Book: Страсть на продажу



Страсть на продажу

Мелани Милберн

Страсть на продажу

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Шарлотта вошла в конференц-зал и сразу поняла: он уже приехал.

По спине пробежали предательские мурашки, как только она посмотрела туда, где он стоял.

И будто почувствовав ее присутствие, он повернул голову, и холодные черные глаза пронзили ее. Как тогда, четыре года назад.

Шарлотта молча наблюдала за тем, как он извинился перед одним из руководителей музея и направился прямо к ней. С каждым его шагом у нее все сильнее перехватывало дыхание, пока не стало совсем трудно дышать.

Шарлотте уже несколько месяцев снился этот момент. С тех пор как она услышала, что Деймон Латойсакис, отец ее малышки Эмили, — главный спонсор греческой выставки, которую она помогала организовывать для музея.

Деймон подошел и встал напротив нее. За его широкими плечами остальных присутствующих просто не стало видно.


— Привет, Шарлотта.

Она пыталась не показать своего волнения, но все же ее голос дрогнул:

— П-привет, Деймон.

Он изучающе оглядел ее ленивым взглядом. Сначала густые каштановые волосы, затем губы, а потом еще ниже, пожалуй, слишком долго глядя на декольте вечернего платья, и только после снова заглянул в ее голубые глаза.

Шарлотта почувствовала себя так, будто он касается ее всюду, где задерживается его взгляд. Воздух в комнате словно накалился от напряжения, а по телу пробежал электрический ток, заставляя волоски на руках встать дыбом.

— А ты добилась неплохих успехов, — произнес Деймон таким тоном, будто не ожидал этого от нее. — Я слышал, ты заместитель куратора. Хотя ты, наверное, одурачила всех вокруг — так же, как тогда меня.

В животе Шарлотты заныло. В животе, где она выносила ребенка, которого этот мужчина отказался признать своим.

— Я все та же, Деймон, — холодно возразила она.

— Не сомневаюсь, — его губы скривились от отвращения. — Но я был слишком ослеплен похотью, чтобы раскусить тебя раньше.

Шарлотта вспыхнула. Одно его слово — и она снова окунулась в воспоминания. Она слишком хорошо помнила, как их тела сплетались в порыве страсти. Воспоминание было таким реальным, что пальцы на ногах невольно сжались. Она снова ощутила жар его прикосновений и то, как уносилась с ним к вершинам наслаждения снова и снова.

О, эти волшебные два месяца на Санторине. Палящее летнее солнце и огонь его желаний сжигали Шарлотту дотла. Похоть.

Деймон всего лишь хотел ее, а она… она любила его искренне и беззаветно.

— Простите, мистер Латойсакис, — перед ними, виновато улыбаясь, возникла служащая музея, Диана Перри. — Не хотела вас перебивать, но не могу ли я по быстрому переговорить с Шарлоттой?

Деймон наградил ее сухой улыбкой.

— Ну конечно, — сказал он, отходя. — Тем более что наш разговор уже окончен.

Шарлотта смотрела ему вслед, чувствуя себя так, будто ее пнули в живот тяжелым ботинком.

— В чем дело? — поинтересовалась Диана. — О чем вы говорили?

Шарлотта постаралась укрыться под непроницаемой маской безразличия.

— Ты же знаешь, какие эти миллионеры. Они слишком самоуверенны. И в том, что касается искусства, тоже.

— Да. Ладно, самоуверенные или нет, но лучше тебе быть поосторожнее с Деймоном Латойсакисом, — посоветовала Диана. — Мне только что звонила Гайя, жена Джулиана. Бедняга в больнице с сердечным приступом.

— О, нет!

— Все обойдется, — заверила Диана. — Но Джулиан хочет, чтобы ты занялась мистером Латойсакисом, тем более сейчас, когда Джулиану придется провести в больнице несколько недель.

— Несколько недель? — вздрогнула Шарлотта.

Диана озабоченно кивнула головой.

— Врачи предлагают провести повторное обследование. Джулиан позвонит тебе сам и введет в курс всего, что нужно сделать. Так что пока ты у нас главная.

— Я?

— Ну конечно. Ты самый опытный специалист в греческой скульптуре. Кроме того, ты сама предложила совместить на выставке современные и древние работы. Это же шанс, которого ты так ждала, Шарлотта. Обычно проходят годы, прежде чем заместитель превращается в куратора. А тебе выпала возможность доказать свой талант и компетентность.

Шарлотта ощутила, как грудь сдавили сомнения.

— Не думаю, что у меня получится… Джулиан исполнял большую часть работы. Он привлекал всех спонсоров. А я даже не знаю, как это делается.

— Чепуха. Ты отличный сотрудник. Хватит недооценивать себя. Здесь в музее ты один из самых опытных и талантливых работников.

— Спасибо за поддержку, но не забыла ли ты кое-что? Я одинокая мама. И не могу себе позволить задерживаться на работе столько, сколько Джулиан.

— Но большая часть подготовки уже позади. Тебе придется, правда, написать сегодняшнюю приветственную речь. Важно впечатлить спонсоров, иначе выставка может провалиться. Ты же знаешь, какая конкуренция в нашем деле. Всем хочется урвать самый лакомый кусочек.

— Ненавижу выступать на публике… — Шарлотта закусила губу. — А если я буду трястись или упаду в обморок? Со мной всегда происходят странные вещи, когда я нервничаю.

— Ты справишься. Выпей бокал шампанского перед выступлением, и успокоишь свои нервы. Помни, ты должна быть особенно мила с Деймоном Латойсакисом. Он главный спонсор и руководитель фонда Элени. Без его денег и артефактов из его частной коллекции наше дитя может не родиться.

— Все будет хорошо, Диана. — Шарлотта уже взяла себя в руки. — Я могу управляться с такими, как Деймон Латойсакис.

— Вот и умница. У тебя десять минут до начала шоу. Почему бы тебе не посидеть у себя в кабинете, подальше от суеты, чтобы собраться с мыслями?


Шарлотта открыла дверь кабинета и застыла в шоке. Ее младшая сестра устраивалась на диване — очевидно, чтобы поспать.

— Какого черта ты здесь делаешь? — закрыв за собой дверь, воскликнула Шарлотта.

Стейси оглянулась и наградила сестру кислой улыбкой.

— Привет, Чарли. Я просто решила немного передохнуть перед очередной работенкой.

— Я же просила тебя не являться сюда в таком состоянии, — Шарлотта стиснула зубы.

— О, я вовсе не пьяная. — Стейси пошатнулась. — Немного расслабилась, и все.

— Где ты на этот раз достала?

— Что достала? — Стейси пыталась сфокусировать взгляд на лице сестры, но не смогла. — Ты такая брюзга, Чарли, знаешь об этом? Расслабляйся хоть иногда, а то долго не проживешь. Лопнешь от напряжения.

Шарлотта с отчаянием смотрела, как Стейси пытается дойти до, ближайшего стула. Ее светлые волосы разлетелись во все стороны, когда она плюхнулась на него.

— Зачем ты пришла? — спросила Шарлотта.

— Вообще-то денег занять, — пробормотала Стейси. — Но не переживай, я уже их достала.

Шарлотта ощутила, как неприятный холодок прошел по коже.

— Что ты имеешь в виду?

— О, пару минут назад я наткнулась внизу на какого-то богатенького иностранца. Я предложила ему по быстренькому перепихнуться, но он отворотил свой поганый нос. Такой самоуверенный ублюдок. Я подумала, что надо преподать ему урок, и свистнула у него бумажник.

Шарлотта сглотнула, в ужасе глядя на сестру.

— Он в-все еще у тебя?

— Кто? — удивилась Стейси.

— Его бумажник. Он все еще у тебя или ты выбросила его, забрав все деньги?

Недовольно буркнув что-то себе под нос, Стейси залезла в карман своих брюк, выкрашенных под шкуру леопарда, и достала оттуда бумажник.

— Я собиралась подарить его на день рождения своему парню Брайану. Кажется, кошелечек-то дорогущий.

Шарлотта погладила мягкую кожу, открыла, бумажник и замерла в ужасе, увидев фотографию хозяина.

— О нет! — воскликнула она, чувствуя, что ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди.

— Че случилось? — подняла голову Стейси. — Ты его знаешь, что ли?

Шарлотта на секунду закрыла глаза. Она столько раз видела это лицо в газетах и журналах. Даже больше — это лицо снилось ей. Да при одном только воспоминании о черных как смоль волосах, темных глазах и милых сердцу чертах у нее перехватывало дыхание.

Шарлотта открыла галаза, борясь с волнением.

Это был он. Деймон Латойсакис.

Шарлотта закрыла бумажник и трясущимися пальцами положила его в сумочку.

— Как ты попала в здание?

— Сказала парню в форме, что я твоя сестра. Шарлотта подавила стон. Стейси вся была в грязи.

— Послушай, Стейси — сказала она, в панике взглянув на часы, — я должна через три минуты произносить речь.

Стейси вернулась к дивану и начала снова раскладывать на нем грязную куртку.

— Ничего страшного. Я как раз собиралась поспать перед тем, как уйти.

— Нет! — Шарлотта подняла сестру на ноги. — Нет, Стейси, тебе нельзя вот так спать здесь. Я могу задержаться, а если кто-нибудь увидит тебя…

Стейси отдернула руку и закричала:

— Я все поняла! Ты стыдишься меня. Я недостаточно шикарная для твоих высокопоставленных начальников.

— Это неправда… просто сегодня у меня важный день. — Шарлотта старалась не смотреть на часы, которые, кажется, ускорили свой ход.

— Перестань, Чарли. Я посплю пару часов и уйду. У меня клиент в одиннадцать.

Шарлотта ощутила физическую боль при мысли, что ее сестра спит с любым, кто платит ей за это деньги.

— Как ты можешь так жить? — простонала она. — Посмотри на себя, Стейси. Ты бледная и худая, как спичка. Ты медленно убиваешь себя. Клянусь Богом, я больше не буду молча смотреть, как ты гробишь себя.

— Я завяжу через пару дней… Еще один разочек, и я покончу с этим.

Один разочек!

Сколько раз Шарлотта слышала это пустое обещание?

— Может быть, вернешься в клинику для алко… зависимых?

— В этот крысятник? — скривилась Стейси. — Я не вернусь туда, даже если ты заплатишь мне за это.

— Тебе платят за то, что ты ходишь в еще более ужасные места и делаешь бог знает какие ужасные вещи с ужасными мужчинами! — с раздражением заметила Шарлотта.

— Ты просто завидуешь! — парировала Стейси. — У тебя-то секса не было почти четыре года.

— Да. Но посмотри, к чему меня привел незащищенный секс?

Шарлотта вдруг задалась вопросом, что сделает Деймон, если узнает, кто украл его бумажник.

Сейчас он в конференцзале с другими гостями, ждет ее выступления…

— В Блю-Маунтинз появилась новая клиника, которая должна помочь. Я читала о ней в каком-то журнале. Там дорого. Но если ты согласишься поехать, я накоплю необходимую сумму.

— Может — да, может — нет, — пожала плечами Стейси.

— Прошу тебя, хотя бы подумай над этим, хорошо? — взмолилась Шарлотта со слезами на глазах. — Я не хочу, чтобы Эмили росла без своей тети. Ты — нее, что у нас есть, Стейси. Мама была бы совершенно разбита, если бы увидела, какой ты стала, особенно после того, что случилось с отцом.

— Хорошо, я подумаю, — пробормотала Стейси себе под нос. — Но ничего не обещаю.

Шарлотта тихо открыла ящик стола и достала оттуда кроличье одеялко, которое использовала, когда брала на работу дочку.

Она укрыла сестру, подоткнув уголки, и ласково погладила ее по голове.

Убедившись, что Стейси заснула, она снова открыла бумажник Деймона и посмотрела на его фотографию.

Эти черные глаза горели от желания уже в тот момент, когда он впервые посмотрел на Шарлотту. Она вспомнила, как жадно он целовал ее в первый раз, и по спине побежали мурашки. Эти мурашки появлялись всякий раз при воспоминании о нем, хотя между ними были тысячи километров. Деймон лишил ее невинности, оставив взамен непреодолимый голод по его ласкам.

Шарлотта закрыла бумажник и вздохнула. Завтра же с утра она отошлет бумажник в его отель. Анонимно, конечно.

Остается только надеяться, что Деймон никогда не узнает, кто украл его…



ГЛАВА ВТОРАЯ

Едва Шарлотта упела закрыть дверь своего кабинета, как высокая мужская фигура появилась из тени коридора. Взгляд Деймона Латойсакиса прожег ее насквозь. Сердце замерло в груди.

О господи, мысленно взмолилась она, только бы Стейси лежала тихо.

— Я уже начал думать, куда это ты запропастилась, — сказал он, остановившись напротив Шарлотты.

— Ммм… мне нужно было… ммм… проверить кое-какие бумаги. — В горле пересохло настолько, что она с трудом произносила слова.

— Это твой кабинет? — спросил Деймон, указав на дверь.

— Ну, да.

— Почему бы нам не войти и не поговорить? — предложил мужчина. — Перед началом заседания еще есть время.

Шарлотта в ужасе прижалась к двери кабинета, судорожно ища предлог, чтобы уйти.

— О ч-чем нам разговаривать?

Деймон коснулся ее волос, как когда-то в прошлом. У Шарлотты совсем сдали нервы. Голова пошла кругом.

— О нас. — В его глазах отражалось все то же желание.

Она задрожала. Хотя тело жарко пылало от внезапно нахлынувших воспоминаний.

— Н-нас уже нет, Деймон… — простонала она. — Ты разорвал со мной отношения четыре года назад, забыл?

— Я все помню, — отозвался он, все еще играя с се волосами. — И ты тоже. Я вижу это в твоих глазах.

Повисла тишина. Каждый погрузился в свои воспоминания. Шарлотта думала, что может устоять перед Деймоном, но все преграды, которые она так долго строила, разлетелись как карточный домик от одного его взгляда.

Неожиданно из-за двери раздался кашель.

— Я… мне нужно подготовиться к заседанию, — намеренно громко произнесла Шарлотта, на случай, если Стейси вздумается снова закашлять. — Я… мы можем встретиться позже, если хочешь. Поговорить. Ну… выпить чего-нибудь и… в общем…

Деймон опустил руку и отошел.

— Буду ждать с нетерпением, Шарлотта, — улыбнулся он.

Девушка смотрела вслед его удаляющейся фигуре. Она вздохнула с облегчением лишь тогда, когда он скрылся за углом.

Однажды, четыре года назад, она уже согласилась выпить с Деймоном Латойсакисом. И это было ее ошибкой. Бог знает, к чему это приведет сейчас, подумала Шарлотта, на трясущихся ногах направляясь в конференц-зал.


Несколько минут спустя она уже оглядывала помещение, размышляя, стоит ли ей выпить шампанского для смелости. Но даже пары бутылок не хватило бы, чтобы заглушить приступ паники и справиться с сумбуром в мыслях. В животе что-то сжималось, а голова словно налилась свинцом.

Запоздавшие гости, наконец, собрались. Их перешептывания только добавили ей поводов для волнения.

Шарлотта видела Деймона Латойсакиса, который стоял у стены с бокалом почти нетронутого шампанского в руке. Их взгляды встретились. И сердце ее стремительно забилось, когда она прочитала в его глазах обещание неземного наслаждения, которое помнила слишком хорошо.

— Уважаемые гости, дамы и господа, — начал свое выступление менеджер музея, занявший место у микрофона. — Для нас большая честь видеть здесь мистера Деймона Латойсакиса, главу фонда Элени, который проделал большой путь с острова Санторин, чтобы быть сегодня здесь с нами.

Он улыбнулся Деймону заискивающей улыбкой и снова повернулся к микрофону.

— А сейчас я хотел бы дать слово нашему действующему куратору, мисс Шарлотте Вудрафф, которая расскажет нам, почему для предстоящей выставки так важно ваше участие, дорогие сотрудники и наши уважаемые спонсоры. Шарлотта, прошу.

Девушка направилась к микрофону. Что же говорить? Из-за внезапного появления Стейси, а потом и Деймона у нее совершенно не было времени на подготовку.

Думай! Думай!

Девушка опустила микрофон, что дало ей несколько драгоценных секунд.

— Уважаемые коллеги и дорогие гости, дамы и господа… — начала она — и каким-то чудом произнесла речь, даже не взглянув на Деймона Латойсакиса. Хотя все время чувствовала на себе его проницательный взгляд.

Наконец она сошла с подиума на ватных ногах и взяла из рук Дианы бокал шампанского.

Коллега утащила ее в укромный уголок.

— Ну что я говорила? Ты отлично справилась. Деймон Латойсакис не сводил с тебя глаз. Можешь считать его самоуверенным, но ты, кажется, его зацепила.

Шарлотта отпила добрый глоток шампанского, чтобы успокоиться.

— Ты ошибаешься. Я ему нисколечко не нравлюсь. — Она взглянула туда, где Деймон говорил о чем-то с другим спонсором.

— Не нравишься? — Диана проследила за взглядом подруги.

— У меня дурное предчувствие. Ох, не к добру все это.

— Вы что, уже были знакомы с ним? — осторожно полюбопытствовала Диана.

Шарлотта не ответила, но, видимо, было в ее взгляде что-то такое, отчего Диана вдруг просияла:

— Я все поняла! Ты познакомилась с ним в Греции, когда ездила собирать материалы для своего исследования, так?

Шарлотта поставила недопитое шампанское на столик и повернулась к Диане, чтобы не видеть лица человека, который когда-то разбил ее сердце.

— Да, мы были знакомы в прошлом. Но я предпочла бы не вспоминать об этом. Прости, Диана. Мне слишком больно.

— Не переживай, я никому не скажу. О, он идет сюда. Я лучше исчезну.

— Нет, не оставляй меня, — Шарлотта попыталась поймать подругу за руку, но было поздно.

Диану уже перехватил один из гостей и увел ее в другой конец зала.

— Настало время выполнить свое обещание, Шарлотта, — произнес Деймон Латойсакис, возвышаясь над ней как скала. — Пойдем, выпьем чего-нибудь, а?

— Ммм… я… я не уверена, что сейчас для этого подходящее время… мне нужно еще поговорить с несколькими людьми и…

Он подошел ближе. Шарлотте пришлось задрать голову, чтобы смотреть ему в глаза. Деймон всегда пользовался своим преимуществом в росте, вот и сейчас тоже. Ничего не изменилось. Он был выше многих в этом зале, и Шарлотта чувствовала себя под его взглядом совсем маленькой. И беззащитной.

— Ты ведь не отказываешься от своего обещания, правда, Шарлотта?

— Я… я просто не понимаю, к чему ворошить прошлое… — она облизала пересохшие от волнения губы. — У меня сегодня был сложный день. И я подумала, что лучше поеду сразу домой…

— Может, тогда следует предупредить тебя, что если ты не выполнишь обещания выпить со мной, то можешь остаться без выставки и, следовательно, без работы.

Так и будет, заключила Шарлотта, ощутив новый приступ паники. Если выставка не состоится, вряд ли ее попросят когда-нибудь выступать в роли куратора. Да и вообще, скорее всего, уволят.

— Вечер ведь уже подошел к концу, — голос Деймона прервал ее мысли. — На улице меня ждет лимузин. Ты поедешь со мной в отель, и там мы поговорим наедине и выпьем, поняла?

Она сглотнула.

— Если ты настаиваешь.

— Отлично. — Он взял ее под локоть. — Уйдем прямо сейчас. Улыбайся фотографам, милая. Будет нехорошо, если в завтрашних газетах меня представят дьяволом во плоти, который терзает несчастных женщин.

Шарлотта не ответила. Прикосновение его пальцев слишком будоражило кровь, чтобы даже улыбаться.

Как и сказал Деймон, у входа их ждал роскошный лимузин. Она как робот спустилась по ступеням знаменитого музея, в котором работала, и села в машину.

Деймон тут же поднял перегородку, отделявшую их от водителя. Он сел рядом, и Шарлотта, пошатнувшись, выставила руку, чтобы не упасть на него, но ладонь легла прямо на его мускулистое бедро. Она поспешила отдернуть руку, но Деймон перехватил ее и снова положил себе на бедро, только гораздо выше.

Шарлотта в панике зажмурилась, ощутив, как напряглось его тело от ее прикосновения. Она покраснела, пытаясь убрать руку, но Деймон не дал ей ни единого шанса.

— Что такое, Шарлотта? Или ты забыла, как в прошлом запускала свои ручки ко мне в брюки? Ты ведь этого хотела, да? Завести меня так же, как когда-то, чтобы напомнить, какая страсть пылала между нами?

Жар охватил все ее тело. О боже! Он столькому научил ее. Она пылала и таяла в руках своего учителя всякий раз, когда он касался ее.

— А твой язычок, он все такой же? — прошептал Деймон, не сводя с нее глаз. — Ты бы приласкала меня им, дорогая.

Шарлотта как завороженная смотрела на него. Ей было сложно говорить, трудно пошевелиться, она едва дышала.

Деймон медленно убрал волосы с ее плеча и поцеловал в шею.

— Я еще помню твой вкус. Он остался на моем языке. Соленый и сладкий одновременно.

Шарлотта вспыхнула, стыдясь возникшего вдруг желания. Она пыталась высвободиться, но Деймон продолжал ласкать губами ее шею, спускаясь ниже, к области декольте. Она забыла обо всем на свете, с губ сорвался слабый стон.

— А ты все такая же страстная, Шарлотта, — прохрипел он, коснувшись ее груди через тонкую ткань платья. — Я чувствую, как страсть бьется в твоем сердце.

Деймон взял ее грудь в ладонь и прижал большой палец к соску. Между тем губы его добрались до ее губ, а Шарлотта все никак не могла пошевелиться.

Один поцелуй, сказала она себе. Всего один поцелуй…

Его губы обжигали. Их языки сплелись в голодном безумии, которое охватило обоих. Шарлотта запустила пальцы в его густые темные волосы.

Деймон прижал ее к спинке кресла и, обнажив ее спелую грудь, припал к ней, как измученный жаждой странник, нашедший родник с холодной водой.

Шарлотта закрыла глаза и простонала от удовольствия. Она чувствовала его возрастающее возбуждение и начала ласкать его распаленную плоть до тех пор, пока Деймон не захрипел от мучительного желания.

Он снова впился в ее губы, на этот раз еще более страстно и требовательно. О, как это было похоже на те дни безумного вожделения под палящим солнцем Санторина…

Деймон оторвался от ее губ, прерывисто дыша.

— Все так, как я и подозревал с того самого момента, когда снова увидел тебя. Твое тело все еще пылает от желания быть со мной. Как и мое от тебя. Ты ведь не забыла меня, а, Шарлотта?

— Нет! — она в ужасе отстранилась. — Это неправда!

Деймон взял ее руку и, поцеловав каждый пальчик, медленно произнес:

— Но я хочу знать, какова цена за это сейчас?

— Ц-цена? — непонимающе повторила Шарлотта.

— Ты перестала воровать, а? Но, конечно, захочешь больше на этот раз, правда, ведь, милая?

— Ошибаешься! — гордо вздернув подбородок, бросила Шарлотта. — Я никогда не взяла ничего ни у тебя, ни у твоей матери. Меня подставили. Я уверена. Кто-то хотел, чтобы вы подумали на меня. Вот и все.

— Значит, все еще отпираешься. Я думал, ты уже избавилась от этой привычки.

— Я не лгу!

— Я тебя знаю, Шарлотта. Прошло четыре долгих года, а ты все такая же виртуозная обманщица. Ты умеешь строить из себя невинную овечку. Но я не дурак. Я прекрасно вижу, из какого ты теста.

Шарлотта ощутила такую слабость, что едва не потеряла сознание. Она потерла переносицу, чтобы прийти в себя, и вся напряглась, как тугая струна. К счастью, лимузин уже был у цели.

— Выходи, — скомандовал Деймон, как только перед ней открылась дверца.

Шарлотта вышла из машины и на трясущихся ногах вошла вслед за ним в один из самых дорогих отелей Сиднея.

Лифт уже вез их в пентхаус, а она никак не могла справиться с пересохшим горлом — словно наглоталась разбитого стекла. Каждый этаж, загоравшийся зеленым светом, приближал ее к тому, с чего она когда-то начала. Они должны бы загораться красным, подумала Шарлотта, снова судорожно сглотнув.

Красным, возвещая опасность…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Двери лифта бесшумно открылись. Деймон, не церемонясь, потащил Шарлотту к своему номеру, вставил магнитную карточку в замок и, толкнув дверь плечом, впихнул ее внутрь.

Она молча наблюдала, как он развязывает галстук — движением столь знакомым, что в животе все сжалось.

— Я тут подумал: любопытно, что тебе понадобилось на этот раз? — поинтересовался Деймон, сняв пиджак и бросив его на диван.

Шарлотта с удивлением и злостью сверкнула на него глазами.

— Мне ничего не нужно. А тем более от тебя!

Деймон рассмеялся.

— Все женщины продаются, — самоуверенно хмыкнул он. — Задача мужчины — правильно распознать расценки с самого начала. Ты хотела замуж за миллионера четыре года назад и была очень близка к своей цели.

Кожаный ремень Деймона змейкой упал на пол, и по ее спине поползли мурашки.

— Должен признаться, — снова заговорил он, — на сей раз ты меня заинтриговала. Я не очень понимаю твои мотивы. Ты предложила выпить вместе, а потом сделала вид, что не хочешь выполнять обещание. Затем не оттолкнула меня, когда я целовал тебя, а сейчас снова притворяешься, что тебе наплевать на меня. Ты что, решила поиграть со мной в кошки-мышки?

— Конечно, нет!

— Хочешь напомнить, от чего я отказался, а, Шарлотта? — Деймон пристально заглянул в ее глаза и провел пальцем по ее губам, отчего она снова задрожала. — Предлагаешь начать все заново, я полагаю?

— Нет… — Ответ прозвучал слишком мягко, чтобы поверить в его искренность, но Шарлотта знала, что не сможет оказаться обнаженной в его объятиях без того, чтобы не показать ему шрам, оставшийся после кесарева сечения. Деймон обвинил ее во лжи, когда она сказала, что ждет ребенка. Интересно, что он скажет, когда узнает правду?

Если Деймон Латойсакис обнаружит, что она родила от него ребенка, то с Эмили придется расстаться навсегда. Шарлотта не сомневалась в этом. Если сюда добавить проблему ее сестры, которую он еще тогда не преминул приплести к делу, то любой суд передаст опеку над дочерью отцу. Тем более что он так богат.

Решено, Стейси нужно срочно поместить в клинику, чего бы ей это ни стоило. Это единственный шанс спасти сестру.

— Ты побледнела, — заключил Деймон, опустив руку. — Я удивил тебя, Шарлотта? Ты думала, что я не захочу даже видеть тебя после стольких лет?

Она облизала губы.

— Д-да… я немного шокирована…

— Сказать по правде, я тоже, милая. Я не ожидал, что почувствую что-то, кроме ненависти, встретившись с тобой снова. Но ощутил этот странный прилив желания, который во мне до сих пор. Это вожделение точит меня изнутри, как червь. И ты снова будешь моей. Ты ведь этого хотела сегодня, разве не так? Заставить меня возобновить то, что было между нами четыре года назад.

— Только варвар, — с насмешкой бросила Шарлотта, — захотел бы удовлетворить свою похоть с кем-то, кого он ненавидит.

— Ты считаешь меня варваром? — Деймон смерил девушку холодным взглядом. — Видимо, мне придется заставить тебя взять эти слова обратно, Шарлотта. Ты, первой решилась соблазнить меня в лимузине, или я не прав? Ты сделала все возможное, чтобы дать мне понять, что заинтересована в наших отношениях.

Шарлотта ощутила горький привкус злобы во рту; Злобы и стыда, опалившего ее изнутри, заставившего покраснеть при воспоминании о том, что она ответила на его поцелуй.

— Если ты думаешь, что тебе удастся вывести меня из себя, то ошибаешься, — соврала Шарлотта.

— Должно быть, я неясно выразился, — его бархатистый голос проник под ее кожу, заставляя трепетать.

Она судорожно сглотнула, поймав его взгляд.

— Ч-что ты имеешь в виду?

— Я хочу тебя, Шарлотта. Так же как и ты меня. Я пробуду в Сиднее до следующего месяца. И хочу, чтобы в течение этого времени ты была моей любовницей.

Она попятилась, в ужасе уставившись на Деймона.

— Нет!

— Нет? — удивился он.

— Н. Е. Т. Нет, — повторила она. — Никогда.

С минуту он молчал. Тишина стала почти невыносимой.

— Я кое-кого встретил сегодня, — произнес Деймон зловеще. — Кого-то, очень похожего на тебя.

Шарлотта нервно взглянула на свою сумочку.

— Кажется, в вашей семье принято воровать, — продолжал Деймон.

— Не понимаю, о чем ты.

— Полиция уже ищет твою сестру, пока мы говорим, — сообщил он. — А когда найдет, тут уж я буду решать, выдвигать обвинение или нет.

Шарлотта безмолвно смотрела на Деймона, чувствуя, как ее охватывает паника.

— Конечно, если я предъявлю обвинение, ей придется предстать перед судом и отправиться в тюрьму, — продолжал он все в том же холодном тоне.

Шарлотте было известно, что творится в тюрьмах, а особенно с наркоманами. Ее отец умер ужасной смертью — смертью, которой он мог бы избежать, если бы вовремя согласился принять помощь, которую ему предлагали.

Шарлотта не могла допустить, чтобы то же самое случилось со Стейси. Необходимо уберечь сестру от полного разложения. А в тюрьме, где не составляет труда достать героин, она ни за что не сможет выкарабкаться.

— Как видишь, сейчас все зависит от твоего решения, дорогая моя, — неприятно улыбнулся Деймон. — Или ты согласишься стать моей любовницей на четыре недели, или твоя сестренка проведет за решеткой, бог знает, сколько времени.

— Ты не можешь требовать этого от меня. Это аморально.

— Наверное, для тебя не очень важно благополучие твоей сестры. — Деймон оглядел Шарлотту с ног до головы. — Вижу, ты на порядок выше и не снизойдешь к ней. Скорее всего, придется мне найти на тебя другую управу.



Вот и все, в панике подумала Шарлотта, сейчас он решит разрушить мою жизнь и карьеру.

— Не собираешься спросить, о чем я говорю, Шарлотта? — процедил он, не услышав от нее ни слова.

Она до боли стиснула зубы.

— Давай покончим с этим, Деймон. Что ты сделаешь, если я откажусь? Я смогу это выдержать. В конце концов, чего мне ожидать от такого беспринципного человека, как ты.

— Прикуси язычок, — предупредил мужчина. — Я не позволю говорить со мной в таком тоне.

— Как еще я могу говорить, когда ты обращаешься со мной, как будто я… я…

— Шлюха? — закончил за нее Деймон. — Это слово ты ищешь?

— Я не шлюха, и ты не сделаешь из меня таковую.

— Я и не собираюсь. Предлагаю тебе другую роль. Ты будешь сопровождать меня на все светские мероприятия, где мне случится побывать за то время, пока я здесь. Я ведь не так хорошо знаю Сидней, и мне нужна будет компания.

— А что будет, если я не соглашусь?

— Я думал, ты достаточно умна, чтобы понять это сама, дорогая моя.

Шарлотта поняла, но молчала, ожидая продолжения.

— Если ты откажешься побыть моей любовницей, фонд Элени отзовет свои вложения в выставку греческого искусства, которую ты и твой заболевший коллега так долго планировали. А если главный спонсор откажется, как думаешь, что сделают остальные?

Шарлотта прекрасно знала, как они поступят, по не собиралась удовлетворять его тщеславие, озвучивая это.

— Что до твоей работы… — Деймон помолчал, некоторое время, изучая семейное кольцо на своем пальце. — Разве ты хочешь потерять ее из глупой гордости?

— Ты не сможешь ничего сделать. — Шарлотта сжала руки в кулачки. — Я не позволю тебе вот так играть со мной.

— Как я посмотрю, у тебя нет другого выбора, Шарлотта. Или ты станешь моей любовницей, или придется тебе столкнуться с последствиями. Я бы с легкостью сделал это еще четыре года назад. Но моя мама была слишком великодушна к тебе. Она уговорила меня не сдавать тебя властям.

На глаза Шарлотты навернулись предательские слезы.

Я не заплачу.

Не сейчас.

Только не перед Деймоном.

— Я ничего не украла из галереи твоей матери.

Он пропустил ее фразу мимо ушей.

— Ты ведь соблазнила меня тогда, чтобы заполучить артефакт из бесценной коллекции моего отца, так ведь? Мне следовало бы догадаться об этом с самого начала, но я был еще слишком наивным, чтобы распознать тактику таких, как ты. Ты одурачила меня, и я до сегодняшнего дня жалею, что считал тебя молодой и неопытной студенткой, которая в свои двадцать два года первый раз выехала за границу. Как же я ошибался! Ты только с виду такая ангельская. Портье рассказал мне, что в твоей комнате побывало, по крайней мере, двое мужчин, пока мы встречались.

— Это наглая ложь!

— У тебя есть другое объяснение?

— Да. Те двое молодых людей просто повесы. Я познакомилась с ними за несколько дней до отъезда. Они разозлились, когда я отказалась идти с ними на вечеринку. И начали подшучивать надо мной. Подбрасывали одежду мне в комнату или резали мои подушки.

— Ты никогда не говорила мне о них.

— А смысл? Они просто детки богатых родителей, которым нечем было заняться. Я не хотела, чтобы у них возникли ненужные проблемы.

— Я тебе не верю.

Шарлотта со злостью смотрела на Деймона.

— Что бы я ни говорила — ты все равно не поверил бы мне! Ты просто безумец.

— О нет, я не сошел с ума, Шарлота. Я просто в поисках справедливости.

— Но почему именно сейчас?

— Когда Джулиан Деверелл рассказал мне о готовящейся выставке, я сразу заинтересовался. Я знал, что ты живешь в Сиднее. А когда обнаружил, что ты не только работаешь в музее, но и занимаешься организаторскими вопросами, просто не смог удержаться, чтобы не приехать сюда и не посмотреть, какой ты стала.

— То есть ты с самого начала все спланировал?

— Было бы глупо не воспользоваться подобной ситуацией. И должен сказать, я был впечатлен, узнав, что ты окончила учебу и даже получила кандидатскую степень. Хорошее достижение для девушки твоего возраста. Представляю, со сколькими тебе пришлось переспать, чтобы побиться всего этого.

Шарлотта в ярости глядела на Деймона. Она так много работала, чтобы достичь того, чего достигла! А новость о том, что у матери рак груди в последней стадии, усугубила ситуацию. Ей приходилось не только писать диссертацию, но и ухаживать за угасающей матерью, и следить, чтобы младшая сестра не попала в очередную историю.

Шарлотта до сих пор винила себя в проблемах Стейси. Она была слишком занята сначала своей учебой, а потом беременностью, чтобы следить за сестрой. И Стейси пошла по той же дурной дорожке, что и их отец, хоть и не признавалась в этом.

— Можешь думать, как тебе нравится, но уверяю тебя, моя квалификация заработана собственным трудом.

— Однако это не помешало тебе использовать свои знания в корыстных целях, так? Ты каждый день имеешь дело с бесценными сокровищами. Скажи, Шарлотта, а тебе никогда не хотелось стянуть что-нибудь из музея и продать на черном рынке?

— Не собираюсь даже отвечать на этот вопрос!

— Да? А почему ты не сказала, что твой отец сидел в тюрьме за кражу? — после многозначительной паузы спросил Деймон.

Шарлотта почувствовала, как невольно от стыда опустились плечи, но она постаралась с достоинством выдержать его проницательный взгляд.

— Мой отец погиб за решеткой несколько лет назад. Я плохо помню те годы.

Если Деймон и был поражен ее выдержкой, он не подал виду.

Он наградил ее еще одной зловещей улыбкой.

— Не повезет тебе, если я расскажу твоим коллегам о твоей маленькой выходке четырехлетней данности. Им наверняка не понравится узнать, какую змею они пригрели на груди.

Шарлотта знала, что он не шутит. Она прочитала это в его глазах.

— Ты самый отвратительный мужчина из всех, кого я знаю. Я ненавижу тебя! Слышишь?

— О, это добавит перчика в наши отношения, как считаешь?

— Ага. Это сделает их невыносимыми и отвратительными, — бросила Шарлотта.

— Я прослежу, чтобы ты получила достойную компенсацию, — холодно отозвался Деймон, достав из кармана чековую книжку. — Тебе понадобится много вечерних нарядов, за которые, конечно, тебе не придется расплачиваться самой.

Шарлотта в безмолвном отчаянии наблюдала, как он ставит подпись на чеке.

— Но он пустой, — не взяв протянутый ей бланк, произнесла она.

— Ты можешь вписать любую цену, дорогая моя. Я заплачу за тебя любые деньги. И ты, как никто, знаешь, что я могу себе это позволить.

Шарлотта подумала запросить нереальную сумму, но гордость не позволила ей этого сделать. Деймон потребовал, чтобы они стали любовниками, и она точно знала, чего он ожидает от нее.

Ей вдруг представилась сестра, попрошайничаящая на улицах, чтобы достать денег на свою пагубную привычку. Ночь за ночью Стейси продает свое тело незнакомцам, а теперь Шарлотте выпал шанс прекратить это раз и, навсегда.

Она отбросила мысль, что ей придется снова оказаться в постели Деймона, но воображение в который раз предало ее, нарисовав их обнаженные тела, переплетенные в порыве безумной страсти.

В животе что-то сжалось.

Нет.

Этого не будет. Она просто не сможет переступить через свою гордость.

— Заполни сама. — И прежде чем Шарлотта успела помешать ему, он взял из ее рук сумку и открыл ее.

У нее перехватило дыхание, а щеки вспыхнули от стыда, когда он достал оттуда свой кошелек.

— Я… я собиралась вернуть тебе… — пробормотала она под его обвиняющим взглядом.

Его лицо исказила злоба.

— Ты снова солгала, маленькая сучка. Ты заодно со своей сестрицей. Мне следовало бы догадаться.

— Нет! Неправда! — запротестовала Шарлотта. — Я з-забрала твой бумажник, чтобы вернуть тебе…

— Возможно. Сейчас ты можешь вернуть мне долг.

Она сглотнула.

— Я не могу так, Деймон. И не проси меня об этом, пожалуйста.

— Я не прошу тебя, Шарлотта. Я требую. Если ты не согласишься быть моей любовницей, тогда твоя сестра предстанет перед судом, чего она и заслуживает.

Девушка поникла. У нее не было выхода.

— Так сколько ты хочешь? — снова спросил Деймон. — Его слова вонзались в сердце тысячей кинжалов.

Шарлотта промямлила, уставившись в пол, сумму, которой должно было хватить на лечение Стейси. Она пылала от стыда. Снова ее сердце будет разбито, но что она может сделать? Едва ли Деймон поймет истинные причины, которые заставили ее пойти на этот шаг. Кроме того, если он узнает о дочери, то наверняка отнимет девочку у Ш1арлотты. Мужчина вписал нужную цифру и протянул ей чек.

— Вижу, ты усовершенствовала свое искусство притворства. Кажется, будто тебе и вправду неловко брать у меня деньги. Но я-то знаю, что это всего лишь видимость.

— Мне неловко даже смотреть на тебя, не говоря уже о другом. Мысль о том, что мне придется делить с тобой постель, убивает меня.

— В лимузине ты, кажется, была другого мнения. Мы оба знаем, что тебя все еще влечет ко мне.

— Ты заставил меня!

— Думаешь?

— Я ненавижу тебя, Деймон Латойсакис. Ненавижу всем сердцем!

— Не сомневаюсь. Но на публике мы должны казаться всем счастливой парой.

— А если я не соглашусь?

— Удивлен, что ты спрашиваешь.

— И как же ты хочешь… обозначить наши… ммм… отношения? — пробормотала Шарлотта.

— Я хочу регулярно встречаться с тобой.

Шарлотта внутренне поежилась. Малышка Эмили не любит, когда мама уходит даже дважды в неделю. Что же делать?

Деймон с интересом поглядывал на Шарлотту. Неужели он просит многого? Она хорошая актриса, не стоит забывать об этом. И действительно ли ее сестра стянула бумажник?..

— Я ожидаю, что ты будешь со мной каждый вечер. И конечно, по ночам.

В глазах Шарлотты стояли слезы.

— Я не могу оставаться на ночь.

— У тебя кто-то есть?

Что сказать? Да, маленькая дочка, которая ждет меня дома. Это приведет к необратимым последствиям. Конечно, ее подруга Каролина Тейлор может присмотреть за Эмили. Они часто сидели с детьми друг друга, когда кому-то нужно было уйти на вечер.

— Нет… у меня никого нет… — Шарлотта судорожно искала другой предлог. — Я прохожу курс по археологии, он-лайн. И мне нужно выполнять все задания. Их очень много…

Она затаила дыхание в ожидании, поверит ли ей Деймон. Он смотрел на нее с подозрением, словно пытаясь уличить во лжи.

— Увидимся завтра вечером. В половине восьмого, в баре внизу. Я попрошу у портье сделать для тебя ключ, чтобы ты могла подняться ко мне, если я не смогу приехать вовремя. — Деймон открыл для нее дверь, давая понять, что разговор окончен.

Шарлотта вышла на ватных ногах. А, оглянувшись, увидела, что он уже захлопнул за ней дверь. Резким движением, которое вызвало в ней такое чувство, будто только что Деймон дал ей пощечину

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Как только Шарлотта обналичила чек, который дал ей Деймон, ее вдруг осенила странная догадка.

Почему у него счет в австралийском банке, если он здесь только на месяц? Возможно, Деймон договорился об открытии депозита, узнав, что у него украли бумажник. Но тогда он должен был бы отменить свое решение, как только она вернула ему бумажник.

Шарлотта отогнала мысль, что Деймон может пробыть в Сиднее дольше, чем четыре недели.

Она покинула банк и пошла обратно в музей, набрав по дороге номер Каролины.

— Эмили просто ангелочек, как всегда, — доложила подруга. — Как твоя коктейльная вечеринка?

— Ужасно…

— О, мне бы тоже не понравилось, если бы в последнюю минуту мне пришлось исполнять чьию-то обязанности.

Шарлотта нервно покусывала нижнюю губу.

— Каролина, мне нужно… ммм… просмотреть кое-какие документы вечером. Знаю, я и так доставила тебе столько неудобств, но не могла бы ты посидеть с Эмили сегодня тоже?

— Ну конечно. Эй, ты чем-то расстроена. Все в порядке?

Шарлотте противно было врать подруге, но она не могла рассказать, что отец Эмили в Сиднее. Не сейчас.

— Не совсем. Я говорила, что Джулиан Деверелл в больнице, или нет?

— Да. Это настоящее потрясение. Но с ним ведь все будет в порядке?

— Ему придется провести в больнице месяц. Все это время его обязанности исполняю я. Мне придется часто задерживаться на работе и… и даже иногда выходить в свет, чтобы общаться со спонсорами и важными людьми.

— Ты же знаешь, что я всегда рада помочь тебе, Шарлотта. Мы, одинокие мамы, должны поддерживать друг друга. Дженни нравится играть с Эмили. И, сказать по правде, двое детей лучше, чем один. Ты же знаешь, каким капризным обычно растет единственный ребенок в семье. Девочки так увлеченно играют, что у меня даже остается время для себя.

— Значит, ты не против?

— Конечно, нет! Но если ты не хочешь оставлять Эмили в чужом доме, то я могу попросить маму посидеть с ней в твоей квартире. Она обожает Эмили. И, разумеется, не ожидает от тебя оплаты, так что на этот счет не волнуйся.

Шарлотта с благодарностью приняла бы такое великодушное предложение, но она не смогла бы объяснить женщине старшего поколения, почему по ее квартире разгуливает Стейси в разных состояниях.

— О, я не хочу беспокоить твою маму, — отказалась Шарлотта. — Это всего на несколько ночей, обещаю. Я завезу Эмили перед тем, как отправиться… на работу, хорошо?

— И ни о чем не волнуйся, — успокоила ее Каролина. — Делай свои дела. Уверена, ты покоришь всех их.

Да уж, поморщилась Шарлотта, убрав мобильный в сумку. Меньше всего на свете ей хотелось кого-то покорять. Особенно Деймона Латойсакиса.


— Не могу поверить, что ты снова взялась за свое. — Шарлотта чуть ли не кричала на сестру, наткнувшись на нее в своей квартире.

Она уже и так опаздывала на встречу с Деймоном. Ее малышка была сегодня усталой и плаксивой и очень хотела побыть с мамой. У Шарлотты просто сердце разрывалось, когда она оставляла дочку у Каролины. А теперь еще Стейси снова пришла клянчить деньги.

— Мне нужно всего-то пятьдесят баксов.

— На что? — Шарлотта повернулась через плечо, пытаясь вдеть в ухо сережку.

— Купить еды и всякого.

— Еда есть в кухне. Наслаждайся.

— Ну, перестань, Чарли, я верну.

— Если ты осмелишься, — бросила Шарлотта со злостью, — возвращать мне деньгами, которые, заработала своим телом… — она осеклась.

— Да что с тобой такое сегодня? — удивилась Стейси. — Ты как кошка на раскаленной крыше.

— Мне нужно уйти.

— У тебя что, свидание? — У Стейси от удивления глаза на лоб полезли. — С мужчиной?

— Да. С одним-единственным. Боюсь, ничего похожего на твой кавардак.

— И кто он? — присвистнула сестра.

— У меня нет времени на ненужные рассказы. Я уже и так опаздываю.

— Осторожнее, Чарли. Сейчас так много разных мерзавцев. Я не хочу, чтобы ты попала в беду.

Шарлотта закатила глаза.

— Я знаю, что делаю — Она надела туфли и маленькое черное платье и оглядела себя в зеркало.

Стейси вышла вслед за сестрой в гостиную.

— Не пей ничего, если не сама открыла бутылку. Или пусть откроют при тебе. Могут подмешать наркотики.

— И я стану зависимой, как ты?

В комнате повисла тишина.

Стейси отвернулась. Ее худые плечи торчали из-под слишком обтягивающего топа.

— Прости…

— Нет, ты права, — развернулась к ней сестра. — Ты абсолютно права. Я — наркоманка. Но я стараюсь бросить. Это так трудно.

— Ты ляжешь в клинику? Я узнала все детали по Интернету. Деньги, есть.

Стейси сжала губы.

— Я говорила с мужчиной, у которого ты стащила бумажник.

— С этой самоуверенной свиньей? — поморщилась Стейси. — Как он нашел тебя?

— Это неважно. Но он пригрозил выдвинуть против тебя обвинения.

— Ну и пусть. Мне все равно.

— Стейси, шесть недель в тюрьме, не говоря уже о полугоде или, не дай бог, шести годах, убьют тебя. И ты это знаешь. Вспомни, что было с папой. Я хочу, чтобы ты как можно скорее уехала из города. Тебе повезло, что полиция не нашла тебя вчера. А клиника, о которой я говорю, частная и находится в уединенном месте, где тебя никто не найдет.

— Полагаю, у меня нет выбора, — вздохнула Стейси.

— Ты сможешь исчезнуть, пока здесь все не уляжется. И вылечиться. Через месяц ты станешь новым человеком. Я тебе гарантирую.

— Хорошо…

— Правда?

— Да. Я готова лечиться.

Шарлотта обняла сестру и поцеловала в лоб.

— Я горжусь тобой, Стейси. Я знаю, ты все выдержишь. И я буду рядом. Всегда.

— Не понимаю, почему ты так долго меня терпишь. Другие сестры уже давно сдались бы.

— Я сделаю все, чтобы ты снова стала здоровой, Стейси. — Шарлотта пожала ее исколотые руки. — Понимаешь? Все, что угодно.

Стейси кивнула. По ее щеке скатилась одинокая слезинка.

— Спасибо… — Девушка шмыгнула носом. — Посмотри, что ты со мной сделала. Из-за тебя я расплакалась.

— Увидимся позже. — Шарлотта снова обняла сестру. — Поешь и посмотри телевизор или займись чем-нибудь. Можешь спать в моей комнате или у Эмили, с малышкой сегодня Каролина. Утром я сразу же отвезу тебя в клинику.

— Спасибо. Надеюсь, твое свидание пройдет хорошо! — прокричала Стейси вслед удаляющейся Шарлотте. — Но не позволяй ему целовать тебя, поняла? Не хочу, чтобы ты превратилась в девочку по вызову, вроде меня.

— Поняла, — отозвалась Шарлотта и вышла на улицу.


Бар отеля был переполнен, но, войдя, Шарлотта тут же ощутила на себе взгляд Деймона. Он стоял с бокалом в руке и смотрел на нее своими темными глазами, проникающими прямо в душу.

Шарлотта подошла к нему, не в силах произнести ни слова.

— Хочешь выпить? — поинтересовался Деймон, даже не поздоровавшись с ней.

— Я хочу, чтобы ты сказал мне «здравствуй» для начала, — Шарлотта гордо вздернула подбородок. — У меня есть имя, помнишь?

С минуту Деймон молча смотрел ей в глаза. А потом притянул к себе и поцеловал, оставив на губах вкус бренди.

— Калиспера, Шарлотта.

Она вспыхнула, отстранившись.

— Я не имела в виду поцелуй!

— Ты бы предпочла более смелые ласки?

— Я бы предпочла не быть здесь вообще. В твоем обществе я просто деградирую, — прошипела она.

— Осторожно, Шарлотта. Не хочу испортить вечер, вызывая полицию. Кстати, а где твоя сестра?

— Понятия не имею, — соврала она. — Я ее не видела.

— Что ж, тогда, если увидишь, передай ей, что — ее попытка воспользоваться одной моей кредиткой сегодня утром оставила след для властей. Когда у меня украли бумажник, я заблокировал все кредитки, кроме одной, понизив сумму, доступную на карте, до приемлемой. Хотел посмотреть, возьмет ли твоя сестра деньги. И она сделала это, как и ты четыре года назад.

Сердце Шарлотты бешено забилось в груди. Это когда-нибудь кончится?

— Конечно, я готов забыть об этом маленьком инциденте, если ты будешь вести себя хорошо.

— Я могу лишь извиниться за сестру. У нее… эмоциональные проблемы. И я стараюсь помочь ей преодолеть их.

— Что за проблемы?

— Депрессия… и все такое. Наша мама умерла три года назад. Сестре ее очень не хватает. До сих пор.

Деймон подозвал бармена. Он не желал слушать слезливую историю, которая, скорее всего, просто очередная ложь. Ему знакомо горе. Деймон видел сестру Шарлотты, и она не показалась ему угнетенной. Наоборот, ее глаза светились от радости.

— Что ты будешь пить? — снова спросил Деймон, как только к ним подошел бармен.

— Содовую.

— Ничего крепче?

— Нет.

— Хочешь сохранить ясный ум, чтобы не запутаться в собственной лжи, а, Шарлотта?

— Я просто не хочу садиться за руль нетрезвой.

— Поймала бы такси.

— Я не могу себе это позволить.

— Я недавно дал тебе чек на большую сумму денег. Ты ведь еще не все потратила?

— Нет, — ответила она после небольшой паузы. — Знаешь, меня заинтриговало, что у тебя есть счет в австралийском банке. Не понимаю, зачем открывать его, если ты здесь на месяц.

— У меня в Австралии еще есть дела. Эта поездка короткая, но не последняя.

— Дела? Здесь? — Шарлотта чуть не подавилась содовой.

— Да. Помимо своей фирмы в Афинах и того, что я помогаю маме с фондом Элени и ее галереей, я вложил деньги в австралийскую компанию.

— Какую? Судостроительную?

Деймон улыбнулся ее сарказму.

— Банально, да?

— Я думала, все греческие миллионеры рано или поздно интересуются корабельным бизнесом.

— У меня есть яхта, как ты уже знаешь. Но нет, я предпочитаю инвестировать другие проекты. Я купил небольшой остров и планирую превратить его в дорогое место отдыха в греческом стиле.

— Но это Австралия, а не Греция. Что бы ты ни сделал, получится дешевая имитация оригинала.

— Дешевой точно не будет. Остров станет обителью только для богатых и сильных мира сего.

Шарлотта отвернулась. Когда Деймон улыбался вот так, она просто теряла голову. Его улыбка и привлекла ее четыре года назад. Она чудесно освещала его глаза и могла растопить любой лед. Эмили точно так же улыбалась полтора часа назад, когда обнимала маму и целовала ее в щеку.

— Возможно, я возьму тебя туда, когда все будет готово, — не сводя с нее глаз, произнес Деймон.

— Ты же несерьезно, да? То есть… этот месяц… то, что мы… ммм… делаем… это же только на четыре недели, да?

— Я подумаю. Что, если мы будем встречаться каждый раз, когда я стану приезжать в Австралию?

— А что, если я пошлю тебя к черту?

Деймон рассмеялся, допивая свой бренди.

— Тогда мне придется заставить тебя передумать.

— Мы договорились о месяце. Это все, что ты получишь.

— В таком случае не будем тянуть время.

Шарлотте оставалось только последовать, за ним.

Ее охватила паника. Она не сможет продать себя ему. Ни сейчас. Ни когда бы, то ни было еще. Лифт привез их на нужный этаж.

— Я… я не готова. Все слишком быстро.

— Вчера в лимузине— не надо было мне останавливаться. Знаешь, я почти не спал эту ночь. Все думал о тебе.

Деймон твердой рукой проводил Шарлотту в номер и закрыл за ними дверь.

— Пожалуйста, Деймон… прошу тебя, дай мне время… я не… я… у меня не было любовника с тех пор… очень долго… не знаю, смогу ли… вообще заниматься этим.

Деймон рассмеялся.

— Уверен, ты быстро вспомнишь, что нужно делать. В прошлом ты быстро училась.

— Умоляю, давай просто поговорим сегодня.

Деймон разрывался между желанием быть с ней и чувством, которого он совсем не хотел испытывать. Шарлотта изменилась. Ее взгляд уже не был наивным, ее грудь стала полнее, а тело оформилось и приобрело некую неуловимую женственность и сексапильность.

— Ты не сможешь больше одурачить меня. Тянешь время, Шарлотта? Чего ты добиваешься? Хочешь украсть у меня еще что-нибудь?

— Вовсе нет! — воскликнула она. И сразу же поняла, как прозвучали для него эти слова. — То есть я вообще ничего у тебя не крала!

— Хорошо. Я согласен на твои условия. Хотя бы для того, чтобы посмотреть, какую еще ложь ты для меня приготовила.

— Спасибо, — пробормотала Шарлотта, не веря, что он так легко уступил.

— Тогда, может, поедим? Что ты хочешь?

— Н-не знаю. Я не очень голодна. Выбери сам.

Деймон взял меню и потянулся к телефону.

— Ты до сих пор любишь морепродукты?

— Да, — она удивилась, что он еще помнит об этом.

Деймон сделал заказ и повесил трубку.

— Выпьем? В мини-баре полно разных напитков. Думаю, бокал вина не причинит тебе вреда.

— Нет, нет, завтра мне рано вставать. Ведь Джулиан в больнице.

— Как там мистер Деверелл?

— Нормально. Я звонила его жене сегодня днем. Но он не сможет вернуться к работе еще пару недель.

— Джулиан очень лестно о тебе отзывался, — сообщил Деймон, наливая себе красного вина.

Шарлотта решила промолчать. Деймон повернулся к ней.

— Мне трудно было поверить, что мы с ним говорим об одной и той же женщине.

— Я уже говорила, что не изменилась, Деймон. И я, правда, не крала у твоей матери ни те статуэтки, ни что бы то ни было еще.

— Значит, настаиваешь? Но ты единственная, кто мог это сделать. Ты отвечала за галерею в тот день, если помнишь. Моя мать доверилась тебе, а ты предала ее доверие.

— Не знаю, как та статуэтка оказалась в моей сумке, но, клянусь богом, я не брала ее. А те вещи, что нашли в моем номере в отеле… это не я.

— Ты не забыла, что на пленках с камер внутреннего наблюдения было видно, как ты кладешь что-то в сумку?

— Это был мой мобильный! Мама написала мне сообщение, я прочла его, а потом появился посетитель. Мне пришлось подождать, пока он уйдет, чтобы убрать телефон. Это вы и видели на своих дурацких камерах! Почему вы не проверили посетителя? Может это он взял статуэтку?

— Это была бабушка пятерых внуков, которая каждый день ходит в церковь. Она не могла украсть, Шарлотта!

Девушка поникла. Она никак не могла доказать свою невиновность. Ей нравилось работать в галерее. Огромная коллекция, которую собрал отец Деймона за свою жизнь, предоставила Шарлотте чудесную возможность закончить изучение миносских артефактов. Она не смогла бы украсть даже какой-нибудь осколок. Кто мог так жестоко подставить ее? Там, на Санторине, у нее не было врагов. Даже те два оболтуса из отеля, которые подшучивали над ней, не пошли бы на такую жестокость. Все без исключения были с ней дружелюбны. Особенно мама Деймона, с которой Шарлотта быстро подружилась.

— Мне плевать, что ты думаешь, Деймон. Я гордилась доверием, которое оказала мне твоя мама. Я бы никогда не предала ни ее, ни тебя. Я приехала в Грецию ради исследований. И когда мы познакомились, я понятия не имела, кто ты такой. Подумала даже, что ты археолог, работающий на раскопках Акторини. Ты так много знал о миносских артефактах.

— Поэтому ты и решила очаровать меня, да? У тебя был план. Цель, ради которой ты готова была на все. Ты крала экземпляры из коллекций и продавала на черном рынке.

— Знаю, мне не удастся переубедить тебя. Ты считаешь меня виноватой. Но единственное, в чем я виновата, — это в том, что слишком доверяла тебе. Я думала, у нас серьезные отношения. Считала, что, несмотря на короткий срок, между нами сильные чувства, которые выдержат все.

— Ты не любила меня. Просто играла роль. Но теперь я знаю, что ты пускала пыль мне в глаза.

Шарлотта в отчаянии посмотрела на него и прошептала:

— Ты ведь ненавидишь меня, правда, Деймон?

— А чего ты ожидала? Любви?

— Нет… но ненавидеть меня за то, чего я не совершала, несправедливо.

— Если хочешь знать, я никого так не любил, как тебя. Я даже готов был пойти против семейных традиций и жениться на тебе, но ты вовремя показала свое истинное лицо.

Шарлотта догадывалась, что Деймон хотел жениться на ней. Его мать, Александрина, намекала на это время от времени. Она говорила, что мужчина за двадцать должен нагуляться, прежде чем окунуться в семейную жизнь. Ее муж, Николас, был старше ее на несколько лет и успел прослыть настоящим ловеласом, но после женитьбы стал верным мужем и чудесным отцом.

Сестра Деймона Элени отнеслась к роману брата с Шарлоттой с меньшим энтузиазмом, чем мать, но всегда оставалась вежливой и дружелюбной. С тех пор как умер их отец, Деймон остался единственным мужчиной в семье, и Элени привыкла, что он окружал вниманием и заботой только се и мать. Но для Шарлотты Элени так и осталась девушкой, которая просто обожала старшего брата.

Трудно поверить, что она мертва.

Когда Шарлотта узнала, что Деймон основал фонд в память о сестре, она была потрясена. Элени Латойсакис представлялась ей молодой и полной жизни. Казалось просто невозможным, что сейчас она лежит в холодной могиле.

Впрочем, сейчас было так же сложно поверить, что Деймон любил Шарлотту в то время. После инцидента в галерее он потребовал, чтобы она немедленно покинула Санторин. Девушка даже не успела толком все объяснить. Он не слушал ее даже тогда, когда она сказала, что, возможно, ждет от него ребенка. В бешеной ярости он заявил ей, что никогда больше не хочет видеть ни ее, ни ее ребенка, который не может быть от него. Шарлотга села на первый же самолет до Афин, а оттуда улетела в Сидней. А через месяц ее жизнь изменилась. Подтвердилось то, что девушка уехала с Санторина не налегке.

Она увезла с собой частичку Деймона…

ГЛАВА ПЯТАЯ

Принесли еду. Комната наполнилась приятными ароматами. Деймон подвинул для Шарлотты стул.

— Проголодалась, а?

Шарлотта схватилась за его слова как за спасительную соломинку.

— Да… немного…

Мужчина сел за стол напротив нее и положил на колени салфетку.

— Ты упомянула, что ваша мать умерла три года назад. Это было неожиданно?

— И, да и нет… она болела последние месяцы. Но смерть всегда приходит нежданно-негаданно, пусть она и неминуема. — Шарлотта заглянула в его глаза. — Мне так жаль, что Элени умерла. Это, наверное, стало потрясением для тебя и вашей матери.

— Да. Мне до сих пор не верится, что ее больше нет.

— Что произошло?

Деймон с минуту смотрел на свой бокал с вином.

— Элени стала уставать, у нее были задержки месячных. Врачи проверили кровь, но ничего не нашли. Она поехала в Афины, сделала рентген, и обнаружилась опухоль. Через девять месяцев Элени не стало. Химиотерапия должна была продлить ей жизнь. Но сестра подхватила воспаление легких и совсем сдалась.

Шарлотта почувствовала, как к глазам подступают слезы. Бедная Александрина, наверное, постарела лет на двадцать. Родив Эмили, Шарлотга теперь знала всю глубину родительской любви. Иначе, почему она сейчас сидит здесь, если не затем, чтобы защитить дочку?

— Мне, правда, очень жаль. Элени была чудесной девушкой.

— Моя мать теперь очень ждет, когда я женюсь и подарю ей внуков. — Деймон положил Шарлотте салат. — Но пока я сопротивляюсь.

— А тебе не кажется, что уже пора остепениться? — дрожащим голосом спросила Шарлотта.

— Мне всего тридцать два года. У меня впереди целая жизнь.

Шарлотта отвела глаза.

— Значит, ты, как и большинство мужчин, хочешь съесть побольше сладкого?

— А ты, Шарлотта? — перевел он вопрос. — Сколько тебе… почти двадцать шесть. Я думал, к тому времени ты уже найдешь себе богатого мужа.

— Ты удивишься, Деймон, но меня не интересуют богатые мужья, как и вообще муж.

— То есть ты, как и я, предпочитаешь свободные отношения?

— Нет… нет же. Ненавижу мимолетные романы. Но в наши дни это уже не редкость.

— И все же ты согласилась на краткосрочные отношения со мной.

— Ты не оставил мне выбора. Неужели ты думаешь, я сидела бы сейчас здесь, если бы могла воспротивиться?

— А мне кажется, я предоставил тебе просто для действий. Твою сестру могли бы уже арестовать. Кроме того, я дал тебе огромную сумму денег за то, чтобы ты проводила со мной время. Однако если хочешь остановить все это прямо сейчас, я не буду тебя удерживать. Просто верни чек. И, конечно, твоя сестра предстанет перед судом.

Шарлотта придержала язык. Она едва не сказала Деймону, куда он может засунуть свой чек. Аппетит пропал.

— Нечего сказать, Шарлотта?

Она злобно сверкнула глазами в его сторону.

— О, мне есть что сказать, но ты меня в это ограничил, помнишь? Я ведь должна быть вежлива и очаровательна с тобой, тогда как ты можешь нападать на меня, сколько душе угодно.

— Я буду относиться к тебе с уважением, если решу, что ты того заслуживаешь, — прошипел Деймон. — Ты предала мое доверие, и я этого не забыл. Губы, которые целовали меня, все время лгали.

— Я ни разу не обманула тебя. — Шарлотта покраснела, понимая, что врет ему сейчас. И он это чувствует.

— Я могу доказать, что ты соврала мне сегодня, Шарлотта.

— Неужели?

— Да. — Деймон смотрел ей прямо в глаза. — Ты сказала, что понятия не имеешь, где твоя сестра.

— Так и есть.

— Я могу кое-куда позвонить и проверить это.

В горле у нее пересохло, дыхание прервалось. Она приложила все усилия, чтобы выдержать его взгляд.

— Видишь, Шарлотта. Я за тобой наблюдаю.

Слава богу, Эмили у Каролины. Только бы Деймон не узнал о существовании девочки. Шарлотта опустила глаза.

— Хорошо, признаюсь. Я соврала насчет Стейси. Она приходила ко мне сегодня.

— Чтобы разделить то, что украла у меня, я полагаю.

— Меня не интересует содержимое твоего бумажника, — отрезала она.

— Пусть я повторюсь, но я не верю тебе.

— Я лучше уйду. — Шарлотта бросила салфетку на стол.

— Я не позволю тебе этого сделать. — Деймон встал из-за стола и медленно пошел в ее сторону.

Она попятилась.

— Ты не можешь удерживать меня против воли.

— О, ты будешь умолять о том, чтобы остаться, я гарантирую.

— Ты обещал, что сегодня между нами ничего не будет. Ты дал слово.

— Я соврал, — улыбнулся Деймон. — Все врут время от времени.

Шарлотта наткнулась на кровать и замерла в панике.

— Я не могу, Деймон. Я не пью таблетки.

— У меня есть презервативы. Если этого недостаточно, мы всегда можем найти другой способ доставить друг другу удовольствие. — Деймон подошел к ней и, взяв ее руку, приложил себе к бугорку на брюках. — Тебе ведь это нравилось в прошлом, помнишь?

Шарлотта задрожала. Нужно уйти отсюда как можно скорее, пока тело не предало ее.

— Я… я не могу, — она шмыгнула носом. — Просто не могу… — она всхлипнула, потом еще раз и еще, пока не разразилась рыданиями. Шарлотта закрыла лицо руками. Ее тело сотрясалось от нахлынувших эмоций.

Деймон прижал ее к себе, шокированный ее реакцией. Он вдруг почувствовал, что когда-то упустил что-то важное.

— Не плачь, Шарлотта, — шепнул он. — Мы ведь уже занимались любовью раньше. Много раз.

— Но не так… — она подняла на него заплаканные глаза, все еще дрожа. — Не так холодно и бесчувственно. Неужели ты настолько ненавидишь меня?

— Думаешь, нужно сбавить темп, да? — неловко улыбнулся Деймон.

— Немного… — Шарлотта попыталась улыбнуться в ответ, но не смогла.

— Ты удивишься, но я вовсе не ненавижу тебя, Шарлотта. Я желаю тебя. И ничего не могу с этим поделать.

Она молчала.

— Ты считаешь меня варваром и дикарем, но я готов на все, чтобы ты снова была моей. Хотя, вижу, ты пока не готова. Ну что же, дам тебе еще пару дней, чтобы ты привыкла к мысли, что мы снова станем любовниками.

— То есть… Мне не придется…

— Нет. Не сегодня.

Шарлотта облизала пересохшие губы, чувствуя облегчение и разочарование одновременно. Нет, она не любила его больше. Деймон убил эту любовь своей жестокостью, и все-таки…

— Но ты заплатил мне за то, чтобы я провела этот вечер с тобой.

— Я помню. Просто даю тебе время. Я хочу тебя и готов подождать день-два, пока ты сама не придешь ко мне.

Шарлотта разрывалась между желанием сейчас же уйти и снова ощутить тепло его рук.

— Я не знаю, что сказать, Деймон.

— А я приглашаю тебя завтра на ланч.

— Ммм… — она переминалась с ноги на ногу.

— У тебя ведь есть часовой перерыв?

— Да, но…

— Это всего лишь ланч, Шарлотта. Пока ничего больше.

— Хорошо.

— Я буду ждать тебя у музея в час. Идет?

— Да… — она нервно сглотнула. — Значит, ты не откажешься спонсировать выставку?

— Это от многого зависит, милая.

— Отч-чего?

— Я еще не решил. Знаешь, а у тебя самые волшебные губы на свете. Все эти годы мечтал о них.

— П-правда?

— Да, — выдохнул он в миллиметре от ее губ, а через секунду уже целовал ее.

Как она скучала по этой дикой страсти! Деймон оторвался от ее губ, глядя на нее с вожделением.

— Кажется, пора остановиться.

— Да… да… ты прав…

Он взял ее руки в свои.

— Где ты припарковала машину? На стоянке отеля?

— Нет… За пару улиц отсюда.

— Тогда я провожу тебя до машины.

Сердце чуть не выпрыгнуло из ее груди. Ведь кресло Эмили до сих пор лежит на заднем сиденье.

— Нет! Я… соврала. Я приехала сюда на такси.

— Почему ты не могла сразу сказать правду?

— Н-не знаю.

— Ладно, Шарлотта, я провожу тебя до такси.

— Не стоит беспокоиться, правда.

— Мне не сложно, — настаивал Деймон.

У Шарлотты не было выбора, кроме как позволить ему проводить ее вниз и усадить в такси. Она выдавила улыбку и помахала рукой.

— Куда, мисс?

— Вы не поверите…

— В аэропорт? — усмехнулся водитель. — Все сегодня почему-то едут в аэропорт.

— Вообще-то гораздо ближе, — краснея, пробормотала Шарлотта. — Видите вон ту желтую машину под деревом па следующей улице?

— Вы шутите.

— Простите. Вы не могли бы пару раз объехать улицу? Не хочу, чтобы мой… ммм… друг увидел, как я сажусь в свою машину.

Водитель ухмыльнулся.

— Нет проблем. Так сколько, говорите, кругов?

Шарлотта посмотрела в сторону отеля, но Деймона не было видно.

— Думаю, двух хватит, — вздохнула девушка, устроившись на сиденье.

— Два так два, — кивнул шофер и повернул налево.


— Стейси? — позвала Шарлотта, входя в квартиру. — Я дома.

Ответа не последовало, и по ее спине пробежал неприятный холодок. Она бросила сумку и позвала снова, но ответом и на этот раз была тишина.

Она осмотрела все комнаты, но везде было пусто, пока наконец в спальне Шарлотта не заметила записку, прикрепленную на экран компьютера.

Прости, Чарли. Знаю, ты возненавидишь меня, но я просто не готова. Прости. С.

Шарлотта сняла записку и бросила в корзину, по задела мышку, и компьютер включился.

Шарлотта уставилась на номер своего банковского счета. В животе что-то сжалось, когда она осознала, что натворила ее сестра.

— О, Стейси! — крикнула она в отчаянии. — Как ты могла так со мной поступить?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Ты сегодня отлично выглядишь, — столкнувшись с Шарлоттой в уборной, заметила Диана. — Идешь куда-то на ланч?

Шарлотта накрасила губы и причмокнула, прежде чем ответить.

— Вообще-то да.

— С греческим миллионером? — догадалась подруга, улыбаясь.

— Ты ведь не говорила с ним, нет?

— Нет, а что?

— Слушай, Диана, — заговорщически прошептала Шарлотта, — помнишь, я рассказывала тебе, что была знакома с мистером Латойсакисом раньше?

— Да, вы познакомились на Санторине, верно?

— Точно… Не говори с ним обо мне, хорошо? Я не хочу, чтобы он знал, что я мать-одиночка.

— Думаешь, он сбежит, как только узнает, что у тебя есть маленький ребенок?

— Ты же знаешь, какие сейчас мужчины. — Шарлотта повернулась к зеркалу, чтобы только не смотреть Диане в глаза.

— Да уж, — согласилась Диана. — И почему мужчины так боятся ответственности?

— Вот и я не знаю.

— Этот грек… — Диана с подозрением взглянула на подругу. — Он ведь не отец Эмили?

— Нет! — слишком поспешно выпалила Шарлотта, но коллега не подала виду, что заметила что-то необычное.

— Значит, это просто ланч?

— Именно так.

— Он хочет снова встречаться с тобой?

— Может быть. Я не уверена. — По крайней мере, это было правдой. Шарлотта понятия не имела, что от нее понадобилось Деймону.

— А ты-то чего хочешь? Ты говорила, у вас был роман. Ты еще что-нибудь к нему чувствуешь?

— Я не могу позволить себе испытывать к нему какие-то чувства, — ответила Шарлотта. — У меня дочка, а он настоящий мачо. Это несовместимо.

— Ты всегда можешь рассказать ему об Эмили и посмотреть, что будет.

— Нет. Тем более что Деймон пробудет здесь всего месяц.

— А если он узнает от кого-нибудь другого? Не посчитает ли он странным, что ты утаила от него свою дочь?

— Он не узнает. — Шарлотта поправила юбку. — Я позабочусь об этом.

Диана подошла к двери.

— Тогда тебе стоит убрать фотографии Эмили со стола в твоем кабинете, — посоветовала коллега. — Может, Деймон Латойсакис и не отец Эмили, но они чертовски похожи. Даже если он сам не заметит сходства, другие точно поймут.

Шарлотта смотрела на свое отражение в зеркале на двери, когда Диана вышла.

Если уж коллега заподозрила неладное, то и другие тоже могут. И Деймон, разумеется.


Он уже ждал ее, когда она вышла из музея. Сердце Шарлотты замерло в груди, когда она увидела Деймона в светло-сером костюме и белой рубашке, которая подчеркивала его загар.

Мужчина очаровательно улыбнулся.

— Привет, Шарлотта.

— Привет… — смущенно пробормотала она в ответ.

— Ты забыла мое имя? — Деймон взял ее за подбородок и заглянул в глаза.

— Конечно, нет…

— Тогда произнеси его, Шарлотта.

Она вздрогнула.

— Деймон…

Он удовлетворенно улыбнулся и отпустил ее.

— Мне нравится, как звучит в твоих устах мое имя. Никто никогда не произносил его так, как ты. С твоих губ оно слетает как шепот.

Шарлотта зарделась и смущенно отвернулась.

— Пойдем. У меня всего час. А теперь, когда Джулиана нет, работы прибавилось.

Она шла рядом с ним по Гайд-Парку, и сердце ее замирало всякий раз, когда их руки соприкасались. Ей хотелось взять его за руку. Чтобы подавить это желание, Шарлотта скрестила руки на груди.

— Ты замерзла? — поинтересовался Деймон.

— Нет.

— Вот, возьми мой пиджак. — Он снял его с плеч и накинул на нее. — Ветер прохладный. Я слышал, в горах сегодня обещают снег.

Шарлотта содрогнулась при мысли о Блюю Маунтинз. Стейси. сейчас уже должна была бы лежать там, в горах, в клинике. Шарлотта всю ночь не спала, представляя, как сестра растратит все деньги Деймона.

— Теплее?

Она не осмеливалась даже смотреть на него, настолько ее терзало чувство вины.

— Да… спасибо… — она закуталась в пиджак, вдыхая аромат Деймона.

Ресторан был переполнен, но метрдотель проводил их к уединенному столику в углу.

Шарлотта изучила меню, надеясь, что у нее появится аппетит. Но всякий раз, глядя на цену, она вспоминала, что ее счет уже пуст.

— Ты чем-то обеспокоена, — заключил Деймон. — Что-то случилось?

— Ничего.

Он недоверчиво улыбнулся.

— Нет, что-то не так. У тебя на лице это написано. Я же сказал, только ланч. Ничего больше. Я даже позволю тебе заплатить половину, если тебе станет легче.

— Нет!.. То есть… проблема не в этом…

— Тогда в чем дело? — Деймон склонился ближе.

— Просто мне немного… трудно. Мы не виделись четыре года. Я не знаю, что сказать…

— Расскажи о своей жизни, — попросил он, облокотившись на спинку стула.

— О моей жизни?

— У тебя ведь она есть?

Шарлотта потупилась.

— Уверена, моя жизнь скучна по сравнению с твоей.

— А как насчет отношений? У тебя есть парень?

— Едва ли я согласилась бы проводить с тобой время, если бы был, — заметила Шарлотта.

— Считаешь меня самоуверенным нахалом, да?

— Именно.

— Я был удивлен, как все вдруг вернулось, как только я увидел тебя.

— Что все?

— Ни одна другая женщина так меня не будоражила, — улыбнулся Деймон.

— Это просто слова, я уверена.

Он накрыл ее руку своей ладонью.

— Это действительно так, Шарлотта. Я все так же желаю тебя, как и четыре года назад. И ты тоже. Я вижу это каждый раз, когда смотрю в твои глаза. В них отражается голод, который говорит красноречивее любых слов, что и в твоей жизни не нет никого, кто удовлетворял бы тебя так, как я.

Шарлотта отдернула руку.

— Ты разбил мне сердце, Деймон. Я не собираюсь повторить свою ошибку.

— Перестань, Шарлотта. Ты же знаешь, что у меня не было выбора, кроме как поверить, что ты совершила ту кражу. Все указывало на тебя.

— Ты мог поверить мне, — с горечью бросила девушка. — Но ты этого не сделал.

— Я четыре долгих года размышлял над теми событиями, но всегда возвращался к одному и тому же. Если ты не украла те экземпляры, тогда кто это сделал?

— Понятия не имею. Видимо, кому-то не нравился тот факт, что мы с тобой встречаемся. Как насчет твоего детства, дорогой? Женщины, на которой ты должен был жениться?

— Иона Патонис?

— Да. Она приходила в галерею в тот день вместе с Элени. Несколько раз. Я всегда считала ее интриганкой. Она легко могла сделать это.

— Иона никогда бы не пошла на что-то подобное, — не поверил Деймон. — У нее самое доброе сердце на свете. Она месяцами помогала маме сидеть с Элени. И поддерживала ее после смерти сестры.

— Тогда почему ты на ней до сих пор не женился? Она ведь только этого и ждет.

— Хороший вопрос. — Деймон водил пальцами по краю бокала.

— Так ты собираешься на него ответить?

— Иона оставила меня недавно. И вышла замуж за одного из моих двоюродных братьев. Полагаю, даже встречалась с ним раньше. Ник Андреакос. Кажется, она уже ждет первенца.

Шарлотта старалась скрыть свое любопытство.

— Тебе было трудно это пережить?

— Не очень, — Деймон пожал плечами. — Если б я женился на Ионе, то в любом случае это был бы брак по расчету.

— Значит, ты не любил ее?

— Любил, но как сестру. Между нами не проскочила та самая искра, если ты понимаешь, о чем я.

О, Шарлотта прекрасно знала, о чем говорит Деймон. Она ощущала это прямо сейчас, просто сидя так близко от него. Стоит протянуть руку, и…

Она заглянула в меню, пытаясь прийти в себя.

— Что будешь есть?

— Суп дня. — Она отложила меню в сторону.

— И все?

— Я не очень голодна. Кроме того, мне придется все равно готовить дома, так что…

— Что?

Шарлотта сглотнула.

— Зачем тебе готовить дома? Можешь поесть здесь, а потом просто перекусить.

— М-мне нравится готовить.

— Что особенно?

— Особенно? — не сразу поняла Шарлотта, взволнованно теребя салфетку.

— Твое любимое блюдо?

— Умм… — девушка отвернулась. — Мне трудно выбрать…

— Не знал, что ты такая домашняя, — прокомментировал Деймон. — Когда мы познакомились, ты жила на одних полуфабрикатах.

— С тех пор прошло много времени. Я поняла все свои ошибки. Спасибо жизни. Теперь я искусный кулинар.

— А мне ты что-нибудь приготовишь?

— О, я не настолько хороша, — в панике промямлила Шарлотта. — Правда.

— И все же это лучше, чем еда в отеле. Ну что? пригласишь меня завтра на ужин?

— Я занята.

— А послезавтра?

— Я… я не готовлю по выходным.

— Тогда я угощу тебя обедом. Привезу продукты к тебе домой и угощу тебя такими блюдами… пальчики оближешь.

— У меня крошечная кухня… и духовка сломалась.

— Ты не хочешь, чтобы я приходил к тебе домой, да? — догадался Деймон.

— У меня не дом. Съемная квартира, в которой никогда нет времени прибраться.

— Если твоя цель — отвадить меня, то, могу тебя заверить, ты только добилась обратного.

Шарлотта ощутила новый приступ паники. Она, конечно, может попросить Каролину посидеть с Эмили еще раз, но в ее квартире полно детских вещей и игрушек. Там даже пахнет Эмили.

— Не думаю, что это хорошая мысль. Мы не должны больше встречаться, — избегая его взгляда, заявила Шарлотта.

— Ты забываешь о нашем договоре. Я заплатил тебе за твое общество и собираюсь получить максимум.

Шарлотта в отчаянии пыталась найти пути к отступлению.

— Ты здесь ненадолго, и у меня есть… у меня есть другой.

— Ты говорила, что ни с кем не встречаешься сейчас.

— Я соврала.

— Ты виртуозная обманщица, — заключил Деймон.

— Я просто не хочу усложнять себе жизнь возвращением в прошлое. Между нами все кончено.

Деймон снова взял ее руку. Его длинные пальцы переплелись с ее пальчиками.

— Ничего не кончено, Шарлотта. И ты это знаешь. Как ты можешь так говорить, когда нас неодолимо влечет друг к другу? Я почувствовал это в тот же миг, когда снова увидел тебя. И в твоих глазах отражалось то же желание.

— Мы должны покончить с этим. Ты считаешь меня воровкой.

— Это в прошлом. Здесь и сейчас только мы. У нас есть еще один шанс. Так давай не будем его упускать.

— Не проси меня об этом, Деймон.

— Ты влюблена в того другого?

— Это не такая любовь… — выдохнула Шарлотта.

— А какая?

— Трудно описать.

— Уверен, все поймут, если мы проведем вечер вместе. Можешь сказать, что встречаешься со старым другом.

— Полагаю, пара вечеров не причинят вреда. Неужели я так сказала? О чем я думала? Это безумие — играть с огнем!

— Когда мы впервые встретились после стольких лет, мы чуть не растерзали друг друга. Полагаю, это моя вина. Я пытался заглушить желание, которое снова вспыхнуло во мне. Но кто знает? В этот раз мы можем стать не только любовниками, но и друзьями.

— Д— друзьями?

— Тебе трудно представить меня своим другом?

— Нет… уверена, ты очень хороший друг.

И опасный враг, напомнила себе Шарлотта.

— Давай начнем с того, что увидимся в понедельник вечером, — предложил Деймон. — Как насчет того, чтобы пообедать где-нибудь, а потом потанцевать? Я пришлю за тобой машину.

— Нет.

— Нет? — удивился он.

— Я. — я могу сама приехать, — пробормотала Шарлотта, снова потупив взор.

— Хорошо. Встретимся в семь у меня.

— Идет…

Деймон улыбнулся и поднял свой бокал.

— За нас, друзей и любовников.

— За друзей, — поддержала Шарлотта и, надеясь, что это не обернется катастрофой, выпила вино до дна.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Ты серьезно? — Каролина в изумлении уставилась на Шарлотту. — Как твоя собственная сестра могла так поступить с тобой?

— Ох, — вздохнула Шарлотта, наблюдая, как Эмили и Дженни с интересом разглядывают жука. — Мне самой до сих пор не верится, что она могла зайти так далеко. Это все наркотики. Наш отец был точно такой же. Одна доза — и он снова не мог остановиться.

— Я могу одолжить тебе немного денег, если ты на мели, — предложила Каролина.

— Нет, нет, не нужно. Мне заплатили вчера. Но все равно спасибо.

Каролина погладила руку подруги.

— Ты ведь никогда не потеряешь надежду, что Стейси вылечится, да?


— Она — все, что у меня есть, кроме Эмили.

— Но ведь воровство — это преступление. И не важно, крадешь ты у родственников или нет. Что, если Стейси начнет грабить других людей, чтобы купить наркотики?

— Она уже украла, — помрачнела Шарлотта. — И выбрала для этого самого неподходящего человека!

— В смысле?

— Вчера вечером Стейси утащила бумажник у одного мужчины. Не у простого.

— О, звучит пугающе. Кто это был? Кто-нибудь известный?

— Еще хуже.

— Кто же?

— Отец Эмили, — на одном дыхании произнесла Шарлотта.

— Отец Эмили? — Каролина опустилась на скамейку в парке. — То есть он здесь, в Сиднее? Ты, кажется, говорила, он живет в Греции.

— Да, но он приехал в Австралию по делам на месяц. Он один из главных спонсоров нашей выставки. Я собиралась рассказать тебе, но не знала, как начать. — Шарлотта шумно вздохнула. — Стейси вчера пришла ко мне в офис и из всех людей выбрала Деймона Латойсакиса, чтобы украсть бумажник.

— Вот это да… — Каролина обеспокоено взглянула на подругу. — Ты собираешься рассказать ему об Эмили?

— Если бы ты задала этот вопрос пару дней назад, я бы ответила твердым «нет». Но сейчас уже не уверена.

— Почему?

— Я считала, что Деймон не заслуживает знать о дочери после того, как он поступил со мной тогда. Он не поверил мне, когда я сказала, что, возможно, жду ребенка. Беременность подтвердилась, и я несколько раз звонила ему, но он не брал трубку. Мои письма возвращались нетронутыми. Я даже писала Деймону на электронную почту, но он, должно быть, сразу удалял мои сообщения, не читая. А теперь мне кажется, что я должна была постараться лучше. Я ведь сдалась через пару недель. Возможно, мне следовало оставаться на связи, пока я не добилась бы ответа.

— Он сможет создать тебе проблемы?

— Деймон — миллионер, Каролина. Ему стоит только щелкнуть пальцами, и я буду по уши в трудностях. Он может собрать мощную команду адвокатов еще до того, как я произнесу слово «опека».

— О господи, это ужасно!

— Поверь мне, все еще хуже.

— Как может быть хуже?

— Он хочет встречаться со мной.

— В смысле восстановить отношения? — спросила Каролина. — О нет! Так это с ним ты ходила вчера вечером!

— Мне пришлось, Каролина. Он практически заставил меня силой. Деймон узнал, что моя сестра стащила его бумажник и пригрозил выдвинуть обвинения, если я не соглашусь встретиться с ним.

— Тебе нужно было все мне рассказать.

— Прости… я хотела, но была так расстроена, что плохо соображала. Я рассудила, что лучше все оставить в тайне, насколько это возможно. Думала, смогу выдержать, но сейчас…


— Что сейчас?..

Шарлотта поглядела на девочек, а потом снова повернулась к подруге.

— Деймон хочет, чтобы мы провели некоторое время вместе как друзья.

— Ух. А никто не говорил тебе, что невозможно остаться искренним другом со своим бывшим? — спросила Каролина. — Всегда будут возникать какие-нибудь проблемы. И первая — разумеется, секс.

— Знаю. И ни на секунду не поверила ему. Но подумала, что, если мы проведём какое-то время вместе, я, возможно, наберусь достаточно смелости, чтобы рассказать ему об Эмили. Мне нужно завоевать доверие Деймона. Он до сих пор считает меня виновной в той краже из галереи. А Стейси только подлила масла в огонь. Но если я докажу, что заслуживаю его доверия, может, Деймон не так разозлится, когда узнает о том, что у него есть дочь.

— Тебе придется попотеть, чтобы достичь того уровня доверия, при котором можно сбросить подобную бомбу.

— Знаю…

— Хотя, если этот твой Деймон влюбится в тебя, тогда у тебя появится неплохой шанс.

— Не знаю, что он чувствует, но Деймон решительно настроен продолжать наш роман.

— А ты? Ты все еще испытываешь к нему какие-то чувства?

Шарлотта посмотрела на свою дочурку и вздохпула.

— Я думала, что ненавижу его, несколько месяцев после отъезда с Санторина, особенно когда он упрямо отказывался выходить со мной на связь. Но как только родилась Эмили, я ни на секунду не переставала думать о ее отце. Я смотрела в ее глаза и видела его. А теперь, когда мы снова с ним встретились, я поняла, что ошибалась в своих ощущениях. Я всегда любила его. С первой нашей встречи и по сей день.

— Тогда лучше тебе постараться сделать так, чтобы и он полюбил тебя. И побыстрее, — посоветовала Каролина. — Иначе ты рискуешь снова остаться с разбитым сердцем, только на этот раз еще и без дочери.


— Я могу пойти с тобой, мамочка? — спросила Эмили, когда Шарлотта снова оставила ее у Каролины, чтобы встретиться с Деймоном вечером в понедельник. — Пожалуйста. Я буду хорошо себя вести.

— Нет, не сегодня, милая. — Шарлотта присела на корточки и чмокнула дочку в носик. — Вам с Дженни уже пора спать.

— Но я совсем не устала, — заупрямилась Эмили.

Шарлотта провела пальцем под темным глазом девочки.

— У тебя тут мешки больше, чем мой палец.

— Но я так скучаю по тебе.

— Знаю, малышка, — сердце ее сжалось. — Но сегодня мама должна встретиться с очень важным человеком.

— С кем? — Эмили засунула пальчик в рот. — С тетушкой Стейси?

— Нет… с тем, кого мама знает уже давно.

— С моим папочкой?

Шарлотта потеряла дар речи. Как Эмили могла догадаться?

— Я тоже хочу увидеть его. Дженни часто видит своего папу. Он дарит ей подарки и кучу всего.

— Да, но папа Дженни живет недалеко, а твой папа — в другой стране.

— Почему тогда он не присылает мне подарки?

— Мама сейчас опоздает, — пришла на выручку Каролина. — Как насчет того, чтобы принять пенную ванну вместе с Дженни?

Эмили просияла и взяла Каролину за руку.

— А сколько будет пузырьков?

— Миллионы и миллионы.

Шарлотта благодарно улыбнулась подруге.

— Завтра я заберу девочек из садика.

— Приятного вечера, и не забудь надеть что-нибудь невероятно сексуальное, — подмигнула Каролина, плечом открывая дверь в ванную.


Как только Шарлотта вошла в свою квартиру, то сразу поняла, что Стейси дома.

— Так, — с силой хлопнув дверью, грозно произнесла она, — выходи сейчас же! На этот раз тебе не отвертеться. Клянусь богом, Стейси, я убью тебя!

Стейси появилась из-за двери в ванную. Бледная и такая напуганная, что вся злость Шарлотты испарилась.

— У меня неприятности…

— И еще какие! — отбросив беспокойство, процедила Шарлотта. — Как ты могла так со мной поступить? Ты украла у собственной сестры, черт тебя возьми! Как ты могла сделать это после всего, что нам пришлось пережить из-за отца? Мама потеряла всякую надежду и заболела оттого, что он себя вел омерзительно. А теперь ты повторяешь все то же самое!

— За мной придут…

— Имеешь в виду полицию?

— Нет… — Стейси заламывала свои исхудавшие руки. — Я задолжала кое-кому деньги… много денег. Я отдала, что могла. Поэтому и перевела все с твоего счета на мой. Прости, но у меня не было выбора. Мне страшно, Чарли. Если я не отдам весь долг, они придут за мной.

Шарлотта судорожно сглотнула.

— Я больше не могу давать тебе деньги. Я хочу помочь тебе, но теперь тебе не верю. Кто знает, может, это твоя очередная уловка, чтобы выманить деньги на наркотики.

— Мне не нужны деньги. Я просто хочу затаиться на некоторое время. Можно остаться у тебя? Пожалуйста.

Шарлотта вздохнула. Она знала, что пожалеет об этом, но что еще можно сделать?

— Хорошо, но тебе известны правила. Никакого алкоголя, мужчин и сигарет в этом доме. Ясно?

— Прости, Чарли… за клинику. Я, правда, хотела поехать, но дилер угрожал мне…

— Я не собираюсь терять время на уговоры. И сейчас у меня уже нет на клинику денег, кстати.

— Я снова начну принимать метадон. Обещаю.

— Хотела бы я поверить тебе, но у меня нет времени слушать твои пустые обещания. Я встречаюсь с другом в семь. Сейчас уже без пятнадцати, а я еще даже не одета.

— Прости… — Стейси села на диван и потупилась.

— Попытайся поспать, поговорим утром, — заботливо произнесла Шарлотта. — Эмили у Каролины. Я могу поздно вернуться, так что не жди меня.

— Ты идешь с тем же парнем, что и тогда?

— Да… но мы просто друзья.

— Все так говорят, — хмыкнула Стейси.


Деймон уже ждал ее в баре, когда она ворвалась туда, запыхавшаяся и с растрепанными волосами. Казалось, что Шарлотта только что встала с постели, но это лишь придавало ей сексуальности.

— Прости, что опоздала, — выдохнула она с ходу. — Тот еще был денек!

— Может, выпьешь, чтобы успокоить нервы? — предложил он.

— Я спокойна.

Деймон понимающе улыбнулся и коснулся ее раскрасневшейся щеки.

— А вот и нет.

— Хорошо, сдаюсь, — Шарлотта села у стойки напротив него. — Ты прав.

— Не нервничай, Шарлотта. Сегодняшний вечер мы проведем как старые друзья.

Она неуверенно покосилась на него.

— Ты, правда, считаешь, что бывшие любовники могут быть друзьями?

— Кто знает, — расплывчато ответил Деймон. — Я твердо намеревался попытаться, но, как только ты вошла сюда, мне захотелось увести тебя наверх и…

Шарлотта приложила палец к его губам.

— Молчи, прошу тебя… мне и так тяжело, без твоих искушений.

Деймон взял ее руку и поцеловал каждый пальчик.

— Ты возбуждена?

— Немного…

— Только чуть-чуть?

— Ладно, очень…

Он снова взял ее руку и на сей раз, облизал ее пальчик, не сводя с нее глаз.

Шарлотта ощутила болезненный прилив желания, все тело вспыхнуло. Как она могла даже предположить, что им удастся стать друзьями? Это невозможно, не с таким всепоглощающим вожделением.

— Деймон…

— Нет. — Он воспользовался ее же приемом, чтобы заставить ее замолчать. — Послушай меня. За нашими плечами прошлое, которое никуда не уйдет. Я чувствую это также, как дыхание страсти между нами.

— Я не могу дать тебе то, что ты хочешь.

— Нет, можешь, — настаивал он. — Ты в состоянии избавить меня от томительного ожидания. Нам было так хорошо вместе. И может быть еще лучше. Я знаю это. Чувствую всякий раз, когда прикасаюсь к тебе.

— Деймон… — Шарлотта глубоко вдохнула, подготавливая себя. — Ты должен знать кое-что…

— Я знаю все, что мне необходимо знать. Ты все еще хочешь меня. Мы никогда не сможем быть просто друзьями, Шарлотта. Между нами слишком сильная страсть.

— У нас не будет будущего, пока мы не разберемся с прошлым.

— Все уже позади. Оставь, Шарлотта. Я не хочу ворошить старое. Я все еще считаю тебя виновной в преступлении, которое, как ты говоришь, ты не совершала. Мне бы хотелось, чтобы ты перестала лгать. Но это не имеет отношения к тому, что происходит между нами сейчас.

Грудь Шарлотты сдавил груз вины. Такой тяжелый, что она едва могла дышать. Ведь она обманывала его даже в этот момент.

— Нам выпал второй шанс. Я был неправ, когда прервал с тобой всякую связь. Теперь я понимаю это. Меня сжигала злость и гордость. Я был слеп, и глух. Мне нужно было выслушать твои объяснения. Я задолжал тебе это, но я был слишком горд.

— Деймон, я не знаю, как сказать тебе, но…

— Не говори, что ненавидишь меня, я все равно не поверю, — прервал он ее.

— Я не презираю тебя, но я… — она не нашла в себе сил договорить.

— Понимаю, тебе нелегко возобновить наши отношения. Тебе было больно тогда, и сейчас ты чувствуешь себя беззащитной предо мной. Я стараюсь не торопить тебя, хоть это и убивает меня.

— У тебя только две скорости, Деймон: быстрая и еще быстрее.

— Ты так хорошо понимаешь меня, дорогая моя, даже после стольких лет разлуки.

— Простите, мистер Латойсакис, — вмешался служащий отеля. — Еда, которую вы заказывали, готова и ждет вас в номере.

— Спасибо, — поблагодарил Деймон.

— Мы будем обедать здесь? — удивилась Шарлотта. — В отеле?

Он взял ее за руку и помог слезть с табурета.

— Надеюсь, ты не возражаешь. Я хотел, чтобы нам не мешали.

Шарлотта, нервничая, проследовала за ним к лифту. Она-то рассчитывала на ресторан с танцполом, где будут другие люди, а не на уединение в номере, где не будет никого и ничего, что помешало бы ей упасть в его объятия.

Деймон пропустил ее в номер. Шарлотта чуть не открыла рот от изумления. В комнате стояли живые цветы. Рядом со столом, накрытым на двоих, располагалось ведерко с охлажденным шампанским.

— Столько хлопот. — Шарлотта в изумлении огляделась. — Не знаю, что и сказать.

Деймон подвинул для нее стул.

— Присаживайся и насладимся едой, которую шеф приготовил специально для нас.

Жар охватил ее тело, когда Деймон заглянул ей в глаза. Он был так невероятно сексуален, когда вот так смотрел на нее. Шарлотта позабыла обо всех преградах, которые выстроила для себя сегодня.

Деймон раскладывал по тарелкам изысканную еду. Каждое движение его длинных пальцев напоминало ей о том, как они ласкали ее тело.

Шарлотта так страстно отдавалась ему… Отсутствие опыта не было препятствием. Она даже не сказала ему, что невинна, пока они не оказались в постели. Девушка не почувствовала боли, когда он в первый, раз взял ее, она лишь ощущала, что создана для него и только для него.

— Ты все время молчишь, — заметил Деймон, когда они съели закуску и основное блюдо.

— Прости… я задумалась.

— Тебе скучно со мной?

— Нет, конечно, нет… просто…

Деймон накрыл ее руку своей ладонью.

— Потанцуем?

— Танцевать? Здесь?

Он помог ей подняться.

— Ты любила танцевать, Шарлотта, помнишь? Ты всегда двигалась со мной в одном ритме, как будто мы были единым целым в те моменты.

Она опустила глаза.

— Я не танцевала целую вечность…

Деймон поставил медленную романтическую балладу. Комнату наполнили звуки музыки.

Шарлотта почувствовала, как он обнял ее, и ее ноги сами подчинились ему. Его тело было так близко, что сердце ее забилось сильнее.

— Видишь? — шепнул Деймон. — Наши тела просто созданы друг для друга.

Шарлотта отдалась музыке, чувствуя, как он ведет ее. Она как будто окунулась в прошлое. Словно не было четырех лет разлуки. Ее руки обвивали его шею. Она ощущала, как напряглось от желания его мужское достоинство а, глядя в его глаза, знала, что не сможет устоять перед ним, если он захочет.

Его руки обжигали ее бедра. Шарлотта сходила с ума от желания снова ощутить тепло его прикосновений. Она вся напряглась.

И тут Деймон склонился, и их губы слились в страстном поцелуе. Его руки нашли ее грудь. Шарлотта простонала от удовольствия.

— На тебе слишком много одежды, — прохрипел мужчина, найдя молнию на ее платье и расстегнув ее.

— На тебе тоже, — отозвалась Шарлотта, расстегивая, пуговицы его рубашки и целуя каждый открывавшийся кусочек его обнаженного тела.

Деймон простонал, когда она дошла до его ремня, и, взяв на руки, положил ее на кровать.

Шарлотта накрыла его руку своей, когда Деймон снимал с нее чулки. Она вдруг вспомнила о своем шраме.

— Можешь выключить свет?

— Но я хочу видеть тебя… всю тебя.

— Я уже не такая худышка, как раньше.

— Ты волшебная.

— Прошу тебя, Деймон.

— Хорошо, — он щелкнул выключателем. — Но в следующий раз я хочу видеть каждую частичку твоего великолепного тела.

Шарлотта ощутила, как страсть накрыла ее жгучей волной. Их тела сплелись в едином порыве, руки срывали одежду, губы слились в долгом страстном поцелуе. Шарлотте отчаянно хотелось ощутить его в себе, вспомнить это волшебное чувство единения тел.

Деймон взял в рот ее сосок, и Шарлотта прогнулась от удовольствия. Его руки ласкали ее тело, пока она не застонала в томительной сладкой муке.

Она ощутила первые волны удовольствия, но этого было недостаточно. Шарлотта потянулась к Деймону, толкнула его и оказалась сверху. Она склонилась к его бедрам и начала ласкать его губами и языком, пока он не застонал:

— Довольно!

Он перевернул ее и снова взял инициативу на себя. Быстро надел презерватив и вошел в нее так грубо и быстро, что Шарлотта вскрикнула. Его движения были резкими и быстрыми, но ей именно это и нужно было сейчас. Ее тело почти забыло, что такое ласка. И теперь девушке хотелось животной страсти. Как удивительно Деймон чувствовал ее!

— Я слишком тороплюсь, — выдохнул он в ее полуоткрытые губы.

— Не слишком, — Шарлотта двигалась в одном ритме с ним, прогибаясь при каждом его движении вперед.

Неожиданно она словно оказалась на небесах.

Ее тело напряглось и, будто от взрыва, рассыпалось на мелкие частицы, каждая из которых дрожала от удовольствия.

Шарлотта ощутила, как Деймон унесся вслед за ней к вершинам наслаждения, издав финальный стон. Они лежали в объятиях друг друга, качаясь на волнах блаженства.

Деймон повернулся и посмотрел на Шарлотту.

— Я хотел не торопить события, но с тобой это оказалось невозможным. Твое тело манит меня, как ничто другое.

— Ты тоже очень красивый. — Шарлотта провела ладонью по его щеке.

Деймон перехватил ее руку и поцеловал ладонь.

— У тебя было много любовников после меня?

— Почему ты спрашиваешь?

— Это эгоистично с моей стороны, — прошептал Деймон, глядя в ее голубые глаза, — но я надеюсь, что их не было.

— А я уверена, что ты не вел затворническую жизнь эти четыре года.

— Ты права…

— Ты любил кого-нибудь? — спросила Шарлотта, стараясь подавить боль, которую вызвало его предыдущее признание.

— Нет, — покачал головой Деймон. — Я не мог позволить себе чувствовать к кому-то любовь.

В душе Шарлотты затеплилась надежда. Может, у него еще остались к ней какие-то чувства?

Он не сводил с нее глаз, когда его руки начали снова ласкать ее. Шарлотта дрожала в его объятиях, когда Деймон вдруг отстранился, прислушавшись.

— Что это за шум?

— Какой шум? — не сразу поняла девушка.

— Как будто мобильник на виброрежиме. Шарлотта почувствовала, как сердце сжалось в панике. Только два человека могли звонить ей в такой поздний час. Каролина или Стейси.

— Ммм… придется ответить.

— Сейчас? — удивился Деймон.

— Наверное, это моя сестра, — Шарлотта высвободилась из его объятий и встала с постели.

На подгибающихся ногах она подошла к своей сумочке и, достав телефон, уставилась на экран с сообщением.

Эмили поранилась. Но не волнуйся. Я отвезла ее в детскую больницу.

Шарлотта не заметила, как Деймон встал позади нее, пока не услышала, как глубокий чарующий баритон прозвучал над ее ухом, требуя ответа:

— Кто такая Эмили?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Я… мне нужно идти… — Шарлотта подобрала свою одежду и начала быстро одеваться. — Я должна уйти прямо сейчас…

— Кто такая Эмили? — снова спросил Деймон, на этот раз, схватив ее за локоть.

Она в отчаянии посмотрела ему в глаза.

— Это… моя дочь, а теперь, пожалуйста, отпусти меня. Я должна ехать в больницу. О господи! — Шарлотта расплакалась, уронив ключи от машины. — Я сама виновата. Я знала, что-нибудь такое обязательно случится. Это я во всем виновата.

— Твоя дочь? — Деймон в ступоре уставился на нее. — У тебя есть ребенок? Да?

Шарлотта кивнула, со слезами на глазах подобрав ключи.

— Я собиралась рассказать тебе… просто не знала, как начать…

— Ты согласилась на отношения со мной, будучи замужем и с ребенком? — Деймон в изумлении глядел на Шарлотту. — Что ты за женщина?

— Я не замужем…

— Тогда где же отец девочки?

Шарлотта закусила губу. Она не могла признаться ему сейчас.

— Мне нужно идти, Деймон. Поговорим в другой раз. Пожалуйста.

— Ты не в состоянии сейчас садиться за руль. — Деймон быстро оделся и взял, пальто. — Дай мне ключи. Я отвезу тебя.

— Нет, ты не знаешь город. Я доеду сама намного быстрее.

Он снова взял ее за руку, не давая уйти.

— Тогда мы поедем на такси. Так еще быстрее. Тебе не нужно будет думать о том, где припарковаться.

Шарлота знала, какой будет цена за его помощь. Но сейчас ей было все равно. Она должна добраться до больницы, чтобы узнать, что случилось с Эмили.

Ее охватило чувство вины. Не нужно было вообще оставлять дочку. В последние дни Эмили казалась перевозбужденной, но Шарлотта списывала это на усталость. И вот теперь ее дочурка в больнице по ее вине.

Слава богу, такси ехало быстро. Она избегала говорить с Деймоном, но он не унимался.

— Ты не позвонишь ее отцу?

— Нет. — Шарлотта вжалась в сиденье.

— Что значит «нет»? Разве отец не имеет права знать, что с его ребенком?

— Он даже не знает, что у него есть дочь.

— То есть, как не знает? Почему ты ему не сказала? Любой мужчина, не важно, какие там обстоятельства, имеет право знать, что он стал отцом.

Весь мир Шарлотты сжался сейчас в один маленький комок.

— Вообще-то я сообщила ему, но он предпочел не поверить мне.

Деймон почувствовал странный укол в сердце. Это не может быть правдой! Это невозможно.

В его голову закралось сомнение, как сигаретный дым, который медленно проникает в легкие. Он думал, что Шарлотта соврала ему тогда, но что, если ошибся?

Мы предохранялись, напомнил Деймон себе. Но снова его охватили сомнения, когда он вспомнил о тех нескольких ночах перед тем, как он отослал ее…

Его страсть к ней не поддавалась контролю. Они так безудержно занимались любовью, что он забывал о презервативах. Настолько сильно было его желание чувствовать жар ее тела без всяких барьеров.

— Я ее отец? — прохрипел Деймон.

Шарлотта лишь кивнула.

— Я тебе не верю. — Он пожалел об этих словах, как только они слетели с его губ. Шарлотта вся словно съежилась, инстинктивно ограждая себя от еще большей боли.

— Что ж, этого я и ожидала, — вздохнула она. — Ты не верил мне раньше, так почему же должен верить сейчас.

Деймон наконец обрел дар речи.

— Почему ты не сказала мне?

— Я говорила, но ты отказался, отверг даже вероятность того, что я могу носить твоего ребенка. Ты обвинил меня в краже. Из твоих слов мне стало ясно, что ты считал меня лгуньей, которая врет, чтобы получить то, к чему ты тогда не был готов. Дать моему ребенку фамилию — твою фамилию.

Холод вины охватил Деймона. Он ощущал ее каждой клеточкой своего тела. Он был так зол на Шарлотту тогда, что отправил ее собирать вещи, даже не выслушав.

Но что, если она спланировала все с самого начала? Пара скульптур не шли ни в какое сравнение с этим. Она отомстила ему самым жестоким способом. Утаила от него его собственного ребенка, даже не удосуживаясь связаться с ним все эти годы, не считая нескольких жалких попыток.

— У меня есть дочь… — Так странно было сейчас произносить эти слова.

— Я назвала ее Эмили Александрина.

Деймон недоверчиво посмотрел на нее.

— Ты дала ей имя моей матери?

В глазах Шарлотты все еще блестели слезы.

— Это меньшее, что я могла сделать. Твоя мать была так добра ко мне, позволив работать в галерее…

Деймон отвернулся к окну, глядя на огни ночного города. Вдалеке уже виднелась детская больница. В горле встал комок. Трудно было даже дышать.

Его дочь находилась сейчас в этом здании из стекла и камня. Дочь, о существовании которой он только что узнал. Дочь, которая объединяла его с Шарлоттой самыми крепкими узами. В ее жилах текла их общая кровь.

— Сколько ей лет?

— Три месяца назад исполнилось три года. Она родилась пятнадцатого апреля.

Деймон закрыл глаза под тяжестью нахлынувших эмоций. Он так много пропустил. Ее младенчество уже позади, а Деймон не видел ничего. Ее первый шаг, первое слово, первый зубик. Все, что было первым в жизни девочки. Он мог бы пройти мимо нее на улице и не понять, что это его дочка.

— Как ты могла так со мной поступить? — произнес он в тишине.

— У меня не было выбора. Ты считал меня воровкой. Ты выгнал меня, а в моих ушах до сих пор иногда звучат твои обвинения. Я так много раз пыталась рассказать тебе об Эмили.

— Но ты и есть воровка, Шарлотта, — в его голосе звучала ярость. — Ты украла у меня мою дочь. Клянусь богом, тебе не удастся так легко сбежать от меня в этот раз. Я отпустил тебя, когда ты предала доверие моей семьи четыре года назад, но сейчас я не сделаю этого. Несколько древних статуэток ничто по сравнению с моей плотью и кровью. Ты пожалеешь о том, что скрыла от меня существование ребенка, гарантирую тебе это.

Шарлотта вышла из машины и побежала в больницу. Его слова неотвязно звучали у нее в голове. Она подскочила к справочной, чтобы узнать, где находится Эмили. Дозвониться до Каролины ей не удалось — ее мобильный не отвечал.

— Эмили Вудрафф? — медсестра просмотрела список пациентов по компьютеру. — Простите, но в нашем отделении ее нет. Вы были в перевязочном пункте и травматологии?

Деймон подошел к справочной и взял Шарлотту за локоть, повел ее на первый этаж. Они прошли бесконечное количество коридоров, пока не добрались, наконец, до нужного отделения.

Шарлотта быстро объяснила медсестре ситуацию.

— Да, да, маленькая девочка. Ее сейчас осматривает врач. Проходите.

Повсюду носились люди с каталками, медсестры, пациенты, обеспокоенные родственники. Шарлотта в отчаянии заламывала руки.

— Простите… — Она обратилась к пробегающему мимо врачу.

— Мне нужен бандаж в первую реанимационную, быстро, — скомандовал он медсестре и повернулся к Шарлотте. — Подождите в приемной, к вам скоро кто-нибудь подойдет.

Деймон отодвинул Шарлотту в сторону.

— Нашу дочь привезли в эту больницу, и мы хотим знать, где она.

Врач остановился, услышав командный тон Деймона.

— Должно быть, вы родители Эмили Вудрафф. Простите, у нас очень загруженный вечер. Ее только что увезли на рентген.

— Что с ней случилось? — в панике выпалила Шарлотта.

Доктор ободряюще улыбнулся.

— Ничего серьезного. Кажется, просто вывихнула руку. Даже не понадобится гипс. Рентген нужен для того, чтобы подтвердить диагноз. Женщина, которая привезла ее сюда, в пятой кабинке.

Каролина, наверное, услышала их голоса, потому что вышла им навстречу с сонной Дженни на руках.

— Шарлотта, мне ужасно неловко. Все случилось так быстро. Я говорила по телефону с мамой. Девочки должны были уже спать, но они так увлеченно играли. Я отвернулась всего лишь на секунду, и Эмили упала с дивана. Мне так жаль. Я не знаю, что сказать…

— Все нормально. — Шарлотта обняла подругу, стараясь не потревожить малышку Дженни. — Доктор сказал, у Эмили просто вывих.

— Но это серьезно, — заявил Деймон. — Что это за няня, если она не следит за детьми?

— Деймон, прошу тебя… — Шарлотта накрыла его руку своей ладонью. — Сейчас не время для…

— Для чего? — холодно перебил он. — Чтобы говорить о том, что ты должна была сообщить мне четыре года назад. Моя дочь здесь, и я хочу знать, как так вышло.

— Вы — отец Эмили? — Каролина в изумлении смотрела на Деймона.

Шарлотта закрыла глаза.

— Да, — отрезал Деймон. — Хоть и узнал об этом меньше пятнадцати минут назад. Так почему моя дочь поранилась?

— Деймон, прошу тебя… — взмолилась Шарлотта, заметив виноватое выражение на лице Каролины. — Каролина не виновата. Дети всегда очень любопытны. И часто ранятся. Эмили упала с дивана. Это почти каждый день происходит с детьми ее возраста. Ты не можешь винить Каролину.

— Значит, это ты виновата, — со злостью бросил мужчина. — Ты ее мать. И оставила ее с безответственной женщиной.

— Это ты настоял, чтобы я провела с тобой вечер! — взорвалась Шарлотта. — Если бы ты не заставил меня ехать к тебе, этого никогда бы не произошло.

Деймон открыл было рот, чтобы защитить себя, когда его внимание привлек звук приближающейся каталки. Он повернул голову и впервые увидел свою маленькую дочурку.

— Мамочка… — прошептала Эмили, глядя на Шарлотту своими темными напуганными глазками.

— О, сокровище мое! — Шарлотта бросилась к малышке, обняла ее и поцеловала в лобик, щечки и носик. — Как ты, моя маленькая? Доктор сказал, что ты поранила ручку. Ты такая смелая. Было очень больно?

— Уже нет… — губки девочки задрожали. — Я просто хотела, чтобы ты была со мной… — Малышка заплакала, крупные слезинки катились по ее щекам, как большие алмазы.

Деймон сглотнул, чувствуя себя одиноким и покинутым. Его родная кровинка не узнала его, хотя он видел, как они похожи. Эмили выглядела так же, как и Элени в ее возрасте. Такие же темные волосы, бездонные карие глаза, вздернутый носик и пухлые губы.

У него есть дочь. Малышка, которой Шарлотта лишила его на долгих четыре года. У нее была возможность рассказать ему о дочери, и все же она этого не сделала. Три дня рождения его дочери уже позади, сколько еще пропустил бы Деймон, если бы правда не открылась так неожиданно?

— Мисс Вудрафф? — обратился к Шарлотте доктор, появившийся из кабинета с конвертом в руках. — Можете забрать дочь домой. Как я и подозревал, у нее небольшой вывих. Мы наложили бандаж. Через три недели придете на повторный прием. — Врач склонился к своей маленькой пациентке. — Ты очень храбрая, Эмили. Вчера вечером привезли десятилетнего мальчика с таким же диагнозом. Он плакал и кричал на все отделение.

— Правда? — удивилась Эмили.

Врач потрепал малышку по волосам.

— Мне даже хотелось заклеить ему рот пластырем.

Эмили захихикала.

— Спасибо вам большое, доктор Макгенри, — поблагодарила Шарлотта, взглянув на табличку на груди у врача. — Жаль, что меня не было рядом с Эмили, когда ее привезли.

Доктор устало улыбнулся.

— Я сам отец. Мы с женой оба много работаем, и я знаю, как тяжело с маленьким ребенком. Ваша подруга молодец, что сразу привезла Эмили сюда. А теперь прошу меня простить, я должен осмотреть других пациентов. Пока, Эмили, не падай больше с дивана.

— Не буду, — застенчиво улыбнулась девочка. Каролина извинилась и уехала домой вместе с заснувшей Дженни. А Деймон стоял на месте и с каменным лицом смотрел на Шарлотту. Худший из ее кошмаров только начинается…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Эмили заснула прежде, чем прибыло такси. Её маленькая темненькая головка лежала на плече. Шарлотты, когда та шла к выходу из больницы, поддерживаемая под локоть Деймоном.

Она кожей ощущала его злость и дрожала всякий раз, когда Деймон смотрел на нее.

— Тебе придется многое мне объяснить, — бросил он, садясь в такси.

— Сейчас не время и не место. Мне нужно отвезти Эмили домой и уложить в постель.

Шарлотта села в такси, прижимая дочку к себе.

— Пристегнитесь, — скомандовал Деймон. Шарлотта с вызовом посмотрела на него. Ей не хотелось ни на секунду отпускать дочь, но он был прав. Даже короткий путь может быть опасным без ремня безопасности.

Деймон дал указания водителю. Сердце Шарлотты дрогнуло. Деймон хорошо подготовился, если знал даже то, где она живет.

Шарлотта сидела и размышляла, что он подумает, когда увидит крошечную съемную квартиру, в которой им с Эмили приходится жить. Но это все, что она могла себе позволить. Детский сад ощутимо подрезал ее бюджет, не говоря уж о Стейси, и Шарлотта едва сводила концы с концами. Денег часто хватало только на еду.

— Я не могу поверить, что ты скрывала от меня Эмили все это время, — произнес Деймон в напряженной тишине.

— Если ты не забыл, я говорила тебе о ребенке, — парировала Шарлотта. — Но ты отказался поверить мне. Я звонила и писала тебе, но ты оборвал все контакты.

— Ты могла бы сообщить мне в тот же день, когда мы снова увиделись в музее! Эмили — моя дочь! — гремел Деймон. — Ты хотя бы представляешь, сколько всего в ее жизни я пропустил? Представляешь?

— Значит, теперь все дело в тебе, да, Деймон? Прости, но мне казалось, что сейчас важнее маленькая девочка, которая поранилась, упав с дивана. Извини, что ставлю ее нужды выше твоих. Его губы вытянулись в тонкую линию.

— Ты должна была рассказать мне. В тот же день, что мы впервые встретились после стольких лет, ты должна была сообщить мне.

— Я бы сказала тебе, если бы была уверена, что ты не отнимешь у меня дочь, как только она родится.

В салоне повисла тишина.

— Я могу сделать это и сейчас.

— Нет, не можешь! — вскинулась Шарлотта. Ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. — Эмили — моя дочь!

Его глаза сверкали как черные бриллианты.

— Она и моя дочь тоже. А ты, как я вижу, воспитываешь ее очень плохо. Совсем не следишь за девочкой.

— Это неправда!

— Как ты можешь так говорить, если она лежит между нами с серьезной травмой? — цинично бросил Деймон.

— Она вывихнула руку. Это никак не угрожает ее жизни. У детей все время бывают травмы. Это могло бы произойти в детском саду.

— Ты записала ее в детский сад, чтобы за ней там смотрели незнакомые люди? — злился Деймон.

Шарлотта закатила глаза.

— Я мать-одиночка, Деймон. И как все одинокие мамы, я должна работать, чтобы кормить семью. Я бы очень хотела весь день проводить с Эмили, но у меня, к сожалению, нет такой возможности. И да, поэтому я отдала ее в детский сад. Там работают опытные воспитатели.

— Немедленно забери дочку из детского сада.

— Я не буду этого делать. — Шарлотта поджала губы.

— Ты заберешь ее из сада, потому что с завтрашнего дня ты станешь проводить с Эмили весь день.

— У меня есть работа! — напомнила ему Шарлотта. — И обязанности, связанные с предстоящей выставкой.

— Отмени все.

— Я не могу! Джулиан в больнице, и теперь проведение выставки зависит только от меня. Я не могу сейчас отказаться от всего, даже если бы захотела.

— Я не стану спонсировать выставку, если ты не бросишь работу. И расскажу твоим коллегам и начальству историю о краже. Я начал верить, что ты невиновна, но теперь вижу, что нет. Ты просто виртуозная лгунья, у тебя это получается очень естественно.

Шарлотта ощутила, как небывалое напряжение тяжким грузом обрушилось на ее плечи. Если Деймон выполнит все свои угрозы, она пропала. У него столько власти, а что есть у нее? Ничего…

— Пожалуйста, — взмолилась она со слезами на глазах. — Знаю, ты злишься. И я могу понять, что ты сейчас чувствуешь, но, делая больно мне, ты делаешь больно дочери. Я действую только в ее интересах. Придется, Деймон, мне поверить. Ты обвинил меня в воровстве. Я не могла увидеть тебя все это время. Знаешь, сколько раз за последние три года мне хотелось поднять телефонную трубку и рассказать тебе об Эмили? Каждый новый день ее жизни. Но я не могла. Ты сам препятствовал этому. Ты выбросил меня из своей жизни. Обвинил меня в преступлении, которого я не совершала.

— Ты лжешь! — Его слова стрелами вонзались в ее сердце. — Даже сейчас. Ты не собиралась говорить мне о существовании дочери. Я знаю. Вижу это в твоих глазах. Ты решила отомстить мне изощренным способом, отняв самое бесценное сокровище — моего ребенка.

— Я не отнимала ее у тебя. Ты отослал ее прочь вместе со мной.

— Когда ты заподозрила, что беременна?

— У меня случилась задержка, и я начала волноваться. Презервативы не всегда защищают от беременности, как и таблетки. — Она облизала пересохшие губы. — Когда в тот день ты пришел в галерею, я пыталась рассказать о моих подозрениях, но у тебя было свое мнение на сей счет.

Чем больше Деймон слушал Шарлотту, тем яснее понимал, в какой трудной ситуации она оказалась.

— Беременность подтвердилась уже после моего возвращения в Сидней, — она ласково погладила Эмили по голове.

Повисла неловкая пауза.

— Ты все спланировала? — поинтересовался Деймон. — Чтобы выйти замуж за миллионера?

— Как ты можешь задавать подобные вопросы? — наградив его злобным взглядом, бросила Шарлотта. — Я заканчивала магистратуру и скоро должна была получить степень доктора философии. С чего мне было бросать все на полпути, умышленно беременея? А если бы я сделала это специально, какой был смысл, скрывать от тебя дочь все это время?

Деймон отвернулся и посмотрел за окно. Дождь и ветер напомнили ему о том, как далеко он сейчас от дома. Деймон чувствовал себя совершенно без сил. Не только потому, что погода изменилась. Поменялось все.

Он — отец.

У него теперь есть обязанности, от которых нельзя отмахнуться. Может быть, придется даже связать свою жизнь с женщиной, которая предала доверие его семьи.

Да, он до сих пор желал ее. Он болел ею и не мог излечиться. А то, что Шарлотта родила ему ребенка, только усугубило ситуацию, связав их навеки. В этой красавице, которая спала между ними на сиденье такси, текла их общая кровь.

Деймон был уверен, что его мать будет сиять от радости, когда узнает, что у нее есть внучка, особенно после такой скорой и трагической потери Элени.

— Когда пройдет выставка, мы поедем на Санторин, — объявил Деймон.

— Я никуда с тобой не поеду, — запротестовала Шарлотта.

Он с вызовом смотрел ей в глаза. Этот взгляд трудно было выдержать, но она не сдалась.

— Ты поедешь со мной, Шарлотта, или, клянусь богом, больше никогда не увидишь дочь.

— Ты не можешь так поступить… — Она сглотнула.

— Могу и сделаю, — безапелляционно заявил Деймон. — Моя дочь ежедневно подвергается опасности. Взять хотя бы сегодняшний случай. Бог знает, что мы обнаружим в твоей квартире.

Сердце Шарлотты наполнилось отчаянием.

Стейси нельзя доверять. Ужас грыз ее изнутри, когда такси подъехало к дому…

В окнах спальни горел свет, оповещая, что Стейси приняла предложение сестры и ее правила.

Деймон заботливо взял Эмили на руки. На глаза Шарлотты даже навернулись слезы.

Она открыла дверь квартиры и услышала мужской стон. Ее сердце замерло.

— Ну же, детка, дай мне, — уговаривал голос незнакомца. — Я заплачу двойную цену. Прямо сейчас.

Шарлотта закрыла дверь и повернулась к Деймону.

— М-мы не можем войти туда…

— Твоя сестра? — Губы его побелели от злости.

— Да. — Шарлотта зажмурилась от стыда.

— И часто такое происходит?

Она знала, что он не поверит ей, но должна была как-то оправдаться.

— Такого раньше не было. Клянусь. Шарлотта оказалась права. Деймон ни на секунду не поверил ей. С отвращением на лице он вышел за дверь и направился с Эмили на руках в сторону дороги.

— Деймон!.. — Шарлотта бросилась следом. — Клянусь богом, Стейси никогда раньше так не поступала!

Он вытащил из кармана мобильник, бросив через плечо:

— Твоя сестра такая же ненадежная лгунья, как и ты. Как ты осмелилась заставить мою дочь жить в таких условиях?

— Стейси обещала мне, что поедет в клинику! — Слезы текли по щекам Шарлотты. — Она дала слово!

— В какую клинику?

Словно ком встал в ее горле, когда она поняла, о чем только что проговорилась.

— В какую клинику? — властно повторил он. Она опустила глаза и произнесла обреченно:

— Она страдает наркозависимостью. С тех пор как умерла мама, Стейси связалась с плохой компанией. Я не могла ничего сделать… все пошло кувырком с того времени…

— Значит, твоя сестра торгует своим телом, чтобы заработать на дозу?

Шарлотта не могла выдержать его яростный взгляд. Ее сковал стыд.

— И ты позволила моей дочери жить в таком окружении?

— У меня не было выбора. Что я могла делать? Выгнать сестру на улицу? Я — единственная, кто у нее остался. И мне хотелось, чтобы Эмили росла, зная, что у нее есть тетя. Я не брошу Стейси! Я сделаю все, чтобы она жила, даже если это значит в чем-то ограничивать себя.

— Но ты ставишь под удар и мою дочь!

— У меня нет выбора! — закричала Шарлотта. — Знаешь, каково это — наблюдать, как кто-то, кого ты любишь, губит свою жизнь, а ты не можешь ничего сделать? Я все перепробовала. Умоляла, закрывала ее на ключ, давала ей шанс за шансом, и снова и снова, когда я думала, что все позади, Стейси подводила меня.

— Тогда избавься от нее. Выброси из своей жизни.

— Как ты поступил со мной?

— Ты была виновата. Я не видел смысла продолжать с тобой отношения.

— Тебе было очень легко, правда? Ты без труда выбрасываешь людей из своей жизни, если тебе это удобно. Но Стейси — моя сестра. Единственная из моих родственников, которая осталась жива, кроме Эмили. И я не спишу ее со счетов, как ты поступил со мной. Она виновата в своей слабости, да, но ей нужна помощь, и я не откажусь от нее.

— Я не позволю, чтобы моя дочь общалась с таким человеком. — К ним подъехало такси. — И ты не вернешься с Эмили в свою квартиру. Я распоряжусь, чтобы твои вещи немедленно доставили в мой отель.

— Отель — не место для маленького ребенка, — пыталась возразить Шарлотта.

Деймон затолкал ее в машину и осторожно уложил дремлющую Эмили на детское сиденье.

— Как и твоя квартира, больше похожая на бордель.

— Я говорила — Стейси никогда раньше не приводила туда мужчин. Она обещала мне лечь в клинику. Я планировала положить ее в Блю-Маунтинз, в новую клинику. Я взяла у тебя деньги, чтобы заплатить за это. Она дорогая… и я не могла позволить себе это без…

— Ты потратила мои деньги на эту шлюху?

Шарлотта сжала губы.

— Как тебе легко судить, сидя в своей башне из слоновой кости, но какую цену ты бы заплатил за то, чтобы твоя сестра поправилась?

Деймон молча посмотрел на Шарлотту. Она права. Он отдал бы все свои деньги, лишь бы Элени выздоровела.

— Ты не сталкивался с жестокостью мира, Деймон. Я сделала все возможное, чтобы помочь сестре. Она так много раз разбивала мне сердце, но я не сдавалась. Не то, что ты, который несправедливо осудил меня и отослал, даже не выслушав. Ты считал меня виноватой, потому что тебе так хотелось.

— Нет, — возразил Деймон, но невольно задумался. А если это правда? Искал ли он способ разорвать их отношения с Шарлоттой? В его семье все женились на гречанках. Ему уже выбрали невесту — Иону Патонис, милую молодую девушку, которая по всем критериям должна была стать ему хорошей женой. Иона была близкой подругой Элени. Все вокруг считали, что со временем Деймон остепенится и сделает ей предложение, и все же…

— Я не хотел считать тебя виновной.

— Да, верно, — вздохнула Шарлотта. — Твоя так называемая любовь ко мне не выдержала испытания, да, Деймон? Если бы ты действительно что-то чувствовал ко мне, то хотя бы выслушал меня. Но ты поспешил отделаться от меня при первой же возможности.

— Если тебя это успокоит, мне нелегко было расставаться с тобой.

Шарлотта бросила на Деймона горький взгляд и отвернулась к окну.

— Тогда ты слишком просто сдался, — вздохнула она. — А вот для меня было очень трудно уехать и жить вдали от тебя.

Но Шарлотта ушла не по собственной воле, с сожалением напомнил себе Деймон. Он выгнал ее…

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Эмили начала ворочаться на руках Шарлотты, когда они вошли в фойе отеля.

— Где мы, мамочка? — спросила малышка, щурясь от яркого света.

— Мы в отеле, дорогая, — ответила Шарлотта. — Здесь живет… ммм… твой папа.

— Мой папочка? — глаза малютки расширились от удивления.

Шарлотта поймала на себе взгляд Деймона и снова испытала чувство вины. Сквозь злость на его лице проступила боль.

— Да, он здесь, милая.

— Эмили, — подал голос Деймон, — я твой папа.

— Правда? — еще больше удивилась крошка.

— Да. Правда, — улыбнулся он.

— Мамочка, он теперь будет жить с нами?

— Это не… — начала было Шарлотта.

— Именно так, — перебил Деймон. — Мы даже поедем в отпуск, как настоящая семья.

— На самолете?

Он кивнул, взяв дочку на руки.

— На моем большом-пребольшом самолете.

— Я никогда не летала на самолете. — Эмили снова начала клевать носом. — Мамочка тоже полетит с нами?

— Да, Эмили.

— А вы поженитесь?

— Не все мамы и папы женаты друг на друге, — объяснила Шарлотта, смутившись.

— Но я хочу быть девочкой с цветами, как Дженни. Хочу надеть красивое платье, и чтоб у меня в волосах были цветы и все другое.

— Посмотрим, что можно сделать, — отозвался Деймон.

Уложив Эмили в одной из комнат номера, Шарлотта дождалась, когда она заснула, и вышла к Деймону.

— Как ты посмел намекнуть Эмили, что мы поженимся? Она расстроится, когда узнает правду.

Некоторое время Деймон молча глядел ей в глаза.

— Эмили задала правильный вопрос, — сказал он, наконец. — Она ребенок, который жаждет жить в нормальной семье. И мы можем дать ей это.

— Даже не думай об этом, Деймон. Я ни за что не выйду за тебя замуж.

— Я не оставлю тебе выбора. Или ты станешь моей женой или лишишься не только работы, но и дочери. Ни один судья в Австралии не позволит, чтобы трехлетняя девочка жила с матерью, которая позволяет ей общаться с наркозависимой проституткой. И тебе об этом известно.

— Я ее мать! Ты не можешь вот так просто отнять у меня Эмили!

— А я, ее отец, — спокойно заявил Деймон. — И теперь буду воспитывать ее так же, как и ты.

— Ты не был ей отцом три года!

— А кто в этом виноват?

— Я говорила, у меня не было выбора. Я бы рассказала тебе о ней, но ты сам не желал ничего слушать.

Деймон подошел к ней угрожающе близко.

— Скажи мне, Шарлотта, ты вообще собиралась сообщить мне о существовании дочери? Ты знала, что я в Сиднее. И могла бы рассказать мне, но молчала. Ты провела со мной долгие часы и не произнесла ни слова об Эмили.

Шарлотта прочла в его глазах, что лгать сейчас не имеет смысла.

— Мне не хватило смелости, — пролепетала она.

— Я тебе не верю.

— Но это правда!

— Ты лжешь. У тебя было множество возможностей рассказать мне.

— Я собиралась! Я хотела, но боялась, что ты поступишь так, как сейчас!

— Ты стерва! Маленькая лживая сучка.

Шарлотта инстинктивно занесла руку, но Деймон перехватил ее запястье.

— Хочешь играть грубо, Шарлотта? — его пальцы сомкнулись сильнее. — Давай же, ударь меня.

— Пусти или пожалеешь!

— И что же ты сделаешь, дорогая моя?

Девушка попыталась ударить его ногой, ноДеймон увернулся и прижал ее к стене своим телом.

— Тебе не идет жестокость, Шарлотта, — прошептал он, щекоча ее шею теплым дыханием. — Я предпочитаю, когда ты мурлычешь от удовольствия в моих руках.

— От-тпусти меня, — прошептала она. Деймон лишь сильнее прижал ее и прикусил за ушко.

— Я уже совершил эту ошибку четыре года назад. На этот раз никуда тебя не отпущу.

Она задрожала, когда он провел языком за ее ухом и ниже, по шее. Его глаза горели алчным огнем. Пока одна рука ласкала ее грудь, вторая бесстыдно скользнула между округлых бедер.

— Видишь, как ты тянешься ко мне, Шарлотта.

— Я не хочу! Это неправильно…

Их губы слились в страстном поцелуе, обжига и распаляя обоих.

— Неправильно игнорировать страсть меж нами, Шарлотта, — прошептал Деймон, проводя языком по ее нижней губе и слегка прикусывая ее.

Он снова прижал Шарлотту к стене, прерывисто дыша, целуя ее с неистовостью дикого зверя, совершенно потеряв контроль над собой.

И Шарлотте передалась эта дикая страсть. Она разорвала его дорогую рубашку, впиваясь ногтями в обнаженную кожу.

Ее платье упало к ногам. Шарлотта осталась в чулках, трусиках и туфлях на шпильках. Ее тел дрожало в томительной муке ожидания.

— Ты хочешь меня. Твое тело говорит красноречивее всех слов на свете.

Его рука проникла в ее трусики. Умелые пальцы творили свою магию. Шарлотта прогнулась когда первые волны удовольствия начали сотрясать ее распаленную плоть. В момент наивысшего наслаждения Деймон оторвался от нее и отошел, глядя на нее свысока.

Собрав остатки гордости, Шарлотта, багровая от стыда, бросила ему:

— Что с тобой, Деймон? Разве ты не собираешься получить все сполна?

— Я не собираюсь спать с тобой до свадьбы.

— А я вообще не буду спать с тобой ни до свадьбы, ни после!

— Ты будешь моей, когда бы я того ни захотел. И только что ты доказала это. Но должен тебя предупредить, что после свадьбы тебе придется прикусить свой острый язычок. Или ты пожалеешь.

— И как же ты заставишь меня пожалеть, Деймон?

— Я заставлю тебя подчиниться моей воле, если это потребуется.

— Тогда тебе придется побороться! — с вызовом бросила Шарлотта.

В комнате стало вдруг невыносимо душно. Не сводя с нее глаз, Деймон резко толкнул девушку на кровать, свободной рукой расстегивая ремень на брюках.

Он вошел в нее грубо и быстро.

— Ты этого хотела?

Шарлотта простонала. Ее руки прижимали его еще ближе. Ее бедра открылись ему навстречу. Их тела сплелись в едином порыве, двигаясь в одном ритме, словно они были двумя частями идеального целого.

А когда оба содрогнулись в экстазе, Деймон оторвался от ее божественного тела и прохрипел:

— Посмотри на меня.

Шарлотта пыталась отвернуться, но он не дал ей этого сделать.

— Смотри на меня, черт тебя возьми! Я хочу, чтобы ты видела, что ты со мной делаешь. Что ты всегда делала со мной.

— Ты ведь ненавидишь себя за это, а, Деймон? Ты хочешь меня, хоть и ненавидишь.

— Чем меньше мы будем говорить сейчас, тем лучше. — И он снова овладел ею.

Шарлотта лежала в объятиях Деймона, все еще дрожа от удовольствия. Она слышала, как бьется в груди его сердце, и боялась нарушить тишину.

Он со вздохом посмотрел на нее.

— Прости, Шарлотта. Этого не должно был случиться. По крайней мере, не так.

— Я думала, ты заплатил мне именно за это, — с иронией отозвалась она. — Разве нет? Я должна быть твоей любовницей, пока ты в Сиднее.

— Тогда я не знал, что ты мать моего ребенка.

— А что, для тебя есть какая-то разница? — удивилась Шарлотта.

— Ты же знаешь, что да.

Она встала с постели и снова оделась.

— Ты эгоист, Деймон. Сначала требуешь, чтобы я стала твоей любовницей, а теперь хочешь видеть во мне верную, покорную жену.

Деймон надел халат.

— Ты станешь моей женой, Шарлотта. Верной и покорной.

— Но как ты объяснишь это своей матери?

— Она поймет, что я поступил так во имя дочери.

— А как же я? Ты подумал, что мне придется забыть о своей жизни здесь?

— Насколько я понял, она состоит из не очень успешной карьеры, дочери и преступницы-сестры. Тебе будет лучше со мной. Ты сможешь позволить себе все, что можно купить за деньги. А у Эмили будет не только двое родителей, но и любящая бабушка.

— Думаешь, размахивая своим толстым кошельком, ты можешь купить все и всех?

— Но тебя-то я уже купил, разве нет?

— Тогда надеюсь, ты насладился сегодняшним вечером, потому что он был последним. Этого никогда больше не повторится.

— Повторится, Шарлотта. Неужели ты все еще отрицаешь, что между нами пылает та же страсть, как и в первый раз?

— Но мы ненавидим друг друга. Что за семью мы создадим для Эмили?

— Мы будем вести себя как взрослые ответственные люди. Относиться друг к другу с уважением, а особенно при нашей дочери.

— Тебе будет трудно, Деймон. В твоих глазах отражается только ненависть. Ты все еще считаешь меня воровкой. Всегда считал. — В ее глазах блеснули слезы.

— Я готов забыть о прошлом ради будущего. Нам нужно сейчас думать о дочке. И нельзя допустить, чтобы малышка узнала о том инциденте. Я уверен, что никто больше не станет вспоминать о нем. Тем более что знали только ты, я, Элени и моя мать.

— Ты никому не сказал?

— Нет.

— Но почему?

— Я посчитал тогда, что так будет лучше.

— Тогда как ты объяснил мой неожиданный отъезд?

— Сказал, что ты решила окончить учебу. И не пожертвовала ею даже ради брака со мной.

— А теперь ты хочешь, чтобы я пожертвовала еще большим?

— У тебя нет выбора. Ты или выйдешь за меня замуж или потеряешь дочь.

— Даже если, согласившись, я потеряю себя?

— Этого не произойдет, Шарлотта. Я постараюсь быть тебе хорошим мужем.

— Это предполагает верность?

— Зависит от тебя. Если ты не захочешь исполнять супружеский долг, мне придется завести любовницу.

— То есть платить кому-то?

— До этого момента мне не приходилось платить.

— Я взяла у тебя деньги, только чтобы помочь сестре. Я не собиралась спать с тобой.

— Так что же заставило тебя передумать?

Шарлотта отвернулась. Она не могла открыть ему, что до сих пор любила его.

— Я задал тебе вопрос, Шарлотта.

— Секс с бывшим любовником иногда бывает полезен, согласен? Однако существует возможность разочарования.

— Если ты разочарована, то умело это скрываешь, — улыбнулся Деймон.

— Голодному и помои покажутся вкусными, — парировала Шарлотта. — Я ненавижу себя за свою страсть к тебе.

— Ты всегда будешь питать ее ко мне, — Деймон подошел к ней и взял ее лицо в свои ладони.

Ее губы приоткрылись, соблазняя, а ресницы опустились в ожидании обжигающего поцелуя…

— Мамочка?

Шарлотта едва не подскочила. В комнату прошлепала Эмили.

— Милая… — она поспешила кдочери. — Ручка болит?

— Да, — хныкнула малышка. — И мне приснился плохой сон.

— Я с тобой, дорогая.

— И я тоже, — добавил Деймон. Эмили потерла глазки и подошла к нему.

— Мне снился сон про тебя.

— П-правда?

— Я думала, ты снова ушел…

— Я никуда от тебя не уйду, малышка. Можешь рассчитывать на это.

— Я не умею считать даже до десяти, — сонно пробормотала Эмили. — Мама учила меня, но у меня не получается.

— Тебе всего три года. Еще будет время научиться.

— А ты умеешь считать до ста?

— Да, — снова улыбнулся Деймон, Он взял дочку на руки. — Я научу тебя, чему захочешь, дорогая.

— Мамочка, ты слышала? Папа научит меня считать до ста.

— Чудесно, милая. Уверена, у папы получится лучше, чем у меня.

— Мне нравится, что у меня есть папочка, — захихикала Эмили.

— А мне нравится, что у меня есть дочка.

— Ты ведь, правда, не уйдешь? — спросила малышка, уставившись на Деймона большими карими глазами. — Я еще не показала тебе мои игрушки. У меня есть мишка, и кукла, и кролик с одним ухом.

— А что случилось со вторым ухом?

— Я нашла мамины ножницы и отрезала его, когда была еще маленькой. Мама так ругалась, помнишь, мамочка?

— Да… я боялась, что ты могла пораниться.

— Ты почитаешь мне сказку? — спросила Эмили у отца. — Мама всегда читает мне, а когда я хорошо себя веду, даже сама придумывает сказки. Ты так умеешь?

— Я постараюсь. — Деймон взял девочку на руки и отнес обратно в постель. — Какие истории ты любишь?

— Со счастливым концом. Ты такие знаешь?

— Думаю, одна точно найдется.

— Я могу начать за тебя, если хочешь.

— Было бы здорово, — улыбнулся он, чувствуя, как сердце наполняется счастьем.

Эмили набрала побольше воздуха, напомнив ему Шарлотту, когда та собиралась говорить о чем-то важном.

— Жила-была… — Эмили лукаво усмехнулась. — Теперь ты.

— Хорошо. — Деймон сел у кровати. — Жила-была маленькая красивая девочка по имени Эмили…

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Она спит? — спросила Шарлотта, когда Деймон вышел некоторое время спустя.

— Да, — он запустил пальцы в волосы и начал метаться взад-вперед по комнате.

Шарлотта молитвенно сложила руки и произнесла пересохшими губами:

— Деймон…

— Я так много пропустил. — Он повернулся к ней. — Представляешь, что я сейчас чувствую? У меня ничего нет! Ни воспоминаний о ее младенчестве, ничего. Ты отняла это у меня.

— Я пыталась сказать…

— Ты не должна была оставлять попыток.

— И долго? — в отчаянии спросила Шарлотта. — Мама умирала, сестра развлекалась, а мне приходилось еще заканчивать учебу, будучи беременной. Знаю, тебе трудно понять, но я чувствовала, что мне лучше уйти из твоей жизни и разобраться со своей. Слова, которые ты сказал в тот последний день… — Шарлотта помолчала, ощутив весь груз воспоминаний. — Мне было так больно. И я подумала, что если ты все-таки поверишь мне, то заставишь остаться. Поэтому я прекратила свои попытки.

— Я бы не стал ни к чему тебя принуждать.

— Неужели? — не поверила Шарлотта. — Перестань, Деймон, или ты уже забыл, что сказал мне тогда? Что мне нельзя верить и что я шлюха, которая хочет замуж за миллионера. Считаешь, такие слова мне хотелось услышать, когда я пыталась поступить правильно и рассказать тебе о беременности?

— Я глубоко сожалею, что повел себя так. Но если бы ты продолжала попытки связаться со мной, я бы приехал немедленно.

— Да, и забрал у меня дочку, что угрожаешь сделать сейчас.

— Я хочу, чтобы Эмили была со мной. Без нее я не уеду. Тебе придется выйти за меня замуж и поехать с нами или отпустить дочку со мной.

— Это шантаж.

— Называй как тебе угодно, Шарлотта. Я хочу быть с дочкой и готов жениться на тебе ради этого.

— Что ж, большое спасибо за столь романтичное предложение.

— А чего ты еще ожидала? Я так зол на тебя, что с трудом могу мыслить здраво.

— Ты должен на себя злиться, а не на меня. Если бы ты так самоуверенно не зациклился на моей вине, то знал бы об Эмили. Об этом ты не подумал, Деймон? Если я невиновна, тогда что?

— Ты должна быть виновна.

— Почему? — Шарлотта холодно взглянула на Деймона. — Чтобы ты мог считать себя хорошим парнем, бедной жертвой?

— С тех пор не произошло ни одной кражи, — заявил он. — И их не было до твоего приезда.

— Значит, это автоматически возлагает вину на меня? — Шарлотта в изумлении уставилась на него. — Ради бога, Деймон, ты ведь не настолько глуп?

— Не желаю больше обсуждать тот случай. — Деймон отвернулся и снова зашагал туда-сюда по комнате. — Нам нужно поговорить о том, что будет с нами дальше.

— Я не уеду до окончания выставки. Я не могу так подвести Джулиана.

— Хорошо. — Деймон снова повернулся к ней. — Мы останемся до тех пор, пока ты не выполнишь все свои обязанности по ходу выставки. А на данный момент будем оформлять наши отношения.

— Но это займет не меньше месяца.

— Я могу себе позволить устроить все гораздо быстрее.

— И у Эмили нет выездных документов.

— Почему, черт возьми?

— Тебе может показаться странным, — закатила глаза Шарлотта, — но одинокие мамы не всегда имеют возможность путешествовать по миру. Видишь ли, мне приходилось работать, даже когда Эмили была совсем малышкой, чтобы кормить ее и платить за ясли и садик, Я ужасно мучалась, оставляя дочку с незнакомыми людьми, а моя грудь сильно болела.

— И, тем не менее, ты не попыталась связаться со мной.

— А смысл, Деймон? Мне надоело биться головой о стену. Вспомни, как ты вел себя со мной в первый день, когда приехал сюда. Ты показал, насколько низко твое мнение обо мне.

— Тогда почему ты согласилась снова встретиться со мной, если могла отказаться и уйти?

— Твои угрозы все еще звучали в моей голове. А когда ты сказал, что хочешь, чтобы мы стали друзьями, я решила, что так мы можем попытаться создать отношения, основанные на уважении. И мне проще будет рассказать тебе об Эмили. Я не хотела огорошить тебя правдой. Или чтобы ты узнал о дочке от других.

— Мне хотелось бы верить тебе, но четыре года назад ты вырвала из груди мое сердце. И сделала это снова, скрыв от меня дочь. Как я могу доверять тебе?

— А как я могу доверять тебе? — со слезами на глазах парировала Шарлотта. — Ты с самого начала угрожал мне, заставил вступить с тобой в отношения и не оставил мне выбора, кроме лжи, чтобы защитить Эмили и себя. Я ненавидела себя за ложь. Мой отец постоянно лгал, потом сестра и вот я.

— Шарлотта…

Деймон подошел, но она остановила его, вытянув руку.

— Не надо. Прошу тебя. Я этого не вынесу. Что с нами случилось, Деймон? У нас были чудесные отношения. Я любила тебя всем сердцем. Я никогда бы не причинила тебе боль, но ты сам все разрушил. Ты злишься, что много пропустил в жизни Эмили? — Слезы текли по ее лицу, и Шарлотта со злостью смахивала их. — Но как насчет того, что я пропустила? Никогда не задумывался над этим, Деймон?

— И что же ты пропустила, Шарлотта? — не привыкший к таким бурным проявлениям эмоций, поинтересовался он. — Расскажи мне.

— Мне было так одиноко, когда я вернулась в Австралию… На той же неделе, что я узнала о беременности, маме поставили диагноз — рак груди. Стейси увлеклась наркотиками, чтобы заглушить боль. Она не смогла пережить самоубийства отца в тюрьме. Стейси восхищалась отцом, она так и не поняла, почему он покончил с собой. Я училась, зная, что мне придется кормить ребенка и, возможно, Стейси. И мне не на кого было опереться, некому сказать, как мне страшно. Я никогда не держала ребенка на руках, и тут сама оказалась беременна.

Сердце Деймона сжалось. Как он мог быть так слеп и черств?

— Не знаю, что и сказать…

— Полагаю, «прости» от тебя не дождешься. Ты слишком горд, чтобы признать, что был неправ.

— Мне жаль, что тебе пришлось пройти через все одной. Но теперь мы вместе. У Эмили будет все, чего она заслуживает.

— Но у нее не будет родителей, которые любят друг друга. А этого заслуживает любой ребенок.

— Надеюсь, что со временем между нами установятся нормальные отношения. Для Эмили хорошо было бы расти в семейной атмосфере.

Шарлотта потупилась.

— Ты ей нравишься… Эмили… кажется, она уже полюбила тебя…

— Она красавица. До сих пор не верится, что это моя дочка.

— Если ты хочешь провести тест на отцовство, я не против.

— Я не…

— О, перестань, я вижу в твоих глазах сомнения. Ты думаешь, вдруг я снова вру, чтобы завладеть твоими деньгами, так?

— Мне не нужен тест, чтобы понять, что Эмили моя. Или у тебя самой есть сомнения в том, кто ее отец?

— Как ты можешь спрашивать такое? У меня никого не было после тебя!

— О, Шарлотта, перестань, прошло четыре года.

— Ну вот, опять. Ты не веришь ни единому моему слову. Мы не сможем жить вместе.

— Сможем. Ради Эмили. Она сейчас — главное. И я хочу узнать ее и наверстать все то, что я пропустил.

— У меня есть фотографии и даже фильм о ее первых шагах и словах. Я все сохранила. Даже ее детскую одежду…

— Мне хотелось бы посмотреть все это когда-нибудь.

— Я заберу все из квартиры.

— Кстати, о квартире. Твоя сестра постоянно живет с тобой?

— Нет… она приходит и уходит. Я никогда и не предлагала ей переехать к нам. Я сделала все, что могла. И согласилась на твое предложение, только чтобы помочь ей, но она украла у меня деньги, чтобы расплатиться с дилером. Я бы сделала что угодно, лишь бы Стейси поправилась, но, кажется, уже ничего не поможет…

— Ты выглядишь устало. Спи на кровати. Я займу диван.

— Уверен?

Ее благодарный взгляд стрелой пронзил сердце Деймона. Он выдавил из себя улыбку.

— Ложись спать, Шарлотта. И не бойся, что я буду приставать к тебе этой ночью. — Мужчина направился к двери.

— Деймон?

— Мне нужно уйти ненадолго, — пояснил он. — Я бы хотел следующие несколько дней провести с Эмили, если можно. У тебя еще три недели для выставки, а мы с Эмили могли бы узнать друг друга за это время. Не хотелось бы, чтобы после вывиха она ходила в детский сад.

Слезы омыли лицо Шарлотты, но прежде, чем она успела сказать ему, как тронута его заботой о дочке, Деймон вышел.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Три недели подготовительных работ подошли к концу.

— Посмотри, сколько людей пришло! — воскликнула Диана, встретившись с Шарлоттой в зале. — В этом музее никогда еще не было столько народу.

Интересно, что сказала бы подруга, если бы узнала, чего ей стоили эти три недели. Она терпе— ла странные отношения с Деймоном только из-за Эмили, которая сияла всякий раз, когда отец шел с ней куда-нибудь.

Стейси прислала ей на мобильник сообщение, что, наконец, получила необходимую помощь, но Шарлотта вовсе не была уверена в этом.

Вещи Эмили и Шарлотты перекочевали из квартиры в отель, где остановился Деймон. Но девушка до сих пор чувствовала себя там не в своей тарелке.

Деймон был вежлив с ней, но, казалось, использовал любую возможность, чтобы избежать ее общества. Каждую ночь он укладывал Эмили спать и уходил, возвращаясь под утро на свой диван. Однажды Шарлотта отбросила гордость, предложив ему разделить с ней постель, но Деймон отказался.


— Ты, наверное, с нетерпением ждешь свадьбы! — добавила Диана. — Уже на этой неделе? Все только о ней и говорят.

— Это будет скромная церемония.

— Так романтично! Деймон Латойсакис — отец Эмили и все остальное. Представляешь, я так и знала. Как только увидела его.

Шарлотта молча улыбнулась.

— Это путешествие в Грецию — как раз то, что тебе сейчас нужно, — продолжала тараторить Диана. — Похоже, тебе необходим отпуск. Ты отлично поработала. К твоему возвращению Джулиан уже будет на месте.

— Я собираюсь пробыть на Санторине пару недель.

— Возьми отпуск побольше. В конце концов, это твой медовый месяц. Тебе можно даже не работать больше, если захочешь. Почему бы не насладиться отдыхом на полную катушку?

А почему бы и нет? — подумала Шарлотта. Единственная проблема в том, что ее муж не может даже находиться с ней в одной комнате.


По причине, которую Шарлотта никак не могла понять, Деймон настоял на венчании в церкви. Церемония, хоть и скромная, проходила традиционно. Эмили гордо шла перед мамой к алтарю, рассыпая перед собой лепестки роз.

Деймон улыбнулся дочке, и ее губки расплылись в ответной счастливой улыбке. Шарлотта ошутила укол в сердце. Деймон за столь короткое время бесповоротно завоевал сердце Эмили. Их отношения были такими, какие Шарлотта мечтала иметь со своим отцом.

Священник объявил, что жених может поцеловать невесту. Шарлотта убеждала себя, что это простая формальность, но ее губы трепетно открылись навстречу поцелую Деймона.

Он первым отстранился, что ранило ее, но, подписывая документы, она улыбалась.

Когда церемония подошла к концу, Эмили уже нетерпеливо переминалась с ноги на ногу.

— Мы скоро полетим на самолете?

— Скоро, родная. Еще одна ночь.

— И я увижу бабушку, да? Папа сказал мне.

— Да, сокровище мое.

— А можно взять игрушки? Хочу показать ей.

— Только самые любимые.

— Можешь взять все, что хочешь, — вмешался Деймон, потрепав дочурку по головке.

— Папа поможет тебе собрать вещи, — сдалась Шарлотта.

— Ты злишься на папу? — засунув пальчик в рот, спросила Эмили.

— Конечно, нет, — соврала Шарлотта, бросив в его сторону гневный взгляд.


— Я не хочу, чтобы ты злилась на папу. Я его люблю.

Шарлотта опустилась перед дочкой на корточки.

— Знаю, милая и я… я… ммм… тоже его люблю. Просто я устала. У меня было очень много дел.

— Ты, правда, любишь папочку?

— Как я могу не любить того, кто подарил мне такое сокровище? — улыбнулась Шарлотта.

Деймон взял дочку за руку.

— Пойдем, малышка. Попрощаемся с гостями. Они ушли, а Шарлотта со вздохом повернулась к очередному приглашенному, который хотел ее поздравить. Ей не давала покоя мысль, что Деймон считает ее лгуньей. Откуда ему знать, что на этот раз она сказала дочке чистую правду?

Уложив Эмили, Деймон вернулся в комнату Шарлотты. Она читала журнал и почувствовала на себе его взгляд, но не оторвалась от чтения, притворившись, что ее заинтересовала статья.

— Я хочу поговорить с тобой.

— О чем? — Шарлотта с безразличным видом перевернула страницу, не подняв головы.

Деймон подошел ближе и выхватил журнал из рук жены.

— Эй, я читаю!

Он бросил журнал на пол.

— Хочешь игнорировать меня? Не получится, Шарлотта.

— Ты не обращал на меня внимания последние три недели, — парировала она. — Ты даже слова не говорил мне, только если при Эмили. Тогда ты, конечно, был необычайно мил.

— Эмили очень чувствительная. И она понимает, что между нами напряженные отношения. Я заметил, что, когда мы вместе, она гораздо чаще сосет пальчик.

— И что ты предлагаешь? — Шарлотта с вызовом посмотрела на него. — Чтобы мы любезничали и целовались?

— Это стало бы неплохим началом.

— Иди к черту! — Шарлотта встала с постели.

— Мы теперь муж и жена, Шарлотта. — Деймон схватил ее за руку и заставил посмотреть ему в глаза. — Завтра мы едем на Санторин, где будем жить в одной комнате и спать в одной постели. Я не хочу, чтобы кто-нибудь, а тем более моя мать, узнали, какие между нами в действительности отношения.

— То есть ты не рассказал матери правду?

— Конечно, нет. — Деймон отпустил жену. — Я хочу, чтобы она радовалась первой внучке и не волновалась, что у нее больше не будет внуков.

У Шарлотты что-то перевернулось внутри. Она в шоке уставилась на мужа.

— Ты хочешь еще детей? — спросила она. — От меня?

— Не вижу в этом проблемы. У нас уже есть дочь. Это естественно — хотеть завести еще детей. Брата или сестренку для Эмили. И… прости, что я так обошелся с тобой в тот первый наш вечер вместе.

— Ухты, неужели я слышу извинения? — хмыкнула Шарлотта.

Ей нужно было злиться на него, чтобы избавить себя от еще более глубоких ран.

— Да, я совершил ошибку. Признаю. И я хочу сохранить наш брак. Не только ради Эмили, но и ради нас. Она чудесный ребенок. И я не знаю, как благодарить тебя за то, что ты решила сохранить ей жизнь. Многие молодые девушки в такой ситуации выбирают аборт.

Шарлотта закусила губу. Вначале ее, если честно, терзали противоречивые чувства. Мама тяжело заболела, а сестра нуждалась в поддержке. Но Шарлотта так и не решилась избавиться от ребенка, который был частичкой Деймона.

— Я полюбила ее с того момента, как узнала, что она во мне.

Деймон приблизился и нежно провел рукой по ее щеке.

— Я тоже люблю нашу дочку. И все для нее сделаю.

— Ты доказал это, женившись на мне. На женщине, которую ненавидишь.

С минуту Деймон молча смотрел на жену.

— Возможно, со временем наше недоверие угаснет. Мы ведь желаем друг друга, а значит, есть надежда, что наша страсть поможет нам пережить все трудности.

Деймон провел пальцем по ее нижней губе, и Шарлотта задрожала.

— Пойдем в постель, дорогая, — произнес он нежно. — Это наша первая брачная ночь.

— Т-то есть… мы будем спать вместе?

— Разве не так поступают все мужья и жены?

— Да, но…

Он подступил ближе, и у Шарлотты голова пошла кругом. Она потянулась к нему, и Деймон поспешил воспользоваться приглашением.

Он впился в ее губы, удовлетворяя свой голод, длившийся бесконечные три недели. Подтолкнув Шарлотту к кровати, он упал на нее сверху, накрыв своим мощным телом.

Ее руки знали свое дело. Скоро Деймон оказался на ней совершенно обнаженный. Она потянулась ему навстречу, а он, запустив руку в ее густые волосы, другой стал ласкать ее грудь, покусывая и посасывая набухшие от возбуждения соски.

— О да… прошу тебя… — Шарлотта развела бедра, обвив ногами его торс.

— Потерпи, милая, — прохрипел Деймон, опускаясь к ее животу и ниже, туда, где остался после родов небольшой шрам. — Были сложные роды? — выдохнул он, лаская ее живот там, где девять месяцев она носила его ребенка.

Да, очень сложные. Это был самый счастливый и одновременно самый одинокий день в ее жизни. Она прижимала к груди дочку и горевала, что Деймона нет рядом, чтобы разделить с ней радость.

— Да… я двенадцать часов провела в операционной. Пришлось делать кесарево. Мама умерла за три недели до этого, а Стейси… я не знала, где она была в тот день.

— Шарлотта…

— Все нормально. У меня были хорошие врач и акушер.

— Было больно? — Деймон снова нежно коснулся шрама.

— Не так, как при мысли потерять ее.

Он смотрел на нее так, будто видел впервые.

— Ты отличная мама.

— Спасибо…

Деймон снова поцеловал ее, возрождая былую страсть. Его рука скользнула с живота ниже. Туда, где скрывалось самое ценное сокровище.

Шарлотта простонала и прогнулась навстречу его умелым пальцам. Она прерывисто дышала, шепча его имя, когда он, наконец, вошел в нее и тела их закружились в танце, старом как мир.

Шарлотта ощутила, как его тело словно вспыхнуло огнем, дыхание стало чаще. Она чуть приподняла бедра, и этого было достаточно. Деймон простонал, наполняя собой все ее существо.

С губ Шарлотты сорвался сладостный вздох. Она снова вернулась с небес на землю.

— Я слишком тяжелый для тебя?

— Нет, — прошептала она. — Ты чудесный…

Прошло какое-то время, прежде чем Деймон понял, что Шарлотта заснула. Ее тело было полностью расслаблено. А руки обнимали его так, словно она никогда больше не отпустит его…

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Как только самолет приземлился в Афинах, Шарлотта занервничала. Полет прошел хорошо по всем параметрам. Кроме того, она заметила, что его отношение к ней смягчилось. Деймон говорил с ней на нейтральные темы, ничем не проявляя свои прежние злость и неприятие. Шарлотта размышляла, вызвано ли это тем, что на борту находились его сотрудники или он искренне решил оставить прошлое позади.

Они должны были прибыть на Санторин меньше чем через час, а значит, скоро Шарлотте предстояло увидеть мать Деймона впервые после четырех лет. Шарлотта думала о том, как Александрина примет ее, особенно если учесть, что та скрыла и от нее существование единственной внучки. И как Деймон объяснит их поспешный брак. Наверняка Александрина очень скоро поймет, каковы его истинные отношения с новой женой.

— Мы уже приехали? — сонно зевая, спросила Эмили, когда носильщики взяли их багаж.

— Не совсем, милая. Осталось чуть-чуть, и ты увидишь свою бабушку.

Деймон улыбнулся Шарлотте.

— Давай я возьму Эмили. Ты выглядишь усталой.

— Да. Спасибо. — Она передала мужу ребенка, ощутив, как по коже побежали мурашки, когда их руки соприкоснулись.

— Мама будет счастлива увидеть Эмили. — Он ласково потрепал дочурку по голове. — И ни о чем не беспокойся.

Шарлотта нервно закусила губу.

— Правда, дорогая, — заверил ее Деймон. — Никто не упомянет о прошлом, пока мы здесь.

— Но это не значит, что о нем забыли. Деймон ощутил стеснение в груди. Он никогда не говорил Шарлотте, что любит ее, хотя ее энтузиазм, молодость и жажда жизни подкупили его в первый же день, когда их взгляды встретились в переполненном ресторане четыре года назад. И это притяжение все еще билось в его венах как пульс.

Может, Шарлотта права, и прошлое никуда не денется, его невозможно будет забыть: оно останется с ними, нависая тенью над их и так непростыми отношениями.


Резиденция Латойсакисов располагалась восточнее деревни Ойя. От яркого света слепило глаза. А соленый запах моря и рыбы всколыхнули в Шарлотте воспоминания.

Четыре года назад она приехала на Санторин с рюкзаком за плечами, а на второй день уже влюбилась в Деймона. Они часто сидели на пляже, наблюдая за закатом и улыбаясь друг другу.

Они плавали на яхте Деймона, опаляемые жаркими лучами летнего солнца и страстью друг к другу. Он научил Шарлотту языку любви и хореографии секса. И все за какие-то несколько недель. Она никогда не была так счастлива, эти дни стали для нее подарком судьбы, ведь ею восхищался мужчина, прекрасный во всех отношениях.

Больно было возвращаться сюда, где все начиналось.

Александрина ждала их в дверях, вытянув руки навстречу Эмили, которая недавно проснулась.

— Ты моя бабушка?

Шарлотта заметила слезы в глазах женщины, когда та взяла внучку на руки.

— О, моя дорогая. Ты просто копия Элени.

Деймон поцеловал мать.

— Она красавица, мама.

Женщина повернулась к невестке.

— Рада видеть тебя, Шарлотта. Я счастлива, что ты здесь. Добро пожаловать в нашу семью.

Шарлотта не знала, что ответить. Она улыбнулась и протянула руку в приветствии, но Александрина обняла ее и расцеловала.

— Я тоже рада снова приехать сюда… — промямлила Шарлотта.

Эмили потерла глаза.

— Хочешь посмотреть мои игрушки, бабушка?

— Конечно, — счастливо улыбнулась Александрина. — Ты все привезла с собой?

— Мама сначала не разрешила мне, но папа сказал, что можно.

— Уверена, твоя мама просто переживала, что они не поместятся в чемодан.

— У тебя есть бассейн? — спросила Эмили, захихикав.

— Да. Хочешь посмотреть?

— Можно, мамочка? — малышка вопросительно взглянула на Шарлотту.

— Конечно.

— А ты умеешь плавать? — раздался голосок Эмили, уходящей за руку с бабушкой на солнечную террасу.

— Разумеется. А ты?

— Чуть-чуть. Мама учила меня, но у меня плохо получается.

Как только они скрылись из виду, Деймон повернулся к Шарлотте.

— С тобой все в порядке? Ты очень бледная.

— Не понимаю, почему я так устала, — потирая лоб, ответила она. — Наверное, от жары.

— Конечно, здесь другой климат, но я бы не сказал, что в Сиднее такая уж холодная зима.

— Не возражаешь, если я немного полежу?

— Нет, нет. Мама пока побудет с Эмили.

— Если малышка позовет меня, разбуди меня, пожалуйста, — попросила Шарлотта, когда Дей— мон проводил ее в спальню.

— Не беспокойся о ней. Главное, чтобы ты скорее пришла в себя после перелета.

— Но я никогда не испытывала трудностей в самолетах. И привыкла быстро переходить из одной климатической зоны в другую.

— Не забывай, ты много работала последние несколько недель.

— Да. — Шарлотта опустилась на подушки и закрыла глаза. — Наверное, ты прав… это был чертовски трудный месяц…

— Если не сможешь спуститься к обеду, не переживай. Я попрошу горничную принести тебе еду прямо сюда.

Шарлотта почувствовала внезапный приступ тошноты.

— Я не голодна.

— Моя мать впервые счастлива за два года, — добавил Деймон через пару минут.

— Я рада… правда…

— Потерять ребенка — самое ужасное для матери. Надеюсь, ты простишь меня за то, что я угрожал отнять у тебя Эмили. Если между нами ничего не получится, я постараюсь, чтобы вы виделись как можно чаще.

— Спасибо… — пробормотала Шарлотта сонно.

— Ты была ей хорошей матерью.

— Я бы никогда не смогла позволить себе такие дорогие подарки, которые ты ей делаешь.

— Я лишь пытаюсь наверстать упущенное время. Это вовсе не для того, чтобы подкупить Эмили.

— Я могу предложить ей лишь всю себя.

— У тебя была такая возможность три года. А у меня нет.

Шарлотта зарылась лицом в подушку.

— Пожалуйста, закрой дверь. Я не хочу, чтобы меня беспокоили.

— Мне не нравится, когда ты отворачиваешься от меня во время разговора.

— Прекрати.

— Посмотри на меня, Шарлотта, — скомандовал он.

Она резко повернулась.

— То, что мы женаты, не означает, что ты можешь все время командовать мной. Если тебе нужна покорная жена, тогда поищи ее среди греческих девушек. Уверена, они будут целовать тебе ноги, лишь бы угодить. А если я не хочу смотреть на тебя, то не буду. И ты не сможешь заставить меня.

— Ты самая упрямая из всех женщин, которых я знаю! Я пытаюсь наладить отношения с тобой, а ты отвергаешь все мои попытки.

— Я не верю тебе, вот и все. Может, ты умасливаешь меня, влюбляешь в себя, чтобы потом забрать у меня Эмили.

— Я не намерен влюблять тебя, Шарлотта, в себя. Любовь только все усложнит. У нас ребенок и страсть, которая наверняка скоро угаснет.

— И что тогда?

— Разберемся, когда это произойдет. Мне потребуется время, чтобы выбросить тебя из головы.

— Ты говоришь так, будто я какой-то вирус.

— Иногда мне именно так и кажется.

— Ты для меня тоже заноза в…

Деймон рассмеялся.

— Я зайду к тебе позже.

— Не утруждайся, — огрызнулась Шарлотта.

— О, никаких проблем. Кроме того, мама может заподозрить неладное, если я не буду вести себя как заботливый муж. Она очень счастлива, что мы снова вместе. Знаешь, она ведь так и не поверила, что ты совершила ту кражу.

— Жаль, что она не смогла убедить в этом тебя. В комнате повисла тишина.

— Да, — произнес наконец Деймон, — возможно, ты и права.

— Деймон…

Он приложил палец к ее губам.

— Ни слова больше о прошлом, Шарлотта. Он склонился к жене и нежно поцеловал в губы.

Она смотрела, как Деймон подошел к двери. Останься! — хотелось крикнуть ему вслед. Но какой смысл говорить о своей любви? Ведь Деймон не хотел этого.

Ни сейчас.

Ни тогда.

Никогда.


Ранним утром Шарлотта открыла глаза и увидела, что Деймон лежит рядом с ней. Кажется, он спал.

Она смотрела на мужа. Ей хотелось прикоснуться к нему, провести рукой по его щеке, губам, носу.

Деймон зашевелился. Его ноги переплелись с ее ногами, окутывая Шарлотту теплом, щекоча ее кожу густой порослью волос.

— Лула…

Шарлотта открыла рот от удивления. Чувствуя себя ужасно, она встала с постели.

— Шарлотта?

— Да, это я. Мило, что ты еще помнишь, как меня зовут.

Деймон оперся на локоть и сонно нахмурился.

— О чем ты толкуешь?

— Ты звал свою любовницу.

— Какую?

— А у тебя их несколько? — в шоке выдохнула Шарлотта.

— Не знаю, что ответить. Ты же не думаешь, что последние четыре года я жил как отшельник?

— Прошу тебя, избавь меня от подробностей о твоих сексуальных похождениях.

— Ты ревнуешь.

Шарлотта резко, отвернулась. Неожиданно все поплыло перед глазами. Она еле удержалась на ногах.

— Нет…

Деймон мгновенно вскочил и подвел жену к кровати.

— Сядь и склони голову к коленям.

Шарлотта повиновалась.

— Тебе нехорошо?

К горлу подступила тошнота, и Шарлотта простонала:

— О боже… кажется, я заболела…

Она как раз вовремя добежала до ванной. Ее стошнило. Деймон намочил полотенце и протянул жене.

— Я вызову врача. Возможно, ты подхватила какой-нибудь вирус в полете.

Шарлотта склонилась над раковиной. Ее снова вырвало. Она пыталась разглядеть Деймона, но он казался ей размытой кляксой. Голова закружилась, а потом Шарлотта почувствовала, как ее подхватили сильные мужские руки. Она пыталась открыть глаза, но это оказалось слишком тяжело. Вздохнув, Шарлотта сдалась во власть темноты…


— Давно она заболела?

Шарлотта открыла глаза и увидела Деймона, стоящего у кровати рядом с мужчиной, у которого в руке был саквояж.

— Я не больна. — Она села в постели. — Все уже хорошо.

— Нет, милая. Ляг. И пусть доктор Тзаулис хотя бы измерит тебе температуру.

Шарлотта послушно легла. Она не собиралась спорить с мужем. Тем более перед врачом.

— Ладно. Но я уверена, что это просто последствия перелета.

Врач измерил температуру и достал тонометр.

— Простуды нет. Когда последний раз были месячные? — спросил он, измерив давление.

Шарлотта смущенно покраснела под взглядом Деймона.

— Ммм… у меня нерегулярный цикл последнее время…

— Значит, мы не сможем выявить возможность беременности по циклу. — Доктор открыл саквояж и достал какие-то пакетики и иглу.

— Что выделаете?

— Я возьму у вас кровь на анализ и сделаем тест на беременность. Обмороки часто возникают при анемии. У вас возникало чувство усталости в последнее время?

— Да. — Шарлотта зажмурилась, когда доктор стал вводить ей иглу. — Ой!

— Простите. У вас незаметные вены. Уверен, скоро мы узнаем, что с вами. А пока рекомендую вам побольше отдыхать.

Деймон проводил врача и вернулся в спальню со стаканом свежевыжатого апельсинового сока.

— Эмили с моей мамой, — сообщил он. — Она позавтракала и очень хочет пойти плавать.

— А меня она видеть не хочет?

— Я сказал, что ты отдыхаешь, чтобы она не переживала.

— Но я не больна, Деймон.

— Ты не можешь быть уверена, пока не будут готовы результаты анализов.

— Анемия не смертельна.

— У тебя может быть что-то другое. Я хочу быть уверен.

— Ты постепенно убираешь меня из жизни Эмили, чтобы она не скучала по мне, когда ты снова выбросишь меня.

— Я не собираюсь так поступать. Наши отношения не закончатся, пока мы оба этого не захотим.

— Признайся, что ты не прочь развестись прямо сейчас. Чтобы продолжать крутить роман с Лулой или как ее там.

— Лула — экономка. Я, наверное, почувствовал, как ты зашевелилась, и подумал, что она пришла менять белье или еще что-то.

— Значит, ты снова спишь с прислугой? — с насмешкой бросила Шарлотта. — Я думала, ты не совершаешь одинаковых ошибок.

— Ты моя единственная ошибка.

— Ой, спасибо. Приятно знать, что я запомнилась.

— Я не собираюсь спорить с тобой. Ты больна.

— Сколько еще повторять, что я здорова?

— Ты сегодня останешься в постели.

Шарлотта откинула одеяло и встала.

— Ни за что.

— Быстро в кровать.

— Нет.

— Или ты сделаешь это сама, или я заставлю тебя.

— Посмотрим. Если ты подойдешь ко мне, я закричу.

— Мама подумает, что ты кричишь от удовольствия в моих руках.

Шарлотта искала путь к отступлению, но кровать мешала ей.

— Не трогай меня.

— Почему? Боишься возбудиться? — Деймон медленно пошел в ее сторону. — Давай проверим.

Шарлотта сглотнула.

— Н-не делай этого…

— Чего? — прошептал он в ее полуоткрытые губы. — Этого?

Он провел языком по ее губам, дразня и разжигая уснувшее желание. Его поцелуй был голодным и полным страсти. Их языки сплелись в вальсе нежности и неистовости одновременно. Шарлотта опустила ресницы, целиком отдавшись ощущениям. Прошло какое-то время, прежде чем она, опомнившись, с трудом отстранилась и поправила одежду.

— Вон. — Она указала на дверь.

— Ты злишься на себя, а не на меня, дорогая. Тебя раздражает, что ты не можешь устоять передо мной, правда?

Шарлотта до боли сжала кулачки.

— Ты моя, Шарлотта. Моя телом и душой.

Шарлотта хотела оттолкнуть его, прогнать, сказать, что ненавидит, но ее тело снова потянулось к нему. Ее руки проникли под его футболку, губы впились в его рот.

Не прерывая поцелуя, Шарлотта нашла его ремень и расстегнула, а затем ее рука скользнула в брюки и нашла его восставшую плоть. Она опустилась на колени и стала ласкать ее языком в кошачьей манере, то ускоряя, то замедляя темп, пока Деймон не издал финальный стон, взорвавшись от наслаждения.

Шарлотта в каком-то тумане наблюдала, как он надевает брюки со странным выражением на лице.

— Прости…

— Все нормально.

— Шарлотта…

— Все хорошо, Деймон. Ты считаешь, что только я не могу устоять, а я решила доказать, что ты сам не лучше.

— Я никогда не отрицал, что желаю тебя.

— Верно.

— Послушай, Шарлотта, я стараюсь изменить свое отношение к тебе.

— Как? Заставив меня жить в браке без любви?

— Меня бы не поняли, если бы я не женился на матери своего ребенка.

— Ты ведь ненавидишь меня.

— Я этого не говорил.

— Тебе и не нужно говорить, твои поступки показывают твое отношение.

В комнате повисла тишина.

— Ты слышала что-нибудь о своей сестре? — наконец спросил Деймон.

— Нет…

— Тогда ты будешь рада узнать, что она быстро идет на поправку.

— Ч-что ты имеешь в виду?

— Я встречался со Стейси и поставил перед ней ультиматум. Она решила, что лечение в клинике, которое я уже, оплатил, лучше, чем несколько месяцев в тюремной камере.

— И она легла в клинику?

— Я оставил при ней человека, который следит, чтобы она прошла все необходимое лечение. Стейси находится в клинике уже три недели.

— Но почему ты ничего мне не говорил?

— Я наверстываю упущенное, Шарлотта. Хотя… что такое три недели по сравнению с четырьмя годами, да?

Шарлотта хотела ответить, но Деймон уже исчез за дверью.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

— Мамочка, посмотри на меня! — позвала Эмили Шарлотту. — Я плыву!

Шарлотта улыбнулась, наблюдая, как ее малышка с удовольствием плещется в бассейне под присмотром бабушки.

— Почему бы тебе не присоединиться к нам, Шарлотта? — пригласила Александрина.

— Да, мамочка, залезай сюда. Я покажу тебе, что еще умею.

Шарлотта сбросила саронг и с удовольствием опустилась в прохладную воду.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась Александрина.

— Намного лучше.

— Ты все еще немного бледна. Деймон беспокоится за тебя.

— Он очень добр ко мне, — признала Шарлотта.

Ей до сих пор не верилось, что Деймон позаботился о Стейси. Она даже смогла поговорить сестрой. Та заверила ее, что делает успехи. Шарлотту трогала такая забота Деймона о ее сестренке. Правда, она не совсем понимала его мотивы. Кроме того, что они занимались любовью почти каждую ночь, он не выказывал к ней каких-то нежных чувств. Надежда и отчаяние соседствовали в ее сердце.

— Он так любит Эмили. И я тоже. — Александрина вздохнула. — Когда я смотрю на нее, то как будто вижу Элени.

Эмили, восторженно визжа, подплыла к женщинам.

— Видишь, мамочка? Даже Дженни так не умеет!

— Ты очень умная. — Шарлотта чмокнула дочку в нос. — Но и бабушка хороший учитель. Она гораздо терпеливее меня.

— Терпению я научилась сполна, — призналась Александрина. — Тяжело не злиться на Бога за то, что он отнял у меня самое дорогое.

— Я была совершенно убита, когда узнала о смерти Элени. Вы, наверное, очень скучаете о ней.

— Мне было тяжело, — на глазах пожилой женщины выступили слезы, — но ты подарила мне Эмили. Я не поверила Деймону, когда он позвонил и сообщил, что, наконец, нашел тебя и что у тебя от него ребенок.

— Я пыталась рассказать ему раньше, но…

— Не извиняйся. Деймон слишком упрям. Он не желает никого слушать.

Шарлотта хотела рассказать Александрине о своем мнении на этот счет, но тут к бассейну вышел Деймон.

— Папа будет плавать со мной! — с гордостью провозгласила Эмили.

Деймон вошел в воду и прикоснулся к Шарлотте.

— К тебе вернулся румянец.

Она хотела было отвернуться, но, вспомнив о свекрови, наблюдающей за ними, улыбнулась.

— Я чувствую себя чудесно.

— И выглядишь просто потрясающе.

— Пожалуй, нам с Эмили пора вылезать из воды, — заключила Александрина.

Деймон с благодарностью посмотрел на мать, которая взяла внучку за руку и пошла в дом.

— Кажется, мы остались одни, дорогая.

Шарлотта попятилась, но наткнулась на бортик.

— Даже не думай…

— Никто нас не увидит. — Деймон сильнее прижался к жене. — Ты дрожишь, Шарлотта.

— Мне холодно.

— А, по-моему, ты пылаешь.

Шарлотта пыталась отстраниться, но Деймон завладел ее губами, целуя со всей страстью, на какую только был способен.

Шарлотта прикрыла глаза, сдавшись в плен его губ. Прежде чем она успела понять, что происходит, Деймон посадил ее на край бассейна, оказавшись в объятиях ее округлых бедер.

— Нет… не здесь… — слабо запротестовала она, но было поздно.

Деймон отодвинул ее трусики и начал целовать и ласкать ее жемчужину языком и губами. Она со стоном запустила пальчики в его волосы, направляя его движения и регулируя темп, пока ее тело не содрогнулось от наслаждения. По телу волнами разливалась приятная истома.

Наконец Шарлотта открыла глаза. Ее щеки пылали.

— Ты не должен был этого делать.

— У меня перед тобой должок, — соблазнительно улыбнулся он.

— Тогда выбрал бы более уединенное место.

— Да, но у нас есть слушатели, которые должны быть уверены, что мы поженились не только ради Эмили. Нет лучшего доказательства, чем наша неконтролируемая страсть.

— Я не хочу, чтобы Эмили увидела, как мы терзаем друг друга как дикие звери. Это отвратительно.

— Вовсе не отвратительно. Мы жаждем друг друга. Это как наркотик, но целительный. И даже зависимость твоей сестры не идет ни в какое сравнение с нашей. Четыре года воздержания не умалили моей жажды. Я хочу тебя даже больше, чем прежде.

— Не нужно лишних сантиментов. Ты просто хочешь быть с дочерью.

— Ты ревнуешь?

— Вот и нет, — слишком поспешно ответила Шарлотта.

— Мама позвала сегодня гостей, — сообщил Деймон после небольшой паузы. — Иона и Ник Андреакос присоединятся к нам за обедом. Маме не терпится показать им свою внучку. Надеюсь, ты не против?

— Почему я должна возражать? И спасибо, что предупредил. Я начищу зубы до блеска, чтобы моя улыбка сияла ярче.

— Сделай это, милая. Кто знает, что нас ждет?

Шарлотта оделась к обеду и даже сделала легкий макияж, стараясь не замечать мешков под глазами.

— Шарлотта? — Деймон приоткрыл дверь спальни, тихонько постучав. — Иона и Ник приехали.

— Я спущусь через минуту.

— Жду тебя.

Шарлотта отложила карандаш для глаз.

— Они здесь, чтобы увидеть Эмили, а не меня, — сказала она своему отражению и вышла к Деймону.

— Ты же не можешь вечно прятаться. И Эмили спрашивает о тебе.

Деймон проводил жену к столу.

— А вот и они, наконец, — улыбнулась Александрина. — Ник, это моя невестка Шарлотта. Иону ты помнишь, правда?

— Привет, Иона, поздравляю с замужеством. Очень приятно, Ник.

— Мамочка! — Эмили подбежала к ним. — Смотри, что мне подарили дядя Ник и тетя Иона!

Шарлотта посмотрела на куклу в руках дочки.

— Ух ты, теперь у тебя, кажется, появилась дочка. Как ты ее назовешь?

Эмили засунула пальчик в рот.

— Папочка, ты знаешь какие-нибудь красивые имена?

— Может, поговорим об этом, пока я буду укладывать тебя спать?

— А мама пойдет с нами?

— Конечно. — Деймон взял дочку на руки. — Пожелай всем спокойной ночи, малышка.

Эмили помахала ручкой.

— Спокойной ночи.

Шарлотта вышла вслед за мужем. Только уложив дочь, он обратился к ней:

— Иона, кажется, немного холодна с тобой.

— Я ведь увела у нее нареченного четыре года назад. Может, она думает, что теперь я уведу у нее мужа?

— Она беременна, не обращай внимания.

— Не забывай, я тоже когда-то ждала ребенка. И знаю, как себя вести.

— Возможно, ты снова носишь малыша.

— Уверена, что нет.

— Что ж, доктор Тзаулис сообщит нам, как только результаты будут готовы.

— Я не хочу сейчас снова заводить ребенка. Я не готова.

— То есть ты против?

— Я хотела бы сначала достичь большего понимания и стабильности.

— Но мы женаты.

— Этого недостаточно.

— Чего ты еще от меня хочешь, Шарлотта?

— Я хочу, чтобы ты относился ко мне так, как четыре года назад.

— Я не смогу возродить те же чувства.

— Потому что не доверяешь мне?

— Я себе не доверяю, дорогая.

— Деймон… — Шарлотта сжала его руку. — Я хочу, чтобы ты знал… я никогда не переставала любить тебя.

— У нас гости. — Деймон отнял руку. — Они наверняка уже думают, что с нами стало.

Действительно, что с нами стало? — с грустью размышляла Шарлотта, спускаясь в столовую под руку с мужем…

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Обед затянулся. Шарлотта все время чувствовала на себе взгляд Ионы.

— Простите, — она отодвинула стул.

— Ты в порядке? — Деймон встал.

Шарлотта кивнула.

— Просто немного болит голова. Пойду подышу воздухом. Я скоро вернусь.

— Я пойду с тобой, — сказала Иона. — Разомну ноги.

Шарлотте не нужна была компания, особенно женщины, которая так очевидно не любила ее.

— Шарлотта, — неуверенно начала Иона, когда они остались наедине, — мне нужно поговорить с тобой, но только этот разговор должен остаться между нами.

— Понимаю…

— Нет. Ты ведь не знаешь, что я хочу сказать, да?

— Это ты подложила в мою сумку те статуэтки, верно?

— Нет.

— Не ты?

— Элени. Она сделала это, чтобы защитить меня. Она думала, что я влюблена в ее брата. Полагаю, тебе известно, что за нас уже все решили?

— Да, я знала…

— Мне нужно было рассказать Элени правду, но я боялась.

— Правду?

— Я всегда любила Деймона, но как брата. Мы провели вместе все детство, но мое сердце было отдано другому. С двенадцати лет я любила Ника. Но не решалась никому признаться в этом, даже Элени.

Шарлотта сглотнула.

— Я не знаю, что сказать.

— Я очень сожалела, что ты рассталась с Деймоном из-за глупой шалости его сестры. А когда узнала, что ты ждешь от него ребенка, то даже заболела.

— Деймон не любит меня.

— Откуда ты знаешь?

— Он женился на мне только из-за Эмили.

— Это моя вина. Я должна была рассказать раньше, но не хотела предавать Элени. Я обещала.

— Все нормально…

— Нет. — Иона посмотрела в глаза Шарлотты. — Все видят, как вам трудно.

Шарлотта молчала.

— Элени думала, что ты больше не вернешься и я смогу выйти замуж за Деймона. Мне нужно было открыться ей с самого начала.

— Мне казалось, я нравилась ей…

— Она считала, что ты замечательная. Но хотела воплотить свою детскую мечту: чтобы мы стали сестрами. Однако смерть разлучила нас. А еще Элени подговорила ребят из отеля распустить слух, что они спали с тобой. Я не знала, что она зашла так далеко. Я много раз пыталась рассказать обо всем Деймону или Александрине, но не смогла. Даже Нику не сказала.

— Но из-за этого сломались наши с Деймоном жизни.

— Нет. Ты сможешь завоевать его. Он любил тебя и полюбит снова.

— Мне бы твою уверенность.

— Деймон хороший человек. Он любит Эмили. Ты сделала ему такой подарок. Не теряй надежды.

— Но он никогда не узнает правды. Ты не скажешь, а мне он не поверит.

— Я обещала Элени.

— Она мертва, а я жива, Иона.

— Нет, я никогда не предам лучшую подругу.

— Хорошо. — Шарлотта отвернулась.

— Если тебе это принесет хоть какое-то облегчение, Шарлотта, ты мне нравишься. Ты понравилась мне с первого дня. Мне так надоело притворяться, что я обижена на тебя за то, что ты отняла у меня Деймона. Я всегда считала вас идеальной парой. Ему нужна сильная женщина с характером. Я с детства знала, что не подхожу на роль его жены. Не пойми меня неправильно, Ник не слабый мужчина. Просто Деймон… он ни перед чем не остановится, чтобы получить то, что хочет.

— Это точно.

— Прости Элени. Она думала, что поступает правильно.

— Но почему ты не расскажешь всеДеймону?

— Я не могу! Александрина будет убита тем, что сделала ее дочь. Она только-только смирилась с потерей, как и Деймон.

— Полагаю, ты права. Думаешь, я смогу когда-нибудь восстановить свое доброе имя?

— Деймон уже наверняка понимает, что ты не виновна. Я вижу, как он смотрит на тебя. Может, он пока просто не показывает своих чувств. — Иона помолчала. — Могу я задать тебе личный вопрос?

Шарлотта кивнула.

— Вы занимаетесь любовью?

Шарлотта покраснела.

— Я так и думала. Ты вся светишься. Может быть, ты беременна?

— Не думаю.

— Было бы чудесно. Я на третьем месяце. Ты не представляешь, как нас с Ником сблизила беременность.

— Нам пора возвращаться. Спасибо, что рассказала об Элени. Уверена, тебе было трудно хранить все это в секрете так долго.

— Мне бы хотелось сделать для тебя еще больше, Шарлотта, но я не смогу простить себя, если нарушу обещание, данное Элени. Она вымолила его у меня перед смертью. Ты ведь понимаешь меня?

— Понимаю, — вздохнула Шарлотта.


Как только гости уехали, а Александрина ушла в свою комнату, Деймон предложил Шарлотте:

— Хочешь прогуляться?

— Нет… я устала. Лучше пойду спать.

— Ты отлично справилась сегодня. Я боялся, Иона устроит сцену. Она как-то странно на тебя смотрела весь вечер. О чем вы говорили, когда выходили во время обеда?

— Ни о чем особенном. Так, о девичьем.

— Ник переживал за жену. Она заметно нервничала, когда узнала, что мы снова вместе.

— Наверное, думала, что я не изменилась, — отвела взгляд Шарлотта.

— То есть?

— Кто знает? Может, думала, что я собираюсь стащить фамильное серебро или еще что-нибудь.

Деймон так долго молчал, что Шарлотта начала различать биение собственного сердца.

— Иона ничего не знает о краже.

— Элени была ее лучшей подругой. Они могли это обсуждать.

— Нет. Элени дала слово, что никому не скажет. Она не могла так подвести меня.

— Тебе повезло, что у тебя такая честная сестра, — с иронией отрезала Шарлотта.

— Что это значит?

— Мы же не собираемся говорить об этом сейчас?

— У тебя есть причины не верить Элени?

Шарлотта не могла нарушить слово, данное Ионе. Она молчала, чувствуя на себе проницательный взгляд Деймона.

— Отвечай мне, Шарлотта.

— Я иду спать.

— Ты пойдешь, когда я разрешу.

— Прекрати, Деймон. Хватит с меня твоих приказов.

— Ты сама выводишь меня из себя. В твоих глазах вызов.

— Это лишь презрение.

— Значит, теперь ты уже не любишь меня, в чем призналась раньше? Я знал, что ты солгала. Ты хотела, чтобы я тоже признался тебе в своих чувствах.

— Неправда!

— Я знаю тебя, Шарлотта. Ты хотела отомстить мне, выудив из меня признание в любви и отвергнув меня, как я поступил с тобой в прошлом.

— В отличие от тебя я уважаю чувства других людей. Не суди меня по себе.

Дверь открылась, и на пороге появилась Эмили с простыней в руках.

— Я описалась, — расплакалась малышка.

— Успокойся, милая. — Шарлотта обняла дочь. — Я сейчас поменяю белье и дам тебе чистую пижамку.

— Я слышала, как вы с папой ругались, — шмыгнула носом Эмили. — Он не останется с нами, если ты будешь злиться на него. Он уйдет, как папа Дженни.

— Мы не ругались. Просто разговаривали.

— Вы кричали. Я слышала.

— Верно, малышка, — признался Деймон. — Но сейчас уже все позади. Взрослые иногда ссорятся, но потом мирятся.

— Ты извинишься?

Деймон стер слезинку с личика Эмили и повернулся к Шарлотте.

— Мне жаль, что я вел себя как свинья. Я не должен был так говорить с тобой. Ты простишь меня?

Если бы только Деймон был искренен!

— Конечно, — пробормотала Шарлотта.

— Мама всегда целует меня, когда мы миримся.

— Тогда я поцелую маму, чтобы она знала, что я говорю от всего сердца. Хорошо, Эмили?

— Очень хорошо.

Деймон нежно поцеловал Шарлотту.

— Пойдем, Эмили, — поспешила сказать она. — Я помою и переодену тебя в чистую пижаму.

— А я пока сменю белье.

— Спасибо, — поблагодарила Шарлотта. Деймон улыбнулся.

— Мы должны были сделать это намного раньше.

— Что? — удивленно уточнила она.

— Простить друг друга. Сейчас самое время, как считаешь?

— Я простила тебя много лет назад, Деймон, — прошептала Шарлотта и вышла с Эмили за дверь.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Деймон ждал ее в спальне. Когда Шарлотта вернулась, он встал со стула и подошел к ней.

— Шарлотта, я говорил искренне при Эмили.

— Спасибо… — она отвела глаза.

— Думаю, настало время обсудить наше будущее. Так не может больше продолжаться. Все, что происходит между нами, отражается на Эмили.

— Деймон, я…

— Нет, — прервал он ее. — Дай мне закончить. Знаешь, после этого неожиданного появления Эмили я понял, что до сих пор люблю тебя.

— Что ты такое говоришь? — не поверила своим ушам Шарлотта.

— Я люблю и любил тебя. Просто слишком был горд, чтобы признать это. Когда у тебя нашли те статуэтки, у меня появилось отличное оправдание, чтобы порвать с тобой, хоть я и не хотел отпускать тебя. Злость ослепила меня и не дала понять, что эту кражу совершил кто-то, кто был гораздо ближе моей семье.

Шарлотта затаила дыхание.

— Ты заставила меня осознать, насколько далеко люди могут зайти, чтобы защитить своих любимых. Ты согласилась на мои условия, ради Эмили и сестры. И я вдруг пришел к мысли, что моя сестра могла сделать то же самое. Она очень хотела, чтобы Иона стала моей женой. Элени даже перед смертью умоляла меня жениться на ее лучшей подруге. Я позволил ей умереть с мыслью, что так и будет. Подозреваю, что и Иона не стала разрушать мечту Элени до самой ее смерти.

— А твоя мама знает?

— Я не хотел омрачать ее воспоминания об Элени, но мне кажется, она сама пришла к тому же выводу, что и я.

— К какому?

Деймон взял ее руки в свои и продолжил с чувством:

— Я был таким идиотом, когда отпустил тебя. Мне следовало бороться за твое честное имя. Ты не могла совершить такого предательства.

— Я сказала, что давно простила тебя. Ты мне не веришь? — прошептала Шарлотта.

— Я опоздал на долгих четыре года, дорогая моя, но да, я тебе верю.

— Я так люблю тебя, — Слезы струились по ее щекам. — Я думала о тебе каждый день, который провела без тебя.

— Я тоже, — признался Деймон, обнимая жену. — Поэтому, когда Джулиан связался со мной, я решил положить этому конец. Мне нужно было увидеть тебя, убедиться, что ты виновата в краже, как я и думал. А, обнаружив свой бумажник в твоей сумочке, я решил, что теперь уже точно излечусь от своей любви.

— А я хотела защитить Стейси. И еще меня ужасала мысль, что ты отнимешь у меня Эмили, если узнаешь о ней.


— Мне так стыдно за свои угрозы, Шарлотта. Ты самая лучшая мама в мире. Было бы непростительной жестокостью разлучить тебя с дочкой. Но теперь мы семья.

— Семья… — эхом повторила Шарлотта.

— Да. Ты, я и Эмили — все трое.

ЭПИЛОГ

— Как он тебе? — поинтересовалась Шарлотта у Стейси, качающей на руках своего новорожденного племянника.

— Чудесный! — воскликнула Стейси. — Просто совершенство.

— Мы тоже так думаем, правда, Шарлотта? — обняв жену, с гордостью произнес Деймон.

— Конечно. — Она с обожанием взглянула на мужа.

— Можно мне теперь его подержать? — нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, попросила Эмили. — Ты обещала, что после тети Стейси моя очередь.

— А обещания всегда надо выполнять, верно, Чарли? — поддержала ее Стейси.

Улыбка осветила лицо Шарлотты.

— Мы с Деймоном хотим, чтобы ты стала крестной Александра. Окажешь нам честь?

Ясные голубые глаза Стейси наполнились слезами счастья.

— Теперь только попробуйте передумать.


КОНЕЦ


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Страсть на продажу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу