Book: Оттуда к нам



Кира Александрова

Оттуда к нам

- Кларисс, к тебе посватался виконт Крейвен, - мило улыбнувшись, сообщила мать за завтраком. - Мы с папой уже дали согласие от твоего имени, он заедет после обеда, к тебе.

        Невысокая, хрупкая блондинка с большими, грустными глазами цвета шоколада - довольно необычно для светловолосой, - покорно кивнула, с изяществом истинной английской леди разрезая омлет на ломтики.

- Вот и умница, - мать довольно вздохнула и продолжила щебетать. - Конечно, ему уже сорок, но виконт ещё хорош собой, и у него приличный годовой доход, а ещё у него своя небольшая судоходная компания...

        Кларисс слушала вполуха. Известие о помолвке её особо не расстроило, хотя и не обрадовало. Она с детства твёрдо усвоила простую истину: её долг удачно выйти замуж и быть послушной женой и образцовой матерью. Да, виконт старше на двадцать лет, но хоть не слишком страшный внешне, пусть и не красавец. Девушка чуть слышно вздохнула: иногда, она позволяла себе помечтать о том, что в какой-нибудь из редких приездов в Лондон в неё влюбляется высокий красавец с тёмными волосами и синими, как ночное небо, глазами. И непременно герцог! Делает ей предложение и увозит к себе, чтобы любить до конца жизни.

        Конечно, мечты были далеки от реальности. Кларисс едва не хмыкнула, вспомнив, как выглядит. Пусть длинные, но какие-то слишком светлые, почти серебристого цвета, волосы забраны в пучок на затылке так, что ни единого локона не выбивалось из причёски. Глаза, чуть удлинённые, приподнятые к вискам, этого кошмарного цвета, в обрамлении светлых, пушистых ресниц, смотрелись необычно, странно. Тонкий носик, чётко очерченная линия нежно-розовых губ, высокие скулы. Фарфоровая кожа - как истинная леди, в солнечный день Кларисс не покидала дом без зонтика, - бархатистая, но на взгляд девушки слишком бледная, почти прозрачная. Про фигуру вообще стыдно заикаться, тоненькая, худенькая, глазу не за что зацепиться. В общем, Кларисс не питала иллюзий насчёт собственной красоты, ибо полагала, что не представляет никакого интереса для мужчин.

- ...поедем в Лондон, надо подобрать тебе пару подходящих туалетов, - долетела до девушки последняя фраза матери.

- Это будет чудесно, - вежливо улыбнулась Кларисс и отодвинула пустую тарелку. - Приятного аппетита, - она встала и присела в реверансе. - С вашего позволения, пойду собираться.

        Отец, молчавший весь завтрак, так же молча кивнул. Ну да, дочь, конечно, разочаровала барона, появившись на свет первой, куда больше внимания и любви уделялось подрастающему наследнику, брату Кларисс. Подавив вздох, она покинула столовую и начала подниматься по лестнице на второй этаж, к себе. Следовало ещё выбрать, в каком платье встречать виконта, учитывая её более чем скромный гардероб. Возможно, подойдёт лимонно-жёлтое, сатиновое, оно вроде не слишком изношенное.

        Кларисс сделала шаг на верхнюю ступеньку, пребывая в размышлениях и не посмотрев под ноги. А там маленький Роберт оставил игрушечную лошадку, об которую девушка и споткнулась. Испуганно вздохнув, Кларисс замахала руками, пытаясь удержать равновесие, что у неё не получилось. Вскрикнув, она поняла, что падает назад, на ступеньки, и через мгновение от сильного удара спиной и затылком потеряла сознание. Последняя паническая мысль, мелькнувшая у девушки, была о том, что в лучшем случае она останется калекой. В худшем - не придёт в себя никогда...


        Да твою ж мать, какой ублюдок снова разбил лампочку?!  И ведь домофон вроде стоит, и подъезд не бомжами облюбованный! Матернувшись, я щёлкнула зажигалкой, и сделала шаг вперед. И застыла, неприлично отвалив челюсть: у самых ступенек лежало тело. Чуть не заорав от неожиданности, едва не выскочила обратно на улицу, но тут обратила внимание, что предполагаемый труп весьма странно одет. Дав пинка панике и загнав куда подальше, нагнулась и присмотрелась - особа женского пола дышала. Ну слава те яйца, только с ментами разборок не хватало для полного щастья... Оу, какая прЭлесть, тут что, поблизости кино снимали или косплей какой по Джейн Эйр проходил? Ибо на девахе был какой-то балахон до пят, подозрительно смахивавший на наряды позапрошлого века.

        Я достала сигарету, прикурила, и задумалась. Оставить, позвонив в скорую, или таки к себе отвести? Вообще, альтруизмом не страдаю, без особой выгоды для себя, но остатки рудиментарной совести прогрызут в мозгу дырку, если брошу её здесь. По виду, девчонка лёгенькая, пупок не особо надорву, до третьего этажа допру. Ладно, пусть переночует у меня, благо бывшая коммуналка на четыре комнаты позволяла, а утром свалит. Кивнув, я затушила бычок и нагнулась, с кряхтением подняв бессознательную на руки. Ни хрена себе, тщедушненькая, а весит весь полтинник наверняка. Кто-то мне там говорил, что спящие и в отключке действительно тяжелее, чем обычно. Пока поднималась, блондинка не очнулась. Пришлось проявлять чудеса гимнастики и достать ключ из кармана, потом на ощупь открывать дверь.

        Протопав прямо в гостиную, не разуваясь, я со вздохом облегчения уложила находку на диван и наконец рассмотрела. Ну-с, что мы имеем? Блондинка, судя по всему, натуральная, да ещё и платиновая. Изящные черты, маленький ротик, чуть заострённый овал лица. Фигурка худенькая, но есть талия и, кажется, грудь. Изогнув бровь, я легонько похлопала её по щекам - ноль на массу. Так, нашатыря нет, валерьянка вряд ли поможет. Будем действовать радикальными методами. Сгоняв на кухню, я набрала в рот воды, и вернулась в комнату. Склонившись над жертвой неизвестного катаклизма, выдула всё ей в лицо. О, подействовало, смотри-ка. Барышня распахнула глазёнки и уставилась на меня, в больших, красиво изогнутых к вискам глазках необычного, шоколадного цвета, застыл один здоровый знак вопроса.

- Кто вы? - выдало это чудо, да ещё и на чистейшем английском, без всякого акцента.

        По работе приходилось общаться с иностранцами, в том числе выходцами с Туманного Альбиона, и моё ухо настропалилось улавливать различия в ридной мове коренных англичан, американцев, канадцев и прочих спикеров на инглише. Так вот, по ходу, блонди с Англии, и скорее всего, с центральной её части.

- Я Кира, - ответила я.

        Слава учителям филфака, где я проторчала целых семь лет вместо положенных пяти, произношением могла гордиться по праву. Фонетику в нас вбивали с упорством отбойного молотка, мучая каждую сессию зачётами.

- А ты кто? - поинтересовалась, присев на подлокотник.

- Кларисс Ирсон, - девица села, с недоумением оглядываясь. - Это твоё поместье? Как я здесь оказалась?

- Э... Прости, какое поместье? Это моя квартира, - я в непонятках уставилась на Клару.

- Квартира? - в глазах цвета шоколада мелькнул испуг. - Что это такое? Где мой дом?! Я хочу домой!

        Таааак, а вот истерик мне тут как раз для полного счастья не хватало в час ночи! Я коротко размахнулась и съездила блондинке по физиономии. На фарфоровой щёчке немедленно проступил красный след от моей лапы. Девчонка всхлипнула, схватившись за пострадавшее лицо, и с обидой посмотрела на меня. Я молча достала сигарету, прикурила, и, прищурившись, тоже глянула на Клару. Ой, чует моя задница, не простая иностранка свалилась мне на голову...

- Рассказывай, - приказным тоном потребовала я. - Коротко, без соплей, и заламывания конечностей.

        Шмыгнув, она поведала мне историю своего появления на нашей лестнице в подъезде...

        Когда Клара замолчала, теребя кружево на рукаве, и с беспокойством поглядывая на меня, я уже курила третью подряд сигарету и мрачно матюгалась про себя, пытаясь понять, правду ли сказала попаданка наоборот, или пора вызывать людей в белых халатах и сдавать им очередную клиентку. Неожиданно в кармане заиграл Мэнсон с его бессмертными "Сладкими мечтами", отчего девчонка взвизгнула и забилась в противоположный угол дивана. Пожав плечами, я вынула трубу и, даже не посмотрев, кто, рявкнула:

- Смольный, мать вашу!

- И я рада тебя слышать, - ехидный Валькин голос. - Ты как, нормально добралась?

- Дорогая мамочка, мне уже далеко за двадцать, я пью, курю, ругаюсь матом и трахаюсь с мужиками, - с ответным ехидством ответила я. - И живу в центре, между прочим.

- Ага, а ещё ты любишь собирать на свои нижние девяносто приключения, даже по пути в магазин за хлебом, - хмыкнула подруга. - Потому и звоню.

- Нормально добралась, - буркнула я, глядя на приключение, сидевшее на диване и в панике таращившее на меня глазёнки. Нет, не похожа на чокнутую, слишком уж натуральный испуг. По ходу, на самом деле не знает, что такое мобильник. - Валь, давай, завтра созвонимся, а? Спать хочу, сил нет.

- Ладно, как скажешь, - проворчала Валя и отключилась.

- Это что?.. - пискнула Клара.

- Это, детка, мобильник, а ты, - я затянулась и выпустила густой клуб дыма, - в двадцать первом веке. Добро пожаловать в настоящее.

        Надо отдать ей должное, блондинка не заверещала, а молча закатила глазки и плавно ушла в обморок.


        На часах стрелки показывали четвёртый час ночи, когда в квартире воцарилась блаженная тишина, а я, наконец, осталась одна на кухне, с чашкой крепкого кофе и очередной сигаретой. Клара, напоенная валерьянкой, умытая, и одетая в мою старую ночнушку, дрыхла в спальне, а у меня в голове проносились картинки этого сумасшедшего вечера.

- ...И никак не вернуться?

- А зачем? Ты жаждешь выйти замуж за старого пня, наверняка страдающего воспалением простаты и будущего импотента?

- А что такое импотент?

- Тьфу, свалилась девственница на мою голову... Это мужик, который не в состоянии выполнить супружеский долг в постели.

- О...

- Не красней, ты нормальная здоровая девушка, тебе нужен такой же здоровый и молодой самец, а то, что за фигня, почти двадцать, и о сексе понятия, как у детсадовца!

- Кира... Ты говоришь ужасно неприличные вещи! До свадьбы нельзя...

- Неприлично, дорогая моя, одетой на нудистский пляж ходить, а всё остальное нормально! Отвыкай уже от своего махрового средневековья!

- Кира... А что такое нудистский пляж?

        Тут я не выдержала и громко выругалась матом на русском.

-...Так, давай, снимай свой балахон и в ванну. Давай-давай, и это тоже... Едрёна кочерыжка, как вы ходите в этом?! - увидев корсет, я снова перешла на родной язык. - Нет, дорогая моя, это пыточное сооружение нафиг, у нас в таком ходят только стриптизёрши, и то, в их вариациях оно выглядит намного неприличнее. Клара, ты сдурела, я сказала, всё снимать!

- Но как...

- Молча! Здесь голыми моются, чего удумала, в нижнем белье в душ!

- Отвернись, пожалуйста, я стесняюсь...

- Думаешь, я сисек не видела? Вряд ли ты сильно отличаешься от меня в физиологии.

       Следующей частью марлезонского балета стал душ.

- Дура, это обычный водопровод, видишь, кран, а это душ, чтобы мыться. Слева горячая, справа холодная вода.

- Может, ты мне просто ванну наберёшь?

- Клара, побойся бога, какая ванна на хрен в два ночи?! Я устала как собака, и спать хочу! Давай, залезай, вот тебе душ, халат сейчас принесу. Это мочалка, это... э, жидкое мыло, в общем, это для волос. Вот полотенце.

        Пока ходила ей за халатом, заодно расстелила постель. Посплю сегодня на диване в гостиной, завтра разберёмся. После душа Клара категорически отказалась ложиться спать голой, и от футболки тоже отказалась, приведя железный с её точки зрения аргумент - она слишком короткая.

- Ларка, не выноси мне мозг, - я устало вздохнула.

- Я не буду в этом спать, - тихо, но упрямо повторила она.

- Блондинка, - сквозь зубы процедила я и полезла в недра шкафа.

        Где-то, помнится, у меня было затырено страшилище, подходящее для мисс привереды, я надевала её, когда было совсем холодно. А у девчонки есть характер, значит, не всё потеряно...

- Держи и марш в кровать, - я бросила Кларе одёжку.

        Наконец гостья из прошлого угомонилась и затихла, а я решила, что ещё порция никотина и кофеина будет нелишней. Ну и поразмышлять надо, что с ней делать дальше. Ясно, что пока машина времени остаётся только декорацией к голливудскому фильму, Кларисс домой не попадёт. Если конечно вдруг не обнаружится сумасшедший физик, на раз вычисляющий дыры в пространстве после пятой рюмки неразбавленного спирта... Значит, надо как-то вводить девчонку в курс современной жизни, чтобы её можно было безбоязненно выпустить из дома. До тех пор, видимо, я обзавелась младшей сестрой, и большой головной болью в одном флаконе. Хорошо, что работа у меня не в офисе, переводы можно и дома делать, а делегации не так часто приезжают. О, блин, здравствуй, жопа, новый год! Картина Репина "Приплыли"... Но не выставишь же за порог, я точно спать спокойно перестану. Так, ладно, утром помозгую, на свежую голову, с чего начинать курс молодого бойца для Клары, а сейчас спать, а то от зевания пасть скоро порвётся.


        Утро добрым не бывает, как правильно выразился кто-то известный. Башка раскалывалась после насыщенной ночки, организм изнывал от острой никотиновой недостаточности, а Клара, едва проснувшись, с ходу начала ездить по мозгам. Для начала, попросила меня дать ей какое-нибудь платье, одеться. Я молча открыла перед ней объёмный шкаф.

- Такие устроят? - поинтересовалась кротким голосом.

        Ну да, а чего хотела, мало того, что я не слишком люблю данную форму одежды, так то, что имелось, было гораздо выше колена и в обтяжку. Клара ойкнула, покраснела, и тихо попросила проводить её к портнихе.

- Так, - я ухватила девчонку за руку и потащила на кухню. Усадив гостью за стол, поставив чайник и, наконец, дорвавшись до сигареты, затянулась и продолжила, не сводя с притихшей Клары прокурорского взгляда. - А теперь начистоту, детка. Домой ты не можешь вернуться, это ты осознаёшь? - Дождавшись робкого кивка, я продолжила вещать. - Отлично, едем дальше. Выхода у тебя два, попробовать начать жить сначала здесь, в этом времени, или сигануть с какой-нибудь высотки головой об асфальт, так, что не отскребут, - я помолчала. - Что выбираешь?

- Ж-жить, - шоколадные глаза блондинки заблестели, а прикушенная губа задрожала.

- Хорошо. В таком случае, дорогуша, я теперь твой глас божий и единственный путеводитель здесь, и ты должна слушаться меня, как родного папу. Ясно?

- Почему папу? - пискнула Клара. - Ты же девушка...

- Потому что маму ты явно не слушала! - рявкнула я. - Засунь все свои "неприлично" и "нехорошо" в портмоне и поглубже, детка, ибо здесь разрешено всё, что не запрещено!

        Клара уставилась на меня круглыми глазами.

- Кира... А что такое асфальт и портмоне?.. - последовал тихий вопрос.

        Я зарычала и поняла, что надо срочно пополнить стратегические запасы валерьянки. Или тщательно следить за речью и использовать только те слова, которые знает Кларисс.

- Так. Есть две первоочередные вещи, - я глубоко вздохнула. - Твои документы и язык. С первым справлюсь, второе будешь учить.

- Что буду учить?..

- Язык. Русский, - повторила я, улыбнувшись улыбкой инквизитора. - А сейчас, детка, будем делать из тебя человека. Ну-ка, распусти косу. И не возражать! - грозно нахмурившись, я почувствовала себя кем-то вроде полкового командира. Клара вздрогнула и начала торопливо выполнять просьбу, точнее, почти приказ. Через несколько минут Клару окутали мягкие волны офигительно чистого, серебристого цвета, и я аж присвистнула - натуральная платиновая блондинка, да ещё с шевелюрой до попы! - Оу, мать, да ты красотка, - оценила я внешность попаданки уже при дневном свете, и пристальнее разглядев её. - Тебя одеть соответствующе, накрасить, и мужиков бензопилой придётся отгонять.

       Клара мило покраснела и опустила глазки в пол.

- И не спрашивай, что такое бензопила!

- Кира... Я не красотка, не надо, - пробормотала она.

- Тааак, налицо неуверенность в себе и комплекс неполноценности, - тоном опытного психолога произнесла я. - Это лечится, Кларка, не переживай. Итак, план действий на сегодня - поход по магазинам и подбор тебе гардероба, - я решительно затушила окурок и распахнула дверь холодильника. - Но сначала завтрак, шопинг, знаешь ли, дело утомительное. Нужны силы.

        Несмотря на внушение, Клара категорически отказалась надевать штаны, не говоря уже о шортах. На улице вовсю весна уступала место лету, а она просила что-то закрытое и длинное, ненормальная...

- Так, слушай сюда, мелкая, - уперев руку в бок, я ткнула пальцем ей в грудь. - Ещё один спор со мной, и больше я с тобой возиться не буду. Пойдёшь в большую жизнь сама! А теперь быстро, надела вот это, - всучила ей лифчик и трусы, благо мы примерно одного размера, - и вот это, - следом в руках Клары оказался длинный сарафан на лямках моего любимого нежно-лилового цвета, - переодеваешься, и мы выходим!

        Не решившись спорить дальше, Клара кивнула и удалилась переодеваться. Надеюсь, разберётся с бельём, в горничные я точно не нанималась. Минут через десять она вернулась, смущённо одёргивая и без того достававший до щиколоток сарафан. Волосы она закрутила в тугой пучок на затылке. Наряд Кларе шёл, открывая изящную линию шеи и плеч, подчёркивая грудь третьего размера и тонкую талию - и нафига в корсет себя утягивала, спрашивается? Вот только строгая причёска мне совершенно не нравилась, делает из девчонки простушку с деревни.



- Убери это убожество с головы и заплети косу, - потребовала я.

        Клара повиновалась, и я удовлетворённо кивнула. Вот теперь годится.

- Кира... А нижних юбок сюда не полагается? И плечи прикрыть, я ж почти голая... - в её голосе слышалась растерянность.

- Ларочка, - я коварно улыбнулась, подхватив гостью под локоток, и повела несопротивлявшуюся девушку в коридор, к большому зеркалу в рост. - Вот только честно, без всяких "прилично", "неприлично", "не привыкла", и всё такое, - поставив Клару перед зеркалом, скрестила руки на груди и смерила насмешливым взглядом. - Посмотри на себя и скажи, лично тебе нравится?

        Поколебавшись, она уставилась в собственное отражение, и я заметила в тёмных глазах огонёк слабого любопытства. Отлично, не всё потеряно! Возможно, из неё и получится сделать человека.

- Нравится, - тихо призналась Клара.

- Запомни, отныне ты руководствуешься в жизни именно этим принципом, - мой взгляд поймал её. - И это касается не только одежды, поняла?

        Клара кивнула.

- И ещё одно, - мой палец приподнял мордашку блондинки. - Бросай ты это смущение и неуверенность, здесь никто не будет тебя ни за что ругать, - тут я не удержалась от ухмылки. - Разве что я, и за дело. Ну-ка, расправила плечи, нос подняла, и улыбнулась!

        Она послушно выпрямилась, я развернула её к зеркалу.

- И сказала себе, что ты красивая! - потребовала вкрадчивым голосом.

- Кира... - пролепетала девчонка, но я нахмурилась, и она, покосившись в отражение, неуверенно почти прошептала, отчаянно покраснев. - Я красивая...

- Так, будем работать, - я решительно распахнула дверцы тумбочки с обувью и достала плетёные босоножки. - Надевай и жди меня.

        ...Поход по магазинам с Кларой стоил мне новых седых волос, повышения градуса раздражения, и открытия, что у попаданки, оказывается, есть чувство стиля, как ни удивительно. Она, конечно, послушно молчала, крепко вцепившись в мою руку, но размер её глаз увеличивался в геометрической прогрессии, едва в поле зрения Клары попадал новый незнакомый объект. Поскольку жила я недалеко от площади Восстания, до Галереи - нового торгового центра, рая для шопоголика, - мы добирались пешком. Я решила не травмировать неокрепшую психику средневековой девицы питерским метро. Всему своё время. Но и на улице хватало для неё чудес.

        В Галерее у Клары глаза вообще квадратные стали от обилия почти раздетых мужчин и женщин, магазинов, и ярких цветов.

- Говорить, только когда я что-то спрашиваю, - строго приказала я перед первым отделом - белья. - Узнают, что ты иностранка, будут подсовывать жутко дорогое и не очень качественное.

        Увидев первый набор, который я ей всучила, Клара покраснела и уставилась на меня несчастными глазами. Я с недоумением нахмурилась и потащила её в примерочную.

- Что? - недовольно прошипела, задёрнув шторку.

- Это... Неприлично... - жалобно прошептала девчонка.

- Правда? - я с преувеличенным вниманием обозрела трусики-плавки из трикотажа и к ним лифчик. Спецом выбирала что поскромнее, решив пока не брать кружевное. - Ну-ка, примерь.

        Под моим строгим взглядом она стушевалась, выпуталась из сарафана и отвернувшись, сняла предпоследнюю деталь одежды, оставшись в моих трусиках. Между прочим, почти таких же. Потом надела то, что я ей выбрала.

- Удобно? - я оглядела её, Клара, помедлив, кивнула. - Нравится? - продолжила допрос.

        Снова кивок.

- Запомни, дорогая моя, теперь это главные моменты, которыми тебе предстоит руководствоваться в жизни, - назидательно произнесла я, ткнув пальцем ей в грудь. - Нравится или нет, и удобно ли ходить. Ещё раз услышу про приличия, специально куплю самую откровенную вещь в этом центре и заставлю носить, ясно?

        Клара тихонько вздохнула и в третий раз кивнула.

- Отлично. Тогда продолжим.

        Она пыталась выбирать вещи с длиной ниже колена, но после пары примерок вынуждена была признать, что смотрится в них ужасно. И заметьте, я скромно молчала в сторонке, и всего лишь ехидно улыбалась! Зато когда Кларка первый раз рискнула надеть коротенькую джинсовую юбочку и к ней симпатичную голубую блузку в стиле кантри, в шоколадных глазах загорелся восторг, хотя щёки отчаянно покраснели.

- Берём? - я изогнула бровь.

- Э... - видимо, она хотела сказать что-то о приличиях, но передумала.

- Учти, ты будешь в этом ходить, - усмехнулась я. - Даже если придётся силком на тебя это натягивать и пинками выгонять на улицу. Смотришься сногсшибательно. И я вижу, что тебе нравится, - добила железобетонным аргументом.

        Клара быстро училась. К концу трёхчасового марафона она уже почти не дёргалась насчёт приличий, и мне даже удалось уговорить её на офигенный комплектик из чёрного кружева - трусики, лифчик и коротенький пеньюарчик. Пригодится, пусть пока моя гостья понятия не имеет о прелестях секса, думаю, это ненадолго. И вообще, в гардеробе каждой уважающей себя женщины должно быть что-то подобное, я так считаю.

        Глядя на то, как Клара изящно расправляется с блинчиком ножом и вилкой, аккуратно подбирая соус и не измазавшись, как промакивает салфеткой губы - и всё это не рисуясь, не на показ, - я поняла, что если её привести в порядок под наш современный мир, какому-то мужику сказочно повезёт. На Клару и так-то заглядывались, я уже обратила внимание на заинтересованные взгляды с соседних столиков на мою блондинку, только она, похоже, действительно не осознаёт собственной красоты. Поубивала бы родителей, что так загнобили девчонку, а ведь могли бы очень выгодно выдать её замуж за какого-нибудь пэра там или графа лондонского, как у них водится. И Кларе было бы хорошо, и предкам радость и профит. Хотя, может, там у них такая внешность и не считается особо красивой. И вообще, о чём я думаю, никогда не приветствовала дурной обычай устраивать браки детей без их на то особого желания и чувств. Пусть Клара сама выберет, с кем жить. Я всего лишь постараюсь не подпустить к моей наивной блондинке откровенных придурков.

    Вернувшись домой, я приступила к знакомству Клары с благами цивилизации, и в первую очередь, конечно, с компом и интернетом. Благо, машинок у меня две, стационарный и нетбук для локальных вылазок куда-нибудь, чтоб без отрыва от работы, если что.

- Так, вот смотри, это мышь, это экран, это клавиатура, или клава сокращённо, - приступила я к краткому ликбезу для чайников. - Чего тут и как, будешь осваивать постепенно, а пока будем учить язык, - была у меня чудесная программка, состряпанная знакомым сисадмином по моей личной просьбе, она в достаточно короткие сроки помогала иностранцам освоить русский на уровне школьного разговорного.

        Дальше будет уже на практике осваивать. Показав, куда нажимать и что делать, я надела Кларе наушники и со спокойной душой засела за очередной перевод - с документами буду уже завтра разбираться. Оформим, как потерянный паспорт, у меня в местном ОВИРе знакомая работала, ну и кое-что должна была, я ей когда-то услугу оказала. Пропишу у себя, с этим проблем не будет. Предки давно жили отдельно, не вмешиваясь в мою жизнь, у них дом за городом.

Наблюдая за послушно повторяющей буквы и слова в микрофон девчонкой, я чуть улыбнулась: может, зря панику поднимала, не такой уж геморрой предстоит. А с ней будет весело, это ж такое поле для экспериментов! Главное, не переборщить. Я всегда хотела сестру, вот теперь наслаждайтесь, Кира Батьковна, ехидно отозвался внутренний голос.


Три месяца спустя.

        Клара сидела с ногами на диване, увлечённо лазая по сети, я стояла у окна, курила, и трепалась по телефону с Валькой.

- ...Мать, ты вообще куда пропала? у тебя мужик завёлся, что ли, из дома раз в неделю выходишь? Я уже забыла, как ты выглядишь!

- Дела, знаешь ли, - я покосилась на Клару. - Но сейчас уже посвободнее, расплевалась вроде.

- Отлично, тогда жди сегодня в гости! - решительно заявила Валька. - Толик и Ник тоже будут, запасайся пивом и закусью!

- Э... Может, ты одна придёшь, Валь? - Я была ещё не готова показать Клару моим приятелям, тем более, мужикам.

- Да ладно, ты и так сколько профилонила, мы ж всегда по пятницам у тебя собирались! - Подруга фыркнула в трубку. - В общем, жди нас к пяти! - Она отключилась.

        Клара подняла голову и с любопытством посмотрела на меня.

- У тебя будут гости? - поинтересовалась она.

- Будут, - задумчиво протянула я.

- Я мешать, да?

- Нет, - я не поправила криво построенную фразу. - Наверное, пора потихоньку тебя в свет выводить. Только, Клар, поменьше говори, ладно? Пока легенда такая, ты моя дальняя родственница, приехала поступать в универ.

- Это большой дом на набережной? - вспомнила она нашу прогулку по центру города.

- Типа того.

- Хорошо, - послушно кивнула Клара и снова углубилась в сеть.

        Я постаралась максимально обезопасить её от порнухи, на которую можно наткнуться на раз, заблокировав баннеры. Надо будет в ближайшее время просветить Кларку, а то ещё испугается, если по какой ссылке пойдёт. Взяла пульт, бездумно пощёлкала по каналам. По спортивному показывали соревнования по бальным танцам, я остановила посмотреть. Когда-то это была и моя жизнь, эх. Заканчивалась стандартная программа, пары дотанцевали медленный фокстрот, потом началась латина, с самбы. Я не сдержала вздоха. Скучаю, да. Вдруг с дивана раздался тихий, полный восторга голос:

- Кира... Это что?

        Я посмотрела на Клару. Она уставилась в экран плазмы, не отрываясь, и следила за парами. Хм, неужели заинтересовалась?

- Бальные танцы, - я чуть прищурилась. - Нравится?

- Очень, - призналась девчонка.

        У меня мелькнула шальная мысль. А почему бы нет, собственно говоря? Фигура у неё хорошая, природная гибкость есть.

- Хочешь тоже так? - я постаралась удержаться от торжествующей ухмылки. Вот где её стеснительность и зажатость как рукой снимет.

        Она перевела на меня неуверенный взгляд.

- Я не смогу, наверное, - промямлила Клара. - И они так близко с мужчинами...

- Клааар, хочешь или нет? - повторила я вопрос.

- Х-хочу, - послушно ответила она. Умница, выучила, что надо отвечать.

- Тогда будешь, - я плотоядно улыбнулась. - Прямо завтра и пойдём тебя устраивать.

        Осталось только уговорить Ника взять девчонку в клуб, где он занимался, и подобрать ей подходящего партнёра. Ну а пока… я глянула на часы – до прихода нежданных гостей оставалось ещё достаточно времени, в магаз успею сбегать, благо он через дорогу.

- Ну-ка, - я залезла в недра большого шкафа, стоявшего в углу гостиной, и выудила большую коробку из-под обуви. – Примеряй, - вытряхнула на штучный, ещё довоенный, паркет, естественно, отреставрированный при ремонте, две пары туфель, стандарт и латину.

            Клара послушно сползла с дивана, оставив ноут, поправила халат – она всё ещё стеснялась носить что-то выше колена, даже дома, - и надела сначала стандарт.

- Как раз, - она улыбнулась, и неожиданно сделала несколько движений, в которых я опознала вальс. – У меня дома похожие были, - в карих глазах я заметила нотки грусти, но они быстро пропали. Конечно, тут оказалось гораздо интереснее, чем в её родном мире, один кинотеатр чего стоит… Как мы туда пошли первый раз, это отдельная история.

- Умеешь танцевать? – с интересом спросила я.

- Конечно, - Клара с лёгким недоумением уставилась на мою персону, а я резко почувствовала себя недалёкой дурой. – У меня был учитель танцев.

            Ну да, ну да, кое-какие из классических танцев берут начало как раз из её времени. Мысленно дав себе подзатыльник и заодно пинок, я кивнула на латину.

- Теперь эти.

            Вторая пара тоже пришлась Кларе впору. Надо же, пять лет назад у меня была такая маленькая ножка как у неё? Сейчас-то я с трудом бы влезла в танцевальную обувь. Да и… словно в ответ, тут же заныли суставы, напомнив, почему я вынуждена была бросить бальные танцы.

- Так, - я отогнала горько-сладкие воспоминания, всё ещё отзывавшиеся в сердце тупой болью, - теперь ноги на ширине плеч, - Клара выполнила. – Посмотрим, как у тебя с гибкостью. Чуть присядь, и тазом вперёд-назад подвигай.

            Она слабо ахнула, залившись краской от лба до шеи. Я досадливо вздохнула.

- Дурёха, ничего неприличного в этом нет. Сама ж сказала, хочешь так же танцевать!

- Я н-не уверена, что хочу, - робко попробовала возразить Кларка.

- Цыц! – оборвала я, грозно нахмурившись. – Ну-ка, живо, сделала, как я показала! Не приседай, хвостом двигай! Копчиком, представь, что в тазике сидишь и по дну его задницей елозишь!

            Показала. Кларка снова засмущалась. Плюнула, подошла и попыталась подвигать её сама. С грехом пополам, когда она перестала зажиматься, вроде получилось. Так, ладно.

- А теперь вот так, - показала скручивающее движение тазом. – Как можно сильнее, насколько хватает.

            Тут было проще, тут помогла природная гибкость. Отлично. С восьмёркой бёдрами было посложнее, но ничего страшного, дело поправимое. Главное, моя подопечная не оказалась деревянной вусмерть, значит, при достаточной интенсивности тренировок, за пару месяцев сможет прилично стоять на паркете.

- Отлично, - я удовлетворённо кивнула, чувствуя себя, будто кот, обожравшийся сметаны. Уже мысленно прикидывала, как Кларка будет смотреться на паркете в моих платьях – в своё время потратила на них кучу денег, и они выглядели очень даже прилично. – Теперь иди сюда.

            Поставила её в стандартную стойку, встав за партнёра – спинку держала ровно, вот что значит порода, только опять смущалась, когда я заставила Клару прижаться ко мне бёдрами и нижней частью живота. Попробовала простой левый поворот вальса – на удивление, девочка послушно выполнила. Я торжествующе хмыкнула и оставила её в покое.

- Ну-с, дорогуша, - не удержалась и потёрла ладони, - завтра отправимся пристраивать тебя в танцевальный клуб.

            Клара нервно прикусила губу.

- А… я одна буду туда ходить? – с тревогой поинтересовалась она.

             Я изогнула бровь, смерив её преувеличенно внимательным взглядом. Кларка стушевалась и опять покраснела. Нет, ну как можно быть такой стеснительной, я не могу, а!

- Деточка, сколько тебе лет? – кротко поинтересовалась.

- Скоро девятнадцать будет, - пробормотала она.

            Надо сказать, до сих пор Клара выходила на улицу исключительно в моём сопровождении, молчу про метро – когда первый раз туда зашли, она чуть в обморок не грохнулась, и вцепилась в мою руку так, что потом синяки остались.

- Ларчик, пора учиться самостоятельной жизни, - я коснулась кончика носика девчонки. – Я не всё время смогу быть рядом, извини, но у меня и свои интересы и увлечения есть. Я и так на три месяца практически выпала из жизни, и всё ради тебя, любимой.

            Клара кивнула, сглотнув.

- Эй, солдат Джейн, - хмыкнув, приподняла её лицо за подбородок, заставив смотреть себе в глаза. – Ну что за детство, ты вполне освоилась, Лар. Конечно, на другой конец города я  тебя не отпущу, даже не надейся, но уж в пределах двух станций метро ты уже готова окунуться в большую жизнь.

            В шоколадных глазах отразилась лёгкая паника.

- Н-нет… не метро… - попыталась она выразить свои чувства.

- Именно метро, - категорично заявила я. – Страх надо вышибать клин клином, поняла?

            Она молча помотала головой. Ох, чёрт, всё время забываю, что Клара ещё не настолько хорошо знает русский, чтобы общаться с ней идиомами.

- Это когда чтобы преодолеть страх, делают именно то, чего боятся, - пояснила я. – Метро в наше время самый быстрый способ передвижения. За руль тебе ещё не скоро светит сесть, так что…

            Клара обречённо вздохнула.

- Так, ладно, быстренько переоденься, в магаз пойдём. Надо ж к гостям готовиться… - я умчалась на кухню за пакетом.

            При каждом удобном случае заставляла Кларку общаться в общественных местах типа магазина – чтоб привыкала. Сначала заикалась, краснела и бледнела, но потом привыкла. Как и продавщицы, в нашем славном городе всяких покупателей встретить можно. Вообще, порой забывала, как много Клара не знает о современном мире, и первое время терялась от её наивных «а зачем это?» и «почему?» Хуже малого ребёнка, ей-богу… Сломала голову, пока думала, какие фильмы поставить ей в качестве познавательных о нашей современной жизни, оказалось, самые реалистичные и правдоподобные – о войне. Книжки читать пока она не могла, по крайней мере, первое время, а потом опытным путём выяснила, что Клара в восторге от приключений – Фенимор Купер с Майн Ридом пошли на ура, рыцарские романы сэра Вальтера Скотта глотались с непостижимой скоростью – я додумалась подсунуть их на языке оригинала, - а от авантюрно-приключенческих, в просторечии обзываемых женскими любовными, Кларка просто пищала и писала кипятком. Конечно, кое-где авторессы облажались в отношении уклада жизни и обычаев, и моя подопечная зачастую, хихикая, объясняла, в чём же дамы не правы, но в целом истории о любви Кларке, конечно, понравились. Я, на самом деле, с тайной целью их подсунула – в своё время увлекалась, и собрала неплохую подборку, где всего понемножку, и приключений, и любви, и герои не совсем мерисьюшные. А ещё, в этих книжках очень неплохо секс описывался. Пусть в каких-то моментах и слишком идеалистично, но, по крайней мере, не хочу, чтобы у Клары осталось мнение, что это грязно и неприлично. Надо потихоньку вводить девчонку во взрослую жизнь… Пока фэнтези и фантастику я ей не предлагала, пусть сначала в реальной жизни устроится и язык как следует выучит. «Три мушкетёра», кстати, тоже вызвали бурю восторга, как и сам фильм с незабвенным душкой Боярским, по которому когда-то – каюсь, грешна, - тоже слюнки пускала. В общем, в литературу Кларка ворвалась, и с большим удовольствием – ну конечно, у них там мало что почитать можно было интересного.



            Итак, мы быстренько смотались в магаз – я, во избежание, купила Кларке какой-то лёгкий коктейльчик, потому что от пива она быстро пьянела, а бутылка вина в одну морду ей пока ещё не под силу была тем более. Вообще, я, как заботливая клуша, старалась оградить Клару от всяких вредных вещей, типа сигарет и бухла – честно сказала, что я курю, потому что дура, и не хватает силы воли бросить, а пиво пью достаточно редко, в малых количествах, и просто, чтобы расслабиться, а не нахрюкаться в дрова. Но для очистки совести – всё-таки она уже большая девочка, - честно предложила попробовать то же пиво. Слава богу, Кларке не понравилось. Вообще-то, надо бы сводить её в любимый Ягерхаус, вот там настоящее немецкое пиво, думаю, оно ей как раз придётся по вкусу. Но это как-нибудь потом. Проводя ликбез по алкоголю, категорически запретила даже пробовать водку, для наглядности один раз показав ей на улице пьяного бомжа и сказав, что вот так бывает с теми, кто употребляет сию огненную воду. Лучше немного перегнуть палку, чем она по незнанию и в моё отсутствие задумает попробовать. Клара вздрогнула и заявила, что ни капли не возьмёт в рот этой гадости. Умница моя доверчивая. С коньяком решила таки провести эксперимент – был у меня в заначке подарок знакомого, настоящий армянский, роскошная штука с мягким вкусом и приятным запахом. Налила Кларке почти на донышко, отрезала сыра. Офонарела, когда она употребила всё это, и потребовала ещё – ей понравилось. Предупредила, что коньяк не хлещут как пиво, а смакуют по чуть-чуть, под приятный разговор и просто для расслабления, и убрала бутылку. Слава яйцам, Клара особо не проявила тягу к спиртному, так что  на сём я пока прекратила эксперименты.

            Клара с интересом смотрела, как я готовлю креветки и жарю гренки с чесноком, по мере сил помогая – хлеб нарезать, выдавить сок лимона в розетку, высыпать фисташки на тарелку. По ходу выяснилось, что она очень неплохо готовит, даже несмотря на то, что многих продуктов в наших магазинах или не было, или совсем не такие, как в её время на рынке. Ларка любила экспериментировать у плиты, и удачно, хочу заметить. Говорю же, находка для любого мужика…

- Кир, а если спросят, откуда я? – поинтересовалась она.

- Говори, как есть, с Англии, - пожала я плечами. – Твой акцент глухой не заметит, хотя молодец, уже довольно неплохо шпрехаешь. У меня, помнится, кто-то из дальних родственников там обретался.

- Ну… - она поёжилась. – Наверняка ж будут расспрашивать, что там и как…

            Я изогнула бровь.

- Скажешь, жила в пригороде, в Лондоне бывала редко, училась в частной школе, - быстро помешала креветки, добавила лаврушки для аромата, перевернула гренки.

- А вдруг спросят, куда поступать буду?

- В Текстильный, - я пожала плечами, - на дизайнера одежды. Вкус у тебя вроде неплохой, теоретически, ты бы хорошо там устроилась.

- Дизайнер одежды, - послушно повторила Клара, запоминая сложное для неё словосочетание.

- Так, всё, не дрейфь, если что, я плавно переведу беседу со скользкой темы, - я слила креветки и поставила их остывать. – Иди, переоденься. В шорты и футболку! – приказным тоном добавила я.

            С неё станется влезть в какую-нибудь длинную юбку, а потом страдать, сидя с прямой спиной и не имея возможности с ногами залезть на диван. И вообще, ей полезно в очередной раз побороться с комплексами. Толик меня не беспокоил, он давно и прочно на Вальку запал, а вот Ник… С моим бывшим партнёром у нас когда-то, как водится, был бурный, но короткий к счастью роман – мы подумали и решили, что просто танцевать вместе гораздо интереснее, чем спать и жить, - однако этот индивид, обладавший весьма привлекательной внешностью, отличался повышенным интересом к женскому полу. Не то, чтобы был бабником… Но практически любую мог соблазнить, не особо напрягаясь. А Кларке нужен какой-нибудь приятный молодой человек, в меру наивный и романтичный, как она сама. Ну, конечно, достаточно искушённый в жизни, моя подопечная ведь всё равно полностью самостоятельной вряд ли сможет когда-нибудь стать. Так, ладно, может, Кларка не в его вкусе, но на всякий предупрежу, чтобы не делал резких движений в сторону Клары – если, конечно, не настроен серьёзно. А это уж вряд ли, я слишком хорошо знаю Ника.

            Всё, из коридора раздался звонок. Клара как раз выползла в гостиную, пунцовая и нервно одёргивавшая джинсовые шортики.

- Креветки и гренки на стол, - бросила я, вприпрыжку направляясь к двери и пытаясь собрать чисто вымытые растрёпанные лохмы в подобие хвоста – пора в парикмахерскую, опять обросла, как гризли.

            Клара послушно кивнула, а я распахнула дверь, пропуская шумных Вальку, Толика, и Ника. Наобнимавшись с подругой, быстренько обеспечила всех тапочками, и провела в гостиную, где уже всё было готово, а Клара, с ногами забравшись на диван и обхватив коленки руками, с беспокойством и лёгкой тревогой смотрела на гостей. Ой, это она зря, её ножки в таком ракурсе очень аппетитно выглядели…

- Знакомьтесь, Клара, моя дальняя родственница, приехала поступать, - протараторила я. – Клара, это Валька, Толик, и Ник.

- Приветик, - Валёк плюхнулась на диван, с интересом окинув Клару взглядом.

            Толик просто кивнул, пристроившись рядом с ней, а вот Ник… Ник меня напряг, и очень. Засунув руки в карманы светлых летних брюк, он слишком уж пристально рассматривал мою подопечную чуть прищуренными глазами цвета хвои, а уголок его полных, чувственных губ изогнулся в лёгкой улыбке. Нет, не позволю, кобель драный!! Ухватив его под локоток, я оскалилась в подобии улыбки, и потянула парня на кухню.

- Народ, мы сейчас, разливайте пока.

            Ник изогнул бровь, но упираться не стал.

- Кир, ты чего? – поинтересовался он, прислонившись к косяку.

- Дверь прикрой, - слишком резким голосом попросила я, сверля его тяжёлым взглядом. Он хмыкнул, но выполнил просьбу. – Ник, сунешься к Ларчику, яйца оторву и глаз на задницу натяну, - тихим голосом предупредила я.

- Мм? – о, как сладка месть, пусть даже и через столько лет!.. Неподдельное удивление на его физиономии доставило мне истинное удовольствие.

- Ларка не для твоих загребущих лапок, - доходчиво пояснила я. – Она чистая, наивная, и романтичная, и не смей мне портить её!

- Оу, а я, грешным делом, подумал, что ревнуешь, - с притворным сожалением вздохнул он.

- Ник, я серьёзно, - я прищурилась. – Не смей с ней играть.

- Типа, не можешь любить – сиди, дружи? – хмыкнул он. – Кир, ты чего так взбеленилась, а? Что, я уже на симпатичную девчонку не могу посмотреть?

- Знаю я, чем такие твои взгляды заканчиваются, - фыркнула и прикурила, Ник чуть заметно поморщился – ну да, спортсмен, не курит. – Увлечётся девчонка, ты ей сердце разобьёшь, а оно мне – и ей тоже – не надо сто лет. Пойми, она не из тех, с кем можно провести пару весёлых ночек и забыть. Если уж так в штанах зачесалось, лучше найди себе кого другого.

            Он задумчиво потёр переносицу, улыбка пропала с его лица.

- То есть, ты даже мысли не допускаешь, что у меня могут появиться серьёзные намерения?

            Подавилась дымом, закашлялась.

- Ник, не смеши мои коленки! Ты её видишь впервые в жизни!

- А ты сразу отрубаешь мне все возможности дальнейшего знакомства, - парировал он. – Может, предоставим всё-таки право решать Кларе?

            Я помолчала, выпустив дым.

- Ник, я тебя предупредила. Если Ларке из-за тебя плохо будет… ну, ты меня знаешь, - выразительно так посмотрела на него. О да, весёлую жизнь Нику я могла устроить по полной, и он это знал.

- Ладно, - поджав губы, он открыл дверь. – Я тебя услышал.

            Мы вернулись в гостиную, там уже шёл оживлённый разговор – Клара спрашивала Вальку о её работе, интуитивно угадав, что моя подружка та ещё болтушка, и очень любит о себе рассказывать. Едва Ник показался на пороге, глаза Ларки остановились на нём, и я даже на расстоянии заметила, как расширились зрачки. Упс. А я ещё собиралась пристроить её в клуб Ника! Да ни за какие коврижки, только через мой труп!! Эти двое категорически не могут быть вместе, более неподходящих друг другу людей сложно представить! Ой, чую, весёлые деньки настали…


            Кларисс… Клара, стараясь не очень привлекать к себе внимания, неторопливо потягивала коктейль из банки, бросая украдкой взгляды на Никиту. Конечно, не герцог – тьфу, здесь же нет никаких титулов и сословий, напомнила она себе, - и не брюнет, и глаза не голубые, а какого-то странного, тёмно-зелёного, цвета. Тёмно-русые, с рыжеватым отливом, волосы средней длины в художественном беспорядке, одна прядь падает на лоб. Кларин взгляд задумчиво скользнул по крепкому телу, обтянутому футболкой, спортивному, подтянутому, и девушка внезапно почувствовала румянец на щеках. Смутившись, она уткнулась в надписи на банке, растерянная собственной реакцией на Ника. Хотелось всё время смотреть на него, разглядывать, чуть небрежная улыбка на симпатичном, но не смазливом, лице вызывала странное замирание где-то в животе. Разговор шёл своим чередом, Клара рассеянно слушала, пока Валя неожиданно не задала вопрос:

- Ник, а как там твоя Галя, помнишь, ты говорил, что партнёршу новую нашёл?

            Клара встрепенулась: Ник занимается танцами? Перед глазами мелькнули картинки, увиденные по… телевизору – она опять запнулась на незнакомом слове, - красивые пары, кружившиеся по паркету. Покосившись на Киру, Клара к собственному удивлению заметила, что та помрачнела и резко затушила окурок в пепельнице. Но сказать ничего не успела, Никита ответил.

- Да как сказать, - парень поморщился, - она деревянненькая. Мы пару недель протанцевали, не моё, нет.

- Ты тоже бальными танцами занимаешься? – рискнула напрямую обратиться к нему Клара, и удивилась, что голос не дрожал – её вдруг одолел тяжёлый приступ смущения.

- В смысле, тоже? – заинтересованный взгляд странных глаз остановился на ней, отчего Кларе неожиданно стало жарко. – И ты танцуешь?

- Нет, - слишком поспешно вмешалась в разговор Кира, и в её голосе блондинка заметила недовольные нотки. – Она не танцует, Ник.

- А хотела бы? – он, не отрываясь, смотрел на Клару, игнорируя Киру.

            У Кларисс пересохло в горле, и она смогла только кивнуть. Странно, но, похоже, Кире не нравится, что Ник проявил к  ней интерес.

- Ник, я сама этим займусь, - твёрдо заявила хозяйка квартиры.

            Зеленоглазый откинулся на спинку кресла, положив ногу на ногу, и отпил из бокала пиво, по-прежнему не сводя с Клары взгляда. Изучающего такого, пристального. Девушка невольно поёжилась, сердце подскочило и забилось где-то в горле.

- Ну-ка, Клар, встань, - попросил он.

- Ник! – резкий голос Киры, на который Никита совершенно не обратил внимания.

            Поколебавшись, Клара встала, Ник отставил бокал и тоже поднялся из кресла. Девушка подавила порыв отскочить, когда он приблизился к ней – оказалось, она ему где-то по плечо.

- Ну, по росту нормально, - отозвалась Валя, и Ник согласно кивнул.

- Да вашу Машу, меня вообще слышит хоть кто-нибудь? – раздражённо произнесла Кира. – Ник, она вообще не умеет танцевать, ей нужен кто-то её уровня!

- Ты вспомни, какая сама пришла, когда со мной встала, - небрежно ответил Ник. Клара навострила ушки: они вместе танцевали? Может, в этом кроется причина плохого настроения Киры, Никита ей тоже нравится? – Иди сюда, Клара.

            Она только испуганно вздохнула, когда Ник притянул её к себе, положив одну руку на спину, в районе лопатки, а в другой осторожно сжав похолодевшие от волнения пальчики Клары. И прижался к ней… Инстинктивно Кларисс попыталась отстраниться, в её время непозволительно было джентльмену во время танца так бесстыдно прижиматься к девушке! Но ведь тогда были пышные, неудобные юбки… Не обратив никакого внимания на её робкие попытки отстраниться, Ник, как и Кира недавно, сделал правый, левый поворот вальса, уверенно ведя Клару, и остановился, отпустив её.

- А знаешь, неплохо двигаешься, - задумчиво произнёс он.

- Никита, бананы из ушей вынул, да? – Кира тоже встала и подошла к нам. – Я тебе сказала, я сама займусь этим.

            Ник усмехнулся, изогнув бровь, и повернулся к собеседнице.

- Я всего лишь хочу научить её танцевать. Или будешь возражать, что у меня это плохо получится? – спокойно ответил он, скрестив руки на груди.

- Кир, что такое? – снова вмешалась Валя, с удивлением переводя взгляд с Ника на подругу и обратно. Потом ухмыльнулась и добавила, - ревнуешь, что ли?

            Клара затаила дыхание, постаравшись сделаться совсем незаметной. Происходившее ей было совершенно непонятно, эти люди являлись частью жизни Киры, причём, судя по всему, достаточно большой частью, а она особо не распространялась о своём прошлом. Но каким-то образом данная ситуация была связана с ней, Кларой. Кире явно не нравилось, что всплыл интерес подопечной к танцам, и что Ник об этом узнал. Между тем, Кира пристально посмотрела на Никиту и тихо сказала:

- Я тебя предупредила, Ник.

- Я тебя услышал, - так же тихо ответил он.

            Кира кивнула и с невозмутимым видом вернулась в кресло. Парень же повернулся к Кларе и от следующих его слов у неё едва не подкосились ноги:

- Так, завтра ближе к вечеру заеду за тобой, обувь есть? – Клара неуверенно кивнула. – Отлично. Давай номер телефона.

- Мне позвонишь, - тут же откликнулась Кира. – Я с вами поеду. У неё пока нет мобилы.

            Неопределённо хмыкнув, Ник пожал плечами и тоже сел обратно на место.

- Как скажешь, - неожиданно кротко согласился он.

- Народ, а как насчёт шашлычков на следующие выходные?  - предложила вдруг Валя. – Погоду вродь обещают жаркую и сухую, возьмём палатки, и махнём, а?

            Клара постаралась сделать вид, что знает, что такое шашлычки и палатка. Общий смысл она поняла, Валентина звала всех на природу. Природу Клара любила, вокруг их небольшого поместья рос чудесный лес, в котором она так любила гулять… Подавив вздох, девушка вынырнула из воспоминаний.

- А хорошая идея! – воодушевился Толик. – Ник, ты как?

- Всеми лапами за, - он улыбнулся. – Эх, давненько не выбирался из каменных джунглей, ты прав, надо подышать свежим воздухом, а не выхлопными газами.

- Киир? – Валя вопросительно посмотрела на хозяйку квартиры.

- Ну, в общем, да, - её задумчивый взгляд остановился на Кларе. – Срочных переводов пока нет, делегаций тоже.

- Супер, - она потёрла ладони. – Значит, шашлыки с тебя, они у тебя вкусные получаются, меню с меня, в четверг раскидаем на всех…

            Дальше пошли обсуждения подробностей похода, в котором Клара не принимала участия, снова погрузившись в воспоминания.

            …За три месяца она немного освоилась в этом новом для неё мире, хотя Кира и утверждала, что мир тот же самый, только время на три века вперёд. Кларе всё казалось, что происходящее – сон, и она вот-вот проснётся, но шли дни, складываясь в недели, а всё оставалось на своих местах. На удивление, тоска не сильно мешала, вокруг было столько всего нового и интересного, что Клара, обладая врождённым любопытством, просто не успевала грустить. Конечно, многое оставалось ещё непонятным, и даже странным, но она честно старалась следовать советам Киры. Та, несмотря на некоторую резкость и грубость в поведении, Кларе нравилась, потому что заботилась о ней, пусть и специфически. За ворчанием крылось беспокойство, грозные взгляды и командный голос маскировали искреннее желание помочь справиться. Да, благодаря Кире Клара стала немного увереннее, и уже спокойно смотрела на собственное отражение, правда, всё равно не соглашалась с опекуншей, что красивая. С одеждой тоже возникало много казусов, Клара никак не могла привыкнуть к совершенно другой моде – более удобной, и практичной, да, но… открывавшей и ноги, и руки, и даже грудь! И здесь это не считалось неприличным, отнюдь, не говоря уже об отсутствии  нижних юбок и корсета. Хотя, за прошедшие месяцы Клара привыкла к удобному белью, не сдавливавшему рёбра и не стеснявшему движения.

            Больше всего же Кларисс удивляли отношения между мужчинами и женщинами и отсутствие сословий. Все общались на равных, и публичные проявления чувств – вроде объятий или поцелуев, опять же, считались нормальными. Первый раз, увидев целующуюся парочку на эскалаторе в метро, Клара была настолько шокирована, что даже на какое-то время забыла о страхе перед метро. В общем, судя по всему, скромность в этом сумасшедшем времени, где все жили в бешеном ритме, особо не ценилась. Ну, то есть, как поняла Клара, многие воспринимали скромность скорее как недостаток, чем достоинство.  Так же, как застенчивость. Поэтому ей срочно пришлось учиться контролировать свои эмоции, а то постоянно алеющие щёки Клары вызывали у Киры приступы хихиканья и ехидные шутки из разряда «об тебя прикуривать скоро можно будет».

            Про всякие механизмы, начиная от телевизора и заканчивая машинами на улицах, Клара предпочитала не думать вообще, приняв, как данность, что они существуют, ими можно научиться пользоваться – какими-то сразу, легко, какими-то нет, - и не пытаясь понять, как это всё работает.

- Клаааар, выплывай из астрала, - очнувшись, она тряхнула головой, услышав насмешливый голос Киры.

            Чуть смущённо улыбнувшись, Клара кивнула, невольно покосившись на Ника. И едва удержалась, чтобы не вздрогнуть: тёмно-зелёные глаза задумчиво смотрели на неё. В голову пришла мысль, о том, что стоило бы послушаться Киру и не соглашаться на его предложение по поводу танцев. Какое-то шестое чувство подсказывало Кларе, что встать с Ником в пару – не самое удачное решение в её жизни.


            Я стояла у окна на кухне и курила, пялясь на ночную улицу, Клара молча мыла посуду. Кстати, когда я заявила, что слуг у нас нет, и убираться будем мы вместе с ней, особо не кочевряжилась, правда, с пылесосом до сих пор общий язык не нашла. Так что на ней было мытьё полов и вытирание пыли, ну а посуду мыли по очереди.

- Кир, а Ник тебе нравится? – огорошила вдруг Клара вопросом.

            Я аж дымом поперхнулась.

- С каких таких щей ты взяла? – обернулась, посмотрела на неё.

- Ну, ты так резко реагировала, когда он… захотел танцевать со мной, - хоть я и не увидела, но была уверена, Клара опять покраснела.

            Я хмыкнула, потом грустно улыбнулась, отвернувшись снова к окну.

- Ларчик, ты не так всё поняла, - вздохнула, затянулась. – Да, мы когда-то вместе танцевали, и даже роман был. Но закончился по обоюдному согласию, я даже толком влюбиться не успела, слава богу. Ник, он, как бы тебе объяснить, - я помолчала. – Девушки для него скорее играют роль спортивного интереса.

- Это как? – она закрыла воду, и села за стол, задумчиво глядя на меня.

- Интересно, пока завоёвывает, - пояснила я, продолжая созерцать улицу за окном. – Сколько я его знаю – долго, поверь, - ни разу его отношения с девушками не затягивались дольше, чем на месяц. В особо сложных случаях на два. Ну и… - снова хмыкнула, - потом постоянно его подружек отпаивала валерьянкой и коньяком, выслушивая «люблю, не могу», «какой же он гад», и тому подобное. Я не хочу, чтобы ты оказалась в таком же положении, - я затушила окурок и повернулась к ней, скрестив руки на груди. – Клар, в нашем времени отношения, как ты могла заметить, немного отличаются от тех, что были у тебя в прошлой жизни. Они более свободны, что ли. У нас нормально, если люди разводятся после нескольких лет брака, даже если есть дети. И очень часто, даже можно сказать, почти всегда, люди живут вместе уже до свадьбы. Ну и, не всегда такое совместное проживание заканчивается походом в ЗАГС. И никто никого не осуждает в таких случаях, - Клара слушала, и глаза её становились больше  с каждым словом. Мы вообще пока не касались взаимоотношений в наших разговорах, я считала, что всему своё время. Пока моя подопечная не знала никого из мужчин, я не считала нужным посвящать её в такой непростой вопрос. – Клар, я не хочу, чтобы твоя новая жизнь начиналась с разбитого сердца, - я пристально посмотрела на неё. – Ты сама видела, джентльменов в этом времени крайне мало. И если тебе говорят красивые слова, это ещё не значит, что у человека серьёзные намерения. Скорее всего, он просто хочет затащить тебя в постель.

            Клара покраснела и опустила глаза.

- Значит, людям верить нельзя? – еле слышно спросила она.

            Я испустила длинный вздох. Мда, не готова я к таким серьёзным разговорам… Как объяснить Кларе то, что я узнавала на протяжении всей моей взрослой жизни, богатой и на падения, и на взлёты?

- Можно, но осторожно, - улыбнулась. – И в первую очередь, не вестись на смазливую физиономию и сладкие речи.

            Клара неуверенно улыбнулась в ответ.

- Это ты про Ника, что ли?

- И про него в том числе, - кивнула я. – Партнёр он офигенный, это да, но вот как мужик… - поморщившись, прикурила новую сигарету. – Ухаживать может красиво, если ему встрянется завоевать девушку. Лёгкий роман с ним, в принципе, клёво, в постели он монстр, - не удержалась и подмигнула, снова вызвав краску на щеках Клары. – Но влюбляться категорически запрещено. По крайней мере, для тебя, Ларчик. Ты слишком наивная и доверчивая, для таких опытных соблазнителей, как он.

            Клара смущённо хихикнула, и вдруг огорошила меня вопросом:

- Кир, а флиртовать здесь можно?

            Мои глаза и губы приняли форму правильной буквы О.

- Э… в каком смысле? – осторожно поинтересовалась.

- Ну, строить глазки, - она смешно наморщила лоб, - кажется, так это на русском? Я была несколько раз в Лондоне, - пояснила Клара. – На приёмах. Там этим все девушки занимаются…

             Я посмотрела на Клару, осознав вдруг, что не только я могу её научить чему-то…

- Клар, у нас не все мужики понимают, что если девушка ему улыбается, это не значит, что она сегодня пойдёт с ним, - на всякий случай предупредила я. – Можно влететь, особи мужского пола в этом времени крайне толстокожи и прямолинейны.

- Угу… - она задумчиво кивнула.

            Поскольку спать ещё не хотелось, а рано вставать не предполагалось, я устроилась на диване, и, покосившись на уткнувшуюся в ноут Клару, решила посмотреть один из моих любимых фильмов. Стационарный комп имел возможность подключения к плазме, так что почти как в кинотеатре, попкорна только не хватало.

- Клар, будешь фильм смотреть?

- Какой? – она заинтересованно глянула на меня.

            Я улыбнулась.

- Тебе понравится.

            Итак, «Грязные танцы», над которым пускаю слюни каждый раз, как смотрю. Патрик Суэйзи такой милашка, и двигается офигенно, в общем, сплошной позитив и романтика. Ну и, Кларе полезно тоже, ага, перед завтрашней тренировкой. Бросив быстрый взгляд на неё, увидела, что она сидит тихо, как мышка, обхватив руками колени, и не отрываясь, смотрит на экран. А в глазах знакомое мечтательное выражение. Отлично, значит, нравится. Пока не кончился фильм, она не задала ни одного вопроса.

- Кир, а почему такие танцы грязными называются? – задумчиво спросила Клара после.

- Сама подумай, - хмыкнула. – И странно, что спрашиваешь. Сама заявила мне, что в бальных мужчины слишком близко к женщинам стоят.

- А… - она кивнула с тем же задумчивым видом. – Но… это так красиво смотрится, -  добавила Клара.

            Я согласно кивнула.

- Ничего, ты быстро научишься. Если не будешь зажиматься и краснеть каждые две минуты.

            Кроткий вздох и тихое:

- Я постараюсь, честно.

            Ну, посмотрим, завтрашний день покажет.


            Утром, после завтрака, съездили в магазин и купили Кларе форму, две юбки – свои я уже не помню, куда засунула, ну и всё-таки по размеру она тоньше меня. Потом, наконец, я решила, что пора ей обзавестись собственным мобильником, и на обратном пути зашли в салон связи. Выбрала телефон со стандартным набором функций, чтобы Клара не запуталась, и дома убила часа два на то, чтобы она научилась заносить номер в записную книжку, писать и отправлять смски, и читать полученные сообщения. Ну, в общем, освоила Клара этот аппарат, надеюсь, ничего не намудрит. Из номеров пока только мой и домашний, хватит ей. С неудовольствием подумала, что очень скоро там появится и номер Ника – если он не бросит сумасшедшую идею поставить Клару с собой в пару. О, почти стихами. Эх, вот не на месте у меня сердце, как думаю про них, не на месте. И ведь не смогу каждый раз с ней ездить на тренировки, своих дел тоже хватает…

            Ладно, надеюсь, я Кларе доходчиво вчера объяснила, почему не стоит поддаваться обаянию Ника. И у него, думаю, хватит ума держаться от моей блондинки подальше. Ведь реально, жизнь испорчу, если ей из-за него плохо будет. В пять позвонил Никита, сказал, через двадцать минут заедет. Мы быстренько оделись – причём, к моему удивлению, Клара выбрала джинсовый сарафанчик длиной гораздо выше колена, на лямках. Неопределённо хмыкнув, я ничего не сказала, натянув дежурные шорты и футболку, два раза провела расчёской по волосам – кстати, о птичках, надо бы в парикмахерскую заскочить на обратном пути, - взяла рюкзачок с Клариной шмоткой тренировочной, и как раз объявился Ник.

            Мы вывалились во двор, я подошла к тёмно-синей «Ауди» Никиты, кивнула ему, поздоровавшись, и села на переднее сиденье.

- Ты на каждую тренировку будешь сопровождать Клару? – поинтересовался он, пока моя подопечная устраивалась на заднем.

- Посмотрим, - невозмутимо ответила я. – Поехали.

            По пути особо ни о чём не разговаривали, я рассеянно размышляла о всяких мелочах, Клара приклеилась носом к стеклу, глядя на город вокруг, а Ник вёл машину. Приехали мы быстро, он занимался на старом месте, на Петроградке. Поднимаясь по большой лестнице, на второй этаж, где находился зал для занятий, я пыталась справиться с нахлынувшими воспоминаниями. Скучаю, и даже очень, да. Но сюда путь мне заказан, больные суставы на ногах не позволяют заниматься бальными танцами, вообще, танцами. Я даже обувь ношу исключительно на низком каблуке, а то и на плоской подошве.

- Ещё никого нет пока, - Ник покосился на меня, поднимаясь рядом. – Я специально пораньше приехал, и Анну Анатольевну попросил. Ты как, в порядке?

            Я пожала плечами и кивнула. Нет, не в порядке, но ради собственного и Клариного спокойствия потерплю.

            Знакомый большой зал, с одной зеркальной стеной и станком, тонкий, еле уловимый запах дерева, светлый паркет на полу. Как и говорил Ник, зал оставался пустым, только в дальнем углу, на полу, стояли колонки.

- Анна Анатольевна подойдёт сейчас, в стандарт переодевайся, - сказал Ник, бросил взгляд на часы и направился к одной из двух дверей, я кивнула и повела Клару ко второй.

- Раздевалка, - пояснила, пропустив её вперёд. – Давай, Клар.

            Через несколько минут мы вышли обратно в зал, где уже ждал Ник и появилась тренер – Анна Анатольевна, за глаза просто Аннушка. Высокая, стройная, несмотря на возраст – за сорок, но сколько точно, я не знала, - с подвижным лицом, она всегда улыбалась, и никогда не повышала голос. Увидев меня, Аннушка изогнула бровь, и удивлённо хмыкнула.

- Привет. Вот уж не думала увидеть тебя снова.

- Я с ней, - кивнула на стоявшую в сторонке Клару, чувствовавшую себя, судя по блуждающему взгляду, несколько не в своей тарелке.

- Как здоровье? – поинтересовалась Аннушка.

- Спасибо, без изменений, - я невесело улыбнулась. – Я в сторонке постою просто, подожду Клару.

            Взгляд Аннушки наконец перешёл на мою подопечную.

- Ник, с ней хочешь попробовать? – уточнила она, приблизившись к притихшей блондинке.

- Ага, - кивнул мой бывший партнёр.

- Ну, рост у вас вроде подходящий, - Аннушка прищурилась, оглядывая Клару. – Осанка тоже… Только подбородок повыше, - она чуть приподняла мордашку Клары. – Так, ладно, вставайте, посмотрим.

- Она почти ничего не умеет, - уточнил Ник, приблизившись к Кларе.

- Ты тоже когда-то ковылял по паркету, как увечный, - невозмутимо ответствовала Аннушка. – Начнём с медленного вальса, а там, как пойдёт.

            Я наблюдала, как Клара скользит – другого слова не подобрать, она именно скользила, - по паркету, и всё больше убеждалась, что танцы это её. Несмотря на то, что техника, конечно, сильно отличалась, точнее, как таковой почти не наблюдалось, спину Клара держала, и послушно позволяла вести себя. Судя по довольной физиономии Ника, его тоже устраивали задатки моей подопечной.

- Так, отлично, рисунок танца знаешь, - Аннушка кивнула и остановила музыку. – Думаю, пока ограничимся правым и левым поворотами, будем ставить технику потихоньку.

            Она достала из сумки яблоко, я невольно улыбнулась: как же, помню, простой, но действенный приём…

- Милая, двигаешься хорошо, но скованно, - женщина подошла к ним и, одной рукой держа яблоко, второй чуть надавила на спину Клары, вынуждая придвинуться ближе к Нику. – Между вами не должно быть расстояния, иначе как он тебя вести будет? Партнёр должен чувствовать тебя. Так, ну-ка, один круг так, чтобы яблоко не упало.

            Я заметила на щеках Клары яркий румянец, но возражать она не стала. Вот и умница.

- И колени помягче, - дала Аннушка последний совет и отошла. – Поехали.

            Яблоко упало всего два раза. После второго раза Ник с непроницаемым лицом положил руки Кларе на талию, прижав ближе к себе, и не давая ей отклячить хвост – дело пошло лучше. Я не удержалась от улыбки. Могу представить, каково бедняжке, с её-то представлениями о приличиях. Ничего, быстро привыкнет, так ведь гораздо удобнее. Я в своё время вообще глаза закрывала, чтобы только на ощущения ориентироваться, научилась чувствовать Ника буквально за пять занятий. Надо Кларе подкинуть идейку.

- Подбородок, Клара! – громко произнесла Аннушка, наблюдая за ними.

            Девчонка исправилась, и я мельком заметила большие глаза и пресловутый румянец – похоже, она была смущена до крайности. Угу, а Ник довольный, как слон после трёхвёдерной клизьмы.

- Молодцы, - Аннушка забрала яблоко. – Клар, только не надо напрягаться, верх расслабь, и за подбородком следи. Не опускай его. Теперь немножко техники шага…

            Дальше я слушала вполуха. Думаю, стандарт Аннушка Кларке быстро поставит, всё-таки в своём времени та чему-то училась в плане танцев. А вот латина… Тут сложнее, но скорее, от зажатости блондинки. Надо бы её как-нибудь в клубешник какой сводить, с хорошей музыкой, пусть потанцует, подвигается. И вообще, она что-то говорила про флирт? Вот пусть и потренируется на студентах, которые обычно там ошиваются. Не знаю, зачем ей это, но пусть лучше под моим чутким присмотром развлекается.

            Тем временем, занятие подошло к концу, и я прислушалась к разговору.

- Так, начинающие у меня завтра, в шесть вечера, как раз вальс разбирать будем, приходи. Ник, остаёшься? – Аннушка вопросительно посмотрела на моего бывшего партнёра.

- Нет, наверное, пока не вижу смысла, - ответил он, пожав плечами. – Вот завтра буду точно.

- Всем привет! – раздался негромкий, приятный голос, и на пороге зала появилась стройная изящная жгучая брюнетка. – Ник, ты уже здесь? – глаза девицы радостно сверкнули, на лице появилась улыбка.

- Да, и уже ухожу, - он небрежно кивнул барышне. – Клар, иди, переодевайся, встретимся у машины.

            Радость девицы увяла, она в упор посмотрела на Клару. Та на удивление смело встретила её взгляд. Я пока не встревала, с интересом наблюдая за представлением. И кто же это у нас такая наглая, а?

- Твоя новая партнёрша? – ровным голосом спросила брюнетка.

- Представляешь, Галь, да, - непринуждённо улыбнулся Ник. – Я тебе давно говорил, что ищу замену. Можешь заняться тем же самым.

- А чего тогда уходишь сейчас с тренировки? – продолжила допрос Галя, при этом по-прежнему разглядывая Клару. Ага, видимо, та самая, с которой у Никиты не срослось.

- Потому что мои занятия теперь будут по другим дням, - Ник отвернулся от собеседницы. – Анна, до завтра тогда, да?

- Начинающая, что ли? – Галя изогнула бровь, пренебрежительно фыркнув. – Нииик, ну ты бы ещё среди дебютантов себе искал пару! Ты ж её полгода на паркет ставить будешь!

- Простите… Галя, кажется, да? – вдруг отозвалась Клара тихим, кротким голосом. Я подобралась – знала, что у моей тихони таки есть зубки, которые она показывает крайне редко. Брюнетка кивнула. – По-моему, Никите виднее, кто и за сколько времени научится хорошо танцевать, разве нет? – Кларка похлопала ресницами и добавила. – С вами же он всего несколько недель был в паре, если ничего не путаю? Ой, извините, меня подруга ждёт, - мило улыбнувшись, она поспешила в раздевалку.

            Я чуть не заржала в голос, видя обескураженную морду этой Гали. Стерва та ещё, судя по всему. Но Кларка молодец! Кое-чему начинает учиться, да. Ник хмыкнул.

- Она права, Галь, - невозмутимо подтвердил он. – Прости, но до моего уровня ты не дотягиваешь, и вряд ли когда-нибудь дотянешь. Пока, удачи в дальнейшем на паркете.

            Я поспешила в женскую раздевалку, дабы эта Галя не распустила ненароком руки, потому что, судя по сузившимся глазам, Кларка нажила себе здесь смертельного врага. Но учитывая, что заниматься они будут в другой группе, вряд ли встретятся ещё. Поравнявшись с хмурой девицей, всё ещё стоявшей на месте, я решила добавить перцу.

- Узнаю, что цепляешься к Кларе – глаз на задницу натяну и моргать заставлю, - и пристально посмотрела ей в лицо своим фирменным прокурорским взглядом.

            Барышня вздрогнула и слегка побледнела, я с удовлетворением кивнула и продолжила путь к раздевалке. Появившись на пороге, натолкнулась на взволнованную мордашку Клары.

- Я всё правильно сделала, да? – она посмотрела на меня, скомкав юбку в руках.

- Сильна, мать, - покачав головой, усмехнулась. – Так красиво уесть эту Галю, молодец, хвалю.

            Клара облегчённо улыбнулась.

- Давай, быстренько, собирайся, - я помогла ей сложить форму. – И осторожнее с ней, ладно? Вы, конечно, вряд ли будете пересекаться, но на всякий случай. Я такой тип девиц знаю, они злопамятные очень. А ты Ника у неё отобрала.

- Кажется, он ей нравится, - Клара хитро прищурилась.

- Так, любительница любовных романов, пошли уже, - я подтолкнула её к выходу.

            С Галей мы столкнулись аккурат в дверях, а поскольку первой шла я, она скрипнула зубами, но посторонилась, пропуская нас. Оскалившись в подобии вежливой улыбки, я прошла мимо, Клара за мной. Ох, надеюсь, мне не придётся сопровождать её на каждую тренировку. Надо бы Ника предупредить…

            Он уже ждал нас у машины.

- Ну, убедилась, что всё прилично? – небрежно осведомился Никита, дождавшись, пока Клара сядет в машину. – Не будешь больше шпионить?

            Я прищурилась и смерила его взглядом.

- Ник, повторюсь. Увижу, что Клара для тебя только игрушка, небо с овчинку покажется. Она ж после этого вообще мужикам верить перестанет.

- Чего ты так за неё переживаешь, она вроде взрослая девочка, - Ник изогнул бровь.

            Говорить, не говорить?

- Тебя до сих пор интересовали опытные дамочки, - всё-таки решила попробовать объяснить. – Которые поревут, да через пару дней другого себе найдут. Клара не такая, - посмотрела ему прямо в глаза.

            Ник прищурился.

- Ой, темнишь ты что-то, Кир. Но знаешь, вот что я тебе скажу. Я тоже взрослый мальчик, и позволь мне самому решать, как поступать и с кем и что делать. Телефон у Клары уже есть?

- Да, - буркнула я.

- Отлично, - кивнул он. – Садись.

            До дома ехали молча. Остановившись перед подъездом, Ник обратился к Кларе:

-  Дашь телефон? Позвоню завтра, перед тренировкой.

            Она кивнула и достала мобильник. Ну да, кто б сомневался…

- Ну всё, пока, - Ник улыбнулся и повернулся назад. – А ты молодец сегодня, Клар. И на паркете, и с Галей.

- Спасибо, - моя подопечная чуть смущённо улыбнулась, покосившись на меня.

            Ага, проверяет, можно верить или нет. Ну, хоть эта вняла моим словам. Надеюсь, что вняла.

- До завтра, - добавила она и вышла из машины.

- Завтра как, будешь опять сопровождать? – со смешком осведомился Ник, покосившись на меня.

            Я некоторое время смотрела на него, потом покачала головой.

- Ты прав, она уже большая девочка. Всё, счастливо. До выходных.

- Кир – остановил он меня. – Клара поедет?

            Хмыкнув, кивнула. Вот неугомонный. Стопудово, будет пытаться влезть к ней в душу. Не знаю, почему, но сердце не на месте, как подумаю, что Ник мог всерьёз заинтересоваться моей блондинкой романтичной. Ладно, там видно будет, что да как.


            Клара старалась не расстраивать Киру тем, что её тянет к Нику. После первой тренировки она с трудом делала вид, что всё в порядке, ощущая себя одним натянутым нервом, отзывавшимся на голос Никиты дрожью. Очень сложно было во время самой тренировки вести себя спокойно, ведь между ними оставалось всего два слоя одежды, и Клара очень остро чувствовала тепло тела Ника, и слышала, как бьётся его сердце – чуть быстрее, чем обычно. Но несмотря на всякие волнующие моменты, танцевать с ним ей нравилось. Так легко было закрыть глаза и представить, что они на каком-нибудь светском приёме в Лондоне… Тихонько вздохнув, Клара дала себе мысленный подзатыльник и вернулась к завтраку.

- Я сейчас переводами хочу заняться, тебе поставить фильм какой-нибудь? – поинтересовалась Кира.

            Клара задумчиво прожевала кусок бутерброда и поинтересовалась:

- Кир, а тут занимаются ещё вышиванием?

            Та удивлённо посмотрела на собеседницу, но кивнула.

- Есть магазин рукоделия, не только вышивка, вязание, валяние, да хоть плетение на коклюшках. Последнее время модное увлечение, домохозяйкам мало сериалов стало, надо руки чем-то занять.

            Клара воодушевлённо улыбнулась.

- Ой, здорово! А тут поблизости есть такой магазин?

            Кира вздохнула.

- Так, рукодельница. Дам карточку, сама разберёшься, что там тебе надо и в каком количестве? – она вопросительно посмотрела на подопечную. – Учти, тут всё несколько отличается от твоего времени.

- Разберусь, - Клара счастливо улыбнулась.

            …В магазине рукоделия у неё в первый момент глаза разбежались, от обилия товаров, но девушка взяла себя в руки, и в первую очередь остановилась на раме для вышивки. Она была похожа на ту, что осталась в её родном времени, но и отличалась в некоторых моментах. Клара решила взять ту, которую можно крепить к длинной стойке, чтобы на пол ставить. Далее – схемы. Просмотрев несколько листов, она убедилась, что всё достаточно просто, и хотя дома Клара училась вышивать гладью, вариант крестиком сейчас её заинтересовал больше. Да и схемы проще были. Остались нитки. Опять же, Кларисс подозревала, что выбор будет большой, и что если показать неопытность, попытаются всучить что-то не очень качественное – Кира не уставала повторять эту нехитрую истину.

- Вам нитки подобрать? – понимающе улыбнулась продавщица, заметив задумчивый взгляд посетительницы.

- Да, будьте добры, - кивнула Клара. – Какие лучше всего подходят?

- Начинающая? – уточнила продавщица.

- Нет, но давно не брала в руки иголку, - твёрдо ответила Клара.

- Вот эти самые популярные, - на витрину легли нитки DMC и Anchor, - но я бы рекомендовала вот эти, - женщина показала на первые. – Не линяют, долго сохраняют цвет, и по ним практически все схемы делаются.

            Клара провела пальцем по мотку, потом взяла, поднесла к глазам, внимательно рассмотрев.

- Пойдёт, давайте подбирать, - кивнула она.

            Следующие сорок минут они подбирали цвета под схему. Клара удивилась, увидев, что не все они по номерам подходят под указанный цвет, на что продавщица пояснила – типографская краска немного отличается. Девушка решила, что по указанным номерам оставит только те, которые соответствуют, остальные подберёт сама по раскладке цветов.

            …Из магазина она вышла  где-то через час, довольная и в предвкушении. Вышивать Клара любила, это занятие успокаивало, и позволяло погрузиться в свои мысли, в свой мир, где всё происходило по воле её фантазии и желаний. Кира сидела за компьютером, запустив руки в волосы и бормоча ругательства.

- Вот надмозги, а! Наворотили, а мне теперь исправляй! – она мельком посмотрела на вернувшуюся Клару. – Справилась? Ну, молодец. Меня пару часов не кантовать, тут попросили перевод чужой исправить, вообще мозг сломаешь! Ощущение, что использовали электронный переводчик, - Кира сердито фыркнула и снова уставилась в монитор.

            Клара тихонько кивнула, быстро собрала рамку, натянула на неё канву, и приколола схему. Поставила конструкцию у окна, чтобы свет падал, рядом стул со спинкой и небольшой журнальный столик, где разложила нитки.

- Хочешь послушать что-нибудь? – неожиданно предложила Кира. – Я, наверное, знаю, что тебе понравится, - она встала и подошла к дивану, где лежал ноут. Открыла, включила проигрыватель, и комнату наполнили приятные звуки Blackmore’s Night. – Во, очень вкусная штучка.

            Клара прислушалась и согласилась. Мельком глянув на часы, она подметила, что до тренировки ещё есть время, и поспешно отогнала возникшие волнительные воспоминания о Нике.  Ещё неизвестно, чего ему от неё надо, Кира ведь предупреждала.

            Время пролетело быстро, и когда раздался звонок мобильного, Клара даже вздрогнула, так она углубилась в вышивку и рассеянные размышления ни о чём.

- Явился, не запылился, - буркнула Кира, покосившись на телефон. – Ну, ответь. Я пока похавать соображу.

- Слушаю, - Клара поднесла мобильник к уху.

- Клар, я минут через двадцать заеду, - раздался голос Ника, от которого сердце девушки забилось сильнее.

- Хорошо, - она поймала себя на том, что улыбается, хотя собеседник не может её видеть. – Приезжай, я буду готова.

- Кира поедет с нами? – чуть помолчав, уточнил Ник.

- Нет, вроде, - Клара покосилась на дверь в коридор. – У неё работы много.

- Отлично, - ей показалось, или в голосе Ника послышалось облегчение?.. – Ну давай, скоро буду.

            По-прежнему улыбаясь, Клара прошла в свою комнату и быстренько собрала вещи, потом оделась – лёгкая блузка с коротким рукавом, и джинсовая юбка чуть выше колена, - заплела косу, и зашла на кухню.

- Я много не буду, - предупредила Клара.

- А я много и не предлагаю, - парировала Кира, подвинув ей тарелку с пюре и нарезанными кружочками колбасы. – Давай, этого хватит, чтобы пережить тренировку. Придёшь, пожуёшь нормально.

            Ник появился ровно через двадцать минут. Торопливо попрощавшись, Клара подхватила рюкзак с формой и сбежала по ступенькам во двор. Её партнёр ждал у машины, и едва она появилась, распахнул дверь – впереди, рядом с сиденьем водителя.

- Привет, - быстрый взгляд, от которого Клара почувствовала лёгкий румянец, и улыбка. – Садись.

            До тренировки ехали молча, девушка не хотела отвлекать Ника, и если честно, ей было страшновато. Машины до сих пор вызывали у неё чувство опасения, в первую очередь скоростью – дороги Клара переходила исключительно на зелёный свет, и то, если с ней вместе шли ещё люди. Ехать на заднем сидении, как в прошлый раз, она не очень боялась, а теперь, сидя впереди… Клара старалась дышать глубоко и размеренно, глядя только перед собой, и убеждая себя, что всё в порядке, и Никита хорошо водит.

            Поднявшись в зал, Клара поздоровалась с Анной, и обнаружила, что кроме них там ещё прилично людей, примерно возраста от двадцати до тридцати. Сопровождаемая любопытными, но доброжелательными взглядами, Кларисс поспешила к раздевалке, и уже открыла дверь, когда в спину буквально впился ещё один, далеко не дружелюбный взгляд. Словно невзначай, она обернулась, и к лёгкой досаде увидела Галю, одетую для тренировки. Она стояла чуть в стороне от других, скрестив руки на груди и глядя прямо на Клару с пренебрежительной усмешкой. «Что она здесь делает? Неужели тоже решила с начинающими заниматься?» - мелькнула у Клары беспокойная мысль.

            Быстро переодевшись, она вышла обратно в зал, и к тайному её облегчению, Ник уже ждал. Судя по недовольной физиономии Гали, она снова получила отказ.

- Готова? – он снова улыбнулся, подойдя к партнёрше, и тише добавил. – Не переживай из-за неё. Она к тебе не подойдёт, я предупредил.

- Так, все встали, - Анна громко хлопнула в ладоши несколько раз. – Сначала разминка, потом по одному, правый и левый повороты. И помним про осанку и колени! Поехали.

            …Тренировка прошла весело, и вместе с тем опять волнительно. И хотя половину занятия они двигались по одному, отрабатывая технику подъёмов и снижений, в конце, естественно, закрепление материала в парах. Клара даже почти забыла про Галю, которой достался какой-то мальчик из начинающих, пока не имевший партнёрши. Натыкаясь время от времени на её пристальный, недобрый взгляд, Клара сохраняла на лице вежливую, отстраненную улыбку -  в своё время, научилась, слушая нотации маменьки. Тихие слова одобрения Ника и почти полное отсутствие поправок от Анны с лихвой перекрывали смутное беспокойство по поводу этой девицы. Клара чувствовала, Галя так просто ситуацию не оставит. И её подозрения, что Ник ей нравился не только как партнёр, подтвердились: она заметила выражение, появлявшееся на лице девушки каждый раз при взгляде на Никиту. Однако он даже не смотрел в сторону брюнетки. Клара призналась себе, что рада такому положению вещей. «Дурочка, ещё влюбиться не хватало!» - сердито одёрнула она себя. И постаралась сосредоточиться на тренировке.

            Через полтора часа Анна отпустила группу, попросив Клару и Ника задержаться. Галя, бросив на них косой взгляд, неторопливо направилась к раздевалке, но пока не закрыла за собой дверь, тренер не начинала разговор.

- У тебя неплохо получается, - Анна улыбнулась, посмотрев на притихшую Клару. – Как часто сможешь на занятия ходить?

            Она неуверенно пожала плечами.

- Ну, в принципе, каждый день, - тихо ответила Клара. – А что?

- Через три месяца конкурс, - Анна задумчиво прищурилась. – Я вот думаю, осилишь ли подготовку? Двигаешься ты хорошо, технику быстро схватываешь, по крайней мере, в стандарте. Завтра у меня средние занимаются, как раз по латине. Мне бы хотелось, чтобы вы с Ником пришли.

- Я без проблем, - сразу согласился парень. – Как раз в пять заканчиваю работать. Клар, ты как?

            Девушка кивнула, от слов о конкурсе сердце забилось чуть быстрее. Неужели она тоже так сможет, как видела дома, по телевизору?..

- Отлично, - Анна довольно улыбнулась. – Тогда до завтра. Начнём работать. Будь готова к тому, что мышцы будут сильно болеть с непривычки, но только сначала. Всё, беги переодеваться.

            В людной раздевалке Галя не стала цепляться к Кларе – видимо, большое количество народа её напрягало. Но взгляд её не отрывался от соперницы. Быстро поменяв одежду, Клара поспешила покинуть раздевалку, не хотелось портить такой замечательный вечер. Когда они с Ником сели в машину, он неожиданно спросил:

- Не хочешь посидеть где-нибудь, кофе попить?

            Клара хотела. Но…

- Я Кире позвоню, хорошо? – она несколько виновато посмотрела на собеседника. – Она беспокоиться будет, что задерживаюсь.

            Он поджал губы, но кивнул. Клара тихонько вздохнула, и набрала номер.

- Кир? Да, закончилась, но я задержусь, - она помолчала. – Нет, не думаю, что надолго. Да, с ним, - Клара покосилась на Ника, смотревшего прямо перед собой. – Просто кофе попьём. Да, конечно, позвоню, когда возвращаться буду. Ага, пока, до вечера.

            Убрав телефон в рюкзак, Клара подняла взгляд на водителя.

- Она не слишком ворчала, - и улыбнулась.

- Вот и ладушки, - хмыкнул Никита, заводя машину и выруливая со стоянки. – Ты всё время отчитываешься перед ней?

- Она волнуется за меня, - Клара чуть нахмурилась. – Я тут всего три месяца, и город не очень хорошо знаю. Без Киры пока стараюсь никуда одна не ходить, заблужусь ещё.

- Понятно, - Ник замолчал, не отвлекаясь от дороги.

            Они остановились около небольшого уютного кафе почти в самом конце Большого проспекта. Кларе понравилось внутри: приглушённый свет, деревянная мебель, свечи на столах, стены и потолок просто очищены от штукатурки, до кирпича. Она выбрала столик у окна, в дальнем углу. Официантка молча принесла меню, Клара остановилась на капуччино, Ник заказал эспрессо.

- Так откуда ты приехала, Клар? – откинувшись на спинку, поинтересовался Никита.

- Из Англии, - осторожно ответила девушка. – Мы жили недалеко от Лондона.

- А почему сюда, в Россию? – удивился он.

            Клара вздохнула и сцепила руки в замок.

- Так получилось, что там, дома, у меня не было никаких перспектив, - ответила она, тщательно подбирая слова. – И Кира – единственное родное существо, оставшееся у меня. И она живёт здесь, в Питере.

            Никита помолчал, по-своему поняв слова собеседницы.

- Извини, - наконец произнёс он мягко.

- Ничего, - Клара улыбнулась. – Мне действительно нравится здесь больше, чем… дома.

- Куда-нибудь будешь поступать? – поинтересовался Ник.

            Пока появившаяся официантка расставляла чашки, Клара пыталась придумать достойный ответ: она поняла, что парень спрашивал о ВУЗе, но ничего вразумительного она ему не могла сказать на этот вопрос.

- На следующий год разве что, - наконец нашлась Клара, вспомнив, что уже август, и занятия в учебных заведениях начнутся всего через пару недель. – Сейчас, может, на курсы какие пойду. А ты чем в жизни занимаешься?

            Ник чуть пожал плечами.

- В фирме работаю, дизайном мебели занимаемся. Я начальник отдела там.

- Кроме танцев чем-нибудь ещё интересуешься? – Клара осторожно попробовала напиток, и осталась довольна: кофе здесь делали хорошо.

- Ну, путешествовать люблю, - взгляд Ника задумчиво скользил по её лицу, шее, плечам, отчего Клара чувствовала волнение, которое пыталась скрыть. – Природу ещё люблю, походы всякие. К сожалению, не удаётся выбираться с палаткой в лес чаще, чем пару раз за лето, - он вздохнул. – Ну там, по мелочи, читать что-нибудь интересное, в кино хожу иногда. Клар, ты какие цветы любишь? – неожиданно спросил Ник.

            Девушка моргнула, немного растерявшись.

- Не знаю… - уткнувшись в чашку с кофе, пробормотала она. – Мне никогда цветы не дарили…

- Никогда? – в голосе Ника звучало неподдельное удивление.

- Мы жили уединённо, - Клара помолчала. – Я почти не знала никого кроме соседей. А в Лондоне была только с родителями.

            Никита помолчал.

- Как тебе Питер? – резко сменил он тему. – Нравится?

- Ой, конечно! – она облегчённо улыбнулась, тёмные глаза восторженно блеснули. – Такой красивый город! Особенно в белые ночи! Мы с Кирой гуляли.

            Парень чуть улыбнулся в ответ, отчего сердце Клары опять забилось быстрее.

- А гуляли только по парадному Питеру? – уточнил он.

- В смысле? – девушка с лёгким недоумением посмотрела на собеседника, наткнулась на задумчивый взгляд тёмно-зелёных глаз, и неожиданно смутилась.

- Где вы с Кирой гуляли? – по-другому спросил Ник.

- По набережным, - начала перечислять Клара. – По Невскому, на Васильевском были, на Петроградке, по Большому проспекту гуляли.

- Понятно, - её партнёр хмыкнул. – Хочешь увидеть другой Питер? Мне почему-то кажется, тебе понравится. Если, конечно, моё общество тебя не утомляет, - добавил он, бросив на Клару внимательный взгляд.

- Нет-нет, что ты, - поспешно ответила Кларисс. – А какой другой?

- Давай, вернёмся с похода, и я тебе покажу, идёт?

- Идёт, - её улыбка была немного застенчивой, и если бы Клара могла заглянуть в мысли Ника, она бы обнаружила, что ему данный факт очень нравится.

- Отлично, - он кивнул. – Клар, и ещё, ты не будешь против, если я время от времени буду приглашать тебя на кофе?

            Она некоторое время молчала, разом вспомнив все предупреждения Киры. «Верить или нет?..» Прислушавшись к себе, решила, что ничего страшного в том, что они иногда будут сидеть в кафе и разговаривать, не будет.

- Нет, не буду, - согласилась Клара.

- Спасибо, - серьёзно произнёс парень и поднялся. – Ну что, поехали, отвезу тебя? А то Кира на стенку полезет, - со смешком добавил Ник.

            Расплатившись за кофе, он открыл перед Кларой дверь, пропустив на улицу.

            …Поднимаясь по лестнице, Клара поймала себя на том, что улыбается. Всё-таки Ник ей нравился, и наконец появилась возможность гулять чаще, потому что Кира в основном после обеда работала и вечером, а Кларе нравилось гулять по городу именно в это время.

- Ну как кофе? – поинтересовалась Кира, не оставив без внимания мечтательное выражение на лице подопечной.

- Вкусный был, - сбросив босоножки, девушка прошла в гостиную.

- Ой, Ларка, - Кира покачала головой, хмыкнув. – Смотри, я тебя предупреждала.

- Он просто предложил погулять как-нибудь, - словно оправдываясь, отозвалась Клара.

- Угу, с прогулок всё и начинается, - вздохнув, хозяйка квартиры уселась рядом, на диван. – Ужинать будешь, жертва обольщения?

- Ну какая жертва, Кир, о чём ты говоришь! – Клара немедленно покраснела, глаза цвета шоколада сердито блеснули. – Да, буду, я проголодалась.

- Идём тогда, - Кира снова встала. – Завтра пойдём готовить тебя в поход, а это требует времени.

            Едва они переступили порог кухни, как раздался звонок мобильника Киры.


            Я посмотрела на номер – Валька.

- Смольный на связи, - нажала зелёную кнопку.

- Кир, в общем, так, вы берёте дошираки на всех из расчёта два раза покушать, нарезки на утро на бутеры, пачку макарон, и пачку тушёнки, - протараторила подруга.

            Поморщившись, я чуть отодвинула трубку от уха, и кивнула Кларе на сковородку с макаронами по-флотски.

- Договорились. Во сколько и где встречаемся?

- Послезавтра решим, кто как с работой, - Валя сделала паузу. – Кир… Денис с нами поедет.

- Здрастьте, жопа, новый год, - выругалась я. – Валь, какого хрена?!

- Толик ему пропалился, - голос подруги был очень виноватым. Ага, так я и поверила, своднице этой! – Кир, ну не бурчи! Тебя ж никто не заставляет с ним общаться!

- Ага, ты это ему скажи, - буркнула я, скрипнув зубами. – Валька, должна мне будешь за такую подставу, поняла?! Сама будешь Дена развлекать!

            Бросив косой взгляд на Кларку, наворачивавшую ужин, подошла к окну и нервно закурила. Вот только этого ушлёпка мне там, на природе, не хватало для полного счастья!

- Хорошо, хорошо, только не злись, ладно?

- Ладно, ладно. Всё, я поняла, до послезавтра, - нажала отбой.

            Вот же ж… Молча докурила сигарету, взяла следующую.

- Кир… А кто такой этот Ден? – тихо спросила Клара.

- Уши  греть нехорошо, - хмуро ответила я.

- Ты не выходила из кухни, - резонно возразила моя подопечная. – Но если не хочешь отвечать, не надо. Мне просто интересно стало.

- Он разрушил мою жизнь, - криво улыбнувшись, ответила я. – Денис был лучшим другом моего мужа. Бывшего.

            Клара тихо ахнула.

- Ты замужем была?!

- Несколько лет назад, - кивнула. – Полгода всего.

- Кир… Если тебе тяжело вспоминать, извини, что спросила, - в голосе блондинки слышалось раскаяние.

- Да не, ничего, - я чуть поморщилась. – Он подложил мужу секретаршу, которая его грамотно соблазнила. И потом кто-то из них – Ден или его протеже, - прислали мне фотки, - кратко пояснила. Ни к чему Кларке знать все подробности той грязной истории. Сама не люблю вспоминать.

- Понятно, - Клара помолчала. – А почему он тогда в вашей компании, если это друг твоего… бывшего мужа?

- Мы же с одной тусовки студенческой, - я пожала плечами. – Только Влад после той истории свалил в Москву, а Ден уже сюда переехал, в Питер. И пытается доказать, что оказал неоценимую услугу, - я затушила окурок. – Так, ладно, это было давно и неправда. Кстати, Клар, я тут подумала, - Клара вопросительно посмотрела на меня. – Может, тебе действительно подумать об учёбе где-нибудь? Через месяц всякие курсы по подготовке открываются. Вообще, надо бы заняться твоим образованием, - решительно подхватила её под локоть и повела в гостиную. – Что ты знаешь, и что тебе подтягивать надо.

- Кир, было бы здорово, - блондинка неуверенно улыбнулась. – Но… Я же не заканчивала здесь… школу, - она немного запнулась на слове.

- Разберёмся, - махнув рукой, я села за комп и полезла искать всякие тесты за школьный курс. – Сначала поймём, что у тебя хромает больше всего. А ты пока пошарься по ВУЗам всяким, посмотри, что бы тебе было интересно.

- Хорошо, - послушно кивнув, Кларка села за ноут и углубилась в поиски, судя по всему.

            Вот и хорошо, меньше неудобных вопросов будет задавать, про моё прошлое. Правда заключалась не в том, что Денис подставил Влада, зная, что я никогда не прощаю предательства. Я не хотела видеть друга моего бывшего потому, что он ещё на нашей свадьбе заявил, что я не для Влада. Догадаться несложно, кого же Ден считал самым подходящим мужчиной для меня. И пытался убедить в этом мою скромную персону вот уже три года. Огорчало то, что Валька считала так же, и при каждом удобном случае пыталась свести нас вместе на разных мероприятиях. Флаг ей в руки и электричку навстречу. И свисток на шею, ага.


            Клара спустилась во двор, где ждал Ник, и подошла к машине.

- Привет, - он улыбнулся, и девушка обратила внимание, что его руки спрятаны за спиной.

- Привет, - она улыбнулась в ответ, немного неуверенно, и машинальным жестом поправила выбившийся из косы локон.

- Это тебе, - Ник неожиданно протянул Кларе три белых розы, полураспустившиеся бутоны распространяли нежный, тонкий аромат.

            Клара замерла, растерявшись. Она не соврала, ей действительно никогда не дарили цветы.

- Они на тебя похожи, - добавил Ник негромко, и у Кларисс сердце ухнуло куда-то в желудок, а в коленках появилась слабость – покраснев, она взяла цветы, спрятав в них лицо.

- Спасибо, - пробормотала крайне смущённая Клара. – А… не завянут, пока мы на тренировке будем?

- Возьмём у Аннушки вазу, у неё есть, - успокоил Ник. – Ну, садись. Тебе понравились розы?

- Конечно, - Клара кивнула. – Они красивые.

- Как и ты, - эти слова снова вогнали её в краску.

            Покосившись на собеседника, Клара поняла, что он не шутил и говорил вполне серьёзно, отчего смутилась ещё больше. Ник заметил, и тихонько рассмеялся, тёмно-зелёные глаза весело блеснули.

- Тебе этого тоже никогда не говорили, Клар?

            Она молча покачала головой, осторожно погладив пальцем нежные лепестки цветов. Со стороны Ника послышался вздох.

- В какой же деревне ты росла, Клара?

- Ну… там моя внешность считалась самой обычной, - пробормотала она, и добавила. – Давай больше не будем об этом, ладно?

            Всю дорогу до зала Ник улыбался. А вот там их ждал не очень приятный сюрприз.

            …Клара зашла в зал, сжимая цветы, и остро чувствуя за спиной Никиту, и замерла на пороге, наткнувшись на пристальный, недобрый взгляд Гали. «Она-то что здесь делает?!» А ещё, девица улыбалась, гаденькой улыбочкой, от которой хотелось поёжиться. Правда, заметив цветы у Клары, её улыбка несколько поблёкла. Рядом с Галей стоял высокий молодой человек, даже, скорее, мужчина, лет двадцати восьми – тридцати. И тоже смотрел на Клару. Темноволосый, широкоплечий, с резкими, хищными чертами лица, квадратным подбородком, и тёмно-синими глазами. Девушка непроизвольно сглотнула, не в силах отвести взгляда: именно так она когда-то представляла себе герцога, который бы непременно влюбился в неё в Лондоне… Но Кларе совершенно не нравилось, как он смотрел на неё: пристально, с превосходством, и ленивой улыбочкой на полных губах. От этого человека исходила опасность, которую Клара чувствовала каждой клеточкой кожи, и невольно сделала шаг назад, упёршись спиной  в Ника. Его ладонь, коснувшаяся плеча, немного отрезвила Клару, магия момента пропала, и она смогла отвести глаза. Правда, с некоторым трудом.

- Интересно, с какого перепуга Глеб согласился с Галькой встать? – раздался его задумчивый голос.

            Оглянувшись, Клара заметила, как Ник прищурился, а и без того тёмные глаза вообще стали такого цвета, как бутылка от шампанского.

- И какого чёрта он так пялится на тебя? – он нахмурился. – Ладно, давай цветы и беги переодеваться.

            Клара кивнула и направилась в раздевалку. Взгляд темноволосого Глеба преследовал её до тех пор, пока не закрылась дверь. Нервно сглотнув, она начала переодеваться, пытаясь понять, почему же заинтересовала партнёра Гали. А может, она так и рассчитывала, что они друг другу понравятся, и Ник станет свободным? Клара не удержалась и тихонько фыркнула, одёрнув юбку для латины. Разбежалась, ага. Лично её Ник вполне устраивает, и как партнёр, и как… Тут девушка резко тормознула мысли, свернувшие совершенно не  в ту сторону. Застегнув туфли, Клара вышла в зал.

- Так, начинаем занятие, - Аннушка громко хлопнула в ладоши несколько раз, мазнув взглядом по Гале и её партнёру, но никак не показав, нравится ей такой поворот событий или нет. – Сегодня румба, отрабатываем технику шага и ведение. Встали на разминку.

            Клара благоразумно встала в последний ряд, не желая, чтобы её снова разглядывал Глеб. По крайней мере, пока не началось занятие. После разминки Аннушка разделила девушек и парней.

- Так, мальчики справа, девочки слева, - скомандовала женщина. – Напротив своих партнёров, пожалуйста. Итак, румба. Напоминаю тем, кто этого не знал, - снова взгляд на Галю, - румба – танец страсти, и вы должны каждым движением, каждым взглядом демонстрировать эту страсть, независимо от того, какие у вас в самом деле отношения, и что творится в жизни за стенами этого зала. Любите друг друга, - Аннушка сделала паузу, и с усмешкой добавила, - хотя бы в танце. Но, сначала отработка основного движения.

            Клара внимательно слушала преподавательницу, объяснявшую всё очень доступно и понятно: какие мышцы должны двигаться, что надо чувствовать.

- Поехали, под счёт. И, раз, два, три четыре – раз… Смотрим в глаза друг другу! Спины прямые! Девочки, грудь показываем, рёбра расправили! Бёдра не вываливаем, не отклячиваем задницы! Галя, подтяни филей! – Аннушка подошла и чувствительно шлёпнула покрасневшую от злости девушку по упомянутой части. – Почему она у тебя выпадает? Оседаешь на бедро, а не сваливаешься с него! Марина, колено дальше назад! Вот, хорошо! Клара, подбородок выше! Раз, два, три, четыре – раз…

            Клара полностью сосредоточилась на своих движениях и на взгляде Ника. Казалось, между ними протянулась невидимая ниточка, и, несмотря на расстояние в несколько метров, они двигались синхронно, и Клара чувствовала, как растворяется в его глазах. Как-то не верилось в рассказы Киры, что у Никиты нет сердца, и он играючи соблазняет девушек. Хотя… Что Клара знала о соблазнении? Да ничего, практически. Но в данный момент она позволила себе расслабиться и довериться ритму, который задавал партнёр и голос Аннушки. Она чувствовала, как двигается тело, и двигается правильно, как распрямляются рёбра, и спина становится ещё прямее.

- Отлично, под музыку!

            В краткий перерыв Клара бросила быстрый взгляд на стоявшего недалеко от Ника Глеба, и едва не вздрогнула: вместо того, чтобы смотреть на Галю, как сказала Аннушка, он смотрел на неё. Почти так же, как Ник, словно лаская каждый изгиб её тела, но… будто она уже принадлежала ему, вся, без остатка. Подавив желание поёжиться, она с некоторым усилием перевела взгляд обратно на Ника, тут же утонув в тёплой, тёмно-зелёной глубине. Заиграла музыка румбы, медленная, чувственная, и хотя Аннушка поставила учебный темп, в полтора раза медленнее, Клара всё равно попала под очарование мелодии. Тело послушно изгибалось под ритм, и уже не казалось, что это неприлично. Она даже забыла про Глеба, продолжавшего сверлить её взглядом.

- Встали в пары, девушки ладонь партнёрам на грудь. Смотрим в глаза друг другу!

            Это были новые, волнующие ощущения. Клара коснулась чуть дрогнувшей ладошкой груди Ника, чувствуя, как сильно и ровно бьётся его сердце. Заставить себя поднять голову она не могла, глядя куда-то в район шеи, потому что находиться так близко, и смотреть ему в глаза… Палец Ника коснулся её подбородка, всё-таки подняв личико Клары, взгляд девушки скользнул вверх, на мгновение задержавшись на его губах – она смутилась, мысли опять скакнули не в ту сторону, - и, наконец, их глаза встретились. Клару словно окатило тёплой волной, она качнулась, испытав приступ слабости.

- Чуть сильнее, - шепнул Ник, положив свою ладонь поверх пальчиков Клары. – Твоя рука должна быть как пружинка, чувствуй, куда я иду.

            Кларисс кивнула, как заворожённая, не отрывая от него взгляда. И когда снова зазвучали тягучие звуки рубмы, они задвигались, как единое целое. Клара полностью погрузилась в танец, чутко ловя каждое движение, подчиняясь ритму и партнёру.

- Умничка, - тихий голос Ника вызвал мурашки по всему телу, и от его похвалы Клара немного смущённо улыбнулась, но глаз не отвела.

- Стоп! – Аннушка громко хлопнула в ладоши и остановила музыку. – На паркете Ник и Вася, остальные смотрят.

            Всё бы ничего, но Клара вдруг остро ощутила два взгляда, недобрые, пристальные, и прекрасно знала, кому они принадлежат. Это не помешало ей двигаться так, как надо, но червячок беспокойства снова зашевелился где-то в душе. Далее тренировка продолжалась, как обычно, Ника с партнёршей ещё несколько раз ставили в качестве примера, что немного удивляло Клару, а когда в конце занятия Аннушка поставила обычный темп румбы, чтобы народ просто потанцевал, Глеб с Галей словно случайно оказались рядом с ними. Клара споткнулась, и сделала шаг назад, опять наткнувшись на тёмно-синие наглые глаза, словно ощупывавшие её с ног до головы. Тут же на талию легла рука Ника, а около уха раздался его холодный голос:

- Глеб, глаза сломаешь. Прекрати пялиться на мою партнёршу. Ты её смущаешь.

- А у тебя на неё права, что ли, какие-то эксклюзивные? – небрежно ответил тот, и не думая выполнять просьбу Ника.

- Нет, но ещё раз замечу твой пристальный интерес, - он сделал паузу, - буду применять аргументы повесомее слов.

            Галя с отсутствующим видом стояла чуть в сторонке, скрестив руки на груди, но Клара заметила, как дрогнули уголки её губ в намёке на улыбку. Ник, ухватив партнёршу за руку, потянул за собой, обронив:

- Пойдём, здесь места маловато.

            …Они уходили из зала, не забыв забрать цветы и договорившись с Аннушкой насчёт занятий на следующей неделе, и Клара уже не увидела, как Глеб, проводив их пару взглядом, поинтересовался у Гали:

- Где это Ник такую девочку откопал?

- Её Кира привела, его бывшая, - Галя пожала плечами. – Она уже не танцует, травма там какая-то. Вроде как её родственница, или близкая знакомая, не знаю.

- Кира? – Глеб прищурился. – Кира Смирнова? Как интересно…

- Ты её знаешь? – девушка покосилась на собеседника.

            Он усмехнулся.

- Я знаю того, кто её знает, - лениво ответил он. – Мы пересекались по делам несколько раз. Ну и Киру видел, но близко не знаком.

- Ты что задумал? – глаза Гали блеснули.

            Глеб повернул голову и окинул собеседницу небрежным взглядом.

- Ты хочешь со своим Ником танцевать? – она закивала. – А я хочу с его девочкой. И не только танцевать, - чуть тише добавил он. – Так что не задавай мне больше дурацких вопросов.

            Галя чуть поморщилась.

- Они не впустят тебя в свою компанию, - хмыкнула она. – Кира та ещё стерва.

- А я что, кого-то буду спрашивать? И кто сказал, что я буду в их компанию вписываться? – Глеб изогнул бровь и направился к раздевалке. – Всё, пока, я тороплюсь.

            Галя ещё некоторое время постояла, размышляя над коротким разговором, потом тоже пошла переодеваться. Она знала, если Глеб что-то решил, то будет добиваться этого любыми способами. И добьётся.


            Я уставилась на цветы, испытывая смешанные чувства. С одной стороны, Ник обычно дарил дежурную красную розу, и обычно после того, как девушка первый раз переночевала у него. С другой, все его бывшие чем-то неуловимо были похожи друг на друга. Там особо напрягаться не приходилось, чтобы завоевать, хватало одного-двух походов в ресторан, да может, романтическая прогулка вечером. Всё, объект падал в руки, как перезрелый фрукт. Хм. Ника обуяли сурьёзные чуйвства? Или решил использовать другие методы из своего богатого арсенала? Так, надо бы с этим Ромео поговорить начистоту. За Кларку я переживаю.

- Красивые, правда? – улыбнувшись, она осторожно положила цветы на стол и налила воду в вазу.

- Угу, - я кивнула. – Так, ладненько, завтра предстоит хлопотный день, надо затариться всем и собрать вещи. Давай, поужинаем, посидим чутка и спать. Кстати, я там нашла неплохой тестик в инете, по русскому языку. Попробуй, сделай, хорошо?

            Она кивнула. Глядя на блестевшие глаза Клары, я подавила вздох. Как бы моя девица-краса сама не втюрилась по уши в этого ушлого типа. Ладно, будем посмотреть. Судя по всему, танцевать ей хотя бы нравится, уже хорошо. Надо бы как-нибудь посмотреть, что там у них получается.

            Следующий день действительно выдался суматошным. Подскочив с утра и позавтракав, мы со списком помчались в магазин. По пути позвонила Валька, «обрадовала», что поедут ещё двое, Маринка с Костиком, всего будет две машины, Ника и Толика, и Денис поедет с нами. Я выматерилась, не обращая внимания, что вокруг люди.

- Валь, если мы по пути поубиваем друг друга, в этом будешь виновата ты, - я скрипнула зубами.

- Кирочка, ну не надо так нервничать, пожалуйста! – Валькин голос стал просящим. – Нормальный мужик, чего ты на него дуешься! Три года уже прошло!..

- Закрыли тему, - напряжённо отозвалась я. – Всё, вечером уточняемся насчёт времени. Давай, я в магазине, мне платить пора.

            Валька отключилась. Глубоко вздохнув и постаравшись унять раздражение, я решила не думать о том, что завтра предстоит провести два часа в замкнутом пространстве с Деном, а потом ещё два дня с ним на природе.

- Так, теперь надо купальник тебе, - я окинула Клару прищуренным взглядом.

- Какой купальник? – она с недоумением посмотрела на меня.

- Обычный, в котором загорают и купаются, - схватив её за руку, потащила к соответствующим полкам. Затаривались мы в Ленте, в которой есть всё, от презервативов до сезонной резины для машин.

            Клара озадаченно молчала ровно до того момента, как я подвела к стеллажу.

- Так… ага, - окинув взглядом разнообразие продукции, я выбрала весёленькую расцветку типа разводов разных оттенков голубого и сняла вешалку. – Держи, иди, меряй.

- Э… Кир, это похоже на нижнее бельё, - покраснев, сказала Клара, и не думая отправляться в переодевалку.

- Нижнее бельё – это вот, - я ткнула в разнообразные трусы рядом. – А то, что ты держишь в руках, это купальник. В нём на пляж ходят, загорать и купаться. Так, Клара, у нас действительно время поджимает, ещё собирать все вещи! Давай, быстро мерять! – развернув её за плечи, подтолкнула к примерочной. – И  без разговоров! – прикрикнула на всякий случай.

            Через несколько минут я заглянула в кабинку, окинула Клару пристальным взглядом, и осталась довольна. Она посмотрела на меня своими глазищами цвета шоколада, ставшими ещё больше от переживания.

- Я так никуда не пойду!.. – с нотками лёгкой паники в голосе произнесла блондинка.

- Ещё как пойдёшь, - я коварно улыбнулась. – Ник будет просто сражён твоими формами.

            Она охнула и прикрыла рот ладошкой.

- Я не могу появиться перед ним в таком виде! Я же почти голая!! – паника усилилась.

            Отлично, клиент почти готов, надо дожимать.

- Милая моя, а здесь, между прочим, так все ходят, если на озеро или речку едут, - я пожала плечами. – Ты вызовешь гораздо больше удивлённых взглядов, если как дура будешь рассекать по пляжу в одежде. Ладно, сделаю единственную уступку твоей скромности, - оглянувшись, нашла глазами парео, подобрала под купальник, и отдала. – На, дома научу, как в него заматываться грамотно. Переодевайся, на кассу идём.

            Затарившись до кучи ещё бухлом и куревом, я покатила тележку к очереди. Клара всё ещё пребывала в лёгком ступоре по поводу купальника, я решила не вытряхивать её оттуда, и вскоре мы направлялись к дому. Я ещё купила Кларе небольшой городской рюкзак, чтоб покидать в него всякие мелочи. О, ещё ж гитару настроить надо, давно я её в руки не брала, а ведь Ник и Денис, если забуду взять, весь мозг вынесут. Тоже мне, менестрели доморощенные… Не, поют хорошо, у обоих неплохой очень голос, но ведь и меня заставят подвывать, а на моих бедных ушах сплясало самбу целое стадо слонов. Я могу только по пьяни подквакивать, да и то, в общем хоре. Ну или бодро орать всякие народные песни типа незабвенной Осени ДДТ или Чижовского Фантома. Короче, гитару надо привести в порядок и точка. Наверняка ещё Валька возьмёт, но гитар мало не бывает, как говаривали мои друзья в студенческие годы.

            Дотащились мы до дома, и до самого вечера занимались укладкой вещей. Я в перерывах ухитрялась ещё чутка поработать, за выходные, и мрачные мысли не успевали осесть в моей бедной голове. Ещё раз звонила Валька, сказала – общий сбор ориентировочно у Приморского шоссе, на выезде с КАД. Ник знает, куда ехать, так что мы выступаем в роли Сусаниных. Заедет за нами в девять утра. Вместе с Деном уже. Эх, вот нафига он с командировки так быстро приехал!.. Четыре месяца моя жизнь была тихой и спокойной, теперь же геморрой сплошной начнётся. Ладно, буду укреплять нервную систему и тренировать технику дыхания. Поставив будильник и приготовив все вещи, я завалилась спать.

            Утро началось с чашки кофе и сигареты, больше в сонную меня ничего не лезло. Как злостная сова, совершенно не переношу ранние побудки. Ранние – это значит, раньше десяти-одиннадцати утра. Лучше одиннадцати. Настрогав бутеров – где-то через часик захочу хавать по-серьёзному, - и накормив Клару, я поплелась одеваться. Ровно в девять позвонил Ник и сказал, что они уже во дворе. Вот и славненько. Подхватив рюкзак и подтолкнув Клару к двери, вымелась на лестничную клетку. Я не думаю о Дене, не думаю, нет. Я спокойна, спокойна, как удав… Мы спустились, Кларка разулыбалась, увидев Ника, я кивнула и направилась к багажнику.

- Кир, тебе не идёт хмурое выражение лица, - нахал подмигнул, и, после того, как помог мне упихать вещи в машину, открыл дверь. – Прошу.

            Скрипнув зубами, села, стараясь смотреть прямо перед собой. Клара, естественно, устроилась на переднем сиденье. А рядом со мной сидел Денис, мой персональный кошмар вот уже почти три года. Вальяжно раскинувшись на сиденье, положив руку на спинку, он в упор смотрел на меня – я это чувствовала, - и небрежно улыбался.

- Привет, Кир, цветёшь и пахнешь, - поздоровался он. – Так соскучился по тебе…

- И тебе не кашлять, болезный, - сухо отозвалась, и постаралась устроиться так, чтобы не касаться его руки.

            Чую, дорога будет сложной. Прикрыв глаза, откинула голову назад, и мысли сами свернули на человека, сидевшего рядом. Денис Стрельцов, высокий, сероглазый брюнет, фигура спортивная, подтянутая, черты лица – если быть объективной, - не лишены приятности. Что я о нём знаю? Да практически ничего. До нашей с бывшим мужем свадьбы жил  и работал в Москве, потом переехал в Питер. Был свидетелем мужа, первый раз увидела его в день росписи. Сначала понравился, потом, когда начал убеждать, что благоверный мой не такой уж благоверный на самом деле, стал раздражать. Самое поганое, что откровенно не приставал, и не заявлял, что он лучше. Ну а потом… Сказал, что если словам не верю, Денис подтвердит действиями. Ну и, через несколько месяцев после этого разговора я получила пачку фотографий Влада и секретарши. При допросе с пристрастием выяснилось, что трахает он эту черноволосую подстилку уже месяца три. Вот же ж жеребец, и на меня его хватало, и на неё! Обидно то, что я ничего не заметила, и Ден оказался прав.

            А после развода началось. Приглашения на кофе, прогулки, и разговоры. Попытки ухаживать. Был послан, но отличается редкостным упорством. Спасает то, что часто в командировки ездит. Валька удивляется, что мне так в Дене не нравится, вроде внешне не урод, зарабатывает неплохо – замдир в фирме, занимающейся продажей всякой электроники, у них сеть магазинов по всему Питеру, - да и ко мне относится с редкостным для мужика терпением и обходительностью. Хотя, судя по рассказам Толика – они вместе работали, оказывается, - Денис привык брать то, что хочется, без лишних проволочек. А всё просто: не верю я ему. Ну вот не верю и всё. История с моим неудачным замужеством вообще как-то подорвала во мне доверие к особям мужского пола. Кроватью поскрипеть для здоровья раз в месяц – это да, с этим проблем нет, знакомилась я легко и непринуждённо. Но отношения, увольте. Как-то и одной хорошо. А сейчас вон Кларка появилась, так вообще, считай, что дитём обзавелась. Минуя этапы памперсов, садика и школы. Так что Ден в пролёте как фанера над Парижем.

            По ходу, за размышлениями я задремала, и шея затекла. Эх, забыла подушку захватить, есть у меня такая, маленькая, декоративная. Поморщившись, покрутила головой, разминая мышцы.

- Кир, иди сюда, - позвал Денис. – На моём плече гораздо удобнее спать.

- А в шинку тебе не пукнуть? – огрызнулась я, с недосыпа раздражённая, да ещё и нервировало его присутствие. Ник хмыкнул, покосившись в зеркало, Кларка, зарраза такая, сдавленно хихикнула.

            Светлая футболка сидела на Дене, как влитая, очерчивая и мускулистые руки, не перекачанные, но рельефные, и торс без грамма жира, и вдруг вспомнилось, что последний раз мужик у меня был достаточно давно. Ну, тело и отреагировало, а либидо сделало стойку. Я старалась не оказываться к нему близко во время наших нечастых общений, а тут замкнутое пространство машины не оставляло выбора. Судя по лёгкой дрожи, прошедшей по телу от одной только мысли о прикосновении к Дену, мозг выбросил в кровь неслабый коктейльчик из гормонов и прочей фигни. Эй, стоп, команды хотеть этого придурка с нахальным взглядом не было! Я попыталась отодвинуться подальше, насколько позволяло сидение. В глаза словно песка насыпали, я накануне до половины второго возилась с шашлыками, и спать хотелось неимоверно.

- В кого ты такая ершистая, а? – насмешливо прокомментировал мой пассаж Денис и вдруг схватил за руку и дёрнул к себе. – И упрямая до кучи, как рота королевских гвардейцев. Иди сюда, сказал.

- Нафиг пошёл, шустрый какой! – тут же возмутилась я произволом, и попыталась выбраться из объятий, от которых сердце ускорилось ровно в два раза, а кровь смело можно было использовать вместо бензина в коктейле Молотова. Ого, надо срочно после похода мужика найти, что-то совсем организм распоясался!

- Ага, вот сейчас всё брошу и пойду, - сильные руки и не думали отпускать, обхватив таким образом, что я почти лежала у Дена на груди, а его пальцы сжимали мои запястья. – Спи, давай, ехать ещё долго.

            Попыталась двинуть ему локтём в бок – бесполезно, держал крепко. Подлый организм, почуяв возможность вырубиться, тут же попытался воспользоваться моментом: веки налились свинцом, а рот чуть не разорвало от зевка. Подбородок Дениса удобно устроился у меня на макушке, спиной я чувствовала, как спокойно и размеренно бьётся его сердце, и до кучи Ник включил ненавязчивую музыку, под которую ещё больше захотелось спать. Машина ровно пожирала километры КАД. Я сдалась: закрыв глаза и утихомирив шторм эмоций, плавно скользнула в сон, надеясь, что это последний раз, когда мы с Деном оказываемся так близко друг от друга. Потому что он не из тех, кто согласится на роль мальчика на одну-две ночи. Валька правильно сказала, ему надо или всё, или ничего. Меня же такая постановка вопроса ни разу не устраивает. На этом сознание отказалось функционировать дальше, и я окончательно уснула.

            По-моему, я безмятежно продрыхла всю дорогу, а разбудили странные, но приятные ощущения: кто-то делал массаж головы, замаскировав это под неторопливые поглаживания моей вечно художественно растрёпанной шевелюры. Потянувшись и сладко зевнув, я соизволила распахнуть зенки, и чуть не подпрыгнула от возмущения. Оказывается, в процессе сна я удобно растянулась на сиденье, использовав в качестве подушки колени Дена, а он, немедленно этим воспользовавшись, и выступал в роли массажиста, рассеянно запуская пальцы мне в волосы. И при этом с таким задумчивым видом созерцал пейзаж за окном, что я почти поверила в бессознательность его жеста. Почти. Заметив, что я проснулась, он перевёл взгляд на меня и тут же довольно улыбнулся.

- С добрым утром. Мы кстати почти приехали, ещё полчаса и на месте.

- Руки убрал, - я предприняла попытку сесть, но его ладонь властно прижала обратно, не дав этого сделать. Пальцы другой продолжали превращать мои бедные волосы во взрыв на макаронной фабрике.

            Офигительные ощущения, одновременно хочется врезать по его наглой, ухмыляющейся морде, и замурлыкать, как кошка. Голова, похоже, у меня самая эрогенная зона, потому как по всему телу волоски встали дыбом от волн удовольствия, расходившихся от ловких пальцев Дена.

- Бананы вынь из ушей, а! – возмутилась я, безуспешно пытаясь всё-таки принять вертикальное положение.

- Мм, Кирочка, я бы на твоём месте не стал так активно ёрзать на моих коленках, - со смешком ответил Денис, его ладонь переместилась с моего плеча на талию. – А то тебе станет не слишком удобно лежать на них.

            Ник весело хмыкнул, Клару я не видела, как и её реакции, но готова спорить на что угодно, блондинка покраснела.  От слов Дена, особенно от того, как он меня назвал, щекам стало жарко, и мысли свернули совсем уж в неприличную сторону. Так, я что-то не поняла, с каких таких пор меня стал интересовать размер мужского достоинства бывшего друга моего бывшего мужа?!

- Так дай встать, в чём проблема, - огрызнулась я, однако перестала активно шевелиться. Всё же, моё любопытство не настолько ненасытное, чтобы вот прямо сейчас узнавать ответ на интересующий вопрос.

- Неа, - Ден покачал головой с безмятежной улыбкой, и его ладонь ещё на несколько сантиметров переместилась вниз. Эй, там уже ни разу не талия, и вообще, кто ему позволял лапать меня за задницу?! Ну ладно, не задницу, но рука Дениса на бедре ужасно нервировала, хотя я и была в джинсах.

            Такой Стрельцов, вроде не наглый, но непреклонный, немного пугал. Вообще, решительные мужчины напрягали меня всегда, потому что с ними бесполезно разговаривать. И эти паршивцы откуда-то прекрасно знают, когда стоит проявлять упрямство в отношении женщины, а когда имеются все шансы схлопотать по морде за настойчивость. Ден, по всей видимости, тоже знал… Да, чёрт возьми, меня с какого-то перепугу вдруг потянуло к нему, как к мужику, но это не значит, что я всё брошу и вот прямо сейчас ковриком расстелюсь перед ним, послушно выполняя все его желания! Ага, щаз, бегу и тапочки теряю.

Сердито поджав губы, я ухитрилась перевернуться на спину, скрестить руки на груди, и согнуть колени. Спать уже не хотелось, но ладонь Дена, переместившаяся на мой живот, недвусмысленно намекала, что встать мне не позволят до самого приезда на место. Подавив приступ раздражения, закрыла глаза, чтобы не видеть этой наглой, ухмыляющейся морды. А вот взгляд его, зарраза такая, я прекрасно чувствовала, и тело немедленно реагировало толпой мурашек, в хаотическом порядке перемещавшихся по всей поверхности. Глубоко вздохнув, я постаралась не обращать внимания на это безобразие. Всего полчаса, и пытка закончится…

            Погодка несказанно радовала чистым небом, ярким солнцем, и почти полным отсутствием ветра – в общем-то, в лесу ничего удивительного в этом не было. Тихонько шуршало где-то в верхушках деревьев, но и только. Никита привёз нас на симпатичную полянку, плавно спускавшуюся прямо к песчаному пляжу, и ко всеобщему облегчению, не занятую. Меня, наконец, отпустили, и я шустро выскочила из машины, вытаскивать вещи и ставить палатку. Хотелось побыстрее переодеться, и окунуться в озеро, я ж за это лето ещё ни разу не купалась. Клара оглядывалась с восторженно-мечтательным видом, что меня крайне умилило: ну да, она ж пока кроме города ничего не видела.

- Как тут красиво… - вырвалось у неё.

            Ник при этом расплылся в довольной улыбке, и мне пришлось смириться с тем фактом, что его интерес к Кларке, похоже, не мимолётный. Он на моей памяти не отличался сентиментальностью, а тут от простых слов девчонки расчувствовался. Ох… ладно. Будем посмотреть, как говорится, что из всего этого выйдет. Толик поставил вторую машину так, чтобы окончательно перегородить въезд на большую поляну, и отбить охоту у каких-нибудь ушлых отдыхающих встать нам на голову на таком удобном месте. Дальше поднялась суматоха, народ разбирал вещи, ставил палатки, мужчины занялись костром и дровами. Я наконец заползла в палатку, и с предвкушением переоделась в купальник. Вода, наверное, парное молоко, дождей ведь недели две точно не было!.. Схватив полотенце, вылезла обратно, застав Клару с задумчивым видом сидевшую на бревне. В джинсах. И рубашке с коротким рукавом. Тааак… Мужская часть нашей компании удалилась в леса, девчонки хлопотали около кучи продуктов, рассортировывая, так что можно провести небольшую воспитательную работу, не привлекая ничьего внимания.

- Ну-ка, иди сюда, - я ухватила Клару за руку и потянула к палатке.

            Она молча последовала за мной, и покорно залезла внутрь. Я покопалась в своём дорожном рюкзаке, куда предусмотрительно запихала её купальник, шорты и симпатичную коротенькую маечку, как раз для такой жаркой погоды.

- Надевай.

            Красивые глаза цвета шоколада  округлились.

- Н-нет, ты что… - она замахала руками.

- Клаааар, - я ухватила её за подбородок и заставила смотреть мне в глаза. – Тебе не приходит в голову, что среди нас, щеголяющих в купальниках, ты смотришься страннее всех, упакованная в штаны и рубашку? Даже парни вон разделись до плавок! Блин, мелкая, три месяца тут живёшь, и всё ещё паришься со своими средневековыми замашками?

            Она прикусила губу.

- Кир… я честно стараюсь… - вышло как-то слишком жалобно. Не хватало, чтобы она тут расплакалась, Ник же меня за жабры подвесит, выпытывая, чем довела девчонку. – Но… Я не могу выйти почти голой!!

- Тьфу, - я раздражённо вздохнула. – С такой фигуркой, между прочим, я  б только так и ходила, да ещё в такую жару. В общем, милая моя, если не хочешь допроса с пристрастием от Никитоса, почему не переоденешься, лучше надень вот это. Но учти, в ближайшее время все купаться пойдут. Или придумываешь правдоподобную отмазку, почему ты не со всеми, либо раздеваешься до купальника. В шортах и майке не пущу в воду, у меня запасной одежды нет.

            Она сглотнула.

- А… это точно прилично?.. – уточнила почти шёпотом.

            Я решила побыть садисткой. Ну да, присутствие Дена нервировало, и хотелось в отместку испортить жизнь всем окружающим. Такая вот я стерва.

- Ну, дорогая моя, то, что мужики будут на тебя пялиться, это по дефолту, - как можно равнодушнее пожала я плечами, и с удовольствием услышала, как Клара тихонько ойкнула в панике. Решила смилостивиться, и добавила. – Но знаешь, у нас тут практически все особи мужского пола не могут пропустить мимо ни одной симпатичной женской задницы. И не важно, есть у них кто или нет. Это в мужской природе, милочка, инстинкты, так сказать, реакция на красивую самочку. Привыкай.

            Кларка хихикнула, и вроде расслабилась.

- Так, ну раз на шутки реагируешь, то всё в норме. Давай, быстренько переодевайся.

            Из палатки моя подопечная вылезла, пунцовая от смущения, но очень старающаяся вести себя естественно. Девчонки на неё действительно не глазели, тут же припахав к работе – оттащить в нашу палатку часть еды, в основном сушняк всякий. А вот вернувшиеся с похода за дровами наши мужчины то и дело провожали Кларку заинтересованно-восхищёнными взглядами. Ну я ж говорила… Правда, Толик и Костик вскоре перестали её разглядывать, оценив со своей точки зрения и одобрив выбор Ника, и собственно, на том интерес иссяк. Да, не все кобели, как некоторые… Ден тоже, едва взглянул на Клару. Видимо, по каким-то таинственным причинам решил, что я – лучший объект для разглядывания, чем блондинка. Ну и дурак. С Ником и так всё ясно, он чуть ли не языком облизывался, когда Кларка не видела. Ой, блин… Предупредить, что ли, по-хорошему, напрямую, что у неё ещё не было никого? Ну так, чтобы непоняток всяких не возникло. Насколько помню, Ник не очень любил связываться с девственницами. Только что-то подсказывает моей мудрой заднице, что в этот раз ему наплевать с высокой колокольни, на Кларку он запал конкретно.

            С некоторым трудом заставив себя оторваться от решения чужих проблем, и не паниковать раньше времени, я вынырнула из размышлений. На старом кострище уже потрескивал костёр, были устроены места для сидения, и  врыты две рогатки под котелок. И даже мангал успели собрать.

- Вы как хотите, а я купаться, - Валька с решительным видом взяла полотенце и направилась к пляжу.

            Ну естественно, народ с энтузиазмом отправился за ней. Покосившись на Клару, я вопросительно изогнула бровь. Она, поколебавшись, и прикусив губу, с отчаянным видом кивнула. О, прогресс. Моя скромница решилась таки максимально обнажиться, несмотря на то, что вокруг неё абсолютно все ходили в купальниках и плавках. Меня умилило то, как она украдкой бросала взгляды на наших мужиков, удовлетворяя своё девичье любопытство – ну да, она ж до этого не видела никого из представителей противоположного пола, так сказать, почти а-ля натюрель. Так и тянуло захихикать, наблюдая нежный румянец на её щеках, и одновременно огонёк в тёмных глазах. Опа, оказывается, не такая уж и скромница, раз интерес пересилил природную стыдливость. Чую, в этом тихом омуте такие роскошные черти водятся, ростом с бегемота, не меньше.

            А было на что посмотреть, наши мальчики следили за собой, и, в общем и целом выглядели очень неплохо. Конечно, не у всех наблюдались кубики пресса и всякие другие мышцы – кроме Ника и Дена, они как раз активно занимались физическими упражнениями по жизни, - но фигурки ничего так, подтянутые. Ну и остальные интересные части тела тоже, в принципе, проходят по госстандарту. Так, ладно, опять мысли не в ту сторону свернули. Срочно, срочно после возвращения на охоту выйти! Три месяца – слишком долго для воздержания, так и забудешь, как сам процесс происходит.

            Вода оказалась тёплая, народ с визгом и хохотом с разбегу нырял в озеро. Клара мялась на берегу, зайдя по колено. Я подошла к ней.

- Ну, что ещё, горе моё? – проворчала, скрестив руки на груди.

- Я… я плаваю очень плохо, - почти прошептала она, густо покраснев.

- Ооооо, - протянула я, не зная, что делать. – Блин, ну ты раньше могла сказать, а?!

- Я стеснялась, - Кларка вздохнула. – Ну и… не знала, что это может пригодиться.

- Проблемы, девочки? – появился мокрый и весёлый Ник.

            Отлично, вот пусть и разбирается со своей зазнобой, я понятия не имею, как учить плавать. Заодно хорошая возможность, так сказать, изучить на практике то, на что он глазел последние полчаса. Надеюсь, малышке понравится.

- Она плавать плохо умеет, - я с потрохами сдала блондинку. – Ты ж вродь тренером её заделался?

- По танцам, - пискнула Кларка, снова краснея.

- Могу и по плаванию, - Ник окинул её оценивающим взглядом.

            О, а глазки-то как заблестели у обоих! И не верю я этой смущённой улыбке на лице Кларки, и кто там мне пел не далее как несколько часов назад о скромности! Хмыкнув, я ухмыльнулась.

- Вперёд. Только, Ник, не увлекайся, - я выразительно посмотрела на него.

            Всё-таки стоит сказать, что девочка ещё не знала мужчин. А то наломает дров, не дай бог, испугает ещё… Стоп. И о чём это я думаю, а?! Никитос на роль первого для Клары ну никак не подходит! Так, ладно, позже с этим разберёмся.

- Иди-иди, там Ден уже извёлся, - он не остался в долгу и повернулся к моей подопечной, протянув ей руку. – Пошли, будем учиться.

            Да срать мне, пардон, на Дениса с высокой колокольни и с пробором! Пожав плечами, я отвернулась от них, и, разбежавшись, нырнула. Недалеко от берега находился симпатичный островок, мы обычно с девчонками туда вечером плавали, нудьём купаться. Дабы у мальчиков чего не зачесалось некстати. Сейчас можно просто для разминки в том направлении сплавать. Валька и Маринка резвились неподалёку, вместе со своими благоверными, а вот Дена я не наблюдала. Ну и фиг с ним, наверняка тоже где-то плещется неподалёку.

            Я наслаждалась водой, солнцем, вообще, природой, неторопливо работая руками и ногами, и чувствуя, как мышцы приятно напрягаются – эх, надо бы чем-нибудь физкультурным заняться, а то совсем форму потеряю. Идиллия не продлилась долго: что-то коснулось моих ног, я чуть не захлебнулась, от неожиданности и страха потеряв плавучесть, и беспорядочно забарахтавшись в попытке удержаться на воде. Рядом всплыла голова и довольная физиономия – ну конечно, кто это мог быть, кроме Дена!

- Придурок, да?! – прошипела я, испытывая сильнейшее желание съездить по его ухмыляющейся морде. – Я чуть ко дну не пошла!

- Не ворчи, Кирочка, - его ладони легли мне на талию и притянули к себе.

            Поскольку озеро было неглубокое, вода доходила Дену до шеи, но я гораздо меньше Дениса ростом, и до дна не доставала. Пришлось вцепиться ему в плечи, одновременно не позволив прижать к груди. Вот ещё, не хватало с ним обниматься!

- Так, руки убрал, это раз, - сквозь зубы процедила я, - и второе, тебе на каком языке повторять, чтобы оставил меня в покое?

- А ни на каком, - попытки ни к чему не привели, резкий рывок – и моё лицо оказывается в опасной близости от его собственного, и всё, что удерживает от ухода под воду, руки Дена на талии. – У меня было достаточно времени подумать, и больше я не буду терпеливым мальчиком, - вот теперь мне точно не понравились решительные нотки в его голосе, и огонёк в глубине потемневших серых глаз.

            Но целовать себя я не собиралась позволять.

- Одно лишнее движение, и тебе будет очень больно, - честно предупредила, чуть согнув ногу в колене, и с трудом удержав взбесившееся либидо в узде.

            Оно как раз хотело и поцелуев, и всего, что за ними обязательно последует. Хоть прямо здесь, в озере. Но инстинктам слово не давали, я всё же человек, а не зверь. Одно долгое мгновение мы бодались взглядами, потом Ден усмехнулся и отпустил.

- Кир, постарайся свыкнуться с мыслью, что я теперь буду постоянно присутствовать в твоей жизни, - спокойно произнёс он. – И учти, твой взрывной характер меня ничуть не испугает. Я прекрасно умею чувствовать, когда меня действительно не хотят… видеть.

            Пауза между последними словами слишком ясно дала понять, что он в курсе творящегося с моими чувствами и эмоциями безобразия. Вот засада, мне кажется, или я попала по самые помидоры? Я прищурилась.

- В таком случае, постарайся свыкнуться, что будешь регулярно огребать по тем частям тела, до которых дотянусь, - кратко проинформировала его и направилась к берегу.

            Так, надо продумать месть Вальке, за то, что Ден нарисовался на этом выезде на природу. Настроение упало ниже плинтуса, при мысли о том, что эта зараза сероглазая теперь не оставит меня в покое, в животе всё замирало, а сердце ухало в район пяток, категорически отказываясь возвращаться на законное место. Выйдя на берег, и отстранённо покосившись в сторону Ника и Кларки – он стоял по пояс в воде, поддерживая блондинку, а она послушно двигала руками и ногами с очень сосредоточенным выражением лица, - поймала за хвост сильно обеспокоившую мысль. Никита и Денис вроде брали одну палатку на двоих, так вот, в свете недавнего разговора, мне стало интересно: и кто где будет ночевать?! Хотя до вечера ещё достаточно времени, однако на природе оно бежит очень быстро, это уже проверенный факт. Так, нет, вот чего-чего, а спать с Деном, даже просто в одной палатке, я точно не намерена. И плевать, что он там себе надумал в отношении меня!


            Клара пыталась справиться со смущением, и чтобы никто не заметил этого. Да, как и говорила Кира, на неё смотрели, но к удивлению девушки, восхищение во взглядах мужской части компании ей скорее нравилось. Смущал только Никита. Казалось, она физически ощущает, как он смотрит на неё, словно невидимые прикосновения ласкают кожу, и от этого по телу пробегали волны мурашек, а волосы на затылке поднимались. Только вбитая с детства привычка ходить с прямой спиной не позволяла Кларе ссутулиться, и очень хотелось прикрыться руками. Однако через какое-то время она перестала думать о том, что ходит почти обнаженной, да ещё и перед мужчинами – так щеголяли все девчонки. И глядя на подтянутые, тронутые лёгким загаром, тела подруг, Клара вдруг почувствовала недовольство своей светлой, почти фарфоровой, кожей. Кира заставила её намазаться каким-то кремом, чтобы не сгореть, но почему-то Клара беспокоилась, что не получится получить такой же золотистый оттенок, как у остальных.

            Новую порцию волнения она получила, когда вся компания направилась купаться. Около их дома был небольшой пруд, где Кларисс иногда плескалась, но он мелкий, и толком держаться на воде она не умела. Предложение Ника оказалось как нельзя кстати, и хотя Клару снова накрыла волна смущения, она не отказала себе в удовольствии украдкой изучать его тело. Она до этого дня никогда не видела обнажённых мужчин, да ещё и НАСТОЛЬКО, и то и дело ловила себя на том, что разглядывает загорелые фигуры, причём с интересом, в котором как-то не наблюдалось пресловутого смущения, которым полагалось обладать невинной девушке. Нет, Клара смотрела с жадностью, и её взгляд всё чаще останавливался на партнёре. Особенно Клару интересовало то, что находилось пониже пояса. Кира, хотя много и часто шутила на тему секса, пока как-то не торопилась проводить ликбез в этом отношении, хотя бы теоретический, а Клара стеснялась напрямую спросить. Зато рассматривать никто не запрещал, и девушка впадала в лёгкое замешательство, то и дело ловя себя на не совсем пристойных мыслях. Возникали вопросы, неприличные, на которые ей ужасно хотелось знать ответы, но… «Приедем домой, спрошу», - решила Клара.

            Сейчас, идя за Ником туда, где поглубже, Кларисс снова удивилась собственным желаниям: захотелось прикоснуться к телу, покрытому капельками воды, почувствовать под пальцами гладкость мышц, и почему-то ей казалось, он вздрогнет от её прикосновения. Клара напряглась, странное волнение лёгкой рябью пробежало по крови, и сосредоточилось в низу живота, непонятным теплом и тягучим, болезненно-сладким ощущением. Сильно прикусив губу, Клара попыталась справиться с эмоциями, и тут Никита повернулся к ней. Нервы натянулись, как струны, когда она осознала, насколько близко они находятся, и одежды на них самая малость.

- Так, ты хоть как-то плаваешь или вообще никак? – спокойно осведомился Ник, словно не замечая, что с ней происходит.

            Клара сглотнула пересохшим горлом, и с огромным трудом взяла себя в руки.

- Ну, самую малость, - отведя взгляд от его груди, она добавила. – Показать?

- Давай, - он кивнул, уперев руки в бока.

            Клара поплескалась, беспорядочно болтая руками и ногами, и справедливо ожидая как минимум улыбки – она знала, что со стороны выглядит смешно. Брат всегда смеялся, когда видел её попытки плавать. Но Ник остался серьёзным.

- Так, ладно, воды боишься? – задал он странный вопрос.

- Нет, - несколько озадаченно ответила Клара. – А надо?

- Ну вообще отлично. Как лягушки плавают, видела? – дождавшись кивка, Ник продолжил. – Попробуй так же, поочерёдно руками и ногами. Ногами вроде как отталкиваешься от воды, руки при этом впереди, вот так, - он показал, соединив ладони вместе. – Сейчас покажу, потом попробуешь.

            Она внимательно наблюдала, как плавает Ник, потом попыталась повторить. Без особого успеха, ноги почему-то сразу ко дну опускались.

- Ложись на воду, - предложил вдруг Никита.

- Это как? – Клара снова была озадачена.

- Просто ляг и расслабься, я поддержу, - он положил ладонь на воду. – Не утонешь, не бойся.

            Лечь получилось, расслабиться – нет. Едва ладонь Ника коснулась её живота, кожу словно закололи тысячи иголочек, а мышцы напряглись. И он это заметил.

- Клар, расслабься, - его вторая рука вдруг легонько провела вдоль её спины. – Позволь воде держать тебя. Она, конечно, пресная, но ты лёгенькая, главное, не напрягаться.

            Клара честно постаралась успокоиться и сосредоточиться на уроке. Она ж плавать хотела научиться, а не млеть от одного только близкого присутствия Ника! Злость на своё, мягко говоря, неадекватное поведение помогла разогнать туман в голове, и дальше пошло легче. Клара просто решила использовать свою реакцию на прикосновения Ника не напряжением в ожидании чего-то, ей самой не очень понятного, а наоборот, чтобы расслабиться. Судя по всему, он относился к происходящему гораздо спокойнее. И поскольку Клара, кроме всего прочего, ещё и отличалась упорством, часа через полтора она уже гораздо увереннее держалась на воде, чем когда первый раз зашла в озеро.

- Так, хватит на сегодня, марш на берег, греться, - скомандовал Ник, когда она со счастливой улыбкой в пятый раз проплывала мимо него. – У тебя уже губы синие.

            Решив не спрашивать, а почему это он смотрел на её губы, Клара послушно направилась обратно на поляну, поближе к костру. Там девушки уже развили бурную деятельность по приготовлению к обеду, и тут же нашли работу для Клары – нарезать овощи и делать бутерброды. Время летело незаметно и весело, после обеда все растянулись позагорать, сытые и довольные. Клара даже задремала, убаюканная звуками леса и тёплыми, ласковыми лучами солнышка. А вот ближе к вечеру, когда жара спала, и с озера потянуло приятной прохладой, пришла пора шашлыков. Ну и, конечно, алкоголя. Кира взяла на них вдвоём мартини с соком – Кларе очень понравился этот напиток, гораздо больше, чем пиво и всякие слабенькие коктейли.

- Только учти, эта штука коварная, - усмехнулась Кира, глянув на подопечную и разлив по стаканам. – Пить медленно, не торопясь, иначе если сразу выхлебаешь весь стакан, захмелеешь. Мне ещё тут тебя пьяной не хватало, а с похмельем точно лучше не знакомиться, - тише прибавила она.

- Хорошо, - Клара кивнула.

            Шашлыками занялись мужчины, категорично заявив, что женщины своё дело сделали – заквасили мясо. Клара, усевшись около костра, замерла, заворожено наблюдая, как ловко пальцы Ника нанизывают сочные куски мяса на шампуры. Она не понимала, что с ней происходит каждый раз, как видит партнёра, или оказывается поблизости от него, или когда он прикасается к ней, или просто улыбается. Кларе казалось, она начинает таять, как кусочек воска, а в животе порхают бабочки. Тихонько вздохнув, девушка отпила из стаканчика, а когда снова подняла взгляд на Ника, обнаружила, что он тоже смотрит на неё. И улыбается. На мгновение окружающее перестало существовать, и в себя Клара пришла от чувствительного тычка в бок.

- Не зависай, - послышался ворчливый голос Киры, и она села рядом. – И не пялься так на Ника. Дай мне время, чтобы смириться с твоим к нему столь явным интересом.

- Кир, меня к нему тянет, - шёпотом призналась Клара, убедившись, что поблизости пока никого нет. – И… и я не знаю, что с этим делать! – в её голосе проскользнула лёгкая паника.

- Если твоя душа готова смириться с недолговечным романом, то вперёд и с песней, - Кира пожала плечами. – Я предупреждала, белого платья и фаты тебе не видать с этим красавчиком. Ну и, постарайся всё-таки не втрескаться в него по самые уши. Потом больно будет, когда он уйдёт.

            Клара чуть нахмурилась и прикусила губу. С одной стороны, в этом сумасшедшем мире действительно глупо было хранить невинность до свадьбы, не всегда первые отношения заканчивались оной. Но с другой, очень трудно преодолеть воспитание, и дать волю обуревавшим чувствам и эмоциям. Снова отхлебнув коктейля, Клара покосилась на Ника: отсветы костра освещали его фигуру, резкие тени придавали рельефность мышцам, и хотя он уже надел шорты, она прекрасно помнила ту самую, смущавщую её больше всего, часть тела. И больше всего интересовавшую. Что-то менялось в Кларе, потихоньку, не спеша, но менялось.

- Знаешь, ты, пожалуй, права, - задумчиво протянула она. – Пора начинать жить реалиями новой жизни.

            Кирины брови поднялись домиком, и она с прорезавшимся любопытством посмотрела на собеседницу.

- Эй, детка, я не призываю с разбегу штурмовать Никитоса, - хмыкнула она. – Хотя, сдаётся мне, штурмовать не придётся. Помани пальчиком, прискачет, как миленький. Не красней, я видела, как он на тебя слюной исходит, - усмехнулась Кира в своей всегдашней прямой манере. – Уж поверь опытной мне, хочет он тебя, дорогуша. Только ты сильно отличаешься от его прежних баб, вот он и осторожничает, ищет подходы.

            Клара вдруг тоже усмехнулась.

- Ты вообще не веришь в серьёзные чувства, да? – непринуждённо спросила она.

- Да как-то жизнь не радовала в этом смысле, - Кира пожала плечами. – Вот потому и тебя предостерегаю, чтобы потом не разочароваться.

- От всех шишек ты меня не убережёшь, - Клара тоже пожала плечами. – У каждого из нас своя дорога, и если мне суждено какое-то время быть с Ником, это случится. Как бы я или ты ни пытались этого избежать.

- И в кого ты такая умная, а? – Кира прищурилась. – Ладно, я предупредила, лезть в ваши отношения не собираюсь. Действительно, ты девочка взрослая, сама поймёшь, надо ли оно тебе. Только, как вернёмся, я, пожалуй, проведу с тобой разъяснительную беседу, - она ухмыльнулась. – На тему секса и контрацептивов. Вижу, ты созрела. Всё, ладно, девчонки идут. Потом поговорим.

            Вскоре над поляной поплыл восхитительный запах жареного мяса, и Клара невольно сглотнула слюну. Кира сбегала за гитарой, Валя тоже принесла, и, в общем, всё было готово для приятного вечера. Солнце уже зашло за деревья, и наступили сумерки – как же Кларе нравилось это время суток! Вроде уже не день, но и не ночь ещё, небо с одной стороны розовато-серое, с другой – бархатно-синее. Кира сказала, это называется белые ночи, и хотя они уже практически сошли на нет, всё равно, сумерки оставались.

- Ну, первая пошла, - Ник осторожно снял два шампура и направился прямиком к Кларе. – Держи. Да не бойся, здесь он не горячий.

            Чувствуя, как щекам становится жарко, она осторожно взяла за кольцо с одной стороны, и откусила маленький кусочек исходящего соком мяса. Это оказалось потрясающе вкусно. Никита сел рядом, и принялся за свой шашлык.

- Офигительно!.. – прожевав, выразилась Клара совершенно неожиданно для себя.

            Кира, в этот момент принимавшая шампур от Дениса, чуть не выронила его и сдавленно захихикала.

- Высшая похвала, - ехидно прокомментировала она, весело подмигнув.

            Ну да, до сих пор Клара старалась в речи не употреблять жаргонные и сленговые словечки, но находясь рядом с Кирой, это становилось с каждым днём сложнее. Поскольку у всех всё было налито – или открыта бутылка с пивом, - пошёл первый тост, за то, что удалось собраться всем. После утоления голода и наперебой высказываемых комплиментов Кире – за вкусно замаринованное мясо, - пришла пора гитар. Клара с интересом смотрела, как Ник и Ден, взяв инструменты, некоторое время настраивались, и опять, наблюдая за сильными, длинными пальцами Никиты, не могла отвести взгляда, странно заворожённая. Молодые люди сели отдельно, напротив остальных, чтобы никому не мешать.

- Поехали, для затравочки, - Ник чуть улыбнулся и заиграл.

            Клара не знала слов, к великому сожалению, потому что пел народ очень уж заразительно, но глядя, как ловко скользят его пальцы по струнам и грифу, отчётливо поняла: она тоже так хочет. В бок снова ткнулся локоть сидевшей рядом Киры.

- Эй, детка, может, сразу к нему переедешь? – ехидно прошептала она. – Судя по твоим горящим глазкам, теперь тебя обуяло желание на гитаре научиться лабать, да?

            Клара сердито поджала губы, чувствуя, что опять краснеет. Кира издала смешок.

- Да ладно, попроси его, не сомневаюсь, что Ник с радостью согласится.

- А ты мне слова этих песен, что вы поёте, напишешь? – справившись с минутным раздражением от подколки Киры, спросила Клара.

- Не вопрос, - та покосилась на собеседницу. – Петь умеешь?

- Ну, - блондинка пожала плечами. – Да, меня учили.

- Ну тогда завтра, а пока просто подмурлыкивай, музыка-то простая.

            Клара кивнула, вернувшись к созерцанию Ника. Благо, он был занят игрой, и на неё вроде как не смотрел. Кларисс тихонько вздохнула, уже не удивившись, что при взгляде на его полные губы у неё возникает вопрос, как её партнёр целуется. Ну и вообще, что это такое, ведь до сих пор Клара понятия не имела даже об этой стороне отношений.


            Прикурив сигарету, я прислонилась спиной к толстому стволу дерева, прикрыв глаза и слушая, как народ дружно поёт про изгиб гитары жёлтой. От мартини в голове образовалась уже приятная лёгкость, и даже пристальный, задумчивый взгляд Дена всего лишь немного раздражал, особо не портя благодушного настроения. Мысли лениво крутились вокруг признаний Кларки и страстных взглядов Ника, которые он время от времени кидал на мою подопечную, когда думал, что никто не видит. Ну да, я-то спецом за ним наблюдала, потому и подмечала всё это безобразие. Эх, чует моя задница, вляпалась Ларчик по самые помидоры. Против природы не попрёшь, если её тоже потянуло к Никитосу, хотя он особо и не начал предпринимать пока никаких активных шагов, значит, рано или поздно эти двое окажутся в одной постели. Да и хрен с ними, в самом деле, не мамочка же я Кларке. Разберётся как-нибудь, а если совсем погано будет на душе, ну нажрёмся вдвоём, поплачется мне в жилетку, ничего страшного. Как-то ведь надо жизни учиться, в том числе и отношениям.

            Тем временем, Ден решил выступить сольно, по-прежнему протирая во мне дырку взглядом. О да, конечно, кто б сомневался, ДДТшная «Метель». Не спорю, голос у него красивый, и поёт он здорово, но меня романтикой не пробьёшь. Это вон у Кларки мечтательное выражение лица, она у нас дитя, не испорченное прогрессом и неприятным опытом в личной жизни. Лениво усмехнувшись, я слегка покачала головой, выбросив окурок в костёр. Ой, Ден, ну надо ж так проколоться, сколько меня знаешь, и всё пытаешься пробовать стандартный набор под названием «соблазнить женщину». Однозначно, песни под луной не моё. И не надо так выразительно смотреть, с тобой не буду, и тем более вечно, что бы там ни насочинял в своей песне дядя Юра Шевчук. Я допила остатки мартини с соком, и смешала ещё.

            Далее инициативу перехватил Ник, я особо не прислушивалась, но, кажется, это была «Pretty woman» Роя Орбисона. Даже не сомневаюсь, кому он пел, вон, Кларка покраснела, как маков цвет. Ну да, она ж английский прекрасно знает… Наклонившись к Вальке, шепнула:

- Ну чего, когда на остров поплывём?

- Ой, давай попозже чуток, ладно? – подруга покосилась на наших музыкантов. – Попеть охота.

- Не вопрос, - я кивнула. – Тогда я сейчас двину, а ты присоединяйся. Если ещё будет желание, - добавив, отставила стаканчик, и направилась к палатке, переодеться и полотенце захватить.

            Надеюсь, ни у кого особо умного не хватит дурости за мной пойти. Утоплю, и совесть мучить не будет ни одной секунды. Жалко, сигареты не захватить, была бы вообще лафа. Чтобы не заострять внимание на своём уходе, от палатки пробиралась кружным путём, народ в это время дружно орал «Ой-ё» бессмертных Чайфов. Ну и на здоровье, из меня певец никакой, даже если хором. Лучше помедитирую на острове, послушаю тишину. Оставив полотенце, джинсы и рубашку на камне у воды, тихо вошла в воду – она почти не ощущалась, такой тёплой была, и ветер стих, так что опасность замёрзнуть не грозила. Остров виднелся прямо по курсу, сбиться было сложно: небо ещё не окончательно потемнело, давая достаточно света, чтобы не проплыть мимо. Минут через двадцать я оказалась на месте. Выбравшись на песок, некоторое время отдыхала, прикрыв глаза и слушая звуки вокруг. С берега доносились звуки гитары – ребята продолжали петь. Но это не портило умиротворение, как-то гармонично вписываясь в лесную тишину.

            Наверное, даже хорошо, что я одна сюда поплыла. Давно не оказывалась в одиночестве, по-настоящему. Губы тронула лёгкая улыбка: кто-то его боится, а мне… мне хорошо. Особенно где-нибудь в таком месте, где вокруг только природа, и больше никого. Я уже говорила, я не романтик, и сентиментальные мечты о посещении подобных уголков в компании с любовью всей жизни – не ко мне, увольте. Мне скоро тридцатник, и, несмотря на то, что в душе чувствую себя лет на пяток меньше, кое-что всё-таки не поменять. Да, на замужестве больно обожглась, и до этого как-то всё не складывалось. В конце концов, решила, нафиг мне все эти геморрои, переживания там, и прочее. Для здорового секса отношения совсем не обязательны, собственно.

            Мысли свернули на Дениса. Если не брать во внимание его маниакальное стремление заполучить меня в качестве постоянной девушки, прекрасный образчик самца. Как уже говорила, я не против провести с ним пару-тройку ночей, но, но… Это проклятое но. Ну вот почему все учебники психологии твердят, что мужик – существо полигамное, а мне попался собственник?! Вздохнув, я встала, скинула купальник, и снова окунулась в тёплые воды. Совершенно потрясающее ощущение, тела вообще не чувствуешь, и если лечь на воду и закрыть глаза, можно просто раствориться в окружающем… Я ещё некоторое время понаслаждалась свободой от условностей, и с некоторым сожалением решила возвращаться.

            У костра всё стихло, и по-моему, там сидела всего пара человек, остальные расползлись куда-то. Хмм… А где моя красотка длинноногая? Неужели с Ником удалилась в лесок?! Чёрт, неудобно же, шишки в спину впиваются, и полные волосы иголок потом… Ну да, имела опыт секса на природе. Не, ну надеюсь, у них хватило ума всё-таки не заходить так далеко. Я ж с ней и не разговаривала ещё толком, а самой – зуб даю – смелости сказать Нику правду у Кларки не хватит. Так, ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. У костра действительно сидели только Маринка с Костиком, и судя по приглушённым голосам из дальней палатки, Валька и Толик уже удалились баиньки. Ну или не баиньки, один фиг. Похоже, моё отсутствие не заметили, вот и ладушки. Тихо выбравшись на пляж, я набросила на плечи полотенце, и вытерлась, но одеться не успела.

            Костёр располагался на достаточном расстоянии от озера, так, что оттуда берег почти не просматривался, особенно в темноте. А я ещё оставила вещи в сторонке, чтобы стопроцентно не запалили, что купаться ушла. Но кое-кто, похоже, обладает поистине ослиным упрямством и недалёким умом, если не сообразил, что искать меня не надо, взрослая девочка уже.

- На остров плавала? – Ден, почти невидимый в темноте, встал с камня и сделал ко мне несколько шагов.

- А ты как, нянькой моей заделался? – не очень вежливо осведомилась я, закутавшись в полотенце.

- Нет, ждал, - откровенно ответил он и приблизился ещё на шаг.

            Зараза, а сзади только озеро. Ну ладно, придётся, видимо, здесь начистоту разговаривать. В который блин раз уже…

- Зачем ждал-то? – демонстративно покосилась в сторону джинсов и рубашки. Сделал вид, что не заметил моего взгляда. – Я неясно выразилась днём?

- Кииир, - его вкрадчивый голос мне очень, ну просто очень не понравился. Шум поднимать не хотелось, Маринка всё ещё сидела у костра, а бегать от Дениса по тёмному лесу босиком тоже как-то не горела желанием. – Ну-ка, иди сюда…

            Я мявкнуть не успела, как меня ухватили за руку и прижали спиной к широкому стволу сосны. Хорошо хоть, между шершавой корой и моей нежной кожей было полотенце. А вот запястья оказались словно в тисках – Ден легко обхватил их пальцами одной руки. И что мне теперь делать, а?!

- Стрельцов, пусти, - тихо прошипела я, задавив панику в зародыше, и упрямо не отвернув головы, хотя мы стояли практически нос к носу. – Что ты хочешь? Парочку ночей здорового секса? Ну так я не против, знаешь ли, но не более!

- Как ты интересно заговорила, а, - его вторая ладонь зарылась в мои волосы на затылке, не давая отвернуться. – Но всего на парочку я не согласен.

- Тогда свободен! – я ухитрилась ответить твёрдым голосом.

            Боже, этот человек действовал на меня, как хорошая порция виагры! С трудом удавалось сдерживать дрожь, от сумасшедшего желания просто сводило коленки, и я не узнавала себя. Да чтоб так на мужика реагировать, будто меня год держали на голодном сексуальном пайке! Гм… И правильно я раньше его к себе близко не подпускала.

- Ага щаз, не дождёшься, - огорошил Денис ответом.

            Он меня поцеловал. Нагло прижался к губам, удерживая голову, поглаживая затылок, и заставляя терять контроль над собой и чувствами. Первоначальные робкие намерения стиснуть зубы и не позволить ничего такого с треском провалились, я даже не поняла, в какой момент его язык начал уверенно исследовать мой рот, дразня, заигрывая, и лишая всякой воли к сопротивлению. Тело радостно рванулось навстречу, эмоции зашкаливали, в низу живота появилось это восхитительное, томительно-сладкое ощущение, и купальник вдруг показался ужасно раздражающей деталью одежды. Кажется, я уже готова ему отдаться прямо здесь… И это всего лишь поцелуй! Ну нет, врагу не сдаётся наш гордый Варяг! Со всхлипом дёрнув головой, я прервала это опасно-волнующее безобразие, пытаясь справиться с дыханием и отстранённо подумав, что надо бы пустырничка выпить, а то сердце из груди через уши выпрыгнет.

- Ух ты, страстная моя, - я услышала смешок около уха, дыхание Дена обжигало не хуже раскалённого воздуха из мартена.

- Не твоя! – сквозь зубы процедила я, меня била мелкая дрожь, которую не удалось всё-таки сдержать. – Стрельцов, я ничья, понял?! Или отпускаешь, или я закричу!

            Блин. Чёрт дёрнул за язык… Снова поцелуй, на сей раз медленный, чувственный, затягивающий куда-то в жаркий омут, из которого не хочется выбираться… Ладонь Дена скользит по шее, плечу, на несколько мгновений замирает на груди, и дальше, останавливается на талии. Это я отмечаю той частью сознания, которая ещё осталась трезвой, но поделать ничего не могу. Да, да, хочу, чтобы он прикасался ко мне, руками, губами, языком, хочу, чтобы он отпустил мои запястья, и я могла прикоснуться к нему… Едрёна кочерыжка, куда меня несёт… Он ведь не отпустит, если раз поддамся, а я слишком привыкла жить одна!..

- Закричишь значит, да, Кирочка? – шёпот, от которого встали дыбом волосы по всему телу, а между ног болезненно заныло. О, мать, ты влипла… - Давай проверим, насколько громко, а?

            Его пальцы легко поддели завязки на плавках от купальника, и я прокляла тот день, когда польстилась на эту модель. Глядя на Дениса широко раскрытыми глазами, я в панике пробормотала, догадываясь, что он собирается делать:

- Ден… не надо, пожалуйста… - как-то жалко прозвучало. Прямо скажем, ни разу не убедительно. – Отпусти… Давай завтра поговорим…

            Он медленно улыбнулся, и у меня как-то разом весь воздух из лёгких ушёл, потому что эта улыбка сказала всё     лучше любых слов.

- Я тебе сказал, привыкай, что в твоей жизни появился я, - выдохнул он, дёрнув завязки. – И да, повторюсь, моё терпение закончилось, Тигрёнок мой упрямый. Сама призналась буквально пару минут назад, что хочешь, мм? Да и тело твоё тоже того же мнения…

            Я сильно прикусила губу и закрыла глаза, чтобы не видеть его лица, и выражения предвкушения на нём. Потому что знала, кричать буду громко. Господи… Вот она, та самая ситуация, когда стоит расслабиться и получить удовольствие, другого ничего не остаётся. У меня действительно сейчас просто нет выхода, кроме как позволить Дену сделать то, что нам обоим хочется. Его пальцы медленно провели по моему животу, вызвав судорожный вздох, и я даже не заметила, в какой момент запястья оказались свободными. И очень вовремя, потому что пришлось вцепиться в плечи Дениса, ноги конкретно подкашивались, а съехать по стволу сосны как-то не очень хотелось. Ладонь Стрельцова чуть сжала мою попку, потом провела по бедру, и я послушно согнула ногу, позволив ему удержать её под коленкой. Теперь Ден мог беспрепятственно добраться до того места, где сосредоточились сейчас все мои желания. Дааааа… Сдавленно застонав, я уткнулась лицом ему в шею, послушно выгибаясь навстречу, и уже вообще ни о чём не думая.

            Сколько это длилось, не знаю, я несколько раз зависала на грани, благодаря умелым пальчикам Дена, и, кажется, искусала ему всё плечо – нет, не хочу, чтобы меня сейчас слышали, не хочу, чтобы задавали вопросы, или наоборот, понимающе усмехались. Я никому ничего не обещала, а то, что происходит сейчас, это… это… в общем, это чистой воды издевательство надо мной. Изысканная пытка, потому что сил сдерживаться уже не оставалось, я что-то там бессвязно шептала, не контролируя себя, и находясь где-то в иных сферах. И мой мучитель смилостивился наконец, дав сорваться в пропасть наслаждения, и я всё-таки не сдержала крик, но Ден ловко поймал мои губы, заглушая поцелуем, и крепко прижимая к себе, пока меня волнами сотрясала дрожь удовольствия. Потом наступило блаженное опустошение и слабость, я прислонилась затылком к стволу, прикрыв глаза и постепенно успокаивая дыхание. О да, это был фейерверк. Конечно, хотелось большего, хотелось почувствовать не только пальцы Дена, но… С ним слишком много этих самых но.

- Будешь моей девушкой? – шепнул он, легонько поглаживая меня по затылку, пока другая рука Дениса обнимала за талию.

            Я чуть улыбнулась и приоткрыла глаза.

- Как там говорят, секс ещё не повод для знакомства, - прогресс, голос не дрожит и не хрипит. – Отпусти, я уже стою на ногах вполне уверенно.

- Так ведь секса пока ещё и не было, - он словно не слышал, по-прежнему прижимая к себе.

- Так в чём проблема, пошли, - моя усмешка стала шире. – Я ж сказала, я не против.

            Его бровь изогнулась, и я задницей почуяла подлянку.

- А приезжай тогда ко мне, - протянул Денис, прищурившись. – После, как вернёмся в город. Только учти, домой я тебя не отпущу.

            Хха, нашёл, чем шантажировать.

- Думаешь, не найду, с кем удовлетворить, так сказать, физиологические потребности? – чуть согнув ногу, невозмутимо занялась плавками. Надо ж привести себя в порядок.

            Я услышала смешок.

- Ну попробуй, если сможешь.

- Это в каком смысле?! – вскинулась, не понимая: он что, шпионить за мной вознамерился?!

- Кирочка, знаешь, зачем я сейчас так поступил? – в голосе Дениса ясно слышалась лёгкая насмешка. – Чтобы ты вспоминала, Тигрёнок, и думала обо мне каждый раз, как тебе придёт в голову мысль с кем-то переспать.

            Твою ж мать, а ведь прав. Буду вспоминать, и да, думать, каково это, секс со Стрельцовым. Наверное, так же классно, если не сказать больше.

- Одно твоё слово, и всё будет, - его ладонь с затылка переместилась на мою щёку, а шёпот приобрёл вкрадчивые интонации. Змей-искуситель, тоже мне… - Но, Кир, только в статусе моей девушки.

- Как-нибудь обойдусь, - с кривой улыбкой ответила я. – Секс не главное в жизни, и уж тем более секс с тобой, Стрельцов.

            Он, наконец, отпустил, дав возможность одеться. В коленках, конечно, ещё сохранялась некоторая слабость, оно и неудивительно, после такого-то оргазма, но я уже могла обойтись без посторонней помощи.

- Если думаешь, что я буду терпеливо ждать, пока созреешь, глубоко ошибаешься, - лениво протянул он, прислонившись плечом к дереву и засунув руки в карманы шорт. Взгляд Дена при этом беззастенчиво гулял по моей фигуре, ощупывая все выпуклости и изгибы. – При каждом удобном случае буду напоминать, от чего отказываешься.

            Я глубоко вздохнула, накинула рубашку, и пристально посмотрела на него.

- Стрельцов, для тех, кто в танке, ещё раз повторяю. У меня своя жизнь, у тебя своя. И наши жизни не пересекаются. Я готова иногда встречаться, приятно проводить время за пивком и разговорами, но вот от совместной жизни уволь. Нажилась на всю оставшуюся. Спокойной ночи.

            У костра уже никого не было, и слава богу. Угли тихонько тлели, я прошла мимо и залезла в палатку. Клара, оказывается, тоже вернулась, и сидела внутри, обхватив руками согнутые колени и задумчиво уставившись в никуда. При моём появлении она не пошевелилась, только взгляд стал осмысленным и остановился на мне.

- Ты чего? – я оглядела подружку с некоторым недоумением.

- Кир… Я с Ником целовалась, - почти шёпотом сообщила Клара.

            Ой, родная, знала бы ты, чем я с Деном занималась… Точнее, он со мной.

- И как? – поинтересовалась, избавляясь от купальника. Мне действительно было интересно.

- Странно… но приятно, - призналась она, и зуб даю, покраснела. В полумраке палатки, освещаемой только экраном моего мобильника, это особо не заметно. – Он сказал, я совсем не умею этого делать.

            Не сдержалась, и фыркнула, натягивая майку на голое тело.

- Ну ещё бы, мать, ты, я так понимаю, впервые допустила особь мужского пола настолько близко к себе, да?

- Кир… А как этому научиться можно? – огорошила она меня вопросом.

            Я заползла под спальник, и только потом невозмутимо ответила:

- Ника попроси. Он с удовольствием и этому тебя научит. Хоть каждый день учить будет. Спать ложись давай, потом поговорим.

            Так, но сначала я пообщаюсь с этим покорителем женских сердец, на предмет невинности Клары. И если только он заикнётся, что девственниц ещё не соблазнял, заряжу в жбан! Я не против их отношений, если они продлятся сколько-нибудь серьёзное время, Кларка не девочка на одну ночь, типа меня! На этой оптимистичной ноте я благополучно провалилась в сон.


- Всё, народ, перерыв, пальцы болят, - Ник отложил гитару, встряхнув кистями.

            Его взгляд снова остановился на Кларе, отошедшей в сторонку и занявшейся волосами. Киры не наблюдалось, что Никиту несказанно радовало. Её опека в некоторых моментах становилась чересчур навязчивой. Отхлебнув из бутылки пива, он не сводил глаз с серебристого водопада, окутавшего плечи и спину Клары – оказывается, у неё потрясающие волосы! Вдруг страстно зачесались пальцы дотронуться, почувствовать шелковистость и мягкость… Не замечая его пристального внимания, Клара продолжала расчёсываться, пряди переливались и мерцали в свете костра, производя почти гипнотическое впечатление. Потом она собрала волосы в хвост и ловко заплела косу.

Пока Клара занималась причёской, от простых движений её пальчиков Нику внезапно стало жарко, и мысли свернули в совсем уж неприличном направлении. Захотелось перецеловать каждый, и посмотреть, как отреагирует Клара. «Приятель, возьми себя в руки, иначе тут всем станет ясно, о ком ты думаешь и в каком ключе!» С некоторым трудом Ник отвёл взгляд, снова глотнув пива. Угораздило же его, с момента встречи эта нежная девочка не выходит из головы, хоть тресни. И что самое странное, на других как-то и не тянет совсем. Но Клара настолько отличалась от остальных девушек, что Никита в кои-то веки боялся сделать что-нибудь не так, и отпугнуть. Совершенно непонятно, как она к нему относится, вроде и замечал он что-то такое в её глазах, когда удавалось поймать взгляд, но вроде и ведёт себя сдержанно, спокойно.

            Когда Ник снова рискнул посмотреть на Клару, она уже удалялась по тропинке куда-то к озеру. Валя с Толиком ворковали у костра, Маринка с Костей, видимо, тоже пошли прогуляться. Дена не наблюдалось, как и Киры. Никита медленно улыбнулся, решив воспользоваться шансом. В лучшем случае, удастся как минимум поцеловать Клару, в худшем – они просто прогуляются и поболтают.

            …Клара прекрасно знала, что Ник наблюдает за ней, но не показывала виду. Мать очень хорошо научила сохранять невозмутимость и прятать эмоции. Да, здесь Кларисс потихоньку училась обратному, вести себя более свободно, но – в отдельных случаях маменькина наука оказалась очень даже полезной. Направившись к озеру, она спиной чувствовала взгляд Ника, и позволила себе довольную улыбку. Сердце от волнения и всё-таки некоторого страха заколотилось, как сумасшедшее, однако Клара не изменила решения. В лучшем случае, они просто поговорят, в худшем… «Может, всё-таки стоило поспрашивать Киру раньше?..» Мысленно шикнув на себя за слишком фривольные размышления, она продолжила неторопливо идти вдоль озера, чутко прислушиваясь к звукам за спиной. Ник не стал прятаться.

- Клар, подожди, - он догнал её и пошёл рядом. – Не против, если компанию составлю? Или ты одна хотела погулять?

- Нет, всё нормально, - Клара улыбнулась, покосившись на Ника.

- Любишь природу? – поинтересовался он.

- Обожаю, - с готовностью откликнулась собеседница. – В Англии редко удавалось выбраться куда-нибудь вот так, без условностей… - Клара запнулась, чуть не выболтав свою главную тайну.

- Строгие родители? – понимающе кивнул Ник.

- Что-то вроде, - осторожно отозвалась она.

            Впереди показался большой валун, наполовину выдававшийся в озеро, и Клара забралась на него. Впитавший тепло за день, камень приятно согревал. Никита остановился напротив, и от его задумчивого взгляда Клару неожиданно пробрала дрожь.

- Можно нескромный вопрос? – негромко произнёс он.

            Чуть склонив голову на бок, Клара не опустила глаз, опёршись руками на камень и чуть откинувшись назад. В груди что-то замерло, а настроение переменилось с нервозного на шаловливое.

- Насколько нескромный? – уголки губ Кларисс дрогнули в намёке на улыбку.

            В конце концов, зря, что ли, мать ей в своё время объясняла науку флирта? В Лондоне на паре приёмов особо не удалось испробовать, так почему бы не провести эксперимент сейчас? Рядом никого нет, кто шипел бы в ухо, что она ведёт себя крайне неприлично. Ник тоже улыбнулся, понимающе так, словно знал, что творится в светловолосой головке партнёрши.

- Тебя, часом, никакой жених не ждёт в Англии?

            Клара не сдержалась и хихикнула, тёмные глаза весело блеснули в сумерках.

- Ник, мне всего восемнадцать, о чём ты? Какой такой жених? – как всё-таки здорово, что здесь можно выходить замуж, когда захочешь, и за того, за кого захочешь! А можно и не выходить, всё равно никто не будет тыкать пальцем в спину и шипеть «распутница»…

- Что, даже парня никакого нет? – он недоверчиво прищурился.

- Мм, а что, должен быть? – проворковала Кларисс, вытянув одну ногу, и не сводя с него взгляда.

            Ник хмыкнул, повертел в руках практически пустую бутылку, и допил пиво. А потом в лоб спросил:

- Клар, мне кажется, или ты флиртуешь со мной, а? – от негромкого голоса у неё ёкнуло сердце.

- А что, это неприлично? – выдохнула она, пугаясь собственной смелости.

            Кто б ей ещё полгода назад сказал, что Кларисс будет так откровенно разговаривать с мужчиной…

            Ник решился. Хотя бы попытаться стоит, судя по всему, Клара вполне отвечает за собственные действия. И она не против его внимания к своей особе. Сделав шаг, и вплотную приблизившись к камню, он опёрся одной рукой на тёплый валун, а другой аккуратно ухватил Клару за подбородок – чтобы у неё не возникло идеи отвернуться.

- Не знаю насчёт приличий, но мне всегда нравились девушки, не скрывающие своих желаний, - тихо-тихо произнёс Ник, почти касаясь губ Клары, таких соблазнительно мягких.

- П-правда? – еле слышно отозвалась Клара, но не сделала попытку отстраниться.

            Никита не стал отвечать, накрыв её ротик своим. Кларисс напряглась, не зная, что делать, ведь это был первый в жизни поцелуй. Вообще первый, до этого ни один мужчина не находился так близко к ней. Да и было-то тех мужчин… Замерев, она чутко прислушивалась к себе, пытаясь понять, нравится ли ей то, что происходит. Ник целовал осторожно, от ласковых прикосновений его языка губы начало слегка покалывать, а в теле появилась странная лёгкость. Клара расслабилась, неосознанно подавшись чуть вперёд, и поняла, что ей нравится то, что он делает.

            Она отвлеклась, и момент, когда Ник чуть надавил на подбородок, явился для неё неожиданностью. Как и то, что его язык быстро скользнул в приоткрывшийся рот, уверенно исследуя новую территорию. Кларисс испуганно вздохнула, поцелуй стал глубже, и чувственнее, разбудив то самое непонятное томление, природу которого девушка понимала очень смутно. И опять, словно почувствовав, Ник отстранился, но его пальцы по-прежнему не выпускали её лицо.

- Первый раз, да? – задумчиво протянул он, но Клара, находясь так близко от него, видела довольный огонёк в глубине глаз партнёра.

            Она сглотнула, потом ещё раз, очень хотелось пить, и желательно не воды.

- Это плохо? – неожиданно охрипшим голосом спросила Клара, чувствуя себя крайне неуютно под его внимательным, изучающим взглядом, и одновременно испытывая желание повторить только что случившееся.

            Ник улыбнулся, его ладонь скользнула на шею собеседнице.

- Это… непривычно, - мягко ответил он. – Клар… тебе понравилось?

            Щекам тут же стало жарко, но отвернуться не давала рука Никиты.

- Д-да… наверное, - почти шёпотом ответила она правду. – Только… я не умею ничего такого…

            На некоторое время между ними воцарилось молчание. Ник переваривал неожиданную информацию – судя по её реакции и словам, у Клары вообще ещё никого не было. Иначе она хотя бы целоваться умела. Но спрашивать напрямую ему наглости всё-таки не хватило. «Ещё решит, что я только о постели думаю…»

- Будем учиться, - невозмутимо отозвался он и выпрямился, протянув ей руку. – Пойдём, Ларочка, а то замёрзнешь.

            От того, как Ник назвал её, дыхание пресеклось, а сердце остановилось на несколько мгновений. Она молча встала с камня, и ничего не имела против, когда Никита обнял. С озера действительно потянуло прохладой, хотелось к живительному огню костра. Клара вдруг вспомнила, что хотела ещё кое о чём попросить Ника, и остановилась, не доходя нескольких шагов до поляны. Он тоже остановился, с некоторым удивлением посмотрев на спутницу.

- Ты чего?

- Ник, я хочу на гитаре научиться играть, - выпалила Клара, пока не пропала смелость.

            Во взгляде Никиты появился интерес и ещё что-то, пока непонятное ей.

- Да не вопрос, - и с усмешкой добавил, - ученица моя.

            Клара улыбнулась в ответ, и неожиданно для самой себя игриво отозвалась:

- Пока не совсем твоя, между прочим.

            Ведь один поцелуй ничего не значит, так что она имеет полное право дразнить Ника. В следующее мгновение Клара, тихонько ойкнув, оказалась прижата к его груди.

- А хотела бы, Клар? – тихо, немного хрипло, спросил вдруг Никита, глядя прямо в шоколадные, сейчас казавшиеся совсем чёрными, глаза. – Хотела бы моей быть?..

            Мысли совсем смешались, Клара не ожидала, что вот так в лоб получит подобное предложение. Ну и, она не совсем поняла, что имел в виду Ник, а переспросить постеснялась. «Надо сначала с Кирой поговорить…»

- Можно, я подумаю? – как-то у неё слишком жалобно получилось.

- Подумай, - легко согласился он и отпустил, но при этом его пальцы аккуратно сжали узкую ладошку Клары. – А пока учиться потихоньку будем.

- Чему? – она послушно направилась за ним, к костру, не пытаясь высвободиться.

- Ну, танцам, плавать, на гитаре играть, - Ник чуть повернул голову, скользнув взглядом по её лицу, и тем же невозмутимым голосом, только чуть тише, закончил, - целоваться.

            Клара неопределённо хмыкнула, снова к собственной досаде почувствовав румянец. Последнее заявление Никиты обрадовало, значит, ему тоже понравилось. Киры всё ещё не было, у костра теперь сидели Марина и Костя.

- Садись, - Клара послушно опустилась на бревно, пока Ник брал гитару. – В общем, смотри…

            На них, хоть и поглядывали, но особо внимания не обращали. Через какое-то время Кларисс почувствовала, что начинает клевать носом, и Ник тоже это заметил.

- Так, на сегодня хватит уроков, - осторожно взяв из её рук гитару, он коснулся тыльной стороной ладони щеки Клары. – Иди спать, маленькая. Глаза вон закрываются уже.

            От неожиданной нежности, прозвучавшей в его голосе, Кларисс словно окатило тёплой волной. Как-то это не вязалось со словами Киры, что у Ника к девушкам обычно мимолётный интерес. Или здесь все мужчины ведут себя с одинаковой заботой?.. Клара немного растерялась, но решила, что утром обязательно пообщается подробнее с подругой.

- Спокойной ночи, - сонно улыбнувшись, она встала и направилась к палатке.

            Однако, несмотря на усталость и насыщенность эмоциями, Клара не могла уснуть. Только когда вернулась Кира, и блондинка поделилась событиями этого вечера, ей удалось избавиться от нервного напряжения и плавно соскользнуть в крепкий сон.


            На следующий день, после завтрака, я улучила момент и отвела Ника в сторонку. Однако он не дал мне ничего сказать.

- Кир, у меня тут вопросы возникли, - негромко сказал он, прислонившись к дереву и задумчиво глядя на меня. – По поводу Клары.

- Кто б сомневался, - буркнула я, пнув шишку. – Я уже в курсе, что вы целовались вчера.

            Никита усмехнулся.

- Хочу уточнить, Клара что, девственница?

            Я вскинула голову, внимательно глядя на собеседника. Так… там было ещё что-то кроме поцелуев?!

- Не ешь меня глазами, она сама почти проговорилась вчера. Но я решил у тебя уточнить.

            Я подумала. Потом подумала ещё раз и кивнула.

- Да. У неё ещё никого не было. И, Ник, - сделала паузу, - если она тебе исключительно для галочки, в жбан надаю. Совращай кого-нибудь другого.

            Он прищурился, и мне совершенно не понравилось выражение в его глазах.

- Не для галочки, Кир, расслабься. И если уж ты взялась играть роль её мамочки, - снова усмешка, - ставлю тебя в известность, что я собираюсь с ней встречаться.

- Прости… ты – что? – я недоверчиво покосилась на него.

- Я хочу, чтобы она стала моей девушкой, - спокойно повторил Ник. – Ты против?

            Да при чём здесь я… Чёрт. Не ожидала такого быстрого развития событий. Собственно, а в чём проблема, Никитос никогда не любил разводить политесы, если у него появлялся интерес к кому-то. Да, они знакомы неделю, но этого, похоже, ему хватило, чтобы определиться.

- Ник… ты её очень мало знаешь, - ну не на месте сердце, едва представлю этих двоих рядом!

- Успокойся, я не собираюсь тащить её в постель, как только вернёмся в город, - хмыкнул он. – Знаю, что девственницы народ пугливый.

- Да что ты привязался к её невинности! – раздражённо рыкнула я, нервно пройдясь перед ним. – Судя по всему, у этого цветочка блин чувство самосохранения отсутствует напрочь, если клюнула на тебя…

- Кииир, - лениво протянул Никита. – Если бы я тебя плохо знал, подумал, что ревнуешь.

- Да иди ты лесом, а, - я взъерошила волосы. Вот как объяснить, что у Кларки несколько другие представления об отношениях между мужчиной и женщиной, и что она бывает излишне доверчивой? – Ладно, хрен с вами, золотые рыбки. Разбирайтесь сами, но я тебя предупредила. Обидишь её – мстить буду долго и со вкусом.

            Он издал довольный смешок.

- Ух, какая ты строгая, страсти какие, - Ник выпрямился. – Ладно, с твоего позволения, пойду дальше учить Ларчика плавать.

            Я осталась на месте с неприлично отпавшей челюстью: как он её назвал?! Тряхнув головой, и постаравшись перестать задаваться вопросом, что же всё-таки творится у Ника в голове, я вернулась на поляну. Народ, как обычно, разбрёлся, кто куда: Валька с Толяном отправились поплавать, Марина и Коля валялись на пляже, загорая, и о чём-то тихо переговариваясь. Никитос и Кларка продолжали учиться плавать, и судя по довольной мордашке блондинки её всё устраивало. Мда. Главное, чтоб Ник раньше времени руки не начал распускать… Стоп. Хватит уже думать, будто я заботливая мамочка, Ларик и так натерпелась у себя, от своих предков. Просто посвящу в курс дела, так сказать, а там пусть уж сама решает, нужно оно ей или нет, секс до свадьбы.

            Тихонько вздохнув, я заползла в палатку, переоделась в купальник, вытащила пенку, и устроилась на поляне чуть выше палаток, там, где солнце гарантированно не зайдёт за деревья. Ден где-то пропадал после завтрака, ну и славненько. Хоть спокойно время проведу. Плюхнувшись на живот, уткнулась носом в скрещенные локти, и закрыла глаза, вкушая блаженное тепло. Да, я теплолюбивое животное, хотя и живу в Питере, городе дождей. В этом году вот не получилось на юга слинять, хотя всегда стараюсь раз в год где-нибудь погреть косточки, благо, свободный график работы позволяет сделать это в любое удобное для меня время. С полчаса всё было тихо-мирно, я даже задремать успела.

            Потом мой покой и уединение грубо нарушили. Сначала кто-то просто нахально уселся рядом, а потом вдоль спины – между прочим, очень чувствительной! – этот кто-то медленно провёл пальцем, едва касаясь кожи. Я взвилась, издав неопределённый возглас, по позвоночнику промчалось стадо мурашек, а волосы на затылке встали дыбом.

- Ух ты, - передо мной сидел довольно ухмыляющийся Ден. – Буду знать, где у тебя чувствительное местечко.

- Денис, отвянь, а, - устало вздохнула, снова устроившись на пенке. – Дай хоть позагорать спокойно.

- Да ладно тебе, - теперь уже его ладонь провела по спине, вызвав приятную дрожь. – Я ж ничего пока не требую, просто сижу рядом.

- Ага, и руки распускаешь, - буркнула, но больше для проформы – его действия вызывали неосознанное желание выгнуться, как кошка, и замурлыкать.

- Разве это распускаю? – он продолжал поглаживать мою спину, мягкие, ласкающие прикосновения расслабляли, делая кожу очень, ну просто очень чувствительной. – Это ещё не распускаю, Кирочка…

            Тьфу, даже ругаться с ним лень. И шевелиться тоже. Хммм, расстегнул лифчик? Ну и ладушки, на пузе же лежу. Не будет следов от купальника. Эээ… подождите, это уже явно не пальцы, это уже губы… и язык… Ааах, чёрт, вот стервец, что ж со мной делает, а! Я ёжилась, вздрагивала, и кусала губы, сдерживая судорожные вздохи, пока Ден продолжал творить форменное безобразие с моей такой чувствительной спинкой. И не было сил ругнуться и заставить его прекратить.

- Дениииис… - тихонько простонала, когда он добрался до моего затылка, а его мягкие поцелуи стали просто обжигающе горячими.

            Тело проснулось, откликнувшись на ласку, и требуя продолжения банкета, дыхание участилось, как и пульс.

- Да, моя хорошая? – ухитрился отозваться он между поцелуями.

- Перестань… - беспомощно пробормотала я, зажмурившись – он чуть прикусил мочку уха, и меня тряхнуло, как от разряда тока.

- Придёшь ко мне? – теперь Ден принялся исследовать мою шею.

- Ммммм!!! – промычала, уткнувшись в сгиб локтя, и выскребая силу воли, забившуюся в самый дальний угол сознания.

- Как скажешь, Тигрёнок, - я услышала довольный смешок, и он наконец оставил меня в покое.

            Лучше бы уж продолжил, честное слово, и плевать, что нас могут увидеть… Распалённые чувства с трудом приходили в норму, дрожь в конечностях всё никак не хотела униматься, и я костерила Дена на чём свет стоит – мысленно, конечно, потому что вряд ли пересохшее горло способно было издавать какие-то связные звуки.

- Пошли купаться, - аккуратно застегнув купальник, он потянул меня за руку и добавил с ухмылочкой, - заодно охладишься, а то вон как тяжело дышишь.

- Да пошел ты, соблазнитель хренов, - огрызнулась, но села, ибо предложение дельное.

- Только с тобой, милая.

            Благоразумно придержала язык, мало ли что ещё ляпну, потом не отмажусь. Молча встала, и поплелась на пляж, даже не пытаясь высвободить ладонь из его цепких пальцев. Ничего, в городе до меня так просто не доберёшься, я тоже умею быть упрямой.

            В целом остаток дня прошёл сносно, Ник и Клара не вгоняли меня в нервные переживания, всё время ошиваясь на периферии зрения, и не пытаясь уединиться. После купания все растянулись позагорать, потом обед, естественно, потом шумно поиграли в мяч, ну и где-то около восьми вечера собрались обратно в город. Я была уставшая, умиротворённая, и в общем и целом скорее довольная выходными, чем нет. Ну да, нервировал Ден, его наглый, собственнический такой взгляд, которым он время от времени меня одаривал, но я притворилась, что в танке, и игнорировала всё это безобразие. В машине он просто схватил в охапку и не отпускал, несмотря на то, что я шипела, как змея, да ещё и пригрозил ласковым таким шёпотом, от которого тело застыло в предвкушении, что буду брыкаться – поцелует. И не только. Ник, косясь на нашу в высшей степени буйную парочку в зеркало заднего вида, только ехидно ухмылялся, а Кларки я не видела, и слава яйцам. Заметила бы, что хихикает – что-нибудь сказанула бы сгоряча, и мы могли впервые поссориться. Ну ни стыда, ни совести у Стрельцова, ни грамма!

Так и доехали до города, я у него на коленях, хмурая и недовольная, он – время от времени беззастенчиво начиная изучать мою шею губами и языком, чем повергал в нервные переживания. Пальцы на ногах поджимались от его действий, а пульс учащался, но отстраниться не давали руки Дениса, крепко державшие за талию. Закончилось тем, что я таки задремала, утомлённая всплеском эмоций и адреналина, прислонившись к груди Стрельцова. Доберусь до города – начну продумывать месть… страшную и коварную… Но сначала мужика найду, иначе гормоны спать спокойно не  дадут! Да и мысли всякие…

            Ник выгрузил нас у дома, трогательно попрощавшись с Кларисс целомудренным поцелуем, едва прикоснувшись губами. Но и этого хватило, чтобы мой серебряноволосый цветочек покрылся равномерным румянцем аж до шеи. От Дена я хотела увернуться, но не тут-то было.

- Иди сюда, недотрога, - он дёрнул меня за руку к себе, и уж его-то поцелуй был оооочень далёк от целомудренного, обжигая не хуже раскалённого металла. – Это так, чтобы спалось хорошо, - добавил этот кусок субстанции, всплывающей по весне, и, усмехнувшись, подхватил выгруженный Ником из багажника рюкзак. – Пошли, помогу.

            Никитос молча взял вторую сумку и пакет с пустой кастрюлей от шашлыков, и последовал за нами. Ыыыы, ненавижу мужиков!!! Особенно вот этого, конкретного, с улыбкой, от которой я резко глупею, и серебристо-серыми глазами, взгляд которых работает лучше рентгена, раздевая меня при каждом удобном случае. Скрипнув зубами, поспешила открыть подъезд и подняться на свой этаж, жаждая добраться до душа и отдать воде бурлящие эмоции. Водные процедуры меня всегда успокаивали. А, да, ещё обязательно ликбез Кларки по поводу секса. Чтоб если что не пугалась.

            Оставшись наконец только вдвоём с подопечной, частично разобрав вещи и совершив священнодействие в ванной, я, умиротворённая, уселась на диван, прикурив, и взяла ноут. Клара у окна расчёсывалась, а я пока искала в сети информацию, ну и соответствующие картинки, естественно, как же без этого. Госссподи, сколько же порнухи выдавал поисковик!.. Но мне нужно не отвратить у Клары интерес к этому самому, а наоборот, убедить, что это всё нормально и естественно. Так что клубничку нафиг, может, потом с Ником вместе посмотрит и ещё ворвётся в тему, но только не до сакрального действа по дефлорации. Подобрав более-менее приличные – если конечно можно применить это слово к изображению мужского члена – фотографии, так сказать, в спокойном и боевом положении, я сделала глубокий вздох и поманила Кларку пальцем.

- Иди сюда, свет очей моих, будем анатомию изучать.

- Что? – она удивлённо подняла брови.

- То, - я кивнула рядом с собой. – Садись, буду просвещать.

            Естественно, не стала сразу шокировать девчонку картинками.

- Так, что ты вообще знаешь о сексе? – спросила в лоб.

            Та покраснела, как транспарант на первомае, и опустила взгляд на сложенные ладони.

- Ничего, - пискнула Клара. – Мама не успела рассказать…

            Мученически вздохнув, я потёрла лицо ладонями, и приступила.

- Как устроена женщина, знаешь, да? – утвердительный кивок. – Про мужчину даже спрашивать не буду. Дети хоть откуда берутся, имеешь понятие?

- Из живота, - послушно ответила она.

- Ура, - я открыла первую картинку, с какого-то гинекологического сайта, со схемой женских органов. – Ну теперь смотри подробности…

            Понятное дело, тут Клара смущения почти не проявила, только некоторое недоумение несоответствию размеров плода и отдельных частей женского организма. Я пояснила, что всё растягивается до нужного, предусмотрительная Природа позаботилась о механизме.

- А, наверное, поэтому мама так кричала, когда рожала, - озарило Клару.

- Угу, - я не стала вдаваться в подробности процесса, переключившись на более насущный вопрос. – А теперь, собственно, что надо делать, чтобы в животе появилось такое вот чудо. Точнее, как этого избежать, и наслаждаться исключительно самим процессом. Без последствий. Мужская анатомия, Ларчик, выглядит следующим образом.

            Сначала, ясный пень, показала тоже схему, с этого же сайта. Клара тихо охнула, прикрыв рот ладошкой, но взгляда не отвела. Ну, уже хорошо. Я вкратце объяснила, что как называется, и снова глубоко вздохнула перед главным действом.

- Собственно, эта вот штука, на которую ты с таким интересом косилась у наших мальчиков за городом, - при этом она вскинула на меня ошарашенный взгляд, и я не удержалась от усмешки, - да-да, я заметила, любопытная моя. Так вот, в натуре это выглядит так.

            Клара застыла столбом, разглядывая картинку, и медленно наливаясь свекольным цветом. Я терпеливо ждала, пока она переварит информацию и справится с тяжёлым приступом смущения. Конечно, первой была фотография в позиции на полшестого. Клара сглотнула, и наконец выдавила:

- Т-такой м-маленький?..

            Я подавилась хихиканьем.

- Ну, конечно, размеры у всех разные, кого чем природа одарила… или обидела. Только не обольщайся, дорогуша, в таком виде эта штука вряд ли сможет доставить тебе удовольствие. А вот в таком… - следующая фотка, во всей красе. Хмм, я б и сама не отказалась познакомиться с обладателем столь выдающихся… способностей, к неизвестной модели природа явно была благосклонна дальше некуда. Снова сдавленный вздох Клары. – В таком, детка, грамотный мужчина способен унести тебя просто на седьмое небо.

- Ээ… - протянула она, сопоставляя увиденное с недавно изученной схемой. – Мм… Кир… а куда ЭТО вставляется?.. – почти шёпотом закончила Клара, в расширенных глазах зрачок почти полностью заполнил тёмно-шоколадную радужку.

            Я пошевелила бровями, вернулась к картинке женщины, и показала, куда. Девчонка тихо икнула, снова сопоставив размеры.

- Аааа….

- Я же тебе сказала, там всё растягивается, - усмехнулась. – И больно только в первый раз, когда девственности лишают. И то, если мужик опять же, грамотный, той боли будет совсем немного. Потом только приятно.

- Оооо… - Кларка зависла, переваривая информацию.

            Так. Что там у меня в загашнике есть из эротики? Красивой и чувственной? Ну, безусловно, «Отчаянный», с милашкой Бандерасом. Как они там с Сельмой Хайек зажигали, уф, каждый раз, как смотрю фильм, жарко становится после этой сцены. С ним же, и уже с Джоли, хороший такой фильмец «Соблазн», думаю, кстати, будет близок Кларке, там как раз про колониальную Америку. Завтра на свежую голову ещё перерою фильмотеку, а пока хватит.

- Спать хочешь или ещё способна некоторое время посидеть? – поинтересовалась я, пощёлкав пальцами перед носом Клары.

            Она очнулась, снова покосилась на картинку в ноуте, и неуверенно кивнула.

- Отлично, тогда сейчас практическое пособие, - я вернулась к столу, где комп стоял, нашла на стойке нужный диск, и вставила в DVD. – Как это выглядит на самом деле. Глаз не закрывать, смотреть внимательно! – приказала строгим голосом, и нахмурившись. - Иначе в следующий раз вообще порнуху поставлю!

            Кларка хлопнула ресницами.

- А что это такое?

            Уфф, всё время забываю, что она не из нашего времени.

- Это, дорогуша, как-нибудь потом покажу, - усмехнулась и кивнула на телевизор. – Когда твоя психика достаточно окрепнет, и ты поближе познакомишься с тем, что видела сегодня пока только на картинках. Всё, смотри.

            Проверю пока почту, вдруг завтра какая работа наклюнулась кроме письменных переводов. Как в воду глядела, пришло письмо, в котором просили взять под крылышко делегацию иностранных поставщиков, приехавших на несколько дней в Питер. Ну, всё как обычно, составить расписание экскурсий, встретить в гостинице, поводить по нашему стольному граду. И на деловых встречах тоже поприсутствовать в качестве переводчика. Обещали неплохо заплатить за три дня геморроя, и даже обеспечить сопровождающим, замдиром той фирмы, куда приезжала делегация. Название фирмы не указывалось, уведомили только, что этот самый сопровождающий завтра заедет за мной в десять утра. Эхе-хе, надо подготовить летний вариант делового костюма. Нее, париться в пиджаке и юбке не собираюсь, но ведь не наденешь легкомысленный сарафанчик или драные шорты и майку. Платье из натурального шёлка, рисунок – разводы цвета морской волны, длина – чуть выше колена, фасон – по фигуре, сверху широкие лямки, плечи открыты. Пойдёт. Приготовив всю эту красоту, я широко зевнула и пожелав Кларе приятного просмотра и доброй ночи, отправилась дрыхать. Несмотря на коварные слова Дена, спалось мне отлично, без будоражащих снов, слава богу – слишком устала, видимо.

            Восемь утра, противный писк будильника, и протест непроснувшегося организма, что он хочет курить и кофе, а больше в него ничего не влезет. Приведя себя в порядок и нарисовав лицо лёгким макияжем, я позавтракала чашкой эспрессо и сигаретой, поглядывая на часы. Без пяти десять мои волосы послушно легли под щёткой ровно, я взяла сумочку и надела босоножки. Написала Кларе записку, что ушла по работе, и если что, пусть звонит, проверила запасной комплект ключей на тумбочке, и вовремя: в дверь раздался звонок. Схватив сумочку, открыла дверь, и замерла на пороге, понимая, что день будет просто адовый.

- Кира Владимировна Смирнова? – Стрельцов улыбнулся, окинув меня восхищённым взглядом. – Карета подана, госпожа переводчик.

- Твою мать, а! – вложила в эти два слова всю гамму переполнявших эмоций.

- Я тоже безумно рад тебя видеть, Тигрёнок, - Денис протянул руку. – Пойдём, негоже опаздывать к деловым партнёрам.

            Держите меня семеро, убью гада!.. Сто процентов, сам порекомендовал своей фирме меня в качестве переводчика… И молчал, зараза такая, два дня молчал!!! Стиснув зубы, я вышла из квартиры, игнорируя протянутую ладонь, закрыла дверь, и начала молча спускаться по лестнице. Так, Кирочка, выше нос и крепче нервы. Где наша не пропадала, выберемся и из этой задницы.


            Клара проснулась довольно поздно, прочитала записку Киры, и поняла, что впервые за всё время, что она здесь живёт, оказалась предоставлена сама себе. Выходить из дома как-то не очень хотелось, до вечера и тренировки оставалось предостаточно времени. Позавтракав, Клара посидела за вышивкой, потом посмотрела один из рекомендованных Кирой фильмов, и поймала себя на том, что происходящее на экране, а особенно пресловутые постельные сцены, из-за которых собственно Кира и наказала обязательно посмотреть, вызывают не отвращение, а… интерес, и немножко смущение. Пожалуй, первое даже больше. В голову тут же полезли мысли совершенно непристойного содержания, где фигурировал в основном Ник. Почувствовав румянец на щеках, Клара нервно хихикнула, и решила воплотить в жизнь ещё один совет Киры: поискать, что бы могло её привлечь в качестве занятия, и чему можно попробовать научиться. Заодно отвлечётся от всяких размышлений. Пока Кларе нравилось просто целоваться с Ником. На остальное она как-то не чувствовала себя готовой, пусть Кира и фильмы с книжками говорили, что это классно и здорово.

            Тихонько вздохнув, она рассеянно щёлкнула мышкой, открыв страничку поисковика, и задумалась. На что может хватить её знаний, чтобы учиться в одном из высших учебных заведений Питера? Клара решила просто посмотреть вообще, какие ВУЗы есть, и что предлагают. Что понравится, выделит, а потом обсудит с Кирой. Информации оказалось много, но девушка сразу пропускала то, что касалось технических вузов – с математикой у неё как-то не сложилось, не привлекали цифры. А тут ещё фигурировала мудрёная наука физика, Клара вообще понятия не имела, что это такое, и интуитивно чувствовала, что оно ей не надо в принципе. А вот всякие гуманитарные заведения заинтересовали, и даже очень. Много оказалось вариантов с языком, и Кларисс занесла в список, ведь кроме английского мать заставила её выучить ещё и французский. Допустим, тем же переводчиком, в паре с Кирой. Или в туризм куда-нибудь, это звучало интереснее, чем сидеть дома за компьютером.

            Клара настолько углубилась в поиски, что когда зазвонил телефон, вздрогнула и даже немного испугалась. «Ник», - пронеслась радостная мысль, и она схватила трубку, даже не посмотрев на номер.

- Слушаю, - радостно отозвалась она.

- Клара? – раздался голос, но не Никиты.

            Девушка вздрогнула ещё раз и чуть не выронила трубку. Это был Глеб.

- Д-да, - чуть запнувшись, ответила она, чувствуя, как тревожно забилось сердце. – Как ты узнал мой номер?

            Его ведь знали всего два человека. Послышался довольный, мягкий смех.

- Милая, это будет мой маленький секрет. Просто очень захотелось пообщаться с тобой, а на тренировке ты от Ника не отходишь.

- Я не милая, - уже твёрже ответила Клара, справившись с чувствами. – Что вы хотели?

- Ну зачем же так официально, я не такой уж старый, - весело произнёс Глеб. – Так как насчёт пообщаться? Посидеть где-нибудь сегодня вечером?

- Извини, не могу. Вечером тренировка, а после неё я ужинаю с Ником, - подпустив в голос как можно больше холода, ответила она – опять маменькина школа, как правильно отшивать неугодных ухажёров Кларисс тоже выучила очень хорошо.

- Какая ты занятая, - в голосе Глеба не слышалось ни капли сожаления. – Но Кларочка, знаешь, меня не волнует, что там и как у тебя с Руновским, лично я хочу встретиться с тобой. И отказы меня не устраивают, - что-то в его интонации заставило Клару поёжиться, хотя она и не видела собеседника. – Так что, лучше найди в своём ужасно занятом расписании пару часиков для меня, скажем, завтра. Иначе я просто приеду за тобой, Кларочка. Да, я знаю не только твой номер, но и где ты живёшь. До завтра, моя хорошая.

            Он отключился. Растерянная, Клара отложила телефон, совершенно не зная, что делать. Первой мыслью было позвонить Кире и всё рассказать, но ведь она на работе сейчас и ей наверняка не до проблем подопечной. Ник?.. Она его слишком мало знала, и неизвестно, как он отреагирует на новость о поведении Глеба. Может, просто пожмёт плечами и ничего не скажет. Прикусив губу, Клара встала с дивана и нервно прошлась по комнате, обхватив себя руками. А вечером тренировка, и Глеб там наверняка будет. То, как он называл её… Девушка передёрнулась, поморщившись. От Ника это звучало ласково и нежно, а от этого человека – самодовольно, будто она его собственность. И почти приказ о встрече…

- Блин, - с чувством произнесла Клара, вернувшись на диван.

            Ладно, вечером вернётся Кира, с ней и поговорит, а пока незачем мучить себя сомнениями и пытаться понять, что делать. Старшая подруга наверняка лучше разбирается в таких ситуациях, и посоветует, как поступить.

            Где-то в половине шестого мобильник снова зазвонил. Клара посмотрела на экран, и с облегчением улыбнулась: Ник.

- Привет, - ответила она.

- Привет, маленькая, - от его тёплого голоса стало легче, и тревоги как-то сами собой отошли на второй план. – Я минут через десять у тебя буду.

- Хорошо, - Клара кивнула, и неожиданно для самой себя добавила. – Я так рада тебя слышать… - и запнулась, подумав, что не стоило бы, наверное, так прямо заявлять о своих чувствах.

- Я не меньше, - она услышала смешок. – И очень хочу увидеть. Всё, выхожу с работы, скоро буду.

- Давай, - отложив телефон, Клара вскочила и почти бегом поспешила в свою комнату: надо одеться и проверить, всё ли в пакете с формой.

            По привычке рука потянулась к длинной светлой юбке, но остановилась на полпути. Задумчиво прищурившись, Клара перевела взгляд на весьма короткую шёлковую тунику с поясом, которую ещё ни разу не рискнула надеть. Сердце забилось сильнее, едва она представила реакцию Ника. Тонкие пальчики решительно сдёрнули наряд с вешалки, и Клара переоделась. Туника мягкими складками облегала верх фигурки, из-под пояса свободно спадая где-то до середины бедра, и открывая стройные ножки Клары во всей красе. Рисунок из лилово-фиолетовых разводов очень шёл ей, а лёгкая, приятная к телу ткань не создавала дискомфорта. Захватив пакет и небольшой рюкзак, Клара надела босоножки и как раз вовремя: со двора донёсся короткий автомобильный гудок. Торопливо схватив ключи с полки, она выскочила за дверь, закрыла замок и спустилась на улицу.

            Ник, как всегда, ждал, прислонившись к машине, и скрестив руки на груди. В светлых брюках и рубашке с коротким рукавом, расстёгнутой сразу на четыре пуговицы, он выглядел – по мнению Клары – просто отлично.

- Ну привет ещё раз, красавица, - Ник нарочито медленно окинул её восхищённым взглядом, отчего щёки девушки вспыхнули румянцем.

- Да прям уж, - пробормотала она, опустив глаза. Реакция Никиты, конечно, порадовала, но… что-то проскользнуло в его взгляде, новое, от чего у Клары спина покрылась мурашками.

- Ещё и скромница, - он забрал пакет, поставил на землю и неожиданно ухватил собеседницу за руку, притянув к себе. – Будем исправлять, - голос Ника упал до шёпота, а пальцы ухватили подбородок, не дав Кларе отвернуться.

            Она успела только испуганно вздохнуть. Губы Никиты прижались к её, мягко раздвинув, и Клара не стала сопротивляться. Через какое-то время стало всё равно, что они стоят посередине двора, и мимо ходят люди, что на них могут смотреть. Обняв его за шею, Клара запустила пальчики в густые волосы на затылке, послушно прильнув к груди Ника, и краем сознания отметив, что рука партнёра с талии медленно перемещается ниже, и ощущения, которые при этом рождаются, Кларе очень даже нравятся. Поцелуй меж тем становился всё глубже, чувственнее, и по телу девушки прокатилась горячая волна, сосредоточившись в низу живота.

- Стоп, - Ник с явной неохотой оторвался от таких мягких, податливых губ, немного поспешно отстранив Клару. – А то опоздаем на тренировку. Аннушка хотела сегодня часик отдельно с нами позаниматься, до занятий.

            Кларисс невольно улыбнулась – она успела ощутить реакцию Ника на поцелуй, если, конечно, вчера правильно поняла объяснения Киры, - и это… не смутило. По крайней мере, не до такой степени, чтобы покраснеть. Обойдя машину, она села и через некоторое время они приехали на место. Аннушка уже ждала, и едва Ник и Клара появились, переодетые, нетерпеливо кивнула.

- Так, дорогие мои, сейчас ускоренный ликбез по танго. Клара, сначала шаги. Смотри, во-первых, колени согнуты… так, нет, вместе их держи, не разводи. Да, вот так. Ниже садись, ещё ниже. Отлично. Спина прямая, впрочем, у тебя вроде с осанкой проблем нет. Теперь смотри, шаг делается по линии танца, но стоишь боком, вот так, - Аннушка показала, Клара повторила. – Молодец. Собственно, идёшь боковой стороной стопы, с пятки на носок, словно крадёшься. Ну или перекатываешься, - тренер снова продемонстрировала, - Теперь ты.

            Где-то полчаса они отрабатывали основной шаг танго, потом Аннушка, удовлетворившись результатом – для новичка Клара быстро всё схватывала, обладая природной грацией и склонностью к танцам, - приступила к фигурам.

- Технику подробнее всё равно будем разбирать на занятии, а пока, чтобы ты могла двигаться, три фигуры сейчас выучим. Ник, иди сюда, вставай с ней. Клара, ты должна стоять боком к нему, в смещённой позиции, - Аннушка снова продемонстрировала, - спиной откидываешься на его локоть, и от колен до тяжёлого центра чувствуешь ноги Ника.

            А вот теперь Клара смутилась. Эта позиция по сравнению с вальсом была куда более откровенной, позволяя острее чувствовать присутствие Никиты, и… девушка глубоко вздохнула, ощутив, как напряглась ладонь партнёра на спине. Мельком глянув на него, Клара заметила тень улыбки, хотя он, как и полагается, смотрел в другую сторону.

- Так, милая, смотришь вот сюда, - Аннушка поправила голову Клары. – Ник, держишь её? Клар, сильнее откинься, он не уронит тебя. Держи её вторую руку за запястье. Так, - женщина обошла их, прищуренным взглядом придирчиво осмотрев. – Пойдёт. По ходу дела приноровишься. Ну-с, теперь двигаемся. Клара, чувствуй Ника, и двигайся туда, куда он поведёт. Сначала просто шаги, чтобы ты привыкла к стойке. Потом фигуры выучим, хотя бы схематично.

            Судя по всему, Ник почти взял себя в руки, чего нельзя было сказать о Кларе. Особенно, когда они начали двигаться.

- Расслабься, маленькая, - донёсся до неё шёпот Ника. – И дай себя вести. Просто ляг на мою руку и не напрягайся.

            Она честно постаралась. Ещё один глубокий вздох, Аннушка включила музыку, пока ещё учебный темп, и… тягучие, томные звуки подхватили, понесли за собой, заставив отключиться и сосредоточиться исключительно на ощущениях. Чуть откинув голову, Клара почувствовала, как расслабляются мышцы спины, как ладонь Ника бережно поддерживает её под лопатку, и как уверенно двигается партнёр, и перестала обращать внимания на волнующую близость.

- Умница! – раздался через какое-то время довольный голос Аннушки. – Клара, ты прямо самородок какой-то, я аж удивляюсь, как легко и быстро у тебя всё получается. Ник, у тебя отличная партнёрша, - женщина улыбнулась. – Так, быстренько, правый, левый повороты, и променад.

            В очередной момент мельком глянув на вход, Клара едва подавила дрожь: прислонившись спиной к стене, у двери стоял Глеб, наблюдая за ней прищуренным взглядом. Чуть нахмурившись, девушка отвернулась, сосредоточившись на объяснениях Аннушки, и упрямо сжав губы. Она пришла учиться, и всякие там наглецы, возомнившие о себе невесть что, ей не помешают. Кроме того, рядом Ник. Ну и, буквально через несколько минут, начали приходить остальные, и Глебу пришлось пойти в раздевалку – скоро начиналось основное занятие.


            Сев в машину к Денису, я отрывисто произнесла, глядя прямо перед собой:

- Стрельцов, я на работе, будешь мешать – настрочу жалобу. Где расписание?

- В бардачке посмотри, - невозмутимо отозвался он, выруливая со двора. – Хорошо, мешать не буду, - подозрительно кротко добавил Ден.

            Я достала несколько листов бумаги, и занялась изучением. Так, в первой половине дня – переговоры в бизнес-центре Петровский форт, потом Эрмитаж, естественно, Русский музей, и вечером – ужин в ресторане отеля Европа. Ну и отличненько, не слишком напряжно. По Эрмитажу сотни раз водила, по Русскому тоже, а в Европе очень хорошо готовят. Достала из сумки нетбук, дабы освежить в памяти экскурсионные программы по музеям, и углубилась в чтение, совершенно игнорируя косые взгляды Стрельцова. Предупредила же, я на работе! И пошёл он на хутор бабочек ловить со всякими там тайными намерениями!

            Встречали мы делегацию в составе пяти человек разных возрастов, но в одинаковых строгих костюмах – блин, буржуи, жара же на улице! – у той самой гостиницы Европа. Недурственно у них командировки обставлены, однако. Дежурно улыбнувшись, я сообщила дядькам, что буду их переводчиком, и тут же к парадному входу отеля мягко подкатил чёрный лимузин. Я мысленно застонала: чёрный… Хотя, там внутри наверняка кондёр, что обнадёживало. Стрельцов перекинулся парой слов с портье, и поставив своё авто на сигнализацию, сел вместе с нами в лимузин. Конечно, рядом со мной. Продолжая мило улыбаться, я поинтересовалась, будет ли интересно господам послушать немного о местах, мимо которых мы проезжаем, направляясь к бизнес-центру. Стёкла, хоть и тонированные, всё же позволяли разглядывать улицы Питера. Господам было интересно, и я включила режим болталки. Какое-то время всё шло хорошо, мы ехали, я говорила, Стрельцов вёл себя прилично. Я расслабилась, а зря…

            Напротив сидели четверо из делегации и с энтузиазмом пялились в окна, слушая меня. Пятый расположился на нашей стороне, Стрельцов сидел посередине между мной и ним. И довольно плотно прижимался к моему бедру. К сожалению, места, чтобы подвинуться, не оставалось. Я чуть наклонилась вперёд, показывая на видневшуюся вдалеке стрелку Васильевского – мы как раз через мост проезжали, - а когда снова откинулась, почувствовала на талии ладонь кого-то очень наглого… Ден с отсутствующим видом смотрел в окно, а его пальцы между тем ласково так, нежно поглаживали мою поясницу, и ощущения были просто офигительными. Хотелось прогнуться и замурлыкать, как кошка, а ещё потереться об его ладонь… Но блин, этот гоблин вообще понимает или нет, я на работе?! Улыбка, как приклеенная, не сходила с моего лица, я не сбилась, хотя внутри медленно разгорался вулкан, заменяя кровь в венах на раскалённую лаву. Япона мать, убью, честное слово! Продолжая рассказывать о красотах Питера, и с радостью заметив круглую высотку бизнес-центра, попробовала выпрямиться – рука не убралась, только сместилась на пару сантиметров ниже, к копчику. Уууу, да что ж этот идиота кусок делает, а, и почему я так резко реагирую на него?! Хотя, на последний вопрос легко дать ответ: длительное воздержание делает из женщины нимфоманку, даже если она от природы не слишком чувственная. Улучив момент, процедила сквозь зубы:

- Руку убрал!..

- Мм?.. – взгляд Стрельцова мазнул по мне, на мгновение на этом породистом и наглом лице мелькнула ленивая ухмылочка, и… ничего не изменилось.

            Пришлось делать глубокие вдохи и продумывать месть. Наконец, мы выгрузились у Петровского, зашли в холл, и остановились у двух лифтов. Только я намылилась шмыгнуть вместе с делегацией, Ден придержал меня за локоть, шепнув:

- Скажи им этаж, поедем во втором.

            Я аж задохнулась от такой неприкрытой наглости, но пальцы Стрельцова сжимали крепко, хоть и аккуратно. Пришлось сообщить подопечным, на какой этаж ехать, и на их удивлённые взгляды выпалить наспех придуманную отмазку, что нам с господином Стрельцовым надо кое-что обсудить по работе, и зайти с моим персональным ночным кошмаром в прибывший второй лифт. В котором кроме нас почему-то больше никого не оказалось. Вот же ж, а… Я обречённо вздохнула, не сомневаясь, что Ден не будет смирненько стоять рядом и дожидаться нужного – шестого – этажа. Двери бесшумно закрылись, и лифт начал подниматься. Недолго. Широкая ладонь Стрельцова нажала «стоп», и в следующее мгновение я оказалась прижата к прохладной стенке, хорошо хоть, не зеркальной.

- Ну и как это понимать? – прошипела ему в лицо, пытаясь справиться с гремучей смесью ярости и вспыхнувшего, как керосин от спички, желания.

- Мне просто захотелось поцеловать тебя, Тигрёнок, - мягко ответил Денис, легко обхватив мои запястья пальцами одной руки, а другую положив на талию.

- Мало ли…

            Ну да, разбежалась, кто ж мне даст договорить… Моё упрямство и нежелание отвечать были очень быстро сломлены, и в первую очередь тем, что ладонь Стрельцова переместилась с талии на пятую точку и дальше потихоньку вниз. Он совершенно наглым образом медленно поднимал подол сарафана!.. Я от неожиданности резко вдохнула, отвлёкшись, чем Ден и воспользовался, с энтузиазмом принявшись изучать мой рот своим нахальным языком. Всё, сознание поплыло, мысли резко покинули голову, и остались только ощущения, сладкие, тягучие, жаркие – пальцы свободной руки Дениса ласково поглаживали обнажённую, и ставшую очень чувствительной, кожу моего бедра, потихоньку поднимаясь выше, но вот повторить то, что этот засранец учинил в походе, я сейчас не была готова. В конце концов, я тут на работе как бы, а не для того, чтобы целоваться в лифте со всякими блин озабоченными упрямцами! Извернувшись, я прервала офигительный поцелуй, запинав застонавшее от разочарования либидо подальше.

- Стрельцов, прекрати!.. – выдохнула, стиснув зубы. Конечно, опять била нервная дрожь от всколыхнувшихся так некстати желаний.

- Ты была такая напряжённая, - его палец провёл по моей щеке. – Я решил, тебе надо расслабиться, Кирочка.

- Нафиг пошёл, - огрызнулась я, оттолкнув его и поправив сарафан. – Всё, поехали. Ещё один такой выкрутас, и точно напишу жалобу!

- В какой именно форме, радость моя? – ехидно осведомился Ден, нажав нужный этаж. – Ваш сотрудник грязно меня домогается? О да, шеф будет долго смеяться, ага.

            Ответить не успела, мы приехали. Остаток дня прошёл не столь волнующе, слава яйцам, но впереди ещё предстоял ужин. Моя задница чуяла, что так просто сегодня от Дена не отделаюсь, и я уже заранее просчитывала варианты, как от него отвязаться. Мы мило поболтали с явно довольными гостями нашего славного города, выяснили, что завтра в культурных планах после очередного этапа переговоров посещение Пушкина с Янтарной комнатой, и товарищи утопали к себе. Я, аккуратно вытерев салфеткой губы, встать даже не успела.

- Поехали, довезу до дома, - Ден поднялся и  протянул руку.

- Спасибо, я сама, - вежливо отклонила приглашение. Тем более, тут до меня прямой автобус ходил.

- Киииир, я совершенно спокойно могу перекинуть тебя через плечо и вынести отсюда, - усмехнулся он, не сводя с меня взгляда. – Не вредничай и пойдём.

            Со злостью швырнув салфетку на стол, я поднялась и молча последовала за ним. Почему молча? Потому что если позволю себе хоть одно из выражений, вертевшихся на языке, в это благопристойное место меня не пустят до конца жизни. Так же, не говоря ни слова, села в машину и уставилась в окно, отвернувшись от Стрельцова. Он не пытался начать разговор. Вот и ладушки, говорить по сути не о чём, однако кипящие чувства требовали выхода. Поэтому, когда он остановился во дворе моего дома, я всё-таки повернулась к Дену и ровным голосом поинтересовалась:

- Стрельцов, ты чего от меня хочешь, а?

- Ну, начнём с того, что хочу я всё-таки тебя, Тигрёнок, - он улыбнулся и положил руку на спинку моего сиденья.

            От его улыбки в животе словно запорхали бабочки, но я в зародыше задавила желание сдаться на милость этого чудака на другую букву.

- Так в чём проблема? Давно предлагаю, давай уже переспим, и дело с концом! Согласна даже на несколько ночей! – крайне раздражённым голосом ответила я, мужественно не отводя взгляда.

            В его серых глазах читалось всё, что он хочет со мной сделать, и сколько раз. Оооо, ну ёлы-палы, мужик, ты заколебал, а! Или предлагаешь тряхнуть стариной и вспомнить бурную молодость, попытавшись соблазнить тебя? Вот только, боюсь, у меня гораздо больше шансов проиграть в такой рискованной игре.

- Кирочка, - его ладонь по-хозяйски устроилась на моём затылке. – Я хочу тебя, всю, со всеми твоими потрохами и тараканами, и не на пару-тройку ночей, а на как можно больший срок жизни, и желательно у себя дома.

- Чувак, - я щёлкнула пальцами, изобразив как бы радостную улыбку. – Я знаю, что подарить тебе на днюху! Губозакаталка наше всё, офигительно полезная вещь! Может, отстанешь, а!

- Тигра моя упрямая, - в следующее мгновение я оказалась почти лежащей на сиденье, а Ден навис надо мной, как годовой отчёт над главбухом. – Ты такая сексуальная, когда злишься…

            Ух. Вот таких комплиментов мне ещё не делали. Ну я потерялась немного, чем Стрельцов и воспользовался. Тёплые, мягкие губы прижались к моей шее где-то в районе жилки, под подбородком, а его язык игриво пощекотал кожу, родив стадо мурашек, бодро прогалопировавшх вдоль позвоночника. Мои ладони моментально оказались упёрты в грудь Дениса, но он полностью проигнорировал попытки не допустить дальнейшего развития событий.

- Ден… - пришлось сглотнуть, в горло будто песка насыпали, - прекратииии…

- Я показал, какой Влад был сволочью, - он легонько подул на влажную кожу, и я выгнулась, судорожно вздохнув. – Но это не повод не доверять всем подряд. Сколько ты одна уже? Три года?

- Считаешь, что ли?.. – выговорила я, пока Ден продолжал исследовать на чувствительность мою шею.

            Мамочки… нет, если такое будет повторяться с завидной регулярностью, я убью его, честное слово, и  плевать, что посадят!

- Да… сколько лет мы уже могли быть вместе… - его ладонь снова волшебным образом оказалась на моём бедре, уверенно нырнув под юбку и продвигаясь вверх.

- Я привыкла жить одна… - чёрт, мысли катастрофически не желали оформляться во что-то нормальное, я с трудом собирала слова, как будто кроссворд разгадывала. – И ещё Клара есть… Я не могу её бросить…

            Эм, а вообще, о чём это я?! При чём здесь Кларка, я ж никуда не собираюсь сваливать!.. Упс, кажется, пальцы Дена уже достигли стратегически важного места, и медленно, аккуратно, начали стягивать с меня трусики… Капец!! Я домой хочу, там тихо и спокойно, и никто не домогается со всякими непонятными целями…

- Значит, если бы не Клара, ты бы переехала ко мне? – подхватил с готовностью Ден, на секунду оторвавшись от приятного занятия целования моей шеи.

- Нет, чёрт возьми! – я даже смогла нахмуриться, чуть приподнявшись. – Стрельцов, убери…

            Рот мне заткнули старым, как мир, способом, и уже стало совершенно фиолетово, что там творит свободная рука Дена. А творила она такииие вещи, от которых просто дух захватывало… Разговаривать резко расхотелось, и вообще, я по-моему могла только тихонько постанывать, и уж тем более не обсуждать моё будущее.

- Я не собираюсь ограничивать твою свободу ни в коей мере, - прошептал Ден, осторожно убрав с моего лба прилипшую прядь, и пришлось напрячься, чтобы понять, о чём это он. – Мне всё равно, как ты будешь выглядеть, хоть в шортах и футболке, с сигаретой в руках и растрёпанными волосами, поминая очередных надмозгов с их переводами, мне просто хочется приходить домой и видеть там тебя…

            Я хрипловато рассмеялась, представив себе картину – видимо, чтобы я всё-таки не слишком далеко уплывала в страну грёз, он пока прекратил всякие действия, и я не знала, радоваться или огорчаться по этому поводу.

- М-мазохист… ни в жизни не появлюсь в таком виде перед мужиком, с которым у меня что-то есть, - надо же, сумела сказать такое длинное предложение, прогресс! – Хотя, такой засранец, как ты, этого заслуживает… - и, окончательно обнаглев, добавила. – Ну, ты собираешься продолжить начатое?

            Ох, как мне не понравилась его ухмылочка!

- А ты поедешь ко мне? – вкрадчиво поинтересовался Ден, неторопливо поглаживая внутреннюю поверхность бедра, отчего тело охватила дрожь.

- Только на одну ночь, - твёрдо заявила я.

- Ну тогда не смею тебя больше задерживать, - выпрямившись, Денис нарочито аккуратно поправил юбку и откинулся на спинку своего кресла, насмешливо поглядывая на меня.

- Эй, алё, имущество верни, козёл! – возмутилась неудовлетворённая я, с трудом сдержав желание задушить Стрельцова.

- Мм, вот это? – он помахал моими белыми кружевными трусиками. – А приходи за ними сама, Тигрёнок.

- Слышь, рамсы не попутал, не?! – прошипела я, чувствуя, как щёки обжигает румянец. – Фетишист, что ли?

            Боже, и когда ж вы, матушка, последний раз краснели-то?

- Если понадобится все твои вещи перенести ко мне таким вот специфическим способом, то да, пожалуй, я заделаюсь фетишистом, - сообщил этот представитель семейства винторогих козлов. – Спокойной ночи, Кирочка.

- Гад, - огрызнулась я, и выскочила из машины, яростно хлопнув дверью.

            Нет, с меня хватит. Или в следующий раз мы таки переспим, или я этому Стрельцову руки поотрываю нафиг и в задницу вставлю. Взлетев по лестнице на третий этаж, ворвалась в квартиру, пылая злостью, ещё не утихшим желанием, раздражением, и ещё кучей всякого негатива. Клара уже была дома.

- Ну, как продвигаются уроки по обучению поцелуям с Ником? – буркнула вместо приветствия, швырнув сумку на кресло.

            Кларка вздрогнула и с тревогой покосилась на меня.

- Кир… Я что-то не так делаю? – тихо спросила, уже заранее делая виноватый вид.

- Да не, ради бога, целуйся с ним, сколько твоей душеньке угодно, - я пожала плечами. – Всё в норме, это я, наверное, что-то не так делаю, если бог послал мне наказание в виде Стрельцова. Как тренировка? Галка не сильно жизнь портит?

- Н-нет, - негромко ответила Клара.

            Я прищурилась, смерив её взглядом.

- А кто портит?

- Глеб, её партнёр, - вздохнув, легко призналась она.

- Мм, помню такого, смутно, но помню, - кивнула я и подошла к шкафу, на ходу сняв сарафан. – И как же именно он портит тебе жизнь?

            Не дождавшись ответа, оглянулась на Клару. Она смотрела на меня так, будто увидела на моей спине что-то жутко неприличное. Округлив глаза и открыв рот.

- Эй, на барже, приём! – помахала ладонью. – Проблемы, кэп?

- Т-ты… всегда так ходишь?.. – послышался растерянный шёпот блондинки.

- Да, блин, я скрытая вуайеристка и не ношу нижнего белья! – рявкнула, достав любимые шорты и футболку. И катится Стрельцов ко всем чертям в ад, его там явно заждались! – Не городи ерунды. Денис спёр, - сухо ответила, натянув одежду. – Вернёмся к вопросу. Как именно Глеб достаёт тебя?

            Клара моргнула, но благоразумно не стала уточнять подробности судьбы моих многострадальных трусиков. Между прочим, любимых, кружевных!

- Хочет встретиться где-нибудь. А я не хочу, - сообщила Клара очевидную вещь.

- Ну и? – пожав плечами, плюхнулась в кресло, предварительно убрав сумку, и с наслаждением закурила. – Пошли его  лесом, в чём проблема.

- Он каким-то образом узнал, где я живу. – Клара прикусила губу. – И грозится приехать прямо сюда, если я не соглашусь.

- Детский сад, штаны на лямках, - хмыкнула. – Ты ж почти не выходишь на улицу, что он тебе сделает? Вломиться в хату не имеет никакого права, ты не дурочка и ему не откроешь. Да и мы вроде в России живём, а не в Грузии, чтобы тут похищением невест занимались.

            Глаза Клары стали размером с десятирублёвую монету.

- Ты думаешь, он жениться на мне хочет? – с ужасом прошептала она, судорожно стиснув покрывало на диване.

- Нет, дорогуша, судя по всему, он просто хочет, - я усмехнулась. – Тебя он хочет. Раз настойчивый такой.

            Личико блондинки приобрело задумчивое выражение.

- Э-эй, даже не думай, - я затушила окурок. – Ник всё же лучше, чем этот Глеб, для первого-то раза. К Никитосу тебя хотя бы тянет, что уже показатель.

            Клара покраснела и опустила глаза.

- Ой, ладно, - я вздохнула. – По тебе ж видно, что любопытство не даст тебе остаться девушкой до свадьбы. И судя по всему, не только любопытство, - не удержалась от ехидной реплики. Кларка так мило смущается. – Да ладно уж, ничего такого в этом нет. Ну хочешь Ника, так то нормально, между прочим. Просто постарайся не втюриться всё-таки в него, и всё будет пучком. Кста, почему ему-то про Глеба не расскажешь?

- Не знаю, - она замялась. – Но не хочу пока. Попробую сама разобраться.

- Правильно, - я кивнула и пересела к компу. – А то кто их знает, этих мужиков, у них такая каша в голове. А ещё говорят, у женщин логика страдает, - не удержалась и фыркнула.

- Кир… а можно вопрос? – раздался робкий голос Ларки.

- Ну попробуй, - на сей раз полезла освежить инфу по Янтарке, и вообще Пушкину.

- А у вас секс с Денисом был? – оборачиваться не стала, но зуб даю, блонди пунцовая, аки первомайский кумач.

- Ой, родная моя, если бы был, я была бы самым счастливым человеком, - невесело улыбнулась и вздохнула, скрипнув зубами. – Так ведь не даёт, зараза такая. Только дразнится. Вон, видишь, даже уже одежду отбирать стал.

            За спиной раздалось хихиканье. Вот и ладушки, а то с неё станется подвести под всё это безобразие со Стрельцовым какую-нибудь романтическую чушь и попытать счастья на стезе сводницы.

- Ты подумала, где учиться хочешь? – решила перевести разговор на более нейтральную тему.

- Знаешь, я тут подумала, почему бы мне тоже не стать переводчиком? – задумчиво отозвалась Клара.

- В принципе почему бы и нет, ты права, только твой английский всё же подтянуть надо, за два века язык поменялся, - я улыбнулась. – Ну и русский тоже неплохо бы довести до ума. Значит так, я подумаю, как тут лучше сделать, по английскому можно пока на курсы походить, с русским – с русским по ходу дела сориентируешься. Пока попробуем начать с письменных переводов, буду тебя рекомендовать в ту контору, где работаю.

- Здорово, - она тоже улыбнулась, тёмные глаза блеснули. – Ты завтра тоже на работу, да?

- Ага, - я кивнула, настроение упало на несколько пунктов вниз. – И опять со Стрельцовым весь день. Эти их деловые партнёры ещё два дня тут, завтра у них ещё какие-то там переговоры, а в последний день намылились в Петергоф рвануть, оттянуться напоследок. Смотри тут, не шали без меня, - я похабно подмигнула. – Много голых мужчин не водить. Впрочем, мало тоже. Согласна на одного голого Ника.

            Ларка тихо ахнула, совсем стушевавшись, я неприлично заржала и вернулась к своим лекциям. Всё-таки склонна думать, барышня не совсем потеряна для современного общества. Ещё немного пообтешется, и можно отпускать в большое плавание по жизни самостоятельно.

- В общем так, подруга, - через какое-то время я снова обратилась к Кларе. – Я тебе тут оставлю на завтра парочку пробных переводов, из несрочных, попытайся, ссылка на онлайн словарь в избранном, в папке «переводы». Займёшься пока, а на днях я подумаю, на какие курсы тебя лучше запихать. С универом всё равно до следующего года уже ничего не решить.

            На том и порешили. Клара скоро отползла спать, а я засиделась за полночь, освежая в памяти сведения по Янтарке и Петергофу. Заодно тихо матеря Стрельцова, чтоб ему сейчас хорошо спалось…


            Кларе нравилось подчинять день некоему распорядку, по привычке, оставшейся от той, прошлой жизни. Вот и сейчас, после завтрака, она села за вышивальную рамку, рассеянно размышляя обо всём понемножку. Вечером снова ждала тренировка, и посиделки с Ником, и это не могло не радовать. И хотя из-за его работы и танцев на буднях у них не оставалось достаточно времени для встреч, пока Кларе и этого хватало с лихвой. И потом, существовали ведь ещё выходные… Она робко надеялась, что Никита куда-нибудь пригласит её, ведь оставалась обещанная прогулка по ночному Питеру. Клара понятия не имела, куда всё это заведёт, благодаря предупреждениям Киры она понимала, что вряд ли на горизонте замаячит свадьба, но… уже хотелось чего-то большего, чем просто поцелуи. Опять же, с объяснений старшей подруги, Кларисс догадывалась, что значит и странное томление, охватывавшее её каждый раз в присутствии Ника, и жаркие волны, и всё остальное. Однако в силу природной скромности не отваживалась первой давать понять о своих желаниях. Всё-таки о таких вещах должен заботиться мужчина – в понимании Клары.

            Тихонько вздохнув, она решила прерваться и попробовать заняться переводами, оставленными Кирой. Заодно и русский немножко потренирует, потому как ещё многие понятия в этом языке оставались для Клары весьма смутными. После первых абзацев она поняла, что и современный английский достаточно изменился. Но гостья из прошлого обладала ко всему ещё и упрямством, вдруг обнаружившемся в нынешней жизни. Кира говорила, это качество весьма полезное, и Клара не видела причин не верить ей. Закусив губу и нахмурившись, она пробиралась сквозь лексические дебри, и весьма успешно, с головой уйдя в перевод. Раздавшийся звонок мобильного заставил Клару вздрогнуть.

- Слушаю, - не посмотрев, кто звонит, она нажала на приём и рассеянно ответила, вчитываясь в строчки на экране.

- Ну, ты подумала, Кларочка?

            Она чуть не выронила трубку, услышав голос Глеба, но потом вспомнила Киру, вчерашний разговор, и уверенность старшей подруги. И напомнила себе, что сейчас двадцать первый век, и нерешительность тут особо не приветствуется.

- О чём? – спокойно ответила она. – Глеб, я не хочу с тобой видеться. Ты плохо понял в первый раз?

- Моя красавица изволит упрямиться? – раздался смешок, от которого Клару пробрала дрожь.

- Не твоя, - резко отозвалась Клара, чувствуя, как страх уступает место глухому раздражению. И вспомнила некоторые выражения Киры. – У тебя бананы в ушах, что ли? Так вынь их, если слышишь хреново!

- Кларочка, или сегодня после тренировки я забираю тебя сам, или ты к пяти вечера будешь готова встретиться со мной, и мы попьём кофе где-нибудь, - неожиданно тихим, не терпящим возражений голосом произнёс Глеб. – Это не обсуждается.

- Я Нику расскажу! -  Клара стиснула зубы, взбешённая наглостью и беспардонностью этого человека.

- Ага, и что он мне сделает? – насмешливо поинтересовался собеседник. – Ты ему не сестра, и не жена, между прочим, вы только танцуете вместе. У него на тебя никаких прав, Клара, расслабься. А драться Ник не любит. И потом, это всего лишь кофе, милая, - снова смешок, - Пока кофе. Всё, к пяти вечера я подъеду. До встречи.

            Он отключился, а Клара, совершенно неожиданно для себя, со злостью выпалила:

- Вот засранец, а! – трубка полетела на диван, а сама девушка от избытка эмоций топнула ножкой. – Ну ладно, будет тебе и кофе, и какао, и блин чай с молоком!!

            Каким же наслаждением было не сдерживаться, не вести себя «прилично», как выражалась матушка, а от души поддаваться чувствам и не скрывать их, не пытаться обуздать! Пусть даже эти чувства далеки от позитивных. Кира учила быть поувереннее? Клара усмехнулась.

- Вот и извлечём максимум полезного из такой дерьмовой ситуации, - она снова с удовольствием выругалась.

            Да, в приличном обществе девушки не употребляют таких слов. Но кто сказал, что Глеб – приличное общество? И вообще, она одна дома, и может вести себя так, как захочет. До пяти оставалось полтора часа, которые Клара потратила на приведение себя в порядок. Волосы заплела и заколола на затылке, из одежды выбрала тёмно-синее платье-футляр, и поскольку сегодня на улице было довольно прохладно, к нему в тон пиджак. Чулки и туфли-лодочки завершали наряд. Бросив на себя взгляд в зеркало, Клара осталась довольна: не кричаще, скромно, но стильно. И одежда здесь ей очень даже нравилась, и чем дальше, тем больше. То, что девушки совершенно спокойно носили и штаны, и шорты, и юбки гораздо выше колена, уже почти перестало смущать Клару, и она сама чаще стала выбирать не привычные юбки и сарафаны в пол, благо пока погода позволяла, но и вещи покороче.

            Поколебавшись, Клара решила форму не брать – лишний повод не засиживаться с Глебом, чтобы не опоздать на тренировку. Ровно в пять со двора раздался требовательный гудок, и Кларисс, поджав губы, вышла из дома. Было немного страшно, но упрямство пересилило, и из подъезда она появилась, вздёрнув подбородок и в изрядном раздражении. Глеб молча вышел, окинул её оценивающим взглядом, от которого Кларе сразу захотелось полностью вымыться под душем, и обойдя машину, открыл дверь. Скупо кивнув, она без слов села, даже не поздоровавшись.

- Отлично выглядишь, - как ни в чём не бывало, произнёс Глеб, сев за руль.

            Клара не ответила, поджав губы и демонстративно отвернувшись. В большой машине – кажется, она называлась джип, - она чувствовала себя крайне неуютно, помимо всего прочего до сих пор ещё не избавившись от страха перед автомобилями. В ставшей уже привычной «Ауди» Ника Клара вроде как освоилась, а здесь слишком много пространства. Да ещё и присутствие Глеба здорово нервировало.

- Я знаю тут поблизости уютное местечко, - продолжил он, выруливая со двора. – Там и кофе вкусный, и десерты тоже ничего. Ты не голодная?

            Клара покачала головой, глядя в окно.

- Ну смотри, а то можно и покушать чего-нибудь, - его голос обволакивал, убаюкивал, негромкий и мягкий, создавая иллюзию безопасности.

- Глеб, ты хотел кофе попить? – немного резче, чем следовало, ответила наконец Клара. – Вот и поехали кофе пить.

- Ой, какие мы недовольные, - раздался довольный смешок. – А ты с характером, как погляжу. Мне казалось, наоборот, спокойная и тихая.

            Клара чуть улыбнулась.

- Внешность обманчива, - шоколадные глаза сузились. – И кстати, у меня не так много времени. Ещё надо домой, переодеться перед тренировкой и форму забрать.

            На это Глеб ничего не ответил, чем вызвал у Клары смутную тревогу, и остаток пути они проделали в тишине. Заведение оказалось действительно недалеко, в переплетении улочек между Малым проспектом Петроградки и Чкаловским, недалеко от метро. Они зашли, сели за столик и заказали кофе, который кстати Клара так и не распробовала, не понимая, как Кира каждое утро с наслаждением давится этой гадостью. Но из вежливости выбрала каппуччино, по крайней мере, хотя бы с молоком и сахаром.

- Учишься где-то, или работаешь? – осведомился Глеб, откинувшись на спинку стула и скользя по Кларе ленивым взглядом.

- Подрабатываю, - кратко отозвалась она. Молчать совсем было бы глупостью, а злить его Кларисс всё-таки не хотела. – Переводами, с Кирой вместе.

- О, - его брови поднялись. – Хорошо английский знаешь, да?

- Да, - Клара рассеянно рисовала пальцем узоры на гладкой столешнице.

- А как получилось, что ты у Киры поселилась?

- Глеб, это что, допрос? – в лоб поинтересовалась Клара, наконец отважившись посмотреть на собеседника. В значении последнего слова она не очень была уверена, Кира объяснила, что это когда задают много вопросов о тебе, какие-то странные люди – следователи, в месте с непонятным названием «полиция». Но надеялась, что употребила его правильно.

- Почему сразу допрос? Мне просто интересно узнать о тебе больше, - мягко ответил Глеб, накрыв её пальцы ладонью. – Это плохо?

- Не вижу смысла в твоём интересе, - Клара высвободила руку, подавив порыв вытереть под столом об платье. – Я не собираюсь больше с тобой видеться, кроме тренировок.

- Ой, Кларочка, не надо так опрометчиво утверждать, - уверенные интонации ей очень, очень не понравились. – Обычно я получаю то, что хочу. Так что, как вы с Кирой познакомились?

- Я её родственница, дальняя, приехала из Англии, и кроме неё у меня больше никого близкого не осталось, устраивает такой ответ? – огрызнулась Клара, испытывая всё большее беспокойство от этой встречи.

- О, как, - Глеб удивился.

            Официантка принесла заказ, и они снова остались вдвоём за столиком.

- А где ж твои родители? – продолжил он спрашивать.

- На вопросы о семье не отвечаю, - холодным, каким-то чужим голосом ответила Клара, глядя сквозь стену.

            Промелькнула мысль, как они там, за несколько сотен лет от неё в прошлом, сильно ли переживали, когда обнаружилось её исчезновение. И тут же появилась ещё более безумная идея попробовать найти потомков. Зажмурившись, Клара тряхнула головой, дав себе подзатыльника. Нечего на всякую ерунду отвлекаться, самой бы тут нормально устроиться.

- Значит, переводами подрабатываешь? А только письменными или устными тоже?

- Письменными, - она демонстративно посмотрела на часы. – Это все вопросы или тебя интересует ещё что-то?

            Ответить Глеб не успел, у Клары зазвонил телефон. Увидев, кто звонит, она просияла.

- Привет, Ник, - радостно улыбнувшись, ответила Кларисс.

- Привет, маленькая, - по голосу она поняла, что Никита тоже улыбнулся. – Как ты там?

- Скоро на тренировку буду собираться, - Клара покосилась на Глеба, делавшего вид, что не прислушивается к разговору.

- Я потому и позвонил, - она услышала вздох. – У меня сегодня на работе полный завал, боюсь, не успею. Но тебе надо поехать, там группа будет из латины что-то учить, Аннушка сказала, я с ней созванивался.

            Клара растерялась.

- С кем я танцевать буду?.. – вырвалось у неё. Пропускать тренировку не хотелось, но и одной тоже как-то не слишком весело.

- Наверняка кто-то будет свободный, не переживай. Ларочка, ну так получилось, хорошая моя. Хочешь, я заберу тебя с тренировки? – предложил вдруг Ник. – И заодно сообщу сюрприз.

            Разочарование от того, что его не будет на занятиях, немного уменьшилось.

- Хороший сюрприз? – Клара и не думала убирать из голоса мурлыкающие нотки.

- Тебе понравится. Ну всё, малыш, до вечера тогда, да? Целую крепко.

- Я тебя тоже, - она нажала отбой и только тут вспомнила, что Глеб сидит рядом и всё слышит.

            Медленно подняв на него взгляд, Клара не на шутку испугалась: довольная улыбка и какой-то нехороший блеск в глубине синих глаз не предвещали ничего хорошего. Не прекращая смотреть на собеседницу, Глеб набрал на телефоне номер и поднёс трубку к уху.

- Галя? – ленивым голосом поинтересовался он. – Можешь не приезжать сегодня, у меня дела. Да, по работе, шеф напряг. Нет, ничего интересного не будет, ты ж помнишь, они учить что-то будут. Нет, ну как хочешь, конечно, только партнёр тебе вряд ли свободный найдётся. Да, хорошо, до завтра.

            Клара догадалась, что задумал Глеб, и паника на мгновение лишила способности трезво мыслить.

- Я не буду с тобой танцевать!.. – она чуть не сорвалась на крик.

- А куда ты денешься, Кларочка? – вкрадчиво отозвался Глеб, наклонившись над столиком.

- Да пошшшёл ты!.. – она резко встала и успела сделать всего несколько шагов к выходу, как Глеб схватил её за руку.

- Ты кофе не допила, - спокойно произнёс он, крепко держа Клару за предплечье.

- Я не люблю его! Пусти, - прошипела девушка, сердце колотилось как сумасшедшее от страха и ярости.

- Сядь, - он легонько толкнул Клару к стулу, и она почти упала. – Тогда жди, пока я допью, и поедем к тебе, забирать форму.

- Я не твоя собственность, чтобы ты командовал тут! – Клара сжала руки в кулаки, но не рискнула повторить попытку уйти.

- Кларочка, - Глеб, чуть прищурившись, посмотрел на неё. – Не вредничай. И не кричи, здесь приличное место.

- Коззёл, - процедила она, нахохлившись и скрестив руки на груди.

- Играть будем по моим правилам, детка, - Глеб усмехнулся, снова окинув её взглядом. – Не будешь показывать колючки, буду баловать. В противном случае вплотную займусь твоим воспитанием.

- Идиота кусок, - буркнула Клара, но спина покрылась холодным потом.

            В голосе Глеба звучала уверенность, и она пока понятия не имела, что же ему противопоставить кроме собственного упрямства. Разве что Нику вечером честно всё рассказать.

            Между тем, Глеб спокойно допил кофе, и поднялся.

- Поехали, переоденешься и форму возьмёшь.

            Ей ничего не оставалось делать, как послушно последовать за ним. В машину они тоже сели молча.

- Какие планы на выходные? – невозмутимо осведомился Глеб.

- Провести их без тебя, - буркнула Клара и предприняла ещё одну попытку отвязаться от настойчивого поклонника. – Послушай, до тебя не доходит? Я не хочу встречаться с тобой.

- Зато я хочу, - последовал ответ. – И потом, мы всего один раз встретились, а ты уже так категорично настроена.

            Клара смутно поняла значение слова «категорично», но переспрашивать не стала.

- Ты мне в принципе не нравишься, - храбро продолжила она. – И потом, у меня уже есть… парень, - назвать Ника мужчиной Клара постеснялась, хотя он был старше её минимум на пять лет.

- Вы ж с ним только на тренировках встречаетесь, - хмыкнул Глеб, покосившись на собеседницу. – И знаешь, так часто бывает, с первого взгляда не понравился, а в процессе общения всё встаёт на свои места.

- Слушай, ты всегда учитываешь только свои желания? – чем дальше, тем яснее Клара понимала, что одна не справится с этой напастью. Пробить упрямство и самоуверенность этого типа собственными силами не представлялось возможным.

- Ну, в первую очередь да. Так что насчёт выходных?

- Я же сказала, они будут без тебя.

- Договорились, я что-нибудь придумаю и позвоню в пятницу, - кивнул он, словно не слыша Клару.

            Захотелось закричать от отчаяния, это был разговор с глухим.

- Ну попробуй, - процедила Клара холодным тоном, психовать при Глебе не очень-то хотелось.

            Почувствовав свободу самой принимать решения, действовать так, как ей нравилось, и делать то, что она хотела, Клара теперь с некоторым удивлением вспоминала, как покорно приняла заявление матери о будущем женихе. Всего три с половиной месяца в новом мире, с новыми людьми, и все те стороны натуры, которые она привыкла считать недостатками и тщательно скрывала, тут расцвели буйным цветом. Ну и, конечно, перед глазами стоял пример Киры, независимой, и полагавшейся только на себя. Клара дала слово, что будет во всём стараться быть похожей на новую подругу, ставшую почти сестрой, о которой Кларисс втайне мечтала.

            Они свернули в знакомый двор, но Глеб, заглушив мотор, не торопился открывать заблокированные двери. Клара подёргала ручку, и настороженно посмотрела на него.

- Открой.

- Знаешь, - он повернулся к ней, положив одну руку на спинку сиденья, и в упор глядя на собеседницу, - есть ещё одна вещь, которая мне крайне не нравится, - Глеб сделал паузу и наклонился к Кларе так близко, что она вжалась в угол сиденья, пытаясь справиться с нахлынувшей паникой. – Никогда не спорь со мной, Кларочка.

            Удивительное дело, она неожиданно для самой себя упрямо сжала губы и вздёрнула подбородок.

- Я свободный человек, - чётко произнесла она. – И сама решаю, что и как делать. В том числе, с кем встречаться или нет. Сейчас не средневековье, и ничего ты мне не сделаешь! – Клара с вызовом усмехнулась, хотя на деле чувствовала себя далеко не так уверенно, как пыталась показать.

- Я могу увезти тебя сейчас к себе, дорогая моя, - вкрадчиво ответил Глеб, наклонившись ещё ниже, и почти касаясь её губ, побелевших от напряжения, - и вот с этим ты точно ничего не сделаешь. И не выпускать тебя из своей квартиры до тех пор, пока не станешь покладистой.

            У неё мелькнула мысль, не маньяк ли Глеб – Кира как-то рассказывала про таких вот сумасшедших людей, со странными заскоками психики.

- Это похищение, - ровно ответила Клара, сумев сдержать дрожь в голосе. – Я… я заявление на тебя напишу.

- О, правда? – изогнув бровь, Глеб ухватил её жёсткими пальцами за подбородок, не давая отвернуться. – И кто ж его отнесёт в отделение, мм? Телефона у тебя не будет, и домашний я отключу. Будешь в окошко кричать, да? С двенадцатого этажа? Ну-ну, попробуй. Я же сказал, не стоит быть со мной упрямой, милая моя.

            «Бред какой-то», - с отчаянием подумала Клара, и в этот момент Глеб прижался к её губам, пытаясь настойчиво раздвинуть их языком. Она напряглась, упёршись ладонями ему в плечи, но понимая, что оттолкнуть не сможет – он сильнее. Пальцы Глеба чуть переместились, больно надавив куда-то в районе ниже уха, и Клара, издав невнятный возглас, вынуждена была открыть рот. Поцелуй ей совершенно не понравился, грубый и жёсткий, и едва Глеб отпустил, она со всей силы залепила пощёчину, тяжело дыша и сверкая глазами от злости. В машине повисла звенящая тишина. Глеб чуть прищурился и отстранился.

- Никогда больше не смей так делать, - ровно произнёс он. – У тебя есть двадцать минут, переоденься и возьми форму.

            Щёлкнув, отключилась блокировка, и Клара поспешно выскочила из машины, чувствуя, как колотится в груди сердце. Раньше она увидится с Ником, чем с Кирой, вот ему-то всё и выложит про Глеба. Если Клара ему небезразлична, то наверняка Никита что-нибудь придумает. Он же мужчина, в конце концов. Пока Клара быстро поднялась в квартиру, переоделась в джинсы, футболку и коротенький джинсовый пиджак, и захватила рюкзак, куда переложила форму из пакета. Снова спустилась, молча села в машину и отвернулась к окну, демонстрируя полное безразличие к Глебу. До зала ехали в тишине, что только радовало Клару.

            Аннушка, увидев, кто сегодня вместо Ника, только чуть прищурилась, но ничего не сказала. Тренировка прошла, как обычно, к облегчению Клары, разбирали технику ча-ча-ча, и половину занятия они стояли отдельно друг от друга, что обрадовало. Как обычно, Клара сосредоточилась на словах тренера, стараясь не обращать внимания на партнёра, и послушно выполняя то, что говорила и объясняла Аннушка. Гали, естественно, не было, хотя Клара втайне надеялась, что она заявится, несмотря на звонок Глеба. В конце занятия, когда все уже расходились по раздевалкам, он ухватил её за руку и негромко сказал:

- Ты как-то без настроения сегодня танцевала, Кларочка.

- У меня другой партнёр, - огрызнулась она, вырвав руку, и, не дожидаясь ответа, поспешила к раздевалке.

            Там она переоделась, дождавшись, пока помещение опустеет, и осторожно приоткрыв дверь, выглянула: Глеб стоял у выхода из зала, прислонившись к стене и скрестив руки на груди, и рассеянно смотрел куда-то вдаль. Клара тихо ругнулась, и ненадолго задумалась. Положение спас зазвонивший телефон. Увидев, что звонит Ник, она выскочила из раздевалки, одновременно нажав на кнопку.

- Привет, - Клара радостно улыбнулась, словно не заметив Глеба, и уверенно направляясь к выходу.

- Привет, Ларчик. Жду внизу, спускайся.

- Ага, уже иду, - она убрала телефон в рюкзак, и поравнялась с Глебом, внезапно преградившим ей путь. Клара чуть прищурилась и взглянула на него. – Пусти.

- Подвезти? – нахально осведомился он.

- Меня уже ждут, - Кларисс поджала губы. – И не звони больше, я не хочу больше иметь с тобой дела, что бы ты себе там не думал.

            Поколебавшись, Глеб молча убрал руку, пропустив её. Клара сбежала по ступенькам, сердце радостно замерло в предвкушении встречи. Ник, как обычно, ждал её у машины, и обнял, едва она оказалась рядом. Прижавшись щекой к его груди, Клара довольно вздохнула, зажмурившись. Стало спокойно и хорошо, и никакие глебы уже не пугали.

- Соскучилась? – ладонь Ника провела по макушке, а в голосе слышалась нежность.

- Да, - просто ответила Клара и чуть отстранилась, посмотрев на него. – Поехали отсюда, а?

- Что-то случилось? – нахмурился он, обойдя машину и открыв дверь.

- Глеб приставал, - ответила Клара, внутренне немного напрягшись в ожидании реакции на её слова.

- В каком смысле? – Ник сел рядом, на водительское место.

- В прямом. Он хочет, чтобы я с ним встречалась, - хмуро пояснила Клара, глядя вперёд.

- А ключ от квартиры, где деньги лежат, он не хочет? – Никита зло прищурился, не торопясь заводить машину. – Так, понятно. Ну, в таком случае, я тебя теперь одну не оставлю.

- Он знает мой номер телефона и адрес, где живу, - добавила она. – Понятия не имею, как узнал.

- О, малыш, есть много способов, - Ник хмыкнул и они наконец поехали. – Так, ладно, я разберусь с этим, а будет звонить, просто трубку не бери. И, Кларочка, не стоит тебе пока одной из дома выходить, - он покосился на собеседницу.

- Думаешь, всё так серьёзно? – усомнилась она.

- Ну, я предпочитаю перестраховаться, чем потом искать тебя по всему городу, - Ник улыбнулся.

- Хорошо, - послушно кивнула Клара.

            Она и сама не хотела рисковать, разозлённый Глеб пугал непредсказуемостью поступков. Они въехали во двор, и Кларисс вспомнила важную вещь.

- Так что за сюрприз ты хотел сообщить? – Клара повернулась к Нику.

- А где мой поцелуй, мм? – нахально потребовал он, наклонившись почти к самому лицу девушки.

            Клара мило покраснела, и хихикнула, смело обняв его за шею и притянув к себе. И куда только подевались робость и стеснительность… Что-то неуловимо изменилось в этот раз, Клара смутно осознала, что почти лежит на руке Ника, а его вторая ладонь медленно скользит по бедру, плотно обтянутому джинсами, и… ей это нравится. Одежда враз стала неудобной, тело охватила слабость, и оно как-то само изогнулось, так, что ладонь Ника очень скоро оказалась где-то в районе пятой точки Клары. Поцелуй перестал быть осторожным и нежным, стал глубже, пробуждая смутные и не совсем понятные ей желания, язык Ника дразнил, то исследуя её рот, то лаская мягкие губы, ставшие очень чувствительными. Клара таяла, как воск, совершенно не возражая, когда пальцы Ника оказались на спине под футболкой, и едва они коснулись обнажённой кожи, она вздрогнула, не сдержав тихого стона. Неизвестно, чем всё это закончилось бы, но Никита сумел взять себя в руки, из них двоих гораздо лучше понимая, что происходит.

- Так, стоп, - выдохнул он, с некоторым трудом оторвавшись от Клары, и их взгляды встретились. Ник улыбнулся, глядя прямо в расширенные зрачки подопечной Киры, и обвёл большим пальцем контур чуть припухших губ. – Я не хочу, чтобы всё случилось в машине, маленькая.

            И хотя её щёки медленно начал заливать румянец, Клара глаз не отвела. Ну, знает он, что она девственница, и что в этом такого страшного? Или сам догадался, или Кира сказала.

- А где? – храбро спросила она, пытаясь выровнять дыхание. Взбудораженные чувства с трудом успокаивались.

- Какая любопытная, - Ник усмехнулся, коснувшись пальцем кончика чуть вздёрнутого носика. – Не волнуйся, ты узнаешь об этом первая. А насчёт сюрприза, - он сделал паузу, - будь готова завтра к девяти вечера, ладно? Я заеду за тобой. Тренировки нет, так что вечер свободный и надо его провести с толком. А уж тем более пятницу.

            В шоколадных глазах Клары зажглись огоньки любопытства.

- В девять вечера? Хорошо, а что будет?

- Ну, сюрприз будет, - он снова усмехнулся. – Всё, Ларчик, беги, а то Кира сейчас названивать будет. До завтра, малыш.

            Улыбнувшись на прощанье, Клара вышла и поспешила к дому. Настроение было чудесным, внутри всё просто пело, и она вдруг решила, что надо бы выпытать у Киры подробнее про то, как лучше действовать, когда она окажется наедине с Ником. Судя по всему, это случится в ближайшее время… Вспомнились картинки, виденные недавно при объяснении Кирой что такое секс, и Клара покраснела, но любопытство тем не менее не исчезло. Интересно, а в реальности эта штука выглядит… так же или всё-таки немного иначе? И как так получается, что ЭТО становится таким твёрдым и прямым?

            Осознав, что мысли свернули совсем уж в неприличном направлении, Клара тихонько ойкнула и тряхнула головой, поняв, что уже несколько минут стоит перед дверью и пялится куда-то сквозь неё. Достав ключи, она вошла, сбросив туфли – в квартире горел свет, и из гостиной доносилась музыка.

- Привет, - улыбнулась Клара, плюхнувшись на диван.

- Салют влюблённым, - хмыкнула Кира, потерев лицо.

- Э… что? – та ошарашенно посмотрела на собеседницу.

- Ой, да ладно, подруга, я ж вижу, все симптомы на лицо, - Кира вздохнула. – Точнее, на лице. Судя по твоим припухшим губам, уроки по поцелуям проходят весьма успешно.

- Как рабочий день? – невозмутимо осведомилась Клара, потихоньку привыкая к манере общения Киры.

- Ой, убил бы кто меня, чтоб не мучилась, - она скривилась. – Слава яйцам, завтра последний день с этой делегацией.

- Ден опять приставал? – поинтересовалась Кларисс, с ногами забравшись на диван.

- Я пригрозила, что если будет опять мешать работать, руки узлом завяжу, - хмуро сообщила Кира. – Но вечером всё равно был ужин, и этот гамадрил озабоченный опять подвозил до дома. И полчаса не выпускал из машины.

- Всего-то полчаса? - Клара подалась вперёд, блестя глазами.

- Если бы ещё что-то было, - вздохнула Кира. – Знаешь, как в песне, а девчонка та проказница, не даёт, а только дразнится. В моём случае вместо девчонки упрямый идиот, вбивший себе в голову невесть что.

            Клара хихикнула, и снова стала серьёзной.

- Кир, - тихонько позвала она. – Меня Глеб в покое не оставляет.

            Кира резко обернулась, её брови взлетели почти до уровня волос.

- Названивает? Так трубку не бери.

- Он знает, где я живу, - буркнула Клара. – Может подъехать и во дворе торчать.

- Да и пусть себе торчит, если времени не жалко, - Кира пожала плечами. – Нику сказала?

- Ага, - она кивнула. – Этот придурок, Глеб в смысле, заставил меня сегодня с ним кофе попить. А Ник не мог на тренировку прийти, дела там по работе какие-то. Но после занятия всё равно приехал за мной.

- Обязательный какой, скажите пожалуйста, - Кира усмехнулась. – И что Никитос?

- Сказал, разберётся, но чтобы я пока одна из дома не выходила.

- Умненький Ник, - хмыкнула Кира. – Ну раз так, можешь расслабиться. Руновский в отношении баб весьма щепетилен, то, что считает своим, не отдаст, пока самому не надоест. А из дома действительно одна пока нос не показывай. Кстати, я посмотрела переводы, что ты сделала. Неплохо, в паре мест только подправила, всё-таки твой русский пока не настолько крут. Ладно, месяцок потренируешься, потом порекомендую в свою контору. С осени определим тебя на какие-нибудь курсы переводчиков, а на следующий год попробуем пропихнуть в универ, на филфак. Ох, завтра пятница, - Кира потянулась, мечтательно улыбнувшись и прикрыв глаза. – И последний день этой чёртовой работы с делегацией и Стрельцовым.

- А меня завтра Ник куда-то пригласил, - Клара тоже улыбнулась. – Вечером. Тренировки же не будет.

- Оу, - Кира хитро прищурилась. – Надо же, неделю выдержал, медаль ему, что ли, вручить?

- Ты о чём? – Клара непонимающе посмотрела на собеседницу.

- О том самом, - та ухмыльнулась. – Вы всю неделю чинно встречались в кафешках, что Нику совершенно несвойственно. Обычно понравившаяся ему барышня в течение нескольких дней оказывается у него в гостях. С ночёвкой.

- О, - Клара покраснела и опустила взгляд, но улыбка не пропала с её лица. – Это что-то значит?

- Это значит, дорогая моя, что Ник давно не имел дела с девственницами, - ехидно отозвалась Кира. – Он банально боится напугать тебя.

- Чем? – с недоумением поинтересовалась Клара.

            Старшая подруга не выдержала и расхохоталась.

- Ой, не могу, блин, мать, прям святая простота, а! У нас мужики побаиваются связываться с девственницами, потому как у многих в голове всякой ерунды понапихано, насчёт того, что раз первый, то как минимум это серьёзно, а максимум впереди светит лимузин и белое платье. Ещё остались такие наивные, даже в наше сумасшедшее время эмансипированных женщин.

- Э… а я не хочу пока замуж, - задумчиво протянула Клара. – Насколько я поняла, тут в восемнадцать крайне редко выходят замуж.

- В восемнадцать у нас обычно только учиться поступают, - Кира кивнула. – Эй, стоп, а с каких это пор ты резко поменяла своё мировоззрение насчёт свадьбы, а?

            Клара пожала плечами.

- Мне нравится свобода, - просто ответила она. – И тут ещё столько много интересного, и вообще, я ж понятия не имею, чем в этом времени занимаются жёны, - добавила Кларисс.

- Прогресс, - довольно отозвалась Кира. – Но вернёмся к животрепещущей теме. Что там насчёт Ника и его планов на тебя? Сама-то как к этому относишься?

- Ну, - Клара снова застенчиво улыбнулась. – Я не против. Интересно, и… - она запнулась, - кажется, мне тоже хочется… - шёпотом закончила она, в очередной раз покраснев. – Только я ничего вообще не знаю, как себя вести, и… боюсь что-нибудь не так сделать…

            Кира некоторое время молчала, изучая собеседницу прищуренным взглядом.

- Хочешь, значит? – наконец произнесла она. – Ну это главное, здоровое желание это нормально. А насчёт того, как вести себя, - Кира усмехнулась. – Будь естественной, и делай то, что хочется. Стеснение и застенчивость можешь засунуть в портмоне и поглубже. Мужики этого не любят. Ник в постели вообще предпочитает играть первую скрипку, так что тебе останется расслабиться и получать удовольствие. А его ты получишь по полной, говорю тебе, как практик.

- А что такое первая скрипка? – переспросила Клара, - он и на скрипке играть умеет? И почему в постели?

            Её собеседница снова рассмеялась.

- Это выражение такое, означает, что Никитос будет главным. Ну, сам всё сделает, короче. Но если тебе захочется поэкспериментировать, против он не будет, - закончила Кира с ухмылкой. – Смелость ему тоже нравится. В общем, я так понимаю, завтра тебя можно домой не ждать?

- Н-не знаю, - неуверенно ответила Кларисс. – Он просто сказал, чтобы к девяти вечера я была готова.

- Ладно, ключи есть, разберёшься сама, возвращаться тебе или нет. Давай спать, а? Устала, как собака сегодня.

            Клара не стала спорить. Завтра предстоял волнительный вечер, и может даже ночь, стоило выспаться хорошенько, чтобы выглядеть свежо и бодро.


            Мать моя женщина, благословен тот, кто придумал пятницы! Несмотря на ранний подъём, мысль о том, что это последний рабочий день в неделе, грела душу несказанно. Вечерком можно будет расслабиться наконец в каком-нибудь баре поблизости, пивка хлебнуть, или дома остаться… И отдохнуть от общества Стрельцова, заколебавшего меня вконец своими приставаниями к месту и не к месту. Я уже спать нормально не могу, сегодня вот опять проворочалась полночи, неудовлетворённое желание выносило все мозги, и мешало существовать в обычном режиме. Убью Дена!.. И ведь сам тоже хочет, гад, и как у него выдержки хватает! Так, ладно, не будем о грустном. Посмеет приставать сегодня – соблазню нафиг, задрали уже эти игры в кошки-мышки. Умывшись и позавтракав, я оделась в светлый льняной брючный костюм, с мстительной радостью подумав, что теперь у Дена меньше возможностей добраться до моих стратегически важных мест, а значит, рабочий день в Петергофе пройдёт спокойно и ненапряжно. Лапать мою задницу при всех, надеюсь, у него наглости не хватит. Иначе засвечу по физиономии.

            К девяти, как обычно, он за мной заехал. Окинув внимательным взглядом, усмехнулся и прокомментировал:

- Знаешь, в штанах ты выглядишь даже аппетитнее, чем в юбках. Они так классно обтягивают твои ножки и попку…

- Вот и смотри, но не трогай, - невозмутимо ответствовала я, выйдя мимо него на лестничную площадку.

- А где же «Доброе утро, Денис», и мой поцелуй? – от его нахальства я едва не задохнулась и не выронила ключи, которыми как раз закрыла замок.

- А жирно не будет, не? – фыркнула в ответ, развернувшись и уперев руки в бока. – Я не твоя девушка, чтобы разбрасываться поцелуями! И свой лимит по ним ты уже исчерпал за эти два дня!

- Моя наивная вредина, - через мгновение пискнувшую меня сжали его руки, крепко, но аккуратно. Хорошо хоть, не догадался к стене прислонить, тогда точно расцарапала бы физиономию. За пятнышко на костюме убью особо жестоким способом! – И ты именно моя, - Ден сделал паузу, видимо, наслаждаясь яростным выражением моего лица и попытками выбраться. Безуспешными. – Только не девушка, а женщина, Тигрёнок.

            Ответить не успела, и ещё несколько минут на площадке стояла тишина, а я пыталась обуздать сорвавшиеся с цепи желания, вспыхнувшие от прикосновения губ Стрельцова к моим. Мда, пора заканчивать, и уже довести до логического завершения всё это безобразие, сексуальное голодание до добра не доводит. Хотя… Поиграем, Денис?

Я расслабилась, обняв его за шею, и притянув ближе к себе, прижалась к груди, чувствуя, как участилось биение сердца Стрельцова. Ага, не ожидал, да? Мой язык обвёл контуры его губ, и скользнул к Дену в рот, а пальцы зарылись в мягкие волосы на затылке. Да, хочу, да, нравится, и гори оно всё синим пламенем! Его ладони спустились с талии ниже и чуть сжали мою попку, недвусмысленно давая почувствовать реакцию на поцелуй. А то я сомневалась, блин. У самой всё горит внутри и в голове одни неприличные картинки из порнухи. Медленно провела ладонями по спине Дена, ощутив под рубашкой, как напряглись мышцы, чуть согнула ногу, прижимаясь ближе. Ого, милый, по-моему ты готов ко всему прямо здесь и сейчас, но какая жалость, нам на работу пора! Мысленно усмехнувшись, я чуть прикусила его нижнюю губу, и прервала поцелуй, не спеша выбираться из рук Дениса.

- Сойдёт за «привет»? – поинтересовалась чуть хриплым голосом, глядя прямо в его потемневшие глаза. А будешь знать, как дразнить неудовлетворённую женщину.

- Решила поиграть в соблазнительницу? – с негромким смешком отозвался он, и отпустил меня.

- А что, плохо получается? – оскорблённо поджала губы. Чёрт, неужели за недели воздержания все навыки растеряла?!

- А сама не чувствовала, нет? – вкрадчиво сказал Ден, ухватив за руку и начав спускаться по лестнице. – Только не надейся, Кирочка, я сказал, секс только у меня.

            Я спрятала улыбку. Ага, ага, где-то я это уже слышала. Но знаешь, Денчик, как говаривал один персонаж из фильма, если женщина чего-то хочет, лучше ей дать это. Иначе она пойдёт и возьмёт сама. Так вот, я хочу Дениса, и собираюсь в ближайшее же время взять то, что хочу.

            День в Петергофе прошёл хорошо, я вещала про фонтаны, дворец, грот, мы посетили всё, что можно было посетить, пообедали, и где-то около пяти часов уже возвращались в Питер. Уставшая я беззастенчиво дремала на плече Дена, совершенно наплевав на то, что об этом подумают господа иностранцы. На подъезде к Автово зазвонил телефон.

- Смольный, - зверски зевнув, ответила я Вальке.

- Кирюнь, сегодня пятница! – торжественно заявила она очевидную вещь.

- Я в курсе, - невозмутимо отозвалась.

- Тогда в семь у тебя, как обычно! – обрадовала подруга, и сонливость как рукой сняло. – Кстати, у меня новость будет! Пиво и мартини с меня, Кларка вроде последнее любит, да?

- Ага, - кивнула, хотя Валентина не могла видеть. – Ладно, в семь, так в семь.

- Тогда до вечера! Нику Толька звякнет.

            Она отключилась. Я посмотрела в окно, убрав телефон в сумку, и остро чувствуя взгляд Дена. Чёооорт, он же слышал разговор… Блин. Нет. Не хочу… Стоп, или хочу? А получится ли? Кларка вон уходит же из дома, и может даже на всю ночь…

- Да ладно, ладно, приходи тоже! – отозвалась раздражённо, не поворачиваясь. – И прекрати во мне дырки сверлить взглядом!

            В ответ донеслось только довольное хмыканье. Высадив делегатов у гостиницы, мы попрощались, мне рассыпались в комплиментах, Ден пересел в свою машину, и я туда же. До дома ехали молча, я рассеянно созерцала улицы, ни о чём особенно не думая. Во дворе ждал сюрприз, Стрельцов спокойно дал мне выйти из машины.

- До вечера, Тигрёнок, - неожиданно подмигнув, он улыбнулся.

            Я тоже улыбнулась, скрестив руки на груди. Ну, посмотрим, кто из нас будет смеяться последним.

- До вечера, - мурлыкнула, и, развернувшись, направилась к подъезду плавной походкой.

            До самой двери взгляд Дениса не отрывался от моей пятой точки. И, чёрт возьми, мне это нравилось! Ты ещё не знаешь, дорогой мой, какой сюрприз ждёт тебя самого сегодня. Тигрёнок покажет когти.

            Кларка ждала дома, радостно известив, что она сделала ещё переводов, изучила свои ошибки в тесте по русскому, и нашла в сети информацию, что с сентября в Универе открываются курсы по подготовке к поступлению. И ещё, что звонил Глеб, но она не брала трубку.

- Умница, - я бросила сумку на диван и сняла пиджак. – У нас сегодня посиделки пятничные, Валька звонила. Бухло с неё, с нас закусь.

- А… - она растерянно моргнула. – А мы с Ником уходить собрались…

            Хмыкнув, стащила футболку.

- Да за ради бога, свет очей моих. Но он всё равно приедет, свалите в любой момент, как наша компания надоест. Так, марш на кухню, хлеб резать. Я в магазин за креветками и крабовыми палочками.

            Послушно кивнув, Ларка умчалась, просветлев лицом. Ох, надеюсь, мои предчувствия по поводу этой парочки не оправдаются. Вроде, Ник действительно серьёзно увлёкся моим цветочком из прошлого. Надо его сегодня прижать к стенке и попытать на эту тему, хочу быть всё-таки до конца уверена, что не совершаю ошибки, отпуская Кларку одну с этим Ромео. Затарившись закусью, вернулась, и мы вплотную занялись готовкой. Я ещё настругала салатика из разряда «смешать в кучу всё, что есть в холодильнике», и к семи всё уже стояло на столе. Кларка, подумав, решила пока не одеваться в парадное, оставшись в не слишком длинном платье-халате, а я… Я готовила сюрприз для Стрельцова. Эх, давно для мужика не одевалась! А поскольку мои намерения серьёзны, то решила обойтись без лишних деталей. Наверх – обтягивающая майка, не прозрачная, но откровенная именно тем, что отлично облегала все изгибы тела. На ноги – короткие шорты, тоже обтягивающие. Сам же сказал, всё равно, как выгляжу. А шорты, кстати, не на молнии, как обычно, а на пуговичках. Пусть помучается, ага. Ну и маленькая, но пикантная деталь – я решила обойтись без белья. Вообще. Буде моему персональному кошмару взбредёт в голову снова стырить что-нибудь на память, придётся для начала раздеть меня. Ну а после этого фиг я куда отпущу Дена.

            В семь раздался требовательный звонок в коридоре, я открыла, и моя хата наполнилась толпой друзей. Валька гремела тарой в пакете, радостно сверкая глазами и таинственно улыбаясь, Ник уже обнимался с Кларкой, никого не смущаясь, а Ден раздевал меня взглядом.

- Привет, - я улыбнулась, как сытая кошка, глядя на него в упор.

- Салют! – весело отозвалась Валька, сбросив туфли и направившись в гостиную.

            Я ухитрилась избежать загребущих лапок Дениса, ловко увернувшись и зайдя за подругой. Вслед донеслось тихое:

- Провокаторша…

            А то, и только попробуй сделать вид, что тебе не нравится, соблазнитель хренов! Все расселись, я предусмотрительно плюхнулась в кресло, Кларка – во второе, и Ник пристроился около неё на полу, прислонившись к ногам. Остальные, в том числе и Ден, оккупировали диван. Толик разлил нам с Лариком мартини, Вальке открыл пиво, а водителям – то есть, всем мужчинам в нашей компании, - квасу.

- Итак, - Валёк состроила торжественную морду. – Радостная новость, мы подали заявление! – выпалила она, светясь, как новогодняя гирлянда. – Через три месяца жду на свадьбе!

- Ооо, проздравляю, - я ухмыльнулась. – Давно пора, я уже устала ждать, блин. Долго же созревал, Толян.

            Тот пожал плечами, невозмутимо улыбнувшись.

- Это ещё кто созревал, - обронил он, чем вызвал дружное хихиканье.

            Ну да, Валька у нас такая, ей тоже свобода больше нравилась. Но Толик нормальный мужик, грех жаловаться, я б за такого сама с удовольствием пошла бы. Подруга хмыкнула, но улыбка была довольной. Так, значит, в ближайшее время предстоит утомительный поход по магазинам за свадебным платьем и прочими прибамбасами. Кларку надо взять обязательно, пусть повеселится и осознает, что ей самой рано или поздно предстоит. Пьянка потекла своим чередом, хотя какая пьянка, так, милые посиделки за рюмкой чая. Особенно учитывая, что употребляли только дамы. Я предусмотрительно не покидала кресла, наслаждаясь ласкающими взглядами Дена, и была уверена, что сегодня Стрельцов не отвертится от секса со мной. На моей территории. Без всяких условий. Просто потому, что мы оба этого хотим.

            Через какое-то время народ потребовал гитары, предусмотрительно приготовленной мной сбоку от дивана, и понеслась. В этот раз Клара участвовала, сначала в дежурном хоровом пении, а потом… Я в очередной раз выпала в осадок от скрытых талантов мелкой: Ник заиграл «Ой, то не вечер», и к его негромкому голосу вдруг присоединился Кларин, высокий, чистый, и на ум пришло сравнение с колокольчиком. Пела она действительно шикарно, уж не знаю, когда ухитрилась выучить слова, и музыку. Хотя, интернет наше всё, и наверняка в моё отсутствие она утолила любопытство в плане текстов песен, которые мы обычно горланим. Ну и все они, естественно, имелись в музыкальном архиве на ноуте и компе. Клара точно попадала в ноты, и у них с Никитосом вышел отличный дуэт. Я, как заворожённая, слушала переливы голоса Клары, куда-то уплывая под них. И похоже, не одна я зависла, судя по мечтательным выражениям на лицах остальных.

            Когда они закончили, мы отмерли, наградив певцов восторженными охами и ахами и комплиментами. Кларка, как обычно, краснела и смущённо улыбалась, Ник тоже улыбался, но довольно. Договорились отметить Валькино знаменательное событие в каком-нибудь клубешнике завтра, и Валёк взяла на себя организацию сего мероприятия. Вот и повод познакомить Ларчика со злачной жизнью, да и самой развеяться и встряхнуться.  О, обязательно заставлю надеть ту джинсовую юбочку, блузку и корсажик, которые мы прикупили в самом начале, как блонди прибыла сюда! Она ж так ни разу и не рискнула его примерить, и непременно босоножки на каблуке! Кларка будет просто потрясающе выглядеть.

            Улучив момент, когда моя подопечная удалилась ненадолго, я встала и направилась на кухню, перед этим наградив Ника выразительным взглядом. Время близилось к половине десятого, и судя по рассеянным взглядам Вальки на часы, они собирались уже уезжать. Значит, и Ларка скоро свинтит. Никита намёк понял, и последовал за мной. Покосившись на Дена, едва не рассмеялась: нахмуренные брови и сжатые губы ясно давали понять, что собственник Стрельцов ревнует. Да ну и на здоровье, пусть понервничает.

- Ну и? – Ник вопросительно глянул на меня.

- Всего пара вопросов, и я отстану, - успокоила его. – Кларку ждать сегодня вечером?

            Руновский ухмыльнулся.

- Не думаю, - отозвался он. – По крайней мере, я приложу все усилия, чтобы в её хорошенькой головке не возникло таких ненужных мыслей.

- Слышь, полегче на поворотах, - для проформы поворчала. – Не забывай, она неопытная, хоть и любопытная в некоторых вещах. Как, сразу к себе повезёшь, или сначала ужин в ресторане? – непринуждённо осведомилась, едва сдержав ехидство.

- Фи, мамочка, какие у вас неприличные мысли, - Ник заржал. – Кир, расслабься. Я помню, что у неё ещё никого не было, и не собираюсь набрасываться. Хочу просто прокатиться с ней по ночному Питеру, я обещал как-то такую прогулку. Ты ж не сподобилась до сих пор, а Ларчику интересно.

- А потом? – я не сводила с него внимательного взгляда.

- Если она захочет, поедем ко мне, - ответил Ник, выделив первое слово. – И, торжественно клянусь, не притронусь и пальцем, если увижу, что она вдруг чего-то испугается. Уложу в другой комнате, и даже выдам футболку, вместо ночнушки.

- Ладно, ладно, - я вздохнула. – Ник, скажи честно, что у тебя к ней?

            Он помолчал.

- Я хочу, чтобы она ко мне переехала, - выдал наконец Руновский, чем поверг меня в шок на несколько секунд.

            Опять же, обычно на своей территории он с девушками исключительно спал, приглашения пожить с ним пока ещё никто не удостоился.

- Зачем? – задала я самый дурацкий вопрос.

- За шкафом, - он усмехнулся. – Кирочка, ну что ты как маленькая, ей-богу. Нравится мне Клара, понимаешь? Серьёзно нравится. Это для тебя так неожиданно?

- Я переживаю за неё, - я пожала плечами. – Ей всего восемнадцать, скоро девятнадцать будет. Поверь, прошлая жизнь Кларку не шибко радовала, вот и хочу, чтобы здесь у неё всё сложилось лучше, чем у меня.

- Ну, замуж, конечно, пока не зову, - задумчиво протянул Ник. – Но хочется просыпаться утром и видеть её мордашку рядом на подушке.

            Я помолчала. Видимо, мои страхи всё же не оправдались. В голосе Никиты не звучало ни грамма неуверенности.

- Любишь? – тихонько спросила, правда свалилась неожиданно, и я в ней далеко не была уверена.

- Может быть, - так же задумчиво кивнул собеседник. – По крайней мере, очень боюсь как-то обидеть её или сделать ненароком больно. Она такая… нежная, и доверчивая.

- О, понял, ну надо же, - я удивлённо хмыкнула. – Ладно уж, иди. Больше не буду в ваши отношения лезть, мне просто надо было убедиться, что у тебя серьёзные намерения, а не мимолётный интерес.

- Даёшь добро? – весело поинтересовался Ник, изогнув бровь и скрестив руки на груди.

- Даю, даю, - я открыла дверь с кухни.

            Ну-с, думаю, после этой прогулки много что изменится в Клариной жизни, и очень надеюсь, к лучшему. Интуиция молчала, значит, Никитос действительно поменял своё всегдашнее легкомысленное отношение к девушкам. И я зря боялась их взаимного интереса.

            В гостиной между тем произошли некоторые изменения. Валя и Толик уже стояли в прихожей, Кларка испарилась, видимо, в свою комнату переодеваться, а Ден… Ден по-прежнему сидел на диване. Какой умный мальчик, однако, может, догадался, что никуда я его сегодня не отпущу? Или лелеет несбыточную надежду уговорить к себе поехать? По-быстренькому распрощавшись с Валькой, я поспешила к подопечной. Успела вовремя, Лара с очень сосредоточенным видом стояла у шкафа, изучая его содержимое.

- Собираешься? – я понимающе ухмыльнулась, она вздрогнула и посмотрела на меня. – Так, начнём с белья, - приблизившись, я решительно отодвинула её и занялась ревизией. – Где-то там комплектик у тебя был, помнишь, шоколадного цвета?..

- Кир, зачем? – пискнула блондинка.

- За надом, - я наконец нашла искомое. – Надевай.

            Открытый кружевной бюстгальтер и трусики-бикини смотрелись на светлой коже Ларки потрясно, банальное красно-чёрно-белое лично мне давно не нравилось. Люблю быть оригинальной в вопросе белья, особенно сексуального.

- Отлично, - окинула её прищуренным взглядом, и снова нырнула в шкаф. Отыскала симпатичное коротенькое крепдешиновое платьице тёплых коричнево-песочных тонов, бросила Кларе. – И вот это. Не кривись, - прикрикнула на неё, - монашкой всё равно не позволю выглядеть!

            Вздохнув, она оделась в предложенный наряд.

- Волосы распусти, - продолжила я, уперев руки в бока. – Только с висков несколько прядей забери, чтобы не мешались.

            Моя скромница не стала спорить и на этот раз, вот и умничка. Я лучше знаю, что нужно мужикам. Особливо Нику.

- Ну, вперёд, на подвиги, - окинув её одобрительным взглядом, кивнула на дверь.

- Кир… - большие глаза цвета тёмного шоколада с лёгким испугом посмотрели на меня. – Ты думаешь, что…

- Мелкая, меньше разговоров, больше дела, - я усмехнулась и подтолкнула её к выходу из комнаты. – Не боись, не захочешь, ничего не будет. Никто насиловать тебя не собирается.

- Ладно, - прошептала она и вышла. – Я готова, - Клара храбро улыбнулась, поймав восхищённый взгляд Ника – он оценил мои усилия, что не могло не радовать.

- В общем, если что, звони, - я несильно хлопнула её по плечу, Ник поднялся, и к моему удивлению ухватил гитару за гриф. – Э… это зачем? – вопросительно уставилась на него.

- Серенады петь, - усмехнулся он. – Не боись, привезу обратно в целости и сохранности.

            Стрельнув в него любопытным взглядом, Клара вышла в коридор, обуваться, Ник и я за ней. Ден по-прежнему оставался на диване, рассеянно глядя в телевизор, работавший, как фон. Мм… мне уже таки жутко интересно, что этот тип задумал, ага! Спортивный такой интерес, потому что какие бы идеи не посетили светлую голову Стрельцова, они не выдерживают никакой конкуренции с моими коварными планами.

- Ну всё, счастливо, - я выпроводила парочку и закрыла за ними дверь, едва удержавшись от демонстративного промокания уголков глаз от мнимых слёз.

            Если Никитос сдержит слово и разберётся с неожиданным ухажёром Кларки, я буду точно уверена, что отдаю девчонку в хорошие руки. Правда, привыкла уже к её присутствию за три месяца, но… как привыкла, так и отвыкну. Жила же как-то одна до её появления, и ничего. И потом, ведь не в тюрьму же она переедет, можно и в гости ходить друг к другу, и встречаться сколь угодно часто. Так, хватит себя уговаривать, дорогуша, марш в комнату, прибираться и охмурять Дена. Нацепив на физиономию невозмутимое выражение лица, вернулась в гостиную и начала собирать грязную посуду.

- Пойдём, поможешь помыть, - бросила Стрельцову, даже не собираясь интересоваться, а какого чёрта он продолжает торчать в моей квартире после того, как все разбрелись.

            Он очнулся от своей задумчивости и уже осмысленно посмотрел на меня, точнее, на мою спину – я направлялась на кухню. А взгляд такой пронизывающий, аж до мурашек. Тело встрепенулось, как боевой конь при звуках трубы, и пришлось приложить некоторые усилия, чтобы не вилять призывно задницей. Мурлыча под нос какую-то мелодию, сгрудила всё в раковину, и повернулась к Дену. Он стоял у окна, скрестив руки на груди, и смотрел на меня, чуть склонив голову. Серые глаза были непроницаемы, как туман над озером, и таким же – лицо. Я чуть улыбнулась.

- Не хочешь узнать, почему я не тороплюсь уходить? – спросил он негромко.

            Намеренно не ответив сразу, я подошла к двери в кухню и прикрыла её, потом снова развернулась к собеседнику.

- Нет, - такое простое слово, но оно, кажется, удивило Дениса.

- Почему?

- Потому что я не хочу слушать, как ты будешь уговаривать меня поехать к тебе, - проявила я чудеса догадливости, и прислонилась к столу напротив Дена.

            Нас разделяло чуть больше метра, и ах как хотелось преодолеть их, коснуться ладонью его щеки, обнять и поцеловать!.. Но торопиться не стоило. У меня впереди вся ночь как минимум. Ден усмехнулся уголком губ.

- Ну тогда я помою посуду и, пожалуй, поеду домой. Надо выспаться перед походом в клуб.

- Нет, - снова повторила я, и улыбнулась шире. – Денис, мы оба прекрасно знаем, чего хотим, и глупо отрицать наше взаимное влечение, - отстранилась от стола, и сделала шаг к нему, оказавшись вплотную. Наши глаза не отрывались друг от друга, соединив словно невидимой нитью, дрожащей от напряжения струной. Я коснулась ладонью его щеки, медленно провела вдоль шеи, и начала неторопливо расстёгивать рубашку с коротким рукавом. – Ден, не будь упрямым ослом, я никуда тебя сегодня не отпущу, - прошептала чуть хриплым голосом, и распахнув рубашку, коснулась пальцами груди Стрельцова, ощутив тепло и гладкость кожи. Потом проложила цепочку лёгких поцелуев, с наслаждением ощутив, как он вздрогнул от моих действий.

- Кира… - так же хрипло пробормотал Ден, однако не пытался остановить меня.

            Вот и ладушки. Спрятав довольную улыбку, выпрямилась, по-прежнему глядя в глаза Стрельцову, и отошла обратно к столу, чуть откинувшись назад и опёршись на руки. Майка чётко обрисовала все изгибы тела, в том числе и грудь.

- Ты же хочешь меня, - тихо произнесла, и облизнулась, заметив огонёк в серой глубине. – Так же, как я тебя, Ден. Может, хватит уже в кошки-мышки играть, а?

            Для усиления эффекта медленно провела ладонями вдоль тела, и пальцы замерли на поясе шортов. В следующий момент Стрельцов издал сдавленный звук, подозрительно похожий на рычание, рубашка оказалась на полу, а я – прижата к краю стола. Едва успела поднять руки, Ден одним движением задрал майку, стащив её с меня, и неторопливо, с явным наслаждением, начал исследовать открывшиеся оперативные просторы. Оооо, да, господи, как же мне нравятся его прикосновения!.. Я выгнулась, подставляя под губы Дена шею и плечи, прижимаясь бёдрами к его ногам, и чувствуя восхитительную дрожь предвкушения и желания. По венам промчался огненный шквал, зажигая огонь в каждой клеточке тела. Шорты стали чертовски тесными, и грубая ткань джинсов Дениса тоже раздражала.

- Чтоб тебя, Кира, - выдохнул он, одним движением усадив меня на стол.

            Я рассмеялась мурлыкающим смехом, положив ладони ему на плечи и чуть царапнув кожу ногтями. Стрельцов зашипел, притянув меня к себе, и поцеловал, яростно, почти грубо, но мне это нравилось. Вот так, милый мой, нечего дразнить Тигру, она и коготки может показать, при случае. Не отрываясь от моих губ, он начал поспешно расстёгивать пуговицы на шортах, и я мимолётно удивилась, как ловко у него получается. Наверное, тренировался долго, воображая, как раздевает меня, мазохист чёртов. Чуть приподнялась, дав ему возможность стащить последний предмет одежды, и Ден на мгновение оторвался от меня, внимательно глядя в глаза. Его ладони лежали бёдрах, а пальцы тихонько поглаживали жутко чувствительную кожу, отчего пальцы на ногах поджимались, а волоски по всему телу вставали дыбом.

- Ты ж знала, чем сегодняшний вечер закончится, - безумно сексуальным, низким голосом протянул он, томительно неторопливо скользя ладонями вверх.

- Конечно, - не стала я отрицать, и послушно раздвинула ноги. – Или ты думаешь, я каждый день разгуливаю по дому без нижнего белья, мм?

- Я тебе это припомню, Тигрёнок, - его пальцы наконец-то оказались там, где сейчас сосредоточилось всё желание, свернувшись в тугую спираль, и посылая по телу волны жара и дрожи.

- Да ради бога, припоминай хоть до самого утра, - мягко рассмеявшись, прикрыла глаза и откинулась назад, готовясь окунуться в наслаждение, которого так долго ждала.

            …Бедный кухонный стол едва выжил, совершенно не рассчитанный на подобные нагрузки, и кроме всего прочего, завистливые соседи, видимо, офонарев уже от моих стонов, хорошо раздававшихся по вентиляции, начали остервенело стучать по батарее. Посему мы плавно переместились в гостиную, куда я переселилась, отдав свою спальню Кларке. Ден оправдал все мои ожидания, я плавилась в его руках, как воск, ему не надо было говорить, что и как делать. Каким-то непостижимым образом он знал, что мне нравится. Оказавшись на диване, я заставила Дениса лечь на спину, устроившись сверху, и плотоядно улыбнулась, облизнувшись. Прижав его запястья к подушке, наклонилась низко-низко, прошептав:

- Покатаемся, Стрельцов?

            На что получила ответную усмешку и ленивое:

- Ну вперёд, Тигрёнок.

            Офигительное ощущение, он словно для меня был сделан.  Я начала двигаться, сначала медленно, словно дразня, и внимательно наблюдая за лицом Дениса. Его руки чуть сжали талию, но он дал мне полную свободу действий. Ааах, восхитительно!.. Я уплывала куда-то, за грань реальности, полностью растворившись в чувствах и эмоциях, постепенно убыстряя темп, и стремительно приближаясь к вершине наслаждения, и по участившемуся дыханию Дена поняла, что движемся мы в одинаковом направлении. Чёрт, мне одного раза мало будет, и двух тоже!.. Подумаю об этом позже… позже… Сознание взорвалось золотистыми звёздочками, пальцы судорожно стиснули плечи Дениса, а из горла вырвался торжествующий стон, и плевать на соседей, пусть на балконе нервно курят!

- Аааааа!..

            Стрельцов оказался тоже голосистым, что меня только обрадовало – ненавижу, когда мужики молча сопят в постели, словно штанги тягают. Бессильно распластавшись на его груди, я расплылась в блаженной улыбке.

- Кайф… - тихонько выдохнула, даже не собираясь делать вид, что меня что-то не устроило.

            Около уха раздался негромкий смешок, ладонь Дениса легонько провела вдоль спины, отчего я выгнулась, судорожно вздохнув. Кожа ещё оставалась очень, очень чувствительной.

- Даже не буду спрашивать, понравилось тебе или нет.

- Заткнись, а то сам не слышал, – утомлённо ответила я, потянувшись за пачкой сигарет. Самое сладкое, после секса. – Стрельцов, только посмей заявить, что сейчас соберёшься домой, - улёгшись поперёк него, с наслаждением затянулась, зажмурившись.

- Ну, это, конечно, было бы очень сладкой местью, - мурлыкнул он, за что получил чувствительный тычок под рёбра, - но воевать с тобой не буду. По крайней мере, сегодня, - добавил он, и его ладонь легла на мою пятую точку, – Ну и, раз уж ты соблазнила меня, Тигрёнок, то воспользуюсь этим по полной.

- Ой, боюсь, боюсь, - проворковала я, чувствуя, как вроде бы уставшее тело тут же отозвалось дрожью предвкушения, и быстро затушила окурок.

            В следующий момент я оказалась на спине, крепко прижатая к кровати, а Ден навис надо мной, легко удерживая запястья над головой одной рукой.

- Следующий раз, Кирочка, будет у меня дома, - вкрадчиво отозвался Стрельцов, поглаживая моё бедро.

            Я ничего не ответила, сдержав довольную улыбку, и чуть согнула ногу, не предпринимая никаких попыток высвободиться. Следующий раз, хороший мой, будет тогда и в том месте, в каком мы захотим. Уж я постараюсь. Ибо по части секса Денис подходил мне идеально, даже с Ником не было настолько хорошо. Но постель – ещё не повод, чтобы менять свободу холостячки на сомнительное удовольствие лицезреть физию Стрельцова каждый день. Ооох… Подумаю об этом утром… У Дена просто волшебные пальчики, и не только они…


            Клара поначалу чувствовала себя немного скованно, напрягало то, что, похоже, они оба знали, чем закончится сегодняшний вечер. Такая предопределённость нервировала её, с одной стороны, но с другой – а не этого ли сама хотела совсем недавно?

- Куда мы едем? – спросила наконец она, постаравшись, чтобы в голосе не прозвучало напряжение.

- На Петроградку, - спокойно отозвался Ник. – Помнишь, я обещал тебе ночную прогулку по Питеру?

            На Кларином личике расцвела улыбка, и Никита заметил в тёмных глазах отблеск облегчения. Подавив желание рассмеяться, он лишь улыбнулся в ответ уголком губ.

- Петроградка считается одним из самых мистических районов, но мне она всегда нравилась больше всего, - продолжил он. – Там очень много интересных мест, внутренних двориков, и улочек с красивыми домами. Тебе понравится.

- А гитара зачем? – Клара покосилась назад.

- Ну, ты ж научиться хотела, - улыбка Ника стала шире. – Вот и продолжим уроки.

- Ааа… - протянула она, про себя подумав, а обрадуются ли жители, услышав у себя под окнами музыку. Но спрашивать не стала, Никита наверное всё-таки знал, что делал.

            Оставив машину около Горьковской, они направились в переплетение улочек, и Клара окунулась в волшебную атмосферу ночного Питера. Это оказалось… удивительно. Непривычная тишина обычно шумного города, практически полное отсутствие людей, и тёплая ладонь Ника, сжимавшая её пальчики. Они не разговаривали, но это и не было нужно – уютное молчание обволакивало, как мягкое облако, гармонично сочетаясь с окружающей атмосферой тёмных улочек. Клара заглядывала в узкие и проходные дворы, уводившие вглубь Петроградки, и совершенно не боялась заблудиться, её не пугали обшарпанные и уходящие вертикально вверх стены дворов-колодцев.

            Где-то между Большим и Малым, на очередной тихой и безлюдной улочке, чуть в глубине от проезжей части, они наткнулись на небольшой скверик с пышными кустами сирени и двумя скамейками.

- Не устала ещё, не хочешь обратно? – поинтересовался Ник.

- Нет, что ты, - в тёмных глазах Клары отражались звёзды, а мечтательная улыбка наводила на мысль, что её обладательница витает где-то далеко.

            Ник сел на скамейку, сняв с плеча гитару и откинувшись на спинку.

- Иди сюда, - негромко позвал он.

            Клара послушно остановилась рядом с ним, и Ник усадил её на колени, аккуратно убрав волосы со спины и перекинув их через плечо девушки.

- Ну-ка, покажи, что ты запомнила с нашего последнего урока, - попросил он, положив подбородок на плечо Кларе и одной рукой обняв за талию.

             Она с трудом сдержала дрожь, через тонкую ткань платья тепло руки Ника почти обжигало, а от его дыхания у самого уха вдоль позвоночника волнами прокатывались мурашки. Взяв гитару, Клара сосредоточилась на инструменте. Зажав аккорд, она легко пробежалась пальцами по струнам, потом следующий, складывая выученное в незамысловатую мелодию, импровизируя.

- Дома тренировалась? – поинтересовался Ник, как заворожённый, глядя за её пальчиками.

- Ну, немножко, и ещё раньше на арфе играла, - Клара осеклась. Она уже знала, что в этом времени столь специфический музыкальный инструмент не неотъемлемая часть образования молодой барышни. Как и пианино, собственно.

- На арфе? – в голосе Ника звучало неподдельное удивление. – Ух ты, необычно как. То-то я вижу, как уверенно струны перебираешь. А вот, смотри, ещё несколько аккордов…

            …Руновский слушал тихие звуки гитары, в который раз удивившись, как Клара всё легко запоминает, будь то танцы, плаванье или музыка. Свежий, чуть сладковатый аромат, исходивший от неё, кружил голову, и он едва сдерживался, чтобы свободная вторая рука спокойно лежала на скамейке. Ник безумно боялся напугать Клару, хотя если вспомнить вчерашнее возвращение домой после тренировки, не такая уж она трусиха и скромница. Увлёкшись перебиранием струн, Лара чуть склонила голову, словно дразня Ника, и он не выдержал. Осторожно отстранился, и коснулся губами тёплой кожи, готовый в любой момент прекратить. Клара вздрогнула, замерев, музыка стихла. Никита проложил дорожку из лёгких, едва ощутимых поцелуев от затылка до самого ушка, и услышал тихий, невнятный возглас, в котором сквозило удивление. Но не страх. Она не отстранилась. Ник позволил себе немного расслабиться и улыбнуться.

- Нравится? – шепнул, и пощекотал языком кожу чуть пониже мочки.

- Д-да… - запнувшись, выдохнула она.

            Руновский вернулся к затылку Клары, и открытой в круглом вырезе платья спине. Судя по тому, что она снова вздрогнула, тут у неё тоже всё чувствительное… «Интересно, а где ещё?» - мелькнула шальная и не совсем приличная мысль, потому что тут же захотелось исследовать это восхитительное тело, доверчиво прижавшееся к нему, на предмет нахождения таких мест.

            Тонкие пальчики Клары вцепились в его руку, по-прежнему обнимавшую за талию, она слегка выгнулась, прикусив губу. Вихрь взметнувшихся ощущений ошеломил и немного напугал Кларисс, хотя Никита вроде ничего такого особого и не делал, просто целовал её в шею. Медленно, ласково…

- Ниииик… - протянула Клара, и сама удивилась, каким томным стал голос.

- Даааа? – в тон ей отозвался Руновский, ухитрившись не прерывать приятное занятие. Теперь он обнимал её двумя руками, не доверяя себе. Пальцы просто чесались переместиться на бёдра Клары, но Никита дал собственным желаниям мысленного пинка. «Не увлекайся, приятель, девочка заслуживает большего, чем скамейка в парке!»

- Что ты делаешь?.. – вырвалось у Кларисс.

- Ничего, что может навредить тебе, маленькая, - тихо рассмеялся Ник, и вдруг аккуратно ссадил её с колен.

            Немного растерянная, Клара покачнулась, пытаясь успокоить дыхание, но Руновский тут же взял спутницу за руку, и повесил гитару на плечо.

- Пойдём-ка, - он улыбнулся уголком губ и подмигнул. – Для первой ночной прогулки достаточно, я думаю.

            Разочарование, промелькнувшее на личике Клары, доставило ему не меньшее удовольствие, чем реакция на поцелуи несколько минут назад. Видимо, она решила, что Никита отвезёт её обратно домой. «Неа, не дождёшься, малышка, я тебя теперь так просто не отпущу!» - весело подумал он, направляясь обратно к Горьковской, где стояла машина. Сам Руновский жил недалеко от Сенной, и надо было успеть на промежуточное сведение мостов.

            Они сели, Ник включил негромко музыку, поглядывая на притихшую Клару, бросавшую в окно рассеянные взгляды. Едва они проехали Тучков мост, въехав на Ваську, она встрепенулась, неуверенно сказав:

- А… я живу в другой стороне, не на Васильевском.

- Я знаю, - невозмутимо ответил Ник, глядя вперёд.

            Клара помолчала, потом осторожно спросила:

- Мы к тебе едем?

- Ден у Киры оставался, когда мы уходили, - Ник улыбнулся. – Зная твою подружку, думаю, не ошибусь, если предположу, что она его никуда не отпустила.

            Брови Клары поднялись, и она тихонько хихикнула, не задавая наивных вопросов, а чем же они там заниматься будут. Кажется, Кира решила в этот раз добиться таки своего.

- Ты ж не хочешь обломать ей романтическую ночь? – улыбка Ника стала шире, а в голосе проскользнули ехидные нотки.

- Значит, мы к тебе? – снова уточнила Клара, и он отметил, что на сей раз неуверенности в голосе собеседницы поубавилось.

- Да.

            В машине воцарилось молчание, уютное и не напрягающее. У Клары мелькнула шальная мысль, что Кира как в воду глядела, заставив её надеть красивое бельё, и щёки обжёг румянец. «Интересно, сначала предложит лечь отдельно?..» от этой мысли Клара едва сдержала нервный смешок, заставив руки расслабленно лежать на бёдрах, а не теребить нервно подол платья.

- У меня две комнаты, - через какое-то время сказал Ник, свернув с Садовой на Вознесенский.

            Клару бросило в жар, ей показалось, он читает её мысли.

- Здорово, - произнесла она, только бы что-нибудь ответить.

            Гостья из прошлого знать не знала, что все эмоции Ник легко угадывал по личику Клары, сдерживая довольный смех. Между тем, машина свернула с Вознесенского на набережную Грибоедова, и проехав ещё немного, нырнула в уютный дворик одного из домов, с маленьким сквером посередине.

- Выходи, - заглушив мотор, Ник вышел, обошёл автомобиль, и распахнул дверь со стороны Клары.

            Ей понравилось место, где жил Никита. Тихо, уютно, и нет ощущения колодца, как в большинстве старых Питерских домов. Они зашли в подъезд, поднялись на третий этаж, и Клара оказалась в квартире партнёра. Длинный коридор, в конце арка вела в кухню, напротив – две двери в туалет и ванную, в гостиную вели широкие раздвигающиеся двери из матового стекла, и ещё одна – видимо, в спальню. Последняя была закрыта. Сняв туфли, Клара последовала за хозяином на кухню, достаточно просторную, с круглым столом у окна. Ник достал из холодильника бутылку вина.

- Иди пока в гостиную, - он бросил на неё быстрый взгляд. – Спать ещё не хочешь?

            Клара помотала головой. Несмотря на три часа ночи, меньше всего ей хотелось сейчас именно спать. Тело охватила нервная дрожь, и девушка поспешно покинула кухню, направившись в гостиную. Большая комната с двумя окнами, на одной стене плазма, напротив низкий диван песочного цвета, в углу – стол с ноутбуком, несколько картин на стенах, и вдоль той, что отделяла коридор, стеллажи с книгами. С одной стороны, ничего лишнего, но с другой, вполне уютно и приятно. Прикусив губу, Клара прислушалась к возне на кухне, и чуть поколебавшись, осторожно подошла к двери в спальню и приоткрыла её. Мягкий, рассеянный свет от двух матовых светильников позволял разглядеть широкую кровать с покрывалом насыщенного, тёмно-шоколадного цвета, задёрнутое шторами более светлого оттенка окно, ковёр на полу в тон покрывалу, и тумбочку. Клара зашла, очарованная атмосферой этой комнаты, и увидела, что около двери ещё есть шкаф-купе. Верхнего света вообще не было, вместо этого высокий потолок был оформлен плавным, волнистым выступом, вдоль которого виднелись маленькие светильники, сейчас выключенные. Остановившись у кровати, Клара медленно провела рукой по покрывалу, и неожиданно от двери раздался негромкий голос:

- Нравится здесь?

            Вздрогнув, она обернулась. Ник стоял, прислонившись плечом к косяку и засунув руки в карманы, и пристально смотрел на гостью. Дыхание перехватило от его взгляда, и мимолётный страх испарился, как лужи после первого весеннего дождика. Но волнение осталось, и неуверенность в своих дальнейших действиях тоже. Сомневаясь, что голос не будет дрожать, Клара просто кивнула.

- Хочешь, ложись здесь, - просто предложил Ник, не делая ни одного движения к ней.

            «Никогда не показывай мужчине своего интереса, Кларисс, это неприлично». Строгий голос матери, после того, как она позволила себе на одном из приёмов в Лондоне улыбнуться молодому человеку. Мать осталась на триста лет назад в прошлом, и в данный момент Кларе очень не хотелось выглядеть глупо и наивно в глазах Ника. Склонив голову, она задумчиво намотала на палец светлый локон, продолжая смотреть на Руновского, и сделала маленький шаг вперёд.

- Хочу, - ответила Клара, и чуть улыбнулась, сердце в груди заколотилось, как сумасшедшее, а от собственной смелости слегка кружилась голова. – А ты останешься со мной? – выдохнула Кларисс. Ещё один шаг - и она почти вплотную стоит к хозяину квартиры.

            Ей казалось, мгновение тянется вечность, пока Ник молчал, только зелёные глаза постепенно темнели, и в них появилось новое выражение.

- А ты уверена, малышка? – протянул, наконец, он низким голосом, и его ладонь скользнула по щеке Клары, потом дальше, на затылок.

            «Нет», - честно ответила скромность, но Кларисс отмахнулась от этой досадной частички прошлого.

- Да… - совсем тихо отозвалась она.

            Чуть прихватив шелковистую массу серебристых волос, Ник мягко, но настойчиво отклонил голову Клары назад, наклонившись к её лицу близко-близко.

- Смелая какая, - прошептал он с улыбкой, и, не дожидаясь ответа, прижался к послушно приоткрывшимся губам, с трудом сдержав порыв схватить Клару в охапку и отнести на кровать.

            Тонкие руки обвили его шею, и девушка с готовностью прильнула к Нику, позволив обнять себя. Поцелуй из нежного очень быстро превратился в жадный, нетерпеливый, Клара плавилась, чувствуя, как в крови вспыхивает настоящий пожар, от которого становится невыносимо жарко. Одежда стала мешать, и она даже не заметила, как платье оказалось на полу, а на Нике остались только джинсы. Просто в какой-то момент её пальцы коснулись обнажённой кожи и гладких мышц спины партнёра, и Клара поняла, что между их телами больше нет преграды из ткани. Ну, почти нет. Джинсы не помешали ей почувствовать то, о чём рассказывала Кира не так давно, но смутиться или испугаться она не успела.          Подхватив Клару на руки, Ник направился к кровати.

            Сердце испуганной птичкой подскочило сначала в горло, а потом ухнуло куда-то в район пяток. Гремучая смесь волнения, предвкушения, и совсем немножко неуверенности пьянила ничуть не хуже крепкого вина, кожу покалывало, и Клара порадовалась, что Ник в какой-то момент успел выключить свет. Её скромность всё-таки не была готова к тому, чтобы предстать перед мужчиной обнажённой. Мужчиной, с которым её не связывали брачные узы. Тихонько ойкнув, Клара вцепилась в Ника, ощутимо сжав его шею, и зажмурилась. Он так же тихо рассмеялся, правильно поняв причину подобного поведения гостьи, и скользнул губами по виску Клары.

- Расслабься, маленькая, - шепнул Ник. – Ничего плохого не происходит…

            Уткнувшись носом в его шею, она глухо отозвалась:

- Я знаю…

            Когда её спина коснулась прохладного покрывала, Клара на мгновение замерла, пытаясь в темноте разглядеть выражение лица Никиты. Его пальцы ласково провели по лицу Кларисс, потом спустились на шею, и он медленно спустил лямку бюстгальтера.

- Не бойся, Ларочка, - его голос обволакивал, успокаивал, и одновременно заставлял вибрировать натянутые нервы. – Будет совсем немножко больно… Чуть-чуть…

            Клара порадовалась, что в комнате темно, и яркий румянец, заливший щёки, нельзя разглядеть. Он всё-таки знает. «Ну и пусть, - подумала она, прикрыв глаза и наслаждаясь прикосновениями, чувствуя, как под умелыми пальцами уходят остатки сомнений и вполне закономерного страха. – Значит, будет осторожным… наверное…» Мысли начали путаться, Клара опять почти пропустила момент, когда Ник избавил её от верхней части белья. Однако когда вместо пальцев кожи коснулись тёплые, нежные губы, она не сдержала изумлённого вздоха – новые, волнительные ощущения оказались такими сладкими, что следом за вздохом раздался Кларин негромкий стон. По телу волнами расходились мурашки, она уплывала куда-то, где оставалось только наслаждение, и хотелось большего – желание постепенно сосредоточилось в низу живота, тягучее, жаркое. Клара растворилась в нём, послушно изгибаясь навстречу ласкам Ника, и всё больше понимая Киру, бесившуюся от отказов Дена. Чуть приподнявшись, она позволила Никите снять последнюю деталь одежды, остававшейся на ней, невольно зажмурившись и прикусив губу – остатки стеснительности всё же дали о себе знать. Неожиданно Ник отстранился, и Клара к собственному удивлению издала разочарованный, смешанный с нетерпением возглас, и приподнялась на локтях.

- Шшш, хорошая моя, - тихий, довольный смех Руновского. – Я никуда не ухожу…

            Звук расстегнувшейся молнии снова заставил Клару испытать волнение: Ник снял джинсы. В голове вихрем пронеслись картинки и объяснения Киры, любопытство боролось с желанием, чтобы Никита продолжил процесс соблазнения, но буквально через пару секунд Клара снова окунулась в наслаждение, и думать забыв обо всём. И да, Кира стопроцентно права в том, что это лучше один раз испытать на себе, чем читать или смотреть в фильмах. Больно было совсем немного, но Клара не удержалась и вскрикнула, судорожно сжав простыню. Ник замер, боясь пошевелиться и напряжённо всматриваясь в её лицо. Потом медленно поцеловал, стараясь отвлечь, и одновременно начал двигаться, сначала осторожно, но Клара ответила на поцелуй, уже достаточно умело, и тонкие пальчики вцепились в его плечи, слегка царапая кожу, прижимая ближе. Боль уходила, уступая место удовольствию, постепенно скручивавшемуся в пружину где-то внутри, Клара шептала имя Ника, почти не осознавая собственных слов, выгибаясь ему навстречу, и чувствовала, что куда-то улетает. Реальность сузилась до них двоих, до ощущений, с каждой минутой становившихся всё сильнее, и наконец захлестнувших с головой. Словно со стороны Клара услышала собственный стон, а тело будто пронзили тысячи иголочек. Это было… чудесно.

            Ник осторожно перекатился на спину, устроив Клару поудобнее, а ей даже шевелиться было лень, сладкая усталость заполнила каждую клеточку.

- Спасибо, маленькая, - тихо произнёс Ник, коснувшись губами макушки Клары, и пригладив ладонью растрёпанные серебристые локоны.

            Она чуть слышно вздохнула и улыбнулась, ничего не ответив. Неважно, сколько продлятся их отношения и чем закончатся, эта ночь навсегда останется в её памяти.

- Пойдём в душ? – предложил вдруг Никита, и Клара, вздрогнув, подняла голову, уставившись на него немного напряжённым взглядом.

- Вдвоём? – с удивлением поинтересовалась она.

- Тебя это смущает, Кларочка? – словно дразня, Ник провёл ладонью вдоль её спины, отчего гостья ойкнула и непроизвольно выгнулась.

            Гм, собственно, после только что случившегося действительно, глупо проявлять смущение. Но… в ванной будет свет, а в спальне темно. Он увидит её… без одежды. «О да, конечно, самое страшное, - насмешливо отозвался внутренний голос с интонациями, подозрительно похожими на Кирины. – Учитывая, чем вы тут занимались недавно, самое время стесняться его взгляда».

- Пойдём, - он выпрямился, потом встал с кровати и протянул ей ладонь.

            Едва ножки Клары коснулись ковра, она снова оказалась у Ника на руках.

- Где-нибудь болит? – поинтересовался он по пути в ванную, и Кларисс порадовалась, что в коридоре тоже не горит свет, ибо щёки моментально вспыхнули.

            Да, немножко саднило в определённых местах, но… Боже, она, наверное, никогда не привыкнет к тому, что в этом новом мире на такие темы свободно разговаривают, и не только женщины с женщинами.

- Нет, - шёпотом ответила Клара, обняв его за шею.

            Ванная оказалась большой, с угловой ванной и тёплым полом, отделанная кафелем приятного тёмно-зелёного с разводами цвета. Освещение тоже было приглушённым – на потолке приделан большой матовый светильник, - создавая иллюзию грота где-нибудь на берегу моря. Поставив напряжённо замершую Клару на пол к себе спиной, Ник отодвинул занавеску и включил воду.

- Залезай, - и тихонько подтолкнул.

            Она залезла, по-прежнему не поворачиваясь, и робко надеясь, что Никита выйдет из помещения, но не тут-то было. Его ладони легли на талию Клары.

- Малыш, я хочу посмотреть на тебя, - негромко попросил он, и она расслышала в голосе настойчивость.

            Клара сглотнула внезапно пересохшим горлом.

- З-зачем? – неожиданно тонким голоском поинтересовалась гостья, обхватив себя руками.

- Пожалуйста, - мягко произнёс Ник, большими пальцами поглаживая бархатистую кожу.

            В конце концов, видит же он её… сзади, прямо сейчас. Клара собралась с духом, борясь со стеснением, и медленно повернулась, опустив взгляд. Ладони Ника скользнули чуть вниз, на бёдра, и он вдруг, подавшись вперёд, осторожно коснулся губами плоского живота Клары, чуть ниже пупка. Она ойкнула и нервно хихикнула, мурашки веером разбежались по коже.

- Красавица моя, - Ник улыбнулся и посмотрел в пунцовое, смущённое до крайности, личико. – И скромница ко всему.

- Это плохо? – пробормотала Клара, не зная, куда себя девать, и в то же время испытывая удовольствие от происходящего.

            Последнее удивило её настолько, что она даже позабыла про стеснение.

- Это очень мило, - Ник потянулся и снял душ, направив тёплые струи на Клару, - но весьма редко встречается среди девушек.

            Взгляд Клары, подстёгиваемый любопытством, неудержимо опускался вниз, скользя по широким плечам Никиты, груди, животу с кубиками пресса… Он спрятал улыбку, никак не комментируя действия этой чудесной барышни, по счастливой случайности свалившейся к нему в руки. Скромность, конечно, не порок, но иногда очень мешает. И он собирался достаточно скоро избавить Клару от этой черты, весьма приятными способами, которые, несомненно, понравятся им обоим. Тёмные, цвета шоколада, глаза остановились на интересующем предмете, и зрачки расширились, а краска снова залила щёки и шею Клары, с головой выдавая её мысли. Тут уж Ник не удержался от тихого смешка, наблюдая за ней. Она тут же вскинула голову, встретившись с весёлым взглядом зелёных глаз.

- Ничего смешного нет, - сердито отозвалась Клара, и нахмурилась.

- Извини, - Никита добавил на мочалку немного геля для душа и начал медленно, неторопливо намыливать её. – Но уж очень забавное личико у тебя было. И кстати, ничего плохого в твоём интересе нет.

            Всё-таки он сделал уступку скромности Клары, и обмотался полотенцем. Иначе цвет её кожи будет постоянно и равномерно красным. Закончив с помывкой, Ник закутал гостью во второе, большое махровое полотенце, и снова отнёс драгоценную ношу в спальню. Клару разморило от тёплого душа, и она клевала носом, а на кровати свернулась калачиком и сонно улыбнулась Нику.

- Мне тоже было очень хорошо… - зевнув, пробормотала она.

- Вот и отлично, - Руновский коснулся пальцем кончика носа Клары.

            Все серьёзные разговоры придётся отложить на утро, но в общем это его ничуть не огорчало. Клара пробудет у него лишние несколько часов, что не могло не радовать. Снова направившись в ванную и быстро сполоснувшись, Ник вернулся в спальню. Клара уже тихо посапывала, шелковистая масса волос разметалась по спине и частично подушке, вызвав у него улыбку. Надо бы заплести, но будить ради этого Лару он не собирался. Осторожно, чтобы не потревожить девушку, он устроился рядом и обнял её, притянув спиной к себе. Клара не проснулась. Удовлетворённо вздохнув, Ник закрыл глаза, стремительно уплывая в страну сновидений, и не переставая довольно улыбаться. Он чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.  


            Клару разбудил чудесный запах жареного хлеба. Неторопливо потянувшись и тихонько ойкнув – мышцы побаливали от непривычных нагрузок, - она села, придержав на груди одеяло. Потом, поколебавшись, встала, замотавшись в него, за неимением халата или чего-нибудь, его заменяющего, и направилась на кухню.

            Ник стоял у плиты, в одних трусах, на сковороде жарились гренки, а уже готовые лежали на большой тарелке, рядом. Клара улыбнулась, едва сдержав хихиканье, очень уж забавная картина предстала её глазам. Он обернулся, и тоже улыбнулся, в зелёных глазах зажглись тёплые искорки.

- Ну вот, а я надеялся принести тебе завтрак в постель, - Ник с притворным сожалением вздохнул и оглядел её с головы до ног преувеличенно заинтересованным взглядом. – Оригинальное применение одеялу, однако.

            Клара смутилась, опустив глаза.

- Не лазать же по твоему шкафу, - пробормотала она, вдруг очень остро ощутив, что под импровизированным одеянием совершенно голая.

- Ладно, позавтракаем, выдам чего-нибудь, - Ник кивнул на стул. – Садись тогда, чудо моё. Чай, кофе?

            С ногами забравшись на табурет, она ответила:

- Чай. А зелёный есть?

- Есть, конечно.

            Клара поймала себя на том, что всё происходящее очень естественно, никакого стеснения или смущения она совершенно не ощущала. Словно так и должно быть, словно Кларисс жила тут… Она тряхнула головой, избавившись от странных мыслей. Ник тем временем поставил перед ней чашку с зелёным чаем, и подвинул тарелку с гренками и расплавленным сыром. Попробовав, Клара зажмурилась от удовольствия, и быстренько слопала аж две штуки.

- Вкуснятина какая!.. – проговорила она, прожевав.

- Благодарствую, - Ник театрально поклонился, потом подошёл к ней и наклонился, опёршись одной рукой на стол а другой приподняв её личико за подбородок. – Я не сказал тебе «доброе утро», маленькая, - негромким, завораживающим голосом, от которого у Клары поджались пальцы на ногах, произнёс он и прижался к её губам, целуя мягко, нежно.

            Потом, отстранившись, вдруг взял на руки и сел на табурет, усадив Клару на колени.

- Как спалось? – поинтересовался он, обняв гостью за талию и положив подбородок ей на плечо.

- Хорошо, - Клара улыбнулась и отхлебнула чай.

            Ник помолчал, подождав, пока она допьёт, но не спешил отпускать.

- Ларчик, я поговорить хотел, - тихо произнёс Руновский, и его серьёзный голос заставил Клару напряжённо замереть. Он почувствовал, и добавил с улыбкой. – Ничего страшного говорить не собираюсь. Как бы ты отнеслась к предложению переехать ко мне?

- Ээ… в каком смысле? – растерялась Клара, подумав, что не совсем правильно поняла Никиту.

- В прямом. Пожить вместе, - просто пояснил он, легонько коснувшись губами нежного изгиба шеи.

- Оо… - она замолчала, вконец озадаченная. Поведение Ника ну никак не вязалось с предупреждениями Киры, то ли он изменился, то ли она ошибалась… - А можно, я подумаю? – почти шёпотом спросила Клара.

            Остаться одной, без поддержки Киры, было страшновато. Никита ведь ничего не знает о её прошлом… С другой стороны, очень хотелось ответить согласием на его предложение.

- Подумай, - Ник хмыкнул. – До вечера. Мы ведь там куда-то идём, отмечать Валькину будущую свадьбу?

- Д-да, кажется, - она совершенно забыла о предложении подруги Киры.

- Ага, только не думай, что домой после отправишься, - вкрадчиво произнёс Никита, продолжая приятное занятие.

            Клара вздохнула, чуть откинувшись назад, тело охватила дрожь от его действий.

- Меня даже спрашивать не будешь? – пробормотала она, прикрыв глаза.

- А ты хочешь Кире всю малину обломать? – притворно удивился Ник. – Малыш, я тебя уверяю, твоя подружка открыла сезон охоты на Стрельцова, это раз, и второе – тебе действительно хочется поехать к себе?

- Нет, - кротко отозвалась Клара, тихонько млея от ласк Руновского. Может, ну его, это прошлое?.. Было и было, Кира ведь не сможет быть ей вечной нянькой…

- Вот и славно, - мурлыкнул Ник, и встал, взяв Клару на руки. – Значит, договорились, вечером ты мне скажешь свой положительный ответ?

            Она негромко засмеялась, обняв его за шею и покачав головой.

- Ты такой самоуверенный, Ник!

- А то, - он довольно хмыкнул. – И знаешь, если будешь жить у меня, мне же спокойнее будет, что кое-кто слишком прыткий не будет портить тебе жизнь, - уже серьёзно добавил Никита.

            Он направился с драгоценной ношей в спальню, но не дошёл: из сумочки Клары раздался звонок мобильного. Она невольно вздрогнула, мелькнула мысль о том, что это как раз может быть Глеб. Кира и так знает, где она, и вряд ли будет названивать. Оказавшись на полу, Клара поспешно достала телефон и посмотрела, кто звонит. Номер не высветился. Нахмурившись, девушка поднесла трубку к уху.

- Слушаю, - прохладно ответила она.

- Милая моя, ну наконец-то, ты телефон вчера дома забыла? Я тебе весь день звонил, - услышав голос Глеба, Клара поджала губы.

- А я не хочу с тобой разговаривать, - ещё более холодным тоном произнесла она.

            Ник, прищурившись, вдруг выхватил телефон из рук тихонько ойкнувшей Клары и лениво протянул:

- Глеб, да? Какого хрена звонишь моей девушке? Она же сказала, что не хочет иметь с тобой никакого дела!

            От его голоса Клару пробрала холодная дрожь, и она поняла – Никита может быть очень опасным врагом.

- О, уже твоей девушке? – раздалось насмешливо в трубке. – А ты быстрый, как я погляжу.

- Умей проигрывать, Глеб, - тем же голосом произнёс Руновский. – Ещё раз увижу, что надоедаешь Кларе, набью морду. Без шуток.

            Не дожидаясь ответа с той стороны, он отключился. Замершая Кларисс, сжимавшая на груди одеяло, как только закончился разговор, с невнятным возгласом бросилась к нему, обняв и уткнувшись в грудь.

- Спасибо… - выдохнула Клара, и быстро, пока не передумала, проговорила. – Он заставил кофе с ним пить, когда ты на тренировку не смог прийти, и танцевал тогда со мной!..

- Больше приставать не будет, - успокоил её Ник, коснувшись светлой макушки губами, и нежно улыбнулся. – Теперь точно пока не переедешь ко мне, не отстану. От этого… нехорошего человека всего можно ожидать, скользкий он какой-то, да и Галька не просто так с ним спуталась.

            Клара глубоко вздохнула, отстранилась, не обратив внимания, что одеяло упало, оставив её совсем без одежды, и пристально посмотрела в любимые зелёные глаза.

- Ник… - она запнулась, потом продолжила, решившись. – Ты кое-чего обо мне не знаешь.

            Он вопросительно изогнул бровь, стараясь не отвлекаться на такую соблазнительную наготу Клары.

- Только обещай, что не будешь смеяться, если поверить сразу не сможешь, - Кларисс снова замолчала.

- Ну всё, я заинтригован, дальше некуда, - Ник нагнулся, поднял одеяло и закутал в него Клару. – Может, тогда в гостиную переместимся? Пол холодный.

            Она кивнула, позволив отнести себя на диван. Устроившись на коленях Никиты, Кларисс, тщательно подбирая слова, начала нелёгкую исповедь:

- Я действительно родилась в Англии, под Лондоном, но… три века назад.


            Медленно опустив руку с телефоном, Глеб позволил себе ленивую ухмылочку.

- Проигрывать, говоришь? – вполголоса протянул он. – Да нет, Руновский, я лучше подожду… Я терпеливый.

            Некоторое время Глеб сидел молча, и в его голове постепенно начал складываться план.


            Ден ушёл, а я сидела на подоконнике, и задумчиво курила, чувствуя, как приятно ломит тело от ночных и утренних постельных упражнений. Как и подозревала, секс со Стрельцовым оказался потрясающим, он реально как под меня сделан, по всем параметрам, особенно по самому главному. Хотелось ещё… Вечером предстоял поход в клуб, Валька должна позвонить и сказать, когда и во сколько встречаемся, Кларки ещё не было – блин, вот же ж, жеребец, затрахает мне бедную девочку до обморока! – и я пока отдыхала. Немного напряг краткий разговор с Денисом, перед тем, как он свалил, точнее даже его многообещающее заявление насчёт того, где я буду ночевать после клуба. О сне было бы смешно думать, потому что после такой жаркой ночки кто ж мне даст спокойно мочить харей подушку… Стрельцов нагло «обрадовал», что могу и не мечтать вернуться сегодня к себе. На что кратко послала лесом и сообщила, что сексом можно заниматься не только дома в постели. Ухмыльнувшись и нахально подмигнув, он ушёл, хлопнув перед моим носом дверью. Ага, щаззз, порог его хаты переступлю только под страхом смерти. Потянувшись, только собралась спрыгнуть с подоконника, как в замке заскрежетал ключ, и через несколько минут в комнату вплыла – по-другому и не выразиться, - Кларка с мечтательным выражением лица и блестевшими глазами. Не удержалась, и преувеличенно внимательно уставилась на её шею, вроде как засосы искала.

- Что-то не так? – моя подопечная вынырнула из астрала и с лёгкой тревогой посмотрела на меня.

- Ищу следы бурной ночи, - невозмутимо ответствовала, едва сдерживая смех.

            Естественно, Клара мило покраснела, стушевавшись.

- Ой, ладно, - я таки заржала, - не спорю, алеющие щёчки тебе очень идут, но избавляйся от этой привычки, краснеть по поводу и без повода. Как ночь-то? – я достала новую сигарету из пачки.

- Хорошо, - почти шёпотом ответила Клара, ещё больше смутившись. И без перехода, добавила. – Мне Ник предложил к нему переехать.

            О, как. Охренеть, если не сказать больше. Удивил Руновский, честно.

- И что ты сама думаешь по этому поводу? – я внимательно посмотрела на Клару.

            Она прикусила губу. Так, всё ясно. Хмыкнула, выпустив дым.

- Можешь не говорить. Согласна, да?

            Клара вздохнула.

- Я рассказала Нику про себя, - большие глаза цвета шоколада рассеянно блуждали по гостиной. – И… он не стал смеяться.

- Что, неужели поверил? – я недоверчиво прищурилась. Да скорее льды Антарктиды растают, чем Руновский в подобные истории поверит. Он фантастикой не увлекается.

- Ну, сказал, что всё возможно, - Клара улыбнулась. – И ещё, сказал, что можно в Англию съездить. Только мне загранпаспорт нужен. Это что такое, Кир?

- Потом расскажу, - я отмахнулась. – Ладно, хоть не воспринял, как шутку, и то хорошо. Так что там с переездом?

- Я сказала, что подумаю до вечера, - моя подопечная откинулась на спинку дивана и потянулась, медленно, томно… да, девочка потихоньку превращается в женщину.

- Сердцеедка, - не удержалась от ехидной реплики. – Ладно, начинай вещи собирать, я уже поняла, что сегодня тоже не будешь дома ночевать.

- Кир, - тихо позвала Клара, и выпрямилась. – Ты точно не обидишься, если я к Нику перееду?

- Эй, детка, а с каких щей я должна обижаться-то? – пожала плечами. – Я не твоя маман, и вообще, взрослеть-то надо когда-нибудь. Ты не обязана всю жизнь провести в моей квартире. И интернет и телефон никто не отменял, как и хождение в гости тоже, - я улыбнулась. – Не кисни, Ларчик, всё пучком. Я, конечно, привыкла к тебе, но не настолько, чтобы биться головой об стенку, если надумаешь переехать.

            Личико блондинки прояснилось и озарилось облегчённой улыбкой.

- Правда? Ой, здорово! А как у тебя с Деном?

- Ммм, просто офигительно!.. – теперь пришла моя очередь мечтательно закатывать глаза, освежая в памяти восхитительные картинки. – Осталось только повторить, и, судя по всему, это будет не у меня дома. Но и не у него, он же упрямый осёл, и всё лелеет надежду захапать моё тельце в свои загребущие лапы.

            Улыбка Клары стала задумчивой.

- Кир, а что плохого в том, что ты к Дену переедешь? Ну или он к тебе?

- Замужем побывала, ничего интересного для меня там нет, - пожала плечами. – Свободной тоже неплохо живётся, Ларчик. Ден собственник, а мне такие не нравятся.

- Но он же не собирается ограничивать твою свободу? – Клара вопросительно посмотрела на меня.

            Пришлось нехотя кивнуть.

- Он просто хочет, чтобы я жила у него. Но мне и здесь неплохо существуется! – фыркнула и затушила окурок. – Так, ладно, хватит о делах сердечных и мужиках, ещё успеем посплетничать. Пойдём твой гардероб потрошить на предмет вечернего туалета на танцульки.

            Вот и повод увидеть наконец на Кларке тот самый костюмчик, из коротенькой юбки, корсажика и блузки! Не отмажется теперь. Мне тоже, может, приятно посмотреть, как Никитос слюной изойдёт, всё-таки гордость за девочку есть! На удивление, Лара брыкалась недолго и скорее для проформы. Она всё больше становится похожа на обычную восемнадцатилетнюю девчонку, что не может не радовать. Кстати, Клара что-то там, помнится, говорила про день рождения? Надо бы уточнить, он у неё вроде как осенью.

            Валька отзвонилась после обеда, договорились встретиться на Петроградке, она сказала, что знает поблизости замечательное местечко. Ну да, Валёк у нас знатная тусовщица. Остаток времени до выхода мы немножко позанимались переводами, и договорились заодно, что я буду Ларику высылать по почте, или если хочет, пусть приходит ко мне днём, всё равно Ник на работе. Ну и, завтра, как проспится и вернётся, соберёт потихоньку вещи, благо их не так уж много. А потом Ник заберёт своё счастье. Не удержалась и хмыкнула: кто бы мог подумать, а, господин Руновский втюрился по уши, и в кого, в восемнадцатилетнюю вчерашнюю девственницу. Ладно уж, в жизни чудеса случаются, и одно из них как раз сидит на диване за ноутом, поджав одну ногу под себя.

            К часу икс мы были готовы. Я выбрала джинсовый сарафанчик без рукавов, короткий и по фигуре, и босоножки на каблуке. Причёску Кларке сделала высокий хвост, категорически запретив заплетать такое богатство как её волосы. Конечно, за пять минут до выхода со двора раздалось синхронное гудение – кареты поданы, пора спускаться. Моя подопечная выглядела сногсшибательно, только смущённая улыбка и попытки пониже одёрнуть юбку немного портили общее впечатление.

- Так, подбородок вверх, грудь вперёд, - проворчала я, подтолкнув её к выходу. – И смущаться уже прекрати, поздняк метаться.

            Хихикнув, Клара кивнула, и послушно развернула плечи, хотя осанка у неё и так была – любой бальник обзавидуется. Во дворе, заняв почти всё свободное небольшое пространство, ждали две машины, Дена и Ника. Ну отлично, опять алкоголь будем принимать исключительно в женской компании… Намеренно медленной походкой я приблизилась к тачке Стрельцова и наклонилась к открытому окну, соблазнительно изогнувшись. Я прекрасно знала, что в боковом зеркале все изгибы моей фигуры отражаются в хорошем ракурсе.

- Мужчина, вы не меня ждёте? – проворковала низким голосом, чуть склонив голову на бок, и усмехнувшись.

            Лицо Дена находилось очень близко, и жутко хотелось прижаться к его губам, но… ещё предстояло ухитриться выбить из него согласие поехать ко мне после клуба, а не к нему. Да-да, а что, мне мало прошедшей ночи! Стрельцов усмехнулся, окинув меня ленивым, но одобрительным взглядом.

- Снова пытаешься соблазнить меня? – он изогнул бровь. – Садись, давай, Ник уже поехал.

- А что, не получится, думаешь? – я не торопилась выпрямляться. Может, всё-таки поцелует, а?

- Только у меня в гостях, - невозмутимо отозвался этот твердолобый мужлан. – Тигрёнок, садись.

- Фи, - недовольно поморщилась и всё-таки села, обойдя машину. – Ты, Стрельцов, ни разу не джентльмен. Не умеешь уважать желания дамы.

- Ну почему же, очень даже умею, - его ухмылочка одновременно бесила и возбуждала. Как такое возможно, интересно, а?

            В следующий момент я была прижата к спинке сиденья, а доступ воздуха перекрыт кратким, но страстным и многообещающим поцелуем.

- Мы обсудим место твоей ночёвки позже, - выдохнул Ден, отпустив меня.

            Я постаралась выровнять дыхание и успокоить встрепенувшееся, как боевой конь при звуках трубы, либидо. Не, точно, мужчина-виагра. Позже, так позже. Говорю же, сексом можно заниматься не только дома. Эх, вспомнить, что ли, бурную молодость, и романтические зажимания по подворотням Петроградки?.. А что, такого Денис стопроцентно от меня не ожидает. Хммм, мысль стоит того, чтобы её подумать. Ладно, сначала повеселимся, а в процессе обдумаем.

            …Название клубешника, куда притащила Валька, я не запомнила, поскольку ни разу не тусовщица, выбираюсь только иногда в «Файербол» в Купчино. Но местечко оказалось уютным, народу не слишком много, и музычка там была не уродская попса, от которой ухи в трубочки сворачиваются, и не монотонное техно-дэнс, кое-где обзываемое модным словосочетанием «танцевальные миксы». Не знаю, кто под них танцует и как, не я точно. Однообразные мелодии какие-то, только коверкают песни хорошие. В общем, наша компания расположилась на полукруглом диванчике вокруг столика, тут же подскочила официантка, и вскоре веселье пошло полным ходом. Я осталась верна пиву, Клара потягивала коктейль, Валька – мартини с соком. Мужчины обошлись, естественно, без алкоголя.

            Было забавно наблюдать за моей подопечной, она ведь первый раз оказалась в подобной обстановке. Вцепившись в руку Ника, она старалась не слишком сильно крутить головой, но большие, почти квадратные глаза выдавали Клару с головой. Задумчивый взгляд Руновского на свою зазнобу тоже говорил о многом: видимо, не давала покоя история, рассказанная блондинкой. Улучив момент, когда Клара пошла попудрить носик, Ник таки утащил меня на улицу, где тишина чуть не оглушила после шумного помещения.

- Кир, про Клару это правда? – в лоб спросил он, даже не проявив демонстративного неодобрения, когда я закурила.

- Про то, что она из другого времени? Правда, - спокойно подтвердила я, усмехнувшись.

            Никитос нервно взъерошил волосы, его озадаченная физия меня порядком развеселила.

- Блин, ну ни фига ж себе, - протянул он.

- Что, испугался? – поддела я ехидно.

- Да не, чего пугаться-то, - Руновский пожал плечами. – Просто… просто слишком уж невероятная история, киношная какая-то.

- Да уж, киношная, - хмыкнула, выпустив дым. – Знаешь, когда я почти споткнулась об её беспамятную тушку в подъезде, мне это не показалось киношным. Теперь понятно, почему я переживала за неё? – внимательно посмотрела на Ника. – Она не такая, как все.

- О да, - он неожиданно мечтательно улыбнулся, и в глазах появилось отсутствующее выражение. – Это точно…

- Всё с тобой ясно, - я затушила окурок, окончательно смирившись с тем, что Руновский всё-таки влюбился в Кларку. – Ладно, пойдём, а то ещё начнёт думать, что пытаюсь тебя увести.

            Мы вернулись. Ларчик уже слегка расслабилась, и не так затравленно озиралась по сторонам, но всё же при виде Ника облегчённо улыбнулась. Он тут же потащил её танцевать, и я наконец поимела возможность посмотреть, чему моя подопечная научилась. Пусть не конкурс, до него ещё далеко, но вот двигалась Кларка всё же отлично, лёгкая скованность пропала, едва Никитос оказался рядом.

- Классно смотрятся, да? – Ден жестом собственника обнял меня за плечи и придвинул ближе к себе.

- Ага, - легко согласилась я, не препятствуя действиям Стрельцова. Всё равно ведь бесполезно, а портить себе настроение не хотелось.

            Между парочкой разве что искры не проскакивали, на личике Кларисс поселилось довольное, и одновременно томное выражение, плавные, изящные движения заставляли половину мужских особей на танцполе пускать слюни на мою подопечную. А ей было фиолетово, она смотрела только на Ника. Как и он на неё. Ладно, ладно, не буду больше глазеть, как гордая мамаша на чадо. Теперь у Кларки есть, кому дальше заботиться и направлять, раз Никитос тоже знает её маленькую тайну.

- Не хочешь тряхнуть стариной? – неожиданно предложил Ден, ласково взлохматив мои волосы.

- Потрясти попой? – я сделала глоток пива. В принципе, почему бы и нет. Если только недолго, иначе утром встать не смогу, нога разболится. Старая травма, из-за которой и пришлось бросить бальные. – Ну пошли, надеюсь, я ещё не забыла, как это делается.

- Я напомню, - наклонившись к моему уху, прошептал Денис, и прозвучало так двусмысленно, что я моментально завелась. О, ч-чёрт, уже один его голос возбуждает, вот напасть, а…

            Захотелось пошалить. Медленно провела язычком по верхней губе, не отрывая взгляда от глубоких серых глаз, и положила ладонь на грудь Стрельцову.

- Лишняя возможность безнаказанно пораспускать руки, да? – выдохнула с такими интимными интонациями, что на месте Дена завалила бы меня прямо тут, на диване.

            Не дав ему возможности осуществить всё то, что я успела заметить в глубине его взгляда, поднялась с дивана одним гибким, грациозным движением, и направилась к танцующим, гордая собой до опупения. Ну а чего, не всё ж ему меня дразнить, правда?

            Первыми наше общество покинули Ник и Кларисс – ну да, она ж предыдущую ночь тоже мало спала, а учитывая огонёк в глазах Руновского, и сейчас Кларке не светит сон как минимум пару часов. Договорившись созвониться завтра, я отпустила подопечную с лёгкой душой: судя по застенчивой, и одновременно предвкушающей улыбке, мелкой происходящее нравилось чем дальше, тем больше. Вот и ладушки, не сомневаюсь, Ник быстро отучит её от проявлений ненужной скромности. Мы с Валькой и Толиком собрались одновременно, чуть позже сладкой парочки. Я мысленно усмехнулась, выйдя из клуба.

- Ну, до выходных? – прощебетала Валёк и чмокнула меня в щёку. – Ден, пока-пока!

            Толик пожал Стрельцову руку, и они с будущей супругой удалились. Мы остались вдвоём. Я развернулась и неторопливо направилась в сторону машины Дена, уже предвкушая его реакцию на свои действия. Клуб находился недалеко от Австрийской площади, в переплетении улочек Петроградки, которую я знала как свои пять пальцев. Ден догнал меня и молча пошёл рядом, однако к моему мимолётному удивлению тишина не действовала на нервы, желания срочно найти тему для разговора не появлялось. Ага, а вот и тёмно-синий «Ниссан» Стрельцова. Мяукнула сигнализация, но… я не остановилась, а неторопливо направилась дальше, плавной походкой и покачивая бёдрами.

- Киииир, - протянул Ден сзади.

            Я развернулась, продолжая идти, спиной вперёд.

- Даааа? – мурлыкнула, смерив его насмешливым взглядом.

- Ты куда собралась? – он чуть прищурился.

- Прогуляться, а что? – похлопала ресницами, остановившись. – Такой чудный вечер, и живу не так далеко отсюда. Ты что-то имеешь против?

- Тигра моя, опять начинаешь? – он всё-таки пошёл за мной! Йез!! Ну всё, Стрельцов, теперь ты мой!

- Что начинаю? – снова тихонько шагаю спиной вперёд, одновременно стараясь держать в поле зрения Дениса и коситься через плечо, чтобы не впилиться в мусорный бак какой-нибудь.

- Играть со мной, - вполголоса ответил Ден, чуть ускорив шаг.

- Ой, да нафиг мне это сдалось! – разыграла искреннее недоумение, и чуть развернулась, высматривая подходящую подворотню. – Что, уже и погулять нельзя, да? – немного обиженных ноток, чтобы совсем поверил.

- Ой, Кирочка, - Ден усмехнулся, и сердце подскочило в горле, да так и застряло там, создав проблемы с дыханием. – Чует моя задница, что-то ты задумала…

            Задница, значит? А не другое место, мм? Рассмеялась, низким, хрипловатым смехом. Вздрогнул, на лице мелькнуло хищное выражение. Ну, давай, охотник, соображай резче, чего я от тебя хочу, и где! О, а вот и чудненький внутренний дворик, если не ошибаюсь, там, за первой аркой, ещё и вторая, и там есть пара совершенно тёмных закуточков… Обожаю старый Питер, и особенно Петроградку с Васькой! Сколько тут замечательных дворов, эх, давненько не гуляла по ним. Надо срочно навёрстывать упущенное, если Ден будет и дальше артачиться, отказываясь приходить ко мне в гости, значит, будем осваивать новые старые территории. На мгновение остановилась, и поманила его пальцем, потом развернулась и, ускорив шаг, направилась под арку. Слава яйцам, пока ещё не везде решёток наставили с домофонами, и можно беспрепятственно шляться по этим обалденным местам.

- Кира!

            И зачем так громко? Незачем раньше времени оповещать жителей, что их покой скоро нарушат. До второго, маленького и тёмного двора, куда выходили окна исключительно кухонь коммуналок, я дойти успела.

- Ну и что всё это значит, а? – ухватив меня за локоть, Ден развернул к себе и вдобавок прижал к стене.

            Да не убегу, не убегу, сердитый ты мой. Чуть изогнулась, и закинула руки ему на шею, прислонившись затылком к прохладным кирпичам.

- А как ты думаешь, Стрельцов? – господи, в его глазах утонуть можно, что я с успехом и делала уже на протяжении нескольких минут…

            Он сглотнул, и низом живота я отчётливо почувствовала, как его тело с готовностью откликнулось. Всё, не отвертишься.

- Тигрёнок, ты авантюристка, - Денис почти касался моих губ, словно дразня, но я изо всех сил сдерживалась, чтобы не поцеловать его первой – фигушки! Вот пусть ощутит себя на моём месте! Дразниться тоже умею.

- А ты только сейчас понял? – снова рассмеялась, и провела пальцем по его щеке. – Ну же, Стрельцов, мы оба прекрасно знаем, что я не поеду к тебе, а ты – ко мне… Почему бы не пойти на компромисс?.. – палец пропутешествовал по шее, и спустился к ямочке, а потом мои ладони скользнули по груди Дениса, спине, и я нахально вытащила рубашку из-за пояса джинсов. – Ты же меня хочешь, Ден, мм?

            Слегка царапнула обнажённую кожу, отчего он вздрогнул и прижал меня к стене сильнее. О да, ага… я нахально потёрлась об него, и услышала глухой стон. В следующий момент губы обжёг сумасшедший поцелуй, от которого моментально вспыхнуло всё тело, и остатки мыслей испарились, оставив чистые инстинкты. Ухитрившись не отрываться от него, я лихорадочно расстёгивала ремень Дена, а его руки нетерпеливо подняли сарафан аж до пояса. Краем сознания отметила тихий треск – упс, похоже, господин Стрельцов в порыве страсти порвал мои трусики… Стрясу две штуки новых, запарил бельё переводить! Мимолётная вспышка раздражения исчезла в волне удовольствия, нахлынувшей, едва Ден добрался до самого чувствительного местечка. Прикусив губу, теперь уже я глухо застонала, зажмурившись.

- Моя упрямая Тигра…

            Разбираться, его я или не его, не хотелось. Хотелось наконец ощутить его в себе, снова испытать эти восхитительные эмоции… Мой немой призыв был услышан почти сразу – Ден приподнял меня, и я обхватила его ногами, снова поцеловав. Дальше всё утонуло в остром наслаждении, удивляюсь, как на нашу неугомонную парочку не скинули цветочные горшки местные жители, хотя я и старалась не слишком громко выражать, как же мне хорошо. Получалось плохо… И как-то стало совершенно фиолетово, почему от этого мужчины у меня тормоза отказывают напрочь.

            До машины Ден нёс меня на руках, потому что ноги отказывались держать. Собственно, ничего не имела против, после подобного страстного, хотя и быстрого, секса, тело охватила приятная расслабленность и резко накатила сонливость.

- Ну что, поехали домой? – Стрельцов осторожно поставил меня около авто, придерживая за талию, и заглянул в глаза.

- Поехали, - я послушно кивнула, смачно зевнув. – Только адреса не перепутай и ко мне отвези.

- Киииираааа, - объятия стали крепче. – Мы едем ко мне.

- Задрал, - честно призналась, спорить было ужасно лень. – Ден, ну не хочу я к тебе… пойми… - прислонилась лбом к его подбородку, устало вздохнув. – Ты ведь не отпустишь меня потом…

            К моему удивлению, он молчал. А где же самодовольное «Ага»?

- Кир, давай попробуем, а? – раздался тихий голос Стрельцова, непривычно серьёзный. – Пожалуйста. Хочешь, можешь не насовсем пока переехать, просто оставаться у меня, сколько захочешь. И приходить, когда захочешь. Я ключи тебе дам…

            Я откинула голову и с изумлением уставилась на него.

- Ден, ты ли это? Вот тебе точно принципиально важно, на чьей территории мы встречаемся, а? С таким же успехом можешь приходить ко мне в гости.

            Он вдруг прищурился и усмехнулся.

- А ключами обеспечишь?

            Мм, кто-нибудь может мне сказать, с какого перепугу я вот стою тут, и договариваюсь с Денисом… о совместном проживании?! Кошмар какой…

- Да, - мой язык, похоже, решил пожить своей жизнью и не принимать во внимание желания хозяйки.

- Тогда согласен, - быстро ответил Ден, и ухмылка стала шире. – Но сегодня ночуешь у меня, Тигрёнок.

            Вздохнула, обречённо прикрыв глаза. По-моему, меня переупрямили… Я ж говорила, Стрельцов всегда добивается своего, так или иначе. Ладно, никто пока не заставляет никуда перевозить мои вещи, вот и ладушки. А ходить в гости не так уж страшно, особенно если эти гости будут заканчиваться такими восхитительными ночами… и утрами тоже. И даже иногда днями, выходными. Мм, кажется, я размечталась, не?


            Клара была тихо счастлива целую неделю. Всего одну неделю, каких-то семь дней… На тренировках Глеб вёл себя на удивление спокойно, только иногда она ловила на себе его задумчивый, пристальный взгляд. Галя тоже не пыталась подстраивать гадости, и Клара расслабилась. Танцы давались с каждым занятием всё легче, даже самба, считающаяся самым трудным из латины. Венский вальс, квик-степ, медленный фокстрот… завораживающие мелодии, звавшие за собой, и Ник рядом – Кларисс была на седьмом небе. Стандартная программа вообще напоминала частично то, чему её учили дома, а живые, зажигательные мелодии латины не оставляли места смущению. Да и о каком смущении говорить, стоило Кларе вспомнить жаркие, наполненные нежностью и страстью ночи, как в голове образовывалась звенящая пустота, и хотелось, чтобы Ник снова прикасался к ней… Днём она ходила к Кире в гости, если та не была у Дена, и они занимались переводами, совершенствовали Кларины познания в русском, в общем, проверяли её знания. Всё складывалось слишком хорошо, чтобы длиться долго.

            В пятницу, после традиционных посиделок у Киры, где договорились в субботу пойти искать платье Вале, они с Ником поехали домой, как обычно.

- Кстати, Клар, не хочешь загранку себе сделать? – спросил вдруг Никита, покосившись на спутницу.

- В смысле, паспорт? Зачем? – она с удивлением посмотрела на Руновского.

            Он чуть улыбнулся.

- Ну помимо того, что мне бы хотелось поехать с тобой куда-нибудь, мне тут отпуск скоро обещают, не желаешь в Лондон слетать? Посмотреть, какой он теперь стал?

            Кларисс помолчала, прикусив губу. Снова мелькнула мысль, а не попробовать ли найти потомков, ну и заодно проверить, осталось ли что-нибудь от их семейного особняка.

- Знаешь, хорошая мысль, - медленно ответила Клара. – Я пообщаюсь с Кирой на эту тему.

- А я пока посмотрю, какие варианты туров есть. Или хочешь так, дикими туристами?

- Ой, а можно? – шоколадные глаза восторженно заблестели. – Я там всё знаю, и сама тебе расскажу, зачем тур брать? – Кира рассказала как-то подопечной про турфирмы, и чем они занимаются. – И это, наверное, дешевле будет, да?

- Вот насчёт денег расслабься, - Ник улыбнулся шире. – Я в состоянии прокормить нас обоих, маленькая. Пока будешь на ноги становиться. И вообще, на работу тебя не гоню, заметь.

- Мне самой интересно, - Кларисс покачала головой. – Это так здорово, иметь возможность делать что-то самостоятельно, выбирать, руководствуясь только своими желаниями, - она вздохнула и тоже улыбнулась.

- Ну хорошо, раз тебе хочется, то вперёд, - его ладонь провела по щеке Клары. – Только чур, сначала со мной советоваться, идёт? Не хочу, чтобы ты вляпалась в какую-нибудь историю.

- Мы с Кирой решили, что я пока переводами заниматься буду, а на следующий год на филологический попробую поступить, - радостно сообщила Клара.

- Замечательно, - он заехал во двор дома и заглушил двигатель. – Пойдём. Только, по-моему, у нас дома холодильник пустой.

- Так давай я сбегаю в магазин! – ей почему-то ужасно нравилось делать покупки, и Ник с удовольствием предоставил Кларе в очередной раз насладиться процессом.

- Держи, - вручив кошелёк, он вышел из машины. – Только много не набирай, ладно? Завтра всё равно поедем закупаться.

- Ага, - звонко чмокнув Ника в щёку, Клара поспешила к магазину, находившемуся неподалеку, на Садовой.

            Руновский же направился домой, улыбаясь и предвкушая очередной восхитительный вечер, а потом и ночь с маленькой Кларисс. О том, что она не отсюда, он как-то почти и не вспоминал, за три с половиной месяца Клара почти обжилась в новом для неё мире, успешно привыкнув к окружающему. И что ещё его радовало, так это стремление светловолосого чуда учиться всему новому, что попадалось на глаза. В отношении секса, слава богу, её скромное воспитание, полученное в прошлой жизни, точнее, его полное отсутствие в данной области, совершенно не мешало. Стеснительность уступила место интересу, и Клара с удовольствием познавала науку страсти под чутким руководством Ника, оказавшись способной ученицей.

            Вынырнув из сладких воспоминаний, Никита зашёл в квартиру, и первым делом направился в душ. К Кире он приехал прямо с работы, а погода на улице стояла на удивление жаркая, дождик шёл редко и кратковременный, или вообще гроза. Смирнова устроила ему краткий допрос с пристрастием, как обычно, но Ник отделался общими фразами, отсылая к Кларе, уж наверняка девчонки сплетничали вволю, когда приходили в гости друг к другу. Хмыкнув, Руновский встал под прохладные струи, смывая усталость и грязь рабочего дня. Можно будет позже повторить с Ларочкой… Едва он вышел, обмотавшись полотенцем, в дверь раздался звонок. Его малышка ключи, что ли, забыла? Пожав плечами, Ник отправился в коридор. А может, в её хорошенькую головку опять пришла какая-нибудь шальная мысль, и она просто хочет удивить? Усмехнувшись, он открыл дверь, да так и замер, уставившись на неожиданную гостью.

 - Привет, - протянула Марина, окинув его плотоядным взглядом. – Оу, а я уже и забыла, какой ты сексуальный, котик. Можно зайти?

            Ник прищурился, сжав челюсти. Принесла же нелёгкая его бывшую…

- Нет. Зачем пришла? – довольно грубо поинтересовался он. Вот-вот должна вернуться Клара, и не дай бог увидит подобную сцену, может ведь всё не так понять.

            Марина притворно вздохнула.

- Ладно. Придётся, видимо, на улице торчать… Может, хотя бы водички попить вынесешь, а, Ники?

            Он окинул Марину настороженным взглядом, и нехотя кивнул.

- Жди здесь, - бросил отрывисто и направился в кухню.

            Руновский наполнил стакан и закрыл кран фильтра, как вдруг вокруг пояса обвились чьи-то руки, и около уха раздался Маринин голос с придыханием:

- Ну что ты такой колючий стал, а? Или у тебя кто-то новый появился, котик?

            Отставив стакан, Никита резко развернулся, с усилием расцепив объятия – Марина отнюдь не выглядела субтильной девочкой.

- Маринка, быстро вышла и дверь с той стороны закрыла! – зарычал он, тихо свирепея.

- Да лаааадно, - протянула она, резко подавшись вперёд. – Давай хотя бы поцелуемся, мм? Я всё-таки скучаю, Ники…

            Он не успел отвернуться, и ушлая Марина прижалась к его губам. Одновременно в коридоре послышался звук открываемой двери, и быстрый топот ножек.

- А вот и я!..

            Немая сцена. Марина отлипает наконец от него, и медленно поворачивается к застывшей на пороге кухни Кларисс.

- Ой, какая куколка, - мурлыкающий голос брюнетки, в котором слышится насмешка. – Ник, ты на малолеток перешёл, что ли?

            Большие, полные боли, ставшие почти чёрными, глаза Клары. Выпавший из рук пакет, и она, не говоря ни слова, выбегает из кухни. Оттолкнув Марину, Ник бросился следом:

- Клара, стой!

            Хлопнула дверь, Руновский громко выругался матом, не стесняясь в выражениях. В одном полотенце носиться по улицам как-то не хотелось. Он вернулся в кухню, смерил Марину бешеным взглядом.

- Ещё раз увижу поблизости от своего дома, не посмотрю, что женщина, - тихим, угрожающим тоном произнёс он. – А перед Кларой за малолетку ещё извиняться будешь. Вон пошла, быстро.

- Ой, Ники, я тебе романтический вечер испортила, да? – Марина хмыкнула, скрестив руки на груди и прислонившись к столу, в светло-голубых глазах мелькнуло удовлетворение.

            Никита кратко высказался, снова матом, и схватил её за руку, потащив в коридор.

- Месть это блюдо, которое едят холодным, Ники, - он услышал ехидный смешок. – Ни мне, никому, котик.

            Руновский резко развернул её к себе, и слегка встряхнул.

- Молись, чтобы я не начал мстить тебе, Мариночка, - ровно произнёс он, и толкнул неприятную гостью к двери. – С той стороны закроешь.

- Не догонишь свою подружку – звони, зайка, - послав ему воздушный поцелуй, Марина удалилась.

            Сдержавшись и не пнув дверь, Ник быстро переоделся, уже понимая, что Клару так быстро не найдёт. От мысли, что она могла заблудиться среди узких улочек, его прошиб холодный пот – она ж только с ним гулять ходила, и ещё не успела хорошо выучить этот район. Следующие полтора часа Ник методично прочёсывал окрестности, медленно, но верно впадая в отчаяние. Кларисс нигде не было, она как сквозь землю провалилась. И телефон её дома остался… в том самом пакете, с которым Клара в магазин ходила. С наступлением темноты пришлось вернуться домой. В пустую квартиру.

- Кира меня порвёт, - пробормотал Ник, упав на диван и прикрыв глаза. Да он и сам готов был надавать себе подзатыльников и пинков, ну чего стоило просто послать Маринку и захлопнуть перед ней дверь!

            Ведь ещё когда расставался с ней, хлебнул, эта стервозина устроила сначала классическую истерику, а потом попыталась навешать, что беременная от него. Не обратив внимания на предъявленные справку и тест, Ник не поленился сходить в магазин, купить там новый, и заставить Марину сделать. Собственно, после чего молча выставил обманщицу за дверь. И чего, спрашивается, явилась, кто мог ей накапать, что у него новая девушка появилась? Откуда она узнать могла? Общих друзей у них не было, разве что Кира, но Смирнова тоже недолюбливала бывшую Никиты, и после разрыва они не пересекались больше. Мысли снова вернулись к пропавшей Кларе. Где её искать, куда она могла пойти?.. Закрыв лицо ладонями, Ник не выдержал и глухо застонал, от тревоги за Клару и бесконечных обвинений в собственный адрес на душе стало совсем паршиво.

- Господи, ну идиот-то, а!..

            И для заявления о пропаже надо ждать три дня, а за это время с ней может случиться всё, что угодно… Если бы под рукой было что-то хрупкое, Ник бы с удовольствием швырнул это об стену.

            Чтобы позвонить Кире, он набирался смелости целых полчаса – она совершенно точно будет орать и обвинять его во всех смертных грехах. Ник грустно усмехнулся. И будет совершенно права. Он решительно взял трубку и набрал номер Смирновой.


            Галя стояла на другой стороне Грибоедова, откуда её вряд ли можно было заметить, и наблюдала за выходом из двора дома, где жил Ник. Марина вошла туда сразу, как Клара отправилась по направлению к магазину, и пока не появлялась. Зато новая пассия Руновского очень вовремя возвращалась домой с покупками. Пухлые губы Гали сложились в довольную усмешку. Удача сегодня на их стороне, а она ломала голову, как же выманить белобрысую на улицу, чтобы дать Марине свободу действий. У той аж глаза загорелись, когда Галина предложила возможность отомстить бывшему. И вот, из арки выскочила Клара, и даже отсюда Галя видела, какое растерянное у неё лицо. Удовлетворённо кивнув, она достала телефон и позвонила.

- Вышла из дома, - негромко сообщила наблюдательница. – Идёт по набережной, в сторону Сенной. Нет, одна, ага, без сумки. По-моему, выскочила, как была. Оки, договорились. Удачи, пока.

            Закончив разговор и дождавшись, пока Клара перейдёт дорогу и удалится от двора на приличное расстояние – девушка шла быстро, не оборачиваясь, - Галя тоже покинула место наблюдения. Выйдет или не выйдет Марина, её совершенно не интересовало.


            Клара впервые за время, проведённое тут, не знала, что делать. Было очень больно, мыслей в голове не осталось, и она просто шла вперёд, подальше от места, где осталось её сердце. И душа тоже. Перед глазами до сих пор стоял Ник в одном полотенце, и какая-то девица, с которой они целовались. А ведь всё, всё было так хорошо ещё каких-то несколько часов назад!.. Слёзы катились по щекам, но Клара плакала молча, не замечая косых взглядов редких прохожих. Позвонить Кире? Телефон остался… у Ника, а возвращаться не хотелось. И деньги там остались, в пакете. Даже не поехать к ней… Да и скорее всего, она к Денису ночевать отправилась после посиделок.

- Куда ж вы так торопитесь, девушка?

            Вздрогнув, Клара остановилась, с недоумением уставившись на замерший у тротуара рядом с ней большой чёрный джип, в котором сидел Глеб. Теперь он не пугал, у неё вообще не осталось никаких эмоций, только боль, острая, выворачивающая наизнанку. На месте сердца осталась кровоточащая рана, которая вряд ли скоро зарастёт.

- Никуда, - механически ответила Клара, глядя на Глеба пустыми, чёрными от отчаяния, глазами.

            Он изогнул бровь, смерив её задумчивым взглядом.

- Садись, - кивнул на переднее сиденье.

            Кларисс молча подчинилась, совершенно не задумываясь, а откуда он здесь взялся так вовремя, и куда она сейчас с ним едет. Ей было абсолютно всё равно. Прислонившись к стеклу лбом, она прикрыла глаза, до боли прикусив губу, и изо всех сил пытаясь сдержать слёзы. При Глебе плакать не хотелось, и разговаривать, объяснять что-то, тоже. Всю дорогу он молчал, ничего не спрашивая. Кларисс почувствовала подобие благодарности, за то, что не лез в душу. Они несколько раз сворачивали, и она окончательно запуталась, куда же Глеб привёз её.

- Приехали, - заглушив двигатель, он вышел из машины и открыл Кларе дверь.

            Она огляделась: тихий, зелёный двор, новый высотный дом со множеством балконов из стекла, они явно находились не в центре города, а где-то ближе к новостройкам. А в какой части Питера, Кларисс понятия не имела. «Не всё ли равно?..» Что-то надломилось в ней, после той безобразной сцены на кухне. Глеб взял её за руку и повёл к подъезду, они поднялись в лифте на двенадцатый этаж, и Клара переступила порог его квартиры. Необычной, сразу поняла девушка.

            Из небольшого квадратного коридора вела арка в большую, прямо-таки огромную гостиную, объединённую с кухней в единое пространство, разделённое барной стойкой. Два широких окна делали помещение ещё больше. Из гостиной вела раздвижная дверь в следующую комнату, кабинет. Клара заметила большой экран компьютера, стол из тёмного дерева, и кусок стеллажа во всю стену, заставленный книгами.

- Садись, - Глеб кивнул на мягкий угловой диван вдоль стены, и подошёл к кухонному блоку. – Сок будешь, чай или что покрепче?

- П-покрепче, - Клара присела на краешек дивана, обхватив себя руками, её начала бить нервная дрожь.

            Где она находится? Что здесь делает? Надо вернуться к Нику и выяснить, что же происходило на кухне!.. Звякнул лёд о стакан, послышался звук наливаемой жидкости, и через несколько минут перед Кларой стоял бокал с мартини. Глеб устроился на том же диване, но на расстоянии, не пытаясь прикоснуться к ней.

- Ну и что же случилось, а?

            И хотя никаких приказных ноток в его голосе не слышалось, Клара чувствовала, что ответить придётся.

- Мы… - она сглотнула. – Поссорились. Сильно. И… я ушла…

            Глеб изогнул бровь, покосившись на собеседницу.

- Другая женщина? – он хмыкнул, заметив, как поникли плечи Клары. – Ну, милая моя, такое сплошь и рядом случается. Я подозревал, что чем-то таким закончится, - Глеб позволил себе улыбку, когда она вскинула на него недоверчивый взгляд. – У Руновского репутация бабника, Кларочка. Ты не была в курсе?

            Обхватив бокал ладонями, она встала и подошла к окну, глядя на залитый огнями город. Где-то там остался Ник… «Хватит. Забудь о нём». Кира… У неё теперь своя бурная личная жизнь, да и не хотела Клара выслушивать слова утешения, и уж тем более насмешливо-ироничное «А я предупреждала». Может, позже, когда боль будет не такой сильной… «Тебе некуда идти, у тебя нет денег и негде жить, и нет работы, - жёстко добил внутренний голос. – Ты чужая в этом времени, Кларисс». Грудь сдавило, словно в огромных тисках, от желания завыть раненой волчицей. Она крепко зажмурилась, сделав большой глоток ледяного мартини.

            Глеб остановился рядом, засунув одну руку в карман, а в другой держа стакан с соком.

- Красиво, да? – он кивнул на панораму за окном. – Мне нравится Питер, особенно ночной. В хорошую погоду тут и центр можно разглядеть. Тебе некуда идти, да? – без паузы продолжил он, и Клара вздрогнула, удивившись подобной проницательности. Сейчас Глеб вёл себя совершенно нормально, и ничуть не пугал. – Можешь пока у меня остаться. Места хватит. Как, спать хочешь или ещё нет?

            Клара неопределённо пожала плечами.

- В душ хочу, - тихо ответила она, не глядя на собеседника. – Только… у меня вещи все… там остались… - голос упал до сдавленного шёпота, а в горле застрял ком невыплаканных слёз.

- Халат и полотенце найду, - невозмутимо отозвался Глеб. – Насчёт вещей… Давай, съезжу сам за ними. Ключ хоть взяла?..

            Она нащупала в кармане джинсов брелок, вытащила и не глядя протянула ему. Потом он показал, где ванная, дал обещанные вещи, и Клара наконец-то осталась одна. Медленно раздевшись, она залезла под тёплые струи, и наконец-то позволила себе расплакаться. Тихо, беспомощно, всхлипывая и временами негромко подвывая, пытаясь избавиться от невыносимой, жгучей боли в груди. Сжавшись в комочек и обхватив руками колени, она сидела в ванной, чувствуя себя самым одиноким человеком на свете. И самым несчастным.

            Немного успокоившись, Клара вышла из ванной, завернувшись в чистый халат. И хотя на лице не было следов слёз, глаза её смотрели отстранённо и рассеянно. Вопреки ожиданиям, Глеб проводил в спальню, а сам отправился спать в гостиную. Мельком оглядев помещение, отделанное в светлых, пастельных тонах – за исключением тёмно-синего покрывала и таких же штор, - Клара забралась на кровать и какое-то время бездумно щёлкала по каналам плазмы, висевшей напротив на стене. Мысли не торопились приходить, а в голове царила звенящая пустота. Усталость навалилась могильной плитой, и Клара, не раздеваясь, забралась под одеяло, свернулась клубочком на самом краю, и уснула, остро ощущая отсутствие рядом такого родного и тёплого Ника.

            Утром Клару разбудил деликатный стук в дверь, да, собственно, она и не спала уже, так, лежала и бездумно смотрела в потолок.

- Я уже не сплю! – отозвалась она, сев на кровати.

- Завтрак уже на столе, жду тебя, как приведёшь себя в порядок, - ответил Глеб, не заходя в комнату.

            Пожав плечами, Клара встала, расчесалась и заплела косу. Боль никуда не ушла, только чуть притупилась, и что делать дальше, Кларисс не хотела думать. Пока не хотела. Одной ей точно не справиться с ситуацией, хотя бы потому, что зарабатывать деньги она не умеет. Выйдя из спальни, Клара зашла в гостиную, по которой витал дивный запах жареного хлеба и свежезаваренного кофе.

- Присаживайся, - Глеб кивнул на барную стойку, где всё было разложено.

            Она молча села на высокий стул, и хотя кушать не особо хотелось, Клара заставила себя съесть две гренки с сыром и помидорами, и выпить кофе. Кажется, с чем-то алкогольным.

- Я сейчас за вещами твоими съезжу, - Глеб бросил на неё задумчивый взгляд. – Что-нибудь передать хочешь?

            Она помотала головой, болезненно поморщившись. Никого не хотелось видеть из прошлой жизни. Отвернувшись, Клара не заметила довольную улыбку, промелькнувшую на лице Глеба.

- В общем, телевизор в твоём распоряжении, - перед уходом сказал он. – За комп, прости, не пущу пока, лучше купим тебе ноут. Остальное обсудим, когда вернусь, договорились?

            Клара кивнула, говорить о чём-то тоже не хотелось. Вообще, на неё напала апатия и безразличие, и особого желания выбираться из этого состояние тоже не наблюдалось.

- Там вышивка у окна стоять должна, - тихо произнесла она, глядя в окно. – Захвати, пожалуйста.

- Ты вышиваешь? – в голосе Глеба слышалось искреннее удивление. – Необычно. Хорошо, возьму.

- И… не говори ничего про меня, - сдавленно добавила Клара, изо всех сил стиснув кулаки, так, что ногти больно вонзились в ладонь.

- Как скажешь, - покладисто согласился он и вышел, закрыв дверь.

            …По пути к дому Ника Глеб похвалил себя, что правильно просчитал реакцию Клары. Она замкнулась в себе и не хочет видеть никого, кто напоминал бы ей о том времени, что провела с Руновским. Значит, с его стороны потребуется совсем немного усилий, чтобы заслужить благосклонность Клары. Следует запрятать желание заполучить её немедленно поглубже, и какое-то время побыть хорошим и воспитанным. Да и вряд ли Клара будет артачиться против его знаков внимания. Ей ведь уже нечего терять. Только надо будет подумать, как быть с танцами… Хотя, клубов много, можно выбрать любой. Вряд ли Клара откажется, Глеб видел, как ей нравилось танцевать.

            Он не стал наглеть, и остановил машину с другой стороны канала, собираясь дождаться, когда Никита уйдёт из дома. Вот ещё, встречаться с ним Глеб совершенно не желал, он надеялся, что никто из бывших друзей Клары не догадается, куда исчезла девушка. На том и строился его расчёт. Оставалось аккуратно выяснить, есть ли у Клары аська, почта, или какие-то ещё контакты в сети, и подумать, как навести её на мысль сменить всё это. А пока под разными предлогами не выпускать в интернет. Глеб не собирался так просто отпускать обретённое сокровище, он планировал незаметно и осторожно приручить Клару, привязать к себе. А там, со временем, и чувства придут.

            Глебу повезло: «Ауди» Руновского во дворе не стояло, значит, дома его тоже не было. Хмыкнув, он быстро поднялся на нужный этаж, открыл дверь ключом Клары, и быстро прошёл в спальню. Неразобранная кровать говорила о том, что ночевал Ник не дома.  

- Так, только самое необходимое, - пробормотал он, открыв шкаф. – Остальное сам куплю.

            Сложив одежду в захваченную сумку, Глеб перешёл в гостиную, за вышивкой Клары: станок с наполовину готовой картиной и аккуратно разложенные нитки и схема располагались у окна. И ещё, сиротливо лежавший на диване рюкзачок. Выудив из него документы, и даже не попытавшись найти телефон, Глеб быстро разобрал станок, сложил в сумку вышивку, и поспешил обратно в коридор.

- Умей проигрывать, Руновский, - усмехнувшись, произнёс он, положив ключи на тумбочку в прихожей.

            После чего захлопнул дверь, и поторопился вернуться к машине, а потом домой. Там ждала Клара…


            К моменту, когда приехал Ник, моя злость выдохлась, и осталась только тревога. Я высадила почти полпачки сигарет, куря одну за одной, и в кои-то веки Ден не ворчал по этому поводу. Просто молча сидел на диване, наблюдая за мной. На звонок в дверь пошёл открывать Стрельцов, поскольку я занималась крайне важным делом: протаптывала траншею в ковре, занятая только одной мыслью: Где Кларисс? Точнее, двумя: где она и как её искать? Появившийся Никитос молча кивнул, подошёл и выхватил у меня сигарету из пальцев, глубоко затянувшись. Я едва успела поймать челюсть. Вот это его торкнуло, он же за здоровый образ жизни!.. Теперь верю, что во всём, случившемся Руновский не виноват.

- Так, ну-ка, хватит тут воздух портить, - Ден отобрал у нас обоих сигареты и затушил в пепельнице. – Я понимаю, у всех нервы, но это делу не поможет.

- А что поможет? – огрызнулась я. – Заяву только через три дня можно подавать, а через три дня меня в дурку увезут! Или ежа тут рожу, колючками вперёд… Она могла пойти куда угодно!..

- А куда ей идти, собственно? – резонно возразил Ден. – Далеко уйти не могла. Побродит и вернётся.

            Мы с Ником переглянулись.

- Денис, Клара не совсем местная, - решилась я.

            И вкратце рассказала историю моей подопечной.

- Вот так, - нервно вздохнула и прикусила губу. – Клару надо срочно найти. Она пока не особо приспособлена к самостоятельной жизни в нашем мире.

- Ни фига ж себе, сказочка, - хмыкнул Ден. – Тогда конечно, дело принимает совершенно другой оборот.

            Я порадовалась, что он не стал выяснять, насколько это правда, а сразу поверил моему рассказу.

- Ну, для начала развесим объявления по району, - Ден прошёлся по комнате. – А потом безусловно заявление напишем. Народ, больше я не вижу, что можно сделать реально полезного для поисков.

            Ник сел на диван, низко свесив голову.

- Она даже телефон не взяла, - глухо произнёс он, и столько тоски было в его голосе, что я чуть позорным образом не разревелась. – Господи, убью Маринку…

- Кстати, а по сети Клару никак не найти? – поинтересовался Денис. – Ну, там, аська, агент, мыло…

- Она не заводила ни того, ни другого, не третьего, - я криво улыбнулась. – С кем ей кроме меня общаться? Телефона хватало.

- Мда… - Стрельцов вздохнул. – Ну тогда спать, утро вечера мудренее, не зря говорят.

            Я стиснула зубы, загоняя слёзы поглубже. Клара, Кларочка, ну что же ты наделала, глупая девчонка… Ну хоть бы мне позвонила, а, зачем сбегать-то!.. Ник остался у меня в квартире, и я прекрасно его понимала: одному ему нельзя сейчас ни в коем случае оставаться. А тем более там, где всё напоминало о Кларе. Ден тоже не уехал, за что я была ему только благодарна. Наши непростые отношения отошли на второй план, сейчас надо найти Кларисс.

            …Время шло, а наши действия не приносили никакого ощутимого результата. Заявление отнесли, объявления в районе развесили, в моргах и больницах меня по голосу узнавать стали, звонила туда каждый день. От постоянного прослушивания ЧП и новостей стали сниться кошмары, где Клару постоянно видела в роли жертвы. Ник стал похож на привидение, я и не знала, что мужчина может так переживать из-за женщины. Хотя, маленькая поправочка: из-за любимой женщины. Руновский как-то обронил, что если каким-то чудом Клара найдётся, не отпустит её от себя ни на шаг, и даже готов пойти в ЗАГС. Я выплыла из состояния хмурой апатии, в которой пребывала последнее время, и соизволила удивиться.

- Думаешь, Кларка согласится? – вяло улыбнулась.

- А кто её спрашивать будет, - мрачно отозвался Никитос.

            Тренировки он тоже пока забросил, сказав, что или будет танцевать с Кларой, или забьёт на это дело. Я прониклась уважением: мне расставаться с танцами было больно, пусть и вынужденно. Удивляюсь вообще, как Руновский работать-то мог с таким настроением… Я переводы делала чисто механически, совершенно не вникая, что пишу. Опыт не пропьёшь, и нареканий не было к качеству моей работы.

            Дни проходили, складываясь в недели, отсутствие Клары сделалось, как заноза в спине – раздражает, болит, неудобно и неуютно, но жить можно. Я свыклась с постоянным чувством вины, что не уберегла, на Ника уже не сердилась больше. Даже смирилась с тем, что каким-то неведомым образом за две недели практически переехала к Стрельцову, заскакивая в свою хату разве что за очередными вещами. Но моя деятельная натура не могла долго оставаться в хандре, и вскоре я начала привычно огрызаться на Дена, если считала, что он слишком уж проявляет замашки собственника в отношении меня. Однако всё равно раз за разом возвращалась к этой истории, с Кларой, уже на спокойную голову, без эмоций. И чем дальше думала, тем сильнее зудело где-то в подсознании: что-то тут не так. Что-то мы дружно упустили, занятые посыпанием пепла и вырыванием волос на разных частях тела.

            Очередным вечером, когда пошёл отсчёт третьей недели со дня исчезновения Клары, я сидела на подоконнике в излюбленной позе, и задумчиво курила. Ден вот-вот должен был вернуться с работы, и моё стервозное величество, пребывая в благодушном настроении, даже расщедрилось на ужин. Перед глазами прокручивался один и тот же кадр, как я его представляла со слов Ника, та пресловутая сцена на кухне. Ну да, Кларка ведь не знала, что Марина – бывшая Руновского, и он к ней питает единственное чувство, искреннюю и глубокую ненависть. А, да, ещё презрение, врушек Никитос никогда не любил, да и кто собственно любит. Реакция Кларисс на картинку целующей её парня девушки, тоже совершенно предсказуемая, она ведь полный профан в хитрых извивах человеческих отношений, и уж тем более ни фига не смыслит в изощрённой женской мести. А вот то, что Нику не поверила, хреново, однако. Хм, мать, ты ж сама её предупреждала, так что нечего спускать на девочку всех собак.

Так, так, стооооп… Мелькнула мысль, я попыталась ухватить её за хвост, замерев и не донеся сигарету до рта. Из коридора донёсся звук открываемого замка, и через пару минут в комнату зашёл Стрельцов. Я посмотрела на него, прищурившись, и даже не стала язвить на его демонстративное махание ладони – ну да, не нравилось, что я курю, да вот только это моё дело, бросать или нет.

- Ден, а откуда Маринка знала, что у Ника другая девушка? – изрекла я, уже понимая, что двигаюсь в правильном направлении. – Она ведь никаким боком к нашей компании не имеет отношения, и после того, как Никитос дал ей пинка, не маячила на горизонте.

- Следила за ним? – предположил Стрельцов, приблизившись и вынув из моих пальцев дотлевшую до фильтра сигарету. – Привет, Тигрёнок, я тоже рад тебя видеть.

- Она не Джеймс Бонд, - покачала я головой, прислонившись к стенке и не сводя с него задумчивого взгляда. – И не ревнивая жена. Её терпения не хватило бы месяц наблюдать за Руновским, только для того, чтобы отомстить. Да, злость затаила, но следить… Не, фигня.

- Подкинь вопросик Нику, пусть помозгует, - Ден демонстративно покосился в сторону кухни. – Ты меня кормить сегодня будешь, или опять пойдём питаться в ближайший ресторан?

            Я отвлеклась – с некоторым усилием – от темы для размышлений, и обратила внимание на любимого мужчину. Эээ… а кто разрешил так его называть, вообще?! Какой такой любимый?

- Тебя посетила какая-то мысль? – Денис с интересом уставился на моё офигевшее лицо. – Или пытаешься придумать извинение?

- А? – я очнулась от осознавания убийственного факта.

            Ден щёлкнул перед моим лицом пальцами, изобразив озабоченный взгляд.

- Ты сегодня сама не своя, Кирюнь. Ты меня пугаешь.

- Я сама себя пугаю периодически, - спрыгнув с подоконника, отодвинула Стрельцова и решительно направилась на кухню. – Ужин есть, накладывай, я Нику звонить.

            Руновский взял трубку после первого гудка.

- Есть новости? – с ходу спросил он.

            Я улыбнулась, хотя он и не мог видеть.

- Ник, у меня тут вопросик такой появился. А откуда Марина знала, что у тебя есть девушка и вы вместе живёте, а? И как она могла так вовремя появиться у твоей хаты?

            Он помолчал, и я представила, как светлеет обычно хмурое выражение его лица.

- Кир, ты чудо, - нотки воодушевления в голосе Никитоса меня чрезвычайно порадовали. Правильно, чувак, хватит хандрить.

            Сложив трубу в карман шорт, я повернулась к Дену, демонстративно хмурившемуся.

- Ну, теперь, наконец, я могу рассчитывать на толику твоего драгоценного внимания, мм? – недовольным голосом поинтересовался он.

- А оно тебе ещё не надоело за две недели, не? – съехидничала я, оседлав стул и положив подборок на спинку.

            Ден одним стремительным движением оказался рядом и наклонился, ухватив меня за подбородок. Губы обжёг многообещающий поцелуй, мгновенно поднявший температуру крови до кипения.

- Как только это в принципе невозможное событие случится, ты узнаешь о нём первой, - мурлыкнул Стрельцов, усмехнувшись.

            Вот несносный мужчина, а… Как я могла втюриться в такого?! Не дай бог, узнает, надуется от гордости, аки индюк… Буду молчать, как партизан на допросе.


            Дни шли за днями, а на личике Клары улыбка по-прежнему была редким явлением. Первые два дня она почти всё время плакала, терзая себя картинками, воспоминаниями из прошлого. Только при Глебе старалась сдерживаться, считая выше своего достоинства показывать ему глубину собственного горя. Он вёл себя на удивление корректно и вежливо, не пытался влезть в душу, не приставал. Готовил завтраки и ужины, потому что сама Клара совершенно не хотела есть. Она не замечала, что ключей Глеб ей не дал, и, уходя, запирал в квартире. Не обратила внимания, что стационарного телефона у него не было, а мобильный, который невольный спаситель купил, Глеб тоже проверял на предмет звонков и сообщений. Но трубка оставалась чистой, кроме его собственного больше номеров там не появилось – Клара и не думала обращаться к кому-то из старых друзей. И опять же, не насторожила явная радость Глеба по поводу отсутствия у неё контактов в интернете. На четвёртый день он предложил Кларисс вечером поужинать в ближайшем ресторане, и она согласилась.

            Она сидела перед зеркалом, в спальне – хозяин купил его и повесил на второй день пребывания гостьи, - и смотрела на отражение. Короткое шёлковое платье-футляр тёмно-фиолетового цвета, с небольшими рукавчиками и бантом на талии придавало шоколадным глазам Клары такой же оттенок, ещё больше подчёркивая грустинку в глубине. Длинные серебристые локоны, казалось, потеряли блеск, а уголки губ Клары были чуть опущены. Отведя взгляд, она быстро расчесалась и заколола волосы в «восьмёрку» на затылке. В дверь спальни раздался негромкий стук.

            Клара встала и подошла, не желая, чтобы Глеб заходил. Она и так в его присутствии чувствовала себя несколько неуютно, хотя он вёл себя исключительно вежливо и спокойно. Распахнув дверь, Клара на мгновение растерялась, и за последнее время, пожалуй, это была чуть ли не первая сильная эмоция: перед её лицом покачивался букет из нежно-розовых лилий. Кларисс сглотнула, от сильного, сладкого аромата даже закружилась голова. Она заставила себя улыбнуться и принять букет. «Он разрешил тебе жить у него, ничего не требуя взамен, хотя мог бы. Имей хоть каплю вежливости!»  Внутренний голос подозрительно походил на почти забытый маменькин.

- Спасибо, - прошептала Клара, и уткнулась в букет, хотя лилии не любила именно из-за сильного запаха.

            Глеб тоже улыбнулся, и достал из-за спины вторую руку.

- Я подумал, что они на тебя похожи, такие же нежные и хрупкие, - от его слов Клара с трудом подавила дрожь: первый намёк, что хозяин квартиры испытывает к ней какие-то чувства помимо сострадания и желания помочь. – И вот ещё, мне кажется, это подойдёт к твоему платью.

            Он держал продолговатую бархатную коробочку, и когда открыл, Клариным глазам предстало ожерелье из одинаковых круглых розовых жемчужин. Червячок беспокойства зашевелился где-то в глубине души. «Такие подарки не дарят просто так». Она застыла, не решаясь взять украшение.

- Можно? – Глеб вопросительно посмотрел на Клару, осторожно вынув ожерелье.

            Отведя глаза, Клара кивнула, заставив себя стоять на месте, когда Глеб подошёл совсем близко и надел ей на шею жемчуг. Когда он случайно прикоснулся к её шее, Клара едва подавила холодную дрожь.

- А ещё, у тебя такие красивые волосы, - тихо произнёс Глеб, и расстегнул заколку.

            Светлая масса мягко опустилась на плечи и шею, привычно оттянув затылок. Клара чуть тряхнула головой, в душе недовольная действиями Глеба, но возражать не решилась. Он не удержался и, ухватив шелковистый локон, пропустил между пальцами, не сводя с гостьи пристального взгляда.

- Ты красивая, - тем же голосом добавил он, и улыбнулся уголком губ. – Впрочем, не сомневаюсь, тебе много раз это говорили.

            Она низко наклонила голову и поспешно прошла мимо него.

- Пойдём? – покосившись на Глеба, Клара надела туфли и захватила с вешалки плащ.

            Вещи новые, и она снова ощутила неловкость: Глеб как-то слишком легко тратил на неё деньги, и когда они были в магазине, не всегда спрашивал её мнение, нравится ли самой Кларе. Главное, чтобы нравилось ему самому. Но поскольку у неё особо выбора не оставалось, Клара только молча улыбалась и соглашалась. Возможно, сегодня придётся согласиться не только на дорогие подарки… Надо же как-то отблагодарить за гостеприимство и доброту. Про себя она грустно усмехнулась: от долга не убежать, здесь ли, в родном ли времени. Радовало только одно, тут не надо выходить замуж, а одну ночь с Глебом она как-нибудь переживёт. Слава богу, он не будет её первым мужчиной.

            Мысли свернули в опасном направлении, и Клара заставила себя не думать о Нике, о его нежных руках, горячих губах, поцелуях, от которых перехватывало дыхание… У неё едва не вырвался стон, который она подавила огромным усилием воли. «Ты не заревёшь на его глазах! Не покажешь, как тебе больно!» Мысленный окрик помог, Клара немного пришла в себя.

            …В ресторане они поужинали, разговаривая на нейтральные темы, Кларисс очень старалась быть вежливой и хотя бы изредка улыбаться. Всё происходящее напоминало картинки, которые она когда-то рисовала в воображении, ещё в Англии, только декорации немножко другие. И чувства тоже… Глеб интересовался, любит ли она путешествовать, и в каких странах хотела бы побывать, какие фильмы ей нравятся, в общем, пытался узнать интересы Клары. Зачем – она не сомневалась, чтобы знать, как в дальнейшем завоевать её. «Вот только моё сердце осталось далеко, и вряд ли кто-то сможет вернуть его…» Вернулись они около полуночи, и в машине Клара молчала, с каждой минутой ощущая всё большую тревогу и неуверенность.  Хотя Глеб ничего не говорил и не пытался прикоснуться к ней, она откуда-то знала, что это только пока они не доехали до дома. И если пару часов назад Кларисс готова была проявить благодарность, как она это называла, хоть в таком виде, сейчас девушка чувствовала себя далеко не так уверенно.

            В коридоре, сбросив туфельки, Клара попыталась поспешно юркнуть в спальню, пока Глеб снимал куртку и обувь, но на пороге он совершенно бесшумно догнал её. На плечи Кларисс опустились ладони, и она остановилась, сердце испуганной птичкой заметалось в груди, а мысли запрыгали, как мячики. Все чувства вытеснил страх, хотя Клара и старалась его не показывать.

- Кларочка… - Глеб чуть сжал плечи гостьи, и она ощутила прикосновение его губ к макушке, потом к виску. – Может, не будешь сегодня торопиться спать?..

            Она сглотнула, сжав кулаки. Память подсовывала совершенно другие губы и руки, и другие чувства…

- Я так по тебе соскучился, нежная моя, - ласковый, едва ощутимый поцелуй в щёку.

            Клара не оборачивалась, судорожно пытаясь вызвать в себе хоть что-то, похожее на приятные ощущения, но – не получалось. При мысли о поцелуе с Глебом поднималась волна паники и отвращения, не говоря о большем. «Не могу… не могу!!»

- Пожалуйста, не отталкивай, Клара…

            Ладоням стало больно от вонзившихся ногтей, так сильно она сжала кулаки. Из груди Клары вырвался глухой стон, и она зажмурилась, сделав шаг вперёд, разрывая объятия.

- Не могу, извини… - прохрипела она, с отчаянием понимая, что Глеб не из тех людей, кто принимает отказ. И поспешно добавила. – Спасибо, что помог, но… мне, наверное, надо искать другие варианты жилья…

            Возвращаться к Кире. И плевать на её нотации. Она наверняка ведь переехала к Денису, так что квартира пустая стоит. Клара не видела, как сузились глаза Глеба, как он сжал челюсти, сдерживая раздражение.

- Никуда ты не пойдёшь, - спокойным, даже ласковым голосом отозвался он, приложив массу усилий, чтобы убрать малейшие следы злости – и об этом Клара тоже не догадывалась. – Глупенькая, у тебя ж ни работы, ни денег. И я не настолько циничный, чтобы требовать с тебя какую-то… плату за то, что живёшь у меня. Извини, я, наверное, слишком поторопился. Просто ты серьёзно мне нравишься, поэтому и сорвался. Прости, постараюсь держать себя в руках.

            Клара тут же почувствовала себя виноватой, подозревая Глеба в грязных намерениях. Оглянувшись и обхватив себя руками, она попыталась улыбнуться.

- Ты прости, - тихо ответила Кларисс. – Но… я действительно не могу. Спокойной ночи.

            Юркнув в спальню и поспешно раздевшись, она сняла подарок Глеба, жемчужное ожерелье, и с облегчением оставила его в коробочке. Лилии в вазе распространяли сладкий аромат, и Клара распахнула окно, впуская свежий осенний воздух в комнату. Только что случившееся оставило неприятный осадок, и чувство вины вместе с тоской прогоняло прочь сон. Тем не менее, Клара свернулась клубочком, закрыв глаза, и через какое-то время всё-таки уснула, утомлённая нервными переживаниями вечера.

            …Глеб, стоя у окна и заложив руки за спину, смотрел на панораму ночного Питера, на его лице играла лёгкая улыбка.

- Ничего, Кларочка, я терпеливый, - синие глаза блеснули в полумраке комнаты, а улыбка стала шире. – Ты выкинешь этого Руновского из головы, уж я постараюсь.

            В следующий раз он собирался во что бы то ни стало добиться своего, и следовало продумать дальнейшее поведение, если к выходным Глеб хотел ночевать уже в своей спальне. И не один.


            Глеб ухаживал красиво. Каждый день цветы, в основном бледно-розовые или чайные розы, маленькие подарки – серёжки с аквамаринами в коробочке, красиво сервированный завтрак на столе, вечерняя прогулка на маленьком речном трамвайчике по каналам. Обходительный, предупредительный, в общем, настоящий джентльмен. Но Клара замечала огонёк в глубине синих глаз, то, что Глеб задерживал её руку в своей чуть дольше, и вроде бы случайные прикосновения, от которых Кларисс неизменно бросало в нервную дрожь. Казалось, он не делал ничего, что могло бы испугать девушку, но она не могла себя заставить сократить дистанцию, установившуюся между ними. И в то же время чувствовала, что терпение Глеба на исходе. Он ей банально не нравился. Как мужчина. Лёжа по ночам в спальне и созерцая тёмный потолок, Кларисс мрачно усмехалась: и ведь не урод, вполне симпатичная, мужественная внешность, ничуть не хуже, чем у Ника, а вот поди ж ты, чувства не желают менять хозяина.

            В пятницу Глеб сделал ей неожиданное предложение. Непривычно рано вернувшись с работы, он вдруг спросил Клару, сидевшую за вышивкой:

- Не хочешь потанцевать сходить? У нас тут недалеко каждую пятницу танцевальный вечер устраивает один местный клуб. Не соскучилась по тренировкам ещё? – и улыбнулся.

            «Соскучилась, ещё как, но… - Клара прикусила губу. – Не с тобой…» Она улыбнулась в ответ.

- Можно, - чуть наклонила голову, отодвинув станок с вышивкой.

- Тогда собирайся, там в семь начало. Наденешь то золотистое платье? Оно тебе очень идёт, - добавил Глеб перед тем, как Клара вышла из гостиной.

            Поколебавшись, она кивнула. Когда они выходили в город, наряды для неё он выбирал сам. Не то, чтобы ей не нравилось, вкус у Глеба имелся, но… вся одежда была элегантной, красивой, однако прибавляла Кларисс года три как минимум, делая из почти девятнадцатилетней девушки взрослую молодую женщину, каковой Клара себя совершенно не чувствовала. Хотелось чего-нибудь бесшабашного, вроде того наряда, в котором она в клуб ходила. Или джинсы в обтяжку с блузкой и жилеткой… Вздохнув, Клара открыла шкаф и достала платье. Из мягкой, струящейся ткани, песочного цвета, с чуть завышенной талией и драпировкой из-под широкого пояса, оно сидело на ней великолепно, оставляя открытыми плечи, V-образное декольте также открывало соблазнительную ложбинку. Широкие лямки, как и пояс, отделаны стразами и блёстками. Поскольку на улице уже стояла прохлада по вечерам – всё-таки сентябрь, лето кончилось, - Клара надела тонкие чулки и накинула на плечи широкий шарф в тон платью. Очень хотелось убрать волосы, но Глебу нравилось, когда они оставались распущенными. Девушка пошла на компромисс: убрала пряди с боков и закрепила их заколками. Слегка подкрасила губы и глянула на себя в зеркало.

- Кукла, - неожиданно вырвалось у неё, и в шоколадных глазах мелькнула тоска. – Красивая кукла…

            Поспешно схватив с тумбочки сумочку-клатч, тоже золотистую, она вышла из спальни, не позволив слезам появиться на глазах. Хватит уже плакать, жизнь продолжается, и она должна быть вообще благодарна этому человеку, что приютил её, без всяких условий. Пока без них. И то, несколько дней назад последовал слишком прозрачный намёк, чтобы не понять: на раздумья и закрывание двери за прошлым ей отведено не так много времени. Вызвав на лицо обычную улыбку, за которой Клара научилась скрывать боль и тоску, она вышла в гостиную.

- Я готова, - негромко сказала Кларисс.

            Глеб окинул её внимательным взглядом, и в его глазах отразилось восхищение. Поднявшись с кресла, он подошёл к гостье и, взяв прохладную ладошку, коснулся губами тыльной стороны.

- Выглядишь потрясающе, настоящая леди.

            «Долг леди – стать хорошей женой», - отозвался в голове строгий голос матери. Клара чуть склонила голову, приняв комплимент как должное.

- Спасибо, - спокойно отозвалась она. – Поехали?

            Зал находился действительно недалеко, в фитнесс-центре, не очень большой, но уютный, и с паркетным полом. Клара не любила много незнакомых людей, ещё в Лондоне, на приёмах, она всегда чувствовала себя неуютно под прицелами сотен любопытных и оценивающих глаз, однако научилась хорошо скрывать чувства под вежливой улыбкой и ничего не значащими, общими фразами. Так и здесь получилось. На Глеба и его спутницу сразу уставились, и Клара заметила лёгкое недовольство на лицах некоторых женщин. Именно женщин, среди всех она была, похоже, самой младшей. Неловкость возросла. У Аннушки обстановка гораздо доброжелательнее, мелькнула мысль. Расправив плечи, Клара вздёрнула подбородок. «Леди никогда не показывает своих чувств, Кларисс, ты всегда должна быть вежливой, и улыбаться», - снова голос матери.

            Обставлено мероприятие оказалось неплохо, на столиках у стены сервированы лёгкие закуски и напитки – строго без крепкого, только вино, мартини, соки. Естественно, музыка звучала исключительно бальных танцев, без всякой попсы и техно. Глеб не отходил от спутницы, тоже всем улыбаясь, но Клара подметила настороженные взгляды, которые он бросал на остальных мужчин. Танцевала она только с ним, и краткий разговор, состоявшийся с рискнувшим пригласить её молодым человеком лет двадцати пяти, расставил все точки над «ё» в намерениях Глеба.

- Позвольте украсть вашу партнёршу на один танец? – парень улыбнулся и протянул руку.

            Клара даже рот не успела открыть, как Глеб, положив руку ей на талию и чуть прижав к себе, ответил ровным голосом:

- Она танцует только со мной.

            Кларисс промолчала. Она вообще не хотела танцевать ни с кем, положа руку на сердце, и уж с Глебом тем более – как партнёр он оказался довольно жёстким, вёл в некоторых моментах резко. Ей было неудобно с ним, он не позволял двигаться Кларисс самой, только так и только туда, куда хотел Глеб. Но кто ж будет её спрашивать?.. Кларе всё чаще приходила в голову мысль, что он очень похож на аристократов её времени, лощёных, воспитанных, но при этом не терпящих возражений и не считающих, что у женщины должно быть своё мнение. «Вот тебе и герцог», - невесело улыбнулась она про себя, стараясь не обращать внимания, что в танго Глеб слишком сильно прижимается к ней бёдрами.

            Вечер закончился в одиннадцать, но домой они не поехали. Оказывается, Глеб заказал столик в каком-то ресторане в центре, и они там поужинали. Опять букет цветов, опять комплименты… Кларисс слушала, улыбалась, и приучала себя к мысли, что как минимум поцелуй придётся пережить сегодня. А то и что-то большее… Ужин закончился, они вернулись домой. В лифте поднимались молча, и Глеб держал Клару за руку, а она не пыталась высвободиться. Открыв дверь, он посторонился, пропустив девушку вперёд. Переступив порог, Кларисс сняла туфельки, чувствуя, как гудят ноги, и позволив себе помечтать о массаже. Ник ей всегда после тренировок разминал… «Стоп. Тема закрыта, дорогая моя». Клара повернулась к Глебу, с неизменной улыбкой.

- Спасибо, вечер был чудесный, - поблагодарила она, прекрасно зная, что вечер как раз ещё не закончился.

- Я рад, что тебе понравилось, - его ладонь коснулась щеки Клары, и она мысленно поздравила себя с тем, что сумела вовремя сдержать порыв отшатнуться.

            Не стоило провоцировать Глеба на грубости, а в том, что он на них способен, Клара почему-то не сомневалась. Он чуть подался вперёд, скользнув пальцами на затылок гостьи, и несильно сжал шелковистые пряди, не дав отвернуться. Ей стоило больших усилий не стиснуть зубы, и позволить поцеловать себя. И хотя в отличие от того, первого раза, грубости не было, но и нежности особой тоже. Уверенно раздвинув губы Клары, Глеб одним движением обнял и прижал гостью к себе, действуя властно, настойчиво. Она терпела всего несколько минут, надеясь, что хоть что-то отзовётся, но – только тревога возрастала, девушка отчётливо чувствовала, прижатая к его телу, реакцию Глеба. Он её хотел. И неизвестно, что его останавливало от дальнейших решительных действий, то ли остатки воспитания, то ли сдержанность Клары. Она пошевелилась, попытавшись выбраться из объятий, и ощущая, как ладонь Глеба медленно, но неотвратимо спускается с талии ниже. Он не торопился отпускать, и страх молоточками застучал в висках, грозя перерасти в панику. Со всхлипом откинув голову, Клара прервала поцелуй, упёршись ладонями в грудь Глебу.

- Не надо… - вырвалось у неё, пожалуй, слишком жалобно.

            Сердце испуганно колотилось где-то в горле, и нестерпимо хотелось пить. А ещё залезть под душ и смыть ощущения прикосновений Глеба. Он ухватил Кларисс за подбородок, и долгим взглядом пытался найти что-то в её глазах, ставших почти чёрными от тревоги.

- Клаааара, - протянул тихонько Глеб, и от интонаций в его голосе девушка непроизвольно сглотнула, замерев, как кролик перед удавом. – Девочка моя нежная, у меня не бесконечное терпение.

            Это было предупреждение, как и опасалась Клара. Время на раздумья закончилось.

- Пожалуйста, - она сильно прикусила губу, до боли, слёзы опять подступили к горлу. – Не сегодня, Глеб…

            Просить унизительно, но позволить ему продолжить Клара просто не могла. Нет, она не готова. Ещё хотя бы один день… И как назло, самая женская из всех отговорок не поможет, всё закончилось недели полторы назад.

            Глеб медленно улыбнулся, синие глаза довольно блеснули в полумраке коридора.

- Хорошо, не сегодня, Кларочка, - его голос приобрёл мурлыкающие нотки, а большой палец обвёл её чуть дрожащие губы. – Дам тебе ещё один день. Но не больше, ты ведь прекрасно знаешь, чего я от тебя хочу. Я и так стараюсь быть очень вежливым.

            Он наконец отпустил Клару, и она поспешно отступила на шаг назад. Кларисс нашла в себе силы храбро улыбнуться в ответ.

- Я оценила, - и голос даже не дрожал, что только обрадовало. – Я действительно очень благодарна тебе, Глеб. И… постараюсь больше не испытывать твоего терпения.

            Потому что в противном случае он сам возьмёт то, что хочет, независимо от её желания. А быть изнасилованной Кларе очень не хотелось. По крайней мере, можно надеяться, что Глеб не набросится на неё, как голодный, и она получит хоть какое-то удовольствие. Внутри всё перевернулось, едва Клара представила, что его руки касаются её тела, и она поспешно ретировалась в спальню, не дожидаясь ответа.

            Устало присев на край кровати, Клара почувствовала себя воздушным шариком, из которого выпустили весь воздух. Так вот что ждало с виконтом, за которого её собирались отдавать родители. Стиснув зубы, терпеть, притворяясь, что происходящее нравится. Только маленькая поправочка, дома она бы так и не узнала, какое секс может приносить удовольствие, и возможно, это было бы к лучшему. Потому что теперь будет вдвойне сложнее, Клара понятия не имела, сумеет ли хорошо сыграть, и насколько проницателен Глеб. Зажмурившись, она позволила одной-единственной слезинке сползти по щеке. Делай, что должно, и будь, что будет. Ей некуда идти, не к кому обратиться. Остаётся лишь плыть по течению и надеяться, что со временем Глеб охладеет к ней, и оставит в покое. А пока, надо потихоньку искать работу, заниматься переводами, и копить деньги. Пора уже становиться независимой, иначе такие вот глебы будут портить жизнь дальше. Клара стиснула зубы, загнав рыдания обратно в грудь. «Я не слабонервная барышня. Кира предупреждала, что мужики сволочи, и ты имеешь хорошую возможность убедиться в этом на своём опыте, милочка, - сказала она сама себе. – Хватит сопли распускать, ну переспишь с ним, велика блин беда. Отряхнёшься, постоишь под душем, и пойдёшь по жизни дальше. Как там Кира говорила, секс не повод для знакомства?» - Клара криво улыбнулась, выпрямилась, и посмотрела на своё отражение.

- Хочешь, чтобы я играла по твоим правилам, зайка? – тёмные глаза сузились. – Ну ладно, попробуем.

            Для Кларисс постель с нелюбимым мужчиной была трагедией. Для нынешней Клары, у которой внутри что-то словно щёлкнуло после этого вечера, подобная перспектива являлась всего лишь неприятной, но необходимой мерой. Пока она, к сожалению, зависит от Глеба. Значит, надо сделать так, чтобы эта зависимость пропала. Тогда можно говорить с ним на равных.

            Глубоко вздохнув, Клара встала, переоделась в халат, и, захватив полотенце, направилась в душ.

Настроение на следующий день было не такое мрачное, как обычно в последнее время, и она этому только порадовалась. Со стороны кухни доносились звуки и запахи - Глеб уже проснулся. Клара тихонько вышла из спальни и открыла дверь в ванную, собираясь умыться. Обычные, каждодневные действия. Приведя себя в порядок, Клара только коснулась ручки, как вдруг услышала, что Глеб разговаривает по телефону. Она замерла, приоткрыв дверь, и прислушалась.

- ...Нет, не занят, не отвлекаешь... Да, но в другое место. Галь, чего ты хочешь, чтобы я уговорил твоего Руновского бросить очередную бабу и с тобой встречаться? - в голосе Глеба слышалось лёгкое раздражение, а Клара при этих словах ощутила, будто её сильно ударили под дых. - Нет, и танцевать с тобой я не буду. Ну извини, такая вот я сволочь...

Дальше она не слушала, прикрыв дверь. Прислонившись к ней спиной, девушка со всей силы прикусила кулак, от боли внутри всё сжалось, и такое с трудом обретённое спокойствие разлетелось вдребезги. Клара давилась рыданиями, тщетно пытаясь сдержаться, несмотря ни на что где-то в глубине души жила надежда, что увиденное в его кухне - нелепое недоразумение. Оказывается, нет. У него действительно другая женщина. Всё желание воевать пропало, вернулась знакомая апатия, и даже мысль о предстоящей ночи с Глебом вызывала только глухую тоску, не более. Она не знала, сколько так просидела, уставившись в одну точку, но в какой-то момент просто замёрзла на кафеле, и поднялась. Умылась, пригладила выбившиеся из косы локоны. Посмотрела отражению в пустые, тёмные глаза.

- Я буду твоей игрушкой, Глеб, - тихим, каким-то неживым голосом сказала Клара, окончательно захлопнув за прошлым дверь.

Вытерев лицо, она нацепила нейтральное выражение и дежурную улыбку, и вышла.

- Доброе утро, - преувеличенно бодрым голосом поздоровалась Клара, заглянув в кухню-гостиную.

- Привет, - Глеб оглянулся и тоже улыбнулся. - Завтрак почти готов.

- Сейчас, - Клара кивнула и направилась обратно в спальню, переодеваться.

...Глеб вернулся к гренкам на плите, его улыбка превратилась в самодовольную усмешку. Конечно, никакая Галя ему не звонила, а тихие шаги Клары он прекрасно слышал. И решил на всякий случай перестраховаться, сделав вид, что говорит по телефону. Чем быстрее его драгоценная гостья забудет Руновского, тем легче будет добиться от неё желаемого.

День для Клары прошёл, как в тумане. Глеб повёз её в Петергоф, и в другое время она бы искренне восхитилась фонтанами и дворцом, но не сейчас. Кларисс послушно охала и ахала, изображая удивление, однако в голове стучала всего одна мысль: "У него другая женщина. Всё было враньём..." И в сердце словно поворачивался нож, превращая его в кровоточащий кусок мяса. Клара улыбалась, а в горле стоял ком, и глаза щипало от невыплаканных слёз. А Глеб, словно в насмешку, вёл себя чуть более заботливо и ласково, предупреждал каждое её желание, будь то вода попить или орешки для белок. И от его прикосновений Клара уже не вздрагивала, ей было просто всё равно. Она не отстранялась, если Глеб наклонялся поцеловать, легко коснуться губами её губ или щеки, позволяла обнимать себя. Все эти действия проходили мимо Клары, не затрагивая душу, чувства, эмоции. Словно не её тело хотел Глеб, и уже считал его принадлежащим ему.

Снова вечер, очередной ресторан, очередной букет, на сей раз бордовые, словно кровь, розы. Только подарка не хватало, но Клара не озвучила мысль. «Ну как, как он не замечает, что мне плохо?! Что я не хочу его видеть, что мне всё равно, что он там чувствует ко мне?» Или она очень хорошо играла, или… или Глебу совершенно наплевать на её собственные чувства. Они приехали домой, зашли в квартиру. Клара сняла туфельки, не торопясь к себе в комнату. Знала, от судьбы не убежишь.

- Подожди немножко, ладно? – приобняв её за плечи, шепнул Глеб, и подтолкнул к гостиной. – Я всё приготовлю.

            Она сдержала горькую усмешку: кто б сомневался, он же так долго ждал этого момента. Естественно, всё будет красиво и обставлено соответственно. Невольно вспомнилась первая ночь Клары, пусть и без лепестков роз на кровати, но такая восхитительно нежная, чувственная, страстная… Отголоски прежних чувств шевельнулись в душе, боль толкнулась в грудь, но апатия навалилась, задушив в зародыше и страх, и отвращение, и тоску. Снова стало всё равно, что с ней будет дальше. Обхватив себя руками, Клара прошла в гостиную, и остановилась у окна, бездумно глядя на раскинувшийся и переливающийся огнями город, похожий на драгоценную брошь. Сколько прошло времени, она не знала, но плеча коснулась ладонь, и голос Глеба негромко позвал:

- Пойдём, Кларочка.

            Кларисс позволила отвести себя к спальне, и замерла на пороге, оглядывая зажженные свечи и… лепестки роз на тёмном покрывале. Она чуть не рассмеялась истерически, но усилием воли загнала неуместное веселье внутрь.

- Девочка моя…

            Руки Глеба обвились вокруг её талии, прижимая к себе, а губы коснулись нежного изгиба шеи. В его голосе слышался триумф, но Клару это не заботило. Она молча позволила снять с себя платье, потом Глеб развернул гостью лицом и поцеловал. Жадно, нетерпеливо, пока руки ловко справлялись с застёжкой на белье. У неё вырвался невнятный звук, но не от удовольствия. В памяти отчётливо вспыхнули другие руки, обнимавшие её, и другие губы, так же жадно целовавшие… Краткий миг отчаяния, от которого перехватило дыхание, но Клара быстро справилась. Ничего не вернуть, и отступать поздно. Она зажмурилась и заставила себя обнять Глеба, потянуться навстречу, ответить на поцелуй, правда, более сдержанно. Чуть хрипло рассмеявшись, он оторвался от такой желанной добычи, и, подхватив Клару на руки, отнёс на кровать.

- Не отпущу… никому не отдам… - прерывистый шёпот, от которого у неё вдоль спины пробежал холодок.

            Она не вещь, чтобы так говорить. «А у тебя нет выбора», - жёсткий голос, так похожий на голос матери. Глубоко вздохнув, Клара расслабилась, попытавшись всё-таки отключиться от того, что это Глеб прикасается к ней. Тело нехотя подчинялось, оттаивая, желание медленно, но верно растекалось по венам – всё-таки он был умелым любовником, и к тому же упорным. Клара знала, утром ей будет очень плохо, в моральном смысле, но сейчас ничего не могла поделать: наслаждение заполняло каждую клеточку, заставляя изгибаться навстречу рукам Глеба, прижимать его ближе…

            Как жалко, что воспоминания нельзя стереть, как ненужный файл в компьютере.


            Клара и не думала, что в ней такая бездна умения притворяться. Категорически не хотелось показывать Глебу, какое количество кошек скребёт на душе, и посему она улыбалась - даже удалось изобразить некоторое смущение, - и изо всех сил делала вид, что всё в порядке. Очень надеясь при этом, что во взгляде не видна тоска, съедавшая изнутри не хуже кислоты. Единственный раз шевельнулось что-то, похожее на благодарность – когда Глеб не стал приставать утром, хотя Клара по его взгляду видела, что ему хотелось. И не только по взгляду. Но он дал ей спокойно уйти в душ, и даже не ломился, как она опасалась. Несколько десятков минут наедине с собой, и снова слёзы, только молча, стиснув зубы, чтобы снаружи ничего не было слышно. Она пока не знала, что делать дальше, желания воплощать в жизнь планы попытки самостоятельно решить свои проблемы, особо не наблюдалось. Судя по всему, Глеб вряд ли одобрит её стремление к независимости, и если узнает, что она ищет работу, неизвестно, как поступит.

            Кое-как справившись с очередным приступом отчаяния, Клара выключила душ, вытерлась и вышла из ванной. Конечно, завтрак как всегда стоял на столе. А рядом с тарелкой с омлетом лежала квадратная коробочка. Кларисс замерла на пороге комнаты, сглотнув, грудь словно сдавило тисками, а вдоль позвоночника прокатилась ледяная дрожь. Глеб, услышав, что она вошла, обернулся – девушка тут же натянула на лицо нейтральное выражение.

- А у меня сюрприз для тебя, - он чуть склонил голову на бок, и Кларе очень не понравилось странный огонёк, мелькнувший в глазах Глеба.

            «Что он ещё задумал?.. Что ему ещё надо?»

- Правда? – Клара заставила себя сделать шаг вперёд, потом ещё один, и ещё. Пока не дошла до дивана и не села.

- Надеюсь, тебе понравится, - обойдя столик, Глеб опустился на корточки перед ней, взяв коробочку и не сводя с Кларисс внимательного взгляда. – В общем, у меня было достаточно времени, чтобы подумать, и я решил, что на твоём пальчике будет прекрасно смотреться вот это, - и открыл бархатный футляр.

            Изящная вязь светлого металла, похожего на серебро, и россыпь маленьких, чёрных и прозрачных кристалликов. Клара снова сглотнула, с ужасом понимая, что значит подобный подарок. Она знать не хотела, сколько стоит кольцо и из чего оно сделано – явно, не из серебра, и камни не стекляшки, - но примерять его не собиралась. Застыв, Клара гипнотизировала украшение, не решаясь прикоснуться.

- Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Ларочка, - продолжил Глеб негромко, и взял её холодную ладошку.

            «Боже, мы знакомы неделю. Что за бред?! Какая жена?!»

- Я не люблю тебя, - вырвалось у неё.

- Зато я люблю, - последовал ответ, и Глеб достал кольцо. – И сделаю всё, чтобы ты была счастлива со мной. А чувства, чувства придут, со временем.

            «Со мной». Он её не отпустит, ни сейчас, ни в будущем. И работать не позволит, а если узнает, что она сама нашла работу… Клара не очень хотела познакомиться с вариантом недовольного чем-то Глеба.

- А если я не хочу?.. – почти шёпотом спросила всё-таки Кларисс, оттягивая неизбежное. – Я слишком мало времени тебя знаю…  

- У тебя его будет предостаточно, - невозмутимо ответил он и медленно надел на левую руку Клары кольцо. – Целая жизнь, например.

            Глаза защипало, и она сильно прикусила губу, едва сдержавшись, чтобы не выдернуть ладонь.

- Ты старше меня… - глухо произнесла Клара, лихорадочно подыскивая ещё причины для отказа. Которого не будет.

- Семь лет не такая уж большая разница, - Глеб чуть сжал её холодные пальцы, и другой рукой ухватил за подбородок, заставив смотреть на себя. – Клара, - эти мягкие интонации были ей прекрасно знакомы, ещё по той единственной встрече в кафе. – Ты была такой послушной все эти дни, а сейчас вдруг начинаешь спорить? Не надо, пожалуйста, - он покачал головой.

            И хотя говорил Глеб спокойно, почти ласково, Клара вздрогнула. «Нет, не отпустит». Она смутно представляла, как здесь оформлялись браки, Кира не рассказывала, а саму Кларисс этот вопрос до поры, до времени не интересовал. Знала только, что не в церкви теперь дело происходит, точнее, можно и там, но официально это не считалось. Значит, в каком-то другом месте. Где могла появиться возможность сбежать от Глеба. Ведь она не выходит из дома без него… «Поеду к Кире. В конце концов, иногда же она приезжает домой…» Как будет добираться без денег, Клара пока не представляла, но ведь главное, решиться. Она и так слишком многое позволила Глебу, и в одном шаге от опасной перспективы навсегда остаться с ним. Хотя, опять же, Кира вон развелась со своим мужем.

- Хорошо, не буду, - Клара покорно кивнула головой, храбро не отведя взгляд.

            Одно дело просто жить с Глебом и иногда спать с ним, и совсем другое – стать его женой. Последнее как-то не входило в планы Клары совершенно. «В твои планы не входило от Ника уходить, - желчно отозвался второй голос. – Да вот только ты в планы Руновского совершенно не вписалась, видимо, милочка. Он получил от тебя, что хотел, и переключился на более опытных и интересных».

- Умница, - ладонь Глеба погладила её по щеке, и Клара едва не отшатнулась. – Тогда во вторник поедем, заявление напишем, думаю, смогу договориться, чтобы не ждать три месяца. А пока можем прямо сейчас платье тебе посмотреть.

            Клара не совсем поняла, что он говорил про заявление и три месяца, но была рада, что не надо так долго ждать. Чем быстрее она исчезнет с поля зрения Глеба, тем лучше. Пусть с Ником и не получилось, жизнь продолжается. Мужчин много, всяких. Поживёт пока у Киры, а там видно будет, начнёт учиться, появятся новые знакомые, может, и работать тоже сможет. Да, Глеб помог, но это не повод, чтобы привязывать себя к нему на всю жизнь. Клара заставила себя улыбнуться.

- Хорошо.

            …Естественно, платье выбирала не Клара, а Глеб. Но ей, по большому счёту, было совершенно всё равно, она ведь не собиралась на самом деле замуж за него выходить. По крайней мере, избежать этого Клара попробует. После свадебного салона где-то в центре, на берегу Фонтанки, где они провели три часа и кроме платья приобрели остальные аксессуары, Глеб выбрал небольшой уютный ресторанчик, пообедать. Клара смотрела на всё происходящее словно со стороны, чувства не участвовали в происходящем. Вообще, с настроением творилось непонятное, оно скакало от паршивого и тоскливого до нездорового энтузиазма и жажды деятельности. С одной стороны, хотелось покориться обстоятельствам, опустить руки, и плыть по течению, потому что – она чужая в этом мире, ничего и почти никого тут не знает, и не умеет. С другой, от перспективы всю жизнь провести рядом с Глебом в качестве его персональной живой куклы появлялось желание завыть и побиться головой об стенку.

            Клара никогда не попадала в обстоятельства, когда надо действовать самой, что-то решать, выбирать, делать. Три месяца рядом с Кирой немного изменили её, точнее, начали менять Клару, но… слишком сильно оказалось воспитание. Мысль о попытке сбежать рождала страх, чуть ли не больший, чем перед Глебом, потому что она останется совершенно одна. Ведь не факт, что удастся добраться до Киры самостоятельно, да и её дома может не оказаться, в конце концов. Можно, конечно, и до Ника доехать… Хотя бы убедиться, что она ему действительно не нужна. Но он не обязан сидеть в квартире и только и ждать приезда Кларисс. Тоска резанула по сердцу, чуть не вызвав снова слёзы. Так захотелось к нему, и собственное поведение на мгновение показалось ужасно глупым: выбежать почти ночью, без вещей, в город, который не очень хорошо знаешь, да ещё и толком не разобравшись в ситуации… Ведь не может же быть, что Ник за её спиной параллельно встречался с какой-то другой девушкой. Они почти всё время проводили вместе, когда он не находился на работе. «А откуда ты знаешь, что он именно на работе был?» Противный внутренний голос, вечно всё испортит.

            Неизбежно наступил вечер, и снова спальня, поцелуи и ласки Глеба, поначалу стиснутые кулаки, а потом, глубоко ночью, молчаливое отчаяние и настойчивое желание немедленно отправиться в душ. «И вот так будет практически каждый день, если ничего не сделаешь!» Крепко зажмурившись, Клара дала себе слово, что не станет женой Глеба. Как бы ни сложилось, но она всё-таки предпримет хотя бы попытку вернуть себе свободу.

            Вторник наступил как-то очень быстро, они съездили утром в ЗАГС – так называлось странное место, где теперь происходили свадьбы, - написали то самое заявление, про которое говорил Глеб. Однако в кабинет к женщине, назначавшей даты, он вошёл один, забрав её бумагу и сказав, что позовёт, когда надо. Клара осталась в коридоре одна, отрешённо глядя в окно. Можно рвануть хоть сейчас, но вряд ли она далеко убежит, район ведь совершенно незнакомый. «Да, а через неделю ты его больше изучишь, да, находясь в квартире Глеба практически безвылазно?» - ехидно поинтересовался внутренний голос. Пока она мучилась сомнениями, время на раздумья вышло – выглянул Глеб.

- Я всё устроил, - он улыбнулся, окинув её цепким взглядом. – Пойдём, тебе только подпись поставить.

            Она молча зашла, расписалась там, где показали, и подняла на него взгляд.

- Всё? – тихо спросила Клара.

            У неё сложилось впечатление, что она только что подписала себе пожизненный приговор.

- Да, - её собеседник протянул руку. – Теперь поедем кольца выбирать. Нам сюда через неделю, с паспортами.

            «Так быстро?..» - мелькнула паническая мысль. Хотя, какая разница, через неделю или через месяц. Она вообще понятия не имела, как тут свадьбы проходят.

- Жалко, конечно, что у тебя загранпаспорта нет, - продолжил говорить Глеб, пока они выходили к машине. – Так бы могли сразу поехать куда-нибудь. Но ничего, в наше время возможно всё, сделаем тебе в срочном порядке, за две недели и чуть большую плату будет готово. Ты не сильно обидишься, если мы не будем устраивать шумное застолье? – он вопросительно посмотрел на молчаливую Клару. Она покачала головой, отстранённо глядя в окно. – Ну вот и отлично. Просто посидим с друзьями, я тебя познакомлю с ними, а потом… - на его губах мелькнула хитрая усмешка, - в общем, я постараюсь всё сделать.

- Да, конечно, - Клара машинально улыбнулась уже привычной дежурной улыбкой, вертя немного большое кольцо, недавний подарок Глеба. – Всё будет здорово.

- Ну конечно, - его ладонь накрыла её ледяные пальчики. – Ты ведь со мной будешь.

            Нотки превосходства в его голосе покоробили. «Я не твоя собственность!..» Так странно, мысленно Клара и спорила, и огрызалась, и возражала, а вот в реальности – молча соглашалась. Как учили там, дома. Покорно принимать судьбу, то, что даёт Господь. Удел женщины и всё такое… Кларисс зажмурилась. «Но Кира говорила совершенно другое, здесь по-другому всё, почему же я не могу ничего изменить?!» Перестав мучиться тяжёлыми мыслями и бесполезными вопросами, Клара откинулась на спинку сиденья, устало вздохнув. Одной ей совершенно точно не справиться. А помощи попросить не у кого.

            Неделя прошла, как в тяжёлом сне, Клара только вяло удивлялась, что Глеб не замечает, что с ней происходит. Сил на то, чтобы и дальше играть роль всем довольной, покорной невесты, почти не осталось. Даже порыв найти работу по интернету угас, она так и не оставила объявлений на нужных сайтах. Целыми днями Кларисс занималась вышивкой, находя странное утешение в монотонной работе, не позволявшей слишком много думать о происходящем. Почти как дома… А Глеб, как ни в чём не бывало, строил планы, обсуждал с ней варианты, куда можно поехать – точнее, что-то рассказывал, предлагал, а она молча соглашалась. Кажется, он был доволен. Вторник наступил как-то вдруг, просто проснувшись утром, Клара обнаружила, что на кровати, в ногах, аккуратно разложено платье, всю неделю висевшее в шкафу. Сердце провалилось в желудок, да там и замёрзло куском льда. Она встала, молча прошла в ванную, отметив, что из гостиной доносятся голоса – Глеба и какой-то незнакомый, женский, - умылась. Оказывается, её уже ждала женщина, которая будет делать причёску и макияж, как объяснили Кларе.

- Хорошо, - кивнув, она села на стул, позволив незнакомке колдовать над волосами и лицом.

            Глеб пока занимался завтраком, как обычно. Кларе казалось, она спит. Происходящее не затрагивало её, она как будто наблюдала за собой со стороны. Стилист соорудила из пепельных локонов нечто замысловатое, украсив искусно заколотые завитки маленькими искусственными розочками. Потом помогла надеть платье – из шёлка цвета слоновой кости, с чуть расширяющейся к низу юбкой, а сверху, как коротенькая кофточка, кружево. За полчаса до указанного часа они сели в машину Глеба и отправились в ЗАГС. Прислонившись лбом к стеклу, Клара с какой-то безнадёжностью поняла, что вряд ли удастся избежать свадьбы.


            Несмотря на то, что очень хотелось немедленно звонить Маринке и душу из неё вынуть, но узнать, откуда ей стало известно про Клару, Ник не торопился. Его бывшая та ещё стервозина, и так просто её к стенке не припрёшь, нужны серьёзные аргументы. И он знал, где их искать. По чистой случайности ему стало известно, что Марина по выходным развлекается в закрытом клубе, с довольно специфическим профилем – кожаные трусы, маски, плётки, и тому подобные штучки. Заранее заняв позицию недалеко, так, чтобы видеть вход, Ник дождался явления Марины – на шикарном авто с открытым верхом, с каким-то мужиком лощёного вида, - и когда за парочкой закрылась дверь, неторопливо направился к скромному крыльцу, у которого стоял охранник.

- У вас приглашение? – очень вежливо осведомился тот, остановив Ника.

- Можно сказать и так, - Руновский скупо улыбнулся и достал бумажник. – Мужик, чисто личное дело. К той даме, что зашла буквально несколько минут назад. Я никому не помешаю, честное слово.

            Охранник прищурился, смерив странного гостя пристальным взглядом. Тот спокойно ждал результата осмотра.

- Она мою девушку обидела, - тихо добавил Ник. – Мне плевать, что там за этими дверьми происходит, хоть голыми по стенам бегайте.

            Ещё какое-то время мужчина молчал, потом демонстративно посмотрел на часы.

- Если через десять минут не выйдешь, я посылаю своих людей за тобой, - предупредил он и открыл дверь.

- Без проблем, - Ник кивнул и спустился в помещение.

            …За десять минут он успел сделать пару очень интересных фотографий, которые наверняка оценит Марина. И со спокойной душой вернулся домой, к себе. Впервые за две недели Никита крепко уснул, без всяких дополнительных средств. Надежда творит с людьми чудеса… Надежда и любовь. А на следующее утро Руновский позвонил бывшей.

- Марин? – протянул он лениво, допивая кофе. – Встретиться не хочешь? На тему? – Ник усмехнулся, радуясь, что она не видит его сейчас. Усмешка больше напоминала оскал. – Поговорить надо. Ну, положим, извиняться я всё же не буду, - он хмыкнул. – Через час? Договорились. Да, на Сенной можно. Хорошо, буду ждать в Чашке.

            Быстро собравшись, Ник отправился на встречу. Его охватил азарт, сродни охотничьему, и одновременно подгоняла тревога за Клару. Интуиция подсказывала, что его любимая попала в переделку, не без помощи Марины и скорее всего ещё кого-то… Он замер на сиденье, не донеся ключи до зажигания.

- От я дураааак… - выдохнул Ник сквозь стиснутые зубы, злость грозила лишить самообладания. – Так, Мариночка, если ты подтвердишь мои подозрения…

            Руновский ещё не придумал, как отомстит ей, но фото могут в этом деле очень даже помочь. Как же он раньше-то не подумал, ну кому ещё может быть выгоден их с Кларой разрыв! Вот почему Галя пыталась вытащить его на тренировки, названивая в день по несколько раз! Пока не была конкретно послана в места не столь отдалённые.

- Вашу ж мать, ну если всё это правда… - зелёные глаза прищурились, и Ник с силой сжал руль, уставившись в одну точку.

            Потом, глубоко вздохнув, унял ярость и вырулил со двора.

            Марина в кои-то веки не опоздала, явившись всего на пять минут позже назначенного срока. Конечно, постаралась над внешностью: суперкороткое чёрное платье, шпильки, длинное красное пальто. Идеально уложенные волосы, и пренебрежительная улыбка, полная превосходства.

- Итак? – она села, закинув ногу на ногу, и смерила его взглядом.

- Мариночка, - Ник улыбнулся в ответ, поставив локти на стол и опёршись подбородком на сцепленные пальцы. – У меня к тебе тут вопросик возник…

- Слушаю, - Марина внимательно изучила безупречный маникюр.

- Скажи-ка мне, тварь двуличная, ты каким таким чудом узнала про Клару, а? – тем же мягким голосом поинтересовался Руновский, с удовольствием заметив, как она дёрнулась от его обращения.

            Чёрная бровь изогнулась.

- Фи, как грубо, Ники, - она чуть сморщила нос. - Тебе-то какая разница. Узнала и узнала, - Марина насмешливо хмыкнула. – Надеюсь, руки не будешь выкручивать в попытке добыть ответ. Ты только за этим пришёл?

- А посмотри-ка вот эти занятные картинки, - Ник достал фотоаппарат и протянул ей. – Захочешь стереть – у меня на компе имеются копии.

            Марина молча взяла, и когда начала листать, сквозь загар – регулярное посещение солярия, а как же, - стремительно проступила бледность. Она почти бросила фотик на стол, словно это было что-то гадкое.

- Ты откуда их взял, мразь?! – прошипела она, сузив глаза.

            Руновский рассмеялся, откинувшись на спинку стула.

- О, а как же Ники, мм? – он забрал фотик. – Тебе-то какая разница, Мариночка. Взял и взял. Будем делиться информацией? Или завтра же эти картинки облетят весь инет. Оно тебе надо?

            Марина вытянула из кармана пальто пачку сигарет, но Ник покачал головой.

- Тут не курят, зайка. Не нервничай так, просто скажи, откуда узнала про Клару, и я забуду про твои маленькие невинные шалости.

- Руновский, ты просто м***к, ты в курсе? – презрительно бросила Марина, взяв себя в руки и вертя зажигалку.

- Зуб за зуб, извращенка ты моя мстительная, - Ник пожал плечами. – Ну так как?

            Марина поджала губы, но деваться некуда.

- Галя сказала, - нехотя ответила она. – Позвонила и предложила обсудить, как тебе свинью подложить.

- А ты и рада, - Ник покачал головой. – Господи, Марин, ну какая же ты тварь, а, удивляюсь, как вообще я ухитрился встречаться с тобой. Ты всех мужиков своих вот так носом в дерьмо пытаешься окунуть, а?

            Неожиданно она скривила губы в невесёлой усмешке.

- Я любила тебя, дурак – тихо ответила Марина. – А ты не оценил.

- Любовь – это когда можно вовремя отпустить, а не пытаться привязать к себе любыми способами, - Руновский поднялся. – Ты не любила, Марин, ты тупо хотела меня в свою безраздельную собственность. И так, на всякий случай. Картинки я не удалю, во избежание, так сказать, рецидивов. Это если тебя посетит глупое желание покаяться в своей несдержанности Гальке. Бывай, госпожа, - он не удержался от шпильки, а Марина дёрнулась как от удара.

            По пути к машине Ник, не мешкая, набрал номер Гали, но абонент был временно недоступен. Выругавшись, он перезвонил Кире и обрадовал, что, кажется, нащупал ниточку. Охладил её порыв немедленно встретиться и рассказать, и уговорил подождать, пока он всё разведает точно.

            Галя объявилась в городе только в понедельник. Ник позвонил днём, и нейтральным тоном предложил встретиться насчёт тренировок. Услышал ехидный вопрос, какая муха его укусила, после недавнего столь категоричного отказа. Никита был готов к подобному вопросу, и легко объяснил, что был неправ, и соскучился по занятиям. Галя клюнула, столь велико оказалось её желание вернуть партнёра.

- Оу е, - Ник с хрустом размял пальцы, сев после работы в машину. – Ну, Галочка, держись.

            Эта послабее Маринки будет, вряд ли придётся прибегать к шантажу. Встречались они на Техноложке, в «Чайкоффе», уютной кафешке недалеко от метро.

- Ты как-то быстро передумал, - Галя опустилась на стул напротив.

- Я танцами десять лет занимаюсь, - Ник пожал плечами. – Глупо было бы бросить всё сейчас. Ну и нравится мне это дело всё-таки. А куда кстати Глеб делся? – словно невзначай спросил он.

- Понятия не имею, - непринуждённо ответила она, но Руновский заметил, как дрогнули пальцы, вертя ложечку. – Он просто перестал ходить и всё.

- Как интереееесно, - протянул Ник. – Как удачно получилось, да, Галь, Клара пропала, Глеб тоже.

            Она попыталась сделать вид, что не понимает, о чём речь.

- В каком смысле? – но голос дрогнул.

- Да ладно тебе, - Никита прищурился. – Я с Мариной разговаривал, - прямо заявил он. – Так куда Клара пропала, а? Что там вы с этим ублюдком напридумали? И учти, я с чистой совестью могу написать заявление о похищении, Галь.

            Она молчала, не поднимая взгляда от стола, и выдавая себя с головой.

- Значит так, - Ник поднялся, сделав вид, что уходит. – Я завтра иду в ближайшее отделение, и сообщаю твои координаты, как лица, причастного к похищению. Адрес Глеба найти смогу, не такая уж большая проблема…

- Да не поможет это твоей Кларке, - зло бросила Галя, тоже резко встав. – Она завтра замуж выходит!..

            И осеклась, наткнувшись на бешеный взгляд Никиты.

- Что ты сказала? – очень тихим, спокойным голосом переспросил он.

- У них роспись завтра, - уже не так уверенно повторила Галя, жалея, что не удержалась. Но очень уж хотелось посмотреть на физиономию Руновского.

- Быстро, где он живёт? – тем же голосом задал Ник вопрос. – И, Галя, лучше не показывайся мне больше на глаза. Портить жизнь я умею, но, думаю, тебе не захочется знать, насколько хорошо у меня это получается.

- Да пошёл ты, подумаешь, звезда паркета! – огрызнулась Галя, и уже сделала шаг к выходу, как вдруг запястье сдавило словно тисками.

            Она зашипела сквозь стиснутые зубы.

- Синяки будут, - уверенно сказал Ник. – А будешь дёргаться или шуметь, станет ещё больнее. Адрес, быстро!

            Чуть не плача, Галя ответила.

- Во сколько у них роспись? – его взгляд словно гипнотизировал. – И в каком ЗАГСе?

            Она ответила и на эти вопросы, от боли на глаза навернулись слёзы.

- Ну, шустрый ублюдок, а, - Ник с отвращением отпустил Галю, и демонстративно вытер руку о джинсы. – И ведь не пожалел бабок, скотина такая!

            Не прощаясь, он прошёл мимо бывшей партнёрши и направился к машине. Чуть не рванул по Московскому на юг города, но с большим усилием загнал клокочущие чувства подальше, понимая, что пока Клара в квартире Глеба, он ничем ей помочь не сможет. Кто ж его пустит внутрь-то… А в том, что любимая девушка именно там, Никита не сомневался. Мысль о том, что Глеб прикасался к ней, и, возможно, не только, причиняла почти физическую боль. Хотелось в кровь разбить похитителю лицо, и Ник надеялся, что завтра подобный шанс представится. Набрав Киру, он сказал:

- Привет. Я знаю, где Клара.

            С улыбкой выслушав восторженные вопли, Руновский кратко сообщил о завтрашних планах – конечно, Кира напросилась с ним.

- Я лично этому уроду глаз на жопу натяну и моргать заставлю, - клятвенно пообещала Смирнова, чем вызвала у него улыбку.

- Ты лучше Кларисс увези оттуда, - зелёные глаза сверкнули, - ей совершенно незачем видеть, как я буду… объяснять ублюдку, насколько он не прав. Блин, как бы вообще её к психологу не пришлось вести…

- Я сама ей мозг на место вправлю, - Кира хмыкнула. – Без всяких посторонних. Ладно, всё, до завтра. Мы с Деном подъедем к ЗАГСу.

- Договорились, - Ник отключился.

            Откинув голову, он прикрыл глаза и позволил себе на несколько минут расслабиться: завтра, наконец, эти кошмарные две недели закончатся, и его девочка будет в безопасности, рядом с ним.

- Потерпи, малыш, немножко ещё, - пробормотал Ник, и тряхнул головой.

            Надо ехать домой и лечь спать – завтра трудный день, а ещё не забыть на работу позвонить и предупредить, что его не будет. Мелькнула совсем шальная мысль, а не воспользоваться ли ситуацией и самому стать женихом, но Руновский отмёл её. Во-первых, Клара заслуживала большего, чем торопливая роспись в каком-то заштатном ЗАГСе, а во-вторых, сначала надо, чтобы она в себя пришла, после такого-то испытания. И потом, может, она и не захочет… Смачно зевнув, Ник наконец поехал домой.


            Кларе даже не пришлось искать предлог, чтобы оттянуть неизбежное. Когда они подъехали к зданию и поднялись по ступенькам – какие-то друзья Глеба их уже ждали, но для Клары все они слились в размытое разноцветное пятно, - ей на самом деле стало плохо. Тошнота подкатила к горлу горьким комком, и она, поспешно извинившись, удалилась в туалет, спиной чувствуя встревоженный и одновременно настороженный взгляд Глеба. Закрыв дверь дамской комнаты, Клара прислонилась горящим лбом к холодному кафелю, делая глубокие вдохи и пытаясь унять приступ. От страха во рту появился кислый привкус, и противная слабость в коленках, так и норовивших подогнуться. Учитывая, что туалет находился в конце короткого коридора, и путь к спасительному выходу пролегал мимо гостевой комнаты для приглашённых, сбежать не представлялось возможным. Значит, придётся возвращаться и позволить этому фарсу свершиться до конца. Клара стиснула зубы, изо всех сил пытаясь унять дрожь.

- Это бред, - пробормотала она, зажмурившись. – Или страшный сон. Я просто сплю…

            Кое-как справившись с тошнотой, Клара поплескала холодной водой на щёки, наплевав, что макияж может размазаться, и ей стало чуть легче. Постояв ещё некоторое время над раковиной, она наконец вышла, постаравшись натянуть на лицо хоть какое-то подобие улыбки. Ну да, сбежать бы не получилось при любых условиях: у двери ждал Глеб, прислонившись к стене и засунув руки в карманы.

- Всё в порядке, Кларочка? – он вгляделся в бледное лицо внимательным взглядом.

            Опасаясь, что голос изменит, она просто кивнула и опёрлась на предложенную руку.

- Не надо бояться, - мягко сказал Глеб, пока они подходили к гостиной. – Я не сделаю тебе ничего плохого, Клара.

            Уже сделал, хотелось ответить, но Кларисс сдержалась.

- Только я не люблю, когда со мной спорят, - добавил он, будто девушка и так этого не знала.

            Они снова вернулись к гостям, и Клара невольно бросила взгляд на часы: до назначенного времени оставалось немногим больше пятнадцати минут. Обхватив себя руками, она зябко поёжилась, отойдя к окну.

- Так, жених и невеста, со мной пройдёмте, - на пороге комнаты появилась какая-то женщина, по всей видимости, распорядительница. – Остальных пригласят.

            Клара сглотнула. «Вот и всё». Она сделала шаг к выходу, чувствуя, что вот-вот упадёт в обморок, но неожиданно раздался голос, который гостья из прошлого никак не ожидала услышать здесь.

- Никого никуда приглашать не будут, - из-за спины озадаченной работницы ЗАГСа вышел хмурый Ник, и его взгляд остановился на Кларе. – Кира в машине ждёт, спускайся к ней.

            Ни тебе «Привет», ни хотя бы улыбки. В гостиной воцарилась напряжённая тишина, а сойти с места Кларе не дал Глеб, сжав её запястье пальцами, словно в тисках. Она невольно дёрнулась, тихонько зашипев от боли.

- Руновский, а не обнаглел ли ты? – Глеб прищурился. – У меня тут, если не понял, свадьба, между прочим.

            Клара напряглась, не сводя с Ника встревоженного взгляда. «Пришёл. Всё-таки пришёл!» Сейчас неважно, как он догадался, неважно, правда ли то, что у него есть другая женщина. Ничего неважно, кроме того, что он здесь.

- Не будет свадьбы, - Ник шагнул в комнату. – Отпусти Клару.

            Гости зашептались за спиной, но никто не спешил как-то исправлять ситуацию. Работница ЗАГСа пожала плечами и нахмурилась.

- Так, ну-ка, не устраивать бардака! И никаких драк! Вы будете расписываться или нет? – она посмотрела на Глеба.

            Но ответила Клара.

- Нет! – неожиданно звонким голосом отозвалась она, резко дёрнув руку.

            На мгновение растерявшийся Глеб не успел среагировать, и его пальцы разжались. Клара метнулась к Нику, подхватив подол платья, и спряталась за его спиной, обняв за пояс и прижавшись щекой. Зажмурившись, вдохнула такой родной запах, и едва не расплакалась: облегчение словно прорвало плотину, за которой прятались эмоции, и смыло весь страх и тревогу, оставив только радость. Широкая ладонь накрыла тонкие пальчики, вцепившиеся в него, как в спасательный круг, Ник чуть повернул голову и тихо сказал:

- Потом поговорим, ладно? Беги к Кире.

            Он осторожно разжал её руки, и Клара поспешно вышла из комнаты, подавив порыв обернуться. В голове теснились вопросы, но задать их можно и позже. У самого выхода она столкнулась с Деном.

- Всё в порядке? – он вопросительно посмотрел на Кларисс.

- Д-да, - она смогла улыбнуться. – Ник там…

- Надеюсь, вовремя успею, - пробормотал Стрельцов и поспешил дальше по коридору. – Кира в машине! – бросил он на ходу. – И не смейте обе выходить из неё!

            Кивнув, Клара вышла и направилась к подруге.

- Ну, привет, сбежавшая невеста, - хмуро поздоровалась Кира, едва та села на заднее сиденье. – И что это было, скажи на милость, а? Какого фига, Клар? Не могла мне позвонить, что ли?

            Кларисс опустила взгляд на руки, начавшие дрожать. И неожиданно так долго сдерживаемое отчаяние и одновременно облегчение прорвалось слезами. Зажмурившись, она тихо, беззвучно заплакала, судорожно стиснув пальцы и с трудом сдерживая истеричные рыдания.

- Понятно, - послышался голос Киры и что-то зашуршало. – На, а то платье заляпаешь. Жалко.

            Перед носом Клары оказалась пачка бумажных носовых платков. Всхлипывая, девушка достала один и начала вытирать мокрые щёки, а слёзы всё не хотели заканчиваться.

- Я телефон не взяла… - прошептала она сдавленным голосом. – И… И Глеб вовремя нарисовался…

- Конечно, - Кира фыркнула и скрестила руки на груди. – Ты вообще знаешь, что этот говнюк, прости господи, провернул, чтобы до тебя добраться, а?

            Клара замерла, на какое-то время перестав плакать, и непонимающе уставилась на собеседницу.

- В каком смысле?..

- Эх ты, дитё наивное, - Смирнова хмыкнула. – Мужики знаешь, как изгольнуться могут, чтобы захапать желаемое? Между прочим, вся афёра совместное творчество Галки и Глеба…

            Слушая рассказ Киры, Клара бледнела всё больше, с ужасом понимая, что эти страшные две недели – полностью на совести вроде как спасителя. И её наивности и неопытности в этом новом мире.

            …Рассерженная женщина вышла, строгим голосом попросив очистить помещение, иначе она полицию вызовет, гости, тихонько переговариваясь, тоже начали расходиться, бросая на Глеба сочувственные взгляды, а он молча стоял на месте, не отрывая тяжёлого взгляда от Ника, и только стиснутые зубы да сузившиеся глаза показывали степень его ярости.

- Ну что, выйдем, или предпочтёшь, чтобы я тут тебе морду набил? – тихо произнёс Руновский, засунув руки в карманы.

- Это ещё кто и кому будет бить, - процедил Глеб. – Уррод, ты мне свадьбу испортил!

- А ты мою девушку украл, - Никита пожал плечами. – Пойдём-пойдём, у меня просто руки чешутся объяснить тебе, насколько ты был не прав.

            Про себя он со смешком подумал, что как просто было раньше – все проблемы между мужиками решались посредством дуэли. Жестоко, но справедливо. Ему самому приходилось гасить в себе страстное желание свернуть этому ублюдку шею, до сих пор из головы не выходили большие глаза Клары, полные отчаяния и тоски, и её чересчур бледное лицо.

            Они молча вышли из опустевшей гостиной, и по пути встретили Дена.

- Без помощника никак, да, Руновский? – едко отозвался Глеб, неприятно улыбнувшись.

            Стрельцов ударил молча, без предупреждения.

- Извини, не сдержался, - обронил Денис, и демонстративно скривившись, направился к туалету. – Противно руки марать об тебя…

            Глеб удержался на ногах, хотя удар и был сильным. Запрокинув голову, он осторожно стёр кровь из разбитого носа. Догонять и устраивать тут разборки было бы глупо, ещё не хватало загреметь в обезьянник. Ник невозмутимо отозвался:

- А я сейчас ещё и добавлю, урод.

            Закрыв нос ладонью, Глеб насмешливо посмотрел на собеседника.

- Знаешь, а Клара ничего так в постели, - захотелось вдруг уязвить, увидеть бессильную ярость на лице Руновского. – А чего злишься, думаешь, я как джентльмен, всё это время ходил вокруг да около? Я не ты, знаешь ли.

            Ник пинком открыл дверь и кивнул на выход.

- Двигай давай, - а сам до боли стиснул кулаки в карманах, только бы не показать этому ублюдку свои чувства. Не дождётся, провокатор.


            Кира пересела на заднее сиденье, рядом с подругой, и обняла затихшую Клару, прижав её лицо к плечу. Бросив взгляд на дверь ЗАГСа, она заметила вышедших Глеба и Ника, быстрым шагом направлявшихся куда-то за здание. Неудавшийся жених зажимал нос рукой, и Смирнова торжествующе ухмыльнулась. Она сама порывалась пойти с Ником, но Ден категорически запретил вмешиваться в мужские разборки, сказав, что сам проследит за всем. Клара затихла, и только шмыгала носом, а Кира продолжала тихонько гладить её по голове, безжалостно разрушая творение стилистки и попутно выдёргивая розочки.

- Я не знала, что… что люди могут так поступать, - глухо отозвалась наконец Кларисс. – Я действительно думала, что Глеб оказался там чисто случайно…

- Угу, аж три раза, - Кира хмыкнула. – Эх, Джен Эйр Питерского разлива, нельзя тебе одной ещё, по-любому нельзя.  

            Клара помолчала, отстранившись, и вытащив очередной платок из пачки.

- И… что дальше? – почти шёпотом спросила она, избегая смотреть на Киру.

- Послушай меня, - та обхватила ладонями лицо Клары, заставив поднять взгляд. – Ублюдки и в твоём времени были, Кларисс, просто ты не сталкивалась с  ними, слава богу. Они везде есть, и будут. Я тебе сразу сказала, верить на слово никому нельзя, без веских доказательств. И на будущее запомни, прежде чем совершать непоправимые поступки, лучше всего сначала выяснить, что к чему. Ты красивая, и на тебя всегда будут оглядываться, Клара, и пытаться познакомиться как минимум. Ник тоже видный мужик, и дурных баб хватает, которых бог мозгами обидел. Но если вы друг другу будете доверять, то никто не встанет между вами. Да, я сама тебе говорила, что Никитос ветреный, но знаешь, все меняются. Он никого до тебя не приглашал к себе жить, и вряд ли стал искать кого-то из своих прежних увлечений. Поэтому, даже не сомневайся, что он может тебя обманывать. Только не тебя, Клар. Он с ума сходил от беспокойства, пока мы искали, куда занесло его блудное чудо, - при этих словах на щёки Клары вернулся слабый румянец, и на губах мелькнуло что-то, похожее на смущённую улыбку. – И всегда, слышишь, всегда, если вдруг что-то случится и Ника не окажется рядом, ставь в известность меня.

- Но… вы ж вроде с Деном помирились… - неуверенно ответила Клара.

- И что теперь? – Кира изогнула бровь. – Думаешь, из-за этого я резко позабывала о своих друзьях? Вот дурёха, а, - фыркнув, Смирнова отпустила её. – В общем, так. Сейчас сдам тебя с рук на руки Нику, и чтобы больше не совершала глупостей. Ясно? Займу тебя работой пока, а потом и на учёбу пристроим.

- Воркуете, девочки? – дверь открылась, и на водительское место уселся Ден.

- Мозги вправляем кое-кому, - невозмутимо отозвалась Кира. – Кстати, вон и Ник возвращается.

            Клара встрепенулась, и оглянулась. Из-за угла ЗАГСа действительно выходил Никита, однако его вид несколько встревожил Кларисс. Испачканная рубашка, кровь на лице, и ещё он слегка прихрамывал. Но при этом довольно улыбался. Испуганно охнув, Клара выскочила из машины и подлетела к нему.

- Стоп, не трогай, - пресёк он попытки вытереть лицо. – Изгваздаешься вся.

- Да плевать на это платье, - пробормотала Клара, вглядываясь в любимые черты. – Всё равно оно мне не нравится…

            Осторожно обняв её одной рукой, Ник хмыкнул, промокнув уже изрядно испачканным платком рассечённую бровь.

- Ну в общем да, ты мне тоже больше без него нравишься. Поехали домой, - он открыл перед ней дверь своей машины. – Тебе что-то надо забрать?..

            Клара отчаянно замотала головой, в шоколадных глазах мелькнул страх.

- Мне от него ничего не нужно, - тихо ответила, глядя прямо перед собой.

- Вот и ладушки, - Ник кивнул и сел за руль. – С удовольствием куплю тебе всё новое.

            Его ладонь нашла чуть дрожащие пальчики Клары и сжала. Она прикусила губу, в горле вдруг встал ком.

- Ник… я ж спала с ним… - еле слышным шёпотом произнесла Кларисс, а в глазах всё расплылось от слёз.

- Тихо, - Руновский развернул её лицо к себе и приложил к губам палец. – Закрытая тема. Чем быстрее забудешь, тем лучше.

            Она сумела улыбнуться, чувствуя себя ужасно виноватой во всём, что случилось.

- Уже лучше, - Ник осторожно улыбнулся в ответ, чтобы не потревожить разбитую губу. – Поехали-ка домой, солнышко.

             Прежде, чем они отъехали от ЗАГСа, Клара решительно стянула с пальца подарок Глеба, и без сожаления выкинула в окно. Может, кому-то оно поможет больше. Спрашивать, всё ли с ним нормально, она не стала – вряд ли Ник сильно избил неудавшегося жениха.

            До самого дома они молчали, и Клара чувствовала себя немного неуверенно. С одной стороны, очень хотелось обнять, поцеловать, сказать, как соскучилась, и какой она была дурой. С другой стороны, Ник наверняка злится на неё, за то, что заставила понервничать, и вообще, удрала, вместо того, чтобы разобраться во всём. Клара тихонько вздохнула, украдкой покосившись на Руновского. Он смотрел на дорогу, кровь на разбитой губе вроде подсохла уже, а на лице поселилось сосредоточенное выражение. Она вглядывалась в родные черты, с недоумением спрашивая себя, как могла поверить в то, что Никита её обманывает. Если бы она была ему безразлична, вряд ли он пришёл бы в ЗАГС. Всплывший в памяти рассказ Киры снова вызвал глухое раздражение, пальцы Клары невольно сжались в кулаки.

- Кушать хочешь? – неожиданно спросил Ник, и она вздрогнула. – А то дома пусто в холодильнике.

- Н-нет, - Клара помотала головой. – В душ хочу…

- Хорошо, тогда закажем, - невозмутимо кивнул Никита. – А потом в магазин сгоняем. Суши, пиццу?

            У Клары опять ком в горле встал, но она усилием воли сдержала желание снова расплакаться, теперь уже от осознания собственной вины и глупости. Поскольку в ответ Нику было молчание, он бросил на Клару быстрый взгляд и заметил подозрительно заблестевшие глаза и напряжённо сжатые губы.

- Эй, эй, - его ладонь снова накрыла холодные пальчики, и Ник тихонько погладил её руки. – Клар, ну ты чего. Всё хорошо, всё уже закончилось. Не надо плакать, пожалуйста.

- Всё так глупо получилось… - прошептала она сдавленно. – Я себя жутко виноватой чувствую…

- Кто виноват, так это Глеб с Галей, - решительно заявил Ник. – Ну и Маринка до кучи. Твоя реакция совершенно нормальная, особенно учитывая, что ты с такой подлостью до сих пор не сталкивалась.

- Я могла хотя бы не ехать с Глебом, - Клара смотрела прямо перед собой. – Вернуться и во всём разобраться. Могла до Киры добраться.

- Замолчи, - мягко, но решительно прервал её Ник. – Случилось так, как случилось. На прошлое не стоит оборачиваться, особенно на всякие неприятные моменты, - он помолчал. – Даже если бы случилось невероятное и ты мне надоела за такой короткий срок, я бы никогда не стал встречаться с кем-то за твоей спиной. И не позволял себе такого раньше. У меня всегда была одна девушка, - Ник хмыкнул. – Я, конечно, может, и бабник, но честный.

            Клара неожиданно для самой себя хихикнула, желание плакать исчезло так же быстро, как появилось. Навалилась усталость, уж слишком много переживаний за короткое время. Они доехали до дома Ника, и Клару обуяло страстное желание избавиться от ненавистного платья, расплести наконец нечто непонятное на голове, и снова почувствовать себя живой, настоящей, а не куклой. Торопливо сбросив туфли, она повернулась к стоявшему в коридоре Нику спиной и перекинула полураспустившиеся волосы через плечо.

- Расстегни, пожалуйста.

            Послышался тихий смешок. Родные руки обняли и прижали к себе, а тёплые губы осторожно коснулись чувствительной кожи на затылке.

- Так сильно соскучилась? – ласковый шёпот, от которого волоски на теле встали дыбом.

            Клара улыбнулась, чувствуя, как распускается внутри некий узел, сплетённый из тревоги, вины, отчаяния, и ещё вороха негатива.

- Ага, - тихо отозвалась она. – А ещё хочу снять наконец это убожество, совершенно жуткое платье, если честно.

- Но мне нечего предложить тебе переодеться, - ладони Ника медленно поднялись с талии вверх, скользя по изгибам фигурки Клары, и рождая у последней знакомую дрожь. Захотелось замурлыкать, как кошка.

- Сойдёт твоя рубашка, - она развернулась в кольце рук, и осторожно поцеловала Ника, постаравшись не потревожить рану. – А можно и без неё… У тебя тепло…

            Лёгкая куртка полетела на пол, и Клара начала ловко расстёгивать пуговицы на его рубашке, в то время как Никита быстро справился со шнуровкой на платье и наконец-то освободил Кларисс от надоевшего наряда. На ней остались только чулки, кружевные трусики и бюстгальтер без лямок. Чуть нахмурившись, Ник отстранил Клару, и окинул её внимательным взглядом. Она напряглась.

- Что-то не так?.. – вырвалось у неё.

- Это тоже он покупал? – поинтересовался Руновский.

            Клара моментально поняла причину недовольства. Улыбнувшись, отступила на шаг, завела руки за спину и избавилась от верхней части. Ник резко втянул воздух, зелёные глаза потемнели. Она снова сделала шаг назад, подцепив пальцами резинку трусиков. Собственная смелость уже не вызывала смущения, и вообще, хотелось поскорее забыть чужие прикосновения и ласки, как страшный сон.

- Нууу… - протянула Клара. – В общем, да. Поможешь снять?

            Ник не заставил себя долго упрашивать, после чего она оказалась у него на руках, на пути в спальню.

- В душ можно и позже, ты прав, - пробормотала Клара, обняв его за шею и счастливо зажмурившись. – Я ужасно соскучилась…

            Никита только крепче прижал вновь обретённое светловолосое чудо.

- Я тоже, маленькая моя, - он нашёл мягкие податливые губы, наплевав, что от поцелуя снова пошла кровь, и через некоторое время добавил. – Я люблю тебя, Кларисс…

            Эти простые три слова отозвались в душе колокольчиками, и она окончательно расслабилась. Да, некоторое время тяжёлые воспоминания будут тревожить, и может, даже кошмары приснятся, но Ник будет рядом, а значит – значит, всё будет хорошо. И она научится жить в этом мире, примет правила, по которым здесь живут и общаются, и постарается больше никогда не попадать в подобные глупые ситуации. Ну, или по крайней мере, сначала попробует выяснить все обстоятельства.

- Я тоже люблю тебя… - Кларисс и не собиралась молчать о своих чувствах, совершенно не испытывая страха.

- Ну вот и замечательно, - Ник довольно ухмыльнулся, слизнув выступившую снова кровь, и поставил Клару на пол около кровати. – Я рад, что мы наконец прояснили этот вопрос. Тогда продолжим?

            Она ничего не имела против.


ТРИ МЕСЯЦА СПУСТЯ.

- Кир, я ничего не помню! Я боюуууусь!.. – большие карие глаза смотрели на меня с испугом, Кларка кусала только что накрашенные губы, сводя на нет все мои усилия.

- Отставить истерику, - оборвала я её завывания, и достала из сумки самое действенное средство всех времён и народов. Маленький шкалик коньяка, спецом купила в Ленте, ибо знала, что такое мандраж перед первым конкурсом. Только в меня алкоголь вливал Ник. Открыла крышку, и протянула Кларе. – Два глотка. Быстро.

            Она с сомнением покосилась на меня, но спорить не стала. Сильны старые привычки… Хотя уже давно не живём вместе, Ларчик до сих пор возражает мне крайне редко, даже если что-то по работе. Глубоко вздохнув, она глотнула жидкости, и её зрачки резко расширились. Вернув бутылочку, Клара выдохнула, помахав перед лицом ладонью.

- Это что?.. – просипела она.

- Это – лучше валерьянки, - наставительно ответила я и развернула её к выходу из раздевалки. – Давай, ещё час до начала. Успеете размяться.

            Мелкая делала поразительные успехи в танцах, в чём я и не сомневалась, и сегодня был её первый конкурс. Естественно, она нервничала, хотя Аннушка и Ник дружно уверяли, что всё будет в порядке, и даже если не пройдут в финал, участие важнее результата. Кларка смотрелась отпадно в моём платье – коротенькое, золотистое, всё в бахроме, красиво шевелившейся при любом движении. Я его сохранила, сил продать не было, вот и пригодилось. Длинные волосы гладко зачёсаны назад в высокий хвост, который заплетён в косичку. Уложить её шевелюру в узел на затылке у меня вряд ли получилось бы. Едва мы показались из раздевалки, Ник тут же утащил Кларку на паркет, незаметно подмигнув мне – ну да, почуял запах «лекарства». Я пошла за ними, посмотреть.

            …Клара двигалась отлично, хоть и немножко скованно – ничего, ща коньячок дойдёт, расслабится. Ден встал рядом, обняв и притянув к себе.

- Думаю, финал им точно обеспечен, - обронил Стрельцов. – Хорошо смотрятся.

- Да без вопросов, ага, - легко согласилась я.

- Когда они уезжают? – уточнил Ден.

- Через неделю, в воскресенье вечером, - первое, что сделала Клара, когда вернулась к Нику, это сдала документы на загран, по моей настоятельной просьбе.

            Руновский решил взять отпуск на пару недель, и свозить Кларку на юга, погреть косточки. В Лондон они поедут уже весной, в нормальную погоду.

- Отлично, - он сжал меня чуть крепче, и добавил. – Тогда успеют.

- Куда? – с недоумением поинтересовалась я, наблюдая, как Кларка с очень сосредоточенным видом двигается по паркету под ритмы ча-ча-ча.

- Киииир, - протянул Ден, хмыкнув. – Не пытайся сделать вид, что не помнишь.

            Упс. Настроение упало на пару пунктов. Этот гад, с которым я живу по чистому недоразумению, ухитрился затащить меня в ЗАГС под каким-то смешным предлогом, уже не помню. В результате через неделю у меня роспись. Счастливый Толик уже окольцевал упрямую Вальку, теперь настала моя очередь… Никаких пышных торжеств, только близкие друзья, от платья я тоже открестилась, как и от пошлого лимузина. У меня уже есть пачка дежурных свадебных фоток, нафига ещё? Ден, что удивительно, не спорил. А я так надеялась… Ему, правда, хватило наглости будничным тоном сообщить, что если меня посетит шальная идея свалить, из-под земли достанет и посадит под домашний арест до самого дня икс. В качестве подтверждения серьёзности своих слов он два дня продержал меня в своей хате, отобрав ключи и выпуская только в сопровождении себя, любимого. Я попыталась возмутиться и обидеться, и даже отбиться от его приставаний – да кто ж мне поверит, ага. Пришлось смириться с тем фактом, что через три месяца мне предстоит стать Кирой Стрельцовой. Точнее, уже через неделю.

- Пойдём, Тигрёнок, а то все места козырные займут, - Ден потянул меня за руку к зрительским местам.

            …Кларка зря переживала. То ли коньяк дошёл, то ли Ник помог, но она расслабилась, и просто ловила кайф от танца. От их румбы у меня мурашки по коже побежали, а от танго волосы встали дыбом по всему телу. Да, Ларчик умела вкладывать душу в танец. А Никитос просто светился от гордости, легко скользя по паркету и давая партнёрше возможность показать себя. Результат – первое место по стандарту, и второе по латине. Ну кто б сомневался, учитывая интенсивность тренировок: моя бывшая подопечная легко за три месяца освоила программу уровня хобби-6.  Она вообще способная ученица, судя по всему – и на гитаре уже вполне прилично играет, и плавать её Ник быстро научил в бассейне, ну и после моих расспросов с пристрастиями, по части секса Кларка тоже любит эксперименты.

            Я тихонько вздохнула, глядя на счастливую мордашку блондинки, стоявшей рядом с Ником, и сжимавшей награды. Ну, слава богу, теперь душа за неё не болит. Руновский за своё чудо глотку любому порвёт, мне даже не пришлось никакие допросы устраивать. Стоило один раз заметить выражение его глаз, когда он на Кларисс смотрит, и всё понятно. Там плескалась такая бездна обожания и нежности, что можно утонуть. Всё-таки, хорошо, что Кларка не послушалась меня, и таки пошла на поводу у своих желаний, а Ник не испугался привязанности, переросшей в любовь. Надеюсь, у него также хватит смелости сделать Ларе предложение. Да, иногда я бываю сентиментальна, хотя пока Клара вряд ли благосклонно отнесётся к подобному предложению. Ник признался, что иногда она до сих пор по ночам вздрагивает и просыпается от кошмаров. Слава богу, ни Глеб, ни Галя, ни тем более Маринка больше на нашем горизонте не появлялись. Вот и ладушки. Не хочу больше никаких приключений, меня вполне устраивает та жизнь, которая у меня сейчас. Даже с учётом присутствия в ней Стрельцова. Чему быть, того не миновать, правда? Я и так три года от него бегала, и хотя бы себе пора признаться, что в качестве спутника жизни он меня устраивает гораздо больше, чем бывший, чтоб ему там икалось в Москве своей.

            Только чёрта с два признаюсь в этом Дену. Пусть помучается ещё немножко.


ЭПИЛОГ.

            От волнения Клара перешла на родной язык, и комментарии насчёт того, как всё изменилось за триста лет, Ник выслушивал на английском. Хотя поместье, в котором она когда-то жила, находилось под Лондоном, Руновский намеренно предложил проехать через город. Поскольку в данный момент собеседник Кларе не требовался, Никита с задумчивой улыбкой наблюдал за щебечущей девушкой, особо не вникая в слова. С погодой им повезло, весна в Англии радовала солнышком и отсутствием облаков на небе.

            Добравшись наконец до вокзала, они сели на электричку, и Клара замолчала, притихнув. Ник обнял её, и она прислонилась к его боку, глядя в окно, и он заметил на дне тёмно-карих глаз сдерживаемое волнение и лёгкую тревогу.

- Точно хочешь увидеть, что там осталось? – поинтересовался Ник.

            Клара кивнула, боясь, что голос изменит ей. Присутствие рядом любимого успокаивало, но ей просто необходимо было закрыть за прошлым дверь, чтобы спокойно смотреть в будущее. Она никому не признавалась, но всё чаще просыпалась по ночам в холодном поту, замирая от мысли, что Клару может выкинуть обратно так же легко, как она попала в этот мир. Она должна была убедиться, что в прошлом не осталось упоминаний о Кларисс Саммерс.

            …Дорога так же выглядела разбито, обычная просёлочная дорога. От станции они шли сюда пешком добрых сорок минут, но Клара не устала, её гнала вперёд тревога. Высокие деревья по обочинам, сельский пейзаж, обычная глубинка. Только деревня разрослась в небольшой городок с каменными зданиями и ратушей. О поместье недалеко от городка слышали, и вроде оно даже сохранилось, только там никто не жил кроме старенького сторожа. И вот, буквально через несколько минут Клара увидит дом, в котором родилась и прожила восемнадцать лет.

            Двухэтажный особняк, когда-то светло-песочного цвета, обветшал, штукатурка обсыпалась, и кое-где даже провалилась крыша. Стёкла в окнах уцелели, но Клара сомневалась, что внутри всё осталось прежним, или что там вообще хоть что-то сохранилось из интерьера. На скрип калитки из садового домика вышел пожилой мужчина.

- Вы к кому? – поинтересовался он, окинув неожиданных гостей внимательным взглядом.

- Простите… вы знаете, кому принадлежит этот дом? – спросила Клара, в волнении теребя шарфик и не сводя со сторожа напряжённого взгляда.

- Знаю, только они давно в Лондон перебрались, - старик кивнул. – Этот дом Саммерсам принадлежит. Продавать не хотят, вроде как родовое гнездо, но и на ремонт денег тоже не хватает. Вот и разрушается потихоньку, - сторож махнул рукой.

- А вы знаете их адрес в Лондоне? – Кларисс глубоко вздохнула, пытаясь успокоить разгулявшиеся нервы.

- Знаю, - он кивнул. – А вы кем им будете, простите?

- Я… мои родители знали тех, кто жил здесь, - Клара отвела взгляд.

            Получив вожделённый адрес, они вернулись в город. Потомки жили в обычном типовом доме, на третьем этаже. Рука Кларисс дрожала, когда она нажимала на звонок. Ник молча сжал её ладонь, погладив большим пальцем, и девушка чуть успокоилась. Дверь открыла женщина средних лет, с короткой стрижкой, и окинула их вопросительным взглядом.

- Вы к кому?

- Миссис Саммерс? – Кларисс улыбнулась. – Мои родители были знакомы с вашими, мы дальние родственники.

            Брови женщины поднялись, но она, поколебавшись, посторонилась.

- Проходите.

            …Вечером, в гостинице, Клара ещё раз прокрутила всё, что узнала от какой-то там правнучки её брата. Да, о Кларисс Саммерс в их семье слышали, эту историю часто рассказывали. Девушка пропала таинственным образом, незадолго до помолвки, и найти её не удалось, даже тела. Родители подумали, что она сбежала, чтобы не выходить замуж за нелюбимого человека, и запретили упоминать имя дочери в доме. Даже немногочисленные портреты уничтожили. Но память всё равно осталась, ведь Кларисс Саммерс знали соседи, слуги, и посему о ней не забыли окончательно. Она улыбнулась, чувствуя, что внутреннее беспокойство, не дававшее ей спать несколько месяцев, потихоньку уходит, растворяется в бесконечном облегчении. Прошлое отпустило, и можно не оглядываться. Отныне она Клара Смирнова, что и подтверждали все имеющиеся документы.

            Дверь ванной открылась, и вышел Ник, в одном полотенце вокруг бёдер.

- Ну что, теперь убедилась, что твоё место здесь, мм? – он сел на кровать рядом с Кларой.

            Она улыбнулась, обхватив колени руками, и не сводя с него задумчивого взгляда.

- Убедилась, - ответила тихо, но уверенно.

- Не скучаешь по той жизни? Или по своим? – Ник убрал с её лица светлый локон.

- Нет, - твёрдо отозвалась Клара. – Мне там не было места. Я не оправдала надежд родителей, родившись девочкой, когда они ждали мальчика. Меня хотели отдать замуж за человека, которого я совсем не знала, и к тому же намного старше меня, только потому, что у него солидное состояние и титул. И потом… там же скучно, - девушка сморщила носик. – Я вообще не представляю, как раньше обходилась без компа и телевизора.

            Ник тихонько рассмеялся, повалив хихикающую Кларисс на покрывало.

- А всего полгода назад ты с трудом понимала, что это такое и как оно работает, - Руновский легко коснулся губами её лба. – Но, в общем, я рад, что всё так сложилось.

- Я тоже, - в голосе Клары появились мурлыкающие нотки, она чуть выгнулась и обвила руками шею Никиты. – Ты гораздо лучшая альтернатива какому-то там старикашке-виконту знаешь ли.

- А с тобой гораздо интереснее, чем с моими прошлыми знакомыми, - прошептал Ник, целуя с готовностью подставленные губы, такие мягкие и нежные.

            Клара ещё не подозревала, что по возвращении ей предстоит поход в ЗАГС – Никита очень надеялся, что его неожиданный подарок из прошлого не откажется окончательно связать свою жизнь с ним. Ведь кроме всего прочего у них так здорово получалось танцевать вместе.


home | my bookshelf | | Оттуда к нам |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 71
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу