Book: Принцип невмешательства



Руслан Ароматов

Принцип невмешательства

Год издания: 2013

Страниц: 340

АННОТАЦИЯ

Парень мне понравился. Наиболее подходящий "кандидат в эльфы". В отличие от тех сумасшедших сектантов из "Пути свободы". На мой взгляд, ему вполне могли бы разрешить поселиться на Айе. Хотя еще не факт, что он согласится. Жизнь небольшими колониями на планете эльфов может показаться скучной. А личную свободу и независимость можно обеспечить себе и здесь. По крайней мере, так думают многие. Но даже мне у эльфов скучновато – к стыду своему, я не настолько самодостаточен. Ха, но кто сказал, что это недостаток? Мне вполне хватает регулярных поездок в гости к старым знакомым. Многие из которых действительно старые… по людским меркам.

Руслан Ароматов

Принцип невмешательства

Пролог

Шон Борски нежился в лучах утреннего солнца, расслабленно развалившись на шезлонге под окнами собственного щитового домика – непозволительная роскошь для коренного жителя Дориана-4, где солнце можно увидеть, лишь поднявшись на верхний уровень Купола. Впрочем, жители не злоупотребляли возможностью посмотреть на малозаметное пятнышко, висящее у самого горизонта.

«Вот дураки, – лениво размышлял капрал, – становиться рабочим и всю жизнь горбатиться на горнодобыче, чтобы в конце жизни с чувством выполненного долга откинуть копыта в каком-нибудь более дружелюбном месте». Лично его вполне устраивала стезя наемника – лучшее, что мог урвать от рудников Дориана парень из семьи рабочих.

Солдат Корпорации – это вам не какой-то сопливый срочник! Во-первых, UM на обучение бойца тратила на порядок больше средств, чем государство. Во-вторых, обеспечивала самым лучшим новым снаряжением. В-третьих, платила деньги, часть которых при определенных усилиях можно было постепенно откладывать на обеспеченную старость. В-четвертых, жизнь солдата Корпорации более разнообразна, нежели существование какого-нибудь оператора горнопроходческого комбайна. Если подумать, можно вспомнить еще и в-пятых, шестых и так далее.

Последнее утверждение стало реальностью, когда Шон дослужился до звания капрала, и его неожиданно отправили сюда – на Эолу – в качестве командира небольшого, но хорошо экипированного отряда быстрого реагирования, подчиняющегося только начальнику охраны комбината. Бойцы таких отрядов в компании гордо именовались кобрами и выполняли специальные задания, связанные с охраной разнообразных объектов, но не входящие в прямые обязанности простых охранников.

Десять человек на территорию размером с Австралию. Это могло бы показаться странным, если не принимать во внимание, что отлично экипированные и подготовленные бойцы легко справились бы с каким-нибудь средневековым полком. Века так двадцатого…

Шон даже немного жалел, что работы нет – очень хотелось попробовать отряд в реальном бою. Но откуда ж взяться противнику на свежеосвоенной планете? Здесь и людей-то не больше тысячи. Конечно, существует опасность появления конкурентов, но такие конфликты случаются обычно на планетах, находящихся в совместном владении разных компаний. Тут же конкурентов встретит сначала система планетарной обороны, а уж если она не справится, тогда придет их черед.

Солнце медленно ползло по небосклону, Шон щурился, раздумывая, повернуть шезлонг или сгонять в домик за солнцезащитными очками. Или – еще лучше – за пивом, причем, не самому, а поручить это ответственное дело кому-нибудь из бойцов…

Сирена красной тревоги заставила тело самопроизвольно подпрыгнуть на полметра вверх и сразу побежать за оружием. Сознание же включилось примерно на половине пути к месту сбора.

На вживленный чип пошла информация от автоматизированной системы охраны периметра. «Нарушение периметра в квадрате 4-12. Одиночный материальный объект. (Одновременно со звуком и текстом появилась картинка). Скорость 5,4 км/ч. Направление – здание администрации комбината. Прогнозируемое время прибытия – 25,3 минуты. Сканирование завершено – вероятность принадлежности объекта к… – тут информация на несколько секунд прервалась. – Выберите режим реагирования». Последние фразы предназначались явно не Шону, а начальнику СБ, но тот в свое время решил, что командир КОБР имеет право в первую очередь узнавать его решения в исключительных ситуациях. Не совсем по уставу, но экономит время.

Что решил начальник, Шон узнал по подтверждению системы, когда, уже полностью экипированный, грузился в вездеходы вместе с группой. «Объект пропустить. Контроль по схеме 4».

Он еще не успел удивиться, когда на связь вышел сам старик Оккли – начальник СБ и второй человек в колонии. Он почти кричал, не скрывая возбуждения:

– Шон, это эльф! Ты меня понял?! Эльф! Отсюда и сразу красная тревога. Понял? – ответа он не ждал, продолжая без пауз. – Едешь туда. Едешь БЫСТРО. Оружие наготове, но не доставать! Кто хотя бы потрогает – закопаю, и пусть молится, чтобы осталось, что закапывать! Понял? Сам лично проводишь ее ко мне. ВЕЖЛИВО! А, значит, молча. Скажешь: «Добрый день. Начальник колонии с нетерпением ждет встречи с вами. Позвольте, я вас провожу». Дословно! Запомнил? Больше пасть не разевать, пока сама не спросит. Твои пусть прикрывают издалека, сам пойдешь пешком. Повторить задание.

Шон повторил с каменным лицом, не давая страху и недоумению прорваться наружу.

– И еще, сынок, – тон бывшего полковника изменился. – Делай все, что она скажет – есть реальный шанс закончить дело миром. Скажет ползать на брюхе – ползай, скажет жрать землю – жри. И помни, что два спутника уже получили соответствующие команды, а еще два на подходе. – В голосе явственно проступила усталость. – Ты сам знаешь, что шансов у тебя не будет.

– Так точно! – голова Шона потихоньку начинала снова работать. – Можно вопрос?

– Давай, – понимающе усмехнулся Оккли.

– Почему мы так их боимся? – капрал не сомневался, что именно этого вопроса старик и ожидал.

– Ты ведь читал материалы по эльфам? – Шон кивнул. – А я читал то, что тебе и в кошмаре не приснится, так что просто поверь. И еще. Я искренне надеюсь, что никогда не увижу того, о чем читал.

Командирский вездеход замер на опушке леса. Шон спрыгнул на землю.

– Удачи, командир! – напутствовал Алекс – один из его бойцов. И сорвал машину с места, скрываясь в подлеске.

Капрал остался один.

А навстречу ему шла девушка, одетая лишь в легкомысленный светло-зеленый костюмчик.

Шон мысленно поежился и выдавил из себя улыбку.

Она всегда возвращалась домой через это место. Скальный уступ образовывал отличную смотровую площадку – Туманный водопад лежал, словно на ладони. А по утрам солнечные лучи рассыпались тут на множество маленьких радуг. Если бы не шум и влажность, она переместила бы свое жилище сюда.

Она сразу почувствовала изменения вокруг. Даже подготовленный человек смог бы их ощутить – что уж говорить про нее. Незачем было искать следы пребывания людей на земле, всматриваться в изменившееся поведение птиц или ловить в воздухе посторонние запахи.

Спустя пару секунд, заглянув в инфополе планеты, она знала все.

И это знание ей не понравилось.

Грузовой космодром. Ангары на месте цветущих полян. Поселок, где раньше рос молодой лес. Машины, закладывающие первый карьер. Отвалы грунта вперемежку с травой, кустами и деревьями. Воронки от взрывов пластов породы.

Она в растерянности села на камень.

Первое, что пришло в голову – убежать отсюда подальше и никогда не возвращаться. Перенести дом в другое место. Забыть.

Но это место умрет. Возможно, как и вся планета, превращенная в одно большое месторождение.

И это будет ее вина.

Она не очень хорошо разбиралась в людях, но надеялась, что сможет убедить их… В чем? Прекратить разработку? Она сомневалась, но была просто обязана попытаться.

Не заходя домой, она направилась прямо в центр поселка.

Часть 1 Глава 1

Из уютного полумрака салона я сонно наблюдал за моросящим дождиком снаружи. Зима… Пора, пожалуй, перебираться в места более снежные, а то в столице уж больно кисло с погодой. Все усилия климатологов пропадают даром.

Над головой проплывали вздымающиеся к низким тучам стены небоскребов. Несмотря на разнообразие и оригинальную подсветку, деловой центр навевал лишь тоску и уныние. Я отлично понимал тех, кто давно перебазировался в более спокойную, но и более дорогую пригородную зону.

Три воздушных коридора не справлялись с потоком флайеров, стремящихся поскорее покинуть город на выходные – двигаться приходилось со скоростью черепахи. Флайер едва заметно качнуло – управляющий комп этого участка трассы передал машину на соседний с такой задержкой, что я успел ощутить это всем телом. Маршрутные компы тоже не справлялись.

-… Это был хит недели «Touch me here» от группы «Automatic lovers», – жизнерадостно зачирикал ди-джей одной из множества желтых радиостанций, – а сейчас у нас в студии преподобный Абид Эф Хаяс – основоположник самой скандальной секты «Путь Свободы», – рука, потянувшаяся переключить канал, замерла в сантиметре от сенсора, – где поклоняются эльфам – самой загадочной расе из встреченных человечеством в космосе, – ди-джей безбожно перевирал факты, добавляя собственные, далекие от истины, представления, но именно такая точка зрения меня интересовала больше всего. Понятно, что целостной информации тут не получить, но с худой овцы хоть шерсти клок…

– Свободы всем, кто меня слушает, – начал преподобный Абид возвышенным слогом. – Заявляю сразу, что наше Общество Свободных Людей не имеет никакого отношения к сектам, проповедуя принципы…

– Расскажите вкратце, как образовалась ваша секта, – бесцеремонно перебил ведущий, кажется, даже не слушая собеседника.

– Раса Илия-Фей давно наблюдала за человечеством, – начал вещать Абид, не смутившись. Видимо, привык. – Кстати, они не имеют ничего общего с так называевыми эльфами из фэнтези-культуры. Когда люди стали уверенно осваивать просторы космоса, они позволили нам «найти» их, – он сделал многозначительную паузу, давая слушателям проникнуться важностью этого утверждения. Паузой не замедлил воспользоваться ведущий.

– Как вы думаете, зачем эльфы дали себя обнаружить? Они хотят захватить человечество?

– Если бы они захотели захватить человечество, то давно бы это сделали, – сбить Абида с мысли было невозможно, однако, «благодаря» ведущему, выдавать информацию ему приходилось бессвязными кусками. – Но их целью является, прежде всего, наставить людей на Истинный Путь развития, путь к Свободе! Не зависящий от правительств, научно-технического прогресса и…

– Отлично! – снова перебил ди-джей. – И как они хотят этого достигнуть?

Услышав последнюю фразу преподобного, я невесело усмехнулся, в очередной раз удивляясь, насколько человек может извратить несколько коротких фраз, сказанных много лет назад. И даже основать на их основе целую религию. Но слушать его оказалось даже забавно.

– Известно, что время от времени они забирают к себе людей, в некоторой степени приблизившихся к Свободе. Это – будущие пророки, они поведут человечество по новому пути. В гармонии с богами, природой и самим собой!

Эка он хватил! – удивился я. Открыто назвать эльфов богами – надо быть либо очень смелым, либо – глупым. В принципе, возраст слушателей тут не превышает двадцати лет, и в данном случае это может сработать.

– Боги, сошедшие на Землю, чтобы повести людей за собой – это круто! – в экстазе завопил ведущий, издеваясь (или нет?). – Сейчас мы все дружно прослушаем информацию о новой классной жевательной резинке, пиве и все такое, и продолжим нашу увлекательную беседу. Оставайтесь с нами!

Слушать этот бред дальше я не стал, включив музыку из личных запасов.

И с удивлением услышал в динамиках «Ветер западного леса», хотя точно помнил, что доставал кристалл из другой коробки. Выходит, случайно перепутал. А это уже Знак. Не один год я боялся ставить эту композицию, помня, как много с ней связано, и что, услышав ее снова, не смогу удержаться.

И сейчас я понял, что никуда мне не деться – я, как никогда, хочу увидеть Анвил. Это значит, что обо всех местных делах можно смело забыть. На неопределенное время…

Приближался Северо-Западный терминал, после него управление придется взять в свои руки. Это радовало – будет не так скучно.

Сам терминал служил не только для приема грузов и пропуска транспортного потока – на территории в десятки квадратных километров также располагались торговые комплексы, склады, гостиницы, кафе и рестораны. В общем, все, что нужно для жизни.

Процесс переключения на ручное управление считался простым и безопасным. Управляющий комп терминала просто сажал флайер на специальную трехуровневую парковку, после чего взлетать предстояло самостоятельно.

Перед вылетом из города на парковке можно было выйти отдохнуть, перекусить и так далее – все требуемые услуги предоставлялись в радиусе стони метров. Понятно, что концентрация торговцев, воров и проституток достигала здесь максимальных для всего терминала значений. Но меня они не интересовали – я не собирался покидать машину.

Но, увидев фигуру в характерном ярко-желтом комбезе, двигающуюся от машины к машине, решил не торопиться со взлетом.

– Привет! Не подбросите в сторону Питера? – Стандартный вопрос автостопщика, где указывается только направление, но не точка финиша – вдруг драйвер направляется в ту сторону, но не туда? А так хоть до куда подбросит.

Сквозь приоткрытое окно я окинул взглядом стопщика. Классика жанра – хвост волос до плеч, трехдневная щетина, открытый нагловатый взгляд. Впрочем, в данном случае это защитная реакция на возможный отказ плюс маскировка неуверенности.

– Тебе прямой до Питера? – понимающе прищурившись, поинтересовался я, но ошибся.

– Не, мне хотя бы до Торжка, – оживился парень. Похоже, большинство водителей до меня не проявляли интереса к разговору.

– Прыгай, – махнул я головой на пассажирскую дверь.

Парень не заставил себя ждать.

– Так и думал, – с ходу начал он. – Что в ту сторону. У вас номера тверские. – Он с интересом вертел головой, осваиваясь в салоне. – Хоть до Твери за сегодня добраться.

– До Твери и на метро можно, – резонно заметил я.

– Да ну, – отмахнулся стопщик. – Долго и скучно.

Насчет долго он, конечно, преувеличивал, хотя час против трех все-таки существенная разница. Только вопрос, сколько уже он тут ошивается?

Я плавно поднял машину над стоянкой и начал подъем к нужному транспортному коридору. Мой попутчик с интересом считал, на каком уровне я остановлюсь. И я его не разочаровал, поднявшись на самый верх – к наиболее скоростным и дорогим трассам.

– Говорят, сегодня забиты даже безлимитки, – попробовал подсказать стопщик. Одно из негласных правил автостопа – ты должен быть полезен драйверу, а не изображать балласт в машине. Не важно чем – подсказать о скрытых камерах слежения, помочь в мелком ремонте или просто травить анеки, не давая водителю скучать.

– Я знаю. Прорвемся.

На гейте пришлось потратить пару минут на очередь. Действительно, большинство жителей столицы вполне могли потратиться на оплату безлимитки, лишь бы поскорее добраться до вожделенных домов, дач или турбаз, поэтому коридор под нами оказался загружен даже меньше нашего. Но ограничение в двести километров в час меня не прельщало.

– И что у нас нынче дают в Торжке? – спросил я парня с целью выяснить конечную цель его маршрута.

– Да не, я не туда. Мне дальше. Дача у меня на Стерже, а на днях снег обещали – хочу на лыжах покататься.

– Достойно, – согласился я. Пробка на выезде рассосалась, и я придавил тапок к полу. На некоторое время нас вдавило в спинки сидений. Прочитав на лице парня тщательно скрываемую радость, я мысленно усмехнулся. Не метро. – А чем искусственный снег не устраивает?

– Да чего ж интересного на треке? – искренне удивился стопщик. – Другое дело – настоящий лес. Птички там всякие, иногда можно зайца встретить… А то и лося.

– Тоже верно, – снова согласился я. Этот парень начинал мне нравиться. – Козырное место для дачки-то. Свой транспорт бы не помешал.

– Я думаю над этим… вместе со своей жабой, – хмыкнул попутчик.

– Вижу, она пока побеждает, – прокомментировал я. Без сомнений, он вполне мог позволить себе собственный флайер. – Кстати, я – Игорь.

– Тоха, – в ответ представился стопщик. – С такой скоростью мы быстро до Твери доберемся. – Он покосился на проецируемое на блистер число. Вы же через Южный терминал пойдете?

– Считай, тебе повезло – подброшу почти до самой дачи, а сам дальше пойду.

– Фигасе, – обрадовался Тоха. – Я планировал добраться только завтра.

– А завтра и получится. Посмотри, сколько уже натикало.

– А-а, ну да. – Но оптимизма в голосе не убавилось. Во многом этому способствовала наша скорость и проносящиеся внизу обгоняемые нами флайеры. Тоха провожал их сочувствующими взглядами.

– А что у вас за модель? – уважительно спросил он. – То есть, я вижу, что это «G400», а кишки-то у нее какие?



– Да все в пределах стандарта, – не стал преувеличивать я. – Двигло от восьмисотки стоит, хотя прошивку пришлось маленько подкрячить. Вот и все. Даже с доками проблем не возникло. – Тут я погрешил против истины, но лишь чуток.

– Ниче себе. – Тоха, как и большинство парней его возраста, разбирался в технических характеристиках современного транспорта. – Да при такой массе она должна летать, как ракета. Во! – вдруг воскликнул он, тыча пальцем вверх. – Как раз восьмисотка идет!

Нас неспешно обгонял представительский вариант моего флайера – гораздо больше и тяжелее, но и с более мощными (по паспорту) движками. А за ним, практически впритык, шла полуспортивная «Ласка». Стоило только восьмисотке нас обогнать, как «Ласка» живо обошла лимузин.

– Под четыреста жарят, – с некоторым разочарованием заценил Тоха. – А «Ласка» так вообще…

– Да-а, – с таким же сожалением протянул я, подключая еще пару турбин. Как у той восьмисотки. – Ты типа пристегнись, – пошутил я.

– Да я уже…

– На самом деле, на скоростях выше восьмисот на этой машинке становится неуютно, – объяснял я, когда спустя пару минут под нами промелькнула та восьмисотка. – Аэродинамика не рассчитывалась под такие скорости. Понятно, кузов самую малость подкрячили, но это все не то. – Тоха сидел с круглыми от восторга глазами, непроизвольно вцепившись в ремень безопасности. – О! А вот и наша «Ласка». – Когда я заканчивал фразу, она уже осталась далеко позади – разница скоростей почти в сотню довольно существенна.

Также молниеносно справа внизу промелькнула Тверь.

– Там вроде пост был… – растерянно «предупредил» Тоха. – У начала окружной.

– Мы ж по безлимитке идем, – хмыкнул я. – Уплочено.

– В то числе и над постами? – удивился он. – Надо же! – Похоже, он не часто катался по таким трассам.

– Ну так, – по-свойски отозвался я.

– А вообще, вы чем по жизни занимаетесь? – продолжил развлекать водилу Тоха.

– Давай не будем на «вы», – первым делом предложил я. – Не люблю. Такое обращение создает ненужную в данном контексте дистанцию. Мы ж не на деловых переговорах, правда? Да и возраст вроде как позволяет. – Тут я мысленно усмехнулся – это на вид мне около тридцатника, а на самом деле куда больше. И даже не в два раза. Впрочем, знать об этом посторонним не обязательно. К тому же, ощущаю я себя как раз на тридцать. А веду, бывает, как двадцатилетний.

– Давай, – куда смелее улыбнулся парень.

– По жизни я занимиюсь организацией путешествий. Это в общем. Еще более кисло звучит офицальное название – туроператор. Сразу представляются толпы домохозяек, выезжающих под Новый год в какой-нибудь Египет, и стремящиеся сэкономить каждую копейку. И отдых у них разнообразный – дальше некуда: с утра пляж, вечером клуб с дискотекой и всеми вытекающими.

– Да, я бы лучше на лыжах покатался, – посочувствовал мне Тоха.

– Собственно, этим ты и собираешься заняться, – хохотнул я и продолжил. – Так вот, я занимаюсь несколько другим. Хотя, да, общий принцип тот же. Но контингент несколько другой. Немногие захотят, например, пройти пешком через всю Амазонию от Атлантики до Анд. Испытать все тяготы пешего перехода, на себе тащить весь груз, самостоятельно готовить, причем еду иногда приходится в прямом смысле добывать. И заплатить за все это в двадцать раз больше, чем за пять звездочек на теплом море.

– Ух ты! – искренне восхитился парень. – То есть вы… ты берешь на себя все скучные и отнимающие кучу времени и нервов процедуры по оформлению документов, заказу билетов, прокладке маршрута и так далее, а клиенты получают настоящее приключение? – схватил суть он.

– Именно так. Причем, приключение самое настоящее, иногда смертельно опасное. Не от всех ядов существуют прививки, а флайер медпомощи летит не со скоростью света.

– Понятно. Но ведь Амазонка сейчас – особо охраняемая территория…

– Вот за это и платятся основные деньги, – подтвердил я. – А вообще я пример привел, на самом деле можно организовать путешествие практически где угодно: Земля, Луна, Марс и другие освоенные планеты Солнечной системы.

– А еще дальше?! – Тоху охватил азарт исследователя.

– Можно и еще дальше, – утвердительно качнул головой я. – На любую из шести открытых планет класса А, то бишь землеподобных более чем на шестьдесят процентов.

– Я знаю, – перебил Тоха. – Так вроде ж недавно седьмую открыли? – проявил он осведомленность.

– Открыли, – согласился я. – И уже ясно, что там далеко за шестьдесят процентов соответствия, но официально статус не признан, поэтому пока с ней придется повременить.

– Ага, пока статус не определен, планета для всех закрыта, – с обидой в голосе начал Тоха. – Для, всех, у кого нет связей. А в это время заинтересованные лица исследуют планету и решат, превратить ее в курорт или сделать одно большое месторождение.

– Это ты к чему? – не понял я. – Появились какие-то новые сведения? – На самом деле, я не не слежу специально за огромным потоком поступающей отовсюду информации, и мог многое пропустить.

– Не знаю, насколько им можно верить, – пошел на попятную Тоха. – Вроде как туда летали репортеры одной из сетевых станций. И, похоже, прежде чем их оттуда выпинали, что-то разнюхали. Понятно, что по центральным каналам ничего не прошло… – Он сделал паузу. – Они говорят, там на орбите висят транспортники от Universe Mining. Правда, что делается на поверхности, они не узнали. Но не случайно же они туда залетели?

– Интересно…

Об этом я не знал. Впрочем, не скажу, что удивился. Свежеоткрытая планета – всегда лакомый кусок, особенно для крупных корпораций вроде Universe Mining. Несколько взяток – и вот уже планета сдана им в аренду лет эдак на сто. Хорошо еще, что не продана, для планет такого класса это не предусмотрено в принципе. Они, конечно, обязуются создать там колонию, развить инфраструктуру и, в конечном счете, перевести планету на самообеспечение… чудесно. Но прежде всего они выпотрошат ее до последней крупинки руды. И превратят аналог Земли в одно большое месторождение. Понятно, что при условии, что там что-то есть. С другой стороны, иначе транспортами корпорации там бы и не пахло.

– А еще ходят слухи, что там живут эльфы… – Реплика прозвучала как бы невзначай, для галочки.

– И откуда, простите, это известно? – иронично спросил я, а сам внутренне напрягся.

Действительно, очень сомнительно, что такую благоприятную для жизни планету эльфы обошли вниманием. Однако, они давно уже отучили людей вторгаться на свою территорию. Достаточно вспомнить тот случай, когда маленькая, но агрессивная армия вторжения на подлете к планете внезапно лишилась всего своего флота. Что произошло, никто из людей не запомнил – очнулись они спустя несколько часов на одной из малонаселенных планет рудного пояса. Если планета населена эльфами, почему они тогда медлят с объявлением своих прав?

– Ну-у… – замялся мой попутчик. – У меня там родственник работает, он что-то слышал… – Было видно, он не хочет говорить. Ну и ладно.

– Да забей, – посоветовал я. – Хотя ты и вправду много знаешь. – Может, еще и «где-то услышал», какие у той планеты координаты?

– Этого не слышал. Но не думаю, что это такая большая тайна, особенно после полета туда репортеров. Полагаю, наиболее осведомленные искатели приключений уже туда ломанулись, благо, пока не поднята полноценная планетарная оборонная сеть, прорваться туда в одиночку не составляет труда.

– Здраво мыслишь, – похвалил я. – У самого нет желания «ломануться»?

– Кто ж меня возьмет? – вздохнул он. – На лыжах покататься – уже приключение. – Он грустно вздохнул и уставился в окно.

Подлетали к Селигеру, вдалеке показались огни Осташкова.

«Интересно, бывал ли я на этой планете?» – гадал я. Пользуясь системой порталов, сложно сказать, что за планету открыли люди, исследующие галактику на космических кораблях. Как минимум, не побывав там еще раз. А бывал я на многих планетах эльфов. Вернее, эльфы не владеют планетами, как люди, они просто живут на них. Некоторые часто меняют места обитания, другие живут десятки, а то и сотни лет на одном месте. Кто-то вообще увлекается поиском новых, пригодных для жизни планет, а кому-то нравится оживлять мертвые планеты.

Много лет назад на шести планетах класса А жили эльфы. Но они ушли, предоставив их людям. Человечество разом и надолго решило демографический кризис. Обрадованное добровольной сдачей, попыталось занять еще пару планет земного типа, но на этот раз им сначала вежливо, а потом не очень показали – пока хватит. Тем более что планет классов В и С на порядки больше – добывать полезные ископаемые есть где.

Между тем мы почти прибыли.

– Тебе куда? – спросил я.

– Деревня Высокое. – Подробнее объяснять не требовалось – эти места я знал. – Вернее, сельское поселение Высокое, – хмыкнул он.

– Неплохое место, – едва не позавидовал я. – Цены на землю на берегу озера как в ближнем подмосковье.

– Ну а тут дальнее подмосковье, – пожал плечами Тоха. – Зато у воды. Исток Волги, опять же, в двух шагах – летом я туда на велике катаюсь. Прабабка тут у меня жила, и дом по наследству достался, – объяснил он местонахождение дачи в таком престижном месте.

– Повезло. У меня примерно такая же картина, только дом на Вселуге, южнее.

– Соседи. – Он улыбнулся.

– Ну, будешь мимо Заборья проезжать… на лыжах, заглядывай. – Я осматривался в поисках места посадки, хотя навигатор флайера уже успел обо всем договориться с поселковым маяком – нас автоматически сажали на общественную стоянку. – Мой дом как раз между лесом и рекой, самый последний. Правда, бываю я там не так часто.

– Не сложно догадаться! При таком-то образе жизни! Но, если буду проезжать мимо, загляну обязательно.

– Договорились. – Я открыл ему дверь. – Попутного!

– Попутного! – Тоха тоже использовал традиционное прощание стопщиков.

Парень мне понравился. Наиболее подходящий «кандидат в эльфы». В отличие от тех сумасшедших сектантов из «Пути свободы». На мой взгляд, ему вполне могли бы разрешить поселиться на Айе. Хотя еще не факт, что он согласится. Жизнь небольшими колониями на планете эльфов может показаться скучной. А личную свободу и независимость можно обеспечить себе и здесь. По крайней мере, так думают многие. Но даже мне у эльфов скучновато – к стыду своему, я не настолько самодостаточен. Ха, но кто сказал, что это недостаток? Мне вполне хватает регулярных поездок в гости к старым знакомым. Многие из которых действительно старые… по людским меркам.

Не успел я поднять машину над соснами, как повалил густой мокрый снег, обеспечив нулевую видимость. Но смотреть на местность глазами вовсе не требовалось – даже собственных приборов флайера за глаза хватало для ориентирования. Не говоря уж о добром десятке навигационных маяков в зоне прямой видимости. В том числе, и моем собственном на крыше дома.

Для пущего эффекта включил фары, наслаждаясь видом стремительно налетающих на стекло снежинок. Целых пять минут, пока не зашел на посадку у собственного дома.

Глава 2

– Добрый день, – вежливо, как приказал Оккли, поздоровался с девушкой Шон. И продолжил дословно его фразу: – Начальник колонии с нетерпением ждет встречи с вами. Позвольте, я вас провожу. – Он боялся хоть в чем-то нарушить указания полковника, иначе, если пойдет что-то не так, всех собак повесят именно на него. Само собой, ведь сейчас на него смотрела куча народа.

– Привет, – довольно неуверенно ответила девушка. Будто припоминала, как стоит общаться с людьми. – Начальник – это самый главный? Он… решает тут все? – Желания последовать приглашению Шона она не выразила.

– Да, мастер Снорт решает тут все, – подтвердил капрал. Он решительно не был готов вести разговоры, особенно такие скользкие. С одной стороны, он должен говорить как можно более вежливо и честно, с другой – это может выглядеть, будто он переводит стрелки на начальство. И эльфийку нельзя раздражать, и начальство злить. Дурацкая ситуация.

– Тогда пошли, – просто сказала она, разом спихнув с души Шона здоровенный камень. Он возвращался к так раздражающим иногда, но спасительным сейчас инструкциям. Однако предстояло наслаждаться обществом эльфийки еще минут двадцать, пока он не сдаст ее с рук на руки ребятам из охраны.

Скорее бы.

Он шел молча, не зная, о чем можно разговаривать, чтобы потом не огрести проблем из-за случайной неудавшейся фразы. Уж лучше двадцать минут испытывать неловкость, чем потом слушать мат Оккли. С подачи Снорта, конечно.

– Не бойся, я не причиню тебе вреда, – наконец сказала эльфийка. Похоже, ей надоело созерцать каменный профиль спутника, и она решила его успокоить.

– Я не боюсь, – честно ответил он. Смешно, но сейчас он куда сильнее опасался реакции начальства на свои слова, чем ее саму. – Скорее, нервничаю.

– Как тебя зовут?

– Шон… – Помедлив, он решил, что фамилия неуместна.

– А я Анвил.

Она не выглядела не то что страшной, даже сколь-нибудь опасной. Ну не создавалось впечатления, что она может причинить кому-то вред. Не преувеличены ли те факты, о которых упоминал Оккли? Хотя, что он знает об эльфах в целом, если первого в своей жизни встретил десять минут назад?

– Ты солдат? – неожиданно спросила она. – И убивал людей? – В этой фразе вопросительной интонации почти не наблюдалось. В том числе и во второй половине. И к чему вообще второй вопрос?

– Да. – Он решил временно наплевать на слушающих – хватит выглядеть трясущимся от страха идиотом. Лучший боец на планете. – Это ответ на оба вопроса. – Он вспомнил, как их спешно перебрасывали на соседний Эридан-2 – планету-колонию, где после катастрофического землетрясения случился стихийный бунт заключенных. Они просто хотели жить. Так же, как и отправленные на восстановление порядка солдаты. Они тогда мало чем помогли, разве что жертв с обеих сторон прибавилось.

– Интересно, – сочувствующе произнесла она. И поглядела так странно – ему показалось, это была жалость с оттенком то ли брезгливости, то ли презрения. Так можно глядеть на человека, с удовольствием отрывающего мухе лапки.

– Нисколько, – возразил он, не собираясь оправдываться.

– Интересно знать, что чувствуешь…

– Да ничего! – разозлился он. – Просто дергаешь за спусковой крючок и все! Переводишь на следующего, когда первый падает. И так далее. – «А когда не успеваешь перезарядиться, то работаешь прикладом и руками», – мысленно добавил он. Это был последний в том отсеке, оставшийся в живых, и дрался он с безумием обреченного. Да так и было. Шону он тогда умудрился почти выломать спусковой крючок… вместе с пальцем. От боли Шон на секунду потерял контроль, и, наверно, не зря. Потому что без дополнительных терзаний сломал нападающему шею.

– Тебе неприятно, не рассказывай, – попросила она. Вот зараза, сначала заставляет вспоминать, а потом просит заткнуться! Он с тоской посмотрел на так медленно приближающиеся корпуса поселка. Скорей бы!

– Почему ты не соврал? – снова задала она неожиданный вопрос.

– Э-э… а почему я должен был врать? – озадаченно спросил он вместо ответа.

– Люди часто врут, – пожала она плечами. Похоже, она сама не была в этом уверена.

– Врут, – подтвердил Шон. Он начал подозревать, что она прекрасно чувствует, когда собеседник лжет, поэтому решил даже не пробовать что-то утаивать. Тем более, лично ему скрывать нечего. – По большей части, когда стремятся получить от этого выгоду. А просто так – редко. Тебе интересно изучать людей?

– Нет, – отрезала она. – Но придется. Кажется, она уже начала.

Ворота периметра были приглашающе распахнуты, будка охраны пуста. «Устроили тут день открытых дверей», – мысленно поморщился Шон.

– Зачем забор и ворота? – недоуменно качнула головой Анвил, рассматривая уходящую вдаль блестящую полосу.

– По технике безопасности положено, – отделался казенной фразой он.

Действительно, забор играл скорее психологическую роль, чем имел практическое значение. Посторонние люди на планете отсутствовали, хищные звери приближаться опасались. Просто люди спокойнее чувствовали себя, окруженные многокилометровой стальной сеткой. «Если бы она знала, что по забору пущен ток, удивилась бы больше», – мысленно добавил Шон и попытался представить колонию, не окруженную забором. Получилось плохо.

– Люди многого боятся, – вслух заключила она.

– Прежде всего, себе подобных, – уточнил Шон. Он давно плюнул на тщательный отбор фраз и начал говорить то, что думал. – Пока они не нашли в космосе кого-то страшнее, чем они сами. – Невольно он перенял манеру Анвил говорить о людях в третьем лице. А потом озвучил и вовсе крамольную мысль: – Они интуитивно понимают, что это так, но упорно продолжают искать врагов в других.

И зачем он это сказал? Прямая аналогия – эльфы. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться. Теперь проблем не оберешься.

– Мы не враги, – вдруг обезоруживающе улыбнулась она.

– Это не имеет значения, – отмахнулся Шон. – Абсолютно никакого значения.

Они пришли. Двухэтажный особняк «под красный кирпич» был самым маленьким, но самым роскошным зданием колонии. Тут жил и работал начальник колонии мастер Снорт.



Теперь и дом встречал их пустотой и открытыми дверями. Анвил не удивлялась – просто не знала, как должно быть. «Могли бы и встретить у входа, раз так боятся», – недоуменно подумал он.

– Прошу. – Он распахнул перед девушкой дверь.

Она шагнула внутрь, с интересом озираясь. Но в подробностях рассмотреть детали интерьера ей не дали.

– Добро пожаловать в колонию Эола-2! – Натужно-радостно провозгласил старик Оккли, делая шаг навстречу. Но только шаг – подходить ближе не решился.

– Привет, – поздоровалась она как и в первый раз с Шоном. – А почему Эола-2? – сразу сбила она с накатанной колеи начальника службы безопасности.

– Эола – название планеты, – четко, по военному отрапортовал он. – А 2 – номер колонии. Первая была основана теми, кто нашел планету и в настоящий момент не существует.

«Ага! – злорадно подумал Шон. – Не только я испытываю затруднения при общении!»

– Тем не менее, – поспешил вернуться к заготовленным фразам Оккли, – мастер Снорт ждет вас у себя в кабинете. Позвольте проводить вас к нему.

– Пойдем, – просто отозвалась Анвил и, обернувшись, вопросительно взглянула на Шона. Тот едва заметно пожал плечами – как прикажут, мол.

– Проводишь до кабинета, – приказал Оккли, внеся ясность в его дальнейшие действия.

В отличие от первого, второй этаж оказался заполнен людьми, девяносто процентов которых составляла охрана. На них косились, но так, чтобы делать это незаметно. И при всем своем любопытстве, бойцы достаточно грамотно расположились в приемной. Свои разрядники охранники демонстративно держали за спинами. Шону это кое-что говорило, а вот Анвил никоим образом не трогало – она не знала, где должно располагаться оружие.

Возглавляющий процессию Оккли без стука распахнул дверь кабинета Снорта и первым вошел внутрь. А уж за ним проследовала и девушка, на пороге еще раз мимолетно оглянувшись на Шона. Когда дверь перед ним уже почти захлопнулась, он вдруг услышал ее шепот прямо у себя в голове: «Скажи им, чтобы не боялись». От страха он чуть не упал прямо на дверь, пришлось схватиться за косяк.

– Что, капрал, пару капель принял перед операцией? – пошутил кто-то из бойцов сзади.

– А то! – принял шутку он, резко разворачиваясь. – Не каждый день общаешься с эльфами, про которых чего только не рассказывают.

Охрана колонии кобр недолюбливала. Без особых причин, просто из зависти. Но ссориться Шон не планировал – кто знает, сколько придется просидеть в их компании, дожидаясь Анвил? Или приказа Оккли. К тому же, бойцы тоже были на взводе, а глупые шутки выдавали их страх.

– Ну? И как она? – спросил другой охранник, машинально перевешивая разрядник из-за спины на привычное место у пояса. Шон не особо хорошо их знал, но этого вроде бы звали Билл.

– Баба как баба, – нарочито пренебрежительно пожал он плечами, а сам внутренне вздрогнул, вспоминая голос в голове.

Свободных мест не было, и он без угрызений совести устроился на подоконнике. За окном по-прежнему только ветер гонял пыль – Снорт впервые решил допустить простой в работе колонии, чего с ним раньше не случалось.

– А говорят, что она одна может сровнять все тут с землей, – привел веский довод Билл. Видимо, не одного Шона сегодня «просвещали».

– Кто ж знает? – Он решил не отмалчиваться, вдруг узнает что-то новое? – Но бабой от этого она быть не перестанет, – заключил он с философской интонацией в голосе, чем заслужил пару уважительных взглядов.

– А это еще страшнее, – вступил в разговор Колин – вот о бабах рассуждать он любил долго и со вкусом. А тут такая необычная! – Если у мужика присутствует хоть какая-то логика, от баб можно ожидать чего угодно. – Беспроигрышное заявление в мужской компании.

Шону не особо хотелось болтать, но его больше и не стали расспрашивать, а завели беседу между собой, из которой он узнал множество бесполезных вещей. Но одна новость все же оказалась интересной. Выяснилось, что Снорт чуть ли не сегодня ожидает прилета курьерского корабля корпорации, специально предназначенного для скоростной доставки почты и мелких грузов. Или очень нужных в данный момент людей. Правда, мест там было ровно три, из которых одно предназначалось для пилота, а второе – для штурмана, хотя для полетов по давно проложенным маршрутам он обычно не требовался.

Завязался спор, кто полетит третьим. Ясно, что без пилота точно не обойтись, а без эльфийки полет не имеет смысла вообще. Но вот кто будет третьим? Наиболее прогнозируемой кандидатурой оказался Оккли. Некоторые высказывали и другие предположения, даже на Шона косились, но в итоге все-таки признали, что начальник службы безопасности – наиболее вероятный сопровождающий для опасной попутчицы. Шон с их предположениями мысленно согласился. Только задался вопросом – а кто будет исполнять обязанности Оккли? Из офицеров тут оставались только он да начальник охраны Снорта. Пока производство толком не налажено, большая охрана не требуется. Были еще люди в охране рудников, но их вряд ли привлекут к заботе о безопасности колонии.

Анвил пробыла в кабинете Снорта на удивление недолго. На это раз Оккли пропустил ее вперед. Шон поднялся навстречу.

– Идем, – коротко кивнул ему начальник. Эльфийка же посмотрела как-то странно. Растерянно? Неужели думала, что сможет отделаться коротким разговором с главным в колонии человеком?

Как и предполагал Шон, они направились к гостевым домикам, предназначенным для приема важных персон, но не высшего руководства – известных специалистов, прессы, компаньонов и так далее. Отдельные двухэтажные коттеджи – со всем необходимым, но без лишней роскоши.

Оккли лично открыл двери гостевой карточкой и приглашающее махнул рукой:

– До прилета курьера располагайтесь здесь, как… – он хотел сказать «как дома», но в последний момент запнулся и промолчал. – Как почетный гость. – И натянуто улыбнулся. – Можете осмотреть пока свои владения, – предложил он девушке, – а я проинструктирую Шона.

Шон аж умилился, как почти по отечески произнес его имя обычно через слово матерящийся Оккли. А потом подумал, уж не назначат ли его личным охранником эльфийки? Это было последнее, чего бы он хотел. Внутренне напрягшись, он зашел в дом последним.

Оккли с улыбкой посмотрел, как озирается по сторонам девушка, потом тихо приказал:

– А пойдем-ка обратно на улицу. – И плотно притворил за собой дверь. – Ты уже понял, что будешь отвечать за нее головой? – перейдя на свой обычный тон, спросил он. В звукоизоляции гостевых коттеджей сомневаться не приходилось.

– Да, сэр! – тупо рявкнул Шон, тоже вернувшись к уставному языку. А что еще оставалось делать?

– Перестань, – поморщился бывший полковник. – Не на плацу. Ну а кому еще я могу ее доверить? Если что, догадываешься, с кого первого полетит голова? Вот именно, что не с тебя… хотя, и с тебя тоже, – хохотнул он. – В общем, указания остаются прежними, разве что спутник теперь не получит приказа на уничтожение.

– Можно вопрос? – встрял Шон.

– Валяй, – махнул рукой Оккли, доставая пачку сигарет. – Будешь? Ах, да, ты же не куришь, спортсмен.

– Скорее, экономлю, – отмазался Шон. – Хочу узнать, когда ее заберут?

– Курьер прибудет завтра. Он как раз очень удачно попал – привезет нам одного яйцеголового спеца по какой-то там геологии, будет «исследовать недра». Так что пару дней потерпишь.

– Ее сразу на Землю повезут?

– Ты что, смеешься?! Даже не в Систему. Тебе знать не положено, но ведь по любому узнаешь… В Рудный пояс отправят, точнее, на Котел. Знаешь, что такое Котел?

– Дельта 12… кажется… 04. Дальше не помню.

– Дельта 12-04-003 по каталогу, – просветил полковник. – Там вполне уютное место для… переговоров. – Он многозначительно посмотрел сначала на дверь, потом на Шона.

– Там даже атмосферы нет! В смысле, есть, но метановая.

– А никто не собирается ходить там за грибами. Зато есть отличные лаборатории корпорации и развитая инфраструктура.

– Плюс это со всеми потрохами планета корпорации, – добавил Шон.

– Само собой. – Оккли точным броском отправил окурок в изящную урну. – И это главное. Да, совсем заболтался я с тобой. В общем, задача простая – будешь жить тут, в соседней комнате и глаз с нее не спускать! Ясно? Территорию колонии не покидать. Это не приказ, но постарайся убедить ее. То же самое, если захочет пошляться по территории – можно, но не желательно. Еду будут приносить раз в день. Кстати, уже должны – опаздывают, сволочи! Как связаться, знаешь. Оружие будет при тебе, но доставать запрещаю. Это все, ступай исполнять задачу.

– Есть, сэр, – уныло отрапортовал Шон. Он хорошо чувствовал, когда можно немного отойти от устава.

Будто дожидаясь его слов, к ним резво подкатил типовой армейский кар, куда Оккли сноровисто запрыгнул. И уже оттуда напутствовал:

– И без глупостей у меня.

– Постараюсь, – пробормотал Шон вслед удаляющейся машине.

И вернулся в дом.

Первый этаж – холл, гостиная, столовая и кухня – оказались пусты. Анвил нашлась на втором, она увлеченно исследовала стандартный набор удобств ванной комнаты, поочередно нажимая на разные кнопки.

– Эта почему-то не работает. – Она тронула кнопку включения ионного душа и вопросительно взглянула на Шона. Его приход нисколько ее не стеснил.

– Чтобы ионный душ заработал, надо зайти вот в эту кабинку и закрыть двери, – объяснил он. – Но не рекомендую им пользоваться – на редкость неприятная штука, хотя и помогает, когда срочно надо выглядеть чистым и свежим. Лучше прими ванну.

– Не буду, – покладисто согласилась она. – А ванну попробую. – Она уже разобралась, как включить воду.

– Температура воды выставляется вот этим колесиком, – показал Шон, – а видно все это на этом дисплее. Градуса тридцать три – тридцать четыре для начала сойдет, а там сама отрегулируешь. А еще можно намешать в воду всякой ароматической химии, если тебе интересно.

– А можно просто воды?

– Конечно. – Он поигрался с настройками, убирая различные добавки, использующиеся по умолчанию. – Теперь пойдет практически дистиллированная вода. Включаем?

– Ага. – Она сама открыла нужный кран с гордостью ребенка, овладевшего новым умением.

– Молодец, – не удержался от улыбки он. У него крепло ощущение, что он общается с подростком.

Ровно до тех пор, пока не наполнилась ванна. Потому что Анвил вдруг одним движением избавилась от своего просторного костюмчика, заставив Шона застыть на месте со стеклянным взглядом, прикованным к идеально сложенному телу.

– Ты полезешь? – обернулась она к нему.

– Н-нет, – с трудом выдавил он. Здоровенный ком в горле мешал говорить. Он через силу сглотнул: – Я как-нибудь… в другой раз. – Он медленно попятился к двери, не отрывая от нее взгляда, и только захлопнутая им же дверь позволила вернуть контроль над глазными мышцами.

Казалось бы, и что такого? Голых женщин не видел? Да сколько угодно. Но… Но, во-первых, малочисленное население колонии не больно-то подразумевает свободу в выборе партнерши, поэтому Шону уже почти год не приходилось даже лицезреть обнаженную натуру. Не говоря уж о сексе. А во-вторых, что самое главное, таких женщин ему не приходилось лицезреть в принципе. Разве что нечто похожее иногда встречалось на просторах сети, но по сравнению с Анвил казалось дешевой подделкой, настолько выглядело неестественно.

Все еще под впечатлением, он присел на большую двуспальную кровать, прямо напротив двери в ванную. Вот тут его фантазия заработала на полную катушку! Чтобы заставить воображение заткнуться, пришлось приложить просто нечеловеческое усилие. Когда это удалось, ему стало смешно, наверно, это просто было реакцией на стресс.

Таким его и застала Анвил – лежащим на кровати и смеющимся в потолок. Увидев ее, он резко заткнулся и сел.

– Прости. – Она выглядела печальной и виноватой. И, кроме того, была в белом пушистом халате. – Я не знала, что у вас не принято раздеваться в присутствии посторонних. Что это приводит к…

– Ничего страшного, – поспешил успокоить ее Шон, боясь, как бы она не сказала чего лишнего. – Уже все нормально.

– Я давно не общалась с людьми, – постаралась объяснить она. Нет, все-таки она точно видит или чувствует куда больше обычного человека.

– Проехали, – еще раз попробовал сменить тему он. – Лучше предложи, чем хотела бы заниматься до отлета.

– Я хочу побывать дома.

– Это… где?

– Тут недалеко, у озера.

– Хорошо.

Все-таки придется дергать шефа.

Глава 3

За что люблю свою деревню – тут до сих пор не положили асфальт. Летом к моему дому ведет узенькая колея, а посередине – трава. Зимой я обычно чищу проезд до самой трассы, хотя сам им редко пользуюсь, все больше воздухом.

Сейчас и двор и дорога оказались завалены свежевыпавшим снегом, а флайер оказался в нем аж по нижнюю кромку дверей. Для нашего климата уже прилично. Особенно, учитывая, что творится нынче в столице.

Заглушил двигатель и потушил огни, оставшись в темноте. Жаль, не полной: в поле зрения попали огни доброго десятка вышек-ретрансляторов, навигационных маяков и прочих антенн, а еще свет окон в домах Забелино – деревни на той стороне реки. Зато моя пребывала будто в спячке, да так оно и было – не сезон сейчас, не сезон. А постоянно тут проживает лишь пара семей, их дома отсюда не видно. Остальные по большей части дачники, охотно отдыхающие тут летом, а зимой предпочитающие удобства большого города. Меня это вполне устраивает.

В такие пасмурные зимние ночи, когда вот-вот повалит мокрый снег, тишина какая-то особенная, ватная. И только ленивое, для порядка, подбрехивание собак на том берегу разбавляет ее. Здорово стоять на берегу реки и смотреть то на низкие, слабо подсвеченные огнями деревень облака, то на темную громаду леса, возвышающуюся за спиной.

Ладно, с деревней поздоровался, пора и в дом.

Пока добрался до двери, набрал полные ботинки снега. Городская обувь не предназначена для таких перемещений. Но убирать снег не буду – мне так больше нравится.

Дом встретил теплом и тишиной.

Одежду долой, рюкзак с продуктами в холодильник, запустить проверку всех систем дома, а главное – сходить за дровами и растопить камин, а то достал уже этот климат-контроль везде, куда ни зайдешь, – хочется ощутить нормальную атмосферу загородного дома, а не чувствовать себя, как в каком-нибудь офисе.

К охапке ольховых дров добавил пару полешек березы и веточку можжевельника от найденного мною в прошлую лыжную прогулку засохшего куста, который я не поленился целиком притащить домой.

Позволил себе расслабиться примерно на час. Потом взялся за дела – если я решил уехать, необходимо свалить всю свою работу на других. К счастью, я знал на кого. Осталось только его обрадовать.

Перед тем, как включить комм, снова задался вопросом – я действительно беру отпуск? Задумался. Потом плюнул и решил делать то, что хочется в данный конкретный момент времени. А пожалеть всегда успею потом.

– Здорово, Костян! – жизнерадостно начал я, когда комм услужливо нарисовал передо мной взлохмаченную голову моего зама. – Что же ты не весел, а?

– Работы много, – буркнул он. – Группу в Намибию отправлять скоро, не забыл? А, инструктор?

– Не забыл. Не хотел тебя радовать, да придется – теперь у этой группы инструктор ты.

– Э-э… Я? – недоуменно переспросил Костик. – Только не говори мне, что надумал снова куда-то свалить! – предупредил он с угрозой в голосе.

– Как ты догадался? – я демонстративно оглядел себя с ного до головы. – Вроде ничего не выдает во мне…

– Так я и знал! Чудесно! – Казалось, он даже обрадовался. – Тогда я отменяю набор в Перу и Камбоджу. И отлично отдохну в Африке в приятной компании. На редкость удачная группа, – доверительно сообщил он. – Особенно мне понравилась пара девчонок, явно адекватных и к тому же симпатичных.

– Я знал, что ты обрадуешься, – нейтрально ответил я. – И девчонок видел, я же проводил собеседование – на самом деле адекватные. А следующие группы пока не набирай. В общем, знаешь, что делать. Отдыхай, – хмыкнул я, – оформим как отпуск.

– Но-но! – в шутку пригрозил Костя. – Я тебе оформлю! Служебная командировка со всеми вытекающими.

– Сам и оформишь, как посчитаешь нужным.

– Окей, – отрапортовал Костик.

Все-таки, он обрадовался возможности на время отложить бумажную работу.

Предже чем загрузить часть продуктов в печку, воткнул новостной канал, дабы узнать, что случилось в мире за последнее время.

«… дружеский визит президента в Китай состоится завтра…» Так, что у нас тут? Ага, типа крабовое мясо. «…миротворческие силы ООН в Афганистане предотвратили сегодня…» На упаковке писали, что надо вывалить все в приемный лоток номер два и поставить режим «мороженые морепродукты». Хм, логично. «…следственная комиссия считает, что падение самолета вчера в районе Минска вызвано…» Ха, они еще не все упали? А тут что? Мороженые овощи? Точно помню, эти в первый лоток загружают. С программой «Разморозка». «…группа хакеров проникла во внутреннюю сеть корпорации…» Не, ну как дети малые. А сок мы в печку не засунем – будем пить охлажденным. Теперь просто нажать на кнопку и несколько минут подождать.

Комм на руке призывно пискнул, привлекая внимание. Вот зараза, забыл отключить служебный канал! Кто там у нас?

– Да? Добрый вечер, Елена. – Кто это, комм подсказал прежде, чем появилось изображение. Весьма фотогеничное изображение, стоит признать.

– Игорь, здравствуйте, – поздоровалась девушка. – У меня возникла пара вопросов по предстоящей экспедиции…

– Да, слушаю, – чуть более официально, чем хотелось, ответил я. Потому что на счет этой особы возникли у меня определенные подозрения.

– Думаю вот, не стоит ли взять с собой больше денег сверх того, что указано в списке… – неуверенно начала она.

– На ваше усмотрение. – Я пожал плечами. Звонить ради такой мелочи?

– И еще… Не лучше ли сделать все необходимые прививки здесь заранее? То есть, я, конечно, доверяю вашим…

– Да ради бога. Только справку не забудьте получить, чтобы не было потом вопросов, почему наш клиент внезапно занемог. – иронично, закончил я. – И, к слову, поликлиника, где всей группе перед отъездом делают прививки, только на этом и специализируется, у меня еще не было повода им не доверять.

– В этом я не сомневаюсь. – Она даже покраснела от смущения. – Просто решила уточнить. Знаете, нервничаю перед отъездом.

– Это нормально, – улыбнулся я. Скорее, не перед отъездом, а перодо мной. Интересно, чем я ее так привлек? Даже немного жаль, что решил не ехать – небольшое «курортное» приключение даже искать не надо. – А по конкретным вопросам экспедиции теперь обращайтесь к моему заместителю Косте – к сожалению, я не смогу возглавить группу.

– Что-то случилось?! – переменилась она в лице.

– Ничего страшного, – успокоил я. – Просто появилось несколько неотложных дел. Костя справится нисколько не хуже меня – именно по этому типу путешествий его опыт куда больше моего.

– А как же мы? – растерянно спросила она. – Мы ведь выбираем не только маршрут, но и инструктора…

– А чем я лучше Кости? – резонно заметил я.

– Ну-у… Вы известный в своих кругах инструктор… – Она начала придумывать на ходу. – Все, кто ходил с вами, остались в полном восторге.

– Могу предложить отказаться от поездки, – сухо предложил я. – С возвратом всех средств, за исключением уже потраченных на оформление документов. – И уже мягче добавил: – А когда я вернусь, повторим экспедицию. Или поедем куда-нибудь еще.

– И когда это будет? – Судя по тону, она обиделась.

– Пока не знаю, – честно ответил я.

Нехитрый ужин ждал меня на столе. Довольно бесполезная функция печки, но иногда приятно ощутить, будто кто-то тебе приготовил и заботливо поставил на стол.

По телевизору уже запустили очередной сериал, чудовищный в своей бессмысленности настолько, что я даже несколько минут вникал в смысл фразы «Он мной воспользовался, но я все равно буду бороться за нашу любовь!» Не преуспев в этом нелегком деле, решил, что информации на сегодня достаточно. Лучше посижу в тишине. Главное, не забыть отключить все средства коммуникации.

Утром долго валялся, разглядывая то пейзаж за окном, то досчатый потолок. И то и другое давно было рассмотрено до мелочей, и теперь выискивались различия. В потолке особых изменений не наблюдалось, а вот снаружи появился еще один навигационный маяк на том берегу реки. Далеко на озере виднелись темные точки – до сих пор находятся люди, испытывающие страсть к подледной рыбалке. А вот кто-то пронесся на снегоходе. Скорость далеко за сотню – интересно, он знает, что ближе к острову на Вселуге зимой встречаются незамерзающие полыньи?

А вместо зарядки сегдня будет лыжная прогулка. С утреца подморозило, образовался слой наста, по которому лыжи должны хорошо поехать.

Прямо от дома на реку, а уж по ней до озера, остерегаясь проезжать по наледям. Не то, чтобы опасно, просто придется потом счищать с лыж налипший снег. На озере разогнался – по насту неплохо бежалось коньком. Промчался мимо рыболовов, заценил улов – все больше мелкие окушки да ерши, добрался до противоположного берега и повернул назад. На обратном пути чуть не угодил под того любителя быстрой езды на снегоходе. Действительно, сложно разъехаться на ровной площадке в несколько квадратных километров. С таким глазомером он точно куда-нибудь впилится или провалится под лед.

Четыре километра утренней зарядки разогнали сон, зато подманили аппетит, а печка помогла справиться с приготовлением завтрака.

А потом долгая и тягомотная работа – оказывается, так много надо сделать перед отъездом на пару недель. Звонки клиентам, переносы встреч, собеседований, личных планов. Решить множество финансовых вопросов с оплатой счетов. Оставить сообщения в сети о том, что меня некоторое время не будет. Настроить автоответчики на нескольких телефонах и почтовых ящиках. Позвонить друзьям. Позвонить подругам – занимает примерно в десять раз больше времени, чем предыдущая операция. И не потому, что их больше. Пройтись по списку и вспомнить, что упустил по несколько пунктов в каждой категории.

Плюнуть на все, нацепить рюкзак, лыжи, и уехать в лес.

В зимнем лесу тихо и уютно. Можно расслабиться и позабыть о наличии цивилизации. Просто ехать, сосредоточив винмание на выборе маршрута.

Ехать недалеко, километров двенадцать. Спасибо Терри, постарался. Помню, ходил с ним по этому лесу почти двое суток, прежде чем ему удалось найти подходящее место. Да и то, говорит, «повезло, уж больно место хорошее».

Кроме меня да лесников, сюда никто не забирается. Да и те больше предпочитают флайеры. Для охоты существуют специально отведенные территории, и эта не одна из них. Зато и живности развелось: зайцы, лисы, лоси, медведи и так далее. Создается впечатление, что до цивилизации тут сотни километров, хотя на самом деле рукой подать.

Но то, что отсюда рукой подать до другой планеты, впечатления не создается. Тем не менее, это так.

Огромный валун среди леса – основной ориентир. Тут я оставляю лыжи и иду пешком. Триста метров до ничем непримечательного места на верховом болоте – я на месте.

Терри сказал тогда: «Управлять им – проще не придумаешь. Настроен только на тебя одного. Достаточно подумать, чтобы он открылся, и он откроется. Если поблизости будет кто-то еще, ничего не произойдет. Понимаю, что защита примитивная, но мы ведь и не в шпионов играем. А так ты чаще станешь заходить в гости».

И я подумал, чтобы он открылся.

И он открылся.

«Вот, значит, как. Просто взял и бросил! Козел!» Ну и на кой ей теперь эта дурацкая Намибия? Лена раздраженно метнула трубку телефона в стену и задумалась, чем же теперь занять себя на ближайшую пару недель. Убивать время в клубах и на вечеринках глупо и скучно. Поехать куда-нибудь еще? А с кем? Только подвернулся интересный во всех отношениях экземпляр, так и тот трусливо сбежал. Выбрать тур на одну из обитаемых планет? Но это ей не по карману, а просить папочку она считала ниже своего достоинства. Узнать, вдруг планируется рейс на Айю? Она и так знала, что не планируется – на единственную открытую для людей планету эльфов корабли отправлялись нечасто. На портал ее никто не настраивал. Но как же ей хотелось посмотреть, как там живут! Может, все-таки попросить отца? Один разочек. С его-то возможностями можно организовать туда отдельный рейс. Да нет, без толку все это… А еще было бы классно слетать на эту только что открытую Эолу – вот где по-настоящему интересно! Но об этом не только просить, даже знать ей не полагалось – так что этот вариант еще более дохлый.

Впрочем, а что его просить? Не далее как месяц назад папаня предлагал слетать на Дельту – пожить в условиях подземных горноразработок, подышать местным искусственным воздухом да пошляться в компании хорошо обученных охранников по бесконечным подземельям, оставшимся от старых выработок. Вроде бы рейс туда намечается как раз на ближайшие дни. А что, не самый плохой вариант! Только прихватить кого-нибудь за компанию.

По лыжне бежалось куда приятнее, чем по целине. Да и дорогу выбирать не надо – знай себе шуруй. Сосредоточившись на движении, Тоха не обращал внимания ни на красоты зимнего леса, ни на периодически встречающуюся живность.

Выбравшись на болото, с разгона влетел в выступившую в лыжне воду. Выругался, снял лыжи и тут же провалился одной ногой в воду, черпанув ботинком. Кое-как счистив прилипший снег, поспешил дальше.

Но вскоре остановился у огромного валуна. Дальше двинулся пешком, оставив лыжи рядом с такими же. Идти пришлось недалеко.

– Оч-чень интересно! – заметил он, присев у последнего отпечатка ноги в снегу. Больше следов не было.

Попасть из зимы сразу в лето – сильное ощущение. А, попасть под воздействие другого солнца, другой гравитации, другого магнитного поля, радиации, а также запахов, ветра и так далее – ощущение куда более впечатляющее. Особенно шокирует в первый раз – такое никогда не забудешь!

Оказался я, где и предполагалось – в парке гостевого дома Терри. Собственно, и порталы, и дом построены им специально для приема друзей со всех планет? …галактик? …миров? Кто его знает? Именно этот уголок парка оформлен в земном стиле – такой ландшафт свойственен Карелии: скалы, покрытые мхом, корабельные сосны, мелкое озерцо. А до самого дома пилить почти два километра – парк далеко не маленький.

Ближе к дому привычная обстановка уступила место типичному пейзажу Айи, который, к слову, не так уж сильно отличался от земного – тоже растут деревья зеленого цвета, тоже есть трава, кусты и мох. Вот только форма стволов и листьев, узор коры и окружающие запахи совсем не земные. Но если представить себя где-нибудь в далеком укромном уголке Земли, где никогда не был, то вполне сойдет. Во всяком случае, ничего особо противоестественного для глаз тут нет.

Дом тоже не вызывал ощущения чего-то чужеродного, инопланетного. У жаждущего новых впечатлений туриста наверняка возникло бы чувство острого разочарования – тут ничего не раздражало глаз, все воспринималось на удивление спокойно. Размеры дома сложно было оценить – он настолько плотно вписывался в ландшафт, что иногда я даже затруднялся определить, где кончается тот или иной фрагмент, и начинается выступ скалы или толстый ствол дерева. В добавок строение располагалось частично на крутом скалистом склоне холма, частично скрывалось в густом подлеске, а какая-то часть уходила в озеро. Крышу сплошь покрывал мох, трава и даже мелкий кутарник, поэтому отследить, где она переходит в склон холма, не представлялось возможным.

И при всем этом дом не выглядел громоздко и мрачно.

Я не ожидал, что меня будет кто-то встречать, поэтому изрядно удивился, когда мне навстречу вышел сам хозяин.

– Ну что, Терри, принимай в своем заповеднике еще одного гоблина, – широко ухмыльнулся я.

– Я гоблинам всегда рад, – хмыкнул в ответ старый друг. – Особенно таким. Здравствуй, что ли. – Он на земной манер протянул руку.

– Привет. А куда все подевались? Обычно у тебя гостей полон дом.

– Да кто куда – не сидеть же на одном месте? Даже если в лесу черника подоспела, да земляника по полянам. А я вот собрался еще одно озерцо сделать – чуть выше этого будет и меньше раз в двадцать. Как переоденешься да поешь – покажу.

– Обязательно. Чур, мне комнату с видом на озеро!

Дом у Тэрри очень интересный. Хотя бы тем, что живой. Созданный (термин «построенный» тут не подходит) много лет назад, он прктически не требует ухода. Сам себя чинит, сам поддерживает комфортные условия проживания, основываясь на пожеланиях гостей, сам готовит пищу и утилизирует отходы. Единственное, что хочет взамен – благодарности и внимания. Таким уж его создали. Я до сих пор не знаю, можно ли отнести его к разумным существам, да и сам создатель затрудняется (или не хочет) дать внятный ответ.

А вообще, это пунктик Тэрри – создавать не требующие ухода и поддержания работоспособности вещи. В том, что пунктик этот обеими ногами растет из лени, сомневаться не приходиться – сам такой. Тоже быстро увлекаюсь новой идеей, а вот на поддержание созданного в рабочем состоянии энтузиазма не хватает. Думаете, выход – это воспитание чувства долга и борьба с ленью? Как бы не так! Вот и получаются такие дома, экосистемы, а также разнообразные магические предметы, служащие веками.

Дом узнал меня сразу, как только я вошел. А когда я переступил порог комнаты, где обычно останавливаюсь, к моему приходу все уже было готово. Вид на озеро сквозь распахнутое окно, открытая дверь на балкон, нависающий над водой, на балконе легкое плетеное кресло и такой же столик с лакомствами.

На ходу раздевшись и побросав вещи на пол, я вышел на балкон. В полукилометре от меня находился противоположный берег озера, круто вздымающийся вверх. Укрытые лесом холмы дальше повышались, постепенно скрываясь в полупрозрачном мареве, образуя многослойную картинку разнообразных оттенков зеленого и синего. И бледно-зеленое небо с белыми облачками надо всем этим. Красотища! Умеет же этот эльф устраиваться!

Отдыхать я не собирался – когда стану уставать от легкой лыжной прогулки, придется всерьез озаботиться свои здоровьем. Быстро перекусив, еще раз оценил пейзаж, после чего одним движением перемахнул через перила балкончика – шестью метрами ниже меня ждала теплая вода озера.

Посмотрев, что нового появилось на дне с моего воследнего визита, вынырнул на поверхность, едва не стукнувшись головой о дно лодки, в которой уже поджидал меня Терри.

– Так и знал, что не станешь валяться, – довольно констатировал он. – Поехали?

– Подожди секунд десять, я оденусь.

– Оно тебе надо? – скептически хмыкнул он.

– Привычка, – пояснил я. По моей просьбе дом приготовил одежду – осталось только подойти к стене и забрать ее из образовавшейся ниши. – Вот теперь поехали. – Я забрался в лодку.

И лодка двинулась. Сама, ну, или почти сама.

– Какими ветрами занесло тебя на этот раз? – полюбопытствовал приятель.

– Хочу навестить Анвил. – Никаких причин скрывать правду у меня не было.

– Важная причина, – на полном серьезе согласился Тэрри. И он нисколько не иронизировал – именно такие или подобные мотивы преобладают среди его народа. Зато фраз типа «Я опаздываю на важную деловую встречу» или, тем более, «Начальство отправило меня в командировку» вы от них не услышите в принципе. – Могу соорудить тебе портальчик прямо к ее дому.

– Спасибо, – обрадовался я. – Было бы здорово. Вот не знал, что у тебя есть выход прямо к ней.

– Не так давно сделал. Переносил кое-какие растения сюда, да больно озеро у нее красивое. – «Не так давно» из его уст могло означать и год, и десять.

– Да и твое ему не уступит, – снова огляделся я по сторонам.

– Водопад у нее лучше, – улыбнулся эльф. – Вот сделаю похожий, и тогда будешь сравнивать. Кстати, мы прибыли, выпрыгивай.

Этот берег озера отличался от других наличием скал и разбросанных тут и там разнокалиберных валунов. А еще здесь в озеро впадала питающая его речушка, она звонко журчала, прыгая с камня на камень, пока не вливалась в спокойные воды. Вот ее-то и намеревался Тэрри превратить в водопад.

– Вон те скалы держатся на честном слове. – Он показал рукой вверх. – Одно хорошее землетрясение, и они рухнут в долину реки. Так что мое вмешательство только немного подтолкнет этот процесс и направит его в более… декоративное русло.

Мы поднялись метров на сорок вверх по склону, то петляя среди камней, то карабкаясь по скалам, до широкой ровной площадки, откуда открывался отличный вид на озеро и противоположную стену речной долины – куда более высокую и разрушенную, чем наша.

– Смотри, а тут уже есть какие-то зачатки плотины, – махнул рукой я.

– Да, один обвал когда-то уже произошел, теперь река расширяется и становится глубже. Тут и будет наша плотина.

– Когда начнешь?

– Уже начал.

Тэрри сел на землю и положил обе ладони на скалу под собой. Я же замолчал и приготовился наблюдать.

Некоторое время ничего не происходило, а потом я начал ногами ощущать мелкую вибрацию скалы подо мной. Со скалы на том берегу начали сыпаться мелкие камешки, но звуки разрушения пока скрадывались шумом воды. Дальше стали сыпаться камешки покрупнее, а до нас донеслось слабое потрескивание разрушающегося камня.

«Сейчас будет большой бум!» – решил я.

И ошибся.

Вся верхушка скалы вдруг практически бесшумно развалилась на части, и эти части не разлетелись абы как, а очень организованно и при этом тихо покатились в реку в строго заданное место. Шум, конечно, был, но на порядок тише того, что я ожидал.

Достигнув речного дна, камни не успокоились, а продолжили движение, уплотняясь и закупоривая все возможные отверстия. Плотина на глазах оседала.

– Почти все, – сказал Тэрри, глядя на дело своих рук. Вода ниже плотины уже не текла, зато выше образовалось мутное озерцо приличных размеров. – Осталось немного укрепить стенки, сделать ответвление для рыбы и подумать над формой будущего водопадика.

– Метров пятнадцать, – на глаз определил я.

– Да, не очень большой, зато живописный. Будет. Придется немного подождать, пока заполнится новое озеро – вот тогда начнем планировать ландшафт.

– Я, похоже, не дождусь. Лучше на обратном пути поучаствую, если успею.

– Не вопрос, – согласился Тэрри. – Я не намерен спешить. Так тебе прямо сейчас портал сделать?

– А можешь? – Признаться, я не думал о такой возможности, но раз предлагают… – Давай.

– Могу, – пожал плечами Тэрри.

Глава 4

Шон посадил флайер точно на узкую полосу гальки между водой и соснами.

– И где твой дом? – поинтересовался он, ничего похожего на жилье вокруг не увидев.

– Тут рядом. – Анвил сосредоточенно думала о чем-то своем. Потом сказала: – Странное ощущение – летать внутри прозрачной коробки. Не чувствуешь ветра, запахов, только земля исчезает снизу.

– Не знаю, мне не с чем сравнивать. Разве что с десантированием, но там-то просто падаешь вниз. – Это был намек поделиться ощущениями от другого полета, но девушка пропустила его мимо ушей.

– И далеко мы можем так улететь?

– Это военная модель, так что на виток вокруг планеты должно хватить. Теоретически. Гражданские летают гораздо ближе. – Он не разглашал военную тайну, это знал любой ребенок. – Прошу. – Люк в борту приглашающе чавкнул, распахиваясь.

Шон спустился вслед за легко спрыгнувшей эльфийкой и поспешил следом.

Если смотреть с летящего флайера, дом выглядел как поросший мхом валун. Если же вглядываться с земли, то можно было увидеть на первый взгляд бессмысленное переплетение веток, прутьев и каких-то вьющихся растений, в котором при наличии изрядной доли фантазии угадывались стены.

– Даже в чем-то похоже на дом, – пробормотал он вполголоса самому себе. – Только уж больно дырок в стенах много, да в окнах стекол нет, да и… хм… двери тоже. Зимой наверно не очень уютно.

– Меня устраивает, – высунулась наружу Анвил, все прекрасно слышавшая. – Ты заходить будешь?

Конечно, Шон не мог не удовлетворить свое любопытство. Тем более что пригласили.

Изнутри дом не впечатлял. Вообще никак. Низкое ложе, да деревянный и тоже низкий столик. Все. Если не считать роскошного вида на озеро, скалы и торчащие из-за верхушек сосен горные вершины.

– Прямо скажем, не богато, – огляделся он по сторонам. Странно, но все, что о ней наговорил Оккли, давно забылось – он даже в мыслях перестал воспринимать ее как врага, пусть и потенциального. Наоборот, с ней он мог общаться настолько свободно и непринужденно, как ни с кем другим. Как будто знал ее не первый год.

– А чего тебе нужно от жилища? – Она нисколько не обиделась, а заинтересовалась.

– Для меня дом – прежде всего, крепость, – начал Шон. – Затем – надежность, комфорт и удобства. И место, где можно заняться интересным делом. – Он подумал, потом неуверенно привел пример: – Полазать по сети, послушать музыку или что-нибудь посмотреть. – О своем немного детском увлечении рисованием он скромно умолчал.

– Этот дом удовлетворяет всем твоим требованиям, – пожала плечами Анвил. – Для меня. Разве что ваша… сеть тут недоступна. Не думаю, правда, что это проблема.

– Но эти стены сдует мало-мальски приличным ветром! Где тут надежность? И тепло тут только летом, да?

– С чего ты взял? – искренне удивилась она. – В зависимости от условий или моего желания дом изменяется. Ах, ты же не видишь! – вдруг сообразила она. – Ну, можешь залезть в свой флайер и стрельнуть по дому из чего-нибудь помощнее, – предложила она, хотя Шон почувствовал, что ей это не понравилось бы.

– Да брось. Во-первых, я тебе верю, – он улыбнулся, – во-вторых, не настолько этот вопрос принципиален, чтобы получать ответ таким радикальным способом, – улыбнулся он еще шире. – Кстати, а чем ты здесь питаешься и как готовишь?

– Проголодался или очередная проверка? – Она пересела поближе к столику. – Что тебе сделать?

– На твое усмотрение, – хмыкнул он. Просто хотелось увидеть, как тут дела с питанием.

– На самом деле, еду можно готовить множеством разных способов. Например, так.

Что она сделала, Шон не увидел, просто вдруг ветки около стола вспучились несколькими клубками, они быстро выросли в размерах, после чего раскрылись, оставив на столе четыре пухлых сероватых лепешки. А последняя пара клубков так и осталась висеть над столом, вырастив из себя по длинной трубочке. Из возможных вариантов Шон выбрал правильный:

– А отсюда будем пить?

– Верно. Не знаю, насколько тебе понравится такая пища, но не делай поспешных выводов, что ничего другого сделать я не смогу, просто не знаю твоих предпочтений. К тому же, это чисто растительная пища.

– От пробы точно не откажусь. – Ему показалось, или она на самом деле начинает перенимать его манеру разговаривать?

На вкус лепешка немного напоминала картофельное пюре, только ощущения выражены ярче, в ней попадались кусочки то ли овощей, то ли фруктов – не разобраться.

– На мой вкус, вполне прилично, – не стал ни льстить, ни лгать он, потянувшись к напитку. – Это пьют так же, как я предполагаю?

Неизвестного происхождения напиток оказался безо всяких натяжек вкусным. Причем настолько, что припомнить что-либо аналогичное ему не удалось.

– Ну ничего себе! Из чего делают такую вкуснятину? – Он одним махом выдул все содержимое пузыря.

– Тут много разных компонентов, в основном, то, что растет в этом лесу, но немного обработанное.

– Вот те раз! – удивился он. – Тут кроме шишек-то ничего и нет.

– Я тебе потом покажу, – пообещала она.

«Как будто ему светит еще раз с ней встретиться». Эта мысль, неожиданно всплывшая откуда-то изнутри, вдруг заставила его на секунду замереть на месте.

– Обязательно покажешь, – через силу улыбнувшись, согласился он.

– Ты погуляй пока по окрестностям, а меня ожидает пара дел. – Она виновато улыбнулась. – Это быстро.

И выскользнула из дома.

Он дернулся было вслед за ней, но потом опомнился. Во-первых, он ей верит, как сам говорил недавно, а, во-вторых, у нее нет причин его обманывать. Ну, или ему хочется так думать. С другой стороны, за попытку проследить за эльфийкой его бы только похвалили в колонии, но эту идею он даже не рассматривал. Неужели проникся таким доверием? Вопрос самому себе остался риторическим. Но закралось подозрение – может быть, именно так они и заставляют плясать под свою дудку? Или все-таки обычная паранойя человека, никогда не сталкивавшегося с обычной искренностью? Но заставить себя верить… Нет, без постоянного контроля над собой обойтись не удастся. И без таких вот приступов недоверия. В том числе, к самому себе. Самое страшное – думать, что ты полностью контролируешь ситуацию, в то время как тебя просто водят за нос, и ты со слезами радости на глазах исполняешь чужие приказы, считая их полностью своими решениями.

«Вот что б мне в Черную шахту провалиться! – мысленно отругал себя Шон въевшимся еще с детства выражением. – Пора завязывать! Солдату думать противопоказано Уставом. Ибо вредно. Для организма.»

Вроде бы успокоив себя таки образом, он выбрался на берег озера, и невольно вздохнул во весь немаленький объем легких, настолько тут было хорошо. Волны чуть слышно шуршали галькой, сосны – иголками, а солнышко приятно грело сквозь форму. Он блаженно зажмурился:

– Да-а, я бы тоже не отказался здесь пожить. Рыбки поудить, грибов пособирать… и все такое.

Мысль, конечно, прекрасная, но если быть до конца честным, такая перспектива в целом его не привлекала. Пожить тут пару недель – отлично, месяц – куда ни шло, но обитать постоянно – увольте. Он столько не выдержит. Может быть, годиков через пятьдесят его потянет так вот погреться на солнышке с удочкой в руках. Но сейчас такая жизнь не для него.

«Но ведь это не повод для того, чтобы взрывать такую красоту в поисках этой долбанной руды? – неожиданно спросил он себя. – Что мешает использовать куда более гуманные методы, коих придумано сотни?» И сам же ответил: «Да обычная экономия! Вернее, жадность некоторых представителей руководства. Или всех. Скорее, всех. На небольшой экономии в масштабах корпорации они поимеют неплохой доход в масштабах одного конкретного человека. Хватит на маленькую космояхточку для любимой дочки, например». Нет, он им даже почти не завидовал – почему-то не прижилась у него привычка искать выгоду за счет ущемления других. Может, не представилось такой возможности в самом начале карьеры, а потом уж и взгляды сформировались, даже принципы кое-какие.

Он усмехнулся – пора диссертацию писать, на тему «Формирование мировоззрения личности под влиянием окружающей среды» или что-нибудь в этом роде. Правда, ему Уставом не положено знать, что такое диссертация. К счастью, сеть в плане самообразования дает все, что угодно. К сожалению, этим мало кто пользуется, предпочитая более волнительное времяпрепровождение… для которого также есть все, что душа пожелает. И даже сверх того.

Размышляя, он шел вдоль кромки воды, до тех пор, пока не уткнулся в скалу, уходящую в воду. Дальше можно двигаться только с применением соответствующего снаряжения. А место оказалось обитаемым. Вернее, посещаемым. Уютная площадка под скалой у самой воды создавалась как будто специально для пикников. Похоже, когда-то сюда наведывались геологи из разведывательной партии – больше просто некому. Остатки кострища прямо на камнях, не в лесу, да несколько измочаленных временем окурков – все, что осталось от стоянки. Современная посуда и упаковочные материалы живут на природе дай бог пару суток, после чего мирно разлагаются. Экологический бум давно миновал во многом благодаря таким вот мелочам. «Странно, что не делают быстрорастворимых сигарет».

Он уже развернулся, чтобы идти назад, когда со скалы на него кто-то прыгнул. Боковым зрением отметив движение, он уже понял, что не успевает встретить опасность. Оставалось только быстро отступить по единственно возможному направлению – в озеро. Что он и сделал, не рассуждая, а просто просчитав вероятность.

– Вот ты где, – обрадованно заявила Анвил, когда он, отфыркиваясь, вынырнул на поверхность. – Ты не умеешь нырять. Давай научу, – предложила она.

– Ты всегда… появляешься так… внезапно? – Он неловко подгреб к берегу – одежда мешала.

– Не думала над этим, – беззаботно отозвалась она. – А у вас принято в одежде купаться? – Неужто она еще не поняла, а смущение списывает на счет того, что его увидели купающимся?

– Не принято, – буркнул он. – Потом представил себя со стороны, и невольно рассмеялся. – Скорее даже наоборот.

– Тогда чего ты прыгнул?

– Обучен так, понимаешь? Если не успеваешь определить степень опасности, считай по максимуму. Я не успел, вот и прыгнул в наиболее удобное место.

– Какая странная у тебя работа. – Фраза походила на соболезнование.

– Какая есть. Надо выжать вещи.

Он быстро разделся до трусов, потом подумал, плюнул и снял все. Правда, отвернулся. Анвил с интересом смотрела. Кое-как выжал одежду и уже собирался одеваться, как она предложила:

– Давай досушу.

Подошла поближе, невольно заставив Шона еще повернуться. Чтобы не выглядело совсем уж невежливо, пришлось встать как-то полубоком. Девушка одной рукой подняла его штаны, а другой провела вдоль, отчего от них повалил пар. Тут уж Шон не выдержал и повернулся полностью – хрен с ней, со скромностью, когда такое показывают!

– Забирай. – Она протянула ему штаны и потянулась за рубашкой.

– Как ты это делаешь? – не удержался он от закономерного вопроса.

– Не знаю, как тебе объяснить. Пусть будет – просто умею, хорошо?

– Как скажешь, – поскучнел он. С другой стороны, а что даст ее объяснение? Что она силой мысли умеет разгонять молекулы воды? Это и так ясно. А вот как это делается, объяснить куда сложнее. Пожалуй, он сам бы не справился, если б умел такое. Так что обижаться не стоит. – Спасибо.

– Рада помочь. Я закончила, можем возвращаться.

Издалека корабль больше напоминал игрушку, эдакую модельку из компьютерной игры с анимешным уклоном – узкая серебристая игла на светло-коричневой керамике космодрома смотрелась эффектно. Впрочем, эта игла имела вполне отчетливые признаки не только космического корабля, но и атмосферного объекта, однако все необходимое оперение за пределами атмосферы убиралось в корпус.

– Красиво… – Анвил впервые выразила явное одобрение творению человека. – Какой большой!

– Пятьдесят с небольшим метров – самый маленький корабль, приспособленный к межзвездным полетам из существующих, – сухо пояснил Шон.

Он до сих пор пребывал в недоумении, граничащим со злостью – как могло случиться, что сопровождать эльфийку на Котел отправляют именно его. Ведь все шло к тому, что полетит сам Оккли. Но вдруг старый вояка каким-то волшебным образом занемог настолько, что врач запретил ему лететь.

Из короткой беседы с боссом Шон узнал, что и сам полковник пребывал едва не в шоке от своего внезапно пошатнувшегося здоровья. «Такой свиньи он мне еще не подкладывал!» – высказался он в отношении собственного организма.

А Шон являлся второй кандидатурой.

Без сомнений, компания Анвил его устраивала на все сто. И даже больше… но… Но его не устраивала планета, куда предстояло лететь. Менять превосходный климат типично курортного местечка на подземелья четвертой Дельты? В здравом уме на такое не соглашаются. Там все не настоящее: место, где живешь – бывшие горноразработки, воздух – искусственный, освещение – электрическое, пища – синтезированная. И за все это еще и платить надо. Впрочем, он на работе, так что хоть от этой обязанности он избавлен. Сомнительный плюс.

– Эй, вы, перебирайте ногами поживее! – подбодрил Эндрю, ожидавший их снаружи. С пилотом они познакомились еще вчера, в местном клубе. Он оказался веселым и общительным парнем, больше всего на свете любящим… да, угадали – летать на космическом корабле.

– А где трап? – Шон посмотрел на люк шлюза – до него было метров шесть.

– Чай, не важные персоны, – отмахнулся Эндрю, и нажал на кнопку пульта, открывающую шлюз. – Придется поработать ручками и ножками. – Вниз спустилась легкая пластиковая лестница, по которой пилот ловко взобрался наверх. – Прошу!

– Игла-2 – это название? – первым делом спросила у пилота Анвил, когда мы оказались в шлюзе. – Там на боку написано…

– Так точно! – охотно ответил Эндрю. – Таких кораблей сделано пока четырнадцать, а этот – второй. А само название дано, как вы понимаете, за форму.

– Мы будто попали во вторую часть фильма ужасов, где коварный маньяк закалывал своих жертв швейной иглой, – мрачно пошутил Шон, надеясь, что Эндрю не обидится. – Просто название мне не больно нравится, – пояснил он.

– Ты прав, – неожиданно согласился пилот. – Я зову ее Ингой. Идемте, я покажу ваши каюты.

Короткий узкий коридор вывел их к трем дверям – одна в торце коридора, две по бокам. Шон не удивился, когда Эндрю распахнул боковые двери.

– Кают всего две, кораблик-то маленький. А я в рубке живу, но вам туда нельзя, а следит за этим весьма агрессивная автоматика.

– Само собой, – согласился Шон. – Машинка дорогая.

– А то! Короче, выбирайте каюты и располагайтесь. Общаться до самого прибытия будем только дистанционно. О старте предупрежу. Удачи!

Это, конечно, не круизный лайнер, но и не десантный бот. С одной стороны, кораблик проектировался с расчетом на скорость, поэтому и объемы ограничены и излишеств не наблюдается. С другой стороны, пассажиром этой посудины легко мог оказаться президент корпорации или любой из совета директоров, поэтому и о комфорте здесь не забыли. Возможно, даже с потерей некоторых скоростных качеств. Каюта четыре на три метра с кроватью, столом, креслом и видеосистемой. Миниатюрный пищеблок с полным набором оборудования и такой же миниатюрный санузел. Никаких тебе кабинетов, спален и ванн с джакузи. Но ради сэкономленных семи, а то и больше, дней полета можно и потерпеть.

– Поможешь разобраться с вашей техникой? – Анивл незаметно вошла, пока Шон сам пытался разобраться, как выпросить у пищеблока хотя бы пару бутербродов.

– Конечно. Как только сам пойму, – хмыкнул он, продолжая сосредоточенно рыться в меню аппарата. – Можешь уже начать приобщаться.

– А что ты делаешь?

– Пытаюсь заказать у этого ящика какую-нибудь еду. Вот смотри – заходим в меню, ищем пункт… хм… «меню». Ага! Теперь идем, допустим, в салаты. Так, что тут у нас? Пусть будет, например, «Свежесть»… интересно, что это за зверь? – Честно говоря, Шон не был избалован изысканными блюдами, поэтому слабо разбирался (точнее, вообще не разбирался) в сотнях наименований разнообразных блюд. – Теперь, по идее, надо нажать «ОК». – Он нажал.

И вдруг приятный женский голос сказал «Заказ принят. Пожалуйста, ждите».

– Ишь ты! – поразился он. – А вслух заказать нельзя, что ли?

– Можно, – еще более неожиданно ответил голос. – Достаточно произнести слово «заказ», чтобы войти в диалог выбора блюд.

– До чего дошел прогресс! – наигранно восхитился Шон. – У нас в столовке все ограничивается простым выбором из списка, – пояснил он девушке. – Но в целом, почти как у тебя дома.

– Принцип похож, – согласилась она. – Только управление происходит по-разному.

– Предлагаю тут и пообедать, – предложил он.

Не успели они назаказывать кучу блюд, скорее ради интереса, чем от голода, как настенный монитор нарисовал жизнерадостную голову Эндрю.

– У вас есть двадцать минут, чтобы все это съесть, – сказал он, оценив масштабы пиршества. – Или выкинуть в утилизатор. Потому что ровно через двадцать две мы стартуем, и до выхода из атмосферы нас будет немножко болтать. А потом мы будем немножко ускоряться. Короче, я вам вообще кушать не советую, – заключил он и отключился.

– Меня обычно не тошнит и не укачивает, – пожал плечами Шон, продолжая есть. Только бросил взгляд на монитор, показывающий сейчас часы, чтобы успеть убрать со стола.

– Ах, да, – снова появилась голова. – Вы же сами не догадаетесь. Короткий ролик по технике безопасности. – Он опять пропал, оставив вместо себя изображение приятного вида стюардессы с третьим размером груди. Похоже, это был стандартный ролик пассажиров круизных лайнеров.

Анвил с интересом прослушала, что во время полета в атмосфере рекомендуется не покидать противоперегрузочное кресло… а также не покидать его во время разгона и торможения, так как гравикомпенсаторы не обеспечивают полного комфорта в полете. И так далее. Шон скучал.

Просмотрев ролик, он смахнул всю посуду в утилизатор, проводил Анвил в ее каюту и собственноручно усадил в кресло, пристегнув всеми ремнями.

– Надеюсь, перегрузки не будут настолько сильными, чтобы нельзя было ходить в гости, – сказал он перед уходом.

– Ха, я смотрю, вы уже на местах! – В голосе Эндрю смешалась радость и удивление. – В первый раз такое наблюдаю!

– Привыкай, – подмигнул ему Шон. – Стартуем?

– Ага, раз у вас все в порядке. Ну, понеслась.

Он что-то нажал у себя, отчего Инга вздрогнула всем своим металлическим корпусом, и плавно оторвалась от поверхности. И при этом совершенно бесшумно.

– А где перегрузки и шум? – удивленно спросил Шон. – Меня возили на других корытах. – Пока он ощущал только легкую вибрацию. Перегрузка, правда, тоже ощущалась, но лишь самую малость – как на прогулочном флайере.

– Мы пока на А-генераторах, – пояснил пилот. – Всплываем, как воздушный шар. Двигатель пущу на километре – ниже не положено – экология и все такое…

– Военным транспортам такое понятие незнакомо, – вспомнил Шон стандартный взлет десантного бота. А потом с содроганием припомнил боевой.

– Инга тоже так умеет, только зачем? – с монитора пожал плечами пилот.

– Как там Анвил? – спросил Шон.

Вместо ответа на мониторе рядом появилась еще одна картинка, показывающая с интересом озирающуюся девушку. Как будто она могла что-то видеть за пределами каюты! Или могла?

– Можете разговаривать.

– Анвил, – позвал Шон. – Как ощущения от полета?

Она перевела взгляд на монитор.

– Интересно. Но зачем расходовать так много… сил, чтобы сдерживать подъем?

– Ах, вам слишком медленно?! – загорелся Эндрю. – Сейчас добавим гари!

И сразу их вдавило в кресла. «С десяток G наберется», – озабоченно прикинул Шон и добавил вслух, с трудом сглотнув ком в горле:

– Не переборщил? У нас все-таки не одни десантники на борту.

– Кратковременно не страшно…

– Нет-нет, все в порядке, – поспешила успокоить Анвил. По ее внешнему виду никто не сказал бы, что она испытывает хоть какие-нибудь неудобства. – Так интереснее. А можно быстрее?

– Быстрее-то можно… – протянул Эндрю, – но тогда нас всех размажет по креслам. – Впрочем, не размажет – автоматика не допустит такого. А вообще, подожди, пока выйдем за пределы атмосферы, где гравитационное влияние планеты слабое, и тогда я покажу вам настоящее ускорение! С гравиками, конечно.

– Что это? – спросила она почему-то у Шона.

– Гравикомпенсаторы, надо полагать, – ответил он.

– Они самые. Жаль, что, кроме перегрузок ничего не почувствуешь, так как сравнивать особо не с чем. Так, врубаю двигатели.

На этот раз Ингу ощутимо тряхнуло, а где-то за пределами каюты послышался едва слышный равномерный гул.

– Что-то тихо, по-игрушечному, – недовольно заметил Шон.

– Ну, извини, – хмыкнул Эндрю. – Так уж сделали. Мы не на спортивном флайере, где пилот по шуму движка ориентируется. У меня все на приборах. А если надо будет, то и в голове, когда шлем нацеплю – уж тогда буду чувствовать ее как родную!

– Смотри, не влюбись, – в шутку предостерег капрал.

– Да я уже… – с ноткой грусти признался пилот. – Пришла пора показать вам планету сверху.

Глава 5

Привычка пользоваться порталами не оставляет возможности осознать, что твоя пятиминутная прогулка покрывает расстояние, которое даже представить сложно. Сколько дней или недель добираться сюда при помощи земных средств, я не знал. Также как не знал, в какой части галактики находится планета, служащая домом Анвил. Не знал я и названия планеты – у эльфов как-то не сложилась привычка давать названия таким крупным объектам, особенно малонаселенным. Озеро, водопад, ручей, рядом с которыми живешь – пожалуйста, а вот океан или материк нередко остаются безымянными. Впрочем, я и не спрашивал.

Портал Терри вывел меня прямо в сосновый бор, сквозь стволы деревьев блестело зеркало озера, а где-то неподалеку слышался мощный шум падающей воды. Этот шум позволил быстро сориентироваться на местности – кроме Туманного водопада рядом с жилищем Анвил шуметь нечему. Десять минут ходьбы – и я на месте.

Ощущение какой-то неправильности в окружающем возникло, когда я добрался до берега озера. В недоумении остановившись, я попробовал разобраться.

Что же не так?

Озеро на месте. Вода чистая и прозрачная, на ней легкая рябь от ветра. С небом тоже все в порядке. Лес монотонно шумит над головой, среди деревьев не заметно ничего неестественного. Так что же меня насторожило? Звуки? За шумом водопада сложно расслышать что-либо вне пределов озера. Недоуменно повертев головой, я присел на мох. Потом спустился к берегу и приложил ухо к выступающей из земли скале.

И ощутил еле различимую вибрацию. Это и есть причина? Странно. Вообще, это может быть последствием падения многотонной массы воды, даже наверняка так и есть.

Очередной порыв ветра заставил качнуться верхушки сосен, а я вдруг понял, что меня насторожило.

Запах. Нехарактерный для необитаемой планеты техногенный запах, принесенный ветром из долины ниже по реке. Сложно назвать его составляющие, но в точной идентификации я не сомневался: это могла быть смесь множества компонентов – горючее, выхлопные газы старой техники, бытовые запахи из системы вентиляции, смазка и так далее.

Вот только откуда он здесь, за неизвестное количество световых лет от Земли? Или все-таки не настолько неизвестное? Почему тогда я об этом ничего не знаю? Или… А не та ли это вновь открытая планета, информация о которой потихоньку просачивается из разных источников? Названная Эолой и имеющая коэффициент землеподобности более шестидесяти процентов? О которой мне рассказывал Тоха.

Интересно. Выходит, и эту планету решили отдать людям? Или же они самостоятельно ее нашли и решили колонизировать? А знают ли они, что планета занята?

Хотя, надо еще проверить, насколько я прав в своих предположениях. Но прежде стоит навестить Анвил и все узнать из первых рук.

Дом оказался пуст, что не было удивительным – застать ее дома было необычайной редкостью. Поэтому в первую очередь следует ознакомиться с ее последними сообщениями. Специально для тех, кто с трудом умел напрямую читать инфополе (то бишь, для меня), она сконструировала нехитрое приспособление. Сев за стол, я положил руку на выступ стены.

Как обычно, на какой-то миг в глазах потемнело, а потом я увидел в центре комнаты знакомую фигуру.

– Привет, – улыбнулась призрачная Анвил. – Я некоторое время гостила у Термалиона, а сейчас ненадолго ухожу посмотреть, что происходит в долине. Похоже, сюда добрались люди, они занимаются разработкой какого-то месторождения… – Последние слова она произнесла неуверенно. – Я бы не хотела, чтобы они перерыли всю долину.

Запись оборвалась. Еще один миг тьмы в глазах, и я снова вижу Анвил, но уже чуть по-другому одетой.

– Привет. – Еще одна улыбка. – Я поговорила с главным в колонии, и он сказал, что этот вопрос будет рад обсудить их… мастер – он еще более главный. Но для этого надо полететь на другую планету. Я уже со всеми договорилась и в ближайшее время улетаю. Когда вернусь, не знаю, поэтому меня лучше не ждать. – Еще одна виноватая улыбка и запись окончательно прерывается.

Теперь картина прояснилась чуть больше. Да это просто глупость! Как можно быть такой наивной?! Разве хоть раз корпорации отказывались от своих планов? Да никогда! Зато они точно не откажутся от безобидной эльфийки – о настойчивом желании людей исследовать эльфов я был осведомлен. Пока не выяснится природа их магии, это желание будет только крепнуть. Другое дело, что, во-первых, заполучить настоящего эльфа-мага очень сложно, а, во-вторых, такие попытки в прошлом часто дорого стоили желающим это сделать. Но с каждым новым витком прогресса это продолжалось вновь и вновь.

Неужели снова? И теперь в роли жертвы выступила Анвил?

Собственно, вариантов не было. И ждать тоже нечего.

Во-первых, узнать, где ее искать. Во-вторых, найти. В-третьих, забрать и провести разъяснительную работу. Единственно, я боялся, что к моменту, когда я ее найду (а к этому я приложу все силы), разъяснительную работу о вреде избыточной наивности проводить уже не придется.

Очень простой план. Проще некуда. Всего три пункта…

После осмотра периметра колонии возник очень простой план. Я просто отполз обратно в кусты, встал во весь рост, и прогулочным шагом направился прямо к главным воротам колонии.

Засекли меня сразу, как только я вышел на открытое пространство – с территории колонии послышался стандартный армейский сигнал тревоги. Сделав заинтересованное лицо, я немного ускорил шаг.

Спустя пару минут навстречу мне выехал кар, под завязку груженый вооруженной охраной. Однако… То ли они напуганы, то ли прецеденты уже случались… Теперь самое время остановиться и недоуменно пялиться на приближающуюся машину.

Как ни странно, кар остановился за сотню метров, оттуда выскочил боец в форме охраны какой-то корпорации, не армейской, после чего направился в мою сторону, держа оружие за спиной. А кар отступил куда-то за мой левый фланг, не проявляя признаков агрессии.

Очень странное поведение по отношению к одинокому путнику.

Разве что они принимают меня за кого-то другого. Например, за эльфа. А что, неплохая версия – тогда, с одной стороны, меня боятся, с другой же – показывают готовность в любой момент применить оружие. В то, что Анвил могла навести тут шороху, я очень сомневался.

Тем временем, боец подошел.

– Доброе утро, – заученно вежливо произнес он. – Начальник колонии с нетерпением ждет встречи с вами. Позвольте, я вас провожу. – Произнося речь, он пристально всматривался в мое лицо, одежду, движения. И недоумение все явственнее проявлялось во всем его поведении.

– Привет, – беззаботно поздоровался я. – Как мило с вашей стороны. Я уж думал, эти эльфы мне наврали, что тут есть поселок. – Я как бы оценивающе посмотрел за забор. – Судя по размеру, тут должна быть гостиница. – Не став дожидаться ответа, я продолжил. – Однако не буду заставлять вас ждать. Пойдемте.

– Так вы не… эльф? – наконец спросил боец.

– В этом были какие-то сомнения? – в ответ удивился я. – Я на него похож?

– Нет, – облегченно ответил он. – И это еще более странно.

– Сам удивляюсь! – поддержал я. – Они очень редко организовывают экскурсии. Видимо, что-то изменилось. Например, настроение. – Я рассмеялся. – Так мы идем?

– Да, следуйте за мной.

В кар меня так и не посадили.

Когда мы достигли ворот, меня уже ждали. Главным у них был преклонных лет дядька, весьма еще крепкий на вид. Выправка и возраст позволяли предполагать в нем полковника или подполковника. Бывшего, потому что военные не работают на корпорации.

– Приветствую на территории колонии Эола-2, – осторожно начал он. – Мое имя Билл Оккли, я отвечаю тут за безопасность.

– Здравствуйте. – Я подпустил в голос немного растерянности. – Я что, на секретный объект попал?

– Нет, – широко и фальшиво улыбнулся он. – Но служба безопасности колонии обязана проверять всех прибывающих. Особенно таким образом.

– А-а! – воскликнул я облегченно. – Теперь понятно! Вы сначала меня за эльфа приняли, вот и подозрительность!

– Надеюсь, вы расскажете нам все подробно? – вкрадчиво осведомился Оккли.

– Без проблем! – Всем своим видом я продемонстрировал, что полностью расслабился, поняв причину такой настороженной встречи.

– Тогда прошу вас сначала посетить мой кабинет, – предложил он.

Ага, пока все складывается в пределах плана. Старине Биллу по должности полагается знать больше всех в плане безопасности, так что встречаться с начальником колонии смысла нет – все можно попытаться выяснить здесь.

– Да, конечно, – серьезно, будто проникся всей важностью безопасности колонии, ответил я. С этой фразы я начал настраиваться на старого вояку, искать его самые чувствительные места, втираться в доверие.

Теперь меня посадили в кар, в считанные минуты домчавший нас до корпусов небольшого поселка. В пути молчали – начальник охраны не хотел говорить при подчиненных, а я постепенно подыскивал к нему «точки доступа», не решаясь пока на активное воздействие.

Вообще, маг из меня никакой. Ну совершенно. Правда, прабабка с дедом утверждали, что надо только немного позаниматься, а задатки у меня есть. Конечно, немного в их понимании – лет так пятьдесят. К тому же, они представить себе не могли, что у таких замечательных во всех отношениях магов может оказаться такой бестолковый правнук, вот и льстили мне. Хотя, кто их знает?

Так или иначе, но то ли родственные связи, то ли какая-то частичка эльфийской крови сказывались даже помимо воли. Проявлялось это в некоторых дополнительных к обычным человеческим возможностям удобствах. Например, я умел неплохо ладить с людьми. Если мне это было нужно. Добыть полезную информацию, заключить выгодную сделку, решить дело миром, когда все шло к обратному, и так далее. Поэтому я и выбрал такой, на первый взгляд глупый, вариант попасть в колонию. И имел все основания полагать, что в простой беседе (если таковая случится), смогу узнать необходимую мне информацию. И даже уйти с ней восвояси.

Кабинет начальника службы безопасности мог представлять интерес разве что в плане лаконичности оформления – стол, комп на нем, шкаф, пара стульев, не считая типового офисного кресла самого хозяина.

– Присаживайтесь. – Он жестом указал мне на ближайший стул, а сам разместился в кресле. – Так вы говорите, сюда вас отправили эльфы? Кстати, назовите, пожалуйста, полное имя.

Я назвал. В данном случае, скрывать мне нечего. Пробуем играть в открытую.

Оккли работал с компом по старинке, при помощи клавиатуры, и тем самым помог мне еще чуть больше узнать себя.

– Так, Игорь Васильевич. – Ох уж мне эта характерная манера общения! – Занимаетесь, значит, организацией экстремальных туров для богатых бездельников? – Он быстро пробегал глазами мое личное дело. Откуда оно тут взялось? Вопрос не для службы безопасности одной из крупнейших корпораций.

– Ага, – подтвердил я. – Но в настоящее время исследую новые перспективные направления. – Я многозначительно кивнул головой за окно.

– И состоите в дружбе с некими эльфами…

– Состою, – и в этот раз не стал отпираться я. Хотя эта информация относилась уже к разряду странной. В том плане, что кто-то обратил на меня внимание именно с этой стороны. – Иначе меня бы сюда не пустили.

– Цель визита? – уже более конкретно спросил Оккли.

Я сделал паузу, мысленно прикрыв глаза. Потом уставился прямо ему в глаза.

– Подружка у меня тут живет. – Я полностью расслабился, стараясь говорить как можно больше правды – так я могу наиболее точно настроиться на собеседника. – Но где точно, не знаю. Я с ней на Айе познакомился, она меня в гости позвала, а тамошние эльфы помогли сюда попасть. Сказали, тут рядом, не ошибешься, мол. – Билл сейчас должен проникнуться моими чувствами, такими похожими на его собственные. – Ошибся. Потом наткнулся на вашу колонию. – Тут меня как будто осенило. – А может вы мне поможете ее найти?! – с надеждой спросил я, одновременно посылая слабый «импульс убеждения», как я его называл. – Вы же тут все в округе знаете! – Немного лести, хотя это на самом деле должно быть так.

– Ну и задал ты мне задачку, сынок. – Тон старого вояки изменился просто неузнаваемо, теперь он говорил словно с собственным сыном – все-таки удалось найти его слабое место. Пусть интуитивно, но догадка об отсутствующем сыне оказалась верной. Я же аккуратно постарался занять его место. Теперь бы не переиграть. – Ты хотя бы опиши, как она выглядит. – Я пока не чувствовал, что он всерьез готов мне помочь, но хоть диалог начал.

– Такая на вид молодая девушка среднего роста со светлыми волосами, – начал вспоминать я нашу последнюю встречу. – Тогда она носила легкий бежевый костюмчик. А еще она босиком очень любит ходить.

По лицу Оккли я понял – он ее видел. Если бы не мое внушение, вряд ли бы удалось что-либо по нему прочитать. Теперь же там отражались смешанные чувства – с одной стороны, служебный долг предписывал хранить тайну, с другой – неожиданно возникло желание помочь этому парню, проделавшему такой длинный путь за своей подругой.

– Я все понимаю, – немного помог я в построении логической цепочки. – Вы, наверно, обязаны хранить служебную тайну… Но разве вам предписано держать в тайне информацию об обитателях в округе? – Термин «человек» упоминать было нежелательно. – Я могу понять, когда не рассказывают первому встречному о состоянии вооруженности охраны… – Я понял, что начал перегибать палку, и замолчал. Остальное он додумает сам.

– Можешь не искать ее, парень. – Оккли соображал быстро – пока я думал, что бы еще добавить, он уже все решил. – На планете ее нет.

– А где мне ее искать? – Я не стал изображать отчаяние в голосе – только не с Оккли – а задал вопрос с явным намерением ее отыскать. И снова угадал.

– Да брось ты! Туда все равно не добраться. – Сейчас он говорил чистую правду. Может быть, именно поэтому мне удалось услышать наконец важную информацию. – Закрытая планета корпорации – туда так просто не пускают. Да и чтобы сложно пустили, еще постараться надо, – хмыкнул он. – Опоздал ты почти на сутки. – Кажется, Оккли всерьез начал мне сочувствовать. Тем не менее, произносить название не собирался. – Так что забудь.

– Но я не могу бросить ее на произвол судьбы! – Пока начальник СБ не заподозрил, что на него давят, у меня остается шанс. В противном случае, мое умение окажется бесполезным – нужно, чтобы собеседник не был настроен откровенно враждебно. Косвенно мне помогало то, что у него, как у любого офицера, стояли блокировки на разного рода программирование голосом – с этой стороны ждать подвоха он не мог. Но я-то действую несколько иначе. И я надавил чуть сильнее. – Как вы поступили бы на моем месте?

– Честно – полетел бы туда и разнес там все к… едрене матери! – Мое внушение опять сработало, выведя его на следующий уровень откровенности. Хоть и бесполезно все это.

– Ну, вам-то легче, – чуть отступил я, на самом деле, заходя с другой стороны. – Наверняка у вас там сослуживцы работают.

Еще один легкий импульс. От внутреннего напряжения кончики пальцев задрожали.

– Да, мы со стариной Тейлором и из армии ушли одновременно – полковниками, и по ступенькам служебной лестницы карабкались плечом к плечу. – Воспоминания добавили в голос отставного полковника задумчивости. – Только год назад он меня обогнал, прыгнув сразу через две!

– Зато вы сейчас отыгрались, – ободряюще улыбнулся я, откинувшись на спинку стула. Пальцы уже не дрожали, сейчас Оккли был моим самым лучшим другом. Осталось поддержать это состояние.

– Это точно, – довольно протянул он. – Эта планета просто курорт, по сравнению… – Он внезапно запнулся. – Ну, с той…

– Я понял, – успокаивающе кивнул я. – Наверняка там жить можно только в куполах. По сравнению с Эолой, там просто ад!

– Хуже, под землей там живут! – злорадно, чтобы подчеркнуть свое теперешнее превосходство, усмехнулся Оккли. – Хоть селений и стоит в двадцать раз больше, чем наша руда, но я полетел бы туда служить только за соизмеримо большую зарплату. А им там всего-то в два раза больше приплачивают. За вредность. Ха!

– Вам очень повезло, – серьезно подтвердил я. – Здесь можно открывать курорты без какого-либо терраформирования. Толпы туристов ломанутся сюда, словно мухи на мед! – Теперь очень, очень плавно сменить тему. – Собственно, я ж за этим и приехал! – будто вспомнил я основную цель. Как я понимаю, ваша корпорация взяла Эолу в аренду. Но можно ли решить вопрос с организацией сюда туров? Планета большая, места хватит на всех. Само собой, за приличный процент корпорации.

– Извини. – Оккли все еще был на моей стороне. – Это не моя епархия. С этим тебе надо к Снорту, начальнику колонии. Если он даст добро, его запрос отправят наверх, а все мои действия сведутся только к проверке безопасности. Но мой тебе совет – повремени пока с этим. Планета пока официально не объявлена открытой, все ждут заключения экспертной комиссии. Впрочем, оно уже есть, осталось его только огласить. Вот тогда уже можно будет обращаться по официальным каналам. А сейчас, если у тебя нет тут никаких связей, не стоит и пытаться.

– Хорошо, – разочарованно ответил я. – В целом, я так и думал. Зато теперь знаю, о чем говорить с руководством, – подмигнул я Оккли. – В отличие от конкурентов. Тогда, с вашего позволения, я поспешу обратно, а то без меня на Земле бизнес простаивает, – хмыкнул я.

– Тебе два раза повезло, – усмехнулся начальник СБ. – Во-первых, ты попал на гражданский объект, и по закону я не имею права тебя задерживать. А все проверки ты прошел. Во-вторых, эти яйцеголовые исследователи эльфов свалили с планеты неделю назад. Понял, о чем я?

– Они захотели бы узнать, как мне удается открыть портал? – предположил я, и сам же ответил. – Но это вовсе не редкость, когда эльфы настраивают порталы на людей! Вспомните, сколько об этом было интервью в сети с известными исследователями. Есть же вообще официальный портал на Айю, на который настроено больше тысячи человек. Тут принцип ровно тот же.

– Но заполучить еще один лакомый кусок они точно не отказались бы, – резюмировал Оккли. – Я знаю их как содержимое своего кармана! Короче, тебе повезло. А о девчонке не беспокойся, – вдруг вспомнил он. – Думаю, ничего с ней не сделают. Да, поизучают маленько, но не более того.

– Да я понимаю, – осторожно согласился я. – Надеюсь, в следующий раз, когда пойду с официальной просьбой к начальнику колонии, ее увижу.

– Не сомневайся. – Оккли озабоченно посмотрел на наручный ком, давая понять, что беседа окончена.

Я не знаю, нарушал ли полковник инструкции или нет, но после его звонка на КПП меня свободно выпустили сквозь ворота. Я шел и каждую секунду ожидал, что Оккли одумается и прикажет вернуть меня обратно. Хотя куда больше меня беспокоил Снорт – если с полковником мы расстались практически друзьями, и такое отношение с его стороны не должно измениться со временем, то начальник колонии ко мне дружеских чувств не мог питать по определению. И как только он задаст вопрос, куда делся незнакомец из портала, все может измениться. Я не знал всех тонкостей взаимоотношений между начальником колонии и начальником СБ, поэтому, как только КПП скрылся за деревьями, припустил бегом.

Сквозь портал я проходил со смешанным чувством недоверия, что меня никто не остановил, и удивления этим фактом.

Глава 6

Из космоса Эола до боли напоминала Землю: та же голубая дымка, те же облака, океаны, леса и горы. Те же, да не совсем.

– Суши тут поменьше, чем на Земле, – прервал молчание Эндрю и тут же пояснил: – В первую очередь меня спрашивают, в чем отличие от Земли.

– Ну? – заинтересованно посмотрел на него Шон.

– Суши меньше, – еще раз повторил пилот.

– И все?

– Нет, конечно. Кислорода чуть больше в атмосфере, азота поменьше и так далее, но практически незаметно. Средняя температура пониже… аж на градус. – Как пилот, он владел всей справочной информацией. Но не более того. – Сила тяжести чуть выше при размерах меньше земных. Зато и полезных ископаемых полно.

– Ясно, – разочарованно заключил Шон. – Это я и так знал.

– А что тебе еще нужно? – резонно спросил Эндрю. – Адреса девочек быстрого реагирования или плотность баров на квадратную милю?

– Ладно, не кипятись. Этого вполне достаточно, чтобы знать – без скафандра сразу не помрешь.

– Полагаю, твоя спутница осведомлена куда лучше меня, – не без основания предположил пилот.

– В следующий раз покажу все, что тебя заинтересует, – пообещала Анвил.

– Пора ускоряться, – без предисловий объявил Эндрю и исчез с экрана.

Перегрузка начала расти плавно, пока не достигла, по прикидкам Шона, порядка трех G.

– Ну вот. – Монитор снова показал жизнерадостную физиономию пилота. – Теперь снова ждать.

– Долго?

– Чуть больше трех суток, – похвастался он.

– Ух ты! – подыграл ему Шон, хотя сам весьма смутно представлял, насколько это быстро. – А пассажирский лайнер долго бы разгонялся?

– Обычный круизник достигает скорости прыжка за десять-двенадцать дней, но там и ускорения другие. Военному транспорту нужно чуть больше времени, чем нам сейчас, притом, что пассажирам куда хуже, чем тебе, – хмыкнул пилот. – Попробуй трое суток выдерживать восьмерку!

– Нас возили более комфортно, – возразил Шон.

– Так то не боевой вылет был.

– Ну, разве что…

– Военный курьер способен уложиться менее чем в двое суток, – продолжил пилот. – Персонал сидит там в противоперегрузочных капсулах постоянно и оттуда всем рулит. Плюс у них гравики помощнее. Наш потолок – где-то пятьдесят восемь-шестьдесят часов, но остаться здоровым после этого невозможно.

– Ясно, – поблагодарил Шон за столь доходчивое объяснение.

– В общем, спите, читайте, смотрите видео и все такое, – предложил пассажирам Эндрю. – Лично я буду долго и плодотворно спать.

Противный писк будильника, поставленного заблаговременно, дабы не проспать прыжок, заставил Шона с трудом разлепить веки. Третьи сутки перегрузок (с небольшими перерывами) давали о себе знать – и он и пилот стали выглядеть, будто после тяжелого похмелья. В отличие от Анвил, кажется, вовсе не замечающей неудобств.

Тут же, как по заказу, возник Эндрю в виде уже приевшегося изображения на настенном мониторе – единственном источнике текущей информации в каюте.

– Готовы? Тогда еще раз кратко: ничего страшного не произойдет. Все странное и непонятное – глюки, не обращайте внимания, просто помните об этом. Лучше без необходимости не вставать, а то можно ненароком навернуться – иногда случаются нарушения функций мозжечка. Хотя у меня не было, но я видел. Вот и все.

– А можно поподробнее про глюки? – попросил Шон.

– Когда тебя сюда везли, они были?

– Н-нет…

– Значит, и сейчас не будет, расслабься. Все, понеслась.

Он снова пропал с экрана.

А потом экран выключился. Вместе со всем светом. И силой тяжести.

Прыжок в гипер состоялся.

Тренированным усилием Шон заставил себя не блевануть, и тут же вдруг все вернулось – и гравитация, и свет, вот только экран так и остался черным.

– Забавно, – вслух пробормотал он и, конечно, попробовал встать. Это удалось легко. – Никаких глюков, никакой дисфункции мозжечка, – блеснул он эрудицией. – Даже скучно. – Он попытался вспомнить, что делал в предыдущие перелеты, и понял, что все оба раза в это время пил: в первый раз – со своими будущими сослуживцами, во второй – со своими текущими сослуживцами, поэтому свои ощущения от гипера припомнить не может. Сейчас же представился отличный шанс исследовать данный вопрос, да вот беда – материалов для исследования пока нет. Он даже не мог предположить, как долго они тут будут находиться.

Сомнения развеял снова возникший Эндрю.

– Ну что, испугались? – весело спросил он.

– Скорее, удивились, что тебя так долго нет, – уклончиво ответил Шон. – Вот ты нам и расскажешь, сколько мы тут куковать будем.

– А ты почему не лежишь? – вдруг тоном врача воскликнул пилот. – Голова не кружится? Не тошнит? Глюки?

– Все в норме, – пожал плечами Шон и вопросительно посмотрел на изображение внимательно слушающей Анвил.

– У меня все в порядке, – в свою очередь отозвалась она.

– Почему-то я в этом не сомневаюсь. – Ага, пилот тоже обратил внимание на ее неестественное для обычного человека прекрасное состояние. Анвил лишь невинно улыбнулась, не желая пускаться в объяснения.

– И долго нам пребывать тут? – Шон имел в виду гиперпространство.

– По-разному бывает. От двух до шести суток.

– Ничего себе! Почему такой разброс?

– Может тебе учебник по теории гиперпространства дать? – хмыкнул пилот. – Ты там, конечно, ничего не поймешь…

– …зато не будешь приставать с глупыми вопросами, – закончил за него Шон. – Но, все-таки, в двух словах, а?

– В двух словах – полный бардак. Доступно?

– Слова пока знакомые. Это применительно к гиперпространству?

– Именно. Половина того самого учебника посвящена обсасыванию этого утверждения. Фишка в том, что гипер сам по себе – жутко сложная штука. Некоторые называют ее границей пространства-времени, но и других мнений полно, в том числе религиозных, – презрительно фыркнул пилот. – Так вот, отсюда вытекает, что посчитать координаты, если можно так выразиться, выхода очень сложно. Даже для современных компов. И вторая фишка – чтобы комп мог начать расчет, ему необходимы текущие параметры гипера вокруг него. А они всегда разные. Посему, даже на проторенном маршруте точку выхода необходимо рассчитывать всегда заново.

– Как-то все сложно выходит, – наморщил лоб Шон и покосился на внимательно слушающую Анвил.

– А что ты хотел?! – рассмеялся Эндрю.

– Не понимаю, что нужно употреблять, чтобы вообще до такого додуматься!? – искренне восхитился Шон.

– Ну, теория гипера возникла давно, и что тогда употребляли, уже сложно установить, – вроде бы поддержал его пилот. – А вот модель гипера со всеми расчетами, которыми мы сейчас пользуемся, достаточно молодая – и пары веков не прошло. Еще интересно? – спросил вдруг он.

– А чем еще заняться? – пожал плечами Шон.

– Очень интересно, – неожиданно подала голос Анвил.

– Вообще-то я к лекции не готовился. По официальной версии, модель была разработана в университете Беркли командой профессора Сомова – это все, что я могу сказать. Называется, что характерно, – модель Беркли-Сомова. Для простоты. А за дополнительными данными идите-ка читать учебник! – культурно послал их пилот. – Из всего этого больше всего мне нравится летать. А уж по какой модели это делается, мне глубоко фиолетово.

Тут он снова пропал с экрана, но появился минуту спустя.

– Ну вот, комп обещался за двое с небольшим суток посчитать. Нам повезло. Настоятельно рекомендую это время посвятить сну, потому что при перегрузках спать ужас как некомфортно.

На Дельту 12-04-003 или, в просторечии, Котел, прибыли строго в соответствии с расчетами бортового компа. За это время они только спали, ели да болтали, в основном, ни о чем. Мучаясь от безделья, за эти несколько дней Шон уже практически заочно полюбил эту во всех отношениях негостеприимную планету – настолько ему надоело однообразие корабля. А ведь предстоял еще полет обратно, причем более длительный!

Если точнее, то прибыли они не на саму Дельту, а на орбитальную станцию Дельта-Сортировочная-2 – огромный комплекс сооружений, включающий в себя корабельные доки, ангары, склады, причалы и внушительную жилую зону. Отсюда курсировали шаттлы на поверхность, вернее, под поверхность планеты – прямо к Политауну – официальной столице Дельты.

Шаттлы строились по спецзаказу и представляли собой эдакие огромные куски железа и керамики – только они могли выдержать особенности климата на поверхности. Мысль, что придется передвигаться внутри такой коробки, вызывала легкое недоумение – а точно ли это способно летать?

– Ну вот, я вас сдал! – Возглас Эндрю заставил Шона оторваться от чтения рекламного проспекта, посвященного колонии на Дельте. Из которого он и почерпнул всю эту научно-популярную информацию.

– И куда нам теперь? – он снова оглядел пустой зал ожидания внешних рейсов.

– Полагаю, вниз, – подмигнул пилот. – Не волнуйтесь, вас проводят. А вот он уже идет, – кивнул он в сторону появившегося откуда-то из служебных помещений человека в униформе. – А мне положено отдыхать, причем непременно в бассейне с теплой морской водой. Я точно знаю, что до него отсюда шестьсот шагов. Удачи!

– Здравствуйте, меня зовут Гай Фрикс, и я провожу вас на поверхность, – безо всяких эмоций пробормотал человек. Невысокий, тщедушный и лысый – он был типичным представителем орбитальных станций. Особенно тех, чье руководство экономит на силе тяжести, в результате чего население, проводящее тут девяносто процентов жизни, почти все выглядит аналогично.

– Проводите, – пожал плечами Шон, которого этот Фрикс нисколько не заинтересовал.

Они миновали довольно просторный зал ожидания и двинулись по переплетению уровней, коридоров и лифтовых шахт.

– Я считал, что залы ожидания внешних и внутренних рейсов должны находиться рядом, – вслух выразил недоумение Шон, озадаченно взглянув на беспечно шагавшую рядом Анвил.

– Все правильно, – чуть оживился провожатый. – Но мы полетим не на пассажирском шаттле, а на грузовом – сейчас как раз один из них уходит на поверхность. А пассажирских не будет еще очень долго.

– Понятно. Это такой же, как я видел в проспекте?

– Почти, – загадочно произнес Гай, чем заинтриговал спутников.

Видимо, их провели путем, по которому ходят пилоты транспортников, потому что им так и не удалось увидеть просторных ангаров, где происходит погрузка-выгрузка продукции. Да и самого транспорта со стороны – тоже.

– И к чему относился тот загадочный тон? – иронично спросил Шон провожатого.

– Об этом узнаете позже, после высадки. Сейчас ничего не увидеть – корабль висит снаружи… Если только с внешних камер, но так не интересно.

Все-таки, это лишь с виду он казался равнодушным. Видимо, все дело в условиях обитания.

Удобств на грузовике, прямо скажем, оказалось маловато. Тесная каюта пилотов, коих по штату полагалось два. Узкая специализация корабля не предусматривала для него ничего, кроме коротких полетов поверхность-орбита, поэтому даже второй пилот тут мог показаться лишним.

Тесно, жарко и душно. Это вам не быстрый межзвездный курьер.

– Потерпите пару часов, – как бы извиняясь, сказал Гай; он сел рядом с Шоном на койку одного из пилотов, Анвил заняла соседнюю. Кроме пары коек и стола-тумбочки между ними никакой мебели не предусматривалось.

– Судя по обстановке, пилоты тут появляются нечасто, – заметил Шон, рассматривая туго заправленную кровать.

– Им нечего тут делать, – подтвердил проводник. – Это для экстренных случаев. А время между полетами куда приятнее провести в баре или комнате отдыха порта.

Тут откуда-то сверху раздался противный треск и щелканье, на фоне которых кто-то скучным голосом сообщил: «Уважаемые пассажиры, транспорт проследует до станции Политаун без остановок. Настоятельно рекомендуем на забыть пристегнуться ремнями, которые находятся позади вас. Спасибо за внимание». Треск прекратился.

– Хохмач! – осуждающе бросил Гай в сторону потолочных динамиков. – Но пристегнуться, действительно, не забудьте.

– У вас тут с юмором ребята, – одобрил Шон, нашаривая за собой ремни.

Оказалось, что каждая койка штатно служила еще и тремя сидячими местами, оборудованными ремнями безопасности. Нажав на специальную кнопку в стене, пассажир превращал свое место в относительно удобное и безопасное кресло.

Очередной треск сверху уже не стал неожиданностью. «Осторожно, двери закрываются. Следующая остановка – Политаун».

И сразу же резкий толчок стартовавшего транспорта едва не подружил голову Шона с переборкой. «Как хорошо, что пилоты рассказали о креслах», – подумал он.

Первые полчаса полета ничего особенного не представляли – плавное ускорение, маневры, снова ускорение. А когда Шон уже почти решил слегка вздремнуть, началось самое интересное.

Сначала все ощутили мелкую легкую вибрацию. Не дожидаясь вопросов пассажиров, Гай поспешил объяснить:

– Начинаем входить в атмосферу, будет болтать. Возможно, сильно.

– А так как наши койки вовсе не для штатного использования, а резервные, – продолжил за него Шон, – мы можем испытать чуть больше неудобств, чем пилоты.

– Это же грузовой корабль, – оправдываясь, сказал сопровождающий.

Тем временем, легкая вибрация переросла в сильную, потом в очень сильную, сопровождающуюся неравномерными толчками и рывками в разные стороны. Пассажиров спасали только ремни, иначе им бы грозил беспорядочный полет кувырком по каюте. Особенно неприятные ощущения возникали, когда резко пропадала сила тяжести, а потом наваливалась в трехкратном объеме.

– Гравикомпенсаторов нет? – рискуя прикусить язык, задал вопрос Шон.

– Не оборудован, – коротко бросил Гай. Потом все же пояснил: – При такой массе они бы увеличили стоимость корабля в два раза. И все ради двух пилотов? Грузу-то по барабану.

– Ясно. – Ответ не вызвал удивления.

Судя по виду пассажиров, неудобства от полета испытывало только два человека. Анвил же, не обращая внимания на болтанку, с интересом вертела головой, как будто рассматривала что-то за пределами каюты, а иногда на время замирала, прикрыв глаза.

– Ты как? – спросил ее Шон.

– Интересно. – Она явно имела в виду происходящее за пределами корабля. Но это уже не удивляло.

Болтанка стихла внезапно.

– Вошли в приемный створ, – тут же прокомментировал Гай. – Сейчас в последний раз тряхнет. – Тряхнуло. – Это мы сели.

Но вместо ожидаемой тишины и неподвижности, корабль снова куда-то двинулся.

– Сели, – повторил Гай. – На платформу лифта. Спускаемся на обитаемые уровни.

Минут двадцать спуска закончились еще одним толчком, теперь последним.

«Уважаемые пассажиры, транспорт прибыл на конечную станцию. При выходе не забывайте свои вещи», – раздалось из динамиков.

– Идем, – предложил сопровождающий, освободившись от ремней.

Шон ожидал, что по пути они встретят пилотов, но ошибся. Могло оказаться, они даже не знали, кого и зачем везут.

Шлюз, коридор, еще один шлюз, снова коридор, раздевалка пилотов и техперсонала, лифт. И никого.

– Когда уже мы увидим город? – спросил Шон, которому надоел бесконечный спуск в недра планеты.

– Сейчас город вы не увидите, вас сразу доставят на жилые уровни.

Еще пять минут на лифте. Пересадка в вагон местного метро. Судя по тому, что вагон один и полностью автоматический, а также по отсутствию людей, они все еще находились в системе каких-то служебных коридоров, не предназначенных для широкой публики.

Они сели в комфортабельные кресла, и вагон совершенно самостоятельно двинулся по заданной программе.

– Ну, хоть теперь мы едем не вниз, – облегченно вздохнул Шон.

– Ниже не требуется, – сдержанно ответил Гай, ставший сейчас более серьезным, чем выглядел ранее.

– Город там, – сказала вдруг Анвил и показала пальцем куда-то в потолок вагона. – Большой.

Гай дернулся было что-то сказать, потом запнулся, бросил испуганный взгляд в угол вагона и снова затих в кресле.

– Все-таки, столица, – демонстративно не замечая замешательства проводника, пожал плечами Шон. – Одна из самых доходных колоний корпорации. – Тому, что Анвил определила местоположение города, он не удивился. И даже не удивился, что сами они находятся гораздо ниже него.

Поездка оказалась недолгой.

Наконец-то они оказались в более-менее человеческом месте! На самой обычной станции подземки. И наконец-то увидели первого человека на этой планете! Который их ждал.

– Добро пожаловать на Дельту! – дежурно-приветливо обратилась к ним девушка, одетая в строгий костюм. То ли менеджер, то ли секретарь – Шон слабо разбирался с иерархии офисных работников. – Меня зовут Элизабет, и я покажу вам ваши номера. Гай, вы свободны.

Их бывший сопровождающий коротко кивнул и вернулся в вагон, но перед самым закрытием дверей Шон услышал-таки от него тихое «Удачи!». А вот то, о чем он так загадочно говорил в начале пути, так и осталось тайной.

«Неплохо тут офисный персонал подбирают! – с интересом разглядывая модельную внешность их новой провожатой, подумал Шон. Потом взглянул на Анвил, та мельком ему улыбнулась. – Но эльфийке в подметки не годится».

Они миновали зал станции, аварийный шлюз, сейчас открытый, и оказались комнате, напоминающей холл недорогой гостиницы. Единственное отличие – в охране. А именно, вместо обычно скучающего охранника в штатском, тут находилось два здоровенных лба с полным комплектом снаряги типа шлемов, броников и вполне себе армейских излучателей, довольно опасных в таких тесных помещениях. Правда, были у них еще и парализаторы, но тоже армейского образца – можно валить небольшие стада бегемотов. Главное только не получить дозу и себе – коридоры-то узкие, а стен полно.

Лбы сдержанно кивнули Элизабет, после чего разошлись по разные стороны от гостей.

– Вы будете жить в одном из гостевых секторов, – начала инструктаж Элизабет, переместившись за стойку. Присесть не предложила, так как сидячие места в холле отсутствовали как класс. – Сектор D. – Она кивнула в сторону одной из дверей, над которой красовалась соответствующая медная табличка. – Ваши пропуска. – На стойку легла пара тонких полупрозрачных браслетов. – Рекомендую их вообще не снимать, даже во время сна. В секторе есть кафе, спортзал, бассейн и прочие удобства. В другие сектора доступ закрыт. Выпустить вас в город мы не можем ради вашей собственной безопасности. – Она виновато-вежливо улыбнулась. – Мастер Карлос в настоящее время, к сожалению, в отъезде, но как только вернется, постарается вас принять как можно скорее. – Еще одна улыбка. – Это Колин и Боб – охрана сектора, познакомьтесь, – представила она охранников. Те поочередно кивнули без каких-либо эмоций – не положено. – Есть еще одна смена, они придут позже. В экстренных случаях обращайтесь к ним. А теперь пройдемте в сектор. – Она приглашающе махнула рукой. – Двери автоматически открываются вашими браслетами, так же, как и все остальные двери сектора, кроме личных блоков других гостей. Впрочем, сейчас тут пусто.

Длинный высокий коридор привел их в большой круглый зал с балконом на уровне второго этажа. В середине зала мирно журчал небольшой, но симпатичный фонтанчик, мягкое освещение не раздражало глаз, а вдоль стен стояли красиво оформленные кадки с разнообразными растениями. Прямо как в гостинице средней руки. По периметру зала обнаружились двери в жилые блоки, а также во все дополнительные помещения – столовую, тренажерный зал, бассейн, библиотеку и так далее.

– Ваши апартаменты, – дверь перед Анвил бесшумно отъехала в сторону. – Как пользоваться показать?

– Я разберусь, – раздраженно ответила эльфийка. Она смело шагнула внутрь и сразу же куда-то целеустремленно направилась, ни разу не оглянувшись на сопровождающих. Дверь еще секунд пять оставалась открытой, потом плавно вернулась на место.

– Теперь ваш блок. – Элизабет подошла к соседней двери, приветливо перед ней открывшейся. И на этот раз сразу прошла внутрь.

– Я как раз хотел уточнить, – сразу перешел к насущным вопросам Шон. – Что делать мне? Насколько долго мы тут пробудем? И…

– Постойте, не все сразу, – как бы защищаясь, подняла руки девушка. – Сейчас отвечу по порядку. Присядьте.

Она первой села в кресло у большого прозрачного круглого стола. Шон плюхнулся в соседнее. Оно оказалось удобным, но настолько глубоким, что глазам куда легче оказалось созерцать ноги Элизабет и вырез ее блузки, чем карабкаться до уровня глаз. Он и не стал пытаться.

– По распоряжению мастера Снорта начальник СБ Эолы Оккли подписал приказ о временном переводе вас в распоряжение СБ Дельты. Посему, в настоящий момент вашим непосредственным начальником является руководитель нашей СБ Фриц Хант. Но приходить с докладом не нужно, – улыбнулась она, – достаточно того, что я передам. – Шон удивленно поднял бровь, но не верить ей причин не было. Да и не больно-то ему хотелось идти к кому-то там с докладом. Интересно, с каким? – Все-таки, мы не военные, – добавила она, видя удивление собеседника. – Теперь к делу. Вам следует оставаться рядом с эльфийкой на прежних основаниях сопровождающего. В настоящий момент мы не готовы обеспечить безопасность мастера Карлоса при встрече с ней на должном уровне, поэтому нам требуется время. Как только необходимость в ваших услугах отпадет, вас постараются вернуть на Эолу с ближайшим транспортом. Но, понятно, что ради одного человека транспорт готовить никто не станет. – Как ни странно, деловой тон шел ей больше, нежели дежурная улыбка, хоть и вещала она о вещах не очень радостных. – Возможно, тогда для вас найдется временная работа здесь. По профилю.

– А что будет с ней? – кивнул он на стену, за которой был номер Анвил.

– После переговоров руководство намерено на некоторое время оставить ее… в гостях. Для более полного изучения взаимоотношений и налаживания взаимопонимания… – Она некоторое время пыталась подобрать слова, но потом решила выразиться проще. – В общем, руководству интересно, какие выгоды можно извлечь из общения с эльфами.

– Ясно. – Теперь ситуация прояснилась. – Выход за пределы сектора нам запрещен?

– Выход за пределы сектора вам не рекомендуется, – подтвердила Элизабет. – Другими словами, с вашим уровнем допуска вы просто никуда больше не попадете. Это не мое решение, – зачем-то попыталась оправдаться она, хотя ответ и так был очевиден. – Но за пределами сектора на самом деле нет ничего интересного… разве что город. Но тут есть все необходимое, в том числе городские каналы и доступ в сеть.

– Ясно, – еще раз повторил Шон. – Больше вопросов не имею.

– Тогда счастливого отдыха. – Она плавно поднялась с кресла, теперь Шону наиболее удобно стало разглядывать ее коленки. Из вежливости он тоже поднялся, чтобы проводить ее до двери. – Кстати, – уже на пороге вспомнила она, – в базе вашего браслета есть мой номер. Если возникнут вопросы, – тут ее голос чуть потеплел, – требующие моего вмешательства, меня всегда можно будет найти.

– Я запомню, – на всякий случай улыбнулся Шон в ответ.

Интересно, что это за вопросы, требующие ее вмешательства?

Глава 7

– Как считаешь, стоит разбивать водопад на два каскада? – как ни в чем не бывало спросил Терри, как будто я отлучался попить чаю, а не на другую планету. Он оценивающе наклонил голову, рассматривая дело рук своих. – Или мелковато выйдет?

Вот что он умел, так это буквально одним своим видом внушать полное спокойствие. Буквально минуту назад я бежал спасать Анвил, не имея ни планов, ни знаний, как это сделать, а сейчас вдруг замер на месте. Повернул голову в сторону реки. Отошел на пару шагов назад, оценивая картину, после чего присел на ближайший камень.

– Мелковато выйдет. Не масштабно. Посмотри на него из лодки, с воды – два каскада издалека будут выглядеть как досадная помеха на пути воды, особенно если смотреть строго спереди.

– Пожалуй, соглашусь с тобой, – немного подумав, отозвался Терри. – На сегодня я закончил, требуется время, чтобы тут все устаканилось. Двинем до дома?

– Двинем, – кивнул я в ответ.

– Так что, говоришь, произошло? – уже в лодке спросил он. Мне еще ни разу не удавалось скрыть от него свое душевное состояние.

– Анвил забрали, – коротко сообщил я. – Я уверен, что ей потребуется помощь.

– Она в состоянии о себе позаботиться, – с вопросительной интонацией, приглашающей объяснить подробнее, сказал Терри. Он ничуть не удивился.

– По соседству с ее домом одна крупная корпорация начала разработку полезных ископаемых, – начал я. – Анвил пошла разбираться. В результате, ее забрали с планеты. Я думаю, для исследований.

– Ты считаешь, мы настолько важны людям? – поднял бровь эльф.

– Настолько, что вся эта колонизация могла оказаться лишь поводом. Впрочем, корпорации привыкли выжимать выгоду из всего. Полагаю, они вновь нашли очередное средство, при помощи которого хотят овладеть магией. Или нашелся очередной… человек. И все начинается с начала.

– И все-таки, Анвил уже взрослая, чтобы позаботиться о себе сама. – Я и не рассчитывал, что смогу изменить мнение Терри. Да и не планировал я этого. – За последнюю пару веков не произошло ничего, что могло бы меня разубедить в этом.

– В данном случае, наши мнения не совпадают, – прямо сказал я. – Поэтому я намерен заняться ее поисками.

– Тебе потребуется помощь, – утвердительно сообщил эльф. Ха, кто бы сомневался в его мнении на мой счет! Кстати, вполне обоснованном.

– Спасибо, я справлюсь. – Ох, зря я отказываюсь! Но ведь пора уже что-то делать самостоятельно!

– Удачи! – просто напутствовал Терри.

В отличие от предыдущего, прохождение портала на Землю сопровождалось настойчивой мыслью об упущенной возможности легко решить проблему поисков Анвил. И ведь черта с два я теперь попрошу помощи Терри. Как говорится, назвался груздем…

Как выяснилось спустя десять секунд, мысль об упущенной возможности оказалось куда более актуальной, чем я предполагал.

Портал закрылся.

И сразу я услышал характерный «пшх-х», от которого время вдруг как будто остановилось. На самом деле, это такая реакция на опасность – мысли вдруг начинают бежать на порядок быстрее. Жалко вот, тело за ними поспевает не всегда.

Первую иглу я отбил на автомате, еще не успев выработать плана действий. Ко второй стало уже более-менее понятно, поэтому ее я пока пропустил через рукав куртки, не дав задеть тело. А попутно думал. Портал назад не откроется при свидетелях. В зимнем лесу все равно не уйти от флайеров, они же не пешком сюда пришли. Остается город или принять приглашение. Третья игла попала точно в металлическую пряжку. В любом случае, надо ехать с ними. Четвертая зацепляет бедро. Не больно. Пятая и шестая – правая рука и грудь. Я уже падаю лицом вниз, поэтому седьмая попадает в бок, а восьмая уже в спину.

Лежу в снегу не шевелясь. В принципе, я и не могу шевелиться, так как для надежного паралича на час-другой хватает одной иглы. Во мне же растворилось больше. Правда, эта химия на мой не совсем человеческий организм эффекта оказывает мало. Но оказывает – в норму я приду быстро, но не прямо сейчас. Впрочем, прямо сейчас это даже противопоказано.

Но ничего не происходит. Где все?

– Точно у него броник там! – раздался, наконец, голос из-за деревьев.

– Да иди ты! – ответил другой. – Тогда бы он позже упал. А ты видел как он первую иглу отбил?

– Ну щас-с! – насмешливо протянул кто-то третий. – Учи матчасть! Особенно внимательно почитай про начальную скорость иглы у РИГ-45. Просто рукой взмахнул неловко. Второй ты тупо промазал. Вот с третьей непонятно было, сейчас глянем.

Лежал я лицом вниз, поэтому не видел подошедших ко мне людей. Но ничего, еще насмотрюсь.

– Может, парализатором? – неуверенно спросил первый. – Для верности.

– Иди ты! – еще раз послал его второй. Он же осторожно пнул меня ногой в бок. – Готов.

Меня перевернули на спину. Сквозь тающий на лице снег я смог взглянуть на нападающих.

Забавно. Белые охотничьи маскхалаты, скорее всего, получены у местных егерей. Иглометы-сорокпятки в сочетании с парализующими иглами – стандартное оружие копов. Но форма из-под халатов не прослеживается. На лицах универсальные маски-респираторы, что говорит уже о многом. И стреляли сразу на поражение, без предупреждения и прочих заморочек. Значит, можно им. В смысле, что приказ такой у них был сразу.

– Ты, хлопец, не серчай, – обратился ко мне третий, видимо, повыше званием. – Боимся мы тебя.

Отвечать я не в состоянии, так что просто молча смотрю.

А народ-то не простой! Могут позволить себе не выпендриваться и не строить крутых коммандос, а реально оценивают свои силы и неизвестные возможности противника. Ну, или так выглядит. Двое одновременно держали меня на прицеле, третий обыскивал.

Много не нашли. Скорее, мало: в карманах завалялась какая-то мелочь, походный складной нож да «вечная» зажигалка. Да и эти вещи лежали так, на всякий случай.

Взяли, понесли. Внешне гражданской флайер обнаружился на малюсеньком клочке свободного места посреди болота в пяти минутах ходьбы.

– Дождались! – довольно сообщил главный в компании вышедшему к ним навстречу пилоту. – Заводи машину.

– Коль, вязать будем? – спросил главного один из бойцов.

Коля наклонился ко мне, оттянул веко, посветил в глаз фонариком, потом чем-то кольнул в руку и заключил:

– Нехай так валяется. Грузите на заднее. Володь, Серег с ним поедете, – хмыкнул он, – будете следить, чтобы не сползал.

– Так точно, – грустно отозвался на вид самый молодой боец. Видимо, Володя.

Меня довольно аккуратно загрузили на заднее сиденье, но ремнями пристегивать не стали. Сами, правда, тоже проигнорировали эту меру безопасности. Впрочем, в эпоху подушек безопасности и защитной пены ремни решающей роли не играли. Маски, кстати, тоже сняли. Интересно, зачем тогда надевали?

Летели быстро – по скорости машинка не уступала моей. Трассу игнорировали до самой Твери, потом сразу заняли верхний коридор.

Еще от Осташкова Коля завалился спать, откинув переднее сиденье так, что Володе пришлось сесть боком. Остальные же занялись просмотром телика, который включил пилот.

Смотрели какой-то сериал про бандитов, рекламу, блок новостей, рекламу, ток-шоу и прочую лабуду. Видно было, что народ устал и с удовольствием бы поспал часок-другой, но чувство долга перевешивало. Интересно, как долго меня ждали?

Времени обдумать ситуацию у меня было с избытком.

Расклад не самый лучший. С одной стороны, мне необходимо как можно скорее найти способ помочь Анвил, с другой – это становится невозможным «благодаря» такому совершенно несвоевременному и непонятному задержанию. Я даже не мог предположить, откуда они могли узнать о портале. Но нет смысла сейчас об этом думать – на текущий момент это уже не важно. Думать следует в другом направлении – что с этим делать?

Вариант раз, который я бы точно выбрал, будь у меня хоть немного свободного времени – не дергаться, а потом попытаться уболтать захвативших меня людей.

Вариант два подразумевал более активное решение проблемы, однако давал возможность сэкономить время, которого сейчас так не хватало.

И чем дольше я думал, тем больше склонялся ко второму варианту, одновременно продумывая возможные способы решения проблемы. К моменту, когда мы миновали северо-западный терминал столицы, приблизительный план расставания со столь гостеприимной компанией в общих чертах сформировался. А сам я уже полностью пришел в форму после знакомства с парализатором.

Я даже придумал точное место, где это произойдет.

Мой самый большой козырь – никто не ожидает от меня активных действий. Да вообще никаких действий не ожидает. Осталось только этот козырь разыграть по максимуму.

У гипермаркета Садко даже в верхнем ярусе всегда стояла толчея, оттого, что на этой оживленной развязке то ли из-за сложной схемы движения, то ли просто по недосмотру до сих пор не сподобились перевести все управление на маршрутные компы. Меня всегда это удивляло, но тут все еще висел самый обычный светофор, делающий движение на автопилоте очень затрудненным. Большинство водителей тут переходило на ручное управление, в результате, статистика аварий на этой развязке была не самой оптимистичной.

Наш водила, как и подобает нормальному водителю машины спецслужб, на автопилот клал большой болт, а стиля езды придерживался агрессивного, что также работало на меня. Особенно, в свете того, что через дырку между сиденьями я мог прекрасно видеть, чем он сейчас занят.

Когда пришла пора тормозить перед скоплением флайеров на светофоре, я начал игру.

Вместо торможения, наш флайер со всей дури впечатывается в зад машины перед нами. Очень умная автоматика ремни натянуть не может, ибо ими никто не воспользовался. Одновременно выстреливают подушки, а до кучи параноидальная программа бортового компа заливает салон пеной. Но буквально на доли секунды раньше, сквозь весь этот бардак пролетаю я, используя все возможные законы физики. Тяжелые и твердые лыжные ботинки выбивают лобовое стекло наружу. Вместе с ботинками вылетаю и я.

Погребенные под подушками безопасности и слоями пены, мои сопровождающие остаются в машине. Я уверен, никто не пострадал, но выйти они смогут не ранее, чем через минуту.

Должно хватить.

Очень удачно перелетаю сразу две смятые в гармошку машины и приземляюсь на третью, тоже пострадавшую. Инерцию погасить удается только на четвертой. После нее еще пара флайеров в соседних рядах, и вот я на парапете здания гипермаркета. Ширина парапета сантиметров тридцать, этаж примерно тридцатый – ничего не мешает передвигаться бегом.

Разумеется, сейчас я нахожусь в зоне действия, как минимум, десятка камер слежения, но расстраиваться раньше времени не стоит. Парапет выводит на огромную стоянку флайеров, откуда ежеминутно взлетают десятки машин. Вот тут уже имеет смысл прятаться. Рыбкой ныряю меж плотно припаркованных машин и на пределе скорости уползаю поближе к центру площадки.

Главное сейчас – не потерять темп. Судя по тому, что на парковке до сих пор царит тишь да благодать, я его не потерял.

А вот и нужный транспорт!

Мелкая Ока приветственно мигает габаритами, разблокируя двери. Спустя пять секунд я уже тихо лежу на заднем сиденье, а хозяин все еще на подходе.

Открывается багажник, туда что-то кладется. Теперь черед водительской двери. Ну да, конечно, у Оки не хозяин, а хозяйка. Так даже удобнее. Пока не буду показываться, вдруг и не заметит? Надеюсь, в самом разгаре шоппинга не до разглядывания задних сидений.

С выбором машины везет несказанно. Наша следующая цель – еще один гипермаркет буквально в следующем квартале. Хозяйка Оки спешит быстрее покинуть машину, поставив ее на аналогичную парковку.

Сигналка в таких недорогих машинках простенькая, тем более я внутри. Почистить логи маршрутного компа тоже не составляет труда. Теперь в эту машину никто, кроме хозяйки, не садился и не выходил. Только почему-то пропали большие солнцезащитные очки из кармашка на панели. Наверно, в магазине оставила.

Следующий шаг – деньги.

Очки – дурацкая маскировка, но уж какая есть. Ближайший банкомат обналичивает мне деньги с одного из анонимных электронных кошельков. Внимания пары-тройки камер избежать не удается. Но в том-то и заключается слабое место тотального охвата города камерами – при таком количестве статистики, обработать ее оперативно не представляется возможным. А единого централизованного управления камерами пока не существует. И чтобы понять, где все-таки я оказался после гипермаркета Садко, потребуется проанализировать столько информации из разных источников, что я им не завидую.

От банкомата прекрасно видно всю парковку. Целенаправленно иду в сторону группы людей, что-то увлеченно обсуждающих. Ну кто еще тут может быть в это время? Обхожу толпу стороной, по-свойски открываю дверь потрепанной «семерки».

– Слышь, командир, до Черкизона за стольник добросишь?

– Абижаешь, дарагой! Отсюда за двести не уехать! – усатый колоритный водила мне нравится. Нравится тем, что в таких машинах не только не бывает регистраторов, но и маршрутному компу мозги вправлены так, что никто потом не узнает, кто и куда на этом флайере летал.

– Спорим, за сто пятьдесят на любой из тех машин? – подмигиваю я. – А у тебя, небось, и климата нет?

– Апять абижаешь! – очень натурально печалится водила. – И климат есть, и музыка и стерео. Пыонэр! Вот!

– Ну дык за сто десять, да?

– Вах, сто двадцать край, детей кормить надо!

– Ну, только ради детей. – Плюхаюсь на заднее сиденье, туда, где стекла затонированы наглухо. – Помчались. Только давай аккуратненько. – Как-то не привык доверять управление посторонним, особенно таким вот джигитам.

– Как мать повезу! – пообещал джигит.

Огромный рынок, периодически подвергающийся различного вида репрессиям и даже сносам, но всегда чудесным образом восстанавливающийся, давно перерос все разумные пределы. Чтобы здесь ориентироваться, надо быть завсегдатаем. Чего обо мне не скажешь. Зато тут можно купить все – за небольшие деньги, правда, сомнительного качества. Но мне всего не надо, достаточно лишь необходимого минимума.

Сегодня не выходной и не праздник, но народа, как обычно, много. И это хорошо.

Выглядит смешно, но большинство чудес научно-технического прогресса, где задействованы современные материалы, нанотехнологии и сверхпроводники, продается, как любой товар тысячи лет назад – с прилавков прямо под открытым небом.

Во-первых, связь. Ею можно обзавестись прямо у входа. Но пока мне нужен только ком и очки к нему. Все самое дешевое, так как полетит в мусорку сразу после использования. Устраиваюсь у высокого столика в ближайшей тошниловке, беру чашку чая с булочкой.

Пора узнавать, как там дома. Подключаюсь сразу к резервной системе камер – их так просто не обнаружить, потому что спрятаны они внутри камер основной системы. Только инфу скидывают в другое место и работают автономно. Быстро просматриваю помещения. Судя по обстановке, гости явно были и совсем не скрывались. Ага, а вот перед домом флайер еще стоит. Один боец обнаружился на кухне, он рылся в холодильнике в поисках еды. Второй, вовсе не охранник, сидел в кабинете и рылся в куда более опасных вещах. В систему он вошел давно – я не имею привычки защищать данные всякими паролями и отпечатками пальцев, – и теперь что-то искал. Интересно, что его интересует? За информацию я мог не опасаться, все равно на компе нет ничего важного. Зато можно попробовать понять, кто мною интересуется.

Подключаюсь к домашнему компу, который почему-то не отключили от сети. И сразу понимаю, почему не отключили – спецу так удобнее просматривать историю посещений браузера и прочие логи, можно тут же узнать, где я шарился в сети. Э-э, как-то непрофессионально, хотя и удобно. Сайты турагенств, отчеты о путешествиях, радиостанции, телеканалы. Никакого криминала. А вот открытые фотоальбомы в сети его заинтересовали больше, он даже сохранил кое-какие фотографии, особенно те, на которых я был в компании. Жалко народ, замучают расспросами. С почтой вышел облом, с ходу ни в один почтовый ящик залезть не удалось. Я надеялся, что и не с ходу этого сделать не удастся, по крайней мере, до меня даже слухов не доходило, что этот алгоритм шифрования уже сломали. Впрочем, возможно все, но и тут я не теряю ничего, кроме деловой переписки фирмы. Ну, еще несколько писем друзей и девчонок, что уже важнее. Ладно, уж пара дней у меня всяко есть.

Что-то засиделся я, пора заканчивать. Завершилось все легким хлопком из системного блока – это взорвались все кристаллы памяти. Похоже, до спеца только сейчас дошло, что не стоило оставлять комп подключенным к сети. Теперь придется докладывать.

– Сергей Васильевич, досмотр компьютера закончен, – сказал он в трубку. – Да. Да. Нет, не обнаружено. Э-э… это невозможно. Кристалл уничтожен. Да, сам. Не знаю. – Дальше длинная пауза, но несложно догадаться, что в этот момент говорил начальник. – Да не было там ничего. Вообще ничего! – попытался оправдаться спец. А почтовый сервер, где что-то может быть, стоит в Москве, это я узнал. В дата-центре МГУшном. Так просто к нему не пустят, а снаружи даже пробовать бесполезно… Понял, завтра там буду. Старый пердун! – после разговора зло бросил он в воздух. Подобрал рюкзак с пола и вышел из кабинета.

Все что требовалось, я сделал. Кто все эти люди, разберусь позже. Сейчас же пора приступать к остальным делам.

Во-вторых, шмотки. Стандартные джинсы с дырами и заклепками, черная футболка с какой-то готичной абстракцией, черная куртка с закосом под спортивность, хотя откуда тут возьмется что-то приличное? Красно-черная бандана, перчатки с обрезанными пальцами и круглые черные очки «под старину» дополняют список. Ах, да, еще высокие черные ботинки «Слюшай, только со склада списали, новье!». Как же, видим.

В-третьих, внешность. Далеко ходить не надо – ближайший «салон» в паре минут ходьбы. По пути к нему наткнулся на ряд со всякими побрякушками, где приобрел пару колец и цепочек для пущего антуража.

Салон красоты «Наташа». Ну, раз такое оригинальное название, то, наверно, мне подойдет. О, да тут не только салон красоты, а еще небольшая гостиница, кафе и зал игровых автоматов! И выходов целых три! Мне нравится это место – подходит для смены имиджа.

Спустя час меня не узнать. Эдакий дешевый байкер: черные шмотки с рынка, какие-то побрякушки в умеренных количествах, черная бородка и круглые очки. Забавно.

В-четвертых, снова связь. Но уже немного поприличнее. Ноут, ком, очки, гарнитура – на первое время хватит.

И в-пятых, транспорт. Какой же я байкер без байка? И снова далеко ходить не надо – у соседенего выхода как раз продают дешевые скутеры. Никаких прав и документов не требуется, зато взамен получаешь полную свободу передвижения по поверхности.

Уже садясь на своего электрического коня, заметил еще один лоток с побрякушками. Самое главное – массивная серьга из настоящего серебра в ухо в виде кулака с оттопыренным средним пальцем.

А вот хрен вам!

Глава 8

К вечеру заморосил мелкий холодный дождь, как бы намекая – пора что-то решать с ночевкой. Не то чтобы я испытывал какие-либо неудобства, но и болтаться просто так по городу смысла не было.

Поужинать расположился в Сковородке, одном из многочисленных заведений недорогого фаст-фуда. Людно, кормят и есть интернет. Что еще нужно для жизни? Правильно, удобная кровать.

Взяв массу еды, устроился за дальним столиком у стены и достал ноутбук. Пришло время тяжелой артиллерии. Все необходимое быстренько слил с анонимного файл-сервера, поднятого давным-давно специально на случай непредвиденных ситуаций.

Начинаем решать текущие вопросы.

Телефонный контакт под ником Машенька оказался недоступен. Что ж, этого стоило ожидать – последний раз я пользовался им больше двух лет назад. С тех пор она должна была сменить не один десяток номеров. Последовательно стал перебирать другие способы связи, пока не добрался до древней аськи. И – о, чудо! – цвет значка рядом с подписью Машенька оказался зеленым.

«привет :)»

Долгая пауза. Интересно, она вообще отслеживает сообщения или аська у нее всегда включена?

«Ты кто?» – последовал, наконец, вопрос.

Мой контакт она, безусловно, отлично знает и помнит, хотя и не общались мы сто лет. С другой стороны, образ жизни не позволяет ей вот так запросто без проверки общаться даже со старыми знакомыми. Кто знает, я тут на самом деле или не я?

«я тот, кто в сентябре позапрошлого года сказал тебе – Ты попалась :) Помнишь ту ночь под Крылом Лебедя? Было тепло и ни черта не видно, а мы поперлись купаться на нудистский пляж…»

«А что сказала я? )))))»

«ты сказала – Я очень скользкая, не удержишь»

«Игорь!!!! Как я рада, ты не представляешь! А чего так долго не писал?»

«ну ты же скользкая :) один раз вырвалась…»

«Ты сам выпустил, сказал – плыви…»

«выпустил… зная, что приплывешь на зов»

«Что-то случилось?»

«требуется твоя помощь… по специальности… найдешь время?»

«Всегда! Ты сейчас в Солнечногорской Сковородке, буду через двадцать минут.»

«вот проныра, а я думал, ты просто не обратила внимания на сообщение»Следующее сообщение пришло с запозданием – кажется, она уже выдвинулась ко мне.

«Я проверяла. Все, жди». Она отключилась.

Почему-то проскользнула мысль, что я снова использую девушку в своих целях, хотя это самая обычная ее работа – находить необходимую информацию. И добывать ее. Все дело в личных симпатиях и привязанностях. И, конечно, в прошлом. Тот сентябрь в Крыму всегда будет одним из самых теплых моих воспоминаний. Иногда даже жалко, что многих событий уже не повторить.

А у меня пока есть немного времени, чтобы поискать информацию по моему неизвестному противнику.

Первый запрос, конечно, по номеру флайера, стоявшему у дома. Но только в рамках обычного поиска в открытых источниках. Так и есть, резерв МВД. Пока хватит.

Теперь разберемся с лицами. Поиск по фотографиям – штука долгая и не очень точная, потом придется долго копаться в результатах, до встречи с Машенькой не успею.

Кстати, а вот и она.

Конечно, она не помчалась сразу в зал, а скромно встала в очередь с подносом. Интересно, узнает или нет? Разве что по открытому ноутбуку – штука в кафе не очень распространенная, так как народ давно пульзуется более миниатюрными девайсами.

Скучая, она лениво скользила взглядом по посетителям. Когда пришла моя очередь, я поймал ее взгляд и подмигнул. В ответ увидел удивленно поднятые брови.

Взяв заказ, Машенька медленно пошла по залу, выискивая свободный столик.

– К вам можно? – осторожно спросила она, добравшись до меня.

– Без проблем! – махнул я рукой на свободное место.

– Ну, привет, Яна, – тепло поприветствовал я девушку. Конечно, никакая она не Машенька.

– Здравствуй…

С нашей последней встречи прошло уже более двух лет, и с тех пор она изменилась. В лучшую сторону. Она повзрослела, черты лица стали более решительными, твердыми. И вместе с тем ее красота стала чуть строже и неприступнее, но не из-за самой строгости, а, скорее, из-за притаившегося на губах намека на насмешку, на которую мог нарваться случайный собеседник.

Правда, в настоящий момент явственно наблюдалась лишь неожиданная радость и легкая растерянность, она явно не знала, о чем говорить. К стыду своему, я тоже, поэтому решил приступить сразу к делу.

– Ты извини, я что-то теряюсь, так что начну с деловых вопросов, – виновато улыбнулся я. Никогда не скрывал от нее своего состояния, а в некоторых случаях это просто беспроигрышный ход. Особенно со своими. – Для тебя есть работа по специальности, оплата наличными по стандартной процедуре.

– Игорь, ты же знаешь, что для тебя у меня не бывает никаких стандартных процедур… – начала она, но я прервал.

– Я не собираюсь напрягать тебя или кого-то еще в финансовом плане, ты это тоже знаешь. Особенно тебя. Вопрос вообще не в деньгах. – Я, в общем, не врал, с деньгами пока проблем не было. – Так что давай не будем это обсуждать.

– Просто ты переводишь вопрос из разряда дружеской помощи в просто работу, – откровенно расстроилась она. – Понимаешь, работы много, но это всего лишь работа. Она не вызывает чувства нужности… кому-то.

– Ты так и осталась идеалисткой? – полувопросительно сказал я. Нашел на столе ее руку, накрыл своей. – Ты уже мне помогаешь, поверь. – Я постарался ободряюще улыбнуться, но вышло криво, хотя ни капли лжи не было в моих словах.

– Ладно, проехали, – собралась она. – Ты что-то упоминал о работе?

– Ага, – хмыкнул я. – В общем, в двух словах. Первое и самое главное. Мне нужно попасть как можно скорее на Дельту, это которая 12-04-003 по каталогу. Попасть в виде сотрудника корпорации Юниверс Майнинг, желательно с допуском либо к служебным уровням, либо к компьютерам. Другими словами, охранник или оператор. Второе и второстепенное – узнать, кто меня активно хочет. В принципе, я могу сам заняться, но если мне сидеть не меньше дня, то при твоих ресурсах можно обернуться и за час. Вот по этим фоткам, например. – Я сделал попытку повернуть к ней ноут, но Яна ее пресекла:

– Скинешь напрямую. Причем по кабелю.

Рядом с ноутом она бросила маленькую дамскую сумочку. Дальше я догадался, что откуда достать и куда вставить.

– Сейчас посмотрим. – Она нацепила очки, и на некоторое время погрузилась в манипуляции с наручным комом.

А я пока сходил за чаем с булочками на двоих. Пятиминутной очереди ей хватило.

– Это даже слишком просто. Они же не прячутся и действуют в рамках закона… почти. То есть, у них масса способов оформить все законно. Ведь это впорос национальной безопасности. – Яна сделала паузу на чай с булочкой, потом спросила, повторив предыдущую фразу: – Ведь это вопрос национальной безопасности?

– Фактически, это вообще не вопрос – с моей точки зрения, – мрачно ответил я. – С их же – да. Меня засекли выходящим из неизвестного портала. – Никогда ей не врал, да и незачем этого делать. – До сих пор не пойму, кто их мог навести.

– Могу выяснить, – предложила девушка. – А так, конечно, ты правильно сделал, что не стал задерживаться у них в гостях.

– Не томи уж.

– Отдел исследования и контроля внеземных цивилизаций при ФСБ – вполне себе официальная организация, имеющая очень размазанные и смутные полномочия в сочетании с нехилым финансированием. И оттого вдвойне опасная.

– Что-то подобное я и предполагал, – утвердительно качнул головой я. – Насколько активно меня ищут?

– Еще десять минут, – попросила Яна.

– Тогда я сгоняю за мороженым. Будешь?

Она только кивнула головой, погружаясь в сеть.

Невольно оказавшись в бегах, я стал очень подозрительным, машинально «включив» все те навыки, коими приходилось пользоваться много лет, во времена… э-э… разнообразной молодости. А именно, уже наметились возможные пути отхода, отслежено местоположение большинства (отследить все сейчас невозможно без специальной аппаратуры) охранных камер, проанализировано поведение всех посетителей кафе. Оставалось только проверять всех входящих, чем я и занимался, стоя в очереди третий раз.

Один из вошедших неожиданно насторожил. На первый взгляд, приличного вида молодой человек явно кого-то искал, оглядывая зал. Наверняка свидание – вон и костюмчик по полной программе, что сейчас редкость, и прическа вся такая ровненько-дорогая, и туфли до блеска начищены. В общем, образец классического влюбленного на первом свидании. Жаль, букета нет. Да ищет как-то странно – будто не по лицам, а по направлению, периодически поглядывая на какой-то прибор в руке. И двигается медленно, но верно в сторону нашего столика.

– Что будете заказывать? – прервала мои наблюдения молоденькая студентка-буфетчица, дежурно улыбаясь.

– Два ванильных мороженых, пожалуйста, – улыбнулся я в ответ вовсе не дежурно, чем вызвал на ее лице уже более теплую улыбку.

– Все? – с надеждой на обратное спросила она.

– Да, спасибо. – Я поспешил на кассу.

Тем временем, молодой человек прошел мимо нашего столика, с которого уже успели убрать мою пустую чашку, оставив только недопитую чашку Яны и тарелку с булочкой, и уселся двумя столиками далее, как будто кого-то ожидая, но от меня не ускользнули его периодически бросаемые на Яну взгляды.

Пожалуй, мне пока рано идти за столик, но как незаметно связаться с девушкой, я не знал.

Когда она работает в сети, то со стороны практически беззащитна. Конечно, есть способы отслеживать окружающее, но не настолько продвинутые, чтобы анализировать обстановку за человека. Для этого я сгожусь.

Поставив поднос с мороженым на ближайший свободный столик, я снова в стал в очередь.

– А теперь дайте, пожалуйста, вон тот салатик и порцию жареной рыбы, – лучезарно улыбаясь, попросил я девушку.

– Внезапно проголадались? – участливо спросила она.

– Не то слово! И компот!

За это время удалось отследить еще одного субъекта, одетого куда более демократично, который на пару минут зашел в зал, чтобы специально посмотреть на Яну. Так, в кафе никакого действия не случится. Таки интересно, эти-то кто? Ладно, пора идти знакомиться.

– Девушка, можно к вам пристроится? – с робкой надеждой в голосе спросил я, хотя сам уже садился на свой собственный стул. – Яна, наконец, вынырнула из виртуальности, и недоуменно посмотрела на меня. – Понимаете, почти все удобные столики заняты, – начал врать я. Главное, не дать ей сказать прежде, чем сообразит. – А я, знаете ли, не могу сидеть прямо напротив этих дурацких прозрачных окон – как будто в телевизоре сидишь. Очень неприятно. А у стены как раз одно место осталось, и оно, вот как получается, за вашим столиком.

– С какого…

– Вы не подумайте, что я только с целью познакомиться, хотя, конечно, не отказался бы познакомиться с такой красивой девушкой, а на самом деле очень не люблю, – я снова махнул рукой на окна и подмигнул, – сидеть у всех на виду. Кстати, меня Игорь зовут! – Я обезоруживающе улыбнулся, увидев, наконец, понимание в ее глазах.

– Маша, – неуверенно улыбнулась она в ответ, еще не понимая, как следует себя вести.

– Ощень приятно, – с набитым ртом прошамкал я. – А вы уже поели?

– Да, собираюсь уходить. – В ее взгляде читался вопрос – так ли играю?

– Подождите буквально пару минут, я вас обязательно провожу! – С моей стороны это было откровенной наглостью, но я просто не нашелся, что придумать на ходу.

– Ну, если только пару минут, – рассмеялась она, заставив меня побить все рекорды по скорости поедания ужина в этом заведении. Со стороны тоже должно было выглядеть смешно.

Я управился за минуту сорок три секунды, о чем громко сообщил, вызвав еще один приступ смеха у девушки.

– Готов идти куда угодно! – отрапортовал я, вскакивая с подносом в руках.

– Пойдем. Только поднос можно тут оставить.

– Ах, да, это ж не универская столовка. – Поднос вернулся на стол. Правда, не со всем содержимым.

– У меня на стоянке скутер, – начал я. – Могу подвезти. А если вдруг у вас не было планов на вечер, то можно придумать культурную программу. – Со стороны поведение байкера в черных шмотках смотрелось неубедительно, но тонкой игры и не требовалось, я только хотел, чтобы о нашем давнем знакомстве не узнали наблюдатели и не сделали соответствующих выводов.

– Как интересно. Ни разу на скутерах не каталась, все больше на флайерах или авто. А сейчас вообще на такси приехала, так что не откажусь от легкой прогулки по ночному городу.

Мы целенаправленно устремились к выходу. Краем глаза я отметил, как мой подозреваемый вскочил с места и тоже направился на выход.

На пути к стоянке было лишь одно место, где бы мы не находились в поле зрения возможных наблюдателей – короткий коридор между вестибюлем с лифтами и залом кафе, и то, потому что он по прихоти дизайнеров круто изгибался. В этом коридоре находилась дверь на лестницу, которой обычно не пользовались. Без предупреждения я втолкнул девушку туда и сразу потащил бегом наверх.

– Камер и микрофонов нет, только датчики движения.

– Вижу! – зло бросила Яна, о чем-то напряженно думая.

– Главный вопрос – ты нужна им живой или в виде трупа? – мы миновали третий этаж.

– Кого ты засек? – перешла она к делу, успокаиваясь. Но вопрос проигнорировала.

– Хлыщ в костюме через столик от нас, потом еще один заходил и свалил сразу. По твою душу – сто процентов.

– Верю. Моя вина, не успела избавиться от засвеченной машинки.

– Не стоило тебе ко мне спешить, – не удержался от совета я. Как будто она сама не знала!

– Не стоило, – послушно согласилась она.

– Я смотрю, работы действительно много.

– Кстати, куда бежим? – мы как раз миновали двадцатый этаж. – Я устала.

– С каких это пор тебя стала утомлять легкая пробежка? – подколол я. Потом ответил: – Выигрываем время. Я импровизирую.

– На крыше нас ждут, – намекнула Яна. – Могу разведать обстановку, только нужен…

– Знаю.

Мы чинно вышли в холл двадцать четвертого этажа, как будто и не бежали никуда.

– Гстиница? – огляделась девушка. – Ты хочешь остаться здесь?

– Ну, у меня были, конечно, несколько другие планы на вечер… Но почему бы нет? Постой здесь. – Я подошел к стойке, за которой скучал молодой человек в белой рубашке и нелепой черной бабочке – корпоративный стиль?

– Добрый вечер, – очнулся от созерцания карманного кома тот. – Желаете снять номер?

– Угадал. – Фамильярным обращением я сразу определил свою роль – наглого, но своего парня, с которым лучше не связываться, дабы не поиметь лишних неприятностей, хотя бы и пустяковых. – Понимаешь, встретился с девушкой, – я подмигнул, – немного принял, а флайер на крыше стоит – не бросать же, возвращаться потом лень будет.

– Понимаю, – согласно закивал служащий. – Давайте какой-нибудь документ, оформим номер на двоих.

– Не понимаешь, – помрачнел я. – Не понимаешь, что будет, если ее муж узнает. – Я доверительно понизил голос. – Но если-таки поймешь, заработаешь…

– Без проблем! – громко перебил меня парень, и я понял, что немного стормозил, не стоит нарушать корпоративную этику предложениями при вохможных свидетелях. – Заполните этот бланк, пожалуйста. Остальное я оформлю сам.

На бланке, прямо поверх разных граф, было написано число. Такое круглое и пятизначное. А неплохой аппетит у парня!

Для порядка я написал имена, придуманные только что, отсчитал деньги и передвинул на другую сторону стойки.

– Ваш номер восемнадцатый, последняя дверь справа по коридору. Спокойной ночи!

– Не дождешься! – еще раз подмигнул я. Вот зараза, пора менять имидж, а то чувствую себя идиотом!

– Для своего прикида ты снял слишком дорогой номер, – пожурила меня Яна, переступив порог не шикарного, но весьма приличного двухкомнатного номера на две персоны со всеми удобствами.

– Мой прикид предназначался для других ситуаций. И уже раздражает.

– Давай осмотримся, – предложила Яна.

Имела в виду она вовсе не визуальный осмотр на предмет разнообразных комфортабельных излишеств.

– Иди тогда в спальню, а я тут разберусь, – предложил я.

– Именно это я и хотела сказать.

Я расслабленно плюхнулся на диван. Ох, давно я этого не делал – фактически, со времен, когда работал с Янкой. Все возвращается?

Закрываю глаза. Нужное, давно забытое состояние вдруг захлестывает с ного до головы гигантской волной – поначалу холодной и колючей. И сразу комната расвечивается новыми красками, линии разных цветов и насыщенности исчерчивают стены и потолок, делая видимым невидимое.

Теперь я точно знаю, где проходит электропроводка внутри стен, где находятся силовые кабели, а также в каких местах спрятаны камеры и прочие датчики безопасности, как их принято называть. А все оптоволокно, в отличие от силовых кабелей, высвечивается красивым голубовато-фиолетовым цветом.

Минут десять уходит на то, чтобы разобраться в хитросплетении потоков электричества и данных и придумать подходящий вариант. Поднимаюсь, выхожу в коридор, где тоже висит парочка камер, но они не помешают. Останавливаюсь у стены в месте, где сходится наш кабель с кабелем из соседнего номера, пустого. И делаю максимум из того, что умею – подменяю сигнал нашего номера сигналом из соседнего, после чего наш провод тупо, но аккуратно пережигаю. Возвращаюсь в номер.

– Ты где шляешься? – Яна уже закончила с остальными датчиками – она это умеет куда лучше меня – мои манипуляции с потоками энергии не идут ни в какое сравнение с ее умением манипулировать потоками данных.

– Искал удобную точку воздействия, – объяснил я. – Что теперь показывает камера в спальне?

– Я закольцевала картинку пустой комнаты. На сервер теперь отдается один и тот же кадр.

Вот как! И это при том, что камера, в общем-то, не располагает средствами для такого рода действий.

– Полагаешь, мы тут в безопасности? – Спрашиваю ее, так как именно она сейчас информирована лучше.

– Сейчас глянем. Дай твой ком или ноут. Ноут удобнее.

Она включила машину, но подключиться к местной сети ей не дала. Достала из сумочки самые обычные на первый взгляд наушники, нацепила на голову, первый провод от них воткнула в стандартный дата-разъем ноутбука, а второй – в гнездо подключения к сети здания. Не совсем обычное решение для обычных наушников, однако чего сейчас только не делают.

– Смотри.

Я прекрасно знал, что сейчас произойдет. В который раз она будет делать невозможное. Причем настолько, что таким как она вынуждено приходится всю жизнь скрывать свои способности, или всю жизнь находиться в бегах. От тех, кому эти возможности очень пригодились бы. Было еще два варианта: либо добровольно перейти на службу к какой-нибудь влиятельной организации, либо стать подопытным кроликом в государственной или частной – как повезет – лаборатории.

А еще можно работать на себя.

Некоторое время на экране ничего не происходило, Яна исследовала местную сетку, искала важные для нас точки и способы выхода на них. Потом пошла картинка с камер наблюдения по всему зданию.

– Первый этаж, – комментировала она. – Кафе, холл, входная группа, стоянка.

– На стоянке давай подробнее, – попросил я.

– Никого. Вряд ли их транспорт внизу, скорее на крыше.

– Ну-ка вон к той черной ауди приблизь. Видишь, сидит один и тупо смотрит на вход?

– Вижу. – Она еще приблизила картинку, но лобовое стекло бликовало, мешая рассмотреть человека. – Пока оставляю эту камеру. – Картинка уменьшилась и сдвинулась в угол монитора, освобождая место под другую камеру. – Пойду на наш этаж, а то до утра тут можно возиться.

У нас на этаже царила тишь да гладь, даже дежурный за стойкой дремал, сидя на стуле и положив голову на стол.

– Теперь стоянка на крыше.

Тут было куда оживленнее. Постоянно взлетали и садились флайеры, туда-сюда сновали люди – на верхних этажах находился круглосуточный торговый центр, несколько кафе и казино.

– Что-то понять проблематично. – Я тщетно пытался отыскать своих знакомых.

– Поиском попробую. – Она полезла в архив, откопала там запись часовой давности, выбрала кадры поудачнее и запустила поиск по лицам. – Сейчас мы все узнаем… Ага, кое-что нашлось.

Пошли короткие видеофрагменты с разных камер, но в хронологическом порядке. Вот уже знакомый хлыщ в модном костюме выходит из черной БМВ-семерки. С другой стороны вылезает второй наш знакомый. Во флайере остаются еще два человека.

– Это не госконтора, – заметил я.

– Угу, – мрачно ответила Янка. – «Индустрия доверия», как тебе название?

– Это которые сетью игорных заведений владеют? – Название достаточно известное, чтобы я кое-что слышал, хотя данной отраслью не интересуюсь.

– И не только, как выяснилось.

– Могу предположить, – фыркнул я, прикидывая, сколько сейчас берут за грамм «сахара». – И они теперь знают, что ты знаешь…

– Типа того, – пожала плечами девушка. – Как минимум, догадываются, хотя это уже параллельно. Да знаешь, проблемой больше, проблемой меньше – меня уже мало волнует. Отсюда выберемся и можно о них забыть. Говорю, это был мой прокол вот с этим комом – его надо было сразу уничтожить, а не лезть в сеть. – Она достала злополучный ком – обычная одноразовая поделка с рынка.

– А казино наверху случайно не их контора? – вдруг вспомнил я.

– А? Нет, не их.

Мы отследили весь путь, пройденный Янкиными преследователями, и убедились, что, кроме них, никого не было. А тот мужик на стоянке внизу, похоже, к ним отношения не имеет.

– Их флайер все еще тут? – спросил я. – Если у них нет выхода на все охранные камеры, они не смогут узнать, покинули мы здание или нет.

– Стоит, – Янка показала картинку с соответствующей камеры. – Спереди сидят двое, так и не выходили. А где наши – пока не могу сказать – поиск еще работает.

– Как-то странно они тебя ловят… – в сомнении начал я, но Яна прервала:

– А вот они где сейчас! – И показала картинку из казино.

– Неплохо развлекаются, – заметил я. – Хлыщ точно уже не первую ставку делает. Нет, они точно не представляют, с кем имеют дело. И доказательств у них нет, и уверенности, что это ты была.

– Сложно сказать, – протянула она. – Возможно, слишком хорошо представляют. Впрочем, ты, наверное, прав. – Кажется, она полностью успокоилась. – Оставлю картинку с коридорной камеры на всякий случай, а пока посмотрю, чем можно тебе помочь. Если пожертвуешь своим комом.

– Без проблем. – Я достал игрушку. – Она пока чистая.

– Можешь поспать пока.

– Это мысль.

Действительно, когда представится возможность поспать в следующий раз, я не знал. А диван тут, рядом.

Глава 9

Я проснулся от облегченного вздоха Янки, закончившей работу в сети. Открыл один глаз и спросил:

– Как у нас дела?

– Есть две новости…

– Хорошая и плохая?

– Именно. – Она встала, потянулась и целеустремленно направилась в сторону бара. – С какой начинать?

– Да с любой, – пожал я плечами. – Все равно, рано или поздно, узнаю обе. Плесни мне, пожалуйста, сока манго.

– А нету, – сообщила она, порывшись в недрах. – Грейпфрут есть. Покатит?

– Давай, – махнул я рукой. – Ладно, давай уж с плохой.

– Помочь я тебе не смогу, – коротко объявила Яна. Никаких извинений, простая констатация факта. Сразу видно профессионализм – не хвататься за дело, в результате которого не уверен.

– Поясни, – попросил я. – Возможно, вместе мы найдем путь решения.

– Сомневаюсь, – усмехнулась она. – Причем, дело не в тебе – это мне не потянуть. В общем, расклад такой. – Она села рядом со мной на диван, протянула стакан сока. Сама же смешала тоник с джином. – Самый оптимальный способ сделать тебя работником корпорации и отправить на Дельту – это занести твои данные в их базу недавно принятого на работу персонала. Этот момент я выяснила специально, и тут все складывается удачно – буквально только что у них закончился набор специалистов для работы в колонии на Дельте. Будущие колонисты успешно прошли конкурс и все проверки, подписали контракты и теперь тупо сидят по домам и ждут отправки транспорта, так как здесь для них работы нет. По слухам, транспорт должен уйти уже в этом месяце.

– Это и есть хорошая новость?

– Не только, но о ней позже. – Янка скинула обувь, расслабленно откинулась на спинку дивана, закинув ноги на столик. – Так вот, база по персоналу у них наружу никаким боком не торчит, поэтому придется идти внутрь.

– Ты хочешь сказать, что не сможешь просочиться? – удивленно поднял бровь я.

– Смогу, но подготовительный этап займет от недели до трех. – Она всегда умела просчитывать возможные риски и затраты.

– То есть, просто взять и войти, например, в качестве курьера какой-нибудь конторы, не получится?

– Тебя не пустят дальше холла. – Я не сомневался, что этот вопрос она тоже исследовала. – Я уже сильно сомневаюсь, что эта Юниверс Майнинг занимается только горноразработками… глядя на их систему безопасности.

– Ну, ты же прекрасно знаешь, что корпорации такого уровня давным-давно уже вполне себе независимые государства внутри страны. Де-факто. Да и официально к ним не так просто войти. А уж какими исследованиями они занимаются, знает только высшее руководство. В настоящий момент я уверен, что они занимаются исследованиями эльфов.

– Ты серьезно? Они запрещены еще со времен последнего конфликта с ними.

– Допустим, я могу сказать, что и государство этим тоже не брезгует, – фыркнул я. – Кому есть дело до каких-то запретов, когда есть шанс заполучить их силу и возможности?

– Ты никогда не рассказывал об этом. – Янка даже села на диван с ногами, заинтересованно повернувшись ко мне. – Откуда у тебя такая информация?

– Ну, я не первый год живу, – уклончиво ответил я. – То тут, то там информация проскакивает время от времени. Видишь ли, единичные случаи до сих пор не приводили к масштабным конфликтам. Да и не приведут.

– Меня всегда интересовало, кто ты такой, – задумчиво, из-под полуприкрытых век, сообщила Янка. – Откуда столько всего знаешь и умеешь? Да и физически намного превосходишь человека…

– Сколько еще раз ты будешь возвращаться к этому вопросу? – подмигнул я и рассмеялся. – Не эльф я, мамой клянусь. Но частичка эльфийской крови во мне есть, отрицать не буду.

– Ага! – радостно воскликнула девушка, аж подпрыгнув на месте. – Я тебя раскусила! А раньше ты этого не говорил!

– Неужто? Не помню, – развел я руками.

– А знаешь, что даже те, кто хоть немножко похож на эльфов, пользуются у женщин необыкновенной популярностью? – хитро прищурившись, вдруг спросила Яна. – А от них самих или от их… родственников они просто сходят с ума.

– А ты, значит, к ним относишься? – хмыкнул я. – И это притом, что по своим возможностям далеко превосходишь некоторых недоэльфов, – это я намекал на себя. Уж тебе никак не пристало подвергаться столь… легкомысленным увлечениям, – как бы осуждающе покачал я головой.

– Ой, да брось ты, – отмахнулась она. – Я же далеко не всех эльфов имею в виду, – невинно потупив взор, уточнила она. И пододвинулась поближе.

В общем, я прекрасно видел, куда она клонит.

– Мы разве не поставили точку в такого рода… взаимодействиях? – внешне шутливо спросил я.

– В таких… хм… взаимодействиях точек не бывает, – отрезала она, глядя мне в глаза. И закончила на полном серьезе: – Веришь, иногда хочется побыть обычной девчонкой, которой не надо помнить, что можно говорить, а что нельзя, сколько человек и организаций хотят ее убить, а сколько отправить в лабораторию на опыты. Ты это понимаешь?! Тебе сказать, сколько человек я встретила, с которыми можно чувствовать себя собой? С нашей последней встречи. Сказать?! Ни одного!

– Тише, вот расшумелась, – скрывая улыбку, пробурчал я. – Это было твое решение, я лишь его принял. Каждый человек имеет право решать, – повторил я ей уже, наверно, в сотый раз.

– Это было временное решение… – прошептала она. И незаметно оказалась как-то уж совсем близко. – Назовем это… экспериментом… – Щекой я ощутил ее дыхание. Горячее.

– И все-таки, ни в жизнь не поверю, что ты купилась на частичку эльфийской крови, – успел сказать я, прежде чем был безжалостно повален на диван.

– Это был предлог. – Поставила она точку в разговоре и перешла к делу.

Этой ночью больше поспать не удалось.

– Надо уходить, – стоя у окна и глядя на улицу сказал я. – Скоро утро. Кстати, ты так и не сообщила мне хорошую новость. – Действительно, наш поначалу деловой разговор неожиданно для меня перешел в иную плоскость, и глупо было в тот момент его продолжать. Я вернулся в теплую кровать, куда мы плавно переместились пару часов назад. – Да и по существу мы не договорили.

– Хорошая новость состоит в том, что я знаю, кто тебе поможет, и даже договорилась о встрече. – Было видно, что девушке неохота сейчас затрагивать деловую тему. – У нас есть, – она глянула на часы, – чуть больше трех часов.

– Место?

– Бизнес-центр Химки, крыша «Олимпа» – самого высокого здания.

– Знаю такую, – кивнул я, припоминая. – Удобное место. Отсюда минут двадцать лета. Кстати, там же на последнем этаже вроде кафешка?

– «Чайная ложка», для завтрака самое то.

– Выдвигаемся? Мне бы переодеться да закупиться всякой мелочевкой.

– Так хотелось поспать… – фальшиво закапризничала Янка, прекрасно понимая, что запас времени лишним не будет. Особенно, в нашем случае.

– После встречи можешь спать хоть сутки, – пообещал я.

Мимо спящего менеджера прошли не останавливаясь, без проблем сели в лифт и поехали на стоянку на крыше. Наверняка там торчит пара-тройка вездесущих частников, хоть и запрещена официально такая деятельность.

– Наши подопечные свалили два часа назад, изрядно набравшись, – сообщила по дороге Яна. – Из вчерашних машин на стоянке осталось восемь, остальные новые. На всякий случай пробила номера. Пять из них принадлежат местным конторам, остальные три – частным лицам. Возможно, клиентам казино или таксистам.

– Отлично. Теперь им тебя не найти.

– Плохо то, что они видели мое лицо, – озабоченно заметила девушка. – Я сейчас похожа на свои фотки в официальных базах… Не сильно, но все же опасаюсь. А заводить новые доки – такая морока.

– Ложись на дно, – полусерьезно предложил я.

– Ага, вот разберемся с тобой, махну в деревню на месяц. – Она мечтательно закатила глаза.

Тем временем, мы вышли на стоянку, изображая из себя припозднившуюся после свидания парочку.

Искать транспорт по роли предполагалось мне. Я неуверенно двинулся вдоль ряда флайеров, вглядываясь в тонированные стекла. Янка держалась чуть позади.

– Поехать? – вдруг откуда ни возьмись возник передо мной спортивного вида парень. – Недорого возьму. – Он оценивающе оглядел мою спутницу, и добавил доверительно: – Надоело задницу просиживать. – Он сделал шаг назад – к черной БМВ – далеко не новой, но еще вполне свежей.

Янка вопросительно посмотрела на меня, я пожал плечами, и она сочла это за знак согласия.

– До «Олимпа» подкинь, – сказал я, раздумывая, насколько поведение парня соответствует обычному бомбиле. Расхождений пока не наблюдалось – а все потому, что в среде подрабатывающих частным извозом легко могли встретиться как простые трудяги с завода, так и специалисты с высшим образованием. Причем, на абсолютно любой машине.

– Размещайтесь, – широким жестом предложил водила.

Мне предназначалась задняя дверь слева, Яне – справа. Она нырнула внутрь, а я никак не мог побороть дверную ручку.

– Она подглючивает, – пояснил водила, садясь на свое место. – Сейчас изнутри открою. – Он вдруг заторопился, а в этот момент из салона раздался сдавленный возглас Яны. И только тут я понял, что не все идет по плану. Вернее, идет, но вовсе не по нашему.

До того, как закроется водительская дверь, оставались доли секунды, а мне еще требовалось придумать, как разрешить ситуацию без лишних свидетелей, то бишь окрестных камер.

Закрыть дверь я, конечно, не дал. Подставил носок сапога, а в это время моя рука на мгновение нырнула в салон. После чего не придумал ничего лучшего, чем быстро последовать за водилой – в противном случае его напарник успел бы заблокировать двери, и пришлось бы, пока он занимал водительское кресло, прибегать к более громким и зрелищным способам доступа в машину.

Разумеется, я схлопотал парализующую иглу в пузо – хорошо только одну, две другие застряли в куртке и штанах. Нырял я, по старой традиции, ногами вперед и со всей дури, едва не размазав каблуками сапог владельца игломета по двери. Машину изрядно тряхнуло, но дверь выдержала. Тот явно не ожидал от парализованного тела такой прыти, поэтому в бессознательное состояние отправлялся с выражением глубокого недоумения на лице. И, кажется, с парой-тройкой сломанных ребер.

Водиле повезло меньше – бить пришлось из неудобного положения, поэтому точность я компенсировал силой, а самой удобной мишенью оказалась челюсть, которая теперь представляла весьма печальное зрелище. Но рассматривать нападающих больше, чем убедиться в их недееспособности, не имело смысла.

Яна тихо лежала на заднем сиденье, парализованная выстрелом из того самого игломета. Ее жизни и здоровью ничего не угрожало.

– Подожди немного, – обратился я к ней. – Сначала надо отсюда свалить.

Деловито перетащив водилу на своего напарника, я всадил им по парализующей игле, и поднял флайер в воздух. А минутой спустя приземлился на стоянке здания напротив. Обыскал бандитов, вытащил аккумуляторы из всех устройств связи и навигации, сами устройства забрал себе. Модуль навигации в машине отключить практически невозможно, поэтому пришлось потратить минут пять на изучение, исследовав ведущие туда энергопотоки, после чего аккуратно выжечь пару микросхем.

Следующая остановка на платной крытой стоянке жилого комплекса – то есть там, где долго стоящий флайер не привлечет особого внимания.

– Сейчас будешь как новенькая, – пообещал я Янке, доставая ампулу антидота, комплектом которых всегда комплектуются типовые иглометы копов. Собственно, это те же самые иглы, только поменьше, и не предназначенные для пробивания плотной одежды. Чпок, – сказал игломет.

– Глупо… попались… – первым делом заявила девушка, с трудом ворочая языком.

– Не могу не согласиться, – виновато поддержал я. – Старею… – Девушка от комментариев воздержалась, приходя в себя. – Тебе пять минут на сборы.

Нацепив найденные в машине темные очки и шляпу, я выбрался наружу и занялся протиркой стекол. Потом фар. Потом открыл моторный отсек и проверил уровень в бачке омывателя стекол. А потом дверь открылась, и появилась Янка.

– Как там? – кивнул я в сторону салона.

– Все в порядке. На этот счет можно не волноваться. – Она на самом деле выглядела довольной.

– Э-э… – Неужели она их… того? Она поняла мои сомнения. – Ты отстал от жизни, – рассмеялась Янка. – Потом расскажу. Пошли.

Заплатив за пару суток парковки, мы поднялись уже на обычную стоянку на крыше. Безо всяких экспериментов вызвали такси, которое отвезло нас к торговому центру Динамо. Там я знал прекрасный автоматизированный магазинчик по продаже дорогих, но функциональных шмоток и снаряги. Вот только прямо перед нашим приходом там совершенно случайно поломалась охранная камера, а до зоны действия второй мы как-то не добрались.

– Мне нравится тут все, – рассуждал я, переодеваясь. – И эти чудесные утилизаторы. – Туда полетели старые байкерские шмотки. – И круглосуточный режим работы. – Посетителей в торговом центре еще не было. – И правильные шмотки. – Я начал облачаться в достижения научно-технического прогресса – по-другому эту одежду и не назовешь. Легкие, прочные, поддерживающие комфорт в любых условиях эксплуатации, созданные специально для активного образа жизни и даже чуть более того вещи. – Одного тут не хватает – общения с живым продавцом, который вовсю тестирует эти вещи в различных экстремальных условиях.

– Сейчас это плюс, – возразила Яна, находящаяся снаружи и отслеживающая обстановку.

– Угу. – Я удовлетворенно попрыгал. – Ура, я чувствую себя нормальным человеком.

– Рядовой гражданин еще посомневается, кто из вас нормальный человек, если поставить тебя рядом с тем байкером, – скептически заметила Яна. – Особенно, вкупе со снарягой.

– Снаряга в рюкзаке, – фыркнул я и поправил лямки, особое внимание уделив ножным. – Вполне себе официальная.

– До тех пор, пока не воспользовался, – качнула головой Янка.

– Списываю твой скепсис на боязнь высоты, – хохотнул я. – Могла бы давно научиться, я ж предлагал.

– Боюсь, – призналась девушка и поежилась. – Должна же я хоть чего-то бояться?

– Неправильных вещей ты боишься, – даже позавидовал я. – Я вот людей боюсь… А силы природы… явления… неблагоприятные условия – их надо просто принимать такими, какие они есть.

– Ладно, я подумаю, – в который раз пообещала Янка.

По дороге к «Олимпу» еще два раза воспользовались такси. Путь наш лежал через магазин разнообразной электроники.

В «Чайной ложке» на завтрак взяли блинов и чая и прекрасно перекусили. Как всегда.

– Рассказывай, – предложил я, открыто выкладывая на столик дорогой ком, оборудованный глушилкой, – защита от прослушки не стопроцентная, но вполне адекватная ее стоимости и компактности. – В чем таком важном я отстал от жизни?

– Кое-какие люди теперь умеют использовать некие генераторы С-поля не только чтобы вскрывать чужие сети, – загадочно начала Яна, скептически посмотрев на глушилку.

– Можешь без подробностей, – подбодрил я.

– Можно нацепить еще один генератор на обычного человека, и воздействовать напрямую на его мозг. У меня их как раз два. – Она тронула пальцем торчащий из уха как бы самый обычный наушник.

– И в результате…

– Они ничего не помнят, – торжественно сообщила Яна. И пока я не успел испугаться, быстро добавила: – За последние сутки. Большую точность обеспечить пока не могу.

– До чего дошел прогресс, – только и смог произнести я. – Ты страшный человек. – Я сказал это на полном серьезе. – Если бы я знал тебя чуть меньше, то бежал бы без оглядки. Не вздумай никому об этом рассказывать.

– Я похожа на дуру? – даже обиделась она.

Тут у нее тренькнул ком, и она поспешно нацепила очки. Потом достала компактную клавиатуру – шарик размером с грецкий орех надулся по размеру ладоней и оброс мелкими клавишами. Древний способ общения посредством текстовых сообщений до сих пор пользовался неизменной популярностью. Особенно в среде подобных Янке людей. Хотя людьми их считали только они сами, да некоторые… типа меня.

– Он здесь. – Девушка резко сжала клавиатуру, отчего та снова уменьшилась до размеров ореха. – Идем.

– Подожди. – Я удержал ее за руку. – Давай подробностей. Хотя бы, как мне его называть? Уважаемый вирус? Дорогой мутант? А?

– Не смешно. – Похоже, она сама чувствовала себя неуверенно. В принципе, зная о нелюбви вирусов встречаться с кем-либо лично, даже друг с другом, я мог понять ее ощущения. – И не вирус он.

– А кто? Эту работу никто другой не выполнит.

– Его возможности несколько… шире… возможностей обычного вируса… типа меня.

– Да брось! – не поверил я. – Еще остались сети, способные устоять перед тобой? – иронично спросил я.

– Сколько угодно. Особенно те, достичь которых я не могу физически.

– Ах, вот оно что, – догадался я. – В этом и заключается его отличие? – Я-то думал, будет интереснее.

– И в этом тоже. – Она не стала продолжать, а коротко закончила: – У нас их называют сталкерами. Имя – Джирбу.

– Скорее, прозвище, – хмыкнул я. – Тушканчик, хе-хе. Впрочем, кое о чем говорит. Ладно, пойдем уж.

Он сидел на парапете, отделяющем стоянку от края крыши.

Первое впечатление – студент. Второе – студент-ботаник. Длинные спутанные волосы, круглые очки-хамелеоны, свободная мешковатая одежда, наушник в ухе. Таких по улицам шляются тысячи. Третье впечатление интереснее. Оставив лицо на потом, внимательнее посмотрел на одежду. Мешковато она только выглядела, на самом деле являясь типичной формой одежды участников соревнований по сити-кроссу – одному из самых безумных видов спорта, придуманных и развивающихся в городе специально для города. Я-то знал, потому что еще с десяток лет назад активно развлекался этим сам. Но этого паренька не помню – возможно, из новеньких, либо не местный. Потом перевел взгляд на лицо… и увидел, что меня тоже внимательно изучают.

– Привет! – первой поздоровалась Янка.

– Привет-привет, – охотно откликнулся сталкер, широко улыбнувшись. Не переигрывает ли? Или тоже не слишком в себе уверен?

– Привет, – не стал отделять себя от коллектива и я. – Меня Игорь зовут.

– Знаю, – снова приветливо улыбнулся парень. – Красиво ушел от ксенов, аж завидно. Я Джирбу.

Все ясно, этот тоже успел уже все разузнать. Впрочем, это и к лучшему – меньше вопросов будет.

– Надеюсь, тебе не придется заниматься чем-то аналогичным, – вежливо подвел итог я. Типа – «Я в курсе, что ты навел обо мне справки, теперь перейдем к делу».

– Машенька сказала, есть срочная работа как раз по моему профилю, но без подробностей.

– Не хочешь переместиться в более удобное для беседы место? – предложил я.

– Не-а, – мотнул он головой. – Безопаснее не придумаешь.

– Ладно, – подумав, согласился я. На самом деле, он полностью прав – поймать его здесь наиболее сложно, чуть что, сиганет с крыши. Ищи его потом по району.

– Мне нужно срочно устроиться на работу в Universe Mining, – сказал я. – Машенька исследовала этот вопрос, – кивнул я на Янку. Черт его знает, под каким именем он знает девушку? – Говорит, нужно идти внутрь, ей не потянуть.

– За такое короткое время, – поправила девушка.

– А какой срок? – тут же спросил парень.

– Транспорт на Дельту отправляется двадцать первого, – сказала Яна. – За неделю до этого набранные контрактники начнут проходить медицинские процедуры, предполетный инструктаж и так далее. То есть, все необходимо закончить до четырнадцатого.

– Сегодня, стало быть, одиннадцатое, – задумчиво подытожил Джирбу. Я решил, что он откажется.

– Мне всего лишь требуется доступ к основной базе персонала примерно на час, – напомнил я. – Обычный доступ администратора, рутовых прав не требуется.

– Ха! – Джирбу в недоумении уставился на меня. – А ты знаешь, что в этом случае мне придется тащить тебя внутрь?

– Само собой, – пожал плечами я. – А ты хотел сам забить все данные? Нет уж, я лично выберу то, что мне нужно. Да и ты меньше знать будешь.

– Понял, – помрачнел он. – Больше никаких комментов, до тех пор, пока не разведаю обстановку. Встретимся через два часа в парке Победы, у фонтана.

Я втайне ожидал, что сейчас он картинно кувырнется с крыши спиной вперед, но, к счастью, ошибся – Джирбу вполне обычно спрыгнул с парапета на стоянку, сел в старенький фольксваген и улетел куда-то в сторону центра.

– Как думаешь, он согласится? – спросил я.

– Само собой, – сразу же отозвалась Янка без тени сомнения.

– Объясни.

– Еще один вызов его способностям.

– Ему не понравилось, что я хочу идти с ним.

– Конечно. Но он умный – решит для себя, что это просто еще одно усложнение в игре. Знаешь, как бывает, когда в компьютерной игре надо не только пройти уровень, но еще и протащить по нему целого и невредимого человека. Заложника там или свидетеля.

– Знаю, – хмыкнул я. – Значит, для него это игра? Не скажу, что рад такому выводу.

– Не волнуйся, осторожности ему не занимать. Ну что, идем?

– Куда?

– Да сразу в парк и пойдем.

– Не жарко сейчас в парке-то. – Я посмотрел на сгущающиеся тучи, в скором времени обещающие мелкий холодный дождик.

– Так там кафешка есть прикольная.

– Я соглашусь взяться за эту работу, если сможешь пройти небольшое… испытание, – сходу заявил Джирбу. – Я должен знать, на какие проблемы могу рассчитывать в твоем лице.

– Тебя какой аспект интересует: физический, моральный или профессиональный? – Чего-то подобного я и ожидал, вполне разумный ход.

– Хотя бы физический. Вход в здание может оказаться… затруднительным.

– Есть мысли?

Мы сидели на скамеечке в парке на берегу пруда. Янка предусмотрительно взяла с собой целый батон и теперь подкармливала ленивых жирных уток, копошащихся прямо под ногами.

– Держи. – Вместо ответа сталкер протянул мне очки от обычного плеера. – Покажу. Там все настроено, только смотри.

– Понял, – покладисто ответил я.

– Вот их здание. – Передо мной выросло изображение небоскреба, в котором располагалась штаб-квартира корпорации Юниверс – здоровый кирпич из стекла и стали, поставленный вертикально. – Входов несколько: центральный и четыре запасных находятся на уровне земли и стоянка флайеров на крыше. – Входы на схеме обвелись красными рамками. – Это не наш путь – там всегда сидит охрана с разнообразными, в том числе и запрещенными средствами противодействия незваным гостям. – Есть еще подземные коммуникации, их не так много – всего три тоннеля, в которых сконцентрированы все трубы и кабели. – Соответствующие изображения также появились у меня перед глазами. – Разумеется, служба безопасности подумала и над этим.

– Кто бы сомневался, – буркнул я.

– Теперь смотри, что есть вокруг. – Картинка передо мной стала уменьшаться, охватывая соседние строения.

– Ага, – удовлетворенно заявил я. – Вон тот торговый центр выше этажей на пятнадцать и стоит близко.

– Хм… соображаешь. – Кажется, Джирбу не ожидал, что я первым намекну на альтернативный способ попадания в здание. – Теперь понятно, что неподготовленному человеку не так просто проникнуть внутрь? И это только самое начало.

– Не вижу непреодолимого препятствия, – пожал плечами я. – Дело техники.

– Да-а? – протянул сталкер. Он мне не верил. – Я думал, что знаю всех в Москве, кто способен на такое. Это ж не просто с крыши на крыле сигать.

– Я понимаю.

– Отлично! Тебе знаком термин «сити-кросс»?

– Знаком, – сухо подтвердил я.

– Сегодня вечером отборочный этап чемпионата Москвы. Другими словами, дистанция будет простая. Доберешься до финиша – начнем планировать совместную вылазку.

– Заметано.

Глава 10

День ушел на подготовку к соревнованиям. «Занимаюсь какой-то ерундой, – думал я, подбирая необходимое снаряжение. – Смешно, но это самый быстрый способ решения моей проблемы. Кто бы мог подумать?»

Но сначала ознакомился с регламентом.

Забавно, но полулегальные соревнования имели приличное руководство, хорошую организацию и четкий регламент. Полулегальные – значит, до первого заявления в полицию. Впрочем, решение данного вопроса как раз являлось одной из составляющих соревнований. Сами же организаторы никаких законов не нарушали – они лишь выбирали дистанции, расставляя в разных местах контрольные пункты. Если же участник при прохождении трассы нарушает закон, это его глубоко личные проблемы. Другое дело, что расстановка КП происходила таким образом, что выиграть, ничего не нарушив, было нереально. И это являлось еще одной составляющей соревнований.

Сколько себя помню, всегда ставилось три типа дистанций: стандарт, про и экстрим. КП стандарта ставились вполне линейно и в общедоступных местах, к тому же совсем не прятались. На дистанции профессионалов, чтобы взять КП, требовалась не только кое-какая физическая подготовка – точки, как правило, размещались в труднодоступных местах, но и наиболее оптимально спланировать ее прохождение.

Экстремальная дистанция отличалась от про только доступностью КП и требовала уже не только незаурядной физической подготовки, но и наличие необходимого снаряжения, причем, снаряжения дорогого и узкоспециализированного. Например, в комплект входили костюм-крыло, антигравитационный пояс с автономным модулем подзарядки и универсальные присоски для основных конструкционных материалов.

Понятно, что именно экстремальная дистанция была наиболее зрелищной, а КП могли располагаться в разнообразных труднодоступных местах: на стене небоскреба где-то посередине, на шпиле телевышки, на дне бассейна или в недрах канализации. Для наибольшей зрелищности и динамики участники имели возможность перед стартом самостоятельно найти КП в виртуальном симуляторе, чтобы потом зрители могли лицезреть только действие, а не скучные моменты, когда участник думает, как взять КП.

Прямая трансляция с дорогущих мобильных камер, оборудованных модулем антигравитации, шла прямо в сеть, и являлась едва ли не основным доходом организаторов. В свое время именно я приложил некоторые усилия, чтобы данный вид спорта начал приносить доход – вполне понятный интерес, учитывая, что часть этого дохода шла мне. По крайней мере, когда я принимал участие в организации.

Джирбу подхватил меня в Долгопрудном.

– Пафосная тачка, – заметил я, втискиваясь в сиденье-ковш девятьсот одиннадцатого Порше модели конца двадцатого века. – Простенький флайер выходит дешевле, зато получаешь третье измерение в подарок.

– Это ж не оригинал, – пожал плечами сталкер. – Обычная… почти обычная электрическая пулялка «под старину». – Тут он придавил педаль, и я сразу ощутил значение термина «пулялка». – А в небе много глупых правил, трафик плотнее, контроль строже.

– Пожалуй, ты прав, – качнул головой я, не забывая держаться обеими руками и расперевшись ногами. – Как все пересели на флайеры, машин на дорогах стало раз в двадцать меньше, а многоуровневые автострады остались.

Оказавшаяся недолгой поездка завершилась в районе Алтуфьево, у старого заброшенного грузового терминала. Странное место, непонятно, почему тут до сих пор не настроили небоскребов, как в окрестностях. Зато популярное в среде разного рода ненормальных – от ролевиков до джамперов.

Беспрепятственно въехали на территорию сквозь открытые ржавые ворота и не торопясь двинулись вдоль череды старых ангаров. Крыша нашей машины с тихим жужжанием уползла назад, давая возможность насладиться окружающей разрухой и запустением. Стены ангаров местами провалились, площади завалены строительным мусором, и только несколько проходов расчищены для проезда непонятно кем и с какой целью. Временами свет фар выхватывал из темноты тени бродячих собак, иногда – человеческие фигуры.

– Я думал, тут окажется многолюднее, мероприятие-то массовое, – заметил я.

– Мы не стой стороны заехали.

И правда, буквально за ближайшим ангаром ситуация резко изменилась. Перед воротами большого сине-желтого ангара с надписью «ПромСтройСервис» образовалась спонтанная парковка из пары десятков флайеров и десятка наземных машин. Вокруг сновали люди, горели огни, играла музыка. Одна створка ворот оказалась распахнута, и мы не останавливаясь проехали внутрь. Тут стояло еще около десятка машин, в том числе и два знакомых фургона организаторов.

Припарковались рядом с остальными машинами, большинство из которых было представлено модными спорткарами.

Ничего не сказав, Джирбу выскочил наружу, проигнорировав дверь, и скрылся где-то в районе палатки оргов. Вокруг сновали люди, по большей части молодежь, мне незнакомая. Пару минут посидев в машине, я решил тоже пойти разузнать обстановку. Интересно, орги тоже сменились или остались прежними?

Протиснувшись сквозь небольшую толпу будущих участников, я вплотную подобрался к столу, где происходила регистрация. Пара девочек раздавала регистрационные бланки, собирала вступительные взносы и выдавала стартовые номера участникам. И никого из старых знакомых.

Взяв необходимые для заполнения бумаги и уже собравшись вернуться в машину, я вдруг нос к носу столкнулся с лысым как коленка дядькой лет за пятьдесят.

И он тоже меня узнал.

– Клянусь своим лысым черепом! – громко воскликнул старина Клаус, заставив обернуться половину окрестного народа. – Да это ж Игорь! – И неловко полез обниматься.

– Ты, как всегда, угадал, – широко улыбнулся я, хлопая по его могучей спине. – Давно не виделись!

– Да уж лет пять! – осуждающе напомнил Клаус. – Ты где пропадал?

– Да все по миру болтаюсь, – отшутился я. – То здесь, то там. Сейчас вот здесь, видишь?

– Вижу. И ни за что не поверю, что ты приехал просто навестить старых друзей. Пойдем к нам. – За секретариатом нашелся большой шатер оргов. – Ежи, смотри, кого я нашел!

– Привет, народ, – поздоровался я. – Смотрю, все на месте. Марина, Василиса, как ваши мужики, хорошо себя ведут? Ух ты, Машка, неслабо ты выросла!

– Привет, дядя Игорь. – Дочка Ежи и правда заметно выросла.

– Игорек! – всплеснула руками Марина, жена Клауса. – Вот неожиданно!

– Не то слово! – поддержала ее Василиса, соответственно, жена Ежи. – Ты где пропадал?

– Что-то ты ни хрена не меняешься, – приветливо буркнул Ежи, поднимаясь из-за стола. Ровесник Клауса, он был менее мощного телосложения, куда более подходящего для такого активного вида спорта, как сити-кросс.

– Возраст такой, – хмыкнул я. – Вы вон тоже по-прежнему как огурцы.

– Так каким ветром тебя занесло? – повторила вопрос Марина.

– Решил вот стариной тряхнуть, – объявил я. – Буду выступать. Пустите?

– С чего бы это? – поднял бровь Клаус.

– Да поспорил я с одним парнем, – почти не соврал я. – Я вне зачета пройду, ладно? И без камер.

– Без проблем, – не раздумывая, согласился Клаус. – А что хоть за парень? Мы его знаем?

– Зовут Джирбу, должны знать.

– Ишь ты! – искренне удивился старый приятель. – Это наш прошлогодний чемпион. Вообще странно, что тебе удалось с ним даже разговориться, не то что поспорить.

– Вы же знаете, я подход к людям находить умею, – чуть-чуть похвастался я.

– Сомневаюсь я, что ты выиграешь, – честно заявил Ежи. – Ты когда последний раз бегал, а? А он в отличной форме, да и снаряга – будь здоров.

– А мне не надо выигрывать, только дойти до финиша, – успокоил друзей я.

– Конечно же, по экстриму пойдешь? – подмигнул Клаус.

– Разумеется. Остальное неинтересно.

– У нас уровень растет, зрители тоже хотят зрелищ, поэтому нынче даже отборочная трасса в экстриме получилась непростая, – сообщил Ежи, обычно исполняющий обязанности начальника дистанции.

– Разберемся, – отмахнулся я. – И не подсказывайте. Ладно, я пойду все бумажки заполню, чтобы все по правилам было.

– Камеры точно не пускать? – еще уточнил Клаус.

– Не надо.

Он понял.

Вернувшись к палатке секретариата, я заплатил немаленький взнос и получил стартовый материал – кристалл с заданием, который разблокируется за тридцать минут до назначенного мне стартового времени. За эти пол часа мне необходимо будет разработать хоть какую-то тактику прохождения дистанции.

Пошарив глазами по еще более разросшейся толпе, нашел Джирбу. Он о чем-то болтал в компании участников нашей категории, судя по уже налепленным на одежду номерам. Как же не подойти, узнать последние новости.

– … я как задницей чуял, что левел апнут неожиданно, – рассказывал о чем-то парень в кислотно-зеленом с желтыми полосами аэрокомбезе, ожесточенно размахивая гермаком такой же раскраски. – Сразу врубаю, значит, принудительную аэрацию, и тут вода как попрет! Думал, размажет по бетону, как соплю, только гравик и спас. Хорошо, потом без него удалось обойтись.

– Гонишь! Там седьмой уровень без гравика не пройти! – уверенно заявила девушка, предпочитающая серебристые цвета снаряжения. – Гарантированно ломаешь ноги… или шею.

– Ха! – парень победно оглядел остальных. – Она не знает!

– Если помнишь, там в конце квартала растет большое дерево, – тихо сообщил Джирбу. – Ночью даже подсвечивается. Просто так до него не дотянешь, а вот если целиться специально…

– Ну как так можно?! – обиженно протянул рассказчик. – Все за меня рассказал! – Я не заметил, чтобы он расстроился.

– Пройденный этап, – равнодушно ответил сталкер.

– Твой старт во сколько? – спросил я, пользуясь паузой в разговоре.

– Двадцать три пятнадцать. – Он внимательно оглядел меня с ног до головы, будто не видел раньше. – Это имеет значение?

– Никакого, праздный интерес. – Я иронично хмыкнул. – Буду тебя догонять. Я следующий.

– Ты в экстрим заявился? – нахмурился он.

Замолкший народ заинтересованно слушал. Из этой молодежи никто меня не знал. Мне стало интересно.

– А что, нельзя? Ты ж не уточнил категорию.

– Я разве про не упоминал? – еще больше нахмурился Джирбу. Он чуял, что что-то здесь не так, но пока не верил в какой-то умысел с моей стороны.

– Нет, – пожал я плечами.

– Эй, чувак, ты вообще регламент читал? – встрял в беседу давешний рассказчик. – О сложности КП, о необходимой и рекомендованной снаряге?

– Меня Игорь зовут, – представился я. Самый удобный момент. – Конечно, читал. Утром. Снарягу весь день собирал.

– С какой крыши он свалился, Джи? – спросила сталкера девушка. Остальные тоже смотрели на меня, как на больного.

– Да вот даже теперь не знаю, – медленно произнес Джирбу. – Ну-ка, отойдем, – предложил он мне.

– Точно, надо как раз шмотье достать, – поддержал я.

– Ты меня разыгрываешь или правда не понимаешь, что это будет за трасса? – прошипел он мне в самое ухо, когда мы подошли к машине.

– Да знаю я, что там будет! – Я беззаботно достал рюкзак и начал вытряхивать оттуда снарягу. – Надо будет сигать с небоскребов. – Аэрокомбез лег на сиденье. – Нужна нормальная навигация, защищенная от погодных условий. – GPS-приемник и ком шлепнулись поверх комбеза. – Картинки надо куда-то выводить. А так как КП иногда находятся глубоко под водой, то гермак для этих целей – лучшее решение. В сочетании и запасом кислорода на пять минут. – Черный непрозрачный гермошлем присоединился к прочему шмотью. – По стенам домов и прочим заборам наверняка придется лазать – для этого сгодятся армейские… ну, почти армейские универсальные присоски для рук и ног. Ну а в экстренных случаях падения с большой высоты может помочь гравипояс – хоть не разобьешься в лепешку. Само собой, для всей этой ботвы неплохо иметь запас энергии, особенно, для гравика – это задача для аэрокомбеза, который в движении работает еще и как генератор. Ну, и всякие мелочи типа фонариков, своей видеокамеры и системы связи на всякий случай.

Некоторое время Джирбу молча смотрел, как я облачаюсь, потом произнес:

– Если ты откуда-нибудь навернешься, я не возьмусь за твою работу.

– Логично.

Стартовой зоной на этот раз оказалась крыша заброшенного административного здания на территории складов в сотне метров от судейского лагеря. Двадцать два этажа позволяли организовать достаточно зрелищный старт, тем более что орги приготовили несколько вариантов начала движения – от банального по лестнице, до более интересных дюльфера и косой навески на ближайший ангар. Самые продвинутые участники могли просто спрыгнуть с крыши, воспользовавшись необходимым снаряжением.

До старта оставалось чуть меньше часа, но не только все участники были здесь, но и немаленькое количество зрителей тоже толпилось вокруг, ожидая зрелища.

За сорок минут до начала на крышу выбрались организаторы, они выгнали зрителей из стартовой зоны, а участников, наоборот, согнали внутрь. Сейчас начнут разблокироваться кристаллы с контрольными пунктами, и орги будут контролировать, дабы никто не обменивался информацией. Понятно, для этого предусмотрена масса блокирующих передачу данных средств.

В своем новом и дорогом комбезе-хамелеоне я выглядел, будто клоун. Остальные участники скептически, а кое-кто и презрительно косились, но заговаривать никто не пытался – не до этого сейчас.

А потом начали открываться кристаллы, и народ вовсе потерял ко мне интерес, погрузившись в предстартовую лихорадку. Да и я не оказался исключением – привычно вспотели ладони, а по спине пробежал холодок, заставивший передернуться всем телом.

Противный писк в наушниках шлема сообщил, что информация о трассе открыта. И сразу на внутреннюю поверхность забрала пошла картинка. Простенькая программка читала задания и накладывала точки на трехмерную схему города, а я ей помогал уточнить их местоположение.

Что в экстремальной категории хорошо – задания по поиску точек примитивные. Типа «Координаты такие-то, южная внешняя стена ТЦ Агат, тридцать седьмой этаж, пятнадцать метров от угла». Думать не надо – просто наноси на схему. И так еще двенадцать КП.

А вот дальше требовалось включить мозг на всю катушку. Ибо начиналась Стратегия и Тактика. Причем, одно зависело от другого. К примеру, чтобы взять КП на внешней стене дома, требовалось сначала подняться на его крышу, где находилась еще одна точка. И тут вставал вопрос – что брать сначала? Ведь можно подняться по внешней стене через первую точку на крышу, где взять вторую, после чего быстро слинять воздухом. Но подниматься по внешней стене на своих родных четырех костях четыреста метров – страшно медленно. Вот и приходилось думать, думать и еще раз думать.

Впрочем, времени уже не оставалось. Более-менее отчетливо я представлял себе первые семь-восемь КП, дальше придется импровизировать. Это нормально, все равно придется где-то отдыхать – впереди восемь часов бешеной гонки.

За пять секунд до завершения обратного отсчета я уже стоял около края крыши здания в точке, наиболее удобной для достижения первого КП. В категории экстрим я шел вторым после Джирбу, который уже порадовал зрителей красивым прыжком вниз головой с крыши. Почему он поступил именно так, я не знал. Тактика, блин.

Таймер громко пискнул последний раз и заткнулся, а я, на радость зрителям, сделав короткий разбег, как можно сильнее оттолкнулся от парапета, бросая тело вперед и вверх. С глухим хлопком плоскость комбеза раскрылась, и я в который раз испытал чувство восторга от свободного полета. Это чувство пришлось задавить через секунду и начать рулить в нужном направлении, а именно, к Алтуфьевскому путепроводу, где на втором уровне многоярусной развязки располагалась первая точка.

Пролететь удалось до границы промзоны с бизнес-центром, перед приземлением воспользовавшись гравиком, только-только преодолев старый бетонный забор. Дальше – бегом.

Пятиминутный стартовый интервал позволял развести участников на дистанции достаточно условно, особенно, когда первых КП, с точки зрения тактики, было всего два. И похоже, что мы с Джирбу мыслили одинаково. Потому что первое, что я увидел, подбегая к КП, это мелькнувшую куда-то вниз тень его комбеза. Эту несложную точку он уже взял.

На первый взгляд казалось, что без вышки КП не берется в принципе – небольшой желтый кружок с нижней стороны путепровода располагался на высоте двадцати метров, а вело к нему только два десятка метров бетонной опоры да еще десять такого же гладкого бетонного потолка без единой зацепки.

Смешная преграда, даже если у тебя есть пара обычных строительных присосок! Я же имел в наличии целых четыре, и вовсе не строительных, а специально предназначенных для уверенного и быстрого перемещения по разнородным поверхностям. Чудо, можно сказать, нанотехнологий! В общем, если умеешь пользоваться и владеешь техникой перемещения, то потратишь от тридцати секунд и выше в зависимости от физической формы.

Я уложился в тридцать восемь, так как все пришлось вспоминать на ходу.

Взять КП очень просто – проводишь наручным комом в десяти сантиметрах от желтого круга, ком радостно пищит, а на экране шлема отображается, что КП такой-то успешно взят. Все, можно бежать дальше. Если знаешь куда.

Я знал. Дальнейший путь лежал в ближайший бизнес-центр буквально через дорогу. Трасса предполагала прохождение бегом, поэтому не имело смысла располагать точки территориально далеко друг от друга, сделав акцент на трудности их взятия.

Сто-с-чем-то этажному зданию торгово-офисного центра Агат в эту ночь не повезло – на нем и около располагалось сразу несколько КП.

А именно, четыре: в одной из лифтовых шахт, на внешней стене, на крыше и на дне открытого бассейна фитнесс-центра на двадцатом этаже. И я уже представлял, как их брать.

Один с самых сложных моментов дистанции – не зарываться. Правила такие: участник действует абсолютно легально до тех пор, пока его не уличили в обратном. Но, действуя в рамках общепринятых норм, дистанцию не пройти, и вот тут и начинается самое интересное и сложное – соблюдение баланса между скоростью и «чистотой» прохождения. К примеру, можно бегом ворваться в здание, игнорируя охрану, камеры и посетителей ломиться к КП, ни о чем не думая – возможно, повезет, и тебя не подстрелят или не поймают. Но, скорее всего, произойдет обратное, и о дальнейшем прохождении дистанции можно смело забыть. А можно поступить по-другому – чинно войти, сообщить, что идешь на занятие в фитнесс-центр, сесть в лифт, после чего измышлять способ взять КП со дна бассейна. В этом случае тебе не светит завершить дистанцию за отведенное контрольное время. Поэтому, в каждом конкретном случае участнику приходится выбирать модель поведения, от которой напрямую зависит его успех… или неудача.

Супермаркет на первом, фитнесс-центр на двадцатом и ресторан на последнем этаже работали круглосуточно, и это было большой удачей. По крайней мере, не придется ползти все четыреста метров доверху на четырех костях, да искать нестандартные способы проникновения внутрь.

Я с видом страшно опаздывающего человека зашел в холл и сразу же направился к охранникам.

– Я в спортзал на двадцатый, – не дожидаясь вопроса, сообщил я, и, не останавливаясь, проскочил к лифтам – сразу к нужному. Охранники не стали докапываться – туда ходило много народа круглые сутки, а развешенные повсеместно камеры позволяли следить за посетителями.

Первым делом направим ласты к бассейну, как к наиболее логичному в моем плане месту. Скоростной лифт быстро добросил меня до нужного этажа, я едва успел исследовать кабину на предмет запасных выходов.

– Я в бассейн записаться, – кивнул я охраннику, не сбавляя шага. И тут не остановили. Интересно, что будет после двадцатого участника?

Понятно, что в такое время никто из менеджеров меня не встретил, и я беспрепятственно прошел на огромную открытую террасу, где и располагался бассейн. В прозрачной голубой воде бултыхалось несколько толстых теток, бесполезно занимаясь похудением, да тренировался одинокий спортсмен, технично рассекая водную гладь баттерфляем. Дежурный спасатель, застегнув под самый подбородок казенный бушлат, дремал в шезлонге. Просто идиллия. И никаких следов Джирбу – неужели начал с других КП?

При моем появлении спасатель вопросительно открыл один глаз. Я как бы обрадовался и быстрым шагом направился к нему прямо по мокрому кафелю на краю бассейна. И одновременно пытался углядеть на дне КП.

– Хоть кого-то нашел из руководства! – польстил я спасателю, и тут нашел-таки КП! И вовсе не на дне, а на боковой стенке прямо под шезлонгом спасателя. – А то прихожу – и ни одного…

Ох уж этот предательский кафель! Картинно, ногами вверх, как будто из сериала «Нарочно не придумаешь», я бултыхнулся в бассейн, подняв тучу брызг и заставив от неожиданности завизжать теток. Думаю, после этого занятия они-таки сбросят пару килограммов!

Остальное было делом техники и пяти секунд. За это время спасатель, ну совсем не горевший желанием прыгать вслед за мной, да еще в тяжелом бушлате, успел только расстегнуть половину пуговиц.

– Все в порядке! – заверил я, одним движением выбрасывая тело из воды. – Почему бы не постелить резиновые коврики, а? – сразу перешел я к наездам, не давая ему опомниться. – Не, нафиг-нафиг, не пойду я в ваш бассейн! – Я развернулся, и, оставляя мокрые следы, сердито пошлепал к выходу, громко негодуя на жмотов из руководства бассейна.

Меня ждал контрольный пункт в лифтовой шахте.

Нет, не так. Меня ждала Анвил где-то на забытой богом планете.

Часть 2 Глава 1

Котел оказался на удивление скучной планетой. Даже родной Дориан-4 Шона – заштатная планетка без атмосферы – и то выглядел по сравнению с ним куда привлекательнее. Типичный контингент Дельты – трудяги среднего возраста, преимущественно мужского пола. Женщины же делились на три основные категории: такие же работяги, отличающиеся от мужиков лишь наличием сисек, проститутки, проживающие полуофициально, то есть, с молчаливого согласия руководства, и нормальные – малочисленные жены руководства и квалифицированных специалистов, приехавших сюда на длительный срок. К последней категории относилась и вовсе уж немногочисленная группа специалистов-женщин.

Основной досуг после тяжелого рабочего дня составляли посиделки в пивных, просмотр сетевых передач и проститутки. Спортзалами, бассейнами и другими развивающими тело (и душу) комплексами трудящиеся пренебрегали. Видимо, рабочего дня в забое хватало с лихвой. Исключение составляли лишь некоторые, да еще руководящий и инженерный состав не брезговал поплавать вечерком в теплой водичке или покрутить педали велотренажера.

А еще отсутствовал полноценный выход в общегалактическую сеть. Собственная сеть Дельты была поистине огромной, а вот информация из внешнего мира поступала только раз в сутки и только в виде новостей. Впрочем, этого хватало, разве что пообщаться вживую с близкими народ не мог.

В общем, после изучения местных особенностей, желание попасть в город у Шона поутихло.

Первые дни они посвятили исследованиям. Выяснилось, что у них есть беспрепятственный доступ в столовую автоматического обслуживания, конференц-зал, бассейн с сауной, спортзал и видеотеку, расположенные на уровне. Остальные двери открываться не захотели. Из людей встретились лишь два уже виденных ранее охранника – Боб и Колин, да пару раз люди из обслуживающего персонала. Все текущие операции по обслуживанию инфраструктуры выполняли роботы.

В соответствии с тем, что нашлось на уровне, и определялись их занятия. Они спали, ели, плавали в бассейне, смотрели разнообразные фильмы и занимались в спортзале. Анвил больше всего интересовала жизнь и деятельность людей, причем из всего этого она пыталась найти ответ на вопросы «зачем?» и «почему?». Зачем люди воюют? Почему обманывают и убивают друг друга? Шон в ответ лишь качал головой – детские и наивные с одной стороны и вечные – с другой, они не имели ответа.

– Такова природа человека, – пожал он плечами в очередной раз. – Тебе не со мной надо общаться, а с каким-нибудь философом. Давай поищем в местной сети?

– Не надо, это все равно будут слова, не передающие сути, – мотнула головой Анвил. – Но мне кажется, я начинаю понимать.

– Да-а? Поделишься?

– Позже. Пойдем лучше в зал, поучишь меня своему… искусству нанесения повреждений.

Единоборства – едва ли не единственное, чему Шон мог ее научить.

– Понимаешь, какой парадокс, – вещал Шон по пути к спортзалу, – обычно высот в боевых искусствах достигают те, для кого собственно их основная, на первый взгляд, цель – наносить, как ты выражаешься, повреждения – не главное.

– А что же? – заинтригованно спросила девушка.

– Как ни банально – познать себя, используя боевую составляющую как путь для достижения этой цели. Чем ближе ты к совершенству, тем ближе познание. И процесс этот…

– …бесконечен, – закончила за него Анвил. – Получается, достижение совершенства в любом деле приближает тебя к познанию самого себя.

– Конечно, – подтвердил Шон вполне логичный вывод. – Кто-то вообще достигает этого методом созерцания, ничем больше не занимаясь, – хмыкнул он.

– И насколько ты уже приблизился… к познанию?

– Я еще только в самом начале пути, – скромно произнес он. Кажется, это была цитата из какого-то фильма… или книги.

Двери в зал приветливо разъехались перед ними, открывая взгляду живописную картину двух дерущихся мужиков. Когда они вошли, те вдруг резко замерли, уставившись на них.

– Кажется, мы не вовремя, – шепнула девушка.

– Все в порядке, – громко сказал охранникам Шон. – Нам просто надоело торчать в видеотеке, и мы решили немного размяться. Вам не помешаем.

– Немного увлеклись… – смущенно пробормотал Боб, вытирая пот со лба.

– Порядки у нас не строгие, – поддержал его Колин, – вот и решили размяться… на пользу службе. – В принципе, он был прав – без дополнительных пропусков с уровня все равно никуда не деться.

– Да вы продолжайте, – махнул рукой Шон, проигнорировав смущенный тон охранников. – Места всем хватит.

Переодевшись, они застали бойцов на том же месте: Боб отрабатывал удары ногами, Колин ассистировал.

– Они тоже на пути к познанию себя? – тихо спросила Анвил.

– Сложно сказать. – Шон оценивающе посмотрел на бойцов. – Пока для них это просто работа.

Погрелись, потянулись. Глядя на Анвил, старательно повторяющую движения Шона, можно было подумать, что у нее вовсе нет костей – настолько хорошо она гнулась в любых направлениях.

– Звучит скучно, но даже самые лучшие мастера всегда начинали с азов, – присев на татами, начал Шон. – То есть, с физической подготовки, растяжки и тупых механических заучиваний движений. Это необходимый минимум для того, чтобы только вступить одной ногой в начало пути. Сегодня тебе ничего не нужно делать – только смотреть. Если честно, я не думаю, что это твой путь.

И он начал разминку. Сначала простые легкие движения, с виду ленивые и медленные. Но чем дальше, тем больше нарастали сложность и темп. Большинство связок, изученные по множеству виртуальных схваток, он видоизменил на свой вкус, адаптировал под собственные возможности и свое понимание красоты и гармонии. Далеко не все ему нравилось, не все получалось, однако с каждым разом он развивался.

– Смотри! – Громко шепнул Колин напарнику. – Сможешь так?

Боб с минуту оценивающе смотрел на разминку Шона.

– Красиво, но много лишнего. Все время подставляется, хотя с такой скоростью может это позволить.

Заключительные движения Шона – снова медленные и плавные – завершились перед сидящей у стены Анвил.

– Я давно пытаюсь разработать собственную боевую систему, – сказал он, присаживаясь рядом, – но пока получается так себе.

Он готов был услышать что-то типа «Ну что ты, все было замечательно!», однако девушка его удивила:

– Я заметила. Вот, смотри. – Она грациозно поднялась на ноги. – Первый момент. Когда ты делаешь переход от вот такого удара рукой… извини, не знаю правильных слов… то потом не стоит сразу отпрыгивать назад. – Она один в один скопировала движение Шона. – Мне кажется, красивей будет сделать вот такой нырок, продолжая движение вперед. Теперь второй момент: тот прыжок вверх с разворотом мне кажется не очень логичным, если, конечно, мы подразумеваем поединок с другим человеком. Именно в этой связке я бы заменила его на плавное перетекание влево и вниз, к земле… С таким же разворотом, чтобы правая нога получила свободу действий… Вот примерно так. А еще…

– Стоп, стоп, – остановил ее Шон. – Это невозможно – не только понять и почувствовать мой замысел, а еще и сразу же предложить свои варианты! Причем, именно в тех местах, где я сам ощущал неудобство. Знаешь, я думал, что уже примерно представляю, с кем имею дело, но ты меня снова удивила!

– Ты же сам говорил, что надо учиться чувствовать, – она даже немного растерялась. – Это так просто.

– Это тебе просто, – с напором произнес Шон. – Чему я очень завидую!

– Эй, Шон! – вдруг окликнул его Колин. За дни пребывания на уровне они успели достаточно плотно познакомиться. – Покажешь нам класс? Даешь спарринг!

– С тобой? Или с обоими сразу?

– Не-е, сразу с двоими тебе не сладить, – хохотнул Колин. – Сначала с Бобом, он говорит, что горазд надрать тебе задницу.

– Вы умеете работать парой? Надо же. Хорошо, давай попробуем.

– Пошли на ринг, там удобнее.

Увидев, что Шон не против, Боб сразу начал облачаться в защиту.

– Полный контакт, – заявил он. – Я по-другому не умею.

– Покатит, – согласился Шон, подхватывая только шлем и перчатки.

– Уверен? – Колин скептически осмотрел соперников – Боб был в полтора раза крупнее.

– Не беспокойся. – Он вдруг вспомнил прошлые тренировки с бойцами своего подразделения, нередко они начинались после пятидесятикилометрового марш-броска в полной экипировке.

Стоило только Шону приветственно кивнуть головой, как Боб ринулся в атаку, начав поединок серией пробных ударов. Шон сначала уклонялся, изучая манеру боя противника, потом поэкспериментировал с блоками, не стараясь пока атаковать.

В целом, он не ожидал от противника никаких сюрпризов, хорошо зная, как готовит охранников корпорация. Так и вышло – Боб был старательным учеником и неплохо усвоил весь необходимый набор ударов и движений, сводя поединок к какой-либо стандартной ситуации, описанной в теории. Как правило, охранникам этого хватает в девяноста процентах случаев.

А еще Боб допустил распространенную ошибку – видя, что противник недосягаем, он начал злиться, зачастую раскрываясь чуть больше допустимого.

Что ж, будет уроком. Первый за весь бой удар Шона достиг цели, мощная защита спасла ребра Боба от переломов, его лишь отбросило на канаты. Он сразу стал втрое осторожнее.

– Твой мощный удар, которым ты гордишься, бесполезен, – начал подначивать Шон. В воспитательных целях, конечно. – Потому что не достигает цели. – Внезапно он нырнул прямо под ноги соперника, а когда снова оказался на ногах, тот лежал на полу. – Твоя скорость и реакция не приводят к желаемому результату, потому что соперник думает на шаг вперед и видит все, чем ты пытаешься его удивить.

Боб снова вскочил на ноги, готовый продолжать.

– Твоя злость – мой союзник, – продолжил капрал, видя, что соперник на грани бешенства. – Она должна быть побеждена задолго до начала поединка. Эй, Колин, присоединяйся! Ты видишь все его ошибки, помоги ему!

Очередной удар Боба оказался слишком мощным, поэтому, когда он не достиг цели, Шону осталось лишь немного помочь силе инерции для того, чтобы соперник снова полетел на канаты.

Тут подоспел Колин, дав Бобу небольшую передышку.

– Включайте головы, ребята, – дружески посоветовал им Шон. – Теоретически, сейчас вы в четыре раза сильнее меня.

– Разберемся, – сосредоточенно буркнул Колин, начав медленно обходить противника по дуге.

И вдруг, без разведки, сделал быстрый выпад. Настолько быстрый, что Шон среагировал автоматически, не раздумывая. Остановиться успел в последний момент, чуть ослабил удар по предплечью, где никакой защиты не было. Но все равно, Колин упал на пол, едва не взвыв от боли. Его хватило только на то, чтобы откатиться подальше к краю ринга.

– Прости. Ты был слишком быстр. – Он был уверен, что обошлось без перелома.

Колин быстро пришел в себя. Теперь они с Бобом попытались работать в паре, но было отчетливо видно, что никто их этому не учил, сплошная импровизация.

– Если не выходит работать парой, действуйте по очереди, выматывайте противника, – вещал Шон. На тесном ринге оказалось очень сложно не дать загнать себя в угол, приходилось непрерывно двигаться, иногда буквально пробивая себе путь, в результате чего обычно на полу оказывался кто-то из соперников. Шон вошел в ритм и теперь полностью контролировал себя, не опасаясь перегнуть палку. Пару раз у напарников получилось-таки сработать в паре, и тогда Шону приходилось несладко, в обоих случаях ему чувствительно досталось по корпусу и в голову, однако не настолько, чтобы начать допускать другие ошибки.

Через полчаса боя соперники заметно устали, но желания прекращать не выказывали. Шон решил, что пора завершать урок. Первым выбыл Боб, схлопотавший удар в голову, отправился отдыхать на пол. Увидев это, Колин ушел в глухую оборону, пришлось сначала ронять его на пол ударом в коленку – больно, конечно, но не смертельно.

– Предлагаю завершить, – поспешил сказать Шон, пока соперники не поднялись. – Вижу, что к концу боя, даже не смотря на усталость, вы заметно подросли в мастерстве, – похвалил он их. – Главным образом потому, что перестали рассчитывать только на свою силу и скорость, а начали думать головой.

– Ну ты даешь! – Колин первым поднялся с пола, и теперь стоял, опираясь лишь на правую ногу и держась за канат. – Не думал я, что нас сделают, как детей.

– Это не было похоже на то, как ты… разминался. – Боб уже сидел на полу, осторожно шевеля головой из стороны в сторону. – Тогда мне показалось, что с таким количеством лишних движений тебя легко будет уделать.

– Так то была разминка, – хмыкнул Шон. – К реальному бою отношение имеющая лишь частично.

– Теперь-то понятно! – хохотнул Колин. – Это типа как джаггеры – с виду нищие оборванцы, а на деле лучше к ним в подземелья не соваться!

– Что за звери такие? – заинтересовался Шон.

– Звери – это ты не далек от истины, братан! – охотно ответил Колин. – Те, кто не хочет работать, – высказал он свою точку зрения. – Или не может. Живут в заброшенных штреках, воруют энергию, воздух и еду. Что-то мастерят, что-то выращивают, Иногда мне кажется, им там хорошо и ничего больше не надо. Главное, чтобы их не трогали. Мы и не трогаем… почти… Дешевле все-таки не трогать… Окопались там. – Тут он уже начал говорить непонятно, явно о чем-то своем.

– Понятно, – прервал его Шон. – Местное подполье, оно везде есть… в том или ином виде. Просто название интересное. – А когда…

Договорить он не успел, охранники вдруг как один очумело уставились на дверь, враз забыв про Шона. И если Колин внешне сохранял спокойствие, то Боб даже оглянулся пару раз, будто высматривая пути для бегства.

В зале появилось четыре новых человека: уже знакомая Элизабет, пара солдат в полном комплекте снаряжения и элегантно одетый мужчина средних лет.

– Приветствую Вас на Дельте, – мужчина галантно поклонился, обращаясь строго к Анвил и полностью игнорируя остальных. – Надеюсь, небольшое ожидание не заставило Вас скучать? От имени мастера Карлоса приношу свои извинения за досадную задержку. – Анвил молчала, и он продолжил: – Меня зовут Фриц Хант, я отвечаю тут за безопасность.

В принципе, Шон так и думал.

– Пришла пора встречи? – Девушка не стала утруждать себя приветствиями.

– Да. Прошу следовать за мной, – тоже перешел на деловой тон Фриц.

– Может, переоденешься? – тихо спросил Шон.

– Не нужно, – коротко бросила Анвил. Повернулась к нему лицом и неожиданно добавила: – Ты хороший… Улетай обратно на Эолу, за меня не волнуйся. Прощай.

Выходя из зала, она не обернулась.

– Уф-ф, пронесло! – облегченно выдохнул Колин. Оказалось, за весь разговор он ни разу не шевельнулся, исправно изображая каменную статую.

– Думаешь, не вставит? – с надеждой спросил Боб. Прятавшийся за спиной напарника, он выглядел пободрее, только пот выступил на лбу.

– Посмотрим, – неуверенно сказал напарник. – Обычно он любит лично назначать наказания.

– А что такого? – встрял Шон. – Вы находились в непосредственной близости к охраняемым объектам. Ну, не на посту… В данной ситуации это оправдано. – Он, конечно, сам так не думал – с точки зрения дисциплины.

– Посмотрим, – еще раз, теперь с надеждой, повторил Колин. – О! Уровень тревоги понижен до тройки!

– Мне тоже пришло, – подтвердил Боб, почесывая место, где находился вживленный чип. – Сразу на три ступени.

– Обычное патрулирование, – озвучил Шон. – Забавно, а был уровень «Вторжение». Не, народ, тогда вам точно вставят чопиков по самое не балуйся!

– Ладно, хватит уже! – мрачно бросил Колин. – Ну-ка, на пост! – скомандовал он напарнику. – Бывай-здоров! – кивнул он Шону, выходя.

– Интересно, что мне делать? – спросил капрал в пустоту, когда охранники вышли.

Ему никто не ответил.

– Что теперь мне делать? – спустя час спросил Шон, связавшись с Элизабет из своего номера.

– Во-первых, отдыхать, – приказала она. – Во-вторых, по часу в день будете беседовать с нашим психологом.

– Это еще зачем? – возмутился он. – Я пока вполне адекватен.

– Вот это он и выяснит. Попутно постарается определить характер ваших взаимоотношений с… гостьей. Впрочем, он сам все расскажет, у него методика и все такое.

– Ясно. – Это известие его нисколько не порадовало. – И надолго все… это?

– Без понятия, – честно ответила секретарь. – Но не стоит расстраиваться – ваш уровень теперь открыт, вы можете прогуляться. Да и сюда скоро заселят людей, ожидается транспорт с Земли, который привезет новый специалистов. А я смогу возобновить посещение спортзала и бассейна, – заманчиво сообщила она. – А то приходилось довольствоваться ванной.

– Заходите, буду рад пообщаться, – машинально ответил Шон.

– До встречи. – Элизабет отключилась, оставив его наедине с мыслями.

А мысли лезли по большей части неприятные. Воображение живо рисовало, как будут исследовать Анвил. В самых красочных подробностях: кафельные стены, белые халаты, хирургические маски и всевозможный блестящий и очень острый инструмент. Глупо, однако в голову лезло именно это. Все заверения Элизабет о том, что Анвил не причинят никакого вреда, никак не соотносились в голове Шона со всеми его знаниями о корпорации и людях в ее руководстве. Одно утешало – знал он не так много, поэтому старался убедить себя, что все с ней будет хорошо.

Он пока старательно обходил мысль, а чем же ему так приглянулась эта эльфийка, что именно она для него значит. И, самое главное, на что он готов ради нее?

И эта – последняя – мысль вызывала наиболее противоречивые чувства. Придется все-таки признать перед самим собой кое-какие факты. Допустим, пока гипотетически, только для того, чтобы просчитать варианты.

Вариант номер раз. Самый простой – плывем по течению. Расслабляемся и получаем удовольствие. Трындим с психологом за жизнь, гуляем по окрестностям, плаваем (и не только) в бассейне с Элизабет, после чего улетаем обратно на Эолу нести дальнейшую службу. Отлично! Самое разумное решение.

Вариант номер два основывается на утверждении, что Шон все-таки попался на крючок, и теперь без Анвил ему совсем никак. Говоря проще, влюбился. Да, пора уже расставить все необходимые точки над «и». Страшно сказать, признаться в этом самому себе оказалось куда сложнее, чем подавлять восстание на Эридане.

Этот небольшой факт менял все. Но самое страшное, Шон, пожалуй, впервые за всю жизнь, не мог понять, что же в этом случае делать. У него не было доказательств того, что Анвил будут к чему-либо принуждать. Он не знал планов и возможностей самой эльфийки. Он не знал, как она относится лично к нему. Он не знал, к каким последствиям могут привести его необдуманные действия. Да чего там, он не понимал даже, какие действия вообще может совершить! И стоит ли вообще их совершать?

Для стимулирования мозговой деятельности пришлось даже позвать пару бутылок из вполне приличного бара в номере.

Впрочем, ясности мыслям алкоголь еще никогда не добавлял. После двух часов размышлений со стаканом в руках, Шон пришел к выводу, что пока рано делать какие-либо выводы.

Потом его понесло стучать в двери номера Анвил, затем он присел отдохнуть к фонтану, глядя на двери ее номера, да там же и уснул, привалившись к невысокому бортику. Проснулся наполовину мокрый, зато почти трезвый, хотя по местному времени была уже глубокая ночь.

Анвил у себя так и не появилась.

Глава 2

Пассажирский лайнер Галактика бороздил просторы космоса уже не первый десяток лет, регулярно подвергаясь модернизациям, соответствующим текущему уровню технического прогресса. Только об одном владельцы посудины забыли – соответственно модернизировать внутренности, касающиеся удобства пассажиров. В итоге получилось, что пассажиры корыта играли роль эдаких героев-первопроходцев, ютясь по несколько человек в тесных каютках, передвигаясь по низким коридорам между своим временным жильем, удобствами и «рестораном» – такими же тесными и полутемными. Понятно, что корпорации было не до обустройства транспорта для своих работников, но не настолько же!

Я, однако, видывал места и похуже. Взять хотя бы трюм одной рыболовецкой лодки в Индии, где мне довелось проторчать почти неделю – спать приходилось на куче какого-то тряпья с крысами, а жрать одну рыбу. Да еще и платить за это! Зато потом мне удалось увидеть то, чего не многим европейцам доводилось наблюдать, однако обратно я все-таки предпочел выбираться не по реке, потратив в три раза больше времени.

Но это теперь позади. Вся Земля теперь позади. Меня ждет Дельта и «перспективная высокооплачиваемая работа в одной из крупнейших корпораций галактики». Я ж теперь уважаемый человек, а не какой-то там бывший инженер насквозь прогнившей госконторы. Антон Сергеевич Иванов, принят на должность инженера-оператора систем вентиляции шахт! Среди остальных пассажиров, в основном, простых шахтеров, практически элита!

Джирбу оправдал мои надежды и смог обеспечить доступ к базе данных по персоналу корпорации. Около часа он маскировал мои манипуляции, после чего замел следы, при этом даже не полюбопытствовав, что именно я изменял. Точнее, он знал, что я меняю записи в базе, а вот какую информацию я правлю, нет. И правильно, лучший принцип – не знать лишнего, способствует душевному спокойствию и продлевает жизнь.

Да, славный малый. Заставил меня тряхнуть стариной! Да так, что она едва вся и не вытряхнулась!

…Логика подсказывала, что следующим надо брать КП в лифтовой шахте, однако, она не говорила, как это сделать. Существовало, как минимум, три пути – вентиляция, двери в шахту для технического персонала и люк в крыше кабины. Учитывая, что кабина лифта камерой не оборудована, причин не выбрать самый простой путь я не видел. Описание КП звучало так: «северная лифтовая шахта, этаж 40». Что ж, поехали.

Нажав кнопку, я занялся замком люка в потолке кабины. Типовой магнитный замок открывался при помощи стандартного сигнала со служебного кома техперсонала. Разумеется, без набора всевозможных служебных сигналов в нашем деле никуда, посему мой ком справился с замком примерно на третьей секунде.

Когда кабина остановилась на тридцать девятом этаже, я уже стоял на крыше. Пока открывались двери, успел найти КП. Пара метров вверх или один раз подтянуться на небольшом штыре, торчащем из стены. Двери закрылись, но я уже скользнул внутрь и нажал кнопку под номером шестьдесят шесть, именно туда лежал мой дальнейший путь.

Следующий КП находился на внешней стене здания на уровне шестьдесят шестого этажа, если верить описанию. Во-первых, осмотреться. Вроде обычный этаж с офисами разных мелких контор, ничем не отличающийся от десятков других. Во-вторых, изучить схему эвакуации. Туалеты, хорошо. Рекреационная зона, маленькое кафе, лифты и офисы, офисы, офисы. Последние для меня бесполезны, так как окна там не открываются в принципе. А вот система вентиляции, не отраженная на схеме, меня очень интересует. Где ее искать, понятно.

В высотном здании лестницей никто не пользуется, ходить на ближайшие этажи работникам не требуется, а в остальном всегда можно воспользоваться лифтами. Курить тут запрещено, вот она и пустует. А на площадке между этажами есть люк, открывающий проход в технологическое пространство, где сосредоточены вентиляционные короба, трубы и электропроводка. Мне туда.

Пришлось потратить минуты три, чтобы выяснить, как попасть наружу. Тут главное – не заблудиться и не задохнуться от пыли. Так, воздухозабор на каждом этаже свой, а вот тут как раз самый здоровый короб, идущий к внешней стене. Технологическое отверстие в него едва нашел под слоем пыли, потом еще пару минут откручивал винты лючка. Странно, что не видно присутствия Джирбу, хотя он наверняка пошел другим путем; мне почему-то казалось, что ему не нравится ползать по пыльным дырам. «А мы не гордые, потихоньку просочимся», думал я, протискиваясь в очередной поворот короба под прямым углом.

Пожалуй, сглупил я с тактикой, выбрав такой медленный путь. Спуститься с крыши было бы быстрее. Наверно.

Наконец, я уперся в решетку, за которой виднелись огни столицы. Ее конструкция подразумевала, что снять ее можно изнутри, именно отсюда предполагалось обслуживать систему вентиляции.

На стену я выполз внутри некой технологической ниши, или же, по замыслу архитектора, декоративного компонента здания, маскирующего решетки воздухозабора. Сориентировался уже на ходу. Бетонная поверхность ниши сменилась стеклом основной стены здания, на которой присоски держали просто идеально – хоть бегом беги.

Оказалось, все рассчитано верно, и до КП осталось каких-то двадцать метров зеркальной стеклянной поверхности. Прогулка на пару минут. Ух ты, здорово! Давно не ползал без страховки по вертикальной стене на высоте в двести метров. Бодрит. Вернувшись в короб, не поленился закрутить все восемь винтов решетки – пусть конкуренты, избравшие такой же путь, помучаются.

Все также ползком пробрался обратно на лестницу, и, как ни в чем не бывало, пошел на шестьдесят седьмой этаж. Надеюсь, охранникам хватает работы, и они не заинтересуются, что так долго делал тот парень между этажами. Может, шнурки завязывал.

Нажимая на кнопку вызова лифта, глянул на табло с номером этажа и усмехнулся – лифт стоял на тридцать девятом этаже. Кто-то идет тем же путем, что и я. А мне на крышу.

Площадка с запертой дверью на крышу просматривалась аж двумя камерами, показываться в поле зрение которых было бы нежелательно, посему пришлось вернуться в лифт и снова воспользоваться люком в крыше. Дальше вверх по шахте свободным лазанием, открутить крепления еще одной вентиляционной решетки, и вот я на крыше. Так, теперь на восточный край, как гласит описание. И что тут у нас? Ну конечно! Дальше можно не думать. Видимо, на здании проводятся какие-то высотные работы, на восточной стене висит строительная люлька. А висит она на двух консолях, торчащих на пару метров за пределы парапета. Само собой, КП оказался на самом конце одной из них. Но прежде надо подумать, куда дальше.

Ближайшие две точки располагались на одинаковом расстоянии отсюда. Первая – где-то в районе пруда за скоростным Алтуфьевским шоссе, вторая по эту сторону от него. Логичнее брать сразу за дорогой, однако, туда чуть более трехсот метров. В принципе, должен дотянуть. Решено.

КП брался настолько элементарно и при этом зрелищно, что я не сомневался, ребята точно поставили тут пару камер. Потому что наиболее логичным и быстрым путем из торгового комплекса был прыжок с крыши.

Поехали! Вернее, полетели! Триста с лишним метров высоты дают долгие секунды свободного полета, когда забываешь обо всем на свете, кроме упоительного чувства свободы! Прямо передо мной встает светящаяся стена скоростного шоссе, функционирующего сразу в трех скоростных уровнях, не считая наземного. Момент очень опасный – если не впишусь в двадцатиметровую зону между уровнями, имею все шансы оказаться в прямом смысле размазанным по какому-нибудь флайеру. Впрочем, движение сейчас не столь интенсивное, шансы проскочить даже сквозь поток очень велики.

Крылу комбеза в треть мощности помогал гравик, обеспечивая более горизонтальный полет. Но как только шоссе осталось позади, и я увидел пруд, гравик перестал быть нужен. Организаторы посчитали, что в данном случае долгий поиск КП под водой повредит зрелищности, поэтому дали точные координаты. Готов поспорить на собственный зуб, что тут спрятано не менее четырех камер объемной записи. И сейчас я порадую будущих зрителей красивым приводнением.

Уподобившись зимородку, ныряющему за уклейкой, я почти без брызг вошел в воду головой вниз. И сразу развернулся, так как пруд оказался до безобразия мелким. Кроме огромного облака мути, под водой ничего не просматривалось. Пришлось вынырнуть. Выяснилось, я могу стоять, высунув голову из воды. GPS показывал, что до КП еще три метра на запад. Вдруг у противоположного берега что-то громко плеснуло, и я увидел, как темная фигура в два прыжка скрылась в прибрежном кустарнике. Джирбу! Больше некому. Хорошо ему было, мог видеть под водой, а мне теперь только на ощупь искать. Прибор показал, что я на месте, и я сразу же ударился ногой обо что-то твердое. Похоже на старую дренажную трубу. Нырнув, начал на ощупь обшаривать ее поверхность, до тех пор, пока ком не мигнул мне. КП взято.

Еще пара точек буквально в двух шагах. Так и сказано: «Крыша заброшенного кинотеатра на берегу пруда», и то же самое, но в подвале.

Заброшенный-то он заброшенный, да все равно, двери закрыты, на окнах решетки. Второй круг делать не стал, сразу полез на крышу прямо по стене. Только брызги с мокрого комбеза полетели.

Ровная крыша, только пара вентиляционных надстроек. И никого. Где же Джирбу? Неужели успел найти КП? Что ж, побежали. Начнем с центра. В общем, принцип постановки КП за годы моего отсутствия не изменился: если точка не указана явно, то она либо в самом труднодоступном месте, либо в самом очевидном. Самое очевидное – центр крыши – не прокатило, зато самое недоступное оказалось тем, чем надо. На крыше надстройки желтел кружок КП.

Дверца с крыши на чердак оказалась распахнута настежь, причем случилось это явно только что. На чердаке царила тьма, как в склепе, пришлось включать фонарь. Вокруг валялась куча старого барахла: кресла для зрителей, стулья, лопаты и прочая лабуда, между которой я пробирался к светлому пятну открытого люка. Спасибо, Джирбу!

Вниз по лестнице, никуда не заглядывая, до самого подвала, прямо по следам лидера, отпечатавшимся в толстом слое пыли.

Как только я увидел этот подвал, сразу подумал «Вот тут я и зависну на ближайший час-другой». Куча помещений разной степени захламленности, и в любом из них мог находиться заветный желтый кружок. Стоп, это не похоже на организаторов, в чем-то я не догоняю. Надо подумать. Хм, или еще раз просмотреть описание…

Ага, вот хитрецы! Ну надо же было так приколоться! «КП16 на юго-западной стене тоннеля, так же, как и КП10». Вот оно! А у этого подвала нет юго-западной стены, там только угол! Теперь все ясно.

Через пять минут я уже вылезал через тесное окошко подвала на улицу.

И снова бегом, бегом, ползком в канализацию, вплавь, нырнуть – не туда, снова нырнуть и в мутной жиже столкнуться с другим участником, едва его не убить, извиниться, и снова бежать, распространяя вокруг зловоние. После канализации тоннели метро, в том числе затопленная ветка, а дальше возврат в промзону, к месту старта и финиша. Еще несколько красивых и техничных КП, уже на потеху зрителям, и вот я снова на крыше здания, откуда стартовал. Тут уже сидит вусмерть уставший Джирбу, безучастно смотря в одну точку. Все-таки он меня сделал. Правда, лишь он один. Откуда-то взявшаяся Янка бросается мне на шею, Клаус с Ежи тоже на подходе.

– Тише, тише, от меня несет, как из деревенского сортира, орги, как обычно, постарались. И вообще, мне надо отдохнуть.

Сажусь прямо тут, на крыше.

Светает…

– Теперь я не знаю, кто ты, – сообщил мне Джирбу, когда мы после награждения забрели в ближайшее кафе позавтракать. – Я не нашел в сети данных по твоей причастности к сити-кроссу. – С последней нашей беседы он стал куда разговорчивее.

– Не туда смотрел, – пожал я плечами, хотя в свое время прикладывал кое-какие усилия по заметанию следов. – Тебе не участников надо было искать, а организаторов, а уж на чьем-нибудь видео я точно найдусь. И не на одном. А так, да – официальной связи между соревнованиями и мной в сети нет. – Я иронично улыбнулся.

– Забавно. – Он меня понял. – Дальше спрашивать не буду, ибо здоровье беречь надо.

– Разумно, – кивнул я. – Но я бы тебе ответил, никакой страшной тайны нет.

– Спасибо, – отказался парень. Как и всякий вирус, он был предельно осторожен.

– При этом он ужасно любопытен, – заметила Янка, прихлебывая кофе – она не была голодна.

– Держать себя в руках, носить маски, играть роли и так далее – обычный удел современного человека, живущего в обществе, – на правах старшего родил банальность я. Еще и вилкой неопределенно-глубокомысленно потряс.

– Угу, – буркнул Джирбу, сочтя мое высказывание завершением темы. – План такой – отмыться, отоспаться, отожраться и к ночи выползать на местность.

– Уже? – Я так и застыл с набитым ртом. – Беж ражведки?

– Выползать на разведку, – специально для тупых уточнил вирус.

– Вот, смотри – удобные места для входа есть на восемьдесят шестом, семьдесят четвертом и шестьдесят втором этажах. – Для наглядности Джирбу ткнул пальцем в нужные места на трехмерной модели здания корпорации, которую он заранее где-то успел надыбать. – Но до восемьдесят шестого нам не дотянуть по высоте.

– Надо определиться, куда именно идти внутри.

Мы вдвоем сидели на крыше противоположного объекту здания и разглядывали трехмерную модель этого самого объекта, но только в виртуальности, созданной для нас компами наших шлемов.

– Дата-центр у них в хорошо охраняемом подвале, там же лаборатории и склады всякой опасной ботвы, – начал перечислять Джирбу. – Нижние пятнадцать этажей занимают всякие менеджеры – там работают по клиентам. Охрана базируется тоже внизу, но есть еще подразделение на семидесятом этаже – вроде как охрана руководства, но ночью там только одна смена, и та спит. Админы базы сидят, предположительно, либо на семьдесят восьмом, либо на сороковом, но я уверен, что доступ к базе есть и там и там. Еще есть научные лаборатории на тридцать втором – тридцать шестом – скорее всего, имея нужный доступ, к базе персонала можно проникнуть и оттуда.

– А где отдел кадров по внеземле?

– Не знаю. Но просто отдел кадров живет, как и положено, на первом. Туда лучше не ходить, – отрицательно мотнул головой вирус, но потом добавил, – без необходимости.

– Тогда разумно предположить, что семьдесят четвертый этаж удобнее всего. Там вентиляция что ли?

– Ага. Воздухозаборник для вышележащих двенадцати этажей. То есть, мы можем свободно

гулять вверх, а вниз будет проникнуть посложнее.

– Но нам сначала на семьдесят восьмой, так что вообще здорово получается. Что там с вентиляцией?

– Схема утверждает, что никаких вентиляторов там нет – все самотеком. Снаружи декоративная решетка, если не удастся аккуратно открутить, разрезать – не проблема.

– Не хотелось бы.

– Там видно будет. В любом случае, заметят это не скоро.

– Дальше? – Сейчас я мог только помогать и не высовываться, а руководство осуществлял Джирбу. Так и лучше, и правильнее. Я имею право лишь вносить замечания и давать консультации, если возникнет такая необходимость.

– По вентиляции ползем четыре этажа вверх, затем я пробую прицепиться к ближайшей консоли, чтобы выяснить, как у них ходят в базу. К сожалению, на схеме не указано, – хмыкнул он.

– Камеры и прочие датчики?

– Фигня, – отмахнулся вирус. – В нашем распоряжении будут все нужные кабели.

– Ясно. Всего два скользких момента – туда ли мы попадем и сможем ли добраться до базы.

– Где-то так, – кивнул напарник. – Можно собираться.

– А точно у них там ночами не работают? – вспомнил я еще один момент.

– Возможно, – помедлив, согласился Джирбу. – Но отдельных офисов там больше двадцати, где-нибудь, да найдем свободный.

– А третий скользкий момент, – не унимался я, – в том, что внешняя система безопасности может быть настроена на такие мелкие объекты, как мы.

– Ох, сомневаюсь. Флайер – да, согласен, отслеживается. А вот человек, да именно со стены… Знаешь, столько датчиков надо ставить на голую стену?

– Знаю, не так уж и много.

– Окей, тревогу я тебе сразу отслежу, если что – слиняем в течение минуты.

– Договорились, – вроде успокоился я.

Приготовления начали с утра. Готовился, в основном, Джирбу. Пригнал откуда-то невзрачный наземный фургончик, на каких обычно передвигаются работники коммунального хозяйства.

– На нем же и уйдем, – сообщил он, разгребая снаряжение. – Аварийный и более шумный вариант – флайер – тоже готов. Держи свой комплект. Если что, спрашивай.

Аэрокомбез с гравиком такие же, как у меня, только комбез с активным камуфляжем. Шлем стандартный. Присоски тоже как у меня. Набор необходимых инструментов. Многофункциональный ком на порядок дороже моего – такой выкинуть уже жалко.

– Резервный, – пояснил вирус.

– Оружие не берешь?

– Вот еще! – фыркнул он. – На кой? Зато сейчас у нас вообще ничего запрещенного нет. Ну, кроме софта кое-какого… Но его хрен кто обнаружит.

– С парализатором, конечно, спокойнее… Но и так сойдет, – не стал настаивать я, тем более что тоже предпочитал обходиться без оружия.

– Поверь мне – если вдруг дело дойдет до самообороны – миссия провалена нафиг.

– Кто ж спорит?

– Ладно, теперь есть и спать.

На этот раз обедали в забегаловке под названием Курятник.

– Кстати, ищут тебя, – бросил Джирбу, закусывая салатиком курицу гриль. – Но наводку копам не давали, ищут строго камерами. – Он махнул куриной ногой в сторону ближайшей камеры наблюдения, а я невольно втянул голову в плечи.

– Нормальная новость, – ровно ответил я.

– Ага. До порога уверенной идентификации им не хватает двадцати двух процентов – ты хорошо замаскировался. Живым копам ты тоже был бы неинтересен, их другие национальности интересуют. Из двадцати с лишним миллионов…

– Да знаю я вероятность, – отмахнулся я. – Поэтому и не волнуюсь. Ты бы о себе заботился.

– А я кристально чист!

– Да ладно тебе! А то я не знаю, как ищут вирусов! Тебе ж любой плановый медосмотр заказан, и болеть не рекомендуется.

– Они мне не нужны, без них справляюсь, – сухо ответил он. – А вообще, это типичное проявление положительной обратной связи. Чем больше общество стремится найти и подчинить вирусов, тем больше они будут противодействовать. В результате, вместо положительно эффекта для общества выходит отрицательный. Чтобы эти ксены передохли там все!

– Это в твоих силах, – вкрадчиво произнес я и выжидательно замолчал.

– Я знаю, – неожиданно серьезно согласился Джирбу. – Но это ни разу не мой путь. – Видно было, что он давно и серьезно думал над этим.

– Это была провокация, – честно признался я.

– А то я не понял! Вопрос закрыт. – Он решительно поднялся. – Предлагаю захватить перекус с собой, потом будет не до кафе. Я тут квартирку приснял неподалеку, будет, где поспать.

– Молодец, – искренне похвалил я.

Квартирка оказалась грязной двушкой в старом панельном доме, который помнил еще времена первых лунных баз.

– И все-таки, – решил дожать я Джирбу, – разве ты никогда не хотел жить нормальной жизнью, ничего не опасаясь и ни от кого не скрываясь?

– Хотел, – пожал плечами он, как будто вспоминал какой-то незначительный момент из детства. – До тех пор, пока не понял, что быть особенным – не плохо, а хорошо. Обычных – миллиарды, что в этом прикольного? Хорошо, что я это понял достаточно рано, а то лежал бы сейчас где-нибудь в лаборатории и пускал слюни. – В его голосе послышалось отвращение и тщательно скрываемый страх. – Или, в лучшем случае, пахал на кого-нибудь из этих… И, все зубы даю, занимался бы куда более грязной работой, чем сейчас.

– Мое мнение от твоего не отличается, – согласился я.

– Яна сказала, ты тоже вирус, – вдруг настороженно сказал Джирбу. – Мне твои вопросы не нравятся.

– В классическом понимании, меня нельзя отнести в вашему… виду. Однако кое-что и я могу. Ну, и Янку научил тому, что она умеет сейчас. И медосмотров не боюсь. Этого достаточно?

– Не знаю, – буркнул он. – Наверно, да. Я спать пошел.

Глава 3

Буквально в то же время, но на следующую ночь, мы стояли на той же самой крыше дома напротив штаб-квартиры корпорации.

– Готов? – спросил Джирбу, и, дождавшись моего кивка, сказал: – Пошли.

С крыши мы прыгнули одновременно.

Что бы ни говорили разные мастера джампинга, приземление на стену здания – штука очень сложная даже с использованием гравика. Меня ощутимо приложило о зеркальную поверхность стены, и если бы не вовремя включенные присоски, лететь бы мне до земли, но уже в неконтролируемом полете.

– Ты как? – озабоченно спросил вирус, видя, что я завис без движения.

– Н-нормально, – выдавил я, помотав головой. – Приложило немного… с непривычки.

– Отдыхай! – приказал он, а сам быстро пополз к решетке вентиляции.

Когда я присоединился к нему, путь в здание был открыт.

Дальше двигались тихо и молча. Четыре этажа вверх по скользким коробам шли на присосках, а выйдя на нужный этаж, двинулись ползком, постоянно сверяясь со схемой. Наконец, Джирбу остановился.

– Тут выйдем, – не понижая голоса сообщил он. – В этой дыре вообще следящих датчиков нет.

Вышли мы не сразу в коридор, а в дебри технического этажа, где на первый взгляд беспорядочно переплелись разнообразные кабели и трубы.

– Отдыхай десять-пятнадцать минут, я разведаю что к чему.

С этого момента началась работа, ради которой и понадобилась помощь вируса – то, что у меня заняло бы сутки-двое, он сделает за минуты.

Джирбу нашел ближайший сетевой кабель и обмотал его чем-то похожим на лейкопластырь. Из получившегося кольца выходил кабель, который он воткнул себе в шлем. И неподвижно застыл минут на десять.

Мне оставалось только глазеть по сторонам. К сожалению, тут не было ровным счетом ничего интересного – разве только угадывать, для чего предназначена та или иная труба или кабель.

– Хорошая новость, – наконец очнулся Джирбу. – На этом этаже есть все, что нужно. Плохая новость – отсюда ничего сделать не получится трафик у них шифрованный, придется спускаться к офисам и ломать чью-нибудь консоль. Второй вариант – идти вниз непосредственно к машине с базой – слишком долгий и опасный.

– Ты знаешь, как обойти систему аутентификации?

– Не-а, зато я нашел человека, который это сделал за нас, – довольно хмыкнул вирус. – Почти идеальный вариант. Честно говоря, ты мог бы справится без меня.

– Возможно, – не стал отрицать я. – Ты нашел админа базы, который сейчас совершенно один сидит и забивает туда данные?

– Угадал на все сто. Нет, на девяносто девять. Он еще пьет пиво, уже четвертую бутылку.

– Предлагаю поторопиться, дабы успеть к ближайшей итерации его мочевого пузыря.

Засаду устроили в туалете, который очень удобно располагался в тупичке, не видимом из основного коридора к офисам. О камерах Джирбу позаботился заранее – теперь они покажут девственно пустые помещения.

Первоначальный план включал в себя простой, но действенный силовой захват админа, но, порывшись в помещении, мне на ум пришел более элегантный вариант. Правда, придется вирусу справляться одному, пока я буду шуровать в базе. Оно и лучше – меньше знаешь, крепче спишь.

Ждать пришлось недолго – обычно пиво не любит задерживаться в организме.

– …эти оракловские слияния третьего уровня – полная хренота! – Слегка набравшийся админ увлеченно разговаривал сам с собой. – У остальных интерфейсы как интерфейсы, а здесь понакрутили так, что и черт все ноги переломает! – Он рывком распахнул дверь в туалет, и решительно направился прямо к кабинке, где спрятались мы. Но также внезапно остановился. – Какого хрена?! – Действительно, на двери висела табличка: «Не работает». – Ясно! Их обратная совместимость у меня уже во-от где! – С этими словами он скрылся за соседней дверью, и сразу зашуршал застежками. Но главное, мы услышали заветный щелчок замком двери, который загодя был успешно сломан мною, и открываться больше не умел.

Оставив Джирбу заниматься админом, я, не мешкая, отправился в опустевший офис.

– Что за ботва?! – Из-за двери туалета послышались сдавленные ругательства, а дверная ручка заходила ходуном. – Идиотские замки!

Но дерганьем ручки админ не ограничился, начав, пока осторожно, пробовать дверь на прочность плечом. Хлипкая офисная дверь такого обращения могла не пережить; пора было вмешиваться.

– Кто там шумит? – строго и громко спросил Джирбу. По его мнению, именно так должны были разговаривать местные охранники. – Посторонний на уровне? – для острастки добавил он.

– Отлично, что вы сюда заглянули! – послышалось из-за двери. – Проклятая дверь сломалась и не хочет открываться! Я тут работаю в восемьдесят втором, у вас там записано должно быть. – У него даже мысли не возникло, что окликнувший его человек мог быть кем-то, кроме охранника.

– Да, есть такой, – уже дружелюбнее согласился «охранник». Он подошел к двери и для проформы подергал за ручку. Безрезультатно. – Тебя звать-то как?

– Толик… У вас же есть ключи? – с надеждой спросил админ. – А то ломать неохота.

– Ишь чего – ломать! – строго прикрикнул Джирбу. – А потом мне вставят за беспорядки, а у тебя вычтут из зарплаты эту дверь вместе с ремонтом. – Сейчас пойду ключ поищу, сиди тут, жди, – смягчился он. – И не переживай, все найдем. На вот, кстати, послушай пока музыку, не скучай. – Джирбу перекинул через высокую перегородку миниатюрный ком с наушниками. – Слыхал последний хит от Электронных Мутантов? Вещь!

– Да, конечно, послушаю, – поспешно согласился Толик. Лишь бы охранник быстрее принес заветный ключ.

Услышав, что парень за дверью надел наушники, Джирбу сказал:

– Я пошел, а ты сиди тут. И можешь пока попробовать применить свой админский пароль к этой двери! – хохотнул «охранник», уходя.

– Ага, конечно, – не оценили шутку за дверью.

Впрочем, Джирбу уже узнал, что хотел.

Админская консоль, со всеми своими приглашающе открытыми окошками выглядела настолько беззащитной, что я прям умилился. Ну-ка, детка, покажи папочке, что умеешь.

Эта консоль была заточена именно под работу с оракловской базой, и это было именно то, что доктор прописал. Во-первых, тут есть все необходимое для ее администрирования, поэтому не придется использовать свои средства, за исключением узкоспецифических. А во-вторых, разработчики базы данных поступили опрометчиво, рискнув написать собственную операционку. Лучше бы они доработали свой кривой интерфейс объемных слияний массивов, на который так ругался админ по дороге в туалет. А так получилась не менее кривая операционка, дыр в которой насчитывалось предостаточно. И это мне нравилось, тем более что весь необходимый инструментарий для тихого проникновения имелся. Еще из старых запасов.

Дальше – дело техники. Выяснить, где у них все базы, их структуру, тип защиты, куда и как пишутся логи. Главное, ничего пока не трогать ручками, только смотреть. Найти нужную базу по персоналу, раздел по внеземле, система Дельты. Так, кто тут у нас есть? Шахтер, шахтер, еще сто шахтеров – не то. Рабочий, грузчик, буфетчик – тоже мимо. Массажистки – интересно, но снова мимо. Охранники, восемь человек – подошло бы, но они из одного подразделения, друг с другом знакомы. Новые девушки в стриптиз-клуб, посудомойка. Оператор горнопроходческого комбайна – пожалуй, не потяну. Иванов Антон Сергеевич – инженер-оператор систем вентиляции шахт. Вот! Это оно! Мужик средних лет, друзей-знакомых на планете не имеет, в компанию приходил только на собеседование и отборочные тесты. Все прошел успешно, ждет приглашения на ближайший рейс. Просто мечта шпиона.

Дальше ищем, где он засветился, особенное внимание биометрике и фотографиям. Попутно пишем скрипт, все это изменяющий в нужное время. По счастью, записей не так много, как я опасался, и большинство из них править не требуется.

– Справляешься? – поинтересовался Джирбу, тихо подошедший сзади.

– Все пучком! – бодро ответил я, не прекращая работы.

– Для чистки логов тебе понадобится админский пароль, – напомнил он, сходу разобравшись, чем я занят. – Ты его уже знаешь?

– Фигня, – отмахнулся я. – Это ж четвертая версия операционки, эти додики там кэшировали запросы авторизации, а логин с паролем хоть и шифрованные, но таким алгоритмом, что ключ ломается на раз-два.

– Семь минут прямого перебора на этой тачке, – хмыкнул вирус. – Они у тебя есть?

– А что, разве нет? Кто у нас заботится о свободном времени?

– Лучше было бы обойтись без них, дабы не вводить в дополнительные подозрения Толика – нашего застрявшего администратора. – Он сделал легкую паузу. – Ладно, вот тебе админский пароль.

Передо мной на десять секунд появилась бумажка с буквами, после чего Джирбу спрятал ее в карман комбеза.

– Молодец, спасибо, – похвалил я, не особо удивившись.

– Пойду изображать активность. – Вирус также тихо вышел в коридор.

На самом деле, Джирбу мне сильно помог – ужасно не люблю заниматься такими подборами в условиях дефицита времени, уж больно нервно.

А с безопасностью внутри корпоративной сети все обстояло достаточно печально. Была допущена классическая ошибка – понадеялись на изоляцию от внешнего мира и охрану здания. Это я к тому, что админский пароль подошел не только к базе данных, но и при аутентификации на сервере удаленного логирования. А заодно и на втором, что уже ни в какие ворота не лезло. В результате, не пришлось отлавливать пакеты вручную, достаточно было потереть «лишние» записи в файлах журналов.

Впрочем, за меня все сделал небольшой скриптик, добавивший мои данные вместо данных того самого Антона Сергеевича, и потеревший за собой факт внесения изменений. С самим Антоном я разберусь позже.

– Долго еще? – В комнату просунулась голова Джирбу.

– Все! – довольно сообщил я, привычно оглядывая рабочее место на наличие следов постороннего вмешательства. – Пошли выпускать бедолагу.

– Эй, ты там еще не уснул? – громко спросил Джирбу, заходя в туалет.

– Уснешь тут, как же! Нашли ключи? – Толик говорил раздраженно, но пока не зло.

– Нашел какие-то, сейчас проверим.

С этими словами «охранник» начал ковыряться гвоздем в замочной скважине. Почему-то безрезультатно. Я не стал дожидаться окончания представления и отправился к выходу, тем более что меня тут вообще не запланировано.

– Вот дерьмо! – выругался Джирбу. – Не подходит!

– А точно ключей больше не было?

– Сто процентов! – рассерженно бросил он. – Слушай, давай сломаем, так и быть. Вот, держи. – Он пропихнул под дверь заранее спертую из какого-то офиса отвертку. – Теперь я отсюда пошел, а ты аккуратно сломай, но постарайся, чтобы не очень заметно. И никому не скажем. Окей?

– Придется… Хрен с ним, сломаю, не торчать же до утра?

– Вот и хорошо. Бывай!

Когда дверь с громким хрустом сдалась, Джирбу уже закручивал винты вентиляционной решетки.

Обратный путь был прост – по пыльным коробам до внешней стены, по стене ползком почти до крыши.

И прыжок вниз.

Приземление в небольшом скверике, где я неудачно зацепился за дерево, порвав комбез, а Джирбу напугал какую-то девушку, выгуливающую глубокой ночью собаку.

– Соревнования у нас, – уже на бегу пояснил он, ловко перепрыгнув попытавшуюся цапнуть за ногу собачку. Собачка разразилась лаем, но от преследования отказалась.

В фургончик сели молча, да так и не разговаривали, пока не подъехали к высотке со стоянкой флайеров. В пути я лишь успел переодеться в нормальную одежду.

– Я разберусь с машиной, ты можешь воспользоваться флайером и квартирой. – Джирбу впервые за поездку повернулся и посмотрел на меня.

– Спасибо, теперь доберусь сам, – отказался я от действительно лишней помощи. – А вот шмотье мое уж забери вместе с машиной.

– Не вопрос, – пожал плечами тот.

– Твои деньги уже на месте плюс некоторый процент за то, что приятно было с тобой работать, не удивляйся этому.

– Да, я видел. – И когда успел? – Мне тоже.

– Приглядывай там за Янкой.

Я захлопнул дверь фургона.

Ожидая приглашения на работу, Антон Иванов по большей части страдал пофигизмом – играл, ползал по сети, смотрел фильмы, ел и спал. Чистая посуда на кухне кончилась, но мыть грязную было лень, поэтому он перешел на одноразовую.

Письмо пришло, как всегда, неожиданно.

«Уважаемый Антон Сергеевич!

К нашему глубокому сожалению, в настоящий момент мы не готовы принять Вас на работу в связи с некоторыми техническими трудностями. Тем не менее, мы готовы компенсировать Вам вынужденный простой, а также моральный ущерб. Пожалуйста, проверьте Ваш счет в банке «Галактика».

С уважением, начальник отдела кадров Universe Mining, Inc, Мэттью Седов».

– Гребаные ублюдки! – Антон зло пнул стул, отчего тот с треском врезался в стену.

Однако, конечно же, первым делом полез проверять состояние счета. Увиденное его, мягко говоря, ошеломило.

– Ну ни фига ж себе! – присвистнул он. – Пожалуй, возьму свои слова обратно. – Он мечтательно откинулся на спинку кресла. – А не слетать ли мне куда-нибудь к теплому морю и горячим девочкам?

…– Мужики, заваливайтесь сюда!

Мои воспоминания прервал громкий и уже не совсем трезвый голос Гаряныча – одного из трех моих соседей по каюте, будущих шахтеров Дельты. С ним я уже имел несчастье познакомиться в первый же день, когда он знакомился абсолютно со всеми. Искал себе подобных. И, что характерно, нашел.

Мужики в количестве еще четырех рыл кое-как начали устраиваться на нижних койках вокруг маленького столика, как в старых дешевых поездах.

– Это тезка мой – он тихий, – махнул рукой в сторону меня Гаряныч. – Водку будешь? – Это уже мне.

– Ты б еще коньяк предложил, – презрительно фыркнул я. – Во-первых, видел я, где ты покупал эту «водку» – могу тебя разочаровать – это не она. Впрочем, срубать будет качественно. Во-вторых, если ты слушал обращение капитана, то, наверно, помнишь, чем чревато употребление алкоголя на борту?

– Ладно-ладно, разбушевался, – миролюбиво проворчал он, усаживаясь на узкую койку.

– И вы давайте-ка потише тут, – добавил я. Разбираться с пьяной толпой вовсе не хотелось, особенно потому, что был хороший шанс засветиться вместе с ними перед капитаном, который не станет разбираться, кто пил, а кто сбоку стоял. А лишний выговор с записью в личное дело в первые дни работы мне вовсе не нужен. – Я этот корабль знаю, – убедительным тоном соврал я. – Все каюты слушают по очереди, – сказал я почти шепотом, свесившись с верхней койки, – и если кто услышит, что вы тут бухаете, вместо работы будете торчать в карцере. А вы думали, обычная работа? – видя удивление на лицах, сказал я. – Вы хоть читали условия контракта? Про секретность и режим видели строчки? – дожимал я. – Считай, военный объект… со всеми вытекающими.

Напустив страху, я довольно развалился на койке.

– Эй, – послышался неожиданно тихий голос Гаряныча. – Так может нам не пить?

– Сколько у вас? – деловито спросил я.

– Да парочка по ноль пять.

– Дай посмотрю.

Водкой, это, конечно, не было – так, синтетическая дрянь с запахом спирта, что продается из-под полы в залах ожидания в специальных пластиковых пакетах. Зато у нее был ощутимый плюс – после употребления обычно клонило в сон.

– Аккуратно и тихо, – разрешил я. – И быстро. Ничего, мужики, когда прилетите, погуляете будь-здоров! – Подбодрить тоже надо. – Я точно знаю, там с этим не так строго – лишь бы работали, а так даже бордель есть, причем едва не официальный. А на корабле правила строгие, и не зря.

Уф-ф… Как дети, право.

Дельта-Сортировочная-2 была построена с расчетом на вдесятеро большее количество людей, чем прилетело на Галактике. Вся толпа вновь прибывших смотрелась достаточно несерьезно в масштабах огромного зала ожидания внешних рейсов.

Нас встречало несколько девушек в форменных комбинезонах корпорации, да один менеджер-мужчина в классическом костюме. Он же произнес короткую вступительную речь.

– Добро пожаловать на Дельту – одну из самых богатых колоний корпорации! – воодушевляюще начал он, однако быстро закруглился. – Надеюсь, вам здесь понравится. Подходите к девушкам – они выдадут вам индивидуальные комы, которые помогут вам ориентироваться в Политауне и шахтах, а также дающие доступ в соответствии с вашим уровнем и обязанностями.

К девушкам быстро выстроились очереди, но все происходило очень быстро – корпорация ценила время.

Индивидуальный ком оказался браслетом, да не обычным, а с функцией биоидентификации. Узнал я это по легкому уколу в руку и запустившейся диагностической программе, запоминающей мои параметры.

Когда все разобрались с браслетами, мужчина сказал:

– Дальше следуйте указаниям ваших браслетов, а если отклонитесь, вам помогут сотрудники службы безопасности, не волнуйтесь.

Он фальшиво улыбнулся.

«Следуйте вдоль сиреневой линии!» – приказал мой браслет приятным женским голосом. И правда, на полу вдруг появилась жирная сиреневая линия, которая вдобавок еще и светилась. И я вместе с общей неорганизованной толпой направился прочь из зала.

Шли недолго. Зал ожидания внутренних рейсов располагался буквально в двух шагах от предыдущего. И там нас уже ждал шаттл.

Правда, корабль мы не увидели. Двери зала вели прямо в приемный рукав, по которому мы попали внутрь шаттла, разместившись в противоперегрузочных креслах достаточно тесного салона. И никаких иллюминаторов, только мониторы, показывающие картинку снаружи.

Снаружи было интересно. И если мониторы правого борта показывали только звезды да часть орбитальной станции, то слева почти весь обзор загораживала Дельта. И даже с орбиты сразу становилось понятно, почему ее вторым названием стал Котел.

Внизу все кипело и бурлило. Смесь различных углеводородов, среди которых преобладал метан, под воздействием огромных давлений и переменных температур из-за суточного вращения планеты, находилась в постоянном движении. Огромные массы углеводородов не просто перемещались в пространстве в виде громадных вихрей, также они постоянно переходили из одного агрегатного состояния в другое – ото льда на почти неосвещаемых звездой полюсах до жидкости и газа в более теплых широтах. Но с орбиты можно было увидеть только верхние слои атмосферы; что происходит на поверхности оставалось скрыто за плотными слоями облаков.

И в этот кипящий бульон нам предстояло погрузиться.

Легкий толчок, да дернувшаяся картинка на мониторах – стартовали. И никаких объявлений и пожеланий приятного полета, все сугубо функционально и без лишних формальностей. Мы теперь внутри корпорации. Можно забыть про свою страну в частности и Землю в целом – ты больше не имеешь к ним отношения. Твое государство – Корпорация, она будет решать, что тебе делать, как жить и как работать. И если ты ей не понравишься, обратиться за помощью будет не к кому.

Спустя полчаса полета стало понятно, для чего в салоне стоят противоперегрузочные кресла вместо обычных. При входе в атмосферу началась болтанка, все усиливающаяся при приближении к поверхности. Картинка на мониторах мигнула и пропала, но спустя минуту возникла снова, но это уже было не изображение с внешних камер, а синтетическая реконструкция показаний внешних датчиков, более устойчивых к условиям снаружи.

А снаружи было жарко. Внешняя активная обшивка, раскаленная добела, постепенно испарялась, не давая сгореть шаттлу, который сейчас фактически падал в безбрежный океан метановых паров. Мощные порывы ветра то и дело сотрясали его, подбрасывая, как пушинку, а люди внутри с трудом сдерживали желание избавиться от остатков завтрака. Некоторым это не удалось, и предусмотрительно приготовленные бумажные пакеты весьма пригодились.

– Мы точно не падаем? – спросил меня сосед справа, от волнения едва не разорвавший бумажный пакет пополам.

– Разумеется, мы падаем, – «успокоил» я. – Но падаем контролируемо, в штатном режиме. Пока нет повода для беспокойства.

Мои слова не оказали должного эффекта, потому как вдруг внезапно замигал и выключился верхний свет. В темноте бурлящий ад на мониторах выглядел куда более зловеще.

– Это нормально?! – едва не завопил сосед, рискуя организовать небольшую панику.

– Иногда бывает, – как можно более равнодушно сказал я. – Если пилотам необходим запас энергии, лишних потребителей могут отключить. Так, на всякий случай.

Сам я не особо верил, что такой мизер, как освещение салона, мог играть какую-то роль, но паника среди пассажиров еще никогда не приносила пользы.

И только спустя несколько минут зажглось аварийное освещение. Конечно же красное, отчего оптимизма у пассажиров не прибавилось. Потом гермодверь со стороны кабины пилотов распахнулась, и через салон спешно прошел человек в скафандре с открытым забралом, тихо матерящийся сквозь зубы. Его пытались спросить, что случилось, но он всех проигнорировал.

Зато вскоре вновь загорелся свет, а болтанка начала стихать.

Еще один толчок – приземлились. И поехали куда-то вниз на платформе огромного лифта, только мелькали огни на мониторах.

Остановились, шаттл продвинулся куда-то в сторону, после чего окончательно замер.

Наручный ком завибрировал, привлекая внимание, и сиреневая линия снова появилась передо мной, приглашая идти. И снова нестройная толпа потянулась на выход – каждый по своей индивидуальной программе.

Шаттла я так и не увидел – приемный рукав снова вывел прямо в зал ожидания, скрывая корабль где-то в недрах ангаров.

Тем временем, моя путеводная нить вела меня к виднеющимся в конце зала раздвижным дверям, оказавшимися в итоге дверями лифта. Пока мой путь совпадал с дорогой всех вновь прибывших. Моя сиреневая линия перед лифтом сложилась в число «-86», после чего мигнула и исчезла. Что ж, догадаться несложно.

Остальные тоже разобрались, что к чему, и теперь уверенно нажимали нужные кнопки лифта. Оказалось, что на уровень восемьдесят шесть еду я один, все остальные остаются где-то выше. Вот и хорошо, а то надоело чувствовать себя бараном в стаде.

Когда двери лифта распахнулись, и я вышел на уровень, то, сделав пару шагов, невольно остановился. После бесконечной череды нейтрально-бледных помещений разных размеров, но одинаково прямоугольных, уровень просто радовал глаз.

Вместо промышленного синтетического коврового покрытия пол блестел отделкой «под паркет». Вместо прямых углов – округлые плавные формы. На стенах репродукции известных картин и имитации окон, за которыми явственно проглядывало синее небо и качались деревья. Однотипные квадратные световые панели заменены на изящные светильники.

Как хорошо, оказывается, работать в высшем инженерном звене корпорации! Даже, вон, потолки, и те выше сантиметров на двадцать!

И, почти уже преисполненный благодарности к руководству, я проследовал дальше по сиреневой линии. Мимо каких-то офисов, мимо столовой, мимо спортзала, прошел через самый настоящий парк с хорошей имитацией голубого неба и легкого морского бриза. И с фонтаном, на скамейках вокруг которого заметил пару человек. Свернул в широкий коридор с множеством дверей; открыв одну из них, попал в другой коридор, поуже, но тоже с дверями. Следующая дверь с номером сто семьдесят семь – и я дома.

Надо же, в нескольких километрах под землей, на планете, где человеку не выжить… – и дома.

Глава 4

Недорогой гостиничный номер – первое впечатление от жилища. Две комнаты, пищеблок, санузел. Вторая комната – спальня – совсем маленькая, однако размер кровати вполне позволяет разместиться вдвоем. Похоже, руководство тут достаточно либеральных взглядов. Нельзя сказать, что это плохо.

Меня слушают и смотрят – мой продвинутый ком, который никто не отнимал, сообщил об этом сразу. Впрочем, сей факт никто скрывать не собирался – тоже не самый плохой ход. Забавная ситуация – вроде как контроль над личностью присутствует, но при этом допускается явная (или строго рассчитанная?) халатность. С теми же личными комами, например. С другой стороны, во внешнюю сеть я все равно выйти не смогу за неимением таковой, а внутренняя мне не особо поможет, тем более что доступ к ней у меня и так есть… какой-то.

Ладно, ничем предосудительным заниматься я не собираюсь… пока. Есть, спать, работать. Думать. Да, а что там в пищеблоке?

Стандартный кухонный комбайн, все полностью автоматизировано, разве что не жрет за тебя. Хотя в рот положить сможет. Меню длиной с рулон туалетной бумаги, конечно, электронное, на экранчике, хотя можно и голосом. Несколько кнопок. Дверца, откуда достают. Всё.

– Что дают? – спросил я, глядя на свое отражение в черном стекле дверцы.

– Что пожелаете? – спросил комбайн приятным женским голосом.

– Все ясно, – буркнул я, ткнув кнопку вызова меню. – Пока с тобой договоришься… хуже жены.

– Неправда… – начал было автомат.

– Заткнись. – Такую команду он знал.

Мясо, гарниры, салатики – какая разница, если готовится все из совершенно одинаковых брикетов замороженной хлореллы, ну, и добавок кое-каких… для вкуса… и запаха. А выращивают ее где-нибудь неподалеку. Сразу представились огромные чаны из нержавейки, освещаемые лампами дневного света. А внутри – бульон.

– Приятного аппетита! – поспешил сказать комбайн еще до того, как его дверца приглашающе открылась. – Ваш ужин.

– Стало быть, сейчас тут вечер, – глубокомысленно произнес я. – Кстати, а выпить дают?

– Ваш лимит в это время суток составляет один литр пива, либо ноль пять литра вина, либо ноль два литра крепких напитков.

– Спасибо, надави лучше сока… конечно, хлореллового.

– Повторите заказ, пожалуйста.

– Пусть будет… манго.

За ужином я бегло оценил свой рабочий график на ближайшую неделю. Да, за меня уже давно все было спланировано.

Завтра с утра визит в отдел кадров, затем в местную СБ, далее медосмотр. И только потом встреча с непосредственным начальством, а именно, с начальником моего отдела по имени Франсуа Гофф и своим будущим напарником – главным инженером систем вентиляции Иваном Громовым. Забавно, мне сразу почему-то представилась картина времен войны 1812-го года, когда русский мужик Иван Громов гонит прочь из Москвы француза-завоевателя Франсуа Гоффа. Наверно, этому способствовал и внешний вид моего начальства – если первый выглядел пожилым сварливым пенсионером, то второй имел геройскую внешность как раз-таки сурового русского мужика.

– Добро пожаловать на Дельту, Антон Сергеевич, – дежурно поприветствовала меня девушка сотрудник отдела кадров. И сразу приступила к делу. – У нас с вами есть ровно пять минут на все, так что давайте приступим, хорошо? – И не дожидаясь моего согласия, продолжила: – Вы уже ознакомились с трудовым договором и подписали его. Теперь вот вам должностные инструкции и внутренний распорядок – ознакомьтесь сегодня же и поставьте свою электронную подпись, иначе завтра вам не удастся выйти на работу. – Она говорила быстро и четко, давно заучив все наизусть. Перебивать ее не стоило. – Здесь распишитесь, что получили материалы на ознакомление. – Я поставил подпись не глядя. – Есть вопросы? – Вот теперь она действительно ждала от меня ответа.

Я оценивающе посмотрел на ее строго официальную внешность, идеально белый воротничок блузки, потом заценил все, что смог между воротничком и краем стола, и ответил:

– Благодарю вас, вопросов не имею.

– Тогда удачной вам работы на новом месте, – слегка улыбнулась она. Хм, а в голосе я-таки почувствовал некоторое разочарование. Живее надо быть, крошка.

Местный особист и не думал представляться.

– Доброе утро, Антон… Сергеевич, если не ошибаюсь, – нарочно сымитировал забывчивость уже порядком облысевший крепкий мужик средних лет.

– Здравствуйте. – Я решил вести себя так, как должен вести себя простой инженер, попавший на новую хорошую, но очень ответственную работу.

– Я буквально в паре слов разъясню вам некоторые правила поведения… и особенности нахождения здесь. Вы же в первый раз попали и на другую планету и на работу внутри корпорации? – Он не ждал ответа, но я успел кивнуть головой. – Вот и хорошо. – Он вышел из-за стола и присел на край стола, после чего более доверительным тоном продолжил: – Корпорация – это не просто организация, предоставившая вам работу, нет – это нечто большее. В каком-то смысле это можно назвать семьей, ибо она заботится о своих работниках во всем, начиная от трудовой деятельности и заканчивая обеспечением досуга и развлечениями. Да-да, в этом особенность автономных колоний! – Будто я этого не знал. – Полагаю, не секрет, что такой уровень заботы и доверия также требует от работника не только большей отдачи, но и высокого уровня личной ответственности. Вы пока еще не заметили, но скоро увидите, насколько Корпорация доверяет вам. Однако есть и оборотная сторона медали, прежде всего, для слабых духом людей. Почувствовав пьянящий вкус свободы, они начинают думать, что контроль над личностью осуществляется спустя рукава, и они могут безнаказанно злоупотреблять предоставленной свободой. Вы понимаете, о чем я?

– Вполне, – снова кивнул я головой, стараясь оставаться серьезным. – Важно соблюдать баланс между свободой, дарованной Корпорацией, и личной ответственностью перед ней. – Я позволил себе каплю иронии. В словах, не в интонации.

– Я вижу, мы поймем друг друга, – чуть свободнее сказал особист. Или его стоило назвать «политрук»? Или «идеолог»? – Вы уловили суть, это немногим удается сразу. Впрочем – и я обязан об этом упомянуть – у нас достаточно эффективные средства для внушения необходимого понимания работникам. Во-первых, браслеты, снимать которые строго не рекомендуется, фиксируют весь ваш распорядок дня, и, в случае нестандартных отклонений, оповещают службу безопасности, которая займется проверкой. Во-вторых, работники, имеющие доступ к коммерческой тайне… а это вы, например… Кстати, подпишите этот документик. – Он ловко подсунул мне планшет, куда я не глядя, как и ожидалось, поставил подпись. – Отлично. Теперь вам можно сказать. Так вот, такие работники, в случаях несоблюдения данного соглашения, могут не только наказываться лишением премий и все такое, но и на усмотрение Корпорации помещаться в собственные заведения, где свобода их будет ограничена. Так же, как и их возможность делиться с миром секретными сведениями. Я достаточно доступно излагаю?

– Более чем, – в третий раз кивнул я.

– Это, безусловно, радует, – по отечески тепло улыбнулся мне особист. – Этот документ – внутренняя инструкция о сохранении конфиденциальной информации – у вас в браслете. Ознакомитесь дома. – Он встал, давая понять, что сеанс обработки закончен. Я тоже поднялся со стула. – Если возникнут вопросы, или, тем более, какая-либо важная информация, касающаяся безопасности, буду рад выслушать и ответить.

– Спасибо, я запомню, – поблагодарил я.

– До встречи.

«Надеюсь, до нее не дойдет», – подумал я, покидая кабинет.

Судя по многочисленным сериалам, врачи в отдаленных колониях бывают двух типов. В зависимости от замысла режиссера, конечно. Первый – сердитый старичок, седенький и лысенький, единолично заведующий медблоком станции. Второй – ослепительная блондинка с длиной ног, многократно превышающей суммарную длину извилин мозга, однако имеющая степень доктора медицины.

Мне достался третий вариант, так сказать, промежуточный. Доктор Паулс, к которому мне назначили прием, был негром. Обычная ситуация, даже скучно.

– Приветствую, – на хорошем русском произнес он, когда я вошел в его кабинет. – Полагаю, не задержу вас надолго.

– Очень на это надеюсь, – вежливо согласился я.

– Судя по данным экспресс-сканирования перед заключением контракта, вы здоровы настолько, насколько это вообще возможно.

– Веду здоровый образ жизни, – улыбнулся я, пожимая плечами.

– Что ж, у меня нет оснований не доверять этим результатам, – сказал врач с некоторой тенью сомнения. – В любом случае, пока нет никакой необходимости отправлять заявку на полное сканирование, там и так очередь.

– Мне тоже так кажется, – осторожно поддакнул я.

– Раз вы здоровы, мне остается только разъяснить вам несколько аспектов… общемедицинского характера, касающихся вашего пребывания на планете. Для начала напомню, что атмосфера снаружи – смесь различных углеводородов с преобладанием метана. Всё, что находится снаружи, для человека смертельно: газ, температура и давление. В общем, туда ходить не надо, да и не выйдет у вас. – Он сделал паузу, закончив с формальностями. – Теперь о колонии и шахтах. Везде внутри есть воздух, его получают разными способами, какими – не важно.

– Да я знаю, все-таки инженер систем вентиляции, – успел вставить я.

-Тем лучше. В городе обычно все в порядке, а вот в шахтах, куда у вас есть допуск, иногда возникают аварийные ситуации, связанные с нарушением герметичности – это может быть следствием геологических подвижек или результатом работы комбайнов. В этих случаях, подробно описанных в инструкции по технике безопасности, необходимо воспользоваться средствами индивидуальной защиты и начинать заниматься ликвидацией аварии.

– Простите, а почему именно вы мне рассказываете о технике безопасности? – спросил я.

– Потому что я обязан рассказать вам, где в случае аварии искать скафандры и аптечки, – не удивился вопросу доктор. – А искать их следует у любого аварийного шлюза, это такие ярко-зеленые шкафы или дверцы в стенах, где висят одноразовые скафандры. Аптечки же оранжевого цвета, там есть весь минимально необходимый набор медикаментов. И аптечки, и скафандры всегда располагаются с обеих сторон шлюзов. В общем, это все, что я должен был сказать по этой теме. – Он исполнил неприятную обязанность, и теперь с видимым облегчением откинулся на спинку кресла.

– Теперь понятно. Спасибо за разъяснение. – Странно, что их заставляют рассказывать то, что я и так обязан знать. Видимо, были прецеденты.

– Не за что. Будете болеть, обращайтесь, – пошутил он на прощание.

– Всенепременно.

В приемной месье Гоффа – начальника отдела проектирования и обслуживания – росли какие-то раскидистые пальмы в кадках, журчал небольшой ручеек вдоль правой стены, а вдоль левой стояла пара диванчиков для посетителей. На одном из них сидел мой самый-самый непосредственный начальник Иван Громов.

– Привет! – Он живо вскочил, протягивая руку. Первый нормальный человек на планете! Что характерно, русский. – Ты вовремя.

– Добрый день, – нейтрально начал я. – Как тут опоздаешь, если за тебя все спланировано заранее? В том числе, время в пути с учетом моей средней скорости передвижения. – С Иваном имело смысл как можно скорее наладить хорошие отношения.

– Ты же русский? – первым делом спросил он.

– Есть такое дело, – подтвердил я. – По большей части русский.

– Ясен пень, что чистокровных вообще, считай, не осталось! – хохотнул Иван. Хм, не совсем таким я его себе представлял… но так даже лучше.

– Почти москвич, – добавил я.

– А я из-за Урала. Новосибирск.

– Большой город, – заметил я. – И универ там хороший.

– Ну так откуда у меня эта должность? – подтвердил мое предположение инженер. – О своих достижениях можешь не рассказывать, я твое дело читал. О! Старик вызывает. – Я завертел головой, но, похоже, что «старик» вызывал по индивидуальной связи. – Идем.

Иван распахнул сразу обе створки высоких деревянных дверей, выполненных «под старину», и первым вошел в большой кабинет. Я скромно пристроился сзади. Кажется, этот Франсуа Гофф – весьма большой начальник.

– Приветствую, Иван, – не вставая с большого кресла с высокой жесткой спинкой, произнес начальник Отдела Проектирования и Обслуживания. – И вас, молодой человек…

– Антон Иванов, – поспешил представиться я, делая шаг вперед из-за Ивана.

– Надо же, у нас теперь два человека, имеющие отношение к имени Иван, – попытался пошутить Гофф. – И оба русские. Что скажешь, Иван?

– Судя по личному делу, почти то, что мы хотели, – начал докладывать инженер. – Закончил московский инженерно-проектный, потом направили сразу на действующее производство. Там за пару лет поднялся до зам начальника отдела…

Пока Иван говорил, я немного рассмотрел «старика». Действительно, на вид ему было уже под семьдесят, что могло означать как семьдесят, так и все сто лет. Маленький, седой и плешивый француз, давно привыкший как командовать, так и отвечать за многое в пределах своих обязанностей. И не без своих тараканов – я мог поручиться, что характер тот имел вспыльчивый и капризный, и если что-то в работе или личных качествах работника его не устроит, то последнему не позавидуешь. Хоть я и не планировал «работать» тут долго, но незачем создавать себе дополнительные трудности.

– …В общем, он все-таки больше инженер-оператор, а не проектировщик «с нуля», – заключил Иван.

– Хорош как исполнитель, – задумчиво повторил Гофф. – Что ж, это как раз неплохо. – Ставь, как и планировали, оператором вертушек, да пусть походит поинспектирует их на местах. Не все же тебе бегать, – хихикнул он, и перевел взгляд на меня. – Иван, как ты уже понял, будет твоим непосредственным начальником, введет тебя в курс дела и очертит круг обязанностей. Ясно?

– Как божий день, – позволил себе вольность я.

– Что ж, идите работать.

Кажется, в целом я произвел неплохое впечатление.

– Ты ему понравился, – сообщил Иван, когда мы покинули кабинет. – Считай, одной проблемой меньше. Вообще, он почему-то любит русских и терпеть не может американцев и англичан. За это его назло за глаза называют Эф Джи, на американский манер. Не удивляйся, если что.

– Ясно. Сейчас куда?

– Давай сразу прошвырнемся по окрестным шахтам, покажу тебе вертушки в натуральную величину. Заодно на процесс посмотришь.

– Здорово. – Я на самом деле обрадовался. – То, что я хотел.

– Работа должна приносить радость, – хмыкнул в ответ Иван. – Хотя бы первые пару часов.

– Расскажи мне про устройство города и шахт, – попросил я.

– Показывать надо. – Он вдруг резко свернул из основного коридора в рекреационный закуток. Тут стояла пара диванчиков, столик, цветочки в кадках, да висели по стенам репродукции каких-то земных пейзажей.

– Здесь? – удивился я.

– Какая разница? Это у тебя нет управляющего чипа, а я могу работать из любого места города и шахт. – Смотри.

Он бросил наручный ком на стол.

И передо мной появилась трехмерная голограмма всех подземных сооружений.

– Впечатляет, – присвистнул я. – И где тут что?

– Сверху вниз: шлюзы на поверхность – основной, резервный и аварийные. Далее подземный космодром. Сейчас в работе четыре грузовых шаттла и один пассажирский. Есть еще отдельные челноки руководства, но у них свой космодром, вот здесь.

– Это же секретные сведения? – я заозирался по сторонам.

– Разумеется. Но нас никто не слышит и не видит, уж поверь. А тебе все равно положено это знать. Космодром на глубине километра от поверхности. Он одновременно и пассажирский и грузовой, тут же происходит погрузка шаттлов. – Он показал на помещение размером с несколько футбольных полей, если верить масштабам. – А вот собственно Политаун – полтора километра вниз от космодрома. И если ты еще не офигел, то я сейчас скажу его размеры, и ты точно офигеешь. Три километра в высоту и шесть в поперечнике! И это не считая отдельных объемов под реакторы – они внизу – и гидропонные сады, которые тоже внизу.

– Зачем так много? Тут жителей-то на такие объемы не наберется.

– Зато просторно. Просто сам город находится как раз в месте, откуда начиналась разработка, этот объем все равно уже был. Вот и построили город, заодно укрепив грунты. Сейчас-то разработка по-другому идет, а раньше выгребали все что могли, рискуя обвалами и прочими радостями вроде тектонических разломов, куда уходил воздух.

– А в стороне штуковина почти с половину города – там живет правление?

– Ну да, все руководство, гарнизон и разные высокопоставленные гости и партнеры. Там же отдельный космодром, пусковые шахты, свои сады и реакторы. Считай, отдельный городок, вполне себе автономный.

– Удобно, – заметил я.

– Эф Джи там живет, например. Он – стратегически важная персона.

– А ты разве нет?

– Я тоже, но без меня можно обойтись, я ж ничего не решаю в плане управления персоналом, только участвую в управлении и проектировании систем.

– А это, значит, шахты? – Я показал рукой на разветвленную сеть линий, пронизывающих кору планеты километров на десять вглубь.

– Проницательный ты человек! – съехидничал Ваня. – Самое основное: не верхнем уровне находится завод по обогащению и переплавке руды. Тут по большей части полиметаллические руды, в том числе, содержащие селений – собственно, самое ценное, что тут есть, и что окупает все производство.

– Ну да, без него гиперпространство для нас закрыто, – согласился я. – А без межзвездных полетов человечество загнется быстро.

– Вот именно. Ладно, идем дальше. Как видишь, уровней разработки породы тут десятки, и все они соединены двумя основными шахтами, оборудованными грузовыми лифтами и прочими коммуникациями, в том числе нашими любимыми вентиляционными шахтами с вертушками. Технология налажена: лифт спускает комбайн на нужный уровень, и тот прямо с него начинает бурить породу. Вся разработка идет горизонтальными штреками, запас прочности потолков и направления вышележащих штреков рассчитаны с большим запасом, так что можно не опасаться за обрушения. За герметичность отвечают сами комбайны, которые оплавляют стенки штрека.

– А если тектонический разлом?

– Они легко находятся геозондированием, которое ввели после пары неприятных случаев. Мелкие – до трех метров в ширину – можно заделать тем же комбайном. Крупные стараемся обходить или ищем узкое место. Некоторые разломы у нас пересекают сразу несколько уровней, что усложняет обслуживание, но не смертельно.

– А пустая порода куда девается? На схеме не видно.

– Очень даже видно. Вот справа от завода на верхнем уровне. Видишь?

– Аварийный реактор и шахта на поверхность?

– Часть породы идет в реакторы, остальное вываливается на поверхность, либо складируется на заброшенных уровнях. Но дешевле прямо с завода по налаженной схеме вывалить наверх, чем раскидывать по старым штрекам.

– Резонно. Я смотрю, старые штреки закрываются?

– Почти. Туда ставятся шлюзы, чтобы экономить воздух, но с этим у нас как раз возникают некоторые проблемы. – Первый раз Иван начал говорить туманно.

– Какие? – Интересно, что может помешать запечатать старый штрек?

– Да есть тут одни… Погоди, у меня вызов. – Он отвернулся в сторону. – Да! Здорово, Ральф, что там у тебя? – Пауза. – Девятьсот восьмидесятая? Сильно заклинило? Ну так выгребайте его оттуда, в первый раз, что ли? Хотя, стой, я сейчас сам приеду. Жди.

– Проблемы? – с интересом спросил я.

– Причем именно те, на которых мы остановились. Сейчас все сам увидишь. Идем!

Видимо, транспортную капсулу он вызвал заранее, потому что она уже ждала нас на ближайшей станции.

– Ваш уровень допуска соответствует месту назначения, – проинформировала невидимая девушка из недр динамика капсулы. – Требуется проверка коллективного допуска или подтверждение ответственности. Подтверждаете ответственность? – Это она про меня, зараза.

– Подтверди допуск, – приказал Иван.

– Допуск подтвержден.

Капсула тронулась.

– Умные тут вагоны, – заметил я. – По-разному отвечать умеют.

– Да этот псевдоинтеллект куда сейчас только не втыкают, – отмахнулся Иван. – Кухонным комбайном уже пользовался?

– А то! – фыркнул я. – Но предпочел выбор из списка «живому общению».

– Первейшая задача инженера на производстве – отключать у техники такой интеллект нафиг! Дабы не допускать аварийных ситуаций.

Капсула тем временем неслышно летела в безвоздушном пространстве туннеля, иногда покачиваясь на поворотах и развязках. Порядка пяти километров мы преодолели минуты за три.

– Стекло привезли, вываливай! – несколько нервно пошутил Иван, когда двери открылись. Интересно, что с ним? – Топай за мной.

Я впервые оказался в шахтах. Судя по информационному табло на станции, мы находились на уровне девяносто восемь от базового, верхнего. То есть, как раз там, где сейчас непосредственно шла добыча руды. Где-то неподалеку работал комбайн, отчего по полу шла едва заметная, но противная вибрация. Станция местной подземки находилась как раз в одном из бывших штреков – такой трубы диаметром метров десять с блестящими оплавленными бурыми стенами.

– В штреках, которые по проекту будут использоваться, комбайн плавит стенки куда более прочные, чем обычно, – ответил Иван на мой невысказанный вопрос. – Получается красиво… и гигиенично.

Метров сто пешком по штреку, после чего попадаем в огромнейшую вертикальную шахту.

– Охренеть! – только и смог сказать я.

Куда-то в бесконечность вверх и вниз уходили огни дежурного освещения, а сама шахта имела диаметр метров сто с лишним.

– Получается, площадка лифта такого диаметра? – не удержался я от вопроса.

– Именно такого, – подтвердил Иван. – Вон там и там подъемные механизмы. Может тащить целый комбайн или одну погрузочную единицу руды. – Эй, ты там поаккуратнее, не перегибайся далеко за перила – снесет нафиг. Будут потом байки ходить, что нового инженера по системам вентиляции унесло той самой вентиляцией! Магистральные вертушки тягу дают – только в путь!

Действительно, тяга снизу вверх была сильной. Интересно, если попробовать воспользоваться парашютом, вверх потянет? Должно…

– Вон там выходит конвейер с рудой, он сейчас стоит, потому что платформа наверху. Минут через тридцать она вернется, и тогда процесс возобновится. Там у комбайна рабочие пока курят, а сам комбайн валит за собой кучу руды, которую надо будет грузить на конвейер. Уходить с рабочего места им запрещено. Идем, нам не туда.

Вдоль края шахты мы прошли метров двадцать до соседнего штрека, который оказался точной копией первого.

– Тут служебные помещения, охрана, раздевалки, душ, столовая и так далее, – пояснил Иван. – А нам вот сюда.

Он распахнул небольшую дверку в стене, пропуская меня в служебное помещение, где уже находилось два человека.

– Тут и находится вертушка девятьсот восемьдесят? – догадался я.

– Она самая.

– Медики и эсбэшники должны вот-вот подойти, – сходу обратился к Ивану Ральф – старший техник участка, как значилось на его бэйджике.

Вторым в помещении был один из охранников уровня, он молча сидел в углу тесного помещения, и активности не проявлял.

– Это Антон, – представил меня Иван. – Будет оператором вертушек в офисе. Это Ральф.

Мы пожали друг другу руки.

– Иди, полюбуйся, – предложил Ральф.

Для обслуживания вертушки – здоровенного вентилятора в системе вентиляции, и существовала эта комнатка, из которой открывался люк прямо в воздушный канал шириной с вагон подземки.

Иван откинул крышку люка, и сразу внутри зажглось дежурное освещение, освещая весьма неприятную картину.

– Вот это одна из основных проблем герметизации штреков, – кивнул он в сторону замерших лопастей, с одной из которых свисали какие-то кровавые ошметки. – Их тут называют джаггеры.

Глава 5

Не появилась Анвил и на следующий день. Не появилась и через неделю.

Все это время основным развлечением Шона стали ежедневные беседы с психологом. О жизни. То есть, ни о чем. Кажется, его задачей было выявить степень воздействия эльфийки на мозг солдата.

… – Вам не показалось странным, что она была босиком? Не кажется ли это… противоестественным?

– Да, я обратил на это внимание, – в меру честно отвечал Шон. – Но понятие противоестественности довольно относительное. Да, мне – солдату – такое поведение кажется странным, но если рассматривать ситуацию с ее точки зрения, то почему бы нет?

Да, наверно, он нарывался с такими ответами, однако, по его собственному мнению, он демонстрировал только гибкость, признавая существование и других точек зрения, а не только своей. Это было бы противоестественно для простого солдата, но для командира отряда быстрого реагирования на чужой планете такое поведение должно только приветствоваться.

– Вам не показалось, что на космическом корабле о полете она имела куда больше информации, чем могла получить из доступных источников?

– Конечно, я это заметил, – улыбался Шон, делая вид, что именно его внимательность сейчас проверяют. – Но, как нам неоднократно сообщал командор Оккли, эльфы владеют чем-то, недоступным человеку… он называл это магией. В молодости я читал книги и смотрел фильмы на эту тему, поэтому мне было достаточно сделать такое предположение… для сохранения ясности рассудка.

В условиях незнакомой планеты, сталкиваясь с неизвестными проявлениями разных форм жизни, он просто обязан уметь принимать новые, подчас неподдающиеся объяснению обстоятельства. Ибо пренебрежение ими может грозить печальными последствиями не только для него, но и для всей колонии людей. А психолог обязан принимать во внимание этот аспект.

В общем, при общении с психологом Шон тщательно демонстрировал свою адекватность в сочетании с гибкостью мышления, чем пытался доказать, что не зря является командиром элитного подразделения корпорации.

Как обещала Элизабет, прибыл транспорт с Земли, и на уровне поселились какие-то важные партнеры корпорации, не высказавшие желания знакомиться с соседями. Зато они охотно знакомились с некими девочками, заходившими к ним в номера стайками по двое-трое. Впрочем, пару раз Шон замечал и мальчиков.

Кроме партнеров, тут же поселилась еще и молодая красивая девушка, но увидеть ее удалось только один раз, и то мельком.

А потом он плавал в бассейне. Один, Элизабет так и не появилась, а приглашать ее специально он хотел в последнюю очередь. Вечерами болтался в местной сети, да без энтузиазма опустошал бар номера.

И чего-то ждал. Наверно, чуда.

Чуда не произошло.

Нехотя он достал ком и набрал номер Элизабет.

– И на кой меня позвали? – Дежурный врач мельком взглянул на то, что осталось от джаггера, и отвернулся.

– Смерть констатировать, – спокойно ответил следователь. Оба знали свои обязанности, но иногда было просто скучно.

– Когда человек попадает в мясорубку, сложно констатировать ему легкое недомогание, – фыркнул врач. – Держи, вот тут уже все написано и подписано. – Он протянул следователю СБ заполненный бланк – все по старинке. – И вот еще, мои санитары не станут отскребать это со стен, пусть твои бойцы развлекутся – им по уставу положено.

– Хорошо, только притащат тело они все равно тебе в лабораторию, его ж еще опознавать надо.

– Это точно не мои, – вылез из-за спин начальник участка. – Я своих пересчитал.

– Ясен пень, что твоим нечего делать в вентиляции, – отмахнулся следователь. – Запишем кого-нибудь из без вести пропавших.

– Вы, главное, освободите мне туннель поскорее, – вмешался Иван. Статус у него тут был едва ли не самый высокий. – Иначе через два часа я вынужден буду объявить эвакуацию сектора.

– Не волнуйтесь, – вежливо ответил следователь. – Мои ребята… да вот же они. Так, орлы, марш в туннель, останки в мешок, остальное зачистить. И живо!

Два молодых бойца в легких скафандрах споро полезли в люк.

– Матерь божья… – раздалось оттуда сдавленное восклицание одного из солдат, после чего он активно продолжил загрязнение туннеля теперь уже остатками обеда.

– А я говорил, – равнодушным тоном прокомментировал врач. – Привыкать им надо… солдаты.

Я скромно стоял в сторонке, слушая, но не вмешиваясь. Только вполголоса сказал Ивану, когда тот отошел ко мне:

– Одну лопасть погнуло, надо править и балансировать. За час можно успеть?

– Конечно, Ральф позаботится, когда тут все почистят.

– Так кто же такие джаггеры?

– У вас в Москве есть хиппи, бомжи и прочие неформалы? – задал риторический вопрос Иван. – Вот и здесь есть.

– Да ну?! Корпорация не в состоянии позаботиться о своих работниках? – удивился я.

– О работниках – да. Но далеко не все тут работники. Как становятся джаггерами? Очень просто: в шахтеры идут те, кто изначально хотел по быстрому срубить деньжат, особо ничего не делая. Именно такой представляется работа шахтером в колонии. И корпорация активно поддерживает этот миф, потому что он обеспечивает ей непрерывный приток рабочей силы. Но тут свои законы, и те, кто не особо дружил с законом на Земле, здесь быстро понимают, что надо либо подчиняться, либо валить. Валить, как ты понимаешь, некуда, а контракт подписан. И никто не обещал доставить тебя домой после его расторжения. Есть такой пунктик, если не в курсе. Вот и остаются люди здесь, кто-то работает фактически бесплатно, а кто-то уходит жить в шахты. У кого-то возникли трения с местным законом, и он тоже подался туда. А колонии уже не первый десяток лет.

– Все равно не очень понимаю, как корпорация…

– Ей выгодно. Понял? Выгодно наличие таких людей, и этим все сказано. Я сейчас про тех, кто остался работать задарма, и не может купить билет на Землю. Больше того, ей даже наличие джаггеров необходимо.

– Почему? – Я на самом деле не мог понять, если не вдаваться в совсем уж фантастические объяснения.

– Я достаточно сказал, – отрезал Иван. – Дальше уже не твой уровень допуска.

– Ладно, общую картину я понял. – Тем временем, бойцы выволокли мешок с останками на середину комнаты, в которой не осталось никого, кроме нас, да Ральфа, который готовил необходимый инструмент для ремонта. – И сколько их? Чем живут?

– Не так уж много, хотя никто их не считал. Живут местами даже неплохо; в штреках тепло, энергию и воду они воруют, еду, как видишь, тоже, хотя у них есть свои плантации грибов и водорослей. Больше того, у них есть и синтезаторы, и портативные щиты для добычи руды – что-то украли, что-то собрали из разного хлама.

– Их пытались ловить и… не знаю… заставлять работать? – Признаться, мне уже наскучил разговор, так как я пока не мог понять, зачем мне могут пригодиться эти сведения, но надо было дождаться конца очистки короба.

– Была пара попыток, – пожал плечами Иван. – Оказалось экономически не выгодно. В старых штреках понаделано столько новых узких ходов, где они прячутся, многие штреки давно связаны между собой их туннелями. Теперь там своя разветвленная система не на одну сотню километров, куда соваться себе дороже. Закрывать шлюзы нет смысла – проделают новые ходы, порода-то позволяет.

– Было бы интересно там полазать, – задумчиво произнес я.

– Возьмешь отпуск, полазай, – неожиданно легко согласился Иван. – Допуск в шахты у тебя есть, руководство в моем лице не против. Если грохнут, будет, конечно, жалко. Зато это твой выбор.

– Странно как-то у вас. Мои представления о корпорации, как о такой тоталитарной машине, которая контролирует личность, пошатнулись.

– И зря, – хохотнул Иван, приходя в веселое расположение духа. – Она контролирует. Но, пока ты выполняешь свою работу и не суешь нос, куда тебе действительно не надо, тебя игнорируют. Зато потом всегда найдется, за что привлечь. Если возникнет такая потребность.

Вдруг раздался большой «бум», из люка вырвался столб пламени, а нас обдало жаром, от которого чуть волосы на голове не обгорели.

– Эй вы, ублюдки! – заорал в люк Иван. – Огнеметом пользоваться тоже не учили?! Твою мать! Ральф, бегом сюда, ты хоть в комбезе и перчатках. Ну-ка, доставай оттуда этих гавриков!

Тем временем, я уже бежал к шлюзу к аварийному ящику. А минутой спустя залезал в люк на помощь Ральфу.

– Бедные ублюдки! – ругался тот, выталкивая ближе ко мне первое тело. – И кто их учил обращению с огнеметом?

– Твои орлы, чтоб их крысы сожрали, едва не взорвали тут все к едреной матери! Вместе с нами! – вслух орал Иван кому-то по связи. – Не знаю. Да, вызвал. – Антон, там живые-то есть?

– Один живой, – отрапортовал я. – Контузия, без сознания. Со вторым сейчас разберемся.

– Да, живые есть, – уже спокойнее сказал кому-то Иван.

Второго бойца взрывной волной отбросило метров за десять от многострадальной вертушки, ремонт которой теперь обойдется далеко не в час времени.

– Несоблюдение правил использования оружия, – прокомментировал я, рассматривая остатки огнемета, которым бойцы пытались выжечь последствия мясорубки. И почти организовали персональную духовку для себя.

– Что там? – заинтересованно спросил Ральф, подтаскивая второе тело.

– Кто-то из них наступил на шланг, пока огнемет валялся на полу, и не заметил. Это ж промышленная модель, не такая прочная, как военная. Газ пошел наружу, вентиляции нет. А потом они захотели почистить стены. Ну, и почистили.

– Хорошо, что первый, кто держал пушку, догадался забрало прикрыть. А второй нет, смотри, что из него вышло.

– Ожог. – Долго думать не пришлось. – Степень четыре или пять. Слегка пережарен, но жить будет. – Честно говоря, придурков не было жалко, учитывая, что они могли взорвать и нас. Я без особых церемоний выпихнул тело в люк, где его подхватил Иван.

– Я был неправ, – раздался от дверей знакомый голос доктора. – Они не просто неопытные, они – неопытные раздолбаи. Грузите их, да поехали, – скомандовал он своим санитарам.

– И мешок не забудьте, – иронично напомнил доктору Иван, для наглядности легонько пнув его ногой.

Уже из коридора послышался голос подоспевшего следователя СБ, кого-то громко матерившего.

– Шеф, вертушку под замену, – грустно сообщил Ральф спустя пять минут ковыряния в девайсе.

– Кто бы сомневался, – мрачно согласился Иван. – Меняй, это твоя забота. Потом выпишу тебе отгул и премию, сходишь к девчонкам. Он уже было поднял ком к губам, когда в комнату ввалился начальник участка.

– Вот ты где! – воскликнул Иван. – Объявляй своим, пусть живо выматываются из забоя, хватают свое шмотье и дуют в семьдесят девятый, я его уже открыл. Здесь через час все позакрываю, будем вертушку менять.

– Василич, у меня план горит! – горестно взвыл начальник участка. – А ты предлагаешь мне отрывать людей от работы!

– Слушай, Фредди, – ласково наклонился к нему Иван. – Пусть тогда твои люди работают, но в этом случае ты, собственной персоной, в скафандре будешь перетаскивать все их шмотье в семьдесят девятый. Согласен?

– Так точно! – неожиданно согласился Фредди. Похоже, с планом и правда были проблемы.

– Неужели воздуха действительно не хватит? – искренне удивился я, примерно представляя, как тут все спроектировано.

– Конечно, хватит, – неожиданно сказал Иван. – Но! У меня инструкция, и она не подразумевает двойного толкования. Если я сделаю по-другому, меня вздрючат. Потом вздрючат тебя и Ральфа, за то, что не доложили о нарушении. И Фредди достанется, хотя он вообще сбоку стоял.

– Ясно.

– А тебе первое рабочее задание – демонтировать старую вертушку и собрать новую. Ральф уже на складе, ты можешь начинать демонтаж. Протестировать режимы. Доложить. Запустить. Снова доложить лично мне. Все ясно?

– Так точно!

– Бывай. Операторскую завтра покажу.

Демонтаж вертушки сложности не представлял. Открутить полутораметровые лопасти, выполненные из легкого сплава, и выкинуть их в комнату, потом снять сам мотор, выругаться и с трудом опустить его на дно короба – слишком тяжелый.

К этому моменту как раз подоспел Ральф, толкающий перед собой платформу с новой вертушкой.

– Молодец, – похвалил он, увидев лопасти на полу. – Держи лебедку, цепляй мотор. Там наверху крюки есть.

Мотор спустили быстро, также подняли и поставили новый, затем и лопасти. Оплавленные провода тоже заменили на новые, после чего Ральф метнулся включить автоматы.

– Давай я протестирую, мне ж положено, – предложил я.

Подсоединив ком к диагностическому разъему, запустил тестовую утилиту. Все элементарно – нажимай кнопки и смотри на цифры.

– А мне тогда лезть балансировку делать? – наигранно возмутился Ральф.

– А чья это обязанность?

– Ладно, ладно. Что там у нас?

– Вторую на плюс ноль пять, третью на минус ноль два и шестую на плюс ноль восемь. Остальные в порядке.

– Надо же, как точно поставили, – удовлетворенно заметил техник, регулируя выпуск лопастей.

– Ну так опыт у тебя уже какой…

– Три года тружусь, – откликнулся Ральф.

– И нравится?

– Местами забавно, местами скучно. В целом, работа не пыльная… как видишь. Правда, с магистральными вертушками так легко не отделаешься, но краны и лебедки нам в помощь. Короба чистить, за проводкой следить – мелочевка.

– Конфликты с шахтерами бывают?

– Нет, откуда ж им взяться? Начальник участка враз с должности слетит, если такое допустит. Хотя, всяко бывало, конечно, но у них больше междусобойчики, нам-то делить нечего, чай, в разных подразделениях впахиваем. Сложнее с мародерами и джаггерами…

– А что с ними?

– Они ж по нашей системе ползают постоянно. Ты уже видел. Обычно проскакивают без проблем, а тут что-то не задалось, вот и намотало на лопасти бедолагу. Этот, кстати, ни фига не джаггер, как сказал Иван, а обычный мародер. Дырки они лишние делают для своих ходов. Затыкают, конечно, чтобы не отследили, но опытный оператор может вычислить, что и где открылось. Другое дело, что никому это не надо пока. Но бывает, приходится лезть и затыкать бесхозные дыры.

– Сталкивался с ними?

– Конечно, – фыркнул он. – Только они техников обычно не трогают. У нас как бы… пакт о ненападении, вот. Потому что старый знакомый техник лучше нового и неизвестного. Не только по вентиляции шастают, но и по штрекам. Особенно служебные зоны любят – там еда, одежда и прочая мелочевка. У нас инструмент могут спереть прямо из-под носа, но редко, у них там хватает своего. Я подозреваю, они давно прокопались к блоку утилизации и вовсю им пользуются. А туда чего только не выкидывают! Но мир у нас только в живых штреках, а вот заброшенные и закрытые – там уж как повезет.

– Понятно. – Не то чтобы я понял местную систему взаимоотношений, но уже лично для себя принял ее наличие в том виде, который, на первый взгляд, кажется нежизнеспособным.

– А шахтеры с ними еще и торгуют! – неожиданно добавил Ральф. – Меняют еду и личные вещи.

– На что? Чего такого уникального у них есть?

– Удивляешься? – ухмыльнулся техник. – Зря. Они у себя там грибы выращивают и улиток классных – пальчики оближешь! – Кажется, Ральф и сам давно погряз в торговле с джаггерами. – Еще из спор грибов они делают некислый порошок – укроп – шахтеры его употребляют потихоньку… говорят, штырит знатно. Сам не пробовал, – с легким сожалением добавил он. – Порошок уже подороже выходит… раз в сто. А еще поделки разные из минералов и руды делают, но тут уж на любителя. Но иногда вообще прикольно выходит. – Он порылся в кармане и что-то достал. – На, зацени.

В руках у меня оказалась точная копия вертушки, что мы сейчас ставили, выполненная из тяжелого тускло-желтого металла.

– Золото?

– Похоже на то, – подтвердил Ральф. – Смешно, они делают то, что видят здесь. Это мне и понравилось, вроде как символ техника. Хотя бывают и абстракции, но это уже не ко мне – не знаток.

– Интересно. – Я задумчиво вернул побрякушку. – Получается, они тут играют роль местных жителей, эдаких индейцев или эскимосов. А с белыми людьми ведут натуральный обмен. Разве что не воюют.

– А ты думал, это обычные преступники? Это ж, блин, культура! Но насчет «не воюют» ты не совсем прав. Это нас они не трогают, но если кто из посторонних начнет шляться вблизи закрытых штреков, его быстро оприходуют. Убьют, конечно, вряд ли, а вот обберут обязательно. Охрана из-за таких мелочей соваться к ним не будет, тем более что люди сами нарушают технику безопасности и не каждый раз жалуются.

– Нет, я решительно не понимаю местных властей, – снова удивился я. – Ладно, хорошо, у них все есть, – почти сдался я. – Ну а воду-то они откуда берут?

– Во-первых, можно собирать конденсат по стенам, но это фигня. Посмотри на досуге геологическую карту – там линз ископаемой воды сколько угодно. Вообще, тут не планета, а клад! Несколько сотен миллионов лет назад плюнуть некуда было, не попав в какую-нибудь живность.

– Выходит, им и воровать ничего не надо…

– Не надо, но почему бы не взять, что плохо лежит? В хозяйстве все сгодится. Ту же энергию можно прямо с силовых кабелей комбайнов собирать дистанционно, и никто не заметит, им много не надо.

– Получается, корпорация вырастила тут целую аутентичную культуру, – наполовину иронично, констатировал я. – Давай запускать вертушку.

Потом я позвонил Ивану и отчитался, что все работает в штатном режиме.

– Отлично, ты сам выполнял тесты? – спросил он, и, дождавшись утвердительного ответа, похвалил: – Молодец, всякой бюрократией займется Ральф. И да, вам с ним благодарность от СБ за спасение их придурков. Так что можешь считать свой первый рабочий день успешным. И законченным. А завтра жду в операторской.

Покидая шахты, я боялся, что возникнут проблемы с ориентированием, однако, указав своему браслету местонахождение дома, тот быстренько соорудил мне путеводную сиреневую линию, а в вагоне подземки сам договорился с псевдоинтеллектуальной теткой, куда меня везти. То бишь, проблем с ориентированием не возникло за неимением, собственно, ориентирования – я тупо шел, куда показывали.

Дома можно перекусить и начинать думать над планом действий.

Пока все складывается не так уж плохо. Даже весьма хорошо. Я при деле, имею допуск в кучу полезных мест, да еще случайно оказался на хорошем счету у начальства. Молодым везде у нас дорога, так сказать.

Немного поразмыслив, я пришел к выводу, что для начала стоит заняться своими прямыми обязанностями по работе. Странно, да? А именно, изучить систему вентиляции всех подконтрольных объектов. Это автоматически даст мне представление об их внутренней структуре и, косвенно, о назначении.

Затем нужно будет узнать расположение лаборатории или другого помещения, где могут держать Анвил.

После этого логично следует выяснить, как туда попасть. Проникнуть скрытно или же устроить диверсию – вариантов масса. Ага, особенно, когда не знаешь подробностей.

И вот совсем потом надо придумать, а что же делать дальше. Как свалить с планеты? Это было самым слабым местом в моих размышлениях, ибо, что делать в этом случае, я не знал. И пока ответа на этот вопрос у меня не будет, начинать спасательную операцию нет смысла. Хотя не так. Смысл есть, если существует непосредственная угроза ее жизни. Вот тогда надо спешить. Но такой вариант я рассматривал как маловероятный при таком сроке нахождения ее в плену. Ее всеми силами будут стараться оставить в живых. Даже против ее воли.

Перед сном я сделал еще пару полезных дел. Определил мертвые зоны камер, придумал способы, как замаскировать свою деятельность от глаз возможных наблюдателей, подготовил необходимое железо – другими словами, достал из сумки ноутбук. Это уже не какой-то наручный компьютер, а вполне нормальная вычислительная единица.

Конечно, я буду использовать ее по своему прямому назначению. Разумеется, едва подключившись к городской сети, я сразу полез по порноресурсам – что еще может волновать здорового мужика в самом расцвете сил? Если только живые экземпляры, но поздно вечером это хлопотно и дорого. Особенно, для нового человека. А старое доброе порно – в самый раз.

А то, что параллельно приятному просмотру у меня из разных безобидных кусочков собирается рабочая среда, мы никому не расскажем.

Ведь правда?

Глава 6

– Ты такой… сильный. – Элизабет задумчиво водила длинным накрашенным ноготком по груди Шона. – Я видела, как ты тренируешься. Это… красиво… и опасно.

– Хочешь научиться? – спросил он, не собираясь ничему ее учить. Лишь бы что-то сказать.

– У меня есть другое оружие. – Она хитро улыбнулась. – И сейчас я его применю. – Последнюю фразу она промурлыкала уже откуда-то с середины кровати.

– И оно куда сильнее, – почти честно признал Шон.

– Но у тебя есть еще одно, – напомнила девушка. – Два твоих против одного моего.

– Сейчас я могу использовать только одно, – хмыкнул он. – Так что мы квиты.

Говорить всякую ерунду было забавно, но не для этого он тут находился. Хотя…

– Слушай, ты не знаешь, на Эолу транспорт вообще когда-нибудь пойдет? А то эльфийку охранять больше не надо, а у меня там бойцы без дела сидят. Или мне все-таки придется сопровождать ее обратно после переговоров?

– Каких еще переговоров? – недоуменно спросила Лиза. – Ах, да… Нет, тебе никого сопровождать не придется. – Она снова переползла поближе. – А отправить тебя можно только транзитом через Землю, напрямую только курьеры летают с Мастерами. Но если торопишься от меня сбежать, то я могу узнать, когда Галактику будут отправлять обратно.

– Нет, что ты, мне пока и здесь хорошо. Хотя, ты, конечно, узнай – мало ли что?

– Угу, – мурлыкнула она. – А откуда у тебя вот этот шрам? Почему не избавишься?

– На память, – сдержанно ответил он.

Более открыто задавать вопросы он не рискнул.

На работу я пришел, полный оптимизма.

– Выспался? – заботливо спросил Иван. Как и положено хорошему начальнику, он уже находился на рабочем месте, и что-то рассматривал на стационарной схеме коммуникаций.

– Конечно, – отрапортовал я и сразу взял быка за рога: – С чего мне начинать?

– Не горячись, – поморщился он. – Посмотри для начала на результат вашей вчерашней работы. – Он ткнул пальцем в голограмму.

– Все в порядке, работает в штатном режиме. – Я протянул руку и увеличил масштаб, развернув тот самый штрек в половину схемы. Вызвал параметры нашей вертушки, глянул на зеленые цифры показателей. – То, что доктор прописал.

– Отлично, схемой пользоваться умеешь. – Похоже, именно это он и хотел выяснить.

– Стандартный Визуализатор, версия 6 или выше, но точно не 9, там интерфейс немного другой, – на глаз определил я. – Адаптированный для инженерных сооружений. Штука удобная, но тяжелая и требует некоторого времени на освоение, так как кое-какие штуки сделаны тут достаточно специфично. – Уж такой софт я просто обязан знать, без этого никуда.

– Тяжеловатость компенсируется неплохим железом, – дополнил мои слова Иван. – Хотя, стоит признать, что всю картинку с максимальной детализацией он показывает с трудом. Однако, этого обычно не нужно, разве что какой-нибудь шишке приспичит посмотреть, как у нас все красиво.

– Можно посмотреть? – как бы намекнул я. Это была отличная возможность увидеть сразу, насколько полезна для меня эта схема.

– Включай, – разрешил Иван.

Объемная картинка города, шахт и вип-уровней рисовалась секунд десять, не меньше. Зато потом я во всей красе увидел почти все необходимое. Понятно, что на вип-уровни сразу лезть не стоило, а вот город можно и глянуть.

Город представлял собой огромную полусферу в толще планетарной коры, разделенный на множество уровней – жилых, служебных, торговых, рекреационных. Просто слоеный пирог какой-то.

Приблизив картинку, можно было в подробностях рассмотреть планировку уровней и всех основных коммуникаций – вентиляцию, водоснабжение, энерго– и информационные каналы.

– Нормально, – заключил я. – Но многого не хватает. Тут фильтр по уровню допуска или же моменты, касающиеся безопасности, тут в принципе отсутствуют?

– Фильтр конечно, – несколько удивленно ответил Иван. – В нашей работе такие подробности не нужны. А с чего они тебя интересуют?

– Они меня не интересуют, – спокойно сказал я. – Просто я их не увидел, хотя по логике им следует быть. – Вот, например, мой номер, в котором вполне открыто стоит камера наблюдения. – Я приблизил картинку еще больше. – На схеме она не обозначена. И это вполне понятно – не наша компетенция.

– Ну да, – согласился Иван. – Мне тоже они не нравятся, однако быстро привыкаешь, не обращая внимания.

– Именно так я и делаю, – хмыкнул я.

– Твоя работа будет заключаться в мониторинге состояния систем вентиляции. – Он вернул схему в первоначальное состояние, когда отображаются только основные объекты и вентиляционные каналы. – В штатном режиме, вплоть до вызова бригады техников, все делает автоматика. Поэтому у нас и был всего один оператор.

– Все-таки был? Что с ним случилось?

– Несчастный случай… в шахтах. Несоблюдение техники безопасности. – Подробнее Иван почему-то не хотел говорить. – В нестандартных ситуациях, как вчера, например, вызов обрабатываешь лично ты. По необходимости, сообщаешь мне, службе безопасности, медикам или техникам на местах.

– То есть, по большей части мне придется просто сидеть здесь и смотреть на схему?

– Не только. Система большая, поэтому тебе надо готовить отчеты о диагностике, мониторингу и профилактических работах. Выявлять проблемные места и проводить дополнительную диагностику. Инспектировать техников на местах на предмет того, как они работают и соблюдают свои должностные инструкции. Выполнять проверки систем на местах, а также участвовать в проектировании систем вентиляции при закладке новых треков и шахт.

– Вроде говорили, что это не для меня? – вспомнил я разговор в кабинете Гоффа.

– Спроектируют все без тебя, а вот поучаствовать в монтаже придется. Для общего развития. Ты же должен знать, как все устроено.

– Логично, – согласился я. Тем более, меня это устраивало.

– Твой браслет уже синхронизирован с системой оповещения, так что тебя и из кровати вытащат, если что, – «обрадовал» он меня. – Твой терминал вон тот, сиди пока, разбирайся, а я к шефу на совещание, потом к инженерам – скоро будем новый штрек запускать, работы выше крыши.

Отлично! Я могу спокойно изучать то, что мне интересно, и даже не нужно скрывать свою деятельность!

Поехали!

Нацепив виртуальный шлем, вывел всю картинку на него. Так, откуда все начинается? Кислород у нас получается методом фотосинтеза в бассейнах с водорослями и гидропонных садах, а также химическим способом, однако второй способ скорее резервный. Там же регенераторы и системы очистки воздуха и воды. Аварийные хранилища кислорода располагаются отдельно. Все это находится внизу, под городом. Несколько основных насосных станций обеспечивают необходимый газовый состав и давление поступаемого в город и шахты воздуха. Объекты стратегические, ибо без кислорода человеку становится весьма плохо.

По системе магистральных каналов, оборудованных промежуточными вертушками, фильтрами и шлюзами, воздух расходится по уровням города и шахтам. Скорость и объемы циркуляции высчитываются автоматикой, чтобы система работала с минимально необходимой нагрузкой.

Вип-уровни – отдельная песня. Там совершенно автономная система вентиляции, соединенная с общей лишь парой магистральных и несколькими второстепенными каналами. И, что самое печальное, кроме систем вентиляции и контуров помещений, мне больше ничего не видно. А ведь они интересуют меня больше всего. Ладно, оставим на потом.

Время до обеда пролетело незаметно. Я поэтапно исследовал систему, то разглядывая общую картину, то опускаясь до исследования работы отдельных шлюзов или факторов, влияющих на режимы включения вертушек. И тогда я буквально виртуально лазил по воздушным коробам, для пущего эффекта включив окружающие меня звуки работы механизмов.

На первый взгляд казалось, что по системе вентиляции можно попасть куда угодно, благо ширина магистральных каналов позволяла ездить по ним на машине, а второстепенных – ходить пешком, и только каналы третьего и четвертого уровней были более узкими, но тоже проходимыми. Но на практике на пути шпиона вставали шлюзы, фильтры и вертушки. Каждое конкретное препятствие было проходимо при совпадении определенных условий. Например, шлюзы были открыты практически постоянно, фильтры можно было временно отсоединить, а вертушки периодически гасили скорость своего вращения до величин, когда мимо лопастей мог проскочить человек. Однако совокупность всех факторов делала такое передвижение очень медленным и опасным. И мне предстояло выяснить, имеет ли смысл планировать передвижение там, если возникнет такая потребность.

В общем, на обед я не пошел, а так и проторчал весь день на рабочем месте.

Зато вечером дома отъелся по полной программе.

Теперь я знал достаточно для того, чтобы начать действовать.

Вместо полноценного виртуально шлема сойдут и очки, мне ж не в игрушки играть. Далее накидываю первый пробный вариант робота-разведчика, который поможет мне в освоении информационного пространства. Он должен уметь передавать картинку и звуки, определять поблизости электронные устройства и дата-кабели, иметь стандартный интерфейс подключения ко всем портам сетевых терминалов, замков, бытовой и охранной аппаратуры. А еще бегать по любым поверхностям и пролезать через решетки вентиляции и прочие узкие отверстия. И в случае опасности тихонько самоуничтожиться. Короче, придется попотеть, хотя нечто подобное приходилось делать и ранее.

Для начала все делаю в эмуляторе в чистой виртуальности. В ноут уже загружена схема коммуникаций со всеми необходимыми параметрами.

И как же у нас будет выглядеть робот? Разумеется, как большой и жирный таракан. Прошвырнувшись по актуальным темам местной сети, я быстро выяснил, что в коммуникациях города обитает одна из разновидностей рыжего таракана, за века общения с высокотехнологичным человечеством заметно мутировавшая, поумневшая, а заодно и прибавившая в размерах. И эта самая разновидность периодически смущает тонкие чувства шахтерской общественности своим неэстетичным видом. А особенно общественности не нравится то, что разновидность эта любит гадить там, где человек обычно ест и оставляет крошки. Понятно, что мой выбор просто не мог оказаться другим.

Конечно же, если бы я все начинал с нуля, у меня ушло бы несколько месяцев на программирование поведения пробного экземпляра. Но, к счастью, во времена, когда я активно сотрудничал с братией вирусов, у меня было достаточно времени и энтузиазма позаниматься этим вопросом. Больше того, ко многим практическим аспектам я привлекал эльфов, в частности, своего друга Терри. И даже он на некоторое время проникся моей идеей создания псевдоживых программируемых организмов, хотя и бурчал, что неэтично, мол, использовать биологические структуры для такого рода деятельности. Причем, «таким родом деятельности» он считал отнюдь не воровство информации, на которое ему было плевать, а именно его не устраивала тесная связь компьютерных технологий с живой материей. Он-то предлагал все запрограммировать прямо на биологическом уровне. Но, к сожалению, я так не умел, поэтому конструкцию «неимоверно усложнили», по словам того же Терри.

Через пару часов приготовлений я ужасно проголодался.

– Эй, тетка в печке! Сбацай мне два литра куриного бульона! – приказал я кухонному комбайну. – И хлебца, черненького.

– Ваш заказ: куриный бульон – два литра, черный хлеб – одна порция. – Автомат на этот раз понял меня правильно.

– Молодчина! – похвалил я и вернулся к компу.

Пока готовился бульон, я рылся в загашниках, припоминая, какие из наработок можно использовать без особых изменений.

– Заказ готов, – наконец сообщил автомат.

Как же все-таки неудобно заниматься делами, когда на тебя смотрит камера! Со стороны выглядит глупо, когда приходится шифроваться на ровном месте.

– Взяв две самые большие кружки, налил в них горяченького бульона, и, прихватив хлеб, вернулся за столик. Пока находился спиной к камере, удачно уронил в одну из кружек массивный черный шарик-брелок – блестящий сувенир из далекой африканской страны. Ключи от дома пока побудут без него. Эту кружку поставил за ноутбук, вне поля зрения камеры.

Теперь за меня все сделает программа, а я пока выпью бульон из второй кружки, да посмотрю, что там в местной сети творится.

«Мастер Карлос встречается завтра с партнерами из Чайна Инкорпорэйтэд – новый виток в развитии бизнеса». «Закладка нового штрека произойдет в соответствии с планом». «Новая партия рабочих с Земли – проблемы адаптации». «Дельта не спит – очередной грузовой рейс перенесен из-за активности звезды». «Матч «Шахтер» – «Инженер» завершился ничьей». «Криминальные новости – еще одна жертва в штреке 980». О, интересно! «Неизвестный, пробравшийся в служебные помещения персонала, не смог увернуться от лопастей компрессора системы вентиляции, в результате чего работа в штреке встала на несколько часов». И здесь врут. Ничего там не встало, рабочих отправили в соседнюю раздевалку, а мы все починили. А почему это «еще одна жертва»? Так, ага, материалы по теме. «Джаггеры похищают инженера систем вентиляции». Это ж мой предшественник! А было-то давно, почти год прошел. И на кой он им сдался? Не на еду же? «На месте найдены личные вещи и следы борьбы». Ну и напишут же! Такое ощущение, что он сам к ним свалил… по религиозным соображениям. Впрочем, сейчас это не интересно, так как синтезатор закончил работу.

Тот самый шарик-сувенир – образец смеси эльфийских и человеческих технологий – сработал как надо. Со дна пустой кружки на меня внимательно смотрел большой рыжий таракан, настороженно шевеля длинными усами. И ожидая приказов.

Пока это лишь заготовка, пробный типовой экземпляр, умеющий выполнять только базовые функции на основе стандартной модели поведения обычного таракана. И эта программа не помешала ему сожрать остатки бульона из кружки, что уже хорошо.

Нацепив очки и перчатку-манипулятор, я начал увлекательную игру с видом от первого лица. Я (в лице таракана) бодренько выполз из кружки, спрыгнул на пол и галопом понесся к ближайшей вентиляционной решетке. Гладкий пластик стены нисколько не замедлил мое продвижение. В вентиляцию мы пролезаем, отлично. Вернувшись на стену, я подбежал к камере наблюдения. Надкусываю резцами изоляцию проводов, усы подсоединяются к контактам. Перебор стандартных средств декодирования выполняется за минуту, после чего получаю на очки дополнительную картинку с видом себя любимого, играющего в какую-то интересную игру. Теперь я могу смотреть любые охранные камеры на жилых уровнях, если подключусь к ним, ибо интерфейс тут стандартный. А, возможно, и не только в городе.

Возвращаюсь обратно в вентиляцию и бегу к соседнему номеру, следя за уровнем сигнала. А вот тут уже работает странная эльфийская магия, на ней построена все связь с объектом. И это ни фига не радио– и прочие волны, потому как теперь я могу бежать хоть на другой конец планеты, и при этом связь не прервется. Индикатор уровня сигнала Терри обеспечил мне для самоуспокоения, раз в голове у меня такое не укладывается. Само собой, ни один охранный детектор не в состоянии отследить мой способ связи. Как и ожидалось, местные материалы на качество связи никак не повлияли. И, самое странное, что приемником сигналов являюсь я, а уж потом все отображается на экране, через стандартный интерфейс обратной связи тех же виртуальных очков, например.

Напоследок проверяю, как мы умеем грызть. Металлический короб вентиляции подходит. Передние резцы тут могут резать не только мягкий металл, но и куда более прочные материалы. Дыра, в которую можно пролезть, вырезается секунд за тридцать.

Возвращаю таракана в номер, и снимаю контроль. Животина сразу же убегает в щель под кухонным комбайном.

Молодец, будешь зваться Стасиком.

Следующие несколько дней я провел за работой. Днем изучал коммуникации, а вечером занимался программированием и доработкой Стасика, который постепенно наращивал и ум, и функциональность.

– Ты чем вечерами таким занимаешься? – спросил как-то Иван, что говорило о том, что кое-кому это интересно, но незаметно понять это не получается.

– Смотри. – Вместо ответа я открыл ноутбук, который обычно таскал с собой, хотя ничего незаконного найти там не смог бы никто. – Буквально перед отлетом новая Цивилизация вышла, а я давний ее фанат, – чуть виновато объяснил я. – Вот и рублюсь теперь вечерами, как дурак. Зацени, что я тут уже настроил! – И я полез с жаром объяснять тонкости игры, от которых Ивану резко поскучнело.

– Понятно, это я так спросил, для проформы. – Главное, он убедился, что я на самом деле двинутый на почве игр, таких людей немало. – Ты там без фанатизма, да?

– А я только в нерабочее время. И на сон времени хватает. Для меня пять часов – уже много. – Это была истинная правда.

– Ладно, никто тебя не ограничивает. Можешь даже в сети поспрашивать, у нас геймеров тоже хватает, коллективно порубитесь.

– А это идея! – с энтузиазмом подхватил я.

– Как продвигается изучение системы? – перевел разговор в рабочее русло начальник.

– Хорошо продвигается. Вчера закончил на принципах автоматической регулировки нагрузки в зависимости от типов помещения и количества людей. Изучил датчики типа ДМРВ-10 и ДМРВ-20, как они снимают данные с помещений, а также как эта информация используется контроллерами вертушек.

– И как же? – иронично спросил Иван.

– Никак не используется, – не ударил я в грязь лицом. – Она поступает на управляющий компьютер сектора, тот отдает инфу на такой же, но уровня, после чего все это обрабатывает центральный сервер, который и спускает команду на изменение мощности с учетом кучи поправок и вообще возможности такого изменения. А то вдруг в системе и так нехватка свободных ресурсов, а мы тут какой-нибудь склад начнем вентилировать.

– Но не во всех случаях, – решил поправить меня начальник.

– Само собой! Аварийные ситуации могут обрабатываться на каждом из уровней, в том числе и контроллером вертушки напрямую, однако обычно в последнем случае ее переводят на ручное управление. Я же говорю про штатный режим работы.

– Молодец, молодец, – похвалил Иван. – А диагностику и ручное управление с центральной консоли освоил?

– Еще позавчера. Теперь вот до нюансов добрался.

– Давай-ка, удвой мощность вертушки в штреке девятьсот семьдесят шесть. Там начал работу комбайн, и рабочих нагнали, им кислород нужен. Система под моим аккаунтом работает, никаких паролей не потребуется.

Я подошел к общей схеме, быстро увеличил нужный кусок, ткнул пальцем в нужную вертушку и вызвал меню управления. Перевел ползунок контроля оборотов на требуемое значение, одновременно с этим сняв половину мощности у вертушки, обслуживающей служебные помещения шахтеров, где сейчас никого не было, но поставил таймер возврата на время за час до окончания рабочей смены.

– Нечего оборудованию зря работать, – буркнул я.

– Да, поднастроить бы систему на более гибкие режимы, – согласился Иван. То, что задание я выполнил, было и так понятно.

– Могу заняться, – быстро откликнулся я. – Но будет не быстро, ведь надо сначала изучить графики работы шахтеров. Проще поставить такие же датчики ДМРВ, как и на жилых уровнях, которые автоматически занимаются подсчетом людей в помещении.

– У нас свободных нет, а если заказать на Земле, это еще обосновать надо на куче листов, – поморщился Иван. – Ладно, это пока лишь мысли, а у тебя и другой работы хватит.

«Это точно», – подумал я.

Одной из самых объемных задач в программировании Стасика было научить его ориентироваться на местности. То есть, самостоятельно приходить в нужную точку, без внешнего управления. Приходилось вливать в него массу информации с типами материалов, конфигурацией коридоров, развязок, шлюзов и прочих препятствий, и на каждое из них программировать свое поведение. Впрочем, после некоторого порога псевдоинтеллект робота подхватил мое начинание и начал обучаться сам, гуляя ночами по городу. Жрал других тараканов и любую органику. Освоил подземку. Не сам, конечно, но проникать в вагон с пассажирами научился. Однако подземка не всегда была лучшим вариантом, потому что заранее я не знал, куда пойдет вагон. Вместо этого был проложен длинный, но надежный и безопасный маршрут по вентиляции, на котором Стасик мог достигать средней скорости до трех километров в час, притом, что на прямых участках ему случалось разгоняться до сороковника. Таким образом выходило, что до вип-уровней он добирался за пару часов.

Когда все функциональные тесты робота-разведчика были пройдены, я еще немного погонял его лично, моделируя навскидку придуманные ситуации. Оставшись доволен, не стал затягивать с приготовлением дополнительных порций бульона.

Парой дней спустя я имел целый разведотряд.

Можно приступать к выяснению местонахождения Анвил.

Глава 7

Шон заканчивал утреннюю разминку, когда в зал ввалилась парочка неизвестных – средних лет мужик весьма растрепанного вида и девушка, в которой он почти сразу узнал виденную несколькими днями ранее свою новую соседку.

– Сейчас покажешь, что ты умеешь! – Мужик был настроен явно скептически.

Увидев Шона, они вдруг смущенно притихли, видимо, не ожидали встретить тут кого-либо еще.

– Вполне достаточно, чтобы гулять, где захочу! – Гораздо тише, но убежденно ответила девушка, покосившись на Шона, который в это время заканчивал с растяжкой – простенькая утренняя разминка для поддержания формы, не более.

– Отлично! Давай повторим еще раз, и не говори теперь, что места не хватает.

Похоже, они уже давно спорят. Сидя в прямом шпагате, Шон приготовился наблюдать.

– Давай, покажи, что будешь делать, когда встретишься с джаггером в темном штреке!

Мужик двинулся на девушку с явным намерением схватить. Та неожиданно проворно увернулась и сделала попытку съездить ему ногой в пах. Неудачно.

– Ага! – обрадовался он. – Теперь ему стало ясно, что с тобой следует быть осторожнее.

Он изменил тактику и начал действовать без скидок на пол противника. Никакой особой техники Шон не увидел – мужик просто имел богатый опыт реальных уличных драк и неплохую реакцию. Дитя естественного отбора, так сказать.

А вот девушка являлась его полной противоположностью. То есть, какое-то время она явно уделяла занятиям по самообороне, но чисто «комнатным», то есть в спортзалах с инструкторами. Какое-то время она демонстрировала зачатки техники и приличную реакцию, но действия ее не выходили за рамки учебного курса, и зачастую она просто не знала, как реагировать на нестандартные для нее действия противника. Шон отметил как минимум с десяток моментов, когда мужик мог закончить спарринг. Он и закончил, поймав ее в болевой захват.

– Видишь, простор зала тебе тоже не помог, – сказал он, отпуская девушку. – Лично я кое-как могу обеспечить свою собственную безопасность, но еще и твою не потяну.

Мужик либо явно набивал себе цену, либо на самом деле был настолько ответственным. И неужели в штреках у джаггеров так опасно?

– Значит, отказываешься быть моим проводником? – Она раздраженно закусила губу, собираясь обидеться.

– Без дополнительной охраны не возьмусь. – Хм, а он и правда честный.

– Мне сказали, что ты и так лучший проводник, – сделала она еще попытку.

– Проводник лучший. Но не телохранитель.

– И вообще, Серж, так нечестно! – не сдалась девушка. – Я узнала, ты же в их боях участвовал и был одним из лучших! Остальным там до тебя далеко, поэтому сравнивать с тобой нельзя! Проверь меня на ком-нибудь еще!

Они оба, как по команде, уставились на Шона. Тот и не скрывал, что слушает разговор с интересом.

– Я так понял, «кто-нибудь еще» – это я? – хмыкнул он. – За неимением «кого-нибудь еще» в принципе.

– Ну-у… – протянула девушка. – Я примерно так и подумала. Мне просто надо показать ему, что он немного ошибается на мой счет. Вы мне поможете? – Она с надеждой посмотрела на Шона.

– То есть, моей задачей должно являться доказательство того, что он ошибается? – иронично спросил он, поднимаясь.

– Нет, просто сделайте, что я попрошу, – смутилась она. – Вы должны на меня напасть, а я буду защищаться. Я аккуратно…

– Напасть с какой целью? – деловито уточнил Шон, улыбаясь.

– Ну-у…

– В вашем случае обитатели штреков могут напасть на молодую красивую девушку с целью изнасилования, – холодно сообщил Серж. – И получения последующего выкупа. Правда, такая ситуация весьма маловероятна, однако не невозможна, – честно признался он. – Больше зависит от поведения потенциальной жертвы.

– Ясно, требуется обездвижить объект. Надеюсь, не очень вас разочарую.

– Начинаем! – Девушка с самым серьезным видом встала в одну из стандартных стоек.

Не переставая улыбаться, Шон плавно и вроде бы неспешно скользнул к девушке, глядя ей в глаза. Когда она сообразила, что надо хотя бы отмахнуться, то выяснилось, что сделать это она не в состоянии, так как не может пошевелить ни одной конечностью.

– Давайте я буду очень вежливым и культурным джаггером, – услышала она его шепот откуда-то сзади. – Мое имя Шон, а как зовут вас?

Она вдруг почувствовала, что вновь свободна.

– Лена, – сердито ответила она. – Так нечестно, я не успела подготовиться.

– Полагаешь, в шахтах тебе дадут подготовиться? – насмешливо спросил Серж, с интересом наблюдавший за ними. Теперь они с Шоном поменялись ролями.

– Конечно, – подыграл Шон. – Можем попробовать еще раз.

Теперь она стояла с еще более серьезным видом, просто вынуждая Шона улыбаться еще шире.

В этот раз он дал Лене проявить себя. Двигался специально медленно и предсказуемо, проверяя технику и выносливость.

Сначала она злилась, что ничего не выходит, а потом устала. Даже не пришлось обездвиживать.

– Так не честно! – только и смогла повторить она.

– Вот видишь, – прокомментировал результат Серж. – Тут даже «кто-нибудь» тебе не по зубам. И мне, наверное, тоже, – задумчиво добавил он.

– Не может быть! – оживилась Лена. – Я слышала, ты раньше побеждал в этих… боях без правил в шахтах.

– И что? – фыркнул он. – Вот он в тех боях не побеждал, например. Это о чем-то говорит?

– Ну-ка, покажи, на что ты способен сам! А?! – Почему-то о согласии Шона она не думала, да и вообще вела себя с ним, как со старым знакомым.

– Не дождешься. – На слабо его было не взять. – Но если возьмешь его в качестве охранника, то я, пожалуй, соглашусь сводить тебя к джаггерам.

И снова на Шона уставились. И только сейчас у Лены начали возникать сомнения. А кто он вообще такой? Живет на вип-уровне, тренируется в зале в рабочее время. А больше ничего неизвестно.

А Шон не переставал помнить об Анвил. Но сейчас ему предлагали поход в самое лучшее убежище на планете. Понятно, что оставаться тут он не планировал, но если что-то пойдет не так, лучше иметь аварийный вариант. А шансы того, что все пойдет не так, он оценивал процентов на шестьдесят. И это еще оптимистично. Слишком много факторов, не поддающихся контролю и прогнозированию. Все-таки, он прежде всего солдат, а не диверсант.

– Стандартная разовая ставка телохранителя плюс надбавка за потенциально опасное окружение, – деловито произнесла Лена. – Оплата почасовая. – Надо же, будто уже неоднократно пользовалась такими услугами! Или действительно пользовалась?

– Не вижу препятствий к тому, чтобы не сходить на интересную экскурсию, – быстро все обдумав, согласился Шон. Упоминание о деньгах проигнорировал. – Когда выходим?

– Сейчас.

Что ж, такой решительностью его не удивишь.

Но захватить кое-какое снаряжение и переодеться ему, конечно, позволили.

Кем на самом деле являлась эта Лена, Шон так и не понял, но ее уровень допуска впечатлял. Фактически, ей были открыты все помещения, за исключением служебных и подчиненных СБ и руководству колонии. В то время как обычные жители или даже вип-гости имели допуск пусть и в достаточное, но ограниченное количество мест.

В вагоне подземки она уверенно набрала шестизначный код места назначения и в подтверждение приложила к считывателю наручный коммуникатор, хотя это требовалось только в случаях, когда код набирает человек, не имеющий такого допуска. Код Шон автоматически запомнил.

– Семь минут отдыхаем, – сказала она Шону. – Есть вопросы?

– Расскажите мне, что такое шахты, – попросил он. – Не как там добывают руду, а все остальное.

– Шахтам более двадцати лет. – Рассказ начал Серж, старожил. И начал издалека. – Город постарше, так как в свое время сам был одной большой шахтой. Больше десятка лет тут царил полнейший бардак, разработку вело несколько подрядчиков, они грызлись между собой, а на планету бесконтрольно прилетала масса самого разного народа в поисках заработков. И они их находили,… как правило. Другая категория пыталась скрыться тут от властей, и ей это тоже по большей части удавалось, ибо государственная власть тут по факту отсутствовала. Разработка недр велась хаотично, также хаотично строился и город, занимая бывшие штреки. Короче, полный бардак и рассадник всякого отребья.

– А потом пришла Юниверс Майнинг, – заполнила паузу Лена.

– Она тут и была наравне с остальными, – поправил проводник. – Просто в какой-то момент, получив молчаливую поддержку государства, выкупила планету в почти бессрочное пользование, а остальные компании… пусть будет – прогнала, – хмыкнул он. – Войнушка тут была знатная, а результатом ее стало то, что те из оппонентов, кто уцелел, ушли в подполье, ибо вывозить их с планеты давно было некому да и незачем. В нашем случае, в шахты, коих успели наковырять превеликое множество, и их общего плана никто толком не знал.

– Их оттуда так и не достали? – заинтересованно спросил Шон.

– А зачем? – Серж ждал этого вопроса и всегда был готов поделиться своим мнением на этот счет. – Это во-первых. А во-вторых, да, пробовали несколько раз. Потеряли пару десятков солдат и под сотню роботов, что вроде бы странно, но на практике вышло именно так. Не приспособлены они оказались к подземельям – один небольшой обвальчик, и он уже растащен на запчасти. Но это давно было.

– А сейчас что?

– Сейчас у джаггеров своя территория и некое подобие общества. Причем, ты будешь удивлен, но общества вполне автономного. В свое время они натащили туда много барахла типа синтезаторов и портативных реакторов, да и сейчас тащат, что под руку попадется. А ученые, еще в первые годы решающие задачу минимизации расходов автономной колонии, насоздавали кучу полезной ботвы. В итоге, штреки освещаются колониями специальных бактерий и лишайниками, другие бактерии поддерживают газообмен на комфортном для человека уровне, а питаться можно либо грибами, либо водорослями, выращенными там же. Не богато, но жить можно. И это не считая торговли с городом и воровства.

– Разве сложно закрыть несколько шлюзов в город? – недоуменно пожал плечами Шон, удивляясь наивности властей.

– Ты рассуждаешь как дилетант, – хохотнул Серж. – Чтобы ограничить доступ в город, надо создавать вокруг него защитную сферу из брони класса А. Да и ту при наличии времени и соответствующего инструмента можно вскрыть. Догадываешься, сколько это будет стоить? Даже у корпорации нет ресурсов и на десятую часть такого удовольствия! А тут мягкие осадочные породы! Не везде, конечно, но и этого более чем достаточно.

– Я и есть дилетант, – не стал отмазываться он. – Ладно, а что там насчет совместных дел с городскими? Те же подпольные бои, как я слышал…

– Приехали, – сообщила Лена.

Двери открылись, и они выбрались на платформу какой-то захолустной станции. Довольно тесное помещение освещалось несколькими тусклыми лампами и еще какими-то странными нашлепками, разбросанными по потолку и стенам – неужто те самые бактерии? Или лишайник? На полу валялся давно неубранный мусор, а закрывшиеся двери туннеля подземки были разрисованы краской.

– Прямых дел с городскими джаггеры не ведут, – ответил Серж, внимательно осматриваясь. – За исключением торговли, но и это в частном порядке. А подпольные бои организовывают городские, но на нейтральной территории за городом. Джаггеры к этому отношения не имеют, разве что могут принимать участие или делать ставки. Там никому не интересно, кто ты есть, лишь бы капуста была. Или укроп – он тоже тут валюта. Все, закончили треп, – вдруг скомандовал он. – Мои приказы не обсуждать, Лена в центре, Шон, прикрываешь, если что.

– Ясно, – принял правила Шон.

– Вообще, тут безопасно, – пояснил Серж, когда они двинулись вперед. – Но береженого, как говорится…

Со станции подземки вело несколько выходов – на жилые уровни и в служебные туннели. Некоторое время они шли по технологическому туннелю, по стенам которого были развешены кабели и трубы, да лепились колонии светящихся лишайников. Потом свернули в какое-то ответвление, где уже ничего не было.

– Держите налобники. – Серж достал из рюкзака фонари.

Шон взял, хотя у него был свой.

– Почему здесь нет лишайников? – тихо спросил Шон.

– Не выросли еще. Видишь, новый совсем штрек. – Он ткнул пальцем в темную шершавую поверхность спекшейся породы. – Прошел Крот, класс 2 – и это сделали вовсе не джаггеры. Теперь понятнее стало, почему город не закрыть?

– И зачем?

– Через десять минут перекур. – Вместо ответа проводник пошел вперед.

Два метра в ширину и столько же в высоту. Потолок в виде свода – так прочнее и экономичнее, ведь штрек создавался явно не для добычи полезных ископаемых. Слабый ветер дует в лицо откуда-то из темноты, а звук шагов тут же гасится окружающей породой.

Ровно через десять минут штрек вывел их в обширный зал – давние горноразработки. Высота потолков около трех метров, через каждые пять шагов – поддерживающие свод колонны, а пол местами завален обломками породы, осыпавшейся сверху. И тут по сравнению с новым штреком оказалось светло – на потолке и стенах повсеместно кучковались колонии светящихся лишайников.

Серж уверенно завел их в какой-то темный закуток.

– Посидите здесь, я быстро. – И скрылся в какой-то дыре.

– Интересно, откуда тут кислород? – тихо спросил Шон. Обстановка располагала произносить слова почти шепотом.

– Больше к Сержу вопрос, – пожала плечами Лена. – Но из того, что я слышала, местные ученые неплохо потрудились, создавая автономную экосистему – свет и кислород производят бактерии, а несколько видов грибов, водорослей и лишайников вполне пригодны в пищу.

– А баланс кто поддерживает?

– Они сами и поддерживают, – раздался голос Сержа. – После достижения определенного газового состава деятельность одних бактерий замедляется, а других – наоборот, ускоряется. А органики, и не только ее, в породах хватает для их жизнедеятельности.

Он выполз из дыры, волоча за собой объемный рюкзак.

– Такое чувство, что колония специально готовилась к автономному выживанию, – сказал Шон, заинтересованно разглядывая вещи, которые Серж доставал из рюкзака.

– Это тебе, Лена. – Он подвинул девушке небольшой рюкзачок и наплечную кобуру с иглометом. – Сухпаек, аккумуляторы и прочая полезная лабуда. Иглы только парализующие – не хватало еще, чтобы ты кого-нибудь убила.

– Я стрелять не планирую, – возразила она, на что Серж лишь скептически фыркнул.

– А это тебе. – Шону достался рюкзак помассивнее, в котором было все то же самое, а также запасные обоймы к иглометы, не только с желтой маркировкой, но и с красной. – На всякий случай, – пояснил проводник, увидев, что Шон полез смотреть обойму в своем игломете. – Хоть меня тут знают, но гарантировать я ничего не могу.

– В каких случаях стрелять? – деловито спросил Шон.

– Только по моему приказу. Обычно даже когда все кажется плохо, можно договориться. Люди тут деловые, ищут выгоду, а не развлечения… обычно. С джаггерами сложнее – среди них встречается кто попало, да и территории у них меняют хозяев как пещерный слизень самок в период случки. Но до джаггеров еще далеко. Готовы?

Но далеко они не прошли – в конце зала уперлись в импровизированный шлагбаум, сделанный из куска пластиковой трубы, по обе стороны от которого в стенах недобро чернели бойницы.

– Эй, на посту! – Серж вышел вперед, но ближе пяти шагов к бойницам подходить не стал. – Пройти бы надо!

– А-а, старина Серж пожаловал! – Из бокового прохода за шлагбаумом появился человек, вооруженный стандартным армейским бластером. – С чем пожаловал?

– Здорово, Керосин! Как обычно – пройти через ваши владения.

– А с тобой кто? – лениво спросил Керосин, ткнув в сторону Шона стволом.

– Клиенты. Хотят на джаггеров посмотреть, – доверительно, вполголоса ответил Серж.

– А девка почем? – ничуть не стесняясь, спросил охранник.

– Я же говорю – клиенты это, – терпеливо, как ребенку, повторил проводник.

– Что, так много заплатили? – Он оценивающе разглядывал Лену, ничуть не смущаясь. – А если на час взять?

– Ты что, глухой? Или кретин?! – вдруг прикрикнула на него Лена. – У нас дела, понял?!

– Что, и спросить нельзя, что ли? – на удивление мирно, но обиженно, заявил Керосин.

– Так что там с проходом? – напомнил Серж.

– Стандартная такса за трех человек, – буркнул охранник. – Правила знаешь. И только из-за твоей репутации – уж больно мне твои клиенты не нравятся.

– Расслабься, – бодро посоветовал проводник, отсчитывая деньги. – Все под контролем.

– Серьезно у них вход охраняется, – заметил Шон, когда они уже шли широким и освещенным коридором. – Автоматических охранных комплекса целых два! Откуда только армейское вооружение берут?

– Покупают, – пожал плечами Серж. – Кое-что собирают на месте. Кстати, нас сейчас смотрят и слушают, так что ведите себя аккуратнее.

– А что здесь? – все-таки не удержалась от вопроса Лена. – И кто эти люди?

– Здесь территория Грибника, и тут повсюду его люди. Сейчас мы идем через огороды или, другими словами, грибные плантации. Выращивают тут, соответственно, грибы, из которых потом синтезируют Укроп – самый популярный наркотик, который потом отправляют в том числе и на Землю.

– Это многое объясняет, – хмыкнул Шон. – А обойти их никак?

– Можно… Либо через огороды Крота, что дальше и дороже, либо вообще крысиными норами, а это слишком долго. Вот, кстати, зацените грибы! – Он подошел к стене и присел, показывая на какое-то пятно у самого пола.

– Выглядит один в один как плесень, – брезгливо сказала Лена. – Разве что синяя.

– Этот еще не созрел, потом будет красивее, – улыбнулся Серж. – У него тогда появляются споры ярко-оранжевого цвета на длинных стебельках – выглядит потрясающе! Из них-то и делают Укроп.

– Да ты эстет! – не удержавшись, фыркнул Шон.

– Вот когда увидишь, сразу изменишь мнение! – наигранно обиделся Серж.

– Не сомневаюсь…

Огородами они шли около двух километров, после чего их снова встретил пост охраны, где очередной знакомый Сержа их беспрепятственно пропустил. Других людей они не встретили.

– Рано еще для сбора урожая, а уход грибам не нужен, – пояснил проводник. – Сейчас мы пойдем по нейтральным территориям. То есть ничьим. Поэтому рекомендую смотреть по сторонам.

– И можем встретить джаггеров? – с плохо скрываемым восторгом спросила Лена, чем вызвала удивление Шона – вроде адекватная девчонка.

– Маловероятно, – пробормотал Серж, сосредоточенно вглядываясь куда-то вдаль.

Они уже довольно далеко отошли от поста охраны, и теперь передвигались по основательно разрушенному колоннику, конца которому не было видно. Среди многочисленных обвалов были проложены слабозаметные тропинки, по краям которых скапливался различный бытовой мусор. На многих колоннах были начертаны или высечены знаки для облегчения ориентирования, потому что ориентироваться здесь без дополнительной навигации не представлялось возможным. Иногда на пути встречались узкие колодцы в полу и потоке, ведущие непонятно куда. Некоторые из них выглядели часто используемыми.

– Ведут на соседние уровни, – кивнул головой Серж. – Но мы воспользуемся более удобными вариантами.

Он не переставал настороженно всматриваться вперед, но первым присутствие посторонних заметил Шон, боковым зрением отследив движение позади себя.

– Стоп! – по привычке скомандовал он. – Движение сзади.

– Кто? – Серж повернулся в ту сторону, но там уже никого не было.

– Если абстрагироваться от действительности, я бы сказал, что это напоминало большую крысу.

– Ясно, значит, они и есть. – Серж не выглядел сильно удивленным.

– Тут водятся крысы?

– В том числе и они, – вздохнул проводник. – Осталось понять, эта была дикой или охотничьей.

– Как приятно открывать для себя новое! – изобразил восторг Шон. – А не просветишь, кто еще тут живет?

– Много кого, – не стал вдаваться проводник. – Суть в том, что они не настолько опасны, чтобы расписывать всех.

– Однако ты насторожился. – Шону вдруг стало смешно. – Что делаем-то? Ждем? Или дальше идем?

– Пока идем, но смотрим во все глаза.

– В них стрелять можно?

– В диких можно, а если завалишь чью-то охотничью, тогда придется валить и хозяев.

– То есть нельзя, – сделал вывод Шон, убрав руку с игломета и машинально погладив рукоятку армейского ножа.

– Где-то так… – В голосе Сержа послышалось смущение. Интересно.

– У меня такое чувство, что мы не исследуем территорию, а все время стараемся остаться в живых, постоянно скрываясь, – вдруг обиженно сказала Лена. – Ты обещал экскурсию, а выходит какая-то тайная операция!

– Нечего тут исследовать! – раздраженно буркнул Серж. – Вокруг нас старые выработки, тут многое еще ручным способом сделано. Потолки обвалились, пол засыпало, как видишь. Местные тут мало ходят, а те, кто ходит, ни фига не безопасны. Это ничья территория, и это значит, что тут можно делать что угодно. Понятно?

– И когда мы выйдем к джаггерам? Там будет безопаснее?

Они как раз шли довольно узким проходом между двумя завалами, и внезапно Серж замер на месте.

– Эй, полегче! – возмутилась Лена, врезавшись ему в спину, и собиралась добавить что-то еще, но Шон рывком вернул ее на место.

– Помолчи! – тихо приказал он. – У нас посетители.

Дорогу им преградила четверка крыс, каждая размером с собаку. Шон обернулся назад, уже догадываясь, что там увидит. Еще четыре зверя стояли позади них.

– Они охотятся стаями? – спокойно спросил он Сержа.

– Нет, – коротко ответил тот. – Сейчас будем знакомиться с хозяевами.

Глава 8

– Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро! – Крысы почтительно расступились, и их хозяин наконец соизволил показаться во всей красе. – Да?

– Это с какой стороны посмотреть, – уклончиво ответил Серж, оценивающе разглядывая незнакомца.

Впрочем, смотреть было не на что – армейские камуфляж, бластер и прибор ночного видения, сейчас отключенный. И вовсе не армейский тесак, больше всего похожий на мачете, болтался у пояса. А сам мужик выглядел вполне стандартно, больше всего повадками напоминая Сержа. Видимо, специфика подземной жизни сказывалась одинаково.

– Давай смотреть с моей, – охотно предложил незнакомец, признав в Серже главного. И сразу перешел к делу: – Что вы можете мне предложить?

– Мы не торгуем! – отрезал Серж, нисколько не испугавшись.

– Еще двое, – шепнул ему Шон, отслеживая обстановку. – Как минимум.

– Надо же! – наигранно удивился бандит. – Несете кучу товара и не торгуете! Не может быть! Наверно, вам не ту цену предлагали?

– Ты вообще кто? – уже не скрывая злости, задал вопрос Серж. – Я здесь десять лет хожу и всех местных знаю. Неприятностей ищешь? – Он пока не угрожал, слишком невыгодное положение у них было.

– Кто я, вовсе не важно. – Он поднял указательный палец вверх, привлекая внимание. – Важно то, что идете по моей территории. А по моей территории ходить бесплатно нельзя.

– Да-а? – насмешливо протянул Серж. – С каких это пор она стала твоей? И кто еще об этом знает? Грибник, Крот? Может быть, джаггеры? А?

Видя, что прохожие не испугались, незнакомец негромко свистнул, и рядом с ним нарисовался еще один вооруженный мужик, и двое – позади Шона. На его взгляд, выглядели они тем, кем и были – мелкими бандитами, стремящимися урвать себе кусок, невзирая на негласные правила и договоренности.

– С тех пор, как я решил, что она моя.

– Ну тогда я это решил еще десять лет назад! Какого хрена ты делаешь на моей территории?! – Кажется, Серж решил начать психологическую атаку. Либо просто его взбесило поведение каких-то неизвестных бандитов.

– Эй, дружище, полегче на поворотах! – неожиданно встрял Шон, обратившись к Сержу, даже руку на плечо положил. – Мы ведь еще не знаем, чего хотят эти господа.

Главарь, едва не отдавший приказ стрелять, осклабился:

– Слышу голос разума! Кажется, мы начали с обсуждения вашего товара.

– Именно. – Он деловито отодвинул Сержа в сторону, выйдя вперед. – За тобой те, что сзади, – шепнул он ему. – О каком товаре идет речь? – Он уже оценил обстановку, и теперь требовалось всего лишь оказаться на нужной дистанции и обезопасить подопечную. За проводника он почти не волновался.

– Тут есть два основных вида товаров. Самый ходовой – укроп. И! – Он сделал эффектную паузу. – Самый ценный – женщины.

Это было то, что нужно Шону.

– Укропа у нас нет, – сказал он чистую правду. – А что ты можешь предложить за женщину? – перешел он к торгам.

– Жизнь, – услышал он предсказуемый ответ. – Причем, целых две – твою и твоего приятеля.

– Это плохая сделка, – огорченно покачал головой Шон. – Давай обсудим другие варианты.

– У вас нет вариантов, – хохотнул главарь.

Шон резко выдернул Лену из-за спины, другой рукой приставив нож к ее горлу. Та взвизгнула и попыталась вырваться, но это оказалось бесполезно.

– Правда? – Он сделал первый шаг вперед, толкая девушку перед собой. Серж сзади изумленно замер, не зная как реагировать. – Твои те, что сзади, – сквозь зубы повторил Шон, прикрываясь Леной. – А мне, например, нравится твой бластер плюс две запасных батареи к нему. – И он сделал еще один шаг вперед.

– Ты шутишь?! За эту пушку я могу десяток таких купить! – Он явно преувеличивал. Раз в двадцать, но Шону было пофиг.

– Таких точно не купишь! – расхохотался он. – Разве что обдолбанных наркоманок из вторсырья наркоторговцев, да и то, если еще продадут. – А здесь первосортный товар! Зацени!

Еще один шаг вперед.

– Что мешает мне застрелить тебя прямо сейчас? – несколько неуверенно спросил бандит. – И забрать все?

– Ты же видишь. – Шон продемонстрировал широкое лезвие ножа. – Я просто из вредности испорчу тебе все удовольствие. Веришь? – Он нежно провел лезвием по шее девушки, не забывая крепко ее держать; на шее выступила пара капель крови. – Ты не успеешь.

Снова шаг вперед, теперь они прошли половину пути к цели.

– У меня нет с собой двух запасных обойм, – после короткой паузы произнес главарь. – Только одна. – Конечно, он уже не думал отпускать их живыми, но таким способом надеялся выйти из патовой ситуации.

– Тогда делаем все по честному, – взял инициативу в свои руки Шон. – Серж, прикрываешь, будет двое на двое. И на тебе крысы, если что. – Про вторую двойку он как бы временно забыл. И причины на это были. Главное успеть. Они осторожно приближались к бандитам, и Шон непрерывно говорил. – Насчет товара можешь не беспокоиться. Вот, смотри, руки чистые, глаза вообще идеальные – даже порошка не нюхала.

Он нес какую-то чушь ровно до тех пор, пока они не подошли вплотную к главарю. Крысы и помощник отодвинулись на шаг назад, освобождая место.

– Протягиваешь мне бластер рукояткой вперед, я передаю тебе девку, – вовсю уже руководил Шон. – И, с вашего позволения, мы спрячемся вон в том боковом коридорчике, дабы не искушать ваших помощников с оружием.

Не давая главарю опомниться, он развернулся спиной к боковому лазу, почти затолкав в него Сержа.

– Давай бластер, – сказал он главарю, протягивая левую руку, а правой все еще держа нож у горла пребывавшей в глубокой апатии Лены.

– Не самая плохая сделка… – начал бандит, протягивая оружие Шону.

Но договорить не успел, потому как широкое лезвие аккуратно вошло ему в горло. Резкий толчок Шона отправил Лену в боковой проход, а почти мертвого главаря на своего напарника. Пока напарник уворачивался от тела, Шон сделал длинный выпад, погрузив нож снизу вверх под нижнюю челюсть бандита – даже если выживет, что маловероятно, боец из него уже никакой. Оттолкнувшись от противоположной стены, нырнул в проход вслед за остальными, по пути шмякнув о стену тушкой крысы, попытавшейся вцепиться ему в руку.

В это время вторая двойка бандитов успела только вскинуть оружие, а Серж с некоторым запозданием начал высаживать обойму игл в ближайших крыс.

– Бегом! – рявкнул Шон, хватая за шкирку безучастно всхлипывающую Лену. – Серж, уводи!

Стена коридора взорвалась за ними, когда они отбежали метров на двадцать вглубь коридора. Шон, шедший последним, принял на себя основную часть мелких обломков. Болезненно, но не смертельно. Еще несколько поворотов, и Серж остановился.

– Я не собираюсь просто так убегать! – заявил он, тяжело дыша.

– Кто же спорит? – согласился Шон. – Посиди с Леной!

Убегая, он заметил, как проводник подносит к губам девушки характерного вида фляжку.

Тактику избрал самую простую – в лоб. Достаточное количество поворотов позволяло сыграть на эффекте неожиданности, причем, чем быстрее он будет двигаться, тем лучше. Да еще не потерять бы преследователей.

Оказалось, никакие они не преследователи. В том смысле, что посчитали такое преследование слишком опасным. Но поступили неграмотно в другом – остались на дележ снаряжения своих павших в скоротечном бою товарищей, никак не ожидая, что беглецы захотят вернуться.

Одна из крыс, охранявших боковой коридор, громко пискнув, прыгнула вверх, целясь зубами в горло. Он не глядя уклонился, небрежно махнув ножом, и одним прыжком вышел на позицию, с которой можно работать иглометом.

Писк атакующей крысы предупредил хозяев, однако стрелять Шон начал спустя пол секунды, вмиг опустошив обойму с красной маркировкой. Под раздачу случайно попала одна из трех оставшихся в живых крыс.

Последняя пара боевых крыс подоспела к Шону, когда он думал, менять обойму или не менять. Вопрос отпал сам собой, однако крысы не умели стрелять из бластеров, а без такого преимущества у них не было шансов, даже если бы Шон оказался совсем безоружным.

Трупы он оттащил с дороги в ближайший темный тупичок, а трофеи собрал.

Вернувшись к спутникам, он застал напряженно сидящего с иглометом в руке Сержа и откровенно пьяную Лену с фляжкой в руке.

– Смотрю, вечеринка идет полным ходом? – весело спросил он, бросая трофеи на пол.

Лена медленно, держась за стены, поднялась на ноги, и, покачиваясь, подошла к Шону вплотную.

– Ублюдок! – И отвесила ему почти полноценную пощечину. Почти, потому что не попала, в результате чего потеряла равновесие, и Шону пришлось подхватить ее на руки и осторожно посадить на пол, где она снова затихла.

– Спасибо, – без тени раздражения поблагодарил он. – Этого следовало ожидать.

– Куда тела дел? – спросил Серж, стараясь не смотреть Шону в глаза. Оба понимали, что проводник крепко лажанулся, выбрав изначально неправильную тактику, хотя сам же говорил обратное.

– Сложил неподалеку. Думаешь, будут искать?

– Местным крысам и прочей живности надолго жратвы хватит. Нет, искать не будут.

– А вообще кто они?

– Полагаю, от какой-то банды откололось несколько человек, разногласия там или еще что… Причем, не из местных, может, с другой стороны города. И решили застолбить себе территорию, брать дань с прохожих, наверно и грибную плантацию где-нибудь организовали. Но слишком круто начали.

– Ты же им изначально не собирался ничего отдавать?

– Нет, но если бы запросили адекватную цену, отдал бы – это всегда дешевле конфликта, который хрен знает, чем может закончиться… А поквитаться с ними можно и чужими руками. – Он замолчал, собираясь с духом. – Короче… ты круто сработал, а я облажался.

– Слишком поддался эмоциям, – усмехнулся Шон. – Не принимай близко к сердцу, у тебя вообще другая специфика – ты проводник. А охраной занимаюсь я, как и договаривались. Лучше зацени трофеи.

– Практически новые «шмели». – Серж повертел оружие в руках. – Все из одной партии и выработан примерно одинаковый ресурс. Видимо, из свежей партии контрабанды. Здесь с такими не ходят, слишком мощное оружие. И привлекает внимание. И дорогое к тому же.

– Продать сможешь?

– Разумеется! Тебе насколько срочно деньги нужны? – Серж понял его по-своему.

– Мне деньги не нужны… но, раз вопрос так стоит… Тогда давай бери себе пару и делай, что хочешь. Я себе оставлю оба, сделаем где-нибудь тут заначку.

– Зря отказываешься – бабла прилично можно отхватить. К тому же, я твой должник.

– Я тебя за язык не тянул, – раздраженно бросил Шон. – Поступай тогда, как считаешь нужным, я же свое мнение озвучил, но уговаривать не буду.

– Договорились! – обрадовался Серж. – Наш привал затянулся.

Они одновременно посмотрели на Лену.

– Мне плохо, – сказала она, однако поднялась самостоятельно и убрела, пошатываясь, за ближайший угол.

– Чего ты ей дал? – подозрительно спросил Шон.

– А чего, отличный самогон! – сразу начал оправдываться Серж. – Производства джаггеров, на лучших грибах настоян.

– Вот не дай бог ты ее на грибы подсадишь! – с угрозой начал Шон.

– Ты не так понял! Это другие грибы, но ни фига не хуже. Зато похмелья не бывает!

– Рассказывай, – буркнул он, остывая. И на самом деле, какая ему разница? – Ладно, пора двигать. Эй, ты там живая еще? – крикнул он за угол.

– Относительно… – Появившаяся из-за угла девушка выглядела гораздо лучше.

– Я же говорил! Похмелья не бывает! И всасывается быстро, – добавил Серж.

Дальше двигались несколько медленнее обычного, делая скидку на состояние Лены.

– Ну, на Арену мы теперь не пойдем, – на ходу делился планами Серж. – Да и нечего там сейчас делать, никого нет. Предлагаю сбегать до Рынка, показать барышне джиггеров и кусочек их жизни, и сразу обратно.

– Разумно, – согласился Шон. Лена промолчала, кажется, ей сейчас было глубоко плевать и на шахты в целом, и на джаггеров в частности. Но прерывать интересную прогулку без прямого указания клиента он не хотел.

– Скоро выйдем в обжитые места, – предупредил проводник. – Но сначала надо миновать Разлом. Достань из рюкзака кислородные маски, могут пригодиться.

– Что за Разлом такой?

– Обычный тектонический разлом, – ответил Серж. – Коих достаточно в планетарной коре. Обычно после вскрытия пласта их заделывают, чтобы не расходовать воздух зря. Этот тоже заделывали, но со временем он снова вскрылся, а восстановить герметичность уже было некому. Внутри него газ, малопригодный для дыхания.

– Другими словами, ядовитый, – внес поправку Шон.

– Типа того, – кивнул проводник. – Там буквально метров на десять надо дыхание задержать, хотя бывает, что растаскивает и на все двадцать.

– Почему дальше не проходит? Давление?

– Может, и давление роль играет, но вообще края какие-то добрые люди обсадили в свое время красавками – это бактерии такие, сам увидишь потом, – а они этот газ очень любят. Кстати, вот, смотри – это дохлые красавки.

На стенах и потолке на смену светящимся пятнам начали появляться черные наросты весьма отвратного вида; они выглядели шершавыми и твердыми.

– То есть, раньше газа было больше? – сделал нехитрый вывод Шон.

– Его то больше, то меньше.

Скоро пришлось включить фонари.

– Как увидишь ярко-красный налет на стенах, вдыхай поглубже и бегом, – объявил проводник. – Маски лучше поберечь, уж больно сложно их заправлять потом. Вот, начинается… Бегом!

Шон подхватил Лену и поспешил вслед, на бегу рассматривая стены. Черные наросты быстро сменялись ярко-красными нашлепками, будто кто-то напыхал из баллончика с красной пеной. Казалось, мягкая пузырящаяся масса сейчас зашевелится и начнет громко чавкать. Они не росли только на полу, и то потому, что там стояли лужи какой-то маслянистой грязно-черной гадости.

А потом они увидели разлом. Ничего сверхъестественного – просто узкая черная щель в стене от пола до потолка, напоминающая след от удара огромного топора. Ее края настолько густо поросли красавкой, что это уже вовсе не красиво выглядело, а, скорее, омерзительно. Как кровоточащая рана, которая уже начала постепенно затягиваться.

Тут Лена дернулась и поднесла руки ко рту, и Шон не медля приложил к ее лицу кислородную маску.

– Эй, где вы там? – прокричал убежавший далеко вперед проводник.

Так же быстро стены вновь стали уже привычными, испускающими слабый желтоватый свет.

– Тратим кислород? – осуждающе спросил Серж.

– Ничего, заправишься, – отмахнулся Шон. – Мы в обжитых местах? – Он посмотрел вперед по коридору, но ничего не обнаружил.

– Не так быстро.

Прежде чем они увидели что-то необычное, пришлось идти почти километр. Их снова окружал полузаваленный колонник, иногда сменяющийся разветвленной системой горизонтальных (и не очень) штреков.

А необычным оказался обычный человек. Он шел открыто, не скрываясь, как может идти человек в магазин за хлебом у себя в городе. Увидев их, он не испугался, разве что предупреждающе положил руку на рукоятку игломета.

Заметив незнакомца, Серж некоторое время настороженно всматривался, а потом приветливо поднял руки:

– Клянусь своими сапогами, это же дружище Луи! – крикнул он мужчине.

– Серега, ты?! Сто лет не виделись, я уж думал тебя давно крысы сожрали! – также радостно поприветствовал подошедший Луи.

– С охоты? – Серж кивнул на внушительный рюкзак за его плечами. – Есть время? Посидим минут дцать?

– С рынка, – ответил Луи, мельком оглядывая Шона и Лену. – Конечно, посидим.

И они вдруг куда-то целеустремленно направились, Серж только приглашающе махнул рукой.

Буквально через сотню метров они снова попали в цивилизацию. Расчищенный и ровный пол, электрический свет, автоматы по продаже всякой мелочевки, стоящие у оригинального вида кафе. С таким же оригинальным названием, намалеванным краской на куске жести: Жюльен.

Кафе представляло собой здание, занявшее все пространство от пола до потолка, сложенное из крупных блоков камня, похожего на песчаник. Массивная железная дверь открыта настежь, также как и аналогичного вида ставни на окнах, вместо стекол снабженных решетками из толстых прутьев арматуры.

Обстановка внутри не вызывала ощущения, что у хозяев богатая фантазия. Стандартные пластиковые столы и стулья, вместо барной стойки квадратный проем в стене, тоже закрывающийся железными ставнями. На потолке замызганные небьющиеся световые панели. Зато практично.

Из десятка столиков два оказались занятыми. За одним сидела бандитского вида парочка, по виду напоминающая боевиков наркоторговцев. А столик в дальнем темном углу занимало колоритного вида существо, замотанное в какие-то разноцветные тряпки. Существо курило какую-то дрянь, отчего по помещению тянулся едкий сладковатый запах. Тихо играла музыка – что-то из транса.

– Что будете есть-пить? – спросил Серж.

– Ты знаток местной кухни, выбери сам, – предложил Шон. – На твое усмотрение из наиболее съедобного.

– Без проблем. Я все оплачиваю сам, после разберемся, кто сколько должен, – предупредил он, вслед за Луи направляясь к окну в стене. Оттуда уже высунулась чья-то морда.

– Так вот, – тихо сказал Серж приятелю, продолжая начатый на раздаче разговор, когда они вернулись с полными подносами. – Теперь они лежат недалеко от Южного полюса, и я почему-то уверен, что это именно та банда, о которой ты только что рассказал.

– Вроде все сходится, – подумав, согласился Луи. – Только их должно быть шестеро.

– Кстати, да, – вдруг вспомнил о приличиях Серж. – Знакомьтесь. Это Луиджи, охотник и мой старинный приятель. А это Шон и Лена – можно сказать, клиенты. Шон нас всех сегодня выручил, – пояснил он специально для друга.

– Я уже догадался, – улыбнулся тот. – И как же затесался в вашу компанию солдат спецназа?

– Случайно, – лаконично ответил Шон.

– Бывает, – понимающе кивнул головой охотник. – С вашего позволения, я наведаюсь на место происшествия. – Тон и манеры Луи были присущи скорее интеллигенту, нежели грубому и жестокому охотнику. Впрочем, кем он был раньше, неизвестно. – Сможете показать это на карте?

– От карты зависит, – пожал плечами Шон.

Луи быстро расстелил на столе лист тонкого пластика, испещренного множеством разноцветных линий и значков, нарисованных от руки!

– Признаться, ожидал чего-либо трехмерного, – удивился Шон.

– Эта надежнее. Смотри, как рассказывает Сергей, это произошло здесь. – Он ткнул пальцем куда-то в переплетение линий.

– Точно, – подтвердил проводник с набитым ртом.

Шон некоторое время соображал над схемой, потом вроде бы ему удалось понять, что где, вспомнив конфигурацию коридоров.

– Они лежат вот в этом закутке, – показал он пальцем на неприметный аппендикс рядом с местом схватки.

– Отлично, спасибо. – Луи быстро свернул карту и убрал в рюкзак. После чего сразу же потянулся к бутылкам.

– Уже налито и давно ждет! – Серж недвусмысленно поднял массивную кружку. – Ну, за встречу!

Шон с подозрением покосился на странно пахнущее содержимое своей кружки, но отказываться было не вежливо. Спустя секунду у него во рту случился небольшой пожар. Он резко выдохнул и схватил первое, что нашел на столе.

– Эй, ты уверен, что хочешь закусить именно этим? – До конца спросить Серж не успел.

В пожар во рту будто плеснули ведро бензина.

– Уфф! – еще раз выдохнул Шон, невольно зажмурив глаза.

– Держи! – ему в руку сунули что-то холодное и скользкое. – Это поможет.

Под дружный хохот Шон сунул нечто в рот и усиленно начал жевать. Помогло.

– Что это было? – предсказуемо спросил он, придя в себя. – Ничего похожего пить не доводилось.

– Это джаггеры придумали, – культурно улыбаясь, сообщил Луи. – Пойло они гонят из водорослей, а потом настаивают на красавке; ты должен был ее видеть в Разломе. Вымоченная в самогоне, она уже не ядовита, зато весьма ядрена. После этого ее еще используют в качестве специй, когда маринуют грибы. Собственно, таким грибом ты как раз и закусил.

– Это было большой ошибкой! – хохотнул Серж. – Даже мы так закусывать не рискуем!

– А потом тебе дали деликатес, которым полагается закусывать этот самогон. Он придвинул к Шону большую миску с каким-то желе, внутри которого просматривались некие продолговатые предметы, очень похожие на больше сардельки. – Сок большого полосатого слизня очень помогает заглушить огонь во рту.

– Заливное из него – вещь! – подтвердил проводник и сунул в рот очередную «сардельку».

– Тут очень разнообразная, а главное, полезная флора и фауна, – только и мог ответить Шон, с интересом рассматривая содержимое миски. – Мне понравилось. – Он взял вилку и подцепил тушку слизня.

– Где здесь туалет? – вдруг очнулась Лена, расширенными глазами глядя на чавкающего Сержа. Она поняла, что съела что-то непривычное, только когда об этом сказали.

– Ты чего? – искренне удивился проводник. – Знаешь, сколько это стоит? В ресторанах города хрен найдешь! Да и готовят его там неправильно!

– Его там жарят, – пояснил Луи, проникновенно взяв Лену за руку. – Это тоже неплохо, особенно если с луком и специями, но тогда он не годится в качестве закуски, что не может не огорчать Сергея.

– Могли бы раньше сказать! – обиделась Лена. Кажется, ее уже не тошнило.

– Это же та экзотика, ради которой ты сюда пришла, – напомнил ей Шон.

Последний довод ее убедил.

– И что еще интересного вы можете мне предложить?

– На горячее у нас тушеные грибы с полосатыми слизнями, – начал показывать Луиджи. – Как раз с луком и специями. Да, продукты из города тут тоже есть. Салат из мелких конденсатных улиток, политый соусом из модифицированной хлореллы и украшенный редкой здесь речной капустой. Шашлык из крысы приготовят чуть позже. Сок сделают любой – синтезатор тут есть, хотя им не злоупотребляют, больше предпочитают натуральную пищу. А так список довольно большой, тут только разных грибов больше двадцати видов, причем джаггеры постоянно придумывают что-то новенькое.

– Когда уже мы их увидим? – встрепенулась девушка.

– Обернись и увидишь, – хмыкнул Серж.

– Это вон то существо?! – неприлично громко воскликнула она.

– Веди себя вежливо, – как школьнице, напомнил Шон, видя, что джаггер моментально напрягся. – Нам не нужно лишних… трений с местными.

– Разве он опасен? – Девушка, конечно же, судила по внешности.

– Да! – отрезал Шон. – До тех пор, пока я не скажу обратного.

– Ладно, не стращай барышню, – попросил Луи. – Эй! – крикнул он джаггеру. – Иди сюда!

– Знакомый? – поднял бровь Серж.

Замотанный в тряпки человек сначала насторожился, но быстро принял расслабленный вид. Спокойно поднялся и подошел к их столику.

– Здравствуй, Осенний Дождь, – сказал Луиджи. – Присаживайся, гостем будешь. Угощайся.

– Луиджи, – приветственно кивнул Джаггер, произнеся имя охотника с едва заметным акцентом. И сел на свободное место.

– Познакомься. – Охотник по очереди назвал имена всех спутников. – А это Осенний Дождь – охотник. – И снова обратился к нему. – Они идут на Рынок. Там сейчас торгуют?

– Там всегда торгуют, – равнодушно ответил охотник. Потянулся к бутылке, плеснул себе немного в кружку, которую не забыл притащить с собой. – Светлой дороги! – И одним движением опрокинул самогон в рот.

Шон с Леной с интересом разглядывали гостя. Правда, интересовали их разные вещи. Лену – внешность, а Шон прежде всего оценивал его как источник непредвиденной опасности. И по всему выходило, что этот джаггер может представлять нешуточную опасность. Если захочет. Об этом свидетельствовало и наличие оружия – пару раз Шон заметил мелькнувшую из-под одежды рукоятку игломета, и плавные, внешне ленивые движения, и равнодушный взгляд опытного бойца.

– В какую сторону идешь? – спросил Луи. – Не в деревню?

– На охоту, – коротко бросил Осенний Дождь. – На темных уровнях крыс много развелось.

– Понятно.

– Иглы нужны? – пользуясь случаем, Серж решил немного поторговать. – Вижу у тебя игломет. Отдам дешевле, чем торговцы на Рынке.

– Нет. У меня другое оружие.

– Ему хватает ножей и дротиков, – прокомментировал Луи. – Лучше него мало кто с ними обращается.

– Ладно, Осенний Дождь, светлой тебе дороги! – попрощался Луи, поднимаясь. – Нам пора идти.

– И тебе, Луиджи. – Охотник плавно поднялся и неслышно переместился за свой столик.

– Как вам обед? – довольно спросил Серж, когда они вышли наружу.

– Кроме самогона, все понравилось, – ответил Шон.

– Если не знать, что именно ешь, то съедобно, – в чем-то поддержала его Лена. – А скоро мы дойдем до Рынка?

– Скоро, – пообещал проводник.

Глава 9

Стасик бодро бежал по знакомому маршруту в сторону вип-уровней, а я делал вид, что играл в симулятор космического истребителя. Ну, что-то общее, конечно, есть…

Когда разведчик покинул незнакомый район, я взял управление на себя. Вчера я выяснил примерные места, где мог бы располагаться исследовательский комплекс с лабораториями. С моими возможностями это оказалось выполнимо. При наличии общей схемы помещений и вентиляционных каналов со всеми вертушками, компрессорами и дополнительными фильтрами выбор падал на два нижних уровня. Ниже только реактор и аварийный бункер высшего руководства. Туда и двинемся.

До комплекса мой шпион добрался без приключений, благо шлюзы и фильтры тут стояли стандартные. А вот вход в него заставил немного подумать. Прежде чем попасть внутрь, воздух тут не просто фильтровался, но еще проходил дополнительную обработку жестким электромагнитным излучением и очень неприятной химией, что исключало доступ внутрь любым биологическим и электронным объектам. И схема эта работала по умолчанию. Пожалуй, Стасик мог бы прогрызть в нужных местах дырки, но тогда придется влезать еще в параноидальную систему контроля целостности, что займет неизвестное количество времени. Притом, что использовать этот путь сам я не смогу в любом случае.

Что ж, поищем более удобные пути.

Пометавшись по окрестным помещениям, остановил свой выбор на раздевалке, где персонал надевает защитные комбинезоны для работы в лабораториях. Теперь придется подождать. Сколько – неизвестно, но то, что комплекс работает круглосуточно, я выяснил еще вчера, когда анализировал схему работы вертушек системы вентиляции.

За час ожидания я едва не уснул от скуки, но меня спас вошедший в раздевалку мужчина. Судя по гражданской одежде, он как раз собирался идти внутрь. Отлично!

Когда он открыл свой шкафчик, мой разведчик поспешил к нему, стараясь оставаться незамеченным. И я уже знал, как именно Стасик проедет внутрь.

Пока мужчина, что-то напевая под нос, натягивал комбинезон, мой таракан пробрался в шкафчик, заполз в защитный шлем и удобно устроился под системой крепления.

Потом шлем взлетел в воздух и опустился на голову лаборанта. И мы поехали.

Доступ в исследовательский комплекс осуществлялся по экспресс-анализу ДНК плюс еще кое-каким уникальным характеристикам организма, и контролировался двумя охранниками, сидящими в будке за бронированным стеклом.

– Здравствуйте, доктор Хоффман, – поздоровался один из охранников, выходя наружу.

– Привет, ребята, – отозвался тот. – Скучаете?

– Недолго скучать осталось, – засмеялся охранник, внимательно наблюдая, как доктор проходит процедуру аутентификации. – Скоро смена заканчивается. Удачи!

– И вам того же. – Хоффман надел шлем и щелчком перевел его в рабочий режим.

Тяжелая герметичная дверь плавно открылась, и он попал в санитарный шлюз. Как только дверь глухо чавкнула, восстанавливая герметичность, началась санитарная обработка. Сначала электромагнитное облучение, потом химия. Потом мойка, сушка, и точно такая же дверь приглашающе открывается.

– Доброй ночи, мистер Хоффман! – Пара охранников здесь точно такая же, как и снаружи. Вообще, если бе не светло-салатовый цвет снет и интерьера, можно было бы забыть, откуда и куда ты только что прошел.

– И вам привет, – сказал он, сняв шлем.

Всё, первичная обработка пройдена, и на территории исследовательского комплекса ходить в полностью герметичных комбинезонах не обязательно. Это необходимо только в некоторых лабораториях.

В такой же раздевалке мы распрощались с доктором Хоффманом и отправились гулять сами по себе. Все по той же системе вентиляции.

Помещения охраны, своя мини-столовая, дабы не проходить лишний раз нудную процедуру на входе, конференц-зал, комната отдыха с живыми растениями, служебные помещения. Ну, и лаборатории, конечно. Планировка простая до безобразия – длинный широкий коридор и двери в разные стороны. Коридор заканчивается тяжелыми герметичными дверьми, отделяющими «обычные» лаборатории от секретных, доступ к которым ограничен. Никакой санобработки тут нет – деление только по уровню доступа, поэтому ждать оказии не обязательно, можно дальше топать по вентиляционному коробу.

В общем, блуждал я до утра.

Признаться, размеры комплекса впечатляли. Лаборатории размерами с вагонное депо, хорошо экранированные залы высотой за тридцать метров с какими-то то ли реакторами, то ли генераторами, склады с непонятными материалами и множеством вспомогательной техники. И это лишь то, куда мой шпион смог заглянуть, пробегая мимо.

Потом я наткнулся на местный дата-центр и не смог отказать себе в удовольствии поскрести по сусекам. Охранялся он хорошо, однако требовал хорошей вентиляции и охлаждения, а также имел огромное количество разнокалиберных проводов, что позволило подобраться к серверам вплотную. Даже больше – мой разведчик заполз внутрь одного из серверов и затих там на ближайшие десять часов, потому что мне требовалось поспать хотя бы час, а потом идти на работу.

Днем меня отправили на плановый демонтаж старых вертушек в уже выработанные штреки. Хоть я и числился оператором, Иван, видя, что мне интересно ходить в шахты, решил подыграть. Хороший он начальник. Причем, отправил в качестве помощника Ральфа, с которым мы уже неплохо сработались.

Плановый демонтаж представлял собой чисто бюрократическую процедуру, в процессе которой техник должен был определить, насколько пригодно к дальнейшему использованию то или иное оборудование, после чего дать свою экспертную оценку. Вышестоящее начальство сходу принимало решение, стоит ли тратить ресурсы на демонтирование старья или же заняться чем-нибудь более полезным.

– И сколько железа вам удалось демонтировать так, чтобы оно потом заработало? – спросил я у Ральфа, когда мы ехали на грузовом лифте к нужному уровню.

– Ну-у… кое-что, конечно, удается, – скептически протянул он. – Но только если разработка прекратилась буквально вчера. Что касается старых выработок, то это занятие заранее безнадежное.

– Что железом происходит? Ржавеет? Воруют?

– Хм. Вот, смотри. – Он спроецировал на стену график плановых работ. – Этот десяток номеров числится на сегодня, но работы там закончились пару месяцев назад. Могу поспорить на месячный оклад, что на месте мы этих вертушек не найдем.

– Воруют, – понимающе качнул головой я.

– Где-то в течение недели мародерам удается прорубиться в оставленные штреки и вынести все, что осталось.

– Странная система. Почему бы демонтаж не провести раньше?

– Ха! Ты работаешь в огромной корпорации, гже все спланировано на годы вперед, и такие мелочи, как украденные и отработавшие свой срок вертушки никого не волнуют! Это величина, которой можно пренебречь. Наша же задача – поставить галочку, усек?

– Усек. – Обрисованная Ральфом картина вполне укладывалась в мои представления о работе бюрократического аппарата. – А что предписывает твоя должностная инструкция, когда ты приходишь на демонтаж, а его кто-то уже провел без тебя?

– Во-первых, должностная инструкция гласит, что у меня должно быть два охранника. – Он картинно заозирался. – А вместо этого у меня есть один ты. Во-вторых, она четко предписывает не встревать ни в какие разборки. Другими словами, валить оттуда как можно быстрее.

– Случалось?

– Пару раз, – осклабился техник. – Я не рассказывал? Один раз удалось свалить по-тихому, а во второй я шел как раз по инструкции – с охраной. Собственно, из-за охраны на нас и напали – иглометы и прочая снаряга – штуки дорогие, за них можно и рискнуть. Ну, мне-то положено бежать, я и убежал, а ребятам повезло меньше. – Он сквозь зубы сплюнул на пол, говорить ему не хотелось, да я и не настаивал.

Лифт со скрежетом остановился. Ральф вручную открыл тяжелую ржавую решетку, открывая проход наружу, во тьму.

Из старого штрека на нас пахнуло холодом и душной сыростью.

– Кислорода маловато, – понюхав воздух, заметил я.

– Он тут никому не нужен. – Ральф протянул мне кислородную маску. – Держи. На всякий пожарный. – Он нашарил на стене дверцу распределительного щитка, открыл его своей служебной карточкой, и споро защелкал тумблерами.

– Штреками вообще не пользуются? – Я с интересом смотрел по сторонам. Вроде, все то же, однако налет заброшенности и мрачное запустение вокруг добавляли окружающему загадочности. – Готичненько тут у вас.

– Таких штреков как грязи, и они никому не нужны. Фактически, сейчас это ничейная территория – мародеры или даже джаггеры вынесли отсюда все полезное, а для жизни и охоты им хватает других земель, а городу она не нужна в принципе. Вот через пару-тройку лет здесь заведется живность, будет светло, тогда станет поинтереснее.

Световые панели под потолками окончательно зажглись, но мне показалось, что их как-то маловато. Присмотревшись, я понял, что горит только одна из пяти возможных панелей, а остальных просто нету. И это точно не работа воров, которые бы просто сняли все подряд.

– Значит, никого тут нет?

– А вот этого я не говорил, – откликнулся Ральф. Напугать он меня хочет, что ли? – Откуда я знаю? Я лишь сказал, что, в принципе, людям делать тут пока нечего.

Он сверился со схемой, и уверенно повел меня в один из множества штреков, веером расходящихся от лифтовой шахты.

– Что я говорил?! – обрадованно заявил он, останавливаясь у двери в вентиляторную. – Смотри!

Дверной замок был грубо вырезан, как будто железо рубили топором.

– Работу сделали за нас? – хмыкнул я, заходя внутрь. – А где свет?

– Не будет света, включай фонарик, – посоветовал Ральф. – Сперли свет. – Он направил луч фонаря на потолок, откуда сиротливо торчали обрывки проводов.

Вертушка, конечно, отсутствовала. А также аккуратно была снята и унесена проводка, распределительный щиток, а заодно и вентиляционные решетки.

– Из решеток неплохое барбекю получается, – пояснил Ральф. – Шашлык из крысы делать или грибы сушить. – Он для порядка посветил по сторонам, но ничего интересного не заметил. – Идем дальше.

Если в вентиляторной запустение выглядело хотя бы аккуратным, то дальше начался форменный бардак. Большинство дверей в служебные помещения были сняты, остальные сорваны с петель, немногочисленная мебель оказалась разбита, а повсеместно на полу валялся разнообразный мусор.

Мы зашли в бывшую раздевалку, где шахтеры меняли цивильную одежду на рабочие комбинезоны. Половина шкафчиков валялась на полу. Из освещения горела только четверь одной, чудом уцелевшей, панели в самом дальнем углу помещения, едва освещая мрак под собой.

– Не похоже на джагерров, – покачал головой Ральф. – Либо же кого-то не по-детски штырило.

– Кстати, бардак тут свежий. – Я лениво пнул пустую пластиковую бутылку из-под газировки. – Что ты хочешь здесь найти?

– Да так, любопытство. Пошли в трансформаторную, и хватит на сегодня.

В этот момент на нас напали.

Ральф, полностью загородивший дверной проем, вдруг спиной вперед полетел прямо на груду шкафчиков, устроив в царящей до этого тишине непривычный грохот. Но еще до его приземления в помещение быстро и бесшумно скользнула серая фигура, за ней – вторая.

Гадать насчет их дальнейших планов не приходилось, поэтому для начала я резко отпрыгнул назад, как раз за кучу шкафчиков, а заодно мельком оценил состояние Ральфа. Тот вроде бы шевелился.

Один из нападающих прыгнул вслед за мной, сжимая в руках то ли дубинку, то ли просто обрезок трубы. По видимому, так самонадеянно он поступил лишь потому, что ожидал от меня попытки убежать, однако это в мои планы не входило. Не дав ему приземлиться, я нырнул в сторону, встретив его ударом ботинка в живот. Мне сильно повезло, что он был без броника, но я имел все основания считать именно так.

В любом случае, заниматься первым нападающим я уже не мог себе позволить, так как меня уже атаковал второй, позади которого маячила пара… собак?

Второй не менее быстро, но куда осторожнее замахнулся обрезком трубы, но я не стал дожидаться удара, а схватил первый попавшийся из стоявших у стены шкафчик и метнул вперед. Человек, не ожидавший такого поворота, отпрянул назад, но зато вперед из-под летящего шкафчика на меня бросились две собаки. Нет, не собаки – здоровые крысы! От первой я увернулся, а второй придал дополнительное ускорение, отчего она смачно врезалась в стену.

Почему-то больше всего меня волновала мысль, что будет, если крыса меня укусит, не подхвачу ли я какой заразы? Поэтому я снова отпрыгнул назад, к самой стене, уходя от человека и навстречу разворачивающейся крыске. Совершенно не думая над тактикой, просто с размаху врезался в нее подошвами ботинок и тут же снова отскочил в сторону. Обратно к куче железа, в которой ужасно медленно ворочался Ральф.

К этому моменту я уже прочно вошел в боевой режим, поэтому следующую атаку встретил без импровизаций, а как полагается. То есть, как на тренировке, шагнул навстречу-в сторону, поймал руку в захват, второй – за шею, после чего противник отправился в короткий полет к ближайшей стене. Затем еще несколько четко дозированных ударов по корпусу, рассчитанных на оглушение, и вот в раздевалке снова наступает тишина, нарушаемая только жалобным попискиванием крысы, да вялым шевелением Ральфа.

Но сначала разберемся с врагами, друзей осмотрим потом.

Первый нападающий был определенно мертв – во-первых, я от неожиданности не рассчитал удар, а во-вторых, зарядил ботинком точнехонько в печень. Та крыса, что врезалась в стену, также была мертва, а вот второй я сломал позвоночник. Надо добить. В живых остался только один человек, но за его состояние на ближайшие двадцать-тридцать минут я был спокоен. В коридоре на первый взгляд тоже пусто. На всякий случай, я завалил дверной проем шкафчиками.

– Это… не… джаггеры.

Ральф уже успел сесть и теперь разглядывал нападавших.

– Сам как? – поинтересовался я, присев напротив. – Что болит? Ну-ка, глаза покажи.

– Джаггеры обычно не заводят охотничьих крыс… почему-то… – Техник послушно дал посветить себе в глаза. – И не занимаются мародерством… таким образом. Грудь болит, он мне с двух ног впечатал – мама не горюй! Эй, лучше не трогай!

– Спокойно! Надо выяснить, что там у тебя сломано. Раздевайся до пояса!

– Уж до медпункта дойду как-нибудь, – буркнул он, но стал послушно раздеваться. – А что с ними? Ты их убил?

– Одного, – неохотно ответил я. – Второй в отключке.

– Жалко, – к моему удивлению, заявил техник. – Теперь нам вставят по полной программе. Надо бы и второго прикончить.

– Поясни.

– Во-первых, мы нарушили технику безопасности, выйдя без охраны. Понятно, что все так делают, но это катит до тех пор, пока не случается ЧП. Во-вторых, с этим уродом надо что-то делать. Допустим, мы его притащим в город, и его посадят… на какое-то время. А что потом? – спросил он и сам же ответил. – А потом его отпустят, и у нас появится лишний враг. И еще неизвестно, под кем он ходит. А то, глядишь, у нас появится много лишних врагов.

– Хм, логично рассуждаешь, – усмехнулся я. – Что ж, дерзай! – Я изобразил приглашающий жест в направлении кандидата в трупы. – Я мешать не буду.

– Одного кокнул, а второго не можешь! – возмущенно фыркнул Ральф, но по его смущенному тону я понял, что сам он и не помышлял о своем участии в убийстве.

– То-то же, – назидательно сказал я. – Сейчас мы тихонечко свалим отсюда, а он как-нибудь уползет и, если не совсем дурак, забудет это приключение, как страшный сон. И не станет выяснять, кто тут шлялся в это время. Лиц наших он точно не запомнил. А мы никому не скажем.

– Я теперь без охраны сюда не попрусь! – сделал логичный вывод Ральф, не став возражать против моего предложения.

– Кажется, у тебя сломано два ребра, остальное в порядке, – сообщил я ему после короткого осмотра. – Идти сможешь, но глубоко старайся не дышать. Сейчас быстренько перевяжу и помчались домой.

– Скажу, что упал на кучу этих ящиков, – придумал отмазку Ральф, когда мы снова ехали в лифте. – Но как ты умудрился их завалить?!

– Ну-у, мне и служить приходилось, да и единоборствами занимался одно время, – уклончиво протянул я. – Видишь, тут главное – неожиданность, а эти как раз не ожидали от меня активного сопротивления. Если бы ожидали, все могло бы сложиться иначе.

– Жалко, я не видел всего боя целиком!

– Поверь, ничего захватывающего ты бы не увидел. Говоришь, это не джаггеры?

– Нет конечно! Повадки не те, одеты не так… в общем, сразу понятно.

– А кто тогда?

– Или люди какого-нибудь наркоклана, или самостоятельная банда, промышляющая мародерством и грабежом таких вот недавно покинутых территорий. Да теперь и не важно это. Но не проводники и не охотники, у тех оружие есть и прочее полезное снаряжение.

– А ты знаком с миром шахт, я смотрю, – полувопросительно сказал я.

– Так живу я тут… практически. Было бы странно ничего при этом не знать. Хотя, как оказалось, знал я далеко не все. – Тут его браслет требовательно запищал. – Да, осмотрели. Как обычно, все уже вынесено, разве что такого бардака давно не встречал. Да, можно списывать. Нормально, только небольшое ЧП у нас… Да нет, ничего такого, просто в том бардаке и темноте навернулся, когда через кучу ящиков перелазил, Антон говорит, что пара ребер наверно сломана… Конечно, сейчас прямиком туда и пойду. Ясно.

– Не Громов случаем? – Его собеседника я слышать не мог, так как звук шел прямо Ральфу в ухо.

– Он самый. Говорит, чтобы в медпункт бежал большими скачками.

– Большими все же не стоит, – улыбнулся я.

Днем в поле, вечером у станка… Покой нам только снится и все такое… После ужина я вновь занялся разведкой. Как и ожидалось, мой разведчик, смирно просидевший внутри сервера, остался незамеченным. Зато наворовал кое-каких данных, на текущий момент бесполезных. Потом посмотрю.

Внутри этого комплекса никакого смысла в дополнительной секретности не было, поэтому довольно скоро мой разведчик оказался перед шлюзом с надписью «Блок 1». В пределах исследовательского комплекса он являлся вполне самодостаточной единицей, имея при себе весь необходимый набор, от собственного шлюза и автономной системы циркуляции воздуха до аварийного реактора. И свою систему охраны, состоящую не только из автоматов, но и пары живых охранников в прозрачной будке на входе. И самое важное – блок сейчас не находился в автономном режиме. А это значит, что шлюзы в воздуховодах открыты, а процедура санобработки отключена. То есть, я спокойно могу ползти внутрь.

Охрану миновал как обычно – по вентиляции. Что ж, начать надо по-любому со сбора информации. Первым делом добрался до мониторов слежения охраны, воткнувшись прямо в дата-кабель.

И наконец-то увидел, где держат Анвил.

Они постарались на славу! Точнее, перестраховались.

Помещение внутри «Лаборатории 1» сильно напоминало пусковую шахту баллистической ракеты – голые огнеупорные стены, бетонный пол и только плоские таблетки эмиттеров силовых полей да жала комплексных датчиков играли роль мебели. А посреди зала ярко пылал шар активной плазмы, сдерживаемый силовыми полями. Но его функция заключалась только в обеспечении силовой защиты. Защиту же на ментальном уровне обеспечивали генераторы С-поля, причем такой напряженности, что даже за пределами защитной сферы не допускалось нахождение людей без защитных шлемов. Об этом я прочитал на предупреждающей табличке, попавшей в кадр.

Что находится внутри сферы, я мог только предполагать, хотя сомнений на этот счет не имел. Но как же заглянуть внутрь? За пределы лаборатории ни картинка, ни какая-либо телеметрия не уходили. Все, что я видел, это горящие зеленым индикаторы работы аппаратуры.

Что ж, будем искать дальше.

Разобравшись с планировкой и назначением помещений, я отправил Стасика шурудить по консолям, где производится обработка результатов экспериментов. Повезло мне сразу, точнее, не то чтобы повезло, а сработало обычное человеческое раздолбайство в сочетании с беспечностью – несколько машин не только не были выключены, но даже оказались не заблокированы. На них выполнялись какие-то штатные вычисления, прерывать которые было нельзя. А залогиненная консоль даже с правами распоследнего оператора уже давала доступ к куче полезной информации.

Первым делом я добрался до телеметрии, поступающей с датчиков из лаборатории один – именно их данные здесь фиксировались и обсчитывались.

В том числе нашел и картинку.

Окруженная силовыми полями, в коконе из активной плазмы, она висела в воздухе будто героиня какого-то фантастического фильма. Да в общем, так оно и было. Я ожидал худшего, однако выглядела Анвил так, словно прилегла отдохнуть пять минут назад. Глаза прикрыты, дыхание медленное, но ровное, выражение лица спокойное и безмятежное… что не говорит ровным счетом ни о чем.

Я бы смотрел на нее еще долго, но надо и дела делать.

Пробежавшись по тем параметрам телеметрии, в которых смог разобраться, я понял, что организм девушки функционирует нормально, и в таком состоянии она находится уже давно. А вот с датчиков ментальной активности мозга никакой информации не поступало, хотя все физические параметры (по эльфийским нормам, конечно) были в полном порядке. Пробежавшись по данным еще немного назад, я увидел, что ни одно из предпринятых вмешательств картины не изменило.

Но странно, что исследователи до сих пор не применили ничего из арсенала «тяжелой артиллерии». Видимо, действительно сильно дорожат подопытным или надеются еще на какие-либо методики, о которых я не имел никакого понятия.

Разумеется, я попытался найти график дальнейших экспериментов и нашел его. Выходило, что пока мозг Анвил подвергают воздействиям С-поля с множеством различных вариантов конфигураций. При этом никакой ответной реакции до сих пор получено не было. Однако, в планах стояла еще неделя таких экспериментов, после чего условия предлагалось ужесточить, главным образом, усилив напряженность и использовав наиболее агрессивные из известных конфигураций. Другими словами, от такого воздействия человек гарантирвоанно стал бы пускающим слюни идиотом, либо вовсе отбросил коньки, так как мозг просто не смог бы исполнять свои функции по контролю над организмом. Я совершенно не имел понятия, насколько вредны такие воздействия на мозг эльфа, но и чрезмерно рисковать не хотелось.

По крайней мере, теперь я хоть кое-что знаю. От этого знания и будем отталкиваться, а пока надо тут досконально все исследовать. Подкрепление в количестве еще девяти единиц уже выдвинулось сюда. К их приходу я должен придумать, что им делать.

И я по-прежнему не понимал, как достать отсюда Анвил, и куда ее после этого девать. И если первый вопрос имел варианты, то второй мог оказаться маловыполнимым. Особенно, в такие сроки. Пока по всему выходило, что по тихому сработать не получится, да и не особо это важно в свете того, что исчезновение объекта будет замечено сразу же после извлечения ее из кокона. Конечно, можно потратить кучу времени и сварганить достоверную подмену, такую, чтобы исчезновение девушки какое-то время оставалось незамеченным. Но эта задача явно не для моих скромных возможностей. Маленькая, но победоносная авария смотрится куда привлекательнее. Ломать – не строить, главное, сломать так, чтобы Анвил принесли прямо ко мне в руки. А для этого я должен досконально изучить этот исследовательский комплекс и подготовить пути отхода.

Второй вопрос – отхода куда?

В идеале – на космический корабль и с планеты. Для этого нужен, как минимум, космический корабль. Из известных мне это только грузовые шаттлы для перевозки руды на орбиту и (по слухам) пара скоростных челноков для экстренной эвакуации руководства, приспособленная для полета в агрессивной атмосфере планеты. Челнок – вариант идеальный, ибо дает возможность свалить с планеты, минуя орбитальную станцию, но пока даже неизвестно его точное местонахождение.

Хм, попробовать силовой вариант? Абсолютно безумная затея. А если подумать? Ну-у, если иметь контроль над всей местной электроникой, то затея начинает выглядеть чуть менее безумной. А сколько тут всего охраны? В городе ее более чем достаточно, а вот на вип-уровнях живой охраны не так уж много… впрочем, стоп, я не о том думаю. Сказал же – затея безумная. И вообще, это не мой метод. Я предпочитаю тихохонько просочиться, взять что нужно, и также незаметно свалить.

Пока я размышлял, подоспело подкрепление в количестве еще девяти тараканов-разведчиков. Объединив их в сеть, дабы они не занимались разведкой одного и того же, я отправил их на задание – собирать подробную информацию об исследовательском комплексе.

А сам прервал связь, чтобы остаток ночи немного поспать. Поспать, правда, не удалось, потому что сильно мешали мысли. И чем больше думал, тем более сложной мне казалась задача.

А утром я понял, что круглый дурак.

Глава 10

– Почему охотника так зовут? – спросила Лена, когда они покинули забегаловку.

– Джаггеры любят давать себе имена предметов и явлений, которые здесь нельзя встретить, – объяснил Луиджи. – И чем имя непонятнее, тем лучше. Главное, суметь объяснить смысл своего имени. Своего рода вид спорта или состязание, ставшее традицией.

– Понятно, – хмыкнул Шон. – Зато всегда есть о чем поговорить при встрече.

– Сейчас будет красиво, – вдруг предупредил Серж, пропуская их вперед.

– Что именно… – начала было Лена, но внезапно замолчала, увидев. – Это не опасно? – она нерешительно остановилась перед выходом куда-то… в пустоту.

– Нет, – улыбнулся Луиджи, наслаждаясь эффектом. – Это место называется Каньон, и за ним находятся владения джаггеров.

– Они же позаботились о декорациях, – добавил проводник.

Их довольно узкий штрек буквально выпадал в широкий каньон на бог знает какой высоте от дна. И сколько там до потолка, да и был ли он – тоже оставалось загадкой. Ширина провала составляла метров пятьдесят, и поперек него протянулся узкий мостик, ступать на который было страшновато – настолько он казался непрочным. Все пространство вокруг заливал желто-зеленоватый неяркий свет, создавая ощущение объема, как будто светилось множество мельчайших капелек воды или иных частиц. Как в тумане или дыму.

И только ступив на мостик, Шон понял, что это не просто перекинутая через провал балка, а совершенно прозрачная труба, защищающая их от атмосферы снаружи.

– Армированный поликарбонат. – Серж стукнул кулаком в прозрачную поверхность. – А снаружи у нас концентрированная смесь газов с преобладанием метана.

– Отличный источник углеводородов, – добавил Луиджи.

– А свет откуда? – Лена вовсю вертела головой, разглядывая Каньон.

– Я же говорил, джаггеры постарались. Вывели питающиеся этими газами бактерии и расселили по стенам. Они же и трубу чистят.

– У них есть чувство прекрасного, – отдал им должное Шон. – А что за штуковина там внизу валяется? – Он указал на какой-то массивный угловатый предмет, ярко светящийся, застрявший между стенами Каньона.

– А это тот самый комбайн, проделавший наш штрек, – хохотнул Серж. – Они ж автоматические, работают без людей, а защиты от такой ситуации нет. Вернее, не было раньше. Пока сообразили, что к чему, он и выпал. А поднять уже никак.

– Интересно, кто тогда проделал штрек на той стороне? – пробормотал Шон риторический вопрос.

При ближайшем рассмотрении стенок туннеля оказалось, что абсолютно прозрачными они кажутся только из-за особенностей освещения, а на самом деле они местами грязноватые, а кое-где даже имеют коряво запаянные трещины.

– Это единственный путь к джаггерам? – спросила Лена.

– Конечно, нет. Но самый красивый и, так сказать, официальный, – ответил Луиджи. – Остальными можно пользоваться только с разрешения джаггеров. Ну, разве что кроме тропы от Крота. А о многих мы вообще не знаем.

– Вход охраняется? – Шона больше интересовали вопросы безопасности.

– Символически. Сам увидишь, – ответил Серж. – Идем.

Шон почему-то ожидал, что рынок будет выглядеть так же, как обычный рынок где-нибудь в юго-восточной Азии: разложенный по прилавкам или прямо по полу рядами разномастный товар, бойкие торговцы, наперебой зазывающие купить именно у них, да толпы праздношатающихся покупателей.

Однако он ошибался.

Они вышли в просторный, но узкий зал с невысоким потолком и хаотично разбросанными колоннами, поддерживающими свод, который освещался особо яркой разновидностью светящегося мха, повсеместно растущего на потолке. А в стенах этого зала зияли входы в лавки торговцев-джаггеров. И никакой толпы, шума и гвалта, присущего обычным рынкам. Кое-где в лавках наблюдалось некоторое шевеление, да пару раз Шон заметил перемещающихся между торговцами людей.

– Это и есть Рынок? – на всякий случай уточнил он.

– Он самый, – кивнул Серж, уверенно ведя их в одному ему известное место. – Двойная Радуга держит самую приличную сувенирную лавку, лучше всего начать оттуда.

– Да и девушка весьма приятная, – улыбаясь, добавил Луиджи, хитро подмигнув Сержу.

– Я бы сказал, специфическая, – буркнул тот, смутившись.

– А охрана тут и впрямь символическая, – заметил Шон, оглядевшись, и никого не заметив.

– Нас уже проверили, – сообщил проводник. – Ты и не должен был заметить. Джаггеры только на первый взгляд кажутся дикими, а на самом деле не пренебрегают современными системами защиты и идентификации. Если позволяют возможности. И я далеко не все про них знаю.

Пока они шли через зал, на них заинтересованно поглядывали то и дело высовывающиеся из своих лавок торговцы, но к себе никто не зазывал. Со всеми проводники коротко здоровались либо кивком головы, либо взмахом руки, но вслух приветствий не произносили.

Сувенирная лавка Двойной Радуги отличалась от соседних наличием на серых каменных стенах множеством вырезанных рисунков, начиная от стилизации под наскальную живопись древнего человека у самого пола и заканчивая флайерами и космическими кораблями, расположившимися под потолком. Причем, современные предметы также были стилизованы под наскальную живопись. Выглядело оригинально.

Вход в лавку никакой двери не имел в принципе, только легкую занавеску из мелодично позвякивающих при касании трубочек, на первый взгляд, металлических.

А внутри было интересно. Впрочем, ничего разглядеть Шон не успел, потому что к ним вышла хозяйка.

– Светлого дня! – поприветствовала она их.

– И тебе тоже, – первым улыбнулся ей Луиджи. Серж немного отстал, замешкавшись.

– Привет, – просто сказал Шон, не знакомый с церемониями.

Интересно, что именно Серж подразумевал под термином «специфическая»? Маленькая, едва по плечо Шону, девушка была наряжена в пестрые одежды со множеством шнурочков, оборок, висюлек и еще какой-то фигни, в которой Шон не разбирался. Но в комплексе все это выглядело на удивление гармонично. Особенно вкупе с вплетенными в длинные светлые волосы разноцветными нитями. В остальном же обычная девушка лет двадцати с чем-то, которая могла бы работать каким-нибудь менеджером в офисе, а в свободное время развлекаться ролевыми играми или этническими костюмами.

– Привели мне клиентов? – приветливо спросила она у приятелей-проводников. – Что ж, можете посмотреть, что у меня есть, – обратилась она уже к Шону и Лене, чуть внимательнее и дольше, чем на девушку, посмотрев на Шона.

– Спасибо, – оживилась Лена и шагнула к ближайшему прилавку.

Ассортимент лавки не поражал количеством, но посмотреть было на что. Украшения из металлов, камня, глины и пластика в виде фигурок животных и птиц, весьма отдаленно напоминающих земных, а также вообще ни на что не похожих созданий. Выполненные в виде сувениров обычные предметы быта и экипировки джаггеров: ножи, иглометы, дротики, одежда и посуда. Даже кристаллы с любительскими фильмами о подземной жизни, настолько, насколько это можно было представить в привлекательном для «туристов» свете. И это говорило о том, что обычные люди из города здесь бывают, а джаггеры вовсе не являются обособленным племенем изгоев, отвергнутых цивилизацией.

Конечно, Лена набрала столько, что едва поместилось в рюкзак Сержа. Впрочем, здесь же она заодно купила и весьма удобный рюкзак джаггера-охотника, куда весь товар и переложили, утрамбовав еще кое-какими безделушками. Достался он в итоге Шону.

Пока Лена занималась шоппингом, остальные беседовали.

– Пожалуй, на ближайшую неделю лавку придется закрывать, – сказала Двойная Радуга без тени расстройства. – Тут мой доход за пару-тройку месяцев. Сереж, с меня причитается.

– Да будет тебе, – отмахнулся тот. – Скажу по секрету, она вроде бы дочка какой-то там шишки с Земли. У нее допуск почти куда угодно в городе и денег куры не клюют.

– При этом ходит практически без охраны, – фыркнула хозяйка, мельком стрельнув глазами на Шона. Тот и ухом не повел. – А ну как прознает кто?

– Как выяснилось, охрана в виде двух бравых парней вполне достаточна, – хмыкнул Луиджи. – Уже проверили.

– Да и не узнает никто, – поддакнул Серж. – А если узнают, не уверен, что им от этого лучше будет.

– Не у всех местных ребят хватает доходов, чтобы не попытаться заработать еще немного, – не согласился охотник. – Это особенно актуально в сочетании с нехваткой мозгов. В любом случае, заниматься спасением в местных условиях будет очень проблематично.

– Полагаешь, спецназовцам корпорации будет сложно провести небольшую операцию? – саркастически хмыкнул Шон, зная оснащенность и уровень подготовки бойцов корпорации.

– Это даже не смешно, – заявил Луиджи. – Действительно хороших бойцов на планете около сотни. – Ничего себе, он говорил с уверенностью знающего человека! – И никто из них не знаком с шахтами, потому что охраняют задницы руководства. Нетрудно сообразить, что они тут будут бесполезны.

– Они обучены вести бой в любых условиях…

– Да брось ты! – отмахнулся охотник. – Тут я лично возьмусь поиграться с пятеркой спецназовцев. Остается еще городская полиция, – продолжил он мысль, – но их также ограниченное количество, причем довольно скромное, и они вообще не бойцы, в шахты нос боятся высунуть.

– Что-то я пока не заметил, почему здесь так страшно, – несмешливо парировал Шон.

– А я тебя вел по безопасным местам, где только свои люди встречаются, – буркнул Серж. – Рано тебе судить о шахтах в целом.

– Не стану спорить. Но зачем тогда этот рынок? Кто сюда ходит?

– Есть нейтральные и довольно безопасные пути, которые охраняют наркокланы. За проход по ним приходится платить, довольно немного, кстати, но это выгодно всем. – Луиджи терпеливо объяснял Шону азы устройства мира шахт. – Период первоначального раздела территории закончился, не так уж много здесь людей, а места навалом. Но на свою территорию наркокланы никаких спецназовцев не пустят – слишком дорого дается выращивание грибов, чтобы пускать туда посторонних.

– И у них есть, что противопоставить корпорации, – вставил свои пять копеек Серж.

– Пока я выяснил одно – тут все сложнее, чем я думал, – сделал вывод Шон. – А какую роль играют джаггеры во всем этом зоопарке?

– Мы сами по себе. – Двойная Радуга внимательно заглянула Шону в глаза, будто пытаясь узнать что-то кроме слов. – Если ты еще не понял, джаггерами никто становиться не вынуждает – это осознанный выбор каждого человека, образ мыслей, мировоззрение и так далее. – Видя удивление на его лице, она продолжила. – Любой может пойти в город и поискать там себе работу, прибиться к наркокланам или же стать проводником – прожить можно в любой роли. А можно присоединиться к нам. Если есть желание. Ты понял?

– Это не совсем то, что мне говорили в городе и даже здесь, – нейтрально качнул головой Шон, обдумывая эту мысль. – Но такой подход я понять могу.

– Более подробно объяснять не буду, потребуется много времени. Или можно пообщаться с нашим… можно сказать, руководителем…

– Идейным вдохновителем, – улыбнувшись, уточнил Луиджи.

– Ага, – кивнула девушка. – Он куда доходчивее разъяснит наши принципы.

– Кстати, говорят, что весь этот подземный мир он и создал, – блеснул знанием Серж. Стало сразу понятно, что он-то с ним не общался ни разу.

– Он принимал участие, – не стал возражать охотник и загадочно добавил: – Больше того, и сейчас принимает.

– Спасибо, но пока в мои планы не входит углубленное знакомство с миром шахт, – вежливо отказался Шон. – Но при случае я с удовольствием это знакомство продолжу. Тут действительно интересно, хотя лично мне больше нравятся поверхности планет, особенно если на них присутствует воздух, вода и прочие блага. Единожды попробовав, я больше не хочу возвращаться в замкнутые пространства.

– Хороший выбор, – искренне, без сожаления, похвалила хозяйка. – А найти занятие по душе можно где угодно.

– Я почти закончила, – сообщила Лена, стоя перед внушительной кучей сувениров, сложенной на прилавке. – Готова платить.

– Семьсот пятьдесят за все, – не глядя сказала Радуга. – Скидка за опт, так сказать.

– Покажешь Лене, как вы живете? – попросил ее Серж. – Это вроде как тоже присутствует в программе.

– Если только пару улиц да свой дом, – пожала плечами она. – Чего там смотреть?

– Отлично! Мы тогда оставим пока покупки здесь?

– Без проблем. – Хозяйка подошла к прилавку, осмотрела гору покупок, потом быстро прошлась вдоль полок, на ходу взяв оттуда какой-то предмет. – Вас я потом отблагодарю, – сказала она Луи и Сержу, – а телохранителя я могу больше не увидеть.

Она протянула Шону тонкое кольцо темно-зеленого цвета с поблескивающими кое-где золотистыми прожилками.

– Меня зовут Шон, – немного смутившись, представился он.

– Я запомню, – серьезно ответила она. – Это не сувенир. – Она взяла его левую руку и надела на запястье кольцо, оказавшееся на удивление теплым и мягким.

– Великоват размерчик, – хмыкнул он.

– Подожди пару минут, он подстроится. Это амулет, не бог весть какой силы, но может пригодиться. Точнее даже сказать вашим языком – это больше аккумулятор, который будет копить твою жизненную энергию в обычное время, и отдавать в случаях, когда она потребуется; таково его назначение.

– Надо же, сжимается. – Браслет на его руке сжался, плотно обхватив запястье. Шон не особо удивился – меняющие размер и форму предметы делались давно. – А снять его можно?

– Медленно и аккуратно потяни, он постепенно растянется, тогда и снимешь. И сразу отвечу на вопрос – это не опасно. Сделан он не кустарно и не случайно, это продукт вполне осознанной научной деятельности, которая здесь ведется. Да, не удивляйся, – рассмеялась она, видя, что Шон снова удивился. – Луи ведь говорил, что наш подземный мир постоянно развивается, и происходит это не само по себе.

– Дали на тестирование? – понимающе кивнул на браслет Луиджи, заставив Шона напрячься. – Вживую пока такого не видел.

– Уже нет. Полностью рабочий экземпляр. Мне досталось два. По себе могу сказать, что работает. – Радуга продемонстрировала аналогичный браслет на своей руке.

– Интересный выбор, – задумчиво пробормотал охотник в пространство.

– Шон, если появится такая возможность, загляни сюда еще раз, мы снимем с него данные для анализа, – попросила Радуга. – Если не возражаешь.

– Ладно… – Шон явно растерялся, не зная как реагировать на такой интерес к его персоне. – Если буду мимо проходить, обязательно загляну.

– Спасибо. Пойдем на экскурсию.

Выйдя из лавки, они направились куда-то в переплетение коридоров, залов и лестниц, нисколько не напоминающее прямые ровные штреки горных разработок. Наоборот, наклонный пол, плавно загибающиеся стены, узкие винтовые лестницы и небольшие уютные зальчики в самых неожиданных местах резко контрастировали с планировкой Политауна.

– Красиво у вас, – задумчиво произнесла Лена, без остановки вертевшая головой. – А что это за зеленые пятна на стенах?

– Вы еще оранжерею не видели, вот там красиво. А зеленые пятна – индикаторы концентрации кислорода. Пока они зеленые, все в порядке; если же кислорода становится меньше, они постепенно меняют цвет к желтому и потом красному. За концентрацией углекислого газа следят сами светлячки – вот эти светящиеся зеленым грибы, торчащие изо мха. Они также специально создавались как индикаторы и регулировщики концентрации газа.

– А я-то думала, что это все сделано для красоты! – воскликнула Лена, от удивления широко распахнув глаза. – Такие бархатные стены, светящиеся желтым, а среди них салатовые полянки и зеленые шляпки грибов.

– И для красоты тоже, – рассмеялась Радуга. – Приятно сочетать красоту и пользу, не так ли?

– Кое-где концентрация углекислого газа повышена, – заметил Шон, быстро ухватив идею. – У пола светлячки пожелтее будут.

– Это нормально, – откликнулась хозяйка. – Углекислый газ тоже нужен человеку, также он участвует в общем круговороте.

– И что, система может функционировать в автоматическом режиме? – спросил Шон.

– Не всегда и не везде… пока. Все-таки, очень непросто создать настолько сбалансированную экосистему, где было бы комфортно человеку. На текущий момент наши модели позволяют существовать системе в стабильном состоянии от трех до пяти лет без вмешательства извне. Но работы в этом направлении ведутся.

– Значит, вы пока не боги, – усмехнулся Шон, на самом деле впечатлившись от увиденного. Его мнение о джаггерах менялось со скоростью грузового шаттла.

– Увы, – иронично пожала плечами Радуга. – Мы в жилом районе. Вокруг нас входы в дома.

Снова вытянутый зал, сильно напоминающий рыночный, и почти такие же проемы в жилые помещения. Посреди зала разместилось что-то вроде зоны отдыха: небольшой бассейн с водой, окруженный кольцом скамеек, где сейчас отдыхала пара человек.

– Вода в бассейне пресная, – не стала дожидаться вопроса девушка. Она подошла ближе, поздоровавшись с соседями. – Поступает из месторождения неподалеку. Можете посмотреть на рыб, которые у нас тут живут.

– Гостей из города привела? – спросил ее пожилой мужчина в панаме и очках в толстой оправе – типичный активный пенсионер, поднимаясь со скамейки и придирчиво оглядывая компанию. На джаггеров охотников он не походил даже отдаленно.

– Да, заглянули посмотреть, как мы тут живем…

– Как живем? Хорошо живем! Не хуже городских! И куда спокойнее.

– Это точно! – поддержал Луиджи. Он не был джаггером, но, видимо, местные особенности знал назубок.

– Вот и приходил бы к нам жить! – насел на него старик. – А то все шляешься где-то месяцами. Ты же давно наш.

– Вот когда нашляюсь, дядь Коль, тогда и переселюсь к вам, – миролюбиво ответил Луиджи. – На пенсии.

Дно бассейна поросло длинными нитевидными водорослями, которые, как и все остальные растения, светились, только эти давали призрачный голубоватый свет. Колыхаясь в невидимом подводном течении, они напоминали поверхность моря. И на этом фоне в поисках корма плавала стайка ярко-желтых рыбок.

– Ух ты, как здорово! – в очередной раз воскликнула Лена. – Какая красота!

– А здесь что обозначают цвета? – тут же задал вопрос Шон. Вообще-то он считал, что подводные растения созданы исключительно для красоты.

– Этот ровный синий свет говорит, что вода пресная, а солевой состав соответствует нормальной питьевой воде, – снова удивила его Радуга. – Отсюда ведь берут воду на приготовление пищи.

– Ладно, ладно, – сдаваясь, рассмеялся Шон. – Ну хоть рыбки-то желтого цвета для красоты?

– Конечно, для красоты, – стараясь выглядеть серьезной, ответила девушка. – Потому что в воде другого качества они просто-напросто сдохнут – это и будет индикатором качества. А еще любая рыба тут съедобная.

– По крайней мере, с рыбой я угадал, – облегченно заметил он.

– По их цвету понятно, в какое время их создавали, – невинно добавила Радуга. – Из какой они партии.

Шон испытал сильное желание выругаться, но вместо этого вдруг рассмеялся:

– Я понял – все живые существа тут двойного или тройного назначения. Красота и функциональность здесь одно и то же.

– Что в этом плохого? – Радуга смотрела на него, ожидая пояснения.

– Это отлично! – серьезно заверил Шон.

– На пару минут заглянем ко мне, а потом покажу вам оранжерею, – огласила Радуга программу мероприятий.

Ее жилище состояло из трех небольших комнаток и кухни, не считая отдельного помещения под удобства.

– Ничего интересного. – На входе хозяйка пропустила их вперед. – Воду приношу из бассейна, хотя можно провести и сюда. Электричество есть, так что готовить – не проблема.

– Откуда оно? – удивился Шон.

– Источников много, – ответил Луиджи. – Конкретно этот поселок использует небольшую гидроэлектростанцию. Как видишь, джаггерам много энергии не надо.

Гостиная, спальня и кабинет имели минимум мебели – только самое необходимое, зато стены украшали рисунки, на которых Шон увидел типичные земные пейзажи: лесное озеро, радуга в горах, морской берег, снежные шапки гор. Цвета для картин выбирались яркие и сочные, намного ярче, чем в действительности; в подземной обстановке это добавляло им нереальности. Как будто на картинах изображена фантазия художника, существующая только у него в голове и не похожая на реальность подземли.

Чтобы попасть в оранжерею, пришлось спуститься вниз метров на пятьдесят при помощи целой системы винтовых лестниц.

– Это еще не лаборатория, но уже и не обычное помещение, – сказала Радуга, останавливаясь перед прозрачной герметичной дверью. – Поэтому попрошу ничего не трогать руками и с дорожек не сходить, чтобы случайно не вынести наружу лишнего.

Они попали в большой ярко освещенный зал с потолком около десяти метров высотой.

– Так здесь же земные растения! – разочарованно протянула Лена, оглядываясь вокруг. – Уж розы я где угодно узнаю!

– И лимон, – добавил Шон.

– В этой оранжерее – да, – ответила Радуга, ожидавшая такой реакции. – Но нам не сюда.

Сквозь заросли множества разных земных растений – от бамбука до можжевельника – они по узкой мощеной дорожке пробрались к следующей прозрачной двери, за которой царил таинственный полумрак.

– Можно не опасаться притащить из одного помещения в другое ничего лишнего – оно просто не вырастет. – Радуга открыла дверь, за которой сразу чувствовалась нехватка кислорода. – Здесь у нас растения, которые в скором времени можно будет высаживать в шахты. Для удобства использования почти все сделаны светящимися в темноте. У них пока нет названий, только индексы.

– Какой же функциональности удалось добиться? – задал вопрос Шон, во все глаза рассматривая буйство красок вокруг. – С эстетикой, вижу, все в полном порядке.

– Основная функция – выработка кислорода и других полезных газов и поглощение вредных – удел бактерий, которые выращиваются в более защищенный условиях. А здесь собраны мхи и лишайники, использующиеся для освещения штреков, и грибы, выполняющие функции индикаторов концентрации разнообразных газов, встречающихся под землей. Это в шахтах города достаточно безопасно благодаря технологии разработки комбайнами, да и то только в новых, а здесь приходится следить за всем самостоятельно. Вот эти красивые красненькие грибочки на длинных ножках реагируют на концентрацию метана и прочих углеводородов. К сожалению, не получилось сделать их зелеными, поэтому красный цвет для них – признак того, что метана в воздухе нет. Если появится, они побелеют. Ну, и так далее.

– Главное, это просто сказочно красиво! – Лена стояла посреди оранжереи, окруженная множеством фантастических подземных растений, светящихся разными цветами – от зеленого до редких бирюзовых и сиреневых оттенков. – Как на хорошей транс-вечеринке, только соответствующей музыки не хватает. Можно я приду к вам еще раз?

– Конечно, – улыбнулась Двойная Радуга, смотря, тем не менее, на Шона.

– Здесь я вас покину, – сказал Серж, когда они вернулись на станцию подземки. – Мне в другую сторону.

– Спасибо за экскурсию, – поблагодарила Лена. – Надеюсь, скоро снова воспользуюсь твоими услугами.

– Без проблем, звони. – Проводник уже собрался уходить, но вдруг остановился. – Да, Шон, насчет тех бластеров. Давай контактами обменяемся, и я уже через пару дней смогу сказать что-то определенное.

– Отлично. – Шон не думал, что сбыть оружие окажется настолько быстрым занятием. Он продиктовал свой номер и записал в ком контакт проводника.

– И еще… я твой должник, если что – звони в любое время. До встречи!

– Да брось ты… – начал Шон, но Серж уже быстрым шагом уходил со станции.

– Пойдешь со мной к джаггерам еще раз? – Лена провела карточкой по замызганному считывателю на стене, вызывая вагон. – К тому же, тебе обязательно надо показаться Двойной Радуге, – хитро улыбнулась она.

– Посмотрим, – уклончиво ответил он. – Пока ничего не могу сказать насчет своих дальнейших планов.

– Да я сама не стала бы затягивать, мне скоро на Землю лететь, папаня не так много времени дал, да и транспорта потом долго не будет.

– Интересно, – оживился Шон. – Ты знаешь, когда будет ближайший транспорт на Землю?

– Грузовой корабль пойдет примерно через неделю. На нем долго и неудобно, но рейсовых вообще еще сто лет не будет, а круизники ходят по мере наполнения туров и по предзаказам.

– Других способов покинуть планету нет?

– Ну-у, можно, конечно, поклянчить у папани, чтобы он пнул местное руководство на предмет предоставить мне один из их челноков… Но на это нужны очень веские причины. Я даже не знаю какие, – пожала она плечами. – Инопланетное вторжение, например, а мне надо бежать… хм… или что-то в этом роде. А в сочетании с тем, что я с папочкой предпочитаю особо не контачить, эта затея выглядит вообще полным бредом.

– Не знал, что с поверхности может подниматься что-то кроме тех железных монстров-рудовозов, – удивился он. – Или я неправильно понял?

Они сели в подошедший вагон.

– У них есть, кажется, два специально оборудованных челнока, способных это делать. – Лена выбрала код назначения на панели управления. – На случай глобальной задницы. Чумы там, всеобщего восстания или каких-либо планетарных катаклизмов. – Она говорила совершенно свободно, не думая, что выдает страшную тайну или нарушает запрет на разглашение секретной информации. Может, это и не было тайной, или же она просто не считала, что эта информация может быть конфиденциальной. – Под них есть отдельная подземная стартовая площадка на верхних уровнях вип-сектора.

– Ты там была? – быстро спросил он.

– Не-а, мне там нечего делать, да и допуска у меня туда нет. Только у начальства. А ты зачем спрашиваешь?

– Да надоело сидеть в четырех стенах, – почти честно признался Шон. – К месту службы улететь не могу – транспорта нет, а работы не дают. Вот и ищу что-нибудь интересное, в шахты хожу и все такое.

– А-а, понятно. Типа меня, но еще и по работе.

– А ты сюда на экскурсию прилетела? Насколько я понял, ты дочка кого-то из руководства.

– Точно, – беспечно отозвалась она. – Один классный поход сорвался, а папаша предложил смотаться сюда. Он в Корпорации большой босс по одному из направлений развития. Думала, тут будет скучно – чумазые шахтеры, грязь и пыль, а оказалось, что здесь классно! Особенно джаггеры! Подумать только – за пару десятков лет сформировалась новая культура! Какое поле для исследований, а?!

– Да, кучу диссертаций можно написать, – согласился Шон.

Доехали быстро.

– Предлагаю пару дней отдохнуть, а потом еще раз смотаться к джаггерам, – предложила Лена, когда они вернулись на свой жилой уровень.

– Давай сначала отоспимся, – не стал возражать Шон, – а потом подробно все обсудим. Но сначала ты придумай, что конкретно хочешь, и составь программу. Обсуди это с Сержем. После этого и выберем точное время прогулки.

– Да ты стратег! – рассмеялась девушка. – Так и поступим. До встречи!

– До встречи! – бодро попрощался Шон, думая о своем.

У него были несколько другие планы.

GPS приемник – прибор спутниковой навигации.

Часть 3 Глава 1

Будет преувеличением сказать, что Шон продумал все заранее. Или даже сказать, что он вообще много думал на эту тему. Просто вдруг понял, что вся эта неопределенность его окончательно достала.

Поэтому следующим после похода к джаггерам утром обычную утреннюю разминку проводил вполсилы, параллельно наскоро пытаясь заделывать дыры размером с грузовой шлюз в наскоро состряпанном плане.

План базировался на трех ключевых пунктах: начальник службы безопасности Фриц Хант, освобождение Анвил и бегство с планеты на резервном челноке. Что будет происходить между этими пунктами, Шон представлял слабо, но он уже дошел до стадии, когда данный вопрос перестал его волновать.

Однако в планы неожиданно вклинился пункт первый собственной персоной, заставив Шона суеверно поежиться.

– Доброе утро, капрал, – холодно-вежливо поздоровался Фриц Хант, своим появлением прервав и разминку, и размышления Шона.

– Доброе… – с сомнением в голосе ответил он. Отвечать по уставу в данном случае не требовалось. – Есть новости?

– В некотором роде, – кивнул начальник СБ. – У вас появилась возможность принести существенную пользу Корпорации, оказав небольшую помощь нашим ученым.

– Интересно, – удивленно поднял бровь Шон. – Я простой солдат. Меня можно использовать разве что в качестве подопытного кролика.

– Не только, – изобразил улыбку Фриц. – Если не возражаете, пройдемте со мной в исследовательский центр, где доктор Зильберман вам все подробно расскажет. – Тон, которым начальник СБ это произнес, не подразумевал, что Шон имеет возможность отказаться.

«Странное совпадение, – подумал он. – Но весьма удачное». Сейчас все необходимое для осуществления плана было у него с собой.

– Я готов, – капрал демонстративно разгладил рукава тренировочной формы, выражая согласие идти.

За дверьми зала их ждало сопровождение в виде двух бойцов, которых Шон раньше не видел. Одетые в простые форменные комбинезоны без знаков различия, они были вооружены лишь иглометами, судя по желтой маркировке на обоймах, заряженными парализующими иглами. Либо слишком уверены в себе, либо не ожидают серьезной опасности. В любом случае, никаких оснований считать Шона врагом у них нет.

Лифт ехал вниз долго; за это время он успел выстроить десяток версий, что же от него хотят, но ни в одной из них не был уверен.

Двери лифта открылись в такой же, как и наверху, холл, из которого выходил широкий коридор. Самих лифтов было три, и, кроме них, сюда же выходила ветка подземки. Очень быстро добрались до массивных дверей шлюза, перед которыми располагалась прозрачная будка из бронестекла со скучающей парой бойцов внутри. При виде начальника те мгновенно приняли сосредоточенный вид, но из будки не вышли – не положено. Кивнув им, Фриц завернул в неприметную боковую дверь раздевалки. Даже не раздевалки, а целого небольшого комплекса, включающего в себя раздевалку, душевую с функцией санобработки, комнаты отдыха и пищеблока.

– Ваш комбинезон. – Фриц Хант распахнул перед Шоном дверь шкафчика, после чего сам открыл соседнюю. – Одевайтесь. Все посторонние предметы кладите на эту полку. И лучше ничего не забывать – у меня нет желания тратить время на дополнительные переодевания.

Капрал оперативно натянул стандартный изолирующий комбез, использующийся обычно в исследовательских лабораториях и производствах, где работают с биологически опасными или агрессивными веществами, потом надел шлем, герметично защелкнув его на креплении комбеза, но прозрачное забрало закрывать не стал, дожидаясь указаний Фрица.

– Отлично, – мельком осмотрев экипировку Шона, заключил начальник СБ.

Они вышли, оставив охрану дожидаться здесь.

На этот раз один из охранников шлюза вышел им навстречу, не забыв закрыть дверь.

– Добрый день, мастер Хант, – поздоровался охранник. Судя по голосу, начальника он опасался.

– Добрый. – Фриц Хант, не удостоив бойца более развернутым ответом, молча прошел к консоли шлюза. – Запрос на вход.

– Запрос принят, – отозвалась консоль женским голосом. Из стены перед лицом Фрица высунулся манипулятор, после чего на секунду скрылся под забралом шлема и втянулся обратно. – Доступ подтвержден.

– Прошу, – приглашающе махнул рукой Шону Фриц.

Под наблюдением трех пар глаз Шон приблизился к консоли.

– Доверенный вход, – сказал за него начальник.

Манипулятор еще раз выехал из стены и направился прямиком в глаз Шону, заставив его напрячься, но до глаза не доехал, сменив направление. Капрал почувствовал только легкое подергивание за волос, а манипулятор уже убрался внутрь.

– Фриц Хант, подтвердить доступ Шона Борски? – спросила консоль.

– Единовременный доступ подтверждаю.

– Единовременный доступ подтвержден, – согласилась консоль, открывая дверь шлюза.

– Герметизироваться не обязательно – сейчас здесь штатный режим работы, – сказал Фриц, первым заходя в шлюз.

– А комбезы зачем?

– Положено.

Одни двери закрылись, вторые открылись, впуская их внутрь Сектора С.

Первым, что услышал Шон, было «Добрый день, мастер Хант!» встречающего их охранника.

Да, именно круглый дурак. Особенно смешно выглядит в моих планах силовой вариант захвата руководства. Надо иногда меньше фантазировать, а больше думать. Головой. Вот почему, например, я решил, что мне обязательно надо ломиться в лаборатории, все там крушить и с боем тащить Анвил на челнок? Который еще надо найти и захватить… как-то. В конце концов, я уже не настолько молод для того, чтобы делать работу, с которой за меня отлично справятся другие.

Пусть они сами тащат девушку на корабль и отправляют на Землю. А мне всего лишь следует оказаться в нужное время в нужном месте. Очень тихо и безобидно. И с минимумом жертв, риска для жизни, физических нагрузок и всего такого…

Даже придумывать концепцию особо не требуется. Ключевых фигур в плане – раз, два и обчелся. Мастер Карлос – местный Самый Главный Босс, да Большое Руководство на Земле. Причем, что оно из себя представляет, мне ни разу не интересно – главное, чтобы оно вдруг возжелало лицезреть эльфийку на Земле. Возможно, психологи со мной не согласятся, но вопрос этот решается чисто техническими средствами.

Пожалуй, отзову-ка я половину своего разведотряда обратно, для него найдется куда более интересная задача.

Но пока меня ждет очередной трудовой день на благо Корпорации, дай бог здоровья и благополучия ее руководству!

Текущий день, к моему сожалению, оказался не таким насыщенным, как предыдущий. Сегодня я занимался ровно тем, чем планировалось в рамках моей должности. То есть, сидел перед консолью и мониторил работу вертушек, компрессоров, состояние вентиляционных магистралей да газовый состав вверенных мне объемов. Так как все это выполнялось автоматически, спустя какое-то время я все-таки нацепил виртуальные очки и параллельно начал заниматься своими делами.

К этому времени некоторые из моих разведчиков уже добрались до указанных им утром точек и теперь ожидали приказаний.

Итак, точка номер один – личные апартаменты мастера Карлоса. Точного их расположения я не знал, но, судя по полученной информации, ожидать его появления следовало в ресторане, зале совещаний и в личном кабинете. Из этих трех мест я точно знал лишь местоположение ресторана, которое легко вычислялось по схеме вентиляции. И этого знания вполне хватило, чтобы поймать мастера Карлоса буквально сразу.

Мастер Карлос как раз завтракал в компании какой-то незнакомой (и неинтересной) мне дамы. Кроме них, на почтительном расстоянии у стены замер официант, ожидающий приказаний хозяина. Тихо играло что-то из классики, завтракающая пара вела вялотекущую беседу.

– Хочу как-нибудь попробовать местной подземной кухни. – Дама отодвинула пустую тарелку и потянулась за салфеткой. Официант у стены ощутимо напрягся, не сделав при этом ни единого движения. – Кто сможет организовать?

– Господи, Катрин, что за бред ты несешь? – удивился Карлос. Голос у него оказался неприятным, с какими-то визгливыми нотками. – Тебе надоела кухня Земли? Заметь, не синтетическая дрянь из синтезаторов, а нормальная пища!

– И что? – пожала она плечами. – Я слышала, местные улитки – пальчики оближешь.

– От кого ты это слышала?! От вонючих охотников, которые сто лет как не помнят вкуса говядины? Не смешно! – Он недоуменно уставился на пустой бокал, отчего официант резко дернулся к столу, дабы наполнить бокалы вином. Он успел. – Впрочем, ты всегда можешь сделать это… на свой страх и риск. Но потом не говори мне, что я не предупреждал.

– Ладно, я… подумаю. – Похоже, она не ожидала, что он согласится.

Долго слушать никак не входило в мои планы, поэтому, как только выяснилось, что мой разведчик может незамеченным подползти вплотную, он начал действовать. Короткими перебежками добрался до их столика, после чего прицепился к подошве старомодной лакированной туфли мастера Карлоса на толстом каблуке так, чтобы не мешать ему ходить. И затих. На этом мои дела здесь были закончены.

В принципе, где находятся челноки, я уже знал – с вип-уровней к ним вела отдельная лифтовая шахта. Но существовала также еще одна – для техперсонала, доступ в нее осуществлялся прямо из города, через отдельный охраняемый шлюз. И конечно, не обошлось без вентиляции, исследовать которую стоило в первую очередь.

Запустив разведчиков по всем фронтам, я продолжал одним глазом следить за состоянием систем вентиляции, а попутно корректировал работу своих разведчиков.

Основная задача – незаметно протащить себя к челноку, после чего сыграть роль первого пилота корабля.

А вариантов решения предлагалась масса. Лифтовая шахта с вип-уровней казалась самой удобной, но как попасть туда – непонятно. Даже если устроить аварию, все равно не меня туда пошлют. Туннели техперсонала упирались в шлюз с такой охраной, что сразу отпадало желание туда соваться. Выходит, снова вентиляция? Вариант удобен всем, кроме того, что придется как-то подниматься почти километр вверх по абсолютно гладкой трубе, там даже промежуточных вертушек нет, так как тяги четырех магистральных в основании шахты вполне достаточно. Хм, интересно, насколько сильна эта тяга?

Мой уровень доступа позволял узнать все необходимые цифры. Диаметр шахты шесть метров, давления воздуха недостаточно, чтобы поднять меня даже в кросскомбезе. Жалко, но не смертельно, тем более что кросскомбеза тут не достать. Зато строительные присоски проходят как штатное снаряжение и валяются в раздевалке техников где попало. К тому же можно придумать так, чтобы попасть в шахту как можно ближе к верху, выбрав технический туннель повыше.

План проникновения постепенно начал обрастать деталями, когда разведчик, сидящий на мастере Карлосе, доложил, что попал в его рабочий кабинет. Требовалось мое участие.

Быстро удостоверившись, что устройств слежения вокруг не обнаружено, разведчик споро переместился на потолок прямо над рабочим столом босса, где замаскировался, приняв такой же молочно-матовый цвет.

Теперь осмотримся. Боже, как мило – босс пользуется такой же старомодной консолью, как и его обувь. Монитор и клавиатура – никакой виртуальности или голографии. Он чем-то даже начал мне нравиться. Особенно после того, как ввел один-единственный пароль входа в систему. Дальше остается только наблюдать и мотать на ус. Анализ потом.

Тем временем разведчики добрались до резервного космодрома, и занялись планомерным исследованием территории, выявляя и запоминая все интересующие меня моменты типа камер слежения, постов охраны, расположения служебных и вспомогательных помещений, ну, и челноков, конечно.

Пока выходило довольно оптимистично – до челнока добраться реально. Последний вопрос, как попасть внутрь? Для этого необходимо знать, как проходит доступ и аутентификация конкретно в данном случае. Ничего безопаснее, чем дождаться плановой проверки, в голову не приходило.

– Скучаешь? – В операторскую ввалился Иван и плюхнулся за соседнюю консоль.

– Есть немного, – наигранно вздохнул я. – А что делать?

– Хочешь, внесу тебя в списки аварийной бригады?

– Давай, конечно! – с энтузиазмом согласился я. – Уж куда интереснее, чем в кресле штаны протирать!

– Хм, обычно у нас такую работу не любят, предпочитая как раз «штаны протирать», – хмыкнул шеф. – Не пугает, что могут поднять посреди ночи и погонят куда-нибудь в шахты чинить вертушку?

– Можно подумать, тут каждую минуту происходит что-то интересное, а это хоть какое да событие.

– Молодой еще, – сделал вывод Иван, добавляя меня в список.

– Спасибо, – совершенно искренне поблагодарил я за такой своевременный подарок, открывающий мне официальный доступ практически повсеместно.

– И не говори потом, что я не предупреждал, – хохотнул шеф, также стремительно покидая кабинет. И чего было переться сюда живьем, интересно?

Пока я занимался челноками, мастер Карлос успел закончить дела в кабинете. Теперь моя очередь. Где там его комп включается?

Монитор нам не нужен, клавиатура сама по себе – тоже. Цепляемся прямо в разъемы на системнике. Вводим один из запомненных ранее паролей.

Все просто.

Дальше все очень скучно – долгое, нудное и тщательное ковыряние по файлам, простое и привычное. Служебная переписка, кое-какие личные дела, расписания и прочая нужная и не очень информация оказалась в моих руках. Если бы я хотел подзаработать на шантаже, то этого бы хватило. Ага, а вот и самое важное – резервные копии ключей, которыми шифруется служебная почта. Так как босс свою почту читал, пароль для шифрования ключа у меня есть, а это значит, что я могу подделывать шифрованные сообщения. Осталось найти место, где их перехватывать и подменять. Прямо в кабель? На передающей станции на поверхности? Или на шлюзе орбитальной станции? А может проще все организовать прямо здесь? Вряд ли перед расшифровкой проверяется вся цепочка промежуточных серверов. Порывшись в настройках, стало ясно, что не проверяется. В таком случае, подсадим небольшого троянчика, задача которого проста – перехватить определенное сообщение и переслать его мне, а вовсе не на Землю. Побуду немного в роли большого начальства. Хорошо все-таки, что межзвездная связь не доросла пока до видеоконференций!

К концу рабочего дня я уже понимал как реализовать большую часть своего плана.

Внутри сектора С персонал уже не утруждал себя постоянным использованием изолирующих комбинезонов, предпочитая им местами замызганные халаты лаборантов. Похоже, что на такое наружение техники безопасности тут плевали. Однако Шону переодеться не предложили, да и Фриц, кажется, не собирался здесь надолго задерживаться.

Ничего примечательного вокруг не оказалось – идеально чистые и голые стены салатового оттенка, холодное освещение, да аккуратные ряды дверей с порядковыми номерами, между которыми наблюдалось довольно оживленное движение занятых работой людей.

Они проследовали до одной из таких непримечательных дверей и попали в тесную лабораторию, заваленную каким-то непонятным научным барахлом. Посреди барахла перед консолью восседал неприметный старичок и что-то уверенно печатал.

– Утро доброе, док, – вежливо поздоровался начальник СБ. Шону показалось, что доктора он несколько опасается.

– Кому утро, а кому обед, – живо откликнулся старичок, поворачиваясь к ним вместе с креслом. – А это, стало быть, наш телохранитель? – без предисловий спросил он.

– Шон Борски, сопровождал объект с Эолы, он же установил первый контакт…

– Отлично! – перебил доктор, переводя внимание на Шона. – Хочешь помочь человечеству? – Он произнес это нарочито пафосно, но Шон шутку проигнорировал.

– Почему бы нет? – пожал он плечами. – Все равно скучаю без дела.

– Тогда приступим. – Доктор ловко оттолкнулся ногой от стола, проехал на кресле под низко свисающими проводами, по пути подхватив со стола наручный ком. – Фриц, идите работать, я сам его выпущу.

– Но… Безопасность…

– Бросьте, Фриц, – поморщился док. – На закрытой планете на глубине нескольких километров – вы таки меня насмешили.

А Шон стоял и судорожно соображал, что же ему делать. Весь его план был построен на захвате Фрица Ханта, при помощи которого ему (возможно) удастся покинуть планету. Вряд ли тот же доктор Зильберман имеет допуск к резервному космодрому. Сейчас начальник СБ уйдет, и шанс будет упущен. Или?

– Как скажете, док. Под вашу ответственность.

Начальник СБ благополучно покинул кабинет. Момент упущен. В свое оправдание Шон мог лишь сказать, что не был готов к такому развитию событий, и, скорее всего, ничего хорошего из импровизации бы не вышло. Почему-то он был уверен, что начальник СБ будет присутствовать рядом все время.

– Ну-с, молодой человек, – начал доктор Зильберман, вернувшись к консоли. – Вы готовы пообщаться с вашей бывшей подопечной?

Некоторое время Шон тупо смотрел на доктора, вникая в его слова, но потом включился в игру.

– Да. Что я должен делать?

– Как показывают записи, вы неплохо с ней сдружились… даже очень неплохо, – хитро прищурившись, взглянул на него док, и снова уткнулся в консоль. – Сейчас я расширю сферу до размеров бункера, а вас мы засунем внутрь, и вы просто пообщаетесь. Наших мощностей должно хватить минут на двадцать, чтобы держать такую конфигурацию.

– Цель разговора? – деловито уточнил Шон.

– Нам интересно получить ответы на кое-какие вопросы… не-е-ет, никаких военных секретов! – расхохотался док, видимо прикинув направление мыслей Шона. – Вопросы больше касаются общих принципов мироздания. И еще мы хотели бы провести ряд практических экспериментов, дабы подтвердить или опровергнуть свои догадки, касаемые того самого мироздания.

– Почему она сама не захотела вам помочь?

– Причины скорее политические, – туманно произнес доктор. – Она хочет сначала выполнения своих требований, а мастер Карлос – своих. Нашла, так сказать, коса на камень, ха-ха. Он не из тех, кто первым идет на уступки. Ну, вы меня понимаете.

– То есть я должен попросить о сотрудничестве, – констатировал Шон.

– Именно так! Какой понятливый молодой человек!

– После этого ее отпустят? – Он не думал, что стоит задавать этот вопрос, но не удержался.

– Как решит мастер Карлос, – буркнул док, уставившись в монитор. – Вопрос не моего уровня.

– Ясно. Я готов.

Они покинули лабораторию и подошли к еще одному шлюзу с неприметной табличкой «Блок 1», где их встретила охрана.

Процедура прохода повторилась, здесь тоже не пришлось герметизироваться, потому что система санобработки была отключена.

– Незачем усложнять работу сотрудникам, – мимоходом прокомментировал доктор, как бы оправдываясь. – В блоке нет своей столовой и прочих радостей жизни.

Миновав внутреннюю охрану, они прошли сквозь дверь с табличкой «Лаборатория 1».

Просторное помещение оказалось практически пустым. Пара включенных консолей, да шкафчики вдоль стены – вот и все убранство. И еще даже на вид массивная дверь в противоположной стене, по виду напоминающая корабельный шлюз.

– Доставай из шкафа себе шлем, – начал руководить доктор. – Надевай. Я пока настрою конфигурацию силовых полей. – Он подсел к одной из консолей.

– Я думал, тут будет куча народа, все суетятся, бегают, изучают разные графики, – высказал свое видение Шон, роясь в шкафчике.

– Секретность, – откликнулся док. – На этом проекте всего два человека, остальные могут только данные обрабатывать, а что это такое – не знают.

– И охрана не знает, кого охраняет? – скептически хмыкнул Шон.

– Нет конечно! Ее дело уровни допуска проверять и решать конфликты… на последних стадиях. Так, готов?

– Так точно!

– Тогда слушай инструкции. Активная защита включается тут, – он показал кустарно приделанную кнопку на шлеме. – Как войдешь внутрь, ее можно будет отключить и поднять забрало. Шлем не снимать! Если почувствуешь что-то странное или неприятное, сразу же герметизируешься и включаешь защиту! Понял?

– Понял.

– У тебя будет двадцать минут, потом я сверну сферу до минимума – не вздумай оказаться в этот момент без защиты!

– Так точно! – еще раз повторил Шон.

– Тогда пошел!

Доктор нажал кнопку открывания двери, и та медленно поползла в сторону.

Глава 2

Я сидел на рабочем месте и занимался написанием трояна для компа мастера Карлоса, когда один из моих разведчиков сообщил, что в Лаборатории 1 замечена подозрительная активность. Как правило, ничего хорошего в таких случаях ждать не приходится.

Таракан-разведчик удобно устроился в вентиляционном коробе и через решетку наблюдал за тем, как доктор Зильберман – руководитель работ по Анвил и вообще главный в научном комплексе колонии – полез ковыряться в консоли лаборатории, что противоречило графику работ. И еще с ним находился человек, по виду никакого отношения к лаборантам или ученым не имеющий, скорее, я отнес бы его к категории военных.

Что ж, посмотрим-послушаем, чем нам это грозит.

Послушав разговор да пошарившись по местным базам, я быстро установил, что парня этого зовут Шон Борски, служит он командиром отряда быстрого реагирования на Эоле. А сюда попал в качестве сопровождающего Анвил. И, судя по отчетам, пока он ее сопровождал, неплохо с ней сдружился. И теперь, с одной стороны, ему вроде как перестали доверять, а с другой, возникла необходимость в его помощи, ибо исследования зашли в тупик.

Забавно. И что мне от него ждать? Стоит ли пытаться использовать его в своих планах? Или игнорировать? Что-то мне подсказывает, что он может стать источником проблем. Моих проблем. Надо обязательно послушать, о чем они будут говорить!

Внутрь бункера мой разведчик проехал на штанине комбинезона Шона, после чего переместился на стену и занял там позицию для наблюдения. Ближе никак, потому что внутри замкнутого кокона С-поля глушится даже эльфийская связь. Зато обычный свет и звук проходят беспрепятственно.

Кокон активной плазмы вокруг Анвил исчез, теперь ее можно было наблюдать сидящей в кресле и с все тем же, как и всегда, интересом разглядывающей окружающее. Я мысленно восхитился – ее оптимизм не прошибешь ничем. Пришла в себя она буквально сразу, как только убрали силовую защиту. Теперь доктор должен расширить сферу невидимого С-поля, чтобы Шон мог поместиться внутрь. Для чего это требовалось, одному Зильберману ведомо.

Когда граница сферы С-поля проходила через Шона, тот на мгновение едва не потерял равновесие, пошатнувшись, но сумел устоять на ногах. И это при активированной защите шлема!

– Привет, – сказал Шон. – Как ты?

Этой фразой Шон сразу раскрыл свои карты. Для меня теперь не осталось сомнений, что этот вояка давно и надежно влюблен в эльфийку и сделает все, чтобы ее освободить. Пару секунд я боролся с приступом ревности, и мне это удалось – все, что было раньше, так в прошлом и осталось. За исключением дружбы и… ответственности. Результат этого – мое нахождение здесь.

– Здравствуй, – мягко произнесла она. – Я просила не возвращаться, но ты здесь. – Она полувопросительно подняла бровь.

– Я тут ни при чем. – Солдат уже справился с собой, и придерживался теперь нейтрального тона. – Руководство попросило помочь. Говорят, их исследования продвигаются туго, – иронично улыбнулся он.

– И чем ты сможешь им помочь?

– Попросить тебя ответить на интересующие их вопросы, а также поучаствовать в нескольких экспериментах. – Произнося это, он полностью дистанцировал себя от этих самых «их», давая понять, что он к «ним» отношения не имеет. – Собственно, моя миссия заключалась в передаче тебе этого сообщения.

– Они знают, что прежде я хочу исполнения своей просьбы.

– Да, мне сказали. И еще сказали, что мастер Карлос на это не пойдет, это нарушает его принципы.

– Тут все знают, что он не выполнит обещания в любом случае.

– Но и ты не достигнешь цели, – заметил Шон. Он имел в виду спасение Эолы от корпорации.

Я только сейчас заметил, что в его глазах застыл немой вопрос – и Анвил этот вопрос видела и даже, кажется, понимала, но ответить не могла. Если сделать предположение, что раньше она общалась с Шоном мысленно, то почему сейчас не отвечает? Неужели с ней действительно все так плохо?

– Сейчас я не в состоянии участвовать в экспериментах, – наконец призналась она. – Мне нужно время, чтобы восстановиться, но в таких условиях это невозможно.

Да уж, надо действительно постараться, чтобы дождаться от нее таких слов! Это значит, «исследователи» ее почти убили. Медленно меня начала заполнять злость, и, кажется, не меня одного.

– Тогда мне ясно, что делать, – сквозь зубы сказал Шон. – Для начала убрать эти защитные поля.

– Они боятся, – улыбнулась Анвил. – Моих слов им недостаточно, люди судят обо мне, как люди – ничего необычного в таком поведении нет. Поля не уберут.

– Хорошо, я передам, что ты не против пойти им навстречу, но требуется какое-то время на восстановление, – с нажимом, пресекая возможные возражения, произнес он. – Все равно, другого выхода нет.

Анвил промолчала, занимаясь рассматриванием голой бетонной стены бункера.

– Шон, у тебя осталась минута, – донесся голос доктора из скрытых в стенах динамиков.

– Не бойся, все будет хорошо, – улыбнулся он девушке.

– Я знаю, – серьезно ответила она.

– Герметизируйся! – скомандовали динамики.

Когда Шон покинул бункер, где держали Анвил, я вдруг понял, что, кажется, все мои планы накрываются большим медным тазом. Иногда так не хочется настолько разбираться в людях, чтобы до конца не знать, что они сделают. В этом случае проблемы решаются по мере поступления, и не надо мучительно размышлять, что же мне с этим воякой делать. Ну не убивать же? А поделиться своими планами я и не успею, и не смогу. Да и не поверит он вот так сразу. Значит, придется пока смотреть… и решать проблемы по мере поступления.

– Док, вы слышали наш разговор, – сказал Шон, ожидая реакции доктора. – Ей требуется время на восстановление, после чего с ней можно будет работать.

– Слышал. Думаю, она просто поддалась твоему напору.

– Она осознала, что другого выхода нет, – с нажимом произнес солдат. – И эту мысль я до нее донес.

Говорил он уверенно, но думал о чем-то другом, временами бросая сосредоточенные взгляды по сторонам.

– Не уверен. Но, в люблм случае, я доложу о результате руководству.

– Док, – неожиданно спросил Шон. – Вы до сих пор используете обычные простые карандаши? – Он взял со стола, где валялась еще приличная куча барахла, парочку простых деревянных карандашей с графитовыми грифелями. – Острые!

– Нет ничего удобнее их! – похвастался доктор. – Особенно, когда приходится делать записи на керамических пластинах, которые потом подвергаются разного вида воздействиям. Не так просто было заставить руководство доставить специальную партию с Земли. Кстати, то, что ты держишь в руках – специальный заказ, где используется очень прочное дерево и утолщенный грифель повышенной твердости – можно консервные банки прокалывать!

– Здорово! – восхитился Шон, сгребая со стола все доступные карандаши. – Вы не возражаете, если я воспользуюсь?

– Но зачем вам? – искренне удивился док. – Вы рисуете?

– Можно и так сказать… – Тут взгляд Шона упал на бумажный конверт с надписью «Объект 1875 Анвил. Личные вещи». Он взял его и вытряхнул оттуда единственную вещь, которая (кроме одежды) была на девушке – идентификационный браслет.

– Это нельзя трогать! Здесь есть секретные материалы! – Похоже, профессор Зильберман все еще списывал поведение Шона на обычную солдатскую неотесанность. А я пока оставался в роли пассивного наблюдателя, до сих пор не сообразив, как ко всему этому относиться и что делать?

– Извините, док, – сказал капрал без тени вины, – но мне придется настоять на своем. – Он как бы невзначай попробовал пальцем остроту карандаша. – И предложить проводить нас с эльфийкой прямо к мастеру Ханту, чтобы тот организовал нам встречу с мастером Карлосом. Вы же знаете, как отключить это чертово поле?

– Да что вы себе позволяете! – вскричал профессор Зильберман, от волнения переходя на «вы». – Не переоценивайте свою помощь! Лучше возвращайтесь к себе домой, а мы тут без вас разберемся, как вести исследования.

– Боюсь, вы меня не совсем поняли, – вежливо ответил Шон. – Ваше видение проблемы мне не интересно, но помощь очень пригодится.

А он не так и туп! Сейчас мне казалось, что этот вояка мне вполне симпатичен. И раз уж он взял инициативу в свои руки, мне придется ему помочь. В общем, вариантов всего два – либо я ему помогаю, либо он труп. Но я не привык так сразу жертвовать потенциально симпатичными мне людьми, так что вариант оставался лишь один.

– С чего вдруг я возьмусь вам помогать?! – Доктор вдруг испугался. Лаборатория секретная, никаких средств слежения в ней не предусмотрено, охрана здесь не ходит – не положено. Под рабочим столом есть стандартная красная кнопка, но до нее еще надо как-то добраться.

– Потому что я вас убедительно прошу это сделать, – терпеливо напомнил Шон. Сначала он хотел просто пригрозить физической расправой, но вдруг передумал, видя, что доктор почти готов поверить в его помощь. – Мне всего лишь нужно, чтобы вы проводили нас к вашему руководству. Можете взять сколь угодно много охраны. Поймите, – перешел на проникновенный тон он, – это вынужденная мера; я просто хочу помочь. И вам в том числе. – Он задумчиво посмотрел на карандаш в своей руке, подвинул себе ближайший чистый лист бумаги и начал что-то рисовать.

Интересно, что он задумал? Если вправду хочет встречи с руководством, он дурак – с текущего момента он уже не жилец процентов на пятьдесят. Пока на пятьдесят.

– Вы знаете, а я почти готов вам поверить. – Профессор не мог понять, что затевает этот человек, насколько он искреннен в своих утверждениях. Может, он считает, что успех в этом деле – его шанс выслужиться перед руководством? Или он хочет помочь эльфийке? Но как?! Это маленькая колония, здесь просто негде прятаться, а покинуть планету в вовсе невозможно! Этот вариант тоже нелогичен. – Чем черт не шутит?

– Да, моя помощь будет полезна всем, – согласился Шон. – Это мой шанс получить признание, который я не намерен терять.

– Но Хант не согласится на такую встречу, – возразил доктор. Услышав подтверждение своей догадки, он немного успокоился, и уже не думал о вызове охраны. Тем более что может случиться невероятное, и этот солдат действительно поможет решить проблему, над решением которой они бьются уже давно. Последний довод все решил. – Впрочем, я могу попробовать помочь, если ты твердо уверен, что твое предложение приведет к положительному результату.

– Уверен, – как можно более твердо заявил Шон. Он явно не ожидал, что Зильберман даст согласие, но расслабляться не стоило. – Поймите, только добровольное сотрудничество может дать плоды, других путей попросту нет. Вы можете разобрать ее на молекулы, но ничего не добьетесь, а любые методики, применимые к людям, тут вообще не сработают.

– Откуда такое знание внеземной психологии? – недоверчиво, но заинтересованно фыркнул доктор, садясь перед консолью. Нажимать кнопку вызова охраны он окончательно передумал.

– Все-таки, меня учили кое-чему, я же не рядовой коп где-нибудь в Оклахоме, а командир отряда, специализирующегося на внеземных операциях. Вы анализировали все записи моих разговоров и не смогли понять эту простую мысль?

– Если бы я не допускал таких теорий, то не быть мне руководителем этого комплекса, а тебе – идти сейчас под конвоем в сторону мастера Ханта. – Он набрал код вызова. На мониторе показалось лицо начальника службы безопасности. – Слушай, Фриц, у нас появился шанс, – без предисловий начал Зильберман. – Капрал… Борски подсказал еще один вариант, но нам потребуется на время несколько… изменить свои взгляды.

– Что вы имеете в виду? – не понял Хант.

– Да все просто – своими действиями мы несколько себя… м-м… дискредитировали, и этот путь, как я считаю, не приведет ни к чему. Но, как утверждает капрал, и я склонен ему верить, еще можно пойти по пути добровольного сотрудничества, в чем он обязуется нам помочь.

– Что именно вы предлагаете? – начальник СБ мыслил более реальными понятиями.

– Нам потребуется снова вернуть… девушку под опеку капрала – на время, необходимое для восстановления ее… возможности нам помогать. – Доктор замялся, подбирая слова. – Мы немного перестарались с экспериментами, поэтому сейчас она вообще для нас бесполезна. После этого мы проводим наши исследования, а мастер Карлос уж сам решит, что он сможет для нее сделать.

– Вы с ума сошли, – констатировал Хант. – В этом случае я не могу гарантировать безопасности колонии. Я попросту не знаю, на что она способна, и что ваши домыслы имеют хоть какое-то отношение к правде.

– Фриц, если мы хотим получить результат, надо отработать все возможные версии. Первый путь оказался тупиком. Ты это понимаешь? Мы не нашли ни-че-го необычного. Если ты считаешь, что риск слишком велик, я могу свернуть исследования. Или обеспечь безопасную зону внутри колонии, эвакуируй людей. Мастер Карлос может временно улететь отдохнуть на Землю.

– Хорошо, – после напряженной паузы неожиданно согласился начальник СБ. – Через час ведите ее обратно на гостевой уровень. Я пока позабочусь об охране и уберу посторонних. А ты, капрал, лично отвечаешь за нее головой!

– Так точно! – гаркнул Шон, едва сдерживая радость. Даже в мечтах он не ожидал, что дело выгорит. Жаль, что это только начало.

Ну, солдат, ты даешь! Признаться, я не ожидал такого поворота событий. Сам капрал, видимо, тоже. Он недооценил тягу профессора к новым знаниям, и вместо противника неожиданно получил пусть временного, но союзника.

– Куда бы он делся? – уверенно буркнул профессор, когда связь прервалась.

– Предлагаю уже вытаскивать ее оттуда. – Шон мотнул головой в направлении бункера.

– Да-да, конечно, – засуетился доктор. – Секундочку, я только запущу несколько тестов, до которых руки не доходили… нет-нет, это абсолютно бесопасно и быстро, зато позволит удостовериться, что она на самом деле не представляет опасности.

«Интересно, как?» – подумал я, пока доктор ковырялся в консоли, а Шон смотрел ему через плечо.

Спустя двадцать минут профессор оторвался от клавиатуры:

– Вообще-то, даже по человеческим меркам, она истощена, – виновато сообщил он. – Судя по тем данным, что мы имели, такого не должно было произойти.

– А вы вообще думали, что эльфы могут быть разными? – Шон старался говорить нейтрально, сейчас не стоило проявлять эмоции. – Кто-то сильный и опытный, а кто-то слабый и беззащитный. Как люди, только диапазон различий шире.

– Откуда ты знаешь?

– Логика, док, простая человеческая логика. Даже той информации, что я владею, хватает для понимания этого факта.

– Хм-м, – протянул док. – С этим нельзя не согласиться. Но! Исходить следовало из худшего, вот мы и перестарались. Зато теперь я уверен, что большой опасности она не представляет, и не стоило настолько перегибать палку. – Он говорил это безо всякого сострадания или сочувствия, как истинный исследователь, рассуждающий о результате экспериментов, например, над крысой. – Ну вот, я закончил, поле снято, можешь идти и забирать ее.

Шон не заставил себя ждать. Вернулся он уже с девушкой, он аккуратно придерживал ее под руку, несмотря на то, что шла она достаточно уверенно.

– Это доктор Зильберман, – сообщил ей Шон. – Если вы не знакомы. Он добился у руководства, чтобы тебя отпустили… отдохнуть.

– Мы знакомы, – ровно, без эмоций, ответила она, а доктор что-то приветственно буркнул под нос и вдруг занялся поиском чего-то очень важного у себя на столе.

– Мы можем идти? – спросил Шон профессора.

– Дальше первого шлюза вы не уйдете. Чтобы вас выпустить и доставить на гостевые уровни, мне потребуется лично присутствовать. Фриц Хант вряд ли сподобится лично сюда спуститься, разве что бойцов пришлет, у которых нет полномочий на доверенный вход.

– Понятно. В таком случае, когда мы пойдем?

– Скоро. Посидите пока в холле на диване, там, где фонтан. Пойдемте, я вас провожу.

Они покинули лабораторию, миновали шлюз и попали в несекретную часть исследовательского комплекса.

– Как ты? – спросил Шон, когда они присели около небольшого фонтана в рекреационной зоне, а профессор ушел решать какие-то вопросы.

– В порядке, – улыбнулась она, потом серьезно добавила: – Я тебя не понимаю.

– Что именно? – опешил настроившийся на романтический тон капрал.

– Зачем ты делаешь то, чего тебя просили не делать? Зачем вмешиваешься?

Сначала ему показалось, что она отчитывает его, как строгая мамаша сына-раздолбая, но потом задумался и мнение изменил. Она ведь действительно не понимала! Когда Анвил просила его не вмешиваться, именно этого она и хотела. Без сожаления или тайной надежды на то, что Шон не послушается и начнет ее спасать. Без возможной обиды на то, что он согласился. Без переоценивания своих и его сил. Она ожидала именно того, что говорила.

А он поступил вопреки! Возможно (пока только возможно), этот шаг поможет ей, но вопрос не в этом.

– Потому что это моя жизнь, которой я имею право распоряжаться по своему усмотрению. – Ранее, в мыслях проигрывая эту встречу, он представлял ее совсем не так, и им придуманный разговор звучал совсем по-другому. – Ты посчитала правильным вмешаться в жизнь своей планеты, а мне захотелось вмешаться в твою.

– Я вмешалась, потому что люблю свою планету, это моя жизнь.

Шон открыл рот, чтобы произнести самый важный ответ на эти слова… Потом закрыл. Покраснел. Потом закашлялся. И ответил не так, как намеревался.

– Твоя жизнь мне тоже не безразлична, – промямлил он. Герой заварушки на Эридане, суровый командир лучшего отряда галактики… без пяти минут предатель и дезертир.

– Я знаю. – В знак понимания она взяла его за руку, отчего Шону еще больше стало неловко. Да уж, опыт общения с девчонками легкого поведения в припортовых кабаках тут никаким боком не прикладывался. Как ни крути.

– Подожди минутку. – Пожалуй, надо сменить тему. Тем более что необходимо выработать план действий. – Мне надо кое-кому позвонить.

Он отошел в сторонку и набрал номер Сержа. Тот откликнулся сразу.

– А-а, дружище Шон! – искренне обрадовался он. – Легок на помине!

– Здравствуй. Неужто меня кто-то вспоминает?

– А то! Лена рвется в шахты, очень хочет твоей компании. Что скажешь?

– Скажу, что я горазд, но есть у меня одно условие. Оно же является причиной моего звонка.

– Что-то случилось? Нужна помощь? – сразу перешел на деловой тон проводник.

– Да. Мне требуются твои услуги проводника, причем буквально сейчас. Нужно провести меня и еще одного человека к джаггерам. За срочность плачу по двойному тарифу.

– Почему такая спешка? Хотя стоп, это меня не касается, – одернул он себя. – Я твой должник, так что можешь на меня рассчитывать. Без всяких денег. Как мы встретимся?

– Жди меня в зале, где мы разбирали снаряжение в прошлый раз. Я могу там оказаться уже через тридцать-сорок минут.

– Хорошо, я там буду. – На заднем плане Шон услышал вопросительно-возмущенные возгласы Лены, и мысленно усмехнулся. – Слушай, тут Лена говорит, что одних она нас не отпустит. Не представляю, как это ей удастся…

– Я не могу ей запретить, хотя, ради ее же бесопасности, не советовал бы идти с нами. Она готова выходить прямо сейчас?

– Готова! – раздался из динамика решительный крик Лены.

– Тогда собирайтесь, – сказал Шон. Спорить с упрямой девчонкой не было ни времени, ни желания. – И еще. Если нас не будет через два часа и я не позвоню, идите одни. И, главное – мне не звонить!

– Понял, – неохотно ответил Серж. Было видно, что такой расклад его не устраивает, но спорить он не стал.

– Тогда до встречи.

Пока он разговаривал, Анвил присела на бортик фонтана и опустила руку в воду. Она не могла не слышать разговора Шона, но, когда он вернулся, ничего не сказала на этот счет.

– Смотри, какие тут рыбки. – Вокруг ее руки вилась разноцветная стайка аквариумных рыбок. – Красивые, но голодные.

– Действительно, я не обратил внимания. – Он посмотрел по сторонам и заметил в углу у стены тумбочку, на которой стоял горшок с декоративной пальмой. – Сейчас что-нибудь придумаем. – Как он и предполагал, в тумбочке обнаружились различные аквариумные принадлежности, в том числе и пакет с кормом. – Предлагаю покормить.

Пока они смотрели, как рыбки, громко чавкая, поглощали корм, вернулся профессор Зильберман.

– Все вопросы улажены, можем идти. – На нем уже был надет изолирующий комбез.

В раздевалке Анвил выдали защитный комбинезон и шлем, как предписывалось техникой безопасности. В сопровождении начальника комплекса главный шлюз миновали быстро, никаких проблем с охраной не возникло.

За дверями шлюза их встречали. Те же два охранника, что сопровождали сюда Шона вместе с начальником службы безопасности. Как только увидели Анвил, сразу же ощутимо напряглись. Видимо, много про нее страшилок слышали. Хоть оружие не достали, и то ладно.

– Так и знал, что Фриц сам не спустится, – раздраженно буркнул профессор. – Ладно, провожу вас наверх.

Вот только они собирались ехать на лифте, в то время как Шону требовалось попасть в вагон подземки.

Глава 3

Разумеется, разговор Шона с неким Сержем я слышал, и понять, что он задумал, не составило труда. Назначенное им время встречи не оставляло вариантов – уходить он планирует в холле исследовательского комплекса через станцию подземки, а Зильберман ему нужен для того, чтобы обеспечить необходимый уровень допуска.

Выходит, у него две основных проблемы: как нейтрализовать охранников и как скрыть все это от камер, установленных в холле. И если первая проблема выглядела вполне решаемой, то вторая представляла проблему. Увидев, что происходит в холле, охранники комплекса могут сразу заблокировать лифты и вагон подземки, после чего деваться Шону будет некуда. Есть небольшой шанс, что у охраны нет таких полномочий, или они не успеют, но уж больно он ничтожен.

Но я не собирался сидеть сложа руки. Пока Шон с Анвил находились в раздевалке, мой отряд разведчиков начал решение проблемы с камерами наблюдения.

Их было две, и они полностью охватывали все пространство перед лифтами. Дата-кабели от камер шли в сторону поста охраны внутри кабель-каналов, проложенных под навесным потолком в коридоре. Не представляло никакой сложности прицепиться прямо к кабелям от этих самых камер, методика простая и отработанная на практике. Вторая часть моего отряда добралась до панели управления лифтами и отправила их наверх. Последняя пара отправилась к посту охраны, дабы следить за их действиями и в нужный момент отвлечь внимание.

Когда мои подопечные в сопровождении охраны появились в поле зрения камер, я был готов. Надеюсь, капрал даст мне хотя бы несколько секунд. Это был самый скользкий момент моего плана, но все обошлось. Разведчики синхронно записали целых пять секунд картинки, когда все стояли неподвижно, ожидая лифт. Я сразу же запустил записанную картинку вместо того, что видят объективы камер.

Но перед лифтами ничего не происходило. Неужели Шон передумал? Или у него другой план? Но какой? Не мог же я настолько ошибиться?

Все-таки, не ошибся. Шон начал действовать, когда двери лифта поползли в стороны.

Собственно, действовал он примерно секунды полторы-две, и пока я сообразил, что экшн начался, оба охранника синхронно начали падать на пол. Надо будет потом пересмотреть в замедленном режиме. Профессор, уже почти зашедший в лифт, недоуменно обернулся.

– Что… – начал было он, но Шон перебил.

– Все в порядке, док. Поворачивайте, нам в лифт не надо.

Анвил же в момент короткой стычки успела обернуться и вжаться спиной в стену, но удивленной или испуганной не выглядела.

Шон за шкирку вытащил потерявшего дар речи профессора из лифта и подтолкнул в направлении вагона подземки, сам же подхватил оба тела и поволок туда же.

– Док, нам по-прежнему требуется ваше сопровождение, – «обрадовал» он Зильбермана, затаскивая тела в вагон. – Буквально на десять минут. Потом я вас отпущу, честное слово.

– А если я откажусь?! – вспыхнул доктор, немного придя в себя.

– В этом случае мне придется применить все доступные способы убеждения. Мне всего лишь нужно, чтобы вы подтвердили наш допуск. – Он набрал код назначения на консоли вагона.

– Шон Борски, уровень допуска недостаточен. Требуется подтверждение уровня допуска, – сказал комп вагона и замолк, ожидая.

– Ну же, доктор, – тихо подбодрил Шон.

– Доступ подтверждаю, – сквозь зубы буркнул Зильберман, прикладывая к считывателю личный комм, после чего вагончик бодро тронулся.

За это время я успешно отыграл небольшой спектакль для охраны комплекса. Чтобы они не пялились в мониторы камер слежения, когда я буду подменять картинку обратно, мои тараканы-разведчики перекусили парочку силовых кабелей и устроили красивый фейерверк прямо перед дверями шлюза, вырубив в коридоре целый ряд световых панелей. Пока охранники смотрели шоу, люди из холла незаметно успели сесть в лифт и уехать.

– Надо полагать, это похищение? – иронично спросил пришедший в себя Зильберман. Он уже понял, что его и пальцем не тронут.

– Ничего подобного, никакого интереса вы для меня не представляете. Посидите на станции в компании этой парочки полчасика и возвращайтесь обратно.

– А как же девушка? – Кажется, доктора уязвило такое пренебрежительное отношение к своей персоне.

– А ее никто не похищал. Согласитесь, спасение и похищение – разные вещи. Скажите, насколько далеко вы готовы зайти в своих экспериментах?

– Ей ничего не грозило! Несколько неприятных моментов не в счет! А теперь шанс на благополучное возвращение пропал.

– Док, вам, наверно, не часто приходится врать, – хмыкнул Шон. – В любом случае, вы выполните приказ руководства, каким бы он ни был. – Не было смысла выпытывать все подробности экспериментов, от этого знания ничего не изменится.

– Это уж не вам судить! – запальчиво выкрикнул обиженный профессор.

– Да успокойтесь вы, – отмахнулся Шон. – Ваше мнение меня не волнует.

Он прекратил бесполезный разговор и занялся охранниками. Снял лишние средства связи, два игломета с запасными обоймами, пару ножей и наручники. Порывшись по карманам, забрал все наличные деньги и кое-какую мелочевку – сейчас все может оказаться полезным. Форменные куртки тоже пригодятся – в шахтах не жарко. Когда вагон прибыл, он был готов.

Как только двери открылись, Шон не стал мешкать: быстро выволок так и не пришедших в себя охранников на платформу, подтащил их к массивной трубе, идущей вдоль стены, и приковал к ней наручниками. За это время профессор даже не попробовал сбежать.

– Посидите некоторое время тут. – Шон защелкнул браслет наручников на руке Зильбермана. – Когда бойцы придут в себя, освободитесь. Они должны уметь.

– Но вы сказали…

– Именно так я и сказал, – оборвал возражения капрал, отворачиваясь от доктора. – Анвил, уходим.

И он бегом направился прочь со станции. Анвил не отставала. За все время она не произнесла ни слова.

Повернув из технологического туннеля в полную темноту, Шон остановился.

– Фонарей у меня нет, но тут все линейно – не заблудимся. Темнота скоро закончится. – Он на ощупь нашел руку девушки и взял в свою. – Сейчас мы уходим в старые горные выработки – это километры шахт и штреков, где власти колонии нас не достанут. – В его голосе послышалась неуверенность, которую Анвил уловила.

– Ты так не думаешь.

– Не совсем. Достать нас, конечно, попытаются, но шанс, что у них ничего не выйдет, велик.

– Тебе следует подробнее рассказать мне об этих подземельях. – В ее голосе послышался неподдельный интерес. – Потому что сейчас твоя уверенность мне не очень понятна.

– Конечно.

Они быстрым шагом шли во тьме штрека; одновременно Шон рассказывал ей то, что знал о шахтах.

Вскоре вдалеке показалось слабое пятно света, и буквально через минуту они вышли в освещенный желтоватым светом лишайников зал.

– Шон, ты пунктуален. – От стены отделилась фигура, в которой капрал узнал Сержа. – Лен, выходи.

– Твоя осторожность оказалась лишней, – фыркнула появившаяся из-за здорового обломка породы девушка.

– Он прав, – сказал Шон. – Серж, выдай нам снарягу и пошли. Ах, да, знакомьтесь – это Анвил. А это Серж – проводник, и Лена – гм… просто Лена, в общем.

– Туристка, – хихикнула Лена, видя его замешательство.

– Мне стоит знать, к чему такая спешка? – деловым тоном спросил проводник, когда они двинулись.

– Не обязательно, просто как можно быстрее отведи нас к рынку. Позже расскажу подробности.

– Будут искать?

– Будут.

Они вошли во владения Грибника – местного наркобарона. Перед шлагбаумом остановились.

– Мужики, кончайте смотреть порнуху! – приветственно заорал Серж в штрек.

– Зачастил ты к нам, Серж, ох, зачастил. – На шум вышел все тот же охранник, которого Шон уже видел в прошлый раз. – Не поднять ли специально для тебя плату за проход?

– А ты все тут прохлаждаешься, Керосин? Вам и так больше перепадет, со мной сегодня трое.

– А я вас помню, – обрадовался бандит. – Особенно эту несговорчивую девчонку, которая не продается, – почти интеллигентно пошутил он, потом перевел взгляд на Анвил. – Серж, что за хрень?! Мы тут сидим охраняем, а ты каждый раз с новой девкой ходишь?! – В его голосе сквозила неприкрытая, почти детская обида.

– Бросай службу, иди в проводники – дел-то? – отмахнулся Серж, отсчитывая деньги. – Вот, держи, все по тарифу, плюс специально от меня – моральная компенсация, – хохотнул он. – Как раз хватит на девчонку из Дохлой лошади. – Неужели Серж нервничает?

– Да проходите, проходите. – Керосин дал команду поднять шлагбаум. – И аккуратнее там – урожай вызревает, еще день-два и начнется сбор. Сегодня я тебя пропускаю, а завтра или послезавтра дадут команду, и будешь другие пути искать, понял?

– Не вопрос, пройду через Крота. Сколько дней у вас сбор урожая идет?

– Как всегда, наша делянка за три дня снимается, потом – милости просим.

– Сегодня он добрее, – высказался Шон, когда они уже шли через огороды.

– Да он под укропом. Пыльцу можно и без переработки употреблять, если подмешать немного в сигарету. Штырит не так, конечно, но тоже ничего. Кстати! Помнишь, Лен, ты называла грибы плесенью? Теперь я покажу вам, как это выглядит, когда созревает.

Он свернул из центрального штрека в боковое ответвление, и буквально через несколько шагов они стояли на пороге обширного зала метров двадцать в поперечнике.

– Ничего себе! – восхищенно выдохнула Лена.

Они стояли на берегу светящегося ядовито-оранжевого озера, поверхность которого мерно колыхалась, будто от ветра, хотя никакого ветра под землей не было. Неровный мерцающий свет лишайников на потолке усиливал этот эффект. А дно этого озера, просматривающееся сквозь оранжевую «воду» отливало ярко-синими оттенками.

– Ты не говорил, что споры будут светиться, – заметил Шон.

– Откуда все это под землей? – спросила Анвил. – Такая жизнь не может быть совместима с условиями обитания человека.

– Я не успел всего рассказать, – ответил Шон. – Но скоро ты сама все узнаешь.

– Я хочу на какое-то время здесь остаться, – вдруг заявила она. – Этот мир очень интересен!

– Боюсь, это «какое-то время» может оказаться весьма длительным, – задумчиво глядя на подземную плантацию, ответил Шон. – Впрочем, мне теперь все равно.

Дальнейший путь ничем интересным не ознаменовался; Шон продолжал рассказывать Анвил о подземной жизни, а Серж активно дополнял рассказ неизвестными капралу подробностями. При этом они не забывали смотреть по сторонам.

Отдохнуть и перекусить зашли в уже знакомый Жюльен. Часы показывали на ужин, может быть поэтому народа в зале скопилось порядочно, по большей части вольные охотники, наемники наркобаронов да какие-то вовсе неидентифицируемые личности подозрительного вида. И парочка джаггеров-охотников, судя по одежде. Снаружи, неподалеку от входа, в отдельных железных клетках сидели охотничьи крысы, которых запрещалось брать с собой внутрь. Большинство крыс что-то увлеченно грызло.

– Пойдем поболтаем, – предложил Шон проводнику, когда они сделали заказ. – Девушки, посидите немного в одиночестве, мне надо обсудить кое-какие стратегические вопросы с Сержем лично.

– Ты знаешь, кто такая Анвил?

Они сели на замызганную скамейку неподалеку от входа в кабак, как раз напротив крысиных клеток.

– Не имею понятия. Какая-то важная шишка? Дочка главы колонии? Любовница? Вообще она странновато выглядит… – Тут его осенило. – Мутант из лабораторий?

– В какой-то степени ты прав, – усмехнулся Шон. – Я вытащил ее из лабораторий. Только она не мутант, и даже вообще не человек. Она эльф, живет на планете Эола, а я там служил до недавнего времени.

– Ты наверно шутишь! – фыркнул Серж, но Шон видел, что он поверил. – Дай угадаю – теперь за ней будет охотиться половина колонии, да?

– Да.

– Ее вместе со мной уже видело сто человек и двести камер. – Он начал рассуждать вслух, причем рассуждать вполне разумно, без лишних эмоций. – У меня есть два выхода – уходить с вами или идти на вас доносить, пока меня не прижали и не заставили это сделать. Сразу предупреждаю, очень сильно давить не придется – сейчас все равно не существует средств утаить правду.

– Первый вариант плохой. – Серж не знал, что Шон и за него все решил. – Так ты не принесешь нам пользы. Да, да, ты же не думаешь, что я просто так тебе все рассказываю? Мне все равно потребуются услуги кого-то из города, когда мы будем валить с планеты, а ты – лучшая кандидатура.

– Вот чего я не люблю, это когда за меня начинают решать, – осклабился Серж. – Не перегибай, понял? Если я тебе обязан, это не значит, что буду плясать под твою дудку!

– Эй, полегче, – миролюбиво поднял руки капрал. – Забудь, что я говорил. Извини. Тогда мне нечего больше сказать, ты уже сам все просчитал. Рассчитываемся здесь, дальше мы сами доберемся.

– Теперь ты полегче. Я не сказал, что отказываюсь тебе помогать. Продолжай.

– Хорошо. Самое главное я уже сказал – тебе следует ожидать встречи с солдатами колонии. Второе – через какое-то время, я не знаю какое, нам потребуется найти способ покинуть планету. Для этого мне потребуется детальная информация о том, что и как отсюда летает. А потом буду думать. Третье – информацию, еду и шмотки надо на что-то покупать, поэтому я бы хотел узнать, как здесь быстрее и проще заработать.

– Я понял, что тебе нужно. Давай сейчас вернемся к девушкам – не стоит их надолго оставлять, а детали обсудим у джаггеров. Не нравятся мне звуки, которые оттуда раздаются, – озабоченно добавил он, поднимаясь. – Не похожи они на звуки мирной трапезы. – Изнутри сквозь шум вдруг отчетливо раздался крик Лены. – Бегом!

Но Шона звать не требовалось – он уже заскакивал внутрь.

Пять секунд, чтобы сориентироваться. Обстановка внутри в корне изменилась. Никто уже не занимался поглощением пищи – все смотрели в сторону стола, где должны были сидеть девушки. Но они там больше не сидели, а стояли за спинами двух джаггеров, забившись в угол. Джаггеров полукольцом окружило пятеро мужиков самого отмороженного вида, на которых Шон обратил внимание ранее. То ли под грибами, то ли бухие. Скорее, первое.

Но драка еще не началась, и Шон, увидев, что с его подопечными все в порядке, успокоился.

Они с Сержем спокойно прошли через свободное место, заботливо оставленное желающими посмотреть на драку.

– …у вас тридцать секунд, чтобы унести свои задницы, – подытожил здоровый мужик с мигающим синим светодиодом в ухе. Похоже, главарь.

– Позвольте пройти, – вежливо попросил Шон ближайшего бандита. – Мой суп стынет. – Он даже не врал, они действительно мешали. Серж встал позади Шона, прикрывая спину от возможных недоброжелателей из зала.

– Это еще что за чулок нарисовался? – Внимание бандита переключилось на капрала, а зрители заинтересованно затихли. – Свалил отсюда! Бегом! – Кажется, он посчитал, что сказал достаточно, чтобы вновь переключиться на основную цель. Надо лишь дождаться, когда прилюдно опозоренный соперник уйдет.

Шон никогда не видел смысла в такого рода драках, когда соблюдались негласные традиции предварительных оскорблений, только после которых начиналось всеобщее месиво, а победившие получали массу удовольствия. Или ценный приз, как в данном случае. Причем, настолько ценный, что даже Серж не сообразил – оставлять этот приз без присмотра хотя бы на минуту не стоит.

– С вашего позволения, я все-таки пройду.

Он не стал дожидаться, пока смысл слов доберется до замутненного сознания бандита, а просто коротко двинул ему в челюсть, в лучших традициях кабацких драк. Кажется, сломал, но этот вопрос его не волновал, так как он перешел ко второму. Тот успел и замахнуться и даже ударить… но не смог попасть, за что и поплатился ударом в основание черепа, когда пролетал (не без помощи Шона) мимо.

Серж тем временем уже окучил крайнего бандита, классическим прямым ударом в печень отправив его в нокаут, и снова развернулся, прикрывая Шона от зрителей.

Джаггеры тоже не стали терять время, напав на крайнего бандита слева и главаря, но если крайнего бандита удалось повалить на пол, то главарь мощным ударом пробил блок джаггера, отчего последнего отбросило к стене.

Но тут подоспел Шон, у которого сходу получилось ударить сложенными пальцами в точку под ухом бандита. Силы он не пожалел, не считая нужным смягчать удар, в результате главарь, не издав ни единого звука, повалился на пол, по пути головой разбив на куски пластиковый стул.

– Осторожно, это киборг! – запоздало заорал Серж, останавливаясь рядом, но не забывая смотреть по сторонам. – Ты его вырубил?! – Он явно был изумлен.

– Как ты это определил? Не по светодиоду же?

– По нему, – удивил проводник. – У нас тут мода такая сейчас – киборги вешают себе в уши индикаторы состояния. Видишь, он уже не мигает синим?

Действительно, светодиод в ухе бандита теперь помаргивал желтым, иногда переходя на красный.

– Первый раз про такое слышу, у нас они обычно себя не афишируют. Похоже, ему плохо?

– Надеюсь, да, – озабоченно ответил Серж, осторожно наклоняясь над телом. Тело вдруг беспорядочно задергало конечностями, хотя бандит явно находился в глубокой отключке. Через несколько секунд снова обмякло, только лишь кулаки мерно сжимались и разжимались, будто живя собственной жизнью. – Вот тебе доказательство.

Народ в зале одобрительно погудел, с уважением разглядывая Шона, да и расселся по местам доедать и допивать. Рядовая драка, коих тут происходит множество, завершилась быстро и без особых разрушений.

– Кто оплатит ущерб? – к Сержу подошел мрачного вида мужик в засаленном фартуке неопределенного цвета, лысый и с плохо подобранным искусственным глазом. В руке он держал допотопный пороховой дробовик.

– Они и оплатят. – Серж порылся в карманах бандитов, выгребая все мало-мальски ценное – обычная местная практика. – Держи. Тут еще на вынос тел и за беспокойство.

– Рад, когда все тихо и мирно, Сергей. – Хозяин кабака проводника знал давно. – Вам повезло. Если бы твой друг не попал по чипу, пришлось бы стрелять.

– Кто бы мог подумать, – пробормотал Шон, отходя в сторону.

– Больше не оставляйте нас одних, – попросила Лена, когда он вернулся за стол. Девушки уже не выглядели испуганными, даже наоборот, в глазах Лены читалась гордость, а вот Анвил просто продолжала с интересом смотреть на окружающее, не проявляя лишних эмоций. Казалось, ничто не в состоянии вывести ее из себя.

– Я уже понял свою ошибку, больше не повторится, – пообещал Шон. С сожалением посмотрев на остывшую еду, он подошел к джаггерам. Схлопотавший удар охотник уже сидел на стуле, его спутник стоял рядом. – Спасибо за помощь, без вас девушкам пришлось бы несладко. Меня зовут Шон. – Для него это был прекрасный повод не только поблагодарить, но и завязать полезное в дальнейшем знакомство.

– Мы не за благодарность помогаем, – нейтрально ответил сидящий на стуле. Но злости или неприязни в его голосе не было. – Листопад.

– Снег, – представился второй.

– Полностью согласен, – поддержал Шон. – Поступки совершаются не ради чего-то, а потому что ты считаешь это правильным. – Он посмотрел на остатки стола джаггеров; они тоже не успели поесть. – Позвольте пригласить вас за наш стол, нам всем давно пора подкрепиться.

Тем временем девушки куда-то дели остывшую еду, а взамен принесли в два раза больше свежей. Теперь они ходили по залу, не опасаясь за свою безопасность.

– Главаря звали Чугунный Лоб, – сообщил сопровождавший хозяина и его помощников Серж, пока те выносили тела. – Один из очухавшихся бандюков сказал.

– Почему звали? – нахмурился Шон. – Я не собирался его убивать.

– Ты ж не знал, что у него за ухом вживленный контроллер имплантантов стоит, – пожал плечами проводник. – Плата лопнула, и один из кусков попал в мозг. Это по предварительным данным. Сделано кустарно, о безопасности никто не думал.

– Этот тот Чугунный Лоб, который одно время выступал на Арене? – спросил Листопад, непроизвольно потирая место, куда ему заехали.

– Он самый. У него в череп вживлена титановая пластина, и фирменный удар был – головой.

– Ну вот, лоб не чугунный тогда уж, а титановый должен быть, – фыркнула Лена, которую смерть бандита не расстроила.

– Чугун даже с такой головой не подружился бы, – пошутил Снег, тем самым показывая, что ничто человеческое джаггерам не чуждо.

– А скажи мне, Серж, – Шон обмакнул тушеную улитку в острый соус и с аппетитом зажевал, – почему тут нельзя стрелять?

– Традиция такая. Сам посуди, зрелищности нет, зато опасность подстрелить постороннего велика, вот и не жалуют тут стрелков. Если б ты достал игломет, тебя с чистой совестью пристрелили бы зрители. Из элементарной безопасности. Хотите пострелять – валите на улицу, желательно подальше.

– Буду иметь в виду.

– Турист? – спросил Листопад.

– Скорее уже эмигрант, – невесело хмыкнул Шон. – Хочу в джаггеры податься.

Он не договорил. На него вдруг уставились все, кроме Анвил, которая все также заинтересованно следила за всем вокруг. Но замешательство спутников длилось недолго.

– Ты серьезно? – Серж уже успел сделать какой-то вывод, поэтому спросил только для того, чтобы разбавить молчание.

– Вполне. Разве есть какие-то препятствия? – Он обращался прежде всего к джаггерам, ожидая их комментариев.

– Препятствия? – задумчиво повторил вопрос Листопад. – Да в общем-то, никаких. Каждый вправе сам выбирать свой путь. Может быть, у тебя получится.

– А может быть и нет, – добавил Снег. – Если не умеешь уважать чужую свободу и независимость, лезешь в чью-то жизнь – тогда тебе не стоит пробовать.

– Или если слишком привык к удобствам цивилизации, – вставил Серж. – Я думал над этим вопросом, и решил, что не готов. Может быть, на пенсии, – пошутил он.

– Ну ты даешь! – Лена была больше восхищена, чем удивлена. – На всю жизнь?

– Не смотрите на меня так, мы просто хотим попробовать. – Он посмотрел на Анвил, ожидая ее реакции, он ведь еще не делился с ней этим планом.

– Мы очень хотим попробовать, – подтвердила она.

Глава 4

– Мы ищем этих людей. – Капитан Стоун легким щелчком клавиши развернул перед хозяином Жюльена изображение двух человек – мужчины и женщины.

– Рад за вас, – буркнул хозяин. Он знал, что попытка соврать обречена на неудачу – достаточно было внимательно взглянуть на лежащее на столе оборудование. – Они были здесь приблизительно четыре часа назад. – Да и какие у него причины скрывать информацию? Может быть, капитан Кристофер Стоун – известная личность, особенно среди нарушителей правопорядка, – посчитает лишним задавать много вопросов?

– Куда они пошли?

– Без понятия, – с облегчением пожал плечами хозяин. Как хорошо не быть любопытным!

– Не будем терять время. – Капитан поднялся. Неприятный и скучный этап работы необходим в любом случае. Однако он всегда готов дать шанс человеку не разочаровать себя. – Джим, давай.

Джим – невысокого роста солдат, на котором многофункциональный армейский шлем выглядел нелепо, – взял со стола гибкую блестящую полоску и застегнул ее вокруг головы ощутимо напрягшегося хозяина. Сам сел за допотопный ноутбук в блестящем металлическом корпусе, а капитан встал позади него.

– Имя, фамилия.

– Гюнтер. Луц.

– Калибровка прошла, – кивнул в сторону экрана Джим. – Можете задавать вопросы.

– Вы видели этих людей?

– Да.

– Когда?

– Около четырех часов назад. – Гюнтер старался отвечать спокойно, но у него не получалось скрыть страх, хотя процедура была абсолютно безболезненной.

– Куда они пошли?

– Куда-то по западному штреку.

– Это тропа к джаггерам?

– Да.

– С ними кто-то был?

– Да.

– Кто?

– Проводник. Девушка.

– Имена.

– Сергей. Не знаю.

– Фамилия.

– Не знаю.

– Кто он?

– Проводник.

– Как его найти?

– Не знаю.

– Как его найти?

– Он сам заходит иногда, ему можно оставить сообщение. Когда зайдет в следующий раз, не знаю.

– Что за девушка?

– Не знаю.

– Они с кем-то разговаривали?

– Да.

– С кем?

– С несколькими людьми и двумя джаггерами.

– Записи есть?

– Записи не веду, у нас свободная территория. – Впервые в тоне Гюнтера послышалось злорадство.

– О чем разговаривали?

– Они не разговаривали, они дрались, – хмыкнул хозяин. – Мародеры хотели их женщин, но им не повезло.

– Что с ними?

– Трое очухались и ушли, забрав труп четвертого.

– Кто они?

– Мародеры. Сами по себе. Возможно, подрабатывают на наркокланы. Главаря звали Чугунный Лоб, он был киборгом, в свое время дрался на Арене; остальных не знаю.

– Что за джаггеры?

– Не имею понятия. Иногда вижу их тут, но имен не знаю.

– Вспоминай!

– Ну, вроде одного зовут Снег, слышал когда-то…

– Куда они пошли?

– Не следил.

– Как их найти?

– Не знаю, можете здесь подождать.

– Ясно. Не врешь. А почему боишься?

– Не люблю я эти штуки…

– Укропом приторговываешь? – неожиданно спросил Стоун.

– А какое это имеет отношение к делу? – попытался отмазаться Гюнтер.

– Ясно. Джим, снимай. Гюнтер Луц, я вас больше не задерживаю.

– Шеф, мы знаем, куда они пошли, дальше не должно быть так натоптано, и Рекс снова возьмет след.

– Ты уверен?

– Процентов на шестьдесят. Там только на запах вся надежда, но я могу загрузить ей дополнительные фильтры-анализаторы и повысить чувствительность датчиков.

– Валяй, – лениво разрешил капитан, которого такая работа не прельщала. Куда интереснее было разобраться с бойцами из наркоклана Грибника – кто теперь узнает, хотели они сдаться или нет – все едино, зато как постреляли!

– Что сказать ребятам?

– Чтобы допросили посетителей. До тех пор никуда не пойдем.

– Но я найду вам след! – попробовал возразить Джим.

– Чудак, ты хоть понимаешь, что мы в любой момент можем оказаться в эпицентре небольшой войны? – беззлобно спросил капитан. – Пока мы не знаем ничего о противнике, следует ожидать худшего варианта развития событий. Сколько у тебя боевых операций-то?

– Н-ни одной.

– Значит, эта будет первой. О выполнении приказа доложить!

Этот капрал поставил меня в глупое положение. Спутал все планы. Теперь предстоит решать, что делать дальше.

Одно понятно сразу – необходимо обозначить свое присутствие, чтобы избежать в дальнейшем таких накладок. Второй момент – я очень хочу увидеть Анвил.

Не пора ли завязывать с работой? Но насколько это разумно?

С одной стороны, пока я на рабочем месте, у меня есть почти официальный доступ во многие места города. Кроме того, здесь мне куда проще получить доступ к разным интересным и полезным местам сети.

С другой стороны, этот самый доступ я могу получить и так, надо только выполнить все необходимые подготовительные работы. Причем, они уже выполнены процентов на девяноста. Эх, неохота подставлять Ивана, но что делать? Кто ж знал, что в корпорации работают хорошие люди, которые просто делают свою работу, и которым дела нет до всяких незаконных исследований?

А может выбрать компромиссный вариант? Вдруг прокатит?

Немного подумав, я решил, что хуже все равно не будет, а договариваться с людьми – это то, что я умею делать лучше всего.

Решено – ухожу завтра сразу после работы – как раз в канун выходных, но к этому моменту необходимо успеть внедрить в городскую сеть кое-какие полезные мне инструменты.

Работы предстояло – мама не горюй. Ближайшую пару суток спать не придется.

Оставив контроль над системой вентиляции под присмотром автоматов, я переключился на решение собственных задач. И здесь неоценимую услугу мне оказали мои тараканы-разведчики, имеющие один огромный козырь, благодаря которому внедрение в сеть не представляло неразрешимой проблемы. А именно, связь с ними нельзя было заглушить при помощи стандартных средств безопасности, используемых корпорацией.

Чем я вовсю пользовался, нагло подглядывая, как администраторы сети вводят пароли доступа, где они хранят полезные для меня файлы и даже, что они предпочитают есть во время работы.

Получив административный доступ на основные сегменты сети, я планомерно занялся корректировкой маршрутизации и списков доступа на роутерах и межсетевых экранах так, чтобы впоследствии у меня всегда была под рукой дыра, через которую я смогу удаленно управлять основными (и не только) системами города. Практически с любой общедоступной консоли.

Изменения мои были настолько специфическими и незначительными, что выявить их среди огромного количества настроек без вдумчивого анализа вряд ли удастся. К тому же, сейчас они никак не повлияли на работу сети, просто появилась малюсенькая дополнительная дырочка.

Где-то спустя сутки, снова сидя в операторской, я закончил основную работу. И без преувеличения мог сказать, что город теперь мой. При желании я мог просто тупо отключить вентиляцию и электричество и закрыть все бронированные переборки, а аварийная система жизнеобеспечения не заработает без моего ведома. Через какое-то время – от нескольких часов до нескольких суток – дышать в городе будет нечем. А на восстановление контроля администраторам потребуется не меньше суток, при условии, что я не стану ничего предпринимать. От таких перспектив я нервно поежился – никогда не хотел иметь такую власть над людьми.

В конце рабочего дня я сам нашел Ивана.

– Слушай, на выходных я планирую прогуляться в шахты.

– И? – Иван оторвался от консоли и выжидающе на меня уставился.

– Во-первых, информирую, а, во-вторых, хотел бы взять пару отгулов за свой счет на понедельник-вторник.

– Что, настолько далеко собрался? – хмыкнул начальник. – Проводника надежного нашел?

– Судя по отзывам, да, – соврал я, хотя заранее изучил и этот вопрос. – Хочу посмотреть на Арену, а потом и до владений джаггеров добраться. За последнее время я такого про них начитался, что теперь спать спокойно не могу, так хочу сходить посмотреть.

– Сходи, – без особых эмоций согласился Иван. – По разу у нас все ходили, а некоторые каждые выходные на Арене торчат. Насчет отгулов… – Он некоторое время шуршал клавиатурой. – Рановато, конечно, но у тебя есть личная благодарность в деле, так что хрен с тобой – топай. Надеюсь, знаешь, что с собой брать?

– Знаю, спасибо! С меня сувенир.

Сборы были недолгими, но, уходя, я рассчитывал, что сюда могу не вернуться, поэтому брал все необходимое. Уровень допуска позволял мне беспрепятственно добраться до станции, откуда начали свой путь Шон и Анвил. Конечно же, на станции подземки уже никого не было, так как отставал я от них больше, чем на сутки, и незадачливых охранников вместе профессором давно успели спасти. А вот отправили погоню или нет, я не знал, а своих шпионов тут не оставлял. Однако неплохо бы пустить впереди себя хотя бы одного, что-то я сегодня плохо соображаю.

Темный штрек, затем зал, где начинаются владения Грибника. С момента прохода Шона зал сильно преобразился. Во-первых, светящиеся лишайники остались свисать только кое-где по углам, а остальное просто выгорело дотла. Повсеместно стоял густой сизый дым, хоть топор вешай, а кислорода едва хватало, чтобы кое-как дышать. Тут явно кто-то поработал активной плазмой. Разведка показала, что от блокпоста остались только оплавленные ниши в породе, и никаких следов инфраструктуры. Но несколько раз и они успели выстрелить – зал-то почти весь выгорел, хотя никаких следов нападающие не оставили.

Понятненько, значит, корпорация пошла самым простым путем – силовым. Но Анвил пока в безопасности, никакой погоней там не пахнет. Куда же успел добраться спецназ?

Быстро перебежав оплавленный участок, на котором до сих пор можно было жарить яичницу, осторожно двинулся через поля будущего укропа. Может показаться странным, но сырье для производства популярного наркотика никого сейчас не интересовало, поэтому плантации остались нетронутыми. Но и собирать урожай тоже никто не торопился – видимо, наркобарону намекнули, что пока лучше сюда не соваться. Что для меня весьма удобно и позволит избежать лишних проблем.

Но уже через пять минут путешествия огородами я убедился, что не все решили не высовываться, и на одной из плантаций активно, но без лишнего шума идет сбор урожая. Мародеры в своем репертуаре – спешат урвать кусок, пока никто не видит. На приличную охрану они, конечно, поскупились, да и неоткуда ей взяться, поэтому я легко нашел обходной путь и не стал их тревожить.

На выходе с огородов от поста охраны также ничего не осталось.

Дорогу я знал – таракан-разведчик, следовавший за Анвил и компанией, всю требуемую информацию слил, так что заблудиться я не боялся. Встречи с местными тоже – разведчики предупредят заранее. Вот только куда подевался отряд корпорации?

Шел быстро, но по дороге успевал удивляться окружающему. Ладно, вывели светящийся лишайник, вырабатывающие кислород микроорганизмы, съедобных слизней и улиток… Но как им удалось создать полностью самодостаточную замкнутую экосистему, причем, за такой короткий срок и полностью с нуля?! Просто невероятно! Надо будет привезти сюда Терри, пусть оценит. Не сомневаюсь, что ему понравится. Анвил, наверно, уже оценила.

Я догнал их у Жюльена. По крайней мере, самоходка, при помощи которой уничтожили посты Грибника, стояла у входа, охраняемая парой солдат корпорации в полной боевой готовности. Они додумались притащить сюда аж СПУ-6! Шесть стволов, плюющихся активной плазмой – это, конечно, сильно, но как они будут таскать ее между уровней? Да и громоздкая она – далеко не везде пройдет.

Окрестности патрулировались пауками, причем отряду выдали их с запасом. Имея небольшие размеры и четыре пары ног, способных цепляться за любую поверхность, они куда больше подходили для подземелий, однако штурмовать укрепленные позиции, конечно, не могли. Игломет, лазерный резак да манипулятор – все, что они имели. И еще они были чертовски быстры. В связке с грамотным оператором они представляли серьезную силу, с которой лучше не связываться.

Может, разобраться с ними сейчас? Интересная мысль, но тем самым я могу раньше времени раскрыть себя, что неразумно. Впрочем… изучить их поближе наверно стоит. Парочку своих тараканов отправил на поиски самого беззащитного, а парочку других – в кабак.

Внутри царила на удивление спокойная обстановка. Восемь бойцов из отряда быстрого реагирования корпорации обеспечили немногочисленным присутствующим практически идеальный ужин – все молча ели, сосредоточенно уставившись в тарелки. Свобода – оно, конечно, хорошо, но только до тех пор, пока не сталкиваешься с многократно превосходящими тебя силами, так что никто не делал попыток встать и уйти без спроса.

Так, и что полезного я могу узнать? Численность, вооружение, экипировка – с этим все понятно. Достаточно для маленькой победоносной войны, хотя штурмовать штаб-квартирку какого-нибудь наркоклана с такими силами я бы не рискнул. Впрочем, в местных реалиях я откровенно слаб.

Ладно, вернемся к паукам. Точнее, к одному, найденному моими разведчиками. Он сидел на свободном от лишайника куске потолка штрека, идеально слившись с поверхностью – сразу не заметишь – и держал направление в сторону наркоклана Крота и Арены.

Что я могу с ним сделать? Само собой, подобраться в открытую такому крупному объекту он не даст – жахнет лазером и до свидания. Лезть в кодированный радиоканал? Слишком сложно. Рубиться к нему внутри скалы? Слишком долго. Интересно, насколько они быстры?

Пяти минут хватило, чтобы установить оптимальную траекторию движения тараканов, при которой наведение и активация лазера паука будут занимать максимальное время. В крайнем случае, пожертвую одним… или двумя.

На скорости почти пятьдесят километров в час мои разведчики выскочили одновременно с разных сторон в зону видимости паука, когда до него оставалось всего лишь около пары метров. Все благодаря удачному рельефу. На анализ степени опасности пауку потребовалось почти две десятых секунды – сказывалось, что раньше с таким противником он не сталкивался. Псевдоинтеллект робота все-таки решил уничтожить объекты, но осуществить затею не мог физически – время перехода из режима наблюдения в боевой у него составляло почти секунду. За это время мои разведчики могли переместиться больше, чем на шесть метров.

Намертво прицепившись к телу паука, они замерли. Мозг противника пытался понять, насколько опасны напавшие объекты, но их действия не укладывались в доступные алгоритмы. Объекты явно биологической природы, радио и прочих известных волн не излучают, а на большее сенсоры паука не способны. И, главное, не нападают. На всякий случай, об инциденте было доложено на центр управления.

Эх, какая жалость, что я не могу перепрограммировать паука для себя! Для этого есть все, кроме времени. В течение минуты подоспеет подмога, проверить, что за странный сигнал послал их наблюдатель.

Придется уничтожать.

Никакой особо прочной брони пауки не имеют, иначе будут тяжелыми и медленными, поэтому попасть под углепластиковый панцирь не составило труда. Также как найти центральный и дублирующий процессоры. Пара точечных импульсов лазера надолго вывела машинку из строя. Паук с грохотом рухнул на пол, но не затих, а судорожно и беспорядочно замолотил конечностями по полу.

А теперь бежать отсюда как можно скорее!

Пожалуй, больше не стоит испытывать судьбу. Но, если честно, у тараканов-разведчиков против пауков кое-какие шансы есть.

Теперь им какое-то время придется разбираться в причинах гибели боевой единицы, а я пока побегу дальше.

Через полчаса я уже пересекал каньон по узенькому мосту, поражаясь открывшимся подземным красотам, а через час вошел на рынок, за всю дорогу не встретив ни единого живого существа. В зале царила пустота – по местному времени стояла глубокая ночь. Что интересно, джаггеры полностью придерживались времени Политауна, не став изобретать в этом плане ничего своего.

Присев на скамейку у одной из многочисленных колонн, поддерживающих свод, я задумался. Куда пошла Анвил, я знал, но вряд ли так просто удастся проследовать за ней. За мной пока не следят, но давно уже посчитали, когда я пересекал каньон, и мое местонахождение для джаггеров далеко не тайна. Скорее всего, они уже знают мое имя и должность в корпорации. И пускать меня во внутреннее пространство нет никакого резона.

Но и встречать меня никто не торопится. Придется нарушить негласные правила и полезть за пределы рынка, но в этом случае на мне повиснет разгребание возможного конфликта.

Насколько я ошибался, стало понятно, когда я беспрепятственно добрался до жилых помещений. Никто не спешил преграждать мне дорогу и выпроваживать восвояси. Поплутав по извилистым коридорам, заросшим светящимся мхом разных расцветок, я вышел в большой зал, напоминающий рыночный. И только сейчас увидел первого живого человека, которому не спалось.

– Ба! Новое лицо! – обрадованно воскликнул неплохо сохранившийся дедок, пружиной вскакивая на ноги. Этот персонаж в своих очках и панамке гармонично смотрелся бы где-нибудь на лавочке перед старинной панельной многоэтажкой ближнего Подмосковья или на даче среди кустов смородины, но никак не в заброшенных шахтах чужой планеты. – Турист? – с подозрением в голосе спросил он, как будто быть туристом считалось здесь зазорным. – Или торговец? Хотя, какой из тебя торговец?

– Доброй ночи! – поприветствовал я потенциальный источник полезной информации. – Можно сказать, турист, но здесь больше по делу. Я…

– А почему без проводника?! – дедок искренне удивился. – Без проводника сюда сложно попасть! И не принято так. Заблудишься или подстрелит кто.

– Да я как-то справился. А как…

– Справился он! Повезло! – категорично заявил он. – Звать тебя как?

– Антон. Почему…

– А меня тут все дядей Колей зовут!

– Вы не похожи на джаггера, – успел вставить я.

– Что ты знаешь о джаггерах! Если напялил костюм охотника, уже и джаггер?! Дудки! Джаггер – это образ мыслей и жизни!

– Понимаю…

– Чего ты понимаешь?! Поживи тут сначала пару-тройку лет, и будешь тогда понимать… Может быть.

– Может быть, я воспользуюсь вашим предложением, но сейчас…

– А! Ты же вроде по делам пришел? Чего хотел?

– …я хотел бы найти кого-нибудь, кто занимается тут безопасностью. Вы мне поможете?

На это раз старик не ответил, зато достал доисторического вида сотовый телефон, и начал сосредоточенно тыкать в кнопки.

– Одинокий Ястреб, не разбудил? Это дядя Коля… Да, светлой ночи! К нам тут турист заявился, хочет с тобой поговорить. – Он оценивающе покосился на меня и добавил: – Вроде серьезно настроен. Подойдешь? Да, у фонтана. Ждем.

– Настоящее индейское имя, – прокомментировал я. – Старыми именами не пользуетесь?

– Кто как хочет, так себя и называет. Я восемьдесят лет Колей был, Колей и помру. Сейчас он придет… да вот уже и он. Наверно, дома был.

На то, что Одинокий Ястреб раньше служил, я бы без сомнений поставил все свое месячное жалованье оператора. Впрочем, в типичное одеяние джаггера-охотника его лицо вписывалось неплохо.

– Светлой ночи! – первым поприветствовал он меня, попутно кивнув дяде Коле. – Нужна помощь? – Без лишних разглагольствований спросил он.

– Скорее, есть информация. Два часа назад в Жюльене отряд спецназа корпорации собирался выдвигаться в вашу сторону. У них пара десятков пауков и СПУ-6.

– Они еще не вышли, – проявил завидную осведомленность Ястреб. – Откуда информация, что они пойдут сюда?

– Допустим, случайно услышал. – Я дал понять, что эта информация для него не важна.

– Ты знаешь, чего они ищут? – прямо спросил он, поставив меня в трудное положение. С одной стороны, я могу сильно помочь, сказав правду, и они успеют принять необходимые меры безопасности… Но, с другой, что мешает им решить проблему, просто выдав Анвил и Шона спецназу? Кроме всего прочего, это еще и самое разумное решение со стороны джаггеров. Но и не помочь им тоже нельзя, тем более что именно мы втянули их в этот назревающий конфликт. – Они ищут тебя?

– Нет. Я им не интересен.

– Тогда зачем ты здесь? Не для того ведь, чтобы предупредить нас?

Вслушиваясь в его голос, автоматически анализируя слова и интонации, я вдруг понял, что он давно знает, чего ищет спецназ, а вопросы задает, чтобы лучше узнать мои замыслы.

– Я пришел за одним человеком, который сейчас здесь, и за которым скоро придут бойцы корпорации. Точнее, их трое, но и мне, и им нужен только один. И у нас разные цели.

Тут я заметил, что в зале мы не одни. Пока мы разговаривали, на скамейках неподалеку разместилось еще несколько охотников, хотя я не понял, кто и как их мог позвать.

– Какие же у тебя цели? – Я почувствовал, как Ястреб внутренне напрягся, в любой момент ожидая нападения.

– Расслабься, – неожиданно для него рассмеялся я. – Я друг Анвил, и прилетел на эту планету только для того, чтобы забрать ее отсюда и вернуть домой. Но она об этом еще не знает. Если бы не желание предупредить вас об опасности, я бы давно уже с ней встретился.

– Откуда ты знаешь, где она? – с подозрением спросил он.

– Не только у вас есть средства наблюдения, – пожал плечами я. – В любом случае, проверить мои слова ты сможешь только при нашей встрече.

Глава 5

Шон не понимал, как можно быть настолько беспечными. Их приняли без единого вопроса, оказалось достаточно пары фраз Сержа насчет того, что его клиенты хотели бы пожить тут некоторое время, и он за них ручается. Может, конечно, авторитет проводника сыграл свою роль… Он сам настоял на встрече с Одиноким Ястребом – так звали человека, в ведении которого находились в том числе и задачи безопасности поселения.

– Мы вынуждены просить у вас помощи, – прямо сказал он после обмена приветствиями. – Либо получить отказ и сразу уходить.

– Обрисуй, ситуацию, – попросил Ястреб. – Вы чего-то натворили в городе?

– Если бы так, сюда бы никто не сунулся, – усмехнулся Шон. – Но в нашем случае, руководство корпорации сделает все, чтобы вернуть Анвил обратно. – Он замолчал, ожидая реакции собеседника, но тот лишь терпеливо ждал. – Она эльф. Я освободил ее из лабораторий, где из нее пытались выжать все ее якобы сверхспособности.

– Это кое-что объясняет. – Ястреб не выглядел изумленным, заодно продемонстрировав знакомство с реалиями за пределами свой общины, да и планеты в целом. – Но почему ты решил, что ради собственного спокойствия мы не вернем вас в Политаун?

– У нас нет выбора, – мрачно пожал плечами Шон. – Здесь не так много людей, чтобы мы могли жить здесь, оставаясь неузнанными. Сложить два плюс два – не слишком большая проблема. Поэтому остается надеяться на вашу помощь. Я считал, что шансы есть, особенно в свете того, что слышал о джаггерах от Сержа и его друзей. Я ошибался? – Сейчас он был готов в любой момент броситься в битву против всех, а дальше – будь, что будет. На этой планете нет больше безопасных мест.

– Вы хотите здесь остаться или покинуть планету? – Ястреб не торопился успокаивать Шона.

– В идеале нам надо вернуться на Эолу – родную планету Анвил, – чтобы попытаться как-то защитить ее от корпорации. Как это сделать, я пока не знаю.

– Ясно. Помочь покинуть планету я не смогу, а убежище гарантирую, – просто сказал он. – У корпорации нет средств, чтобы вести с нами войну.

– Позвольте узнать ваши мотивы. С точки зрения безопасности поселения они не кажутся мне логичными. А ведь это ваша основная задача.

– Кто это сказал? – На этот раз искренне удивился джаггер. – Ты рассуждаешь сейчас строго в рамках своей должности. Забудь о ней – ты уже не солдат корпорации.

– Я рассуждаю с точки зрения начальника службы безопасности, для которого главное – безопасность своих подопечных.

– Попробую объяснить. – Он на несколько секунд замолчал, собираясь с мыслями. – Здесь живут люди, которые сами отвечают за свои поступки, делают то, что им нравится и ничего никому не должны сверх того, чего считают сами. Если утрировать – их свобода ограничивается только личной ответственностью и свободой других людей. И они хотят, чтобы такое положение вещей продолжалось и далее. Отдать вас солдатам корпорации, значит покуситься на вашу свободу и раз и навсегда изменить все то, что ценится среди нас. Ты понял?

– Ну-у… в каком-то смысле…

– Я защищаю вовсе не людей, а эту самую идею, это сложившееся мировоззрение и порядок вещей. Это немного сложнее, но оно того стоит. Вспоминай, почему ты сейчас здесь, а не в казарме.

– Теперь я понял ваши мотивы. Спасибо за исчерпывающий ответ. – Шон вдруг впервые за много дней почувствовал облегчение. – В таком случае, я бы хотел принять участие в защите этой самой идеи, которая мне по душе. Что для этого необходимо?

– Желание, – улыбнулся Ястреб. – Но сначала вам потребуется отдохнуть.

– Вы устроили такой переполох ради простых туристов? – Поднявшийся по тревоге Ворон начал разговор с шутки, понимая, что бессменный уже много лет начальник охраны просто так не станет тревожить его и без того короткий отдых. – Впрочем, ты меня не разбудил – бессонница, мать ее за ногу.

– Это не совсем обычные туристы. – Ястреб привычно сел в кресло напротив начальника… и давно уже старого друга. Первая девушка – Лена Гордеева – дочь Грегори Питерса… ну, или Григория Петрова, если по-старому.

– Постой, не того ли Петрова, который поднялся на том самом проекте, из-за которого мы теперь тут сидим?

– Именно, – хмыкнул Ястреб. – Теперь он сидит в совете директоров Юниверс Майнинг. А что тут забыла его дочь, я ума не приложу. Однако это только начало. Второй – командир Кобр с недавно открытой Эолы, а это значит, что парень может уделать даже меня.

– Ты себя недооцениваешь.

– Но это все мелочи по сравнению с третьей нашей гостьей, – продолжил он. – Она самый настоящий эльф с той самой Эолы.

– Ты уверен?!

– Не на все сто, – подумав, качнул головой Ястреб. – Но даже не могу предположить, за кем еще Хант решит отправить свой спецназ в полном составе.

– Какие-то детали известны?

– Я не стал выпытывать подробностей, но суть проста: Юниверс Майнинг отхватила о-очень жирный кусок в виде пустой планеты-курорта в единоличное пользование, и теперь пытается, давясь, сожрать его побыстрее, пока на Земле дело не получило широкую огласку. Разработка полезных ископаемых идет полным ходом, без учета последствий для планеты. А эльфийка там живет, и когда увидела, что происходит, пошла зачем-то просить тамошнего мастера… да, Снорта, прекратить все это безобразие.

– Сколько ей лет, интересно? – задал риторический вопрос Ворон.

– Без понятия. Сам понимаешь, Снорт очень обрадовался такому неожиданному подарку, в результате чего ее отправили в местные лаборатории – подальше от Земли и негодующей общественности. А капрала приставили в виде охраны.

– Хм…

– Ну да, – согласно кивнул Ястреб улыбающемуся другу. – Хотя, может быть, она его просто использует, кто знает? Впрочем, не похоже. В общем, он ее вытащил, и, как утверждает, после опытов она теперь должна какое-то время восстанавливаться… хотя, что это значит, мне непонятно.

– Сама она что говорит?

– Ничего. Молчит, да с нескрываемым интересом рассматривает все вокруг. Действительно, как ребенок… но что мы о них знаем? Говорит только с Шоном.

– Тихон, тебя не смущает тот момент, что вытащить человека из лабораторий корпорации, мягко говоря, не очень просто? – вкрадчиво спросил Ворон.

– Смущает, – покладисто кивнул ждавший этого вопроса Ястреб. – Но это не в стиле Ханта, а кроме него, операции никто не планирует. С другой стороны, этот капрал, несмотря на низкое звание, – командир элитного отряда, что автоматически означает умение планировать и проводить операции в незнакомой обстановке, в том числе, на других планетах. И… я видел его – он на самом деле без ума от эльфийки. Кроме этого, он даже ни разу не соврал, хотя и не сказал всего.

– В этом вопросе я тебе доверяю. Что ж, осталось обсудить, что будем делать со спецназом, да? Кстати, кто там у них за главного? – прищурился Ворон. – Уж не Стоун ли?

– Я вижу, к чему ты клонишь, Герман. – Наедине они обычно называли друг друга по старинке. – Но надеюсь, до войны не дойдет.

– Когда ты успел пересмотреть свои взгляды на жизнь? Месть перестала тебя привлекать?

– Во-первых, не месть, а справедливое наказание. На нем не только сотня трупов из нашей группы; куда больше досталось остальным, работавшим в то время здесь! Ты знаешь это не хуже меня! Что мешало просто выкинуть их с планеты первым попавшимся транспортом?

– Тише, не кипятись. Это было не его решение, он просто инструмент. Молоток. Которому все равно, бить по гвоздю или по пальцу. Что бы ты сделал на его месте?

– Не знаю, – буркнул Тихон. – Сто раз обсуждали. Может, поступил бы, как этот капрал, который пошел против всех.

– Что самое для него страшное, теперь его могут обвинить в том, что он пошел против человечества, – сменил тему Герман. – Это куда тяжелее воспринимается, чем просто предать интересы одной группы людей в пользу другой. Или себя.

– Ладно, мы отвлеклись. Обещаю, что не буду предпринимать ничего сверх того, что необходимо для защиты колонии. У меня нет желания возобновлять старую войну. Но если он рискнет сюда сунуться, я церемониться не стану.

– А у него есть шансы уйти отсюда ни с чем? И без потерь? Боюсь, такого не поймет ни Хант, ни Карлос, ни сам Стоун. Не смеши меня.

– Тогда какие варианты? – Ястреб поднялся с кресла и начал ходить по комнате. – Самый простой и удобный для всех – отдать им эту эльфийку.

– И это перечеркнет все наши многолетние труды, – возразил Герман. – Это значит – сдаться, столкнувшись с первой серьезной трудностью.

– Я прекрасно это понимаю, но не мог не упомянуть. Второй вариант – мы уничтожаем отряд Стоуна, и, в результате, у Ханта не остается сил, способных нам противостоять.

– А потом на орбиту подгонят крейсер и жахнут сверху чем-нибудь тяжелым, – высказал предположение Герман.

– Не жахнут. По двум причинам. Во-первых, слишком опасно для Политауна и шахт. Во-вторых, к тому времени мы отправим эльфийку с планеты, а ради нас никто не станет дергаться. Корпорация измеряет все деньгами, и в этом ее слабость.

– Разумно. Вопрос только, насколько оценивает ее корпорация?

– В любом случае, до крейсера дело не скоро дойдет. Еще ты можешь лично переговорить с Карлосом, – без особой надежды добавил Тихон.

– Нет смысла. Пока он не убедится, что сила тут не поможет, даже начинать такой разговор не буду. И самому неплохо получить больше информации.

– Все-таки, встреча со Стоуном неизбежна…

Пару часов сна Шону хватило, чтобы отдохнуть. Он поднялся, посмотрел на спящую на соседней кровати Лену, и вышел в соседнюю комнату к Анвил, которая и не думала ложиться; пока капрал отдыхал, она изучала материалы по исследованию подземелий, которыми поделилась Радуга – за этим занятием и застал ее Шон.

– Удалось что-нибудь понять? – Он без особой надежды разобраться посмотрел на голограмму модели какого-то сложного процесса – на ней какая-то синяя масса постепенно заполняла замкнутый объем хитрой формы, заменяя собой массу красную.

– Да, тут нет ничего сложного, – откликнулась девушка, не переставая следить за сменой картинки и читать мелькающие внизу цифры. – Это процесс смены первичного субстрата, который будет являться питательной средой для светящихся мхов и лишайников, на собственно, мхи и лишайники, покрывающие стены подземелий. После этого биогеоценоз теоретически должен приходить к самоподдерживающемуся равновесию, однако пока существует ряд проблем, требующих решения.

– То есть, пока равновесие не может поддерживаться вечно? – уловил суть Шон. – Требуется вмешательство человека?

– Именно так, – кивнула Анвил.

– Есть варианты решения? – неожиданно его тоже заинтересовала эта задача.

– Тут предлагается, например, ввести еще один вспомогательный компонент, который будет поддерживать необходимый объем питательной среды для лишайников, но в этом случае на порядок увеличивается сложность модели, что не вписывается в общую политику – не плодить сущностей без необходимости.

– А изменить свойства первоначального субстрата – этой красной штуки, – чтобы впоследствии он же и занимался регулированием объема питательной среды?

– Ты правильно уловил мысль, – похвалила Анвил, отчего Шон невольно улыбнулся. Как раз в этом направлении и ведутся работы, но пока не удается синтезировать все необходимые вещества. Понимаешь, если бы речь шла о балансе только между двумя элементами экосистемы, проблем бы не было, но тут в игре участвуют еще и бактерии, вырабатывающие кислород, поддерживающие оптимальный газовый состав атмосферы, бактерии-индикаторы и несколько видов вспомогательных микроорганизмов-симбионтов. Не говоря уже о более крупных организмах, которые должны всем этим питаться.

– Не хватает знаний или вычислительных мощностей?

– Не знаю. Возможно, и того, и другого. Я бы хотела сюда вернуться и принять участие в оживлении этой планеты.

– Хм… нам бы сначала отсюда выбраться… – Шон не разделял ее беспечного отношения к их положению.

Внезапно Анвил буквально вскочила с места, бросив изучение материалов. Встав посреди комнаты, закрыла глаза, сосредоточившись.

– Что-то случилось? – с тревогой в голосе спросил Шон. Он еще ни разу не видел ее в таком состоянии. Тревога? Удивление?

– Откуда он тут взялся? – нахмурившись, пробормотала она, игнорируя вопрос, но тут в комнату вошел какой-то незнакомец, и Анвил вдруг радостно бросилась к нему и повисла на шее. – Игорь! Откуда ты взялся?!

За эти секунды Шон успел осознать всю свою никчемность и бесполезность, испытать приступ ревности, возненавидеть этого непонятно откуда взявшегося Игоря, которого Анвил, судя по всему, отлично знает, потом с трудом взять себя в руки, принять невозмутимый вид вперемежку с легким вежливым удивлением и, в конце концов, сообразить, что на него никто не смотрит.

– Сначала с Эолы, а потом с Земли, – ответил Игорь, улыбаясь. Ноги девушки до сих пор болтались в воздухе, но он не обращал на это внимания. – Приезжаю, понимаешь, в гости, а тебя нет.

«Так он эльф! – подумал Шон. – Это многое объясняет».

– И ты, конечно, решил, что меня надо спасать? – Она спрыгнула на пол, внимательно посмотрев в его глаза.

– Ага, – беспечно подтвердил он. – Прям так и решил. А что, не стоило?

– Ты ничего не должен делать помимо своей воли, независимо от того, нужна мне помощь или нет. Я прекрасно осознаю всю степень опасности и способна за себя постоять. Когда же ты перестанешь считать меня маленькой девочкой? – Она не злилась и не обижалась, просто спрашивала. – Тебе напомнить, насколько я тебя старше?

«Опаньки! – пронеслось в голове Шона. – Сколько же ей лет?»

– Ты это лучше Шону скажи, – хохотнул он, весело подмигнув опешившему капралу. – Но я не о том. Чего ты добилась, попав сюда? Разве ты решила проблему Эолы? Или хотя бы начала ее решать?

– Я хотела убедить их руководство…

– То есть, нарушить свои принципы и просто заставить их убраться с планеты? – с нажимом спросил Игорь.

– Нет, – тихо ответила она, опустив глаза. – Просто попросить…

– Ну я прямо не знаю, что с тобой делать! – наигранно всплеснул руками он и снова обнял девушку. – Когда же я научусь тебя понимать? Давай спросим Шона, – предложил он. – Капрал, как вы считаете, если бы вы пошли к мастеру Снорту и попросили его прекратить разработку месторождений Эолы, он бы согласился?

– Боюсь, он посчитал бы меня спятившим, – осторожно ответил Шон, понимая, к чему клонит Игорь. Но ему очень не хотелось расстраивать Анвил. – Но это относится лично ко мне; что же касается просьбы законного владельца этих мест – тут я не могу однозначно ответить.

– На этот вопрос уже однозначно ответили, – резюмировал Игорь. – Но теперь нам придется решать первоочередные проблемы. Для начала предлагаю познакомиться – я Игорь, друг Анвил.

– Шон Борски, капрал… видимо бывший. – Он пожал протянутую руку. – А ты…

– Нет, я не эльф. И даже ничего не смыслю в магии и, тем более, не умею создавать порталы, чтобы выбраться отсюда. На Эолу меня отправил друг-эльф, также как и на Землю. – Он сразу ответил на большинство интересующих Шона вопросов. – Для начала нужно понять, что мы имеем. – Он сходу начал обсуждать насущные вопросы. – Анвил, в каком ты сейчас состоянии?

– Восстанавливаюсь. Процесс идет очень медленно – как видишь, тут не очень хорошо со свободной живой энергией, но с тем, что есть, контакт наладить можно.

– Сколько тебе надо времени? И что ты готова делать?

– Думаю, суток пять-семь потребуется. Потом могу помогать вам, но причинять кому-либо вред не стану.

– Я так и думал. Ясно. Создать отсюда портал реально?

– Реально все, но я не смогу, даже полностью восстановившись. Слишком чужеродно тут все, да и ресурсов надо очень много, здесь их просто нет.

– Тоже ожидаемо, – задумчиво прокомментировал Игорь и обратился к Шону, который чувствовал себя сейчас простым рядовым, случайно попавшим на совещание командования. – Какие у вас планы? Уверен на сто процентов, что ты думал над этим.

– Да, – оживился Шон. – Но без деталей. Цель – покинуть планету. В идеале – вернуться на Эолу. Как минимум – на Землю. В первую очередь разобраться со спецназом корпорации, при помощи джаггеров, далее – по обстоятельствам. Либо искать пути покинуть планету через наркокланы контрабандой, либо пробовать захватить резервный спасательный челнок. Анализом заниматься рано – мало данных.

– Неплохо, – похвалил Игорь. – И логично. Эх, спутал ты мне все планы, когда вытащил Анвил.

– Поясни! – потребовал Шон, и даже Анвил заинтересованно ожидала пояснений.

– Я ж тут официально работаю оператором систем вентиляции. К моменту, когда ты устроил побег, у меня уже была под контролем вся система вентиляции, агенты-разведчики работали на вип-уровнях, имелся доступ к серверам лабораторий и личной консоли и всей служебной переписке мастера Карлоса. Оставалось всего лишь подделать сообщение с Земли, чтобы Анвил погрузили на челнок и отправили на Землю. К этому моменту я уже находился бы там. Ты опередил меня на пару-тройку дней.

– Хороший план, – помолчав, сказал Шон. – А я, стало быть, неучтенный фактор. – Казалось, этот факт его даже обрадовал.

– Учтенный, но неверно просчитанный, – поправил Игорь. – Твоей вины в этом нет, наоборот, такая позиция достойна уважения.

– Но принесет кучу проблем, – фыркнул бывший капрал. – Вернее, уже принесла.

– Забей и забудь. На повестке дня куда более насущные проблемы.

Подземный зал, будто специально предназначался для разрешения конфликтных ситуаций. Идеально круглый, диаметром около тридцати метров, он имел ровно два выхода – как раз для противоборствующих сторон. Высота потолка в центре достигала десяти метров, и здесь же мох на потолке светился особенно сильно, однако освещение все равно нельзя было назвать ярким.

– На зал переговоров не очень похоже, – хмыкнул я.

– Круглого стола не хватает, – подхватил Шон, озираясь.

– В этом месте джаггеры обычно решают свои внутренние… конфликты, – попробовал объяснить Ястреб. – Вы уже примерно представляете, что за контингент может здесь оказаться, поэтому возникла необходимость в простом и быстром решении регулярно возникающих разногласий.

– Дуэль? – Я вспомнил старые книги, полные романтики и приключений.

– Мы называем это Поединок Света. Немного пафосно, но это то, что нужно в данном случае. Обычно он проводится в строгом соответствии с правилами и в присутствии… секундантов, если выражаться в твоем стиле. Строго без оружия и не до смерти – нас и так мало. Кроме того, зал оборудован эмиттерами поля подавления, которые глушат всю электронику, поэтому оружие, кроме холодного, и имплантанты киборгов здесь бесполезны. Это уравнивает шансы противников.

– Разумно, – согласился Шон. – И часто проводятся такие поединки?

– Раньше случалось и по разу в день, но уже давно зал по большей части простаивает пустым – у нас сейчас период стабильности.

– Который может скоро закончиться, – напомнил я. – Кстати, когда они будут здесь?

– Минут пятнадцать-двадцать. Стоун уже в курсе, куда идти.

– Анвил, может, все-таки, вернешься в поселок? – озабоченно спросил Шон. – Сходи в гости к Радуге, поболтай с Леной.

– Самое безопасное место – здесь, – спокойно ответила она, посмотрев ему в глаза. Кажется, он принял это на свой счет, но не обрадовался, как можно было бы подумать, а стал еще более серьезным, принимая всю ответственность на себя.

– Будь проще, – хлопнул я его по плечу. Ты здесь не один; кроме нас тут еще лучшие бойцы Ястреба, которые в состоянии справиться со спецназом.

– Так сказал Ястреб, – тихо сказал мне Шон. – Пока не увижу сам, не поверю.

– Не забывай, что мы будем в равных условиях.

– Ты видел их костюмы? Их из магнума не прошибешь. Я уж не говорю о кулаках.

– Да не волнуйся ты! Можно подумать, ты сомневаешься в своих силах.

– Я не сомневаюсь, но мне людей жалко. Мы втянули их в свои проблемы.

– Это наш выбор, – спокойно заметил слышавший разговор Ястреб.

Глава 6

Они шли открыто – не прячась и без оружия. Знали, что из-за угла никто не нападет. Идущий впереди Стоун выделялся своими габаритами и пластикой движений – я сразу пометил его как самого опасного противника, если дело коснется рукопашной.

С нашей стороны присутствовали Ястреб и шесть джаггеров-охотников. Не считая нас троих, конечно.

– Чем обязаны столь внушительному визиту? – выступил вперед Ястреб.

Забавно наблюдать за общением старых, хорошо знакомых врагов. Тут присутствует масса скрытых чувств и подтекстов: ненависть, невозмутимость, ярость, уважение и даже ирония, когда один хочет публично унизить другого.

– Мне нужна она. – Стоун указал на Анвил. – Отдайте ее, и мы уйдем.

Говорил он негромко, стараясь выдерживать нейтральный тон.

– Кто я такой, чтобы препятствовать свободному человеку? – с иронией ответил Ястреб, немного отодвигаясь в сторону. – Она может уйти в любой момент куда пожелает. Но вот в чем вопрос – пожелает ли? – Он вопросительно посмотрел на Анвил, ожидая ответа.

– Нет, – коротко выразила она свое мнение.

После вполне однозначного ответа все с интересом уставились на Стоуна, ожидая его реакции.

– Вот незадача, – шепнул я Шону, пока Стоун думал. – С одной стороны, он понимает, что им ничего не светит, с другой – имеет приказ, не выполнить который чревато. И если он вернется ни с чем восвояси, причем без потерь, его не поймут.

– Класть здесь всех – тоже не выход. Его звание обязывает это понимать, – так же тихо добавил Шон. – Я не знаю, как тут можно выкрутиться без жертв.

Но Стоун недаром так надолго замолчал. Когда он заговорил, то удивил всех.

– Я требую Поединка Света! Шон Борски – я вызываю тебя! Победишь ты – мы уйдем. Проиграешь – я забираю женщину. Откажешься – многие сегодня не вернутся домой.

Кажется, Ястреб от такого предложения на секунду потерял дар речи, не в силах подобрать слова, поэтому, когда он открыл рот для ответа, Шон успел, не раздумывая, бросить:

– Не вопрос.

И только после этого сказал Ястреб:

– Ты в своем уме?! Не выйдет! Вы не джаггеры, и нечего использовать наши правила в своих целях! Поединка не будет!

– Слово сказано! – ехидно улыбнувшись, заявил Стоун. – Никто его за язык не тянул. – Он спокойно начал раздеваться, нисколько не сомневаясь, что все пойдет так, как он задумал.

– Шон, это безумие! – Ястреб утратил свое обычное спокойствие. – Вступать с ним в рукопашный поединок бессмысленно.

– Он чем-то отличается от человека? – фыркнул Шон, деловито занимаясь подготовкой к бою.

– Он киборг, только не тот, кто вживляет себе разные электронные штуки, а куда опаснее.

– Проект «Эпсилон»? – живо заинтересовался я. Порывшись в секретных архивах Корпорации, я знал теперь даже слишком много. – Пятое поколение генномодифицированных солдат?

– Откуда ты знаешь?! – Он повернулся ко мне, собираясь спросить что-то еще, но вдруг передумал. – Впрочем, какая теперь разница? Да, Стоун принимал участие в этом проекте, и оказался наиболее успешным его результатом. – Ястреб снова повернулся к Шону. – И я даже не знаю, насколько именно он опасен, потому что он ни разу не проигрывал в схватках без оружия.

– Я знаю, – вмешался я, с новым интересом разглядывая Стоуна. – Недавно я рылся в их базах и кое-что вычитал. Если вкратце, то ему пропатчили основные параметры: сила – раза в четыре, скорость – в два. Кроме этого, его мышечный каркас можно пробить разве что из пистолета, да и то, в некоторых случаях, пули застревали, не причиняя особого вреда.

– Слабые места есть? – Я бы не сказал, чтобы Шон расстроился или испугался – это стоило делать раньше, не сейчас.

– Пожалуй, глаза, колени, локти. Внутренние органы, если владеешь нужной… техникой, – с сомнением в голосе сообщил я.

– Ясно. На месте разберемся. Ну, я пошел.

– Откажись! – настойчиво повторил Ястреб. – Никто не сочтет это за трусость. Это не твои правила!

– Пусть развлечется, – поддержал я Шона. – Главное, останься в живых, – обратился я к нему. – Стоун не такой уж монстр, чтобы нельзя было его завалить. Запомни – Анвил я не отдам в любом случае!

– Зачем столько условностей? – спросила Анвил, до этого только наблюдавшая.

– Каждый стремится добиться результата с наименьшими потерями, – начал объяснять я, наблюдая за Шоном и Стоуном, которые шли к центру зала. – И при этом еще не потерять лицо в случае неудачи. Такие условности – неотъемлемая часть человеческой жизни.

– Но если Шон победит, это не решит проблемы…

– Верно. – Она, как обычно, ухватила суть. – Но, возможно, спасет несколько жизней здесь и сейчас. А что произойдет в следующий раз, узнаем позже. Теперь будь готова не дать ему умереть.

– Обычно дезертиров я убиваю, – почти дружелюбно сообщил Стоун, когда противники встали напротив друг друга. – Но так как у нас Поединок Света, постараюсь быть аккуратным. Интересно, как чувствовать себя предателем человечества?

– За человечество не говори, а вот проверить на себе можешь в любой момент. Сейчас – самый подходящий. – Шон говорил вполне серьезно – а вдруг Стоун тоже решит задуматься?

– Удивляете вы меня, предатели… Продать людей за какую-то бабу! Не понимаю!

– Не понимаешь, и говорить не о чем, – отрезал Шон, не забывая внимательно наблюдать за противником.

– Хорошо.

И все равно почти прозевал удар – настолько тот оказался быстрым.

Шон меня удивил. Сильно удивил. Он почти не уступал Стоуну.

Происходило все очень быстро, вряд ли наблюдатели успевали отслеживать детали схватки.

Первый пробный выпад Стоуна закончился тем, что он неплохо получил по руке, однако это его не смутило. Казалось, он вообще пренебрегал защитой, отдавая все силы атакам. В любом другом случае такая практика была обречена закончиться очень быстро. Но только не для Стоуна.

Вторая атака предоставила Шону отличный шанс ударить противника в корпус, настолько хороший, что я бы не повелся. Но я не там, а наблюдаю со стороны… Удар пришелся будто в каменную стену, заставив Стоуна лишь немного пошатнуться, зато его удара ногой капралу избежать не удалось, а блок оказался недостаточно мощным. В итоге Шон полетел на пол, но, сделав переворот, сразу вскочил на ноги. Что ж, мои слова о бесполезности ударов в корпус подтвердились.

– У тебя кирпичи внутри? – спросил Шон, стараясь отвлечь противника. – Чуть руку не отбил!

– Хуже.

Третью атаку я проглядел – был занят изучением материалов по проекту «Эпсилон». Главным образом, меня интересовали полевые и лабораторные испытания созданных суперсолдат. Кажется, Шону снова предложили ударить именно туда, куда хотел Стоун, и капрал снова не удержался от проверки капитана на прочность. Но кончилось все проверкой Шона на скорость, и проверка эта почти удалась. Снова «почти». Теперь он почти уклонился, получив удар в плечо, который отбросил его на три метра назад. Падая, он успел развернуться и приземлился на ноги, оперевшись одной рукой об пол. Стоун пока вел поединок так, как ему хочется, и нападать не спешил.

– Хватит плясать под его дудку! – крикнул я. – Вспоминай, о чем мы говорили!

Как я и говорил ранее, эти суперсолдаты ничем кардинальным от обычных людей не отличались, представляя собой всего лишь улучшенную версию человека. Поэтому, кстати, и жизнеспособную, чего нельзя сказать о предыдущих проектах корпорации, в которых ученые замахнулись на слишком радикальные усовершенствования. Что кончилось печально, причем для некоторых ученых в том числе.

– Очень интересный бой, – сказал Шон, поднявшись. – Познавательный.

И атаковал первым.

Кажется, кроме меня и Анвил никто не видел, что произошло в эти секунды. Серия ударов Шона по уязвимым местам была (снова почти) идеальна, но внезапно Стоун просто наплевал на защиту и прыгнул вперед, подминая под себя капрала. К счастью, не подмял – Шону удалось выкатиться в сторону. Оба сразу же поднялись.

– Лаборатория «А» и к тебе руку приложила. – Капитан сплюнул на пол осколок зуба. Кроме рассеченной губы, его висок украшала длинная ссадина, кровь из которой стекала по щеке к подбородку – Шон промахнулся.

– Ошибаешься. – Шон пошевелил ушибленным плечом, едва заметно поморщившись. – Я обычный человек.

– Ответ отрицательный. – Он мотнул головой и бросился вперед.

Бегло изучив материалы, я пришел к выводу, что оптимальным вариантом будет нанесение Стоуну внутренних повреждений – реакция на них у него мало отличается от человеческой. Вот только Шону это не под силу. Чисто физически. Вот кто его за язык тянул?! Снова создал проблему своей инициативой! Ох уж эти лучшие побуждения, благие намерения и все такое…

Пресловутое «почти» дало о себе знать, когда противники начали драться в полную силу. Почти такой же быстрый, почти выносливый, почти сильный… Теперь Стоун раскрылся будто бы случайно, а анализировать на такой скорости Шон не успевал, ориентируясь больше на рефлексы, поэтому ударил не задумываясь. И сам оторопел от достигнутого эффекта. Простой прямой удар в корпус вдруг отбросил Стоуна метров на шесть назад; он грузно упал на спину и еще пару метров проехал на спине по мелкой острой каменной крошке пола. Капрал замер посреди зала, недоуменно уставившись на руку с браслетом – подарком Радуги – тот принял угольно-черный цвет и стал ледяным.

– Тот браслет отдал всю накопленную силу, – спокойно объяснила нам Анвил. – Но откуда у него эта вещь, я не знаю.

– Мы такие делаем, – рассеянно сказал Ястреб. – Ему подарили в качестве эксперимента. Опытная партия. Но он не должен так работать!

– Теперь ему будет труднее…

Между тем, Стоун поднялся на ноги. Кроме расцарапанной спины, да удивления на лице других повреждений не наблюдалось. Эх, Шону бы правильно сфокусировать удар, и он мог бы стать последним!

– А ты непростой парень! – Впервые в голосе капитана зазвучало уважение. Он потер красное пятно на животе, сделал пару глубоких вдохов и удовлетворенно закончил: – Продолжим.

Со стороны выглядело, будто Шон истратил последние силы на этот удар. Он с удивлением обнаружил, что теперь ему тяжелее выдерживать темп, заданный Стоуном. На атаку просто не было ресурсов! Более того, уклоняться и блокировать он едва успевал. Пришлось отступать. Видя это, Стоун начал наращивать темп.

– Надо будет сразу его вытащить, – сказал я, обращаясь к Ястребу. – Я в чудеса не верю. Анвил, сумеешь ему помочь, если что?

– Постараюсь. – Она нахмурилась, кажется, не очень доверяя своим силам.

Некоторое время Шон держался лишь за счет рефлексов, полностью уйдя в защиту, но это была заведомо проигрышная тактика, а на другую не хватало сил. Потом Стоун пробил один блок, затем второй, отбрасывая капрала назад. В какой-то момент Шон уже не успел увернуться, поставив жесткий блок, и это решило исход поединка – Стоун вложил все силы в удар, ломая ему руку, после чего сразу добавил по упавшему на колено противнику ногой в голову. К счастью, рефлексы не подвели капрала, и удар пришелся вскользь, поэтому упал на пол он не со сломанной шеей, но все-таки уже без сознания.

– Быстрее! – прикрикнул на охотников Ястреб. – Уносите его!

– Все-таки, он умничка, – хмыкнул я. – Тебе не придется доставать его с того света, надо всего лишь немного подлечить.

– Я забираю женщину! – Пафосно произнес Стоун, подходя к нам. В этот момент он не боялся ничего и был полностью уверен в своем праве на добычу.

– Эй, здоровяк, полегче! – Я встал у него на пути. – Наверно, ты туго соображаешь, но я все-таки повторю – Анвил никуда не пойдет. И мне плевать на тебя, твое мнение, твою корпорацию и традиции джаггеров. И если для этого мне придется убить тебя и всю твою компанию, я это сделаю.

Со стороны, наверно, выглядело смешно – он был в два раза крупнее меня. Я смотрел ему в глаза, ожидая реакции.

– Тогда я вызываю на бой тебя! – Он сказал именно то, что я хотел услышать, но пока не до конца.

– Отлично! – насмешливо ответил я, краем глаза наблюдая, как уносят Шона. Анвил пока что стояла за моей спиной, не решаясь уходить. – Ты только сначала отдохни, чтобы потом не говорили, что я навалял уставшему.

– Раз тебе плевать на традиции, мы будем драться до смерти! – процедил разозленный Стоун.

Вот теперь он сказал все, что требовалось.

– Анвил, иди, помоги Шону, – попросил я, демонстративно отворачиваясь от капитана. – Все будет хорошо.

– Срочная помощь ему не нужна, я тебя подожду. Не убивай его, ладно? – Она виновато посмотрела мне в глаза. И что я мог ответить?

– Я постараюсь…

– Тебе не кажется такое поведение несколько… самонадеянным? – с сомнением в голосе спросил меня Ястреб, когда Стоун все-таки отошел к своим солдатам. – Я не знаю, кто ты такой, но ты не производишь впечатления настолько опасного противника. Мы все равно постараемся не допустить…

– Не беспокойся, я получил достаточно информации, чтобы быть уверенным в своих силах, – улыбнулся я. – Больше всего меня сейчас волнует просьба Анвил. Как обычно, женщины любят все усложнять и создают большинство проблем, которые нам потом приходится решать. И не важно, к какой расе эти женщины принадлежат. – Я говорил вроде бы иронично, покосившись на Анвил, но именно так я и думал.

– Ты странный… человек. Человек ли?

– Человек, человек, почеловечнее многих. Иногда это даже напрягает. Ладно, пошел я.

– Если с тобой что-нибудь случится, мы не отдадим девушку! – сказал мне вслед Ястреб.

– Ну что, здоровяк, отдохнул? – Я демонстративно оглядел его с ног до головы. – Неплохо выглядишь, если на спину не смотреть.

– Уже заждался. – Стоун успел вернуть себе невозмутимый вид.

Я спокойно стоял напротив него, опустив руки.

– Готов? – буднично спросил я.

– Начинай! – снова закипая, ответил Стоун, вставая в стойку.

Я спокойно пошел навстречу, не поднимая рук. Когда несколько удивленный такой беспечностью Стоун уже начал свой первый и последний (как думали мы оба, но по разным причинам) удар в голову, я молниеносно нырнул под его руку, сделав всего один удар в область печени, после чего кувырком ушел в сторону, уходя от удара локтем. Стоуна никуда не отбросило, он лишь чуть покачнулся. Откатившись на пару метров, я прыжком встал на ноги, чтобы наблюдать обескураженного противника, который еще не понял, почему его ноги вдруг стали ватными, лицо налилось кровью, а в глазах потемнело. Спустя пару секунд он грузно осел на пол.

– Ты убил его, – укоризненно сказала возникшая рядом Анвил. – Когда ты изменишься?

– Ничего подобного. – Я даже не обернулся, подходя к потерянно замершим спецназовцам. – Чего уставились? – громко рявкнул я, хотя командирским голосом никогда не обладал. – Ты! Достал аптечку первой помощи! – Команды они понимают лучше всего. – Коричневый шприц-тюбик, позиция четырнадцать – всю дозу в печень. Выполнять! Алый шприц, позиция шесть – в сердце. Иглу вводить до упора, – уже спокойнее добавил я, видя, что боец четко выполняет приказ, – иначе толку ноль. – Дождавшись завершения всех операций, я резюмировал: – А теперь, ребята, у вас есть шесть часов, чтобы доставить тело командира медикам. Рекомендую сразу сообщить им, чтобы готовили транспорт, операционную и начинали выращивать ему новую печень. Выполнять!

– Так точ… – Боец, что делал уколы командиру, слишком вошел в роль. – Вот дерьмо! – смущенно выругался он, втягивая голову в плечи и создавая вокруг себя повышенную активность. – Мужики, шевелимся!

Сейчас им точно не было дела до каких-то там джаггеров.

– В арсенале военных есть множество препаратов, способных поддерживать в трупе не только кое-какую жизнь, но и заставляющих этот труп бегать, стрелять и орать «Ура!», – сказал я Анвил. – Да, я жесток и расчетлив – тут ты права. Зато теперь наш личный враг только через месяц сможет встать на ноги, а в строй попадет примерно через три. Я сильно надеюсь, что к этому времени мы покинем сию гостеприимную планету, дабы не обострять конфликт корпорации с джаггерами.

– Я так и поняла. Пойду навещу Шона.

Конечно, я увязался следом за нею и Ястребом, не забыв выслать парочку наблюдателей за отрядом спецназа. Не будет лишним иметь в стане врага своих агентов.

Тем временем Шон уже пришел в себя, и теперь ему активно лечили перелом и сотрясение – Двойная Радуга сосредоточенно разглядывала какие-то графики на диагностическом мониторе.

– Стало быть, регенератор у вас тоже есть, – отметил я, оглядывая аппаратуру.

– Не самая дефицитная штука, – откликнулся Ястреб.

– Как ты? – первым задал вопрос Шон.

– Он его убил, – вместо меня ответил Ястреб. – Правда, совсем или нет, будет зависеть от расторопности его отряда.

– Почему-то я так и подумал, – хмыкнул Шон, мотнув головой и поморщившись от этого движения.

– Как себя чувствуешь? – Анвил села рядом с раненым, положив руку ему на лоб.

– Бывало и хуже…

– Ты уже можешь помочь? – спросил я.

– Попробую… не мешай.

– Предлагаю пойти перекусить и обсудить текущую обстановку, – предложил я всем, в том числе имея в виду и Радугу.

Уровнем ниже располагалось что-то типа то ли кафе, то ли просто большой кухни – стояли столы, барная стойка, за которой прятались разнообразные средства для приготовления пищи и напитков, в том числе большой синтезатор. Никакого обслуживающего персонала не наблюдалось, подразумевалось самообслуживание.

– Выбирай на свой вкус, – предложил Ястреб. – Только имей в виду, что из натурального тут только местная кухня, а за остальным обращайся к синтезатору.

– Спасибо, давно хочу попробовать местные продукты. – Я распахнул холодильник и в растерянности замер. – Богато! Но придется воспользоваться твоей помощью.

– Для легкого ужина пойдет вот этот салатик из водорослей с рыбой и запеченный полосатый слизень под грибным соусом. Выпивку не предлагаю – не до нее сейчас, поэтому возьми чаю.

– Чаю?

– Да, есть тут один гриб с похожим вкусом.

– Ясно. Выглядит аппетитно.

– Попробуй еще этот пирог, – добавила Радуга, доставая странную, на вид скользкую штуку темно-зеленого цвета, пирог напоминающую только формой.

Она загрузила еду в печку, а мы сели за ближайший стол.

– Шон через сутки будет в порядке, а Стоуну валяться еще, как минимум, месяц, – начал я. – Лично я готов вас покинуть хоть завтра, но есть две причины, не позволяющие это сделать. Во-первых, у меня еще нет готового решения, как покинуть планету, а, во-вторых, Анвил хочет какое-то время провести здесь – ей очень понравился созданный вами мир. Впрочем, второй вопрос решаем, в то время как на первый требуется время и другие ресурсы. Сколько у нас времени, прежде чем за нас примутся вновь?

– Точно – сутки. Скорее всего – не меньше трех. Возможно, что и дольше, но без каких-либо цифр. Но не стоит волноваться – как я уже говорил, у корпорации недостаточно сил, чтобы с нами справиться.

– Но испортить жизнь она может легко. Вы же ведете торговлю с городом и даже Землей, и в какой-то степени зависимы от внешних ресурсов.

– Куда меньше, чем ты думаешь. Тут есть все, что необходимо для жизни – пища, энергия, воздух. А товары из города всего лишь дополнительные приятные мелочи, без которых можно обойтись.

– Все равно, я бы не хотел своим присутствием создавать вам лишние проблемы.

– Твое право, – пожал плечами Ястреб. – Я свое мнение уже озвучил.

– К тому же, нам было бы очень интересно пообщаться с настоящей эльфийкой! – высказала свое мнение Радуга. – Особенно тем, кто непосредственно занимается созданием всего этого. – Она обвела рукой вокруг себя. Это важнее вероятной опасности корпорации. Уверена, что Ворон меня поддержит!

– Не буду спорить, – улыбнулся я. – В любом случае, мы еще успеем вам надоесть, пока будем искать пути побега с планеты. Для начала мне нужен человек, который досконально знает местную жизнь – тайные тропы, способы провоза контрабанды, всех наркобаронов, копов и так далее.

– Он сейчас спит, – хитро прищурился Ястреб. – Неподалеку. Завалился к другу, приняли бутылочку огневки, и теперь оба храпят. И ты его прекрасно знаешь.

– Серж? Так вот почему он не увязался с нами!

– Пожалуй, он один из лучших проводников здесь, и знать все тонкости города и шахт – его работа. Кроме того, они с Шоном вроде как уже сработались.

– Что ж, есть, с чего начать.

Попив чаю, они ушли заниматься текущими делами, предоставив кухню со всем ее содержимым в мое полное распоряжение.

Я как раз закончил с пирогом и уже открыл холодильник, чтобы достать еще чего-нибудь вкусненького, когда открылась дверь, и на пороге появилась заспанная Лена.

Глава 7

– Доброй… э-э… ночи! – поздоровалась Лена, не узнавая.

– Доброй, – весело отозвался я. – Все-таки, мне не удалось от тебя сбежать.

– Простите? – Она наморщила лоб, и уже куда более внимательно посмотрела на меня. Внезапно ее сонливость куда-то пропала – она узнала! – И… Игорь?! – Удивление, смешанное почему-то больше со страхом, чем с радостью.

– Богатым буду.

– Выходит, те самые «неотложные дела» у вас здесь? – Она быстро справилась с удивлением, вопрос прозвучал довольно резко – похоже, ей вспомнилась старая обида на то, что я тогда отказался от руководства экспедицией.

– Да, в конце концов, дела занесли меня сюда. – Однако пора налаживать контакт. – И они действительно оказались неотложными – моему другу потребовалась помощь.

– Что случилось? – тихо спросила она, смутившись.

– Пока ничего непоправимого, но основные трудности у нас впереди.

– И кто же ваш друг?

– Вы вместе сюда пришли, – подмигнул я.

– Шон?!

– Анвил. – Я внимательно посмотрел на нее, ожидая реакции.

– Ах, вот оно что… – протянула она, отвернувшись куда-то в сторону холодильника. – Тогда вы опоздали – Шон ее уже спас.

– Кстати, да – тебе нужно перекусить. – Я деловито распахнул холодильник, вспоминая, что и сам еще не все интересное попробовал. – Насчет опоздания ты ошибаешься – все еще только начинается.

– Как вы покинете планету?

– Этот вопрос является главным, и он первый на повестке дня. – Я немного помолчал, но потом все-таки добавил: – И не злись на меня, хорошо?

– Хорошо, – как можно более нейтрально постаралась произнести Лена.

– Вот и чудненько. – Я запил последний кусок «пирога» «чаем» и поднялся. – Эта отвратительного вида штука – пирог. Очень рекомендую.

Я поспешил удалиться, пока девушка не завалила меня кучей вопросов.

– В те годы здесь работал филиал ада. – Ворон сидел в кресле перед камином, протянув ноги к огню, точнее, искусной его имитации. А мы слушали краткую историю планеты. – Юниверс Майнинг выполнила захват планеты настолько нагло и жестоко, что на Земле до сих пор не знают правды, а если узнают, ничего доказать будет нельзя, поскольку ни свидетелей, ни документальных подтверждений не осталось.

– А вы? – дрожащим голосом спросила Лена. После всего услышанного, она пребывала в шоке – оказывается, ее отец принимал непосредственное участие во всем том кошмаре, что творился здесь незадолго до ее рождения.

– А нас давно уже нет, – улыбнулся Ворон. – И доказывать что-либо мы не хотим. В конце концов, мы пришли к тому, к чему стремились. А справедливость… оставим ее тем, кто в нее верит.

– Жизнь под землей меняет мировоззрение, – заметил я.

– Мировоззрение меняет возраст, а где это происходит – не так уж важно.

– А что было потом? Когда вам удалось уйти сюда со спасенными людьми и оборудованием? – Лена хотела знать все подробности.

– Мы начали строить новый мир. Нам повезло, что мы остались отрезанными именно на нашем экспериментальном участке, где работала почти готовая экосистема, которая могла выдержать нагрузку в сотню человек. Таким образом, на тот момент у нас было около двухсот километров подземелий, чуть больше трехсот человек и все необходимое для развития.

– И как удалось выжить лишним двум сотням? – задал вопрос Шон.

– Не лишним! У нас каждый человек на счету. Но сначала было трудно – бывало, люди сутками сидели в кислородных масках, а есть приходилось не только живых улиток и грибы, но и сырую хлореллу. Но выжили все! Даже раненые. Нам хватило двух месяцев, чтобы расселить все необходимые бактерии и грибы по штрекам, благо технология к тому моменту прошла все лабораторные испытания и проходила полевые.

– Не все шло гладко… – вставил реплику Ястреб.

– Само собой! Поддерживать оптимальный газовый состав задача, прямо скажем, не из простых. Мы до сих пор работаем над этой проблемой, стараясь полностью автоматизировать процесс, но пока не пришли к однозначно верному решению.

– Долго вы просидели взаперти? – Эта история, по которой впору было снимать фильм, очень меня заинтересовала.

– Почти два года. Потом, основываясь на старых картах, сделали несколько выходов в заброшенные штреки, изучили их, и принесли туда жизнь… в прямом смысле. До этого находиться без скафандра там было невозможно.

– И вас не попытались уничтожить?

– Целенаправленно – нет. К тому моменту вокруг города уже сложилось некоторое общество – мародеры, бродяги, наркоторговцы, выращивающие плантации грибов, контрабандисты. Им постоянно не хватало пищи, воздуха, пространства и нужно было как-то выживать. Мы дали им главное – пищу и воздух, и за это нас уважают и опасаются – они думают, мы можем лишить их этих благ. Но это сейчас, когда уже сложно делить кого-то на «нас» и «их», а раньше без вооруженных конфликтов не обходилось.

– А что корпорация?

– Да ничего. Они свою задачу по захвату ресурсов планеты выполнили, а остальное их не интересовало. В том числе возможная утечка информации за пределы планеты – слухи пошли и без нас, а доказывать чего-либо уже бесполезно.

– Не очень понятна мне такая политика, – качнул головой я.

– Ты мыслишь другими категориями. А это бизнес – дешевле было нас не трогать. Как не трогают всех остальных, хотя тут картина другая