Book: Защитник



Дмитрий Орлов

Защитник

Год издания: 2012

Страниц: 320

Самиздат

АННОТАЦИЯ

Аукцион — город, в котором продают и покупают магические артефакты. Волею судьбы туда попадает эльф-полукровка и его нанимает в качестве защитника охотница за магическими артефактами.

Дмитрий Павлович Орлов

Защитник

Камень страха

Глава 1

Дождь идет вторую неделю. Чувство постоянной сырости и холода практически меня не покидает. Лишь несколько дней проведенных в трактире, напомнили измученному организму, что такое тепло и сухость. Правда, привыкнуть к этому приятному ощущению телу не посчастливилось. Жизнь слишком суровая штука. И если у тебя нет достаточных средств переждать сезон дождей значит твоя судьба месить дорожную жижу и грязь, изо всех сил цепляющуюся к сапогам. Постепенно они обрастают таким количеством земли, что идти дальше становиться просто не реально. Приходиться останавливаться и очищать обувь.

Обычно в это время нормальных людей сложно встретить на улице. Но последнее дельце сильно меня потрепало. Пришлось целый месяц проваляться в кровати. Будь я обычным человеком лежать бы мне присыпанным землей да подземную живность прикармливать. А так нет, выкарабкался. Правда, если говорить на чистоту, костлявая крепко держала меня за горло. Одним словом, на лечение ушли почти все заработанные деньги. Кстати, у меня возникла пара вопросов к моему агенту. И боюсь, он будет не слишком рад их услышать. А пока мне нужно где-то обсохнуть и отдохнуть. Кожаный плащ отличная защита от дождя, но когда ты мокнешь целый день, даже он не помогает.

Дорога, ведущая через поле, резко сворачивала в лес. Там, по-крайней мере, не столь много грязи, да и возможности обнаружить укромное местечко куда больше. Одним словом, лес он и есть лес. Ожидания меня не обманули, впереди показалась крона огромного дуба. Размер действительно поражал. На вскидку, наверное лет пятьсот, а может и вся тысяча. Вообще-то меня это не сильно волновало, главное что под его кроной сухо и есть где развести костер.

Не успел я толком выбрать место для костра, как из-за ствола появилась троица с явно не хорошими намереньями.

— Ты эта, чего без спросу возле нашего дерева остановился? — поинтересовался самый здоровый из троих, ненавязчиво проверяя пальцем степень заточки топора.

Глава 2

Место моего нынешнего пристанища носит гордое название — Аукцион. Райское местечко для торгашей и всевозможных прохиндеев. Здесь враз можно озолотиться или спустить все вплоть до штанов. Город достаточно большой, чтобы вместить всех желающих проходимцев, и постоянно разрастается. Основной вид деятельности горожан: покупка и продажа магических артефактов. Естественно, такой товар долго не залеживается на полках. Всегда можно найти покупателя даже на весьма сомнительный артефакт. Любой начинающий маг не будет себя считать таковым, не купи он какую-нибудь безделушку на шею. А уж если приобретенная вещь засветила себя в каком-то значимом событии, то владелец гарантированно может ее загнать втридорога в доме сбыта.

Там, где крутятся большие деньги, всегда найдется работа для защитников. Я тоже так думал направляясь сюда. Но реалии оказались весьма специфичными. Защитники здесь, как бы это помягче сказать, любители. Состоятельные жители давно обзавелись всевозможными защитными амулетами. И охрана для них является только своеобразным уровнем успеха. У кого больше и богаче одеты защитники тот соответственно выше по статусу. Единственная задача охранника при таком нанимателе — это отогнать мелкого воришку или очистить путь от зевак. В таких как я здесь особого спроса нет. Скажу честно, я попытался доказать обратное. На мою беду мне повезло и я нашел агента который пристроил меня на работу. Теперь мне хочется услышать от него пару ответов на мои вопросы.

Город встретил меня, как всегда, криками торговцев, расположившихся перед мостом и предлагающих магические товары. В основном здесь покупают те, кто не может себе позволить чего-нибудь более достойного. Серьезные люди проходят мимо. Они знают, что действительно толковую вещь можно приобрести только внутри городских стен. А перед воротами ничего ценного нет. Вероятность купить здесь подделку, равна почти ста процентам. Мост перекинутый через ров был несколько шире чем требовалось. Обе его стороны плотно оккупировали мелкие торговцы. Один из них очень настойчиво пытался мне продать страшно магический меч. На мое замечание, что его можно было бы и очистить от ржавчины, он не смутился. Напротив принялся убеждать что вот в ней как раз и сокрыта магия меча. Я сделал вид весьма заинтересованного в покупке человека. Благодаря этому ко мне больше никто не приставал. Конкуренты видели как я обсуждаю с торговцем достоинства товара и не приставали. А набрасывались на одиноких путников, которым по чудовищному стечению обстоятельств не достался торговец.

За разговором я спокойно преодолел мост и оставил раздосадованного торговца ни с чем. Те кто посещали город не первый раз поступали также. На остальных было больно смотреть. Отказавшись от одного торговца они мгновенно попадали в руки следующих представителей торгующего сословия. Иногда доходило до смешного. Человек, заходя на мост утром, сходил с него только к вечеру. Причем чаще всего уже без денег и с полными карманами всякого барахла. Те же, у кого еще что-то позвякивало в кошельке, попадали под опеку воришек.

После жестокого прессинга торговцев люди обычно расслаблялись. Думая что все самое страшное уже позади, они не замечали новой опасности. И часто расплачивались за это остатками денег. Меня тоже решили проверить на наличие презренного металла. Но мой кошелек содержал единственную мелкую монету. Судьба которой была предрешена заранее. Ее ожидали страстные объятия потной ладони стражника, который должен ее забрать в качестве платы за проход в город. Щуплый служитель воровского дела, пытающийся залезть мне в карман, смешно размахивая руками, полетел в крепостной ров. Повредить себе что-либо, кроме личного достоинства, он вряд ли смог. Какая ни какая, а водичка там иметься. Преодолев основные опасности, поджидающие каждого гостя идущего в город, я с чистой совестью расстался с монеткой, аккуратно вложив её в немытую длань стражника.

До центральной площади я добрался довольно быстро. Время приближалось к полудню и я влился в людской поток. Скоро начнутся торги в доме сбыта, а это единственное место, куда хотел бы попасть каждый горожанин, да и не только он. Мне лишь оставалось следовать вместе с гудящей толпой. На площади наши дорожки разбегались. Агент живет в конце улицы идущей направо от площади, а толпа продолжала движение прямо. Без особых усилий я выскочил из людского потока. Главная хитрость заключается в том, чтобы никого не толкать. Если на вас давят, пропусти идиота и за его спиной спокойно пройдешь дальше. Мне смешно наблюдать за такими: они думают их испугались и поэтому отошли. Удумай я протиснуться перед ним, не миновать конфликта, а в моем случае это потеря времени. Подобно склизкому угрю, избегая столкновений я быстро выскочил в начало нужной мне улицы.

Город сам по себе достаточно безопасное место. Но это касается только центральной его части. И любой гость, имей он хоть какое-то количество мозгов, никогда не будет отдаляться от центра. Правда, всегда находиться кто-то более умный, чем остальные. Вот с таких чудаков в основном и имеют доход воришки да грабители. А судя по одежде любителей пограбить, умных здесь более чем достаточно. Одного из них я как раз и повстречал по пути к дому агента. Трое здоровяков весьма отталкивающей наружности, проверяли крепость своих сапог о ребра бедолаги. Возможно я бы прошел мимо, ведь работа бывает разная, зачем людей отвлекать. Но тот кого били явно не сопротивлялся, а это уже другой разговор. Одно дело попинать и ограбить, и совершенно другое когда клиента хотят забить до смерти.

Заметив, что их физические упражнения привлекли внимание зеваки, они переключились на новую цель.

— Чего уставился, — произнес один из них.

— Хотел поинтересоваться расценками на массаж, — вежливо ответил я.

— Да он издевается, — обернулся здоровяк к свом дружкам.

— Я просто поражен вашей догадливостью, — отпустил я комплимент.

Видимо моего восторга они не разделяли. По крайней мере радостного выражения на их не бритых лицах я не заметил. Зато длинные ножи появившиеся в руках бородачей намекнули мне, что им не совсем нравиться покрой моего плаща. Как всегда я оказался прав.

Ребята считали себя профессионалами и тратить время на пустые угрозы не собирались. Единственное чтобы я сделал на их месте, поинтересовался, есть ли у меня деньги или нет. Но возможно я ошибаюсь, и деньги дружную троицу не интересуют. Встречаются ведь иногда бескорыстные люди. И эти господа похоже из таких. Самый рьяный из них задумал проделать во мне пару отверстий. Пришлось отмахнуться от весьма щепетильного предложения… ногой под ребра. Силу я правда не рассчитал и нападающего как ветром сдуло. Двое оставшихся видно не заметили потерю бойца и продолжили задуманное их товарищем. Обступив меня с двух сторон, глупо ринулись в атаку. Во избежание поножовщины пришлось стукнуть жезлами по немытым рукам грабителей. Сжимать ножи переломанными пальцами, доложу я вам, весьма проблематично.

— Черт, это же защитник, — выругался самый сообразительный.

Сжимая поврежденные кисти рук, они быстро скрылись за углом дома. Вскоре за ними последовал и третий. Убрав жезлы под плащ, я собрался наконец-то добраться до агента. Скрывать не буду, после этой разминки я стал более миролюбив. Хотя за того клиента что он мне подкинул, миролюбивым быть сложно.

Но как в таких случаях часто бывает, мою стремительную поступь остановил тихий голос. Невнятное бормотание принадлежало поднимающемуся с земли мужчине. Для человека в недавнем прошлом неплохо помятым сапогами, он быстро очухался. Вопреки моим ожиданиям он не бросился лобызаться со спасителем, а тихо бубня себе под нос что-то искал. Наконец, короткие поиски увенчались успехом. Мужчина обнаружил валяющуюся на боку небольшую клетку. Схватив ее он ринулся в мою сторону.

— Огромное спасибо, теперь он ваш, — произнес избитый, вручая мне клетку с хомяком.

Ответить я не успел. Спасенный так лихо помчался прочь от меня, что я невольно усомнился, а стоило ли мне его защищать.

Глава 3

Стоя посреди улицы как идиот с хомяком в клетке, я даже немного растерялся. Для меня вполне достаточно было бы сказать просто спасибо. Ну в крайнем случае пообещать не забывать об оказанной услуге. А тут вручили живность и не знаешь что с этим добром делать.

— Может, перекусим чего? — раздалось из клетки.

Я не поверил своим ушам. И чтобы не выглядеть полным придурком, осмотрелся вокруг. На пустынной улице кроме меня и маленького комка шерсти в клетке, никого не было. Подняв зверька на уровень глаз, я тихонько спросил: — Это ты сказал?

— Нет блин, это твой внутренний голос, — произнес хомяк разведя лапки в стороны. — Позволю себе заметить мой недалекий друг, кроме меня и тебя здесь никого нет. И если ты с утра не налопался поганок, в чем я сильно сомневаюсь, то должен сообразить, что это сказал я.

После такой тирады у меня действительно рассеялись все сомнения на счет хомяка. Но зато появились на счет моей головы. И дабы не усугублять ситуацию я решил избавиться от неожиданного подарка. Боюсь, моя ранимая психика еще не готова для бесед с хомяками, рыбами, и кто там еще у них есть. Аккуратно поставив клетку на землю я собрался выкинуть этот инцидент из головы и отправиться своей дорогой. Но у комка шерсти видимо были другие планы.

— Эй, погоди! — заорал хомяк, тряся клетку. — Неужели так и бросишь друга помирать в чужом мире?

— Какого еще друга? — поинтересовался я, поворачиваясь к мохнатому грызуну.

— Ну как это какого? — меня разумеется. Предупреждаю сразу, если оставишь в закрытой клетке, то я наверняка умру от голода. А когда душа покинет мое бренное тело. Я буду каждую ночь являться к тебе во сне. И для тебя слово страх, и слово хомяк, будет означать одно и тоже.

— Что-то мне подсказывает, когда я тебя выпущу из заточения, то слова неприятность и слово хомяк, тоже будут иметь одинаковое значение.

На мою ехидную реплику — как мне казалось, хомяк совершенно никак не отреагировал. Мне ничего другого не осталось, как тяжело вздохнуть и разогнуть прутья, освобождая пленника.

Бывший заключенный ловко выскользнул в проделанное мной отверстие. Взобравшись по рукаву, он с довольной мордой обосновался на плече.

— И так, давай знакомиться. — Я, Реджинальд, можно просто Реджи. Попал в ваш неразвитый мир, путем усаживания мокрого зада на провода.

— Что такое "провода", — перебил я Реджи.

— Ну это такие штуки… в общем здесь их нет и вряд ли когда появятся. Так что не забивай голову. Но запомни одно: — Если ты случайно упадешь в собачью миску, никогда не подходи к компьютеру. Там много разных проводов и ты обязательно на какой-нибудь из них сядешь.

Хомяк посмотрел мне в глаза и видимо что-то там разглядел, но не то, что хотел увидеть.

— Ладно, забудь, что я говорил о проводах. Короче, я оказался здесь, да еще и получил возможность разговаривать. Прикинь, я просто в шоке. В моем мире ни один хомяк о таком и мечтать не мог. А мне вроде как подфартило. Вот только меня угораздило попасть на глаза стукнутому аборигену. Он возомнил, что я не иначе как заколдованная принцесса. Представляешь, с мужиком чмокаться. Как вспомню, сразу тошнит. Одним словом, принцессы из меня понятное дело не вышло. А ведь говорил неразумному — я самец. Дальше больше, раз я не стал принцессой а говорить умею, значит посланник преисподней. И вот с этим я ничего поделать не смог. Абориген возомнил, что мне точно должно быть известно где зарыты сокровища. Его логика вполне понятна. Сокровища закапывают в землю, а я из преисподней.

Богатств он с моей помощью тоже не нашел. Видимо разозлившись, невезучий кладоискатель решил избавиться от меня. Тут очень вовремя подвернулись несколько громил. Я слегка высказался об их внешнем виде, и заодно прошелся по интеллекту. Понятное дело, отмазку, что мол говорил не он, а хомяк в клетке, никто серьезно не воспринял. Ну а дальше ты и сам все знаешь. Теперь твоя очередь делиться сокровенным.

— Извини, но мне что-то не хочется делиться сокровенным… с хомяком.

— Ладно насчет сокровенного я пошутил, звать-то тебя как?

— Ион.

— Ион так Ион, хотя имечко так себе, но не всем же везет называться Реджинальдом.

— Да уж, не всем.

— Не смотря на твой сарказм, ты как ни как меня спас, и я тебе за это помогу.

— Интересно чем ты можешь помочь? — усомнился я.

— Грамотным советом, мой недоверчивый друг. А они знаешь, дорогого стоят.

— К стати о дорогом, — вспомнил я. — У меня тут одно дельце незавершенное, нужно исправить.

— Так чего же мы ждем, — удивился Реджи.

До нужного дома мы добрались без происшествий, чему я немало удивился. Но мое удивление не шло ни в какое сравнение с тем, что я увидел в глазах агента, встретившего нас на пороге.

— Этого не может быть, — прошептал он посиневшими губами.

— И я тебя тоже рад видеть.

Плотно прикрыв за собой дверь, я направился прямо на него.

— Ион, это так… так неожиданно, — говорил он с дрожью в голосе, пятясь к окну.

— То есть меня здесь не ждали?

— Нет-нет, конечно ждали… как же иначе.

— По твоему виду, сильно сомневаюсь. У меня есть один вопрос…

— Я не знал что он из "уходящих", — оправдывался агент.

— А сейчас догадался?

— Не то чтобы сейчас, но когда узнал, ты уже ушел, — объяснил он, заискивающе улыбаясь.

— И ты очень сильно расстроился? — Где мои деньги? — задал я вопрос, прожигая его взглядом.

Агент молниеносно скрылся под столом и принялся там чем-то позвякивать. Как я догадался позже, это были ключи от сейфа. Достав увесистый кошель, положил его на стол и легонько подтолкнул в мою сторону. Было видно что это действие он проделывает вопреки своему естеству. Агента можно понять, он практически отдает свою собственность. Никто же не ожидал что я вернусь на своих двоих. А деньги он уже по праву считал своей собственностью. Забрав кошелек, я продолжал сидеть буравя его взглядом.

— Ну чего тебе еще? — не выдержал он.

— Думается мне, я заслужил еще кое-что.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — разведя руки в стороны, удивился он.

— Не надо строить из себя дурочка, по крайней мере не со мной. Я точно знаю, что тебе известно о чем я говорю.

— Если ты имеешь ввиду статус свободного агента, то его просто так не получают, — откинувшись на спинку стула, объяснил он. Его как ты понимаешь нужно заслужить, а это практически не возможно. Нужна очень веская причина чтобы получить подобное.

— Да ну? — удивился я. А мне показалось, сопровождать уходящего уже само по себе веская причина. Ты не находишь? Или хочешь сказать, что знаешь много защитников, кто остался жив после этого. Хотя с другой стороны я могу обратиться в Совет. Думаю, их заинтересует мой рассказ о том, как ты сливаешь защитников уходящим.



— Никого я не сливал, — замахал руками агент. С тобой получилось случайно, чудовищное стечение обстоятельств.

— Ну, если чудовищное, то тебе нечего бояться.

Я встал из-за стола и направился к двери.

— Погоди! — вскочил он опрокидывая стул.

Обогнав меня, агент загородил собой выход на улицу.

— Я тут подумал, может не стоит горячиться, заваривать кашу с Советом. Мы вполне можем решить все и без шумихи. В конце концов, двое взрослых деловых людей всегда могут договориться.

— Даже не знаю, что и сказать, — поглаживая подбородок, задумчиво произнес я.

— Хорошо я согласен. Только обещай, что совет не узнает о нашем небольшом недоразумении.

— Договорились, — успокоил я его, забирая медальон свободного агента.

Глава 4

Стоило покинуть дом моего бывшего агента, как лохматое существо сидящее до этого тихо на плече, принялось трясти мой воротник.

— Если не успокоишься, полетишь в ближайшую канаву, — пообещал я новоиспеченному товарищу.

— Значит вот ты какой, лучшего друга лицом в отходы?

— Ага.

— А где же человеколюбие?

— Вообще-то это смешно слышать из уст хомяка.

— А кто тебе сказал что я говорю о себе? Я забочусь о твоей психике. Каждый человек убивший хомяка потом очень плохо спит.

— Лучшее что ты можешь сделать для моей психики, это перестать со мной разговаривать. А то я могу подумать что действительно понимаю хомяков.

— Не переживай, говорящий только я. А ты обычный человек, которому посчастливилось повстречать меня. Единственного разговаривающего хомяка на всем белом свете.

— Прекрати, а то меня прямо слезы счастья душат. К тому же я не обычный человек, это я так, для информации. Когда буду топить тебя в сточных водах, не трать понапрасну слова в надежде воззвать к моему человеческому эго.

— Юмор значит лезет… во всей своей уродливой красе. Правда плоский как скамья в таверне. Но большего от тебя и не ждал. Я вообще-то хотел узнать кто такие, эти, как их там… уходящие.

Поняв что от комка шерсти просто так не избавиться мне пришлось в общих чертах рассказать о моем последнем клиенте.

— Уходящие появились достаточно недавно, но уже успели обзавестись достаточным количеством последователей. В основном это молодежь, у нее всегда в голове твориться бардак и она падка на всякие необычности. Вот уходящие этим и пользуются в полную силу.

— И чем таким они отличаются от остальных придурков? — поинтересовался Реджи.

— Они думают, что уйдя из жизни в сопровождении защитника, могут рассчитывать на его услуги и в потустороннем мире. И чем защитник круче, тем значит более весомей окажется и его наниматель. Казалось бы полный бред. Но дело в том, что идиотов не сеют и не пашут, они сами родятся.

— И как тебе удалось остаться живым?

— Да уже на пол пути я стал немного догадываться, что с моим нанимателем не все так гладко. Он все время молчал, а если и говорил, то только сам с собой. А когда мы пришли в Ущелье роз, я серьезно стал опасаться за свою задницу. Одним словом мне основательно помяли бока, но уходящий остался жив. Сказать что он был расстроен, ничего не сказать. Я испугался что он сам меня решит растерзать. Пришлось успокоить, пару выбитых зубов списал на издержки. Думаю на будущее это останется как воспоминание обо мне.

После болтовни с Реджи у меня основательно разыгрался аппетит. Увесистый кошелек тоже намекал на поиски приличного заведения. Хомяк, узнав куда я направляюсь, принялся делать заказ. Меня это откровенно позабавило. Возможно я его и не утоплю в сточной канаве… пока.

Таверна нашлась довольно быстро. Внутри находилось достаточное количество свободных столиков. Объяснялось это просто: большинство горожан находились в доме сбыта. Там сейчас тратятся поистине огромные состояния. Столик я облюбовал в самом дальнем углу зала. Не хотелось чтобы на меня смотрели как на ненормального, пытающегося разговорить хомяка. Реджи спустился со стола и деловито осмотрел солонку и перечницу. Появившийся трактирщик довольно косо посмотрел на хомяка, чем вызвал негодование со стороны последнего. Я еле успел его перехватить, грызун брызгал слюной и клацал зубами. От неприятностей нас оградил серебряный, брошенный мной на стол. Сгребая монету, трактирщик забыл про Реджи и принял заказ.

— Ты давай поспокойней, мне из-за тебя неприятности не нужны.

— Нечего тогда на меня пялиться как на грызуна.

— Реджи, не хочется тебя огорчать но ты и есть грызун.

— Да знаю я. Но вот ты говоришь что и сам не совсем человек. Может и я не совсем грызун.

— Чудесная у нас выходит однако компания, не совсем человек и не совсем грызун.

— Ага, все чудесатее и чудесатей.

Дальнейшее наше излияние мыслей в пространство прервал трактирщик. Опустив огромный поднос на стол и практически полностью закрыв последний. Желудок заурчал выказывая одобрение. Реджи уже устроился возле буханки хлеба и методично набивал ею щеки. Я потер руки в предвкушении обжорства, но тут дверь в трактир распахнулась от удара ноги. На пороге стояли четыре молодца, с явным намереньем расплющить чье-нибудь лицо о свои кулаки. Трактирщик испарился, словно его вообще здесь никогда не было. Остались мы втроем, я, хомяк, и мой обед, против четверых здоровых парней. Так как я не хочу неприятностей, то сделаю вид что все нормально. Возможно, ребята так всегда ходят — тесным мужским коллективом. И дверь они не вышибали, просто так получилось, ветром распахнуло.

Обладатели квадратных подбородков и тяжелых надбровных дуг, смотрели только на меня. На самом деле это ничего, здесь кроме меня никого нет. Так на кого же им смотреть? Я продолжал делать вид, что весьма заинтересован содержимым подноса. Потом до меня донесся, сшибающий с ног запах пота. Почему люди не любят мыться? Ума не приложу. Четверка направилась в мою сторону. Реджи забрался на плечо, с предложением, что одного он возьмет на себя, а мне оставляет троих. К его заявлению я серьезно не отнесся. Да и кто будет слушать хомяка. Но я оказался не прав, Реджи совершил молниеносный прыжок и впился зубами в губу одного из дурно пахнущих громил. Потеха началась, и я оставаться в стороне не собирался.

Подцепив край подноса, бросил его в троицу, изумленно взирающую на битву товарища с хомяком. Его содержимое, колоритно распределилось по лицам и одежде хулиганов. Даже неискушенному наблюдателю было понятно, что это их ввело в замешательство. Чего я собственно и добивался. Человеческий организм устроен довольно просто, к тому же он до наивности предсказуем. Брось человеку какую-нибудь гадость, и он обязательно начнет ее ловить. Что он поймал разбираться будет потом. Главное крикнуть: — Лови! И дело в шляпе. Вот и эти господа с лицами не обезображенными интеллектом, принялись с начала счищать куски мяса и соуса с одежды, а уж потом соображать откуда они прилетели.

Выскользнув из-за стола, я нанес удар ногой в голень. Противник толком не сообразил откуда на него обрушились съестные припасы, а тут еще и земля из под ног выпрыгнула. Упав как подкошенный, он челюстью задел край стола. Люди с каменной челюстью оказывается не метафора — подумал я, взирая на большой кусок отколотый от столешницы. Боюсь даже представить что случиться с моим кулаком, удумай я вырубить здоровяка в подбородок. Падение товарища, отвлекло оставшихся двоих от лицезрения борьбы человека с грызуном. Сосредоточив внимание на моей скромной персоне, они медленно двинулись в мою сторону. Лежащего поперек их пути коллегу, они переступили словно не кстати опрокинутое бревно. А я то надеялся они примутся его поднимать, бить по щекам, одним словом приводить потерпевшего в чувства. Но две груды упругого мяса неотвратимо надвигались на меня. Совершенно не обращая внимание на лежачего. Похрустывая шейными позвонками и костяшками кулаков, громилы производили должное впечатление.

Видимо решив что я уже созрел для более тесного знакомства, они ринулись на меня как горная лавина. Дабы не быть размазанным по стене пришлось совершить прыжок и оказаться у них за спинами. Глыбы не сбавляя скорости впечатались в стену, сотрясая таверну до основания. Удар был такой силы, что они на мгновение потеряли ориентацию в пространстве. Чем я и воспользовался в своих корыстных целях, приложив их жезлами по затылкам. Туши с грохотом рухнули на пол и больше не представляли для меня опасности.

Оставшийся представитель хулиганского сословия тщетно пытался справиться с хомяком. Реджи носился по его плечам и голове, ловко избегая огромных ладоней готовых в любую минуту раздавить маленькое существо. Каждый раз оставляя следы своих зубов на лице и ушах громилы, он доводил его этим до белого каления. Мордоворот уже казалось потерял надежду поймать юркого зверька. И просто колотил себя в надежде зацепить гаденыша. И удача похоже ему улыбнулась. Очередной укус за нос, оказался последним для Реджи. Огромная ладонь отбросила хомяка в дальний угол, покончив с безумной пляской рук вокруг головы. Я было собрался мстить за безвременно ушедшую животину, но как оказалось малость поторопился.

Из темного угла, куда со свистом улетело тельце Реджи, утробно рыча и скаля ужасные клыки, вышло чудовище. Покусанный и собственноручно избитый негодяй с отвисшей челюстью, таращился на клыкастое существо.

— Теперь моя очередь бить, — проскрежетало оно.

То что это бывший хомяк кажется догадался не только я. Ходил он на двух ногах, да и по телосложению похож был на человека. Правда, покрытого короткой шерстью, которая не в состоянии была скрыть чудовищных мышц перекатывающихся под ней.

Быстрый взмах лапой и обидчик улетел собирать столы и лавки. Зарывшись в груде поломанной мебели, он больше не подавал признаков сознания.

— Ну как я тебе? Круто, правда?

Реджи начал напрягать мышцы демонстрируя их величину.

— Ты вот чего сейчас делаешь? — на всякий случай поинтересовался я.

— А разве люди так не поступают? — ответил он вопросом на вопрос.

— Я не знаю, я ведь не совсем человек.

— Понятно. Просто в моем бывшем мире я смотрел такой волшебный ящик, телевизор называется. И в нем все здоровые мужики так поступали.

— Не хочется тебя огорчать Реджи, но здесь другой мир. И я больше половины твоих слов не понимаю. Здесь маги в ящики не смотрят, по крайней мере я такого не слышал. В шары, зеркала, это пожалуйста, но в ящики… нет.

— Прости, больше не буду. Сам понимаешь, не удержался. Я вообще-то и раньше был здоровым хомяком, но сейчас…

Реджи опять напряг бицепс любуясь его величиной.

— Вообще-то я был бы не прочь покинуть сие место, — высказал я мысль, оглядываясь на погром устроенный нами.

Реджи заволокло туманом, и через мгновение, вместо страшного зверя на полу лежал маленький хомяк. Подхватив его на руки я выскочил из таверны. К тому же парочка здоровяков лежащая у стены начала приходить в сознание. Оставаться здесь дальше никакого смысла не было.

Глава 5

На улице Реджи пришел в себя, и сразу занял привычное место на моем плече.

— Ух ты, я оказывается не только умею говорить, но могу превратиться и в накаченного стероидами качка. Просто отпад, меня до сих пор колбасит. Я теперь как супермен… или суперхом. Пожалуй нужно подумать на счет прикида — сапоги, плащ, обтягивающий костюм с буквой Х на груди. Нет, лучше без буквы Х. А то большинство аборигенов только одно слово на эту букву и знают. Может случиться неприятный казус, а мне такая реклама не к чему.

— Реджи хватит нести всякую чушь. Здесь другой мир, и если ты начнешь разгуливать в обтягивающих рейтузах, тебя не правильно поймут.

— Да-да пожалуй ты прав, — согласился он, почесывая затылок. Хомяк оборотень это круто. Хомяк оборотень в прикиде для гей вечеринки… думаю чересчур креативно для вашего мира.

— Некоторых слов я не понял, но думаю суть ты уловил. Не выделяйся среди местных жителей и все будет нормально.

— Уловил-уловил, а все-таки здорово мы с этими громилами разобрались.

— Реджи, я тут подумал… может мы зря их побили.

— Как это зря?! — воскликнул он.

От удивления хомяк чуть было не свалился с плеча.

— Хочешь сказать, надо было дать им потренироваться на нас?

— А с чего ты решил что они пришли мять тебе бока?

— Ну началось, во-первых, не мне, а тебе. А во-вторых, это и ежу было понятно. Парни явно нарывались на неприятности.

— Или все же надо было для начала их выслушать, а подносом в рыльце всегда можно успеть, — размышлял я в слух.

— Ты лучше послушай умудренного опытом хомяка, по глупости попавшего в этот убогий мир. Если начать всех подряд выслушивать, особенно тех кто хочет отделить твою голову от тела. То рано или поздно ты услышишь хвалебную речь в свой адрес, но слушать будешь из могилы.

— Неплохо для хомяка.

— Так, давай-ка разберемся, — возмутился Реджи. — Я, это высокотехнологический мир — ты, еще не полностью из погреба вылез. Резюмируя выше сказанное, я для тебя нечто вроде солнца в ясный день. И ты должен всячески передо мной пресмыкаться ублажая мое эго.

В это время я вывернул в переулок торговцев фруктами. В отличие от "солнца" успевшего набить щеки хлебом, я в таверне так ничего и не успел съесть. Остановившись у лотка с яблоками, я посадил на него Реджи. Дородная торговка, нагнувшись перебирала яблоки и не видела новых покупателей.

— Все что угодно "солнце" мое, — произнес я, показывая на гору яблок.

Реджи расплылся в самодовольной улыбке и запустил клыки в ближайший фрукт.

Торговка как я и рассчитывал, восприняла фразу на свой счет.

— Что вы сударь, — засмущалась она, поворачиваясь ко мне и вытирая руки о фартук. Я право сло…

Остановившись на полуслове, она завизжала: — Крыса!!!

Не думал, что при таких габаритах человек способен двигаться так быстро. Не каждый воин может с такой скоростью выхватить меч как она метлу. Испуг великая вещь, он иногда открывает такие таланты, о которых сам и не догадывался. Судьба Реджи была предрешена. Метла молниеносно опустилась на голову толстощекого. Новоявленное "солнце" получив по голове пытался устоять на ногах. С большим трудом ему это удалось. Возможно Реджи собирался высказать все что он думает о метле и торговцах в частности. Но услышать душещипательный монолог мне не посчастливилось. Торговка приложила хомяка еще раз с верху а затем перехватив метлу по удобней запустила бедолагу в короткий но зрелищный полет. Смешно размахивая лапками, Реджи воткнулся в кучу отходов сваливаемые торговцами в углу дома.

— Как думаете сударь, я грызуна прикончила? — поинтересовалась она, крепко сжимая орудие убийства.

— Думаю да, — постарался я успокоить возбужденное создание. А если грызун выжил, то я его сейчас собственноручно утоплю в реке.

— Как вы добры сударь. Вот держите пару яблочек в качестве благодарности и забросьте эту мерзость подальше в реку.

— Не беспокойтесь, мне бы только откопать его, а уж в воде я зверя хорошенько прополощу.

— Ага, забросьте в самую середину.

— Всенепременно так и поступлю.

Убрав яблоки в карман, я состроил физиономию жуткого убийцы хомяков. Видел бы меня Реджи — помер бы со страха. Но лохматый друг находился в беспамятстве. Схватив хомяка, я с решительным видом направился топить мерзкое существо. Суровый взгляд и стремительная походка исчезли, стоило мне скрыться за поворотом. Я стал волноваться за старину Реджи, что в принципе мне не свойственно. Но он не подавал признаков жизни. Удивительно, хомяк вынес богатырский удар в таверне и не смог перенести удар веником. Что-то мне в это мало верится. Оглядевшись по сторонам я заметил не вдалеке бочку с дождевой водой. Не долго думая окунул его туда. Мысль оказалась верной, почти сразу Реджи зашевелился. Безумно работая лапками хомяк доплыл до края бочки и вцепился в нее как в родную. Вид при этом у него был весьма забавный. Вытаращенные глаза, зыркающие по сторонам до тех пор пока не выловили мой образ.

— Ты что, сдурел?! — заорал он на меня.

— Извини Реджи, но ты был без сознания, ну и я постарался привести тебя в чувство.

— Привести в чувство… утопив на хрен в бочке?!

— Я думаю ты через чур сгущаешь краски.

— Какие в ж. у краски? Я тут чуть концы не отдал!

— Зато я точно уверен что ты жив.

— Да пошел ты… со своей уверенностью. Я теперь похож на облезлую крысу только без хвоста. А ведь ты знал, что так получиться?

— С чем, с бочкой?

— Нет, я про истеричку с метлой.

— Скажем так — предполагал. Я просто перед "солнцем" никогда не пресмыкался.

— Это была всего лишь шутка, — буркнул Реджи, выбираясь на край бочки.

— Я так и понял, до сих пор смеюсь. Хочешь яблоко? Торговка была настолько щедра, что осчастливила меня парой бесплатных яблок.

— С чего бы это? Мое например тело, не слишком заметило ее добросердечность. Да и с видом яблок у меня сейчас не очень хорошая ассоциация. Боюсь как бы это в фобию не переросло.

— Ну как знаешь, а я пожалуй перекушу.

Пара яблок пролетели почти незаметно, чувство голода никуда не ушло. И я серьезно нацелился опустошить запасы какого-нибудь приличного трактира. Реджи некоторое время дулся изображая обиженного до глубины души хомяка. Но стоило мне заикнуться о расставании, и кровная обида была тут же забыта.



— Тебе повезло, у меня большое и доброе сердце, — сообщил он, взъерошив на голове шерсть для лучшей просушки. Но на твоем месте я бы так сильно не радовался. В следующий раз я ведь могу и бросить тебя на произвол судьбы. А если на чистоту, то ты мерзкий, подлый…

Реджи спрыгнул с бочки и стал внимательно меня разглядывать.

— Смуглая кожа, светлые волосы, уши вроде человеческие, но верхний край слегка заостренный, — перечислял он то, что видел. Голубые глаза… стоп, ты же этот… как его…

Реджи держась левой лапкой за лоб, правой щелкал пальцами пытаясь вспомнить кого я ему напоминаю.

— Эльф, точно, эльф, — обрадовался он. Потом добавил: — Темный эльф, только слегка перекаченный, для эльфа конечно.

— Теперь ты обо мне знаешь все, и мы можем расстаться, — обрадовал я его.

— О расставании я не говорил. Да, ты мерзкий и подлый, но и я не подарок. Мы просто созданы друг для друга!

Его радостная физиономия начала меня беспокоить.

— Так, кажется веник тебе основательно черепушку повредил.

— Да брось ты, попав сюда и поучаствовав в экспериментах неандертальца от науки, я понял, меня не так просто прихлопнуть.

— Вот значит благодаря кому ты стал оборотнем.

— Ну, точно утверждать не буду, он много чего со мной делал в надежде узнать где находятся сокровища. Возможно какое-то зелье из безумного количества выпитого мной и вызвало побочный эффект. Но зато теперь мы порвем любого и не меряно капусты нарубим.

— Я не совсем понимаю что означают слова: "побочный эффект" а уж "рубить капусту" мне вообще не хочется. Ты слишком много непонятных слов говоришь, и вот это меня пугает.

— Вообще-то немного странно слышать про испуг из уст темного эльфа.

— Темным у меня был только отец, а мать обычный человек. Этим и объясняются мои мышцы и голубые глаза.

Возможно я бы мог ему еще кое-что поведать, но Реджи не собирался меня слушать. Забравшись ко мне на плечо, просто поинтересовался куда я собираюсь идти. Пришлось ему в двух словах объяснить что я голоден и собираюсь зайти в трактир. Реджи меня всецело поддержал, что и не удивительно, он ведь никогда не откажется чего-нибудь пожевать.

Глава 6

Уж не знаю кого благодарить но мне удалось набить желудок и никто к нам не пристал. Реджи понятное дело тоже в накладе не остался. Ел за четверых, и теперь был похож на шар нежели на хомяка. Засиживаться в трактире дольше, чем это требовалось для опустошения тарелок, я не собирался. Деньги полученные за последнюю работу не такие большие как может показаться. И мне приходиться думать о будущем. А значит путь мой лежит в круг найма. Там собираются только свободные агенты. Те кому удалось получить это звание могут рассчитывать на более высокие ставки. Но главное ни с кем не придется делиться, ну разве что налог в казну города оплатить.

На дворе полдень, а улицы пустынны, такое можно встретить только здесь, в Аукционе. В других городах безумный гвалт, а здесь тишина да покой. Но через пару часов такая идиллия прекратится. В доме сбыта закончатся торги и людской поток сдерживаемый стенами ринется на улицы города. За это время нужно обязательно добраться до круга. В противном случае мне грозит протискиваться сквозь толпу. С полным желудком такие упражнения явно организму на пользу не пойдут.

Покинув приютивший нас трактир, я направился короткой дорогой в круг найма.

— Куда мы идем? — поинтересовался Реджи, держась за воротник и стараясь не свалиться с плеча.

— Туда, где я надеюсь меня наймут за очень приличное вознаграждение.

— Значить идем продаваться за презренный метал?

— Ну что-то вроде того, — согласился я. Хотя, если честно, мы все за что-нибудь продаемся. Даже те кто покупает, тоже продаются — только за более высокую цену.

— Если уж суждено стать продажной девкой, то по крайней мере надо найти клиента по богаче, — выдал здравую мысль Реджи.

— Самые богатые клиенты, защитников нанимают только в круге найма. Статус свободного агента, вот на что они обращают внимание.

— А обычный защитник туда попасть не может?

— Может, но только если у него проблемы с головой и он пройдет туда не через главный вход. При найме его обязательно вычислят и казнят, это в лучшем случае.

— А что будет в худшем, — спросил Реджи.

— В худшем, его продадут в рабство арахнидам.

— Это еще кто?

— Паук с торсом человека, остальное родное. Из-за того что голова у них осталась паучья говорят они с трудом. Но при желании и с некоторой долей фантазии понять их можно. Вот только я бы не советовал с ними общаться.

— Почему?

— Потому что в первом случае ты работорговец, а во втором — раб.

— Но все же быть работорговцем лучше чем рабом.

— Для кого-то может и лучше, но для меня это одно и тоже. Хотя все же нет, работорговцем хуже.

— Почему хуже-то? — удивился Реджи, и поудобней уселся на плече.

— Рабом ты становишься не по своей воле, а работорговцем сам.

— Ладно уж, уговорил чертяка, буду теперь правильным. И что нам теперь делать? Бежать освобождать угнетенных?

— Это не мое дело, я защитник. Интерес у меня один — жизнь нанимателя, не более.

— Хорошо, со взглядами на жизнь мы разобрались, — задумчиво произнес хомяк, оглядываясь по сторонам. А вот с дорогой кажется промахнулись.

Реджи можно было понять, я выбрал улицу далеко от состоятельных кварталов. Да, здесь не пахнет розами, и вообще воздух не свеж. Зато это самый короткий путь.

Перепрыгивая через смердящие кучи отходов, я приближался к цели короткого путешествия. То, что в подобных районах не любят чужаков ни для кого не секрет. Для меня он тоже не являлся таковым. Но я рассчитывал, что в это время мне удастся проскочить ни с кем не вступая в конфликт. Завернув за угол последнего на этой улице обшарпанного дома, я понял что ошибся.

— Вот блин, срезали называется, — резюмировал хомяк, любуясь на не стройную шеренгу оборванцев перекрывшую выход. Ты погляди, голодранцы и сзади повыскакивали. Откуда их столько набралось, не было же никого.

Оглядываться назад смысла не было. И так понятно что они не собираются выпускать жертву оставляя ей путь к отступлению. Вообще-то я не первый раз иду этим путем. Иногда меня решали пощупать на предмет увесистого кошелька. Обычно щепетильная ситуация урегулировалась демонстрацией жезлов защитника. Но глядя в глаза сегодняшней аудитории думаю бряцанье оружием не поможет. Придется его использовать по прямому назначению.

— Ион, мне тут неожиданно мысль в голову пришла, — шепнул мне Реджи на ухо.

— Надеюсь спасительная?

— Не совсем, скорее забавная.

— Вот мне сейчас самое время забавные мысли хомяков выслушивать, — сказал я, внимательно следя за приближающимися оборванцами ощетинившимися длинными ножами. Ладно, говори, ты ведь все равно не отстанешь пока не расскажешь.

— Как ты обо мне мог такое подумать, — возмутился Реджи.

— Сам удивляюсь.

— Тебе повезло что я отходчив, — обрадовал он меня. Короче, слушай, мне тут подумалось, если бы какому-то идиоту вздумалось описывать наши похождения, то у него мордобития были бы на каждой странице.

— В сложившейся ситуации, думаю его книжка окажется короткой, — заметил я вынимая жезлы.

Как и предполагал на оборванцев они не произвели впечатление. Кое-кто правда дернулся но тут же обратно занял свое место. Как не крути а стадо муравьев и слона затопчет. Честно говоря не хочется оказаться этим слоном.

— Не волнуйся, я сейчас достану свое темное эго и все разбегутся, — заверил меня Реджи.

— А может не надо, я как-нибудь сам разберусь.

— Надо Ион, надо.

Несмотря на серьезные попытки извлечь эго, у хомяка ничего не выходило. Он раздувал щеки, таращил глаза, все без толку. Пришлось в срочном порядке забрасывать его на крышу. А то ведь затопчут и не спросят как звали.

Вот чего категорически я не люблю это работать бесплатно. А когда меня к этому вынуждают я становлюсь чертовски зол. И сложившаяся ситуация очень тонко на это намекает. Когда мне приходиться защищать клиента то он мне за это платит, а кто мне заплатит когда я защищаю сам себя? Вопрос на который у меня нет ответа.

Глава 7

Оборванцам видимо надоело ждать. Распаляя себя воплями они ринулись кромсать меня на винегрет. Дешевый прием с криком подействовал на меня так же, как и демонстрация жезлов на них. Скажем так, мы остались каждый при своем. Единственному кому сейчас было лучше всех это Реджи. Ему выпали билеты в первый ряд, не каждому так везет. Ну а главная партия в начавшейся сцене досталась естественно мне.

Увернувшись от бывшего напильника в одночасье превратившегося в нож, я понял что они собрались не просто попугать меня. Мысль не то чтобы страшная, бывало и не такое, но к оптимизму явно не располагающая.

Повторно тыкать в меня переделанным напильником не очень здравая мысль. Но кажется это понимал только я. Поймав его кисть в захват, вторым жезлом раздробил ему локоть. Оборванец враз забыл о моем существовании и все внимание посвятил родному локтю, не забывая при этом постоянно орать. Мне даже где-то было его жалко. Но он сам виноват, не надо меня дырявить колющими предметами.

На орущего дезертира никто не обратил внимания, каждый рассчитывал первым увидеть какая у меня кровь. Можно подумать у полукровок она какого-то иного цвета.

— Ну все защитник, считай допрыгался, — пообещал мне здоровяк в модном цилиндре на голове.

— Да я еще и не начинал, — честно признался я.

Говорливого пришлось пнуть в живот, отправив собирать товарищей. Образовавшийся во время его полета проход быстро затянулся. Выбывших мгновенно заменили свежие. Дальнейшие события превратились в бесконечную череду ударов, захватов, и дробления конечностей. Остановился я только после того когда понял что мне некому больше выламывать кости и разрывать связки. Некогда грозная толпа, теперь валялась постанывая и убаюкивая поврежденные части тел.

Мой прекрасный плащ, напоминал наряд созданный сумасшедшей белошвейкой. До моего горячо любимого тела ни один нож не добрался чего нельзя сказать о плаще. Из него теперь даже пару перчаток не получиться сшить. Все что осталось это несколько фрагментов да застежка. Скинув лохмотья и убрав жезлы на место, я заметил Реджи прыгающего по крыше.

— Ну ты им мощно объяснил ситуацию, — поделился он впечатлениями. Я словно на премьере боевика в 3D побывал.

Разбежавшись он совершил прыжок и приземлился ко мне на рукав. Быстро перебирая лапками занял привычное место на плече. Я решил здесь не задерживаться и быстро покинул место стычки. А то набегут всякие родственники, друзья, коллеги. Честно говоря для меня и это перебор. Я уже и не припомню когда вызывал подобный интерес к моей персоне. Обычно моя роль достаточно незаметна и только в редких случаях я выхожу на передний план. Но сегодня я прямо в ударе, всего несколько часов в городе а уже столько поклонников.

— Послушай Ион, у тебя всегда такая динамичная жизнь? — поинтересовался Реджи.

— Вообще-то нет, скорее скучная. Сегодня я даже не знаю что произошло, может звезды как-то по-хитрому встали, или еще чего?

— Думаю дело не в звездах, — задумчиво произнес Реджи. Все намного прозаичней. Тебя явно кто-то недолюбливает, и у него нет проблем с деньгами. Сомневаюсь что толпа голодранцев позариться на пару серебряников в кошельке. Подели их на всех участников и каждый получит по грошу. Нет, им уже кто-то заплатил. Прими мои поздравления у тебя появился состоятельный поклонник.

— Спасибо, ты меня обрадовал, вот только помимо посыльных, поклонник мог бы позаботится и о цветах.

— Возможно он бережет их для финальной части, засыпать могилку.

— Реджи, твои предположения одно страшнее другого.

— А что я могу поделать, такова жизнь. Но есть в этом и положительный момент.

— Какой?

— Ну во-первых, лишний раз потренироваться никому не повредит. А во-вторых, осознание того что ты крут, поднимает самооценку.

Полностью осознав неимоверную крутость с точки зрения хомяка, я покинул гостеприимный квартал. Улицы города постепенно оживали, в основном благодаря торговцам. Подходило время окончания торгов в доме сбыта и они не хотели упускать возможности подзаработать. Счастливые обладатели магических покупок обязательно решат отметить сделку в трактире. Их там уже ждут, столы прибраны, полы подметены, тараканы разогнаны по углам. Все готово для дорогих в прямом смысле этого слова гостей. От трактиров не отстают и торговцы разнообразными поделками. Ведь обладателю магического предмета нужно его в чем-то носить. И чем товар магичнее, тем и футляр дороже. Ювелиры разумеется тоже на изготовке. Особо состоятельные клиенты непременно желают вставить волшебные камни в кольца или ожерелье, кому что больше нравиться.

На одинокого защитника с хомяком на плече никто внимания не обращал. Во-первых, я шел не оттуда. Во-вторых, я как ни крути защитник, связываться с нами не каждый захочет. Да и дом сбыта находиться в другой стороне, значит я не счастливый обладатель волшебной безделушки. Это ставит жирный крест на возможности обратить на себя внимание со стороны торговцев. Меня такое положение дел вполне устраивало. Я не большой любитель всеобщего внимания. Как ни крути а профессия накладывает отпечаток на поведение. Даже вне работы ты стараешься вести себя как можно незаметнее. С этим может поспорить разве что городская стража. Вот кто действительно незаметен, если где-то намечается заварушка, стражников не в жизнь не найти. Казалось бы они только что были здесь, а через мгновение испарились. Зато когда все побиты и злодеи скрылись из поля видимости, стража моментально появляется. Иногда складывается впечатление что в нее набирают исключительно магов. Другого объяснения их исчезновениям и таким же неожиданным появлениям найти трудно.

Проходя мимо торгашей я также не обращал на них внимания как и они на меня. Мы были друг для друга словно невидимки. Чего нельзя сказать о Реджи. Он не мог усидеть на месте, так и норовил спрыгнуть с плеча и потрогать цветные безделушки.

— Реджи, ты же хомяк, а не сорока, по идее тебя не должны привлекать блестящие побрякушки.

— Много ты знаешь о хомяках, они же такие блестящие, — с придыханием произнес он.

— Если мне не изменяет память, то кое-кто уже поел яблочек. И наверное этот кое-кто хочет попробовать подержать в лапках камешки. Но что-то мне подсказывает, метлой ювелиры не обойдутся.

— Хорошо-хорошо, я понял.

Видно было что ему очень тяжело себя сдерживать но он пересилил и отвернулся.

— Долго нам еще плестись до твоего квадрата, — буркнул Реджи.

— До круга.

— Чего?

— Я говорю до круга найма.

— Да мне хоть до прямоугольника, — огрызнулся хомяк. Долго нам еще ноги стаптывать?

— Вообще-то ноги стаптываю я, а ты беспардонно пользуешься моей добротой и катаешься у меня на загривке.

Надутый хомяк не отвечал, понимая, крыть нечем. Жаль дулся он не долго. Через пару минут обиды были забыты и зарыты в самую глубокую яму.

— Ион, и где твой круг, — начал подлизываться Реджи.

— Видишь впереди высокие ворота?

— Ну вижу.

— Вот нам туда не надо. Нам нужно левее.

— Это где вместо ворот лежит оглобля?

— Ага.

— Чувствую потрясающее местечко, — без энтузиазма произнес Реджи.

Глава 8

На входе нас встретил здоровенный детина. Сказать что его лицо внушало страх, ничего не сказать. Переломанный в нескольких местах нос являл самое симпатичное место его физиономии. На остальное было страшно смотреть. Такое ощущение что его драли несколько оборотней. После таких ран люди не выживают, а у него даже глаза сохранились.

— Темный, ты чего здесь забыл, аль дверью ошибся, — проскрежетал охранник.

Пришлось предъявить медальон. Бросив на него взгляд, изуродованный отошел в сторону.

— Что-то не сильно похоже это место на то, где можно рассчитывать на серьезный заработок, — шепнул Реджи, когда мы немного отошли от охранника. Интересно у кого мозгов хватило поставить чудовище на вход. Он же своим видом всех клиентов распугает. Или нанимать защитников приходят одни слепцы? Я представляю что нас ожидает внутри, если даже на входе страшно становиться. А лабиринт выстроили наверное для тех кто не испугался и по глупости решил пройти дальше. И чем они собираются нас запугать?

— Успокойся, этот вход не для клиентов. Они заходят с другой стороны, и поверь, там никого не отпугивают. Здесь же заходят свободные агенты, а если у кого-то разыграется нездоровый интерес что это там за балкой, то вид охранника враз отобьет любое желание интересоваться дальше.

— Ну с этим понятно, чудовище своим видом разогнало всех непрошенных гостей, а лабиринт-то тогда зачем, — не унимался Реджи.

— Знаешь, для хомяка ты слишком много вопросов задаешь.

— Очередная отговорка незнающего человека, — махнул он лапкой. Если ты не в курсе, то так и говори. А то начинается: слишком много вопросов, хомяк это не поймет, звезды задом повернулись… короче ты не в курсе вот и все.

У Реджи есть одна неприятная черта… хорошо их много, чего уж себя-то обманывать. Но эта сейчас вышла на первый план. Если он чего-то захочет выведать, то наверное даже покойник не сможет отказать.

— В курсе, в курсе, — решил я отвязаться от него, а отвязаться можно только рассказав комку шерсти все что знаю.

— Понимаешь, есть люди и не только люди, которые не воспринимают предупреждений. Вот для них и существует лабиринт. Они правда его не видят, маги прекрасно здесь поработали.

— Как это не видят, они слепые что ли, я ведь прекрасно его вижу, — оглянулся Реджи.

— Ты его видишь потому что у меня медальон свободного агента. Если бы у нас его не было, и каким-то чудом мы проскочили бы мимо стражника, то перед нашим взором будет пролегать прямой путь, только преодолеть его, никому не дано.

— Понятно, стандартный набор: куча препятствий а в конце пути сундук с добром.

— Ну что-то в этом духе, только возле него всегда ошивается костлявая с косой.

За философской беседой мы незаметно подошли к выходу из лабиринта. У выхода нас поджидала не менее колоритная фигура. По габаритам он не уступал обезображенному стражнику. Я бы даже сказал что они близнецы, если конечно не брать во внимание лиц. Хотя возможно они и есть близнецы, только одному не повезло.

— С тебя один серебряный и два медяка за бурундука, — назвал он цену за проход.

— Я не бурундук, я хомяк, — возмутился Реджи.

— А мне без разницы, но за говорящую живность десять медяков.

— Твои реплики Реджи мне начинают дорого обходиться, — шепнул я отсчитывая монеты.

— Прости, червонец вычтешь из моего жалования.

— С какого это жалования?

— Брось, Ион, ты же не думал что я путешествую с тобой бесплатно.

Хомяк наглел не по дням а по часам.

— Обойдешься бесплатным питанием и проездом на моем плече.

— Ну от темного я другого и не ожидал.

— Значит договорились.

Очень небыстро здоровяк пересчитал полученные от меня монеты и довольно хмыкнув убрал их в карман.

— Значиться так, — принялся он объяснять ситуацию. Добро пожаловать в круг найма. Плата взимается только при поступлении, так что больше платить не придется. За крысу тоже, — ткнул он пальцем в моего попутчика.

— Я не крыса! — взорвался Реджи.

— А мне без разницы. Короче за белку платить не надо.

Реджи хотел было опять возразить, но понял что это бесполезно и махнул на охранника лапкой.

— Значиться у нас тут все просто, — не обращая на Реджи внимания, продолжал объяснять страж. По левую сторону от гостевых ворот располагаются люди, по правую — орки. Между ними все остальные, тебе думаю туда. Хотя никто не запретит расположиться где захочешь, проблем с этим обычно не возникает. Видишь в центре деревянный помост?

— Вижу.

— Его еще называют — местом сломанных костей.

— Запоминающееся название, — заметил я.

— Еще как, почти все через него проходят, — обрадовал охранник. Дело в том что некоторые наниматели хотят убедиться в правильности выбора. Ну и прежде чем нанять, предлагают тебе показать себя на помосте. Сам понимаешь, клиент иногда не может определиться с выбором, а помост все расставит по местам. Ну вроде все объяснил, иди, выбирай место по вкусу и жди.

Кивнув на прощание охраннику, так подробно объяснившему ситуацию я направился подбирать место где предстояло ожидать нанимателя.

Орки, на меня даже не взглянули. Мои сто семьдесят против их двух метров просто смешно сравнивать. Скорее пролетающему листу они уделят больше внимания нежели мне. Меня это вполне устраивало, не люблю ни с кем ссориться. Люди, наоборот проводили оценивающими взглядами. Но стоило их миновать и они потеряли ко мне интерес. Наверное тоже сочли меня не достаточно респектабельным для конкуренции. Их можно понять, какой идиот наймет темного.

Охранник сказал, что между людьми и орками располагаются все остальные. Кого он имел ввиду непонятно, потому что из остальных был только я. Облюбовав одиноко стоящую бочку с водой, я разместился в ее тени. Посреди дневной жары она приятно холодила спину.

Глава 9

Наверное сегодняшнее утро выдалось чересчур динамичным. Я не заметил как уснул. К действительности меня вернул беспардонный хомяк. Он ничего умнее не придумал как заорать мне в ухо: — подъем!!! Я думал что убью маленького поганца, или утоплю. Благо бочка за спиной никуда не делась.

Реджи прыгал вокруг меня и показывал на гостевые ворота. В них не стройными рядами входили наниматели.

— Так, утри слюни и прими подобающий вид матерого защитника, — раздавал указания Реджи. — Сейчас мы заарканим себе приличного толстосума, — пообещал он, приглаживая шерстку на голове.

Хоть я и был зол на хомяка, но в сложившейся ситуации решил пока не злодействовать.

В доме сбыта по всей видимости закончились торги. И сейчас город наполняется состоятельными горожанами. В первых рядах идут те кто был ближе к выходу, мелкая рыбешка. Скорее всего им не удалось, ни продать, ни купить. В наш уютный уголок если такие и заглянут, то только из чистого любопытства. Правда бесполезные знания обойдутся в приличную сумму. Реальные наниматели подойдут немного позже. В общей массе, это купившие сведения, но попадаются и те, кто купил товар. Клиенты ходили вдоль рядов защитников и внимательно приценивались к бойцам. Через пол часа народ потянулся обратно, многие уводили с собой защитников. Моя персона удостоились лишь парочкой косых взглядов. Мне не привыкать поэтому я расслабился, и закинув руки за голову растянулся на земле. Судя по небу сезон дождей закончился, и потеря плаща меня уже не беспокоила.

В отличие от меня, продолжившего прерванные сновидения, Реджи не оставлял надежды на удачный исход дня.

— Я сейчас вздремну, а ты не вздумай больше будить меня воплями, — на всякий случай предупредил я хомяка. Ну если конечно не хочешь стать водоплавающим грызуном.

— В этом убогом мирке, и шагу ступить нельзя, чтобы тебе кто-нибудь не попытался бросить угрозу, — сделал вид обиженного хомяка Реджи.

— Веди себя прилично и я ограничусь бросанием угроз, а не хомяков в бочки.

— Ладно, я понял, мы просто еще не притерлись. Слишком мало времени прошло, ты привык работать один и все такое. Но глубоко в душе ты мечтаешь о друге, которому можно открыться, излечить так сказать израненную душу…

— Заткнись Реджи я пытаюсь поспать.

— Я понял, но если тебе захочется с кем-то…

— Если мне захочется с кем-то, то это будет не хомяк, — прервал я его возобновившиеся было излияния.

— Да я не в этом смысле…

— А мне без разницы, не заткнешься, полетишь в бочку.

Мозг получив команду к отдыху стал плавно погружать меня в марево сновидений. Тело расслабилось, и я уже собрался закрыть дверь реальности, как с другой стороны за ручку схватилась мохнатая лапка и принялась изо всех сил дергать ее на себя. В этот момент все то человеческое, что еще осталось во мне с воплем ужаса забилось куда подальше. А на первый план вышел папа. Темный эльф во всей своей красе.

Топить хомяка в бочке… не для него, это удел убогих людишек. Темный поймав грызуна…

Как оказалось человеческого во мне не так и мало. Пелена спала с глаз и я увидел до смерти перепуганного Реджи.

— Ты эта, бросай меня так пугать, — тяжело дыша и держась за сердце, произнес он. У тебя был такой взгляд, словно ты собирался меня выпотрошить. Я чуть шерсть под хвостом не испачкал. Теперь точно буду плохо спать.

— Извини Реджи, но ты случайно разбудил моего папу. В следующий раз, когда я буду ложиться спать, меня не трогай.

— Я и не собирался, но появилась она, — Реджи ткнул пальцев в сторону ворот.

Возле них стояла эльфийка. Интересно что она-то здесь забыла. Светлые в подобных заведениях редкие гости, если только это…

— Черт, — выругался я. Кажется это действительно она.

— Ты с ней знаком?

— С ней Реджи, заочно знаком каждый защитник. А кому не повезло и он познакомился лично… по земле уже не ходит.

— А ты не ошибся?

— Это вряд ли. Светлые, никогда не срезают себе волосы, а у нее всегда короткая стрижка. Она не использует лук, хотя как и любой эльф владеет им великолепно. Предпочитая парные ножи, она и этим выделяется среди соплеменников. Но самая главная, ее отличительная черта заключается в удаче. Она самый богатый охотник за магическими артефактами.

— Ты еще кое-что забыл упомянуть, — добавил Реджи. Судя по тому как на нее смотрят люди, она очень красива.

— Реджи, запомни, большинство красивых вещей в этом мире смертельно опасны. И она яркий тому пример. Ни один защитник, кого она нанимала, не вернулся в круг найма.

— Но платит-то она хоть прилично?

— С этим как раз все в порядке, только у меня большие сомнения насчет того, что мертвому хомяку понадобятся деньги.

— Давай оставим обсуждение моей безвременной кончины и поговорим как нам заполучить богатенькую эльфийку в наниматели.

— Да никак, светлая с темным никогда работать не будет.

— Ну вообще-то ты не совсем темный, ты полукровка, — заметил Реджи.

— Сомневаюсь, что для нее это имеет значение.

— Ладно, если не она то кто? — уперев лапки в бока уставился на меня Реджи. Что-то я не заметил очереди из желающих отдать нам презренный металл. Посмотри, даже этих уродливых обезьян орков половину наняли.

Крыть мне было нечем, по сравнению с орками мы действительно два писанных красавца, которые никому не нужны.

— Послушай Реджи, всегда кто-нибудь найдется. Не сегодня, так завтра нас обязательно наймут. А пока присаживайся рядом и трамбуй лохматым задом грунт. Заодно и на Ноэль полюбуемся, что ни говори, а она красавица.

— Ноэль, красивое имя, — вздохнул хомяк.

— Красивое, но с Реджинальдом оно не сравнится, — в шутку заметил я.

— Что верно то верно, — согласился Реджи, как мне показалось на полном серьезе.

Глава 10

Эльфийка не спеша обходила круг, подходя то к одной группе защитников то к другой. И везде на ее предложение следовало одно и тоже движение головой, означающий отказ. Даже орки, никогда не отличавшиеся интеллектом, и те отказались. Хотя они и считались тупым нагромождением мускул, зато инстинкт самосохранения у них работал на ура. Думаю благодаря ему они еще живы как вид.

Ноэль двигалась подобно хищной кошке. Одновременно, и расслабленной, и готовой в любую секунду атаковать. Пообщавшись с последней группой орков, она направилась к выходу. Предположив что больше ничего интересного не произойдет я растянулся на земле и закрыл глаза. Реджи поступил так же, пристроившись у меня под боком.

Забыться сном мне очередной раз не посчастливилось. Чуткий слух тонко намекнул что кто-то приближается. Пришлось временно отложить отдых и приоткрыть глаза. То что я увидел меня приятно удивило.

Эльфийка со всех сторон смотрелась отлично, но снизу особенно хорошо. Отличной выделки сапоги плотно облегали ее ножки до колен. Сшитые из крепкой эльфийской ткани штаны великолепно сидели, подчеркивая все достоинства тренированных ног. Но стоило поднять взор и встретится с ее надменным взглядом и сразу становится понятно, что она профессионал высшей категории. Эмоции не по ее части, думаю когда она всаживает нож в очередное сердце на ее прекрасном лице ни один мускул не дергается. С ней я бы поработал — промелькнула в голове шальная мысль. С профессионалами всегда приятно работать.

Образ дополняли пара ножей закрепленные на бедрах с прекрасно выполненными рукоятями, как в прочем и все что касается эльфов. Они не любят вычурности. Одежда должна сидеть как влитая, но при этом не выглядеть дешево. К оружию относятся не менее критично. Оно должно быть, удобным, легким, и что не менее важно — красивым. Прежде всего эльф смотрит на мир через призму этих трех составляющих. Эльфийки не знают, что такое жировые отложения. У них от природы почти идеальные тела, а ежедневные физические нагрузки доводят их до совершенства. При такой же силе мышц что и у человека они не обладают такими объемами. А что касается ловкости, то с ними могут поспорить только темные эльфы. И мне в этом смысле повезло, я слегка уступаю в ловкости и тем и другим, зато превосхожу их в силе.

— Странно видеть темного в круге найма, — произнесла обладательница короткой стрижки.

— Не менее странно чем светлую, — парировал я.

— В отличие от тебя, я не продаюсь, я покупаю.

— Смотрю сегодня у тебя не очень получается, — съязвил я.

Брошенная фраза ее задела. И хотя она старалась не показывать чувств, я все же заметил слегка сузившиеся глаза. Значит эмоции у нее все-таки есть. Хорошо это или плохо я пока не знаю.

— Не думала что темный может пасть так низко, и стать защитником, — ответила она любезностью на любезность.

— Меня оправдывает то что я полукровка, а для нас это не падение.

— Твои уродливо раздутые мышцы об этом просто кричат.

— А мне казалось я симпатяга и нравлюсь женщинам.

— Женщинам? — произнесла она скривив губы в ухмылке. — Наверное ты перепил и заночевал в стане орков,

— Вот и поболтали. Но ведь ты подошла не за тем, чтобы узнать о моей развеселой жизни. Тебе нужен защитник, а мне нужен тот кого я могу защищать, не бесплатно разумеется.

— С чего ты взял что я нуждаюсь в твоих услугах? Скорее твой хомяк заговорит чем я найму темного.

— Ион, кажется мы нашли нанимателя, — бросил Реджи, забираясь ко мне на плечо.

Эльфийка удивленно переводила взгляд то на меня то на Реджи. Она явно не знала что и сказать. С одной стороны, она обладает чутким слухом, и не услышать Реджи точно не могла. С другой стороны, ей могло и послышатся. А признав, что хомяк умеет разговаривать можно выставить себя полной дурой. Ее чувства мне были близки, я сам находился в подобном положении каких-то пару часов назад. Но мне было легче, я был один.

— Ей наверное кажется что ты ее разыгрываешь, — предположил Реджи.

— Думаю ты прав, — согласился я.

— Погоди, у тебя говорящий хомяк?

— Ну вообще-то не у него, — ответил за меня Реджи. Мы как бы это сказать… коллеги. Да чего уж, мы как братья.

— Реджи, твоя больная фантазия меня все чаще настораживает. Думаю тебя солнышко напекло и пора охладится, благо бочка рядом.

— Про бочку не надо, я еще толком от прошлого купания не отошел.

Эльфийка кажется поняла, что ее не разыгрывают. Присев на корточки, она более внимательно принялась рассматривать Реджи. Хомяк не стал тушеваться и покинув мое плечо перебрался к ней.

— Ион, ели бы ты только был на моем месте. Отсюда вид — закачаешься.

Ноэль медленно перевела взгляд на хомяка откровенно пялившегося на ее грудь, и схватив зверька за шкирку метнула лохматого ловеласа в бочку. Бочка оказалась полная, и меня окатило брызгами. Пришлось подняться и отряхнуть с куртки воду.

Реджи отчаянно работая лапками доплыл до бортика и перемахнув его свалился на землю. Он кашлял, выплевывал воду, и при этом не забывал ругаться. В основном клял судьбу за то, что она позволила два раза за один день окунуть его в бочку. Но вид у него был презабавный, даже эльфийка улыбнулась. Присев возле него произнесла: — Ты первый хомяк с мозгами, которого я встретила в жизни, да еще и разговаривающего. Наверное это к удаче.

— Ясное дело, Реджи и удача это синонимы.

— Посмотрим, — ответила она поворачиваясь ко мне. Я найму тебя темный, но прежде должна убедиться насколько ты хорош.

— Извини, кажется письма от благодарных клиентов я оставил в трактире.

— Я так поняла, это была неуклюжая попытка пещерного юмора.

Юморист из меня еще тот. Стою теперь и обтекаю под взглядом лесной эльфийки.

— Пойду, подыщу благодарных клиентов, надеюсь боец из тебя лучше чем шутник.

Больше эльфийка не произнесла ни слова. Грациозно развернувшись она направилась в сторону помоста.

Глава 11

В круге найма развлечений немного, сидишь себе на заднице да ожидаешь пока тебя наймут. Но стоит кому-нибудь подойти к месту поломанных костей, и круг оживает. Не все такие везучие на нанимателей, кое-кому с этим катастрофически не фартит. И вот для них, помост является не плохим местом для заработка.

Наниматель хочет проверить правильно ли он сделал выбор, а для проверки требуется мальчик для битья. За неплохой гонорар защитники готовы стать тестерами для нанимаемого. Довольно часто происходит что они выносят претендента и забирают его работу. В любом случае мальчик для битья остается в выигрыше. Побьет он — получит работу, побьют его — получит деньги. Соскучившиеся по развлечениям защитники быстро смекнули что к чему и стали потихоньку подтягиваться к помосту. Кода я до него добрел, там уже собралась приличная толпа в ожидании зрелищ.

Ноэль о чем-то разговаривала с группой орков. Не нужно быть семи пядей во лбу чтобы сложить дважды два. В моем случае вышло три. Троица зеленокожих гигантов поигрывая мускулатурой по очереди поднялись на помост.

— Ох не нравятся мне ее задумки, — поделился соображениями Реджи.

— Первый раз я с тобой согласен.

Не могу понять почему, но про орков бытует только одно мнение: их считают большими неповоротливыми существами. Подобное заявление в корне неверно. Так можно говорить, если никогда с ними не сталкивался. Да, в мирной жизни они неповоротливы. Для того чтобы прийти в кабак и напиться особой быстроты не требуется. Совсем другое дело, когда наступает время битвы, здесь они преображаются. Ни кому не пожелаю встретиться с разъяренным орком в бою. Весьма печально, но мне придется столкнуться сразу с троими.

Ноэль, подошла ко мне и объяснила ситуацию.

— Справишься с ними, — она еле заметно кивнула в сторону помоста — считай нанят.

— Наняла трех орков, смотрю с финансами все в порядке, — предположил я.

— Насчет денег не беспокойся — я кредитоспособная эльфийка. А орки обошлись в смешную сумму. Стоило предложить намять бока темному, как они с радостью приняли мое предложение. Думаю на этом можно было бы поиграть и нанять их вообще бесплатно, но я спешу. Иди и покажи, что я не зря потратила на тебя время.

Реджи, пожелав мне удачи, быстро ретировался с плеча на твердую землю. Отстегнув жезлы я аккуратно положил их у ступеней ведущих на помост. Иллюзий на счет исхода поединка я не питал. С одним орком я возможно и справлюсь. С двумя, только при наличии удачи с моей стороны и в стельку пьяной с их. С троими, даже не знаю, что и сказать. Скорее всего, я запомню начало поединка и то как меня приводят в чувство сердобольные защитники окуная в бочку с водой.

Вздохнув полной грудью я ступил на помост. Орки изобразили на лицах улыбки, но получились зверские гримасы с обнаженными клыками. Неблагодарным быть вроде как неприлично, и я подражая им оскалился. Между нами в этот момент что-то произошло, любовью я бы это не назвал, но симпатией возможно. Продолжая скалиться они растопырили руки и ринулись ко мне обниматься. От двух ломающих кости объятий мне удалось увильнуть. Третий орк оказался куда сообразительней. Выждав момент, он нанес удар пудовым кулаком.

Приняв ярость зеленокожего на грудь, я заметил, что уже не стою на ногах, а подобно птице взметаюсь над помостом. Наслаждение от полета портила дикая боль в груди. Вскоре к ней присоединилась и боль в спине. — Могли бы и солому положить, — промелькнула у меня в мозгу здравая мысль. Если останусь жив, на будущее обязательно буду держать это в голове.

Открыв глаза я обнаружил что нахожусь возле ног эльфийки. Она смотрела на меня как на кучу свежего навоза, непонятно откуда взявшегося.

— Птица из тебя не важная, как впрочем и защитник, — произнесла она.

— Это у меня тактика такая, — ответил я поднимаясь.

— Я так и подумала, выжидаешь когда им надоест тебя избивать и они сдадутся.

Стряхнув пыль с рукавов я наклонил голову к одному и к другому плечу проверяя целостность шейных позвонков. Покрутив плечами удостоверился что и остальные кости целы.

— Что-то в этом духе, — бросил я поднимаясь на помост.

Орки ожидали меня с надеждой в глазах. Во-первых, они не хотели заканчивать поединок так быстро. Во-вторых, каждому хотелось запустить темного в полет собственноручно. Касательно меня, отрывать ноги от твердой поверхности больше желания не было. Иногда бывает, после небольшой встряски открывается второе дыхание. В моем случае организм перешел на более быстрый темп. Для меня орки стали двигаться гораздо медленнее, но на самом деле это я их превосходил в скорости.

Поднырнув под летящий кулак, вонзил локоть в ребра орка. Почувствовав хруст костей быстро оказался за его спиной и открытой ладонью нанес удар в затылок. Орк хрюкнул и потеряв сознание рухнул мордой на помост.

Сказать что его товарищи по избиению эльфов расстроились — ничего не сказать. Они были просто в бешенстве. Я по глазам догадался, что ломанием моих костей дело не ограничится. Ярость добавила им силы и скорости. Пудовые кулаки замелькали возле моего лица с поразительным постоянством, стоило большого труда не нарваться на один из них. Будь у меня жезлы, давно бы уже с ними закончил. А так приходится изворачиваться, искать слабые точки.

Орки точек не искали им главное зацепить юркого эльфа, а дальше дело техники. Наконец я улучил момент и пнул ближайшего в промежность. Орк обхватил ручищами то что у него осталось и опустился на колени. Для него окружающий мир прекратил свое существование, сузившись до размеров достоинства. Когда количество противников сократилось до одного, я вздохнул с облегчением.

Оставшийся в единственном числе орк кажется начал понимать что забава с темным вылилась в неприятности на его задницу. Сделав короткий разбег я оттолкнулся от плеча стоящего на коленях бедолаги и высоко взлетев обрушился на оставшегося в одиночестве орка. Ступни пронзила острая боль от столкновения с мордой орка, зато его полет не уступал по зрелищности моему. Огромная туша шмякнулась на землю, подняв облако пыли. Желающих выбить из меня дурь больше не было, по крайней мере стоящих на ногах. И тут я понял что силы закончились. Ноги подкосились заставив меня сначала осесть на помост, а затем и завалиться на него.

По звуку приближающихся шагов не трудно было догадаться что это идет эльфийка. Только им свойственна почти бесшумная походка. Она опять смотрела на меня с верху в низ, но сейчас в ее глазах не было презрения.

— Я, Ноэль, беру тебя, Ион, в защитники, — произнесла она обязательную фразу.

После этих слов я был официально нанят на работу. В связи с таким поворотом дел валятся на досках вроде как не совсем прилично. Благо организм успел перевести дыхание и я оказался почти в норме. Если конечно не считать жуткого голода. Потратив столько сил на орков, мне требовалось в срочном порядке их восстанавливать. Ноэль похоже знала особенность темных эльфов и протянула небольшую лепешку. Она исчезла в недрах моего желудка так же быстро, как и монета в руке стражника. Прицепив жезлы я почувствовал себя намного уверенней и направился следом за Ноэль.

Глава 12

Все то время пока мы шли к выходу, Реджи никак не мог успокоиться у меня на плече.

— Ну ты мужик, я в шоке. Честно говоря, когда ты пытался изобразить лебедя, я грешным делом подумал кранты тебе. Справиться с троими зеленорожими поедателями стероидов, или чего они там едят. Короче, никто из стоящих вокруг помоста в тебя не верил. Разумеется на меня и Ноэль это не распространяется.

— А вот мне показалось что она как раз и не очень в меня верит, — возразил я.

— У тебя под землей совсем что ли мозг отсырел? В твоей победе она не сомневалась она лишь гадала насколько ты быстро с ними справишься. Скажу по секрету, справился быстрее, чем она рассчитывала. Единственное что ее немного расстроило это то, что она наняла лишь троих орков.

— Лишь троих?!

Я вовремя спохватился и перешел на шепот.

— Она что сдурела, меня эти-то чуть не забили в доски по самый не балуй. Про большее количество даже подумать страшно.

— Ион, у тебя одна огромная проблема, и тебе с ней надо что-то делать.

— Нет Реджи, у меня две проблемы. Одна ты, и вторая с твоей помощью между прочим, сумасшедшая эльфийка которую я по глупости согласился защищать.

— Ион, не надо уходить от темы, твоя проблема это слишком заниженная самооценка. Поверь мне, ты способен на большее.

Разговор пришлось прервать, мы подошли к выходу. Ноэль оплатила пошлину и мы покинули круг найма.

— Сегодня посвятим день отдыху, тебе это особенно необходимо, — взглянула на меня Ноэль. Завтра предстоит тяжелый день и от того как он закончится, зависит куда нам предстоит отправиться.

— Отдыхать это хорошо, — согласился Реджи. Отдыхать я люблю.

— Наверное не меньше чем поесть, — заметил я.

— Ясное дело, а лучше всего совмещать оба этих занятия.

— Я бы на твоем месте так не расслаблялась, дальше все будет гораздо сложней — по-крайней мере для темного.

— Ноэль, ты не представляешь на что мы способны когда работаем в паре с Ионом.

— Даже подумать об этом страшно, — произнесла Ноэль.

— Твой сарказм неуместен, вот когда увидишь сразу возьмешь слова обратно.

— Возможно, но не ранее.

Продвигаясь по оживленным улицам, мы постепенно приближались к центральной части города. Хотя чего удивляться, Ноэль является весьма состоятельной особой. Идиллию портит только один момент — все ее защитники погибали. Если я не буду сосредоточен и внимателен меня может ожидать такая же участь. Но в душе надеялся, что я необыкновенный и на мне подобная практика прекратится. Я же в конце концов темный эльф, правда с большой долей человеческой крови. Возможно благодаря этому мои взгляды на жизнь кардинально отличаются от взгляда чистокровного темного.

Минут через двадцать Ноэль вывела нас к гостинице где она снимала жилье. Я здесь никогда не был да и финансовое состояние вряд ли бы мне позволило находиться в подобном заведении.

— А она неплохо устроилась, — озвучил очевидный факт Реджи. В таком шикарном заведении пьяный дебош наверное великая редкость.

— Вообще-то Реджи я и сам здесь впервые, но думаю ты прав. Бить лица в таком месте, действительно неприлично.

— Значит, я все-таки оказался прав и нам дико повезло что она нас наняла, — заявил хомяк.

— За исключением небольшого пунктика, который ты все время упускаешь.

— Чего там я еще упускаю?

— Все ее защитники теперь обитатели подземного мира.

— Ах этот, — отмахнулся хомяк. Я его уже и забыл, незачем нам обращать внимание на любителей, мы же с тобой как ни как профессионалы. И вообще, ты же сам в подземных пещерах вырос, тебе ли пугаться.

— Вырос это сильно сказано, я в десять лет от туда еле ноги унес.

— А чего так, лицом не вышел?

— И лицом тоже.

— Ну-ну, с этого момента давай поподробней, — заинтересовался Реджи.

— Да там ничего интересного, — постарался я увильнуть от ответа.

— Ты давай не юли, тем более у тебя не очень хорошо получается. Мне например про тебя все интересно, так что давай руби правду прямо в лицо.

— Да рассказывать в принципе нечего. После рождения папаша забрал меня к себе, что само по себе редкость. Темные практически никогда не берут детей рожденных на поверхности. Но в моем случае произошла та самая редкость, и я оказался под землей. Всему виной послужило отсутствие у него детей. Как он не старался, но ни одна темная не смогла родить от него ребенка. А на поверхности получилось, вот он и забрал меня.

Имя которое он дал мне я слышал только из его уст. Остальные называли меня просто — урод. По их меркам мое тело не являлось эстетичным, оно чересчур обезображено большими мышцами, разуметься для того возраста и в сравнении с детьми темных. Глаза вообще отдельная тема. У чистокровного темного эльфа они красные у меня голубые, возможно поэтому я был практически слеп. Я редко покидал территорию освещенного дома. А если и покидал, то только в сопровождении отца, и когда светили волшебные камни. Но в десять лет отец не вернулся с охоты, мне сказали, что произошел несчастный случай и он погиб. У темных несчастных случаев не бывает, его просто убили, чтобы он не позорил род.

Меня ожидала такая же участь, не знаю, как, но мне повезло удрать и выбраться на поверхность. После непроглядных пещер, темная ночь под светом звезд показалась мне ярким днем, и самым прекрасным, что я видел за свою жизнь. Ну а дальше мне посчастливилось встретить защитника, который не убил меня, а взял в обучение. Вот собственно говоря и все.

— Ну не знаю, возможно тощий эльф это и круто, — почесал за ухом Реджи. Но по мне так, здоровый мужик куда симпатичней. А если честно, то девицы мимо которых мы проходили с завистью смотрели на Ноэль.

— Согласен, фигура и лицо у нее на зависть, только причем здесь я?

— Да при том, — возмутился хомяк. Помимо фигуры они ей завидуют еще и потому, что у нее в защитниках ходит такой симпатяга как ты. Правда они не знают что голубоглазый блондин, идиот каких еще и поискать нужно.

— Реджи, ты мне прямо глаза открыл.

— Да без проблем друг. Ты только не обижайся, но насчет женщин ты полный болван.

— А я-то думал они краснеют и отворачиваются от того что я безобразно выгляжу.

— Ага, безобразно, только каждая мечтает выскочить за такого урода, — окончательно добил меня Реджи.

От такого поворота событий моя самооценка испуганно заметалась, не зная, куда теперь ей деваться. Говоря откровенно, с женщинами у меня как-то не совсем ладилось. Да и времени на это не было. Там где мне приходилось работать, с женщинами вообще напряг. Людей там тоже не особо много было, в основном разнообразная зубастая живность с пугающей наружностью. Реджи как может приукрашивает, но связываться с темным ни одна уважающая себя девушка не станет. Размышления, навеянные хомяком, о моей неописуемой красоте пришлось на время отложить в дальний уголок памяти. Мы подошли к резным воротам гостиницы.

Глава 13

На створках входных ворот, неизвестный мне резчик изобразил борьбу добра со злом. На правой створке люди с огромными мечами: они, как я понял, изображают добро в чистом виде. От кого-то я слышал — добро должно быть с кулаками. Судя по картине что я узрел, поговорка давно уже устарела. Добро явно обзавелось куда более действенным инструментом нежели кулаки. От одного только вида всего этого колюще-режущего инвентаря становится дурно. Добро понятное дело побеждает, оно даже забралось на соседнюю створку. А вот на ней-то как раз и расположилось зло, во всей своей не побоюсь этого слова — уродливой красе. Но на мой неискушенный взгляд парочка небольших драконов противостоящих нашествию людского добра выглядят весьма симпатично. Жаль конечно что их извели, и самое обидное в том, что драконы на людей никогда не нападали. Они просто защищали наш мир от вторжения зубастой пакости из другого. И когда их не стало, существа из потусторонних земель не заставили себя ждать. Постепенно они заполнили пустующие земли, а затем расселились повсеместно. Но есть и положительный момент из всего случившегося. Люди перестали враждовать с другими нечеловеческими обитателями, и совместными усилиями им удалось потеснить незваных гостей, загнав их в пустынные земли. Правда, это не означает, что все сразу стали братьями. Открытых сражений нет, но мелкие конфликты происходят регулярно. Единственным исключением является город Аукцион. Здесь правят деньги, и не важно кто ты, человек, эльф, или еще кто. Есть товар, а на длину ушей и шерсти никто не смотрит. Презренный металл из кого хочешь сделает симпатягу.

Дорого одетый лакей потянул за рукоять в виде головы дракона, как только Ноэль поднялась до середины лестницы.

— Вот это я понимаю… сервис, — шепнул на ухо Реджи.

— Откуда ты знаешь, что лакея зовут Сервис, — поинтересовался я.

— Темная ты личность и понятия не имеешь, о чем я говорю, а как зовут лакея мне без разницы, — обескуражил меня Реджи.

Спорить с хомяком себе дороже, поэтому я тактично промолчал. Когда мы вошли в двери к нам подбежал разодетый распорядитель.

— Госпожа Ноэль чего-нибудь желает? — поинтересовался он в глубоком поклоне.

— Ужин на троих в мои апартаменты.

— Когда подать?

— Часа через два.

Распорядитель опять отвесил поклон, и в таком положении сошел с нашего пути.

Весь первый этаж, занимал ресторан. Круглые столы были покрыты дорогой тканью. В простых трактирах такими вещами не занимались. Слишком дорого выходит подобная блаж. В лучшем случае, к концу дня она будет вонять кислым вином и остатками какого-нибудь блюда. В худшем, скатерть порежут на лоскуты. Такие траты могут позволить, лишь подобные заведения. Ресторан делился на две части красной ковровой дорожкой. С левой стороны обедали обычные клиенты. А вот справой, те кто мог себе позволить и апартаменты. Ноэль по всей видимости относилась к последней категории. Иначе мне думается, ее бы так не встречали. В подтверждение моей догадки, за нами зашел посетитель на которого распорядитель даже не обратил внимания. Конечно, он видел вошедшего, на то он и распорядитель, но не более того. Эльфы сами по себе привлекали внимание. Они редко когда покидают лес. Но все же встретить их в городе можно. А вот эльфийки попадаются крайне редко. Поэтому любое ее появление сопровождается повышенным вниманием. К тому же, она еще и является самой удачливой охотницей за редкими артефактами. Чем вещица более редкая, тем опасней ее добыча. Но и стоит она значительно дороже. Ноэль пока с этим справлялась очень неплохо. Одним словом ее появление в сопровождении темного, произвело фурор на местную публику. Звук стучащих ножей и вилок о тарелки мгновенно прекратился, стоило нам ступить на ковер. В ресторане повисла гробовая тишина. Наша компания приковывала взгляды к себе. И мне кажется не только из-за Ноэль. А скорее всего из-за того, что светлая и темный идут вместе.

Ковровая дорожка с толстым ворсом смягчала шаги, и в ресторане слышен был только шелест нашей одежды. Так мы под прицелом множества глаз добрались до лестницы, ведущей на верхние этажи к покоям. Поднявшись на один этаж, она раздваивалась и уходила в разные стороны. Ноэль повернула направо, и мы с хомяком не отставали. Не скрою, апартаменты, занимаемые ей, меня впечатлили. Только в одну ее прихожую могли поместиться четыре комнаты из обычного трактира. Я имею в виду тех, в которых мне приходилось ночевать. Хотя чаще приходилось коротать ночь, где-нибудь на улице под деревом. И это в лучшем случае, а в худшем, спал в чистом поле.

— Твоя с хомяком половина справа, — объяснила Ноэль. Перед ужином у тебя еще есть время принять ванну. Хомяка можешь тоже искупать, хуже от этого не будет.

— Нет уж, дудки, — возмутился Реджи. Я сегодня накупался на всю оставшуюся жизнь, и даже больше.

Ноэль развернулась, и отправилась к себе. Я последовал ее примеру, отправляясь на исследование временно принадлежащих мне апартаментов. Реджи не переставая вертел головой.

— Вот это я называю, схватить удачу за яйца, — выдал он перл.

— Удача это она, — поправил я. И у нее нет того, за что ты собрался хвататься немытой лапой.

— Я смотрю, у нас тут подземный интеллект проснулся, и кое-кто начал придираться к словам.

— Ну что-то в этом духе, и думаю Ноэль права, от ванны тебе хуже не станет.

— Эй-эй, не так быстро! — вскрикнул Реджи, спрыгивая с плеча и удирая обратно в гостиную.

Избавившись от надоедливого грызуна, я открыл дверь в ванную комнату. Там витал приятный аромат и в огромной чаше пенилась горячая вода. Мне даже трудно представить сколько хозяин гостиницы берет за постой. Насколько мне известно, использовать для помывки волшебство нереально дорого.

Отбросив сложные вычисления куда подальше, я скинул весьма потрепанную одежду и залез в божественную пену. По большому счету, плачу-то не я. Горячая вода с благовониями, приняла мое измученное тело, и принялась его согревать. Мышцы расслабились, глаза сами собой начали закрываться. Одним словом, я твердой поступью направлялся в нирвану.

К действительности меня вернул стук в дверь и вопли Реджи.

— Ты там уснул что ли? Я есть хочу, а Ноэль без тебя, отказывается мне что-либо давать.

С большой неохотой мне пришлось завершать водные процедуры и вылезать из ванны.

— Да иду я, иду, не надо в дверь колошматить.

Только после моих слов, Реджи перестал производить какофонию.

— Кстати, Ноэль просила предупредить, чтобы ты не вздумал влезать в грязную одежду, а воспользовался халатом. Она не намерена терпеть вонь за обеденным столом.

Спорить я не стал, после ванны облачиться в махровый халат, чертовски приятно. Когда я покинул ванную комнату, стол был уже накрыт. Желудок, вспомнив, что давно нуждается в подношениях, неприлично заурчал. Его высказывания были настолько громки, что мне стало немного неудобно за себя.

— Ну наконец-то его темнейшество соизволило выползти ко столу, — озвучил мое появление Реджи, накалывая вилочкой для фруктов виноградину. Можно сказать боевой товарищ, не побоюсь этого слова, спаситель вашей темной задницы, с голоду лапки отбрасывает, а он спокойно так принимает ванну. Да если бы не Ноэль, лежал бы сейчас хладный труп пред дверью.

Язвительные заявления Реджи я оставил без комментариев. Сейчас не время для словесных перепалок, и желудок очередной раз напомнил об этом, издав неприличное урчание. Оккупировав свободный стул, я отдал должное кухне гостиницы. Уничтожение изысканных блюд, не отняло много времени. Ноэль позвала прислугу, воспользовавшись серебряным колокольчиком. Через мгновение к нам вошли трое слуг, неся огромные подносы. На них разом поместилась вся посуда, освободив нам стол.

— Итак, — начала Ноэль, сразу как только слуги покинули покои. Сейчас всем спать, а завтра нам предстоит небольшая прогулка в дом сбыта.

— Постой, — возразил я. Торги проходили сегодня, завтра там выходной. Ты ничего не перепутала?

— В доме сбыта нет выходных дней. Они существую, только для непосвященной публики.

— С весьма недалеким интеллектом, — добавил хомяк, и тут же полетел под стол.

Ноэль не собиралась терпеть, когда ее перебивали. Реджи по халату забрался мне на плечо, и повернулся к эльфийке спиной. На нее подобный демарш не произвел никакого действия, и она продолжила.

— Торги завтра будут проходить для состоятельных клиентов.

— Я так понимаю, мы к ним и относимся, — не удержался Реджи вставив свою ремарку.

— Ты правильно понимаешь хомяк, я состоятельный клиент. Так что всем спать, а утром совершим небольшую прогулку.

Я с большим удовольствием отправился выполнять приказ нанимателя. Реджи вообще большой любитель этого дела, и его упрашивать два раза не нужно.

Глава 14

Остаток дня и ночи, пролетели как один миг. Я даже ни разу не проснулся, чему способствовала мягкая перина, да и тяжелый прошлый день. Утром я проснулся от запаха свеже выпеченного хлеба. Он сумел прорваться через преграду закрытых дверей и окон.

— Кажется я в раю, — произнес хомяк, потягиваясь на подушке. Ион ты можешь валяться и дальше, но я чувствую, что за ночь сильно исхудал. Последнее время у меня просто зверский аппетит. Думаю это как-то связанно с моим недавнем превращением. Я и раньше на него не жаловался, но сейчас у меня просто обостренное чувство голода.

Реджи кувырком скатился с подушки, и смешно вихляя бедрами, направился к двери. В спальне я нашел только халат и жезлы. Одежды что вчера сложил скромно в углу, нигде не было. Выбора у меня не осталось и пришлось облачиться обратно в халат. Я невольно позавидовал хомяку, ведь у него проблем с одеждой не возникает.

Выйдя в гостиную я увидел Реджи уплетающего все до чего могли дотянуться его лапки. А до чего дотянуться не мог, то просто подбегал к приглянувшемуся провианту и волок его к своей кучке.

— Твою одежду я выкинула, — опередила мой вопрос Ноэль. Я не могу позволить, чтобы мой защитник ходил как оборванец. Сам понимаешь, статус обязывает. Не волнуйся, сейчас позавтракаем, а там глядишь и одежду принесут. Думаю с размером, не должна была ошибиться.

То, что она выбросила мои штаны и куртку, я не сильно расстроился. После вчерашнего, экипировка, мягко говоря, была не в том виде, чтобы носить. И в душе я надеялся, что это не будут зеленые рейтузы, а ля лесной эльф. Быстро перекусив, Ноэль опять позвонила в колокольчик. Явившаяся прислуга моментально очистила стол. Когда они вышли, сразу зашла служанка и положила на тумбочку, как я догадался, мои обновки.

Куртка и штаны оказались мне впору. Глаз у Ноэль определил мой раз мер без ошибок. Я облачился в новый гардероб и мы покинули апартаменты.

Рано утром ресторан был практически пуст. Если не считать нескольких постояльцев, по всей видимости жаворонков. Один из них, тип неприятной наружности, увидев нас, быстро закончил трапезу и почти бегом направился в нашу сторону. Невысокого роста, темноволосый, с бородавками на лице, он к тому же еще и постоянно потел. Ноэль немного прибавила шаг, она явно не желала с ним встречаться. Но и мужчина проделал то же самое. Практически у выхода, он все-таки нагнал нас.

Брюнет с водянистого цвета глазами старательно вытирал дорогим платком выступившую на лице влагу. Но это лишь приводило к временному результату. Через мгновение брюнет вновь покрывался потом.

— Ноэль, смотрю у тебя новый защитник? — вместо приветствия произнес толстяк.

— Культурные люди с начала желают собеседнику здоровья а лишь за тем задают глупые вопросы, — объяснила Ноэль, поворачиваясь к нему спиной и направляясь к выходу.

— Не многие могут отворачиваться от меня когда я с ними разговариваю, — догнал он Ноэль и пошел рядом. Неужели так и не дашь поцеловать ручку, как делают культурные люди? Хотя к людям мы с тобой не относимся.

— Это единственное в чем я с тобой согласна. А насчет ручки извини, я уже была в душе и повторно принимать его не хочется, да и времени нет.

— А ты грубиянка.

— Я потрясена твоей наблюдательностью Нивс. И теперь, когда ты узнал мою истинную натуру, предлагаю тебе поискать кого-нибудь повежливей.

— Ты же знаешь Ноэль, вежливость не мой стиль, да и нам с тобой по пути…

— Нет Нивс, нам с тобой не по пути, — оборвала его Ноэль. Извини, но я не хочу портить себе репутацию, находясь рядом с тобой.

— По-моему ты ее уже испортила, наняв темного.

— По сравнению с тобой, темный — просто ангел.

— Ну как знаешь, а ведь я мог бы оставить тебе что-нибудь менее опасное.

— Менее опасное и доход приносит небольшой, тебе Нивс должно быть это известно.

— Конечно, — усмехнулся брюнет, вытирая со лба пот. Зато тебе не придется так часто менять защитников.

— По этому поводу можешь не волноваться, я достаточно состоятельная особа.

— О тебе я не волнуюсь, а вот о твоих защитниках…

— Нивс прекрати, а то у меня комок к горлу подступает от умиления. Возможно я открою тебе глаза, но ты и забота — это не синонимы.

— Может быть, спорить не буду, но по крайней мере я не так часто их нанимаю.

Ноэль резко остановилась и взглянула на Нивса с верху в низ.

— А может тебе нужно просто заработать денег, тогда глядишь, и средств на защитников хватит.

Нивс стоял и хлопал глазами. В таком положении мы его и оставили, выйдя на улицу и забыв придержать для него дверь.

— Ноэль, а это кто вообще был? — не удержался Реджи, стоило нам спуститься с лестницы.

— Самое влиятельное и богатое существо в городе.

— А может ты зря с ним так строго, а?

— Ему не привыкать, да и в советах хомяков я не нуждаюсь. Прибереги их лучше для темного.

Интересно получается, неужели я выгляжу как человек, которому просто необходимы советы. Спрашивать об этом я конечно никого не стал, особенно хомяка. Ему только дай волю языком потрепать, потом не остановишь. Болтовня вообще отвлекает от выполнения моих обязанностей. Ноэль наняла меня в качестве защитника для путешествия. Так поступает большинство искателей сокровищ.

Защитник нужен для доставки нанимателя к цели и обратно, по возможности сохранив жизнь себе. Но это второстепенный фактор, главное, живым должен остаться наниматель. Несмотря на это я принялся охранять ее уже в городе, привычка вторая натура и от этого никуда не деться. Ведь если я буду ждать, когда мы покинем город и с ней за это время что-нибудь случиться, то разуметься, никакого заработка мне не видать. Да и пятно на репутацию посажу несмываемое. А мое нынешнее финансовое состояние, требует немедленных денежных вливаний. И желательно в твердом золоте. Да и хомяк оказался на редкость прожорливой бестией. Хотя если брать во внимание его недавнее перевоплощение, то становиться понятно почему.

Пару улиц мы прошли в гробовой тишине. Мне и Ноэль было не до разговоров, а Реджи обиделся. Он даже развернулся у меня на плече, свесил лапки, и смотрел мне за спину. Город только-только просыпался, в доме сбыта выходной и никто никуда не торопиться. Часам к десяти улицы полностью проснуться и наполняться галдящей толпой. Выкрики торговцев будут соперничать с гулом голосов проходящих мимо зевак. Но сейчас еще тишина и покой. Реджи, до этого изображавший обиженного, неожиданно крикнул.

— Берегись!

Я резко развернулся выхватывая жезлы. Реджи не удержался на плече и отлетел к стене ближайшего дома. Ноэль отпрыгнула в сторону, сжимая в руках два эльфийских кинжала. Острое лезвие летело ко мне в грудь. Я без особого труда отбил смертоносный металл.

Видя, что бросок не достиг цели, убийца решил не останавливаться и продолжить метательные упражнения. Проверять, как у него получиться со вторым броском, я не собирался. Подскочив к негодяю, мне удалось подловить его на втором замахе, и ткнуть жезлом в локоть. Рука незадачливого метателя повисла плетью, нож выпал и воткнулся ему в ступню. Коротким движением я уложил его на землю и удерживал до тех пор, пока не подошла Ноэль.

— Ну рассказывай, сколько тебе заплатил Нивс за мое убийство? — спросила она присев возле него на корточки.

— До тебя эльфийка мне дела нет, мне нужна жизнь вот этого темного, — попытался он мотнуть головой в мою сторону.

Честно говоря меня это удивило. Я многим не нравлюсь, но убивать-то зачем? Ноэль подняла на меня взгляд с читавшимся в нем вопросом.

— Понятие не имею, о чем он говорит, я вроде дорогу ему не переходил, — пожал я плечами.

— А ты оказывается защитник с длинным хвостом? — Сурово взглянула на меня Ноэль. Что еще я должна знать, но не ведаю пока об этом?

— Да говорю тебе, я понятие не имею.

— Хорошо, сейчас выясним, — она повернулась к наемному убийце и достала нож.

Когда она начала объяснять ему ситуацию, голос был настолько ласков, что можно заслушаться, а острие кинжала на горле не давало злодею отбыть в нирвану.

— Понимаешь дружок, — проворковала Ноэль. У моего защитника как оказалось, имеются небольшие провалы в памяти. А мне жутко не хочется идти с ним в дальний поход не зная этих самых подробностей. Очень на тебя надеюсь, что ты мне поможешь. Но если в твоей голове проскочит мысль мне соврать, тогда смерть твоя будет весьма мучительной. Если ты все обдумал правильно, то можешь начинать.

— После многочисленных поисков, мне наконец удалось напасть на его след, — начал завораживающий рассказ убийца. Я нанял четверых крепких парней, не гнушавшихся ничего, если конечно их устраивала сумма. Моя их устроила. У них всего-то было дел, свернуть темному шею в трактире. Но ему каким-то чудом удалось справиться с ними. Тогда я подкупил толпу голодранцев готовых и родную мать отправить на тот свет, стоило им завидеть медяк. А уж за золотой, они обещали порезать его на лоскутки, и не торопясь скормить рыбам. Но и тут ему удалось остаться живым. Тогда мне ничего другого не осталось, как взяться за дело самому.

— И тебе тоже не повезло, — констатировал я очевидный факт. Но с чего вдруг такая не любовь ко мне.

— Помнишь своего последнего клиента? Он был моим лучшим другом, почти что братом. Мы вместе вступили в орден уходящих, и он надеялся попасть к избранным.

Убийца всхлипнул.

— А ты все испортил, не дал убить ни себя ни его.

— Вообще-то в этом и заключается моя работа, — намекнул я ему.

Он не обратил никакого внимания на мою реплику и продолжал рассказ, словно я был неодушевленным предметом.

— Ты мог бы попасть вместе с ним к избранным, но вместо этого выбрал жизнь в этом проклятом мире.

— Я же темный, чего ты хотел? Получить от меня понимания? Ну этого ждать глупо.

— Мой друг был опозорен, — совсем упавшим голосом продолжил убийца. Его отлучили от ордена. А те кто отлучен, должны умереть, но уже без защитника. Отлученные тоже попадают к избранным, только там, они уже становятся рабами. Исполнять приговор назначили меня. Над телом друга я поклялся, что найду его защитника и убью, а после…

Договорить он не успел, изо рта хлынула пена. Убийца пару раз дернулся и затих.

— Ион, ну ты и зверь, — сказал хомяк, забираясь ко мне на плечо. За что ты его так?

— Да не трогал я его, он сам концы отдал.

Ноэль внимательно осмотрела мертвеца, вынула из ноги нож и отбросила в канаву.

— Яд, повезло что тебя не задело, — объяснила она причину смерти. Уходим, у нас еще много дел. Рана на ноге не большая, стража, скорее всего подумает, что бедолага чего-то не того выпил и окочурился.

— Что вот так прямо возьмем и бросим его на улице? — обратился хомяк к Ноэль.

— А ты предлагаешь ему могилку копать?

— Ну не знаю, как-то это не по-человечески.

— Если ты еще не заметил, то я не человек, темный тоже, хотя у него и есть небольшая примесь неотесанных двуногих, а ты вообще хомяк. Но ты можешь остаться. Стражники все равно целый день маяться от скуки, думаю, твой душещипательный рассказ их на некоторое время развлечет.

— Хотя с другой стороны он хотел нас убить, — почесал Реджи за ухом. Наверное Ноэль ты права.

— Я всегда права, так что забирайся на своего двуногого животного и дуй за мной.

Когда тебя называют двуногим животным это наверное обидно. Но я слышал про себя куда более обидные высказывания, и они сделали из меня толстокожего парня. Теперь задеть меня словами невозможно. И реплику Ноэль я пропустил мимо ушей. Хотя если взять во внимание отношение к нам светлых, то она могла бы высказаться, куда суровей, нежели просто "животное".

Глава 15

Дом сбыта являлся огромным зданием, и самой большой постройкой в Аукционе. На входе с нас запросили плату. За все платила Ноэль, и я по этому поводу не волновался, чего нельзя сказать о Реджи. Он ничего умнее не придумал, как устроить небольшой скандальчик на входе. Уперев лапки в бока и наполнив грудь воздухом, он собрался высказать все что он думает об охраннике и вообще о заведении. Ноэль быстро научилась предугадывать поведение Реджи, и схватив его за шкирку выбросила в канаву.

— Хомяк не снами, — сказала она охраннику и прошла внутрь.

Я не отставал от нее и лелеял в душе надежду, что больше не увижу Реджи никогда. Не знаю уж, какими тропами Нивс добирался, но когда мы заняли места для покупателей, он был уже там.

— Ноэль ты опять чуть не опоздала, — поддел ее Нивс.

— Чуть не считается, да и какой смысл приходить раньше, если торги начинаются сразу после моего прихода.

Нивс зашелся неприятным смехом.

— Значит, ты упорно продолжаешь считать себя важнее меня?

— Я не считаю, я констатирую факт.

Сразу после ее реплики прозвучал гонг к началу торгов.

К стоящей в центре зала трибуне подошли четыре орка, несшие в мускулистых руках крытые носилки. Украшенные дорогой тканью и драгоценными камнями, они производили яркое впечатление в свете восходящего солнца лучи которого, пробиваясь сквозь прозрачную крышу, освещали место торгов. Остановившись возле трибуны, они аккуратно поставили носилки, и замерли глядя прямо перед собой. Откинув дорогой полог, с них спустился на землю, низкорослый тролль. Смешно переваливаясь на кривых ножках, он поднялся на трибуну. Достав алмазный молоточек, он водрузил его с правой стороны, а слева оказался золотой гонг. Хорошо поставленным голосом он начал торги.

— Приветствую вас господа и дамы на закрытых торгах. Сегодня я смею вам предложить десять весьма достойных лотов. Из них, семь предметов подтвержденных магическим советом. Одна карта, и два свитка. Первый лот, так называемое кольцо животных.

Один из орков достал из носилок небольшую шкатулку и подал троллю. Тот вынул из нее кольцо и продемонстрировал магический предмет покупателям.

— Владельцу данного кольца будут подвластны все животные этого мира, включая летающих тварей. Стартовая цена — десять золотых, я жду ваших предложений.

Я почувствовал, что кто-то ползет по моей руке, это оказался Реджи. Избавиться от него таким путем, было бы слишком просто. Его не остановили бочки с водой, а уж какой-то охранник вообще не преграда.

— Бред какой-то, — шепнул Реджи. Мой могучий интеллект, никакая побрякушка на пальце не сможет подчинить.

— Ты ошибаешься, мой лохматый друг, — заметила Ноэль, не поворачиваясь в нашу сторону. Насколько я поняла ты не из этого мира, и в волшебстве ничего не смыслишь. И эта, как ты ее назвал, "безделушка", весьма мощный артефакт. На твоем месте, я бы не относилась к ним так не почтительно, а тем более, шутя.

— А никто и не спорит, — пошел на попятную Реджи. Просто я из мира победившего разума, а тут все наоборот, непривычно как-то.

— Тяжело наверное жить в вашем мире?

— Да в общем-то не так чтобы, не тяжелей чем здесь, если конечно привыкнуть. — Надеюсь, ты не вздумала покупать это кольцо, — заволновался хомяк.

— А мысль-то не плохая, может стоит прикупить? Будешь выполнять все мои прихоти.

— Только через мой труп, Реджи еще никогда ни чьи прихоти не исполнял.

— Ну когда-то ведь нужно начинать, — взглянула она в глаза Реджи.

Хомяк видно понял, что его беззаботной жизни, кажется, пришел конец. И почти готов был удрать, но эльфийка все испортила.

— Ладно уговорил, — произнесла она откидываясь на спинку стула. Не буду я пока тратить на него деньги. Не люблю скуку, а если ты станешь беспрекословно подчиняться, то кто меня будет веселить? Да и зашвырнуть в канаву сопротивляющегося хомяка куда интересней, нежели обмякшего грызуна.

Пока шли торги магическими предметами, Ноэль совершенно потеряла к происходящему интерес. Скрестив руки на груди она наблюдала за торгами сквозь полуопущенные веки. Складывалось впечатление, что она вообще зашла сюда не за этим, а просто посидеть, отдохнуть в удобном кресле. Но когда седьмой магический предмет был продан она встрепенулась. В глазах засветился огонек интереса.

Тролль ударил молоточком в гонг, давая понять, что торги переходят к следующему предмету.

— И так господа, представляю вам следующий лот. Так называемая карта поиска.

Вскочивший с заднего ряда молодой человек предложил за нее два золотых. На этом, собственно говоря, дело и закончилось. Желающих перекупить у него карту не нашлось. Молодой человек не стал дожидаться конца торгов, расплатившись за карту, он быстро покинул дом сбыта, видимо побежал искать сокровища. После очередного удара в гонг, на продажу выставили первый свиток. Вот за него-то и началась настоящая битва. Нивс схлестнулся с несколькими покупателями. Суммы его ставок всегда клали на обе лопатки предыдущее предложение. Нивс вцепился в него как бульдог, и не без труда, но все же он его заполучил.

— Я не знаю, откуда он знает, что в них находиться. — Но если Нивс вцепляется в товар, то практически всегда получает огромную прибыль, — сказала Ноэль, поднимая руку и удваивая цену за второй свиток.

Покупатель, боровшийся с Нивсом и первым покинувший поединок, попытался потягаться и с Ноэль. Но она не собиралась идти по пути Нивса, и утроив цену забрала свиток. Нивс покинул дом сбыта намного раньше, чем эльфийка выиграла последние торги.

— Почему ты не взяла карту? — спросил я на выходе.

— Если свиток перевели и получили карту, а потом ее выставили на продажу, — объяснила она не останавливаясь. Значит это пустышка, и ни к чему интересному не приведет. Это знают практически все искатели, за исключением того парнишки, что потратил на нее пару золотых.

У входа нас поджидал Нивс.

— Поздравляю с покупкой, — обратился он к Ноэль, вытирая платком лоб.

— Нивс, ты чего сегодня такой обходительный?

— Да так, настроение хорошее.

— Значит, твои люди кого-то убили или ограбили, — сделала вывод Ноэль.

— Ну зачем же так сразу, хотя не скрою, это мне тоже настроение поднимает. Хочу дать тебе совет, не переводи свиток.

— Почему? Ты знаешь что внутри?

— О чем ты говоришь Ноэль, такое не под силу даже мне, — изумился Нивс. Единственное что я знаю это откуда свиток.

— Неужели из Зарта?

— Я тебе ничего не говорил, — улыбнулся Нивс и отправился по своим делам.

— Теперь понятно почему он не торговался за второй свиток и почему у него хорошее настроение, — произнесла эльфийка глядя как скрывается за углом низкорослый брюнет. Черт, я должна была догадаться. Нивс не участвует в торгах, значит, свиток слишком горяч. Я оказалась не чем не лучше того юнца купившего карту.

Ноэль закусила нижнюю губу и о чем-то размышляла.

— Что, все так плохо? — спросил я приблизившись к ней.

— Не то слово. Зарт это гористая местность испещренная пещерами. Раньше там жили зеленые драконы, а после их истребления там поселились иные. Соваться туда, форменное самоубийство.

— Выходит, ты больше не нуждаешься в моих услугах, — догадался я.

— С чего ты взял?

— Но ведь ты сказала, что не собираешься идти в Зарт.

— Я сказала, идти туда самоубийство, но не говорила, что я туда не пойду. Я никогда не отказывалась от поиска, и то что свиток из пещер еще ни о чем не говорит. Возможно он туда попал случайно и карта поиска приведет нас в совершенно другое место. Так уже было в моей практике и не один раз. Но чтобы узнать это точно, нужно его перевести. Да и честно говоря, Нивсу я не очень-то и верю. Сейчас мы должны заглянуть к одному человеку, которому под силу разобраться в письменах на этом документе. И от того что он скажет, будут зависеть наши дальнейшие действия.

Реджи очень внимательно слушал наш разговор, но вопреки ожиданиям ничего не произнес. Возможно, перспектива быть съеденным каким-то иным, его сильно озадачила. Он оказался оборотнем, но пока еще не ассоциирует себя с ним. Хотя с его характером, думаю он быстро разберется с этим вопросом.

Дорога ведущая к знакомому Ноэль, пролегала через проснувшиеся улицы. Торговцы сновали туда-сюда, потянуло свежеиспеченным хлебом. Хорошо, что нам не требуется идти через район заселенный орками. У них весьма своеобразные вкусы, и не каждый желудок может выдержать ароматы их кухни. В свете последних событий, я сильно удивился тому что мы добрались до лавки друга Ноэль без приключений. Никто в нас не кидался отравленными кинжалами, да и не отравленными тоже. Мне не пришлось отбивать летящие в нас стрелы. Все прошло до безобразия спокойно, и меня это слегка напрягало. Возможно я повредил мозг когда бился с орками, или просто стал психом. Но то что нормальная жизнь не для меня я теперь знаю точно.

Никогда бы не подумал что у эльфийки может быть друг, особенно среди людей. Но мы находились на людской улице и она остановилась возле ничем не примечательной двери. Если конечно не придавать значения вывески, на которой было изложено в подробностях чем занимается хозяин заведения. В верхней части было выведено заглавными буквами — толмач. Дальше мелким шрифтом следовали разъяснения. Перевод рукописей любой сложности, составление карт поиска. И дальше вновь заглавными: постоянным клиентам скидка.

— Только когда я с ним расплачиваюсь, он всегда забывает о скидке, находя кучу оправданий, — буркнула Ноэль, и постучала в дверь кулаком.

Глава 16

С той стороны двери никакой реакции не последовало. Ноэль пришлось постучать еще раз, но все с тем же результатом.

— Лик, открывай, — третий раз она проверила крепость двери. Хватит спать, или я обращусь к другому, кому деньги нужнее.

За дверью послышался грохот падающих вещей и звук отпираемых замков. Хозяин видно еще не совсем проснулся, и ему никак не удавалось совладать с упрямым механизмом. Наконец после нескольких попыток ему все же удалось отпереть дверь. На пороге как я понял, стоял Лик, собственной персоной. Заспанные глаза, взъерошенные волосы, и все это венчало увеличительное стекло, закрепленное на лбу. Вид у толмача был весьма забавен. Темно-синяя мантия, усыпанная изображениями свитков и старинных букв не давали возможности усомниться в профессии носившего ее.

— Ноэль, ты сегодня что-то слишком рано, — пожаловался Лик. Обычно ты приходишь гораздо позже, когда я имею благообразный вид.

— Видом ты меня не испугаешь, мне нужно чтобы ты перевел вот это, — она протянула ему свиток. И разуметься составь карту поиска.

— Ух ты, — воскликнул он, развернув свиток.

— Я не поняла, ты меня впустишь или я буду стоять как нищенка перед порогом?

— Извини, я засмотрелся на рукопись.

— И совершенно забыл об этикете, — добавила эльфийка переступая порог, и отодвигая Лика плечом.

Внутри стоял стойкий запах старинных фолиантов. Практически все пространство в лавке было завалено ими, и еще свитками. Единственным местом где можно было работать был стол, да и то его центральная часть. Края также являлись местом хранения рукописей.

— Лик, твои ночные занятия ораторским мастерством, могут отрицательно повлиять на гонорары за перевод.

— Ничего подобного, у меня все под контролем и я ловко их совмещаю.

— Ага, ловчее не придумаешь, — ухмыльнулась Ноэль. Открою тебе глаза, не все такие упертые как я, некоторые один раз постучат и пройдут дальше.

— Значит это не мой клиент, — гордо вздернул подбородок Лик, отчего линза со лба съехала на глаз.

— Ну-ну, — произнесла Ноэль, обходя стол и проводя пальцем по лежащему на нем фолианту.

На книге остался глубокий след в сантиметровой пыли.

— Лик, тебе нужно научиться расставлять приоритеты.

— Смотрю у тебя новый защитник, — вернув линзу обратно на лоб, Лик сменил тему разговора.

— А когда у меня был старый?

— Верно, старых у тебя никогда не было, — смахнул он полой плаща, пыль со стола, и водрузил на него свиток. А бедняга наверное этого и не знает.

Я скромно промолчал, моя профессия вообще не располагает к длинным разговорам с незнакомцами.

— Ноэль, я еще не начал переводить свиток, но мне и беглого взгляда достаточно, чтобы понять одним защитником ты вряд ли обойдешься.

— Я тебе плачу не за твои глупые советы, а за точный и достоверный перевод. Сколько мне нанимать защитников разберусь как-нибудь сама, опыт в этом деле пока еще не растеряла.

— А я и не спорю, просто не хочется терять самого ценного клиента.

Лик подошел к столу, отодвинул лежащий на середине фолиант и водрузил на его место наш свиток. Аккуратно его разгладив, прижал концы пустыми склянками из-под чернил. Около пяти минут он бегал вокруг стола, изучая странные письмена. Ему даже пришлось снять с краев книги мешавшие осмотру рукописи. Все это время мы терпеливо ждали в сторонке, стулья нам разуметься никто не удосужился предложить. Используя лупу как основной инструмент, толмач елозил носом по свитку и периодически разрождался возгласами:

— Это интереснейший факт, кто бы мог подумать! Я даже и предположить такого не мог!

А мы продолжали стоять воздерживаясь от комментариев. Хотя в таком состоянии Лик вряд ли услышит, что ему говорят, даже если мы начнем кричать ему в ухо. У таких людей часть мозга отвечающего за восприятие окружающей среды отключается. Наконец он оторвал от свитка горящий взор. Беспардонно вытолкав нас за дверь, он вкратце объяснил, что на перевод ему потребуется два дня и заходить раньше не стоит.

— И так, у нас два дня на отдых, готовиться начнем, когда получим карту поиска, — описала наше ближайшее будущее Ноэль.

Два дня мы только и занимались, тем что ели да спали. Хомяка это устраивало больше всего. Он каждый раз набивал брюхо до свинского состояния, и передвигаться без посторонней помощи не мог. А на мои замечания нес какую-то ерунду по поводу растущего организма.

— Тебе Ион, голод может и незнаком, а вот я у аборигена натерпелся. Да и в отличие от тебя мне приходиться держать себя в форме.

— О чем ты говоришь, у тебя щеки уже глаза закрывают, — открыл я правду.

— Завидуешь моим достоинствам?

— Не вижу чему завидовать, для меня твои достоинства весьма сомнительны.

— Еще бы, что темный может знать о достоинствах хомяка.

Реджи собирался сложить лапки на груди и гордо вскинуть голову. Но несколько неудавшихся попыток охладили его пыл и махнув на меня лапкой он завалился на спину.

Через два дня мы вновь заявились в лавку толмача. На сей раз, он выглядел сильно изможденным. Впалые щеки, синие круги вокруг глаз. Думаю он эти пару дней находился без сна и возможно без еды. С увлеченными людьми иногда такое происходит, в пылу азарта они не только забывают поспать, но зачастую и поесть. Единственное что не изменилось это взгляд, он остался таким же безумным что и пару дней назад когда он бесцеремонно вытолкал нас за двери.

— Ну как успехи? — отстранила Ноэль толмача плечом, и прошла в лавку.

— Как я и обещал все переведено, за исключением небольшой приписки.

— Какой еще приписки? — повернулась Ноэль и нехорошо посмотрела на Лика.

— Да ничего особенного там нет, — быстро ответил Лик, нервно теребя подол мантии. Там что-то про избранного, мол только он сможет взять камень страха и изгнать иных.

— Насколько я поняла, очередной спаситель мира, — бросила Ноэль подходя к столу. Нет чтобы написать про обычного эльфа, который просто хочет разбогатеть. Нет, им подавай именно избранного, да непременно спасителя мира, не меньше. Ладно, избранный так избранный. Я столько предметов предназначенных избранным принесла на торги. Может наверное, я и есть самая что ни на есть избранная.

— Дай мне еще один день и я полностью закончу перевод, — попросил Лик.

— Нет, — отрезала Ноэль. Еще один день бездельничать я не намеренна. Говори, что мы ищем и где я это могу взять?

Лик прокашлялся, поправил съехавшую на глаза линзу и принялся зачитывать свиток плохо поставленным голосом.

— В горах высоких, что на юге, возле столицы Гимберленд живут зеленые драконы: хранят они большой секрет. Иные к нам попасть не могут: драконы им внушают страх. И камень впитывая ужас, хранит в себе чудовищ страх. Его нельзя касаться дланью, и взгляд задерживать нельзя…

— Ну все, хватит, — остановила речитатив Ноэль. Надеюсь ты не собирался зачитывать весь свиток? Мои уши довольно тонкий инструмент, и подобные звуки им только во вред.

— Ну вообще-то…

— Лик, ты не обижайся, но с твой голос не для подобных вещей.

— А вот на курсах ораторского мастерства сказали, что я делаю большие успехи, — обиделся Лик.

— Ты им платишь деньги, что они должны говорить?

— Злая ты Ноэль.

— Я не злая, я расчетливая.

Лик тяжело вздохнул и свернув свиток водрузил его рядом с кучей подобных.

— Нет в эльфах поэтического начала, а я ведь верил в рассказы про вас… пока с тобой не встретился.

— Люди всегда приукрашивают. Вы наверное плохо спите если чего-нибудь про нас не приврете. И самые наглые вруны, ходят у вас в почете. Ладно Лик не нервируй меня, давай карту поиска.

Толмач достал из широкого кармана свиток и протянул Ноэль. Она не глядя убрала его и взглянула на Лика.

— А теперь давай без витиеватых выражений, что и где я должна добыть?

Лик очередной раз поднял лупу свалившуюся на глаз.

— Насколько я понял это какой-то камень.

— Об этом я и сама догадалась, но что он делает?

— Я не знаю, — пожал плечами Лик. В свитке говорится, что он впитывает страх. А что можно с ним сделать, из письма не ясно.

— Значит как всегда придется смотреть на месте. Еще что-нибудь хочешь добавить?

Лик почесал затылок, от чего лупа опять съехала на глаз, но поправлять ее он не стал.

— В Гимберленде вам потребуется найти проводника, — выдал он мысль.

— А что-нибудь более здравое у тебя есть? Гимберленд, мертвый город. Где я там найду проводника?

— Придется постараться, иначе поиск может затянуться на неопределенный срок, — вздернул подбородок Лик.

— Это ты мне так мстишь, за то что я не оценила твоего голоса?

— Ноэль, как ты могла обо мне так подумать… хотя я и расстроен.

Лик взял переведенный свиток и развернув пробежался по нему взглядом.

— Тут указанно, что камень страха находится в главном зале. И вам нужно будет узнать туда дорогу. А из текста понятно, что только проводник поможет вам в этом. Как ни крути, а без него никак. Свито-то писали еще в то время когда жили драконы. И про иных никто и слыхом не слыхивал.

— Ладно, я поняла, это тебе за беспокойство, — Ноэль бросила на стол увесистый кошель.

Покинув толмача, мы прямым ходом направились в гостиницу.

Глава 17

В гостинице Ноэль расстелила карту поиска на столе, и мы принялись ее внимательно изучать. Реджи с умным видом топтался по ней, и все прикидывал, как покороче добраться до Гимберленда.

— Через лес самая короткая дорога, — почесывал он за ухом. Но с другой стороны он может быть и весьма опасен. А если лес обходить стороной то получится изрядный крюк. А уж сколько это займет времени, боюсь представить.

— Не надо ничего представлять, — заявила Ноэль. Через лес мы не пойдем, и в обход тоже.

— У тебя есть ковер самолет? — поинтересовался хомяк, недоверчиво поглядывая на эльфийку. Иначе я не могу понять, как мы сможем попасть в город.

— Все очень просто, воспользуемся порталом.

— Ну и чего ты спрашивается молчала? — возмутился Реджи. Я можно сказать лапы по хвост стер бегая по карте. Мозг вскипятил, обдумывая короткий путь. А она оказывается может воспользоваться порталом, и дело в шляпе. Зачем нам тогда вообще нужна карта поиска? Если мы и так сможем попасть на место?

— Туда-то попасть не проблема, а вот возвращаться придется по карте. В обратную сторону портал не работает.

— Как это не работает? Он что у вас односторонний? Вот мне интересно, за что маги деньги получают, если не могут организовать обратную доставку. Развели тут понимаешь бардак, приличным людям нормального сервиса не получить.

Реджи еще какое-то время ходил по столу, и разбрасывался угрозами в сторону заевшихся магов. Хомяку в принципе не важно было, слушают его или нет. Это был театр одного актера, действующие лица и зрители прекрасно уживались в одном зверьке. Но в любом театре имеется антракт, и здесь не исключение. Реджи устал возмущаться и просто уселся на лохматый зад.

— Маги не знают, когда охотники за артефактами вернутся, и вернуться ли вообще, — пояснила Ноэль. Держать портал открытым никаких сил не хватит, да и в большинстве случаев из таких мест никто не возвращается. Есть у магов и двухсторонние порталы, но для этого надо чтобы на противоположной стороне находилась действующая магическая обсерватория. А в мертвом городе присматривать за ней, сам понимаешь, некому. А иные, уничтожив население города, не против были бы попутешествовать вглубь страны, но кто им это позволит. Так что лучше еще раз пробегись по карте и запомни ключевые точки. Это на случай если тебе придется возвращаться одному.

— Такой вариант я даже не рассматриваю, — махнул лапкой Реджи. Ион и я не разлей вода.

— Те кто подобные варианты не рассматривал давно уже не ходят по земле, — предостерегла хомяка эльфийка.

— Мой могучий интеллект подобными байками не запугать, — гордо заявил хомяк.

— Мое дело предупредить, а там как знаешь. — Сегодня мне нужно уладить кое-какие дела с хозяином гостиницы, а завтра с утра отправляемся, — сказала Ноэль, вставая из-за стола.

— Но мы еще не выяснили на счет провианта, — спохватился Реджи. Насколько я понял город там мертвый. И, понятное дело, таверну нам никто не откроет. Что мы там будем есть? Я не модель и диета не мой конек.

— На этот счет не беспокойся, голодная смерть нам не грозит это уж точно.

— Уверена? — подозрительно прищурился хомяк.

— Абсолютно.

Пока Ноэль улаживала свои дела с управляющим, я не теряя времени зря отправился спать. Перед серьезным путешествием главное хорошо выспаться — никогда не угадаешь когда тебе выпадет еще такой шанс. Реджи поступил таким же образом.

Утром нас разбудил запах свежеиспеченного хлеба и жареного мяса. Когда мы с хомяком выбрали к столу, там уже завтракала Ноэль.

— Я думала вы не проснетесь.

— Не надейся, тебе больше не достанется, — заявил Реджи, спрыгивая на стол и оккупируя вазу с фруктами.

Плотно позавтракав, мы отправились к магам. Они должны были забросить нас как можно ближе к городу. Магическая обсерватория располагалась на другом конце города. Маги настаивали на уединении, и соседство с домом сбыта их совсем не радовало. Поэтому они и перебрались подальше от него. В этой части города в основном находились магические школы и при них располагались обсерватории. Простой люд сюда не захаживал, если только не было большой необходимости.

Мы шли по чистым улицам: маги любили чистоту и всячески ее поддерживали. В основном конечно при помощи магии. Так намного проще и дешевле, дешевле разумеется для них.

Наконец Ноэль остановилась возле двухэтажного здания. Над дверьми располагалась табличка в виде кольца с пролетающей через него кометой.

— Нам сюда, — сказала Ноэль, дергая за колокольчик.

Через мгновение на пороге появился седовласый старец.

— Здравствуй Ноэль, опять куда-то собралась?

— Собралась Магнус, собралась.

— Неужели тебе не надоело рисковать жизнью ради небольшого заработка, — попытался вразумить ее Магнус.

— Ради небольшого я даже дергаться не буду, мне нужен серьезный доход. Защитники ныне недешевое удовольствие.

— С той скоростью что ты их меняешь, думаю это действительно влетает в копеечку.

Ноэль сурово взглянула на мага.

— Ладно, не надо на меня так смотреть, я пошутил, — поднял он руки, ища мира. Куда на сей раз путь держишь?

Ноэль протянула карту поиска. Магнус некоторое время ее внимательно изучал, а затем вернул хозяйке.

— Следуй за мной, — сказал маг и повернулся к ним спиной.

— Ты чего погрустнел? — поинтересовалась Ноэль, видя как маг перестал улыбаться.

— Твое занятие когда-нибудь доведет тебя до могилы.

— Магнус, мы все там будем, стоил ли переживать из-за нескольких дней.

— Ноэль, возможно для тебя это станет откровением, но большая часть живущих на земле тварей, хотят жить долго и счастливо.

— Наверное, я к большинству тварей не отношусь.

— А я вообще хомяк, и ко всяким тварям прошу меня не причислять, — не удержался от реплики Реджи. Хотя от "жить долго и счастливо" не откажусь.

— Ты умеешь говорить? — Магнус с удивлением приподнял бровь. Давненько я не встречал разговаривающих грызунов.

— Магам нужно почаще покидать обсерваторию и выходить в свет, — посоветовал Реджи. Уверен, вы обнаружите много вещей с которыми давно не имели контакта.

— Твои речи весьма умны, ты случаем не заколдованный принц? — протянул к нему руку Магнус.

— Но, но, только без рук. Я уже с сумасшедшим имел дело. Не принц я, и не принцесса. И вообще я не отношусь ни к человеческому, ни к какому другому подобному виду. Я хомяк, житель другого мира, намного превосходящего ваш, по всем показателям. Ну разве что колдовать там не могут. Хотя с помощью "ДНК" могут такое сотворить… самим страшно становиться.

— Хватит время тянуть Магнус, — Встряла Ноэль. Я понимаю, ты не хочешь отправлять меня в потерянные земли, но это неизбежный факт, и тебе придется с ним смириться. А с хомяком поболтаешь, когда мы вернемся.

— Очень на это надеюсь, — Тяжело вздохнул маг и отправился дальше по коридору.

В конце коридора нам преградила путь массивная дубовая дверь. Магнус произвел несколько пасов руками и она отворилась. Мы вошли следом за магом в большое помещение, наполненное разнообразными приспособлениями весьма устрашающего вида.

— Смотрю у них здесь все по-взрослому, — поделился соображениями хомяк.

— Я тоже не слишком доверяю всем этим агрегатам, — шепнул я. У колдунов в общем-то с точностью заброса всегда возникают какие-нибудь проблемы. Но, будем надеяться, Ноэль знает к кому пришла.

— Будем, — согласился Реджи.

Мы следовали за магом до тех пор пока он не остановился напротив железного треугольника. Конструкция висела на цепях, две из них крепились к полу одна к потолку. У каждой цепи был свой угол треугольника.

— Вам придется немного подождать пока я настрою портал, — предупредил Магнус.

Колдун вставив в углы треугольника кристаллы принялся бубнить и размахивать руками. Со стороны это выглядело весьма забавно. Ко мне даже закралась нехорошая мысль, что уединение им нужно для того чтобы никто не потешался над ними во время творения заклятий. Хотя, скорее всего это не так, и им действительно нужна тишина для сосредоточения над познаниями магии. В конечном счете в центре треугольника появилось еле заметное свечение. Оно разрасталось до тех пор, пока не заняло всего пространства треугольника. Вопреки моим опасениям за его пределы оно не вырвалось.

— Ну, вот кажется и все, — произнес маг, смахивая выступивший на лбу пот. Можете прыгать, по моим расчетам вы должны оказаться недалеко от городских стен.

Из произнесенных магом слов меня смущало только одно — "кажется". То есть ему кажется, что все готово, но на самом деле может быть и наоборот. И подобный вариант меня пугал больше всего. Магнусу понятное дело без разницы — прыгать то не ему.

— Надеюсь ты не ошибся, — произнесла Ноэль и прыгнула в светящийся треугольник.

Я с хомяком последовал следом. Маг не ошибся, и мы действительно оказались возле городских стен.

Глава 18

Крепостные стены давно нуждались в капитальном ремонте. Заросшие кустарником, источенные ветром, а в некоторых местах и вовсе дырявые, они производили удручающее впечатление. Здесь с первого взгляда было заметно что город давно заброшен. Как ни крути, а время берет свое. Если город покинут людьми, то он обязательно разрушиться — это лишь вопрос времени. В Гимберленд мы попали через главные ворота. Вообще-то ворот там уже не было, остался только заросший кустарниками проход. Дома разрушались от времени, и осыпаясь, они перекрывали обломками улицы.

— И где мы здесь будем искать проводника? — озвучил я неприятный вопрос.

— Пока не знаю, — ответила Ноэль, выходя вперед.

Я шел следом и внимательно осматривался по сторонам. Насколько я понял город подвергся нападению иных. И люди оказались в этой схватке слабее пришлых. Уничтожив людей, иные вернулись обратно в пещеры. По-крайней мере, так говорится в сказаниях. Но как происходит на самом деле, никто точно сказать не может. Так что выяснять действительность предстоит нам на собственной шкуре. Не скажу, что меня это сильно радует, но другого выбора у меня нет.

— Ион, а кто такие эти иные? — допытывался Реджи.

Зная его характер и приставучесть, ответом "сам увидишь", он не удовлетворится. Пришлось вкратце объяснить, как они выглядят.

— Иные, это одноглазые ящерицы.

— А по подробней?

— Хорошо, — выдохнул я. Представь себе ящерицу размером с осла. А когда она встает на задние лапы, то становиться намного выше человека, примерно в рост орка. Лап как и у обычной ящерицы, четыре. Один глаз во лбу, как у циклопа, второй на затылке.

— Не хилый у нее тюнинг, — присвистнул хомяк, вставив неизвестное мне слово.

— Возможно, — согласился я, понятия не имея, что такое "тюнинг". Одним словом со спины к ним не подобраться. Ходят они как на двух, так и на четырех конечностях. Высокие здания, сам понимаешь, как и стены для них препятствием не являются. Свет не очень уважают, хотя с появлением солнца, разбегаться тоже не спешат. Это все-таки не вампиры какие-то.

— А почему их называют одноглазыми?

— Потому что, глаз ты видишь только один.

— Хорошо, с этим понятно, — почесал за ухом хомяк. Ну а говорить-то они по-человечески умеют?

— Нет, им это не нужно. Они не собираются ни с кем торговать, да и брать рабов, как арахниды, тоже вроде не хотят. Единственных, кого они забирают в пещеры, это мертвые. А сними разговаривать без надобности. Они ведь, скорее всего, нужны для питания, не более того.

— Понятно, — невесело произнес Реджи. Радость встречи с иными еще та.

— А ты думал, жизнь в гостинице тебе бесплатно обойдется? Поел, поспал, будь добр расплатись.

— Да я и не спорю, только лапы разомну и сразу примусь сворачивать челюсти ящерам. Я уже на взводе, покажи, где они? Порву как грелку!

Реджи разошелся не на шутку, и я испугался, что он своими криками точно кого-нибудь накличет.

— Темный, успокой этого убийцу грелок, он мешает мне думать, — попросила Ноэль.

— Вот так всегда, стоит войти в боевой настрой как тебя сразу остужают, — обиделся Реджи.

Последующие несколько кварталов мы шли в полной тишине. Реджи демонстративно отвернулся в другую сторону и делал вид что он не с нами. Думаю со стороны это выглядело довольно глупо. Особенно если учесть, что он сидел у меня на плече. Но со стороны на нас здесь глядеть было некому, поэтому наверное, он так себя и вел. Нас с Ноэль его обида устраивала на сто процентов. Хомяка не было слышно и меня никто не отвлекал от занятия, за которое мне платили.

Внимательно осматривая дома вдоль нашего пути, я отметил, что побоище здесь было знатное. Доспехи, мечи, топоры, всего валялось под ногами в избытке. И почти на всех виднелись следы огромных когтей. По прочности они явно превосходили защиту людей. Несмотря на то, что у ящеров крепкие зубы и когти, люди не сдавались. Город держался около трех месяцев прежде чем пал под натиском иных. По крайней мере если судить об этом из рассказов.

Ноэль явно направлялась куда-то в определенное место. Она несколько раз останавливалась, словно вспоминая направление, а затем быстро шла пока опять не замирала в раздумьях. Посвящать в свои мысли кого-либо еще она не собиралась. Так мы и шли до тех пор пока она не вывела нас на центральную площадь. В центре находился храм огненных магов, а левее здание похожее на хранилище книг. А для тех кто в этом сомневался, над дверьми находился барельеф в виде стеллажа с книгами.

— Городская библиотека, — показала на него рукой эльфийка. Нам туда.

— Там живет проводник? — подал голос Реджи, прикрывая лапкой глаза от яркого солнца.

— Скорее лежит.

— Не понял? Он что, мертвый? Нет, я конечно все понимаю, колдовство и все такое, но за каким нам нужен труп. Для путешествия мне вполне подходит ваша компания.

— Реджи, никто не говорил что проводник это живой человек.

— Я об этом и говорю, нафига нам покойник?

— Покойник нам действительно не нужен, — согласилась Ноэль. Мне нужна карта, при помощи которой я найду вход в пещеры.

— А чего его искать-то, находишь первую попавшуюся дыру в горе и вперед с песнями.

— Можно и так, только боюсь, что подобными методами мы вряд ли попадем во внутренние пещеры. В них ведет единственный вход, и он хорошо скрыт от посторонних глаз. Люди живущие в городе хорошо заботились о драконах, поэтому и прятали их место нахождения. Но власть поменялась и драконов обвинили во всех смертных грехах, устроив на них жестокую охоту. Ну а дальше все предсказуемо. Драконов не стало, в эти земли проникли иные и всех вырезали. И теперь проход может показать только карта. Думаю с ней у нас не должно возникнуть проблем. Когда была объявлена охота, то карт изготовили достаточно много. Надеюсь, хоть одна да сохранилась.

— А если нет? — не удержался я от вопроса.

— Вот когда не найдем ни одной, тогда и будем решать что делать. А пока советую напрячь зрение и искать карту.

Напрячь так напрячь. Мое зрение даже рядом не стояло со зрением настоящего темного эльфа. Но оно было на много лучше чем у обычного человека. Прежде чем попасть в библиотеку, мне пришлось сначала очистить проход. И лишь затем с большим скрипом я отворил дверь. Она открылась лишь на четверть, но этого оказалось достаточно, чтобы мы прошли внутрь.

Глава 19

Реджи покинул привычное место на моем плече и принялся за активные поиски, бегая по полу и забираясь на книжные полки. При одном только взгляде на стеллажи уходящие высоко под свод здания, мне становилось грустно. Чтобы перелопатить такой объем нам потребуется не один год кропотливой работы. Но нам повезло, Ноэль обнаружила карту. Теперь нам осталось дело за малым. Сходить в главный зал, находящийся где-то в глубине горы, и забрать камень страха. Хотя мне и без него уже страшно.

Страх вообще-то полезная штука, если он в умеренных количествах. Он держит тебя в тонусе и не дает расслабиться. Но если его слишком много, то из друга он превращается в смертельного врага. Страх сковывает тело и разум. И вот ты уже безвольная кукла, не представляющая никакой опасности для врага. Мне пока удается его контролировать, и мы с ним вроде как братья по оружию.

Нам повезло что Ноэль так удачно обнаружила карту. Здесь сквозь проломанную крышу проникал солнечный свет. Не так много как хотелось бы но все же. А вот дальше, стеллажи стояли в сумерках, постепенно уходя во мрак. Там пришлось бы полагаться только на мое зрение.

Забрав карту мы собрались покинуть сие заведение, но я заметил что-то мелькнувшее в дальнем углу высоких стеллажей. Жезлы мгновенно оказались в руках. Реджи запрыгнул на ближайшую полку чтобы не мешать мне, и пытался разглядеть кого-то в темноте. В руках Ноэль сверкнули лезвия метательных ножей. Убийственный взгляд не сулил ничего хорошего тому, кто попытается приблизиться к нам.

— Очень медленно выходим на улицу, — процедил я сквозь зубы, внимательно следя за помещением.

С права опять послышался шорох, и кто-то быстро пробежал. Затем слева и сзади, нас окружили и только ждут время, когда напасть. Гостей явно было больше чем один. Для меня это лучше, нежели биться с тем кто может так быстро передвигаться. Хотя гостями правильно было бы величать нас. Но думаю те кто бегает по стеллажам к нам именно так и относятся. Просто так уйти, нам вряд ли дадут. И мне в срочном порядке пришлось подбирать место с более-менее свободным от книг полом. Не хочется в самый не подходящий момент споткнуться о валяющийся фолиант. Ноэль одобрила мое предложение и мы заняли круговую оборону. В этот момент грань между защитником и нанимателем стерлась окончательно, мы оба стали защитниками друг для друга. А таинственные хозяева продолжали нагонять страх, шурша в темных углах и не показываясь на глаза.

— А вот мне шуршание кажется похожим на шелест крыльев, — выдвинул версию хомяк. — Я как-то слышал, что в подобных местах встречаются совы, и мне с ними встречаться жуть как не хочется.

— Успокойся грызун, это не совы, — приободрила его Ноэль. — Это гораздо хуже.

— Кто может быть хуже совы? — удивился Реджи.

— Библиотекарь.

— Кто?

— Я, — ответило существо вышедшее из тени. — Вы взяли то, что не принадлежит вам. За это придется расплатиться — жизнью. Не вздумайте предлагать что-то другое, не получится.

К первому существу присоединилось еще двое, они бесшумно появились из тени. На первый взгляд это были люди в длинных плащах с накинутыми капюшонами. Но стоило повнимательней приглядеться и сразу становилось понятно, с людьми их роднило лишь внешнее сходство. Да и то если смотреть на них в полумраке библиотек. На самом деле, то, что воспринималось как плащ с накинутым капюшоном, в реальности таковым не являлось. Это были своеобразно сложенные кожистые крылья. Я напряг память в поисках информации о библиотекарях. Ее оказалось не так много как хотелось бы, но она была.

Библиотекарь — существо напоминающее человека в длинном плаще. Обитает в основном в заброшенных хранилищах и библиотеках. С последним в большей степени и связанно его название. Они могут имитировать человеческую речь слегка приоткрыв челюсти. Поселившийся в здании библиотекарь, считает все находящееся внутри своей собственностью, и рьяно ее защищает. Иногда они поселяются до шести особей. В очень больших хранилищах может поселиться несколько групп. В ближнем бою они очень опасны. Имеют острые когти на руках и ногах, а на кончике змеиного хвоста находится костяной шарообразный нарост. С его помощью они могут оглушать жертву. Вопреки тому что они имеют крылья, летать библиотекари не могут. Крылья используются только для того, чтобы планировать со стеллажа на стеллаж. Вот собственно и все, что мне удалось вспомнить из уроков моего наставника.

Когда библиотекарь вышел на более-менее освещенное пространство, он выглядел еще страшнее чем описывал наставник. Безгубый рот не мог скрыть частокол тонких и острых зубов, расположившихся от уха до уха. Нос напоминал свиной пятачок, ушей не было. На голом черепе находилось только пара отверстий вместо них. Бледная кожа и красные глаза дополняли живописный облик.

— Сочувствую вам ребята, — подал голос Реджи сидя на огромном фолианте. — С такими мордами только в помещении сидеть.

— Кто это? — зашипел библиотекарь, пытаясь взглядом отыскать говорившего.

— Еще только утро на дворе, а вы уже глаза залили, — продолжал издеваться Реджи.

Наконец библиотекарю удалось разглядеть хомяка.

— Говорящая мышь останется на десерт, — пообещал он, высунув раздвоенный язык.

— За десерт прощаю, но вот за мышь можно и по рогам получить, или что у тебя там есть?

— Хватит разговоров, пора завтракать, — прошипел библиотекарь, и расправив крылья бросился на Ноэль.

Я преградил зубастому дорогу, а жезл проверил крепость его черепа. Тварь взвизгнув отлетела обратно в темную часть помещения. Судя по звуку осыпавшихся книг, приземлился он не очень удачно. Второй библиотекарь карабкающийся по книжному стеллажу, поймал грудью пару метательных ножей. Но на него это мало подействовало. Расправив крылья, он спикировал на нас. Я с разворота метнул в него жезл, попал удачно. Он угодил ему в висок, отбросив библиотекаря на несколько метров и так же присыпав книжками. С оставшимся разобралась Ноэль.

Ловко уклонившись от когтистой лапы, она умудрилась вогнать клинок в горло противника. Пока тварь пыталась вынуть болезненный металл, Ноэль оказавшись у него за спиной, вогнала второй клинок в основания черепа. Небрежным росчерком, оборвав его грешную жизнь. Библиотекарь хрюкнул и завалился у стеллажа. Вернув себе клинки она вытерла их о крылья поверженного и убрала в ножны. Я подобрал брошенный мной ранее жезл, и мы собрались совершить вторую попытку покинуть столь не гостеприимные стены. Реджи разбежавшись, спрыгнул ко мне на плечо.

— Слишком вы быстро с ними разобрались, — пожаловался он. — Я даже толком не успел насладиться зрелищем, как оно закончилось.

Видимо так же посчитали и организаторы вечеринки. Дорогу к выходу нам преградили штук пять библиотекарей. Сзади и по бокам от нас слышалось хлопанье крыльев и шипящее перешептывание.

— Накаркал, — буркнула Ноэль вынимая клинки.

— Пойми меня, я не придираюсь к словам, — пустился в объяснения грызун. — Но хомяк по природе каркать не может.

— Говорящую мышь съем я, — Послышалось сзади.

Я обернулся и увидел стоящего библиотекаря с разбитым носом и порванным крылом.

— Предупреждаю, — с угрозой в голосе произнес Реджи. — Не будите во мне зверя, вам же лучше будет.

— Если бы я умел смеяться, то оценил бы твою шутку, но я этого не умею и слишком голоден.

Слово "голоден", скорее всего, было для библиотекарей сигналом к атаке. Реджи спрыгнул с плеча и в воздухе превратился в страшного зверя. Оборотень зарычал и с полок посыпались книги. Что-что, а рык у Реджи получился что надо. Хорошо, что он на нашей стороне. Любоваться произведенным впечатлением он не стал, и без длинных предисловий врубился в самую гущу библиотекарей. Помещение наполнил хруст ломающихся костей и звук рвущихся крыльев. Реджи орудовал лапами с поразительной быстротой. Библиотекари разлетались по углам и стенам с проломанными черепами и изуродованными мощными лапами телами. После близкого знакомства с оборотнем никто из них больше не поднимался, да и вряд ли когда поднимутся. Реджи знал свое дело и продолжал целенаправленно истреблять книголюбов. Любоваться геройством хомяка-оборотня нам толком не дали. Те, кто остался незадействованным в пляске Реджи, решили не дожидаться своей очереди и отыграться на нас. Раз уж не удается справиться с оборотнем, то с эльфами не должно возникнуть проблем, учитывая превосходящие силы.

Я недобро ухмыльнулся, и вышел чуть вперед Ноэль. Библиотекари намек поняли и бросились прощупывать когтями мои внутренние органы. Понятное дело на такое близкое знакомство я не согласился, рубанув жезлом по когтистой лапе тянувшейся к моему сердцу. Сломав загребущую конечность, вторым жезлом раздробил горло пылкому поклоннику. Выскочившего из-за его спины коллегу, пнул в грудь, отправив собирать фолианты. Тут же, с разворота приложился по высунувшейся из темноты оскаленной морде, явно собиравшейся присосаться к моей шее. Следующего я не успел встретить. Он воспользовался тем, что я занимался пересчетом ребер его собрата и запрыгнул на меня с верху. Радость наезднику испортила Ноэль, вогнав ему кинжал в слуховое отверстие. После такой прочистки уха у него явно будут с ним проблемы, да и с жизнью тоже. Сбросив с плеч обмякшее тело я резко развернулся и ударом ноги припечатал оскаленную морду еще одного желающего пообедать к стеллажу. Библиотекарь обмяк и остался висеть с застрявшей между поломанных полок головой.

— Кажется мы их вдоволь накормили, — прорычал Реджи в своем ужасном обличии.

Ноэль посмотрела на него изучающее.

— Ты теперь всегда в таком виде собираешься ходить?

— Нет конечно, — проскрежетал Реджи. — Я рад бы, но боюсь Ион устанет меня таскать.

Оборотень покрылся маревом, а когда дымка рассеялась, на полу лежал хомяк в привычном для эльфийки виде. Я аккуратно подобрал его и положил на ладонь.

— Пару минут он будет не в состоянии двигаться, но вскоре придет в норму, — объяснил я Ноэль.

— Я уже в норме, — открыл глаза хомяк. — Жутко хочется есть.

— Давайте на выход, на площади перекусим, — бросила эльфийка, направляясь к дверям.

При упоминании еды, мой желудок тоже решил напомнить о своем существовании неприличным урчанием. И дабы ускорить приближение обеда, мне пришлось быстрым шагом нагонять Ноэль.

Глава 20

На площади мы без труда нашли подходящее место для трапезы. Вот только меня и Реджи волновал единственный вопрос: а что собственно говоря, мы будем есть? У меня в карманах пусто, у хомяка вообще карманов нет, если не считать щек. Но и у него там тоже по всей видимости пусто. На Ноэль одежда сидит настолько плотно, что и не большой кусочек сухаря вряд ли где можно спрятать. Допустим, она где-то умудрилась пронести сухарь, но им даже хомяка не накормишь. После превращения он конечно стал меньше, но желудок похоже остался от здорового чудовища, коим он был некоторое время назад.

Ноэль тем временем тщательно очищала небольшой камень, выбранный ею в качестве обеденного стола. Закончив с уборкой она достала шелковый платок и постелив с верху положила на него кольцо снятое с левой руки. Повернувшись к нему спиной, она принялась смотреть куда-то в даль. Несколько секунд ничего не происходило, и мы начали с некоторым сомнением поглядывать на эльфийку. Пока время терпит я решил воздержаться от парочки вопросов. А они с каждой секундой сильней рвались наружу. Вдруг кольцо сверкнуло ослепительной вспышкой, и я на мгновение ослеп. Реджи, судя по его ругани, прибывал в таком же положении.

— Успокойтесь и прекратите орать, — спокойным голосом произнесла Ноэль. — И в следующий раз надо закрывать глаза, а не пялиться на него как на голую девку. Можно подумать вы никогда ими не пользовались.

— Вообще-то нет, — рявкнул Реджи. — В моем мире люди обычно готовят пищу на кухне и никаких сверкающих колец там нет.

— Ну темный-то должен был тебя предупредить. — Такие кольца есть практически у каждого искателя.

— Извини Ноэль ноя раньше дел с искателями не имел, — объяснил я вытирая рукавом катящиеся слезы. — Ты первая из них кто меня нанял.

Как и обещала Ноэль, зрение быстро восстановилось, и сквозь слезы я разглядел камень, заставленный яствами. Расспросы на счет кольца мы не сговариваясь с Реджи решили оставить на потом. А пока в спокойной обстановке утолить голод. Когда я насытился, то спросил у Ноэль нет ли у нее еще одного такого кольца?

— Взять кольцо хранилища не составляет особой сложности, — пояснила она, надевая кольцо на палец. Достаточно снять номер в гостинице предоставляющей подобные услуги, и все. При первом же запросе они тебе его выдадут. Кольцо обычно связанно с хранилищем гостиницы, в него и приносят еду. Можно даже заказать, чтобы приносили определенные продукты и в назначенный час. Правда это уже будет за дополнительную плату.

— Нам пока такое не по карману, верно я говорю Ион?

Я кивнул в ответ. Ноэль стряхнула крошки на землю и свернув платок убрала в карман. Из другого она вынула карту, которую мы нашли в библиотеке.

— Сегодняшний день мы потратим, чтобы выбраться из города, — говорила она, водя по карте пальцем. — На лошадях управились бы часов за пять. Дальнейшим препятствием для нас станет река. Думаю лодку на берегу мы найдем, если нет, придется строить плот. Времени на это тратить не хочется, но если другого варианта не будет, придется. Ну и дальше начнется подъем в горы, скорее всего тоже отнимет день.

— И в конечном счете мы попадем в гости к Иону, — захихикал хомяк.

— Почти, — уточнила Ноэль, складывая карту.

В пещерах где жили драконы, достаточно светло. Не так как днем конечно, но для того чтобы не наставить на поворотах шишек света хватит.

— Видимо драконы заделались электриками, раз устроили электрификацию всем пещерам.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь хомяк, но там где они часто проходили, оставалась их чешуя. — А она как тебе известно светится. При входе, исходя из моего опыта будет немного темновато. Люди собирали драконью чешую и использовали для освещения. Одна чешуйка светит как десять свечей. Но люди собирают их больше, чем требуется — мне это не понятно.

— Люди существа жадные и злобные, по крайней мере, большинство из них, — добавил я. Но и среди них встречаются исключения, например, мой наставник.

Я вспомнил человека, обучившего меня всему тому, что я теперь умею. И мне стало хорошо на душе.

— Ладно, вспомнили былое время пора и в путь, — поднялась Ноэль. — За нас никто камень страха не добудет, а если добудет, то вырученные средства тоже оставит себе. Надеюсь все понимают как меня это расстроит?

— Давно хотел спросить, да как-то времени подходящего не было, — произнес Реджи, карабкаясь на плечо. — Нам что-нибудь с продажи полагается?

— Защитник получает один процент с продажи артефакта, помимо оплаты его услуг, — объяснила эльфийка удаляясь.

— Ион, чего стоим-то, — дернул меня за воротник грызун. — Как говорится время деньги.

— Реджи, не испытывай моего терпения, — предупредил я его. — Бочки с водой здесь нет, но прогуляться пешком ты вполне можешь.

Реджи извинился, а затем принялся объяснять мне какие-то глупые вещи. Про солидарность, про умение работать в команде и то что команда это вроде как маленькая семья. Одним словом его понесло, и он даже обнаружил родственные связи между хомяками и эльфами. Хорошо не стал утверждать, что хомяк это прародитель эльфов.

Мы старались идти широкими центральными улицами. Но иногда приходилось сворачивать на более мелкие улочки. Подобные изменения маршрута существенно удлиняли путь. И к вечеру стало понятно, одним днем мы не обойдемся. К тому же репутация мертвого города, заставляла все время находиться на стороже. Достоверных фактов о городе нет, а те кто пытался их найти, находил лишь смерть. К вечеру мы добрались до колокольной площади. На ней располагалась башня, увенчанная колоколом, а впритык к ней небольшой храм. Ноэль объявила привал и подготовку к ночевке. Самым подходящим местом для ночлега оказался храм. Я затопил камин, и сразу стало как-то веселей.

Второе светопреставление с кольцом я встретил с закрытыми глазами. Реджи так же отвернулся, наученный горьким опытом. Удивительно, но плотный ужин прошел практически в полной тишине. Реджи уплетал за обе щеки и на разговоры его не очень-то тянуло. Что в принципе на него не было похоже. Все-таки превращение в оборотня требует от него слишком большой затраты сил. И он по мере возможности их восстанавливает. А хорошее питание, это первое с чего стоит начинать. Я тоже не отставал от него, и так было понятно, дальше нам сил понадобится гораздо больше.

Ноэль сидела темнее тучи. Она не хотела задерживаться в городе дольше чем это необходимо. Правда, обстоятельства складывались иначе, совершенно не обращая внимания на желание эльфийки. И это ее нервировало больше всего.

— Утром, говорят настрой на жизнь намного лучше, чем вечером, — сказал я хмурой Ноэль.

— Вот жизни-то утром может и не быть.

— С чего такой настрой? — Пока вроде все складывается как нельзя лучше.

— Темный, для тебя ночевать в мертвом городе может быть и нормально, но для меня это не так весело.

— Ты знаешь то, чего не знаем мы? — припер я ее вопросом к стене.

Ноэль явно не хотелось делиться знаниями.

— Чем больше я буду знать о городе, тем лучше смогу тебя защищать.

Под напором моих доводов эльфийка сдалась.

— О мертвом городе слухов ходит достаточно много, — начала рассказ Ноэль. — Больше половины из них является бредом сумасшедших. Но остальные претендуют на правду. Беда в том, что проверить их можно только на собственной шкуре.

— И в чем проблема? — встрял Реджи. — Давай рассказывай, устроим вечер жутких историй. У нас для этого вроде все атрибуты имеются. Ночь, камин, и теплая компания.

— Пугать я вас не собираюсь, но одна история беспокоит меня больше всего.

— Не тяни, рассказывай, дополнительными подгузниками я уже обзавелся, — подбодрил ее Реджи.

Глава 21

— Очень давно, когда иные уже истребили людей, сюда никто не отваживался заходить, — начала рассказ Ноэль. — Все боялись, что иные еще не покинули город и все еще находятся в нем. Точной информации ни у кого не было, поэтому в основном додумывали. Но со временем страх сходит на нет. Умирают очевидцы, и их рассказы уже не вызывают былой дрожи. Даже несмотря на то, что каждый следующий рассказчик добавлял от себя недостающие с его точки зрения подробности. И в конечном счете стали появляться смельчаки кто отваживался приближаться к городским стенам. Постепенно люди обнаглели до того, что не только начали приближаться, но и умудрялись разбивать лагерь возле стен. И в один далеко не прекрасный день одна из групп решилась дойти до центра города. Им это удалось, но возвращаться обратно в лагерь на ночь глядя они не решились. Единственное подходящее место, где можно переночевать, был собор, где мы с вами и находимся. В полночь их разбудил колокол. Он звонил столько раз сколько людей ночевало в соборе. В тихую ночь колокол был хорошо слышан и тем кто находился за городскими стенами. Утром никого из ушедших на разведку людей в город не вернулся.

Вот собственно и все, теперь давайте спать. Мне не хочется еще одну ночь проводить в городе.

— Я так понимаю, подобное нам не грозит, — высказался Реджи. — Людей-то среди нас нет. Еще пожалуй один момент, те кто остался в лагере за пределами стен, разве утром не пошли проверять что произошло?

— Нет не пошли, — Ноэль легла на спину положив под голову руки и скрестив ноги.

В такой позе ее грудь так хорошо прорисовалась через одежду, что мне стало как-то не ловко. Мне пришлось отвернуться и изобразить рьяного телохранителя, который только тем и занимается, что разглядывает окрестности в поисках злоумышленников.

— И чем они это объяснили, — не отставал Реджи.

— Да никак. — Они следующую ночь опять провели под стенами в надежде что кто-нибудь вернется. Мало ли что могло произойти, а сами вглубь города заходить не решились. Ушедшие, например, могли найти тайник с сокровищами. И так как он очень большой они не успели донести его до стен, поэтому им приходиться идти слишком медленно. А может быть, просто не хотят ни с кем делиться, кто их знает. Одним словом решили остаться еще на одну ночь. Вдруг их первая версия верна и все озолотятся. Но к утру весь лагерь исчез, просто исчез и все. Никаких изуродованных тел, трупов и тому подобного не было. Вещи и палатки стояли нетронутыми, а люди пропали. Постепенно весь лагерь растащили оборванцы. И с тех пор в город никто не заходит.

Ноэль сдержала порыв зевнуть и перевернувшись на бок уснула. Ее дыхание стало спокойным и размеренным.

— Послушай Ион, — зашептал на ухо Реджи. — Не нравиться мне эта история.

— Одну минутку, ты же сам просил рассказывать, или я чего-то не понимаю? — удивился я.

— Ну просил, и что с того? Я конечно понимаю что это сказка, но…

— Почему сказка? — Ноэль вроде на сказочницу не похожа. Или ты думаешь, она это придумала, чтобы тебя попугать?

— Я такую возможность не исключаю, но то что это сказка, факт. — Слишком много нестыковок.

— К примеру.

— Да взять хотя бы сам рассказ, — возмутился Реджи. — Из истории я понял, что никто из того лагеря не выжил. Так?

— Допустим.

— Тут и допускать нечего. — Если никто из лагеря не выжил, то и рассказывать было некому.

— Реджи, тут я с тобой согласен, а теперь давай спать.

— Да погоди ты спать, мне тут мысль пришла.

— Попроси ее зайти завтра, скажи ей, что ты сильно занят.

— Если все время отгонять мысли, то в один прекрасный день они вообще перестанут тебя навещать.

— И тогда наступит счастливый день, когда хомяк перестанет меня доставать, — предположил я.

— Не надейся, не наступит, — разбил он мои мечты в прах. — Я что хочу сказать-то, если эту историю рассказать было некому, а ее рассказывают… улавливаешь, к чему я клоню?

— Ты намекаешь что кто-то все-таки остался жив?

— Именно мой прозорливый друг. — И этот кто-то рассказал страшную историю, чтобы ему никто здесь не мешал.

— Да нет Реджи, слишком все запутанно. — Да и кто будет один сидеть в мертвом городе, разве что сумасшедший.

— А я и не исключаю такой возможности, это во-первых.

— А во-вторых?

— Во-вторых? — Реджи почесал за ухом. — Во-вторых, я не уверен, что он один.

— Ну все блин, приехали. — Следуя твоей логике можно зайти слишком далеко. Поэтому слезай с меня и давай спать.

— Отрицание очевидного, не избавит тебя от реальности, — изрек хомяк, и спрыгнув с меня свернулся калачиком возле Ноэль.

Наконец-то он избавил меня от полуночных бесед, подумал я блаженно закрывая глаза. Пара часов крепкого сна, а затем звук колокола, ударившего по ушам. Колокол ударил три раза, навевая нехорошие мысли. Кажется, сказки Ноэль оказались не такими уж и выдумками. А предположение хомяка меня не радовало еще больше. Сон как рукой сняло, и я в этом плане был не одинок. Ноэль стояла сжимая в руках метательные ножи. Реджи сидел у нее на плече и озирался вокруг, выискивая противника. Вопреки ожиданиям, никого из желающих посмотреть какого цвета у нас кровь не появилось.

— Может, это ветер колокол тронул? — предположил Реджи. — Бывает же такое, или зверь какой случайно забрался на колокольню и звонит.

— Случайность это когда один раз, а зверь случайно позвонил три раза и больше не хочет звонить, не похоже на эту самую случайность, — Разбил я предположения Реджи.

В ветер тоже никто не поверил, включая самого хомяка. На небе яркая луна и не облачка. Видно практически как днем, полный штиль и никакого ветра. Возле двери лежала небольшая кучка доспех. Пока мы сюда добирались, я столько их насмотрелся, эти принадлежали далеко не богатырского вида войну. Скрежет металла заставил обратить на нее внимание. Части доспех соединялись, спустя мгновение перед нами стоял металлический воин. Он вытянул в сторону руку, и лежащий в пыли меч, скребя каменный пол заскользил к ожившим доспехам. Получив в руки устрашающего вида меч, ожившие доспехи направились в нашу сторону. Иллюзий по поводу задуманного металлическим чурбаном деяния у меня не было.

— Вот блин вляпались, — ругнулся Реджи. — И как с ним бороться, живого тела-то у него нет, да и сердца думаю тоже. Видимо придется как всегда, методом "научного тыка".

— Это как? — поинтересовался я, по удобней перехватывая жезлы.

— Как, как, дай ему по башке и посмотрим, что будет.

— Хороший метод, — одобрил я, направляясь к противнику.

Доспехи двигались не в пример медленней библиотекарей. И я рассчитывал справиться с ними гораздо быстрей, по крайней мере, мне так казалось. Подскочив к подернутому ржавчиной чуду, я нанес удар сверху. Жезл смял не крепкий металл шлема и вбил его в грудную броню. Ожившее железо простояло не долго. Потеряв по всей видимости очень важный элемент своего гардероба, доспехи осыпались в небольшую кучу ржавого металла. Метод научного тыка, оказался весьма действенной штукой. Но радость победы мне испортил лязг металла, доносившийся снаружи. Посмотрев сквозь оконные витражи чудом сохранившиеся в церкви, мы увидели целую армию металлолома приближающуюся к нам. Ожившие доспехи подтягивались к нам со всех улиц. У кого не хватало конечностей, ползли, скрежеща о камни площади, и разбрызгивая вокруг себя искры.

Мы хватали все что могли сдвинуть и баррикадировали ими окна и двери. В дело шло все, скамьи, стулья, столы. Даже алтарь пришлось подтащить к двери. В душе я понимал, это ненадолго сдержит железных болванов. Но ничего другого в голову не приходило. Скорее всего с наступлением рассвета, железная армия рассыплется. Вот только увидим ли мы это, или нет, вопрос остается открытым. Ожившие доспехи, двигались медленно и к их приходу мы успели использовать весь доступный инвентарь в церкви. Не успели мы толком восстановить дыхание, как с наружи послышался звон топоров и мечей. Железки принялись пробивать себе дорогу к засевшим внутри здания.

— Ион, — обратился ко мне Реджи. — Помня наш недавний разговор, может они не зла нам желают, а как те в трактире просто хотят поговорить? А ты взял да приложил несчастного по макушке. Он от такого поведения даже голову потерял.

— В трактире были хоть и люди, но все же существа разумные, — возразил я на колкость хомяка. А здесь набор неполированного железа, которому и говорить-то нечем.

— Ишь ты, какой избирательный попался.

— Да уж, какой есть.

Железки тем временем упорно прорубали в древней мебели путь. Минут через десять они ворвутся, очевидный факт с которым не поспоришь. В отличие от живых, доспехи не устают. Каждый удар топором или мечом, был таким же сильным, как и предыдущий. Долго ждать не званных гостей не пришлось. Не успели мы толком отдохнуть, как топор пробил последнюю скамью и в образовавшийся проход полез металлолом. Я встал напротив пролома и принялся выбивать из гостей дух, или что у них там вместо него есть. Постепенно искореженный мной металл вырос в приличную кучу перегородившую проход.

— Кажется, это отверстие залатали, — смахнул я со лба пот.

— Я конечно тебя поздравляю Ион, но похоже отверстие у нас не одно, — махнул Реджи в сторону окон.

Ожившие доспехи, разбив витражи до которых не доставала баррикада, медленно, но верно проникали в помещение. С каждым мгновением их становилось больше и больше. Ноэль вынула клинки и закружилась в танце смерти. Послышался звон металла и в разные стороны полетели запчасти доспех. Она подобно урагану промчалась по рядам врагов, основательно проредив их численность. Вскоре и Реджи пришлось показать свою истинную натуру.

Пока мы с Ноэль гнули металл, с правой стороны образовался еще один проход. Вот его-то хомяк-переросток и взял в оборот. Он хватал шлемы лапами и сдавливал, превращая их в куски мятого железа. Как не медлительны были доспехи, но они брали количеством. Нам с большой неохотой, все же пришлось сдавать позиции. Мы держали оборону возле самого алтаря, когда, казалось бы неиссякаемый поток прекратился. Воодушевленные таким поворотом мы врубились в остатки, приводя их в разобранное состояние. Когда с последним неупокоенным было покончено, обессиленные, но довольные мы упали на пол там, где и стояли. Реджи моментально превратился в хомяка. Так ему было легче приходить в чувство.

Неожиданно опять зазвонил колокол. Металлолом до этого момента лежавший смирно, вдруг зашевелился. Разбитые части вновь собирались в железных воинов.

— Второй раз нам их не осилить, — бросила Ноэль, всаживая нож в поднимающийся доспех.

Я обернулся и увидел небольшую дверь, по всей видимости, она вела в башню с разрывающимся от натуги колоколом.

— Туда, — показал я рукой.

Ноэль не нужно было повторять дважды. Схватив хомяка, она побежала к спасительным дверям, ловко перепрыгивая с одного доспеха на другой. Пробиваться, круша не упокоенных, только зря время терять, да и голову так сложить не долго. Я взял на вооружение стиль Ноэль и запрыгнув на плечи ближайшему истукану побежал по головам жестянок. Легким весом я не отличался, поэтому, наступая на шлемы, опять приводил их в разобранное состояние.

Реджи не мог обернуться оборотнем, он слишком устал. Единственное на что он был способен, это держаться за воротник Ноэль. К моему приходу светлая сумела слегка расчистить пространство у двери. Обрушив последнего истукана, по которому пробежался, я распахнул дверь в башню и отступил в сторону, пропуская Ноэль с Реджи. Заскочив последним, я захлопнул дверь перед носом ожившего доспеха и запер ее массивным брусом. Крепкая дверь была явно рассчитана именно на такие случаи. Перепоясанная металлическими полосами крест на крест, она должна выдержать натиск доспех на много дольше чем лавки. Снаружи послышались удары. Враги пытались убрать преграду возникшую перед ними, но дверь даже не шелохнулась. Более-менее успокоившись за тылы, мы начали подниматься по винтовой лестнице.

У меня были огромные сомнения что колокол звонит сам по себе. Скорее всего его заставляет говорить какой-то недруг. И у меня возникло пара вопросов, которые я хотел задать ему. Выход к колоколу нам преградила дверь, но она оказалась не заперта, чему я несказанно обрадовался. Элемент неожиданности теперь на нашей стороне. Заглянув в щель я увидел человека старательно бьющего в колокол. Наконец он остановился и присел отдохнуть на лавку. Бедолага первое мгновение даже не понял что с ним произошло. Вроде присел, а спустя мгновение уже лежит с ножом у горла. Ноэль не прирезала его только по одной причине — она хотела узнать, что здесь твориться и кто виновник. Задать вопрос мы не успели, появился его напарник и бросил в нас какой-то мешочек. Башню заволокло дымом и я потерял сознание. Но до этого успел услышать падение Ноэль и еле слышный звук от тела хомяка. Я оказался более крепким и упал в последнюю очередь.

Глава 22

Голова жутко болела, глаза застилала пелена, но постепенно зрение приходило в норму, да и боль в голове приутихла. Рук не чувствовал, и меня на мгновение охватила паника, вдруг я их лишился. Брошенный вверх взгляд рассеял мои волнения, конечности находились на месте. По соседству в таком же положении висела Ноэль. Нас крепко приковали к стене за запястья. Хомяка нигде не было видно, наверное, в суматохе на него никто не обратил внимания. Главное чтобы он был живой а не расплющенный чьим-то ботинком. Такой исход вполне возможен, если учесть задымленное помещение и маленький размер хомяка.

— Ноэль, — тихо позвал я.

Она никак не реагировала, и я решил позвать ее немного громче. Только наполнил легкие…

— Чего разорался? — смотря мне в глаза, поинтересовалась Ноэль. — Тебе со мной скучно? Хочешь позвать стражников?

— Я подумал, ты того, — медленно выпустил я воздух.

— До "того" мне еще рано, но если ты начнешь орать и привлекать стражу, то я действительно могу "того".

— Да не собирался я кричать. — Просто хотел позвать чуть громче. Ну чтобы удостовериться, я все еще нанят или свободен как птица.

— Темный, во-первых, ты еще не отработал затраченных мной средств на твою одежду. — Во-вторых, смешно говорить о птичьей свободе, будучи прикованным к стене.

— Это временное явление. — Такое со мной уже случалось и не раз, как видишь, жив пока.

— Мы тут значит мирно беседуем, да? — послышался голос Реджи без особых хлопот, просунувшегося сквозь частые прутья решетки. — Я тут понимаешь рискуя здоровьем и репутацией разыскиваю их, а они мирно беседуют о каких-то птичках. Хотя приличным заключенным положено страдать и всячески молить о пощаде. Никакого удовольствия от вашего спасения нет. Вы своим неправильным поведением мне весь кайф обломали.

— Реджи, с твоими длинными монологами на тебя обязательно кто-нибудь наступит, — предупредил я хомяка.

— Попрошу без угроз, я как ни как ваш спаситель со всеми вытекающими привилегиями.

— Не начинай, ты уже был солнцем, вспомни, чем все закончилось.

— Намекаешь быть спасителем со всеми привилегиями не лучшее мое амплуа? — Но я здесь не вижу, ни сумасшедших торговок с метлами, ни бочки с водой.

— Поверь Реджи, жизнь весьма изобретательная особа.

В подтверждение моих слов в коридоре послышались шаги нескольких человек. Только они способны так ходить. Соперничать в этом с ними могут разве что орки. По мере приближения шагов я различил еще одни. И так, посетителей трое, двое людей и один не человек. Кто он конкретно я определить не смог. Реджи благоразумно спрятался за деревянную миску, из которой вероятно предполагалось кормить нас. В душе я лелеял надежду, что отведать из нее изысканных тюремных блюд не удастся. Для меня падающего света из небольшого отверстия на потолке вполне хватало, для Ноэль по всей видимости тоже. А вот идущим к нам гостям похоже нет. И им приходилось освещать путь факелами. Наконец посетители добрели до нашего скромного обиталища. Увидев вошедших в камеру, я сильно удивился, Ноэль удивилась еще больше.

— Нивс!? — Ах ты скотина!

— Ноэль, как я рад тебя видеть, — улыбнулся Нивс, вытирая со лба пот. — Вообще-то я не скотина, я жырл. По тому как я потею, могла бы и догадаться. У вас так жарко и сухо.

— Особенно в этом теле, — Съязвила Ноэль.

— Особенно, — согласился Нивс.

Мне пришлось порядком покопаться в памяти, прежде чем я хоть что-то обнаружил о жырлах. Жырл, довольно редкое существо. Появились практически одновременно с иными. Обитают в сырых и темных пещерах, солнечный свет для их кожи губителен. Выбраться на поверхность они могут, только убив кого-нибудь из живущих на свету. Своя кожа у них прозрачная и от света организм не защищает. Поэтому, убив обитателя поверхности, они влезают в их шкуру и уже в новом обличии могут выходить на солнечный свет. Обнаружить их можно довольно легко, жырлы сильно потеют, практически в любых условиях. Но так как они встречаются очень редко, мало кто знаком с такой их особенностью.

— Вообще-то я не виноват, что в наши пещеры забредают только такие личности, — Нивс показал на себя. — Это наше проклятие. Мы не в силах поменять единожды выбранное тело. И особенно щепетильные остаются в пещере до самой смерти. Но вот я к ним не отношусь, поэтому они под землей, а я правлю миром. Даже с таким с позволения сказать организмом я смог достичь многого. Представляете, чего бы я добился, забреди ко мне в пещеру более симпатичное существо. Но все равно я этого добьюсь, времени, конечно, это займет гораздо больше. Согласитесь, стать самым богатым жителем Аукциона, дано не каждому. Так что, в моих планах стать губернатором Аукциона.

— Что-то ты слишком разоткровенничался, — заметила Ноэль. — Не боишься, что мы расскажем о твоих планах? Хотя думаю, достаточно будет сказать, что ты жырл, и все будет законченно.

— Но такого не произойдет, я не собираюсь вас отпускать. — Я же тебя предупреждал, не переводи свиток. Но ты не послушала, и теперь из-за твоего упрямства погибнешь сама и погубишь защитника. Хотя защитников ты и так не сильно жаловала.

— Я пока еще жив.

— Ну надо же, кто у нас заговорил, — издевательским тоном сказал Нивс. — Защитников нанимают для защиты, а ты пока болтаешься бесполезным мясом на стене. И твоя короткая жизнь продлиться не долго, поверь мне.

Нивс кивнул двоим подручным, злорадно скалящимся в сторонке. Вставив факелы в отверстия, дружная парочка направилась в мою сторону. Судя по тому как они разминают кулаки, рубить мечами меня не собираются, по крайней мере в первом приближении.

— Кир, как ты думаешь, ребра у темного крепче чем у светлого, или нет? — мерзко хихикая спросил у товарища один из громил.

— А это мы сейчас и проверим, а то мои кулаки давно чешутся, но вот почесать не об кого.

Бить беззащитного наверное дико весело. А со связанными руками вообще помереть можно со смеху. Я не стал их разочаровывать, висел себе смирненько ожидая неизбежного. Подпустив головорезов поближе я резко выбросил ноги на встречу громилам. Ступни угодили обоим в горло, раздробив кадыки. Два мертвых тела отлетели к решетке, и там прилегли на вечный покой. Нивс казалось опешил, но быстро пришел в чувство.

— Очередная глупость с твоей стороны, защитник. — Этим ты лишь оттягиваешь время смерти. Но если тебе так больше нравиться, я не буду возражать. Повиси, пока я спущусь вниз, и приведу следующих воинов. И не надейся что они повторят подобную глупость. Можешь прощаться с жизнью.

Нивс недооценил Реджи. И мое прощание с жизнью немного отодвинулось во времени. Когтистая лапа обхватила потную шею брюнета и приподняла его над полом.

— Не думаю, что ты в таком положении сможешь сбегать за подмогой, — прорычал Реджи.

Одной лапой он удерживал Нивса, а другой разорвал цепи сдерживающие нас с Ноэль. Я с огромным облегчением опустил руки. Я чувствовал, как внутри онемевших конечностей заструилась кровь. Контроль над руками приходил постепенно, вместе с болью. В начале, в виде легкого покалывания, затем более сильного. И когда боль достигла пика, она резко прекратилась, вернув рукам прежнюю подвижность. Пока мы приходили в чувство. Нивс продолжал болтаться между потолком и полом. Реджи пока не собирался ставить его на ноги. Мои жезлы, как и оружие Ноэль, лежали в углу камеры, сваленные в одну кучу. Наверное стража решила не таскать тяжести по ступеням, а просто отодвинуть их подальше от нас. Мы крепко прикованы к стене и дотянуться до оружия все равно не сможем. Ноэль вооружилась и повернулась к Реджи.

— Поставь-ка потного на землю, — попросила она его.

Оборотень выполнил просьбу, ослабив хватку выронил жырла на пол. После чего с брезгливостью отер лапу о стену.

— Надеюсь, он незаразный, а то я антисептические салфетки забыл в прошлом мире, — поинтересовался на всякий случай Реджи.

— Вроде бы ничего такого не слышала, но я не уверенна полностью.

Реджи немного подумал, и от греха подальше еще раз отер лапу. Нивс на удивление быстро пришел в чувства и откашлявшись поднялся на ноги. Простоял правда в вертикальном положении недолго. Ноэль с хорошим замахом свернула ему челюсть правым кулаком. Жырл отлетел к стене и затих. Ноэль несколько раз сжала и разжала кулаки, успокаивая таким образом нервы.

— Теперь придется тщательно отмывать кулак, — посетовала она, разглядывая костяшки пальцев. — Надо бы его допросить.

— Мудрая мысль, — заметил я. — Особенно когда ты его вырубила, если не хуже.

— Так получилось темный, не смогла сдержать чувств, переполнивших душу.

— Хочется верить, что чувств ко мне у тебя не так много.

— Не будешь слишком часто мельтешить перед моим взором, возможно, их и не появиться.

— Учту, — пообещал я.

Подойдя к Нивсу, взял его за грудки и немного встряхнул. Ни к какому результату это не привело. Пришлось следом отвесить пару увесистых оплеух. Последнее на него подействовало отрезвляюще. Жырл открыл глаза, и первое время не мог понять где он и что с ним произошло. Но подобная невменяемость длилась недолго. Через мгновение Нивс уже сообразил, что к чему и попытался удрать. Глупо конечно с его стороны, но что поделать, жить всем хочется. А если честно то удрать от защитника практически не возможно. Это вам не от пьяного стражника улизнуть. Пришлось и мне в качестве профилактики прощупать кулаком его ребра.

— Я сказала допросить, а не намять ему бока.

— Извини, но меня тоже чувства переполнили.

— Ребята, кажется, у вас есть что-то общее, — прорычал Реджи.

— Нет у меня ничего общего с темным, — огрызнулась Ноэль. — Добудем камень и до свидания.

— Возможно и так, — согласился хомяк. — Но пока вас объединяет любовь в Нивсу.

— Ага, до зуда в кулаках, — добавил я, еще раз встряхивая жырла.

— Нивс как ты оказался здесь, и зачем хотел меня убить? — приступила к допросу Ноэль, видя, что жырл достаточно пришел в себя, для этого.

Нивс прокашлялся, и сплюнул мне под ноги сгусток кровавой слизи.

— Глупые эльфы. — Это мой город, я здесь хозяин, и у меня договор с иными. Они больше сюда не возвращаются, а я за это поставляю им жителей верхнего мира. Сами понимаете, кушать хочется всем.

Жырл мерзко захихикал.

— Что касается тебя Ноэль, ты слишком удачлива последнее время. — А я не люблю когда кто-то богатеет быстрей чем я. Эти кто-то, обычно всегда исчезают при загадочных обстоятельствах. Вот и твоя очередь настала, только без обид. Это всего лишь бизнес, ничего личного.

— Выходит весь мертвый город принадлежит тебе, включая сокровища. — Поэтому ты так резко разбогател.

— Вот именно, никто из вас не сумел договориться с иными, а я смог. — И в награду получил все сокровища города.

— Ты жырл, и фактически не многим отличаешься от иных, поэтому и сумел договориться. — Да и расплачиваться чужими жизнями для вас не составляет проблемы. За это вас и уничтожают при первой возможности. И с тобой Нивс, исключения не будет.

— Ноэль, не будь ты такой глупой, — взмолился жырл. — Ты же расчетливая особа, подумай хорошенько. Я могу дать богатства о которых ты и не мечтала. А если хочешь, будем вдвоем владеть сокровищами мертвого города, их здесь еще очень много. Впоследствии захватим Аукцион. Я нашел заклятие способное поднимать доспехи павших воинов. С такой армией ни один город против нас не устоит. Правда придется таскать с собой колокол, без него ничего не получится.

— Хорошая попытка, но недостаточная, — произнесла Ноэль, всаживая нож в горло Нивса. — Светлая никогда не будет работать с жырлом.

Понять Ноэль можно. Вражда светлых с темными, ничто по сравнению с ненавистью к жырлам. В истории немало примеров, когда жырл захватывал тело знатного эльфа, и приводил целые кланы к исчезновению. В редких случаях их распознавали, но как правило, было уже поздно. У темных, подобные случаи тоже не редки, но все же гораздо меньше. Тело темного сложнее захватить. А вот светлые не настолько подкованы в подобных ситуациях.

— Думаю пока светло нужно отсюда делать ноги, — предложил Реджи.

Возражений не последовало, лишь Ноэль попросила вернуться Реджи в хомячье состояние. Так от него меньше разит. Отдав хомяка на попечение Ноэль, я первым покинул камеру.

Глава 23

В казематах из живых постояльцев похоже остались только мы. Спустившись к основанию башни, где нас держали под замком, я услышал голоса стражников. Они обсуждали какой гонорар получат от Нивса за нашу поимку. Мы затаились за углом и дослушали разговор до конца. Как выяснилось у Нивса был двусторонний портал. Вход находился в подвале его дома, а выход здесь в башне. Все что нам было нужно мы услышали, а бахвальство у кого было больше женщин, и какие они писаные красавцы нас не интересовало.

Когда я не торопясь, вышел перед их светлые очи, стражники не сразу сообразили, кого видят. А когда спящий мозг проснулся, было уже поздно. Два коротких удара жезлами и охрана ткнулась носами в землю.

— Надо разбить колокол, — сказала Ноэль.

Надо так надо. Я поискал в помещении какой-нибудь подручный инструмент и обнаружил пилу. Лучшего и не придумать. Двадцать минут работы, и колокол полетел на каменную площадь. Падения он не перенес и разлетелся на несколько крупных осколков.

Теперь, насколько я понял, доспехи останутся просто доспехами, и не будут шастать по ночам пугая мирных путников. Насчет мирных я конечно слукавил, но все же мы не злодеи какие-нибудь. Просто хотим немного денег заработать, всего-то. К концу дня нам удалось покинуть город.

— Может мы зря отправили Нивса на тот свет, — произнес Реджи. — Он хоть и злодей, но все же сдерживал иных. — А теперь они с гиканьем могут ринуться обратно.

— Иные от гор далеко не уходят, — решил я просветить хомяка. — Мой наставник как-то рассказывал что ими управляет королева. Она никогда не покидает пещеру, а иные только зачищают вокруг гор пространство и добывают для нее провиант.

— Под словом провиант, ты имел в виду нас, теплокровных, — уточнил Реджи.

— Именно. Насколько мне известно, всякую хладнокровную и склизкую дрянь они не очень уважают.

— Вот и думай после этого, а стоит ли добиваться уважения, чтобы потом тебя с аппетитом съели.

— Иногда Реджи случается и такое.

— И мне от этого не легче. — Хотел спросить, нам еще долго до реки шлепать? Это я так тонко намекаю, что пора и перекусить. А то моя шкурка болтаться начинает как на вешалке. Не прилично в таком виде показываться на людях.

— Не волнуйся, — произнесла Ноэль. — Скоро будем на месте, а вот людей ты здесь вряд ли найдешь. Их здесь просто нет.

— Ага, так я и поверил, нет. — В городе тоже вроде бы не должно было быть людей, а что вышло. Народу оказалось больше чем в доме сбыта.

Ноэль не ответила, пожала плечами и пошла дальше. Мы вошли в заброшенную деревню, раскинувшуюся по обеим сторонам дороги. Когда-то она была густо населена, теперь стоит такая же, как и город. Скрипящие на ветру ставни, единственное что привлекало к себе внимание. Ни человеческих останков, ни доспех оставленных погибшими воинами, ничего не было видно. Скорее всего люди перед нашествием орды иных, укрылись за городскими стенами. Но на этот раз им это не помогло, город пал. И теперь в деревне остались лишь заросшие травой огороды да покосившиеся заборы. Обед Ноэль решила организовать после того как покинем заброшенную деревню. Под аккомпанемент скрипящих ставен никто из нас не хотел обедать, даже Реджи не выказывал подобного желания. Ноэль достала карту и еще раз внимательно ее изучила.

— Сейчас мы должны выйти к дикому полю, думаю, на его краю и перекусим, — сообщила она, убирая карту в карман.

Деревня оказалась не такой большой и совсем скоро мы покинули ее пределы. Впереди начиналось, дикое поле. Высокая трава, примерно в рост человека, походила на море. Особенно когда по ней пробегал ветерок, создавая волны. Подобную красоту можно было лицезреть только потому, что деревня находилась на холме.

— Все, привал, — объявила Ноэль. — Немного отдохнем, а следующая остановка будет в хижине паромщика.

Эльфийка сняла с пальца кольцо, и мы с Реджи благоразумно отвернулись. Плотно перекусив и немного отдохнув, мы двинулись в зеленое море травы. Дорога плавно спускалась с холма и обрывалась прямо у края поля. В давние времена она благополучно пробегала через поле, но сейчас заросла травой.

— И так, каковы наши действия? — спросил хомяк, забираясь мне на голову и пытаясь заглянуть в даль.

— Идти в обход, слишком много времени отнимет, — рассуждала Ноэль. — Дорога хоть и заросла, но не настолько, чтобы по ней нельзя было пройти.

Я был согласен с Ноэль. С холма где мы отдыхали, было видно, как узкая полоска дороги делит поле пополам. Если бы я этого не видел, то продираться сквозь жесткую траву точно бы не стал. Взглянув на Ноэль, я вошел в поле. Пару метром мне пришлось действовать вместо тарана, зато потом стало легче. Трава поредела и перед нами открылся узкий тракт. Нас ничего не задерживало, и мы довольно быстро добрались до середины поля. Я попросил Реджи взглянуть, далеко ли нам осталось еще идти? Для этого высоко подбросив грызуна. Приземлившись ко мне на ладонь, Реджи сообщил, что примерно через полчаса должны покинуть поле. У меня настроение от этой новости заметно улучшилось, и не только у меня. Правда хорошее настроение длилось не очень долго. До моего слуха донеслось шуршание травы, справа и слева от нас.

— Кажется мы не одни, — шепнул я, останавливаясь.

По тому, как Ноэль молниеносно достала ножи, она тоже их слышала. Когда мы остановились, звуки прекратились. Но стоило нам продолжить движение, как они опять появлялись. И кажется сопровождающих прибыло.

— Ион, это кто там шуршит? — спросил Реджи, крутя головой в попытке определить источник звука.

— Не знаю, но если они идут за нами и таятся, то ничего хорошего ожидать не приходиться.

— Значит опять драться?

— А ты хомяк, ожидал чего-то другого? — поинтересовалась Ноэль.

— Ну о чем-то подобном я догадывался, но не так же часто?

Сопровождавшие нас пока не беспокоили. Просто бежали где-то рядом в траве.

— Мой прошлый хозяин, — припомнил Реджи. — Я имею в виду в прошлом мире, там, где я сутками бегал в колесе, а по вечерам слушал его рассказы.

— Он знал, что ты умеешь говорить? — удивилась Ноэль. — Насколько я помню, разговаривать ты смог только после того как попал к нам.

— Верно, так и было, я просто не совсем правильно выразился. Одним словом у моего хозяина была странная привычка читать книги в слух. Вот я и выслушивал его чтения каждый вечер. Вообще-то иногда смешно получалось. В начале книги рассказывается о суровом мире где без меча и шагу ступить нельзя, чтобы тебя кто-нибудь не попытался зарезать. А мордобития всего пару раз за книгу.

— Нашел чему удивляться, это же книга, — объяснил я. — А у нас реальная жизнь. И смысл ее заключается в простом правиле — как можно дольше не дать себя съесть. Так как для большинства жителей этого мира, ты всего лишь бегающий обед.

— Звучит не сильно оптимистично.

— Зато правдиво.

— Темный, хватит философствовать, подкинь лучше хомяка, может он разглядит чего-нибудь. — Меня это шуршание нервирует.

Я взял хомяка и зашвырнул в высь. Реджи явно кого-то разглядел, дожидаться приземления он не стал и в воздухе обернулся оборотнем. Я еле успел отпрыгнуть чтобы его туша меня не раздавила.

— В следующий раз предупреждай заранее, если удумаешь превращаться, — упрекнул я чудовище.

— Извини Ион, их слишком много, — прорычал оборотень.

Сопровождавшие нас враги поняли что открыты и таиться дальше не стоит. Трава зашуршала под множеством лап, и на нас набросились огромного размера крысы. Обычно крысы не представляют особой опасности, даже когда их десяток. Но когда они размером с собаку, становится немного страшновато. Ноэль крутанулась на месте и две твари упали на землю с перерезанными глотками. В моих руках ожили жезлы и еще пятеро крыс перестали дышать. А три с перебитыми задними лапами отползали в траву. Но это как оказалось, была только разведка, остальные силы спешили следом.

— Бегите, я их задержу! — крикнул я, дробя очередную клыкастую морду.

— Нет, уходим вместе, — возразила Ноэль. — Это всего лишь начало пути и я не хочу терять защитника. Реджи зарычал, и его рык немного осадил напирающих крыс, но ненадолго. Они быстро пришли в себя и принялись за старое, клацать на нас зубами. Реджи ничего умнее не придумал, как только схватить нас в охапку и броситься по дороге. Сзади я радостно различил отчаянный писк крыс. Они явно не ожидали такого поворота и были разозлены.

Реджи мчался с поразительной скоростью, крысы правда тоже не отставали. По крайней мере, самые шустрые. Около десятка из них за нами следовали неотступно. Не будь я таким тяжелым, Реджи возможно и сумел бы оторваться, но со мной под мышкой это было исключено. Впереди показался выход с поля, но Реджи слишком устал. Крысы в один миг сократили разделявшее нас расстояние.

— Брось меня, выноси Ноэль! — крикнул я. — За меня не волнуйся, выберусь.

Реджи мгновение раздумывал, затем разжал лапу и я кубарем покатился по земле. Вскочив на ноги я мгновенно схлестнулся с преследовавшими нас крысами. Раздробив пару черепов, чудом отклонился от направленных мне в горло клыков. Пропустив крысу над собой нанес ей удар по задней лапе. Послышался хруст костей и крыса закрутилась в пыли. Не смотря на мою ловкость, двум переросткам удалось повиснуть у меня на предплечьях. Пнув под ребра пытающуюся вцепиться мне в ногу тварь, я свел вместе предплечья, раздробив черепа прицепившимся к ним крысам. Четыре оставшиеся не спешили подставлять головы под смертоносные жезлы. Они явно решили подождать спешащего подкрепления. В мои скромные планы подобные задержки никак не вписывались. И я собрался гордо ретироваться с поля битвы. Гордое отступление свелось к быстрому бегу сверкая пятками. Крысы увидев как я дал стрекоча ринулись следом. Они скорее всего надеялись что я словно герой буду стоять по средине дороги и ожидать их нападения. А они спокойно подождут подкрепление и потом перекусят темным эльфом. Вот только в роли героя я себя не видел, поэтому и рванул что было сил на выход с поля.

Неожиданно надо мной промелькнула тень и сзади послышался знакомый рык. Я резко остановился и обернулся. Как я и предполагал это оказался Реджи. Перепрыгнув через меня он расшвыривал крыс словно это были слепые котята. Быстро расправившись с преследователями, мы услышали нарастающий гул, создаваемый множеством лап. Армада крыс приближалась, и нам с ними не справиться это уж точно. Мы взглянули друг другу в глаза, и не сговариваясь припустили с поля.

Выскочив из травы мы увидели хижину паромщика. На крыше стояла Ноэль и махала нам рукой. Особого приглашения я решил не дожидаться и рванул к дому, там по крайней мере отражать нападение будет гораздо легче. Подбегая к дому я оглянулся, и сильно удивился, не обнаружив преследователей. Крысы явно не желали покидать поле. Почему они так себя ведут, я предпочитал не задумываться.

Глава 24

— Почему они остановились? — немного отдышавшись, спросил Реджи.

— Не знаю, — ответила Ноэль, спрыгнув с крыши. — И это мне не очень нравится.

— Хочешь сказать, что тебе больше бы понравилось, набросься они на нас здесь?

— Нет, мне не нравится ни то ни другое. И не донимай меня, хомяк, глупыми вопросами.

— Мой гениальный разум, просто не может генерировать глупых вопросов. Возможно кое-кому не хватает интеллекта их правильно истолковать?

— Нет, просто кое-кто из хомячьего сословья желает ночевать на улице.

— Предлагаю не ссориться, а оглядеть округу, — встрял я в начинающийся спор. — Пойду, посмотрю, может здесь осталось лодка или на худой конец плот.

Ноэль кивнула, и достав карту принялась внимательно ее изучать. Чего там еще можно было разглядеть для меня оставалось загадкой. Я ее помнил наизусть, и никаких подозрительных мест там не видел. Хотя и отдавал себе отчет, что Ноэль в этом деле лучший специалист, нежели я. Пусть глядит, может и в правду чего найдет, подумал я направляясь на поиски плавательного приспособления. Реджи в образе хомяка забрался на плечо, и мы вышли на розыск вместе. Я искоса поглядывал в сторону поля, кто его знает, что может взбрести в голову сумасшедшим крысам. Хижина паромщика стояла практически на воде. Но как мы не старались, так и не смогли найти ни лодки, ни плота. Кажется, нам действительно придется заняться строительством. Мне подобными вещами заниматься не хотелось, но другого выхода не осталось. Темные эльфы не отличались особым рвением к сооружению всяких приспособлений.

— Послушай Ион, зачем нам ночевать в этой хибаре, не проще ли перебраться на тот берег, и спокойней, и от крыс подальше.

— Нам не на чем переплыть реку, — сказал я, поворачивая обратно к хижине.

— Думаешь если хомяк, то значит не очень умный, да?

— Я этого не говорил, хотя…

— Я выше твоих шуточек Ион, тем более ты и шутит-то не умеешь. Я просто хотел предложить потратить остаток дня и построить плот. И тогда мы возможно успеем еще засветло перебраться на тот берег.

— Идея хорошая, но мы не знаем, что может нас ожидать на том берегу. А плыть на ночь глядя у меня желания не возникает. Думаю у Ноэль тоже. И позволю тебе напомнить, это она нас наняла, а не наоборот. Так что сиди на верху и помалкивай.

Реджи на это сказать было нечего, и он замолчал, правда ненадолго.

— А если крысы решат напасть на нас ночью, что тогда? — не удержался он.

— Если решат, значит будем биться. Но мне кажется, они бояться воды, поэтому и не пошли за нами.

— С этим я и не спорю, но мы-то не в воде, а в доме. Чуешь разницу?

— Послушай Реджи, дом стоит практически в воде. Если что попрыгаем из окон в реку и все. Сомневаюсь что крысы бросятся за нами в плавь.

— Да будет тебе известно, крысы не плохие пловцы.

— Возможно они и не плохие пловцы, но делать этого не любят.

Пока мы возвращались обратно, я пытался обнаружить хоть что-то, на чем можно преодолеть реку. Но идя сюда ни возвращаясь обратно, ничего подходящего не было. Единственный момент когда я почти обрадовался находке, длился недолго. Нос лодки торчащий из воды оказался всего лишь носом. Остальной части просто не было.

— Я так понимаю удача повернулась к нам тем местом, куда солнце не заглядывает, — сказал хомяк, рассматривая с высоты моего роста оставшуюся часть лодки.

— Ладно пойдем в дом, надо найти топор или пилу, — невесело произнес я.

Когда мы практически подошли к дому, я резко остановился и посмотрел на дом паромщика более внимательно.

— Реджи, мы с тобой идиоты.

— Говори про себя, и в этом я никогда не сомневался.

— Не ерничай, а взгляни на хижину паромщика более внимательно, — попросил я хомяка.

Реджи последовал совету и взглянул на дом.

— И что, — не понял Реджи. — Дом как дом.

— Ты посмотри, на чем он стоит.

— На чем на чем, известно на чем, на зем… плоту?

— Вот именно, мой лохматый друг, на плоту. — Так что с утра отчалим а сейчас пора на боковую. Я подежурю первым, а к утру ты меня сменишь.

— Да без проблем, мне все равно под утро не спиться, — легко согласился Реджи.

В бравое заявление хомяка я не поверил. Насколько я помнил, комок шерсти храпел в любое время суток: день, вечер, утро, не важно. Главное для него — не упустить момент для сна. Мое предложение не было серьезным: я прекрасно понимал, отдохнуть мне в лучшем случае удастся пару часов, не больше. Ведь именно для этого Ноэль давала нам отоспаться перед путешествием. Она прекрасно знала, что в начале путешествия не всегда удастся отдохнуть вдоволь.

— Ну и как поиски? — спросила Ноэль, стоило нам переступить порог. — Нашли лодку или плот?

— Нашли, — ответил я.

— Далеко?

— Вообще-то могли бы и не выходить.

— В каком смысле?

— В прямом, мы в ней находимся, — постучал я по стене дома. — Хижина паромщика и есть тот самый паром. Он его обустроил и получился в принципе не плохой дом, как видишь.

— Прекрасно, тогда дождемся утра и в путь.

— Ложитесь спать, я подежурю, — предложил я.

— Незачем себя так напрягать, — встала из-за стола Ноэль и подошла к двери.

Достав из кармана небольшой амулет она положила его возле входа.

— Теперь никто не подойдет к дому не замеченным. — Жаль он действует только в помещениях.

— Хорошо что мы сейчас в помещении, — обрадовался Реджи спрыгивая с плеча на стол.

Ждать полной темноты не стали, и расположившись на полу благополучно уснули. Несмотря на заявление Ноэль, что опасаться нечего, сон у меня был тревожный. Мне все время казалось, что за нами кто-то наблюдает. До полуночи я несколько раз просыпался и оглядывал помещение. Третий раз я решил не ложиться и сел в углу. Сна не было, словно я до этого несколько дней спал вдоволь. И теперь организм ни за что не хотел отключаться. Я сидел и тупо смотрел на стену дома. Неожиданно в щель под дверью начал просачиваться дым. Я хоть и не был полноценным темным эльфом, но ночное зрение у меня было на порядок лучше чем у человека. Сказались папины гены. Запаха гари не было, и нетрудно было догадаться, что дым проникающий в комнату не простой. Дым постепенно начал сформировываться в мужскую фигуру. С накинутым на голову плащом и длинным шестом, обычно используемым паромщиками. Я быстро сообразил, кто перед нами стоит. И теперь я точно знал ответ, чего боялись крысы, точнее кого.

Паромщик стоял ко мне спиной и смотрел на спящую Ноэль. Хомяка он скорее всего даже не заметил, как в принципе и меня готового к прыжку. Я понятия не имел, как можно убить нечто сотканное из дыма. Времени на развитие этой темы никто мне не дал. Паромщик взмахнул шестом, собираясь обрушить страшное орудие на ничего неподозревающую эльфийку. Мой жезл прошел сквозь череп паромщика, не встретив препятствия.

Я не причинил вреда хозяину хижины, но и не дал нанести смертельный удар Ноэль. От звука моих шагов и свиста жезла эльфийка проснулась и откатилась в сторону. Оказавшись у противоположной стены, она вскочила на ноги, сжимая в руках кинжалы. Превратившись в дым, паромщик опять принял человеческий облик, но уже у другой стены.

— Кажется кто-то забыл спросить разрешение, прежде чем располагаться в чужом доме, — прозвучал в наших головах, голос паромщика.

— Офигеть, телепат что ли? — изрек хомяк.

— Реджи выражайся понятней, — попросил я. — Мне в сложившийся ситуации сложно напрягать мозг, для разгадывания головоломок.

— Да ты его вообще по-моему не напрягаешь.

— Идиоты, нас сейчас собираются убивать, если вы еще не заметили! — рявкнула Ноэль. — Оставьте споры на лучшее время, а сейчас сосредоточьтесь на нем, — ткнула она клинком в сторону паромщика.

Мне показалось, что паромщик тоже удивился нашему небольшому спору, поэтому и не нападал. Скорее всего он рассчитывал увидеть страх в глазах непрошенных гостей. А они вместо этого спорят не обращая на него внимания. Можно подумать он зашел чаю попить, а не жизни их забрать.

— Наглецы, за это вы умрете, — опять в наших головах прозвучал голос.

Для общения паромщик рот не открывал, у него рта вообще не было. Отпрыгнув в сторону я избежал встречи с шестом паромщика пробившим пол в том месте, где раньше находился я. Пока хозяин хижины вынимал застрявшее орудие убийства, я подскочил к нему и нанес два удара в колено и голову. Как и в первый раз жезлы не встретили сопротивления и прошли насквозь. Паромщик превратился в дым и опять стал видимым, появившись за спиной Ноэль. Она молниеносно развернулась на месте и полоснула его по горлу. Результат оказался то же, что и от жезлов защитника. Обратившись в дым, он метнулся за спину ко мне. Но там его встретил жезл прошедший сквозь лоб. Подобные танцы продолжались довольно продолжительное время. То Ноэль, то я по очереди превращали его в дым. Нападать безротому мы не давали, и он в основном прибывал в виде дымного облака. Наконец даже ему надоела такая игра. И он приобрел человеческий облик у дальней стены, подальше от ненормальных эльфов. Что касается Реджи, то ему это надоело еще раньше. Он после первых двух попыток, отправить к праотцам Ноэль со мной. Забрался на колченогий стол, стоявший в углу комнаты. И заняв наиболее комфортную позу, принялся наблюдать за захватывающим сражением эльфов с паромщиком. Главное что его никто не трогал, и Реджи подобное устраивало.

— Я так понимаю, у нас наступил антракт, в произведении, — объяснил он временную передышку. — Может теперь присядем, и как цивилизованные люди поговорим. О финансах, политике, попьем чайку, ну или что-то в этом духе.

Мы, включая паромщика, медленно повернули головы в сторону вальяжно развалившегося на столе хомяка.

— Не надо на меня так смотреть, я ничего такого не сказал, — принял вертикальное положение хомяк. — Вы полтора часа пытались лишить друг друга жизни, ну или хотя бы покалечить. Не получилось. Давайте передохнем, а затем если так уж хочется, продолжите молотить друг друга. Я просто предлагаю пока мы, точнее вы, отдыхаете, можно побеседовать. Вы не представляете, но иногда небольшая беседа помогает избежать мордобития. А если не поможет, то хотя бы посидим не в тишине.

Я убрал жезлы, мой поступок был достаточно красноречив. Ноэль немного поколебалась и поступила с ножами так же. Паромщик провел рукой, и возле стола появились три стула. А на столе зажглась свеча.

— Ух ты! — воскликнул хомяк. — А я думал духи смертельно боятся света.

— Я не дух, я дымник, — прозвучало у нас в головах.

— Это еще кто такие? — спросил Реджи.

— Длинная история, не хочу вас обременять.

— Мы ни куда не спешим, — заверил я, осторожно присаживаясь на край стула.

Ноэль присела на другой, готовая в любой момент вскочить. Паромщик превратился в дым и материализовался на свободный стул.

Глава 25

Когда все расселись, в комнате на мгновение повисла тишина. Все ждали кто первый начнет. Первым начал паромщик, так как он вроде был хозяином дома.

— Пока можете не волноваться, во время разговора я не собираюсь нападать.

— А с чего ты решил вообще на нас напасть? — спросил я.

— Вы забрались ко мне в дом.

— Логично, капитулировал я перед убийственным фактом. — Мы не знали что кто-то здесь живет, и приносим извинения.

— А сейчас знаете, но платить вам все равно придется.

— Я полагаю, жизнями? — встрял хомяк.

— Можно и по-другому, — согласился паромщик. — Но боюсь для вас, оно будет означать одно и тоже.

— Ты сперва расскажи, а мы уж решим, одно это, или нет.

— Хорошо, — согласился дымник. — Вы должны изгнать из гор иных и поселить там драконов.

— Это самоубийство, — подключилась к разговору Ноэль.

— Я так и сказал, — прозвучало в наших головах.

— Действительно трудно, — погладил я подбородок. — Но трудно не значит не возможно.

Ноэль взглянула на меня как на сумасшедшего. От того чтобы покрутить пальцем у виска, она правда удержалась, но это ей удалось с большим трудом.

— Хорошо, допустим, мы прогоним иных, хотя мне это представляется с трудом, — высказался я. Но где нам найти столько драконов, чтобы заселить горы?

— Мне будет достаточно и одного.

— Понятно, а если я не соглашусь, ты заберешь у нас жизни.

— Можешь не сомневаться. Вы, эльфы, быстры, но я в отличие от вас никогда не устану. А по поводу моей скорости, вы ее еще не видели. До этого я просто разминался.

— Значит, мы обречены, — подвел я итог.

— Ты верно подметил, темный эльф, — согласился паромщик, превращаясь в дым.

Я и Ноэль вскочили следом. Стулья под нами исчезли, остался лишь колченогий стол, на котором продолжал восседать Реджи.

— Погоди! — крикнул я. — Я согласен.

— Ты уверен? — спросил дымник, как мне показалось с не скрываемым удивлением.

— А у меня есть выбор?

— Выбор есть всегда. — Ты можешь умереть сейчас, быстро и практически без болезненно. Или скорее всего в тяжких муках выполняя мой договор.

— Если я соглашусь, они будут свободны?

— Да я их отпущу. — И если ты не сможешь выполнить договор, то к ним у меня претензий не будет.

— Паромщик, а как ты узнаешь, что тебя не обманули, — спросил Реджи. — Можно ведь просто сбежать, плюнув на обязательства.

В головах раздался неприятный смех.

— Темный эльф, протяни руку, — попросил он.

Мне ничего другого не осталось, как выполнить просьбу. Паромщик провел острым когтем по моему предплечью, и на пол закапала горячая кровь. Больно мне не было, я лишь почувствовал легкий укол во время пореза. Дымник поставил под капли ладонь и несколько из них впитались в его кожу.

— Теперь я узнаю обо всем, что ты делаешь, и в случае обмана найду в любом месте и убью, — пообещал паромщик. А теперь спите спокойно, утром у берега будет стоять лодка. И не вздумайте переплывать реку в моем доме, утоплю. Паромщик опять превратился в дым и до утра не появлялся. Хоть паромщик и пообещал никого не убивать, но до утра никто из нас так и не сомкнул глаз. Кто его знает, что в голове дымника произойдет. Возьмет и передумает. На всякий случай на страже остался я. Реджи составил мне компанию. Хотя в его варианте это выглядело своеобразно. Он продолжал дрыхнуть но уже рядом со мной. Ноэль изобразила спящую, но она дышала слишком часто, поэтому обмануть никого не смогла. Утром с первыми лучами солнца мы отправились на поиски лодки. Паромщик никого не обманул. Лодка мирно покачивалась на волнах рядом с порогом. Разместившись на берегу небольшого судна, я оттолкнул его от берега. Река была полноводная и широкая, но к нашему счастью не быстрая. Примерно через час мы достигли противоположного берега. Яркое солнце, золотой песок, мне даже захотелось искупаться. Реджи не оценил подобного желания, красноречиво покружив паяцем у виска. А вот Ноэль неожиданно согласилась. Чему я сильно удивился. Вот только она согласилась на отдых, а не на брызганье в мутной воде. Она всю ночь не спала, вот и решила воспользоваться моментом.

Реджи такому повороту не особо расстроился, пристроившись рядом с эльфийкой. Вдоволь насладившись водой, я ощутил прилив сил. Как ни крути, а ночью до полуночи мне удалось немного поспать. Через пол часа Ноэль сверилась с картой и мы отправились дальше.

Промахнуться мимо гор мог разве что слепой, да и тот в конечном счете упрется в них лбом. Если конечно не будет ходить по кругу. Огромные пики, тянущиеся вверх, казалось держали небо. Создавалось впечатление, что горы одели белоснежные шапки из облаков.

— Надеюсь нам не на самую вершину? — поинтересовался хомяк, вглядываясь в даль.

— Тебя это пугает? — ответила вопросом на вопрос Ноэль.

— Меня пугает холод, хоть я и покрыт шерстью, но она не предназначена для долгих прогулок по заснеженным перевалам.

— Успокойся, забираться под облака мы не будем. — Драконы не любят холод, так же как и ты. Не любили, поправилась эльфийка. Иные тоже наверх не забираются, холод их убивает.

— Жаль у нас нет фреона, в промышленных масштабах, — посетовал Реджи хлопнув себя по коленке. — Закачать бы в их гнезда пару эшелонов, и нет иных. Все чисто и гладко.

— Запомни хомяк, я наняла темного, чтобы он помог мне забрать камень, не более. Разбираться с иными и прочей дрянью это ваши проблемы ребята. Сами подписались сами и выпутывайтесь. Наш договор действует до того момента, пока я не возьму камень. Дальше наши дороги расходятся, если конечно я не решу нанять вас на обратный путь. Если ты помнишь я предупреждала, изучай карту. Возвращаться в Аукцион вам придется одним.

— Погоди, а как сама-то вернешься?

— Не твое дело хомяк.

— Как это не мое! — возмутился Реджи. — А если тебя ограбят на обратном пути, представляешь какой не смываемый позор, ляжет на нашу с Ионом репутацию.

— Не на вашу, а на темного, — поправила его эльфийка. — Что касается договора на обратную дорогу, то я их никогда не заключаю. Так что репутация ни сколько не пострадает.

— Ион, она что действительно не заключила договор на возврат?

Я кивнул.

— И почему я об этом узнаю в последнюю очередь? — Мне казалось, защитника нанимают туда и обратно.

— Теперь знаешь, так что советую обидеться и идти своей дорогой.

— Довольно примитивный способ от меня избавиться, но от темного я другого и не ожидал. — Не дождешься.

— Реджи ты чего добиваешься? — Хочешь разбудить во мне совесть или жалость?

— Реджинальд в жалости не нуждается, — гордо он вскинул мордочку и не удержав равновесие грохнулся на землю.

Я не остановился и шел следом за Ноэль.

— Эй! — Погоди.

Реджи быстро догнал меня, и уцепившись за штанину быстро забрался на свое место.

— Мог бы для приличия оглянуться, вдруг я убился насмерть.

— Тебя не так просто убить, а как показывает опыт, утопить еще сложней. — Так что оборачиваться к тебе смысла не было.

— Значит доведем ее до цели, и обратно, вдвоем, как в старые добрые времена.

— У нас не было старых и добрых. — У нас вообще с тобой ничего не было. Если не считать того дня когда я постоянно попадал в неприятности, из-за тебя, между прочим.

— Не надо выдумывать, я только тем и занимался, что вытаскивал твою задницу из всевозможных переделок.

— Значит мы с тобой квиты. — Я тебя выпустил из клетки, ты то же самое проделал со мной.

— Хорошо, — согласился Реджи. — Но я от тебя все равно не отстану. Пропадешь ты без меня, а я потом не прощу себе за это.

— Если вы не прекратите, я сейчас разрыдаюсь от ваших разговоров, — сказала Ноэль, поворачиваясь к нам. Хомяк переживает за темного, а тот не может от него избавиться. Скажи мне кто такое пару недель назад, ни за что бы не поверила. Темный эльф, если ему кто-то мешает, решает проблему очень быстро. Обычно при помощи ножа в горло проблеме, а здесь одно сюсюканье. Противно смотреть.

— У меня весомое оправдание, я не чистокровный эльф.

— Не вижу чем здесь можно гордиться.

Я ничего не ответил, трудно быть "полу" кем-то, но я привык. Люди на меня смотрят как на эльфа. Эльфы как на человека. И никто из них не желает заключать меня в объятья, да и я не тороплюсь. Я стал тем кто я есть, и это только моя заслуга. Не многие могут позволить себе не принадлежать к какой-нибудь стороне. Я смог, и в этом мое преимущество. Хорошо что во мне от отца больше, чем от матери. В подобных ситуациях, эльфы психологически крепче чем люди. Человек, скорее всего, станет плакаться, что его не понимают, и в конечном счете наложит на себя руки. Слабохарактерные существа одним словом. Недаром их презирают почти все существа, но среди них встречаются весьма крепкие экземпляры. Именно благодаря им человечество не вымерло и не было уничтожено. Возможно темные и захватили бы мир, став доминирующим кланом. Но они очень не любят покидать, уютных подземных пещер, за счет этого и держится равновесие. Светлые так же не захватят власть, им этого не дадут темные. Одним словом у всех все хорошо.

Мои размышления о мироздании и тому подобном, прервал Реджи.

— У меня что-то с памятью, или с глазами? — сказал он.

— Ты о чем хомяк? — остановилась Ноэль.

— Я вон о том замке, что с права.

Я посмотрел туда, куда указывал Реджи, и действительно увидел возвышающуюся крепость. Ума не приложу, как я ее раньше не заметил.

— Насколько я помню, на карте про нее ничего не было сказано, — авторитетно заявил Реджи.

Ноэль достала карту и мы лишний раз убедились в его правоте. Дорога шла практически прямо, пока не упиралась в горы.

— На карте ее нет, но возможно тот, кто ее составлял, просто забыл отметить это строение, — высказала весьма сомнительное предположение Ноэль.

— Забыл отметить крепость, сомневаюсь, — не согласился я.

— Забыл, не забыл, в любом случае нам там делать нечего. — Здесь полно заброшенных крепостей. А эта стоит в стороне от дороги, ничего удивительного в том нет, что ее забыли внести на карту. Я не упускаю возможности, что крепость давно покинута, намного раньше, чем создали карту. И поэтому ее не стали заносить, мало ли в округе заброшенных развалин. Каждый сарай отмечать — никакой карты не хватит.

С высказываниями Ноэль я был согласен. Но все же что-то мне не давало покоя. На зрение я пока не жаловался, да и на память тоже. По идее крепость должно быть хорошо видно с берега реки, где я принимал водные процедуры. Помню, прежде чем лезть в воду я внимательно осмотрелся по сторонам. Никакой крепости хоть убей не видел. Все это очень странно, а все что странно я привык воспринимать как опасность. Хотя если быть честными с собой, то странно уже то, что мы который день в заброшенных землях и все еще живы. Ноэль не хотела к ней подходить, но похоже крепость сговорилась с дорогой, и мы сплоченным коллективом приближались к ней.

Сверяться с картой смысла уже не было. Дорога вела прямо в крепость.

Глава 26

— Идем прямо, или будем сворачивать? — поинтересовался я, поправляя жезлы.

— Куда ты собрался сворачивать, — раздалось у меня над ухом. — Кругом трава по плечи, что-то мне не очень хочется опять встречаться с крысами. У темных наверное как-то голова по иному работает. Только вчера в траве чуть до костей не ободрали, а он опять норовит туда же.

— Хомяк дело говорит, — Поддержала мохнатого наездника Ноэль. — Время на обход я терять не хочу. Если дорога ведет в крепость, значит так тому и быть. Ну а о том что ее нет на карте, подумаем позже, если делать больше будет нечего.

Крепость приближалась довольно быстро. Постепенно превращаясь из небольшого строения в огромную боевую постройку.

— А из дали она казалась не такой большой, — сказал Реджи задрав голову.

— Издали все кажется не таким ужасным, взять хотя бы тебя.

— Плоский темный юмор лучше прибереги для пещер. Думаю, иные его оценят.

Когда мы приблизились и смогли рассмотреть крепость вблизи, Ноэль предложила обойти ее стороной, но не по траве, а вдоль стен. Вначале мысль нам показалась здравой. Но стоило нам свернуть с дороги, как вдруг, откуда ни возьмись, появился туман, настолько плотный, что мы практически мгновенно потеряли друг друга из вида. Пришлось браться за руки и поворачивать обратно. И чем ближе мы подходили к дороге тем реже становился туман. Здесь и дураку было понятно, что без магии не обошлось. А когда дело имеешь с магией, неприятности тебе обеспечены. И это даже не предположение, а печальная закономерность. Тут и к бабке ходить не нужно.

Остановившись напротив ворот крепости, мы устроили небольшой совет. Он ни к чему толковому не привел, но мы решили еще раз попробовать пройти вдоль стен. Правда, с другой стороны.

Взяв Ноэль за руку я второй держался за стену. Туман мгновенно сгустился, и шершавую стену я ощущал только ладонью. Очередное подтверждение в пользу магии, я нащупал руками. На стене не было мха. На любой крепостной стене есть мох, особенно на такой старой. Но здесь его не было. В тумане мы находились совсем не долго, как он неожиданно стал рассеиваться. Радость от того что мы стали лучше видеть, рассеялась так же быстро, как и туман. Мы опять стояли возле входа в крепость.

— Мне кажется, не зайти нам в нее не дадут, — выразил я очевидный факт, очевидный, по крайней мере, для меня. — И от такого настойчивого предложения мы отказаться увы не сможем. Да и на улице начинает вечереть. Встречать ночь под открытым небом удовольствие мало приятное. Ну а с колдовством мы как-нибудь разберемся, не в первый раз.

Ноэль несколько раз сжала челюсть, что стали видны ее желваки, но возразить было не чем. Она и без меня прекрасно понимала, миновать крепость не удастся.

— Ладно, — сдалась она. — Если по-другому никак, то мы принимаем приглашение, хотя и без особого желания.

Едва мы вступили на опущенный мост, как туман полностью рассеялся. Похоже крепость собиралась произвести на нас хорошее впечатление своим гостеприимством. Думаю это будет трудновато учитывая манеру приглашения. Ноэль вынула клинки, хотя мои жезлы стали намного раньше холодить ладони. Крепость вроде как старая, а вот ворота словно только что установили. Даже странно что мы не заметили плотников. Я провел ладонью по гладкой створке, кто-то отполировал ее до зеркального блеска. Я даже свое отражение увидел. Когда мы уже практически миновали створки я боковым зрением заметил что-то мелькнувшее за нашими спинами. Быстро обернувшись я так никого и не увидел. Впрочем на другое я мало рассчитывал. Волшебство любит пошалить со зрением и слухом, вызывая из глубины души страхи заключенные туда ранее. Главное не позволять их выпустить, иначе можно считать себя покойником. Иногда тебя даже убивать не обязательно самому, достаточно просто запугать, а страх сам тебя скинет в пропасть или на острие меча, кому как нравиться.

Похоже кроме меня никто ничего не заметил. И я решил не привлекать всеобщего внимания к моим видениям. Очень не хочется чтобы на тебя смотрели как на человека, объевшегося поганок. Да вообще не хочется, чтобы смотрели как на человека. Кроме отполированных дверей меня удивила идеальная чистота. Никакой тебе пыли под ногами или грязи. Хотя ее за столько лет должно было нанести изрядное количество.

Когда мы вошли внутрь, звуки сопровождавшие нас снаружи затихли, а затем исчезли вовсе. Я даже собственных шагов не слышал. Хорошо что это длилось недолго. Затем звук вернулся, но каким-то странным, словно он запаздывал за нашими движениями. Вскоре и это нормализовалось, перестав нас нервировать. Сама по себе крепость представляла совершенно пустое сооружение. Если конечно не считать самих стен и высокой башни возвышающейся в центре. Кроме нее никаких строений даже разрушенных не наблюдалось. Где интересно жили защитники? Хотя в защитниках похоже, крепость не очень-то и нуждалась. Маги похоже могут и не такие чудеса вытворять, поэтому чистоту и отсутствие построек, мне пришлось принять как данность.

— Ну ладно, мы зашли, что дальше? — спросил хомяк, запрокидывая голову и стараясь рассмотреть вершину башни.

Оставив хомяка без ответа Ноэль разглядывала башню. Никакого архитектурного шедевра она собой не представляла: сложена была из обычных камней, только отполированных.

— Думаю, стоит войти, — опять подал голос Реджи. — Возможно владелец всего этого хозяйства находится где-то внутри. По крайней мере морозить зад на улице я бы не стал.

— Да ты вообще свой зад нигде не морозишь, — заметил я, открывая дверь в башню.

Ноэль последовала следом. Многочисленные ступени хорошо разогрели ноги. Я остановился перед следующей дверью, давая ногам отдохнуть. Если дальше мы повстречаем кого-то, кто возжелает пустить нам кровь, я хочу чтобы ноги меня не подвели. Ноэль кивнула когда я взглянул на нее. Получив разрешение на вход я вломился в помещение, готовый размозжить первый попавшийся череп, вражий разумеется. Но ни черепов ни оружия внутри комнаты не было. Не скажу, что я расстроился, но хотелось бы хоть какого-то сопротивления. Врага надо видеть, или по крайней мере знать где он находиться, а так одна нервотрепка. Комната оказалась такой же пустой и чистой, как и сама крепость.

Выглянув в окно я оглядел окрестности окружающие крепость. До гор было рукой подать. Дорога проходила через небольшую рощицу молодых деревьев, и уходила влево вдоль горного хребта. А чуть правее, виднелось чернеющее жерло пещеры. Я позвал Ноэль и показал ей то, что увидел. Она достала карту и некоторое время сверялась с видом из башни.

— Да, это именно тот вход, что нам нужен, — подвела она итог сравнению. — Заночуем здесь, а утром двинемся в путь, если конечно нам позволят.

— Должны, — произнес я. — Мы как никак приняли предложение заглянуть на огонек, хоть и не с первого раза, но приняли ведь.

— Будем надеться, хозяин не из обидчивых, в противном случае придется пробиваться с боем.

— С боем я согласен, вот только не знаю с кем биться-то.

— Не волнуйся темный, что-то мне подсказывает, работу для твоих жезлов мы найдем.

Плотно поужинав мы приготовились ко сну, справедливо полагая, чем раньше ляжешь, тем раньше встанешь. Да и хороший сон еще никому не помешал. В свете предстоящих событий, мне не помешает пара лишних часов сна. Закрыв дверь, я по привычки обернулся в поисках, чем бы подпереть. Обведя взглядом пустое помещение пришлось выдумывать запор самому. В отсутствии материалов пришлось использовать собственное тело, укладываясь под дверь. Если вдруг кому-то придет в голову напасть на нас, то ему придется в первую очередь разбудить меня.

Через мгновение после того как мы легли я услышал богатырский храп хомяка. Вот кого превратности судьбы совершенно не трогают. Пришлось его немного толкнуть. Реджи недовольно о чем-то пробурчал, но храпеть перестал. Вопреки ожиданиям на нас никто за всю ночь так и не напал. Мы хорошо выспались и были готовы к продолжению путешествия.

Я выглянул в окно и слегка удивился. Там где вчера была молодая роща, теперь возвышались вековые дубы. Надежда на то, что протерев глаза я опять увижу молодую рощу, умерла, стоило мне опять выглянуть в окно. Дубы никуда не исчезли, и мне пришлось звать на помощь Ноэль. Дневное зрение у лесных эльфов, днем куда лучше моего. Но и она увидела то же самое что и я.

— Не нравиться мне все это, — произнесла она суровым голосом.

— Погостили и хватит, — добавил Реджи.

С таким предложением согласились все. Завтрак решили оставить на потом, когда выберемся на свободу. Там говорят и вода слаще и воздух свежее. К нашему удивлению мы без проблем спустились с башни и покинули крепостные стены, вновь оказавшись на дороге. Причем последняя, основательно заросла и угадывалась с большим трудом. Но так как направление нам было известно, то дорога была уже не так актуальна.

— Ну и что будем делать дальше? — спросил хомяк. — Опять прикидываться слепыми и бродить вдоль стен?

Отвечать нам не пришлось. Крепость заволокло туманом, а когда он рассеялся, то и она исчезла вместе с ним. Словно ее здесь никогда и не было. Пред нами стоял лишь дубовый лес.

Глава 27

— Поправьте меня если я не прав, — попросил Реджи. — Мы одну ночь спали или как?

— Конечно одну, это и хомяку должно быть понятно, — возмутилась Ноэль.

— Но ведь глупо отрицать, что мы видели молодую рощицу, а не вековые дубы, — не сдавался Реджи.

— Хомяк, я вообще не уверенна, что мы видели именно то, что было в действительности.

— Я согласен с Ноэль, — поддержал я эльфийку. — Магия, вещь для многих не понятная. Думаю и для самих магов она не полностью раскрыта.

— Хорошо, — согласился хомяк. — Будем считать мы испытали коллективный глюк.

— Это еще что такое? — подозрительно прищурив глаз, спросила Ноэль.

— Глюк, это такое магическое состояние, наступающее, когда съешь чего-нибудь несвежего, или поганок.

— Намекаешь, что мне поставляют некачественную еду?

— Я не это имел в виду, хотя если брать во внимание покойного Нивса, то и эту возможность отрицать нельзя.

Ноэль призадумалась. В том, что говорил Реджи была доля правды. Если Нивс собирался расправиться с Ноэль, то вполне мог подговорить какого-нибудь слугу подсыпать нам в еду зелья.

— Нет, такого не может быть, — сказала, как отрезала Ноэль. — Я слишком долго знаю управляющего. Он на подобное пойти не мог, слишком дорожит репутацией.

— Управляющему знать это не обязательно, достаточно подкупить слугу, — высказал я предположение. — У слуг ведь нет такого рвения к репутации.

— Темный, подобное тоже исключено. — Он использует очень дорогой магический артефакт, и любая отрава будет сразу же обнаружена.

— Тогда остается лишь магия, — вздохнул я.

Решив больше не морочить друг другу головы, молча отправились в вековой лес. Если это действительно лес, а не какое-то там видение. Ударившая меня по лицу ветка, основательно развеяло сомнение на счет видений, они так больно не бьют. По-крайней мере, в физическом смысле. Ну а в душевном могут ударить так, что потом во век не оправишься. Дорога основательно заросла и мы двигались в основном только по направлению.

Шли мы довольно быстро, как ни крути, а эльфы в лесу чувствуют себя намного лучше, чем люди. Даже несмотря на то, что я практически темный эльф а не лесной. Ловкости правда мне у них не занимать.

Вскоре мы вышли на небольшую полянку. Остановиться на ней решили в основном из-за Реджи. С момента, когда мы вошли в лес, он не переставал ныть по поводу голодной смерти на плече товарища. Расстелив скатерть мы дружно расселись возле нее. По началу все шло как обычно, и ничего не предвещало неприятностей. Ноэль как обычно сняла кольцо и положила на середину скатерти. Я закрыл глаза но сквозь веки видел яркую вспышку. Открыв их приготовился лицезреть изысканные яства. Но кроме кольца на скатерти, ничего не увидел. Если не считать парочки жуков по-деловому преодолевающих странную полянку без растительности.

— Это уже не смешно, — возмутился Реджи. — Я еще могу понять, когда ты спишь и не замечаешь, как вырастают деревья. Но чтобы не заметить, как умял обед, это ребята уже слишком.

Реджи был прав, не заметить, как мы втроем приговорили завтрак, такого при всем желании не придумаешь. Ноэль взяла кольцо и придирчиво его осмотрела, но ничего подозрительного не обнаружила. И мы дружно приготовились к повторному вызову завтрака. Отвернулись переждав еще одну вспышку и… результат оказался прежним, пустая скатерть и кольцо в центре.

— Когда вернусь, у меня будет серьезный разговор с управляющим, — пообещала Ноэль, надевая кольцо на палец.

Как все уже поняли, завтрак временно откладывался. До тех пор пока мы не найдем чего-нибудь перекусить. Мое предложение съесть Реджи, особого энтузиазма не вызвало. Ноэль не устаивали маленькие размеры грызуна, а Реджи не устраивала сама постановка вопроса. Поэтому мне пришлось бегать за оленями. Хотя оленя мне поймать так и не удалось, они оказались на удивление прыткими. Но зато мне посчастливилось обнаружить дикую яблоню. Реджи не высказал по этому поводу особого восторга, но уплетал плоды дикарки за обе щеки.

Когда Реджи начал превращаться в страшного зверя его гастрономические блюда претерпели некоторую коррекцию. Сдвиг в основном произошел в сторону мясных составляющих. Покончив с обгладыванием небольшой яблони, мы отправились покорять последние километры до горного хребта. Реджи хватило на полчаса молчания. Так он показывал страшную обиду на мое предложение. Но вскоре его прорвало и он принялся пытать нас вопросами где мы будем добывать пропитание когда окажемся в пещере.

— Сомневаюсь что внутри горы будут расти яблоневые сады, — бубнил хомяк сидя на плече и болтая лапками.

— Хомяк, насколько я помню, ты был не в восторге от яблок, — напомнила ему Ноэль недавние высказывания. — Тебе вроде как мяса подавай.

— Ну говорил, и что?

— А то, в пещерах нет яблок, зато мяса хоть отбавляй.

— Откуда там мясо? — Не знал, что в пещерах бегают олени.

— Нет, олени там не бегают, зато всевозможных ползающих тварей хоть отбавляй, — только и успевай накалывать.

— Мне от одного упоминания о ползающих становиться дурно. — А уж представить что это потребуется есть, я даже думать не хочу.

— Не вздумай мне куртку испачкать, — пригрозил я. — Иначе поездки на закорках мгновенно прекратятся.

— Тоже мне напугал, у нас между прочим есть еще один член команды, — нагло заявил хомяк. — И там я буду чувствовать себя намного комфортней.

По тому, как эльфийка взглянула на Реджи, нетрудно было догадаться, что подобные речи из уст грызуна явно не добавляли ей хорошего настроения.

— Я не в вашей команде хомяк. — Я наняла темного, а ты достался как бесплатное приложение. Не забывай этого и возможно проживешь на несколько дней дольше.

— Что же у вас за мир-то такой, каждый норовит запугать до полусмерти бедное животное, — как всегда наигранно обиделся хомяк. — Хорошо, что я не из пугливых. И с этой точки зрения вам чертовски повезло заполучить в команду такого бойца.

— А если бы этот боец не жужжал мне так над ухом, то было бы вообще замечательно.

— Этот боец между прочим всегда по делу говорит. — Смотри и учись.

Реджи прокашлялся в кулак и изобразив милую мордашку поинтересовался у Ноэль: — У тебя нет случайно сведений по поводу леса, что мы так удачно миновали днем? — Может на карте какие закорючки имеются, которые мне не понятны?

— Да карта сама по себе для тебя является одной, огромной закорючкой.

— Да, да, это очень смешно, лесной юмор всегда отличался особым смыслом. — Ну а если серьезно, что можешь рассказать про лес?

— Да ничего про него сказать не могу, лес как лес. — Если кто и может про него что-нибудь рассказать, то это будем мы, если конечно выживем. Но на твоем месте я бы не беспокоилась, мы его уже прошли.

Мы действительно шли вдоль горной гряды. Дорога продолжала бежать влево, а мы свернули в другую сторону и приближались к чернеющей дыре. Лес стелился по правую руку и простирался на сколько хватало глаз. Хорошо, что замок оказался практически у края леса, и мы сумели быстро его покинуть. Пока мне не известны обитатели, устраивать ночлег в подобных местах желания не возникало.

— И все же, — не сдавался хомяк. — Вдруг нам придется возвращаться ночью, хотелось бы иметь определенные знания на этот счет.

— Я тебе уже ответила, но если хочешь более открытым текстом, ты хомяк обратно скорее всего не вернешься.

— Ты меня Ноэль плохо знаешь, я такое видел, когда двести двадцать прошли через мой зад, мои глаза еще полчаса как фонарики работали, освещая этот отсталый мир. — Я просто хочу сказать, меня сложно теперь чем-то запугать. А учитывая мои новые возможности я сам кого хочешь запугаю до полусмерти. Кстати, сама-то как собираешься выбираться?

— Не твое дело, — отрезала Ноэль.

Подобная тема ее явно напрягала, и она не сильно жаждала распространяться на ее счет. Возможно, с этим как-то связаны потери ее защитников.

Огромная пещера медленно приближалась, все больше открывая нам свое темное жерло. Честно говоря, глубоко в душе я питал слабую надежду, что нам посчастливиться избежать встречи с иными. Но разум как всегда сопротивлялся и говорил об обратном. В самой пещере было темно как у орка в заднице, по крайней мере с точки зрения Реджи. Он даже высказался по поводу чешуи драконов которая якобы должна была освещать подобные места. Ноэль не задумываясь, нашла этому объяснение. По ее версии, с чем я полностью согласен, люди алчные существа. Как и у всех, у людей есть особи не очень смелые. Они-то как раз и разграбили входы в пещеры. А вот охотники на драконов не разменивались на подобные мелочи. Им нужны были сами драконы, и на их шкурах светящейся чешуи было гораздо больше нежели на грязных стенах. Поэтому освещение должно появиться гораздо глубже, туда, куда мародеры боялись забираться.

В пещере я шел первым, для моих глаз освещения вполне хватало, чего нельзя сказать про Ноэль и хомяка. Правда у эльфийки нашлась чешуйка дракона. Но ее света хватало лишь на освещение карты. Развернув карту она водила небольшим источником света, комментируя все что на ней видела.

Нам нужен был четвертый туннель с права. Затем седьмой по левую сторону. Пройдя по нему метров сто, мы наконец-то увидели освещенное место. Сюда мародеры не добрались и чешуйки застрявшие в стенах довольно прилично освещали туннель. Идти стало намного интересней и веселей. Если конечно встречу с иными можно было назвать веселым предприятием.

Глава 28

У хомяка, по всей видимости, настроение было настолько хорошим, что он принялся насвистывать какой-то противненький мотивчик.

— Реджи заткнись уже, возможно тебе покажется странным но мы находимся во владениях иных, — шепнул я ему. — И мне сильно не хочется, чтобы на твои завывания примчались одноглазые ящеры.

— Не трясись темный, Реджи с тобой, прорвемся, — нагло заявил хомяк.

Вступать в полемику особого желания не было, да и меня привлек к себе подозрительный шорох. Я остановился и достал жезлы, шорох тоже прекратился.

— Ты тоже это слышал, — спросила Ноэль, вооружаясь клинками.

— Да, и уже достаточно долго. Нас сопровождают, но нападать пока не спешат. Они еще некоторое время за нами последят, прежде чем атакуют.

— Насколько я поняла, тебе они знакомы.

— Да, мы их называем жители тени. — Маленькие зловредные существа.

— Ну если маленькие, то не должно быть особых проблем, — заметил Реджи.

— Наоборот, — не согласился я. — Они никогда не участвуют в открытом бою, но зато являются не превзойденными мастерами кровавых ловушек. Думаю за счет этого они и выжили здесь. Ящерам просто не справится с ними, а искать жителя тени в надежде убить, пустая трата времени. Темные эльфы не один век конфликтуют с ними. Регулярно устраивая кровавые походы. Правда кровь льется по большей части со стороны темных. Примерно сорок погибших в страшных ловушках эльфов, против одного жителя тени.

— Да уж, статистика не утешительная, — вздохнул хомяк. — По всему выходит, ребята действительно серьезные.

— И это мягко сказано. — Попасть к ним в плен самое худшее, что можно придумать. Особенно мне, темному.

— Ага, на вас у них патологическая аллергия.

С хомяком трудно было не согласиться. Жители тени ненавидели нас больше всего на свете. Мне даже представить сложно на что способен их изобретательный мозг. Но то что будет больно, я не сомневался. Как говорится, не поминай лихо пока оно тихо. Вспомни про жителя тени и обязательно с ним встретишься. Хотя, по правде сказать, вспоминаешь про них только тогда когда они дали о себе знать. Несмотря на то, что я ожидал ее подобные встречи всегда происходят неожиданно. И мы не стали исключением.

Я не успел даже пикнуть, как был скручен сетью. Ноэль находилась в таком же положении. Спустя мгновение, мы висели окруженные жителями тени. С одной стороны нам повезло, что нас всего лишь поймали, мы не болтались в воздухе орошая землю пещеры кровью. Но с другой, это лишь отсрочка перед еще большими мучениями.

Аккуратно спеленав нас, они понесли добычу в боковое ответвление. Когда мы здесь проходили я не заметил никаких боковых ответвлений. Вот как раз в подобных вещах жители тени и добились наибольшего успеха. Я никого не знаю кто бы мог сравниться с ними в скрытности. Если они не захотят показать тебе вход, то сколько не старайся, все равно не найдешь.

Нас внесли в большую пещеру и приковали к стене. Справедливости ради надо отметить пока нас транспортировали, никто не пытался ударить меня или еще каким-то образом причинить вред. Они никогда не торопят событий и это больше всего пугает.

— Темный, не просветишь, что нас ожидает? — поинтересовалась Ноэль, болтаясь в цепях справа от меня.

— Короткий суд, ну а дальше смерть. — В каком точно виде я сказать не могу, но думаю, она будет весьма болезненной. Насколько мне известно, они не сторонники быстрых убийств. Даже попав в ловушку, ты умрешь не сразу, минут десять тебе придется помучиться. И это лучший вариант. В худшем, мучения продлятся в течение шести, а то и десяти часов. Ближе к развязке, смерть становится самой желанной на свете. Одним словом, день обещает быть длинным.

— Умеешь же ты обнадежить.

— Всегда пожалуйста.

Пока мы болтались на всеобщем обозрении, возле нас собралось приличное количество зевак. Жители тени ничем не отличались от людей и им подобным, в отношении к общественной казни. Если намечается казнь, то пропустить ее смерти подобно. Потом будешь локти кусать, что не видел всего собственными глазами, а выслушивал из уст очевидцев.

Увидеть жителя тени в живую практически невозможно, но нам предоставили возможность разглядеть их во всех подробностях. Правда в качестве оплаты они заберут наши жизни.

Рост обычного жителя тени не превышал одного метра. Но иногда среди них встречались гиганты, чей рост составлял метр двадцать, иногда метр сорок. У них такие индивидуумы считались великими воинами. Несмотря на малый рост, они отличались огромной силой. Чему я убедился на собственном опыте. Меня например несли всего двое жителей тени, хотя вес у меня немаленький. Еще одна отличительная черта это повышенная лохматость по всему телу за исключением абсолютного лысого черепа.

Моя скромная персона явно вызывала у них отвращение, замешанное на жажде убийства. А вот Ноэль неожиданно произвела фурор. По их поведению нетрудно было догадаться, светлого эльфа они встретили впервые. Каждый из них посчитал своей прямой обязанностью подойти к Ноэль и потрогать. Затем потрогавший отходил и принимался активно размахивая руками что-то объяснять соплеменникам. О том, что она не похожа на меня и является неправильным темным. Ноэль ничего этого не знала, она могла лишь догадываться, о чем говорят эти необычные существа. В отличие от нее, я хорошо понимал речь смертельных врагов темных. Первое чему меня принялись обучать, когда я попал к отцу, так это языку жителей тени. Первое правило, знать о чем говорит твой враг.

— Темный, чего они в меня тычут пальцами? — задала логичный вопрос Ноэль.

— Они первый раз видят светлого и думают, что ты неправильный темный. — Но суть их рассуждений сводиться к одному, если даже ты и неправильный темный казнить тебя нужно так же, как и меня.

— Погоди минуточку, насколько я помню, разговор шел о суде. — Или ты не это имел в виду?

— А я и не отказываюсь от своих слов. — Видишь толпа потихоньку начинает замолкать, это означает, что к нам приближается судья. Обычно в этой роли выступает предводитель какого-нибудь клана.

На самом деле я ошибся, нас судить пришел сам вождь. Наверное мы очень важные персоны раз они пошли на такое. Вождь, обвешанный драгоценными камнями как лавочник бубликами, подошел почти в плотную к Ноэль и довольно положительное время разглядывал ее.

— Только не вздумай его пнуть, — шепнул я Ноэль.

— Вообще-то это ты у нас специалист по мордобитию, болтаясь на стене.

Я понял ее намек, но у Нивса было всего пара головорезов, а здесь целая толпа жаждущих пустить нам кровь. И замечу, стараются ребята не из-за денег. С людьми их сравнивать нельзя.

— Приготовить их к суду! — рявкнул вождь.

Отдав распоряжение, вождь взгромоздился на трон, принесенный, пока он лицезрел Ноэль. И принялся со скучающей миной наблюдать за приготовлениями. Ловкие маленькие ручки отцепили нас от стены и привязали к бревнам вкопанным в землю. Каждому из нас досталось по отдельному бревну, что не может не радовать. В пещерах дерево вообще-то редкий материал. Мы действительно особые пленники, жаль только жизнь продлится недолго.

Расправу решили начать с моей скромной персоны. Наверное я им очень приглянулся. Парочка жителей тени с устрашающего вида режущим инструментом приблизились ко мне. Я постарался изобразить обворожительную улыбку и поинтересоваться, чем это они намерены сейчас заняться? Но они ее видимо восприняли как устрашающий оскал.

Немного помахав тесаками они навсегда испортили верхнюю часть моего гардероба. Подарок Ноэль опал к моим ногам в виде бесформенных лоскутов материи. А ведь говорили, что эльфийская ткань не подвластна никакому оружию. Выходит опять обманули темного. Скорее всего тот, кто это утверждал никогда не встречался с лезвиями жителей тени. Честно говоря я порадовался мастерству этих двоих. Будь они чуть по неуклюжей, и к моим ногам скорее всего упали бы не только лоскуты ткани, но и кое-что от меня самого.

Думаю они меня не поранили не из-за любви, а из страха перед вождем. Представить что он сделает с теми кто его расстроит, даже мое больное воображение не в состоянии описать. Закончив с моей персоной, головорезы направились к Ноэль. Страха в ее глазах не было, лишь угроза тем, кто до нее дотронется. В том, что она способна выполнить обещание я не сомневался, ну если конечно она останется живой.

Взмах тесаков остановил рык вождя. Первым делом я подумал, что он решил не смущать свих женщин видом идеального бюста Ноэль. Но как оказалось позже, виновником отмены захватывающего зрелища, оказался я. Вождь с расширенными от страха глазами указывал пальцем на меня. Бравые ребята в недавнем прошлом ловко орудовавшие тесаками, также ловко срезали с меня путы. Сказать что я был в легком изумлении, ничего не сказать. Я был просто в шоке от подобного поведения жителей тени. За все существование темных эльфов и жителей тени подобного не случалось. По- крайней мере я такого не слышал. Темного эльфа приговоренного к суду, освободили? Это сон, однозначно сон.

— Темный, только не говори, что ты являешься их родственником, хотя чему удивляться.

Колкость эльфийки я пропустил мимо ушей, не до этого мне сейчас было. Меня отцепили от столба, а вот Ноэль продолжала обниматься с бревном. И судя по лицам живущих в тени, ее освобождать никто не собирается. А вот это уже не устраивало меня как защитника.

Глава 29

— Ты! — ткнул в меня грязным пальцем вождь. — Ты носишь печать дымника. Мы не можем тебя казнить.

Вождь говорил на ужасном эльфийском, но для моих ушей было проще слушать его язык, нежели исковерканный мой.

— Рад что меня не казнили, — произнес я на его языке, как мне показалось весьма прилично.

Правда высказывание вождя на этот счет, окончательно развеяли мои заблуждения.

— Не знаю, каким образом тебе удалось заполучить договор с дымником, но нам придется тебе подчиниться, — с большим усилием выдавил из себя вождь.

На лицах его соплеменников, заявление вождя особой радости не вызвало.

— И чем вызвано такое уважение к дымнику? — спросил я в лоб.

— Это неважно.

— Ошибаешься вождь, очень важно. — И насколько я помню, ты пообещал подчиняться мне.

Вождю даже сама мысль находиться рядом со мной внушала отвращение, а о том чтобы разговаривать с заклятым врагом, даже представить трудно. Поскрипев зубами и на всякий случай поиграв желваками он с ненавистью взглянул на меня.

— Хорошо темный, я расскажу. — Но обещай больше ни о чем меня не выспрашивать.

— Ваши внутренние дела меня мало интересуют, если это конечно не касается моей жизни, и жизни того, кого я защищаю. — Скажу больше, меня даже ваша война с темными не трогает. Да и темных как я понимаю, уже здесь нет.

— Ты прав меченный, нет. — Вас уничтожили иные, а мы еще сопротивляемся. А по поводу дымника…

Вождь погладил лысый череп, прежде чем приступить к рассказу.

— Очень давно, нам как-то попался человек, — вождь присел на ближайший камень. — Что он здесь забыл, я не знаю, но вот то, что он не туда забрел, однозначно отрицательно повлияло на его жизнь. И у него на груди был такой же знак. Мы на это конечно же не обратили внимания, точнее говоря, проигнорировали предупреждение. Как я понял позже, совершенно напрасно. И в результате мы его судили, дав ему немного помучиться, выпустили кишки.

О совершенной ошибке узнали той же ночью. К нам явился дымник, убив нескольких воинов, он исчез. Некоторые грешным делом подумали, что пронесло, но они глубоко заблуждались. Дымник являлся каждую ночь, и так продолжалось до тех пор, пока он не истребил все племя. Я единственный, кого он пощадил и оставил в живых. Сделал он это, скорее всего, чтобы я мог поведать о случившимся другим племенам. Теперь я опять вижу эту печать и ко мне вернулись позабытые страхи.

Я взглянул на свою грудь и увидел небольшой круг с непонятным узором внутри. Неосознанно я провел по нему ладонью в надежде что вдруг он исчезнет. Но знак этого делать не собирался.

— Ну раз мы с тобой временно в перемирии, то для начала освободи эльфийку и дай чего-нибудь поесть, — потребовал я. — И не забудь вернуть оружие. У меня без него плохо усваивается еда.

Вождь щелкнул пальцами, и спустя мгновение Ноэль присоединилась ко мне. Она явно была удивлена произошедшему, и судя по всему трезвого объяснения происходящему не находила.

— Откроешь тайну, чем ты ему приглянулся? — шепнула она.

— От меня он не в восторге, зато ему приглянулся рисунок нашего общего знакомого.

— Какого еще знакомого?

— Дымника, — я повернулся к ней, демонстрируя печать и накачанную грудь.

— Выходит, он дал нам пропуск в подземный мир?

— Выходит.

Вождь как можно быстрей желал избавиться от нашего общества. Поэтому организация праздничного застолья по поводу нашего отбытия, шла полным ходом. Словно по мановению волшебной палочки появился длинный стол. Жители тени словно муравьи быстро заполняли его яствами.

Ноэль взглянув на деликатесы предложенные нам, еле сдерживала рвотные позывы.

— Держись, — подбодрил я ее. — Они меня вроде как бояться, и возможно стерпят и это, но проверять что-то не хочется.

Вождь сел во главе стола, меня с Ноэль посадил по правую руку, в знак особого уважения. Или я бы сказал — особого страха. Жители тени обитали в основном при свете особых камней и чешуек дракона. Пока мы готовились разделить с ними трапезу между нами протиснулся Реджи. Вождь заметил появление незваного гостя и подал знак страже разобраться с грызуном. Я вовремя успел схватить хомяка и спасти его тушку от расправы. В двух словах объяснив вождю, что данная крыса не является местным колоритом, а прибыла вместе с нами. Вождь удивился, но стражу отозвал.

Застолье началось с удара в гонг. Заметив как мы в нерешительности озираем деликатесы, он решил нас подбодрить показав пример. Зачерпнув лапой отвратительных на вид червяков, он отправил сомнительную еду в рот. Некоторые черви почувствовав неладное попытались покончить с собой, выпрыгнув изо рта на каменный стол. Вот только вождь, похоже, не был новичком в поедании особо прыткой снеди. Ловкими движениями пальцев он переловил всех беглецов, отправив их обратно. Аппетита подобная процедура ни мне ни Ноэль не добавила. Тем ни менее обижать вождя не хотелось. Неизвестно как он может воспринять наш отказ.

Резко выдохнув, как перед прыжком в ледяную воду, я быстро осмотрел накрытый стол. Протянув руку, подтянул к себе блюдо с наиболее безобидным с моей точки зрения содержимым. По крайней мере оно не шевелилось и не пыталось сбежать с тарелки. Предлагать весьма сомнительное угощение Ноэль я не решился. Она и так находится на грани, зачем усугублять.

А вот Реджи напротив, нашел стол весьма изысканным, а главное сытным. Забросив в рот что-то холодное и склизкое, я не разжевывая проглотил это. Практически сразу пожалев о том, что попросил вождя накормить нас. В следующий раз надо будет сперва заглянуть в меню ресторана. Теперь мое состояние приближалось к состоянию Ноэль со скоростью запряженной четверки королевского посыльного.

За все то время продолжавшегося застолья Ноэль так и не притронулась ни к одному блюду. Реджи с набитым всякой мерзостью брюхом валялся на краю стола, рискуя грохнуться с него.

— Куда вас вывести? — спросил вождь, отирая сальные пальцы о волосатый живот.

— Нам нужна главная пещера. — Знаешь, как туда попасть?

Вождь смотрел на меня как на дурачка неумело пытающегося изобразить из себя нормального. Так продолжалось довольно долго. Когда пауза затянулась настолько, что грозила перерасти в неприличную, вождь разразился громким смехом. Подданные не преминули его поддержать.

— Я смотрю, мы у них вроде шутов, — оглядываясь по сторонам, заметила Ноэль.

Я был с ней согласен, но в отличие от шутов, я совершенно не имел понятия в чем заключалась моя шутка. Насмеявшись вдоволь, вождь отер выступившие слезы.

— Темный, ты избежал суда и чудом не попал в качестве жертвы в пещеру. — А теперь ты по собственной воле пытаешься туда попасть. Я никогда не понимал ваш народ. Поэтому наверное, мы всегда и воюем. Если ты хочешь попасть к королеве иных на обед, будь уверен, я с огромной радостью предоставлю тебе такую возможность. И твоим друзьям естественно тоже. Сегодня действительно день, когда сбываются пророчества. Жаль только не до конца они сбудутся.

— Не просветишь на счет пророчеств?

— Зачем? — Не думаю, что они будут тебе особо полезны.

— А ты попробуй, заодно и время скоротаем.

— Как скажешь темный, — согласился вождь, поднимаясь с трона.

Он поманил кого-то рукой и из толпы вышел старик, увешанный костями. По всей видимости это у них местный колдун. — Я с тобой темный не пойду, у меня еще много дел, а вот хранитель пророчеств проводит вас до пещеры, — похлопал он старика по плечу. По дороге все у него и узнаешь. Тебе хорошо и старику будет кому поведать легенды. Я их уже слышал неоднократно и порядком подустал, так что слушать их еще раз никаких сил нет. А хранителю пророчеств необходимо их кому-нибудь рассказывать, иначе память начинает его подводить.

Небольшой отряд стражников, пойдет с вами, не хочу чтобы вы случайно угодили еще в какую ловушку. Вас мне не жалко, а вот ловушку придется отстраивать заново. Не хочется терять время, понимаешь? Да и дело это не из легких, придется завозить новые материалы, дороговато получается. Так что стража нужна.

Вождь махнул рукой и отправился по своим делам, передав нас дюжине крепких карликов. Один из них ткнул копьем в направлении темного туннеля приказывая двигаться в том направлении. Старик несмотря на свои годы оказался крепким малым, и практически не уступал в скорости молодым воинам.

Перед входом в туннель стража обезвредила ловушку а после того как мы прошли, восстановила ее обратно. Подобных препятствий на нашем пути оказалось пятнадцать штук. Пока воины обезвреживали и восстанавливали смертельные западни, старик поведал нам пророчества доставшиеся ему по наследству.

— Около тысячи лет тому назад, они были сложены, — говорил старик хорошо поставленным голосом. Он не скрывал радости оттого что он наконец-то нашел благодарных слушателей. — В самой странной легенде говориться о том, как придет к жителям тени темный эльф, и попросит их о помощи. Но убить нам его будет не суждено. Напротив, он будет сидеть за одним столом с вождем наших племен. Никто в подобное не верил, кроме меня разумеется. Все говорили, что я выживший из ума старик повторяющий детские сказки. Никогда, говорили они, житель тени не сядет за один стол с заклятым врагом нашего рода. Чего уж тут поделать, воины никогда не отличались большой сообразительностью, и совершенно не воспринимают пророчеств. А вот я всегда в них верил. И я был услышан богами, они прислали тебя в качестве доказательства. Мы тебя не убили, ты сидел за главным столом с вождем, а сейчас отправляешься в главную пещеру. Я думаю ты и есть тот, кто прогонит иных и заселит горы драконами. Правда в пророчестве у тебя на плече должен сидеть страшный зверь, а у тебя всего лишь мелкий грызун. Но это неважно. К пророчествам нельзя относиться буквально, они зачастую иносказательны. Но в твоем случае, оно на половину совпало слово в слово. Хотя конечно я сомневаюсь, что темный эльф настолько силен, чтобы удержать на плече огромного зверя. И даже если такое представить, то ходить в таком виде совершенно невозможно. Думаю, это было сказано для украшения легенды. Они ведь не могли просто сказать, придет темный эльф с хомяком на плече и прогонит иных. Согласись, звучит как-то смешно. Хотя если ты окажешься не по вкусу королеве, то возможно она и уйдет. Хотя я ни разу не слышал, чтобы она отказывалась от жертв.

— Хорошее предположение старик, но я пока не рассчитываю становиться закуской не для кого. — Расскажи лучше как ее можно победить?

— Глупые вы эльфы народ, — усмехнулся старик. — Если бы я знал, как победить королеву иных, неужели бы мы сидели тысячу лет и откупались от нее жертвоприношениями. После каждого нашего дара она на некоторое время ослабляет хватку, и у нас появляется возможность передохнуть от битв с ее подданными. Как не прискорбно это звучит, но это лишь временная мера. Постепенно мы исчезнем, так же как это произошло с вами.

Старик остановился и более внимательно посмотрел на меня.

— А ведь ты не чистокровный темный эльф?

— Ты прав старик, темным был лишь мой отец.

— Мы пришли, — сказал идущий впереди воин. — Дальше нам хода нет.

Глава 30

Стражники открыли перед нами потайную дверь. Втолкнув нас внутрь сразу закрыли ее за нами. По характерному звуку мы поняли, что ее подпирают валунами с той стороны. Судя по всему на обратное возвращение рассчитывать не стоит. По крайней мере этим путем.

Мы стояли погруженные во мрак. Судя по расстоянию до освещенного постамента и звуку, доносившемуся оттуда, единственное освещенное место находилось в центре огромного зала.

— Я так понимаю это то, за чем мы пришли? — показал я на освещенный постамент.

Правда мог бы и не размахивать руками, все равно никто моих жестов не видел.

— Думаю да, — согласилась Ноэль, направляясь к постаменту.

— Что-то здесь слишком все просто, — засомневался Реджи. — Не верится, что вот так просто можно подойти и взять камень.

— Верится, не верится, другого-то варианта нет, — одернул я хомяка, сжимая жезлы.

Я зажмурился, давая глазам привыкнуть к темноте. Попав в пещеру, я сделал глупость, слишком долго задержал взгляд на освещенном постаменте. Теперь яркое пятно мешало при взгляде в темноту. Оставалось надеяться на кровь отца, только ей под силу помочь в подобной мгле. Открыв глаза, я старался избегать прямого взгляда на постамент, и мне это немного помогло. Светлое пятно, мешавшее взгляду, исчезло и я вполне сносно мог разглядеть стены пещеры. Они были испещрены сотнями туннелей. В том что они были проделаны иными сомневаться не приходилось. Если из них полезут ящеры то в нашей геройской смерти даже я не сомневаюсь. Но у нас как оказалось, возникла проблемка не намного меньше, чем иные.

Когда мы приблизились к постаменту, на нас обрушилась волна страха. Она оказалась такой неожиданной, что мне пришлось даже опуститься на одно колено. Ноэль стояла на двух, а Реджи свалившись с плеча свернулся клубком у моих ног.

— Это камень сопротивляется, — процедила сквозь зубы Ноэль.

Теперь мне стало понятно почему он называется камень страха, и это не аллегория. Мне действительно страшно и я с большим трудом сдерживаюсь чтобы не обделать штаны. Камень пробуждает самые затаенные и забытые страхи. Мне хотелось сжаться в комок и дрожать от ужаса. Немного обуздав страх я схватил Ноэль за шиворот и поволок ее обратно подальше от постамента. Стоило немного отдалиться от него и страх ослабил хватку, постепенно сходя на нет, оставив после себя где-то глубоко в душе неприятное воспоминание.

Реджи вытаскивать не пришлось, он сам умудрился выползти. Тяжело дыша, я смахнул капли холодного пота со лба.

— Кажется добраться до камня оказалось намного проще, чем забрать его, — подвел я неутешительный итог, попытке забрать предмет поиска.

— Первая неудачная попытка, это всего лишь попытка, — произнесла Ноэль, поднимаясь на ноги. — Сейчас передохнем и сделаем вторую. Когда известно с чем имеешь дело, то второй раз поставить тебя на колени будет гораздо сложней.

Ноэль говорит правильные вещи, с ней трудно не согласиться. Теперь меня так просто не запугать. Главное теперь чтобы нам не помешали сделать эту самую вторую попытку. И вот здесь я начал сомневаться, что нам дадут такую возможность. В испещренной норами стене начали появляться огоньки.

— Кажется у нас гости, или хозяева камня, кому как нравиться, — предупредил я о надвигающейся угрозе.

Ноэль тоже заметила огоньки которые таковыми не являлись. Это в глазах иных отражался свет постамента. Реджи покинул плечо и обернувшись оборотнем, добавил нам боевую единицу. Иные приближались медленно, но неотвратимо.

— Давайте обратно к постаменту! — крикнул я. — думаю на них камень должен действовать также.

К постаменту мы прибежали вовремя. Иные, раскусив наш план, перешли к более решительным действиям. Приближаться к постаменту совсем уж близко мы не решились, в памяти еще оставался страх навеянный камнем. Иные тоже сбавили скорость, когда до нас осталось какой-то десяток шагов. Видимо они не желали попасть под действие камня, не сумев вовремя затормозить. Правда от проверки крепости наших тел они тоже не отказались. Я успел переломать несколько когтистых лап, прежде чем в бой вступила Ноэль. Лезвия ее клинков отражали свет постамента, отделанный чешуей дракона. Каждый яркий блик означал оборванную жизнь ящерицы. С права от меня безумствовал Реджи, расшвыривая чешуйчатых на право и на лево. Он был уже изрядно потрепан, но продолжал разрывать ненавистные тела.

— Темный, прикрой меня! — крикнула Ноэль. — Я попытаюсь взять камень, они его похоже сильно боятся. Надеюсь с ним нам удастся выбраться на свежий воздух.

Пока эльфийка собиралась с духом, я встал перед ней в качестве живого щита. Именно за это она и платила мне деньги. Иные почувствовали что намеревается сделать эльфийка и постарались ей помешать, усилив и без того серьезный натиск. Мне с большим трудом удавалось их сдерживать. Возле меня уже выросла изрядная стена из поверженных врагов, но они продолжали напирать, возводя ее еще выше.

Время тянулось словно густой мед, казалось Ноэль никогда не соберется на бросок к камню. Она стояла закрыв глаза и что-то шептала. Никоим образом не реагируя на тянувшиеся к ней лапы. Одному из чешуйчатых почти удалось достать Ноэль. В суматохе я не заметил как он смог пробраться мне за спину. Но довести задуманное им злодеяние я не позволил. Выбросив в сторону руку с жезлом, раздробил ему локтевой сустав.

Рука иного повисла, изогнувшись в противоположную сторону. Он зашипел от боли и горящий глаз посмотрел на меня и этот взгляд оказался для него роковым. Если бы он постарался достать Ноэль второй лапой, то скорее всего она была бы мертва. Но он решил взглянуть на того кто причинил ему боль. И поплатился за это смятым практически до самой шей черепом.

Наконец Ноэль решилась на бросок. Высоко подпрыгнув, эльфийка приземлилась на постамент. Она успела коснуться камня и даже умудрилась свалить его с подставки. Но на большее ее не хватило. Ноэль лежала на постаменте словно на жертвенном камне, и ее тело содрогалось от мелкой дрожи. К моим ногам свалился залитый кровью Реджи. Он уже не мог двигаться, но не оставлял попыток подняться.

— Превращайся обратно! — крикнул я. — В таком виде ты мне не сможешь помочь и только умрешь от потери крови.

Оборотень закрыл уставшие глаза, и через мгновение на земле лежал маленький грызун. Насколько я успел заметить из общения с Реджи, раны полученные им в другом образе мгновенно исчезают, стоит ему поменять обличие. Для того чтобы его убить потребуется нанести смертельные раны в обоих его вариантах. Что в принципе в сложившейся ситуации не представляет особого труда.

Когда Ноэль сдвинула камень, иные немного сбавили темп, а после превращения Реджи и вовсе перестали атаковать. Честно говоря, я полностью терялся в догадках, почему так произошло. Я стоял озираясь по сторонам и тяжело дышал. Грудная клетка работала словно меха в кузнице, перегоняя неимоверное количество воздуха. Вскоре я получил ответ на вопрос, чем вызвано столь миролюбивое поведение иных.

Ящеры отступили от меня, образуя коридор, по которому ко мне приближалось что-то ужасное и просто огромного размера. Еще до того как я успел разглядеть чудовище, стало понятно, что так встречать могут лишь королеву. Огромных размеров ящерица могла поместиться только в пещере подобного размера. Она элементарно не пролезет в туннели ведущие на поверхность земли. Но скорее всего она туда не рвется. Ей вполне хватает еды и здесь. Не думаю, чтобы подданные прерывали поставки провианта. Туша такого размера требует хорошего питания. Иные образовав проход шипели и прижимались к земле, выказывая полное подчинение королеве. Один из них случайно выпал на середину прохода и был тут же сожран царственной особой. Теперь стало понятно, как она вымахала до таких размеров.

Если некого сожрать из врагов, то почему бы не перекусить и подданными. Идея вполне здравая, сомневаюсь, что она собирается выслушивать их протесты. С другой стороны, такими поступками как жертвоприношение, оставшиеся в живых пытаются успокоить королеву. Мне даже трудно представить на что способна такая махина в гневе. Кажется я один из немногих счастливчиков кому будет оказана честь узнать ее поближе.

Королева двигалась никуда не торопясь, она прекрасно знала, еда никуда не убежит. Да и первый голод уже утолила случайно подвернувшимся ящером. Особо ретивых подданных, она останавливала грозным шипением. Правильно делала, я все же предназначен в жертву королеве, а не ее приспешникам. По пути к ней вытолкнули еще парочку одноглазых, которые присоединились к компании первого, в желудке ее величества. Поступок ее подданных мне понятен. С меня толком не наешься, только аппетит поднимешь. А вот если перед нами немного пообедать иными то мы вполне можем сойти за десерт. Так, о чем это я? Мне вроде как нужно думать о другом, а не о том как меня лучше употребить.

Интересно, как я должен победить этого монстра? Ну почему в пророчествах об этом ничего не пишут и не говорят? Должен победить и все, а как я это буду делать, никого не интересует. С пророков никто никогда не спросит, почему пророчество не сбылось. Пророки с монстрами не воюют, они лишь тыкают пальцем в понравившегося героя и отправляют его на бой. А если героем позавтракают или поужинают, то пророк скажет, что герой был не избранным, и произошла ошибочка. Вот и весь ответ, поди поспорь с таким утверждением. Вот у избранных подобных путей отступления нет. Ты или победишь, став против своей воли избранным, или погибнешь, став никому неизвестной ошибкой.

Пока в моей голове роились глупые мысли на фоне неминуемой смерти, королева практически до меня дошла. А я до сих пор не знал, как мне доказать свою избранность.

Ноэль трясет от страха на постаменте. Реджи только-только пришел в себя и помощи в хомячьем образе он точно не окажет. Если только не вздумает заговорить ее до смерти, но думаю она не понимает человеческий язык. А вот королеве в отличие от меня ничего доказывать не надо, она просто пришла поесть. В принципе обычное желание любого существа.

Королева нависла надо мной, и протянула ужасного вида лапу, намериваясь схватить скромного защитника. Я не осознанно попятился, пока не уткнулся мягким местом в постамент. И тут меня осенило.

Глава 31

Я не чувствовал страха, камень всю энергию отдавал Ноэль. Похоже он не способен максимально запугивать большое количество живых существ. Напугать толпу он еще может но вот застращать до полусмерти способен только одного. Мне пришла в голову бредовая мысль, но ничего более разумного мне в голову не пришло.

Лапа королевы схватила меня в тот момент, когда я вырвал камень из рук Ноэль. Эльфийка перестала дрожать, зато я начал чувствовать, как камень страха перенаправляет энергию на меня. По рукам побежали мурашки испуга, и когда они собрались наброситься на мой разум, я бросил камень в пасть королеве.

Первое мгновение ничего не происходило, меня по-прежнему тащили в пасть с огромными зубами. Но неожиданно она остановилась. Выпучила на меня единственный во лбу глаз и разжав лапу дико визжа умчалась прочь. Подданные беспрекословно выполнявшие ее приказы, ринулись следом. А моя участь состояла в падении с двухметровой высоты на постамент. Мое тело выдержало, а вот постамент не смог, и раскололся на несколько частей. От падения я потерял сознание.

В чувство меня привели удары по лицу. Ноэль похоже так рьяно желала меня разбудить что совершенно не задумывалась о силе ударов.

— Хорошо хоть голову не оторвала, — пробурчал я, поймав ее за кисть и тем самым спасая бедный разум от сотрясения. — Думаю мне уже достаточно.

Спина и задница жутко болели, словно по ним ударили плитой. Хотя так оно в принципе и было. Я осторожно сполз с обломков постамента. Расправив плечи медленно повращал ими. Вроде все кости целы, чему я несказанно обрадовался.

— Просто прекрасно, — недовольно сказала Ноэль. — Я несмотря ни на что, дошла до цели, и уже держала в руках дорогой артефакт. И что произошло потом?

— Ну это…

— Это был риторический вопрос, но я сама на него отвечу, — пресекла она мою попытку оправдаться. — А дело собственно говоря вот в чем, какой-то идиот защитник, умудрился скормить мой товар ящерице переростку. Ты даже представить не можешь, сколько золота я могла бы получить за него в доме сбыта.

— Не думаю, что покойникам так уж важно количество золота. Позволю себе напомнить, ты меня наняла для защиты, и я это выполнил, ты жива.

Эльфийка смотрела на меня, пытаясь прожечь взглядом. Но или я был слишком толстокожим, или у нее возникли проблемы с огнивом, одним словом пеплом я не покрылся.

— На благодарность не рассчитывай, это твоя работа за которую я неплохо плачу.

— Пока это лишь обещания, денег-то я еще не видел.

— Не волнуйся темный, получишь все сполна, когда вернемся в Аукцион, хотя из-за тебя у меня сплошные убытки. — Лучше бы бросил ей в глотку жезлы или сам прыгнул. По-крайней мере избавил бы меня от мучения лицезреть твою физиономию.

— Я так понял, это было — спасибо.

Ноэль еще некоторое время бурчала пока мы приходили в себя после тяжелой схватки.

— Как вы думаете, они вернутся обратно или как? — поинтересовался хомяк, забираясь мне на плечо.

— Понятия не имею, но на их месте я бы крепко подумал, прежде чем повторять попытку, — честно ответил я.

Внезапно до моих ушей донеслось какое-то поскрипывание со стороны обломков постамента. Я приготовился к самому худшему, правда что это могло быть я понятия не имел. Реджи во избежание падения покинул насиженное место и отбежал немного назад. Обломки словно ожили, они тряслись и скатывались друг с друга. Постепенно приоткрывая тайну, которую они так долго хранили. Под ними оказалось большое яйцо. Долго полюбоваться на него нам не удалось, по его поверхности побежали трещины, вскоре яйцо треснуло. Отойдя на всякий случай подальше, мы увидели появление дракона.

— Так вот кого на самом деле защищал камень страха, — восхищенно произнесла Ноэль, взирая на расправившего крылья новорожденного дракона.

— Надеюсь он не питается хомяками? — раздалось у меня за ухом.

— Успокойся, не будет он всякую пакость есть, — успокоил я Реджи.

— Это я пакость что ли?

— А ты предпочитаешь быть изысканным блюдом на его столе?

— Конечно нет, но из твоих уст звучит как оскорбление.

— Ты что Реджи, и в мыслях не было.

— Ну конечно, — не поверил мне хомяк.

Дракон обвел нас взглядом, взмахнул крыльями и скрылся в темноте. При рождении у них чешуя не светится, так они меньше привлекают к себе внимания. В результате шанс выжить резко поднимается.

— Видишь, есть хомяков он пока не собирается, да и нас тоже, — сообщил я Реджи, на всякий случай озираясь по сторонам.

— Камень потерян навсегда, так что делать здесь больше нечего, — невесело сказала Ноэль, убирая клинки. — Давайте выбираться из подземелья. Возможно для темного это дом родной, но мне без свежего воздуха становиться слишком грустно.

— Мне здесь тоже не нравится, это я так к сведению.

После потери камня, Ноэль была несколько расстроена. В душе я приготовился к долгой прогулке на поверхность. Если она меня не убьет подколками, то уж наверное гонорара лишит однозначно. Придется Реджи сидеть на голодном пайке, хотя для него потеря финансов не должно составить проблемы. Если что, ему ведь всегда можно завалиться в поле и натрескаться каких-нибудь семян. Правда есть риск угодить под лопату крестьянина, но ничего не поделаешь, такова жизнь.

— Уж если тебе здесь не нравиться, может выведешь нас отсюда?

— С огромной радостью, вот только я не знаю какой из туннелей ведет на выход.

— Ну просто великолепно, мало того камня нет, так мы еще и не знаем куда идти, — с досады махнула рукой Ноэль. — Ты в темноте хорошо видишь, так давай высматривай нам дорогу.

— Может на карту взглянем, — предложил хомяк. — Раз она показывает как сюда дойти, то должна показать и выход.

— Возможно она и покажет выход, вот только мы попали сюда не тем путем, и как-то забыли пометить туннель из которого нас выкинули, — спокойно объяснила Ноэль ситуацию хомяку.

Мои нечеловеческие раздумья на счет выхода неожиданно прервал явившийся дымник.

— Ты выполнил договор, можешь быть свободным, — сообщил мне радостную весть паромщик, обращаясь обратно в дым.

— Постой! — крикнул я, понимая, это может быть последняя возможность выбраться отсюда.

Тело дымника уже на половину исчезло, когда он обернулся на мой голос.

— Чего тебе еще, — недовольно произнес он.

— Да так, мелочь, не знаешь, как отсюда выбраться? — А то если нам придется проверять все туннели, боюсь до старости не управимся.

Паромщик вопреки моим ожиданиям ничего не ответил и просто исчез. Но спустя мгновение на его месте появился маленький светлячок. Сделав пару кругов вокруг нас, он медленно полетел в сторону туннелей. Только идиот не догадался бы, что нужно делать. Нам повезло и среди нас такого не оказалось, и мы без разговоров последовали за ним.

На свежий воздух мы выбрались, когда наступила глубокая ночь. Не сговариваясь мы попадали спать, очень напряженным выдался денек и организм требовал отдыха. Я настолько устал, что практически спал без задних ног. Моему примеру последовали и остальные.

Проснулись мы задолго до того, как встало солнце, и это несмотря на нашу усталость. Первым проснулся хомяк, с ходу предложив нам отправиться на поиски провианта. Охотится разумеется он предложил нам, а сам собирался справиться с непосильной задачей по охране лагеря. Спорить с грызуном ни желания ни сил не было, и мы отправились на поиски. Но хомяк видно заподозрил в нас что-то неладное и быстро передумал оставаться. Объяснив, что он не доверяет нашим хитрым лицам готовым с радостью бросить бедное животное на произвол судьбы. Под бедным животным он имел собственную персону. Я конечно так поступать не собирался, но мысль мне показалась весьма интересной. Надо будет как-нибудь на досуге поразмышлять над этим.

Хомяк видимо прочитал это по моему лицу, и во избежание опасности быстро забрался на плечо. По правде говоря, я к нему как-то привык. Если он не сидит у меня на плече и не зудит в ухо, то я даже испытываю некоторый дискомфорт. Стоило мне об этом подумать, и я испугался, что привязываюсь к нему. С моей профессией такое не допустимо.

В лесу для двух эльфов не составило особого труда найти чего-нибудь поесть. Мне удалось поймать молодого кабанчика. Приготовив его на костре мы отлично позавтракали. Но как бы мы не торопились, нам пришлось еще немного отдохнуть и набраться сил. На голодный желудок хоть и спалось, но постоянно снилось не проходящее пиршество. В основном благодаря этому я и проснулся так рано. Отдохнув, мы уничтожили остатки кабанчика и уселись изучать карту по которой нам предстояло возвращаться обратно.

— У меня один вопрос, — подал голос хомяк. — Как мы будем преодолевать лес после города?

— О чем ты говоришь, Реджи? — удивился я. — Какой еще лес? Нам предстоит опять проходить через мертвый город, а ты о лесе размышляешь.

— Насколько я помню, Ноэль решила проблему с Нивсом, небрежным взмахом клинка. — И я не припомню случаев, когда после подобного выживали, даже такая мерзость как Нивс. Да и если разобраться, там ничего особо страшного не произошло. Если конечно тебе не захочется побродить по заброшенным домам.

— Будь уверен хомяк, не захочется. — Чем раньше нам удастся добраться до Аукциона, тем раньше я получу денежки.

— Темный прав, я лишилась камня и мне требуется как можно быстрей вернуться в город. — Нужно купить следующий лот, возможно там будет что-то более полезное чем камень наводящий ужас.

От воспоминания о камне Ноэль передернуло, да и меня честно говоря посетило далеко не блаженные чувства.

— Быстрее домой это понятно, но что будем делать с лесом? — не унимался Реджи.

— Когда доберемся хомяк, тогда и будем решать, — произнесла Ноэль, сворачивая карту, и давая этим понять, что привал окончен.

— У меня совершенно другое предложение, — опять завелся Реджи. — Если вы помните, когда мы выбрались из заключения… пожалуй не так. Если вы помните, когда я героически спас ваши задницы, то мы встретили парочку парней поддерживающие портал. Улавливаете, куда я клоню?

— Хомяк, а ты не такой глупый, как может показаться на первый взгляд, — похвалила его Ноэль.

— Я так понимаю, у кого-то здесь были сомнения? — с удивлением взирал на нас Реджи.

Приняв план Реджи, мы с большим воодушевлением отправились в мертвый город. Единственное, что меня беспокоило — это дорога. Когда мы проходили по ней в последний раз, она была заросшей. А сейчас ее основательно утрамбовали колесами телег. Это путешествие порядком утомило. Мой разум скоро помешается от таких смен декораций. А вот раньше все было намного проще. Есть плохие, и есть хорошие, хороший естественно я, а плохие все остальные. И никаких тебе деревьев вырастающих за ночь до неимоверных размеров. Я даже перестал что-либо предполагать, все равно не угадаю.

Глава 32

Ноэль тоже при смене обстановки чувствовала себя немного не в своей тарелке. Она была напряжена, и это заметно было практически любому. Любой подозрительный шорох, или неподозрительный, вторых было намного больше, вызывали в ней необузданное желание схватиться за ножи. Единственным существом в нашей компании, кому было наплевать на происходящее, был Реджи. Ему происходящее казалось великолепным. Он сидел на плече и оглядывал округу с довольным и сытым видом.

Вскоре нам попалась телега запряженная хорошо откормленной лошадью. В подводе находились двое мужчин, один в возрасте, а второй совсем еще молодой. Они удивленно глядели на нас, мы в свою очередь не менее заинтересованно взирали на них.

— Светлая рядом с темным!? — воскликнул молодой тыча в нас пальцем.

Продолжить излияния вопросов на наши головы он не успел, получив хорошую затрещину от старшего.

— Чего разорался, коня испугаешь, эльфов что ли никогда не видел?

— Не видел, дядя Афон, только слышал рассказы, — потупил взор юноша.

— Попадем в Гимберленд, не такого насмотришься.

— Дядя, я хотел сказать…

— Хочешь сказать, говори, но орать-то зачем? — Только скотину зря напугал.

После чего молодой получил еще одну затрещину.

Мы отошли на обочину пропуская телегу мимо себя, с трудом понимая о чем они говорят. Какой еще город Гимберленд, чего там можно увидеть кроме развалин? Проезжая мимо нас мужчина натянул поводья и остановил телегу.

— Вы извините мальца, он никогда не был в городе вот и удивляется всему, что в деревне было для него лишь рассказами.

— Ничего страшного, — успокоил его я, подходя поближе к телеге. — Не расскажешь уважаемый о каком городе идет речь?

— Я говорил про Гимберленд разумеется, о каком же еще? — Здесь других городов нет. Вы наверное издалека, раз такое спрашиваете.

Я медленно кивнул стараясь переварить информацию.

— А с ним в последнее время ничего не случалось?

— С кем? — поднял брови мужчина.

— С городом, на него никто не нападал? — слегка намекнул я.

— Чудные вы иноземцы, кто на него посмеет напасть? — Это же столица, там войска о- го-го, любой вражине хребет сломают.

Мужчина даже распрямил плечи, так он был горд за столицу.

— Ну а иные не беспокоят? — не отставал я.

— Дык, а драконы-то на что? — удивился мужик. — Они никакую пакость до хороших людей не допустят. Ну бывайте господа хорошие, поболтал бы еще но времени нет. Путь у нас не близкий, а вам прямо по дороге. Через пару часов доберетесь до широкой реки, переберетесь через нее и считайте вы в городе. Я бы вас с удовольствием подбросил, но мне нужно заехать к брату моей сестры, а это немного в другую сторону. Еще раз извините и всего вам хорошего.

Распрощавшись с крестьянами, мы удивленно взглянули друг на друга.

— Охренеть, — выразил Реджи общую точку зрения на произошедшее. — Это же чего мы такого объелись что получили массовую галлюцинацию? Мне думается, кабанчик, которого мы так мило приговорили, питался далеко не экологически чистыми желудями.

— От того, что мы будем таращиться друг на друга, ничего не измениться, — повернулась она к нам спиной, отправляясь в сторону города. — Доберемся до него, там все и узнаем.

Здравая мысль с которой не поспоришь. Но защитники и так никогда не спорят, поэтому поправив жезлы, я отправился вслед за нанимательницей.

Разум отказывался верить тому что я слышал, это очень трудно даже представить, но когда мы вышли к реке, действительность оказалась жестокой. Нам хотелось верить что это сон, и мы серьезно на это рассчитывали, пока не увидели реку. Возле нее было полно народа. Сновавшие туда и обратно плоты были заполнены практически под завязку.

— Ребята, сдается мне, мужичок-то был прав, — озвучил наши мысли Реджи, осматривая открывшуюся перспективу.

У меня добавит к этому, было нечего.

— Если все что я здесь вижу, правда, — продолжил Реджи. — То гонорар на который мы рассчитываем проплывет мимо нас.

— Это еще почему? — удивился я.

— Все очень просто, капиталы Ноэль, как в прочем и твои остались в далеком будущем, а здесь мы вроде голодранцев.

Описанная Реджи перспектива никого из нас не радовала.

— Руки ноги на месте, значит и деньги будут, — подбодрила всех Ноэль.

— Все правильно, я тоже так говорю когда оказываюсь в полной заднице, не при дамах будет сказано, — извинился я за неприличное выражение.

— И часто ты там оказывался? поинтересовалась Ноэль.

— Практически постоянно, — не стал я лукавить.

— Я примерно так и думала.

— Кто бы сомневался, — бросил я, направляясь к переправе.

Парома долго ждать не пришлось, их на переправе было достаточное количество. Мы не стали изводить себя в попытках пробраться на самый большой паром. А найдя небольшую лодку заплатили хозяину и спокойно добрались до противоположного берега. Дикое поле на котором мы бились, стояло распаханное и поделенное на участки. Даже не вериться, каких-то пару дней назад нас здесь чуть в клочья не порвали. Я удивлялся всему что видел. Никаких тебе разрушенных стен, все цело и в отличном состоянии. Счастливые жители беззаботно шли по своим делам. Но я помню как недавно единственное что от них осталось, это помятые и пробитые доспехи.

В воротах на нас никто не обратил внимания, из чего я сделал вывод, что эльфы здесь довольно частые гости. Меня это порадовало, не придется чувствовать себя белой вороной среди обычных. Но стоило нам пройти ворота и город покрылся дымкой. А когда она исчезла, то и красочный город испарился вместе с ней. Оставив нам руины с валяющимися ржавыми доспехами.

— Я не понял, это чего сейчас было-то, — удивился Реджи.

— Так он выглядел до появления иных, — раздалось у нас за спинами.

Спутать голос было не возможно, он принадлежал дымнику.

— Зачем ты все это нам показывал? — обернулся я к дымнику. — Кажется я выполнил договор, мы в расчете.

— Так и есть, выполнил, я очень тебе благодарен. — И вот поэтому я не могу бросить вас на произвол судьбы. Заключив со мной договор вы умудрились заночевать в крепости времени. Исполнение договора мне пришлось ждать тысячу лет. Но тебе удалось не погибнуть и выполнить договор. За это я скомпенсировал сдвиг времени и вы опять находитесь в своем времени. А я вернусь в свое, туда где я еще не стал дымником. Думаю жить в обычном человеческом обличии мне должно опять понравиться. По-крайней мере я на это надеюсь.

— Ну что же, спасибо раз такое дело. — Мы пойдем?

— Конечно, больше ты меня не увидишь. — Да чуть не забыл, увидишь в следующий раз крепость времени, не заходи в нее. Просто стой на том месте где заметил крепость. К утру она исчезнет, и ты сможешь беспрепятственно продолжить путь. А теперь прощайте, больше я вам помочь не смогу. Меня ожидает долгая и счастливая жизнь в человеческом образе.

Сказав это дымник исчез, оставив нас среди руин.

— Значит кабанчик был нормальный, а то уж я стал волноваться, — сказал Реджи.

После разговора с дымником, настроение у меня значительно поднялось. Наконец-то мне удастся решить проблемы с финансами. Ноэль не нужно будет зарабатывать все с нуля. А Реджи… ему и так везде нормально. Главное чтобы у него не было пусто в желудке.

— Может, проверим кольцо? — с ходу предложил он.

Ноэль пожала плечами, достала кольцо и положила на плоский камень. Яркая вспышка и у нас накрытый стол. Паромщик оказалось не обманул, мы действительно оказались в нашем времени.

Особого предложения к столу Реджи не дожидался. Он полагал, наличие еды и есть само приглашение. Поэтому и хозяйничал там не дожидаясь нас. Пообедав и подняв этим настроение, мы отправились дальше сквозь руины. С жырлом мы вроде разобрались, думаю опасаться здесь больше нечего, хотя в полной уверенности я не был. После смерти одного негодяя всегда может найтись другой, и этот другой не обязательно будет жырлом.

Все то время пока мы штурмовали руины на нашем пути никто не попался. По крайней мере из тех кто с удовольствием отведает нашей кровушки. Колокол, который мы ранее сбросили, лежал в том же положении, расколотый на несколько кусков. Осмотрев тюрьму устроенную Нивсом так же никого не нашли. Нивс лежал на том же месте, где Ноэль оборвала его земной путь. Портала тоже не оказалось. По всему выходит добираться до Аукциона придется на своих двоих, ну, по-крайней мере, мне и Ноэль.

Двигались мы довольно быстро, как оказалось второй раз проходить по проторенной дорожке намного проще, нежели в первый. Покинув город мы устроили небольшой привал. Впереди нас ожидал дремучий лес. Кто там обитает никто толком не знал. Из эльфийки тоже ничего не удалось выжать. Возможно она о чем-то и знает, но говорить определенно не хочет. В моей практике периодически попадались такие клиенты. Они были молчунами, как обычно из таких сопровождений ничего хорошего не получалось. Относительно меня разуметься. Или у них заканчивались деньги, или мы попадали в такую клоаку, после которой мне приходилось тратить весь заработок на магов-целителей. А они еще те шарлатаны.

В Аукционе про этот лес говорили, что он слишком опасен для тех у кого с головой все в порядке. Большего в принципе знать и не требуется. Говорили, из этого леса никто живым не возвращался. Хотя так же говорили и о заброшенных землях. Одним словом мы шли наугад.

Хорошо что я успел выстирать куртку, подаренную мне жителями тени взамен моей испорченной. Она воняла просто нещадно. В пещере это было не так заметно, а вот на свежем воздухе, она причиняла неповторимый дискомфорт. После стирки куртка не так сильно пахла, хотя Ноэль упорно продолжала держаться с подветренной стороны.

Честно говоря меня не сильно удивило отсутствие дороги, когда мы подошли к лесу. Если она когда-то и была здесь то сейчас уже все заросло и воспользоваться ей вряд ли получиться. И вот тут я полностью полагался на Ноэль. Она все-таки лесной эльф, а не как я, подземный. Ноэль не задумываясь вошла под сень деревьев, и я последовал за ней.

Глава 33

— Ион согласись, в лесу намного приятней нежели под землей, — решил поболтать Реджи.

Его можно было понять, когда сыт и доволен, то тебя обязательно потянет на философские беседы. Но видимо я еще не дошел до подобного состояния души. Так что общаться с Реджи желания не проснулось.

— Чего молчишь-то? — Язык проглотил? — допытывался хомяк.

Я продолжал с упорством маньяка игнорировать его не менее упорные попытки. Болтовня не по моей части, но Реджи постоянно это корректирует, превращая меня в болтушку. Наконец-то до хомяка дошло, что я не в том настроении, и он замолчал. Такое с ним случается довольно редко. Хотя если с ним никто долго не разговаривает, то он прекрасно общается и без посторонних. Ему вполне хватает и самого себя. Но сейчас он почему-то молчал. Наверное мое общество на него действует угнетающе.

Лес, казавшийся в начале непроходимым буреломом, оказался не таким уж и ужасным. По-крайней мере перепрыгивать через поваленные деревья не приходилось. Всегда находился обходной путь. Когда я смотрел на лес с крепостной стены, то мне показалось, мы его должны были преодолеть за день. А судя по скорости движения и того меньше. Но солнце уже клонится к закату, а конца деревьям что-то не видно. Ноэль уже несколько раз забиралась на самые высокие деревья, высматривая нам дорогу. Но каждый раз она становилась мрачнее и мрачнее. Уже перед самым заходом солнца она забралась на очередное дерево и спустившись с него выглядела рассерженной.

Спрашивать ее я не стал, если будет нужно она сама ответит. И мне долго ждать не пришлось.

— Мы топчемся на месте, — угрюмо произнесла она.

— Ты уверенна? — на всякий случай уточнил хомяк.

— Абсолютно, я даже в прошлый раз пометила дерево на которое забиралась.

Ноэль показала на ствол. Там отчетливо были видны эльфийские руны.

— Может их кто-то другой оставил, — пожал плечами Реджи. — Ну там всякое бывает.

— Никаких совпадений быть не может, это мои личные руны. — Таких больше ни у кого нет.

Ну что ж, это известие нас окончательно поставило в тупик.

— Темнеет, дорогу будем искать завтра, а сейчас нужно выбрать место для ночлега, — произнесла Ноэль отправляясь куда-то в чащу.

В поисках долго бродить не пришлось, приличная поляна обнаружилась в каких-то пятидесяти шагах. Я развел костер и растянулся на траве, разглядывая звездное небо. Реджи устроился на груди, спустя мгновение я услышал мирное посапывание грызуна.

Ноэль сидела хмурая, лениво ковыряя прутиком угли в костре.

— Думаешь нам отсюда не выбраться? — тихо спросил я, стараясь не разбудить Реджи безмятежно сопящего на мне.

— Не уверена, но подобное развитие событий не исключаю.

— Не стоит переживать, выберемся, — пообещал я, глубоко в душе надеясь на лучшее. — Еще ни один клиент во время моей защиты не погиб. Недовольные были, не спорю, но все живы. И ты завтра покинешь лес здоровой и невредимой.

— В том, что я выберусь, у меня нет сомнений. — У меня сомнение, что удастся выбраться тебе и Реджи.

Я первый раз отметил про себя, она хомяка назвала по имени. Не такая она уж и бесчувственная.

— Тебе известен путь по которому можешь пройти только ты?

— Ты прав темный, он надежен и всегда срабатывает. — Но воспользоваться могу им только я.

Ноэль продолжала ворошить прутиком угли, разговор ей был явно неприятен.

— И поэтому когда твои защитники гибли ты оставалась жива.

Ноэль едва заметно кивнула.

— У нее есть медальон возврата, — раздался у меня за спиной женский голос.

Я вскочил готовый к отражению атаки. Ноэль стояла рядом с обнаженными кинжалами. А вот Реджи опять не повезло с просыпанием, он улетел куда-то в траву. На свет костра вышло маленькое существо напоминавшее пенек с глазами.

— Ты кто? — не удержался я от вопроса.

— Он не умеет говорить, у него и разума-то нет, — раздалось с другой стороны костра.

Я опять резко развернулся, что же это за свинство та такое. Почему каждый раз нужно подкрадываться со спины? С врагами все понятно, у них такая работа, убивцы как ни как. Но вот если ты просто хочешь поговорить, зачем же эльфов то пугать? Правда, то что у меня крутилось в голове я решил в слух не оглашать. Дождемся чего ей надо, а там и решать будем.

Зеленое создание с кожей похожей на кору дерева село на недавно бегающий пенек и пристально посмотрела на нас.

— Вы находитесь у дерева времени, я его аватар, — представилась она.

— Да вы что тут сговорились все что ли? — запрыгнул мне на плечо Реджи. — Какое еще к… дерево времени!? Мы уже были в замке времени, теперь еще дерево времени. Дальше что? Пенек времени, или куст времени? Такое ощущение, что здесь все с болезнью Альцгеймера. Да в мыльной опере названий больше, чем у вас. Если я еще раз встречу какой-нибудь папоротник времени, то я повешусь на собственном хвосте.

Реджи замолчал взирая на наши лица. О чем он говорил мы так и не поняли, за исключением меня конечно. Я сразу просек что это шутка, хвоста-то у него нет. Вообще-то это единственное что я понял, ну и еще узнал одну вещь о его мире. У них в опере раздают мыло, наверное у них там очень грязно.

Реджи еще раз обвел нас взглядом и не найдя понимающих физиономий, махнул на нас лапками.

— Не обращайте внимания, это я так… разнервничался, — пояснил свое поведение хомяк. — Понимаете, столько всего навалилось за последнее время. Ладно, продолжайте, чего там хотели сказать?

Женщина с корой вместо кожи немного помолчала прежде чем продолжить.

— Через меня дерево общается с жителями этого мира.

— Почему оно нас не выпускает? — задала резонный вопрос Ноэль.

— Вас трое, один должен остаться.

— И в чем прикол? — подключился Реджи.

Аватар тяжело вздохнула прежде чем ответить. Скорее всего она это уже проделывала не одну тысячу раз, и ее немного утомило рассказывать одно и тоже.

— Хорошо, я отвечу, потом одного заберу. — За его жизнь можете не волноваться, он исчезнет только для этого мира но сможет продолжить в другом. Я не собираюсь его убивать. Дерево времени забирает каждого пятого проходящего мимо него. Пару месяцев назад тут уже прошли двое, и тут появляетесь вы втроем.

— Ну с этим вроде разобрались, а что будет с остальными? — задал интересующий меня вопрос.

— Останутся здесь и наверное пойдут своей дорогой, — развела аватар руки.

Она встала с пенька который мгновенно скрылся в кустарнике. Сделав несколько пасов руками, перед нами открылся портал.

— Время пришло, решайте кто уйдет.

Я отправился к открытому порталу, но меня опередил Реджи сиганув в него первым. Задуманное грызуном правда не получилось. Ловко брошенный мной жезл отбросил хомяка словно шарик.

— Ион, ты мне всю трагическую концовку испоганил, — обиделся Реджи потирая ушибленный бок.

— Извини, но мне кажется, ты не попрощался.

— Вот ты мне ответь на простой вопрос, ты всех не попрощавшихся с тобой прикладываешь жезлом?

— Нет, только особо дорогих мне друзей.

— Ну наконец-то это произошло и ты стал мне другом, — обрадовался Реджи подпрыгивая.

Но мои труды пропали зря, когда хомяк забрался на плечо Ноэль и с него сиганул в портал.

— Чтоб тебя, вырвалось у меня, но было уже поздно, портал захлопнулся поглотив маленького грызуна.

Аватар тоже исчезла и мы с Ноэль остались одни возле тлеющего костра.

— Ты переживаешь за хомяка? — неожиданно спросила она, присаживаясь к костру.

— Немного, — не стал отрицать я. — За время совместного путешествия я к нему как-то привык, мне не хватает его болтовни над ухом. Ничего страшного, скоро привыкну.

Хорошо выспавшись мы покинули лес. На это нам потребовалось не больше двух часов. И вскоре мы увидели возвышающиеся впереди, башни города Аукциона.

— Я довел тебя обратно, договор выполнен, — сказал я когда мы подошли к дверям гостиницы. — Но по моей вине ты потеряла артефакт, и теперь в праве лишить меня гонорара причитающегося мне по договору.

— Я подумаю над твоим предложением Ион, но мне по-прежнему нужен защитник. — И лучше тебя я пока еще не встречала.

Мне пришлось отметить еще один факт, она и меня назвала по имени, не употребляя уже привычный темный.

— Ты знаешь мои расценки, и я пока свободен.

— Тогда я нанимаю тебя Ион до тех пор пока я буду нуждаться в защитнике.

— Жаль Реджи с нами не будет, — посетовал я.

— Ну я бы так не радовалась, — бросила она поднимаясь по лестнице.

Осознание ее реплики мне стало понятно когда нам на встречу вышел управляющий. Весь его монолог сводился к тому что хомяк живущий в комнате госпожи Ноэль, совсем обнаглел и третирует всех его слуг.

Царствование хомяка закончилось с нашим появлением и ловким броском пуфика. Ноэль оказалась умелой метательницей не только ножей, но и подушек. Реджи взобрался обратно на стол протягивая ей медальон возврата. С помощью которого он оказался в гостинеце, а не в неизвестно каком месте.

— И какие у нас планы на счет пополнения капитала? — радостно поинтересовался он.

— Все планы завтра, сегодня отдых и возможно завтра тоже, — бросила Ноэль, отправляясь к себе в комнату.

— Скажи Ион, ты сильно по мне скучал? — развалившись на столе, поинтересовался Реджи.

— Хомяк не заставляй меня сожалеть о том моменте, когда ты в первый раз собрался прыгать в портал.

— Значит скучал, — сделал вывод грызун.

После такого путешествия я чертовски устал и последовал совету Ноэль, отправился спать. Завтра будет новый день и возможно новый поиск, а пока спать и еще раз спать.

Носферату

Глава 1

Утро в гостинице я встретил хорошо отдохнувшим и выспавшимся. Реджи сопел рядом на подушке, пуская слюни. Скорее всего ему снилась еда, ничего другое ему по-моему вообще не сниться, хотя вру. Как-то раз ему приснилось, что он видит себя во сне. Упаси вас от подобных вещей. Вопль хомяка, увидевшего кошмар, еще то представление. Сегодня правда обошлось без этого. Чему я несказанно рад, падать ночью с кровати удовольствие не из приятных.

Когда я встал Реджи вскочил следом и прямиком направился в гостиную. Он панически боялся что завтракать начнут без него. А если подобное случается он место себе целый день не находит. Но это не самое страшное, куда страшней его выматывающее нытье по поводу голодной смерти. У Реджи в жизни всего две стихии, которым он отдается со всей страстью. Первое еда, второе сон. И там и там он далеко оторвался от преследователей.

Несмотря на многочисленные отрицательные стороны, которые устанешь перечислять, Реджи является неплохим товарищем. Справедливости ради скажу — он неоднократно спасал нам с Ноэль жизнь. Хотя и мы конечно в долгу не остались. Но главное не проболтаться хомяку о его заслугах перед нами. Иначе он окончательно обнаглеет и проходу нам точно не даст. Когда я вышел в гостиную, там уже суетились слуги, накрывая на стол.

Реджи никогда приглашения к столу не дожидался, считая накрытый стол лучшим приглашением. Вскоре появилась и сама хозяйка. Деньги полученные от Ноэль я положил в банк к троллям. Лучшего места, где держать капиталы просто не придумать. Хомяк тоже открыл себе счет, благо и ему перепала небольшая сумма от Ноэль.

— Когда отправимся на торги? — спросил я, после окончания завтрака.

— Думаю сегодня можно сходить, посмотреть какие там есть предложения, — ответила эльфийка, заканчивая с завтраком.

— Главное никаких спасательных операций, — заявил Реджи, выплевывая косточку винограда. — Спасать мир и освобождать многочисленные народы, слишком накладное занятие.

— Не могу не согласиться с нашим мохнатым другом, — поддержала его Ноэль. — Спасение мира действительно накладное занятие. Я уже не буду вспоминать сколько я денег вбухала в тот свиток. А кое-кто наши доходы скормил ящерице переростку. Теперь буду покупать только проверенные свитки.

— Да ладно вам ребята, я вообще-то кое-кому жизни спасал.

— Ну начинается, теперь он нам этим будет в глаза тыкать, — возмутился хомяк.

Завтрак подходил к концу, когда в дверь постучали. Визит был весьма неожиданный, по крайней мере мы никого не ждали. На пороге стоял посыльный, протянув Ноэль письмо, он отвесил поклон и вышел. Ноэль внимательно прочитала письмо и немного поразмышляла, прежде чем объявить нам содержание.

— Нас приглашает очень влиятельный человек.

— Надеюсь он не жырл? — на всякий случай уточнил я.

— Нет, в нем я абсолютно уверенна.

Я взглянул на Реджи старательно набивавшим щеки виноградом, и отодвинул от него поднос. У нас намечается встреча, а он и так уже объелся до непотребного вида. Реджи собрался изображать обиженного, но вспомнив, что у него еще осталась виноградина за щекой, с довольной мордой взобрался ко мне на плечо.

Покинув гостиницу, мы прошли всего пару домов, когда Ноэль остановилась у дорогого особняка.

— Мы пришли, — сообщила она нам, стуча небольшим молоточком привязанным к двери.

Тому, что мы пришли практически в соседний дом я не удивился. Состоятельных клиентов способных нанять охотника за артефактами уровня Ноэль не так много. И все они живут в этом районе. Это самая дорогая улица во всем Аукционе. Через несколько секунд за дверью послышались еле различимые шаги. Дверь отварилась и нас поприветствовал крепкого телосложения защитник. Он был человеком и весьма не плохим бойцом. Обычно люди топают как слоны, а он двигался почти бесшумно, для людей разумеется. Что касается меня, то он все равно продолжал топать как слон, но с обмотанными тряпкой ногами.

— Идите за мной, — заперев за нами дверь, произнес защитник.

Человеком пригласившим нас оказался мужчина среднего телосложения с хорошим вкусом в одежде. Кабинет оформлен дорого и стильно, но без излишней вычурности, свойственной многим богачам. Приветливая улыбка сразу располагала к общению.

— Присаживайтесь, предложил он как приветливый хозяин.

Мы воспользовались предложением и угнездились в удобных кожаных креслах. Я сразу отметил насколько приятно в них сидеть. Надо будет прикупить себе парочку. Он обошел стол и сел в кресло с виду похожие на наши только гораздо больших размеров.

— Я Бальтозар Руфус, — представился он. — Коллекционер редких предметов. А вы лучшая охотница за артефактами и лучший защитник, если принимать во внимание что вы единственный кто вернулся с Ноэль живым. Я слышал о безвременно покинувшем нас Нивсе. Честно говоря, я догадывался о том, что он не просто удачливый бизнесмен. Но пока его дела не пересекались с моими он для меня не существовал. Наверное вас мучает вопрос, для чего я вас пригласил?

— Не совсем, — ответила Ноэль. — Если меня кто-то приглашает, то он прекрасно понимает чем я занимаюсь. Вам нужно что-то, что достать могу только я.

— Совершенно верно, приятно говорить с умными людьми.

— Я не человек, постарайтесь не путать, — предупредила она.

— Договорились, но у меня есть небольшая просьба. — Я хочу пообщаться с оборотнем, сидящем на плече защитника.

— Со мной что ли?

Бальтазар кивнул.

— Ну давай пообщаемся.

— Можешь сейчас превратиться в оборотня? — Слухи-то я слышал, но вот собственными глазами видеть не доводилось. Хочется исправить досадное недоразумение.

Реджи пожал плечами и спрыгнув с плеча приземлился возле Бальтозара в образе зверя. Защитник стоящий позади коллекционера занервничал, но тот показал рукой, что волноваться не следует.

— Достаточно? — прорычал оборотень.

— Да, я полностью удовлетворил свое любопытство.

Оборотень окутался пеленой и через мгновение я подобрал с пола маленького хомяка. Держа грызуна на ладони я вернулся к Ноэль.

— Прекрасно, — потер руки Бальтозар. — Значит все что про вас говорят правда. И я не прогадаю наняв вас. Двести золотых получит Ноэль и по сто защитник с оборотнем.

— Круто, — пропищал пришедший в себя Реджи. — Мы с Ионом в деле, Ноэль с нами.

Выдав мысли в слух, хомяк полетел за спинку стула. Вернувшись обратно из-под мебели, Реджи попросил прощения у эльфийки. Он немного перепутал, а на самом деле хотел сказать, что это она главная, а они лишь ее помощники.

— Думаю мы договорились, — произнес Бальтозар. — Нанявшись ко мне вы не будете гадать, удачно потратили деньги или нет. Я покупаю лишь проверенную информацию.

— Допустим я согласна, мы согласны, — поправилась Ноэль, взглянув на меня и Реджи. — Давайте перейдем к делу, что нам нужно добыть и где оно лежит?

— Люблю людей с деловой хваткой, эльфов и оборотней тоже разумеется, — поправился он найдя в наших лицах знак вопроса. — Я решил обратиться к тематике вампиров, и думаю, стоит начать со свитка носферату.

— Я слышала когда-то вы собрали отличную коллекцию об орках.

— Да было такое дело, и я отлично ее продал. — Понимаете, отдельные предметы можно продать очень неплохо. И так поступает большинство жителей Аукциона, я тоже начинал именно с этого. Но как-то раз мне принесли парочку вещиц, которые по отдельности стоили очень недорого, а вот вместе они составили коллекцию. Добавив к ним карту того периода, я на этой коллекции заработал свое первое состояние. Надеюсь, не стоит объяснять, почему я занимаюсь коллекционированием. Вы удивитесь, но те кто покупает эти коллекции, в отличие от большинства людей не хотят пользоваться этими предметами по прямому назначению. Им не нужно покорять мир, они и так очень состоятельные члены общества и весьма влиятельные. Они не являются людьми и это радует.

В некотором роде, коллекционеры являются защитниками равновесия. В большинстве случаев, действительно страшные предметы покупаются нами. Это гарантия, что какой-нибудь особо одаренный индивидуум не наломает дров.

Бальтозар открыл ящик стола и извлек на свет потрепанную карту. Развернув ее на столе, он подозвал нас поближе. Когда мы дружным коллективом сгрудились над картой он показал нам, где предположительно находится свиток. Никто не удивился когда Руфус ткнул пальцем в самое сердце земель носферату. Как оказалось позже, никто кроме Реджи.

— Это что же, нам предлагают прогуляться в страну упырей? — спрыгнув на карту, уточнил хомяк.

— Это проблема? — в свою очередь спросил Бальтозар, глядя на Ноэль.

— Нет, никаких проблем, — она взяла хомяка и посадила мне на плечо.

— Сколько времени вам потребуется для приготовлений?

— За сутки управимся, — пообещала она.

Бальтозар достал три увесистых кошелька и положил их на карту.

— Если потребуются еще деньги, не стесняйтесь.

Ноэль взяла кошельки, и оставив себе самый большой, отдала остальные мне. Я хотел было вручить причитающийся аванс Реджи, но побоялся, что он погибнет под такой тяжестью. Хомяк тоже это понимал, поэтому и не выказывал претензий, когда я убрал кошельки себе.

Подготовка к поиску заняла один день. Маги смогли нас забросить только к границе носферату. Их земли окружены магическим барьером, все кроме упырей могут его преодолеть. Но из-за этого и порталы работают только до границ барьера. Дальше предполагалось передвигаться только на своих двоих. Реджи подобная перспектива пугала меньше всего, он редко когда пользовался собственными ногами, предпочитая путешествовать на моем загривке.

Предполагаемое путешествие среди носферату заставило немного модернизировать оружие. Любимые мои жезлы пришлось оставить в гостинице, заменив их на новые с серебряными вкраплениями. Единственный, кому ничего не пришлось менять, это Реджи. На что он не расстроился и обещал при случае показать как он собирается разрывать упырей. Меня подобный подход к делу вполне устраивал. Сомневаюсь, что вампир сможет ожить после того как Реджи разорвет его на части. Будь ты хоть трижды упырь, но собрать себя обратно из кусочков вряд ли удастся.

Портал выбросил нас возле леса.

— Насколько я помню, мы должны были попасть сюда рано утром, — сказал я смотря на заходящее солнце.

— Не переживай, вычтем из них за погрешность, — успокоила меня Ноэль.

— Главное, чтобы кто-нибудь из нас вернулся, чтобы вычесть эту самую неустойку, — заметил хомяк.

— Реджи, что-то в последнее время я перестал в тебе замечать патологического оптимиста.

— Это потому, что я иду на поправку. — Да и общение с темным не идет на пользу моей психике. Если дело пойдет такими темпами, я не удивлюсь, что стану патологическим пессимистом.

— Давайте болтовню оставим на потом, а пока займемся поиском места для ночлега, — прожгла нас глазами Ноэль. — Вы уже не в благополучном Аукционе, а там где не брезгуют и кровью хомяка. Если он конечно достаточно крупный для обеда или ужина.

— Прекрати меня пугать, я и так уже запуган, — передернул плечами Реджи.

— Вот и замечательно, хоть одну ночь поспим нормально без болтовни под ухом.

— Я могу вообще-то и обидеться.

— Жду не дождусь, но видимо все напрасно.

Солнце тем временем неотвратимо спускалось к горизонту. Тьма сгущалась и настроения это не прибавляло.

Глава 2

Когда мы нашли отличную полянку дл ночлега, я остался дежурить первым. Костер решили не разводить, отпугнуть им вряд ли кого удастся, а вот привлечь внимания, очень даже вероятно. Ноэль засыпать тоже не спешила. Лес в принципе как лес, за одним исключением, он был мертвенно тих. Никакого тебе шороха ночных обитателей, вообще ничего не было слышно. Единственный звук, который можно было услышать, это храп хомяка, периодически вырывающийся из его маленькой глотки. За это он регулярно получал тычки то от меня, то от Ноэль. Когда мне это надоело, я отнес его немного в сторону и прикрыл ветками. Пока я производил подобные процедуры этот гад даже ни разу не проснулся.

Ближе к полуночи появились признаки жизни в лесу, хруст веток под чьими-то ногами или копытами и урчание голодных желудков. Чувствуя неприятности я поднялся и извлек жезлы. Реджи спал как ни в чем не бывало. Обычно хорошо спиться тем, кто не сильно напрягает мозг. Когда думать не о чем, остается только спать. И хомяк прямое тому доказательство. Но неожиданно храп прекратился.

Реджи подскочил как ошпаренный, показывая на выползшего из под земли крота. В начале я не понял что его так сильно напугало. Крот вроде как крот, ползает себе под землей никого не трогает. Но приглядевшись повнимательней, я понял как погорячился приписывая данное существо к безобидным тварям. У этого крота клыки были явно не по размеру. Выбравшись на половину из норы, крот, оскалившись, зашипел, демонстрируя нам весь арсенал пасти. Скажем так, увидеть эти челюсти впивающиеся мне в палец, хотелось меньше всего. А вот крот похоже только об этом и грезил. Быстро работая лапками тварь стремительно приближалась ко мне. На пол пути крот вспыхнул как факел и превратился в пепел. Вершину кучки венчал метательный нож Ноэль.

— Объясни мне глупой, кто у кого в защитниках? — скромно поинтересовалась она выдергивая нож из пепла. — Будешь и дальше хлопать глазами и в скором времени присоединишься к обитателям местной фауны.

— Да я просто решил подпустить его поближе, — попытался оправдаться я, но похоже никто в это не поверил.

— Ага, я так и поняла.

— Так, давайте-ка немного проясним ситуацию, — спрыгнул с плеча Реджи, куда недавно забрался в поисках спасения. — Что это за бабуйня здесь происходит, а? Насколько мне известно, упырем может стать только человек. Поправьте меня, если я не прав.

— Хомяк, об этом мире тебе вообще мало что известно, ты слишком мало здесь находишься, — объяснила Ноэль. И то, что ты пока еще жив, скажи спасибо Иону. Он хоть и делает вид, что ты ему надоел, но без тебя жизнь у него будет весьма скучной.

Интересное дело получается, она рассказывает Реджи, что я о нем думаю. Хотя она в какой-то мере и права. Но я предпочел не комментировать высказывания эльфийки. Мир устроен весьма странно, если начать отрицать что-либо, то тебя обязательно в этом и обвинят. Поэтому я молчал и внимательно следил за окружающими нас деревьями.

— Ты думаешь? — почесал затылок хомяк. — А по нему и не скажешь. Хотя о чем-то подобном я догадывался. Ну не может симпатяга вроде меня не покорить сердце друга.

— Эй, эй, — остудил я пытающегося разойтись хомяка. — Полегче, это всего лишь высказывания Ноэль. И не надо распускать от умиления слюни. Мы партнеры по бизнесу, не более, и никакой дружбы, сдуреть просто можно.

— Как скажешь, братан, как скажешь.

Я махнул рукой и повернулся к ним спиной.

— Вампиром может стать любое существо, кроме насекомых, конечно, решила просветить Реджи эльфийка.

— То есть совсем любое?

— Ну, практически да.

— Охренеть, чего раньше-то не сказала, — выругался хомяк.

— Ну сказала бы я раньше, что-нибудь изменилось бы?

— Кардинально нет, но на душе было бы легче.

— Тогда привыкай к действительности.

— И кажется действительность напросилась к нам в гости, — поднялся я с травы готовясь к бою.

— Терпеть не могу незваных гостей, — согласилась Ноэль, сжимая метательные ножи.

Нас со всех сторон обступила лесная братва. Волки стояли вместе с оленями и лосями. У всех торчали устрашающего вида клыки, и горели красным светом глаза. Что-то мне подсказывало, такой олень питается не только молодыми побегами, но и не прочь перекусить эльфом. Думается человечину он уже попробовал.

Замкнув нас кругом, звери остановились, словно кто-то невидимый отдал им приказ. Это было настолько синхронно, я бы даже сказал, страшно красиво. Мои предположения оправдались. В сплоченных рядах зверей-вампиров, образовались узкие коридоры. По ним шли носферату собственной персоной. В общей сложности их оказалось десять штук. Бледные лица торчащие клыки и красные горящие глаза. А ведь я себя считал симпатягой, но до них мне еще ох как далеко. Красноглазые, постращав нас своим видом, все же решили узнать зачем мы здесь вздумали переночевать?

А вот говорили они и в правду странно. С начало это сбивало с толку, не знаешь точно, с кем разговариваешь, но потом привыкаешь говорить одновременно со всеми ни к кому конкретно не обращаясь. Суть разговора сводился к тому что нас здесь не ждали. Но если уж мы удосужились заглянуть на вечеринку, то они не против нами перекусить.

— Мы с вами теряем время, — произнесли носферату. — У вас нет приглашения, значит любой в этих землях, может безнаказанно выпить вашу кровь.

— Где я могу получить приглашение? — решил я на всякий случай поинтересоваться.

— Нигде, мы сами решаем кому давать разрешение, а кому нет. — Но желающих попасть к нам идиотов, настолько много, что голод нам в ближайшее столетие не грозит. Бесплатный совет, не сопротивляйтесь, все равно бесполезно. Это лишь доставит вам страдание.

— Я знаком с Реджи, так что муками меня не напугаешь, — ответил я.

— Вообще-то я все слышу, — раздалось у меня над ухом.

— Тогда ты должен быть счастлив.

— С чего бы это?

— Подумай сначала, я перед возможной смертью вспоминаю именно тебя.

— Меня это радует, но лучше вспоминай меня в более выгодном свете.

Упырям похоже наша милая беседа поднадоела, они видимо заскучали или просто проголодались. Но в любом случае они бестактно прервали нас.

— Последний раз предлагаю сложить оружие, — произнесли носферату.

— Короче так, я беру на себя всю эту мохнато-зубастую братию, а вы разбираетесь с упырями, — предложил хомяк.

— Откуда такая уверенность, что клыкастые лоси заинтересуются тобой?

— Поверь мне Ион, битву с оборотнем они ни за что не пропустят, — спрыгнул Реджи с плеча, в воздухе обращаясь в чудовище.

Он оказался прав, живность совершенно потеряла к ним интерес сосредоточившись на оборотне. Носферату ничего другого не осталось, как напасть на нас. Я думал они будут использовать клыки и когти но они оказались продвинутыми ребятами. Дружно выхватив мечи, бросились крошить из нас в винегрет.

Первый же упырь пытавшийся наколоть меня на меч, зашипел от боли в переломанном запястье. Никому теперь не угрожавшее оружие воткнулось возле моих ног. К моему удивлению, шипящий упырь не загорелся осыпаясь на землю пеплом. В первое мгновение меня это неприятно удивило. В голову пришли два варианта, или на конкретного носферату не действует серебро, или меня надули с жезлами. Но потом я сообразил в чем шутка юмора. Они все были в перчатках, жезл сломал кость но пробить перчатку и достать до кожи не смог. А вот у Ноэль подобных проблем не возникло. Она ловко проскочила под рукой упыря, всадив нож ему подмышку. Последний красиво вспыхнул, опав на землю аккуратной кучкой. Лежала она правда в таком состоянии не долго. Тяжелая пята носферату в тяжелом сапоге встала в самую середину, взметая прах товарища сгоревшего на работе.

Любоваться тем, как Ноэль в прямом смысле зажигает времени не было, хотя очень хотелось. У носферату поразительно быстро срастались кости. Теперь упырь не шипел от боли, а мерзко ухмылялся. Он взглянул на восстановившуюся конечность и вытянул руку в мою сторону. На кончиках пальцев, разрывая перчатки показались острые когти. Шестое чувство мне подсказывало, что когти тоже не восприимчивы к серебру. Обзаведясь оружием, которое невозможно выбить, он прыгнул на меня. Высекая из жезлов искры я отбил первые два удара. Третий оказался для упыря последним. Одним жезлом я сломал ему локоть, а вторым раздробил коленную чашечку. Ударом в затылок я поставил точку в бренном существовании носферату, он загорелся и осыпался.

Не хочу кривить душой, но это было красиво. По крайней мере лучше, чем разглядывать разлетающиеся мозги.

Потому как четверо его дружков спокойно стояли и взирали на наш поединок, не трудно было догадаться, что я бился с главным упырем. Не успел он толком осыпаться на землю, как четверка бросилась в атаку. Биться с несколькими противниками гораздо тяжелей нежели с одним, но при достаточной практике и это не составляет большого труда. Что-что, а вот с мордобитием у меня никогда не возникало проблем. Насовать защитнику люлей, везде охотников навалом.

Носферату ринувшийся на меня, видимо ничего умнее не придумал, как рубануть по мне мечом сверху. Поймав меч в скрещенные жезлы, я пнул изобретательного упыря в грудь. Меч остался у меня, а носферату словно ветром сдуло. Сократив число нападавших с четырех до трех, я весьма мерзко улыбнулся оставшимся вампирам. Пока отброшенный вампир отскребался от сосны, я успел испепелить двоих, и метнув жезл пробить лоб третьему. Быстро подскочив к осыпающемуся вампиру я вовремя успел подхватить падающий жезл. Бросив взгляд в сторону Реджи, я перестал волноваться за тылы.

Оборотень воткнув клыкастого оленя рогами в ствол, одним мощным ударом вспорол ему горло. А прыгнувшего на него волка поймал и насадил на сук. Одним словом у Реджи все было хорошо. Осталось покончить с последним упырем и можно спокойно отдохнуть. Восстановившийся вампир сделал гигантский прыжок, норовя пронзить меня сверху. Но метко брошенный эльфийкой нож, воспламенил его еще в полете. На меня обрушился пепел да осиротевший меч, который я отбил. Пока я отряхивался меня внезапно обдало зловонием. Зажав но я обернулся туда, откуда распространялась вонища. Источником аромата оказался Реджи.

— Возможно для тебя, то что я скажу, окажется откровением, но иногда не помешает принимать ванну, — посоветовал я.

— Вам-то хорошо, — прорычал Реджи. — Проломили черепушки и только пепел остался. А у меня ничего серебряного нет. И когда я убиваю их обычным способом они превращаются в вонючую слизь. Даже и не знаю, смогу ли теперь отмыть мою великолепную шерстку.

— Ты давай превращайся обратно в хомяка, — предложил я. — Возможно тогда вонять будешь меньше. А то что у тебя в образе оборотня прекрасная шерсть, можно поверить только если у тебя богатая фантазия.

Реджи последовал совету, и покрылся маревом. Результат превзошел все ожидания. Реджи действительно перестал пахнуть. Зловонная слизь лежала вокруг него ровным кольцом. Подобрав хомяка я заметил как что-то блеснуло в одной из кучек пепла. Подойдя поближе я обнаружил золотой медальон. На лицевой стороне находился барельеф открытых ворот, а на обратной выдавлено — пропустить.

Глава 3

— Кажется у нас появилось приглашение в земли носферату, — продемонстрировал я медальон.

— Будем надеяться, что это так, — согласилась Ноэль. — Мне сильно не хочется затевать побоища на каждом углу. Они могут очень печально сказаться на моем здоровье, а мне не хочется излишне подвергать его опасности.

С такими убийственными доводами трудно не согласится. К тому же число желающих полакомится нами, может возрастать в геометрической прогрессии. Пока мы разглядывали медальон на цепочке в сознание пришел Реджи.

— Я не знаю как вам, а мне так нужна другая полянка.

Мы с Ноэль полностью разделяли мнение хомяка. Бросив последний раз взгляд на разбрызганную слизь и пепел мы отправились дальше в глубь леса. Ночью нас больше никто не беспокоил. Возможно это был охранный отряд отвечающий за эту территорию. А так как мы с ними разобрались, то и спрашивать, кто мы такие было уже некому.

Взошедшее солнце нас немного приободрило, хотя после произошедшего ночью, я не был уверен, подействует на них солнечный свет или нет. Если они живность обращают в упырей, может и солнце им нипочем.

Утром мы вышли на дорогу, по ее состоянию было видно что она довольно активно используется. В подтверждение этой догадки мы увидели телегу, выворачивающую из-за поворота. На козлах сидел мужичок. Заметив нас, он придержал лошадь. Он подозрительно на нас смотрел вплоть до момента когда мы с ним поравнялись.

— Как вы сюда попали? — недобро спросил он.

— Ты не узнаешь носферату? — ответил я вопросом на вопрос.

— Вы эльфы, и не можете стать вампирами, — обезоружил он меня, — будет лучше если вы уйдете, пока еще можете.

Ответ возничего ничего хорошего нам не сулил. В принципе я был склонен последовать совету. Но была маленькая проблемка — нам по-прежнему все еще нужен свиток. И добыть его иначе, иначе как проникнуть в замок, не представляется возможным. Пришлось лезть в карман и доставать медальон. В глубине души надеясь, что он нам поможет. Увидев медальон он расслабился.

— Чего вы раньше-то не сказали что вы гости. Я уж было, чуть не послал сигнал тревоги, нам понимаешь чужаки не нужны.

— Ну извините, думал без медальона можно обойтись, — заметил я.

— Без медальона пройти здесь не получится. — Запомните, он единственное что спасает вас от смерти. Кстати, куда вы путь держите?

— Нам нужен замок черного ворона, — ответила Ноэль. — Говорят он очень красивый, хотелось бы взглянуть собственными глазами.

— Странный вы народ гости, неужели не слышали рассказов, что довольно многие кто решался посмотреть на замок, оставили свои глаза на крепостных стенах.

— Мы же понимаем, слухи обычно слегка преувеличивают.

— Что касается слухов о замке ворона, они совершенно правдивы. — Хозяин крепости имеет странные привычки, иногда он не задумываясь казнит и гостей. Вздумай он лишить вас жизни, то и медальон не сможет ничего сделать. Нет, конечно в большинстве случаев медальон вас спасет, но если носферату захочет вами перекусить, он это сделает. И кроме денежных штрафов ему ничего не грозит. А хозяин черного ворона весьма состоятельный вампир. Они вообще странные существа.

— Погоди, — остановил я его. — А разве ты не вампир? Я думал все кто живет здесь вампиры.

— Нет конечно, мы просто живем здесь и раз в месяц сдаем кровь. — За это мы получаем кров и землю, и мы не знаем кто такие разбойники. Думаю, за это стоит поделиться кровушкой разок в месяц. Единственное что мы должны делать, это сообщать о всех подозрительных людях, наподобие вас. Но у вас имеется медальон.

— А если бы его не было, что тогда? — Невзначай поинтересовался я.

— На вас бы объявили охоту. — Мне награда за то, что сообщил, а носферату развлечение. И все вроде бы довольны. Ну разве что кроме тех, на кого охотятся.

— Ясно, медальон лучше не терять.

— Верная мысль эльф, — согласился он со мной. — А до замка здесь недалеко, идите прямо по дороге никуда не сворачивая, дня за два доберетесь. Я бы вас проводил, но мне в другую сторону. Везу припасы для пограничного отряда, да вы их встречали медальон-то их.

— Да конечно, — ответил я, чувствуя, как нарастает напряжение. — Встретите их передавайте привет и благодарность за медальон.

— Непременно передам. — Ну бывайте, тороплюсь, знаете ли.

Человек тронул поводья и лошадь не торопясь, потрусила по дороге, увозя от нас слишком любопытного возничего. Мы развернулись в другую сторону и поспешили к замку черного ворона. Чем раньше мы до него доберемся, тем раньше вернемся обратно.

— Думаете он нам поверил? — спросил Реджи когда повозка скрылась за горизонтом.

— Нет, — отрезала Ноэль. — Нам остается надеться на то, что он в начале постарается встретиться с отрядом и лишь потом объявит о тревоге.

Ноэль права, хотя и не хочется признавать но стоит готовиться к худшему нежели потом глупо попасть под раздачу упырей. Дабы больше не нарываться на неудобные вопросы, мы свернули в лес и пошли небольшой тропкой вдоль дороги. Судя по следам она пользовалась спросом. Кажется не все желали общаться с теми, кто путешествует по дороге.

— Нужно найти тех, кто не очень доволен правлением носферату, — предложил я.

— Не думаю, что они воспылают к нам братской любовью, — засомневалась Ноэль.

— Но насолить обидчикам вряд ли откажутся.

Я показал на еле заметную тропку уходящую в сторону от дороги. Эльфийка немного поразмыслила, но в итоге согласилась, Реджи тоже был не против. Тем более, верить возничему, который заподозрил нас, не очень умно. О том, что мы убили весь пограничный отряд он скорее всего не думает. Вряд ли он может подобное даже предположить. Скорее всего он сейчас решает задачу кто мы на самом деле. Воры, укравшие медальон, или мы занимаемся подделками. В любом случае, охоту на нас объявят. И времени осталось катастрофически мало. Тропа, по которой мы шли довольно продолжительное время, должна была нас в конечном счете вывести к людям. Так и произошло.

Тропинка, в начале еле угадывавшаяся, незаметно перешла в хорошо утоптанную дорогу. Она вывела нас к четырем одиноко стоящим домам. Нас заметили еще издалека и когда мы вошли в деревню, встречали с максимальными почестями, включавшие луки, топоры и колья, ну и еще много всякого по мелочам.

— Стойте где стоите, если не хотите умереть в тяжелых муках, — пригрозили нам из толпы.

— Здесь есть кто-нибудь более смелый, чем тот, кто кричит из-за спины в надежде, что его не узнают? — ненавязчиво поинтересовался я.

Моя фраза возымела на них эффект. Раздвигая толпу, вперед вышел крепкий мужчина с топором в руках. Лезвие оружие было испещрено серебряной вязью. Скорее всего они не вампиры, промелькнуло у меня в голове. А если нет, то надо быть больным на всю голову, чтобы носить смертельный для себя металл.

— Кто вы такие? — Спросил он, легко поигрывая пудовым топором.

— Путники, в поисках ночлега и информации.

— Здесь вы не найдете ни того, ни другого. — Идите к носферату, они помогут таким как вы.

— Спасибо за совет, но делиться с кем-то своей кровушкой, в наши планы пока не входит. — Разве вы не видите что мы эльфы.

— Видим, и это ничего не значит, эльф тоже может стать вампиром, — привел довод здоровяк с топором.

— Наверное вы давно не выходили из леса, — произнесла Ноэль. — Эльф никогда не сможет стать вампиром.

— Правда? — раздался голос у нас за спиной.

Я резко развернулся выхватив жезлы. Перед нами стоял эльф, улыбнувшись он продемонстрировал вампирские клыки. Его руки ноги и корпус были перепоясаны множеством ремней с закрепленными на них метательными ножами. На каждом лезвии в середине проходила серебряная вставка.

— Не боишься случайно коснуться серебра? — не удержался я от вопроса.

— Вот так? — провел он пальцем по серебру.

Он не только не загорелся, но даже и не задымился. Это приключение что-то слишком часто выставляет меня в глупом виде. И самооценка от этого не очень радуется.

— Серебро на меня не действует, так сказать побочный эффект, — объяснил он глядя на наши с Ноэль удивленные лица. — Я Гару, живу здесь пока, и вроде как защищаю этих людей.

— Мы им не угроза, — заверил его я.

— Знаю, иначе я бы вас уже убил. — Идите за мной.

Что-то в его движениях и голосе мне подсказывало, что он говорит только то, что может реально выполнить.

Наверное все мои мысли были написаны на лице. Потому как Гару остановился и посмотрел мне в глаза.

— Ты все правильно понял защитник, — произнес он. — Твоей нанимательнице повезло, что она встретила тебя. На моей памяти, лучшего защитника чем ты, я не встречал.

Больше он ничего не произнес, и нам ничего другого не оставалось как последовать за ним. Не думал, что моему каменному лицу можно так легко читать мысли. Надо будет потренироваться на досуге и поменьше думать.

В деревне нам предоставили кров и еду. Гару оказался довольно гостеприимным хозяином. Он случайно как-то набрел на это поселение и решил остаться, попутно оберегая его от носферату. Как он стал вампиром, Гару не распространялся. Как я понял, для него это была слишком болезненная тема. По большому счету он и не был носферату в прямом смысле этого слова. Он не пил человеческую кровь, не боялся ни света ни серебра. Зато имел потрясающее чутье на упырей, чем и пользовался в полной мере. Если не считать наличие клыков, то его и вампиром-то считать было сложно, с виду уж точно.

Узнав куда мы отправляемся он конечно нам не поверил. Нет в то, что мы идем в замок черного воина он поверил, а вот в то что мы хотим просто полюбоваться на него конечно нет.

— Честно говоря, мне глубоко наплевать, зачем вам нужно в замок, — произнес Гару, крутя в руках наш медальон. — Но задерживаться вам здесь нельзя. Тот, кому принадлежал этот медальон, никогда никому его не отдавал. Но он оказался у вас, значит вы его украли. Хотя это маловероятно, на воров вы похожи меньше всего. Выходит вы убили хозяина. В любом случае на вас уже объявлена охота, и в скором времени здесь появятся охотники крови.

— Это еще кто такие? — Спросила Ноэль, отрывая виноградину от веточки, лежащей на подносе.

Реджи был в своем репертуаре, он обосновался возле блюда с фруктами и методично уничтожал припасы деревни.

— Охотники крови, — без большого желания принялся рассказывать Гару. — Это специально тренированные носферату. Единственная их задача — находить и уничтожать неугодных. Причем, от обычного вампира их отличает особая жестокость. Перед тем, как убить, они мучают жертв практически до полусмерти.

— Зачем это им? — опять спросила Ноэль, отрывая очередную виноградину.

— При долгих пытках состав крови меняется. — Попробовав такую кровь хоть один раз, охотник больше никогда к другой не прикоснется. Обычная кровь ему будет казаться безвкусной. Охотника определить очень легко. Эти носферату отличаются стройностью фигуры, питаются они нерегулярно, поэтому нарастить больших мышц они не в состоянии. Зато они жилисты и благодаря этому чертовски сильны. Так что не советую недооценивать их габариты. Поверьте мне, они обманчивы.

— Мне показалось, ты слишком хорошо их знаешь, для обычного вампира, — заметил я, не сводя взгляда с Гару.

Прежде чем ответить он улыбнулся демонстрируя клыки.

— Ты прав защитник, я в прошлом охотник крови.

Реджи выплюнул не доеденную виноградину и отскочил в мою сторону.

— Моей кровушки тебе не отведать, — пообещал хомяк.

— Говорящий хомяк? — Признаюсь, вы меня удивили, что в последнее время мало кому удается, — невесело улыбнулся Гару.

— Ты еще больше удивишься, когда я твой зад порву как тузик грелку, — сыпал угрозы Реджи.

— Не переживай хомяк, моя история осталась в далеком прошлом. — Теперь на меня охотятся так же, как и на вас.

— И после этого ты говоришь, что не пьешь кровь?

— Ты опять прав хомяк, пью. — Но очень редко и в основном из передвижных пунктов сбора крови. Одного раза в год мне достаточно чтобы утолить жажду. Остальное время я питаюсь как обычные люди, и ничем от них не отличаюсь.

— Кроме клыков не по размеру, — не удержался Реджи.

— Согласен, от них я избавиться не могу.

— Хороший дантист мог бы с ними справиться без особого труда, но здесь они еще не водятся.

— Я не знаю, о ком ты говоришь, но о них я действительно ничего не слышал.

— Да не забивай себе голову, я из другого мира, так сказать более развитого. — Но приходиться жить среди неандертальцев.

— Реджи я вообще-то все слышу, — предостерег я его от необдуманных поступков.

— И что толку, что ты слышишь. — Ты ведь ни черта не понимаешь значения этого слова.

— Значения не понимаю, зато интонация мне не нравится.

— Не надо так напирать, мы ведь друзья, — пошел на попятную хомяк.

— Это лишь временная ситуация, которая может быстро поменяться. — Хочешь и дальше в ней оставаться, не наглей.

Ноэль подождала пока наша перепалка утихнет, и только после этого продолжила допытывать Гару.

— Из всего сказанного я поняла что ты желаешь скорого нашего ухода.

— Это так, — не стал отпираться Гару. — Я защищаю жителей деревни, а у вас на хвосте охотники крови. Здесь они мне не нужны.

— Скажи, как нам добраться до замка черного ворона и мы немедленно покинем твою деревню.

— Идите на север никуда не сворачивая, утром будете на месте.

Гару встал из-за стола и сняв с вешалки пару плащей с большими капюшонами бросил их нам.

— Оденьте их, они скроют ваши лица и уши.

Не успели мы облачиться в дорогие подарки, как он резко замер. Гару закрыл глаза явно на чем-то сосредоточившись. Я видел как его ноздри затрепетали. Надеюсь в такое состояние его привел не запах моих сапог. Дальние путешествия накладывают некоторые ограничения на гигиену. Хотя мой запах может учуять разве что эльф. Для людей мы никогда не имеем запаха. Но учитывая мое в некотором роде родство с двуногими мужланами, то для эльфа я воняю почти так же как и люди.

— Охотники здесь, — сказал Гару, открыв глаза.

— Судя по твоему рассказу, они не должны были сюда так быстро добраться.

— Должны, не должны, но они уже здесь, — вынула Ноэль ножи.

Глава 4

— Эй Гару! — раздался крик с улицы. — Ты окружен, и тебе уже не скрыться. Надеюсь ты не настолько глуп чтобы попытаться бежать? Не заставляй нас злоупотреблять гостеприимством этих замечательных людей

— Опаньки, — встрепенулся Реджи. — Кажись, зад хотят поджарить не только нам. Короче говоря, ищут-то не нас, и возможно нас искать не собираются.

Радостное умозаключение Реджи развеял следующий выкрик со двора.

— И дружков своих выводи, кажется они здесь находятся без приглашения. Сам знаешь Гару какое за это преступление последует наказание.

— Лучше чем вы, — процедил сквозь зубы Гару. — С ними я разберусь, а вы продолжайте путь. У вас будет небольшая фора но сильно на нее я бы не рассчитывал. Охотников крови у нас предостаточно и они обязательно выдут на ваш след, это лишь вопрос времени.

— Гару мы тебе поможем, ты хоть и вампир, но все же в прошлом эльф, — сказала Ноэль с твердостью в голосе.

— Я справлюсь, но за предложение спасибо. — Когда я скажу, бегите, то вам нужно сделать именно это, и ничего более. За меня не переживайте, это не первый раз и боюсь не последний.

Гару толкнул дверь и вышел на улицу. Мы последовали за ним в сгустившуюся темноту. На улице уже наступил глубокий вечер и в руках охотников горели факелы. Носферату огонь был не нужен, но они продолжали держать их чтобы жители деревни смогли их рассмотреть. Дополнительная капля ужаса в сердце, никогда не помешает.

— Гару, Гару, заставил же ты нас попотеть, — печально покачал головой главный носферату со шрамом идущим наискосок через все лицо.

На сколько я помню у вампиров ранения зарастают бесследно, а у говорившего шрам неслабый. Выходит он получил его до того как стал носферату.

— Неужели ты и в правду думал скрыться от охотников крови, — продолжал говорить вампир. — Ты меня разочаровал Гару, я мог допустить подобную мысль от кого угодно только не от тебя. Лучшего охотника крови, в прошлом конечно. Насколько мне известно, ты перестал пить кровь жертв. Очень необдуманное решение, если конечно не забывать о том, что именно она дает тебе силу и скорость.

— Для людей, да, но не для меня.

— Ах да, ты же у нас уродец с вытянутыми ушами, — мерзко ухмыльнулся упырь со шрамом. — Интересно как ему удалось из эльфа сделать вампира?

— Лучше тебе не знать охотник, — выдавил Гару.

— Понимаешь Гару, люди никогда не изменятся. — Им нужно предложить хорошую цену или запугать до полусмерти. Правда, в случае с твоим поселением пришлось использовать оба варианта, и как видишь, все сложилось.

— Извини Гару, мы не можем больше тебя прятать, — вышел вперед староста деревни. — И они обещали хорошие деньги.

— Раз обещали, значит заплатят, — согласился Гару. — Охотник всегда держит слово, которое дал. Главное не забыть выяснить, когда он тебя убьет.

— Убьет? — Гару, ты просто сошел с ума. Зачем ему нас убивать?

— Я бы так сделал. — И можешь не сомневаться, они поступят так же. Им незачем поступать иначе, или ты надеешься, что они изменят свои привычки ради тебя.

— Но они ведь обещали, — с дрожью в голосе залепетал староста, взглянув на стоящих за ним охотников.

Носферату со шрамом обнажил клыки и староста на глазах побледнел. Староста все понял, вот только осознание данного факта ничего уже не могло изменить. В глазах охотников открыто читался его приговор.

— Но вы ведь обещали? — упал на колени староста.

— Смертный, я обещал тебе заплатить, и обещание сдержал, а вот на счет жизни уговора не было.

— Но я думал, что это само собой разумеется.

— Кто тебе сказал, что ты умеешь думать? — взглянул на него вампир, заставив старосту сжаться в еще меньший комок. — Если бы у тебя водились мысли, то скорее всего ты бы не прятал беглого охотника и уж точно не сдал бы его нам. Вдобавок ты потребовал слишком большие деньги. А теперь смертный заткнись и не мешай отрабатывать уже наши гонорары.

— К стати, Гару я вижу ты стал якшаться с объявленными в розыск, — повернулся к нему обезображенный носферату. — Я не знаю, как им удалось справиться с Раджем, но плата за них возросла в четыре раза. Не думаю, что стоит выпускать такой шанс, он ведь выпадает так редко.

Гару опустил голову и зашептал нам.

— С ними еще около десятка носферату, они прячутся за деревьями. — Они действительно боятся меня, поэтому привели с собой еще пятерых охотников. Когда вы побежите, за вами бросятся в погоню. Но не больше трех носферату и одного охотника. Больше они не отпустят, слишком велик страх. С упырями думаю вы справитесь, а вот с охотником придется постараться.

— За нас не волнуйся, но ты уверен, что тебе не нужна помощь? — Искренне предложил я.

— Не надо мне хамить, защитник. — Не смотря на заявления этого недоучки, я не только был лучшим охотником крови, но и остаюсь таковым. Я никого не упустил, а эти ребята связались со мной и гарантированно провалят задание. Когда я скину плащ, бегите изо всех сил.

Сказав это, он скинул плащ и его руки потеряли очертания, настолько высока была скорость его бросков. Смотреть на его работу было восхитительно, но нам нужно было показать на что мы сами способны. В глубине души я порадовался за то, что Гару на нашей стороне. Как бы ни хотелось признавать, но против него я совершенно бессилен.

Через несколько секунд мы уже мчались по дороге ведущей из деревни. Как и предполагал Гару, за нами бросились трое носферату и один охотник. Его черный плащ с красной подкладкой то и дело попадал в мое поле зрения. Наконец отбежав подальше от деревни мы решили остановиться. Бежать до бесконечности невозможно, да и притащить за собой хвост в замок черного ворона не очень умная мысль. Ноэль остановилась и я следом. Встав спина к спине мы приготовились отражать нападение вампиров. Преследователи не показывались, но то что мы их не видим совершенно не означает что их нет рядом. Носферату умеют прятаться, этого у них не отнять.

Реджи спрыгнул на землю и до поры до времени забрался на соседнее дерево. Он был нашим секретным оружием против упырей. Эффект неожиданности всегда играет на стороне использовавшего его. Реджи тоже это понимал и сидел тихо как мышка, ну или как хомяк.

Первыми не выдержали простые носферату. Они атаковали одновременно в надежде быстро справиться с нами и вернуться к облаве на Гару. Хотя что-то мне подсказывает, что на их месте я бы такого не делал, а наоборот убежал бы как можно дальше.

Вампиры приближались к нам с обнаженным оружием и оскаленными пастями, демонстрирующие нам весь арсенал челюстного вооружения. Видимо носферату никогда до этого не сталкивались с эльфами, а уж с темными и подавно. Все их бравое размахивание мечами закончилось довольно быстро.

Один загорелся от полоснувшего по горлу ножа Ноэль. А двое других тоже сгорели на работе, получив жезлами по головам. Когда я зажег последнего, появился охотник. Он оказался настоящим профессионалом, и не собирался нам описывать страшные картины того, что он сделает с нами после того как обезвредит. Одним словом монологи разводить не стал и сразу набросился на меня. Я с большим трудом отбил летящее в меня лезвие и перешел к атаке. По крайней мере, мне так казалось. Но пара ударов по ребрам показало мое заблуждение на этот счет. Ребра выдержали, хотя думаю предел их был практически достигнут. Еще чуть-чуть и они взорвались бы разорвав осколками легкие.

Кости остались целы, но вот птицей охотник меня все же сделал, отправив в захватывающий дух полет. Взлететь на ветку мне не удалось, но вот упечататься о ствол дерева спиной, удалось на славу. Бедный мой позвоночник и все остальное. На мгновение я даже потерял сознание, а когда шмякнулся на задницу, то вернул себе его обратно. Открыв глаза, увидел, как Ноэль ножами пытается проверить крепость одежды носферату. Но попытки так и остались попытками. Сколько эльфийка не пыталась так и не сумела зацепить охотника. А он похоже просто издевался над ней.

Лежать под деревом, было чертовски приятно, но долг защитника звал на подвиги. И мы дружной толпой из двух эльфов накинулись на поганца в плаще. А спустя мгновение получили по мордасам и отправились в очередной полет. По крайней мере для меня он был уже вторым. Кулаки охотника просто каменные, а про скорость с которой он орудует ими вообще не стоит говорить. Моя самооценка стремительно приближалась к нулю. До этого я считал себя неплохим бойцом, но оказывается я просто ребенок по сравнению с охотниками крови.

Сжав зубы, мне пришлось в срочном порядке реабилитировать самооценку, в одночасье рухнувшую в пещеры к троллям. А достать ее с такой глубины можно только одним способом — навалять люлей охотнику. Превозмогая боль в груди, спине, в жо… да в общем везде, я поднялся с твердым намереньем сделать это.

Охотник в некотором роде помог облегчить мне задачу. Он решил не дожидаться пока я доковыляю к нему, а сам примчался ко мне. Свое появление он ознаменовал банальным ударом по ребрам. Хотя с другой стороны, этим помог мне подняться. Весьма любезно с его стороны, если опустить тот факт, что он собирается меня убить. Впрочем, он этого и не скрывал.

— Мне нужно вернуться для поимки Гару, поэтому считайте вам повезло, я не буду вас мучить, а просто убью, — сообщил он обыденным голосом, нашу перспективу на ближайшее будущее.

Не знаю что с ним произошло, но он стал как-то уж слишком медленно двигаться. Я имею в виду с его прежней скоростью. Я без труда пропустил лезвие, предназначавшееся моему сердцу мимо себя, и ударом ладони сломал локоть охотнику. Носферату взглянул на меня, и я заметил расширенные от удивления глаза. Не знаю что он там увидел, но расспрашивать у меня времени не было. Проскользнув ему за спину я дернул голову упыря на себя, ломая шею охотнику. А подскочившая Ноэль полоснула его по горлу воспламеняя и обращая в пепел некогда грозного противника.

— Ты как? — спросила она с тревогой в голосе, глядя мне в глаза.

Я чуть помедлил с ответом глядя на нее. Или она тревожиться обо мне, или я сильно стукнулся головой и мне мерещиться то, что в принципе быть не может — думаю все же второе.

— Нормально, я в порядке, если не брать во внимание отбитые внутренности, и возможно сломанные ребра.

— Нет, ребра у тебя не сломаны, иначе бы ты не смог подняться самостоятельно.

— Ну спасибо, обрадовала, — потер я ноющую грудь.

Глава 5

Тело нещадно ныло, но уже понемногу начало приходить в себя.

— Кстати, где Реджи? — поискал я его взглядом. — Что-то я не заметил рвавшегося в бой оборотня.

— У меня тоже к нему пара вопросов, — недобро сказала Ноэль.

Долго нам искать не пришлось, он сам объявился. И по тому, что забираться на плечо хомяк не стал я догадался, он чувствует себя в чем-то виноватым. Вот только оно совершенно может не совпадать с моим мнением. Реджи хорошо понимал, лучше самому объясниться. Наши взгляды ничего хорошего ему не светили. Хомяк тяжело вздохнул и потупил взгляд.

— Думаю вы неверно истолковали мои намерения, — поднял он на нас полный печали взгляд.

Никогда бы не подумал что у него может быть такой взгляд. Мне даже стало как-то неловко за свои мысли. Но вот Ноэль придерживалась несколько иной позиции.

— Это интересно как можно неверно истолковать, что твоя лохматая задница пряталась на дереве вместо того чтобы помогать нам? — Или ты думаешь с таким подходом получишь свой гонорар в полном объеме? Не хочу тебя расстраивать, но это твое глубокое заблуждение. Хотя чего уж скрывать, я хочу тебя расстроить. И лучше тебе перестать корчить из себя идиота, я ведь и салат могу из тебя накрошить.

Реджи мгновенно перестал жеманничать и перешел к делу.

— Для начала хочу сказать, я прекрасно видел, как вы дрались.

— Ну кто бы сомневался, — съязвила Ноэль.

— Не перебивайте если хотите узнать правду, — огрызнулся Реджи. — Я видел, как вы дрались и прошу заметить нисколько не сомневался в вашей победе.

— Не сомневался!? — уже не сдержался я. — Да мы только и делали, что отскакивали от его кулаков и пытались собственными телами выкосить вековые деревья!

Реджи очень серьезно посмотрел на меня, затем на Ноэль.

— Так это не было вашим планом? — Откровенно удивился он.

— Темный, я его сейчас убью, — пообещала Ноэль, сверкая глазами.

— Нет, я первый, — сжал я кулаки.

— Так, давайте не терять самоконтроль, — попятился от нас Реджи. — Возможно это и не было планом, но со стороны он выглядел именно так, тут уж ничего не попишешь. Еще хочу сказать в свою защиту, он отлично сработал.

— Какой еще план? — не унималась Ноэль. — Получать по голове? Такой план может прийти только в твою больную голову.

— Но ведь сработал, — гнул свою линию хомяк.

— Интересно как? — сложил я руки на груди.

— Ну это же очевидно, вы его вымотали, а когда он выдохся, Ион взял его голыми руками. — Кстати хотел спросить, что у тебя с глазами?

— А что с ними не так? — пришлось удивляться мне.

— Они у тебя красные, а так больше ничего.

Я взглянул на Ноэль, она кивнула полностью соглашаясь с Реджи.

— Ничего страшного, — попытался я найти объяснение случившемуся. — Наверное лопнули капилляры, отсюда и покраснение.

Последняя фраза даже меня самого намного вывела из себя. Объяснение Реджи похоже навечно засели в подкорке. Вот черт, опять эти странные слова. Однозначно слишком много знать не очень хорошо влияет на окружающих. Яркий пример тому удивленный взгляд Ноэль. Она явно не понимала, о чем я говорю, слишком много непонятных слов.

— Ладно забудь, — махнул я рукой.

Но я заблуждался, она ведь тоже общается с Реджи а это оказывается заразно.

— Нет темный, это не кровь они у тебя действительно поменяли цвет, — обескуражила она меня. — Сейчас твои глаза как у чистокровного темного эльфа.

Новость не очень хорошая для меня. Кажется, папа хочет меня сделать настоящим темным. Я уже привык чувствовать себя не таким как все, да это иногда приносит неприятности, но я научился находить в этом выгоду. Мои работодатели часто нанимали меня именно потому, что я не принадлежу ни к одной из рас проживающих в этом мире. Я закрыл глаза переваривая информацию. Я вроде как темный, но в глаза не бросался, по крайней мере так уж откровенно. Но теперь на красноглазого обратит внимание каждый, кто взглянет. Делать нечего, придется возвращаться к действительности, и привыкать к повышенному вниманию к собственной персоне. Открыв глаза, я увидел удивление в глазах компаньонов.

— Ну, что опять не так? — развел я руки. — Если вы так и дальше будете выглядеть вас примут за идиотов. Хотя темному в этой кампании будет самое место.

— У тебя опять голубые глаза темный, — медленно произнесла Ноэль.

Я вздохнул с нескрываемым облегчением.

— Когда вернемся обязательно схожу к магам, пусть объяснят что черт возьми со мной происходит.

— Гару скорее всего разобрался с охотниками, но нам все равно расслабляться не стоит, — сказала Ноэль поправляя ножи. — Чем раньше заберем свиток, тем раньше вернемся домой.

— Я двумя лапами за, — заверил Реджи и бесцеремонно забрался мне на плечо.

К замку мы подобрались к утру. Самое время для вылазки. Упыри готовятся ко сну, а простые люди только еще просыпаются. Я не знаю какие у них отношения, но мне кажется нужно быть готовым к худшему. Возможно они без ума от своих хозяев, тогда выкрасть свиток будет весьма проблематично. Хотя на легкий исход путешествия никто конечно не готовился. В противном случае Ноэль не была бы такой удачливой охотницей за артефактами.

С виду замок как замок, ничем не отличается от других подобных, кто бы их не строил. За одним небольшим исключением — он был совершенно белым. Честно говоря я ожидал немного другого. По крайней мере название "Черный ворон", ну никак не ассоциируется с белоснежными стенами.

— Это у вас тут юмор такой? — взглянул на Ноэль хомяк.

— Я-то откуда знаю? Я сама здесь в первый раз.

— Не пойму я что-то, как люди по собственной воле идут жить в земли носферату, — произнес я, наблюдая как стекается в замок народ. — У меня этот факт никак не хочется укладываться в голове.

— И не только он, — съязвил Реджи.

— Рискуешь гулять на своих двоих, — пригрозил я.

Запахнувшись в плащи, одолженные Гару, мы незаметно вышли из леса и смешались с толпой, идущей в замок. К моему удивлению на нас никто не обратил внимания. Казалось мы были духами и нас никто не видит. Я обратил внимание, на лица идущих с нами. Радостными их назвать было трудно. Такое ощущение, они собрались на плаху.

— Да какая тебе разница, — шепнула Ноэль, когда я обратил на это ее внимание. — Находим свиток и делаем ноги.

— Совершенно согласен с нашей подругой, — встрял Реджи. — Берем товар и линяем, пока не покусали.

С таким планом не поспоришь, тем более, что он мне совершенно подходит. Но как происходит почти со всеми планами, они никогда не бывают идеальными в исполнении. Всегда что-нибудь должно пойти не так, как задумывалось. И это не так превращает любую гениальную задумку в полный отстой.

Мы под прикрытием толпы свободно попадаем в крепость. Удивительно, но стража на нас не обращает внимания. И не только на нас, а вообще на всех входящих. По-моему даже когда заходишь в трактир, вышибала проявляет больше интереса, чем стража на воротах.

— А мне нравится, — шепнул Реджи. — Чем дальше, тем веселей. Я конечно понимаю что вампиры и все такое, но стража у них полное гуано.

— Не знаю что это, но попахивает нехорошо.

— Ты в принципе, как житель пещер должен быть с ним знаком. — Это помет морских птиц и летучих мышей.

— Спасибо за разъяснение, но мы это называем немного иначе.

— Да как его не назови, гуано оно и есть гуано. — Такой стражи, признаюсь давно не встречал. Может они нас еще и к свитку носферату проведут? Вот будет потеха.

— Заткнись, пока ты не привлек к нам внимание, — пришлось мне на него шикнуть.

Наши плащи немного отличались по цвету от остальных, но в город вошла группа в такой же одежде и мы решили пристроиться им в хвост. Спустя некоторое время мы оказались в центре крепости перед огромным храмом. У носферату была своя религия, странная правда, как впрочем и они сами. Вершину храма венчала статуя летучей мыши. Вот собственно и все отличия от людских церквей. Их религия впрочем, тоже довольно странная.

Группа, с которой мы следовали, прямиком направилась в церковь. Когда мы подошли к воротам храма возле нас появились прислужники носферату. Теперь о том, чтобы скрыться, не было и речи. Прислужники вели себя на удивление учтиво. Спрашивая, как мы добрались, они серьезно переживали насчет неудобств и лишений, которые мы должны были испытать во время путешествия. Такое поведение окончательно сбило меня с толку.

Прислужники провели нашу группу в церковь, а сами закрыв за нами дверь остались снаружи. Группа не останавливаясь подошла к алтарю. На нем лежал какой-то свиток.

— Это случайно не то, что нам нужно? — спросил Реджи, когда мы немного отстали от основной группы.

— Думай о чем говоришь хомяк, — встряла Ноэль. — Они же не идиоты оставлять такой ценный предмет на всеобщее обозрение.

— Да еще и охрану не выставить, — поддержал я эльфийку.

— Ну я вообще-то ничего плохого не имел в виду, просто подумал, нам так будет легче его спереть.

Главный из группы подошел к алтарю и сбросив капюшон взял свиток.

— Братья, наконец наш долгий путь окончен и мы вскоре присоединимся к остальным членам нашего ордена, — разглагольствовал предводитель держа свиток на вытянутых руках.

— Так пока они будут воссоединяться, мы должны сделать ноги отсюда, — кратко описала план наших действий эльфийка.

Сказать по правде мы не так уж давно общаемся с Реджи, но она уже нахваталась подозрительных словечек.

— Свиток носферату поможет нам перейти в новую стадию с наименьшими задержками, — произнес главный упырь, когда мы повернулись к выходу.

— Вот блин черт, — шепотом выругалась Ноэль. — Как не противно это признавать, но кажется хомяк прав — охрана здесь полное гуано.

— А я что вам говорил? — зашептал хомяк. — Упыри с большим трудом соображают, вот мы оборотни совсем другое дело. Мы ребята головастые.

— И что ты знаешь об оборотнях? — снисходительно спросил я.

— Мне достаточно и меня самого, — гордо заявил Реджи. — Я намного головастей этих с маленькими клыками.

Пока мы не вызывая подозрений возвращались к основной группе, упыри приступили к ритуалу. Они по одному подходили к свитку и зачитывали пару строк. Скорее всего там больше написано и не было. Каждый прочитавший начинал биться в конвульсиях и успокаивался только после того, как оказывался на полу. Старший упырь подхватывал бившихся и аккуратно укладывал в ряд. Так что очнуться в синяках и ссадинах читавшим было не суждено.

Мы шли последними в группе. И когда подошла наша очередь, старший упырь как-то странно посмотрел на нас. По большому счету мы ничем не отличались от лежащих на полу. По крайней мере, визуально. Но как оказалось носферату смущал не наш вид, а количество прибывших с ним. Он привел группу из двадцати избранных, и мы в его расчеты ну никак не вписывались.

— Кто вы такие? — спросил он, когда я подошел к нему вплотную.

Правый кулак погрузился в его живот, а левый свернул челюсть.

— Эльфы, — ответил я на вопрос, наблюдая, как упырь падает на спящих товарищей.

Ноэль схватила свиток и пробежавшись по нему глазами убедилась что это то что мы искали. Аккуратно свернув, она убрала дорогой в прямом смысле этого слова предмет в карман куртки.

— Пока мы идем с опережением графика, — обрадовал нас Реджи. — Если так пойдет и дальше, то мы вернемся намного раньше чем планировали.

— Не каркай хомяк, — осадила его Ноэль. — Нам еще нужно отсюда выбраться.

— Да не проблема, главное товар у нас, а остальное приложиться.

Остальное не приложилось, по-крайней мере, сразу.

Глава 6

— Двери храма оказались заперты с другой стороны, и отпирать их вроде пока никто не собирался.

— Что будем делать? — спросил я Ноэль, как ни крути, а она у нас мозг операции.

— Я сейчас озверею и выбью к чертям собачьим эти двери, — не сильно задумываясь о последствиях, предложил хомяк.

— Попридержи свою животину, пока я его не успокоила. — Мне еще тупого оборотня с хомячьей внешностью не хватает. Дождемся, когда откроют двери, тогда по обстоятельствам и будем смотреть.

Долго ждать не пришлось. Послушники видно решили узнать, как все прошло и отварили дверь. Двое вошедших получили по головам и присоединились к отдыхающим на полу. Осторожно выглянув на улицу, я не заметил никакого переполоха. Жители крепости вели себя совершенно спокойно. Я кивнул Ноэль и мы незаметно выскользнули на улицу. Прикрыв за собой двери, спокойно двинулись к крепостным воротам.

Но когда мы уже практически покинули крепость стальная решетка с грохотом опустилась перед нашим носом. Путь к свободе был начисто отрезан. Первой мыслью было сломя голову пробиваться на свободу, круша при этом черепа и ребра. Но вторая мысль заставила взять себя в руки и осмотреться. Жители вели себя как обычно, никто не собирался нас атаковать.

Мы с Ноэль переглянулись, не понимая что происходит. Если это охота на нас, то почему никто не кричит — держи вора! Или все-таки ловят не конкретно нас, но тогда кого? Я огляделся по сторонам и понял, таких как мы довольно много.

— А теперь все кто в замке, объявляются посвященными, — раздалось с городских ворот.

— Это что еще за нафиг? — возмутился Реджи. — Какое к чертям посвящение?

— Точно сказать не могу, но кажется те кто остался в храме станут охотниками крови, — просветила нас Ноэль.

— Намекаешь, мы тут в качестве тренировочного материала, — поделился я нехорошей догадкой.

— Ну что-то вроде того.

Все встало на свои места. Теперь открылся секрет грустных лиц идущих в крепость. За исключением тех двадцати к которым мы пристроились. Им грустить не с чего, они ведь будущие охотники. Только жертва переживает за свою жизнь.

— Вот блин засада-то, — крутил головой в поисках выхода Реджи.

Тем временем со стен спустилась стража и согнала всех кто был на площади к центральным воротам. Но я заметил, жителей не трогали, только тех кто пришел сегодня днем. Из плотного кольца стражи вышел широкоплечий мужчина. Оскалившись он представился.

— Я капитан стражи носферату, как вы уже догадались я сам являюсь им. — Предупреждаю вас заранее, бежать раньше времени не стоит.

Дальше он в общих чертах принялся объяснять, что с нами будет происходить. Каждого из нас пометят а затем отпустят на все четыре стороны. Закончив с объяснениями он ушел скрывшись за могучими спинами стражи. А на его место вышли четыре послушника вооруженные стеклянными баночками и острыми ножами. Баночки были настолько малы, что я с трудом мог представить, что вообще туда можно поместить. Все встало на свои места, когда началась процедура.

Каждому из нас сделали надрез на предплечье и сцедили несколько капель крови в бутылочки. В этом и заключалась наша пометка. А потом нас просто взяли и выгнали из крепости. Правда, напоследок предложили бежать как можно быстрей и дальше.

— Я чего-то не догоняю, зачем нас отпускать? — удивился хомяк. — Было бы проще запереть нас в крепости, и дождавшись ночи спустить на нас эту ораву голодных упырей.

— Реджи, ты что вообще мозг не включаешь? — возмутилась Ноэль. — Двадцать упырей в храме не просто вампиры, это будущие охотники крови. Их задача находить тех кто убегает и прячется. А мы их первое задание.

— Мне вот интересно, охотники крови, начинающие разумеется, — уточнил хомяк. — Они такие же быстрые, как и тот, которого уделал Ион?

— У меня это получилось случайно, — пожал я плечами.

— Ну конечно красноглазый ты наш, — снисходительно произнес Реджи.

— У меня глаза не красные, — огрызнулся я.

— Сейчас нет, но тогда ты просто отжигал.

— Так, хватит спорить, — прервала нас Ноэль. — У нас всего полдня, чтобы оторваться от упырей. Ночью они будут наверстывать упущенное. И что-то мне подсказывает, охота в основном будет на нас.

— С чего такая уверенность? — засомневался Реджи.

— Как бы тебе попроще объяснить. — Первое, что мне приходит в голову, это свиток носферату который мы стащили во время церемонии. Ну и второе, нас видел этот хрен в плаще, которого вырубил Ион!

— Вау, спокойней, не надо брать все так близко к сердцу, — попытался успокоить ее хомяк. — Ион дело знает, головенку он ему основательно встряхнул. Да чего уж скрывать, после удара нашего сексуального парня, упырь даже имени своего не вспомнит, не то что каких-то эльфов.

Не скрою, лесть штука весьма приятная. Но думаю упырь меня хорошо запомнил, и как только придет в сознание, мгновенно пустит по нашему следу новобранцев. Успокаивало только одно, они точно не знают какая кровь принадлежит нам. Но прокрутив в голове последнюю нашу встречу, я уже был не так категоричен. Выбив упырю зубы я надолго оставил свой след на его самолюбии, ну и свой запах разумеется тоже. Думать об этом не хотелось, и мы прибавив скорости быстро удалялись от крепости. Граница земель носферату приближалась, но не так, как хотелось бы.

Ночь распустила крылья, накрыв землю, и погрузив нас в темноту. Перед нами встал выбор выбора места для ночлега. Нам опять повезло, мы заметили немного в стороне от дороги большой дом. Точнее сказать его заметил Реджи. Разорвав тишину ночи воплем. Ноэль от неожиданности чуть собственноручно не придушила хомяка. Я еле сдержал разъяренную эльфийку. Пришлось ее крепко обхватить и прижать к себе, удерживая от, в принципе, оправданных действий. И тут со мной очередной раз что-то произошло. Я не могу объяснить что это, но мне вдруг не захотелось ее отпускать. И мне показалось, что и Ноэль тоже уже не так рвется душить хомяка, но и отстраняться тоже не спешит. Это состояние длилось какие-то мгновения, но мне казалось прошла целая вечность. Мы как-то неловко отстранились друг от друга. Я надеялся, что никто не заметил неловкую паузу, но я ошибся.

Глазастый грызун оказалось, замечал не только заброшенные дома, но и отношения между эльфами.

— Она к тебе неравнодушна, — шепнул он, когда спустился с ветки на плечо.

— Ты о чем? — изобразил я непонимающего.

— Да ладно тебе, мозг у тебя конечно не чета моему, но и на блаженного ты не тянешь. — Еще скажи, когда сдерживал горячую эльфийку ничего не почувствовал.

— Хомяк, я действительно не понимаю о чем ты говоришь, — придерживался я плана, быть идиотом.

— Ну конечно, — с прищуром взглянул он на меня. — А чего тогда покраснел как девица на выданье?

— Послушай Реджи, ты слишком много говоришь, это вредно для здоровья.

— Я так и знал, угрозами пытаешься сменить тему. — Между нами говоря, вы отлично смотритесь.

— Думаешь?

— Абсолютно, но ведь ты сказал, что понятия не имеешь, о чем я говорю. — Попался темный.

Я замолчал, и дальше шел не открывая рта, хотя это было нелегко. Реджи не сдавался и делал все от него зависящее, чтобы разговорить меня. Но все его попытки провалились. И обидевшись на меня, он решил перебраться к Ноэль. Между нами говоря мысль такая же безумная, как и сам Реджи. Но хомяк как я уже знал не считался ни с чьим мнением, полагаясь только на свое. Правда оно частенько его подводит.

Пересев на ветку он остался ждать Ноэль, которая на него еще злилась и поэтому шла немного позади. Я честно говоря сильно удивился, как она спокойно приняла грызуна на плечо. Покачав головой, я лишний раз убедился в том, что я полный профан в женщинах. Она же готова была его разорвать, а мгновение спустя уже мило болтает с лохматым ловеласом. К моей радости идиллия между ними продолжалась недолго. Хомяк что-то шепнул ей на ухо, и я увидел красивый полет грызуна в кусты. Реджи как обычно повезло, отделался легким испугом. А ведь она могла его прирезать. В нынешней его ипостаси это точно смертельный исход. Разрубленный на две части он вряд ли сможет обратиться оборотнем.

Большой трехэтажный дом оказался заброшенной гостиницей. Когда-то здесь кипела жизнь, а теперь паутина по углам да пыль с палец толщиной. Наверное невыгодно стало принимать постояльцев. Или постояльцы попадались все больше буйные. Взглянув еще раз на помещение, я понял, что меня так беспокоило — вещи. Обычно когда собираются покинуть помещение, начинают именно с них. А здесь все выглядит, словно хозяева убегали в полной спешке и собирать скарб времени не было.

На столах стояли покрытые пылью кружки, когда-то служившие вместилищем вина и пива. А как иногда происходит в подобных заведениях и того и другого вместе.

— Не нравиться мне это местечко, — выдал очередную гениальную мысль Реджи.

Нам оно тоже не особо нравилось, но нужно было где-то переночевать а здесь по крайней мере можно развести огонь.

— Поднимемся на второй этаж, не хочется, чтобы случайно заглянувшие сюда, быстро нас обнаружили, — предложил я, ступая на первую ступень ведущую на второй этаж.

Ноэль последовала за мной, а вот Реджи принялся за поиски провианта. Хотя с моей точки зрения найти здесь можно было только сухой помет давно умерших крыс. В любом случае на еду это будет мало похоже. На верху мне посчастливилось найти подходящую комнату. Получив на нее одобрение от Ноэль, я принялся приводить апартаменты в оборонительное сооружение. Кто его знает, возможно нам предстоит отражать в нем атаки носферату. По правде говоря, не хотелось чтобы это произошло.

Встреча только с одним охотником чуть не отправила нас к праотцам. Говорить о двух десятках вообще не хотелось. Поправка на то, что они еще только недавно стали охотниками в дребезги разбивалась об их количество. С другой стороны, иных было гораздо больше, да и вылазка тогда была просто безумной. Эту в сравнении с той вообще можно назвать легкой прогулкой.

Глава 7

Жизнь по большому счету запутанная и опасная штука. Часто бывает, ты избегаешь смерти на поле боя, где над головой свистят стрелы и лязгаю о доспехи мечи. Но вернувшись в родные края живым и богатым, поскальзываешься на ступенях дома, и разбиваешь голову о собственный порог.

В мирной жизни смертей не многим меньше, чем на поле боя. Правда, они проходят как-то незаметно. Идешь себе спокойно по улице, и вдруг падение черепицы с крыши ставит жирную точку на твоей жизни. Стражники отволокут мертвое тельце за городские стены и через полчаса забудут о тебе. А вот погибших на поле брани помнят долго. Никому не хочется погибать в мирной жизни. Но моя профессия делает смерть на поле брани такой же незаметной, как и удар черепицы по голове.

— Чего замер, — услышал я голос Реджи.

Его вопрос привел меня в чувство. Не хочется признавать, но ерунда мелькнувшая в голове, служила лишь для того, чтобы в нее не лезли другие мысли. Более страшные для меня.

Мне неоднократно приходилось закрывать телом тех, кто меня нанимал. В основном это были мужчины, но попадались и женщины. И ничего со мной не происходило. А с Ноэль взыграли чувства. И это очень опасно для работы, очень опасно.

После произошедшего мы старались не встречаться взглядом. Словно между нами произошло что-то неприличное. Как ни странно, на помощь пришел хомяк. Он предложил посвятить его в наши дальнейшие планы по поводу возвращения домой. Пока Ноэль образовывала хомяка, я наблюдал через окно за улицей. Ночью носферату наиболее активны. Днем они засыпают, не все конечно, но большинство все же спит. Выходит нам нужно дождаться утра и постараться за завтрашний день добраться до границ их земель.

Вот только перебраться через магический барьер будет немного сложней чем когда мы сюда проникали. Упыри скорее всего уже перекрыли нам путь. Они хорошо понимают, нам нужно поскорей убраться из их земель, а самый короткий путь пролегает именно здесь. Я продолжал следить за улицей. Примерно через час заметил приближение трех охотников. Растолкав хомяка показал на приближающуюся троицу.

— Вот называется и поспали, — пробурчал он, протирая глаза.

Через мгновение к нам присоединилась Ноэль.

— Нужно как можно быстрей с ними разобраться, — предложила она.

Мысль здравая, с которой никто не собирался спорить. Вот только осталось не озвученной одна маленькая проблемка. Как можно с ними побыстрей разобраться, когда мы с одним-то минут двадцать возились. Пока в моей голове пытались зародиться планы быстрой и жестокой расправы над охотниками. Они словно почувствовали нас и повернули в нашу сторону.

— И так, здравого плана у меня нет, поэтому будем действовать быстро и решительно, — подбодрил я команду, которая в принципе ничего не поняла из сказанного.

— Быстро и решительно? — удивился Реджи.

На лице Ноэль тоже располагалась печать непонимания.

Я тяжело вздохнул и прежде чем продолжить провел ладонью по лицу.

— Я имел в виду проломить им головы.

— Ах ну да, проломить головы, быстро и решительно, как это я сама не догадалась? — язвительно произнесла Ноэль. — Отличный план.

— Какой есть, я вам не стратег, — огрызнулся я.

— Это и заметно, — поддел хомяк.

Я только развел руками. Охотники тем временем прошли пару метров в нашу сторону, но неожиданно остановились и развернувшись направились в другую сторону.

— Это чего сейчас было? — удивился хомяк, когда увидел, что охотники крови удаляются от нас.

— Понятия не имею, я небольшой специалист в упырях.

— Как и все мы, — сказала Ноэль смотря на удаляющихся носферату.

— Не нравиться мне это, — еле слышно произнес я, поглаживая подбородок.

— Ион, тебя не поймешь, что здесь может не нравиться? — спрыгнул Реджи на подоконник. — Упыри ушли, у нас крыша над головой — да мы все в шоколаде.

— Что такое шоколад? — на всякий случай решил я разузнать значение незнакомого слова. — Как не крути, а если тебя пытаются измазать шоко… как его там, в общем хотелось бы знать на что это похоже.

— Шоколад это такое коричневое…

— Можешь дальше не продолжать, — перебил я Реджи. — Возможно в твоем мире это и считается престижным измазаться коричневым, но здесь это однозначно не сулит ничего хорошего.

— Да погоди ты, это не то о чем подумал твой недоразвитый мозг, если ты конечно понимаешь о чем я говорю, хотя думаю вряд ли.

— А вот хамить не надо, — на всякий случай предупредил я.

— Я не хамлю, я правду говорю. — Но как везде происходит ее никто слушать не хочет и всеми способами стараются заткнуть рот ее пророкам.

— Правда заключается в том, что если хорошенько поискать то и здесь вполне можно обнаружить бочку с водой. — Кое-кому стоит давно принять ванну.

Услышав про водные процедуры Реджи закрутил головой в поисках ненавистного предмета. Не найдя, его провернулся ко мне и погрозил пальцем.

— Не хорошо пугать маленьких.

— Тебя пожалуй запугаешь.

— Ну вообще-то чисто теоретически можно. — Но я сейчас не об этом говорю. Опасность миновала, мы можем спокойно поспать, не опасаясь, что кто-то решит полакомиться нашей кровушкой.

— Твоя кровь никого не интересует, — подола голос Ноэль.

— Скажи это тому кроту, что скалился на нас в лесу.

Возможно Реджи прав, и нам действительно ничего не угрожает. Но даже если нам улыбнулась удача, я еще простоял около часа у окна в попытке заметить опасность. Как я узнал позже, моя проблемка заключалась в том, что я ожидал опасность снаружи, а она подстерегала нас внутри. Охотники оказались не такой и уж большой проблемой по сравнению с той что подстерегала нас внутри.

Спустя час я наконец оставил пост у окна и прилег у двери. Реджи уже давно храпел. Если ему выпадает шанс расплющить морду о подушку, то в этом ему никто не помешает.

Примерно к трем часам ночи меня разбудил шорох у окна. Я вскочил, готовый к самому худшему. Но на нас никто не нападал, по-крайней мере, в привычном для нас виде. Ноэль стояла рядом сжимая в руках ножи. В комнате ничего не изменилось за исключением окна. Оно просто исчезло. Там где раньше располагалось окно, теперь находиться каменная кладка. Я не поверил глазам и на всякий случай потыкал ее жезлом. Стена оказалась не миражем, а вполне реалистичным твореньем. Ноэль подошла и провела по ней рукой.

— Странно, она выглядит очень старой, — сказала она после того как потрогала камень.

Удивительно, но вскоре проснулся Реджи, что на него не похоже.

— Кажется я кое-что проспал, не просветите коллегу? — попросил он, протирая глаза.

— Мы примерно в том же положении, — опять потрогал я стену. — Разве что мы увидели это на пару минут раньше.

— Мне почему-то кажется ночевать здесь не очень удачная мысль, — сказал Реджи.

— Мысль здравая вот только опоздала часов этак на пять.

— Ну в отличие от тебя Ион, ко мне она по-крайней мере пришла.

— Я просто счастлив, если для тебя это важно.

Никто из нас не сомневался что спать сегодня нам вряд ли удастся. Ну разве что вечным сном. Правда этому я буду сопротивляться изо всех сил. Теперь мне стало понятно поведение охотников не пожелавших входить сюда. Они явно знали хозяев дома, и встречаться с ними не имели никакого желания. А вот мы дураки обрадовались подвернувшейся крыше. И кажется, попались на бесплатный сыр.

Окно исчезло, но вот дверь осталась, правда она скорее всего вела не наружу а к хозяевам дома.

— Итак план такой, сидим смирно здесь и дожидаемся утра, — предложила Ноэль. — Я точно не скажу, как на дом будет действовать солнечный свет, но таким страшным он уже не будет.

Я пожал плечами и сел возле двери, перекрыв единственный вход к нам. Кто бы ни решил заглянуть к нам, мимо меня ему не пройти. Реджи я на всякий случай отправил с Ноэль. Мало ли что, пусть побудет рядом с ней. От такого через чур активного дома можно ожидать чего угодно. И я хотел быть уверен, что Ноэль не останется одна. Эльфийка с хомяком сели у дальней стены, там где раньше находилось окно. Неприятности начались практически сразу, как только они опустились возле стены.

Из пола выросла еще одна стена отгородившая меня от них. И практически сразу входная дверь сотряслась от мощного удара. Второго удара дерево двери не выдержало разлетевшись в щепки. На пороге возвышался урод, отдаленно напоминавший человека. Руки незваного гостя оканчивались не пальцами или когтями, что более привычно, а парой кувалд. Три глаза и отсутствие рта, дополняли картину ужаса. Будь у меня меньше опыта встречи со всевозможными представителями темного мира, то он скорее всего меня бы напугал. А так лишь немного удивил.

— Ну что же, вставай в очередь уродцев желающих меня помять, но окончивших существование весьма печально, — сказал я гостю вынимая жезлы.

Трехглазый, услышав меня взмахнул кувалдами и ринулся дробить мне кости. Я сместился немного влево, пропуская дурно пахнущее тело мимо себя. Уродец так разогнался что промахнувшись врезался в стену отгородившую меня от Ноэль и Реджи. Стена оказалась на удивление прочной, с нее не отломилось ни единого кусочка. Даже ожидаемой вмятины не появилось. Такое ощущение что у трехглазого вместо кувалд мешки набитые перьями. Но ранее разлетевшаяся дверь говорила об обратном. Мне этого было достаточно, чтобы не нарываться на близкое знакомство с его оружием.

Я пригнулся когда одна из его кувалд решила проверить на крепость мою голову, жезлы издав свист молниеносно прошлись по коленным чашечкам уродца, заставив его несколько потерять в росте. Вот только лоб у него оказался бронированным: жезл отскочил от него как от наковальни. Зато затылок оказался не таким крепким. Мертвый уродец ткнулся лицом в пол, где и замер навечно, по-крайней мере мне хотелось в это верить. Победа над врагом облегчила мне жизнь на некоторое время, но не убрало проблему. Пока на меня никто не бросился с ножами, я решил найти Ноэль.

Посмотрев на стену не трудно догадаться, что через нее не пробиться. Даже уродец не смог этого проделать. Выходит, придется пробовать через другую. Я выглянул в коридор и ужаснулся. Он уходил далеко в темноту. Не люблю я волшебство. А здесь без него явно не обошлось, и оно предстало во всей своей чудовищной красе. Дом явно прибавил в размерах. Размышления на эту тему прервала боковая стена, разлетевшаяся вдребезги. Я облегченно выдохнул, увидев в пробоине уродливую морду Реджи. Следом за ним вошла Ноэль.

— А я смотрю ты здесь не скучал, — указала она на труп обладателя кувалд.

— Что поделать, кому-то ничего, а мне так все веселье огромной лопатой, и главное поделиться нес кем, — пожал я плечами, убирая жезлы.

— И каковы наши дальнейшие действия? — поинтересовался хомяк.

Пока мы общались, он уже успел превратиться в привычный образ и занять место на плече. Реджи был настолько ленив, что даже в образе оборотня не хотел долго находиться справедливо полагая, что в таком виде ходить ему придется на своих двоих. Догадываюсь, кататься на мне куда приятней. Чем обнаглевшая животина и пользуется, наплевав на все законы приличия.

Глава 8

— Выглядывали в коридор? — поинтересовался я.

— Нет, но думаю я знаю что там, — ответила Ноэль. — Он очень длинный, да?

Я кивнул.

— Так я и думала, ждать утра смысла нет, нужно выбираться как можно быстрее. — Пока еще не поздно.

— Думаю самое время открыть нам глаза на происходящее, — попросил Реджи. — Жутко хочется узнать, в какую задницу мы попали.

— Это не просто дом, — начала эльфийка.

— Трудно в это поверить но я пожалуй соглашусь, — съязвил хомяк. — А можно без загадочности, то что это не простой дом думаю все присутствующие в комнате уже догадались. Давай ближе к делу, как нам отсюда выбраться?

— Это не дом, это вход в подземный мир, — не обиделась на высказывания хомяка Ноэль.

— Вот же блин повезло же, — не сдержался Реджи.

— Он появляется раз в десять лет, и видят его не все.

— А мы значит хитро выкормленные, раз умудрились вляпаться сюда именно в этот момент. — И я так понимаю, график возвращения катастрофически сдвигается.

— Ты прав хомяк, возвращение временно откладывается, если оно вообще будет.

— Будет, — уверенно сказал я.

— Ну если Ион сказал, будет, то я склоняюсь ему поверить, другого варианта-то нет, — поддержал меня Реджи.

Я повернулся к Ноэль.

— Ты лучше всех разбираешься во всем этом, — обвел я рукой окружающую нас обстановку.

— Я знаю не больше вашего, — пожала она плечами.

Мы не доверчиво посмотрели на эльфийку.

— Ну хорошо, возможно я знаю чуть больше вашего, — поправилась она. — Но в основном мне известны слухи, — поправилась она. А им полностью верить нельзя.

— Ну слухам вообще верить нельзя, — согласился Реджи.

— У нас все равно ничего другого нет, так что помолчи немного и дай мне немного послушать, — остудил я грызуна.

Ноэль немного подождала, прежде чем продолжить. И молча пыталась испепелить Реджи взглядом.

— Мне известны только слухи, — она опять взглянула на хомяка, но тот зажал рот лапками и сидел молча. — Говорят идти по открывшемуся коридору нельзя. Все кто решался идти дальше больше не возвращался.

— Все это логично, вот только второго прохода не наблюдается, или я чего-то не понимаю, — не сдержался хомяк.

Хомяк кажется начал помаленьку переходить границу терпения Ноэль и мою похоже тоже.

— Все молчу, молчу, — спохватился грызун заподозрив неладное.

— По открытому коридору нельзя идти до конца, но где-то в начале есть другой коридор, вот он как раз и должен вывести нас наверх.

— Отлично, тогда в путь, найдем другой проход и покинем столь негостеприимное место. — Я хоть и темный, в некотором роде, но жить предпочитаю на поверхности.

— Полностью поддерживаю моего друга, мне тоже здесь не по душе. — Особенно от безумной прислуги что вырубил Ион.

Первой нашла коридор Ноэль. Но ее радость быстро сменилась волнением, когда я обнаружил еще один проход уходящий в сторону. Дальше нам попались еще четыре таких же. Дальнейшие поиски уже теряли всякий смысл, нужно было решать по которому отправляться. Реджи предложил отправиться по третьему. Толком он объяснить не мог но думаю ему просто нравилась цифра три. Ноэль молча раздумывала. Пришлось мне инициативу брать в свои руки.

— Идем по первому, — сказал я.

— Почему это по первому а не по третьему например, — принялся спорить грызун.

— По слухам говориться об одном туннеле.

— И что с того? — Тот, кто распускал слухи, просто не знал что их здесь великое множество.

— Вот именно, не знал. — Он увидел первый попавшийся коридор и пошел по нему. Про другие ему ничего не известно. Возможно пойди он дальше и мы не узнали бы вообще никаких слухов.

— Ну здравая мысль здесь безусловно присутствует, — признался хомяк. — Ладно темный веди если уверен в своей догадке, я полностью с тобой.

— Уверен? — Да я ни в чем не уверен, просто мне кажется этот вариант наиболее логичным.

Мы вернулись обратно и пошли по коридору, который обнаружила Ноэль. Коридор, который мы выбрали, казалось был бесконечным. По моим ощущениям мы шли уже около часа. И ничего кроме стен я не видел. Меня понемногу начало беспокоить отсутствие тварей. Может оказаться мы идем не в том направлении. Чувство взволнованности завладело не только мной. Волнение возрастало, а выхода в мордобитии не предвиделось. И это выводило еще больше. Когда волнуешься и есть кому дать в морду, это положительно влияет на психику. Но здесь похоже, кроме того уродца с кувалдами никого больше нет. К счастью коридор закончился, не дав нам окончательно свихнуться. Путь нам преградила хрупкая на вид дверь. Я собрался с силами, но она открылась без какого-либо усилия. И каково же было наше удивление когда мы вышли в холл знакомого уже дома.

— Не хилые у них апартаменты, — произнес Реджи. — А сразу и не скажешь. Нет я больше не ночую в пустых и заброшенных помещениях.

— Помниться ты уже такое говорил и после ночевки в замке времени.

— Не придирайся Ион, тем более это на замок не похоже.

— Хочешь сказать ты заночуешь вновь, если это не будет похоже на замок, или заброшенную гостиницу?

— А ты предлагаешь мне шарахаться от любой постройки?

— Я ничего не предлагаю, это ты решил не ночевать в заброшенных строениях. — Хотя именно таких домов и замков большинство в округе. Жизнь здесь понимаешь не самая спокойная.

— Возможно ты и прав Ион, но мне как-то спокойней когда я вижу перед собой кого-то из плоти и крови, а в заброшенных домах всякие духи которых когтями не разорвать.

Пока мы с Реджи общались по поводу ночевок в заброшенных домах, Ноэль стояла молча. Она легонько тронула меня за плечо. Закрыв дверь, я обернулся к ней. Некогда пустой холл был сейчас набит под завязку посетителями. Они смотрели на нас с таким же удивлением, как и мы на них. Судя по красным глазам и торчащим клыкам, мы оказались в питейном заведении упырей. Удивленные взгляды посетителей быстро сменились голодными. Судя по всему они здесь перебиваются кровью не первой свежести, а мы как нельзя вовремя со своей, свеженькой.

— Вот черт! — выругался я.

— И это еще мягко сказано, — дополнила Ноэль.

— Ну я им сейчас задницы-то надеру, — пообещал Реджи обращаясь в страшного зверя.

Завидев оборотня, носферату бросились на него. Особо рьяные лишились голов еще в полете. К моему удивлению они не разлетелись смердящей жижей, а продолжали атаковать его, но уже без голов. На Ноэль прыгнула клыкастая бестия, но я оказался быстрей, пнув упыря под ребра. Носферату отлетел к стене и рассыпался по косточкам. Следующего она полоснула ножом по горлу, но он не загорелся и продолжал размахивать когтями. На миг я замер разглядывая безголового. Ноэль тоже не могла понять, что происходит.

Долго находиться рядом с безголовым упырем опасно размахивающим когтями не очень здравая мысль, пришлось его успокоить. Пинок под ребра отправил его на встречу со стеной. Встретившись с ней, он разлетелся, стуча костями по доскам пола.

— Темный, это не носферату, это покойники! — крикнула Ноэль. — Нам нужно не обезглавливать, а полностью разрушать их тела!

Реджи сообразил об этом гораздо быстрей нас. Схватив стол, он одним махом превратил в пыль, четырех покойников. Я убрал жезлы и нанес удар кулаком ближайшему упырю. Кости оказались весьма хрупкими и череп брызнул осколками в разные стороны. Оставшееся тело было схвачено и брошено в толпу его собратьев по кабаку. Пока летевший разрушался от контакта с покойниками, он успел разбить троих и лишить рук двоих. Реджи продолжал орудовать столом, молотя упырей по головам словно обнаглевших тараканов. Каждый раз поднимая своеобразное оружие он оставлял под ним груду костей и пыли. Я старался не отставать от него. Подхватив скамью, разбежался и врезался в самую гущу мертвецов. Скамья разлетелась в дребезги, но правда и покойников осталось лишь трое.

С оставшимися Ноэль разобралась довольно быстро. Двоих столкнула лбами и они рассыпались. Третий получив ногой в грудь зарылся в мебели, где и остался полностью разбитым. Реджи стоял посредине зала и тяжело дышал. Его грудь вздымалась как мехи в кузне.

— Что это еще за нафиг был? — прорычал он.

— Дом просто так нас не отпустит, — разъяснила эльфийка, убирая ножи. — Ему нужно обязательно кого-то забрать. Если мы хотим отсюда выбраться нам нужно найти тех, кто нас заменит.

— И усохшие носферату на подобную роль не годятся, — рискнул предположить я.

Ноэль кивнула.

— А ты не так уж мало знаешь о доме, — сказал я озирая помещение.

— В основном по мелочам, мне слишком часто попадались знающие люди. — Я хочу сказать, что я отличный слушатель. Многим кто хочет поведать о своих приключениях, необходим слушатель, я лучшая.

— Тогда нам крупно повезло, — прорычал оборотень.

— Ага, — согласился я. — Осталось только найти кого-нибудь, и желательно идиота. У кого какие предложения по поводу поисков подобных элементов?

Реджи с эльфийкой пожали плечами. Я оглядел помещение, оно было таким же, каким я его запомнил, зайдя сюда в первый раз. Вот только входной двери не было там где она раньше стояла. Так что, мысль по поводу просто выйти из дома на улицу пришлось отложить в дальний ящик желаний. Других вариантов не было и мы отправились к себе в апартаменты. Там защищаться будет попроще нежели в большом помещении. А в том что без мордобития не обойтись никто не сомневался. Разбросанные вокруг кости покрылись маревом и исчезли оставив после себя пол, покрытый вековой пылью. Столы и скамьи стояли на прежних местах. И ничего уже не напоминала о недавнем побоище. Когда мы поднялись на второй этаж, Реджи уже пришел в себя после превращения и привычно обосновался на плече.

Дверь разбитая уродцем стояла на своем месте без единой царапины. Внутренне я приготовился повстречать его еще раз. И такая перспектива меня не радовала. Вот только никого кроме меня это похоже не интересовало. Войдя в комнату мы с радостью обнаружили окно на прежнем месте.

Глава 9

Не питая особых надежд я подошел к окну и попытался его открыть. Удивительно, но мне это удалось. Выглянув на улицу заметил под окном крышу. Она закрывала крыльцо от непогоды. Я взглянул на Ноэль, она все поняла и выпрыгнула в окно. Я приземлился на крышу рядом с ней. Реджи чтобы не упасть вцепился зубами в воротник куртки.

— Вот и свобода, — сказал хомяк, опять вцепляясь в воротник.

С крыши мы спрыгнули на траву одновременно с Ноэль. И приземлились мы тоже вместе, вот только на деревянный пол, комнаты из которой мы собирались сбежать. Еще несколько попыток окончились с тем же результатом. Прыжок на траву, а приземление на пол перед окном.

Ноэль опустилась возле стены, Реджи примостился рядом, а я остался стоять и смотреть на лес, такой близкий и такой не досягаемый. Неожиданно я заметил троих охотников вышедших на тропу. Запах нашей крови их вел сюда, но он терялся в доме который они не видели. Охотники остановились устроив небольшое совещание. Они явно не понимали, что происходит с их обонянием. А вот мне в голову пришла безумная мысль. Правда иногда то, что считается безумным на деле оказывается единственно правильным решением.

— Реджи, у меня к тебе небольшая просьба, — взглянул я на хомяка.

— С каких это пор ты просишь об одолжении, — недоверчиво поинтересовался он.

— Вот с этих самых.

— И чего тебе понадобилось от немощного хомячка?

— Реджи, сейчас набивать себе цену не самое лучшее время.

— Позволю себе не согласиться с тобой, поднимать цену всегда правильное решение. — Это же основа бизнеса.

— Засунь основу себе по глубже, а мне нужен твой рык.

— Ладно, уговорил чертяка, порычать это всегда пожалуйста.

Реджи обернулся оборотнем и собрался взорвать нам уши, я вовремя его остановил.

— Ну ты даешь темный, уговариваешь порычать а потом рот затыкаешь. — Ты уж реши чего точно хочешь, я знаешь ли занятой хомяк.

— Я это заметил. — Видишь трех охотников прибывающих в сомнениях?

Реджи посмотрел, куда я показал и кивнул.

— Сможешь их привлечь?

Ноэль поняла мою задумку и подошла к окну.

— А это может сработать, — задумчиво произнесла она. — Дом нас не выпустит пока мы не найдем замену себе. Носферату вполне подойдут, но они не видят нас. Рык Реджи может помочь им прозреть, вот только хватит ли у него сил.

— Так, прикройте ушки детки, на сцену выходят профессионалы.

Оборотень набрал полную грудь воздуха и его рык вынес окно вместе с рамой на улицу. Первое время ничего не происходило, но один из носферату остановил говорившего собрата коснувшись его руки. Они начали прислушиваться, словно рычание Реджи напоминало им писк комара. Затем произошло то на что мы и рассчитывали. Рык оборотня прорвал чары, и практически снес с ног охотников крови. После такого представления, они ринулись к нам. Судя по всему, теперь дом для них был также реален, как и для нас.

— Помните, мы не должны их убить, — Предупредила Ноэль, вынимая ножи.

Яркая луна на небосводе хорошо освещала приближающихся носферату. У нас в комнате не было свечей, но видно было отлично. Дом заботясь о своих постояльцах, освещал внутренние помещения при помощи магии.

Носферату и без этого отлично видят в темноте, а в таком варианте нас вообще стало видно как в солнечный день. Упыри были рады, что обнаружили нас. А вот о том, что это мы им помогли, скорее всего даже не задумывались. Мы с Ноэль встали с двух сторон от окна, а Реджи занял позицию напротив. Носферату неравнодушны к оборотням. У них извечная вражда, которую они никак не могут забыть. Реджи хоть и недавно стал оборотнем, и толком не знал что собственно произошло. Но став оборотнем он видимо впитал в себя ненависть к кровососущим существам.

Первый охотник не мудрствуя лукаво, просто запрыгнул в открытое окно. Мой жезл успел зацепить его и сломать упырю несколько ребер. Как не сильно было желание Реджи разорвать упыря, он все-таки сдержался. Остановившись на хорошем ударе по голове. Упырь в полете потерял сознание и остался лежать в углу комнаты, куда его отправил удар Реджи.

Двое других оказались куда сообразительней, и умудрились проскочить в окно вдвоем. Мои жезлы, как и ножи Ноэль они успели легко отразить. А дальше упыри включили десятую скорость, и их ноги принялись обрабатывать бедное тело оборотня. Он пытался оказать ми хоть какое-то сопротивление, но все его попытки оказались тщетны перед не человеческой скоростью охотников крови. Пока он делал замах лапой, его тело получало не менее пяти хороших ударов способных превратить в осколки менее крепкий скелет.

Морда оборотня превратилось в кровавое месиво. Ноэль стояла замерев у окна. Первым делом я подумал что это шок от увиденного издевательства над грызуном. Но присмотревшись я заметил как она двигается. Вот только очень и очень медленно. А вот носферату были уже не так быстры, как в начале. Похоже только для меня они не являлись обладателями безумной скорости. Реджи находился не в том состоянии, чтобы оказывать хоть какое-то сопротивление. Пришлось мне брать его под защиту.

Охотники так увлеклись избиением оборотня, что совершенно не обращали внимания на меня. Пологая, что я двигаюсь с такой же скоростью, как и Ноэль они продолжали калечить Реджи. Удивление охотника было велико, когда я перехватил его руку. Удивление на лице носферату пришлось стирать локтем. Кровосос, в полете совершил сальто, прежде чем успокоился возле стены. Последний мне попытался оказать сопротивление. Рука упыря попала в захват и треснула в двух местах. Думаю ему было больно, но покричать я ему не дал, выбив коленом весь воздух из легких. Бесчувственное тело ударилось о стену и лишь затем упало на своего собрата.

Оглядев место битвы, я заметил как скорость движений Реджи и Ноэль приходят в норму.

— Если бы я тебя не знал, то решил бы что ты один из них, — сказал Реджи, сплюнув кровавую пену.

— Я тоже, — согласилась с ним Ноэль. — Ты двигался как они, я глазом не успела моргнуть, а они уже разлетаются по углам.

— Да и горящие красным глаза, тоже намекают на эту гипотезу, — вставил Реджи.

— Я не вампир, о чем вы вообще говорите, — возмутился я. — И не надо на меня так смотреть. Крови мне попробовать не хочется, если вы об этом подумали. Ну если мы достаточно полюбовались друг другом, может пора делать ноги, как говорит хомяк. Или будем ждать, пока упыри очухаются?

— Делаем ноги, — бросил оборотень выпрыгивая в окно. Ноэль последовала за ним, а я покинул помещение последним. Во время приземления, я испытал незабываемое облегчение, когда мои ступни коснулись травы. Больше судьбу мы испытывать не стали, и как можно быстрей отбежали подальше от смертельно опасного дома. Добравшись до тропы, оглянулись, но ничего кроме деревьев не увидели.

— Дом принял нашу жертву, и теперь мы его не видим, — объяснила Ноэль исчезновение дома.

Над горизонтом начал появляться огненный диск солнца.

— У нас всего один день чтобы добраться до границы, — сказала Ноэль. — Боюсь вторую ночь нам пережить не удастся. Надеюсь я не показалась вам паникером?

Мы дружно замотали головами.

— Вот и отлично, я просто так не сдаюсь, особенно когда у меня в руках свиток стоимостью в хорошее состояние.

— Мне нравиться такой подход к делу, — обрадовался хомяк.

Ночью мне практически не удалось поспать, но те крохи что я отобрал у ночи позволят мне продержаться как минимум один день не испытывая особого дискомфорта. Ноэль с хомяком поспали гораздо дольше, значит волноваться о них пока не стоит. По обоюдному согласию решили найти какое-нибудь поселение, где нам продадут плащи. Подарки Гару нам пришлось оставить в доме. С открытыми головами мы слишком подозрительно смотримся. И это еще не учитывая что нас ищут двадцать охотников. Точнее семнадцать, троих дом вряд ли выпустит живыми. А вот оставшиеся примут максимум усилий для нашего поиска и поимки. Нужно придумать как их можно сбить со следа. Хотя признаюсь, это будет сделать чертовски сложно. Из нашего небольшого общения с охотниками крови, я сделал вывод об огромном упрямстве этих ребят.

В целях безопасности мы шли не по дороге, а вдоль нее, скрываясь за кустами. За два часа ходьбы нам попались четыре повозки и один передвижной пункт сбора крови. Я предложил следовать за ним. Собирать кровь имеет смысл в больших поселениях. Насколько я понял из рассказа, они не выкачивают всю кровь из своих сограждан, а берут небольшое количество. И носферату хорошо, он обеспечен свежей кровью, и смертному тоже. Он не будет несколько дней лежать обескровленный и поправлять здоровье. А сможет сразу после сдачи преступить к своим обязанностям. Без работников, государство носферату просто рухнет. Этого никто из них не хочет.

Они привыкли жить в замках и не собираются из этого ничего менять. Смертных подобный расклад тоже устраивает. За литр крови в год, они получают спокойную жизнь, лишенную преступности. Не всей конечно, но кровавой уж точно. Носферату не размножаются, и хорошо следят за своей численностью. Жестоко пресекая все попытки форсировать такое положение. Едоков должно быть всегда меньше еды. Основной закон носферату на этом и построен.

Мы три часа следовали за фургоном пока наконец не увидели возвышающиеся башни города. Они обещали нам, как укрытие, так и поимку. Но я точно знал, что в большом городе спрятаться гораздо проще, нежели в небольшой деревушке. Это понимала и Ноэль с хомяком. По мере приближения городских стен, на дорогу съезжалось и сходилось все большее количество народа. И тут я заметил торговую повозку. Подобных ей ехало множество, но она привлекла меня своим товаром. В ней лежали плащи, то что нам и было нужно. Я обрадовался что купив плащи мы отправимся к границе и не будем терять временя в городе. Но торговец оказался весьма разговорчивым парнем, впрочем, как и все торговцы.

От него мы узнали что граница в той стоне куда мы так стремились полностью перекрыта. Носферату стягивает туда все заградительные отряды. И что самое невероятное к ним в подкрепление отправили и охотников крови. Такого на памяти торговца еще не происходило.

— Те, кого они ловят, должны были совершить поистине что-то ужасное, — покачал головой торговец.

— И как ты думаешь, что это могло бы быть? — спросил я как бы между прочим.

— Ну не знаю, — почесал он за ухом. — Возможно, они украли свиток носферату во время церемонии.

— Это так важно украсть его во время церемонии?

— Конечно, в обычное время свиток пуст. — Его никто не сможет прочитать, за исключением носферату. А вот когда его пробудят, то на нем появятся руны. При благоприятных обстоятельствах любой человек сможет превратить другого в вампира.

— Все равно не понятен переполох, — ну станет вампиров немного больше, чем обычно, и что? Носферату ведь не особо будет плохо.

— Это да, если укравшие свиток пойдут по этому пути, — произнес торговец.

— А есть другой? — не удержался я от вопроса.

— Конечно, и более страшный для вампиров. — Свиток может, как превратить в вампира, так и наоборот, сделать из носферату обычного смертного.

Глава 10

Обзаведясь плащами, мы расстались с торговцем. Но информация, которой он с нами поделился, ставила большой крест на наших планах быстро выбраться из страны носферату.

— Что будем делать? — озвучил мои мысли в слух Реджи. — Мне одному так показалось или я чего-то пропустил из разговора нанимателя? Этот хренов коллекционер забыл упомянуть, что за нами будут гоняться все охотники этого гребаного государства.

— Для начала затеряемся в городе, — предложила Ноэль. — Потолкаемся среди толпы, послушаем. Возможно есть и другой путь покинуть страну. Магический барьер преодолевают постоянно и это ни для кого не секрет. Нам лишь нужно найти тех, кто этим занимается.

Ничего другого в голову не лезло, и план Ноэль показался самым разумным. Охотникам крови все равно придется постараться обнаружить нас в городе. И это будет намного сложней, нежели в небольшой деревеньке. Слишком много народа и других запахов.

Стража на воротах нас остановила и попросила показать лица. Но после предъявления медальона потеряла к нам интерес. Полностью переключив внимание на спорящих торговцев, не поделивших кому первому нужно уступать дорогу.

— Где будем слушать народ? — шепнул я, когда мы вошли в город.

— На рынок, куда же еще, именно туда стекаются все сплетни, — ответила Ноэль.

Долго искать торговую площадь не пришлось. Стоило лишь следовать за толпой. Через некоторое время перед нами раскинулась огромная площадь заполненная толпой и заставленная лавками торговцев. Здесь продавалось все, от просроченной крови до драгоценных камней. Мы договорились разделиться и встретится на этом месте через час. Реджи я отправил с Ноэль, а сам пошел потолкаться среди покупателей. К моему большому удивлению, я заметил нескольких эльфов и с десяток орков.

Я привлекал к себе внимания больше, когда находился в плаще с накинутым капюшоном, нежели когда его скинул. Из разговоров я узнал что сюда стекаются практически любые существа. Здесь на эльфов или орков обратят внимания не больше чем на шелудивого пса, случайно перебегающего улицу. А вот за пределами городских стен все немного иначе. Там живут в основном люди и носферату превратившиеся из них. И там наличие капюшона просто необходимо.

Проболтавшись на рынке около часа я так ничего путного там и не узнал. Зато когда вернулся на условленное место, то увидел ожидающую Ноэль и радостного хомяка. Он потирал лапки и просто лучился от счастья.

— Ион, благодаря тебе мы нашли выход, — сообщил грызун, когда я подошел поближе. — Ты обрадуешься, когда узнаешь.

— Судя по твоей наглой роже, сильно в этом сомневаюсь.

— Да брось Ион, ты же меня знаешь.

— Вот по этому и сомневаюсь.

Я взглянул на эльфийку.

— Реджи прав, по крайней мере на счет выхода из положения. — А вот по поводу всего остального я не уверенна. Решение остается за тобой, как скажешь, так и будет, настаивать не буду.

— Рассказывай, пока я не узнаю, в чем состоит моя роль, рассуждать бесполезно.

— Тебе придется участвовать в подпольных боях, — с большой неохотой произнесла она.

— И что мы получим в случае выигрыша?

— Победитель может покинуть страну. — Они помогут пройти через заградительный барьер и кордоны охраняющие его.

— Значит, не все здесь так радостно живут? — подвел я итог сказанному.

— Ты не представляешь сколько здесь таких нерадостных.

— А еще мы заработаем кучу денег, — радостно заявил хомяк. — А чего такого-то, если уж выдался шанс так чего его упускать? — Принялся оправдываться Реджи под испепеляющим взглядом эльфийки.

Реджи проникся угрозой, и от него около десяти минут ничего не было слышно. По крайней мере с нами он не общался. Но я слышал, как он что-то бубнит себе под нос.

— Сейчас нас проводят в смотровую площадку, — объяснила Ноэль.

— Это еще что такое?

— Ну ты же не думал, что тебя вот так запросто выпустят зарабатывать деньги. — Нужна проверка. Насколько я поняла, там будут такие же, как и мы. Я заявилась твоим менеджером.

— Ух ты, знакомое словечко, — встрепенулся Реджи. — Даже и не думал, что в таком захолустном мире можно услышать знакомые когда-то слова. Хотя возможно оно означает нечто другое, нежели то к чему я привык.

— Хомяк, я не знаю, что оно означает для тебя, но здесь я буду договариваться о боях и сумме выигрыша.

— Я допускаю мысль, не один я попал в ваш мир. — Скорее всего и до меня здесь побывало некоторое количество людей, заброшенных сюда из высокотехнологичного мира.

— Может и так, но нам это поможет мало, если не сказать совсем не поможет.

— Да, да, конечно, — согласился хомяк. — Просто напала ностальгия, если вы понимаете о чем я говорю.

— Ну это вряд ли, мы же неотесанные болваны из захолустного мирка, — поддел я Реджи.

— Я не это имел в виду.

— Расслабься хомяк, я просто пошутил.

— Надеюсь вы достаточно поплакались, можно теперь мне поинтересоваться небольшим моментом? — спросила Ноэль.

— Всегда пожалуйста, — расщедрился Реджи. — А что это за момент?

— Да так, пустяки, я хотела продолжить рассказ что ожидает Иона. — Но похоже это интересует исключительно меня, и никого больше.

— Вообще-то меня это беспокоит больше всего, — не согласился я. — Как не крути, а задницу придется подставлять мне. По крайней мере пока мне не проломят голову. А вот дальше вам придется действовать одним.

— Стоп-стоп, — встрепенулся хомяк. — Давай-ка уберем депрессивное настроение в самый дальний ящик сознания. Я тебе еще не все нервы потрепал, так что просто так ты от меня не отделаешься. Ишь чего задумал, подставлять дурную голову под чей-то волосатый кулак. Не бывать такому. На ком мне прикажешь ездить, и кому я буду давать бесценные советы, делиться так сказать мудростью.

— Очень, знаешь, приободряет, узнать, что я для тебя всего лишь средство передвижения.

— Ну не знаю, но похоже ты решил пока не умирать.

— Я и не собираюсь, хотя бывает всякое.

— Бывает всякое, но если ты забыл, твоя задача доставить меня обратно в целости и сохранности, — напомнила Ноэль. — А выиграть бои, самый короткий и безопасный выход из сложившейся ситуации.

— Если самый короткий, то я стану чемпионом, — пообещал я.

Ноэль подошла к типу сомнительной внешности, по виду было ясно, с ним приличных дел вести нельзя. Ноэль меня успокоила тем, что это всего лишь посредник. Он получает мизерную сумму, если найдет приличных бойцов для отборочного круга. Дальше с нами будут работать другие лица.

— Уж поверь мне, темный, за гроши ты даже просто плевать на песок не будешь.

— Меня это радует.

— Вот и договорились, просто доверься мне и все будет в порядке.

Подозрительного вида тип долго кружил по каким-то вонючим трущобам. С каждой минутой я все сильней сомневался, что здесь можно вообще заработать. Если конечно не считать заработком, тарелку жидкой похлебки без единого намека на мясо. Когда мое с Ноэль терпение практически подошло к концу он остановился перед небольшой дверью.

— Мы пришли, госпожа, — склонился он в глубоком поклоне, не забыв протянуть руку для оплаты.

Ноэль бросила в нее пару медяков. Убрав мелочь в карман он попросил немного подождать пока договорится со стражей. Когда он скрылся за дверью, Реджи высказал сомнение на его счет. О том, что надо было не платить такой подозрительной морде. И что он вполне может нас кинуть на бабки.

— Реджи мне это известно не хуже тебя, и я тоже не прибываю в восторге от этого, — поделилась знаниями Ноэль. — Но если тебе будет легче, то я с ним предварительно поболтала. Да и другого варианта все равно нет. Так что давай подождем и не будем делать поспешных выводов.

— Я и не спорю, просто немного волнуюсь.

— Как и все мы, хомяк, — выдохнула эльфийка.

— А я и не думал что у тебя могут быть эмоции, кроме гнева разуметься.

— Эмоции есть у всех, только мало кто умеет их контролировать. Мне повезло, я научилась.

Дверь отварилась и перед нами появился жуликоватого вида тип. Он был не многим лучше того, кто нас сюда привел. Разве что одежда на нем была по приличней, да не так сильно воняло его тело.

— Это у тебя боец? — спросил он.

Ноэль кивнула, не осчастливив его словами.

— Идите за мной, — бросил он скрываясь за дверью.

Мы переглянулись и последовали за ним. Я думал мы попадем в какое-то помещение с ареной в центе для боев. Но мы попали в длинный коридор. Перед нами стояли два орка с трудом помещавшие тела в узком для них пространстве. Для чего они здесь стоят не совсем понятно, если для того, чтобы завалить проход своими тушами тогда их нахождение оправданно. А если для атаки, то использовать топоры которыми они были вооружены, вряд ли представляется возможным. Здесь нет места даже для простого тычка, не то что для замаха. Жуликоватый тип ждал нас за орками. Мы с большим трудом протиснулись между охранниками.

Глава 11

По коридору мы шли еще около получаса. Это оказался лабиринт из уходящих в разные стороны ходов. По дороге проводник объяснил с чем это связанно. Носферату не жалуют подобные развлечения. Они считают, что кровь проливать могут только они. А все что льется мимо их глоток, воспринимается как воровство. И с этим они смириться не могут, поэтому и устраивают периодически облавы.

— Но у нас есть связи не только среди отбросов общества, — не без гордости заявил проводник. — Но и среди высших эшелонов власти. Довольно большое количество влиятельных носферату посещают наши бои. У некоторых из них даже есть свои бойцы. Они их хорошо спонсируют. Самые опасные из них охотники крови.

После этих слов мы встали словно вкопанные.

— Не бойтесь, — поспешил успокоить нас проводник. — Носферату отлично понимают всю щепетильность вопроса. Эти охотники никогда не были на службе, и их совершенно не беспокоит поиск. Им крови хватает и здесь. И что самое важное, за кровью не нужно гоняться по всей стране. Поэтому охотники бойцы гораздо здоровей нежели их собратья, состоящие на службе. Сами понимаете, с питанием здесь проблем не возникает. Здесь погибают гораздо чаще, чем выживают.

— Погоди, но ведь это явный проигрыш для обычного человека, и не только, — заметила Ноэль.

— Согласен, все именно так и было, в начале. — Наше предприятие даже чуть не рухнуло под натиском кредиторов. Слишком мало бойцов соглашалось на явную смерть. И носферату нашли выход. Небольшой глоток зелья изобретенного ими, дает такую же скорость как и у охотника. Но только на полчаса. Этого времени вполне достаточно, для смерти или выигрыша. Умно верно?

Типчик оскалился гнилыми зубами.

— Действительно не глупо, — пришлось согласиться Ноэль.

— А я вам о чем толкую. — У нас тут все по высшему разряду. Если пройдете отборочные бои попадете на главную арену. Там совершенно другие деньги и призы.

— Я поняла, победитель сможет с небольшой помощью покинуть страну даже во время облавы.

— И это конечно тоже, но главное, чемпиону откроются двери, о которых он раньше и мечтать не смел. — Поверьте, это дорогого стоит, по крайней мере риск жизнью на арене уж точно.

— У нас немного разные понятия о дорогом, за что можно рисковать жизнью, — сказал я.

— Возможно, — согласился тип. — Но ты сейчас здесь и собираешься ей рисковать. Я лишь хочу сказать, лишний приз в качестве универсального пропуска не помешает. Или я не прав?

— Когда мы придем? — ответил я вопросом на вопрос.

— Мы уже пришли, ступите на благословенный песок рождающий героев.

— Это лишь отборочные бои, здесь герои не рождаются, — заметил я.

— Как скажешь темный, но начало пути именно здесь. — Докажи что ты достоин большой арены, а я не зря поставил на тебя деньги.

— Это твои проблемы, — ответил я отодвинув его плечом и подходя поближе к арене.

Пока я ее осматривал, Ноэль договаривалась о ставках на бой. Арена была готова для поединка и ее не заставили долго ждать. На песок вышли два бойца. Первый орк, второй человек. Орк расправился с противником без особых усилий. Первым же ударом кувалды проломив грудь человеку. Бедолагу оттащили куда-то за грязный занавес. А орк получил приглашение на главную арену.

— Ион, ты видел, как человек прошелся по почкам зеленому уроду, а ему хоть бы что.

— У орков почки находятся немного выше, — заметил я. — Будь человек немного посообразительней, знал бы такие нюансы и не валялся бы сейчас за грязным занавесом.

— Но мы-то конечно такие нюансы знаем, — поинтересовался хомяк.

— Кое-что мне безусловно известно, — дал я уклончивый ответ.

— Как это кое-что? — На кону между прочим мои деньги.

— Да, деньги это конечно веская причина для волнений, — взглянул я на хомяка.

— А то.

— Реджи, если что-то пойдет не так, ты потеряешь всего несколько монет, а вот я расстанусь с жизнью.

— Ну вообще-то монет не пара, но жизнь конечно дороже. — На кого я тогда буду делать ставки?

— Запомни хорошенько комок шерсти, в этих боях я участвую первый и последний раз. — Надеюсь я вполне доходчиво объяснил?

— Хорошо, хорошо, первый так первый, кто спорит-то.

Я хотел было ответить, но к нам подошла Ноэль.

— Я договорилась на счет боя, твой выход через десять минут.

— Кто мой противник?

— Их вообще-то двое, — нехотя выдавила Ноэль.

— Погоди-ка, мы так не договаривались, — возмутился Реджи.

— Успокойся хомяк, просто правила немного изменились, — остудила она пыл рвущегося в бой Реджи. — Люди слишком слабы, чтобы противостоять оркам или эльфам. Видели как зеленый расправился с человеком?

С этим доводом трудно было не согласиться даже Реджи.

— Вот поэтому и было принято решение, о том чтобы дать людям шанс.

— Оружие можно использовать любое, тебе не придется подстраиваться под новое.

Эта новость меня обрадовала чего нельзя сказать о том что я увидел когда вошел в круг. Двое здоровяков выпили какое-то зелье. Я не силен в предвидении, но мне в данный момент это и не потребовалось. Выпив зелье они стали двигаться намного быстрее нежели когда вышли на арену. Возможно оно и добавляло им сил и скорости, но их движение стали немного комичны. Такое ощущение, что тело перестало их слушаться. Правда к моему разочарованию через пару минут они пришли в относительную норму. В их взгляде не трудно было понять кто должен остаться на песке арены. Судя по всему, темных здесь любят так же как и везде. При первой же встречи готовы пустить мне кровь. Хорошо, пусть будет по вашему, сказал я сам себе. Мне к таким встречам не привыкать.

Парочка, стоя напротив меня, мерзко скалилась. Не понимаю, почему когда ты уверен в победе, тебе нужно вести себя как последняя свинья. Люди стоящие напротив даже не задумывались на этот счет. Один из них провел пальцем себе по горлу, намекая на мой скорый исход из жизни. Я глубоко вздохнул и жезлы привычно легли в ладони. Сразу после этого парочка молниеносно рванула ко мне. Мелькнули мечи и моя куртка оказалось испорчена сразу в двух метах.

Разойтись дальше я им не позволил, хотя и с большим трудом. Они действительно двигались почти молниеносно. Но все же не так как охотники. Для вампиров это привычная скорость боя. Они к ней привыкли и совершенно себя естественно чувствуют. А вот люди не привыкли так быстро двигаться, и их движения хоть и быстрые но все же неуклюжие. Это заметно всем кроме людей. Смотреть на них было довольно смешно. И я не в силах больше сдерживаться усмехнулся, чем очень разозлил их. Агрессия добавила им сил но и комичности тоже не пожалела. Между нами говоря клоуны с мечами довольно опасное для здоровья сочетание. Так они и себя могут поранить.

Я не знаю что произошло, но моя скорость опять стала возрастать. Хотя я и не принимал никаких зелий. Мой организм меняется и я не знаю к добру это или нет. Но я точно знал, парочке жаждущей посмотреть как выглядит темный эльф мертвым, мои изменения ничего хорошего не несут.

Сместив меч жезлом, метившим мне в грудь, локтем выбил зубы и землю из под ног нападавшего. Совершив красочное сальто, он с глухим шлепком приземлился на песок. Подняться человек уже не спешил. Сознание покинуло бренное тело минут на двадцать. Может чуть больше, все зависит от здоровья. Оставшийся несмотря на зелье почувствовал свою уязвимость. Издав нечеловеческий вопль он бросился на меня размахивая мечами.

Говорят отчаяние прибавляет сил, но он похоже не мог совладать даже с теми что подарило ему зелье. А дополнительный прилив вообще вывел его из мало-мальски адекватного состояния. Он так желал разрубить меня от макушки до паха, что промазав его меч на половину застрял в песке. Короткий тычок и его вторая рука повисла плетью, меч выпал из ладони. Его глаза горели ненавистью ко мне, и он не оставлял попытку вынуть засевший в песке меч. Наверное мои родственники чем-то насолили ему, что в принципе и неудивительно.

Я пожалел бедолагу и слегка ударил его в основание черепа. Потеряв сознание он ткнулся лицом в песок. Вокруг орали зрители, кое-где криками не ограничились, пустив в дело кулаки. Слегка помутузив друг друга, зрители успокоились. В драку лезли в основном те, кто поставил не на меня. И их жажда разбить кому-нибудь лицо вполне понятна. Так поступают практически все проигравшие. Их мучает жажда выместить свое разочарование на соседях. Но выигравший не всегда оказывается слабее. И я видел как несколько забияк, распрощались не только с деньгами но и с зубами, да и сознание их тоже на некоторое время покинуло.

На арену спустился распорядитель и вручил мне листок с разрешением участвовать на главной арене. Покинув арену я обнаружил только Реджи, который незамедлительно забрался на плечо.

— Где Ноэль? — спросил я грызуна.

— Ушла за выигрышем, заодно и насчет боев попробует договориться.

Глава 12

С каждым часом что мы находились на землях носферату, охотники все ближе к нам подбирались. Будь город даже в три раза больше этого но они все равно нас выследят, это лишь вопрос времени. А вот оно-то как раз играло на стороне противника.

Ноэль появилась довольно скоро, по-крайней мере хомяк еще не успел линчевать мой мозг своими разговорами.

— Мне удалось узнать все что я хотела, — сообщила он подойдя ближе. — Главные бои состояться сегодня вечером. Ты приглянулся одному влиятельному носферату и он включил тебя в поединки.

— Постой-ка, я думал выиграв бой я автоматически включил себя в поединки на главной арене, у меня и разрешение имеется.

— Верно, только на те что пройдут через три дня. — А на сегодняшние бои у тебя допуска нет. Точнее сказать раньше не было, а сейчас он у нас в кармане. Хочу тебя сразу предупредить, там соберутся серьезные ребята. Я тут поспрашивала, говорят там будут несколько охотников.

— Встретиться с ними один на один, гораздо легче чем с несколькими десятками в поле или лесу, — выдал я предположение.

— Но если ты не выиграешь, нам придется встретиться с гораздо большим числом охотников, нежели пара десятков.

— Ноэль, я твой защитник, и прошу заметить неплохой. — И сейчас я занимаюсь именно твоей защитой. Так что не волнуйся, постараюсь сделать так, чтобы нам не пришлось встречаться с их коллегами.

— Именно за это ты и получаешь свои деньги, — заметила она. — Хотя Руфус постарался сделать все от него зависящее, чтобы ты занялся поиском артефактов самостоятельно, без меня.

— Думаю он именно на это и рассчитывал, — согласился я. — Подмазать меня и Реджи большими гонорарами чтобы мы заняли твою нишу. Вот только он упустил небольшой момент.

— Это еще какой?

— Я твой защитник, и моя задача оберегать тебя. — Подставить лучшую охотницу за артефактами я не позволю. А свиток мы ему доставим, заберем причитающийся гонорар и дальше будем иметь дело только с домом сбыта. Работать на чужого дядю, ничего хорошего не сулит. Кроме потери свободы и жизни.

— Согласна, потерять жизнь, но при этом быть свободной намного приятней, чем терять ее будучи у кого-то под кабалой. — Я рада, что на моем пути повстречался именно ты в качестве моего защитника.

— Ну хватит от ваших нежностей я сейчас прямо разрыдаюсь, — испортил хомяк весь трогательный момент. — Неплохо бы было для начала выбраться из вампирского логова. А уж после рассуждать что мы будем делать когда окажемся у Руфуса.

— Реджи тебе случаем никто не говорил, что такта у тебя как у пьяного орка, — взглянула на него Ноэль, и явно недобро.

— А чего я такого сказал, я просто реалист, — развел лапками Реджи.

— Когда-нибудь я услажу взгляд тем, как ты реалистично пойдешь ко дну.

— Спасибо конечно за предложение, очень ценю, знаете ли, но я теперь к воде ни-ни. — Она плохо влияет на мое душевное состояние. А мне необходим покой и умиротворение.

— Поверь хомяк, на том свете предоставляют и то и другое, — намекнул ему я.

— Опять угрозы, что же это за жизнь-то у меня такая?

— Ты сам ее выбрал, когда решил следовать за мной. — Если напряжешь хорошенько память, то вспомнишь, я тебя отговаривал.

Реджи махнул на меня лапкой, на том наш разговор и закончился.

В скором времени мы покинули эти трущобы и выбрались на свет. Сопровождавшие нас люди полностью позаботились о том, чтобы мы ни в чем не нуждались. Нас разместили в хороших, больших апартаментах. С теми где живет Ноэль с нами, они конечно ни в какое сравнение не идут. Но для начала и эти неплохи, если вспомнить где нам последнее время приходилось ночевать. С едой и напитками тоже никаких вопросов не возникло. Реджи воспользовался моментом и налопался так, что даже пискнуть был не в состоянии. Одним словом, участие в подобных боях мне пока приносило одно удовольствие. Сомневаюсь конечно, что на арене мне будет также приятно. А пока меня все устраивает, и моих друзей тоже.

Плотно пообедав я прилег немного поспать. В том, что мне вечером потребуется много сил, я не сомневался.

Около шести часов вечера к нам пришел посыльный с сообщением. Мне отводилось тридцать минут на приготовление, затем меня проводят к арене. Лабиринтов что были когда нас вели к арене отборочных боев, здесь не было. Арена ничего необычного из себя не представляла. За исключением статуй, стоящих вокруг нее. Позже Ноэль мне объяснила, что это статуи бывших чемпионов. И таким образам они отдают дань их подвигам. Одна из них привлекла мое внимание. Я слегка толкнул Ноэль локтем и показал на нее.

— Мне кажется или это он?

— Гару, — только и сказала эльфийка.

Это действительно был он, только без своих покрывающих тело ножей.

— Если здесь бойцы уровня Гару, то мы в полной заднице, — обрадовал меня Реджи.

— Спасибо хомяк за моральную поддержку.

— Ты же меня знаешь Ион, всегда пожалуйста. — Но и призовые у них должны быть не слабые.

В отличие от него я о деньгах не думал, по крайней мере в данный момент. Постепенно к арене подтягивались участники. Кое-кого я узнавал, они участвовали в отборочных боях, а кого-то видел в первый раз. Я внимательно наблюдал за вновь прибывшими, выделяя из них самых сильных. Кто-то из них может предоставлять для меня угрозу. На самом деле из двадцати бойцов тех, которые действительно могут представлять для меня опасность, я выделил всего пятерых.

Первым был огромный орк, которого я видел в отборочном бою. С ним был его любимый молот, просто чудовищных размеров. За тем подошли трое носферату, один из них по всей видимости был охотником. Хотя понаблюдав за ним повнимательней я с этим не согласился. А вот пятого я разглядеть не смог. Он стоял в дальнем углу полностью укутан в плащ, с накинутым капюшоном. Он вроде ничего такого не делал, но я точно знал — он самый опасный из пятерых.

Мои размышления на этот счет прервал гонг, возвестивший о начале поединков. То что происходило на арене меня пока мало интересовало. Пока туда не выйдет кто-нибудь из пятерки, мне там смотреть нечего. Но вот долгожданный час настал, на арену ступили двое носферату. Бой оказался зрелищным, но не продолжительным и победителя не выявил. На арене лежали два трупа, один с перерезанным горлом, второй с клинком в животе. Затем настала моя очередь проверить орка.

Зеленокожий с нескрываемым презрением смерил меня взглядом. Он пару раз перебросил из руки в руку тяжелый молот, словно тот ничего не весил. Меня это не сильно впечатлило, а вот зрителей похоже тронуло в самое сердце. Огромный орк против мерзкого темного эльфа. Такое событие никого не оставит равнодушным.

Счастливый владелец молота шагнул мне навстречу, и без всяких любезностей нанес мне удар чудовищным оружием. Молот просвистел возле лица, чудом не испортив мне анфас. Головы я не лишился, но вот сквозняк устроенный молотом, может запросто обеспечить мне простуду. Габариты и скорость орка, неприлично намекали на использование им зелья. Интересно за кого меня здесь держат, за охотника крови? Вопрос судя по всему риторический. Я в принципе довольно легко расправился с двоими бойцами накачанными зельем. Тут и дураку станет понятно, что двигаюсь я гораздо быстрей любого человека. Вот только мне неизвестно откуда у меня такое счастье.

Тем временем орк не оставлял надежды расколоть мой череп, ну или переломать кости. Думаю для него не имеет особого значения, что произойдет первым. Против такого противника никакие блоки не помогут. Он легко отправит меня вместе с ними на тот свет. Приходилось двигаться быстро, избегая попаданий по телу. Мои подленькие замыслы по поводу того, что орк выдохнется и встанет в уголке передохнуть, рушились на глазах. Он словно и не был из живой плоти, имеющей тенденцию периодически уставать. Спустя пять минут он размахивал молотом с той же скоростью что и в начале. Мне такие пляски стали порядком надоедать, и я тоже решил помахать жезлами. Улучив момент когда молот просвистел у меня над головой, я ударил его по запястью удерживающего оружие. Молот выпал, но мое безумное счастье произошедшему было весьма скоротечно. Орк не обратил внимания на перелом, и ударил меня травмированной рукой в грудь.

Пролетая над ареной я радовался что это оказался не его молот. Иначе я бы летел сейчас уже мертвый. А так лишь кости треснули, да какое-то время будет трудно дышать. Пока я вспахивал глубокую борозду, орк подхватил выпавшее оружие другой рукой и с ревом бросился ко мне. Я прекрасно понимал, если ничего не предпринять, то жить мне осталось пару секунд. Огромная зеленая туша приближалась с явно нехорошими намерениями. Орк навис надо мной, страшно оскалился и поднял оружие для последнего удара. Выбраться из борозды я не мог, а молот уже взметнулся над головой орка, готовый оборвать мою драгоценную жизнь. Смириться с отбытием на тот свет я не мог, и сделал первое что пришло в голову. Лежа на спине и смотря в зеленое лицо смерти, я бросил жезл в руку сжимавшую молот.

Жезл угодил по пальцам, превратив их в кровавую кашу из мяса и костей. Молот выскользнул и тюкнул орка по голове. Орк не упал и не потерял сознание, слишком слаб для него оказался удар. Хотя упади он на мой череп то вряд ли он бы выдержал. А орк лишь немного пошатнулся, но быстро пришел в себя. Вот только свое время он упустил, я уже стоял на ногах. Зеленый гигант растопырил руки, и взревев бросился на меня. У него осталась единственная возможность расправиться со мной, это раздавить своим телом. Я слегка сместился в сторону и опустился на одно колено. Огромная лапища просвистела над головой, а мускулистое тело промчалось справа от меня. Я не препятствовал его забегу с растопыренными руками, лишь находясь внизу приложился жезлом по его колену. Хруст кости и звук падающего тела, вот что я услышал поднимаясь с колена. Я не стал добивать калеку, он уже не представлял для меня опасности. Меня объявили победителем, и я с чистой совестью и ноющими костями покинул арену.

Глава 13

На отдых мне отвели примерно один час времени. Пока я бился с орком, Реджи кое-что разнюхал по поводу ставок. Фаворитом оказался тот тип закутанный в плащ. Судя по всему он очень хорош, раз на него ставят. Минут через десять моя грудь перестала болеть. А спустя некоторое время я даже забыл что она когда-то была повреждена. Не осталось ни синяка ни боли. Чудесное излечение оказалось не бесплатным. И в качестве расплаты я получил сильнейшее чувство голода. Ноэль подозвала человека сопровождавшего нас и мы сняли этот вопрос.

Пока я заглатывал принесенное Ноэль мясо, на арене произошла еще пара ничего незначащих для меня поединков. Моя трапеза подходила к концу, когда на арену вызвали того самого загадочного бойца. Против него вышел оставшийся носферату. Происходящее далее говорило, что мы просто чудом не попались. У обоих бойцов начали осматривать оружие. Они оба были вампиры и серебро на арене не допустимо.

— Твою жешь мать, — озвучил увиденное Реджи. — Находясь в стране носферату мы как идиоты бродим с оружием покрытым серебром. С таким же успехом можно было прицепить табличку на спину, с надписью, "Мы украли свиток и нас ищут охотники".

— Смотрелось бы хорошо, — усмехнулся я. — Но почему у меня перед боем с орком, никто не удосужился проверить жезлы на наличие запретного металла?

— Да потому, ты не бился с носферату, — объяснила Ноэль.

Я снял жезлы и положив на скамейку накрыл курткой.

— И так господа хорошие я остался без оружия. — Теперь мне остается только убить его остротами.

— Тебе никто не говорил что твой юмор такой же смешной, как скамья в таверне?

— Постоянно. — Причем слышу я это от одного и того же хомяка.

— Пока вы тут мило беседуете, я пожалуй узнаю что можно сделать с оружием, — похлопала меня по плечу Ноэль.

Вдаваться в подробности она не стала и быстро куда-то ушла. Нам с Реджи ничего другого не оставалось, как наблюдать за предстоящим поединком.

Фаворит скинул плащ, демонстрируя прекрасно тренированное тело. Носферату оскалился и принялся размахивать тонкими клинками, в попытке запугать фаворита. Решив что демонстрации уже достаточно, он напал на охотника. В том что это был настоящий охотник я уже не сомневался. Носферату скорее всего даже не понял, откуда в его горле оказался клинок. Он еще сделал пару шагов прежде чем упасть. Охотник поднял плащ, накинул его и вышел с арены.

— Я не паникер, но ситуация выглядит как полное гуано, — почесал за ухом Реджи.

— Не могу с тобой не согласиться, мой лохматый друг.

На мой взгляд, игроки не зря ставят на него. Как бы не хотелось это признавать, но с фактами не поспоришь. Он чертовски хорош. И сюда он пришел не ради денег. В его глазах явно читалась грусть.

— Держи, все что смогла достать, — протянула мне Ноэль жезлы. — Они полное гэ, но другого найти не смогла.

— Ничего страшного, мои первые жезлы были в десять раз хуже.

— Я пропустила поединок, что скажешь насчет фаворита, как он в бою?

— Как смерть быстр и беспощаден.

— Что действительно так хорош?

Я кивнул.

— Вот же черт, и что будем делать?

— Тоже что и всегда, бить морды тем кто против нас, — встал я, взвешивая в руках новое оружие.

Прозвучал гонг приглашая меня и охотника на арену.

— Не думал, что мне придется повстречаться с темным на боях, — сказал охотник, стоя напротив меня.

— Вообще-то я тоже не собирался участвовать в подобных развлечениях.

— И что на это повлияло?

— Я защитник, человеку которого я сопровождаю необходимо покинуть вашу страну. — И самый короткий путь это выиграть здесь.

— Этот путь действительно короткий, но только если тебе необходимо попасть на тот свет.

— Хочешь сказать чемпиону никто не поможет перебраться за барьер?

— Вот именно. — Эти бои устроили носферату, думаешь они отпустят чемпиона? Не обманывай себя. Статуй героев, которые ты видишь не так уж и много. А бои проходят не одно десятилетие. Несложный подсчет тебе скажет, что их должно быть гораздо больше. Став чемпионом ты будешь биться до тех пор, пока тебя кто-нибудь не убьет. И избежать этого никто не в силах. Единственный кто пытался отсюда сбежать был Гару, но даже ему это не удалось. Его убила охрана на выходе. Так что хотя мне и чрезвычайно жаль, но мне придется тебя убить.

— А вот здесь твои сведения слегка устарели.

— Темный ты не первый кто думает что ему удастся выжить.

— Да я не о том, я о Гару. — Пару дней назад он прекрасно себя чувствовал. И даже помог нам скрыться от охотников.

— Этого не может быть, — потрясенно произнес охотник. — Это наверное кто-то другой.

— Возможно мы говорим о разных людях, — согласился я. — Но нам помог вот тот, — я указал жезлом на статую Гару. Правда здесь нет его метательных ножей, а так одно лицо.

— Значит ему удалось и он жив, — скорее самому себе сказал охотник.

Организаторы боев видимо заподозрили что-то неладное в нашем долгом разговоре. Арена не то место, которое благоприятствует долгим и задушевным беседам. А когда участники разговора показывают на статую чемпиона, который бежал то становится ясно, ни к чему хорошему такое развитие событий не приведет. Предвидя неприятности, организаторы выпустили на арену охранников.

— Кажется темный ты сказал правду, — угрожающе произнес охотник.

Печаль с его лица как рукой сняло. А то, что ее заменило не предвещало ничего хорошего.

— Говоришь Гару помог вам бежать от охотников?

— Да было дело, — подтвердил я, поглядывая на толпу носферату окружившую нас.

— Ты уже понял что по одиночке нам не выбраться, ведь так?

— Добавить тут нечего.

— Тогда докажи, что ты достоин стать чемпионом арены.

Сказав это охотник метнул один из мечей в носферату. Клинок пробил горло и часть лезвия вышло с другой стороны. Вампир пытался вынуть меч, но у него ничего не выходило. Он лишь хрипел и плевался кровью. Пока упыри сообразили в чем дело, трое из них уже лежали истекая кровью.

Я оглянулся на окрик Ноэль и увидел как ко мне летят мои жезлы. Один из носферату решил помешать за что лишился зубов вместе с челюстью. Ноэль не осталась в стороне и принялась истреблять упырей с тыла. А Реджи выпустив наружу зверя, схватил двоих случайно оказавшихся рядом вампиров. И столкнув их головами размозжил обоим черепа. Они треснули словно переспелые арбузы.

Поймав жезлы я тут же превратил двоих в пепел а третьему сломал локоть. Справа бился охотник, он не имел серебряного оружия, но и без него отлично справлялся. Хладнокровно отсекая вампирам головы. Отрастить новую конечность для носферату не проблема, но вот выращивать новые головы они пока не научились. Путь охотника можно было проследить по наличию стоящих обезглавленных тел. В таком положении они находились считанные секунды, затем оседали превращаясь в зловонную жижу.

Когда до зрителей дошло, что это уже не совсем запланированное действие, они ринулись к выходу. Жажда как можно скорей покинуть помещение заставляла их толкаться и кусаться. Они не могли понять, что этим они создают еще больше помех для выхода. Но толпа обычно глуха к здравому смыслу. И они продолжали лезть по головам устраивая самим себе затор.

К моменту когда все зрители разбежались на арене остались только мы вчетвером.

— Не думал, что мне когда-нибудь будет помогать оборотень, — надменно взглянул на Реджи охотник.

— И не собирался, я лишь помог своим друзьям, — ответил любезностью на любезность Реджи.

— И тем не менее мы заинтересованы друг в друге. — Скоро сюда прибудет подкрепление и его будет гораздо больше чем тех с кем мы сейчас расправились.

— Пускай приходят, я толком еще не разогрелся.

— Думаю нам стоит заключить сделку, — предложил охотник. — Вы поможете выбраться мне, я помогу вам покинуть земли носферату.

— Мы в деле, — согласилась Ноэль. — И давайте быстрей отсюда сматываться, для моего носа здесь слишком воняет.

— И что, вот так запросто согласимся, — развел лапы Реджи. — Мое мнение похоже никого не интересует?

— Заткнись хомяк, и неси свой волосатый зад к выходу! — рявкнула на него Ноэль.

— Вообще-то это звучало довольно грубо для эльфийки.

Ноэль бросила на него гневный взор.

— Ладно-ладно, я просто пошутил, — пошел на попятную Реджи.

— Один момент, — остановил охотник идущего к выходу оборотня.

— Ну что еще, — недовольно огрызнулся хомяк.

— Думаю когда мы покинем эти стены наш волосатый друг будет привлекать излишнее внимание.

Реджи с вопросом в глазах посмотрел на меня. В словах охотника была логика и мне ничего другого не оставалось, как согласится с ним.

— И так лохматый уродец, порадуй-ка меня, превратись в маленький и симпатичный комок шерсти, — предложила Ноэль.

— Для тебя все что угодно, если разрешишь поседеть на твоем плече.

— Чтобы ты пялился на мою грудь, нет уж, посидишь на темном.

— Я ради них из кожи можно сказать вон лезу а они лишают меня единственной радости в жизни. — Где спрашивается справедливость?

Тяжело вздохнув, Реджи превратился в хомяка. Подхватив его на руки я побежал вслед за охотником. В проходе нам повстречались трое носферату. Они даже сопротивления оказать не смогли. Охотник прошел мимо них как теплый нож сквозь масло, оставив после себя три обезглавленных тела. Как бы мы не спешили, но на выходе нас поджидали носферату. Наверное мы не первые кто пытался таким образом избежать вечного чемпионства. Оставалось лишь надеяться, что это все подкрепление, и больше не будет.

— У нас мало времени, — бросил нам охотник. — Они рассчитывали на побег лишь одного чемпиона, а то что я приведу еще кого-то, они не думали. Но скорее всего они уже послали за помощью, у нас один шанс, другого не будет.

Время разговоров закончилось и мы с Ноэль врубились в толпу врагов. Мне приходилось не только калечить упырей, но и приглядывать за спиной излишне увлеченной эльфийки. Она подсекла ногой упыря, а когда он упал, воткнула в глаз нож. Вампир превратился в пепел, зато его коллега нанес удар ей в спину. Клинку не хватило буквально пары сантиметров, чтобы коснуться Ноэль. Путь ему преградил мой жезл. Вампир зашипел от ярости, и получил удар в горло. Ноэль тем временем продолжала смертельный танец. Уходя от очередного меча вампира она присела вгоняя нож ему в стопу. Этого было достаточно, чтобы он осыпался. Находясь внизу она скрестила над головой ножи ловя лезвие меча готового разрубить ее по полам. Попытка носферату применить силу и продавить блок Ноэль, не успела воплотиться в жизнь. Мой кулак разбил не только его ухо, но и голову. Путь на свободу нам преграждало всего пятеро вампиров. Они явно не ожидали такого рода развития событий.

Отбив клинок я пнул упыря в живот. Он отлетел и сбил еще двоих. Оставшиеся на ногах решили не испытывать судьбу по одиночке и атаковали вдвоем. Отведя жезлами клинки я моментально сократил дистанцию. Проскакивая между ними мои локти выбили из них дух. Опрокинувшиеся на спину вампиры выбыли на некоторое время из борьбы. Но оставлять их живыми я не собирался и резко присев пробил жезлами их грудные клетки. Троица, ранее отправленная мной отдыхать, уже пришла в себя и готовилась дать достойный отпор. Тот, кого я пнул, решился на реванш. Шипя от злобы, он бросился на меня размахивая мечем. Но получил хороший удар по запястью и перелом колена. Третьим ударом я превратил его в пепел. Двое оставшихся на ногах взглянули на остатки товарища и развернувшись бросились бежать. Сделав пару шагов они вспыхнули и осыпались. С верху их кучек упали ножи Ноэль.

— Идите за мной и не отставайте. — Надеюсь за то время, что я был под замком улицы не сильно перестроили.

Мы вообще-то тоже на это надеялись. Не хочется после такого побоища глупо зайти в тупик, где нас и прикончат.

Глава 14

Охотник нас провел по неблагополучным улицам, и мы покинули город через запасные ворота. Примерно через пару часов он привел нас в небольшое поселение. Там жил его старый знакомый и он был ему чем-то обязан. Охотник отвел его в сторону и они довольно продолжительное время о чем-то беседовали. Наконец они договорились и его знакомый вышел на улицу, а охотник вернулся к нам.

— Мой друг контрабандист и он доставит вас к барьеру, в одно из мест где носферату не так хорошо охраняют.

— Можно вопрос? — поинтересовался Реджи.

— Валяй, если смогу, отвечу.

— Когда мы сюда попали, то на нас напала какая-то живность, в образе кротов лосей и волков. — Я грешным делом подумал, что у вас тут все звери такие. И честно говоря готовился к худшему, но побродив здесь понял, что у вас не так все плохо. Может в начале мы попали в какую-то особо зараженную зону, или типа того.

— Такими извращениями в основном занимаются пограничные отряды, — сообщил охотник. — Подчинив себе зверей им легче выслеживать нарушителей. Но этот процесс весьма длинный и не всегда приносит положительный результат. Девять из десяти животных став вампирами бросаются на своих хозяев. И если носферату не очень опытен в этом деле он может погибнуть. Как в прочем часто и происходит. Теперь мы с вами вроде как в расчете и мне пора идти.

— Спасибо за помощь, — поблагодарила Ноэль.

— Я не кому не помогаю, а это была лишь взаимовыгодная сделка. — Вы выполнили свою часть, теперь я выполнил свою, и больше нас ничего не связывает.

Охотник встал из-за стола и вышел оставив нас одних. Сразу после его ухода появился контрабандист, сообщив нам, что уже все готово и можно выезжать.

— Ну наконец мы покинем эту кровососущую братию и вернемся в цивилизацию.

— Я бы не был так уверен, по крайней мере до тех пор, пока мы не окажемся возле барьера.

На улице нас поджидал передвижной пункт сбора крови.

— Поверьте это самый безопасный способ передвижения, — заявил контрабандист, заметив наши удивленные взгляды. — Мало кому в голову придет обыскивать сборщика крови.

— А почему бы и нет, — пожал я плечами и забрался внутрь.

Внутри повозки сборщика крови находился стул на котором и проходило изъятие лишней жидкости у населения. С права и слева были стеллажи, заполненные пустыми склянками.

— Не знаю как вам, а мне подобная обстановка способствует образованию жидкого стула, — обрадовал нас Реджи. — Особенно вон те темные пятна на стуле и вокруг него. Поднимите руки кто считает это пролитым вином, я так и думал, никто. На всякий случай предупреждаю, не вздумайте ночью делать резких движений. В противном случае я за свой желудок не отвечаю.

Когда мы расселись носферату запер за нами дверь. Несмотря на привлекательность стула им никто не воспользовался, предпочитая сесть на полу. На улице стояла глубокая ночь и монотонность покачивания телеги нас усыпила. Где-то под утро я почувствовал как повозка остановилась. Послышался звук отпираемого засова, и в распахнувшейся двери показалось лицо сборщика крови.

— Все, выходите, дальше вам придется идти одним, — сообщил он нам радостную весть. — Идите все время на север, метров через двести увидите барьер. Желаю вам удачи.

После того как мы покинули повозку, он развернул телегу и отправился обратно.

— Двести метров, это ведь сущие пустяки по сравнению с тем, что нам пришлось преодолеть, — сказал хомяк позевывая.

— Конечно ты прав, вот только осталось их пройти, — заметила Ноэль.

— Ага и не вляпаться в какое-нибудь гуано, — согласился я.

— Что касается этого аспекта нашего путешествия, то могу со всей ответственностью заявить — мы профи.

— А может маленькое надоедливое существо заткнется наконец, — не выдержала Ноэль. — Сейчас нам бы не помешало немного оптимизма, а не твоего говеного реализма.

— Спасибо что напомнила про мою вторую натуру, заядлого оптимиста, — обрадовался хомяк.

— Твою вторую натуру я уже видела, она весьма отвратительна и к тому же дурно пахнет.

— Позволю с тобой не согласиться, я очень даже привлекательный. — А чудесный аромат в котором ты ничего не смыслишь отлично привлекает самок. Ну, ты понимаешь, в сексуальном плане.

— Откуда мне понимать, я же не хомячок какой-нибудь.

— Весьма печальный факт твоей биографии, но могу тебя успокоить. — Я всегда открыт для новых ощущений, ну ты понимаешь о чем я.

— Ион, напомни мне пожалуйста, почему я его еще не убила?

— Кто бы мне это напомнил, хотя ход твоих мыслей мне нравится.

— А вот мне ход ваших мыслей совершенно не нравится, — забеспокоился хомяк.

Пока мы шли Реджи и Ноэль продолжали перебрасываться колкостями в адрес друг друга. А я наблюдал за лесом, который начинал понемногу просыпаться. Близился рассвет и он уже был не за горами, и не только он. Характерный звук барьера говорил, что мы на правильном пути, и вскоре он предстанет перед нами.

— Когда доберемся до дома я неделю не буду выбираться на улицу, — пообещал Реджи.

— Не ты один, — согласился я.

Мечтая о том как мы здорово отдохнем дома, мы незаметно подошли к барьеру. Присутствие барьера можно было определить не только по характерному гулу, но и по периодически появляющемуся голубоватому свечению. Преодолеть барьер, не является такой уж сложной задачей. Но только в том случае ели у тебя имеется ключ к определенному сектору. А вот если у тебя его нет, то преодолеть барьер можно только в образе хорошо прожаренного цыпленка. У нас имелся ключ, но там где мы могли использовать наверное собрались все охотники страны носферату. Но в любой защите какой бы она не казалась совершенной, обязательно найдется прореха. А профессиональными искателями слабых мест, являлись контрабандисты.

В том месте где мы стояли, каждые десять минут появлялся разрыв в барьере. Он был не длинный, всего секунд десять-пятнадцать. Но этого вполне должно было хватить, для прохода и заодно что-нибудь прихватить с собой. Мы уже было собрались покинуть гостеприимную страну, как к нам присоединились еще семнадцать желающих.

Открывшийся проход перекрыли три охотника, остальные взяли нас в кольцо. Я знаю что стал счастливым обладателем той же скорости что и они, но с семнадцатью охотниками мне не справится. Вот в такие моменты, реализм показывает свое безобразное лицо. При всем их желании, Ноэль и Реджи вряд ли смогут мне чем-то помочь. Все будет кончено еще до того, как Ноэль вынет ножи.

— С такими потрясениями не удивительно получить нервный срыв, — выдал Реджи очередной набор непонятных слов.

— Так-так, какая неожиданная встреча, — вышел вперед охотник, который проводил церемонию посвящения и подучил от меня по зубам.

— Действительно неожиданная, — не стал отрицать я. — Как клыки, не шатаются?

— Не волнуйся, у тебя вскоре появиться шанс почувствовать их на своем горле, и не только у тебя, — оскалился охотник. — Верните нам то, что вы у нас украли.

— А если не вернем то вы нас убьете.

— Убьем мы вас в любом случае, вернете вы свиток или нет.

— А с чего ты решил, что он у нас?

— Я никогда не считал темных эльфов умными, ты очередное тому подтверждение.

— Да ну!

— Мы сейчас стоим у разрыва обнаруженного контрабандистами, и вы собираетесь через него удрать. — Надо быть полным идиотом, чтобы не захватить свиток за которым вы сюда приходили.

— Ну всякое бывает, к тому же я не отличаюсь большой сообразительностью.

— С этим как раз никто и не спорит, но вот она, — охотник показал на Ноэль пальцем. — Она намного сообразительней чем можно себе представить.

— Тогда нам ничего другого не остается как прочитать свиток.

— Как я раньше и говорил, ты очень глупый. — Она даже не успеет развернуть свиток, как будет мертва.

— Но я все же попробую, — сказала Ноэль доставая свиток.

— Убить, — сказал охотник и осыпался пеплом.

Пока вампиры соображали что в смерти их предводителя виноват не я, еще шестеро из них воспламенились. Не знаю кто решил оказать нам помощь, но стоять в стороне я не собирался. Жезлы практически сами прыгнули мне в ладони, и ближайший охотник упал с переломанными костями. Стоявший за ним вампир посмотрел на меня взглядом полным ненависти. Но что-то мне подсказывало, обычным взглядом здесь не обойдется. Так и произошло вампир решил лишить меня зрения, а заодно и жизни, пробив мне голову клинком. Ринувшись к нему навстречу, я чуть присел, пропуская лезвие над головой. В противостоянии ребер вампира и жезла, победил последний. Оказавшись за спиной упыря, я приложил его в основание черепа. Меня осыпало пеплом, но отряхиваться времени не было. Еще парочка охотников решили проверить остроту клинков на моей одежде. Одному из них счастье улыбнулось и он проколол мою куртку насквозь. Холодное лезвие коснулось кожи и это было весьма неприятно. В ответ я нанес удар снизу вверх, ломая локтевой сустав упырю.

Пальцы охотника разжались и его меч остался болтаться у меня в куртке. Оставшись без оружия вампир выпустил когти на второй руке. Вырвать мне сердце когтям не позволил жезл, вставший у них на полпути. Удар в промежность заставил носферату поменять планы в отношении меня. А удар локтем, опрокинул его на спину. Подняться ему уже было не суждено, нож Ноэль освободил его от бренной жизни. Когда я оглянулся, то ни одного живого охотника не увидел. Место сражения было покрыто пеплом, впрочем как и я сам. Я искал взглядом того кто нам помог, но пока безрезультатно. Мне довелось убить всего нескольких охотников, остальные явно не походили на суицидальные личности. Им кто-то оказал протекцию в отбытии на тот свет, и пока благодетель показываться не собирался. С права от нас послышался звук, и из кустов вышел таинственный помощник.

— Гару, едрить твою на лево, — ругнулся Реджи. — Мог бы и предупредить.

— Не видел в этом смысла, — спокойно произнес он. — Я знаю что вы забрали свиток, и собирались его использовать.

— Ну это не совсем то о чем ты подумал, — принялся я оправдываться. — Мы не собирались тебя превращать в обычного человека. По крайней мере мы об этом не знали. Ты же нам не сказал, что будешь поблизости. Нам всего лишь хотелось выжить, вот и все. Не думаю, что мы желали чего-то невозможного.

— Именно этого вы и желали, — невозмутимо сказал Гару. — Ни один человек или эльф, не сможет выстоять против почти двух десятков охотников.

— Но мы победили, с твоей помощью конечно, — не стал отрицать я очевидный факт. — Да и последнее время у меня что-то произошло. Я стал слишком быстро двигаться, думаю шанс выжить у меня все же был.

— Шанс конечно оставался, но ведь ты не будешь отрицать, что сегодня двигаться ты стал немного медленней чем например вчера.

Гару был прав, легкость куда-то ушла. Правда я это списывал на усталость. А вот охотник крови похоже знал, откуда у меня такая чудодейственная сила.

— Как ты узнал о моем состоянии? — решил выяснить я.

— Все очень просто, это я тебя наделил способностью двигаться как охотники.

Меня эта новость слегка смутила. Оказывается это не дар богов, а просто заслуга какого-то упыря.

— Когда ты успел его укусить? — спросила Ноэль, и в ее голосе не прослеживались нотки дружелюбия. — Мы все время находились рядом с ним, и я бы заметила.

Гару грустно усмехнулся.

— Я никого не кусал.

Он повернулся ко мне.

— Помнишь тот напиток, что я предложил тебе в качестве чая?

— Конечно помню, гадость еще та. — От одного только воспоминания о том напитке меня передергивает.

— Это было зелье скорости, его часто используют на подпольных боях, — ответил он.

— Но это не может быть оно, насколько мне известно, зелье действует не больше получаса.

— Темный, по большому счету ты не так много и знаешь. — Обычное зелье действует действительно пол часа. Но мое слегка усовершенствовано. И не теряет своих свойств в течение нескольких дней. А сейчас влияние его на тебя практически исчезло. Ты становишься, обычным темным эльфом.

— С ним все понятно, но зачем это было нужно тебе, — прорычал оборотень.

— Скажем так, я несколько зол на тех, кто меня сделал таким. — И я решил, а почему бы не помочь немного. Без зелья вы не прожили бы и дня. Как вы уже поняли, охотники весьма упрямые ребята. Жертву они никогда не упускают.

— Хорошо, с этим мы вроде как разобрались, — перебил я его. — Тебе нужен свиток, не так ли?

— Нет не так.

— Значит ты не боишься, что мы его используем по назначению и наплодим уйму упырей.

— Нет не боюсь. — Упырей наплодить, можно только внутри барьера, то есть здесь. Если свиток покинет пределы барьера, вы сможете использовать только вторую его часть.

— Хочешь сказать мы сможем обращать вампиров в людей, но не наоборот, — сказала Ноэль.

— Именно. — Поэтому я вам и помог, ну если не считать мести. Учтите, за барьером свиток можно использовать только один раз. Потом он станет бесполезной бумажкой.

Пожелав нам удачи, Гару практически бесшумно исчез, скрывшись в густой растительности.

Глава 15

Наступил рассвет и я вздохнул полной грудью. Наконец-то нам удалось выбраться за барьер. Теперь осталось добраться до действующего портала и оказаться в Аукционе. Портал должен находиться в небольшой деревеньке, примерно в четырех часах от барьера. Маги довольно подробно объяснили нам, как туда добраться. Но мы возвращаемся не совсем в том месте где предполагалось, и путь слегка увеличился. По заверениям Ноэль идти нам предстоит в два раза дольше. После того, что мы пережили за последние дни, лишние четыре часа меня же не пугали. Главное здесь нет упырей, это радовало и не меня одного.

Реджи почувствовав, что мучения скоро закончатся, стал донимать эльфийку просьбами устроить грандиозный пир. На безумное застолье Ноэль конечно не согласилась, но небольшой привал она организовала. К слову сказать она не любила останавливаться перед самым окончанием путешествия. Она предпочитала закончить дело, а уж потом отмечать победу. Но так было раньше, когда она еще не наняла нас, точнее меня. А теперь расплачивалась за это нытьем и периодическим хамством звереныша доставшегося ей в нагрузку. К тому же, он еще и ел за четырех орков. Зная его потребности она запаслась провиантом в три раза большим нежели чем обычно.

Потеряв на этом примерно пол часа мы двинулись дальше. Поднабравший вес хомяк все время норовил свалиться с плеча. Когда ему не удавалась вовремя схватиться за воротник, этот гаденыш, хватался за все, что попадало ему под лапы. И чаще всего, спасительным кругом для него служили мои волосы. После очередной попытки вырвать мне клок, я сунул его в карман. Реджи попытался возмущаться, за что и был тут же засунут в самый дальний его угол. Быстро сообразив, что перешел грань, он больше не выказывал попыток выбраться. Пока мы шли, нам не попалось ни единой живой души. Чтобы не говорили маги по поводу надежности барьера созданного ими, никто не рисковал селиться вблизи него.

Упоминание о вампирах и опасности барьера, быстро остужало порывы даже самых отчаянных. Хотя главную запугивающую роль играли не упыри, а сам барьер. Он имел небольшую тенденцию, иногда расширяться, а затем возвращаться обратно в пределы. Поселенцы кому не повезло находиться подальше от него, попадали в страну носферату. И после этого их никто не видел.

Когда барьер расширялся, он на некоторое время терял способности в отношении людей. Хотя он и не мог их спалить, но и выпустить обратно тоже. Маги пытались с этим бороться, но у них ничего хорошего из этого не вышло. Правда частоту расширений им все же удалось сократить. Но никто уже не хотел селиться в этих землях. Мы шли совершенно по пустым местам. Ходьба по бездорожью, всегда увеличивает время пути, и мы не стали исключением. Деревню мы увидели, когда солнце практически зашло за горизонт. А к домам подошли уже в полной темноте. Ступив на главную улицу деревни, тучи неожиданно очистили небо и яркая луна осветила жилища. Что-то здесь было не так. Это почувствовал не только я.

Ноэль говорила здесь должны быть люди. Но с первого же взгляда было понятно, деревня покинута. В домах не горели огни и ни одной собаки не лаяло. Правда это мы заметили еще на подходе. Хотя верить в это и не хотелось. Нет ни одной собаки, такое может случиться только в одном случае. Если здесь совсем никого не осталось. Останься в деревне хотя бы один человек с ним обязательно осталась бы и собака. В подобных местах без надежного сторожа нельзя. И пока никого лучше собак не нашли. Но вскоре мы обнаружили истинную причину тишины в деревне. Ее никто не покидал. Все жители деревни были убиты. А собаки последовали за своими хозяевами.

Люди с разорванными глотками лежали на ступенях домов. Собаки, огромные волкодавы, рвались с цепей на защиту хозяев. Но живых, кто бы мог спустить их на врагов, уже не было. Рвущихся с цепей собак просто прирезали, как домашний скот. Думаю и обычный человек тоже бы понял, что здесь произошло. А мы эльфы, прочитали следы словно сами находились здесь во время этого кошмара.

Ноэль вынула ножи, мои жезлы давно уже находились в руках. Реджи пока не собирался превращаться но он очень внимательно озирался по сторонам. Мы с Ноэль понимали, те кто это совершил никуда не ушли. Они лишь выжидали момент, когда напасть. Они двигались быстро, очень быстро. Я готовился к нападению, но все равно не сумел отразить удар в голову. Очнулся я лежа на спине. Из разбитого носа струилась кровь. Я удивился когда обнаружил в руках жезлы. По идеи они должны были выпасть, но этого не произошло. Видимо сработал инстинкт защитника, и даже получив такой удар я не расстался с оружием.

Ноэль и оборотень стояли в месте, спиной к спине. Похоже счастье получить в морду досталось лишь мне одному. Реджи злобно порыкивал пытаясь определить кто меня атакует. Мне это тоже было не безынтересно. Я медленно поднялся, и тут же получил по ребрам. А следом, мой многострадальный нос опять поймал чей-то кулак. Я опять оказался на земле с полным ртом грязи. Лишь помяв мне хорошенько бока и отрихтовав физиономию, появились виновники этого безобразия. Во время второго полета в грязь я уже догадывался кто это может быть. Догадка оказалась верна.

Оторвав лицо от земли я увидел сначала сапоги. Подняв взор выше разглядел и самих охотников. — Какая неожиданная встреча, — сказал я, выплевывая набившуюся в рот землю.

Судя по всему, бить меня они пока не собирались. Не дождавшись ожидаемого удара я решил подняться.

— Кажется кто-то забыл принять лекарства от медлительности, — произнес один из охотников.

Реджи увидев врагов бросился на упырей. А они скорее всего и рассчитывали на такой поворот событий. Охотники двигались молниеносно. У Реджи не было ни единого шанса даже зацепить их, не говоря уже о том чтобы разорвать их. Без зелья Гару, мы были обречены, я это хорошо понимал. Реджи свалился возле меня с переломанными конечностями и свернутой нижней челюстью. Спустя мгновение на его месте лежал хомяк. Полностью исцеленный, но уже ни для кого не представляющий угрозы.

Ноэль стояла не шевелясь, и похоже вампиры совершенно ей не интересовались. Все их внимание было приковано лишь к моей скромной персоне.

— Ты не представляешь темный чего нам стоило выбраться из ловушки, в которую вы нас заманили, — скрепя зубами от злости, произнес охотник. — Мы потеряли там брата, но сумели выбраться. Кто-то должен за это ответить. И этим "кто-то" будешь ты. Мы не знаем что за зелье ты принимал, но в одиночку справиться с троими охотниками, такого в истории еще не было.

— Значит я первый надравший вам задницу.

Охотник не оценил моих слов, и вонзил мне в плечо когти. Боль была не передаваемая. Они предполагали, что я не буду просто так стоять и позволять им над собой издеваться. Поэтому меня удерживал второй охотник. А для большего моего усмирения его коготь упирался мне в горло. Так что мне ничего другого не оставалось, как сжать до боли челюсти, и терпеть боль. Охотника такой подход не удовлетворил. Он рассчитывал на крики и мольбы о помощи. Лишь в таком случае кровь будет изменяться до состояния пригодного охотнику. Не вынимая когтей он пошевелил ими в моей ране. Но максимум чего он добился, это еле слышного стона. Будь я полностью человеком, то скорее всего не смог бы вытерпеть подобной пытки. Но я в большей степени все же темный эльф. Отец мог бы мной гордиться. Единственное на что я рассчитывал, это как можно дольше продержаться не теряя сознания. Ноэль неглупая и пока охотники заняты моей пыткой, сможет от них скрыться.

Деревня стоит возле леса, а она как раз и является лесным эльфом. Это ее стихия, чего нельзя сказать об охотниках. Такой шанс эльфийка не должна упустить. Охотник тем временем не собирался останавливаться на достигнутом и продолжал медленно рвать мое тело.

— Знаешь что чувствует человек, когда ему разрывают грудь и оголяют сердце? — спросил вампир, смотря мне в глаза.

Его лицо вплотную приблизилось к моему, обдав меня зловонным дыханием.

— Я помогу тебе это узнать и прочувствовать, — пообещал он. — Но торопиться я не буду. Не хочу, чтобы ты пропустил что-нибудь впопыхах.

Он медленно вынул когти из плеча не забывая все время шевелить ими, доставляя мне непередаваемую боль. Я был практически на гране потери сознания, и старался его не потерять. Хотя это было чертовски трудно. Ноэль должна получить, как можно больше времени. И я буду терпеть столько, сколько потребуется.

Охотник положил кровавые руки мне на грудь. И я почувствовал, как его когти стали вонзаться в мою плоть. Как и обещал вампир, он никуда не спешил. Давая мне возможность в полной мере испить чашу страданий. Крик боли я сдерживал, наверное кровь отца мне помогала в этом. А вот слезы я контролировать не мог. Они текли горячими струями по щекам, падая на грудь и смешиваясь с кровью. Боль была настолько сильной, что мое тело начало бить мелкой дрожью. Мне казалось, что я подвергаюсь пыткам целую вечность. Я не знал сколько смогу еще вытерпеть.

Предел есть у всего, и я здесь не исключение. Я лишь надеялся, что Ноэль с Реджи не теряли времени зря и ушли как можно дальше. Если они успели уйти достаточно далеко, то я можно считать справился с задачей. Это отличное завершение карьеры для защитника.

— Прости Ноэль, но я не могу больше держаться, — прошептал я, но скорее всего я лишь подумал об этом.

Сил говорить даже шепотом, уже не осталось. Меня окутала блаженная темнота, и боль ушла.

Глава 16

В себя я пришел оттого, что мне на лицо капало что-то горячее. С большим трудом разлепив веки, я увидел склонившуюся надо мной Ноэль. Она сидела с закрытым ладонями лицом, и тихо плакала. Слезы текли сквозь пальцы, срываясь с них на меня. Я позвал ее по имени, она не услышала. Слишком тих и слаб был мой голос. Собравшись с силами позвал чуть громче. На этот раз я и сам услышал свой голос. Ноэль убрала от лица ладони и взглянула на меня. Примерно представив себе, что она увидела, мне стало неловко за то, что я позвал ее.

— Я неважно сейчас выгляжу, — прошептал я.

Она не ответила, по крайней мере словами. Зато я почувствовал вкус ее губ. Это было так… я даже не знаю как сказать. Ради этого поцелуя, я готов был пережить еще раз пытку устроенную охотником. Сейчас меня интересовала только она, но защитник сидящий внутри заставлял изучить обстановку.

— Что произошло, и где охотники?

Она опять не ответила, но положила свою прекрасную ладонь мне на губы.

— Не волнуйся, я о них позаботилась.

— Это истинная правда, — подтвердил хомяк, забираясь к ней на плечо. — И это хорошая новость.

— А есть плохая?

— Разумеется. — Она использовала свиток, в то время пока тебя пытались освежевать упыри.

— Знаю-знаю, — вздохнула она опережая мой вопрос. — У нас теперь нет свитка, а значит и денег. И полагаю работы тоже. Мало кто согласиться платить тому, кто не выполняет договоренности.

— Ясно, но упыри точно мертвы? — на всякий случай спросил я. — Не хочется с ними опять встретиться. У меня от одной мысли об этом начинает болеть грудь.

— Поверь мне, они больше нас никогда не побеспокоят.

— Это истинная правда, — опять подтвердил хомяк. — И тебе лучше не спрашивать что она с ними сотворила. Намекну только, ножи с серебряными вставками она не использовала. Я вообще не замечал за собой ни сентиментальности, ни чего-то подобного. Но мне становиться дурно только от воспоминания о ее расправе.

— Ну что мне на это сказать, я плохая девочка, но делать тебе больно я больше не позволю. — По крайней мере безнаказанно, уж точно.

— Мне нужно встать, — произнес я, пытаясь подняться.

Я практически сразу пожалел об этом, боль была настолько сильна, что я потерял сознание. Сколько я пробыл в таком состоянии я не знал. А очнулся я от монотонного покачивания. И помимо этого еще ощутил вонь давно немытой шерсти. Открыв глаза я увидел оскаленную морду оборотня. Пугающий оскал, с точки зрения Реджи, должен был меня подбодрить. Как мне объяснила Ноэль, самостоятельно я еще не мог идти, раны пока не зажили. Поэтому Реджи обернулся оборотнем и нес меня на руках.

— Видишь как выходит, — прорычал он. — Теперь ты едешь на мне, так что мы вроде как квиты.

— Даже и не думай, — предупредила Ноэль, заметив мою попытку встать на ноги. — Торопишься на тот свет? Значит здесь тебя уже ничего не держит? Я ведь думала, что действительно потеряла тебя.

Она взяла мою ладонь в свою. И мне показалось, что дикая боль разрывающая мне грудь, стала утихать. Желание спорить и сопротивляться совершенно пропало. Я закрыл глаза и опять провалился в темноту.

Очнулся от звука приближающихся голосов. На слух я определил четырех мужчин. Открыв глаза увидел их и попытался нащупать жезлы. Руки с большим трудом подчинялись мне, но я заставил их слушаться. Правда ничего кроме травы они не нащупали.

— Это он госпожа? — услышал я одного из приближающегося.

— Да, и прошу осторожней.

Это был голос Ноэль, он меня немного успокоил.

— Боже, кто его так?

— Длинная история, — ответила Ноэль. — Как-нибудь в другой раз расскажу.

Мужчина склонился надо мной и осторожно снял с моей груди повязку. Ноэль привела лекаря, догадался я.

— Как он еще держится, это просто невозможно, — удивился лекарь.

По этой фразе я понял, что мое дело если уж и не совсем хреново, то близко к этому уж точно.

— Нам нужно спешить, — вернул лекарь повязку на место. — Еще пару часов и будет поздно.

— Делайте все что нужно, о деньгах не беспокойтесь, плачу вдвойне, — пообещала Ноэль.

Меня подняли с травы и аккуратно переложили на носилки. Головой я понимал, меня транспортируют очень бережно, но даже так грудь просто горела. Кажется я действительно ослаб, и вновь отключился на некоторое время. Когда я опять вернулся к реальности, за окном стояла глубокая ночь. Ноэль сидела рядом, держа мою руку. Увидев что я очнулся, она принесла мне наваристый бульон. Объяснив, что придется некоторое время питаться жидкой пищей. Все зависит от моего выздоровления.

Пока я был без сознания лекарь провел операцию, благополучно зашив рану. Выпив бульон меня потянуло в сон. Организм, получив легко усваиваемую пищу, старался как можно быстрей восстанавливать силы. А лучшим лекарством всегда считался сон. Я закрыл глаза, первый раз проваливаясь в пустоту не от боли, а просто от усталости. Пока я находился в таком состоянии, мы не могли никуда двинуться. Идти пешком слишком большое расстояние. Нам потребуется около четырех месяцев, чтобы добраться до Аукциона. Мы не можем столько времени терять. Остается самый быстрый способ, это портал. Но в моем состоянии я скорее всего выпаду с той стороны уже мертвым. Организм не перенесет такой нагрузки, раны откроются во время перехода, и все будет кончено.

На помощь пришел лекарь. Он предложил один способ, который должен был помочь в нашем вопросе. Хотя он не был точно уверен в результате, но у нас вариантов нет. Придется ему поверить на слово.

— Что я должен сделать? — спросил я.

— Ничего особенного, — успокоил он меня. — Вам лишь требуется поспать и все.

— Поспать и все?!

— Да.

— Ну если это так просто, то чего же вы не вылечили меня раньше?

— Я имел в виду, когда вы заснете, то проснетесь только через две недели. — И я не совсем уверен, проснетесь ли вы. Зелье что я приготовил, поставит вас на ноги или убьет, вам решать.

Он отошел в сторону предоставив мне возможность определить свою судьбу.

— Я категорически против, — заявил хомяк. — Мне его рожа не нравиться.

— Твоя мне тоже, и что с того? — посмотрела на него Ноэль.

— Не вижу параллелей, — возразил Реджи.

— Ты вообще ничего не видишь если смотреть не хочешь.

— О чем ты говоришь женщина, он же его убить хочет.

— Признайся Реджи, ты просто не любишь лекарей, — догадалась Ноэль.

— А за что их любить? — Когда они измеряют температуру людям, то ставят градусник под мышку. А нам ее измеряют только в этом месте — извращенцы проклятые.

— Что такое градусник, и какое отношение он имеет ко мне? — не удержался я от вопроса.

— Да прямое, когда ты отключишься, неизвестно, что он будет с тобой вытворять. — А самое противное в том, что ты ничего не будешь помнить.

— Так, если больше нет возражений, кроме градусника и мне его рожа не нравиться, то я готов попробовать, — поставил я точку в споре.

— Не волнуйся, я за тобой пригляжу, — пообещала Ноэль, подзывая рукой лекаря.

Очнулся я по всей видимости через две недели. Руки, ноги, слушаться отказывались. Лишь с третьей попытки мне удалось сесть на кровати. В комнате никого не было, а жезлы лежали на тумбочке у изголовья. С большим трудом прицепив их, я стал чувствовать себя немного уверенней. Встав на ноги я сделал пару неуверенных шагов и упал опрокинув тумбочку.

Дверь с шумом распахнулась и в комнату ворвалась Ноэль. Ее взгляд говорил о смерти любому кто вздумает мне угрожать.

— Все в порядке, — поспешил я успокоить эльфийку. — Вот решил прогуляться до окна, но видимо это еще слишком большое расстояние для меня.

— Ничего страшного, в форму придешь быстро, главное вылечился.

Ноэль помогла мне подняться и дойти до окна.

— Да, кажется двухнедельный сон мне пошел на пользу. — Грудь уже совершенно не беспокоит.

— Вообще-то, ты лежал как труп целый месяц, — уточнила она.

— Ух ты, это несколько больше чем обещал лекарь.

— Твои раны сложно было залечить, но он кажется, справился.

Я потрогал грудь, обнаружив там несколько больших швов, а мелкие я даже не считал.

— Да, лекарь справился, — согласился я.

— Продолжительное лечение, мне обошлось хорошей нервотрепкой. — Я с трудом сдерживала хомяка, он вторую неделю как пытается разорвать лекаря.

И тут до нас долетел крик ужаса донесшегося с нижнего этажа.

— Вот черт, — ругнулась Ноэль и оставив меня у окна ринулась вниз.

Спустя мгновение, там откуда был крик раздались звуки ломаемой мебели. А затем в комнату ворвался испуганный оборотень и постарался спрятаться за мной. Что в принципе было забавно учитывая его габариты.

— Ион, спаси меня от этой бестии, — взмолился Реджи. — Она сошла с ума и хочет меня убить, представляешь.

— Еще как, и я ее понимаю. — Вот только я удивлен, почему она так долго тянула.

— Вообще-то я рассчитывал на поддержку, а не на ехидство.

— Извини Реджи, но второе мне нравиться больше. — Сам понимаешь, я целый месяц провалялся ни с кем не разговаривая.

Мой речитатив прервала своим появлением Ноэль.

— Спаси, она меня точно убьет, — схватил меня за руку оборотень.

— Выходи, подонок лохматозадый, я тебе шею-то подравняю, — вынула ножи эльфийка. — И отпусти темного пока лапы не укоротила.

Реджи действительно одернул от меня лапы, словно я был куском раскаленного металла. Я попытался встать между ними но не удержался и стал заваливаться. Разбить лицо о пол мне не удалось, я был вовремя подхвачен с двух сторон Реджи и Ноэль.

— Я с тобой еще не закончила, — пригрозила Ноэль ему, когда меня вернули в вертикальное положение.

— Из-за чего такая перепалка, — попытался я разобраться.

— Этот комок перхоти, до чертиков запугал лекаря. — А ему еще нужно тебя осмотреть. Теперь он сидит в углу и икает от страха, хорошо штаны не уделал.

— Я просто в доходчивой для него форме пытался объяснить, как мне важно выздоровление друга.

— Я тебе сейчас сама объясню в доходчивой форме.

— Ладно, хватит уже, — встрял я в назревающий конфликт. — Ведите лекаря, пока штаны у него сухие. Пускай осмотрит, я хочу выяснить, когда мне можно приступать к восстановлению сил.

Когда его привела Ноэль я понял, мое выздоровление, а скорее всего общение с Реджи, обошлось ему в несколько лет жизни. На него больно было смотреть. Дрожащее, заикающееся существо с трудом напоминающее лекаря. Ноэль, как могла, привела его в чувство, периодически бросая угрожающие взгляды на Реджи, сидящего на подоконнике в своем привычном образе хомяка. Лекарь осмотрел мою рану и сказал, что мне нужно как можно больше есть и двигаться. И он думает, что через несколько дней я смогу восстановиться.

Глава 17

Последовав рекомендации лекаря я налег на еду и движения. И на третий день я чувствовал себя практически восстановившимся. Настало время возвращаться в Аукцион. Ноэль договорилась с магами и они послали запрос на разрешение воспользоваться порталом. Не совсем приятная процедура, но ее проходят все. Для того, чтобы с помощью портала выбраться из города разрешение не требуется, а вот чтобы попасть обратно, оно необходимо.

Ноэль говорила с магами вечером, они обещали что к утру все будет готово. И я с чистой совестью отправился спать. Завтра предстоит тяжелое испытание, общение с Руфусом. Не думаю что он будет в большом восторге от известий, что все его вложения в нас не окупились.

Утром плотно позавтракав отправились к магам. По расчетам Ноэль у них должно быть все уже готово, и разрешение тоже. Дом с порталом находился в двух кварталах от нашей гостиницы. Минут через пятнадцать Ноэль уже стучалась к ним в дверь. Послушник мага отварил дверь и пустил нас во двор не спросив даже, кто там. Да и вел он себя как-то странно. Отвечал односложно, и старался не смотреть в глаза. Хотя это мне так показалось, но возможно он вообще так разговаривает. Маги сами по себе существа странные. Они ведь работают с такими вещами, которые большинству населения кажуться немыслимыми. Я украдкой взглянул на Ноэль, она вела себя нормально совершенно не выказывая волнения или беспокойства. Она скорее всего сейчас занята мыслями о разговоре с Бальтозаром Руфусом. Похоже это настолько ее поглотило, что она не обращала внимания на происходящее вокруг. Я поделился этим соображением с Реджи. Он согласился со мной и на счет Ноэль и на счет паренька со странностями.

— Сегодня он более странный чем обычно, по крайней мере с прошлого раза, когда я здесь был с Ноэль. — Правда ломать голову по поводу ненормальности магов я бы не советовал, кроме головной боли ничего не получишь.

Хомяк мечтал только об одном как бы побыстрей оказаться дома в гостиничном номере Ноэль. Возможно он и прав, а я слишком долго лежал без сознания и у меня развился комплекс защитника. Я стал подозревать всех и вся вокруг. Любой попавшийся в мое поле зрение воспринимался не иначе, как враг, готовящийся убить моего клиента. Надо с этим бороться пока у меня крыша не поехала. Не хочется оказаться в казенном доме с магами мозгоправами в качестве лучших друзей. Я глубоко вздохнул и постарался выбросить из головы волновавшие меня мысли. Послушник провел нас по длинному коридору, и подвел к двери ведущей к порталу. Отворив ее перед нами, пригласил внутрь.

Портал не был активирован, а сам маг стоял несколько в стороне от него. Когда мы вошли послушник остался в коридоре и запер за нами дверь. В прямом смысле этого слова, повесив замок с той стороны. Возможно я и лежал месяц без сознания, но слух у меня не повредился. Этот гаденыш действительно посадил нас под замок.

— Кто-нибудь знает для чего здесь стоят ширмы? — поинтересовался я оглядывая их.

Я еле успел договорить, как они упали представив нам стражу скрывавшуюся за ними.

— Тебя еще интересует вопрос для чего здесь ширмы, — шепнула Ноэль.

Вперед вышел капитан стражи.

— Вы арестованы, — произнес он.

— За что? — удивилась Ноэль.

— За воровство, — невозмутимо ответил капитан.

— И кого мы обокрали, позвольте поинтересоваться?

— Бальтозара Руфуса, вы у него кое-что украли и он объявил вас в розыск. — Не советую вам сопротивляться, сдайте оружие, и мы спокойно доставим вас в Аукцион.

Сопротивляться действительно никакого смысла не было. Стража была неместной, а из Аукциона. Единственное, чего мы добиться сопротивлением, это стать вне закона. Такая перспектива никого не радовала, особенно Ноэль. Там у нее находиться жилье, клиенты, да и слишком много ее связывало с городом. Вот так взять и бросить все не каждый способен. Думаю она хорошо понимает, разобраться с недоразумением можно лишь попав в город. А там мы как-нибудь встретимся с Руфусом и уладим возникшее недоразумение. Хотя начистить кому-либо лицо, у меня руки чесались уже сейчас. Проваляться месяц без сознания и не приложить никому кулаком по морде, такого со мной никогда не случалось. Возможно я старею и мне пора подумать о заслуженном отдыхе.

Окружившая нас стража забрала оружие. Стоявший внутри маг только этого и ждал. Когда нас разоружили он открыл портал. Первыми прошли несколько стражников. Потом Ноэль, и еще несколько стражников. Затем к проходу подтолкнули меня и оставшаяся охрана завершила проход в Аукцион. По прибытию нас заковали в кандалы и посадили в тюремную карету. Карета повезла нас в городскую тюрьму. Только добраться до нее нам не посчастливилось. Карету атаковали и весь конвой был перебит. Снаружи действовали профессионалы, у стражников не было шансов. Прошло всего каких-то пара секунд и мертвые тела попадали на землю. Нам на головы надели грязные мешки и выволокли из повозки.

Сейчас нам бы как никогда пригодился оборотень. Но Реджи никак не мог покинуть тело грызуна. Маг все предусмотрел посадив Реджи в магическую клетку. Он даже опомниться не успел, как его ловко поймали в магическую сеть и посадили под замок. Пересадив нас в другую карету, похитители довольно долго катали нас по городу. Судя по одной и той же выбоине по которой мы уже третий раз проезжали, нам запутывали следы. Наконец решив, что уже достаточно покатались по городу они остановили карету.

Из кареты нас высадили, но мешки с голов снимать не спешили. Как оказалось позже, нас ожидало не менее продолжительное хождение по дому. Когда мы сделали неизвестно какой по счету поворот, с нас сняли мешки. Мы находились практически в пустой комнате. Если конечно не считать в качестве интерьера вбитые в замшелую стену кольца и крюки. Да и бурые пятна на стене не внушали оптимизма. Похитители заставили нас опустится на колени, и рядом поставили клетку с Реджи.

— Если я отсюда выберусь, вы сильно об этом пожалеете, — пригрозил бандитам хомяк.

Те в ответ лишь рассмеялись. А один из них для острастки пнул клетку с Реджи. Она ударилась о стену и отскочив покатилась по полу. Пнувший ее похититель подошел и плюнул на хомяка.

— Не люблю крыс, — загоготал он. — Особенно говорящих.

Трое его подручных не остались в стороне и тоже ржали как лошади.

— Сейчас с вами будет разговаривать хозяин, — обратился к нам верзила. — Не вздумайте ему грубить или как-то иначе выказывать неуважение.

— Судя по всему, мозгов у него немного, если он нанял тебя, — решил я подразнить громилу. — Если судить по тем идиотским гримасам, что запечатлелись на твоем лице, ты таким образом думаешь. И мне думается тебе запретили трогать нас пока с нами не поговорит хозяин. Я угадал, обезьяна человекоподобная?

Громила мгновенно налился кровью, у него покраснело не только лысая голова, но и руки. Жажда разорвать меня на месте упиралась в каменную стену приказа, не трогать нас. Он немного попыхтел от злости, а затем в его практически пустую голову пришла идея. Громила скорее всего и сам не ожидал от себя такой мыслительной прыти.

— Вас я не трону, пока, — пообещал здоровяк. — А вот про говорящую крысу ничего не говорили.

— Ну да, теперь тебе кажется, что ты умный, раз додумался до такого. — Но правда состоит в том, что ты как был идиотом, так им и останешься. Думаю хозяин тебе сказал, их не трогать. И под словом "их", он подразумевал всех, включая хомяка. По крайней мере на твоем месте я бы так и поступил.

— Ты лучше находись на своем месте и не заговаривай мне зубы, темный. — Меня твои лживые речи не запутают.

— Ну как знаешь, я всего лишь предположил.

— Меня не трогают твои предположения.

— Не трогают, говоришь, но твоя красная морда говорит об обратном.

— Ах ты! — громила замахнулся на меня кулаком, но сдержался. — Молись, чтобы хозяин как можно дольше общался с тобой. И когда он закончит, мы развлечемся с твоей девкой, а ты будешь на это смотреть. Ну а потом я займусь тобой.

— И давно ты не равнодушно дышишь к мужчинам?

Громила взревел, схватил клетку с Реджи и вынул хомяка.

— Все темный, прощайся со своим зверенышем! — сжал он в ладони Реджи.

— Как я и говорил умом ты не отличаешься. — Ты случайно не задавался вопросом, почему хомяк сидит в специальной магической клетке?

Верзила судя по всему действительно не отягощал себя подобными вопросами. Но все же зачатки мозговой активности намекнули, что он поступил неправильно. Вот только произошло подобное озарение слишком поздно. Рука громилы уже не сжимала хомяка, на его месте стоял огромный зверь. Похититель задергался и попытался бежать. Но лапа Реджи крепко держала его руку.

— Куда-то спешим? — прорычал он.

— Умри нечисть! — попытался он воткнуть в оборотня нож.

И это была его последняя глупая мысль. В стену он уже врезался со сломанной шеей. Двое его подручных попытались оказать сопротивление и тут же присоединились к нему. Реджи разорвал наши оковы, даруя нам свободу. Когда мы собрались покинуть милое подземелье с отличной стеной для пыток, на верху лязгнул засов двери.

— Так, хомяк убирай тела в кладовую, я заметила дверь за ширмой, — распорядилась Ноэль. — А потом вернемся обратно и притворимся, что мы все еще скованны.

— Зачем? — удивился я.

— Я хочу узнать кто нас похитил и что ему нужно. — Все хватит разговоров и давайте за работу. Реджи за раз отнес три трупа и спрятал их за дверью. Обратившись в хомяка он забрался в клетку и я его запер.

— Учтите, пока я в клетке, я не смогу вам помочь, — на всякий случай напомнил он.

— Успокойся ты уже нам помог, а теперь помогать моя очередь, — сказала эльфийка.

Поставив клетку мы с Ноэль встали на колени и убрали руки за спину, словно они скованны.

Глава 18

Дверь опять захлопнулась и послышались шаги спускающихся по лестнице. Мы рассчитывали увидеть похитителей, и увидели. Только того, кого не ожидали. По лестнице спускался Бальтозар Руфус и его телохранитель. Его защитник шел за ним неотступно.

— Вот идиоты, — ругнулся он. — Я же просил этих кретинов сначала дождаться меня, а потом уходить, — обернулся он на охранника.

Тот в ответ лишь пожал плечами.

— Итак господа хорошие, вы получили мои деньги и решили изменить сделку, испортив свиток.

Прежде чем продолжить Руфус несколько раз прошелся от одной стены к другой.

— Я знаю, вы уже вынесли свиток за барьер, но у эльфийки взыграла жалость, — он остановился напротив Ноэль и взглянул на нее сверху вниз. — Он же просто защитник. У тебя их десятки были и ты каждый раз нанимала нового, не особо задумываясь о старом. Мы могли бы вместе заработать кучу денег. Но вместо этого ты сбросила свою жизнь с обрыва, и ради кого.

Руфус развел руками и отошел от нее.

— Ради кого-то темного, да и еще не чистокровного. — Куда катится мир?

— Да хватит уже, — прервала его монолог Ноэль. — Еще немного и я зальюсь горькими слезами. Может перестанешь ломать комедию о перспективах моей жизни. Скажи лучше зачем ты нас похитил? Нас и так стража по твоему обвинению схватила. Какой смысл в похищении?

— Вопрос конечно интересный и не менее опасный, — улыбнулся Руфус. — Но учитывая вашу непродолжительную жизнь, можно и посекретничать. Стража вас везла в городскую тюрьму. Учитывая твой статус, избежать судебной тяжбы не получилось бы. Ты уже большая девочка и должна понимать, это не то место, где я мечтаю оказаться.

— Да я навела кое-какие справки пока Ион лежал без сознания, — перебила его Ноэль. — И судя по слухам, все кто на тебя работал долго на этом свете не задерживал.

— Я прямо как ты Ноэль. — Только у тебя пропадали защитники, а у меня охотники. Согласись мы из одного теста.

— Мы не из одного теста, — с угрозой в голосе сказала Ноэль. — Я не убивала защитников.

— Ну это как посмотреть, я ведь тоже не собственноручно защитников убиваю.

— У меня это было стечение обстоятельств, защитники фактически были мертвы когда я исчезала, а ты специально убиваешь.

— Верно, специально. — Значит я более деловой человек.

— Я не человек, и не надо меня ровнять с собой.

— Да-да, конечно, это же так важно для вас эльфов.

— И ты вот так просто испугался суда? — продолжила Ноэль. — Думаешь там раскроют твои убийства?

— Насчет убийств, я не беспокоюсь. — Охотники вообще долго не живут, тебе это как никому должно быть известно. А насчет свидетелей, Грог позаботился.

Защитник стоящий за ним ощерился. Нет, защитником он не был, когда он поворачивался я заметил у него за поясом нож. Защитник никогда не опозорит себя ношением режущего оружия. А он просто убийца и по совместительству охранник.

— Но ведь за то что ты пытался провести в город свиток носферату, тебя по головке не погладят, — произнесла Ноэль глядя в глаза Руфусу.

До этого он не спеша прогуливался от стены к стене, но последняя фраза заставила его замереть на месте.

— А ты не так глупа, — усмехнулся он.

— Буду считать это за комплимент. — Зачем тебе понадобился свиток если ты знаешь, что за любой предмет привезенный из земли носферату грозит высылкой? Ну а за свиток положена смертная казнь. И тебя это не испугало?

— Нет, меня это не испугало, — ответил Руфус. — Мы люди, живем не так долго как вы, и мне просто не хочется заканчивать жизнь так неприлично скоро. Единственный способ продлить ее стать носферату. Для этого мне и нужен был свиток, но ты его превратила в ненужную бумагу, годящуюся разве что подтереть зад. Теперь ты понимаешь что обратный отчет времени ваших жизней начался в момент когда вы взяли деньги. Думаю мы выяснили все что хотели. Вам было интересно, кто вас похитил, и вы узнали это. А мне было важно показать вам, как никчемна ваша жизнь, когда вы встаете поперек моей дороги. Наверное пришло время с этим заканчивать. Если не будете вести себя глупо, Грог сделает это быстро и без особых мучений. Советую поступить именно так. Не нужно доставлять Грогу лишних хлопот, он их очень не любит, знаете ли.

Руфус повернулся к своему охраннику.

— Действуй, тела потом выбрось подальше отсюда. — Они уже объявлены в розыск за убийство конвоя. Не думаю, что найдя их трупы по ним кто-то будет сильно плакать.

Грог ощерился и направился к нам. Я приготовился вырубить его как только он подойдет поближе, но этого не пришлось делать. Судя по грохоту раздавшемуся на лестнице, дверь просто вышибли. Спустя мгновения, комната наполнилась стражей. Грог был моментально разоружен и закован в кандалы.

По ступеням спускался элегантно одетый молодой человек. Он обвел взглядом помещение словно это он был здесь хозяин, а не Руфус, хотя так оно наверное и было.

— Можете больше не притворяться, — обратился он к нам.

— Я думала ты уже не придешь, — произнесла Ноэль, поднимаясь с колен.

— Я же не мог сорваться сразу же как только у меня сработал камень. — Мне нужно было услышать неопровержимые доказательства.

— Я вижу ты достаточно услышал.

— Вполне.

— Кто вы такой и как смеете врываться в мой дом! — закричал на молодого человека Руфус, за что незамедлительно получил кулаком в живот от стражника.

— Я имею право врываться в любой дом, — спокойным голосом произнес молодой человек. — Меня зовут Килхот.

У Руфуса кровь отхлынула от лица, превратив его в мертвую маску смерти.

Перо нефритовой горгульи

Глава 1

— Что он здесь делает?

— Понятия не имею.

— Это ведь темный?

— Несомненно, вот только он слишком здоровый для темного. Они обычно… несколько стройней, чем этот.

— А он ничего так, симпатичный, я думала они страшные.

— Ничего в нем симпатичного нет Лика, давай его убьем и всем будет лучше.

— Нет Кир, мы этого делать не будем.

— Ты что, если он очнется то сразу убьет нас самих. — Обещаю, сделаю это быстро, точный удар в сердце и он даже не заметит как умрет.

Голова жутко болела, хотелось погрузиться в блаженную тишину, но эти двое вернули боль. Мало того что они слишком громко разговаривали, они еще обсуждали как меня получше отправить на тот свет. Нет, я конечно понимаю, что лучшее средство от головной боли это гильотина, но на такой экстрим я еще не готов. В отличие от мужского голоса девушка вроде не против того, чтобы я еще немного потоптал землю. Но вот парнишка настроен весьма агрессивно ко мне.

— Не хочу тебя расстраивать, но уверяю, нож в сердце трудно не заметить, — произнес я открывая глаза.

— Не двигайся или я тебя убью! — крикнул парень.

Мои глаза еще не полностью привыкли к яркому свету, но разглядеть, что он стоит слишком близко, мне вполне хватило. Удар в голень выбил из под его ног землю, а боль заставила на время забыть о кровожадных планах на мой счет. Быстрый кувырок и я оказался позади неудачного убийцы, а его шея попала в удушающий захват. Лишать его жизни я пока не собирался, и просто прикрылся им как щитом. Напротив меня стояла девушка и то что у нее произошло с ладонями мне очень не понравилось. Меж пальцев у нее пробегали молнии. Я хотя и считаю себя оптимистом, но эпитет "дурак" я старался к себе не применять. Какой бы я быстрый не был, но она все равно превратит мое тело в хорошо прожаренный кусок мяса, прежде чем я до нее доберусь. Нужно быстро соображать, а в моем состоянии, когда голова просто раскалывается, это весьма проблематично.

— Не знаю что я вам сделал, но с этим парнишкой я сейчас слишком близок, — медленно произнес я, не сводя взгляда с девушки. — Вздумаешь меня спалить и получишь два хорошо прожаренных куска мяса. Как бы сказал мой друг — два по цене одного.

Черт, какой еще друг. Я не знал почему так сказал, фраза сама всплыла, я лишь повторил. До девушки-мага похоже дошла моя мысль и молнии исчезли.

— Пожалуйста, отпусти его, мы не хотели причинить тебе вреда, — по ее щекам потекли слезы.

— Ах да, проткнуть сердце, у вас людей не считается причинением вреда.

— Прости его.

— Хорошо, — я отпустил паренька. — Думаю больше попыток отправить меня к праотцам у вас не возникнет.

— Обещаю, и Кир тоже ничего подобного не предпримет.

— Ладно, договорились, кто вы и куда идете? — спросил я.

— Меня зовут Лика, я начинающий маг, а это Кир, он сопровождает меня.

— Понятно, сопровождает значит, а заодно и влюблен в тебя по уши.

— Ты что! — Кир равнодушен ко мне, он просто защищает меня, — принялась отпираться Лика, но при этом краска залила ее лицо, а заодно и лицо Кира.

— Выходит это от равнодушия он решил прирезать меня, и решение созрело мгновенно, как только ты сказала, что я весьма симпатичен.

— А как тебя зовут? — поинтересовался Кир, потирая затекшую шею.

— Мое имя… я… я не помню.

Голова опять страшно заболела. Я попытался вспомнить кто я и куда иду, но кроме еще большей головной боли ничего не добился.

— Я ничего не помню, — тихо произнес я, опускаясь на землю.

— Совсем? — присела возле меня Лика.

— Да, совсем.

Я ожидал от жизни чего угодно, но только не потери памяти. Кто я на самом деле? Хотя по репликам этих почти детей, я однозначно принадлежу к темным эльфам. Вот только вопрос — что я делаю в лесу? Не помню чтобы темные питали большую слабость к растительности, особенно когда в ней можно напороться на лесных эльфов. Кроме этого меня мучил еще один вопрос — почему из одежды у меня только сапоги да штаны? А то что нет оружия я даже и не удивляюсь. Потеря памяти меняет соотношение жизненных ценностей. Ты просто не понимаешь какие они у тебя были. Словно весы, на одной стороне которых скопились вопросы, а на другой ни единого ответа. Вот и сидишь внизу на куче вопросов взирая на пустую и пока недосягаемую чашу вверху.

— Насколько я помню из учебников, тебе нужно время для восстановления памяти, — сообщила гениальную мысль Лика, вот только об этом знает даже тот кто потерял память.

Время лечит практически от всего, но что-то мне подсказывало, что его-то у меня не так и много. Не знаю откуда пришло подобное осознание, но в этом я был полностью уверен. Грудь щемило от мысли, что мне нужно что-то сделать. Но вопросы продолжали сыпаться на мою чашу, опуская меня все ниже и ниже. А чаша с ответами практически скрылась за облаками, норовя навсегда лишить меня возможности узнать забытое. Мне срочно нужно искать выход из сложившейся ситуации. Первое что приходит на ум, вернуться на то место где я потерял память. Правда тут появляется основная преграда, я не помню этого места. Значит нужен план "Б". Который гласит — найти того кто знает тебя.

— Если ты не знаешь кто ты такой и куда идешь, может пойдешь с нами, — предложила Лика. — Постоять за себя ты вроде способен, а нам лишний воин не помешает.

— Ты не сказала куда вы идете.

— В город Аукцион, говорят там можно неплохо заработать. Да ты и сам наверное знаешь, это ни для кого не секрет. Аукцион, столица куда хотят попасть все.

— Мне ни о чем это название не говорит.

И опять мне почудилось что-то знакомое в этом названии. Хотя если его знают практически все, значит и я слышал, но это совершенно не означает, что я там был.

— Ладно, выбора у меня все равно нет, я пойду с вами.

— Отлично, — обрадовалась Лика, хотя ее радости я не разделял. — Но нам придется зайти еще в одно место.

— Это куда еще?

— Мне нужно отнести письмо одному знакомому моего дяди, — объяснила Лика.

— Лика, ты уверенна что хочешь чтобы и он пошел с нами? — попытался вразумить ее Кир.

В этот момент, голова опять заболела. Что-то мне показалось в этой фразе до боли знакомым. И до боли в прямом смысле. Я попробовал прокрутить в голове сказанное, и боль возвращалась всегда, когда я пытался произнести про себя окончание. Путем многократных издевательств над головой мне удалось выяснить, что болевые ощущения вызваны когда я говорю — "и он". Своими соображениями мне пришлось поделиться с Ликой, когда она забеспокоилась о моем состоянии. Чему удивляться не стоило. Если принять во внимание, что я корчился обхватив руками голову.

— Но что может означать — "и он"? — искренне удивилась она.

— Это мое имя, — выпалил я, сам удивляясь сказанному.

— Тебя зовут Ион?

— Выходит что так.

Когда я это осознал, боль неожиданно прошла.

— Теперь понимаешь о чем я говорю? — обратился Кир к Лике. — Он ненормальный, неизвестно что ему может прийти в голову, когда он в очередной раз будет корчиться от боли. Я твой защитник, попробуй ко мне прислушаться.

— Ты не защитник, мы не используем, ни мечи, ни ножи, — опять выпалил я по мимо моей воли.

— Хочешь сказать, темный может быть защитником? — недоверчиво сузив глаза, спросил Кир.

— Когда у тебя потеря памяти, трудно быть в чем-то уверенным. — Но похоже я имел какое-то отношение к защитникам.

— Тут по близости должен быть небольшой городишко, — встряла в наш разговор Лика. — Думаю там мы сможем прикупить тебе одежду.

— Да уж, прохладно нынче спать по ночам без куртки, — не стал я спорить.

Кир был явно не доволен тем что я иду вместе с ними, но он вроде бы только охранник, а Лика его мнением не сильно интересовалась. Если он и дальше намерен вести себя как нервозный ребенок, то думаю он долго не протянет на этой земле. Если уж покинул родительские пенаты, то будь добр приспосабливаться к новым реалиям. В противном случае никто не обратит внимания на безымянный труп в канаве. Разве что мародеры им заинтересуются. Но судя по амуниции Кира, даже они надолго не задержат на нем взгляд. Лишний раз нагнуться к трупу у них конечно спина не переломиться, но за просто так они нагибаться не станут.

Для того чтобы я не вызывал лишних вопросов у стражников, Киру пришлось поделиться со мной безрукавкой. Вид возможно и стал у меня поприличней, но не настолько, чтобы стражники меня не остановили.

— Ты это, куда собрался длинноухий? — упер острие копья мне в грудь стражник. — Нам обнищавшие темные не нужны, да и вообще вас сюда не звали. А оборванцев у нас и своих хватает, чтобы еще и вы путались под ногами.

— Он со мной, — произнесла Лика, доставая из кошелька несколько медных монет.

— Девочка, шла бы ты своей дорогой пока не нарвалась на неприятности, — оскалился стражник. — Не стоит заступаться за ушастого, а то мало ли что может в городе случится с такой сладенькой.

Стражник заржал, подмигивая своему напарнику. Кир собрался вступиться за нее и погибнуть наколотым на копье, но Лика его опередила. Хлесткая пощечина отправила громилу на пятую точку. Без магии здесь явно не обошлось. Выбежавшая на звук падающего тела стража, остановилась как вкопанная, увидев искрящиеся ладони девушки.

— Он со мной, — четко отделяя каждое слово произнесла она.

Бросив на утоптанную землю пару медяков в качестве уплаты за проход, она не оборачиваясь пошла в город. Повергнутый наземь стражник зло смотрел ей в след, прижимая рукой обожженную щеку.

— Даже и не думай, — бросил я ему, отправляясь следом за Ликой и Киром.

За что получил не менее кровожадный взгляд в спину.

— Ищите улицу копейщиков, там должен находиться дом с красными ставнями, — объяснила Лика, когда мы миновали городские ворота и оказались в городе.

Поспрашивав у прохожих мы довольно быстро нашли нужный дом. Лика тихонько постучалась в запертую дверь. Нам никто не открыл. Лика постучала более настойчиво, и без магии здесь явно не обошлось. Касалась она двери довольно легко, но та готова была сорваться с петель. После такой настойчивости хозяин решился впустить незваных гостей нежели лишиться двери.

— Успокойтесь, не надо дом ломать, я уже иду! — раздалось из-за двери. Кого тут еще нелегкая принесла?

Дверь распахнулась и к нам вышел крепкого телосложения седовласый мужчина.

— Какого лешего вы двери ломаете? — поинтересовался он, хмуря брови.

Лика молча протянула ему конверт.

— Это от моего дяди, — пояснила она.

Мужчина не переставая хмуриться развернул письмо, и принялся читать послание шевеля при этом губами. По мере прочтения его лицо меняло выражение. От злобной хмурости не осталось и следа, ее сменила улыбка.

— Ты Лика? — спросил он, глядя на нее и его лицо еще шире расплылось в улыбке. — Я тебя и не узнал. Когда мы последний раз виделись ты помещалась на моей руке.

Он обхватил ее лапищами за плечи и поднял на уровень глаз.

— Как же ты выросла, просто невеста всем на загляденье.

Когда мужчина обхватил Лику, Кир чуть не набросился на него. Я вовремя его остановил, положив руку на плечо.

— Если хочешь стать защитником, учись отличать действительную опасность от мнимой, — шепнул я.

Кир резким движением плеча скинул мою руку, но кромсать дяденьку не бросился. Возможно из него что-нибудь и получится.

— Чего же вы стоите, — опомнился мужчина и поставил Лику на землю. Заходите в дом гости дорогие.

— Он со мной, — сказала Лика, поймав хмурый взгляд хозяина дома направленный на меня.

— Ну ежели так то заходи, — нехотя согласился он. — Ты будь с ним поосторожней дочка, вид у него как у бандита.

— Он потерял память, и безрукавка не его, думаю когда он подберет себе одежду по размеру, выглядеть будет куда приличней, — предположила Лика.

— Как скажешь, — отошел он в сторону, пропуская нас в дом.

Глава 2

Когда мы вошли слуги быстро засуетились накрывая на стол.

— Проходите, присаживайтесь, — указал на стулья хозяин. — Меня зовут Рул, когда-то с твоим дядей мы куда только не попадали. Не думал что ему потребуется диадема.

— Какая диадема? — удивилась Лика.

— Погоди минутку.

Рул встал из-за стола и ушел в другую комнату, но вскоре вернулся с маленьким свертком в руках. Положив его на стол он осторожно развернул платок, освободив заключенную в нем диадему. Она была великолепна. Выполненная из тончайшего драгоценного металла она должна была находиться только на голове королевы. Лика была поражена красотой диадемы выполненной в виде переплетенных тончайших стеблей и не больших листиков.

— Она прекрасна, — только и смогла вымолвить Лика.

— Согласен, ничего более великолепного я не встречал, — подтвердил Рул.

— Откуда она у вас появилась? — не сводя взор с диадемы спросила Лика.

— Длинная история, но кажется она подошла к своему завершению, ее нужно вернуть законной хозяйке.

Рул тяжело вздохнул и принялся рассказывать, по его лицу не трудно было догадаться, что ему больно вспоминать эту историю.

— Когда-то очень давно, я и твой дядя еще были очень молоды, одна эльфийка спасла нам жизни. Зачем она это сделала я не знаю, могла бы вполне пройти мимо. Но она поступила иначе, и теперь я сижу перед тобой вместо того чтобы гнить в могиле. Правда за наше спасение она попросила оказать ей услугу. Хотя, "попросила", это мягко сказано, скорее ее просьба была похожа на приказ. Вручив нам диадему она просила вернуть ее, когда мы получим от нее письмо. По большому счету бред конечно, но мы остались живы и лишних вопросов не задавали. Вернуть так вернуть, и похоже этот день настал. В письме что прислал твой дядя, находиться еще одно, оно от эльфийки. Она просит вернуть принадлежащее ей, а письмо позволит пройти мимо эльфийской стражи. И твой дядя хочет, чтобы вернула ее ты.

— Но почему я?

— Этого дочка я не знаю, но возможно твой дядя считает что тебе будет проще. Есть правда у меня на этот счет одно предположение. Вернувшись из того приключения мы старались об этом больше не говорить. Там погиб близкий ему человек, твой дядя хотел все забыть, но он прекрасно понимал что диадему придется возвращать. Рано или поздно, но это должно произойти, поэтому диадему он оставил мне. Вот только проблема в том, что я тоже не хочу вспоминать об этом походе. Говорят время лечит, возможно это так, но если я сам поеду или твой дядя раны опять откроются. А мы не хотим пережить это еще раз. Вот поэтому он просит меня, чтобы я уговорил тебя отвести диадему эльфийки.

— Хорошо, я согласна.

— Вот и замечательно, — грустно улыбнулся Рул. — Поверь мне, она щедрая, доставишь диадему получишь щедрое вознаграждение. Полученного тебе хватит безбедно жить даже в Аукционе, а в городе по проще можно пару лет вообще не работать.

Лика поинтересовалась у Рула где можно купить одежду для меня. Он ей подсказал одно место и просил передать хозяину привет от него. По его словам там шьют неплохую одежду, и вполне возможно даже из меня смогут сделать приличного человека. По тому как в той что на мне, единственное где можно появиться, так это только для грабежа честных граждан на большой дороге.

Хорошо подкрепившись мы отправились в лавку указанную Рулом. Для того чтобы не привлекать внимание стражи мы добирались до нее не центральной улицей, а той что попроще. Блюстители обычно в такие места не особо любят заглядывать.

Лавку мы нашли довольно быстро, не скажу что она выглядела презентабельно, но товар внутри действительно соответствовал заявленному Рулом. Не долго думая я выбрал себе пару штанов и несколько курток. По правде сказать я выбрал всего лишь одни штаны и куртку, но Лика заставила меня взять целую охапку и идти в примерочную. Мне захотелось поспорить, но ее строгий взгляд убил на корню мои жалкие попытки, и мне пришлось тащить весь этот ворох с собой.

— Ты пока выбирай, а мы немного прогуляемся, — сказала она. — Одежду я оплатила, так что выбирай любую из того что взял.

Я только крякнул под весом гардероба и ввалился в примерочную. У них здесь прямо цивилизация, обычно предлагают скидывать портки прямо возле входа, и пока ты примеряешь штаны твой голый зад отпугивает посетителей. Но здесь по всей видимости хозяин решил задуматься о клиентах, и не пугать их филейными частями примеряющих обновки. По правде сказать такой подход мне нравился. Я его уже где-то встречал, вот только не помню где? Вопреки расхожему мнению, что темные носят только черную одежду, я ее никогда не любил. Возможно это потому, что я на половину человек. Выбрав коричневую куртку и штаны я облачился в обновки, села одежда на удивление хорошо. Не знаю чем это объяснить, но женщины практически всегда угадывают с размером. Я бы уж точно минут десять пытался бы определить размер. Но Лика справилась едва взглянув на развешанную одежду. Новая рубашка приятно прикасалась к телу, и я почувствовал себя на много лучше.

В отличном настроении и с оптимизмом глядя на жизнь я покинул магазин. Правда настроение мгновенно испортилось стоило мне взглянуть на тело валявшееся возле крыльца. Это был Кир, и на первый взгляд без признаков жизни. Я спрыгнул к нему и приподнял окровавленную голову. Рана оказалась поверхностной, крови много а повреждений чуть. Убедившись что с юношей все в порядке я огляделся по сторонам в поисках Лики. Ее нигде не было видно, я метнулся в переулок что с права от меня. Он на мой взгляд прекрасно подходит чтобы волочить похищенную.

Смердящие отходы лежащие огромными кучами гарантированно отпугнут любого, кто решит туда сунуться. Но на меня сей факт не сильно распространялся. Зловонный переулок я воспринимал как отличный путеводитель в поисках Лики. Забежав в него я убедился, что чутье меня не подвело. Несколько куч были совсем не давно потревожены, отчего издавали отвратительную вонь. Однозначно здесь кого-то тащили. Пленник не был спокойным и отчаянно сопротивлялся. Но почему Лика не использовала магию, я не мог понять. Размышления были прерваны диким криком боли. Он принадлежал мужчине и меня это несколько обрадовало. Гипотетически предполагая, что с Ликой пока все в порядке, я ринулся на вопли раздававшиеся впереди.

Источник звука находился в закутке между двух домов. Вопящим оказался стражник, что так не добро смотрел на Лику у ворот. У него были спущены штаны и он сжимал руками промежность, точнее то что от нее осталось. По воздуху распространялся запах горелого мяса. Стражник стоял на коленях и без остановки вопил. Пробегая мимо него, я свернул ему шею, и спас тем самым себя от возможности оглохнуть. Лика была привязана к бревну лицом вниз, но штаны с нее спустить не успели. Ей чудом удалось освободить одну руку и она принялась метать вокруг себя молнии, в надежде зацепить кого-нибудь из насильников. На ее голове был накинут мешок, а на второй руке надет браслет не дающий использовать магию. Со второй руки он свалился, а насильники впопыхах этого не заметили за что собственно и поплатились.

Двое злодеев пытались избежать попадания под молнии, они схватили метавшую смерть руку и пытались заковать ее в браслет. Я находился в не очень хорошем положении. Лика меня не видит и это гарантированный шанс быть поджаренным. Мне ничего другого в голову не пришло как только позволить стражникам одеть браслет. Они так были заняты спасением собственных жизней, что даже не заметили прекратившихся криков их вожака. Благополучно обезвредив Лику, идиоты принялись стаскивать с нее штаны. Колдовавший над ее поясом охальник не довел задуманное до логического конца, в связи с неожиданной смертью от моих рук. Он тихо прилег со свернутой шеей у ног Лики. И только теперь меня заметил оставшийся в одиночестве похититель.

— Лика это я! — на всякий случай крикнул я, обезопасив себя от ее необдуманных поступков.

Она оказалась сообразительной девушкой, и перестала вырываться. Перепрыгнув через нее, я локтем размозжил физиономию оставшегося. От неожиданности он ничего не смог предпринять, так и стоял ожидая смерти.

Сняв с Лики мешок быстро освободил ей руки. Она была в бешенстве, ладони искрились готовые испепелить любого врага. Я на всякий случай отошел по дальше. Кто ее знает, девушка в таком состоянии может спалить даже спасителя. Она смотрела на меня с гневом, но вскоре ее взгляд смягчился, а ладони перестали светиться. Лика пошатнулась и начала падать, я еле успел ее подхватить. Оказавшись у меня в руках она разрыдалась как маленькая девочка, впрочем таковой она по большому счету и являлась. Выпустив эмоции через слезы она немного успокоилась. Вытерев рукавом лицо поднялась на ноги.

— Они напали неожиданно, я даже ничего не успела сделать, как на руках оказались браслеты, — объяснила она. — Я не думала, что со мной можно так легко справиться.

Тут она встрепенулась и закрутила головой.

— Где Кир?! — выкрикнула она.

— С ним все в порядке, — успокоил я ее. — Крови много, но ничего серьезного. Правда голова будет пару дней болеть, но это не страшно, я бы даже сказал, что на пользу.

Дослушивать мои изречения Лика не стала, ринувшись от меня в сторону. Как оказалось это не я такой страшный, это окровавленный Кир появился из-за угла. Я наблюдал как они бросились друг другу в объятья, ну прямо детский сад какой-то. Любовь любовью, но нам нужно было срочно убираться от сюда. Темный эльф убивший нескольких стражников, претендент номер один на виселицу. И что-то смутно мне подсказывает, что разбираться в том кто виноват люди не будут. Такой праздник, как повешенье темного, выпадает не часто.

Глава 3

— Спасибо за то что спас ее, — сказал Кир, когда мы добрались до дома Рула. — Похоже я никуда не годен и защитником мне не стать.

— Ну я бы так не говорил, — попытался я его подбодрить. — Они как не крути опытные воины, а ты еще начинающий. И убери свой меч защитники используют только жезлы. Кстати мне и самому нужно их раздобыть. Ситуация вырисовывается не очень радужная и пора мне обзавестись оружием.

Лика тем временем уже скрылась за дверью, и мы зашли за ней следом. Лишний раз привлекать к себе внимания стоя посреди улицы я не собирался. Когда Рул узнал куда мы вляпались, схватился за голову.

— Три трупа, вы уверенны? — смотрел он на нас с надеждой, что мы скажем что-то другое.

Нам обрадовать его было нечем в конечном счете он сдался, приняв действительность.

Хлопнув себя по бедрам, он поднялся со стула и куда-то не надолго вышел. Нам он ничего объяснять не стал. Мы успели только удивленно переглянуться друг на друга, как он вернулся.

— Вам нужно срочно уходить, — сказал он, кладя на стол сумку с диадемой. — Вот письмо, эльфийка написала его когда вручала нам диадему. Она объяснила, что это пропуск в земли эльфов. Без него кто бы не нес диадему обязательно будет убит. Слуги сейчас готовят телегу, вам придется спрятаться в сене и сидеть смирно пока мы не покинем городские стены. Скорее всего стража уже допрашивает свидетелей, и скоро они будут у меня. Не думаю что темного эльфа убивающего стражников, кто-то сможет спутать с кем-то другим

— Но надо мной хотели надругаться и за тем убить! — возмутилась Лика.

— Это могло бы сработать, если бы так поступил Кир, но это сделал темный эльф, — разбил надежды на справедливость Рул. Темный эльф априори виновен. Тьфу ты, сплюнул Рул. Всего пару дней пообщался с ученым магом и уже всякой дряни нахватался. Короче говоря, темный виновен всегда. А если не виновен, значит плохо искали доказательства. И на вашем месте, доказывать обратное я бы не стал.

— Мне не помешало бы оружие, — скромно упомянул я.

— Оружие говоришь, пойдем.

Рул махнул мне рукой и вышел в заднюю дверь. Я пошел за ним, Лика и Кир решили тоже пойти со мной. Выйдя из двери мы попали во внутренний двор. Прислуга спешно собирала повозку, загружая ее сеном. Рул стоял у небольшой двери ведущей в подземелье. Мы спустились в винный погреб.

— Но Ион спрашивал про оружие, а не про выпивку, — удивился Кир.

— Эх молодо зелено, — грустно покачал головой Рул, нажимая на потайной рычаг. Одна из бочек откатилась в сторону, открывая проход в подземелье. Не очень большая комната была полностью увешана всевозможным оружием.

— Остатки былой роскоши, — хмыкнул Рул. — Вот лет двадцать назад, хотя двадцать лет назад я не был оседлым.

— Дядя а чем вы занимались раньше? — поинтересовалась Лика.

— Торговал оружием, скажем так, не особо делясь с королем.

— В каком смысле?

— Контрабандист он, — раскрыл я ей глаза, проходя внутрь помещения.

— Контрабандист, звучит как бандит, — произнес Рул. — Я бы сказал иначе, например свободный торговец.

— Как скажешь, — не стал я спорить, смахивая пыль с отличных жезлов. — Можно мне эти взять, свободный торговец.

Я изобразил самую обворожительную улыбку. Но по тому как дернулась Лика, улыбка получилась чересчур обворожительной.

— Бери чего уж, — махнул рукой Рул.

Кир посмотрел на меня и тоже взял парные жезлы.

— Хочешь стать защитником, похвально, — заметил Рул, видя как Кир пристраивает их по бокам. — Но отправиться на тот свет можно и менее болезненными способами.

— Вообще-то Рул дело говорит, — Согласился я. — Подумай лучше прежде чем решаться на подобное занятие. Из двадцати пытающихся стать защитниками, первую стычку переживает только один. Остальные никогда больше не откроют глаз и не вздохнут полной грудью свежий воздух. Когда ты идешь на битву у тебя гораздо больше шансов выжить. С той стороны полно таких же как и ты, не опытных юнцов. И ты вполне можешь за все сражение так и не встретишься с настоящим опытным воином, а вот защитник всегда должен сражаться с опытными убийцами. По тому как для подобных дел юнцов не нанимают, есть конечно исключения, когда хотят просто напугать клиентов, но такое бывает крайне редко. Так что сам понимаешь, выбор защитника всегда означает встречу только с профессионалами. А теперь я еще раз тебя спрошу, ты точно уверен что хочешь стать мишенью для убийц?

Кир взглянул на Лику и лишь за тем утвердительно кивнул.

— Ну ты сам это выбрал, — бросил я, покидая хранилище оружия.

В принципе я обзавелся всем о чем может мечтать защитник, а в том что я защитник, сомнений уже не осталось. Пусть я ничего и не помню из своей прошлой жизни, но это не обязательный фактор. Сейчас на повестке дня стоит, как можно быстрей покинуть замок пока меня не заставили качаться на эшафоте подчиняясь прихоти ветра. Когда мы покинули хранилище, телега с сеном была уже готова. В середине для нас оставили свободное место. Кир улегся между мной и Ликой чем вызвал у меня легкую улыбку. Нет я не отрицаю, Лика действительно красивая девушка. Но что-то мне подсказывало, она не мой выбор. Неожиданно грудь сжало от боли и я оказался где-то очень далеко от того места где находилось мое тело. В голове вспыхнул не четкий силуэт, я знал что это та ради которой я пойду на все. Я потянулся к ней но меня остановила невидимая стена. Пытаясь прорваться я до боли напрягал мышцы, но все тщетно. Мне не удалось приблизиться даже на миллиметр. Прекрасный силуэт развернулся и начал удаляться. Моя попытка опять прорвать невидимую преграду закончилась сильнейшей головной болью. В сознание я пришел от того что меня тряс за плечи Кир.

— Отстань, и без тебя башка раскалывается, — рявкнул я.

Кир моментально прекратил тряску моего бедного тела.

— Что произошло? — задал я интересующий меня вопрос.

— У тебя было видение, ты кричал и пытался куда-то прорваться, но по всей видимости не смог, — объяснила Лика.

— Не смог, — согласился я. — Мне показалось, что я видел кого-то из моей прошлой жизни. Я хотел подойти к ней по ближе но меня не подпускали, и еще эта головная боль.

— На тебя наложено заклятие, — сказала Лика. — Я догадывалась об этом, но теперь точно уверенна. Жаль что я всего лишь начинающий маг. Извини, но помочь с заклятием я тебе не смогу, но снять головную боль попробую.

Лика протянула к моей голове ладони. Я отшатнулся в сторону, когда увидел между ее пальцев небольшие искры.

— Пойми меня правильно, — постарался объяснить свое поведение. — Я доверяю тебе как могу, но превращать в уголек мой череп не самое лучшее средство от головной боли. Мне так почему-то кажется.

— Не бойся, я могу контролировать силу молний, — попыталась успокоить меня Лика.

Но я не очень успокоился.

— Большой силы молния сожжет тебя, но слабые уберут головные боли, — объяснила Лика. — Поверь мне, я такое уже делала. Спроси у Кира, видишь у него с головой все в порядке.

— Ну я бы так однозначно не говорил, — усомнился я.

Кир умудрился изобразить оскорбленного прежде чем фыркнуть.

— Подставляй голову, — строго произнесла Лика. — Я не хочу чтобы ты разорался в тот момент когда мы будем проезжать ворота.

Ее довод показался мне справедливым и я опустив плечи словно перед казнью склонил голову. Ее прохладные ладони коснулись моих висков. Я почувствовал легкое покалывание, и о чудо, боль словно по волшебству ушла. Хотя о чем я говорю, она и ушла по волшебству. Я прислушался к своим ощущениям и остался вполне доволен. Боли не было, и я почувствовал себя новорожденным.

— Теперь лучше? — поинтересовалась Лика.

— Определенно. — Извини, что сомневался, просто встречи с магами обычно для меня заканчиваются весьма печально. По крайней мере я почему-то в этом уверен. Но ты кажется исключение из этого списка.

— Может хватит трепаться, — буркнул Рул. — Если вы забыли, то вас ищут.

Мы улеглись на дно телеги и нас укрыли мешковиной и засыпали сеном. Через пол часа нас откопали. Я и Лика перенесли временное погребение вполне сносно, чего нельзя было сказать о Кире. Он только и делал что чихал и кашлял. Мне даже показалось, что он из последних сил терпел все это время, а теперь отрывался. Рул дал ему глотнуть какого-то напитка, пообещав, что потом станет легче. Рул не обманул, потом действительно стало легче, но перед этим на Кира было больно смотреть. Он то хватался за глотку то метался в поисках воды. Глаза слезились из носа тоже лилось. Я смилостивился над ним и протянул флягу с водой. Он осушил ее одним махом. А затем обессиливший, но довольный что жжение прошло, сполз по колесу телеги на землю.

— Ну как, полегчало? — спросил Рул.

Кир только и смог что кивнуть.

— А то, всегда помогает, — довольный собой, произнес контрабандист.

Рул попрощался с нами и пожелав удачи отправился обратно в город. А мы пошли в сторону леса. Солнце уже заходило и нам нужно было найти место для ночлега и желательно до наступления темноты.

Глава 4

Выбрать место для ночлега дружно доверили моей скромной персоне. Я согласно кивнул и резко свернул с дороги углубляясь в лес. Не думаю что стража откажется от поисков и возможно даже решат направить за нами не большой отряд. Честно говоря я в этом сомневался, но кто его знает. Я же точно не знал в каком ранге и с какими знакомствами был покойный стражник. Хотя будь у него влиятельные связи он скорее всего не вел бы себя подобным образом.

Отойдя на достаточное расстояние от дороги я остановился. Посмотрев внимательно по сторонам увидел поваленный дуб. Ему наверное было не меньше тысячи лет. Но вредители подточили корни и великан не выдержав порыва ветра завалился, образовав из корней отличное место для ночлега. С разведением огня проблем не возникло. Обычно для этого используют огниво, но для нас огнивом была Лика. Пустив пару искр в сухой мох мы получили не большой огонек. Я обложил его сухими ветками и получив пищу, огонек превратился в костер. Я приготовился в спокойной обстановке отойти ко сну. У Рула мы хорошо поели так что чувство голода нас пока не беспокоило. Но присевший возле меня Кир намекал, что поспать мне пока не удастся.

— Чего тебе? — не особо вежливо поинтересовался я.

— Мне нужна твоя помощь, — ответил он, нервно теребя жезлы.

Я точно не знал чего он хочет, но кажется догадался.

— Говори.

— Не потренируешь меня? — спросил он.

Не самое подходящее время для подобных просьб, но похоже выбора у меня не осталось. Не могу же я позволить, чтобы из-за того что я хочу поспать юношу убили.

— Хорошо, — ответил я, поднимаясь с хвои служившей мне кроватью.

Он обрадовался и вынул жезлы. Я попытался атаковать не в полную силу, но он все равно не успевал. Тогда мне пришлось еще сбросить темп атаки. Кир вроде даже стал поспевать, но он все равно бился не как защитник.

— Погоди, — остановил я его. — Скажи, как ты хочешь убрать опасность для своего клиента, нейтрализовав меня?

— Ну, думаю стоит попасть тебе по голове или в сердце, — задумчиво ответил он.

— Запомни Кир у тебя в руках не меч а жезлы. Они служат для защиты, а не для того чтобы врываться в толпу врагов не оглядываясь назад. Так велит поступать воину, но не защитнику. Твоя первоочередная задача сохранить жизнь тому кто тебя нанял. Поэтому всегда нужно держать в поле зрения где он находиться. Теперь не посредственно к технике боя. Твоя первоочередная задача, конечности противника. А голова и тело это уже в последнюю очередь. Сломай ему локоть он не сможет держать оружие, для тебя он уже безопасен, а для своих товарищей поверженный только помеха. Он будет кричать от боли и есть шанс, что ему кто-то захочет помочь. Значит еще на одного нападающего меньше. Даже если никто помогать ему не будет, он все равно не будет для тебя бесполезен. Запомни, труп никому не мешает. Убив злодея ты организуешь небольшое препятствие, которое можно спокойно переступить и все. Труп свое местоположение не поменяет, если конечно не решит вдруг ожить. Такое иногда бывает, но поверь мне, это происходит крайне редко. Так что перешагнув через него все забудут о своем товарище. А вот раненый все время корчиться и передвигается путаясь под ногами атакующих. Об него обязательно кто-нибудь споткнется. Для тебя это основное правило, но есть и исключения.

— Какие? — быстро спросил Кир.

— Если ты профессионал и тебе не нужен шум, то можешь и не калечить, а быстро убивать. Но тебе об этом рано еще думать, так что попытайся пока не доставать до моей головы, а сосредоточься на руках. И еще один маленький секрет. Все защищают голову и корпус, но никто не защищает руки и ноги. Ведь глупо защищать щит.

— Глупо, — согласился Кир.

Он приготовился к нападению, но я остановил его жестом. Я услышал звук не принадлежащий зверям.

— Что случилось? — спросила Лика, заметив как я замер.

— Мы не одни, и это не звери, — прошептал я.

Лика поднялась, ее ладони заискрились. Кир развернулся в попытке кого-нибудь разглядеть в темноте. Вскоре и они услышали приближающийся шум.

— Кто может издавать такой звук? — крепче сжав жезлы спросил Кир.

— Мертвецы, — уверенно ответил я. — И забудь то что я тебе говорил ранее. Их нужно убивать разбив голову, покалечив их ты ничего не добьешься. Они будут ползти и кусать тебя за ноги пока не повалят. Запомните, упасть значит погибнуть.

Лика сжав губы едва заметно кивнула. Наша проблема заключалась в том, что мертвецы окружали нас со всех сторон. Первой в бой вступила Лика, она могла достать их на расстоянии, метко выбрасывая молнии. Она заставляла головы мертвецов взрываться. Безголовые тела еще продолжали некоторое время идти, но через пару шагов они падали и больше не поднимались. Как бы Лика не старалась, но запас энергии у нее заканчивался. Она еще была слишком юным магом, чтобы уметь накапливать достаточное количество энергии для продолжительных боев. Вскоре запасы закончились и она смогла лишь опалить голову следующему мертвецу.

— Кир, дама что смогла, сделала, теперь за нами остается доказать ей, что ее труды не пропадут даром! — крикнул я.

У Кира вздулись желваки, он был готов умереть но не опозориться. Правильное слово в нужный момент может поднять скорость и увеличить силы. Такой эффект конечно продлиться не долго, но мне достаточно было и этого. По крайней мере Кир должен умереть забрав с собой как можно больше мертвецов. В смерти Кира я ни на минуту не сомневался. Мне лишь нужно было как можно больше мертвяков отвлечь на себя. Я вышел чуть вперед и трое не упокоенных успокоились на веки. Сделав небольшой задел из обездвиженных тел я вернулся обратно. К моему удивлению Кир еще был жив и с завидным постоянством проламывал черепа желающих добраться до Лики и до него. Я пришел вовремя силы его начали оставлять, он всего лишь человек, а у них с выносливостью не очень. Выкосив еще небольшую просеку вокруг нас я дал им возможность передохнуть.

— Сосредоточься и постарайся накопить хоть немного энергии! — крикнул я Лике, избегая облезлой руки мертвеца, а вот он не смог отклонить жезл, голова лопнула не в состоянии противостоять куску металла развившего сумасшедшую скорость.

Я еще раз взглянул на Лику, ее ладони опять заискрились. И вот тут нас прижали окончательно. Мертвые полезли со всех сторон, мы с Киром только успевали отмахиваться. Лика истратив последнюю энергию лежала без сознания. Проломив череп очередному мертвяку я заметил что армия зомби больше не прибывает, вот только сил у меня практически не осталось.

Оглянувшись на Кира я увидел как у него выбели жезлы и он из последних сил вытянул руки перед собой, чтобы защититься. Чего я меньше всего ожидал так это пламени из рук Кира. Но судя по его глазам он и сам был удивлен не меньше чем я. Тем не менее его удивление не помешало Киру спалить остатки покойников. Пламя закончилось и Кир взглянув на обожженные ладони потерял сознание.

— Не быть тебе Кир защитником, — еле слышно прошептал я и осел на землю.

Костер практически догорел когда очнулась Лика. Увидев сгоревшие тела оживших мертвецов Лика удивленно спросила: — Это я их так?

— Нет, это наш общий друг Кир.

— Кто? — не поверила Лика.

— Взгляни на его ладони, — посоветовал я.

Она подошла к лежащему без сознания Киру и осторожно повернула его руку. Ладонь была покрыта волдырями от ожога.

У меня было такое же, вот только я не бросался пламенем, а по дурости схватил раскаленную кочергу.

— Он маг? — спросила сама себя Лика.

— Ага, можно и к бабке не ходить, — подтвердил я. — Я видел его феерическое шоу собственными глазами.

Я произносил слова которые по идее не понимал, интересно какая у меня все-таки была жизнь. С одной стороны хотелось быстрее вспомнить, а вот с другой может и не стоит вспоминать. Судя по ранам в районе сердца мне в тот момент скорее всего было очень больно. Следы оставленные на груди не принадлежали не одному известному мне оружию. Это были когти какого-то зверя. Не знаю кто это был но второй раз встречаться с ним мне не хотелось.

Лика решила проверить и вторую ладонь но видно не очень удачно взялась и сделала больно Киру. Он застонал и открыл глаза. Взглянув на свои руки он долго молчал пытаясь сообразить что все-таки с ним произошло. Но потом перевел взгляд на меня и одними губами спросил: — Это правда?

— Да Кир, правда, — встал я. — Не хочется тебя огорчать, но защитником тебе не быть. Ты боевой маг и для тебя это лучше всего, есть шанс выжить и не погибнуть.

Кир кивал соглашаясь со мной но мне показалось что он совершенно не соображает о чем я говорю. Чтобы я не произносил он будет кивать. У парня явно шок он думал что к подобным вещам не способен, а тут возьми и навались. Узнав что ты можешь метать огонь не так-то просто это переварить.

— Я не понимаю… я никогда…

— Не волнуйся, — попыталась успокоить его Лика. — Просто ты скрытый маг. У тебя открылась способность и ожоги получаешь только в первый раз, потом такого уже не будет. Ты осознаешь что можешь управлять огнем и он тебя обжигать уже не будет.

— Ладно вы пока посидите тут, а я пойду, осмотрюсь, — сказал я отправляясь на разведку.

Глава 5

Идти через груды трупов приходилось очень осторожно. Ноги так и норовили застрять между ребер очередного покойника. Я пытался разобраться с чего это они решили здесь по промышлять. Ожившие покойники особенно в таких количествах по крайней мере должны были породить слухи об этом месте. Но Рул даже не обмолвился о подобных слухах. Можно конечно предположить, что он скептически относиться к такого рода новостям. Но ведь люди не могли же не пропадать. По крайней мере костлявые не походили на тех, кто просто решился прогуляться под светом луны. А уж обгладывать с наших костей мясо у них наверное и в мыслях не было. Вот только их действия говорили об обратном. Поэтому люди должны были в любом случае пропадать. Но если этого не происходило ранее, значит покинуть уютные могилы их что-то заставило именно сейчас. Осталось выяснить, что это могло быть. Обойдя место битвы несколько раз, я убедился, что эпицентр находиться именно в том месте где мы решили разбить лагерь.

Кир уже достаточно хорошо реагировал на происходящее. Первый шок прошел и кажется он осознал, что теперь является магом. Возможно это он понял еще не в полной мере, но на первое время хватит и этого. Главное чтобы ему в голову не пришло, совершить какую-нибудь глупость. Но по тому как Лика заботилась о нем произойти подобному она не позволит. Кир сидел и смотрел на перебинтованные ладони. Теперь он был совершенно бесполезен, использовать магию он еще не может, а держать оружие с такими руками просто не в состоянии. Оставалось лишь надеяться что дальнейшее путешествие будет не столь опасным. Хотя внутренний голос принялся тут же активно возражать.

— Почему Руфус нас не предупредил о покойниках? — спросила Лика, проверяя хорошо ли держаться наложенные ей повязки.

— Не сказал, потому что мы счастливые свидетели их первого появления, — задумчиво произнес я рассматривая корни дерева под которым мы разбили лагерь.

Ночное зрение мне помогло разглядеть то что не могли увидеть ни Лика ни Кир. Между корней виднелись застрявшие в них кости. Видимо дерево являлось своего рода надгробием захороненным здесь воинам. Сомневаться в том что это были именно воины не приходилось. Почти на каждом трупе находилась какая-то часть доспех. Правда большая часть из них не выдержали проверку временем и развалились. Ржавчина ни для кого не делала исключения. Но те что состояли из драгоценных металлов, оказались ей не по зубам и они продолжали защищать уже мертвых владельцев. Разведя костер на могиле мы видимо активировали древнее заклятие и мертвые восстали из могил.

— Значит они могут вновь подняться? — озираясь по сторонам поинтересовалась Лика. — Я помню, мне говорили что мертвеца убить нельзя, их можно только на время обездвижить, но затем они вновь восстанут.

— Этого я бы не исключал, — согласился я.

— Но вы же темные должны уметь успокаивать мертвых, чтобы они больше не вставали, — сказал Кир с надеждой глядя на меня.

— Не хочется вас разочаровывать ребята, но подобные умения слегка преувеличенны. Я бы даже сказал — значительно преувеличенны. Хотя если бы они и были, то я всего лишь защитник. Думаю вам магам должно быть известно намного больше на этот счет нежели мне. Это так сказать не уровень защитника разбираться в потусторонних вещах. Мое дело довести клиента в целости и сохранности, и желательно с неповрежденной психикой, но этот пункт необязателен.

— Не знаю как вы, а я вряд ли смогу заснуть среди этих костей, — заявила Лика. — Да и кому придет в голову сажать на могиле дерево?

— Эльфам, — уверенно сказал я. — И кажется мне в голову пришла неплохая мысль, как нам с этим всем разобраться.

Повернувшись к ним спиной я отправился в чащу. Объяснять свои действия пока не стал, сперва нужно найти необходимый ингредиент. Поиски необходимого не отняли у меня много времени. Я почти сразу обнаружил то что нужно — пробившийся росток дуба. Аккуратно его выкопав вернулся к Лике и Киру.

— Что это? — сразу же поинтересовался он.

— Дуб, — не стал скрывать я. — Точнее сказать росток дуба, но когда-нибудь он превратится в могучее дерево.

— Я не понимаю, а чем это может помочь нам? — не унимался он.

— Мертвые восстали из-за того что их дерево повалил ураган, — объяснил я. — Им нужно новое, но никто этим не озаботился.

— Ты хочешь сказать что посадив дерево мы избавимся от покойников? — с сомнением произнес он.

— Я не знаю, но попробовать стоит, — честно ответил я.

— Других соображений у нас все равно нет, так почему бы не испытать то, что предложил Ион, — поддержала меня Лика.

Кир пожал плечами. Я выкопал небольшую ямку и осторожно поместил туда росток. Взяв флягу обильно полил землю вокруг ростка.

— И что теперь должно произойти? — скептически поинтересовался Кир.

— Понятия не имею, — ответил я. — Если они примут то что я им предложил, то возможно они перестанут искать мести. Умершие не могут понять, в том что дерево упало нет нашей вины. С ветром им все равно не совладать, да и не понимают они этого. Вот и обрушили весь гнев на нас, думая что к их беде причастны именно мы.

Мы сидели под корнями в ожидании какого-либо результата, но ничего не происходило. Когда мне показалось что уже действительно ничего не произойдет и все мои потуги пошли коту под хвост, кости зашевелились. Я вскочил выхватывая жезлы, у Лики между пальцев пробежали молнии. Она еще не полностью восстановилась но на пару минут ее должно хватить. Кир принялся сдирать повязки, видно было что это причиняет ему невыносимую боль но он продолжал начатое. Сорвав последнюю повязку мы приготовились дать последний бой костям. Честно говоря глубоко в душе я надеялся немного на другой результат, но похоже сегодня не мой день. Лика еле держится на ногах, Кир вообще не в счет, да и я похоже долго не продержусь. Оставалось надеяться только на чудо или в случайное стечение обстоятельств, что в принципе одно и тоже. Тем временем кости продолжали шевелиться, но почему-то не обращались в воинов, а принялись зарываться в землю. Когда шевеление прекратилось и последняя кость исчезла под землей, росток посаженный мной засветился. Сияние шло изнутри стебелька. Красота продолжалась несколько секунд, затем свет угас и наступила тишина. Мне даже показалось что ветер утих. Но вскоре звук вернулся в виде шуршания листвы, писка комаров, ну и прочей живности.

Я выдохнул и с большим облегчением убрал жезлы. Лика погасила молнии и медленно осела на траву. Кир успел ее подхватить и тут же зашипел от боли пронзившей опаленные ладони.

— Мертвые приняли наше подношение, — устало произнес я.

— А ты говорил что не владеешь навыками успокаивать мертвецов, — подозрительно посмотрел на меня Кир.

— Это была просто догадка, но думаю теперь я буду в твоих глазах, мерзким повелителем потусторонних сил.

— Можешь говорить все что угодно, но я видел то, что видел. И тебе не удастся разубедить меня в том, что есть темные эльфы не владеющие заклятиями мертвецов.

— Вот так и рождаются слухи, — заметил я. — Элементарную работу мысли объясняют только с точки зрения заклятий и магии.

— Пусть так, но я теперь маг и все буду объяснять с этой точки зрения, — серьезно ответил Кир.

— Наличие проснувшейся магии не значит отсутствие интеллекта, — парировал я, но в глазах Кира я понимания не увидел.

Я только махнул на него рукой, доказывать что-либо мальчишке узнавшем недавно что он маг, пустая трата времени. Первый шок у него прошел и наступила эйфория от осознания открывшихся для него перспектив. Маги ведь высшая каста, обычные жители теперь для него мало что значат. С практической точки зрения это неплохо, притупляет боль в обожженных ладонях. А вот что касается головы то он меня начал серьезно беспокоить, это может закончиться для него не очень хорошо.

Несмотря на эйфорию, несколько дней ему придется испытывать некоторые неудобства. Начиная от приема пищи и заканчивая оправлением естественных надобностей. Хорошо что у защитников таких сложностей не возникает. Хотя чего уж лукавить, кому как повезет. Некоторым так кости переломают что и подняться они пару недель не могут.

— Нам нужно вернуться в город, — сказала Лика немного придя в себя.

— Может облегчим задачу страже и сами повесимся, — выдвинул я встречное предложение. — Хороших и крепких ветвей здесь хоть отбавляй.

— Ой, я как-то не подумала, — засмущалась она, сообразив что предложила. — Но нам нужна мазь, иначе ожег у Кира будет проходить очень долго. Если бы я знала, что у него имеются способности к магии…

— Да знай я сам об этом, то ведро бы мази захватил, — посетовал Кир, глядя на обезображенные ладони.

— Ну вообще-то есть одно средство от ожогов, — задумчиво произнес я. — Но оно довольно специфичное.

— Трупы надеюсь не нужно откапывать? — недоверчиво глядя на меня, поинтересовалась Лика.

— Ребята, вы прибываете в плену предрассудков. Надо от этого как-то избавляться, а то начинаете время от времени выглядеть глупо. Трупы откапывать не придется, тем более что мы с таким трудом загнали их обратно. Так что даже ради снятия боли я не собираюсь проверять сколько им понадобиться времени чтобы мы влились в их сплоченный коллектив. Тебе просто придется помочится на ожоги. Знаю, звучит странновато, но заживление говорят пойдет быстрее.

— Чего еще можно было ожидать от темного, — буркнул Кир. — Может мне не только помочится, но и для большей уверенности…

— Вообще-то Ион прав, — заметила Лика. — Я бы и сама предложила, но все как-то не могла подобрать подходящих слов. Лечение-то вроде как весьма неординарное.

— Ладно Ион извини, — бросил Кир поднимаясь на ноги. — Пойду я, полечусь что ли.

— Кир без обид, но руку жать я тебе некоторое время не буду.

— Ты мне и так не жал, да и у меня желание делать это нет.

— Вот и договорились.

Кир кивнул и понуро побрел в ближайшие кусты.

— А ты уверен в правильности лечения? — спросила Лика, когда Кир скрылся в листве.

— Понятия не имею, но что-то в этом духе слышал, — пожал я плечами. — Но ведь ты меня сама поддержала.

— Да я вроде тоже слышала что-то подобное.

— Ну что же, будем смотреть что из этого выйдет, — предложил я.

— Будем, — согласилась Лика.

Глава 6

После возвращения Кира я уговорил их немного поспать. Они правда пытались меня заверить, что спать после всего случившегося они вряд ли смогут, но молодой организм взял свое и минут через десять они сопели как младенцы. Чтобы не говорил в это время мозг, но перед неотвратимостью уставшего тела он все равно спасует. С этим фактом могут спорить только молодые воины, но и то до тех пор пока их не свалит сон. А те кто продолжает упорствовать и не давать телу отдохнуть гибнут первыми. Уставший организм не способен защитить себя, голова и тело должны быть заодно если хотят жить долго и счастливо.

Пока юные маги блуждали по чертогам сновидений я раздумывал о наших дальнейших шагах. Перед тем как мы покинули город, Рул в двух словах описал нам карту местности. Из всего его рассказа меня больше всего интересовал маршрут до нашей конечной цели. Хотя посещение эльфийского леса меня совершенно не радовало. Но в связи с новыми обстоятельствами нам придется завернуть в небольшой городишко, Тирс. Взглянув на Кира я отошел от него подальше.

Мочиться на руки возможно и полезная идея в некоторых обстоятельствах, но уж больно пахучая. Для людей скорее всего это не так сильно пахнет в отличие от моих чувствительных ноздрей. Но вдыхать дальше это зловоние мне больше не хотелось. И ведь винить во всем стоит только самого себя. Пожалел называется парня на свою голову теперь получай благодарность в виде ароматов. А самое неприятное в том, что ветер неожиданно утих. Пришлось потратить некоторое время на поиски подходящего места где пахло не так сильно. Когда горизонт посветлел я разбудил Лику а сам прилег в сторонке. Полчаса до восхода у меня еще осталось и я потратил это время на сон. Заснул я сразу же как только голова коснулась сухого мха, снов не было, они шарахались от меня словно от прокаженного. И благодаря этому я хорошо выспался никем не побеспокоенный. Когда меня осветило солнце я проснулся совершенно отдохнувшим и готовым к очередному мордобитию. Вот только Кир был каким-то сердитым. Я в начале не сообразил из-за чего у него такое настроение, но Лика мне потом объяснила. Он обиделся на меня за то что я разбудил ее, а не могучего колдуна Кира. И мне пришлось объяснять "грозе покойников", что в данном случае нужно засунуть самолюбие туда куда солнце не заглядывает и включить мозг. Лика хоть и юная но все же боевой маг, а он пока еще, "чудо" с обожженными ладонями. Ну я конечно так не сказал, поберег неокрепшую психику. Наверное я все же не тяну на настоящего брутального мужика не жующего сопли. Хотя какой из темного эльфа брутальный мужик, я и к людям-то отношение имею только на половину.

Лика согласилась со мной, что нужно сделать небольшой крюк и свернуть в город. По дороге мы набрели на небольшой родник где Кир наконец смог помыть руки. Вонь немного спала, и по словам Кира болеть тоже стало намного меньше. Лика нашла возле родника какую-то траву и размяв ее в кашицу наложила на ожоги Кира.

— А почему мне вчера не предложили воспользоваться травой а заставили…

— Ее там не было, — успокоила его Лика. — Но ведь тебе действительно стало легче. Ты же не будешь этого отрицать?

Кир согласно кивнул. А вот мне оставалось надеяться лишь на то, что мы быстро доставим диадему и доберемся до Аукциона. Говорят там защитникам всегда работа найдется. И я с чистой совестью расстанусь с чудо-воином Киром и его дурацкой ревностью. Лика приятная во всех отношениях девушка, с точки зрения людей она очень даже ничего внешне. Но все же это не мое, не было в ней чего-то, что могло меня зацепить. Наверное я еще не встретил ту единственную, которая покорит мое сердце. Но это не главный вопрос, главный заключается в том — чье сердце смогу покорить я? Желающих связать себя с темным эльфом еще и полукровкой нет даже среди темных эльфиек. Я для них словно горбун одноглазый, да еще и хромающий на обе ноги. Мои приватные размышления прервал вскрик Кира когда Лика случайно задела его ожог. Наложив повязки мы отправились дальше, через пару часов нам посчастливилось и мы повстречали повозку везущую в город сено.

Лика попросила мужичков подбросить ее и товарищей до города. Вот только мое появление остудило их пыл взаимопомощи. Пришлось Лике его вновь разжигать но уже звонкой монетой. Люди сами по себе странные существа и местами не поддающиеся объяснению. Как они говорят, за презренный металл, они готовы даже меня терпеть рядом с собой. Думаю люди называют его "презренным", за то что ничего с ним поделать не могут, а вот он наоборот, делает с людьми все что захочет.

Мужчины везли нас молча, изредка переглядываясь и бросая на меня косые взгляды. Не трудно догадаться, что историй о поездке с темным эльфом будет предостаточно. Я еще толком не знаю, что они будут обо мне рассказывать в трактире, но мне уже страшно от того какой я злобный получусь в их устах. Нервное напряжение стало немного отпускать людей стоило появиться на горизонте небольшой крепости. Город располагался в основном вокруг нее. Сама крепость принадлежала хозяину местных земель, который не желал видеть горожан внутри своих стен. Поэтому кипучая жизнь происходила снаружи, а внутри был мир да покой. Довезя нас до ближайших домов нас попросили покинуть повозку. Когда мы слезли с телеги она рванула от нас как от огня. Они явно не хотели чтобы их видели рядом со мной. Рассказывать о темном эльфе в трактире это одно, а вот привезти его в город это совсем другое дело. За такое особо сердобольные жители могут и по мордасам настучать. Но даже со страхом получить на орехи, презренный металл справляется неплохо. В противном случае нас бы никто сюда не подвез.

Времени у нас было не так много чтобы им беспечно разбрасываться, и мы принялись искать лавку. Лика спросила у идущего нам на встречу человека, где можно найти лавку лекаря или купить лечебных трав?

Бородач положил на землю конский хомут и распрямив спину косо посмотрел на меня. Лике пришлось еще раз повторить вопрос, чтобы отвлечь его от уничтожающего взгляда в мою сторону. Ее попытка возымела действие. Он взглянул на нее и махнул рукой в сторону начинающейся слева улицы. Затем он не произнося ни слова взвалил хомут на плечо и побрел дальше по своим делам.

— Смотрю ты пользуешься огромным успехом, — усмехнулся Кир.

— Помолчи, — шикнула на него Лика.

Я только пожал плечами и пошел в сторону указанную бородачом. Кир изменялся и откровенно в худшую сторону, даже Лика стала с ним общаться весьма холодно. В начале я подумал что она к нему не равнодушна как к любимому человеку но потом я понял, что это не так. Она его считает за младшего брата, но Кир похоже этого не понимает и продолжает прибывать в своих мечтах. Его постоянные попытки задеть меня ни к чему не приводят и это его раздражает. Первое правило защитника, не реагировать на оскорбления. Пока нет реальной угрозы то и дергаться не стоит, иначе велик шанс пропустить настоящую опасность. Странное у молодежи поведение, то просит поучить, а когда помощь не требуется норовит вцепиться в руку. Хотя чего я хочу от людей, у них зачастую и взрослые поступают как дети.

Я шел первым, так как официально я не был нанят, то и вел себя как обычный сопровождающий. Мое появление везде вызывало косые взгляды, которые априори не отличались добротой. А вот в некоторых откровенно читалась жажда убийства. В воздухе витало напряжение, это почувствовал даже Кир. Вопреки своим убеждениям он подошел поближе ко мне. Внутреннее чутье его похоже не совсем еще покинуло и он понимал, что в случае чего рядом со мной будет безопасней. Точнее говоря безопасней-то не будет, но шанс остаться в живых явно выше. Хорошо, что нужная нам лавка находилась недалеко и мы вскоре скрылись в ее недрах. Когда мы закрыли за собой дверь напряжение на улице немного спало. Раздражитель вроде исчез и все возвращается на круги своя.

Только после того как нам перестали буравить спины ненавистными взглядами, Лика немного успокоилась и вспомнила зачем мы вообще сюда заявились. Лавка лекаря как и было ей положено была завешана и завалена всевозможными пучками сухой травы и не только. О некоторых экспонатах я даже думать боялся из чего они сотворены. Иногда правило, " меньше знаешь дольше спишь", очень знаете ли к месту приходиться. Да и запах от этого всего разнообразия стоял в лавке еще тот. Даже запах мочи Кира показался мне не таким уж невыносимым.

Лика подтолкнула Кира к лекарю. Тот взглянув на раны, хмыкнул и извлек из недр шкафа склянку с черной мазью.

— Мажь ее три раза в день и завтра уже сможешь держать ложку самостоятельно, — произнес он, смазывая ладони Киру. — Да-а-а, не часто к нам заходят такие люди… да и нелюди тоже.

При последнем замечании он косо посмотрел в мою сторону.

— Уважаемый, не подскажите как нам быстрей добраться до границ, "следящих за лесом"? — спросила Лика, отсчитывая необходимую сумму за мазь.

— С большой радостью, — недобро улыбнулся лекарь. — Выйдите из лавки и поворачивайте налево, на первом перекрестке еще раз повернете туда же. Пройдете через рынок и следуйте прямо по дороге никуда не сворачивая. Если не будете слишком часто останавливаться то завтра к полудню будете у границ земли эльфов.

— А чего он так обрадовался? — спросил Кир, когда мы вышли на улицу.

— Потому, что надеться на лесных эльфов которые меня сразу же подстрелят на границе леса, — прояснил я ему ситуацию.

— Понятно, — ответил он, но я заметил как он едва заметно улыбнулся.

Рынок города, как и везде впрочем жил своей собственной жизнью. Здесь на меня конечно обращали внимание, но не такое пристальное. Сильно по сторонам заглядываться не стоит, можно враз лишиться кошелька. Посетители рынка эту часть знали прекрасно. Поэтому бросив пару взглядов в мою сторону они продолжили заниматься своими делами. В основном это поиск товара за которым они пришли.

Глава 7

Дорога шла прямо через рынок и мы не собирались в нем задерживаться, но Кира привлек торговец животными. Не знаю что конкретно его привлекло, но он решил подойти и нам пришлось идти следом. Торговец пытался продать говорящего хомяка но у него с этим не все получалось. Как только к нему приближался потенциальный покупатель, хомяк тут же не стесняясь в выражениях объяснял будущему владельцу что он об нем думает. После подобных откровений кошелек возвращался обратно на пояс и покупатель спешно удалялся. У Кира похоже вместе с ладонями еще и мозг опалился, после всего услышанного он решил все же подойти и поинтересоваться расценками. Я честно не мог понять с чем связанно его поведение.

— Что он задумал? — шепотом поинтересовался я у Лики.

— Да это все новая мода у магов, они решили вдруг заводить себе небольших животных, — ответила она. — Честно говоря я не могу этого объяснить. А Кир у нас теперь вроде как маг. У него еще руки-то не зажили, а поведение у него уже меняется в сторону свинского.

— Согласен, такими темпами он скоро нас стороной обходить будет, хотя я совсем не против этого.

Кир действительно после осознания, что у него есть магические способности изменился в худшую сторону.

— Чем докажешь, что он говорящий? — решил включить дурочка Кир, подойдя к торговцу.

Видимо таким витиеватым способом он решил сбавить цену.

— Умник ты что на руки помочился? — произнес хомяк глядя на Кира.

Новоявленный маг покраснел и набросился с обвинениями на бедного продавца.

— Ты чему его научил! Да я тебя сожгу на месте!

— Что-то юноша разошелся, а ведь достаточно включить мозг, чтобы понять, меня никто кроме жизни ничему не учил, — продолжал комментировать поведение Кира хомяк.

— Пойдем отсюда, пока совсем не опозорился, — шепнул я Киру подходя поближе.

— Убери руки темный! — взорвался он, чем удивил меня. — Твое место в пещерах рядом с летучими мышами!

Честно говоря отправиться с ними меня позвала Лика и не как не он, а он в последнее время сильно начинает действовать мне на нервы. Видимо мое нехорошее настроение заметила Лика и слегка тронула меня за рукав. Горячей головой я никогда не отличался поэтому отошел в сторону, позволив разбираться с новоявленным колдуном ей.

— Кир, ты ведешь себя глупо, — выдавила она сквозь зубы. — Если бы не он, мы лежали бы с тобой в лесу с перерезанными глотками.

— Ничего подобного, это я спалил мертвяков! — возразил Кир, играя желваками. Я уверен это темный призвал мертвецов!

Услышав его слова толпа замерла, а затем произошло то, что обычно происходит в подобных ситуациях. По ней пробежал шепоток: — Темный вызвал мертвецов?

— Повесить нечисть красноглазую! — раздалось из толпы.

Хотя глаза у меня и не были красными, но не трудно было догадаться, что данная реплика относилась к моей скромной персоне. Все, теперь кровопролития не избежать.

— Нужно уходить, пока не поздно, — сказал я, прекрасно понимая что уже поздно.

Ладони Лики засветились.

— Никто его не тронет, если не хочет быть сожженным, — не очень громко произнесла она, но ее услышали все.

У магов есть одна черта, если они говорят их всегда слушают, слишком большая в их руках сила, чтобы не обращать на слова магов внимание. Увидев сверкнувшую молнию, толпа как-то сразу подалась назад.

— Кир нам нужно уходить, — восприняла она попытку вразумить его.

— Нет, темный никуда не пойдет, — угрожающим голосом произнес Кир. — Я маг огня и это он вызвал тогда мертвецов! А когда понял что я с ними справился, решил втереться к нам в доверие и якобы успокоил их. Хотя ранее говорил, что понятие не имеет как с ними справиться. И мол он не владеет никакой черной магией. Такими смешными доводами он смог обмануть меня прежнего, но не мага огня коим я недавно стал. Я вижу его черную душу насквозь.

— Одумайся, о чем ты вообще говоришь? — попыталась вразумить его Лика.

Вот только я по опыту уже знал, из этого ничего не выйдет. Люди получив огромную силу и власть, мгновенно меняются доставая из своих глубин все самое порочное и постыдное. Юноша похоже возомнил себя если не Богом, то по крайней мере близким к этому.

— Господин маг, — обратился к нему кто-то из толпы. — Если вы решите вступить в борьбу с темным отродьем, то мы все вас поддержим.

— Не стоило ему так говорить, — шепнул я Лике.

Она кивнула. Кир услышав обращенные к нему слова, расправил плечи и попытался взглянуть на меня свысока.

— Лика, уйди в сторону и не мешай правосудию в моем лице вершить справедливость.

— Мне очень жаль что я когда-то испытывала к тебе чувство как к брату, — холодно смотря в глаза Киру, произнесла Лика.

— Как к брату?!! — взвизгнул он. — Ты… ты… — показывал он на нее забинтованным пальцем и от волнения не мог произнести и слова.

Но вскоре он совладал с голосовыми связками.

— Убить их, — сказал он срывая бинты.

Толпа с улюлюканьем бросилась исполнять распоряжение мага. Вырвавшееся из его ладоней пламя должно было сжечь нас на месте, но в отличие от него Лика была уже достаточно опытным магом. Молния выпущенная ей ударила его по рукам. Огонь предназначавшийся нам полыхнул вверх, опалив крону росшего за нами дерева, единственного не уничтоженного людьми во время строительства рынка. Пока Лика занималась новоявленным магом, я постарался объяснить жителям захудалого городишки ошибочность их поведения. Достаточно было десятку поломать руки и их желание намять нам бока постепенно стало сходить на нет. Да и наличие куда более профессионального мага на моей стороне играло не в их пользу.

— Если не мне, то ты не достанешься никому! — крикнул Кир посылая в Лику струю пламени.

Я видел как она растерялась, она ведь до сих пор отражала нападение на меня, но когда он решил сжечь ее, то реальность наконец накрыла Лику и она замерла. Мне пришлось сделать ей подсечку, уронив ее на спину. Зная по опыту ей было больно, но зато пламя выпущенное Киром, с гулом промчалось выше не опалив ни единого волоса на ее голове. Кир был просто в бешенстве от моего поступка. Скорее всего в его глазах я сосредоточил в себе все зло этого мира. Решение как со мной поступить не отняло у него много времени. Бросив пылающий от гнева взгляд в мою сторону, меж его ладоней началось разгораться пламя. Но оно не достигло своего апогея, Кир завизжал от боли. Говорящий хомяк, что до этого спокойно сидел и невозмутимо лицезрел огненные фейерверки, почему-то решил вмешаться и вцепился в ухо Кира. Добившись своего, хомяк решил больше не испытывать судьбу и быстро ретировался куда-то под стеллажи с товаром.

Гоняться за грызуном Кир не стал и опять обратил гнев в мою сторону. И на этот раз мне повезло, я избежал аутодафе благодаря Лике, ударившей Кира молнией. Юного мага отбросило на стеллажи с фруктами, и этого было достаточно чтобы толпа резко остановилась и бросилась врассыпную. Лика подошла к дымящемуся телу Кира. Я заметил как по ее щекам полились слезы.

— Не сделай этого ты, то скорее всего он бы взирал на тебя, и сомневаюсь что он бы плакал, — сделал я неумелую попытку ее подбодрить.

На сколько я мог судить, трусливо разбежавшаяся толпа рано или поздно наберется храбрости и вернется. Честно говоря я надеялся что это произойдет позже, но я ошибся. В начале улицы я заметил опять собирающуюся толпу. И тут я почувствовал как что-то ползет по моей штанине. Опустив взгляд я обнаружил хомяка быстро перебирающего лапками.

— Ты куда это собрался? — поинтересовался я у комка шерсти, нагло мявшего мою одежду.

— Я тебе между прочим жизнь спас, так что можно быть и полюбезней, — ответил он, комфортно расположившись на моем плече. — Не хочу вас напрягать мои задумчивые друзья, но если мы хотим гордо удалиться то сейчас самое время. В противном случае нам придется весьма не героически улепетывать от разъяренной толпы.

Что не говори, а хомяк прав на все сто процентов. Разбежавшаяся толпа может вернуться только в одном случае, если они получат оружие явно сильнее нежели наше. И это означает, что они ведут с собой мага, или даже двух. Лика быстро справилась с собой, как ни крути а она маг. Те кто не умеет контролировать свои эмоции обычно долго не живут. У них там все по взрослому. И лишнее тому подтверждение обугленный труп Кира.

— Уходим, мне нужно завершить то что я обещала, — поворачиваясь к приближающейся толпе спиной.

Какое бы подкрепление жители города не привели с собой, но преследовать нас они все же не решились. Маг все-таки есть маг и не известно какое он может использовать заклятие. А проверять это на собственной шкуре никому не хочется. Когда мы отошли на достаточное расстояние от города, где можно не опасаться преследователей, хомяк решил поинтересоваться, куда мы собственно говоря идем. Лика в двух словах объяснила что ей нужно доставить диадему одной эльфийке, которой чем-то был обязан ее дядя.

— Понятно, — вымолвил хомяк. — А ты темный зачем идешь в лапы к лесным эльфам? На сколько мне известно они не жалуют вашего брата, и это еще мягко сказано.

— Лика нашла меня на дороге потерявшим память, вот я и иду с ней, — объяснил я.

— Нашла на дороге? Где это ты так оттянулся, что потерял память?

— Если бы я помнил то рассказал бы, а так только фрагменты из прошлой жизни. Но я точно уверен, что моя специальность защитник.

— Если тебе станет легче, то у меня такая же история, — поделился сокровенным хомяк. — Ничего не помню, и мне порой кажется, что я вообще не из этого мира. Приятно все-таки встретить коллегу по несчастью, вот только жаль, тебе жить осталось не долго.

— Это еще почему? — удивился я.

— Видно брат тебя сильно стукнуло, — посочувствовал он. — Как только ты сунешься в эльфийский лес, тебя так стрелами нашпигуют, что ежи умрут от зависти.

— На этот счет можешь не волноваться, у нас иметься письмо от владелицы диадемы, — сказал я. — Пока у нас ее диадема, вряд ли нас кто-то тронет. А когда она ее получит, думаю нас в качестве благодарности озолотят или по крайней мере отпустят.

— Ну это мы вскоре узнаем, — заметил хомяк, указывая лапкой на появившийся впереди эльфийский лес.

Глава 8

Спутать границу эльфийского леса с другим довольно трудно. По всему периметру его окружают "скворечники", небольшие сооружения на деревьях в которых должны находиться часовые. Вот только ни одного эльфа в подобных сооружениях замечено не было. Они построены для предупреждения посторонним, внимание вы входите в запретный лес. Таким образом эльфы избегают нашествия обычных путешественников. Хотя мне что-то подсказывает, что не скворечники отпугивают зевак, а многочисленные трупы истыканные стрелами. Но мы вроде не простые зеваки, у нас дело. Надеюсь лесные эльфы не настолько глупые существа, чтобы не поинтересоваться зачем мы пришли прежде чем нанизать нас на стрелу. Стоило мне об этом подумать как в землю между моих ног воткнулась стрела. Хотя я и шел за Ликой, но стрела воткнулась именно у моих ног. Они однозначно не ровно дышат к моему брату.

— Ничего личного, но возможно мне стоит перебраться на плечо к Лике, там вроде как безопасней, — предположил хомяк.

Лика достала диадему из сумки и подняла ее на вытянутых руках, демонстрирую сей предмет невидимым стрелкам.

Свиста стрел за этим жестом доброй воли не последовало, чему я несказанно обрадовался. Через несколько мгновений к нам вышли двое эльфов. Слух и зрение показали мне еще трех стрелков с направленными в нашу сторону стрелами. Хотя не удивлюсь если окажется, что стрелы направлены именно на меня. Учитывая их особое отношение к моей персоне, думаю это не будет таким уж большим преувеличением.

— Зачем ты сюда пришел темный? — спросил стоящий немного впереди эльф.

— Она должна вернуть диадему одной эльфийке, а я ее сопровождаю, — указал я на Лику рукой.

— Нам ничего не нужно, а ты умрешь, — заявил второй эльф.

— В том что некоторые из лесных эльфов глупы я не сомневался, — спокойно ответил я на его выпад.

От гнева у эльфа расширились ноздри, вскинув лук он направил жало стрелы мне в голову. Как я и рассчитывал стоящий впереди оказался куда сообразительней. Он мягко коснулся руки своего собрата и тот с явной неохотой подчинился, опустив оружие.

— Пока не научишься включать мозги, так и будешь стоять позади всех, — дал я совет кровожадному эльфу.

— Да ты на себя посмотри, сам-то все время за спиной, — огрызнулся он.

— Я защитник, и всегда следую позади.

— Темный эльф стал защитником?! Обязательно расскажу сегодня же у костра, повеселю народ.

— Не сомневаюсь, ты только байками скорее всего и знаменит.

Эльф попытался опять вскинуть лук, но старший его остановил слегка приподняв руку.

— Почему мы должны вам верить? — спросил он, когда стоящий позади эльф опустил оружие.

— Нам верить не надо, поверьте самой эльфийке, — сказала Лика протягивая ему письмо.

Эльф несколько раз внимательно прочитал его, а затем взглянул на меня.

— Тебе придется сдать оружие.

— Да без проблем, — согласился я отстегивая жезлы.

Несдержанный эльф вышел вперед протягивая руку к жезлам.

— Смотри не урони, а то я слышал, что вы весьма неуклюжие ребята, — съязвил я отдавая ему жезлы, чем не добавил себе симпатий в его глазах.

Эльф сжал губы превратив их в тонкие полоски, но сдержался. Хотя по его взгляду было видно, что он уже в мечтах убил меня раз тридцать, возможно и больше.

— Следуйте за мной и не вздумайте выкидывать глупостей, — предупредил старший. — В противном случае вас не спасет даже письмо нашей королевы Ноэль.

Имя показалось мне знакомым, за что я немедленно получил головную боль. По горькому опыту я уже понял, если начинает болеть голова то значит начинает действовать заклятие предотвращающее возврат памяти. Вот только какое я имею отношение к светлым эльфам? Да еще к такой высокопоставленной особе. Скорее всего я чем-то ей навредил, остается надеяться, она меня не вспомнит. Мои мысли метались в голове выдвигая то одно развитие событий, то другое. И честно говоря они все заканчивались моей гибелью. Разница заключалась лишь в методе убийства. В любом случае остаться живым в эльфийском лесу, когда тебя объявили врагом, мысль однозначно глупая.

— Ты мог бы их не злить? — шепнула Лика, выводя меня из размышлений о смерти. — Лучше постарайся надеяться на то, что эльфийка окажется в хорошем расположении духа и нас не убьют.

— Не знаю как вы, а вот я в этом сильно сомневаюсь, — подбросил "позитива" хомяк. — Только от одного ее имени у меня голова разболелась, представляю что будет когда я ее увижу.

— Хочешь сказать не только я ей чем-то нагадил, но и ты постарался? — удивился я.

— Ну не знаю, я вообще-то милашка, — ответил он, приглаживая лапкой шерстку на голове.

Когда мы подошли к дому эльфийки, дорогу нам преградили еще трое эльфов. Судя по одежде они принадлежали другому клану.

— Как вы смеете приводить темного к дому невесты нашего господина?! — возмутился один из них.

— Пока ваш господин не женился еще, так что он нам не указ, — ответил старший нашего конвоя.

Похоже здесь намечается свадьба, и "наши" эльфы были не в восторге от союза с господином "не наших".

— Но скоро он женится став вашим господином, и уверяю тебя твой поступок не останется незамеченным, — с угрозой в голосе произнес старший троицы преградившей нам путь.

— Я выполняю приказ своей королевы, и если кто-то будет препятствовать этому то он будет объявлен врагом нашего клана.

Преградившие дорогу эльфы с большой неохотой отошли в сторону.

— Я немедленно доложу об этом господину, — бросил он нам в след. — Альрог казнит тебя, как только свадьба состоится!

Эльфы решили не отвечать на бессильные укусы и повели нас к дому своей королевы. Нас приняли практически незамедлительно. Королева восседала на троне, а по бокам от нее стояли два здоровых эльфа телохранителя. Я быстро обвел взглядом помещение и сосчитал противников, не считая королевы их всего четверо. Ну с тремя в случае чего я справлюсь, одного возьмет Лика. Потом я захвачу в заложники королеву, и возможно нам как-нибудь удастся выбраться. План сам по себе конечно сумасшедший, но ничего другого мне в голову не приходило. А когда нас подвели к трону и я взглянул на эльфийку то даже этот план разрушился, как песочный замок в набегающей волне. Кажется это та единственная что я искал. Я не знаю чем я ей навредил, но пусть лучше погибну от ее руки чем причиню ей боль. Честно говоря меня самого напугали подобные мысли. Они не свойственны ни защитнику, ни уж тем более темному эльфу.

Старший конвоя вышел вперед и передал ей диадему и ее же письмо. Все это время королева смотрела себе под ноги и о чем-то размышляла. Взяв из рук эльфа диадему она прочла письмо. Не сказав ни слова она водрузила подарок на голову. И я тут же упал от боли разрывавшей голову. На меня нахлынули воспоминания и память вернулась. Я вспомнил как к нам прибыли посланники Альрога с приглашением на свадьбу. Ноэль отказалась, тогда они настояли чтобы она проводила их до ворот города. Но перед этим они предложили испить с ними эльфийского вина, в качестве извинения за беспокойство. И вот после их вина мы и потеряли память, но теперь она вернулась.

Я открыл глаза и увидел Ноэль лежащую у трона, головная боль ее судя по всему тоже не миновала. Реджи ничего умнее не придумал, как обратится оборотнем. Телохранители Ноэль не зря ели хлеб, выхватив в мгновения ока луки они уже собирались наградить Реджи несколькими лишними стрелами в голове. Воплотить задуманное им не удалось, в комнате раздались характерные звуки лопнувшей тетивы. Телохранители с удивлением взирали на Ноэль сжимавшую короткие клинки. Я тоже не остался в стороне от веселья. Лежа на полу подсек эльфа держащего мои жезлы. Вернув себе оружие тут же потратил один из жезлов, метнув его и выбив лук у последнего эльфа. Телохранители, нужно отдать им должное, быстро пришли в себя и выхватив мечи бросились на меня и Реджи.

— Не двигаться, это мои друзья! — остановила эльфов Ноэль.

Эльфы в нерешительности замерли, но противиться ее приказу не посмели.

— Ну ты Ноэль даешь, твои длинноухие меня чуть ежом не сделали, — прорычал оборотень.

— Не радуйся сильно, пустить тебе кровь это моя прерогатива, — охладила она его.

— Узнаю нашу Ноэль, — попытался усмехнуться Реджи, но с его теперешней рожей это выглядело устрашающе.

— Ты чего не остался хомяком, а принялся пугать моих подданных? — уставилась Ноэль на него.

Реджи под ее взглядом даже как-то стал меньше ростом что ли.

— Да я как вспомнил, что по вине Альрога стал посмешищем на рынке, так и не сдержался. Какое унижение для моего высокоинтеллектуального эго. Попадись он мне, я из его тушки такое сделаю, таксидермисты позавидуют.

— А ты где шлялся, пока меня слабую собирались выдать за этого урода?! — теперь уже меня испепеляла взглядом Ноэль.

От такого вопроса я потерял дар речи и мои слабые попытки оправдаться сводились к какому-то неудобоваримому мычанию.

— Не прикидывайся идиотом с проблемами речевого аппарата… тьфу ты, — сплюнула она. — Реджи из-за тебя я начала разговаривать на каком-то непонятном языке.

Реджи только пожал плечами и развел в стороны огромные лапищи, мол я ни я, и корова не моя.

— Я его нашла в лесу на дороге, лежащего без памяти и почти полуголого, — вступилась за меня Лика.

Мысленно я поблагодарил Лику за помощь, но последнее уточнение было явно лишним.

— Понятно, — произнесла Ноэль убирая клинки в ножны, и направляя на меня взор не уступающий по опасности стали спрятанной ей только что. — Значит пока меня, потерявшую память увозили, ты, потерявший совесть и стыд заманивал голым задом юных дев?

— Да я никого…

— Молоток Ион, не растерялся, моя школа, — подлил масла в огонь Реджи.

— Никого я не заманивал, если бы не Лика то мы бы и сейчас жили как идиоты потерявшие память, — наконец выговорил я.

— Ну я идиотом никогда не был, даже когда потерял память, чего не могу сказать про тебя, мой темный друг, — заметил Реджи.

— Вот сейчас я сильно жалею, что не позволил эльфу пустить в тебя стрелу, — поделился я мыслями с хомяком.

Эльфы взирали на нас как на реальных сумасшедших. Они скорее всего уже догадались, что их королева в очень близких отношениях с темным и оборотнем. Предположить чтобы она пошла на такое в здравом рассудке действительно немыслимо. Не менее удивлена была и Лика, она ожидала чего угодно только не этого.

— Я никогда не выйду замуж за Альрога по собственной воле, — произнесла Ноэль, поворачиваясь к эльфам. — Поэтому он обманом при помощи колдовства заставил меня пойти на этот союз, но благодаря доставленной мне диадеме этого не произошло.

Ноэль посмотрела на эльфа что привел нас и подозвала его к себе жестом. Он подошел и опустился на одно колено.

— Слушаю вас, моя королева, — склонил он голову.

— Эльнар, ты верой и правдой служил мне, теперь обещай так же служить и новой королеве.

Эльнар не понимающе поднял на нее взор.

— Да мой друг, я отказываюсь от престола, — ответила на немой вопрос Ноэль. — Передай королевскую диадему моей сестре, теперь она новая королева.

Ноэль протянула ему диадему.

— Но…

— Не спорь, — остановила она его. — Доставь ее как можно быстрее моей сестре, а у нас с защитником остались кое-какие вопросы, которые мы собираемся задать Альрогу.

Эльнар встал, еще раз поклонился бывшей королеве и молча покинул дом. За ним последовали и остальные эльфы. Ноэль перестала быть королевой и теперь охрана ей не полагалась. Меня это радовало, не люблю когда на меня косо смотрят. Вообще-то на меня так смотрят постоянно, и я даже к этому привык, но это совершенно не означает, что это мне нравиться. Когда эльфы ушли, Ноэль подошла ко мне и я испытал давно забытый вкус ее губ.

Глава 9

Лика смотрела на нас и никак не могла прийти в себя. Наконец Ноэль обратила на нее внимание.

— Спасибо тебе за диадему, ты спасла нас и вернула мне его, — она еще раз поцеловала меня. — Я у тебя в долгу.

— Пустяки, — засмущалась Лика.

— Итак голубки, каков наш план? — встрял Реджи, сидя на моем плече в образе хомяка. — Мне не терпится порвать кое-кому задницу.

— Не тебе одному хомяк, не тебе одному, — задумчиво произнесла Ноэль. — На церемонию Альрог возьмет десять сопровождающих, больше взять он не сможет иначе опозориться.

Реджи довольно потер лапки.

— Лика сможешь поддержать нас магией? — спросил я.

Она кивнула, впрочем я в ней и не сомневался. Спустя пару минут у нас уже созрел план страшной мести. Когда прибыл Альрог со своей свитой, он увидел сидящую у костра Ноэль. Хитрый лис мгновенно заподозрил неладное, но определить от кого исходит опасность он не смог. Полностью уверенный в том, что заклятие с Ноэль не снять он широко улыбаясь направился к ней. Его свита разбежалась по округе в поисках засады, а заодно и обеспечить охрану, если что. Пока Ноэль будет отвлекать Альрога, я должен разобраться с его приспешниками. Лику мы оставили в доме, если все сложится удачно то ее помощь возможно и не понадобится.

Один из свиты остался рядом с Альрогом, а девять разбились на тройки и заняли позиции вокруг поляны. Что касается скрытно подкрасться, то с этим у меня проблем не было. В отличие от леса в пещерах любой звук подобен грому среди ясного неба. И хотя я в пещерах пробыл не долго, отец все же успел меня кое-чему обучить. Никого не обнаружив эльфы немного расслабились чем я и не преминул воспользоваться. У первой тройки двое стояли в ряд, а один чуть позади, он и упал первым со свернутой шеей. Звук падающего тела не мог не привлечь внимание его товарищей, хотя я и старался положить его аккуратно. Их руки были заняты луками, а использовать подобное оружие в ближнем бою совершенно бесполезно, по прямому назначению разумеется. А вот применять их в качестве дубины, на такое кощунство эльфы не пойдут. Отбросив луки они схватились за мечи.

Вступать с ними в долгие единоборства для меня было непозволительной роскошью. Снеся жезлом челюсть одному я резко развернувшись ударил в висок второго. Покончив с первой тройкой взялся за ликвидацию второй. И вот тут меня поджидал неожиданный сюрприз. Оставшиеся тройки начали передавать друг другу какие-то сигналы. Трое эльфов лежащие в умиротворенном состоянии, по понятным причинам не могли присоединиться к своим товарищам по общению. Чем и подали тревогу в стан врага.

Тянуть время дальше Ноэль уже не могла, да и смысл в этом отпал. Альрог схватился за меч и сразу же упал получив ногой в пах. Не останавливаясь на этом Ноэль атаковала сопровождавшего ее жениха эльфа. Он оказался на редкость юрким малым и успел все-таки вынуть клинок. Отбив выпад Ноэль он нанес удар сам, но она перехватила его руку и резким движением сломала ему локоть. Эльф закричал от боли, но тут же затих получив рукоятью ножа в висок.

Честно говоря мне хотелось полюбоваться как она объясняет Альрогу его неправильное поведение по отношению к ней, вот только времени к сожалению на это у меня не осталось. В мою сторону уже бежали эльфы. Я спрятался за стволом дерева как раз на пути спешащей подмоги. Когда мимо меня пробежал эльф, я нанес удар. Столкнувшись головой с жезлом эльф подлетел в воздух и сделав красивый переворот зарылся в опавшую листву. Сделав длинный прыжок, а затем и быстрый кувырок я оказался за другим деревом. А на стволе где я был мгновеньем ранее, красовались две вибрирующие стрелы. Живо представив как они легко пробивают мою голову я от волнения сглотнул. Эльфы не долго совещаясь решили взять темного в клещи, самая неприятная для меня часть их плана. Если не помешать длинноухим, то тетке с косой недолго придется меня дожидаться. Не то чтобы я плохо относился к женщинам, но с этой дамой у меня весьма натянутые отношения. Честно говоря я больше предпочитаю когда со мной нежно и ласково, а она уж больно настойчива последнее время. Совсем недавно вернув себе забытую жизнь, я не собирался терять ее вновь.

В голову ничего умнее, чем делать ноги не пришло и я словно русак от волка принялся петлять меж деревьев. Пришлось использовать всю мою ловкость, чтобы не быть нанизанным на стрелу. Когда эльфы поняли, что я убежал от них достаточно далеко чтобы использовать луки они бросились за мной следом. На мое счастье мне попался молодой кабан которого я спугнул. Зверь ломанулся сквозь кусты, а я скрылся за стволом дерева и постарался не дышать. Эльфы бросились на звук ломаемых веток, совершенно не предполагая кто наводит такой шум. Бежавший первым эльф попался на такой же прием, что и его собрат совершивший сальто чуть ранее. С третьим такой прием уж точно не пройдет и я оказался прав. Откинув в сторону лук эльф вынул меч и бросился кромсать меня. Двигался он быстро и ловко, каждый раз норовя проткнуть мне сердце или на худой конец выколоть глаз. Пляска под кронами деревьев меня не сильно увлекла, есть дела и поважнее. Улучив момент я раздробил пальцы руки удерживающей меч. Эльф попытался перехватить его другой рукой, но я пнул его в живот и бедного эльфа словно ураганом снесло. Меч упал на землю в тот момент, когда его хозяин потерял сознание, приложившись спиной о толстый ствол дерева, случайно оказавшийся на пути его полета. Не теряя времени даром я помчался на помощь Ноэль. Хотя думаю они втроем должны справиться с оставшимися эльфами.

Когда я добежал до места откуда мог видеть дом Ноэль, то узрел совершенно не то на что рассчитывал. Ноэль стояла в окружении трех эльфов направлявших на нее стрелы. Альрог по всей видимости немного оправился от близкого знакомства со своей бывшей невестой. Но судя по его далекой от идеала осанке, оправился он от удара еще не совсем. Что не говори, а она редко бывает ласковой. На его месте я бы крепко подумал прежде чем брать ее в жены. Я находился слишком далеко, чтобы слышать о чем он говорит, но думаю на данном этапе это были еще только угрозы.

Чем чреваты угрозы для самого угрожающего? Правильно, тем что они отвлекают и притупляют бдительность, создавая иллюзию непобедимости и вседозволенности. И пока он в красках описывал жизненные перспективы Ноэль, никто не обратил внимания на маленького хомяка зашедшего за спины лучников. Обратившись в оборотня Реджи в мгновение ока разметал эльфов. Один из них упал возле меня. Если у вас в планах предаться трапезе, то лучше вам не видеть результат работы когтей оборотня. Я обошел стороной изуродованное тело и направился к Ноэль. Она взглянула на меня и на короткое время потеряла концентрацию, чем и воспользовался Альрог. Выхватив нож, он с поразительной прыткостью бросился к ней. Учитывая недавний удар между ног, это действительно было поразительно. Довести задуманное до финальной стадии он не успел, на замахе ему в грудь ударила молния, отбросив его на спину. На пороге стояла Лика с искрящимися в ладонях молниями. Когда я подбежал, Альрог уже не подавал признаков жизни. В его груди зияла огромная с обуглившимися краями дыра.

Пока мы покидали эльфийский лес мне пришлось в подробностях рассказывать, что со мной произошло, начиная с того времени когда я потерял память.

— Да, власть портит человека, — произнесла Ноэль, когда я рассказал что произошло с Киром. — И самое печальное, это то, что подобное происходит сплошь и рядом. И подобному уже никто не удивляется.

— Согласен, вот с хомяками такого уж точно не бывает, — заметил Реджи.

— Ты и без этого наглый, — бросила Ноэль.

— Да ничего подобного, — не согласился с ней Реджи, но его уже никто не слушал.

— Что думаешь делать дальше? — спросила Лику Ноэль.

— Не знаю, пойду пока в Аукцион, а там видно будет.

— С твоими данными, тебе нужно поступать в академию, — посоветовала Ноэль.

— Да я не против, вот только там вступительный взнос, который моя семья не потянет. Хотя мы и не бедствуем, но такую сумму мы не сможем собрать. Я собственно говоря и направляюсь в Аукцион, для того чтобы заработать немного денег. Многие маги окончившие академию поступали именно таким образом, как мне рассказывали.

— Да многие именно так и поступают, — согласилась Ноэль. — Поэтому их костями и устланы пустынные земли. Из сотни выживает один, и это еще в лучшем случае. И под понятием "выживает" я имею в виду дышит на момент когда его доставят к магам в Аукцион. Хорошо если после этого он самостоятельно сможет ходить в уборную, но так везет не всем. Многие загибаются через пару месяцев, но чаще всего кончают жизнь самоубийством через пару дней. А вот тех кто остается цел и с минимумом травм, в большинстве случаев весьма легких, можно пересчитать по пальцам. И для этого вполне хватит и одной руки, даже еще останется. Вы всегда хотите заработать быстро и много. Но чем дороже предмет который нужно добыть тем и опасней туда путешествие. Это жизненная аксиома, и никуда от этого не уйти.

— Я это понимаю, поэтому собираюсь взять что полегче и подешевле, — возразила Лика.

— Вот в этом-то и кроется основная опасность, — усмехнулась Ноэль. — Первый опыт всегда положительный и вселяет самоуверенность, он-то и губит вашего брата.

— Я постараюсь не идти на поводу эмоций. И я умею слушать полезные советы.

— Судя по тому что ты идешь живая среди нас, я охотно в это верю. Но тебе не придется проходить весь этот тернистый путь. Ты вернула мне Иона, память, и спасла мне жизнь. Хотя хомяка можно было и не возвращать.

Реджи попытался было возмутиться на этот счет, но я на него шикнул и он решил пока воздержаться от комментариев. Хотя по его фырчанью не трудно догадаться, что он это еще припомнит.

— Я оплачу тебе вступительные экзамены, — пообещала Ноэль.

Лика услышав это запрыгала от радости.

— До чего же вы люди эмоциональные особи, — покачала головой Ноэль.

— А вот хомяки не эмоциональные, иначе бы от обиды бросил вас на произвол судьбы, — фыркнул Реджи. — И между прочим я тоже кое-кому жизнь спасаю регулярно.

— Как и мы тебе, — парировала Ноэль. — Хотя и часто об этом жалеем.

— Ион, ну ты-то скажи что-нибудь, — обратился ко мне Реджи.

— А что мне сказать, все мои попытки тебя утопить, как видишь ни к чему не привели. Ты по-прежнему вытираешь свой зад о мою куртку.

— Знаете что… — Реджи тыкал пальцем то в меня то в Ноэль. — Я с вами больше не разговариваю.

Он демонстративно развернулся спиной к нам, но слезать с плеча разумеется и не подумал. Я облегченно вздохнул, минут на пятнадцать мы избавлены от его комментариев.

— Простите, но я даже и не мечтала туда попасть, хотя и собиралась приложить все усилия для этого.

— Не надо так сильно радоваться, — остудила ее Ноэль. — Попасть туда это еще пол дела, основная и самая сложная задача это суметь окончить ее. Ведь ни для кого не секрет, что множество состоятельных молодых магов, которым не составит труда оплатить взнос, не поступают туда. В академии тоже гибнут, и гибнет порядочное число магов. Поэтому гибнуть когда у тебя достаточно денег, мало кому захочется. Лучше пойти в дом сбыта и прикупить себе какую-нибудь магическую вещицу. И вполне возможно она может оказаться действительно редким экземпляром. Недостаток магических знаний вполне можно компенсировать волшебным артефактом. Но зато те, кто окончил академию, становятся действительно великими магами.

— Я сделаю все чтобы не подвести вас, — пообещала Лика.

— Я надеюсь на это, не люблю выбрасывать деньги на ветер, — произнесла Ноэль.

До ближайшего с порталом города добрались уже без приключений. Мечты Альрога объединить свой род с кланом Ноэль так и остались несбыточными мечтами, а мы спокойно переместились в Аукцион. Правда переброска на такое расстояние обошлась Ноэль в кругленькую сумму, но она на это совершенно не обратила внимание. На сколько мне известно ее кредитоспособность позволяет не обращать внимание на такие мелочи. От магов мы сразу же направились в банк, где Ноэль перевела необходимую сумму академии на имя Лики. Она горячо нас поблагодарила и дрожа от нетерпения умчалась к магам портала, чтобы как можно быстрей отпра