Book: Открыть глаза



Инна Георгиева


Открыть глаза


(Жизнь цвета аквамарин - 1)


Посвящается Адрианне, чья искренняя любовь к Японии заставила меня "перетащить" главную героиню из дружественной Кореи на далекие-далеки острова.


В такой Японии вы еще не были. Там всё, как у нас… и всё совсем иначе. Капризом судьбы школьница-американка попадает на острова. Что из этого вышло - читайте сами.


05 апреля 20ХХ года

"Здравствуй, дорогой дневник. Сегодня моя первая запись. Меня зовут Мерседес Томаши. Это странное имя - блажь моего деда, главы японской строительной корпорации, Кея Томаши. Мама, коренная американка, чтобы хоть как-то исправить ситуацию, звала меня Мерси. Ох, мама… Прошло уже три года, с тех пор как мои родители погибли в автокатастрофе. Тогда я и вернулась из Нью-Йорка в Японию, под опеку бабушки с дедушкой. Мне было тринадцать…

Казалось, мир в тот день рухнул. Говорили, это было подстроенное покушение, заказное убийство, и многие в это верили. Особенно мой дед. Я - его единственная внучка, единственная живая наследница "Томаши Корпорэйшнс". Он забрал меня из Америки как какой-то ниндзя, попросту выкрал из родного дома под покровом ночи. Впрочем, я успела покалечить троих, прежде чем меня "утихомирили". Дед остался этим очень доволен, и к еженедельным урокам айкидо, учрежденным еще моим отцом, добавил дзюдо и кун-фу.

Но и этого ему показалось мало. Он так боялся, что со мной что-то случится, что на три года буквально запер в родовом поместье. Меня никто не видел, со мной никто не общался. Кроме учителей, нанятых дедом после тщательной проверки, да немногочисленных слуг. Я так долго провела в золоченой клетке, окруженная лишь куклами да книгами, что стала похожа на очень вежливое хмурое привидение.

Но я никогда не теряла надежду, что это однажды изменится.

Все это время я устраивала диверсии, убегала из дому, доводила до белого каления окружающих… И только через три года, не без помощи любимой бабушки, мне было разрешено сделать первый шаг за дверь Токийского особняка. Поступить в старшую школу после трехгодичного "испытания учебниками" не составило труда. Правда, выбор учебного заведения остался за дедом…

- Если моя внучка будет учиться вне дома, она, по крайней мере, не будет учиться с простолюдинами! - кричал он. Да, мой дед заносчив и часто кичится своим происхождением. И это тем более странно, учитывая, что в жены он взял девушку из самой что ни на есть бедной семьи. Если верить бабушке, в день свадьбы у нее не было денег даже на приличную заколку для волос. И не перекосило же деда! А когда я прилетела с короткой стрижкой, мне неделю скорбные лекции об имидже читали. Остригать волосы запретили категорически. Хотели из меня прилежную японочку сделать! Ну, какая я японка?! Я рыжая, синеглазая, выше местных девушек почти на голову! В детстве я была точной копией мамы, кроме, разве что, чуть более раскосых глаз. Папа в шутку называл меня "персонажем из анимэ". Я смеялась, не догадываясь, что однажды, в один далеко не прекрасный день, пересеку океан и окажусь в стране, это самое анимэ породившей.

Но все-таки я не унываю. Я знаю, что пока ты силен волей, ничто не сумеет тебя сломить. Ни школа для богатеньких, о которой я, в целом, имею весьма смутное представление. Ни дед, который даже во сне просчитывает варианты моего успешного замужества. Ни другая страна, это странная и непонятная Япония, со своими правилами, нормами этикета и удивительными суевериями. Нет, я не сдамся так просто. Не отдам свою жизнь на растерзание "благодетелям". Я сама найду свой путь, смету любые преграды и заставлю их всех признать меня человеком, с мнением которого нужно считаться.

Держись, старшая школа Фузиоку! Я, Мерседес Томаши, открою завтра твои двери, и мир… перевернется…"


Глава 1.


- Госпожа! Госпожа! Госпожа!!!!

- Если Вы опоздаете в первый же день, это не добавит Вам очков, - невозмутимый дворецкий вытянулся в струнку у двери и наблюдал, как молоденькая служанка пытается вытряхнуть свою госпожу из одеяла.

- Каких еще очков? - хмуро уточнила Мерси.

- В Вашей школе утверждена бальная система, - объяснил дворецкий. - За каждый положительный ответ, участие в школьных мероприятиях и, в особенности, по результатам экзаменов, Вам будут начисляться баллы. За любой проступок - их будут снимать. По окончанию учебного года лучшим ученикам присуждается стипендия.

- Сильно сомневаюсь, что она мне понадобится…

- У Вашего многоуважаемого деда другое представление на этот счет. Да будет Вам известно, что семья согласилась оплачивать Ваше обучение только в этом году. За оставшиеся два года высшей школы Вам придется платить из собственного кармана.

- Да уж… - процедила Мерси. - Дед в своем репертуаре…

- Мне велено передать, что если Вы не желаете принимать данные условия, Вы всегда можете вернуться в родовой особняк для домашнего обучения.

- Ну уж нет, - девушка отбросила одеяло и решительно поднялась на ноги. - Не дождутся. Какая годовая плата за обучение?

С чуть заметной улыбкой дворецкий протянул лист бумаги. Мерси вскинула голову, развернула его и.. упала обратно на кровать:

- Сколько?! - выдохнула она. - Мы что, не могли найти школу подешевле? Даже если я продам все свои украшения, этого не хватит на два года!

- Тогда, полагаю, Вам нужна стипендия?

- Сёя-сэмпай, ты демон, - Мерси кивнула на дверь, и дворецкий вышел, не забыв на прощание одарить госпожу легким полупоклоном. Он уже давно служил в доме Томаши и мог считаться больше членом семьи, чем слугой. Когда перед главой рода ребром стал вопрос о выборе соглядатая для любимой внучки, он долго не колебался.

- Никто не должен знать, кто ты такая, Мерседес! - говорил дед, в излюбленной манере тыкая в небо указательным пальцем. - Если о твоем происхождении узнает хоть один посторонний человек, я буду вынужден тут же забрать тебя из школы. На время обучения ты будешь жить в отдельно снятой для тебя квартире под присмотром Сёя и Акиро.

- Тогда и у меня есть свое требование, - перебила Мерси. Дед недовольно нахмурился. - Не нужно охраны.

- Ты в своем уме, девочка?!

- Я-то да! А вот как ты объяснишь моим одноклассникам, почему твои "люди в черном" от меня глаз не отрывают?

- А ведь Мерседес права, - задумчиво протянула бабушка, заставив благоверного злобно поскрежетать зубами. - Хвост из ниндзя наверняка вызовет подозрение.

- Что же вы предлагаете?! Отдать наследницу "Томаши Корпорэйшнс" на растерзание?

- Кому?! - воскликнула Мерси.

- Верно, Кей, - усмехнулась бабушка. - Не сгущай краски. К тому же, ты сам говоришь, проблемы могут быть у Мерседес Томаши. А вот Мерси Тадаши ничего не угрожает. Так что охранники ей не нужны.

- Эта ваша авантюра мне совершенно не нравится… - проворчал дед.

- Но она может сработать. Мы не должны запирать нашу девочку в особняке и запрещать ей жить среди людей.

- Я просто не хочу, чтобы с ней что-то случилось…

- Я знаю, дед-уэ, - улыбнулась Мерси. - Я этого тоже не хочу. Обещаю быть благоразумной.

- И каждый вечер созваниваться с нами по защищенной линии. И рассказывать обо всех происшествиях за день! - дед сразу поменял тон. - Ничего не утаивать, с учителями не спорить, в сомнительных приключениях не участвовать…

- Ты еще про курение вспомни, - закатила глаза девушка.

- И не курить! - тут же вставила бабушка.

- Есть, мэм, - съязвила Мерси. - Можно мне уже идти?

- Иди, девочка, - старики прикрыли глаза. - Да благословят тебя Боги…

И, в целом, Боги были довольно благосклонны. Пентхаус на четыре комнаты в благопристойном районе Токио, дворецкий да служанка - впервые за три года Мерси чувствовала себя свободной и не в меру счастливой. Если бы только не…

- Что… что… что это такое?!

- Ваша школьная форма, госпожа.

- А почему она похожа на детское платье с детсадовского утренника? - Мерси подняла на вытянутых руках наряд с кучей оборочек, пышными рукавами и длинным подолом, к которому еще и кружевные панталоны прилагались. - Меня там на кого учить будут?

- Это среднеобразовательная школа, госпожа, - не поняла вопроса служанка. - Новая форма была утверждена двадцать лет назад.

- А как же традиционная японская матроска и юбка с гольфами?

- В каждом учебном заведении свои традиции. Матроски носят студенты государственных школ. А частные, наподобие Фузиоку, создают собственную форму. Для этого иногда даже всемирно известных дизайнеров приглашают! Вам очень повезло, госпожа.

- Но это желтое платье… - Мерси скривилась. - Оно мне совершенно не к лицу!

- Простите, госпожа, - служанка сочувственно вздохнула. - Но легче перекрасить волосы, чем заставить школу сменить форму. Даже когда речи идет о такой многоуважаемой семье как Ваша.

- Ладно, - скрипнула зубами девушка. - Помоги мне заплести косу.

В дверь постучали.

- Ваш завтрак готов, госпожа.

- Иду! - Мерси благодарно кивнула Акиро и поспешила на кухню - времени до выхода становилось все меньше. Быстро сжевав свою овсянку с омлетом, девушка подхватила со стола стакан апельсинового сока и залпом его осушила.

- Пять минут сорок три секунды, - констатировал дворецкий, с выражением рассматривая наручные часы. - Токийское подразделение пожарной части Вами бы гордилось.

- Я опаздываю, - чуть покраснела Мерси.

- Леди никогда не должна забывать о манерах. Но раз Вы не успеваете, это моя вина. Завтра я разбужу Вас на полчаса раньше.

Мерси нахмурилась:

- Так может, мне вообще не ложиться?

- Домашние задания в старшей школе очень большие. Вполне возможно, Вам придется заниматься по ночам. Ваш портфель, госпожа!

- С-спасибо, - прошипела девушка.

- Я позволил себе приготовить для Вас бэнто.

- Это еще что такое? - Мерси с подозрением покосилась на красивую металлическую коробочку с крышкой.

- Так называются традиционные обеды японских школьников. Здесь рис, овощи и морепродукты. В Фузиоку есть своя столовая. Но если Вам не придутся по вкусу предлагаемые блюда, Вы можете воспользоваться бэнто.

- Как скажешь, - буркнула девушка, с трудом запихивая коробку в школьный портфель. В его верхнем правом уголке виднелась наклепка - дракон, окруженный выдыхаемым пламенем. Эмблема школы.

- Машина ждет у входа.

- Хорошо. Где ключи?

- В Японии студенты по большей части не водят машины самостоятельно. И уж тем более не оставляют их на парковке у школы.

- Ты хочешь сказать, что у нас еще и шофер есть?!

- Никак нет. Я сам отвезу Вас. И заеду за Вами после занятий. Однако если Вы будете задерживаться, прошу Вас предупредить меня заблаговременно.

- А чего это я буду задерживаться? - не поняла Мерси.

- Я разве не упоминал утром о школьных мероприятиях, в которых Вам желательно принимать участие? Общественная деятельность занимает большую часть жизнь японских школьников.

- Ох, уж эти традиции… - девушка сжала кулаки. - Ладно. Как-нибудь втянусь.

- Тогда, прошу Вас, - дворецкий распахнул дверь квартиры, пропуская Мерси вперед.

- Ч-что это?! - в который раз за утро воскликнула она, когда швейцар открыл парадную дверь. - Лимузин?! Вы с ума сошли, Сёя-сэмпай?!

- Это было желание Вашего деда, - невозмутимо ответил дворецкий.

- Бронированная она, что ли?.. Но я все равно на ней не поеду! Моя машина не должна бросаться в глаза.

- Поверьте, госпожа, этого не случится, - мужчина с поклоном открыл дверцу пассажирского сидения. Ваши одноклассники не обычные люди…

- Хоть ты не начинай…

- Они все используют дорогие марки автомобилей. Лимузины, Мазерати, кабриолеты - нормальное явление для школы Фузиоку.

- Бли-ин… - Мерси почесала затылок. - Но ездить по городу в таком сарае…

- Это вторая причина, по которой Ваш многоуважаемый дед велел не пускать Вас за руль.

- Если у меня все равно нет выбора, - тряхнула головой Мерси, - то не будем и рассуждать на эту тему. Поехали.

- Как Вам будет угодно, госпожа.

Вопреки ожиданиям, к школе добрались быстро. Наверное, потому что она находилась в пятнадцати минутах ходьбы от пентхауса. А вот перед самой школой пришлось постоять в пробке: длинная очередь из элитных автомобилей наводила на скорбную мысль о процветании здесь греха тщеславия. Каждый старшеклассник считал своим долгом торжественно выйти из машины, осмотреться по сторонам, словить на себе несколько боготворящих взглядов младших товарищей, которым еще не позволялось приезжать в школу с такой помпой, забросить портфель за плечо и медленно прошествовать в класс. И пока одна личность не скроется из поля зрения, следующая не станет вылезать из машины.

- Может, я пешком дойду? - устало предложила Мерси, поглядывая на часы.

- Нельзя, - отчеканил дворецкий. - Вам нужно зарабатывать авторитет, госпожа. Подчинитесь правилам.

- Это не правило, это маразм какой-то, - фыркнула девушка, откидываясь на спинку сидения. - Скоро там уже?

- Думаю, пара минут.

Сёя не ошибся. Уже вскоре он величественно открывал дверцу лимузина и подавал Мерседес руку.

- Хорошего дня, госпожа. Помните, я приеду после занятий. Ровно в три часа дня. Если Вы, конечно, не измените своих планов.

- Спасибо, Сёя-сэмпай. - улыбнулась Мерси, рассматривая красивые резные ворота. За ними был огромный парк с лужайками, клумбами, деревьями и даже маленьким искусственным озером. В этом природном великолепии школа, больше напоминающая дворец Людовика Четырнадцатого, как-то даже терялась. Зато большое сине-голубое здание с куполообразной крышей, находящееся в глубине сада, наоборот, выдвигалось на передний план. Эта жертва современной архитектуры так неуместно смотрелась в "японском Версале", что невольно притягивала взгляд.

- Вижу, Вас заинтересовала наша оранжерея?

Мерси повернула голову - перед нею стоял высокий долговязый парень, с черными волосами, уложенными в небрежный пробор и невозмутимым лицом. Возможно, правда, так казалось из-за узких очков в дорогой оправе, постоянно норовивших сползти по тонкому носу на самый кончик.

- Я - староста Вашего класса. Меня зовут Накано Итиро. Добро пожаловать в Фузиоку. Я проведу Вас в класс и покажу школу.

- Меня зовут Тадаши Мерси, - представилась девушка. - Благодарю за помощь.

- Красивая, и с утонченными манерами…

- Что? - Мерси резко обернулось. Показалось?

- Прости? - невинно хлопнул глазками Итиро.

- Ничего, продолжайте, пожалуйста.

- Итак, школа состоит из трех этажей. В левом крыле находятся классные комнаты и столовая. В правом - спортивный зал, концертный холл, а также кабинеты естествознания. Апартаменты директора и школьной администрации Вы можешь найти в северной башне. Президент школы и комната студенческого совета размещены в западной. В восточной башне находится кабинет музыки. Его специально вынесли за пределы школы, чтобы игра на музыкальных инструментах не отвлекала других учащихся.

- А что в южной башне?

- Ах, да, - староста рассмеялся. - Южная башня - это одна большая кладовая. Студентам там нечего делать.

- Ясно…

- С нашей оранжереей Вы познакомитесь чуть позже, но позвольте Вас заверить, что подобной Вы еще нигде не встречали.

- Охотно верю, - вежливо кивнула Мерси.

- Что ж, - они остановились перед большой двустворчатой дверью. К ней была прибита табличка "1-А". - Сейчас начнется урок, и Вас представят классу. Подождите, пожалуйста, здесь.

- Ага, - девушка подавила зевок. Ох и болтливый ей экскурсовод достался. Она прислонилась спиной к стене и принялась отрешенно рассматривать носки туфель.

- Это новенька из "первого А"? - внезапно донеслось до ее ушей.

- Да… - ответил другой шепот. - Очередная жертва…

- Как думаешь, - встрял в разговор третий. - Она долго протянет?

- Посмотрим… Последняя сбежала через неделю.

- Но эта выглядит не в пример спокойнее…

- А она разве уже заглядывала в класс?

- Эх, жалко. Такую красавицу изведут.

- Ты чего такое говоришь?! Если она попросит перевода, ее могут к нам зачислить. Представляешь, какая это будет удача?

- Прекрасная кувшинка среди царства крокодилов!

В сердце Мерси стали закрадываться нехорошие подозрения. Опасливо покосившись на как будто внезапно потемневшие двери класса, она сделала маленький шажок в их сторону.

"Только одним глазком гляну, - решила она. - А то эти меня как будто в последний путь провожают…"

- Ты, главное, ничего не бойся.

Мерси даже подпрыгнула от неожиданности. Над ней, вольготно облокотившись локтем о стену поверх ее головы, стоял совсем нетипичный японец. Во-первых, в нем было метр восемьдесят с лишним роста, другими словами он вполне мог играть за сборную страны по баскетболу. Во-вторых, у него были такие яркие голубые глаза миндалевидной формы, которым мог позавидовать коренной француз в двадцать пятом поколении. А эти чуть вьющиеся непокорные волосы светло-каштанового цвета! Они отдельными прядями падали на глаза, топорщились на макушке и крупными кольцами лежали на шее. Мерси так и подмывало спросить: "удобно, вообще, на бигудях спать?" Но она промолчала. Все-таки, в первый день лучше не заводить врагов.

Единственное, что подтверждало в этом нахальном мальчишке японца - его худоба, что при таком росте делало его уж совсем тощим. Длинные руки, длинные ноги, длинный торс… И в то же время, его нельзя было назвать непропорциональным.



- Они только с виду такие страшные, - меж тем продолжал парень, придвигаясь еще ближе. Девушки у окна издали какой-то странный протяжный звук. Мерси опознала бы его как восторженное "А-а-ах", если бы не отчетливо-угрожающие нотки, скользнувшие на грани слышимости. И почему-то девушка нисколько не сомневалась, что они предназначались именно ей.

- Меня зовут Ямамото Хикару. Я учусь во "втором Б" классе.

- Очень приятно, - мрачно улыбнулась Мерси.

- А как тебя зовут, прекрасная незнакомка? - внезапно раздавшийся звон прервал парня на полуслове. Он поднял голову, прислушиваясь, убрал руку и чуть заметно поклонился. - Еще увидимся, тенши.

- Чего сказал? - пробормотала девушка, глядя в спину убегающему подростку. - Странный какой-то…

- Прошу Вас, госпожа Тадаши, - Мерси обернулась. В дверях, вежливо улыбаясь, стоял учитель.

- Да, - девушка хотела сказать что-то еще, но напрочь забыла, с каким из японских "суффиксов вежливости" нужно использовать слово "учитель". А когда она заглянула в класс, и само слово выветрилось из ее головы. 06 апреля 20ХХ года

"Дорогой дневник. Хочу поделиться с тобой прискорбным фактом: мои одноклассники - законченные идиоты. Они живут в совершенно непонятном мире своих фантазий, представляя себя самой разнообразной нечистью. И выглядят соответственно! Целый класс вампиров, вурдалаков и оборотней с хвостами из-под плащей, волчьими ушами на макушках и когтями в пятнадцать сантиметров - как только писать такими умудряются… На первой же перемене какой-то хмыренышь с красной бабочкой на шее попытался прокусить мне шею вставной челюстью. А потом долго хныкал в уголке, когда я по этой самой "выдающейся части" провела свой коронный удар пяткой с разворота. Самое странное, ему, вроде, даже не так больно было, как обидно за пару выбитых клыков. Нарощеные они у него, что ли…?

Кроме того, сегодня я впервые постигла истинный смысл любимой фразы моего меркантильного деда: "Деньги правят миром". Учителя и мысли не допускали в чем-то упрекнуть богатеньких чад. Если бы неделю назад мне сказали, что кто-то будет вызывать к доске "достопочтимого инкуба в третьем ряду", я бы хохотала до колик. Думаю, узнай дед, в какой именно класс он меня определил, его бы кондратий хватил. Впрочем, от такого он хватил бы и мою гораздо более стойкую бабушку…

И все-таки, даже общение с ряженными лучше, чем отсутствие общения вообще. Вряд ли мне, правда, удастся найти в этом классе подруг - уж больно злобно косятся местные "демоницы". Но вот со старостой я, кажется, общий язык найти сподобилась. Даже не смотря на его пристрастия к темным одеждам и требование именовать себя любимого неким Ревенантом. Понятия не имею, что это такое, но разве мне сложно?

Вообще, японский язык оказался куда более сложным для понимания, чем я подозревала. Из всех уважительных и неуважительных суффиксов за три года я, в общей сложности, изучила процента два. О существовании и значении остальных приходится теперь догадываться чисто интуитивно. Кстати, перевод слова "тенши" подсказал Итиро… С чего Ямамото взял, что имеет право называть меня ангелом, да еще на людях?

Но в целом, первый день в новой школе прошел неплохо. Завтра нужно будет заставить себя сходить в столовую. А то сегодня я так и не решилась оставить свои вещи в компании оборотней. Пометили бы вряд ли, но уж больно подозрительно принюхивались… Извращенцы ненормальные…

P.S. Интересно, за участие в этом дурдоме полагаются дополнительные баллы?.."


Глава 2


На следующий день Мерси вылетела из школы фурией. Сёя удивленно покосился в зеркало заднего вида, когда хозяйка со всего размаха захлопнула дверцу ни в чем не повинного лимузина, но задавать вопросы не стал. Впрочем, и перегородку между водителем и пассажиром не поднял, прекрасно зная, что Мерседес вот-вот даст выход своему словесному водопаду. Так и случилось.

- Вот скажи, Сёя-семпай, как хорошо я должна знать английский язык, с учетом моего десятилетнего проживания в США? - девушка зыркнула на невозмутимого дворецкого и, не дожидаясь ответа, продолжила. - А вот по мнению японских учителей мои познания едва дотягивают до у-до-вле-тво-ри-тельных. Представляешь?!

- И с чего Вы сделали такие выводы?

- Из оценки, которую мне влепили! - рявкнула Мерси. - Им, видите ли, не понравился мой перевод. Слишком, как он сказал? А - топорный! Понимаешь, исходя из слов нашего педагога, американские школьники изъясняются исключительно высокопарными фразами, позаимствованными из Шекспира, Байрона и Уайлда.

- М? - дворецкий в зеркальце посмотрел на злобное лицо хозяйки.

- Я им перевела стандартную фразу "Привет, парень. Как дела? Давно не виделись". А надо было "Здравствуйте, глубокоуважаемый молодой человек. Позвольте мне справиться о вашем самочувствии и отметить с прискорбием тот факт, что я уже давно не имел счастье вас лицезреть". Ну как тебе?

- Хм…

- Вот и я так же считаю! Похоже, теперь мне придется к остальным домашним заданиям приплюсовать еще и задания по английскому языку. Иначе о стипендии можно забыть. Ну, ничего! - Мерси выскочила из лимузина, как только машина остановилась. - Учитель сегодня был, конечно, не слишком доволен, но тем больше будет его удивление от моего завтрашнего ответа.

Забежав в квартиру, девушка сбросила туфли и направилась прямиком в свою комнату.

- Что Вы предпочтете на ужин, госпожа?

- На твой выбор, Акиро.

Мерси разложила перед собой тетрадки с учебниками и углубилась в чтение. Она так увлеклась, что и не заметила, как за окном стемнело. Горничная несколько раз предлагала ей пройти в гостиную и поесть, но девушка только раздраженно фыркала из-за двери. Она даже разговор с дедом умудрилась свести к трем фразам:

- Добрый вечер.

- Сильно занята.

- До завтра.

Уже ближе к ночи, когда домашняя работа подошла к концу, пройденный материал был повторен и закреплен, а будущий - тщательно изучен самостоятельно, Акиро постучалась вновь.

- Госпожа, Вам звонят, - прошептала она, на серебренном блюде протягивая Мерси антикварный телефонный аппарат со снятой трубкой.

- Дед-уэ?

- Нет, госпожа.

Мерси кивнула, дождалась, пока Акиро поставит телефон на стол и выйдет. Какое-то время девушка молча рассматривала позолоченную вертушку, гадая, как, когда и главное - кому она разболтала свой номер. Ведь если знают его, знают и домашний адрес. С дедом Мерседес разговаривала через защищенную линию спутниковой связи, для этого ей специально выдали отдельный мобильный. Этот же допотопный агрегат безмолвным чучелом стоял в гостиной на почетном месте и, откровенно говоря, девушка даже сомневалась в его работоспособности. До этого момента.

Вздохнув для придания голосу максимально спокойного тона, Мерси поднесла трубку к уху.

- Привет, тенши.

- Э… - не сразу сообразила девушка. Если бы она услышала такое приветствие от американского подроста, ничего странного в этом бы не нашла. Но Япония - это не прямолинейные и грубоватые Штаты. Это культура, традиции, этикет, в конце концов… Чего добиваться этот странный парень, откровенно хамя?

- Ты ведь узнала меня? Конечно, узнала. Я не успел поговорить с тобой в школе…

- Освободите линию, - невежливо перебила Мерси. - И не звоните сюда больше.

Положив трубку, девушка откинулась на спинку мягкого кожаного кресла и оттолкнулась ногами. Сколько Сёя на говорил о том, что леди на стулья не раскачиваются, девушка все пропускала мимо ушей. Ей нравилось устраивать проверки вестибулярному аппарату, это успокаивало и помогало думать.

Однако ничего толкового в голову так и не пришло.

На следующее утро, прямо в коридоре, на Мерси набросилась местная "королева джунглей" - барышня с умопомрачительными формами в леопардовом трико. Между прочим, одна из одноклассниц, то ли Сузуми, то ли Сорано…

- В этом году день рождения школы назначен на двадцать шестое апреля! - с ходу заявила она. - Традиционно на праздник старшеклассники готовят фестиваль и принимают гостей с младших курсов. Решением классного Совета было принято, что "первый-А" подготовит комнату ужасов.

- Вы хотите, что я принимала участие?

- В этом солнечном платьице? - усмехнулась девица. - Сомневаюсь, что тебе удастся хоть кого-то напугать. Но если хочешь, можешь остаться сегодня после уроков на классное собрание. Мы возражать не станем.

- Я приду, - сверкнула глазами Мерси.

- Советую тогда подыскать костюмчик поинтереснее. На уроках ты можешь сидеть в чем угодно, но в свободное время не стоит отрываться от коллектива.

- Прибереги советы для тех, кто их попросит, - отрезала девушка, чуть не добавив "кошка драная". Впрочем, юной леопардихе хватило и этого. Зашипев что-то невразумительное, она сорвалась с места и побежала в класс.

- Правильно, тенши. Не давай им спуска.

- Меня зовут Мерси, когда, наконец, запомните?! - даже не оглядываясь на хмыкнувшего Ямамото, девушка вытянула мобильный. - Сёя-семпай, я сегодня буду позже… Нет, думаю, дойду сама. Нет, спасибо. Нет, не взяла. Не сахарная, не растаю. Не хватит его удар. Хорошо, если буду выходить совсем поздно, я тебя наберу.

- Кто такой Сёя-семпай?

- Вы еще здесь?! - подпрыгнула от неожиданности Мерси. Хикару нахально улыбнулся во весь рот, склоняясь над ее плечом к мобильному телефону.

- Номерочек не дашь?

- У вас их и так слишком много! - резко захлопнув мобильный, Мерси строевым шагом направилась в класс. Там ее уже ждал "ненаглядный" учитель английского языка. С гордым видом прошествовав к предпоследней парте, девушка смахнула на пол горсть кнопок со стула и приготовилась быть отличницей. Однако и на этот раз ее ждало жестокое разочарование.

- Что ж, - покачал головой педагог. - Уже, несомненно, лучше, госпожа Тадаши. Присаживайтесь. Хорошо.

У Мерси чуть глаза из орбит не повыскакивали.

"Хорошо?! - возмутилась она про себя. - Да мой ответ был безупречен, даже по вашим драконовским меркам! Нет, что-то здесь явно нечисто… Дед!"

Вот это уже походило на правду. Остальные предметы Мерси изучала дома очень основательно. По некоторым даже ушла вперед. Да и сама девушка не привыкла отлынивать от работы, исполняя домашние задания качественно и вдумчиво. Неудивительно, что учителя ею нарадоваться не могли и ставили высшие баллы. А вот английскому, как своему практически родному языку, Мерси внимания не уделяла. К нему было легче всего придраться, чем любимый предок и воспользовался.

"Но если я не буду лучшей по всем предметам, мне стипендии не видать, - горько вздохнула Мерси. - Значит, надо из кожи вон вылезти, но заставить этого японского Муссолини поставить "отлично". Дед-уэ обалдеет, когда я ему свои результаты покажу…и домой не вернусь…"

После занятий, как и было запланировано, студенты не разбежались по домам, а смирненько остались сидеть за своими партами.

- Что ж… начнем наше заседание, - вышел к доске староста. - Тадаши-сан, рад Вас видеть. Прошлое собрание Вы, к сожалению, пропустили. Надеюсь, больше такого не повторится.

- Благодарю, Накано-кун, - Мерси поднялась со стула и величественно поклонилась, прижав руки к бокам. Класс напряженно замер.

"Не переборщила ли я с вежливостью?" - промелькнуло в голове. Впрочем, тушеваться было поздно. С тем же невозмутимым видом Мерси вернулась на место. Разодетые "чудовища" молчали. Первым не выдержал староста. Кашлянув в кулак, он вернул на место сползающие очки и поднял большую тетрадь.

- Тема сегодняшнего заседания - фестиваль в честь дня рождения школы. Каждый год в середине первого семестра Фузиоку организует празднество не столько для своих студентов, сколько с целью продемонстрировать свои достоинства ученикам из других школ. Чем лучше мы себя покажем, тем больше новых товарищей приобретем в следующем году. Итак, согласно традиции, наш класс готовит комнату ужасов. У кого есть предложения?

Мерси равнодушно пожала плечами и принялась выводить на чистом тетрадном листе замысловатые фигурки. В классе стоял цивилизованный японский гам. Каждый норовил внести свою лепту в общее дело, как будто не только ей, но и половине здесь сидящих позарез были нужны дополнительные баллы. Перебегая глазами от вампира к оборотню, от некроманта к демонице, Мерси поняла, что фестиваль в этом году пройдет скучно и тоскливо. Все идеи были на уровне "пугнуть из-за угла" и "скелет в гробу". А где же фантазия? Где напряжение, где то тщательно навязанное предчувствие испуга, что постепенно доводит тебя до нервного тика и заставляет кричать от ужаса в момент кульминации? Где это предвкушение в деталях, которым так славятся японские фильмы "на ночь"?

- У кого еще есть какие мысли? - надрывался меж тем староста.

- Оранжерея задействована? - неожиданно спросила Мерси.

- Что? - не понял Итиро. - Нет, она в дни фестиваля закрыта для посещения.

- С кем можно поговорить, что ее открыли?

- Я могу обсудить вопрос с президентом студсовета, но…

- Если тебе удастся получить оранжерею, я смогу устроить там такую комнату ужасов, что напугает даже самых крепких духом смельчаков.

- Ты? - насмешливо бросила знакомая "леопардиха". Мерси даже ухом не повела в ее сторону, ожидая ответа от старосты.

- В принципе, это можно устроить, - задумчиво кивнул он. - Но Вы… уверены..? Что ж… тогда план таков. Мы занимаемся классом, а Вы - оранжереей.

- Сойдет, - самодовольно улыбнулась Мерси. - И тех, которые не испугаются у вас, отправите ко мне. Одной группой.

- Помощники Вам нужны?

- Пару человек, не больше, - девушка в предвкушении потерла ручки. В ее воображении "страшная оранжерея" уже была готова.

- Ладно, ребята, - староста пробежал глазами по классу. - Кто вызовется помогать Тадаши-сан?

Добровольцев не оказалось.

- Тогда мне придется назначить самостоятельно, - вздохнул Итиро. - Сатоси-кун и Юно-кун.

С разных концов класса послышались тяжелые вздохи, и к столу Мерси подошли два недовольных молодых человека.

- Что за обреченность на лицах? - улыбнулась она. - Разве вам не надоело из года в год делать одно и то же?

- Но и участвовать в безнадежной затее чести мало, - фыркнул "оборотень" Сатоси.

- Не бывает безнадежных затей. Бывают криворукие исполнители. - Мерси встала из-за стола и помахала ребятам, приглашая их следовать за собой. - Вот представьте себе - Парк Юрского Периода в оранжерее.

Парни переглянулись и окончательно сникли. Они представили… Только Мерси всего этого уже не замечала. У нее в голове роились сотни замечательных идей, которые только и ждали возможности претвориться в жизнь. Да! Она создаст лучший кошмар, когда-либо виданный в стенах Фузиоку. И даже эти два недоверчивых олуха не смогут ей помешать. 25 апреля 20ХХ года

"Дорогой дневник, долго же я тебя не открывала. На то были причины - все это время я была завалена работой по самую макушку. Судя по всему, японские старшеклассники вообще не знают, что такое отдых. Или это я одна такая озабоченная учебой? В мои первые выходные мне едва удалось выкроить немного времени, чтобы распланировать преобразование оранжереи в рамках подготовки к фестивалю. Домашнего задания хватило бы на трех американских выпускников или двух русских аспирантов. Честное слово, на выходных не было в Японии человека занятее меня.

И, тем не менее, моим самым главным достижением стало отнюдь не "отлично" по английскому языку. Ненавистный учитель продолжал маниакально высматривать промашки, и с каким-то садистским удовольствием снижать баллы. Нет, моей победой по праву могла считаться "оранжерея ужасов". Итиро, как и обещал, пошел на поклон к президенту студенческого совета и выбил для меня необходимое разрешение. Теперь я беспрепятственно могла пользоваться "стеклянным зданием" во время проведения фестиваля. Интересно, кто такой этот президент? Заходя к нему, наш староста был бледен лицом, выходя - пылал огнем. Если мнение данного субъекта действительно так много здесь значит, мне обязательно следует познакомиться с ним поближе. Кто знает, может, и вопросы стипендии - в его "высочайшей" компетенции?

Едва не забыла! Надо бы сердечно поблагодарить Итиро за моих почти добровольных помощников. Сатоси с Юно оказались на редкость покладистыми людьми. Первое время, конечно, пытались роптать, но я быстро привела их в чувство. В конце концов, японцы никогда не были сторонниками демократии, вот пусть и не возмущаются. Зато с каким рвением они зашевелились, когда я раскрыла весь свой коварный замысел! Специально тянула до последнего, чтобы раньше времени не проболтались. Что ж, если никто не оплошает и застенчивый японский бог удачи не соизволит повернуться ко мне своей хвостатой задницей, завтрашний день станет днем моего триумфа.

Искренне надеюсь, что те деньги, которые я потратила на спецэффекты, вернутся ко мне сторицей. Хотя бы в бальном эквиваленте".


Глава 3


Наступил долгожданный день фестиваля. Он выпал на приятную во всех отношениях субботу - прекрасная погода, украшенная цветами и лентами школа, улыбчивые студенты. Даже учителя в честь такого знаменательного события задали в два раза меньше домашнего задания. И заперлись в башне директора, не докучая гостям своим присутствием. Сегодня всем заправляли старшеклассники под предводительством неуловимого президента и назойливых старост. С самого утра ворота школы были открыты для всех желающих. Рядом с ними стояла парочка "швейцаров", вежливо приветствовала входящих и выдавала листовки-програмки фестиваля.



Мерси заканчивала последние приготовления. Ее время наступит после заката, когда помощники соберут всех желающих и препроводят в оранжерею. Комната ужасов, подготовленная классом, будет работать весь день. Там уже сейчас царил полумрак, шныряли привидения и жутковато ухмылялись полураздетые демоны.

А вот стеклянную оранжерею укутать в темную ткань было невозможно. Когда Мерси вошла в нее впервые, то была поражена размахом, с которым школа воплотила идею "живого уголка". Прямо перед входом стояло три или четыре стола с пробирками, коробками и колбами. Некоторые из них пестрели надписями "кислота", "хлор", "щелочь", "растворитель"… Учителя строго-настрого запретили их выносить, и Мерси пришлось в срочном порядке заказывать пластиковые муляжи. Она хотела напугать гостей, а не покалечить их.

Рядом со столами примостился неизвестно каким ветром сюда занесенный мягкий диван в викторианском стиле. А вокруг - сколько глазом не кинь, разрастались самые настоящие джунгли. По земле стелился папоротник, с потолка свисали лианы… Днем, в бликах солнечного света это было сказочно красивое место, но вот ночью… Когда над куполом всходила луна, казалось, крыши нет совсем, а ты оказался в дремучем первозданном лесу. Даже зная, насколько безопасна оранжерея на самом деле, Мерси вздрагивала от ощущения дикости и необычного животного очарования, царившего в этом классе…

- Вы все поняли? - в последний раз спросила она у Юно и Сатоси.

- Так точно, госпожа! - выкрикнули они, обмениваясь проказливыми улыбками. Девушка кивнула и поспешила на свое место. Праздник начинался.

- Что, неужели больше никто не хочет испытать настоящий ужас? - смеялся Сатоси, глядя на разношерстную группу из шести юношей. Они все были одного возраста и прибыли на праздник, чтобы оценить, стоит ли в следующем году продолжать обучение в старшей школе Фузиоку. Все поголовно принадлежали к известным и богатым семействам. Для Фузиоку будет удачей, если компания из таких ребят попросится к ней за парту. Они принесут с собой много проблем - как любые аристократы, эти были эгоистичны, несдержанны и чрезмерно циничны в отношении всего на свете. Но что гораздо важнее - они принесут с собой деньги. Много звонких золотых монет, которые позволят любимой школе достроить очередную башенку, а ее глубокоуважаемому директору - отдохнуть с семьей на островах.

- Мы уже видели вашу хваленую комнату ужасов, - фыркнул самый высокий школьник. Несмотря на возраст, он был почти на голову выше Юно. - Меч вы еще сможете нас "удивить"?

- Комната ужасов - развлечение для девчонок, - скривился Сатоси. - Настоящий кошмар - это наша оранжерея. Но туда нельзя входить тем, кто неспособен справиться со своими страхами.

Помощники Мерси переглянусь и подленько хихикнули.

- Так что же? - высокомерно осмотрел младшеклассников Юно. - Никто не отважится?

- Показывай дорогу! - нетерпеливо махнул рукой один из гостей. - Лично я ничего не боюсь.

- Как знаешь, - сощурился Сатоси. - Тогда идите за нами. И осторожно, чтобы никто не заметил!

- Обычно на праздник фестиваля оранжерея закрывается, - поддакнул Юно. - Но нам удалось достать ключ.

Они специально повели гостей самым длинным и темным путем. Действуя четко по плану Мерси, ее помощники выглядывали из-за кустов, прислушивались и замирали в тени, едва только усматривали где-то прохожего. Парни чудесно разыграли сценку "два шалопая берут на "слабо" своих юных собратьев.

- Нам сюда, - Юно провернул ключ в замке и отпрыгнул в сторону. Друг за другом младшеклассники забежали в оранжерею и остановились в нерешительности. За их спинами хлопнула входная дверь.

- Э..? - вполоборота к вошедшим стояла девушка-лаборант в белом халате со странной коробочкой в руках. Было понятно, что ее застигли за работой, потому что в оранжерее светило множество ламп, прекрасно отражавших изумление в ее синих глазах. Длинные рыжие волосы были стянуты резинкой на затылке. На носу поблескивали круглые очки.

- Что вы здесь делаете? - очнулась лаборантка. - Разве вам неизвестно, что посторонним вход в оранжерею закрыт?

- Простите, - вежливо поклонились парни, одновременно пытаясь нащупать дверную ручку. Наконец, им это удалось. - Мы случайно здесь оказались и уже уходим… ой… заперто!

- Что? - не поняла лаборантка. - Наверное, замок защелкнулся. Вот, ловите ключ.

Одной рукой удерживая коробочку, она швырнула связку самому высокому. Тот ловко поймал ее на лету, но, как Мерси и ожидала, дверь открыть не смог.

- Неужели, заклинило? - удивилась она. - Ну, что ж… Такое случается. Вы посидите пока на диване, а я вызову помощь.

Она подошла к стоящему на одном из столов телефону и подняла трубку.

- Странно… Сигнала нет. У кого-нибудь есть сотовый?

Ей тут же протянули шесть мобильных на выбор, один другого краше. Мерси брала каждый по очереди, подносила к глазам, подымала над головой и со вздохом возвращала хозяину.

- Сети нет… Наверное, из-за грозы.

- Какой еще грозы? - не понял один из гостей. - На небе ни облачка.

- На ночь обещали осадки. Впрочем, здесь часто нет сигнала, потому я и не беру с собой мобильный телефон. Ну, ребята, вы меня удивили своим приходом. Помощь скоро будет. Они увидят, что я долго не появляюсь, и обязательно пришлют кого-нибудь проверить, как у меня дела. Посидите пока на этом диване…

- А если "они" подумают, что вы просто заработались допоздна?

Мерси с улыбкой покачала головой.

- По правилам техники безопасности я должна выходить на связь не реже трех раз за ночь.

- Ясно… - пробормотали парни, пытаясь уместиться на довольно узком диванчике. И в этот момент, в довершении ко всему, с громким щелчком пропал свет.

- Надо же… - флегматично протянула Мерси, глядя в потолок.

- Такого раньше не случалось? - уточнил один из гостей.

- Случалось, конечно, особенно в грозу… эй!

В свете луны мелькнул белый халат. Раздался грохот и невнятный писк лаборанта.

- Ребята, вы чего толкаетесь? - недовольно зашипела Мерси, подымаясь с пола.

- Это не мы! - одновременно ответили шесть ртов.

- Ага, так я вам и поверила. Здесь не комната ужасов, привидения не летают… а вот пауки теперь, похоже, бегают…

- Какие пауки? - уточнили гости.

- К сожалению, ядовитые. У меня в коробке сидел.

На мгновение оранжерею накрыла тишина, на фоне которой четко слышался дробный стук мелких ножек о кафельный пол.

- По-моему, - прислушалась Мерси, - он побежал под диван. Вы бы оттуда пока ушли…

- А у него сильный яд? - парней с дивана как ветром сдуло, и теперь они все сгрудились возле лаборанта.

- Вообще-то, один из сильнейших. Но вы не переживайте, у меня где-то здесь противоядие стояло… - Мерси протянула руку и на пол слетели две пробирки. - Ой. Ничего не вижу. Так можно кого-то и щелочью напоить…

- Что же теперь делать?

- Да ничего. Хорошо то, что я его как раз перед вашим приходом кормила. То есть, сам он не нападет… но…

- Что "но"?

- Теперь, когда он сыт, у него и яда больше… Таким количеством человека минут за пять убить можно… В общем, вы к дивану пока не подходите. И прислушивайтесь, на всякий случай. Вдруг он куда в другое место перебежит.

- У меня идея получше, - раздраженно повел плечами один из младшекурсников. - Здесь наверняка есть запасной выход?

- Конечно! - улыбнулась Мерси. - Только он за полосой леса находится. А там питон живет.

- К-какой питон?!

- Змея такая. У нас ведь не просто оранжерея, а живой уголок. Вроде маленького компактного зоопарка. И как раз в тех лианах обитает наш питон - Маруся.

- Что?!

- Имя такое. Иностранное.

- А кроме питона там больше никто не живет?

- А кого бы вы еще хотели там найти?

- Как же вы не боитесь здесь работать?! В такой-то компании?

- Почему не боюсь? - усмехнулась Мерси. - Иногда очень даже боюсь. Но в этом месте установлены специальные датчики. Они не только контролируют движение в округе, чтобы я могла сразу определить присутствие рядом опасных животных, но и испускают в воздух специальный фермент, который их отпугивает.

- Э… - задумчиво пробормотал один из парней. - Если электричество выбило, то и датчики, по ходу, не работают?

- Верно… - Мерси даже ладонь к губам прижала для полноты эффекта. - А я и не подумала. Тогда нам действительно не стоит здесь задерживаться. Если бы я только питона покормила…

- А он еще и голодный?!

- Ну… не то чтобы сильно… их кормят не чаще одного раза в месяц. Последняя кормежка была… - Мерси задумалась. - Пятнадцатого марта…

- Так ведь уже двадцать шестое апреля!

- Не может быть… - ахнула лаборант. - Тогда нам ни в коем случае нельзя идти через лес. Для питона все равно, кого проглотить - козу или человека… но как же я могла запамятовать?..

- Ой! - неожиданно подпрыгнул кто-то. - Кажется, меня змея по плечу хвостом ударила!

- Это точно не Маруся, - успокоила его Мерси. - Ты даже пискнуть не успеешь, когда она нападет.

- Смотрите! - закричали откуда-то слева. - Я нашел дверь!

- Правда? - лаборант задумалась. - Ты бы ее не открывал.

- Почему? - послышался характерный звук поворачивающейся дверной ручки и громоподобный рык.

- Ты нашел дом Ами. Она наша гордость - настоящая уссурийская тигрица. Прекрасного золотого окраса. Ее я точно сегодня кормила, но она такая баловница, - лаборант ласково улыбнулась. - В общем, если не хочешь оставить ей на память ножку или ручку, закрой дверь поскорее.

- У-уже д-давно з-з-закрыл… - стуча зубами, выдохнул любознательный парень.

- Сильно испугался? - невинно поинтересовалась Мерси.

- А кто бы не испугался тигра?! - рявкнул он в ответ. Снова полыхнула гроза. Почти одновременно с ней раздался гром. Но когда он уже затих, все услышали тихий скрип петель.

- Ты когда двери у Ами закрывал, замок сработал? - как бы мимоходом поинтересовалась Мерси.

- Н-не помню… - заикаясь, проблеял гость. - Вы хотите сказать, что тигрица теперь… среди нас?

- Главное, без паники, - улыбнулась лаборант. - Разбегаться нельзя, иначе мы точно кого-то потеряем. Семнадцать-двадцать процентов, это, конечно, не очень много… но если учесть еще и жертву Маруси…

- Вы так спокойно об этом говорите! - в голосе парня послышались нотки истерики. - А, между прочим, трупы наши считаете!

- Я просто реалист и стараюсь смотреть на вещи трезвым взглядом. У нас есть неплохой шанс дождаться помощи. Тигры никогда не нападают спереди, они всегда заходят жертве в тыл. Потому я предлагаю сейчас сесть кружочком, спина к спине, и расслабиться.

- Как же можно расслабиться в таком положении? - воскликнул кто-то.

- Все дело в практике, - пожала плечами Мерси. - Вот, смотрите, один из ваших товарищей уже сидит. - Она наклонилась к сжавшемуся в комочек младшекласснику, и заглянула в его бегающие глазки.

- Ты как?

- Я ничего не боюсь… - прижав колени к подбородку, бормотал он. - Я ничего не боюсь…

- Правильно, - хмыкнула девушка. - Мантры - это хорошо… я, если честно, даже рада, что вы здесь, - лаборант стыдливо взялась за щеки и сладко вздохнула. - Ничего личного, но каждый год школа урезает финансирование оранжереи. Скоро мне нечем будет кормить зверей.

- А мы-то здесь при чем?! - не поняли парни.

- Так разве вас сюда не за этим прислали? Я сразу как вас увидела, так и поняла: денег не дают, вот и приходится вертеться, как получается…

За окном мелькнула молния, на миг озарив спокойное до жути выражение лица очкастой лаборантки.

- Так! - возопил самый стойкий гость. - Довольно нас на мясо списывать! Я зажигаю свет, и мы ищем отсюда выход!

Он вынул из кармана зажигалку и принялся ею щелкать. Рука у юноша дрожала, пальцы не слушались и огонек никак не желал появляться.

- Э… - смущенно пробормотала девушка, когда, наконец, крошечное пламя осветило лицо и руки младшеклассника. - Лучше бы ты с огнем здесь не играл…

- Почему? Боитесь, что я все спалю?!

- Да не в том дело… Ты ведь знаешь, как называют носорогов? Пожарниками леса. Как только носорог видит огонь, он тут же бросается его тушить…

- А у вас здесь еще и носороги водятся?!

Злобный рев заглушил ответ. Раздался топот тяжелых ног, и почему-то все сразу догадались, кто это может быть.

- А-а-а!! - в один голос заорали парни, бросаясь к выходу. Двери попросту снесло. Мерси самодовольно улыбнулась и нажала на кнопочку.

- О! - воскликнули ожидающие под оранжереей Юно и Сатоси.

- Вы..! Вы..! Мы все расскажем! - красные от натуги парни никак не могли отдышаться, ошалевшими глазами выискивая, куда бы схорониться от лесного пожарника.

- Что именно вы расскажете? - спокойно уточнила Мерси, снимая, наконец, жутко надоевшие ей очки.

- И о тигре, и о пауке и о носорогах - все расскажем! Вас вообще закроют!

- Но о каких носорогах идет речь? - "лаборант" показала пальцем через плечо. В оранжерее снова было светло и совсем не страшно. Даже перевернутые в процессе бегства столы и разбитые колбы стояли на прежних местах. Мерси подняла вверх руку с пультом и показательно нажала на кнопку. В оранжерее раздался страшный "тигриный" рев.

- А..? - парни уставились на двери с выражением полного обалдения на лицах. С карниза свисала вывеска "Парк Юрского периода в оранжерее".

- Кстати, за причиненный ущерб вам придется заплатить. С вас четыре пробирки и одна дверь.

- Но как же..! - попытался было возмутиться один из гостей, но его хлопнул по плечу второй:

- Мы заплатим.

- А если хотите точно так же поизмываться над младшекурсниками в следующем году, поступайте в Фузиоку.

Парни переглянулись и злорадно усмехаясь, пошли прочь.

- Думаете, прислушаются? - Сатоси и Юно остались стоять радом со своей капитаншей.

- Ну, они же не хотят, чтобы фотографии их испуганных мордашек появились в Интернете? Кстати, хорошо получились?

- Еще бы! - Сатоси с гордостью продемонстрировал висящий у него на шее фотоаппарат. - Не машина - зверь. Такие кадры делает - закачаешься.

- Вот и чудненько. Послушаем, что они скажут на выходе. И, кстати, что там за костер горит?

В центре парка полыхало огромное, выше человеческого рота, кострище.

- Это традиция, госпожа, - объяснил Юно. - Там сейчас вся школа собралась - празднует окончание фестиваля.

- Ну, тогда и вы идите. Вам же, наверняка, хочется принять участие?

- Спасибо, госпожа… - поклонился парень.

- Какая я вам госпожа? - засмеялась девушка. - Просто Мерси.

- А как же вы, Мерси-сан? - Сатоси скосил на нее глаза. - Не пойдете с нами?

- Я предпочту посидеть в тишине.

- Да, - кивнул Юно. - Вы, наверное, устали.

- Мы все сегодня хорошо потрудились, - откровенно говоря, Мерси уже надоело любезничать. Если сначала парни шарахались от нее как от чумной, то с некоторых пор стали называть едва ли не сэнсэем и следовать по пятам. Это начинало порядком раздражать. - Идите уже, - почти приказала девушка, и парни не посмели возразить.

- Они будут учиться здесь, тенши.

Едва только Мерси расслабилась, как на скамейку рядом с ней опустился Ямамото.

- Кто? - сделала вид, что не понимает, девушка.

- Твоя напуганная шестерка, - пояснил парень. - Тебе все же удалось выполнить обещание и создать достойную конкуренцию комнате страха. А эти младшекурсники из средней школы теперь твои ярые поклонники.

- Откуда знаешь?

- Подслушал.

- А анкетирование на выходе они уже проходили?

- Да. И указали Фузиоку. Ты можешь собой гордиться.

- Так и сделаю, - Мерси встала, намереваясь поискать какую-нибудь менее людную лавочку.

- А ведь я не с пустыми руками пришел, - сверкнул белозубой улыбкой Ямамото.

- М? - покосилась на него девушка. Вместо ответа он протянул ей исписанный альбомный лист.

- Что это?

- Твои баллы. Учителя как таковые не присутствуют на фестивале, но они следят за каждым учеником. Здесь везде камеры. Высший бал, который можно получить от учителя - 10. Всего "членов жюри" тоже десять. Интересно глянуть?

- Откуда это у тебя?

- Одолжил.

- Украл, то есть?

- Может и так сказать. К утру верну на место. Так что?

Мерси протянула руку и почти вырвала листок из пальцев Ямамото. Пробежала по нему глазами и чертыхнулась: как и следовало ожидать, статистику подпортил учитель английского. Если остальные единодушно поставили по десятке, он расщедрился только на пять баллов.

- За что?! - взвыла Мерси.

- За индивидуализм, - усмехнулся парень. - Мы, японцы, предпочитаем работать командой. Как единый слаженный механизм. Разве ты этого не знала?

- А? - Мерси спохватилась на полуслове. На что это он намекает? Подозревает в ней иностранку? Странно, конечно, что раньше никто не заподозрил, но лучше такие разговоры пресекать в зародыше. - Конечно, знала. Но почему тогда остальные учителя оценили так высоко?

- Жалуешься, тенши? - засмеялся Ямамото.

- Меня Мерси зовут!

- Не стану спорить, - парень вдруг оказался рядом и с улыбкой пропустил меж пальцами одну из рыжих прядей. Поднял к лицу, прижал к губам, словно попробовал на вкус и отпустил, когда Мерси, рявкнув что-то грозным тоном, побежала прочь. 30 апреля 20ХХ года

"Дорогой дневник, я в растерянности. Мой класс сошел с ума. Если раньше они знать меня не желали, то вчера открытым голосованием назначили заместителем старосты. Я сначала обрадовалась - почти все стипендиаты каким-либо образом входили в состав студенческого самоуправления. Но когда Итиро перечислил мои новые обязанности… Даже не представляю, как я буду все успевать.

А завтра еще и очередной урок музыки… Они тут, видите ли, пением занимаются. В старшей-то школе! Я уже почти месяц ношу учителю справки от врача о сорванном горле. Скоро действительно хрипеть начну. Что делать дальше не представляю. Еще одну бумажку школьная медсестра мне только после лабораторных анализов выпишет… то есть, в этом случае как раз таки ни за что не выпишет. Потому что с горлом у меня все в полном порядке.

И как им объяснить, что это любимый дед-уэ еще в детстве строго-настрого запретил мне петь на людях? Почему - так и осталось секретом. И ладно бы я пела плохо - может, не хотел бы моими сомнительными достижениями честь семьи позорить. Так нет - я в этом плане вся в папу пошла. И голосом, и слухом музыкальным. В общем, дед со своими непонятными требованиями только проблем добавил… А с музыкальным классом придется что-то решать…

И еще Ямамото этот… Куда ни глянь: во всех щелях его нос - затычка. Откуда же он взялся, такой любознательный? Может, одноклассников поспрашивать? Пока у нас еще отношения нормальные.

Эх, одноклассники… Далось им это желтое платье! Вчера на собрании клещами вцепились: меняй наряд и все тут. Типичные японцы: категорически не приемлют, когда кто-то выделяется из толпы. А что делать, если мое воспитание - прямо противоположное? Как бы мне не претила детсадовская модель школьной формы, но надевать тигровое трико и плащ с алой подбивкой… Ну уж нет - лучше кружева и бантики!

С другой стороны, моя враждебность к коллективизму обязательно послужит поводом для третирования со стороны учителя английского языка. Он будет первым, кто назовет меня нелюдимой, а значит - ненадежной и потенциально проблемной. Разумеется, это все - глубоко отрицательные качества для японской школьницы. И уж совсем неподходящие для стипендиата.

А может, все-таки, начать искать работу? Аристократы из Фузиоку пятнами покроются, а дед вообще в летаргию впадет. Зато так, глядишь, и стипендия не понадобится. Если все платья и драгоценности в ломбард снесу…"


Глава 4.


Полная луна светила в окно с такой силой, что лампы было решено не включать. К доске, чеканя шаг, вышел некто в плаще и подбитых железом сапогах. Он кашлянул, прочищая горло, и окинул помещение внимательным взглядом. Этой ночью здесь собрался почти весь "1-А" класс. Одетые в свои излюбленные костюмы, школьники расселись по местам и с нетерпением поглядывали на часы.

- Прежде всего, позвольте мне принести свои извинения в связи с собранием экстренного заседания. Как вам, полагаю, уже известно, на повестке дня только один вопрос. Мерси Тадаши.

- Надо было сразу от нее избавиться, - выкрикнул с места черноволосый вампир с двумя белыми прядками вдоль лица.

- Твоя челюсть уже не болит? - заботливо уточнил староста, намекая на тот случай, когда девушка выбила несчастному кровососу два верхних клыка.

- Согласен! - поддакнул другой вампир. - От нее так просто не избавишься. Меня до сих пор передергивает, как вспомню ту указку.

Демоница в третьем ряду чуть слышно хихикнула. Но ее все равно услышали и одарили мрачным, многообещающим взглядом. Именно после того памятного дня, когда Мерси притащила в школу специально купленную на барахолке длинную указку (по чистой случайности оказавшуюся из осины) и бегала за "прямым наследником самого Дракулы" с воплями "Сдохни, вампир! Сдохни!" с нею перестали открыто враждовать.

- Она в нас не верит, - констатировал Итиро. - Этим все объясняется.

- Как это - не верит? - удивленно ахнула красавица-суккуб с длинными, до пояса, шелковистыми волосами.

- Да, - кивнул староста. - Я делал попытки заговаривать с ней о нечисти, и каждый раз наталкивался на стену сарказма и иронии.

- Но разве такое возможно?.. - загалдел класс.

- А вы заметили, как вокруг нее Хикару-кун вьется? - звонкий голос сирены перекрыл всеобщий гам. В комнате повисла напряженная тишина.

- Сложно было не заметить, - зло скривился вожак стайки оборотней.

- Б-классы не имеют права вмешиваться в нашу внутреннюю деятельность, пока она не выходит за рамки установленных Школой правил.

- Думаю, сейчас он действует от имени семьи Ямамото, а не студентов категории "Б".

- И какое же дело имеется у семьи прославленных охотников к Мерси Тадаши?

- А кто вообще такая эта Мерси? - вдруг подал голос сонник. К нему тут же повернулись остальные восемнадцать голов. Если сонник не был занят тем, что наводил сны на окружающих или пребывал в полудреме, корректируя и изменяя эти самые сны, он говорил очень толковые вещи. - Прошел месяц с начала учебного года, а мы так ничего о ней и не узнали. Я даже не уверен, что она должна учиться в "А-классе".

- И в то же время, она продержалась дольше, чем любой другой новичок.

- Но почему ее приняли именно сюда? - сонник поднял глаза на старосту, и у того волосы на затылке зашевелились - таким грозным был этот взгляд. - Другие не были одними из нас. У них были предпосылки, потому их и отправляли в "А-класс". Они не могли раскрыть свою сущность, и уходили. Если бы смогли - остались бы. Сейчас ситуация иная. Я не вижу и намека на то, что Мерси Тадаши - нечисть. И, тем не менее, она не только поступила к нам, но и успешно продолжает здесь учиться.

- Может, - задумчиво нахмурилась "королева джунглей", - она - шпион охотников?

- Мы не можем бросаться такими обвинениями, Сузуми-сан, - резко остановил ее староста. - Мы должны доверять и преподавательскому, и студенческому совету Фузиоку.

- Прости, - склонила голову девушка.

- Я думаю, - продолжал сонник, - что Ямамото тоже силиться понять, кто такая Мерси. Потому и не отпускает ее из виду.

- Но охотники должны знать свое место и держаться подальше от наших учениц! - вскочил с места один из оборотней.

- Я не позволю в стенах этого класса даже полунамека на нетерпение! - самопровозглашенный Ревенант словно вырос в размерах. Его плащ вздыбился за плечами. Глаза сверкнули алым. - Или вы уже забыли, на каких условиях детям нечисти позволили учиться в Фузиоку? Нам дали защиту в обмен на подчинение законам и удержания нашей сущности под неусыпным контролем! Сядь на место, Каору-кун!

- Но он прав! - неожиданно по обе стороны от Каору появились Сатоси и Юно. - Нечего охотникам проявлять столько интереса к Тадаши-сан.

- До сих пор они не выходили за рамки дозволенного.

- Мы все равно будем следить за Ямамото! - категорично сложил руки на груди Каору. - Пусть он только даст повод…

- Да! - хищно оскалился Юно. Клыки в его рту стали в три раза длиннее. - Мы ему сразу обратный путь в "Б-класс" укажем.

- Оборотни всегда заодно, - покачал головой староста. - И что будет потом? Вы нарушите хрупкое равновесие, мир, с таким трудом установленный нашими родителями. Война не задержится в пределах школы. Вы думаете, наши отцы будут признательны за расторгнутые контракты, утерянных клиентов и, особенно твои, Сатоси, - за массовый сброс акций ваших компаний на рынке за два месяца до очередного выпуска?

- Накано-кун прав, - кивнул со своего места сонник. - Нечисть и охотники не так долго живут в мире, но мир этот, несомненно, выгоден обеим сторонам. Мы не должны его нарушать. Кстати, Юно, Сатоси, вы дольше других общались с Мерси. Что можете о ней рассказать?

- Конечно, она не человек! - фыркнул Юно.

- Действительно, - подтвердил более спокойный Сатоси. - То, что она одна из нас - сомнений не вызывает. Но и к какому типу нечисти ее отнести, нам тоже непонятно.

- Она как-то проявила себя?

- Кроме потрясающей фантазии и актерских способностей? - усмехнулся оборотень. - Нет, никак.

- Тогда что дает вам право называть ее нечистью?

- А что позволяет нам всем отличать жертву от себе подобного? - философски пожал плечами Сатоси. Комната наполнилась согласным гуканьем.

- В этом есть смысл, - кивнул староста. - Что ж… полагаю, пора заканчивать сегодняшнее заседание. Постановляю следующее: Тадаши Мерси-сан считать постоянным и полноправным членом нашего коллектива. Оборотням запрещается приближаться к охотнику Ямамото Хикару-куну ближе, чем на пятнадцать метров.

- Но тогда мы не сможем защитить Тадаши-сан в случае необходимости!

- Если она нечисть, то сумеет защитить себя самостоятельно. Если же она обычный человек - ей тем более нечего опасаться охотника.

- Но мы так и не разобрались с истинной сущностью Тадаши-сан, - заметил один из инкубов.

- Думаю, торопиться в столь деликатном деле не стоит, - вместо Итиро ответил сонник. - Наступит день, и скрытое лицо Тадаши само проявит себя. До тех пор, мы не должны вмешиваться.

- На том и остановимся, - кивнул староста и, взмахнув плащом, вышел из класса.

- Пора по домам,- во весь рот зевнул Сатоси. Юно рыкнул что-то непонятное и опустился на четыре конечности уже в виде большого серого волка.

- Вечно твоя шерсть оседает на моем костюме, - проворчала рядом стоящая Демоница. - Ее даже химчистка не берет - псиной все равно воняет.

Она топнула изящной ножкой и красиво спрыгнула в образовавшийся в полу тоннель. Из него вырвался сноп искр, пахнуло жаром и дымом. Вампиры превратились в стайки летучих мышей и выпорхнули в открытое окно. Инкубы с суккубами, злобно шипя друг на друга, повыпрыгивали в те же окна без всякого превращения. Последним из класса, медленно и почтенно, вышел сонник.

- Спокойной ночи, Тадаши Мерси, - улыбнулся он. - Пусть сегодня тебе присниться что-нибудь… интересное…

- Я знаю, что делать с уроками пения! - встрепанная Мерси села в постели, едва только горничная наклонилась, чтобы ее разбудить. - Акиро! Акиро, где моя старая виолончель?

Служанка резво отпрыгнула, с опаской глядя в немного сумасшедшие глаза хозяйки.

- А вы разве играете на виолончели, госпожа?

- Понятно… - протянула девушка. - Сёя-семпай!

- Я здесь, моя госпожа.

- Сёя-семпай, мне нужна виолончель к третьему уроку. Сможешь достать?

- Разумеется.

- Отлично, - Мерси радостно хлопнула в ладоши. Слуги недоуменно переглянулись и пожали плечами. Веселое настроение девушку не покидало все утро. Даже несмотря на очередное "четыре" по английскому языку.

Едва только звонок объявил окончание второго урока, Мерси выскочила из школы и побежала к воротам.

- Решила прогулять музыку?

- Ямамото, опять ты! - даже не оглядываясь, определила девушка.

- Опять я.

- Чего ты за мной увязался?

- Может, нам по пути?

- Сильно в этом сомневаюсь, - девушка уже заметила родной черный лимузин. Сёя в солнцезащитных очках и белых перчатках стоял рядом с пассажирской дверцей. - Привез? - подбежала к нему девушка.

- Прошу! - дворецкий легко вытащил макси-скрипку из машины и протянул хозяйке. Но на полпути инструмент перехватил незнакомый ему парень.

- Ямамото Хикару, - представился он прежде, чем Сёя успел вцепится нахалу в горло.

- Дворецкий семьи Тадаши, - сквозь зубы процедил он.

- Я помогу госпоже донести виолончель до класса.

- Я и сама вполне могу…

- Он тяжелый, - в один голос перебили ее мужчины, переглянулись и тут же отвернулись друг от друга. Сёя даже скривился, показывая, как неприятен ему этот выскочка Ямамото.

- Спасибо тебе большое, - улыбнулся дворецкому Мерси. - Я не собираюсь сегодня задерживаться.

- Понятно, - прижав одну ладонь к груди, кивнул Сёя. Даже не глядя на Ямамото с виолончелью, дворецкий сел в машину и укатил в обратном направлении.

- Может, отдашь инструмент? - повернулась Мерси к нежеланному помощнику.

- Я помогу донести его в класс.

- Тогда быстрее. Урок скоро начнется.

Сёя отъехал уже довольно далеко от школы, когда у него зазвонил телефон.

- Слушаю вас.

- Ты уже отдал виолончель Мерседес? - закричала трубка голосом Кея Томаши. - Немедленно забери его! Она не должна играть! Никакой музыки! Никакого пения! Ты меня слышишь?!

- Да, господин, - невозмутимо ответил Сёя, выключил телефон, и резко повернул руль.

Мерси вбежала в музыкальную комнату за минуту до звонка. Все уже сидела за столами. Учитель удивленно покосился на запыхавшуюся девушку и равнодушного ко всему старшеклассника.

- Ямамото-кун, - староста вежливо улыбнулся. - Мы рады приветствовать вас на нашем занятии. Вы пришли послушать хор?

- Именно, - как ни в чем не бывало, ответил Хикару. Злобные взгляды оборотней и скрип зубов инкубов он предпочел проигнорировать. - Мне говорили, что хор "первого А" лучший в нашей школе. Я бы хотел оценить его лично.

- Тогда, - Итиро махнул рукой. - Прошу. Присоединяйтесь к нам.

Учитель затравлено кивнул. Мерси несколько раз моргнула, чтобы убедиться, что все это ей не снится, потом махнула рукой и запрыгнула на кафедру.

- Господин Кэндо, - поклонилась она. - Уже почти месяц я вынуждена отказываться от пения из-за проблем с голосом. Мой личный врач утверждает, что у меня слабые голосовые связки, которым запрещается давать серьезные нагрузки.

- Если ваш врач так говорит, то… - попытался было откреститься от нее учитель, но Мерси решительно продолжала:

- Я прошу вас дать мне возможность проявить себя если не в пении, то хотя бы в игре на виолончели. Я давно не тренировалась, но мой бывший учитель говорил, что у меня неплохо получается.

- Что ж, - кивнул музыкальный гуру. Было очевидно, что он согласиться на что угодно, лишь бы юная ученица из "1-А" поскорее села за парту. - Продемонстрируйте нам свои способности и тогда я смогу принять решение. Возможно, вы будете аккомпанировать своему классу во время выступлений.

- Спасибо! - еще раз поклонилась Мерси, решительно выдирая из рук Ямамото тяжелый инструмент.

Сёя понял, что опоздал еще на подходе к восточной башне. Потому что оттуда уже звучала музыка, целый оркестр, в котором угадывались низкие басы виолончели. Но когда он открыл двери кабинета, то пораженно замер, глядя на Мерси, на одну-единственную Мерси, сидящую перед классом и единым смычком выпускающую в мир целую армаду звуков. Она сидела, блаженно зажмурившись, и откровенно наслаждалась процессом. Она не видела, как глаза Ямамото стали размером с блюдце. Как, схватившись за сердце, плакал старый учитель. Как глотали скупые слезы ряженные демоницы, оборотни и вампиры. То, как она играла, было настоящим волшебством. Победой света над серыми буднями. Ликованием музыки, демонстрацией ее силы и невероятного, чудотворного могущества.

- Госпожа… - шепотом выдохнул Сёя. - Простите, госпожа. Я не успел.


2 мая 20ХХ года

"Дорогой дневник. Вчера мне довелось познать Армагеддон локального масштаба. Крики деда, казалось, могли по мощности соперничать с трубами Гавриила. А уж про словарный запас и говорить нечего. Я в способностях любимого предка никогда не сомневалась, но чтобы так… Даже присутствие бабушки его не смутило. И все из-за чего? Из-за моего единственного, первого и, судя по всему, последнего выступления. Он даже не слышал, как я играла! А если судить по лицам моих слушателей, играла я очень неплохо…

Или они такие выразительные были от того, что Сёя-семпай ворвался на середине концерта, отобрал виолончель и скрылся с нею, аки тать в ночи? Я, честно говоря, тоже обалдела. И еще деду пожаловался… Тот так взбеленился, будто я зараз все десять смертных грехов совершить умудрилась. Из школы пригрозил забрать.

Вот это было ошибкой. Я, конечно, могу принять его мелкие недостатки, вроде чрезмерной вспыльчивости или непомерной резкости. Но я не позволю изменять установленные им же правила по первому желанию. Я два часа молчала, но в тот момент меня было не заткнуть. Чем я только деду не угрожала: и голодовкой, и обетом молчания. Сразила его перспектива очередного, восьмого по счету, побега. Дед-уэ как-то сразу присмирел, долго рассматривал мою решительную физиономию и сдался. Только пробурчал что-то вроде "Мои гены, черт бы их побрал".

Но музыкой все равно заниматься запретил. Сказал, что с учителями сам этот вопрос утрясет. А жаль. Мне понравилось играть на виолончели. Уже и забыла, когда в прошлый раз получала такое удовольствие. И петь я люблю. Всегда с удовольствием пела маме с папой. Они так меня хвалили!.. Но тоже не позволяли выступать на людях. Один раз, если память мне не изменяет, папа разрешил спеть перед своими бизнес-партнерами. Потом еще месяц довольный ходил - все контракты подписал. К моему выступлению это, конечно, имело мало отношения. Но я, маленькая и глупая, была так счастлива, что смогла помочь родителю.

С тех пор прошло много лет. Столько всего изменилось. Столько уже никогда не повториться. А петь люблю до сих пор. И до сих пор - нельзя".


Глава 5.


- Так, на сегодня достаточно, - Мерси откинулась на спинку стула и с удовольствием потянулась. От компьютера уже глаза слезились. На завтра остался ненавистный английский и биология. Казалось, чем еще может заниматься молодая японская школьница в выходные?

Внезапно зазвонивший сотовый отвлек от нерадостных дум.

- Странно, - пробормотала Мерси. Номер домашний, а с дедом она сегодня уже говорила. На завтра у него была запланирована краткосрочная командировка, и он, видимо, переживая, что за пару суток относительной свободы из головы внучки выветрятся все напутствия, долго и настырно их повторял. Целый талмуд правил озвучил. - Второй заход я не переживу… - сжимая мобильник в кулаке, Мерси бросила задумчивый взгляд в окно. Потом вздохнула, задержала дыхание, досчитала до десяти и выдохнула:

- Слушаю.

- Здравствуй, девочка.

- Бабуля, ты что ли?

- Не рада меня слышать? - насмешливо уточнила миссис Сакура Томаши.

- Ты даже не представляешь, как сильно я рада, - искренне улыбнулась внучка.

- Верю. Слышала краем уха вашу с дедом сегодняшнюю беседу.

- Ты хотела сказать - его пламенный монолог?

- Мерседес, ты должна его понять, - сразу посерьезнела бабушка. - Это ведь американская поговорка: кто обжегся на молоке, будет дуть и на воду? Вот появятся у тебя свои внуки, посмотрим, как ты чудить начнешь.

- Конечно, бабушка, - покаялась Мерси. - Я понимаю.

- Ладно, не за тем я сегодня тебе позвонила, чтобы нотации читать. Скажи лучше, какие у тебя планы на завтра?

- Какие планы..? - девушка окинула взглядом стопку учебников. - Почти никаких. А что?

- Не хочешь пробежаться со мной по магазинам?

- Это пока деда не будет, да? - подозрительно уточнила внучка. - Ты затеваешь что-то безумное?

- Ну что ты, милая? - в притворном ужасе воскликнула бабушка, и Мерси вспомнила, что телефон прослушивается. - Так что, ждать тебя завтра?

- Я приеду. Когда?

- К десяти будет в самый раз.

- Договорились. Целую тебя.

- И тебе хороших снов, девочка.

На следующее утро, ровно в девять пятьдесят пять (по пунктуальности Сёя мог соперничать с Гринвичской обсерваторией), черный лимузин въехал в ворота токийского особняка семьи Томаши. Выполненное в традиционном японском стиле, поместье любовно именовалось "свежесть Фудзиямы" хозяевами и "угловатым гестапо" их непочтительной внучкой.

Бабушка ожидала гостю в кабинете.

- Здравствуй, милая, - совсем по-американски обняла она Мерси. - Ты готова?

- Разумеется.

Бабушка внимательно оглядела внучку с ног до головы.

- Твой вкус безупречен, - довольно улыбнулась она. - Но удобно ли тебе в этом?

На Мерси был приталенный пиджак и короткая юбка глубокого синего цвета, строгая белая рубашка и лакированные туфли на высокой шпильке. Свои рыжие волосы она с нарочитой небрежностью скрепила заколкой на затылке.

- Впрочем, - не стала заострять на гардеробе внимание бабушка (сама она выбрала строгое кимоно, подпоясанное темно-синим поясом и традиционные туфельки в тон), - у тебя ноги молодые, почему бы и на каблуках не побегать?

- Я сказала Сёя, что мы поедем на твоей машине, и он отогнал лимузин. Кстати, почему именно лимузин?

- Ну, - пожала плечами бабушка, - если верить твоему деду, эта машинка выдержит даже прямое торпедное попадание.

- Так я и думала…

- А тебя что-то не устраивает?

- Ну, это же лимузин! В таких только замуж выходят. И на деловых партнеров впечатление производят.

- Ты и производиш. Милая, не забывай: большинство связей, которые мы используем всю оставшуюся жизнь, нарабатываются еще в школе. Твои одноклассники, все как на подбор - представители уважаемых и богатейших семей Японии. На данном этапе твоей жизни они и есть твоими партнерами, клиентами и конкурентами.

- А я, глупая, все называю их друзьями и соперниками, - съязвила Мерси, но бабушка с улыбкой покачала головой:

- Вот когда научишься смотреть на людей с моей точки зрения, считай, что выросла. Или уже состарилась, не знаю… Но не стоит нам сегодня об этом говорить. У нас ведь по плану - приключение, не так ли?

- Угу. Можешь, расскажешь, все-таки, что ты задумала?

- Расскажу. Юкимура!

В зал вошел старый слуга. В отсутствие Сёя, он исполнял функции дворецкого.

- Такси ждет, госпожа, - поклонился он.

- Такси?! - уронила челюсть Мерси. Вот уж точно: кот из дому, мыши в пляс. - Да если дед узнает, он с нас головы снимет.

- А мы ему не скажем, - заговорщицки подмигнула бабушка. - Идем!

- А если дед позвонит? - не удержалась девушка.

- Кому? Слугам? - бабушка фыркнула, намекая на общеизвестное высокомерие любимого супруга, и потащила внучку к черному входу. - Я недавно одну рекламу видела. В супермаркете на 24-й улице открылась выставка. Мастера демонстрируют и продают свои поделки. Там можно столько всего интересного купить!

- Короче, барахолка? - хмыкнула Мерси.

- Попадается и стоящий товар, - не согласилась бабушка.

Девушка пожала плечами и поспешила за родительницей к черному выходу из особняка. Слуги тактично делали вид, что не замечают воровато оглядывающихся хозяев, и поспешно отворачивались. Одного только Сёю бабушке пришлось отправить в винный погреб с каким-то поручением - его преданность Кею Томаши не знала границ.

Супермаркет был огромен. Миссис Сакура отпустила такси и восхищенно причмокнула языком: наконец она сможет вспомнить молодость.

- Знаешь, когда я в последний раз была в магазине?

- До замужества? - хмыкнула Мерси.

- Верно, - улыбнулась бабушка, пропуская мрачного вида мамашу лет тридцати с коляской. - Смотри, какая красота!

Внучка и ответить не успела, а миссис Сакура уже пропала из виду. На поверку она оказалась довольно шустрой старушкой. Мерси встала на цыпочки и завертела головой: по обе стороны от прохода выстроились столы торговцев. Супермаркет делился на секции, пересекавшие основной коридор под прямым углом и расходившиеся в разные стороны на добрую сотню метров. Всю эту площадь пестрой толпой заполняли любознательные японцы. Вежливо улыбаясь, они сновали между рядами, задавали вопросы торговцам, периодически кланялись знакомым и с некоторой подозрительностью поглядывали на высокую рыжую "иностранку".

- Вот ты где! - наконец, девушке удалось перехватить бабулю в отделе драгоценностей.

- Тебе нравится? - не обращая внимания на запыхавшуюся внучку, которой пришлось обскакать на шпильках несколько проходов в поисках неуловимой родственницы, спросила она. - Настоящий черный жемчуг!

На вид серьги были не ахти: мелкая жемчужина на тонкой серебряной цепочке. В шкатулке миссис Томаши они были явно лишними. Но ведь выставки для того и существуют, чтобы по дешевке скупать никому не нужное барахло? А потом раздавать его под видом благотворительности малоимущим.

- Если хочешь, давай возьмем, только…

- Хочу!

- …только, пожалуйста, больше от меня не убегай.

- Хорошо-хорошо, - не слушая, кивнула бабушка, вытягивая из сумочку здоровенную пачку денег. У Мерси глаза стали квадратными:

- Ты что, инкассаторскую машину ограбила?! Кто же носит с собой столько наличных?

- Дык здесь же одна мелочь! - невинно подняла бровки бабуля, выдергивая из общей кучи несколько стодолларовых купюр. - Возьмите, пожалуйста.

- Спасибо! - поклонился продавец. - А может, вам еще что-нибудь показать?

- Я думаю, достаточно, - улыбнулась ему Мерси, за плечи разворачивая бабушку к выходу из секции.

- Ой, какой горшочек! - тут же заприметила та что-то в другом конце магазина, и на полной скорости рванула сквозь толпу. Внучка, чертыхнувшись, помчалась следом.

Спустя пять часов Мерси уже не ругалась. Она молча проклинала тот день, когда согласилась пойти с бабулей по магазинам. Вся обвешенная покупками, взмыленная и охрипшая от постоянных окриков, она едва не заплакала от счастья, когда на горизонте нарисовался выход из супермаркета.

- Я вызову такси! - Мерси скоро полезла в сумочку, едва не выронив при этом остальные пакеты.

- Не надо, - загадочно улыбнулась бабушка. - Мы поедем домой на метро. А то, что это такое: всю жизнь живу в Японии, и ни разу на монорельсе не каталась?

Девушка сглотнула. Метро?! В выходной день?! На шпильках?!!

- Идем-ка, - она решительно подхватила бабулю под руку и потащила к ближайшему ресторанчику.

- Ты права! - воскликнула миссис Сакура, разглядев желтую вывеску кафе быстрого питания. - Как я могла забыть?! Так давно хотелось попробовать гамбургер!

- Бабушка, если хочешь есть, это еще не повод, чтобы травиться.

- Ты прямо как твой дед, - фыркнула любительница экзотики. - От одного раза хуже не будет.

- Ладно, - сквозь зубы процедила Мерси. - Садись вот здесь. Что тебе заказать? Гамбургер?

- И еще картошку жареную… и салат… и на десерт что-нибудь!

- Как скажешь…

Девушка у кассы обомлела, когда к ней подошла высокая рыжеволосая девушка, костюм которой стоил дороже, чем она получала за год работы в своем кафе. Быстро ткнув пальцем в электронное меню, Мерси протянула кредитку, забрала продукты и сгрузила их перед бабушкой.

- Я тебя прошу: никуда отсюда не уходи. Я буду через пятнадцать минут. Ты как раз успеешь поесть. Хорошо?

- Конечно! - со счастливым лицом ответила миссис Сакура, вгрызаясь в гамбургер. Мерси даже отпрыгнула, пытаясь спасти пиджак от брызг кетчупа.

- Сиди здесь! - еще раз как можно тверже повторила она и бросилась в отдел одежды.

- Мне нужен спортивный костюм, кепка и кроссовки!

- Одну минутку, - поклонилась парочка юных продавщиц, разбегаясь по магазину. Не прошло и пятнадцати минут, как Мерси полностью преобразилась. Теперь она выглядела типичной американкой. А прикупив по дороге солнцезащитные очки и маленький рюкзак, девушка вообще почувствовала себя как дома, в родных Штатах. Вот бы вернуться в прошлое, хотя бы на один день!

- Бабушка, слава Богу, ты никуда не ушла! - Мерси подхватила пакеты, занявшие все свободное место под столом. - Ты уже поела? Мы можем идти. Я готова ехать в метро.

- Вижу, - улыбнулась старушка. - Мерседес, я хочу тебя кое с кем познакомить. Это Ямамото Хикару. Семья Ямамомо владеет несколькими гостиничными комплексами в Японии и за границей. Молодой человек любезно помог мне выбрать мороженное на десерт и…

Дальше Мерси не слушала. Она смотрела на спокойно жующего свою трубочку Хикару-куна и чувствовала, как пакеты с покупками выпадают у нее из рук. "Мне писец…" - промелькнуло в голове. Вот сейчас он встанет и скажет:

- А мы знакомы…

И все. Прощай школа! Здравствуй домашнее обучение!

Но вместо этого Ямамото с каменным лицом поднялся на ноги и протянул ей руку:

- Приятно познакомится. Могу ли я предложить вам услугу и подбросить домой?

- Нет-нет, - защебетала бабушка, не замечая, как Мерси изо всех сил пытается не рухнуть в обморок. - Мы сегодня решили в полной мере насладиться жизнью обычного человека. И хотим поехать домой на метро.

- Тогда, если вы не против, я составлю вам компанию.

- Разумеется мы не против, правда, Мерси?

- Н-нет… - так яростно замотала девушка головой, что кепка не удержалась на пышной прическе и приземлилась точно в руки невозмутимого Хикару.

Поездка в метро показалась Мерси адом. Бабуля без устали засыпала Ямамото вопросами, а тот ровно и спокойно рассказывал о делах семьи, о здоровье отца и других бытовых мелочах. Но когда речь зашла о самом Хикару, Мерси покрылась холодным потом.

- Вы учитесь в частной школе, господин Ямамото?

- Совершенно верно, - и, прежде чем неугомонная бабуля успела продолжить, он бросил, словно невзначай:

- А леди Мерседес?

- Ох, - запнулась миссис Сакура, с тревогой глядя на внучку. Она поняла, что завела разговор не в то русло и теперь не знала, как обойти опасную тему. Мысли Мерси можно было свести к единой фразе "мне плохо!", потому помощи от нее ждать было бесполезно. Но в этот момент удача повернулась к девушке лицом.

- Кажется, ваша станция, - кивнул Хикару, и первый пошел к выходу. Бабушка чуть слышно вздохнула. Мерси ощущала себя поднявшимся из могилы покойником.

- Что ж, - миссис Сакура решительно обернулась к Ямамото, едва они ступили за турникеты станции. - Мы благодарим вас за помощь, но дальше поедем на такси.

- Могу ли я вызвать для вас машину?

- Нет, спасибо! - выкрикнула Мерси, подскакивая к дороге. Она американка, в конце-концов, или кто? А какая американка не сможет поймать себе такси? Да еще когда оно нужно позарез?

- Прости, Мерси, - покаялась в машине бабушка. - Я чуть было не выдала тебя.

- Да уж, - криво усмехнулась внучка. - Хорошо, что все обошлось.

И добавила про себя: "Еще неизвестно, чего мне это будет стоить…"

Сёя с удивлением косился в зеркальце заднего вида.

"Неужели это чучело и леди, которую я привез утром - одно лицо?" - читалось в его глазах. Мерси нахмурилась и подняла перегородку между водителем и пассажиром. Вот чего она сейчас точно не хотела - так это слушать нотации дворецкого.

Добравшись до квартиры, девушка тут же скрылась в своей комнате. Акиро заикнулась было об ужине, но наткнулась на мрачный взгляд госпожи и поспешно ретировалась на кухню. До самой ночи Мерси сидела за учебниками. В тот день, пытаясь отвлечься от дурных мыслей, девушка вызубрила материал по биологии на семестр вперед. Что же до "любимого" английского, то Шекспир бы в гробу перевернулся, узнай он, что через много лет после премьеры "Ромео и Джульетты" кто-то будет способен не только цитировать на память диалоги главной героини, но и за два часа придумать три альтернативных концовки его произведения. В стихотворной форме.


7 мая 20ХХ года

"Дорогой дневник. Кажется, я схожу с ума. Сегодня уже четверг, а я так не поговорила с Ямамото. Я вообще его не видела с тех пор, как мы оставили его у станции метро. Может, мне повезло, и в тот день его сбила машина? Нет, не насмерть, не настолько я кровожадна. Пусть бы у него только краткосрочную память отшибло…

Я была уверена, что в понедельник Хикару-кун будет ждать меня у входа в школу. Тогда я смогла бы вкратце объяснить ему суть происходящего и понять его реакцию. Но его не было. И на переменках он мне не попадался, а ведь раньше его русую голову можно было в каждой толпе углядеть. Он даже в столовой ко мне не подсел. Еще на прошлой неделе меня бы взбесила его компания. А сегодня я сама была готова пригласить его к себе за столик. Ситуация неопределенности, в которой я из-за него оказалась, изматывала сильнее, чем худший из возможных вариантов развития событий.

Первые несколько дней я была сама не своя. Мне казалось, что все вокруг только и говорят, что о Мерседес Томаши. Это было ужасно! Я до смерти напугала парочку сплетниц из средней школы только потому, что они обсуждали некую иностранку. А несчастный Катадо-кун, едва не получил разрыв сердца, когда я выпрыгнула на него из-за шкафчика в попытках отобрать газету с большой полосой о "Томаши Корпорэйшнс". Если так и дальше пойдет, меня скоро грозой школы называть будут. В Америке такие "грозы" выбивали на переменах деньги у своих младших товарищей. А мне эти деньги сами будут приносить, в соответствии с правилами японского этикета.

На самом же деле Школа до сих пор ничего не знает. Почему Ямамото никому не рассказал? Хочет на этом сыграть? Что ему нужно: деньги? Услуга? Или просто нервы треплет, в своей излюбленной манере? А, может, решил меня пожалеть? Понял, как важно его молчание? Гордость, конечно, ущемляет, но…

Нет, разговора по душам нам не избежать. Я должна все выяснить, раз и навсегда. Иначе к концу месяца я стану дерганым параноиком и меня все равно запрут, если не дома, то в специальной лечебнице.

Вот только как это сделать, если прятаться от меня у Ямамото получается не хуже, чем ко мне приставать?"


Глава 6.


В пятницу Мерси будили в четыре руки. С воскресенья девушка почти не спала из-за расшалившихся нервов, и вот - к концу рабочей недели организм объявил забастовку.

- Госпожа, пожалуйста, - надрывалась Акиро. - Откройте глаза, а то мне уже страшно.

- Мисс Томаши, - вторил ей обычно невозмутимый Сёя, угрожающе закатывая рукава, - вам нельзя опаздывать. У вас отберут еще не присужденную стипендию.

- Мне все равно, - пробормотала девушка, переворачиваясь на другой бок.

- Вы заболели? - ахнула Акиро.

- Сейчас проверим, - Сёя на минутку вышел из комнаты, а вернувшись, выплеснул на Мерси целую чашку ледяной воды. Дикий визг оповестил дом, что госпожа жива-здорова, и даже уже почти проснулась. Вернее, на ноги встала. Глаза ей удалось по-настоящему открыть только на подъезде к Школе. Полутрупом выбравшись из машины, девушка махнула Сёе и, понурив голову, направилась в класс.

- Мерси Тадаши? - неожиданно прозвучало над ухом.

- А?

- Доброе утро. Меня зовут Сиракава Икуно. Я заместитель президента школы по вопросам здравоохранения.

- И чего вам от меня надо? - хмуро покосилась на него Мерси. - Я, вроде, на самочувствие не жалуюсь.

- Да, разумеется, - чуть покраснел парень. Ему было лет пятнадцать от силы, но даже для этого возраста он был чересчур хрупким, с такими большими и выразительными глазами, что вполне мог сойти за девушку. - Как вы знаете, наша школа - активный участник движения за права животных. Ежегодно в рамках этой программы мы проводим неделю Живого уголка.

- У нас есть Живой уголок? - удивилась Мерси. - А мне казалось, это я его придумала пару недель назад.

- Наслышан, - еще больше смутился парень. - Разрешите я продолжу? Да? Спасибо. Так вот, сейчас как раз идет… заканчивается эта неделя. К сожалению, вы правы - постоянно действующего Живого уголка у нас нет. Но, чтобы приучить наших студентов к правильному отношению с животными, Школа сотрудничает с одним известным токийским зоомагазином и на время берет зверей от туда. Неделю у нас живут несколько кошек, собак, волнистых попугайчиков… и даже пара игуан.

- М… - безразлично протянула Мерси. - Забавная традиция.

- Да… н-наверное. Понимаете, мы всегда заранее составляем графики дежурств в Живом уголке. За животными, знаете ли, нужен уход. Обычно берется по два студента из каждого класса средней и высшей школы. Так образуется пять групп, которые сменяют друг друга изо дня в день в течение недели. Каждый человек в группе отвечает за свое животное. Таким образом, мы соблюдаем порядок и избегаем конфликтов. Но сегодня… так случилось, что один из дежурных… к сожалению… заболел.

- И вы хотите, чтобы я его заменила? Знаете, я не очень люблю зверушек.

- В связи с некоторыми обстоятельствами ваш класс еще ни разу не принимал участия в неделе по защите прав животных. И мы подумали, что вы захотите…

- Вы ошиблись, - перебила Мерси, но Сиракава, хоть и покраснел так, что даже черные волосы стали отливать бордовым, настойчиво продолжал:

- Мы подумали, вы не захотите, чтобы ваш класс попал в список безинициативных. Разве не вам, как заместителю старосты, нужно пытаться исправить ситуацию? Ведь всего-то и нужно, что выгулять и накормить собак.

"Стипендия!" - напомнила сама себе Мерси и обреченно кивнула.

- Отлично! - воскликнул посыльный президента. - Тогда, если вы не против, ваши временные питомцы будут ожидать вас на третьем этаже восточной башни сразу после уроков.

- Это над кабинетом музыки, что ли? - переспросила девушка.

- Совершенно верно, - кивнул Сиракава. - У вас ведь последний урок как раз музыка, да?

- Угу, - совсем расстроилась девушка. С этим Ямамото она совершенно забыла о безумном требовании деда. Интересно, как именно он "утряс вопрос" с учителем?

Что ж, оказалось, что даже в таком вопросе Кей Томаши не изменил себе. Господин Кэндо с бледным лицом и трясущимися руками попросту выставил ее за дверь:

- Я слышал, вас попросили помочь в Живом уголке, мисс Тадаши? Не смею задерживать.

На вялые попытки Мерси возразить ей тактично намекнули, что дескать, все понимают, зла не держат и вообще, были бы очень признательны, если бы глаза их ее больше не видели.

Пришлось девушке, скрепя сердцем, топать на третий этаж. Распахнув единственную дверь, совсем нелогично завершавшую лестницу, Мерси попала в огромное светлое помещение. Частично оно выходило на крытую террасу, что делало Живой уголок очень похожим на обычный, хотя и очень дорого обставленный зимний сад.

Первыми, кто попался девушке на глаза, были три недовольных подростка. Перед ними стоял небольшой, искуссно вырезанный ящик, куда они, тихо переругиваясь, бросали куски яблока.

"Кошки, собаки, рептилии и попугаи…" - про себя перечислила контингент Живого уголка девушка, но так и не придумала существо, которое можно посадить в явно не птичью клетку и кормить фруктами. Ее разобрало любопытство:

- Кто там у вас?

- Да вот, - пожал плечами один из школьников. Он немного подвинулся, и Мерси увидела в ящике недовольно насупившееся создание с вытянутой мордой, вздыбленной жесткой шерсть и крысиным хвостиком. Вокруг него толстым слоем лежали разнообразные фрукты: от бананов до кусочками порезанного ананаса.

- Это что, гимнура? - вскинула брови девушка. Юные натуралисты радостно закивали. - А это зачем? - девушка указала на колечко яблока, аккуратно надетое зверьку на шею.

- Ну, мы подумали, - почесал макушку паренек, - что, может, он его есть будет, если с себя снимет. Вроде как, сам нашла - сам и съел. Хотели реализма добавить.

- А он, гаденышь, - вмешался другой любитель природы, - уже пятый день ничего не жрет.

- Дык, - усмехнулась Мерси. - Вы бы канал "Дискавери" иногда смотрели. Гимнуры - хищники. Вы ему мяса дайте или рыбы…

- А почему тогда в Интернете написано, что они яблоки в садах воруют?

- И наш уже, смотри! - радостно взвизгнул младшеклассник, - Смотри! Он за ним потянулся. Глянь, принюхивается. Сейчас есть будет.

- Знаешь, - покачала головой Мерси, - если тебе шесть дней ничего кроме фруктов не давать, то на седьмой ты либо станешь вегетарианцем, либо помрешь с голоду. Но мы можем провести эксперимент. Сунь ему пальчик, и ты сразу поймешь, какая еда твоему питомцу больше по вкусу.

И он сунул. Нет, Мерси, конечно, знала, что японцы - народ особенный, но что они любой совет старшего за чистую монету принимают…

- Ай-ай-ай! - запрыгал по комнате мелкий. - Меня гимнур укусил!

- Дай сюда палец, - рыкнула девушка. - Документы на него есть?

- На палец? - не понял пострадавший.

- На гимнура! Вы его где взяли?

- В зоомагазине.

- Ну-ка, - повернулась Мерси к двум оставшимся "детишечкам", - проверьте по документам, делали этому гимнуру прививку от бешенства или нет.

- Тут не указано…

- Хм… - мрачно протянула девушка. - Все. Ранку я тебе обработала. А сейчас беги в медпункт и говори, что тебя укусил непривитый гимнур.

- А может, я так похожу?..

- Мухой, я сказала!

Парня как ветром сдуло.

- А вы двое, - повернулась Мерси к оставшимся школьникам, - покормите несчастное животное.

- Слушаемся! - вытянулись они по стойке "смирно".

- Где у вас тут собаки?

- Вон там, - одновременно протянули руки парни.

- Спасибо.

Клетки с собаками стояли у стенки. Рядом с каждой на крючке висел намордник и поводок. Собак было три.

- По какому принципу вас отбирали?.. - проворчала Мерси, с тоской глядя на маленького пушистого пуделя, равнодушного ко всему чау-чау и здоровенного ротвейлера. - Лады-ы… - она по одному выпускала псов из клеток и натягивала на них снаряжение. - Погуляем… Эй, ребята!

Парочка ежовых недругов вскинули бедовые головы.

- Где обычно собак выгуливают?

- Во внутреннем дворе школы.

Мерси глянула на часы - до окончания урока времени было предостаточно.

- Ну что, идем? - пуделек радостно тявкнул и рванул вперед. - Куда ты, мелочь? - усмехнулась девушка. Крупные псы отвернули надменные морды, как бы показывая, насколько они выше ребячества блондинистой крохи. Пудель прыгал, путал поводок, постоянно нырял под ноги то Мерси, то кому-то из больших собратьев, пока на очередном пролете девушка не споткнулась и едва не кувырнулась через голову флегматичного чау-чау.

- Если ты - японский пес, тебе должно быть знакомо чувство коллективизма, - заключила она, коротким поводком пристегивая несносную собачку к ошейнику ротвейлера. Тот покосился несколько удивленно, но возмущаться не начал. И пудель сразу так присмирел! Как заглянул в горящие адским огнем глаза одноплеменника, так сразу и успокоился.

Чинно и красиво девушка вывела арендованных питомцев на прогулку. Без происшествий дошли они до внутреннего двора. Недолгим было удивление Мерси, когда она увидела небольшую кучку учеников средней школы, рассевшихся на траве.

- А разве во время урока студентам разрешается бродить по территории? - только и успела молвить она, когда уши ротвейлера стали торчком, пудель визгнул что-то явно протестующее, и началась гонка. Первым стрелой летел чернобокий тяжеловес. За ним, даже не касаясь земли ногами, несся пудель. И уж совсем позади, животом по траве "скользила" Мерси. Поводок чау-чау она успела выпустить, и равнодушный ко всему "лев в миниатюре" остался на месте. А вот веревку ротвейлера девушка зачем-то накрутила на руку, и избавиться от нее оказалось не так просто.

- П-п-помогите! - отплевываясь от травы, взвизгнула она. Крупная тень скользнула ей наперерез. Послышался свист, и поводок распался на две половины. Его большая часть ускакала дальше с ротвейлером. Девушка еще несколько метров пролетела бы кубарем, но кто-то подхватил ее за плечи.

- Жива? - послышалось над ухом.

- Ямамото?! - Мерси подавилась вздохом. Вот так встреча!

- Ты почему сейчас собак вывела?

- Меня с музыки отпустили…

"Прогнали" было бы более точным словом.

- Ладно… - пробормотал нежданный спаситель, - Пошли собирать твоих питомцев.

- Да что их собирать, - Мерси поморщилась, глядя на безнадежно испорченное платьице школьной формы. - Чау-чау у меня смирный. А пудель привязан к ротвейлеру. Черт! - она подняла на Ямамото круглые от ужаса глаза. - Пудель!

К счастью, физически животное пострадало много меньше чем морально. Правда, Хикару утверждал, что если бы раньше пудель был не белым, а, скажем, шоколадным, то к концу марафона точно бы побелел. Зато отыскать его действительно не составило проблем. Ротвейлер со своей невесомой ношей обнаружился под деревом, на котором, аки яблочки по осени, сидел почти весь состав Живого уголка. На самой верхней ветке, протяжно мяукая, умостились два чистопородных "перса". Оказалось, на этом уроке, зная, что у Мерси час занят, Икуно-кун отправил дежурных младшеклассников, у которых уроки уже закончились, выгуливать котов. Кто же знал, что Кей Томаши успел "порешать вопросы" с господином Кэндо..?

- А каким ветром тебя во двор надуло? - подозрительно уточнила Мерси у Ямамото, когда собаки были вычищены и размещены по клеткам, а ученики уже спускались по лестнице к выходу из восточной башни. Девушка отчаянно нервничала, не зная, как начать трудный разговор, а Хикару, казалось, вообще ничего не заботило.

- Просто мимо проходил, - невозмутимо ответил он. - Смотрю, ты летишь…

- Послушай, - перебила Мерси. Она резко остановилась и дернула Ямамото за рукав. Тот поднял на нее удивленный взгляд. - Насчет той нашей встречи, я… благодарна, что ты мне помог… и не сказал бабушке, что мы знакомы… мне, наверное, нужно все тебе объяснить…

- Нет, не нужно, - Ямамото подошел к растерянной Мерси и осторожно коснулся пальцем ее подбородка, заставляя поднять лицо. - Не скажу, что мне не любопытно. Если когда-нибудь захочешь рассказать, я с радостью высшую твою историю. Она, должно быть, очень забавная. Но до тех пор ты не обязана мне что-либо объяснять. И, можешь не волноваться, я никому не расскажу о том, что мне довелось узнать.

- И своей семье? - уточнила девушка, понимая, что к ее деду эта информация может выплыть именно от них.

- Прежде всего, своей семье, - улыбнулся Хикару. - Я не знаю, зачем тебе это нужно, но если ты желаешь, чтобы мистер Ямамото и мисс Томаши были незнакомы, так тому и быть.

- С-спасибо… - ответила Мерси, совсем по-японски прижимая кулачок к груди. Ямамото хмыкнул и в этот момент раздался звонок. Из класса музыки, возбужденно галдя, стали появляться ряженные одноклассники Мерси. А неуловимый Хикару, в очередной раз поразивший девушку своими алогичными поступками, скрылся из виду раньше, чем она успела попрощаться. 8 мая 20ХХ года

"Дорогой дневник. Проблему с Ямамото можно пока отставить на второй план. Разумеется, однажды, если наши интересы пересекутся, его благородство может себя исчерпать. Но в данный момент меня устраивает текущих порядок вещей. Будем надеяться, что скоро он не изменится.

Теперь же, когда мои мысли не забиты всезнающим старшеклассником, я могу вновь вернуться к ненавистному английскому. Сегодняшняя четверка почти не удивила меня, но вызвала целую бурю эмоций в классе. Да, какой бы "нечистью" не называли себя мои однокашники, даже им становилось страшно за свои аттестаты, когда такого знатока предмета как я оценивают на "хорошо". Учитель категорически не желает идти на попятную. Сколько же заплатил ему мой дед-уэ, если на кон поставлен преподавательский авторитет? Или это было как с мистером Кэндо -предложение, от которого нельзя отказаться? Впрочем, учитель музыки сам по себе человек пугливый, вон как на наших вампиров косится. Я даже видела связку сушеного чеснока у него под столом… Неужели, он действительно во все это верит?

В общем и целом, я должна всерьез задуматься об альтернативе стипендии. Мне нужна работа. Домашние задания просто огромны, но если очень постараться и урезать время на сон, часа три-четыре в день можно отдать на зарабатывание денег.

Но чем же заняться? Чтобы достать необходимую сумму, мне нет смысла работать на полставки официанткой… Такой зарплаты даже на карманные деньги не хватит. А дед наверняка их урежет, если узнает, что его высокородная внучка пошла работать.

Значит, нужно что-то такое, чтобы и прибыль давало, и предков сильно не напрягло. Например, что-нибудь организовать в школе. Я думала о кафе. Но нашей столовой составить конкуренцию можно будет, только если эту самую столовою взорвать к чертовой бабушке.

Другой возможный, хотя и не самый честный, вариант - получить стипендию за какую-нибудь заслугу. Пока на ум приходит только строительство нового бассейна. Дед-уэ не обеднеет, а если представить это как акт благотворительности, да привлечь на свою сторону бабушку, он сам с удовольствием (читай - скрепя зубами, но сильно не возмущаясь) подпишет необходимые чеки. Ну, а школа в благодарность предоставить его внучке бесплатное обучение.

В плане только два недочета. Если дед не хочет, чтобы я училась в школе, от бесплатного обучения он, скорее всего, откажется. И строительство бассейна действительно станет благотворительной акцией.

И, кроме того. Если у меня есть деньги, чтобы сделать школе такой дорогой подарок, то на кой мне сдалась стипендия?.."


Глава 7.


Почти два месяца Мерси ломала голову над тем, где раздобыть нужную сумму. Дошло до того, что она стала прицениваться к своим драгоценностям, но пока не решалась на такие отчаянные меры. В конце концов, впереди было еще больше половины учебного года. Да и на летних каникулах можно было что-то сообразить.

А они неумолимо приближались. Вернее, даже не они, а промежуточные экзамены, от чего многие студенты переставали спать ночами, и даже разрисованная "нечисть" выглядела так, словно в именитых семьях когда-то затесались неучтенные привидения. Мерси по этому поводу сильно не переживала. Она была отлично подготовлена и не сомневалась в двух вещах. Во-первых, преподаватель английского завалит ее в любом случае, пусть даже для этого ему придется вписывать в ее работу ошибки собственноручно. Ну, а во-вторых, сто баллов по остальным предметам она себе точно заработает.

За неделю до начала экзаменов в школе отменились секции и кружки. Ученики становились все мрачнее, учителя посмеивались все ехиднее, и только несчастная госпожа Томаши с тоской глядела на уроках в окно.

В один из таких дней она и заметила его. Это был урок мировой истории, и преподаватель о чем-то оживленно беседовал с классом. На Мерси он внимания не обращал. Она отвечала тогда, когда лес рук опускался, и надежда на правильный ответ от другого студента исчезала. Но сегодняшний урок и так проходил под лозунгом "задай учителю вопрос, авось ты услышишь то, что спасет на экзамене", так что девушка целиком отдалась своим невеселым размышлениям.

Кабинет находился на втором этаже, прямо над парадным входом в школу. Мерси смотрела, как ветер срывает пожухлые на солнце листья и бросает на небольшую площадь с красивым фонтаном в центре. Девушка проследила взглядом за одним из сухих "вертолётиков" и удивленно подняла бровь, когда лист приземлился на носок мужской лакированной туфли. Обувь была черная, дорогая, очень необычная для преподавателя. А столь жарким летом такие не носили даже богатенькие студенты. Скользнув взглядом вверх, Мерси увидела черные классические брюки со стрелками, приталенный пиджак с кожаными вставками и белую накрахмаленную сорочку.

"Да… - подумала Мерси, рассматривая туго затянутый галстук. - Ему в таком камуфляже далеко от кондиционера отходить нельзя…"

В руках незнакомца была трость с черным лаковым набалдашником и толстая папка, зажатая под мышкой. Мерси еще раз лениво прошлась взглядом по высокой стройной фигуре, и только потом подняла глаза выше. Длинные до подбородка черные волосы неровными прядями обрамляли скуластое лицо с острым подбородком. В Японии такая стрижка была модной, хотя Мерси и не понимала, как можно тратить прорву времени на ежеутреннюю укладку. Безучастно, краем уха прислушиваясь к тому, что творится в классе, она оценивающе скользнула взглядом по губам, растянутым в легкой ухмылке, по тонкому носу… и вдруг поняла, что он тоже ее рассматривает. Незнакомец снял шляпу и чуть заметно склонил голову, словно здороваясь. В ответ девушка медленно моргнула, про себя поражаясь собственной выдержке. Вот, однако, что такое практика! После триместра обучения бок-о-бок с "нечистью" ее даже черный цилиндр, который этот странный парень предпочитал вместо кепки, был не способен удивить.

- Мисс Тадаши! - позвал учитель.

- Да, - ровно ответила Мерси, словно не она только что старательно игнорировала всемирную историю. Сенсею даже не пришлось повторять вопрос.

- Как всегда, безупречно, - улыбнулся он, когда ученица села на место. Мистер Курасава с первого дня был к ней благосклонен, а вот Мерси его недолюбливала. Она знала, что дед никогда не обратился бы к нему за помощью. Не потому, что историк бы отказал, нет. Деду вообще сложно отказать. Он умеет играть на человеческих слабостях и подбирать нужные ключики, иначе он не смог бы так долго и успешно управлять "Томаши Корпорэйшнс". Дело в другом. Мистер Курасава был слабым человеком. Ведомым. Он не смог бы пойти против Мерси, ему не хватило бы внутренней силы, чтобы из урока в урок вызывать ее к доске и находить погрешности. Он как раз был из тех, кто предпочитал хвалить и ставить высшие баллы. Если же ему доставался недоучка, была огромная вероятность того, что его так ни разу и не поднимут со своего места. Поставить "два" за тесты легче, чем бросить двойку в лицо. Поэтому Мерси не могла его уважать. И как не противно ей было это признавать, именно за это она уважала своего единственного школьного "врага" - учителя английского языка.

Когда она села за парту и вновь отвернулась к окну, незнакомца на площади уже не было.

"Зачем он приходил?" - вяло подумала Мерси. На вид парню было в районе двадцати. Может, чуть меньше. В таком возрасте в школы уже не ходят.

Но очень скоро таинственный любитель цилиндров вылетел у нее из головы. Начался трудный, выматывающий период экзаменов. По двум предметам Мерси удалось заработать более ста баллов. Выше максимума ставили за скорость. Она очень старалась, надеясь таким образом компенсировать английский. Самое сложное было в том, что экзамены проводились в виде письменных тестов. В одной стопке лежали задачи, а в другой - предложенные варианты ответов. Так что это была не только проверка знаний по предмету, но еще и своеобразный тест на скорость чтения. А в этом Мерси, хотя и изучала иероглифы с раннего детства, все же проигрывала коренным японцам.

За день до начала летних каникул, студентам выдали результаты их работ. Многие ходили понурившись - им предстояли долгие полтора месяца дополнительных уроков. Другие, наоборот, радовались окончанию школьного мучения. А Мерси на вкладыш даже не глянула. Ей был интересен только один вопрос: какое место она заняла среди старшеклассников? Эти результаты вывешивались отдельно, на доске для всеобщего обозрения. И первым о них узнал Накано Итиро.

- Мерси-сан, - подошел к ней староста. - Прими мои поздравления.

- Уже есть? - выдохнула девушка, срываясь с места. Она на скорости врезалась в пеструю толпу студентов и едва не впечаталась носом в заветный листок.

- Третье место?..

- На самом деле, второе, - пробился к ней Итиро. - Просто первое в этом году поделили между собой два студента.

- Ну, одного я знаю, - злобно процедила девушка, глядя на иероглифы "Ямамото Хикару" в крайнем левом столбце. А кто второй?

- Хирано Таики? Понятия не имею…

Мерси скрипнула зубами. Ее средний бал был 103. Даже с подножками "любимого" учителя она смогла превзойти максимум. Так почему же эти двое заработали по 108? Стипендии выдавали лучшим ученикам. Пусть она - лучше остальных, но если двое превосходят ее, то и право на бесплатное обучение отдается им.

Девушка вернулась в класс расстроенная и злая. Она не любила и не привыкла проигрывать. Откуда взялся этот Таики? И еще Ямамото… Кто бы мог подумать, что он так хорошо учится.

- Мерси-сан, - из-за плеча девушки вынырнула голова одной из "демониц". - А куда ты едешь на каникулы?

- Не знаю, - пожала плечами Мерси. По опыту прошлых лет выходило, что сидеть ей в Токио до осени.

- Мы всем классом планируем отдохнуть на море. Подруга моей тетки держит там пансионат. Я была бы рада, если бы ты к нам присоединилась.

- Спасибо, конечно, - улыбнулась Мерси. - Но, боюсь, все не так просто. Мне нужно получить разрешение от… семьи.

- Надеюсь, ты его получишь, - лучезарно улыбнулась "демоница", сверкнув белоснежными клыками в три сантиметра длиной. - Мы каждый год летом ездим туда на две недели. Это весело!

- Не сомневаюсь, - Мерси и самой хотелось поехать. Она уже так давно не была на море! Но вряд ли дед примет во внимание ее просьбу. Скорее уж амбарный замок на двери пентхауса повесит. И охрану приставит, чтобы в очередной раз не сбежала на поиски "приключений".

Но, оказалось, она плохо знала своих предков.

- Конечно, езжай, внученька! - тут же ответила бабуля. У Мерси вилка из рук выпала. Дед тоже выглядел не шибко довольным: перекошенное лицо, злобно сощуренные глаза и подбородок в чесночном соусе. В этот момент он напоминал старого вожака прайда, которого наглая "любимая львица" пинком столкнула с заслуженного пьедестала.

- Дед-уэ, - поспешила вмешаться Мерси, пока у домашнего тирана не случился инфаркт. - Там будет весь мой класс. Я так хочу…

- Кто приглашает? - грозным шепотом перебил дед.

- Наоко Аканэ.

- Семья врачей… - процедил он, откладывая нож с вилкой и грубым движением стирая капли с лица. - И чем вы там будете заниматься?

- Ну, плавать, например? - скривилась Мерси. - Дед-уэ, что за вопросы? Если не хочешь, чтобы я ехала, так и скажи. Три лета я уже провела под конционером в душном Токио. Проведу и четвертое.

Бабушка на этих словах так жалостливо глянула на супруга, что тот даже зубами скрипнул. Он с размаху швырнул салфетку на стол и отвернулся.

- Ладно, - Мерси чуть не поперхнулась соком. Де-уэ сказал слово и будто вместе с ним часть души выплюнул. - Можешь воспользоваться любезным приглашением семьи Наоко.

- Правда? - подозрительно сощурилась Мерси. - И ты не будешь посылать за мной шпионов? Ставить жучки на багаж или…

- Я буду делать то, что сочту нужным! - рявкнул дед.

- Дорогой! - всплеснула руками бабушка. - Сколько нужно тебе повторять: держи себя в руках!

Мерси сжала ножку бокала. Больше всего ей сейчас хотелось подпрыгнуть на ноги и треснуть этим бокалом деда по лбу. Но тогда о поездке можно будет забыть.

- Хотя бы пообещай, что я не буду их видеть, - уставшим тоном предложила она. Дед, с трудом отмахивающийся от наседавщей на него супруги, удивленно оглянулся. Мерси прикрыла глаза и промокнула губы салфеткой. - Я действительно хочу поехать. И если это - твое условие, я предпочитаю с ним смириться.

- Хм, - озабоченно переглянулись дед с бабкой, но так и не нашли, что еще сказать

В пансионат Сёя привез подопечную на том же лимузине, высадил у главного входа и достал из багажника большой, собранный Акиро, чемодан.

- Я приеду за вами через две недели, - поклонился дворецкий. Мерси оглянулась на большое белокаменное здание, похожее на старинный дворец в европейском стиле: широкая мраморная лестница, скульптурные перила и такие огромные резные двери, перед которыми хотелось замереть в восхищении и подождать апостола Петра с ключами.

- Дальше я сама, Сёя-семпай. До свидания, - не глядя на дворецкого, попрощалась Мерси, поставила чемодан на колесики и стала подыматься наверх. С трудом преодолев пять ступений, девушка почувствовала, как кто-то решительно взял сумку за ручки и поднял над землей. С невозмутимым лицом Сёя доставил ее к "вратам", еще раз поклонился и только потом вернулся к машине.

- Спасибо, Сёя-семпай! - прокричала ему вдогонку Мерси. Лимузин по кругу объехал клумбу, разбитую напротив входа в здание, и по аллее двинулась в обратный путь.

- Добрый день, - "врата" отворились, и на пороге возник худой дворецкий во фраке. Чем-то он сильно напоминал дрозда, в своих черных одеждах и с высоко поднятым носом. - Как вас представить?

- Тадаши Мерси, - ответила девушка.

- Попрошу за мной, - слуга взял багаж и придержал для гостьи тяжелую дверь пансионата. Внутренее убранство здания не отставало в великолепии от его внешнего вида. Оно совершенно не походило на гостиницу или отель. Огромные потолки, окна высотой в три человеческих роста, полутонная люстра над головой…

"Прямо королевская резиденция какая-то…" - присвистнула Мерси. Ее отвели на второй этаж, где в обе стороны от лестницы расходились рукава коридора. Дворецкий повернул налево и важно прошествовал мимо огромных портретов, украшавших стены. Между ними на высоких тумбах стояли вазы без цветов. Они вызывало неприятные ассоциации с музейными экспонатами.

Наконец, слуга остановился.

- Ваша комната, мисс, - поклонился он, пропуская девушку в большой светлый номер, отделанный в лимонных тонах. Мерси непроизвольно скривилась - от обилия желтого сводило скулы.

- Спасибо, - вежливо пробормотала она, рассматривая огромную кровать под тяжелым балдахином, шкаф-купе у дальней стены, мягкий уголок из двух кресел и дивана, затерявшийся в укромном уголке, большое трюмо, камин и плазменный телевизор под потолком. - Здесь прямо как в Греции - есть все.

- Я доложу о вашем прибытии, - дворецкий еще раз с достоинством поклонился и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Мерси опустилась на край кровати. В детстве она часто ездила с родитями отдыхать. Они останавливались в дорогих отелях на популярных курортах. Да и токийский особняк Кея Томаши не отличался скромностью и мелким размером. Но этот пансионат превзошел даже самые смелые ожидания. Кто здесь отдыхает? Члены императорской семьи? Как этот дорогущий "отель" может себя окупить, если сейчас, в самый разгар лета он стоит пустой?

- Ай, ладно, - девушка потянулась и упала спиной на кровать. - Посмотрим, что дальше будет.

Уже спустя четверть часа Мерси в свободном летнем сарафане сидела в большой гостинице и пила чай со льдом. Сегодня здесь собрался весь ее класс. Во главе, укутавшись в длинный темный плащ, сидел "Ревенант".

- Мы рады видеть тебя, Мерси-сан, - чинно держа чашку обеими руками, провозгласил он. Девушка вскользь окинула глазами сидящих за столом: особой радости почему-то не наблюдалось. Разве что "оборотни" как-то заговорщицки жмурились, да Аканэ, та самая "демоница" из семьи врачей, приветливо улыбнулась. Остальные, особенно вампиры, угрюмо смотрели в стол, а "королева джунглей" вообще злобно, по-кошачьи, фыркала.

- Благодарю за приглашение, - ответила Мерси.

- Тебе здесь нравится? - мисс Наоко выжидательно уставилась на гостью узкими глазами коренной японки. Девушка отставила чай:

- Пансионат грандиозен.

- Ах, что ты! - "скромно" потупилась хозяйка. - Обычный летний домик, ничего особенного.

- Странно, что такой замечательный отель на берегу моря не принимает посетителей.

"Нечисть" за столом захихикала, словно Мерси спросила о чем-то очевидном и непонятным только ей одной.

- Разве я не могу попросить теткину знакомую уступить мне и моим друзьям домик на пару недель?

- В это время года? - Мерси представила, что на это ответил бы ее дед, если бы она стала причиной потери хотя бы цента из потенциальной прибыли. Да она сама бы такую внучку куда подальше послала, вместе со всем классом. Но Аканэ только улыбнулась, немного жутковато блеснув красными линзами:

- Семья - прежде всего, - и прозвучало это как "пусть только попробуют мне отказать". Мерси поднесла чашку к губам, предпочитая не вступать в дискуссию.

- Какие планы на сегодня?

- Мы немного отдохнем, - склонил голову Итиро. - А вечером пойдем на пляж. Впрочем, здесь у каждого своя програма, - "оборотни" радостно загоготали.

- Тогда я схожу к морю, если никто не против?

- Разумеется, Мерси-сан, - Аканэ радостно закивала головой, будто только и ждала, когда "драгоценная" гостя соизволит покинуть ее дом. - Пляж начинается прямо за домом. Нужно только по аллее вниз спуститься. Я могу попросить слуг, чтобы они тебя провели.

- Спасибо, - улыбнулась девушка, - но море я, думаю, смогу найти и сама. Это ведь такая большая голубая лужа, окруженная желтым песком?

- Э..?

- Шутка, - девушка встала из-за стола и вежливо кивнула хозяйке. - Спасибо за угощение.

Ее проводили вежливыми улыбками, но едва только закрылись двери гостиной, как над столом повисла напряженная тишина.

- Какого черта она задает столько вопросов? - раздраженно бросила Аканэ.

- Потому что она умная девушка, Наоко-сан, - ответил староста. - А зачем ты в этом году "сняла" такую громадину? Неужели нельзя было найти что-нибудь менее… грандиозное?

- Мне пансионат понравился…

- Это не пансионат, дурочка, - огрызнулся один из вампиров. - Это, блин, чертоги какие-то. У моего деда в Румынии и то дом поменьше.

- Если вы чем-то недовольны, - Аканэ ткнула в неблагодарного вампира остро заточенным коготком. - Можете сами в следующий раз жилье искать.

- Не все столь искуссны в гипнозе как демоны Каркари, - покачал головой Итиро. - В любом случае, сейчас уже ничего не изменишь. Предлагаю придерживаться первоначального плана и…

В этот момент в дверь позвонили. Староста запнулся на полуслове и повернул голову к Анакэ:

- Мы, вроде, больше не ждем гостей?

- Я и Тадаши-то звать не хотела, - набычилась демоница. Класс прислушался. Где-то за парой стен дворецкий открыл двери. Потом было молчание, занявшее от силы несколько секунд, и слуга медленно пошел в обратный путь. Нечисть переглянулась, синхронно пожимая плечами. Оборотни потянули носами, одновременно наращивая себе большие волчьи уши. Что-то было не так. И только когда дверь гостиной распахнулась во всю ширь, они поняли, что именно.

- Господин Хирано Таики! - громогласно объявил дворецкий, чуть прикрыв глаза и невидяще глядя в одну точку перед собой.

"Гипноз!" - понял класс, с подозрением вглядываясь в высокого худого парня с тростью в руке. Он тоже, в свою очередь, оглядел привставших учеников, снисходительно улыбнулся, обнажая чуть удлиненные клыки, тут же ставшие обыкновенными человеческими резцами, и благодушно кивнул:

- Добрый день. Я ваш новый ученик. Это ведь здесь проводит лето "первый-А" класс старшей школы Фузиоку? 21 июля 20ХХ года

"Дорогой дневник. Я, наконец-то, добралась до японского моря! Боже, как здесь красиво! Вокруг - никого, пляж частный, огороженный сеткой по всему периметру (даже в воде!). Песок такой чистый, словно его через чайное ситечко каждое утро просеивают. Лежаки и зонты, беседки в цветах - вот она, цивилизация на лоне природы! Это рай - сидеть на берегу и смотреть, как волны омывают твои ноги. Вода - ровно парное молоко, теплая, душистая, живая. Море, правда, спокойное, на сёрфе не покатаешься. Но отчаиваться не буду - впереди две недели "отпуска", глядишь, и поштормит немного.

Сейчас даже странное поведение одноклассников не кажется таким уж бесноватым. Ну и что, что половина из них смотрит на меня, будто мечтает увидеть в жареном виде на блюде с яблоком во рту? А вторая спешно отводит глаза, стоит только к ним лицом повернуться? Хм… только "оборотней" мне, кажется, удалось привлечь на свою сторону, причем всех сразу. Чем, интересно, я это заслужила? На днях импульсивный Юно попытался лизнуть меня в плечо! Тут же, правда, получил по шее от Сатоси, который долго извинялся за "чрезмерно навязчивые ухаживания" своего друга. Да там ухаживаниями и не пахло! С таким выражением на мордах собаки лижут руки своим хозяевам! Преданность, покорность и желание служить - вот что читалось в глазах Юно. А они мне про сексуальные домогательства рассказывают. Ребята, я выросла в Америке! То, что там называется флиртом, в Японии - подсудное дело!

А вообще, "оборотни" мне и самой нравятся. Своим умением ладить друг с другом. В нашем классе их четверо: Сатоси, Юно, Каору, считающийся у них вожаком, и маленькая пугливая Юмико. Она вечно прячется за спинами парней и даже на уроках старается поменьше высовываться. Такие смешные и, одновременно, такие трогательные. Никто, ни демоны, ни вампиры, не может похвастаться такой же сплоченностью группы, таким же странным, почти аномальным понимание друг друга. Они действительно чем-то напоминают стаю волков…

Кстати, а почему все-таки никто не захотел составить мне компанию на пляже? Никогда бы не поверила, что толпа здоровых, радующихся жизни молодых людей, приехав на море, не бросится с головой в приключения, а пойдет "отдыхать"… Впрочем, зная эту "нечисть", надо еще уточнить, какой именно смысл они вкладывают в это слово. С них и жертву какую принести станется.."


Глава 8.


Солнце давно скрылось за горизонтом, а Мерси все еще бродила в неизвестно откуда взявшемся на территории пансионата лесу. А ведь еще полдня назад обойти дворец с тыла и подняться на холм для лучшего осмотра местности представлялось ей хорошей идеей. Вот, поднялась. Холмы оказались покрыты густой растительностью, где-то очень высоко над землей сменявшейся ровными, чистыми от деревьев полянками. Именно они казались Мерси столь привлекательными в роли смотровых площадок.

Только вышло все как-то неправильно. Холмы были не пологими и легкими для подъема, а обрывистыми, с густотой лесного покрова что людей в бедных районах Индии. Пропыхтев часа два, но так и не добравшись до вожделенных полян, Мерси покусала локти отдосады и повернула в обратный путь. Спускаться было не в пример легче. Вот только когда деревья неожиданно расступились, девушка с удивление воззрилась на море. И сколько она не крутила головой, так и не поняла, в какой стороне остался пансионат. Более того, Мерси вдруг с ужасом обнаружила, что этот участок берега вовсе не так ухожен и обжит, как тот, с которого она начинала свое необдуманное путешевствие. Казалось, девушка попала на необитаемый остров, так пустынно выглядел пляж и запущено лес. Попытки высмотреть пансионат с берега успехом не увенчались - с обеих сторон грязный после прилива песок отгораживался от "большой земли" каменными грядами, уходящими в море. Так что идею "пойти по воде", в надежде выйти однажды к цивилизации, тоже пришлось отбросить. Ничего не оставалось, как, чертыхаясь и жалуясь на судьбу, снова углубляться в лес.

На небе зажглась первая звезда, когда девушка поняла, что заблудилась окончательно. Ругаясь сквозь зубы, она вытащила из рюкзака мобильный телефон и стала брести вперед, освещая дорогу тусклым светом экрана, заместо фонарика. Сети, кстати говоря, здесь тоже не было.

Неожиданно рядом ухнула какая-то птица. Девушка испуганно вжала голову в плечи, зыркнула по сторонам и сбилась с шагу. Следом за птицей, будто в насмешку, застрекотал кузнечик. Наглый треп насекомого остановился так же внезапно, как и стартовал - два взмаха больших крыл, тонкий писк, и - ужин готов.

Мерси сглотнула. Почему-то в темном лесу, ночью до ужаса похожим на джунгли, гораздо легче было представить себя жертвой-насекомым, чем птицей-охотником. А когда где-то вдали тихо и душевно завыл волк, девушке и вовсе поплохело.

- Мамочка! - пискнула она, набирая ход. - Папа! Дед-уэ! Хоть кто-нибудь!

- А я не подойду? - внезапно раздалось из-за спины. Несчастная Мерси взвизгнула и схватилась за ближайший сук, с явным намерением воспользоваться генетической памятью прдеков и, ровно мартышка, вскарабкаться на самую верхушку дерева. Раздался треск - сук оказался бракованым и едва не в труху под пальцами девушки рассыпался. Каким-то восьмым чувством она ощутила тянущуюся к ней чужую руку и сделала втрое, на что хватило этой самой памяти поколений. Ловко оперевшись одной ногой в корявую сосенку, Мерси крутанулась вокруг оси и с разворота зарядила второй прямо в челюсть неизвестному персонажу. Недаром ее отец и дед славились бойцовским мастерством!

Незнакомец, впрочем, тоже оказался не лыком шит. Выставив блок, он мягко отклонил в сторону летящую в него ступню, скользнул девушке за спину и тут же получил локтем в солнечное сплетение. Хоть и не сильно, но выгнуться пришлось дугой, убирая чувствительное место с линии огня. Чем и воспользовалась Мерси, проведя красивый прямой удар нижней частью ладони незнакомцу в нос. Снизу вверх, с разворотом всего туловища, как учили. Ее руку успели перехватить, но так близко от лица, что она ощутила тепло дыхания на кончиках пальцев.

- Мерси-тян! - шикнул незнакомец из темноты. Девушка дернулась в попытке вырвать запястье, но незнакомец держал крепко. - Мерси!

Воительница услышала свое имя только с третей попытки. Застыв на мгновение, она сощурилась и придвинулась ближе к удерживающему ее человеку.

- Ямамото?! Что ты-то здесь делаешь?!

- Да так… мимо проходил. Смотрю, ты стоишь… - завел знакомую песню парень. - А тебе чем эти заросли приглянулись?

Мерси потупилась.

- Заблудилась, что ли? - догадался Хикару. Девушка засопела громче, вырвав, наконец, ладонь из цепких пальцев. - Проводить?

- Я почти уверена, что пансионат где-то рядом…

- То есть не провожать?

Девушка посмотрела, как старшеклассник разворачивается и неспешным шагом направляется выше по склону, немного потопаталась на месте, и кинулась вдогонку. Услышав шум за спиной, парень остановился, и Мерси тут же больно ударилась о его плечо. Мобильный отлетел в сторону, девушка не удержалась на ногах и села на землю, едва не кувыркнувшись с холма.

- Ты что, - бросился к ней Ямамото, - совсем в темноте не видишь?

- Я мобильный потеряла, - глухо ответила Мерси, щупая пострадавший лоб. А как вообще можно что-то увидеть, когда кроны деревьев застилают и без того скупо освещенное ночное небо? Девушка встала на четвереньки и принялась шарить руками по земле.

- Давай я тебя наберу, - предложил Ямамото, доставая свой телефон.

- Сигнала нет, - отрезала Мерси, глянула на сотовый в руках парня, сложила что-то в голове и протянула руку. - Одолжи-ка.

Хикару отдал телефон, который девушка привычно определила на роль фонарика. Так дело прошло быстрее.

- Вот ты где! - прошептала она, поднося раскладушку Ямамото к своему верному, хоть и несколько потрепанному слайдеру. - Даже не поцарапался, - улыбнулась она.

- Таким телефоном можно от врагов отбиваться, - пробормотал парень, заглядывая Мерси через плечо.

- Вот и отлично. Люблю многофункциональные вещи, - категорически ответила девушка, на секунду поворачивая к себе аппарат Хикару экраном. - Что это..?

- Телефон, - спокойно ответил парень.

- Я спрашиваю не что это, а что это!! - рявкнула девушка, потрясая несчастной раскладушкой. На большом новомодном экране в виде фонового рисунка красовалась ее фотография. Портрет в полоборота.

- Что тебя не устраивает? - хмыкнул парень, ловя ее ладонь и вытаскивая из нее сотовый.

- Кто тебе разрешил меня фотографировать?!

- А в чем, собственно, проблема? - сделала надменное лицо Ямамото.

- Ну… - замялась девушка. - Я… не хочу, чтобы… меня фотографировал, кто попало! - нашлась она, наконец. Парень поднялся на ноги, спрятал мобильник в карман и снисходительно глянул на напыжившуюся "подругу".

- Я не кто попало, так что можешь быть спокойна. Идем.

Накано Итиро готов был пасть на колени и начать молиться. Как? Ну как можно было потеряться в четырех дубах на берегу моря?! Они облазили весь лес в округе, осмотрели каждый камень, нанырялись в море на полгода вперед, кто с тайной надеждой, а кто с искренним страхом выловить свежий трупик. Однако Мерси удалось схорониться лучше, чем умели искать демоны, оборотни и остальная нечисть вместе взятые.

- Хирано-сама, - поклонился староста. - Мы пока не смогли ее найти.

- Это очевидно, - высокий черноволосый парень стоял у самой кромки воды, позволяя волнам нет-нет да и лизнуть носки его туфель. - И прекрати ко мне так обращаться. Я твой новый одноклассник, а не твое новое божество.

- Как прикажете, Хирано-кун, - еще раз поклонился Итиро, намереваясь добавить что-то поэтически-красивое, но в этот момент Таики соизволил скосить глаза в другую сторону.

- А вот и наша пропажа! - воскликнула Юмико, первая бросаясь к Мерси. Та вышла из леса под сильным углом к пансионату, и сразу утонула босоножками в песке. - Как ты? - обеспокоено заглянула Мерси в глаза молодая волчица. - Мы так волновались!

- Прости, - смущенно улыбнулась девушка.

- Она заблудилась, - ответил из-за ее плеча Хикару.

- Заблудилась? - удивленно ахнула Юмико. Она перевела взгляд с Тадаши на Ямамото и что-то крикнула, повернувшись лицом к лесу. Крик подозрительно напоминал собачий гавк, но рыжая, как всегда в таких случаях, предпочла это проигнорировать.

- Мерси-сан! - три рыка за спиной заставили девушку подпрыгнуть. Оборотни неслись на полной скорости, едва прикрыв причинные места лопухами. - Ты нашлась! Какое счас…

И только потом Сатоси заметил Хикару, плавным движением скользнувшего в сторону и закрывшего Мерси своей долговязой спиной. Пятки нечисти скользнули по песку. Выгнувшись дугой, Юно сделал сильный прыжок, но опуститься на четыре конечности зверем не успел: вожак оказался проворнее, и мощным пинком под зад послал друга в свободный полет узкоглазым личиком вниз.

- Что ты здесь забыл?! - грозно сверкнул глазами Каору, одной рукой придерживая за плечо Сатоси. Мерси вцепилась Ямамото в локоть, пытаясь сдвинуть со своего пути, но пока получалось только бестолково подпрыгивать и шипеть. Невозмутимый "спаситель" вскинул бровь и с выражением посмотрел на распростертое у его ног тело Юно. Оборотень тут же вскочил, но больше попыток обратиться не предпринимал - он отлично понял "намек" своего вожака.

Вкрадчивый голос заставил повернуть головы всех. Он звучал со стороны моря, подхватывался ветром и разлетался птицей по пляжу. Бархатный, с чуть заметной хрипотцой, спокойный и властный одновременно.

- Спасибо, что вернул нам одну из нас.

Мерси сразу вспомнила, где видела это красивое лицо. Даже сейчас, на пляже, он был в черный брюках, туфлях и жилетке. Только рукава белой сорочки закатал до локтех.

- Здравствуйте, леди, - незнакомец подошел к девушке, поднял ее ладонь и легко коснулся губами внутренней части запястья. Даже для американки это был слишком интимный жест, и Мерси поспешила аккуратно освободить руку. Аккуратно, правда, не получилось. Ямамото схватил ее повыше локтя и резко дернул. Взгляд, которым он при этом одарил незнакомца, не предвещал ничего хорошего.

- Будем знакомы, - улыбнулся черноволосый, не обращая внимания на вызывающее поведение старшеклассника. - Хирано Таики.

Он любезно протянул ладонь для рукопожатия, и Хикару, злобно глядя собеседнику в глаза, ее принял:

- Ямамото Хикару.

Парни схватились, словно два армрестлера на чемпионате мира. Приблизительно одинакового роста и одинаково худощавые. На этом сходство кончалось. Мерси словила себя на мысли, что Таики напоминает ей леопарда. Спокойный, с ехидными глазами и улыбкой, которую хотелось подправить утюгом. И Хикару со своими непокорными каштановыми кудрями и сведенными на переносице бровями. Вылитая пума. На охоте. За зайцем. Которого она люто ненавидит.

Мерси не успела сообразить, откуда за спиной черноволосого собралось столько людей. Вот только что никого не было, и вдруг - раз! Целая толпа очень недовольных, подозрительно косящихся на Ямамото одноклассников.

- Полагаю, вам уже пора, - почти ласково улыбнулся Таики, чуть склонив голову набок. Хикару заиграл желваками и с выражением посмотрел на Мерси. - Мы позаботимся о госпоже Тадаши, - любезно кивнул Хирано, чем, кажется, только подтвердил худшие опасения старшеклассника. Тот обвел взглядом столпившуюся нечисть, развернулся и, не прощаясь, ушел в лес. Мерси задумчиво смотрела ему вслед, пока тьма под деревьями полностью не поглотила его высокую фигуру.

- Вы, наверное, устали, леди? - голос Таики вернул ее к действительности. Обернувшись, девушка внимательно оглядела черноволосого с головы до ног. Вот он, значит, какой - второй претендент на ее стипендию.

- Да, я устала, - твердо ответила она. - С вашего позволения, я вернусь в номер.

Это прозвучало как вызов. Пусть только кто-то попробует возразить! После целого дня нервотрепки в Мерси самой проснулось что-то дикое, зловещее, что просилось выбраться из-под макси вежливости и самоконтроля. Ей больше не хотелось извиняться ни перед Юмико, ни перед "радушной" хозяйкой Аканэ. Девушка знала, что если она сейчас не уйдет, не спрячется от соблазна, не изгонит усилием воли рвущийся наружу гнев, то наделает глупостей, о которых потом будет сожалеть.

- Не смеем вас задерживать, - улыбнулся Таики. Рыжей змейкой Мерси скользнула сквозь толпу и поспешила наверх, к пансионату. Ревенант поднял на черноволосого вопросительный взгляд, но тот отрицательно покачал головой. Не нужно. В этом деле спешка только навредит.

Мерси поднялась в свой номер, вытянула из чемодана спальный костюм и зубную щетку, и отправилась на поиски ванной. Найти ее удалось в самом конце коридора, за красивой дверцей с маленьким окошком вверху. Ванная комната была огромна и представляла собой одновременно миниатюрную японскую баню и стандартные европейские душевые кабинки, установленные вдоль стены. Молча сбросив с себя одежду, Мерси зашла в первую попавшуюся и повернула кран.

- А-а-а!!! - ее вопль услышал, наверное, даже Ямамото со своей виллы. По крайней мере гулявшая по пляжу нечисть переглянулась и наперегонки помчалась к дому.

Первый в ванную ворвался Таики.

- Что-то случилось, леди?! - спросил он, глядя на закутавшуюся в махровое полотенце, мокрую синюю девушку.

- В-вода л-лед-дяная… - проклацала она зубами.

- Ну да, - неуверенно ответила Аканэ из дверного проема. - Зачем летом кипяток? И так жарко.

- Но она как будто даже со льдом!

Таики подошел к оцепеневшей Мерси и вытянул из ее волос крохотный кусочек застывшей воды. Наоко-сан побледнела, но попыталась выкрутиться:

- Как будущий врач уверяю вас - это полезно для здоровья.

- Полагаю, будет лучше включить горячую воду, - мурлыкнул черноволосый, и от этого тембра у Аканэ прически встала дыбом:

- Да, конечно! - яростно закивала она, пятясь к двери. А ведь наполнить бойлер ледяной водой и переключить на него душ было даже не ее идеей.

"Ну, ты у меня попляшешь, кошачья ведьма!" - сузила глаза демоница. И как только угадала, что Мерси выберет именно эту кабинку?.. 21 июля 20ХХ года

"Дорогой дневник. Море уже не кажется мне таким замечательным. И природа вокруг тоже. Да и сам отдых вцелом. Надо же, и дня не прошло, а я домой хочу… Но, кто бы ни хотел, сидя под парчовым балдахином в душной комнате и не решаясь включить кондиционер, потому как холодно? Бойлеру-то время нужно, чтобы воду нагреть. Вот я и решила его не ждать. И даже ноги толком вымыть не смогла. Теперь чувствую себя Золушкой, причем именно из того периода, когда ей имя выбирали.

А вообще, это где-то даже смешно. Заблудиться в лесу… По словам Юмико, это в принципе невозможно. Выходит, я уникально талантлива. Хорошо хоть Ямамото объявился, а то блуждать мне по окресным территориям до утра, а может и дольше. Только странно все это. Дедовы шпионы меня не нашли, иначе сразу бы к людям вывели, одноклассники, проводящие здесь каждое лето и знающие каждый закуток - тоже, а он нашел. Хм… А я ведь так у него и не спросила, зачем он в лес пожаловал. Ну, предположим, у его семьи здесь вилла неподалеку, но ведь территория пансионата огорожена! Я сама забор рассматревала - сетка в два метра высотой с колючей проволокой наверху. Как в гэстапо, ей Богу. Такую перелезать - только калечиться. Да и зачем? Ночью по чужим лесам гулять? Бред какой-то…

И еще Таики этот… Что ему здесь надо? И почему на него Итиро смотрит как ягненок на волка? Обычно нашего старосту так просто к ногтю не прижмешь. Один только раз его озадаченным и видела: когда он у президента школы выпрашивал ключ от оранжереи. Так, может, Таики и есть тот самый президент?!

А Ямамото тогда кто - лидер оппозиции? Вот уж точно - как кошка с собакой сцепились, хорошо что не в глотки. Почему мне кажется, будто я попала в эпицентр странных военных действий, где роли давно расписаны и только меня о них уведомить забыли?.."


Глава 9.


Утром Мерси проснулась ни свет ни заря. Она долго лежала, бездумно разглядывая складки балдахина над головой. Потом решительно отбросила одеяло и села в кровати. Занавеси на окнах были подняты и солнце вовсю заливало комнату светом, отчего на желтые стены было больно смотреть. В очередной раз помянув по матушке дизайнера, превратившего номер в здоровенный лимон, Мерси зажмурилась, на ощупь подхватив ближайшую тряпку, оказавшуюся вчерашним сарафаном, и направилась в ванную.

Сегодня ей повезло больше - горячую воду действительно включили. Мерси не тешила себя надеждой - вовсе не ради нее Аканэ отступилась от своих принципов. Но, в конце-концов, разве это так уж важно, когда результат достигнут?

Свежая и бодрая, девушка спустилась на кухню. Толстая кухарка в белоснежном фартуке и смешном колпаке на голове попыталась было выставить перед ней "рождественский" обед из двенадцати блюд, но Мерси заговорщицки ей подмигнула, схватила два пирожка и выскочила из здания.

- Все-таки, жизнь прекрасна, - восхищенно пробормотала она, спускаясь к морю. Ночь прошла, и у девушки снова проснулась тяга к приключениям.

- Вот черт, - Мерси глазам не поверила, когда увидела на пляже одинокую фигуру в черном. Девушка застыла на последней ступени, думая, а не обойти ли ее по широкой дуге, чтобы даже здороваться не пришлось. Но потом решила, что это будет совсем уж не вежливо. - Э… Хирано Таики?

- Можно по имени, - чуть повернул к ней голову парень. Он, не моргая, смотрел на спокойную, блестящую в свете солнца гладь моря, подставляя лицо теплому ветерку. Как и вчера, Таики оказался предан своему любимому костюму и туфлям. Но снял жилетку, видимо, отдавая дань тридцати двум градусам жары. Он так нелепо смотрелся на пляже, что девушка непроизвольно хихикнула.

- М? - не понял черноволосый.

- Тебе не жарко, Таики-кун? - с присущей американке прямотой спросила Мерси. Брови парня взметнулись вверх, но почти сразу вернулись на прежнее место:

- Мне скорее холодно.

"Болеет, что ли?" - Мерси окинула взглядом хоть и худую, но жилистую и крепкую фигуру Таики. Не похож он был на заморыша. Да и на любителя африканских саван тоже - вон какая кожа белая, даже Мерси залюбовалась. Девушка сняла босоножки и с удовольствием погрузила ноги в горячий песок. Он еще не успел полностью прогреться на солнце, потому хоть и был обжигающим сверху, нижние пласты дарили прохладу. Хирано обернулся как раз в тот момент, когда она стягивала через голову сарафан. Не замечая его заинтересованного взгляда, Мерси с разбегу влетела в чистую, прозрачную воду. С получаса прошло, прежде чем довольная и посиневшая от холода девушка, наконец, вернулась на берег. Все это время Таики оставался на месте, словно сказочный Истукан - страж на границе двух стихий.

- Ты отлично плаваешь, - заметил он, когда Мерси проходила мимо.

- Спасибо, - девушка вспушила руками рыжие, сейчас почти красные волосы.

- Часто бываешь на островах?

- К сожалению, нет. А ты… - Мерси чуть замялась, из-под ресниц поглядывая на невозмутимое лицо Хирано, - тоже по приглашению Аканэ-сан приехал?

- Ну да, - кивнул черноволосый. - Она ведь пригласила весь класс, верно?

- Да, но ты не из "первого-А".

- Я поступил в конце прошлого семестра и даже сдавал экзамены вместе с вами.

- Вот оно что, - протянула Мерси, окидывая новоиспеченного одноклассника задумчивым взглядом.

- Я три года обучался боевым искусствам в Шанхае, - объяснил Таики прежде, чем девушка успела задать вопрос.

- Понятно… - тем же тоном пробормотала она, чем вызвала еще один приступ удивления у господина Хирано. Он-то думал, девчонка начнет восхищенно ахать, как это сделала бы любая среднестатистическая японская школьница. А тут, похоже, ситуация обратная. У Мерси на лице было написано, что научиться махать ногами можно и вечером после школы, а уэ никак не вместо нее.

- Хочешь, кое-что покажу?

- Что именно? - Мерси подняла глаза, ясно представляя какой-нибудь кульбит через голову или шпагат из серии "умрите мои суставы". Таики рассмеялся, будто прочитал ее мысли:

- Здесь неподалеку есть пляж альбатросов. Туда каждое утро слетаются сотни птиц. Это красиво.

Девушка подхватила платье и босоножки:

- С удовольствием погляжу.

Идти пришлось довольно долго. Мерси успела полностью высохнуть и даже немного подгореть на солнце. Таики, казалось, не ощущал жары. На белой, идеально выглаженной сорочке не было и капельки пота. Он даже рукава не закатал. Да что рукава - Хирано не жмурился, глядя на сверкающий раскаленным золотом песок, хотя Мерси тысячу раз успела обругать себя за то, что оставила в номере солнцезащитные очки.

Девушка поняла, что они близко к заветному пляжу, услышав звонкие голоса птиц. Они подошли к высокой скале, отшлифованной до блеска морскими волнами. Скала начиналась на берегу пологим холмом, все выше и выше устремляясь к облакам по мере того, как природным волнорезом углублялась в море. Ее верхушка была метрах в двадцати над водой и плоская, словно специально предназначенная для обозрения местности. К ней вела узкая тропа, выходящая из леса и кое-где уже поросшая травой.

"Надо как-нибудь обязательно туда подняться", - решила девушка.

- Птицы по другую сторону, - Таики указал на холм. - Он, кстати, так и называется "Крыло альбатроса". Идем. Надо его обойти.

На обход ушло еще четверть часа. Черноволосый повел Мерси лесом, что значительно облегчило путь. Деревья давали тень и чем дальше они уходили от моря, тем легче становилось дышать.

Когда парочка, наконец, вышла к воде по другую сторону скалы, девушка ахнула, увидев полчища огромных белокрылых птиц. Большинство парили в небе, изредка перекликаясь пронзительным резким свистом. И только две неуклюже передвигались по земле.

- Она ранена, - безучастно объяснил Таики. Девушка пригляделась: так и есть. Один из альбатросов не мог полностью сложить крыло, и оно волочилось за ним как подол длинного белого платья. Вторая птица ходила вокруг, что-то негромко клекоча, вытягивала шею и опасливо косилась в сторону людей.

- Бедная, - прошептала Мерси.

- Мы можем окончить ее страдания, - предложил Таики, и девушка тут же схватилась за эту мысль:

- Конечно! Мы ее вылечим, - осторожно ступая по горячему песку, она стала медленно приближаться к альбатросам. Парень вскинул бровь: он совсем не лечение имел в виду, когда предлагал помощь.

Птицы занервничали. Они тоже не очень верили в медицинские успехи своей благодетельницы. Мерси передвигалась почти бесшумно, на полусогнутых ногах, шепча что-то утешительно-успокаивающее. Утешительное для птиц, успокаивающее для себя. Альбатросы были настоящим творением природы: красивые, сильные… но любоваться ими было куда приятнее с безопасного расстояния. Вблизи, кроме белоснежного оперения, у них оказались еще и здоровенные когти с клювом. А когда самец, раскинув тридцатисантиметровые крылья, поднялся в воздух и принялся нарезать круги над своей больной товаркой, грозя свалиться "скорой помощи" на голову, Мерси и вовсе испариной покрылась.

- Их надо как-то убедить, что мы не враги, - приблизился Таики.

- И как ты предлагаешь это сделать?

- А как обычно птицы между собой общаются? Спой им что-нибудь.

- Спеть? - дернулась девушка. - Нет, я не могу.

- Почему? - искренне удивился парень.

- Я… - что ему сказать: "у меня дед с особой шизой"? - Я не умею.

- Все умеют, - философски пожал плечами Таики. - Просто не каждый хочет.

- Если ты такой умный, ты и пой, - огрызнулась девушка. Откуда ему знать, что за ними сейчас, наверняка, из леса наблюдают? Дедовы шпионы точно не оплошают два дня подряд.

- Хорошо, - легко согласился парень и вышел вперед. Птицы переглянулись и подозрительно зафыркали. А потом Таики открыл рот и выдал такую занятную трель, что голос отнялся не только у альбатросов, но и у Мерси.

- Что это было? - пораженно ахнула девушка.

- Ария Медеи из оперы "Ясон" Франческо Кавалли.

- Сопрано?!

- Контр-тенор, вообще-то, - проворчал Таики, то ли неприятно удивляясь скудным познаниям Мерси в музыке, то ли тому, что она приписала ему типично женский голос. - Могу и басом спеть. Но птицы от этого спокойнее не станут.

Тут он, пожалуй, был прав: бас бы не помог. А контр-тенор оказался в самый раз. Пока звучал отрывок из оперы альбатросы присмирели, воинственный самец опустился на землю и задумчиво повернулся к черноволосому певцу левым, видимо более зрячим, глазом. Самочка тоже перестала прыгать на месте. Она смешно оперлась хвостом в песок и зачарованно вслушивалась в каждую ноту. Сразу видно - женщина. Умеет ценить прекрасное.

Единственный, кто не потерял фокусировки, это сам Таики. Пока все вокруг обалдело вкушали предложенную "пищу для души", он вплотную подошел к альбатросам и спокойно подхватил раненую самку на руки. Она даже фыркнуть не посмела.

- Предлагаю вернуться к пансионату, - Таики переместил разомлевшую альбатросиху подмышку и широким шагом направился обратно в лес. Мерси побежала следом, удивленно оглядываясь на обескураженного самца. Он так и остался сидеть на земле, немигающим взглядом провожая покорившуюся подругу.

- Как тебе это удалось? - не сдержалась девушка, когда холм остался позади, а птичка до сих пор не подавала признаков беспокойства.

- Талант не оставляет равнодушным никого, - спокойно ответил певец. - Даже безмозглых птиц.

- Выходит, не такие они и безмозглые…

- Хм, - Таики шел быстро, словно боялся, что действие его своеобразных чар внезапно закончится, и альбатросиха вспомнит, что она, дескать, сильная вольная птица с тяжелым клювом, приспособленным для целенаправленных ударов. А может, он просто хотел побыстрее закончить с этим забавным, но абсолютно бесполезным делом. Мерси бежала за ним по раскаленному песку, не решаясь снять обувь, чтобы не обжечь ступни, и проклиная себя за то, что купила босоножки на каблуке. Ее приятно грела мысль о спасении "брата нашего меньшего", хотя она с трудом представляла, что с этим самым братом делать дальше.

На пороге пансионата парочку ветеринаров-любителей встретил жутко зевающий староста. Мерси аж передернуло, когда два верхних клыка Итиро блеснули в лучах солнца.

- О! - радостно улыбнулся он, - вы обед принесли?

- Эта бедная птица нуждается в лечении, Накано-кун, - покачал головой Таики. В его глазах стояла безграничная печаль, словно у монаха, после долгих лет жизни в монастыре вышедшего к людям, и впервые столкнувшегося с проявлением человеческой злобы. Будто не он еще полчаса назад всерьез рассматривал вариант быстрого и безболезненного умерщвления "пациента".

- Чего?! - не понял староста, переводя испуганный взгляд со своего нового одноклассника на пернатую больную.

- Ей крыло надо перевязать, - доходчиво объяснила Мерси. Ревенант попятился:

- Дык… я же вроде не по этой части…

- Значит, нужно отвезти ее в клинику. Одолжишь машину или мне свою вызвать?

Зажатый в угол Итиро беспомощно пожал плечами, разевая рот в тщетных попытках придумать аргументы в пользу альботросовых котлеток.

- Не нужно никого вызывать, - надоело Таики вялое бормотание старосты. - Я сам справлюсь.

- А сумеешь? - Мерси подозрительно нахмурилась. Перевязать птице крыло - это даже не на собачью ногу лубок наложить. Здесь перья мешаются. Как минимум.

- Мужчина должен уметь все, - спокойно ответил Таики. Итиро покраснел. Мерси отчего-то тоже.

- Я, пожалуй, помогу тебе, - после секунды размышления, сообщила девушка. Черноволосый особого энтузиазма не выказал. Впрочем, и отказываться не стал.

- Э… - решил внести и свою лепту староста. - Лазарет дальше по коридору, крайняя дверь направо.

Последнее слово прозвучало совсем тихо, но его все равно никто не слушал.

- Что за дрянь они притащили? - к Итиро подошла Аканэ, слишком сильно вошедшая в роль хозяйки дома. Староста поморщился:

- Альбатроса…

- Ух ты, - усмехнулась демоница. - Давненько я не ела супчик с морской птицей.

- И не поешь, - перебил Ревенант. - Господин Хирано как раз перевязывает ей крыло. Я так понял, эту птичку мы должны вылечить.

- Кто это - "мы"? - подозрительно сощурилась Аканэ.

- "Мы" - это благородные ученики "первого-А" класса школы Фузиоку! - сквозь зубы рявкнул староста. Его зглаза на мгновение полыхнули красным огнем.

- Ну, если только так… - пошла на попятный "благородная ученица". - Пойду оборотней предупрежу… пока они нашего пациента в гуляш случайно не определили… 22 июля 20ХХ года

"Дорогой дневник. Таики это все-таки сделал! И даже без моей помощи (а точнее - вопреки моим активным стараниям). Альбатросиха выживет. Хотя она и раньше-то не сильно на умирающую походила, но Таики заверил, что через две недели она снова будет летать… И все-таки как ловко он с ней обошелся! Лишнего пера не помял, хотя дурная птица вырывалась так, будто мы ей живъем липосакцию делали. Я предложила было ее аккуратненько связать, но на меня посмотрели как на живодера. Пришлось с умным видом держаться за краешек бинта и помалкивать… А кто бы видел, с какими лицами за нами наблюдали одноклассики! Всей толпой под дверью медпункта собрались, советы бредовые давали (не одна я такая!), помочь пытались… Хорошие они все-таки люди, хоть и "нечисть".

Вот только Юмико один интересный вопрос подняла. Оказывается, альбатросы на земле гнезда вьют и единственное яйцо в них откладывают. Выходит, мы самку буквально с детеныша сняли? И где-то там, на холодном пляже остался нововылупившейся птенец? Я от такой перспективы ужаснулась, а вот Юно как-то подозрительно облизнулся. Обещал завтра сходить, посмотреть не завалялся ли на берегу бесхозный альбатросик. Самого бы я его с такой рожей туда в жизни не пустила, но Сатоси обещал за товарищем присмотреть и все его попытки навредить "несчастному сиротинушке" пресекать на корню…

А еще я никак не могу выбросить из головы пение Таики. Да и как его выбросишь, если от воспоминаний слезы наворачиваются? Это было восхитительно! Так проникновенно, чувственно… просто бесподобно. Даже птицы онемели от восхищения. Странная, конечно, реакция, если бы своими глазами не наблюдала - не поверила бы. Но как бы мне хотелось спеть с ним дуэтом! Пусть даже арию из оперы, пусть даже ценой потери голоса - сопрано мне всегда удавалось с трудом… Я даже не предполагала, что мужчина может вытянуть такие ноты… Да, история знавала случаи проявления подобного таланта - Брисон, Фаринелли, Морески… но мы также знаем, какой ценой они этого добивались. Неужели и Таики ради пения пошел на такие страшные жертвы?!


Глава 10.


Альбатрос быстро шел на поправку. Уже на пятый день Таики начал разминать ее пострадавшее крыло. Мерси всегда присутствовала при этих процедурах - ей нравилось наблюдать за спокойными и аккуратными действиями черноволосого. Увы, почти за неделю в их обществе птица так и не привыкла к рукам человека. Таики ей больше не пел, хотя иногда девушка сама была готова его об этом попросить. Но каждый раз заставляла себя прикусить язычок: глядя на то, как уверенно парень держит альбатроса было понятно, что дополнительная помощь ему не нужна.

Как и в первый день "нечисть" выходила на пляж только после захода солнца. Она плавала в море, разжигала костры, играла в догонялки (по большей части оборотни и те, кто боялся оказаться в их зубах) и всегда с любезными улыбками приглашала Мерси присоединиться. Та неизменно отказывалась, вежливо, но твердо. Как бы приветливо ни махал ей Итиро, сколь бы предубедительна ни была Аканэ и заботлива Юмико, девушка чувствовала себя среди них чужой. У каждого была своя группа, свои друзья, свои интересы. А она словно смотрела на них со стороны, признавала, но не могла принять. Не решалась сделать шаг навстречу, будто пугаясь возможности заразиться этой странной любовью к "темной стороне".

В какую-то из таких ночей Мерси не спалось. Она тихонько выскочила из своей комнаты и спустилась в гостиную. "Нечисть" уже отправилась на пляж и грозилась задержаться там до утра. В комнате было темно и очень тихо. Зажигать огромную люстру Мерси не стала - именно сегодня ей хотелось посидеть в темноте. Забравшись с ногами в кресло у окна, она отрешенно смотрела, как лунный свет играет серебром на гладкой ткани шелкового платья.

- Хорошая ночь, верно? - голос из соседнего кресла заставил девушку вздрогнуть. Но сердце также быстро вернулось к прежнему ритму - Таики, пожалуй, был единственный, кому она прощала нарушенное одиночество. - Сегодня полнолуние, - парень чуть подался вперед, и на мгновение его лицо тоже попало в серебристый водопад.

- Думаешь, оборотни превратятся в диких безжалостных монстров? - хмыкнула Мерси.

- Кто их знает, - философски пожал плечами Таики.

- Ты же не веришь во всю эту чушь?

- Вера - понятие исключительно личное, - уклонился от ответа черноволосый. - Ты играешь на фортепиано?

Такая резкая смена темы заставила Мерси удивленно взмахнуть ресницами:

- Нет…

- Хочешь, научу?

- Меня?! - совсем опешила девушка. Из соседнего кресла раздался смешок.

- Ты видишь здесь еще кого-то?

- Но…

- На втором этаже есть небольшой зимний сад. Идем?

Мерси помотала головой: причем здесь сад? Куда идем?

- Там фортепиано, - словно прочитав ее мысли, объяснил Таики. Он подошел к Мерси и протянул ей руку.

- Да я и нот-то почти не знаю, - попыталась отказаться девушка.

- Я же не говорил, что буду учить тебя нотной грамоте, - улыбнулся парень. - При наличии таланта она не нужна.

Мерси в раздумии прикусила губу: все ее естество кричало о желании сыграть. Она бы и с бубном сейчас попрыгала, дай ей кто такую возможность. Но если дед узнает, что она снова музицировала на людях, то запросто лишит ее той доли свободы, которую она с таким трудом отвоевывала более трех лет. Вот только… откуда он узнает?

- Хорошо, - решилась девушка прежде, чем разум успел вставить категорическое "нет". Таики улыбнулся, чуть сжал ее ладошку, и повел к лестнице.

Ту ночь Мерси могла смело назвать одной из лучших в своей жизни. Она уже и забыла, как это - творить. Отдаваться целиком чувству безграничной свободы, словно лететь на крыльях ветра, словно скакать верхом на диком жеребце, словно мчаться с потоком времени по бескрайним просторам Вселенной. Ее пальцы сами находили нужные клавиши, глаза не искали нот - музыка шла из сердца, вырываясь из него, ровно плененный зверь из тесной старой клетки.

Черноволосый таинственно улыбался. Он смотрел на девушку, и не мог отвести взгляд. Сейчас, именно сейчас она была самой собой: дикой, порывистой, немного безумной в своем неистовом желании. Она была прекрасна, она очаровывала и пленяла, завораживала и притягивала взор. Рыжие локоны растрепались, ультрамариновые глаза блестели в свете луны…

Мерси не почувствовала, как руки Таики легли ей на ладони. Ему пришлось силой отнимать их от клавиш.

- Достаточно на сегодня, - шепнул он, почти касаясь губами ее уха. Она оглянулась, сверкнула безумным взглядом и вновь потянулась к фортепиано. Входная дверь отворилась еще раз - с прогулки вернулась Сузуми. - Пора спать, - ни на октаву не повышая голос объявил Таики, подхватил возмущенную Мерси на руки и ужом прошмыгнул в ее комнату. Девушка пискнула было что-то протестующее, но тонкий палец лег на ее губы:

- Хороших снов, моя юная сирена, - и в ту же секунду, будто кто-то выключил свет: в глазах Мерси потемнело и она без сил упала на подушки.

Утро, впервые за все лето, выдалось хмурым. Капал мелкий дождь, ветер стеснительно, с перерывами, постукивал в окно. Серые тучи, не грозовые, а тягучие будто кисель заволокли небо. Мерси проснулась ближе к обеду, потянулась до скрипа в суставах и поняла, что давно не чувствовала себя лучше. Погода не только не ухудшила ее настроения, а наоборот - еще больше его подняла:

- Да здравствует серфинг! - воскликнула девушка, натягивая на себя тугой костюм. Что было вчера, она помнила смутно. Вроде бы Таики предложил сыграть на пианино, она еще пыталась отказаться. Не вышло… Мерси помнила, как порождала первые, бессвязные звуки, как вглядывалась в нотную тетрадь, и как парень отобрал ее со словами "играй сердцем, глаза только мешают". Ну, она и сыграла. Вроде бы. Эта часть воспоминаний упрямо схоронилась где-то в подсознании.

Подхватив свою испытанную доску, на заказ выкрашенную в цвет Индиго (мастер долго разбирался, какой именно оттенок синего требует заказчица), Мерси сбежала по лестнице на первый этаж. Дверь в гостиную была приоткрыта, и оттуда слышались голоса. На цыпочках, стараясь не привлечь к себе нежелательного внимания, девушка скользнула к "вратам".

Таики бесшумно подошел к двери и наблюдал, как затянутая в спандекс Мерси убегает из пансионата. В отличие от девушки, его настроение сегодня нельзя было назвать хорошим. Подобострастно улыбаясь, к парню подошел Итиро:

- Вчера мы слышали звуки фортепиано из зимнего сада, - осторожно сказал он. - Нам стоит вас поздравить?

Таики окинул его презрительным взглядом, чуть приподняв верхнюю губу, словно вожак стаи, котому молодой трусливый волчонок притащил тухлую курицу из личных запасов.

- Ты сильно опоздал, - бросил он. - Играть на фортепиано я научился давно.

Староста поник лицом, но Таики не стал ждать словесной реакции на свое заявление, и неспешным шагом покинул гостиную. Одноклассники переглянулись и еще долго смотрели вслед черноволосому Хирано. Каждый из них воспринимал его как господина, но не каждый еще понимал, почему это так.

Когда Таики спустился к пляжу, Мерси уже вовсю покоряла волны. Словно дразня великую стихию, парень как обычно остановился в миллиметре от края голодной пены, с жадностью набрасывающейся на песок. Девушка неплохо держалась на доске - было очевидно, что ей приходилось плавать и в более сложных условиях. Да и какие волны могут быть, хоть и у предгрозового, но у такого благородно-сдержанного Японского моря?

- Эй! - Мерси уже решила плыть к берегу, когда заметила Таики. Она замерзла и устала, но все равно была довольна этой возможности вспомнить безоблачное детство на берегах Калифорнии. Когда папа учил покорять волны, а мама носилась по берегу с криками "Вперед, мои отважные капитаны!". Стуча зубами, как секретарша-трудоголик клавишами печатной машинки, девушка выскочила из воды и замерла перед Таики:

- Привет!

Парень посмотрел на нее "удивленным" взглядом и расплылся в ухмылке.

- Любишь серфинг? - спросил он.

- Ага, - Мерси выжала свою шевелюру, морщась, когда холодная вода потекла по рукам. - Только костюм для такой погоды у меня неподходящий.

- Холодно? - участливо поинтересовался черноволосый, рассматривая ровный синий цвет губ молодой пловчихи.

- Жуть, - честно ответила она, пританцовывая на месте. - Но я скоро согреюсь.

- Может, вернемся в пансионат? - Мерси искоса глянула на черноволосого. Его глаза не светились беспокойством или заботой. Но сама постановка вопроса удивляла. "Вернемся?" Это вместе, что ли? Он, получается, здесь только из-за нее стоит, на волны любуется?

- Прежде я хочу кое-куда сбегать, - ответила она, наконец.

- Могу я составить компанию?

- Если дождя не боишься, - пожала плечами Мерси. Какое-то время они с Таики рассматривали низкое серое небо.

- Пожалуй, я рискну, - хмыкнул парень. Мерси так и подмывало спросить "а смысл?!". И правда, с чего это любителю строгих костюмов топать по мокрому песку в своих дорогущих туфлях следом за едва знакомой серфингисткой? - Так куда идем?

- На "Крыло Альбатроса".

- Зачем? - впрочем, удивления в голосе не прозвучало. - Или ты все еще надеешься отыскать покинутого птенца?

- После того, как территорию обшарили Юно с Сатоси? - фыркнула девушка. - Они же как мор - оставляют после себя голую землю без признаков жизни, и то не всегда.

Таики не стал больше расспрашивать, а Мерси не захотела объяснять. Она почти бежала по пляжу, загребая песок босыми ногами и поминутно отбрасывая за спину непослушный хвост. Черноволосый скользил чуть позади, издавая много меньше шума: его ботинки, словно подражая волшебным сандалиям Гермеса, несли хозяина по воздуху, не позволяя тонуть в рыхлой земле.

На этот раз дорога к холму отняла от силы десять минут. Мерси ступила на уходящую вверх тропку, затаив дыхание. Из-под пятки покатился камешек, и девушка опомниться не успела, как Таики схватил ее за руку:

- Будь осторожней.

- Как ты здесь оказался? - вскинула она брови. - Ты же позади меня шел.

Черноволосый пожал плечами и помог Мерси взобраться на высшую ступеньку. В этом месте скала резко уходила вверх, и подъем был таким крутым, что его вполне могли использовать скалолазы для своих тренировок. Правда, уже чуть дальше "Крыло альбатроса" приостанавливало свой рост, а затем и вовсе переходило в почти горизонтальную плоскость.

Дойдя до самого края, Мерси обвела глазами бушующее море и восхищенно замерла. Таики скосил на нее глаза: вот, оказывается, зачем они проделали весь этот путь.

"В тебе гораздо больше от родителей, чем я думал, крошка", - улыбнулся он про себя.

- Ты чувствуешь это? - Мерси раскинула в стороны руки и чуть прогнулась назад, позволяя ветру трепать рыжие пряди.

- Свободу? - тихо предположил черноволосый. Девушка ответила горящим взглядом. - Да. Чувствую.

- Будто на краю мира стоишь…

- И стоит только захотеть - полетишь как птица…

Мерси радостно засмеялась и подпрыгнула, взмахивая руками.

- Не знаю, как тебе, - глядя куда-то вдаль, сказал Таики, - а мне в такие моменты не хватает музыки.

- Мне тоже, - шепотом пробормотала девушка.

- Тогда спой.

- Я… - Мерси вздрогнула и опустила голову. - Я лучше послушаю.

Таики улыбнулся:

- Хочешь, чтобы я для тебя спел?

Девушка поперхнулась: почему это "для тебя"?! Разве не он сам только что говорил, что жаждет музыки? Но черноволосому, как оказалось, ответ был вовсе необязателен. Ступив на самый край холма, так что носки туфель зависли над пропастью, он закрыл глаза и запел. В этот раз он тоже взял за основу арию из оперы, только теперь его голос был ниже, бархатнее, глубже… Эта мелодия заставляла сердце трепетать. Она навевала мысли о войне, о страхе и боли, и в то же время - о благородстве и величии. Сила, самопожертвование, страсть и желание победить - все это сливалось вместе и единым потоком летело на крыльях предгрозового ветра. На мгновение Мерси представила себя всадницей, рыцарем в доспехах, с оружием в руках мчавшимся над полем брани. Ей будто открылся вид далеких событий - закатное зарево над бескрайним полем и люди, много людей, остервенело крошащих друг друга мечами и секирами. Она видела смерть, жестокую и беспощадную, но в этот момент, возможно, впервые в жизни, смерть ее не пугала. Наоборот, Мерси страстно захотелось оказаться там, захотелось взлететь над полем и упасть в самое сердце битвы, туда, где за миг до конца можно ощутить жизнь в полной мере.

Таики пел, из-под опущенных ресниц наблюдая за девушкой. Вот она ступила ближе, ее глаза наполнились блеском, губы увлажнились и искривились в диковатой ухмылке. Таики понял, что она уже не здесь. Нет больше моря, нет дождя или скалы - есть только музыка и она сама, где-то в другом мире, который он для нее открыл. Девушка протянула вперед руку, будто в попытке схватиться за что-то, сделала быстрый шаг, словно перед прыжком и, запрокинув голову, взмыла над землей.

"Достаточно на сегодня", - определил черноволосый, подставляя руки. Песня прекратилась и в тот же миг Мерси очнулась.

- Что..? - пролепетала она.

- Ты как? - Таики осторожно поставил девушку на камень.

- Голова болит, - поморщилась она. - Что со мной случилось?

- Не знаю. Ты вдруг стала падать, и я едва успел тебя подхватить. Думаю, - парень взял Мерси за руку, - тебе нужно поесть и отдохнуть.

- Странно, - девушка коснулась пальцами висков. - Со мной раньше такого не было.

- Идем, - потянул за ладонь Таики. - Я помогу тебе.

Нечисть с удивлением смотрела как черноволосый, бережно поддерживая Мерси за талию одной рукой и неся доску для серфинга в другой, возвращается с пляжа. Даже не глянув в сторону изумленно застывших одноклассников, Таики провел девушку в ее комнату, уложил в кровать и велел прислуге сервировать завтрак. Когда же спустя полчаса он спустился в гостиную, то загадочно улыбнулся и поманил пальцем Юно:

- Иди-ка сюда, Хаттори-кун. Надо нам с тобой кое-что обсудить. 29 июля 20ХХ года

"Дорогой дневник. С каждым днем мне все сложнее выполнять данное деду обещание. Хотя кого я обманываю: мне настолько хочется его нарушить, что я специально ищу для этого повод! Впору заняться самобичеванием и назвать себя лживым, слабохарактерным человеком… Ах, дед, дед, если бы ты знал, как мне сейчас тяжело… Словно душа на части рвется: музыка дала мне больше, чем я смогла принять, но это было столь же томительно, сколь и прекрасно. Будто целый океан эмоций водночасье вышел из берегов, собрался с силами и вернулся сторицей. Я так долго сдерживала себя, что теперь захлебываюсь этими позабытыми ощущениями… И жажду их до темноты в глазах, понимая, насколько сильно рискую…

Но это все лирика. Правда жизни такова, что когда закончатся каникулы, я вновь стану прилежной внучкой Кея Томаши. А значит, не будет никакого пения, никакой музыки, никакого волшебства. Это при учете, что дедовы шпионы не уследили за моими пригрешениями, иначе и жизни никакой не будет. Таики открыл для меня дверь в сказочный мир и милостиво разрешил потоптаться на его пороге. Но ощущение чуда исчезает вместе с последним аккордом, и я понимаю, что пусть еще ни разу в жизни мне не было так хорошо, сказка эта - не для меня.

И еще один важный, прямо-таки, животрепещущий вопрос. Я понимаю: феерия чувств, страсть и нахлынувшее блаженство… но амнезия?! Раньше я думала, что выражение "музыка захватывает целиком" - всего-лишь красивый фразеологизм. Но, кажется, в моем случае, он имеет вполне реальную подоплеку. В какой-то момент, когда мне поет Таики или когда я сама играю на музыкальном инструменте, я словно теряю себя. Это очень комфортное состояние - кажется, будто ты летишь птицей сквозь облака и ничто в мире не может сдержать твой полет. Но вот после… Даже головные боли и слабость пугают не так сильно, как понимание того, что на какое-то время твой рассудок попросту исчезает. Первый раз такое ощущение пришло еще в школе, с виолончелью, но я не обратила на это внимания. Слишком быстро Сёя вырвал у меня из рук инструмент, не позволив окончательно свалиться в пьянящую бездну безволия. После игры на фортепиано я несколько часов балансировала на грани сознания. При том, что сам процесс игры из памяти благополучно стерся. А пение Таики на "Крыле альбатроса"? Я на миг оказалось будто на вершине мира… другого мира… Неужели дед в чем-то прав, не позволяя мне музыцировать? Неужели от этого я… теряю контроль или… схожу с ума?.."


Глава 11.


Мерси проснулась от того, что в коридоре кто-то бегал. Судя по звукам это было стадо гиппопотамов. Девушка поморщилась и перевернулась на правый бок. Не помогло - открытое ухо продолжало бессовестно фиксировать помехи.

В это время за дверью ее спальни взмыленный Сатоси заходил на сто пятый круг. Таики дал ему четкие указания, как именно следует разбудить девушку, что она должна увидеть при выходе из комнаты и куда он должен ее препроводить. Вот только… Бегать оборотень начал еще на рассвете, громко стуча когтями по деревянному полу. Реакции не последовало. Тогда Сатоси решил сменить тактику: взяв в обе руки по тяжеленной вазе, он натянул валявшиеся в кладовой военные ботинки на высокой подошве и стал бегать, неуклюже переваливаясь с ноги на ногу. Звук по пансиону пошел… казалось, мертвые из могил поподымаются. И только Мерси будто оглохла на оба уха.

Сатоси уже едва не рычал в голос, когда дверь распахнулась.

- Ты что здесь делаешь? - сонно полюбопытствовала девушка.

- Юно ищу…

- А вазы зачем?

Оборотень крякнул и небрежно швырнул драгоценные китайские изделия через плечо. Девушка проследила за их недолгим полетом и чуть вздрогнула в ответ на громкий звон бьющейся посуды.

- Мерси-сан, - схватил ее за руку Сатоси, будто опасаясь, что одноклассница вернется в комнату досыпать. - Пропал мой друг.

- В смысле, Юно? - переспросила девушка, украдкой позевывая в кулачок. Оборотень кивнул:

- Нигде не можем его найти. Вы его случайно не видели?

Мерси оглянулась, словно желая убедиться, что она действительно только что вышла из своей спальни:

- Разве что вчера…

- Как плохо… плохо… - огорченно свесил голову Сатоси. - Он с утра на прогулку пошел и до сих пор не вернулся…

- Да… - философски кивнула Мерси. - Здесь леса коварные… можно и заблудиться.

- Вы думаете, он в лесу?! - изобразил ужас парень.

- А чего ты так удивляешься? - подозрительно сощурилась рыжая. - Вы же там почти все время проводите. Или в лесу, или по комнатам.

- Ах, Мерси-сан, - воскликнул Сатоси, всеми силами пытаясь выдавить из себя слезу. - Юно - он ведь такой хммм…

- Боевой? - предложила Мерси. - Смелый? Решительный? Сильный, быстрый… находчивый?

- Несмышленый! - вспомнил, наконец, слово Сатоси.

- Кто? - фыркнула девушка. - Юно?! Мы с тобой вообще об одном и том же парне говорим?

- Это он только с виду такой грозный! - возмутился оборотень. - А на самом деле постоянно в какие-то переделки попадает.

- Ну, с его характером это и не удивительно…

- Мерси-сан, - почти припал к ее рукам Сатоси. - Помогите найти Юно!

- Ну… - протянула девушка, - ладно. Только как?

- Идемте со мной! - и, невзирая на слабые попытки Мерси намекнуть о своем желании хотя бы одеться, потащил в гостиную.

- Доброе ут… - Таики встретился глазами с хмурой девушкой и подавился приветствием. Растрепанная, сонная, в шелковой ночной сорочке она являла собой просто образчик раздраженности.

"Он ее что - из кровати вытащил?.." - черноволосый склонил голову и прошел взглядом на Сатоси. На лице мокрого от долгого бега оборотня крупными буквами проступило "я свою работу выполнил. Отпустите меня, пожалуйста".

- У вас тут говорят, Юно пропал? - нарушила тишину Мерси.

- Это так… - Таики чуть заметно нахмурился.

"Неужели всё настолько серьезно? - испугалась девушка. - Если даже он нервничает".

- Плохо то, что Юно-кун вчера любопытствовал по поводу "Крыла альбатроса". Возможно, он решил направиться туда.

- И что же в этом плохохо? - не поняла Мерси.

- Ночью в скалу попала молния. Я боюсь, сейчас там находиться опасно. Возможен оползень.

- Я не думаю, что стоит так беспокоиться, - улыбнулась Мерси побледневшему Сатоси. - Юно не дурак. Он не…

- Да я на что угодно могу поспорить, что он сейчас на этой самой чертовой вершине! - взревел парень, бросая разъяренные взгляды в сторону Таики.

- Значит, нужно его предупредить, - спокойно ответил тот. - Мерси-сан, не пойдешь со мной?

- Я? - искренне удивилась девушка. Что она там будет делать? Изображать группу поддержки в спальном костюме? Но, похоже, Таики считал иначе:

- Твое присутствие всегда положительно сказывалось на поведении Хаттори-куна. Он прислушивается к твоим советам.

Мерси выгнула бровь: интересно, на основании каких фактов черноволосый сделал такие потрясающие выводы? Но, тем не менее, кивнула утвердительно:

- Что мне, сложно что ли? Дай только переодеться…

- Некогда, Мерси-сан! - перебил Сатоси. - Юно сейчас угрожает смертельная опасность.

- Да вы даже не знаете наверняка, что он там!

- Я это сердцем чувствую… - патетично заявил оборотень, ненавязчиво подталкивая девушку к выходу.

- На улице прохладно после вчерашней грозы, - шепнул ей Таики, накидывая на плечи невесть откуда взявшийся плащ.

- Спасибо… - пробормотала девушка. Сегодня погода действительно была не жаркая: тучи исчезли вместе с дождем, но ветер, резкий, пронизывающий до костей, остался.

- И чего ему в такую погоду дома не сиделось? - кутаясь в плащ, проворчала Мерси. Таики скосил на нее глаза, но ничего не ответил.

Они увидели Юно еще на подходе. Одинокая фигурка застыла на вершине, не отрываясь глядя в темные воды далеко внизу.

- Юно, идиот, отойди от края! - завопила Мерси.

- Он тебя не слышит, - покачал головой Таики. - Нужно подойти ближе.

Девушка первая бросилась в лес. Едва ее рыжая шевелюра скрылась за деревьями, оборотень обернулся, нашел глазами Таики и поднял вверх большой палец руки.

"Он действительно идиот", - обреченно констатировал Хирано, неспешно следуя за Мерси. Парень нисколько не сомневался, что сумеет ее обогнать.

Мерси, путаясь в длинных полах плаща, бежала вверх по склону и сквозь зубы материлась. Не то, чтобы она так уж сильно переживала за Юно, вот только…

"Сатоси мне голову снимет, если его товарищ пострадает!"…

Хотя… нет. Это тоже не было основной причиной. Буд-то что-то гнало ее на самый верх. И не к оборотню даже, а просто туда, где только море и небо, и где каждый шаг грозит стать последним. Да, именно это толкало ее вперед. Мерси даже вздрогнула от неожиданного понимания: ей нравилось рисковать!

- Осторожно, здесь острые камни, - девушка не испугалась вкрадчивого шепота - она уже привыкла к абсолютно бесшумной походке Таики. И к тому, что он имеет потрясающее свойство оказываться в нужное время в нужном месте.

Они поднялись на вершину вместе.

- Жди здесь, - жестом остановил ее парень, осторожно приближаясь к оборотню. Мерси напряженно смотрела, как невысокий подросток в сером спортивном костюме бесстрашно нависает над самым краем, ничего и никого не замечая вокруг.

"Только бы он не испугался, - невольно кусала губы девушка. - Только бы не дернулся".

И в этот момент случалось страшное. Юно резко обернулся, встретился глазами с усмехающимся Таики и испуганно отпрянул. Раздался треск. В небо взметнулась каменная крошка, словно кто-то с силой ударил молотом скалу под дых. Мерси охнула, когда Хирано прыгнул вперед в попытке поймать падающего Юно, но лишь мазнул рукой по воздуху. Девушка успела заметить круглые, несказанно удивленные глаза оборотня, когда доселе абсолютно цельный камень под ним треснул пополам и с громким плеском упал в воду. Едва ли не одновременно с ним туда же нырнул и подросток.

- Юно… - прошептала девушка, бросаясь вперед.

- Стой, где стоишь! - рявкнул на нее Таики и ласточкой сиганул следом за одноклассником.

- Куда… - выдохнула Мерси, оторопело замерев на месте. А потом бросилась вниз. - Хирано… - бормотала она, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы. Она не ощущала как ветки кустов хлестают по ногам, как волосы путаются в густой листве. Образ Таики, вниз головой падающего в пропасть, вытеснил все. Онемевшими пальцами сдирая с себя плащ, Мерси на скорости влетела в холодную воду, пробежала несколько шагов и только потом рассмотрела плывущего к берегу черноволосого. На его плече безвольной куклой висел Юно. Всхлипнув, девушка бросилась помогать, и в четыре руки они быстро вытянули пострадавшего на песок.

- Что с ним?

- Воды наглотался, - просипел Таики. Недолго думая, Мерси накрыла его плечи плащом, за что удостоилась такого удивленно взгляда, будто как минимум почку свою предложила. А Юно, меж тем, так и не приходил в сознание. Девушка его и по щекам била, и закрытый массаж сердца делала и даже с искусственным дыханием "рот-в-рот" примеривалась (Таики остановил, обозвал вредителем, вытянул мокрый носовой платочек и через него принялся "оживлять" парня самостотельно). Но мгновение Мерси показалось, что ресницы оборотня возмущенно дрогнули, но в этот момент Хирано от души засандалил "пациента" кулаком по лицу с рыком:

- Очнись, гад!

- Таики-кун! - вцепилась ему в рукав девушка. - Юно только сотрясения для полного счастья не хватало. Аккуратней, прошу тебя.

- Я знаю, что ему точно поможет, - решительно выпрямился черноволосый. - Музыка. Если что и вытянет его с того света, то только она.

- А может все-таки скорую вызовем? - осторожно предложила Мерси.

- Ты мне веришь? - Таики рывком схватил девушку за плечи и притянул к себе. Его глаза светились безграничной решимостью. В них было столько воли к победе, столько упрямой отчаянной силы, что неожиданно Мерси захотелось поддаться этому безумию.

- Верю!.. - прошептала она. Черноволосый улыбнулся, набрал в грудь воздуха и внезапно упал на колени в приступе кашля.

- Таики! - склонилась над ним Мерси.

- Я не могу… - прохрипел он. - Давай ты…

- Но… - беспомощно заозиралась девушка.

- Мерси-тян, - болезненно поморщился парень, - пожалуйста. Попробуй. У тебя все получится.

- Не в том дело…

- Он умирает, - черноволосый протяжно вздохнул и поднялся на подрагивающих руках. - Нет, я не буду тебя заставлять… Так нельзя… Я… кх-кх! Я сам…

Мерси смотрела на этого героя-одиночку и чувствовала себя последней сволочью. Сейчас он был так непохож на всегда собранного, спокойного и уравновешенного Хирано. Он ведь старался сделать все правильно, по-рыцарски благородно… Глупо, конечно, но благородно…

- Подожди, Хирано-кун, - девушка схватила измученного Таики за руку. - Я спою для него.

- Но если ты не хочешь…

- Я же сказала, спою! - почти рявкнула Мерси. Она склонилась над Юно, аккуратно убрала прядь мокрых волос с его лица и не увидела, как победная ухмылка на мгновение озарила лицо Таики. Но радовался он недолго. Пока Мерси собиралась с духом, из леса неспешной походкой вышел еще один любитель появляться вовремя. Улыбнувшись в полный рот и обменявшись с Хирано убийственными взглядами, Ямамото показушно всплеснул руками:

- Какая встреча, Мерси-тян!

Девушка, уже собиравшаяся начать первый куплет, поперхнулась и судорожно икнула.

- А что ты тут делаешь? Неужто петь собралась? - медоречиво продолжал допытываться Хикару.

- Н-нет! - яростно затрясла головой Мерси. Потом еще раз посмотрела на отчего-то побледневшего Юно, и это показалось ей совсем дурным знаком. - Ему так плохо!

- Разве же это проблема? - усмехнулся Ямамото. - Сейчас мы сделаем так, что ему будет хорошо.

Подойдя к разместившейся на земле троице он, не меняя ласкового выражения лица, со всего размаху отвесил несчастному оборотню пинок под зад. Мерси отшатнулась, когда тот, дико вопя, подпрыгнул с земли и принялся нарезать круги по пляжу, держась за ушибленное место.

- Вот видишь, - усмехнулся Ямамото, - живой твой одноклассник.

- Действительно, живой, - дрожа то ли от холода, то ли от перенапряжения кивнула Мерси. Таики сидел ровно, с абсолютным презрением глядя в глаза Хикару. Но первая все же спросила девушка:

- Ямамото-кун, вы уже второй раз оказываетесь настолько далеко от своей виллы. Я безмерно благодарна за вашу помощь в обоих случаях, но все же, что вы здесь делаете?

- Мерси-тян, - не обращая внимания на чуть искривленные в брезгливой гримасе губы Таики, Хикару присел перед девушкой на корточки. - Разве мы уже давно не перешли на "ты"?

Выдержать взгляд насмешливых голубых глаз было непросто, но и признаваться в своем довольно-таки близком знакомстве с Ямамото при Хирано почему-то не хотелось. Бросив быстрый взгляд через плечо, и аж вздрогнув от холода, исходящего от черноволосого, Мерси буркнула из-под лобья:

- Так что ты тут делаешь?

- Хочу кое-куда пригласить одну милую леди… При условии, что там она не будет щеголять своим спальным костюмом.

Отчаянно покраснев, девушка перебросила на грудь спутанные рыжие волосы, словно пытаясь спрятать за ними свой неблагопристойный вид.

- Лады, - усмехнулся Хикару, бросая ей на колени пригласительный. - Ты ведь знаешь, что Япония славится своими горячими источниками? Если ты не побывала там, считай, что отпуск прошел впустую.

Девушка подняла картонный прямоугольник с нарисованной лужей, от которой исходил пар. Там и дата стояла - 31 июля. Пригласительный был на одно лицо и в нужную графу уже внесли имя Мерси.

- Спасибо, - пробормотала она, рассматривая указанный в верхнем углу бумажки адрес. - А как туда добраться?

- Здесь недалеко, - мурлыкнул Ямамото, полностью игнорируя злобно сузившиеся глаза Хирано. - Я за тобой заеду…

- В этом нет необходимости, - в свою очередь улыбнулся Таики, заботливо накрывая плечи девушки плащом. Бережно, словно лаская, он вытащил из ворота ее спутанные волосы, чуть сжал плечи, как бы проверяя, насколько плотно прилегает к телу плащ и будто невзначай коснулся шеи. Мерси вздрогнула - шея была чувствительным местом и она старалась не допускать к ней посторонних. Хотя в этот раз знакомого желания оттолкнуть почему-то не появилось.

- Я сам ее отвезу, - продолжил Таики едва ли не на ухо девушке. Хикару яростно заиграл желваками, но вместо ответа обворожительно улыбнулся и наклонился вперед:

- Леди замерзла?

- Нет! - Мерси вскочила так стремительно, что парни даже отпрянули. - Мне тепло. Спасибо… Ты! - Она повернулась ко все еще мечущемуся по пляжу Юно и обличающе ткнула в него пальцем. - Еще раз захочешь так пошутить, окажешься в больничном крыле с настоящей травмой.

Оборотень пристыженно фыркнул, опасливо косясь на снова бесстрастного Таики.

- Возвращаемся в пансионат, - рыкнула Мерси, и добавила уже гораздо спокойнее: - Сдам тебя с рук на руки Сатоси. Он, бедняга, за тебя очень волновался.

Таики с Хикару так и остались сидеть на корточках друг против друга, глядя, как девушка буквально тащит за собой упирающегося Юно, в красках описывая, что с ним сделает "истосковавшийся" приятель.

- Ничего у тебя с ней не выйдет, - не поворачивая головы, тихо сказал Ямамото. Хирано скосил на него глаза и усмехнулся:

- Люблю удивлять.

- Она не желает того, что ты для нее уготовил.

- Она не знает, чего желать, - резонно парировал Таики. - Я дам ей выбор.

- До чего благородно с твоей стороны, - фыркнул Ямамото. Они окинули друг друга хищными взглядами и одновременно поднялись на ноги. Оба высокие, подтянутые и в этот момент как никогда похожие надменностью и брезгливыми ухмылками на красивых лицах. Казалось, они вот-вот сорвуться, бросяться друг на друга и растерзают в клочья, этот синеглазый шатен и брюнет с глазами цвета расплавленного золота.

- Тебе ведь она тоже нужна, не так ли? - насмешливо поинтересовался Таики.

- Не настолько, чтобы рушить скалу и подвергать опасности ни в чем не повинного подростка.

- Как забавно слышать от тебя слова толерантности по отношению к оборотню.

- Он ведь не знал, правда? - скривился Хикару. - Сколькими ты готов пожертвовать, чтобы заставить ее решиться?

- Ты возмущен моим маленьким представлением? - Таики умильно вскинул брови. - Или юный Ямамото действительно так обеспокоен судьбой нечисти?

На мгновение в голубых глазах сверкнула ярость, но уже в следующую секунду парень сжал кулаки и ехидно процедил:

- Она ведь взяла мой пригласительный.

- Разумеется, - ухмыльнулся Таики. - Я бы и сам на этом настоял. Ведь если ты не был на источниках, отпуск пропал зря. Верно, Ямамото? Мы обязательно придем.

- Тебе там будут не рады.

- Как можно, Хикару-кун? - изумленно всплеснул руками Таики. Синеглазый поморщился, словно его только что не товарищем нарекли, а послали по матушке. - Где твое хваленое японское гостеприимство? Впрочем, о чем я? Твоя семья ведь владеет гостиницами на источниках, да? - Ямамото нахмурился еще сильнее. Таики дал ему время осознать всю глубину мысли и елейным голосом добил. - Но только не на этих островах… Что ж вы так оплошали?

Полюбовавшись немного на злобное лицо недруга, черноволосый весело ему подмигнул и в своей излюбленной бесшумной манере "поскользил" вслед за Мерси. Ямамото долго смотрел ему вслед, представляя как аристократическое лицо с тонкими хищными чертами с размаху бьется о бетонную стену. Потом улыбнулся, засунул руки в карманы джинс и, насвистывая под нос какую-то веселую мелодию, вернулся в лес. 17 сентября 20ХХ года

"Дорогой дневник. Я в ярости! За мной еще никогда не ухаживали с целью позлить апонента. Два самодовольных напыщеных индюка! У них, значит, разборки?! А меня в призовой фонд определили?! У… гнусные соблазнители невинных душ! Будь я несчастной японочкой уже давно лежала бы в коме от таких откровенных домогательств. Но я американка! А значит, я их скорее контужу обоих, чем позволю против моей воли руки распускать… ну, или просто говорить таким эротичным шепотом…

А ведь красивые гады. Лет эдак в тринадцать я бы с ума сходила по Ямамото. А какая девочка-подросток не влюбится в эти каштановые завитки и огромные глаза с отражением неба? Он же просто Бог для малолеток! Эдакая модель глянцевых журналов за соседней партой. Даже его излюбленный стиль расхлябистого подростка не раздражает. А если ко всему этому приплюсовать еще и самоуверенный, дерзкий характер… О!.. Гремучая смесь получается. С такими как он танцуют над бездной, с такими как он теряют рассудок и продают души за единственный поцелуй. С такими как он живут недолго, но яростно, умирают молодыми, но счастливыми.

Только вот мне уже не тринадцать лет. Когда-то дед сказал: "не возраст добавляет нам морщин, а количество потерь, которые нам довелось пережить". Наверное, мое сердце давно похоже на сморщенное печеное яблоко. И бесцеремонные, нахальные "заигрывания" Хикару вызывают по большей части опасения. Дед был бы мною доволен! За три года своего "пленения" я из веселого подростка превратилась в скучную благоразумную матрону… У которой нет-нет да и проснеться желание совершить какое-нибудь безумство.

А на источники я все же пойду. И пусть Таики хоть треснет от злости. Почему-то его показушная забота ранила сильнее такой же насмешливой тревоги за "здоровье леди" Хикару. Вот не дам себя провожать! Итиро попрошу. Разве сможет староста отказать мне в такой невинной просьбе? И Аканэ можно предлолжить присоединиться. И Юмико! Хм… А весело будет прийти туда всем класом, чтобы Ямамото удар хватил…

Кстати, кажется, я знаю, чем именно можно будет заняться в школе, чтобы и баллов добрать, и денег чуток подзаработать".


Глава 12.


Вечером 31 июля Ямамото Хикару с удивлением смотрел, как из трех черных лимузинов гуськом выползает "первый-А" класс старшей школы Фузиоку. Полным составом. В момент, когда из машины торжественно вышел черноволосый Таики, синие глаза гневно сузились, но поприветствовать дорогого гостя булыжником в темечко Ямамото не успел: последней из машины, придерживаясь за руку Хирано, показалась Мерси. Она благодарно улыбнулась однокласснику, и тот ответил такой обворожительно-ласковой улыбкой, что Ямамото от омерзения едва желудок наизнанку не вывернулся. Выдохнув сквозь зубы, он усилием воли расслабил челюсть, и кошачьей походкой направился ломать игру ненавистной черноволосой вражине.

- Я счастлив видеть тебя, Мерси-тян, - Хикару по-свойски обнял девушку за плечи, обжигая ей щеку своим дыханием. И встретился со смеющимися глазами Таики, когда она, с приглушенным визгом отпрянула в сторону:

- Ямамото, что б тебя! Опять со спины подкрадываешься?! Хочешь меня заикой сделать?

- Ну, прости, пожалуйста, - фыркнул парень, ненавязчиво заслоняя собой конкурента. Мерси понаблюдала за его манипуляциями, вздохнула, констатировав про себя, что некоторые люди никогда не меняются, и обернулась к небольшому зданию с вывиской "Источники". Выполненное в традиционном японском стиле, с блекло-зеленой покатой крышей и большими, занавешенными белым полотном окнами, оно вытягивалось в небо на несколько этажей и походило на сказочный замок, неизвестно какими ветрами заброшенный в компанию обычных серых построек. Впрочем, даже здесь он умудрился держаться особняком, отвоевав себе левую сторону улицу и оставив малоприглядные одноэтажки ютиться на противоположной. Резные балкончики, изящные маленькие беседки, на которых извивались бонсай - "кучковатые сосны", как неблаговидно обзывала их Мерси; забавные башенки со шпилями и даже подвисные ажурные мосты - все это, от крыши до ярко-красного фундамента освещалось множеством желтых фонариков.

- Нравится? - с неким самодовольством, словно это он был тем архитектором, чье детище с таким восторгом рассматривала девушка, спросил Ямамото.

- Еще бы! - кивнула Мерси.

- Тогда идем, - улыбнулся парень, словно ненароком перехватывая тонкую ручку и укладывая себе на локоть. Таики с невозмутимым видом пристроился позади.

- Это нечто вроде предбанника, - пояснил Хикару. - Здесь ты можешь раздеться, получить банные принадлежности и принять душ перед тем, как пройти к самому источнику. Он находится позади здания и разделен на две половины: женскую и мужскую.

Мерси слушала вполуха, рассматривая богатое убранство дома, больше походившего на шикарный отель, чем на пристройку к какому-то горячему водоему. Подобострастно улыбаясь, к ним подошли две молоденькие девушки в белых кимоно и, низко поклонившись, пригласили следовать за ними.

- Оставляю тебя на попечение местного персонала, Мерси-тян, - подмигнул Хикару, отпуская, наконец, руку девушки. И шепотом добавил: - Я буду на южной половине. Но ты всегда можешь послать ко мне слугу. Если возникнут вопросы или…

- Ямамото-кун, - Мерси задорно улыбнулась, прерывая поток любезностей, столь несвойственный синеглазому старшекласснику, - не беспокойся обо мне. Я не пропаду.

- Мерси-т… - решительно прижатый к губам пальчик пресек рвущиеся наружу возражения.

- В такие моменты ты напоминаешь моего деда. И я тебе скажу, это не самое удачное сравнение.

Оставив синеглазого размышлять над своими словами, девушка спокойно развернулась к нему спиной и пошла следом за черноволосыми помощницами.

Сам источник, если уж быть до конца честной, на Мерси особого впечатления не произвел.

"Столько приготовлений ради этого?" - печатными буквами проступило у нее на лбу, когда ее, наконец, отконвоировали к небольшой, обложенной камнями, грязно-голубо-зеленой лужице. Там уже сидела женская половина ее класса: все с блаженными улыбками и целомудренно обмотанные белыми простынями.

Мерси тоскливо осмотрелась по сторонам: буйная растительность откровенно-сорнякового вида с редкими вкрапинками цветов, какой-то сарай на заднем плане и далеко-далеко, едва виднеющаяся в последних лучах заходящего солнца гора. Но больше всего девушку поразило нагромождение булыжников в полтора человеческих роста, которое примыкало к стене "отеля" и сходило на нет далеко в траве позади водоема.

- С той стороны - мужская половина, - словно прочитав ее мысли, объяснила Аканэ. - Присаживайся.

Опасливо косясь на пованивающую жижу, Мерси опустилась на камушек.

- Давно я не была на источниках, - зажмурив глаза, пробормотала Юмико. - Здесь так здорово…

Остальные согласно "укнули" и на какое-то время над водоемом повисла расслабляющая тишина. Мерси прислушалась к своим ощущениям: а все не так плохо, как казалось на первый взгляд. Приятно даже. Прохладный воздух холодил плечи и девушка медленно, словно нехотя, опускалась все ниже и ниже, пока над водой не осталась только голова. Солнце село, и источник погрузился в липкую темноту, нарушаемую только приглушенным светом ламп с терассы.

- Мужчинам подали угря, - неожиданно сообщила Юмико, потянув носом.

- М-да? - булькнула "королева джунглей". - Может, и нам заказать?

- С белым вином, - продолжала распалять аппетит оборотень. - Вкусно…

Мерси принюхалась:

- Как ты это делаешь? - усмехнулась она. - Я ничего не чувствую.

- Да это еще что! - фыркнула девушка. - Хочешь, скажу, кто из парней сидит ближе всех к перегородке?

- Дай угадаю: Ямамото?

- У тебя же не развит нюх! - поразилась Юмико.

- Зато отлично развита логика, - хмыкнула Мерси. В конце-концов, кто еще, если не этот синеглазый ловелас, мог отбить себе местечко поближе к девушкам?

- А хочешь знать, где сидит Таики-кун? - подмигнула Аканэ и, не дожидаясь ответа, приказала: - Юмико, давай!

- Третий у дальней стены, - без запинки ответила оборотень.

- Вот это да!.. - восхитилась Мерси.

- А Юно-кун… - оборотень принюхалась. - Сейчас прямо на середину выплыл.

- Это что ж, получается, ты по ту сторону всех по запаху различаешь?

- Почему же только по ту сторону? - удивилась Аканэ. - Юмико-тян может учуять кошку на расстоянии до мили.

- Ничего себе… - протянула Мерси.

- В этом плане она у нас талантище, - с непередаваемым оттенком сарказма, поддакнула Сузуми.

- Не обращай внимания на неисправимую вредину, - гневно зыркнула на одноклассницу Аканэ. - Ей просто за свой род обидно. Так и не научились толком маскироваться, вот теперь и шипят почем зря.

- Кто не научился? - приподнялась "королева джунглей". - Это я-то не научилась маскироваться?! Да и нюх у меня, если на то пошло, не только парней определять сгодиться. Вот, например, я чую, что со стороны гор тянет Сатоси-куном. И у него в руках… полотенце, вот!

- Наверное, в кустики ходил… - захихикали девушки. - Засекли…

Обиженная кошка не обратила на них внимания:

- А, кроме того, там есть еще какой-то запах. Хм… Незнакомый… Слабый такой…

- Я не чую… - покачала головой Юмико.

- Вот это и называется маскировака! - фыркнула Сузуми. - И у того, кто так странно пахнет, это однозначно получается лучше, чем у тебя.

"Кажется, дедовы шпионы попалились… - раздраженно нахмурилась Мерси. - Надо бы сказать им, чтоб отошли подальше и своим "ароматом" девушек не пугали".

- Я сейчас вернусь, - перехватив полотенце поудобнее, рыжая обулась в специальные резиновые тапочки и, не обращая внимания на удивленные взгляды одноклассниц, скрылась в ночи.

- Куда это она? - опешила Аканэ.

- Может, тоже того… в кустики? - смущенно предположила одна из вампирш.

- Как-то не похоже… - пробормотала Юмико и подплыла к камням. - Хирано-сама! Хирано…

Черноволосый оказался на вершине булыжника так неожиданно, что демоница Каркари не успела обуздать наработанный годами условный рефлекс. Короткий рывок - и в обалдевшее лицо парня полетела мокрая тряпка.

- Ой! - взвизнула девушка, испугавшись своего инстинктивного поступка. Таики чуть сдвинулся в сторону, и снаряд пролетел мимо, опустившись на голову не успевшему среагировать Юно. Раздался короткий "шмявк" и оборотня буквально впечатало в воду: сила броска испуганной демоницы сделала из тряпки пушечное ядро. Таики перевел грозный взгляд с Аканэ на Юмико, мечтающую в этот момент слиться с камушком в единое целое, и вопросительно изогнул бровь.

- Мерси-сан… э… - оборотень сглотнула, - пошла… э…

- Куда пошла Мерси-тян? - ласточкой перелетев ограждение, Ямамото приземлился в центре водоема.

- Туда! - ткнула пальцем Юмико.

- Зачем?! - удивился Хикару, а Таики уже бежал по камням в указанном направлении.

- Я не знаю… - жалобно ответила оборотень, - но, кажется… Я не уверена, но…

- Что?! - не выдержал Ямамото.

- Кажется, там волки, - пояснила Аканэ. - Теперь даже я их чую.

Мерси ступала по пояс в траве, уже и сама не рада, что вообще вылезла из источника. Тело быстро остывало, а мокрая простыня, казалась, покрылась коркой льда - так холодно было к ней прикасаться. На небе уже вовсю сверкали первые звезды, и крошечный новорожденный полумесяц робко выглядывал из-за туч. Другими словами, вообще ничего видно не было. Мерси поняла, что вокруг стали сгущаться деревья, когда налетела лбом на второй шершавый столб.

- Эй! - позвала она, мрачно поглядывая на невидимые кроны. - Выходите, я знаю, что вы там.

Ответом ей была тишина.

В это же время, метрах в двухстах в стороне вожак стаи волков, так непредусмотрительно выведший своих подопечных на охоту, поднял морду кверху и принюхался. Запахи были разные и все они ему категорически не нравились. Уже собираясь благоразумно отступить, вожак увидел несущуюся по полю тень с блестящими красным глазами и испуганно взвизгнул. Мерси вздрогнула, обернувшись на незнакомый звук:

"Неужели кто-то с дерева навернулся? - удивилась она. - Надо пойти посмотреть, может, помощь нужна. А то дед за порчу персонала по головке не погладит. Доказывай потом, что ты вообще ни при чем…"

Таики налетел на волков неумолимый и безжалостный, словно сама смерть. Несчастные животные что-то протестующе заскулили, и попытались было скрыться с места приступления, когда в темноте блеснула еще одна пара глаз. Вожак обреченно тявкнул, понимая, что путь к лесу перекрыт: Ямамото с длинной палкой наперевес представлял собой печальное для волков зрелище.

"Они что, с собой еще и пса притащили?" - удивилась Мерси, спеша на звук.

- Дай им уйти, - приказал вдруг Таики.

- Чего это вдруг? - не понял Ямамото.

- Она здесь.

С тяжким вздохом Хикару отошел в сторону, наблюдая как волки, сами не веря своему счастью, опроменью бросаются в ночь. Мерси услышала, как зашуршала трава практически у ее ног, но так и не смогла разглядеть испуганные серые морды.

- Что вы здесь делаете? - удивлению девушки не было предела, когда она застала двух полуголых парней, босых и с явно недружелюбными выражениями на лицах. Потом она перевела взгляд на палку в руках Ямамото и ужаснулась: - Вы что, драться решили? Совсем умом тронулись?!

Таики с Хикару переглянулись и обменялись кривыми ухмылками.

- Почему ты ушла с источника, Мерси-тян? - совсем неласковым тоном спросил синеглазый.

- Дык… - проглотила девушка оставшийся набор обвинений, - просто… погулять решила… вот.

- Тебе что, проблем в жизни мало? - уже почти рычал Хикару, но тут его перебил властный голос Таики:

- Мерси-сан, ты хоть понимаешь, как здесь опасно бродить ночью?

- Что же здесь опасного? - удивилась девушка. - Вокруг ни души…

- А змеи?! - сделал несколько быстрых шагов по направлению к Мерси Ямамото, и девушка даже отпрянула, отчего-то вцепившись обеими руками в простыню. - А волки?! А дикая колючка! Если в ногу вопьется, будет воспаление!

- Вы вообще босиком пришли…

У Хикару появилось страстное желание применить палку по назначению и сломать ее о круглый девичий зад.

- Марш обратно! - крикнул он, от греха подальше пряча руку с оружием за спину.

- А вы тут не поубиваете друг дру..?

- Марш, я сказал!!

Взвизгнув, девушка галопом бросилась к источнику, но на полпути обернулась и крикнула белому от гнева Хикару:

- И не надо на меня орать!

Полетевшая вслед шишка (и откуда только достал, кругом одни лиственные деревья?) придала Мерси дополнительное ускорения, и в источник она нырнула торпедой. Девушки, едва успевшие оттереться после "удачного" кувырка Ямамото через ограждение, стерли с лиц новые потоки воды уже заготовленными полотенцами и равнодушно продолжили беседы. В их глазах Мерси Тадаши была более не жилец. В лучшем случае - не очень счастливый жилец. А значит, не стоит портить последние часы ее пока еще сносной жизни пусть и заслуженными упреками.

- Что же она искала здесь, в темноте? - меж тем бормотал Хикару, пристально всматриваясь в начинающийся лес. Вокруг не было слышно ни единого звука: сущность Таики учуяли не только волки. Даже комары, и те, казалось, не желали попадаться на глаза черноволосому. Природа еще долго не решалась подать голос, хотя Хирано и вернулся к источнику почти сразу за Мерси. В отличие от Ямамото, он как раз-таки слышал странные зовущие крики девушки, и теперь терялся в догадках, кого именно она могла просить появиться в столь нелюдимом месте. "Выходите…" - словно к старым знакомым обращалась. Так ничего и не придумав, черноволосый погрузился в теплую цветную воду, оставив Ямамото в одиночестве обследовать деревья. Все равно кроме них двоих на несколько километров вокруг не осталось ни одной живой души.

"Однажды она доведет меня до инфаркта…" - задумчиво смотрел Ямамото Хикару вслед отъезжающим автомобилям несколько часов спустя. И он был бы неприятно удивлен, узнай, насколько его мысли похожи на те, что блуждали сейчас в голове Хирано Таики. Черноволосый сидел напротив Мерси и молча скользил взглядом по точеному профилю - стараясь казаться невозмутимой, девушка упрямо рассматривала ночь за окном.

"В крайнем случае, я всегда могу ее связать", - решил, наконец, Таики. От улыбки, которая на миг отразилась на его лице, Мерси стало страшно. 3 августа 20ХХ года

"Дорогой дневник. Вот и закончился мой маленький двухнедельный отпуск. Завтра приедет Сёя и увезет меня прямиком в токийскую резиденцию семьи Томаши. Ах, нет! Сначала мы поездим по городу, заметая следы и отрываясь от возможного "хвоста", а потом какими-то извращенно-тайными путями прошмыгнем по черному ходу прямиком в гараж. Это же конспирация! А Сёя, как истинный ее почитатель, просто не может повести себя по-другому. Смешно до колик…

И грустно, как представлю, что придется до конца лета сидеть под замком. Вчера поговорила с дедом по телефону - сказал, что дома меня ждет сюрприз. Зная любимого предка, это мог быть пазл на пять тысяч деталей. Или набор для вязания с толстой книжкой-инструкцией. Потом позвонила бабушка и мрачным тоном сообщила, что "сюрприз" тявкает, писается и грызет все подряд. Когда я робко уточнила породу, бабуля совсем погрустнела. "Карликовый чихуахуа"… Залезла в интернет: у… блин. Выпученные глаза, уши-лопухи, шерсть во все стороны… за что ты так со мной, дед-уэ?! Очень надеюсь, что мне просто с картинками не повезло, потому что если питомец окажется хотя бы вполовину таким же "симпатичным" как в интернете, я с ним в одной комнате не останусь - страшно. Блин, лучше бы мне крысу подарили… Эй, подружки! Кому нужна карманная псинка? Почти не б/у!

В общем, меня честно предупредили, чтобы я сделала радостное личико, и изобразила удивление. Ну… второго будет вдоволь, это я гарантирую, а вот с первым могут случится проблемы. Зарыдать не зарыдаю, но… Дед! Ты же знаешь, как я не люблю собак!

Ладно, не думаю, что все будет так уж плохо. В конце-концов, появится время, чтобы вспомнить грамматику любимого английского языка… До чего же сложно, оказывается, возвращаться к жизни Мерседес Томаши после того, как испытал свободу, доступную Мерси. Я иногда сама забываю, кто я на самом деле. Ведь это так просто: пропустить момент, когда игра становится частью жизни. И когда красивая выдумка заменяет собой реальность…"


Глава 13.


Пошла вторая неделя второго триместра. Мерси втянулась в учебный процесс, перестала клевать носом на уроках и просыпаться от осторожных тычков Таики под руку. Их парты стояли рядом, хотя девушка могла поклястся, что до каникул на месте Хирано сидел другой ученик.

- А разве нам разрешают меняться местами? - шепотом поинтересовалась она после того, как учитель, согласно правилам, представил нового студента. Таики загадочно улыбнулся:

- Только по договорённости между учениками и если текущее положение дел одному из них создает препятствие для успешной учебы.

Мерси покачала головой, представляя, как ее экс-сосед слезно умоляет педагогический состав позволить ему пересесть за другой стол. А за дверью его поджидает невозмутимое "препятствие" в лице господина Хирано. Такие жесткие правила в свое время стали одним из откровений для Мерси, потому как в американской школе если что и мешало поменять парту, то только свирепый хозяин облюбованного места. Здесь, в Фузиоку, за каждым учеником был закреплен личный номер. К нему прилагался индивидуальный стол, шкафчик для одежды со сменной обувью и даже строка для фамилии в школьном журнале. Меняться номерами было непростительным нарушением школьного устава, который ей наизусть зачитал Итиро еще в первый день знакомства. Он был бы удивлен, узнай, как много информации Мерси умудрилась запомнить. Впрочем, в школе, где "золотая молодежь" составляет 99 процентов обучающихся, Устав в результате может оказаться строго неизменным как раз для оставшегося одного.

- Мерси-сан, чего так медленно?

Девушка оглянулась. Ее быстро догоняла Юмико. Кто бы мог подумать, что в такой малышке крылась способность бежать пять километров со скоростью племенной гончей. Вот и сейчас, Мерси только к третему кругу приступала, а юный оборотень заканчивала шестой. Это ее надо было послать на городскую олимпиаду по бегу вместо той субтильной трудоголички из "первого Д".

- Любишь ты физкультуру, Юмико, - усмехнулась девушка.

- А ты - нет? - поравнялась с ней оборотень.

- Только отдельные виды спорта. И бег не входит в их число.

- Да уж, - бегунья покосилась на стайку демониц, еле переставляющих ноги где-то в хвосте, и едва не ляпнула "все вы одинаковы". Вовремя спохватиться помог предупредительный взгляд, брошенный Таики из-под густых ресниц. Он даже на физкультуре не применул выделиться гардеробом - черный спортивный костюм и кроссовки. Не то, что шортики с футболкой да кеды, как у остальных учеников.

Добежав, наконец, последний круг, Мерси вытерла лицо полотенцем и чертыхнулась. Во рту пересохло, ноги горели от усталости, дыхание сбилось. Еще и воду в машине забыла.

- Ладно, - пробормотала девушка, - наверняка здесь где-то отыщется питьевой кран.

Для середины сентября день выдался непривычно ярким. В воздухе уже пахло пожухлой листвой и приторными осенними цветами. Кое-где летала едва заметная паутинка. Но природа, словно отчаянно хватаясь за последние отблески лета, не желала отказываться от возможности побаловать себя теплом…

Мерси почти обошла школу по кругу, когда улышала голоса. Они шли из небольшой пристройки под лестницей, которую школьные уборщицы использовали как кладовую. Голоса были злые, дребезжащие, вот-вот готовые сорваться в крик.

- Спрятаться решила, да? - приглушенно визжал один.

- Самая умная?! - вторил другой. Еще несколько подтявкивали, явно соглашаясь.

Мерси нахмурилась. Пройти мимо? Да, пожалуй, это будет самое правильное решение. Но вдруг заповедный краник как раз-таки там? А она возьмет и уйдет. И кто-то его сломает. И Мерси уже никогда не узнает, какая вкусная там была вода… Когда же из-за двери послышался звук пощечины и слабый писк в ответ, девушка уже не сомневалась: "точно там!"

- А ну убрала от нее свои грязные руки, мымра! - рыкнула она, буквально ворвавшись в кладовую. Пять изумленных девиц синхронно повернули головы. Между ними, сжавшись в комочек, сидела явно ученица средней школы - маленькая, затравленная, испуганная, как побитый камнями щенок.

- Целой толпой набрасываться на малолетку! - взорвалась Мерси. - Это подло!

"Вот блин, совсем по-японски выражаюсь, - удивилась она про себя. - Сейчас осталось только лекцию о поведении прочесть и, можно сказать, ассимиляция завершена".

- А ты кто такая? - взвилась одна из "мучительниц". Не обращая внимания, Мерси вошла в круг невольно расступившихся девиц и протянула руку побитой.

- Тебя как зовут-то?

- Мисаки, - всхлипнула она и добавила шепотом. - Не надо было тебе вмешиваться.

- Это уж позволь мне самой решать.

- Самая крутая, да?! - набычилась все та же агрессивно настроенная "хозяйка территории".

- Крутыми бывают только яйца, - автоматически отбрила Мерси. - А вы, я смотрю, тут стервятников изображаете?

- Чего?!

- Всем скопом заклевываете более слабого противника и рады?

- А ты кто - сестра милосердия, чтобы нам такие вопросы задавать? - подала голос вторая девица.

- Спрячься в норку и не чирикай, - беззлобно посоветовала рыжая американка.

- Да как ты… - девчонка гневно подалась вперед, наткнулась на полный презрения взгляд и отпрянула обратно.

- Послушалась бы ты совета этой дряни, - прошипела самая высокая и самая растрепанная "воительница". - И не лезла не в свое дело. Она у меня парня увела и за это поплатиться. А будешь ее защищать - и тоже получишь.

- Они даже не встречались, - глотая слезы, пробормотала "жертва".

- О как! - усмехнулась Мерси. - Что, кавалер выбра другую, и ты решила избавиться от соперницы?

- Я сейчас и от тебя избавлюсь, если не заткнешься!

- Ну, попробуй, - улыбнулась девушка, осторожно перетягивая Мисаки к себе за спину. Это оказалось последней каплей для неудачливой влюбленной. Завывая мартовским котом, на которого добрые хозяева вылили ушат ледяной воды, она скрючила пальцы и попыталась мазнуть нахальную рыжуху когтями по лицу. Остальные девицы будто только того и ждали. Подбодрив себя воинственными криками, они бросились в атаку. Мелькнули в воздухе черные пряди, сверкнули гневом раскосые глаза… не прошло и минуты, как барышни были разбросаны по всему периметру кладовой. Мерси самодовольно улыбнулась, потирая ладони.

- А я тебя знаю… - вдруг приподняла голову одна из жертв дзюдоистки. - Ты ведь из "первого-А", верно?

- Да, - почти ласково улыбнулась Мерси. - Меня зовут Тадаши Мерси. И если, вы, клуши, еще раз перейдете мне дорогу, или хоть пальцем коснетесь Мисаки-сан, р-растерзаю. Усекли?!

На мгновение глаза девушки из синих стали почти фиолетовыми. Лица побитых вытянулись, одна чересчур мнительная особа рухнула в обморок, что Мерси списала на неправильно рассчитанную силу удара, а Мисаки, вместо того, чтобы броситься спасительнице в ноги, с писком выскочила из кладовой. Рыжая проводила ее удивленным взглядом и фыркнула:

"Вот и помогай после этого людям".

Одернув футболку и нацепив на лицо маску невозмутимости, Мерси прошла к двери.

- Растерзаю?! - Ямамото ждал девушку у выхода, и его грозный вид не предвещал ничего хорошего.

- Какого черта ты здесь делаешь?

Вместо ответа Хикару схватил Мерси под локоть и куда-то потащил. Девушка послушно сделала шагов десять, а потом резко выдернула руку:

- Что ты творишь?

- Это что ты творишь?! - злобно сверкнул глазами Ямамото, нависая над рыжеволосой ученицей. Мерси вжалась спиной в стену и бросила на парня недовольный взгляд:

- Я защищала младшеклассницу.

- Похвально, - воскликнул Хирано с таким выражением, словно думал при этом "чтоб она провалилась, твоя младшеклассница". - Но как ты это делала?

Девушка поднялась на носочки и, запрокинув голову, прошипела в лицо Ямамото:

- Они первые на меня набросились. Мне нужно было дать себя побить?!

- Тебе не нужно было их запугивать! - вконец взбеленился парень, ударяя ладонью по стене с такой силой, что на белой краске явственно проступил контур длинных пальцев. На землю с тихим шорохом опустилось несколько крупных хлопьев штукатурки. Мерси проводила взглядом их неспешный полет и на всякий случай покосилась на низкий, нависающий над ее головой карниз. Ямамото недовольно глянул на испачканную ладонь, потом на поврежденную стену и побледневшую девушку. - Пойми, - уже гораздо спокойнее продолжил он, - нечисть не может говорить, что она кого-то растерзает.

- Но я не нечисть!

- Ты из "первого-А", - парень наклонился ниже, так что Мерси ощутила его дыхание на виске. - Что бы ты себе не думала, многие будут верить, что ты демоница, оборотень, вампир, или еще кто в таком же роде. Пусть даже ты не будешь давать повод. Пусть даже у тебя за спиной прорежутся ангельские крылья, а над головой выростет светящийся нимб. Уже только за то, что ты окружена нечистью, тебя будут к ней причислять. И за это будут бояться. Не все, конечно. Но вон на тех девиц ты произвела неизгладимое впечатление. Зачем же усугублять ситуацию?

- Ну и что? - упрямо буркнула Мерси, отводя взгляд. - Пусть бояться. Будут на рожон поменьше лезть.

- Мерси-тян, - Ямамото осторожно коснулся ее щеки. - Школа терпит класс нечисти как раз потому, что от него не возникает проблем. Если ученики будут опасаться ходит рядом с вами на переменах, "первый-А" попросту расформируют. Ты ведь этого не хочешь?

Девушка вздохнула. Может, ей и хотелось учиться в классе, который бы не напоминал очередную версию "семейки Адамс"… раньше. Но время шло, и она привыкла к своим ненормальным одноклассникам. Да и они, похоже, приняли ее. Не навязывали свое общество, но и не сторонились. Не пытались заразить своей манией к переодеваниям или отправить к дантисту для наращивания клыков. Не клеили хвост к юбке, не цепляли брелоки с черепами на сумку… Так как же она может позволить себе разрушить эту их маленькую невинную игру?

- Я все поняла, Хикару-кун, - твердо ответила девушка, глядя в пол. - Извини.

- Учти, Мерси-тян, - спокойный голос парня сменился насмешливым. - Если ты не перестанешь действовать, не подумав, мне придется применить меры.

На мгновение девушка лишилась дара речи, но когда ее американская непреклонная натура уже почти взяла контроль над губами для совершения еще одного необдуманного поступка, Ямамото закончил:

- Как президент школьного студсовета, мне не пристало закрывать глаза на подобные вещи. Но сегодня я тебя прощаю. И, кстати, - Хирако указал за спину Мерси. - Ты не это искала?

Девушка обернулась и увидела изящную поилку-фонтанчик. Как она могла ее не заметить? Остановилась-то буквально в двух шагах.

- Откуда ты… - но девушке так и не удалось обвинить Ямамото в слежке: у глухой школьной стены, уходящей в обе стороны белыми полотнами, она осталась одна.

- Уж кто бы говорил про нечисть, - пробурчала Мерси, представляя, как Хикару выпускает из ладони липкую струю паутины и в красном латексном костюме взлетает на крышу.

Весь день она проходила в ужасном настроении, не обращая внимания на вопросительные взгляды Таики и тревожные покашливания Сёя.

А на следующее утро у школьных ворот ее встретила смущенная Мисаки.

- Простите меня, - без предисловий склонилась она в традиционном японском поклоне. Мерси несколько секунд рассматривала ее напряженную спину, а потом усмехнулась:

- Да ладно. Я не обижаюсь.

- Но мне не следовало тогда так поспешно убегать.

- Ты была слишком взволнована, чтобы принимать правильные решения, - пожала плечами девушка, обходя так и не выпрямившуюся Мисаки по дуге.

- Вы меня спасли, а я вас даже не поблагодарила, - продолжала каяться младшеклассница.

- Не бери в голову, - отмахнулась девушка.

- Пожалуйста, скажите, как мне загладить свою вину? - уже почти навзрыд выкрикнула школьница и замерла в ожидании приговора. Мерси глубоко вздохнула:

- Я же сказала: ничего не нужно. Ты только что извинилась, и я тебя простила. На этом - все. Успокойся.

- Нет, я так не могу…

- Бли-ин… - девушка потерла пальцами лоб, что свидетельствовало о нарастающем раздражении. Ей так и хотелось крикнуть: "Чего ты ко мне привязалась? Если так тяжело, пойди, побейся головой о стену, авось, полегчает". Но эта же пойдет и побьется!

Вокруг стала собираться толпа. Кучкующиеся ученики шепотом спорили о том, чем именно худенькая младшеклассница умудрилась обидеть ученицу старшей школы. Откуда-то послышались смешки - там Мерси сравнивали со скандинавской валькирией, которую за ногу тяпнула пекинес-Мисаки. Причем нога была окольчужена, потому воительница нападения не ощутила, а вот бедная псинка лишилась половины челюсти, но все равно отчаянно просит прощения за свой неблагородный проступок. А кое-где уже шныряли ушлые букмекеры из числа тех же учеников. На что именно они заключали пари, Мерси так и не услышала, но с ситуацией надо было что-то срочно решать.

"И как только Ямамото еще не появился?" - думала девушка, высматривая в толпе знакомую каштановую шевелюру. Но то ли президент пока не знал о новой забаве, то ли давал ей время разобраться самостоятельно, только ни Хикару, ни Таики, который наверняка знал бы, что сейчас посоветовать совсем растерявшейся Мерси, рядом не было.

- Мисаки-тян! - воскликнула девушка, решая поступить необычно и сразить толпу своей оригинальностью. Зрители малость оглохли от первого "выпада" и замерли в ожидании продолжения. Вызвав на лице выражение вселенской скорби, Мерси с разбегу бухнулась перед младшеклассницей на колени и прижала ее сгорбленную фигурку к груди. Синие глаза наполнились слезами. - Я так рада, что с тобой ничего не случилось, Мисаки!

- Ап! - только и сумела выдохнуть испуганная девочка. В толпе зароптали. Мерси злорадно усмехнулась, опуская лицо. Но ее улыбка мгновенно померкла, когда младшеклассница выковырялась из крепких объятий рыжей американки и на всю улицу заявила:

- Прошу тебя, будь моей подругой!

"Телохранительницей, ты хотела сказать?" - пронеслось в голове у Мерси, но отступать было некуда.

- С радостью! - выдохнула она.

- Станем неразлучными подружками?! - уже откровенно сияла Мисаки.

- А это как? - подозрительно уточнила девушка.

- Будем все делать вместе! - радостно объяснила девчонка.

"Куда-то мы не туда забрели…" - растерялась "валькирия", но в этот момент на ее плечо легла тяжелая женская ручка:

- Место неразлучной подруги Тадаши-тян уже занято, - с улыбкой заявила Юмико. За ее спиной, невозмутимо разглядывая обнимающуюся парочку стоял Таики. Мерси сразу почувствовала себя лучше: если черноволосый музыкант рядом, то ситуацию наверняка удастся разрулить без потерь. Мисаки переводила взгляд со своей рыжеволосой спасительницы на застывшего оборотня с ласковым оскалом на лице и медленно впадала в транс.

- Не переживай, - подмигнула ей Юмико. - Если хочешь дружить с Мерси-тян, я препятствовать не стану.

- Скоро звонок, - Таики приблизился абсолютно бесшумно, так что вздрогнула даже оборотень. Не опуская головы он скосил глаза на Мисаки - девочке было явно достаточно на сегодня общения с нечистью. Словно завороженная, она поднялась с земли, молча поклонилась опешившей Мерси и сомнамбулой, не моргая, скрылась в толпе. Если у кого и оставались сомнения в сущности господина Хирано, они успешно развеялись. Судорожно вздохнув так слаженно, словно это был единый организм, толпа рассосалась.

- Иди, Юмико, - небрежно приказал Таики. Мерси подняла удивленный взгляд на убегающего оборотня и пожала плечами. Пожалуй, она единственная, кто упрямо не желал признавать очевидного и считал Хирано просто талантливым студентом.

- Что здесь произошло, Мерси-тян? - черноволосый присел перед девушкой на корточки и с самым серьезным видом посмотрел ей в глаза. Мерси чуть заметно покраснела: он впервые обратился к ней ласкательно "-тян", правда, таким суровым тоном, что она едва не упустила это из виду.

- Сама не знаю… - пробормотала она, желая как можно скорее избавиться от этого осуждающего взгляда золотистых глаз.

- Ты заигралась, - тихо констатировал Таики.

- Прости… - еще ниже наклонила голову Мерси. Ей и самой было понятно, как по-дурацки выглядел ее поступок. Она ведь просто посмеяться хотела, а все едва не обернулось очередной проблемой. Какое-то время черноволосый осматривал ее пунцовые щеки, а потом протянул руку. Смущенная Мерси осторожно вложила в нее свою ладошку и поднялась на ноги.

- Знаешь, Мерси-тян, - не выпуская тонких пальчиков, Таики ступил ближе, и девушка почти коснулась лбом черного бархатного отворота его пиджака. На мгновение ей безумно захотелось броситься вперед и прижаться к его груди, но вместо этого она лишь глубоко вдохнула особенный запах, невидимой дымкой окутывающий Таики: упоительный, чарующий запах осеннего леса. Такой чистый, чуть заметный… желанный. Мерси вдруг поняла, что, закрыв глаза, откровенно наслаждается этой близостью, а Таики, склонившись над ней, замер, словно давая ей такую возможность. Она стремительно покраснела и вскинула лицо:

- Что, Хирано-кун?

- Манипулировать людьми - не так и плохо, - закончил мысль черноволосый. Потом чуть отстранился и добавил, - но манипулятор, который не может предугадать реакцию жертвы, обычно попадает впросак. В следующий раз тебе следует быть внимательнее и не действовать наобум.

Мерси опять опустила голову.

- Идем в класс, - после паузы позвал Таики. Девушка понуро кивнула и пошла вперед. - Ты научишься, - внезапно шепнул черноволосый ей на ухо. - Обещаю.

И от этих слов, от того, что он, Хирано Таики, в нее верил, Мерси стало теплее. 17 сентября 20ХХ года

"Дорогой дневник. За последние пару суток два человека, с мнением которых я считаюсь, намекнули о том, что я - дура. И самое страшное - я это заслужила. Не понимаю, почему в последнее время веду себя как неразмный ребенок. Что заставило войти в ту проклятую кладовую? Ведь подсказывала же интуиция топать своей дорогой! Ворвалась как служба спасения для униженных и оскорбленных, разметала по углам школьниц… Нет, они, конечно, заслужили наказания, но кто я такая, чтобы их судить?!

А что на меня нашло сегодня утром? Девчонка, правда, та еще прилипала, но ведь подавляющее большинство японцев именно такие! Если они считают себя виноватыми, от них невозможно откараскаться. У них, видите-ли, чувство долга, ответственности. Ну, зачем нужно было выставлять ее, а заодно и себя, на посмешишься? Да, в тот момент мне показалось это безумно веселым, а главное - стопроцентно выигрышным делом. Мисаки должна была смутиться и уйти, не принимать участие в этом спектакле, как сделала бы я, или остальные нормальные люди. А толпа бы посмеялась, воспринимая все как забавную шутку. Теперь-то понятно, что я, человек, который не может даже назвать свое настоящее имя, едва не обзавелся "неразлучной подружкой". Еще одна непонятная японская блажь… Хорошо что Таики так вовремя появился. Еще и Юмико помочь надоумил. Что бы я без него делала?

Но какого черта его нужно было начинать обнюхивать?! Нет, я, конечно, на запахи очень активно реагирую. У меня с детства каждый пахнет по-своему и уже в соответствии с асоциациями, которые вызывает тот или иной аромат, я делаю определенные выводы о человеке. Дед, например, пахнет хурмой: терпкостью и ледяным холодом. Бабушка… она Сакура и есть - полная противоположность деду. Цветущая вишня, сладкая и чудесная. Ее запаха хватит на двоих, а если бы не дедово свойство покрывать своим ароматом ее - то и на троих. Хикару тоже пахнет… рекой. Не океаном, с его резким йодистым оттенком, не солоноватым морем, а именно укрытой деревьями речкой - чистой и свежей, с привкусом камышей и кувшинок. Вкусно и чуточку дерзко… Юмико, как это ни странно, пахнет псиной. И мне этот запах очень не нравится. В конце-концов, если у тебя дома овчарка, ее можно было бы стирать и почаще.

Но запах Таики для меня притягательнее остальных. Я долго не могла понять, с чем его сравнить. А однажды глянула в его глаза, когда он по своему обыкновению смотрел на заходящее солнце, и увидела золотые искорки на черном фоне. Будто осенние листья на дне колодца. И в тот момент я словно прозрела - его спокойствие, уверенность и кажущееся равнодушие… Он - сама осень. Убийственная в своей неотвратимости, она может подступить мягко, словно крадучись, аккуратно развешивая по деревьям спелые груши и разрисовывая листья. А может ворваться штормовыми ветрами, вмиг заморозив алые гроздья рябины. И даже это будет казаться правильным, потому что осень - она такая и есть, способная на коварство, на подлость, на худшее из того, что можно ожидать от природы… и в силу собственной приходи дарующая легкие мимолетные улыбки. И Бабье лето, как напоминание о том, что в этом году уже не повторится.

Я никогда не любила осень… Так почему же мне так сладко, когда Таики держит меня за руку?"


Глава 14.


Уже неделю Мерси настойчиво обхаживала Хирано. Он отвечал категорическим отказом на ее предложение, стараясь не попадаться девушке на глаза во время перемен, и решительно отметал всякую попытку обменяться записками на уроках. Ворча обиженным ежиком, девушка поджидала его после уроков у выхода из Школы, единственным результатом чего стала выработанная привычка черноволосого сбегать домой окольными путями.

- Ну, пожалуйста, Таики! - со слезами на глазах просила настырная американка. - Пожалуйста-пожалуйста!

- Мерси-тян, я снова вынужден тебе отказать, - устало отмахивался от нее парень.

- Но это будет так здорово!

- И, тем не менее, меня эта затея не вдохновляет. Прости.

- Таики, ты единственный, кто может меня выручить, - девушка молитвенно сложила руки.

- Попробуй найти кого-нибудь еще.

- Где же я смогу отыскать еще одного такого певца? - откровенно возмутилась Мерси. Знает ведь, паразит златоглазый, что он - лучший из лучших. А ведь план казался просто идеальным. У девушки были все карты, чтобы разыграть потрясающую комбинацию. Нужно было только вместе их сложить: путь к Президенту открыт, едва ли розами не устелен; отличный певец с потрясающими внешними данными присутствует; набор музыкальных инструментов на любой вкус имеется; даже место в подвале восточной башни и то практически доступно… Все совпало. Если бы Таики не заартачился.

- Мерси-тян, - он пристально посмотрел девушке в глаза, - я полностью поддерживаю твою идею создать в школе драм кружок, но в труппу ты меня не зачислишь. Извини.

- Таики-кун, ты, наверное, не совсем понял идею, - азартно блеснула глазами девушка. - Мы создадим сценарий, наберем актеров, сделаем декорации…

- Студсовет будет против.

- Что я, с Ямамото не договорюсь? - самоуверенно фыркнула Мерси. Парень промолчал, но его красноречивый взгляд говорил о многом. И он-таки оказался прав.

- Школе не нужен драм кружок, - в кабинете Президента стало на несколько градусов холоднее. Мерси замерла напротив Хикару с подбоченившимся видом и страстной надеждой прожечь ему вглядом дырку на переносице. - К тому же, поправь меня, если я не прав, - Ямамото с усмешкой пропустил рыжую прядь между пальцами, - разве дед не запретил тебе публичные выступления?

- Ты-то откуда об этом знаешь?!

- Пусть это будем моим маленьким секретом, - синеглазый склонился над девушкой, обжигая ее щеку горячим дыханием. Мерси выставила вперед руку и уперлась ему в грудь:

- Я не буду петь, - продолжала она гнуть свою линию. - И "благодаря" деду, музыцировать тоже не буду.

- Тогда какова же тогда твоя роль в этом хитром дельце? - мурлыкнул Хикару, неумолимо придвигаясь ближе. Мерси скрипнула зубами:

- Я - сценарист, организатор и режиссёр.

- Хм, - задумчиво ухмыльнулся Ямамото. Мерси не выдержала натиска и сделала шаг назад. Потом еще один, в результате оказавшись прижатой к стенке.

- Ну, так что, выдашь мне разрешение? - грозно глядя снизу вверх на нависшего над ней Хикару, спросила она.

- Боюсь, что нет, - театрально вздохнул тот. - Во-первых, если ты хочешь зарабатывать на билетах, то должна включить в цену не только "зарплаты" актеров, но и аренду помещения…

- Это же смешно! - перебила Мерси. - Подвал все равно простаивает без дела!

- … инструментов, - игнорируя ее возгласы, продолжал Хикару, - плату за установку сцены, покупку спец техники…

- Это я могу и за свой счет сделать! - запальчиво вставила Мерси.

- Действительно? - прищурил глаза Ямамото и девушка сникла. Да… Тут одной тысячей чертовых японский йен не обойдешься. Вряд ли дед вот так запросто подпишет чек…

- Я спонсоров найду… - уже тише пробормотала она.

- Умница, - снисходительно похвалил синеглазый, от чего Мерси захотелось апробировать на нем какой-нибудь из приемов кунг-фу. Желательно тот, от которого синяков побольше остается.

- Так ты все же дашь разрешение? - почти прорычала она.

- Нет, - Ямамото равнодушно пожал плечами и вернулся к столу. - Это убыточное предприятие, Мерси-тян. Даже если первую инвестицию ты привлечешь, в чем я, конечно же, нисколько не сомневаюсь, последующая деятельность театра не сможет окупиться. Подумай сама. В нашей школе не так много талантливых актеров, да еще с хорошими голосами. Значит, ты сможешь нанять только одну труппу, и то - небольшую. С ней получится нормально разучить от силы три-четыре спектакля в год. Это, если предположить, что все свободное время ты будешь тратить не на учебу, а на подготовку к представлению. В результате ты и твои актеры начнут отставать на уроках, чего я, как Президент школьного студсовета, никак не могу допутисть. Но даже если обойти стороной момент вашего образования, как ты думаешь, какую прибыль вы сможете получить за столь ничтожное количество спектаклей? Сможете ли вы ценой за билеты (не забывай, что, хотя эта школа и для богатых подростков, за них платят родители, и некоторые по части скупердяйства могут дать фору даже твоему деду) окупить ежемесячные издержки на персонал, электроэнергию и аренду?

Мерси, насупившись, молчала. Ее генильная идея шла на дно быстрее легендарного "Титаника". А Ямамото будничным тоном продолжал:

- В один прекрасный момент ты прибежишь ко мне за дотациями и мне прийдется их тебе выделить. Ведь сцена установлена, театр функционирует, нельзя же просто взять и закрыть его? Таким образом, это будет еще одна статья расходов в нашем бюджете, что, разумеется, весьма нежелательно. Поэтому я заранее не даю согласия на твою затею. Прости, Мерси-тян.

- В Штатах драмкружки есть в каждой школе! - не сдержалась Мерси. - Они же как-то работают! Им не приходят счета за аренду - школа выделяет помещение, которое никто не использует. Они не платят за воду - эти несколько долларов в месяц просто не стоят того, чтобы устанавливать отдельный счетчик. И вообще…

Девушка даже охнуть не успела, когда Ямамото вдруг сорвался с места и вновь прижал ее спиной к стене. Только теперь его глаза уже не искрились смехом - в них плескалась злость:

- Ты уже не в Штатах, Мерседес, - прошипел он. Девушка вздрогнула, услышав свое настоящее имя и отвернулась. Несколько долгих секунд Хикару всматривался в ее профиль, потом нежно коснулся пальцем щеки и вздохнул. - Тебе нельзя забываться. Даже когда мы наедине. Твой дом - Япония. Смирись с этим. Здесь другие правила. Ты можешь принять их, безропотно и спокойно, а можешь бороться с отчаянием львицы. Но ты все равно проиграешь.

- Иногда мне кажется, что вы против меня сговорились, - буркнула девушка. Ямамото удивленно выгнул бровь:

- Хочешь сказать, Хирано отказался блистать на твоей сцене?

- Наотрез.

- Что ж, - сделал вид, что задумался Хикару, - может, порадовать себя и все же дать вам разрешение? Пускай бы поломал голову над тем, как это исправить…

- Ты вообще сейчас о чем? - подозрительно нахмурилась Мерси, но Хикару только усмехнулся:

- Юная леди, у вас еще есть вопросы к Президенту? Тогда позвольте несчастному заняться насущными делами. И на будущее, пожалуйста, записывайтесь предварительно, а не врывайтесь без приглашения, пугая секретарей и заместителей. Мне пришлось отложить две встречи и одно заседание, чтобы выслушать вашу гениальную идею.

Девушка покраснела, оттолкнула Ямамото и с язвительной ухмылкой присела в реверансе:

- Как вам будет угодно, господин Президент. И, дабы не смущать Вашу Светлость более своим присутствием, даю вам торжественное обещание, что с сегодняшнего дня по всем вопросам к Вам будет обращаться персона никак не ниже должностью, чем наш глубокоуважаемый староста. Всего доброго!

Немного опешивший Ямамото проводил девушку взглядом и прислонился к столу:

- Она и без помощи Хирано типичная нечисть… А что будет когда запоет?

Мерси шагала по аллее, с трудом сдерживая ругательства. Уже давно ей не было так обидно. Неужели в этом мире всё настроены против нее? Дед, Таики, Хикару… никто не желает протянуть нечастной девушке руку помощи. Да пускай даже не помогают - хотя бы не мешали! Казалось, только ленивый ей палку в колесо еще не вставил. Как прикажете работать в таких условиях?!

- Мерси-сан, - неожиданно раздалось за спиной.

- Чего?! - рявкнула девушка, но тут же осадила себя, заметив испуганный блеск в глазах двух старшеклассников. - То есть, - замялась она. - Я вас слушаю.

- Меня зовут Амано Шу, - поклонился один из парней. - Ученик "Второго Дэ" класса. Я хотел поблагодарить Вас за помощь Акияма Масаки-тян.

"Выходит, это ее парень", - Мерси задумчиво скользнула по нему взглядом: невысокого роста, плотно сложеный, с забавным хохолком на голове. Обычный школьник - за что тут друг другу косы рвать? Улыбнувшись, девушка смущенно покачала головой, копируя стандартное поведение японских девушек в ответ на благодарность:

- Нет, что вы. Я была счастлива помочь.

- Позвольте Вам представить Кимуро Найто, ученика "второго Ка" класса.

Мерси церемониально раскланялась с новым знакомым, удивляясь при этом, что в их школе такое количество параллелей. Когда она подняла голову, Шу рядом уже не было. Зато Кимура смотрел подозрительно светящимися глазами. Как кот на вожделенную колбасу. Мерси этот взгляд сразу не понравился.

- Я могу как-то вам помочь, господин..?

- Прошу вас, просто Найто!

- Ну, если вы настаиваете… - парень яростно закивал. Мерси с любопытством следила, как очки с желтыми стеклами, подпрыгивая, сползают по его переносице.

- Мерси-сан, я… - юноша замялся. - Я долго за вами наблюдаю! - выпалил он, наконец, и затих, напряженно фиксируя реакцию девушки. Ее не последовало. Мерси смотрела на круглощекого застенчивого старшеклассника, который немного уступал ей в росте, и улыбалась, в ожидании продолжения.

- Вы… - дождалась она, наконец. - Вы не против сходить со мной на свидание? В эти выходные?

Взгляд узких черных глаз стал просящим.

- Вы знаете, - чуть поморщилась Мерси. - У меня так много домашней работы и…

Найто понял, что любовь, как ему казалось, всей его жизни, сейчас пошлет его куда подальше, и решился на экстренные меры:

- Я согласен на любой другой день, на любое время! Куда вы хотите пойти? В парк развлечений? В кино?

Мерси подавилась уже заготовленной фразой твердого "Нет" и вдруг подумала: "А какого черта?! Схожу с этим мелким, развеюсь. Раз те двое оказались такими гнусами". Она еще раз улыбнулась напряженно ожидающему ответа Найто, и кивнула:

- Буду рада сходить с вами в кино в пятницу после уроков. Только фильм я бы хотела выбрать самостоятельно.

Неподдельный восторг в глазах господина Кимуро в тот момент был ей как бальзам на душу.

В пятницу вечером ухажер догнал Мерси на выходе из школы. Букетик увядших за день красных гвоздик должен был олицетворять бескрайнюю глубину чувств.

- Спасибо большое, - вежливо поклонилась девушка, думая, куда же теперь пристроить этот неудобный веник.

- Позвольте вашу сумку, - едва не рухнул на колени впечатлительный поклонник.

- Нет, спасибо, - улыбнулась Мерси. - Мне не тяжело.

- Но все же, - настойчиво протянул руку Найто и девушка со вздохом подчинилась. Не хватало еще, чтобы они посреди улицы начали в перетягивание портфеля играть.

До кинотеатра дошли без происшествий.

- Прошу Вас, выбирите фильм для просмотра, Мерси-сан!

Девушка скривилась: какое-то чересчур официальное свидание получается. Но первым перейти на "ты" должен, вроде как, мужчина. Покосившись на Кимуро, Мерси поняла, что это не тот случай. Такой типаж и через двадцать лет семейной жизни будет жене по утрам кланяться… ночуя не просто в соседней кровати, а в соседнем здании.

Подойдя к окошку кассы, девушка заглянула в монитор:

"Да… невелик выбор…"

Только в Японии пятничным вечером могли предлагать для просмотра китайский боевик, американскую комедию из серии "Тупой и еще тупее" и старый черно-белый японский ужастик.

- Дайте два билета на "Ужасы ночи", - выбрала из трех зол меньшее девушка, не обратив внимания на внезапно посмурневшего старшеклассника.

"Однако для такого фильма людей не так и мало"… - поразилась Мерси, заходя в маленький зал и буквально проталкиваясь к купленым местам. За ней, понурив голову, шел влюбленный Найто.

- Итак, ты ученик "второго Ка" класса старшей школы? - девушка тепло улыбнулась, чтобы хоть как-то снять напряжение. "Еще и развлекать его теперь весь вечер прийдется", - обреченно подумала она.

- И весьма посредственный ученик, должен заметить, - внезапно раздался голос с переднего ряда. - Вместо того чтобы проводить пятничный вечер в кино, господину Кимуро стоило бы посвятить его учебникам.

- Ямамото, опять ты?! - процедила Мерси, с ненавистью глядя в сияющие голубые глаза. Президент ответил ей веселой улыбкой, а с соседнего от Ямамото кресла устало раздалось:

- Ты права, Мерси-тян… Этот настойчивый юнец повсюду сует свой нос, - и совсем тихо, словно размышляя вслух. - Однажды он может случайно его лишиться… и что же тогда будет?

Мерси наклонилась вперед, почти по пояс высунувшись между сидениями, и с удивлением посмотрела на двух врагов, с невозмутимыми лицами занимающих смежные кресла. Впрочем, даже так они старались оказаться подальше друг от друга, словно бы невзначай опираясь только на внешние поручни.

- Ребята, - не применула отметить девушка, - вы так хорошо смотритесь вместе…

Таики только глаза скосил, а вот Хикару разве что зубами не щелкнул:

- Сядь на место, Мерси-тян, - рявкнул он. - Веди себя пристойно в кинотеатре.

- Как прикажете, уважаемый Президент, - похрюкивая от смеха, Мерси приложила руку ко лбу, будто отдавая честь, и вернулась в кресло.

- Вы знакомы? - ошарашено прошептал ей на ухо Найто. Девушка фыркнула: "а был ли шанс не познакомиться с вездесущим Ямамото?", но ответить не успела: в зале погас свет, на экране показались первые титры, и всем стало не до Хикару.

"Японские ужастики - это что-то…" - думала Мерси, глядя как какой-то полоумный самурай остервенело рубит большую шерстяную куклу, нареченную демоном. Кровища летела во все стороны, внимание к деталям поражало: в момент, когда мозг визжащей жертвы красочно взорвался прямо в развороченном черепе, Найто не выдержал. Схватившись за рот, зеленый парень пулей вылетел из зала.

- Он больше не пойдет с тобой в кино, - не поворачивая головы, констатировал Ямамото.

- Он больше вообще с тобой никуда не пойдем, - равнодушно уточнил Хирано.

Мерси обижено насупилась, бросая убийственные взгляды на парней, поняла, что это все равно ничего не дает, и побежала утешать своего впечатлительного кавалера.

- Не пойдешь за ней? - синеглазый удивленно посмотрел на невозмутимого Таики.

- Фильм хороший, - черноволосый подпер кулаком щеку, - досмотреть хочу.

- Ну, у тебя и вкусы… - чуть слышно пробормотал Хикару.

- Уж какие есть, - в тон ему ответил Таики. Повисла напряженная тишина, прерываемая только дикими визгами с экрана.

- Почему ты ей отказал? - не выдержал Ямамото. - Ведь драматический кружок открывает прямой доступ к музыке. Разве это не то, чего ты добивался?

- Чтобы ходить по воде, - философски ответил Хикару после паузы, - можно стать святым. А можно просто дождаться зимы.

- Думаешь, все будет так легко? - фыркнул синеглазый. - Я ведь уже говорил тебе: ничего не выйдет. Я не позволю.

- Слова, достойные наследника древнейшего рода охотников за нечистью, - одними губами улыбнулся Хирано. - Но вот что я тебе скажу. Мне нужна сирен. Тебе - феникс. Но есть еще один персонаж, кому тоже нужна Мерседес. Кто ради этого убил ее родителей. И от кого столь успешно почти три года скрывал свою внучку Кей Томаши. Вот он-то и есть нашим врагом.

- "Нашим"? - ехидно переспросил Ямамото.

- Я не просто хочу пробудить в ней сирен. Я хочу научить ее защищаться с помощью этой силы.

- Она вовсе не беспомощна, - возразил синеглазый. - Она - феникс.

- "Ловец удачи"? - хмыкнул Хирано. - Ты правда думаешь, что это ей поможет? Против того, кто смог одолеть ее родителей?

- Их смерть была нелепой…

- …случайностью? - с насмешливой ухмылкой закончил фразу Таики. - Те, кто олицетворял саму удачу, погибли в банальной автокатастрофе. И вы, охотники, приняли это как есть? - он какое-то время молча смотрел в экран, потом добавил: - Да и не знает она как это - быть фениксом. Делать-то делает, только спонтанно, неосознанно. Птицу излечила, Юно между камней пронесла, даже девчонке этой, Мисаки, саму себя на выручку направила. Как она сможет бороться с такими навыками?

- Тогда почему бы тебе именно этому ее не учить?

- А, может, мне еще и единорога заразом вырастить? - вскинул брови Таики. - Ты прекрасно знаешь, что демоны не пользуются удачей. Я не имею ни малейшего понятия, как ее призывать.

Ямамото задумался. Он знал, что верить черноволосому - чистой воды безумие. Но где-то внутри только что зародилось сомнение. Нахмурившись, он стремительно поднялся на ноги и, даже не глянув в сторону извечного врага, покинул зал.

Таики слышал, как за Хикару с тихим хлопком закрылась дверь. Он, не отрываясь и даже не моргая, смотрел, как на экране растет гора поверженных самураем бутафорских демонов. Губы черноволосого кривились в победной ухмылке. 25 сентября 20ХХ года

"Дорогой дневник. Сегодня я впервые с тех пор, как переехала в Японию, пошла на свидание. Правда, бойфренд оказался какой-то совсем субтильный. То есть, теперь уже скорее - бывшый бойфренд. Ну почему сразу не сказал, что у него такой слабый желудок и сильное воображение? Еще и от помощи отказался. Не понимаю я этих парней: бежать по улице, покрывшись трупными пятнами и роняя остатки завтрака - это они запросто, а признаться в собственном маленьком недомогании - все, "миссия невыполнима".

Кстати, о парнях. Вот какой шанс в огромном Токио наткнуться в кинотеатре одновременно на Таики и Хирано, да еще так мило сидящих рядышком? Боже, я самый невезучий человек на планете. Если когда-нибудь с неба упадет метеорит, то точно на мою голову. А потом совъет гнездо в волосах и примется давать комментарии, как эти двое. Снобы! Они самые настоящие снобы. Одному лень шевельнуть ножкой и помочь нуждающейся однокласснице с театром. А другой этот же театр -подумать только! - отказывается утверждать из экономических соображений. Что же мне теперь делать? Уже середина осени, а единственная сносная идея, пришедшая в голову за это время, так и не дожила до своего совершеннолетия. Как заработать достаточно баллов, чтобы обогнать этих чересчур умных школьников?.. эх, боюсь, мне все же прийдется устраиваться на работу. Причем, чем скорее, тем лучше.

Но вот что характерно: они как будто даже и не мне мешают, а друг дружке. Будто в какие-то извращенные шахматы играют - вроде все чинно и красиво, а как приглядишься - сплошные военные действия. На людях такие смирные, покладистые, оба "держат" лицо, разве что не раскланиваются. И в то же время - непрекращающаяся слежка, натянутые улыбки, странные, полные "темного" умысла взгляды… мне даже жутковато иногда между ними находиться. Так и хочется броситься на землю: вдруг алебарда пролетит. Откровенно говоря, я бы оставила все как есть и не забивала этим голову. Если бы не собственное невольное участие. Кто бы сказал, какую роль в своем спектакле мне отвели эти два непримиримых врага?"


Глава 15.


- Мерси-сан, ты идешь?

Девушка удивленно оглянулась:

- Юмико-сан?

- Ой, прости, - оборотень окинула взглядом пустую парту "неразлучной подружки" и полностью застегнутый легкий осенний плащик. - Тебя не предупредили, что сегодня - ежегодное собрание?

- Что еще за собрание?

- Ну… каждый класс должен отработать один день в году на благо общества, - Юмико невесело усмехнулась. - В последнюю пятницу сентября студенческий совет собирает всех учащихся старшей школы и раздает задания.

- Очередная развеселая традиция? - хмыкнула девушка.

- Как бы не так… - поморщилась Аканэ. - В прошлом году нас отправили на консервный завод, так я после этого два месяца на рыбу смотреть не могла.

- А мне понравилось, - пожал плечами Юно. - Було вкусно.

- Вот поэтому и не могла смотреть! - рыкнула демоница. - Как вспомню тебя с сырым хеком во рту, аппетит напрочь пропадает.

- А ты меня вспоминай пореже, - подмигнул ей оборотень. - Глядишь, полегчает.

- А прогулять собрание можно? - перебила зарождающуюся перепалку Мерси. - А то меня уже машина ждет.

- Ну… вообще, конечно, можно… только очень нежелательно, - пробормотала смущенная Юмико. Ей еще предстоял долгий разговор со старостой - именно в обязанности молодой волчицы входило информирование рыжей американки обо всех мероприятиях.

- Знаешь, - влез в разговор подоспевший Сатоси. - У нас такой Президент, что к нему лучше сходить, чем объяснять, почему не смог.

- Понятно… - вздохнула Мерси, доставая телефон. - Вы идите, я вас догоню.

- Собрание в западной башне, на первом этаже, - пояснила Аканэ и потащила Юмико к выходу.

- Постоянно забываю, что ей нужно объяснять прописные истины, - сокрушалась оборотень.

- Ты еще неплохо справляешься.

- Просто я хочу ей помочь.

- С чего бы? Почему ты вообще так о ней беспокоишься?

Юмико подняла на подругу большие черные глаза и вздохнула.

- Что ты знаешь? - тут же набросилась на нее демоница. - Ну же! Расскажи. Я обещаю молчать.

- Извини, Аканэ-тян, - печально усмехнулась волчица. Как бы ей ни хотелось поделиться доверенной тайной с подругой, оборотень знала: Хирано-кун ей этого не простит. Голову, конечно, не снимет, но лапы точно поотрывает. А ножки с ручками были Юмико намного дороже, чем хорошие отношения с какой-то там демоницей. Пусть даже с демоницей Каркари.

Насобирав по сусекам смелости побольше, и несколько раз глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, Мерси набрала номер:

- Алё, Сёя-семпай, - извиняющимся тоном начала она.

- Я вас слушай, - мрачно ответил дворецкий, словно уже догодался о сути разговора.

- Извини меня, пожалуйста, но у меня тут внеплановое собрание нарисовалось. Я освобожусь где-то через час.

- Это случайно не ежегодное собрание школьного совета для распределения общественно-полезных работ?

- Ап, - запнулась девушка, нервно теребя выбившуюся из косы прядь. - Откуда ты знаешь?

- У входа в школу висит объявление.

Повисла неловкая пауза. Мерси стремительно краснела, Сёя милостиво давал ей время осознать всю глубину проступка.

- Понимаю, госпожа, - без доли ехидства согласился, наконец, он. - Это так сложно - заметить транспарант на пол стены.

- Ну, извини, пожалуйста! - взмолилась в трубку Мерси. - Я постараюсь побыстрее освободиться.

- И мне опять придется выгуливать вашего пса! - добил Сёя. Девушка издала тяжелый вздох. Эта собака… Она была симпатичнее, чем ожидалось - по крайней мере, не такая лохматая. Но Мерси все равно смотрела на нее как на обузу и отчаянно увиливала от обязанностей хозяйки. Она даже имя песику выдумывать не хотела, обозвав Тамагочи. Теперь каждое утро начиналось с того, что "добрый дворецкий" с мрачной улыбкой запускал тявкающий рыжый комок девушке в спальню. Это никак не способствовало их сближению, поскольку Мерси от такого будильника впадала в легкую ярость, а сама собачка, тоскливо заглядывая в горящие синим огнем глаза своей хозяйки, шустро заползала под кровать, делала там лужу и выныривала только в добрые руки Акиро. Но именно невозможность выковырять "любимицу" из ее убежища позволяло девушке со спокойной совестью оставлять "выгул", "кормежку" и другие обязанности на Сёю.

- Госпожа, - не повышая голоса, журил ее слуга. - Это же ваш питомец. Вы не можете относиться к нему спустя рукава.

"Почему не могу? - удивлялась про себя девушка. - По-моему, отлично получается". Но вслух только личико виноватое делала, справедливо опасаясь мести со стороны дворецкого. Он ведь может подсунуть псинку и в постель, и тогда побудка будет сопровождаться не только "музыкой", но и "дождиком".

- Конечно, Сёя-семпай, я понимаю. Мне очень жаль. В следующий раз я буду внимательнее и с сегодняшнего дня начну тщательно изучать доску объявлений.

- Уверен, что это так.

- А сейчас мне нужно бежать… - потом подумала и осторожно уточнила: - Может, ты бы вернулся за мной через час, а не ждал под школой?

- Госпожа, - с достоинством ответил Сёя. - В отличие от вас, я объявления читаю.

- Так ты дома?! - догадалась девушка.

- Совершенно верно.

- Тогда до встречи, - Мерси засунула телефон в сумку. - Мог бы и сразу сказать…

- Что именно?

Вопрос прозвучал так неожиданно, что девушка даже подпрыгнула. Класс давно опустел - ни одна "нечисть" не желала накликать на себя гнев Президента своим опозданием. Обернувшись, Мерси увидела в дверях Таики и покачала головой:

- Если до нервного срыва меня не доведет Ямамото, это сделаешь ты.

- Я тебя напугал? - улыбнулся парень. - Прости.

Мерси помимо воли залюбовалась этой улыбкой, такой искренней, такой лучистой. Будто осенее солнышко вдруг вынырнуло из-за тучи, чтобы подарить понравившейся девушке немного тепла.

- Да все нормально, - мурлыкнула она, шагнув навстречу своему черноволосому однокласснику, удивляясь, каким образом в таких темных глазах может храниться столько света. - А что ты здесь делаешь?

- Не нашел тебя в западной башне, - объяснил Таики.

- Собрание уже началось?

- Ямамото рвет и мечет, если тебя это интересует, - усмехнулся Хирано.

- Тогда, наверное, здорово, что ты за мной пришел.

- Боишься опаздывать в одиночестве?

Мерси издала нервный смешок, выбегая из кабинета и честно ответила:

- Не хочу попасть в прицел этому громовержцу.

Новоявленный олимпиец стоял на высоком помосте перед кафедрой и обводил собравшихся студентов тяжелым взглядом. Они нервно ежились и старались максимально компактно уместиться на стульях, искренне сочувствуя тому несчастному, на кого выльется Президенский гнев. Неудивительно, что чуть скрипнувшая в полной тишине входная дверь тут же привлекла всеобщее внимание. Мерси застыла на полусогнутых ногах, вцепившись в дверную ручку и не решаясь двинуться дальше. Несколько сотен пар глаз буквально пригвоздили ее к полу. Недолго думая, Таики подхватил девушку под локоть и почти на буксире потащил к первому ряду. Нахально усевшись прямо перед Ямамото, он вызывающе ему улыбнулся и вольготно развалился на кресле. Мерси, стараясь не делать резких движений даже ресницами, осторожно подняла глаза.

"Ты опоздала! - вопил взгляд Ямамото. - И расплатишься за это кровью!"

Вот это было уже слишком.

- Не дождешься, - буркнула девушка, на всякий случай придвигаясь поближе к Хирано. Лицо Президента вытянулось, на секунду став мрачнее грозовой тучи, но когда Ямамото заговорил, его голос был ровным и спокойным, как у высокопоставленного японского чиновника.

- Третий А класс в этом году направляется…

Дальше пошло длинное название какого-то сельскохозяйственного комбината, где несчастным старшеклассникам, судя по всему, доведеться перебирать прошлогоднюю морковь. С последнего ряда донесся обреченный вздох.

Следующему классу повезло больше - их отправили на уборку близлежащего озера.

- Эх, жаль нам это задание не досталось, - завистливо шепнула на ухо Мерси Юмико, сидевшая во втором ряду. - Там, говорят, и на лодках можно покататься в конце рабочего дня.

- Ага, - отрешенно кивнула девушка, с опаской поглядывая на Президента.

"Гитлер и тот выглядел менее внушительно", - думала она. А список "необлагороженных" классов продолжал неумолимо сокращаться.

- Что ж, - наконец, перевернул последний листок своих записей Ямамото. - Как обычно, заканчиваем Первым-А. В этом году наш любимый класс удостаивается особой чести.

- Блин, - всхлипнула сзади Аканэ. - Точно на завод отправит…

- Первого октября Первый-А вместе со Вторым-Б отвезет на экскурсию в ботанический сад Третий-А класс младшей школы.

На секунду в зале повисла тишина. А потом воздух вокруг словно взорвался: его одновременно наполнила волна ликующих, удивленных и явно протестующих выкриков. Но Президент с невозмутимым лицом уже спускался со своей трибуны.

- Пойду-ка я, пожалуй, - сглотнула Мерси, прекрасно понимая, на чьей тонкой шее сейчас сомкнуться пальчики Хикару. Таики глянул вслед удирающей девчонке, усмехнулся и поспешил следом.

- Стоять! - рявкнул Ямамото, словно черт из табакерки выскакивая из какой-то неприметной дверцы и почти успевая перехватить Мерси на выходе из башни. Девушка взвизгнула и припустилась еще быстрее. Охваченная безумием преследуемой жертвы, она зажмурилась и свернула налево, прорываясь сквозь густую полосу невысоких кустов. Едва не оставив в ветках половину прически и карман от плаща, встрепанная девушка выскочила на паралельную дорожку, но набрать скорость не успела.

- И что же мне с тобой делать? - шепнул Ямамото Мерси в затылок. Девушка посмотрела на окольцевавшие ее руки и слабо пискнув, малодушно поджала ноги.

- Могу посоветовать поставить на землю, - в начале дорожки появилась мрачная фигура Таики.

- Посмотри-ка, - усмехнулся Президент, почти касаясь губами девичьей щеки. - Опять этот Хирано.

Мерси скосила глаза на усмехающегося Ямамото, потом на стремительно приближающегося черноволосого одноклассника, и неожиданно громко чихнула.

- Будь здорова, - автоматически ответили парни.

- Это сирень? - отчаянно гнусавя, спросила девушка. - У меня аллергия.

- Дык… - опешил Ямамото. - Чего ж ты сюда вломилась?!

- А я ее сразу не признала…

Тихо ругнувшись, но так и не выпустив девушку из рук, Ямамото развернулся и буквально выволок ее на аллею по уже проторенной в кустах дорожке. Помятые ветви остались трагическим напоминанием о юношеской прямолинейности.

- Ну что, так лучше? - Хикару остановился почти у самых ворот школы, когда девушка, наконец, прекратила чихать и кашлять. Мерси слабо дернулась, аккуратно выбираясь из цепких объятий, и повернулась к Президенту абсолютно здоровым лицом.

- Спасибо, Ямамото-кун.

- Маленькая обманщица, - хмыкнул парень. Сзади послышался смешок. Мерси застенчиво улыбнулась и, махнув на прощание ручкой, нырнула в родной черный лимузин.

- Завтра на десять у школы, - прокричал ей в след Президент. Девушка закатила глаза: почему общественная работа всегда выпадает на выходной день? Рядом пронзительно тявкнул "домашний любимец". Мерси мрачно покосилась на псинку, испуганно забившуюся от этого взгляда в угол сидения, повернулась к Сёя, но от души поблагодарить за компанию не успела: невозмутимый дворецкий молча поднял перегородку.

На следующее утро перед входом в школу развернулись две вражеские армии: по одну сторону от клумбы стояла явно волнующаяся "нечисть" во главе с Ревенантом. По другую - тридцать три богатыря. Вернее, среди них попадались и богатырки, но от этого общий фон не менялся: крупногабаритные, серьезные, с лицами матерых уголовников. Ямамото среди них был как тополь в окружении вековых дубов. Осторожно обойдя клумбу по дуге, Мерси нырнула в толпу одноклассников и протолкалась к Юмико:

- Это что, Второй-А?

- Угу, - грустно кивнула оборотень.

"Как я умудрилась не встречаться в школьных коридорах с такими громадинами?.."

Детские вопли заставили встрепенуться оба класса: в школьные ворота парами входили одинаково одетые маленькие ученики. Крошечные, чернявые, с раскосыми глазками: типичный японский детсткий сад. И не скажешь, что уже в третьем классе.

- Разделились попарно! - услышала вдруг Мерси. Толпа вокруг зашевелилась и быстро рассосалась. Девушка и опомниться не успела, как оказалась перед клумбой один на один с Ямамото. Рядом с невозмутимым Хирано застыла угрюмая девица необъятных размеров, на лице которой запечатлилась непоколебимая решимость удержать под контролем черноволосого млашеклассника. Пройдясь взглядом по образовавшимся группкам, Мерси поняла, что "попарно" означало когда одного представителя "нечисти" сопровождает старший товарищ противоположного пола. В глазах вампиров, демонов и шаманов стояла вселенская печаль. Второй-Б был собран, решительно настроен и подготовлен настолько, что у некоторых за плечами были большие, непонятно чем наполненные рюкзаки.

- Мы точно в ботанический сад идем? - глядя на эти вещмешки, поинтересовалась Мерси у подошедшего Ямамото.

- Не обращай внимания, - улыбнулся парень. - Давай лучше выберем себе ребенка. Автобусы уже ждут.

И прежде чем напарница успела что-то ответить, указал на маленькую вертлявую девочку с косичками.

- Как тебя зовут, юная леди?

- Куроки Нанами.

- Какое красивое имя, - восхитился Президент. - Что думаешь, Мерси-тян? Она нам подходит?

- Ты же не попугайчика в зоомагазине выбираешь, - не меняя ласкового выражения лица, прошипела на ухо Ямамото девушка.

- Так значит, ты согласна?

- Как скажешь, - Мерси протянула ребенку руку и повела к воротам. Большие желтые автобусы гостеприимно распахнули двери для новоявленных "родителей". Уже на ступенях Ямамото на секунду обернулся и коротко кивнул. Остальных детей расхватали в мгновение ока.

- Вот это - ясень обыкновенный, - указывая на дерево, объяснял Президент. - Он принадлежит к семейству маслинных. В древности из ясеня делали копья и боевые дубинки, которые были тяжёлыми и крепкими. Благодаря его упругости и эластичности из него также получались отличные луки. Сейчас из этого дерева делают жерди для гимнастических брусьев, гоночные вёсла, высококачественные лыжи, кии для бильярда, бейсбольные биты… А этот красавец с толщиной ствола в 2 метра - бук лесной. Он может жить до 400 лет. Древесина бука часто используется для изготовления различных изделий: музыкальных инструментов, например, гитар; фанеры, паркета, ткацких челноков, ружейных прикладов, измерительных инструментов. Обработанный паром бук легко гнется. Такая особенность позволяет использовать древесину бука в мебельной промышленности при изготовлении венских стульев и деталей округлой формы.

- Ты прямо ожившая Википедия! - восхитилась Мерси. Ямамото усмехнулся: младшеклассница давно перестала слушай его лекцию, зато ее новоявленная "мамаша" разве что в рот рассказчику не заглядывала. На каком дереве девочка вырвала ладошку из цепкой руки рыжей старшеклассницы, никто и не заметил. Хикару уже приступил к "сосне сибирской кедровой", когда Мерси поняла, что чего-то не хватает.

- Хикару-кун, погоди секунду, - заозиралась по сторонам девушка. - Кажется, мы нашего ребенка потеряли.

- "Нашего ребенка", - проурчал Ямамото. - Как звучит…

- Сконцентрируйся на слове "потеряли"! - осадила его Мерси.

- Не волнуйся. Она наверняка где-то рядом.

Девушка заозиралась: по одну сторону от аллеи росли кусты остролиста, по другую - расстилался огромный луг, сейчас по-осеннему желтовато-зеленого цвета, с множеством лиственных деревьев самых разных пород. Чуть впереди дорога загибала влево и наверх, плавно переходя в ступени, скрывающиеся в густых зарослях рододендронов.

- Говоришь, где-то рядом? - она нервно закусила губу. - А поточнее можешь выразиться?

Ямамото встал на носочки, приложил ладонь "козырьком" ко лбу и закричал:

- Нанами-тян, выходи! Мама волнуется!

- За языком следи! - рыкнула на него Мерси, краснея под взглядом прогуливающейся рядом пожилой пары. - Люди могут не понять твой искрометный юмор.

Хикару усмехнулся, внезапено обнимая рыжую младшеклассницу и притягивая ее к себе:

- Разве тебе есть какое-то дело до этих людей?

- На что ты намекаешь? - прошипела девушка.

- Ты же американка, Мерси-тян, - подняв ее за подбородок, пояснил Ямамото. - Не пытайся притвориться той, кем ты не являешься.

- Думаешь, если я из другой страны, мне не важно, что думают другие? - гневно рыкнула Мерси, упираясь ладонями в грудь нахального Президента. Он рассмеялся тихим грудным смехом и заправил непокорную медную прядь за ухо:

- Если хочешь найти ребенка, просто пожелай этого.

- Ты бредишь, - категорично заявила Мерси.

- Здесь, в Японии, - словно не слыша ее, продолжал Ямамото, - существует поверье. Если чего-то очень хочешь, это обязательно сбудется.

- В Японии вообще много чего интересного существует, - ехидно усмехнулась девушка. - А в стране, откуда я родом, вместо того, чтобы молиться непонятным богам или уповать на удачу, принято действовать. Потому отпусти меня - я пойду искать девочку.

- Что тебе стоит хотя бы попытаться?

- Мы только время теряем! - упрямо выкрикнула Мерси.

- Ты готова была поверить, что музыка спасет жизнь человеку, - печально выгнул брови Хикару, - и не можешь уступить мне в моей маленькой просьбе?

Мерси проглотила следующее слово и покраснела. Да, глупо тогда получилось. Таики ей совсем голову задурил… На короткий миг такая рациональная, такая трезвомыслящая девушка вдруг превратилась в уповающего на сказку ребенка. Но до чего же прекрасен был тот миг!..

- Ладно, - буркнула она. - Что нужно делать?

- Просто попроси, чтобы с ней все было хорошо. И чтобы она быстрее нашлась.

- Кого именно попросить?

- Это не важно: небо, солнце, можешь ко мне обратиться.

- Я хочу, - Мерси подозрительно подняла на Ямамото глаза: уж не смеется ли он над ней? - Я хочу, чтобы Нанами-тян не попала в неприятности. И чтобы мы ее нашли. - Потом зловредно улыбнулась и добавила: - Прямо сейчас!

- Я не помешал?

Глаза Мерси стали в два раза больше и она одним прыжком выскочила из объятий улыбающегося Президента.

- Таики?! Что ты тут делаешь?

- Экскурсию провожу, - мрачно ответил Хирано. За его плечом молчаливо возвышалась девушка-скала из "Второго-Б". А обеими руками за капюшоны на курточках он держал двух чернявых третьеклассниц, в одной из которых Мерси с облегчением узнала потерянную Куроки Нанами.

- Слава Богу, ты ее нашел! - воскликнула девушка, бросаясь к черноволосому спасителю. - Нельзя убегать от взрослых! - присев перед малолеткой на корточки, принялась поучать она. - Ты понимаешь? Нельзя!

- Мне было скучно, - наморщилась носик девочка.

- Ты могла об этом сказать!

- А ты бы все равно не услышала! - визгливо ответил несносный ребенок и обличающе ткнул в Ямамото пальцем. - Ты только его слушала!

Мерси чуть на землю не села. Потом два раза глубоко вздохнула и кивнула, признавая поражение:

- Он очень инетересную лекцию читал, - спокойно объяснила она. - Но ты права, - девочка, уже собиравшаяся пустить слезу, с любопытством подняла на старшеклассницу глаза. - Я должна была прежде всего подумать, что будет интересно тебе. Если позволишь, я исправлю эту ошибку. Что бы ты хотела посмотреть?

Таики перевел взгляд с воркующих девчонок на Ямамото и поразился, с каким выражением внутреннего удовлетворения на лице тот наблюдал за этим актом примирения.

"А ты не так плох, молодой Ямамото", - хмыкнул про себя Хирано. Президент поднял свои голубые глаза, нашел золотые, со скрытым огнем в глубине, и усмехнулся. С вызовом, как всегда. Губы Таики скривились в ответной ехидной улыбке. Кое-что в этом мире никогда не должно меняться. 01 октября 20ХХ года

"Дорогой дневник. Иногда мне кажется, что два небезызвестных тебе парня поставили своей целью свести меня с ума. Причем еще и поспорили между собой: кому это быстрее удастся. Я, конечно, тоже молодец - постоянно иду на поводу. То один берет на банальное "слабо", то второй… Ну, ладно, я еще чуть на берегу не запела, чтобы Юно-дурака спасти. Тут хоть отговорка была: самой, вроде как, хотелось. Но с чего вдруг меня понесло "просить помощи" по наводке Ямамото? Тоже мне, ловец удачи…

И ведь теперь попробуй доказать, что внезапному появлению Таики не способствовали "высшие силы". Нет, я-то понимаю, что здесь без хитрости не обошлось. Либо сам Президент своим рентгеновским зрением увидел его сквозь кусты, либо ему просто повезло. Но после такого он точно наречет меня "заклинательницей духов" и будет бродить по пятам, стреляя глазками в надежде, что я снова поддамся на уговоры. И не важно, что он сам в это не верит! Главное - повод появится рядом быть. И ладно бы из любви ко мне извращался, с этим еще можно смириться. Так ведь он же ради Хирано старается! Не знаю как кому, а мне обидно. Дождутся они, вот ей Богу, дождуться! Пока будут друг другу глолтки рвать, я с третьим уйду. Пусть и не с таким красавцем, зато, обнимая меня, он не будет косить глазом в поисках соперника.

Объявить им, что ли, войну? Вот просто ради смеха. Обоим. Демонстративно обидеться и воспользоваться, наконец, услугами "неразлучной подружки". А то она в последнее время что-то больно внимательной ко мне стала. Не сказала бы, что навязчивой, вот только… Ну, не верю я в эдакую бескорыстность, особенно после общения с парнями. Впрочем… это же Япония. От нее чего угодно ждать можно".


Глава 16.


Мерси ожидала Хеллоуин как детсадовец утренника. Вместо желтого обрыдшего платья достала черный брючный костюм с коротким пиджаком. Полтора часа крутила на плойку волосы… потом пришла Акиро и за три минуты уложила на голове такую красоту, что Мерси не могла оторваться от зеркала и впервые в жизни почувствовала себя Нарциссом.

В Америке на День всех святых ученики украшали школу тыквами, свечами и плакатами, устраивали представления, старшеклассники водили юных демонят и привидений по домам в охоте за сладостями. Это был день страха и веселья, когда тебя запросто могли довести до икоты, вылетев из самодельного гроба и едва не зашибив крышкой этого самого "последнего пристанища", но сделать это в такой забавной улыбающейся маске монстра, что не засмеяться в ответ казалось кощунством. В больших городах еще не так, но в пригороде это ощущалось очень сильно - Хеллоун был национальным, едва ли не любимейшим праздником.

Японцы, за последние пол века перебравшие у США как лучшее, так и откровенно вредное, не применули сплагиатить и идею Дня всех святых. Тридцать первого октября Токио "оделся" в оранжевые тона тыквенных голов, а люди, весело ухмыляясь, предлагали друг другу умиреть за конфету. Как-то они все-таки неправильно поняли основную концепцию праздника…

У школы Мерси торжественно встретил зомби в лице одного из помощников президента:

- Прошу вас, возьмите, во избежания несчастного случая, - сказал он, и протянул девушке коробочку с кофетами. Мерси хотела было уточнить, какой именно несчастный случай имелся в виду, но парень уже отвернулся к следующему студенту. Ничего не оставалось кроме как пожать плечами и отправиться в класс.

Все-таки Фузиоку прониклась духом Хеллоуина: разрисованные стены, приглушенный свет, свечи, тыквы… даже учителя нарядились нечистью, и разгуливали по кабинетам с невозмутимым видом.

- Кошелек или смерть! - словно из ниоткуда перед Мерси появилась такая напомаженная девушка, что в ней с трудом удалось распознать Мисаки. Она приветливо улыбнулась щербатым ртом.

- Кошелек или смерть! - рядом с Мисаки остановился ее благоверный Шу, фамилию которого Мерси не вспомнила бы даже под страхом немедленного расстрела.

- Но сначала мы должны что-то спросить! - воскликнула младшеклассница, решительно отталкивая предложенную Мерседес коробочку. Рыжая с удивлением забрала конфеты обратно и подозрительно выгибая бровь, наблюдала, как Мисаки воодушевленно озирается по сторонам, будто там вот-вот должна выскочить подсказка с вопросом. Где-то внутри шевельнулось нехорошее подозрение - чей-то Мерси не помнила этого правила с викториной.

- О! Я знаю! - радостно хлопнул кулаком по ладони Шу. - Сколько окон в этом коридоре?

- Э…

- Не смотреть! - Мисаки схватила подругу за руку. - Ну?! - грозно нахмурилась она.

- А давай я вам просто по конфете дам, и вы себе пойдете? - осторожно предложила Мерси.

- Сначала ответь на вопрос!

"Вот жеж дотошные…" - чертыхнулась рыжая и ляпнула наугад:

- Шесть?

- Неверно! - загоготал Шу, и без предупреждения бросил Мерси в лицо щепотку муки. Девушка автоматически отпрянула, взмахнула враз побелевшими ресницами и перевела задумчивый взгляд на бархатную оторочку черного пиджака.

Когда она снова подняла глаза на парня, в них горел адский огонь. Шу попятился, подхватил Мисаки под руку и вылетел из коридора быстрее, чем рыжая успела опомниться. Мрачнее тучи Мерси открыла двери в свой класс.

- Досталось-таки?.. - грустно улыбнулась Юмико.

- Что, не знала количество ламп в коридоре?

- Окон, - буркнула Мерси.

- Это тебе еще повезло, - ухмыльнулся Сатоси. - Обычно они вообще что-то извращенное спрашивают. А про окна/двери/парты мы уже все вопросы знаем. Ты разве не заметила, как вчера по школе шныряли студенты с блокнотиками?

- Я думала они с инвентаризацией помогают…

- В чем-то ты была права, - улыбнулся Таики, сдувая с пострадавшего воротника крупицы муки. - Они действительно проводили опись имущества. Чтобы потом на любой вопрос ответить без запинки.

- А то ведь и помадой разрисовать могут, - сокрушенно добавила Юмико.

Мерси обвела класс круглыми глазами:

- Да откуда же вы нахватались этих варварских правил?!

- Ну… - пожала плечами Аканэ, - Хеллоуин - американский праздник.

- Но в Америке никто никого не разрисовывает!

- А ты откуда знаешь? - шепнул Таики, и Мерси поперхнулась следующей фразой.

- Я… - выдавила она, судорожно подыскивая слова, - в Интернете читала.

- Ну, если только в Интернете, - усмехнулся златоглазый. Девушка облегченно выдохнула: поверил. Не хватало еще Хирано-куну ее настоящую биографию разболтать - вот дед-то обрадуется. Таики, конечно, парень сообразительный и во всех смыслах приятный, но он может и не последовать примеру Ямамото. В любом случае, вопросы задавать начнет. Потому что встретить одновременно двух настолько неординарных личностей, способных сохранить чужой секрет и не спрашивать при этом, зачем они это делают, - такая большая удача, в которую Мерси попросту не верила.

- А почему вы все так странно одеты? - девушка только сейчас заметила, что на одноклассниках не было привычных костюмов "нечисти". Девушки облачились в стардартные желтые платьица, парни - в черные костюмы. Никаких плащей, ботфорд, хвостов или накладных ушек - только зубы у вампиров все также торчат, видимо, у стоматологов наращивали.

- Знаешь, Мерси-тян, - уныло опустила голову на руки Аканэ. - Для нас Хеллоуин - самый нелюбимый день в году.

- Правда? - удивилась девушка.

- Сегодня нас предки навещают, - вздохнул Итиро.

- В смысле, родительский день? - догадалась Мерси.

- Типа того, - вяло бросила "королева джунглей". Рыжая понимающе кивнула. Она бы тоже не хотела учиться под пристальным взглядом деда.

- Садись за парту, - слегка подтолкнул девушку в спину Таики. - Сейчас будет звонок.

И правда. Едва Мерси успела выложить на стол книги с тетрадями, по школе пронеслась характерная, ненавидимая подавляющим большинством учеников, "трель" и… и челюсть госпожи Тадаши со звонким стуком упала на парту: возле каждого студента на дополнительном стуле сидел взрослый человек. Как они умудрились все разом незаметно просочиться в класс, для девушки осталось загадкой. Но еще больше ее удивил внешний вид этих самых "предков".

"Божей мой… - ахнула Мерси, - так у них это семейное…"

Возле оборотней с невозмутимыми лицами сидела троица пепельноволосых женщин в шерстяных серых костюмах. Над головами топорщились симпатичные волчьи ушки, из-под стульев выглядывали хвосты. Не менее колоритно выглядели предки вампиров - в черных плащах с алой подбивкой, с длинными верхними клыками и красными глазами с вертикальными зрачками нечисти. Возле Ревенанта сидел крупный мужчина с такой жуткой физиономией, что Мерси поспешила отвести взгляд… прямо на отца суккуба, который весело ей подмигнул и послал воздушный поцелуй…

Единственные, кто остался без родительской "опеки", была сама американка и невозмутимый Таики.

"Это такая игра, - немного нервно хихикнула Мерси. - Родители просто развивают фантазию своих деток. Даже забавно… немножко…"

Чтобы хоть как-то успокоиться, девушка выдернула прядь из прекрасно сложенной прически и принялась накручивать ее на палец. Дурацкая привычка. Обычно Мерси себя контролировала, но сейчас уж лучше волосы попортить, чем забиться в угол и выкурить полпачки дамских сигарет. В своей жизни девушка оприходовала только одну, да и то не полностью, и за это ей так влетело, что полгода на сигареты смотреть не могла. А теперь почему-то хочется. Наверное, от нервов.

Внезапно почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, Мерси обернулась: на нее искоса смотрела неопределенного возраста женщина. С синими волосами, несколькими рыбными чешуйками на щеке и пронзительными аквамариновыми глазами. Мерси сглотнула, и в этот момент женщина улыбнулась широкой приветливой ухмылкой с полным ртом остро заточенных зубов. Как у акулы, в три ряда, только поменьше.

"Померещилось! - истерично подумала девушка. - Померещилось ведь!"

Чтобы еще чего вдруг фантазия не подкинула, она уткнулась носом в тетрадь и просидела так до конца урока. Нечисть вокруг отвечала на вопросы учителя (тоже, надо сказать, заметно нервничавшего), периодически слышались звуки затрещин и недовольное шипение старших. И только одна сильно разукрашенная демоница с большими ярко-красными глазами была полностью довольна своей дочерью:

- Правильно, - говорила она. - Девочка и не должна быть умной. Главное, найти себе мужика побогаче. Пока эти суккубы всех не расхватали.

Несчастная дочь стремительно краснела, одноклассники поглядывали на нее с откровенным сочувствием, а их папаши некультурно хихикали, прикрывая зубастые рты когтистыми руками.

Когда звонок оповестил о перерыве, первыми к двери бросились несчастные жертвы родительского внимания. Всем скопом. Следом, степенно подымаясь со стульев и разглаживая чуть помятые костюмы, шли их родители. При этом они нарочно притормаживали у парты бледнеющей Мерседес, окидывали ее задумчивыми взглядами, словно примеривались, с какой стороны мясо сочнее, и продолжали путь. Девушка медленно листала учебник, демонстративно не замечая этого осмотра, но когда рядом громыхнул стул и чья-то наглая морда решительно отобрала половину и без того неширокой парты, она не выдержала:

- Послушайте, а не могли бы вы… Ой, это ты, - с явным облегчением выдохнула рыжая, едва не бросаясь Таики на шею.

- Не стоит так нервничать, - усмехнулся златоглазый, укладывая руку на спинку стула Мерси. - Они только с непривычки страшные.

Девушка вдруг вспомнила, как то же самое говорил ей Ямамото полгода назад, когда ее впервые представили "первому-А". Но одно дело - ряженые ученики, и совсем другое - их великовозрастные и, судя по всему, малость сумасшедшие родители.

- Они же поголовно психи! - шепотом воскликнула рыжая.

- Ш-ш… - Таики перехватил ее ладонь и прижал к своей груди. Он больше ничего не сказал, но с такой безграничной нежностью посмотрел на девушку своими золотыми глазами, что у нее заалели щеки.

- Ты прав, - невнятно пробормотала Мерси, - у каждого свои заморочки.

Седрце Хирано под девичьей рукой стучало ровно и громко. Несколько секунд она прислушивалась к этому звуку, и сама не заметила, как успокоилась, словно ее собственное сердечко стало отбивать ритм в паре с мужским. Таики опустил руку, а она все сидела и прижимала ладонь к его груди. Потом медленно подняла глаза, заглянула в красивое лицо, провела взглядом по узкому носу, острым скулам, черным аккуратным бровям "вразлет", спустилась глазами к чувственным, почему-то таким желанным сейчас устам и не задумываясь провела языком по верхней губе.

Когда Мерси сообразила, что только что сделала, ее прыжку из-за парты мог позавидовать племенной кенгуру.

- Я сейчас, - сипло бросила она ухмыляющемуся Таики, небрежно прикрывающему улыбку ладонью, и вылетела из класса.

- Очевидно, юная сирен под вашей опекой, - к парню, вежливо кивнув в знак приветствия, подсела синеволосая женщина. Хирано промолчал. - Могу ли я уточнить, знает ли девушка о своих способностях?

Таики поднял на любопытствующую такой мрачный взгляд, что она поспешно отодвинулась на самый краешек стула:

- Я прошу прощения, если спросила что-то недозволенное… но у меня сложилось впечатление, что юная Мерседес не верит в существование нечисти как таковой.

- Это не должно вас заботить, - отрезал Хирано.

- Понимаю, - кивнула синеволосая. - Но я готова предложить свои услуги по ее обучению.

- Она не чистокровная сирен, - нехотя бросил Таики, хотя прекрасно понимал, что женщина и сама это знает. Более того, ей также известно, что в Мерседес течет кровь Феникса. Иначе она не стремилась бы так упорно войти в круг ее знакомых. Нечисть ничего не делает просто так.

- Моя дочь тоже, - с достоинством кивнула синеволосая. - Но если в девушке есть хоть капля от океана, ей необходима специальная подготовка.

- Я учту, - блеснул глазами парень, на одну секунду позволяя скрытому внутри огню отразиться в зрачках. Женщина вздрогнула и, поспешно поклонившись, вышла из класса.

Мерси забежала в туалет и, набрав полные пригоршни ледяной воды, плеснула себе в лицо. Она бы и душ приняла, будь перерыв не ничтожные десять минут, а хотя бы полчаса. Внезапно сквозь шум воды девушка услышала отчетливый всхлип. Потом кто-то горестно потянул носом. Мерси нахмурилась, выключила воду и напрягла слух. Так и есть: в дальней кабинке, явно изо всех сил сдерживаясь, кто-то рыдал. Девушка осторожно постучала в дверь:

- Эй!

- Кто там? - испуганно вслипнула плакальщица.

- Мерси, - честно ответила рыжая. - А тебя как зовут?

- Рей… - сквозь слезы представилась девушка.

- Почему ты плачешь, Рей? - сочувственно спросила Мерси. - Тебя кто-то обидел?

- Д-да, - всхлипнули из-за двери. - Меня только что поцеловали… По-настоящему…

- Дык, - не поняла Мерси, - разве ж это плохо?

- А я его не люблю! - воскликнула Рей таким обвиняющим тоном, словно это Мерси ее только что облобызала, не спросив разрешения. - Он мой первый поцелуй забрал! Мой самый первый…

- Знаешь, - покачала головой американка, - был бы он последним, можно было бы так убиваться. А в твоем случае я вообще причин для слез не вижу.

- Ну как же? - пуще прежнего захныкали из кабинки. - Ведь должен же быть у девушки первый поцелуй, прекрасный, волнующий и на всю жизнь запоминающийся…

- Думаю, этот ты тоже запомнишь надолго… - хмыкнула Мерси, но Рей ее юмора не оценила:

- … с тем, кого любишь по-настоящему! Это же доказательство истинности чувств!

- А ты в каком классе учишься? - на всякий случай уточнила американка. Поцелуй - это, конечно, не так страшно ("проверка истинности чувств" - что за бред вообще?!), но если какой-то великовозрастный хам набросился на малолетку, за это можно и ноги повыдергивать. В крайнем случае, к Ямамото на ковер притащить, пусть Президент ему мозги вправляет, он это умеет. Но когда американка, уже пылая праведным гневом, представляла, с каким упоением будет пинками гнать по школе мерзавца, Рей тихо ответила:

- Во "Втором-Б" старшей школы…

Тяжело вздохнув, Мерси открыла двери соседней кабинки, села на унитаз и улыбнулась. В первый раз ее поцеловал мальчик в третьей группе детского сада. И тоже - прямо в губы. Девушка мало помнила о себе в том возрасте, но этот эпизод врезался в память намертво. Не потому, что потом она рыдала в туалете, как эта семнадцатилетняя идеалистка, а потому, что ей понравилось! Да и подружки долго завидовали - как же, ее первую назвали самой красивой, признались в любви и даже поцеловали… Это потом Мерси поняла, что родиться красивой не значит выиграть счастливый билет… когда ее в младших классах чуть портфелями не забили. Именно тогда она попросила отца отдать ее в кружок единоборств, вместо чего он нанял ей персонального тренера и оборудовал спортзал. Но первый поцелуй все равно был здоровским…

- Знаешь, - тихо сказала Мерси. - Если в следующий раз этот парень к тебе полезет, можешь чихнуть ему в лицо. Они этого очень не любят.

Рыдания смолкли. Щелкнул замок, и в кабинку Мерси осторожно заглянула девушка с размазанной тушью и двумя причудливыми хвостиками. При этом у нее был такой ошеломленный вид, будто незнакомая рыжая девица ей только что "Камасутру" под дверь туалета сунула.

- А разве так можно?..

- Почему нет? - со зловредной усмешкой пожала плечами Мерси. - Если он не признает правил приличия, его надо наказать.

- Действительно… - пробормотала Рей, сжимая кулачок. На ее лице отразилась мрачная решимость, от которой у американки волосы на макушке встали дыбом. Похоже, юная жертва насильственного поцелуя теперь сама будет охотиться на незадачливого кавалера, дабы свершить акт жестокой мести. - Спасибо тебе!

Традиционно поклонившись, девушка выбежала из туалета, громко хлопнув дверью.

"Кранты парню… - поняла Мерси, и внутренне содрогнулась. Если Ямамото прознает, что это она старшеклассницу надоумила… - Он с меня скальп снимет… Но до чего же любопытные люди эти японцы. Семнадцать лет она берегла себя для единственного. И ладно бы какой-нибудь серой мышкой была, заучкой или, скажем, церковной прихожанкой. А так - красивая, статная, разрисованная, с грудью третьего размера. Платье на три пуговки расстегнуто, даже я себе такого не позволяю. И какая стеснительная оказалась".

Девушка хихикнула, заткнула за ухо вытянутую из прически прядь и уже гораздо более веселая направилась в класс. "Все мы немного не в себе, - думала она. - Просто у одних это внутри. А у других снаружи. Какая, в сущности, разница, носишь ты накладные зубы или нет. Главное, чтобы человек был хороший".


31 октября 20ХХ года

"Дорогой дневник. Сегодня я впервые по-настоящему признала за своими одноклассниками их право на жизнь по собственным правилам. До этого я терпела их непохожесть, мирилась со странными вкусами, молчала в ответ на дикие шутки и отводила глаза от рожек. Но я всегда видела в них кого-то чужого, совершенно неприемлемого в "цивилизованном" обществе. Иногда мне казалось, что это инопланетяне притащили на нашу правильную землю бестолковых оборотней и злобных демониц. Я судила их по своим законам, оценивала по собственным стандартам… и только сегодня поняла, что не они, а я была чужой на этой земле. И не мне было дано право их судить - они могли воспользоваться им.

Я не знаю, как долго еще буду привыкать к этой странной Японии. Сколько времени буду коситься на клыки и мохнатые ушки. Стану ли вообще когда-нибудь здесь "своей"… Но теперь я постараюсь не смотреть на вещи глазами американки. Не буду мечтать ночами вернуться в Штаты и представлять как Токио превращается в Нью-Йорк.

Сегодня я поняла, что дальше противиться моей нынешней жизни просто глупо. Я буду считать Японию домом не только по паспорту, но и сердцем. Я приму всех ее жителей, какими бы уникальными они ни были. Все ее правила и культурные особенности, какими бы непонятными они мне не казались. И пускай у меня никогда не будет узких глаз и черных струящихся кос, зато я, наконец, буду смотреть на мир и видеть его настоящим. Немного пугающим, самую чуточку безумным - но таким, каков он есть. Не будет больше призмы Мерседес Томаши, американской школьницы с ярко-рыжими волосами и аквамариновым взглядом. Останусь только я, чистая от предрассудков, от знаний и памяти… готовая к принятию нового…

Покинуть дом было сложнее, чем выбросить его из сердца. Но настало время справится и с этим, заменив его другим домом".


Глава 17


Осень в этом году выдалась затяжная, теплая. Автомобилисты ворчали, что рано сменили "подковы" своим колесным друзьям, влюбленные парочки, взявшись за руки, до поздней ночи бродили по паркам в свете ажурных фонарей. И даже зверье в Токийском зоопарке не желало впадать в плановую спячку, что несколько смущало всегда пунктуальных служащих. Осень так твердо держала погоду под контролем, так спокойно и уверенно вела свои неспешные дела, что когда в начале декабря вдруг выпал снег, это стало полной неожиданностью для всех.

Мерси мрачно смотрела на протянутый ей поводок и слегка поскуливающего Тамагочи на одном из его концов. Казалось, с лета пес не вырос ни на йоту, так и оставшись мелкой трусливой карманной собачкой.

- Сёя-семпай, - хныкнула девушка. - Может, не надо? Пусть вон в кадку с цветами сходит, а? Ну что ему стоит? А на улице так холодно… да и поздно уже…

- Именно. Так что я бы рекомендовал собираться быстрее.

Смерив невозмутимого дворецкого убийственным взглядом, Мерси натянула длинную шерстяную юбку, растянутый кардиган, полы которого прикрывали коленки, и старые сапоги на невысоком тонком каблуке. Их она носила еще в Америке, где снег случался только на Рождество, да и то - искусственный, на таких же искусственных елках. Все это "одежное" убожество благополучно скрыла дутая куртка, такая популярная в стране восходящего солнца и так хорошо, несмотря на свой скучный внешний вид, согревающая холодными вечерами.

Подхватив под мышку слабо упирающегося пса (а как еще он мог упираться с его-то комплекцией?!), девушка вышла из квартиры и отправилась в парк. Там, остановившись под ажурным фонарем, Мерси водрузила пучеглазого Тамагочи на вершину обледеневшего сугроба и с тоской глянула на затянутое серыми тучами небо. Вот-вот должен был пойти снег. Солнце, и так целый день успешно прятавшееся где-то в складках небосвода, окончательно скрылось за горизонтом.

- Скоро ты там? - недовольно рыкнула девушка на топчущуюся собачку. Та ответила таким печальным взглядом, что в Мерси проснулось сострадание. - Ладно, иди сюда, - она протянула псу замерзшие руки. - Погреемся.

Пес удивленно вскинул брови, от чего его глаза, казалось, сейчас вообще из орбит повываливаются, недоверчиво принюхался и вдруг грозно, с выражением тявкнул.

- Совсем страх потерял? - обиделась девушка. Вот и делай после этого добро братьям нашим меньшим! - Я тебе, между прочим, помочь хочу!

Но Тамагочи не унимался. Он подпрыгивал на своих тоненьких окоченевших ножках, скалил белые острые зубки, прижимал к голове мохнатые уши и звонко гавкал на пол парка.

- Дурная псина, - выругалась Мерси. - Ну и сиди тогда в своем сугробе!

- Я же говорил, что она здесь каждый вечер бродит! - внезапно раздалось за ее спиной. Тамагочи совсем взбеленился, молнией прошмыгнул между ногами хозяйки и, натягивая поводок, принялся остервенело рваться к незваным гостям. Девушка спокойно, аккуратно переступая кожаный ремешок, обернулась. На нее смотрели пять здоровенных (как для японцев, так вообще громадных) лбов явно хулиганской наружности. Трое держали в руках бейсбольные биты. Один - цепь. А вокруг, как на зло, ни одного прохожего.

- Ты идешь с нами, - без обиняков заявил мужчина в натянутой на глаза шерстяной полосатой шапочке. Мерси подула на ладони, пытаясь согреть задубевшие пальцы, и кивнула. Драться против пяти вооруженных отморозков? В сковывающих движения юбке и кардигане? На каблуках и по колено в снегу? Что же тут оставалось, кроме как послушно пройти к машине, предварительно пнув Тамагочи в особенно рыхлый сугроб?

- Не ценишь ты своего карманного добермана, - усмехнулся один из парней. Мерси окинула его равнодушным взглядом.

Они ехали довольно долго, не превышая скорости, как порядочные японские мафиози. Девушку посадили на заднее сидение, с обеих сторон зажали массивными телами, но особых неудобств не причиняли. Скорее наоборот - старались предоставить максимум свободного пространства, грубо впечатав своего самого худого коллегу в дверцу автомобиля.

Наконец, машина остановилась. За это время, Мерси успела незаметно собрать кардиган гармошкой на талии и расстегнуть молнию сбоку на юбке.

- Выходи, - приглашающе махнул битой один из похитителей. Девушка выбралась из машины и быстро окинула взглядом территорию: гаражи. Целые сотни рядком выстроеных железных сарайчиков.

Окружив девушку плотным полукругом, парни втолкнули ее в ближайшую коробку, вошли следом и захлопнули дверь.

- Ты?! - воскликнула Мерси, усилием воли сдерживая рвущийся наружу смех. Она-то думала, что это дедовы недруги! Типа киднепинг устроили, выкуп требовать будут. Еще гадала, как в ней Мерседес Томаши определили, Ямамото обвиняла… А это самая обыкновенная разборка, оказывается!

Девушка обернулась: теперь, когда похитители сняли шапки и капюшоны, то оказались совсем еще молодыми парнями. Лет по двадцать, не больше. А кое-кто, кажется, даже выпускной еще не отгулял.

- Ну, блин, ребята, вы даете… - пробормотала Мерси.

- А я тогда тебе говорила, что ты зря вмешалась!

- И ты три месяца ждала, чтобы это доказать?! - удивлению рыжей американки не было предела. Вот уж точно - японская основательность. Небось, поняла, что в одиночку с вражиной не справится. - Долго думала, прежде чем с вот этими связаться?

- А ты надеялась, что тебе все с рук сойдет?

- Дура ты, - покачала головой Мерси. - Неужели тот парень (Амано Шу, кажется) которого у тебя Мисаки-сан отбила, был так тебе дорог?

- У меня теперь другой парень, - девчонка властно обняла за шею самого коренастого похитителя с намотанной на кулак цепью. Он бросил на нее несколько раздраженный взгляд, но смолчал.

"Угу, - констатировала про себя Мерси. - Не все так гладко в Датском королевстве… но до чего же практичная девчонка, как оказалось. Эта точно для достижения цели любые преграды сметет. Приручила дворового генералисимуса, натравила всей бандой на неприятеля… толково".

- А он-то хоть знает, из-за чего весь сыр-бор? - бросив на парня сочувствующий взгляд, от которого тот еще сильнее нахмурил кустистые брови, спросила она. Девушка встрепенулась:

- Ты мне угрожала!

- Ах да, - тихо засмеялась Мерси. - Этот маленький трюк… Ну, извини, не думала, что ты на него купишься.

- Ты обещала меня растерзать!

- Правда? - "искренне" изумилась девушка. - И как ты себе это представляешь?

Обиженная старшеклассница грозно скрестила руки на груди, но выразить словами весь ужас нарисованной воображением картинки так и не исхитрилась.

- Сначала ты не смогла удержать желанного парня, - меж тем продолжала Мерси, - и набросилась на малолетку. Теперь пытаешься самоутвердиться на фоне вот этих ребят, - она обвела рукой переглянувшихся похитителей, враз ощутивших себя марионетками в труппе хитроумной девицы. Американка усмехнулась: медленно но верно толпа переходила под ее контроль.

Мерси почти никогда не выступала перед публикой, если не считать ответов на школьных занятиях. Но однажды она видела, как произносил речь ее дед. Она тогда была совсем маленькой и не понимала, в чем была причина забастовки. Но если до выхода на помост Кея Томаши готовы были растерзать, то после того, как утихло его последнее слово, рабочих будто подменили. Они плакали от счастья, простирали к Главе руки, падали перед ним на колени, словно молились какому-то древнему почитаемому Богу. И в тот момент Мерси на всю жизнь запомнила, что значит повелевать толпой.

Да, ей не удалось получить подобного эффекта. Но кое-что из спокойных речей девушки дало свои плоды:

- Ты не говорила, что дело было в парне! - рыкнул главарь.

- Да что ты ее слушаешь?! - возмутилась старшеклассница. - Она меня обидела и должна за это заплатить.

- А что дальше? - философски пожала плечами Мерси. - Ты вообще подумала, на какие проблемы себя обрекаешь? А своих товарищей?

- Ты - нечисть! - рявкнула вдруг черноволосая японка. - Даже если тебя здесь убьют, мне ничего не будет!

- Нечисть? - удивленно переглянулись парни.

- Она из "первого А"! - обличающе ткнула пальцем девица. - Там учатся только оборотни, вампиры и демоны.

Один из похитителей изобразил на лице муку рождения логической мысли, почесал дубинкой затылок и выдал:

- Если бы она была нечистью, разве мы смогли бы ее сюда вот так просто привести?

- Да притворяется она все! - совсем всбесилась старшеклассница. - Я сама видела, как у нее глаза сверкают. Вы мне не верите?!

Она обвела безумным взглядом свою вооруженную свиту и вдруг бросилась вперед, выдирая из чьих-то рук бейсбольную биту:

- Тогда я сама с ней разберусь!

Юбка упала на пол, обнажая стройные, затянутые в черные колготки, ноги. Следом полетела дутая куртка. Мерси даже позу не изменила, дожидаясь пока старшеклассница сама к ней подбежит. А потом была только техника: плавно шагнуть в сторону, прогнуться назад, пропуская удар, зайти за спину нападающего, резко надавить в основании икры, даже не бить, просто нажать, заставляя упасть на колено, и почти нежно схватить за горло.

- Дура ты, - повторила Мерси на ухо девчонке. Та скосила глаза и дернулась так, словно смерть свою увидела. И в этот момент двери гаража распахнулись.

То, что предстало взору Таики никак не отобразилось на его лице. Но вот то, что увидела девушка, заставило ее распахнуть бубликом рот и так сжать горло своей несчастной жертвы, что та захрипела. Парень был одет в черную безрукавку с воротником-стойкой, брюки, подпоясанные широким веревочным поясом и высокие кожанные ботфорды. В руках он держал уже знакомую Мерси трость с лаковым набалдашником. Но даже не это поразило девушку больше всего (а ведь увидеть полуголого парня зимним вечером у гаражей за городом вобще-то было не совсем обыденным делом). У Таики светились глаза. Да так ярко, что и без того тонкие черты лица заострились и выражение лица казалось жуть каким зловещими. А за плечами у парня развивались длинные, черные с синим отливом волосы. Они были перехвачены на лбу лентой, разделялись прямым пробором и доходили Таики до середины спины.

- Хирано-кун?! - совсем по-японски ахнула Мерси, и одно это слово произвело эффект взорвавшейся бомбы.

- Демон!! - взвыли похитители, отбрасывая в стороны оружие и начиная в панике метаться по гаражу. "Идейный вдохновитель" злокозненной банды своим нечеловеческим воплем только подлила масла в огонь.

- Молчи, дура! - шикнула Мерси, падая на девушку и прижимаясь вместе с нею к полу. - Затопчут!

А потом вдруг почувствовала, как какая-то неведомая сила подхватывает ее за талию, отрывает от земли и… нахлобучивает на голову юбку с курткой.

Когда Мерси, наконец, снова поставили на ноги, вокруг было значительно холоднее, а прямо на нее, робко кутающуюся в свой гардероб, смотрели целых две пары глаз.

- Ты о чем думала, когда садилась в машину к этим уродам? - как обычно, первым не выдержал Хикару.

- А ты всегда зимой по городу в кимоно бегаешь? - ошарашено спросила девушка, глядя на шелковую синюю накидку с широкими рукавами, одетую прямо на голое тело. К ней не прилагалось ни пуговиц, ни пояса, так что Мерси имела чудесную возможность лицезреть накаченный мужской торс.

- Это хаори, - процедил Ямамото.

- А на поясе случайно не катана? - продолжала любопытствовать Мерси.

- Нет, блин, - уже откровенно рычал парень, запахивая свою эксклюзивную одежку. - Это ножик такой. Перочинный.

Мерси внимательно посмотрела на злобные лица своих нежданных спасителей, отметив, что к Таики вернулся его обычный внешний вид с человеческими глазами и щегольской прической, и слабо усмехнулась:

- Ребята, спасибо вам, конечно. Только я и сама отлично справля…

- Ты что, совсем ничего в жизни не понимаешь?! - взорвался Ямамото. - Думаешь, они бы тебя так просто отпустили?!!

- Прекрати на меня кричать, - перебила Мерси, рискуя в ту же секунду лишиться головы. По крайней мере, у Хикару был такой вид, словно будь у него в запасе три желания, он бы с удовольствием потратил их на убийство одной рыжей неразумной девчонки. - У меня в любом случае не было выбора.

- А разделась-то ты зачем? - вставил Таики.

- Ну, в узкой юбке много не навоюешь, - застенчиво улыбнулась Мерси. - Ты, кстати, тоже молодец. Хорошо придумал. Ну, с париком, линзами… Еще эта подсветка… действительно на нечисть стал похож.

Секунду парни смотрели друг на друга, осмысливая сказанное, а потом дружно расхохотались. Рыжая непонимающе покосилась на слезы, выступившие на глазах Ямамото и быстро натянула юбку.

- Можно поинтересоваться, как вы меня отыскали? - когда веселье (больше напоминавшее истерику) улеглось, спросила она.

Жестом фокусника, вынимающего зайца из шляпы, Таики достал откуда-то из-за спины шестряной комок.

- Твое?

- Угусь, - вздохнула Мерси, забирая несчастного замученного Тамагочи. Собака покосилась на нее обиженным взглядом, явно укоряя за прощальный пинок, и, словно нехотя, лизнула в палец. - Ну, а чего ты хотел? - возмутилась в ответ девушка. - Меня вообще-то похитили, а домашних животных пленникам содержать не разрешают. Я надеялась, ты домой вернешься.

- Зря ты его ругаешь, - покачал головой Ямамото. - Он все правильно сделал, когда к нам пришел.

- Ты хочешь меня убедить, - улыбнулась Мерси, - что этот крошечный песик смог отыскать вас обоих и препроводить ко мне? По запаху? Ты что, издеваешься?

- Он нашел меня, - без тени улыбки поправил Таики.

- А я просто рядом оказался. Дай, думаю, проверю, куда это мой студент ломанулся.

- Твой студент? - вскинула брови Мерси.

- Как Президент школьного студсовета я обязан заботиться обо всех учениках Фузиоку, - с видом законченного сноба объявил Ямамото.

- Тебе очень повезло с этим питомцем, - традиционно игнорируя синеглазого, кивнул на Тамагочи Хирано. - Береги его.

- Да уж, стараюсь как могу, - поморщилась девушка, но теперь в ее глазах было куда больше тепла.

Небо, наконец, отпустило на свободу белую птицу. Снег падал целыми хлопьями, влажными и холодными, но очень красивыми в неярком свете фонарей. Было около семи часов вечера, но люди, пользуясь выходным днем, сидели либо по домам, либо в теплых уютных ресторанчиках. Мерси прижалась к Ямамото, обхватив парня за талию обеими руками и спрятав лицо у него между лопаток. Притихший Тамагочи втиснулся между ними, боюсь пошевелиться или хотя бы просто подать голос. Ледяной ветер проносился мимо, щекоча пальцы, путаясь в волосах и забираясь под юбку. Но холодно почему-то не было. Хикару чуть заметно улыбнулся и прибавил скорость. Мотоцикл мчался по снежному Токио.

А в это же время совершенно в другом месте, да что там - в другом мире, высокий мужчина с хищными чертами лица и длинными черными волосами замер в кресле, не отрываясь глядя на беснующееся пламя за кованной решеткой. Словно дикий зверь оно пыталась вырваться на свободу, поглотить комнату, воздух и этого спокойного мрачного типа в кожанной безрукавке.

- Выходит, контроль над собой она теряет только во время пения, - задумчиво пробормотал мужчина. - Знает ли Кей, что его внучка давно уже стала сирен?.. Он говорил, что она убегала из дому семь раз. Кажется, я знаю, как именно она это делала. Вот только… Интересно, ей сегодня повезло потому, что не могло не повезти, или она все же воспользовалась даром Феникса?..

Раздался чуть слышный хлопок и по комнате разнесся легкий запах хвои. Огонь недовольно зашуршал, будто собака, унюхавшая на своей территории соседского кота.

- Вызывали, Хирано-сама?

Мужчина некоторое время молчал, раздумывая о принятом решении. Потом медленно кивнул:

- Да, Ревенант. Приготовь всех. Пора заканчивать с этим фарсом.

В темноте на мгновение показалось два круглых от удивления красных глаза, но Итиро так и не решился возразить. Таики подался вперед, опуская локти на колени, и нахмурился. Под этим взглядом огонь испуганно отпрянул к дальней стенке камина и быстро вобрал в себя непокорные искры. Он ощутил холод, испускаемый хозяином, и вздрогнул - словно зима неожиданно обрушилась на несчастное пламя всей своей ледяной мощью. В глазах мужчина стояла плененная Вечность - янтарная, словно застывшая медь, и такая же мертвая.


02 декабря 20ХХ года

"Дорогой дневник. В очередной раз Японии удалось меня удивить. Вот уж не думала, что после целого года "адаптации" это будет возможно. Сколько же нужно здесь прожить, чтобы перестать крутить пальцем у виска в ответ на поступки отдельных личностей? Обрати внимание - я сейчас даже не о нечисти своей говорю!.. И дед еще утверждает, что во мне присутствуют японские гены. Врет он всё. Иногда смотрю на этих черноволосых узкоглазых извра… уникалов, и думаю, что я не американка, а, блин, марсианка какая-то. Не понимаю их вообще! Ну, кто в здравом уме будет всю осень готовить покушение? На младшеклассницу?! Начнет встречаться с главарем местной гопоты, насобирает кучу неприятностей на "вторые девяносто" и, главное, - чего ради?! Отомстить она, видете ли, захотела… Шекспировская комедия просто - "Гамлет" отдыхает. А главное - ну, треснут они меня по голове, ну, получит она моральное удовольствие, так я же потом встану, отряхнусь и сверну челюсть. В лучшем случае. И этот человек утверждает, что я - нечисть! Да что же это за порядки такие, что демонов, вместо того, чтобы их бояться, воруют по ночам в парках и пытаются оттаскать за волосы?! И мне потом будут говорить, что у "первого-А" плохая репутация?!

Хотя от Таики они ломанулись так, что едва гараж не разнесли. Чем он их напугал? Ну, светяться глаза, так при должной фантазии я себе такие же сделаю. Пару проводков, фонарик (да и лазерная указка, по большому счету, подойдет)… А! И парик на голову. Зачем Хирано его нахлобучил? Видно, у них вся нечисть длинноволосая. Быть стриженым демоном просто невежливо.

А еще прямо жуть как некультурно быть тепло одетым. Ребята, зима на улице! Я в куртке замерзла, а Ямамото с голым торсом явился. Еще и на мотоцикле. Мазохист. Да и Таики этот… Что он мне тогда на пляже говорил, в жару тридцатиградусную? "…мне даже немного холодно…" Зато бегать по снегу в кожанной безрукавке - это, блин, нормально. Откуда они в таких экзотических нарядах повыскакивали? И почему Ямамото начал дико хохотать, когда я спросила, как Хирано доберется домой? Блин, одни вопросы и ни одного ответа. Еще и взглядами такими выразительными обмениваются, что хоть краснеть начинай. Могли бы все толком объяснить… Тоже мне, рыцари. Нет, в критических ситуациях они меня выручают, но вот в обычной жизни с ними вообще лучше не общатся. Либо бред какой-то про "волшебную музыку" или "аркан удачи" несут, либо нотации читают, либо навязчивых поклонников изображать пытаются…

Один момент не дает покоя больше остальных: почему Тамагочи не побежал за Сёя? Или к деду? Как он смог отыскать Таики? Что такое забавное родилось в мозгу моей крошечной собачки, что он совершил настолько неожиданный и совершенно алогичный для животного поступок?"


Глава 18.


Последние дни перед Рождеством Мерси всегда любила больше всего. Ей казалось, что они словно пропитаны праздником, еще не явившемся во всей своей красоте, но уже витавшем в воздухе. Подарки, елка, снег (уж какой есть, хоть пенопластовый), украшенные от фундамента до крыши дома и много-много веселых, жизнерадостных лиц. А еще - мама с папой, которые, несмотря на постоянную занятость и разъезды, все же неизменно возвращались домой на двадцать пятое декабря. Да, Мерси обожала Рождество… до тех пор, пока не переехала в Японию.

Здесь христиан было так мало, что официальным выходным считался только Новый год. Нет, люди, конечно, пользовались случаем и устраивали друг для друга праздник, но Кей Томаши явно не относился к числу весельчаков. Он и Новый год-то терпел только из любви к супруге, а чтоб еще и на Рождество гулять? На такую расточительность он не был способен по определению. "Время - деньги!" - категорически заявлял Кей и улетал в очередную коммандировку.

Сёя покосился в зеркало заднего вида на печальную хозяйку и тактично кашлянул. Мерси подняла глаза.

- Тяжелый день в школе, госпожа?

- Нет, - совсем по-японски "укнула" девушка и вновь отвернулась к окну. - Красиво…

- Да, - согласился дворецкий. - В этом году отменная иллюминация.

Мерси чуть заметно улыбнулась, рассматривая аллеи, фонтаны и замки из огней и света. Такое технологическое чудо она видела впервые. Американские семьи сами украшали свои улицы гирляндами и новогодними игрушками, но японцы, видимо, поставили себе целью изничтожить морально заокеанскую вражину, подойдя к делу централизовано и на редкость обстоятельно. Того количества электроэнергии, которое в предверии праздника "съедало" их творение, хватило бы на пол года освещения среднего по размерам города.

- Завтра последний день школьных занятий, - вновь подал голос Сёя, пытаясь хоть как-то взбодрить хозяйку.

- Да… - пробормотала Мерси.

- Вы ведь уже сдали экзамены?

- Угу…

- Какое место?

- Второе…

- Поздравляю!

- Не стоит…

- Госпожа, - не выдержал дворецкий. - Вы чем-то расстроены?

- Нет, что ты, - дрогнувшим голосом ответила Мерси. Она смотрела на толпу, бегущую куда-то по тротуарам, на увешанных подарками суровых глав семейства и постоянно хихикающих молоденьких девчонок, старающихся всем телом повиснуть на руках своих ненаглядных кавалеров. У кавалеров при этом были такие скучающие лица, словно улыбнуться значило враз лишиться состояния, чести и жизни. Впрочем, смех - это еще не худший вариант. Тут хотя бы не разрыдаться в голос, когда тебе руку в суставе выворачивают, внезапно отпрыгивая к какой-нибудь витрине. Да, тяжела судьба влюбленного японского тинейджера…

Но, глядя на эту шумную, бестолковую и немного странную человеческую массу, Мерси как никогда остро ощущала себя одинокой и абсолютно чужой. Она смотрела и понимала, что жизнь - она вон там, где смех и слезы, где теряют и находят, гда влюбляются и ненавидят. Девушка будто касалась иногда этой жизни, самой подушечкой пальца, а потом снова - запертая в огромном, несущемся без остановки лимузине, уезжала от нее прочь. Ей и раньше хотелось выть по ночам от того, сколь много самых обыкновенных, но таких замечательных вещей разбивались в дребезги о прутья ее золоченной клетки. Но сейчас, в предверии любимого праздника, ей было обидно вдвойне.

- Завтра у нас будет социальное тестирование, - вникуда сказала Мерси.

- Правда? - обрадовался дворецкий, смутно представляя, что это вообще такое, но искренне желая развить диалог.

- Угу. Будут определять профессиональные наклонности.

- Я уверен, вы отлично себя проявите.

- Да… - Мерси усмехнулась. - Дед, навреное, будет в шоке, если меня определят патологоанатомом.

- Почему вдруг патологоанатомом?

- Ну, или океанологом. Да какая, в сущности, разница? Тест все равно ничего не изменит.

- Госпожа, я уверен, что в любом начинании вы сможете добиться успеха.

Мерси улыбнулась:

- Боюсь, у меня просто не будет выбора. Да и у бедного Успеха тоже. Его поймают, затолкают в меня и скажут, что так и было. Ох, Сея-семпай, - девушка уже откровенно смеялась над собственной грустной шуткой, - что бы я без тебя делала.

Дворецкий только сдержанно кивнул. Он знал свою хозяйку едва ли не с пеленок и отлично понимал ее чувства. Сложно родиться свободной и жить потом с кандалами. Даже если ты понимаешь, что так надо, даже если три года тебя готовят к тому, что выбора все равно нет, что за каждым шагом следят и любая ошибка тут же карается по всех строгости, что от прошлой жизни необходимо отказаться и принять для себя невозможность ее возврата, это все равно тяжело - забыть и смириться.

С раскалывающейся головой Мерси дождалась ночи и, словно пятилетняя девочка, узнавшая, что Санты не существует, без всякого радостного предвкушения легла спать.

Сёя растолкал подопечную в половине седьмого утра, заставил съесть традиционный витаминный завтрак и молча протянул поводок. Два дня подряд шел снег, а вчера к вечеру температура резко скакнула наверх и снова вниз под утро, превратив улицы в огромный, качественный каток. С мрачным выражением лица, Мерси натянула унты, заказанные через интернет специально для травмоопасных японских зим, подхватила под мышку Тамагочи и вышла на улицу. Швейцар, молодой парень с сережкой в левом ухе, проводил девушку плотоядным взглядом заприметившего антилопу хищника. Уже несколько месяцев он пытался привлечь ее внимание широкой улыбкой и остроумными комплиментами, но Мерси упрямо делала вид, что ничего не замечает. Ей и Ямамото с Хирано девать было некуда, чтобы еще одного "бойфренда" заводить. Да и жалко парня: после ее глупого попадания с мстительной старшеклассницей, "ухажеры" на каждого заговорившего с ней субъекта смотрят с нездоровым подозрением. Того и гляди в горло вцепяться…

Пока Тамагочи заканчивал свои собачьи дела, бегая по кругу на ближайшей клумбе (Сёе пришлось выкупить её специально для нужд питомца), Мерси с любопытством оглядывала прохожих. Точнее, девушек. Она давно поняла, что они - совершенно уникальная каста человечества. Только японские школьницы могли в десятиградусный мороз надеть коротенькое пальтишко, обмотаться шарфом в пятнадцать слоев, натянуть юбку, едва ли на сантиметр выглядывающую из-под пальто, и высокие сапоги на платформе. С черными капроновыми гольфиками. Судя по наряду, верхняя часть ног у японок абсолютно невосприимчива к холоду. Прямо потомки йети какие-то… Каждый раз, когда ледяной ветер "игриво" подымал юбку и слегка оголял трусики, Мерси, одетая в меховую шапку, полушубок и толстенные колготы, вздрагивала и морщилась. Зато какими взглядами в ответ награждали ее сами японки! От удивления и зависти до злобы в черных раскосых глазах. Она была сродни немыслимому зверю, белая мохнатая ворона в стае возмущенно попискивающих воробушков.

Пятнадцать минут поморозив конечности, Тамагочи наконец использовал клумбу по назначению (удобрил, то есть) и девушка радостно поскакала обратно в теплую квартиру. Чтобы не переступая порога отдать собаку Акиро и в сопровождении невозмутимого Сёя, аккуратно подталкивающего закоченевшую девушку в спину, отправиться в гараж.

Уже при подъезде к школе Мерси поняла, что день сегодня будет особенный. У ворот, изображая незнакомцев, застыли Хикару с Таики. Один в кожанной куртке (и как она у него еще гнулась на таких морозах?) прислонился плечом к забору и вяло здоровался с учениками. Те бросали на Президента испуганно-изумленные взгляды, на всякий случай поправляли галстуки и платья, вежливо кивали и, периодически оглядываясь, спешили разойтись по кабинетам. Второй, в плотном черном пальтом с высоким воротником-стойкой, стоял прямо и с обычным для него безразличием наблюдал за беспорядочным перемещением птиц на соседнем дереве. Мерси посмотрела на их постные лица, вздохнула и помахала рукой.

- С праздником, - вместо приветствия улыбнулся ей Таики.

- Уж кто бы с Рождеством поздравлял, - злобно покосился на соперника Ямамото, протягивая девушке маленькую, перевязанную красной лентой коробочку. - Это тебе от Санта Клауса.

- А это - от меня, - неизвестно откуда в руках Таики оказалась роза на короткой ножке с бархатными темно-бордовыми лепестками. На них еще застыли капельки росы, словно она только что цвела в каком-нибудь зимнем саду под тщательным наблюдением садовника. Мерси благоговейно протянула руку:

- Какая прелесть…

- Красивой девушке красивый цветок, - чуть наклонился Таики, из-под полуопущеных ресниц заглядывая Мерси в глаза. Сзади раздался отчетливый скрежет зубов.

- Ребята, ну вы опять? - покачала головой американка. - Может, хватит, а? Хотя бы сегодня давайте жить дружно.

Парни переглянулись, смерили друг друга хмурыми взглядами и непреклонно нахмурились. Мерси еще раз тяжко вздохнула и собралась уже идти в класс, когда к ней подбежала знакомая фигурка.

- Мерси-сан, - поклонилась она. - Позволь поздравить тебя с Рождеством и приподнести вот этот скромный подарок. Спасибо тебе за все.

Она протянула небольшую, красиво формленную корзинку.

"Гель для душа?" - догадалась Мерси, начиная чувствовать себя неловко. Мисаки смотрела на нее своими черными глазищами и явно чего-то ждала.

- Кхм-кхм, одну секундочку, - рыжая улыбнулась во весь рот и залезла в сумку. - Куда же я ее засунула..? - бормотала она, не обращая внимания на все больше вытягивающееся лицо Мисаки. Наконец, таинственное нечто было найдено:

- Мисаки-тян, - Мерси протянула девушке маленькую прямоугольную коробку. - С Рождеством тебя! Прими, пожалуйста.

Явно обалдевшая младшеклассница протянула руки, медленно поклонилась и, пролепетав что-то нечленораздельное, скрылась в толпе.

- Тебе дважды удалось ее удивить, - констатировал Таики. - Она может подумать, что ты делаешь это специально.

- Что было в коробке? - с улыбкой перебил рассуждения недруга Ямамото.

- Флешка, - пожала плечами Мерси. - Мне ее Сёя купил, я не успела воспользоваться. Но что я сделала не так? Разве это не японская традиция обмениваться подарками в канун Нового года? В знак благодарности. "О-сэйбо", кажется. Она подарила мне, я отдарилась.

- Ну, ты вспомнила предания глубокой старины! - засмеялся Ямамото. - Мисаки-сан твоей благодарности ожидала. Не подарка, а простого "спасибо".

- Надеюсь, у тебя больше должников нет? - выгнул бровь Таики. - А то так флешек не напасешься.

Мерси прикусила губу. Проклятые японские традиции - никогда не поймешь, что популярно, а что давно вышло из моды.

- Скоро звонок, президент, - голос Таики заставил Мерси вздрогнуть, шепнуть "Спасибо, Ямамото-кун" и рысью метнуться по ступеням в школу. Хикару с улыбкой проследил за ее спринтерским забегом, перевел насмешливый взгляд на невозмутимого Таики, поперхнулся язвительным замечанием, уже готовым сорваться с губ, и вразвалочку направился в западную башню.

- Пожалуйста, откройте ваши тесты… - монотонно пробубнил учитель. Мерси окинула взглядом толстую стопку расчерченных альбомных листов и подумала, что даже к этому, совершенно тривиальному вопросу японцы смогли подойти серьезно и прямо-таки капитально. Количество вопросов настораживало, а их смыл порой пугал. Какое отношение к будущей професси могли иметь, к примеру, кулинарные пристрастия? Еще и выбор: сукияки, тамаго или румаки. А где, извините за нескромный вопрос, колбаса?

Таики наблюдал за поражающейся девушкой и как никогда понимал ее чувства. В "первом-А" училась элита Японской нечисти. Каждый молодой демон, каждый вампир или оборотень давно был определен на должность управляющего компанией, директора сети магазинов, главврача или даже ректора престижного ВУЗа. У каждого имелась своя, протоптанная предудыщими поколениями дорожка, определенная с момента рождения и накрепко зафиксированная на всю оставшуюся жизнь. Социальное тестирование, этот заимствованный из Европы фарс с изображением иллюзии выбора, Таики считал не просто смешным, но, в некотором смысле, даже опасным. "В мире не существует демократии, - искренне полагал он. - Равно как и справедливости. Можно пытаться с этим бороться, но это все равно что биться головой о бетонную стену - больно и неэффективно. Принять мир таким, каков он есть, побеждать, играя по его правилам, - вот что действительно важно".

- Я рад, что Кей за три года смог научить тебя смирению хотя бы в глобальных вопросах… - пробормотал он, и половина "острослухой" нечисти тактично притворилась глухой. Можно было, конечно, вид и не делать, но тогда был реальный шанс оглохнуть по настоящему.

Сегодня весь класс был в сборе. Никто не заболел (несмотря на то, что для нечисти это крайне маловероятно, именно такая отмазка пользовалась наибольшей популярностью), никто не прогулял, не уехал раньше времени в отпуск. Все с предвкушением и некоторой долей настороженности ждали вечера. "Хирано-кун сказал, что дело касается Мерси-тян", - передавалось из уст в уста. "Неужели, ее все-таки сожрут?" - с надеждой вопрошала королева джунглей, хотя сама нисколько в это не верила. "Бедная Мерси-тян, - печалились оборотни. - Что Хирано-кун намеревается с ней сделать? Неужели она в чем-то провинилась?" И только Ревенант, непосредственно учавствовавший в разработке таинственного плана, предательски молчал.

Едва Мерси перевернула последний листок и поставила крестик в последнем выбранном квадратике ответа, учитель уже стоял за ее плечом в ожидании тетради.

- А когда будут результаты? - вяло поинтересовалась девушка.

- В начале следующего семестра, - шепотом ответил педагог. - Вы можете покинуть аудиторию, чтобы не мешать остальным.

- Простите, учитель, - поднялся староста. - Прежде чем госпожа Тадаши выйдет, можно мне сделать объявление?

- Н… да. Если быстро, - классный руководитель, уже готовый посадить Итиро на место с объявлением наряда вне очереди за нарушения дисциплины, бросил взгляд на Хирано и предпочел поступить великодушно.

- Сегодня в пять вечера состоится классный час. Приглашаются все. Просьба не опаздывать.

"Бли-ин, - скривилась Мерси. - Даже домой раньше прийти не получится. И это на Рожество… Итиро - гад".

Понуро кивнув, она вышла из кабинета, тихонько прикрыла за собою дверь, и нос к носу столкнулась с Ямамото.

- Как твой тест? - не позволяя девушке в очередной раз обрушиться на него с упреками "нельзя так тихо ходить!" и "я однажды повешу на тебя колокольчик!", спросил парень. Мерси подняла тоскливый взгляд:

- А ты-то сам как думаешь?

- Я уверен, из тебя получится, например, отличный врач, - Хикару протянул руку и выхватил у девушки школьную сумку. - В столовую?

- Пошли, - безразлично кивнула она. Спустившись на первый этаж, Ямамото распахнул двери, и Мерси вошла в большую комнату с панорамными окнами во всю дальнюю стену. Богатая мебель, дорогие портьеры, огромные люстры - столовая в Фузиоку была настоящим произведением искусства. И так напоминала девушке обеденный зал в особняке деда, что аж оскомину вызывала.

- Ну, что? - Ямамото галантно придвинул Мерси стул.

- Ты о чем?

- О перспективе стать врачом.

- Ну… вряд ли она у меня появится. Я написала, что боюсь кровь, очень брезгливая и не люблю делать людям больно.

- Идеальный терапевт!

- Хорошо хоть не хирург, - хмыкнула девушка.

- Мерси-тян, как ты не понимаешь? Одним своим желанием ты способна возвращать людей с того света.

- А по-моему, это ты чего-то не понимаешь, Ямамото-кун, - отрезала недогадливый Феникс. - Ты разве уже забыл, кто я на самом деле? Да моего деда удар хватит, если я скажу, что хочу быть врачом. Он в тот же день моим первым пациентом станет!

- Знаешь, лечить Кея Томаши - это мечта любого доктора, - усмехнулся Хикару. - Тут до самой старости можно безбедно жить на одном только нервном расстройстве. Пошла бы в психиатрию - горя бы не знала.

- Если бы до выпуска дожила. И хватит так громко называть имена. Ой… погоди секундочку.

У Мерси зазвонил телефон. Президент выгнул бровь - традиционно в школе пользоваться мобильными было запрещено. Но для "первого-А" сделали исключение. Раньше это его бесило. А теперь вроде притерпелся. Даже любопытно наблюдать, как девушка косит на него синими глазами, явно предпочитая говорить без свидетелей.

- Алло, Сёя-семпай? Да… Да. Но… Но, Сёя-семпай…

Мерси нахмурилась, Ямамото напрягся.

- Ладно, - сдалась девушка. - Одну минутку. Да. Хорошо. Как скажешь, Сёя-семпай.

Девушка отключила телефон и поднялась из-за стола:

- Подожди меня здесь, пожалуйста.

- Кто это был? - резко поинтересовался Ямамото. Мерси улыбнулась:

- Ты стал чересчур подозрительным после того глупого похищения. Я говорила с Сёя-семпаем. Моим дворецким.

- Ему можно доверять?

- Я скорее себе доверять перестану, чем Сёя, - серьезно ответила девушка. - Он служил у моего деда, у моих родителей, а теперь вот - служит у меня. И… он не просто дворецкий, Хикару-кун. Было время, когда я считала его своей единственной семьей.

- Я понял, - примирительно кивнул Ямамото. - Но сейчас-то ты куда направляешься?

- Не будь таким любопытным, - улыбнулась девушка. - Вернусь через пять минут.

Пять минут прошли. Потом десять. Спустя четверть часа Ямамото явился к школьным воротам, где ему доложили, что рыжая девушка уехала куда-то в бронированном лимузине. После более дотошного расспроса удалось выяснить, что на этой же машине ее обычно в школу привозили. Хикару мрачно покосился на оставленную девичью сумку на своем плече, вспомнил шубу, висящую в классном гардеробе и недопитый чай на столе в столовой. Теряясь в догадках, парень попытался было набрать Мерси на мобильный, но тот не отвечал.

"Доверяешь ему как себе, да?.." - сощурился парень, со злостью сжимая в кулаке телефон, и едва не выронил его, когда тот неожиданно зазвонил.

- Слушаю!

- Ямамото Хикару? - полюбопытствовал чуть хриплый мужской голос.

- Да.

- Меня зовут Кей Томаши. Хочу вам сообщить, что мою внучку забрали из школы по моему приказу. Она вернется к занятиям в первый день третьего семестра.

- Откуда мне знать, что вы тот, за кого себя выдаете?

- Наберите отца, - спокойно ответил голос. - Вам подтвердят.

В трубке раздались короткие гудки. Чертыхнувшись, Ямамото поднялся на третий этаж и без стука открыл дверь "первый-А" класса:

- У нас что, внеплановый Хеллоуин?!

- Президент, - почти ласково прошептал высокий мужчина с острыми чертами лица и длинными черными волосами. - Что ты тут делаешь? И почему у тебя сумка Мерседес в руках?

- Это ты лучше у нее спроси. Вернее, потом спросишь, когда она вернется.

- Объяснитесь, Президент, - крупногабаритный Ревентант приблизился так быстро, что его движения невозможно было засечь человеческим глазом. Ямамото чуть заметно скривился:

- Мерседес забрал дед.

- Куда? - блескнул острым клыком Таики.

- Думаешь, Кей удосужился мне сообщить?

Несколько долгих секунд золотые глаза вглядывались в небесно-голубые, потом Хирано резко отвернулся и махнул рукой:

- Расходимся.

Класс облегченно выдохнул: демоны нырнули в нижние миры, вампиры летучими мышами повылетали в окна, оборотни метнулись к дверям уже в серых шкурах.

За окном быстро садилось зимнее холодное солнце.

- Ты будешь ее искать? - спросил Ямамото, когда в классе остался только он и Хирано.

- Я похож на пса - идти по следу?

- И все же?

- Если она с дедом, полагаю, мне нет нужды вмешиваться, - равнодушно ответил Таики. Президент скептически выгнул бровь, но спорить не стал. Подойдя к окну, он какое-то время молча рассматривал ажурный фонарь с высокой снежной шапкой на макушке. А когда обернулся, в классе уже никого не было. 25 декабря 20ХХ года

"Дорогой дневник. Утро, начавшееся обычно, закончилось сюрпризом. Мало того, что Сёя в спешном порядке увез меня из школы, не позволив даже сумку у Ямамото забрать, так еще и в "свежесть Фузиямы" доставил, а не в родные аппартаменты пентхауса. А там… Дед в строгом деловом костюме с выражением крайнего недовольства на лице держал на вытянутых руках большой трехэтажный торт. Рядом улыбалась бабуля. Я замерла в дверях и, честно говоря, в первую секунду подумала, что мне это кажется. А потом… не надо было, наверное, так хохотать. Деда вообще перекосило. Даже бабушка неодобрительно скривилась. Но как можно было сдержаться? Величайший сноб и скряга, глава всемирно известной корпорации… со свадебным тортом.

Оказывается, это у них традиция такая, в Японии. Отец семейства в канун Рождества должен принести домой пирог. Ну, дед и не поскупился (в кои-то веки), выбрал тот, что побольше. Выяснилось, что ему еще до моего прихода любимая супруга чуть этот торт на голову не одела. А тут и внучка старания по достоинству оценить не удосужилась. Стоит ли говорить, что за стол дед-уэ сел в самом поганом расположении духа. И сразу огорошил меня новостю:

- Новогодние каникулы ты проведешь у нашей очень далекой родственницы, мадам Шакал.

- Кого?! - не поверила я.

- Ша-кал, - по слогам повторил дед. - Она обучит тебя японскому этикету, а то в тебе до сих пор угадывается американка. Подтянешь английский, я слышал, у тебя с ним проблемы…

- Интересно, кто в этом виноват… - пробурчала я.

- …И займешься своим музыкальным образованием, - сделал вид, что не расслышал, дед.

- Музыкальным? - переспросила я.

- Именно, - отчеканил он. - Ты ведь хочешь петь? Или играть на фортепиано, не знаю… Мадам Шакал взялась тебя этому обучить.

"Двенадцать дней музыки… - возликовала я про себя. - Но…":

- В чем подвох?

- Ты обязана слушаться мадам беспрекословно! - вскинул палец дед. - Только на таких условиях она согласилась тебя принять. И ты должна дать слово немедленно!

- Касательно чего? - не поняла я.

- Что не будешь сбегать из дома, отказываться от занятий, прирекаться с учителем… да что угодно в твоем духе. Ты должна быть прилежной ученицей, или…

- Да буду, буду, - я опасливо покосилась на бабушку: та сидела, низко склонившись над тарелкой, и старалась не встречаться со мной взглядами. Это наводило на смутные опасения. Чему, интересно, меня там будут учить, что из дома захочу сбежать?

Впрочем, "отринь сомненья, всяк сюда входящий"! Я буду музыцировать! Буду петь, играть на виолончели, а если повезет - еще и на фортепиано. Никогда не забуду то чувство свободы и почти физического удовольствия, которое накрыло меня в зимнем саду пансионата. Как же я хочу испытать его еще раз! Святые японские статуэтки, это будет чудесный Новый год!"


Глава 19.


Еще до восхода солнца черный лимузин выехал за ворота Токийского особняка семьи Томаши. Мерси ёрзала на сидении, с нетерпением поглядывая в окно. Сёя иногда бросал взгляды в зеркало заднего вида, но вопросов не задавал. Девушка же кусала губы и все порывалась спросить как в детстве: "Скоро уже приедем-то?". Пока сдерживалась. Нет, она будет послушной, как обещала деду. Она не упустит такого замечательного шанса из-за нескольких минут ожидания. Или даже часов…

Казалось, Сёя поставил себе целью увезти девушку на другой континент. Когда маленькая ратуша очередного городка отзвонила полдень, лицо Мерси превратилось в каменную, очень недовольную маску. В сто пятый раз глянув назад, Сёя про себя усмехнулся, и впервые подал голос:

- Мы будем на месте через двадцать минут.

- Надеюсь, не после начала следующего столетия? - буркнула девушка. За окном мелькали покрытые снегом поля. Где-то на горизонте виднелись горы. А Сёя все гнал лимузин по ровной, хорошо очищенной проселочной дороге, пока по левую сторону не показался огромный особняк, окруженный высоким забором с узкой подъездной дорогой и такими мощными воротами, что их не зазорно было бы поставить и при входе в средневековую крепость. Воображение Мерси тут же приресовало огромный деревянный засов, подымаемый тремя парами рук, и ёмкость с кипящим маслом, ожидающую своего часа в нескольких метрах над землей.

И у этих самых ворот неподвижно стояла женская фигура в красном. Мерси сглотнула, вглядевшись в мрачное лицо незнакомки, потом опустила глаза ниже и едва не попросила Сёя ехать обратно - в руках недовольная мадам держала тонкий короткий хлыст.

Остановив машину у ворот, дворецкий вытащил из багажника чемодан своей подопечной и открыл для девушки двери.

- Здесь я вас оставлю, - с достоинством кивнул он. - Третий семестр начнется седьмого января. Будьте готовы ехать домой в шесть часов пополудни за день до этого.

- Хорошо, Сёя-семпай, - сдержано улыбнулась Мерси, косясь на "встречающую сторону". Та нервно теребила хлыстик, с остервенением играя желваками и, едва машина тронулась, строевым шагом приблизилась к напрягшейся гостье.

- Добро пожаловать, Томаши Мерседес, - заявила дама таким тоном, словно пять минут назад пережила крах заветных надежд - лимузин не сорвался в пропасть, не поцеловал скалу на скрости двести километров в час и даже не захлох где-нибудь по дороге.

- Мада Шакал? - натянуто улыбнулась Мерси. Дама побурела:

- Ша-Гал!

- Простите, пожалуйста! - даже отпрянула девушка. Несколько мгновений обиженная "родственница" буравила гостью диким взглядом, потом резко махнула хлыстом в направлении ворот и первая пошла к дому. Мерси облегченно выдохнула и пристроилась в кильватере, таща за собою чемодан. Радужные перспективы отлично провести время таяли как снег на весеннем солнце.

- Это - твоя комната! - рявкнула мадам Шагал, распахивая двери в самую большую кладовую, которую Мерси доводилось видеть. Площадью метров под тридцать, комната была завалена самым разнообразным хламом - начиная от древних комодов, рядком выстроеных у стены, до нагроможденных в углу неровной пирамидой консервных банок. Посреди всего этого безумия стояла большая кровать, застеленная темно-коричневым одеялом. Вообще, вся комната была отделана в немарких коричневых тонах. В отсутствии окон они выглядели еще более уныло.

- Жду в гостиной через пятнадцать минут! - грозно сверкнула глазами хозяйка и, крутанувшись на каблуках, ушла прочь. Мерси с тоской покосилась на маленькое зарешоченное окно в коридоре и ступила в своё временное жилище.

- Пыли много, - бодро попыталась утешить себя девушка. - А так нормально. Две недели как-то перетерплю.

Оставив чемодан у кровати, она глянула на себя в квадратное зеркало, прислоненное к стене, переплела косу, чтобы рыжие пряди не падали на лоб и еще больше не бесили грозную мадам, сама себе улыбнулась и только потом вспомнила, что понятия не имеет, где находится гостиная.

- Мадам Шагал! - острожно позвала девушка, выглядывая из-за дверного косяка. Как и следовало ожидать, ответного крика не последовало. - Ладно, без паники…

Мерси одернула свитер, и пошла по коридору с таким видом, словно там медвежьи капканы были разбросаны. Старые половицы скрипели и прогибались, девушка вздрагивала от этих звуков и испуганно озиралась по сторонам. Несколько раз по дороге ей встречались такие же темно-коричневые выцветшие двери, но все они были заперты. Через полсотни шагов коридор резко сворачивал направо и заканчивался неожиданным тупиком.

"М-да… - протянула Мерси, - архитектор этой домины был тем еще шизоидом…"

На всякий случай дернув за ручку неприметной дверцы, разместившейся почти в самом углу тупика, девушка едва не оглохла от злобного рыка:

- Ты опоздала!

- Я заблудилась, - попыталась оправдаться гостья, но мадам и слушать не захотела:

- Садись! - гаркнула она, указывая хлыстиком на одинокий стул в центре комнату.

"Будто на допрос явилась", - передернуло Мерси. Еще и свет от больших окон прямо в глаза бьет…

- Кей прислал тебя с единственной целью: стать настоящей Томаши-химэ!

- Позвольте уточнить, что это значит? - осторожно подняла руку Мерси.

- Это значит, - грозно сузила глаза мадам, - что с этой минуты ты не задаешь вопросов без разрешения, не перебиваешь старших и вообще - лишаешься права голоса. Пока ты в этом доме, ты - никто. И звать тебя - никак. Тебе все понятно?

"Блин, а на окнах-то решетки…" - с грустью вспомнила Мерси, быстро кивая, чтобы нечаянно не довести надзирательницу до инфаркта своим непочтением.

- Итак, - выпрямилась мадам. - Начнем урок. Следуй за мной.

Мерси пожала плечами: чего кричать-то? Ну, ошиблась маленько с именем, ну, потерялась в несураздном доме… Так мадам сама виновата! И представиться, не дожидаясь вопроса, могла бы и по коридорам провести. А вместо этого истерики устраивает, на которые у Мерси, между прочим, давно выработался стойкий имунитет. "Кей Томаши - лучшая вакцина против нервотрепок".

- Благородная леди должна знать как вести домашнее хозяйство! - отчеканила Шагал. - Ты сама будешь готовить себе завтрак, обед и ужин.

- Хорошо! - радостно ответила девушка. Ей давно обрыдли кулинарные ухищрения Акиро. Наконец, можно будет есть гренки с арахисовым маслом и запивать горячим шоколадом с кокосовой стружкой.

"Учитель" окинула Мерси тяжелым взглядом и кивнула на раковину:

- Вон лежит утка. Приступай!

- Утка? - переспросила девушка, опасливо косясь на птичку.

- О-щи-пай! - процедила мадам.

- Л-ладно… - Мерси осторожно приблизилась к раковине и потянула за длинное перо.

- Быстрее! - рявкнула хозяйка и девушка, поминая деда "незлым тихим словом", остервенело вцепилась в почившую крякалку.

Спустя два часа сильно прожаренная птичка дымилась на столе. Мадам, не отрываясь, смотрела на закопченную утятницу, обуглившиеся ножки, печально торчавшие в потолок и сильно присыпанное горелой зеленью тельце.

- Да… - задумчиво протянула она, - нужно постараться так угробить продукты.

Мерси стыдливо опустила глаза и прикусила губу, чтобы мадам ни в коем случае не решила, что ей смешно.

- Ладно, бери тарелку, - девушка удивленно вскинула брови - они будут это есть?!

- А ты как думала? - с гаденькой улыбкой поинтересовалась женщина. - Что приготовишь, то и твое. Глядишь, завтра утка "по-пекински" будет хотя бы отдаленно напоминать утку "по-пекински".

Что и говорить, из-за стола Мерси встала с больной головой и пустым желудком. "Хотя бы на ужин была овсянка…" - с грустью понадеялась она. Это была именно та каша, которую (как ей казалось), даже косорукой макаке удастся состряпать.

- На каком музыкальном инструменте ты играешь? - мадам удовлетворенно отставила пустую тарелку с остатками рисовой запеканки и откинулась на стуле.

- Виолончель, - тут же ответила Мерси. - И немного на фортепиано.

- Вот с него и начнем, - Шагал поднялась из-за стола. - Убирай здесь и возвращайся в гостинную. Да поторапливайся!

"Блин, она меня штатной Золушкой назначила!" - скуксилась Мерси, рассматривая такую грязную кухню, словно здесь не одну утку, а целый выводок готовили. Причем одновременно и жарили, и варили и даже запекали.

Впервые в жизни Мерси мыла посуду. Потом собирала осколки и материлась над порезанными пальцами. "До чего тяжелый труд у Акиро… - думала она. - Нужно поговорить с дедом и поднять ей зарплату…"

- Садись! - приказала мадам Шагал, едва девушка переступила порог. Теперь посередине комнаты стоял рояль. Мерси задохнулась от восхищения - большой, лаково-черный и такой желанный. Умостившись на табурете, девушка почувствовала себя хищницей перед началом охоты: приятное напряжение отдавалось легким покалыванием в кончиках пальцев, дыхание было прерывистым, по спине бежали мурашки.

- Начинай, - велела мадам. И Мерси коснулась клавишь. Словно горная река, добравшаяся, наконец, до обрыва, девушка водопадом упала в блаженный водоворот звуков и красок. Закрыв глаза, она вся отдалась музыке. Пальцы мелькали по черно-белой дорожке, то ускоряясь, то вновь замедляя свой бег. Мерси выпрямилась, изогнулась, подняла лицо, будто стремясь возвыситься, улететь к звездам…

И в этот момент жгучая боль пронзила ладони.

- Вашу мать! - взвизгнула девушка, отдергивая руки и едва не падая со стула. Мадам с озверевшим видом трясла хлыстом:

- У тебя что, глаза повылазили? - шипела она. - Что ты играешь?!

- Что умею, то и играю! - взорвалась Мерси. - Не нравится, могли бы просто сказать! Зачем бить-то?!

- Я говорила! - заорала в ответ "учитель".

- Значит, плохо говорили!!

- Значит, плохо слушала!!! - девушка скривилась, потирая тыльную сторону правой ладони. Поперек нее проходила четкая взбухшая линия - результат первой тренировки. - Я тебе зачем ноты дала?

Только теперь Мерси обратила внимание на большую раскрытую книжицу на пюпитре.

- Я забыла ноты, - буркнула она, теперь оценивая повреждения левой ладони. Там ситуация была еще плачевнее - от удара образовался порез, набухающий капельками крови. "Вот жеж психованая тетка…" - со злостью подумала рыжая, искоса поглядывая на диктаторшу. А та аж задохнулась от негодования:

- Что значит - "забыла"?! Как ты посмела сесть за инструмент, если не знаешь грамоты..?

- …о, образец невежества? - язвительно закончила Мерси, подымая на мадам потемневшие глаза. - То, что я не помню нот, еще ничего не значит. Я умею играть, и у меня это неплохо получается!

- Довольно! - взревела учитель. Мерси поморщилась: вот это голосище! Ей бы партии оперные исполнять, причем за мужчин… - Ты либо молча делаешь, что я тебе говорю, либо отправляешься к деду! Выбирай!

Девушка задумалась - перспектива провести каникулы в компании Кея Томаши уже не казалась ей такой жуткой. С другой стороны… неужели из-за какой-то мымры она упустит возможность помузицировать? Да и вряд ли дед еще когда-нибудь предоставит ей подобный шанс. Особенно после такой бесславной капитуляции сейчас.

- Я согласна, - буркнула Мерси.

- Тогда открывай тетрадь. У тебя есть время до вечера, чтобы полностью выучить нотную граммоту! Я вернусь в восемь и проверю.

"Вы что, с ума сошли?! - хотела было выкрикнуть Мерси, но смолчала. - По крайней мере, попытаюсь. Когда-то же я их знала".

Далеко после захода зимнего солнца, ровно в двадцать ноль-ноль на пороге гостиной стояла, как всегда недовольная, мадам Шагал. Она окинула взглядом зеленую девушку с блуждающим взглядом, и это не вызвало у нее ни капельки сочувствия. Открыв наугад нотную тетрадь, она ткнула в нее хлыстом:

- Играй!

Мерси опустила пальцы на клавиши и уже спустя мгновение почувствовала себя значительно лучше. Музыка будто уносила прочь ее усталость, ее тревоги и переживания. Она врывалась в мир бурлящим потоком, сначала плавно и осторожно, как диктовали знаки на бумаге, а потом все быстрее и резче, будто сбрасывая с себя невидимые путы.

- Ай! - Мерси прижала ладонь к губам. Вторая полоска прошла в миллиметре от первой и была еще болючее.

- Опять ошибки, - прорычала мадам, рывком переворачивая страницу. - Начинай сначала!

Мерси скрипнула зубами, внимательно вглядываясь в ноты. И вновь музыка захлестнула ее, заставляя забыть обо всем на свете. В том числе, и о карающем хлысте в руках суровой "родственницы". За что и была наказана:

- Смотри в тетрадь! - рявкнула мадам, пока девушка дула на очередное ранение.

- Почему вы меня бьете?!

- Потому что иначе ты меня игнорируешь! Играй дальше!

К ночи Мерси осознала две истины. Во-первых: она безмозглая кретинка, неумеющая контролировать свои эмоции. А во-вторых: музыка, блин, - очень болючая вещь. К десяти часам у девушки все руки были в царапинах и запекшейся крови.

- Довольно, - "сжалилась", наконец, мадам. У Мерси в глазах стоял огонь джихада - боли она уже не ощущала, но желание наподдать Шагал снизу в челюсть было почти непреодолимым. - Можешь вернуться в комнату, - хозяйка развернулась на каблуках, и добавила уже из-за плеча: - Собак только покормить не забудь.

- Собак?!

- Да смотри, хорошенько покорми! - голос мадам стал на октаву выше. Задрожали стекла. - Им тебя всю ночь сторожить!

- Сторожить или охранять? - задумчиво пробормотала Мерси, когда женщина захлопнула за собой дверь. - Что же им отнести-то?..

Гаденько улыбнувшись, рыжая сложила в миску остатки запеканки, мелко порезала туда же колбасу и для пущего эффекта залила все молоком. Осторожно перемешала получившееся нечто и решила, что раз цвет, вроде, неплохой, то и на вкус должно быть приятно. Подхватив миску, Мерси поплелась во двор. Пришлось обойти здание почти по кругу, прежде чем наткнуться на просторный вольер. Там сидел и внимательно наблюдал за слабовменяемой девушкой большой серый пес, сильно смахивающий на волка.

- Тебя, что ли, мне нужно покормить? - мрачно спросила у него Мерси.

Пес склонил на бок лобастую голову, перевел взгляд на мутную кашеобразную жижу, вытряхиваемую в его миску, и зарычал. Мерси этого даже не услышала. Только на мгновение прикрыла глаза, а уже подымалась по ступеням на порог дома.

- Такими темпами я сомнамбулой стану… - проворчала она.

В самом дальнем углу вольера, широко раскрыв глаза от ужаса, скулил пес.

Когда свет в комнате девушки погас, мадам устало выдохнула и опустила ноги в ванночку с ледяной водой. На ступнях тут час же выросли мелкие голубые чешуйки, глаза пожелтели, а по лицу, словно водоросль, растянулась сетка зеленоватых линий.

- Сама морская царица, - раздалось за спиной. - Какая честь.

- Мой лорд, - женщина поспешно вскочила и склонилась в глубоком поклоне. Мужчина махнул рукой:

- Как Кею удалось добыть такую уникальную гувернантку для своей внучки? Впрочем, можешь не отвечать. Скажи лучше, как ее успехи?

- Девочка молода и неопытна, - пожала плечами женщина. - Но худо-бедно справляется.

- Она уже может петь?

- Боюсь, что нет. Чистокровной сирене требуется не меньше года, чтобы научиться самоконтролю. У Мерседес получится быстрее. Но пока нужно сделать акцент на музыкальных инструментах. Они заставляют концентрировать внимание на деталях, что отвлекает и не дать впасть в безумие. Когда она научится этому в свершенстве, можно будет переходить к пению.

- А когда она сможет говорить?

- Ораторское искусство сирены - наука очень тонкая. Едва приметная грань между убеждением и гипнозом. Только познав свою силу в полном объеме, Мерседес сможет перейти к словам. Вот если бы вы отдали мне ее хотя бы на полгода…

- Об этом не может быть и речи, - отрезал гость.

- Как скажете, мой лорд, - опять поклонилась мадам. - Я сделаю все, что в моих силах.

- Не сомневаюсь в этом.

Мужчина вышел из гостиной и направился дальше по коридору. Тихо скрипнула дверь, но Мерси даже не пошевелилась. Она спала на боку, положив раненные руки поверх одеяла. Какое-то время ночной гость слушал ровное спокойное дыхание, потом бесшумно скользнул к кровати.

- Мерси, - ласково прошептал он, касаясь губами ладоней. Они замерцали нежно-золотистым светом, который вскоре исчез, забрав с собою не только боль, но и порезы. Кожа снова была девственно чистой и ровной. Мужчина провел по месту сошедшей ранки указательным пальцем и грустно усмехнулся:

- Я бы убил ее за это, если бы не знал, что иного выхода нет.

Девушка заворочалась во сне, перевернулась на спину и сладко потянулась. Мужчина чуть слышно рассмеялся:

- Даже здесь ты умудряешься соблазнять. Истинная сирен. Хотя и сама не догадываешься об этом…

Осторожно убрав с лица непослушную рыжую прядь, мужчина поднялся с кровати и спустя мгновение, оставив после себя в комнате легкий аромат осенних трав, стоял возле вольера.

- Господин Хирано? - заискивающе ощерился пес.

- Ямамото не появлялся?

- Нет-нет, никак нет, - завилял хвостом охранник.

- Что с тобой? - бросил на него косой взгляд Таики.

- Эта девушка… - испуганно поежилась собака. - Я чуть зарычал на нее, как и любой порядочный пес на моем месте… а она мне ответила.

- Гавкнула, что ли?

- Нет. Именно ответила… - пес на мгновение задумался. - Ее глаза замерцали, она ощерила зубы и сказала… на нашем языке сказала, что я должен молчать, если не хочу замолчать навсегда. Она была демоном в тот момент.

- И что потом?

- Ничего, - пожал плечами пес. - Девушка высыпала мне еду, развернулась и ушла.

- Так, значит, - пробормотал мужчина, и вдруг расхохотался. - Сторожи дом и высматривай Ямамото. Он обязательно появится. Доложишь, когда это случится.

Таики уже обернулся, чтобы уходить, но за спиной раздалось деликатное покашливание.

- Господин Хирано, - умоляюще склонил голову пес. - Я не могу этим питаться.

- Диета тебе не повредит, - усмехнулся мужчина. Но все же вернулся к вольеру, щелкнул пальцами, и на земле образовались два шоколадных батончика, пачка чипсов и бутылка минеральной воды. Бросив мимолетный взгляд в миску, Таики только хмыкнул про себя:

"До чего же она ненавидлит собак… а ведь так сразу и не скажешь…" 29 декабря 20ХХ года

"Дорогой дневник. Я живу в аду, но и здесь я смогу выжить! У мадам харя треснет, но параноика из меня она не сделает. Верно говорят - в худшие моменты жизни мы демонстрируем лучшее, на что способны. Я, например, оказалась удивительно жизнестойкой. И еще миролюбивой. Потому что ложась каждую ночь в постель с кровотачащими руками, я даже не посылаю проклятья на голову мадам. Я ее просто тихо ненавижу и стабильно скармливаю псу ее харчи. Он, правда, какой-то шуганый стал в последнее время: к решетке близко не подходит, голос не подает, только голодными глазами косится. Тоже мне, охранник…

Вчера долго думала над одной мелочью. Или воздух здесь какой-то сказочно целебный, или вода… только каждое утро мои ладони вновь приобретают первозданный вид. Если бы не это, за три дня мадам бы мне их своей розгой просто "истребила". Хорошо хоть крышку фортепиано не захлопывает, могла бы и пальцы поломать.

Зато теперь мне стало значительно легче концентрироваться. Оно само собой получается, когда над головой Дамокловым мечом висит хлыст. Но неужели все музыканты проходят такую жесткую школу? Вот в жизни не поверю. Иначе музыкантов было бы на порядок меньше - половина в процессе умирали бы, еще треть коротали бы век по тюрьмам за убийство педагогов… Нет, этот экслюзивный метод обучения мадам выбрала специально для меня. Грымза чокнутая…

Ну, ничего. Четыре дня позади. Осталось совсем немного. А там, глядишь, я не только играть научусь, но и шеф-поваром стану. Что, дорогой дневник, ты спрашиваешь, почему я до сих пор не сломала о голову мадам табуретку? Я и сама задаю себе тот же вопрос… Но она обмолвилась, что если в конце учебы я сумею сыграть партию без единого "выпадения из реальности", она напишет деду, и меня допустят к инструментам. До чего же я, оказывается, люблю музыку, если ради нее готова терпеть такие лишения…"


Глава 20.


- Раздевайся! - приказала мадам Шагал, выжидающе уставившись на Мерси.

- А, может, не надо? - девушка с опаской покосилась в сторону бассейна. Он, конечно, в помещении был (уже счастье, а то ведь и на улицу могли погнать, в снегу купаться…), но горячего пара над ним почему-то не наблюдалось. А изморозь на окнах еще сильнее отбивала желание лезть в воду.

- Живо, я сказала! - рявкнула мадам, от души хлестнув себя хлыстом по ноге. Мерси внутреннее возликовала, глядя как она морщится. Но кофточку все равно пришлось снять. И брюки.

- Ты так в шерстяных носках в воду и полезешь? - съязвила тиранша. - Снимай с себя все! Кроме нижнего белья. Нечего тут своими мощами трясти…

- Ну, извините, - обиделась Мерси. - Не догадалась прихватить купальник.

- И о чем это говорит? - издевательски выгнула бровь мадам. - О твоей преступной недальновидности!

- Ага, - фыркнула Мерси. - В следующий раз обязательно лыжи возьму, когда летом к морю отдыхать поеду.

- Подерзи мне! - рыкнула женщина. - Пошла в воду!

Мерси осторожно приблизилась, стараясь ставить минимум ступни на ледяную плитку и опустила в бассейн пальчик:

- Да вы с ума сошли! Еще градусом ниже, и по этой воде можно будет на коньках ездить!

Вместо ответа, мадам коварно усмехнулась, и опустила хлыст на белые кружевные трусики.

- Ау! - завизжала Мерси, прыгая в сторону. В противоположную от бассейна, ибо инстинкт самосохранения не подводил ее даже в самых экстремальных ситуациях. Мадам нахмурилась и замахнулась второй раз. Мерси злобно сощурилась, принимая боевую стойку.

- Бунт? - прорычала мадам.

- Самозащита, - поправила ее девушка.

- А ну ныряй!!

- Да ну вас к черту!

Лицо мадам пошла пятнами и она сделала выпад. Мерси увернулась, перехватила хлыст и слегка подтолкнула женщину в нужном направление. Раздался громкий бултых. Когда Шагал вылезла из воды, на ее лице, казалось, можно было жарить макароны. Вид которых успешно приняли ее длинные красные волосы. Девушка сглотнула. Женщина оскалилась, растопырила руки и бросилась вперед.

- Ма-ма-а!! - отчаянно возопила школьница, срываясь с места. Раза четыре они бассейн по периметру обежать успели, когда мадам неуклюже ступила в собственноручно сделанную лужу и вверх тормашками улетела обратно в воду. Девушка скривилась, когда туча брызг взметнулась к потолку.

"Она меня убьет…" - пришла в голову неприятная мысль. Но время шло, а злобные ругательства все не являлись миру. Очень осторожно Мерси приблизилась к краю бассейна и заглянула внутрь. Лицом вниз, раскринув руки в стороны, на дне лежала ненавистная тиранша.

- Эй, - осторожно позвала девушка, будто в этот момент мадам могла ей ответить. - Вылезайте, а?

Оглянувшись по сторонам, Мерси обнаружила какой-то девайс на длинной ручке, осторожно поставленный в углу. Он чем-то напоминал старинную алебарду… или неправильной формы вилы. Три остро заточенных зубца, красиво оформленная рукоять - самое оно, чтобы приводить в чувство красноволосых истеричек.

- Мадам Шагал… - еще раз позвала Мерси, тихонько опуская орудие в воду. - Вы там как?

И ткнула в женщину острым навершием. По ходу, ей "там" было не очень хорошо - потому что реакции не последовало. Мерси ткнула сильнее. Женщина сдвинулась с места и по инерции чуть проплыла под водой.

- Странно… - пробормотала девушка. - Я думала, трупы всплывают…

Со вздохом отложив "вилы", Мерси зажала нос, разбежалась и прыгнула в воду. Стало не просто холодно - казалось, лед проник в легкие и мешает дышать. Пальцы тут же закололо, к голове прилила кровь.

"Надо было по чуть-чуть входить…" - подумала Мерси, понимая, что по чуть-чуть точно бы не вошла. Отпустив нос, она сделала несколько сильных гребков, подплыла к мадам и схватила ее за плечо. Плечо не поддалось, постоянно выскальзывая из потерявших чувствительность пальцев. Тогда, не долго думая, Мерси запустила пятерню в красные волосы и… мадам открыла глаза.

Сказать, что девушка испугалась - это не сказать ничего. Впервые в жизни ей захотелось упасть в обморок. Потому что "ласковый" взгляд мадам обещал такие страдания, что обморок казался самым безболезненным выходом. Дернувшись изо всех сил, Мерси перевернулась на живот и попыталась выбраться на берег, пока очухавшаяся женщина не успела свершить все то, о чем так очевидно размышляла. Не тут-то было! С нечеловеческой силой Шагал ухватила жертву за щиколотку и дернула на себя. От неожиданности Мерси выпустила часть воздуха и бешено забилась, чувствуя как руки учителя быстро перебираются ей на плечи. Не прошло и секунды, как голова Шагал вынырнула над водой и заорала:

- Еще раз тронешь мой трезубец, я тебе ноги повыдергиваю!! Ты меня поняла?!!

Мерси и рада была бы ответить, но руки мадам, впивающиеся в плечи, удерживали ее под водой. Воздуха не хватало. Легкие начинало жечь. Девушка все отчаяние рвалась к поверхности, понимая, что еще немного, и она попросту задохнется.

Внезапная боль, ударившая по горлу, заставила вскрикнуть. Мерси схватилась за шею, ощущая под пальцами два пульсирующих пореза. Ужас от происходящего заставил ее замереть на мгновение. Девушка отдернула ладони и постаралась осознать происходящее. Она даже не сразу поняла, что цепкие пальцы учителя больше не удерживают ее на дне. И что вода водночасье перестала казаться такой уж холодной. И даже невозможность вздохнуть отошла на задний план. Девушка, как завороженная, стояла на уложенном мозаикой полу бассейна и ощупывала пальцами ключицы. От них вверх, слегка огибая шею, уходило две фигурные ранки. Если бы Мерси не знала, что это невозможно, она бы приняла их за жабры.

Едва только эта мысль устаканилась в голове, девушка вздрогнула, дернулась и захлебнулась вздохом. Оттолкнувшись от дна, она пулей вылетела к вожделенному воздуху, неведомо каким образом допрыгнув до бортика.

Мадам уже стояла на "берегу", вытирая волосы и бросая на Мерси грозные взгляды.

- Вы хотели меня утопить! - обличающе заявила та.

- Если бы хотела, давно бы уже утопила! - рявкнула в ответ мадам. - Хватит болтать. Одевайся. Нас ждет музыка.

- И всё?! - задохнулась от возмущения жертва тирании.

- А ты хочешь еще поплавать?!

Мерси не ответила. Обе мокрые, всклокоченные и злые до чертиков, они больше ни слова друг-другу не сказали, вплоть до момента, когда девушка поставила на пол виолончель и любовно коснулась коленом его гладкого лакированного бока.

- Сегодня ты сыграешь вот это! - мадам распахнула перед Мерси нотную тетрадь и кончиком хлыста указала на нужную строку. Девушка пробежала по ней глазами и вздохнула: с каждым днем задания Шагал становились все легче, а концентрироваться на них - все сложнее. Это ведь так просто - контролировать ноты, если не знаешь, как играть дальше. И гораздо сложнее - быть собранной и сосредоточенной в момент, когда музыка, казалось, сама льется из-под смычка.

Но в этот раз, то ли вода холодная помогла, то ли практика, но Мерси справилась отлично. Закусив губу, она так вцепилась в собственное сознание, что любой бультерьер сдох бы от зависти. И все равно мадам осталась недовольна:

- Что это ты с таким лицом сидишь, будто задачи по математике решаешь?

- Так легче, - не подумав, ляпнула девушка.

- Вот именно, что "легче"! - жестко ухмыльнулась Шагал. - А нам нужно, чтобы "правильнее". Давай-ка, расслабляй физиономию.

Мерси подняла на женщину круглые глаза: она что, издевается?!

- Не выйдет! - победоносно заявила вдруг учитель.

- Что именно? - не поняла музыкантка.

- Проклясть меня не выйдет, вот что! - Шагал резко выбросила руку вперед и хлыст замер у самого кончика носа Мерси. - Или ты думаешь, я не знаю, чем ты сейчас занимаешься?!

Взляд девушки из свирепого стал удивленным, но мадам не отсупала:

- Ко мне не липнут проклятья, ты, маленькая неблагодарная дрянь!

- Да я вообще не… - попыталась возразить рыжая, но ее перебили:

- Как бы ты не пыталась, что бы не желала своим хитрым темным умишкой, меня тебе не победить!

- Да я и не…

- Мне известны все твои планы! - уже откровенно вопила мадам. - Я могу предугадать каждый твой шаг! У тебя не выйдет меня провести!!

- Выслушайте меня…

- Молчать!!! - от этого рыка у мадам даже волосы колесом за спиной встали. Мерси отпрянула. - Я научу тебя послушанию!

- Да пропадите вы пропадом с вашей учебой! - не выдержала девушка.

Раздался треск и мадам, распахнув от удивления свои узкие типично японские глазки, рухнула вниз. Мерси так и замерла на стуле с открытым ртом.

Минут через десять в дыре послышалось некое копошение. Девушка сглотнула, отставила виолончель, которую до того судорожно сжимала в объятиях, и осторожно поднялась на ноги. Она даже не подозревала, что в этом доме есть подвал. А чтобы вот так - сквозь доски, камень и потолочные балки провалиться…

- Как же это вас угораздило..? - шепотом пробормотала девушка, глядя на вывороченный пол. - Кстати, неплохое перекрытие. Было.

Тремя метрами ниже, с трудом поднявшись на четвереньки, пыталась прийти в себя пострадавшая мадам. Осоловелым взглядом она огляделась вокруг и поняла, что попала даже не в подвал, а в старую замурованную кладовую, по какой-то причине оказавшуюся именно под гостиной. Кто и когда ее здесь выкопал - было загадкой даже для хозяйки дома.

- Эй, - осторожно позвала Мерси. - Вы там как?

- А ты-то сама как думаешь?! - хрипло отозвалась мадам. Нет. Это не кладовая. Это погреб. Полтора на полтора. Стены гладкие, словно специально обжигались. И хотя бы одна полка, один выступ где-то имелся… нет, это даже не погреб. Это тюремная камера. Так называемая, яма, куда сбрасывали особо вредных врагов общества. С каких же времен здесь находится этот пережиток деспотизма?

- Вытащи меня отсюда!

- Попробую… - Мерси оглянулась в поисках какой-нибудь лестницы или куска материи, чтобы его можно было спустить в образовавшуюся дыру. - Вы бы полы проверили, что ли. А то по дому ходить страшно.

- Нормальные здесь полы! - обиженно рыкнула Шагал.

- Отчего же вы тогда провалились?

"Я бы сказала - отчего, пернатая твое безмозглость, но дед не велел", - мадам вскинула голову:

- Ты там долго копаться будешь? Спусти мне веревку!

Мерси, уже готовая сорвать занавеску с окна, обернулась:

- Где она?

- Глаза открой! Вторая ящик крайнего шкафчика! Под покрывалом. В козине с нитками.

Девушка фыркнула и полезла в указанный шкаф. Там, в высокой плетеной корзине действительно обнаружился моток толстой веревки.

- Чего ты медлишь? - меж тем надрывалась Шагал. - Шевели ножками, а то без ужина оставлю!

- Вы мне поугрожайте еще, - огрызнулась Мерси. - Будете до завтрашнего вечера там сидеть. Пока Сёя не вернется.

- Ты думаешь, это сойдет тебе с рук?! - взвилась женщина. - Да я тебя…

- Да идите вы..!

- Не надо! - как-то сразу успокоилась мадам. - Давай жить дружно. Ты меня никуда не посылаешь, а я тебе на завтра даю выходной. Будешь делать, что захочешь. Договорились?

- Неожиданно, конечно, - пожала плечами Мерси. - Но я согласна.

"Пронесло…" - судорожно утерла со лба капельки пота мадам Шагал.

"Какая суеверная женщина…" - усмехнулась Мерси.

Поздно вечером, когда девушка уже давно спала, и даже псу надоело тоскливо подвывать своим мохнатым "собратьям", у камина в гостиной снова встретились женщина с чешуей на лице и златоглазый мужчина с длинными черными волосами.

- Она настоящая сирен, мой лорд! - возбужденно доказывала морская царица.

- Ты ее притопила? - недобрым тоном переспросил гость.

- Она могла дышать под водой! У нее прорезались жабры!

- Как ты посмела ею рисковать?

- Мой лорд, ситауция была под контролем! - обиженно воскликнула женщина. - Если бы что-то пошло не так… да я бы ей… своими руками эти жабры!..

В мгновение ока мужская рука с тонкими длинными пальцами и остро заточенными черными ногтями сжала шею русалки. Из-под ладони потекла струйка зеленоватой крови:

- Ты посмела ослушаться прямого приказа?

- Я выполнила всё согласно условиям договора… - прохрипела царица. - Мне было поручено сделать из нее настоящую сирен. Я сделала. И еще кое-что!

Хирано чуть заметно склонил голову. Шагал быстро зашептала:

- Она использовала силу феникса!

- Ты сбросила ее с крыши, - в шутку, но от того не менее страшным тоном поинтересовался гость, - и она обзавелась крыльями?

- Нет! - выдохнула женщина. - Она меня прокляла… э… отняла удачу.

- Я слушаю, - мужчина, наконец, отпустил горло своей жертвы и даже отступил на шаг. Царица чуть заметно выдохнула и вкратце пересказала события сегодняшнего дня.

- Выходит, удачей она управляет интуитивно… - пробормотал Таики.

- У нее сейчас все интуитивно получается, - поддакнула русалка. - Ей нужно постоянно контролировать свои эмоции.

- Это и было твоей приоритетной задачей - научить ее. Разве нет?

- Да, мой лорд, - склонила голову царица. - И я сделала все, что было в моих силах. Но за четырнадцать дней…

- Она может играть? - перебил Хирано.

- Да, господин. Я сообщу Кею, что девушку можно подпускать к инструментам.

- Отлично, - мужчина подошел к костру. - Дальнейшим образованием Мерседес я займусь самостоятельно. Между прочим, наследник дома Ямамото..?

- …появлялся здесь несколько дней назад, - злобно хихикнула русалка. - Побродил вокруг дома, и убрался восвояси.

- А пес мой утверждает, что мальчишка заходил внутрь.

- Это невозможно! - отшатнулась мадам. - Мои чары не пропустили бы постороннего.

Таики поднял на русалку тяжелый взгляд, но смолчал. Не многие было посвящны в тайну семьи Ямамото. Этот могущественный род охотников за демонами издревне славился богатством и неистребимостью. Однако успех их был результатом не столько уникальных знаний, передававшихся из поколения в поколение. И не столько ежедневных изматывающих тренировок, которым подвергались представители обоих полов. На членов семьи не действовали никакие чары. Проклятия, наговоры, даже обычный силовой удар - ничто не могло принести им вред. Погововаривали, что в предках клана числились джины. Этим объяснялась и сила, и нечеловеческая ловкость, и даже уникальное долгожительство.

Неудивительно, что Хикару смог пробраться в дом, минуя магические ловушки сирены. Впрочем, Таики был к этому готов. Он не ставил себе целью оградить Мерседес от "тлетворного" влияния Ямамото. Пока не ставил. 05 января 20ХХ года

"Дорогой дневник. Еще вчера я хотела удавить мадам Шагал во сне. Хотя, кого я обманываю? Засунуть трезубец ей в зад - вот, что привело бы меня в восторг! Но так было вчера. За один день эта гнусная женщина умудрилась полностью переиграть ситуацию. Столько удовольствия было представлять ее на большой раскаленной сковородке!.. А теперь? После всех ее извинений и обещаний вечной дружбы? После подаренной шляпки с облезлым страусиным пером и попытки всучить золотую рыбку в аквариуме? После слезного "это твой дед меня заставил…"?! И ведь не прикопаешься! Он действительно мог! Теперь я знаю, что такое огорчение - это когда желание отомстить врагу пересиливается желанием простить друга".


Глава 21.


Как всегда пунктуальный, Сёя приехал за госпожой точно по графику. Веселая и, в целом, очень довольная жизнью, девушка побросала вещи в чемодан, прыгнула на него сверху, чтобы защелка сработала, пнула на прощанье старую кровать и выскочила из дома.

- До свидания, мадам Шагал! - церемонно поклонилась Мерси. У женщины, которая весь день отсиживалась у себя в комнате и старалась не попасться на глаза молодой нечисти, по лицу пошла судорога. - Всего вам доброго!

- Д-да… - процедила учительница. - Тебе того же…

Мерси улыбнулась и нырнула в открытые двери лимузина. Сёя одним движением засунул чемодан в багажник. Задержал взгляд на его раздутых боках и куске ткани, серым язычком торчавшей из-под крышки, философски вздохнул, щелкнул пальцами и материя, будто живая, заползла внутрь. Раздалось негромкое копошение, словно в чемодан засунули кошку, а потом, когда оно стихло, - бока сумки аккуратно "опали". Правильно сложенная одежда всегда занимает меньше места.

- Что мне передать господину? - захлопнув багажник, Сёя подошел к Шагал. Она смерила его холодным взглядом: дворецкий не склонил головы и даже не поздоровался.

"Что хозяин, что слуга, - едва ли не зашипела мадам. - Никакого почтения к королеве океана…"

- Скажи, что девушка может играть. Желательно на пианино.

- Может ли госпожа петь?

- На сегодняший день - категорически нет. Однако, найдите ей учителя, примените хлыст, и Мерседес запоет в течении полугода.

- Есть у вас на примете кто-либо подходящий на эту роль?

- Нет, - криво усмехнулась Шагал, - у меня нет друзей, которых я больше никогда не хочу видеть.

Некоторое время Сёя молчал, бесстрастно рассматривая красноволосую грымзу из-под густых ресниц. В ответ она грозно буравила его глазами и мысленно проклинала тот день, когда подписала контракт с Кеем.

- Мы ценим вашу преданность семье Томаши, - наконец, заявил Сёя.

- Рада, что смогла помочь, - почти выплюнула Шагал. При этом вид у нее был такой, словно она готова по капле отдать свою жизнь только чтобы всю эту дьявольскую семейку на костре увидеть. Вместе с обслуживающим персоналом.

Плавно развернувшись, Сёя прошел к машине, скосил глаза на затемненное окно пассажирского сидения и улыбнулся. Господин боялся, не станет ли этот короткий отпуск фатальным для Мерседес. Не сломается ли она под давлением жестокой мадам. Не откажется ли от своих сил, только чтобы избежать наказания. Но, видимо, Кей недостаточно хорошо знал свою внучку…

Первый день в новом триместре встретил Мерси тихим, застенчивым лаем.

- Привет, мой маленький шерстяной дружок! - подпрыгнула в постели девушка. Акиро, уже готовившаяся по своему обыкновению будить госпожу аккуратными тычками, отшатнулась и уставилась на Сёю с совершенно обалдевшим видом. А рыжей было хорошо - после двух недель откровенной каторги начинаешь видеть мир в новом свете. - Ну, что? - прижала она щенка к груди, - пойдем погуляем?

Песик тоскливо захныкал и попытался вывернуться. Как бы не так! Жизнерадостная девица готова была "всем-всем дарить любовь и заботу". А начать именно с капризного питомца. Чего бы ему это не стоило…

Впрочем, пасть жертвой несанкционированной радости хозяйки Тамагочи не позволил Сёя. Решительно отобрав собачку, он сунул ее Акиро и мрачно уставился на Мерседес.

- Что? - вскинулась она.

- Вы уверены, что хорошо себя чувствуете, госпожа?

- А если я скажу, что нет, ты позволишь мне сегодня прогулять школу?

- Ни в коем случае, - без тени улыбки ответил дворецкий. - Но я могу поставить вам профилактический укол.

- Сёя, - скривилась рыжая, - я тебе уже говорила, что среди моих одноклассников ты бы смотрелся как нельзя кстати?

- Подходит по внешности? - шепотом уточнила служанка, и сама испугалась своего вопроса, когда Сёя бросил в ее сторону предупреждающий и полный негодования взгляд.

- По сущности, - усмехнулась Мерси, хватая рассчеку. - Нечисть еще та.

Не удивительно, что к школе мрачный дворецкий привез девушку с поднятой перегородкой. Помог выбраться из машины, захлопнул дверцу и демонстративно уехал. Рыжая помахала ему вслед, философски хмыкнула и весело направилась в класс.

Правда, далеко от школьных ворот ей отойти не удалось. Клумбу перед крыльцом окружала здоровенная толпа.

"Любопытно", - встала на носочки девушка.

- А, вот ты где, Мерси-тян, - подпрыгнула к ней Юмико.

- Доброе утро, - чинно поздоровалась иностранка. - А что здесь сегодня происходит?

- Да младшеклассники какие-то силами решили померяться, - отмахнулась оборотень, уже схватив Мерси за руку, чтобы по широкой дуге обойти толпу и отвести ее в класс. - Ничего интересного.

- Как это?! - искренне удивилась американка. - Я еще никогда не видела, как…

И споткнулась на слове, потому что продолжение фразы звучало "…как выясняют отношения в Японии".

- Чего ты не видела? - подозрительно сощурилась "закадычная подружка". Мерси улыбнулась, перехватила ладонь оборотницы и, пригнувшись, ворвалась в скопление школьников:

- Простите, извините, пропустите…

Юмико, про себя поражаясь ловкости, изворотливости, а главное - наглости отдельно взятого рыжеволосого субъекта бежала следом. Не прошло и минуты, как перед Мерси расступилась последняя "полоса препятствий", а подружка как раз закончила в подробностях представлять, что с ней сделает господин Хирано. Он ведь специально ее сирену перехватить послал, чтоб в очередную авантюру вмешаться не позволить. Правда, что могло случиться с Тадаши посреди школьного двора, Юмико так и не придумала, но раз Таики-кун говорит "надо", любые вопросы умирают в зародыше.

- Я чего-то не поняла… - задумчиво произнесла Мерси и оборотень вынырнула из своих размышлений в реальный мир, - они так и будут стоять?

В центре толпы, на самой клумбе, сейчас густо укрытой снегом, были вбиты два пенечка сантиметров по десять в диаметре каждый. На них, поджав одну ногу и разведя руки, изображая какие-то замысловатые фигуры, застыли два невысоких "самурая". Они вперились друг в друга горящими глазами, будто мечтали прожечь в противнике дырку, но больше ничего не предпринимали.

- Это - дуэль энергетических потоков, - шепотом объяснила Юмико. Мерси задумалась:

- То есть, если я сейчас встану между ними, меня убьет током? - оборотница в ответ окинула подругу таким пораженным взглядом, что американка спешно улыбнулась - пусть думает, что пошутила. - Но я все равно не понимаю. Когда действие начнется?

- Что, прости?

- Ну, развитие сюжета, - попыталась объяснить рыжая. - Когда эти двое, наконец, перестанут изображать статуэтки на подставках, а… - тут она пафосно воздела руки, - схлестнуться в поединке?

Наверное, слишком громко спросила, потому что один из учасников дуэли вздрогнул, отчаянным усилием воли заставил себя не отвести от противника взгляд, но равновесие было нарушено - он начал медленно падать с пенька. Мерси сглотнула. Юмико тихонько присвистнула, понимая, что Хирано-кун в который раз оказался прав. Нужно было перебросить рыжую через плечо и затащить в класс силой. Потому что теперь их погонят туда пинками.

Но даже Юмико не могла представить, что случится дальше. Спрыгнувший с пенька юноша выпрямился и какое-то время стоял, глядя в землю и сжав губы так, что они побелели. Толпа молчала, явно не готовая к такому внезапному окончанию дуэли. Мерси стремительно краснела. А проигравший неспешно, будто кукла-марионетка в руках не слишком опытного мастера, завел руку за спину и с невозмутимым видом достал оттуда длинный деревянный меч.

Мерси едва отшатнуться успела, когда "лезвие", с шумом рассекая воздух, пронеслось у ее носа.

- Мальчик, ты обалдел?! - взвизгнула она, и от этого испуганного возгласа ученики вокруг словно очнулись. С криком и ругательствами они рванули в разные стороны, а на поляне осталась только рыжеволосая Тадаши, бледная, ничего не понимающая волчица, обалдевший от действий соперника победитель турнира и махавший своим деревянным ножиком обиженный неудачник. Кстати, выпады он делал весьма неплохие и к тому же - частые. Американка уклонялась, кувыркалась, ставила блоки, но не могла заставить его выронить меч. При этом больше всего Мерси поражало даже не желание младшеклассника наказать ее за свой проиграш, и не то, с каким быссмысленными выражением на лице он это делал. А то, что до сегодняшнего дня она была свято уверена, что многолетние занятия боевыми искусствами дадут ей возможность победить. Уж малолетнего дебила с игрушечным мечом так наверняка! И что в результате? Всё, что она может сделать в ответ на его удары - это уворачиваться?!

- Какого черта, сумасшедший ребенок?! - обиженно воскликнула девушка. Юмико глухо рыкнула и с разбегу бросилась ученику на плечи. Тот даже отвлекаться не стал! Взбрыкнулся, перехватил нечисть за ногу и с размаху швырнул об стену. Мерси проводила взглядом ее полет и судоржно икнула: оборотница оставила на штукатурке ясный отпечаток своего тела и сползла на снег.

- Юмико! - позвала американка. Та не шевельнулась. Но в этот момент над Мерси снова пронесся меч и беспокоиться о подруге стало просто некогда.

Неизвестно, сколько бы еще продолжался этот дикий танец и кто бы в результате пострадал, но на очередном прыжке Мерси вдруг ощутила, как ей на плечо ложиться чья-то ладонь и буквально прижимает к земле. Охнув, она упала на колени, вскинула голову и увидела, как Таики ловит в полете "резвие" меча и одним рывком вырывает его из пальцев нападающего. А потом, даже не замахиваясь, бьет освободившимся эфесом в прикрытый челкой лоб.

Мальчишка упал как подкошенный.

Мерси встала на подрагивающих ногах, придерживаясь за руку златоглазого спасителя. Таики молчал. Девушка потрясенно переводила взгляд с него на любителя бутафорских мечей, потом на лежащую в глубоком нокауте Юмико и думала, что если ее сейчас спросят "Ты как?", она либо разревется, либо с разворота засандалит недогадливому по физиономии. Нервны были натянуты до пределы.

- Мерси-тян! - раздалось из-за спины Хирано. На бешеной скорости, все порываясь опуститься на четвереньки, к ней неслась остальная команда оборотней.

- Там… Юмико… - махнула рыжая. Сатоси тут же бросился к лежащей волчице, подхватил ее на руки и метнулся к школе.

"В медпункт понес", - отрешенно догадалась Мерси. Таики перехватил девушку за талию, кивком заставил Юно и Каору расступиться, и практически на буксире оттащил в класс. Она упала за парту, спрятала лицо в ладонях и глубоко вздохнула:

- Что это было, Таики-кун?

- Не знаю, - честно ответил златоглазый. - Но я это выясню.

Девушка отвернулась к окну. Хирано придвинул стул и сел рядом. Он мог бы ее успокоить. Мог бы заставить улыбнуться. Даже забыть об инциденте, хотя для этого пришлось бы "обработать" едва ли не каждого ученика Фузиоку… Но применять силу против Мерседес… он не посмел бы так поступить. Ведь это означало поставить ее в один ряд с другими, с этими ничтожествами, кто подчинялся и угодливо склонял голову в его присутствии. Мерси достойна большего. Чтобы ее уважали. Чтобы ценили. Берегли. Чтобы ей поклонялись и защищали. Эту уникальную девушку с аквамариновыми глазами и невероятными способностями.

- Ты хочешь уехать домой, Мерси? - осторожно спросил демон. Она секунду размышляла, взвешивая варианты, а потом улыбнулась и покачала головой:

- Таики-кун, я не хочу, чтобы моя семья узнала о происшедшем.

"Она надеется скрыть это от Кея? - изумился Хирано. - Она шутит?"

- Могу ли я узнать причины?

- Пожалуйста, - наклонилась к нему Мерси, всем сердцем молясь, чтобы в Фузиоку дедовы шпионы не дежурили. - Просто поверь, что так будет лучше.

Таики смерил взглядом испуганную но непреклонную американку и очень осторожно, словно опасаясь собственных действий, положил ладонь ей на затылок. Тихо вздохнув, Мерси уткнулась лбом ему в плечо. Златоглазый улыбнулся и второй рукой обнял ее за талию. Девушка закрыла глаза и расслабилась, думая, что так спокойно и легко рядом с кем-либо ей давно уже не было. Хирано почувствовал, как она скользнула пальчиками по его спине, обнимая в ответ.

Звонок давно прозвенел, а Таики всё не опускал рук. Остальной класс во главе с учителем нерешительно топтался в коридоре.

Поздно ночью двери кабинета Президента школы распахнулись, и на пороге, яростно сверкая голубыми глазами, возник Ямамото. Он окинул взглядом свою вотчину, искривил губы в жесткой ухмылке, плавно шагнул к столу и, без лишних слов послал кулак сопернику в солнечное сплетение.

- Юный охотник, как всегда, вовремя, - ухмыльнулся Таики, сжимая кулак стальной хваткой.

- Наследник Первой Династии Огненного мира совсем страх потерял?!

- Ты забываешься, мальчишка.

- Я забылся, когда оставил Мерси наедине с тобой! - на миг голубые глаза встретились с золотистыми и Ямамото ясно понял, отчего нечисть так робела перед своим Господином. Словно холодный огонь застыл на безупречно красивом лице:

- Я здесь не для того, чтобы выслушить твои беспочвенные обвинения, - на удивление спокойно продолжил Таики. - Тот, кто заставил школьника напасть на Мерседес, остался скрытым для моих глаз. Я хочу, чтобы ты поискал его по своим каналам.

Ямамото вырвал, наконец, кулак из пальцев врага и отошел к окну:

- Что по этому поводу думает Кей?

Таики загадочно улыбнулся, но Хикару всё отлично понял. Кей Томаши по этому поводу вообще много чего думал. Он грозился разнести школу по камушку, запереть Мерседес в самой высокой башне на необитаемом острове в центре Огненной реки и приставить к ней Клиндонскую Гиверлу. Чтобы по пятам ходила и за одни только мысли о свободе кусать начинала.

Впрочем, уговорить Кея действовать разумно для Таики не составило особого труда. Если к Мерседес смогли пробиться через защиту Первой Династии, ни одна башня ее не спасет. Потому любимый дед-уэ молча, хотя и поскрипывая зубами в такт, выслушал сбивчивые заверения внучки о том, что в школе всё замечательно, отложил телефонную трубку, умудрившись при этом даже не сломать аппарат, и поднял на Хирано тяжелый взгляд:

- Я оставляю ее на твоем попечении. Но я всегда буду рядом. И я не хочу, чтобы ты прогонял Ямамото. Нападение совершили, когда его не было в Школе. Это значит, либо охотник может проклятую тварь учуять, либо представляет для нее опасность. В любом случае, я не хочу рисковать - Мерси не должна отказываться от помощи Ямамото.

Правда, эти слова Кея Таики не собирался передавать Хикару. В отличие от старого Сирен, демон понимал, что отогнать охотника от юной рыжеволосой девчонки будет сложнее, чем стаю ворон от поля подсолнухов. Никуда он от нее не денется. Но и обольщаться ему особо не стоит.

Демон на мгновение задержал взгляд на застывшей у окна фигуре Ямамото и исчез, словно и не было его здесь никогда. А Хикару все стоял и смотрел, как за окном на белом снегу играет бликами свет от фонаря.

- Я не отдам тебе Мерси, - наконец, прошептал он, прекрасно зная, что в комнате уже никого нет. - Я никому ее не отдам. 07 января 20ХХ года

"Дорогой дневник. Сегодня мне впервые стало по-настоящему страшно. Я поняла, что означает бояться за свою жизнь. Когда перед тобой стоит настоящий враг. Не тот, кто желает причинить боль, унизить или оскорбить. А у кого единственная цель - лишить тебя головы. И ради этого он пойдет на всё. Я не знаю, что сделала этому мальчику. Предполагать, что он набросился на меня из-за неудачной шутки - просто глупо. Я видела его глаза. Он готов был жизнью пожертвовать, лишь бы мою отнять. Неужели, дед был прав и мне действительно нужна охрана? Неужели бронированный лимузин - не результат его разыгравшегося воображения, а необходимость? Может ли так быть, что клетка, в которой меня держали три года была ничем иным как единственная возможность выжить?

Но, черт подери, как же я не хочу в нее возвращаться! Значит деду об инциденте нельзя рассказывать ни в коем случае. За десять месяцев учебы я ни разу не обнаружила в школе следов его "ниндзя". Да и, судя по сегодняшнему нашему разговору, дед ничего не знает. Вот пускай так и остается… Но что же тогда делать мне? Ждать, когда на голову свалится рояль? Нет, нужно разобраться во всем самой. Поговорить с этим мальчишкой. Выяснить, с чего он так взбеленился. И понять, будет ли охотиться на меня дальше. Да, это то, с чего нужно начать, и я уверена, что у меня получится. В конце концов, никто же не вобьет мне кол в сердце, если я хотя бы попытаюсь?"


Глава 22.


Утром в машине Мерси вела себя на удивление тихо. Сёя поглядывал в зеркальце заднего вида и молча поражался. В синих глазах хозяйки он видел четкий план каких-то военных действий, и ему это совершенно не нравилось. А уж когда при подъезде к школе она в предвкушении потерла ладошки, он и вовсе занервничал:

- Госпожа, скажите честно, что вы задумали?

- Сёя, не паникуй, - оскалилась Мерседес. - Всё будет хорошо.

Какое-то время дворецкий молчал. Потом остановил машину, обернулся и на полном серьезе уточнил:

- Вы ведь знаете, что нельзя рушить имущество школы, нельзя перечить учителям и нападать на учеников?

К концу фразы у Мерси были совершенно обалдевшие глаза:

- Хорошо, Сёя-семпай, - нервно хихикнула она. - Я обещаю не устраивать Армагеддон. Можно теперь идти?

Дворецкий окинул ее внимательным недоверчивым взглядом и вышел из лимузина. Девушка не стала дожидаться, пока он распахнет перед ней двери, подхватила сумку и выскочила следом. Чтобы тут же попасть в распахнутые объятия Президента.

- Давно не виделись, тенши, - ухмыльнулся он.

- И тебе привет, Ямамото-кун, - осторожно высвобождаясь из кольца рук, ответила Мерси. "Ангела" она традиционно пропустила мимо ушей - в сравнении с остальными "приколами" ее жизни, шуточки Хикару нервов не стояли.

- Слышал, у нас тут вчера презабавнейший случай был, не так ли?

- Да слухи всё это, - косясь на внимательно прислушивающегося дворецкого и одновременно сигналя глазами болтливому товарищу, отмахнулась Мерси.

- Правда? - ступил ближе Президент. Урчащий баритон, полуприкрытые глаза, нахальная ухмылка на лице… Рыжая чуть заметно фыркнула и "радостно" прыгнула навстречу. Прямо на любезно подставленные ступни сорок второго размера. У несчастного Президента на лице отобразалась такая гамма чувств, что Мерси стало его жалко:

- Ой, прости, Хикару-кун. Больно?

"А ты как думаешь?!" - вопил взгляд бедного старшеклассника. Сёя ухмыльнулся, понимая, что госпожа скорее инвалидом Ямамото сделает, чем позволит ему сболтнуть лишнее:

"Что ж, не буду подводить мальчишку под монастырь", - благодушно решил дворецкий и завел мотор. Мерси вздохнула с облегчением, глядя на отъезжающий лимузин, и это не укрылось от внимания Президента:

"Она что, пытается скрыть вчерашнее происшествие от деда?!"

Но, прежде чем он сформулировал вопрос, рыжая улыбнулась, подхватила его под руку (от чего толпа вокруг настороженно зароптала, а у самого Хикару довольно изогнулись уголки рта), и потянула к крыльцу:

- Как же так случилось, что наш глубокоуважаемый Президент пропустил первый учебный день триместра?

- Семейные обстоятельства, - пробормотал Ямамото, ощущая, как от голоса Мерси у него начинает трепетать… не только в районе грудной клетки.

"Маленькая чертовка пользуется силой? - прислушался он к себе. И только потом вспомнил, что на него магия не действует. - Теряю голову", - скорбно констатировал Президент.

- Надеюсь, все разрешилось наилучшим образом? - остановилась девушка. Ямамото посмотрел на двери "Первого-А" класса за ее спиной, прекрасно понимая, что по другую сторону сейчас вся местная нечисть в ожидании ответа застыла. Потом на улыбающегося рыжего Феникса… и ничего лучше не придумал, как прижать ее ладонь к губам:

- Благодарю за заботу, Мерси-тян. И хорошего дня.

Девушка удивленно помотала головой, глядя в спину удаляющемуся человеку:

"Что это было такое? В этом парне есть хоть какая-то логика?!"

Потом вздохнула, привычным движением заправила за ухо рыжую прядь и вошла в класс. Нечисть синхронно подняла на нее красные глаза и улыбнулась зубастыми ртами.

"Все как всегда", - хмыкнула Мерси, усаживаясь за парту. И только перед самым звонком, обогнав учителя на какую-то минуту, в комнату вошел Таики. Вопреки школьным правилам, теперь он сидел с рыжей за одной партой. Учителя, конечно, косились, но мужественно молчали. Одноклассники делали вид, что так и надо, а девушке это и самой нравилось - места, конечно, маловато, зато как-то спокойнее. Не то, чобы она своих одноклассников до сих пор боялась, но за неполный год они преподнесли столько сюрпризов, что невольно хотелось подстраховаться…

Три урока прелетели быстро. А на большой перемене, вместо того, чтобы вместе с остальными учениками отправиться в столовую, Мерси побежала в библиотеку. Таики проводил девушку задумчивым взглядом, но следом не пошел. И Юмико не отправил, хотя она сама предложила. После вчерашнего нападения юной оборотнице повсюду мерещилась опасность.

В первом триместре Мерси была частым гостем библиотеки. Зато во втором ни разу туда не заглядывала. Огромный зал с множеством стеллажей, панорамные окна и тяжелые люстры - здесь было приятно заниматься, хотя на поиск нужной книги порой уходило несколько часов. Нет, они все стояли в правильном порядке на указанной электронным архивом полке… просто их было так много, что помимо воли начинал задумываться о Википедии.

- Добрый день, - обратилась девушка к знакомой пожилой библиотекарше. - Вы не подскажете, где я могу найти фотоальбомы учеников?

- Третий ряд, вторая полка снизу, - без раздумий выдала женщина, на секунду отрывая взгляд от стопки каталогов.

"Она - робот, - усмехнулась рыжая. - Робот сто процентов".

Впрочем, каким бы мозгом не обладала местная хранительница печатного слова, а координаты она указала точно. Уже через пять минут Мерси выписывала на бумажку имя и фамилию нужного ученика. И очень вовремя, потому что времени до начала урока становилось все меньше, а учеников у школьного расписания, как на зло, столпилось просто немеряно.

- Разрешите! - привычно скользнула американка в толпу. Богатенькие дети, незнакомые ни с распродажами в супермаркетах, ни с очередями на автобусных остановках только пальцами ей в спину тыкали. А Мерси уже ныряла под руку следующей группе, чтобы вытянуться в полный рост у самого расписания.

- "Второй-Д" класс средней школы… - бормотала она, бегая взглядом по исписанным ватманам. - Пятница, 8-е января… Ага!

Вот теперь удача решила Фениксу улыбнуться, потому что у Судзуки Рюносукэ (родители у парня оказались теми еще приколистами!) уроков было ровно на один меньше, чем у самой рыжей. Но у нее-то последний - музыка.

"Отлично! - хихикнула Мерси с таким видом, что близстоящий ученики испуганно попятились. - Пока весь мой класс будет петь хором, я разберусь со своим любителем бутафории".

А когда девушка вернулась в кабинет, на ее половине стола лежал трехэтажный бутерброд. Таики сидел в полоборота, подперев щеку кулаком и уставившись в окно.

- Ммм, - облизнулась рыжая, косясь на своего "таинственного" благодетеля, - кто бы это не принес, спасибо ему большое!

Хирано скорбно прикрыл глаза ладонью, но так и не обернулся. Почему-то в классе нечисти никто никогда не желал друг другу приятного аппетита.

На последнем уроке класс дружно поднялся из-за парт, едва ли не выстроился клином и отправился в восточную башню. Мерси же, хищно оскалившись, думая, что ее никто не видит (Юмико с Юно переглянулись и вопросительно уставились на Таики. Тот отрицательно качнул головой, и оборотни малость успокоились), погнала на свою первую охоту. Она жутко нервничала и шепотом молилась всем японским богам, которых только могла вспомнить. А на деле - так активно использовала силу Феникса, что у Ямамото едва глаз дергаться не начал. Выскочив из школы, девушка засела в густых зарослях сирени и замерла.

Удача, как и следовало ожидать, повернулась к Рюносукэ даже не тылом, а конкретно задницей. Именно сегодня ему вдруг позарез понадобилось задержаться после уроков. А потому к аллее несчастная жертва вышла уже после звонка, когда ни одного ученика, кроме притаившейся в засаде Мерси, вокруг не было.

"Гуманно ли будет треснуть его палкой по голове? - меж тем мучилась рыжая. - С одной стороны - он на меня с мечом напал, так что и не такого заслужил. А с другой - как-то жалко…"

Но тут младшеклассник повернулся к ней лицом и Мерси отчетливо вспомнила безумное выражение черных глаз.

"Потом как-нибудь откачаю!" - определилась она, подхватывая заранее приготовленный тяжелый сук. Мальчик и вскрикнуть не успел, когда подкравшаяся из-за спины американка от души шандарахнула его палкой по темечку.

- Извини, извини… - забормотала девушка, подхватывая падающее тело и, пыхтя как замученный ежик, потащила в оранжерею. К счастью для Феникса там сейчас не оказалось ни одного лаборанта. Хотя, знай рыжая о своих феноминальных способностях, она бы этому так не удивлялась.

Усадив ребенка на стул и, на всякий случай, связав по рукам и ногам, Мерси схватила со стола первую попавшуюся ёмкость и плеснула содержимое парню в лицо. Тот дернулся, приходя в сознание, а американка едва головой о стол не треснулась - в пробирке могла быть щелочь, кислота, яд, да что угодно!

- Господи, пожалуйста, пускай это будет… "дистиллированная вода"… - красовалось на этикетке. - Фу-у… Мерси, давай уже, включай мозг!

Девушка потрепала Рюносукэ за плечо, тот недовольно поморщился и открыла глаза:

- Вы кто?

- Кто я? - не поняла рыжая. - Ты вообще-то на меня вчера напал. С мечом!

- Правда?! - искренне изумился парень.

- Ну, если только у тебя не водится брат-близнец.

- Обалдеть… - вытаращил глаза Рюносукэ. - И мы с вами сражались?

- Парень, ты что, прикалываешься?

- Нет, - помотал головой японец. - А кто выиграл?

- Вообще-то, Таики, - теперь уже задумалась Мерси. - Но я бы не сказала, что у нас вчера была дуэль.

- А что же тогда, если на занятиях кэндо…?

- Каких занятиях?!

- Бои на мечах, - совсем тихо объяснил Рюносукэ. - Я записался пару дней назад. Вчера должно было быть второе занятие. Мы с Юкимурой поспорили о чем-то… пришли к клумбе, заняли места, встали в стойки, а-а! Я помню вас. Вы еще тогда так пошутили странно…

- Ну, а потом, - решила Мерси по-быстрому перевести разговор от своего неудачного вчерашнего вопроса ближе к сути, - ты на меня напал.

- Я?!

Похоже, разговор пошел по второму кругу. Рыжая уставилась в глаза Рюносукэ и поняла, что он не шутит. Либо парень действительно болел какой-то странной формой амнезии, либо потрясающе искуссно лгал, либо… да нет. Не могла она обознаться. Ей это бесстрастное лицо ночами теперь до самой пенсии сниться будет. Или, все-таки, не это?

И тут Мерси пришла в голову "блестящая" идея.

- Слушай, Рюносукэ, ты главное сейчас не нервничай, но я тебе спою.

- А почему я должен нервничать? - подозрительно уточнил мальчик. - Вы так жутко петь будете? И потом - вы бы не могли меня сперва развязать? А то уже руки затекли…

- Да я бы с радостью, но если ты опять на меня набросишься?

- Никогда! - клятвенно заверил парень. Мерси окинула его внимательным взглядом:

- Ладно. Но учти - первый же шаг в мою сторону и… я много лет дзюдо занимаюсь!

- Странно, - покачал головой мальчишка. - Я кэндо два дня назад впервые попробовал… и вы говорите, что не смогли меня одолеть?

- Знаешь, будет лучше, если ты помолчишь! - обиженно насупилась Мерси, высвобождая руки парня от веревок. - Всё. Теперь будь готов. Сейчас спою…

Таики был в шоке. Он потерял Мерси на выходе из школы и вот уже минут пятнадцать мысленно обшаривал каждый уголок, но не мог отыскать эту везучую сирену. Куда она умудрилась запропаститься? А главное - как?! Спрятаться от наследника Первой Династии - это, блин, надо очень постараться!

И тут его словно сковородой по лбу огрели. Мерси запела! Да как запела! Небось Ямамото вообще со стула свалился. Магия сирен чем-то схожа с искусством вырезать лобзиком: долго учишься, зато рисунок получается аккуратный и красивый. Пение же Мерси было сравнимо с работой циркулярной пилы: результат достигнут быстро - младшеклассник вообще из реальности выпал. Но заусеницы в виде обалдевших лиц "Первого-А" и "Второго-Б" классов остались…

Они подпрыгнули с места одновременно - демон и охотник. Только первый под взглядом учителя, судорожно стирающего капли пота с залысин, растворился в воздухе, а второй - под не менее изумленный взгляд толстой математички - сиганул в окно. Не удивительно, что Таики поспел быстрее:

- Что ты здесь делаешь, Мерси-тян?

Рыжая, в этот момент как раз пытающаяся как-нибудь привести в чувство счастливо пускающего слюни млашеклассника, подняла скорбный взгляд на златоглазого и покраснела. Хирано подошел ближе:

- Почему ты не на музыке?

- Меня еще в первом семестре от уроков отлучили…

- Ты разве не знаешь, что господин Кэндо снял ограничения?

"Так вот, где я слышала это слово! - невовремя вспомнила Мерси. - Кэндо! Это учителя по музыке так зовут. В честь фехтования назвали?"

А потом смысл сказано все-таки до нее дошел:

- Как - "отменил"?!

- По просьбе твоей семьи, между прочим, - мрачно закончил Таики. - И сейчас, по ходу, ты прогуливаешь урок.

- Кошмар! - выдохнула девушка. - Хотя бы Ямамото не узнал…

- Поздно! - добил демон. - Я видел, как он шел в орандерею. Кто-то проболтался, Мерси-тян…

- О, нет! - схватилась за голову девушка. - Он же с меня шкуру снимет! Нет, хуже! Баллы урежет! А их у меня и так мало! Таики, что делать?!

И уставилась на брюнета горящими круглыми глазами. Тот подивился оригинальности расставленных приоритетов - "какие-то баллы дороже жизни…" схватил девушку за руку и буквально затолкал в оранжерейный оазис:

- Прячься! Я сейчас приду!

Мерси долго упрашивать не пришлось, и она уже не видела, как золотые глаза на миг встретились с черными расфокусированными гляделками Рюносукэ, и как тот медленно, сомнамбулой, отошел к рабочим столам.

Ямамото ворвался в стеклянное здание аккурат к моменту, когда младшеклассник смел несуществующий мусор в корзину и сейчас стоял с нею в руках у кучи старых пробирок.

- Что ты здесь делаешь? - требовательно гаркнул Хикару. Мерси вздрогнула, всем телом прижимаясь к Таики.

- Убираю, - спокойно ответил младшеклассник.

- Действительно? - хищно сощурился Президент, вплотную подходя к ученику и заглядывая ему в глаза. Зачаруй его демон послабее, и магия давно бы осыпалась прозрачными осколками. Но обскакать Хирано у Президента шансов не было. - Здесь больше никого нет?

- Только я, - без тени улыбки или сомнения соврал Рюносукэ. Президент хмыкнул: он чувствовал подвох, только не мог понять, в чем именно он заключался. Будто кот, видящий мышь, но не могущий схватить ее за юркий хвост.

Мрачно сощурившись, Хикару подошел к полосе миниатюрного леса, и Мерси дыхание задержала, когда он провел глазами по ее точеной фигурке. "Не заметил?! - возопил ее воспаленный мозг, когда Президент опять обернулся к Рюносукэ. - Как он мог не заметить меня с двух шагов?!"

Таики только улыбнулся. Пускай Президент поищет. Хоть всю оранжерею вдоль и впоперек облазит. Найти демона высшего уровня ни один охотник не сможет… особенно такой молодой и неопытный.

Впрочем, Ямамото не собирался вынюхивать добычу. Он отлично знал, что Хирано тоже слышал неумелое колдовство Мерседес. И раз отыскать девчонку не удается, она уже под защитой Династии. Тогда и силы впустую тратить не стоит. Однажды он станцует на могиле Хирано, но до тех пор…

Ямамото развернулся на каблуках и буквально вылетел из оранжереи. Рюносукэ даже не обернулся в ответ на громкий хлопок дверью. А вот Мерси от облегчения согнулась пополам.

- Слава Богу, - выдохнула она, упираясь ладонями в колени. - Я думала, он меня за шкирки к директору притащит. Да и тебя тоже, Таики-кун. Ты ведь так рисковал, явившись меня предупредить. Спасибо!

Хирано вежливо кивнул:

- Так что, все-таки, ты пыталась сделать?

- Ты будешь смеяться, - покраснела рыжая.

- Обещаю, что не буду, - Таики взял девушку за руку и положил вторую ладонь сверху. - Ты можешь мне рассказать.

- Я… в общем… мне хотелось понять, отчего Рюносукэ на меня напал…

- Вполне закономерное желание, - кивнул демон. - А дальше?

- Мы с ним поговорили… он ничего не помнит. Или врет, не знаю. Чтобы это выяснить, я решила, ну…

- Да, Мерси-тян? Что ты решила?

- Я решила спеть! - выдохнула рыжая и замерла в ожидании приговора. Его не последовало. Тогда девушка, уткнувшись взглядом в носки своих сапог, осторожно продолжила сбивчивые объяснения. - Помнишь, ты уговороил альбатроса подчиниться? Я надеялась, что мне удастся сделать то же самое с Рюносукэ. Я не должна была, да?

- Мерси-тян, - задумчиво склонил голову Хирано. - Обсудить моральные аспекты этого дела ты могла бы с Президентом. По этой части он у нас знаток. Я лишь скажу, что сделал бы то же самое.

- Правда?! - подняла глаза девушка.

- Да, - улыбнулся Таики. - Ты пыталась защитить себя. Это абсолютно нормально.

- Но я так ничего и не добилась…

- Потому что я тебя прервал, - златоглазый ободряюще сжал тонкую ладошку. - Попробуй еще раз.

- Но…

- Я помогу. Обещаю - у тебя получится.

Мерси нерешительно переступила с ноги на ногу, вгляделась в лицо Хирано, прочитала на нем непоколебимую веру в собственные и ее, Мерси, силы…

- Хорошо! - кивнула она. С такой поддержкой можно было хотя бы попробовать.

Таики смотрел, как девушка обходит младшеклассника по кругу. Как медленно, сначала робко и неумело выдыхает первые звуки. Слушал, как они сливаются в мелодию и как целая волна силы вырывается на свободу и несется в мир. Разрывая связь между реальностью и вымыслом, сминая преграды времени и границы сознания. Заполняя каждую клетку и каждую мысль. Всё отступило под мощью молодой сирены. Всё, кроме тончайшей преграды, поставленной на пути одним златоглазым демоном.

Хирано знал, что девушка не получит нужной информации - ведь вчера он уже пробовал опознать таинственного кукловода. Впрочем, сейчас это было не важно. Мерси решилась! Она не знала себя, не знала свою суть, свою силу, но она сделал первый шаг. Пусть Кей и не хочет раскрывать перед внучкой карты. Пусть он желает максимально долго оттягивать момент, чтобы рассказать ей правду, но это больше не имеет значения. Мерси - Сирена и Феникс - единственная, в ком гены двух сильнейших родов не заглушили, а дополнили друг друга. И Кей будет вынужден смириться с неизбежным. Мерседес должна знать правду. Не для защиты своей жизни, ведь именно для этого рядом с ней он, Таики. Но чтобы уметь контролировать свою силу. Чтобы не подставлять себя перед целой оравой охотников. Чтобы управлять собой и понимать, чего ждать в результате… 08 января 20ХХ года

"Дорогой дневник. Сегодня я прикинулась чародейкой и попыталась заколдовать мальчика. Было весело! Безрезультативно, правда, но весело… Особенно смотреть на сосредоточенное лицо Таики и сведенные на переносице глазки малолетнего кэндоиста.

Кстати, спела я отлично. Меня даже ни разу из реальности не вынесло! Чего я жутко боялась, помятуя свою игру на фортепиано. Но, если от музыкальных инструментов крышу срывает мне, то от моих трелей - остальным. Это же просто оружие массового уничтожения! Меня на границе в виде ПВО ставить можно! Буду ракеты на подлете сбивать. Голосом… Прямо как мифическая сирена какая-то, ей-Богу…

А вот с Ямамото в ближайшие пару лет лучше не встречаться. Иначе не удержусь и спрошу, что у него с глазами не так. Глядел в упор и не заметил. А может, не хотел заметить? Знал, как важно для меня быть образцовой ученицей? Тогда зачем в оранжерею прискакал? Блин, от этого Президента одна головная боль. Никогда не поймешь логики его поступков. То он лучший друг, то стены кулаком пробивает…

Хорошо, что рядом есть Таики. Их с Ямамото трения бесят, конечно… но я не знаю, что бы делала без этого златоглазого брюнета. Уж точно не горланила бы младшекласснику песни на уроках…"


Глава 23.


Конец января встретил Мерси солнечными лучами, пускающими блики на залитые грязным подтаявшим снегом улицы, и радостными улыбками токийцев, доставших из загажников любимые резиновые сапоги. И сапоги эти были самых невероятных расцветок: с кошечками, зайчиками, звездами на фиолетовом фоне…

Вот тогда Мерси и поняла, что зима в Токио - это очень теплый период, когда температура редко опускается ниже нуля по Цельсию, а снег если и кружится в воздухе, то к земле долетает уже дождем. И не важно, что последние три года столица страдала от метелей - японские синоптики уверяли жителей в не скором наступлении Леднекового периода, а те им верили, отчаянно стараясь не коситься на ушлых спекулянтов из Сибири. Продавцы ушанок и варешок два месяца с ухмылками смотрели на замерзающую узкоглазую нацию, но к концу января вынуждены были убрать восвояси: японцы-таки дождались потепления.

Двадцать девятого января, кое-как добравшись до школы через толчею снегоуборочных машин, Мерси прямо с порога попала под обстрел листовками.

- Доброе утро! - радостно улыбнулась "банши" - девочка с ярко-серыми линзами, мелированными прядями и удивительно высоким голосом.

- Привет, Мийоко-сан, - бросила рыжая сумку на стол.

- Э… каждый год… - издалека начала нечисть, - я устраиваю девишник.

- Серьйозно? - удивилась Мерси. Какая-то необычная для Японии традиция. Может, она чего не так поняла? С Мийоко станется и субботник с девишником перепутать…

- Женская половина нашего класса собирается у меня дома на тематическую вечеринку. Мы приглашаем какую-нибудь знаменитость и устраиваем посиделки с ночевкой. Ты не хотела бы присоединиться?

- С удовольствием! - улыбнулась рыжая. Почему бы и нет, в конце концов? Звучит интересно.

- Тогда я жду тебя по этому адрессу сегодня в шесть вечера.

- А какая тема вечера? Какой должен быть костюм?

- На твой выбор, - улыбнулась Мийоко, двумя руками, как положено, протягивая Мерси листовку с приглашением. - Главное, чтобы присутствовало отличие от повседневного наряда.

Рыжая окинула взглядом свое ненавистное желтое платьице и хихикнуло: что может быть проще?

- Идешь на праздник? - опустился на соседний стул Таики.

- Ага! - кивнула девушка. - Жаль только, что заранее не предупредили. Я бы костюм подобрала.

- Ты и в обычных джинсах затмишь их всех, - улыбнулся златоглазый.

"Вот именно что "обычных", - поморщилась Мерси. Это была ее первая вечеринка за долгое время, и не хотела упускать возможность хорошенько повеселиться. Потому сразу после школы несколько удивленный Сёя повез хозяйку по магазинам. А потом вообще обалдел, когда она за руку вытащила его из лимузина со словами:

- Хочу услышать твою оценку!

- Госпожа, - с достоинством поправил воротничок дворецкий, - я уже двадцать лет хожу в одном и том же костюме. Вы уверены, что я смогу вам помочь?

- Мне нужна не твоя рубашка, а твое мнение, - категорически заявила рыжая. И добавила шепотом, - но подарок на день рождение я тебе уже придумала…

А потом был двухчасовой забег по бутикам. Продавцы провожали странную парочку круглыми глазами коренных, пораженных до глубины души японцев, но молчали. Они вообще по большей части молчали, потому что от запросов рыжей американки с безуемной фантазией речь отнималась даже у привычного Сёя.

Потом был парикмахер, визажист и, раз уж все равно в салон заскочили, - маникюрница. В без пяти минут шесть взмыленный дворецкий, наконец, доставил госпожу по указанному адресу и даже не стал дожидаться, пока ей двери откроют. Мерси с улыбкой проследила глазами за улепетывающим лимузином и нажала на кнопку звонка.

Секунды не прошло, а на пороге уже стояла Мийоко-сан собственной персоной. Она распахнула рот, пораженно скользнула взглядом по Мерси и нервно хихикнула:

- Афигительный косплей!

Рыжая поперхнулась: чего?!

- Платьице такое кавайное! Паричок классный, длинненький. Не могу только понять какое анимэ, что за героиня? Такая няка!

- Это Рапунцель… - пробормотала американка, одной рукой придерживая на голове уложенную тюрбаном косу.

- Ого… - поразилась хозяйка дома. - Я такого мультика и не смотрела даже.

- Это одна из сказок Братьев Гримм.

- Правда?! - искренне изумилась японочка, видимо, не подозревая, что какие-то братья могут выдумать такой кавайный персонаж. Мерси вздохнула. Идея номер два, когда она думала нарядиться Пеппи ДлинныйЧулок казалась ей все более привлекательной. Кстати сама Мийоко была в потертых светлых джинсах и джемпере… как и остальная нечисть.

"Надо было прислушаться к Таики, - с тоской подумала рыжая, одергивая длинное струящееся платье из настоящего шелка. - Принцесса, блин…". Еще никогда рыжая не ощущала себя таким лузером.

Но все изменил следующий гость. Вошедшая женщина, при виде которой сердце быстрее забилось даже у Мерси, была не просто прекрасна - она была чудовищно хороша. С учетом огромного количества гримма, париком на голове, весившим, наверное, больше волос Рапунцель, и целой груды традиционной японской одежды.

- Ня-я-я… - в один голос протянули девушки. И, черт подери, Мерси была склонна с ними согласиться! Что такое это "ня" она понимала смутно, но поддакнуть хотелось.

Раскрыв веер и стеснительно прикрыв им половину лица, дама уселась в центре комнаты, на заранее приготовленные для нее подушки, и улыбнулась мягкой, загадочной улыбкой.

- Можно с вами сфотографироваться? - осторожно полюбопытствовала вампирша Ясако. Гостья кивнула одними ресничками.

- Ах! - закатила глаза Юмико. Жестом фокусников, девушки вынули откуда-то телефоны, фотоаппараты, а одна особо запасливая суккуб - здоровенный агрегат на треноге. Замерцали вспышки. Одна за другой девушки подсаживались к гостье, принимали эдакие красивые позы и замирали. Подружки делали несколько торопливых снимков и возвращались камеры хозяевам. Очередь быстро продвигалась.

Внезапно к сидевшей у стены американке подскочила оборотниха:

- Мерси-тян, а ты разве не хочешь себе карточку с Охаяси Такуми?

И, схватив подружку за руки, подняла на ноги прежде, чем та успела ответить "нет". Ну, правда: зачем рыжей фотка с незнакомой, хотя и весьма симпатичной барышней?! Но общий смысл фразы дошел до Мерси, лишь когда ее чуть ли не силой взгромоздили на подушки, а край желтого кимоно гостьи лег поверх подола шелкового платья.

- Разве Такуми - не мужское имя?

Почему-то никто не ответил. Мерси удивленно прошлась по непонимающим лицам своих одноклассниц, подняла глаза на сидящую рядом даму… и поняла, что перед ней - мужик. Причем самый, что ни на есть, настоящий мужик. С выщипанными бровями, изящным лицом, накрашенными (а вблизи еще и приклеенными) ресничками, томным взглядом… но все равно - мужчик!

Нервно хихикнув, рыжая задом сползла с подушек. А кавайная красотка отбросила веер и потянулась следом. Скользнула тонкими пальчиками по затянутой в шелк талии и с не женской силой прижали к своей плоской груди:

- Милая леди удивлена?

"Удивлена?! - мысленно возопила Мерси. - Да я в шоке!"

Одно дело - восхищаться красотой женщины. И совсем другое целой толпе девчонок "някать" при виде разукрашенного трансвестита!

- Отпустите меня, пожалуйста, - хрипло попросила она.

- Я вам не нравлюсь? - в притворном ужасе отпрянул господин Охаяси. Со стороны окна послышалось приглушенное рычание. Мерси сглотнула - сейчас ее со таким уставом отправят строить собственный монастырь на улицу. А там ночь, холодно и Сёя по пробкам час добираться будет… Пришлось срочно вешать на лицо приветливую улыбку и мотать головой:

- Нет, что вы!

- Правда? - жеманно надуло губки создание.

- Конечно! - Мерси чувствовала себя полной дурой: убеждать парня, что ей нравится, как он изображает из себя женщину! С другой стороны… ведь в театрах Японии раньше роли обоих полов исполнялись мужчинами. Он, наверное, оттуда! Тогда все становится понятно… - Просто я не ожидала встретить здесь звезду подобной величины.

Нечисть маленько расслабилась. А рыжая, так и не сумевшая выбраться из цепких рук разукрашенного персонажа, изподволь наблюдая за его реакцией. Но, похоже, тому лесть явно пришлась по душе:

- Вы, наверное, видели мою игру в "Танце с тенями"? - "догадался" Такуми. - Или в "Городе призраков"? Вам что больше понравилось?

- Простите, - скорбно вздохнула Мерси. - Я редко бываю в театрах.

- Я тоже, - скрипнул зубами Охаяси.

"У… - мысленно чертыхнулась рыжая. - Не попала"…

Хотя нет! Здесь она ошиблась. Американка попала, при чем еще как!

- Ты не знаешь господина Охаяси Такуми?! - подпрыгнула к ней озверевшая "королева джунглей". Сегодня на ней был джинсовый комбинезон вместо обычного леопардоваго трико и кошачьи накладные ушки. - Это же знаменитый актер, снимающийся в фильмах жанра "яой"!

- Яо-ой… - протянула рыжая, даже не представляя, что бы это могло значить. - Конечно! Я знала, что где-то видела господина…

- Ну, что вы? - картинно приложила руку ко лбу новоявленая звезда. - Если милая леди не знакома с современным кинематографом в этом ничего зазорного…

- Как вы можете так говорить?! - бросилась к нему Сузуми.

"Убила бы гада, - нахмурилась Мерси. - Только масла в огонь подлил…"

Но что-то нужно было срочно предпринимать, потому что нечисть вокруг уже откровенно злилась. Кое-кто на Сузуми, но большинство злобно косились именно на Мерси. Пробившись сквозь ряды недоброжелательниц, рядом с рыжей присела Юмико. В то, что на Феникса, защищаемого Первой Династией нападут, верилось с трудом. Но уж слишком многие сейчас хотели американку линчевать. Надо же - не знает, что такое "яой"! И это та, кто живет в Токио уже больше трех с половиной лет!

- Мерси-тян, - косясь на Такуми, зашептала оборотница. - Ты, часом, не устала?

- Еще как, - сквозь зубы ответила девушка, понимая, что это, пожалуй, ее единственный шанс покинуть комнату невредимой.

- Давай я проведу тебя в комнату для гостей?

- Буду признательна…

Под испепеляющими взглядами женской половины своего класса Мерси и Юмико выскочили из гостиной и направились на второй этаж особняка.

- Мийоко выделила каждому отдельную комнату, - улыбнулась волчица, толкая крайнюю дверь. - Эта на сегодняшнюю ночь - твоя. Располагайся. Если будут какие-то вопросы, знай: я всегда к твоим услугам.

- Спасибо, Юмико-тян, - едва не прослезилась от такого обращения Мерси. - Но… ты не могла бы мне кое-что разъяснить..?

- Жанр манги и анимэ, изображающий гомосексуальные отношения между мужчинами, - тут же ответила Юмико. Рыжая ошарашено покачала головой. - Если имеешь что-то против этого, лучше держи мнение при себе. Наш класс, как ты, наверное, уже заметила, почти полностью состоит из поклонников такого творчества.

- И парни тоже? - ахнула Мерси прежде, чем успела поняметь голос на какой-нибудь менее пораженный.

- Я же говорю "почти", - уклонилась от прямого ответа Юмико и аккуратно прикрыла за собой дверь.

- Вот это да… - опустилась на кровать Мерси. - А в США думают, что это они терпимы к сексуальным меньшинствам…

А поздно ночью, когда господин Такуми покинул гостеприимный дом Мийоко, а большая часть учениц разошлись по комнатам, Сузуми подстерегла в коридоре Юмико и едва не вцепилась ей в горло:

- Какого черта эта проклятая иностранка все время портит нам игру?!

- Отпусти меня, Сузуми-сан, - блеснула глазами волчица.

- Я хочу услышать ответ прямо сейчас!

- Ты задаешь эти вопросы не тому, кто станет на них отвечать! - рыкнула оборотень. - И потом: ты единственная, кто до сих пор не ощутил истинную сущность Мерси-тян…

- Мне плевать, кто она такая! - перебила кошка. - Я не хочу больше слышать ее неуместные комментарии, странные шуточки и я, черт подери, не жалю видеть рядом с нею Хирано-сама!

- Сузуми!.. - ахнула Юмико.

- Почему мы должны ее терпеть? - распалялась ушастая. - Она даже не нечисть! Как она посмела явиться в наш класс?!

- Прекрати, Сузуми!..

- Она недостойна того, чтобы быть здесь! И я сделаю так, чтобы…

Изящная ручка худенькой волчицы в мгновение ока перехватила шею одноклассницы и с силой отбросила ту к стене.

- Считай, что я спасаю тебе жизнь, Сузуми-сан. И за тобой будет числиться должок! Но ты скорее сама в пламени Огненного мира сгоришь, чем Мерседес Томаши хоть пальцем тронешь!

- Мерседес? - хрипло ахнула кошка. - Внучка Кея Томаши? Чистокровная сирена?

- Не только сирена, - злобно усмехнулась волчица. В темноте блеснула пара желтых глаз. - Она внучка Сакуры Оитомэ. Феникс!

- Как это? - вскинула брови Сузуми. - Она не может олицетворять и небо и воду одновременно… или может?!

Такого поражения "королева джунглей" не испытывала ни раз в жизни. Она знала, что господин Хирано не возьмет под свое покровительство обычную девчонку. Пусть она даже такая красавица, как Мерси. И Президент студенческого совета Фузиоку не станет ошиваться около рыжеволосой американки лишь потому, что той нужна помощь в ассимиляции. Но…

- Так ведь не бывает! - бесцветным голосом прошептала кошка. Волчица пожала плечами и опустила руку:

- Не бывает. Но сила Феникса в Мерседес растет с каждым днем. А как она пела ты слышала сама.

- Как же так? - закрыла глаза Сузуми. - Она не может разделиться пополам. Кровь одного рода всегда сильнее!

- Я рассказала то, что знает каждый из нас уже почти год. И до чего только ты, милая Сузуми, не смогла додуматься самостоятельно. Но теперь ты понимаешь, что Мерседес неприкосновенна?

Любительница леопардовых принтов подняла на подружку безумный взгляд, развернулась на носочках и бросилась по лестнице на второй этаж…

Глубокой ночью Мерси проснулась от того, что поверх ее одеяла кто-то сидел.

- Сгинь, Тамагочи… - сонно пробормотала она, пытаясь ногою "свергнуть" пса на землю.

- Мерси-тян… - тихонько позвала "собачка". Девушка нахмурилась, сообразила, что ее пес не настолько умный, а она за один вечер с ума сойти точно бы не успела, и резко уселась в кровати.

Горящими глазами на нее смотрела распатланная Сузуми. Дурацкая улыбка на усатом лице, нервно бьющий о край постели хвост, уши-локаторы на макушке.

"Я сплю?" - с надеждой спросила себя американка, глядя на все это движущееся накладное великолепие. А кошка, меж тем, схватила ее за ладонь, прижала к своей груди и с придыханием заявила:

- Мерси-тян! Мерси-тян, давай будем дружить!


02 февраля 20ХХ года

"Дорогой дневник. Вот уже третий день Сузуми активно пытается стать моим другом. Она звонит каждые полчаса, шлет подарки пачками, а открытки тоннами. Я пыталась как-то ее урезонить, объясняла, что после полуночи мой организм привык спать, а не в бешенстве перерывать сумку в поисках того, что так противно пищит вот уже тридцать минут… Оказался пейджер. Я-то думала, это пережиток прошлого, а вот Сузуми где-то удалось его откопать. Видите ли, я на мобильный не отвечаю, а городского номера она, слава Богу, еще не узнала… Пришлось пригрозить ей пейджер в задницу засунуть, если не отцепится. Она как-то странно посмотрела, будто всю жизнь только об этом и мечтала, но звонить после двенадцати все же прекратила. Жаль, что с открытками так же уладить дело не получилось. Я просила ее перестать портить бумагу. Объясняла, что люблю природу и вообще за сохранность лесов радею… На что кошка ответила: "Я тоже за сохранность лесов! Мне бумаги не хватает. Чтобы открытки тебе вырезать!". Бред какой-то… Нет, с одной стороны, я рада, что она больше не приходит на уроки с рыжеволосой куклой вуду в руках… Но с другой - я начинаю ее бояться. Какая-то маньячка, честное слово…

Кстати, на днях я решила посмотреть традиционное японское анимэ в жанре "яой". Довольно неплохо, да… всё так красиво нарисовано: цветочки, небо… Диалоги опять-таки интересные. А постельные сцены, в конце концов, можно просто перемотать…"


Глава 24.


День святого Валентина Мерседес никогда особо не любила. Караваны курьеров, развозящие букеты и мягкие игрушки, длиннющие очереди в супермаркетах, обязательный школьный концерт для родителей… Самой ей отметить праздник Влюбленных удалось один-единственный раз, когда в двенадцать лет мальчик впервые пригласил ее на настоящее свидание. Так ему пришло в голову подарить ей здоровенный букет тюльпанов. Мерси была бы в востороге от этого жеста, не запланируй они в этот день отправиться в зоопарк. Девочке пришлось до вечера таскать с собой тридцать три желтых цветка потому что на предложение скормить их слону в ужасе округлил глаза не только юный воздыхатель, но и смотритель животного. А уже на следующий год четырнадцатое февраля Мерседес провела за закрытыми дверями Токийского особняка…

Японцы готовились к этому радостному для влюбленных событию со всей ответственностью и скрупулезностью. Кондитерские завалили прилавки сладостями в виде сердечек, супермаркеты были заполнены плюшевыми мишками и розовыми зайчиками с крупными бантами на шеях. Воздушные шарики как подарок не особо ценились, но как украшение ими обвесили весь центр Токио. Птицы были в шоке.

И вот тут-то природа решила на людях отыграться: откуда-ни-возьмись набежали тучи, подул ветер и с самого утра на украшенные улицы посыпал снег. Мерси, несмотря на плюсовую температуру, опять нарядилась в шубу, отчаянно зевая, пробралась к лимузину и почти легла на сидение. Зарывшись щеками в пуховый воротник из-под полуприкрытых век она смотрела на серебристый город. Крошечные белоснежные гостьи на земле превращались в мешанину дождя и грязи, в которой буксовали автомобили, но находили мимиолетные пристанища на ветках дереьев, крышах и карнизах.

Они ехали медленно, в строю других машин, заблаговременно, по-японски предубедительно тормозящих на светофорах. Перед глазами Мерси пробегали дома, узкие параллельные улочки и укрывшиеся капюшонами люди в темных одеждах. Девушке всегда было любопытно, почему токийцы так любят темный цвет. По сравнению с повседневными нарядами среднестатистического узкоглазого субъекта даже костюмы "нечисти" из ее класса выглядели весело и живенько. Серые, черные, немаркие коричневые оттенки на мужчинах, женщинах, даже детях! Целая нация почитателей строгости и однообразия. Фузиоку с ее желтым платьицем выделялась на этом фоне ровно синица в окружении стайки ворон.

Сёя, наконец свернул на одну из центральных улиц - широкую и длинную. На площади она под прямым углом пересекалась с проспектом Свободы. Остановившись на светофоре перед этим самым проспектом, дворецкий бросил на хозяйку вопросительный взгляд. Она вяло ему улыбнулась и снова повернула голову к окну. А там… за тонированным стеклом была настоящая сказка. Проспект уходил вдаль и немного вниз. Над дорогой росли деревья, сейчас сплошь укрытые снегом. И где-то на самом горизонте сквозь метель и пургу виднелись здания. Мерси знала, что это просто дома, такие же как здесь, как по другую сторону шоссе, как везде в этом огромном городе. Но ей вдруг почудилось, что перед нею, на горизонте, возвышается замок. Что она сидит сейчас в машине где-нибудь на подъезде к Баварии, и смотрит на величественную крепость. Почти не видит ее, но точно знает, что она там есть. Мерси представила это так ясно: башенки, флюгеля, высокие стены с узкими оконцами…

- Сёя-сэмпай, - девушка подпрыгнула на сидении и наклонилась ближе к перегородке. - Давай весною съездим в Германии.

- Зачем, госпожа? - не понял водитель.

Мерси прикусила губу и радостно глянула за окно - лимузин тронулся, проспект остался позади, но воображаемый замок стоял перед глазами как нарисованный.

- Знаешь, Сёя, - девушка задумчиво склонила на бок голову. - Я не люблю путешевствовать. У меня никогда не было идеи увидеть весь мир. Но я хочу найти место, где мне будет хорошо. Очень хочу, Сёя. Понимаешь?

- Вам не нравятся Ваши аппартаменты?

- Не в этом дело, - хмыкнула Мерси. - Квартира замечательная. "Свежесть Фудзиямы" тоже прекрасный особняк. Но я хочу найти своё место. Там, где сердце будет биться сильнее и дыхание будет перехватывать от восторга…

Дворецкий тихонько рассмеялся, в зеркальце заднего вида рассматривая воодушевленную Мерседес:

- Наша жизнь на десять процентов состоит из вещей, которые нас окружают, и на девяносто - из того, как мы на них реагируем. Научитесь видеть прекрасное в обыденном. Посмотрите на серые будни сквозь призму своих аквамариновых глаз. Тогда ваше сердце будет стучать радостно, где бы вы не находились.

Мерси удивленно вскинула брови, выглянула в окно и… улыбнулась. Замка больше не было, но сказка осталась.

- Я поняла, Сёя-семпай, - кивнула девушка. - Если не в силах изменить мир, измени свое отношение к нему.

- Можно сказать и так, - ухмыльнулся в ответ дворецкий, останавливая машину у школьных ворот.

Девушка махнула на прощание и тут же получила возможность проверить на практике свое новое "философское" понимание жизни.

"Сузуми не дремелет", - мрачно констатировала рыжая, цепляя на лицо приветливую улыбку. Можно было, конечно, кошку и лесом послать, но японцы обычно так не делают. Они терпеливы до последнего, церемониально кланяются, уходят от ответов… но сказать честное "твоя морда мне уже в печенках сидит" не могут по определению. Мерси такими трудностями не страдала, но раз приходилось косить под местную - темперамент тоже нужно было держать в узде.

- Доброе утречко, Сузуми-сан, - вежливо поздоровалась она.

- Доброе, Мерси-тян, - во весь рот улыбнулась кошка. Рыжая скривилась. Называть себя "-тян" она позволяла только Таики и Юмико. Остальные либо останавливались на вежливом "-сан", либо, подобно Ямамото, демонстративно чихали на ее мнение с высокой колокольни.

"Интересно, эта красавица нашему Президенту, часом, не родственница?.."

- Мерси-тян, - меж тем щебетала Сузуми, - с праздником тебя! Ты, конечно, Хирано-куна поздравлять будешь?

- Ну, во-первых, с чего бы это я его поздравляла? - фыркнула рыжая. - А во-вторых, не люблю я день святого Валентина.

Кажется, кошка впала в краткосрочную летаргию: распахнула ротик, вытаращила глазки и даже отстала на пару шагов. Но, по мнению рыжей, она слишком быстро пришла в себя:

- Как же так, Мерси-тян? - догнала нечисть американку. - Разве вас с Хирано-куном не связывают…

- Послушай, Сузуми-сан, - перебила Мерси. - Что бы нас там не связывало - тебя это мало касается.

- Конечно-конечно! - тут же замотала головой кошка. - Но позволь дать тебе один совет…

- Ну? - скрестила руки на груди Мерси. Она уже поняла, что новоявленная подружка не отцепится, пока ее не выслушают.

- Для развития отношений подари Хирано-куну вот эти сладости, - и Сузуми с подобострастной улыбкой протянула синеглазой коробочку конфет. Она была сделана в виде сердца, завернута в красную бумагу и вдобавок украшенная здоровенным бантом.

- Знаешь, - процедила американка, - я привыкла, что это меня парни угощают, а никак не наоборот.

- Но по традиции инициатива должна исходить от девушки! - удивленно ахнула Сузуми.

- Действительно?

- Конечно! На день святого Валентина именно мы дарим возлюбленным подарки.

"Неплохо кавалеры устроились!" - хмыкнула про себя Мерси. Но коробку взяла. Просто чтобы Сузуми отвязалась. И на вопрос незнания местных традиций внимания не обратила…

Кошка удовлетворенно кивнула и ускакала прочь. А Мерси спрятала картонное "сердце" в сумку и вздохнула: подарить его Таики, в общем, идея неплохая. Но если это фактически означает признание в любви то…

- Обойдется, - нахмурилась американка. Она даже покраснела от подобных мыслей. - Я еще только за парнями не бегала… И вообще - это они должны дарить мне подарки! И плевать на дурацкие японские правила!

Ближайшие ребята поспешно расступились, когда Мерси, решительная в своих убеждениях, прижала к груди сумку и почти побежала в класс. Вот так! Она будет гордая и непреклонная. Не так уж много осталось у нее принципов, чтобы отворачиваться еще и от этих.

Фузиоку изнутри украсили так, что она напоминала оранжерею - цветы в вазочках на каждой плоскости, шарики и флажочки розовых и красных оттенков, ленты, плюшевые игрушки - прямо не школа, а детский сад во время утренника. У входа на стенде висел плакат с надписью "Для вас старался кружок "Умелые ручки".

- Надо запомнить, - хмыкнула рыжая. - Чтобы нечаянно не записаться…

А класс нечисти выглядел как обычно, хотя именно от своих сотоварищей Мерси ожидала наикрупнейшей пакости: темные тона, мрачные одежды и выжидательный блеск в глазах. Девушка ступила в кабинет, окинула взглядом лица оборотней, демонов и вампиров, радостно подмигивающих ей и недвусмысленно косящих на невозмутимого Хирано, и скрипнула зубами.

"Сводники, черт бы их побрал!" - нахмурившись, девушка пулей пронеслась к столу, швырнула на него сумку, уселась на стул и замерла.

- Доброе утро, Мерси-тян, - совершенно равнодушно поздоровался Таики, на миг отрываясь от какого-то учебника. Девушка "укнула" в ответ, чувствуя как кучка глаз сверлит дырку у нее в затылке:

"Когда же звонок?!"

И тут Сузуми не выдержала. Вальяжной походкой она подплыла к столу парочки и, как бы невзначай поинтересовалась:

- Мерси-тян, а ты ничего не хочешь Хирано-куну сказать?

Наследник Первой Династии медленно поднял глаза на чрезмерно активную кошку, а рыжая так же медленно уткнулась лбом в парту.

"Почему я не оторвала ей хвост в первый же день нашего знакомства?" - билась в ее голове настойчивая мысль.

"Сгинь!" - говорили золотые глаза демона.

Леопардиха испуганно дернулась и испарилась прежде, чем Мерси успела придумать достойный ответ. Как всегда, ситуацию исправил сам Таики:

- Ты решила подружиться с Сузуми? - задумчиво поинтересовался он. Рыжая хмыкнула и, наконец, отлепилась от парты:

- Боюсь, это Сузуми решила подружиться со мной.

- И с каких же пор она изменила своё к тебе отношение?

- А вот это - самое странное, - хихикнула Мерси, переходя на заговорщицкий шепот. - С той самой памятной вечеринки, когда они трансвести… ой, то есть, звезду жанра "яой" пригласили. А я его по достоинству не оценила. Сначала мне вообще казалось, что она меня за это линчует… Но потом Сузуми как будто подменили!

Мерси все говорила и говорила, посмеиваясь над собственными воспоминаниями. И не замечала, как с каждым словом темнеет лицо Хирано. Он нашел глазами Юмико и та подтверждающе склонила голову. Недогадливой кошке, наконец, открыли правду. И вот результат. Все же Кей в чем-то был прав, когда старался скрыть происхождение внучки…

- Слушай, - вдруг, сама поражаясь своим словам, решилась Мерси. - У меня тут бесхозная коробка конфет затесалась. Будешь?

- С удовольствием, - кивнул Таики.

- А меня угостишь? - внезапно раздалось над ухом. Златоглазый даже позу не поменял, а вот девушка уже почти привычно вздрогнула от неожиданности. Ямамото, в камзоле с белоснежным воротником и бабочкой, высоких ботфордах и с притороченной на поясе шпагой представлял собой весьма занятное зрелище. Рыжая скользнула по нему глазами и удивленно свела брови на переносице:

- Хикару-кун, ты что, машину времени изобрел?

- Никак нет, Мерси-тян, - заявил тот, склоняясь над американкой. - Я приглашен на театральное представление в школу Кирикамэ. В судейную комиссию, если уж быть совсем точным. Ты не хочешь составить мне компанию?

- То есть, - сузила глаза девушка. - ты хочешь сказать, что в Кирикамэ есть свой драматический кружок?

Недосказанная часть фразы звучала приблизительно так: "А создать собственный в Фузиоку вам, господин Президент, было слишком накладно?!" Эта концовка так легко читалась на симпатичном личике, что Ямамото не удержался:

- Если после просмотра спектакля ты убедишь меня в том, что наши студенты смогут создать нечто подобное, я с радостью выделю деньги на содержание труппы.

- И в чем подвох?! - решительно поднялась из-за парты Мерси. Какие там конфеты! Возможность выступать перед зрителями, особенно теперь, когда она получила доступ к пианино - вот что заняло все ее мысли.

- Кирикамэ - музыкальная школа. У них уклон на пение, актерское мастерство, игру на инструментах… ну, и так далее.

Мерси скуксилась - против такой подготовки не попрешь. Но хотя бы попытаться стоило!

- Назови время и место встречи.

- Прямо сейчас и прямо здесь, - улыбнулся Президент. Он знал, что рыжая воспользуется приглашением. Да она просто не могла ему отказать!

- Но, Хикару-кун… - замялась американка. - У меня уроки!

- Я договорился с учителями. На сегодня ты свободна.

- А как же наряд? Я не могу идти в этом… - махнула рукой Мерси, как бы демонстрируя шерстяное желтое платьице. В ответ Ямамото так вышкерился, что стали видны зубы мудрости:

- Идем со мной, Мерси-тян. Я все устрою.

Девушка пожала плечами и положила ладошку на протянутую руку старшеклассника. Потом бросила взгляд на Таики и отчего-то смутилась, хотя вид златоглазого был как всегда до невозможности сдержан.

- Извини! - решила хоть как-то исправить ситуацию девушка. - Я совсем забыла…

Она вытащила коробку из сумки, содрала с нее упаковку и поставила на парту:

- Ребята, угощайтесь!

Нечисть ошарашено переглянулась. Зато Ямамото с веселой ухмылкой взял первую конфету, положил в рот, с удовольствием прожевал и довольно кивнул:

- Отличные конфеты, Мерси-тян! Именно такие, как я люблю. Ты идешь?

- Да, конечно, - больше не глядя на златоглазого, буркнула рыжая, и выбежала из класса.

- Тебе не кажется, что это похоже на свидание? - шепотом спросила у Юмико одна из вампирш. Волчица перевела на нее выразительный взгляд и та мгновенно все поняла. Спустя две секунды в классе не было ни одного существа. Даже учитель предпочел сделать вид, что ошибся дверью. В абсолютной тишине было слышно только как зубы Хирано Таики одну за другой перемалывают шоколадные конфеты.


Глава 25.


Хикару отвел Мерседес в западную башню, в кабинет Президента школьного студенческого совета. На большом кожаном диване лежало платье цвета морской волны. Длинное, в пол, на тонких бретелях, с завышенной талией…

- Тебе нравится? - самодовольно ухмыльнулся охотник.

- Оно прекрасно! - восхищенно пробормотала Мерси.

- Это еще не все, - Хикару приобнял девушку за талию и положил ей в руки нежно-розовые перчатки с вышивкой на запястьях. - И вот этот цветок в волосы, - он ловко прикрепил голубую лилию у правого виска американки. - Думаю, ты будешь самой прекрасной на этом вечере!

- Но ведь сейчас утро!

- Сначала спектакль, - зашептал Хикару на ухо девушке. - Потом заседание судейской комиссии, а вечером - балл. Я украл тебя на весь день, тенши. Так что, если тебе нужно кого-то предупредить, сделай это. Дома ты будешь не скоро.

- Ямамото-кун, - обернулась к нему Мерси. - Ты просто как моя крестная фея!

Скажем прямо, комплимент парень не оценил. Но рыжей было все равно. Она едва ли не кружилась с платьем по залу. Как любая девчонка ее возраста, сирена была падка на красивые наряды.

- Если нужна будет помощь, зови, - кашлянул юноша.

- Спасибо, - вежливо ответила младшеклассница и смущенно потупилась. - М… я, пожалуй, прямо сейчас воспользуюсь твоим любезным предложением.

- Да, Мерси-тян? - ступил ближе Президент. Вместо ответа девушка повернулась к нему спиной:

- Расстегни, пожалуйста.

Обычно желтое школьное платьице рыжей помогала одевать Акиро. Оно было очень удобным и приятным в носке. С одним только недостатком - длинной, до самой талии, молнией на спине. Сделали бы ее спереди или на боку, чтобы одеваться было проще. Но нет! Школа Фузиоку не предполагала учеников, которым не станут помогать слуги. А потому наряд кроили из расчета "шнуроваться в четыре руки".

Ямамото не покраснел. Вообще-то, это было довольно странно, учитывая, что среднестатистический японец от подобной просьбы пребывал бы в шоке. А этот ничего - подошел, молча расстегнул молнию, так же молча вышел из кабинета, тихонько прикрыв за собой дверь, и только потом, в коридоре, прислонившись спиной к холодной стене, Хикару позволил себе протяжный, свистящий выдох.

Зато к полной готовности Мерси он вновь был спокоен и собран:

- Прекрасно выглядишь.

- Я не слишком долго собиралась? - застенчиво полюбопытствовала девушка. Более толкового вопроса на ум не пришло.

- Ты - само совершенство, - галантно подал спутнице руку Ямамото. Та малость покраснела, но с достоинством ее приняла.

Мрачный как туча Таики Хирано наблюдал в окно, как разодетая парочка направляется к автомобилю.

- Мне за ними проследить? - осторожно предложила свои услуги Юмико. Демон бросил на нее задумчивый взгляд, но так ничего и не ответил.

А Ямамото меж тем привел девушку к здоровенному белому лимузину. Она вытаращилась на машину с таким видом, словно впервые видела подобную конструкцию:

- Я думала, только меня заставляют в сарае по городу ездить!

Хикару засмеялся:

- В свободное время я предпочитаю мотоцикл. Но как Президент студенческого совета Фузиоку вынужден соответствовать.

- Ты хочешь сказать, что эта машина - собственность школы?!

- Разумеется, - кивнул Хикару, распахивая перед Мерси дверцу.

"Ну, га-ад… - мысленно протянула девушка. - Театру, значит, счет за аренду представить грозился, а сам на лимузинах катается?!"

Ямамото видел, что спутница не в духе, и благоразумно помалкивал. С тех пор, как он отказал ей в организации драматического кружка, она вообще на него по большей части волком смотрела. Но не мог же он, своими руками, создать из Мерседес Томаши Сирену? Одну из сильнейших и опаснейших видов нечисти, способную поработить волю человека, влюбить, заставить ненавидеть, пойти на смерть… Вампиры и оборотни просто декоративные кролики в сравнении с Сиренами. Эти могут подчинить толпу только рот открыв. Одним своим выступлением они начинали войны, стравливали народы… И если раньше русалки обитали по большей части в океане, то сейчас они вышли на сушу и управляют корпорациями! Когда-то семья Ямамото охотилась на таких как Мерси… но теперь она же ее и защищает.

Неприкосновенный Феникс - творец удачи. Одно из немногих светлых созданий, не ушедших после последней Битвы в Лазурный мир. Тот, кому много веков назад предки Хикару поклялись в верности. Кто заставил семью Охотников подписать Контракт и служить, рискуя жизнью и передавая узы из поколения в поколение. И при взгляде на наследника которого у Хикару Ямамото расползалась по лицу улыбка довольного идиота.

Он смотрел на рыжую синеглазку и думал, как могли в одном человеке объединиться тьма и чистый свет. И что делать ему, если он не способен оторвать от нее глаз?

"Мой Феникс, - как мантру повторял Хикару. - Моя Мерседес. Только моя".

А девушка меж тем понятия не имела о собственнических размышлениях своего попутчика. Она с открытым ртом глядела на приближающийся замок, понимая, что вот это и есть - таинственная Кирикамэ. И если раньше девушка искренне полагала, что музыкальная школа отличается от обычной только количеством фортепиано, то громадное здание на горизонте полностью меняло ее представление об этом вопросе.

- Поражена? - улыбнулся Ямамото.

- Не то слово! - честно ахнула в ответ рыжая. - Сюда же туристов на экскурсии возить можно! Я даже не подозревала, что под Токио есть такая красота.

- Как Президент Фузиоку вынужден просить тебя сделать лицо попроще.

Мерси бросила на Хикару выразительный взгляд:

- Не волнуйся. Вслух восторгаться конкурентами я не стану. Хотя как Президенту Фузиоку я бы рекомендовала тебя обратить внимание вон на ту беседку. Да и вообще - посмотри какой здесь чудесный сад!

- Зато у нас есть оранжерея, - парировал охотник, открывая двери лимузина и помогая девушке выбраться наружу.

- Господин Ямамото Хикару? - школьница в белой кофте под горло и черной юбке вытянулась перед гостями в струнку.

- Абсолютно верно, - без тени улыбки кивнул Президент. - Сопровождающий Мерси Тадаши.

- Прошу следовать за мной, - девочка развернулась на каблуках и повела гостей к зданию по аллее. С двух сторон расстилались стриженые кусты зеленого лабиринта. Даже зимой это было впечатляющее зрелище.

- Ты уверен, что это не военная академия? - шепотом хихикнула Мерси, глядя на строевой чеканящий шаг их "экскурсовода". Охотник бросил на спутницу осуждающий взгляд, рассмотрел смешинки в синих глазах и не сдержался:

- Сам порой удивляюсь.

Школа изнутри была гораздо мрачнее Фузиоку. Четыре или пять этажей с огромной мраморной лестницей прямо напротив входной двери. Все выдержано в серо-коричневых тонах, окна наглухо занавешены тяжелыми бархатными шторами, зато над головой сверкали таких размеров люстры, что под ними страшно было ходить. Эдакая рухнет на голову и костей не соберешь.

- Ах, какая честь! - по лестнице навстречу новоприбывшим спускалась тощая мадам с умопомрачительной прической. Мерси стоило просто нечеловеческих усилий сдержать рвущийся наружу хохот - кажется, мадам не считала слово "рогоносец" обидным ругательством. Но это же как надо было над волосами извратиться, чтобы они так стояли! - Сам господин Ямамото Хикару! - меж тем причитала встречающая сторона. Голос у нее был высокий, оперный и говорила она так, будто вот-вот готовилась сорваться в пение. Или визг, здесь уж как повезет.

- Рад встрече, госпожа Нагано, - с достоинством склонил голову Президент Фузиоки. - Позвольте представить Мерси Тадаши, одну из лучших учениц нашей школы и ярую поклонницу театра.

- Очень приятно, - кивнула Мерседес. Нагано прошлась по девушке цепким оценивающим взглядом и вдруг схватила ее за руку:

- Безумно рада! - заявила она, едва ли не силой затаскивая гостью по ступеням наверх. - Как приятно знать, что искусство лицедейства имеет своих почитателей и за пределами Кирикамэ.

Хорошо, что в этот момент Нагано закатила глаза и не видела обалдевшее выражение лица своей "жертвы":

"Что бормочет эта сумасшедшая?!" - читалось на нем. Ямамото, следующий за дамами на расстоянии шага, насмешливо хмыкнул. Ему не раз доводилось общаться с Президентом музыкальной школы и он уже привык, что она считала Кирикамэ последним и единственным пристанищем театрального искусства в Японии. А вот Мерси была к такому явно не готова. Но прежде чем она встряла в диспут с целью во что бы то ни стало защитить достоинство Фузиоку (именно в такие моменты почему-то любит просыпаться патриотизм), они вышли в большой холл, где сейчас было просто огромное скопление народа.

- О мой Бог… - пораженно выдохнула рыжая. Да после такого зрелища назвать одноклассников "ряжеными" у нее просто язык не повернется! Наряды викторианской эпохи, римские туники, коктейльные платья тридцатых… такой мешанины эпох и стилей Мерси не встречала даже в кошмарном сне.

- Не забывай дышать, - шепнул ей на ухо Ямамото, собственнически притягивая к себе за талию. Госпожа Нагано бросила короткое "Прошу прощения!" и ускакала встречать других гостей. Девушка подняла на Хикару совершенно обалдевшие глаза:

- Ты забыл предупредить, что везешь меня на маскарад!

- Нет, - усмехнулся Хикару, - маскарад будет в конце учебного года в Фузиоку. Тогда все оденут маски и тебя не будет нужды предупреждать. А здесь просто сборище не ограниченных в деньгах театралов.

- Такое чувство, что в Японии слово "богатый" синоним "шизонутому", - пробурчала девушка.

- Я, между прочим, тоже не из нуждающихся.

Мерси только хмыкнула в ответ. По ее глубочайшему убеждению Ямамото к этому изречению был бы наилучшим примером.

- А что именно ты будешь оценивать как судья? - решила она перенести разговор в менее щекотливое русло.

- Да всё, - пожал плечами охотник. - От костюмов до хореографии. По десятибалльной шкале. А вообще весь этот балаган устроен для выбора наилучшего тенора. Женская и мужская партии.

- М… - задумчиво протянула девушка. - А какой спектакль?

Ямамото бросил на нее тоскливый взгляд:

- Ромео и Джульетта…

Мерси вздохнула. Шекспир уже порядком надоел. За свою жизнь она видела штук двадцать постановок на тему юных влюбленных и не ожидала от местного представления чего-нибудь особенного.

В общем, она не слишком-то и ошиблась: ни сама постановка, ни игра актеров, ни способности певцов девушку особо не впечатлили. Зато декорации были на уровне. А костюмы - вообще загляденье.

- Ты считаешь, нам не под силу сделать что-то подобное? - периодически оборачивалась Мерси к своему закатывающему глаза Президенту. - Это же кучка закомплексованых, зажатых, буквально оцепеневших от ужаса…

- Тенши, - перебил Хикару. - Во-первых, они всего только школьники. И делают то, чему их учили. Во-вторых, в твоем воображаемом спектакле будут играть точно такие же люди. Ты не сможешь изменить их воспитание. Они будут так же скованы и испуганы. Будут петь такими же высокими голосами и в их представлении хорошая Джульетта будет выглядеть именно так!

- С тонной пудры на лице и ярко красными губами?! Это гейша какая-то, а не тринадцатилетняя самоубийца.

Вместо ответа Хикару положил ладонь поверх руки Мерседес на быльце кресла и с выражением ответил:

- Тебе не кажется, что ты как-то неправильно воспринимаешь эту пьесу? Джульетта погибла потому что не могла жить без своего Ромео. Между прочим, это одна из самых прекрасных любовных сказаний за всю историю драматургии.

- Прекрасное любовное сказание должно заканчиваться хэппи эндом, - убежденно мотнула головой рыжая. - А когда тринадцатилетняя девчонка закалывает себя ножом - это трагедия.

- Ну, вот, - свел брови на переносице Ямамото. - Ты опять ведешь себя как американка.

- Только потому, что говорю разумные вещи?

- Ты слишком эмансипирована. Смотришь на людей и пытаешься думать за них. Остановись на мгновение. Глянь на тех, кто сидит рядом с тобой. Им нравится то, что они видят. Знаешь почему? Потому их так воспитали. Они воспринимают Джульетту в образе гейши и считают это нормальным. Так же, как и она считала нормальным умереть во имя любви. Не пытайся судить о людях со своей колокольни. Прими их такими, какие они есть. Стань одной из них, почувствуй то, что их тревожит. Возможно, тогда тебе станет легче избегать ошибок. Перестань, в конце концов, вести себя как иностранка.

Мерси подняла лицо, увидела осуждение в голубых глазах и вздохнула:

- Я стараюсь.

Ямамото потер лоб и, как бы между прочим, задал давно интересующий его вопрос:

- Зачем тебе вообще сдался этот театр? Неужели проблем в жизни не хватает?

- Проблем как раз больше, чем хотелось бы, - со вздохом отвернулась девушка. На сцене актеры пытались перепеть ультразвук и им это вполне удавалось. А на балконе, куда усадили судейскую комиссию в лице трех Президентов с "сопровождением" (одна белокурая мадам притащила с собой целых три кавалера. Им только опахала для полноты картины не хватало) можно было спокойно поболтать. Если шепотом, конечно. - Мне нужны баллы.

- Мерси, ты одна из трех лучших учениц Фузиоку. Зачем тебе рваться еще выше?

- Да при чем здесь я? - едва ли не чертыхнулась рыжая. - Мой дед хочет, чтобы я училась дома.

- А ты не хочешь? - предположил Ямамото. Мерси скривилась:

- Ты очень догадливый.

- И что же может побудить его забрать тебя из школы? Плохие успехи в учебе?

- Он не будет меня забирать. Он просто дождется, когда меня исключат.

- Можно с этого места поподробнее? - наклонился к девушке Президент.

- Он не будет платить за два оставшихся курса, - шепотом ответила Мерси. Ей и самой было странно вот так откровенничать с Ямамото. Казалось бы, Таики она доверяла куда больше. Но о том, кто она такая на самом деле знает почему-то только Президент. А теперь и вторая ее главная тайна тоже ему известна. Но по каким-то непонятным причинам Мерси совершенно об этом не жалела.

- Значит, тебе нужна стипендия, - кивнул Хикару. А Кей-то, оказывается, внучку под колпак посадил. Впрочем, он на его месте сделал бы то же самое… Один только момент Ямамото не устраивал - в "Свежесть Фудзиямы" ему вход заказан.

- Ну, или стипендия, или… Ты хоть знаешь, сколько стоит обучение в этой вашей Фузиоку?!

- В этой НАШЕЙ Фузиоку, - поправил Хикару. - Недешево. Это школа экстра класса…

- Да в ней даже драматического кружка нет…

- Мерси, - Президент осторожно провел пальцем по щеке девушки, - почему ты сразу не сказала мне, что хочешь заработать дополнительные баллы?

- А у тебя есть идеи, как это можно сделать? - вскинулась девушка.

- Да у меня такое количество внешкольных заданий на черный день отложено, что на три стипендии хватит!

- Хикару-кун, ты мой спаситель!

- Придешь ко мне завтра и мы с тобой подберем что-нибудь, против чего комиссия просто не устоит.

- Как бы не так, - опять нахмурилась Мерси. - Англичанин все равно недовольным останется. Но здесь мы ничего сделать не сможем - деда моего обыграть не получится.

- А при чем здесь твой дед? - не понял Ямамото.

- Дык… По-твоему есть другие причины, почему господин Хигути снижает мне баллы вот уже почти год?

Ямамото весело усмехнулся:

- Как не хочется тебя расстраивать, но Кей Томаши здесь вовсе не при чем. У Хигути-сэмпая такая практика. Он всегда требует от студентов максимума. И если ты до сих пор получаешь у него четверки, значит еще не продемонстрировала все, на что способна. Но ты можешь быть спокойна. Заваливает он круглый год кроме выпускного экзамена. Он один из тех немногих педагогов, которые хотят чему-то студентов научить и ради этого пойдут на всё.

Мерси сидела, как громом пораженная. Так значит, все это время она злилась на родного дед-уэ совершенно зря? То есть, причины, конечно, были - Кей Томаши далеко не ангел. Но именно в этом конкретном случае он и правда был ни при чем?!

А раз так…

- Значит, все еще можно исправить! - радостно воскликнула Мерси, пожалуй, даже слишком громко для театра. Ямамото с довольной ухмылкой наблюдал за воодушевленной американкой и чувствовал себя… счастливее. То ли от того, что смог поднять настроение той, которая ему так нравилась, то ли…

"А нет других причин! - решительно оборвал себя на мысли Президент. - Нет и не было никогда!"

Не удивительно, что этот вечер запомнился Мерси как один их самый чудесных в ее жизни. Они кружились в танце в самом центре огромного зала. Вокруг были такие же нарядные и красивые пары. Ямамото танцевал прекрасно, ни разу не наступив партнерше на ногу. А она… она просто наслаждалась жизнью. Впервые за долгое время все переживания и тревоги покинули ее мысли. В этот день святого Валентина Мерседес Томаши была абсолютно счастлива.


14 февраля 20ХХ года

"Дорогой дневник. Сегодня я побывала на настоящем балу! Это было волшебно - наряды, музыка… будто в сказке очутилась. В какой-нибудь "Золушке", или "Спящей красавице"… Так и хотелось глянуть на ноги - не обнаружатся ли там хрустальные туфельки? Дома я, конечно, ходила на вечеринки. И это тоже было весело и замечательно, но здесь… Совсем другие ощущения, другая атмосфера. Здесь я - принцесса, а там была обычной девчонкой. И, черт подери, быть принцессой по настоящему круто!

Вот если бы еще Ямамото своими нотациями не докучал… У меня такое чувство, будто он уже давно понял, что я иностранка. И теперь постоянно напоминает мне придерживаться собственной легенды. Но он ведь не знает, что Мерседес Томаши приехала из Америки! То, что Хикару знаком с дед-уэ не означает, что ему известна вся подноготная нашей семьи. Или, все-таки, означает?

Честно говоря, я всегда считала Президента кем-то особенным. Он мне не друг, но отчего-то я ему доверяю. Ему известны мои самые сокровенные секреты. Он понимает меня с полу-взгляда. Словно мысли мои читает… и каждое действие предугадать может. Он такой правильный, такой по-японски осторожный, расчетливый… Но когда я прошу сохранить тайну - он идет мне на встречу. Я знаю, что могу на него положиться. И в то же время… что-то во мне хочет держаться от него подальше. Будто какая-то часть моего собственного "я" твердит: "он по другую сторону от нас. Между нами стена и мы никогда не заговорим на одном языке". Может, это потому, что он Президент школьного совета? И ставит долг выше личных предпочтений? Иногда я смотрю на него и вижу не друга, а своего… деда. Тот тоже поймет и поддержит… только сначала розгой отходит, чтоб на будущее неповадно было. Ему не расскажешь о первой выкуренной сигарете, не поделишься ссорой с одноклассницей. Он поучает и как будто все время старается руководить. Это бесит.

Но все же я рада, что рассказала ему о стипендии. Не знаю, чем на самом деле он сможет помочь… но уже одно то, что обещал над этим подумать - вдохновляет. В кои-то веки я смогу что-то предпринять. А то до сих пор только рыбой о лед билась - англичанин упрямо пакостил, с театром не выгорело, дополнительных баллов у парней по всем статьям больше, хотя на последнем экзамене я их и так выше ста насобирала… Может, хоть в этот раз мои старания принесут результат и следующие два года я не просижу в "Свежести Фудзиямы" молчаливым и бесправным домашним растением?.."


Глава 25.


Следующим утром, первый звонок еще не прозвенел, а Мерси уже стояла в приемной Президента Школьного Студенческого Совета. Секретарь нервно кусала губы, глядя как воодушевленно сверкают глаза у рыжей ученицы "первого-А" класса. Мерси не понравилась ей с первого взгляда, еще когда она пришла сюда впервые - нахальная, грубая и самоуверенная иностранка, искренне считающая, что весь мир должен пасть у ее стройных ножек. На месте господина Ямамото она вышвырнула бы ее пинками, а потом добилась бы исключения этой рыжей пакости из школы. Да с такой характеристикой, чтобы ни одно другое учебное заведение Японии не осмелилось зачислить Мерси в свои ряды! А вместо этого Президент только пожурил девчонку. Он даже наказания не назначил за ее вызывающее поведение! Еще и запретил мисс Ёсиде, его верному и неизменному секретарю, каким-либо образом выражать Тадаши свое непочтение.

"Как это несправедливо! - про себя чертыхалась худощавая японочка с пышным карэ и круглыми очками, опущенными на самый кончик носа. - Я - образец преданности и скромности, а он предпочел меня той, что открывает двери ногами!".

Конечно, Мерси заметила, какими глазами косится на нее секретарь. Не сказать, что ей было так уж неприятно - скорее просто странно.

"Если хочешь от меня избавиться, скажи, чтобы убиралась, - считала американка. - Зачем вот так таращиться и молчать? Только себе и другим нервы портишь…"

Не удивительно, что когда Хикару, наконец, соизволил явиться "на работу" в приемной стоял такой мрачный, аж потрескивающий от напряжения фон, что от него цветы вяли.

- Что вы успели не поделить с Ёсиде-сан? - поинтересовался он уже в кабинете.

- Это ты у нее спроси, - буркнула Мерси. - Ничего не сделала - только вошла. А она сидит, ногтями по столу бьет и только что не плюется.

Ямамото с ухмылкой глянул на возмущенную американку и покачал головой. Она и сама не понимала, почему на нее так неоднозначно реагировали японки. Эти аквамариновые глаза, эти рыжие локоны - она была больше чем симпатична, но здесь, в стране темных цветов и раскосых глаз она казалась невиданным чудом. И этот образец уникальности всерьез намеревался затеряться в толпе?

- Что ж, - отмахнулся Президент от ненужных размышлений. - Я знаю, зачем ты пришла.

Он раскрыл большую записную книгу и откинулся в кресле:

- Выбирай: детский сад, дом престарелых, аквапарк или…

- Минуточку, - перебила Мерси. - Давай по порядку. Что от меня требуется?

- Временная воспитательница, няня или смотритель. Как больше нравится?

- Ну, - задумалась девушка, - с детьми я уже пробовала обращаться.

- И как успехи?

- Мы были вместе, - фыркнула рыжая. - И умудрились потерять своего единственного подопечного. Впрочем, со зверушками у меня тоже как-то не все гладко получается. Остается дом престарелых.

- Серьезно?! - удивился такому выбору Хикару.

- Наверное, - вздохнула американка. - Стариков не жалко, да и удирают они недостаточно быстро… - потом заметила обалдевшее лицо Президента и нервно хихикнула. - Я пошутила…

- Ладно, - тут же согласился Хикару. - Тогда вот адрес. В субботу утром я буду ждать тебя на входе в дом престарелых "Тихое пристанище".

- От одного названия плакать хочется, - покачала головой Мерси, пряча визитку в карман сумки. - Погоди! Так ты что - тоже будешь присутствовать?

- Разумеется, - пожал плечами Президент. - Ты - моя ученица. Я несу за тебя полную ответственность. Это моя обязанность - помогать, направлять и… контролировать твои действия.

- С-спасибо, - выдавила Мерси. Особенно ее порадовала последняя обязанность. С другой стороны - если бы не ее желание заработать дополнительные баллы у Хикару выдался бы свободный выходной. Так что он в любом случае делает ей большое одолжение… - Я действительно признательна.

- Не бери в голову, тенши, - улыбнулся Президент. - Такая уж у меня работа.

Похоже, у Таики-куна тоже был какой-то напряг с оплатой за обучение, потому что в субботу ранним утром она обнаружила его у стойки регистрации посетителей в "Тихом пристанище". Мерси вытаращилась на златоглазого щеголя, с абсолютным безразличием сложившего ладони на набалдашнике любимой трости, и в первое мгновение вообще решила, что зрение ее обманывает. Пока он сам не нашел ее взглядом и не скривил губы в приветливой ухмылке:

- Доброе утро, Мерси-тян.

"Ребята, вы что, прикалываетесь?! - захотела крикнуть в ответ рыжая. - Я, по-вашему, на кой черт сюда явилась? Если оба мои конкурента будут зарабатывать баллы наравне со мной, в чем, скажите на милость, смысл этого мероприятия?!"

Кажется, что-то из недосказанного проявилось на раздасованном синеглазом личике, потому что Таики малость удивился:

- Ты не рада меня видеть?

- Конечно, рада, - с тяжким вздохом, должном выражать весь восторг от "сюрприза", ответила воспитанная недо-японка. - Но каким же ветром тебя сюда надуло?

- У меня выдался свободный выходной, - с таким высокомерием ответил Таики, словно это было само собой разумеется. Ведь чем еще может заниматься по выходным богатый парень с обалденной внешностью и ярким темпераментом, если не помогать сирым и убогим? Мерси с мрачным видом потерла виски:

- Ладно… ты не видел нашего Президента?

- Прямо сейчас его наблюдаю.

Как и следовало ожидать, реакция Хикару при виде заклятого врага не так уж сильно отличалась от реакции Мерси. Только если она ее хоть как-то пыталась скрыть, то в голубых глазах Президента стоял адский огонь:

- Кого я вижу: господин Хирано Таики. Заблудился?

- Пришел исполнить свой гражданский долг.

- Уверен, что тебе есть за что расплачиваться перед обществом, - загадочно улыбнулся Ямамото. - Но уместно ли делать это именно сейчас?

- То есть, вы, господин Президент студенческого совета Фузиоку, предлагаете мне, ученику старшей школы, отказаться от своих планов в предоставлении посильной помощи престарелым гражданам "Тихого пристанища"?

Даже стоя в пяти шагах Мерси услышала, как Хикару скрипнул зубами - демон переиграл его по всем статьям. И охотник это отлично понимал. Впрочем, это даже рыжая понимала. Вот к ней-то Ямамото и обернулся:

- Утро доброе, тенши. Идем!

Девушка вздохнула. Постоянные стычки двух старшеклассников были ей не понятны. Ну что, в конце концов, может между ними стоять? Раньше она думала, что это семейная вражда. Общий бизнес, конкуренция - на такой почве дружбу и правда не взрастишь. Но если дом Ямамото нашел себя в туристической индустрии, то Хирано занимались коммуникациями. В их собственности было несколько телевизионных каналов, они владели крупным пакетом акций одного из ведущих операторов мобильной связи в Японии… Эти два семейства ничего не связывало. Было легче найти точки пересечения Кея Томаши с любым из них, чем наладить ментальную логистику между домами Хирано и Ямамото. Нет, если очень постараться, то и воду с огнем в одной чаше удержать можно… только странно это, что в век практически абсолютной гласности нигде ни единым словом не обозначена такая связь. А Мерси перелопатила не только соседние газетные киоски - она долго и с усердием шныряла по Интернету. Эта девушка могла быть усидчивой и скрупулезной, когда этого хотела. Но результат так и остался нулевым. Причин для столь явной вражды между Ямамото Хикару и Хирано Таики попросту не существовало.

- Доброе утро, - с улыбкой поклонилась девушка за стойкой регистрации. Президент оскалился в ответ и, наклонившись ближе, сказал принимающей стороне несколько слов "на ушко". Японка в белой шапочке и халате как у медсестры перевела взгляд с Хикару на Мерси и кивнул:

- Я думала, вас будет двое, но так даже лучше. Прошу следовать за мной.

Девушка провела "благодетелей" на второй этаж. Мерси оглянулась по сторонам - как-то приблизительно так она и представляла себе дом престарелых. Длинный, хорошо освещенный коридор, приоткрытые двери в одинаково-небольшие, но опряткие комнатки. И запах… как в больнице, только слабее. На одно короткое мгновение девушке захотелось убежать отсюда прочь. Хлопнуть дверью и закричать во все горло - просто что бы не видеть и не слышать того, что здесь происходит. И эта минутная слабость не ускользнула от внимания золотых и небесно-голубых глаз.

"Все-таки, она нечисть", - скрывая ухмылку, подумал Хирано.

"Неужели, сирена выбралась-таки на свободу?" - печально отвернулся Ямамото.

- Я предлагаю вам, госпожа Тадаши, познакомиться с господином Окусимой. Господин Окусима, - работница с улыбкой присела на корточки перед сидящим в инвалидном кресле стариком. У него было немного отрешенное лицо и очень черные глаза. - Сегодня вас пришла навестить госпожа Тадаши. Этот день вы проведете с ней.

- Что, - Мерси сглотнула, - что я должна делать?

- Развлеките его как-нибудь, - шепотом ответила девушка. - Он, как видите, еще не оправился после инсульта. Практически не говорит и не может двигать правой рукой. Но он все понимает. Сыграйте с ним в лото или в шахматы, если умеете.

- Да… - рыжая посмотрела на седые редкие волосы, чуть приоткрытый рот и безвольно опущенную на ручку кресла левую ладонь. - Он совсем один?

- Нет, - покачала головой работница. - У него есть сын. Но он редко навещает отца, - девушка перевела взгляд на Таики и махнула рукой в сторону соседней комнаты. - А вам, господин Хирано, я предлагаю обратить внимание на госпожу Тохико.

Они ушли, а Мерси словно застыла в коридоре, не решаясь пройти внутрь.

- Лучше бы я аквапарк выбрала… - прошептала она.

- Тебе так неприятно помогать этим людям?

Президент даже сейчас не отказался от привычки подкрадываться незаметно. Только сегодня Мерси не вздрогнула. Она подняла на Хикару глаза, и у того внутри все перевернулось.

- Что случилось, тенши? - он провел большим пальцем по скуле американки. - Почему ты плачешь?

В аквамариновых глазах стояла такая боль, такая жгучая тоска, что слова были не нужны. Президент шагнул вперед и прижал к себе всхлипывающее, порой непонятное, но такое феноменально доброе нечеловеческое создание. Она оплакивала весь этот искрящейся от солнечного света дом. Этот мир одиночества. Последнее пристанище тех, к кому никто не придет. И кому больше нечего ждать от жизни. Вот это был настоящий конец и Мерси впервые столкнулась с чем-то подобным. Она никогда не видела слабость, рожденную от того, что больше просто нет сил бороться. Она не знала, что порою "жить" означает доживать, дожидаться своего часа. И каждый день понимать, что ты не нужен этому миру. Никому больше не нужен.

- Если ты войдешь в комнату с красными от слез глазами господину Окусима это может быть неприятно, - шепнул в рыжую макушку Ямамото.

- Да, - тут же отпрянула Мерси, тыльной стороной ладони вытирая щеки, - конечно!

И, нацепив на лицо одну из своих самых ярких улыбок, девушка решительно вошла в маленькую комнатку…

Впрочем, узнай она сейчас, что происходит в номере напротив, ей не пришлось бы имитировать смех.

- Внучо-ок! - воскликнула госпожа Тохико, ласково, но от того не менее сильно дергая Таики за щеки. Работница дома стояла рядом и с умилением глядела на внеплановое проявление нежности. Старушка была не то чтобы субтильной, но и не особо крепкой. А еще - немножко больной, от чего ей было сложно узнавать людей. У нее действительно был внук, но как и большинство родственников живущих здесь пенсионеров, жил он далеко и бабку свою проведывал не часто. Вот она и видела его в каждом незнакомом персонаже.

- Простите, госпожа… - попытался было что-то растолковать милой женщине демон, но его перебила работница:

- Не стоит разрушать ее иллюзии. Вам ведь не сложно немножко попритворяться?

Хирано поднял на девушку такой взгляд, что, не отвернись она мгновением раньше, уже лежала бы в обмороке от пережитого ужаса. А бабуля меж тем только распалялась:

- Идем со мной! Я испекла тебе печенюжек!

Судя по виду, лакомству был не первый год.

- Если хорошо прицелиться, этим пряником можно убить человека, - задумчиво пробормотал Хирано и с любопытством уставился на докучливую бабулю.

- Мой Ючиро на зубы никогда не жаловался, - заявила она, без предупреждения засовывая печенюжку демону в рот.

- Похоже, ты решила это исправить, - с омерзением выплюнул подарок Таики: работница уже увела Хикару на знакомство с очередным стариком, так что можно было прекращать эти дурацкие игры. - Тебе не кажется, что ты хочешь спать? - почти нежно посмотрел Хирано в глаза бабули, но сделать ничего не успел: двери отворились.

- Доброе утро! - весело поздоровалась Мерси. - Госпожа Тохико, Хирано-кун, а я вам гостя привезла!

- О, господин Окусима, - всплеснула руками женщина. - Рада вас видеть! Познакомьтесь: это мой внук, Ючиро!

Таики с мрачным видом помахал рукой.

- А меня зовут Мерси, - поклонилась девушка. - Я подумала, почему бы нам не организовать командные состязания. В лото, например. Таики-кун, ты как?

- В экстазе, - пробормотал тот. Но рыжая его уже не слушала: она, как заведенная, хлопотала около своего "пациента", раскладывала картонки, шутила и пыталась придать игре максимально живой вид. С учетом того, что дед вообще сидел молчаливой статуей, старуха все время пыталась взлохматить любимому "внуку" шевелюру, а лото - в целом, довольно скучная игра ей даже неплохо удавалось.

Пока в комнату не вошел очередной гость. Причем вошел он довольно необычно - почти ворвался внутрь, хлопнул дверью, прижался к ней всем телом и застыл. Следом раздался глухой удар.

- Выходите! Я знаю, что вы там! - заорал из коридора Президент.

Вошедший обернулся к собравшимся за столом и поднес палец к губам:

- Ни звука.

Мерси с Таики переглянулись и с интересом воззрились на нежданного гостя: лысенький, маленький, на круглом лице - седая щегольская бородка. И совсем не японец.

- Открывайте! - бесновался в коридоре Ямамото. - Я видел, как вы туда вошли.

Шустрый дедуля заговорщицки всем подмигнул, прислушался и внезапно распахнул дверь во всю ширь - не успевший затормозить Хикару пронесся по комнате, затормозил о кровать и едва не перелетел ее пучеглазой ласточкой.

- Жан Лё Корбюзье, - представился очередной житель "Пристанища".

- Очень приятно, - поклонилась рыжая. - Меня зовут Тадаши Мерси, это - Хирано Таики, а со своими соседями по этажу вы, наверное, знакомы.

- Разумеется, прекрасная мадемуазель, - шаркнул ножной дедуля. - Мадам Тохико, старина Окусимо! - он с поистине французской грацией поцеловал бабуле ручку, и она тут же забавно покраснела. Подопечному Мерседес повезло меньше - его просто хлопнули по спине, сочувственно вздохнув, когда тот едва не вылетел из своего кресла.

- Вы присоединитесь к нашей игре? - помогая господину Окусимо принять удобную позу, поинтересовалась рыжая.

- А во что вы играете? - старик окинул взглядом фишки и карточки лото. - Нет, меня это не интересует. Это игра для совсем старых. А мы ведь еще ничего, правда, мадам Тохико?

- Ох, ну что вы… - скромно потупилась старушка. - Позвольте представить вам моего внука - Ючиро. Ючиро, подойди сюда.

Таики, скривившись будто лимон проглотил, позволил старушке выдрать еще пару волосин из своей фирменной прически.

- А вы, юная леди, родственница кому-нибудь?

Мерси улыбнулась - господин Лё Корбюзье был очевидным французом. И дело было даже не в фамилии. Это было видно по его внешности, по характерному "грассированному" произношению и, конечно, по тому, как он вел себя в окружении других людей. Особенно женщин.

- Нет, - рыжая покачала головой, когда бородатый дедуля ловко подхватил ее руку и прижал к своим губам.

- Тогда, - продолжил допрос Лё Корбюзье, - что же вы тут делаете? Неужели столь молодой и привлекательной мадемуазель нечем заняться в субботу утром, как только развлекать стариков?

Мерси в ответ вежливо рассмеялась: живой и бойкий "ухажер" ей не особо нравился:

- Мы думали сыграть еще одну партию, - вернулась она к лото. - Вы точно не желаете присоединиться?

- Играть я не хочу, - покачал головой француз. - Но, если вы не против, я посижу с вами за компанию.

Мерси натянуто улыбнулась, но если бы она знала, во что превратиться невинная игра с подачи престарелого француза, она бы сразу послала его далеко и надолго. Сказать, что он ухаживал - это ничего не сказать. Казалось, он целью своей жизни определил поставить на девушке собственную метку. И когда, после очередной удачной для Мерси фишки, он все-таки дотянулся до затянутого в джинсу бедра, она не выдержала:

- Если этот дед еще раз меня коснется, я оторву ему руку, - зарычала она на ухо Таики. Тот хмуро усмехнулся в ответ. Демон отлично видел, что происходит в комнате. И он, конечно, мог исправить ситуацию: осторожно, как следовало поступить в присутствии Охотника, или грубо, по-своему. Но он не желал лишать себя удовольствия видеть разъяренную Сирену.

А вот Хикару повстречаться с русалкой хотел меньше всего:

"Пора отправлять этого Дон-Жуана обратно в его сонное царство", - он настойчиво вытащил подопечного из-за стола и, невозмутимо улыбаясь, буквально потащил из комнаты. Коротышка отчаянно упирался, но сделать против пароня, на три головы выше себя, ничего не мог.

- До свидания, господин Лё Корбюзье, - попрощалась Мерси. Госпожа Тохико потупилась, так и не осмелившись глянуть на раскованного, непонятного и даже немного пугающего ее пожилого иностранца. Но именно в этот момент, впервые за весь день, эмоция проскользнула на застывшем лице господина Окусимо.

"Какое откровенное злорадство", - даже содрогнулась Мерси. Таики на мгновение оторвал взгляд от карточек лото, поднял глаза на сидящего в инвалидном кресле деда и ухмыльнулся. Он любил подобные эмоции, любил мысли, которые сейчас большими буквами проступали на лице старика. И не потому, что был демоном. Просто именно эти чувства чаще всего правдивы, а на отражение сердца всегда приятно смотреть.

Мерси довелось еще один только раз увидеть что-то живое на лице господина Окусимо. Они уже уходили, когда он положил свою ладонь поверх ее и сказал "спасибо". Девушка улыбнулась и огляделась по сторонам - закатное солнце светило прямо в окно, от чего комната казалась выкрашена в алый цвет.

"Хотя бы с ним все было хорошо, - с тоской пожелала рыжая. - Пускай он дождется своего сына…"

Ямамото и Хирано, в этот момент прощающиеся со своими подопечными, одновременно вскинули головы:

- Феникс?!

А девушка уже спускались по лестнице вниз, к стойке регистрации. Ей и хотелось вернуться сюда однажды, чтобы еще раз порадовать одиноких стариков, но она слишком хорошо помнила утреннее разочарование в глазах господин Окусимо, когда в дверях, вместо долгожданного человека показалась она. 18 февраля 20ХХ года

"Дорогой дневник. Сегодня дед-уэ был в шоке. Наверное, не стоило звонить ему с расспросами о самочувствии и обещаниями никогда и ни за что не сдать в дом престарелых. Он так долго молчал в трубку, что я испугалась, как бы он там рядом с телефоном в обморок не рухнул. А потом, скрепя зубами, пригласил на ужин в "Свежесть Фудзиямы".

- Ну, а теперь рассказывай, куда ты там меня не отправишь? - страстно желая казаться веселым, спросил дед за столом. Бабуля подняла на него испуганные глаза. Я, сказать откровенно, тоже не особо поверила - уж больно голос у предка был настороженный. Но решила ответить правдиво:

- Сегодня я ездила в дом престарелых. Помогала и развлекала его обитателей, - бабуля с дедом обменялись загадочными взглядами. - Вы бы знали, как тяжело им живется! Я бы хотела, чтобы никто и никогда не испытывал подобного одиночества…

- Милая, - кашлянула бабушка. - Это все равно что сказать "Я хочу накормить всех голодных на планете". Отличная фраза для мисс Вселенной, но совершенно не походит для реальной жизни. Ты можешь выбрать какое-нибудь учреждение и помогать ему по мере сил, это да. Например, приют для бездомных животных, детский дом или тот же дом престарелых…

- А можешь, например, забыть обо всем этом, - с веселой ухмылкой предложил свой вариант дед. Кто бы сомневался, что его решение будет именно таким…

- Кей! - рыкнула бабуля, и глава корпорации мрачно склонился над тарелкой. - Мерседес, ты выяснила, чего конкретно не хватает тем людям? Или самому дому? Денег, вещей каких-нибудь?

- Общения…

- Боюсь, милая, здесь мы бессильны. Это их дети и только они сами могут как-то изменить свое отношение к родным…

Я знала, что бабушка так скажет. Я ведь и сама это понимала. Нет, правда, не могла же я найти настоящего Ючиро и сказать ему:

"Слушай ты, козел, твоя бабуля отчаянно в тебе нуждается. Ну-ка, взял ноги в руки - и вперед к ней!"

А вообще неплохо звучит…

Что-то я совсем раскисла. Но так ведь нельзя! Я сегодня сделала отличный поступок. Вот, пожалуй, на этом и остановлюсь. Мне удалось помочь людям. Я молодец!.. Да, именно так.

Но в следующий раз - только аквапарк…"


Глава 26.


Весна в Японию пришла четко по графику - первого марта. Казалось, еще вчера лежал снег и дул морозный ветер, а сегодня уже радостно бегут ручейки, поют птички и сияет солнышко. Вообще для островов типичным было зимнее "предвесеннее" состояние, когда температура колеблется в районе нуля градусов и ни в одну сторону особо перебираться не желает. Но настоящий март наступает, когда воздух прогревается до плюс десяти, и на улицу, радостно щурясь на голые деревья, выползают влюбленные парочки. Понять, что перед тобою любящие друг друга люди очень просто - они все время держатся за руки и не отпускают друга друга, даже если между ними вырастает столб. Однажды Мерси минут пять наблюдала, как одна такая парочка, смеясь и перебрасываясь шутками, кружила вокруг дерева.

Да, весну любят все. Даже Тамагочи начал проявлять несвойственное для себя желание бегать, прыгать и радоваться жизни. Обычно в присутствии Мерси он только жалобно скулил и отползал подальше. Этому еще больше способствовал Сёя, упрямо стремясь подружить рыжую с питомцем, а на деле добиваясь прямо противоположного эффекта. Зато теперь все обязанности, связанные со щенком легли на хрупкие плечи бывшей американки: кормежка, стрижка, причесон… а выгул и раньше был на ней.

- Ну, скажи, Сёя, - жаловалась Мерси, - почему дед не подарил мне рыбок? Плавали бы себе в аквариуме - их не видно, не слышно. А тут целый комок нервов с бантиком на шее…

Дворецкий привычно игнорировал нытье подопечной, с невозмутимым видом выпихивая ее и собачку за двери пентхауса.

Но больше всех весну любил Школьный Студенческий Совет Фузиоку.

- По случаю таяния снегов, - вещал с трибуны Ямамото на очередном собрании, - мы проводим ежегодные состязания среди старших классов.

- Супер! Здорово! - послышалось со всех сторон. Мерси скривилась - ох уж эта японская сознательность. Любители физкультуры, блин.

- В эту субботу состоится последний в этом учебном году спортивный фестиваль. Участие принимают все классы старшей школы. От каждого класса в каждом состязании должно быть представлено минимум по одному ученику. Призовой фонд…

"И снова бег, - скуксилась Мерси. - Тридцать метров, пятдесят, сто, два и пять километров. В этой школе никогда ничего не меняется…"

Она повернула голову: вся команда оборотней выражала собой единое воодушевление.

- Ах, Мерси-тян, - схватила рыжую за ладони Юмико. - Это ведь здорово! Бегать на свежем воздухе - к чему это приведет?!

- К воспалению легких? - осторожно поделилась догадкой девушка. Оборотень скривилась:

- Мы станем сильными, быстрыми и на соревнованиях между школами обязательно займем первое место.

- Вы и так всегда его занимаете.

- Именно потому, что начинаем заниматься с самой ранней весны. Спорт - это здоровье! Только не говори, что ты не участвуешь!

- Не скажу, - вздохнула Мерси. Эти чертовы фестивали сами по себе - дуристика неимоверная. Но позволяют зарабатывать баллы. И, если не считать предстоящих экзаменов, это был последний Мерсин шанс в этом году обогнать Таики с Хикару. Им нельзя было не воспользоваться.

Президент довольно глядел на мрачное лицо младшеклассницы. В его кудрявой голове зрел замечательный план. Хирано Таики в ответ на откровенно раздражающую его улыбку Ямамото только философски хмыкнул. Пока они с Охотником играют в одни ворота, демон вмешиваться не станет. Не позволять Мерседес становиться Фениксом - абсолютнейшая глупость. Но научить ее быть светлым созданием обитатель Огненного мира собственными силами, к сожалению, не мог.

В субботу Мерси натянула на себя школьный спортивный костюи: бесформенную рубашку до середины икры, лосины и кеды, окинула свое отражение в зеркале мрачным взглядом и тяжко вздохнуло:

- Какое убожество…

- А учились бы вы дома…

- Хоть ты не начинай! - вскинула руку девушка. Сёя пожал плечами:

- Вы в школу на целый день?

- По ходу, да. Японцы любят растягивать сомнительные удовольствия…

- Желаю удачи, госпожа! - выглянула из кухни радостная Акиро.

- Против оборотней мне не удача нужна, а реактивный двигатель, - буркнула Мерси. - Ну или добрый дядя с медвежьим капканом, чтобы впереди бегущих нейтрализовывал…

- Против кого?! - вытаращился дворецкий.

- Ой, Сёя, - засмеялась девушка. - А ты и не знаешь! Как же так: я почти год рядом с нечистью учусь, а ты ни сном, ни духом…

"А лучше бы и дальше так было… - добавила рыжая про себя. - Сильно сомневаюсь, что мой дед будет в восторге узнать об особенностях моего класса".

- Госпожа, - очень серьезно нахмурился дворецкий. - Нельзя ли поподробнее?

- Ну… - протянула девушка. - Понимаешь, это что-то вроде игры. У каждого в классе есть своя кличка. Например, четверка самых быстрых учеников называет себя оборотнями. Нет, у них, конечно, нету клыков или волчьих ушей… разве что накладные…

- А какая кличка у вас? - перебил дворецкий.

- У меня? - переспросила девушка. - Да никакой. У меня, наверное, такое характерное имя, что и клички никакой не нужно.

- Это точно! - бодро поддержала из кухни служанка. Мерси выгнула бровь:

"А что не так с моим именем-то?! Ляпнула наугад, и в самую точку попала. Обидно…"

В школе творился настоящий хаос. Причем такой оживленно-веселый, будто не бегать пол дня собирались, а болеть за любимую команду на чемпионате мира по футболу. Впрочем, где-то так оно и было. В каждом классе находилось от силы два-три хороших бегуна. Остальные ученики приперлись в такую рань исключительно дабы их поддержать. Вот что знать - коллективизм.

- Куда тебя записать, тенши?

Мерси обернулась. Ямамото в бандане, солнцезащитных очках и спортивной форме выглядел неотразимо.

- Ты разве собираешься участвовать? - удивилась девушка.

- Если я Президент студенческого совета, это еще не значит, что я не могу любить спорт, - с достоинством ответил парень. - Так какую дистанцию предпочитаешь?

- Эх, - вздохнула Мерси. - Давай шестьдесят метров.

- За пять кэмэ дают наибольшее количество балов, - шепотом уточнил Хикару.

- Думаешь, я здесь только из-за этого? - в лучших традициях жанра возмутилась девушка. Президент вскинул бровь:

- А разве нет?

- Черт с тобой, - буркнула американка. - Записывай на пять километров.

- Отлично! Пробежимся вместе.

- Жду не дождусь…

Ямамото только улыбнулся. Он уже понял, что стандартные радости японского школьника Мерси не вдохновляли. Если бы не ультиматум деда и необходимость стипендии рыжая красавица сейчас со спокойной совестью дрыхнула бы дома.

- О, Таики-кун, и ты здесь! - удивилась Мерси. Хирано был в строгом деловом костюме с бархатными вставками, при трости, но без шляпы. - Как я понимаю, ты участвовать не собираешься?

- Доброе утро, Мерси-тян, - кивнул в ответ демон. - Ты, часом, не замерзла?

- В такой замечательный весенний день? - с сарказмом махнула рукой девушка. - Еще как! У меня где-то там, на местах для зрителей, пальто припрятано. Пойду оденусь.

- Я позволил себе быть предубедительным, - улыбнулся златоглазый, будто из воздуха доставая одежку рыжей. Мерси тихонько рассмеялась:

- Ты просто Дэвид Копперфильд!

- Хорошо что не Гарри Гудини, - фыркнул Таики, помогая девушке одеться. - А ты, я вижу, решила проявить себя в спорте?

- Типа того…

- Не думал, что для тебя это важно.

Мерси бросила на Хирано измученный взгляд: "А у меня есть выбор?", но тут раздался громовой голос Ямамото:

- Участники, на старт! Забег тридцать метров!

- Какой приз за первое место? - спросил у товарища стоящий рядом с Мерси старшеклассник.

- Да фигня какая-то, - буркнул тот.

- Айфон не такая уже и фигня, - задумчиво произнес третий.

- У меня айфонов целая связка! - отмахнулся второй. - Но если тебе нравится приз - отчего же не участвуешь?

- Соревноваться с оборотнями? - фыркнул третий. - Только зря трепыхаться.

И, в целом, он был прав. Юно никому не оставил шансов. Казалось, молодой "волчонок" был быстрее ветра - соперники только со старта сдвинулись, а он уже финишировал.

- Такое впечатление, что их мама в детстве стероидами кормила, - буркнула Мерси. Хирано покосился на нее малость удивленным взглядом, но ничего не ответил.

- Мерси-тян! - будто почувствовав, что девушка обсуждает ее братию, к рыжей подскочила Юмико, - вот ты где! Я так рада, что ты будешь участвовать!

- Да, - вежливо кивнула подруга. - Это будет отличный опыт.

И добавила про себя: "Проигрывать с честью…"

- Ты ведь на самую длинную дистанцию записалась?

- Угу.

- Отлично! Вместе побежим.

- Серьезно? - удивилась рыжая. С чего бы волчья когорта свое самое слабое звено засунуло на самую тяжелую позицию? Но Юмико поняла удивление подружки по-своему:

- Здорово, правда? - в своей излюбленной манере она схватила девушку за ладони и принялась их трясти. - Это так чудесно! У меня даже слов нет!

- Я почти уверена, что если ты дернешь чуть-чуть сильнее, ты мне руки оторвешь, - мрачно ухмыльнулась одноклассница.

- Ни за что! - продолжая трясти, пообещала оборотница. - Юмико никогда не сделает больно Мерси-тян!

- Участники! На старт! - вновь оглушило всех сообщение Ямамото. - Забег на шестьдесят метров!

- Кто-нибудь должен отобрать у него рупор, - потерла ухо Мерси. Хирано согласно кивнул: у Президента была луженая глотка. Он мог целую школу переорать без всяких приспособлений. А уж с ними резонанс был таким, что окна дребезжали.

К счастью последний забег по вполне понятной причине объявлял не Яамамото, а один из заместителей. После воплей "высокого начальства" робкий голосок бедняги был почти незаметен на фоне общего гама.

- Тенши, - масляно улыбнулся Президент, опускаясь на три кости. Мерси махнула рукой и приняла ту же позу низкого старта. Сзади раздался смешок. - Я знаю, почему девушки стоят в первом ряду, а парни во втором, - словно сам себе заявил Хикару. - С этого ракурса, тенши, ты неотразима.

Мерси, пунцовая от смущения, резко обернулась дабы высказать неумолкаемому сопернику все, что она о нем думает, но он с видом прожженного ловеласа только головой мотнул:

- Не прозевай старт. И… удачи, сокровище мое, - последние слова он произнес так тихо, что девушка при всем желании не смогла бы их расслышать.

А потом был выстрел. И толпа сорвалась с места. Мерси с ходу взяла неплохую скорость, но чтобы победить Юмико (которой Хирано строго-настрого приказал не поддаваться) этого было явно недостаточно.

- Ты бежишь слишком грубо, - Ямамото поравнялся с девушкой и пристроился рядом.

- Блин, ты нашел идеальное время, чтобы научить меня бегать! - огрызнулась та.

- Ступай на носочках!

- Я не гейша! - блеснула глазами Мерси. - И вряд ли эти премудрости помогут мне сейчас победить!

- Ты ведь устала, тенши, верно? - продолжал нарываться на грубость Президент. - Расслабься! Не стоит так пыхтеть. Представь, что ты фея и прыгаешь с цветка на цветок.

- Ты что - пил?! - совсем озверела рыжая.

- Посмотри на Юмико! - проигнорировал выпад Хикару. - Почему она так быстро бежит? Она словно летит над землей, а ты как будто пытаешься ее продырявить. Но дорожка никуда от тебя не денется. Тебе не нужно ловить ее каждым шагом. Вознесись над ней.

- Похоже, банальным японским сакэ здесь не обошлось, - покачала головой красная от натуги старшеклассница.

- Ты хочешь победить, или нет?! - теперь уже не выдержал Ямамото. Мерси задержала на нем взгляд: похоже Президент и правда верил в то, что говорил.

"А он, оказывается, со странностями, - констатировала про себя девушка. - Впрочем, я всегда это знала":

- Да! Я хочу победить. Но твой способ какой-то ненормальный!

- Ну, так это твой единственный шанс. Сделаешь как я говорю - и Юмико останется далеко позади. А нет - плакали твои баллы и новый мобильный.

- А мобильный-то здесь при чем? - не поняла девушка.

- Приз и, между прочим, неплохой. Сам выбирал. Корпус под цвет твоих глаз сделан. Так что, отдаешь его оборотню?

Мерси скрипнула зубами: очередной телефон ей и даром нужен не был, но стипендия сама по себе не присудится.

- Ладно! Пусть я сумасшедшая, но я тебе верю. Что нужно делать?

- Закрой глаза!

- Чего?!

И как это будет выглядеть потом, когда ее с поломанными костями в больницу доставят:

"- Девушка, как же вас угораздило вот так свалиться?

- А мне сказали закрыть глаза."

Да ее от хирурга прямиком к психиатру направят!

- Я рядом бегу! - уже едва не чертыхался Хикару. - Я не дам тебе упасть! Ты только что сказала, что веришь мне, так докажи это!

Мерси выдохнула сквозь зубы и зажмурилась так крепко, что веки заболели.

- А теперь представь, что дорожки нет. Вокруг поле. Зеленая трава, синие васильки. И много солнца. Ты чувствуешь, как оно греет тебя своими лучами?

- Д-да, - кивнула девушка. Жарко ей и правда было.

- Теперь представь, что ты крошечная как Дюймовочка. И легкая. Легче пера птицы. Легче самого ветра. Представь, что не бежишь, а летишь по этому полю. Чуть касаясь земли ногами, ты будто солнечный зайчик - невесомая и быстрая. Ты танцуешь в полете.

- Да… - выдохнула Мерси. Она действительно это видела: поле, васильки и свет. И ей вдруг стало так легко, так свободно и приятно. Усталость ушла, дыхание выровнялось, все мышцы расслабились. Девушка раскинула руки и засмеялись тихим счастливым смехом.

Юмико, распахнув рот, глядела как ее, бегущую на полной скорости волчицу, с закрытыми глазами обгоняет… летящая над землей Мерси. Феникс, впервые покорившись небо. Она словно бежала на носочках и всем казалось, что это так и есть. Но Юмико видела, что эти носочки не касались земли.

- Вы… вы… что это было?! - тяжело дыша, спрашивала она у Хирано, когда финишная ленточка была разорвана, а Мерси, сама удивленная своей, такой легкой по ее мнению победе, принимала поздравления. Златоглазый не ответил, только улыбнулся: он всегда знал, что однажды Ямамото ему пригодится. Но Президент сам себе подписал приговор. Он больше не был нужен Сирене. И с этого момента господин Хирано Таики не желал видеть рядом с Мерседес Томаши Охотника. Больше никогда.


5 марта 20ХХ года

"Дорогой дневник. Я сегодня летала! Ну… почти летала. Мне не хватило буквально чуточку, чтобы от земли оторваться. Если бы это только было возможно - птицы бы обзавидовались, глядя на меня! Вон даже у нашей бегуньи из семейства псовых дар речи отнялся. Такого обалдевшего выражения на ее личике я еще никогда не встречала. Она, небось, уверена была, что ее обогнать невозможно, а тут я - быстрее ветра. Как, все-таки, у меня это получилось? Выходит, если бежать на носочках с закрытыми глазами - скорость увеличивается? Глупость какая-то…

Но ведь она сработала! Уже второй раз Ямамото предлагает сделать нечто совершенно алогичное. И уже второй раз результат превышает все ожидания. Скоро я стану настоящей японкой - по местному обычаю буду просить Удачу о помощи, бегать, едва касаясь носочками земли, песнями людей заморачивать… Как многого, оказывается, я не умела, живя за океаном. Правильно люди говорят: "Япония - удивительная страна". А раз я здесь живу, выходит, я теперь - удивительный человек?"


Глава 27.


Весной у студентов школы Фузиоку было два события, от мысли о которых в буквальном смысле темнело в глазах. Во-первых, страшные-престрашные годовые экзамены, которые старшеклассников пугали сильнее тарантулов, анаконд и пираний вместе взятых. А во-вторых - долгожданный карнавал, по традиции именуемый Фестивалем. Эти два мероприятия шли точнехонько друг за другом и одинаково воспринимались как "чэпэ". Девушки еще с осени начинали задумываться о костюмах, масках и партнерах… разумеется, экзамены вспоминались в последний момент.

Этот год исключением не был:

- Мерси-тян! - Юмико затормозила подругу у самого лимузина. - Мерси-тян, у тебя, случайно, конспекта по химии не найдется? До завтра.

- Извини, Юмико-тян, - пожала плечами рыжая. - Весь набор тетрадок с собой не ношу. Но… ты можешь поехать со мной. Конспект у меня дома. С радостью одолжу на денек!

Сёя, услышав это любезное приглашение, вытаращился на хозяйку с таким откровенным ужасом в глазах, что она даже засомневалась. Но только на мгновение. Потом вскинула подбородок и решительно сцепила зубы - никто ничего не узнает. Мерси Тадаши просто нет смысла прятаться.

Правда, тут уже отчего-то смутилась оборотница. Она осторожно глянула по сторонам, нахмурилась и почти незаметно кивнула. Рыжая, не сумев справиться с любопытством, покосилась в ту же сторону, но никого не обнаружила.

- Хорошо, Мерси-тян, - с таким тяжким вздохом, будто подружка ее как минимум на рудники приглашает смотаться, ответила волчица. - Поехали.

Дворецкий скрипнул зубами и нечисть испуганно дернулась. Будь у нее хвост она малодушно поджала бы его под себя - так устрашающе сейчас выглядел Сёя. Но Мерси, казалось, вообще ничего не замечала. Всю дорогу до пентхауса она отчаянно старалась казаться радушной хозяйкой и развеселить гостью. Потому буквально завалила несчастную Юмико вопросами. Бедная японочка, постоянно спотыкающаяся на мысли: "Господин Хирано одобрит, если я сейчас честно отвечу, или завяжет мне язык бантиком?" была просто счастлива, когда "долгий" путь в пятнадцать минут завершился у высотного здания.

- Ты здесь живешь? - первой выскочила она из машины.

- Да, - кивнула Мерси. - На верхнем этаже. Идем!

Швейцар был несколько удивлен, что к симпатичной рыжей иностранке в кои-то веки явились гости. Он даже не зафиксировал Юмико в своей регистрационной книге, за что получил уничтожающий взгляд от Сёя и благодарную улыбку американки. Чего ей сейчас точно не хотелось - так это бюрократических заморочек.

- Акиро, - улыбнулась Мерси застывшей на пороге служанке. - Это Коидзуми Юмико. Юмико-тян, это Акиро, моя горничная.

- Очень приятно, - вежливо поклонилась волчица. И только потом, словно очнувшись, за ней повторила кухарка. Вспомнить родной язык ей удалось минуты через две, когда следом за девушками в квартиру вошел дворецкий.

- Глаз с нее не спускай! - рыкнул он.

- Но как же я..? - растерялась горничная. - Они же в комнате… и двери закрыты…

- Чай им подай!

Акиро кивнула и в буквальном смысле заметалась по кухне. Нагрузила поднос, с трудом его подняла и наткнулась в дверном проеме на недовольное начальство.

- Да не все сразу неси! - зашипел Сёя, убирая на стол пиалу с медом и блюдце с печеньем. - Вот так сможешь войти к ним три раза. А дальше я сам что-нибудь придумаю.

- Слушаюсь, сэмпай, - опустила голову затюканная девушка.

Уже через пятнадцать минут у Мерси начал дергаться глаз. Дверь ее комнаты практически не закрывалась. С неизменными извинениями и ласковыми лицами туда-сюда сновали слуги. И если Акиро еще пыталась как можно скорее выскочить в коридор, Сёя будто специально находил повод задержаться подольше.

- Ну… - глядя на этот проходной двор, замялась Юмико, - я, пожалуй, пойду. Мне к экзамену готовиться нужно… Вот! - потрясла она конспектом, как бы демонстрируя истинность своих намерений.

- Да, - смущенно пробормотала в ответ рыжая. - Удачи тебе. С тетрадкой можешь не спешить до конца недели. Мне она особо пока не нужна.

- Спасибо, Мерси-тян, - волчица на мгновение прервалась. Таики-кун будет в ярости. Впрочем… возможно, и нет… - Ты не хотела бы съездить со мной на пикник к озеру? Этой субботой? С ночевкой? У моей семьи есть домик на озере Фудзи. Туда от Токио всего шестьдесят миль. Развеемся перед экзаменами.

- Пикник? - удивилась американка. - В начале весны?

- Передавали, что дождя не будет, - улыбнулась оборотень. И в это мгновение она выглядела такой воодушевленной и милой, что Мерси не удержалась:

- Хорошо. Я с радостью составлю тебе компанию.

Сёя схватился за сердце и картинно "стёк" в кресло. Девушка фыркнула, хотя некий червячок все же грыз ее изнутри. Дед от внучкиной перспективы провести день на природе в восторг точно не придет. Если уж дворецкий так реагирует… До сих пор господин Томаши отпускал ее в гости только "на дом", да и то - с большими предостережениями. С другой стороны - он же подарил ей две недели летних каникул? А это что-то да значило. Особенно, когда она вернулась целой и невредимой.

"Вот на это и буду давить, - решила девушка, провожая гостью до двери. - Я уже не маленькая и доказала, что могу сама о себе позаботиться".

Правда, Мерси не догадывалась, что до вечера, когда она все же решится позвонить деду и попросить разрешения провести субботу вне дома, успеет произойти множество событий. Например, Юмико отчитается перед господином Хирано, а он, в свою очередь, заявится к Кею Томаши. Последний, когда выслушал предложение златоглазого демона, сперва хотел отказать… но потом, как-то незаметно для самого себя решение поменял. Так что Мерси была несказанно удивлена, когда из заготовленной "просительной" речи на сорок предложений довелось использовать не больше пяти.

- Езжай, - почти сразу согласился дед. - Я знаком с семьей Коидзуми. Хорошие люди. Им можно доверять. Но не дай тебе Боги…

Дальше шла череда советов и поучений, но дед без них просто не мог. Да и рыжая к этому уже притерпелась. Она привычно положила трубку на стол, и раз в несколько минут подносила ее к губам, чтобы "укнуть" в знак согласия. Это был отличный выход не забивать голову и в то же время - не разочаровывать предка. За год Мерси научилась использовать его в совершенстве.

Суббота действительно выдалась веселым солнечным деньком. Утром Сёя загрузил хозяйку в машину, молча доставил по указанному адресу, с рук на руки передал Юмико и уехал обратно в город. А Мерси так и застыла посреди еще спящего леса перед большим деревянным домом с покатой крышей. За ним открывался вид на огромное озеро, чем-то похожее на то, где по легендам обитает Лохнесское чудовище. Девушка видела съемки по телевизору. И вот теперь нечто такое же громадное и полноводное предстало перед ней воочию.

- Ты бы видела, как здесь красиво летом, - улыбнулась Юмико, дуя на замерзшие пальцы.

- Не сомневаюсь, - Мерси прижала руки к груди - однако от воды тянула холодом. - Это же шикарный пляж!

- Точно! - поддакнула хозяйка. - Никакого моря не нужно. Пошли, что ли в дом? Там теплее.

- А мы только вдвоем здесь? - решила уточнить рыжая. Ей отчего-то стало вдруг не по себе. Вокруг сплошной стеной развернулся лес. Зимний, неуютный… Там сейчас даже птиц не было. Зато маньяки всякие вполне могли прижиться.

- На самом деле, - смутилась Юмико, - я позвала Каору, Юно и Сатоси. Надеюсь, ты не против?

- Нет, - вздохнула с облечением девушка, - конечно, не против.

- А еще господин Хирано обещал к вечеру подъехать, - как бы невзначай добавила волчица. Мерси почувствовала, что у нее быстро-быстро забилось сердце. Таики - здесь? Здорово…

"Покраснела… - искоса поглядывая на подругу, констатировала Юмико. - Все-таки влюбилась… так даже лучше".

Три юных оборотня встретили девушек радостными оскалами и блестящими глазами. Они сидели в гостиной, пили горячий чай и резались в карты.

"Ханафуда, - скривилась Мерси. - Нет чтобы в покер… или пасьянс разложили бы…"

Эта типично японская игра, появившаяся кучу столетий назад, так и не смогла открыть для девушки свои прелести. Хотя сами карты были красивые - ручной работы, иллюстрированные пейзажными мотивами: кленовые листья, сакура…

- Мерси-тян, хочешь чаю? - улыбнулась Юмико, протягивая подружке чашку. Та благодарно кивнула и отпила. Вернее не так - ОТПИЛА. То есть сёрбнула с такой силой, чтобы хозяйка поняла, насколько гостья в восторге от ее напитка. Мерси всегда учили, что так делать некрасиво и по приезду в Японию она долго не могла заставить себя пить, втягивая чай со свистом. Но потом как-то решилась, оценила довольное выражение на лице Акиро и нехотя приняла для себя еще одно чужеземное правило.

- Присоединитесь к нашей игре? - Сатоси собрал карты в кучу и принялся их тасовать.

- С удовольствием! - подсела к троице оборотень.

- А я, - отставил пустую пиалу рыжая. - Если вы не против, немного погуляю у озера.

- Ты разве не замерзла? - обеспокоено вскинула глаза волчица. Не хватало еще Мерси заболеть - такой халатности Хирано-кун не простит.

- Я уже согрелась, - кивнула на чашку американка. - Не волнуйтесь, я ненадолго.

Девушка уже привыкла, что после ее бесславного приключения в первый же день летних каникул, весь класс был искренне убежден в ее способности потеряться в трех соснах. Причем, потеряться навеки.

- Не уходи в лес, пожалуйста, - смущенно подтвердила подозрения Мерси Юмико. Та только вздохнула:

- Ладно. Буду рядом с домом.

- И не лезь в воду, будь так любезна! - добавил от себя Каору.

"Он меня что, полной идиоткой считает?" - скрипнула зубами Мерси, глядя в окно на голые деревья. Потом натянула перчатки, набросила на голову капюшон и вышла на улицу.

Волн на озере не было. Казалось, оно тоже спало, ожидая, когда весна войдет в полную силу и зацветет любимая всеми вишня. Вокруг царила такая тишина, такое спокойствие, что Мерси словно утонула в нем. Она глядела на солнце, пока в глазах не темнело, позволяла легкому ветерку трепать выпавшие из капюшона волосы и опомниться не успела, как пролетела половина дня.

- Мерси-тян! - по пляжу бежала чем-то взволнованная Юмико. Потом увидела подружку и облегченно выдохнула. Девушка, присевшая на валун, медленно обернулась. Она чувствовала себя сурком, впервые выползшем из норы после долгой зимы. - Идем обедать!

- Хорошо, - легко согласилась рыжая. Живот радостно заурчал, приказывая ногам топать быстрее.

На обед был обычный японский суп. С водорослями, грибами и кусочками лосося. На вид - то еще варево, но на вкус - оторваться невозможно! Да еще когда горячий, только с плиты…

- Ты прекрасно готовишь! - похвалила американка. Ей самой такую вкуснотищу ни за что не состряпать! Даже стараниями мадам Шагал не удалось внедрить рыжей кулинарные таланты. Нет, по рецепту приготовить - еще куда ни шло, главное с мерками не запутаться. Но вот от себя что-нибудь…

Юмико скромно потупилась:

- Спасибо, Мерси-тян. А.. у меня есть одна идея на вечер… ты не возражаешь?

Постановка вопроса умиляла. Как можно просить о согласии, если не объясняешь деталей? Мерси даже нахмурилась, предвкушая неладное, но все оказалось не так страшно:

- Я долго думала, как оживить вечер… и решила поиграть в древность! - выпалила волчица.

- Ты отключишь на ночь отопление и отберешь мобильные? - усмехнулась Мерси.

- Нет, конечно! - даже опешила от такого предложения Юмико. - Я предлагаю одеть кимоно, накраситься и сделать прически.

- То есть, поизображать гейш? - догадалась рыжая. Волчица кивнула. - Хорошо, - пожала плечами гостья. Почему бы и нет? Это должно было быть весело. А показаться перед Таики во всей красе… Мерси даже думать об этом было приятно.

Юмико подобрала для подруги шикарный наряд: кимоно из серебристо-белого шелка с насыщенно-синей контрастирующей подкладкой и длинными ниспадающими рукавами. Девушка долго смотрела на себя в зеркало и не могла налюбоваться. Платье, если кимоно можно так назвать, не делало ее японкой… но и иностранкой она больше не была. Словно целая волна эмоций обрушилась на девушку. Она сама себе казалась невообразимо прекрасной, сильной, пылкой, страстной. Как настоящая гейша, даже без белого лица и кроваво-красных губ…

Когда солнце склонилось к закату, а часы в гостиной пробили шесть вечера, в гостиную дома у озера вошли две потрясающие девушки. Черноволосая, грациозная, в желтом кимоно и с томной улыбкой на губах, Юмико присела на подушки рядом с Каору и у того перехватило дух. Маленькая волчица посмотрела на ухажера из-под полуопущенных ресниц и прикрыла губы веером. Она была довольна произведенным эффектом. Сегодня ночью Юмико-тян знала, по ком будет выть на луну ее избранник.

Мерси улыбнулась, глядя на эту парочку. Она давно поняла, что подруга неровно дышит к Каору-куну. Кто бы мог подумать, что образ японской соблазнительницы поможет ей справиться с природной стеснительностью и, наконец, хотя бы негласно открыться вожаку.

- Ты прекрасно выглядишь, Мерси-тян, - Сатоси с Юно подпрыгнули на ноги и обступили американку. - Тебе так идет кимоно!

- Спасибо, - кивнула девушка. - Вы не против пойти прогуляться к озеру?

Она несколько раз хлопнула ресничками и парни едва языки не вывалили от восторга. Очень галантно они помогли рыжеволосой "гейше" набросить пальто и даже спуститься по ступеням в неудобных деревянных туфлях на высоченной подошве - Юмико решила идти в вопросе смены облика до конца.

"Удачи, подружка", - мельком оглянувшись, пожелала Мерси.

На улице было совсем не темно - полная луна светила над озером. Небо не могло похвастаться ни одной, даже самой крошечной тучкой, и россыпь звезд заставляла сердце трепетать. Девушка спустилась к воде и не заметила, как Юно с Сатоси растворились за спиной. Она шла по пляжу и не чувствовала холода. Завернула за дом, обошла несколько кустов и застыла как вкопанная.

В озере, позволяя воде омывать ноги чуть выше колен, стоял Хирано Таики. Совершенно голый. И мокрый. Черные, отросшие со времен первой встречи волосы, опускались до лопаток. Мерси распахнула рот и боялась пошевелиться. Неужели это ей не кажется? И он сейчас… вот прямо так… возьмет и обернется…

- Мама… - шепотом выдохнула покрасневшая до корней волос "гейша". Она впервые видела обнаженного мужчину так близко. Она вообще впервые видела обнаженного мужчину! А с такой фигурой вполне возможно больше никогда и не увидит! Рельефные плечи, широкая спина, тонкая длинная талия, узкие бедра, мускулистые длинные ноги…

"Если я прямо сейчас брошусь к нему на шею, это будет слишком эксцентричный поступок?" - пришла в голову Мерси совершенно серьезная мысль. В груди порхали бабочки, а низ живота как-то странно ныл. Губы показались такими сухими, что язык почти непроизвольно их облизал. Как будто чужими руками, рыжая подтянула вверх подол кимоно, обнажила тонкие щиколотки, и уже почти сделала первый шаг навстречу столь желанному мужчине, когда он чуть заметно повернул голову:

- Мерси-тян, если ты так и будешь на меня смотреть, я не смогу выйти на берег.

Его голос, чуть хриплый, бархатный заставил девушку вздрогнуть. Резко отвернувшись, она смущенно опустила голову и наблюдала только как играют тени на освещенном луной песке.

- Что ты здесь делаешь, Мерси-тян?

Девушка вскинула глаза - Таики в шелковом кимоно на голое тело, без каких-либо намеков на верхнюю одежду, босой на едва ли не ледяном песке, выглядел еще более ошеломляюще чем в воде. Наверное, потому что лицом стоял… И все-таки:

- Тебе не холодно? - сглотнула девушка и сама не узнала свой голос. Таики усмехнулся:

- Мне даже немного жарко… - шепотом ответил он, наклоняясь к Сирене. - Ты так прекрасна в этом наряде.

Мерси задохнулась от близости златоглазого лица и, потянувшись навстречу, едва не брякнула:

"Для тебя старалась!"

Хорошо, что дыхание вовремя перехватило когда губы Хирано нашли ее, ждущие, просящие, требовательные. Она прильнула к нему, обхватила руками за шею, запустила пальцы в волосы. А он пил ее дыхание, чувствовал ее тепло и удивлялся, как глубоко эта юная рыжая школьница запала ему в сердце. Тому, как она заставляла его переживать, смотреть на нее, не отрывая глаз, хотеть все время быть рядом. Вытянуть шпильки их этих прекрасных локонов и насладиться их ароматом. Он пришел из Огненного мира, чтобы подчинить Феникса… как же могло случиться так, что она подчинила его?

Они еще долго стояли и целовались. И ничего не было вокруг - ни холода мартовской ночи, от которого пар подымался над озером, ни Юно с Сатоси, по-волчьи тихо сновавших вокруг. Только Таики, прижимавший к себе свое непознанное сокровище. И Мерси, целиком отдававшаяся чувствам. А потом они ходили по берегу, как типично японская парочка взявшись за руки и грея друг друга своим теплом. И опять целовались. Смеялись, пели, и снова целовались… И только когда ночь перевалила за полночь, Таики отвел девушку к дому.

Остановившись у дверей ее комнаты, он знал, что если сделает один шаг - эта ночь закончится иначе. Она сама звала его, своим взглядом, своими горящими глазами. И, черт подери, он давно ничего не желал так сильно, как переступить сейчас порог. Но вместо этого он коснулся губами тонких пальчиков, пожелал спокойной ночи тоном, от которого у девушки мурашки по спине побежали, развернулся на каблуках и ушел, усилием воли подавляя в себе жгучее чувство неудовлетворенности.

А Мерси той ночью заснула со счастливой улыбкой на губах.


14 марта 20ХХ года

"Дорогой дневник. Сегодня я вернулась с озер. Юмико подарила мне на прощание свой личный гербарий, а Юно - набор карт. Но самый главный подарок сделал Таики. Дневник, я, кажется, влюбилась! Боже, если бы ты его видел. Он словно ангел с золотыми глазами… хотя нет, скорее демон. Потому что не бывает у ангелов такого огненного взгляда, таких сладких губ… Я думаю о нем, и у меня внутри словно пожар разгорается. Я никогда не чувствовала ничего подобного. Он не просто в моем сердце. Каждое мгновение, каждую секунду я слышу его голос в ушах, вижу в зеркале как он стоит за моим плечом, слышу стук его сердца рядом со своим. Чувствую дыхание в волосах. Мне все время кажется словно он рядом и, стоит только протянуть руку - я его коснусь. Наверное, ты думаешь, я сошла с ума? Так и есть. Я действительно рехнулась и не собираюсь это отрицать. Да! Я больна! Когда прыгаю по комнате в обнимку с любимым плюшевым медвежонком, когда танцую и хочу заставить улыбаться каждого, потому что мне хорошо. Пускай это и зовется сумасшествием, но кто сказал, что я хочу выздороветь?! Кто сказал, что это необходимо? Если любить означает быть счастливой - то больше мне ничего не надо. Только он, я… и пусть весь мир подождет…"


Глава 28.


Мерси ждала понедельника, как голодающий ужина. Одновременно и страшилась подумать как ее Таики встретит, и не думать об этом не могла. Несколько раз за ночь просыпалась, на часы смотрела - ужасно боялась проспать. И, как на зло, под самое утро заснула так крепко, что Сёя на силу добудился:

- Госпожа, у вас сегодня первый экзамен! - напутствовал он зевающую Мерси по дороге в школу. - Вы должны быть в лучшей форме, если хотите заработать достаточно баллов!

- Угу… - вяло отвечала девушка. Акиро будто специально сделала ей сложную двухэтажную прическу с кучей шпилек, и откинуться на сидении было попросту невозможно. А очень хотелось. Потому к Фузиоку Мерси приехала вся исцарапанная и потерявшая треть красоты на голове. Кряхтя и морщась, девушка выбралась из машины, с чуть слышным скрипом прогнулась в пояснице и охнула, когда перед нею, словно из воздуха, нарисовался Хикару.

- С добрым утром, тенши, - улыбнулся он.

- Доброе, Ямамото-кун.

Парень нахмурился. Одного слова для него было достаточно, чтобы понять, как многое изменилось. В Японии даже близкие друзья обращались друг к другу по фамилии. Но Мерси в силу своего непреодолимого американизма, это делала только в порыве гнева или обиды. А чтобы вот так - совершенно спокойно, едва не засыпая на ходу, обратиться к нему "Ямамото"…

- Хочу пожелать тебе удачи на экзамене по английскому, - немного сухо продолжил Президент.

- М… - равнодушно кивнула девушка. - Спасибо.

Хирано Таики, скрытый ото всех кустами сирени, хищно ухмыльнулся. Горечь, отразившаяся на лице Охотника, доставила ему почти физическое удовольствие. Не потому, что он победил врага - это само собой разумелось и демон никогда не сомневался в собственных способностях. Но теперь он точно знал, что Мерси не пойдет за Ямамото. Даже если его, Таики, не будет рядом, даже если он не станет отгонять соперника - она сама это сделает. Теперь это был ее выбор и даже Кей Томаши не сможет на него повлиять.

Мерси вошла в класс, поздоровалась с одноклассниками и окинула комнату взглядом - предмета страсти не обнаружилось. Тихонько вздохнув, девушка села за парту и принялась ждать. Сердце трепетало. Английские буквы плыли перед глазами. Разумная мысль "если я не сосредоточусь, учителю даже стараться не придется - я своими силами провалюсь!" дольше секунды в голове не задержалась. Мерси вынуждена была признать, что кроме ощущения счастья и эйфории чувство влюбленности имеет и свои недостатки - полный вынос мозга, например.

Таики вошел в класс перед самым звонком - как всегда стильный в очередном варианте черного костюма и безразличный ко всему на свете. Ну, почти ко всему. Оценив степень расфокусированности устремленного в книгу взгляда Мерси, он расплылся в довольно улыбке:

- Доброе утро, Мерси-тян, - шепотом поздоровался демон. Рыжая вздрогнула и очень медленно подняла голову:

- Доброе, Таики-кун…

- Я скучал.

Девушка поперхнулась вздохом и покраснела до корней волос:

- Я тоже… - чуть слышно ответила она. Мужчина прикрыл глаза и накрыл ладошку девушки своей. Провел по дрожащим пальцам, коснулся запястья… и тут она не выдержала:

- Таики… - в аквамариновых глазах стояла такая смесь противоречивых эмоций, что сподобилась привести "в чувство" даже играющего демона:

- Сейчас будет звонок, - он сильнее сжал тонкую ладонь. - Сконцентрируйся на экзамене.

- Д-да… - как-то не слишком убедительно ответила рыжая. Таики вздохнул:

- Хорошо. Давай по-другому. Я предлагаю пари.

- Что? - не поняла девушка.

- Если ты заработаешь на экзамене больше баллов чем я, можешь загадать одно желание. Я его выполню, - это было сказано таким откровенно интимным тоном, что Мерси сразу поняла, какое именно желание она загадает. - А если выиграю я, то… - тут демон сделал драматическую паузу, - ты пойдешь со мной на Фестиваль по случаю окончанию учебного года.

"Но я и так собиралась идти с тобой", - улыбнулась девушка. Впрочем, выиграть у златоглазого было довольно соблазнительной идеей.

- Я согласна!

- Тогда… - Таики щелкнул пальцами и в тот же момент раздался звонок. - Приступаем.

Надо ли говорить, что так над английским Мерси еще никогда не корпела. Пятнадцати минут не прошло - а она уже закончила. Господин Хигути окинул взглядом чересчур ретивую ученицу, но работу принял. Он даже проверил ее сразу, на месте. Потом подозвал девушку и показал результат:

- Девяносто девять баллов за тест плюс пятнадцать за скорость.

- Девяносто девять? - уронила челюсть рыжая. Блин, ну неужели опять начинается?!

- Вот здесь ошибка, - преподаватель перевернул лист и девушка не смогла сдержать стон - как она могла в такой ответственный момент попасться на самом элементарном?!

Хирано уже поднес карандаш, чтобы ответить на последний вопрос, прослушал диалог у преподавательского стола, задумался, чуть заметно скривился и поставил крестик на соседнем ответе.

- Девяносто восемь баллов за тест и пятнадцать за скорость, - сообщил ему учитель четвертью часа спустя. Выбранный Таики вопрос оценивался чуть выше того, в котором умудрилась ошибиться Мерседес. Демон улыбнулся и вышел из класса вслед за своим синеглазым Фениксом.

Девушка стояла в коридоре и кусала от досады губы. Она прокололась! Как она могла проколоться?! Столько стараний, столько сил и времени, и ради чего? Чтобы не экзамене словить такой банальный хук от английской грамматики?! Акелла промахнулся, блин…

- Я занял сто тринадцать баллов, - бесшумно подошедший Таики заставил девушку подпрыгнуть. - А ты?

- Сто… - Мерси сложила в уме цифры и не поверила своим математическим способностям. - Сто четырнадцать. Я выиграла?

- Ну, получается, да, - улыбнулся демон. Он положил обе ладони на подоконник и девушка оказалась зажата в кольце его рук. - Так каким будет твое желание?

- Пойдем в парк аттракционов! - на одном дыхании выпалила рыжая. Юмико часто повторяла, что именно там происходят самые замечательные свидания. То ли качели делу способствуют, то ли сама идея парка заставляет людей расслабиться… но на сей раз Мерси решила воспользоваться советом. Хотя бы потому, что ее последнее "инициативное" свидание провалилось аккурат на двадцатой минуте фильма…

В золотых глазах скользнуло удивление. Впрочем, оно тут же исчезло:

- Когда?

- Прямо сегодня! - Мерси задержала дыхание. - Я скажу Сёя, что буду позже…

Ямамото из-за угла смотрел, как бардовая от смущения девушка приглашает на свидание демона, и скрипел зубами так, что его было слышно шагов за сто. А Таики, самодовольно лыбясь, еще и подтрунивать над ней умудрялся, от чего она только сильнее волновалась. И ведь не посылала же к такой-то маме! Совсем задурил девчонке голову…

- Ты покойник, Хирано… - процедил Президент, чудесно зная, что златоглазый его слышит. Но в этот момент ему действительно было плевать. Как и на необходимость поддерживать шаткий мир между охотниками и демонами, как и на требование Кея Томаши сохранять в тайне от Мерси ее сущность… Ямамото готов был своими зубами вцепиться в глотку сопернику, и только присутствие американки заставляло его сдержаться. Она ведь наверняка грудью встанет на защиту златоглазого уродца. В таком-то состоянии… - Это война, Хирано! - рыкнул Ямамото, круто разворачиваясь на каблуках.

Секретарша Президента была несказанно удивлена столь резкими изменениями в расписании:

- Созывай собрание! - приказало начальство. - В тринадцать ноль-ноль я желаю видеть всех старост и их заместителей у себя в приемной!

- И заместителей? - переспросила мисс Ёсиде. Президент ответил таким страшным взглядом, что она поспешила спрятаться за монитор.

Ревенант выскочил из класса, чувствуя себя самым разнесчастным созданием на планете. Прервать господина Хирано… почему этот проклятый Ямамото решил назначить встречу именно сегодня? И на кой черт ему понадобились заместители?!

Впрочем, нужно отдать златоглазому должное - он воспринял новость довольно спокойно. Чего не скажешь о Мерси:

- Ась?! Накано-кун, ты, наверное, что-то не так понял. За весь год я ни разу…

Вместо ответа Итиро поднял к глазам девушки мобильный и нажал "Играть". На экране появилось личико Секретарши, которое на чистом японском произнесло слова "приглашения". Причем с таким суровым выражением, что мысль о прогуле отступала сама собой.

- Как думаешь, это надолго? - скривилась рыжая. Ревенант пожал плечами:

- Не представляю. Иногда на пол часа, а иногда, если Президент разыграется, то и на все три затянуться может.

- Чё-ёрт… - совсем поникла головой девушка.

- Не переживай так, Мерси-тян, - обнял рыжую за плечи Таики. - Перенесем наш поход на завтра. А что до сегодняшнего собрания… Итиро-кун, можно тебя на пару слов?

Ревенант сглотнул.

Спустя пять минут Мерси услышала шум из коридора, где только что скрылись парни, и встрепенулась. Когда же туда быстрым шагом протопали несколько свободных педагогов и кто-то приказал вызывать "скорую" ей и вовсе поплохело.

- Таики… - прошептала рыжая, срываясь с места. Но на повороте как раз на него и налетела:

- Погоди, Мерси-тян, - он прижал девушку к себе и даже приподнял над землей, чтобы она не могла так резво вырываться.

- Что случилось, Таики-кун?

- Итиро-кун с лестницы упал.

- Как?! - ахнула девушка. Демон пожал плечами:

- Сам удивляюсь.

- И что с ним?

- Легкое сотрясение. Кости в порядке. Но в больницу ему все же придется съездить.

- Конечно, - кивнула рыжая. Навернуться со ступеней. Это же надо так постараться!

- Кстати, он не сможет сегодня присутствовать на заседании, - вздохнул Таики. - Придется тебе денек старостой побыть.

- О-у, - скривилась Мерси. - Но ведь главное - чтобы Итиро поправился…

- И ты совершенно не волнуешься перед собранием? - с улыбкой уточнил Хирано.

- А должна? - не поняла девушка. - Ты так говоришь, будто Ямамото зверь какой-то.

- То есть, мне с тобой, как второму заместителю, идти не стоит? - невинно "добил" златоглазый.

- Конечно, стоит! - тут же подпрыгнула Мерси. - Я буду очень рада… - потом хихикнула и добавила: - А разве у нас есть второй заместитель?

- Как видишь, есть, - улыбнулся Таики, обнимая девушку за талию. Если Ямамото всерьез решил спутать ему карты - то он здорово просчитался. Ничто не сможет отвадить демона от выбранной цели. Максимум, на что был способен Президент - это добиться короткой отсрочки. Но уже на следующий день после школы Мерси и думать забыла о вчерашнем собрании.

Парк развлечений встретил парочку улыбчивыми, задубевшими на весенней прохладе работниками, и кучей аттракционов.

- Куда хочешь отправиться сначала? - махнул рукой Таики. - Дом ужасов?

- Издеваешься? - фыркнула Мерси. - Он у меня каждый день в школе наблюдается. Куда ни глянь - сплошные ужасы. А вот… как ты смотришь на чертовое колесо?

- Предлагаю с колесом подождать до вечера, - загадочно ответил Хирано.

- Тогда американские горки?

- Как пожелаешь, Мерси-тян.

И начало веселье. Девушка даже не знала, что ей нравится больше - летать по воздуху в маленькой красной машинке, или смотреть на взлохмаченного Таики. Всегда такой аккуратный, со стрижкой "волосок к волоску" он выглядел почти комично с дыбом стоящими космами и веселой ухмылкой на лице.

"Какой милый, - думала Мерси. - Но такое чувство, словно он впервые дорвался до аттракционов…"

Хирано и правда вошел во вкус. За три часа они перепробовали почти все: стреляли в тире, катались на катамаране (Мерси едва не примерзла к сидению и была уверена, что после прогулки их разъединит только автоген), выиграли главный приз в картинге, перепробовали весь ассортимент мороженного… правда, сей подвиг остался на счету Таики. Мерси косилась на него оленьими глазами и судорожно грела руки о стаканчик горячего чая.

Но под конец парочка все же добрались до чертового колеса. К тому времени солнце опустилось за горизонт и Токио покрылся миллионами огней. Застекленная кабинка тронулась и Мерси ахнула от восхищения - город был прекрасен.

- Теперь я понимаю, почему ты хотел дождаться заката… - пробормотала она.

Хирано сел рядом и через плечо девушки выглянул в окно. Она чувствовала его дыхание у себя на щеке и ей это нравилось.

- Ты не замерзла? - внезапно поинтересовался кавалер. Мерси нервно хихикнула: замерзла?! Да ей так жарко в жизни еще никогда не было! А уж когда ладонь парня как бы невзначай опустилась ей на коленку - у рыжей будто внутри все вскипело.

- Боже, как красиво! - возопила она, подпрыгивая с места и бросаясь к стеклу. Таики усмехнулся и тоже поднялся на ноги. Прислонился плечом к стенке и уставился на подругу насмешливыми золотыми глазами.

"Когда-нибудь я научу тебя не стесняться своих желаний, - думал он. - А на сегодня мне достаточно и этого…".

- Луна стареет, - задумчиво пробормотал демон. Мерси вскинула глаза - и правда: еще пару дней назад диск был круглым как мячик, а сегодня - словно растаял с одной стороны. При мысли о том, что еще было пару дней назад у девушки заалели уши.

- Ты такая милая, когда смущаешься, - продолжал Хирано. Рыжая бросила на него возмущенный взгляд:

- Я не смущаюсь! С чего ты вообще это взял?! Я не какая-нибудь субтильная…

- А если так? - парень оказался рядом настолько быстро, что девушка просто не успела отпрыгнуть. Обнял за талию одной рукой, поднял лицо за подбородок другой и… чмокнул в нос.

На мгновение в кабинке повисла тишина. Потом Мерси прорвало:

- Ты все-таки издеваешься!

- Есть немного, - с ухмылкой наклонил голову Хирано.

"В эту игру можно играть вдвоем!" - скривила губы Мерседес, внезапно хватая Таики за галстук.

"Предсказуемо, - "повалился" вперед утянутый за аксессуар демон. - Но все равно приятно".

А Мерси просто целовалась. Без лишних мыслей, без лишнего страха. И казалось ей в тот момент, что время остановилось. Будто не крутится колесо, замерло в полете. Повисли они на вершине мира в стеклянной кабинке и растворились в объятиях друг друга. А было ли так на самом деле знал только златоглазый демон, получавший удовольствие от жизни.


23 марта 20ХХ года

"Дорогой дневник. Вот и пролетели экзамены. Как-то быстро и незаметно совсем. Если раньше я думала о них с тоскою, то этой весной не думала вообще. Ведь я иду в школу, а там увижу его! Какая глупость, если учесть, что плохие результаты поставят между мной и Таики крепкие стены "свежести Фудзиямы". На целый год, между прочим. И почему это страшит меня всякий раз, когда я одна, но начисто вылетает из головы, когда он рядом?!

Не представляю, как я справилась. Окончательный рейтинг вывесят немного позже, но уже сегодня я знаю, что Таики проигрывает мне одно очко. Что же до Ямамото… у меня больше не было возможности обсудить с ним вопрос стипендии. Очень странно. Весь год Президент ходил за мной как привязанный, а в такой ответственный момент - словно какая сила уводит его с моей дороги… Интересно, какие будут его оценки?

Однако, как резко меняет интересы человека влюбленность… Могла ли я подумать еще месяц назад, что буду об экзаменах волноваться меньше, чем о предстоящем Фестивале? Но с того первого нашего поцелуя, моей идеей фикс стало выбрать самый шикарный маскарадный костюм. Я превратилась в модницу! Еще чуть-чуть и Мерседес Томаши полюбит шоппинг! И после этого мне говорят, что любовь - не болезнь?!."


This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

11/8/2012


home | my bookshelf | | Открыть глаза |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 46
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу