бомбой в руках держав победнее.

– И чего ты хочешь с помощью этого достичь? – в ужасе спросил я.

– Ничего. По правде говоря, такое биологическое оружие, как вирусы сибирской язвы, не подходит для осуществления задач, стоящих перед «Возрождением». Оно всего лишь вызвало бы массовые страдания: большинство богачей сделало бы себе соответствующие прививки или приняло бы соответствующие таблетки, а мучиться пришлось бы, как обычно, беднякам. Так что это не очень-то подходящий способ для создания нового человечества. Вот поэтому мы и занимаемся здесь тем, что пытаемся найти «чистый» способ, который причинил бы как можно меньше страданий и позволил бы сделать разграничение между теми, кому следует умереть, и теми, кому надлежит остаться в живых.

– Согласно Апокалипсису святого Иоанна, спасутся сто сорок четыре тысячи человек, – с иронией в голосе сказал я. – А сколько людей спасется согласно Апокалипсису Ханнеса?

И только тут до меня дошло, что у лидера «Возрождения», по-видимому, точно такое же имя, как и у святого Иоанна, но только в его исландском варианте: в исландском языке, догадался я, Ханнес являлось упрощенной формой имени Йоханнес, то есть Иоанн.

– Гораздо меньше, чем то число, которое ты только что произнес, – абсолютно спокойно сказал мой собеседник. – Кстати, чтобы постепенно заселить Землю, начиная с матери-Африки, хватит и двух сотен пар молодых и здоровых мужчин и женщин, готовых исповедовать единственную настоящую религию, суть которой – преклонение перед нашей планетой.

– Однако, прежде чем начнется это возрождение, нужно еще выполнить грязную работу по уничтожению нескольких миллиардов человек.

– В этом-то и заключается суть вопроса, потому что, чтобы построить новый дом на месте дома, превратившегося в развалины, нужно сначала эти развалины полностью снести. К счастью, нам на помощь может прийти нанобиология. Знаешь, почему разработанное в двадцатом веке биологическое оружие не могло уничтожить человека как биологический вид?

Я стал молча ждать, когда он сам ответит на свой собственный вопрос. Ханнес, похоже, был рад возможности пуститься в разглагольствования по поводу своего грандиозного замысла. У меня даже начало складываться впечатление, что он затащил меня сюда только для того, чтобы у него появился в моем лице новый слушатель.

– Проблема с уничтожением человека как биологического вида заключается в том, что большинство вирусов передаются от одних людей другим только на определенной стадии развития болезни, – продолжал Ханнес, закуривая уже третью сигарету. – Например, ты подхватил вирус гриппа, однако ты станешь заражать им окружающих только после того, как эта болезнь начнет у тебя проявляться. Это дает медицинским службам время на то, чтобы при возникновении новой пандемии придумать, как с ней бороться, поскольку одни люди заболевают раньше, а другие – позже.

– Не понимаю, к чему ты сейчас клонишь, – сказал я, вдруг осознав, что Ханнес – еще более чокнутый, чем я предполагал.

– Благодаря нанобиологии, позволяющей создавать новые штаммы вирусов и бактерий, мы преодолеем это ограничение. Идея заключается в том, чтобы создать смертельный вирус с очень длинным инкубационным периодом – например, продолжительностью в один год, – который бы передавался от одних людей другим очень быстро и абсолютно для них незаметно. Если мы выпустим такой вирус на футбольных стадионах, на станциях метро и других местах массового скопления людей, он позволит нам распространить эпидемию по всей территории всех пяти континентов еще до того, как эта эпидемия будет замечена. После того, когда инкубационный период закончится, у человечества уже не останется времени на то, чтобы создать эффективное лекарство, потому что все люди на земле уже будут заражены. Произойдет то, что произошло в романе «Война миров» с инопланетянами: вредоносный биологический вид будет стерт с лица земли, как говорится, без лишней пыли.

– В этом и заключается проект «Ирод»? – ошеломленно спросил я.

– Мы окрестили его так, потому что после завершения инкубационного периода смертельная болезнь вспыхивает главным образом тогда, когда у человека увеличивается температура тела, и поэтому дети, которые постоянно бегают и вообще ведут себя физически очень активно, погибнут первыми, у взрослых, когда они занимаются любовью, будет останавливаться сердце. В общем, люди начнут в массовом порядке умирать, пока из них не останется в живых уже почти никого… в 2013 году! Это будет пандемия, жертвами которой станут исключительно люди.

– Но, если тебе и в самом деле удастся создать такой вирус, каким образом ты собираешься спасти самого себя и избранных тобой людей?

– Очень просто: параллельно с вирусом «Ирод» мы создаем вакцину, доступ к которой будет только у избранных. У остального человечества не хватит времени на то, чтобы разработать спасительное лекарство – какие бы усилия оно для этого ни прилагало. Информация о генетическом коде этого вируса будет храниться в самом безопасном в мире месте.

– В пещере Кинопса?

– Она вполне может считаться подходящим местом, однако потребуется привести ее в надлежащий вид. Ты же уже знаешь, что мне нравится придавать налет старины проектам, нацеленным на будущее. Прошлое и будущее смыкаются друг с другом, образуя замкнутый круг. После того как исполнится «Предсказание 2013», Патмос станет вдвойне священным островом, куда представители нового человечества будут совершать паломничества.

Произнеся эти слова, Ханнес откинулся на спинку своего кресла – то ли с измученным, то ли с чрезмерно взволнованным видом.

– Не понимаю, зачем ты мне об этом рассказываешь, – покачал головой я, не зная, что обо всем этом и думать. – Если проект «Ирод» реально существует, то стоит только сообщить о нем прессе – и сюда, к вам, тут же нагрянут полицейские и военные.

– Никто прессе ничего не сообщит. Кто может это сделать?

– Например, я – после того как выберусь из этой обсерватории.

– Ты ошибаешься, Лео, если думаешь, что «Возрождение» – это путешествие туда и обратно. Обратного пути нет. Если кто-то добрался до Кинопса, то он остается с ним и его бесами навсегда.

Произнеся эти слова, Ханнес достал из кармана пистолет и, вытянув руку, с невозмутимым видом направил его ствол прямо мне в лоб. Внезапно нависшая надо мной угроза смерти почему-то привела меня в состояние полного спокойствия – как будто все, что сейчас будет говориться или делаться, уже не имело для меня никакого значения. Если у человека исчезло будущее, то бояться ему уже нечего.

– Что меня в тебе раздражает, Ханнес, – так это то, что ты, чтобы отправить меня сейчас на тот свет, заставил меня совершить такое длинное путешествие. Я предпочел бы, чтобы ты прикончил меня еще в Тиране – или даже раньше, если ты знал о том, что я уже нахожусь в пути. Разве ты не это с самого начала и собирался сделать? Уничтожить всех, кому стало известно об этом предсказании, – уничтожить их ради того, чтобы они не помешали его исполнению!

– Оставить в живых стоит лишь того, кто достоин нашего великого дела. Все остальные – пособники вредоносного человеческого рода. Хочешь узнать, почему я до сих пор оставил тебя в живых?

Задав этот вопрос, Ханнес, все еще держа в правой руке пистолет и целясь им мне в лоб, левой рукой надавил на рычажок своего настольного портсигара, чтобы пластмассовая птичка вынула из коробочки сигарету. Затем он – слащавым голосом – сказал:

– Не будешь ли ты так любезен прикурить мне сигарету? Мне в данной ситуации что-то не хочется ни опускать пистолет, ни отводить от тебя взгляд.

Было очевидно, что Ханнесу нравилось оттягивать в подобных случаях развязку. Поднимая со стола изготовленную в шестидесятых годах увесистую зажигалку, я мысленно спросил себя, а не смогу ли я, запустив ее в голову Ханнеса, оглушить его еще до того, как он успеет выстрелить.

– Поскольку ты мне симпатичен, я подарю тебе еще семь минут жизни, – заявил мне исландец. – Именно столько минут уйдет на то, чтобы выкурить эту сигарету. А пока я курю, можешь спрашивать меня о чем угодно. Затем я тебя пристрелю.

Я, быстренько взвесив свои шансы, решил, что уж лучше мне еще пожить на белом свете целых семь минут, чем пытаться сейчас внезапно напасть на Ханнеса, заранее зная, что подобная попытка обречена на провал: ствол пистолета ведь направлен прямехонько мне в лоб, а указательный палец исландец держит на спусковом крючке.

Ханнес выпустил изо рта большой клуб дыма и сказал:

– Я вообще-то планировал, что прикончу тебя в порту Скала – как только ты прибудешь на Патмос, – но Доуленд тебя на какое-то время спас.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил я, с завороженным видом наблюдая за тем, как сигарета становится все короче и короче.

– На том судне я заметил, что песня «Flow my tears» производит на тебя сильное впечатление, и мне подумалось, что человек, которому нравятся произведения Доуленда, заслуживает того, чтобы ему дали шанс выжить. Доуленд – апостол всех тех, кто о чем-то печалится, а потому мне показалось, что ты можешь оказаться достойным «Возрождения». Я еще больше укрепился в этом своем мнении после того, как ты сумел добраться до дна пещеры Кинопса. Я тогда сказал сам себе: «Это – мой человек».

– А что я сделал такого, из-за чего ты во мне разочаровался? – спросил я, с тревогой видя, что сигарета сократилась уже наполовину.

– Ты меня предал – предал, как Иуда.

– Я и в самом деле намеревался это сделать после того, как выберусь отсюда, – сказал я, решив попытаться пронять своего собеседника откровенностью, – однако пока что я еще не давал тебе оснований хотеть меня прикончить.

– Ты лжешь – а значит, ты не более чем самый заурядный человек.

Сигарета уже превратилась в коротенький окурок, которого хватит лишь на одну затяжку. Чтобы исландец не сделал эту затяжку – и, соответственно, не нажал затем на спусковой крючок, – я попытался заставить его пуститься в разглагольствования:

– Скажи мне, по крайней мере, в чем конкретно заключается моя вина.

– Тебе удалось выяснить, где находится наша обсерватория. Вчера ночью мы заметили, что возле модулей крутится какой-то посторонний человек, но поймать нам его не удалось. Однако это заставило меня принять решение о временной ликвидации лагеря. То мероприятие, на котором ты присутствовал сегодня утром, представляло собой церемонию прощания. Мы все расстаемся до тех пор, пока не создадим новую обсерваторию… Ты меня поимел, Лео.

– Я не понял ничего из того, что ты сказал, – заявил я, видя, что сигарета догорела уже до самого фильтра. – Твои слова означают, что мы с тобой остались в лагере одни?

– Я уже очень скоро смогу сказать не «мы остались одни», а «я остался один», потому что ты прямо сейчас покинешь этот мир навсегда, – сказал Ханнес.

Я, понимая, что уже вот-вот отправлюсь на тот свет, закрыл глаза. Последним, что я услышал, был оглушительный грохот.

15

Открыв глаза, я увидел улыбающееся лицо Эльзы. Когда ее губы на мгновение прильнули к моим, я подумал, что быть мертвым не так уж и плохо.

Мне затем потребовалось немало времени на то, чтобы понять, что я все еще жив, хотя и довольно долго пролежал без сознания на полу среди обломков того, что еще совсем недавно было модулем Ханнеса. Приподняв с трудом тяжелую голову и посмотрев по сторонам, я увидел, что остальные модули постигла примерно такая же судьба. Вся обсерватория «Возрождения» превратилась в груду развалин.

– Что здесь произошло? – спросил я, все еще будучи не в силах подняться.

– Это была очень рискованная игра, которая закончилась благополучно, – ответила Эльза, проводя ладонью по моим волосам. – Я даже и не подозревала, что ты находишься здесь, внутри!

Я вдруг вспомнил, что на вершине горы я видел табличку, в которой предупреждалось о том, что неподалеку хранятся взрывчатые вещества. Эльза, наверное, разыскала в заброшенном карьере ящики с динамитом и придумала, как этот динамит подорвать, а затем, расставив ночью эти ящики в подходящих местах, установив детонаторы и дождавшись, когда лагерь опустеет, пустила его на воздух.

Подобный смелый план ассоциировался в моем сознании скорее с деятельностью какой-нибудь террористической группировки, чем с изощренными выходками эксцентричной женщины, а потому мне невольно подумалось, что я почти ничего не знаю об Эльзе и о том, чем она вообще занимается. Кто ей в этой авантюре помогал? А может, она принадлежит к какой-нибудь организации, борющейся с «Возрождением»? Я решил, что попытаюсь найти ответы на эти вопросы как-нибудь потом, а сейчас займусь кое-чем более срочным.

– А где Ханнес? – спросил я, с трудом поднимаясь на ноги. – Он погиб?

– Задал стрекача. И нам нужно сделать то же самое, пока сюда не нагрянула полиция.

Чувствуя, что у меня болит от синяков и ушибов все тело, я – покрытый с головы до ног пылью – зашагал вслед за Эльзой по тропинке, петляющей по нижней части горы Пенупа в сторону моря. Солнце палило с такой ожесточенностью, как будто уже вот-вот должен был начаться Страшный Суд.

– А я уж думал, что мне из этой колонии сумасшедших живым выбраться не удастся, – сказал я, с трудом переводя дыхание, тянувшей меня за руку Эльзе.

Хотя она сейчас была облачена в неказистую одежду альпиниста, мне она все равно казалась весьма соблазнительной. У меня из головы, тем не менее, не выходили те новости, которые я прочел недавно в интернет-газете, а также все те странности, которыми не раз изумляла меня Эльза.

Когда далеко впереди появилось лазурным миражем море, я, остановившись, сказал:

– Я понимаю, что нам нужно побыстрее уносить отсюда ноги, но мне необходимо выяснить кое-что прямо сейчас. Твоего отца кто-то убил. Это сделала ты?

К глазам Эльзы подступили слезы, и она, едва не расплакавшись, спросила:

– Ты считаешь, что я на такое способна?

– Нет, – признался я.

– Вот и все, что мне было нужно от тебя узнать, – с этими словами Эльза, снова потянув меня за руку, пошла по тропинке дальше.


Мы шли не останавливаясь, пока – спустя целый час – не достигли того места на юго-западной оконечности острова, к которому Панайотис довез меня на своем такси. Его автомобиля там уже не было. Мне оставалось только надеяться, что этот грек сумел благополучно спуститься с горы и вернуться к себе домой.

Мы дошли до небольшой естественной бухточки, рядом с которой находилась обрывистая скала, нависающая над морем, и я присел на гальку пляжа, вытянув ноги и не обращая внимания на то, что волны, накатываясь на берег, омывают мои ступни соленой водой.

Эльза, сев рядом со мной, обхватила руками свои ноги и уставилась рассеянным взглядом куда-то далеко в море.

– Ты в городке Скала исчезла для того, чтобы подготовить нападение на находившийся в кратере лагерь? – спросил я, чувствуя, что настало подходящее время для разговора.

– Это было запланировано заранее, и я предупредила тебя о том, что исчезну, – ответила Эльза, не отводя взгляда от моря. – Однако то, что ты оказался в «Возрождении», пришлось для меня как нельзя кстати. Ты замечательнейшим образом отвлек Ханнеса, а я тем временем подготовила запланированную мной «диверсию». Кто знает, ты, возможно, благодаря своей бестолковости спас мир!

И тут за нашими спинами раздался хорошо знакомый мне голос:

– Жаль только, что ты не смог спасти самого себя.

Не успев даже и обернуться, я почувствовал, что ствол пистолета Ханнеса уперся мне в спину.

– Встань, – приказал исландец. – Сейчас ты совершись свою последнюю прогулку.

Эльза поднялась на ноги и пошла куда-то прочь с таким видом, как будто она тут вообще ни при чем. Самое же странное заключалось в том, что Ханнес даже не попытался ее остановить. Я, уже совсем ничего не понимая (у меня только возникло ощущение, что меня предали), пошел впереди исландца, толчками стволом пистолета в спину давшего мне понять, что хочет, чтобы я поднялся на вершину нависающей над морем скалы.

– Давай, карабкайся туда, наверх, – пробурчал Ханнес, продолжая тыкать мне пистолетом в спину.

Оказавшись уже на вершине скалы, представлявшей собой своего рода небольшую платформу, нависающую над разбушевавшимся морем, я бросил яростный взгляд вслед Эльзе. Она по-прежнему шла, как ни в чем ни бывало, по пляжу, лишь один раз оглянувшись и посмотрев на меня и на то место, на котором мне предстояло принять смерть, с таким равнодушным видом, как будто ей с самого начала было известно, что события будут развиваться именно так и никак иначе.

Ханнес, не переставая в меня целиться, тоже забрался вслед за мной на вершину скалы и направил ствол пистолета прямехонько мне в висок.

– Если у тебя остались какие-то срочные дела и есть в связи с этим какое-то последнее желание, можешь рассказать мне о нем, и я постараюсь его исполнить, – сказал исландец, начиная потихонечку надавливать на спусковой крючок. – Уж такой вот я педант!

– У меня есть только одно желание, – ответил я. – Хочу, чтобы ты сдох.

В этот самый момент откуда-то издалека донесся звук выстрела, и исландец, шатаясь, отступил на два шага назад. Сделав над собой усилие и остановившись, он впился в меня каким-то безумным взглядом, а затем его что-то снова потянуло назад. Он начал балансировать руками, пытаясь удержаться на ногах, но в конце концов потерял равновесие и, падая навзничь, соскользнул с края скалы и грохнулся в море. Я, подойдя к краю скалы, увидел, как он погружается в морскую пучину – погружается в нее навсегда.

Получалось, что через две тысячи лет после гибели Кинопса еще один такой Кинопс навеки упокоился на дне Эгейского моря.

Это всего лишь конец света

1

По мере того как «Боинг-767» набирал максимальную высоту, Эльза снова и снова умиленно всматривалась своими огромными глазами в облака. Мне же никак не верилось, что я все еще жив, Эльза сидит рядом со мной и мы с ней летим на север Европы, чтобы наконец-таки поставить во всей этой истории финальную точку.

Моя загадочная подруга перед нашим вылетом из Греции до самого последнего момента упорно настаивала на том, чтобы я ее в Исландию не сопровождал, заявляя, что там ее ждет нечто такое, чем она должна заняться исключительно в одиночку. Больше она ничего об этой поездке говорить не стала, однако мне, по крайней мере, удалось уговорить ее дать объяснения по поводу тех событий, которые произошли со мной в последнее время.

После того как она спасла мне жизнь, пристрелив Ханнеса из своего револьвера, мы на первом же судне покинули Патмос и отправились в Афины. Это довольно долгое путешествие по морю дало мне возможность прояснить все темные моменты недавних драматических событий, понять смысл которых я еще совсем недавно и не надеялся.

Эльза, как выяснилось, приехала в Тирану, чтобы отомстить тем, кто был виновен в смерти ее отца, – Ханнесу и его албанскому помощнику Спиро.

Лидер «Возрождения» начал целую серию своих кровавых преступлений убийством Десместре, подослав к нему наемного убийцу, которого самого потом – по распоряжению Ханнеса – ликвидировали. Антиквара убили за то, что он обратился в аукционный дом и тем самым разгласил сведения о переписке между Юнгом и Каравидой, которую Ханнес считал частью «Нового Откровения».

По мнению Ханнеса, позволить узнать о ней непосвященным означало поставить под угрозу исполнение содержавшегося в ней предсказания. Использовав обещание о щедром вознаграждении в качестве приманки, он заманил меня к себе, чтобы прикончить меня лично.

Дежурного администратора отеля в Тиране убил Спиро, получивший от Ханнеса приказ «избавляться» от всех, кто так или иначе стал свидетелем моих контактов с представителями «Возрождения». Он также уничтожил – но гораздо более жестоким способом – и свою помощницу Кору, попытавшуюся предупредить меня о том, что со мной может произойти.

Подобная вереница трагических событий показывала, что письма, найденные в старом комоде, спровоцировали настоящую кровавую резню, жертвами которой, по-видимому, стали и утащившие этот комод грабители: Спиро, скорее всего, убил их сразу же после того, как получил от них письма.

Когда мы с Эльзой приехали на такси в Бутринт и я отправился в одиночку на назначенную мне встречу, Эльза тайком пришла на развалины античного театра раньше меня, предварительно договорившись с таксистом из Саранды, чтобы он не говорил мне ничего о том, что она покидала такси. Она сказала таксисту, что хочет «сделать для меня кое-какой сюрприз». Сюрпризом же стало то, что она собственной рукой вонзила нож в спину Спиро. Убив его, Эльза быстренько возвратилась в такси и стала продолжать затеянный ею «спектакль». Таксисту она, должно быть, хорошо заплатила, однако он наверняка и не подозревал о том, какой поступок она совершила на территории развалин.

После приезда на Патмос Эльза, чтобы поквитаться с Ханнесом, раздобыла у местной мафии револьвер и множество детонаторов, за которые ей пришлось выложить немалые деньги. Примерно столько же ей предстояло потратить на перелет в Исландию, которая и была конечной целью этой ее поездки. Пока, правда, мы летели в Лондон, причем, поскольку Эльза находилась в международном розыске, она села на самолет с поддельным паспортом, который сделал для нее один греческий «спец» по изготовлению фальшивых документов.

– В Албании пришлось помыкаться без паспорта мне, а теперь та же участь постигла тебя, – сказал я ей на ухо, отрывая ее от любования облаками. – В Афинах у нас почти ничего не проверяли, а вот в лондонском Хитроу тебя, возможно, схватят за шкирку.

– А может, мне повезет, – шепотом ответила Эльза. – Меня ведь все равно рано или поздно схватят. Я призналась во всем, что совершила, в письменном виде, чтобы, если со мной что-то случится, у тебя не было никаких проблем. Письмо с моим признанием вот-вот прибудет в комиссариат испанской полиции, в котором ведут дело об убийстве отца.

– Это означает, что ты никогда не вернешься в Херону? – озабоченно спросил я.

– Никогда.

– Собираешься обосноваться в Исландии?

– Возможно. Если меня не сцапают в Хитроу. Ты ведь меня не сдашь полиции?

Она произнесла эти слова, гладя мою ладонь своими холеными пальцами – пальцами, которые держали оружие, когда она убивала Спиро и Ханнеса. И тем самым, кстати, спасала мне жизнь.

– Ты и сама прекрасно знаешь, что не сдам.

– Имей в виду, что в Исландию со мной ты не поедешь. Оставайся в Лондоне и зайди в универмаг «Харродс». Купи там что-нибудь своей дочери, выпей пару больших кружек пива и возвращайся домой. Или же поезжай за дочерью в Бостон. Теперь ты можешь позволить себе такую роскошь.

– Мне нужно экономить, чтобы хватило денег на оплату ее учебы в частной школе. А еще мне нужно погашать ипотечный кредит и платить за аренду дома. Так что жизнь у меня, как и раньше, не сахар.

– Это еще одно основание для того, чтобы ты не летел со мной в Исландию. Это самая дорогая в мире страна.

– Нравится тебе это или нет, но я обязательно полечу с тобой в Исландию, – решительно заявил я. – Мне очень хочется узнать, что ты в этой стране забыла. Кроме того, немного охладиться мне не помешает.


Приземлившись утром в Хитроу, мы были вынуждены провести одну ночь в отеле этого аэропорта, потому что ближайший самолет на Рейкьявик вылетал лишь через восемь часов.

Наверное, в связи с тем, что время было уже довольно позднее, проверка прилетевших проводилась не особенно строго, и наши паспорта никто внимательно не рассматривал. Надеясь, что нам точно так же повезет и на следующее утро, мы сели на один из автобусов, курсирующих между терминалами этого огромного аэропорта и обслуживающими пассажиров отелями.

Когда мы уже ехали в автобусе, Эльза вдруг положила голову мне на плечо и спросила:

– Кстати, а что за жизнь была в «обсерватории» Ханнеса?

– Какой-то сплошной бред. Я рад, что тебе захотелось о нем поговорить. Я ведь до сих пор не могу понять, почему он не тронул тебя на том пляже, – как не могу понять и того, с какой целью ты решила отправиться на его родину.

– Ты об этом узнаешь, но всему свое время, – с загадочным видом ответила Эльза.

– Скажи, тебя мучают угрызения совести из-за того, что ты его убила?

– Ханнес именно этого от меня и ждал, – сказала Эльза. – Поэтому он и сделал вид, что меня не заметил.

– Ты хочешь сказать, что он поднялся со мной на ту скалу ради того, чтобы ты его пристрелила? – удивленно спросил я.

– Именно так. Тебе это трудно понять, поскольку кое-что ты еще не знаешь. Но я предупреждала тебя еще на Самосе, что у Ханнеса имеется латентная мотивация. Хотя он и пытался реализовать проект «Ирод», в действительности он искал Апокалипсис для самого себя. На остальной мир ему было наплевать.

В этот момент автобус остановился перед «Бест Вестернер» – самым недорогим из отелей аэропорта Хитроу, какой мы только смогли найти. Когда мы вышли из автобуса и, взяв из его багажного отсека свои чемоданы, направились к входу в отель, Эльза договорила:

– Ханнес был помешан на трагических концовках, и в данном случае он добился исполнения своей мечты умереть как-то по-особенному – тем более что я, в общем-то, поставила точку в деятельности созданного им общества «Возрождение». Он не смог стать новым святым Иоанном, но зато ему удалось умереть так, как умер Кинопс. К этому Ханнеса подталкивала его латентная мотивация, а я всего лишь помогла ему добиться того, к чему он стремился.

2

Зарегистрировавшись у дежурного администратора, мы поднялись на пятый этаж на лифте, в котором еле слышно звучала музыка. Прислушавшись, я узнал зловещую песню группы «Отель гуру», отчего мне невольно подумалось, что лейтмотив этого бегства навстречу будущему остается таким же, каким был и раньше.

Right here,

among old gods,

after life,

after trouble.

You know, this end

is the beginning…[20]

Пока Эльза принимала душ, я, развалившись по диагонали на кровати, предавался тревожным размышлениям. Мы пересекаем Европу от Патмоса до Исландии – получается, что тоже по диагонали, – причем Эльза упорно не хочет мне говорить, зачем мы летим в такую даль.

Если любой конец является началом чего-то другого, то как бы на ледяном острове меня не ждала новая череда неприятностей. Я уже почти жалел о том, что напросился в сопровождающие к Эльзе в этой ее последней поездке.

В то же время мы все еще находились в Лондоне, и не было никакой гарантии того, что Эльзе завтра утром удастся успешно пройти паспортный контроль. Поскольку магнитная лента в поддельном паспорте вряд ли правильно сработает при сверке информации, указанной в паспорте, с информацией в соответствующей базе данных, наша попытка пройти этот контроль закончится, скорей всего, тем, что нас арестуют.

Мое настроение, однако, кардинально изменилось, когда Эльза вышла из душа в одном лишь нижнем белье, главным предметом которого была блестящая черная комбинация, подчеркивающая белизну ее кожи.

Похожая на кошку, которая всегда ведет себя так, как ей вздумается, она забралась на кровать, на которой лежал я, предаваясь невеселым размышлениям. Сев на меня сверху, она сказала:

– Если хочешь сегодня ночью насладиться анимой, тебе придется мне кое-что пообещать.

– Не возражаю, – поспешил ответить я, завороженно глядя на восседающую на мне Эльзу.

– Я хочу, чтобы в Исландии ты вел себя исключительно как наблюдатель. Ты из-за своей бестолковости запросто можешь все испортить. А нам, чтобы замкнуть круг, осталось не так уж и много.

– Обещаю, – сказал я, еще толком не понимая, о чем вообще идет речь.

– Не делай ничего, о чем я тебя не попрошу, – продолжала Эльза. – Договорились?

В знак согласия я кивнул. Эльза расстегнула застежку на своем черном лифчике и сняла его, обнажив вызывающе упругие груди.

– Я и сейчас должен подчиняться такой строгой дисциплине? – спросил я, чувствуя, как у меня от соприкосновения с телом Эльзы кое-что начинает набухать.

– Нет, пока еще нет, – улыбнулась она. – Ты ведь находишься на территории Великобритании. Здесь тебе все разрешено.


Неполадки в компьютерной системе аэропорта Хитроу позволили нам и во второй раз благополучно пройти паспортный контроль. Пограничник лишь визуально сравнил лицо Эльзы с фотографией в ее паспорте – вот и все.

Когда мы уже подошли к выходу на посадку на самолет авиакомпании «Айслендэр», Эльза вдруг посмотрела на меня с очень серьезным видом и сказала:

– Предупреждаю: кое-что из того, что ты там увидишь, тебе не понравится. У тебя еще есть время одуматься и не лететь со мной.

Я, ничего не говоря в ответ, раскрыл английскую газету, которую держал в руках, на странице, посвященной науке. Там была напечатана коротенькая статья о том, что группа американских ученых обнаружила в космосе пустое пространство необычно огромных размеров:

Астрономы Университета штата Миннесота обнаружили в космосе огромное пустое пространство. В нем нет абсолютно ничего: ни звезд, ни галактик, ни темной материи, ни объектов, которые известны как «черные дыры», – в общем, ничего, кроме абсолютного вакуума. Протяженность этого пустого пространства составляет миллиард световых лет, то есть в тысячу раз больше, чем изначально предполагали открывшие его ученые.

Данное сообщение заставило меня осознать, какая дыра появится в моей жизни, если я расстанусь с Эльзой – расстанусь навсегда. Хотя она и убила двух человек, ее странности и резкие перемены в настроении вносили определенный смысл во вселенную – мою вселенную, – в которой, как мне казалось, уже не осталось ни галактик, ни хотя бы отдельных звезд.

Пока я предавался подобным размышлениям, открылась дверь выхода на посадку, и с десяток пассажиров с североевропейской внешностью начали выстраиваться в очередь, держа в руках пакеты с товарами, которые они приобрели в магазинах беспошлинной торговли, – по-видимому, большей частью спиртными напитками. Двое из них были одеты в футболки с надписью: «LOST IN ICELAND».[21]

Когда мы зашли в самолет, я заметил, что лицо Эльзы вдруг помрачнело. Сев на свое место, она почему-то не стала, как обычно, листать журналы, а закрыла глаза и начала делать глубокие вдохи и выдохи.

– Не знал, что ты боишься летать на самолете, – сказал я, кладя на ее ладонь свою.

– Чего я боюсь в Исландии – так это отнюдь не летать на самолете, – ответила она, не открывая глаза.

3

Мы покинули малюсенький аэропорт Кефлавик и, взяв напрокат автомобиль, поехали, сами, похоже, не зная, куда. Во всяком случае, я этого точно не знал. Хотя у этой поездки, по всей видимости, имелась своя «латентная мотивация», Эльза мне ничего по этому поводу не сказала – как не сказала и о том, каким будет наш маршрут.

– Мы едем в Рейкьявик? – спросил я у моей молчаливой спутницы.

– Пока еще нет, – уклончиво ответила она.

Затем она включила плеер и уставилась в окно, явно не желая разговаривать.

Пейзаж, посреди которого мы оказались, выехав на кольцевую трассу, опоясывающую остров и проходящую по его освоенной людьми прибрежной зоне, больше других когда-либо виденных мною пейзажей наводил на мысли о конце света: он представлял собой тянущуюся до горизонта каменную пустыню, на которой во многих местах виднелись искусственные нагромождения пепельно-серых камней. Исландцам, похоже, нравилось ради забавы складывать эти камни в причудливые кучи.

– Эти камни – куски застывшей вулканической лавы, – пояснила Эльза, заметив, что я с большим любопытством глазею по сторонам. – Местные жители складывают их один на другой, чтобы загадать желание. Поэтому тут так много подобных нагромождений.

– Похоже, ты неплохо знакома с Исландией, – вкрадчиво сказал я, внутренне радуясь, что Эльза снова «разговорилась». – Ты когда-то приезжала сюда в отпуск?

– Не совсем так. У меня в жизни был сумасшедший период, во время которого я зарабатывала кучу денег, а тратить их приезжала сюда.

– Ты имеешь в виду то время, когда жила в Нью-Йорке?

– Да. Мне тогда было двадцать лет, и я работала моделью. Моими работодателями были рекламные агентства высшей категории. Я в те времена общалась исключительно с другими моделями и молодыми менеджерами из Лондона и Нью-Йорка. В этой среде принято баловаться наркотиками, и далеко не один человек от них окочурился. Многие другие – как, например, я, – слегка свихнулись.

После такого неожиданного признания Эльза, замолчав, жестом показала, чтобы я поворачивал направо. Мы поехали по шоссе, пересекающем местность, на которой из грунта во многих местах поднимались клубы пара. Я разглядел далеко впереди геотермальную электростанцию.

– В той среде у всех нас имелись друзья и в Нью-Йорке, и в Лондоне. Один раз в месяц мы устраивали всенощную пирушку в месте, находящемся примерно посередине между этими двумя городами, и таким местом был Рейкьявик.

– Никогда бы не подумал, что в этой стране могут устраиваться пирушки менеджеров модельного бизнеса, – покачал я головой, подъезжая к зданию, за которым виднелись устремляющиеся высоко в воздух облачка пара.

– Не всех, а только из самых высших кругов, – уточнила Эльза, показывая мне, где припарковать машину. – Мы связывались по телефону, договаривались и в тот же вечер садились на самолет, прилетающий сюда как раз перед полуночью. Когда пирушка заканчивалась, мы садились на утренний самолет, даже ни чуточку не поспав.

– А в каких заведениях вы тут развлекались?

– Чаще всего в изысканно оформленных барах на улице Лаугавегур в Рейкьявике. Именно там я познакомилась с Ханнесом.

Я, как раз в этот момент заглушив двигатель, замер на своем сиденье от изумления.

– Ты была знакома с Ханнесом и только сейчас мне об этом сказала? – наконец придя в себя, возмутился я.

– Я не знала, что мы имеем дело именно с ним, пока не увидела, как он вылезает из-под обломков после взрыва «обсерватории». Я заметила его на судне, на котором мы плыли на Патмос, однако подумала, что он едет туда в качестве туриста, а потому постаралась не попадаться ему на глаза. Думаю, он меня тогда не заметил. Да, это, без сомнения, был именно Ханнес, с которым я познакомилась тринадцать лет назад.

– Но ты, тем не менее, в него выстрелила.

– Именно потому, что это был он, я и выстрелила. Я почувствовала, что он мысленно умоляет меня об этом. Кроме того, он убил моего отца. А еще мне, кстати, нужно было спасти твою жизнь.

– Тебе придется мне очень многое объяснить, – растерянно пробормотал я, выходя из автомобиля на свежий воздух, который в Исландии и сейчас, в июне, был едва ли не ледяным.

– Хорошо, но сначала я хотела бы побултыхаться в горячей воде. Это вызовет у меня приятные воспоминания.


Заплатив за вход, мы зашли в «Blue Lagoon».[22] Там, как и следовало из названия, имелся большой водоем с голубоватой водой, температура которой (40°С) была для человеческого тела очень подходящей.

Взяв купальные халаты и махровые полотенца, мы зашли каждый в свою раздевальню (я – в мужскую, Эльза – в женскую), чтобы принять душ и переодеться. Затем я залез в этот замечательный – ну прямо как в раю – горячий водоем, в котором несколько сот человек наслаждались теплом, в то время как над их головами дул холодный ветер.

Эльза, оказавшись попроворнее меня, уже сидела возле находившегося посередине водоема каменистого островка, от которого поднимались большие клубы горячего пара. Я направился к ней, топая по глине, из которой многие из купающихся здесь людей делали себе грязевые маски на лицо. Глубина в этом месте водоема была совсем маленькой, что позволяло сидеть в нем, как в огромной естественной ванне.

– Знаешь, а в исландской почве так много горячей воды, что крестьяне не выращивают здесь картошку, потому что доставать ее из земли приходится уже сварившейся, – сказала, улыбаясь от уха до уха, Эльза.

– Лучше расскажи мне о Ханнесе, – сказал я, пытаясь направить разговор в другое русло. – Убийство твоего отца и «Возрождение» имеют какое-то отношение к тому, что ты была знакома с Ханнесом в юности?

– Нет, никакого. Ханнес не мог знать, что это была я, потому что в пору нашего с ним знакомства я была известна в кругу своих приятелей не под своим именем, а под творческим псевдонимом. Мы с ним, правда, время от времени занимались любовью, но моих документов он никогда не видел. Тогда, в последний день на Патмосе, он – неожиданно для себя самого – меня узнал. Именно поэтому он и сделал вид, что меня не заметил. Когда он поднялся с тобой на скалу, ему вдруг захотелось, чтобы я его убила. Причем не только для того, чтобы умереть, как умер, если верить легенде, тот волхв – ну я тебе это уже объясняла раньше.

– Для чего же еще?

– Ханнес когда-то в меня был сильно влюблен… Эта любовь у него, судя по всему, так и не прошла, а тут он волею всемогущего случая оказался в ситуации, очутиться в которой втайне мечтает любой человек, страдающий от неразделенной любви.

– И что же это за ситуация?

– Ситуация, в которой он принимает смерть от руки того, кто его отверг.

– Что-то я сомневаюсь, чтобы отвергнутые влюбленные об этом мечтали, – покачал я головой, начиная чувствовать себя в горячей воде водоема сварившимся картофелем.

– Мечтают, поверь мне. Ничто не мучает так несчастного влюбленного, как равнодушие. Поэтому влюбленный юнец, когда ему не отвечают взаимностью, зачастую мечтает о том, чтобы над ним жестоко измывалась девушка, которую он любит, и чтобы это затем вызвало у нее угрызения совести, являющиеся своего рода ощущением долга перед ним. А быть убитым своим собственным идолом – это вообще предел мечтаний. Несчастный влюбленный тем самым продолжает жить – в виде незаживающей раны – в душе того, кто его отверг.

4

Погревшись в «Blue Lagoon» – где Эльза сделала грязевую маску на лицо и мне, – мы поехали в направлении Рейкьявика, но я при этом по-прежнему не знал, что же является конечной целью нашей поездки.

– Насколько я понимаю, Рейкьявик – самый безопасный в мире город, – сказал я, разомлев после долгого пребывания в горячей воде. – Во всяком случае, был таковым до моего приезда сюда.

– И останется таковым и дальше, – сказала, улыбнувшись, Эльза (теперь машину вела она), – потому что мы объедем его стороной.

– Куда же мы тогда едем?

– Какая тебе разница? – нахмурилась Эльза. – Тебе что, здесь, рядом со мной, не нравится?

– Мои слова могут показаться банальными, но мне хотелось бы увидеть какой-нибудь гейзер. Говорил же Ханнес про меня, что я – не более чем самый заурядный человек.

Эта моя реплика тут же показалась мне неуместной, потому что драматические события произошли слишком уж недавно, чтобы по их поводу стоило шутить. А может, как раз наоборот: поскольку я все еще в какой-то мере находился в состоянии шока, то вполне мог позволить себе говорить с легкостью о событиях, весь драматизм которых я осознаю значительно позже.

– Для всего остального мира он и сам был не более чем заурядным человеком, – сказала Эльза, разомлев, так же как и я, от купания в горячей воде.

– Но не для тебя.

– Естественно. Он ведь был в меня влюблен.

– А где именно начался ваш роман? – спросил я, видя через лобовое стекло автомобиля, что лунный пейзаж сменяется зелеными лугами, на которых резвятся кони.

– Тебе может показаться странным – тем более в таком идиллическом месте, как это, – но мы поцеловались с ним в первый раз в «печальном клубе» в Лондоне, когда я приехала туда на фотосессию. Он показался мне каким-то особенным.

– Мне хотелось бы узнать побольше вон о тех убогих халупах с дерном на крыше, – сказал я, вдруг почувствовав ревность. – Ума не приложу, как в них вообще можно жить!

– Окружающая действительность здесь постепенно меняется, – Эльза закурила сигарету. – Еще совсем недавно в Исландии можно было встретить юношей и девушек в одеждах средневекового стиля, а в тавернах вместо столов зачастую использовались крышки заранее изготовленных гробов и было понаставлено множество подсвечников. Но теперь, насколько я знаю, убранство в них стало, скажем так, поизящнее.

– Кстати, а упомянутые тобой «печальные клубы» еще существуют? – поинтересовался я.

– А разве уже не осталось людей, которым есть о чем печалиться? В конечном счете, их предназначение – такое же, как и у любого другого клуба: поделиться своим взглядом на мир или же, по крайней мере, какими-то своими чувствами. Насколько я знаю, в Японии для менеджеров проводятся сеансы терапии, во время которых эти менеджеры, чтобы «спустить пар», смотрят простенькие сентиментальные корейские пьесы – такие, как «Зимний сонет», в котором рассказывается о несчастной юношеской любви. Считается, что после просмотра подобных – нагоняющих слезу – театральных постановок у менеджеров спадает психическое напряжение, накопившееся на работе. Таким образом, подобные пьески являются профилактикой инфарктов.

– Я понимаю, что уже не первый раз задаю тебе этот вопрос, – усмехнулся я, – но все-таки: откуда тебе все это известно?

– Я отвечу фразой Оскара Уайльда, – сказала Эльза, туша окурок в пепельнице автомобиля. – «Лично мне подайте то, от чего нет пользы, потому что то, от чего есть польза, может иметься у кого угодно».

– Знаешь, а ведь Ханнес мне в «обсерватории» тоже разок процитировал Уайльда.

– В этом нет ничего странного: мы с ним – родственные души. Кстати, тебе не хотелось бы узнать еще кое-какие подробности о том, что представляют собой «печальные клубы»? Я в последние дни о них кое-что прочитала.

– Расскажи, – попросил я, глядя на большое стадо низкорослых исландских лошадок, которое, начав переходить дорогу, заставило нас остановиться.

– Один из таких знаменитых клубов называется «Feeling Gloomy».[23] В нем на стенах развешены вырезки из газет за последнюю неделю, но исключительно те, в которых сообщается о самых-самых печальных событиях. Хозяин заведения разносит горячие напитки, а посетители занимаются тем, что пьют их и друг друга утешают.

– Подобное заведение может существовать только в Англии, – ухмыльнулся я. – Это вообще страна чудаков.

– Еще один широко известный клуб называется «Loss».[24] Он располагается в подвальном помещении здания XVII века, украшенном сухими цветами, подсвечниками и гнилыми фруктами. В нем также есть поломанные игрушки и мертвые бабочки. Я слышала, что обслуживающий персонал там сидит и чистит лук, а на маленькой сцене тем временем показывают самые печальные в мире представления, начиная от шедевров японской оперы и заканчивая представлениями с переодеваниями, которым позавидовала бы и Марлен Дитрих.

Припарковав автомобиль на пустынной стоянке, Эльза продолжила:

– Однако самым популярным в настоящий момент является заведение под названием «Скрэпклаб», где, заплатив за вход, посетители могут ломать все, что попадется им под руку.

Улыбнувшись друг другу, мы вышли из автомобиля и оказались перед гейзером, который назывался по-исландски «Гейсир». От этого слова, как я узнал чуть позже, и произошло наименование термических источников, из которых вздымаются фонтаны кипящей воды и пара. Лужи на поверхности земли вокруг Гейсира были чем-то похожи на горячий густой суп.

– Самый мощный гейзер сейчас закупорен, поскольку люди забавлялись тем, что кидали в него камни, чтобы посмотреть, как их уносит струей воды далеко ввысь. Таким камнем можно было потом получить сверху по башке, – рассказывала Эльза, ведя меня за руку к гейзеру под названием «Строккур», возле которого собралось больше всего туристов.

Нам пришлось прождать минут десять, прежде чем гейзер наконец-таки соизволил «ожить» и плюнул высоко вверх подступившей из глубины земли кипящей водой. Меня, впрочем, удивил не столько фонтан из воды и пара, сколько сам процесс извержения: сначала на поверхности земли образовался огромный пузырь из кипящей воды, а затем этот пузырь, лопнув, трансформировался в вертикальный фонтан.

Все это было прекрасной аллегорией того, чему вскоре предстояло произойти и о чем я еще даже не догадывался.


Полюбовавшись гейзерами, мы вернулись к своему автомобилю, и Эльза, снова сев за руль, рассказала мне, что исландские лошадки наряду с монгольскими успевают сделать пять шагов за то время, за которое лошади других пород делают лишь три шага. По дороге к водопаду Гульфосс она напичкала меня многими другими фактами – из той категории сведений, от которых нет никакой практической пользы, но которые обычно оседают в голове надолго.

– Ты, похоже, очень хорошо знакома с этой страной, – заметил я.

– Так ведь я много раз приезжала в Исландию, и не только для того, чтобы поучаствовать в пирушках снобов. Иногда я оставалась тут на несколько дней с Ханнесом. То место, которое ты сейчас увидишь, было его излюбленным.

Она остановила автомобиль на равнине, с которой уходила под уклон широкая извилистая тропа. Откуда-то издалека доносился глухой шум струящейся воды.

Спустившись по этой тропе, мы оказались у вершины огромного водопада Гульфосс, стекавшего беснующейся пенной массой вниз между двумя широченными склонами. Я молча уставился на это удивительное зрелище, превзошедшее все мои ожидания. Несмолкающий яростный рев водопада говорил гораздо больше того, что можно было бы выразить словами.

– Пойдем, – сказала Эльза, явно радуясь ошеломляющему впечатлению, которое произвел на меня этот уголок Исландии. – Я знаю, откуда открывается замечательный вид.

Она повела меня за руку по каменистой тропинке, тянущейся вдоль водопада (его высота, похоже, превышала три десятка метров), пока мы не оказались на находящемся прямо над водопадом небольшом скалистом выступе.

– Что, страшно? – вызывающе спросила Эльза, бесшабашно усевшись на самом краю этого естественного трамплина и свесив ноги.

Поборов головокружение, которое всегда появлялось у меня на большой высоте еще с детства, я очень аккуратно приблизился к краю выступа и осторожно присел, ухватившись за его неровности обеими руками.

– Да, тебе страшно, – Эльза с ехидством сама ответила на свой вопрос. – И это неудивительно: стоит мне тебя лишь слегка толкнуть – и ты окажешься на глубине Гульфосса, в компании с водяными чудищами и сиренами из скандинавской мифологии времен викингов. Поскольку я нахожусь в этой стране под чужой фамилией, никто не сможет обвинить меня в причастности к твоему исчезновению в Исландии.

– Да, это было бы идеально продуманное преступление, – сказал я, чувствуя, как у меня от одного лишь взгляда на высоту этого водопада начинает затуманиваться сознание, – но ты никогда его не совершишь.

– Не будь таким самоуверенным, – усмехнулась Эльза, пристально глядя мне прямо в глаза. – В конце концов, ты тоже косвенно виновен в смерти моего отца, потому что ты ввязался в эту авантюру с Ханнесом исключительно из алчности. Во всех этих событиях тобой ни разу не руководило ни одно благородное чувство, – взгляд Эльзы стал укоряющим.

– По части благородных дел мы можем занести себе в актив уничтожение «обсерватории» Ханнеса, – попытался сыронизировать я, хватаясь рукой за большой влажный камень. – Правда, я – всего лишь тот, кому при этом просто посчастливилось выжить.

– То есть не более чем самый заурядный человек, – констатировала Эльза, используя услышанную от меня формулировку, и – к моему испугу – обхватила меня рукой за талию.

Я осознал, что моя жизнь сейчас находится в буквальном смысле в ее руках. Вспышка гнева, небольшое «короткое замыкание» у нее в мозгу – и мне конец.

– Поскольку я сейчас в любой момент могу погибнуть, – сказал я, чувствуя, как у меня на спине выступает холодный пот, – мне необходимо срочно кое-что узнать: как в конце концов поступил юноша, который жил под изолирующим колпаком?

Этот вопрос, похоже, застал Эльзу врасплох, и она, задумавшись, убрала свою руку с моей спины. Затем она ответила:

– Ему пришлось выбирать: или и дальше все время сидеть под изолирующим колпаком, или, рискуя погибнуть, обнять девушку, которую он любил.

– Ну и?…

– Он выбрался из-под колпака и уехал с ней на ее лошади. Это было очень романтично.

Эльза вдруг начала всхлипывать, опуская голову все ниже и ниже. Я интуитивно догадался, что она плачет не из-за того, что Тод Любич ускакал с любимой девушкой навстречу своей верной смерти, а из-за всех тех событий, которые произошли за последнюю пару недель. А может, и за последние несколько лет или даже десятилетий.

Я попытался взбодрить ее шуткой – возможно, не очень удачной:

– Не переживай. Конец света все еще не наступил.

Эльза посмотрела на меня ласковым взглядом и, легонько поцеловав, сказала:

– Для меня – наступил.

Затем она, оттолкнувшись обеими руками от края выступа, рухнула вниз – в глубину водопада.

5

Дорогой Лео!

Когда ты начнешь читать это письмо, я уже буду лежать мертвая на дне водопада Гульфосс. Не переживай – это самое лучшее, что могло со мной произойти. Я поняла, что не смогу жить дальше после того, как я убила двух человек, и не смогу перенести тоску по своему погибшему отцу.

Забавно, что, покинув этот мир, я выполнила обещание, которое дала человеку, виновному в смерти моего отца. В нашу последнюю ночь с Ханнесом мы поклялись друг другу, что уйдем из этой жизни вместе. Мы замышляли сделать это как раз в водопаде Гульфосс. Я была жестокой и несправедливой по отношению к Ханнесу. Думаю, именно поэтому он тронулся рассудком и загубил свою жизнь и жизнь многих других людей. Поскольку он любил меня слишком сильно для того, чтобы решиться мне отомстить, он в конце концов стал готовить отмщение всему миру и назвал его «Предсказание 2013». Сейчас Ханнес лежит на дне Эгейского моря, а я жду его в пучине Гульфосса – где ему самому очень хотелось бы упокоиться. Если существует жизнь после жизни, он найдет способ сюда добраться.

Надеюсь, ты сможешь меня хоть в какой-то мере простить. Я любила тебя единственным способом, каким может любить вечно печальное сердце, – в глубине своей души.

Навеки твоя,

Эльза

Со слезами на глазах дочитал я это письмо, которое нашел на коврике у входной двери своего дома.

На конверте стоял греческий штамп, что давало мне основания полагать, что Эльза послала это письмо из Афин в тот день, когда мы отправились с ней в свою последнюю совместную поездку, я тогда примерно на час потерял ее из виду – когда она покупала авиабилеты. Теперь я потерял ее навсегда.

Когда я вошел в дом, там меня ждала новость, заставившая на некоторое время позабыть о гибели Эльзы: меня «обчистили».

Возможно, потому, что в нашем поселке имелись дома, владельцы которых жили в них лишь по месяцу в году, какая-то шайка мелких жуликов, решив, видимо, что я принадлежу к числу таких жителей и появлюсь еще не скоро, утянула из моего дома всю мебель, которая была пусть и не самой модной, но все же довольно новой: я купил ее не более полугода назад. На первом этаже от всей обстановки комнаты, в которой жил я сам, осталась лишь пара разбитых декоративных ваз и несколько книг, которые валялись на полу.

Прижимая письмо Эльзы к груди, я прошел на кухню и увидел, что из нее исчезли почти все бытовые электроприборы – кроме старого и очень тяжелого холодильника, на который воры не позарились. Когда я открыл его, то впервые за долгое время обрадовался: там стояла бутылка кавы[25] – отголосок нашей с Айной совместной жизни.

Видимо, потому, что я еще не привык вести себя как холостяк, я зашел в пустую гостиную, держа в руках два больших бокала. Растягивая до максимума этот небольшой светлый промежуток в черной полосе своей жизни, я, откупорив бутылку, сел на пол и стал смотреть, как начало заходить за вершины гор солнце. Затем я наполнил один из бокалов.

Однако едва я поднес его к губам, как во входную дверь кто-то постучал. Я, устало поднявшись, поплелся ее открывать, с досадой думая, что даже спокойно насладиться глотком веселящего вина – и то мне не удается.

К моему удивлению, на пороге стояла – с дорожной сумкой в руке – Ингрид.

– Что ты здесь делаешь? – спросил я у нее. – Ты разве не собиралась пробыть у своей двоюродной бабки до конца августа?

– Мы поссорились, – сказала Ингрид, заходя – сумкой вперед – внутрь дома. – Тетя Дженни так на меня разозлилась, что даже взяла денег в долг, чтобы купить мне обратный билет.

Увидев, что в гостиной у нас теперь хоть шаром покати, Ингрид, бросив сумку на пол, всплеснула руками и расхохоталась.

– А что здесь произошло? – воскликнула затем она. – Куда ты подевал всю мебель?

– Я тут устроил себе небольшой праздничек, – сказал я, садясь на пол и наполняя и второй бокал. – Ты как, в нем участвуешь?

Ингрид села на пол рядом со мной и взяла бокал одновременно и с удивленным, и с веселым видом.

– А по поводу чего праздник? – спросила она, чокаясь со мной бокалами.

– Назовем его праздником тех, кому есть о чем печалиться. Как считаешь, нормально звучит?

– Звучит клёво, – ответила Ингрид, отхлебывая вино.

– Единственная проблема – нет музыки, – посетовал я.

– А вот и есть, – возразила Ингрид, доставая из кармана портативный медиапроигрыватель.

Я вырвал его у нее из рук и стал просматривать список имеющихся песен. Порыскав по нескольким каталогам, я наконец натолкнулся на одну из песен группы «Блэк Бокс Рекордер», показавшуюся мне очень даже подходящей для данной ситуации.

– Включи вот эту, – попросил я.

Ингрид повернула пальцем колесико на медиапроигрывателе, чтобы усилить звук. Затем она дала мне один из наушничков, а второй засунула в ухо себе.

Мы снова чокнулись бокалами и выпили, а затем стали слушать песню, символизирующую начало нашего «праздничка» и, возможно, начало совсем новой для нас жизни:

Where is the love?

Satellites break up in the atmosphere.

Our ashes are scattered in space.

All of the answers fall into place.

Its only the end of the world.[26]

Слова признательности

Благодарю Кармен – за то, что безоговорочно поддерживала меня во всей этой безумной затее, и Каре – за то, что всегда оказывалась рядом со мной в самые важные моменты.

Благодарю Хосе Рамона и Хосе Марию – спасибо за «Ирода», – сопровождавших меня во время поездки в Албанию.

Благодарю Катинку – за Грецию и вообще почти за целый мир.

Благодарю Джемму, Роджера, Нору и Анну, оберегающих первозданность природы Исландии.

Благодарю Сандру, Берту и Жоана Бруну, являющихся для меня моей литературной семьей.

Благодарю Ану и Пему – лучших подруг Лео Видаля.


Благодарю издателей этой книги – за их усилия и энтузиазм.


Благодарю любезных читателей.

Примечания

1

Павана – торжественный медленный бальный танец, распространенный в Европе в XVI в., а также инструментальная музыкальная пьеса. (Здесь и далее примеч. пер.)

2

Сефарды – субэтническая группа евреев, сформировавшаяся на Пиренейском полуострове вследствие миграции иудеев внутри Римской империи, а затем внутри Халифата, в дальнейшем изгнанная с территории Португалии и Испании. Ныне живут в странах Северной Африки, Малой Азии, Балканского полуострова, в Израиле.

3

Femme fatale – роковая женщина (фр.).

4

Католические короли – устоявшееся наименование двух испанских монархов-супругов: королевы Изабеллы I Кастильской (1451–1504) и короля Фердинанда II Арагонского (1452–1516).

5

Намек на широко известную древнеримскую поговорку о том, что все дороги ведут в Рим.

6

Ска – танцевальный музыкальный стиль, появившийся на Ямайке в конце 1950-х гг.

7

Кошерное – приготовленное в соответствии с требованиями иудейской религии

8

Одноместный батискаф.

Твой прожектор направлен в бездну

Таинственных вод.

Только ты их исследуешь.

Социалистический батискаф,

Сочиняет трагический отчет

Товарищ механик

В океанографический институт.

Одинокий батискаф… (каталон.).

9

Мы запрограммированы только на прием.

Ты можешь освободить номер и расплатиться за него, когда захочешь.

Но вот вырваться отсюда тебе не удастся!

Добро пожаловать в отель «Калифорния»,

Такое милое местечко… (англ.).

10

«Французская кондитерская» (фр.).

11

«Албанские ежедневные новости» (англ.).

12

Спелеолог – специалист, изучающий естественные подземные пещеры.

13

«Ленивая ящерица» (англ.).

14

«Дорога в ад» (англ.).

15

И ты ничего не сможешь сделать.

Это – всего лишь листки бумаги, улетающие от тебя прочь… (англ.).

16

Море отражается в летнем небе, и его белые барашки становятся похожими на прозрачных ангелов… (фр.).

17

«Лейтесь, мои слезы» (англ.).

18

Сувлаки – небольшие шашлыки на деревянных шпажках.

19

Экзегет – толкователь античных и библейских текстов.

20

Вот здесь,

среди древних богов,

после жизни,

после хлопот.

Ты же знаешь, что этот конец

является началом (англ.).

21

Затерявшийся в Исландии (англ.).

22

«Голубая лагуна» (англ.).

23

«Чувствуя тоску» (англ.).

24

«Утрата» (англ.).

25

Кава – испанское игристое вино.

26

Где любовь?

Спутники разваливаются на части в атмосфере.

Наш пепел разбросан там и здесь.

Все ответы оказываются правильными.

Это всего лишь конец света (англ.).


home | my bookshelf | | 2013. Конец времен |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу