Book: Шоко Лад и Я



Шоко Лад и Я

Мария Бомон

Шоко Лад и Я

Шоко Лад и Я

Название: Шоко Лад и Я

Автор: Мария Бомон

Издательство: АСТ, АСТ Москва, Хранитель, Харвест

ISBN: 978-5-17-041161-0, 978-5-9713-6387-3, 978-5-9762-4936-3, 978

Год издания: 2007

Страниц: 352

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Откровенная книга о похождениях "девушки без комплексов" стала бестселлером. Ее создательнице, Шоко Лад, положено наслаждаться славой, шестизначными гонорарами и интервью в лучших глянцевых журналах. Но этого почему-то не происходит...

Возможно, все дело в том, что под псевдонимом Шоко Лад скрывается скромница Эми, которая больше всего на свете боится гнева своей матушки и насмешек друзей. Но долго ли удастся ей сохранять инкогнито? Пресса неистовствует. По следу загадочной писательницы идут не только репортеры, но и частные детективы. Скандал неминуем!

Мария Бомон

Шоко Лад и Я

Глава 1

Я ждала в приемной, нервно сжимая руками колени, а в это самое время секретарша с гривой светлых волос рассматривала меня, выглядывая изза большой зеленой юкки. Зазвонил телефон, и она сняла трубку. Пару секунд молча, слушала, потом отключилась и сказала с придыханием:

– Он готов вас принять.

Я встала и оправила юбку. В тот момент я отчетливо ощущала, как сильно бьется сердце. Ненавижу собеседования, но мне действительно нужна эта работа. Я сделала глубокий вдох и открыла дверь в кабинет.

– Заходите, присаживайтесь. Подождите, пожалуйста, минутку, – сказал мужчина, сидящий за большим столом. Его акцент удивил меня. Не думала, что главный партнер фирмы «Блинкхорн и Брэкен» окажется американцем.

Присев на краешек стула, я украдкой взглянула на потенциального работодателя, писавшего чтото на листе бумаги. Он выглядел намного моложе и привлекательнее, чем можно было ожидать. Загорелый мужчина с тонкими чертами лица и волевым подбородком. Красавчик отложил ручку и посмотрел на меня, а затем расплылся в широкой белоснежной улыбке.

– Итак… Эми, – украдкой он бросил взгляд на резюме, лежащее на столе, – почему бы вам не рассказать немного о том, что вы умеете?

Я почувствовала, как во рту пересохло, и лихорадочно начала вспоминать заранее заготовленные фразы, которые репетировала в течение нескольких дней.

– Ладно, хорошо. Итак, – начала я неуверенно, – ну, я могу работать в программах Word и в PowerPoint, а также…

– А как насчет языка?

– Вы имеете в виду, знаю ли я какойнибудь иностранный язык? Вообщето да, когдато изучала…

Я не закончила фразу, поскольку он поднялся со стула… И вытащил из штанов это… Господи, какой же огромный! Два фута длиной – по меньшей мере. Мое сердце колотилось как сумасшедшее, но я изо всех сил пыталась не обращать внимания, ведь мне действительно нужна работа.

– А еще я умммею неппплохо печатать, – пробормотала я, заикаясь, пока он шел ко мне, обхватив рукой член и гордо его, демонстрируя, будто это был олимпийский факел, – ннно я мммогу пппечатттать под диктовку, если пппо…

– Стоп, стоп, черт возьми, стоп! – взвизгнул ктото рядом.

Я в изумлении подняла глаза и увидела сердитого толстяка с убранными в хвостик волосами. Он направлялся к нам и был явно рассержен. Что он тут делает? А прожектора? Зачем нужны они? И неужели я вижу неподалеку съемочную команду?

– Что, черт возьми, ты тянешь, детка? – проорал Хвостик. – Такого нет в проклятом сценарии. А во что, черт возьми, ты одета? – Он уцепился за подол моей серой шерстяной юбки. – А где, черт возьми, чулки в сеточку, бюстье и каблуки в шесть дюймов в стиле «трахни меня»?

– Но я пришла наниматься на работу секретарем, – пропищала я, – разве это не фирма «Блинкхорн и Брэкен, дипломированный бухгалтер»?

– Нет, идиотка! – крикнул он. – Это «Офисные шлюхи III»… Боже, помоги мне! – Он с отчаянием хлопнул себя по лбу, а потом выкрикнул: – Стилист, визажист, парикмахер, заберите это ничтожество с собой и не приводите обратно, пока не сделаете из нее настоящую офисную шлюху!

Мой самый невероятный кошмар: по ошибке оказаться на съемках порнофильма. Это пугало даже больше, чем еще один часто преследующий меня сон: я стою у самой кассы голая и без кошелька.

Я говорю, это было самым ужасным.

Но настоящее выглядело кошмаром, а все потому, что происходило наяву.

Сейчас пятница, утро, на часах без десяти девять. Я только, что пришла на работу, но прежде чем я успела снять куртку, зазвонил телефон. Мэри. На нее всегда можно положиться, если желаете, чтобы возник Новый Самый Ужасный Кошмар (словно гадкий прыщ, большой и бордовый, на кончике носа – и именно в тот день, когда нужно представлять Великобританию на конкурсе «Мисс мира». Мне такое, конечно, не светит, но пофантазировать могу).

– Эй, ты еще там? – спросила Мэри после нескольких минут монолога: она болтала без умолку, а я слушала. Теперь она притихла в ожидании ответа, и тут я с ужасом увидела, как в офис бодрым шагом заходит Льюис. Вот досада! Я и так не горела желанием обсуждать больной вопрос, а уж тем более не хотелось делать это в присутствии начальника.

– Нельзя вечно прятаться, Эми, – продолжила собеседница, – нравится тебе это или нет, но в «Мейл» статью поместят уже завтра. Одна из их писак дежурит у моего порога. Она запаслась термосом с горячим чаем и поклялась, что не сдвинется с места, пока не узнает твое имя.

– Ты ведь не собираешься сообщать ей? – сердито спросила я. Изза Льюиса я не могла позволить себе повысить голос, и поэтому мои слова прозвучали как сдавленное шипение.

– Раскрывать что и кому? – удивилась Мэри.

– Мое имя той журналистке. – Я особенно громким шипением выделила слова «мое» и «той».

– Да за кого ты меня принимаешь? За одну из глупых шлюх, которая переспит со звездой, а потом бежит звонить Максу Клиффорду?

– Ладно, поняла, – прошептала я.

– А почему ты шепчешь? – поинтересовалась Мэри.

– Ничего подобного.

Теперь Льюис находился от меня лишь в нескольких футах. Он просматривал почту из ящика для корреспонденции. Пора было заканчивать разговор.

– Прощаюсь с тобой, Мэри, у меня звонок на другой линии.

Я повесила трубку и решила действовать как обычно. Усилием воли, уняв дрожь в руках, сняла с чашки крышку и подула на кофе. Черт, слишком сильно. Огромные куски пены шлепнулись на клавиатуру. Мысленно я отметила: не стоит пытаться вести себя непринужденно в непосредственной близости от горячих напитков.

Я подняла глаза на Льюиса. Кроме нас, тут никого нет, а он даже не замечает меня. Намного больше заинтересован письмами. А впрочем, ничего удивительного. Почему Льюис должен уделять мне внимание? Я самый незначительный человек в офисе; пожалуй, за мной следует только прыщавый шестнадцатилетний подросток, заправляющий картриджи в офисные ксероксы. В то время как Льюис – настоящий редактор.

Мы были сотрудниками журнала «Девушка на работе». По названию можно было бы решить, что это любимое чтиво женщин из эскорта, уличных проституток или стриптизерш. Тем более наши офисы были расположены в районе Сохо. Как бы мне хотелось, чтобы журнал предназначался именно для шлюх! Было бы в сто раз интереснее, чем сейчас. На самом же деле «Девушка на работе» – один из журналов по подбору персонала, которые раздают рядом с метро. Подобные издания всегда содержат уйму объявлений, где тяжкий труд на какогонибудь унылого бухгалтера в компании по продаже туалетов пытаются изобразить не менее гламурным занятием, чем должность персонального ассистента Джорджа Клуни.

«Девушка…» не слишком процветает, иногда даже не удается раздать все экземпляры. Льюис стал главным редактором всего несколько недель назад. Его считают той самой новой метлой, что выметет весь сор и изменит положение к лучшему. Или же без сожаления уволит всех, если ситуация окажется совсем безнадежной. В любом случае Льюис выглядит в меру жестким и строгим, а на такой должности подобные качества просто необходимы. Что еще можно о нем сказать? Не слишком многословен и относится к тем мужчинам, которым стоит лишь прищурить глаза, и взгляд их скажет больше, чем тысяча слов. Сказать по правде, он даже немного пугает меня.

Хотя, признаюсь, Льюис невероятно сексуален. Если закрыть глаза, он покажется просто копией Джорджа Клуни (из «Скорой помощи» или ремикса «Одиннадцать друзей Оушена» – не на простофилю из фильма, на который ни один из моих знакомых так и не пошел). Если же зажмуриться сильносильно, можно обнаружить небольшое сходство и с Брэдом Питтом.

Стоп, проклятые гормоны! Один раз я уже была увлечена ужасным и неподходящим мужчиной, именно изза него на меня и навалились все мои проблемы.

Однако поскольку Льюис не сказал мне ни слова за все время работы здесь – наверное, он даже не знает до сих пор моего имени, – полагаю, я в полной безопасности. Хотя бы в этом отношении.

– На кого ты так шипела, Эми?

– Что, простите? – Я была просто поражена тем, что Льюис заговорил со мной. Да еще и мое имя произнес. А много ли он успел услышать из того злосчастного разговора, когда появился несколько минут назад?

– Я спросил, на кого ты так шипела, – повторил он, все еще не поднимая глаз.

– Хм… да так, ни на кого. На сестру, – солгала я. Ведь не могу же я рассказать ему правду? Что Мэри на самом деле – мой агент. С какой стати у самого незначительного в офисе человека есть собственный агент?

– Мэри – приятное, немного старомодное имя, – сказал он без малейшей теплоты в голосе. – Надеюсь, ты повесила трубку не изза меня?

Черт, как много из разговора он всетаки услышал?

– Нетнет, – выпалила я, – мы… эээ… уже закончили. Да, именно… закончили.

– Хорошо, поскольку я как раз хотел с тобой поговорить.

Интересно – о чем? Я огляделась вокруг, чтобы убедиться – Льюис обращается именно ко мне и здесь нет другой Эми, о существовании которой я раньше не подозревала.

Он свалил письма обратно в ящик и быстрым шагом преодолел небольшое расстояние до моего рабочего места. А затем присел на край стола, небрежно свесив ногу. Я уставилась на дырокол – наверняка он оставит отпечаток на его упругих ягодицах. Представляю, как…

Господи, прекрати, Эми! Сейчас не время и не место для фантазий.

Взгляд карих глаз скользнул по мне. Удивительно, какие у Льюиса огромные и влажные глаза, когда он не прищуривает их в своей обычной манере.

– Итак, полагаешь, мы можем спасти его? – поинтересовался он.

– Спасти кого? – тупо переспросила я.

– Наш журнал «Девушка на работе».

Проклятие! Вопрос действительно непростой. «Девушка на работе» – ерундовая вещь. Даже хуже, чем все бесплатные издания такого рода, вместе взятые. Учитывая все вышесказанное, единственным возможным ответом было: «По правде сказать, Льюис, думаю, у нас больше шансов спасти дурацкого рядового Райана».

Но почемуто я этого не произнесла, а выдавила следующее:

– Хм… эээ… Я не… хм… не уверена. – Мои слова походили на идиотское бормотание.

– Очень жаль, – сказал он, – а ято думал, ты идеально подходишь. И уже собирался попросить тебя кое о чем.

Я снова огляделась по сторонам, ведь не может же Льюис действительно говорить обо мне.

– Ты секретарша, верно? – пояснил он. – То есть девушка, для которой подобный журнал может представлять определенный интерес. Я правильно понимаю или нет?

Льюис выжидательно посмотрел на меня, и его карие глаза казались еще более огромными и влажными. Черт, что же делать? Он ожидал ответа, и необходимо было как можно скорее сказать чтонибудь. И лучше нечто более осмысленное, чем предыдущее «находчивое» замечание.

– Хм… ну… думаю… что… хм… – Да, блестяще удалось, ничего не скажешь. – Думаю, будет… хм…

– Дада? – Он попытался ободрить меня, хотя в его голосе прозвучали нетерпеливые нотки. Ему, вероятно, предстояло заняться более полезными вещами – например, поухаживать за цветком, стоявшим в его кабинете.

– Ну… полагаю, неплохо, если бы в журнале были вещи… Хм… ну, знаете… которые можно почитать.

Он непонимающе уставился на меня – скорее всего уже успел забыть свой вопрос. Нужно срочно придумать чтонибудь, только бы не выглядеть полной идиоткой.

– Статьи, Льюис, – затараторила я, – они немного… понимаете… идиотские. Просто чушь.

Ну и зачем я это сказала? Мое лицо горело, как раскаленная газовая плитка, когда я поняла, какую глупость сморозила. Ведь Льюис работает главным редактором, то есть именно он отвечает за… Ну да, за содержание статей. Начальник пристально посмотрел на меня, его глаза сузились, и он медленно произнес:

– Крайне любопытное замечание.

– Эээ… правда? – спросила я тупо, мысленно ругая себя за то, что умудрилась начать предложение с «эээ».

– Да, конечно. Чего нам как раз не хватает, так это непредвзятой и небанальной точки зрения. Послушай, я уже давно хотел попросить тебя кое о чем.

Льюис вертел в руках степлер и совсем не смотрел на меня. Чувствуя себя немного не в своей тарелке, он принялся неловко ерзать на моем столе, что, должна сказать, показалось мне необычайно сексуальным.

– Я не слишком искушен в подобных вещах, – продолжил он, – поэтому обойдусь без лишних слов. Не могла бы ты пойти… – Он сделал паузу.

Пойти куда? На ленч? На ужин? К черту? Куда именно? Я действительно хотела узнать, ведь умоляющее выражение в глазах Льюиса давало основание надеяться – к черту меня не пошлют. Но он не закончил фразы – раздался звонок дурацкого мобильного телефона.

Льюис полез в карман пиджака и вынул аппарат:

– Привет… да… Привет, Роз.

Кто такая Роз?

Соскользнув со стола и отвернувшись от меня, он продолжил разговор приглушенным голосом. Сразу же дав понять тем самым, кем именно ему приходится мерзкая Роз. Как мне вообще могло прийти в голову, будто он собирается пригласить меня куданибудь? Мечтай больше, Эми.

– Перезвони мне. Мы скоро вернемся к этому вопросу, – сказал он, оборачиваясь ко мне. – Да, я тоже. Буду ждать с нетерпением.

Льюис выключил телефон, и тепло мне улыбнулся. Но это уже было не то. Все теперь стало иначе, ведь я знала о существовании Роз.

– Извини, – сказал он, – так на чем мы остановились? Я как раз собирался…

– Обалдеть, Эми, я знаю, что женщины привязывали себя к шпалам, чтобы получить право на небольшую достойную прелюдию. Но мне пришлось просто час разогревать его и садиться на его член. Да, оральный секс не сравнится с… Как же оно называется? О, привет, Льюис. Я тебя не заметила.

– Полагаю, нужное тебе слово – проникновение, – сказал Льюис моей коллеге, подошедшей к соседнему столу и бросившей пиджак на спинку стула. А потом направился к себе в кабинет.

Я жадно смотрела на ягодицы Льюиса, пока он отходил от моего стола в первый и скорее всего в последний раз. А ведь за этого мужчину в нескольких своих довольно смелых фантазиях я уже успела выйти замуж и родить ему несколько детей.

– Ого, – протянула Джулия, – я вам помешала? Чтото серьезное?

– Да нет, ничего, – сказала я и подумала: «Какая жалость, что это действительно так!»

– Хорошо, поскольку я хотела рассказать тебе об Алане, – продолжила Джулия.

Итак, первое утро после страстной ночи с новым бойфрендом – самое подходящее время, чтобы освежить в памяти все произошедшее.

– И как все было? – поинтересовалась я, обрадовавшись представившейся, наконец, возможности сменить тему.

– Ммм, – с наслаждением пробормотала Джулия, и я увидела, как она с томным видом растеклась по креслу. – Сейчас расскажу тебе во всех подробностях. Этот мужчина просто машина, я не преувеличиваю… Он продолжал без остановки в течение… Эй, ты ответишь когданибудь?

Слова Джулии относились к моему звонящему телефону, а я между тем раздумывала: проигнорировать собеседника (ведь, скорее всего это снова Мэри) или снять трубку, таким образом, избежав подробного рассказа о ночи любви вплоть до последнего оргазма? И взяла трубку после пятого звонка.

– Ради Бога, Мэри, дай мне немного покоя, – прошипела я.

– Это не Мэри, – раздался голос моей сестры. Моей настоящей сестры.

– Прости, Лиза, – прошипела я снова.

– Почему ты шипишь?

– Ничего подобного, – почти что прокричала я. Успокоившись и взяв себя в руки, я объяснила: – Прости, был кошмарный день.

– Черт, у меня тоже. Нам просто необходимо поговорить.

Если только моя малышка сестра не собирается участвовать в «Шоу Джерри Спрингера» вместе со всеми бывшими бойфрендами и их законными женами, она никак не может представить большего ада, чем тот, в который попала я. Ну да ладно.

– Я немного занята, почему бы тебе не перезвонить вечером?

– Но, Эми…

– У меня мигает вторая линия. – На сей раз я не покривила душой. – Позвони позже. – Я переключилась на ожидавший меня звонок: – Доброе утро, «Девушка на работе», слушаю вас…

– Ну? – Это была Мэри.

– Привет, я только что собиралась…

– Знаю, только ты собралась позвонить мне, как вдруг замигала вторая линия, – сказала она, с иронией выделив слова «вторая линия». – Эми, дорогая моя, писака из «Дейли мейл» в конце концов, заболеет от переохлаждения. Она даже может умереть в ближайшей канаве, и поделом ей. Но проблема так просто не исчезнет.

– Извини, у меня не слишком хорошо, получается, справляться с ситуацией, да?



– Мне приходят на ум слова «из рук вон» и «плохо». Шоко Лад справилась бы намного лучше. Бери с нее пример. Хотя странно, что ты до сих пор не читаешь ее как открытую книгу.

Одно упоминание имени Шоко Лад – и я снова перешла на шипение:

– Боже, Мэри, я нахожусь в офисе с открытой планировкой. Вокруг уйма людей. Я не могу обсуждать подобные вопросы сейчас.

– Но тебе придется, ангел мой. У нас уже не остается вре…

– Послушай, увидимся после работы, – быстро произнесла я. Мой агент хотела услышать совсем другое, но лучшее из того, что я могла предложить: – Приходи к восьми ко мне. Тогда и поговорим. – И я быстро разъединилась.

Никогда раньше не приходилось общаться с Мэри так бесцеремонно. Если говорить о такой манере разговора, это целиком и полностью ее прерогатива, о равенстве тут можно забыть.

Я откинулась на спинку стула и стала обдумывать услышанную информацию.

Шоко Лад справилась бы намного лучше. Проклятая Шоко Лад! Как я ненавижу эту женщину! Особенно теперь. Ведь совсем скоро она станет главной жертвой «охоты на ведьм», возглавляемой «Дейли мейл». А для мамы с папой это самое настоящее окно в мир новостей.

Мама и папа!

Мысль о том, как они будут читать о Шоко Лад, вогнала меня в холодный пот.

– Итак, Эми, на чем я остановилась? – Голос Джулии прервал мои сбивчивые мысли. – Ах, ну да. Этот мужчина…

– Прости, Джулия, – пробормотала я, – не сейчас.

Сейчас образное описание секса было для меня абсолютно излишне, ведь именно эта проклятая образность загнала меня в эту дыру… Если можно так сказать.

– Ты в порядке? – спросила она.

– Нет. – Я с трудом поднялась на ноги и направилась в туалет. – Черт, черт, черт!

– Тебе от этого легче, детка? – поинтересовался незнакомый голос из соседней кабинки. Не важно, кем была эта женщина, главное, ей удалось привести меня в чувство. Я даже не заметила, что думаю вслух и сижу на толчке уже довольно долго, – ноги совсем затекли.

Но на самом деле я потратила время вовсе не зря, ведь нужно было, наконец, разобраться, почему моя жизнь окончательно вышла изпод контроля. Я попыталась вычислить исходный момент своих неурядиц. Не слишком простая задача, сами подумайте. Возьмите любое событие из своей жизни и проследите, как оно протекало. Скажем, вы нашли свою вторую половинку на работе. Но началось все не в тот день, когда вы подошли к факсу и посмотрели друг на друга. И даже не в тот день, когда вы пришли трудиться именно в эту компанию. Ведь чтото побудило вас согласиться на предложение работодателя? Именно благодаря такому решению вы и получили возможность встретить свою судьбу. А если смотреть еще раньше: почему вы выбрали именно это направление? Видите, любое событие можно промотать назад. И так до бесконечности. Однако все начинается со случайности, когда один сперматозоид из миллиона встречается с какойнибудь яйцеклеткой, а в результате подобного столкновения на свет появляетесь вы. Вообще, прослеживая эту цепочку, начинаешь задумываться о том, какая причина заставила родителей быть вместе. А также о сперматозоидах и яйцеклетках, из которых получились они, их родители и так далее. И вот, не отдавая себе в этом отчета, мы уже мысленно переносимся во времена зарождения цивилизации и размышляем об удивительном стечении обстоятельств, приведших к появлению первой амебы.

Ведь с этого на самом деле все и начиналось.

Я почувствовала, что с удовольствием задушила бы этого микроскопического негодяя, если, конечно, одноклеточный тип осмелился бы показаться мне на глаза.

Когда, наконец, я вернулась на свое рабочее место, Джулия выглядела необычайно взволнованной.

– Черт возьми, Эми, где ты была? У меня появились ужасные проблемы.

Неужели и у нее тоже?

– В чем дело? – спросила я.

– Позвонил Алан. Он отверг меня. Отменил нашу встречу сегодня вечером. О Боже! Меня бросили, да? А ведь еще даже не было второго свидания.

Странно. Ведь, по мнению Джулии, если идешь на второе свидание, то берешь на себя чересчур много ответственности. Именно поэтому большинство ее бойфрендов не задерживаются надолго. Не успеют они несколько раз затянуться посткоитальной сигаретой, а Джулия уже выбегает из квартиры, весело щебеча: «Не звони мне больше…» Но Алан, как я поняла, совсем другое дело. Он футболист. Играет за «Арсенал». Насколько я помню, лучший защитник, но мне абсолютно это ничего не говорит. Похоже на описание какихнибудь прокладок. Как утверждает Джулия, он просто великолепен на поле, но в основной состав его не берут, поскольку Алан не говорит пофранцузски. На мой взгляд, подобное утверждение просто бред, ведь я всегда считала, что футболисты не нуждаются в аттестате о среднем образовании, и уж тем более отметка за иностранный язык не играет для их карьерного роста никакой роли. Но я не рискую высказывать свое мнение, чтобы не выглядеть глупо.

– Не понимаю, что пошло не так, – продолжала говорить она. – Как сказал Алан, ему придется пойти на дополнительную тренировку. Ерунда какаято, футболистам не назначают тренировки по вечерам.

– Возможно, у него занятие по французскому языку, – предположила я.

Мне хотелось хоть немного утешить Джулию. Однако она лишь презрительно фыркнула, всем своим видом демонстрируя, будто я вообще ничего не понимаю. Правда, мне уже было все равно – пришло письмо по электронной почте: «Эми, у нас состоялась занимательная беседа. Хотел бы услышать объяснения по поводу того, что в твоем понимании означает «чушь». Зайди ко мне в кабинет в конце рабочего дня».

Да, не слишком хорошие новости. Одно из двух: либо Льюис хочет устроить взбучку за критику его способностей в качестве главного редактора, либо и в самом деле жаждет услышать мои комментарии. Во всяком случае, он явно не собирается приглашать меня на свидание – у него есть Роз. Надеюсь, Льюис всетаки не станет слишком напрягать мой мозг, ведь в связи с проблемами, навалившимися в последнее время, я вряд ли способна сейчас трезво мыслить.

«Открой нам свое настоящее имя, и мы сразу же тебя отпустим».

Даже будучи привязанной к холодной каменной плите, я не могла не признать – редактор «Мейл» в обтягивающем костюме из черной кожи выглядит возмутительно сексуальным. Он стоял в другом конце темной каморки, а одна из его журналисток, роясь в сумочке, надвигалась на меня.

– Все, что нам нужно, – твое настоящее имя. А потом можешь идти домой, принять ванну, посмотреть «Эммердейл» или еще чтонибудь, – продолжила журналистка хладнокровно. – В твоих интересах сотрудничать с нами, поняла? Взгляни на несчастную Мэри, куда завело ее упрямство?

Я повернула голову и увидела труп, лежавший на огромной плите рядом со мной. Скользнула взглядом по обрубкам, на месте которых когдато были пальцы, потом на печень, выложенную рядом с телом. Я вытянула шею, пытаясь рассмотреть, что именно журналистка вытащила из сумочки. Какойто черный предмет около фута в длину, цилиндрической формы, немного похожий на щипцы для завивки волос.

– Имелда хорошо умеет с ним управляться, – угрожающе произнес редактор. – Мы посылали ее в Ирак, где она обучалась у настоящих профессионалов.

«Вряд ли речь идет об уходе за волосами», – с ужасом подумала я.

– Почему бы тебе не продемонстрировать ей свое мастерство, Имелда?

Репортер растянула губы в жестокой улыбке и нажала на маленькую кнопочку, расположенную сбоку цилиндра. Внезапно на конце появилась тонкая стальная трубочка, а затем веером развернулись несколько сверкающих лезвий. Они начали вращаться и издавать при этом жуткий пронзительный вой, похожий на звук бормашины в кабинете дантиста. Журналистка сделала еще один шаг по направлению ко мне и…

Очередной кошмар наяву. У меня их сегодня было уже не меньше дюжины, и последний можно считать самым незначительным из всех. А ведь уже шесть часов, пора домой. Джулия выключила компьютер и предложила:

– Хочешь выпить? Судя по виду, тебе не помешает. – У нее не было планов на вечер, все изза нового бойфренда, в последний момент отменившего свидание. – Послушай, мы могли бы зайти в «Питчер и Пиано». Наверное, там полно ребят из рекламы.

Джулии известен только один способ пережить разрыв.

– Не могу, – сказала я, продемонстрировав прядь тонких слипшихся волос, – пора мыть голову.

– Ну, тогда придется пойти домой. Лягу спать пораньше. – На лице Джулии появилась гримаса, словно она приняла какоето противное лекарство.

– Ты скоро утешишься и забудешь его, – сказала я.

– Нет, сначала я убью мерзавца – и только тогда забуду.

Я смотрела на Джулию, выходящую из здания. Интересно, что означают ее начес, длинные ногти и солнечные очки от «Гуччи»? Зачем они нужны зимой в помещении? Похоже, ктото подхватил страшный вирус под названием «жены футболистов». Я уже собиралась последовать примеру Джулии и уйти с работы, как вдруг вспомнила о Льюисе. Черт! Оставила его электронное письмо без ответа, а каждый раз, когда он проходил мимо, я пряталась за компьютером. Теперь мне точно не удастся скрыться незаметно.

Ничего не поделаешь, Эми, придется пройти через это.

Ладно, так тому и быть. Ну что ж, вперед. Я поднялась со стула, надела пиджак и направилась к лифтам с сосредоточенным видом. Поравнявшись с кабинетом Льюиса, я на секунду остановилась. Нельзя с уверенностью сказать, у себя начальник или нет, но лучше не рисковать. Вдруг он заметит меня в небольшое застекленное окошко в двери? Я опустилась на четвереньки и поползла. И абсолютно не важно, что подумают обо мне бедолаги, до сих пор корпящие в офисе. Я чувствовала себя уже почти в полной безопасности, когда вдруг услышала звук открывающейся двери. И в ужасе замерла. – Эй, как дела там, внизу? Все в порядке? – заботливо спросил Льюис. – Хм… да, спасибо… Просто потеряла дурацкую контактную линзу.

Мое заявление насчет линз, конечно же, вранье. Само собой, никаких контактных линз я не теряла. Это невозможно по той причине, что я их просто не ношу и никогда не носила.

– Позволь тебе помочь, – отозвался он, опустившись на четвереньки рядом со мной. В некоторых мечтах Льюис действительно стоял на коленях, но, уж поверьте, подобной ситуации я даже вообразить не могла.

– Вот она, – радостно сказала я. А потом ткнула указательным пальцем в ковер (жест я подглядела у многочисленных знакомых, носящих линзы). Затем подняла палец, осторожно держа несуществующую линзу на самом кончике.

– Не представляю, как тебе удалось обнаружить ее, – сказал Льюис, – даже теперь, когда линза найдена, я ее в упор не вижу.

– Практика, – гордо сказала я, – такое случается постоянно.

Я откинула голову назад и оттянула веко, потом медленно поднесла палец к лицу и… шлеп.

– Ай! – взвизгнула я, задев ногтем роговицу, и сразу же зажала ладонью слезящийся глаз.

– Дайка взгляну. – Льюис на коленях подполз ко мне.

– Все в порядке, честно, – пробормотала я, отпрянув от начальника.

Мы поднялись на ноги, и я украдкой взглянула на Льюиса, ощущая ужасную неловкость. Удивительно, но на какуюто долю секунды показалось, что во взгляде Льюиса проскользнула теплота и участие.

– Могу я предложить тебе… – начал он, и я невольно погрузилась в мир фантазий. В моих мечтах Льюис приглашал меня в кабинет и предлагал провести отпуск на необитаемом тропическом острове. Или для начала на ужин, а в отпуск позднее. Должно же пройти какоето время, чтобы мы могли узнать друг друга получше… – …платок, чтобы стереть тушь? Она немного размазалась.

Вернись на землю, Эми. Разве он способен полюбить тебя? Разве такое возможно? К тому же как можно было забыть, что у него есть Роз?

– Ты ведь шла ко мне? – спросил он, протягивая платок.

– Ээ… да… нет… да… Я шла, чтобы предупредить. К сожалению, сегодня не получится поговорить.

– Жаль, – протянул он. – Я с огромным нетерпением ждал, когда, наконец, услышу твое мнение.

– Извините, мне нужно как можно быстрее попасть домой. Мэри собиралась зайти.

– Твоя сестра?

– Нет… Да, – быстро произнесла я, вспомнив о своей утренней лжи, – у нее сейчас небольшие неприятности.

И это действительно чистая, правда – Мэри понастоящему нелегко. Будучи моим агентом, она получает пятнадцать процентов от всего. И когда речь идет обо мне, это действительно означает все, включая мои нескончаемые проблемы.

Глава 2

Я сижу напротив психотерапевта, нервно затягиваясь сигаретой.

– Решение ваших проблем не стоит искать в настоящем. Единственная возможность идти вперед – вернуться назад, – спокойно произносит он. – Необходимо выяснить, что является первопричиной всех событий. Как вы думаете, Эми, о чем может идти речь?

– Наверное… первая амеба на заре сотворения мира? – с надеждой предположила я.

– Проклятие, причем тут амеба? Что за бред? – не сдержался и заорал психотерапевт во весь голос.

Ну, надо же, ведет себя, словно Тони Сопрано. А может быть, это как раз он и есть? Думаю, этот человек сам проходит лечение, а значит, не должен лечить других. Полагаю, Тони уже давно ушел с постоянной работы, что вполне разумно. Ведь если возглавляешь банды НьюЙорка и стремишься выиграть бесконечные судебные процессы, в которых замешана семья, твою жизнь нельзя назвать спокойной и размеренной.

Он потер виски, пытаясь обрести контроль над собой.

– Послушай, куколка, извини, что был груб. Но идиотские россказни про амебу – чушь собачья. И сразу забудь о фрейдистской ерунде вроде «Меня влечет к шефу, поскольку он напоминает мне отца». Я бы лучше побеседовал о твоей матери.

– Обязательно? Нельзя обойтись без этого?

– Не получится. Не забывай, у нас всетаки сеанс терапии. Мы обсуждаем только матерей.

– Хорошо, и что мы будем делать?

– Следует проанализировать ее поведенческие модели на основе своих детских воспоминаний. А потом как бы достроить отношения, чтобы… Хотя к черту все это, лучше сделаем так – просто обрежем пуповину, связывающую вас.

– Чточто?

– Давайте покончим с вашей матерью, укокошим ее как можно скорее… Мы знаем немало подобных примеров. Матери вечно вмешиваются в личную жизнь своих детей, засоряют их головы своими идиотскими комплексами. Пришло время отомстить за все. Поверьте, вашу старушку не первую и не последнюю найдут в канаве с проломленной головой.

– Вроде бы справедливо, – отозвалась я, решив ни в чем ему не перечить, по крайней мере до поры до времени. – А не могли бы вы подсказать, где можно достать… ну, понимаете, пушку?

– Извините, – ответил он, снова вспомнив, что он профессиональный психотерапевт, – сеанс подошел к концу.

Я открыла глаза и поняла, что сижу на диване, зажав сигарету в руке. Проснулась же я как раз изза почти догоревшей сигареты, которая грозила вотвот обжечь мне костяшки пальцев. Я быстро оглядела гостиную и убедилась, что никакого Тони Сопрано нет. Потом взглянула на часы на видеомагнитофоне. Мэри может прийти в любую минуту. Я сладко потянулась: после дневного сна чувствуешь себя более расслабленной и отдохнувшей.

Но почему он затронул эту тему? Зачем начал говорить о моей матери? Проклятый, глупый, толстый гангстер, не имеющий права заниматься частной практикой.

Раздался телефонный звонок. Точно, моя сестра.

– Ты звонишь немного не вовремя, – сразу же заявила я. – Мэри собиралась…

– Но ты же обещала, – возразила Лиза. – Ты велела мне позвонить сегодня вечером.

Можно было обойтись и без дурацкого напоминания. В последнее время я живу в самом настоящем аду, а сестра, как обычно, пытается меня использовать. Но с другой стороны, я и в самом деле просила ее перезвонить.

– Что случилось? – спросила я, пытаясь (хотя не слишком усердно) придать голосу обеспокоенный тон.

– Просто… я… Боже, это ужасно! Речь идет обо мне и Дэне.

– Я думала, у вас все в порядке. Он ведь не бросил тебя?

– Нет, дело обстоит намного хуже. Не могу же я рассказывать все по телефону. Можно к тебе зайти?

– Нет, Мэри…

– Ну, пожалуйста, все это просто не дает мне покоя.

– Вряд ли от меня сейчас будет какаято польза.

– У меня наступил самый кошмарный период в жизни, – сказала Лиза, и в ее голосе прозвучали раздраженные нотки, – и мне казалось, ты могла бы уделить сестре пару минут. Ведь я всегда помогала тебе выпутываться из неприятностей.

Теперь пришла моя очередь злиться:

– Нет, Лиза, как раз именно ты вечно меня в них впутывала.

– Ради Бога, смени, наконец, свою дурацкую пластинку, – недовольно проговорила она. – Хоть раз в жизни сама ответь за собственные поступки.

– А что я, потвоему, пытаюсь сделать? Как ты думаешь, зачем ко мне вечером придет Мэри? Ну да ладно, меня удивляет, что ты ни с того ни с сего решила поговорить о Дэне. Встречаешься со своим таинственным бойфрендом уже целых два года, но каждый раз, стоит мне заговорить о нем, ты немедленно переводишь разговор на другую тему. А теперь хочешь провести вечер, обсуждая ваши отношения?

– Ха, вряд ли тебя можно назвать мисс Откровенность, верно? Ты первой прячешь голову в…

Дзиньдзинь, дздздзинь.

Меня спас звонок. Если несколько минут назад я с ужасом ожидала появления Мэри, то теперь благодарила Бога, что он послал ее в мой дом.



– Мне нужно идти, Лиза. Мэри уже здесь.

– Ну и иди. Не волнуйся обо мне, ладно? – обиженно крикнула сестра и бросила трубку.

Все еще кипя от злости, под жужжание звонка я открыла дверь и впустила Мэри. По крайней мере, хотелось надеяться, что это действительно она. Я никогда не видела, чтобы Мэри завязывала вокруг головы шарф и надевала солнечные очки. Странное сочетание, совсем на нее не похоже. Женщина, ворвавшаяся ко мне в гостиную, напоминала Одри Хэпберн в одной из романтических комедий шестидесятых годов. Только нужно представить себе актрису, поправившуюся для звездной роли, совсем как Рене Зеллвегер для Бриджит Джонс. И не забудьте прибавить еще килограммов сто и получите полный портрет моего агента. Скажу безо всяких преувеличений: Мэри очень большая.

– Привет, Мэри, заходи…

– Тсс…

Она прошла мимо меня, осторожно прокралась к окну и выглянула на улицу. Потом задернула занавески и только тогда сняла шарф и темные очки.

– Похоже, удалось избежать слежки, – объявила она гордо.

– Избежать что?

– Избежать чего, дорогая моя, – поправила Мэри раздраженно. – Конечно же, слежки, которую устроила писака из «Мейл». Или ты думаешь, она не станет идти по моему следу? Но я решила воспользоваться трюком с такси, о котором когдато читала у Лена Дейтона[1]. Он потрясающий писатель, но его весьма недооценивают. Не представляешь, просто кошмар какойто! Я изо всех сил пыталась объяснить тонкости шпионажа водителю такси, который не знал ни слова поанглийски, но, в конце концов, мы всетаки добрались до места. От погони удалось оторваться гдето в районе Камдена.

Мэри плюхнулась на диван, к моему удивлению, даже не попытавшись поискать в квартире спрятанные жучки. Я уселась в кресло напротив нее.

– Прежде чем начнем разговор, хотелось бы прояснить возможное недопонимание. Я не собираюсь обнародовать свое имя, – заявила я.

– Но в «Мейл» так просто не сдадутся. Ты же знаешь, что собой представляют эти бульварные газетенки. Лишить их лакомой истории – все равно что пытаться оттащить взбесившегося терьера от чужой ноги. Столь же бесполезное и хлопотное занятие, дорогая.

Мэри находилась в комнате всего лишь несколько минут, а я уже почувствовала себя в осаде. Подтянув колени к подбородку и приняв позу эмбриона, я попыталась высказать ей протест против вмешательства в личную жизнь.

– Взгляни фактам в лицо, Эми. Завтра утром «Дейли мейл» уж точно объявит Шоко Лад врагом общества номер один. Единственная проблема – они пока что абсолютно не представляют, кто прячется под этим псевдонимом. Но поверь, газетчики не успокоятся, пока не поместят ее прелестное личико на первой странице. Твое личико, между прочим.

Я прижала ноги к груди так сильно, что чуть не сломала позвоночник. Хорошо было бы закончить такой неприятный разговор на этом замечании.

Но не тутто было.

– Ты ведь знаешь, как вести себя в подобных случаях. Существует лишь один выход: объяви обо всем сама. Лучше контролировать ситуацию и открыть правду именно в то время и в том месте, которые выберешь ты. Правда, ведь, лучше признаться, не теряя чувства собственного достоинства, чем быть пойманной с поличным? Вспомни историю бедного Джорджа Майкла в грязном общественном туалете.

Я ответила угрюмым молчанием.

– Эми, ты же сама понимаешь, насколько разумен предложенный выход.

Я вытянула ноги, зажгла уже третью с прихода Мэри сигарету и сменила тему.

– Хотелось бы узнать только одно: какой подлец информировал «Мейл»? – фыркнула я.

– Не смотри на меня так, милочка. Ты же знаешь, во всем, что касается нашей тайны, я держу рот на замке. Хотя понимаю тебя, я бы тоже была в бешенстве. Как, черт возьми, в «Мейл» узнали, что я твой агент? Видимо, ктото очень любит потрепаться. Однако не время проводить расследование, сейчас нужно подумать о другом.

– Не могу я этого сделать, пойми. Хочешь, чтобы я встала и объявила: «Послушайте, это написала я»? К тому же ты согласилась держать все в секрете.

– Да, верно, но только ради тебя. И потом, дело было сто лет назад, и многое изменилось с тех пор.

– Не могу я этого сделать, – повторила я. – Мама меня убьет. – Я и на самом деле абсолютно в этом уверена.

– Она не может быть настолько ужасной, ведь она твоя мать. И любит тебя…

– Ты не знаешь ее. Она ничего не делает просто так.

– Позволь мне открыть тебе две истины, которые остаются в жизни неизменными, Эми. Вопервых, обычно все получается не настолько плохо, как мы думаем. И вовторых, реакция людей на наши поступки порой бывает весьма неожиданной.

Я понимала, что Мэри хотела этим сказать, и, наверное, всегда в глубине души разделяла ее мнение. Устами Мэри глаголет истина. Однако я так же твердо знала: последовать ее совету нереально, поскольку мой агент не учитывает одно ключевое обстоятельство. А именно: я могу с уверенностью предсказать реакцию своей матери на услышанное.

Первый раз в жизни я начала понимать смысл дурацких поговорок о молоте и наковальне, а также о двух огнях. Меня охватила паника, необходимо было предпринять чтонибудь, и как можно скорее. Итак, пришла пора обратиться к надежному запасному плану «Б».

– Мэри, – объявила я так, словно приняла решение.

– Да, дорогая? – отозвалась она и, выжидательно взглянув на меня, пододвинулась к самому краю кресла. Я буквально ощущала опасность, исходящую от нее.

– Мне нужно в туалет.

Уже через десять минут Мэри начала ломиться в дверь ванной комнаты.

– Нука выходи оттуда, – приказала она.

– И не собираюсь, Мэри. Не хочу созывать дурацкую прессконференцию.

– Дело в другом, ангел мой, просто ктото к тебе пришел и ждет у входной двери.

Я осторожно выглянула из ванной, а затем прокралась к окну и, слегка раздвинув занавески, выглянула на улицу.

– Черт! – пробормотала я. А затем прибавила для большей убедительности: – Черт, черт, черт!

– Это ведь не репортер из «Мейл», верно? Я была уверена, что оторвалась от нее.

Нет, не репортер из «Мейл». Дело обстояло намного хуже.

– Там мама.

– Чудесно! – воскликнула она. – Я всегда мечтала познакомиться с выдающейся женщиной, подарившей миру мою любимую клиентку и восходящую звезду.

– Мэри, ты меня совсем не слушаешь? Ни в коем случае вы не должны встречаться! – закричала я, даже не пытаясь скрыть охватившую меня панику. – Нужно тебя гдето спрятать.

– Ангел, поправь меня, если я не права, но мне казалось, мы находимся в КраучЭнде, а не в очередном нелепом правительственном фарсе. К тому же хотелось бы узнать, куда ты собираешься меня засунуть.

Да, ее замечание резонно. Все равно что пытаться спрятать слона в крошечной лодке, ведь Мэри просто огромная.

– Ладно, – сдалась я, – познакомлю вас, но не вздумай задерживаться надолго. Запомни: тебе скоро придется уйти… И не вздумай хоть словечком обмолвиться о моем секрете.

– Полагаешь, я на такое способна?

Я скептически подняла бровь, однако выбора в отличие от Мэри у меня не оставалось, и я направилась к домофону.

– Мам, что ты тут делаешь?

Справедливый вопрос, ведь мама никогда не приходит без предупреждения.

– Прости, милая, у меня неприятности…

Господи, и у нее тоже?

– Мне просто хотелось с кемнибудь поговорить.

– А ты не можешь поговорить с отцом?

– Дело касается именно твоего отца.

Сама мысль, будто отец, может явиться источником неприятностей, показалась мне абсурдной.

– Думаю, тебе лучше подняться, – сказала я.

Я открыла входную дверь, меня сразу же охватил новый приступ паники. Схватив диванную подушку, я яростно швырнула ее вверх.

– Что ты делаешь? – завопила Мэри, которой пришлось отпрыгнуть в сторону, чтобы я ее не задела.

– Тут пахнет сигаретным дымом.

– Ну и?

– Она даже не догадывается, что я курю.

– Ради Бога, этой женщине хоть чтото известно о ее дочери?

Я застыла с подушкой в руке, почувствовав, как мои глаза наполняются слезами. Мэри шагнула ко мне, обняла за плечи, подвела к дивану и усадила.

– Не волнуйся, ангел мой, я возьму все на себя, – успокаивающе произнесла она. Взяла сигареты с кофейного столика и положила в сумку. А потом направилась к входной двери и, широко распахнув ее, воскликнула: – Миссис Бикерстафф, приятно познакомиться! Эми рассказывала о вас так много хорошего.

Мама, стоявшая на коврике с надписью «Добро пожаловать», с подозрением уставилась на Мэри. Она выглядела както необычно. Совсем подругому.

Мой агент никогда не встречалась с мамой раньше, но, похоже, тоже почувствовала чтото неладное.

– Господи, где мои хорошие манеры? – продолжала болтать она. – Я Мэри Маккензи, мы с Эми…

«Мы с Эми» – что? Я в ужасе застыла, ожидая продолжения. Но у меня не было возможности заготовить правдоподобную версию заранее, поэтому я не стала вмешиваться.

– …соседки. Я живу в квартире тридцать шесть «А», этажом ниже. Ваша дочь просто прелесть. Она разрешила мне зайти к ней покурить, – продолжила Мэри, указывая на окурки, – дело в том, что мой бойфренд – стойкий противник сигарет, настоящий фашист.

Должна сказать, это блестящая импровизация.

Мама готова первой надеть нарукавную повязку со свастикой, если таким образом можно навсегда искоренить сигареты. Она поморщилась, но тут же вспомнила о собственных хороших манерах и, протянув руку, произнесла:

– Мне тоже очень приятно с вами познакомиться. Надеюсь, я не помешала?

– Вовсе нет, – заявила Мэри, чересчур легко вживаясь в роль хозяйки и вводя маму в комнату. – Мы как раз…

– …прощались, – вмешалась я, наконецто взяв себя в руки и поднявшись с дивана. – Верно, Мэри?

– О Боже, я и не заметила, сколько сейчас времени! – вскрикнула Мэри, угадав мой намек. – Треска и запеканка из макарон уже, наверное, подгорели. – С этими словами она быстро прошла мимо мамы и выбежала из квартиры. А потом крикнула, уже спускаясь по лестнице: – Эми, перезвони попозже, мы еще поболтаем с тобой на эту тему!

Теперь, когда мы оказались наедине, я смогла как следует рассмотреть свою мать. Боже, что же такое она на себя напялила?

Следует сказать, моя мама – убежденный консерватор. Однако она не просто приверженец этой партии, ее преданность гораздо глубже. Если бы мама принадлежала к любителям татуировок, скорее всего она наколола бы на бедре Нормана Теббита[2] (и, конечно же, на ее предплечье гордо красовалась бы Маргарет Тэтчер). Поскольку демонстрировать лояльность с помощью бодиарта, по маминому мнению, глупо, она использует для этой цели одежду. Примкнув после падения лорда Теббита к крылу партии, возглавляемому Энн Виддекомб[3], она придумала себе соответствующий образ и теперь носит диковинные наряды – подругому их и не охарактеризуешь. По словам моего лучшего друга Энта, мать теперь выглядит как огромная картофелина в ситцевом мешке. Более деликатно выразить его мысль, боюсь, не получится.

Однако сегодня вечером чтото изменилось. Вопервых, на ее лице был немного более яркий макияж, чем обычно. И строгий костюм – пиджак и юбка, яркожелтая, в черный горошек. И – о Боже! – колени. Нет, с ними как раз все в порядке. Странно другое. Не помню, чтобы когдалибо раньше их видела. Я отошла на несколько шагов и осмотрела мать с головы до ног. Прическа, костюм, средняя длина юбки, каблуки – она чемто походила на Эдвину Кюрри[4].

Я не понимала, для чего нужны все эти перемены. Скорее всего, мама немного поменяла свои политические взгляды или же решила баллотироваться на ответственный пост, о котором мне пока что ничего не известно. В любом случае ее внешний вид насторожил меня, а ведь только лишних забот мне сейчас и не хватало.

– Выглядишь потрясающе, – сказала я.

– Но чувствую себя просто отвратительно, – отозвалась она.

– Почему? Что произошло?

– Ужасная женщина! – воскликнула мама, бодро подходя к окну, раздвигая занавески и широко открывая окно. – Когда она успела въехать в ваш дом? Мне казалось, в квартире этажом ниже до сих пор живут те психи.

– Хм… Ах да, они переехали несколько недель назад.

– В ней есть чтото странное, Эми. Не могу понять, в чем дело, но…

Как раз посредине маминой реплики из квартиры под нами раздался четкий и ритмичный звук контрабаса.

– Я знала, что в ней есть чтото странное, – мгновенно отреагировала мама. – Те сумасшедшие тоже предпочитали отвратительный «бумбум».

Не подумайте, это вовсе не новое направление трансмузыки, гаражного рока или чегонибудь в таком духе. «Бумбум» – это термин, изобретенный мамой для любой более современной музыки, чем Элгар[5].

– Оставь Мэри в покое. – Мне не терпелось продолжить начатый разговор, а потом выпроводить незваную гостью из квартиры. – Давай поговорим о тебе. Что творится с папой?

Мама взглянула на меня, и ее нижняя губа задрожала. Потом она сделала глубокий вздох и сказала:

– Эми, пожалуйста, постарайся не расстраиваться, но твой отец завел интрижку.

Я рассмеялась в первый раз за… наверное, за сотню лет. Откинув голову назад, я захохотала. Просто не смогла удержаться и, как ни странно, почувствовала себя просто великолепно. Какое же огромное облегчение, особенно если учесть, что последнее время я находилась в постоянном напряжении! Сама мысль о том, будто у отца может быть интрижка, казалась нелепой…

– Эми, это не смешно, – надула губы мама и разрыдалась.

Я аккуратно подвинулась к ней, прихватив несколько бумажных салфеток.

– Прости, мама, но папа… И интрижка… Ладно, рассказывай.

– Чистая правда, – шмыгнула носом она. – У него другая… женщина.

– Откуда ты знаешь? Застала его с кемто? Он сам рассказал?

– Нет, но твой отец ведет себя очень странно: постоянно уходит кудато, а куда – больше не рассказывает.

– А ты не пробовала задать ему этот вопрос напрямую?

– Конечно, пробовала… Отвечает, будто занят на работе.

– Ну, возможно, все действительно так.

Отец всегда с головой в работе. Он важный человек в мире вешалок, ведь у него целая фабрика, выпускающая их тысячами. И это вовсе не те жесткие деревянные штуковины, что украдкой уносят из фешенебельных отелей (все это делают, разве нет?), а тонкие, из проволоки. Из тех, которые гнутся под слишком тяжелой верхней одеждой. Я никогда не понимала, как можно столько работать над какимито вешалками, лишь недавно мне стало ясно: он использовал любой предлог, чтобы хоть на время уйти от мамы. Некоторые, убегая от реальности, прибегают к алкоголю, другие одержимы компьютерными играми. Находясь дома, папа надолго запирается в своем гараже. Не знаю точно, что он в это время там делает, но, судя по всему, папа орудует различными инструментами по дереву. По крайней мере, я так думаю, поскольку периодически он демонстрирует нам очередную поделку из дерева, которая… хм… лишь смутно напоминает таковую.

– Ты же знаешь отца, – продолжила я. – Возможно, он близок к научному открытию и скоро совершит революцию в мире вешалок. Новый несгибаемый вариант или чтото в этом роде.

– Дело не в работе, – настаивала мама, – он стал другим. Отстраненным. Раздражительным.

Не слишком, похоже, на папу. Отдаленный – да. Его стол фирмы «Блэк энд Декер» вполне мог оказаться космическим кораблем, уносящим его каждый день на Луну, так редко мы с Лизой общались с ним в детстве. Но никогда раньше он не был раздражительным. Это, скорее, мамина черта.

– Стоит попробовать поговорить с ним.

– Не могу, боюсь услышать ответ.

Неужели мама боится? Крайне странно.

– Хочешь, чтобы я с ним побеседовала? – предположила я.

– Вряд ли он признается тебе во всем, как ты сама думаешь?

– Возможно. Но чтобы папа завел интрижку? Сомневаюсь. Должно быть, дело в другом. Вероятно, он, как и ты, боится затронуть какуюто тему.

Кто, как не я, может уверенно утверждать это, ведь я по собственному опыту знаю, насколько небезопасно делиться чемто с мамой.

Она посмотрела на меня влажными от слез глазами.

– Поговори с ним, милая, – сказала она тихим, печальным голосом. Раньше я не слышала ничего подобного.

– Да, конечно, – ответила я успокаивающе. Будто у меня нет своих проблем, которые нужно уладить, и самый большой секрет в мире не засел в моей голове, угрожая свести меня с ума.

Я направилась на кухню, и по дороге мне снова вспомнились слова Мэри: «Не может быть миссис Бикерстафф настолько суровой. Она твоя мать. И любит тебя без всяких условий».

Сейчас мне пришло в голову, что, может, Мэри права. Но всетаки нет, вряд ли, ведь мама действительно строгая. Но сейчас она такая ранимая и трогательная. Сегодня самое подходящее время для того, чтобы рассказать ей все. Пока она рыдает на моем диване, почему бы незаметно не перейти к собственному маленькому признанию? То есть к утверждению «Мой муж – презренный изменник» мама сможет добавить фразу: «Моя дочь – подлая нарушительница общественной морали». Звучит ужасно. Да, вероятно, я буду виновата в том, что нанесла новый удар бедной женщине, которая и без того страдает. Но ведь если у мамы все в порядке, она становится невообразимо опасной, а мне, прежде всего, нужно позаботиться о себе.

Да, точно так я и сделаю.

Я налила воду в кружки и стала тихо проговаривать про себя начало монолога.

«Мам, скорее всего ты завтра прочитаешь обо мне в «Мейл», даже если мою фамилию и не станут называть прямо. Поверь, что бы они ни утверждали, я вовсе не стремилась причинить тебе боль. Лишь хотела, чтобы ты гордилась мной…» Мне самой понравилось. Может показаться, будто я в первую очередь думаю о чувствах мамы, хотя на самом деле это вовсе не так.

Я вернулась в гостиную, поставила кружки на стол и решила броситься в омут с головой. Другого способа просто не существует: начнешь колебаться – и ты пропал. Иметь дело с мамой – все равно что долго и мучительно отрывать пластырь: лучше не обращать внимания на боль и покончить со всем как можно скорее.

– Мам, завтра ты, скорее всего, прочитаешь обо мне коечто в «Мейл» и…

– Эта ужасная женщина! – воскликнула она, не обращая на меня внимания. – Скажи, зачем ты разрешила ей приходить сюда и курить? Квартира стала похожа на громадную пепельницу. – В руке мама держала несколько окурков, видимо, отыскала их за диванными подушками.

Боже, что на меня нашло? Как мне только могло прийти в голову рассказать ей самый большой секрет в мире, если я до смерти боюсь признаться даже в своей пагубной привычке?

Рыдающая несчастная женщина, которую я оставила несколько минут назад, уже исчезла и уступила место абсолютно другому человеку. Мама плотно сжала губы, а сузившиеся глазабусинки рыскали по комнате в поисках еще какихнибудь недочетов. Она снова стала прежней мамой, и одно это уже не могло не действовать на нервы, а наблюдать столь резкую перемену было жутковато. Словно я принимала участие в шоу «Звезды в их глазах»[6], съемки которого проходят в моей собственной квартире. «Сегодня, Мэтью, я буду Эдвина Кюрри». Я не понимала, что означает новый мамин имидж. Если все задумано с целью вернуть моего блудного отца обратно на супружеское ложе (во всяком случае, так утверждала мама), Эдвину Кюрри нельзя считать хорошим выбором. Папа прятался за занавеской всякий раз, когда ее показывали по телевизору.

– Ну да ладно, Эми, – сказала мама, бросая окурки в корзину для мусора, – так что ты там говорила про статью в «Мейл»?

– О, ничего… Я думала, возможно, завтра напечатают интервью с Эндрю Ллойдом Вебером.

Мама ненавидит любую современную музыку, отличающуюся от музыки Элгара, исключение она сделала только для Ллойда Вебера. Он пишет правильные песенки о приятных вещах – вроде кошечек и Иисуса Христа… А еще об отвратительных обезображенных призраках. К тому же он, разумеется, консерватор.

– Хорошо, – сказала она, – хотя бы будет чем утешиться, когда твой отец снова проигнорирует меня за завтраком… Конечно, если он вообще соизволит вернуться домой.

– Папа не ночует дома? – удивленно пробормотала я.

– Пока приходит, но это лишь вопрос времени.

– Мам, не волнуйся, я поговорю с ним.

Раздался звонок в дверь, заставивший нас обеих подпрыгнуть.

– Кто это может быть? – требовательно поинтересовалась мама, которую ужаснула сама мысль, будто я пригласила гостей в столь поздний час. Ведь на часах уже девять пятнадцать. Возможно, она успела представить себе, что члены местной банды «Ангелы ада» явились изнасиловать и ограбить нас.

Я тоже была немного встревожена, но по другой причине. А что, если ко мне явилась проклятая журналистка из «Мейл»? Осторожно прокравшись к открытому окну, я выглянула наружу.

Что, черт возьми, он тут делает?

«Он» – это Энт, я не видела его уже больше двух лет. Конечно, я удивлена и приятно взволнована, но что, черт возьми, всетаки происходит? Энт должен быть в НьюЙорке, а он сейчас стоит перед входной дверью с вещевым мешком. До чего же усталый и взъерошенный! К тому же изза узких кожаных брюк, почти белоснежной рубашки в мелкий рисунок и усов, которых я у него раньше не видела, он стал еще больше похож на гомосексуалиста.

Проклятие! Кроме курения и самого большого секрета в мире, есть еще одна вещь, о которой я так и не рассказала маме: Энтони Хаббард, мой лучший друг с тех пор, как мне исполнилось четыре года, – гомосексуалист. Вряд ли мама смирится с моей любовью к сигаретам, и разве можно признаться ей в чемто похуже?

Впрочем, Энт мог бы выбрать для визита и более подходящее время.

– Кто там? – поинтересовалась мама.

– Энтони, – ответила я.

– Я полагала, он в Америке, принимает посвящение в духовный сан.

Два с половиной года назад, когда Энт эмигрировал в Америку, мама поинтересовалась, что тот собирается делать в НьюЙорке. Вместо того чтобы ответить «Он переспит с любым парнем, который согласится снять штаны», я заявила:

– Он собирается поступать в семинарию.

Отчасти это было правдой, ведь Энт действительно регулярно посещал семинарию. Просто я сказала не все: «Семинария» – так назывался ночной гейклуб.

Мама всегда настороженно относилась к нашей дружбе. В том числе изза представления о католиках как подлых интриганах, решивших устроить заговор, низвергнуть королеву и посадить на престол испанского короля. Но главная причина заключается в следующем: она не может поверить, что мужчина способен дружить с девушкой без всяких задних мыслей, поскольку, по мнению мамы, в какойто момент непременно сработает инстинкт. Всякий раз, когда мы поднимались в мою комнату послушать новый диск, мама начинала волноваться: а вдруг я спущусь уже беременной? Я спокойно относилась к ее опасениям, всетаки это лучше ее предположения о том, что я могу подцепить какуюнибудь заразу вроде СПИДа (каждому, кто был готов ее выслушать, она говорила, будто подобной болезнью можно заразиться, просто живя в одном доме с гомосексуалистом).

По этой же самой причине я никогда не рассказывала маме, что Энт преступил законы природы. Он же, в свою очередь, помогал мне и никогда не откровенничал с моей матерью о своих сексуальных предпочтениях. Да, иногда по сравнению с ним и Джулиан Клэри[7] показался бы сержантоммачо из элитной команды специальной авиационной службы. Но в обществе мамы он всегда старался вести себя пристойно.

Одного взгляда на Энта было достаточно, чтобы понять: поездка в НьюЙорк определенно повлекла за собой некоторые перемены, и не столько в его сексуальных предпочтениях, сколько в манере одеваться.

– Ты оставишь его на улице? – спросила мама, пока я смотрела на Энта из окна. Я подошла к домофону, сделала глубокий вдох и нажала на кнопку.

– Энт, что ты тут делаешь?

– Ужасные проблемы, детка…

Боже, что за день сегодня!..

– Тебе придется впустить меня.

– Ээ… заходи… Мама здесь, – сказала я беззаботно, мысленно молясь, чтобы Энт прочитал между строк.

Возможно, поднимаясь по лестнице, он догадается какимнибудь чудесным образом сменить гардероб. А также побриться.

Конечно же, мой приятель не сделал ни того ни другого.

Я открыла дверь и увидела его, давно потерянного седьмого участника группы «Виллидж персон»[8]. Энт заключил меня в такие крепкие объятия, что я чуть не задохнулась.

– Как я рад тебя видеть, Эми, – вздохнул он с облегчением. Потом глянул через мое плечо на маму и сказал: – Здравствуйте, миссис Бикерстафф, как поживаете?

– Сам знаешь, Энтони, – сказала она, выделяя букву «т» и произнося его имя именно в той манере, которая его ужасно бесила. – Пробиваемся понемногу. А как ты? Взял у Бога выходной?

Я напряглась, услышав ее вопрос. Хорошо бы Энт не только вспомнил о моей маленькой хитрости, но и попрежнему любил меня настолько, чтобы немного подыграть.

– Никто не может взять у Господа нашего выходной, миссис Бикерстафф. И за три тысячи миль от семинарии Он всегда рядом.

Я расслабилась.

– А как же твои занятия? – продолжила мама, неодобрительно изучая одежду Энта.

Скорее всего, его внешний вид послужил подтверждением, что не зря мама с таким недоверием относится к католикам. В конце концов, Елизавета I могла бы поработать получше и подвергнуть их еще большим гонениям, вплоть до полного уничтожения.

– С ними все в порядке, спасибо, – ответил Энт, – на днях провел первую исповедь. Пикантные признания, должен вам сказать. Один педофил…

– Мама, – взвизгнула я, – только посмотри, сколько времени. Разве тебе не пора домой?

– Ну, вообщето я не спешу, раз твой папа снова работает допоздна… Хотя, пожалуй, лучше оставить вас наедине. Пообщайтесь, наверстайте упущенное.

Мама собралась уходить, и я пошла проводить ее до входной двери. Когда мы проходили мимо квартиры на первом этаже, она остановилась и прислушалась к музыке, все еще доносившейся изза дверей. Я похолодела, ожидая от нее активных действий: вот сейчас она прошествует к двери, начнет барабанить по ней, а потом потребует немедленно выключить ужасный «бумбум» и поставить «Времена года» Вивальди. Это обернется катастрофой, ведь дверь откроет вовсе не Мэри, а два обколотых тусовщика, которым, собственно, и принадлежит эта квартира. Но мама ничего такого не сделала, она просто покачала головой и ушла. От миссис Бикерстафф осталась лишь оболочка, выглядящая как Эдвина Кюрри. И что, черт возьми, означает подобная перемена?

– Мам…

– Да, дорогая?

– Твой костюм.

– Что с ним не так?

– Он… чудесный.

Я не осмелилась сказать правду – сейчас не время для этого.

– Спасибо, дорогая. Рада, что хоть ктото заметил. Что бы я ни делала, твой отец даже не смотрит на меня.

Прежде чем спуститься по ступенькам и подойти к своей машине, она бросила в мою сторону прощальный взгляд. Как побитый щенок.

– Подожди, Энт, я уже запуталась. Кто такой Фидель?

– Молодой человек из клуба, наполняющий автоматы презервативами.

– Думаешь, ты любишь его?

– Нетнет, он для меня был всего лишь парнем на одну ночь, и я бы даже не упомянул об интрижке, но Алекс застукал нас в туалете во время орального секса.

– А Леон? Тоже парень на одну ночь?

– Ага… Ну, может быть, на две или три.

– И Алекс знает о нем?

– Он нашел номер телефона в кармане моих джинсов.

– Господи, у тебя есть последнее желание?

– Как можно работать в подобном месте и не вести свободный образ жизни? – запротестовал мой друг. – Хочу сказать, возможно, когдато это заведение действительно было для священнослужителей, но названието – «Семинария». Черт побери, в этом слове тот же корень, что и в слове «семя».

– Вряд ли подобный довод защиты признают в суде, но не важно. И как ты думаешь, в которого из двоих ты влюблен?

– Я тебе уже говорил – во Фрэнки.

– В диджея.

– Нет, диджей – Марко, а Фрэнки владеет галереей. Ты меня совсем не слушала?

– Слушала, конечно, но за твоей личной жизнью крайне сложно уследить, Энт. Неудивительно, что тебе потребовалась небольшая передышка.

Быть в курсе бесконечной череды увлечений Энта, похоже, на просмотр какогонибудь кино, когда изо всех сил пытаешься концентрироваться, боясь потерять сюжетную линию, и все равно на несколько шагов отстаешь от действия. Вообщето любовная жизнь Энта практически так же сложна, как «Матрица: перезагрузка». Сюжет этого фильма я полностью поняла лишь через две недели после просмотра. В течение последнего часа Энт рассказывал мне о неразберихе в своей жизни. Если коротко обрисовать ситуацию: Энт живет с Алексом, своим бойфрендом, с момента приезда в Америку. Все усложняется тем, что Энт работает на Алекса, а тот является одним из владельцев «Семинарии». Как правило, когда парень еще и босс, лучше никогда не обманывать его. Энт умудрялся скрывать свои неблагоразумные порывы, пока несколько недель назад Алекс не застал его с другим, вроде бы с Фиделем. А затем все пошло наперекосяк, поскольку Алекс узнал и о трех других увлечениях. Удивительно, как Энт еще не потерял работу. Полагаю, теперь они спят в разных комнатах, Алекс еще поступил благородно. Бедняга, он еще не подозревает о самом худшем:

Энт думает, будто влюблен. Во Фрэнки, хозяина галереи, если, конечно, я правильно его поняла.

– Что собираешься делать? – поинтересовалась я.

– Надеялся, ты дашь совет. О, спасибо огромное. В «Дейли мейл» меня собираются публично распять, а окружающие попрежнему мечтают лишь об одном: сбросить все свои проблемы на меня. Сначала Лиза, потом мама, а теперь и Энт. Удивительно, как это Мэри не прибавила к рассказам свою слезливую историю о недавно погибшем домашнем любимце. Мне вдруг захотелось воскликнуть: «Очень рада видеть тебя, Энт, правда. Но если ты думаешь, будто я собираюсь играть роль милой девочки Дейдре[9], можешь выметаться на следующем самолете в свой чертов Манхэттен!»

Но, конечно, я так не сказала. Главным образом потому, что такой поступок был бы нечестным по отношению к Энту. Я так и не сообщила ему, лучшему другу, свой главный секрет, и в этом заключалась еще одна проклятая проблема, не дававшая мне покоя.

Вместо этого я предложила:

– Думаю, лучше забудь об остальных – Фиделе, Леоне, Марио…

– Марко.

– Не важно. Забудь их и сосредоточься на Алексе и Фрэнки. Реши, кто именно тебе нужен, а потом будь предельно честен с обоими.

Ха! Честным! Уж кто бы говорил!

– Ты права, – вздохнул Энт, – именно поэтому я и убежал. Мне нужно побыть на расстоянии… Собраться с мыслями. Прости, что явился без предупреждения.

– Не говори глупостей, именно для этого и существуют друзья. Я очень рада снова видеть тебя, я так скучала.

– Я тоже, – сказал он, наклонившись через весь диван и обнимая меня. – Ну ладно, хватит уже говорить о моих проблемах. Рассказывай, как дела у тебя.

Бесспорно, сейчас самый подходящий момент, чтобы раскрыть все карты. Ведь раньше я всегда утешала себя тем, что ничего не говорю лишь по одной причине: мой друг далеко, а самый большой секрет в мире не предназначен для телефонного разговора. Признаюсь – просто глупая отговорка. Теперь мы снова вместе, свершилось дружеское воссоединение на моем диване. Итак, моя следующая фраза должна была звучать следующим образом: «Энт, завтра обо мне напишут в «Мейл»».

Конечно же, он удивится и будет просто в шоке, зато потом все получится как бы само собой.

Но я просто не могу сделать это.

– Да нечего рассказывать, – пробормотала я, – все как и раньше, ничего интересного.

Глава 3

Я неловко спотыкаюсь на сцене, но причина не в том, что меня ослепляют вспышки фотоаппаратов, хотя я и слышу их щелчки. Все дело в бумажном пакете на моей голове. Пухлая рука (как я догадываюсь, это Мэри) хватает меня за плечо и подводит к стулу. Я мысленно ругаю своего агента, которая заставила меня принять участие в прессконференции, и в то же время благодарна ей за ее присутствие. Мэри призвала всех к порядку:

– По очереди, пожалуйста… Начнем с девушки в уродливом пиджаке в клетку.

– Хэлен Фрай из «Дейли экспресс». Скажите, в вашей книге много ли фактов, взятых из собственного опыта?

– Ээ… совсем чутьчуть, – дрожащим голосом бормочу я, чувствуя, как краснею под коричневым пакетом, который, слава Богу, служит отличной маскировкой.

– Итак, вы утверждаете, что, когда речь заходит о сексе, вы на самом деле совсем не разбираетесь в предмете?

– Вовсе нет. Я советовалась с несколькими экспер…

– Боб Дэвис из «Санди спорт». Наши читатели хотели бы знать, глотаете ли вы во время секса.

– Джил Фрэнкс из «Стар». Вам нравится роль госпожи или рабыни?

– Келли Кершо из «Миррор». Вы предпочитаете вагинальный или анальный секс?

Черт, какие же грязные животные эти писаки!

– Петронелла Бломкист из «Вог». Можно ли задать вам вопрос по поводу вашего бумажного пакета? Он из «Шиллинга»?

Наконецто я могу ответить на какойто вопрос, не проваливаясь сквозь землю от стыда.

– Нет, из «Сэйфуэй».

– Имелда Персон из «Мейл». Почему бы вам не снять его и не показать ваше настоящее лицо?

– Я… хм…

– Да, почему бы не снять пакет и не показать себя, Эми Бикерстафф? – повторил пронзительный голос.

– Выведите эту женщину из зала, – раздался бас Мэри, – у нее нет пропуска.

– Мне он и не нужен! – закричал голос. – Я ее мать.

Я широко открыла глаза и моргнула. Новый ночной кошмар – вариация того сна, в котором я появляюсь в шоу «Паркинсон»[10] (полностью обнаженная, если не считать бумажного пакета на голове), а мама поднимается с места в зрительном зале и выпускает очередь горячих свинцовых пуль, разнося внутренности бедного старины Парки по студии…

Лучше об этом не вспоминать.

Я сажусь и смотрю на часы: немногим больше пяти. Интересно, как я оказалась на краю огромной кровати, если обычно сплю посередине? А потом вспоминаю, что вчера вечером ко мне присоединился Энт. Не подумайте ничего, вовсе не для этого, ведь он гей. Я приглашаю мужчину в постель впервые с тех самых пор, как… из моей жизни ушел он. Да, я веду себя ужасно глупо. Прошло уже достаточно времени, чтобы я могла назвать его имя, не сходя с ума от горя. Джейк Бедфорд. Ну вот, я это сказала. Джейк, Джейки, Джейк…

Подождите, если Энт лег со мной в постель, где он сейчас? Я встала, накинула пеньюар и пошла в гостиную. Энт сидел на диванчике и читал. Когда я вошла, он положил книгу на колени, поднял голову и взглянул на меня.

– Привет, биологические часы сбились. Никак не могу заснуть, – заявил он. – Надеюсь, не разбудил тебя? – Нет, я проснулась изза мамы. Энт выглядел озадаченным.

– Ночной кошмар, – пояснила я, а затем села в кресло и поинтересовалась: – Что ты читаешь?

– Одну забавную книгу. Я нашел ее в кармане на переднем сиденье во время перелета. В ней рассказывается о девчонке, которая трахает все, что движется… Крайне редко интересуюсь пошлыми гетеросексуальными романами, но этот меня зацепил. Просто не могу поверить, но главная героиня словно две капли воды похожа на меня.

Надеюсь, он не услышал сигнального колокольчика, прозвеневшего у меня в голове.

– Конечно, в отличие от меня у этой девицы есть грудь, но всетаки это я, – продолжил Энт. – Она совершает уйму поступков, знакомых мне не понаслышке. Помнишь, как я подцепил парня у эскалатора в «Хэрродз» и занялся с ним оральным сексом на входе в отдел покупок? Этот случай упомянут в книге.

Тревожный сигнал превратился в воющую сирену, подобно той, что предвещает полномасштабную ядерную атаку.

– Там еще полно похожих вещей. Просто невероятно: все события моей жизни изложены в книге о девчонке с традиционной ориентацией. Пусть даже это безумное совпадение, но всетаки немного странно, разве нет?

Мне удалось лишь молча кивнуть, поскольку язык мой парализовало, как, впрочем, и все остальные части тела.

– Никогда не слышал об этой писательнице. – Он закрыл книгу и взглянул на обложку. – Шоко Лад… Ты такую знаешь?

– Да, – прошептала я.

Энт обеспокоенно взглянул на меня: – С тобой все в порядке, Эми? Выглядишь так, будто тебя вотвот вырвет.

– Это я, – произнесла я чуть слышно.

– Ты – что?

– Это я, – повторила я чуть громче.

– О чем ты говоришь? Что – ты?

– Шоко Лад.

– Не говори глупостей, ты – Эми.

Боже, сколько раз мне еще придется повторять?

– Я Шоко Лад, Энт, и я написала эту самую книгу! – теперь уже кричала я.

Энт ошарашенно уставился на меня:

– Черт… Ну и дела… Ты не шутишь?

Нет, нисколько. Именно я написала книгу, где «дерзкий женский ум сочетается со смелым описанием животного секса» («Космополитен»), в которой «удалось встряхнуть женскую прозу извращенным и жестоким порно» («Таймаут»), а также «вызвать чувство гадливости у автора статьи и потрясти его до глубины души» («Дейли телеграф»).

– Почему? Когда? Как? – принялся расспрашивать меня изумленный Энт.

– Долгая история.

– Думаю, тебе лучше рассказать мне все. Так когда ты написала книгу?

– Два года назад. Сразу после того, как Джейк бросил меня.

Джейк стал моим первым взрослым бойфрендом. Даже слишком взрослым: ему было тридцать девять, а мне двадцать три. Я встретила его, когда работала в «Норт Лондон джорнал» персональным ассистентом редактора в отделе по обзору художественных фильмов и литературных новинок. Мой начальник получал уйму приглашений на презентации книг, большую часть которых даже не собирался посещать, и они вечно валялись, раскиданные по всему офису. Однажды Лиза забежала ко мне на работу. Именно в тот день, сидя на моем письменном столе, она и обнаружила злосчастное приглашение.

– Эй, давай завалимся на вечеринку, – предложила сестричка, ощупывая пальцами выпуклые буквы на карточке. – Она совсем недалеко, по той же дороге.

– Нет, Лиза, мы не имеем права. А в чью честь, кстати, устроили презентацию?

– Никогда о нем не слышала. Какойто парень, писатель… Джейк Бедфорд.

Я тоже о нем никогда не слышала. Следовало выкинуть приглашение в корзину для мусора, прежде чем Лиза заметила его. Черт возьми, вот именно это и нужно было сделать. И тогда я бы никогда не познакомилась с этим мужчиной. Во многом в своей неудавшейся судьбе я виню именно сестру. Встреча с Джейком еще не самое страшное ее преступление.

Джейк Бедфорд писал научную фантастику. Как ассистент редактора по обзору литературных новинок, я просто обязана была это знать. Но дело в том, что я редко обращаю внимание на книгу, если только она не относится к моему типу. Я имею в виду романы с симпатичными обложками в пастельных тонах, всем своим видом говорящие: литература для девушек. На черных или мрачнопурпурных обложках книг Джейка всегда изображались взрывающиеся планеты и сломанные роботыандроиды.

На самом деле стать подружкой Джейка должна была именно Лиза. Моя младшая сестра просто великолепна. Если бы не столь очевидная абсурдность этой мысли (не говоря уж о нереальности путешествия во времени), я могла бы поклясться, что Лиза появилась на свет в результате какогонибудь недолгого маминого романа с Джудом Лоу. Хотя все присутствующие на вечеринке вращались вокруг Джейка, он практически сразу выделил Лизу из толпы. Она настоящий мастер флирта, и Джейк мог на себе почувствовать те молнии, которые сестра метала изпод полуопущенных ресниц с другого конца зала. Вскоре они уже были увлечены беседой, в то время как я стояла в уголке, вежливо общаясь со слоеными пирожками. Джейк и Лиза составили бы потрясающую пару. У них похожие скулы, к тому же Джейк сам по себе просто великолепен.

Даже в свои тридцать девять лет он улыбался так, что подкашивались ноги, и благодаря улыбке он мог уж точно войти в двадцатку лучших попзвезд.

Через какоето время Лиза подвела своего кавалера ко мне и заставила меня сделать вид, что я тоже читала его новую книгу и нахожусь от нее в таком же восторге, как и она. А потом исчезла в туалете, чтобы быстро привести в порядок пострадавшие от частого моргания ресницы. Через пять минут у Джейка в кармане уже был мой телефон.

Не нужно долго гадать о причинах его повышенного интереса именно ко мне. Хотя обычно в нашей семье именно Лизе достаются восхищенные взгляды окружающих, у меня есть нечто, чего нет у нее. Да, природа наградила меня серыми, тусклыми волосами и невыразительным лицом, зато моей единственной выдающейся чертой является грудь. Я ношу размер два «D» без поролоновых вставок с тех самых пор, как мне исполнилось четырнадцать. Энт всегда говорил, что он не видит в этих шарах никакого смысла. Ну, может быть, они годятся только как экстренная помощь голодающим. Но он же не Джейк. А таких мужчин, как Джейк Бедфорд, обычно именуют любителями большой груди.

– Ты решила написать книгу, чтобы убедить всех: «И я тоже смогу»? – принялся расспрашивать Энт.

– Нет, это не было, похоже, на настоящее написание книги. И вообще я не собиралась ничего никому доказывать. Разве только самой себе.

Я хотела доказать, что могу быть раскованной, какой и хотел меня видеть Джейк, по крайней мере на бумаге. Несправедливо утверждать, что Джейк – обычный любитель большой груди. Нет, он интересовался сексом во всем его многообразии…

Хотя это тоже неверно. Сотрем столь скромное утверждение, ведь на самом деле мой мужчина представлял собой необузданного сексуального маньяка. В любое время, в любом месте и, черт возьми, любым способом. За несколько недель до нашей встречи я смотрела по телевизору сериал «Скорая помощь». В одной из серий парень пришел в больницу с жалобой на эрекцию, от которой у него никак не получалось избавиться. Она была у него круглосуточно. Насколько я помню, врачи еще упомянули какойто медицинский термин – хронически эрегированный член или както в этом духе. Тогда я подумала, что они все просто выдумали, настолько глупо звучал диагноз… Однако вскоре я встретила Джейка.

Эта особенность проявилась в нем не сразу. Мне потребовалось четвертое свидание, чтобы все понять, и тот вечер нельзя назвать особо приятным.

Достаточно сказать, что Джейк использовал наручники и, как я позднее увидела, пистолет. Можете называть меня ханжой, но, помоему, наручники вполне могли подождать по меньшей мере до десятого свидания. Или еще лучше до десятой годовщины брака. А пистолет вызвал тогда первый в моей жизни приступ неконтролируемой паники. (Мужчины, запомните, пожалуйста: у девушки приступы паники не способствуют возникновению нежных чувств к бойфренду, особенно когда он изо всех сил пытается кончить.)

Тогда мне действительно следовало бежать, но я была словно одурманена. Более того, впервые за свою жизнь я понастоящему влюбилась.

Проклятая, идиотская любовь.

Хочу добавить в свою защиту, что мой избранник обладал не только улыбкой мальчика из бойбэнда и перманентной эрекцией. Только представьте себе, его книги публиковали, несмотря на обилие в них сломанных роботовандроидов и взрывающихся планет. Пока мы встречались, я делала вид, будто меня безумно интересуют космические двигатели и дыры в пространстве (или что там еще). На самом деле интеллект Джейка заводил меня не меньше, чем моя грудь – его самого. Джейк оказался полной моей противоположностью: светский мужчина, умеющий убеждать и уверенный в себе. Его же во мне привлекала целомудренность и наивность. Если бы я на том четвертом свидании оттолкнула его и заявила: «Наручники – игрушки для шлюх. У тебя нет чегонибудь погорячее?» – уверена, все на этом и закончилось бы. Он считал себя моим учителем. Я записалась на его основной курс по модным ресторанам, дырам в пространстве и разнообразному, порой экстремальному сексу. А продержалась в роли ученицы чуть более четырех месяцев.

Вылетела я в тот самый вечер, когда Джейк задал мне необычный вопрос. Обстановка, в которой проходил разговор, до сих пор стоит у меня перед глазами – это часто свойственно девушкам. Мы ужинали в его любимом итальянском ресторане в Хайгейте, где Джейка знали. Его фото даже повесили на стену (между Уэйном Слипом[11] и кемто из героев сериала «По закону»[12]). Итак, мой учитель решил проверить, насколько хорошо я усвоила материал основного курса. Нет, он вовсе не решил сделать мне предложение, возможно, с этой задачей я бы еще справилась. Джейк спросил меня вот о чем:

– Эми, как ты смотришь на то, чтобы пойти на вечеринку свингеров?

– Не уверена, что это хорошая идея, Джейк, – сказала я с набитым ртом. – Сказать по правде, я не слишком люблю разные затеи с маскарадными костюмами.

Господи, в тот момент он даже засмеялся.

Ну да, мне очень неловко, но когда я услышала «свингеры», то я сразу же представила себе Остина Пауэрса, едущего по свингующему Лондону в открытой машине. Мне казалось, Джейк хочет, чтобы я надела белые ботинки, миниюбку и парик в стиле Шер, а он, в свою очередь, нарядится в пурпурные вельветовые брюкиклеш и обвесится тонной бус братской любви, какие обычно носят хиппи.

Я почувствовала себя полной идиоткой, когда Джейк объяснил мне, что говорил совсем о другом. И меня сразу же охватило чувство отвращения.

– Подожди, я правильно поняла? – переспросила я. – Ты предлагаешь пойти на вечеринку и заниматься сексом в компании людей, с которыми я только что познакомилась и успела обменяться лишь парой слов?

– Ну, более или менее.

– И в это время ты будешь делать то же самое?

– Ага.

– Нет, ни за что.

И я действительно приняла такое решение. Да, терпеть не могу портить веселье окружающим, но разве не стоит воздерживаться от любого вида секса на глазах у посторонних людей?

– Я всего лишь предложил, – сказал он, а потом перевел разговор на другую тему.

Но я не переставала думать о словах Джейка, ведь он рассуждал о вечеринке так, будто она была совершенно естественным этапом в отношениях. Романтические ужины, длительные прогулки по вересковым пустошам, а затем извращенный секс среди толпы незнакомых людей, глазеющих на нас. Я даже начала сомневаться, правильно ли сделала, что отказалась. У меня было не так много мужчин, и я могу чтото не знать. Возможно, все поступают так, как Джейк. Пожилая пара за соседним столом? Бекхэм, Виктория, их друзья из шоубизнеса? Мои родители? А почему нет, в конце концов?

Я представила себе маму, стоящую на крыльце и одетую в платье из блестящего материала, в фартуке с оборками…

– Проходите, устраивайтесь поудобнее. Фуршет ждет вас на кухне, ничего особенного, просто пирожки с мясом и немного сыра. Можете немного пообщаться, прежде чем приступить к свингу. И, Эми, пожалуйста, поздоровайся с Реверендом Свинтоном. Ты сразу его заметишь, он стоит на четвереньках перед фикусом. Молодец, он обменял простой собачий поводок на коечто получше, да благослови его Господь. Ну что ж, интересно, на каком этапе твой отец? Нужно попробовать «Комнату пыток». Да, это там, где раньше была твоя спальня.

Джейк тоже не переставал думать о вечеринке. Он заговорил о ней снова, когда нам принесли десерт.

– Подумай еще раз, Эми. Это может стать для тебя новым опытом. Следующим этапом твоего образования. – Только подумайте – этапом моего образования! – Будет весело. Послушай, вовсе не обязательно сразу же принимать участие, но если ты всетаки осмелишься, будет просто здорово.

Тактак, от кого же я раньше слышала эти слова? Подобным образом мама упрашивала меня вступить в организацию «Брауни». Только вряд ли она представляла себе «Коричневую Сову», организовывающую лесбийские оргии для молодежи.

– Новые впечатления обогащают жизнь, понимаешь, о чем я? – продолжил Джейк.

– Постой, ты был на подобной вечеринке раньше?

– Ну да, даже на нескольких.

До этого времени я наивно полагала, будто для Джейка подобный опыт тоже абсолютно внове и, возможно, мы вместе всетаки сможем решиться принять участие в вечеринке.

– На нескольких? Если точнее, сколько ты посетил?

– Даже не знаю. А что, это имеет какоето значение? Послушай, не хочешь – не приходи.

– Что ты имеешь в виду, говоря «не приходи»? – пробормотала я. Ято полагала, что это чисто гипотетическая вечеринка.

– Она состоится в субботу вечером. И я пойду туда – с тобой или без… Извините, можно попросить счет? – сказал Джейк официанту.

После этого случая мы не разговаривали целую неделю. Я не могла позвонить ему, поскольку находилась в полуобморочном состоянии, однако это не мешало мне с глупой наивной надеждой ждать у телефона и верить: Джейк непременно позвонит и извинится. Он действительно позвонил, но сказал, что решил расстаться со мной. И даже назвал целый ряд причин: в редакции на него постоянно оказывают давление, и он просто не может позволить себе отвлекаться на когото; ему уже тридцать девять и пора пересмотреть свой образ жизни. Он повел себя как настоящий подлец, к тому же отвратительно порочный, и этот изъян оказался настолько сильным, что он не смог понять чувства ранимой девушки. Нет, конечно же, последняя причина осталась неназванной, хотя действительно была близка к истине.

Еще до встречи с Джейком меня мучили проблемы с самооценкой, после его ухода исчезли даже ее жалкие остатки. Через несколько недель страдания уступили место дикой ярости, и когда это, наконец, произошло, я начала медленно сходить с ума… Именно в то время я и села писать книгу.

– Понял, это была просто месть! – вскричал Энт. – Отвергнутая женщина и все в таком духе.

– Вовсе нет, – негодующе ответила я. – В этом случае я сразу же обнародовала бы свое имя и швырнула книгу ему в лицо.

– Да, полагаю, тебе следовало бы поступить именно так.

Нельзя утверждать, что Энт полностью ошибался. Я и в самом деле была в бешенстве от поступка Джейка и хотела отплатить ему. Около месяца я размышляла о том, что же мне предпринять, а потом меня озарило: если нельзя победить врага, нужно стать одним из них.

(Вообщето глупое высказывание. После одиннадцатого сентября Джордж Буш не стал обращаться к нации со словами: «Мои друзья американцы, все без исключения фанатики – крутые ребята. Сказать по правде, у нас нет ни единого шанса победить, поэтому наклеим фальшивые бороды – и все за мной! Слава Аллаху! Смерть неверным свиньям!»)

Ладно, подумала я, напишука я книгу. В конце концов, у каждого из нас есть своя история. (Мэри не устает повторять: «Как это ни печально, в каждом из нас есть собственная книга, и большинство скучнейших и ужаснейших историй складывается на коврик у моей двери».)

Мысль пришла мне в голову однажды под утро, казалось, когда я встану, то на свежую голову решу: «Написать книгу? Какая глупость!» Ведь, как правило, так и происходит, если блестящая идея навеяна сном. Например, в предрассветные часы вы решили учить португальский и открыть маникюрный салон на пляже Копакабана, но за утренней чашкой кофе этот план покажется пустой затеей.

Однако в тот раз ничего подобного не произошло. Наоборот, чем больше я размышляла, тем больше утверждалась во мнении, что написание книги – самая замечательная мысль в моей жизни. Я рассуждала следующим образом. Каждая брошенная женщина мечтает совершить поступок, с помощью которого она докажет бывшему: «Со мной все в порядке, спасибо. Меня вовсе не унизили, и я не хочу заползти в сырую, темную нору и никогда больше оттуда не вылезать». В большинстве случаев все заканчивается двойным слоем помады «Бутс номер семь» и вещью из какойнибудь лайкры. Затем брошенная девушка отправляется на вечеринку, где ее абсолютно точно заметят – если не бывший, то по крайней мере его друзья. И она решает повеселиться на всю катушку. Да, девушка может чувствовать себя, будто по ней проехал грузовик, но, глядя, как она весь вечер танцует, флиртует, целуется и обнимается, вы никогда не скажете о ней ничего подобного.

Но вы хоть приставьте дуло пистолета к моему виску и сколько угодно угрожайте размазать мозги по стенке, я все равно не умею развлекаться подобным образом. Тем более в лайкре.

Фривольное поведение на шумных вечеринках совсем не мой стиль, и я бы не поступила так ни тогда, ни сейчас.

А вот написать роман – для меня посильная задача.

До расставания с Джейком я ни секунды не стала бы обдумывать подобную затею, но после разрыва отнеслась к перспективе более чем серьезно. Мне казалось, я сумею сочинить роман. Книгу ведь можно писать в одиночестве, не обязательно делиться задуманным. Если бы у вас была такая мама, как у меня, вы бы тоже научились хранить секреты. Нет, я вовсе не мечтала, что меня опубликуют и я стану купаться в лучах славы лучшей писательницы эротических романов. Вообщето я даже не планировала издавать книгу. Я рассматривала это занятие как своего рода терапию. Решила, будто просто хочу творить. Возможно, мое произведение окажется лишь дурацкой писаниной, но что из этого? Я почувствую себя лучше, а, следовательно, задача будет выполнена.

– Итак, с чего ты решила начать? – спросил Энт. – Хочу сказать, написать целый роман… Ну и ну!

– Поверь, все просто, – застенчиво пробормотала я.

И, к моему немалому удивлению, это действительно оказалось совсем не сложно. Не раз плюнуть, конечно, но вовсе не такая непосильная задача, как мне представлялось. Раньше я была знакома лишь с одним видом книг. Чтиво для девушек, «название которых написано розовым витиеватым шрифтом и в котором фигурирует слово «свадьба»». Мэри описывает их именно так. Мне все еще нравятся подобные романы, и, как правило, я читаю по три книги одновременно. Да, сюжеты обычно перемешиваются в голове, но это не страшно, поскольку в принципе они все одинаковы: одинокая девушка в большом городе ищет любовь и находит ее на… странице двести шестидесятой (как раз вовремя, чтобы на двести восьмидесятой выйти замуж).

Я писала о жизни, в которой превосходно разбиралась. Однажды вечером, придя домой с работы, я открыла лэптоп, подаренный мне отцом (когда я решила построить блестящую карьеру – «Норт Лондон джорнал», а затем журнал «Девушка на работе». Ха!), и начала печатать:

Донна Сандерсон опаздывала на работу. Она бежала по подземному переходу, а потом по платформе, изо всех сил стараясь успеть заскочить в поезд, уже закрывающий свои двери. Внезапно девушка почувствовала, как влажная капелька начала свое путешествие по внутренней стороне ее бедра.

Я абсолютно не подозревала, куда все это меня заведет (история, конечно, а не капля), но всетаки продолжила:

Донна успела. Просунула руку, придержала дверь, подождала, пока та открылась достаточно широко, чтобы проскользнуть в вагон. Потом нащупала свободный поручень и ухватилась за него в переполненном и кипящем жизнью вагоне. Когда поезд заехал в туннель, Донна почувствовала, как капелька скользит все ниже и ниже, пока не подползла, наконец, к краю ее юбки. Она подумала, может ли остановить ее дальнейшее продвижение, просто сжав ноги, или придется использовать носовой платок. Интересно, а носила ли она раньше носовой платок? Она задумалась и о том, чья это капелька – Грега или Вона?

Сегодняшняя ночь была весьма бурной, но в этот ранний утренний час она опаздывала на работу.

Я продолжила в том же духе. Триста пятьдесят семь страниц бесконечного и подробного описания сексуальных похождений. Я сама не могла поверить в сделанное. Как мне удалось придумать столько откровенных историй? Да, полагаю, на первый взгляд роман мог показаться очередным женским чтивом: одинокая девушка в большом городе ищет любовь и… находит ее. Несколько раз подряд. «Название твоей книги написано розовым витиеватым шрифтом, и в нем точно следовало упомянуть слово «секс»», – вот как сформулировала свою мысль Мэри.

Донна оказалась весьма распутной девушкой, эдакая Индиана Джонс эротики. А поскольку у нас не было ни малейшего сходства, пришлось позаимствовать некоторые черты у человека, действительно имеющего много общего с моей героиней. У Энта. Я наблюдала за каждым его шагом с четырех лет, и потому он стал прототипом моей героини. Я не испытывала никаких угрызений совести, копаясь в его личной жизни, ведь книга писалась вовсе не для публики, и, будь моя воля, никто бы так и не прочитал это творение. Но теперь, когда с книгой ознакомились почти все жители Лондона, я чувствовала себя просто ужасно.

– Не могу поверить, что ты описала меня в книге и даже не поделилась этим, – пробормотал Энт.

– Она не была предназначена для чужих глаз, – смиренно произнесла я.

– Как ты могла ничего мне не рассказать? Я твой самый старый друг. Между прочим, рассказал тебе о своей нетрадиционной ориентации в тот самый момент, когда понял это.

Как я могла забыть? Нам было по четырнадцать, и Энт объявил, что ему очень нравится мой бойфренд. Мы сильно поссорились и не разговаривали несколько недель.

– Я всегда говорил тебе обо всем, – продолжил он. – Не стоило так стараться, раз ты решила поступать иначе. Целых два года скрывала от меня правду!

– Мне так плохо, Энт.

– Правильно. И поделом тебе!

– Мне очень жаль! Даже не надеюсь, что когданибудь ты сможешь меня простить.

– Простить тебя? Черт побери, да мне следовало подать на тебя в суд. Я пойду в душ.

Он поднялся с дивана и потопал в ванную комнату.

Энт появился двадцать минут спустя. Слава Богу, он сбрил свои ужасные усики. Во время его отсутствия я не бездельничала: на кофейном столике его ждал поднос с завтраком. На часах было пять тридцать, возможно, немного рановато для еды, но я отчаянно хотела получить прощение.

– Предложение мира.

Энт ничего не ответил. Он лишь взял сандвич с беконом и откусил огромный кусок. Молча начал жевать… А потом открыл рот… чтобы еще раз откусить. Боже мой, как мне хотелось, чтобы он наконецто произнес хоть чтонибудь!

– Энт, мне, правда, очень, очень, очень жаль. – Из меня потоком полились слова. – Я должна была сказать тебе, но все произошло так быстро и…

– У тебя для признания было целых два года.

– Знаю, – произнесла я с жалким видом. – Не проходило и дня, чтобы я не думала: нужно поднять трубку и набрать телефонный номер. Но чем дальше, тем тяжелее казалась задача… Должно быть, ты меня ненавидишь, – завершила я свою речь не менее жалко, чем начала.

– Если хочешь знать, на самом деле я горжусь тобой, – сказал он тихо. – До сих пор не могу поверить, что ты написала книгу. Не пойми превратно, я в твоем авторстве вовсе не сомневаюсь. Ты всегда была очень умной, мне это отлично известно. Просто невероятно, что ты решилась ее издать.

– Не я… Нужно благодарить Лизу.

Закончив работу над историей жизни Донны, я тотчас же забыла о ней. У книги не было названия, но я не видела в этом необходимости, поскольку роман не предназначался для печати. Зато терапия действительно помогла. Мне окончательно удалось выбросить Джейка Бедфорда из головы. Только иногда я испытывала приступы острой боли, большей частью когда, заходя в книжный магазин, видела книгу в бумажной обложке со взрывающимися планетами и сломанными роботамиандроидами – или наоборот.

Все бы продолжалось в том же духе, если бы не Лиза. Однажды сестра зашла ко мне после вечеринки и долго не могла уснуть, она нашла лэптоп, а в нем – историю Донны. Вся моя жизнь в тот момент коренным образом изменилась.

– Потрясающе, Эми. Забавно, талантливо написано… И ужасно непристойно, – выдохнула она на следующее утро. – Не знаю, как тебе такое удалось. Я страдаю от творческого кризиса, даже составляя список покупок. Ты просто обязана отослать ее какомунибудь издателю.

– Не собираюсь, – отрезала я. – Моя книга – чушь.

– Вовсе нет, это лучшее произведение после… ээ… после «Над пропастью во ржи».

– А ты когданибудь читала «Над пропастью во ржи»?

– Да какое это имеет значение? Все, кто читал, отзываются о ней как о великом произведении. А твое творение ничуть не хуже. Разговор окончен.

– Правильно, разговор окончен. Я не собираюсь ничего никому показывать, поэтому можешь забыть свою бредовую идею.

Но забыть так просто Лиза не могла. Она изводила меня в течение нескольких недель, пока я, наконец, не вышла из себя и не удалила документ в корзину для мусора. Все.

С Донной покончено.

Финита.

Вернее, могло бы быть покончено, но Лиза еще раньше переслала роман на свою электронную почту, сохранила в персональном компьютере, распечатала и разослала полудюжине литературных агентов. Конечно же, она бы не рассказала мне о своих планах в случае шести отказов. Но дело в том, что отказов было только пять. Шестой агент захотел встретиться с Шоко Лад. Псевдоним тоже придумала Лиза. («Для того, чтобы сохранить анонимность. Великолепно, не правда ли? Мне пришло это в голову, когда я жевала печенье «Танникстикейкс»».)

Я нечасто ору, но в тот раз Лизу чуть не стерло с лица земли вспышкой моего гнева. Она была шокирована, поскольку и правда полагала, будто сделала мне приятный сюрприз. Я решила пройти путь справедливого гнева до конца, поэтому не стала показывать сестре, что в глубине самого заветного уголка своей души я просто прыгала от счастья.

Да, я отчаянно сопротивлялась и твердила: история Донны слишком личная и уж точно не предназначена для публики. Но несмотря на это, разве можно было не ликовать? Ведь написанная мной книга произвела на когото (не просто на когото, а на литературного агента) сильное впечатление и ею решили заняться. У Бриджит Джонс ведь тоже был литературный агент… Вернее, у той женщины, что ее придумала. А потом вдруг у меня мелькнула ужасная мысль. Бриджит Джонс создала вменяемая и разумная особа, у которой хватило ума не посвящать триста пятьдесят семь страниц бесконечному, откровенному, грязному сексу. Только я могла сделать такую глупость. В тот момент мне стало не по себе, меня охватило смущение при мысли о написанной мной грязной пошлости. Злость, тайное волнение, неловкий стыд – чувства сменялись, будто в калейдоскопе.

Через некоторое время мне удалось немного успокоиться и встретиться наконец с Мэри Маккензи.

– Только из любопытства, Лиза, и дальше одной встречи дело все равно не пойдет, понятно?

– Абсолютно ясно, Эми. Одна встреча, и потом мы никогда больше не вернемся к этому вопросу.

Уже через два дня у меня оказался собственный агент. Через десять недель – свой издатель и авторский гонорар в пять тысяч фунтов. А спустя два года я сижу на диване, держу в руке сандвич с беконом, а мое имя совсем скоро напечатают в «Дейли мейл».

В общем и целом перспектива не слишком устрашающая, ведь на роман о Донне вышло несколько рецензий, которые я пережила. Читая отзывы на свою книгу, я испытывала смешанные чувства, нечто среднее между головокружением и приятным возбуждением. Но завтра все будет совсем подругому, ведь «Мейл» уже подготовила статью. Несколько дней назад директриса одной из престижных средних школ в Киренчестере вошла в раздевалку и обнаружила восемь обнаженных девочек. В этом нет ничего необычного – в конце концов, дело происходило в девичьей раздевалке. Только вот компанию им составляли восемь обнаженных мальчиков, и они, видимо, как раз собирались приняться за дело… Да, похоже, школьники были приглашены на свингервечеринку Джейка и решили немного попрактиковаться. В самом центре крута, состоящего из потных и голых подростков, лежала книга в бумажной обложке. В лавандовой обложке, с изображением странного вида девушки с небольшой грудью. И с названием, написанным розовым витиеватым шрифтом: «Кольца на ее пальцах». Автор, разумеется, Шоко Лад. Была открыта глава, в которой Донна собиралась на свою первую оргию.

– Невероятно, – пробормотал Энт, стирая жир от бекона с подбородка.

– Просто какойто кошмар, Энт.

– Не глупи, в «Мейл» занимаются тем, что у них получается лучше всего. Они хотят увеличить продажу своих изданий.

– Как бы мне хотелось отнестись к происходящему с большим спокойствием.

– Не стоит нервничать, просто наслаждайся жизнью. Уверен, я вел бы себя именно так.

Его слова меня не слишком утешили, очевидно, это было весьма заметно, поскольку Энт потянулся через диван и крепко обнял меня.

– Не могу поверить, моя подруга стала писательницей, – прошептал он, щекоча дыханием мою шею. Потом он отодвинулся. – Не пойми превратно, я попрежнему обожаю тебя, но всетаки следовало поделиться со мной рассказом о своих успехах.

– Понимаю, мне очень жаль.

– Со временем я бы свыкся с мыслью…

– Что я теперь писательница?

– Нет, что я стал героем книги. Надо же, превратился в гетеросексуальную модель для подражания. Никогда не думал, что дождусь этого дня, скорее бы рассказать ребятам.

– Нет, ты не должен так поступать! – выкрикнула я.

– Черт, забыл о самом большом секрете в мире. – После небольшого размышления Энт добавил: – Только не стоит так волноваться. Я бы на твоем месте попользовался всеми преимуществами славы. Не могу понять, что тебе мешает это сделать.

– Мама. Про нее ты забыл?

– Невозможно держать в тайне свою известность, ясно? Во всяком случае, слишком долго. После того как «Мейл» зажжет маленький факел, любой идиот из прессы захочет первым обнародовать твое имя.

– Но ты же уверял, что к воскресенью обо мне уже забудут, – пискнула я.

– Просто хотел успокоить тебя, чтобы предотвратить приступ паники. Придется расхлебывать последствия, и нам еще предстоит все обсудить но только не сейчас. Хочу дочитать книгу, а ты сделайка еще по чашечке кофе.

Когда я направлялась на кухню, он поинтересовался:

– Кстати, почему она называется «Кольца на ее пальцах»? Немного, похоже, на «Миллз энд Бун» да?

– Еще одна из гениальных идей Лизы. Ты все поймешь, когда прочитаешь двадцать вторую главу.

– Нука объясни.

– Там, где Донна… – я почувствовала, что краснею, – где она продевает свой… Господи, не могу произнести это вслух.

– Невероятно, – сквозь смех вымолвил Энт, – ты смущаешься, пересказывая непристойный сюжет собственной книги.

– Ладно, хорошо, – сказала я твердо. Я совсем не смутилась, вовсе нет. Так, сделаем глубокий вдох. – В той главе бойфренд попросил, чтобы она засунула палец…

– Ни слова больше, дорогая. Я догадываюсь, в чем тут дело. Невозможно написать целую книгу о героине с моим темпераментом, чтобы в какойто момент не упомянуть задницу.

Глава 4

– Твои греховные поступки навлекли позор на всю нашу семью, – заявил отец с поразительно естественным пакистанским акцентом. – Тебе нужно как можно скорее выйти замуж. У Азифа из магазина видеокассет есть шурин, племянник которого работает налоговым служащим в Пакистане в городе Равалпинди. Мы с твоей мамой, конечно, надеялись на врача, но нищим попрошайкам не приходится выбирать. Следует благодарить Аллаха и за те несколько милостей, что он нам дарует.

Позади отца, назидательно грозившего мне пальцем, стояла мама. По крайней мере, так мне казалось, ведь наверняка утверждать было нельзя: ее лицо скрывала паранджа.

– Азиф уверяет меня, что твоему будущему мужу не чуждо сострадание. Он готов принять жену, запятнавшую себя богохульством и похотью… конечно, если цена будет подходящей. Какая удача, что мы накопили денег специально для подобного случая. У нас достаточно средств, чтобы обеспечить приданое и билет до Исламабада. Ты уедешь завтра.

Погодите, я никак не могу поехать в Пакистан, как же там можно писать эротические романы? Пришло время постоять за себя.

– Не собираюсь, – сказала я твердо и, к собственному удивлению, с поразительно естественным пакистанским акцентом.

– Ты бросаешь вызов собственному отцу? – прогремел папа. – Ты не настолько взрослая, чтобы не почувствовать на себе мой ремень.

– Тронь меня хоть пальцем, и я расскажу о том, как ты опозорил всю нашу семью.

– Да как ты смеешь?! Я с утра до вечера работаю на фабрике, чтобы на столе у тебя всегда была еда, а ты одета и обута. И такто мне платят за мою доброту?

– А по словам мамы, ты не работаешь с девяти до шести, а завел себе… другую женщину.

Мама издала вопль, от которого задрожали стекла. Отец же просто пришел в ярость. Он швырнул меня на пол, а затем встал надо мной и начал расстегивать ремень. Сквозь обращения к Аллаху, выкрикиваемые отцом, причитания мамы и собственные испуганные всхлипывания я расслышала телефонный звонок.

– Что, никто так и не поднимет трубку? – спросила я, почувствовав первый удар ремня.

Я широко распахнула глаза. Ни бранящего меня отца, ни мамы, бьющейся в истерике, рядом, конечно, не было. Зато телефон действительно звонил. Я поплелась в гостиную и сняла трубку.

– Неужели я тебя разбудила? Уже больше двенадцати, – раздался голос Лизы.

– Прошлой ночью приехал Энт, мы долго разговаривали, и я почти не спала, – пробормотала я.

– А, значит, Энту можно заходить в гости в любое время, а мне ты не можешь уделить ни одной свободной минутки?

– Я не ожидала, что Энт заглянет… К тому же он ведь проделал расстояние в целых три тысячи миль.

Я оглядела комнату и не обнаружила никаких признаков его присутствия.

– Ладно, я звоню не за этим. Мне нужно с тобой встретиться, – продолжила Лиза. – Ты знаешь, что сегодня о тебе напечатали в «Мейл»?

Черт, пора снова вернуться к окружающей действительности.

– И что там написали? – спросила я, совсем не желая услышать ответ.

– О, просто гениально. Поместили огромный цветной снимок «Колец» прямо на обложке, напоминает рекламную кампанию.

А ято мечтала, чтобы они запрятали статью куданибудь подальше, например на семнадцатую страницу.

– Прочитайка статью! – воскликнула я, находясь уже на грани истерики.

– Заголовок звучит так: «Пособие по сексу для подростков». Потом идет какаято чушь о маленьких снобах, использовавших «Кольца на ее пальцах» в качестве практического руководства.

Я услышала, как Лиза шуршит бумагой, и ноги мои подкосились.

– Вот этот отрывок особенно удался, – продолжила она. – Одна из девочек принесла в школу свечку для алтаря в двадцать четыре дюйма, спрятав ее в рюкзаке. Ведь Донна тоже пользовалась свечами в…

– Да, в одиннадцатой главе, – быстро перебила я ее. – Ради Бога, скажи, что там еще?

– На четвертой странице поместили график.

Что? Статья напечатана на четвертой странице?

– График отражает рост продаж романа «Кольца на ее пальцах», а рядом – пунктирная линия, демонстрирующая многочисленные случаи подростковой беременности. Просто гениально, правда?

– Господи, Лиза, да как ты можешь такое говорить?!

– Конечно же, гениально. Твои книги продаются огромным тиражом, в сто раз лучше, нежели раньше. К тому же какое имеет значение какаято дурацкая газета? Кому это интересно?

– Ну, для начала – маме. «Мейл» – это ее Библия. Теперь мама переложит на меня ответственность за всех малолетних школьниц с детьми. С тем же успехом меня могли поймать за руку во время обхода игровых площадок со средствами предохранения.

– Послушай себя со стороны. Тебе обеспечили потрясающую рекламную кампанию в общенациональной газете, а ты ведешь себя так, будто наступил конец света.

– Для меня действительно настал конец света, Лиза.

– Просто паникерша какаято. А я звоню тебе вовсе не для того, чтобы обсуждать статью в «Мейл», мне нужно посоветоваться насчет Дэна.

И как я только могла о нем забыть?

– Эти мысли не дают мне покоя, – пожаловалась Лиза. – Пожалуйста, приходи и поддержи меня.

– Где ты?

– В УэстЭнде.

Я могла бы и сама догадаться: когда Лиза расстроена, она идет по магазинам.

– Ладно, узнаю планы Энта и…

– Жду вас обоих в кафе «Дикейэнуай».

Да, видимо, дело плохо. Были бы у Лизы небольшие или средние неприятности, она бы прожигала деньги с кредитной карты в «Френч коннекшн» или «Моргане», но когда происходит нечто более серьезное, сестра направляется на Бондстрит.

Повесив трубку, я заметила на столе записку.

Привет, Шоко (чудесное имя!)!

Надеюсь, тебе удастся выспаться. Закончил читать книгу. Она потрясающая, хотя ты могла бы сделать мне грудь и побольше. Лиза права: ты написала лучшее произведение после «Над пропастью…» (которая, по моему мнению, не настолько хороша и не заслуживает столь восторженных отзывов). Я отправился на встречу с друзьями, предстоит многое наверстать. Вернусь около шести. Не хочешь поужинать вместе?

Энт.

P. S. Тебе звонила какаято женщина и упорно не хотела называть себя. Сказала, чтобы я передал тебе следующую информацию: она хочет поговорить об одной «вещи» кое в какой газете. Полагаю, это твой агент. Намекни ей, пожалуйста, что если она планирует в будущем стать секретным литературным агентом, это пустая затея, плоховато у нее получается.

Я подумала, не перезвонить ли Мэри, но решила, что она может подождать. Вместо долгого разговора лучше пойти в спальню и одеться.

Через сорок пять минут я уже сидела в автобусе. Сегодня мне не хотелось покидать свою относительно безопасную квартиру, но по голосу Лизы было понятно: она в отчаянии. Я знала, что в таком состоянии сестра способна на самые дурацкие поступки. А если она к тому же вооружена кредитной картой… К примеру, сестра однажды купила однотипные свитера разных размеров и пяти цветов лишь потому, что никак не могла решиться на чтото одно и некому было подсказать. Поэтому лучше, если в такие моменты Лиза будет не одна.

По пути к автобусной остановке я прошла мимо газетного киоска, но сразу же отвела взгляд от него. Мне не хотелось даже смотреть на «Мейл», однако, к сожалению, избежать этого не удалось. В автобусе сидящая напротив женщина читала как раз вышеупомянутую газету. Я подняла воротник и отвернулась к окну, словно, увидев меня, она могла воскликнуть: «А вот и грязная шлюха Шоко Лад!» – и это было лишь вопросом времени.

У меня появилось ощущение, будто кордебалет из «Риверданса» выстроился в ряд и принялся исполнять дурацкие кельтские притопывания прямо у меня в желудке. Так, следует сейчас же подумать о чемнибудь другом. Мои мысли вернулись к Лизе. Что же происходит с Дэном? Сестра беременна от него? Возможно, он хочет на ней жениться? Я попыталась представить их перед алтарем… Но не смогла, ведь за те почти два года, что Дэн был бойфрендом Лизы, я так ни разу его и не видела.

Столь таинственное поведение было странным и абсолютно непохожим на сестру. Мы с ней разные во всех отношениях. Наша Лиза отнюдь не является скрытной натурой, а вот мы с папой, наоборот, всегда слыли замкнутыми и слишком покладистыми (ладно, другими словами, мы – «тряпки»). А сестра – просто копия мамы. Открытая и может дать отпор. Она использовала мужчин в основном, чтобы досадить маме. Лизе нравилось впечатление, производимое ее кавалерами на родственников. Ведь как только мы достигли периода полового созревания, миссис Бикерстафф ясно дала нам понять: она должна знать все о мальчиках, с которыми мы встречаемся. Однако Лиза практически сразу просчитала: в этой игре могут участвовать двое. И пока мама изучала автобиографию претендентов, Лиза выбирала парней по следующим критериям:

1. Стиль в одежде, как у рокзвезды и/или байкера.

2. Мертвеннобледный цвет лица, безжизненные, потухшие глаза и высокомерное отношение к другим, свидетельствующие о возможном употреблении наркотиков.

3. Или, наоборот, слишком смуглая кожа, указывающая на примесь негритянской крови.

4. Членство в Социалистической рабочей партии.

И одного из вышеуказанных пунктов было достаточно для того, чтобы Лиза начинала строить отношения, если же она находила молодого человека с двумя и более чертами из списка, то безнадежно влюблялась. Сестра быстро смекнула, как мама относится к ее выбору, и решила сделать поиски самого ужасного в мире мужчины целью своей жизни. Конечно, трудно выделить наиболее кошмарного из всех ее ухажеров, но я никогда не забуду русского, подсевшего на амфетамин и засунувшего руку мне под юбку прямо на воскресном обеде. Думаю, мама тоже не сумеет забыть этого гостя, поскольку после его визита в туалете остался использованный шприц, воткнутый в ее любимый держатель для туалетной бумаги в виде кукольной головки в викторианском стиле.

Стоило Лизе найти работу и уехать из дома, как она немного изменила поведение, ведь одно дело, когда бездельники, байкеры, наркоманы и бабники торчат в гостиной мамы. Против этого сестра не возражала. Но чтобы подобные экземпляры устраивали беспорядок на ее собственном диване, Лизе совсем не хотелось. Однако она упорно продолжала встречаться с мужчинами, которые годились скорее для тюрьмы, нежели для списка самых богатых людей в «Санди таймс». И она не перестала приводить их домой и демонстрировать маме. Просто так.

Но в случае с Дэном все было совсем подругому. Отношения длились уже почти два года, а мы знали лишь то, что у избранника сестры свой бизнес и он чемто торгует. Дэн мог с равным успехом заниматься и антиквариатом, и земельными участками, и акциями, и машинами. Однако готова поставить на самый очевидный вариант, ведь это не первый распространитель наркотиков среди знакомых моей сестры. Наркоман из России тоже пытался продать мне то, что уж точно не являлось сахарной пудрой. В любом случае Дэну не разрешалось и близко к нам подходить. Данный факт мог означать лишь одно: с ним чтото не так. Словно в тридцать лет у него не было никакой надежды на исправление, ведь даже Лиза никак не могла собраться с духом и показать Дэна родителям.

И вот сейчас сестра не дает мне ни слова вставить, не переставая говорит о бойфренде, я даже начала волноваться. Могу предположить самое худшее. Погодитека, мне в голову только что пришла одна здравая мысль. Может быть, Дэна просто не существует? А если он просто воображаемый друг Лизы? Как мальчик по имени Уинстон, придуманный ею в детстве. Лиза настаивала, что он приехал с Ямайки. Даже в восемь лет сестра обладала превосходной интуицией и ей было известно, как досадить маме до смерти.

– Лиза, отдать двести пятьдесят фунтов за майку!

– Вообщето двести сорок девять девяносто девять, но она просто потрясающая. Я куплю ее.

Мы находились в небольшом гламурном бутике на СаутМолтонстрит. Нужно сказать, Лиза – бессовестная поклонница лейблов. Однажды я случайно увидела, как сестра отпарывает застроченный ярлык «Хлоэ» с изнаночной стороны сумки, чтобы пришить его снаружи. Даже при выборе направления в карьере она, скорее всего, руководствовалась именно лейблами. Лиза работает в отделе дизайнерских вещей в «Селфридже». Да, превосходная компания, но решение сестры абсолютно не зависело от таких тривиальных вещей, как качественное обучение сотрудников, перспективы карьерного роста и достойные пенсионные. После собеседования в разговоре со мной она привела свой решающий довод: «У них самые большие скидки для сотрудников в округе. К тому же уже на выходе я заметила потрясающие брючки от «Джозефа Рибкоффа[13]»

У нас руки отрывались изза тяжелейших пакетов с покупками. Все вещи приобрела Лиза, а я купила только новые брюки к тренировочному костюму. Не правда ли, абсурд? Лиза потратила огромную сумму денег, на которую Элтон Джон мог как сыр в масле кататься не меньше месяца, а я отдала лишь двадцать два фунта. В то же время на Лизу постоянно ведут охоту компании, по ошибке выдавшие ей кредитную карточку. У меня же достаточно денег на счету, чтобы этот сэр катался как сыр в масле… целых два месяца.

Когда Мэри получила причитающиеся мне пять тысяч за «Кольца на ее пальцах», я поняла, что раньше не видела столь огромной суммы сразу. Даже после того, как она вычла из них свою долю. Я одновременно испытывала волнение и страх. Слишком опасно тратить деньги, ведь у мамы сразу же возникнут подозрения относительно покупок. Чего доброго, она решит, что я начала сопровождать мужчин за деньги или, еще хуже, написала порнографическое произведение.

Когда год назад вышла моя книга, она была встречена единогласным равнодушным молчанием. Несмотря на обложку, оформленную в стиле литературы для девушек, несколько экземпляров, случайно попавших в книжные магазины, были похоронены среди груды эротической прозы и продавались чрезвычайно медленно. Опасность окупить задаток мне не грозила. Лишь одна мысль тревожила меня: скорее всего книгу украдкой покупают парни, изучающие мое произведение с пачкой бумажных салфеток «Клинекс». Однако отсутствие ажиотажа успокаивало: пока «Кольца на ее пальцах» надежно спрятаны, моя тайна в полной безопасности. Любительский дебют в качестве писательницы порнографических книг будет недолгим, и жизнь скоро вернется в привычную, надежную и скучную колею.

Только полгода назад произошло нечто странное: «Кольца на ее пальцах» стали активно продаваться. Не слишком быстро, конечно, но и этого было достаточно, чтобы Мэри позвонила мне и сообщила радостные новости относительно роста продаж.

– Что случилось? – спросила я.

– Выражение «сметаются с полок» кажется тебе чересчур образным? – заявила она. – Да, я немного преувеличиваю, но «Кольца на ее пальцах» расходятся стабильным и небольшим потоком. В книжном магазине «У Смита» уже сделали повторный заказ, и для этого есть все основания. Твой роман собираются перевести, наконец, из раздела эротики в художественную литературу. Только подумай, ангел мой, ты будешь находиться по соседству с Мэриан Кайз[14] и Тони Парсонсом. Твой самый никчемный в мире издатель пытался заставить меня поверить, что сработала его хитро продуманная маркетинговая стратегия. Приукрашенная чушь, дорогая моя. За наш маленький роман издатели скоро будут готовы продать собственную бабушку, и твой живой слог – единственное объяснение. Похоже, многочисленные любители литературы для девушек начинают постепенно уставать от сюжетов, описывающих поход к алтарю, и понимают прелесть книг, в которых героиня наслаждается жизнью во всех проявлениях. Разве это не замечательно?

Объем продаж продолжал увеличиваться, чему помогали запоздалые рецензии. Но все равно вряд ли Мэриан Кайз и Тони Парсонс стали бы мучиться ночью от бессонницы, завидуя моему успеху. Если уж на то пошло, я, автор книги, также не особо волновалась. Все продолжалось в таком духе вплоть до прошлой недели, когда я вдруг получила первое авторское отчисление в размере тридцати шести тысяч пятисот сорока трех фунтов.

Ну, надо же, тридцать шесть тысяч с половиной!

Я испугалась до смерти. Настолько, что даже надела шляпку и черные очки, когда клала деньги в банк.

Мы с Лизой, прижимающей майку к груди, стояли у кассы. Свободной рукой сестра залезла в кошелек и достала кредитную карточку «Баркликарда».

– Не нужно. – Я накрыла ее руку своей. – Если ты сегодня снимешь деньги с карточки, ее заблокируют. Я оплачу твою покупку.

– Ну что ты, не могу, она стоит целых двести пятьдесят фунтов.

– Двести сорок девять фунтов девяносто девять пенсов. Но даже если бы майка стоила две тысячи фунтов, ничего бы не изменилось. Пожалуйста, позволь мне купить ее.

– Хорошо, в последний раз… И я непременно отдам тебе деньги.

– Не говори глупостей.

Лиза занимает у меня с тех самых пор, когда в блэкджек можно было за пенс сыграть дважды. Пока она вернула мне не больше пяти фунтов.

Мы вышли из бутика и устало побрели, словно пара мулов, навьюченных поклажей, с фирменными пакетами «Гуччи». Какимто образом Лиза смогла просунуть руку мне под локоть.

– Спасибо, мне так понравилась маечка! Не хочешь выпить чашечку кофе?

Мы ходили по магазинам почти два часа, и за это время имя Дэна не упоминалось ни разу. Я почувствовала, что терапия с кредитной карточкой (известная как лучшее лекарство) подошла к концу и сестра готова к серьезному разговору.

– Гонконг? – изумленно пробормотала я, когда принесли кофе.

– Да, именно Гонконг, – отозвалась Лиза.

– Гонконг!

– Да, проклятый Гонконг, что находится на другом конце света. Основная часть населения говорит на кантонском, а едят там медуз, будь они неладны.

– Медуз?

– Да, я прочитала в Интернете.

– Он не может увезти тебя, Лиза. Нет, ты не имеешь права уехать. Неужели ты оставишь меня?

– Да я не хочу ехать… Но и его тоже не хочу терять.

– Попроси Дэна остаться. Если он любит, то поймет…

– Не может он остаться.

– Понятно, и что же Дэн натворил?

– Я не понимаю, о чем ты.

– Ну, торговал наркотиками? Совершил вооруженное ограбление? Господи, неужели убийство?

Лиза недоверчиво уставилась на меня.

– Я так и знала, он в бегах. Один из членов банды «Триада»[15], верно? Ты не упоминала, что твой любимый – китаец.

– Не говори глупостей. Дэн не китаец, он не может остаться потому, что его бизнес выкупили люди из Гонконга. Они хотят, чтобы он приехал. «Триада»? Что за бред!

– Ну, раньше ты встречалась с подобными типами. Так в чем заключается его бизнес?

– Все слишком сложно. Он занимается… ну… Только не наркотиками, ясно? Не помню, как оно называется, но Дэн не замешан ни в чем таком. Честное слово.

Я не поверила ей, и Лиза прекрасно знала об этом.

– Да ладно тебе, в чем тогда дело? А, поняла. Он женат, угадала?

– Нет, совсем не женат.

– Что же тогда? Поклоняется сатане? Отслеживает поезда и записывает их номера? Ест детей? Или собственные нечистоты?

– Кстати, я недавно видела в метро женщину, читающую «Кольца на ее пальцах». Не меньше шестидесяти, и к тому же с бородой. Совсем не похожа на человека, который станет читать пошлую книгу.

– А по мне скажешь, что я пишу пошлые книги? В общем, не меняй тему, Лиза. Что с Дэном? Расскажи мне.

– Уже рассказала.

– Ничего ты не рассказала, кроме того, что он хочет увезти тебя на другой край света и, возможно, заставит перед тем проглотить презервативы с героином. Тогда ты окончишь дни в тюрьме «Бангкок Хилтон», как бедняжка Николь Кидман. Ты и правда полагаешь, будто мама позволит тебе уехать в Гонконг с парнем, которого она никогда не видела?

– А кто говорит об отъезде? И плевать на маму. Я имею право делать что хочу.

– Ладно, тогда неужели ты думаешь, я позволю тебе сбежать с парнем, которого я никогда не видела? Ну что же в нем такого ужасного? Почему ты так давно его от меня прячешь? Сколько можно скрывать правду от сестры?

– Ничего я не скрываю, – после долгого молчания произнесла Лиза. – Ладно, хочу предложить тебе вот что: давай заключим сделку. Я познакомлю тебя с Дэном, а ты поможешь мне разобраться, действительно ли Гонконг самая дурацкая идея в мире. Но только ты должна рассказать маме о Шоко.

– И ты называешь это сделкой?

– Все равно придется сказать, ты сама знаешь.

– Пока мне обычно удавалось справляться с ситуацией, держа все в тайне.

– Теперь все подругому, ведь о тебе напечатали огромную статью в «Мейл». Дальше будет только хуже.

– Господи, уже почти пять часов. – Я почувствовала, что танцоры «Риверданса» вернулись в мой желудок сплясать на бис. – Я должна была встретиться с Энтом…

– Прекрати, Эми. Тебе просто необходимо решить, наконец, свои проблемы.

Я в ужасе уставилась на сестру, не в состоянии произнести ни единого слова.

– Придумала! Почему бы не открыть правду завтра во время обеда?

Воскресный обед у мамы – священный ритуал, проходящий в первое воскресенье каждого месяца. Ходить на него мучительно, но пропустить – все равно что подписать себе смертный приговор.

– Да ладно, Эми, мы справимся, поверь мне. Думай о признании как об… эпиляции области бикини. Сначала ужасная агония, но потом наносишь детский лосьон и испытываешь настоящее блаженство.

Лиза права, я отлично это понимала. И, по правде говоря, уже довольно давно. Да, к сожалению, такое качество, как честность, редко встречается в наши дни. Больше не собираюсь прятать голову в песок, больно уж там душно.

– Ладно, – медленно произнесла я, – обещаю хорошенько подумать. Но и тебе, в свою очередь, придется пересмотреть свое поведение.

– Что же мне делать? Я не сумею писать, даже если потребуется спасти свою жизнь. И уж тем более не могу взять кредит.

– Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю.

Судя по испуганному выражению ее лица, думаю, она меня прекрасно поняла.

Глава 5

Должно быть, ад – это особняк с четырьмя спальнями, перед которым стоит бордовый «ровер» и цветут огромные гортензии. Такая мысль пришла мне в голову, пока я шла по Рипондрайв в Финчли, в Северном Лондоне, к дому, в котором я провела первые двадцать два года своей жизни. Окружающий пейзаж выглядел удивительно умиротворенным: небо светлосерого цвета, парочка голубей чистили перышки у бордюра. А еще один гадил на крышу машины моего отца. Судя по всему, это дьявол пытается усыпить мои подозрения кажущимся спокойствием, но я не попадусь на его хитрые уловки.

Перед уходом я умоляла Энта составить мне компанию.

– Мне бы очень хотелось, Эми, но это лишь все усугубит. Ты же знаешь, я не могу находиться в обществе твоей мамы более пяти минут, с тех самых пор как ты придумала историю о моем намерении стать священником.

– Ну, пожалуйста, – продолжала упрашивать я.

– Мои познания в Библии не тянут на нужный уровень. Она задаст мне вопрос о Матфее, Марке, Луке и Иоанне, а я все испорчу, продиктовав ей номера их телефонов и рассказав о размере членов.

Он помог мне надеть пальто и пожелал удачи.

– Молодец, Эми, ты поступаешь правильно… Кстати, «Я сделал все посвоему» или «Свеча на ветру»?

– Что ты сделал?

– Просто думаю, какую песню ты бы хотела заказать на собственные похороны.

Я вставила ключ в замочную скважину и открыла входную дверь.

– Привет! – выкрикнула я оптимистично, хотя радости в тот момент отнюдь не испытывала.

– Я на кухне, – отозвалась мама, – только поставлю овощи на плиту.

Понятно, значит, мы не сядем за стол по крайней мере еще час. Если мама начинает готовить, она доводит овощи до такого состояния, что их скорее можно пить через соломинку, нежели накалывать на вилку. Хрустящие овощи годятся лишь для тех, кто намного презреннее гомосексуалистов, членов Ирландской республиканской армии и, возможно, даже писателей порнографических книг. То есть для эмигрантов.

Эта мысль придала мне сил, и я почувствовала себя немного лучше, ведь, во всяком случае, мое признание не начнется со слов: «Мам, на самом деле я француженка».

– Ты что, не была сегодня в церкви? – спросила я, зайдя на кухню.

– Конечно, была. Почему ты спрашиваешь?

– Твое платье, оно немного…

– Что с ним не так?

С чего начать? Просто оно розовое, блестящее, обтягивающее… В общем, платье в стиле Лизы. Если бы мама надела его в церковь, ее вполне могли, не раздумывая, забросать камнями.

– Просто потрясающее платье (первая ложь за день). Очень тебе идет (вторая). А где папа? (Мгновенная смена темы разговора, прежде чем я вырою себе глубокую яму, из которой потом ни за что не выберусь.)

– Исчез в гараже, как только мы вернулись со службы. Теперь мое присутствие ему просто невыносимо, – сказала мама, тяжело вздохнув.

Просто невероятно, но в шестидесятые годы, когда свинг находился на подъеме, родители были даже моложе, чем я сейчас. Если бы я не видела доказательств своими глазами (не дающих мне покоя фотографий мамы с начесом и длинными ресницами, как у Мэри Квант, и папы с кустистыми бакенбардами), ни за что бы не поверила, что они когдато были другими, не пятидесятилетней пожилой парой. Зато не сомневаюсь, лето любви[16] они провели, никоим образом не нарушая норм общественного поведения, пока их ровесники курили травку и закидывали камнями полицейских – должен же был хоть ктото идти правильным путем. Держу пари, хиппи необычайно радовались вешалкам отца, ведь на них они могли повесить куртки, вернувшись с войны в середине семидесятых.

Я наблюдала за папой, склонившимся над работой. Он даже младше Мика Джаггера. И всегда был младше, хотя в это непросто поверить. Я попыталась представить, как он запрыгивает на сцену и кричит: «Здравствуй, ЛосАнджелес, как насчет капельки рокнролла?» Нет, слишком невероятно. Абсолютно не сочетается с его вязаной кофтой на пуговицах.

– Привет, – громко поздоровалась я.

– Здравствуй, Эми, – ответил отец, повернувшись ко мне.

Когда я гляжу на отца, то понимаю, от кого унаследовала свою внешность. Конечно, у меня нет лысины и волосы мои не поседели – по крайней мере пока. Однако я обладаю некоторыми другими семейными чертами: гены, отвечающие за предрасположенность к большой груди, тоже достались мне по папиной линии. У обеих его сестер пышные формы и огромный бюст, как у Долли Партон[17]. Большая грудь приводит меня в еще большее уныние, чем чересчур длинный нос.

– Что это будет? – спросила я про небольшую деревяшку, которую папа обтесывал странного вида инструментом.

– А, такая штука, ее можно потом куданибудь пристроить.

– Очередная штуковина? Ну да ладно, рассказывай, как ты тут поживаешь.

– Сама знаешь, Эми…

Вообщето не знаю. Я прекрасно помню, как несколько дней назад обещала выполнить важную миссию: поговорить с папой, чтобы мама, наконец, успокоилась. Но это вовсе не означает, что я подозреваю папу в интрижке. Я пыталась представить себе отца после выступления в ЛосАнджелесе за сценой с парочкой фанаток на коленях… Да, мысль просто смешная. Отец не мог заниматься этим с женщиной, не являющейся моей мамой, хотя, если хорошенько подумать, в высшей степени невероятно, чтобы он занимался сексом и с ней. Во всяком случае, не в своей вязаной кофте на пуговицах.

Но нужно хоть чтото узнать, по крайней мере попытаться разобраться в его поведении.

– Мама говорит, в последнее время ей нечасто удается тебя увидеть.

– О, я ужасно занят. Похоже, у моего бизнеса открылось второе дыхание, – сказал он с внезапным приливом энергии. – Вокруг ведут сплошные разговоры о глобальном снижении спроса, но людям всегда нужно кудато вешать свои рубашки.

– Только если они у них будут, – пробормотала я.

– Что ты сказала?

– Можно потерять последнюю рубашку, когда лишишься работы… Например, при сокращении кадров, – объяснила я, запинаясь.

– А… Очень смешно. Вот, тебе наверняка понравится, – сказал он, ныряя в огромную картонную коробку и вытаскивая охапку вешалок. – Это мое очередное великое изобретение. Вешалки с разноцветным пластиковым покрытием помогут разделить одежду по цветам. На голубых будет висеть одежда для работы, на розовых – каждодневная, на желтых… Да не важно, придумаем. Возьми несколько.

Так я и знала, думала я, пока папа запихивал вешалки в пакет, прежде чем протянуть его мне. Вместо того чтобы ужинать и распивать вино с какойни будь девицей в короткой юбке, он засиживается по ночам и совершенствует цветные вешалки. Что ж, человечество теперь ни за что не перепутает деловой костюм со штанами от домашнего тренировочного. В честь отца воздвигнут памятник. Да, мама оказалась не права, и это еще мягко сказано.

– Спасибо, пап, – улыбнулась я. – Давай посмотрим, может, обед уже готов?

Родители на кухне загружали посуду в посудомоечную машину, а мы с Лизой сидели в гостиной за столом из красного дерева, которым пользуются обычно лишь раз в неделю – по воскресеньям. Мы уже покончили с закусками и основным блюдом, избежав разговора о Шоко Лад и ее ужасной книге.

– Трусливый зайчишка, – прошептала Лиза. – Я так и думала, у тебя просто никогда не хватит духу.

– Жду подходящего момента, – ответила я.

– Ха! Я считала паузы в разговоре – целых семнадцать. Была возможность обсудить эту тему во время любой из них, но ты так и не решилась. Только посмотри на себя: тебе уже почти двадцать шесть, а предки даже не в курсе, что ты куришь.

– Ладно, и о курении я им тоже скажу. Вот увидишь, – заявила я с вызовом. Да, я непременно сообщу родителям и о своей вредной привычке.

Вошла мама с пирогом, следом за ней появился папа с заварным кремом.

Нет времени лучше, чем настоящее, подумала я. Куй железо, пока горячо. Я осуществлю свое намерение прямо сейчас. Да, решено.

– Мама, папа, я хотела бы поговорить с вами об одной вещи. Я…

– Проповедь, которую читал сегодня утром Реверенд Свинтон, была просто потрясающей, верно, Брайан? – сказала мама, полностью проигнорировав меня.

Правда ужасно, когда происходит подобное? Вы собираетесь огорошить родителей кошмарным известием – например, вы беременны, или принимаете наркотики, или арестованы за магазинную кражу, – но близкие не обращают на вас ни малейшего внимания.

Я взглянула на Лизу. Она закатила глаза, видимо, испытывая столь же сильное разочарование. Я пожала плечами, словно говоря: «Не могу же я сделать это сейчас», – а она изо всех сил пнула меня под столом.

– Да, великолепная проповедь, – согласился папа. Он даже не заметил, что я сморщилась от боли.

– Его вдохновила статья из вчерашней газеты, – продолжила мама.

«Возможно, она говорит о «Новом заде Кайли»?» – с надеждой подумала я. Такой заголовок красовался на обложке газеты «Сан».

– Та самая, про омерзительную сексуальную оргию в частной школе.

Черт, вовсе нет. Здравствуйте, танцоры из «Риверданса». Вернулись еще раз мастерски сплясать на бис?

– Он сделал акцент на том, что сама по себе оргия просто отвратительна, но более того, мы имеем дело с влиянием печатного слова на неокрепшие умы, и если бы школы уделяли больше внимания чтению проповедей, возможно, молодежь…

– Мама, Эми коечто хочет тебе рассказать, – перебила ее Лиза.

– Нетнет.

Ни за что на свете я не смогу сделать это прямо сейчас.

– Да, хочешь. Или это сделать мне? – Она прищурила глаза, чтобы придать лицу серьезное выражение.

– Что такое, Эми? – спросила мама, тоже прищурив глаза: она почуяла какуюто опасность.

Впрочем, и папа тоже. Он схватился за стол так, что костяшки его пальцев побелели. Папа попадал в подобные ситуации и раньше и мог предвидеть неизбежно надвигающиеся неприятности. Может быть, он догадается поступить, как обычно поступает в таких случаях? Я бросила на отца умоляющий взгляд маленького несчастного котенка.

– Ктонибудь смотрел вчера вечером документальный фильм о дикой природе? – громко спросил он, поняв намек. После многолетней практики папа выяснил, что лучший способ отвлечь когото из Бикерстаффов от возможности сделать ошеломляющее заявление – сказать чтонибудь, настолько не относящееся к теме, чтобы мама и Лиза застыли в недоумении. Не всегда, конечно, помогает, и остается лишь надеяться.

– Передача была о слонах, – продолжил он, – удивительные животные. Единственные млекопитающие с четырьмя коленями, которые не умеют прыгать.

– Тихо, Брайан, – вмешалась мама. – Эми собиралась нам чтото рассказать.

По крайней мере, он сделал все, что мог.

Я снова взглянула на Лизу, и по выражению ее лица мне стало ясно: обратного пути нет. Да, Лиза права. Нужно было сделать это уже давно. Конечно, сначала я почувствую себя будто в аду, но другого выхода не существует.

– Вообщето с какойто стороны мое известие просто замечательное, – сказала я, смело ринувшись вперед, – просто поразительное, невероятное, потрясающее…

Папа поднял голову, воодушевившись моими словами.

– Но сначала, скорее всего вы будете слегка шокированы.

Папино лицо снова вытянулось.

Я решила убить двух зайцев сразу, залезла в карман и вытащила сигарету из пачки «Би энд Эйч». Повертев ее в руке, я снова взглянула на маму. Сегодня она видит свою всегда послушную, почтительную дочь в последний раз, теперь все будет подругому.

– Слушайте, мне нелегко об этом говорить, – сказала я, заставляя себя не отводить взгляда от мамы, – поэтому, думаю, не стоит ходить вокруг да около…

Я уже собиралась покаяться, когда солнце выглянуло изза туч, его лучи проникли сквозь стеклянную нишу, подсветив маму сзади мягким светом. Казалось, она слилась с витражами на стеклах, став одной из фигур в центре, словно это уже не моя мать. Миссис Бикерстафф явилась взору небесным видением – святая Шарлотта из Финчли.

Спасибо тебе, Господи, как раз подходящий момент.

– Ну, скажи, наконец, Эми, – приказала мама.

– Я… я только собиралась сообщить вам, что… На самом деле Лиза должна кое в чем признаться.

– Что? – воскликнула сестра.

– Ты ведь собираешься в Гонконг с Дэном, который входит в «Триаду»?

Лиза чуть не подавилась куском пирога, папа закрыл руками уши, а святая Шарлотта пристально посмотрела на меня и холодно произнесла:

– Эми Бикерстафф, пожалуйста, скажи мне, у тебя во рту, случайно, не сигарета?

Глава 6

Джордж Майкл, проходя мимо, на секунду остановился и взглянул на меня.

– Как она прекрасна, – прошептал он бесстрастно.

Да, тут он прав, я никогда не выглядела лучше, нежели в этом открытом гробу. Запомните: чтобы произвести потрясающее впечатление, не нужны ни диеты, ни ботокс, ни карточки из магазина «Харви Нике». Просто И обратитесь к владельцу похоронного бюро.

Джордж Майкл смахнул слезу и медленно прошел дальше, пока не оказался рядом со специальной сценой у алтаря. Он взял микрофон и сообщил, что придется призвать все свое мужество, чтобы пройти через это. Ведь сегодня ему предстоит самое тяжкое выступление за всю свою жизнь. Церковь была наполнена прихожанами, тысячи людей наблюдали за происходящим на огромных экранах, расположенных снаружи, а миллионы телезрителей застыли в напряжении перед телевизорами. Они хотели услышать песню, над которой Джордж провел уйму бессонных ночей. Его близкий друг сэр Элтон заслуженно известен своим талантом переписывать песни так, чтобы они отражали печаль нации. Стараясь превзойти Элтона на этот раз, Джордж вложил все свои силы в сочинение гимна с душераздирающим текстом, ставшего своеобразной данью уважения мне. Наконец он собрался с духом, и прозвучали первые аккорды…

– Эми!

Оглядев переполненный вагон, я увидела Джулию с огромным пакетом, проталкивавшуюся по направлению ко мне.

– Я зову тебя уже давно. – Она подошла и бросила свою ношу на пол. Я никогда еще не видела такой громадный пакет.

Черт! Я погрузилась в мечты, а меня отвлекли в самый кульминационный момент.

– Я тебя не сразу узнала. Зачем ты надела солнечные очки? – прощебетала Джулия.

Обожаю латинские танцы в клубе «Тропикана».

– О, просто болят глаза, – соврала я.

– Тяжелые выходные?

– Можно и так сказать.

Вчерашний день стал настоящей катастрофой. После того как я сообщила Лизину сенсационную новость, начался сущий ад. Я использовала отвлекающий маневр и избежала неприятного разговора, но сестра не скоро меня простит. По крайней мере, одного я добилась: теперь мама знает, что я курю. Одна тайна открыта… Кто знает, сколько еще осталось? Между мамой и Лизой разгорелась настоящая битва, а мне удалось незаметно ускользнуть. Уверена, если бы я этого не сделала, мои похороны действительно состоялись бы (Джордж, появившись перед небольшим семейным собранием в крематории «Голденс Грин», исполнил бы новую песню). Как только я добралась до квартиры, выключила телефон и поблагодарила ангелахранителя, что Энта нет дома и не придется рассказывать о своем идиотском поведении.

Сегодня утром я попрежнему пряталась, ведь обо мне говорили все. Точнее, о Шоко. Казалось, все газеты города подхватили инициативу «Мейл». Даже в «Таймс» была статья посередине первой страницы под заголовком «Священник обеспокоен кражей алтарных свечей». Остальные акцентировали внимание на развращении нравов в частных школах. Я не могла набраться смелости и прочитать и их, но ведь и так ясно, кто во всем виновен. Хотя ято уж точно не продавала наркотики шестиклассникам из Харроу. Самой жуткой оказалась статья в «Мейл»: под заявлением «Кто может назвать и освистать эту женщину?» в ней поместили картинку – очертание женской головки в профиль. Это, конечно, совсем не я, но, Бог мой, у девушки на рисунке моя прическа.

Когда я увидела его на пути к метро, то немедленно нырнула в аптеку и купила дешевые солнечные очки. Я чувствовала себя Викторией Бекхэм, когда та пыталась остаться неузнанной во время похода в магазин «Теско» за памперсами. Однако, даже несмотря на маскировку, Джулия все же заметила меня в метро.

– Я не знала, что ты ездишь по ветке «Пиккадилли», – сказала я Джулии, когда поезд остановился в «Финсберипарк». Она села на освободившееся рядом со мной место, и я заметила на ее пакете надпись «Луи Вюиттон». Такой же ярлычок красовался на открытой сумке, которую она поставила на колени, а также на кошельке, косметичке и брелоке. Какойто перебор с «Луи Вюиттоном» для одного дня.

– Теперь я живу на этой линии. Переехала на станцию «АрносГров» на выходных.

– А мне казалось, ты ненавидишь Северный Лондон.

– Ненавидела, – сказала она с ухмылкой, – но это было до того, как встретила Алана. Теперь мы будем жить вместе.

– Постой, – пробормотала я, – ты же познакомилась с ним только в прошлый вторник. Впервые пошла с ним на свидание… Когда именно?

– В четверг.

– А в пятницу утром решила, будто он тебя бросил.

– Вовсе не бросил, – надула Джулия губки, – просто бежал от себя. Мой бойфренд чересчур чувствителен для футболиста.

– Я удивлена, что ты не довела это дело до конца. Ну, ты понимаешь, я говорю о помол…

Она сунула мне под нос бриллиант. Камень был громадный, и если бы ктото попытался ограбить Джулию, она легко могла использовать украшение в качестве кастета или для устрашения любого грабителя.

– Не волнуйся, мы не собираемся слишком быстро объявлять о помолвке. Такое поведение несколько опрометчиво, – заверила она. – Алан утверждает, что ему нужно для начала упрочить положение в защите. «Хэллоу» не станет печатать свадебные фотографии, если жених не входит в основной состав.

Когда Джулия рассказала о карьерных планах Алана, я, наконец, смогла найти объяснение избытку «Луи Вюиттона». Видимо, моя коллега теперь живет под лозунгом «Жены футболистов, вперед, вперед, вперед!».

Не успела я сесть за стол, как зазвонил телефон. Мэри! Конечно же, это непременно окажется именно она. Мне удалось провести выходные, ни разу не поговорив с ней, но такое счастье не могло длиться вечно.

– Разве это не потрясающе, дорогая? – воскликнула Мэри. – Я хочу пригласить редактора из «Мейл» на любовное свидание и осыпать его сладкую попку легкими поцелуями.

– Как ты можешь такое говорить?

– Я так говорю, ангел мой, потому что он оказал нам невообразимую услугу, а именно сыграл роль небезызвестного Майка Рида.

– Кого?

– Слава Богу, имя Майка Рида было на слуху задолго до твоего времени. Работал диджеем давнымдавно, когда я еще слушала хитпарады и иногда даже решалась включить телевизор. Абсолютно несносен, бездарно использовал эфирное время и постоянно разносил в пух и прах, чужие хиты. Его жюри состояло из парочки заурядных бездельниц, которые и двух слов связать не могли, зато названная ими песня потом все лето держалась в чартах на первом месте. «Расслабься, не говори, что дело дрянь», – пропела она хрипло.

– И какое отношение все это имеет к нам?

– Неужели я должна растолковывать такие простые вещи? На твоем месте я бы серьезно задумалась о «налоговом убежище» гденибудь на Каймановых островах. Нужно же будет гденибудь скрыть триллионы, когда выручка от продаж взлетит до небес. А сейчас давай вернемся к насущным вопросам. Ты уже рассказала обо всем своей очаровательной мамочке?

– Э… почти. – Наконецто мне удалось вставить словечко.

– Ты должна сделать нечто большее, чем «почти», дорогая моя. Полагаю, миссис Бикерстафф имеет право знать, как ее дочь зарабатывает себе на жизнь, прежде чем ты приступишь ко второму роману.

– Но… черт! Что ты сказала? – беспомощно пробормотала я.

– Я предвидела твою реакцию, но послушай меня, пожалуйста. Если твой некомпетентный редактор обладает хотя бы каплей здравого смысла, то, заказав несколько переизданий твоей книги, он бросится к телефону и станет предлагать контракт на следующий роман Лад. Итак, с моей стороны будет крайней беспечностью, если я не посоветую тебе поднапрячь мозги и начать обдумывать сюжетные линии. Ни в коем случае не хочу вмешиваться в творческие планы, но продолжение станет вполне уместным. Остроумные комментарии Донны в конце первой книги наталкивают на мысль, будто должно чтото последовать. Я уже представляю себе, как наша маленькая распутница превратится в Гарри Поттера эротики. Послушай, уверена, у тебя еще уйма работы, но мы скоро вернемся к этому разговору. Надеюсь, тебе в голову придут только «грязные» мысли.

С этими словами она разъединилась, а я так и осталась сидеть, открыв рот и держа в руке трубку, из которой доносились короткие гудки.

– Выглядишь так, будто заглотнула огромную рыбину, – заметила Джулия. – О чем разговор?

– Да так, семейные разборки.

– Ну конечно, семейные. Так я и поверила. Ты похожа на одного из членов семейки Уолтон[18] – сказала она, деланно зевая.

Я не ответила, поскольку начала читать письмо, пришедшее на мою почту:

Зачем тебе понадобились солнечные очки? Снова проблемы с контактными линзами или неуклюжая попытка избежать разговора со мной? Я попрежнему хотел бы узнать твою точку зрения по поводу нашей «ерундовой» газеты. Обдумай эту проблему по пути к моему кабинету. Встреча назначена на 9.30 утра. Жду, когда мне уделят немного внимания. Хотелось бы пообщаться с представителем многочисленных читателей, не желающих мириться с «чушью».

Проклятие! Я даже не видела Льюиса сегодня утром, но ему както удалось заметить, когда я пришла. Подняв глаза к потолку, я принялась искать взглядом камеры слежения, но увидела лишь треснутые плитки. Ах да, я совсем забыла, что на мне до сих пор солнечные очки. Теперь понятно, звезды носят их вовсе не затем, чтобы избежать преследований, для них это прекрасная возможность заявить окружающим:

– Эй, взгляните на меня. Я ношу солнечные очки даже в темных ночных клубах, и поэтому я либо известная личность, либо идиот.

Меня уж точно можно отнести ко второму типу. Сняв очки, я швырнула их в корзину для мусора.

– Нет, Элизабет, – сказала я твердо, – не стану задействовать свои связи, чтобы достать тебе приглашение на торжественный званый прием в честь Бена и Джей Ло, самой восхитительной и безупречной пары в Голливуде.

Я, слегка разозлившись, повесила трубку. Лиз Херли звонит уже четырнадцатый раз за сегодняшнее утро. Она не понимает, что по крайней мере одна из нас занимается настоящим делом? Затем мой взгляд переместился на толпу людей, собравшихся вокруг огромного тикового стола. Все они ждали моего решения. Да, верно, пора вернуться к работе.

– Ладно, послушайте, – начала я, – Диди, ты пойдешь на конференцию с Расселом Кроу. На этот раз постарайся запечатлеть тот момент, когда он заедет комунибудь кулаком в лицо. Крис, я читала твою статью «Привет, Гвинет», мы не сможем ее напечатать. Поработай над стилем и принеси материал, когда текст станет менее сентиментальным. Это же не «Хэллоу», в конце концов! Фиона, подыщи подходящее место для моего интервью с Джорджем Клуни. Только ничего похожего на будуар: не нужно, чтобы ему в голову пришли какиенибудь нехорошие мысли.

Наблюдая за тем, как все опрометью выбежали из кабинета, я на несколько секунд задумалась о переменах в дальнейшей судьбе журнала «Девушка на работе». Как только Льюис пригласил меня на разговор о текущих проблемах, в котором приняли участие сотрудники редакции, и услышал, наконец, меткие замечания человека, не желающего мириться со всякой чушью, он назначил меня заместителем редактора, а затем… Посмотрите только, какой у нас тираж, и можете сколько угодно лить слезы, уважаемые сотрудники «Космо».

Дверь кабинета Льюиса распахнулась, и этот потрясающий мужчина медленно направился ко мне. Он подошел к огромному столу, и я заметила, что на его обычно безмятежном челе появились капельки пота. Да, видимо, и впрямь случилось чтото серьезное. Позвонив на ресепшн, я попросила не подзывать меня к телефону.

– Даже если это Мадонна? – затаив дыхание, уточнила секретарша.

– Тем более она, – резко ответила я. – Чтото произошло, Льюис?

– Дело в тебе.

– Но я думала, что неплохо справляюсь, – прошептала я. Его заявление стало для меня настоящим шоком.

– Верно, ты справляешься блестяще, поразительно, изумительно. Черт возьми, да ты просто гений! Наш никудышный жалкий журнал с дурацкими объявлениями о работе был бы без тебя безжизненным, словно дохлая утка. Но разве ты до сих пор не поняла, в чем заключается проблема? Я все это время использовал твои потрясающие способности, но прятал свои истинные чувства. А теперь больше не могу закрывать на них глаза. Эми… я… я люблю тебя.

Я взглянула в его огромные карие глаза, которые стали совсем влажными от слез.

– Я все испортил, верно? – вздохнул он. – Понимаю, теперь ты, скорее всего, захочешь уйти и принять предложение «Вэнити фэр». Я просто влюбленный дурак.

Сердце колотилось в груди, я хотела уступить его уговорам, подняться со стула и забыться в его объятиях. Но, черт возьми, я же в первую очередь профессионал.

– Ради Бога, прекрати эту ужасную пытку, скажи хоть чтонибудь! – умолял он. – О чем ты сейчас думаешь?

– Ну же, Эми, так о чем же ты думаешь? – спросил Льюис, прищурив глаза.

Мне пришлось вернуться из мира грез в реальность и наконецто взглянуть на сотрудников, собравшихся у стола в кабинете Льюиса. Фиона, редактор рубрики развлечений, ей никогда не удавалось увидеть своими глазами ни одного интересного события, поэтому отзывы она составляет на основе рецензий из других журналов. Крис, еще один редактор газеты, пишущий… Я и сама не знаю, что именно он пишет. Возможно, просто постоянно работает над резюме.

И Диди, личный ассистент Льюиса.

Она делала заметки в блокноте, с подозрением посматривая на меня. Диди считала Льюиса своей личной собственностью, и, переступив порог кабинета, я почувствовала себя преступницей, которую следует застрелить за вторжение на чужую территорию. А все изза Диди. Находясь на самой вершине секретарской иерархии, она воображает себя моей начальницей. Вернее, по ее мнению, она вообще руководит остальными работниками.

Совещание шло уже двадцать минут, и пока что я не высказала ни единой мысли и не выразила своего мнения ни относительно бредового содержания газеты, ни по какомуто другому поводу. Вместо этого я снова погрузилась в свои абсурдные фантазии. Зато по крайней мере удалось отвлечься от неприятных мыслей после разговора с Мэри. А то у меня уже возникло такое чувство, будто она приоткрыла банку с отвратительными жуками.

Но теперь Льюис желал знать, что я думаю обо всем этом.

О чем? Я ведь совсем не следила за дискуссией.

– Думаю… хм… хорошая идея, – сказала я, надеясь, что он продолжит обсуждение.

– Итак, ты бы с готовностью купила журнал или газету, где будет статья о секциях стритданса? Забавно, я и не подозревал, что ты такая поклонница красивого тела, – сказал он, даже и не подумав перейти к другому вопросу.

Я густо покраснела, а Диди взглянула на меня со злорадной усмешкой. Скорее всего, она теперь утвердилась во мнении, что у самого незначительного сотрудника офиса (после прыщавого шестнадцатилетнего подростка, заправляющего картриджи в офисные ксероксы) нет причин для посещения совещаний на высшем уровне.

И хотя мне неприятно это говорить, но Диди, может быть, в чемто права, на сей раз она, видимо, не ошиблась. Какого черта я тут сижу? Уверена, и Льюис придерживается того же мнения.

– Послушайте, – громко сказал он, – очевидно, Эми вотвот умрет со скуки…

Я почувствовала, что покраснела еще больше: огромный бифтомат в парике мышиного цвета.

– …и не могу сказать, что виню ее за это. Мне и самому ужасно скучно. Наверняка мы способны придумать чтонибудь получше. Давайте посмотрим газеты, вдруг нас чтонибудь вдохновит.

О нет, только не это!

Проигнорировав мою немую мольбу, он потянулся к газетам, взял пачку и бросил на стол. Проклятие! Дурацкий «Мейл» окажется теперь на самом верху.

– Боже, она везде! – воскликнула Фиона, показывая на первую страницу, где был изображен профиль женщины с прической, как у меня.

– Ну, статьи о сексе помогают распродать тираж, – отметил Льюис. – Немного иронично, не находите? Ведь редактор «Мейл» просто обязан публично осудить подобную писательницу, а не создавать ей рекламу. Видимо, Шоко затронула какуюто затаенную струну у публики. Кто читал ее книгу?

Почему все смотрят на меня? Такое просто не может происходить на самом деле, должно быть, я вижу какойто странный сон. Но, к сожалению, все более чем реально. Я абсолютно уверена, ведь состав «Риверданса» снова собрался в моем животе: группа девушек из Вегаса, высоко подбрасывающих ноги, и выстроившиеся в ряд подвыпившие латиноамериканские беженцы, участвующие в групповом туре из Бенидорма. Возможно, они там хорошо проводят время, а вот мне стало трудно дышать.

Поскольку все молчали, Льюис продолжил:

– Вообщето несколько недель назад я взял книгу у сестры…

Господи, Господи, о Боже, это не может происходить на самом деле! Ктонибудь, скажите, пожалуйста, что сегодня утром в капуччино мне подмешали наркотик…

– …и несмотря на хвастовство и преувеличения, свойственные книгам для девушек, должен сказать: она на удивление хороша.

В этот момент я разрывалась между двумя желаниями: убежать и начать новую жизнь на Внешних Гебридах и сплясать на столе от радости, потому что… Льюису понравилась моя книга!

– Но то, что я думаю, к теме не относится. Очевидно, Шоко Лад просто хорошо вписалась в дух времени.

Не имею ни малейшего понятия, что такое дух времени. А потому не уверена, должна ли чувствовать себя польщенной, ведь непонятно, во что я там «вписалась».

– Вероятно, нам нужно присоединиться к процессии. Итак, у когонибудь есть идеи?

– На самом деле никто ничего не знает о Шоко, и это самое интригующее, – начал Крис.

– Да, продолжай, – подбодрил его Льюис.

«Нет, остановись немедленно!»– взмолилась я.

– Ну, она может быть кем угодно. Не знаю даже… Например, стриптизершей из Сохо, отошедшей от дел директрисой школы из ТанбриджУэллса или просто занудной секретаршей и старой девой. Ничего личного, Диди, – извинился он перед самой занудной в офисе секретаршей и старой девой, проигнорировав меня. – А что, если попросить психиатра прочитать книгу и составить психологический портрет этой женщины? Или же можно использовать излюбленный способ бульварной прессы и предложить награду любому, кто выследит ее.

– Не уверен, что мы сможем выделить деньги на награду из нашей прибыли, но мыслишь ты в верном направлении, Крис, – сказал Льюис, а я вжалась в стул и попыталась незаметно уползти под стол. – Эми, ты молчишь уже довольно давно. Что ты думаешь по поводу феномена Лад?

Проклятие, теперь я уже стала феноменом. Я застыла, так и не доведя до конца попытку исчезнуть, и теперь на стуле находилась лишь половина попы.

– Хм… э… – Черт возьми, о чем я могу думать? У меня сейчас лишь одно желание: чтобы идиотская шумиха с феноменом Шоко Лад закончилась навсегда. – Хм… – И почему каждый раз, стоит мне открыть рот в присутствии Льюиса, я не могу издать никаких звуков, кроме невразумительного мычания? – Э… – Нужно чтонибудь сказать. Скорее произнести любое предложение, состоящее из подлежащего и сказуемого. Или по крайней мере вымолвить хоть какоенибудь слово. – А… я предпочитаю Бриджит Джонс.

– О, потрясающе! – сказал Льюис, хотя подозреваю, что на самом деле он вовсе не имел в виду «потрясающе», ведь я уловила в его голосе нотку сарказма. – Давайте оставим идею с Шоко Лад. Ты права, она слишком актуальна для еженедельного периодического журнала.

Да, это явно сарказм. Я слабо улыбнулась. Хотя мне хотелось лишь одного – разрыдаться от отчаяния. Полагаю, мое состояние заметили все присутствующие.

– Если бы ты доверилась мне раньше, – сказал Льюис, с трудом сдерживая слезы. – Но я понимаю, ты просто не могла этого сделать. – Он сидел рядом с больничной койкой, нежно поглаживая мою руку. – Я виню только себя, – продолжил он. – Если бы я хотя бы ненадолго отвлекся от своих собственных жалких проблем, то увидел бы, что ты страдаешь от невероятно редкой болезни – как правило, она заканчивается фатальным исходом и известна как синдром Хоффлингера. Симптомы ее не только невыносимая боль, но и ужасная, унизительная неспособность произнести чтолибо, помимо несвязного бормотания.

Я сняла кислородную маску с лица и проговорила:

– Э… а… ум… хм…

– О, милая моя, как давно я ждал этих слов! Я тоже тебя люблю.

Льюис наклонился ко мне, и я вытянула губы для поцелуя. А затем он прошептал…

– Можно унести?

Я взглянула на угрюмую официантку и кивнула. Пока она убирала со стола, я постоянно напоминала себе: пора, наконец, перестать тешить себя бессмысленными мечтами о Льюисе. По всей вероятности, он думает, будто я полная идиотка. К тому же не будем забывать: у него есть чудесная Роз. Я взглянула на часы: два сорок пять. Да, опоздала. Ну и ладно. Я растягивала этот час обеденного перерыва как можно дольше, поскольку на работу возвращаться не хотелось. Презрительное отношение Льюиса, ухмылки Диди, интимные подробности звездной жизни Джулии… Уж не говоря о существующей опасности нарваться на телефонный разговор с разозленной Лизой или, что еще хуже, ужасно взволнованной Мэри. Но нельзя же вечно торчать в закусочной. Я оставила небольшие чаевые на столе и надела пальто.

Выйдя на Уордорстрит, я услышала, как зазвонил мобильный, и даже не сразу поняла, что это мой телефон. На мобильник мне звонит только один человек – моя сестренка, ведь я не оставляла свои координаты никому, кроме нее. Интересно, что понадобилось Лизе? Хотя вряд ли стоит долго гадать: конечно же, она мечтает расправиться со мной.

Я вытащила телефон из сумки.

– Привет, Лиза.

– Это я, Эми, – услышала я мамин голос.

Как, черт возьми, она раздобыла мой номер? Скорее всего, видела его у сестры. Но тогда о чем еще могла проболтаться Лиза?

– Мам, привет, как ты? – спросила я, пытаясь справиться с внезапно охватившей меня паникой.

– Плохо. Вчерашний день был сущим кошмаром.

– Понятно… Новость Лизы шокировала тебя?

– Дело не в твоей сестре. Лучше скажи, ты разговаривала с отцом?

– Да, у нас была долгая беседа.

Поверьте мне, пятиминутный разговор в гараже можно считать невероятно долгим, если речь заходит о папе.

– И?..

– Мам, нет никакой интрижки, честное слово.

– Ты его спрашивала?

– Конечно, не напрямую… Но могу поручиться чем угодно. У папы и в самом деле много работы. А ты слышала о его новом изобретении? Чудные разноцветные вешалки, которые помогут разделить…

– Сегодня он ушел из дома, надушившись перед уходом лосьоном после бритья.

– Ну и что тут такого?

– Он никогда не делает этого. И к тому же твой отец направился в Бирмингем присмотреть новые станки для фабрики – по крайней мере он так говорит.

– Мам, поездка в Бирмингем не будет считаться доказательством в суде. Может быть, это действительно командировка.

– Я хорошо знаю твоего отца, Эми, с ним происходит чтото неладное.

– Я его тоже знаю, мам. Пойми же, наконец, он не встречается с другой…

– Алло… Эми, алло.

– Пора идти, мама. – Мне удалось вставить слово. – Я на важной встрече.

– Неправда, я слышу звук уличного дви…

– Перезвоню позже, пока. Я захлопнула телефон, когда вдруг мое внимание привлекла абсолютно невероятная сцена в баре.

Что, черт возьми, отец делает в Сохо? Вопервых, он же вроде должен быть в Бирмингеме. Вовторых, сомневаюсь, чтобы он сумел без посторонней помощи найти район Сохо даже на карте.

А еще важнее: что папа забыл в модном баре под названием – я бросила взгляд на вывеску – «Куба Либре»? Да еще с молодой женщиной, которая годится мне в старшие сестры.

Они сидели за столиком, о чемто увлеченно беседуя. Папа ведет с кемто разговор? Невероятно. Конечно, она блондинка, и довольно хорошенькая… Та самая женщина, которая может увести мужа из семьи, обнаружив его уязвимое место… Мне почемуто бросилось в глаза, что на девушке были надеты босоножки на шпильках и с завязками. Аккуратные ноготки покрыты светловишневым лаком. Отец же нарядился в свой лучший костюм, он надевает его лишь на свадьбы, похороны и собрания в клубе консерваторов. Казалось, я даже с улицы чувствовала аромат его «Олд Спайса».

Мне стало нехорошо. Пора было уходить отсюда как можно скорее. Я повернулась и побежала прочь. Ноги сами несли меня подальше от этого места – поверьте, с такой скоростью я не передвигалась с тех самых пор, когда в десятом классе участвовала в эстафете. На сей раз все было намного сложнее и мучительнее, ведь в школе по крайней мере я имела небольшое преимущество – спортивный бюстгальтер. Я завернула за угол, врезалась в каланчу под метр восемьдесят, в чемто черном, и в следующий момент растянулась на тротуаре.

– Эми, это ты? – произнес знакомый голос. Я подняла глаза и увидела…

Всю свою никчемную жизнь я постоянно слышала рассказы знакомых, начинающиеся со слов: «Никогда не угадаешь, с кем я столкнулась сегодня в УэстЭнде». Сначала меня поражало, что в городе с многомиллионным населением ктото сумел абсолютно случайно встретить на улице одного из своих относительно немногочисленных знакомых. Через какоето время у меня началась самая настоящая депрессия. Мне уже двадцать шесть лет, а я никогда ни разу ни с кем неожиданно не сталкивалась в этом самом УэстЭнде. Сей факт ужасно меня огорчал и заставлял чувствовать себя изгоем. Ведь, возможно, я могла бы встретить сотню знакомых… Если бы они, заметив меня, не попрятались в ближайшем магазине.

И вот теперь мне удалось, наконец, наверстать упущенное. Меньше чем за пять минут счет подскочил от нуля до двух в мою пользу. Однако доказательством моей проклятой невезучести стало то, что обе встречи были нежеланны. Сначала отец со стервойблондинкой, разрушающей чужие семьи, а теперь к тому же…

– Джейк?

Джейк Бедфорд оглядел меня сверху донизу (впрочем, ничего нового он не увидел), а потом подал мне руку и помог подняться. Я бы не стала принимать его помощь, честное слово, но на тротуаре были лужи, и вся моя одежда промокла насквозь. Самое ужасное, с этого ракурса я наверняка выглядела подурацки. Я неуклюже встала на ноги и теперь молча смотрела на Джейка, потирая ушибленную пятую точку. Он, как и раньше, выглядел вполне привлекательно. Держу пари, он так и остался озабоченным мерзавцем.

– Ты в порядке? – поинтересовался он. – Грохнулась, словно…

Слава Богу, не прибавил «мешок с картошкой».

– Наверное, ты спешишь…

– Вообщето да… Мне предстоит… совещание… редакторов.

– Да? И где же ты теперь трудишься?

– Журнал «Девушка на работе», – произнесла я, сразу же пожалев о своих словах.

Он ухмыльнулся (я должна была предвидеть эту усмешку) и заявил:

– Звучит как название специализированного журнала для… хм… ночных бабочек… Это ведь одно из тех бесплатных изданий с многочисленными объявлениями о вакансиях? Так, значит, совещание редакторов. Ты у нас теперь редактор.

– Хм… ну да… Работаю над небольшими статьями, – fee моргнув глазом заявила я, ведь это не слишком далеко от истины.

– Неплохо! Хочу сказать, неплохо для тебя.

Надменный мерзкий тип!

Я многозначительно посмотрела на часы и сказала:

– Думаю, мне нужно…

– Да, ты же опаздываешь. Конечно, поторопись, Эми, – сказал он. – Как приятно было снова тебя увидеть. Предлагаю отметить все как полагается. Послушай, оставшуюся часть дня я проведу в Сохо, так почему бы нам не встретиться позднее?

– Я не… не думаю, – пробормотала я, отчаянно ища правдоподобный предлог, чтобы отказаться.

– Как насчет «Гручо»? Знаешь, где он находится?

Конечно, черт возьми, мне это известно. Именно туда Джейк водил меня, чтобы похвастать, со сколькими известными представителями СМИ он на короткой ноге.

– Полседьмого подойдет?

Не дожидаясь моего отказа, он развернулся и зашагал прочь.

В той же манере Джейк пригласил меня на свидание в первый раз. Был столь же надменным, полагая, что я сочту за честь его готовность найти для меня пару минут в своем расписании. Но тогда я была так взволнована, парила на седьмом небе от счастья… нет, даже не на седьмом, а как минимум на десятом или одиннадцатом.

Однако сейчас все оказалось абсолютно подругому.

Поверьте, это, правда. Ни одной лошади в мире, какой бы огромной и сильной она ни была, не под силу притащить меня на свидание с Джейком Бедфордом.

Глава 7

– Прости, Эми, со мной такого раньше никогда не было, – заныл Джейк, скатившись с меня.

– Ничего, – сказала я, не слишком стараясь придать голосу сочувствующие и понимающие интонации. – Может, просто перенервничал?

Затем перегнулась через Джейка, вынула две сигареты из пачки, лежавшей на тумбочке у кровати, зажгла и дала одну ему. Думаю, Джейк отметил, что раньше, когда мы еще встречались, зажигал сигареты после секса, как правило, он.

Но теперь все изменилось.

Я затянулась и взглянула на лежащего рядом мужчину. Свернувшись в комочек на атласных простынях, он оказался намного меньше, чем я его запомнила. Менее импозантный. Не такой значительный. Джейк отвернулся к стене, видимо, надеясь, что в полумраке не будет заметно, что он плачет.

– Все в порядке, – успокоила его я. – Подумаешь, всего лишь эрекция. Никто же не умер.

– Дело не в этом. – Он смахнул слезу.

– Что же тогда?

– Не могу сказать, мне слишком стыдно.

– Доверься мне, я пойму.

– Нет, просто я… Никогда не спал с девушкой, у которой… Нет, как такое произнести вслух?

– Ну же, милый, расскажи мне все.

– С девушкой, у которой книги продаются лучше, чем мои… Я чувствую себя…

– Неполноценным? – мягко подсказала я.

Нижняя губа Джейка задрожала, и он прикусил ее.

– Немужественным?

Его глаза снова наполнились слезами.

– А еще бесполезным и жалким? Ты подумываешь, не бросить ли все и не поискать ли другую работу? Например, пойти преподавать английский иностранцам?

При этих словах Джейк разразился рыданиями, сотрясаясь всем телом. Я обняла беднягу и прошептала:

– Все наладится, малыш. Со временем почувствуешь себя намного лучше… Когданибудь.

Однако мои слова, вероятно, оказались слабым утешением, поскольку Джейк вскочил с кровати и начал спешно натягивать брюки.

– Прости, Эми, я должен был понять, что из этого ничего не выйдет, – промолвил он. – Я просто не смогу жить в твоей тени. Ты слишком… слишком гениальна.

Он направился к двери, а я изо всех сил старалась выглядеть печальной и взволнованной.

– Прощай, Эми, – сказал он, наконец, осмелившись взглянуть мне в глаза. – Я навсегда сохраню в сердце воспоминания о тебе. Поверь, для меня было честью иметь возможность узнать тебя и…

– Принести еще порцию водки с тоником?

Я взглянула снизу вверх на бармена, так бесцеремонно вторгшегося в мои фантазии. И почему именно в тот момент, когда все стало так интересно? Я кивнула в знак согласия, и пустой стакан унесли. У стойки бара мне волейневолей пришлось вернуться в мир неприглядной реальности, сегодня принявшей форму надоедливого внутреннего голоса.

«Что, черт возьми, ты тут делаешь, Эми?» – настойчиво вопрошал он.

Хороший вопрос.

Сначала я наткнулась на отца, втайне встречавшегося с какойто красоткой, затем увидела, что мое второе «я» обсуждается на страницах ведущих газет, к тому же начальник наконец убедился, что я всего лишь занудная секретарша и старая дева. Так зачем я сижу в какомто дурацком клубе и жду Джейка?

Который еще и опаздывает.

«С чего ты взяла, что сможешь помериться силами с таким профи, как Джейк Бедфорд? – продолжал вещать внутренний голос. – Тебе удастся с ним разобраться только в мечтах. Он, как и раньше, с легкостью сделает из тебя отбивную. Господи, даже в его фамилии присутствует слово «кровать»[19]

И хотя ход моих мыслей был вполне разумным, я приказала голосу замолчать.

Бармен поставил на стойку еще одну порцию водки с тоником. Я отпила глоток и огляделась вокруг. Джейк Бедфорд всегда называл «Гручоклаб» публичным домом для представителей прессы, однако я нисколько ему не поверила, ведь на самом деле Джейк просто обожал это место. Хотя теперь клуб вряд ли относится к числу первоклассных и шикарных заведений. Среди посетителей находились: мужчина, который, насколько я помню, читает новости в одной из телевизионных программ; похожий на военного парень с красным лицом, ведущий передачу про антиквариат, а также известный шефповар – его имя я забыла. Но уж точно не Джейми Оливер или тот другой, что ругает гостей, стоит тем попросить немного соли.

Сердце мое замерло в то мгновение, когда появился он. Нет, не Джейк. Джейсон Донован. Согласна, он не входит в список самых известных и знаменитых звезд. Он вряд ли значился в нем, даже когда занимал первые места в хитпарадах (конечно же, по объему продаваемых пластинок, а вовсе не то, что вы подумали), но я обожала его. Что тут еще сказать? Я ничего не могла поделать, тогда мне было одиннадцать лет.

Я увидела Джейсона и будто переместилась обратно во времени, тогда мне не о чем было беспокоиться. Даже о месячных, а что уж говорить обо всех проблемах, не дающих мне сегодня покоя. Скорее всего, Джейсон не отнесся бы ко мне с таким презрением, как Льюис на том самом собрании. Держу пари, он бы сказал: «Бриджит Джонс? Да, я тоже обожаю эту книгу. Давай поужинаем сегодня в моем любимом уютном ресторанчике, заодно и поговорим о ней».

Он вместе с небольшой компанией друзей сел на диванчик. Интересно, не слишком ли банально будет подойти и сказать: «Извините, что отвлекаю, просто мне нравится ваше творчество, даже ваш совместный с Кайли фильм, который никто, кроме меня, не удосужился посмотреть. Не могли бы вы поставить мне автограф на салфетку?»?

О чем я только думаю? Конечно, мне удастся с честью справиться с этой ситуацией. К тому же нужно както скоротать время до прихода Джейка…

Черт, легок на помине. Как уверенно Джейк зашел в комнату и направился ко мне. И пусть он не сделал успешную актерскопевческую карьеру и пока не участвовал в популярных мюзиклах в УэстЭнде, ему както удалось затмить Джейсона. Джейк был возмутительно великолепен. Улыбнувшись мне, он достал из пачки сигарету. Раньше мне нравилось наблюдать, как он курит. Кто выдумал, что мужчина с сигаретой выглядит несексуально? В чьихто руках она становится разрушительным оружием, придающим обладателю шарм. Сильные руки Джейка просто идеально подходят для этой картинки. Джейк Бедфорд зажег сигарету и сделал долгую затяжку, так что стали видны его скулы. Именно в тот момент я почувствовала давно забытую дрожь в…

«Прекрати немедленно, – приказал мой внутренний голос. – Поздоровайся, закажи любой напиток, а потом убирайся отсюда, пока ты не сняла перед мерзавцем трусики».

Джейк подошел к стойке бара, и я поздоровалась своим самым сексуальным голосом.

«Черт, что ты о себе вообразила? Что ты Мэй Уэст[20]

Он наклонился, поцеловал меня в щеку и спросил:

– Как прошло обсуждение?

– Мм, знаешь, очень плодотворно… Уйма свежих…

Он сел рядом со мной.

– Выглядишь просто потрясающе, – произнес он.

«Не попадись на эту удочку. Ты вовсе не выглядишь потрясающе. На тебе та же одежда, что и в тот момент, когда ты растянулась на тротуаре. «Потрясающе» – слово для Камерон Диас, получающей «Оскара» в нарядном платье, а вовсе не для тебя, одетой в старые заношенные брюки и майку, украшенную спереди пятном от тунца в майонезе».

Я опустила глаза. Внутренний голос был прав: сандвич, съеденный за обедом, оставил след на груди.

– Вообщето ты теперь выглядишь подругому, – продолжил Джейк. – Перемены сразу бросились мне в глаза, еще когда я встретил тебя днем. Что произошло?

– Я порвала с тобой, – ответила я.

«Осторожно, – предупредил внутренний голос, – слишком много горечи в твоих словах. Он не должен думать, что его уход причинил тебе боль».

– Хотя нет, дело не в этом, – прибавила я быстро, забирая свои слова обратно, – просто я стала на два года старше.

«Хорошо. Придерживайся нейтрального тона. Продолжай в том же духе».

Он заказал для меня еще одну порцию коктейля, и я поинтересовалась:

– А как дела у тебя?

Эти слова сразу же показались мне какимито глупыми, ведь Джейк относился к тем немногим мужчинам, что видели меня с высоко поднятыми ногами. Почему же сейчас мы ведем пустой светский разговор?

– Просто замотался, – ответил он, – был ужасно занят. В прошлом месяце вышли «Нефтяные войны на Венере», и я все еще участвую в проклятой рекламной кампании. Как же мне нужен отдых! Знаю, я выгляжу ужасно.

«Врун, врун, проклятый врун. Он же тебя обманывает, это очевидно. Смотри не вздумай заглотить приманку».

– Нет, напротив, замечательно, – заверила я, окончательно попавшись на крючок.

«Что ты творишь?» – завопил внутренний голос.

Джейк предложил мне сигарету, наклонился вперед, чтобы зажечь ее, а затем прикрыл пламя рукой. Помоему, вовсе не обязательно было это делать, я не чувствовала никакого сквозняка. И только в тот момент осознала, насколько душно в помещении и как тяжело дышать. Один лишь взгляд на Джейка, зажигающего мне сигарету, – и мурашки побежали по спине. Кончики его пальцев погладили мою руку, и я вспомнила, как чувствовала их прикосновение на…

«Возьми себя в руки, женщина», – проснулся внутренний голос, и как раз вовремя.

– Так ты уже забронировал билеты? – спросила я быстро.

– Билеты куда?

– В отпуск. – Я ощущала себя плохим парикмахером из салона, который задает клиенту идиотские вопросы.

– У меня еще не было времени подумать об отдыхе. Но я непременно этим займусь. Я смертельно устал и не думаю, что смогу написать следующую книгу в ближайшее время. Конечно, издатели упрашивают меня принести новый роман.

Боже, я и забыла, каким занудой и эгоистом бывает Джейк!

– …ведь если я соглашусь, придется работать без передышки, но, с другой стороны, я и в самом деле не хочу…

Он может разглагольствовать о себе часами…

– …отказываться. Только я не машина и не робот. Конечно же, это им не по вкусу, но они во мне нуждаются больше, чем я в них…

«Без конца… Ни о чем другом, кроме собственных дел. Что ты только в нем нашла, Эми?»

– Теперь утверждают, будто я один из немногих писателей научной фантастики, поднявшихся выше культового статуса. Послушать издателей, так я превзошел…

«Нет, вы только посмотрите. Какойто писатель, а ведет себя, будто ему удалось изобрести лекарство от рака, победить мировую бедность и изобрести безболезненную альтернативу восковой эпиляции. Конечно, раньше ты была занята тем, что любовалась его задницей, а потому вполне могла не заметить черствость и самовлюбленность. По большому счету, ваша пара состояла из двух одержимых людей: ты была одержима им, а Джейк – самим собой».

– …но качество для меня является приоритетом. А о каком качестве может идти речь, если у меня нет времени прийти в себя? Постойка, кто это там, Тоби Литт?

«Тоби? Что еще за Тоби?»

– Я отлучусь на минутку, Эми, только подойду к нему, перекинусь парой слов.

Он соскользнул со стула и исчез в толпе посетителей, расступившихся перед ним, словно Красное море перед Моисеем. Нет, черт возьми, он настоящий бог. Такой…

«Эми Бикерстафф, только взгляни на себя. Понятно же, что этот мужчина – настоящий придурок. В море еще уйма рыбок, одна из которых будет ценить тебя намного больше, чем он. Например, Джейсон Донован. Он все еще довольно привлекателен, и теперь его не преследует толпа визжащих подростков. Почему бы не задуматься о такой альтернативе? Могу поспорить, он точно не увлекается вечеринками свингеров». Голос в моей голове никак не исчезал.

Исчезать не собирался и Джейк. Он появился уже через несколько минут и непринужденно обнял меня за плечи. Я проигнорировала голос, который, похоже, начал впадать в истерику, объяснив самой себе, что просто Джейку так удобнее.

– Обожаю разговаривать с тобой, Эми, – тихо произнес он.

– Почему? Я никогда тебя не перебиваю?

– Да нет, просто ты всегда меня понимаешь. Ты необыкновенно чуткая.

Он прижал меня к себе еще крепче. Вот уж не ожидала, что Джейк станет флиртовать так откровенно, и было трудно противостоять ему. Да уж, он самый сексуальный мужчина из когдалибо виденных мной. Ну да, есть еще и Льюис. И он, вероятно, считает меня не чуткой, понимающей девушкой, а полной идиоткой… А вот где, интересно, его самого учили такой «чуткости»? Просто свинья, других слов нет. А Джейк всетаки очень даже ничего. Через несколько часов или даже минут мы вполне могли бы продолжить вечер у него. Разве это и в самом деле так ужасно?

«Не просто ужасно, а настоящая катастрофа, – начал причитать внутренний голос, – вспомни, что сказал тебе Энт».

«Нужно следовать своим инстинктам и действовать спонтанно?»

«Нет, зануда, он сказал, чтобы ты держалась подальше от Джейка. Он использует тебя, и он самый настоящий придурок».

– Уходи, пожалуйста, – сказала я вслух.

– Чточто? – переспросил Джейк, рука которого как раз опустилась на мою коленку.

– Ничего, я тут просто подумала… У тебя сейчас ктонибудь есть? – спросила я как можно небрежнее.

«Я умываю руки», – простонал внутренний голос.

– Да нет, особо никого, – сказал он со смехом.

Но голос отступил немного преждевременно, поскольку я снова почувствовала, как во мне нарастает гнев. Может быть, «особо никто» ждет его дома и безумно скучает? Или мечтает о завтрашней встрече? У «особо никого» четвертый размер груди? Или даже больше? А как она относится к вечеринкам свингеров?

– А что насчет тебя? Есть мужчина? – спросил он, останавливая поток моих мыслей.

Я неплохо знаю Джейка. Если он вознамерился затащить меня в постель, такая банальная вещь, как бойфренд, его ни за что не остановит.

Он снова рассмеялся:

– Несложный вопрос, Эми. Девочка не сильно изменилась, верно?

– Что ты имеешь в виду? – пробормотала я.

– Как же ты напряжена!

Я почувствовала, что краснею от стыда и злости.

– И вовсе нет, но спасибо большое за заботу. И можешь, наконец, убрать руку с моего колена.

– Прости, прости! Я уже забыл, какая ты. Ну же, давай я закажу еще одну порцию, и посмотрим, поможет ли это.

– И как же она должна помочь? Хочешь напоить меня до такой степени, чтобы я забыла о твоей подлой натуре и поехала к тебе домой?

«Немного грубовато, но в целом ты молодец, детка. А то я уже на секунду решил, что ты безнадежна». Голос вернулся и решил оказать мне моральную поддержку.

– С чего ты решила, будто я хочу отвезти тебя к себе домой? – возмущенно спросил меня Джейк.

– Ты дотрагивался до меня, говорил комплименты…

– Ну и что? Это вовсе не означает, что я хочу тебя трахнуть. Мое поведение называется «быть любезным к собеседнику». Знаешь, в чем твоя проблема?

– Дайка угадаю. Наверное, я слишком напряжена.

– Послушай, забудь об этом. Я просто подумал, будет приятно увидеться с тобой снова. И мне казалось, возможно, и ты захочешь провести со мной немного времени. Видимо, я ошибся.

Он выглядел сердитым. Никогда раньше не видела его в таком состоянии. Да, Джейку не особо приятно осознавать, что я не стану прыгать к нему в постель, стоит ему щелкнуть пальцами. Не уверена, что я столь же стойкая на деле, но Джейку об этом знать ни к чему.

– Ты не ошибся, Джейк, – сказала я, нарушив молчание. – Я тоже хотела встретиться. Думала, может быть, и ты изменился.

– Ты теперь абсолютно другой человек, как я понимаю.

– Да, так уж получилось… Кстати, тебе знакомо имя Шоко Лад?

«Черт возьми! – снова вмешался внутренний голос. – Как далеко ты зайдешь?»

Я и сама не имела ни малейшего представления.

– Сейчас о ней невозможно не слышать, – проговорил он устало, обрадовавшись возможности сменить тему. – Забавно, но мой издатель както с ней связан, и меня попросили написать аннотацию к следующему изданию ее книги. Я пытаюсь найти хоть немного свободного времени, чтобы закончить работу в срок. Как будто у меня и без этого мало хлопот. А почему ты спрашиваешь?

Я была слишком потрясена, чтобы ответить. В моем воображении подобная сцена могла произойти в любой другой обстановке, но уж точно не в баре. В конце концов, мне удалось выдавить из себя:

– И что же это за аннотация?

Я попыталась придать голосу безразличный тон, насколько это возможно.

– А зачем тебе?

– Просто любопытно.

– Я ожидал увидеть перед собой очередную усыпляющую, приторную, глупую книжонку с описаниями сексуальных сцен, которые предвещают изменения в сюжете, но прочитанное меня приятно удивило. Роман написан в немного жестком стиле и очень образный.

– Она хороша? – Я знаю, что ответ будет утвердительным, но теперь настала моя очередь хитрить.

– Да, хороша. Видимо, книга Лад предназначалась любительницам литературы для девушек, но она достойна лучшего. Обсуждая произведение Шоко в прессе, основной акцент делают на секс, но книга намного глубже. Вообщето сейчас я употребляю слово «ее», но мы с редактором полагаем, что Шоко на самом деле парень.

– Неужели? – поинтересовалась я.

– Ты ведь не слишком осведомлена в тонкостях издательского дела, верно? Книга написана с умом.

Писательница явно поняла, какая ниша занята «Сексом в большом городе», и разрушила все прежние представления. Но загвоздка в том, что я никогда не встречал женщину, способную на такую прямоту и откровенность, как Лад. Чтобы написать подобное, надо быть мужчиной. Нелишне вспомнить, что «Секс в большом городе» также творение мужчины. Нет, готов поставить деньги на то, что автор взял такой псевдоним, желая завоевать симпатии женской аудитории.

«Высокомерный и нахальный тупица! Ты ведь не собираешься все так оставить?»

Мне с трудом удалось проигнорировать визг внутреннего голоса, и, поборов желание прихлопнуть его, я сквозь зубы произнесла:

– Значит, женщины не вправе писать о сексе? У них недостаточно знаний? А когда все происходит в постели?

– Нет, я просто утверждаю, что женщины не могут писать о сексе, не поддавшись желанию придать действию слащавую сентиментальность. Ну, ты понимаешь, они постоянно возвращаются к ароматическим свечам и непременно к признаниям в любви.

– Боже, я никогда до конца не осознавала, какой ты шовинист!

– Теперь понимаешь, о чем я говорил? Ты озлобленная и напряженная. Мы даже не можем вести цивилизованную беседу – ты сразу включаешь защитную реакцию. В любом случае не имеет значения, кем является автор – мужчиной, женщиной или зверюшкой, но книга Лад необыкновенно хороша. Непременно почитай, вдруг это поможет тебе стать ярче и проявить себя. Ты красивая умная девушка, но настолько скованная, что никто не замечает твоих лучших качеств. Рискни хотя бы время от времени повести себя подругому. А вдруг тебе на самом деле понравится? – Он откинулся назад, и уголки его рта приподнялись в снисходительной улыбке.

«Забудь о проклятой анонимности, девочка моя, расскажи ему все! – вскричал внутренний голос, отбросив всякую сдержанность. – Начни с того дня, когда он тебя бросил, и проучи заносчивого мерзавца. Интересно посмотреть, куда денется его чувство превосходства, когда Джейк наконец узнает, что Шоко Лад не кто иной, как Эми».

Но я не поддалась порыву и сдержалась. Джейк не мог даже представить себе, сколько усилий мне пришлось приложить для этого.

– Вообщето абсолютно случайно я прочитала книгу. И она на многое открыла мне глаза.

– Что, теперь ты целуешься с открытым ртом? – ухмыльнулся он.

«Придурок», – завопил внутренний голос.

– Ты, придурок, – повторила я, хватая свое пальто, – верно говорят, размер имеет значение. А ты точно самый большой мерзавец, которого я когдалибо встречала.

«Отлично сказано, – одобрил внутренний голос, – жаль, что я до такого не додумался».

Я пошла к выходу не оглядываясь. И снова увидела Джейсона Донована. А может быть…

«Если ты думаешь, не взять ли у него сейчас автограф, не стоит. Это не круто. Занавес опускается, ты покидаешь сцену. Уходи немедленно!»

Внутренний голос оказался прав. Делая вид, что Джейсон мне абсолютно безразличен, я прошмыгнула мимо его столика и выскочила из «Гручоклаб» на улицу.

Когда я выходила из автобуса в КраучЭнде, то чувствовала себя просто отвратительно. Возбуждение от одержанной победы, которое я испытала, выйдя из «Гручо», длилось всего пять минут. И настроение мое начало резко портиться. Я даже не взяла автограф у Джейсона.

Теперь я устало брела обратно в свою квартиру, а перед моими глазами стоял образ отца с той блондинкой – разрушительницей семей, и я все не могла избавиться от него. Никак не получается смириться с мыслью, что ктото из родителей занимается… ну, этим. И моя реакция вполне банальна и объяснима. Однако свидание отца не самое ужасное, с чем я сталкивалась ранее. При этой мысли мне стало грустно и не по себе. Почему папа не мог довольствоваться своим «Уоркмэйтом»? Я видела рекламу, в которой вешалки магическим образом раскладываются, складываются, образуя тысячи новых вариаций, словно в Камасутре. Разве этого недостаточно, чтобы утолить его желания?

Какаято частичка меня хотела верить, будто нечаянно увиденное мной происшествие абсолютно ничего не значит. Возможно, существует какоето объяснение. Но какое?

«Эми, я солгал твоей маме, сказав, что уехал по делам в Бирмингем, поскольку она никогда не верила в меня. Не верила, что я способен пойти в самыйсамый модный бар Сохо и обсудить там возможности превышения кредита с моим банковским менеджером, которая случайно оказалась молодой привлекательной блондинкой, имеющей склонность к экзотическим кубинским коктейлям и босоножкам с завязками».

Боюсь, вопрос закрыт.

Я приблизилась к дому, когда вдруг открылась передняя дверь и ктото в чемто блестящем и фиолетовом сбежал вниз по ступенькам. Мне потребовалось некоторое время, чтобы осознать: это моя мама. Инстинктивно я успела спрятаться за вишневое дерево. Я слышала, как ее каблучки стучат по тротуару все громче и громче, и про себя поблагодарила Бога за то, что мое пальто по цвету идеально гармонировало с корой дерева. Может быть, мне повезет и я останусь незамеченной?

Но, Господи, почему Ты не наградил меня плоской грудью? Мои выпуклости торчали по обеим сторонам дерева, словно надувные указатели, говорящие: «Эми находится здесь». Я съежилась, когда мама поравнялась со мной и… не увидела меня. Она брела, опустив голову, погруженная в свои мысли. Я увидела, как она села в машину и отъехала от моего дома. Паника, которую я испытала при ее появлении, сменилась еще более сильным волнением. Что, черт возьми, она делала в моей квартире? Я подняла глаза на окно. Свет был включен – видимо, Энт сейчас находится дома. Что же там такое случилось? Лучше даже не думать, поэтому я и не стала этого делать. Вместо этого уже второй раз за день я совершила небольшой кросс.

Я ввалилась в гостиную и сразу же увидела Энта, лежащего на диване. Все намного хуже, чем я предполагала. Его лицо было мертвеннобледным, руки дрожали, а челюсть отвисла, будто вывихнутая.

– Что случилось, Энт? Что мама тебе рассказала? Она ведь не знает о…

– Нет, не знает… Зато я знаю о ней намного больше, чем мне казалось возможным.

– О чем ты?

– Я только что провел свою первую, клянусь Богом, настоящую исповедь.

– Что, прости?

– Она призналась мне в своих грехах. И я отпустил их.

– Но ты же не священник.

– Она думает иначе, вот в чем беда.

– Мама даже не католичка, она ненавидит католиков.

– Твоя мама пришла повидаться с тобой и была не на шутку расстроена. Очевидно, хотела поговорить и…

– Ты выслушал ее признания? Да как ты мог?! Какой низкий и подлый поступок!

– Но это была не моя идея, и миссис Бикерстафф не оставила мне никакого выбора. В любом случае, вспомни, кто придумал ложь о священнике? Или ты предпочла бы, чтобы я сказал: «Извините, миссис Бикерстафф, но я на самом деле вовсе не служитель Господа Бога. Просто ваша дочь решила таким образом скрыть от вас тот факт, что я уехал в НьюЙорк, чтобы вести развратную жизнь двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю»?

Я сдалась, мне известно, как мама умеет… хм… убеждать, когда желает получить чтото. Могу себе представить, в какой угол она загнала бедного Энта.

– Не понимаю, как тебе это удалось? – удивилась я. – Хочу сказать, когда ты в последний раз ходил на службу?

– Когда мне было пятнадцать. Это оказалось непросто, никак не мог вспомнить слова в том отрывке про «во имя Отца и Сына». Помоему, я благословил ее именем Клавдия I.

– Так в чем она призналась тебе?

– Не могу рассказать, – произнес Энт с негодованием. – Ведь это конфиденциальная информация. Только Бог является свидетелем того, что говорится между желающим получить отпущение грехов и исповедником.

Я рассмеялась, но мой друг даже не улыбнулся.

– Энт, но ведь ты не священник и не давал никаких обетов. В чем она призналась?

– Не могу, не хочу обманывать ее доверие.

– Перестань вести себя как идиот. Что ты узнал?

– Эми, ты не сможешь скрывать от мамы, что тебе известна правда. Она поймет, что я все рассказал, и это станет настоящей катастрофой для всех нас.

– Господи Иисусе, что же она тебе поведала? Неужели кража? Или убийство?

– Хуже, чем первый вариант… Но не настолько ужасно, как второй.

– Скажи мне, ну скажи.

– Не могу, Эми.

Я почувствовала, что вотвот выйду из себя, но тут Энт резко сменил тему:

– Как бы там ни было, думаю, твоя мама не единственная, кому есть в чем признаться.

– О чем ты?

– А где ты была сегодня вечером?

– Работала, – сказала я быстро.

– Да ты что? Правда?

– Мне пришлось задержаться, не думала, что это смертный грех.

– Нет, но смертный грех – врать своему лучшему другу. На автоответчик пришло сообщение. Телефон позвонил как раз в тот момент, когда зашла твоя мама, поэтому мне пришлось включить устройство. Эми, чего ты добиваешься, снова с ним встречаясь? Разве у тебя в жизни и так недостаточно проблем?

Проигнорировав слова Энта, я нажала заветную кнопку.

«Эми… ээ… я и в самом деле очень хотел увидеть тебя сегодня вечером, но все испортил. Что тут можно сказать? Я поступил неправильно… И мне жаль…»

Вот как? Жаль? Возможно, число слов в лексиконе этого мужчины и достигает размера небольшой планеты, но я никогда не слышала, чтобы он произносил раньше слово «жаль»… Даже таким тихим и приглушенным шепотом, как сейчас. Вот уж чего никак не ожидала услышать.

«…и я хотел бы исправить это… Если ты дашь мне еще один шанс. Пожалуйста, позвони… Даже только для того, чтобы сказать, каким ослом я был и как ужасно вел себя».

Время, отведенное на сообщение, подошло к концу. Наступила гнетущая тишина.

Потом Энт проговорил:

– Я никогда раньше не слышал его голоса. Говорит, словно Пирс Броснан. Негодяй – вот подходящая для него фамилия. Джейк Негодяй. Надеюсь, ты не собираешься ему звонить.

– Конечно, нет, – ответила я.

И это действительно правда. Ни одной силе в мире, какой бы огромной она ни была, не удалось бы заставить меня подойти к телефону.

Глава 8

– Куда ты? – поинтересовалась Джулия.

– Хочу немного пройтись.

– Я вижу, ты собралась уходить. И куда именно?

– Нужно сделать коекакие покупки.

– Как жаль! А я так хотела, чтобы ты пошла со мной и взглянула на тот новый бар. Помоему, он очень оригинальный. Думаю, можно было бы отпраздновать помолвку с Аланом именно в этом заведении. Оно называется «Куба Либре».

О Боже!

– Извини, мне пора, – пробормотала я, торопливо натягивая пальто и убегая из офиса.

Не могу выносить даже упоминания о том месте, где я увидела отца с той женщиной. Они принадлежат к тем людям, которых я пытаюсь выбросить из головы с самого утра. Список получился довольно длинным. В нем присутствует и новый раскаивающийся Джейк. Не хочу даже вспоминать. Еще Льюис, который снова начал вести себя так, будто меня не существует (вообщето он даже уделил десять минут разговору с прыщавым шестнадцатилетним подростком, поэтому, видимо, с этих пор я официально признана наименее важным сотрудником). Еще есть мама, Энт и проклятое признание. Что, черт возьми, она натворила? И нельзя забывать о Лизе. Ее молчание было таким громким! Надеюсь только, что она захочет заключить со мной договор. Лучше всего позвонить ей и извиниться, но я никак не осмелюсь это сделать. И в конце концов, нельзя забывать о Шоко Лад.

Для меня самый хороший способ избавиться от негативных мыслей – с головой погрузиться в работу. Все шло просто замечательно, пока полчаса назад не раздался звонок. Мэри!

Во время обеденного перерыва офисные служащие занимают каждое свободное место в сквере в Сохо. Однако сегодня он почемуто пустовал. Может быть, причиной этому был моросящий дождь. Я, уныло съежившись в одиночестве на мокрой скамейке, взглянула на часы: Мэри опаздывает уже на двадцать минут. А ведь ее офис находится всего в двух минутах ходьбы, над пиццерией на Динстрит, поэтому лучше бы она придумала подходящее объяснение своему опозданию. Я уже была готова плюнуть на все и уйти на работу, когда наконец увидела ее, несущуюся мне навстречу, словно непобедимая чемпионка по легкой атлетике Пола Рэдклифф.

– Прости, ангел мой, прости. – Она плюхнулась на скамейку рядом со мной. – Нужно было оторваться от той писаки из «Мейл». Она все еще преследует меня, но мне всетаки удалось от нее избавиться при помощи сотрудников спортивного клуба. Заметив знакомого инструктора по пилатесу, я за небольшую плату попросила его задержать эту особу до его занятий в час пятнадцать. Если удача нам улыбнется, она уже успела получить тяжелую травму позвоночника.

– Я вся вымокла, Мэри, – перебила я ворчливо, – мы можем вернуться к главному вопросу?

– Прости, что вызвала тебя, но вопрос крайне важен. Полагаю, нельзя обсуждать такое по телефону, поскольку ты способна общаться только посредством шипения. Приготовься услышать замечательные новости.

Я настроилась на самые худшие известия на свете. Наши с Мэри представления о чудесных новостях просто диаметрально противоположны.

– Мои информаторы сообщили…

– Какие еще информаторы? – перебила я испуганно.

– Ты уже становишься параноиком, милая моя. Это фигуральное выражение – типа «сорока на хвосте принесла». В любом случае сорока принесла мне на хвосте, что «Кольца на ее пальцах» наконецто появятся в списке бестселлеров на следующей неделе.

Я ошиблась, новость и в самом деле замечательная. Когда речь заходит о Шоко Лад, у меня начинает кружиться голова. То, что она, то есть я, написала бестселлер, так воодушевило меня, что я даже забыла про дождь.

– Черт возьми, это же прекрасно, правда? – сказала Мэри, увидев, как я просияла. – Чертовски хорошая работа, что тут еще скажешь. Не каждый день в списке произведений моих клиентов появляется настоящий бестселлер. Как я и предсказывала, в «Мейл» наконец поняли: наш маленький роман сметают с полок на лету. И, как я опять предвидела, твой паршивый издатель сегодня с утра всетаки позвонил.

Мэри никогда не испытывала особой симпатии к моему редактору. Немного странно, ведь ее работа заключается в том, чтобы как раз разрекламировать его мне, своей клиентке. Мэри выразила свою мысль именно тогда, когда пыталась пропихнуть мою рукопись: «Никто не хочет связываться с Шоко Лад – слишком много пошлости для нежных созданий». А я находилась не в том положении, чтобы выбирать.

Все крупные издатели и большинство мелких отказались печатать «Кольца на ее пальцах». И вот однажды Мэри спросила меня: «Ты когданибудь слышала о «Смит Джейкобсон»?» Конечно же, нет. Это крошечное издательство, и список тех звезд, которых они напечатали, довольно тощий. Во главе издательства все еще стоит один из его основателей – Адам Джейкобсон. При обычных обстоятельствах я бы и близко к нему не подошла, слишком он быстро теряет контроль над собой. Понимаешь, о чем я? В общем, заскочила я на днях к знакомому владельцу газетного киоска, чтобы купить «О'кей» и батончик «Киткэт», и увидела, как он рассматривает содержимое верхних полок – и вовсе не журналы по карате, если ты подумала об этом. Именно тогда, на том самом месте, мне в голову пришла замечательная идея. Я слишком усердно занималась поисками издателя, который сумеет оценить литературную ценность твоего произведения. А на самом деле мне нужен был человек, стремящийся обнаружить в твоей книге глубинный смысл. Нам нужен тот, кого привлечет огромное количество физических флюидов. Я сделала Джейкобсону выгодное предложение прямо там, и поскольку он держал в руках экземпляр «Обнаженных красоток с большой грудью», то не смог найти предлога для отказа. К тому же вряд ли его можно назвать проницательным. Ни в коем случае не хочу недооценивать твои достижения, милая, но он предложил бы напечатать и список вин Джордана, зная, что к Рождеству тот мог бы выйти в твердом переплете.

Мэри всегда описывала Адама Джейкобсона лишь как неряшливого и беспринципного человека. Немногим лучше того эксгибициониста, который подстерегал нас с Лизой, когда мы ходили в школу. Проверить, справедливы ли слова Мэри, никак не получалось, ведь я никогда не виделась с Джейкобсоном.

– Он хочет с тобой встретиться, – заявила мой агент. Дождь заморосил еще сильнее.

– Не могу, я хочу сохранить все в тайне! – вскрикнула я.

– Выслушай до конца, ангел мой. Он хочет сделать тебе деловое предложение, но Адам сказал, что не готов рисковать – цитирую – «…довольно большой суммой денег» на автора, с которым никогда не встречался.

– Пусть оставит деньги себе, я ни за что не стану этого делать. Я даже не хочу писать следующую книгу.

– Что? Ты позволишь Шоко Лад стать очередной литературной новинкой на один день? Успех, таинственность – и спасибо вам, дорогие читатели? Позвольте откланяться. На мой взгляд, это просто трагедия. Но конечно же, выбор целиком и полностью твой. Однако предлагаю встретиться и выслушать Джейкобсона, прежде чем принять окончательное решение.

– Не собираюсь, Мэри. «Кольца на ее пальцах» лишь случайно стали пользоваться успехом. Я бы не смогла написать еще одну книгу даже за… Ладно, а сколько он собирается предложить? Десять или двадцать тысяч фунтов?

– Судя по тому, что они кричали: «Гонорар будет вполне достойным!» – больше, намного больше.

– Что? Тридцать тысяч за еще не написанное произведение? Это нелепо.

– Нет, дорогая моя, таков уж издательский бизнес. Издатели занимаются тем, что оплачивают материал, который еще даже не видят, за что я и благодарю Бога почти каждый день. Между прочим, если Джейкобсон захочет следующую книгу Лад, ему придется предложить чтонибудь получше, чем тридцатку, черт возьми!

– Мэри, не будет следующей… А насколько больше, чем тридцать тысяч?.. Я рассуждаю чисто гипотетически, ведь у меня даже нет идеи для следующей книги.

– Ох, разговор абсолютно бессмысленный, Эми, – отрывисто бросила она. – Раз ты не настроена больше снимать колпачка с ручки, не понимаю, зачем мне сидеть здесь с тобой под проливным дождем и гипотетически рассуждать о гонораре с шестью цифрами за несуществующую книгу?

Проклятие! Она поймала меня на крючок и, черт возьми, прекрасно это знает.

– Послушай, давай предположим, что я всетаки с ним встречусь… Конечно, просто потому, что этого требует этикет.

– Конечно же.

– И что же помешает ему разболтать о моем секрете?

– Я уже об этом подумала, – сказала она и залезла в сумочку. Затем вытащила конверт и отдала его мне. – Прочитай на досуге. Договор, составленный вчера моим адвокатом, по нему Джейкобсон не вправе даже намекать на то, кто скрывается под псевдонимом «Шоко Лад», иначе ротвейлеры в париках и мантиях откусят ему голову. Уверена, он будет податливым и добавит чернильный отпечаток пальца к договору.

– Подождика, – пробормотала я, – ты составила его вчера? Ты же поговорила с Джейкобсоном только сегодня утром.

– Дорогая, нельзя же просто просиживать свою толстую задницу, если тебе платят пятнадцать процентов. Я все продумала заранее, ведь мне нельзя надеяться ни на автора, ни на издателя.

Я возвращалась в офис, паря на седьмом небе от счастья… Скорее, даже на тринадцатом или четырнадцатом. Шесть цифр! Если только Мэри не посчитала пенсы, сумма составляет больше ста тысяч фунтов. Даже если гонорар будет минимальным и составит ровно сто тысяч, мне все равно чертовски повезло. С такими огромными деньгами можно многое сделать. Например, оплатить наконец ипотеку. Нет, слишком банально. Ладно, можно приобрести одну из тех симпатичных маленьких «ауди», похожих на машины для Барби (только сначала придется научиться водить), или небольшой пляжный домик на сваях гденибудь на Мальдивах (не знаю, правда, где они находятся), или, например, несколько китов (думаю, немало на тысячуто фунтов). А еще можно купить прощение Лизы с помощью дюжины обновок или…

«Нет, не получится, – возразил внутренний голос. – Если только ты не решишь рассказать об этом матери».

Черт, совсем забыла о маме! Радость и приподнятое настроение покинули меня, и я пришла на работу промокшая и погруженная в печальные свои мысли.

Реальность так отвратительна!

В офисе чтото изменилось. Точнее, появилось. Цветы, изза которых моего письменного стола практически не было видно, поскольку белые лилии покрывали почти каждый квадратный миллиметр нашего совместного с Джулией пространства. И лишь благодаря тому, что ее прическа стала объемной – стиль «жена футболиста», – я могла углядеть ее мелкие кудряшки цвета имбиря, торчащие над цветами.

– Они великолепны, Джулия, – сказала я, садясь на стул. – Видимо, Адам и в самом деле на тебя запал.

– Цветы не для меня, а для тебя.

– От Алана?

– Черт возьми, тебе же будет лучше, если нет. Поскорее прочитай записку, потому что мне пришлось пройти через все муки ада. Слишком уж не терпелось узнать, кто же их послал.

Я измяла метры оберточной бумаги, прежде чем нашла маленький конверт. Открыв его, достала карточку и прочитала ее:

Эми, не могу найти подходящих слов, чтобы извиниться за свое поведение. Надеюсь, ты позволишь мне сделать это, пригласив тебя на ужин.

Джейк. XXX.

Я просто упала на стул. Надо же, удивительно! Цветы и извинения. От Джейка. Самый неспособный на извинения и цветы парень в мире. Я была взволнована и озадачена одновременно. Он даже закончил письмо поцелуями – целых три. Хотя это могло означать тройное X, как в порно. Нет, лучше не заходить так далеко… Цветы от Джейка! Ну и ну!

«Перестань немедленно, – сердито закричал внутренний голос (который, должна я вам сказать, уже начал действовать мне на нервы), – он просто хочет залезть к тебе в трусики!»

– И от кого же они тогда? – поинтересовалась Джулия.

– От бывшего бойфренда.

– Похоже, он очень хочет снова залезть к тебе в трусики.

«Ну, а я что тебе говорил? – произнес внутренний голос. – Проклятый воображала!»

Не представляю, какую игру он затеял.

И, сказать по правде, я действительно не имела ни малейшего понятия о том, что задумал Джейк. Однако у меня не было времени размышлять над причинами его поступка – за моей спиной неожиданно раздался голос:

– Интересно, как ты думаешь закончить работу, если твой стол выглядит, будто выставка цветов в Челси?

Диди. В «Девушке на работе» было три разных редактора, прежде чем место получил Льюис. Диди выжила их всех. Предшественник Льюиса ненавидел ее, и дело дошло до того, что он пригласил Диди на ленч – «прояснить ситуацию». Через два дня бедняга уже собирал вещи со стола. Джулия предположила, будто он скорее всего сказал за ленчем: «Либо вы, либо я, Диди», – даже не предполагая, что уйти придется ему.

– Прости, Диди. Я как раз собиралась их убрать.

– Хорошо, но потом зайди к Льюису. Он хотел тебя видеть, – фыркнула она.

– Оо, наверное, видел, как принесли цветы! – вскричала Джулия. – Это подтолкнет его к активным действиям, и наконец он сделает важный шаг.

– Я бы на месте Эми выбросила из головы глупые мысли, – сердито произнесла Диди.

Какие мысли? Единственное, о чем я подумала: Льюис решил уволить меня, ведь я так поидиотски вела себя во время вчерашнего совещания.

– Почему он не может встречаться с Эми? – возмутилась Джулия.

Вообщето я с ходу назвала бы несколько тысяч причин.

Судя по снисходительному тону Диди, она придерживалась того же мнения.

– Ну, Эми, конечно, милая девушка, но такого мужчину, как Льюис, невозможно так просто захомутать. Он постоянно общается с разными женщинами, вы же понимаете. Они обладают властью и связями…

Господи, она говорит о нем, как будто о редакторе «Таймс», а он всего лишь работает в какомто дурацком бесплатном журнальчике.

– Безо всяких обид, Эми, – продолжила она, и это говорило о том, что сейчас Диди действительно скажет чтонибудь и в самом деле обидное. – У тебя нет ни того, ни другого. Видела бы ты, с кем он встречается сегодня вечером. Потрясающая и с головы до ног одета в шмотки от «Прада».

Диди осуждающе взглянула на мою промокшую юбку за тридцать фунтов.

– Девушка работает в банке, поэтому, конечно же, встреча сугубо деловая.

Она жестом показала воображаемые кавычки, показывая, что дальнейшие комментарии излишни. Хотела бы я знать, рассказал ли он своей Роз о мисс Банковской Служащей, с головы до ног одетой в «Прада».

Диди наконец ушла, решив отыскать другого несчастного служащего и сделать строгий выговор относительно рабочего времени, корпоративного дресскода, использования Интернета в личных целях или неправильного обращения с промокашкой. Хотя, может быть, бедняга просто не ответил на телефонный звонок сразу же, а поднял трубку только на третью трель…

– Стерва, – прошептала Джулия чуть слышно. А потом, повернувшись ко мне, заявила: – Не понимаю, почему Льюис не может пригласить тебя куданибудь.

– Видимо, потому, что у него есть Роз.

– Кто у него есть?

– Не важно. Если бы ты видела меня на совещании, то поняла бы почему. Я выглядела как самая большая идиотка в этом офисе. Слухи о сокращении ходят уже несколько недель, а я сама предоставила ему хороший предлог уволить меня первой.

– Льюис так не поступит, – сказала Джулия, посмотрев на меня с неподдельным беспокойством.

– В любом случае мне все равно, – сказала я, опуская цветы на пол. – Он грубая и надменная свинья. И я вполне могу обойтись без этой идиотской работы.

Я чудом не прибавила: «Потому что мне скоро предложат аванс из шести цифр за еще не написанную книгу».

– Если тебе действительно все равно, почему ты уставилась в монитор и проверяешь макияж?

– Неправда, – возмущенно возразила я, сразу же отворачиваясь от компьютера. Выглядела я отвратительно: утонувшие крысы и то смотрятся более презентабельно. Я встала, оправила мокрую юбку, которую носила на бедрах. А потом целеустремленно зашагала (по крайней мере попыталась это сделать) через весь офис.

Но когда я дошла до двери Льюиса, вся решимость и все мои доводы растворились без следа. Не хочу быть уволенной, заплатят мне аванс из шести цифр или нет. Я заглянула в окошечко на двери и убедилась еще раз: мой начальник весьма привлекательный. Тем более неприятно быть уволенной кемто настолько очаровательным. Он сидел за столом и, опустив голову, чтото писал на бумаге. Я нервно постучала, и Льюис кивнул, даже не поднимая глаз.

– Подожди, пожалуйста, минуту. Присаживайся.

Куда присаживатьсято? У стены в кабинете стоял маленький диванчик, но он был кремовобежевого цвета, и мокрая одежда оставит на нем огромные пятна. Не хочу, чтобы Льюис думал, будто я нечаянно описалась, особенно если он хочет меня уволить («Как замечательно, что мы избавились от той сотрудницы, Диди, она не умела сдерживать себя»).

Я пододвинула один из стульев, стоявших у стола для переговоров, и буквально упала на него. Черт! Теперь я нахожусь в самом центре комнаты, на расстоянии около шести футов от стола Льюиса. Я чувствую себя такой незащищенной, словно меня скоро разоблачат. И это действительно произойдет, если только начальник взглянет на меня, когда я буду скрещивать ноги. Нужно лишь держать колени вместе. Но, Бог мой, как же тут жарко, прямо настоящая сауна! Изза горячего и влажного воздуха моя промокшая одежда еще больше прилипала к телу. Я украдкой взглянула на блузку. Бюстгальтер! Просвечивает. Льюис подумает, что во время обеденного перерыва я принимала участие в конкурсе мокрых маек…

– Мне жаль, Эми, – извинился Льюис, хотя, судя по тону, было понятно, что это не так. Он отложил ручку, поднял глаза и уставился (Боже!) прямо на мой бюстгальтер. – Скажу тебе одно: вчерашнее совещание оказалось просто кошмарным…

Ну вот мы и приехали. Сделай глубокий вдох и попытайся не расслабляться, Эми.

– Настоящая неразбериха от первой до последней минуты. Лишь зря потеряли время.

Достаточно, я уже все поняла.

– Как и все остальное, поражает отсутствием искры и воображения.

Он выдержал паузу и взглянул на меня прищуренными глазами. В общемто я предпочла бы украдкой брошенный взгляд – он не такой страшный.

– Я хочу быть с тобой откровенным, Эми…

Ого! Он не только обращается ко мне по имени, но еще и намеревается раскрыть карты. Думаю, уже совсем скоро мне предстоит услышать слова: «Боюсь, нам придется с тобой расстаться». Эта часть разговора уже не за горами.

– Издатели дали мне два месяца, чтобы все наладить. Если не получится, журнал закроют. Предстоят некоторые важные перемены…

Да, да, перемены, сокращения. Пожалуйста, ближе к делу, хватит растягивать эту агонию.

– Хотя, честно говоря, все, что я пока видел, весьма посредственно. Даже не знаю, с чего начинать.

И решил начать с меня, верно? Иначе зачем еще я здесь сижу?

Проклятие, почему он такой привлекательный? И умный? Почему меня не уволит какаянибудь уродливая, тупая свинья с зачесом и перхотью на воротничке? Думаю, такое я бы смогла пережить.

– Когда мы беседовали в то утро, ты сказала одну вещь, которую редактор предпочел бы не слышать…

Неужели это станет предлогом для увольнения? Утверждение, что журнал барахло?

– После пустого и лицемерного вздора, потоком льющегося со всех сторон, – продолжил он сердито, – это стало в высшей степени…

Боже, пусть лучше поскорее закончит свою речь! Я чувствовала, как слезы, навернувшиеся на глаза, скоро превратятся в неконтролируемый поток.

– …непредвзятым и новым. Подождите, такого не было в сценарии.

– По крайней мере я могу надеяться, что это еще не конец. В любом случае мне бы действительно хотелось услышать твое мнение. Как насчет обеда?

Просто поразительно. Я была уже готова дать волю слезам, и вот он все уладил… Как? Что, черт возьми, он делает? Заигрывает со мной? С другой стороны, он все еще выглядел сердитым. Неужели он клеится ко мне?.. Я совсем ничего не поняла.

– Или на ужин, если хочешь. Да, лучше ужин. Как тебе моя идея? – спросил он, внезапно уставившись на меня.

Вот это да! Он явно ко мне клеится. И ждет моего дурацкого ответа, очевидно согласия, ведь ужин – потрясающая идея. Но подождите минутку. Как же его Роз? Может быть, теперь она стала бывшей Роз? В этом случае ужин можно считать потрясающей идеей. Если бы только я получила какойто ключ к этой загадке. Пожалуйста, Господи, дай мне какойнибудь знак!

– Хм… э… хм… – пробормотала я.

Мне кажется или тут на самом деле стало ужасно жарко? Черт, что там за ручеек? Дурацкая юбка действительно промокла. Какая неловкая ситуация!

– Решай сама, Эми, – сказал он нетерпеливо, взяв в руку ручку. Очевидно, Льюис не готов ждать несколько лет, чтобы я закончила свой ответ.

– Нетнет, с удовольствием. – Наконецто ко мне снова вернулся дар речи. – И правда хорошая…

Я замолчала, поскольку увидела его. Тот самый знак, который я ждала, все это время стоял на столе. Красивая деревянная рамка для фотографий. Но не пустая. В ней была фотография девушки. Может, его Роз? Она… Господи, просто ошеломительна… Похожа на ту девушку на пляже из чернобелой рекламы «Келвина Клайна». Как там ее… Вот, вспомнила – Кристи Терлингтон. Слишком молода, чтобы быть матерью Льюиса. Он проследил за моим взглядом, рассеянно дотронулся до рамки и ловким жестом слегка повернул ее так, чтобы мне больше не было видно фото… Не его мама, в этом теперь нет сомнений. Мерзавец! Клеится ко мне, еще не порвав со своей Роз. Он все еще носит ее фото с собой, абсолютно точно. Он попрежнему предан ей. Преданный мерзавец. А как насчет девушки в «Прада» из банка и делового ужина, назначенного на вечер? Господи, да что же творится с мужчинами? Вернее, что творится с мужчинами, которые встречаются мне?

– По пути загляни к Диди и попроси назначить точную дату, – предложил он, опуская голову и вновь погружаясь в работу. – Можешь быть свободна.

– Обед? – переспросила Диди с плохо скрываемым недоверием.

Я молча кивнула. Не понимаю, зачем я стою у стола Диди и обсуждаю дату встречи, ведь нужно бежать отсюда как можно дальше. Должно быть, сказывается мое врожденное преклонение перед власть имущими. Возможно, Льюис и распутный мерзавец, но он попрежнему мой начальник. Да, в этом вся я. Поверьте, если королева прикажет меня обезглавить, я предложу помочь и сама начерчу пунктирную линию вокруг своей шеи.

– Ну, какое время тебе подходит? – поинтересовалась Диди.

Вообщето никакое.

– Боже, неужели уже три часа? – выдохнула я. – Совсем забыла. Я же должна была быть у… оптика!.. Контактные линзы. Просто кошмар какойто.

Диди с подозрением посмотрела на меня.

– Я ведь предупреждала, Диди… На прошлой неделе. Прости, мне пора.

Поверьте, я не двигалась так быстро с тех самых пор, как бежала стометровку в десять лет.

Глава 9

– Позволь, я все проясню, Эми, – сказал Энт. – Издатель решил вручить тебе сто тысяч. Твой бывший (помоему мерзавец, но много ли я понимаю в таких делах?) купил тебе столько лилий, что обеспечил себе почетное звание чудака. А потрясающий, восхитительный начальник решил пригласить тебя на свидание.

Я кивнула.

– Сегодня самый худший день в твоей жизни?

– Ага.

Он шутливо поднял бровь.

– Ты совсем ничего не понимаешь, – возразила я, – все не так просто.

– О, извини, видимо, я упустил чтото. Может быть, расскажешь мне обо всем по порядку еще раз?

Открыв вторую бутылку, я снова наполнила бокалы вином. Первую мы прикончили в рекордное время (она действительно была нам необходима). А затем рассказала свою историю заново.

– Не смогу я взяться за еще одну книгу. Не знаю, как мне удалось написать «Кольца на ее пальцах». Просто счастливое стечение обстоятельств, черт возьми!

– Ты просто замечательно растянула счастливое стечение обстоятельств на триста с лишним страниц.

– Я разозлилась, хотелось задеть Джейка. Такое бывает только один раз.

– Да ладно тебе. Чем бы ты ни руководствовалась, невозможно написать книгу, если нет таланта. Послушай, получилось один раз, получится снова.

– Даже если ты и прав, Энт, что делать с такой суммой денег?

– О да, горе тебе, дорогая. Почему бы тебе не пойти и не сказать это босому парню, торгующему газетой «Биг ишью» рядом с магазином «Вулворт»?

– Ладно, хватит блистать остроумием, черт возьми! Ты понимаешь, о чем я говорю.

– Ты должна рассказать обо всем матери, она переживет. Бог мой, возможно, она тебя даже удивит.

– В чем мама призналась тебе прошлой ночью, Энт?

– Не меняй тему разговора.

– Послушай, я уже пыталась поделиться с ней своим секретом. Но не могу.

– Все будет вовсе не так ужасно, как тебе кажется. Я же рассказал родителям о том, что я гей.

– Вспомни, как все происходило. За пять минут до отъезда в НьюЙорк. «Пока, мама и папа. Буду по вам очень скучать. И кстати, девушки меня не привлекают… О, а вот и мое такси». А ты встречался с ними после приезда?

– Столько дел было…

Теперь пришла моя очередь насмешливо посмотреть на Энта.

– Правда, – запротестовал он, – я непременно найду время.

– Признай же, Энт, твое откровение окончательно испортило отношения с родителями.

– Хорошо, они не идеальны. Но поверь, сейчас лучше, чем когда они ничего обо мне не знали. Вранье сводило меня с ума. Притворяться, что причина моей любви к «Спасателям Малибу» та же, что и у остальных парней? Ну да ладно, хватит уже. Почему перспектива свидания с горячими трусиками кажется тебе таким кошмаром?

– С какими именно «горячими трусиками»?

– Я говорю про твоего шефа, а не про мерзавца Джейка.

– Господи, Энт, его офис напоминал турецкую баню. Как унизительно!

– По мне, так звучит очень даже сексуально. В любом случае ты ему нравишься, а он нравится тебе. Сходи в ресторан с бедным парнем.

– Знаешь, когда речь идет о мужчинах, я, будто магнит, притягиваю к себе мерзавцев. Ты прав насчет Джейка, но Льюис еще хуже. Бог знает, сколько у него подружек. Джейк по крайней мере портил жизнь лишь одной женщине, а не нескольким одновременно… Я так полагаю.

– Не стоит делать поспешных выводов. Может быть, у него и в самом деле с этой женщиной сугубо деловая встреча.

– Ерунда. Никто не встречается за ужином с банковским менеджером для обсуждения рабочих моментов. К тому же я ведь рассказывала тебе о фотографии.

– А ты спрашивала у самого Льюиса? Может быть, это его сестра?

– Какой парень поставит на стол в своем кабинете фотографию сестры в рамке? Если только он не… Фу! Отвратительно! Нет, у него роман с другой девушкой, вот почему я утверждаю: он – свинья. А значит, мне не следует даже близко к нему подходить… – Я осушила бокал и сразу же наполнила его вновь. – Как грустно что я не могу встретить твоего двойника, но только с гетеросексуальной ориентацией… Хотя нет, забудь то, что я сказала. Ты спишь с половиной Манхэттена, и по сравнению с тобой Джейк и Льюис просто необычайно целомудренны. Ты уже решил, что делать с Алексом и Фредди?

– Ты хочешь сказать – Фрэнки? Нет, не решил. Мне казалось, все станет намного проще, если я окажусь на расстоянии в тысячу миль. Но все не так. Для меня они теперь просто стали единым целым.

Господи, как все в мире сложно! – вздохнул он, осушив бокал. Когда я опустошила последнюю бутылку, Энт предложил: – Пойдука я в магазин и принесу нам еще вина.

Я поставила аэроплан на автопилот, пристегнула парашют и подняла с пола второй. Затем подошла к двум пассажирам, сидящим в креслах и ожидающим меня. Оба явно нервничали.

– У нас небольшая техническая неполадка, – объявила я хладнокровно. – Кажется, я забыла заправить самолет. Как глупо с моей стороны, порой я веду себя как самый настоящий ребенок. Но ничего не поделаешь, через несколько минут двигатель перестанет работать и мы упадем в непроходимые джунгли. Хорошая новость заключается в том, что у нас есть парашюты. А плохая – их всего два. Поскольку один из парашютов сейчас на мне, возможно, справедливо было бы выбросить другой, чтоб вы разбились. В конце концов, кто станет скучать по такой парочке мерзких червей, как вы?

– Эй, пппостойка, – пробормотал Джейк, – я же писатель. Как же мои поклонники?

– Ха! Кучка безмозглых бородатых треккеров[21]? – насмешливо сказала я. – И ты еще смеешь рассказывать об этом мне, писательнице бестселлеров, «смелому голосу в женской прозе», как пишет «Кампани»! А ты говоришь о какихто поклонниках. Нет, если хочешь выжить, приведи доводы поосновательнее.

Похоже, Джейк наконецто осознал эту жестокую истину и от стыда даже съежился в кресле.

– А как насчет тебя, Льюис? – продолжила я. – Ты чтото затих.

– Сколько раз нужно объяснять одно и то же, Эми? – спросил начальник, глядя на меня огромными карими глазами. – Это всего лишь фотография, и она ничего для меня не значит. Ты та, кого я люблю… Кого я ждал всю свою жизнь.

– Хм… держу пари, ты готов заверить в этом любую девушку. Особенно если летишь в самолете, который с минуты на минуту потерпит крушение в джунглях, населенных смертельно ядовитыми пауками и медведями гризли. Не потому ли ты умоляешь меня отдать тебе последний парашют?

– Ты сказала – гризли? – переспросил Джейк. – Они же не живут в тропических лесах.

– Тихо! – рявкнула я. – Просто… хм… амазонские гризли из джунглей. Послушайте, черт возьми, это мой сон, и медведи живут там, где захочу я. И раз ты такой чертовски умный парень, что начинает меня порядком раздражать, то не получишь парашют.

Джейк начал всхлипывать. Сидящий по соседству Льюис откинулся в кресле и вздохнул с облегчением. Он расслабился прямо на глазах.

– Я бы на твоем месте так не радовалась, – заявила я, – потому что оба парашюта останутся у меня. Разве только ты сможешь дать мне убедительные объяснения относительно той самой фотографии. Надеюсь, речь не идет о женах и подружках. И уж тем более об инцесте.

– Она… она… твоя сестра?

– Извини, что ты сказал?

– Я сказал, может быть, тебе позвонить сестре? – повторил Энт, разрушив мою тщательно продуманную пьяную фантазию.

Мы прикончили третью бутылку, и алкоголь сильно подействовал на нас обоих.

– Пусть пройдет еще немного времени, и она успокоится, – заплетающимся языком произнесла я.

– Возможно, Лиза вынашивает план мести, вот что опасно. Тебе и правда все равно? А вдруг миссис Бикерстафф возьмет завтра в руки газету «Мейл» и увидит нечеткий снимок своей дочери в неформальной обстановке на самой первой с…

Я сползла с дивана и схватила телефон, прежде чем Энт успел закончить предложение.

– Лиза, это я. Мне жаль. Нет, мне правда очень, очень, очень жаль, – выдохнула я в трубку, – пожалуйста, не делай этого.

– Не делать чего? – прошипела Лиза.

– Даже не знаю… Что ты там собиралась сделать?

– Я собиралась убить тебя, Эми.

– Ты права, я заслуживаю смерти. Какая же я ужасная! Сама не знаю, что на меня нашло.

– Зато я прекрасно знаю. Ты трусливая. Я тоже раньше отличалась этим, но зачем нужно было втягивать меня в свою дурацкую историю? Теперь мама надумала конфисковать мой паспорт.

– Ну, ты же в любом случае не горишь желанием жить в Гонконге… Или всетаки поедешь?

– Мои планы не имеют для других никакого значения. Только я решаю, что мне делать, а что нет. Ведь я дала тебе возможность выбрать, когда лучше рассказать маме про твою дурацкую книгу… Хотя ты уж точно никогда не решишься. Ничтожество!

– Ты когданибудь простишь меня? – захныкала я.

– С чего это я должна тебя прощать? К тому же, судя по голосу, ты изрядно навеселе. И сколько необходимо было влить в себя алкоголя, чтобы набраться смелости и набрать мой номер?

– Лиза, прости меня.

Молчание.

Я решила попробовать тактику отца и неожиданно поменять тему разговора:

– Отец завел интрижку.

– Господи, да ты и в самом деле пьяна!

– Ничего я не придумываю. Он обманывает маму.

– Папа? Да ладно, перестань.

– Нет, правда. Я своими глазами видела ее. Блондинка в босоножках на шпильках, я разглядела даже лак на ее ногтях. А отец ради нее начал пользоваться лосьоном после бритья.

– Сейчас приеду. Делай все, что угодно, только постарайся не отключаться.

– Черт возьми, как нам теперь быть? – спросила я.

– Конечно же, устроить ему очную ставку, – сказала Лиза, словно это было нечто само собой разумеющееся.

Сестра находилась у меня уже около часа, и мы как раз приканчивали четвертую бутылку. Лиза присоединилась ко мне, все еще находясь в шоке от услышанного. Энт отмалчивался, что было абсолютно не похоже на моего друга, но, возможно, его немногословность объяснялась простым обстоятельством: количество вина уменьшалось в основном благодаря ему. Однако Энт всетаки решился нарушить молчание:

– На вашем месте я оставил бы все как есть.

– Как ты можешь такое говорить, Энт? – воскликнула Лиза. – Он же наш отец. Нельзя позволить ему делать из себя полного идиота.

– Ну конечно. Мистер Бикерстафф – взрослый человек. Кто вы, чтобы осуждать его? Подумайте, разве вам самим приятно, когда родители вмешиваются в вашу личную жизнь? Решают, с кем вы можете или нет… да даже поехать в Гонконг, например.

– Тут совсем другое дело, – с негодованием произнесла Лиза.

– Лиза абсолютно права. – Я сделала вид, что солидарна с сестрой. Она все еще ужасно на меня злилась, и в сложившейся ситуации подобное поведение оказалось наиболее разумным.

– Если вы решили серьезно поговорить с ним и полностью уверены в своей правоте, для начала удостоверьтесь, что владеете всей информацией, – возразил Энт.

– Чего мы можем не знать, Энт? – возмутилась Лиза. – Он трахается с девицей в босоножках на шпильках.

– Боже, только послушай себя со стороны! Наверное, такие обвинения выкрикивала озлобленная средневековая толпа. Босоножки на шпильках! Сжечь ведьму! А ведь доподлинно известно лишь то, что бедняга пропустил с девушкой стаканчикдругой.

– Да, только перед тем сказал маме, будто собирается в Бирмингем взглянуть на новую машину для вешалок. Почему отец обманывает, если на самом деле ни в чем не виноват? – поинтересовалась я.

– Ладно, возможно, мистер Бикерстафф и завел интрижку. Но даже если так, вы не знаете всех обстоятельств, – сказал Энт загадочно. А может быть, он вовсе не вел себя так, просто мне это показалось изза выпитого вина.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросила Лиза.

Энт пожал плечами.

– Постойка, – взволнованно взвизгнула я, – мамино признание. Что она рассказала, Энт?

– О чем, черт возьми, вы говорите? – подала голос Лиза.

– Мама заходила вчера, когда меня не было дома, – объяснила я. – И исповедовалась перед отцом Энтони, святым Либераче[22]. Он упорно не хочет пересказывать мне ее слова, но, должно быть, ее исповедь имеет отношение к отцу и этой блондинке.

– Ничего подобного, – возразил мой друг. – Прежде чем ты станешь расспрашивать меня, в чем дело, Лиза, хочу предупредить: можете подвергнуть меня любым пыткам, но я ни за что не выдам тайну, доверенную мне.

Лиза бросила на Энта грозный взгляд, но он проигнорировал его.

– Послушайте, лучшее, что можно сделать, – забыть о родителях. Предоставьте им самим разбираться со своей жизнью и займитесь собственными проблемами… Кажется, у вас у самих их немало.

– Заткнись, Энт! – рявкнула Лиза. – Ты бы не стал утверждать такое, если бы брак твоих родителей трещал по швам.

– Ну и что вы собрались делать? Пригласите консультанта по семейным отношениям на воскресный обед? Наймете частного сыщика?

Не стоило ему этого говорить.

Глава 10

Нет, правда, лучше бы Энт промолчал.

– Зачем, черт возьми, я только согласилась? – ворчала я, поднимаясь вслед за Лизой по ветхой лестнице в убогий домишко в Клеркенвелле.

– Потому что мы приняли самое верное решение, – отозвалась Лиза с непреклонной уверенностью в голосе.

Поднявшись на самый верхний пролет, мы оказались перед облезлой зеленой дверью. Табличка, висевшая на ней, гласила: «Бю о расследований Пара аунт (Интер эшн)». В первый момент показалось, что надпись является зловещим предупреждением на латыни, но мой разум уже через несколько секунд восстановил пропущенные буквы.

– Можно ли представить более убогое зрелище? – пробормотала я. – Давай уйдем, пока еще не слишком поздно.

– Как мы можем пойти на попятную сейчас? Просто веди себя тихо и предоставь мне вести беседу, – сказала Лиза, толкнув дверь.

– Заходите, заходите, – раздался громкий неприятный голос. Он принадлежал толстому потному мужчине средних лет, какимто чудом втиснувшемуся за крошечный столик. Да уж, чем дальше, тем лучше. Он крепко прижимал к уху трубку, закрывая рот другой рукой. – Поудобнее устраивайте свои хорошенькие попки, девочки, – сказал он, жестом указывая на два пластиковых стула.

Мы с Лизой сняли со стульев огромную стопку папок, затем послушно сели и стали ждать, пока детектив закончит телефонный разговор.

– Понимаю, было темно, как в аду, Артур… И ты сидел на самой вершине дерева… Сомнительное удовольствие, понимаю, но первое, что нужно проверить в этом случае, – снят ли колпачок с объектива. Да, ты прав, частный детектив Магнум не занимался семейными парами. Но если бы он взялся за это, держу пари, не забыл бы снять чертов колпачок… Что я от тебя хочу? Придется снова ходить за этим придурком по пятам. Да, прилипнуть к нему, как дерьмо к одеялу, и опять застукать его. Да, крайне важно… Что, потвоему, теперь показывать его женушке? Снимки с отдыха? Прошу тебя уладить дело, вот и все… Пожалуйста… Да, я тоже.

Повесив трубку, он, судя по всему, заметил, как я с осуждением смотрю на него прищуренными глазами. В моем взгляде явно читалось: «Зачем, черт возьми, я позволила втянуть себя в такую авантюру?»

– Извините, дорогие леди. Звонил один из старших частных детективов, работающих под моим началом. Думаю отказаться от его услуг, – объяснил он, оглядывая нас с головы до ног, что в случае с Лизой было объяснимо, ведь ее юбка вряд ли прикрыла бы колени даже кукле Синди. Толстяк с трудом поднялся на ноги и протянул нам маленькую глухую ладошку. – Давайте сразу покончим с формальностями. Колин Маунт – директор и главный детектив бюро расследований «Парамаунт Интернэшнл». Итак, чем могу помочь? – поинтересовался он, обращаясь скорее к ножкам Лизы.

Моя сестра в это время рылась в сумочке и искала фотографию отца, которую ей удалось найти за столь короткое время: на ней папа изображал Санту на рождественской распродаже в клубе консерваторов. На его лице тоже можно было прочитать: «И зачем, черт возьми, я позволил втянуть себя в такую авантюру?» Да, одна из дочерей похожа на отца не меньше, чем вторая – на мать. Лиза вытащила снимок и протянула детективу. Взглянув на него, Колин Маунт расхохотался:

– Хотите, чтобы я разыскал СантаКлауса? Разве никто не объяснял вам, милочка? Он всего лишь плод фантазии, вымысел. – Увидев замешательство на наших лицах, детектив перестал смеяться. – Простите… Не смог удержаться.

– Он завел интрижку, – с каменным лицом заявила Лиза.

– Его застали за шлепанием маленьких эльфов? – Колин Маунт сдержал еще один смешок. – Простите, простите, не обращайте внимания на глупости. Просто выдалось очередное тяжелое утро, и хотелось хоть немного расслабиться. Говорите, завел интрижку? Неприятность. И на которой из вас, маленькие принцессы, он женат?

– На фотографии наш отец, – сказала Лиза. Судя по тону, она уже начала понимать, что пролистать «Желтые страницы» и позвонить первому попавшемуся частному сыщику – самая дурацкая затея в ее жизни.

– Ваш отец? Ято решил, старик, видимо, спятил, если вздумал обманывать какуюнибудь из таких молодых прелестниц. Теперь, если не возражаете против небольшой саморекламы, хочу заверить: вы обратились по адресу. Семейные измены можно считать моим профилем. В мире не существует интрижек, которые мне не по силам разгадать. Предоставьте всю имеющуюся у вас информацию, а потом обговорим план действий и стратегию.

– Бюро расследований «Парамаунт»? Тайные интрижки? – презрительно произнесла я, когда мы оказались на улице. – Ты слышала это? Назвал нас «молодыми прелестницами». А если бы он наклонился еще ниже, чтобы заглянуть тебе под юбку, то оказался бы на полу.

– Все уже закончилось, ясно? – отрывисто произнесла Лиза. – Теперь дело с ним буду иметь я.

– Да, но оплачивать услуги какогото мерзавца с сомнительной репутацией придется мне. Не могу поверить, что сама вручила ему чек на триста фунтов.

– Ну ты же думала, на что лучше всего потратить деньги. Поверь, мы приняли верное решение. Нельзя же устраивать очную ставку человеку, не зная точно, в чем дело. И перестань ныть о деньгах, ведь ты передо мной в долгу.

Верно! Если для того, чтобы снова быть у сестры на хорошем счету после шокирующей новости про Гонконг, нужно отдать несколько сотен фунтов, полагаю, деньги потрачены с толком. Только я бы с большим удовольствием купила ей какоенибудь платье, чем оплачивать такого никчемного детектива. Ведь по сравнению с ним эксгибиционист, подстерегавший нас по пути из школы, может показаться настоящим столпом общества.

Я взглянула на часы. Опоздала на работу на два часа, не позвонила и не предупредила.

– Опоздание почти на три часа, – сказала Диди без всякого выражения, когда я добралась до офиса.

– Прости, прости. Новые линзы не были готовы вчера, поэтому пришлось вернуться и забрать их сегодня с утра.

– Не понимаю, почему нельзя пользоваться очками, – сказала она, уставясь на меня через два своих стеклянных блюдца, соединенных небольшой дужкой.

– Понимаю, ты сердишься. Считаешь, будто я занимаюсь какойто ерундой, – сказала я и быстро направилась к своему рабочему месту, прежде чем Диди успела заговорить о случившемся в душном кабинете Льюиса.

– Сегодня ты Мисс Популярность, – заявила Джулия, как только я присела на стул. Она взяла блокнот для записи сообщений и прочитала: – «Звонила женщина. Не назвалась, но попросила ей перезвонить. Хочет поговорить с тобой «кое о чем»».

– О чем?

– Она сказала именно так: «кое о чем».

Это могла быть только Мэри.

– Звонила твоя мама. Не сказала, что тебе передать, но, кажется, была немного расстроена.

Звонил Энт. Судя по голосу, просто прелесть. Ты уверена, что он предпочитает брюки юбкам?

– На все сто.

– Очень жаль. Он беспокоился, не натворили ли вы с сестрой какихнибудь глупостей.

– Да, немного – всего лишь на триста фунтов.

– Он тоже очень просил, чтобы ты перезвонила. Сказал, у него к тебе в самом деле очень, очень важное дело. Ах да, еще звонил мужчина по имени Джейк. Судя по голосу, просто класс. Тот самый парень с цветами?

Я кивнула.

– И чего он хотел?

– Сказал, объявляет голодовку до тех пор, пока ты наконец не подойдешь к телефону. Подруга, он к тому же обладает чувством юмора.

– Ну, Джейк может умирать с голоду сколько угодно, поскольку я не собираюсь набирать его номер. Ни за что на свете. В моей жизни в последнее время и так все слишком сложно. Чтонибудь еще?

– Ага. Льюис кружился вокруг, словно коршун, высматривающий добычу. Мне ничего объяснять не стал, ждал твоего прихода. Как все прошло вчера в его кабинете? Похоже, тебя не уволили.

– Не совсем, – уклончиво ответила я. Хотелось надеяться, что подруга не станет на меня давить. Тщетно. Джулия не была бы собой, если бы до последней капли не выпытывала из своих жертв всю информацию, чтобы потом вволю посплетничать.

– Ну же, выкладывай, – поторопила она меня.

– Ничего такого: обычные рабочие проблемы.

– Какие именно?

– Ничего особенного, рутина, – ответила я. – Все, точка. О'кей?

– Нет, совсем не о'кей. В чем же тут дело?.. О, кажется, знаю. Он пригласил тебя на свидание? Я не ответила.

– Так и думала, – сказала Джулия победоносно. – Надеюсь, ты согласилась? Если бы я не сходила с ума по Алану, то, возможно, могла бы провести несколько часов в обществе Льюиса, сидя на его…

– Нет, я не соглашалась. Он самый настоящий мерзавец и может мучиться в…

Я не закончила предложение, поскольку из кабинета вышел Льюис собственной персоной и направился ко мне.

Черт, черт, черт! Что же я ему скажу? То есть, безусловно, он настоящий мерзавец, но не могу же я прямо так заявить, верно? Остается лишь одно. Я опустила руку в сумочку и начала рыться в поисках телефонной книжки. Дрожащими руками открыв ее на букве «Б», я схватила телефон и начала набирать знакомый номер, словно одержимая. «Пожалуйста, пожалуйста, пусть только он окажется дома», – мысленно умоляла я, пока Льюис приближался к моему столу. На четвертый гудок трубку подняли, и я услышала отрывистый ответ:

– Да?

– Джейк… это я.

– Эми, привет, – сказал он, и голос его смягчился, словно мороженое под струей теплого воздуха из фена. – Рад, что ты позвонила… кажется. Решила сообщить, что я мерзавец, верно?

Льюис заметил, что я разговариваю по телефону, и остановился на довольно приличном расстоянии. Достаточно далеко, чтобы не смущать своим присутствием, но в то же время так близко, чтобы расслышать каждое слово.

– Нет… хм… Не совсем, Джейк. В тот вечер… Полагаю, мы оба… Ну, ты понимаешь. Просто неудачное начало. Если можно так выразиться.

«Черт возьми, что ты несешь? – зашипел внутренний голос. – Неужели ты так легко простишь мерзавца?»

Все понятно, я окончательно спятила. Но ведь первый шаг сделан…

– Как мило с твоей стороны, Эми, – сказал Джейк, – ты слишком добра ко мне. Я был отвратителен. Прости.

Ну и ну, опять то же слово. От Джейка Бедфорда.

«Не вздумай попасться на крючок, девочка», – предупредил внутренний голос. Слишком поздно, ведь я уже перешла черту.

– А что, если попробовать еще раз, а? – продолжил он. – Как насчет ужина?

– Да, ужин. Чудесная идея, Джейк, – ответила я, наблюдая за Льюисом. Тот притворился, что с интересом изучает записку Диди: «Не ставьте напитки на копировальную машину» (под которой Джулия приписала: «А также не усаживайтесь голыми потными задницами»). Если бы я была на месте Льюиса, мои уши уже пылали бы от стыда.

– Ладно, что ты делаешь завтра?

– Хм… вроде бы ничего особенного.

Черт, ну зачем я так сказала? Стоило сделать вид, будто я занята. «Навсегда», – прибавил внутренний голос.

– Ладно, тогда встретимся завтра, – решил Джейк. – Что предпочитаешь: итальянскую кухню? французскую? А как насчет новой…

– Не знаю… Не важно. Знаешь, давай ты сделаешь мне сюрприз. А теперь уже пора прощаться, меня ждет начальник… Пока… И кстати, Джейк, спасибо за цветы. Они потрясающие.

Я положила трубку. Но Льюис, видимо, решил, что не такое уж у него важное дело ко мне, и поймал прыщавого подростка. Дааа, сработало! Джулия изумленно уставилась на меня.

– Что случилось? – спросила я недоуменно.

– Вот уж не знала, что ты на такое способна. Эми, не нахожу слов. Ты была бесподобна!

«Бесподобна? А мне это кажется безумием», – сокрушался внутренний голос.

– Ты о чем?

– Ты же бросила Льюису вызов, правда? Если он настоящий мужчина, то в лепешку разобьется и устроит свидание с тобой. Верный ход, ничего не скажешь.

– Замысел заключался в другом, Джулия, – сказала я, чувствуя себя не на шутку обеспокоенной. – Я как раз хотела, чтобы он оставил меня в покое.

– Ха, сама проделывала этот трюк миллион раз. Прилипнет к тебе как пиявка, уж поверь мне. Но почему ты хочешь, чтобы он оставил тебя в покое?

– Он уже встречается кое с кем.

– Ну и?..

– На его столе стоит фотография – очевидно, у них все серьезно. Льюис – просто жалкая крыса.

– Такая ерунда, как другая женщина, меня никогда не останавливала, – сказала она, поправляя кепку от «Берберри» (дополнение к вчерашнему кулону в виде сердечка от «Тиффани») и пожимая плечами. – Но, думаю, мы с тобой абсолютно разные люди.

Уверена, так оно и есть, но сейчас это беспокоит меня меньше всего. Что, если она права? Вдруг после звонка Джейку Льюис превратится в покорного раба, одержимого страстью, и будет ходить за мной следом? Но ведь все может оказаться и наоборот. Что, если она ошибается, а прав Энт? Вполне вероятно, я просто не так поняла историю с фотографией Роз? А если Льюис заперся в кабинете и вдыхает типекс и теперь ждет, когда почувствует онемение, чтобы полоснуть по запястью ножиком для открывания писем? Любая из возможных альтернатив представлялась мне просто невыносимой. Но всетаки я была готова выбрать один из этих вариантов, если подумать о… Боже мой… о предстоящем свидании. Еще одном свидании. С Джейком Бедфордом. Видимо, Эми Бикерстафф окончательно выжила из ума.

Внезапно зазвонил телефон на моем столе.

Я попыталась загипнотизировать его взглядом, моля про себя: «Пожалуйста, пусть только это не Джейк, только не Джейк…»

Похоже, Джулия тоже обладала телепатическими способностями, поскольку она внезапно предложила:

– Если хочешь, могу ответить.

Я молча кивнула.

Она взяла трубку и прощебетала:

– Личный помощник мисс Бикерстафф. Чем могу помочь? – Затем прикрыла рукой телефонную трубку и прошептала: – Та самая женщина, что собиралась поговорить кое о чем. Подойдешь? А хочешь, скажу, чтобы она засунула это в свою… как она там называется?

Я взяла трубку. Думаю, у меня все получится.

– Иногда мне кажется, я нахожусь в потемках, как и твоя несчастная мать, – пожаловалась Мэри, прежде чем я успела произнести хотя бы слово. – Ты не упоминала, что по должности тебе положен личный помощник.

– Поверь, я не… что это за шум?

Раздался звук, будто ктото долго выпускает газы. Например, какойнибудь громадный слон.

– Трубит проплывающая мимо баржа, ангел мой. Я звоню с платного телефона на набережной.

– Почему?

– Больше не доверяю телефонной линии в кабинете. Держу пари на фунт против пенни, что «Мейл» установила аппаратуру для подслушивания. Я видела, как их писака рылся в моем мусоре прошлой ночью, но, к счастью, я опережаю их на один шаг. Не поверишь, догадалась поставить подрывные миныловушки из копченой скумбрии с просроченным сроком годности, которая уже лет сто хранилась в моем холодильнике. Теперь поганую журналистку можно учуять за версту, в каком бы месте в Сохо она ни находилась. Я вовсе не преувеличиваю. Не уверена, что теперь у нее есть большое преимущество. Ну ладно, не важно, давай лучше перейдем к делу. В последнее время произошли некоторые события…

Чтото мне ее слова не нравятся.

– …мы встречаемся с Джейкобсоном завтра за обедом…

Определенно мне не нравятся ее слова.

– Я заказала номер в отеле «Лэнгхэм Хилтон»…

Боже, что мы собираемся делать? Это будет обод или секс втроем?

– И пожалуйста, не воображай, будто все сведется к оргии в духе Лад…

Понятно.

– Просто я знала, ты никогда не согласишься, если только разговор не состоится за запертой дверью, вдали от любопытных глаз. Итак, как тебе моя затея?

– А хорошая ли это мысль? Чтото я не уверена.

– Почему ты не хочешь пойти со мной и познакомиться с ним? Выслушай его, Эми, а потом уже прими решение. И я ни в коем случае не стану давить на тебя по поводу денег… Клянусь. Решение будешь принимать ты. Целиком и полностью.

– Правда, не знаю.

– Ангел мой, ты никогда не сможешь простить себе, если не встретишься с ним.

– Ты же говоришь – никакого давления, – прошипела я.

– Я обещала не настаивать, чтобы ты взяла деньги. Но абсолютно точно знаю: не поговорить с Джейкобсоном – серьезная ошибка. Ты проведешь остаток жизни в раздумьях, как все могло бы повернуться… и закончится это клинической депрессией, поверь мне. К тому времени как тебе исполнится тридцать, ты подсядешь на прозак. И окажешься лишь на шаг от сумасшедшего…

– Ладно, ладно, приду.

– Отлично! Великолепно! Поверь мне, ты сделала верный шаг.

То же самое говорила Лиза про частного сыщика.

– А теперь позволь дать тебе совет по поводу платья.

– Что за совет?

– Пусть это будет именно платье, дорогая моя. Чтонибудь с изюминкой и непременно сексуальное, с глубоким вырезом. Не хочу тебя обидеть, но пока видела на тебе лишь спортивные штаны или чересчур скромные юбки. Возможно, если ты остановишься на чемто в духе написанной тобой книги, мы сумеем расшевелить Джейкобсона, и рука, подписывающая чек, станет более щедрой. Хотя он и работает с печатным словом, но не слишком отличается от других мужчин… И даже еще более падок на женщин, чем большинство из них. Как объяснить поделикатнее? В общем, Джейкобсону нужен небольшой визуальный стимул.

– Господи Иисусе! – пробормотала я. – Я пока лишь согласилась на простую встречу, а ты уже просишь меня одеться, словно танцовщица стриптиза.

– Прими извинения, ангел мой. Похоже, я действительно перешла границу. В роли сводни я часто делаю успехи, и, как это ни иронично звучит, порой я ею и являюсь. Надевай, что сочтешь нужным, а мне, похоже, пора попрощаться со своими пятнадцатью процентами. Люблю тебя, целую, и увидимся завтра в час. В вестибюле. Если немного припозднюсь, не сердись. Возможно, придется уходить от слежки. Вот и отличненько. Чао!

Она повесила трубку, а я почувствовала, как у меня закружилась голова от услышанной информации.

– Однако ты темная лошадка, Эми. С кем это ты встречаешься, одетая, словно танцовщица стриптиза? – поинтересовалась Джулия. Конечно же, она с жадностью ловила каждое слово. Хорошо еще, что в основном говорила Мэри и Джулия могла подслушать лишь мои немногочисленные реплики.

– Ни с кем, – отреагировала я.

– Не похоже на то.

– Это просто мой… хм… мой банковский менеджер. Хочу продлить срок ипотеки.

– Один раз я тоже попробовала: натянула топик и короткие шорты, когда «Нэш Вест»[23] раздул целую историю изза превышения кредита. Но у меня не сработало: мерзавцы всетаки разрезали мою кредитную карту на две половины. А вот тебе удастся, Эми. Поверь, я бы на их месте скинула сотню фунтов за такую шикарную грудь.

Она захихикала, не имея ни малейшего представления, насколько близка была в тот момент к правде.

– Привет, Энт! – крикнула я, зайдя в квартиру. – Прости, я так и не перезвонила тебе. Не нашлось ни одной свободной минутки. Ты не поверишь, ну и денек сегодня выдался. Мне так нужно с тобой поговорить… Энт? Энт!

Я заметила на столе какойто листок бумаги. Даже издалека было видно, что записка чересчур длинная для простого «вышел за молоком». Я взяла ее в руки, уже начиная нервничать.

Эми!

Когда ты возьмешь в руки мое послание, я буду уже сидеть в самолете. Прости, что пришлось так внезапно бросить тебя, но я звонил и хотел обо всем рассказать. Итак, объясняю: решение наконец принято. Алекс позвонил сегодня утром, в четыре утра по его времени. Разве это не доказывает его любовь ко мне? Я прощен! Он даже не настаивает, чтобы я пошел к анонимным сексоголикам, или как там они называются. Мы проговорили целый час, и это было просто фантастично. Не понимаю, что я мог найти во Фрэнки? Спасибо большое за гостеприимство, мне очень у тебя понравилось. В очередной раз вспомнил, что не бывает друзей лучше, чем приобретенные еще в детском саду. Больше нельзя так надолго расставаться. Приезжай ко мне в НьюЙорк в любое время, и не хочу больше слышать жалкую отговорку: «Не могу себе позволить». Просто невероятно, кто ты теперь, Эми Бикерстафф. Знаменитая **** (не пишу само слово, вдруг записку прочитает какойнибудь шпион). Знаю, у тебя голова идет кругом, но все это не продлится слишком долго. Однажды ты проснешься и поймешь, что совершила самую потрясающую вещь в своей жизни. Ладно, такси уже здесь. Позвоню, как только мы с Алексом поцелуями отметим наше примирение… Может занять какоето время… Люблю тебя.

Энт.

Я почувствовала, как слезы выступили на глазах. Мне необходимо поговорить с Энтом, а он сейчас в проклятом самолете… Наверное, уже дал самому себе обет верности Алексу. Но ято знаю Энта. Начнет пожирать взглядом бортпроводника, даже будучи преисполненным намерения выполнить свое обещание. Я упала на диван и зажгла сигарету. С каким ужасом я ожидаю завтрашнего дня! Закрыв глаза, я представила Джейка и Джейкобсона, ходящих вокруг меня кругами и болтающих какойто вздор. Боже, почему мне никогда раньше не приходило в голову, что даже их имена необычайно похожи? Да, подобное открытие отнюдь не обнадеживает… Словно эти мужчины участвуют в какомто тайном сговоре.

Как же глупо я себя веду. Почему бы трезво не взглянуть на ситуацию? Похоже, ничего не остается, кроме как поразмыслить о предстоящей беседе с Джейкобсоном. Как утверждает Мэри, я никогда не прощу себе, если не приду. Однако же я отлично понимаю, что на самом деле она первая никогда меня не простит. Отлично, мне по силам справиться с этим Джейкобсоном. Войду, спокойно пожму ему руку, выслушаю предложение и сразу же уйду. У меня все получится. А еще надену самое безвкусное и уродливое платье, одно из тех, что мама (по крайней мере до того, как она стала Эдвиной Кюрри) одобрила бы.

Но что насчет Джейка? Я нашла хороший способ избавиться от Льюиса: телефонный звонок другому мужчине сотворил настоящее чудо. Начальник провел остаток дня, не выходя из кабинета. Но теперь никак не могу прогнать мысль, что ответ вроде «Спасибо, Льюис, но ужин вдвоем не кажется мне хорошей идеей» произвел бы абсолютно такой же эффект. Зато не пришлось бы идти на свидание с ним…

Проблема заключалась в том, что одна часть меня отчаянно хотела возобновить отношения, но мой ноющий и ворчливый внутренний голос считал подругому. (Он не переставал называть меня полной идиоткой, но к четырем часам, к счастью, совсем осип от разговоров и заткнулся.) Нет, я говорю о той частичке меня, которая еще любила Джейка. Любила всегда, даже два года назад, когда он так посвински себя повел. Но в конце концов, Джейк же извинился. А вдруг чтото повлияло на него и помогло стать другим?

«Ну да, а медведи пользуются туалетами, а папа на самом деле убежденный приверженец буддизма», – сказал бы мне Энт. Если бы только не летел в НьюЙорк на этом проклятом самолете!

Мне было необходимо немедленно поговорить с кемнибудь, кто заверил бы меня: «Ты сошла с ума, если допускаешь даже мысль о том, чтобы встретиться с ним снова…»

Лиза!

Она знает, какой Джейк мерзавец.

Она видела, через какой ад я прошла, когда он меня бросил.

Она отговорит меня от нелепой затеи.

Я сняла трубку и набрала номер сестры.

Глава 11

В вестибюле «Лэнгхэм Хилтон» царила суета. Опрятные европейцы смешались с дорого и изысканно одетыми японскими туристами, создав атмосферу цивилизованной активности. Однако все без исключения застыли на месте, когда распахнулись двери лифта и вошел он. Даже бросив одинединственный взгляд сквозь толпу восторженных поклонников, невозможно было ошибиться. Джон Траволта, голливудский красавчик. Загорелый, словно тиковое дерево. Но что еще удивительнее, он оставался таким же стройным, как в те времена, когда в узкой черной майке блистал в незабываемом финале мюзикла «Бриолин». Джон пронесся по вестибюлю, не смотря по сторонам, но, уже подойдя к огромной вращающейся двери, он вдруг заметил потрясающее платье… Или, точнее, меня в потрясающем платье.

Траволта застыл, краем глаза поймав блеск угольночерных бусинок на изысканно расшитом бисером лифе. Затем он обернулся, внимательно оглядев плотно прилегающее одеяние, сидевшее на мне как вторая кожа и искусно подогнанное к каждому изгибу моего тела первоклассными портными. Потом он медленно направился в мою сторону, остановившись в нескольких метрах, и пристально посмотрел на меня. Боже, какой у него взгляд! В его глазах, как и раньше, плясали задорные юношеские искорки. Стоило ему лишь щелкнуть пальцами, и один из его людей, отделившись от остальных, мгновенно оказался рядом со своим хозяином.

– Позвони сотрудникам Камерона и поблагодари от моего имени. Передай, пожалуйста, что мне их предложение не подходит, – приказал Траволта, не сводя с меня глаз. – Вот та… та, кто мне нужен.

Сохраняя спокойствие, я бросила на него слегка озадаченный взгляд.

– Простите, – промолвил он, обращаясь ко мне в первый раз за все это время, – я был так поражен вашей красотой, что совсем забыл о хороших манерах. Я уже полсвета обошел в поисках женщины, которая могла бы сыграть вместе со мной главную роль в «Возвращении ночной лихорадки». Наконецто мои мучения подошли к концу.

– Но, мистер Траволта…

– Пожалуйста, зовите меня Джон.

– Джон, я никогда в жизни не стояла перед камерами.

– Возможно. Однако в вас есть чтото неуловимое… какаято аура. Если я буду рядом, то, уверен, все получится. Остался лишь один вопрос.

– Да?

– В «Возвращении ночной лихорадки» вы играете мою возлюбленную. По сценарию требуется, чтобы мы поднялись на самую вершину человеческой страсти и занялись неземной любовью. В кино раньше не изображали ничего подобного. Как думаете, могли бы вы… сделать это со мной? – спросил он, нервно потирая легендарную ямочку на своем знаменитом подбородке. – Или предпочитаете…

– …слизывать песок с зияющей раны грязного бродяги.

– Чточто? – переспросила я.

Мэри рухнула на соседнее кресло, и видение стройного, привлекательного Траволты исчезло.

– Поездка в такси обернулась сущим кошмаром, такого ужасного водителя я еще никогда не встречала. Только представь себе, набрался наглости попросить чаевые. Но я заявила, что скорее стану лизать… Ну да ладно, не важно. Тут сейчас был Джон Траволта, видела? – Весь вестибюль его видел, Мэри. Я и не знала, что мы пойдем в такой шикарный отель.

– Все самое лучшее для моей звездной клиентки. Ну надо же, Траволта превратился в Мистера Толстая Бочка, согласна? Мы с ним чуть не застряли во вращающейся двери. Команде личных тренеров придется изо всех сил потрудиться, чтобы его талия стала снова такой, как в двадцать восемь лет. Настоящая трагедия! Это напомнило мне о давно прошедших временах. Знаю, знаю, кто бы говорил, но всетаки… Боже, сколько же я сегодня болтаю! Пойдем в номер и подождем щедрого издателя с чековой книжкой.

Я поднялась с диванчика, и Мэри первый раз смогла меня толком рассмотреть. Она в изумлении прошептала:

– Эми, ради Бога, я и представить себе не могла, что ты поймешь меня настолько буквально. Ты выглядишь… потрясающе.

– Если хочешь знать, в этом наряде даже вздохнуть невозможно.

Я одернула подол юбки, чтобы придать ей более респектабельную длину, но ткань слишком плотно облепила бедра: каждое движение давалось с необычайным трудом. Изза нарушенного кровообращения я чувствовала покалывание в ступнях.

– Выглядишь просто удивительно, – сказала Мэри, пока я маленькими шажками шла за ней к ресепшн. – Когда Джейкобсон высунет язык до пола, думаю, не нужно будет долго искать причину. Хотя, конечно, зря ты разорилась на новый наряд.

– Это не я, Лиза.

Я позвонила сестре вчера вечером, но она не разделяла моего ужаса перед мужчинами, чье имя начиналось на «Дж». Как раз наоборот. То, что казалось мне кошмарным предзнаменованием, по мнению Лизы, было многообещающей возможностью. В первую очередь сестра обеспокоилась тем, что мне надеть.

– Если хочешь произвести впечатление на издателя, нужно непременно походить на автора, пишущего самые эротичные на свете книги, – пояснила сестра.

– Книгу, – поправила я.

– Ну, ты же напишешь еще несколько, – с легкостью возразила Лиза. – А что подействует на твоего издателя, подойдет и для Джейка.

– Меньше всего я бы хотела ошеломить Джейка, – возразила я.

– Эми, я имела в виду абсолютно другое. Разве тебе не хотелось бы ткнуть Джейка носом в то, чего он лишился? Итак, у тебя на примете есть чтонибудь подходящее?

– Хм…

– Так я и думала. Буду через полчаса.

Лиза пришла с огромным пакетом, набитым сексуальными и немыслимо откровенными вещами из своего гардероба.

– Нет, не могу это надеть, – начала протестовать я, когда сестра втиснула мою грудь в расшитое бисером платье с корсетом. – Джейк и Джейкобсон решат, будто началась атака торпедами.

– Превосходно. У парней есть лишь три страсти: грудь, футбол и военная атрибутика. Попробуй объединить любых два пункта – и просто не сможешь потерпеть неудачу. А еще у меня есть превосходные туфли. – Она снова нырнула в сумку. – Правда, в них можно увидеть свое отражение в любом не слишком высоко висящем канделябре.

Я сидела в номере на одном из двух диванов, сбросив туфли на десятисантиметровых каблуках, доставшиеся мне от Лизы, и потирая ноющие стопы. Изза тесного платья уже стало трудно дышать, и я чуть было не поддалась искушению поскорее стянуть его. Надеть бы один из мягких белых халатов отеля «Хилтон», висящих в ванной комнате! Но что, черт возьми, подумает обо мне Джейкобсон?

Почему я соглашаюсь на все сумасбродные затеи сестры? Вчерашний частный сыщик и сегодняшнее маленькое черное платье – лишь пара последних примеров. Чего стоит один тот факт, что мою книгу вообще напечатали. Если бы не Лиза, такого бы не произошло… По крайней мере я не торчала бы сейчас в пятизвездочном отеле, рискуя заработать травму или дефект.

– Говорят, – объявила Мэри, выйдя из ванной, – на следующей неделе на первом месте в хитпараде появится нечто новое.

А именно? Гарет Гейтс[24]? Очередной хит Робби Уильямса? Я и не подозревала, что Мэри следит за попмузыкой.

– «Кольца на ее пальцах» наконец оставят позади все остальные книги.

О Боже, вот какой хитпарад она имеет в виду!

– Невероятно… На первом месте? – Это было все, что мне удалось выговорить. – Не может быть!

– Мое доверенное лицо в «Уотерстоун» заверяет, будто подобного не случалось со времен последней книги о Поттере. Если Джоан Кэтлин Роулинг хочет догнать тебя, ей придется заставить Гарри раздеться и подвигать своей маленькой прыщавой задницей.

– Первый номер, – повторила я изумленным шепотом.

– Ты, ангел мой, та самая курочка, которая станет нести Джейкобсону золотые яйца в двадцать четыре карата, – продолжила она, не обращая внимания на мое состояние. – Поверь, он просто обязан покрыть твою попку нежными поцелуями, дорогая моя. Конечно, не в буквальном смысле. Правда, стоит Джейкобсону увидеть тебя в этом платье, и такая мысль абсолютно точно придет ему в голову. Не позволяй учтивому, обходительному мерзавцу затмить твой рассудок. Помни, он прибегнет к хорошо продуманным уловкам, чтобы ты стала более сговорчивой. Джейкобсон назовет тебе определенную сумму и будет безмерно счастлив, если ты упадешь на колени в порыве благодарности… Но не вздумай этого делать ни при каких обстоятельствах.

– Послушай, Мэри, ничего не изменилось, – сказала я, взяв себя в руки, – мне не нужны его деньги. Думаю, я вряд ли способна написать еще одну книгу.

– Только, умоляю тебя, не делай подобных заявлений перед Джейкобсоном, ведь он должен пребывать в уверенности: замыслы эротических романов рождаются в твоей голове со скоростью компьютера. Понятно?

Я кивнула.

– Теперь попрошу тебя выполнить небольшое упражнение, – продолжила Мэри. – Взгляни на меня так, будто бы я только что сказала тебе: «Я не разрешаю тебе съесть еще одно «Корнетто»».

У меня вытянулось лицо. Подобное выражение должно было выражать крайнюю степень разочарования, а Мэри вроде бы хотела увидеть именно это.

– Неплохо. Вот это продемонстрируй, когда Джейкобсон назовет сумму. И не имеет значения, насколько внушительной она покажется, главное – ты должна выглядеть разочарованной.

Зазвонил телефон, и Мэри подняла трубку.

– Он уже здесь, дорогая, – сказала она через несколько секунд. – Начиная с этого момента не произноси ни единого слова. Просто расслабься, излучай сексуальные флюиды, наблюдай и диву давайся, специальный агент Мэри Маккензи займется своим делом.

Мой издатель оказался совсем не таким, как я себе воображала. Мэри так долго готовила меня к предстоящей встрече, и я уже начала мысленно представлять себе… Когото вроде ужасного эксгибициониста, что обнажался передо мной и Лизой и примет которого мы, к огромному разочарованию полицейских, так и не могли вспомнить. Во всяком случае, выше пояса. Но Джейкобсон с Мэри обнимались так, как давно не видевшиеся друзья. Он произвел на меня впечатление элегантного и привлекательного мужчины. Конечно же, я не могла не заметить, что по возрасту он годился мне в отцы. Джейкобсон был высоким и худым, с пышными, коротко подстриженными волосами, зачесанными назад, и немного походил бы на Кристофера Ли, если бы тот наконец сыграл роль хорошего парня в твидовом костюме.

Мэри наконец оторвалась от Джейкобсона и изящно махнула в мою сторону пухлой ручкой:

– Адам, позволь представить тебе автора книги «Кольца на ее пальцах».

Я попыталась встать, но почувствовала острую боль в ребрах… Помоему, в тот момент даже раздался какойто хруст. Я снова шлепнулась на диван, а в голове у меня пронеслась мысль: «Интересно, умирал ли ктолибо от платья с корсетом? Возможно, я стану первым медицинским прецедентом».

– Наконецто я встретил таинственную жемчужину, покорившую воображение читателей… И, Бог мой, что это за жемчужина! – сказал он, действительно слегка высунув язык, о чем меня и предупреждала Мэри. Ну что ж, по крайней мере представилась возможность разглядеть истинную сущность Джейкобсона. – Мэри, как тебе удавалось так долго скрывать от нас юную леди? Она очаровательна – настоящая мечта издателя.

Я покраснела, поскольку Джейкобсон принялся взглядом раздевать меня (вообще «раздевать» не совсем правильное слово. Чтобы освободить Эми Бикерстафф от этой юбки, потребуется помощь пожарных со специальным металлорежущим оборудованием). Затем сделал шаг ко мне и бережно взял мою руку. Господи, надеюсь, ему не придет в голову целовать ее? Но Джейкобсон лишь несколько секунд подержал руку в своей, а затем произнес:

– Шоко Лад, не могу передать, насколько я взволнован встречей с вами!

Странно. Никто и никогда не называл меня Шоко Лад в лицо. Мне всегда казалось, это какоето чужое имя, словно с обложки книги. Но ведь следующие полчаса или около того я буду Шоко, и нельзя забывать, что я просто играю роль. А нелепое платье, в которое мне чудом удалось втиснуться, стало моим костюмом. Последний раз я играла в театре в начальной школе – миссис Бобер во «Льве, колдунье и платяном шкафу». А теперь вот… Даже не знаю, как выразиться. Но Энт уж точно бы спошлил, что сегодня моя роль связана с кисками.

– Мне тоже необычайно приятно встретиться с вами, Адам, – ответила я и сама удивилась, насколько спокойно и уверенно говорила от лица Шоко Лад.

– Потрясающе, просто потрясающе! – восхитился Джейкобсон, сидевший на диванчике напротив меня. – Вы опровергаете бытующее мнение, что писатели никогда не выглядят… как бы это сказать поделикатнее? Никогда не выглядят на столько, на сколько они пишут. Я всегда удивлялся, почему Энди Макнаб отказывался показать себя публике. Люди болтают, что он самое настоящее разочарование во плоти… Скажите мне, Шоко, вы живете в Лондоне или приехали из провинции?

– Лондон, – ответила я автоматически, – Крауч…

Мэри довольно сильно пихнула меня в бок и произнесла:

– Ну же, ну же, Адам, ты и сам все отлично понимаешь. Шоко пришла сюда не рассказывать нам историю своей жизни.

– Конечно же, Мэри, – заволновался Джейкобсон. – Только прежде чем приступить к делам, позвольте позвонить в обслуживание номеров и заказать шампанское. Нужно же поднять тост за автора и ее достойнейший дебют… И конечно же, за редактора «Мейл», который привлек к Шоко внимание нации.

Мм, мне определенно нравятся его слова. Что ж, может быть, Джейкобсон не так уж и плох. Я откинулась в кресле и полностью расслабилась, наверное, в первый раз за сегодняшний день. Видимо, не стоило этого делать. Когда Джейкобсон снял трубку и начал заказывать шампанское, я попыталась закинуть ногу на ногу и услышала треск распарывающихся стежков. Лучше держать колени вместе, если только я не хочу избавиться от проклятого платья самым простым и очевидным способом.

Как кружится голова! Два бокала шампанского – и я полностью вжилась в образ. Я Шоко Лад. Девушка, «сумевшая изменить облик современной популярной прозы», куколка, «являющаяся национальным достоянием и самой талантливой английской писательницей», распутная девчонка, чья «страстная и откровенная проза озарила яркой вспышкой старомодные и затхлые коридоры издательств». Или както так. Я слишком много выпила шампанского, чтобы вспомнить рецензии слово в слово. Впрочем, не имеет значения, ведь Джейкобсон мне льстит безо всякой меры. И что самое приятное, мне необыкновенно нравятся его слова.

Издатель вытащил пробку из второй бутылки и снова наполнил мой бокал. Я чувствовала себя необычайно расслабленно. Настолько, что моя пятая точка почти уже соскальзывала с дивана. Надеюсь, к тому времени, как Джейкобсон прекратит говорить обо всех моих восхитительных качествах и достоинствах и наконец приступит к делу, я не усну. Судя по всему, Мэри мыслила в том же направлении и решила хоть немного продвинуться в деловых вопросах.

– Адам, мы очень рады, что вы восхищаетесь произведением Шоко Лад, и чувства ваши понятны и вполне объяснимы. Однако, полагаю, мы собрались с другой целью.

– Ты абсолютно права, Мэри, абсолютно права, – ответил Джейкобсон. Он испытывал заметное чувство облегчения, ведь подобострастное лизание задницы можно было отложить хотя бы на несколько минут. – Мы в восторге от того, что приобрели права на первый роман Шоко. Полагаю, вы и сами прекрасно понимаете, мы заинтересованы в дальнейшем развитии нашего сотрудничества. Можете поверить, для издателя нет ничего приятнее, чем видеть, как один из его авторов растет и развивается. Мы всегда помним об этом и поэтому решили предложить Шоко задаток… – он сделал паузу и посмотрел на меня, – за следующие три романа.

Три! Он сказал – три? Не уверена, что смогу осилить даже один. Так, нужно сосредоточиться. Я выпрямила спину, и это оказалось не слишком хорошей идеей, поскольку платье не захотело двигаться вместе со мной. Я почувствовала, как хрустнуло еще одно ребро, и невольно ойкнула. Мэри попыталась заглушить этот звук, наступив мне на и так болевшую ногу и одновременно поинтересовавшись у Джейкобсона:

– Вы уже можете назвать определенную сумму?

– Конечно. В «Смит Джейкобсон» действительно верят в вас, Шоко. Полагаю, подготовленное нами предложение послужит превосходным доказательством серьезности наших намерений.

Джейкобсон взял блокнот отеля с кофейного стола, снял с ручки колпачок и записал чтото. Затем оторвал листок, сложил пополам и пододвинул по столу к Мэри. Я попыталась заглянуть через плечо своего агента, внимательно изучавшего написанное, но на платье лопнуло еще несколько стежков. Придется распрощаться с глупой затеей, пока грудь окончательно не вывалилась из корсета и ситуация не стала критической. Мэри снова сложила листок и передала мне. Развернув его и взглянув на сумму, написанную костлявой рукой Джейкобсона, похожей на паучью лапку, я захихикала. Мэри снова наступила мне на ногу, и я вспомнила ее наставление: «Выгляди разочарованной». Находясь одновременно в шоке и состоянии алкогольного опьянения, я не могла поручиться, такое ли выражение лица желала увидеть Мэри. Однако, полагаю, я изобразила не столько разочарование, сколько: «Черт возьми, этот придурок только что предложил мне четыреста двадцать пять тысяч фунтов!»

Верно, четыреста двадцать пять тысяч фунтов.

За следующие три написанные книги.

О сексе.

Пока я пыталась все осмыслить, заговорила Мэри.

– Огромное спасибо, Адам, – произнесла она спокойно. – Полагаю, вы хорошо подумали над своим предложением, но мы вынуждены его отклонить.

Теперь уже я со всей силы наступила ей на ногу. Что, черт возьми, Мэри творит? Мне предложили целое состояние, а она легко отказалась от денег, даже не посоветовавшись со мной.

Джейкобсон откинулся в кресле и пристально посмотрел на нее поверх очков. По выражению его лица невозможно было прочесть чтолибо. Хотя не могу утверждать с уверенностью, ведь в моих глазах он уже начал раздваиваться.

– Вероятно, стоит еще раз обсудить с коллегами это щедрое предложение и хорошенько все обдумать. – На этой ноте Мэри мягко завершила разговор.

– Что ты наделала? Просто не могу поверить, – разразилась я гневной тирадой после ухода Джейкобсона.

Под влиянием алкоголя я перестала подавлять эмоции, и выпитое шампанское уничтожило, стерло с лица земли все мои комплексы. Та часть рассудка, которая обычно в ужасе трепещет при мысли о громадных гонорарах, впала в кому, а корыстная и алчная сторона, наоборот, проснулась и не на шутку разозлилась.

– Успокойся, дорогая моя, – принялась уговаривать меня Мэри. – Поверь, если бы я хоть на секунду подумала, что четыреста двадцать пять тысяч фунтов – это предел, то откусила бы руку с чеком по самое плечо. Запомни мои слова: все впереди. Как говорил Арнольд: «Я еще вернусь». Но в любом случае разве ты не покончила с написанием книг? Мне казалось, ты не нуждаешься в жалких деньгах Джейкобсона.

– Я… хм… они мне не нужны… Но если бы я хотела… гипотетически… Ты могла все испортить… В теории, – заплетающимся языком проговорила я.

– Дорогая, я вела больше подобных сделок, чем у твоей Донны было грязного секса с незнакомцами, имен которых она не знала. Поверь, я ничего не испорчу, – ответила она твердо. – Просто предоставь работать мне, а сама принимайся за книгу… О, совсем забыла. Ты ведь отошла отдел, верно?

– Да… Нет… Проклятие, я не знаю, Мэри. Три книги? Просто нереально.

Возможно, идея не покажется тебе настолько уж устрашающей, когда ты протрезвеешь, ангел мой. Диккенсу удалось оставить после себя около дюжины произведений.

– Какая глупость! Я же не Чарльз Диккенс.

– И слава Богу! На мой взгляд, его чересчур переоценили. Нет, Эми, ты Шоко Лад. Забудем о тех льстивых комплиментах, которыми осыпал тебя Джейкобсон но ты на самом деле необыкновенно одаренная писательница и обладаешь собственным оригинальным стилем. Если хочешь продолжать писать книги, у тебя все получится. Но ключевой фразой является: «Если ты хочешь».

– Не знаю… Четыреста тысяч фунтов… Просто огромная сумма. Не стоит думать об этом сейчас.

У меня действительно не было возможности долго размышлять, я взглянула на часы. Уже почти четыре. Теперь предстоит какимто образом доковылять до работы в туфлях Лизы, просидеть около часа за столом, не впав при этом в обычную длительную спячку, а потом, пошатываясь, отправиться на вторую сегодняшнюю встречу с очередным мужчиной на «Дж».

Верно, предстоит еще свидание с Джейком. В месте под названием «Сандерсон».

Звучит подходяще для магазина скобяных товаров, но я не сомневаюсь: на самом деле это модный и стильный отель.

Именно там проводят время писатели, страдающие изза предложенных им огромных гонораров.

Господи, похоже, я порядком набралась.

Глава 12

Головная боль сведет меня с ума. Если и есть чтонибудь хуже, чем проснуться с похмельем, так это заполучить похмелье еще до того, как успеешь лечь в постель. Проклятие, ведь еще даже нет семи!

– Одну «Кровавую Мэри», пожалуйста, – пробормотала я бармену.

Никогда не пила этот коктейль раньше. Я даже не могу утверждать, что люблю томатный сок, не говоря уже о тех острых специях, которые в него кладут. Но ведь обычно именно «Кровавую Мэри» выбирают испытывающие похмелье, верно?

Облокотившись на длинную стойку бара в «Сандерсоне», я ждала, когда наконец принесут заказ. Заведение постепенно начали заполнять угрюмые типы подозрительного вида, большей частью одетые в черное. Их воспитывали так, чтобы уметь цинично и со скучающим видом поддерживать беседу о любом направлении в искусстве (совсем как Джейк). Женщины же все, без исключения, худые, в сексуальных и откровенных нарядах, которые они носили настолько изящно, что мне пришлось бы этому учиться всю жизнь. По идее, в своем платье я должна была чувствовать себя здесь своей, но почемуто ощущала ужасный дискомфорт. И ступни. Если я только не сниму туфли немедленно, то наверняка разорву их. Теперь понимаю, почему Лиза называет туфли убийственными ходулями. Да, все правильно. Настоящие ходули, просто уничтожили мои бедные ножки. Я попыталась взгромоздиться на стул у стойки, но платье оказалось слишком узким и я не смогла поставить ногу на перекладину. Видимо, понадобится подъемный кран, чтобы взобраться на стул, но вот незадача: сегодня таких приспособлений в баре почемуто не было. Я мрачно усмехнулась и решила до прихода Джейка стойко терпеть мучения.

«Когда он придет, лучше хорошенько следить за своим поведением, – вклинился внутренний голос. Он говорил поразительно дерзко и трезво, и это выводило меня из себя. – При первой же выходке или намеке на выходку только ты меня и видела».

– А может быть, сейчас ты… уберешься наконец, – изрекла я угрюмо. Неужели может создаться впечатление, будто я в настроении совершать какиенибудь авантюры? И почему внутренний голос так напоминает маму?

«Вовсе я не напоминаю ее. И я не шучу, сама знаешь. Чемоданы уже упакованы, и я могу уйти в любой момент. Найду когонибудь, кто принимает меня всерьез».

Наконецто принесли «Кровавую Мэри» в узком длинном бокале, украшенном веточкой сельдерея с заостренным концом. Я вынула зелень, прежде чем сделать глоток. Так ведь и глаз выколоть недолго. Затем поднесла напиток к губам и… Боже, ужас, мамочки!.. Во рту все так и горит. Интересно, сколько специй туда напихали? Тобаско сжигал мои внутренности, а из глаз потекли слезы. Придется, однако, перед приходом Джейка проверить, не размазалась ли тушь.

Зато когда коктейль оказался внутри, я почувствовала, что от него всетаки есть некоторый эффект. Надо же, сработало. Какието части тела попрежнему болели, но я по крайней мере чувствовала себя получше. Оставалось сделать лишь одно. Я зажала нос рукой, взяла бокал и, задержав дыхание, опрокинула его содержимое одним глотком.

Ааа! Ощущение просто чудесное. Приятная дрожь пробежала по всему телу. Головная боль утихла. Думаю, можно позволить себе еще одну порцию. Сделав заказ, я вспомнила об инструкциях Лизы, касающихся Джейка Бедфорда (точнее, того, как себя с ним вести). Итак, ни при каких условиях:

1. Он не должен понять, что моим последним бойфрендом был… хм… Джейк Бедфорд.

2. Не говорить, что моя уверенность в себе пошатнулась, исчезла, была вдребезги разбита или както еще пострадала изза его ухода.

3. Не ходить к нему домой.

Лиза мне все уши прожужжала про пункт третий, и она абсолютно права. Да, возможно, перспектива и кажется соблазнительной, однако ни в коем случае нельзя допустить такого кошмара. Все не должно закончиться тем, что в конце вечера я окажусь в постели с мерзавцем. Теперь, вернувшись к жизни с помощью «Кровавой Мэри», я решила, будто мне все по силам. Ведь я отличаюсь железной волей и характером. Буду брать пример с Иисуса, отправившегося в пустыню… Но с другой стороны, сатана искушал его какимито жалкими буханками хлеба. А вот если бы он создал образ его девушкимечты, например Джей Ло, облаченной в свободную хлопковую рубаху, все могло закончиться подругому… Нет, Эми, прекрати немедленно. Я смогу сдержать себя.

Пока я размышляла об этом, принесли заказанный напиток. Только я приготовилась в один глоток повторить свой номер, как сумка, висевшая рядом с моим бедром, завибрировала. Мобильный телефон. Я достала его, заметив, как бармен неодобрительно покосился на меня. Что? Мой телефон недостаточно крут для «Сандерсона»? Да он же в розовом чехле, украшенном пурпурными сердечками. И помоему, даже немного в стиле «Крутых девчонок»[25]. Когда я поднесла его к уху, бармен сделал замечание: «Здесь принято выключать мобильные телефоны, мадам».

Слишком поздно. Я услышала, как мама в трубке твердит: «Эми… Эми, ты слушаешь меня?» Уж если они не одобряют мобильные телефоны, то звонок от родителей в столь пафосном месте можно считать самым настоящим преступлением.

– Привет, мам, – прошептала я, будто так меньше заметно, что я прижимаю к уху запрещенный в «Сандерсоне» розовый телефон.

– Эми, почему ты не перезвонила?

– Извини, была ужасно занята, правда. Чтото случилось?

Только бы ей не пришло в голову обсуждать со мной отца. Теперь, когда у меня на руках вся информация, я просто не сумею убедительно лгать. «Знаешь, нам с Лизой пришлось обратиться к частному детективу и устроить за отцом слежку. Но не волнуйся, уверена, ничего страшного».

– Вообщето мне нужно поговорить не с тобой, – объяснила она смущенно, – а с Энтони…

Энт? О Боже, та самая исповедь!

– Он вернулся в НьюЙорк.

– Оо! – протянула мама. Судя по голосу, новость ее сильно огорчила.

– Мам, что происходит? Что ты ему рассказала?

– Почему ты интересуешься? А что он рассказал тебе?

– Ничего, абсолютно ничего. Но с чего ты решила открыть перед ним душу?

– Энтони действительно духовный молодой человек, – ответила мама, мгновенно заняв оборонительную позицию. – Он нашел свое призвание. К тому же его слова принесли мне невообразимое чувство облегчения.

Я вас умоляю! Энт? Духовный? Если бы в видении перед ним явился Иисус, он бы попросил у него номер телефона и поинтересовался, занимает ли тот в сексе пассивную или активную позицию.

– Мам, Энт вообщето… вообщето… – Что тут можно сказать? – Он католик.

– Почему ты так фанатично настроена, Эми? Разве я не учила тебя терпимости?

Просто не могу в это поверить. Мама? Терпимости? Да рядом с ней святой Ян Пейсли покажется добрым старым либералом.

– Кроме того, мы многому можем научиться у католиков. Например, они отрицают сексуальные связи вне брака. На мой взгляд, очень разумно. Совсем недавно я прочитала несколько брошюр от святой Марии…

Мария! Мэри! Сегодня Мэри везде.

Святой агент, будь она неладна…

– И подумала, что, может быть, стоит… перейти.

– Ты что, решила обратиться в другую веру? – прошептала я.

Представьте себе, что все верующие в Аллаха вдруг стали иудеями. Или что самый известный производитель мясных продуктов Бернард Мэтьюз отпустил своих индеек и стал вегетарианцем. Скорее произойдет одно из этих событий, чем миссис Бикерстафф отвернется от англиканской церкви. Интересно, что такого сделал Энт, изза чего мама переменилась столь разительно?

– Я лишь подумываю об этом, дорогая, – сказала мама, – и пока не принимаю никаких решений. В любом случае мне нужен Энтони, хотелось бы обсудить с ним некоторые детали. У него в семинарии ведь есть телефонный номер?

Ну да, есть, но если туда позвонить, его голос едва можно будет расслышать за грохочущими звуками техно и галдящими мужчинами, обсуждающими все, что угодно, кроме отношений с Богом.

– Да, у него есть телефон, мам, но, к сожалению, он у меня не с собой. Я потом позвоню и продиктую его.

С трудом сдержалась, чтобы не добавить: «В следующей жизни».

Закончив разговор, я выключила телефон и внезапно почувствовала головокружение, но виной тому были не только полторы порции коктейля. Я подумала о четырехстах тысячах и другой кровавой Мэри, пребывающей в уверенности, будто я смогу написать еще «по меньшей мере» три эротических романа. А как трудно будет признаться маме, ведь решение принять римское католичество означает: «Никаких абортов, никаких презервативов и даже никакого секса. Никогда и ни при каких обстоятельствах».

Огромное тебе спасибо, Энтони.

Я подперла голову рукой. Мне отчаянно захотелось разрыдаться, однако макияж, должно быть, уже и так не в лучшем виде, а Джейк может появиться в любую минуту.

Ктото дотронулся до моего плеча, и я подпрыгнула, а затем неловко шлепнулась на пол. Левая нога подвернулась, и туфля поехала в сторону. Острая боль пронзила ногу. Я наклонилась и схватилась за щиколотку, почувствовав, как распоролась еще дюжина стежков на платье.

– С тобой все в порядке?

Попрежнему находясь в согнутой позе, я подняла глаза и увидела перед собой Джейка, обеспокоенно смотрящего на меня. Хочу сказать, он смотрел на меня с самым что ни на есть настоящим беспокойством. Даже не воспользовался благоприятной возможностью заглянуть в глубокий вырез моего платья.

– Да, думаю, да, – ответила я, выпрямившись, – надела новые туфли.

– Сексуальные новые туфли. А твое платье… Ну и ну. Так это корпоративный стиль, принятый в «Девушке на работе»?

Едва ли. Я получила первый настоящий выговор от Диди сегодня днем, поскольку поздно вернулась с ленча, а отчасти изза того, что, по ее мнению, слишком буквально поняла название нашего журнала и оделась соответственно. Стоя перед ее столом и выслушивая гневные замечания, краем глаза я заметила Льюиса, внимательно наблюдавшего за мной в окошечко на двери кабинета. Никогда не видела у него таких глазщелочек – несколько пугающее зрелище.

Но он самый настоящий мерзавец, и про себя я твердила, что настроение Льюиса меня абсолютно не касается.

Я поморщилась от боли, а Джейк обнял меня за талию, приподнял и посадил на стул. Настоящий подвиг. Возможно, платье и сжало меня до изящных форм полупрозрачных моделей, но, поверьте, я совсем не изящная и не полупрозрачная. Первым моим порывом было дать Джейку пощечину, но, оказавшись на стуле, я испытала такое громадное чувство облегчения, что мне захотелось его расцеловать. Он наклонился и, нежно дотронувшись до моей ноги, немного приподнял ее. Ощупал рукой лодыжку (оо, как же приятно!) и вынес диагноз: «Судя по всему, никакого растяжения нет, очаровательная лодыжка. Пойдем, посмотрим, готов ли наш столик».

Я соскользнула со стула и поняла, что изза туфель стала почти одного роста с Джейком. Наконецто могу считать себя равной ему. Постойтека, с задатком в четыреста тысяч – даже больше чем равной. Когда мы направлялись к столикам в ресторане, я взяла своего спутника под руку.

«Поаккуратнее там!» – взвизгнул внутренний голос.

Но ему не стоит волноваться. Я тааак замечательно сумею со всем разобраться!

– Ты и в самом деле изменилась, Эми, – проговорил Джейк, когда принесли кофе.

«А ведь ты еще не знаешь и половины всего, друг мой», – подумала я пьяно. Боже, даже мои мысли почемуто звучали нечетко. Еще одна «Кровавая Мэри» и полбутылки вина помогли мне снова вжиться в роль Шоко Лад, распутницы из мира литературы, и Джейк мог бы воспользоваться этим во время последних трех блюд. Да, пока я не объявила прямо, что являюсь Шоко Лад, распутницей в мире литературы, но еще один бокал живительного напитка – и я выложу абсолютно все.

– Дело вовсе не в том, как ты выглядишь, – продолжил он. – Я говорю обо… всем остальном. Ты кажешься такой невозмутимой. Намного увереннее в себе. Что делает тебя чрезвычайно привлекательной.

Его руки совершили извилистый путь по столу мимо пустых бокалов, обогнув соль и перец, и кончики его пальцев дотронулись до моих. И я не отдернула руки. Сказать по правде, я даже слегка – очень незаметно – пододвинула их к нему.

«Ситуация начинает выглядеть просто безобразно», – простонал внутренний голос.

Но тут нечего стыдиться, мы лишь держались за руки. Это же не секс.

«Пока что».

«Ох, да заткнись же ты!»

– Спасибо, Джейк, – заплетающимся языком пробормотала я. – Но я изменилась. Многое произошло за последние несколько лет. Ты просто не поверишь, сколько всего случилось.

– Может, расскажешь?

– Непременно… Но немного позже.

Оо, никогда раньше я не совершала никаких секретных поступков. Вероятно, я нахожусь под влиянием алкоголя, но, полагаю, у меня бы неплохо получилось.

«Неплохо получилось бы? Девочка моя, да ты набралась. Просто катастрофа».

Я проигнорировала внутренний голос, в том числе и потому, что туфли начинали доставлять мне все больше неудобств. Я ослабила завязки, вытянула ноги и размяла пальцы. Что это такое? Фу, волосатое! Проклятие! Нога Джейка. Моя правая ступня какимто образом приподняла его левую брючину, и теперь я гладила Джейка по ноге. Широкая ухмылка появилась на лице мерзавца.

«Все, с меня хватит. Я ушел, – сердито заявил внутренний голос. – Всего тебе хорошего».

«Но я же нечаянно…»

Никакого ответа.

Понятно, теперь я осталась одна, и придется улаживать все самой. Я оставила ногу на прежнем месте, но лишь по однойединственной причине: будет выглядеть нелепо, если я внезапно отодвину ее. Мы всего лишь флиртуем, черт возьми, не сексом же занимаемся, в конце концов.

А даже если и так? Не одна я изменилась, Джейк тоже стал другим. Он находится на расстоянии световых лет от того парня, что подносил запрещенные наркотики к моему носу, пока я была прикована наручниками к постели. И от того Джейка, что приглашал меня на вечеринку свингеров, будто это был обычный поход в «Макдоналдс» за «Хэппи мил». Джейк прошел курс лечения, о чем сам же мне и рассказал. По собственным утверждениям, у него были сложности с проявлением эмпатии (тут не могу с ним не согласиться). «Вот почему у нас ничего не получилось, Эми. Дело не в тебе, а во мне. Я вел себя как остров[26], не считающийся с чувствами других людей». Понимаете? Бедняжка! Сами подумайте, он считал себя островом. Думаете, это приятно? Видимо, всему виной его слишком властная мать. Или наоборот. Я не могла облечь свою мысль в слова, но в тот момент любой вариант казался мне подходящим.

Только одно абсолютно не изменилось: усмешка, появившаяся на лице Джейка, когда мой большой палец погладил его ногу. Даже в сорок с лишним лет он все равно останется лучшим парнем в бойбэнде. Интересно, умеет ли Джейк петь? С другой стороны, какое его голос будет иметь значение?

– Потрясающий отель, – произнес он сексуальным шепотом. Мне пришлось наклониться совсем близко, чтобы разобрать слова, на это Джейк, видимо, и рассчитывал.

– Тут очень мило, – невнятно произнесла я.

– Я имею в виду не только бар и ресторан. Номера тут просто ошеломительные: настоящий триумф минимального постмодернизма.

– Правда?

– Ага. Хочешь, пойдем и посмотрим один из них?

– Сейчас?

– Ну да… Там стоят такие странные телефоны, а душевые кабинки…

– Хорошо, тогда ладно.

В конце концов, третий пункт в списке Лизы звучал как «не ходи с ним домой», а я вовсе не иду с ним домой.

Ясно?

«Не могу передать, как сильно мне тебя не хватало, Джейк. Два года назад ты оказался таким мерзавцем.

Конечно же, я ничего подобного не сказала. Даже если бы и решилась, то все равно такой возможности мне не предоставили, поскольку Джейк страстно прижался ко мне губами. И если бы его язык не проник так глубоко в мое горло в поисках остатка десерта, вероятно, он бы тоже признался: «О Боже, да, я был таким мерзавцем, нет мне прощения. Но, пожалуйста, дай мне шанс все исправить».

А может, и нет.

А в общем, наплевать, это самый лучший поцелуй с тех самых пор, как мы последний раз целовались. Столько времени прошло, я уже успела забыть свои ощущения. Поэтому, считаю, я наслаждалась самым лучшим поцелуем за всю свою жизнь. Двери лифта открылись, мы вывалились в коридор (в отношении меня это следует понимать практически буквально) и направились в номер. Когда мы оказались внутри, Джейк обнял меня за талию, но я отстранилась. Необходимо показать, что Эми Бикерстафф не такто легко заполучить. Ну да, стоило лишь ему предложить мне подняться наверх и посмотреть на «триумф минимального постмодернизма», и я, как последняя дура, с радостью согласилась. За такое поведение на экзамене «попробуйка меня заполучить» можно надеяться лишь на «Е»[27] с минусом. Однако теперь следует приложить хотя бы минимум усилий и показать свою недоступность.

– Какой странный телефон, – сказала я, разглядывая серебристый, словно прибывший из эры космических полетов шарик. Он мог вполне оказаться как телефоном, так и приспособлением, оставленным предыдущим гостем перед отлетом на Марс.

– К черту телефон! Иди скорей сюда, – приказал Джейк.

Проигнорировав его требование, я подошла к окну и сделала вид, будто наблюдаю за такси, сновавшими по улице тудасюда. Я чувствовала, как Джейк взглядом буравит мою спину. Или же попу, что явно ближе к действительности.

– А ты изменилась, – сказал он. Мне даже показалось – с восхищением.

Он во многом прав: два года назад я бы не осмелилась ослушаться, даже когда Джейк накинулся на меня с наручниками.

– Я уже не та девочка, которой была раньше, – ответила я, чуть не добавив: «Теперь я настоящая женщина». Но, к счастью, вовремя сдержалась. Да, возможно, я пьяна, однако чтобы выдать такую пошлость, нужно напиться практически до беспамятства. Вместо этого я произнесла: – Меня уже ничто не может шокировать… Ничто.

Черт, прозвучало неплохо. Может, и правда стоит вести себя таинственно как можно чаще? Я стала немного похожа на Ким Бессинджер. Развернувшись, я направилась к Джейку… А потом, поддразнивая, прошла мимо. С огромным трудом мне удалось добраться до ванной комнаты. Зайдя внутрь, закрыла за собой дверь, навалившись на нее всем телом, и внезапно почувствовала накативший приступ тошноты. Еще рядом с Джейком я поняла, что меня вотвот вырвет на него, и тогда момент будет испорчен. Можете забыть о капризах и загадочности, если съеденный ужин окажется на вашем ухажере.

Глубокий вдох… Вдооох… Выыыдох… Вдооох… Выыыдох. Ну вот, уже отступило. Слава Богу! Наверное, просто слишком много выпила и перебрала с едой, а теперь живот мечтает вырваться из корсетной тюрьмы. Не знаю, сколько еще стежков должно распороться на платье, прежде чем можно будет выбросить его на помойку. Не имеет значения, ведь через пару минут я наконец смогу его снять. Важно другое: каким образом я потом натяну этот кошмар обратно? Ну да ладно, побеспокоюсь об этом позднее.

Я направилась к раковине и наполнила стакан водой. Выпила ее залпом и налила еще один. Определенно, стало немного лучше, по крайней мере больше не мутит и не кружится голова. Бросив взгляд в зеркало, я поняла: хотя уже перевалило за одиннадцать часов и я выпила за сегодняшний день больше, чем обычно выпиваю за месяц, выгляжу я тем не менее чертовски хорошо… Или мне просто так кажется изза большого количества спиртного? Теперь уже не разберешь. Пора идти: Джейк скорее всего сейчас пыхтит и задыхается в комнате от страсти.

Я залезла в сумочку и вытащила помаду и тушь. Никогда раньше не поправляла макияж, перед тем как лечь в постель. Но так хотелось, чтобы Джейк помаялся еще пару минут: я слышала, как он ходит по комнате, а потом с кемто разговаривает. Надеюсь, звонит в обслуживание номеров, ведь мне не помешала бы чашечка кофе. Я бы также не возражала сходить в туалет. Но в дурацком платье подобная процедура заняла бы не менее пятнадцати минут, не следует заставлять Джейка ждать так долго. Решив лучше потерпеть, я начала орудовать помадой.

Закончив наводить красоту, я сжала губы, чтобы помада равномерно распределилась, послала себе воздушный поцелуй, а затем произнесла:

– Черт возьми, ты самая потрясающая писательница бестселлеров, слышишь?

Шоко Лад готова встретиться со своей публикой.

Джейк лежал на кровати, и я направилась к нему. Ощущая необыкновенное чувство уверенности, я даже начала слегка покачивать бедрами при ходьбе, как на подиуме. Но, услышав, как распоролись еще несколько стежков, я немедленно прекратила это занятие. Сев рядом с Джейком на кровать, скинула одну туфлю. Лиза утверждала, будто только эти туфли она не снимает на время секса. Но прости, дорогой, не собираюсь терпеть больше ни секунды.

– Кому звонил? В обслуживание номеров? – поинтересовалась я.

– Ага.

– Отлично.

Джейк наклонился, чтобы поцеловать меня, и на этот раз я позволила. Он был абсолютно таким же сексуальным и страстным, как и в лифте… Но в конце концов всетаки пришлось оторваться друг от друга и сделать глоток воздуха. Когда Джейк снова наклонился и впился губами в мою шею, я пробормотала:

– Не поверишь в то, что мне удалось сделать.

– В ванной комнате?

– Нет, около двух лет назад.

– Когда мы… хм… расстались? t – Ну да, примерно.

– Расскажи.

– Это было чтото необыкновенное. Я сочинила… Ооо, Боже, Джейк, просто волшебно!

Нет, он не нашел мою точку G, зато обнаружил молнию на платье и расстегнул ее. Я снова могу дышать. Ах! Какое облегчение, просто потрясающе! Если секс будет хотя бы наполовину столь же хорош…

– Продолжай, – сказал он, стягивая лиф с моей груди. – Что ты сочинила?

– Потом, – ответила я и слегка толкнула его, так что он упал на кровать и оказался на спине. Затем задрала платье и, снова обретя способность двигаться, села верхом на Джейка.

– Проклятие, как я скучал, – сказал он, притянув меня к себе и зарывшись лицом в мою грудь, которой, возможно, и предназначался комплимент. Но в тот момент мне было абсолютно все равно.

Нас отвлек внезапный стук в дверь: обслуживание номеров. Проклятие, кому только принадлежала эта дурацкая идея с кофе?

– Нельзя просто не обращать внимания? – пробормотала я.

Джейк оторвался от моей груди.

– Пожалуй, я всетаки открою.

Я скатилась с Джейка, а он встал с кровати и направился к двери. Я схватила одеяло и натянула на грудь. Так, интересно. Изящная брюнетка, зашедшая в комнату, совсем не похожа ни на одну горничную, что я когдалибо видела. На ней узкое платье яркосапфирового цвета, еще более откровенное, чем то, половина которого все еще находилась на мне. Красавица надела туфли на высоченных каблуках, и создавалось впечатление, будто она чувствовала в них себя намного удобнее, чем я в туфлях Лизы. Да, потрясающий отель, если даже обслуживающий персонал тут наряжают как моделей… Постойтека, а где поднос?

– Эми, познакомься с Киа. Я начала подозревать, что Киа находится здесь вовсе не в качестве платной горничной. А она тем временем подарила мне белоснежную улыбку.

– Привет, дорогуша. Джейк не обманывал, ты очень красивая, – произнесла она с сильным восточноевропейским акцентом. Говорит, как девушка Бонда. Черт возьми, она и выглядела именно так. Если бы ее скулы были немного выше, понадобился бы воздушный шар, чтобы добраться до них. Что, наконец, происходит? Машинально я натянула одеяло до самого подбородка.

Джейк сел рядом, положил руку мне на плечо и объяснил:

– Киа пришла, чтобы помочь нам провести самую потрясающую ночь в нашей жизни.

Что? Она умеет петь? Рассказывает анекдоты? Показывает фокусы?

Мое тело напряглось, и Джейк решил помочь мне расслабиться. Пока он пытался просунуть руку под одеяло, дабы погладить мою попу, я наблюдала за Киа. Красавица сняла короткий пиджак и повесила на спинку стула. А затем повернулась и, изящно сбросив тонкие бретельки платья с плеч, плавно пошла по направлению к кровати.

Подождитека секунду. Мне знакома эта сцена: «Кольца на ее пальцах», глава восемнадцатая.

Донна сняла лифчик и залезла на упругую постель, не сводя глаз с проститутки. А затем поползла на четвереньках, будто кошка, пока наконец не добралась до своей цели – члена Пола. Донна сжала его в руке и, немного покачивая, показала проститутке…

Почувствовав себя одновременно обиженной, разозленной и невероятно трезвой, я оттолкнула Джейка. Он упал на спину, прихватив с собой одеяло и открыв на всеобщее обозрение мою грудь. Киа воскликнула:

– Ого, Джейк, ты не шутил! Она действительно большая девочка.

Теперь я разозлилась понастоящему и снова уставилась на Джейка. Судя по выражению лица, до него в конце концов дошло, что он умудрился все испортить.

– О чем ты только думал? Чего ты добивался? – закричала я.

– Но мне казалось… Ты сказала…

– Что, черт возьми, я такого сказала? С чего ты решил, будто это мне понравится?

– Мне казалось, ты изменилась. Ведь ты говорила… Как ты там выразилась? Что теперь тебя ничто не может шокировать.

– Я вовсе не это имела в виду, Джейк, – бессвязно забормотала я, выбравшись из постели и пытаясь втиснуть грудь обратно в платье Лизы. Не слишком простая задача, когда ты вне себя от ярости, ничего не видишь от застилающих глаза слез да еще стоишь перед ошеломленными зрителями. Киа в растерянности застыла посредине комнаты, не имея ни малейшего понятия, как поступить с собственной обнаженной грудью. Думаю, даже несмотря на скудные познания в английском языке, она не могла не видеть: не все клиенты испытывают восторг от ее появления.

Джейк пополз по кровати ко мне.

– Прости меня, Эми. Я все неправильно понял. Мне и в самом деле очень жаль, – сказал он. – Я попрошу Киа уйти, и мы начнем все заново.

– Я думала, сегодняшний вечер даст нам такую возможность. А в итоге мы пришли к тому, на чем остановились несколько лет назад.

– Мне жаль. Пожалуйста, прости…

– Господи… Джейк, отвали.

Эти слова должны стать прощальными, теперь необходимо уйти. Исчезнуть из жизни Джейка Бедфорда навсегда. Однако существовала одна небольшая проблема – как я ни одергивала платье, мне никак не удавалось опустить юбку ниже попы. Верхняя же его часть прикрывала грудь лишь потому, что я придерживала платье рукой. Когда Джейк расстегнул молнию, мой живот благодарно увеличился до своих прежних размеров и теперь не собирался возвращаться обратно в тюрьму.

Но ни в коем случае нельзя больше ни секунды оставаться в номере. Я схватила сумку и жакет, распахнула дверь и вылетела в коридор. Пока добралась до лифта, сообразила, как быть: одной рукой держала край юбки, чтобы не уползала, а другой прикрывала жакетом обнаженную грудь. Я ждала лифт, испытывая одновременно злость и тошноту… К ним примешивалось еще какоето чувство. Ну да, я стояла босыми ногами на мягком ковре… Черт, проклятые туфли Лизы! Нельзя сейчас за ними возвращаться, но сестра предупредила, чтоб ни одной царапины не было. Лиза убьет меня! Туфли просто уникальны.

Боже, судя по ее словам, эта обувь не менее ценная, чем древние вазы династии Минг.

Как же я могу уйти без них?!

Развернувшись, я пошла обратно и изо всех сил постучала в дверь. Не хочу, чтобы мерзавец решил, будто я стесняюсь или робею. Через несколько секунд мне открыла Киа, успевшая уже облачиться в платье и жакет. Надо же, не превратилась в утешительный приз для Джейка. Джейк, сидевший на краешке кровати, удивленно взглянул на меня:

– Эми…

– Хочу забрать туфли, – произнесла я ровным голосом, лишенным всякого выражения.

Отодвинув Киа, я вошла внутрь, не глядя на Джейка, нагнулась и подняла то, за чем пришла. Именно в тот момент услышала ужасающий звук. Нет, не вой сирены, предупреждающий о ядерной атаке. И не вопль оборотня, выпрыгнувшего из шкафа. Нечто намного более ужасное – громкий, протяжный треск: платье Лизы в конце концов отдало концы.

Я стояла на улице и пыталась поймать такси. В таких отелях это обычно входит в обязанности портье, но разве можно подойти к нему в столь плачевном виде? Попа торчит из дыры в платье. Одной рукой я придерживаю жакет, а другой сжимаю туфли Лизы и одновременно пытаюсь соединить два отрезка порвавшегося сзади платья. Неудивительно, что слезы ручьем текли по моим щекам. Зато по крайней мере я не последовала совету Лизы и надела джистринги: теперь мою попу почти целиком прикрывали вполне пристойные трусики. Я в отчаянии посмотрела, как слева от меня портье стремглав выбежал из отеля и щелкнул пальцами, проезжавшему мимо такси. Раздался визг тормозов, машина остановилась, и он учтиво открыл дверь. Однако пока я раздумывала, не нырнуть ли мне внутрь, и собиралась с духом, неземное видение в сапфировом платье уверенно направилось к машине, стуча высоченными каблучками.

Киа.

Вот стерва!

Она забралась внутрь и наконец заметила меня… А затем помахала рукой.

Настоящая стерва.

– Где ты живешь? – выкрикнула она, слегка приоткрыв дверь.

– Ээ… КраучЭнд. Северный Лондон.

– Я тоже! На Арчвэй. Поехали, Джейк платит, – сказала она, помахивая пачкой купюр в двадцать фунтов.

Глава 13

– Лиза, – сказала я задумчиво, – ты бы когданибудь стала… ну… заниматься этим втроем?

– То есть?

Будто бы не понятно, о чем я говорю.

– Ну, ты понимаешь… Сексом… с мужчиной и другой женщиной.

– О, я уже пробовала, – ответила Лиза жизнерадостно. Судя по всему, ее вовсе не беспокоило, что мы находимся в баре, где полно расслабляющихся после работы людей.

– Не может быть! Когда? Как? С кем? – пролепетала я.

– Помнишь, я поехала на Корфу с Девоном?

– Каким именно Девоном?

– Похожим на Уэсли Снайпса[28]. Он еще управлял вилочным погрузчиком.

– Да, мне он очень нравился. А чем этот парень занимается сейчас?

– Полагаю, отсиживает свои три года, ведь он зарабатывал на жизнь продажей ворованных ценностей. Ну так вот, мы встретили в баре девушку из Германии и занимались любовью с ней.

– Хотелось бы узнать побольше, – сказала я. – Кто она? Быстро рассказывай!

Лиза поставила стакан, улыбнулась и пододвинулась поближе.

– Милая, довольно сексуальная. Для немки, конечно. Мы все были ужасно пьяны и в конце концов оказались в ее квартире. Ее бар был забит напитками из «дьюти фри», и мы добавили еще, а потом заметили, что Дев кудато исчез. Через несколько минут из спальни раздался его голос. Дев пригласил нас составить ему компанию, подражая Барри Уайту[29] (она попыталась воспроизвести его тон): «Ну же, леди, не хотите поразвлечься втроем?» Итак, мы с Гейслой, вроде бы так ее звали, посмотрели друг на друга и решили: «Ладно». Так все и произошло.

– Всего лишь? Так просто?

– Ну да, более или менее. Самое забавное заключалось в том, что, судя по всему, наблюдать за двумя девушками было заветной мечтой Дева. Но он так напился и почти сразу отключился, пропустив все самое интересное. Бедный парень, возможно, он готовился к этому с первой своей эрекции. А мне не слишком понравился секс с девушкой, видимо, не для меня.

Она замолчала и сделала глоток вина. Истории конец. Поверьте, с Лизой невозможно разговаривать, если дело касается настоящих подробностей, – вечно приходится вытягивать все клещами.

– Ты не можешь закончить рассказ, Лиза? Что там о сексе? Почему это не твое?

– Не знаю, как ты, но лично меня в сексе привлекает сам процесс… Ну, ты понимаешь, траханье. То, что другая девушка не может сделать.

– Погоди, дайка я коечто проясню. Хочешь сказать, по существу тебе не отвратительна мысль о сексе с женщиной? Женщина может завести тебя…

– Конечно. Разве ты никогда не заводилась при мысли о другой девушке?

– Вплоть до последнего времени – нет, – промолвила я, стараясь произвести впечатление светской непринужденности. – Как я уже сказала, женщина всетаки может тебя завести. А вот, например, если бы она надела одну из тех фальшивых штуковин. Ну как их там…

– Фаллоимитаторов?

– Точно. Ты бы согласилась?

– Полагаю, да. Мне в голову никогда не приходила такая мысль. Послушай, откуда столь внезапный интерес к сексу втроем? Исследование для новой книги?

– Нет, – возразила я чересчур поспешно.

– Что же тогда? Черт, прошлой ночью… Что между вами произошло?

– Ничего.

– Ты лжешь, нука рассказывай мне.

– Абсолютно ничего не случилось. Клянусь тебе!

– Ты пошла с ним домой, верно?

– Ничего подобного.

Но Лиза не поверила мне и иронично приподняла бровь. Я просто не могу дать ей отпор. Поверьте, полиция легко получит признание от любого подозреваемого, если только обратится за помощью к Лизе и попросит ее приподнять бровь.

Я протянула:

– Ну ладно, ладно. Джейк хотел заняться этим втроем – еще с одной девушкой.

– Ты сказала, что не ходила к нему домой.

– Все происходило в «Сандерсоне».

– Как? Неужели в вестибюле?

– Мы с ним вроде… Ну ты понимаешь… В номере.

– Ты поднялась с ним наверх… Эми, ты идиотка! Что я тебе говорила?

– Я лишь хотела посмотреть интерьер. Он назвал это триумфом современного постчегототам. В общем, чтото в таком духе.

Бровь поднялась еще на один дюйм.

– Да, я решила заняться сексом с Джейком, но потом появилась она.

– Кто? Его подружка?

– Нет… Девочка по вызову.

– Бог мой!

– Но она и правда оказалась милой. Полька. Живет в Лондоне всего несколько месяцев, а уже превосходно владеет английским.

– Черт… Ты и в самом деле занималась этим с ней?

Лиза стала белой как мел, она явно была шокирована. Ну конечно, что годится для нее, абсолютно точно не подходит ее скучной старшей сестричке. Слишком смело и вызывающе. Однако ведь именно ее сестра, между прочим, написала откровенный роман с пикантными подробностями.

– Нетнет, мы вместе ехали домой на такси, – объяснила я.

– Просто невероятно, девочка моя, – ответила Лиза. – Ты чуть не совершила глупость, но успешно выбралась из кошмарной передряги. К счастью, удалось убежать, пусть же это станет для тебя уроком на будущее. Ну да ладно, к черту Джейка. Что насчет Джейкобсона?

Я рассказала о предложении.

– Четыреста двадцать пять тысяч? – взвизгнула она.

– Четыреста девяносто. Мэри позвонила сегодня вечером. Цена поднялась.

– Ошеломительно! Невероятно! Ты просто обязана сказать «да».

– Я уже сказала «нет».

– Эми, ты спятила?

– Я послушалась совета Мэри. Она рассчитывает, что мы сможем выжать из Джейкобсона еще больше денег.

– Ну и ну! Ты станешь богатой, девочка моя.

– Не уверена, Лиза. Я же не настоящая писательница.

– Разумеется, настоящая, черт возьми! И ты дашь свое согласие, – сказала она уверенно.

Скорее всего я действительно поступлю именно так.

Все изза прошлой ночи в такси. Киа – очень даже милая девушка, и английский ее на удивление хорош. Думаю, Киа просто нуждалась в разговорной практике, поскольку всю дорогу она не закрывала рта. По пути от УэстЭнда до Арчвэй она выдала мне материал для первых трех глав следующей книги Шоко Лад.

Я почувствовала такой прилив вдохновения, что утром, не обращая внимания на похмелье, решила взять собственную жизнь в свои руки, начав писать книгу на работе. Пальцы так и летали по клавиатуре, будто я снова сдавала экзамен по скорописи. Никогда еще я не выглядела такой деловой девушкой. В какойто момент Джулия даже попросила меня прекратить, пока остальных сотрудников не уволили за безделье.

– Итак, платье вчера произвело фурор! – воскликнула Лиза. – Джейк начал импровизировать, а Джейкобсон забросал тебя деньгами.

Черт, я так надеялась, что она забудет про платье. Мы встретились именно затем, чтобы я его вернула, Лиза хотела надеть его на вечеринку в выходные. Я никак не могла собраться с духом и сообщить, будто сегодня утром отнесла его в сухую чистку. Надеюсь, на этот раз они сделают свою работу лучше, чем в прошлый раз, когда залатанная неровными стежками дырка на моих любимых брюках была видна всем от КраучЭнда до Бродвея.

– Где же платье? – спросила Лиза.

– Боже, совсем забыла! – произнесла я со всем драматизмом, на который только оказалась способна. И выдала ей улучшенную версию произошедшего.

– Эми!

– Ну извини.

– Вообщето, возможно, ты даже оказала мне небольшую услугу. Дэн уж очень не хотел, чтобы я его надевала, и мы даже слегка поссорились по этому поводу.

– Неужели он диктует тебе, что можно носить, а что нельзя? – воскликнула я.

– Нет, никогда, но…

– Лиза, скажи, он не один из тех собственников, кто бесится, стоит другому мужчине только взглянуть на его девушку? – быстро заговорила я. Теперь Дэн представлялся мне уже не членом «Триады», а психопатом ярди[30] с ружьем в руке. Или с мачете. И этот ужасный мужчина стоит над моей испуганной сестрой, собираясь расчленить ее за один лишь взгляд, брошенный в направлении другого мужчины… Моя мысль кажется безумной, но я повидала достаточно парней, с которыми встречалась сестра.

– Лиза, – произнесла я медленно, – он когдалибо… тебя бил?

– Какая нелепая идея, – фыркнула она и начала потирать руку через рукав платья. Держу пари, у нее там синяк, и он очень сильно болит.

– Нам нужно поговорить, ты же сама понимаешь. Игнорировать насилие – хуже не придумаешь. Я видела подобные истории в «Трише»[31]

– Эми, перестань. Дэн вовсе не бил меня. Мы поспорили по поводу платья, поскольку вечеринка чересчур пафосная, а он посчитал мой наряд неуместным… Понятно?

Объяснения Лизы меня не слишком убедили, и она заметила это по моему лицу.

– Ну и ладно, думай что угодно, – сказала сестра устало, – а сейчас давай сменим тему, хорошо. Как ты собираешься спрятать четыреста девяносто тысяч от мамы? Она может начать подозревать чтото неладное, когда ты приедешь на «феррари» на воскресный обед.

Хм… Мама. Как не хотелось думать о ней сейчас.

– Мама в последнее время ведет себя както странно.

И я рассказала Лизе о таинственном звонке вчера вечером.

– Мама станет католичкой? Эми, но это еще более нелепо, чем папа со своей блондинкой. Раз уж мы заговорили о ней… вчера мне позвонил наш частный детектив.

Пока у него еще нет никакой информации, звонок был лишь предлогом: беспринципный негодяй воспользовался случаем и пригласил меня пропустить по стаканчику. Но зато он предоставил мне промежуточный отчет.

– О мисс Босоножки на шпильках?

– Ее выследить не удалось. Но папа направился в бутербродную. Купил булочку с сыром и солеными огурцами.

– О Боже мой! Неужели с сыром и солеными огурцами?

– Крепись, я рассказала еще не все.

– Что? Может быть, он еще приобрел диетическую колу?

– Ну хватит, Эми. Папа нес экземпляр «Гардиан» под мышкой. Невероятно, да?

Лиза сделала глоток вина, дав мне возможность осмыслить скрытый в ее словах подтекст. По мнению мамы, для отца более серьезным грехом, чем секс с другой женщиной, может стать только голосование за лейбористов. Конечно же, застав человека с «Гардиан» подмышкой, нельзя призвать его к суду за фанатичную приверженность социализму, но для мамы это убедительное доказательство.

«Но, милая, я сделал так всего один раз. Купил газету изза статьи о крикете. Клянусь, я даже не читал политические колонки. Эта газета для меня ничего не значит, ты же знаешь, я люблю только «Мейл»».

Бедный отец, будучи настоящим консерватором, может до посинения доказывать свою невиновность, но мама мгновенно вытряхнет его шмотки из шкафа и разбросает по газону.

Я покачала головой: папа ступил на опасную тропу. Но кто из нас не совершал ошибок? Я все еще не могла перестать думать о Лизе и ее парнеярди, который избивает женщин. И она еще раздумывает, не уехать ли с ним на край света! Зачем? Чтобы он мог спокойно продать ее в рабство?

– А что насчет Гонконга? – поинтересовалась я, заметно нервничая.

– Просто кошмар какойто. Дэн начал давить на меня, он хочет, чтобы я поскорее приняла решение.

– Я так и думала, он и правда избивает тебя.

– Да нет, я имела в виду вовсе не такое давление. Ему просто необходимо знать…

Она замолчала, а мое внимание привлек какойто странный прохожий. Я уставилась поверх Лизы в стеклянную витрину бара.

– Что случилось, Эми?

– Не смотри туда. Какойто парень подошел к двери и теперь глядит в нашу сторону.

– Как он выглядит?

– Около тридцати. Костюм и галстук. Очки. Кудрявые волосы. Коренастый. Довольно непривлекательный зануда… Боже, он просто не сводит с меня глаз!

– Он один?

– Похоже на то… Черт возьми, заходит в бар… Изучает нас… Теперь, похоже, направляется сюда.

Я в ужасе наблюдала, как странный тип все ближе и ближе приближался к нашему столику. Взгляд его говорил, что ему все обо мне известно.

– Черт, держу пари, это репортер. Что теперь делать?

У Лизы не было возможности ответить, поскольку незнакомец подошел к столику и угрожающе навис над нами. Я подняла глаза и увидела, как он наклонился и… поцеловал Лизу – влажным поцелуем со слегка приоткрытым ртом. Не слишком подходящее поведение, если ты в первый раз увидел девушку. Я возмутилась и подпрыгнула на стуле вместо сестры.

– Что, черт возьми…

Лиза вытянула руку и остановила меня:

– Эми, познакомься, это Дэн.

– Убить тебя мало, Лиза, – прошипела я, когда Дэн отошел к стойке бара.

– Откуда мне было знать, кто это? Ты просила не оборачиваться. И помоему, именно мне нужно бы злиться на тебя. Сначала обвинила моего жениха в побоях, а потом назвала его непривлекательным.

– Почему ты не сказала, что он придет? – спросила я, проигнорировав ее вполне разумные доводы. Лиза попала в самую точку – я действительно была смущена своей бестактностью.

– Хотела сделать сюрприз. В любом случае он не сможет сидеть с нами долго, утром Дэн летит в Чикаго. Итак, что ты о нем думаешь? Кроме «непривлекательного зануды».

Я взглянула на Дэна, махавшего двадцаткой в тщетной надежде, что его наконец обслужат. Видимо, он был одним из тех парней, которые становятся невидимыми при попытке сделать заказ. И вряд ли рост около ста шестидесяти сантиметров ему поможет.

– Я ожидала несколько иного, – произнесла я с сомнением.

Итак, вопервых, он белый. И хотя мои познания о криминальных бандах весьма ограниченны, уверена, Дэна не приняли бы в «Триаду». Он также не мог быть ярди. И еще одно: Лиза падка на внешность, а Дэн… Что тут можно сказать? Да, возможно, он обладает необыкновенной внутренней красотой, но… Где же следы от уколов на его предплечьях? Перевернутый крест и (или) пузырек с кровью на шее? Татуировка в виде свастики Чарли Мэнсона[32] на лбу? У него нет ни одного фирменного знака, отличавшего любого парня Лизы… Только если пирсинг… Ну, вы понимаете… Там, внизу… Нет, не тот тип, костюм к этому не располагает. Он выглядит чересчур… черт… респектабельным, что ли.

Тут всетаки чтото не так.

– Мне кажется, он очень милый, – продолжила я, используя эпитет, который никогда бы не применила ни к одному из ее бывших. – И вообще не стала бы утверждать, будто он непривлекательный… Просто я как следует не разглядела… Ну, ты понимаешь… Всетаки мешала стеклянная витрина.

Дэн наконец привлек внимание бармена, и это могло объясняться лишь тем фактом, что он остался единственным необслуженным посетителем в баре. Бойфренд Лизы обернулся и одарил нас победоносной и в то же время робкой улыбкой… И, прости Господи, он и правда походил на самого настоящего зануду.

Дэн провел последние полчаса, пытаясь объяснить, чем зарабатывает на жизнь. Оказывается, владеет «Раше форвард инвестментс» и занимается форвардными инвестициями… «Форвард» ведь значит «вперед», верно? Значит, эти инвестиции находятся именно впереди, а вовсе не сзади, сбоку или диагонально…

Как вы догадались, я абсолютно не разбиралась в предмете и поэтому чувствовала себя идиоткой. Меня слегка успокоило лишь одно. Лиза, встречавшаяся с Дэном целых два года, в какойто момент перебила его нудные объяснения и радостно воскликнула: «Теперь поняла… Значит, в форвардных акциях никто не бросается вперед, чтобы продать их!»

Самое время сменить тему.

– Итак, Гонконг? Немного далековато, – сказала я.

– Если быть точным, шесть тысяч триста семьдесят семь морских миль, – сказал Дэн. Он вообще производил впечатление человека, любящего точность во всем. – Я заработал определенную репутацию на азиатском рынке, – продолжил он, сняв очки и вертя их в руке. – Они хотят, чтобы я переехал к ним, но для этого им придется приобрести всю компанию целиком. Я надеялся уговорить Лизу поехать вместе со мной.

– Переезд – необычайно важный шаг, – ответила я вместо сестры, – не уверена, что Лизу устраивают медузы.

Дэн выглядел озадаченным.

– Я же тебе рассказывала. Там их едят, – вклинилась Лиза.

– Милая, но у них есть много других деликатесов. Цыплята, быки, морские окуни, лисы, змеи, личинки.

Лиза буквально позеленела – видимо, Дэну следовало остановиться на говядине.

– Вообщето сестре непросто принять подобное решение, – сказала я.

– Лиза переживает, это понятно, – ответил Дэн, успокаивающе накрыв ее руку своей. – Но ты же видела, на что мне пришлось пойти, верно, милая?

Сестра прищурилась и бросила на своего мужчину предостерегающий взгляд.

– Понимаешь, о чем я, – продолжил он, – пришлось пойти на поводу и оставить… Ай!

Либо Дэна укусила оса (судя по всему, огромная, раз он схватился за голень и у него на глазах выступили слезы), либо Лиза весьма ощутимо пнула его под столом.

– Может, тебе пора пойти домой и собрать вещи для полета? – спросила она. Но это был не вопрос, а скорее приказ.

– В чем дело? – спросила я после их сентиментальнотрогательного прощания и ухода Дэна.

– О чем ты?

– Ты прекрасно знаешь – я говорю о футбольном ударе по ноге. Так откуда пришлось уйти Дэну?

– Ниоткуда. Какойто скучный пост в комитете Сити.

– Да ладно тебе, это же я, твоя сестра. Я знаю тебя лучше, чем ктолибо другой. О чем речь?

– Ни о чем. Я лишь хотела, чтобы Дэн пошел домой, ведь завтра ему придется встать ни свет ни заря. Кстати, ты ничуть меня не знаешь. Ты же была уверена, будто я стану встречаться с хладнокровным гангстером.

И она погрузилась в угрюмое молчание.

Следовало добраться до самой сути, поскольку Лиза явно от меня чтото скрывала. Я начала подумывать, что, вероятно, Дэн как раз самый ужасный из всех ее бойфрендов. Еще хуже двоеженца и торговца героином, алкоголика, угоняющего машины, и шизофреникабукмекера. Возможно, непривлекательная внешность и кажущееся занудство служат прикрытием для какихнибудь темных и действительно опасных делишек.

– Да что с вами обоими? К чему таинственность? Он производит впечатление милого парня, – подстрекала ее я, надеясь подбить на откровенность. – Добрый, умный, легко поддается влиянию… Согласна, не совсем твой тип, как мне казалось, но…

– В этомто и штука, Эми, – воскликнула она, – не мой тип!

– Я как раз собиралась сказать: может, так даже лучше? В любом случае, ты же любишь его. Разве чтото еще имеет значение?

– Ладно, скажу. Помнишь «парня моей мечты» из детского дневника?

Я кивнула. Картинка до сих пор стояла перед моими глазами. Нарисованный мужчина напоминал актера Тима Рофа после ударного курса стероидов и похода в подвальный салон татуировок. Рядом Лиза поместила список необходимых навыков и талантов. Идеальный парень должен был уметь играть тяжелый металл на басгитаре, а также делать из семтекса бомбы в конверте (чтобы рассылать их вивисекционистам, проводящим опыты на животных) и выработать план по сокрушению мирового капитализма.

– Дэн не слишкомто подходит под описание, верно? – спросила Лиза.

– Тебе тогда было четырнадцать, ты с тех пор повзрослела. Послушай, я же вижу, ты просто сходишь по нему с ума. Не нужно бы это говорить, поскольку я буду ужасно скучать, но пора перестать размышлять, отправляться ли с Дэном в Гонконг. – На самом деле я вовсе так не думала, но мне хотелось любыми путями вытащить из Лизы правду. – Ты всегда можешь вернуться, если будет плохо. И почему бы не привести его домой и не познакомить с мамой? Давай как можно скорее покончим со всем этим. Абсолютно не понимаю, о чем ты так беспокоишься. Ручаюсь, мама полюбит его.

– В этомто и проблема, – промямлила Лиза.

– Что, прости? – недоверчиво воскликнула я. – В этом заключается проблема? Ты наконецто нашла парня, который понравится маме?

Лиза смущенно пожала плечами, а ведь ее просто невозможно смутить. Раньше сестра такой не была, что же произошло? Похоже, Лиза все же собралась с духом, так как она немного раздраженно заявила:

– Ладно, Эми, расскажу тебе обо всем. Но потом больше к этой теме не возвращаемся.

Черт, вот мы и добрались до страшной и темной тайны Дэна. Я насторожилась и приготовилась слушать.

– Да, Дэн чудесный, – продолжила она. – Маме он непременно понравится, и не только изза проклятой респектабельности. Она будет от Дэна без ума, потому что… – Лиза замолчала.

– Ну, почему?

– Изза того, откуда ему пришлось уйти.

– Что же у него была за должность? Председатель Куклуксклана?

– Ты не слишком далека от истины. На следующих выборах Дэну предстояло баллотироваться в парламент, его избрали кандидатом от округа Чинфорд…

– Твой жених увлекается политикой? Понимаю, не совсем то же самое, что рокнролл. Но не конец же света, Лиза.

– От проклятой партии консерваторов.

Лиза зря беспокоилась, ведь развивать далее эту тему я бы не смогла при всем желании: я просто задыхалась от смеха.

Глава 14

Как сильно все изменилось всего за какието несколько недель.

Четырнадцать дней назад, когда я с трудом пришла в себя и поборола истеричный смех после признания Лизы, реальность обрушилась на меня с жестоким возмездием. Порыв вдохновения изза знакомства с Киа и написания первых глав новой книги поддерживал меня. Но все это не могло длиться вечно. Выйдя из бара, я снова начала сходить с ума от беспокойства. В моей жизни и так хватало проблем: предстояло сообщить о своей тайне маме, разобраться со страстным увлечением отца и пережить ужасное разочарование, ведь Джейк и Льюис состояли в «Клубе лжецов, мерзавцев и извращенцев». А к тому же найти нужные слова для сестренки, собравшейся эмигрировать на другой конец света с фанатиком и консерватором.

Сейчас же я считаю, все неприятности не стоили таких переживаний.

Мэри была права. Обычно все получается не настолько плохо, как мы ожидаем.

Начнем с самого начала.

История с Шоко Лад показалась маме захватывающей и интригующей. Да, я рассказала ей. В тот же день. Вот как все было.

– Мам, – объявила я, – я пишу порнографическую прозу, и книги мои печатаются в твердой обложке. Что ты об этом думаешь?

– Надеюсь, никаких золотых дождей и животных? – поинтересовалась она, немного нервничая.

– Ни в коем случае. О таких отвратительных вещах я даже не упоминала.

– Отлично, – выдохнула она с облегчением, – всегда нужно проводить грань. И что, твоя книга действительно пользуется успехом?

– Еще как.

– Возблагодарим Всевышнего, а я уже начала волноваться, что ты навечно застряла на своей бесперспективной работе. Давно пора выбрать деятельность, в которой сочетались бы финансовая независимость и интеллектуальное творчество, – сказала она, протирая «Сифом» поверхность кухонного стола.

Что касается отца, тут уместно будет сказать: «Слышали звон, да не знали, где он». Мисс Босоножки на шпильках оказалась нашей старшей сестрой, о которой я раньше даже не подозревала. Мама и папа полагали, будто потеряли девочку во время трагедии в роддоме. Малышка исчезла из родильного отделения, когда ее спеленали, по ошибке положили в корзину с простынями и отвезли в прачечную. Родители никак не могли собраться с духом и раскрыть тайну нам с Лизой. Но однажды на международной конференции по вешалкам в Уэмбли[33] папа заметил девушку и сразу все понял. Дело не только в том, что она обладала такой же грудью, как у всех Бикерстаффов, она к тому же занималась тем же делом, что и он. Молодую девушку так неудержимо влекло к проволочным вешалкам, словно любовь к ним была у нее в крови. И это оказалось правдой. Так или иначе, но он наконец привел бедняжку домой, и семья воссоединилась… Боже… Встреча прошла необыкновенно трогательно. Словно серия из шоу «Сюрприз, сюрприз» Силлы[34]. Только телекамер не хватало. Да, на такое зрелище стоило посмотреть поверьте мне на слово.

Милдред (ужасное имя, но разве это имеет значение, если девушка просто чудо) стала одной из нас. Завтра мы всей семьей уезжаем в первый за последние несколько лет семейный отпуск. Если подумать, он вообще станет первым семейным отпуском в полном составе, ведь к нам присоединилась наша дорогая Милдред. Круиз по Карибскому морю. Оплачен из огромного гонорара, выросшего до семисот тысяч, что заплатил мне Джейкобсон.

По моим подсчетам, в банке у меня на счету хранилась крупная сумма денег, и я могла позволить себе слегка отклониться от курса, чтобы забросить Лизу с Дэном в Гонконг, где они начнут новую жизнь под именем мистера и миссис Раше. Сестра внезапно поняла, насколько была глупа. Впрочем, я предвидела такой исход. Лиза наконец уяснила для себя одну простую истину: если полностью доверяешь человеку, то не имеет значения, мечтает ли он снова засадить родную страну березками, или до конца времен оберегать Великобританию от влияния Европы, или думает заставить беженцев трудиться в рабочих лагерях бок о бок с геями, наркоманами и одинокими матерями.

А угадайтека, кто еще поехал с нами в круиз?

Джейсон!

Верно. Джейсон Донован.

Мы столкнулись в прямом смысле на улице Сохо, и это оказалась настоящая любовь с первого взгляда. Для него, конечно, ведь раньше Джейсон меня не видел (кроме того вечера в «Гручо», когда ему не удалось меня толком разглядеть). Я же обожала его еще со времен хита «Слишком много разбитых сердец».

Должна сказать, Джейсон во мне души не чает. Он милый, нежный и заботливый и не болтает без конца о своем звездном прошлом в попмузыке. Только когда я прошу его возродить былые времена и заняться озвучкой. А самое замечательное то, что он смог заставить меня абсолютно забыть обо всех остальных… Как их там звали? Джейк и Льюис? Джим и Лерой? Не важно. Все равно они жалкие неудачники.

Джейсон же готов сделать для меня все. Вот и сейчас он приготовил ужин и накрыл стол (нечто невероятное из утки с паприкой, от чего Найджелла[35] умерла бы от зависти), а пока еда остывает, любимый пакует мой чемодан.

– Джейсон, – крикнула я, – не забудь положить верх от бикини! Возможно, я и пишу эротические романы, в которых нет никаких запретов, но, помоему, еще не настало время появиться топлесс перед мамой.

Я услышала его смех из спальни (Джейсону я кажусь такой забавной!) и решила закончить рассказ на этой жизнерадостной, оптимистической ноте.

Потому что больше рассказывать нечего.

Конец.

Все жили долго и счастливо – и все в таком духе.

Глава 15

Нет, правда.

Все.

Конец.

История закончена. Эми Бикерстафф прощается с вами.

Глава 16

Как бы я этого хотела! Все сказанное выше было ложью. Я приняла желаемое за действительное. И это также можно назвать бредом. Я все выдумала, кроме отрывка о предложении Джейкобсона: он остановился на семистах трех тысячах (почему трех? Как будто бы это могло повлиять на наше решение). За последние несколько дней Джейкобсон без конца звонил Мэри и предлагал слегка увеличить сумму. Даже не слегка, а порядочно. Услышав такую новость, любой бы запрыгал от радости, но для меня торг оказался самым настоящим кошмаром. Каждый прибавленный фунт увеличивал мое артериальное давление на несколько единиц.

Ведь я не могу рассказать обо всем маме, а раз так, то единственный возможный для меня вариант – уехать из страны и послать маме открытку из налогового убежища в Монако. Но, судя по всему, вряд ли можно считать это выходом, ведь я не хочу жить в стране, где всем, за исключением принцессы Каролины, за шестьдесят, а пудели катаются на собственных «порше». Можете считать меня занудой, но лично мне нравится на КраучЭнде.

А еще я не могу открыть секрет маме, поскольку ко всем вышеназванным причинам прибавилась еще одна: помоему, она сходит с ума. Отказавшись от нелепого стиля Эдвины Кюрри, остановилась на еще более странном черном цвете. И я имею в виду не обольстительное маленькое черное платье для коктейлей и не черный готический цвет вамп, а тот оттенок черного, что можно увидеть в странах Средиземноморья. От черного шарфа на голове до черных туфель. Так обычно одеваются пожилые дамы, потерявшие своих мужей. Я знаю, папа большую часть времени ведет себя тихо и незаметно, но, уверена, он всетаки еще жив. Однако дело не только в черном цвете. Мама постоянно перебирает деревянные шарики четок, издавая странное шуршание. А огромный крест на ее шее? Насколько он огромный? Да махнув им вокруг себя пару раз, она запросто могла бы уничтожить даже Арнольда Шварценеггера. И всего этого было бы вполне достаточно, но несколько дней назад вдобавок ко всему мама снова позвонила мне:

– Эми, я только что увидела нечто удивительное.

– Ты о чем?

– Мадонна.

«В скучном старом Финчли? – подумала я. – Не зашла ли она с ее так называемой любовью к Лондону слишком далеко?»

– Где? – спросила я у мамы.

– В картошке…

Ну надо же! Да, помню, она носила какието диковинные вещи в свое время, но чтобы надеть корнеплод?

– Только что я держала ее в руке. Я разрезала несколько картофелин, чтобы потушить с цыпленком, и там была она. Дева Мария…

Ах эта Мадонна.

– Она смотрела на меня прямо из сорта картофеля «Король Эдуард». Я отчетливо видела ее лицо. Пришлось завернуть Мадонну в фольгу и засунуть в холодильник, но я волнуюсь, не ссохнется ли она от холода. Хочу сделать несколько снимков, составить короткую записку и отправить почтой в Ватикан. Немедленно продиктуй мне телефонный номер Энтони, ведь такая новость не оставит его равнодушным. Только представь себе: наша Владычица, мать Иисуса, – в картошке.

Я все сказала.

И виню в случившемся именно Энта.

Только как наброситься на друга с упреками, когда сама заварила всю эту кашу с отцом Энтони?

Мне так хотелось поговорить о маминых проблемах с папой, но он же всегда занят…

И хотя я считаю его поведение отвратительным, не могу сказать, будто он во всем виноват. Только взгляните, что досталось бедняге после женитьбы. Жена одевается так, словно он уже умер и погребен, да к тому же видит святых в овощах. Наверное, я бы тоже искала утешения в объятиях блондинки с вишневым лаком на ногтях.

Итак, я приготовилась узнать отвратительные подробности об ужасном поведении отца. Мы с Лизой поднимались по убогой лестнице, ведущей к кабинету Колина Маунта, международного частного сыщика. Вчера он позвонил Лизе и заявил, что подготовил письменный отчет и… фотографии.

– Знаешь, помоему, нужно было последовать совету Энта, – сказала я, уныло плетясь за сестрой.

– Что? Выйти из игры сейчас? Скоро мы узнаем, есть ли у Колина чтонибудь на нашего отца. Кроме того, все равно придется заплатить ему, придем мы в агентство или нет.

– Хочешь сказать, мне придется заплатить? В любом случае что мы станем делать с информацией? Разве нельзя дать отцу возможность испортить свою жизнь, если он сам того желает? Как говорил Энт, папа уже взрослый.

– Поведение, вполне типичное для тебя. Снова прячешь голову в песок и повторяешь ту же ошибку, как и в случае с Шоко Лад…

– Шоко Лад, – проскрежетал с вожделением голос откудато сзади, – я бы с удовольствием записал в свой органайзер «Филофакс» телефонный номер этой распутной девчонки.

Колин Маунт, с багровым лицом, наполненный выпитым за обедом пивом тяжело дыша, поднимался по лестнице. Путь к отступлению был отрезан.

– Куколки, наверное, вы чувствуете свое бессилие? Поверьте, я понимаю, как вам сейчас тяжело. – Колин Маунт явно пытался общаться с нами, словно духовный наставник, помогающий пережить серьезную утрату. – То, что вы сейчас увидите, действительно может шокировать любого. Но простите уж старую жабу.

Сказать по правде, мы не заметили абсолютно ничего особенного. На столе Колин разложил несколько нечетких и зернистых чернобелых снимков, сделанных ночью за небольшой фабрикой отца в Эдмонтоне. Мужчина, слегка напоминающий папу, стоял на крошечной стоянке рядом с белым фургоном. Компанию ему составляла женщина.

– Она? – спросила Лиза.

Да, у девушки были светлые волосы, но трудно на основании этой приметы утверждать наверняка. Похоже, фотографии сделали откудато сверху. Проволочный забор на переднем плане мешал разглядеть папу и ту женщину. Все равно что изучать бредовые снимки НЛО, даже отдаленно не похожих на космические корабли и которые, возможно, соорудили на скорую руку на чьемнибудь заднем дворе с помощью веревки, пластиковой тарелки фирмы «Таппервер» и глины.

– Думаю, да, – ответила я. На цветных фотографиях ногти с вишневым лаком выделялись бы ярким пятном и помогли бы мне опознать девушку. – Но даже если это та самая блондинка, фото вообще ничего не доказывает. Можно с уверенностью заявить лишь одно: папа беседовал с женщиной на стоянке.

– Но ведь он сидел в баре в Сохо именно с ней, – заявила Лиза, словно она Хелен Миррен в «Основном подозреваемом»[36] и ей только что удалось обнаружить важное доказательство, полностью изменившее весь ход дела.

– Она может оказаться кем угодно, Лиза. Даже его клиенткой. Главой по закупкам вешалок из «Скетчли» или кемнибудь вроде того.

– Если только она не работает там ночью по совместительству, – вмешался Колин Маунт. – Имя девушки Сандра Филлипс, но друзья называют ее Сэнд. Двадцать восемь лет, работает специалистом по обслуживанию вечеринок в Сохо.

– Вот видишь, ничего общего с вешалками! – воскликнула Джейн Теннисон… то есть Лиза.

– Живет в ВудГрин, часто ходит потанцевать в «Фанданго» у шоссе, – продолжил Колин Маунт. – Ей нравится «Саузерн комфорт»[37] и лимонад, а еще она постоянно торчит в «Керлц энд Тинц». Обхват груди – тридцать четыре «В»… Хотя, возможно, это вам знать не обязательно.

Лиза откинулась назад и скрестила руки на груди, дав понять: дело закрыто.

– Послушайте, – запротестовала я, – лишь потому, что отец знает женщину, устраивающую вечеринки…

– Вульгарную блондинку, профессионала по организации вечеринок, – пояснила Лиза, манера разговора которой стала поразительно похожа на мамину, и это не могло меня не беспокоить.

– Не важно. Он с ней знаком, но это вовсе не означает, будто он спит с ней. Возможно, папа задумал какуюнибудь широкую презентацию вешалок, а Сандра должна изготовить хотдоги. Не следует делать поспешных выводов.

– Снова ты так поступаешь, Эми. Высунь голову из песка и вдохни аромат дешевых духов. Давай рассуждать здраво. Отец ведь не спланировал ни одного события за всю свою жизнь. Он просто неудачник в социальном плане. Что еще можно делать с такой девицей, если не спать?

– Кажется, сестра пытается сбить цену, – сказал Колин Маунт. – Вы слишком воспитанные молодые леди, и мне не хотелось показывать вам еще коечто.

Он залез в ящик, вытащил еще один снимок и выложил его перед нами. На снимке запечатлен мужчина, слегка похожий на отца. Он сидел в открытом кузове белого фургона, свесив ноги через край… Блондинка же сидела перед ним на корточках. Я взглянула на Лизу, ставшую белой как снег. Очевидно, она испытывала то же чувство, что и я.

– Может быть, она застегивает ремешок на босоножках, – произнесла я задумчиво… Хотя отлично понимала: дело не в этом.

Я зашла в метро, чтобы вернуться на работу, и почувствовала себя совершенно больной и разбитой. Я поняла, что обязана решить все навалившиеся проблемы. Я Шоко Лад. По мнению газеты «Сан», мне удалось написать книгу с наибольшим количеством сексуальных сцен, чем во всей английской литературе (и она также привела в доказательство скучнейшие графики, измеряющие количество этих сцен), но даже мне невозможно собраться с духом и представить отца, решившегося пойти на измену. А разве ктото думает подругому? Хочу сказать, родители и секс… Слишком уж… отвратительно. И противно. Ненавижу его!

Я достала из сумочки книгу в бумажной обложке и попыталась забыться. Автор книги Патрисия Корнуэлл. Никакого порно. Обнаженные тела в таких произведениях можно найти лишь на столе в морге с этикетками на большом пальце ноги. Но мне никак не удавалось погрузиться в чтение. Я действительно ненавижу отца… И понимаю, что впервые испытываю к нему столь сильное чувство. Да, я ненавидела мать сотни раз, она сама напрашивалась. Но отец? Он всегда был… ну… гдето рядом. Теперь же я понимала: раз сейчас я до такой степени презираю его, то, видимо потому, что всегда сильно любила.

Но это абсолютно не помогало.

Наоборот, мне отчаянно хотелось разрыдаться.

Когда поезд остановился на станции «Холборн», две девушки запрыгнули в вагон и заняли свободные места.

Бегло оглядев их, я снова уткнулась в книгу, однако сосредоточиться опять не удалось.

– Черт возьми, – взвизгнула одна из девушек, – ты это читала?

Ее возглас привлек мое внимание, и я подняла глаза: подружки читали «Мейл». Заголовок на первой странице гласил: «Цена на порно: миллион фунтов». Под ним поместили профиль девушки с прической, как у меня. Это все еще было (слава Богу!) самым близким к действительности изображением Шоко Лад, какое журналистам удалось раздобыть. Но откуда они взяли миллион? Вообщето всего лишь семьсот тысяч плюс какието несуразные три тысячи.

– Я бы красочно описала всю свою сексуальную жизнь, если бы знала, что ктото готов заплатить за это миллион! – воскликнула девушка так громко, словно достала рупор из сумочки. Все пассажиры ее услышали и навострили уши. Девица продолжала вопить, не обращая внимания на слушателей: – Нет, ты только послушай: «Аванс, предложенный Лад за следующие три романа, просто удивителен, если учесть то, что многие критики назвали эту таинственную писательницу низкопробной и вульгарной искательницей сенсаций»!

– Просто бред! – проорала ее подруга в той же манере (должно быть, в соседнем вагоне еще не все ее услышали). – Ты читала «Кольца на ее…» – ну как там?..

– Да, просто великолепно! – проревела первая девушка.

– Скорее, пикантно! – взвизгнула ее спутница. – Но послушай, мне жаль бедняжку, ведь ее хотят представить настоящей преступницей. Неудивительно, в такой ситуации любой пожелает сохранить свое имя в секрете. Но мне не терпится узнать, кто она.

– Мне тоже. Но ведь ты не Шоко, верно?

Они начали громко хохотать. Поезд остановился на станции «ТоттенхэмКортроуд». Когда двери открылись, я выскочила и вприпрыжку помчалась по эскалатору – быстро, как молния.

Еле передвигая ватными ногами, я гуляла по Оксфордстрит. Подбородок дрожал, а слезы текли по щекам. Прохожие, стараясь держаться подальше, бросали на меня странные взгляды, полные страха и старой доброй британской чопорности. Казалось, они думали: «О, она либо сумасшедшая, забывшая принять лекарство, либо поссорилась с бойфрендом».

Почему же я неспособна разрешить ситуацию? Лиза права. При малейшем признаке кризиса я мчусь быстрее ветра в поисках ближайшей песочницы. Не мешайте, страусы, уступите место Эми! Но нельзя же вечно всего избегать, верно? А сегодня все ужасно. Половина родителей превратилась в мать Терезу из Финчли, коекто полагает, что он секссимвол Робби Уильямс, а национальная газета хочет возродить публичные телесные наказания, повешение и сжигание на костре. И все это свалилось на мою голову.

Я не могу вернуться в офис, пока чувствую себя так отвратительно… Или, точнее, выгляжу настолько отвратительно. Да, стоило полюбоваться на свое отражение в витрине: лицо в красных пятнах, из носа течет. Будто капризный ребенок, который кричит и бьется в истерике в супермаркете. Люди начали переходить на другую сторону, чтобы ненароком не столкнуться со мной. Видимо, они скорее были готовы рискнуть и встретить смерть под колесами двухэтажного автобуса, лишь бы случайно не прикоснуться ко мне. Внезапно перед глазами промелькнул образ потрясающей Кристи Терлингтон по имени Роз, увиденной мной в рамке на столе Льюиса. Нет, ни в коем случае нельзя возвращаться на работу, тем более я уже подошла к началу Динстрит. Интересно, застану ли я Мэри? К счастью, у нее всегда есть бумажные носовые платки.

– Ты ужасно рисковала, придя сюда, – заявила Мэри, – а если бы писака из «Мейл» торчала здесь? Тебе просто повезло. Видимо, она в первый раз за несколько недель пошла в туалет, а ты какимто чудом выбрала удачный момент. У этой женщины мочевой пузырь размером с бейсбольный мяч.

Мой агент права, не следовало поступать так опрометчиво. Но теперь, оказавшись внутри, я почувствовала себя в полной безопасности. Мне всегда нравился офис Мэри, сама не знаю почему, ведь в нем вечно воняет пиццей из ресторана, расположенного внизу. Думаю, запах просачивается через трубы. К тому же помещение совсем крошечное, в нем едва хватает места для самой Мэри, что уж говорить о накопленном ею барахле – в основном это коробки изпод пиццы. И несколько сотен книг. Вообщето обычно от литературного агента ждут именно этого, только девяносто процентов ее книг – о диетах. Вот сейчас я сижу на одной из них: «Пакка диета» закрывает давно проделанную брешь в стуле.

Мы беседовали уже около часа. В перерывах между всхлипываниями я всетаки сумела поведать Мэри обо всех своих неприятностях, и мне стало немного лучше. По крайней мере я могла снова выйти на улицу, так чтобы окружающие не разбегались во все стороны и не прятались по магазинам при моем появлении.

– Секреты, говоришь? – протянула Мэри. – Не слишком хорошая идея. Ты со своей тайной. Твой папа шныряет и прячется за гаражами, будто школьник. Мама тайно исповедуется твоему лучшему другу, которого она считает священником, а ты боишься признаться, что он гей. Еще есть твоя милая сестрица, скрывающая своего бойфренда. Интересно, по какой причине? Он богатый, преуспевающий и в высшей степени респектабельный. И что с вами случилось, Бикерстаффы? Если бы я подбирала репортажи для Джерри Спрингера, то позвонила бы и сказала, что у меня есть материал для целого цикла его передач.

Я выдавила из себя слабую улыбку. Если мы и кажемся нелепыми и смешными, видимо, так и есть на самом деле.

– Подумай, твой отец вспомнил, что член годится не только для того, чтобы писать, а мать погрузилась в пучину безумия. Сейчас идеальное время подкинуть свою маленькую бомбу в общий бедлам. Скорее всего она просто затеряется в семейной заварушке.

Прекрасная мысль… Только я все равно сомневаюсь.

– Я рада, что ты перестала плакать, – продолжила она, – и теперь мы можем поговорить хоть минуту о делах. Джейкобсон звонил незадолго до твоего неожиданного прихода: семьсот сорок тысяч.

– Бог мой!

– Сказал, будто заложил и свой дом в Блэкхите, и пристанище в Дордоне[38], чтобы набрать необходимую сумму. Меня не удивит, если он продаст и свою женуфилиппинку обратно по каталогу, по которому заказал ее. Джейкобсон заявляет, что это его последнее, самое последнее предложение, и я склонна ему верить. Поэтому пусть пока понервничает пару дней, а потом ты должна…

– Мэри, – перебила я вдруг ее, снова насторожившись, – а откуда, черт возьми, в «Мейл» взяли, что мне заплатят миллион?

– Они могли это просто выдумать, милая. Вы, авторы, не идете ни в какое сравнение с журналистами, когда дело касается воображения и творческой работы мысли. Тем не менее, полагаю, это утечка информации от Джейкобсона. Правда, для начала он решил немного преувеличить: чем больше нулей, тем лучше смотрятся круглые цифры в заголовках. И если подумать, вероятно, именно Джейкобсон тот информатор, который навел подлую писаку на мой след.

– Мерзавец!

– Необходимо сказать пару слов в его защиту, пусть даже мне не слишком приятно: он просто выполняет свою работу. «Кольца» все еще на первом месте в хитпарадах, и Джейкобсон мечтает, чтобы все оставалось попрежнему. А в «Мейл» вместо него провели ошеломительную маркетинговую работу.

– Но если в печать просочились эти сведения о чем он еще может разболтать?

– Вспомни о договоре конфиденциальности. Джейкобсон знает: я оторву ему яйца, если условия будут нарушены. Кроме того, какие ценные сведения этот хорек еще знает о тебе? Лишь цвет волос и то, что ты не умеешь вовремя остановиться.

Она права. В который раз. Наконецто можно расслабиться.

Но, бросив взгляд на часы, я почувствовала, как желудок сжался от беспокойства.

– Черт, Мэри, уже почти пять. Я должна хотя бы показаться на работе.

– Небеса, сжальтесь над нами, – пробормотала мой агент. – Эта девушка вотвот заработает уйму денег, но до сих пор волнуется за свою никчемную офисную работу.

Пока я надевала пальто, Мэри выглянула в окно.

– Преследовательница снова вернулась. Лучше прокрадись через пожарный выход и потом выйди через пиццерию. Я позвоню и попрошу дать тебе пустую коробку, чтобы спрятаться за ней… И заодно закажу себе пиццу «Четыре сезона».

– Эми, где ты была? – спросила Джулия, когда я буквально упала в кресло. – Диди просто в бешенстве. Хочет попросить Льюиса написать тебе письменное предупреждение.

– Ну и пусть, – ответила я устало.

– Да ладно, ну ее. Ты ведь придешь сегодня?

– Куда?

– На праздник в честь помолвки…

Как я могла забыть!

– Ты непременно должна пойти, там будет уйма игроков из команды «Арсенал». Кроме французов, которых, к сожалению, большинство. Воображалы и мерзавцы…

– Джулия, боюсь, я не смогу.

– Ты шутишь! – воскликнула она. – Неужели ты меня так подведешь? Не могу же я попросить Диди застегнуть молнию на моем новом платье от Версаче. Пожааалуйста, Эми. Обещаю уйму бесплатного шампанского, Льюис вложил сто фунтов в напитки.

Льюис. Боооже! Тогда я точно не могу пойти.

– Извини, но мне нужно… – Я замолчала, пытаясь придумать отговорку, – я должна… я не могу. Мне очень жаль.

Ну нельзя же заявить, что я собираюсь пойти домой, лечь в горячую ванну и полоснуть по запястьям бритвой. Джулия бросила на меня сердитый взгляд..

Может быть, она избавит бедную Эми от необходимости совершить самоубийство и отправит меня на тот свет своими руками? Хотя нет, в этом мне скорее поможет Диди, которая сейчас топает ко мне через весь офис.

Именно в тот самый миг на столе зазвонил телефон.

Спасибо тебе, Господи.

Я подняла трубку, а Диди застыла в ожидании. Звонила Лиза.

– Эми, необходимо все прояснить сегодня вечером.

– Что именно?

– Мы устроим папе очную ставку. Я снова рассматривала те фотографии. Понимаешь, больше ждать нельзя. Пора наконец сказать отцу, чтобы он перестал вести себя так, будто внезапно решил стать Родом Стюардом[39]. Господи, это же наш отец!

– Да, непременно следует все уладить, – протянула я, отчаянно пытаясь придумать причину и отложить неприятный разговор с папой. – Нужно пойти к родителям домой… Куй железо, пока горячо… Только вот сегодня у меня не получится.

– Эми, это так важно. Почему, черт возьми?

Бинго!

– Вечеринка в честь помолвки Джулии… Ты же знаешь, она моя лучшая подруга с работы и я не могу ее подвести. Кто еще застегнет молнию на платье? Ведь я буду подружкой невесты, а на праздник приглашены футболисты и все такое, – забормотала я.

Джулия уставилась на меня квадратными глазами. Возможно, следовало пропустить слова про подружку невесты.

– Но, Эми, – возразила Лиза.

– Мы решим все завтра, обещаю. Все, пора идти, позже поговорим. Пока.

Я повесила трубку.

– Так ты придешь или нет? – с надеждой поинтересовалась Джулия.

– Да… Нет… Даже не знаю.

Я не могла больше болтать с ней, ведь на меня снова надвигалась ужасная Диди. Когда она уже почти вплотную подошла к моему столу, снова зазвонил телефон. Диди оставалось лишь беспомощно наблюдать, как я беру трубку и объявляю самым своим милым голосом, который обычно приберегаю для телефонных звонков: «Здравствуйте, журнал «Девушка на работе», Эми Бикерстафф. Чем могу вам помочь?»

– Уверена, что ты Эми? – раздался в трубке очень грубый, знакомый мне голос. – А может быть, Шоко Лад?

Сердце мое замерло… Или, лучше сказать, остановилось.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – прошептала я чуть слышно.

– Конечно, понимаешь, дорогуша, – возразил Колин Маунт.

– Вы, видимо, ошиблись номером.

– Не клади трубку, а то следующий звонок я сделаю в «Дейли мейл». Уверен, они выложат круглую сумму за информацию.

Тишина.

Диди угрожающе нависла надо мной. Озадаченная Джулия попеременно бросала взгляды то на меня, то на нее.

– Хочешь знать, как я вычислил тебя? – ехидно спросил Колин.

Да. Очень хочу. Как, черт возьми, он узнал?

– Твоя сестра…

Ничуть не удивляюсь, что к этому приложила руку Лиза.

– …если бы она не болтала на лестнице, я бы ничего не заподозрил. Пока вы рассматривали снимки отца, меня озарило – со мной так часто бывает. Я решил: может быть, за моей догадкой ничего нет, но, черт возьми, почему бы не попытаться? Я же в любом случае ничего не теряю. Потом я начал следить за тобой по пути на работу и видел, как ты заглянула к своему агенту на чашечку чая.

Мэри! Черт! Ее имя за последние несколько недель упоминалось в «Мейл» не менее дюжины раз. В статьях также присутствовала фотография, где она в очках и шарфе на голове пытается прикрыть рукой объектив.

– Как я уже сказал, ничто не мешает мне обратиться напрямую в газету, – продолжил он. – Но похоже, такая скрытная леди хотела бы все сохранить в тайне. Мне показалось справедливым для начала обсудить все с тобой.

О да, как разумно! Подлый толстый подонок!

– Дело в том, что в моей жизни было достаточно высоких деревьев, с которых я фотографировал таких похотливых мерзавцев, как твой старик, – продолжил он. – А теперь я решил изменить свою жизнь и присмотрел публичный дом в Алгарве. Недвижимость там продается пока еще почти даром, поэтому не стану просить слишком много.

– Я… э… хм… – пробормотала я, не имея ни малейшего представления, как все уладить. И даже если бы у меня была идея, не стоит забывать о собравшихся вокруг моего стола слушателях.

– Трудно сразу переварить такую информацию, милочка. Поэтому предлагаю пропустить гденибудь стаканчик и побеседовать. Я заплачу, если ты, в свою очередь, поделишься секретом, откуда Шоко черпает вдохновение. Ты, игривая маленькая…

Я швырнула трубку, и мое сердце снова забилось, застучало как бешеное, словно наверстывая упущенное. Джулия и Диди пристально смотрели на меня.

– Ошибся номером, – сказала я, – вот идиот!

– Нам нужно поговорить, – властным тоном заявила Диди.

– Не могу, – сказала я, и глаза мои наполнились слезами, – глаза ужасно болят от контактных линз.

Я схватила пальто и выбежала, чуть не сбив Диди с ног. Я ужасно торопилась, хотелось как можно скорее оказаться подальше отсюда.

Глава 17

Мне пришлось прятаться около двадцати минут. Я стояла перед дверью в здании, где располагалась редакция журнала «Девушка на работе», и смотрела на улицу сквозь стекло. Выйти невозможно, ведь Колин Маунт сидел в магазине напротив. Но и вернуться обратно нельзя, тогда я встречу Диди с сорок пятым предупреждением. Но не стоять же здесь всю ночь. Просто не представляю, что же теперь делать. Меня утешало только одно: пока я вижу мерзавца, можно быть уверенной, что он не набирает номер «Мейл».

Но это чертовски маленькое утешение, поскольку сейчас я проживаю, определенно и бесспорно, самый ужасный кошмар в своей жизни. Во всяком случае, пока. Надо же, я ведь сама нашла этого шантажиста… Или, скорее, его для меня обнаружила Лиза. В проклятом «желтом справочнике».

Спасибо тебе миллион раз, сестренка.

Как мне хотелось убить ее!

Потому что чем больше я размышляю (а последние двадцать минут я занимаюсь только этим), тем все отчетливее осознаю: мои неприятности – ее рук дело. Все без исключения. Именно она открыла свой болтливый рот там, на лестнице. И еще она виновна в том, что мою книгу вообще опубликовали. Именно она настояла, чтобы я пошла к Джейку, одетая настолько откровенно. Изза нее я чуть не закончила вечер в постели с польской проституткой (которая оказалась очень милой, но это, впрочем, абсолютно не относится к делу). Истина заключается в следующем: Лиза только и делает, что втягивает меня в кошмарные и неловкие ситуации. Когда мне было четырнадцать и Майкл Бэрримор показался на БрентКросс, кто толкнул меня прямо в кадр? Конечно же, Лиза. Я спела всего лишь один куплет «Ветра под моими крыльями», к тому же передачу так и не пустили в эфир, но память о произошедшем до сих пор вгоняет меня в холодный пот.

Но разве справедливо просто убить Лизу? Нет, лучше привязать ее к стулу и помучить, подвергнув пыткам кухонными приборами. Не менее нескольких недель… И лишь потом убить ее.

– Эми, ты еще здесь?

Я обернулась и увидела, как из открывшейся двери лифта вышла Джулия в сопровождении девушек из офиса. Она выглядела… потрясающе. Больше похожая на новую миссис Дэвид Бекхэм, чем на невесту какогото игрока второго состава, о котором никто никогда не слышал.

– Я думала, ты уже ушла, – сказала она, подойдя ко мне.

– Нет. – Я внезапно поняла, в чем мое спасение. – Мне было неудобно так поступать, ведь я тогда не застегнула бы на твоем платье молнию.

Я ринулась в самую гущу смеющихся девушек, а затем просочилась вместе с компанией на улицу. Джулия взяла меня под руку. Она явно была довольна. Сделав несколько шагов, я бросила взгляд через плечо.

Черт возьми!

Меня всетаки выследили: Колин Маунт отставал всего на десять ярдов. Он слегка помахал рукой, и я ускорила шаг, чуть не сбив Джулию с ног.

– К чему такая спешка? – взвизгнула она. – У нас вся ночь впереди.

Мое обычное поведение на вечеринках – найти уголок и попытаться слиться со стеной. У меня в шкафу висит множество платьев, схожих по цвету с окружающей обстановкой и купленных специально для этой цели. Но сегодня они мне не понадобятся. Сегодня я, как светская львица, порхаю от гостя к гостю и веду непринужденную беседу. Я уже обсудила с главой отдела продаж сокращение доходов от рекламы в связи с ростом конкурентности. Затем побеседовала о часовых поясах во Флориде с лысым парнем, даже не узнав его имени. А в довершение ко всему выслушала около полусотни идиотских высказываний от прыщавого шестнадцатилетнего подростка, который заправляет картриджи в офисные ксероксы. И общалась с футболистами. Алан, жених Джулии, рассказал мне, что делает крайний защитник: оказывается, это не имеет ничего общего с санитарной защитой. А громадный и весьма милый парень по имени Сол (как ктото сказал, играющий за Англию) объяснил, что означает четыречетыредва. Он собирался также показать, что такое офсайд, но я заявила: «Эй, я же не одна из тех глупышек, что не имеют ни малейшего представления об офсайде и просят показать им все наглядно на примере солонки и перечницы».

Сил совсем не осталось.

Я не бросила все по однойединственной причине: пока я веду светскую беседу, проклятый шантажист оставит меня в покое. Он сидел на табуретке у бара и весь вечер не сводил с меня глаз.

– Эй, а ведь я не видел, как снимки проявляют вручную, уже лет сто, – сказал Вик из отдела производства, мой собеседник на настоящий момент.

– Правда? – отозвалась я, изо всех сил пытаясь изобразить заинтересованный вид.

– Это так. Этот процесс приказал долго жить, когда печать стала цифровой. Все в наши дни измеряется в проклятых пикселях. Просто с ума сойти.

– Да уж, – отозвалась я, ломая голову над незнакомыми словами и надеясь, что дальнейших вопросов не последует.

– Знаешь, милая, сделай одолжение, пригляди за моим пивом, мне надо выйти. Скоро разорвусь на части.

Он протянул мне бутылку и отошел, а я осталась стоять в полной панике. Говорить больше не с кем. Колин Маунт понял, что ему наконец представилась замечательная возможность, и начал слезать с табуретки. Я бросала лихорадочные взгляды, пытаясь найти когонибудь (хоть когонибудь), с кем можно поболтать. Сол, казалось, был без дела, но все мои вопросы на футбольную тему иссякли. Как мне теперь признаться, что я не имею ни малейшего представления об офсайде? Бросив взгляд на шестнадцатилетнего прыщавого подростка, я решила постараться в пятый раз вежливо улыбнуться его шутке. Я быстрым шагом направилась к нему через толпу гостей, но дойти мне не удалось, поскольку дорогу мне преградила Диди. Я и не знала, что она придет, но, видимо, Диди находилась здесь уже довольно давно. Она явно перебрала алкоголя и даже спустя несколько минут попрежнему держалась за меня, чтобы сохранить равновесие.

– Эми, отвратительная вечеринка, – пробормотала Диди заплетающимся языком. Кажется, она уже забыла о своем намерении уволить меня.

– Да? – спросила я, бросив взгляд через плечо и убедившись, что мерзавец попрежнему сидит на безопасном от меня расстоянии.

– Здесь полно футболистов, – простонала она.

– Ну, вообщето парень Джулии занимается именно футболом.

Теперь ее взгляд остановился на Джулии, всем телом прижимающейся к Алану и языком исследующей те тайные уголки, куда никогда не заглядывал ни один дантист. Счастливая стерва! Никаких забот. Никаких неприятностей. Никаких стрессов. Только общение с громадным, атлетично сложенным болваном, который не может дождаться, когда наконец расстегнет ее лифчик от «Ла Перла» за двести пятьдесят фунтов.

– Господи, чтобы оторвать их друг от друга, потребуется пожарный шланг, – осуждающе сказала Диди.

Завидует, как и я. Ее тон почемуто задел меня.

– Запомни мои слова, – продолжила Диди, – это не продлится долго. Шесть месяцев максимум.

– По крайней мере у нее есть хоть чтото, а нам с тобой даже похвастать нечем.

– Ну, я предпочитаю не прыгать в постель к каждому встречному мужчине, – оскорбилась она.

– Может быть, если бы ты время от времени этим занималась, то избавилась бы от огромного слоя жира. Он уже нарос у тебя на плечах, пока ты торчала дома без дела, – рявкнула я. Боже, неужели я действительно это сказала? Должно быть, тоже выпила лишнего.

Но Диди меня не слушала. Ее взгляд теперь был устремлен на стойку бара. Высокая брюнетка ждала, когда на нее обратит внимание бармен. Однако девушка могла обойтись и без бумажки в двадцать фунтов, которой она помахивала: губы, глубокий вырез и стройные ноги в чулках сделали бы за нее всю работу. Да, она выглядела потрясающе, но вовсе не ее внешность так меня поразила. Рядом с ней стоял Льюис.

– Новенькая Льюиса, – фыркнула Диди, и я начала подозревать, что, возможно, он испробовал свое обаяние и на Диди тоже.

– Ты ее уже видела?

– Вечером на прошлой неделе эта девица зашла в офис. Льюис говорит, она – та самая… Но я не уверена. Слишком холодная и бесчувственная. Вряд ли она продержится долго.

А я не сомневаюсь. Посмотрите на эти губы… Вырез… Эти ноги. Черт возьми! Ну кто захочет закончить свои дни с такой свиньей, как Джейк? То есть, хочу сказать, как отец. То есть Льюис. Боже мой, видимо, я все еще пребываю в стрессе. Перепутала всех своих подлецов.

Брюнетке наконец принесли заказ: она протянула бокал Льюису, а потом вынула мобильный из сумочки и начала набирать номер. Пока девушка звонила, Льюис направился к нам. Мой фокус с телефонным разговором действительно удался, и я почти не встречала его последние три недели или около того. Но, похоже, теперь попала в настоящую ловушку. Не могу отойти от Диди, поскольку Колин Маунт выжидает удобного случая. Он готов в любой момент броситься на меня, будто огромная, наполненная пивом пантера.

– Диди, ты не сделаешь мне одолжение? – сказал Льюис, оказавшись рядом.

– Конечно, – раболепно пробормотала та.

– Когда Роз закончит разговаривать, познакомь ее со всеми, она это оценит.

О Боже мой, так это его Роз!

Из плоти и крови!

Настоящая!

Передо мной!

Но она же не та девушка с фотографии в рамке. Видимо, настоящая Роз. Именно она звонила Льюису, когда тот заговорил со мной. Господи, бедняжка. Интересно, знает ли она про красавицу с фотографии? Льюис использует всех своих пассий, как Джейк, наверняка он принимает виагру. Какое счастье, что я не пошла на тот злосчастный ужин! Зачем встречаться с мужчиной, если он поручает личному ассистенту познакомить свою девушку с гостями? Я слышала о начальниках, заставляющих секретарш покупать своим возлюбленным цветы и нижнее белье. Разве это не возмутительно? Интересно, попросит ли он Диди, когда вдоволь наиграется, сообщить девушке об этом?

– С огромным удовольствием, Льюис, – с преувеличенным энтузиазмом согласилась она и поплелась к Роз.

Диди оказалась либо более недалекой, либо более бесчувственной, чем я предполагала. А возможно, и то и другое.

– Ну, Эми, похоже, мы наконецто остались наедине. Если не считать полусотни пьяных кутил, компании футболистов и парочки барменов.

– Хм… ээ…

Нет, вы только послушайте, я снова автоматически принялась за свое обычное бормотание и к тому же стала просто бессовестно пожирать Льюиса глазами. Должна сказать, он выглядит просто великолепно. Огромные глаза. Необыкновенно красивая рубашка: бирюзовая, блестящая, немного обтягивающая. Держу пари, под ней спрятаны потрясающие мускулы…

«Прекрати, прекрати немедленно! Он мерзавец. У него уже есть подружка. Возможно, даже не одна, если верить фактам (или фото)».

– С тобой все в порядке? – спросил начальник. – Ты была такой отстраненной в последнее время.

– Хм… да… ээ… Все отлично. Только немного… хм… занята.

– Мне показалось, изза меня. Ну, ты понимаешь… Может, я сделал чтото не так?

«А что ты вообще мог сделать, Льюис? Только сначала понравился мне, затем пригласил на обед, пока копия Кристи Терлингтон смотрела на тебя с фотографии, а под конец появился на вечеринке с бедной, обманутой Роз».

– Нет… хм… Боже, нет… Вы абсолютно ничего не сделали.

– Ты уверена? Я могу иногда показаться немного…

Надменным? Заносчивым? Игривым?

– …грубоватым.

Ладно, сейчас «грубоватый» сгодится.

– Но я не специально. – Никогда не слышала, чтобы Льюис говорил столь мило. Нет, я имею в виду, не так чтобы чересчур мило, но ведь все в мире относительно. – Тот вечер в моем офисе… Возможно, у тебя создалось неверное впечатление…

«Забудь, Льюис, слишком поздно пытаться убедить меня, что в глубине души ты милый парень, никогда не обманывающий своих подружек и оставляющий на крыльце блюдца с молоком для ежиков».

– Да нет же, вы ничего страшного не сделали, – сказала я немного агрессивно.

– Отлично… Отлично. Ладно, а что ты думаешь о ней? – спросил Льюис, указывая на Роз, которую тянула за собой практически мертвецки пьяная Диди.

«Зачем тебе понадобилось мое мнение о твоей подружке?»

– Она кажется мне… ээ… очень милой, – сказала я холодно.

– Это так. И думаю, она может сильно облегчить мою жизнь.

«О, рада за тебя!»

– Как давно вы ее знаете? – поинтересовалась я, все так же холодно.

– Провел одно собеседование на прошлой неделе.

Я не могла сдержать свое возмущение при такой наглости и почти что закричала:

– Провели с ней собеседование?

– Ну да, – ответил Льюис немного удивленно, – она приступает к своим обязанностям на следующей неделе.

– На следующей неделе? – повысила я голос, теперь испытывая самую настоящую ярость. – Вы проверяете свою новую девушку на собеседовании и назначаете ей первое свидание?

– Моя девушка? Она не моя… Роз – новый заместитель редактора.

Я раскрыла рот и не могла произнести ни звука.

Конечно же, Льюис расхохотался. Он просто никак не мог остановиться.

Обычно в подобной ситуации я бы сделала единственную разумную вещь: убежала бы куда глаза глядят. Но как я могу, если мой карманный шантажист непременно последует за мной? Итак, я осталась стоять, открыв рот.

Наконец Льюис взял себя в руки:

– Теперь, когда мы выяснили, что я не женюсь на Роз в обозримом будущем, как насчет тебя?

– Что насчет меня? – спросила я почти шепотом, опасаясь снова сесть в лужу.

– Ну, последний раз, когда я к тебе заходил, ты разговаривала по телефону. Назначала свидание. Как оно прошло?

– О… оно… ээ… не прошло.

– Жаль. Бедняга прислал такие чудесные цветы. Целую клумбу.

– Он мерзавец, у нас никогда бы ничего не вышло. – Это значит… Ну, ты понимаешь… Хм… Почему он затих и сам начал мямлить? Я с трудом различала слова.

– Я бы мог… хм… повторить свое приглашение. На ужин.

Правильно ли я расслышала? Думаю, да. Я почувствовала, как меня снова охватила ярость: ведь нельзя забывать о девушке с фотографии! Да, она, конечно, могла оказаться ассистентом главного редактора, но я абсолютно уверена, что помещать фотографии сотрудников в прелестные рамочки и ставить их на стол не слишком распространенная практика среди руководителей.

– Поужинать вместе… Чудесная идея, Льюис, – сказала я официальным тоном. А теперь наступает кульминационный момент. – Но почему бы не пригласить и вашу девушку?

– Кого? – спросил он, явно увиливая от ответа и пытаясь выиграть время. Полагаю, сейчас лихорадочно придумывает какоенибудь объяснение.

– С вашего стола.

– С моего стола? Не понимаю тебя, Эми, – неловко пробормотал он.

– Ту, что на фотографии! – выкрикнула я. – Ту, черт возьми, которая выглядит как Кристи Терлингтон!

Теперь он улыбнулся, явно не раскаиваясь и не испытывая стыда. Совсем как Джейк. Возможно, решил пригласить меня на отвратительный секс втроем с той самой девушкой.

– Она и есть Кристи Терлингтон, – промолвил он. – Я бы и сам хотел пригласить ее… Но, понимаешь, никак не могу найти ее телефон.

Чтото я не совсем поняла, настала моя очередь выглядеть озадаченной: неужели он действительно встречался с Кристи Терлингтон? А если встречался, как мог сглупить и потерять ее номер телефона?

– Да, сегодня ты все сводишь к встречам с девушками, верно? – улыбнулся он. – Рамка для фотографий была куплена в качестве подарка на день рождения. Маме…

Мой дурацкий рот снова открылся.

– …купил ее во время обеденного перерыва вместе с магазинной фотографией. Ну, ты понимаешь, их обычно помещают в рамку, чтобы показать, как великолепно будут выглядеть уродливые родственники, как только в рамке появится их фото.

Сезам, откройся, сейчас же, я приказываю тебе! Немедленно! Я хочу провалиться сквозь землю.

– Я так… чувствую себя… Боже… извините, – удалось выдавить мне из себя.

– Ты чувствуешь, что вотвот распрощаешься с жизнью? – улыбнулся он, положив руку мне на плечо. – После сердечных заболеваний и рака самое большое количество смертных случаев происходит именно по этой причине.

– По какой? – спросила я в панике. Ко всему прочему еще и разговоры о неведомой заразной болезни.

– От смущения.

– Мне очень, очень жаль, – пробормотала я, – должно быть, выдумаете…

– Вообщето я думаю, пора прекратить всю эту болтовню… – он снова перешел на свой деловой тон «яздесьначальник», и мне стало немного не по себе, – и хотя бы ненадолго сходить куданибудь.

Вот как?

– Ну и?..

Мне действительно хотелось пойти куданибудь с Льюисом, особенно теперь, когда я знаю, что он не спит с Роз и Кристи. Особенно с Кристи. Ведь появилась небольшая вероятность того, что в глубине души он на самом деле хороший парень.

И я ответила:

– Извини, Льюис, но сейчас неподходящее время.

Сейчас неподходящее время?

Все практические руководства по свиданиям, когдалибо прочитанные мной, даже самые бестолковые, утверждают: такое ни в коем случае нельзя говорить, если лодка вашей мечты приглашает вас в плавание. Но почему он выбрал самый ужасный день в моей жизни? Почему именно сегодня Льюис показал мне, что он вовсе не беспринципное сексуально озабоченное чудовище, а затем еще и пригласил меня на свидание? Судя по всему, после моих слов он совсем пал духом, и я не могу винить его за это. Нужно поскорее найти путь к отступлению. Я быстро окинула взглядом бар… И остановила его на Колине Маунте. Черт, совсем забыла! Колин одарил меня скользкой, ехидной усмешкой. Должно быть, мой частный детектив уже довольно долго торчал в баре без дела, ожидая паузы в разговоре, поскольку наконец слез со стула и… направился к нам. Что теперь делать?

Поняла… Нужна внезапная смена тактики.

– А вообще забудь о моих словах, Льюис, – пролепетала я. – Давай пойдем куданибудь, хорошо?

– Что?

Отлично, он явно удивился.

– Немедленно! – прибавила я, схватив его за руку и потянув к выходу. Я пробралась через толпу футболистов (каждый не менее шести футов роста), отодвинув их в сторону, будто подростковую команду игроков. Оглянулась я лишь один раз: удостовериться, что Льюис все еще рядом. Он не отставал, и уже через несколько минут мы оказались на улице.

– Эми, что ты делаешь?.. Что мы делаем? – тревожно спрашивал Льюис, но я не слушала, а искала взглядом такси. Надеюсь, мне повезет… Вот! Какая радость – шум подъезжающего черного автомобиля! Я вытянула руку, и машина остановилась перед нами. Схватившись за ручку двери, я открыла ее и потянула Льюиса внутрь.

– Куда едем? – спросил водитель.

Черт, таких планов я еще не строила. Я обернулась и увидела, как Колин Маунт вышел на улицу.

– Куда угодно! – крикнула я.

– Вы насмотрелись фильмов, милочка, – пробормотал водитель, но всетаки выполнил мою просьбу. Взглянув в заднее окно, я увидела Колина Маунта, стоявшего на краю тротуара и отчаянно оглядывавшегося по сторонам в поисках такси… Но в этот раз удача улыбнулась мне, а Колин остался ни с чем. Я отвернулась, и наши с Льюисом взгляды встретились. Он смотрел на меня во все глаза, будто на сумасшедшую. Такое впечатление, словно он еще не решил, нашел ли золотой слиток или связался с обитающей в «Девушке на работе» психопаткой.

– Эми, что происходит? – спросил мой начальник в очередной раз.

– Не знаю, Льюис, – ответила я тихо. – Правда не знаю.

Мои глаза наполнились слезами.

– Опять твои контактные линзы виноваты? – спросил он, заметив слезы в моих глазах.

Слезы теперь полились ручьем.

– Нет, не линзы.

Он наклонился ко мне, положил руку на плечо и притянул к себе.

– Все в порядке, – начал успокаивать меня Льюис.

– Вовсе нет, – всхлипнула я.

– Расскажи же мне.

Мне бы так этого хотелось… Но существует огромное «но». Если бы в практических руководствах об отношениях между мужчиной и женщиной рассматривалась ситуация, когда на первом свидании девушка признается парню, что пишет порнографическую литературу, или она жертва шантажиста, или дочь волокиты и сумасшедшей фанатички, вряд ли рассказ об этом ухажеру считался хорошей идеей. Подобное признание может поставить под огромный вопрос все дальнейшие отношения.

Как бы мне хотелось, чтобы все проблемы магическим образом испарились. Колину Маунту надоело бы преследовать меня, и он бросил бы свою затею. Джейкобсон обнаружил бы автора, пишущего еще более эротичные романы, и в «Мейл» принялись бы травить когонибудь еще. А меня оставили в покое наслаждаться объятиями Льюиса. Я могла бы даже позволить ему себя поцеловать…

Но, конечно же, мои мечты никогда не осуществятся. А даже если бы это произошло, к чему привела бы такая перемена? Наши чувства обречены. Представьте, мы сходим куданибудь вдвоем и замечательно проведем время. Потом решим повторить встречу. И еще раз. Затем займемся сексом и, если все пройдет хорошо, будем заниматься им снова и снова. Начнем превосходно ладить и в конце концов устроим помолвку, поженимся и заведем несколько прелестных детишек. И прежде чем сами поймем, в чем дело, нас уже будут окружать внуки и мы отпразднуем золотую свадьбу. И вот мы сидим в садике рядом с коттеджем нашей мечты в Уилтшире, где предстоит коротать оставшиеся дни. И однажды решим поиграть в ту самую дурацкую игру, которой обычно увлекаются пожилые люди, проведшие вместе всю свою жизнь: мое признание в ответ на твое признание. Меня будет так мучить чувство вины, что я просто откажусь. Слушая, как Льюис признается в какойто ерунде, начну нервничать и думать о своем. И вот наступит моя очередь. «Это я была Шоко Лад», – пробормочу я дрожащим голосом. Льюис разочаруется во мне и разозлится, ведь я скрывала от него такое… Как я могла обмануть его доверие? А поскольку его любовь будет разбита, муж возьмет старинное ружье, висящее над камином (потому что старинные коттеджи в Уилтшире всегда продаются с каминами и ружьями), наставит на меня, нажмет курок – и бах! А потом засунет дуло себе в рот – и…

Тайны всегда разрушают пары. Знаю, ведь подобное я постоянно видела в «Истэндерсах»[40]

Но такова горькая правда.

Господи, мы обречены, с какой стороны на это ни взглянуть.

– Тебе станет лучше, если ты выскажешься, Эми, – мягко подтолкнул меня к ответу Льюис.

– Не могу… это сделать, – ответила я и отодвинулась от него. И, наклонившись к водителю, я попросила его остановиться.

– Эми, – умоляюще произнес Льюис, когда я открыла дверь.

Я выбралась из такси и окинула его одним прощальным взглядом.

– Прости меня, – сказала я. А затем повернулась и бросилась бежать.

Глава 18

Задняя дверь фургона открылась, и теплый, яркий солнечный свет проник внутрь. Когда глаза приспособились к свету, я смогла разглядеть двух ожидающих меня людей – мужчину и женщину, оба одеты в темносерые костюмы, на обоих очки от «РэйБэнс». Женщина показалась мне смутно знакомой.

– Добро пожаловать на программу защиты свидетелей, мэм, – заявил мужчина глубоким голосом, похожим на голос Томми Ли Джонса.

– По сути, она не является свидетелем, сэр, – заметила его партнерша, как только я вышла из фургона.

– Ну и кто же она, агент Флюгманн?

Агент Флюгманн бросила взгляд в блокнотик:

– У меня написано «писательница», сэр. Пишет откровенную эротическую прозу.

Мужчина забрал перекидной блокнот у партнерши, видимо, хотел убедиться сам. Затем сдвинул очки на самый кончик носа, чтобы лучше разглядеть меня. Именно в тот момент я и увидела, что у него не просто знакомый голос. Он и есть Томми Ли Джонс. Но уже ничто не могло удивить меня.

Агент Джонс поднял глаза от блокнота и произнес:

– Вы уверены, что нуждаетесь в государственной защите, мэм?

– Возможно, она просто записалась на встречу писателей, которая пройдет в соседней долине, – предположила агент Флюгманн.

Женщина тоже напоминала мне когото. Только теперь меня озарило – это же Велма из «СкубиДу». Просто она стала взрослой и работает в ФБР. Нет, больше ничего не могло меня удивить.

– Итак, что же делать, сэр? – сказала она. – Может, отошлем ее обратно?

– Я нуждаюсь в защите, – пробормотала я. – Мне пришлось бежать… От мамы.

– Тогда ты попала по адресу, – сказал Томми Ли Джонс и показал на выкрашенное в белый цвет здание, которое отныне должно было стать моим новым домом. – Большинство ваших будущих соседей работали информаторами, но у Томми живет и несколько беженцев из колумбийских наркокартелей. А еще пара секретных агентов из России, пережитки коммунистических времен, которые никак не могут собраться с силами и уехать отсюда. В целом неплохая компания, их даже объединяет какойто общий дух… А если захотите, познакомьтесь с парнишкой из тридцать седьмой комнаты. Ему лишь четырнадцать, но вы с ним чемто похожи, ведь его мама нашла стопку «Хастлерс»[41] под его матрасом, и мальчику пришлось бежать из дома.

Как же плачевно все закончилось: ни личной жизни, ни друзей, ни семьи! А впереди лишь знакомство с доносчиками и отошедшими от дел торговцами наркотиками. Ну да, еще с малышом, который так боится мамочки.

Я расплакалась.

Томми Ли Джонс кивнул агенту Флюгманну (Велме), она, одним прыжком оказавшись рядом, протянула мне накрахмаленный белый платок с вышитой аббревиатурой ФБР.

– Ну же, мэм, – пыталась она меня успокоить, гладя по руке, – выделение жидкости из глазниц является естественной реакцией на внезапное вынужденное прекращение привычной жизни. Со временем вы приспособитесь и…

– «Виргин Атлантик» благодарит вас за то, что вы выбрали нашу компанию. Мы надеемся скоро вновь приветствовать вас на борту нашего самолета.

Черт? Мы что, уже приехали?

Я моргнула и почувствовала, как у меня закладывает уши. Реактивный самолет стал снижаться, полностью погрузившись в облака. Я проспала весь полет до НьюЙорка и теперь чувствовала себя разбитой. Первый раз в жизни путешествую бизнесклассом. Сколько всего пропустила! Шампанское, массаж, несколько тысяч фильмов на выбор. Да, еще не удалось походить по проходу в бесплатных тапочках. Наверное, они устраивали и шоу с танцорами, фокусниками и эстрадными комиками. А еда! Что бы ни подавали стюардессы, это уж точно вкуснее, чем цыпленок или говядина. Я привыкла ко всему, начиная от чартерных рейсов и заканчивая «Аликантэ». По меньшей мере еда в бизнесклассе должна была быть просто съедобной.

Я выложила круглую сумму за билет, даже не задумываясь о цене. А что я получила за свои деньги? Дурацкий сон о Велме из «СкубиДу». Ладно, еще о Томми Ли Джонсе, но все равно сон абсурдный. Самый дорогой сон в моей жизни. Видимо, я и в самом деле нуждалась в небольшом отдыхе.

Сбежав прошлым вечером от Льюиса, я направилась домой, молясь про себя, чтобы Колин Маунт не последовал за мной. Да, своего адреса я ему не оставила, но он же частный детектив. Не Шерлок Холмс, конечно, но удалось же ему разузнать почти все о мисс Босоножки на шпильках, включая размер ее бюстгальтера. А уж выследить, где живу я, наверное, не такая сложная задача для него.

Закрыв входную дверь, я сразу же побежала звонить в авиакомпании, где меня заверили, что улететь можно в любую точку света, вопрос только в деньгах. Через двадцать минут у меня уже был билет. Да, пожалуй, пора привыкать к своему богатству. Наконец я услышала трель звонка, выглянула в окно и увидела приехавшее за мной такси. Проведя небольшую инспекцию и убедившись, что мой шантажист не прячется за деревом, через несколько минут я отправилась в путь.

По дороге в Гатвик пришлось сделать несколько важных звонков. Прежде всего нужно было разобраться с работой. Зря я надеялась на голосовую почту – видимо, в этом месяце Диди решила выделить мой звонок из остальных и удостоить его ответом.

– Мне очень жаль, – пробормотала я, – но я не смогу прийти в офис еще несколько дней.

– Не только ты. Все уже позвонили и пожаловались на желудочный вирус после вчерашней попойки.

Черт, я тоже собиралась сослаться на эту причину.

– Я действительно заболела, Диди. Судя по всему… ветряная оспа (первая болезнь, пришедшая мне в голову. Нет, вообщето вторая. Сначала я вспомнила о проказе, но придумывать себе такой диагноз – просто самоубийство).

– Боже! – взвизгнула Диди. – Не вздумай даже близко ко мне подходить. – Именно это я и надеялась от нее услышать. – Сиди дома столько, сколько потребуется, – продолжила она, попытавшись изобразить сочувствие, но, видимо, ей никогда так и не удастся сделать это правдоподобно. – Уверена, мы с Льюисом какнибудь сами справимся.

Услышав его имя, я выключила телефон.

Так, теперь предстояло позвонить Энту и сообщить о своем приезде. Разве он не приглашал меня? В любое время. Набирая номер, я высчитывала время: оказалось, в Америке сейчас три часа утра. Сработал автоответчик, на котором был записан голос Алекса. Наконецто я смогла его услышать. Видимо, Алекс и Энт не вернулись из клуба. Я повесила трубку, не дождавшись звукового сигнала, ведь нет никакого смысла оставлять сообщение. Что, черт возьми, я могла сказать? Решено, лучше просто приехать.

В Гатвике я обдумала все еще раз. Что же я делаю? Несомненно, побег от проблем вряд ли можно считать выходом, в какойто момент всетаки придется вернуться. А ведь совсем скоро Колин Маунт увидит, что его дойная коровка смылась и тогда он просто остановится на втором варианте и продаст меня газетам. Но потом я заметила стопку газет «Дейли мейл» рядом с книжной палаткой «у Смита». Заголовок гласил: «Партнеры по разврату», – а прямо под ним напечатали две фотографии. На первой был изображен Джейкобсон. Видимо, снимок был сделан довольно давно, когда его волосы еще не поседели. На втором же красовалась Мэри. Я не удосужилась прочитать статью, но главные заговорщики, напечатанные на первой полосе, словно террористы в розыске, решили мою дальнейшую судьбу.

Пусть даже мою тайну наконец раскроют и осудят меня, разве не лучше, если в тот момент я буду находиться на другом континенте? Убежать как можно дальше – самая лучшая идея за всю мою жизнь.

Первый раз прокатившись в желтом такси, я вышла на улице, соединяющей Бродвей и фешенебельный район Боуэри. Очевидно, я нахожусь сейчас в Нижнем ИстСайде, но, может быть, и в Верхнем УэстСайде, поскольку показания компаса для меня китайская грамота. Был уже полдень, и я стояла перед зданием, в котором располагалась квартира Энта. Он с Алексом, наверное, уже в кровати. Отступив на шаг назад, я взглянула на четырехэтажный каменный дом. Да, в точности соответствует описанию Энта: «Здание немного напоминает старую полуразрушенную обувную фабрику, но так и есть на самом деле. Находясь на улице, можно понять, что теперь внутри располагаются модные квартиры для денежных мешков, лишь по защищенному от пуль стеклу на входной двери. Теперь уже никто не сможет проломить вам голову, если вы попадете внутрь».

Я взглянула на огромную металлическую дверь и увидела шесть небольших дырок, каждая размером с монету в десять пенсов. Вспомнила, Энт же рассказывал об этом: дружок арендодателя изрешетил дверь, поспорив с ним о том, какой телевизионный канал лучший.

Черт, я же нахожусь в НьюЙорке. Городе автоматов «УЗИ», Буста Раймза[42] и «Приятного тебе дня, мазафака».

Меня охватила паника. Пора поскорее убираться с улицы, пока я не стала очередной статистической цифрой в одном из десяти тысяч похожих убийств, являющихся привычным делом для НьюЙорка (склонна в это верить, потому что именно так пишут в «Мейл»). Я бегло проглядела имена на табличках рядом со звонками и обнаружила надпись «Э. РИТТЕР и А. ХАББАРД». Я уже собиралась нажать пальцем на кнопку, как вдруг застыла в нерешительности. А что, если там сейчас проходит оргия? В конце концов, разве это не является обычным делом для гомосексуалистов? (Та же самая газета «Мейл».)

Что же теперь делать?

Я застряла на улице.

Приходится выбирать, погибнуть в уличной перебранке изза наркотиков или испытать ужасный стыд, если я окажусь единственной гостьей с грудью на вечеринке и услышу: «Принесика мне тюбик крема «Кей Уай»»[43] Одно из двух мне точно обеспечено.

Что же делать?

Тут я заметила темнокожего парня, не меньше шести футов ростом, шагающего по направлению ко мне, и решение было принято. Должно быть, он сейчас в пятидесяти футах от меня. Мне почемуто казалось, что под его длинным серым пальто запрятан пулемет. Я жала пальцем на кнопку и молилась, чтобы Энт поскорее ответил мне по спикерфону.

Через несколько секунд крошечный микрофон голосом Энта крякнул: «Кто там?»

Темнокожий парень уже находился на расстоянии почти двадцать футов. Он улыбнулся мне – верный признак того, что вотвот выхватит оружие.

– Энт, это я, Эми. Пусти меня, – пробормотала я.

– Эми, какого черта ты…

– Открой немедленно! Услышав жужжание, я изо всех сил толкнула тяжелую дверь. А затем бросилась внутрь, втащила сумку и захлопнула дверь за собой. Я еще раз взглянула через маленький квадратик из пуленепробиваемого стекла на предполагаемого убийцу, который дошел до двери и повернулся ко мне. Все еще улыбаясь, он распахнул плащ, и взору моему открылось… множество кожаных ремешков, свисающих с подкладки с одной стороны, и обширная коллекция часов, висевшая на другой.

Вот чем, оказывается, он собирался избить меня до смерти – подделкой под «Ролекс».

Ну что я за идиотка! Лизе бы пришлись по вкусу такие часики, но продавец ушел, я упустила шанс приобрести их. Все еще чувствуя себя идиоткой, я направилась вверх по лестнице на третий этаж, где Энт уже поджидал меня у двери. Он был одет в короткий шелковый халатик, открывавший взору тонкие ноги, волосы были в беспорядке, а глаза с трудом открывались: две заспанные щелочки на небритом лице. Выглядел он неприглядно.

Но вообщето сейчас Энт представлял собой самое приятное зрелище, которое только можно себе вообразить, и я, рыдая, упала в его объятия.

Через полчаса мы уже сидели за полукруглым столом на высоченных табуретах, вызывавших у меня головокружение, посреди огромной, просторной комнаты с отполированным деревянным полом. Такое я видела, пожалуй, только в спортивном зале. Думаю, в такой комнате ньюйоркские – как их там – могли бы разыграть баскетбольный матч, и еще хватило бы места, чтобы в углу румынская сборная по гимнастике проделала свои обычные упражнения. Но ничего подобного, конечно, тут не происходило. Лишь мы с Энтом вели беседу в полупустой квартире, которую они с Алексом называли домом.

К тому же это всетаки был лофт. Меня всегда удивляло, что когда лондонские агенты по недвижимости говорили о стиле жизни «лофт», они имели в виду несколько квадратных футов с видом на замусоренный канал в Доклэндз. Другими словами, «лофт» казался мне не слишком впечатляющим. Но тут просто грандиозно, потрясающе, шикарно.

Мы допивали уже второй кувшин кофе (его пил в основном Энт), и мои слезы успели уже совсем высохнуть. Я рассказывала Энту о произошедшем.

– Думаешь, я совершила ошибку, да? – сказала я, немного нервничая.

– Что убежала? И да и нет. Грязный шантажист почти наверняка обратится в какуюнибудь газету, но по крайней мере тебе не придется присутствовать там, когда все произойдет…

Я улыбнулась, поскольку мне в голову тоже приходила эта гениальная мысль.

– …а с другой стороны, ты потеряешь контроль над ситуацией. Понимаю, мои слова звучат ужасно, однако инициатива будет полностью принадлежать «Мейл».

Моя улыбка потухла.

– Ты не рассказывала никому о поездке в НьюЙорк? – спросил он. – Ни Лизе, ни своему агенту?

– Энт, ни единой душе.

– Отлично, значит, нужно сделать вот что.

О Боже, он хочет, чтобы я чтото сделала, а ято как раз пыталась убежать именно от необходимости активно действовать!

– Нужно расслабиться, хорошенько развлечься и забыть обо всем, – продолжил он.

Аллилуйя! Дивная музыка для моих ушей!

– …по крайней мере до возвращения домой.

Боже!

Тут я услышала какойто шорох из дальнего угла лофта, где за перегородкой располагалась спальня Энта и Алекса, которого мы, видимо, разбудили. Я немного удивилась, но моя реакция не могла сравниться с реакцией Энта. Он даже подпрыгнул на месте, словно только сейчас понял, что живет не один.

– Ты, наверное, умираешь с голоду, – проговорил он быстро.

– Да нет, на самом деле не слишком. Мне не удалось поесть в самолете, но…

– Так пойдем, пообедаем. Через дорогу есть замечательный ресторанчик. Давай посидим и закажем чтонибудь. Иди первая, а я оденусь и присоединюсь к тебе ровно в десять.

– Хорошо, я подо жду. Не настолько уж я голодна…

Но Энт спихнул меня с табуретки и стал подталкивать к двери. Что происходит? Почему он так сильно хочет, чтобы я как можно скорее ушла? Что ужасного, если я наконец познакомлюсь с Алексом? Черт, а может быть, Алекс – гангстер с ружьем? Мы же в Америке.

Когда мы уже стояли у двери и Энт собирался открыть ее, я снова услышала какойто шорох. Обернувшись, я оглядела лофт и заметила Алекса, появившегося изза ширмы. Мой друг застыл как вкопанный. Алекс, одетый в такой же халат, что и Энт, бесшумно направился к нам. Хотя отсюда трудно было толком разглядеть друга Энта, он все же был намного меньше, чем я ожидала. Кудрявые спутанные волосы и мальчишеское лицо. Какой же он миниатюрный!

Подождите… Только что мне пришла в голову одна мысль… Точно, паника Энта могла объясняться тем, что, возможно, передо мной вовсе не Алекс. Лучше уточнить, ведь с моим лучшим другом ничего нельзя утверждать наверняка.

– Это Алекс? – прошептала я.

– Нет… Алекс навещает предков в Буффало, – прошептал в ответ Энт. – Это Фрэнки.

– Энт! – прошипела я. – Я полагала, ты все для себя прояснил.

– Я так и сделал, – сказал он удрученно.

Видимо, Энт решил, что слишком поздно тайно выводить меня из квартиры. Фрэнк подошел к столику, потер все еще сонные глаза и с подозрением поглядел на нас. Он действительно выглядел миниатюрным, вовсе не один из тех накачанных типов, на которых обычно западает Энт. Увлечения Энта, как правило, на завтрак едят протеиновые добавки и выглядят соответствующе.

Доброе утро. В кувшине еще осталось кофе? – спросил он.

Подождите. Черт! Я сказала «он»? Но Фрэнки определенно была девушкой.

– И на что это похоже? – поинтересовалась я.

– Что? Секс с девушкой? Не совсем так, как описывают ребята гетеросексуальной ориентации. Немного… маловато острых ощущений. Я все время хотел повалить ее и сделать…

– Энт! Пожалуйста.

– Ну ладно, так что ты думаешь? Теперь меня уже нельзя считать голубым?

– Боже, как я могу сказать, Энт? Ничего не думаю, я до сих пор в шоке.

Фрэнки оказалась самым настоящим говорящим торнадо. Она одновременно одевалась, заглатывала кофе, беседовала по телефону и наносила макияж. Наконец Фрэнки ушла на работу и оставила нас с Энтом наедине. Пришла пора все выяснить, и я испытывала одновременно стыд и удивление. Теперь понимаю, через что прошел Энт, когда узнал о Шоко Лад. В тот момент я переживала то же самое. Чувствовала себя так, словно меня предали. Очень неприятно в этом признаваться, ведь я должна была воспринять новость более спокойно, а не уподобляться многочисленным бедняжкам, о чьих проблемах рассказывают в журналах. Про то, как женщина пришла домой и застала мужа в постели с другом, с которым он обычно ходил в паб поиграть в дротики. Только я не жена Энта, а Фрэнки скорее всего не увлекается дротиками.

– Почему ты так поступил? – спросила я.

– Сам не понимаю. Почувствовал какоето влечение…

– Ты рассказывал мне обо всем в Лондоне, но описывал Фрэнки как громилу в шесть футов два дюйма и с кадыком… Она так понравилась тебе, потому что похожа на мальчика? Дело в этом?

Молчание.

– Почему ты не открыл мне правду?

– Замечательно звучит из твоих уст, Шоко… Я просто не мог.

– Но я твоя лучшая подруга, и ты всегда говорил со мной обо всем. Разве нет?

– Да, но я сам еще не понял, что происходит. Разве я смог бы чтото объяснить тебе?

– Мы бы просто побеседовали – возможно, откровенный разговор помог бы.

– Поверь, я хотел, но было немного страшно.

– Страшно? Все же должно быть наоборот, Энт. Обычно люди боятся объявить о своем гомосексуализме.

– Так я же и есть гомосексуалист, дело именно в этом. Всегда относился к тем чудакам, которые осуждают бисексуалов. Слишком уж их позиция неискренняя. Словно дань моде или жадность до жизни. А теперь только посмотри на меня.

– Ты не можешь ничего сделать со своими чувствами. Если ты любишь Фрэнки, зачем отрицать?

– Да не люблю я ее, теперь у меня появилась стопроцентная уверенность в этом. Фрэнки мне и правда нравится, но я никогда не полюблю ее. Понял это после того, как мы занимались сексом…

– Ты же встречаешься с ней уже несколько месяцев.

– Да, но прошлой ночью мы первый раз трахнулись. Было просто жутко! Как же я оттягивал этот момент! Господи, даже придумывал всякие отговорки. Да я страдал от большего количества головных болей, чем любая женщина из рекламы болеутоляющих таблеток тайленол. Ну да ладно, когда мы наконец занялись любовью, чтото пошло не так. Тогда я выключил свет и представил, будто у Фрэнки есть член. А ужасный шум… Вы, девушки, почемуто кричите в полный голос.

– Вовсе нет! – возмутилась я. – Видимо, на Фрэнки сказывается влияние НьюЙорка.

Вот я, например, вовсе не крикунья и во время оргазма могу услышать, как муха пролетает. Хотя уже трудно припомнить, когда подобное происходило в последний раз.

– В общем, – сказал Энт, – все это время я думал, что девушка завела меня… Но оказывается, мной двигало обычное любопытство. Да, я испытывал гетеролюбопытство.

– Ну и что ты собираешься делать?

– Полагаю, нужно положить конец нашим отношениям.

– Теперь мне ее стало жаль, ведь, судя по всему, она действительно увлечена тобой. Что ты собираешься ей сказать?

– Правду.

– Что ты занят?

– Она знает это. Хочу сказать, что я гей. Фрэнки считает Алекса моделью, рекламирующей белье.

Глава 19

Всего два дня в НьюЙорке, а я уже чувствовала себя совершенно другой женщиной. Ладно, небольшое преувеличение. Скорее прежнюю меня полностью помыли, навели лоск и отгладили. Я отнеслась к совету Энта крайне серьезно и забыла обо всем на свете, что в подобном месте не составило абсолютно никакого труда. НьюЙорк показывали в тысяче фильмов, но он попрежнему символизировал для меня вызов системе. Просто так… поньюйоркски.

Я побывала на самом верху ЭмпайрСтейтбилдинг (и ничего не увидела изза густого тумана), покаталась на лодке вокруг статуи Свободы (только меня слегка укачало) и с благоговением и страхом посмотрела на дыру в горизонте, на месте которой раньше возвышались башниблизнецы. Поборов страх стать неопознанной жертвой какогонибудь преступления, например при стрельбе из проезжающего автомобиля, грабеже или чемнибудь подобном, я даже решилась прогуляться в Центральном парке в сумерках, и сердце мое при этом не забилось учащенно.

Однако я не только осмотрела самые известные достопримечательности, мне к тому же удалось обнаружить то, что не указано ни в одном путеводителе: единственный бар в Манхэттене, где еще разрешено курить. Найти его оказалось не такто просто, пришлось спросить дорогу у полицейского. Он посмотрел на меня так, словно я интересовалась, как пройти к ближайшему притону для воров. Да, тут действительно просто ужасное отношение к сигаретам, и я сдалась. Конечно, можно курить и на улице, но возмутительно, что для этого выделили только один бар. Создавалось впечатление, будто сюда пришли все курящие американцы, уже потерявшие надежду спрятаться от гонителей на людей с сигаретами. После порции пива у меня слезились глаза, а белый топ выглядел желтее фильтра от сигарет «Би энд Эйч».

Еще я занималась шоппингом. Конечно, мне не сравниться с Лизой, когда дело доходит до превышения лимита кредитной карты, но разве можно пролететь такой долгий путь до НьюЙорка и не походить по магазинам, правда? Однако в Америке я обнаружила те же самые бутики, что и в Лондоне, и в них продавались те же самые вещи. За исключением магазина «Маркс энд Спенсер». Даже несмотря на это, я умудрилась забить около четверти «лофта» Энта и Алекса (я не преувеличиваю) с любовью выбранными обновками в фирменных пакетах. Даже разорилась на огромный серебряный чемодан, чтобы можно было привезти все покупки домой.

Домой!

Я возвращаюсь завтра. Как бы мне хотелось остаться еще ненадолго (лучше навсегда), но, к сожалению, это невозможно. Придется смело взглянуть в лицо опасностям. Вытащить наконец голову из песка. Взять на себя ответственность за свои поступки. Какие ужасные серьезные мысли! Никто не знает, что меня ждет, когда я прилечу в Лондон, ведь я так и не собралась с духом и не решилась позвонить и узнать новости. Как я только что сказала, именно это я и пыталась забыть в течение последних двух дней. Но до отлета оставалось менее двадцати четырех часов, и мой желудок уже приготовился снова встретить танцоров «Риверданса».

Энт решил оторвать меня от размышлений о будущем и пригласил развлечься. Я оделась и была уже готова: мне потребовались три минуты, чтобы натянуть какуюто одежку и подвести контурным карандашом веки. Энт же заперся в ванной комнате на шестьдесят семь минут (я считала). Боже, иногда он ведет себя полностью в соответствии со своей ориентацией.

А Фрэнки даже ничего не заметила. Бедняжка. Как же она чувствует себя теперь?

Энт порвал с ней после обеда: в тот самый день, когда я приехала. Он зашел к ней на работу, надеясь, что атмосфера спокойствия и богатые посетители художественной галереи удержат ее от истерики. Однако его расчет не оправдался. Фрэнки теперь решила судиться по поводу морального ущерба и потребовала от Энта компенсации за вред, причиненный экспонатам галереи.

Хотя вообщето Энт заслуживает того, что получил. Считайте, я этого не говорила, ведь не могу же я читать Другу лекцию о вреде обмана. Чья бы корова мычала. Все равно как если бы Паваротти попросил Пласидо Доминго отказаться от тортов с кремом. И Энт знает, почему я не могу высказать свое мнение. С другой стороны, не понимаю, зачем он на собственном опыте решил показать мне, что тайны и ложь могут обернуться самым настоящим хаосом, а потом еще и прокомментировать ситуацию. Самоуверенный мерзавец.

Не могу сказать, будто поведение Энта в последнее время мне импонирует. С тех пор как я приехала, между нами возникло напряжение и неловкость. К тому же мы не так часто виделись. Пока Алекс находился в отъезде, Энт ссылался на «безумную занятость» в клубе. Возможно, и так, но я подозреваю, что это просто отговорка, а таким образом Энт избегал моего общества. Как будто я сделала чтото не так. Да, я застала врасплох Энта и его (как это ни странно звучит) подружку, но ведь это не моя вина. А кто приглашал меня заходить в гости? В любое, черт возьми, время.

Отношение Энта стало еще одной причиной, изза чего мне следовало уехать, и я сама чувствовала это. Да, я наслаждалась атмосферой НьюЙорка, но не чувствовала себя здесь желанной гостьей. Кроме того, Алекс возвращается завтра, и мне не хочется мешать. Мешать! Нелепая мысль. Если учесть, какая у них огромная квартира. Да если бы я сидела тихонько в углу, меня бы несколько недель могли не заметить.

Мне стало невообразимо горько и обидно: я пролетела три тысячи миль, у меня в жизни сейчас огромные проблемы, а лучший друг не обращает на меня никакого внимания. Вот я бы с ним так никогда не поступила. Когда Энт приехал в Лондон несколько недель назад, я старалась каждый день быть с ним (хотя иногда мне, конечно, приходилось ходить на работу и/или улаживать всяческие неприятности, что, несомненно, занимало определенное время). Но все равно я находилась рядом и поддерживала его, черт возьми! Наверное, сейчас он предложит мне сходить куданибудь. Уверена, Энт приглашает меня лишь из чувства долга, ведь это моя последняя ночь в НьюЙорке, однако ему не стоит беспокоиться. Я пойду одна в свой любимый бар и выкурю там тонну сигарет. Объявлю о принятом решении, как только он выйдет из…

Клик.

Дверь ванны открылась, и вышел Энт. Он выглядел… шикарно. Одет в узкую зеленую рубашку из парчи и любимые джинсы. На первый взгляд могло показаться, будто раньше их носило не одно поколение, но ято знаю, что джинсы стоили несколько его месячных зарплат. «Чтобы вещь выглядела так потрясно, нескольким сотням портных пришлось немало времени потрудиться. И, конечно же, не обошлось без двух модельеров по имени Дольче и Габбана». Хотя на мне было абсолютно новое платье, я почувствовала себя удручающе немодной рядом с другом.

– Выглядишь чудесно, – прошептала я.

– Ты тоже, – ответил Энт.

– Вовсе нет, – надула я губы.

– Ну, я бы переспал с тобой… Если бы, конечно, меня попрежнему интересовали женщины.

Я даже не улыбнулась. Мне было совсем не смешно.

Мы сели в такси и поехали в верхнюю часть города (верхняя часть, нижняя часть – для меня настоящая китайская грамота, поэтому придется поверить Энту на слово).

– Куда мы пойдем? – спросила я.

– В новый ресторан. Рай для звезд. И не спрашивай, на что мне пришлось пойти, чтобы метрдотель зарезервировал для нас столик.

Энт пытался придерживаться той же непринужденной манеры, которую он выбрал для разговора со мной еще дома. Но у него ничего не вышло, и возникло неловкое молчание. Я смотрела из окна на люки, из которых шел пар. Надо же, неужели они действительно существуют? Ято всегда была уверена, будто их используют только для спецэффектов. Внезапно Энт пододвинулся ближе… И взял меня за руку.

Интересно, чего он этим добивается?

– Мне очень жаль, – пробормотал Энт.

– Неудивительно, – отозвалась я. – Должно быть, бедная Фрэнки теперь побоится даже близко подойти к мужчине. А как насчет Алекса? Ты ему…

– Нет, я не о том. Мне жаль, что я так поступил с тобой, Эми.

– Со мной? – спросила я, поворачиваясь и глядя ему прямо в глаза. – Ты никак со мной не поступил. Только обманывал и не обращал внимания последние два дня. Видимо, решил, будто мы с кредитной карточкой позаботимся о себе сами.

– Расслабься, ты слишком напряжена. Что тебя так мучит?

– Я уже забыла. По крайней мере пыталась забыть.

– Ты знаешь, почему я боялся рассказать тебе о Фрэнки?

Я покачала головой.

– Не знаю, как сказать. Не хочу выглядеть… не могу подобрать слово… тщеславным, что ли. Меня беспокоило, что когда ты узнаешь о моих свиданиях с девушкой, то…

Прекрасно понимаю, о чем говорит Энт. Он беспокоился, что мне будет больно. Я буду чувствовать себя преданной. Стану ревновать. Да, все действительно так.

Ну надо же!

Не могу поверить, но я на самом деле испытываю именно такие чувства. Мы с Энтом подружились в возрасте четырех лет. И за все двадцать два года я никогда, ни разу не думала о нем в подобном смысле. Даже когда мы играли в доктора и медсестру и мне пришлось поднять ноги чуть ли не до ушей, а он показал мне свой… Да ладно, мы же были детьми. В подростковом возрасте он теоретически еще и мог бы заинтересовать меня, но в моих планах роман с Энтом не значился. А все потому, что нам обоим нравились мальчики (как правило, одни и те же). Я даже никогда не брала в расчет свою симпатию к нему. Нельзя сказать, будто Энт меня совсем не притягивал: он умный, забавный и привлекательный. И наверное, без одежды он тоже хорош. Но зачем заходить так далеко?

Все изменилось пару дней назад. Именно тогда я поняла, что Фрэнки на самом деле зовут Франчеза, и из глубин моего сознания выплыла мысль, которую я тщетно пыталась прогнать: «Что тогда не так со мной, мерзавец Энтони Хаббард?»

Вот теперь я сижу и ожидаю, пока Энт закончит фразу. Однако мне не нужны слова, чтобы понять его: мы дружим уже давно и можем с легкостью прочитать мысли друг друга.

– Что в ней такого особенного? – спросила я.

– В физическом плане?

Я кивнула.

– В тот день ты сама ответила на свой вопрос. Первый раз увидев Фрэнки, я принял ее за мальчишку. Думал, ей около четырнадцати, и это показалось необычайно притягательным.

– Ради Бога, скажи, ты ведь не занимаешься сексом с четырнадцатилетними подростками?

– С тех пор как мне исполнилось четырнадцать – нет… В общем, именно ее внешность, да, пожалуй, еще имя словно из гангстерских фильмов, вполне подходящее для ИстЭнда, ошибочно заставили меня полагать, будто я влюблен в эту женщину. А точнее… хм… в отсутствие женственности. Фрэнки – полная противоположность тебе, Эми. Если я не ошибаюсь, ты не могла обойтись без лифчика на занятиях спортом еще в детском саду.

Я прикрыла грудь руками, словно подтверждая истинность его слов.

– А ты никогда не хотел?.. Ну, ты понимаешь… – спросила я.

– Лишь однажды, когда нам было шестнадцать и ты встречалась с тем парнем. Игроком в регби.

– Джереми Крейном… Фу!

– Но ты в то время так не думала. Я увидел, чем ты занималась с ним в спальне на вечеринке у Кэрол Леннон.

– А я тебя не заметила.

– Ты была слишком увлечена и не обратила бы на меня внимания, даже если бы я проводил смену караула.

– А что ты там делал?

– Пытался подыскать когонибудь, кто согласился бы поцеловаться и пообниматься со старшим братом Кэрол.

– А я и не знала, что он гей.

– Он тоже не знал, дорогая, но в любом случае его ориентация к делу не относится. Когда я застал тебя и главного нападающего, то почувствовал жуткую боль… И она не проходила несколько недель… Вернее, эрекция. Думаю, я испытал приступ обычной ревности, ведь ты была моей лучшей подругой и я не хотел ни с кем тебя делить. Я жутко переживал, что никогда не смогу заняться этим с тобой.

– Ты даже не предлагал мне, – не столько проговорила, сколько жалко прохныкала я.

– Ну же, Эми, посмотри на нас. Я настоящий голубой, а у тебя фигура, по сравнению с которой Мэрилин Монро кажется самой настоящей доской. Фрэнки оказалась просто какимто умопомрачением, теперь я это понимаю.

Я тоже отлично все понимала. Энтони Хаббард – абсолютный, чистейшей воды гомосексуалист. На сто процентов. Странно, насколько успокаивающей показалась мне эта мысль. По крайней мере хоть чтото в мире так, как должно быть.

– Прости, я вел себя ужасно последние несколько дней, – продолжил он. – Я не хотел. Ты обиделась на меня…

– Вовсе нет, – надула губы я.

– Жаль, я умудрился расстроить тебя. Самое забавное, мне неприятно портить жизнь Фрэнки, уж не говоря о том, что я без конца огорчаю Алекса. Но больше всего я всетаки беспокоился о тебе. Ты ведь всегда была рядом, и надеюсь, так будет и впредь.

Черт, после таких слов я всетаки разрыдалась.

Мы вышли из ресторана, и Энт огляделся по сторонам в поисках такси. Ужин был… хм… А мы вообще ели? Я видела множество мест в НьюЙорке с табличками на дверях: «Съешьте, сколько сможете, всего за девять долларов девяносто девять центов». Сегодня мы уж точно посетили ресторан другого уровня. Я сожгла больше калорий за сам процесс жевания, чем содержалось в еде на моей тарелке. Да к тому же еще и стулья, изготовленные специально для супермодельных задниц, а их у меня целых две. Почемуто стулья были блестящими, а сиденье немного изгибалось вниз, будто бы их главное назначение – побыстрее сбросить гостя на пол и таким образом увеличить количество свободных мест. Ведь не важно, насколько знаменитая попа сидит на стуле, всегда есть еще более известная, которая ждет своей очереди.

Зато ресторан действительно оказался раем для звезд, что можно считать положительным моментом. Я чувствовала себя так, словно оказалась на страницах журнала «Хэллоу!», только тут не встретишь идиотских девиц с прогнозами погоды и второстепенных актеров из «Эммердэйла» Каждый из посетителей был важной персоной и, сидя в зале, без конца беспокойно вертел головой, чтобы убедиться, не прибыл ли ктонибудь, представляющий собой нечто большее. Я со стороны наблюдала за тем, как Аль Пачино болтает со Сьюзен Сарандон и Тимом Роббинсом, время от времени посылая воздушные поцелуи Хелен Хант и Лайзе Минелли.

– Немного забавно, верно? – заявил Энт. – Ты здесь самая популярная личность, по крайней мере по британским меркам, но никто даже не подозревает об этом.

Когда мы забрались в такси, я поинтересовалась у Энта насчет наших дальнейших планов.

– Сегодня презентация. Мы с Алексом получили приглашения, и ты можешь воспользоваться одним из них.

Открытие.

В самом городе НьюЙорке, который является таким потрясающим местом, что ему даже дали не одно, а два названия. Это еще одна вещь, сбивающая меня с толку, наряду с люками, а также нижней, верхней, средней и крайней частями НьюЙорка.

Через десять минут водитель высадил нас у огромного каменного здания, его фасад украшали прекрасные фрески в виде персиков, слив и гранатов.

– Что это такое, Энт?

– Магазинчик под названием «Фрукт». Понимаю, звучит немного необычно.

Здание не походило ни на одну бакалейную лавку, виденную мной ранее.

– А что тут продают?

– Подожди, сама увидишь.

Мы миновали команду телевизионщиков и наконец подошли ко входу. Группа нарядно одетых дам на высоких каблуках показывала приглашения охранникам в черных пиджаках. Мы примкнули к ним и уже через несколько минут оказались в самом гламурном месте, если не считать шикарной вечеринки в честь «Колец на ее пальцах», проходившей, правда, в моих мечтах (место действия: яхта в тридцать футов, пришвартованная у острова Мустик[44]. Список гостей: Мадонна, оба Джорджа – Клуни и Майкл, Джей Ло и Бен Аффлек… О, думаю, вы уловили суть).

– Энт, просто невероятно, – прошептала я.

– Потрясающе, правда?

Глаза разбегались, и было непонятно, на что смотреть в первую очередь. На красивых людей из НьюЙорка, которые небольшими глотками пили шампанское и заедали их маленькими канапе? (Канапе! Умираю с голоду.) На потрясающий интерьер в немного утрированном готском стиле из черных, кровавокрасных и золотых плиток? На возвышающиеся пирамиды из кремов для эрекции, фаллоимитаторы и…

Подождите минутку. Что, черт возьми, происходит?

– Энт, это же сексшоп, – прошипела я, видя, что к нам небольшими шажками направляется девушка с бокалами шампанского на подносе. На ней был узкий корсет, и казалось просто невероятным, как она умудрялась дышать. Уж не говоря о том, как могла передвигаться.

– Десять из десяти за наблюдательность, – ответил он, схватив два бокала.

– Зачем ты меня сюда привел?

– Могла бы по крайней мере поблагодарить. Рассматривай сегодняшнее событие как бесценный материал для следующей книги, а возможные траты потом припишешь к своему гонорару.

– Вообщето я считала тебя своим другом, а не финансистом, а ты напоминаешь мне Джейка, пытавшегося притащить меня на вечеринку свингеров.

– Расслабься наконец. Секс всего лишь секс. Все им занимаются. И мне казалось, уж тебето не обязательно об этом напоминать.

У Энта всегда и на все есть ответ. И именно поэтому он мне так нравится. Но по той же причине друг иногда раздражает меня до смерти.

Ну что ж, попробую последовать его совету.

Я сделала глоток шампанского и внимательно огляделась по сторонам. Если, войдя в ресторан, я почувствовала себя словно на страницах «Хэллоу!», то тут я будто оказалась в «Пентхаусе» или в романе Шоко Лад. Четыре этажа здания были посвящены разным аспектам сексуальности: гетеро, гомо и всему, что между ними. Да, «Фрукт» действительно похож на сексшоп, но он отличался от подобной линии в «Энн Саммерс», словно королевский гастроном «Фортнум энд Мэйсон» от крошечного магазинчика «Космос» в конце моей улицы. «Фрукт» оказался не менее роскошным, чем любой другой виденный мной бутик, даже манекены выглядели просто потрясающе. Единственное, что, на мой взгляд, отличало их от гостей, – посетители не были одеты в игривые вечерние платьица или садомазохистскую кожаную одежду с шипами. По крайней мере большинство из них.

– Должно быть, здесь множество звезд экрана, – сказал Энт.

– На мою долю и так уже выпало достаточно знаменитостей в ресторане.

– Не тех звезд, дурочка, порнозвезд. Я прочитал, уже не помню где, что в Штатах теперь больше порнозвезд, чем портных. Полагаю, большинство сегодня придут сюда.

После заявления Энта мне действительно начало казаться, будто я их вижу. Никогда до этого не находилась в одной комнате с порнозвездами, во всяком случае, я об этом не знаю. Похоже, они отличаются от других людей и разглядеть их можно за целую милю, или, точнее, заметить грудь, появляющуюся на несколько секунд раньше ее обладательницы. Впервые я чувствую себя обделенной пышными формами.

Просто замечательно!

– Теперь я знаю, почему это место назвали «Фруктом», – хихикнула я. – Никогда не видела так много арбузов за пределами супермаркета «Сейнсберис».

– И что такого в большой груди? – отозвался Энт. – Просто двойной «D», у меня даже напрашивается неприличный каламбур.

Мы опустошили бокалы и взяли еще по одному, а затем перехватили поднос с канапе у проходящей мимо девушкиофициантки. Мгновенно проглотив их, мы с Энтом решили пройтись по первому этажу. Ничего из продаваемого здесь вовсе не было вопиющим или чересчур откровенным. Лишь специальная одежда, униформа из кожи и ПВХ, видео и диски, игрушки и эротические прозрачные пеньюары. Все эти предметы нашли свое место в «Кольцах». Розовый вибратор, описанный на странице семнадцать, по соседству наряд медсестры, в комплект к нему входят хирургические перчатки, похожие на перчатки с восьмой страницы моей книги. Я мысленно погладила себя по голове за то, что описала все так правдоподобно.

А Энт, взяв меня за руку, уже тянул к бюстгальтерам.

– Вот! Как раз для тебя, Эми! – взвизгнул он, выбирая вешалку, на которой висело чтото черное, кружевное и невообразимо сексуальное. Он уже приложил белье к моей груди, когда ко мне вдруг обратилось потрясающее существо ростом в шесть футов, чьи губы соперничали с грудью за премию «Самые большие имплантаты».

– Поверь, детка, такое заведет кого угодно, – протянула она, ощупывая чашечки. – Твоей груди там понравится. Покупай, даже не думай.

Она плавно отошла в сторону, и я взглянула на Энта, его челюсть отвисла до пола.

– Я думал, ты покончил со всей этой гетеросексуальной чушью.

– Ну да, но он же самая горячая штучка в моем гейклубе, – прошептал он.

– Он?

Должно быть, разница во времени так повлияла на меня, что я путаюсь с самого своего приезда в НьюЙорк.

– Я куплю тебе тот бюстгальтер, – объявил Энт. – Алекс не поверит, когда я скажу, что до него дотрагивался Макси Мантис.

Он буквально пускал слюни от восторга и явно нуждался в еще одной порции шампанского. Мы обменяли наши пустые бокалы на полные, осушили их и взяли еще по одному. Угощение же бесплатное, и просто неучтиво не воспользоваться такой прекрасной возможностью. Потом мы по эскалатору поднялись на этаж выше. По мере продвижения все вокруг становилось более мрачным и торжественным. Верный признак того, что мы видели лишь закуску, а главные блюда еще впереди.

– Прямо как в магазине пластинок, – сказал Энт, когда мы проходили мимо таблички «Мягкая порнография – для кошечек». – Они помещают всякую ерунду вроде «Сорока лучших песен» или «Великих хитов» в витрине магазина, но серьезным ценителям музы стоит нырнуть немного глубже.

Серьезным ценителям секса, возможно, действительно стоило нырнуть немного глубже, ведь эту фразу можно понимать практически буквально. Для любителей второй этаж станет настоящим раем на земле. Садомазо и чудаки, испытывающие пристрастия к резиновым приспособлениям, смогут почувствовать себя здесь как дома. Если вам нравится лежать в резиновой маске и кляпе, привязанным к кровати, пока вас бьют ремнем с шипами, направляйтесь во «Фрукт». В этом сексшопе удастся найти наручники, кожаные фиксаторы для ног, копии полицейских наручников, плети в громадном количестве. Мы заметили уйму вещей, походивших на гинекологическое оборудование, которые могли бы служить оборудованием в клинике на Харлистрит. Пояса невинности (обшитые для комфорта вельветом) всех размеров, вплоть до XXXL. И что мне понравилось больше всего – дубликат электрического стула (как в «Зеленой миле»), выгодная покупка всего за две тысячи девятьсот девяносто долларов. По словам продавца, производитель подумал о желаниях покупателя и специально установил нужное напряжение, чтобы «приятно стимулировать», а не «поджаривать, как подонков и убийц».

Однако все вышеперечисленное оказалось лишь вершиной айсберга. Тут позаботились о любом фетише. Заводитесь, когда вас нянчат? Гигантские памперсы и огромные салфетки – ряд пятый. Нравится грязь? Направляйтесь в третий ряд и приобретите тюбики с настоящей грязью из Миссисипи. Обожаете взрывать воздушные шары? Подходящие упаковки, прямо за часовым механизмом. А также анальные шарики, которые гарантированно возбудят вас (как у Ричарда… нет, лучше не стоит).

Вот и я, «Аннабель Чонг[45] эротической прозы», по словам «Таймаут». Просто потрясающая.

И пьяная в стельку.

– До сих пор не могу поверить, что подобное место действительно существует в реальности, – заплетающимся языком пробормотала я, осушив свой пятый (а, может быть, шестой или седьмой) бокал. – Не знаю, пойти ли сейчас в туалет, потому что меня тошнит, или лучше записать все детали на будущее.

– А эти ребята и в самом деле проводят границу, – не менее пьяным голосом ответил Энт. – Я только спросил, где можно найти резиновый ошейник для добермана, а высокомерный наглец заявил, что с животными они не работают.

Энт не сказал абсолютно ничего забавного, и все же мы оба захихикали, как в тот день, когда нам было по шесть лет и он нацарапал слово «какашка» на доске. Мы поймали на себе неодобрительные взгляды тех гостей, которые явно относились к сексу на полном серьезе.

– Думаю, лучше уйти, пока нас отсюда не выкинули, – сказал Энт.

Уже подходя к выходу, он остановился перед корзиной, наполненной маленькими блестящими вибраторами за шесть долларов девяносто девять центов.

– Купим сувенир для Лизы? – спросил он.

– Нет, с нее хватит и пластмассовой статуи Свободы, что я ей привезу.

Не могу повторить комментарий Энта.

– Спасибо тебе, Энт, я провела самые лучшие выходные за всю свою жизнь, – призналась я, когда мы ехали в такси. – Знаешь, не думаю, что меня теперь чтонибудь сможет шокировать.

– Правда? – отозвался он. – А что ты скажешь об этом? «Абсолютно точно, Ричард никогда не видел раньше ничего подобного. Эта мысль подстегнула меня, я села верхом на спину Деборы, оседлав ее, будто лошадь, и дотронулась до ее колышущихся грудей. Потом схватила за волосы и оттянула ее голову назад, так что губы Деборы прижались к его…»

– Что ты делаешь? – бессвязно залепетала я. Я не единственная, кого интересовал этот вопрос. Водитель такси, иранец, который не мог произнести ни слова поанглийски, когда мы влезли внутрь, внезапно проявил невиданный талант в изучении иностранных языков. Теперь он вытягивал шею и пытался не пропустить ни одного слова.

– Нет, подожди, вот хороший отрывок, – сказал Энт, игнорируя мои протесты. – «Губы Деборы прижались к его члену. Я поглаживала его, пока Дебора сосала, чувствуя, что Ричард скоро кончит. В тот момент, когда уже невозможно было повернуть назад, я отодвинула ее от возбужденного члена, чтобы он кончил на нее…»

– Прекрати немедленно!

– Только послушай себя. Ты написала это, женщина… Почему же тебе так… Неужели стыдно?

Зачем нужно спрашивать об этом сейчас? Неужели Энт правда не понимает?

– Не стоит напоминать о книге теперь, ведь я так хорошо провожу время.

– Можешь назвать меня занудой, но завтра всетаки придется столкнуться с реальностью.

– Проклятый зануда! Боже, как я не хочу возвращаться домой!

– Ну, пока тебе и не придется, ведь сейчас мы поедем в клуб.

– В «Семинарию»? – пискнула я взволнованно. – До смерти хочу там побывать.

– Единственный способ пробраться внутрь – это сдать грудь на входе. Нет, мы собираемся в местечко под названием «Эн Уай». Говорят, там полно возможностей хорошенько расслабиться, по крайней мере для бара с гетеропубликой. Алекс хочет, чтобы я заглянул туда и все изучил.

Не уверена, что мне и в самом деле хочется идти в «Эн Уай», я не слишком люблю ночные заведения. Но тогда придется ехать на квартиру Энта и идти спать, а при этой мысли возвращение домой начинало казаться устрашающе неизбежным. Именно поэтому я и решила составить Энту компанию.

– Кстати, – сказала я, – ты знаешь отрывки из «Колец» наизусть?

– О, моя память просто ужасна: я постоянно пропускаю назначенные встречи, забываю ключи… Порой даже не могу назвать свое имя. И вот купил пленку с рекомендациями, как улучшить свою память. Она просто великолепна. Теперь я могу не только с легкостью пересказать главы твоего романа с первой по третью, но еще и назвать большую часть фамилий на А из телефонной книжки НьюЙорка. Но вот ключи попрежнему забываю дома.

Глава 20

Только что пробило пять утра, и я тааак счастлива. Мое состояние никак не связано с тем, что всего через несколько часов придется вернуться в Англию и встретиться с расстрельной командой, состоящей из мамы, моего любимого шантажиста и редактора «Дейли мейл». Нет, должно быть, влияние экстази. Я приняла экстази. Наркотик!

Никогда в жизни я не пользовалась веществом, изменяющим сознание, кроме того случая, когда Джейк подсунул ампулу с наркотиком амилнитритом мне под нос. Но тогда все произошло без моего согласия. Да, я курю и пью, но таблетки? Никогда. Даже вынимая ушные капли «Анадин» из блистерной упаковки, я слегка нервничаю.

Когда мы оказались в «Эн Уай», привычная клубная фобия снова незаметно подкралась ко мне, несмотря на несколько порций водки. Энт заметил опасные симптомы и попытался вытащить меня на танцпол, но разве возможно было сдвинуть с места ставшее вдруг безвольным тело? Именно тогда мой друг и достал из кармана маленькую белую таблетку.

– Попробуйка вот, – предложил он.

– Все в порядке, – заверила я Энта, – просто немного устала, но голова совсем не болит.

– Попробуй.

– Что? – громко спросила я, пытаясь перекричать музыку. Теперь я начала понимать, что от шума у меня действительно заболела голова.

– Экстази! – закричал он в ответ.

– Черт возьми, Энт, – взвизгнула я, отпрыгивая от него, словно он предлагал мне чашку Петри с вирусом сибирской язвы, – где ты достал наркотик?

– Мы в ночном клубе, Эми, посмотри вокруг. Разве люди стали бы вести себя как психи, обожающие друг друга, употребляя только лишь шампанское?

Я осмотрела присутствующих в зале. Да, все действительно казались немного сумасшедшими. И невероятно счастливыми.

– Попробуй, – подбодрил меня Энт, – поверь, от такой дозы ты не превратишься в пускающую слюни наркоманку.

Я подумала: а какая, к черту, разница? Через несколько часов я все равно умру, так лучше уйти из жизни с идиотской ухмылкой на лице. Взяв у Энта пилюлю, положила ее на язык. А потом проглотила – и… ничего не произошло. Никакого головокружения, тошноты, ужасных конвульсий в агонии, выброса адреналина или странных галлюцинаций, когда клуб превращается в пурпурное чрево слона, а присутствующие становятся эльфами и троллями, или на что там еще похожи странные галлюцинации.

Поэтому я пожала плечами и пошла в бар за напитками. Все произошедшее словно окутано туманом. Я действительно взяла коктейли, но следующее, что я помню, – это то, как я оказалась на танцполе. Моя грудь подпрыгивала до ушей. Я стала лучшей танцовщицей за всю историю движения под музыку, мне даже не потребовался дублер для самых сложных движений. Бестолковая корова во «Флэшдансе»[46] и в подметки мне не годилась. Неплохо, особенно если учесть, что обычно я стесняюсь даже просто переступать ногами на публике. А когда мне пришлось танцевать в последний раз, меня охватила дикая паника. Это было в первом классе на рождественском представлении «Маленькая снежинка». Итак, я несколько часов билась всем телом в бешеном ритме и продолжала бы еще долго, если бы Энт в конце концов не вытащил меня на улицу.

– Ах, – прошептала я, щурясь в первых лучах солнечного света, – рассвет в Манхэттене. Так… ярко.

– Это не солнце, Эми, а просто дурацкий уличный фонарь. Думаю, лучше мне отвезти тебя домой.

Мы ехали в такси, спустя некоторое время оно остановилось перед огромным зданием из красного кирпича. Я не имела ни малейшего представления, где мы находимся, но могла точно сказать, что это не дом Энта.

– Где мы? – спросила я.

– В «Семинарии».

– Мне ведь не придется оставлять грудь на входе, да?

– Не волнуйся, они уже закрываются. Могу заверить, ты в полной безопасности.

– Тебе не кажется, пустой клуб производит удручающее впечатление? – сказала я. – Ведь именно люди делают место… А еще диджей. Да, диджей играет важную роль в создании атмосферы.

– Только послушай себя, – засмеялся Энт. – Одна таблетка экстази, и ты превратилась в настоящую преступницу. Тебя, случайно, не разыскивает полиция?

Мы оказались в основном здании «Семинарии», где раньше находилась церковь и когдато собирались молодые люди в черных сутанах, а не в черной коже. Теперь тут больше нет церковных скамей и крестов, лишь огромный танцпол и балки с самыми современными лампами и динамиками.

– Похоже, вы решили сохранить некий колорит, – сказала я, внимательно разглядывая огромное окно, расписанное витражами, сделанное на месте алтаря.

– Нет, вовсе нет. Посмотри поближе, и ты увидишь, что Дева Мария – это Ру Пол, а умирающий Христoc – Рок Хадсон. Любой священнослужитель слег бы с инфарктом, если бы увидел такое безобразие. Ну же, давай выпьем по стаканчику, прежде чем опустят жалюзи.

Мы прошли через всю комнату к длинному бару, расположенному в дальнем конце комнаты, и увидели мужчину, убирающегося за прилавком. Он был выбрит наголо и одет в узкую черную жилетку, а в его брови я заметила какойто стальной отблеск.

– Познакомься, это Крист, – сказал Энт. – Для краткости – Крис. Он раньше работал пожарным.

– Правда?

Крис действительно мог похвастаться своими мускулами, но он абсолютно не отвечал сложившемуся у меня представлению о пожарных.

– Ну да, присутствовал при взрыве башенблизнецов и так и не смог забыть трагедию.

– Боже мой, – прошептала я, – настоящий герой.

– Энт, малыш, что ты тут делаешь? Разве у тебя сегодня не выходной? – вскричал Крис.

– Познакомься, моя подруга Эми из Англии, – ответил Энт. – Я решил показать ей свое рабочее место.

– Рабочее место? Ха. То, где ты развлекаааешься, душка.

Он не мог быть более женоподобным и манерным, даже если бы играл главную роль в какомнибудь захудалом театре. Интересно, как Крису удалось скрывать свою внутреннюю сущность, когда он работал в пожарном отделе? Бармен взял мою руку и поцеловал ее, а я украдкой взглянула на проколотые соски, обтянутые лайкрой. Интересно, пожарным такое позволительно? А может быть, кольца – как раз необходимый атрибут, чтобы прикреплять пожарные шланги?

– Какая удача, что ты не привел ее несколько часов назад, – сказал он Энту. – Из ЛонгАйленда заявились ужасные гомосексуалистыбайкеры. Они бы съели ее живьем. Хочешь выпить?

– Пожалуй, немного воды, – побормотала я.

Я начала испытывать панический страх, поскольку вспомнила слышанные мной жуткие истории о тинейджерах, принимающих экстази. Мозг их разлагается, и им приходится много пить. В конце концов они просто взрываются. Вроде чтото в таком духе. Не могу вспомнить точно, но сейчас я сама просто умираю от жажды.

Мне принесли воду, и я одним залпом выпила ее.

Вот теперь чувствую себя немного лучше.

– Итак, – задумчиво сказала я Крису, – ты действительно был там?

– Где – там, детка?

– Одиннадцатого июля, – добавила я серьезно.

Бармен бросил на меня озадаченный взгляд.

– Полагаю, она хочет сказать – одиннадцатого сентября, – пояснил Энт.

Крис разразился визгливым смехом, а я съежилась – скорее от стыда, чем от жажды.

– Господи, а ято подумал, что мне предъявлено обвинение в ограблении продовольственного магазина! – сквозь смех выкрикнул Крис. Затем он взял себя в руки и сказал: – Ладно, десятого сентября. Так что?

– Энт сказал, ты входил в команду спасателей.

– Хотел бы я, чтобы все было так, черт возьми! Пожарный в прошлом, а сейчас горячий бармен и дискжокей. Нет, к сожалению, в то время я отдыхал в Майами.

– Но разве ты не работал в пожарной команде?

– Милочка, единственный раз я побывал в пожарной машине, когда мне было пятнадцать лет, а пожарный весом в двести фунтов нанес мне на лицо… – Вряд ли он говорил о трехступенчатой программе ухода за кожей фирмы «Клиник». – Черт возьми, что Энт наболтал тебе?

Я повернулась к своему лучшему другу, тихонько фыркавшему в рукав.

– Проклятый мерзавец! – прошипела я.

– Извини, – ответил Энт. – Мне так не хватало когонибудь столь доверчивого.

Я была готова его убить, но тут зазвонил телефон. Крис неторопливой походкой пошел к бару и поднял трубку.

– «Семинария», – с придыханием сказал он и через пару секунд заявил: – Извините, милочка, мы уже вроде как закрываемся… Какой отец?.. У нас была парочка кардиналов на выходных, но они предпочитают, чтобы мы особо не распространялись об их приходе. Ага, действительно «Семинария»… Послушайте, видимо, вы не туда попали… Не волнуйся, детка, такое иногда случается. – Он повесил трубку и сказал: – Невменяемая идиотка требовала к телефону придурка священника. Парня по имени отец Энтони.

Ему уже не нужно было объяснять дальше, поскольку все и так стало предельно ясно, когда мой друг повесил трубку. Судя по всему, мама научилась пользоваться международными справочными службами. Я взглянула на Энта, белого как мел. Очевидно, в голову ему пришли те же самые мысли.

– Черт! – пробормотал Энт.

Телефон зазвонил снова.

– Черт, черт, черт!

– Что будем делать? – быстро спросила я.

– Лучше я всетаки подойду к телефону, – сказал Энт, запрыгивая на стойку бара и хватая трубку, прежде чем Крис его опередил. – Здравствуйте, «Семинария» слушает, – беззаботно проговорил он, но веселый тон не сочетался с бледным испуганным выражением лица. – Здравствуйте, миссис Бикерстафф, Энтони слушает… Да, я в порядке. А вы? Неужели? Да что вы говорите? О Боже!

О Боже! Что же творится дома? Видимо, она все узнала. А может, обо мне написали в «Мейл»… Я взглянула на Энта, ища подтверждения, что маме все известно. Но он оказался слишком занят ролью падре, чтобы обращать на меня внимание.

– …как говорилось в Евангелии от Матфея, часть вторая, восьмая строка: «Тот, кто возлежит с верблюдом, не… ээ… никогда не пройдет через игольное ушко…» Ну, может быть, если бы вы поговорили с местным священником… Я бы с радостью прилетел к вам на самом деле, но мне еще нужно… хм… Мне еще предстоит перечитать исследовательскую работу о жизни Иисуса…

Исследовательская работа о жизни Иисуса? Кого он пытается обмануть? – …а еще мне нужно провести первое большое причастие… Да, мы получаем отметки за качество работы… Да, миссис Бикерстафф, понимаю, новость довольно шокирующая…

Господи, она все знает!

– …рискованно давать советы по телефону… Должно быть, вы знаете, что католическая церковь говорит по поводу разводов…

Развод! Значит, речь идет не обо мне. Подождитека, развод?

– …и я подозреваю, большинство монастырей без энтузиазма отнесутся к заявлению от замужней женщины…

О Бог мой, она хочет стать монахиней?

– Возможно, если бы вы собрали семейный совет и постарались заручиться поддержкой родственников… Знаю, знаю, они слишком заняты, но ведь вы даже не пытались… Эми?

Черт возьми, не втягивайте меня в эту историю! Я начала подавать Энту яростные знаки, чтобы тот не выдавал меня.

– …забавно, но она сейчас у меня… О, разве она не поставила вас в известность? Да, стрессы городской жизни в Лондоне начали действовать Эми на нервы. Ей понадобилось уехать, чтобы снова вернуться к своей духовной сущности, и мы предложили бедняжке приют здесь… Да, даже для тех, кто не является католиком… Да, я поговорю насчет вас…

Нет, нет, нет, нет!

– …Эми, да… Она приехала день или два назад… Уверен, она с радостью поговорит с вами… Думаю, сейчас Эми в часовне общается с Отцом Нашим. Подождите немного на линии, пока я поищу ее.

Он положил трубку на стойку бара и беспомощно посмотрел на меня.

– Что, черт возьми, ты творишь? – прошипела я.

– Извини. Я не знал, что еще сказать, ты же слышала мои ответы. Она вотвот потеряет опору, а ее убежденность в наличии у меня духовного сана не упрощает дело, а скорее наоборот.

Крис прислушивался к каждому слову в разговоре, который, судя по всему, его не на шутку заинтриговал.

– Почему она ее теряет? Что происходит?

– Расскажу позже… А сейчас тебе лучше с ней пообщаться.

– Не могу. О чем с ней говорить?

– Почему бы не открыть правду?

– Правду? Она не сможет принять мою правду! – взвизгнула я. Интересно, почему эта фраза кажется мне на удивление знакомой?

– А вдруг сможет? Насколько я понимаю, большая часть проблем в вашей семье происходит оттого, что вы ничего друг другу не рассказываете.

– Энт, сейчас не время для дурацкой семейной терапии.

– Поговори с ней, Эми, – сказал он, поднимая трубку и протягивая ее мне. – Или ты хочешь, чтобы я обо всем рассказал сам?

Я выхватила трубку из его рук.

– Привет… мама, – пробормотала я нервно.

– Эми! И что ты делаешь в НьюЙорке? Я пыталась связаться с тобой в течение нескольких дней, но никто не знал, где ты. В офисе сказали, у тебя ветряная оспа, и я с ума сошла от беспокойства.

– Прости, мне нужно было уехать.

– Понятно. Но ты нужна мне здесь. – Во время разговора мама изо всех сил пыталась сдержать рыдания. – Мои отношения с твоим отцом рушатся.

Должно быть, Лиза показала ей фотографии. Проклятие!

– Ты виделась с Лизой? – спросила я.

– Твоя ужасная сестра никогда мне не перезванивает.

Итак, мама не видела снимки. – Так что же такое произошло? Почему тебе пришлось уехать? – спросила она покровительственно. Обычно мама разговаривала таким тоном, когда хотела дать понять: ничего особо ужасного не может случиться в моем маленьком мирке, ведь единственно стоящие проблемы только у нее. Возможно, Энт прав. Наверное, стоит рассказать сейчас. Маме пора наконец узнать, что такое действительно кошмарные неприятности.

И если прислушаться к себе, я все еще могла ощутить небольшой отзвук эйфории, остатки безграничной уверенности в себе, вызванные экстази. Уже не такое сильное влияние, но вполне достаточное, чтобы пройти испытание до конца.

Верно, я смогу. Итак, начнем.

– Мам, хочу рассказать тебе коечто…

Я взглянула на Энта, который ободряюще кивал мне.

– …и должна была рассказать лет сто назад. Вообщето это невероятно…

Где я уже слышала подобные речи? Ах да, на воскресном обеде у мамы дома. Но на сей раз я была настроена серьезно.

– …просто потрясающе, – продолжила я.

Энт начал кивать, словно желая сказать: «Вперед, девочка!» Я видела такое в шоу Спрингера.

– …как только свыкнешься с этой мыслью, ручаюсь, ты будешь приятно удивлена…

Думаю, уже достаточно вводных фраз, пора заканчивать бессмысленную болтовню, пока не кончилось влияние экстази. Наступило время перейти к самому главному.

– …дело в Энте.

Брови Энта взлетели на лоб, словно подогреваемые ракетным топливом.

– Он гей.

Все прошло просто великолепно. Как в сказке. Два коротких слова возродили в душе мамы все ее прежние предубеждения относительно католических священников и перечеркнули планы уйти в монастырь и провести оставшиеся дни в размышлениях о Боге. Конечно, она не восприняла новость на ура.

Но по крайней мере Энт освобожден от ответственности. Ему больше не придется напрягаться, пытаясь вспомнить точные цитаты из Евангелия, когда он раздает духовные наставления единственному члену своей паствы. Думаю, Энт вообще вряд ли увидит мою мать снова. Если только на пару секунд, перед тем как подвергнуться яростной атаке, ведь миссис Бикерстафф скорее всего купит собаку, только бы держать Энта подальше.

– Я заказал для тебя яйца, ветчину, блинчики, хашбраун, все полито огромным количеством кленового сиропа. Не знаю, поможет ли еда, но, во всяком случае, не навредит, – сказал Энт, садясь за наш столик у окна. Мы сидели в забегаловке напротив «Семинарии».

– Ситуация становится все хуже и хуже, Энт, – захныкала я, – меньше чем через три часа мне придется сесть в самолет и столкнуться лицом к лицу с настоящим… кошмаром.

– Да, нелегко, Эми, но я знаю, ты справишься. – Он взял меня за руку. – Ты расскажешь ей… Даже из тех соображений, что через какоето время ты исчерпаешь остальные шокирующие новости и у тебя останется лишь секрет Шоко Лад. А когда правда наконец выплывет наружу и миссис Бикерстафф узнает о книге, остальное станет не важно. Маленький поганец ничем уже не сможет тебя шантажировать, а в «Мейл» пусть пишут все, что им вздумается…

– Энт, ну не в силах я ей рассказать. Ты слышал, как я разговаривала по телефону. Когда дело доходит до этого камня преткновения, у меня никак не получается довести все до конца.

– Позволь поделиться с тобой коечем. Наверное, мои слова тебя немного расстроят, но, возможно, как это ни забавно, наоборот, разрешат ситуацию. Я не должен был рассказывать… Ну, ты понимаешь, дал клятву и все в этом духе…

Мамино признание! Как же я могла о нем забыть?!

– Твоя мама завела интрижку. Я чуть не упала со скамейки. Это просто невероятно. Даже еще менее реально, чем роман отца, – это уже само по себе абсурдно. Мама так твердо обличает секс вне брака, что серьезно подумывала о переходе в республиканскую партию, когда леди Ди проговорилась о Чарльзе и Камилле. Я как сейчас помню эту сцену. Мама твердила: «Изменник не может сидеть на троне Великобритании» (почемуто она напрочь забыла, что уже несколько поколений изменников благополучно так поступали), – и одновременно запаковывала всю свою обширную коллекцию королевских реликвий. Она заставила отца сложить в самый дальний угол чердака три коробки из вишневого дерева, наполненные памятными тарелками, кружками и держателями для туалетной бумаги. Комод со стеклянными дверцами стоял в гостиной пустой более трех лет, что показалось мне вполне символичным. Своеобразный укор позорному нарушению моральных принципов в самых влиятельных кругах общества.

– Не может быть, – сказала я, снова обретя способность дышать.

Такого действительно не могло быть. Я вспомнила, как она чуть не отправила в отставку своего любимого члена партии консерваторов, когда газеты выставили напоказ интрижку Джона Мейджора…

Господи и все святые, неужели у меня только что был момент просветления? Эдвина Кюрри. Макияж. Странный стиль проституткиконсерватора, на котором остановила выбор мама, тогда оказался для меня настоящей загадкой. Я полагала, с его помощью мама хотела снова заманить отца на брачное ложе… На самом же деле новый имидж означал, что она сама превратилась в шлюху.

– Не стоило тебе говорить, – сказал Энт с сожалением, словно читая мои мысли.

– Кто он?

– Ты не знаешь. Парень по имени Пэт, который работает в саду.

– Садовник?

– Не волнуйся. Она всетаки не опустилась до низших классов. Он один из тех воображал, кто обкорнает несколько кустов в саду, поместит там какуюнибудь странную штуковину с водой, а потом называет себя ландшафтным дизайнером. Миссис Бикерстафф встретилась с ним на выставке цветов в Челси. Их сблизила любовь к бегониям.

– Не важно. Лучше скажи, их отношения до сих пор продолжаются?

– Нет, к тому времени, когда она пришла ко мне и призналась во всем, роман уже закончился. Миссис Бикерстафф мучило чувство вины. Весьма сильное, и она отчаянно пыталась убедить себя, будто все это произошло изза неверности твоего отца.

– Он действительно изменял ей… То есть изменяет.

– Да, но тогда она не могла знать наверняка. И до сих пор не знает точно. Твоя мама стремилась оправдать собственный разгул. И поверь мне, она потратила немало времени, чтобы поверить, что Бог – всепрощающий парень, и ей вовсе не обязательно придется гореть в аду… Думаю, она переспала с тем парнем всего один раз. Надеюсь, мои слова помогут тебе взглянуть на ситуацию иначе.

Вряд ли. И не имеет значения, сколько раз это произошло. Просто теперь я стану представлять себе не только отца, занимающегося на автостоянке оральным сексом с прекрасной Сандрой, специалистом по обслуживанию вечеринок. Перед глазами моими также будут стоять мама и Пэт, сплетенные в объятиях среди многолетних растений. Черт, что же происходит с обоими моими родителями? Совсем стыд потеряли? Им не следует заниматься сексом даже друг с другом, не говоря уж о привлечении третьих лиц.

– Энт, как ты можешь так говорить? – с негодованием произнесла я, осмыслив до конца всю омерзительную правду о замечательных и озабоченных Бикерстаффах.

– Конечно же, это все упрощает, сама подумай. Начнем хотя бы с того, что твоя мама вовсе не такая чопорная святоша, как ты привыкла о ней думать. Ведь она же обманула твоего отца. А что бы ты ни сделала, ты никогда и никого не обманывала. И потом, если у миссис Бикерстафф есть хоть капля совести, ей будет намного сложнее обвинять тебя в написании той самой книги.

Возможно, в словах Энта есть определенный смысл, но я его не нахожу. Сейчас я вообще не вижу ничего, кроме извивающегося потного клубка, состоящего из моих пятидесятилетних родителей, слившихся в любовной страсти.

Стук по стеклу гдето рядом вытащил меня из трясины размышлений. Крис. Мы оставили его в клубе с открытым ртом в шоке изза тех откровений, свидетелем которых он невольно стал. Но, очевидно, Крис уже пришел в себя и жаждал повторения на бис. Одним прыжком оказавшись в ресторанчике, он скользнул на скамейку рядом со мной.

– Отец Энтони, – хрипло прошептал он, – прошло уже шесть месяцев с моей последней исповеди, и, Иисус свидетель, я грешный маленький…

– Будешь продолжать в том же духе – окажешься уволенным, – рявкнул Энт. Думаю, он не шутил.

– О, не будь же таким занудой. Заставь меня шесть раз прочитать молитву Пресвятой Деве и шлепни по заднице.

– Пожалуйста, Крис, сейчас неподходящее время, – попросил Энт.

– Просто не могу поверить, – продолжил Крис, не обращая никакого внимания на царившее за столом подавленное настроение. – Чтобы получить такой заряд, который дали мне сегодня утром вы, друзья мои, пришлось бы несколько недель без перерыва смотреть развлекательные передачи по телевизору. – Бросив взгляд на наши несчастные лица, он добавил: – Держу пари, там, откуда пришло это вдохновение, есть еще много интересного.

– Почему бы не рассказать ему, Эми?

– Что? – пробормотала я.

– Ну, можно ведь рассматривать это как подготовительный разговор перед встречей с мамой. Кроме того, думаю, наша королева Крис вряд ли столкнется с миссис Бикерстафф на благотворительной распродаже в клубе консерваторов.

Он прав.

Я повернулась к Крису и объявила:

– Я – Шоко Лад.

– Да не может быть! – взвизгнул он. А потом прибавил: – А кто это?

– Обещай непременно упомянуть обо мне в своей следующей книге, детка, – принялся умолять Крис, услышав мой рассказ. – Ну пожалуйста… Я даже не против трахнуть несколько цыпочек, честное слово.

– Не будет следующей книги, если я не смогу рассказать правду маме, – пробормотала я.

– Мама. Что может быть ужаснее? – задумчиво произнес Крис. – Вообщето моя оказалась не так уж и плоха. Когда я рассказал ей о своих странностях, она ответила: «Иди, я хочу гордиться тобой, сынок. Ведь только настоящий мужчина может засунуть кулак в задницу».

– Она не могла такого сказать, – произнес Энт недоверчиво.

– Ты прав, она так не говорила. Но, с другой стороны, ведь и не убила меня.

– Повезло тебе. Моя бы прикончила меня на месте.

Было заметно, как Энт разочарован. Он повернулся ко мне и заявил:

– Эми, я допускаю, теоретически наиболее вероятен вариант, в котором ты погибнешь в семейной разборке. Но неужели ты и вправду полагаешь, будто женщина, настолько одержимая порядком, как твоя мать, рискнет запачкать кровью мягкую мебель?

Я не ответила, поскольку знала: она скорее всего решится на такой поступок.

– У меня появилась идея, – внезапно взволнованно проговорил Энт.

Что за идея? Нужно взять другую фамилию, остаться в НьюЙорке, выйти замуж за американца и получить вид на жительство? Отличный план! Где поставить подпись?

– Я мог бы поехать с тобой.

Ого!

– Ты сделаешь это? – проныла я.

– Ну, Алекс, конечно, придет в ярость, когда мы с тобой заявимся к нам домой. Но, как я уже сказал, прошла вечером, нас с тобой связывают целых двадцать лет крепкой дружбы. Пошли паковать чемоданы.

Глава 21

«Мы летим на высоте тридцати шести тысяч футов. По нашим подсчетам, время полета займет немногим более шести часов, поэтому мы прибудем в ад немного раньше, чем ожидалось. Погода там обжигающе горяча. Надеемся, вы не забыли захватить средство защиты от солнца…»

– Горячее полотенце, мадам? – спросила стюардесса, нарушив мой мирный сон.

Я взяла его и начала протирать лицо. Энт повернулся ко мне и произнес:

– Знаешь, все будет хорошо, обещаю тебе.

– Эй, – сказала я, испытывая внезапный приступ оптимизма, – а что, если у Колина Маунта случился сердечный приступ и он приказал долго жить? Хочу сказать, он явно относится к людям, страдающим от повышенного холестерина. А вдруг газетам простонапросто надоела эта тема? Ведь такое же бывает. Даю руку на отсечение, чтото произошло и обо мне уже забыли. Например, Пош и Бекхэм поменяли обои в своей квартире на прошлой неделе. Вполне подходящая тема. Может быть, и не придется ничего рассказывать маме.

– Иди спать, Эми, – сказал он, натягивая на глаза бесплатную маску для сна. – Тебе понадобятся силы, ведь скоро мы будем на месте.

Глава 22

Было уже за полночь, когда я толкнула дверь квартиры и услышала равномерное биканье, издаваемое автоответчиком.

– Прослушаю его завтра утром, а сейчас мне просто необходимо лечь в кровать, – сказала я.

Но Энт не желал принимать никаких отказов. Он бросил сумку рядом с телефоном и нажал кнопку «Прослушать».

– У вас восемнадцать новых сообщений.

Бип.

– Эми, это я. Ты где? Видела фотографию Мэри в «Мейл». Ты никогда не упоминала, что она настолько толстая. Ну ладно, я должна поговорить с тобой о Дэне…

Дэн? Ах да, бойфренд. Непривлекательный ботаник и консерватор. Совсем о нем забыла.

– Просто кошмар. Да еще и папа. Кошмар вдвойне. Звякни мне.

Бип.

– Эми, извини за волчьи завывания на заднем плане, но я звоню из телефонной будки у строительной площадки. Приходится принимать меры, не хочу, чтобы меня заметили, милая. Ну так вот, дорогая, всегда мечтала увидеть свою перекошенную физиономию на первой странице, поэтому не стану жаловаться. Позвони, обсудим дальнейшие шаги. Мерзавцы начинают все больше усиливать давление.

Бип.

– Привет, сестренка. Снова я. Мне очень нужно с тобой поговорить. Какаято мерзкая корова из твоего офиса заявила, будто у тебя ветряная оспа. Пожалуйста, скажи, что это неправда и ты просто прогуливаешь.

Бип.

– Здравствуй, Эми, это Льюис…

Ааа! Я почувствовала, как от воспоминаний мое лицо начало пылать.

– Хм… Льюис с работы. Диди сказала, ты подхватила вирус ветряной оспы. Хотя, подозреваю, дело в другом. Я… ээ… обеспокоен тем, изза чего ты убежала в прошлый…

Я прервала его разглагольствования, нажав кнопку «Удалить». Не могу слушать Льюиса сейчас. Точнее, никогда не хочу слышать его, если подумать.

Бип.

– Эми, это Джейк. Надеюсь, ты уже успокоилась и можешь поговорить со мной… Понимаешь, что касается небольшого недопонимания в отеле…

Недопонимания, черт возьми? Возможно, я была пьяна и вела себя тогда легкомысленно, но разве я говорила ему: «Знаешь, Джейк, с момента нашего расставания я только и мечтала выйти из ванной в отеле и увидеть снятую тобой шлюху»?

Удалить, удалить, удалить.

Бип.

– Эми, это Джулия. Ведьма сказала, у тебя оспа. Бедняжка. Я хотела надеть форму медсестры и немного поиграть с Аланом, но, если ты хочешь, могу прийти и поухаживать за тобой. Мы так замечательно провели время в тот вечер, почему ты так рано убежала? Пока.

Бип.

– Эми, сейчас говоришь ты или проклятый автоответчик? Ненавижу дьявольские изобретения. Кстати, это твоя мама…

Как будто сложно угадать.

– …звонила тебе на работу, и там сказали, что ты заболела ветрянкой. Не понимаю, как такое возможно, ведь она была у тебя в семь лет. Ты переболела ею легко, как котенок. Надеюсь, ходила к врачу? Как будто у меня мало проблем и без тебя. Тепло укройся и больше лежи. Если у тебя на самом деле ветряная оспа, в чем я очень сомневаюсь, не вздумай чесаться. Хочешь, могу заглянуть и принести немного супа? Хотя я, видимо, точно зайду, мне нужно с тобой поговорить. Дело в твоем отце… Я приняла определенное решение.

Бип.

– Эми Бикерстафф, пожалуйста, скажи, ты ведь не прячешься под одеялом? Почему, во имя Всевышнего, ты не сказала мне, что тебя шантажируют? Я ведь твой агент, если ты еще помнишь. Мне тут позвонил мерзкий и жалкий подонок. Встречаюсь с ним через час, чтобы разобраться со сложившейся ситуацией. И всем приходится заниматься за какието проклятые пятнадцать процентов. Просто свяжись со мной, ладно?

Бип.

– Снова твоя мама. Забыла сказать: брось же наконец курить. Отвратительная привычка. Уверена, она не слишком полезна для твоей оспы, или какой еще жуткий вирус ты там подхватила. В любом случае я не собираюсь весь день сидеть и разговаривать с бездушной машиной. Пойду в церковь и поставлю свечки за всех нас.

Бип.

– Эми, я слышу твой голос? Звонит папа…

Папа? Он не набирал мой номер ни разу за двадцать пять лет.

– Я бы хотел тебя кое с кем познакомить. Это очень важно. Я встречался недавно с одной леди… Не могу сейчас говорить. Мама шныряет гдето рядом, а мне хотелось бы все сохранить в тайне. Позвони, когда будет минутка.

Невероятно. Он хочет, чтобы я познакомилась с его проклятой…

Бип.

– Эми, это Мэри. Звоню тебе из телефонной будки на станции «Пиккадилли». Пришлось примкнуть к группе японских туристов, надеюсь, тебе удастся хоть чтонибудь услышать. Ну так вот, сначала хорошие новости. Я уладила… Извините, молодой человек, я разговариваю по телефону. Отвали, ладно? Ну так где я остановилась? Ах да, проблема. Мне удалось ее уладить. По крайней мере на какоето время… А теперь приготовься услышать плохую новость. Завтра в «Мейл» напечатают, что Шоко Лад живет в Северном Лондоне. Бог знает, откуда им удалось раздобыть информацию. Но точно знаю, что твой вонючий шантажист не распускал язык, и даже Джейкобсон не знает твоего адреса. Хорошо, что им неизвестно твое имя. Но, даже несмотря на это, в «Мейл» намерены напечатать огромную статью о тебе. Полагаю, хотят вынудить Шоко Лад раскрыть карты. Ты непременно должна…

Бип.

– Проклятый автоответчик всегда оставляет так мало времени. Хотела попросить, чтобы ты срочно связалась со мной. Как я подозреваю, скоро грянет настоящий взрыв.

Бип.

– Здравствуйте, Дэвид Докинс из семейной похоронной службы «Данстон и Докинс».

Чточто? Наверное, ошиблись номером… По крайней мере очень надеюсь.

– …приношу извинение за беспокойство в столь сложное для вас время. Однако у меня есть несколько вопросов по поводу приготовления к похоронам вашей прабабушки…

Уф! Слава Богу, у меня нет ни одной прабабушки. Удалить. Проклятие, слишком сюрреалистично.

Бип.

– Ааа! Ты видела «Мейл»? Как они узнали, черт возьми, где ты живешь? Неудивительно, что тебе приходится скрываться. Мама сойдет с ума, когда прочитает статью. Она всегда с подозрением относилась к району КраучЭнд. Позвони мне как можно скорее.

Бип.

– И я попрежнему хочу поговорить с тобой насчет папы и Дэна…

Кто такой Дэн? Ах да, бойфренд.

Бип.

– Черт возьми, Эми, что происходит? Я позвонила домой, все просто с ума посходили. Говорила с папой. Он сказал, мамы нет дома, но я слышала звук разбивающихся тарелок. Ты рассказала им о книге? Или об Энте, оказавшемся священникомпедофилом? Позвони мне как можно скорее, я напугана до смерти.

– Здравствуйте… Снова Дэвид Докинс. Мои извинения, но по недосмотру я забыл указать, что гроб в упаковке «Восторг вечности» сделан из отборного тикового дерева, выращенного в экологически чистом лесу, и…

«Уходи отсюда!»

Бип.

– Эми, это твой отец…

Опять?

– Пожалуйста, постарайся не слишком волноваться, но твою мать… арестовали.

Глава 23

– Лиза, где она? – спросила я.

– Все еще в полицейском участке. Отец пошел туда, чтобы попытаться взять ее на поруки. Эми, проклятие, где ты была?

– В НьюЙорке, – ответила я, – вернулась лишь полчаса назад.

– Полетела в НьюЙорк с ветряной оспой?

– Нет, конечно же, нет. – Такты прогуливала? В НьюЙорке? Навестила Энта?

– Он здесь. Расплачивается за такси.

– Думаю, лучше тебе сказать ему, пусть он поскорее уезжает обратно в Америку, прежде чем мама вернется домой. Не думаю, что она захочет его видеть.

В этот самый момент в гостиную в доме родителей вошел Энт.

– Ну так что она натворила? – спросил он беспечно. – Забыла заплатить за кабельные каналы?

– Если бы, – сказала Лиза. – Она рисовала граффити на двери церкви Девы Марии в Финчли.

– Черт, – пробормотала я, – что же она написала?

– «Гореть вам в аду, гомикисвя…»

– И что же это означает?

– Думаю, она хотела написать «священники», но копы забрали ее прежде, чем мама успела довести дело до конца… Можете наконец рассказать, что происходит? Мы с папой никак ничего не поймем.

Мы рассказали Лизе о мамином звонке в «Семинарию».

– Господи Иисусе, Эми, если бы ты проявила силу воли во время воскресного обеда и рассказала правду, ничего такого бы не произошло, – злобно фыркнула Лиза.

– Нет, Лиза, если бы я рассказала правду, то уже была бы мертва, а ты бы ждала, когда начнется судебное разбирательство по делу об убийстве. Ты только посмотри, как она отреагировала на такую мелочь. Подумаешь, мой друг оказался гомосексуалистом.

– Мелочь? Вообщето он выступил еще и в роли ее личного приходского священника, а все благодаря тебе и твоей глупости.

– Лиза, сейчас этим не поможешь, – мягко сказал Энт, пытаясь разрядить ситуацию.

– Отвали, Энт! – завопила Лиза. – Ты ничуть не лучше. Почему, черт возьми, ты пошел на поводу у этой психопатки?

– Погодика минутку, Лиза! – закричала я. – Какого черта я пошла на поводу у тебя? Начать с того, что если бы я никогда не продала права на свою книгу…

– Знаешь что? – перебила меня Лиза. – Мне плевать, достаточно с меня сумасшедшей семейки. Утрясайте неприятности вдвоем.

Она развернулась и вылетела из комнаты, а через пару секунд мы услышали, как хлопнула входная дверь. Итак, теперь мы с Энтом остались одни.

– Хорошенькое начало, – протянул Энт. – Хочешь, я сделаю нам по чашечке чаю?

Я не ответила, поскольку заметила вчерашний номер «Мейл» на кофейном столике: «Королева порно живет на окраине Лондона». Я взяла его в руки и проглядела статью. Как и сказала в своем сообщении Мэри, они пока еще не знали моего имени, зато теперь у них было описание внешности. Я оказалась «скромной шатенкой за двадцать», которая живет в «КраучЭнде, в остальном вполне респектабельном районе Северного Лондона».

– Ну и наглость – назвать тебя скромной! – произнес Энт, заглядывая мне через плечо.

Я не могла говорить, потому что испытывала абсолютно новое ощущение. Танцоры «Риверданса», которые взяли заслуженный отпуск, пока я ездила в НьюЙорк, вернулись. Они снова начали активные действия в моем желудке, но на сей раз, очевидно, абсолютно спятили, решив заменить набойки на ботинках на каблукишпильки.

– Откуда, черт возьми, они это взяли? – наконец удалось мне прошептать.

– Почему бы не заподозрить меня, Эми? Или твоего агента? А может быть, это Лиза? Кажется, она разозлилась не на шутку.

Я покачала головой.

– Тогда, видимо, твой шантажист причастен к этому.

– Мэри сказала, она о нем позаботилась. А даже если это не так, разве бы он не предоставил газетам больше информации, чем просто описание внешности?

– Твой издатель? – предположил Энт.

– Он даже не знает моего имени, не говоря уж о том, где я живу.

Я напрягла память и попыталась вспомнить каждое слово, произнесенное во время нашей встречи. Может быть, какаята фраза и вылетела из моей памяти, но сейчас у меня никаких идей нет.

– Он бы никогда так не поступил. Зачем рисковать и срывать сделку? Нет, он не стал бы тебя выдавать, – сказал Энт. А потом прижал меня к себе и крепко обнял, потому что я, конечно же, разрыдалась.

– Давай вернемся в НьюЙорк, – сквозь всхлипывания пробормотала я.

Как же я на самом деле этого хотела! Оружие, беспорядочные перестрелки и притоны НьюЙорка не имеют значения, там всетаки намного спокойнее.

– Убежать не удастся, – мягко произнес Энт.

И он прав, разумеется. Ведь я услышала звук открывающейся входной двери. Судя по всему, папа вернулся домой вместе с заключенной.

– Черт возьми, Энт, тебе нельзя здесь оставаться, – прошипела я.

Но никто из нас даже не шевельнулся: мы оба приросли к полу. Думаю, встретить смерть в объятиях лучшего друга не самый ужасный конец. Дверь в гостиную открылась. Но это оказалась Лиза, и она больше не выглядела сердитой.

– Прости, – сказала она, – не стоило выходить из себя.

– Все в порядке, – ответила я. – Я тоже виновата.

Я отстранилась от Энта и обняла младшую сестренку.

– Папа только что позвонил на мобильник, – сообщила она. – Он едет домой.

– Лучше тебе как можно быстрее исчезнуть, Энт, – сказала я.

– Нет, пока мы в безопасности, папа приедет один, – объяснила Лиза. – Маму задержали на всю ночь… Как я поняла, она швырнула сумочку в окно полицейского участка, а дежурному по отделению даже пришлось накладывать три шва.

Моя мама, страдалица за благопристойные семейные ценности, проведет ночь в полицейской камере в компании пьяниц и угонщиков автомобилей. Да, чем дальше, тем лучше, ничего не скажешь.

– Как насчет чашечки чаю? – воскликнул Энт.

Он направился на кухню, мы же с Лизой сели и стали ждать. Возможно, стоит сейчас поведать о шашнях мамы с Патом, любителем цветов. Разве не справедливо, если Лиза тоже обо всем узнает? Однако я не смогла. Жизнь и так преподнесла сестре слишком много сюрпризов, и мне, между прочим, тоже.

– Нужно выяснить все относительно папы и его пассии, ты помнишь? – заявила она.

– Конечно, но не сегодня.

– Ты права. Сначала лучше уладить несчастье, случившееся с мамой, – согласилась она. – Сегодня убивать отца не будем…

– Тебе не кажется, что давно пора все нам объяснить, папочка? – потребовала Лиза.

– Где вы это взяли? – спросил он, взглянув на фотографии, разложенные на кофейном столике.

Его лицо стало мертвеннобелого цвета. Папа и так был бледен, когда приехал из полицейского участка, но сейчас он какимто немыслимым образом показался мне еще бледнее. Даже понимая, какой он обманщик, мерзавец и все такое, как можно не пожалеть его? Должно быть, он сейчас чувствует то же, что и я, когда Колин Маунт позвонил мне и начал шантажировать.

Решение Лизы подождать и не проводить очную ставку с мисс Босоножки на шпильках длилось целых десять минут. Лиза не выдержала, когда папа, вымотавшийся изза произошедших событий, что вполне объяснимо, напал на нас с Энтом и обвинил в причастности к маминому нервному срыву. Именно тогда Лиза и решила напомнить, какую роль он сам сыграл во всей этой истории, и пришла к нам на выручку, словно Лара Крофт, одетая в «Версаче». Энт сделал стратегически важный шаг и ретировался. Видимо, решил, будто еще одна чашечка чая уж точно спасет положение.

– Не имеет значения, как мы раздобыли снимки, отец, – заявила Лиза. – Чего ты добиваешься таким поведением?

– Да, я встречался с ней, – пробормотал папа чуть слышно, явно растерявшись и не найдя, что еще сказать.

– Это очевидно. И не пытайся убедить нас, будто она коллега по работе. Мы точно знаем, кто эта женщина. Сандра Филлипс. С энд, как зовут ее друзья. Живет в районе ВудГрин и любит «Саузерн комфорт» и…

– Откуда вы раздобыли такие подробности? – спросил отец, распахнув глаза от удивления. – Даже я не был в курсе таких деталей, хотя знаю ее уже несколько недель.

– Итак, значит, ты признаешь? – победоносно сказала Лиза, словно допрашивая свидетеля в главном суде Великобритании «Олд Бэйли». – Кстати, она носит тридцать четыре «В». На случай, если понадобится подарок на День святого Валентина.

– Что тридцать четыре? И что я признаю? – забормотал отец. Мне показалось, он несколько переигрывает с замешательством, ведь мы застали его на месте преступления. – А как, черт возьми, вы раздобыли эти снимки? – продолжил он, теперь придя в настоящее негодование. – Шпионили за мной?..

Ну да.

– Собственные дети шпионили за мной! Неужели вся семейка абсолютно спятила?

Наверное, снова да.

– Не понимаю, как ты смеешь обвинять нас в чемто, папа? – подала голос я. До сих пор я молчала, но наигранное непонимание уже начало действовать на нервы. – Ведь ты сам завел любовницу.

– Любовницу? – Он смотрел широко открытыми, испуганными глазами то на меня, то на Лизу. – Она вовсе не моя любовница. Она занимается устройством вечеринок. Ради Бога, эта женщина планирует вечеринки.

– Да, мы знаем, и что ты делал со специалистом по планированию вечеринок, можешь объяснить?

– Планировал проклятую вечеринку, черт возьми! – взорвался он, и на его виске внезапно начала пульсировать багровая жилка.

Раньше я этой жилки никогда не видела. Но я ведь также никогда не видела отца в такой ярости, и его состояние пугало. К тому же у меня внезапно появилось слабое, но тревожное ощущение. Существует вероятность (только вероятность), что мы все неправильно истолковали.

– Маме в следующем месяце исполнится шестьдесят, если вы вдруг забыли! – проревел отец. – Я никогда не баловал бедняжку своим вниманием, и мне захотелось хоть немного исправить положение, организовав проклятую вечеринку в ее честь. Вас устраивает такое объяснение?

– А вот мне кажется, ты устроил вечеринку в свою честь на стоянке автомобилей, отец! – закричала Лиза, которая не поверила ни одному слову из его оправданий.

– О чем ты?

– Взгляни, – сказала Лиза, с обвиняющим выражением лица указывая на вещественное доказательство номер один. На фотографии он сидел в фургоне, а Сандра стояла на коленях перед ним. А я забыла об этом фото. Проклятие, видимо, мы всетаки не ошиблись.

– И на что же я должен взглянуть, повашему? – вопрошал отец попрежнему на повышенных тонах.

– Пожалуйста, папа, не отрицай, – проговорила я, изо всех сил пытаясь, чтобы мой голос звучал успокаивающе. – Абсолютно очевидно, что тут происходит.

– Боюсь, не совсем понимаю, юная леди.

– Да ладно, папа, – взвизгнула Лиза, потеряв остатки терпения, – она же делает тебе минет.

Я сказала, что папа взорвался секунду назад? Поверьте, это был пустяк. Взрыв произошел теперь, когда он схватил фотографию со стола, вскочил на ноги и начал яростно махать ею перед самым носом Лизы.

– Взгляни сама на фотографию, а? Видишь? Видишь этот шар? Вот здесь, выпуклая штуковина? – заорал он, тыча пальцем в…

Боже, что там за выпуклая круглая штуковина, на которую он указывал?

– Чертова бутылка с гелием, – продолжил он, – для проклятых шариков. Для дурацкой вечеринки. Для славного проклятого празднования, которое я планировал устроить для своей чертовой семьи. Девушка стояла на коленях, потому что показывала мне, как закрыть проклятый клапан.

Он снова бросил фотографию на кофейный столик, и, хотя я вжалась в стенку, мне удалось украдкой бросить на нее взгляд. Да, ошибки быть не может, там действительно находился какойто предмет. Слишком круглый и выпуклый. И это не то, что мой отец или любой другой парень комфортно носит между ног. Лиза, должно быть, пришла к тому же выводу, поскольку замолчала и впала в ступор.

Отец сделал несколько шагов тудаобратно, яростно теребя остатки своей шевелюры. Полагаю, после сегодняшнего утра в ней волос заметно поубавится.

– Папа, – почти прошептала я, – нам так жаль… Правда, Лиза?

– Господи, – проговорил он в исступлении, не обращая внимания на мою скромную мольбу о прощении, – почему я должен оправдываться перед вами…

Надоедливыми детьми?

Глупыми отпрысками?

Полными дурами?

– …вами… чертовыми, проклятыми идиотками хреновыми?

О Боже, я просто в шоке! Папа знает слово на букву «х»!

– Только взгляните, какой вред вы причинили, – продолжил он, внезапно снова став спокойным. – Ваша мать сейчас сидит в камере. Практически шестьдесят лет она прожила на этом свете, и что же у нее есть? Две дочери, которые довели ее до нервного срыва. А уж если говорить обо мне… Сказать по правде, думаю, я недалеко от нее ушел.

Он вопросительно взглянул на нас, но у меня, например, не было ни малейшей идеи для оправдания. Хотя, на мой взгляд, он вовсе не был полностью справедлив в своих обвинениях, всетаки не я взяла аэрозольный баллончик и совершила акт вандализма на двери церкви.

– Думаю, будет лучше, если вы уйдете, – сказал он голосом, лишенным всякого выражения.

Мы с Лизой обменялись взглядами, пребывая в нерешительности и не зная, что делать дальше.

– Сказал же, уходите…

В дверях появился Энт, который нес поднос с чаем и средством для улучшения пищеварения.

– И заберите с собой этого проклятого священникагомосексуалиста!

Глава 24

– Ты не представляешь, как давно мне хотелось сделать это, – прошептал Льюис, приподнимая мою кофточку и первый раз прикасаясь к моей груди.

«А ты не представляешь, как давно я желала, чтобы это случилось». Я положила руку на колено Льюиса, продвигая ее все выше, пока наконец не дотронулась до его…

Происходящее вовсе не очередная фантазия Эми.

Все произошло на самом деле.

Как, черт возьми, мне такое удалось? Я прошла путь от исполнительницы главной роли в пьесе о самой бездарной и неудачной семье в Финчли до постельной сцены с Льюисом меньше чем за двенадцать часов. Невероятно. Вообщето, даже сейчас у меня это в голове не укладывается. Должно быть, я снова мечтаю. Нет, никакая это не мечта.

Все так и есть.

Подождите, наверное, пора все объяснить. Давайте вернемся немного назад…

2.02.

Мы с Лизой и Энтом вывалились из дома родителей, испытывая стыд и смущение. Я попыталась убедить Лизу зайти и вместе всласть погоревать и поплакать, но она захотела остаться одна. Проклятая истеричка.

В такси на пути к КраучЭнду я поинтересовалась у Энта, должна ли я, по его мнению, несмотря на весь хаос и истерию, свидетелем чего он недавно стал, рассказать родителям о Шоко Лад.

– Абсолютно, дорогая моя, – ответил он, ни секунды не сомневаясь. – Именно ложь загнала тебя в эту яму. Пора положить конец вранью.

Несомненно, самая великая истина, когдалибо слышанная мной в два часа ночи.

И самая удручающая.

3.15.

Не могу заснуть, поэтому прошу Энта присоединиться и выпить со мной единственный алкогольный напиток, который удалось найти в моей квартире. Мы слишком сильно нервничали на пути в Лондон, чтобы вспомнить о «дьютифри». Я откопала две бутылки отвратительного теплого белого вина, но оно, однако, ничуть не помогло. Спросила у Энта, не пришла ли ему в голову мысль провезти контрабандой немного экстази в заднице. Полностью отрицает подобный вариант. Черт!

3.33.

Вино наконецто помогло мне забыться. Я упала в кресло и отключилась… Перед глазами возникла дверь магазина на холодной и мокрой лондонской улице. Неподалеку расстелен грязный рваный спальный мешок, в котором лежу я, сжимая в руке банку пива «Теннентс супер»… Хммм… такую перспективу нельзя исключать.

4.10.

Легла в кровать. Попрежнему не могу заснуть – слишком взволнована. Я толкнула локтем Энта:

– Наверное, позвоню Мэри.

– Проклятие, Эми, я уже почти заснул… Нельзя беспокоить ее сейчас.

– Мэри сама постоянно звонит мне посреди ночи, – возразила я.

– Правда?

– Однажды она набрала мой номер в половине четвертого, чтобы сказать, что на шестьдесят седьмой странице «Колец» неудачное обособленное причастие.

– Обособленное – что?

– Не имею ни малейшего представления, но, видимо, я действительно использовала его. Позвоню Мэри.

– Только не говори слишком громко, – сказал Энт, когда я направилась в гостиную.

Мэри подняла трубку на третьем звонке.

– Уже пятый час, – пробормотала она, – а это означает одно из двух. Либо у трубки Эми Бикерстафф, либо полиция, которая хочет сообщить, что найдено ее тело.

– Это я, – ответила я.

– Слава Богу. Где, черт возьми, ты была, девочка моя?

– В НьюЙорке.

– Хочу дать тебе небольшой совет, дорогая, – принялась она читать мне лекцию, полностью очнувшись ото сна. – Отпуск лучше всего брать, когда в делах затишье, а не когда общеизвестный коекто угрожает коечему просто неимоверно. А теперь ответь мне на простой вопрос: почему ни в одном разговоре со мной ты не упоминала о шантажисте?

Боже, неужели Мэри злится?

– Прости, – быстро пробормотала я, – просто немного запаниковала.

– Ну а для чего я нужна, как ты думаешь? Запомни на будущее, дорогая, в следующий раз, когда начнешь паниковать, не забывай обо мне, ладно? С моим восемнадцатым размером[47] вряд ли меня можно не заметить. Ну да ладно, надеюсь, ты обрадуешься, узнав, что с шантажистом мы все уладили. По крайней мере на ближайшее время.

– Спасибо, Мэри… Как тебе удалось?

– Животная хитрость и старая добрая морковка в качестве приманки.

– Ты откупилась от него?

– Не совсем. Я всетаки встретилась с ним. Ну надо же, и где ты его откопала? Он явно антисанитарен. Практически через несколько минут я поняла: он знает о тебе почти все, за исключением, пожалуй, группы крови. Сначала я хотела было сказать вонючему хулигану, чтобы убирался и обнародовал любой пункт твоей автобиографии. Думаю, мое желание вполне объяснимо, но я просто не могла так поступить без твоего согласия и поэтому…

– Спасибо, Мэри, спасибо тебе.

– Пожалуйста, дай закончить, ведь я бы хотела как можно скорее вернуться ко сну. Итак, я решила перейти к плану «Б». Сказала, будто ты исчезла и спряталась в уединенном месте. А также намекнула, что очень долго беседовала с тобой, пока ты не согласилась предоставить эксклюзивное интервью и фотографии…

– Мэри!

– Позволь мне всетаки закончить. Права на материал будут принадлежать ему, а затем перейдут к лицу, предлагающему самую высокую цену. Знала, что такое предложение придется мерзавцу по вкусу. Он больше не будет разнюхивать информацию, словно жалкий маленький шантажист, а станет знаменитым и очень богатым. Ладно, буду говорить короче, поскольку я и правда ужасно устала. Итак, я дала адрес, и мерзавец убежал, прихватив свой блокнот и цифровой фотоаппарат «Пентакс». Рейсы теперь крайне нерегулярны, но уверена, шантажист уже находится гдето в Малави.

– Где?

– Далеко в Африке. У меня там живет кузен, поэтому я смутно разбираюсь в географии тех мест. Скажу без всяких прикрас, Малави – проклятая дыра. Общественного транспорта нет, система телекоммуникаций сводится к двум консервным банкам и длинной леске. К тому же вас арестуют, если вы начнете совать нос в чужие дела. Могу еще добавить, путешествие тоже займет у него какоето время.

– Колин купился на твое вранье?

Должна сказать, он на удивление глуп, дорогая моя. Правда, не представляю, где ты его откопала. Кстати, возникли небольшие издержки, ведь мерзавец настоял на компенсации стоимости его билета и прочих расходов. Но не волнуйся, я вычту деньги из следующего твоего авторского гонорара. Судя по тому, как хорошо продается книга, вряд ли эта сумма тебя разорит.

– Не знаю, как благодарить тебя!

– Все потом. А теперь, если ты не возражаешь, я бы хотела немного поспать…

– Мэри, а что будет, когда он вернется?

– К тому времени, драгоценная моя, его информация уже станет бесполезной.

– Не совсем понимаю.

– Придется рассказать все миссис Бикерстафф, а как только она узнает обо всем, уже не будет иметь значения, кому известна правда. Я достаточно понятно изъясняюсь?

– Но я еще не уверена, смогу ли…

– Довольно! Спокойной ночи.

4.54.

Зазвонил телефон.

– Проклятие, Эми, что творится в этой квартире? – простонал Энт, зарывшись головой в подушку.

Я выбралась из постели, чтобы ответить на звонок.

– Кое о чем забыла, дорогая моя. А так уж получилось, что сообщение довольно срочное, – объявила Мэри, даже не дождавшись моего приветствия. – Джейкобсон ужасно волновался, пока ты находилась в самовольной отлучке, и забрал свое последнее предложение…

– Ты шутишь.

– …а потом сделал новое. Поэтому, когда мать решит сотворить из тебя бесформенную массу, можешь успокоить себя тем фактом, что восемьсот пятьдесят тысяч покроют расходы на пластическую операцию. Но ему нужен ответ как можно скорее. Полагаю, его терпение висит на волоске.

– Знаешь, что он может сделать со своими вонючими деньгами, Мэри? Засунуть их в свою поганую задницу.

Когда Мэри сказала о Джейкобсоне, меня внезапно озарило воспоминание о нашей встрече: он мимоходом спросил, родилась ли я в Лондоне. Я кивнула, словно идиотка, и уже почти произнесла слова «Крауч» и «Энд»», но Мэри успела резко пнуть меня по щиколотке. Кроме описания внешности, это было единственной информацией обо мне, которой обладал Джейкобсон. И что любопытно, только эти сведения появились в «Мейл».

Подонок.

В тот самый момент мне на самом деле было не важно, напечатают ли еще хотя бы одну мою книгу. Но зато у меня появилась уверенность: если подобное произойдет, имени Смита Джейкобсона не будет на обложке.

5.07.

Наконецто уснула, и мне приснился странный сон о Джейкобсоне, которого до смерти забил тюлененок.

8.51.

В голове стучит, а во рту появился привкус, словно там всю ночь протекало биде. Какой ужасный горький вкус! Прошлой ночью я выпила меньше полбутылки дешевого вина, и теперь у меня адское похмелье. Нечестно! Хочу сказать, чем дешевле напиток, тем сильнее головная боль. Где тут справедливость? Ведь как раз богатые кретины должны пить бесценное выдержанное шампанское, которое приводит к жутким похмельям, а вовсе не бедный рабочий класс. Ну ладно, я не бедна. Но я же всетаки рабочий класс… Я же работаю, понятно? В то утро мне было так грустно, видимо, потому, что я внезапно вспомнила, как отказалась от предложения Джейкобсона насчет восьмисот с чемто тысяч.

Я оставила Энта храпеть в постели и поплелась на кухню. Включила чайник и бросила немного хлопьев в миску, а затем открыла холодильник.

Молока нет.

Черт, ну почему жизнь такая поганая штука?

Я отказалась от возможности стать почти миллионершей, национальная газета называет меня «королевой проклятого порно», и к тому же им известно место моего проживания, мама сидит в тюрьме, отец ненавидит меня (а он ведь еще не знает самого худшего), а теперь вот закончилось идиотское молоко.

10.25.

Я сижу на диване и пытаюсь выпить кофе без молока. Ненавижу кофе без молока. В дверях спальни показался Энт.

– Еще не оделась? – спросил он.

Какая наблюдательность!

– Полагаю, ты не собираешься сегодня на работу, – прибавил он.

Работа, Бог мой! Совсем забыла, что все еще отношусь к рабочему классу. Не хочу об этом сейчас думать. А также о Диди или Джулии, о проклятых свадебных колоколах или о Льюисе… Бог мой, Льюис!

В последнее время я научилась довольно хорошо разыгрывать настоящую идиотку, достойную первого места на конкурсе глупости. Но до сих пор сгораю от стыда при одной мысли о том вечере, когда приз «Главного чемпионата среди придурков» точно стал бы моим – наша беседа с Льюисом в баре. Сколько раз, черт возьми, девушка может сесть в лужу в течение одного вечера?

И даже если бы я надела на шею табличку с надписью «Псих с сертификатом. Держитесь подальше», невозможно было бы лучше прояснить ситуацию. Интересно, что начальник теперь думает об Эми Бикерстафф?

Конечно же, в масштабе вселенских трагедий и с учетом моих проблем в девять тридцать этого дрянного зловонного утра среды вопрос «Что подумает Льюис?» не должен иметь никакого значения. Но всетаки имел. Потому что Льюис мне попрежнему очень нравится. Вернее, я ужасно хочу его.

– Нет, Энт, сегодня я не пойду на работу, – сказала я.

– А разве не нужно в таком случае позвонить? Если ты, конечно, не желаешь добавить безработицу к списку своих проблем.

– Хорошая идея, – сказала я. – Позвоню им… И подам заявление об увольнении.

– Ой, простите. Это же новая, улучшенная версия решительной Эми, теперь включена и функция уверенности в себе.

– Хахаха, очень смешно.

– Итак, ты собираешься жить на деньги от написанных книг?

– Сомневаюсь.

Тут я рассказала, как отказалась от предложения Джейкобсона.

– Аа… – только лишь протянул Энт. Неужели его больше ничто не может шокировать?

– Наверное, думаешь, я идиотка? – проговорила я.

– Нет вообщето. Полагаю, это верное решение.

– Правда?

– Зачем иметь дело с человеком, если ему нельзя верить? – Энт говорил со знанием дела, ведь он как раз являлся тем, кому нельзя доверять. – Как бы там ни было, теперь твой роман на первом месте в списке самых продаваемых книг. Вероятно, существует уйма издателей, которые хотели бы тебя заполучить.

Ну и ну, я ведь и в самом деле нахожусь на первом месте среди авторов бестселлеров. Внезапно меня посетило видение. Я сижу за столом в огромном книжном магазине, а передо мной лежит громадная стопка книг Шоко Лад. Очередь из восторженных фанатов толпится у входа в магазин. Тянется по всему кварталу и еще через несколько и наконец доходит до высоченных стен тюрьмы, в одной из которых есть крошечное окошко со стальными прутьями. Именно через него смотрит на свет мама. Какие у нее печальные глаза и ввалившиеся щеки!

– Не могу сейчас думать об издателях, Энт, – сказала я, чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза. – Вообще ни о чем не могу думать. Ведь мама в тюрьме.

– Позвони отцу. Узнай, что происходит.

– Он ненавидит меня.

– Вовсе нет. Позвони ему. Скорее всего он уже успокоился.

– Непременно так и сделаю, – сказала новая, улучшенная версия решительной Эми, – но позднее… Сначала работа.

Я сняла трубку и набрала номер.

– Соедините, пожалуйста, с Диди Харрис, – сказала я, когда услышала голос оператора.

Пока они набирали номер Диди, я молилась, чтобы мне ответила голосовая почта. С автоответчиком я бы поговорить, пожалуй, еще смогла.

– Здравствуйте! «Девушка на работе», Диди слушает.

Проклятие! За эту неделю она снизошла подойти к телефону дважды.

– Привет, Диди, это Эми.

– Эми, как твои пятна?

Пятна? Ах, ну да, ветряная оспа.

– Надеюсь, ты их не расчесываешь? Могут остаться жуткие шрамы.

– Все в порядке вообщето, они уже проходят.

– Итак, когда ты вернешься к работе?

– Как раз по этому поводу я и звоню. Дело в том… Я решила уйти.

– О… о Боже…

Как будто ей есть до меня хоть какоето дело.

– Что произошло?

Черт! Знаю, мне стоило быть готовой к подобному вопросу.

– Просто… хм… я… – К черту никчемную болтовню. Почему бы не рассказать всю правду. Ведь я больше никого из них не увижу, верно? – Моя мама, Диди. Ее арестовали.

– Господи, за что?

– Ну… все очень сложно… Я сама до конца не понимаю… Какието незаконные операции с конфиденциальными ценными бумагами.

Энт фыркнул в чашку кофе, которую уже поднес ко рту. Но когда я решила рассказать ей правду, я вовсе не имела в виду всю правду. Нельзя же заявить, будто маму посадили в тюрьму за то, что она распыляла аэрозоль на дверях церкви, чтобы выразить свою неприязнь к гомосексуалистам. Звучит както диковато.

– Да что ты, Эми, бедняжка! – сказала Диди, в ее голосе, к моему удивлению, прозвучало беспокойство. – Понимаю, ты хочешь уйти и быть рядом со своей мамой. Бог мой, какой шок для тебя, да еще когда ты слегла с ветряной оспой… Послушай, только не волнуйся о работе…

Удивительно, но она кажется действительно заботливой, и милой, и даже человечной, именно поэтому я начала чувствовать себя виноватой.

– Я все улажу в бухгалтерии, и тебе заплатят до конца месяца…

Очень виноватой.

– …а также выдадут причитающиеся отпускные. Только не беспокойся насчет Льюиса, я все улажу. Слушай, мне только что пришла в голову блестящая мысль. Он знает множество юристов и, вероятно, сможет помочь. Почему бы тебе не поговорить с…

– Все в порядке, Диди, правда, – пролепетала я. – В любом случае спасибо тебе. Спасибо. Послушай, мне пора. Помоему, полиция уже здесь.

Я сразу же повесила трубку.

Энт корчился на полу от смеха.

– Незаконные операции с конфиденциальными ценными бумагами, – проговорил он сквозь смех. – Только изза этого стоило потратиться на билет. Я так рад, что ты решила последовать моему совету и положить конец вранью.

– Хахаха, очень смешно. А теперь я хочу принять ванну. Почему бы тебе не принести хоть какуюто пользу и не купить немного молока?

10.12.

Интересно, сколько морщин появится на моей коже, если я останусь в ванной навечно? А могу я утопиться, опустив голову под воду? Может быть, нужно прижать ее чемнибудь тяжелым? Крышкой от бачка в туалете? Вполне подойдет.

В дверь тихонько постучали.

– Я сделал тебе кофе, – сказал Энт, – с молоком.

Молоко! Похоже, все налаживается. Похмелье потихоньку проходит. Я могу вычеркнуть работу из списка своих кошмаров, а теперь еще появился кофе с молоком. Да, определенно все налаживается. Осталось только уладить мелкие проблемы с родителями и порнографическими романами.

Я вылезла из воды и завернулась в халат. Когда я вошла в гостиную, зазвонил телефон.

– Возьми трубку, Энт, – прошипела я.

Он ответил на звонок.

– Привет… да… Да, она здесь, – сказал он, несмотря на то что я яростно трясла головой, показывая обратное. – Сейчас позову ее. – Он прикрыл рукой трубку и прошептал: – Льюис.

– Не могу сейчас говорить с ним.

– Он и правда очень хочет с тобой поговорить… А я так хочу послушать ваш разговор, – сказал он, пихая мне в руку трубку.

– Мерзавец, – прошептала я, забирая ее у Энта.

– Эми, это ты? – спросил Льюис.

Черт, стоило ему сказать всего три слова, а я уже почувствовала, как мое лицо покрывается краской.

– Здравствуй, Льюис, – ответила я.

– Я звоню не вовремя? Полицейские еще там? К телефону подошел один из них?

– Нет, они уже… хм… ушли. Это всего лишь друг, – сказала я, бросая взгляд в сторону Энта.

– Диди сказала мне… Ужасно, мне так жаль, что с тобой такое произошло.

– Спасибо, – пробормотала я. Теперь мне и самой стало неимоверно жалко себя. Почему все это случилось со мной? Ах да, знаю. Все потому, что я такая проклятая идиотка.

– Объясняет произошедшее в тот самый вечер, – продолжил Льюис. – Как бы мне хотелось, чтобы ты рассказала обо всем тогда… Но не важно. Думаю, ты просто была не готова к откровенности. Я могу тебя понять.

– Нет, дело в другом, – сказала я, отчаянно пытаясь придумать предлог, чтобы завершить разговор, прежде чем он начнет задавать профессиональные вопросы о незаконных операциях с конфиденциальными ценными бумагами. В обсуждении этого предмета я компетентна еще меньше, чем в починке, скажем, тракторного двигателя. – Спасибо, что позвонил мне, Льюис… Хм… На самом деле очень мило с твоей стороны… Однако же ты, должно быть, очень занят. Лучше вернуться…

– Я бы очень хотел по возможности помочь тебе выпутаться из этих трудностей, если только смогу, – сказал он почти с отчаянием. – Просто быть полезным, понимаешь?

Ну почему только мой начальник такой милый, черт возьми? Все казалось намного проще, когда я была убеждена в его подлой натуре.

– Мне пора идти, – сказала я, и голос мой невольно задрожал. – Хорошего…

– Эми, не вешай трубку.

К черту ту дрожь в голосе. Это еще цветочки.

– Я могу прийти к тебе? – спросил Льюис.

«Не можешь. Ни в коем случае».

– Нетнет… Журнал… Ты редактор… Нельзя просто уйти.

– Как ты правильно заметила, я редактор. И могу позволить себе делать то, что мне захочется. А мне хочется увидеть тебя… Если ты этого не заметила, ты мне нравишься, черт возьми!

Похоже, он разозлился. Но я ему нравлюсь! Так почему же он злится? Я чувствовала себя слишком смущенной и испуганной, чтобы хоть чтото произнести.

– Прости, – проговорил он капельку спокойнее. – Я просто не хочу, чтобы ты опять исчезла. Никуда не уходи. Я скоро приду.

Вместо ответа я положила трубку.

– Ну? – спросил Энт.

– Он заглянет ко мне.

– Просто замечательно… Подождика, почему ты смотришь на меня так, будто произойдет самая ужасная вещь в мире?

– Я не смогу посмотреть ему в глаза. Все, что ему известно обо мне, вранье. Мне нужно убежать отсюда… Сейчас же.

Внезапно я поняла, что хожу по комнате кругами. Когда все началось? Прошлым вечером? На той неделе? Сто лет назад?

– Успокойся же, черт возьми! – крикнул Энт.

Я застыла на месте.

– Ладно, послушай меня, – проговорил Энт размеренным, ровным голосом, тем, который он обычно приберегает для общения с истеричными психопатками. – Очевидно, ты нравишься Льюису – прекрасно, поскольку, бесспорно, он тоже тебе нравится. И возможно, это единственная хорошая вещь в твоей жизни, по крайней мере на сегодняшний день. Итак, вот что следует делать. Первое: побрить ноги и провести все остальные необходимые процедуры, какие приняты у девушек.

– Но…

– Никаких «но»… Второе: с помощью профессионала, то есть с моей, подобрать соблазнительный наряд. Третье: отправить меня на долгую и бодрящую прогулку в Прайорипарк. И, наконец, четвертое: когда раздастся звонок, открыть дверь, посадить Льюиса на диван и рассказать правду. Понимаешь, что это значит? Не лгать, не утаивать факты и не болтать чушь. Другими словами, не произносить того, что является самым настоящим враньем.

– Но он сразу же возненавидит меня, Энт.

– А что самое удивительное, Эми, этого не произойдет. Конечно же, если ты действительно нравишься ему. А вдруг ты расскажешь правду, и он увидит в тебе невероятную, талантливую женщину, какая ты и есть на самом деле, и ты понравишься ему еще больше? Да, ему придет в голову, что ты вела себя глупо, не признавшись немного раньше. Но, полагаю, Льюис закроет глаза на такую мелочь… Понятно? Как думаешь, сможешь?

Я кивнула. Похоже, Энт придумал просто великолепный план… По крайней мере так кажется в теории.

10.45.

– Черт, нельзя надеть это с этим… Как насчет голубой юбки? Да! Голубая юбка… Проклятие! Нет чертовых колготок… Ладно, думай… Точно. Черные брюки и серая шелковая рубашка… Серая шелковая рубашка, серая шелковая рубашка, где, черт возьми, моя серая шелковая рубашка? Нашла ее! Ааа! Откуда взялось пятно? Прямо спереди, черт возьми…

И все в таком духе.

Но по крайней мере уже какоето достижение, если вспомнить мою недавнюю истерику. Теперь я всего лишь обдумываю, что надеть, а не то, каким способом покончить с собой.

Определенно, Эми делает успехи.

11.21.

В дверь позвонили. Я поднялась с дивана и взглянула в зеркало, уже пятый раз проверяя, как я выгляжу. В конце концов я остановилась на узком ржавооранжевом топе и немного расклешенных джинсах. Оба предмета куплены в НьюЙорке. Слишком новые и модные, чтобы версия о том, что я слонялась по квартире в своих обычных вещах, выглядела убедительной. Скорее, похоже, я бродила по дому с небольшой надеждой, что появится ктонибудь необыкновенный. Энт решил, я выгляжу великолепно. Сама же я потеряла способность рассуждать здраво уже несколько месяцев назад и поэтому просто поверила ему на слово.

Прокравшись к окну, я выглянула наружу. Льюис смотрелся просто потрясающе. Вообщето как и обычно, таким я привыкла видеть его на работе, но именно это и было столь потрясающим. Не могу поверить, что он здесь. И не могу поверить, что собираюсь сделать это… Значит, по всей очевидности, я так и не решусь.

Как бы я хотела, чтобы Энт не уходил. Если бы мой друг был дома, он поговорил бы с Льюисом вместо меня. А потом оставил нас наедине и ушел куданибудь, а мы занялись бы сумасшедшим сексом на кухонном столе.

Устав ждать, Льюис сделал шаг вперед, снова раздался звонок.

Черт, лучше всетаки впустить его. Блестящий план Энта так и не продвинется, если Льюис замерзнет до смерти на ступеньках.

11.22.

Жду у двери. Нервничаю ли я? Вообщето я сильно вспотела. А еще вроде бы ухмыляюсь, как идиотка. Быстро стерла с лица глупое выражение и заставила себя стать… Что же делать с лицом? Я быстренько перебрала ассортимент выражений, которые могут подойти для самого важного первого момента встречи в первое свидание с потенциальным новым бойфрендом. Широкая улыбка или недовольная гримаска? Сухие губы? Да… Нет, лучше остановимся на эффекте слегка влажных губ.

Я все еще облизывала губы, когда он поднялся по ступенькам и вошел в квартиру…

Никакого поцелуя.

Черт, проклятие, черт! Возможно, я все не так поняла и у меня не будет первого свидания с Льюисом? Ладно, думай, Эми. Он же точно сказал, что я ему нравлюсь. Хорошо. Но разве признание было похоже на «Ты мне нравишься так сильно, что я готов бросить все, пожертвовать будущим моего несчастного журнала, чтобы лишь прижать тебя к своей груди»? Или на: «В принципе ты мне нравишься, но только как сотрудница, которой работодатель решил нанести визит, поскольку один из ее родителей был арестован по серьезному обвинению в мошенничестве»?

Я не могла сказать наверняка. Лучше действовать крайне осторожно, ведь, как я уже говорила, у меня есть некий печальный опыт неверного толкования любых слов и поступков Льюиса.

– Кофе? – предложила я, когда он неловко застыл посреди гостиной. – У меня есть молоко, – прибавила я. Какая глупость! Будто бы молочная продукция в доме – какоето особое достижение.

– Возможно, позже. Давай сначала побеседуем.

Льюис все еще угрюмо стоял посреди комнаты, да еще снова начал говорить в деловой манере редактора и важного руководителя. Чтото мне это не нравится, Энт.

Я опустилась на диван.

Он остался стоять.

Да, мне это совсем не нравится.

– Для человека, только что перенесшего ветряную оспу, ты выглядишь совсем неплохо, – сказал он.

– Я не болела оспой, – ответила я. В одной лжи призналась, впереди еще несколько десятков.

– Знаю, – сказал он. – Послушай, твоя мама… хочешь поговорить об этом?

Первый раз с того момента, как он зашел ко мне, в его голосе промелькнуло участие… во всяком случае, какаято теплота. Не то чтобы жар, но и не каменный холод.

– Э… нет, – сказала я, – я имела в виду… да… Господи… О маме, да?

Что это за жалкое бормотание? Похоже, какойто странный ступор нападает на меня каждый раз, когда Льюис находится на расстоянии ближе чем десяти футов. Может быть, аллергия? Что бы там ни было, нужно с этим бороться.

– О маме, да, – повторил за мной Льюис. – Хочешь рассказать, за что ее арестовали? Мой шурин работает юристом, специализируется по корпоративному праву и всяким делам, часто происходящим в деловом районе Сити. Я бы с удовольствием посоветовался с…

– Ее… ээ… Вовсе нет, – перебила я, заикаясь. Я хотя бы попыталась воплотить в слова свою мысль.

– Что «вовсе нет»? – спросил Льюис. – Не была арестована?

– Да нет, была.

– А что же тогда «вовсе нет»? – подбодрил меня Льюис, который, похоже, был окончательно сбит с толку моими словами. – В каком преступлении ее обвиняют? Диди сказала, вроде бы за махинации с ценными бумагами…

– Мама не купила ни единой акции за всю свою жизнь, – сказала я. Замечательно, первое членораздельное предложение, но пока единственное правдивое утверждение. Почему же он до сих пор выглядит растерянным?

– Постойка, раз твоя мама не занимается акциями, почему ее арестовали за махинации с ценными бумагами? – пробормотал он, и на его лбу появились такие глубокие морщины, что я смогла увидеть, каким он будет лет в семьдесят.

– Вовсе нет, – повторила я.

– Но ты сказала, ее всетаки арестовали.

Так, он повысил голос. Я изо всех сил пыталась придерживаться гениального плана Энта, но лишь заставила Льюиса кричать.

– Ее действительно арестовали. – Я тоже невольно начала говорить громче. – Но вовсе не за махинации с ценными бумагами.

Морщины на его лбу разгладились, и я наконец поняла свою ошибку. Забыла упомянуть наиболее важную деталь своего признания.

– Итак, за что же? – поинтересовался он.

Черт! Самая сложная часть – сказать правду.

– За граффити, – сказала я чуть слышно.

– Что, прости? А сколько ей лет?

– Почти шестьдесят.

– Бог мой! Где? На автобусной остановке? В вагоне метро?

– На двери церкви, – ответила я. С каждым ответом мой голос становился все тише и тише.

– Она что, анархистка?

– Да нет… Она… хм… вицепрезидент консерваторов Финчли.

Судя по всему, Льюиса просто поразило услышанное. Наконецто он сел, скорее, даже рухнул в кресло напротив.

– Понимаешь, это очень длинная история, – сказала я.

– Не волнуйся. Диди перенесла все мои встречи.

11.49.

– Итак, давай проясним, все ли я понял правильно, – уточнил Льюис. – Твой друг Энт – тот самый парень, который подошел к телефону, да?

Я кивнула. Пока что он попал в точку.

– И он же священникгомосексуалист, – продолжил Льюис.

– Нет.

– Он не гей? Ах, ну да, ты же говорила, будто застала его в постели с женщиной. Он распутный женоподобный священник.

– Да нет же, он не священник. Но гей. Тот случай с женщиной был скорее исключением. По крайней мере я так полагаю.

– А твоя мама думает, что он не… священник? Я покачала головой.

– Прости, она думает, что он не гей… Нет, нет, нет, она знает, что он гей…

Я несколько раз яростно кивнула в знак согласия.

– …но она не знает, что он не священник.

– Да, – ответила я.

– И ей не нравятся священники?

– Она не имеет ничего против священников… Она ненавидит геев.

– Но как же она узнала, что он гей?

– Я сама рассказала ей об этом.

– Смелый шаг, учитывая ее взгляды. А почему она думает, что он священник?

– Я ей так сказала.

– Ага, помоему, мы уже продвинулись кудато… А теперь помоги мне прояснить следующее…

12.07.

– Похоже, я наконец понял. У твоего отца интрижка с женщиной, которая показывает фокусы с шарами и…

– Нет.

– «Нет, у него с ней ничего нет» или «нет, она не показывает фокусы»? – осторожно осведомился Льюис.

– И то и то. Я считала, будто у него интрижка. Но оказалось, фотограф лишь запечатлел тот самый момент, когда девушка демонстрировала отцу как надувать шары. На самом деле роман завела мама.

– Со священником?

– Да нет же, с садовником. Священник – гомосексуалист, – напомнила я ему.

– Только он на самом деле не священник, – напомнил Льюис.

– Верно, – сказала я устало. – Не важно, вернемся к отцу. Прошлым вечером мы заставили его дать объяснения и…

– «Мы»? Кто «мы»?

– Мы с Лизой.

– Что за Лиза?

– Моя сестра.

– А ято думал, твою сестру зовут Мэри…

Откуда он взял эту Мэри?

– Ты сказала мне сама на работе несколько недель назад.

А, теперь вспомнила. Льюис застал меня за телефонным разговором с Мэри, и я сказала, будто она моя сестра. Господи, еще одна ложь, про которую я совсем забыла.

– Помнишь? В тот день ты уронила контактную линзу на пол. – Он остановился и бросил на меня взгляд, означающий, что он наконецто раскусил меня. А затем сказал: – Ты ведь не носишь контактные линзы, верно?

Я отрицательно покачала головой.

– Знаешь, Эми, думаю, мне необходим кофе прямо сейчас.

12.10.

Пока я ждала, когда закипит чайник, мне на память пришли мудрые слова Энта: «Ты расскажешь ему правду, и он поймет, какая ты невероятная и талантливая женщина». Ну вот, я рассказываю правду, Энт, а он видит перед собой лишь непорядочную идиотку, чья жизнь превратилась в запутанный клубок лжи, и даже она сама начинает терять суть.

Просто чудо, что Льюис не пожалел зря потраченного времени и не вернулся к работе. А ведь именно это ему и следовало сделать. Ладно, сейчас отнесу кофе и скажу, чтобы забыл обо всем. Пусть продолжает жить своей жизнью и не мешает мне делать собачий обед из своей.

Прости, Энт, твоя идея была замечательной… В теории.

12.13.

Я внесла кружки в гостиную, поставила их на кофейный столик и сделала глубокий вдох. А потом сказала:

– Льюис, я не должна была позволять тебе приходить сюда. Прости… Возможно, будет лучше, если ты… уйдешь.

– Но все ведь только начало налаживаться, – сказал он, и в уголках его рта появилось некое подобие слабой улыбки.

Я почувствовала, что мое лицо покраснело. Теперь он рассматривает меня в качестве развлечения, нечто вроде шоу уродцев.

– Твоя жизнь похожа на какуюто пробную серию из «Соседей», – продолжил он, теперь уже широко ухмыляясь. – Сочиняя ее, авторы сценария явно были под кайфом. Ведь они привезли половину актеров из сериала «Дома и за рубежом», только чтобы поразить публику.

Мерзавец просто смеется надо мной. Я почувствовала, как слезы начали жечь глаза.

– Прости, – сказал он, все еще улыбаясь, – вовсе не хотел издеваться над тобой. Но ты должна признать… Я лишь пытаюсь сказать, что ты просто потрясающая.

Правда? После того безумного бреда, который он услышал, я ему все еще нравлюсь? Это не совсем «Я наконец вижу в тебе невероятно талантливую женщину, какая ты и есть на самом деле», но, черт возьми, всетаки лучше, чем ничего.

Я потянулась за салфеткой на кофейном столике, промокнула глаза и плюхнулась на диван. Льюис, взглянув на меня, сказал:

– Думаю, теперь, рассказав мне правду, ты чувствуешь себя лучше.

– Да, – фыркнула я.

Постойте. Он ведь до сих пор не знает обо мне всего, верно?

К черту! Почему бы просто не сделать это? Ну же, вперед, девочка.

– Льюис… Меня шантажируют.

12.24.

– Итак, вы с сестрой, которую зовут не Мэри, наняли этого парня как частного детектива, а потом он начал шантажировать тебя. Дальше становится все интереснее и интереснее. Его отправила в Малави поохотиться на диких гусей Мэри, и она не является твоей сестрой. А кто же она тогда?

– Мой агент, – всхлипнула я.

– Но почему этот несносный жалкий идиот шантажирует тебя? Если ты… Подождика, почему у тебя вообще есть агент?

Наконецто мы подошли к больному вопросу. Как будто я поднималась на Эверест, а теперь нахожусь лишь в нескольких шагах от вершины. И всетаки мне хотелось лишь одного: повернуться и снова спуститься к подножию, поскольку как только я отвечу на его вопрос, все закончится… Все. Я почувствовала, как у меня сжало грудь, а во рту пересохло. Было ужасно тяжело открыть его, чтобы вымолвить хоть слово. Но мне нужно закончить с этим.

– Он начал шантажировать меня, когда обнаружил, что я… ммм…

Не могу сказать.

– Ты замужем? – пробормотал он. – Ясно, ну хорошо… Хм…

– Нет, я Шоко Лад.

Льюис уставился на меня квадратными глазами.

– Ну, ты знаешь… Автор…

Он все еще пялился на меня.

– …я написала книгу…

Все еще пялился.

– …о которой пишут в газетах.

– Да, я слышал о ней, спасибо, – сказал он наконец. – Ты разыгрываешь меня.

– Нет.

– Ты шутишь.

– Хотела бы, чтобы это было шуткой.

– Я не верю тебе.

– Почему? – потребовала я ответа, внезапно придя в негодование. Он считает меня тупицей, которая не может написать книгу? Или думает, я весьма несексуальна и потому не могу придумать нечто подобное?

– Потому что это потрясающе… Прости… Проклятие… Я такого не ожидал. Ты Шоко… Эми, новость о Шоко Лад была единственной стоящей за весь год. Я всего лишь пресыщенный наемный писатель, не забывай об этом, но я полностью погрузился во всю эту историю.

Действительно, он же писатель. Совсем вылетело из головы. А я только что предоставила ему эксклюзив.

– Ты журналист, – сказала я. Просто возмутительно, насколько очевидное утверждение, но я все же была потрясена. – Ты не собираешься…

– Не глупи… Господи Иисусе, ты Шоко Лад! Самая лучшая, самая замечательная вещь, которую я когдалибо…

– Льюис. Ты не возражаешь, если я…

Я не закончила, но у него не было никакого шанса ответить: я прижалась губами к его губам.

12.55.

– Да, о да, Льюис, да!

Господи, ведь все происходит на самом деле…

Глава 25

– Как дела на работе, Льюис? – спросила я, сделав затяжку.

(Кстати, интересно, почему сигареты курить приятнее всего после секса? Кроме тех, что выкуриваешь после еды, само собой. И тех, которыми украдкой наслаждаешься в туалете в доме родителей. И тех, что зажигаешь дрожащими руками после восьми часов полета, пристегнутая ремнями в некурящем салоне… Да ладно, глупый вопрос. Забудьте о нем.)

– Сейчас расскажу тебе о работе, – ответил Льюис. – Роз приступила к своим обязанностям в понедельник.

Он махнул рукой, чтобы разогнать дым от моей сигареты. Хм, в будущем могут возникнуть проблемы с курением.

– И она действительно так хороша, как ты ожидал? – спросила я, перекладывая сигарету в другую руку. Помоему, очень внимательно с моей стороны, ведь, в конце концов, мы находимся в моей постели.

– Знаешь, даже лучше… Но я рассчитал ее сегодня утром.

– Неужели?

– Издатель настоял. Сокращаем расходы, – сказал он махнув по очередным кольцам дыма. Да, в будущем с курением определенно возникнут проблемы. – Журнал просто обречен. Нам повезет, если удастся выпустить еще хотя бы три номера.

– Ну, возможно, мое увольнение немного поможет.

– Не хочу тебя обидеть, но теперь мы сэкономим деньги лишь на то, чтобы пользоваться кофеваркой. Не могу поверить, что мне передали такую неразбериху, уж не говоря об остальном.

Пока он рассказывал мне о проблемах в «Девушке на работе», я честно кивала, но абсолютно не слушала. Дело вовсе не в том, что мне было скучно. Господи, нет. Льюис определенно самый интересный мужчина из всех, с которыми я когдалибо спала… Быстро перебрала в уме своих кавалеров, но, даже считая Льюиса, загнула всего четыре с половиной пальца (потому что я на самом деле не ложилась в постель с Джереми Крейном на вечеринке у Кэрол Леннон; скорее просто прижималась к нему и трогала его). Льюиса уж точно можно считать самым интересным мужчиной в моей жизни. Однако я совсем не слушала, поглощенная мыслями о том, как же все замечательно. Льюис здесь, в моей постели. Так близко от меня. Мне даже удалось заметить, что один из его сосков, помоему, немного выше другого. Поначалу казалось немного странным, но, проведя с Льюисом целый час, я решила: благодаря своей необычности он стал для меня еще более привлекательным. К тому же Льюис знает так много обо мне, даже те ужасные детали, которых я сама стыжусь. И после этого он еще здесь. Кажется, все идеально. Нет, все правда просто лучше некуда…

Если только нам никогда не придется выходить из моей квартиры, и мне не нужно будет читать сегодняшнюю статью в «Мейл», и улаживать проблемы с обиженным отцом, и в перспективе посещать маму в тюрьме Холлоуэй. При мысли о том, что придется ей все рассказать (даже лучше, что мама в тюрьме, ведь по крайней мере в момент моего признания она будет находиться за прочными решетками), мне стало дурно. Но как бы сильно я ни нравилась Льюису, полагаю, он вряд ли решится забаррикадироваться со мной внутри квартиры и потихоньку опустошать содержимое моего холодильника (одна лазанья фирмы «Лин куизин», нечто завернутое в фольгу, лежащее в пластиковой тарелке уже лет сто, возможно, соус болонезе, но с равным успехом может оказаться и «Педигри»). Когда мы все съедим, то будем жить лишь своей любовью и потом погибнем в объятиях друг друга благословенными, счастливыми и (по крайней мере в моем случае) удивительно худыми. Нет, наверняка не согласится. И если хорошенько подумать, сомневаюсь, что и я на это пойду.

Значит, в какойто момент в не слишком отдаленном будущем придется всетаки одеться и столкнуться с реальностью. Наверное, не стоит раздумывать о печальных перспективах сейчас, а лучше послушать рассказ Льюиса о делах.

– И вообще кто сказал, что я принял твое заявление об уходе? – тем временем спросил он. – Теперьто я знаю, что ты умеешь писать, и буду требовать впредь статьи в три тысячи слов. Само собой разумеется, о сексе – это поможет распродать тираж. Только посоветуйся со своим издателем.

– Я… эээ… отказалась от его услуг вчера вечером.

– Шутишь? Ну надо же. Ты повернулась спиной к миллиону фунтов?

– Да нет, фигурировала не совсем такая сумма.

– Даже если и так… Интересно, чем ты руководствовалась?

– Джейкобсон сливал информацию в «Мейл».

– Он всего лишь делал свою работу, – сказал Льюис, внезапно снова становясь начальником. – Чем дольше подогреваешь интерес публики, тем больший объем продаж получаешь.

– Меня это не волнует, ведь он обещал мне анонимность. И подписал проклятый договор.

– К чему вся эта таинственность? – поинтересовался Льюис, искусно повернув разговор на тот предмет, о котором мне не хотелось даже думать. – Я собирался спросить тебя раньше, но не хотелось прибегать к чемуто вроде обходного маневра.

– Помнишь женщину, о которой я тебе рассказывала? Голосует за консерваторов. Ненавидит геев. Сейчас в тюрьме.

– Твоя мама? Она не одобряет?

– Ну… она, очевидно… хм… не одобрила бы, если бы…

– Ты ей не рассказала?

Почему он смеется? Совсем даже не смешно, так над чем же он смеется? Вот к чему сводятся два года агонии? Обнаженный парень, у которого один сосок немного выше другого, сидит в моей постели и ржет как сумасшедший. Похоже, он услышал самую нелепую вещь в своей жизни. С другой стороны, может быть, он и прав.

Вероятно, это действительно идиотский бред, и нужно наконец остановиться и разобраться…

Подождите, почему теперь я сама хохочу?

Где же Энт, когда он мне так нужен? Его прогулка чересчур затянулась и стала чересчур бодрящей. Зная моего друга, рискну предположить: он обнаружил скрытую полянку среди зарослей кустов и там, не теряя зря времени, основал самую первую в Прайорипарке «сексуальную зону».

Я взяла ручку и написала:

Энт, пошла к маме и папе. Настала пора все выяснить. Если не вернусь к шести, звони владельцу похоронного бюро, оставившему сообщение на автоответчике. Ты где? Ни в коем случае не хотела просить тебя пойти, ведь это было бы настоящим безумием, но мне бы так помогли ободряющие (надеюсь, верно сформулировала?) слова на прощание. Люблю тебя, Эми. XXX.

P.S. Если не вернусь к шести, вы с Лизой можете поделить мои диски, но пусть у нее останутся платья из моего гардероба.

P.P.S. Рассказала Льюису, и он все еще здесь! Ты просто гений!

Я сложила записку и прислонила ее к пустым кружкам на кофейном столике.

– Хочешь, чтобы я тоже пошел? – спросил Льюис.

– Спасибо, но думаю, это не слишком подходящий момент для знакомства с родителями. «Мама, папа, я та самая мерзкая женщина, которая пишет пошлые книги. А это Льюис, мой новый бойфренд».

Ой! Как же у меня вылетела такая глупость? Я украдкой взглянула на Льюиса и убедилась, что он не побежал выпрыгивать из окна. Ну что ж, может, он действительно теперь мой бойфренд?

– Уверен, все окажется вовсе не так плохо, – возразил он.

Я метнула на него свой коронный взгляд «Ты не знаешь ничего о Бикерстаффах».

– Точно не хочешь, чтобы я пошел? – спросил он снова. – А знаешь, подвезука я тебя до места и подожду в конце улицы. Стану на время твоим водителем.

Я медленно шла по гостиной в доме родителей. Почему меня преследует чувство, будто у меня мокрая голова? Я остановилась у зеркала и взглянула на свое отражение. Свиная кровь пропитала мои волосы, стекала по лицу и пачкала белый шелк… Неужели это платье с выпускного вечера? Я также заметила еще коечто – более пугающее. Я превратилась в Сиси Спейсек[48]. Сверху донесся крик, и я начала медленно подниматься по лестнице на странный звук. Дошла до самого верха. Затем двинулась по ступенькам длинной складной чердачной лестницы… Пока наконец не оказалась на самом чердаке. Кого же я там увидела? Больная, сумасшедшая ведьма, отринувшая Господа Бога. Моя мать. Она не услышала, как я вошла: была слишком занята. Пыталась воткнуть нож в вялую ладонь Энта. Последний штрих, поскольку остальные предметы из ее кухонного набора уже пригвоздили его безвольное тело к балкам крыши. Теперь он казался какимто нелепым и странным распятием.

Его глаза на секунду открылись, и он бросил в мою сторону взгляд поверх маминого плеча.

– Прости ее, – прошептал он. – Она не ведает, что творит.

Наконец мама обернулась и увидела меня.

– Ты вернулась, Кэрри, – сказала она.

– Мое имя не Кэрри, – ответила я.

– Нет, – взвизгнула мама, – тебя ведь зовут Шоко Лад!

– Ты на самом деле не готова к такому, верно? – сказал Льюис, к счастью, остановив меня, прежде чем моя фантазия «Кэрри» не превратилась плавно в «Изгоняющего дьявола»[49], где я трясу головой, плююсь зеленой слизью и обзываю маму нехорошим словом полатыни.

– Верно, абсолютно не готова, – ответила я, уставившись на светофор впереди и внутренне желая, чтобы красный свет не менялся на зеленый еще, скажем, неделю или две.

– А сделайка так, – предложил Льюис. – Когда будешь рассказывать правду, представь мать обнаженной… С тем садовником или кто он там. Она перестанет казаться чопорной и непреклонной, а ты сможешь…

Я не услышала продолжения, потому что высунула голову из окошка и меня вытошнило прямо на его машину модного цвета металлик. Зато по крайней мере я не извергала зеленую слизь.

Должно быть, ад – это особняк с четырьмя спальнями, перед которым стоит бордовый «ровер» и цветут огромные гортензии… Меня внезапно охватило чувство дежавю. Мне ведь когдато уже приходила в голову эта мысль. Знаю. Когда я пришла домой несколько недель назад и приготовилась рассказать маме и папе важные новости. Сегодня будет даже тяжелее, ведь тогда на запястьях мамы не было следов от наручников, которые она наверняка натерла, чтобы ее пожалели.

Напоследок взглянув на припаркованную Льюисом в нескольких сотнях ярдов по той же улице машину, я открыла садовую калитку и пошла по дорожке. Добравшись до передней двери, полезла в карманы в поисках ключей, но вдруг остановилась. Пока что я не готова зайти. Я присела, открыла крышку ящика для писем и заглянула в щелку. Никаких признаков жизни. Возможно, отец в суде, на слушании дела, и сейчас пытается взять маму на поруки.

Стоило предвидеть такую ситуацию. Следовало вообще сначала позвонить, а не являться без предупреждения. Можно, конечно, подождать внутри… Хотя лучше просто уйти… Ладно, попробую зайти еще разок, попозже… А может быть, и нет.

– И что же ты тут делаешь, а?

Я вздрогнула и подпрыгнула на месте. Повернувшись, я увидела громадную темную фигуру, сжимающую в руке молоток. И длинный резец. А еще коробку с инструментами.

– Снова шпионила за мной? – потребовал отец ответа. Похоже, он пытался найти утешение в работе, но безуспешно. Папин голос звучал отнюдь не дружелюбнее, чем прошлой ночью.

– Нет… ээ… Нет. Просто решила проверить, есть ли ктонибудь дома.

– В следующий раз можно попробовать воспользоваться звонком, – предложил он.

Неужели ирония? Для папы это нечто новое. Я узнала о нем много интересного за последние двадцать четыре часа. До вчерашнего вечера я не представляла, что он может потерять самообладание. И к тому же знает то самое слово. А теперь еще и ирония. В итоге он стал намного более интересным человеком, хотя, конечно, мне было гораздо комфортнее в обществе скучного доброго папы. Мой злой, бранящийся, саркастичный отец оттолкнул меня и зашел в дом. Я же осталась на крыльце, предпочитая находиться в относительной безопасности.

– Ну что? Так и не зайдешь? – спросил он. – Могла бы тоже воссоединиться со своей счастливый семейкой…

Ну вот, снова начал иронизировать.

– Твоя сестра уже здесь… Лиза здесь? Не думала, что увижу ее, по крайней мере еще какоето время.

– …а мама спит наверху. На нее повлияло все происходящее. Когда я привез ее домой, то вызвал доктора, и он дал ей немного успокоительного. Сделаю себе сандвич. Не хочешь?

Ну вот, мне уже оказали прием. В какомто роде.

– Я сыта, спасибо, – сказала я, хотя на самом деле умирала с голоду.

Он направился в кухню, а я вошла в гостиную, яростно принявшись вытирать ноги о дверной коврик. Не хотелось прибавлять грязные следы на ковре в список предъявленных обвинений. Я просунула голову в дверь и, оглядев гостиную, заметила Лизу, сидящую на диване и вытянувшуюся по струнке. Обычно сестра любит развалиться на мягкой мебели, согнув ноги и руки, будто фотомодель с разворота какогонибудь журнала. Теперь же она плотно сжала колени и щиколотки, спина ее прямая, словно Лиза аршин проглотила, а руки спокойно лежат на коленях. Создавалось впечатление, что сестра пришла на собеседование по поводу вакансии гувернантки. Забавно, насколько чувство вины меняет человека. Телевизор был включен, и Лиза смотрела, как Энн Робинсон подшучивает над публикой. Но, очевидно, мысли сестры витали далеко. Она даже не заметила, как я вошла в комнату.

– Привет, – произнесла я чуть слышно.

– Боже! – взвизгнула Лиза и спрыгнула с дивана. – И давно ты здесь?

– Только что заглянула… Как мама? Видела ее?

Она покачала головой:

– Нет, отец не разрешает мне даже близко подходить к ней.

– Как он ведет себя с тобой?

– Сама как думаешь? Не могу поверить, что я стояла в этой самой комнате прошлым вечером и обвиняла его в том, что ему делали минет… Я даже употребила это слово, – добавила сестра шепотом, морщась при воспоминании о своей бестактности.

– Да, не очень хорошо получилось, – согласилась я. – Маме предъявили обвинение?

– Нет пока. Очевидно, ее обвинят в криминальном правонарушении. Но адвокат рассчитывает, что она не будет отбывать тюремное заключение.

– Что ж, не слишком большое утешение. – Очевидно, я тоже заразилась ироничным настроением. Я присела рядом с сестрой. Мы погрузились в молчание и начали смотреть, как Энн Робинсон стравливает двух незнакомцев, и вот они практически ненавидят друг друга.

– Где ты была сегодня? – спросила Лиза через пару секунд. – Я пыталась дозвониться, прежде чем прийти к родителям.

– Я сняла трубку… Ко мне заглянул Льюис.

– О, чудесно! Фантастично. Великолепно. Заходил Льюис…

Оказывается, ирония действительно заразна.

– Значит, пока мы все тут с ума сходили от беспокойства, вы с Льюисом сбежали с работы и занимались сексом.

– Кто сказал, что у нас был секс? – спросила я возмущенно.

– А зачем еще нужно снимать трубку?

Я проигнорировала ее блестящую догадку и произнесла:

– Я все ему рассказала.

– Не может быть, – прошептала Лиза, – ты ведь его едва знаешь.

– Пришла пора положить конец всей этой лжи, – объявила я, решив начать думать, как Энт. Пока что его план срабатывал.

– Рада за тебя, потому что, полагаю, недолго осталось ждать момента, когда твой секрет раскроется. Ты видела сегодняшний выпуск «Мейл»?

Она показала на сложенную газету, лежащую на кофейном столике. «Найди ее», – требовал заголовок. Потом Лиза развернула ее и показала снимок в нижней части страницы.

Она похожа на меня – это сразу же бросалось в глаза.

– Черт! – пробормотала я, но ни одного звука из моего горла так и не вылетело. Я почувствовала, как по моему телу пробежала волна тошноты, и если бы меня недавно не вырвало на машину Льюиса, то, наверное, содержимое обеда оказалось бы на ковре. Танцоры из «Риверданса» вернулись, но теперь с поддержкой. Они захватили с собой отряд отчаянных смертниковпалестинцев с бомбами.

– Странно, не правда ли? – сказала Лиза.

Я взяла газету и начала разглядывать фотопортрет. «Странно» не совсем подходящее слово. Возможно, это фото составлено какимнибудь экспертом на основании деталей, данных ему (предположительно) Джейкобсоном, но она – это я. У нее мои волосы, мой нос и даже родинка на правой щеке, слишком большая, чтобы назвать ее моей изюминкой. И коечто еще. В фотографии неуловимо присутствовало чтото, свойственное любому фотопортрету, когдалибо виденному вами. Назовите это злом. Всякий, кто посмотрит на этот снимок, непременно подумает: «Виновна». «Мейл» не могла бы изобразить меня более зловещей, даже пририсовав трехдневную щетину и шрам во всю щеку. Рядом со мной обесцвеченная перекисью Мира Хиндли казалась лучшей сиделкой года.

– Эми, не волнуйся, – попыталась успокоить меня Лиза. – Это не настоящая ты. Они подделали фотографию.

Я была не в состоянии ответить, но, несмотря на хаос в голове и желудке, одна мысль стала предельно ясной: чего бы это ни стоило, каковы бы ни были последствия, нужно во всем признаться. Сегодня же.

– Я просто обязана рассказать им, Лиза, – прошептала я.

– Знаю, однако давай на минутку сменим тему, – продолжила она с легкостью, но ее голос не мог звучать более натянуто даже под дулом пистолета. – Поговорим обо мне и Дэне.

– О ком? – спросила я удивленно.

– О моем бойфренде, который уж точно не входит в «Триаду».

– Боже, извини, Лиза, я была абсолютно…

– Занята? Все в порядке. У тебя такое часто бывает.

– Дэн, – повторила я. – И что же происходит?

– Настоящая катастрофа, черт возьми!

– Что за настоящая катастрофа? – перебил ее отец с набитым имбирным печеньем ртом.

– Ничего особенного, – инстинктивно ответила Лиза.

– Хорошо… Хорошо. «Ничего особенного» я еще какнибудь переживу, – сказал отец, усаживаясь в кресло. – Ты не могла бы выключить этот бред? Проклятая женщина действует мне на нервы.

Лиза вырубила телевизор и в изумлении уставилась на меня. Я прекрасно знала, о чем подумала сестра. «Слабое звено» – любимая передача мамы. В основном изза ее консервативных воззрений. Маму восхищает пропаганда того, что выживает сильнейший, а для неудачников не должно быть никакой подстраховки. Скорее всего она тайно полагает, будто Государственная служба здравоохранения должна так же бесцеремонно обращаться с окружающими. Медсестре Робинсон следует говорить недостойным пациентам, страдающим от болезни почек: «Вы слабое звено. Прощайте», – прежде чем избавляться от них с помощью люка в полу. Я всегда полагала, что и папа любит это телевизионное шоу, ведь он всегда присоединялся к маме при просмотре. Не пропускал даже начальные титры и всегда требовал, чтобы никто не шумел. Однако теперь «проклятая Энн Робинсон действует ему на нервы». Что же изменилось? Мне захотелось посмотреть на него и понять, в чем тут дело, но я не осмелилась, а вместо этого уставилась на свои туфли.

– Мне действительно очень, очень жаль, – пробормотала я своему отражению в туфлях.

– Ты о чем?

– Мне… нам жаль. Ты же понимаешь. Мы подумали…

– Твоя сестра уже рассказала мне, – ответил он. – И что нашло на вас? Как вы могли вообразить, будто у меня роман?

– Вообщето это мама, – ответила я. – Она… эээ… беспокоилась за тебя.

– Почему меня совсем не удивляет этот факт? – сказал он устало и тихо, казалось, его реплика не предназначалась для чужих ушей.

– Мне неловко и изза мамы, – сказала я. – Ну, ты понимаешь, она оказалась в такой передряге и вообще…

– Хочешь сказать, ты вложила ей баллончик в руку и приказала сделать ту надпись?

– Нет, но…

– Так к чему извинения? Твоя мама сделала то, что сделала, абсолютно по своей инициативе.

Его слова показались мне просто поразительными. Почему он не обвиняет меня? Забыл, по каким правилам живет наша семья? Если он не переложит вину, мама и его убьет за компанию.

– Можешь ответить мне на один простой вопрос, Эми? – продолжил он. – Учитывая моральную неустойчивость мамы в последнее время, зачем ты придумала, что твой друг – гей? Я всегда думал, из вас двоих ты самая разумная. На тебя не похоже. Никогда не знал, что ты будешь изо всех сил лупить спящую собаку по ребрам.

Что я могу сказать на это? «Папа, это был отвлекающий маневр. Иначе бы мама узнала, что я попираю общественную мораль своими сенсационнооткровенными книгами»? Вообщето нужно было бы ответить именно так, но я не могу. Пока.

Впрочем, папа и не ждал моего ответа. Он уже продолжал говорить дальше:

– Не пойми превратно, ведь не моего ума дело, что представляет собой твой друг. Он может служить епископом в городе Лимерике в Ирландии и носить юбки с рюшами под сутаной, мне абсолютно все равно…

Что происходит? Папа говорит как истинный либерал, а это опасный признак.

– Если хотите знать мое мнение, я всегда считал: служение Богу – абсолютно естественный для гомосексуалиста карьерный выбор…

Подождите. Я сейчас вспомнила первый отчет, который Лиза получила от Коли на Маунта. Отца выследили в бутербродной с «Гардиан» подмышкой. Тогда я пошутила на этот счет, но теперь все стало абсолютно ясно. Нам был подан знак.

– Что еще им остается делать, раз никто не требует от них придерживаться условностей и жениться? Кстати, возьмем Иисуса.

– И что же? – спросила я, теперь уже не на шутку занервничав. Альтернативные взгляды на сына Господа под крышей маминого дома были запрещены.

– Вспомним всех его учеников. К тому же он не слишком искал общества женщин, верно? А если просто предположить, что он был геем? Ведь тогда все его чудесные проповеди о терпимости и любви к соседу предстанут в абсолютно новом свете. Нет, полагаю, сейчас развелось слишком много глупых, отвратительных предубеждений относительно таких людей, как твой друг. А я говорю, позволим ему жить, как он хочет, и пожелаем парню удачи. В реакции вашей мамы меня особенно расстроила одна вещь.

Я бросила взгляд на Лизу. Интересно, она находится в таком же замешательстве?

– Она беспокоится лишь о том, чтобы не потерять членство в своей партии, – продолжил отец. – А вот я не могу смириться с тем, что она способна на такой жестокий поступок, полный ненависти, и собираюсь высказать ей все, как только она полностью оправится.

Собирается высказать все маме? Он действительно намерен озвучить свое мнение, хотя прекрасно знает, что маме оно не понравится? И этот мужчина уверял свою жену, будто овощи, варившиеся больше сорока пяти минут и ставшие настоящим безобразием, – его любимое блюдо, хотя по сдавленным звукам во время еды было понятно – это абсолютно не так? Просто не могу поверить в услышанное. Но, наверное, он всетаки скажет обо всем. В конце концов, папа же уже признался, что проклятая Энн Робинсон действует ему на нервы, а по маминой шкале ценностей это даже немного хуже предположения о гомосексуализме Иисуса.

Я усмехнулась про себя. Отец придал мне уверенности, словно я снова приняла экстази. Ему ведь еще жить с мамой, и раз папа в конце концов решил, что пора наконец постоять за себя и заставить с собой считаться, я поступлю так же. Непременно расскажу маме все. Но начну с признания отцу.

Поскольку знаю: он поймет.

После услышанного за последние несколько минут, думаю, вполне возможно, он даже одобрит мой поступок.

– Пап, есть еще одна вещь, которая касается Энта, – сказала я.

– И какая же? Он носит юбки с рюшами под сутаной?

– Хм… наверное, он так и делал бы… Если бы носил сутану. Но он не священник.

– Господи, – пробормотал отец, и крошки имбирной булки из его рта упали на колени, – ни в коем случае не рассказывай матери…

О, так новый прямолинейный отец оказался всего лишь сбоем программы. Только раз его протест вылился во вспышку гнева.

– Нет, лучше я сам, когда она встанет на ноги…

Он оборвал себя, так как раздался щелчок открывающейся двери.

– И что ты сделаешь, когда я снова встану на ноги, Брайан? – потребовала ответа мама, которая на самом деле поднялась с постели. Это окончательно лишило нас всякого мужества.

– Ничего важного, дорогая, – сказал отец, вскочив и подбежав к ней. – Тебе не следовало вставать с кровати. Доктор сказал…

– Плевать на доктора, – рявкнула мама, едва лишь отец оказался рядом. – Почему ты разрешил ему дать мне все те лекарства? Знаешь же, что я о них думаю, – прибавила она, явно перепутав легкое снотворное с героином.

Я смотрела, как отец подвел ее ко второму креслу. Казалось, ее голые ноги, торчащие изпод ночной рубашки, слегка заплетались. Однако мысли мамы при этом были абсолютно ясными – очевидно, сказывалось влияние успокоительного.

– Хочешь чашечку чаю? – спросил отец робко, рассматривая горячие напитки как единственный спасительный путь на кухню.

– Нет, спасибо, – ответила мама, – я бы хотела поговорить с Эми.

Она пригвоздила меня взглядом, который я помнила с тех самых пор, как мне исполнилось девять и меня отправили из школы домой. В тот день я потянула Белинду Перри за косичку так сильно, что та проглотила свою зубную пластину. Я съежилась на диване, заметив, что отец сделал то же самое в кресле. Было печально наблюдать, как быстро он вернулся к состоянию… ну… прежнего папы. Понимаю, почему это происходит. Видимо, слишком просто рассуждать, когда мама лежит в коме наверху.

– А теперь мне бы хотелось услышать правду, Эми, – продолжила мама. – Как давно ты узнала?

– О чем?

– Что твой друг гомосексуалист?

Можно, конечно, поступить как обычно в подобной ситуации: соврать, сомкнув зубы. Произнести чтото вроде: «Господи, мам, я только что узнала и была шокирована не меньше, чем ты. Только я, разумеется, не побежала писать по всему Манхэттену оскорбления в адрес гомосексуалистов, хотя прекрасно понимаю твою реакцию».

Однако я так не сказала.

А вместо этого заявила:

– Знаю уже около двенадцати лет.

Несмотря на сильнейший ужас, я говорила правду. Такая смелость шокировала меня столь же сильно, насколько потрясла маму. Какоето время никто из нас не мог произнести ни слова. А затем она произнесла:

– Двенадцать лет. Ты знала все это время и привела его в мой дом, позволила сидеть за моим столом?

– Это и мой дом, Шарлотта, – робко подал голос отец. Он пробовал примерить свой новый облик самоуверенного мужчины, но тот не очень хорошо на нем смотрелся.

– Тихо, Брайан. – отрывисто произнесла миссис Бикерстафф. – Не верится. Как ты могла так со мной поступить, Эми?

Она выглядела так, словно ее ранили в самое сердце. Думаю, она не смотрела бы на меня с большим осуждением, даже если бы я проткнула ее ржавым мечом. Все это должно было разозлить меня. Я имею в виду, явное лицемерие. Женщина, которая написала ужасные вещи, исполненные ненависти, на двери церкви и которая, давайте не забывать, устроила возню с проклятым садовником, повстречавшимся ей на выставке цветов в Челси. Потом именно она набралась наглости заявлять, что папа завел интрижку. А теперь к тому же винит меня? От такого я должна была бы вскипеть от злости, но почемуто молчу. И чувствую, как начинаю испытывать привычное всепоглощающее чувство вины. Мне бы хотелось, чтобы внутри меня поднялась злость, ведь я знаю, что только с помощью чегото вроде ослепляющей ярости (или наркотиков) смогу пройти через подобный кошмар. Но злость так и не появилась, и поэтому мне оставалось лишь униженно разглядывать туфли.

– Раз ты все знала, почему позволила ему так просто стать священником? – добавила мама, показывая, что я задела не только ее чувства, но и чувства Господа Бога. – Будто бы в мире недостаточно зла без того, чтобы они глумились над…

– Хочу тебе сказать еще коечто, – пробормотала я, испытывая настоящий ужас от того, в чем мне предстоит признаться.

Я не выдержу, если она сейчас пустится в рассуждения о священникахгомосексуалистах. Поэтому, сделав глубокий вдох, я объявила:

– Это не священник.

Мама изумленно открыла рот, а отец начал кашлять, но я не обращала на них ни малейшего внимания. В окно я увидела Энта, стоявшего прямо за мамой и смотревшего на меня через ажурные занавески. В школе он всегда отличался умением выбрать самое неподходящее время, и это было ужасно забавно. Приятно убедиться, что Энт ничуть не изменился. Но чего, Боже мой, он добивается? Неужели не понимает: узнай мама о его приходе – и гарантированно прольется его кровь? Как Энту взбрело в голову, будто его появление поможет? Я начала отчаянно жестикулировать, чтобы друг ушел, но он лишь сильнее прижался носом к стеклу. Конечно же, родители обернулись и посмотрели в сад, но Энт понял мою жестикуляцию и как раз вовремя успел присесть и спрятаться под подоконником.

– Что происходит? – поинтересовалась мама.

У меня не было подходящего ответа, но, к счастью, Лиза все сделала за меня.

– Какойто парень. Похож на продавца. Наверное, хотел предложить двойное остекление.

– Ладно, не важно, – рявкнула мама, снова вернувшись к главному вопросу. – Почему ты представила его в качестве священника? Как ты могла позволить мне поверить в это?

– Потому что она боялась рассказать тебе правду, мама, – сказала Лиза, которая, слава Богу, опять вмешалась в разговор.

– О чем ты? – переспросила мама.

– Ну а как бы ты отреагировала, услышав, что Энт эмигрирует в Америку и собирается работать в ночном гейклубе под названием «Семинария»?

– Ну, я, конечно, расстроилась бы, но…

– Да ладно тебе, перестань. Ты бы поступила, как и вчера, и начала беситься. Эми просто решила избежать конфликта и… Да, она скрыла правду.

Мама оцепенела. Похоже, раньше этой женщине даже в голову не приходило, что ее могут бояться. Словно расписывать дверь церкви краской из баллончика – каждодневная обязанность респектабельного столпа общества и вовсе ничуть не странно. Потом печальным тихим голосом она произнесла:

– Но я всегда старалась воспитать своих детей честными людьми. Сколько еще лжи вы мне наговорили?

Она уставилась на меня широко открытыми, грустными глазами. Такого выражения я не видела даже в рекламном проспекте Королевского общества по борьбе с жестоким обращением с животными. Видимо, стремится набрать сочувствующие голоса. Действительно работает. Теперь я чувствую себя ужасно. Лиза слегка толкнула меня локтем: наступила моя очередь поразить маму самым большим секретом.

Но я никак не отреагировала на ее намек, ведь я вообще ничего не могу сделать.

Для мамы молчание является лучшим доказательством того, что человек осознает свою вину. Конечно же, теперь она начала болтать какойто бред, жалеть себя. Я уже слышала подобное тысячу раз, и это всегда действует на меня.

– Я всегда пыталась поступать правильно и прививать вам моральные ценности. И только посмотрите, что я получила взамен. Одна дочь мечтает убежать в Гонконг с китайским гангстером, которого ей даже стыдно привести домой. А другая не в состоянии рассказать правду собственной…

Она остановилась, поскольку зазвонил телефон.

В моем кармане.

Мой мобильный.

Выудив его из кармана, я молча уставилась на вибрирующий в моей ладони предмет.

– Ну, может быть, ты наконец ответишь? – Мама решила еще помучить меня. – Наверное, звонит твой друг со странностями.

Я приложила телефон к уху.

– Ну что, уже добралась до самого главного? – спросил мой «друг со странностями».

К чему беспокоиться? Зачем нужно было мне звонить? Почему он просто не крикнет изза куста гортензий?

– Сейчас неподходящее время, – ответила я, будто действительно собиралась ответить на его вопрос позже.

– Послушай, все в порядке. Ничего не говори! – воскликнул Энт. – Но если твоя мать вытащит ружье или чтонибудь в таком духе, ты сможешь заставить ее замолчать с помощью всего четырех слов: «Выставка цветов в Челси».

В трубке раздались гудки.

– Продавец, хотел предложить нам двойное остекление, – объяснила я, – ха…

Папа слабо улыбнулся, а мама совсем меня не слушала. Она заметила «Мейл» на кофейном столике, взяла газету в руки и взглянула на фотографию, с которой на нее буквально смотрела правда.

Черт, не придется ничего рассказывать – мама все увидит сама. Я задержала дыхание, ожидая, когда же наступит момент истины… Но ничего не произошло. Через некоторое время она заявила: «Как грустно, мы живем в таком ужасном мире. Кто может покупать роман этой…»

Мама остановилась, не найдя подходящего слова, чтобы выразить все отвращение к написанному мной произведению. Тут Лиза снова толкнула меня локтем, и очень сильно. Вот сейчас уж точно должна прозвучать моя реплика, на небесах ее явно поместили в сценарий специально для меня.

Но я всетаки не сумею этого сделать и даже не знаю, куда мне смотреть. Я не могу заставить себя взглянуть на маму или заглянуть через ее плечо в сад, потому что Энт снова появился изза кустов, а теперь еще к нему присоединился Льюис. Как раз это мне и нужно: мой недавно приобретенный парень занимает первый ряд на шоу «Мы – чокнутая семья».

Просто ад. Как вынести такой кошмар? Видимо, тяжело было не только мне. Лиза решила наконец положить конец моим мучениям:

– Послушай, Эми, все так глупо! Ты расскажешь им правду, или это сделать мне?

Она бросила на меня взгляд, чтобы приободрить меня, но получилось чтото вроде: «Пожалуйста, положи конец нашим страданиям и покончи с этим раз и навсегда».

– Что ты хочешь рассказать? – робко спросил папа, вылезая из своего вязаного убежища на пуговицах.

– Эми хочет…

– Я сама, Лиза, – сказала я. Ко мне снова вернулся голос.

Лиза права. Все должно закончиться. – Послушайте, – начала я дрожащим голосом, – возможно, в это труд, но будет поверить. Я даже сама не верю. Знаю, вы не будете в восторге, но как мои родители вы обязаны знать правду…

Боже, несу тааакой вздор! Просто не знаю, с чего начать. Я сфокусировала взгляд на маме и попыталась последовать совету Энта. Вызвала мысленный образ того, как мама катается по цветочному бордюру с Пэтом, садовником, но он почемуто был похож на румяного старого Макдональда из детской песенки. Совсем не помогает. Сосредоточься, Эми. Скажи ей.

– Мама, ты права, – продолжила я, решив добавить еще несколько общих фраз, чтобы смягчить предстоящий удар. – Мне стоило быть честной с тобой по поводу Энта…

Очередной блестящий план моего друга! Вот что нужно!

– Нужно быть честными друг с другом, верно? – продолжила я, пока еще не представляя, как у меня получится использовать четыре магических слова Энта, но почему бы не рискнуть? – Хочу сказать, все мы… Возьмем… например… папу.

Мама выглядела озадаченной. Папа выглядел испуганным: «Возьмем меня куда?»

– Представь, он бы сказал, что собирается… хм… в деловую поездку, а на самом деле тайно отправился бы развлекаться…

Теперь мои слова заинтриговали маму. Наконец представилась возможность вывалять в грязи не только меня, но и отца.

– …на… хм… выставку цветов в Челси.

Теперь уже мама впала в настоящую панику.

– Зачем мне туда ехать? Садоводством увлекается твоя мама, – возразил отец, лицо которого перекосилось от смущения.

Мама ничего не сказала. Первый раз за свою жизнь я видела ее такой жалкой и съежившейся. Сейчас у меня получится все. Спасибо тебе, Энт.

– Чисто гипотетически, папа, – сказала я. – Просто пыталась дать понять, что мы все должны стать более откровенными… Я собираюсь именно так поступить сейчас, быть с вами честной… Поскольку сейчас я сообщу коечто…

– Что ты собираешься ему рассказать? – Мама в дикой панике практически подпрыгнула на месте. Но что она может сделать со мной? Она напугана, а я уже почти добралась до цели. Да, все получится…

– Ну я… мм…

– Замужем? – воскликнул отец неестественно высоким голосом. Что же такое происходит, всех так волнует вопрос замужества?

– Нет, папа! Позволь мне закончить. Я хочу сказать…

– Остановись! Что бы ты ни имела в виду, ты не знаешь главного о выставке цветов в Челси. Я даже не поехала в этом году. Я была…

– Дай ей закончить, Шарлотта. В чем дело, Эми?

– Просто собиралась сказать…

Я не смогла больше издать ни единого звука. У меня полностью пропал голос. Первый раз за всю свою жизнь я одержала верх над мамой, но всетаки не могу сделать признание. Какое же я ничтожество! Выставка цветов в Челси позволила мне зайти далеко, но даже с ее помощью я не перейду роковую черту. Слишком сильное волнение для меня. Мое тело, видимо, посчитало, что сейчас самый подходящий момент отключиться. Слабость в коленях означала: скоро они подогнутся, и я окажусь на полу. Я беспомощно взглянула на Лизу, казавшуюся на удивление спокойной.

– Все нормально, Эми, – сказала она, поднимаясь со стула и поворачиваясь лицом к родителям. – Она лишь хотела сказать: ее сестра – Шоко Лад.

– О чем, черт возьми, ты говоришь? – воскликнула мама.

– Мама, папа, – торжественно объявила Лиза, – я – Шоко Лад.

Глава 26

– Все могло быть намного хуже, – сказала Лиза в машине Льюиса, решившего подвезти нас до Мидлсекской больницы, – и нас бы уже везли в морг. Все хорошо, что хорошо кончается, верно?

Лично я не назвала бы отличным концом то, как мама бросила свою фарфоровую пастушку в окно (которая угодила Энту прямиком в лоб), а потом забаррикадировалась в гараже и осушила бутылку с «Туалетным утенком».

Пока папа пытался открыть переднюю дверь изнутри, Льюис начал плечом выламывать соседнюю, соединявшую гараж и кухню. Казалось, я наблюдаю за Томом Крузом в фильме «Миссия невыполнима». Я стояла словно зачарованная (в то же самое время съежившись от страха и стыда, ведь Льюису приходится геройствовать, пока остальные мои родственники ведут себя словно шимпанзе с серьезным расстройством психики). Дверь поддалась, прежде чем сдался сам Льюис, и внутри гаража он обнаружил маму, лежащую на полу. Он склонился над ней, а я набрала три девятки. Именно тогда я и обнаружила пустую бутылку изпод «Туалетного утенка». Быстро прочитав инструкцию и найдя предупреждение: «Если содержимое попадет в ваш желудок, выпейте воды и немедленно вызовите медицинскую помощь», – я закричала:

– Быстро принесите воду.

– Нет необходимости, – спокойно сказал отец, распахнув огромную дверь гаража и заходя к нам, – ведь именно с помощью этого она и пыталась покончить с собой.

Мама не могла знать, что отец взял пустую бутылку изпод очистителя туалетов и наполнил ее дистиллированной водой. Он решил, будто ее извилистое горлышко, удачная задумка производителя, отлично подойдет для дозаправки его аккумулятора. На протяжении всего их брака мама жаловалась на одержимость отца самоделками, а теперь его увлечение спасло ей жизнь. Полагаю, обморок произошел по причине шока, а вовсе не потому, что внутренности мамы получили токсичный заряд хвойной свежести.

Затем прибыли медицинские работники и поместили мою все еще не пришедшую в сознание маму на носилки. Им еще пришлось позаботиться и об Энте, истекавшем кровью на лужайке; за ним временно ухаживала Лиза.

Теперь мы едем за «скорой помощью», внутри которой находятся мои родители. Самое ироничное в этой истории то, что Энт сейчас с ними. Если бы я так сильно не волновалась за друга, то непременно бы рассмеялась.

– С ней ведь все будет в порядке? – виновато спросила Лиза у доктора, когда мы стояли на безопасном расстоянии и наблюдали за мамой, мирно лежавшей на столике на колесиках.

– Она испытала сильный шок, но должна от него оправиться, – сказал он тем голосом, что обычно означает: «Я здесь доктор, и вы должны мне верить». А потом прибавил: – Хотя в трахее у нее до сих пор остались трудновыводимые пятна от лайма.

Очевидно, история с «Туалетным утенком» послужит неплохим развлечением и поможет скоротать долгие ночи в амбулатории.

Медсестра похлопала меня по плечу:

– Простите, мисс, ваш друг хотел бы повидаться с вами. Он лежит там, за ширмой.

Я направилась в кабинку и увидела Энта – ему накладывала швы молодой врач. Судя по ее внешнему виду, похоже, она не спала уже несколько месяцев. Я села и начала ждать. Либо она скоро закончит, либо наконец задремлет и сошьет по ошибке веки Энта.

– Ну как ты? – спросила я, когда она наконец завязала последний узел.

– Подозреваю, внутри еще остались осколки от чертовой пастушки… Но в остальном теперь я стал таким модным…

Всегда хотел иметь шрам. А как ты?

– Вроде бы нормально. Пока все еще кружится перед глазами, но ничего, обойдется.

– Раз творится такой хаос, она все узнала, – сделал вывод Энт.

– Ну почти… Она думает, книгу написала Лиза.

Энт расхохотался:

– Пока ничего не объясняй. Хочу немного насладиться нелепостью ситуации.

– Если уж речь зашла о нелепости, зачем ты пришел туда?

– Думал, смогу тебе помочь. Глупо, да?

– Что же ты собирался делать?

– Хотел отвлечь огонь, принять на себя хоть какуюто часть вины. Я рассчитывал, что стану идеальной мишенью для твоей мамы. Ну вот, я и стал ею, – сказал он, показывая на запачканный кровью шрам на лбу в целых два дюйма.

– Очень благородно с твоей стороны, Энт, правда. Спасибо тебе.

– Твой Льюис кажется очень приятным молодым человеком, – заявил мой друг.

– Удивительно, как ты сумел составить мнение о нем, ведь вокруг был такой Армагеддон.

– Ну, это лишь первое впечатление. Мы вроде как умудрились представиться, пока ползали там в кустах. Он превосходно выглядит на четвереньках, дорогая моя.

– Спасибо. Ведь именно ты настоял на том, чтобы я встретилась с ним и прошла через такое испытание. Вот уж не думала, что твой план сработает, но…

– Ты всегда должна верить мне, Эми. Где он сейчас?

– Пришлось сделать несколько звонков. Льюис совсем забыл: сегодня день сдачи материала.

– День сдачи материала?

– Ну, когда они отдают материал для журнала в печать. Если он не позвонит, в понедельник ничего не будет.

Доктор встала и сняла перчатки.

– Спасибо, – поблагодарил Энт. – Должно быть, ситуация кажется вам немного странной?

– В порядке вещей, – ответила она равнодушно. – Сейчас я пойду искать накладной ноготь, который потерял один трансвестит. Вряд ли вам стоит знать, куда мне придется залезть.

Мы с Лизой и Энтом сидели рядом с отделением «Скорой помощи», и я в это время затягивалась сигаретой.

– Знаешь, я всегда думала, что запрещать в больницах курить – дурацкое правило, – протянула Лиза.

– Как подобная мысль пришла тебе в голову?

– Ну, там все равно все чемто больны. Какой вред им может принести немного пассивного курения? Эми, хотела у тебя спросить: к чему ты начала нести тот бред о выставке цветов в Челси?

Энт рассмеялся. Следовало бы рассказать ей сейчас, но с тех пор, как мы приехали сюда, перед нами маячил намного более серьезный вопрос.

– Потом. Почему ты так поступила, Лиза?

– Ну, ктото же должен был произнести наконец проклятые слова, у тебя признание заняло слишком много времени, – ответила сестра.

– Ну же, давай серьезно.

– Я не могла наблюдать больше ни минуты, как ты проходишь через весь этот ад, – объяснила сестренка. – Помимо всего прочего, я чувствовала себя действительно виноватой. Последние несколько дней были для тебя сущим кошмаром, а я в это время беспокоилась лишь о Дэне.

– Боже, Дэн, – прошептала я. Помнила же я, что нужно еще чтото обсудить. И это никак не относится к священникамгеям или эротическим романам. – Что случилось? Ты ведь не беременна?

– Иногда ты говоришь совсем как мама. Нет, вовсе нет. Он сделал мне предложение.

– Лиза, просто чудесная новость. – Но тут я заметила, что ее лицо скривилось. – Разве нет?

– Ну, никто раньше не просил моей руки, – сказала она после минутных размышлений. – К тому же Дэн купил такое огромное кольцо – им можно запросто подковать лошадь… Но он же консерватор.

– Ты мирилась с его политическими взглядами последние два года. Пора уже избавиться от переживаний изза того, что Дэн не понравится маме. И потом, сейчас, я полагаю, наша утопающая будет хвататься даже за соломинку. Сделай нам всем одолжение и ответь согласием.

– А я уже отказала, – прошептала Лиза.

– Не может быть… – Я взглянула на ее печальное лицо и в ее скорбные глаза. – Все кончено, да?

– Он уехал в Гонконг сегодня утром. Думаю, да, – сказала она печально.

– Боже, мне так жаль, Лиза!

– Со мной все будет в порядке, – заявила она смело. – Я уже… вроде… встретила одного человека.

– Лиза!

– Сейчас он в Гоа. Просто потрясающий. Не могу дождаться, когда познакомлю вас.

– Только не говори, будто он вооруженный преступник, находящийся в международном розыске, – вмешался Энт.

– Как ты можешь?! – возмутилась Лиза. – Он платит налоги. И потом, у него собственный бизнес.

– И какой же? – поинтересовалась я.

– Стриптизклуб в БетналГрин.

Уф! После кошмарной перспективы, что сестра всетаки сочетается браком с консерватором Дэном, все снова вернулось на круги своя. И это просто замечательно.

После небольшой паузы я сказала:

– Но ты ведь до сих пор не дала правдивого ответа на мой вопрос. Почему ты решила понести наказание вместо меня?

– Я была слишком занята мыслями о Дэне, но чувствовала себя виноватой еще и по другой причине. Ты всегда говорила, будто я втянула тебя в эту историю. Ты права, именно я. Мне показалось справедливым, если теперь я тебя выручу.

– Знаешь, вовсе не обязательно было мне помогать.

– Верно, но такой уж я милый ангел. Ведь я же всегда оказывалась паршивой овцой в семье, правда? Мама просто сможет прибавить к списку моих преступлений еще одно. И если уж мы заговорили о маме, у нее попрежнему останется дочь, которая когданибудь сможет присоединиться к ней на небесах.

– Да, но что же нам делать теперь, черт возьми?

У нее не было возможности ответить, потому что из госпиталя вышел папа. По привычке я украдкой потушила сигарету об стену. Он заметил нас и зашагал к нам через весь двор с мрачным выражением на лице.

– Как она? – спросила я нервно, когда он наконец оказался рядом.

– Спит… Вообщето в коме. Доктор дал ей достаточно успокоительного, чтобы усыпить целого слона… А вы знаете, слон – единственное животное, у которого есть четыре колена?

– Нам и правда очень жаль, что все так получилось… Да, Лиза? – сказала я.

– Да, отец, – повторила сестра. Такого извиняющегося тона я раньше у нее никогда не слышала.

– Жаль должно быть вашей проклятой матери! – рявкнул он. – Починить окно будет стоить целое состояние, уж не говоря о двери в гараж. И именно в то время, когда мне нужно заняться работой. Полагаю, сегодня сделают первый огромный заказ на партию разноцветных вешалок. Нет, это она должна раскаиваться, черт возьми! Что же касается тебя, – сказал он, глядя на Лизу, – просто не могу найти слов. Ты написала книгу… Ту самую книгу… Не могу поверить, что говорю такое… Особенно в столь трагичный момент… Но сегодня счастливый день, и я горжусь тобой.

Глава 27

Как только мы все собрались, Льюис подошел к столу и откашлялся.

– Знаю, ходили слухи о том, будто журнал скоро закроется, – начал он, – и представляю, как вы волновались. Честно говоря, это были даже больше чем слухи, и я провел последние несколько недель, пытаясь приостановить экзекуцию. Я уже почти готов был сдаться, как вдруг произошло нечто необыкновенное. Надеюсь, будущее «Девушки на работе» обеспечено. – Он залез в карман и немного театральным жестом вынул кассету. – На кассете очень важная запись. Если она появится в какойнибудь газете, журнале или телевизионной передаче, можно смело предъявлять иск. – Льюис сделал паузу, чтобы напряжение еще больше накалилось, и это, должна признать, ему превосходно удалось. – Да, редакторы излишне часто прибегают к слову «эксклюзив», вот в чем их ошибка. Однако сейчас я держу в руке нечто стоящее – настоящий мировой эксклюзив ценностью двадцать четыре карата. Итак, самое первое интервью с Шоко Лад.

Никто (ну почти никто) не ожидал подобного, и зал просто взорвался. Когда Льюис созвал сотрудников на совещание, все полагали, что знают, в чем истинная причина. Многие уже считали, сколько выпусков будет издано, прежде чем им самим подадут бумагу об увольнении. Шоко Лад не было на повестке дня.

Льюис соскочил со стола, и его сразу же окружила толпа, каждый хотел поздравить главного редактора. Я наблюдала за происходящим, светясь от радости. Наконецто все получилось именно так, как я мечтала. Если в жизни есть звездный момент, достойный Голливуда, это точно был он.

Джулия, стоявшая рядом, обняла меня.

– Как же чудесно! – взвизгнула она. – Ты думаешь, нам удастся с ней встретиться?

– Даже не знаю, – ответила я, – в любом случае меня уже с вами не будет.

– Ах, я и забыла, сегодня ты работаешь последнюю неделю, – надулась Джулия. – Почему ты уходишь именно сейчас, ведь теперь здесь станет намного достойнее?

– Хм… Полагаю, я выполнила свою работу, – улыбнулась я. Мне всегда так хотелось произнести эту реплику, очень жаль, что она прозвучала, а зрители ее так и не услышали.

Диди тихонько подошла к нам и заявила:

– Как же жаль, что тебя не будет с нами, ведь журнал скоро станет жутко популярен, Эми. Но ты выглядела такой потерянной в последнее время. Полагаю, не каждому по плечу трудиться в настоящем глянце.

Так приятно наблюдать, как она вернулась к своей язвительной манере.

– Какое облегчение испытываешь, когда наконецто тайное становится явным, – продолжила она.

– Ты знала об интервью? – вскрикнула Джулия. – Господи, как ты могла молчать об этом?

– Ты не поймешь, – сказала она, бросая на Джулию взгляд, полный пренебрежительного превосходства, – но умение держать язык за зубами сложно недооценить, если работаешь на редактора.

– Ты разговаривала с ней? Ну, чтобы организовать встречу и все такое? – взволнованно пробормотала Джулия.

– Да, несколько раз, – ответила Диди.

– И на кого же она похожа? – спросила я. Просто не могла устоять.

– Хм… ну, ты сама знаешь, – неловко начала выкручиваться Диди, – по телефону сложно сказать.

– Разве она не вела себя надменно? – продолжила я. – Ну, ты понимаешь, после такого успеха…

– Эээ… немного… вроде бы.

– Так откуда же она? Говорила с акцентом?

– Хм… да вроде нет.

– Должен же быть хоть какойто намек. Северный акцент? Бирмингемский? Ирландский?

– Хм… эээ…

– Валлийский?

Диди смущенно начала разглядывать свои ногти, а я осознала, насколько мне приятны ее мучения. Так, садизма раньше за собой я не замечала. Видимо, если пишешь о садомазохистах, как я, это со временем непременно отразится на характере.

– Помоему, в «Мейл» писали, будто она из Лондона, – продолжила я. – Не похожа на меня?

– Э, нет, не совсем. Она вообщето говорила… – Диди сделала паузу, пытаясь подыскать нужное слово, – скромно. Да, именно. Очень скромно.

Я взглянула через ее плечо на Льюиса, пробирающегося через толпу. Он подошел к нам, но Джулия не дала ему никакой возможности расслабиться.

– Расскажи нам, Льюис, какая она?

– Подожди, сама увидишь, – пообещал он с прохладной улыбкой, скрывавшей его настоящие чувства. Если бы у него был хвост, сейчас он бы уж точно яростно вилял им.

– Ну пожааалуйста, – попросила она.

– Скажу тебе одно, – усмехнулся Льюис, – пожалуй, ей немного не хватает скромности.

– А вот Диди уверяла нас в обратном.

– А онато откуда знает? Я ничего ей о Шоко не рассказывал.

Да, Диди наконец упала в яму, которую сама себе вырыла. Мне пришло в голову, что иногда можно всю свою жизнь прождать звездного момента, достойного Голливуда, и вдруг получить два подряд.

Глава 28

Целую неделю везде были развешаны постеры. Под броской надписью «Девушка на работе» поместили гордый заголовок: «Мировой эксклюзив – первое интервью Шоко Лад». Да, не слишкомто оригинально, но, главное, цель достигнута. Обычный тираж увеличили втрое. Однако, когда журнал появился утром у метро, к половине девятого не осталось ни одного экземпляра.

– Даже если бы мы сами продавали его по десять фунтов, все бы раскупили, – заметил Льюис.

Он хорошо поработал над интервью, оно получилось понимающим, сдержанным и вместе с тем очень откровенным. Но не той откровенностью, после которой читатели чувствуют, будто бы видели героя статьи обнаженным. Хотя лично я думаю, что лучше всех постарался фотограф. С прической от Ники Кларк и в наряде от Донны Каран Лиза никогда не выглядела настолько ошеломительно.

Позднее. День первый

Я потянулась на полотенце, словно довольная кошка, лениво сделала глоток дайкири и, зажмурившись, взглянула, как живописно солнце опускается в море у Андаманских островов. Приятное усыпляющее воспоминание о тайском массаже все еще согревало меня. Теперь у меня была уйма времени, и в голову мне пришла мысль, что жизнь почти совершенна. Гдето на пляже Лиза и ее новый бойфренд обнимались под пальмой. По Лизе можно было прочитать все мои чувства: беспечная, счастливая и безумно влюбленная. Загорелый мужчина вышел из теплой, кристально чистой воды и направился ко мне. Когда он подошел ближе, я поздравила себя с правильным выбором подарка на день рождения. Решение нанять для Льюиса персонального тренера дало преимущества, которые я раньше даже не могла представить. Он наклонился и подарил мне долгий, слегка соленый поцелуй, а затем опустился рядом на мягкий белый песок.

– Одно из самых райских мест из всех виденных мной, – сказал он, – чувствую такое умиротворение.

– Я тоже, – согласилась я мечтательно. – Мне еще никогда в жизни не было…

…так паршиво. Я прижала руку ко рту и бросилась в туалет. Последние двадцать четыре часа я только и делала, что бегала в ванную комнату, думая, откуда на сей раз из меня потечет. Вот во что превратилась моя жизнь. Наверное, канализационная система Пхукета уже переполнена.

Да, я нахожусь в Пхукете, месте развлечений для любящих наслаждение. Со мной Льюис, а еще Лиза и ее новый бойфренд. Без сомнения, путешествие должно было стать мечтой, похожей на описанное мной выше.

Но на деле оно обернулось настоящим ночным кошмаром.

Для начала, я жутко мучилась. Просто собачья жизнь какаято. Да если бы я была собакой, ветеринар избавил бы меня от мучений несколько часов назад из гуманных соображений.

К сожалению, в самый первый вечер я решила, будто мой желудок постепенно приспособится к шоку, вызванному тайской кухней. Пока Льюис, Лиза и Курт (новый бойфренд) шумно уплетали клешни лоб стера в соусе чили, я остановила выбор на более безопасных блюдах – картофеле фри и нескольких помидорах.

Ха!

Вроде меня перестало тошнить. Во всяком случае, пока. Я как раз полоскала рот, когда вдруг в спальне зазвонил телефон. Я поплелась, чтобы ответить на звонок. Диди. Просто фантастика! Пролетела шесть тысяч миль и всетаки не могу избавиться от нее.

– Эми, – прощебетала она, – прости, что беспокою тебя. Знаю, ты на отдыхе, но Льюис, случайно, не рядом?

– Он сейчас занимается подводным плаванием. Чтонибудь передать?

– Просто скажи, снимки Брэда и Джен будут в номере…

Брэд и Джен. Словно звезды живут по соседству и поручают ей кормить их золотую рыбку, когда они в отъезде.

– Спроси, не хочет ли он, чтобы я переслала фотографии на его электронную почту.

– Ладно, передам. Мне пора идти, через несколько минут начинается мой урок по дайвингу.

Конечно же, я солгала, но хотелось закончить телефонный разговор. Я снова почувствовала тошноту. Интересно, влияние вируса или разговора с Диди? Непросто сказать. Я повесила трубку и легла на кровать. Выключенный ноутбук Льюиса лежал рядом со мной. Льюис так не хотел ехать в этот отпуск. Когда же он согласился, то всетаки настоял, чтобы я позволила ему взять с собой переносной офис. С тех пор как мы сюда приехали, он занимался только своей работой. «Девушка на работе» стала смыслом его жизни. Эксклюзив с Шоко Лад действительно положил начало грандиозным событиям. Знаменитости с презрением отвергали остальные издания и буквально вставали в очередь, чтобы рассказать историю своей жизни Льюису. Среди прочих появиться на страницах нашего журнала по соседству с объявлениями о работе уже изъявили желание Лиз Херли и Кейт Уинслет. А теперь еще и Брэд с Джен.

Ожидая возвращения Льюиса, я закрыла глаза и отключилась. Возможно, мне приснится сон, похожий на рекламу «Баунти». По крайней мере надеюсь, ведь это ближе всего к моей мечте об идеальном отдыхе.

Видимо, не судьба – телефон зазвонил снова.

– Цыпленок в соусе карри, – посоветовала Мэри, когда я рассказала ей о своем самочувствии. – Наверное, тебе покажется, будто ты проглотила порцию очищающей жидкости для труб. Но потом на самом деле станет легче. Ну да ладно, перейдем к делу. Важные люди в «Эрроу» безумно хотят заполучить твою книгу, дорогая моя, а у меня уже закончились отговорки.

Итак, книга стала главной причиной, по которой я настояла, чтобы мы уехали. Нужно было сдать ее уже месяц назад, но никак не могу придумать подходящий конец. Мне пришло в голову, что, вероятно, перемена обстановки поможет, но от постоянного нахождения возле унитаза вдохновения у меня не прибавилось.

– Скажи, я сейчас как раз работаю над этим. Сдам ее, как только вернусь домой, – сказала я, после звонка Диди придерживаясь линии вранья.

– Надеюсь, дорогая, искренне надеюсь, – вздохнула Мэри. – И не смей говорить о творческом кризисе. Самое никчемное объяснение после «Извините, я оставил спортивную форму дома». Как бы там ни было, хочу рассказать коечто и повеселить тебя. Вчера раздался самый странный звонок. Оператор спросила, стану ли я оплачивать звонок заключенного из тюрьмы Лилонгве.

– Где это?

– В Малави, драгоценная моя.

– О Бог мой! Ты с ним говорила?

– Конечно, нет. Поверь, я делаю ему огромное одолжение. Еще несколько месяцев диеты из саранчи и протертых корнеплодов сослужат хорошую службу его пивному животику.

Повесив трубку, я почувствовала себя виноватой. Нет, вовсе не изза Колина Маунта, а изза моего нового издательства. Мне действительно нравится «Эрроу». На самом деле я просто в восторге от своего редактора. Я попросила о встрече только с ней, и она поклялась держать все в тайне. Есть то, что никогда не меняется.

Как только Мэри пережила шок после моего отказа Джейкобсону (ей потребовалось всего пять минут), она положила все силы на поиски нового издателя. В конце концов четверо устроили торги за меня. Мэри была в своем репертуаре. «Тебе следовало уже сто лет назад послать гнусного мерзавца куда подальше, – сказала она. – Как я люблю первоклассные аукционы». Выиграл «Эрроу», заплатив полтора миллиона за следующие три книги.

Полтора миллиона!

Я стала миллионершей!

Невероятно, невиданно, удивительно!

Только теперь я чувствовала себя невероятно, невиданно, удивительно виноватой, поскольку не могу дописать книгу. Ну вот, мне снова станет плохо. Это вирус или давление? Некогда раздумывать, тошнота наступает.

День третий

Я почувствовала себя достаточно хорошо и рискнула выйти из отеля. Мы находимся на главной улице, и никто из нас не ожидал такого. Прошлой ночью прибыл военноморской флот США, поэтому сегодня собрались, судя по всему, все шлюхи Таиланда. Мы не можем и шагу ступить изза здоровых американских моряков и их новых спутниц, по две под каждую руку.

– Янки любят пускать пыль в глаза, – проворчал Курт.

– Такого не было в туристическом проспекте, – простонал Льюис.

– А я думаю, просто фантастика! – воскликнула Лиза. – Все эти шлюхи – замечательный материал для исследования.

– Но ты же не… – возразил Льюис, но вовремя остановился, так как Курта не посвящали в наш секрет.

– Я должна почувствовать атмосферу, Льюис, – сказала сестра. – Ты не поймешь, ведь ты не писатель.

Она взяла Курта за руку и потянула его в соседний кипящий жизнью бар.

Бедный Курт!

Хотя что я говорю?

Последние несколько дней он сам постоянно погружался в атмосферу, и мы почти не видели его. Меня бы не удивило, если бы он в это самое время занимался покупкой… хм… местной продукции (надо перед отъездом не забыть тщательно проверить чемоданы на предмет необычных свертков). Между прочим, Курт не владеет стриптизклубом. То увлечение длилось всего десять минут. Но Лиза есть Лиза. Когда ее избранник потерпел поражение, ей предложила встречаться уйма мужчин. Самое странное предложение поступило от Джейка Бедфорда. Он позвонил и пригласил Лизу на ужин, сказав при этом: «Очень жаль, что так получилось с Эми, но у нас все равно бы ничего не вышло, ведь она не писательница и поэтому не сможет соответствовать мне на… ээ… творческом уровне». Лиза сказала, она уже не слышала продолжения изза приступа смеха.

В конце концов Лиза остановила выбор на Курте. Не знаю точно, чем он занимается. По собственному утверждению, пытается стать диджеем. Однако, говоря это, Курт всегда отводит глаза, поэтому его слова могут означать все, что угодно. Сегодня Лизе первый раз удалось провести с ним целый день, но, похоже, она не возражает. Курт изворотливый, нечестный и действительно очаровательный, когда хочет добиться чегото. В общем, ее типаж.

Как бы там ни было, Лиза оказалась слишком занята, чтобы заметить его отсутствие. Будучи лицом «Шоко Лад Корпорейшн», она относится к своим обязанностям крайне серьезно и не прекращает заниматься работой лишь потому, что находится в отпуске.

Со времени появления эксклюзива в «Девушке на работе» она уже дала бесчисленное количество интервью различным журналам. А также появилась в «Паркинсоне», «Пятничном вечере с Джонатаном Россом» и «У Грэхема Нортона». А потом встречалась с важными людьми в Голливуде. Я продала права на фильм «Кольца на ее пальцах» (не могу сказать, сколько мне заплатили, – слишком смущаюсь). Продюсеры сначала хотели попробовать Сару Мишель Геллар и Джей Ло на роль Донны, но, когда один из них увидел Лизу, ему пришла в голову блестящая идея.

– Детка, а ты сможешь сыграть так же хорошо, как пишешь книги? – спросил он.

Конечно же, пока ничего не решено, но кто знает? Лиза в следующем месяце летит на пробы, а в последнее время происходили и более странные вещи.

Бедная мама. Она еще не смирилась с тем, что Лиза написала ту самую книгу. А что ей придется пережить, когда ее дочь останется без одежды и начнет разыгрывать извращенный секс перед камерами? Не думаю, будто старый добрый довод «этого требует сценарий» сможет растопить лед. Однако теперь Лиза стала Шоко Лад, и маме придется научиться жить с этим.

Я на самом деле не боюсь признаться, что Лиза стала лучшей Шоко Лад, чем когдалибо вышло бы у меня. Мы крепко с ней связаны. С того самого момента, когда она взяла на себя ответственность и отослала электронную версию текста Мэри. Я не смогла бы сделать и половину того, что делает она ради рекламы, а ведь Лиза всегда признавалась, будто не может сочинить даже поздравление на открытке. Мы просто превосходная команда. Лиза наконецто проявит свои потрясающие природные данные, а я получила то, чего всегда хотела: тихую и спокойную жизнь.

День шестой

Мы с Льюисом расслабляемся в баре у пляжа. Курта нет. Снова. Лиза поначалу присоединилась к нам, но затем исчезла в магазине через дорогу, чтобы купить открытки (которые мне скорее всего придется тайно подписать вместо нее). На обратном пути с Лизой заговорила парочка моряков, которые ее узнали. Сейчас она развлекает их рассказами, как придумывала сюжетные линии для глав в «Кольцах». Моряки ловят каждое ее слово, и это вовсе не удивительно для мужчин, проведших несколько недель в море.

Лиза наконецто убежала от поклонников и снова подошла к нам. Опустившись в кресло, она протянула мне открытку. «Хочешь, пошлю ее родителям?» – спросила она. Я взглянула на открытку, на ней были изображены огромные обнаженные груди, над которыми красовалась надпись: «Развлекаемся в Пхукете».

Ну да, верно.

Возможно, настанет день, когда Бикерстаффы снова станут счастливой и лишь наполовину разобщенной семьей, но до этого еще слишком долго. Мама упорно не хочет разговаривать с Лизой и немногим теплее относится ко мне. А я могу справиться с ней лишь одним способом. Если мама начинает переходить черту, я вспоминаю три цветных слова, и она снова начинает вести себя хорошо.

Отцу в своей новой улучшенной версии удалось сдержать ее худшие проявления, по крайней мере о новых актах бессмысленного вандализма больше не сообщалось. Вся эта история, кажется, придала ему смелости, и теперь он дает матери отпор. Теперь в их доме намного больше ссор, но, похоже, отец решил перевоспитать ее или погибнуть в отчаянной попытке. Думаю, большей частью его смелость обусловлена гордостью за дочьписательницу. Он без конца говорит об этом. Я была с ним на Финчлихайроуд, и он специально затащил меня в книжный магазин «Уотерстоун», а потом торчал у витрины и заявлял каждому, кто брал в руки книгу: «Знаете, ведь я ее отец». Он не может заставить себя прочитать роман, что не мешает ему яростно отстаивать мнение, будто Лиза совершила главное достижение в литературе. А вот мама все еще полагает, что книгу нужно разорвать на клочки, и лучше вместе с автором.

А может быть, если бы мы взяли их с собой на отдых, раны бы залечились быстрее.

Шутка!

Такое количество проституток и баров с танцполами постоянно действовало бы маме на нервы. В любом случае она не могла бы поехать с нами, даже если бы захотела. Ей запрещено покидать страну, пока срок приговора не подойдет к концу. Маму обвинили в преступном деянии и порче имущества. Судья вынес решение о штрафе и ста часах работы на общественных началах. Вообщето он оказался довольно изобретателен. Маме пришлось помогать в центре консультации для геев. Сейчас, как я полагаю, она засовывает в конверты буклеты о правилах надежного секса.

Когда я позвонила Энту и рассказала об этом, то его смех, похоже, долетел даже через Атлантический океан. Отношения с Алексом наладились. Судя по всему, не совсем то, о чем мечтают все влюбленные, но Энт действительно исправился. Немного. По крайней мере он поклялся, что будет спать лишь с мужчинами и количество романов за один календарный месяц не превысит цифры десять.

День седьмой

Лиза вернулась из похода по магазинам. Мы сейчас в ее спальне разбираем покупки.

– Только посмотри, – сказала она, показывая мне симпатичную бежевую сумочку, – дома бы она стоила целое состояние, а здесь я купила ее лишь за семьсот батов, это… – она замолчала, производя в уме какието подсчеты, – десять фунтов.

Она открыла сумочку и начала изучать ярлык.

– Подождика, а в «Шанель» одно «н» или два?

Я захохотала. Да, возможно, отдых еще не совсем безнадежен.

День девятый

Льюис сейчас в номере, теперь он поймал желудочный вирус. Лиза общается со своими почитателями. Курт, по всей видимости, решил взять выходной от того, чем он там занимался, и теперь таскается за Лизой. Похоже, каждый европеец в Пхукете узнал Шоко Лад, и на этой неделе ей не пришлось платить ни за один коктейль.

Я сижу одна у барной стойки в отеле. Несмотря ни на что, я могу считать себя счастливой. Я утащила компьютер Льюиса и теперь в бешеном темпе дописываю последнюю главу новой книги. Американские моряки и множество проституток вдохновили меня. Это будет лучшая книга Шоко Лад! Ну да, пока я написала всего одну книгу. В любом случае следующая окажется самой откровенной из всех.

Вообщето я бы закончила уже сто лет назад, если бы меня постоянно не отвлекали. Вот и сейчас ко мне подошла австралийка с рюкзаком, еще несколько минут назад крутившаяся рядом с Лизой.

– Простите, – спросила она робко, – вы сестра Шоко Лад?

– Да, – ответила я гордо, – я ее сестра.

День двенадцатый

Я потянулась на полотенце, словно довольная кошка, лениво сделала глоток дайкири и, зажмурившись, взглянула, как живописно солнце опускается в море у Андаманских островов. Приятное усыпляющее воспоминание о тайском массаже все еще согревало меня. Теперь у меня была уйма времени, и в голову пришла мысль, что жизнь почти совершенна. Немного поодаль Лиза и Курт резвились под пальмой. Они выглядели такими счастливыми.

Хотя интересно, сейчас Лиза так сильно стукнула своего бойфренда действительно понарошку? Загорелый мужчина вышел из теплой, кристально чистой воды и направился ко мне. Я взглянула на его тело и подумала: захочет ли он получить персонального тренера в качестве подарка на день рождения? Или же воспримет это как дешевую попытку отомстить? Ведь он недавно записал меня на курсы гипноза, чтобы я бросила курить. Льюис наклонился и подарил мне долгий, слегка соленый поцелуй, а затем опустился рядом на мягкий белый песок.

– Ты кажешься такой далекой. Снова мечтаешь?

– Сейчас уже нет, – ответила я.

1

Лен Дейтон (р. 1929) – английский писатель. Автор политических детективов и книг, посвященных истории Второй мировой войны.

2

Норман Теббит (р. 1931) – бывший участник консервативной партии и член парламента. Стал инвалидом после бомбежки ИРА в 1984 году.

3

Энн Виддекомб (р. 1947) – депутат палаты общий в парламенте и министр внутренних дел, консерватор, является сторонницей сохранения семейных ценностей.

4

Эдвина Кюрри (р. 1946) – бывший член британского парламента, автор шести книг, в числе которых «Дневники» (2002), описывающие ее роман с бывшим премьерминистром Джоном Мейджором.

5

Эдуард Уильям Элгар (1857–1934) – английский композиторсимфонист.

6

«Звезды в их глазах» – британское телевизионное шоу талантов, в котором участники пародируют звезд. С 1990 года одно из самых популярных шоу.

7

Джулиан Клэри (р. 1959) – комикгомосексуалист.

8

«Виллидж персон» – дискогруппа, известная в 1970х годах своими удивительными сценическими костюмами. Участники группы выглядели как полицейский, американский индеец, строитель, военный, байкер и ковбой.

9

«Дейдра – маленькая ведьма» (1998). Детский фильм о покинутой девочке, которую семейная пара находит у своего порога. Супруги не знают, что Дейдра – ведьма, призванная помочь вечно ссорящейся паре найти смысл в их отношениях.

10

Популярное британское токшоу, ведущий Майкл Паркинсон.

11

Уэйн Слип (р. 1948) – балетная звезда, танцор и хореограф, выступал в Королевском балете.

12

«По закону» – детективный сериал о буднях полиции Великобритании. Эта необычайно популярная драма – самый длительный сериал из всех показанных по британскому ТВ.

13

«Джозеф Рибкофф» – марка повседневной одежды.

14

Мэриан Кайз (р. 1963) – ирландская писательница, автор романов «Каникулы Рэйчел» и «Ангелы». Считается одной из создательниц жанра литературы для девушек.

15

«Триада» – китайская банда, действующая в Китае, Гонконге, Тайване и т. д., занимается отмыванием денег и распространением наркотиков.

16

Такое название в прессе получило лето 1967 года, когда газеты пристально следили за жизнью хиппи.

17

Долли Партон (р. 1946) – певица кантри, также снималась в кино. Известна по фильмам «Стальные магнолии» и «Разговор начистоту».

18

Телесериал о жизни бедной виргинской семьи в период Великой депрессии (1972–1981).

19

Игра слов. Bed поанглийски означает «кровать».

20

Мэй Уэст (1893–1980) – известная американская актриса, секссимвол 1930х.

21

Треккеры, или трёкки, – поклонники научнофантастического сериала «Звездный путь». На сегодняшний день представляют собой всемирное многомиллионное движение.

22

Энтони Либераче (1919–1987) – известный пианист, скрывавший свои гомосексуальные наклонности. Он выступал в экстравагантных ярких костюмах. Во многом его творчество оказало влияние на таких музыкантов, как Элвис Пресли и Элтон Джон.

23

Национальный Вестминстерский банк, основанный в 1968 году и являющийся одним из четырех самых крупных банков Великобритании.

24

Гарет Гейтс (р. 1984) – британский пописполнитель, выпускник одной из первых «Фабрик звезд», попидол, исполнитель хита номер один в британском чарте в 2002 году.

25

Полнометражный мультипликационный фильм, рассказывающий о супердевчонках и их приключениях.

26

Аллюзия на цитату из Джона Донна (1571–1631): «Человек не остров, что сам по себе».

27

Оценка, соответствующая нашей двойке.

28

Уэсли Снайпс (р. 1962) – американский актер, режиссер, специалист по боевым искусствам. Самая известная его роль – охотник на вампиров в трилогии «Блэйд».

29

Барри Уайт (1944–2003) – американский певец, исполнитель песен в стиле соул и диско.

30

В пятидесятые годы послевоенного расцвета экономики правительство Великобритании приветствовало эмигрантов изза обилия рабочих мест. Ярди – так называли жителей Ямайки, приехавших в поисках лучшей доли.

31

Телевизионное британское шоу, транслирующееся с 1991 года, в нем, как правило, обсуждают проблемы семейных взаимоотношений и воспитания детей.

32

Чарли Мэнсон (р. 1934) – создатель и лидер «Мэнсон фэмили», религиозной секты, членам которой он приказывал совершать убийства. Сейчас находится в тюрьме в Калифорнии.

33

Часть Большого Лондона.

34

Британское шоу Силлы Блэк (1984–1999). В нем ведущая разыгрывала зрителей в зале, а также звонила по телефону и подшучивала над собеседником. В шоу часто показывались трюки с огнем и другие красочные зрелища.

35

Имеется в виду Найджелла Лоусон (р. 1960) – английская журналистка, телеведущая, пишущая кулинарные книги.

36

Известный британский сериал о работе полиции, шедший с 1990 по 2000 год, в котором Хелен Миррен (р. 1945) играет жесткую и решительную женщинуполицейского Джейн Теннисон, пытающуюся существовать в мужской профессии.

37

Американский ликер – пример классического ликера на основе виски. Его состав был разработан в Новом Орлеане более 130 лет назад: кожица апельсинов, персиков, ароматические травы в сочетании с бурбоном.

38

Провинция во Франции.

39

Род Стюард (р. 1945) – культовый британский рокпевец. Входит в список самых продаваемых исполнителей.

40

«Истэндерсы» – британская мыльная опера о личной жизни и о работе людей, живущих в ИстЭнде. Начала показываться с 1985 года и идет в Британии до сих пор.

41

Американский ежемесячный порнографический журнал, его первый номер выпущен в 1974 году Ларри Флинтом.

42

Буст Раймз (р. 1972) – настоящее имя Тревор Смит Джуниор, американский исполнитель хипхопа и актер ямайского происхождения.

43

Крем «Кей Уай» зачастую используется для смазки при анальном сексе.

44

Один из островов, на котором любят отдыхать звезды.

45

Аннабель Чонг (р. 1972) – снималась в фильме «Величайшая групповушка в мире», что позволило ей в дальнейшем стать законодательницей жанра.

46

«Флэшданс» – музыкальный фильм, снятый в 1983 году. Песня из него «Что за чувство!» получила «Оскара».

47

Соответствует русскому размеру 52.

48

Сиси Спейсек (р. 1949) – актриса, исполнившая главную роль в фильме ужасов «Кэрри», снятом по роману Стивена Кинга. Получила «Оскара» за главную женскую роль.

49

«Изгоняющий дьявола» – известный американский фильм о девочке, одержимой дьяволом. Фильм основан на реальной истории.


home | my bookshelf | | Шоко Лад и Я |     цвет текста