Book: У каждого свои секреты



У каждого свои секреты

У каждого свои секреты

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Черт возьми! Элли не на шутку рассердилась:

— Мне не нужен переводчик.

— Разве ты говоришь по-русски?

— Между прочим, да, — не без гордости сообщила она. Но, заметив скептический взгляд босса, неохотно добавила: — Немного.

— Что значит «немного»?

Она одарила его одной из своих неотразимых улыбок.

— Это значит, достаточно, чтобы ответить «нет», если ко мне будут клеиться.

Босс рассмеялся. Несмотря на твердое решение оставаться серьезным, он не устоял против ее улыбки.

— Но знаешь ли ты язык настолько, чтобы понять, когда к тебе начнут клеиться?

— Даже глухонемой способен понять такое!

Он покачал головой и сказал:

— Я знаю, что ты умная деловая женщина и все прочее, но не собираюсь рисковать тобой, позволяя мотаться по России одной.

Элли и слышать не хотела о попутчике. У нее были свои причины — достаточно важные и тайные, — чтобы поехать в Россию. И это не имело ни малейшего отношения к цели ее командировки. Соглядатай ей совсем ни к чему. Но надо быть покладистой, чтобы не сорвать поездку. Она улыбнулась и бодро произнесла:

— Ладно, договорились. Я найду там кого-нибудь.

— Нет необходимости, — самодовольно заявил босс. — Я знаю кое-кого в Москве. Он друг нашей семьи. Можешь позвонить ему. Его зовут Дрейк Марсден, он работает в банке, который открыл свой филиал в Москве. Дрейк знает язык и окажет тебе всяческую помощь. Я договорился, что он встретит тебя в аэропорту.

— Чудесно, — изобразила восторг Элли, внутренне сжавшись от досады и про себя решив, что избавится от этого чрезвычайно нежелательного компаньона при первой же возможности.

Она рассчитывала, что такая возможность представится уже в аэропорту. Будет нетрудно затеряться в суетливой толпе и проскользнуть к стоянке такси.

Вожделенная суматоха действительно была налицо. То, что творилось в московском аэропорту, может представить себе только тот, кто видел столпотворение около универмага «Харродс» в первый день январской распродажи. Однако здесь пихались и толкались в два раза сильнее. Это был настоящий хаос — казалось, все решили лететь в Москву в этот жаркий августовский день. Наконец толпа выстроилась в длинные очереди, ожидая паспортного и визового контроля. Служащие, как назло, тщательно проверяли каждого человека.

Элли простояла в очереди около двух часов, увешанная тяжелым фотооборудованием, слишком дорогим, чтобы рискнуть поставить его на пол и позволить толпе все раздавить. Огромный мужчина удобно устроил свой портфель на ее ноге, а толстая женщина, локти которой, похоже, были из стали, пыталась пролезть впереди Элли, наивно полагая, что та уступит. Однако, встретив ее уничтожающий взгляд, оставила свои попытки.

Единственное, что утешало Элли в этой ситуации, так это то, что Дрейк Марсден наверняка не дождется ее. Пройдя наконец первый рубеж, Элли присоединилась к новой очереди, в обменный пункт. Поменяв немного денег, она потратила еще некоторое время на то, чтобы получить багаж и пройти таможенный досмотр. Спустя три с лишним часа после приземления самолета, прорвавшись через все кордоны и выйдя в зал ожидания, Элли была очень близка к состоянию, называемому «выжатый лимон».

Даже не потрудившись взглянуть, держит ли какой-нибудь мужчина табличку с ее именем, она сразу ринулась на свежий воздух искать такси. На стоянке было полно машин, и все выглядели одинаково старыми и ненадежными. Не успела Элли высвободить руку, чтобы привлечь внимание какого-нибудь таксиста, как заметила новенький серебристый «мерседес», остановившийся рядом с ней. Из машины вышел довольно молодой мужчина, высокий и стройный, с темными густыми волосами. Элли мысленно отметила, что русские мужчины выглядят гораздо лучше, чем она ожидала. Однако красивый брюнет недолго занимал ее мысли: приподнявшись на цыпочки, чтобы ее было видно из-за огромного «мерседеса», она попыталась подозвать таксиста.

— Мисс Гайдн? — Мужчина из «мерседеса» в безукоризненном темном костюме выжидающе смотрел на нее.

Нет, этот человек никак не может быть приятелем ее босса, которому уже за пятьдесят. Элли решила было сказать, что он ошибся, но потом осторожно призналась:

— Да.

Мужчина протянул руку.

— Я Дрейк Марсден. Добро пожаловать в Россию.

Досадуя на свою оплошность, Элли нерешительно ответила на рукопожатие.

Марсден по-деловому быстро открыл для нее дверцу, положил чемодан и фотооборудование в багажник, игнорируя гудки нетерпеливого таксиста, завел мотор и тронулся со стоянки. Все это заняло не более минуты.

— Как вы меня узнали? — поинтересовалась Элли, глядя на тонкий профиль водителя и испытывая довольно противоречивые чувства.

— Мне вас описали, ну и потом фотографии.

Интересно, подумала Элли, как босс мог описать ее? Зная его, можно было ожидать что-нибудь вроде «маленькая сексуальная блондинка». Ей самой описание Дрейка Марсдена никто не давал, а она, поскольку не собиралась воспользоваться его помощью, и не спрашивала. Возможно, зря — сидящий рядом с ней мужчина оказался не только привлекательным, но и, судя по одежде, золотому «Ролексу» на запястье и машине, довольно богатым. Голос тоже был очень красивым — глубокий, с безошибочно угадывавшимся налетом хорошего образования.

— Я думала, вы не дождетесь меня из-за этой задержки в аэропорту, — заметила она.

— Какой задержки?

Элли тихо застонала.

— Я простояла в разных очередях более трех часов! По-моему, чиновники сегодня были чересчур уж внимательны и придирчивы.

— Здесь всегда так. Я специально приехал позже. Разве вас не предупредили? — удивился Дрейк.

— Нет, — гневно фыркнула Элли.

К ее немалому удивлению, он рассмеялся.

— Похоже на Боба, — объяснил свое веселье Дрейк.

— Он ваш близкий друг? — не удержалась Элли от вопроса, услышав, что ее босса называют по имени.

— Нет, но он хорошо знаком с моими родителями. Их объединяет увлечение скачками.

Что ж, это по крайней мере объясняет разницу в возрасте, подумала Элли, определив на глаз, что Дрейку чуть больше тридцати. Поскольку он не поинтересовался, куда ее везти, она спросила:

— Мы едем куда-то конкретно?

— В вашу гостиницу.

— Но я еще не выбрала, — возразила она.

— Знаю, поэтому забронировал для вас номер в «Балчуге». Это старое здание, которое было реставрировано и модернизировано. От него рукой подать до Красной площади и Кремля.

— Но я собиралась остановиться в «Украине», — холодно заметила Элли, возмутившись его самодеятельностью.

Дрейк улыбнулся, что, видимо, следовало понимать как просьбу о прощении.

— Поверьте, в «Украине» вам не понравилось бы. Там всегда останавливалась партийная верхушка. И до сих пор гостиница осталась очень консервативной.

— Может быть, я предпочла бы убедиться в этом сама, — мрачно сказала Элли.

Последовал очередной веселый взгляд.

— А-а, вы феминистка? — небрежно поинтересовался Дрейк.

Такого рода замечания всегда выводили Элли из себя. Она уже всерьез подумала было о том, чтобы высказаться о мужском шовинизме, но затем решила промолчать, по крайней мере до тех пор, пока не сориентируется как следует в обстановке. Зато теперь ей известно, что он из той породы мужчин, которые скованы рамками старомодных стереотипов и на которых совершенно бессмысленно тратить время. Наверно, полагает, что место женщины — у плиты!

Оценивающе покосившись на него, Элли на какой-то миг даже пожалела, что он такой. Ведь нельзя не признать, что его лицо с правильными чертами и идеальной формы бровями весьма привлекательно. Кроме того, он высок, широк в плечах и строен. На таких фигурах одежда всегда сидит элегантно. Элли поразило, что она употребила слово «элегантно». Ей ни разу не доводилось применять его по отношению к мужчине, но к Дрейку оно подходило идеально.

Однако если и есть на земле мужчины, которых она не выносит, то это такие вот гусаки, не способные избавиться от предрассудков. Элли не раз приходилось встречать подобные экземпляры. Сначала она пыталась с ними бороться, но вскоре поняла, что бьется о непробиваемую стену и все ее попытки равны нулю. Несчастные создания свой шовинизм взрастили с пеленок, и что бы она ни делала, что бы ни говорила, это их не изменит. Теперь она действовала хитрее, используя мужской шовинизм в собственных интересах. И глядя на Дрейка Марсдена, решила, что поступит так и на этот раз — воспользуется его помощью, а потом избавится от него, чтобы приступить к собственному тайному расследованию.

Мысленно улыбнувшись, Элли отвернулась к окошку, чтобы полюбоваться новой для себя страной, о которой столько читала. Дороги были забиты машинами, в основном старыми «ладами», которые мчались во весь опор по раскаленным улицам. К счастью, в машине работал кондиционер; приятная прохлада позволяла забыть о палящем солнце, мучившем изможденных пешеходов.

— Я думала, что здесь будет прохладнее, — сказала Элли, сбрасывая пиджак, — а оказалось жарче, чем в Англии.

— Да, здесь сейчас как в пекле, что, кстати, редкость. В России говорят: «Мы девять месяцев ждем лета, а получаем три месяца разочарования». Так что вам повезло.

Дрейк вел машину очень уверенно, даже несмотря на перегруженность дорог.

— Вы давно здесь? — спросила Элли, просто чтобы нарушить молчание.

— Около шести месяцев.

— Боб сказал, вы говорите по-русски.

— Да, изучал в университете.

«Умник», — про себя съязвила Элли. Везет же ей!

— А я никогда не училась в университете, — вызывающе сказала она.

— Значит, вы и без того мастер своего дела, если вам дали такое ответственное поручение, — отозвался Дрейк.

Лесть и снисхождение в одном предложении! Пожалуй, сбить с него спесь будет даже приятно, едко подумала Элли. Однако в настоящий момент у нее на уме кое-что поважнее.

Улицы плавно перетекали в широкие проспекты, здания становились все величественнее, и Элли вскрикнула от изумления, когда ее взгляду предстал первый на их пути собор с луковичными главками, отливавшими гладким золотом на фоне ярко-голубого неба.

— Вы еще не видели Василия Блаженного, — заметил Дрейк.

— Василия Блаженного?

— Это собор на Красной площади.

Они пересекли мост через Москву-реку, и Элли ахнула, увидев высокую церковь с разноцветными башенками, увенчанными множеством куполов.

— Похоже на сказку! — воскликнула она. — Не думала, что бывают купола таких цветов и размеров. Должно быть, люди, которые это строили, очень любили яркие цвета.

— И до сих пор любят. В их жилах — горячая кровь.

Элли показалось, что она уловила нотки осуждения в его тоне. Это развеселило ее. Почему, интересно, он не одобряет страстных людей? Возможно, ему просто нравится строить из себя чопорного англичанина.

Через каких-то пару минут они уже подъезжали к гостинице. Дрейк припарковался и помог ей справиться с формальностями регистрации. Затем донес ее вещи до весьма комфортабельной комнаты с окнами, выходящими на пестрые купола собора Василия Блаженного.

— Вы наверняка хотите разобрать вещи, а у меня как раз дела, которые займут около получаса. Так что через полчаса жду вас в холле. Вам еще что-нибудь нужно?

— Готова убить за глоток чего-нибудь прохладительного.

Он улыбнулся.

— Тогда буду ждать вас в баре.

Вот бы сказать: «Тогда, может, через полчаса присоединитесь ко мне в баре?» — подумала Элли, так нет, самонадеянно отдает команды, будто она обязана безропотно подчиняться его жесткому графику. Она демонстративно открыла небольшой, встроенный под туалетным столиком холодильник и налила себе содовой. Запрокинув голову, жадно глотнула, не замечая, как натянулась тонкая блузка, эффектно обрисовав форму груди. Сделав глоток, она удовлетворенно вздохнула и облизала пересохшие губы. Поймав внимательный взгляд Дрейка, она улыбнулась и напомнила ему:

— Мне казалось, что у вас какие-то дела.

Моргнув, тот кивнул и поспешно удалился, бросив на ходу: «Увидимся».

Несмотря на то, что здание было довольно старинным, в номере, к счастью, оказалась современная ванная комната. Элли разделась и встала под душ, чтобы хоть немного охладить разгоряченное тело. После этого в одном белье прошла в комнату и стала распаковывать чемодан. В шкафу она обнаружила сейф, куда положила все свои ценные вещи, к которым относилась и старая, но очень важная для нее тетрадь. Стоя перед огромным, в полный рост, зеркалом, она заново нанесла на лицо макияж и расчесала короткие светлые локоны, обрамлявшие ее лицо, как нимб. Потом надела джинсовую юбку и короткую майку без рукавов. Пару минут она критически изучала свое отражение, размышляя, стоит ли влюбить в себя Дрейка. Несомненно, он уже по меньшей мере заинтересован. Да, пожалуй, это будет забавно.

Но нет, решила она, взявшись за сумочку, если все станет серьезнее, чем ей хотелось бы, то, когда придет время, от него будет непросто избавиться. Взглянув на часы, она поняла, что уже заставила его ждать около двадцати минут, и поспешила в бар.

Дрейк совсем не казался уставшим от длительного ожидания. Облокотившись на стойку бара, он мило беседовал на отличном русском языке с каким-то мужчиной. При ее приближении он выпрямился и, оглядев ее с ног до головы чуть пристальней, чем положено, остановил взгляд на стройных ногах.

— Привет, что будете пить?

— Ну, поскольку я в России, то, наверное, водку.

— С тоником?

— Да, пожалуйста.

Дрейк сделал заказ и тут заметил, что его собеседник с нескрываемым интересом разглядывает Элли.

— Познакомьтесь, — спохватился он. — Сергей Морозов. Мисс Александра Гайдн.

— Элли, — поправила она, дружелюбно улыбнувшись и протянув руку, которая утонула в огромной руке светловолосого мужчины, такого же высокого, как Дрейк, правда, с более крупными, но приятными чертами лица. Сергей был одет в строгий костюм, но его глаза выдавали человека несколько поверхностного, хотя это успешно скрывалось от окружающих за консервативной внешностью. Элли была вынуждена вырвать свою руку, так как он не выказывал ни малейшего намерения отпустить ее.

— Добро пожаловать в мою страну, — произнес он так, словно Россия принадлежала лично ему.

— Спасибо.

Мужчины возвышались над ней, поэтому Элли немедленно влезла на высокий табурет у бара. На какой-то момент установилась гробовая тишина, поскольку оба, не моргая, взирали на ее ноги, пока она проделывала этот маневр. Затем Сергей спросил на хорошем английском:

— Вы в Москве на отдыхе?

Элли украдкой посмотрела на Дрейка и, решив, что у нее нет оснований что-то скрывать, ответила:

— Нет, на самом деле я в командировке. Я работаю в компании, специализирующейся на компьютерных программах, и нам поступил заказ собрать материал и сделать компактный диск по Фаберже.

— По Фаберже? — Сергей взмахнул руками. — Тогда вы приехали по адресу. Но информации так много, ведь фабрика изготовила не одну тысячу прекрасных вещей.

— Не сомневаюсь. Но цель моего исследования — только пасхальные яйца.

— А, тогда конечно... Любому интересно посмотреть на знаменитые яйца.

— Насколько я знаю, в Москве их несколько штук?

— Да, в Оружейной палате.

— Это в Кремле?

— Вы неплохо осведомлены, Элли.

Она улыбнулась, но про себя подумала, что вряд ли так легко владела бы материалом, если бы предварительно не поработала с литературой.

Как бы между прочим Дрейк заметил:

— Кстати, Сергей может помочь вам. У него свободный доступ в Кремль.

— Правда? — Элли изумленно распахнула глаза.

— Просто, понимаете, такая у меня работа.

— Да? А чем вы занимаетесь?

— Я архитектор и являюсь сотрудником комиссии, ведающей правительственными зданиями.

— Довольно высокопоставленный сотрудник, — вставил Дрейк.

Сергей улыбнулся, но отрицать не стал и продолжил:

— А поскольку Кремль — это комплекс самых важных государственных зданий в Москве, мне приходится следить и за ним.

— Какая замечательная работа! — воскликнула Элли, но сразу подумала, не переигрывает ли она.

Похоже, нет. Сергей воспринял ее восхищение как должное.

— Сочту за удовольствие сопровождать вас по музею.

— Очень мило с вашей стороны. Честно говоря, у меня уже назначена встреча с профессором Мартосом. Насколько я понимаю, он главный специалист по пасхальным яйцам Фаберже.

— Да, это действительно так. Я знаком с ним, так что замолвлю за вас словечко, и он окажет вам посильную помощь.

— Я так вам благодарна! Уверена, что чудесно проведу здесь время.

Она широко улыбнулась русскому, который немедленно начал рассказывать ей о достопримечательностях Москвы, которые она просто не имеет права не осмотреть. После получасовой беседы и очередной пары рюмок, за которые Сергей позволил Дрейку заплатить, он вспомнил, что у него дела, и попрощался, взяв руку Элли таким жестом, словно собирался поцеловать ее, но ограничился многозначительным пожатием, сопровождаемым восхищенным взглядом.



Спустя несколько минут после его ухода Дрейк произнес:

— Допивайте — и пойдем отсюда.

Лучи солнца, клонившегося к горизонту, сопровождали их до Красной площади. Дрейк рассказывал ей о достопримечательностях, с которыми она была заочно немного знакома: Кремль с окружающей его высокой стеной, универмаг «ГУМ», расположившийся напротив, роскошный красный камень Мавзолея Ленина.

Народу на площади было немного, в основном туристы. По дороге Дрейк взглянул на Элли и сухо заметил:

— Вы очень легко сошлись с Сергеем.

— Похоже, он приятный парень, — ответила она и заметила, что его губы скривились в ухмылке. — А разве вы не хотели, чтобы я была мила с ним?

Дрейк резко обернулся и посмотрел на нее.

— Просто я подумал, что он может быть вам полезен.

— Он ваш друг?

— Знакомый. Русские любят общаться с иностранцами... и иностранками.

Заметив, что Дрейк выдержал паузу и сделал акцент на последнем слове, Элли вопросительно подняла на него глаза:

— Это предупреждение?

Он кивнул.

— Русские мужчины любят хвастать, если им удается близко познакомиться с европейской женщиной.

— Что значит «близко»? — Элли изобразила на лице совершеннейшее простодушие.

Некоторое время Дрейк внимательно изучал выражение ее голубых глаз, потом наконец произнес:

— По-моему, вы понимаете, что я имел в виду.

Элли захотелось немного подразнить его, поэтому она решила еще поиграть в наивную дурочку.

— Вы имеете в виду, подружиться? Показать город? Что-то в этом роде? — На какую-то долю секунды он смутился, но, заметив, что она вот-вот рассмеется, сердито сжал зубы. Элли, не сдержавшись, прыснула. — Вы говорите о сексе?

Дрейк кивнул.

— Это будет большой ошибкой.

Элли почувствовала неожиданный приступ ярости. Какое право он имеет предостерегать ее? Он что, хорошо ее знает? Неужели ему кажется, что ее так легко покорить? Что она какая-то дешевка, способная соблазниться совершенно незнакомым человеком, пусть даже приятной наружности? Или, может быть, у него такое мнение обо всех женщинах и он ожидает, что любая из них с готовностью упадет в объятия первого попавшегося на пути симпатичного иностранца?

— Спасибо за предупреждение, — сухо поблагодарила она и добавила: — Если бы вы мне не сказали, я бы и не подозревала, что мужчины бывают такими подлыми.

Дрейк задумчиво взглянул на нее.

— Разрешите задать вам личный вопрос?

— Конечно, вы можете задать, но не обещаю, что отвечу.

— Сколько вам лет?

— А сколько вы мне дадите?

— Двадцать с чем-то.

Она кивнула.

— Где-то так. Почему вы спросили?

Не ответив, он задал очередной вопрос:

— А у вас есть партнер... кажется, именно так сейчас называют людей, состоящих в длительных отношениях?

— Вы говорите так, словно не одобряете этого...

— Терминологию или отношения?

Она пожала плечами.

— И то, и другое.

Какое-то время он, сощурясь, взирал на нее и наконец напомнил:

— Вы не ответили на мой вопрос.

— Я же предупреждала, что могу не ответить, — возмущенно произнесла она.

— И не будете отвечать?

Наклонив голову, она сказала:

— Думаю, нет.

На какой-то миг он, кажется, растерялся, словно ни разу не получал отпора, но быстро взял себя в руки и заговорил официально:

— Ваше право. А теперь я покажу вам вход в Оружейную палату, чтобы вы знали дорогу, когда отправитесь по делам.

Они прошли вдоль Кремлевской стены и остановились у арки ворот.

— А сейчас музей закрыт? — озадаченно спросила Элли.

— Открыт, но посетителей пускают только в определенное время.

— Надеюсь, это не будет относиться ко мне, — тревожно сказала Элли. — Мне нужно проводить там довольно продолжительное время, и желательно когда не будет наплыва посетителей.

— Это можно организовать.

Элли окинула его оценивающим взглядом, размышляя, имеет ли он здесь какое-нибудь влияние.

— Насколько мне известно, ваша компания открывает в Москве свой филиал, — как бы между прочим произнесла она.

— Совершенно верно.

Этот ответ ровным счетом ничего не пояснил, поэтому она решилась спросить прямо:

— А в какой сфере бизнеса вы работаете?

— В банковской, — коротко ответил Дрейк.

Итак, он всего лишь банковский служащий. Мелкая сошка, и, конечно, у него не может быть никаких полезных для нее связей. Возможно, он и так сделал все, что мог, познакомив ее с Сергеем.

Покинув Кремль, они пошли в сторону гостиницы. По роду своей деятельности, да и в отпуске Элли много путешествовала и побывала в самых разных странах. Но ничего похожего на Россию ей видеть еще не приходилось. Первое, что бросилось в глаза, — дорожные знаки и указатели, которые трудно было прочитать, хотя некоторые буквы выглядели так же, как и латинские. Потом ее потрясли яркие краски церквей и красота Кремля, контрастировавшие со строгой архитектурой остальных зданий города.

— Здесь не опасно гулять одной по улицам? — как можно небрежней поинтересовалась Элли.

Она совершенно не ожидала последовавшей реакции Дрейка: он резко остановился и повернулся к ней.

— В каком смысле?

Удивленно моргая, она произнесла:

— Ну... в прямом: могу ли я гулять по Москве одна?

Медленно с его лица стало сходить напряженное выражение, но в голосе по-прежнему звучало подозрение.

— Днем — конечно. Но по вечерам я бы вам не советовал. Я даже настаиваю, чтобы вы не рисковали.

Элли потрясла горячность в его голосе. Неужели здесь настолько опасно? Она озадаченно нахмурилась, но больше ничего не сказала. Когда они дошли до отеля, она протянула Дрейку руку.

— Что ж, благодарю вас за то, что вы встретили меня, и вообще спасибо за все.

— Не за что. — Он пожал ей руку, но не ушел. — Вы сказали, что договаривались с профессором Мартосом. Когда вы собираетесь встретиться с ним?

— Завтра, наверное. Позвоню и условлюсь о времени.

— Он говорит по-английски?

— Думаю, да.

— Вы не уверены? Хотите, я помогу вам договориться с ним?

«Боже, дай мне терпения!» — взмолилась Элли, но произнесла с почти скрытой иронией:

— Надеюсь, я в состоянии сама воспользоваться телефоном.

Он заметил сарказм в ее голосе, но только приподнял бровь и сухо заявил:

— Хорошо. Заеду за вами в восемь и отвезу ужинать.

— Спасибо, но мне не хотелось бы доставлять вам очередное беспокойство, — поспешно возразила Элли.

— Никаких проблем.

— А как же... — Она хотела спросить: «А как же ваша семья?», но интуитивно догадалась, что вряд ли его семья в Москве, поэтому построила фразу иначе: — Я уверена, вы очень заняты, и мне неудобно занимать все ваше время.

Дрейк секунду помолчал, сдвинув брови, и затем кратко бросил:

— Встретимся в холле в восемь...

Элли смотрела ему вслед, испытывая дурные предчувствия. Надо же, как ей не повезло, ее вверили шовинисту и деспоту в одном лице. Когда он ушел, она позвонила из холла профессору Мартосу и направилась в ГУМ.

Здание огромного универмага снаружи сильно напомнило ей французский замок. Однако внутри оно представляло собой комплекс арок, тянувшихся вдоль галерей, наверху соединяемых между собой мостиками с витыми железными перилами. Элли нашла в одной из ниш этажа магазинчик с большим выбором карт на английском и приобрела там атлас автомобильных дорог Северо-Запада России, от Москвы до Петербурга. И только после этого позволила себе постоять на одном из мостиков и вдоволь налюбоваться потрясающей стеклянной крышей, которая укрывала магазин, словно гигантская паутина, пропуская солнечный свет и создавая причудливые тени. Казалось, эта паутина вот-вот поймает в свои сети ничего не подозревавших покупателей, мирно бродивших внизу.

Магазинчики уже начинали закрываться, и Элли быстро пробежала по ним, выискивая только настоящие российские товары, но, похоже, мировые промышленные лидеры захватили местный рынок. Если бы не восхитительная архитектура, можно было подумать, что находишься в обычном универмаге, которых полно в любой столице мира.

Вернувшись в отель, Элли спрятала атлас в чемодан. Вряд ли, конечно, Дрейк когда-либо окажется в ее комнате, но ей совсем не хотелось, чтобы он случайно наткнулся на книгу и начал задавать вопросы. Переодевшись в бежевое кружевное платье, открывавшее плечи, она поспешила в холл, чтобы не заставлять Дрейка звонить ей в комнату.

Она успела как раз вовремя, чтобы увидеть, как Дрейк входит в отель. Выйдя из лифта, Элли заметила, что на нее обращают внимание. Конечно, из-за замечательного платья: цвет и покрой идеально подчеркивали фигуру.

На несколько секунд Дрейк застыл как вкопанный, затем пошел ей навстречу.

— Вы вовремя, — заметил он, оглядывая ее с ног до головы.

— Обычно я не заставляю людей ждать по три часа, — намекнула Элли на задержку в аэропорту.

— Все еще не забыли? — улыбнулся он.

— Разве можно такое забыть?

— Не позволяйте этому инциденту испортить вам впечатление о стране. — Взяв Элли за локоть, он повел ее к выходу.

— Разумеется, не позволю. — Она высвободила руку, якобы надумав поправить волосы, и, пройдя вперед, первой вышла на улицу.

Его машина ждала у тротуара. Дрейк галантно открыл ей дверцу. Она не была уверена, что он понял намек, но в любом случае больше он не предпринимал попыток прикоснуться к ней.

— Куда мы едем? — поинтересовалась Элли.

— В ресторан, где можно отведать настоящую русскую кухню. Я подумал, что вы предпочтете именно такой ресторан в свой первый вечер в Москве.

— Как вы предусмотрительны!

Приподняв бровь, он наградил ее чем-то вроде сардонической улыбки.

— Большинство людей так считают.

«Поставил на место», — решила Элли, мысленно улыбаясь.

— Вы живете в гостинице?

— Нет, в настоящее время у меня есть квартира.

— Собственная?

— Нет, моя миссия здесь окончена, и вскоре я возвращаюсь в Лондон.

— Вскоре? — встрепенулась Элли. Может, она избавится от него. — Надеюсь, вы задержались не ради меня?

В ответ он уклончиво произнес:

— Мне положен небольшой отпуск.

Элли решила все-таки прояснить ситуацию. Повернувшись к нему, она заметила:

— Как неудобно получилось! Не хватало еще, чтобы вы из-за меня откладывали поездку домой, к семье. При таких обстоятельствах было непростительно со стороны Боба обременять вас...

— Мне это в радость, — резко перебил ее Дрейк.

Его тон не оставил ни малейших сомнений в том, что он не намерен далее спорить на эту тему, но Элли рискнула еще раз, произнеся со вздохом:

— Боб — душка, он так заботится обо мне! Порой даже слишком, ему не приходит в голову, что я в состоянии позаботиться о себе сама, даже в чужой стране. Представляю себе инструкции, которыми он снабдил вас. — Она изменила голос, забавно подражая его басу: — «Не позволяй ей сближаться с местными. Убедись, что она приступила к работе. Не позволяй ей осматривать город — это не развлекательная поездка. Не пускай ее в метро, где она обязательно заблудится. И ни в коем случае не разрешай ей ходить по магазинам, а то она просадит целое состояние».

Останавливая машину около ресторана, Дрейк рассмеялся:

— Откуда вы знаете, что он мне говорил?

— Просто такую же лекцию мне самой прочитали перед отъездом. Посылая меня в очередную командировку, Боб каждый раз считает, что со мной обязательно что-нибудь приключится.

— Тогда меня удивляет, что он вообще отпускает вас.

Элли посерьезнела.

— У него нет другого выхода. Я хороший специалист, и ему это прекрасно известно. Конечно, он может сколько угодно играть роль заботливого папочки, но факт тот, что он не в состоянии выполнять такие задания сам и вынужден посылать меня.

Дрейк некоторое время внимательно изучал ее лицо — серьезный взгляд, уверенный и решительный подбородок. Наконец он произнес:

— Я понимаю причину его озабоченности. Лично у меня вы создали ощущение... — он задумался, подбирая нужное слово, — хрупкости. Вы напоминаете мне статуэтку девушки, одетой по последней моде, но с несовременной изысканностью. Статуэтку, которая легко может разбиться.

Элли вздохнула, прекрасно понимая, что он имеет в виду. Маленький рост, тонкие кости — все это было проклятием ее жизни, по крайней мере в работе мешало несказанно. Она твердо произнесла:

— У вас сложилось совершенно неправильное впечатление. Я деловая женщина, способная справиться с любой ситуацией. Мне не нужна нянька, и уж конечно, я не нуждаюсь в компаньонах — любого пола.

Его брови изумленно приподнялись.

— Очень категоричное утверждение.

— Я сказала только то, что хотела сказать.

— А что конкретно означает «не нуждаться в компаньонах»?

Глядя ему прямо в глаза, она ответила:

— Это значит, что я не девочка, а опытная женщина, и если захочу «близко познакомиться» с кем-то, то сделаю это, понравится это моему боссу или нет. — У нее чуть было не вырвалось «понравится это вам или нет», но она вовремя сдержалась.

Но Дрейк прекрасно понял намек, и выражение его лица стало жестче.

— Я начинаю подозревать, что Боб совершенно не ошибается в отношении вас, — коротко сказал он.

— Что вы хотите этим сказать?

— Что леди слишком много рассуждает, — язвительно заметил он и, открывая дверцу, добавил: — Давайте наконец пойдем ужинать.

* * *

В ресторане уже было полно народу. Все выглядели очень элегантно, определить национальность посетителей было совершенно невозможно. Разве только слушая язык, на котором они говорили. Похоже, все умудрялись совмещать поглощение пищи и напитков с оживленными разговорами. На возвышении возле маленькой танцевальной площадки цыганский ансамбль делал все возможное, чтобы перекричать гул голосов.

Элли обернулась к Дрейку и весело поинтересовалась:

— Здесь всегда так?

Он наклонился ближе, чтобы ее услышать. Элли повторила свой вопрос, и он кивнул.

— Где русские, там всегда шумно.

Они устроились за столиком у стены. Распахнутое окно впускало приятную вечернюю прохладу. Официант принес им меню, но Дрейк неотрывно смотрел на Элли — нахмурившись и с таким выражением лица, словно думал о чем-то постороннем.

— Плачу рубль, — произнесла Элли.

Он растерянно моргнул, а затем поспешно спросил:

— Что будете пить?

Они единогласно выбрали водку со льдом, и, потягивая ее, Дрейк прокомментировал меню:

— Все всегда берут закуски. Русские могут растянуть их часа на два. Поэтому иностранцы всегда жалуются на медленное обслуживание.

— Вы так ничего и не сказали по поводу моего предложения, — напомнила Элли.

— Предложения?

— Рубль за ваши мысли. Похоже, вы были далеко отсюда.

— Правда? — рассмеялся он, словно говоря: «забудьте об этом».

Но Элли решила не сдаваться.

— Итак, где же вы были?

Дрейк взял свой стакан, некоторое время рассматривал его, а потом пожал плечами.

— Ничего особенного. Просто на какой-то миг вы напомнили мне одну женщину. Вот и все.

— Да? И кого же?

— Вы ее не знаете, — пресек дальнейшие расспросы Дрейк. — Ну, выбрали, что будете есть?

— Раз я в России, то, наверное, должна отведать какое-нибудь национальное блюдо. Пожалуй, возьму бефстроганов.

— Любите рисковать? — поддразнил он ее, усмехаясь.

Элли улыбнулась в ответ, продолжая размышлять, кого же она ему напомнила. Что это была за женщина, что она значила для него, если воспоминания о ней уносят его так далеко и отражаются такой мукой в глазах?

— Полагаю, ваша семья не приехала с вами в Москву? — как бы между прочим поинтересовалась Элли.

— Моя семья? — Он озадаченно посмотрел на нее, возможно гадая, насколько важен для нее ответ. — У меня нет семьи. Я не женат, — сухо ответил он.

— Я так и думала. Компании предпочитают посылать в заграничные командировки одиноких людей. Так дешевле, — кивнула она.

— Да, наверное, — развеселился Дрейк, но подошедший официант прервал их разговор. На беглом русском языке Дрейк заказал закуски и бутылку шампанского. Цыганский ансамбль пел так зажигательно, что вскоре некоторые посетители начали танцевать. Элли с интересом наблюдала за тем, насколько по-разному люди воспринимают музыку. Одни пытались вальсировать, другие выделывали нечто, похожее на бурный шотландский танец, а третьи просто дергались под музыку. Танцующие занимали Элли гораздо больше, чем цыгане на сцене. Похоже, всем было весело.

Наблюдая за ней, Дрейк спросил:

— Хотите присоединиться?

— К этому? — испуганно взглянула на него Элли. — Ни за что. Я не так много выпила.

— Ну, тогда медленный танец. — Дрейк подозвал официанта и дал ему деньги, которые были немедленно переданы солисту — мужчине с черными волосами и пышными усами, одетому в аляповатую рубашку.

Деньги возымели действие, и ансамбль заиграл медленную мелодию, которая на любом языке могла быть только о любви. Дрейк встал и предложил ей руку. Постаравшись скрыть свое нежелание, Элли позволила ему поднять себя и заключить в объятия на танцевальной площадке. Пока они двигались в такт музыке, она размышляла: как странно, ты можешь даже не думать о близости с каким-нибудь незнакомцем, но начинаешь танцевать, и тела почти интимно касаются друг друга, а лица и губы разделяют каких-то несколько сантиметров. В танце он может положить руку тебе на талию, вдыхать запах твоих духов, смотреть тебе прямо в глаза и многозначительно улыбаться. В этом взгляде ясно читается, что вы мужчина и женщина, что благопристойные манеры всего лишь фарс, противоречащий глубокому примитивному сексуальному влечению.



Эти мысли начали одолевать ее, лишь только Дрейк прикоснулся к ней. Он отлично двигался и уверенно держал ее; чувствуя его мускулы, она могла догадываться о его силе. Он был слишком высок для нее, но каблуки добавляли ей немного роста; она могла ощущать запах его одеколона, любоваться четкими линиями его волевого подбородка и твердых губ. Типичный красавец европеец...

Интересно, сколько женщин у него было? Он не производил впечатления прожженного ловеласа, не раздевал ее взглядом, мысленно прикидывая, какова она окажется в постели и сколько усилий придется потратить, чтобы затащить ее туда. Есть и совершенно другой тип мужчин — самоуверенных, не сомневающихся в собственной мужественности, мужчин, которым нет необходимости щеголять своей искушенностью. Именно такие мужчины гораздо больше привлекают женщин.

Кажется, Дрейк принадлежит к последнему типу, размышляла Элли.

Тут какая-то особо буйная пара танцующих неожиданно налетела на них, Дрейк прижал ее ближе и увел на свободное пространство.

Элли кокетливо заметила:

— Вы снова были далеко отсюда. Где на этот раз?

Она ожидала чего угодно, но только не слов, раздавшихся как гром среди ясного неба:

— Я знаю, что у вас был скрытый мотив приехать в Россию.

Элли резко остановилась. Она настолько растерялась, что не смогла даже скрыть охвативший ее ужас. Просто стояла и в оцепенении взирала на Дрейка. Откуда он знает?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Кто-то опять наткнулся на Элли, и она поспешно отстранилась, опуская лицо, чтобы скрыть свою растерянность. Но ей хотелось кричать от гнева и страха. Кто ему сказал? Откуда он мог узнать? Два важных, жизненно важных вопроса стучали у нее в голове. Предприняв нечеловеческие усилия, она подняла наконец голову и взглянула на Дрейка, изобразив изумленную улыбку. Непринужденный тон, которым она заговорила, удивил даже ее саму.

— С чего вы взяли?

Однако ей ни на секунду не удалось обмануть его. Он смотрел на нее сверху вниз с выражением крайнего удивления, и она почти слышала, как работает его мозг, оценивая ее реакцию, пытаясь определить, почему столь невинное замечание так выбило ее из колеи.

— Боб сказал.

Его ответ был до того неопределенным, что она моментально разозлилась, но вовремя успела перебороть себя, прекрасно понимая, что он наблюдает за ней. Как мог узнать Боб? Ведь она не говорила о своих планах ни единой живой душе. Этот секрет был известен только одному человеку, которого уже давно нет. Пытаясь совладать с растерянностью, Элли произнесла:

— Правда? Я даже не представляю, что он имел в виду. Что конкретно он сказал?

Прямой вопрос смутил Дрейка, и Элли ждала, что ему придется дать ей такой же прямой ответ, но не тут-то было.

— Он сказал, что у вас личный интерес к России.

В любое другое время она бы наслаждалась словесной дуэлью, но сейчас под угрозой слишком важный секрет, а она оказалась на чересчур зыбкой почве. Она небрежно пожала плечами, притворяясь, будто потеряла всякий интерес к беседе.

— Понятия не имею, что он хотел этим сказать.

Теперь все зависело от Дрейка — он мог прекратить терзать ее либо продолжать играть в кошки-мышки. Элли напустила на себя скучающий вид, оглядывала зал и даже тихонько вторила звучавшей мелодии.

Она так и не поняла, удалось ли ей обмануть его, но чувствовала на себе его взгляд, когда он произнес:

— Боб сказал, что вы уже написали пару детских книжек и, возможно, используете свой приезд в Россию, чтобы собрать материал для следующей.

Так вот в чем дело! Словно огромный камень упал с ее плеч, ей даже показалось, что от внезапного облегчения у нее подгибаются ноги. Но она сделала все возможное, чтобы он ничего не заметил, и с деланым смущением рассмеялась:

— Ах, это!

— А что еще он мог иметь в виду? — Его вопрос ясно продемонстрировал, что она ни на секунду не обманула Дрейка. Он стоял слишком близко, чтобы не почувствовать, как она внезапно расслабилась.

Проигнорировав вопрос, она исподлобья взглянула на него, продолжая притворяться смущенной.

— Я надеялась, что Боб забыл о моем творчестве. Он безжалостно дразнил меня из-за этого, когда только узнал. Ну, вы его знаете.

— Вас это волнует?

Музыка закончилась, и Элли направилась к их столику.

— Я такая. Стараюсь выглядеть настоящей бизнес-леди, которая делает успешную карьеру, ни на что не отвлекаясь. Уклад моей жизни должен соответствовать этому образу, а детские книжки идут вразрез с созданным имиджем.

— Ваш имидж настолько важен для вас? — сухо поинтересовался Дрейк.

«Разумеется, и еще как», — раздраженно подумала Элли. Как можно не понимать, что имидж чрезвычайно важен для успешной карьеры?

— А для вас нет? — парировала она.

— Дела гораздо важнее.

— Другими словами, встречают по одежке, провожают по уму, — усмехнулась Элли.

Ее тон удивил его.

— Вы не согласны?

— Я не могу себе позволить такую роскошь — верить в подобные пословицы. Возможно, вы не заметили, но я женщина.

Дрейк уже поднес ко рту бокал, но его рука застыла, а глаза расширились. Изумленно улыбаясь, он сказал:

— Д-да, я заметил, между прочим.

— Женщинам намного больше, чем мужчинам, приходится заботиться о собственном имидже.

— Разве такое положение не устарело? — осторожно предположил он.

Дрейк не зря проявил осторожность. Элли хотелось ударить его. Что может он, клерк-выскочка, знать о той борьбе, которую постоянно приходится вести в мире бизнеса женщинам, имеющим хоть капельку амбиций? Чтобы преуспеть, им приходится быть с мужчинами не просто вровень, но лучше их, да и выглядеть соответствующе.

Мужчина вполне может появиться на работе во вчерашней рубашке и мятом костюме. Его сослуживцы подумают, что он весело провел ночь, и восхитятся им. Если же женщина предстанет на людях неопрятной, то коллеги-мужчины решат, что она спит с каждым встречным, и будут относиться к ней соответственно. А коллеги-женщины сочтут, что она проигрывает в неравной схватке и катится в пропасть.

Внутренне содрогаясь от возмущения, она выдавила сладчайшую улыбку.

— Нет, не устарело.

Похоже, ей удалось немного смутить Дрейка. Он наклонился вперед, и ей показалось, что он собирается спорить, но, к счастью, заиграла музыка, и на танцевальную площадку выскочили разодетые в яркие одежды танцоры. Музыка становилась все громче и громче, так что разговаривать стало невозможно. Элли развернулась на стуле, чтобы иметь возможность глядеть на выступающих и одновременно для того, чтобы Дрейку не было видно ее лицо. Когда шоу закончилось, официант поспешил подать им горячее. А когда он удалился, Элли постаралась перевести разговор в безопасное русло.

Она так и не смогла насладиться ужином. Ясно, что ее реакция на невинное замечание Дрейка о скрытом мотиве ее поездки не могла не возбудить его любопытство. Теперь он был настороже, чувствуя, что она что-то скрывает. Вернувшись домой, он, вероятно, бросится звонить ее боссу, чтобы решить задачку, досадовала Элли. Она оправдывала себя тем, что ее застали врасплох.

— Расскажите, как получилось, что вы начали писать детские книги? — предложил Дрейк.

— У меня есть маленькая крестница. Однажды вечером я сидела с ней, а она долго не могла уснуть, поэтому я начала сочинять для нее сказку. И поскольку она весьма современный ребенок, то хочет, чтобы все было наглядно, поэтому мне пришлось нарисовать главных героев. Когда рисунки увидел ее отец, он предложил мне попытаться опубликовать это. — Элли пожала плечами. — Оказалось совсем не трудно. Правда.

— Они хорошо продавались?

— Неплохо, — признала Элли, испытывая удовлетворение от собственных успехов. — Но не настолько, чтобы я смогла заменить этим занятием свою основную работу, — твердо добавила она на случай, если Дрейк вздумает передать их разговор боссу.

Но Дрейк обезоружил ее, заметив:

— Уверен, Бобу было бы приятно слышать вас сейчас. Он говорил, что вы подарок для компании.

— Неужели? — изумилась Элли. Обычно ее начальник не отличался щедростью на комплименты и похвалы. Лучшее, что ей доводилось от него слышать, — это: «Неплохо, да, пожалуй, неплохо».

— Уверен, ему не хотелось бы потерять вас, — улыбнулся Дрейк, словно прочитав ее мысли.

Элли совсем не понравилась его снисходительная, как ей показалось, усмешка, словно он разговаривал с тупой девицей, недостойной того, чтобы ее принимали всерьез.

— Как мило с вашей стороны попытаться убедить меня в этом! А где вы будете работать, когда покинете Россию? — переменила тему Элли. — В Лондоне или вас пошлют еще куда-нибудь?

Едва уловимый сарказм ее вопроса не укрылся от него. Его глаза сузились, но он признал:

— Я езжу туда, где я нужен. А вы разве нет?

Элли одарила его одной из своих внезапных улыбок, кокетливых и совершенно естественных.

— Один — ноль.

Он пристально посмотрел на нее, но не успел что-либо сказать, как Элли изобразила, что еле сдерживает зевоту.

— Сегодня был трудный день, вы не отвезете меня обратно в отель?

— Разумеется, вы, наверное, устали от перелета.

Она не устала; более того, она редко бывала настолько на взводе, как сейчас, думала Элли, пока они ехали по городу. Но она откинулась на спинку сиденья, изображая полное изнеможение.

Когда они доехали до гостиницы, она собралась было поблагодарить его за вечер, но Дрейк произнес:

— Я провожу вас внутрь, — и, открыв дверцу, довел ее до холла.

Там Элли протянула руку с любезной улыбкой.

— Огромное спасибо за чудесный вечер. Замечательное начало моего пребывания здесь. Я обязательно расскажу Бобу, как вы были добры ко мне.

В каждом предложении содержался намек на расставание, а в улыбке сквозила отстраненность. Он принял ее руку, но не факт расставания.

— Мне было приятно. Знаю, завтра днем вы будете работать, но куда бы вы хотели пойти вечером?

— Вы весьма любезны, но я уверена, что мой график съемок будет очень напряженным, — напрямик ответила она.

— Как жалко. Завтра балет, и я не сомневаюсь, что смогу достать парочку билетов.

— Балет? Русский балет? — мгновенно отреагировала Элли. Увидеть русский балет в России было ее давней мечтой. Что ж, она собиралась непременно сходить на него, почему же не воспользоваться приглашением Дрейка? Она сдалась: — Вам удалось нащупать мою слабость. Я не могу упустить такую возможность.

— Отлично. Тогда встретимся здесь завтра в шесть. — И только после этого он отпустил ее руку.

Элли улыбнулась.

— Еще раз спасибо. Спокойной ночи. — Она пошла к лифтам и присоединилась к небольшой группе людей, уже стоявших там. Когда подошел лифт, она обернулась. Дрейк все еще был в холле. Он стоял, засунув руки в карманы брюк, и наблюдал за ней. Элли помахала ему рукой и вошла в лифт.

Глядя Элли вслед, Дрейк думал о ее ногах. Несмотря на маленький рост, у нее была отличная фигура и великолепные ноги с изящными щиколотками, что он так любил в женщинах. В ожидании лифта в холле стояли люди, среди них были женщины, так что она несомненно была в безопасности, но Дрейк все равно продолжал стоять. Лишь когда Элли помахала ему и двери лифта закрылись, он пошел к машине.

Ему ясно дали понять, что его присутствие излишне; собственно, Боб предупреждал его, что Элли очень независимая девушка. К чему его совершенно не подготовили, так это к тому, что она окажется столь привлекательной, что ее будет окружать аура хрупкости, которая немедленно заставит его почувствовать себя защитником. У Дрейка даже мелькнула мысль, что Боб, все знавший о его прошлом, специально свел их вместе, и не только потому, что так было удобно. Но Дрейк предпочел отбросить эту мысль. Сейчас его чрезвычайно занимал вопрос, откуда этот внезапный ужас, который испытала Элли несколько часов назад. Если второй причиной ее приезда в Россию был поиск сюжета для детских книжек, то почему она так испугалась, что он узнает эту причину? Нет, здесь должно быть что-то еще. Что-то, о чем не знает Боб Делени.

Дрейк миновал оживленные улицы и въехал в подземный гараж своего дома, все еще размышляя о странном поведении Элли. Может быть, она выполняет поручение еще какой-то компании, конкурирующей с фирмой Боба? Тайком работает на два фронта? Возможно, предположил Дрейк. Проведя с ней только один вечер, он успел понять, насколько Элли амбициозна. Если она считала, что это поможет ей в карьере, то вполне могла взяться еще за одну работу.

Возможно, она собирается перейти в другую компанию либо даже начать собственное дело. И чувствует себя виноватой из-за того, что предает Боба, который является его другом. Что бы это ни было, надо внести ясность, решил Дрейк. В конце концов, Боб был хорошим другом ему и его родителям, и ради него он должен узнать правду.

Но когда Дрейк вошел в квартиру и, подойдя к окну, стал смотреть на огни города в стороне ее отеля, он уже знал, что это всего лишь слабая попытка обмануть себя. На самом деле он просто заинтересовался Элли и хочет познакомиться с ней поближе. Затея сомнительная, учитывая его прошлое и еще более неопределенное будущее.

Элли была готова приступить к работе прямо с утра, но поняла, что необходимо сначала познакомиться с профессором Мартосом и его ассистентами. Ей показали весь музей. Он оказался восхитительным, но ее занимали лишь яйца Фаберже, к которым ее подвели в последнюю очередь. Читая ей целую лекцию о Фаберже и его фабрике, профессор стоял спиной к витрине и загораживал экспонаты. Наконец он отошел и взмахнул рукой, словно волшебник палочкой.

У Элли перехватило дыхание, и она молча уставилась на пасхальные яйца. У нее возникло ощущение, что профессор позволил ей взглянуть на сокровища из пещеры Аладдина. Золото, серебро, мерцание бриллиантов и рубинов, блеск платины и хрусталя — все это меркло по сравнению с мастерством, с которым этим материалам была придана форма. Взгляду Элли предстал десяток яиц, расположенных на двух полках застекленной витрины. Некоторые были крупными, другие по сравнению с ними казались маленькими, но все были абсолютно разными. И большинство из них таило в себе сюрприз.

Одно из яиц представляло собой часы в виде вазы с нежным букетом лилий, высеченных из оникса, другое — карту Транссибирской железнодорожной магистрали с моделью маленького поезда, способного поместиться внутри яйца, и крошечным ключиком, лежащим рядом и готовым привести механизм в действие. Третье, в виде модели Московского Кремля, оказалось музыкальной шкатулкой; в четвертом находился маленький глобус, а на самом яйце помещались миниатюрные портреты восемнадцати царей Романовых. Еще одно яйцо содержало в себе миниатюрную золотую картину, а в следующем была заключена точная копия царской яхты, плывущей по волнистой пластине горного хрусталя.

Расширившимися от удивления и восторга глазами Элли взирала на эту коллекцию — подарок последнего русского царя своим жене и матери. Наконец она перевела взгляд на один из самых маленьких экспонатов. Это яйцо было укрыто листьями клевера из полупрозрачной зеленой эмали с золотыми прожилками. В просветах между листвой виднелась опоясывавшая яйцо тонкая золотая лента, украшенная рубинами. Этот экспонат, один из самых маленьких, являлся одним из самых великолепных шедевров ювелирного искусства.

— Разве у этого яйца нет внутреннего сюрприза? — поинтересовалась Элли, указывая на яйцо, украшенное лентой.

Профессор Мартос беспомощно развел руками:

— Увы, он до нас не дошел. Но, судя по записям в архивах, это был украшенный двадцатью тремя великолепными бриллиантами четырехлистник, каждый листик — с портретом дочери царя.

— Какая жалость, — пробормотала Элли, пытаясь скрыть волнение, и указала на другое яйцо.

Профессор был рад возможности продемонстрировать свои обширные знания, да и попрактиковаться в английском. Через некоторое время они решили согласовать график съемки. Договорились, что будут фотографировать по одному яйцу в день с перерывом на воскресенье. Яйца нужно было переносить из выставочного зала в специальную комнату, но Элли предупредили, что самой ей этого делать не позволят. Транспортировкой будет заниматься сам профессор Мартос либо его ассистенты. Но он пообещал, что окажет ей всю необходимую помощь — за определенное вознаграждение, которое ее фирма выплатит музею. Элли показали комнату, в которой будет производиться съемка. Помещение отвечало всем ее требованиям — достаточно просторное, без окон, с выкрашенными в белый цвет стенами, хорошо отражавшими свет.

— Мне бы хотелось одну пленку посвятить всем яйцам вместе, — предупредила Элли.

Она достала из портфеля блокнот с отрывными листами и продемонстрировала профессору Мартосу свои наброски, которые подготовила для компакт-диска.

— Нам понадобится большая фотография всех яиц, чтобы люди, обратив внимание хотя бы на одно из них, захотели приехать сюда, — объяснила Элли.

— Это придется делать ночью, когда музей закрыт, — ответил профессор.

Они продолжали обсуждать организационные моменты, когда в пустой галерее раздался звук шагов. Элли подумала, что это туристы, но, обернувшись, увидела только одного мужчину — Сергея Морозова.

Он задержал ее руку в своей чуть дольше положенного, рассказывая Мартосу, при каких обстоятельствах они успели познакомиться.

— Вы уже осмотрели музей? Очень жаль, я не хотел отказать себе в удовольствии сопровождать вас. Ну, раз вы уже знакомы с Оружейной палатой, то, может быть, позволите сопроводить вас по другим музеям?

Элли почувствовала, что профессору Мартосу не особенно приятно присутствие Сергея, поэтому поторопилась отказаться:

— Увидев все это богатство, я поняла, что придется потратить на работу много времени, но, может быть, позвоню вам, когда немного освобожусь.

— Думаю, будет проще, если я сам позвоню вам в отель. — Сергей повернулся к профессору, произнес что-то по-русски, на что тот, посмотрев на часы, покачал головой.

Когда гость ушел, они договорились с профессором о дне съемок всех яиц вместе, согласившись, что раннее утро ближайшего воскресенья — идеальный вариант. Примерно через час Элли покинула музей, сменив его приятную прохладу на полуденный зной. Она задержалась, чтобы надеть солнечные очки, и вовсе не удивилась, заметив опиравшегося на ограду и явно поджидавшего ее Сергея.

Выпрямившись, он подошел к ней и, улыбаясь, сказал:

— Я вспомнил, что сегодня днем мне надо съездить в один очень знаменитый монастырь неподалеку от Москвы. Проверить здание, ну, и все такое. И я подумал: в такой прекрасный день что может быть лучше, чем показать прекрасное место нашей прекрасной гостье?

Элли сморщила нос.

— Сергей, это самая примитивная ложь, которую мне когда-либо приходилось слышать.

Он рассмеялся.

— Зато в фильмах к ней всегда прибегают.

— Наверное, вы смотрите очень старые фильмы.

Он снова засмеялся, ничуть не смутившись.

— Но вы поедете со мной?

— А где это место?

— В Загорске. Там находится самый большой и самый красивый монастырь в России. Все туристы посещают его. Вы не должны стать исключением.

Элли знала о Загорске, и не только благодаря тому, что готовилась заранее к визиту в Россию. Ей доводилось слышать рассказы о нем много лет назад. Поскольку ей ужасно хотелось побывать там, а Сергей предлагал свозить ее туда, то почему бы и нет?

— Конечно, с удовольствием.

Сергей со счастливой улыбкой вывел ее из Кремля, бросив небрежно:

— Моя машина неподалеку.

По дороге Элли восхищалась очаровательным зрелищем — солнечными бликами на глади Москвы-реки, и вдруг ей припомнилось предупреждение Дрейка о дружбе с русскими. Она мысленно улыбнулась, будучи абсолютно уверена в том, что легко сможет справиться с Сергеем, если вдруг потребуется. Но, вспомнив, насколько убедительно говорил тогда Дрейк, решила, что быть настороже не помешает. Поэтому, когда они дошли до машины Сергея, отлично выглядевшей, но старой немецкой модели, она произнесла:

— Мне придется сначала заехать в отель, не могу же я появиться в монастыре в таком виде.

Он пытался возражать, однако она настояла. У себя в комнате она успела набросать Дрейку короткую записку о том, с кем едет и куда, которую отдала администратору.

Предосторожность оказалась излишней. Они спокойно доехали до Загорска. По дороге Сергей рассказывал ей о своей жизни в России, однако гораздо больше его интересовал Лондон.

— Вы бывали там? — поинтересовалась Элли.

— Только неделю, изучал архитектуру. И все это время шел дождь.

— Такое случается, — рассмеялась Элли.

— Зато я жил в Америке, — сообщил Сергей. — Удивительная страна. Около двух лет я изучал там язык и архитектуру.

— Я так и подумала. У вас американский акцент.

— Надо же, не замечал, — удивился он.

Занимавший огромную территорию монастырь не обманул ожиданий Элли и оправдал обещания Сергея. В небо уходили голубые купола, инкрустированные золотыми звездами, башенки и колокольни. На территории монастыря оказалось огромное количество религиозных сооружений, даже свой музей икон.

Присутствие Сергея имело очевидные преимущества: там, куда обычных туристов не пускали, ему достаточно было сказать несколько слов бородатому священнику в рясе, сторожившему у входа, и им позволяли пройти внутрь. В отеле Элли переоделась в юбку до лодыжек и блузку с длинными рукавами, а при входе в монастырь прикрыла волосы легким платком, так что теперь не очень выделялась из толпы верующих. Убранство церквей захватывало дух — богато украшенные, с росписями на стенах и множеством икон, некоторые из которых были покрыты серебром или золотом, отражавшим солнечный свет. Скамеек в святых местах почти не было — в русских православных церквях надлежало молиться стоя.

Единственное, о чем сожалела Элли, так это о том, что была не одна, однако без Сергея она вообще вряд ли попала бы сюда. Он стоял довольно близко от нее, но Элли закрыла глаза и постаралась забыть о нем, сосредоточиться на царившей вокруг атмосфере благоговения. Наверняка так было сотни лет назад, подумала она, то же самое испытывали и предки ныне живущих на русской земле людей. Должно быть, именно так они стояли в церквях, точно так же молились и испытывали тот же благоговейный трепет, что и присутствующие здесь сегодня верующие. Элли попыталась проникнуться здешним духом, но все это было слишком необычно, слишком чуждо ей — современной западной женщине, какой она стала.

Оказавшись на улице, они еще немного побродили вокруг.

— Разве вы приехали сюда не затем, чтобы сделать какую-то работу? — поинтересовалась Элли.

Сергей улыбнулся.

— Именно это я и делаю, пока мы с вами гуляем.

Элли рассмеялась.

— Не хотелось бы отрывать вас от дел.

— Мне это доставляет удовольствие. Но вы еще слишком мало видели. В Москве множество мест, которые вы просто обязаны посетить. — Несколько секунд он колебался, но наконец сказал: — А еще вам необходимо попробовать традиционную русскую кухню. Может быть, вы позволите пригласить вас сегодня вечером в ресторан?

— Я бы с удовольствием, но меня уже пригласил Дрейк Марсден.

— Какая жалость. Возможно...

— В другой раз? Ну разумеется. Хотя я, конечно, буду очень занята в музее. Ой, смотрите, какая чудесная башня! — воскликнула она, когда они свернули за угол. — Вы не знаете, она очень старинная?

Ее попытка сменить тему разговора удалась, и до самого отъезда они разговаривали о русской истории. Сергей отвез ее в Москву, но по дороге они попали в страшную пробку, и когда он наконец высадил ее около гостиницы, было уже довольно поздно. Чертыхаясь, Элли стала поспешно переодеваться. Возможно, это ее единственный шанс попасть на русский балет в Большом театре, и ей хотелось выглядеть соответственно.

Просматривая свой гардероб в поисках подходящего наряда, она вспомнила замечание Дрейка по поводу ее хрупкости и гневно хмыкнула. Если он думает, что она не похожа на женщину, способную самостоятельно позаботиться о себе, то, пожалуй, избавиться от него будет даже сложнее, чем ей представлялось вначале. А что, если показать себя совсем с другой стороны? Улыбаясь, Элли извлекла из шкафа красное платье.

Помыв голову, она зачесала волосы назад, заколов изящными шпильками локоны на затылке. Красное платье совсем не было вызывающим, по крайней мере если смотреть спереди. Однако, когда она поворачивалась спиной, вид кардинально менялся. Платье с доходящим до самой шеи воротом оставляло спину абсолютно обнаженной. Длинная юбка имела два боковых разреза, позволявшие любоваться стройными ногами едва ли не до их основания. Кроме того, ткань настолько плотно облегала фигуру, что было совершенно невозможно надевать что-либо из белья. Добавив к наряду пару красных замшевых туфель на шпильках, Элли набросила на плечо ремешок маленькой вечерней сумочки, рассмеялась собственному отражению в зеркале и пошла вниз, чтобы предоставить Дрейку возможность пересмотреть свое первое впечатление о ней.

Ей удалось произвести желаемый эффект. Но сама Элли оказалась не совсем готова к тому впечатлению, какое произвел на нее Дрейк в вечернем костюме. Не желая терять время в ожидании лифта, она легко сбежала по ступенькам широкой лестницы, но остановилась этажом выше фойе, чтобы с балкончика оценить ситуацию. Дрейк был виден ей в профиль, он смотрел на часы над стойкой регистратора, при этом черты лица его были напряжены, а подбородок решительно выдвинут вперед. Услышав звук подъехавшего лифта, он резко обернулся к нему. Именно в этот момент Элли неожиданно осознала, что влюбилась в Дрейка. Может быть, все дело было в элегантности костюма или в той уверенности, какую он придавал мужчине. Но так или иначе, Элли откровенно любовалась Дрейком. Они неплохо будут смотреться вместе, подумала она. Да и ей самой будет приятно появляться с ним на людях. В конце концов, будет даже забавно влюбить его в себя...

Еще несколько минут Элли продолжала наблюдать за ним, изо всех сил пытаясь освободиться от этой нелепой идеи, прекрасно сознавая, что претворение задуманного в жизнь в лучшем случае глупо, а в худшем — почти опасно, учитывая истинные причины ее приезда в Россию. Однако было в Дрейке что-то вызывающее, позволявшее ей чувствовать, что под холодной внешностью прячется огромный заряд сексуальности. Уверенная в собственной привлекательности и стопроцентном успехе у мужского пола, Элли нисколько не сомневалась, что сумеет влюбить его в себя, если захочет. Конечно, не стоит этого делать. Ну а если очень хочется? Вот в чем вопрос. Дрейк снова посмотрел на часы, потом сунул руки в карманы, всем своим видом выражая крайнее нетерпение.

Один этот жест определил все. Элли решила свести его с ума до такой степени, что он будет готов ради нее на все, будет готов ожидать ее часами, если потребуется. А для начала она поставила себе задачу получить этим вечером его поцелуй. С балкона она прошла к лифтам и нажала кнопку, предпочтя не прорываться сквозь толпу туристов, поднимающихся по лестнице.

Чувствуя голой спиной ошеломленные взгляды остальных пассажиров, Элли вышла из лифта и направилась по фойе к Дрейку, наслаждаясь тем, как расширились его глаза.

Наконец он пришел в себя и даже смог пошутить:

— По-моему, сейчас самое время появиться оркестру, исполняющему «Леди в красном». — Элли рассмеялась, и он добавил: — Вы снова опоздали. — Но, кажется, его уже это не слишком злило.

По дороге к выходу Дрейк машинально положил ей руку на спину, но, почувствовав обнаженную кожу, слегка даже отпрянул. Элли почувствовала, как у него перехватило дыхание, и самодовольно улыбнулась. Она рассчитывала прочитать в его глазах не только удивление, но и желание. На какую-то долю секунды оно действительно промелькнуло, но тут же его лицо помрачнело.

— У вас есть плащ или что-нибудь в этом роде?

— Нет! — Она изумленно засмеялась. — Конечно, нет. На улице ведь слишком жарко.

Его губы сжались, и Элли даже показалось, что он сейчас же велит ей подняться в номер и переодеться. Какая неудача! Неужели он такой ханжа? Некоторое время он, похоже, колебался, но потом, заметив ее решительно поднятый подбородок, открыл перед ней входную дверь и пропустил ее на улицу.

Пока они не оказались в машине, Дрейк не проронил ни слова. Наконец грубовато заметил:

— Вижу, вы любите жить с риском.

— Потому что я надела это смелое платье? Не смешите меня!

— Но мы же идем не в какой-нибудь лондонский ночной клуб. Женщины здесь одеваются соответственно обстановке, а не так, чтобы все оборачивались на них.

— Знаете, если вам это настолько неприятно, постарайтесь не обращать внимания, — злобно прошипела Элли. — Если уж на то пошло, то вы и так успели испортить мне вечер.

Дрейк убрал волосы со лба и беззвучно выругался, затем произнес:

— Простите. — Заведя мотор, он выехал со стоянки.

Элли еще ни разу в жизни не приходилось так быстро пожалеть о принятом решении. Ее спутник оказался просто невыносимым педантом. Любой другой на его месте был бы сражен наповал ее платьем и наслаждался бы обществом женщины, привлекающей к себе столько завистливых взглядов. В абсолютном молчании проехав по улицам Москвы, они добрались до Театральной площади, припарковались и прошли через белую колоннаду ко входу в театр. Дрейк купил ей программку, но, вместо того чтобы поблагодарить его, она холодным кивком головы продемонстрировала ему, что все еще злится. Настроение у нее испортилось еще больше, когда он поспешил проводить ее к их местам, — очевидно, чтобы спрятать ее голую спину, предположила Элли.

Но когда открылся занавес, она забыла обо всем и погрузилась в магию «Коппелии». Ее восхищали яркие костюмы, отличные декорации, мастерство танцоров. Опомнилась она лишь в антракте.

— Никогда не видела такой удачной постановки. Все без исключения танцоры были на высоте.

— Вы часто ходите на балет? — поинтересовался Дрейк.

— Когда получается. В детстве я мечтала стать балериной, — призналась Элли.

Дрейк удивленно приподнял бровь.

— У вас идеальная для этого фигура. Почему же вы не воплотили свою мечту в жизнь?

Элли коротко пожала плечами.

— Несчастный случай, я очень серьезно сломала ногу. Выздоровление затянулось, я пропустила слишком много занятий, потеряла форму. Я бы уже никогда не смогла наверстать упущенное и поняла, что в лучшем случае стала бы только балериной второго плана. — Элли задумалась, а потом добавила: — Пришлось заняться вместо балета искусством и фотографией.

— А что за несчастный случай? Автокатастрофа?

— Нет, я упала с лошади, — ответила Элли с легкой гримасой.

— Какое разочарование для вас!

— Да, некоторое время так и было, но, может быть, мне никогда не светило ничего лучше кордебалета. Кто знает, вдруг мне даже повезло?

— Не думаю, что можно называть везением крах всех надежд и разочарование в жизни, даже временное, — возразил Дрейк.

Он так странно произнес это — кратко, почти обвиняющим тоном, что Элли озадаченно подняла на него глаза. То он казался нормальным человеком, то вдруг на него что-то находило, и он становился похожим на сурового школьного учителя.

Она начала демонстративно обмахиваться программкой.

— Здесь так жарко, может, сходим в буфет что-нибудь попить?

— Хотите, я принесу вам мороженого?

— Нет, пить хочется больше.

Дрейк вздохнул и поднялся.

— Ладно, тогда пойдемте.

В буфете было уже полно народу и мест за столиками не осталось, поэтому Элли постаралась устроиться поближе к открытому окну, пока Дрейк продирался сквозь толпу к прилавку. Среди зрителей была в основном молодежь, довольно неплохо одетая, хотя женские платья показались Элли гораздо консервативнее, чем в Европе или Штатах. Ее это не особо волновало, но все равно она почти все время простояла спиной к стене.

Во время второго антракта Элли не стала проситься в буфет, а принялась рассматривать огромный зал, сверкающий роскошной отделкой, даже задрала голову, чтобы полюбоваться росписями на потолке. Когда наконец прозвучали финальные аккорды, опустился занавес и зажглась огромная люстра, Элли вздохнула и обернулась к Дрейку с благодарной улыбкой.

— Это было великолепно. Огромное вам спасибо. — Она встретила взгляд Дрейка, выражавший если не печаль, то сожаление. — В чем дело?

— Что? А, нет, ничего. — Он резко встал. — Пойдемте.

Дрейк держался прямо за ее спиной, пока они продвигались к выходу. Оказавшись на улице, они обнаружили, что летний дождик превратился в настоящий ливень. Площадь перед театром уже была забита машинами, десятки таксистов поджидали пассажиров.

— Придется нам пробежаться до машины, — заметил Дрейк, оглядевшись.

— Я подожду здесь, пока вы не подъедете.

— Но не могу же я оставить вас здесь одну.

— Глупости! — воскликнула Элли, снова начиная злиться. — Я преспокойно подожду здесь, среди всех этих людей.

Казалось, Дрейк собирается спорить, но тут грянул гром и дождь зарядил еще сильнее. Дрейк огляделся, заметил еще нескольких женщин, ожидающих, видимо, своих спутников, и неохотно кивнул.

— Постараюсь как можно быстрее. Ни с кем не разговаривайте. — Подняв воротник пиджака, Дрейк бегом бросился к машине.

Очевидно, вписаться в транспортный поток оказалось не так просто, потому что отсутствовал он довольно долго. Несколько других машин и такси успели подъехать к тротуару и забрать пассажиров; некоторые зрители, вооружившись зонтиками, поспешили к ближайшей станции метро, пока наконец под колоннами не осталось всего несколько человек. Среди них было двое прилично одетых мужчин среднего возраста, один из которых, покинув своего собеседника, подошел к Элли. Заговорив с ней, он поинтересовался, ждет ли она кого-то. Элли поняла вопрос, но предпочла не отвечать, лишь пожала плечами.

Отойдя на несколько шагов от мужчины, она вглядывалась сквозь пелену дождя в ожидании Дрейка, но человек последовал за ней, а за ним и его друг. Неожиданно один из них взял ее за руку и сказал что-то, не требовавшее перевода, понятное для женщины любой национальности. Элли разъяренно выдернула руку и хотела было вернуться в театр, но там уже закрыли двери и погасили свет. Мужчина, по всей видимости, не привык, чтобы его игнорировали, и на этот раз положил ей руку на спину. Элли уже замахнулась на него сумкой, но тут услышала пронзительный визг тормозов подлетевшей машины. Рявкнув на мужчину так, что тот тут же отдернул руку, словно обжегшись, Дрейк открыл дверцу и практически впихнул Элли в машину.

— Мне казалось, что я просил вас ни с кем не разговаривать! — злобно прошипел он, сев за руль.

— А я и не разговаривала, это он со мной разговаривал, — парировала Элли, радуясь, что он успел как раз вовремя, но в то же время негодуя на него за выговор.

— Я так и знал! Нельзя было позволять вам идти в этом чертовом платье — следовало заставить вас переодеться.

Элли вздохнула. Столько сил потрачено на то, чтобы привлечь его внимание, но, кажется, она добилась обратного результата.

— Вы мне не нянька, — фыркнула она, разочарованная постигшей ее неудачей. — Я ношу то, что мне нравится. Остановите машину!

— Что? — Он был ошарашен.

— Вы слышали меня. Остановите машину. Я сыта вами по горло.

— Если вы думаете, что я позволю вам одной разгуливать по центру Москвы ночью нагишом, то, наверное, сошли с ума.

— «Нагишом»! К вашему сведению, я потратила на это платье небольшое состояние.

— Вас надули.

В другое время она бы нашлась что ответить, но сейчас, расстроенная испорченным вечером, только прошипела:

— Если вы не остановите машину, то я высунусь из окна и начну кричать. Пусть все знают, что вы меня похищаете.

Дрейк рассмеялся.

— Давайте, все равно никто не поймет ни слова.

Не сдаваясь, Элли высунулась в окно и уже открыла было рот.

Поскольку у Дрейка не было возможности ухватиться за ткань у нее на спине, чтобы втащить ее обратно в салон, он выругался и остановился у тротуара. Ему сразу пришлось крепко схватить ее за запястье, поскольку она уже начала вылезать из машины.

— Вы никуда не пойдете. Слушайте...

Элли тут же начала истошно кричать.

У Дрейка оставался только один выход. Наклонившись вперед, он привлек Элли к себе и накрыл ее губы своими.

Это не был поцелуй. Их обоих сжигала злость друг на друга.

— Ты ненормальная дурочка! — пробормотал Дрейк, не отнимая губ. — Что ты хочешь доказать?

— Как ты смеешь указывать мне, что я могу носить, а что нет? — взвизгнула Элли.

— На это имеет право любой здравомыслящий человек. — Он продолжал говорить, касаясь губами ее рта, но затем вдруг резко отстранился, словно опомнившись.

Тут и Элли поняла всю курьезность ситуации. Какое-то время они тихо сидели, затем она почувствовала, что он вздрогнул. Нет, это было не желание, он смеялся. Она подняла на него широко распахнутые глаза, и они дружно прыснули.

— Боже, да мы же пара идиотов! — хохотал Дрейк.

Руки Элли все еще покоились на его плечах — с того момента, когда она пыталась оттолкнуть его. Она подняла руку и нежно коснулась его шеи.

— Спасибо, что спасли меня, — хрипло произнесла она. — И вообще это был отличный вечер.

Какое-то время Дрейк изучал ее лицо, любовался длинными ресницами, отбрасывавшими тени на щеки.

— Да, отличный вечер, — согласился он и приблизился к ней, словно действительно на этот раз собирался поцеловать ее. Она почувствовала мускусный запах его одеколона, ощутила собственное волнение. Но Дрейк криво усмехнулся и выпрямился, убирая волосы со лба. — Лучше я отвезу вас домой, пока это платье не причинило большего вреда.

Он не пояснил, что имел в виду.

Подъехав к отелю, Дрейк проследил за тем, чтобы она благополучно зашла в лифт. Только теперь Элли поняла, что в некотором смысле действительно умудрилась получить от него поцелуй. Она выиграла пари, заключенное с собой, хоть немного и не так, как рассчитывала. Конечно, это была всего лишь игра, ничего серьезного. Но странным образом она ощущала что-то похожее на неудовлетворенность, близкую к разочарованию.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Почти всю следующую неделю Элли была занята только своей работой. Каждый день с раннего утра она отправлялась в Оружейную палату, показывала, с каким яйцом хотела бы поработать на этот раз, наблюдала за тем, как профессор Мартос в белых шелковых перчатках вынимает экспонат из витрины, в сопровождении вооруженной охраны вносит его в комнату для съемок и устанавливает на специальном постаменте. А дальше не легче: необходимо было правильно поставить свет, крупным планом снять яйцо с каждой стороны, извлечь сюрприз и сфотографировать его отдельно. Затем Элли тщательно записывала историю и происхождение яйца, а под конец снимала на видеопленку.

Элли объяснила профессору, что это будет образовательный ролик, люди смогут не только любоваться красотой яиц, но и смотреть видеофрагменты, читать комментарии, которые будут добавлены позднее.

Работа занимала большую часть дня, поскольку была сопряжена с определенными трудностями: самой Элли не позволялось дотрагиваться до яиц, и по ее просьбе их поворачивали служащие музея, ни один из которых не говорил по-английски. Поначалу профессор Мартос постоянно находился поблизости, наблюдал за работой и выполнял функции переводчика, но вскоре Элли научилась высказывать свои простые просьбы на русском. Теперь профессор лишь иногда забегал убедиться, что все в порядке.

Никого не удивляло, что она немного изъясняется по-русски. Сама же Элли не переставала изумляться тому, как быстро возвращается к ней язык. Язык — это как колыбельная или сказка, рассказанная мамой на ночь: если ты много раз слышал их в детстве и с годами основательно забыл, то, услышав вновь, вспоминаешь со всей ясностью.

Несколько раз во время обеденного перерыва появлялся Сергей. Однажды принес даже кое-что перекусить — копченые сосиски с хрустящим картофелем и бутылку вина. С этой снедью они поехали в парк к небольшому озеру с утками и лебедями, отдыхавшими на берегу. Сергей снова предпринял попытку пригласить ее куда-либо вечером, но Элли отказалась, сославшись на загруженность. Он отлично устраивал ее в качестве собеседника, ей нравилось разговаривать с ним, узнавать много нового о России, она была благодарна ему за помощь, но не более. Возможно, это эгоистично, но Элли ничего не могла с собой поделать. Она все больше убеждалась в том, что чем чаще видит Дрейка, тем сильнее влюбляется в него.

Каждый вечер по возвращении в гостиницу она обнаруживала, что он ждет ее, чтобы отвезти сфотографировать места, так или иначе связанные с фабрикой Фаберже. Он провел для нее целое исследование: нашел магазины, где продавались изделия фабрики, дома, где жили родственники Фаберже, анекдоты про яйца и тому подобное. Поначалу, когда он принес ей первую порцию информации, Элли пыталась протестовать:

— Все это великолепно, но я не могу допустить, чтобы ты тратил столько времени. Это же часть моей работы.

— Ты просишь не помогать тебе? — спокойно уточнил Дрейк.

— Нет, конечно, — тут же пошла на попятную Элли. — Но у тебя и без того полно забот... — В надежде, что он возразит, она добавила: — И более важных дел.

Искоса поглядывая на него, она размышляла, привлекает ли его физически. Скорей всего, да, но сказать наверняка нельзя, настолько он загадочен. Его холодность интриговала ее. Особенно теперь, когда она знала, что он способен на глубокие чувства, хоть и видела всего лишь его ярость. Она больше не выводила Дрейка из себя своими вызывающими туалетами, но иногда пыталась поддразнить, чтобы знать, насколько далеко с ним позволительно зайти. Из головы у нее никак не шел его яростный поцелуй, и она остро желала его повторения. Однако Дрейк никак не хотел попадаться на ее хитрости. Казалось, он видит ее насквозь.

Редко ей встречались столь скрытные люди. Большинство мужчин любят поговорить о себе, но о Дрейке даже через две недели знакомства она знала немногим больше, чем в первый день. Правда, ему тоже не много удалось выведать о ней. И даже не потому, что он не интересовался, как раз наоборот. Он неплохо скрывал свою заинтересованность, задавая самые невинные вопросы в надежде, что они загонят ее в тупик. Элли не сомневалась, что Дрейк не забыл о своих подозрениях по поводу причин ее визита в Москву. Периодически она пыталась заставить его поверить, что все дело в детских книжках: притворялась, что ее осенила какая-то идея, срочно записывала ее или неожиданно напускала на себя мечтательное выражение при виде местечка, которое можно было бы использовать в очередной книге.

Сейчас Дрейк ограничился словами:

— Мне это нравится. Мои изыскания так отличаются от того, чем я занимаюсь в банке...

Они шли по улице, с которой начинался один из бульваров, словно подкова опоясывавших городской центр, а послеполуденное солнце светило в спины.

— Ты знаешь, куда тебя пошлют в следующий раз? — лениво поинтересовалась Элли.

— Нет, я решу по приезде в Лондон.

— Решишь? — Ее брови удивленно приподнялись. — У тебя есть выбор?

Дрейк слегка нахмурился, затем пожал плечами.

— Обычно мы открываем свои филиалы сразу в нескольких регионах.

Элли подумала, что ей еще не приходилось слышать столь самонадеянных ответов от рядовых клерков, и сделала себе мысленную пометку: не забыть расспросить своего босса о Дрейке поподробнее, когда в следующий раз позвонит ему с очередным отчетом о работе.

— А ты? — спросил Дрейк. — Ты знаешь, куда поедешь в следующий раз?

— Конечно. В Америку, чтобы кое-что доделать по этому диску. В Штатах огромное количество яиц Фаберже. Даже больше, чем в России.

— А где конкретно?

— Несколько штук в Нью-Йорке, еще несколько в Вашингтоне и Новом Орлеане. Три яйца в Музее изящных искусств в Ричмонде и еще три в Балтиморе. И, кроме того, энное количество рассредоточено по частным коллекциям.

Наконец они нашли то, что искали, в Большом Кисельном переулке. Живописное трехэтажное кирпичное здание восемнадцатого века, крышу над входом которого некогда венчал двуглавый орел. Именно здесь располагался первый в Москве магазин Фаберже, открытый в 1887 году. Фотографируя его, Элли представляла себе подъезжающие ко входу экипажи, богато одетых господ, приобретающих великолепные изящные украшения. Конечно, магазина уже давно не было, так же как и самой фабрики, и вдоль дороги стояли машины, а не величественные экипажи.

В поисках наилучшего ракурса Элли, взглянув через плечо, сошла с тротуара. Яростно загудел автомобильный клаксон, и Дрейк рывком затащил ее обратно на тротуар.

— Но дорога была пуста! — воскликнула Элли.

— Ты посмотрела не в ту сторону.

— Ах, конечно. Я все время забываю, что здесь правостороннее движение.

— Такая забывчивость может обернуться страшной бедой, — мрачно заметил он.

Он все еще прижимал ее к себе, и Элли была вынуждена признать, что по меньшей мере не возражает. Приподняв голову, она кокетливо улыбнулась.

— Не знаю, смогу ли я когда-нибудь расплатиться с тобой за спасенную жизнь.

Она ожидала, что он рассмеется, может быть, ответит ей что-нибудь в таком же духе, как сделал бы любой на его месте, но он всего лишь коротко бросил:

— Ты преувеличиваешь.

— Машина могла сбить меня, — настаивала Элли. — Ты спас меня, возможно, даже от худшей участи, чем смерть.

Неожиданно Дрейк резко побледнел и сильно сжал ее руку, но буквально через секунду отпустил.

— Какое глупое замечание. — При этом его голос стал каким-то чужим, далеким. — Ты закончила здесь? Тогда пошли.

Элли не тронулась с места.

— Ой!

— В чем дело?

— Просто я порезалась об лед, которым ты меня окружил.

Он нахмурился, затем встряхнул головой.

— Прости. Пойдем куда-нибудь попьем. Сейчас слишком жарко, чтобы слоняться по улицам.

Они нашли бар со столиками на свежем воздухе и заказали холодного пива. Сделав большой глоток, Элли откинулась назад и незаметно, из-под ресниц, стала изучать лицо Дрейка. Он смотрел куда-то в сторону, но, видимо, почувствовал на себе ее взгляд, потому что, по-прежнему не глядя на нее, произнес:

— Итак?

— Что «итак»?

— К какому мнению ты пришла относительно меня?

— Откуда такая уверенность, что я думала о тебе?

Он взглянул на Элли и, протянув руку, снял с нее солнечные очки. Ощущение было такое, словно включенный яркий свет лишил ее сил.

— Разве нет?

— Да, — призналась она.

— Ну и?..

Элли улыбнулась.

— Я размышляла, почему ты относишься ко мне с такой неприязнью.

— К тебе с неприязнью! — Он резко вскинул голову. — Конечно же, я не испытываю к тебе неприязни. На самом деле я... — Он резко оборвал себя.

— Не останавливайся! — воскликнула Элли. — На какой-то миг мне показалось, что ты сейчас скажешь комплимент.

Дрейк окинул ее пристальным взглядом своих серых глаз.

— Я мог бы сказать тебе столько... — Он замолчал и отвел взгляд.

— Столько чего? — Она даже подалась вперед.

Дрейк увернулся от ответа:

— Неужели я был настолько неприветлив?

Элли молча смотрела на его загорелое, красивое лицо с благородными чертами. Поняв, что не сможет сказать ему о своих истинных чувствах, она ограничилась высокопарным:

— Разумеется, нет. Ты был очень добр ко мне.

— О, Боже! — Он состроил смешную гримасу. — Если это единственное, что ты можешь обо мне сказать, то, надо полагать, я был настоящим занудой.

Элли усмехнулась и после некоторого колебания добавила:

— Иногда ты кажешься слишком... суровым.

— Боже, какое ужасное слово. Такое впечатление, что мне девяносто лет.

— Вовсе нет. — Она облокотилась на стол и подперла рукой подбородок. — Расскажи мне о себе.

— Что ты хочешь знать?

— Ну, обычные вещи. Каковы твои амбиции, например?

Дрейк криво усмехнулся.

— Думаю продолжать заниматься тем, что я делаю сейчас.

Элли нахмурилась, будучи не особо высокого мнения о такого рода амбициях.

— Но разве ты не хочешь сделать карьеру в своем банке? Наверняка тебе не может нравиться работа, вынуждающая мотаться по свету для открытия новых филиалов.

Появившееся на его лице удивление быстро сменилось задумчивостью.

— Ну, кому-то же нужно этим заниматься.

— Согласна, но кому-то также нужно сидеть в главном офисе, находиться наверху служебной лестницы и управлять компанией. Ты не хочешь стать таким человеком?

Подняв руки, Дрейк заложил их за голову. Он был без пиджака, и этот жест натянул ткань рубашки у него на груди, подчеркивая мускулы.

— Появится столько проблем, — лениво протянул он.

Элли уже хотела было высказать ему все, что думает о таких пораженческих настроениях, но вдруг обнаружила, что у нее пересохло во рту и затруднилось дыхание. Она определенно почувствовала приступ желания. Понимание этого застало ее врасплох и обеспокоило.

— Элли!

Она отвела взгляд от его груди слишком быстро, пытаясь скрыть охватившее ее волнение. Дрейк не мог не заметить это и почти бесшумно вздохнул. Она поспешно опустила голову и, схватив сумочку, начала лихорадочно в ней рыться в поисках носового платка, но Дрейк перехватил ее руку.

— Элли, — повторил он, на этот раз с ноткой удовлетворения.

Ее рука немного дрожала под его рукой, но она не пыталась отстраниться. Даже наоборот — медленно подняла голову и печально засмеялась. Она думала, что он последует за ней в этом внезапно вспыхнувшем желании, удивившем ее саму так же сильно, как и его. Она уже размышляла над тем, что скажет, как воспримет его предложение, но поняла, что пауза слишком затянулась. Затем, к ее немалому удивлению, он убрал руку, допил свой стакан и произнес:

— Если ты готова, то, может быть, пойдем?

Не веря своим ушам, Элли изумленно взирала на него. На его лице было жесткое, хмурое выражение. Она медленно поднялась на ноги и кратко сказала:

— Разумеется.

Они шли по улице, держась друг от друга на расстоянии, и молчали. Через несколько минут Дрейк замедлил шаг и почти сердито проговорил:

— Слушай, я, наверное, должен сказать...

Умышленно перебив его, Элли указала на большую букву «М» и воскликнула:

— Я столько слышала о московском метро, думаю, мне стоит прокатиться.

— В это время суток там полно пассажиров, — возразил Дрейк.

— Тогда можно будет почувствовать себя как дома. — Она направилась ко входу, бросив через плечо: — Увидимся.

Но Дрейк последовал за ней и держался рядом, когда она, войдя в вестибюль, остановилась в растерянности.

— Ты должна купить жетон, — подсказал он. — Вон там.

Элли хотела было заявить, что желает ехать одна, но таким образом она призналась бы, что злится на него, так как получила от ворот поворот. Конечно, именно злость она и чувствовала, но гордость мешала ей раздуть из этого скандал, поэтому она пожала плечами и произнесла:

— Ладно.

В метро оказалось столько народу, что поддерживать какой-либо разговор при всем желании было невозможно, и это, кстати, весьма устраивало Элли. Ее больше не интересовало то, что он может сказать. Однако она не могла не думать о том, почему все это настолько расстроило ее. Ведь Дрейк был всего лишь ее очередным знакомым, хоть и очень красивым. Когда закончится командировка, они никогда больше не увидятся, так что нет поводов и расстраиваться.

Мысль о том, что она никогда больше не увидит Дрейка, вызвала вдруг ощущение щемящей пустоты. Эти последние две недели были такими замечательными; она чувствовала себя такой счастливой... Нет, надо выкинуть из головы печальные думы, неизвестно, до чего можно дойти, если и дальше копаться в своих переживаниях. Это всего лишь влечение, не более. Вскоре их пути разойдутся: Дрейк поедет в Лондон, а она примется за свои тайные поиски, чтобы сдержать слово, данное столь легкомысленно много лет назад.

На нескольких станциях они выходили из поезда, так что Элли смогла в полной мере восхититься великолепной архитектурой платформ, которые больше походили на мраморные дворцы с огромными люстрами, расписанными потолками и яркой мозаикой.

— Каждая станция посвящена определенной теме, — сообщил Дрейк, близко наклонившись к ее уху, чтобы она смогла разобрать слова, теряющиеся из-за звука приближающегося поезда. — Пролетарскому труду, известному поэту, Великой Октябрьской революции и так далее.

Элли кивнула и отошла в сторону, избегая его близости. Она запрокинула голову, чтобы полюбоваться потолком, но Дрейк посоветовал прийти, когда здесь будет не столько народу. Их разговор, если это можно так назвать, был каким-то неестественным. Элли почти не смотрела на него в вагоне, а когда они оказывались на платформе, все ее внимание поглощала архитектура. Один раз им все-таки сильно не повезло: в очередном поезде была такая давка, что пришлось стоять очень близко друг к другу. Дрейку это не доставляло никаких проблем, так как он мог держаться за поручень, но Элли была слишком мала ростом, поэтому вынуждена была просто стоять в толпе, а когда поезд сделал поворот, ее бросило на Дрейка.

Она не поднимала глаз, но ощущала его присутствие, его близость, теплый запах мускуса, силу руки, поддерживающей ее. Вокруг них люди входили и выходили, но она мало обращала на них внимания, чувствуя только растущее между ними напряжение. Ей казалось, что Дрейку хочется, чтобы она подняла на него глаза, но она знала, что если посмотрит на него, то он прочитает желание в ее глазах. Однажды он уже видел это и проигнорировал ее чувство, а она слишком горда, чтобы позволить унизить себя дважды.

Итак, ей удалось противостоять его молчаливой просьбе, но с каждой секундой напряжение между ними все возрастало и вскоре стало походить на проскакивающие электрические разряды. Ей становилось все труднее дышать, и не от духоты и тесноты в поезде, как она пыталась убедить себя, но от этой мучительной близости, от осознания его присутствия рядом. Элли облизала пересохшие губы. Мышцы шеи уже болели, потому что она напряженно держала голову опущенной. Она не взглянет на него, не взглянет!

Кто-то врезался в нее на очередной станции, и между нею и Дрейком уже не осталось ни миллиметра пространства. Он обхватил ее рукой, чтобы защитить от толчеи, а она была вынуждена наконец поднять глаза. В его глазах ясно читалось неприкрытое, бесстыдное желание. Элли коротко вздохнула, чувствуя, как внутри нее все полыхает. Она хотела поцелуя, хотела, чтобы его губы завладели ее губами, и не обратила бы даже внимания на то, что это совсем неподходящее место, что они окружены людьми.

Именно в этот момент, именно в этом месте она осознала, что любит его.

Поезд остановился на очередной станции, где, очевидно, была пересадка на другие линии, поскольку толчея неожиданно исчезла, так что больше не было причин стоять так близко друг к другу. Неохотно Дрейк убрал руку, и она сделала шаг назад. Неподалеку оказалось свободное место, и она без сил упала на сиденье, почувствовав, что ноги больше не держат ее. Она хотела снова взглянуть на Дрейка, но входившие люди не позволяли им видеть друг друга. Может быть, это даже к лучшему, поскольку ей понадобится несколько минут, чтобы вернуть себе самообладание, чтобы смириться с тем, что это не просто физическое влечение, но вполне созревшая любовь, сопровождаемая колокольным звоном в ушах.

До этого ей казалось, что она и раньше влюблялась — пару раз ребятам удавалось вскружить ей голову. Это было так давно, еще в подростковом возрасте, что она уже почти не помнила тех чувств, но инстинктивно понимала, что на этот раз все по-другому. На этот раз все по-настоящему. Сексуальное притяжение сводило с ума, но вместе с этим она чувствовала необыкновенную нежность, чувствовала, что каждая ее частичка — сердце, душа, тело — любит его. Она опустила глаза вниз, на свои руки, и подумала, что даже кончики пальцев, каждая пора кожи, каждый волосок любят его. Она чувствовала, что с этого момента существует только ради него. Это ощущение внушало трепет, смирение. Все-таки это произошло с ней, произошло, когда она уже перестала надеяться и ждать. Она любит! По-настоящему любит.

Элли попыталась разыскать взглядом Дрейка, и через несколько минут ей удалось мельком его увидеть. Почему-то показалось, что он должен ощутить то же чудо, что озарило ее, но он вообще не смотрел в ее сторону. Его взгляд был устремлен в пустоту, а лицо не выражало абсолютно ничего. Элли почувствовала страх, она вдруг поняла со всей ясностью, что если ты отдаешь кому-либо свое сердце, то становишься открытой и беззащитной.

Они больше не выходили осматривать станции, а вышли на остановке, ближайшей к ее гостинице. Дрейк не прикасался к ней, не брал ее за руку и вообще, казалось, подчеркнуто избегал соприкосновений. Его глаза пугали ее: они оставались холодными. Его безукоризненную вежливость она воспринимала как пощечину. Когда они оказались в холле гостиницы, Дрейк отстраненным голосом лишь напомнил ей, что этим вечером они идут в цирк.

Элли предпочла бы заявить, что она больше не собирается никуда с ним идти, но гордость снова не позволила ей совершить опрометчивый поступок. Поэтому она улыбнулась, правда довольно холодно, и сказала:

— Отлично, увидимся.

Однако, оказавшись в комнате, она швырнула свои вещи на кровать и, раздевшись, начала носиться в ярости по комнате. Она чувствовала себя отвергнутой. Она бы еще поняла, если бы его чувства были гораздо менее сильными, чем ее, но как мог этот мужчина остаться равнодушным, когда она дала понять ему, что он ее привлекает? И не один раз, а уже дважды. По крайней мере он мог бы не демонстрировать свою чопорность и надменность, будто факт, что она симпатизирует ему, напугал его. Ладно, значит, он не отвечает ей взаимностью. Но это и не важно. Закон взаимного притяжения, видимо, не всегда срабатывает. Однако любой мало-мальски воспитанный мужчина не... Заходя в душевую кабину, Элли внезапно застыла. Интуиция подсказала, что Дрейк симпатизирует ей. Какие бы мотивы ни заставили его повести себя подобным образом, это не было безразличие.

Стоя под струями прохладной воды, Элли обдумывала неожиданно возникшую мысль. Она привлекательная девушка, у которой никогда не возникало проблем с поклонниками, она достаточно опытна, чтобы распознать знаки, язык тела. Ясно, что Дрейк болтается вокруг нее не ради того, чтобы помочь с работой, что выводит ее каждый вечер не просто чтобы угодить Бобу. Ни один друг, каким бы близким ни был, не пошел бы на такие жертвы, если это означало бы постоянно находиться с человеком, который тебе глубоко несимпатичен. А он и так уже выполнил просьбу Боба: проследил, как она устроилась в Москве, помог выйти на нужных людей. Дрейк должен быть на пути в Лондон уже много дней назад. Но он остался помочь ей, хоть и успел наверняка понять, что она вполне способна позаботиться о себе сама. Итак, зачем постоянно околачиваться рядом, если только ему самому не столь уж легко оторваться от нее?

А если так, то почему он обдал ее таким холодом? Он не женат, не живет с кем-либо, она успела это узнать, и, уж конечно, не голубой. Так почему же? Неудача в любви и нежелание вновь рисковать собственным сердцем? Перед мысленным взором Элли пронеслись все возможные сценарии, но она поняла, что попусту теряет время. Ей раньше надо было выслушать его, когда, казалось, он был готов объясниться, но тогда она была слишком зла и унижена, чтобы слушать.

Протерев запотевшее зеркало, Элли взглянула на собственное отражение. По складу своего характера она не была тщеславной и не позволяла себе расстраиваться, если нравившийся ей мужчина не отвечал взаимностью. Ну и что? Забыть и жить дальше. Но с Дрейком все иначе. Ее будущее, ее счастье — все зависело от его отношения к ней. Но, похоже, он сменил свою симпатию на безразличие, огонь на лед. Почему? Загадка, тайна, которую надо во что бы то ни стало разгадать.

Элли c волнением ожидала похода в Московский государственный цирк, само название которого вызвало у нее предчувствие чего-то грандиозного, но, как только они оказались в большом куполообразном зале, почувствовала разочарование: он был похож на все остальные цирковые арены, хотя представление оказалось великолепным. Выступали клоуны, канатоходцы, красивые цирковые лошади; дуэт гимнастов, чей номер захватывал дух; пудели, которые сами наслаждались своей игрой и были такими забавными, что она почти забыла о своем негативном отношении к эксплуатации животных и, более того, много смеялась. В конце номера она присоединилась к громким аплодисментам и повернула смеющееся лицо к Дрейку.

— Разве не здорово? Я никогда не видела такого... — Она замолчала, заметив, что Дрейк смотрит вовсе не на арену, а на нее. В его взгляде читалось откровенное желание. — В чем дело? — выдавила она.

Он моргнул и покачал головой. Начался следующий номер, но Элли не могла больше сосредоточиться на ужимках клоунов и была даже рада, когда артисты вышли на финальный поклон. Они покинули цирк вместе с остальными зрителями. Пока шли к машине, Дрейк держал ее за локоть, как всегда оберегая. Но он не повез ее сразу в гостиницу, вместо этого направил машину за город. Они оказались у холма, с которого открывался вид на просеку и узенькую речку, поблескивавшую в лунном свете.

— Прогуляемся? — предложил он. — Сверху красивый вид.

Она колебалась лишь мгновение.

— Конечно.

Выйдя из машины, они поднялись на верх холма и увидели мерцающие вдалеке огни Москвы. Дрейк показал ей некоторые ориентиры, но потом они остановились в тени дерева и несколько минут стояли молча. Элли могла бы прервать тишину, но ей было интересно, что скажет Дрейк. Когда он наконец заговорил, от его слов у нее перехватило дыхание.

— Я хочу лечь с тобой в постель, — кратко сказал он.

Элли не знала, то ли радоваться, то ли взбеситься. Она отодвинулась от него и спустя мгновение обвиняющим тоном произнесла:

— Ты сказал это так, словно на самом деле это последнее, что бы тебе хотелось в жизни, так, словно твое либидо приказывает голове.

Он коротко усмехнулся.

— Ты права. Я боролся против этого.

Она скептически вздохнула.

— Что ж, спасибо. Премного благодарна.

В его глазах читалась решимость. Он вообще едва ли слышал ее.

— Но я не могу больше молчать. Я хочу тебя с того первого дня, когда увидел в аэропорту.

— Предполагается, что я должна чувствовать себя польщенной? — резко поинтересовалась она.

Растерянно проведя пальцами по волосам, Дрейк ответил:

— Я должен был сказать тебе о своих чувствах. Я не прошу тебя ни о чем в связи с моим признанием, но не мог больше притворяться, что ты мне безразлична. — Его голос звучал хрипло от напряжения.

Ее сердце бешено забилось, наполняя ее ожиданием и надеждой. Но он надолго умолк, и она осторожно спросила:

— То есть... то есть это не предложение, что же тогда?

— Нет. Только если...

Лишь теперь Элли сообразила, что тяжесть принятия окончательного решения он взваливает на нее, что его чувства совсем не такие, как ее собственные. Оскорбленное самолюбие заставило ее саркастически закончить:

— ...только если я не скажу что-нибудь вроде: «Отлично, у тебя или у меня?», примерно так?

— Да, что-то типа этого, — признал Дрейк.

— Как ты смеешь? Как смеешь считать, что тебе достаточно пожелать меня, и я брошусь в твою постель?

— Мне казалось, что ты тоже... не сторонний наблюдатель.

Проигнорировав его последнее, по сути верное наблюдение, Элли яростно продолжала:

— Именно так ты делаешь предложение понравившимся тебе женщинам? Держишься холодно и отстраненно, а затем бросаешь их, добившись успеха? Что же ты за человек такой?

Бросившись к ней, Дрейк неожиданно схватил Элли за руки.

— Человек, который ночами не спит, думая о тебе, человек, который с трудом может дождаться следующей встречи с тобой, которому не терпится увидеть тебя вновь. Человек, испытывающий душевную боль, почти такую же сильную, как боль физическая. Я хочу тебя, как не хотел ни одну женщину уже долгое время.

Его горячность изумила ее: из холодного и безразличного субъекта он превратился в страстного мужчину. Однако это не избавило ее от раздражения, поэтому она сказала:

Ты хочешь. Всегда ты. А где во всем этом мое место?

— Ты отрицаешь, что чувствуешь то же самое?

— Конечно, — не раздумывая откликнулась она. — Если хочешь знать, то ты мне абсолютно безразличен. Я не захотела бы тебя, даже если бы ты остался единственным мужчиной на земле. Я бы не...

Видимо, Дрейку уже все надоело. Он привлек ее к себе и грубо рявкнул:

— Элли, ради Бога, заткнись и иди ко мне. — И крепко обняв, Дрейк поцеловал ее.

Его порыв выбил ее из колеи. Любое сопротивление попросту не имело смысла перед этой атакой. Она ощущала его голод, отчаянное желание получить удовлетворение, пламя, готовое поглотить ее. Его тело трепетало от неукротимого желания. Он застонал, касаясь губами ее губ, дыхание стало неровным. Элли никогда раньше не видела такой дикой страсти. Это не был обычный поцелуй, являющийся прелюдией к цивилизованному соблазнению. Это был страстный крик отчаяния, от которого она совершенно потеряла голову. Словно умирающий от жажды, он пил ее губы, горячий рот блуждал по ее шее, горлу, оставляя за собой дорожку поцелуев и снова возвращаясь ко рту.

Затем руки Дрейка опустились к ее бедрам, он прижал ее к себе, явно испытывая невыносимое страдание, и вскоре закинул голову в страстном крике, больше напоминавшем стон от боли:

— Элли, Боже, Элли!

Подняв трясущуюся руку, он приподнял ее лицо и заглянул в глаза.

Его прикосновение было горячим, кожа покрылась потом. Элли прижатыми к его груди руками чувствовала дрожь пронзавшего его желания, прерывистое биение сердца. Его пылкость изумляла и возбуждала. Она накрыла его руку своей, повернула голову так, чтобы поцеловать его ладонь, затем пальцы.

Дрейк выкрикнул ее имя, пальцами свободной руки еще крепче охватил плечи, оставляя на коже синяки. Он застонал, снова выкрикивая ее имя. Теперь это звучало как мольба. Но вскоре, уже будучи не в силах сдерживаться, он отдернул руку. На Элли был сарафанчик на тонких бретельках. Дрейк не стал заниматься поиском застежки, а просто опустил лямки, снедаемый желанием скорейшего удовлетворения. Ее кожа светилась в лунном свете, поражала своей белизной, была гладкой, как шелк, и мягкой, как бархат. Маленькие соски, подобные нежным бутонам, сводили его с ума. Он поднес к ним дрожащую руку.

— Бог мой, ты красива, необыкновенно красива! Фарфоровая кукла.

Однако обращался он с ней совсем не как с куклой. Прикосновения мужских пальцев были приятны, дразнили нервные окончания, наполняли эротическим желанием, пока он играл с ней. Вот он наклонился, чтобы поцеловать ее грудь, и она издала стон примитивного наслаждения. Тело изогнулось от его ласк, просило все новых, умоляло не останавливаться.

Дрейк поднял голову. Дыхание его сбивалось, а руки дрожали. Он увидел, что веки ее прикрыты, что она все еще в плену чувственного восторга, который он пробудил в ней, увидел, что губы ее призывно раскрылись.

— Как ты можешь говорить, что я не нравлюсь тебе? — настойчиво потребовал он ответа.

— Нет, — выдохнула она, подняв на него взгляд. — Я больше не отрицаю. — Элли подняла веки, глаза ее потемнели от желания.

Дрейк глубоко и удовлетворенно вздохнул. Теперь, будучи в ней уверенным, он ласкал ее нежнее, наградил долгим поцелуем каждый маленький сосок, прежде чем вернуть бретельки платья на место. Взяв за руку, он повел ее к машине, но она остановилась.

— Я везу тебя к себе на квартиру, — объяснил он.

Она медленно покачала головой.

Его пальцы крепко сжали ее руку.

— Я думал, ты этого хочешь, — довольно резко заметил он.

— Хочу, но... прости. Это неприлично. Нам нужно подождать несколько дней.

Его плечи опустились. Он закрыл руками лицо, невесело засмеялся и наконец произнес:

— Итак, дело только во времени?

— Да. — Положив руки ему на плечи, Элли встала на цыпочки, чтобы поцеловать его в губы. Это был очень медленный, чувственный поцелуй, ее губы и язык совершали небольшое исследование в поисках его языка. Элли не позволяла страсти вспыхнуть с прежней силой. Это был поцелуй-обещание, капля ее глубокой сексуальности. Когда его руки напряглись, а дыхание превратилось в стон, Элли оторвалась от него, произнося низким, обольстительным голосом:

— Зато насколько впечатляюще это будет, когда мы наконец окажемся вместе!

— Ты ведьма, — пробормотал Дрейк и поцеловал ее в шею. — Колдунья. — Он продолжал целовать ее, не желая отпускать, продолжал, зная, что от этого неудовлетворенность будет еще сильнее.

Элли первая отстранилась, взяла его за руку и повела к машине.

Уже около отеля, припарковав машину, он снова страстно поцеловал ее. Элли мягко рассмеялась.

— Эй, мы же не можем провести здесь всю ночь.

— Я не хочу отпускать тебя. Чем дольше ты со мной, тем быстрее пролетит время.

Элли погладила его по лицу.

— Мы займемся любовью, — заверила она, касаясь губами его губ. — Обещаю.

После этих слов она выпорхнула из машины и пошла по тротуару к гостинице. Впервые Дрейк не проводил ее внутрь, просто следил за ее безопасностью из машины.

Этой ночью, ворочаясь в постели, Элли чувствовала радостное возбуждение, даже счастье. Ладно, он не сказал, что любит, но ласкал ее так страстно, что возбудил в ней такие чувства, каких она не испытывала, возможно, никогда. Она предчувствовала, что находится на пороге как минимум захватывающего романа, а может быть, и более длительных отношений. Кто знает?

К собственному удивлению, Элли обнаружила, что отчаянно хочет этого. Она всегда была настолько занята собственной карьерой, что длительные отношения откладывались на отдаленное будущее. Но Дрейк нравился ей физически так же сильно, как сильна была ее любовь к нему. Она могла представить его в роли партнера, который один является и другом, и советчиком, и любовником. Временами он холоден, необходимо признать, но сегодня он компенсировал это, даже с избытком. А то, что у него отсутствуют амбиции, так это дело поправимое. Да, перспектива отношений с Дрейком весьма заманчива. Элли была полна надежд на будущее, которое, учитывая присутствие в нем мужчины, станет для нее новым и волшебным опытом. А кроме того — она улыбнулась в темноту, — когда он целует ее, весь мир переворачивается с ног на голову. И ей не терпится испытать еще большее.

Эйфория не прошла даже утром, когда Элли проснулась и некоторое время валялась в кровати, смакуя свое новое ощущение. Ее переполняла нежность к Дрейку; она представляла, какими чудесными станут следующие несколько дней, когда они будут по-настоящему узнавать друг друга близко, но не интимно. И как это будет чудесно, когда, наконец, они окажутся в постели. Жизнь неожиданно представилась поистине великолепной, обещая к тому же стать еще ярче. Возможно, навсегда.

Пока она принимала душ, зазвонил телефон. Чтобы снять трубку, ей пришлось бежать почти голой, не считая маленького полотенца. Это оказался Боб, ее босс.

— Как дела?

— Отлично.

— Сколько еще времени, ты думаешь, потребуется, чтобы закончить работу?

— Возможно, две недели, — солгала Элли и скрестила пальцы. С помощью тех изысканий, которые провел для нее Дрейк, столько времени не потребуется, но несколько лишних дней нужны ей для собственных целей.

Кажется, Боба вполне осчастливил ее ответ, потому что он сразу сменил тему:

— Как ты поладила с Дрейком?

Элли улыбнулась собственному отражению в зеркале над туалетным столиком, но, сохранив бесстрастный тон, ответила:

— Ах, нормально, думаю.

— Значит, он все еще в Москве?

— Да, думаю, да.

— Я видел его родителей пару дней назад, — пояснил Боб. — Они сказали, что он должен уже был вернуться в Англию, но пока не приехал. Они ездили навещать его невесту.

Мир вокруг неожиданно застыл, как в стоп-кадре, а утро померкло.

— Его невесту? — глухо повторила Элли.

— Да, он... О, черт! Элли, я вынужден проститься. У меня мигает сигнал, что поступил еще звонок, и он, я знаю, очень важный. Позвони мне дня за два до отъезда или если возникнут какие-нибудь проблемы. Пока.

Элли медленно опустила трубку на рычаг. Счастье ушло, ярость поселилась в сердце.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Спустя полчаса телефон снова зазвонил. На этот раз это был Дрейк.

— Доброе утро. — Его голос звучал тепло, с нотками собственника. — Надеюсь, ты хорошо спала.

— Как бревно, а ты? — Элли сделала вид, что ничего не знает, хотя голос грозил вот-вот подвести ее.

— Я не хотел. Предпочел бы всю ночь думать о тебе.

— Но все-таки уснул, — догадалась Элли. — И подозреваю, не видел меня даже во сне.

Дрейк рассмеялся.

— Если бы я умел управлять своими снами, то они были бы только о тебе.

— И ни о ком другом? — как бы между прочим спросила она.

— Определенно.

Элли сжала зубы. Лицемер. Ничтожество.

— Я заеду за тобой днем в гостиницу, — заявил Дрейк, уверенный в том, что она уже принадлежит ему и готова подчиняться его приказам.

— Нет, сегодня я вернусь поздно. А знаешь что? Ведь всегда ты меня приглашаешь куда-то; почему бы мне не пригласить тебя сегодня вечером? — предложила Элли.

— Совсем не обязательно. И какое это имеет значение, если мы теперь вместе?

Элли напряглась и сжала трубку, но сумела выдавить:

— Нет, я настаиваю. Дай мне свой адрес, и я заеду за тобой. В районе восьми.

— Я бы чувствовал себя уютнее, если бы мы поехали на моей машине.

— Но тогда это уже не будет полностью моим приглашением, — запротестовала Элли. — Дрейк, пожалуйста, позволь мне сделать по-своему. Это будет забавно.

Он рассмеялся и неохотно согласился:

— Ладно. Только будь осторожна. Возьми такси и убедись, что швейцар назовет водителю адрес, а таксист будет знать дорогу.

Ее улыбка была холодна, но голос кокетлив:

— Дрейк, зачем все эти предосторожности? Можно подумать, ты волнуешься обо мне.

Его голос звучал совершенно искренне, когда он произнес:

— Так оно и есть, и ты знаешь это. Я не могу дождаться, чтобы продемонстрировать тебе, как сильно.

В этот день она фотографировала пасхальное яйцо, внутренний сюрприз которого был некогда утерян. Элли специально оставила его напоследок, хотя ждала этого дня с замиранием сердца. Однако теперь ей казалось, что желанный день ничем не отличается от любого другого. Ей никак не удавалось сконцентрироваться, ведь она все еще негодовала, думая о Дрейке. Кстати, не была ли умышленно напущенная на себя холодность всего лишь игрой, устроенной ради того, чтобы вызвать ее интерес? А его неподдельное желание и страсть к ней прошлой ночью... неужели это тоже было притворством? Хотя почему бы и нет? Разве это не оригинальная и не эффективная линия поведения?

Элли заставила себя сосредоточиться на работе. Сотрудники музея уже настолько к ней привыкли, что с ней оставалось только два человека: помощник, который перемещал яйцо и ставил его на крутящийся стенд, и охранник, сидевший около двери и не мешавшийся под ногами. Причем один из них частенько отсутствовал. И вот однажды, когда помощник куда-то вышел, оставив ее фотографировать, Элли оказалась практически наедине с яйцом, поскольку охранник мирно дремал, развалившись на стуле, сморенный жарой от софитов. Его форменная кепка была надвинута на глаза. Элли воспользовалась случаем и зарисовала яйцо. Изобразив его в натуральную величину, она не устояла и нарисовала еще детали сюрприза, о котором ей рассказывали когда-то давно. Услышав звук приближающихся шагов, Элли поспешно засунула рисунок в сумку и в тот момент, когда вошел помощник, а охранник выпрямился, сделала вид, что занята фотоаппаратом.

Сергей появился в обеденный перерыв и снова пригласил ее куда-нибудь сходить, но уже не так настойчиво, как раньше, видимо уверенный в очередном отказе. Однако Элли улыбнулась ему и произнесла:

— Я так благодарна вам за ваше внимание, что, пожалуй, позволю себе пригласить вас куда-нибудь.

Его не пришлось долго уговаривать, он даже предложил несколько хороших, по его мнению, мест, где они могли бы неплохо поужинать.

Когда такси остановилось около дома Дрейка, он уже ждал у входа. Собравшись сесть сзади с Элли, Дрейк обнаружил рядом с ней Сергея. Судя по всему, он собрался было заключить ее в объятия и поцеловать, но присутствие другого мужчины сделало это невозможным.

Элли подвинулась, приглашая:

— Садись, здесь хватит места.

Потеснившись, она оказалась еще ближе к Сергею, который тут же положил руку якобы на спинку сиденья, но на самом деле практически ей на плечо.

Присоединившись к ним, Дрейк вежливо поздоровался, но голос выдал его чувства — он был удивлен и озадачен.

— Привет, Сергей. Рад тебя видеть.

Изумление эхом отозвалось и в голосе Сергея, когда он отвечал на приветствие. Для Элли было очевидно, что ни один из мужчин не рад видеть второго, но они оказались слишком воспитанны, чтобы показать это.

По дороге они непринужденно болтали, а оказавшись в ресторане, Элли позаботилась о том, чтобы занять место между ними. Ресторан находился в старинном роскошном особняке. Оглядевшись, Элли улыбнулась им обоим.

— Разве не великолепно?

Сергей усмехнулся и кивнул; он наслаждался вечером по крайней мере благодаря вкусной еде и достойному окружению. Если он и чувствовал досаду из-за того, что не оказался с ней наедине, то ухитрился не показать этого. Он много болтал, а после того, как они заказали вторую бутылку вина, еще больше разговорился. Дрейк тоже был дружелюбен и вежлив, но при первой же возможности пригласил Элли танцевать.

— Зачем ты позвала его? — потребовал он объяснений, как только она оказалась в его объятиях.

— Ты возражаешь?

— Я хотел быть только с тобой. — Голос Дрейка был мягок, а взгляд нежен.

— Я была должна ему ужин. Или ты предпочел бы, чтобы я пошла с ним одна?

— Нет. — Рука Дрейка напряглась, и он улыбнулся. — Просто весь день я мечтал о свидании с тобой.

— Правда?

Его лицо потемнело от желания, а тон стал настойчивее.

— Я ужасно хочу поцеловать тебя, Элли.

В его глазах и голосе была такая тоска, что сердце Элли дрогнуло, хотя она и знала, что это обман.

— Эй, — упрекнула она его. — Не говори так. Ты вгоняешь меня в краску.

— А если мне это нравится?

Она подняла голову и заглянула ему в глаза, стараясь проникнуть за двуличную маску. Но увидела только теплоту и нежность, легкую улыбку на губах и явную симпатию в глазах. Он выглядел точь-в-точь как человек, которым притворялся прошлой ночью: нетерпеливый любовник в ожидании момента, когда сможет сделать ее своей. Элли отвела взгляд. Легкий румянец все-таки появился на ее щеках, заставив улыбнуться, но появился скорее от злости и обиды, чем от смущения, как Дрейк себе наверняка вообразил.

Он собрался прижать ее к себе покрепче, но она отстранилась, сказав:

— Нам лучше вернуться к Сергею.

— Нет, я хочу обнимать тебя.

Когда Дрейк что-то делает, то не ограничивается полумерами, подумала Элли. Из отстраненного и холодного он превратился в полную противоположность, став откровенно пылким мужчиной. Если бы она не знала, как все обстоит на самом деле, то подумала бы, что раньше он просто боялся признаться в своих чувствах, а поняв, что нашел то, что искал, решил не сдерживаться, выпустить на волю свою страсть. Только теперь она все знала, и ее тошнило от его лицемерия. Однако в эту игру могут играть и двое. Поэтому Элли улыбнулась и мягко сказала:

— Я тоже хочу, чтобы ты обнимал меня. Но разве это честно по отношению к нам обоим, если мы решили немного подождать?

Дрейк застонал. Но ее расчет оказался верен, и он отпустил ее, будучи слишком воспитанным, чтобы проявлять свои чувства на людях.

Вернувшись к столику, Элли заказала бутылку шампанского, но дорогой напиток был не в состоянии заглушить тот неприятный вкус, который вызывала у нее двуличность Дрейка.

Потом она танцевала с русским.

— Мне стоит прижать вас поближе, чтобы Дрейк ревновал? — усмехнулся Сергей.

Элли одарила его удивленным взглядом и улыбнулась в ответ.

— Почему вы думаете, что он будет ревновать?

Сергей театрально пожал плечами.

— Чувствую, как он буравит мою спину взглядом. Он бы хотел превратить меня в пыль, чтобы оставить вас для себя одного.

— Уверена, вы ошибаетесь, — запротестовала Элли.

— Но разве я здесь не для этого? Не для того, чтобы заставить его ревновать?

— Конечно, нет.

Сергей смотрел на нее со все большим интересом.

— Тогда, может быть, это я должен ревновать?

Элли весело вскинула брови.

— Мужчины! Я лишь хочу таким образом поблагодарить вас обоих за оказанную мне помощь. Личности не имеют никакого значения.

— Это невозможно, — твердо поправил ее Сергей. — Когда дело касается такой красивой женщины, как вы, без личного никак не обойтись.

Он высказал всего лишь предположение, но попытался при этом поймать ее взгляд. Элли неопределенно кивнула головой и перевела разговор на Москву в надежде, что сможет отвлечь его от опасной темы. Посмотрев через зал на Дрейка, она заметила, что он наблюдает за ними, но в его взгляде ревности не было и в помине, скорее равнодушие — ему было забавно. Словно он позволил кому-то временно поиграть со своей игрушкой, с фарфоровой куклой, как он однажды назвал ее. Заметив, что она смотрит на него, Дрейк многозначительно улыбнулся. Это была смесь разделенного на двоих секрета, нетерпение, но одновременно и непоколебимая уверенность в том, что они скоро станут любовниками. Накануне Элли обрадовалась бы такому молчаливому посланию, ответила бы тем же, но только не теперь.

На обратном пути к столику Элли все еще злилась, ей даже с трудом удалось выдавить для Дрейка улыбку, когда он галантно встал при их приближении. Его манеры были безупречны, как всегда. Когда чувства захлестывают и уже нет сил их прятать, женщине остается только одно. Элли извинилась и, подхватив сумочку, направилась в туалетную комнату... и неожиданно столкнулась с грузным мужчиной, возвращавшимся к соседнему столику. Сумка вылетела из ее рук и, упав на пол, раскрылась, разбросав в радиусе не меньше метра все содержимое. И Дрейк, и Сергей моментально наклонились, чтобы подобрать разлетевшиеся вещи: косметику, ручки, деньги, кредитные карточки — все, чем по обыкновению забита женская сумка. Именно Сергей поднял рисунок, сделанный ею этим утром. Сначала он взглянул на него мельком, но потом посмотрел более пристально.

Элли вдруг почувствовала, что покрывается предательским румянцем. Она тут же опустилась на корточки, чтобы забрать у мужчин свои вещи.

— Какая я неловкая! Знаю, что не стоит столько всего с собой таскать, но никогда не знаешь, что тебе сегодня понадобится. Спасибо. — Она забрала подобранные вещи у Дрейка и потянулась за наброском, который был у Сергея.

Он нахмурился.

— Элли, что это?

— Это? — Она взяла рисунок и непринужденно взглянула на него. — А, это карандашный набросок очередного яйца. Я делаю такие каждый день перед съемкой. — Она постаралась, чтобы голос звучал легко, но спиной ощущала — Дрейк наблюдает за ней. Он коснулся ее руки, и, опустив глаза, она заметила, что от напряжения у нее даже побелели суставы на пальцах. Заставив себя расслабиться, она встала и огляделась вокруг. — Кажется, все. Спасибо. Простите. — И поспешила из зала.

Черт! Элли стояла перед зеркалом и сыпала ругательствами, размышляя, насколько Сергей может быть знаком с яйцами Фаберже. Там, в зале, ей казалось, что она неплохо выкрутилась, но стоит ему пойти посмотреть на коллекцию, и он сразу догадается, что это набросок отсутствующего сюрприза. Скажет ли он что-нибудь? В конце концов, это такая мелочь. На самом деле его реакция мало беспокоила Элли. Если ей удалось обмануть Сергея, то с Дрейком этот номер не прошел. Он почувствовал, а потом и увидел ее растерянность. Ему потребуются объяснения. И он потребует их сразу, как только они останутся одни.

Итак, надо избегать уединения с ним вплоть до того момента, когда она сможет наконец удрать из Москвы и забыть обо всем этом навсегда.

Нарисовав себе губной помадой широкую улыбку, Элли вернулась в зал. Мужчины непринужденно разговаривали. Судя по тому, как они удобно развалились на стульях и совсем не походили на заговорщиков, вынужденных шептаться, разговор не касался ни ее рисунка, ни ее самой. Однако две пары глаз пристально следили за ней, пока она шла к столику. Дрейк снова пригласил ее танцевать, но Элли отказалась. Она поддерживала разговор, задавала вопросы о здании, в котором находится ресторан, о его бывших владельцах, то есть всячески поощряла их монологи до тех пор, пока не пришло время уходить.

Хоть Дрейка и забирали последним, домой его отвезли первым, что ему, естественно, ужасно не понравилось. Он пригласил обоих к себе в квартиру что-нибудь выпить, но Элли отказалась, объяснив, что слишком устала.

— Ну тогда конечно. Только удели мне минутку, пожалуйста. — Вылезая из машины, Дрейк вытащил ее за собой. Взяв руку Элли, он поднес ее к губам, повернув так, что его твердые и чувственные губы коснулись ладони. Она вздрогнула и едва не задохнулась от волны желания. — Завтра? — спросил Дрейк, не отпуская руку.

Не в силах вымолвить ни слова, Элли кивнула.

Он крепче сжал ее пальцы, но быстро отпустил и добавил уже обычным тоном:

— Спасибо за великолепный вечер. — С этими словами он помог ей сесть обратно в машину, попрощался с Сергеем и некоторое время махал им вслед.

— Предлагаю пари, — усмехнулся Сергей. — Готов поспорить, что минуты через две после того, как вы войдете в свою комнату, позвонит Дрейк.

Элли улыбнулась.

— Почему вы думаете, что он будет звонить?

— Убедиться, что я вас не похитил.

— Это маловероятно.

— Да, — с сожалением согласился Сергей. — Но если бы мы жили лет сто назад, то я точно украл бы вас и отвез к себе на дачу.

— На дачу? — Элли разыграла равнодушие. — Что это?

— Дачи — это небольшие домики за городом, куда ездят горожане на лето. Разумеется, те горожане, которые могут себе это позволить и имеют машины.

— У вас есть дача?

— У родителей. Они уезжают туда обычно на целое лето.

— А вы?

— Иногда, в городе мне интереснее.

Некоторое время они ехали молча, но вскоре Сергей поинтересовался:

— Элли, скажите, сколько вы еще пробудете в Москве?

— Не могу сказать наверняка, — легко отозвалась она. — Все пленки, которые я отсняла, уже отправлены в Лондон на проявку. Если моему боссу не понравятся какие-то кадры, придется переделывать. И потом, мне нужно собрать кое-какую информацию о самой фабрике Фаберже, — улыбнулась Элли. — Может быть, вы уделите мне немного времени, чтобы помочь с этим? Разумеется, ваше потраченное время будет оплачено.

Кажется, идея ему понравилась, и вплоть до его дома они обсуждали детали. Элли не сказала Сергею, что большую часть работы уже проделал Дрейк; но в любом случае фирма всегда готова раскошелиться на повторную проверку информации. А еще Элли не сказала ему, что работать придется самостоятельно. Но поскольку она собирается платить, то вряд ли Сергей будет особенно возражать. Она пошлет ему список того, о чем необходимо собрать информацию, а также добавит записку, сообщающую, что была вынуждена срочно уехать. Такую же записку оставит и для Дрейка.

Оказавшись в гостинице и подходя к стойке регистратора, Элли вспомнила пари, предложенное Сергеем, и попросила регистратора ни с кем ее не соединять. Это снимет по крайней мере одну проблему.

В эту ночь спать Элли легла поздно. Она составила письмо для Сергея, в котором перечислила те исследования, которые необходимо провести, запечатала его в конверт вместе с деньгами за работу, а потом написала записку для Дрейка. Последнее оказалось сделать весьма непросто. Проблема была в том, что Элли хотела расстаться по-хорошему, чтобы он считал, что она сожалеет о скором отъезде из России, о том, что покидает его. Однако сама Элли не могла не злиться на него за обман. Злясь на себя за то притворство, к которому теперь уже ей приходится прибегать, Элли написала, что расстроена отъездом, что приходится уезжать «по семейным обстоятельствам», и выразила надежду, что им удастся увидеться в Лондоне. Пожалуй, это не страшно, решила Элли, поскольку вряд ли Дрейк рискнет заводить интрижку под носом у своей невесты.

Телефонный звонок раздался на следующее утро, но Элли проигнорировала его, наскоро перекусила, одновременно упаковывая вещи, затем аккуратно вынула из сейфа маленькую тетрадь и атлас и уложила их в сумочку. Она собралась выйти из отеля в обычное для себя время и направиться в Кремль с пакетом подарков для служащих музея. Как обычно, многие постояльцы покидали гостиницу именно в это время, и все лифты были заняты. В нетерпении прождав несколько минут, она спустилась по лестнице. Автоматически взглянув через перила балкончика, Элли поспешно вжалась в стену. В холле сидел Дрейк, рассеянно просматривая газету.

На какую-то долю секунды она запаниковала, но вспомнила, что в здании должна быть и служебная лестница. Обнаружив ее, Элли спустилась вниз и оказалась в коридорчике, ведущем к кухне. Вскоре увидев солнечный свет, она вышла через черный ход и затерялась в толпе прохожих.

Быстрым шагом Элли добралась до входа в музей всего на несколько минут позже своего обычного времени. Охранники, уже знавшие ее в лицо, с улыбкой ответили на ее «Доброе утро». В самом музее она попрощалась с профессором Мартосом и его коллегами и вручила им подарки. Они помогли ей упаковать аппаратуру, и она подарила профессору один из фотоаппаратов, которым он не раз открыто восторгался. Засыпав Элли благодарностями, Мартос отвез ее в гостиницу.

Оказавшись у входа, она коснулась его руки и доверительно произнесла:

— Вы не могли бы кое-что для меня сделать? Есть мужчина, англичанин, который мне досаждает. — Профессор озадаченно нахмурился, и она пояснила: — Он ужасно надоел мне. Никак не может оставить в покое. Вы не могли бы посмотреть, не ждет ли он меня в холле? — и описала ему Дрейка.

Профессор, к рыцарским чувствам которого она взывала, заверил ее, что с ним ей нечего бояться, и пошел на разведку. Вернувшись через несколько минут, он сообщил, что мужчин, похожих на Дрейка, не обнаружил. Облегченно вздохнув, Элли попрощалась с профессором и поспешила внутрь.

Через двадцать минут, успев выписаться из гостиницы, она уже ехала на такси в сторону аэропорта, оставив записки для Сергея и Дрейка у регистратора. Но напряжение не отпускало ее, она все еще боялась, что Дрейк каким-то образом проследил за ней, увидел, что она взяла такси, и поехал следом. Поэтому в аэропорту Элли была очень осторожна, тщательно оглядывалась по сторонам, прежде чем сделать малейшее движение. И только абсолютно уверившись, что Дрейка нигде не видно, направилась к стойке проката автомобилей. Небольшая «лада» ничем не отличалась от тысяч других, заполонивших дороги. Молясь, чтобы машина оказалась надежной, она загрузила вещи в багажник, достала карту, купленную ею в первый же день в Москве, и направилась на восток. Влившись в транспортный поток, она сделала несколько поворотов, желая убедиться, что «хвоста» нет. И только снова удостоверившись, что никто ее не преследует, устремилась к шоссе на Санкт-Петербург.

Оказавшись на нужной трассе, Элли облегченно улыбнулась в волнующем предвкушении. Светило солнце, дорога нареканий не вызывала. Она отправляется в путешествие, которое обещает стать ее самым большим в жизни приключением и одновременно выполнением обещания, данного своей прабабушке, которая жила и танцевала в России столько лет назад! Еще до революции. После чего ей пришлось спасаться бегством, оставив на родине свое сокровище.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Из Москвы до Петербурга — путь неблизкий, поэтому большинство людей предпочитает либо лететь самолетом, либо взять билет в спальный вагон и путешествовать поездом. Однако Элли хотела казаться туристкой и решила не спешить. Именно поэтому, завидев на горизонте серебристые купола, она съехала с шоссе, чтобы осмотреть монастырь. Заночевала она в небольшой гостинице в городке недалеко от Москвы. Здесь же заправила полный бак бензина и ранним утром продолжила путь.

Следующий день тоже не разочаровал ее. Доехав до очередного городка, она остановилась перекусить и купить на местном рынке садовую лопату, которую убрала на дно багажника, спрятав под сумками. Дорога с каждым километром становилась все хуже и хуже. Рытвины, появившиеся, видимо, за зиму, пока еще не были заделаны, а в некоторых местах даже стали глубже и шире под колесами тяжелых грузовиков. Пришлось сбавить скорость. Два часа спустя она остановилась повнимательнее изучить карту, после чего съехала с шоссе на грунтовую дорогу, пристально вглядываясь в горизонт.

Проехав несколько километров, Элли наконец увидела вдали то, что искала, — старую мельницу, пока еще казавшуюся совсем маленькой на фоне голубого неба. Прямой дороги к ней не было, поэтому Элли остановилась на заправочной станции, где купила себе лимонад и по-русски спросила дорогу. Двинувшись в указанном направлении, она вскоре очутилась на ухабистой дорожке, по которой и добралась наконец до группы деревьев возле мельницы. Старинное сооружение было целиком возведено из дерева и до сих пор функционировало: двойные крылья скрипели на ветру, бревна посерели от времени.

Несколько минут Элли наблюдала за работающей мельницей со странным чувством нереальности, потом огляделась вокруг. По краям обширного поля виднелись деревянные домики — дачи, как сказал Сергей. На пороге одного из таких домиков показалась молодая женщина с младенцем на руках и направилась к Элли. Она была немного озадачена, когда Элли поздоровалась на ломаном русском, но вскоре уже рассказывала о мельнице, о ребенке, о себе.

Большую часть из того, что говорила женщина, Элли поняла и обнаружила, что радуется собственным языковым успехам. Вокруг было так красиво и умиротворенно, что ей даже захотелось попрактиковаться в русском. Повинуясь внезапному порыву, Элли махнула рукой в сторону домиков и спросила:

— Эти дачи... нельзя какую-нибудь из них снять? Пустую, где можно было бы остановиться на день или два?

Женщина, представившаяся Людмилой, кивнула на один из домиков.

— Да, есть одна. Я караулю ее, когда нет хозяев. Но этим летом они не приедут. Хотите посмотреть?

Сев в машину, они проехали по грунтовой дорожке, обогнули озеро с маленьким островком посередине. Дача, до которой они наконец добрались, оказалась испытавшим на себе причуды погоды одноэтажным бревенчатым строением, украшенным затейливой деревянной резьбой над дверью и окнами, что выдавало желание владельцев придать привлекательность своему жилищу. Внутри царила безупречная чистота. Надо всем доминировала огромная печь, а возле окна расположился стол со скамейками.

В углу на стене Элли увидела простую икону с накинутым на раму белым льняным полотенцем, вышитым яркими красными нитками. Кресла, знававшие лучшие времена, расположились по обе стороны печи. В этой же комнате в алькове стояли простая двуспальная кровать, сервант и платяной шкаф. Остальные помещения представляли собой кладовки, где хранились старые санки, дрова для растопки печи, а также примитивный душ и биотуалет.

Не считая ветхого сарайчика во дворе, это было все. В доме не было электричества, зато был баллонный газ, и еще можно было накачать воду из колонки в конце тропинки. Элли сразу полюбилось это место, и она согласилась на предложенную Людмилой цену, тут же уплатив задаток, заодно купила у нее же кое-какие продукты на ближайшие дни: яйца, сыр, хлеб, молоко и кофе.

— Сегодня вы поужинаете с нами, — настояла Людмила и, радостная, удалилась, когда Элли, поколебавшись, согласилась.

Ужин оказался обильным, но очень простым: борщ, сытный настолько, что им одним можно было наесться, после него последовали блины со сметаной. Муж Людмилы отсутствовал, он работал в городе и приезжал домой только на выходные. Очевидно, страдая от одиночества, женщина пыталась как можно дольше задержать Элли разговорами, но это требовало от последней такого умственного напряжения, что, сославшись на усталость после долгого пути, что было правдой, и поблагодарив гостеприимную хозяйку за еду, Элли отправилась в свой домик. Людмила не могла оставить ребенка одного, поэтому не пошла провожать гостью, а той было приятно прогуляться в одиночку под темно-синим, усыпанным звездами бархатным небом. Благодаря ярким звездам и полной луне было светло почти как днем.

В лунном свете деревья отбрасывали длинные тени. В темноте оказалась и одна стена дачи, как раз та, где располагалась входная дверь. Элли на ощупь отыскала над дверью ключ и отперла ее. Войдя внутрь, повернулась, чтобы закрыть дверь, но та неожиданно распахнулась, и из темноты появился человек, развернул ее и толкнул в дом. Элли инстинктивно собралась закричать, но человек схватил ее сзади и закрыл рукой рот. Ужас парализовал ее, когда она подумала, что это может оказаться насильник. Но тут голос, голос Дрейка, на ухо прошептал ей:

— Знаешь, Элли, мне кажется, ты заблудилась. Эта дорога совершенно точно не ведет в аэропорт.

Элли не сразу удалось расслабиться, тело обмякало по мере того, как ужас отпускал ее. Дрейк убрал руку. Уже не испытывая страха, но продолжая дрожать, Элли, запинаясь, произнесла:

— Боже, ты напугал меня до полусмерти!

— Правда?

Его тон, холодный и отстраненный, неожиданно привел ее в чувство. Элли глубоко вздохнула. Что он здесь делает? Как, черт возьми, он нашел ее? Почему не остался в Москве, прочитав ее письмо, которое должно было сбить его со следа? И, Боже, как она справится со всем этим?

Было слишком темно, чтобы рассмотреть его лицо. Она видела только очертания фигуры в луче лунного света, лившегося сквозь незашторенные окна. Напряженным голосом она произнесла:

— Я тебя не вижу. Сейчас зажгу лампу.

— Я сам. — Ему не пришлось искать на ощупь, он сразу направился к столу и зажег керосиновую лампу, которая стояла именно там. Золотистый свет постепенно становился все ярче, пока наконец только самые дальние уголки комнаты не остались погруженными в темноту. Дрейк водрузил стекло на место и поднял лицо к Элли.

Лицо его было напряженным, губы крепко сжаты, глаза оставались холодными.

— Мне кажется, ты должна кое-что объяснить, — кратко заявил он.

Мгновение Элли просто смотрела на него, а потом, проигнорировав его слова, произнесла:

— Ты неплохо знаком с обстановкой. Уже успел побывать здесь?

Он кивнул.

— Точно. Я нашел ключ и вошел, но потом решил подождать снаружи, чтобы посмотреть, откуда ты придешь.

— Зачем?

Дрейк рассмеялся так, что у Элли холодок пробежал по спине.

— Дорогая Элли, у нас с тобой назначено свидание, если ты помнишь. Я не люблю оставаться в дураках. Это плохо сказывается на моем имидже.

Она была поражена.

— Так ты последовал за мной из-за этого?

— О нет, не только.

Его голос был мягким, дразнящим. И тут Элли со всей ясностью вспомнила, как Дрейк почувствовал неладное, когда Сергей уставился на ее набросок пасхального яйца. Что ж, надо увести его мысли от этой темы. Скинув туфли, Элли уселась за столом, поджав под себя ноги и прислонившись спиной к стене.

— Ну и как же тебе удалось меня найти?

Дрейк расположился напротив, опершись локтями о стол и сцепив пальцы.

— Было нетрудно. Я позвонил Бобу и спросил, что такое серьезное заставило тебя внезапно уехать, но он, разумеется, ровным счетом ничего не знал. Даже испугался, не случилось ли что-то у тебя в семье, поэтому связался с ними, и, как ни странно, они тоже ни о чем таком не слышали. Загадка какая-то. — Он выдержал паузу. — Я обожаю загадки, а эта стала, скажем так, довольно личной. — Выражение его лица ни капли не изменилось, но последние два слова были произнесены с расстановкой. — К счастью, у меня есть один знакомый, который работает в аэропорту, — продолжал Дрейк. — Я попросил его разузнать, на каком самолете ты улетела, и ничуть не был удивлен, когда мне сказали, что ты не покупала билет ни на один рейс за границу. Ему не потребовалось много времени, чтобы выяснить, что ты взяла напрокат машину.

— Как умно, — оценила Элли. — Но я могла уехать из Москвы в любом направлении.

Дрейк кивнул.

— На этом этапе моих поисков стало несколько сложнее, признаюсь, но ты забываешь, что многие годы в этой стране почти не видели иностранцев. А вдали от больших городов они до сих пор диковина. Я рассчитал, насколько далеко ты можешь уехать на одном баке бензина, и обзвонил все заправки в этом радиусе, интересуясь, не появлялась ли там светловолосая англичанка, путешествующая в одиночестве. Мне пришлось потратить довольно много времени, и, признаю, я чуть было не сбился со следа, поскольку на той станции, где ты заправлялась, мне ответили, что видели женщину, отвечающую данному мной описанию, но она говорила по-русски. — Дрейк засмеялся. — И только ничего не добившись на других заправках, я сложил дважды два и пришел к очень интересному заключению.

Элли пожала плечами и небрежно призналась:

— Я всегда стараюсь нахвататься немножко слов из языка страны, в которую попадаю. Довольно самонадеянно ожидать, что все вокруг должны разговаривать по-английски.

— И ты выучила его настолько хорошо, что на станции сочли тебя русской. Должно быть, у тебя великолепный слух, — съязвил он.

— Да, — парировала Элли. — Мне всегда легко давались языки. Это одна из причин, почему Боб всегда посылает меня за границу на подобного рода задания.

— Ах да, Боб. Ты, кстати, сказала ему, что тебе предстоят еще две недели работы.

— Я устала, и мне потребовался небольшой отдых, — защищалась Элли. — Хотелось посмотреть страну, и я решила поехать в Петербург.

— Разве Боб не разрешил бы тебе отдохнуть, если бы ты попросила?

Элли раздраженно хмыкнула.

— Ты не знаешь его как начальника. Он хочет, чтобы диск был готов как можно быстрее, ему не терпится выставить его на рынок. Он ожидает, что я прямо отсюда поеду в Штаты и продолжу работу.

— У тебя он стал похож на какого-то рабовладельца, — заметил Дрейк. — Я с трудом узнаю его в твоем описании.

— Как я уже сказала, тебе не довелось на него работать.

Подавшись вперед, Дрейк оперся подбородком на сложенные руки.

— Интересно, почему я тебе не верю?

Элли пожала плечами.

— Мне все равно, веришь или нет. Главное, почему ты здесь. Почему последовал за мной.

Брови Дрейка изогнулись от этого неприкрытого вызова.

— Мне кажется, ты знаешь ответ.

Она не мигая встретила его взгляд.

— Да, думаю, знаю. Тебе нужен секс.

Дрейк от ее прямоты шумно вздохнул.

— Как грубо.

— Но ведь это правда?

На какое-то мгновение он замолчал, его лицо при этом оставалось непроницаемым, но потом ответил:

— Да.

Словно кто-то подключил комнату к току высокого напряжения. Лицо Дрейка было застывшим, кожа туго обтягивала скулы. Только глаза выдавали его. Даже в тусклом свете лампы она видела, что они полыхают желанием.

Торопливо поднявшись на ноги, Элли нашла спички и зажгла газовую конфорку.

— Наверное, ты счел меня ужасной хозяйкой. Хочешь чего-нибудь? Есть кофе или, если предпочитаешь холодное, кола. Боюсь, ничего особенного нет, но ведь я не знала, что ты заявишься.

Она насмехалась над ним. Дрейк не выдержал и резко спросил:

— Почему ты сбежала?

— «Сбежала»! — Элли усмехнулась. — Как мелодраматично. Так ты хочешь кофе или нет?

— Нет! — В мгновение ока Дрейк оказался рядом и повернул ее к себе лицом. — Прекрати эти игры. Я хочу правды.

— Отпусти мою руку, — подняв на него глаза, потребовала Элли.

Целую вечность они испепеляли друг друга взглядами, затем Дрейк неохотно отпустил ее.

— Почему? — не сдавался он.

— Какое ты имеешь право задавать мне вопросы? — не на шутку рассвирепела Элли. — Я поступаю так, как считаю нужным.

— Ты все время забываешь, что у нас была договоренность.

— Ах, это... — Она пожала плечами. — У меня нет никакого желания ложиться с тобой в постель.

Выражение его лица стало еще более жестоким.

— Тогда зачем же давать пустые обещания?

— Ты был так возбужден... Я не хотела разочаровывать тебя и говорить, что не разделяю твоих чувств. — Элли насмешливо взглянула на него из-под ресниц. — Знаешь, я не люблю бить по мужскому самолюбию. Предпочитаю оставлять вас при собственном самомнении.

Дрейк сложил руки на груди и сухо заметил:

— У меня не сложилось впечатления, что ты не разделяешь моих чувств. Даже наоборот.

— Ну, это же была игра. В конце концов, мне не хотелось, чтобы ты стал моим врагом. — Элли замолчала, чтобы сделать акцент на своих последних словах. — Но я не хотела также, чтобы ты стал моим любовником. В этом отношении у меня довольно высокие требования.

Его щеки запылали гневным румянцем. Дрейк покачал головой.

— Нет, на это я не куплюсь. Я же видел, что ты хотела меня так же сильно, как я тебя.

— Да? Зачем же я тогда солгала и не согласилась переспать с тобой?

— Солгала?

— Вот именно. — Хоть тогда Элли и говорила правду, теперь она решила обмануть его.

С непроницаемым лицом Дрейк некоторое время взирал на нее, потом резко развернулся и снова уселся за стол.

Он продолжал молчать, пока она готовила кофе и разливала его по кружкам. И только когда поставила их на стол, спросил:

— Ну и зачем ты солгала?

Элли сделала глоток обжигающе горячего кофе. Ей была необходима эта пауза, чтобы заставить его поверить в то, что она жестокая, бессердечная особа. Жестокость противоречила ее натуре, но разве он сам не был с ней жесток? Разве не влюбил ее в себя, не соблазнял, будучи помолвлен с другой девушкой? Элли полагала, что помолвка так же соединяет людей, как и брак, и никогда не связывалась с мужчинами, считавшими себя свободными, пока узел не затянется окончательно. Такие мужчины слишком легко дают обеты и обещания, они могут обмануть при первой же представившейся возможности. С самого начала она мечтала избавиться от него, но теперь причина стала личной.

Голос не выдал ее, когда она с легким нетерпением произнесла:

— Да ладно, уверена, ты умеешь распознавать отставку, когда тебе ее дают. Все это часть игры, Дрейк. Или война полов, если тебе так больше нравится. У нас был всего лишь ничего не значащий флирт. Я не увлеклась тобой и, разумеется, не захотела идти дальше. Поэтому и солгала. — Элли неопределенно махнула рукой. — Все женщины прибегают к такой лжи, чтобы выкрутиться из неудобной ситуации. Ну, ты-то должен знать.

— Ни одна знакомая мне женщина ни к чему подобному не прибегала, — отозвался Дрейк.

— Тебе повезло. Или это говорит о твоем небольшом опыте?

— С женщинами твоего типа мне определенно не приходилось сталкиваться.

Элли крепко сжала свою кружку. Как ей хотелось запустить ею в Дрейка! Ведь это он обманывал ее. Он очаровывал ее, интриговал, пока она не влюбилась в него. И она доверяла ему настолько, что была готова отдаться. Прошло немало лет с тех пор, как она в последний раз позволила себе такое. И пройдет не меньше, прежде чем она снова сможет доверять мужчине.

Элли усмехнулась.

— Итак, мы оба натерпелись друг от друга. Поэтому предлагаю тебе допить быстренько свой кофе и убраться отсюда.

Дрейк покачал головой.

— Нет, тебе не удастся так просто избавиться от меня. Ты играешь в опасные игры, и они не имеют ни малейшего отношения к сексу. Тебе нужно устранить меня с дороги, чтобы заняться тем, ради чего ты сюда приехала.

— Я закончила свою работу для Боба и имею право на отдых.

— Элли, скажи, пожалуйста, ты хоть иногда говоришь правду? — сощурился Дрейк.

Твердо решив не позволить себя запугать, Элли, растягивая слова, парировала:

— Похоже, ты и в самом деле мало что знаешь о женщинах.

— Этим ты, наверное, пытаешься до меня донести, что женщина всегда лжет, когда ей это выгодно. Может, тебе и неизвестно, но есть такие женщины, которые никогда до этого не опустятся. — Дрейк не скрывал своего презрения.

— Может быть, это потому, что тебе не удавалось уличить их? — отозвалась Элли фальшиво-сладким голоском, но потом твердо добавила: — Дрейк, ты не нужен мне здесь. Уезжай, пожалуйста.

— Нет. Идти мне некуда, так что это местечко ничуть не хуже, чем любое другое. И не утруждайся придумыванием способов избавиться от меня, поскольку я решительно настроен не уезжать до тех пор, пока ты не сообщишь мне, что задумала.

— Я ничего... — начала было Элли.

Но Дрейк бесцеремонно перебил ее:

— Относительно пасхального яйца, — уточнил он.

Вот оно что. Карты открыты. Лицо Элли напряглось, но она сумела выдавить изумленный смешок.

— О чем ты?

— Ты сама знаешь, так что не прикидывайся. Прошлым вечером в ресторане у тебя в сумке был набросок яйца. Оно было изображено вместе с сюрпризом. Но, что интересно, когда вчера я сходил в музей, выяснилось, что сюрприз отсутствует и существует только его словесное описание.

— Я знаю. — Элли была спокойна, как никогда. — Я прочитала описание и на основании его сделала рисунок. Для диска. Чтобы покупатели имели представление, как он должен выглядеть. Вернувшись в Англию, я передам его одному из профессиональных художников компании, чтобы у нас была качественная картинка, которую мы сможем наложить на яйцо. Что здесь удивительного?

Дрейк насмешливо зааплодировал ей.

— Отлично, — восхищенно произнес он. — Возможно, я и поверил бы тебе, если бы только ты предварительно не показала мне, насколько достоверно умеешь лгать. — Он неожиданно наклонился вперед. Застигнутая врасплох, она машинально отпрянула. — Однако ты забываешь одну маленькую деталь — я видел панику в твоих глазах, чувствовал охватившее тебя напряжение, когда Сергей поднял набросок. Ты играешь в серьезные игры, и я хочу знать — в какие.

Он ступил на очень опасную для нее почву. Ей необходимо увести его подальше, даже если для этого придется перейти на зыбучие пески.

Я играю в игры? — рассмеялась она. — А мне кажется, что это твое амплуа. Именно ты постоянно лжешь. Думаешь, я поверю, что ты приехал сюда из-за какого-то рисунка, увиденного мельком в моей сумке? Абсурд. Я знаю, почему ты приехал.

Его серые глаза изучали ее лицо.

— Ну и?

Элли оперлась спиной о стену. Неожиданно севшим голосом она ответила:

— Ты сам сказал: тебе невыносима была мысль, что ты остался с носом. Твоя гордыня не могла этого выдержать. Поэтому ты придумал себе повод преследовать меня. Вот она, правда, почему бы тебе не признаться?

К ее немалому удивлению, он кивнул.

— Признаюсь. Я был очень увлечен тобой. И позволил себе надеяться, но это оказалось моей ошибкой. Ты не та женщина, за которую я тебя принимал.

Элли усмехнулась.

— Ты себе даже не представляешь, насколько патетично это звучит. И снова ложь. Тебе изначально нужен был не образец совершенства и добродетели, а обычная женщина из плоти и крови, женщина сексуально привлекательная, женщина, способная завести тебя. Поэтому не пытайся убедить меня, что тебе нужно было нечто большее. Единственное, чего ты хотел, это секс.

Она подняла руку, не позволяя ему перебить себя.

— Да, может быть, ты и хотел замаскировать свои низменные желания кое-какой романтикой, чтобы уж наверняка покорить меня. Даже поначалу изображал холодность, чтобы заинтриговать. Но факт остается фактом — ты хотел, чтобы я сама мечтала прыгнуть к тебе в постель. И не пытайся отрицать. Ты просто с ума сходишь оттого, что тебе это не удалось. Вот что по-настоящему задело тебя. Вот почему ты отправился в эту сумасшедшую погоню за мной. — Помолчав, она ядовито добавила: — Но ты только теряешь время. Для тебя это всего лишь охота, возбудившая твои древние инстинкты, поскольку добыча не спешит попасться в твои сети.

В первые несколько минут после ее монолога Дрейк не проронил ни слова. Он думал о том, что обычно, когда женщины злятся, их лица становятся жесткими, перекошенными, весьма неприятными, и тот факт, что разъяренная женщина кажется еще более прекрасной, — скорее нонсенс. Гневный румянец подчеркивал высокие скулы Элли, а огонь, полыхавший в голубых глазах, делал их подобными сапфирам. Она и в спокойном состоянии была очень красивой девушкой, но сейчас, когда ее переполняли эмоции, казалась еще прекрасней. Только, к сожалению, это не те эмоции, которые ему нужны. Лучше бы она так завелась от страсти, а не от ярости.

— Элли, я никуда не уеду, так что тебе придется смириться с этим и извлечь из ситуации возможную выгоду.

— Здесь нет и не может быть никакой выгоды. Уверена, что когда ты вломился в мой дом, то успел заметить: тут только одна кровать. И, разумеется, я не собираюсь ни с кем ее делить, какие бы похотливые мысли ни бродили по твоей единственной извилине.

— Зато я вижу здесь полно подушек. Я великолепно устроюсь в креслах.

Элли чуть не поперхнулась от его наглости.

— Возможно, в нашей беседе ты упустил одну малость — тебя не приглашали оставаться с ночевкой.

— Разве ты не собираешься меня пригласить?

— Нет!

— Ну вот, теперь видишь, почему я не стал спрашивать у тебя разрешения. — Заметив ее сжатые кулаки, он продолжил уже более ласково: — Знаешь, ты сэкономишь много нервов и себе, и мне, если скажешь, что задумала. Может быть, я даже смогу помочь тебе.

Ну да, конечно, мысленно усмехнулась Элли. Можно представить, что за «помощь» ты предлагаешь. Либо ты, исполненный чувства гражданского долга, побежишь к властям, либо обманешь меня, и я в лучшем случае останусь ни с чем. Рассмеявшись, она сказала:

— Ты хочешь помочь мне осматривать монастыри и кремли, художественные выставки и музеи? Потому что именно этим я и собираюсь заниматься.

— Можешь протестовать сколько угодно, Элли, но тебе не разубедить меня, я знаю: ты что-то задумала. Почему ты отвергаешь мою помощь?

Элли предпочла притвориться, что не расслышала последнего вопроса, и нетерпеливо пожала плечами.

— Знаешь что, Дрейк, ты становишься жутким занудой. Правда, я успела понять это еще в Москве. Помнишь, как ты осуждал мою одежду, как не давал мне ни шагу ступить одной вечером? Боже, это было ужасно!

Элли увидела, как застыло его лицо, и испугалась, не зашла ли слишком далеко, но, наверное, он и впрямь толстокожий, поскольку единственное, что она от него услышала, было: «Возможно, у меня имелись причины».

— Чушь. Ты из той породы мужчин, которые в отношениях с женщинами, даже чужими, обожают диктат.

— Но я не хочу, чтобы ты была чужой, — подчеркнул Дрейк.

Элли подняла на него глаза, и неожиданно между ними вспыхнули те же самые чувства: напряжение отчаянного желания, болезненная потребность в удовлетворении. Так и должно быть, подумала Элли, если он настолько потерял из-за нее голову. Но что удивительно, ей совсем не страшно. Она не испытывает ни малейшего страха перед тем, что он потеряет самообладание и возьмет ее силой. Хотя он запросто может это сделать. Он намного, намного сильнее ее, а дача расположена на приличном расстоянии от других домов, и если она будет кричать, никто не услышит. Но Дрейк слишком интеллигентный человек, чтобы опуститься до этого; кроме того, чем больше Элли узнавала его, тем больше убеждалась, что он никогда не обидит ее, по крайней мере физически, хотя эмоционально уже успел.

— Я не хочу, чтобы ты оставался, — повторила она.

— Прости, но у тебя нет выбора.

— Если бы мы были в Англии, я бы позвонила в полицию, и тебя бы вышвырнули вон, — пригрозила она.

— Но мы в России, и у тебя нет никакой возможности вызвать милицию, поскольку ты не хочешь, чтобы они узнали о том, что ты замышляешь. Разве нет?

Элли устало вздохнула, собравшись в очередной раз заявить ему, что он не прав, но Дрейк перебил ее:

— Элли, это не страшно, что ты не хочешь рассказывать мне, я уже смирился. Но здешние власти не особо жалуют иностранцев, нарушающих законы. Ты подвергаешь себя колоссальному риску. И прежде чем предпримешь очередной шаг, пообещай мне, что десять раз подумаешь. Пожалуйста, не подвергай себя опасности. Если тебя поймают, то самое лучшее, что с тобой может произойти, так это высылка из страны. — Он на некоторое время замолчал, чтобы подчеркнуть смысл своих слов. — А худшее — ты можешь остаток своих дней провести в русской тюрьме.

Элли в страхе уставилась на него, холодок пронзил все тело — она неожиданно осознала, что ее затея может не оказаться тем замечательным приключением, каким представлялась вначале, а иметь серьезные последствия. На миг она даже засомневалась, не отказаться ли от своего приключения, даже собралась уже рассказать Дрейку о задуманном.

Но тут он заявил:

— Я волнуюсь за тебя, Элли.

Дрейк видел, как изменилось выражение ее лица, думал, что вот-вот сломает ее сопротивление, но на последних словах она напряглась, и он понял, что проиграл. Дрейк сердито сжал зубы, удивляясь, почему тот факт, что он беспокоится о ней, вызвал такую негативную реакцию. Может быть, она получила серьезный удар от мужчины в прошлом и перестала доверять всему мужскому сословию, или, может быть, так жаждет сделать карьеру, что не желает отношений, которые способны ограничить ее свободу? Иными словами, против секса она не возражает, но не более того. Ему не хотелось так думать. Когда он впервые увидел Элли, у него сложилось впечатление, что она честная и искренняя, и теперь его почти пугала мысль, что, возможно, он ошибся.

Однако она уже призналась, что обманывала его, и он не может больше доверяться собственной интуиции. Здравый смысл советовал ему уехать, оставить ее саму разбираться со всем, что бы она там ни задумала. И если она попадет в какую-нибудь неприятность, то это будет только ее вина. Однако вопреки логике он с завидным упорством цеплялся за свое первое впечатление о ней, когда у него забрезжила надежда на перемены в его тоскливой жизни. Ради одного этого он готов остаться и защищать ее.

Она смерила его насмешливым взглядом и произнесла с нескрываемым недоверием:

— Ну, разумеется, — и, отвернувшись, добавила: — Я собираюсь спать. Можешь подождать во дворе, пока я переоденусь.

Дрейк не стал спорить, вышел и закрыл за собой входную дверь. У Элли мелькнула мысль, не запереть ли ее, но она поняла, что ничего хорошего из этого не получится — он наверняка будет стучаться до тех пор, пока его не впустят. Она ополоснулась, насколько это было можно сделать в тазике с водой, надела ночную рубашку и залезла под одеяло в постель, которая оказалась на удивление уютной благодаря мягкому пуховому матрасу и простыням, пахнувшим летним солнышком.

— Можешь войти, — позвала она и решительно отвернулась к стене, когда услышала, что Дрейк вошел и начал сдвигать кресла и стулья, чтобы соорудить подобие кровати.

Выключив лампу, он не забыл пожелать:

— Спокойной ночи.

Элли не ответила, хоть и не успела еще уснуть. Она лежала без сна, ее чувства были обострены до предела, она слышала даже его дыхание. Внезапно ей захотелось, чтобы все было по-другому, чтобы эта ужасная пропасть не разделяла их. Она мечтала об объятиях Дрейка. Злясь на саму себя, Элли нетерпеливо отбросила непрошеные мысли и сосредоточилась на том, как ей избавиться от него. Однако в голову ничего не приходило, и она заснула.

Услышав, что ее дыхание стало ровным, Дрейк тоже заснул, но проснулся уже через несколько часов — тело ломило от лежания в неудобном положении. Осторожно и бесшумно он встал и потянулся. На нем были только пижамные шорты, но ему совсем не было холодно. Подойдя к окну, он взглянул на великолепный ландшафт, размышляя о странных обстоятельствах, занесших его в это место. По-настоящему он должен был бы сейчас находиться в Лондоне и уже приступить к работе, участвовать в светской жизни, навестить Эмму.

Поток мыслей внезапно остановился, когда он подумал о своей невесте. Его охватило чувство сильнейшей вины. Он повернулся и посмотрел на Элли, освещенную лунным светом, лившимся из окна. Интересно, что она сделает, если он ляжет рядом, разбудит ее поцелуем и начнет заниматься с ней любовью? Оттолкнет его и велит убираться подальше? Возможно. А если нет? Действительно ли она такая дешевка, какой хочет казаться, либо он прав и она искренне разделила его чувства, когда они впервые обнялись?

Разумеется, есть только один способ проверить это. Дрейк пересек комнату, протянул руку, чтобы дотронуться до нее, — и замер. Во сне она сбросила одеяло, и теперь его глазам предстали холмики ее груди под ночной рубашкой, они равномерно вздымались и опускалась. Уже знакомое сильнейшее желание напомнило о себе, причинив одновременно и боль, и удовольствие. Элли казалась такой маленькой в огромной кровати, такой невинной и уязвимой... Длинные ресницы отбрасывали мягкие тени на щеки, светлые волосы прикрывали лоб. Природное чувство защитника, которое он ощущал по отношению к ней, снова заявило о себе. Отступив назад, он вернулся к своему самодельному ложу и снова устроился на нем, постаравшись не думать об испытанном желании и поскорее заснуть.

На следующее утро Элли проснулась в прекрасном настроении. Солнце светило в открытое окошко, в мягкой постели было тепло и уютно. Во дворе пели птицы. Этот замечательный звук был для Элли внове. Несколько минут она просто лежала в кровати, наслаждаясь чудесным утром, но вскоре резко села, вспомнив, что в одном доме с ней находится Дрейк. Только его не оказалось. По крайней мере физически он отсутствовал. Кресла были возвращены на место, а подушки исчезли. На какую-то долю секунды Элли даже подумала, что это был всего лишь плохой сон, но затем взгляд наткнулся на дипломат, аккуратно стоявший около стены. Итак, он все еще здесь.

Она быстро встала, умылась и оделась. Из одежды для этого замечательного теплого утра, обещавшего превратиться в знойный день, она выбрала легкий топ, джинсовые шорты и сандалии. Расчесывая волосы, она смотрела в окно, но не заметила никаких признаков Дрейка. В ней начала крепнуть мысль сесть в машину и бросить его. Она осторожно приоткрыла дверь и выглянула наружу. Обе машины стояли на своих местах, причем ее машина оказалась соблазнительно ближе к выезду. Накануне она не потрудилась перенести все вещи в дом, поэтому теперь все, что нужно сделать, — это побросать мелочи в сумку и пуститься в бега.

Однако Дрейк не может быть далеко, он услышит звук заводимого мотора и, конечно же, прибежит. А по клубам пыли ему нетрудно будет догадаться о направлении, в котором она поедет, и последовать за ней. Если только она не помешает погоне. Элли взглянула на его «мерседес», размышляя, сможет ли быстренько вывести его из строя. Проколотая шина на некоторое время остановит Дрейка, но только на то время, пока он будет ее менять. По меньшей мере должно быть два прокола. Но это слишком долго. Надо найти какой-то более простой и быстрый способ.

Внимательно оглядевшись, не видно ли поблизости Дрейка, и одновременно притворяясь беззаботно прогуливающейся, Элли прошествовала к его машине и дернула дверцу. Закрыто. Черт! Нужно попытаться раздобыть ключи. Взял ли он их с собой или оставил в доме? Шансы, что она сможет их найти, ничтожны, однако попробовать стоит. Дрейк по-прежнему не появлялся. Вернувшись в дом, Элли сперва посмотрела на видных местах: на столе, подоконнике, на полочке в душевой. Там она наткнулась на бритвенные принадлежности Дрейка, уложенные в аккуратную сумочку. Но ключей не было. Чемодан оказался незапертым. Чувствуя себя настоящим преступником, Элли опустилась рядом с ним на колени и открыла. Аккуратно сложенные вещи, пара книг, одна на русском, паспорт. Нет, пропажа паспорта не будет препятствовать его погоне за ней по всей России, подумала Элли, откладывая его в сторону.

Добравшись до дна чемодана, Элли нащупала еще что-то. Фотография в серебряной рамке. На Элли смотрела девушка, которая, должно быть, и являлась его невестой. Длинные темные волосы, улыбка, лицо так и светится счастьем. Левой рукой девушка поправляла волосы. На безымянном пальце Элли заметила кольцо, подаренное, по всей видимости, Дрейком в день помолвки. Итак, никаких сомнений.

Забросив фотографию обратно почти злобным движением, она убедилась, что содержимое чемодана лежит именно в том порядке, как было, и поставила его на место.

Ну и что теперь? Элли осмотрелась, машинально перебирая собственные вещи. И тут ее осенила неприятная догадка. Дрейк мог точно так же, как она, просмотреть ее вещи в поисках разгадки ее приезда в эту дыру. Однако маленькая тетрадочка надежно спрятана в машине, и вряд ли Дрейк сможет найти ее. И вообще, он ведь даже не знает о существовании тетради. В отчаянии Элли вышла из дома и немного прошлась, размышляя, стоит ли убегать. И тут увидела Дрейка.

Однако такого Дрейка она ни разу раньше не видела. Он стоял на берегу озера — очевидно, после плавания. Стоял спиной к ней и, вытираясь, смотрел на летевшую в небе цаплю. На нем были только облегавшие фигуру плавки, высушенные полотенцем волосы топорщились, а капли воды на теле переливались в лучах солнца. Его тело было стройным и подтянутым. Элли не ожидала, что он окажется таким мускулистым. Люди, годами занятые на сидячей работе, редко сохраняют такую великолепную физическую форму. Плечи Дрейка были широкими, руки мощными, сильными, и на теле не было ни грамма жира.

Элли сглотнула — во рту пересохло и что-то сдавило грудь. Она поняла, что снова хочет оказаться в его объятиях. Прижаться к нему, дотронуться до его груди. Поцеловать его.

Словно почувствовав на себе чей-то взгляд, Дрейк повернулся к ней лицом. Какое-то время они просто смотрели друг на друга, затем Элли отвернулась и поспешила обратно. Дрейк последовал за ней.

— Элли! Подожди!

Она не хотела ждать, ей хотелось поскорей бежать от соблазна, сводящего ее с ума. Но у нее не хватило на это сил, и она позволила ему догнать себя.

— Элли! — Дрейк взял ее за плечи, но она отпрянула, и он сжал руки в кулаки. — Ты искала меня?

— Нет, — уверенно ответила она, отводя взгляд, однако ее сердце при этом слишком громко стучало в груди. — Я надеялась, что ты уехал.

Мягким вкрадчивым голосом он попросил:

— Посмотри на меня.

— Зачем?

— Мне кажется, ты боишься это сделать.

Она рассмеялась и, притворившись, что поправляет волосы, прикрыла лицо рукой.

— Ошибаешься.

— Тогда посмотри, — настаивал он.

Она медленно подняла голову.

— В чем дело? Я обделила тебя вниманием? Неужели ты настолько тщеславен, настолько самовлюблен, что хочешь, чтобы тобой постоянно восторгались? Ну ладно, если ты просишь. — Она обвела его раздевающим взглядом с ног до головы — именно так обычно мужчины смотрят на женщин — и позволила своему взгляду, подчеркнуто похотливому, задержаться на грудных мышцах, а затем спуститься к тесным плавкам, не оставлявшим ни малейшего сомнения в его мужественности.

Неожиданно Дрейк поднял руку и, взяв ее за подбородок, поднял к себе ее лицо.

— Ты распутница, — резко произнес он. — Я совсем не это имел в виду.

— Разве? — с вызовом усмехнулась она.

Дрейк бесшумно выругался и неуверенно добавил:

— Я мог бы повалить тебя на траву и овладеть тобой прямо здесь и сейчас.

— Ты не посмеешь!

Его глаза сузились.

— Знаешь что, Элли? Не советую бросаться вызовами, если нет смелости на них ответить. Но, возможно, это именно то, чего ты хочешь.

Элли словно парализовало, когда он привлек ее к себе. Она не знала, то ли оттолкнуть его, то ли позволить ему сделать то, о чем давно кричали ее предательское сердце и тело. Он уставился ей в лицо, в ее огромные испуганные глаза и сочные губы, ожидая отпора. Ее дыхание было неровным, она не издала ни звука, просто смотрела на него. В глазах были и страх, и желание. Возбужденный ее капитуляцией, Дрейк наклонился, чтобы поцеловать ее, но тут какое-то движение привлекло его внимание, и он поднял глаза.

Женщина с ребенком на руках спешила по тропинке в их сторону. Перейдя на бег, женщина закричала по-русски:

— Элли, что происходит?

Выругавшись, Дрейк выпрямился, а Элли отскочила в сторону.

— Людмила!

— Этот мужчина обижает вас? Кто он?

Элли не успела еще придумать ответ, а Дрейк, обняв ее сзади за плечи жестом собственника, легко ответил:

— Разве Элли не говорила вам, что я тоже приеду отдохнуть здесь? Я ее муж.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Элли ахнула от такой наглой лжи и хотела было повернуться к нему, чтобы он повторил ей это в лицо, но Дрейк ни на секунду не ослабил свою железную хватку. Он настойчиво зашептал ей на ухо:

— Ради Бога, не поворачивайся.

— Что? Почему? — сначала не поняла она, но, сообразив, что Дрейк никак не может справиться со своим либидо, замолкла. А такое зрелище, учитывая, что на нем были только облегающие плавки, способно вогнать в краску любую женщину. Элли испытывала большой соблазн отстраниться от него и посмотреть, как он выкрутится, однако тут же отбросила эту идею, лишь мысленно хихикнув.

— Это правда, Элли? — с подозрением спросила Людмила. — Ты не говорила, что к тебе приедет муж.

Не рассмеяться в голос и одновременно выглядеть правдиво оказалось ужасно сложно. Элли так и не удалось окончательно изгнать смешинки из своих голубых глаз.

— Я и сама не ожидала, — ответила она.

— Но откуда он узнал, где искать вас?

Взглянув на Дрейка через плечо, Элли ответила:

— Действительно, как ты узнал, где меня искать? — «Ну и как ты с этим справишься?» — злорадствовала она.

Дрейк с готовностью принял вызов. Нисколько не смутившись, он ответил:

— Разве ты забыла, любовь моя? Ты позвонила мне по мобильному.

Растерявшись от такого обращения, Элли освободилась от его хватки и отступила в сторону в надежде насладиться его смущением. Но, взглянув вниз, увидела, что он снова владеет собой. Дрейк ехидно улыбался, отлично понимая ее коварство. В его глазах плясали чертики, и она, к собственному удивлению, поняла, что не в силах не улыбнуться ему в ответ.

Все внимание Людмилы теперь занимал Дрейк, она осталась поболтать с ним, но вскоре ребенок начал плакать, и женщине пришлось вернуться к себе. К этому времени Элли успела осознать, насколько нелепо разделять что-либо с Дрейком, особенно смех — и по такой-то провокационной причине! Это была минутная слабость, возможность повторения которой теперь абсолютно исключена. Желая немедленно продемонстрировать ему свой решительный настрой, Элли направилась к дому, но Дрейк не отставал:

— Ты уже позавтракала? Я сделаю нам омлет.

— Как по-домашнему, — фыркнула она.

— У меня большой опыт.

— Да ну? И с кем же? — Довольно прямо поставив вопрос, Элли ждала, воспользуется ли он ситуацией, чтобы сказать наконец правду.

Брови Дрейка удивленно изогнулись от ее тона.

— С родителями. И потом, я долго жил один, так что пришлось всему научиться.

Итак, он снова увернулся. Они как раз подошли к дому, но Элли осталась снаружи посидеть на солнышке на деревянной скамейке. Если он сам вызвался готовить завтрак, зачем ему мешать?

— Что мы будем делать сегодня? — спустя несколько минут прокричал Дрейк через открытую дверь. До нее донесся аппетитный запах омлета и жарящегося бекона.

— Мы? С каких это пор речь идет о «нас»?

Выйдя из дома, Дрейк сунул ей в руки кружку кофе и после короткого раздумья как бы между прочим ответил:

— С тех пор, как мы встретились, разумеется. — Некоторое время он молча следил за ее замешательством, потом усмехнулся и предложил: — Давай позавтракаем на воздухе.

Элли задумчиво наблюдала за тем, как он вынес из дома скатерть, чтобы накрыть стол, сколоченный из простых досок, приборы, намазанные сливочным маслом куски пышного хлеба. Казалось, они действительно были привыкшими к семейной жизни супругами, наслаждавшимися обществом друг друга. Дрейк поднял на нее глаза и, заметив, что она смотрит на него, медленно растянул губы в понимающей улыбке, от которой ее сразу охватило какое-то возбуждение и она почувствовала себя красивой и желанной. Потрясенная, она отвернулась, проклиная его за то, что он так действует на нее, проклиная себя саму за своенравные чувства, предающие ее самым подлым образом.

Вскоре Дрейк подал завтрак, и они поглощали его в тишине, которая казалась Элли кричаще громкой. Похоже, Дрейк не собирался нарушать молчания, поэтому спустя довольно продолжительное время она наконец процедила:

— Кажется, здесь неподалеку в заброшенном монастыре должен быть музей икон. Поеду посмотрю его.

— Я не против, — спокойно отозвался Дрейк.

— А я тебя и не приглашаю.

— Ладно, тогда я просто поеду за тобой следом.

— Ты когда-нибудь слушаешь? Я сказала...

— Я знаю, что ты сказала, — перебил ее Дрейк. — Но, по-моему, это ты не слушаешь. Я уже говорил тебе прошлой ночью, что не собираюсь терять тебя из виду. Поэтому для тебя же лучше — перестань ходить вокруг да около и сообщи мне наконец, что ты задумала?

— Ради Бога! — Элли гневно отодвинула тарелку.

Смерив ее взглядом, он продолжил:

— Я еще раз повторяю, тебе лучше воспользоваться ситуацией и принять мою помощь, потому как я не намерен никуда уезжать.

Элли уныло побрела прочь, оставив его убирать со стола посуду. Тропинка шла вверх к рощице, откуда открывался вид на озеро. День разгулялся, и стало жарко. Элли устроилась на траве в тенечке, размышляя, что же делать дальше. В ушах словно эхо звучали последние слова Дрейка о том, чтобы воспользоваться его присутствием. Похоже, выбирать ей особо не из чего, учитывая, что этот проклятый тип ни за что не отступится от своего. Значит, остается только каким-то образом выставить его. Однако он ожидает чего-нибудь в этом роде и будет настороже, следя за каждым ее шагом. Если только не удастся усыпить его бдительность, например, притвориться, что она смирилась с его присутствием. Но как, ради всего святого, учитывая его подозрительность, она сможет это сделать?

Ей пришел на ум самый простой способ — позволить ему заняться с ней любовью.

Элли не представляла, как эта странная мысль возникла в ее голове. Она решительно отбросила ее как не подлежащую обсуждению. Абсолютно. Не стоит даже думать об этом.

Она не собирается использовать секс для достижения собственных целей, как делают некоторые женщины.

Секс предназначен для взаимного удовольствия, как способ физического обогащения уже довольно близких отношений, ставших серьезнее дружбы. А их отношения вряд ли перешли эту черту.

Сорвав травинку, Элли нервно крутила ее в руке. Одно она знала точно — как бы враждебно она ни относилась к Дрейку, заниматься с ним любовью будет для нее удовольствием. На минутку она позволила себе представить, каково это будет — оказаться с ним в постели, но, почувствовав, что щеки покрываются жарким румянцем, с усилием отбросила вредные мысли. Она довела себя до такого же состояния, в каком недавно пребывал Дрейк. От этого воспоминания она усмехнулась. И все еще продолжала улыбаться, когда на тропинке появился Дрейк.

Плюхнувшись рядом с ней, он произнес:

— У тебя потрясающая улыбка. Надеюсь, ты думала обо мне.

Элли встретилась с ним взглядом, и ее улыбка померкла, но вскоре снова заиграла на губах, однако на этот раз уже фальшивая.

— Конечно, о ком же еще? — прощебетала она и добавила: — Я решила простить тебя и позволить поехать со мной в монастырь смотреть иконы.

Она встала на ноги, но Дрейк поймал ее за запястье.

— Что за резкая смена настроений?

— Разве не ты советовал мне воспользоваться ситуацией? — напомнила она. — Твое присутствие мне совсем не в радость. Я хотела пожить одна, но раз уж ты здесь... — Элли пожала плечами. — Поскольку ты, кажется, никак не поймешь, что не нравишься мне, думаю, ты можешь отработать свое присутствие тем, что станешь моим водителем.

— Довольно справедливо, — легко согласился Дрейк и тоже поднялся, не выпуская ее руки. Он сменил мокрые плавки на джинсы и майку. Медовым голосом он добавил: — Но почему-то ты никак не можешь убедить меня в том, что я тебе безразличен.

Элли напряглась и отрезала:

— Тебе лучше поверить, ибо дела обстоят именно так.

— Ты слишком часто это повторяешь. Может быть, хочешь убедить не столько меня, сколько саму себя?

— Мечтать не вредно! — Элли с силой оттолкнула его и поспешила обратно к дому. Собрав сумку и все, что могло потребоваться в пути, Элли заявила: — Мы возьмем мою машину. — И, не дав ему времени на возражения, она уселась на пассажирское место.

— Мы могли бы поехать на моей, а твою сдать и сэкономить деньги, — резонно заметил он.

Элли отвергла его предложение, холодно ответив:

— Предпочитаю быть независимой.

Дрейк с улыбкой вздохнул.

— Я заметил.

Дорога к музею заняла около получаса. Элли держала карту и подсказывала Дрейку направление.

— Должно быть, уже близко. Смотри, вон купола. Ой, как красиво, они красные. Ты можешь себе представить английскую церковь с красным шпилем? Прихожане почувствовали бы себя оскорбленными.

— Русские любят яркие цвета, все их национальные костюмы изобилуют цветами, особенно красным.

— Потому что они были коммунистами?

— Нет! В свое время слово «красный» означало красивый. Например, «Красная площадь» в Москве — значит, красивая, великолепная и не имеет никакого отношения к коммунизму. А на даче ты заметила уголок с красной вышивкой по белому и иконой? Это священная часть дома, где следует молиться либо сидеть, когда нужно принять какое-нибудь важное решение.

— Правда? Я не знала этого. Моя пра... — Элли резко замолчала. — Следующий поворот направо, вон объезд.

Свернув на выбранную ею дорогу, они оказались в заторе. Огромный туристский автобус пытался вписаться в поворот, но ему мешала яркая повозка с впряженной в нее лошадью, катавшая детей. К счастью, Дрейк был полностью поглощен дорогой, и Элли понадеялась, что он не расслышал нечаянно сорвавшийся с ее уст слог. Элли ругала себя на чем свет стоит за допущенную оплошность. Как быстро она забылась в присутствии Дрейка! Когда они не препираются, ей так легко с ним, так интересно общаться, что она совершенно забывает о том, что должна быть постоянно начеку. Еще несколько минут она провела в напряжении, но, поскольку даже после того, как они припарковались и пошли к музею, он ни словом не выдал, что что-либо расслышал, Элли постепенно начала расслабляться.

В музее хранилось огромное количество икон, и все были настолько великолепны, что она сочла невозможным воспринять такое богатство за одно посещение, и после примерно часового осмотра они вышли на улицу. Рядом с музеем располагался парк, изобилующий клумбами с цветами. В нем даже протекал заканчивавшийся небольшим водопадом ручеек. В тишине слышалось жужжание пчел.

Они устроились на одной из скамеечек с видом на водопад. Элли подняла голову, солнце ярко освещало ее лицо и четкую линию шеи. Волосы, и без того светлые, на солнце сияли как золото, а глаза стали похожими на кристально чистые аквамарины. Не в силах устоять, Дрейк нежно коснулся ее щеки.

— Когда ты намерена разрешить мне еще раз поцеловать тебя?

— Читай по губам, — ответила Элли и действительно неслышно произнесла: — Никогда!

Ее губы соблазнительно изогнулись, и Дрейк наклонился и поцеловал ее. Элли возмущенно отстранилась, а он лишь приподнял брови.

— Разве ты не сказала «сейчас»?

Ее глаза сузились.

— Тебе известно, что ты плут и лицемер?

— Плут? Ладно, я понял, что ты сказала «никогда», признаю. Но лицемер? Что я такого сделал, что ты решилась окрестить меня лицемером?

Его хитрость одновременно злила и удивляла ее. Она могла бы подарить себя этому мужчине, веря, что он по-настоящему привязан к ней, что она что-то значит для него. Он хотел, чтобы она поверила, все еще хочет, чтобы поверила. Но ведь это совершенно бесчестно с его стороны. Если два человека встретились, понравились друг другу, занялись любовью, получили взаимное удовольствие, а затем каждый пошел своей дорогой — это прямо и честно. Но когда один пытается убедить другого, что испытывает более серьезные чувства, чем физическое желание, а на самом деле собирается жениться на другой, то как это назвать, если не лицемерием? Элли благодарила судьбу за то, что вовремя узнала о его двуличности.

— Ради Бога! — Она встала и пошла прочь, как обычно, размышляя о том, что бы такое придумать, чтобы избавиться от него.

Они перекусили в кафе, а затем направились на большой базар для туристов, где продавались всевозможные народные изделия: темно-зеленые тяжелые малахитовые браслеты и ожерелья, огромное количество украшений из янтаря с видневшимися на свету застывшими насекомыми, сотни матрешек различных форм, размеров и расцветок, симпатичные куколки в русских национальных костюмах. Богатая фантазия и мастерство народных умельцев, похоже, безграничны. Элли брела вдоль прилавков, периодически останавливаясь, чтобы потрогать, восхититься очередной вещицей, короче, вела себя как настоящая туристка. Дрейк все это время держался рядом. Она купила несколько изящно вышитых носовых платков для своей мамы, набор куколок для ребенка друзей, а затем остановилась потрогать потрясающее янтарное ожерелье из тщательно обработанных бусин.

— Как красиво! — Элли взглянула на ценник. Она знала, что может поторговаться и немного сбавить цену, но все равно было бы дорого. Грустно улыбнувшись продавцу, она пошла дальше.

— Думаю, мне надо купить здесь что-нибудь и моей маме, — заметил Дрейк.

— Хорошая мысль, — отозвалась Элли и побрела к следующим прилавкам.

Дрейк посмотрел ей вслед, но не почувствовал никакой тревоги, понимая, что она никуда не денется — по той простой причине, что ключи от машины у него в кармане. Он купил то, что хотел, и пошел догонять Элли, но не успел отойти далеко, как его настойчиво окликнула продавщица:

— Одна из купюр надорвана, я не могу ее взять.

Дрейк вернулся и открыл кошелек в поисках другой купюры.

Элли слышала, как женщина окликнула его, но, увлеченная большим выбором деревянных наперстков, лишь через плечо взглянула на разыгравшуюся у прилавка сцену. И тут ее осенило — вот он, шанс. За несколько секунд она успела выскочить из здания и устремилась к машине, на ходу вытаскивая из сумки запасной комплект ключей. Люди удивленно взирали на то, как она опрометью мчалась по дороге, ловко избегая столкновения с пешеходами. Чтобы сэкономить время, Элли сбежала с тротуара на проезжую часть и едва увернулась от выскочившей из-за угла машины. Вскоре она добежала до площади, где, она была уверена, они припарковались. Однако машины не было. Неужели заблудилась? Или, может быть, они оставили ее на другой площади?

Обежав туристский автобус, она увидела, что машина стоит за ним. Вздохнув с облегчением, Элли отперла дверцу и поспешно села за руль. Руки дрожали, поэтому пришлось сжать зубы и приказать себе успокоиться, чтобы вставить ключ в замок зажигания и завести мотор. Элли резко рванула с места, чуть не врезавшись в какую-то машину, водитель которой возмущенно нажал на клаксон. Но уже через несколько секунд она выехала с площади и устремилась прочь.

Однако сразу попала в пробку, образовавшуюся из-за медленно катившейся где-то впереди повозки с детьми — любителями покататься на пони. Выглянув из окна, она чуть не умерла от ужаса, увидев бегущего по улице Дрейка. В таком заторе ему ее не поймать, вокруг ни одного такси, а на то, чтобы схватить частника, у него уйдет вечность. Но если он настигнет ее до того, как она выберется из этой проклятой пробки... В этот момент он повернул голову, увидел ее и бросился через улицу. Элли захныкала от страха и в отчаянии резко вывернула руль, выехала на встречную полосу и под вой клаксонов обогнала повозку. Оказавшись на пустой дороге, ударила по педали газа и рванула вперед с такой скоростью, словно сами дьяволы гнались за ней.

И только когда площадь оказалась далеко позади, Элли позволила себе немного сбавить скорость и подумать о случившемся. Все произошло так неожиданно — возможность представилась внезапно, не было даже времени придумать какой-либо план, хотя бы взглянуть на карту. Она попыталась поставить себя на место Дрейка. Что он предпримет? Возможно, поймает машину и последует за ней на дачу, предположила Элли. Однако она не намерена возвращаться туда. Из чемодана она успела достать только несколько вещей и туалетные принадлежности, которые легко заменить, купив новые. Но все равно это ужасно неудобно, поскольку дачу она выбирала именно там, где ей нужно быть. Теперь придется сделать большой крюк и подъехать не с запада, а с востока, что, естественно, затруднит поиск. А в настоящий момент она следует в прямо противоположном направлении. Без паники, она справится. Самое главное — избавилась от Дрейка. Теперь важно убедиться, что он больше не сможет ее найти. Следовательно, нужно сменить машину. Черт!

Покинув окрестности города, Элли начала внимательно оглядываться в ожидании какого-нибудь поворота, чтобы окончательно сбить Дрейка со следа. Однако шоссе, как назло, растянулось прямой линией и походило на идеальную древнеримскую дорогу. В сотый раз Элли бросила взгляд в зеркало заднего вида и с облегчением вздохнула — машин не было. На горизонте виднелись только две маленькие точки, наверное, велосипедисты, хоть Элли и не смогла припомнить, чтобы обгоняла их. При виде указателя Элли немного сбавила скорость, чтобы узнать название города. Боже, теперь придется сделать огромный крюк, а до ближайшего разворота не меньше километра. Включив сигнал левого поворота, Элли автоматически бросила взгляд в зеркало. Точки, которые она приняла за велосипедистов, на самом деле оказались мотоциклистами.

Неприятное предчувствие сжало ее сердце, и она, заскрипев тормозами, метнулась в сторону. Первый мотоцикл повторил ее маневр, и Элли уже нисколько не сомневалась, что за рулем сидит Дрейк.

Так быстро она не ездила ни разу в жизни. К счастью, на дороге почти не было машин, а две попавшиеся на пути «лады» она, не обращая внимания на рев мотора, обогнала так быстро, словно их вообще не было. Однако пустая дорога позволяла быстро ехать и Дрейку тоже. Мотоцикл приближался, и по спине Элли бежал холодок — еще мгновение, и удалось разглядеть черно-серебристую окраску огромной мощной машины. У нее не осталось даже надежды на то, что она сможет каким-то образом оторваться от Дрейка. Последний взгляд в зеркало подтвердил самые худшие опасения — разумеется, это Дрейк. На нем не было ни шлема, ни защитного комбинезона, только очки. Как он смог за такое короткое время раздобыть мотоцикл? Остается надеяться, что он украл его и теперь будет арестован. Дрейк сигналил ей остановиться, и когда она не подчинилась, вырвался вперед и начал снижать скорость. Элли попыталась объехать его, но он смотрел через плечо назад и все время оказывался впереди нее.

Выругавшись, Элли снизила скорость и начала бросать машину из стороны в сторону. Однако она прекрасно понимала, что это бесполезно. Если ей удастся ненадолго вырваться вперед, то он с легкостью сможет снова обогнать ее. Может быть, самое время попробовать другую тактику? Элли неожиданно остановилась. Дрейк, заметив это, развернулся и подъехал к ней, поставив мотоцикл так, что переднее колесо упиралось в ее передний бампер. Минуту они просто сидели и смотрели друг на друга — Элли с яростью, Дрейк настороженно. Она ждала, чтобы он слез с мотоцикла и подошел к машине. Включив заднюю передачу, она была уже готова сорваться с места и продолжить гонку. Причем если бы ненароком задела его мотоцикл, то ничуть бы не расстроилась. Это ведь он взял его, вот пусть и объясняется.

Однако Дрейк никак не желал слезать с мотоцикла; казалось, наоборот, чего-то ждал. Слишком поздно Элли вспомнила о втором мотоциклисте. Когда он появился, Дрейк жестом велел ему остановиться позади машины. Со все возрастающей злостью Элли осознала, что оказалась в ловушке.

На втором мотоцикле сидели двое мужчин. Один из них подошел к Дрейку, по дороге с интересом поглядывая на Элли. Дрейк передал ему мотоцикл, легко спрыгнув с мощной машины, подошел к Элли и открыл дверцу со стороны водителя.

— Выключай мотор, — скомандовал он.

— Иди к черту! — Элли сопроводила свой испепеляющий взгляд ругательством.

Перегнувшись через руль, Дрейк сам вынул ключ из замка зажигания и положил себе в карман. Проделав все это, он подошел к мотоциклистам; они о чем-то говорили, Элли видела, как Дрейк передал им деньги, пожал руки, и два молодых человека, широко улыбаясь, уехали.

Вернувшись к машине, Дрейк кратко произнес:

— Подвинься.

Взглянув на него, Элли подчинилась.

— Неплохая попытка, — прокомментировал Дрейк, усаживаясь на место водителя. Он завел мотор, и они не останавливались вплоть до самой дачи.

Элли за все время пути не проронила ни слова. Когда машина остановилась у маленького деревянного домика, она собралась поспешно выскочить, но Дрейк остановил ее.

— Знаю, что ты думаешь — у тебя чуть-чуть не получилось в этот раз, но в следующий обязательно получится. Забудь об этом. Теперь я буду рядом с тобой неотлучно, как тень. У тебя просто не появится другого шанса. Уж я позабочусь.

Элли, похоже, всерьез решила истребить его взглядом.

— Почему ты это делаешь?

Дрейк усмехнулся.

— Ну, кто-то же должен спасти тебя от твоей собственной глупости.

Ярость и враждебность в ее глазах вспыхнули еще ярче.

— Я ненавижу тебя! Такого отвращения я еще ни разу ни к кому не испытывала! — С этими словами она выскочила из машины и побежала вверх по холму к рощице.

Около часа Дрейк не беспокоил Элли, чтобы ее гнев немного утих, хоть и не сомневался, что она будет по-прежнему шипеть на него, как дикая кошка, независимо от того, сколько времени пройдет. С двумя банками «колы» он поднялся на холм и сел рядом с ней на траву.

— «Колы» не хочешь? Я охладил ее в озере.

Взгляд, которым она его смерила, не предвещал ничего хорошего. Скрестив руки на груди, она отвернулась и сердито уставилась на ни в чем не повинное озеро.

Нисколько не смутившись, Дрейк поставил одну банку рядом с ней, а другую открыл и сделал большой глоток. Элли быстро подняла глаза и почувствовала, что губы безнадежно пересохли. Она отчаянно хотела пить, а он, разумеется, это знал. Элли, не отрываясь, следила за тем, как он пьет, как двигается кадык, как обтянула мышцы на его груди легкая майка. От всего этого во рту стало еще суше. Покусывая губы, Элли решила даже не смотреть на него и, уж конечно, не говорить с ним.

Но буквально через несколько мгновений он огорошил ее вопросом:

— Элли, а у тебя прадедушка или прабабушка выходцы из России?

Элли резко обернулась к нему. Она даже не пыталась скрыть отразившийся на лице ужас.

— Как ты?.. — Она прикусила язык, вспомнив, что сама умудрилась утром проговориться. Значит, он расслышал. Следовало этого ожидать, ведь он настороже и достаточно умен, чтобы прийти к правильному выводу, сложив два и два. С лицом, выражающим полнейшее отчаяние, она произнесла: — Не твое дело.

— Что ж, наверное, я должен быть тебе благодарен по крайней мере за то, что ты не изображаешь непонятливость.

Одним движением Элли оказалась на ногах.

— С какой стати я должна тебе что-то рассказывать? И вообще, что дает тебе право полагать, что ты можешь вот так запросто ворваться в мою жизнь, преследовать меня и пасти, словно тюремный надсмотрщик? В Москве мы провели вместе несколько вечеров — и все! Ты для меня никто, и я даже знать тебя не хочу. Убирайся и оставь меня наконец одну! — яростно бросила ему в лицо Элли.

— Лгунья! — парировал Дрейк, тоже поднимаясь на ноги. — Я не безразличен тебе. Просто ты настолько сильно охвачена идеей своего расследования, что не позволяешь себе думать о собственных чувствах и желаниях.

— Боже, ты когда-нибудь меня слушаешь? Я ненавижу и презираю тебя! — Элли пристально смотрела на него, лицо стало белым от ярости, а руки сжались в кулаки, словно она хотела ударить его.

— Элли, скажи, зачем этот спор? Почему ты боишься показать свои истинные чувства? Может быть, подсознательно хочешь, чтобы я взял тебя силой?

Элли чуть не задохнулась от его обвинений.

— Ты, наверное, спятил. Если бы ты не был... — Элли прикусила язык. Она чуть не бросила ему в лицо, что знает о его невесте, но тем самым только продемонстрировала бы, какую боль причинил ей этот обман. А она слишком горда, чтобы выставлять свои чувства.

— Если бы я не был что? — Дрейк схватил ее за руку, твердо вознамерившись узнать, что же она хотела сказать, интуитивно понимая, что это что-то важное, имеющее отношение к возникшим между ними проблемам.

— Если бы ты не был столь эгоистичен, столь уверен, что любая женщина должна считать тебя подарком судьбы, если бы ты оставил меня в покое еще в Москве, то мы не оказались бы сейчас в идиотской ситуации.

Она неплохо выкрутилась, но Дрейк не сомневался, что изначально хотела сказать не это. Разочарованно он возразил:

— Эта ситуация могла бы за две минуты перестать быть идиотской, как ты ее называешь, если бы ты доверилась мне.

— Люди могут довериться только тому, кому они верят.

Ее обвинения начали всерьез задевать его, и он нетерпеливо спросил:

— Но почему ты не веришь мне? Я не причинил тебе никакого вреда, даже наоборот, пора бы уже понять.

— Ради Бога, — раздраженно развела руками Элли, — с чего ты вообще взял, что мне нужна твоя защита? Я взрослая женщина, способная прожить самостоятельно. Мне не нужен телохранитель. Я хочу сама заботиться о себе, сама принимать решения, хочу делать то, что хочу.

Дрейк не знал, что и думать. С одной стороны, он полагал, что свободолюбивые женщины должны быть готовы и к последствиям своих самостоятельных действий, с другой стороны, не мог позволить себе такое равнодушие в данном конкретном случае. Теоретически он мог восхищаться ее принципами. Но на практике — почти ненавидел их как подрывающие основы взаимоотношений полов.

— С такой ситуацией не каждый день сталкиваешься, — многозначительно заметил Дрейк и, снова усевшись на траву, поднял свою банку с колой, а вторую предложил ей. — Возьми и садись. Мы поговорим о чем-нибудь другом, а не о том, что действительно занимает все наши мысли. Поддержим светскую беседу. Ладно? Мы же англичане, мы должны уметь не меньше часа говорить о погоде.

Что ж, по крайней мере она улыбнулась. Немного поколебавшись, даже села и взяла протянутую банку. Но, открывая ее, пролила немного холодной жидкости, которую машинально слизала с руки. Подняв на Дрейка взгляд, она заметила, что его глаза неожиданно потемнели.

— Не смей! — воскликнула она. — Не смей на меня так смотреть.

— Как так?

— Сам знаешь. Так... словно ты хочешь меня.

— Я действительно хочу тебя и не скрываю этого.

— Совсем не обязательно демонстрировать это постоянно. Ты заставляешь меня... — Элли осеклась. — Просто не смотри на меня так больше.

Дрейк усмехнулся.

— Извини, ничего не могу поделать со своими чувствами. Но раз тебе это неприятно, то постараюсь больше не замечать, что ты очень привлекательная женщина. А когда в следующий раз будешь облизывать руку, постараюсь не мечтать о том, чтобы самому касаться твоей кожи. Постараюсь не видеть, насколько ты сексуальна. Постараюсь даже спать по ночам, а не лежать без сна, желая... — Он поспешно замолчал и горько усмехнулся. — Просто постараюсь перестать мечтать.

Несколько минут Элли молчала, потрясенная его горячностью, очевидной искренностью его монолога. Но затем вспомнила, как ему удалось обмануть ее еще в Москве, и сердце ее снова ожесточилось.

— Я должна пожалеть тебя? Что ж, мне абсолютно тебя не жалко. Если тебя что-то не устраивает, то я тебя не держу.

— Конечно, конечно, — неожиданно уставшим голосом протянул он.

Какое-то время они сидели молча, потягивая колу, но вскоре Элли почувствовала необходимость пояснить:

— Тебе трудно понять женщину, мечтающую преуспеть в своей работе и сделать карьеру. Особенно коротышку.

— Коротышку? — недоверчиво переспросил Дрейк. — Шутишь.

— Нисколько. Когда говорят о находящейся на вершине карьерной лестницы бизнес-леди, то какой образ возникает у тебя перед глазами? Ну же, опиши.

— Ладно. — Дрейк закрыл глаза и начал описывать пришедшую на ум картинку. — Очень сдержанная, может быть, немного жесткая, решительная, умная.

— Но как она выглядит?

— Всегда одета в строгий, но хороший, дорогой костюм. Волосы подстрижены так, чтобы укладка не отнимала много времени. Высокие каблуки. Стройная. — Открыв глаза, он кивнул. — Да, ты права. Работающую женщину я представляю высокой.

— Вот видишь, — обрадовалась Элли. — Никто не воспринимает тебя всерьез, если вынужден смотреть на тебя сверху вниз. И я говорю не только о мужчинах, но и о других женщинах. Мне постоянно приходится бороться с различными предрассудками. Знаешь, что говорят мне обычно мужчины, когда узнают, что я фотограф и программист? Они говорят: «Что такая милая девушка делает в этом бизнесе?» Мне сразу в таких случаях хочется закричать.

— Но не все же мужчины относятся к тебе свысока, — отозвался Дрейк.

— Разве ты — нет? Не верится что-то.

Дрейк пристально посмотрел ей в глаза.

— В этом я не позволю меня обвинять. Разве я хоть раз попытался дать тебе совет по поводу твоей работы?

— Нет, — согласилась Элли. — Но...

— Догадываюсь, что ты сейчас скажешь. Упрекнешь меня в том, что я не предоставил тебя самой себе. Однако это не имеет никакого отношения к твоей работе.

— Это имеет отношение к моей жизни. Я привыкла всегда стоять на своих двоих. Мне не нужно, чтобы со мной нянчились.

— В этом вопросе мы никогда не договоримся. Пока ты в России, тебе от меня не отделаться.

Не проронив ни слова, Элли поднялась и с каменным лицом направилась к дому. Спустя мгновение Дрейк тоже встал и последовал за ней.

Уже смеркалось, но жара так и не спадала. Ночью, лежа в кровати, уткнувшись в угол, Элли никак не могла заснуть, изнывая от духоты. Ужинать им пришлось волей-неволей вместе, но разговаривать с ним она отказалась. Убирать посуду тоже оставила его одного, отправившись готовиться ко сну. Затем решительно повернулась к нему спиной и проигнорировала даже его пожелание спокойной ночи. Лежа без сна, она пыталась придумать какой-нибудь другой способ побега, но мысли постоянно возвращались к Дрейку.

Элли ворочалась в постели, мучаясь от нехватки воздуха. Она взбила подушку, которая показалась ей грудой кирпичей, и попыталась устроиться поудобней в надежде, что вскоре станет хоть чуть-чуть прохладнее. Интересно, спит Дрейк или нет. Прислушавшись к его дыханию, она уловила какое-то движение на его самодельном ложе. Однако он мог перевернуться и во сне.

Элли убрала со лба прилипшие волосы. Ладно, все равно. Нет сил дольше терпеть. Как можно тише она слезла с кровати, сунула ноги в сандалии и крадучись направилась к двери.

— Идешь куда-то?

Она чуть не подпрыгнула, услышав в темноте голос Дрейка.

— Мне жарко, и я иду на улицу. — Не дожидаясь ответа, она вышла из дома.

Снаружи оказалось ненамного прохладней, чем в доме. В воздухе не было даже намека на ветерок, ни трава, ни листья не колыхались. Где-то вдалеке ухнула сова. Какое-то время Элли вслушивалась в ночные звуки, а потом медленно побрела к озеру. Вокруг не было ни души, поэтому ее нисколько не смущало то, что на ней лишь ночная рубашка. Даже наоборот, она чувствовала необычную свободу и раскованность. Внезапно в ней опять проснулся бесенок, как бывает всегда, когда делаешь что-то впервые. Ее слух обострился, она впитывала все звуки ночи — плеск воды, когда какая-то рыбка вынырнула на поверхность, взмах крыльев перелетавшей на другую ветку птицы, потревоженной приближением незваного гостя. Элли обернулась и посмотрела на дом, но не увидела никаких признаков приближения Дрейка. Хотя сейчас ведь ему и не нужно опасаться, что она может сбежать — ключи от обеих машин у него, к тому же она вряд ли удерет в одной ночной рубашке.

Поверхность озера в лунном свете блестела, как литое серебро, небольшие волны не спеша плескались о берег. Вода казалась такой прохладной, такой манящей. Подойдя к краю, Элли сбросила обувь и попробовала воду. Еще раз осмотревшись, она подумала было о том, чтобы раздеться полностью, но не решилась и окунулась в чем была. Наконец-то вода охладила разгоряченную кожу. Она даже замурлыкала от удовольствия. Закрыв глаза, обливалась водой, наслаждаясь прикосновением своих холодных рук к горлу, груди. Было так приятно!

Подсознательно почувствовав, что кто-то наблюдает за ней, Элли обернулась и посмотрела на берег. Там стоял Дрейк. Она могла бы и догадаться, что он последует за ней. Даже при свете луны было видно, как напряжено его лицо. Минуту они просто смотрели друг на друга, пока Элли не отвернулась и, погрузившись в воду, не поплыла дальше от берега.

Дрейк в считанные секунды оказался подле нее. Она даже не заметила, как он подплыл, не слышала всплеска, не почувствовала волнения воды. Он просто очутился рядом. Она перевернулась на спину, чтобы полюбоваться звездами. Это было совсем другое небо, с новыми звездами, новыми созвездиями. Теперь воздух казался ей свежим и чистым в этом незагрязненном уголке страны.

— Как красиво, — благоговейно прошептала она.

— Нам повезло, — согласился Дрейк, тоже перевернувшись на спину.

Они неспешно плыли, любуясь темным небом, медленно двигая руками и ногами, просто чтобы оставаться на плаву. Наверное, Элли следовало попросить его оставить ее и позволить наслаждаться моментом одной, однако стояла такая замечательная ночь, что в ней просто не было места ярости или ненависти. Она чувствовала себя такой маленькой, такой невесомой под необъятным покрывалом бархатного неба и золотистых звезд...

Дрейк взял ее за руку и пробормотал:

— Деревья.

Они обогнули низко свисающие над водой ветки. Однако даже когда миновали опасный участок, он не выпустил ее руки.

Доплыв до мелкого места, они встали. Он все еще не выпускал ее руку и задержал, когда она хотела выйти на берег.

— Нет, постой. — Он пристально оглядел ее в мокрой шелковой ночнушке, прилипшей к телу, словно прозрачная кожа, повторяющая ее собственную. Юбка плавала вокруг талии, дразняще открывая очертания бедер. Сдавленным голосом он произнес: — Я не видел зрелища прекрасней. Ты похожа на водяную нимфу, русалку, слишком хрупкую и совершенную, чтобы принадлежать этому миру. Мне кажется, что ты вот-вот исчезнешь, оставив меня с моими видениями, сном, от которого я проснулся.

Ночь уже окутала Элли своими чарами, а его слова, мягкий голос только добавили волшебства. У нее было такое ощущение, словно она все еще плывет по течению, словно ее чувства подчинились этому пьянящему умиротворению и спокойствию.

— Но я настоящая, — прошептала она.

— Слишком настоящая, — согласился он. — Слишком красивая.

В его голосе было столько искренности, что Элли неожиданно преисполнилась глубокой нежности к нему. Злость исчезла без следа, осталась только ее любовь. Ничто больше не имело значения, только это. Теперь она понимала, какой была дурой, что так осложнила их отношения. Однако еще не поздно. Мечты еще могут стать явью. Подавшись вперед, она коснулась его губ своими губами и через секунду отстранилась.

Дрейк вздрогнул, почувствовав потайной огонь в ее многообещающем поцелуе, и медленно поднял руки к ее плечам. С безграничной нежностью его ладони скользили по ее шее, груди, оставляя горячие следы на коже.

Элли застонала и пошевелилась под его прикосновением. Ее стон и пробежавшая по телу дрожь возбуждения воспламенили его. Прижав к себе, любуясь в лунном свете ее лицом, Дрейк начал жадно ласкать ее, испытывая неописуемое наслаждение, когда ее губы раскрылись и она застонала. Играя ее сосками, он нежно сжал их, подушечками пальцев касаясь увеличивающихся бутонов чувственности. Ее глаза распахнулись, но тут новая волна наслаждения захлестнула Элли, и она снова закрыла их, откинув голову назад, двигаясь в такт томительному удовольствию, которое он доставлял ей.

Чувства захлестнули ее. Вскрикнув, Элли положила руки ему на плечи и прижалась к нему. Он вздрогнул, почувствовав ее прикосновение к собственной груди. Он ощущал скользкий мокрый шелк, ее мягкие груди с необыкновенно твердыми, маленькими эротичными сосками. Ее близость стала самым волнующим впечатлением в его жизни. Дрейк приподнял ее над водой и прижал к себе. У него не было еще ни одной женщины такого маленького роста. Чтобы коснуться живота, ему пришлось поднять ее, но зато так он мог крепче обнять ее, чтобы она почувствовала, насколько сильно он хочет ее, насколько сильно и искренне будет ее любить, чтобы знала, что их первую ночь ни один из них не сможет забыть.

Он поцеловал ее, не скрывая своей страсти. Его дыхание участилось и, когда она ответила ему такими же крепкими объятиями, а ее губы раскрылись навстречу его собственным, вылилось в сладостный стон. Обеими руками поддерживая его голову, она почти кусала его губы, оставляя на них маленькие, дразнящие, почти отчаянные поцелуи. Дрейк застонал и еще сильнее прижал ее к себе. Их разделяла только тонкая мокрая материя одежды. Дрейк от возбуждения вздрогнул и выкрикнул ее имя — подавляемый последние недели голод с дикой силой рвался наружу. Наклонившись, он снова поднял ее и понес к берегу, однако несколько раз ему приходилось останавливаться, так как она снова и снова целовала его, целовала столь страстно, что он не мог смотреть под ноги. Неописуемый восторг захлестывал его, особенно если учесть, что он уже начал считать, что потерял Элли навсегда. Ему даже казалось, что его тело и чувства не выдержат потрясения.

Никогда тело Дрейка не испытывало такого возбуждения. Никогда он не желал соития столь отчаянно.

— Элли, дорогая... Я не вижу, куда идти. Уймись на минуту, подожди, пока мы дойдем до дома, — попросил он.

Не отрываясь от его губ, Элли рассмеялась и пошутила:

— Нет, я никогда не уймусь. Я собираюсь целовать тебя так... — она нащупала губами мочку уха, — и так... — ее губы скользнули по его шее, — и так, — она снова жадно припала к его рту.

Он ответил столь же страстным поцелуем и, оказавшись на берегу, пошел по траве в сторону дома, бормоча ее имя.

— Я буду любить тебя. О Боже, как сильно я буду тебя любить.

— Как? Как ты будешь меня любить? — выдохнула она.

— Пока ты не попросишь меня остановиться. До тех пор, пока ты не лишишься сил.

Элли усмехнулась.

— И тогда мы начнем все сначала.

Он покачнулся от пришедших на ум фантазий. Наконец они дошли до дачи, и Дрейк плечом открыл дверь, а потом толчком закрыл. Не успел он поставить ее на ноги, как она снова прижалась к нему, лаская грудь, руки, покрывая поцелуями соски. Дрейк застонал и сжал ее в объятиях, но внезапно отстранился и пристально взглянул ей в лицо.

— Элли, знай, это не просто секс. Мои чувства гораздо глубже. Ты так много значишь для меня, значишь с самой первой нашей встречи. Дорогая, ты понимаешь, что я пытаюсь сказать?

— О, Дрейк! — Встав на цыпочки, Элли провела рукой по его щеке, мечтая о том, чтобы этот момент длился вечно.

Дрейк хитро усмехнулся и обнял ее.

— Однако заняться с тобой любовью я тоже не отказываюсь.

Элли улыбнулась и прижалась к нему всем телом, мгновенно почувствовав его сильное возбуждение.

— Почему-то я так и думала, — проговорила она.

Его глаза потемнели, он спустил бретельки с ее плеч и медленно снял ночную рубашку. Шелковая вещица ничего не скрывала, но все равно была барьером между его взглядом и ее телом. Когда рубашка упала к ее щиколоткам, он выдохнул от восхищения:

— Ты такая красивая. Такая совершенная! — Он наклонился и стал целовать ее губы, шею, грудь.

Он мог бы целовать ее до бесконечности, но она мягко попросила:

— Подожди, — и начала медленно освобождать его от мокрых плавок, умышленно дотрагиваясь при этом до возбужденной плоти.

Все его тело напряглось от этих прикосновений, он глубоко вздохнул и, встав на колени, припал губами к ее шелковистой коже.

Со стоном она выкрикивала его имя, но потом подняла его на ноги, умоляя:

— Пожалуйста, пожалуйста!

Дрейк положил ее на кровать, поцеловал и сказал:

— Секунду, моя милая. Я вернусь через мгновение, — и удалился в душевую.

Элли не могла просто лежать и ждать. Ее сердце пело от счастья и радости. Он прав, она действительно любит его. Все, что было до этого, не имеет значения; она все забудет, станет доверять ему. Теперь они начнут все сначала. Свою любовь она докажет, отдавшись ему, а доверие как? Неожиданно ее осенило — она продемонстрирует ему доверие, рассказав о своем расследовании, показав завещанную прабабушкой тетрадочку. Возбужденная внезапной идеей, Элли решила достать тетрадь, надежно спрятанную в машине, прямо сейчас и преподнести ему оба доказательства своих чувств одновременно, чтобы превратить эту ночь в совершенную. Переполненная счастливыми надеждами на будущее, Элли выскользнула из постели и подошла к стулу, на спинке которого висели джинсы Дрейка. Прощупав карманы, она засмеялась от радости и извлекла ключи.

— Наверное, я должен был догадаться. — Неприкрытая горечь слышалась в голосе Дрейка.

Она обернулась, готовая широко улыбнуться и рассказать ему о приготовленном подарке. Но улыбка померкла на ее губах, когда она заметила ярость на его лице, и только тут поняла, как, должно быть, выглядели со стороны ее действия.

— Каков же был план? — прорычал Дрейк. — Лишить меня сил в постели и сбежать, когда я засну? Что ж, тогда тебе следовало дождаться этого момента, но ты не утерпела.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Остолбенев Элли в ужасе взирала на Дрейка, потом воскликнула:

— Но это не то, что ты подумал! Я хотела взять кое-что в машине и показать тебе...

Она осеклась, так как Дрейк неожиданно схватил ее за запястье и вырвал ключи у нее из руки. Покачивая ими у нее перед глазами, он прошипел:

— Не лги, маленькая дрянь! Не усугубляй положение очередной ложью.

— Но я не вру! Я не... — Она положила руки ему на грудь, чувствуя себя совершенно опустошенной. — Пожалуйста, выслушай меня. Я...

Дрейк грубо оттолкнул ее. Выругавшись, он зашвырнул ключи в противоположный угол комнаты, взял свою одежду и начал одеваться. Одну из рубашек он кинул ей.

— Надень это. Тебе больше не нужно щеголять передо мной голой. Ты сама испортила гениальный сценарий обольщения собственной нетерпеливостью.

Прижимая к себе рубашку, Элли чуть не плакала от того, что все пошло наперекосяк.

— Но я не хотела соблазнять тебя. Так получилось. Я поняла, что была не права, не желая довериться тебе. Именно поэтому решила пойти к машине и достать оставленную мне прабабушкой тетрадь. Хотела рассказать тебе все про...

Элли замолчала, когда Дрейк недоверчиво рассмеялся.

— Какое удобное оправдание! Только странно, что озарение нашло на тебя в такой необычный момент. Ты маленькая лгунья. Тебе наплевать на меня. Впрочем, как и на всех остальных. Не понимаю, почему я был таким дураком, что умудрился увлечься тобой. Что на меня нашло? Видно, это помрачение рассудка. Что ж, если ты готова пойти на такое, готова уподобиться проституткам...

— Нет! — в ужасе воскликнула Элли, но, не обратив ни малейшего внимания на ее протест, он продолжал:

— Если твоя авантюра настолько важна для тебя, что ты готова на все, я подчеркиваю, на все, то я больше не намерен мешать тебе. Можешь убираться хоть к черту. — Взглянув на нее, он добавил: — А может, ты и есть ведьма.

Трясущимися руками Элли надела его рубашку и попыталась застегнуть пуговицы, но поняла, что не в состоянии сделать даже такой простой вещи. Прерывающимся голосом она попробовала объясниться еще раз:

— Дрейк, я понимаю, как это выглядело со стороны, но я не собиралась снова убегать. Клянусь тебе. Ты должен поверить мне.

— С какой стати? Ты постоянно врала, возможно, с первой нашей встречи. Врала даже своему начальнику и собственной семье. Но, честно говоря, мне уже все равно.

— Но ты должен. Пожалуйста. Я...

— Нет! — Его лицо стало непроницаемым. — Просто замолчи, ладно? Я уже сыт тобой по горло. Делай, что хочешь, мне это безразлично. — Подхватив пару подушек, он направился к двери.

— Куда ты?

— Посплю в машине. — Он извлек из кармана запасные ключи от ее машины и бросил их на стол. — Если захочешь уехать, пожалуйста, я тебя не держу. — Пошарив у себя в кармане, он достал какой-то завернутый в бумагу предмет и кинул его рядом с ключами. — И это тоже возьми.

Он вышел, захлопнув за собой дверь. С минуту Элли стояла как парализованная, потом медленно подошла к столу и развернула пакет. Это оказалось янтарное ожерелье, которым она восхищалась на базаре. Наверное, его Дрейк и покупал, когда она, воспользовавшись возможностью, попыталась сбежать от него. Он собирался сделать ей подарок. Глядя на ожерелье и чувствуя прохладу золотистых бусинок, Элли окончательно пала духом. Как могло случиться, что, желая доказать ему свою любовь, она добилась совершенно обратного? Единственное, чего она хотела, — так это чтобы он поверил в ее любовь. Ей казалось, что он поймет свою ошибку и вернется в дом извиняться. Нет, она не может быть безразлична ему.

Дрейк разложил сиденья в машине и постарался устроиться. Вряд ли удастся уснуть. Если уж на то пошло, то ему и не хочется спать. Его все еще переполняла ярость. Она провела его, а он оказался таким дураком, что попался. Он сам удивлялся своей доверчивости. Но тут же ему припомнилось, какой прекрасной она была там, на озере. В лунном свете прилипший к телу шелк отливал серебром, брызги воды напоминали бриллианты и сверкали ярче звезд. Она напоминала богиню, неземное существо. Именно такой образ навсегда останется в его сердце.

Дрейк застонал. Все оказалось так просто. Она просто маленькая расчетливая дрянь, знающая, как использовать свое прекрасное тело для обольщения мужчины. Интересно, через скольких мужчин она перешагнула, чтобы набраться такого опыта. Но он уже выбросил ее из головы. Надо было с самого начала прислушаться к голосу своего рассудка и не связываться с ней. Как бы то ни было, он не должен забывать про Эмму. Так нет же, позволил своим чувствам, нет, своей похоти, взять верх над разумом и пуститься в погоню за этой лгуньей. Он думал, что это ради того, чтобы предостеречь ее от беды, но теперь ясно понимал, что найти ее было вопросом его мужской гордости. Он искал ее только затем, чтобы вырвать у нее признание, что она хочет его.

Что ж, в конце концов он получил такое признание, криво усмехнулся Дрейк. И сам отказался от нее. Она все время использовала его и манипулировала им. Дрейк перевернулся на бок и выругался, когда рукоятка ручного тормоза врезалась ему в тело. Он подумал о том, где мог бы быть в этот момент — возле Элли в удобной кровати, сжимая ее роскошное тело в объятиях. Она была так возбуждена, казалась такой влюбленной... Она бы открылась ему, и он вошел бы в нее, любил бы ее, поднял бы их обоих на вершину блаженства. Застонав, Дрейк протер сжатыми кулаками глаза, чтобы изгнать непрошеные картинки.

Элли в это время, скрючившись, сидела на кровати и до сих пор дрожала оттого, что ей бросили в лицо ее любовь. Однако чем больше она размышляла, тем отчетливее в ней росла ярость.

Почему Дрейк не выслушал ее, почему взял и ушел? У него не возникло ни малейшего сомнения в том, с горечью думала Элли, что она решила его обмануть. Ее гордость так сильно пострадала, что она не могла не винить Дрейка. Сейчас она видела его насквозь — неблагодарный, эгоистичный шовинист! И список подходящих ему определений бесконечен.

Однако перед глазами стояло его обнаженное, разгоряченное, готовое к любви тело. Элли покраснела в темноте, отгоняя непрошеное видение. Это просто секс, ничего другого. Большего ему никогда от нее не было нужно; впрочем, так он и сказал, когда неожиданно заявился на дачу. Посмотрев на часы со светящимся циферблатом, Элли подсчитала, что с тех пор, как он ушел спать в машину, прошло более часа. Итак, он не собирается возвращаться, чтобы извиниться. Ну и хорошо, мрачно рассудила Элли. Наверное, он уедет рано утром, и она никогда больше не увидит его.

Лежа на жестких сиденьях, Дрейк не мог думать ни о чем другом, кроме Элли и того, что произошло между ними. Вспомнилось выражение ее лица, когда он застал ее с ключами в руках. Она удивилась, но не испугалась. Это обстоятельство смущало его. Разумеется, любой человек, пойманный на месте преступления, смутился бы, но никак не стал бы оборачиваться со счастливой улыбкой, которая сошла с ее лица только тогда, когда он бросил ей в лицо свои обвинения.

А еще, когда она пыталась говорить с ним, в ее глазах стояло отчаяние. Что она сказала? Что поняла, как он нравится ей? Помимо его воли в душе забрезжило чувство, похожее на надежду. Однако Дрейк научился не верить надеждам за многие месяцы и годы, когда он лелеял надежу на счастье с Эммой. Теперь он знает, что это чувство — самое обманчивое.

В любом случае, как он сможет поверить Элли, даже если и захочет? Однако слабый проблеск надежды все же не покидал его.

Вглядываясь в темноту, Элли решила, что все-таки сделала страшную глупость, влюбившись в Дрейка. Теперь она ненавидит и презирает его, чувствует даже отвращение. И если увидится с ним завтра, а она надеялась, что увидится, то сообщит, что он был абсолютно прав — она не испытывает тех чувств, о которых говорила, и действительно соблазняла его ради того, чтобы стащить проклятые ключи и обмануть его. Элли была зла, она жаждала мести, хотела ранить его так же сильно, как он ранил ее, чтобы хоть так сохранить остатки уязвленной гордости.

Глядя на тускнеющие звезды и зарождающийся рассвет, Дрейк наконец признался себе, что мог ошибиться. Надо дать Элли шанс объясниться и разобраться: может быть, она действительно говорила правду. А если так... Призрачная надежда все больше укреплялась в нем. Ему так хотелось ошибиться! Он собрался уже пойти в дом прямо сейчас, чтобы выяснить все немедленно. Но, сообразив, что, возможно, она спит, снова лег на жесткие сиденья. Придется подождать до утра. В конце концов, осталось всего несколько часов. Он лежал, томимый ожиданием. Ему будет достаточно одного приветливого слова, чтобы снова заключить ее в объятья.

Не в силах дольше лежать в неудобном положении, Дрейк вылез из машины, как только солнце появилось на горизонте. Сделав несколько энергичных упражнений, чтобы размять затекшие мышцы, он направился к озеру. На берегу в ожидании рыбы, которая может выскочить из воды, затаилась цапля. Дрейк тоже замер, наблюдая за ней. Но птица, почувствовав присутствие постороннего, перелетела на другой берег. Подойдя к воде, Дрейк ополоснул лицо, смывая следы бессонной ночи. Этим утром ему потребуется ясный ум. Вытершись собственной рубашкой, он снова надел ее, не застегивая, и пошел к дому в надежде, что Элли уже проснулась.

Она не только встала, но успела принять душ, одеться и начала собирать вещи. Отдернув шторы, открыла окна, чтобы проветрить комнату. При солнечном свете Элли нашла свою ночную рубашку, так и валявшуюся на полу там, куда Дрейк бросил ее прошлой ночью. Расстроенная, наклонилась подобрать ее и обнаружила, что она еще влажная. Ее первым желанием было выбросить проклятую рубашку, но, передумав, Элли повесила ее за окно сушиться. Раскладывая ее на подоконнике, она почувствовала покалывание в затылке, поспешно обернулась и увидела Дрейка, наблюдавшего за ней со странным выражением лица.

Несколько минут они молча смотрели друг на друга. Никто не хотел заговорить первым. Но, вспомнив, что она решила ночью, Элли перехватила инициативу и с издевкой произнесла:

— А я думала, ты уже уехал.

— Решил подождать до утра.

— Что ж, не смею тебя задерживать.

Наблюдая за ней, Дрейк видел, как крепко сжаты ее губы, и начал верить, что без переживаний здесь не обошлось.

— Я подумал, что, может быть, нам нужно поговорить, — предложил он.

— Поговорить? — Она напряглась, услышав его наивное предложение. — С чего ты взял, что я стану разговаривать с тобой?

Дрейк чувствовал, как постепенно рушатся его надежды. Он не хотел прямо признаваться в том, что был не прав, поэтому осторожно произнес:

— Мы могли бы поговорить о прошлой ночи.

— Нам не о чем говорить, — отрезала она.

— А мне кажется, есть, — настаивал Дрейк.

Элли уже собралась уйти, но задержалась, размышляя, что все это может значить. Наконец разозлилась.

— В чем дело? Ты понял, что теряешь, и решил попробовать еще раз?

Это было так далеко от правды и одновременно так близко, что Дрейк даже вздрогнул.

Заметив это, Элли презрительно засмеялась.

— Боже, как с тобой сложно. Ты до боли хочешь меня, но в то же время тебе нужно, чтобы я стала твоей непременно на твоих условиях. Тебе нужно абсолютное подчинение. — Выходя из себя, Элли мстительно добавила: — К твоему сведению, ты был прав. Это действительно была ловушка. Неужели ты и впрямь подумал, что вскружил мне голову? — Элли снова рассмеялась. — Как же, держи карман шире! — Отступив назад в комнату, она решительно закрыла окно.

Дрейк одним прыжком оказался около нее.

— Повтори, — грозно потребовал он.

Слишком злая, чтобы испугаться, Элли подбоченилась и смело взглянула ему прямо в глаза.

— Ты слышал. Но если хочешь, могу и повторить. С какой стати ты так уверен, что я готова переспать с таким занудой, как ты? Ты даже ни капли не трогаешь меня. Никогда не трогал. Единственное, что я хотела, — так это избавиться от тебя. Между прочим, я собиралась вытащить ключи, а потом сказать тебе, что передумала и не собираюсь спать с тобой.

Надежда разбилась вдребезги, но Дрейк все равно сказал:

— Врешь! Ты была более чем готова заняться со мной любовью.

Элли торжествующе засмеялась.

— К сожалению, никогда невозможно точно сказать, хочет женщина секса или нет. Зато о мужчинах сказать можно наверняка. А ты как раз был возбужден не на шутку.

Выйдя из себя, Дрейк зарычал:

— Да, ты права. Я был ужасно возбужден. Может быть, и до сих пор. Хочешь проверить? — Он сделал шаг в ее сторону, и Элли отступила назад. Дрейк засмеялся. — Я могу взять тебя в любое время. Здесь некому помешать мне. И уж, конечно, ты не сможешь остановить меня, даже если захочешь. Хотя мне кажется, ты даже пытаться не будешь.

Он надвигался на нее, а Элли продолжала пятиться, пока не наткнулась на стол. Замерев, она смотрела на Дрейка и сожалела, что довела его до такого состояния.

В изгибе его губ сквозил какой-то садизм. Приблизившись, он взял ее за подбородок.

— Зачем напрягаться и сопротивляться мне? Я буду всего лишь еще одним мужчиной, разве нет? Еще одним в длинном списке. Возможно, у тебя было столько мужчин, что ты даже всех не помнишь. Или помнишь? Может быть, тебе даже нравится вести счет. Скажи мне, Элли, скольких мужчин ты использовала ради достижения собственных целей?

Его гнусные предположения так разозлили ее, что она больше не испытывала страха.

— Не твое дело, — отрезала она, отбросив его руку.

— А-а, понятно, — продолжал он насмехаться. — Ты сбилась со счета. Ну что ж, тут нечему удивляться. Но, знаешь, в моем случае ты плохо сыграла. Если бы мы переспали, то ты смогла бы по-настоящему использовать меня, смогла бы веревки из меня вить.

— Ну есть же пределы, за которые я не захожу, — презрительно парировала Элли. — Например, изображение чувств, которых я не испытываю.

— Но переспать с мужчиной, которого не хочешь, ты себе позволяешь, — с горечью резюмировал Дрейк.

— Вот именно. — Оттолкнув его, она отошла на безопасное расстояние и, решив добиться того, чтобы всю оставшуюся жизнь он испытывал отвращение к ней, добавила: — И скажу тебе, почему. — Убедившись, что он внимательно слушает, она холодно продолжила: — Я работаю в большом городе. Если ты одинокая девушка и особенно если ты преуспевающая одинокая девушка в Лондоне, то у тебя есть два варианта. Либо постараться найти человека, который будет что-то для тебя значить, что зачастую кончается банальной рутиной. Либо можешь вести себя как мужчина, то есть заниматься сексом когда хочешь и с кем хочешь.

— Ты говоришь о связях на одну ночь? — Дрейк, хоть и был шокирован, старался не показывать этого.

— Совершенно верно.

Ледяным тоном он заметил:

— И, разумеется, не имеет смысла спрашивать, какой путь выбрала ты.

— Совершенно верно, — снова ответила Элли нетвердым голосом. — Да ты и не имеешь права задавать мне такой вопрос.

— Прошу прощения, — съязвил Дрейк. — Теперь я понимаю, что сделал самую большую ошибку в своей жизни.

— Правильно, ты должен был уехать прошлой ночью.

— Нет, не только это. Прежде всего моя ошибка в том, что я позволил себе увлечься такой лгуньей, как ты.

Ну это уж слишком. Она разъяренно взглянула на него.

— Что? Лгунья? Из всех лживых, подлых, двуличных... — Элли замолчала, чтобы набрать побольше воздуха и выдать другие подходящие эпитеты.

Дрейк с иронией взирал на нее.

— Так можно и инсульт заработать.

— А ты-то сам? У меня по крайней мере была причина.

— Какая?

Внезапно Элли устала от всего этого. Она подхватила чемодан и сумочку и направилась к двери.

— Постой! Я задал тебе вопрос.

— Иди к черту.

Дрейк ухватился за ее чемодан.

— Ты не уйдешь, пока не объяснишь.

Нет, она не станет отвечать.

— Отпусти, черт тебя побери, — между ними завязалась схватка прямо на пороге. — Я сказала, отпусти! — завопила Элли.

— Нет, не отпущу. Я...

Оба внезапно замерли, услышав позади мужской голос:

— Доброе утро.

Элли обернулась, Дрейк выпрямился, выпустив из рук чемодан, и оба ошарашенно уставились на стоящего перед ними мужчину.

— Сергей! — первым пришел в себя Дрейк. — Что, ради всего святого, ты здесь делаешь?

Сергей улыбнулся, явно наслаждаясь произведенным эффектом, и, махнув рукой в сторону неба, объяснил:

— В Москве стало слишком жарко, и я решил передохнуть за городом.

Дрейк напрягся, его осенило ужасное подозрение, что Элли могла приехать сюда на свидание с русским.

— Не хочешь ли ты сказать, что это твоя дача?

— Моя? — развеселился Сергей. — Нет, конечно, не моя.

Дрейк немного расслабился.

— Тогда как ты узнал, где искать нас?

Вместо ответа Сергей сделал шаг в сторону и указал на свою машину, которую до этого заслонял своим могучим телом. На пассажирском месте сидела Людмила с ребенком на руках и улыбалась, словно оказала им огромное одолжение.

— Когда вы оба неожиданно исчезли из Москвы, я подумал, что вы могли попасть в беду, и решил разыскать вас. Честно говоря, я почти отчаялся и уже собрался вернуться в Москву, как неожиданно повстречал эту женщину, которая любезно рассказала мне о двух иностранцах, снявших здесь дачу. — Продолжая ухмыляться, он развел руками. — И вот я здесь.

Элли не находила слов, она думала только о том, что никогда раньше на ее голову не выпадало столько приключений и, оказавшись в уютном и безопасном Лондоне, она никогда больше не покинет его.

Дрейк лишь мельком взглянул на машину и уточнил:

— Наверное, Людмила также сообщила тебе, что дачу сняла супружеская пара, муж и жена.

— Да, но по описанию это были вы, поэтому я решил съездить и проверить.

Дрейк нетерпеливо покачал головой.

— Сергей, два человека решили вместе сбежать, что тут проверять? Тебе не следовало нарушать идиллию любовного гнездышка. Ты согласна со мной, дорогая? — с этими словами Дрейк жестом собственника обхватил Элли за талию и смачно поцеловал в изумленно приоткрытые губы.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Теперь настала очередь Сергея смущаться. Однако он растерялся только на мгновение, после чего снова улыбнулся и сказал:

— Несколько минут назад ваш разговор совсем не походил на беседу любящих супругов. Даже более того, мне показалось, вы ругались.

— Ах, это... — Дрейк засмеялся и пнул ногой чемодан. — Элли решила, что чемодан слишком тяжел для меня и я не должен рисковать спиной, — вежливо пояснил Дрейк. — Разве не так было, дорогая? — Он вопросительно посмотрел на Элли.

У нее не осталось другого выхода, кроме как согласно кивнуть.

Подойдя к чемодану, Сергей поднял его.

— Что-то мне он не кажется тяжелым.

— Да? — удивился Дрейк, но затем самодовольно добавил: — Просто, наверное, этим утром у меня совсем нет сил.

Намек был столь прозрачен, что, встретившись с Сергеем взглядом, Элли не смогла не покраснеть. Однако он не ожидал такой реакции, и ее румянец явно смутил его. У него даже закралось сомнение, что, возможно, они действительно говорят правду, поскольку он спросил:

— Вы уезжаете?

— Да, — ответила Элли.

— Нет, — одновременно отозвался Дрейк и больно ущипнул ее за талию. Чтобы объяснить противоречие, он добавил: — То есть мы уезжаем в город за покупками. Но если ты имеешь в виду, не уезжаем ли мы совсем, то нет, не уезжаем. Мы собирались остаться еще недельки на две.

— А почему вы выбрали именно это место?

Дрейк пожал плечами.

— Совершенно случайно. Элли заехала посмотреть на мельницу, ей понравилось, и она позвонила мне, чтобы я тоже сюда приехал.

— Значит, из Москвы вы уехали не вместе?

— Мне нужно было уладить кое-какие дела. — Решив, что пора прекратить этот допрос, Дрейк перешел в атаку: — Зачем ты последовал за нами, Сергей?

Русский улыбнулся, помог Людмиле выйти из машины, проводил ее взглядом, пока она шла к своему дому, и только тогда сказал:

— Я волновался за вас. Сначала Элли внезапно исчезла из Москвы, потом ты. Кроме того, я слышал, что ты наводил справки о светловолосой женщине, путешествующей в одиночестве. Как твой друг, я счел, что могу помочь тебе в том, ради чего ты приехал сюда, независимо от твоих целей. — Сергей особенно выделил последние слова.

— Очень благородно с твоей стороны, но... — Дрейк многозначительно пожал плечами. — В данных обстоятельствах, мне кажется, справедлива пословица, что двое — это компания, а трое — толпа.

Сергей нахмурился.

— Не понимаю, что ты имеешь в виду.

— Грубо говоря, это означает, что мы с Элли хотели бы побыть одни, а ты будешь мешать нам.

Мужчины почти сверлили друг друга взглядами. Сергей пытался углядеть на лице Дрейка хоть тень лжи, но Дрейк держался невозмутимо. Затем Сергей посмотрел на Элли. Он увидел, как она напряжена, увидел также залегшие у нее под глазами темные круги.

— Что-то Элли немногословна сегодня утром, — небрежно заметил Сергей, изучая ее.

Дрейк незаметно толкнул ее, и она выдавила улыбку.

— Разве? Наверное, потому, что я мало спала прошлой ночью. — Это было единственное, что она смогла придумать. Как только слова слетели с ее уст, она поняла, какую двусмысленность умудрилась сморозить, и снова покраснела.

Сергей вздохнул. Он почти поверил.

— Но если вы не уезжаете, то зачем вам чемодан?

— А, это одежда, которую мы не носим. Решили отнести в багажник.

— О, ну тогда я помогу вам. Я никогда не прощу себе, если ты надорвешься, — обратился он уже к Дрейку. Подхватив чемодан, он подошел к машине Элли, собираясь положить его в открытый багажник. Но тут замер и снова поставил чемодан на землю. — Только, скажите мне, зачем вам это? — И, нагнувшись, извлек лопату.

Дрейк, ничего о лопате не знавший, на некоторое время лишился дара речи. Сердце Элли застучало так громко, что она даже испугалась, как бы они не услышали его биение. Только через несколько минут ей удалось выговорить сдавленным голосом, который, по идее, должен был звучать небрежно:

— А-а, это было в машине. — Она невинно уставилась на Сергея. — Разве она не входит в комплект арендуемой машины? Я думала, в России это обязательно, чтобы раскапывать снег.

Сергей тоже не сразу нашелся.

— Но ведь сейчас лето.

— Ну, не знаю, может быть, они лежат в багажнике круглый год. Знаешь, Сергей, боюсь, нам нечем угостить тебя. Хочешь поехать с нами в город? Посидим в каком-нибудь кафе.

Сергей заколебался.

— Звучит неплохо. Поедем на моей машине? — предложил он.

— Отлично, я только сумку возьму.

Элли направилась в дом, и Дрейк последовал за ней, чтобы взять пиджак.

— Не забывай, предполагается, что мы любовники, — шепнул он уже на пороге.

Она думала, что Дрейк сядет впереди рядом с Сергеем, но он устроился вместе с ней сзади и тут же обнял ее, крепко прижав к себе. До города было недалеко, не более нескольких километров, но Элли показалось, что они добирались несколько дней. Ее беспокоил постоянно оборачивавшийся назад Сергей, но благодаря близости Дрейка страхи постепенно рассеялись. Она должна была бы оттолкнуть его, но не могла не наслаждаться его присутствием, его теплом. Но тут, к ее ужасу, он притянул ее к себе и поцеловал. Элли метала глазами молнии и как могла сопротивлялась, но он прошептал: «Любовники, забыла?» — и снова начал целовать ее.

Она знала, что это все ради Сергея и на самом деле ничего не значит, но поцелуй тронул ее. Его губы были такими ласковыми, такими возбуждающими, что, когда он наконец отстранился, Элли еще некоторое время сидела с закрытыми глазами. Заглянув же ему в глаза, она увидела в их синих глубинах какую-то боль, которая быстро сменилась настороженностью. Затем он потерся носом о ее шею, и она снова зажмурилась. Открыв глаза, Элли поймала в зеркале заднего обзора и взгляд Сергея. Она выдавила застенчивую улыбку, и тот тут же отвел глаза.

За оставшуюся часть пути Дрейк еще два раза поцеловал ее. Причем во время каждого поцелуя Элли терялась и не находила сил сопротивляться. Ладно, это всего лишь игра, но капитуляция ради поддержания выдуманной версии отличается от согласия на поцелуй как таковой. Элли знала это, знал и Дрейк. Оба поцелуя должны были убедить любого в том, что они близки, интимно близки, но, видимо, Дрейку показалось этого мало. Он пробормотал ее имя, коснулся губами мочки уха, нежно укусил и почувствовал пробежавшую по ее телу дрожь. Элли через силу заглянула в его глаза, в которых, как в зеркале, увидела свои собственные, глубокие и темные, как озера. Ее губы сами собой раскрылись, когда он снова наклонился к ней.

Сидя с Сергеем в кафе и потягивая пиво, Элли подумала, что это одновременно и отдых, и пытка. Они говорили о погоде, какой давно не было в России, говорили о том, что жара, по прогнозам, должна в ближайшее время кончиться. Короче, говорили обо всем, кроме того, что на самом деле было у них на уме. Элли знала, что должна быть предельно собранна, чтобы ни словом не выдать себя. Однако Дрейк, вероятно, решивший играть до конца, считал необходимой частью их спектакля постоянно держать ее за руку и поигрывать пальцами, периодически поднося их к губам, пристально заглядывая ей в глаза, целуя ладонь.

В результате Элли практически перестала нервничать и даже чувствовала легкое головокружение, поэтому была необычайно рада, когда они наконец допили пиво и направились в магазин за продуктами. Там они заметили, что Сергей тоже приобрел немного провизии.

Глядя на его покупки, Дрейк поинтересовался:

— Зачем?

— О, разве я вам не сказал? Мне здесь очень понравилось, и я тоже решил отдохнуть несколько деньков.

— Я уже объяснил тебе, что мы хотели бы побыть одни и... — начал нервничать Дрейк.

Однако Сергей поднял руку, перебивая его.

— Конечно, я понимаю. Я снял себе дачу.

Все еще с подозрением Дрейк поинтересовался:

— Где?

— На пути к вам. Прямо около дороги, но там совсем не шумно, не то что в Москве. Когда проезжает машина, то все выглядывают посмотреть, кто едет.

Итак, все очевидно. Сергей до сих пор не доверяет им и собирается следить за ними, пока они живут на даче.

Когда Сергей высадил их, они заметили, что он, проехав несколько сот метров, остановился около одного из пустующих домов. Дом действительно располагался прямо у дороги, и из окна он сможет наблюдать за ними целыми сутками.

— Как ты думаешь, он давно сотрудничает с КГБ? — зло спросил Дрейк. — А, Элли?

Элли слишком устала, чтобы над чем-то задумываться, поэтому предложила:

— Почему бы нам не устроить на озере небольшой пикник?

— Отлично.

Не таясь, они принесли одеяло и еду и устроились под своим любимым деревом.

— Интересно, ему видно нас? — нервно спросила Элли.

Посмотрев в сторону домов у дороги, Дрейк ответил:

— Боюсь, что да. Мне кажется, я даже заметил блеснувшее на солнце стекло бинокля.

— Боже, дай нам сил! — воскликнула Элли. — Что он хочет увидеть?

— Надеюсь, подтверждение того, что мы ведем себя как любовники.

Элли посмотрела на него исподлобья.

— Тебе не следовало говорить ему это.

— Я вынужден был сказать хоть что-то, а это показалось мне наиболее убедительным. Иначе зачем еще мы притащились сюда?

— Ну, например, путешествуем, осматриваем достопримечательности.

— Почему-то я думаю, что Сергей не поверил бы в это.

— А я думаю, что он не верит нам и сейчас.

— Тогда давай еще раз попробуем убедить его. — С этими словами Дрейк привлек ее к себе и наградил долгим поцелуем.

Когда они наконец отстранились друг от друга, Элли медленно открыла глаза и заметила, что Дрейк смотрит на нее со странным выражением лица.

— Для человека, утверждающего, что он меня ненавидит, ты неплохо притворяешься, — с улыбкой заметил он.

Элли была почти готова открыться ему, но потом передумала.

— Чего не сделаешь, чтобы убедить Сергея, — уверенно отозвалась она.

— Ну разумеется, — медовым голосом согласился он. — Зачем же еще? Как часто, по-твоему, мы должны повторять это, чтобы он окончательно поверил в нашу историю? Я думаю, каждую четверть часа будет достаточно.

Элли не сдержала улыбки. Она отмахнулась от назойливой мухи и, снова взглянув на Дрейка, увидела, что он все еще смотрит на нее.

— У тебя чудесная улыбка. — Взяв ее за руку, он добавил: — Тебе не кажется, что нам пора перестать ненавидеть друг друга?

— Ты же считаешь, что я умышленно соблазняла тебя ради собственной выгоды.

— Я был не прав? — неожиданно серьезно спросил он.

— А ты сам что думаешь?

— Я думаю то, во что хочу верить. Однако ты не была до конца искренна со мной.

— Так же, как и ты со мной, — парировала Элли.

Его губы искривились в грустной улыбке.

— Вряд ли. И вообще, признаюсь, все же ты небезразлична мне. Чувства к тебе захлестнули меня с первой нашей встречи.

Элли смотрела на озеро, на начавшее темнеть небо.

— Ты говорил, что захотел меня с первой встречи.

— Да. Увидев тебя и встречаясь с тобой каждый день, я перестал контролировать себя.

Такое признание показалось бы ей странным, если бы она не знала, что он помолвлен с кем-то еще, обещал жениться на другой девушке. Ее лицо слегка напряглось.

— Значит, мы говорим о сексе? — уточнила она.

Дрейк выпустил ее руку.

— Может быть, все началось именно с этого — с сильнейшего физического влечения. Так и было до тех пор, пока мы впервые не поцеловались. Честно говоря, до тех пор я не был уверен в своих чувствах к тебе. Думаю, испытываемое к тебе желание мешало мне чувствовать что-то еще. — Он помолчал. — Я отчаянно хотел заняться с тобой любовью, встречаться на любых твоих условиях. Надеялся, что, когда желание немного утихнет, смогу мыслить яснее, понять, насколько серьезны мои чувства.

— Ясно, — кратко отозвалась Элли. — А если бы ты решил, что все не особенно серьезно, то и не стал бы расстраиваться. В конце концов, мы говорим только о твоих чувствах, мои в расчет не принимаются.

Она собралась подняться на ноги, но Дрейк успел схватить ее за руку.

— Постой, Элли, позволь мне закончить. Элли села, испепеляя его взглядом, и он продолжил:

— Я не принадлежу к числу тех мужчин, которые используют женщин. Я сдерживался, не хотел, чтобы ты заметила мое влечение. Но после той ночи, когда мы поцеловались, уже больше не мог скрывать свои чувства. По-моему, все шло так хорошо... Ты казалась такой податливой, такой любящей. И я уже знал, что небольшого романа мне будет мало. Что это надолго.

Уже совсем стемнело, но Элли даже не заметила этого. Она смотрела ему прямо в лицо и видела только теплоту и нежность. Но в ее голосе проскользнула горечь:

— Надолго?

— Да.

— Ты имеешь в виду длительные отношения? Совместное проживание и тому подобное?

Он улыбнулся и снова взял ее за руку.

— Я имею в виду, что люблю тебя. Имею в виду женитьбу, Элли.

Выдернув руку, Элли выпалила:

— А не будет ли это слишком затруднительно, когда ты уже помолвлен с другой девушкой?

Все случилось в один миг. Дрейк ошарашенно уставился на нее, а Элли вскочила на ноги, приготовившись бежать. И в ту же секунду прогремел ужасный раскат грома, небеса разверзлись, и дождь хлынул потоком на сухую землю. За считанные секунды они промокли до нитки, одежда прилипла к телу. Вскочив на ноги, Дрейк схватил ее за руку и, забыв о принесенных запасах для пикника, потащил к даче. Пыль мгновенно превратилась в мокрую грязь, и Элли, поскользнувшись, упала на колени. Дрейк легко поднял ее, но она вырывалась, не желая снова чувствовать его тело в опасной близости от себя.

— Не сопротивляйся! — прокричал он ей прямо на ухо, перекрывая раскаты грома. — Не противься мне, любовь моя, — и, наклонившись, поцеловал ее, не обращая внимания на ливень.

Этот поцелуй заставил их позабыть обо всем на свете, кроме возбужденного в обоих желания. Наконец, опомнившись, он понес ее в дом.

Из-за неожиданно сменившей удушающую жару прохлады Элли начала бить дрожь. Она обхватила себя руками и не стала возражать, когда Дрейк взялся растирать ее сухим полотенцем. Сначала он тер ее очень энергично, отчего Элли быстро согрелась, но постепенно его движения становились все медленнее и медленнее. Открыв глаза, она заметила, что он смотрит на нее с нескрываемым желанием. До нее только сейчас дошло, что, должно быть, она выглядит ужасно, однако это мало ее трогало, ее вообще ничто не трогало после того, как он сказал, что любит ее.

Мягко, почти шепотом, Дрейк напомнил:

— Когда-то ты пообещала заняться со мной любовью.

— Я знаю.

— А ты выполняешь свои обещания?

Элли медленно подняла руки и обвила его шею, прижавшись к нему всем телом. Она тут же почувствовала, как он напрягся, глубоко вздохнув.

— Да, — тоже вздохнула она. — Выполняю.

— Боже, Элли. — Он крепко сжал ее в объятиях. — Я так сильно люблю тебя!

Она улыбнулась.

— А я тебя.

Дрейк поцеловал ее, поцеловал страстно, но быстро выпрямился и произнес:

— Я не заслуживаю этого. По крайней мере, до тех пор, пока не расскажу тебе об Эмме.

— Кто такая Эмма? А-а, твоя невеста? — догадалась Элли, зажимая ладонью его рот. — Нет, не надо об этом. Сейчас просто люби меня.

Казалось, их тела наэлектризованы и малейшее соприкосновение вызывает разряд электрического тока. Элли ощущала себя так, как никогда в жизни. Его пальцы блуждали по ее телу, находя все более чувствительные точки, пока ее тихие вскрики не превратились в один долгий стон непреодолимого желания.

Уверенными движениями Дрейк раздел ее, медленно снимая каждую вещь и целуя каждое обнажающееся местечко. Его медлительность была одновременно удовольствием и пыткой. Стоя на кровати на коленях, Элли подняла руки над головой, чтобы Дрейк освободил ее от футболки. Он ласково пробежался пальцами по всей длине каждой руки, задерживаясь, чтобы поцеловать запястья, внутреннюю сторону локтей, плечи. Элли закинула голову, закрыв глаза, но тут же томно приоткрыла их, когда он начал покрывать горячими поцелуями ее горло. Она нашла его губы и страстно поцеловала, после чего сняла с него рубашку, поглаживая мускулистое тело. Дрейк застонал и потянулся к застежке ее лифчика. Соприкосновение с его кожей — самое потрясающее ощущение, которое Элли когда-либо испытывала. Шелк по атласу. Она почувствовала, как он вздрогнул, когда она потерлась о него своим телом, обнимая за плечи.

— Элли! Дорогая, я боготворю тебя. — Он наклонился поцеловать ее груди, сжимая их в ладонях и касаясь языком розовых ореолов вокруг сосков, специально избегая их пика, дразня ее и вызывая еще большее возбуждение, пока они не напряглись от сильнейшего желания.

Элли больше не могла терпеть. Она погрузила пальцы в его густые волосы и взглянула на него потемневшими глазами.

— Пожалуйста, — простонала она. — Пожалуйста.

Ее тело наслаждалось его ласками, нежными взглядами, окутывавшими каждый изгиб, каждый потаенный уголок плоти. Когда они оказались на кровати абсолютно обнаженные, Дрейк продолжал целовать и ласкать ее, пока она не почувствовала такое же возбуждение, как и он. Он сознательно сдерживал собственный голод, чтобы сделать эту ночь для Элли столь же незабываемой, как и для себя. И только когда она выкрикнула его имя и изогнулась навстречу ему, он наконец-то овладел ею, посылая ей свои волны страсти и вознося их обоих на вершину блаженства.

Для Элли это стало самым потрясающим событием в жизни. Все прошлое, все остальное теперь уже ничего не значило, померкло по сравнению с этой ночью. Существовало только сегодня, только сейчас и только здесь. Ей казалось, что она заново родилась. С той минуты, когда он заключил ее в объятия и показал силу своей любви, для нее началась новая жизнь. Она заплакала. Дрейк все понял и поцеловал ее мокрые от слез щеки, обнял ее и начал говорить, как она дорога ему, что его жизнь принадлежит ей, что он будет любить ее до конца своих дней. А затем они снова и снова занимались любовью.

Было уже утро, когда Элли проснулась и обнаружила, что его нет рядом. Она резко села, почувствовав холодящий душу ужас, решив, что это был всего лишь сон.

— Дрейк!

— Все в порядке, я здесь. — Тут же оказавшись подле нее, он залез в постель и обнял ее.

Элли облегченно вздохнула.

— На какой-то миг я подумала, что этого не было.

Дрейк усмехнулся.

— Ты хочешь, чтобы я доказал тебе, что я настоящий?

Элли улыбнулась, взяла его за руку и нежно укусила.

— М-м. Сейчас. Но сначала расскажи мне о девушке, которую ты назвал Эммой. Она твоя невеста?

Откинувшись на подушку, Дрейк вздохнул.

— И да, и нет. Она была моей невестой и, думаю, все время будет.

— Что? Что ты такое говоришь? Я не понимаю. — Пораженно отстранившись от него, Элли приподнялась на локте, чтобы лучше его видеть.

Ее движение обнажило грудь, созерцание которой так увлекло Дрейка, что он не сразу ответил, предварительно поцеловав мгновенно напрягшиеся нежные бутоны. Элли легонько оттолкнула его, и он неохотно отстранился. Откинувшись на подушку, он начал рассказ:

— Мы с Эммой познакомились еще в то время, когда учились в университете, и уже через два года обручились. Мы тогда были совсем молодыми и не спешили со свадьбой — каждый из нас работал и мечтал чего-то достичь в своем деле. Мы даже не съехались, хоть и жили оба в Лондоне.

Сначала Дрейк говорил так, словно то, что он рассказывает, мало его касается, но постепенно слова все труднее и труднее давались ему. Элли сразу поняла, как нелегок для него этот разговор. Множество догадок промелькнуло в голове, и она, заинтригованная, испытывая смешанные чувства, ждала продолжения.

— Однажды ночью Эмма приехала ко мне. Мы занимались любовью, — почти выдавливал из себя Дрейк. — Я хотел отвезти ее домой, но она рассмеялась и пообещала, что и сама прекрасно доберется на такси. Я тоже не думал, что с ней может что-нибудь случиться, — глухо говорил Дрейк. — Однако вокруг не было ни одного такси, и она решила пройтись пешком. Ее заметили какие-то молокососы и захотели отобрать сумку. Полиция считает, что она стала бороться. В общем, они избили ее.

Голос Дрейка превратился в невыразительный шепот, и Элли взяла его за руку. Он тут же откликнулся на прикосновение и так сильно сжал ее кисть, что Элли пришлось стиснуть зубы, чтобы не вскрикнуть от боли.

— Она сильно пострадала?

— Они оглушили ее так сильно, что она, видимо, перестала ориентироваться в пространстве. Ее толкнули на дорогу, она упала, и проезжающая машина не успела затормозить. — Он помолчал. — Несколько месяцев она не выходила из комы. Когда наконец очнулась, это уже была не моя Эмма. Она оказалась прикованной к инвалидному креслу, не могла говорить, не понимала, что происходит вокруг. И все из-за нескольких фунтов, — с горечью закончил он.

— О, Дрейк! Мне так жаль, так жаль! Я не знала. Просто Боб сказал, что у тебя есть невеста и ты должен быть уже дома, чтобы навестить ее.

Он пошевелился, прогоняя трагические картины прошлого.

— Она находится в доме инвалидов, за ней отличный уход. Я регулярно навещаю ее вместе с нашими семьями. Но постепенно надежда исчезла. Было ужасно трудно смириться с тем, что она никогда не поправится. Я знаю, что должен продолжать жить, что девушка, которую я любил, умерла, что она сама не хотела бы, чтобы я всю свою жизнь посвятил живому трупу. Но я продолжал надеяться до тех пор, — Дрейк повернулся к Элли, — пока не встретил тебя. Ты такая живая, такая жизнерадостная... Когда мы с тобой только познакомились, я злился, что ты цела и невредима, а бедная Эмма превратилась в безжизненное существо, ожидающее смерти. А еще меня злило, что я так сильно хочу тебя. Я чувствовал, что начинаю влюбляться, что подошло время оставить Эмму в прошлом.

Элли нежно убрала волосы с его лба.

— Но ты ведь никогда не забудешь ее, — понимающе произнесла она. — В твоем сердце всегда будет место, принадлежащее только ей.

— Ты не будешь возражать?

Элли покачала головой и мягко ответила:

— Думаю, я буду даже сильнее любить тебя за это.

Он улыбнулся и поцеловал кончик ее носа.

— Самое странное, что ты немного напоминаешь мне ее. Не внешне, конечно, а своим жизнелюбием. Твое присутствие наполняет мое существование смыслом, заставляет с нетерпением ожидать каждый новый день, когда я смогу увидеть тебя.

— Было не похоже, — нежно поддразнила его Элли.

— Помнишь, ты обвиняла меня в холодности? Я просто чувствовал себя предателем. Наверное, мне давно пора было начать испытывать что-то похожее. Но я долгое время не позволял себе такой слабости, поэтому, влюбившись в тебя, должен был переосмыслить свои ценности в очень сжатые сроки. Боюсь, это были не самые приятные моменты.

Представляя теперь его состояние, Элли уточнила:

— Когда это произошло?

— Около семи лет назад.

— А когда ты перестал винить себя?

Дрейк горько улыбнулся.

— Не думаю, что это когда-нибудь произойдет.

— Именно поэтому ты так заботился обо мне в Москве?

— Я ужасно боялся, что с тобой тоже может что-то случиться. Не думаю, что я выдержал бы вторую такую трагедию.

— Ничего со мной не случится, — заверила его Элли.

Дрейк грустно покачал головой.

— Тебе кажется, что ты бессмертна, что никогда ничего не произойдет с тобой. Ты так легкомысленно отправилась в Россию, рискуя всем ради какого-то безумного расследования, ради чего-то, что ты даже не можешь доверить мне, — с кислой миной заметил Дрейк.

Элли поспешно наклонилась и поцеловала его.

— Я доверяю тебе. Я готова доверить тебе даже свою жизнь. Но это не мой секрет. По крайней мере, не только мой. Однако в сложившихся обстоятельствах... — Она снова поцеловала его.

— Если все-таки ты решила мне рассказать, то советую сделать это побыстрее. Или перестать целовать меня, иначе я не смогу сосредоточиться на твоем секрете.

Элли усмехнулась и уютно устроилась на его согнутой в локте руке.

— Моя прабабушка была русской и жила как раз неподалеку отсюда. Она была балериной и часто выступала перед царской семьей. Ее попросили преподавать танцы дочерям царя. Она учила их несколько лет, но тут началась революция. Моя прабабушка была очень предана царской семье, и в последний раз, когда она виделась с ними перед их отъездом из Москвы, императрица подарила ей четыре портрета-миниатюры своих дочерей. Эти частички пасхального яйца Фаберже должны были напоминать ей о них. Это все, что Александра могла дать тогда.

— Так вот куда исчез сюрприз! Потрясающе. Прабабушка сумела сохранить его?

— В некотором роде. Оказавшийся в Москве по делам англичанин влюбился в нее, увез с собой и женился на ней. Она дожила до глубокой старости и настояла на том, чтобы меня назвали Александрой в честь императрицы. Когда я была совсем ребенком, она разговаривала со мной по-русски, рассказывала о своей жизни в России. А перед смертью взяла с меня обещание, что я съезжу на ее родину и найду сюрприз.

— Почему она не взяла его с собой?

— Они решили, что это слишком опасно. Если бы ее схватили, то миниатюры точно погубили бы ее. Поэтому она закопала сюрприз в саду своего дома.

— Так вот зачем лопата.

— Да.

Он застонал.

— Ты хочешь подставить нас обоих. Что ты сделаешь с ним, если найдешь?

— Прабабушка хотела, чтобы я сохранила его. Она сказала, это будет моим наследством от нее. Но... — Элли на секунду замолчала.

— Но? — подсказал Дрейк.

— Думаю, что передам его музею. Это часть истории России, а не моей семьи. Его место здесь.

— Я рад, что ты приняла именно такое решение.

— Так что когда мы выкопаем его, то сразу отвезем в Москву.

— Ты можешь сообщить властям его точное местонахождение, и они найдут все сами.

— Думаешь, надо сделать именно так?

Дрейк усмехнулся.

— Нет, я так не думаю. Мне самому ужасно интересно взглянуть на него.

Элли наградила его одной из своих самых лучезарных улыбок.

— В таком случае я позволю тебе помочь мне, — великодушно разрешила она.

— Премного благодарен. — Дрейк привлек ее к себе. — А теперь, пожалуй, мне стоит доказать тебе, что я настоящий.

Дождь лил целых два дня. Два длинных, чудесных дня, в течение которых они даже не выходили из дома. Они не сразу заметили яркое солнце, показавшееся наконец из-за туч на третий день их добровольного заточения. Подойдя к окну, Дрейк широко распахнул его и, облокотившись о подоконник, выглянул наружу.

— Сергей! Его машина исчезла.

— Не может быть! — Элли тоже подошла к окну и заметила, что на столе под навесом лежит аккуратно сложенное одеяло и стопка тарелок и стаканов. — Смотри, наверное, он собрал наши принадлежности для пикника. Но это значит, что он был рядом, когда мы занимались любовью, — Элли затравленно взглянула на Дрейка. — Ты думаешь, он шпионил за нами?

— Возможно. Но не волнуйся, он не мог расслышать слов сквозь эти толстые стены. И в любом случае, что бы он ни услышал, это должно было его лишний раз убедить в том, что мы парочка влюбленных. Поэтому он и оставил нас в покое.

— Надеюсь. — Элли с нетерпением подняла на Дрейка глаза. — Когда мы приступим?

— Давай отложим на денек, чтобы быть окончательно уверенными в том, что он уехал насовсем.

— Пожалуй, — серьезно согласилась Элли. — Какую еще причину мы могли бы придумать, чтобы еще немного задержаться здесь? — И, захихикав, она упала в его объятия.

Наконец на рассвете, спустя два дня, они поехали к дому, в котором когда-то жили ее предки. Местность оказалась довольно пустынной, дома попадались лишь изредка. На коленях Элли держала дневник, который вела ее прабабушка, покинув родину. Там же был набросок карты. Во время революции многие названия изменились.

Поэтому им пришлось потратить около часа, прежде чем они оказались в ближайшей к дому деревне.

Со все возрастающим нетерпением Элли указала Дрейку на тропинку между высокими деревьями.

— Если верить бабушкиной карте, мы должны переехать мост, а затем держаться дороги вдоль реки, ведущей в тихую рощу. — Сверившись с современной картой, Элли произнесла: — Где-то рядом должно быть озеро, но она ничего о нем не говорила... Ой, смотри! Кажется, мы приехали. Вон купол церкви, и он как раз справа. Там, наверное, похоронена ее семья. Значит, дом где-то совсем рядом...

Они сделали поворот, следуя изгибам обозначенной бабушкой на карте дороги, и оба громко застонали. Дорога впереди выходила к берегу озера, и справа церковь, увенчанная луковичной главкой, поднималась из воды. Большая часть здания оказалась погруженной в озеро.

Несколько минут они как зачарованные смотрели на представшую их взорам картину, наконец Дрейк предположил:

— Возможно, это одно из водохранилищ, которые делал Сталин, чтобы Москва на всякий случай была обеспечена водой. Я читал, что для этих целей он затопил около пятисот деревень.

Элли медленно вылезла из машины и подошла к берегу огромного озера. Уже светало, и яркое розовое небо отражалось в ровной глади воды. Поднимающееся солнце отбрасывало тени, и Элли заметила, что близко к поверхности воды подступают какие-то силуэты. Наверное, это трубы старого дома, посмотреть на который она, собственно, и приехала. Теперь она никогда не увидит дом, в котором жили ее предки, не сможет положить цветы на их могилы, не сможет пройтись по деревенским улочкам, которые так подробно описывала ей бабушка. И никогда не сможет взглянуть на увековеченные в драгоценных миниатюрах портреты четырех девушек. Сюрприз так и не будет найден. Элли некоторое время стояла у воды, чувствуя невероятное разочарование, но потом с грустью поняла, что, возможно, это и к лучшему. То время давно минуло, умерло в подвале в Екатеринбурге.

Дрейк подошел к ней и обнял за плечи. Она нежно улыбнулась ему.

— Я думаю, что так даже лучше. Но мне хотелось бы посмотреть на дом, где жила бабушка, и особенно на сад. Она рассказывала столько историй, произошедших с ней здесь, когда она была девочкой! Я обещала приехать, но оказалось слишком поздно. Ничего не осталось.

— Я уверен, она знает, что ты сделала все возможное, чтобы сдержать обещание.

— Правда?

— Абсолютно. — Дрейк крепче обнял ее и взял за руку. — Пора, дорогая. Поехали домой.

Несколько месяцев спустя наступил день рождения Элли. Она со смехом протестовала, когда ее муж настоял, чтобы утром она осталась в постели, пока он готовит ей завтрак. Элли сидела в кровати в уютной спальне великолепного дома. В свое время Дрейк огорошил ее информацией, что он не просто добросовестный служащий, но один из директоров и учредителей крупного коммерческого банка.

Он появился с подносом, на котором, помимо еды, Элли нашла небольшую коробочку, обвязанную ленточкой. Развернув подарок, она нашла внутри потрясающий браслет, на котором висела дюжина крошечных, но чрезвычайно изящных яиц. Элли уставилась на украшение, и ее глаза широко распахнулись.

— Не может быть!

Усмехнувшись, Дрейк кивнул.

— Фаберже делал яйца не только для царской фамилии.

— О, Дрейк, он великолепен. Это самый замечательный подарок, который я когда-либо получала.

Обвив руками его шею, Элли поблагодарила его поцелуем, мгновенно вызвавшим в них обоих потребность в большем. Она отстранилась со смехом.

— Может быть, нам убрать поднос?

— Да, думаю, от греха подальше лучше убрать, — согласился Дрейк и крепко обнял ее. — Знаешь, я вспомнил, что однажды ты назвала меня занудой.

— Не может быть. — Элли почувствовала, как напряглось его тело, и от души рассмеялась. — Значит, это была самая большая ошибка в моей жизни.


home | my bookshelf | | У каждого свои секреты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу